home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Оксана пила на кухне чай, когда в дверь позвонили. Она, вздохнув, посмотрела на недоеденный бутерброд. Не иначе как пришла говорливая бабушкина подружка Марья Ульяновна. Самой ей в больницу ходить тяжело. Теперь вот два часа будет выспрашивать подробности.

– Кто там? – на всякий случай спросила девушка.

– Милиция, открывайте! – мужской голос прозвучал настойчиво.

Ксюша посмотрела в глазок, но не увидела ничего кроме размытого силуэта человека в полутемном подъезде. Мужчина настойчиво застучал снова. Было очевидно, что он не боится произведённого шума.

– Девушка, открывайте, мы опрашиваем всех по поводу убийства вашей соседки.

– Бабы Маши? – Ксюша распахнула дверь.

Она бросила взгляд на сурового мужчину в форме охранника и застыла. В раскрытой двери соседней квартиры лежала соседка с проломленной головой.

– Как же это? Что с ней случилось? – прошептала девушка, понимая, что мир перед глазами начинает кружиться.

– Тебя не хотела звать, дура старая, – из-за спины человека в форме вышел напугавший ее в метро сухонький мужичок.

Человек в форме придвинулся ближе и поднес к ее лицу Оксаны плохо пахнущую серую тряпку.

– Не надо, – девушка попыталась оттолкнуть сильную руку и провалилась в темноту.


Арнольд в недоумении посмотрел на телефон. Он не мог понять, что случилось с отцом. Немногословный и серьезный он преимущественно общался с сыном, вбивая в голову разнообразную информацию: от управления фирмой, до сведений об активах и партнерах.

Со стороны казалось, что у них очень теплые отношения. Они без конца звонили друг другу. И в принципе, Арнольд, был в курсе всего, что происходит в корпорации. Правда, порой самому парню казалось, что для отца он просто надежный деловой партнер. А неусыпный контроль с его стороны скорее раздражал, чем радовал. Ведь ему уже за двадцать. Разве должен он отчитываться как маленький о каждом своем шаге?

И вот теперь отец сказал, что его любит. Никак у папика что-то приключилось. Арни надавил на газ, внезапно осознав, что он тоже очень любит Сильвестра и очень за него переживает.

Его беспокойство усилилось еще больше, когда подъехав, он увидел у дома машину скорой помощи. Арнольд бросился в дом, игнорируя лифт, взлетел вверх по лестнице на третий этаж. Ему не нравилась эта тишина в доме. И пугала прислуга, отводящая глаза.

– Что случилось? – ворвался он в кабинет отца.

И сразу все понял. Человек, сидящий в отцовском кресле, меньше всего походил на энергичного Сильвестра. Скорее на плохую восковую копию отца. Врач что-то записывал в блокнот, задавая вопросы телохранителю. На диване какая-то растрепанная женщина билась в истерике, пока другой врач старался ее уговорить сделать успокоительный укол.

– Сыночек! – женщина обернулась к двери. – Только ты у меня остался, – она бросилась на грудь парню. – Хоть ты меня не бросай, – завыла Тамара.

Арнольд с удивлением узнал в растрепанной старухе мачеху. Всегда стильная и невозмутимая сейчас она выглядела жалкой и несчастной.

– Конечно, ма, – он обнял ее за плечи. – Все будет хорошо. Я тебя не оставлю, обещаю.

У Тамары в кармане зазвонил телефон. Она отстранилась от сына, достала трубку и прижала ее к уху.

– Да, все поняла. Отлично сработали. Жду. Извини, у меня деловой звонок, – она подмигнула сыну и вышла из комнаты.

Арнольд застыл, не понимая, что с ней происходит.

– Это нормальная реакция на шок, – к нему подошел врач, держащий в руке шприц с лекарством. – Ваша мать хватается за звонок, как утопающий за соломинку. Имитация возвращения к прежней жизни. Сейчас она договорит и опять вернется в истерике. Вы сын? Я настоятельно рекомендую уговорить ее сделать укол. Она сможет хотя бы на время успокоиться и поспать.

– А когда проснется, действительность изменится? – уточнил Арни.

Врач неодобрительно покачал головой.

– Что случилось с папой? – парень подошел ко второму врачу, говорящему с телохранителем.

– Предварительный диагноз – сердечный приступ, – не отрываясь от записей, сказал врач. Вашему отцу за пятьдесят самый опасный возраст. Плюс избыточный вес.

– Я спросил, что случилось, Игорь? – Арни в упор смотрел на телохранителя. – Почему он говорил со мной с чужого сотового?

Высокий парень покраснел и замялся.

– Н-не знаю, – промямлил он. – Сказал, чтобы я набрал ваш номер со своего телефона.

– А где его телефон? – Арнольд подошел к столу и сразу увидел лежащую поверх бумаг трубку. Сотовый не был разряжен. Он покрутил его в руках и сунул в карман. – Что здесь произошло? – он снова повернулся к Игорю.

– Ваши родители ругались. И Сильвестр Петрович приказал вызвать скорую.

– Ему стало плохо во время разговора? – уточнил парень.

– Похоже, он вызывал ее для вашей матери, – нехотя протянул парень и снова замялся.

– Сыночек, – в комнату вернулась рыдающая Тамара. – Единственный мой, – она снова бросилась ему на шею.

Но теперь Арнольду не было ее жаль.

– Это ты довела его? – он взял мачеху за подбородок, заставляя смотреть прямо в глаза.

– Ты прав. Это я виновата, – заскулила она и вывернулась ужом, отступая от него на шаг. – Но я не знала, что он так расстроится из-за пустяковой траты. Это всего лишь пластика. Я только старалась выглядеть хорошо.

– Отец так расстроился из-за пластики? – нахмурился Арнольд.

Теперь он не верил ни единому слову Томы. Да и слезы ее были чересчур наигранными. В комнате наступила тишина. Телохранители, врачи и заглянувшие в комнату слуги прислушивались к разгоравшемуся скандалу.

– М-может, пойдем и обсудим все в моей комнате, – всхлипнула мачеха.

– Так и сделаем, – Арнольд взял женщину под руку и почти поволок к выходу из кабинета.

