home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Оксана потопталась у подъезда, ожидая пока шумная толпа подростков не загрузится в лифт. Было бы неразумно садиться в одну кабину с полупьяными мальчишками. Она улыбнулась собственным мыслям. Кто бы говорил об осторожности. Такого мужика сегодня подвозила. Да еще за город. Она вспомнила об угрожающей внешности пассажира и невольно передернула плечами. Зато теперь у нее в кошельке лежала неплохая сумма. Хоть что-то. Может и правда заняться извозом?

Девушка вздохнула и вошла в спустившейся вниз лифт. Похоже, эти подростки оказались не такими уж плохими, раз отправили его обратно. Она вышла на своем этаже, открыла дверь, автоматически поставив сумку на тумбочку у входа. Ключи положила на полочку под зеркалом. Бабушка бы порадовалась такой аккуратности. Вот только она пока в больнице. Но когда вернется, а она обязательно оттуда вернется, то поймет, что внучка уже вполне самостоятельная, даже взрослая, и на нее можно положиться.

Оксана, проходя в комнату, всхлипнула, ей, по правде говоря, совсем не хотелось быть взрослой и самостоятельной. Резкий звонок телефона заставил броситься обратно в прихожую.

– Ну, наконец– то, – женский голос на другом конце провода звучал не очень дружелюбно. – Сами просили звонить, а трубку не берете.

– Извините. Сотовый забыла зарядить. Как там бабушка? – девушка узнала голос вечно недовольной медсестры.

– Нормально ваша бабушка. Заглядываю к ней регулярно.

– Спасибо.

– Спасибом сыт не будешь. И вот еще. Лекарства закончились. Завтра колоть нечем, – медсестра выдержала почти театральную паузу и добавила, – Так как, ждать вас завтра? Списочек-то остался?

– Уже закончились? – тупо повторила Оксана, вспоминая о большом кульке с упаковками стеклянных ампул, который она на днях отдала в больницу. – Там вроде много было?

– Так и бабушке вашей много назначили. И знаете, я бы не советовала прекращать курс лечения. Докторам оно виднее. А они пока колоть велят.

– Мы не будем. Не будем прекращать. – Оксана сглотнула комок в горле. – Я приду завтра… утром. Сначала в аптеку. Потом к вам.

Девушка положила трубку. Пригладила взъерошенные волосы. Прошла в комнату. Забралась на диван с ногами и обняла коленки. Она подумала, что зря по дороге заскочила в магазин и купила колбасы и хлеба. Вдруг теперь не хватит на лекарства? Ей стало так тоскливо, что даже расхотелось есть. А ведь она целый день мечтала о том, что вечером сделает бутерброды и горячий чай. Потом расположится у телевизора, смотря мыльную оперу. Ту самую, что так нравилась ее бабушке. А утром поедет в больницу к бабе Ане. И пусть говорят, что бабушка ее не слышит. Она слышит. И даже один раз пожала ей руку, когда Оксана пересказывала очередной сюжетный поворот любимого сериала.

Телефон снова требовательно зазвенел. Оксана покачала головой. У нее больше нет денег. Что делать если медсестра потребует купить что-нибудь еще? Девушка обвела взглядом комнату. У них с бабушкой и продать-то нечего. Из новых вещей только комп. Но железо стареет слишком быстро. За него толковых денег не получить. Хотя можно попробовать. А вот на работу ее никто брать не хочет. Кому нужна недоучившаяся студентка?

Телефон продолжал злобно дребезжать в прихожей.

– А вдруг бабулечке стало хуже? – Оксана выругала себя за эгоизм и побежала к телефону.

– Что случилось? – она схватила трубку.

– Ксюха, ты чего так тяжело дышишь? С тренажера сорвалась? – сочный мужской баритон ввел Оксану в ступор.

– Вы кто?

– Ну, ты даешь, – хмыкнул собеседник. – Теперь точно разбогатею, если не признала однокурсника. – Я тут в институте был. Говорят ты на заочное переводишься. Какого хрена на последнем-то курсе? Или работу нашла классную?

– Не нашла. Но ищу…

– Понял, не дурак, – хмыкнул собеседник. – Пообещали кучу бабла и прокинули? Вот это повезло! В смысле, мне повезло. Ксюха, тут такое дело. Меня маманя в банк пристроила. Компьютерное обеспечение и все такое. Так мне помощник нужен. Сечешь?