– Битва за наследство, – понимающе хмыкнул врач, когда за ними закрылась дверь. – Ну что, парни – фамильярно обратился он к телохранителям. – Вот свидетельство о смерти. Я так понимаю, родственникам сейчас не до покойного. Мы, конечно, не труповозка, но за символическую плату могли бы доставить его в морг.

– Спасибо не стоит, – выступил вперед один и телохранителей. – Мы подождем решения хозяина, – и он переглянулся с напарником.


Арнольд закрыл дверь в громадную комнату, служившую матери и спальней, и будуаром, и личным кабинетом. Дизайнеры потрудились на славу, разбив ее на зоны и подобрав идеально сочетающуюся мебель. Мачеха проскочила вперед и сейчас торчала у роскошного старинного зеркала в бронзовой оправе, внимательно вглядываясь в заплаканное отражение.

– Знаешь, а я почти тебе поверил, – сказал парень.

– Мужчины так доверчивы, – хохотнула Тамара. Она неторопливо припудрила носик и еще раз придирчиво всмотрелась в лицо. – Нет, сильные эмоции крайне негативно отражаются на внешности, – раздраженно произнесла она.

– Заткнись и расскажи, что произошло, – Арнольд сделал шаг вперед.

– Спокойно, – мачеха подняла руку. – Я расскажу все через минуту. Не против, если я действительно выпью успокоительное. Все-таки мы с твоим приемным отцом прожили вместе больше двадцати лет.

Парень пожал плечами. Женщина подошла к шкафчику и щелкнула замком потайного ящика.

– Ты держишь лекарства вместе с украшениями? – запоздало удивился Арни.

– Я же говорю, мужчины слишком доверчивы, – мачеха резко повернулась, в руках ее блеснул маленький женский пистолет. – А сейчас, мой милый мальчик, ты отправишься туда, где тебе и полагается быть.

– Убьешь меня? – Арнольд был удивительно спокоен. – Ты не станешь стрелять. В доме полно людей.

– Конечно-конечно, – охотно закивала она. – Только знаешь, я ведь проверяла. Этот пистолетик стреляет так тихо, что никто и внимания не обратит, – в доказательство своих слов, она нажала на курок. Раздался хлопок. Ваза рядом с Арни разлетелась вдребезги. – Видишь, сынуля, я не шучу.

– И чего добиваешься? – парень внимательно смотрел на мачеху. Он всегда знал, что она не испытывает к нему особой любви, а скорее терпит из-за отца. Да и сам Арнольд отвечал ей тем же. Но чтобы Тома решилась на убийство? Она что, с ума сошла? Скорее хочет поторговаться за наследство.

– Я не убью тебя, – покачала она головой. – Знаешь почему?

– Догадываюсь, из-за денег. Отец все оставил мне. Соответственно, моя смерть следом за ним вызовет массу вопросов.

Женщина тихонько рассмеялась.

– Забавный мальчик, – зашептала она – благодаря тебе и таким как ты я получу нечто большее. Я перейду границу, понимаешь? И ты с другими глупыми ребятками будешь моим проводником.

– Границу? – Арнольд запнулся. Чего-чего, а проблем с пересечением границ у них в семье не было. Шенгенская виза стояла в паспорте у каждого члена этой семьи. – Тома, ты о чем? – удивился он.

– Не смотри на меня как на сумасшедшую, – взвизгнула она.

Пистолетик в руках вздрогнул и выстрелил снова. Пуля впилась в потолок над головой парня, осыпав его пылью. Он посмотрел в безумные блестящие глаза мачехи и ужаснулся, запоздало понимая, почему отец просил телохранителей вызвать скорую.

– Я нормальная. Я не сумасшедшая, – мачеха постаралась взять себя в руки. Пистолетик уже не прыгал в ее подрагивающих руках. – Просто я знаю больше, чем остальные. Я получила доступ к Знаниям. ОНИ пришли оттуда и сказали, что могут помочь. Представь, эти идиоты платили золотом за обычные семена. За морковку! Но главная их цель – это ты!

– Ну да, – согласился Арнольд.

Он где-то слышал, что с безумными людьми не стоит спорить. А у Тамары явно поехала крыша: знания, какие-то ОНИ, семена, морковка… Когда она успела слететь с катушек? Еще на прошлых выходных Томка мило щебетала с матерью Тати, обсуждая наряд невесты. Вчера заказала им ресторан. А может это наркотики? Он осторожно попятился назад к двери.

– Вот именно, – многозначительно сказала Тамара, – Ты всегда пользовался своими способностями, не обращая на них внимания. А я могла только завидовать и выпрашивать у тебя исполнение желаний. Будешь это отрицать?

– Не буду, – на всякий случай согласился Арнольд.

Он так и не понял, о чем она говорит, но снова счел за лучшее согласится, сделав еще один осторожный шаг назад.

– Вот и хорошо, – Тамара окончательно успокоилась. – Спускайся! – она подошла к тому же шкафчику, из которого вытащила оружие, нажала декоративную панель, и шкаф легко отъехал в сторону, открывая узкую лесенку, ведущую вниз.

Арнольд вздохнул. Конечно же, он знал о тайных ходах, пронизывающих дом. У отца была паранойя по поводу конкурентов и ходы были большой общей частью системы безопасности.

– Иди первым! – мачеха направила на него пистолет.

– Ты бы его хоть на предохранитель поставила, – укоризненно сказал Арнольд, но пошел к лесенке.

В принципе, ничего страшного. Они спустятся в полуподвал. Справа – винный погреб. Слева – подсобные помещения. Сейчас еще не поздний вечер. Там обязательно кто-нибудь будет: охрана, обслуга. Действовать придется по обстановке.

Парень уже спустился с последней ступеньки, когда, оглянувшись, он увидел Артура, с упаковкой пива. Не иначе как мужик под шумок решил пополнить запасы охраны.

– На помощь! – крикнул Арнольд, отступая в боковой от лестницы коридор к охраннику.

Он слышал, как чертыхнулась мачеха. Артур отшвырнул упаковку и, схватив парня за шиворот, засунул его в проем запертой подвальной двери, прикрывая своим телом. И тут в коридоре показалась Тамара с пистолетом.