– Сережка ты? – улыбнулась девушка.

Как она не могла узнать этого парня. Весельчак Сергей успел подружиться со всеми на курсе. Он всегда знал новые анекдоты и почти никогда то, что задавали преподаватели. К этому добавлялись постоянные пропуски занятий. Оставалось удивляться, как он умудрился доучиться почти до окончания.

– Доперло, – хмыкнул Сергей. – Да, подруга, в компах ты разбираешься, а вот в жизни полный ноль. Держись меня и все будет путем. Завтра жду тебя. Записывай адрес. И прикид найди поприличней. У нас мымра кадровичка всех задолбала своим дресс-кодом. Сечешь?


– Секу, – автоматически кивнула Оксана, записывая адрес в специальном блокнотике, который бабуля всегда держала рядом с телефоном. – А зарплата там есть?

– Нет, в банке все пашут исключительно на энтузиазме, – рассмеялся однокурсник. – Ты совсем темная. Значит, на испытательный срок восемьдесят процентов оклада. Два месяца оттрубишь и полный. Не бог весть что. Но маманя сказала, это только для начала. Потом она меня потихоньку к своему отделу пристроит. Ты на мое место. Так что думай.

– Сережа я буду завтра. Обязательно буду, – закричала Оксана.

– Все понял. Чего орешь, аж в ушах звенит. До завтра, поки-поки.

Оксана положила трубку и вытерла слезу. Права была ее бабушка. Она настоящая плакса. Неприятности – сразу в слезы. Радость – тоже нос чешется. Но теперь-то все вроде налаживается. Конечно, она понимала, что будет работать вместо Сереги. Но без него ей бы ни за что не найти эту работу. Она знает. Она уже месяц пытается.

– Вот теперь все будет хорошо. И лекарства и уход за бабушкой, – сказала Оксана и, подмигнув отражению в зеркале, пошла на кухню. Голод вернулся с прежней силой. А она сегодня точно заслужила бутерброды с колбасой и горячий чай.


За кулисами было прохладно от сквозняка. Александр потер руками голые плечи, стараясь согреться. Еще не хватало выскочить на сцену синим и в пупырышках. Пусть это и предварительные соревнования, но надо соответствовать. Тренер не раз говорил, что на таких прогонах члены жюри зачастую и намечают будущих победителей. Он всю жизнь положил на бодибилдинг и теперь должен использовать свой, возможно, единственный шанс.

– А теперь на сцену выходят юниоры. Наши будущие звезды, которые со временем затмят Арнольда Шварценеггера, – зычный голос ведущего иглой врезался в мозг. Тот тоже не халтурил, отрабатывая прогон по полной.

– Давай, – тренер дружески хлопнул парня по плечу.

Он и еще несколько парней из секции вышли на сцену. Прожектор слепил глаза. Но Сашка на автомате отработал программу. Возвращался за кулисы он в приподнятом настроении. Тренер Михалыч всегда говорил, что он лучший. И сейчас Сашка как никогда был уверен в этом. И надо же было именно сейчас наткнуться взглядом на Павла. Его главный соперник улыбнулся и поиграл мускулами.

– Нравится? – довольно сказал он.

Смотреть было на что: смазка, которой спортсмены покрывали все тело, чтобы подчеркнуть рельефные мышцы, у Павла отливала золотом. Сашка представил, как выглядит это чудо в свете прожекторов и не смог сдержать завистливый вздох.

– Хочешь, скажу, где такую купил? – широко улыбнулся Павел. – В центре. Там новый спортивный магазин открылся. Впритык к крутому бутику стоит.

Александр насторожился. Пашка был не из тех людей, кто просто так поделится советом с противником. Поэтому Сашку совсем не удивила следующая фраза.

– Только тебе, чувырле неумытому, даже на крышку от тюбика денег не найти. Так что первое место мое. Понял? – противник развернулся на пятках и пошел в гримерки, отданные спортсменам под раздевалки.

– Не тушуйся, – подошедший тренер положил руку Сашке на плечо. – Деньги еще не все. Я ж тебе рассказывал, что Шварценеггер тоже был из бедной семьи. А всего добился сам. Вон губернатором был.

– Рассказывали, – кивнул Сашка и поплелся в гримерку.