– Ну, чего смотришь? Не знаешь что делать? – женщина выругалась и потерла плечо. Очевидно, она ударилась плечом в узком проходе, пытаясь догнать пасынка.

– Знаю, – кивнул Артур и заломил ошарашенному парню руку.

– Сдурел? – не ожидавший нападения Арни безуспешно дернулся, но резкая боль пресекла его дальнейшие попытки вырваться.

– В погреб его к любимым винам! – скомандовала Тамара и пошла вперед.

Охранник доволок упирающегося молодого человека до двери погреба. Мачеха отодвинула тяжелый засов и открыла дверь.

– Не простудись, сыночек, – ласково сказала она. – Ты нужен мне живым. По крайней мере, этой ночью.


Здесь было нечем дышать. Почти нечем. Оксана ловила ртом ускользающий воздух. Получалось плохо. Она сделала еще одну попытку и застонала от досады.

– Да очнись же ты! – кто-то больно ударил ее по щеке.

От возмущения девушка открыла глаза. Электрический свет. Каменные стены. Полки. Смутно знакомое лицо.

– Где я? – Ксюша с трудом села, глядя на парня, представившегося менеджером магазина. – Что происходит? Где маньяки? – она вспомнила мужчин, приложивших к лицу вонючую тряпку.

– С возвращением, – радостно улыбнулся парень. Похоже, в этом подвале ему было вполне комфортно. – Отвечаю по порядку. Мы у меня дома в винном погребе. Что происходит – сказать не могу, но маньяки пока оставили нас в покое. Честно говоря, жутко рад, что ты жива. А то я уж подумал… Поможешь и его привести в чувство? – он поднялся и Ксюша увидела у стены лежащего человека. Она встала и, пошатываясь, подошла к нему.

– Не может быть, – прошептала девушка.

– Старый знакомый? – уточнил Арни. – Твоего друга сильно приложили по голове. Я промыл его рану вином. Этого добра здесь навалом. Но он по-прежнему без сознания. Как его зовут?

– Не знаю. Я сегодня его первый раз в метро видела и поругалась.

– Черт, – раздраженно произнес Арнольд, – тогда я вообще ничего не понимаю.

Девушка в испуге уставилась на него.

– Вот объясни, – продолжил он, – зачем засовывать в погреб трех разных людей, которые случайно встретились только сегодня?

– Где я? – на полу зашевелился Сашка. Он облокотился на стену, с трудом поднимаясь.

– Осторожнее, – к нему бросилась Оксана. – У тебя может быть сотрясение мозга.

– А злючка из метро, – узнал ее Сашка. – А где эти придурки, что на меня напали?

– Внесли тебя сюда под ругань моей мачехи и ушли, – ответил Арни. – Ну что, собратья по несчастью, давайте знакомится. Я Арнольд. Ксюшу я знаю. А ты?

– Александр, – сказал Сашка и поморщился. Каждый звук отзывался в голове пульсирующей болью. – Блин, – он похлопал себя по карманам куртки и, упокоившись, вытащил оттуда тюбик, замотанный в кулек. – Испугался, что потерял, – пояснил он ребятам. – У меня соревнования на носу. А без этого крема никак.

– Я думал, ты ищешь фамильное золото, – не удержался Арнольд. – Ты уверен, что соревнования в данный момент самое главное в твоей жизни?

– Погоди-ка, – в разговор смешалась Ксюша. – Ты сказал, что здесь твоя мачеха. И это погреб твоего дома… тогда ты должен знать что происходит.

– А я вот не знаю, – резко ответил Арнольд, – сегодня умер мой отец. Мачеха, похоже, слетела с катушек. Сначала я подумал, что она на мне отыграться хочет. Но потом вас сюда притащили. Ну и чем вы насолили семейству Пименовых?

– Пименовы это кто? – уточнила Ксюша.

– Пименов Сильвестр Павлович – крутой мэн, – пояснил Сашка, – Один из главных спонсоров наших соревнований. Тренер говорит, хороший мужик. Деньги на детские спортивные клубы дает. То есть, получается, давал, – он покосился на Арнольда. – Твой отец? Сочувствую.

– Мрак, – Арнольд присел на ступеньку и обхватил голову руками.

– Слушай, если это твой дом, то ты должен знать, как отсюда выйти, – к нему снова пристала Ксюша.

– Через дверь, – Арнольд показал в сторону массивной двери.

– Не смешно, – с другой стороны подсел Сашка. – Не думаю, что нас сюда притащили из лучших побуждений. Думай, должен быть еще выход. Это же подвал?

– Вы не понимаете, – вспылил Арни, – это погреб для хранения вин. Очень дорогих вин. Мой отец коллекционировал их всю жизнь: одно из его многочисленных увлечений. Вот это, например, – он подошел к полке и взял бутылку, было куплено пятнадцать лет назад за десять тысяч рублей.

– Ни хрена себе, – поразился Сашка. – На фига?

– Его должны были открыть в этом году на мой день рождения. Такое вино покупают молодым и держат в особых условиях для торжественных случаев. Так вот это одно из самых дешевых вин в этом подвале. Здесь есть экземпляры, купленные на аукционах за десятки тысяч долларов. Усекли? Винный погреб расположен в подземном этаже. Это вариант сейфа для вин.

– Хватит нам лекции читать, – поморщилась Ксюша. Ей все еще мерещился запах вонючей тряпки и нестерпимо хотелось пить. – Здесь должна быть система вентиляции.

– Есть, согласился Арни, – Пока вас сюда не притащили я тоже искал выход. – Парень подошел к одному из стеллажей и показал на отверстие, в которое смогла бы пролезть разве что кошка, тем не менее, забранное решеткой.

– Дерьмово, – расстроенно сказал Сашка. В его представлении вентиляция это было что-то из американских боевиков. То есть почти дополнительный этаж, где смело вели перестрелку отряды спецназовцев. – И что делать будем?

– Постараемся их обмануть, – предложил Арни. – Когда они войдут, ты прикинешься, что без сознания. Они расслабятся. Я, конечно, не боец Альфы, но кое-какие приемы самозащиты благодаря отцу знаю. И ты парень с виду не хилый.

– Идет, – кивнул Сашка. – А потом?

– Это мой дом. Нам только из погреба выбраться, а там дорогу найдем, – подмигнул ему Арнольд.

– Тихо, – перебила их Ксюша – Слышите?

– Что? – обернулись парни.

– Этот странный звук, – сказала Ксюша.

Они замолчали. В тишине стал хорошо слышен низкий вибрирующий звук. Вот он пропал. Потом стал нарастать с новой силой.

– Поют что ли? – Сашка поморщился и потер голову. Он нащупал рану и разозлился. Интересно, и как он будет выступать в воскресенье с проломленной башкой?

Ксюша тем временем шла на звук, пока не добралась до конца подвала.

– Подсадите меня, – потребовала она, глядя на вентиляционное отверстие наверху.

– Ну да, мне еще к соревнованиям пару мышц потянуть осталось, – буркнул Сашка.

– Ты главное доживи до этих соревнований, – сказал Арни. Он подошел к девушке и сцепил руки замком.

– Я помогу, – вздохнул Сашка, подходя к ребятам.

Ксюша забралась не сцепленные руки парней, и они подняли ее к воздуховоду.

– Ну что там? – нетерпеливо спросил Сашка. Сейчас у него не только болела голова. Он вдруг понял, что жутко проголодался.

– Эй, ты в порядке? – Арнольд задрал голову, стараясь увидеть лицо девушки.

Она отмахнулась от них, вглядываясь в вентиляционное отверстие. Потом наклонилась.

– Давайте вниз, – бледная Ксюша потерла лоб, затем жалобно посмотрела на Арни, перевела взгляд на Сашку. – Там кошмар какой-то. Куча свечей горит. Голые люди прыгают и воют эту песню. На полу наши фотографии. Большие такие портреты. И их чем-то красным поливают.

– И все? – уточнил Сашка.

– А этого мало? – съязвил Арнольд. – Нет, отец был прав, у Томки совсем крышка протекла.

– Мальчики. Мы же выберемся отсюда? – девушка жалобно посмотрела на парней.

Они переглянулись.

– Действуем по твоему плану, – сказал Сашка.

И в этот момент скрипнула входная дверь. Арни вздохнул. Они были слишком далеки от нее. Следовательно, о внезапном нападении придется забыть.


Роман подъезжал к особняку, не понимая, почему на звонки не отвечает ни хозяин, ни его сын. Он не успел защитить детей в городе. Но здесь Сильвестр должен был все держать под контролем. Этому мужику было вполне по силам справиться с безумной женушкой. Охранник в воротах мрачно остановил машину.

– Охренел? – Бульдог высунулся из окошка. – Своих не узнаешь?

– Извини, но хозяйка сказала пускать только тех, кому она лично разрешит въехать.

– Так позвони ей, – фыркнул Бульдог и откинулся в водительском кресле, демонстрируя полнейшее спокойствие.

Охранник поднял телефонную трубку. Через пару минут он кивнул Роману.

– Все нормально.

Бульдог заехал в громадный гараж и нахмурился. Машина Арнольда стояла здесь. Двери иномарки были подняты. Очевидно, парень так спешил, что не стал их закрывать. Еще в гараже было несколько машин очень хорошо знакомых ему по прошлой вечеринке, которую устраивала Тамара. Только тогда она пряталась в загородном клубе, а теперь все прикатили сюда. Увиденное оптимизма не внушало.

– Роман, ты как раз вовремя. Чертовски не хотелось начинать без тебя.

Телохранитель удивленно обернулся. Хозяйка решила встретить его лично. В этом было что-то новенькое.

– Послушай, – протянула она, – я в ведь не просто так пришла, а сказать тебе приятную новость. Сильвестр умер. Но теперь это не имеет значение. Верно?

– Вечеринка по этому поводу? – спокойный как танк Бульдог закрыл машину. Потом неторопливо подошёл к стоящему недалеко от второго выезда ламборджини Арнольда. – Я так понимаю, всех детишек, ты тоже собрала здесь, – он заглянул внутрь салона, будто собираясь там кого-то найти.

– Не дури! – Тамара постаралась улыбнуться. – Лучше скажи: ты с нами?

– Разумеется, – ответил Бульдог, задумчиво вертя в руках ключи из ламборджини. Он посмотрел на брелок, раздумывая, что с ним делать. – Для меня вопросов нет: был хозяин, стала хозяйка.

– Я знала, что ты так скажешь. Всегда понимала, что ты не так глуп, как Сильвестр, и не случайно пришел к нам. Ты понял смысл ритуалов, – довольно сказала женщина. – Теперь время исполнять предсказание.

– Не торопишься? – уточнил Роман, поднимаясь по ступенькам к женщине. – Собирались провернуть все завтра. А теперь…

– Теперь все будет так, как я сказала, – выпалила Тамара и покраснела от гнева.

– Все понял, не спорю, – Роман примирительно поднял руки вверх.

Из-за колонн подземного гаража вышло два мужчины. Бульдог отметил про себя, что раньше не видел их в охране. Новые телохранители хозяйки демонстративно спрятали оружие под пиджаки.

– Все в порядке, – сказал женщина. – Все как я и ожидала. Теперь, Роман, пора начинать. Не могу дождаться, когда мы окажемся там, в другом мире. Там нет ни старости, ни боли, ни огорчений. И абсолютная власть. Все как в предсказании. Ведь так?

Бульдог кивнул, глядя в безумные глаза женщины.


Молодые люди стояли напряженно глядя в ту часть подвала, где за полками с вином пряталась дверь. Минуты тянулись, но никто не спускался вниз с угрозами утащить их на сумасшедший праздник за стеной.

– Не надо, – прошептала Ксюша, видя, как Арнольд делает шаг вперед. Сашка, сжимая кулаки, последовал за ним.

– Нет никого и дверь открыта, – Арнольд выглянул из-за полок и махнул им рукой.

Они собрались у ступенек и уставились на приоткрытую дверь.

– Вдруг это ловушка? – прошептал Сашка.

– А смысл? – пожал плечами Арнольд. Он тихонько толкнул створку и увидел на полу связку ключей. Парень наклонился за ними и осмотрел пустой коридор. – Уходим, – он обернулся. – Сдается мне, что у нас не так много времени. Мне мачеха ясно намекнула, что я нужен ей живой только этой ночью. Насчет вас ничего не знаю.