Всю дорогу домой он размышлял о том, где найти деньги. Вернее, сначала на метро съездил в центр и заглянул в новый спортивный магазин. От суммы на этикетке тюбика запершило в горле. Он спустился в подземку. Потом поплелся домой, судорожно соображая, где за оставшиеся три дня найти деньги. В заплеванном подъезде пахло кошачьей и не только мочой. Сашка поднялся по лестнице, толкнул ногой вечно приоткрытую входную дверь и вошел в темную прихожую.

– Явился? Нахлебник! – тетка, покачиваясь, стояла на пороге кухни. – В твоем возрасте парни семью содержат. А ты…

От нее, как всегда, несло перегаром. И, судя по злобным словам, тетке с утра не удалось найти деньги на опохмел.

Сашка пошел в свою комнату и закрыл дверь на шпингалет. Потом отодвинул от стены тяжелую дубовую кровать и вынул кирпич. В пакете лежали деньги, сэкономленные с ежемесячно выплачиваемых государством «опекунских».

Спасибо, тетя Наде, местному почтальону, которая с тех пор как Сашке исполнилось четырнадцать, отдавала выплаты не вечно пьяной тетке, а ему. На них он жил. На эти деньги покупал в секонд-хэнде одежду и конфеты вредной старушке соседке. С соседкой надо было дружить. Иначе, она могла донести в собес на опекуншу-алкоголичку. И тогда Сашку отправили бы в детский дом. И прости-прощай спортивная карьера.

Парень пересчитал купюры и сунул их обратно. Он копил их на поездку в столицу после того, как выиграет конкурс. Но выиграет или нет? В этом он теперь был не так уверен. Сашка опять достал деньги и сунул их в карман джинсов. Аккуратно придвинул кровать и вышел в коридор. Парень посмотрел на тетку с опухшим лицом и покачал головой.

– Ты ела сегодня что-нибудь? Я тебе суп оставлял.

– Сыночек, – залебезила тетка, – заботливый ты мой. Я поем, ты только дай денежку. Немножко мне надо. Подлечиться только и все.

– Не дам, – покачал головой Сашка. Он был готов выслушать очередную порцию ругани.

Но тетка прошла на кухню, села на табуретку и жалобно всхлипнула. Он посмотрел на неухоженную женщину. Ее плечи подрагивали в такт рыданиям. Неожиданно парню стало ее жаль: ну не всегда она была такой противной. Только, когда пять лет назад умер дядя, ее просто снесло с катушек от горя.

– Одну бутылку пива, – он поднял указательный палец, предупреждая, что на большее не согласится.

– Кормилец ты мой, – повеселела тетка. – Сам сходишь? А я пока супчику разогрею. Как там твоя тренировка? Успешно прошла?

– Успешно, – Сашка пошел из квартиры.

Он возвращался из магазина, когда увидел на лавочке у подъезда Михалыча. Пожилой мужчина улыбнулся и помахал рукой, но тут же нахмурился, увидев в прозрачном кульке пиво.

– Для тетки, – предупреждая его вопрос, сказал Сашка.

– Смотри мне, – тренер погрозил ему пальцем. – И как тебе продали? Ты ж несовершеннолетний. – Михалыч осекся и улыбнулся. Двухметровый парнишка с накачанными мускулами явно не выглядел семнадцатилетним подростком. – Ладно, я, собственно, не за этим, – мужчина полез в карман и вытащил бумажник. Отсчитал несколько купюр и протянул парню. – Бери.

– Я не могу, – белокожий Александр стал стремительно краснеть. – Вы и так со мной бесплатно занимаетесь. А я…

– А ты должен выиграть. У тебя природные данные. Бери или на тренировку не пущу.

– Спасибо. – Сашка взял деньги. – Я вам отдам. Я…

– Дурачок. Я в мечту вкладываю. Если б не моя травма. Как знать… – Михалыч тяжело вздохнул. – На тренировку завтра не опаздывай. И деньги от этой, – он кивнул на подъезд, – спрячь.

– Не найдет, – улыбнулся Сашка.

При всей изобретательности, которую проявляли алкоголики, его тетке было не под силу отодвинуть тяжелую дубовую кровать от тайника в стене.


Очередное хмурое утро не радовало служащих, муравьями спешивших в банк. Они торопливо поднимались по гранитной лестнице, чтобы скрывшись в недрах многоэтажного монстра поменять несколько часов жизни на нолики на пластиковой карте. Продрогшая Ксюша уже полчаса топталась у лестницы, ведущей в банк.