– Проверять не будем, – согласился Сашка.

Ребята вышли из подвала и почти бегом поспешили за Арнольдом.

– Это не дом, а лабиринт какой-то, – выдохнула на одном из поворотов Ксюша. – Как ты здесь ориентируешься?

– Я тут в детстве прятался от нянек, когда доставали. Тс-с, – Арнольд приложил палец к губам.

Ребята вжались в стенку в полутемном пространстве. По соседнему более широкому и освещенному коридору шел что-то насвистывая высокий мужчина. Ксюша вздрогнула, когда человек остановился прямо под светильником на перекрестке и закурил. Она вспомнила этого верзилу. Именно его она подвозила вчера к особняку за городом.

– На вашем месте, детки, я бы поспешил в гараж, – тихо, но внятно сказал Бульдог. Потом сделал затяжку и выпустил струю дыма в датчик. Пожарная сигнализация мигнула, о чем-то раздумывая. – Сейчас должны подвезти продукты для внеплановой вечеринки, – продолжил телохранитель – Поэтому ворота откроют. Кухонных рабочих я задержу, – он выпустил еще струю дыма и пошел в сторону кухни, откуда неслись восхитительные ароматы. Проснувшийся датчик под потолком противно засвистел.

– Найн! – раздался крик. – Дас ист них гут. Курить рядом с кухня ферботен. Найн![2]

– Это Ральф, наш повар разоряется. Рванули! – Арнольд побежал в сторону противоположную от разгорающегося скандала. Через несколько минут они уже были в гараже.

– Вот моя машина, – Арнольд подскочил к ламборджини. Пикнул брелок и автоматические ворота поползли в сторону.

– Она двухместная, – разочарованно сказала Ксюша.

Ребята залезли в машину, с трудом устраиваясь на двух сиденьях. Впрочем, потесниться пришлось как раз Сашке и Ксюше, поскольку Арнольд сидел за рулем.

Машина выехали как раз, когда распахивались внешние ворота. Арнольд прибавил газу и проскочил перед фургоном, привезшим продукты. Шофер мини-грузовичка едва успевший нажать на тормоз, выругался и высунулся из кабины.

– Что за придурки у вас так гоняют? – возмутился он.

– Сынок хозяйский, – усмехнулся охранник.

Шофер неодобрительно покачал головой, но счел за благо промолчать.


Ламборджини несся по вечернему шоссе. Его пассажиры, отходя от шока молчали. Ксюша и Сашка вжались друг в друга, стараясь не мешать водителю.

– У кого какие предложения? – нарушил тишину Арни, сбрасывая скорость.

– Ты чего притормаживаешь? Догонят, – озабоченно сказал Сашка.

– Впереди пост. Мою тачку, разумеется, знают, но не стоит сейчас нарываться, – сказал Арнольд.

После бешеной скорости, на которой неслась машина, ребятам казалось, что сейчас они едва плетутся по автостраде.

– Они вломились ко мне домой, – прошептала Ксюша. – Думаете, будет безопасно туда вернуться?

– Меня по ходу тоже у дома поджидали, – кивнул Сашка. – Но я могу к тренеру податься. Хотя, думаю, сначала надо в милицию. Черт, – он выругался, хлопая себя по карманам. – Какой же я идиот. Упаковку выложил на пол в этом гребаном погребе и там оставил, – он сокрушенно ударил рукой по кожаной обивке салона.

– Не заморачивайся, – отмахнулся Арнольд и кивнул знакомому гаишнику, – Купишь еще.

– Тебе не понять, – Сашка мрачно уставился в окошко.

– Лично я, друзья мои, рвану за границу. Паспорт со мной. Пластик есть. А уже оттуда буду разбираться с мачехой. Тем более, что и нотариус, который заведует делами по наследству, в Дании. Спасибо отцу, подстраховался.

– Тогда, пожалуйста, отвезите меня домой, – едва слышно прошептала Ксюша. Она поняла, что теперь каждый из них сам за себя. – Мне на работу в понедельник.

– Не тушуйся, подруга, – подмигнул ей Сашка. – Я завтра зайду к тебе прямо с утра и отнесем заяву в милицию. Идет?

– Адреса диктуйте, – сказал Арнольд.


На улице было темно. Фонари в этом районе, пожалуй, не то что были разбиты. Их просто никто не потрудился поставить. Машину пару раз тряхнуло на ухабах, и Арнольд затормозил.

– Все дальше не поеду. Угроблю ходовую, а мне еще в аэропорт ехать.

– Спасибо, – сказала Ксюша, вылезая из машины. Она очень боялась идти домой. Но делать было нечего.

– Я провожу, – Сашка вышел следом за девушкой.

Арнольд посмотрел вслед двум фигурам, бредущим в темной арке, и тоже вылез из машины.

– Эй, погодите, – он побежал за ними, поставив машину на сигнализацию.

– Валил бы ты в свой аэропорт к нотариусу, – недружелюбно сказал Сашка. – Я тут рядом живу. Доберемся.

– Ребят, ну вы чего? Вместе же влипли, – примирительно сказал Арнольд. – Девушку доведу до квартиры, чтоб совесть была чиста и поеду.

Они молча дошли до подъезда. Вызвали лифт и поднялись на третий этаж.

– Мамочки, – всхлипнула Ксюша, глядя на соседскую дверь залепленную полоской бумаги с печатью. – Я совсем забыла, они бабу Машу убили.

Сашка едва успел подхватить упавшую в обморок девчонку.

– Я так понимаю, ее квартира здесь. – Арнольд толкнул незапертую дверь.

Сашка внес девушку, по дороге что-то свалив в прихожей.

– Сейчас, – Арнольд нащупал выключатель. Вспыхнул свет. – Я тут все подниму. Укладывай ее на кровать или диван. Надо врача вызвать.

– Ага, личного, – процедил Сашка. – Сгоняй на кухню за водичкой.

– Да, личного лучше всего, – Арнольд вошел в комнату со стаканом воды. – Обморок это серьезно. Тем более, после такого стресса. Надо померять давление, выписать курс успокоительных.