– Ты где, подруга? – в дверях показался однокурсник. – Поторапливайся. Мымра уже ждет.

– Мымра? – удивилась девушка, торопливо взбегая по ступенькам.

– Кадровичка, Зоя Игоревна. Главное с ней не спорь. Маманя работу провела. Тебя берут. Но этой козе всегда выпендриться надо. Типа она решение принимает. Так что молчи в тряпочку и головой кивай. Сечешь?

– Секу, – покорно кивнула Ксюша.

Однокурсник провел ее мимо охраны, продемонстрировав выписанный заранее пропуск. Очевидно, его маманя загодя позаботилась и об этом. В узком, но очень длинном кабинете, за высоким столом их уже ждала сухопарая дама. Она кивнула Сергею, и тот выскользнул из кабинета.

– Присаживайтесь, – голос у тощей женщины был такой же сухой и шершавый, как и внешность. – Я просмотрела вашу анкету и рекомендации. Впечатляет.

Ксюша вздохнула и кивнула. Она даже не удивилась, что маманя однокурсника позаботилась о заполненном пакете документов. Судя по всему, под некомпетентным Сережкой в банке уже горела земля.

Девушка поерзала. Кресло, в которое ее усадили, было слишком низким. И ей казалось, что кадровичка нависает над ней, как Баба Яга.

– Меня смущает одно, – почти ласково сказала злая колдунья напротив.

– Что? – Ксюша наивно расслабилась и тут же получила удар под дых.

– Деточка, если вы собираетесь работать в нашем банке – надо отказываться от стиля гранж.

Ксюша нахмурилась, пытаясь понять, о чем именно говорит тетка.

– Тупица! Ты выглядишь, как бомжиха, – сладко улыбаясь, сказала Зоя Игоревна. – Увидит тебя клиент и пошлет наш банк на х… – нецензурное слово слетело с ее губ, как что-то само собой разумеющееся.

Ксюша вздрогнула как от удара. Слезы предательски выступили на глазах.

– Поэтому, милая моя, – прощебетала довольная произведенным эффектом мымра, – я по доброте душевной даю вам визитку этого магазина. Купите приличный костюм. Да и еще. Подпишите здесь. Послезавтра вы выходите на работу.

Оксана выскочила из кабинета и сразу наткнулась на однокурсника.

– Опаньки, – он затормозил ее за плечо. – И тебя мымра до слез довела? Да не тушуйся. Для нее хамство – норма жизни. Чего не так?

– Она сказала, что я одеваюсь как бомж и дала вот, – Оксана всхлипнула и показала ему глянцевую визитку.

– А у мымры губа не дура, – покачал головой парень. – Но что делать, тебе на самом деле не мешает поменять стиль. Моим замом будешь, а это обязывает, – он критически посмотрел на ее свитерок и строгую юбку ниже колен и улыбнулся, – точно как школьная училка.

– У меня денег нет, – слова полились из Ксюхи протии ее воли. – У бабушки инсульт. Я всю заначку на лекарства потратила. Продавать нечего. На дедушкиной машине попробовала таксовать. Но вожу плохо. На работу не берут. А тут ты … и зарплата… а тут она … и костюм… – Ксюшка зарыдала, уткнувшись носом в шикарный пиджак парня.

– Так, подруга. Надо взять себя в руки, – Сергей отстранился и покачал головой. – Эх, погубит меня моя доброта. Налички у меня с собой мало. Бери вот, – он достал пластиковую карту из бумажника.

Ксюша всхлипнула еще раз, непонимающе глядя на карту.

– Опять тормозишь, – снова вздохнул парень. – Ты того, хочешь работать в банке, шевели извилинами быстрее. Значит, идешь в этот бутик, выбираешь костюмчик и в нем чапаешь на работу. Девушка ты честная. Верю, не воспользуешься моей добротой и лишнего не потратишь. А карта на предъявителя, мне маманя дала. Так что не дрейфь, но паспорт с собой прихвати. Сечешь?

– Я не могу, – всхлипнула Ксюша, заворожено глядя на поблескивающую золотом карту.

– Это я не могу целый день отвечать на вопросы: почему глючит сеть, какой у нас уровень защиты и что лучше Каспер или Нортон?

– Если выбирать защиту для большого числа компьютеров, собранных в единую систему, то лучше…

– Умница, – перебил парень. Вот в понедельник все и скажешь. А то мне надо докладную записочку подготовить по новому программному обеспечению. Сделаешь? Я тебе прямо утром все документы и прайсы этих гребаных компаний отдам.