– С дуба упал? – Сашка взял у него стакан набрал воды в рот и брызнул на девушку. – У нас скорая только к сердечникам приезжает и то за это время в больницу на своих двоих дочапать можно.

Ксюша всхлипнула и открыла глаза.

– Не надо врача, – отмахнулась она, – Когда у бабушки случился инсульт, я скорую час ждала, – она постаралась сесть на диване.

– А дедушка где? – поинтересовался Сашка, помогая девушке.

– Умер.

– А родители?

– Тоже.

– Прям как у меня, – покачал головой Сашка. – я с теткой живу. Но она насквозь проспиртована. Никакая болячка не возьмет. Ничего. Ты просто перенервничала. У меня соседка сердечница. Вредная, как зараза. Но как плохо – сразу ко мне в квартиру скребется. Я знаю что делать, сейчас тебе корвалольчика накапаем. У бабульки твоей должна быть в аптеке. Потом чаю горячего сварганим. И все будет путем.

Ксюша улыбнулась. Это большой парень совсем не был таким хамом, как показалось ей в метро.

– Эй, богатый наследник. Ты где? Чай с нами будешь пить? Заблудился в твоих хоромах, – Сашка подмигнул Ксюше и вышел в прихожую, ведущую на кухню. Недалеко от входной двери стоял Арнольд. Он держал в руках что-то небольшое яркого сиреневого цвета.

– Чего застрял? – шикнул на него Сашка, – Девчонке плохо. Бледная вся. Щас опять шлепнется в обморок. Иди посиди с ней, пока я на кухне чайку сварганю.

– Ты что-то сказал? – Арни поднял на парня отрешенный взгляд. Было видно, что он где-то далеко.

– Нашел время мечтать! – спортсмен раздраженно вырвал у парня из рук сиреневый предмет и застыл. – Гляди-ка мышка, видел я ее уже сегодня, – улыбнулся он широкой детской улыбкой.

Игрушка была едва видна в его широкой ладони.

– Отдайте немедленно! Она моя! – Ксюша, появившаяся в прихожей, с неожиданной резвостью выхватила мышку из рук Сашки.

– Кому-то вроде было плохо, – язвительно сказал Арни.

– Тебе тоже плохо. – Ксюша смотрела на парня. – Плохо и одиноко и ты не знаешь, что дальше делать.

Арнольд хотел что-то ответить, но слова застряли у него в горле.

– У меня в детстве была такая же мышь. Я помню. Она приходила и рассказывала сказки, – продолжая глупо улыбаться, невпопад сказал Сашка.

– Это мышка из моего детства! – возмутилась Ксюша. – Она мне рассказывала сказки. А потом, когда я выросла, сама сшила такую же. Ясно?

– Сообщество психов, – не выдержал Арнольд. – Посмотрите: они верят в говорящих мышей. Да это нянька в детском доме подсовывала нам мышку и от ее имени всем сказки рассказывала, – он запнулся, озадаченно глядя на ребят. – Вы тоже детдомовские?

– Ничего подобного, – возмущенно сказала Ксюша. – У меня есть бабушка.

– Ага. А родители? – уточнил Арнольд.

– По крайней мере ясно, почему тетка так ко мне относится, – грустно сказал Сашка. – А я думал, что она злится на сестру, которая умерла, а меня ей оставила. То есть на мою маму. То есть… – парень окончательно запутался.

– Теперь хоть что-то начинает проясняться, – удовлетворенно кивнул Арнольд. – Мы из одного детского дома. Я старше вас, и это помню. Вы все забыли, когда в приемные семьи попали. Вот что нас объединяет! И эта мышка. Можно? – он просительно посмотрел на Ксюшу. – Понимаешь, когда я ее держал, у меня было такое чувство. Такое…

– Как будто бы ты, наконец, вернулся домой? – улыбнулась Оксана – Бери, я не жадная.

Арнольд взял игрушку, улыбнулся, но тут же тень набежала на его лицо.

– Они рядом, – прошептал парень. – Уже нашли нас. Уходим! Бери документы, – почти приказал он Ксюше, – и быстро на выход.

Она послушно кивнула. Бросилась к шкафчику в зале. Вытащила оттуда пакетик с документами.

– Куртка. Сумка. – Сашка протягивал ей вещи.

Девушка накинула куртку, и они выскочили в подъезд.

– С чего ты взял, что они рядом? – очнулся уже на лестничной площадке Сашка.

– Тихо, – Арни приложил палец к губам.

– Взял привычку на меня шикать, – недовольно прошептал Сашка.

– Они в паре кварталов отсюда. – Арнольд смотрел куда-то в сторону, продолжая прижимать к груди мышку.

– Откуда знаешь? – проворчал Сашка.

Тем не менее, ребята поспешили из подъезда на улицу. Они направились к брошенной у арки машине и замерли. У припаркованного ламборджини прогуливался коренастый мужичок.

– Я его помню. Он меня сегодня с напарником тормозил, – сказал Сашка, – Вот что предсказатель, машинка твоя больно заметная. Давай рванем дворами к тренеру. Я в них вырос, как ты в своем особняке. И отдай игрушку ребенку, – он взял у Арни мышку и передал ее Ксюше, сунувшей мышку в сумку.

Арнольд захлопал глазами, приходя в себя.

– С возвращением. Ты часом не в мамашу. Того? – Сашка покрутил пальцем у виска.

– Это мачеха, – зашипел Арнольд. – Но ты прав, время упущено, мы их недооценили. Думаю, меня могут и в аэропорту поджидать.

– Умный ты наш, – кивнул Сашка, – а вот про тренера они вряд ли знают. Не отставайте! – спортсмен шагнул в сторону и исчез.

– Где он? – поразилась Ксюша.

– Ну? – Сашка вынырнул, будто из ниоткуда. – Чего застряли? Здесь проход между гаражами. Сказал же, не отставайте.


Это помещение только условно можно было назвать полуподвальным. Дорогая отделка стен, хрустальные светильники над мягкими пуфиками по углам. Персидский ковер на полу. Обстановка напоминала женский будуар двадцатых годов прошлого столетия. Диссонанс вносил только бар с вполне современными напитками и стеклянный стол, где выстроилось несколько бокалов с недопитым вином.

Тамара металась по комнате, то и дело запахивая расползающийся на груди халат, надетый на голое тело. Молодой белокурый человек лет двадцати пяти настороженно следил за ее движениями, примостившись на одном из пуфиков в углу. Впрочем, это не мешало ему наслаждаться дорогим напитком в бокале.

– Как это могло произойти? Как? – уже, наверное, в пятый раз истерично выкрикнула женщина.

– Мы их найдем. Это же глупые юнцы, – Артур, личный телохранитель Тамары поставил пустой бокал на столик и подошел к хозяйке. – Все будет хорошо, поверь, – мужчина положил ей руку на плечо.

От прикосновения женщина вздрогнула, приходя в себя.

– Да, их обязательно надо найти. Обязательно…

– Я уже отдал распоряжение. Люди выехали, – голос белокурого парня звучал мягко и успокаивающе. Артур откинул растрепанные локоны с лица хозяйки. – А тебе надо вернуться к собравшимся и наплести что-нибудь. Типа первая часть ритуала благополучна совершена. Вторую проведем на днях. Ладушки? – он ласково ей улыбнулся.

– Я все сделаю, Артурушка, – хозяйка потянулась к нему.

– Вот иди и делай, – он отстранился и подтолкнул ее к двери, из-за которой слышалось приглушенное бормотание песнопений.

– Не помешал? – в другую дверь полуподвальной комнаты вошел Роман.

Тамара дернулась и растерянно посмотрела на Артура.

– Да без нужды нам уже прятаться, – телохранитель повернулся к Бульдогу, – Старик отдал концы. Верному псу некому будет стучать на нас. Да и ты теперь наследница.

– Наследник – Арнольд, завещание оформлено на него, – сказал Бульдог. Его губы дрогнули то ли от легкой усмешки, то ли по другой причине.

Лицо Артура вытянулось.

– А что твоя хозяйка тебе об этом не сообщила? – добавил Бульдог, наблюдая за произведенным эффектом. Складки на его лице сложились в жуткое месиво. Глядя на этого человека невозможно было понять: он шутит или собирается убить собеседника.

Артур бросил взгляд на Тому и прошипел:

– Иди, куда было сказано.

Женщина послушно посеменила к двери. Тяжелая створка распахнулась, впуская в комнату дым свечей, песнопения и чей-то истерический смех. Впрочем, дверь быстро захлопнулась, принеся относительную тишину.

– По поводу завещания точно? – уточнил Артур.

– Да, – подтвердил Бульдог, – хозяин его при мне составлял.

– А если поговорить с нотариусом? – Артур сделал жест, ясно показывающий, как именно он собирается «говорить» с поверенным.

– Валяй. Только мужик то ли в Дании, то ли в Швейцарии. Сильвестр специально нашел парня, специализирующегося на таких случаях, как у тебя с Тамарой. Кого-кого, а сына он точно любил.

– Вот черт, – красавчик Артур задумчиво тер подбородок, понимая, что поставил не на ту лошадь. – Но если, вдруг, паренек погибнет. Деньги будут ее? – он оторвался от раздумий и вопросительно посмотрел на бывшего телохранителя хозяина.

– Возможно, – невозмутимо ответил Роман.

– Ты-то с кем? – колеблясь, спросил Артур.

Бульдог помолчал, оценивая собеседника и уточнил: – Ты отдал приказ о розыске ребят?

– Я так и знал, – с облегчением выдохнул Артур. – Рад, что ты с нами, – он протянул Бульдогу руку, но, не дождавшись ответного рукопожатия, спрятал ладонь за спину. – Понимаешь, Томка баба неплохая. Опять же деньги. А то, что у нее мыши в голове, так это… у каждой бабы свои мыши.

– А я верю в ее мышей, – сказал Бульдог. Он полез в карман и, нащупав портсигар, вытащил самокрутку.

О привычке Романа курить какую-то дрянь знали все. Как, впрочем, и о том, что хозяин смотрел сквозь пальцы на баловство верного и надежного телохранителя с «травкой». Бульдог щелкнул зажигалкой, и сладковатый едкий запах пополз по помещению. У Артура заслезились глаза.

– Так что с ребятами? Куда они слиняли знаете? – спросил Бульдог, выпустив пару колец удушливого дыма.

– Уже нашли, – чихнул телохранитель, – в смысле машину нашли наследничка. На ней по городу как на танке рассекать – отовсюду видно. Скоро и ребяток возьмем. Адреса их знаем. Деваться им некуда.

– Это точно, – кивнул Бульдог. Он демонстративно затушил самокрутку о ладонь и перевел взгляд на Артура, – Держи меня в курсе.

Белокурый телохранитель Тамары посмотрел в спину выходящему Роману и невольно поежился.

Бульдог широкими шагами шел по подвальному лабиринту. На одном из углов он притормозил и вытер пот со лба. Сколько лет прошло, а ему по-прежнему тяжело быстро двигаться. Он посмотрел на ожог на ладони. Поморщился. Ничего, заживет. Главное было вправить мозги этому красавчику. И как он упустил его связь с Тамарой? Впрочем, немудрено, учитывая с какой скоростью она меняет любовников. Роман тяжело вздохнул. Вспомнил смерть хозяина. Получается, что слишком многое он упустил за последнее время. Но теперь он должен найти ребят первым. Бульдог полез в карман за телефоном, но вместо него выудил карту, отданную цыганкой. На ней, нагло усмехаясь, ему подмигивал джокер.


Двухэтажный домик скроенный из старого кирпича, грустно смотрел на мир давно некрашеными окнами. Домик выглядел карликом, затерявшимся среди обступивших его многоэтажек. Но трем молодым людям был нужен именно этот старый особнячок.

– Дошли, – радостно сказал Сашка, толкая деревянную калитку, ведущую в палисадник.

– Прямо сельская идиллия, – пробурчал Арнольд, натыкаясь на розовый куст. Пытаясь увернуться от колючих веток, он подопнул ведро, и оно зазвенело на каменной дорожке.

– Да тише ты, всех перебудишь! – шикнул на него Сашка.

– У твоего тренера большая семья? – автоматически уточнил Арнольд.

– Это бывшая общага, – пояснил Сашка, когда они подошли к крылечку с выщербленными ступеньками. – Потом квартиры тут дали. У тренера две комнаты. Есть где переночевать в случае чего.

– Ну да, – неуверенно согласился Арни.

Он слабо себе представлял, как в двух комнатах можно пить, есть, спать и еще выделять место для свалившихся на голову гостей.

– Откройте, – Сашка постучал в стекло окошка рядом со входом.

Вспыхнул свет над крылечком. Скрипнула дверь. На пороге появилась сгорбленная старушка.

– Чего ломитесь? – недружелюбно сказала она. – Ни днем, ни ночью от вас спокою нет. Михалыч то сделай, Михалыч там помоги. А как что с Михалычем вас не дозваться. Домой идите!

– Добрый вечер баба Нюся. Нам бы Михалыча, – бесцеремонно прервал ее ворчание Сашка.

Старушка захлопнула дверь и пошла вглубь домика.

– И что теперь? – прошептала Ксюха.

– Ниче, – беззаботно сказал Сашка. – Сейчас тренера позовет. Она всегда такая, не берите в голову.

Снова послышался шум шаркающих шагов. Дверь распахнулась.

– Вот, держи, – она сунула клочок бумаги в руку Сашке.

– Чего это? – не понял парень.

– Адрес больницы. Поплохело тренеру твоему сегодня. Все здоровье на вас оболтусов растратил. Теперь сами и навещайте, – старуха захлопнула дверь перед носом молодых людей.

– Вот и переночевали, – протянул Арнольд.

Ребята молча поплелись от домика, через квартал вывернув на центральную улицу района. Несмотря на поздний час, вокруг сияла огнями реклама. Каждый занюханный магазинчик в спальном районе, разорился на вывеску со светодиодной подсветкой. Ксюша остановилась под бегающими синими огоньками, призванными заманить полуночную публику в интернет-кафе.

– То, что надо, – глаза девушки засияли, – Я поняла, надо подключить Мозг.

– Мысль свежая, – улыбнулся Арни. – Но я его как-то и не выключал.

– Вы не поняли, – девушка подошла к двери интернет-кафе, – Мозг, это мой друг. Мы учимся в одном университете, но познакомились в сети. Мозг всегда помогал с трудными задачами. Он очень умный и все знает. У кого есть деньги?

– Пластик пойдет? – Арнольд полез за карточкой.

– Ага, в каждом занюханном клубе стоит по банкомату, – покачал головой Сашка. – У меня есть, – он полез в карман, вспомнив о деньгах, оставшихся от покупки крема.

В интернет-кафе было темно и душно. Очевидно, разорившись на световую рекламу снаружи, здесь решили экономить на вентиляции и освещении внутри. Ребята заплатили и протиснулись к свободному компьютеру.

– Почему здесь курят? Итак, дышать нечем, – Арнольд потер слезящиеся глаза.

Сашка только покачал головой. Ксюша уже уселась перед монитором не самого нового компьютера, набирая пароль входа в одну из популярных социальных сетей.

– Мозг на проводе, – на экране высветилась аватарка с мультяшным мозгом опутанным проводами.

– Оптимистичненько, – поморщился Арни.

– Мозг, у меня проблема, – отстучала на клавиатуре девушка.

– Чем могу-помогу, – отозвался собеседник. – Опять в уравнениях запуталась?

– В жизни. Меня сегодня чуть не убили.

– А вот это перебор, – поморщился Сашка. – По башке нам дали, но если бы хотели убить…

– Да заткнись ты, – ткнул его в бок Арнольд.

Человек по ту сторону монитора медлили с ответом.

– Похоже, твой друг хорош только в уравнениях. Не расстраивайся, – Арни положил руку на плечо девушки. – Мой отец говорит, то есть говорил, что есть только один человек, который никогда не предаст – ты сам. Так что…

– Ксю, ты еще здесь? – сообщение от Мозга высветилось на экране – Извини, опять проблемы с клавой. Ты знаешь.

– Знаю, – улыбнувшись, отстучала Ксюша.

– Ты в безопасности?

– Сейчас да.

– Тогда пиши обо всем по порядку.

Пальцы девушки запорхали по клавишам. Она излагала запутанную историю сегодняшних приключений.

– Парни с тобой?

– Да.

– Будьте осторожны. Я тут глянул сводки. Охотятся за вами тремя.

– Это мы и сами доперли, – проворчал Сашка. – Что делать то теперь.

– Сводки? – нахмурился Арнольд.

– Приезжайте ко мне. Меня вычислить пока не могут, – появилось новое сообщение.

– Поедем? – Ксюша повернулась к парням за спиной.

– Есть варианты? – пожал плечами Арнольд. – Нам, в принципе, до утра где-то перекантоваться надо.

– Точно, а утром пойдем в милицию, – кивнул Сашка.

– Куда ехать? – отстучала Ксюша – Вот это да, – протянула она вместе с Сашкой.

Дом, в котором жил Мозг был недалеко от дома девушки и всего в одной автобусной остановке от Сашкиной квартиры.

– Как мы найдем это? – не понимая их оптимизма, задумчиво сказал Арнольд. – Ну и адресок: ул. Малая Гвоздобойная, корпус Б. кв. 12. Вход в подъезд со стороны новостройки.

– Дворами за пять сек, – улыбнулся Сашка – Слушай, Ксюха, а парень ничего, молодец, к себе приглашает. Ты с ним долго общаешься?

– Года три через интернет, – Ксюша вышла из сети и встала из-за компьютера, – но мы никогда не встречались. Просто у нас специализация общая – программирование, защита сетей от взлома.

– А лично почему нет? – не унимался Сашка. Ребята уже вышли из клуба и теперь нырнули в один из дворов.

– Ну, не знаю, – задумчиво сказала девушка. – Мы ж только по учебе. Он, вроде, занят все время. Я так поняла, Мозг не только учится, но и работает.

– Все равно странно, – не унимался Сашка. – Парень за три года не попытался назначить тебе свидание?

– Ну, чего привязался? – вмешался Арнольд. Он предложил девушке руку, помогая перебраться по деревяшке на другую сторону канавы. – Лучше посмотри, куда ты нас завел.


Глава 3 | Наследник | Глава 5