– Да.

– Тогда держи карту и постарайся уложиться в штуку. Нет, – он вздохнул и бросил взгляд на карточку бутика, – в две штуки, в смысле евро, – он посмотрел на девушку, удостоверяясь, что она поняла его слова. – Деньги потом частями с зарплаты отдашь. Сечешь? – и он почти насильно всунул ей в руки пластик.


Утро было солнечным. Хмурые тучи, наконец, разъехались по своим делам, открывая городу посиневшее от холода осеннее небо.

Сашка встал рано. Сделал разминку. Выпил энергетический коктейль и, ополоснув миксер, запер его в комнате. В его планы не входило, чтобы вечно ищущая деньги на выпивку тетка, продала подарок Михалыча. Он заглянул в зал, где храпела тетка. Разумеется, пивом вчера не обошлось. Вечером она отправилась «погулять». Вернулась в двенадцать пьяная и довольная. Ну и фиг с ней. Главное, чтобы не устраивала эти гулянки дома.

Сашка вышел на улицу и легкой трусцой побежал к метро. Не стоит тратить деньги на проезд на автобусе. К тому же, так он совмещает экономию с полезной пробежкой. Когда парень спустился в подземку, даже люди там показались ему милыми и приятными.

Через пару остановок в вагон вошла смутно знакомая девушка, напоминающая взъерошенную мышку. Большие серые глаза делили ее похожей на персонажа из анимашек. Коротко стриженые волосы, очевидно, плохо поддавались укладке, а потому торчали в разные стороны. Откуда он ее знает? Сашка хмыкнул. Да ниоткуда. Просто живет девчонка неподалеку, вот и встречались пару раз в транспорте.

Девушка прижимала к груди сумку с таким видом, будто везла в ней миллионы. Сашка покачал головой. Никогда нельзя показывать, где у тебя деньги. Вот он спрятал их во внутренний карман. Чтобы добраться до суммы необходимой для покупки такого вожделенного крема, грабителям придется постараться.

Он встал. Вагон подъезжал к нужной станции. Девушка тоже двинулась к выходу.

– А она ничего. – парень машинально скользнул взглядом по фигуре. – Может, познакомиться? Хотя тренер, конечно, прав. Сейчас режим прежде всего.

Улыбаясь мыслям о хрупкой незнакомке, он шел к выходу из метро. Но стоило сделать шаг на улицу, как на ногу ему наехало колесо инвалидной коляски.

– Совсем очумел? – Сашка едва увернулся от металлической ручки, норовящей втемяшиться в бедро. Ему только синяка на соревнованиях не хватало.

– Из-вин-ни-те, – по слогам произнес человек в коляске.

– Как не стыдно толкать инвалида! – девушка-мышка оказалась рядом и осуждающе посмотрела на Сашку. Над большими анимашными глазами взметнулись ресницы.

– Я его не толкал! – возмутился парень.

– Поможите люди добры, – из-за спины инвалида вылезла девчонка-цыганочка лет десяти. Несмотря на прохладное осеннее утро, она была босой и в какой-то драной кофте.

– Хорошо, – девушка-мышка достала из кармана купюру и положила на колени инвалиду.

– Не-не, – забормотал он.

– Добренькая, – хмыкнул Сашка, – лучше за кошелек держись. Тут десятка два цыган таких дур как ты выпасают.

Он обошел цыганку и инвалида и поспешил к новому бутику. Нужный магазин был рядом.

– Хам! – вспыхнула Ксюша и поразилась своей реакции на грубость. Удивительно, но сейчас ей не хотелось плакать. Словно, проснулась внутри неожиданная сила. Если бы этот нахал не удрал сейчас, она бы точно сказала, что думает о таких как он. Человек в коляске не виноват, что болен.

Она повернулась, чтобы поддержать инвалида. Но цыганка уже толкала коляску прочь от метро. А инвалид продолжал бормотать: – Не-не-не…


Ламброрджини въехал на вип-стоянку. Темноволосый синеглазый парень вышел из машины, предупредительно распахивая дверь перед своей спутницей.

– Танька. Только давай в этом бутике по-быстрому. Меня от магазинов тошнит.

– Котеночек, – невеста подхватила его под руку. – Понимаешь, я хотела попросить тебя об одолжении.

– Что еще? – стоически сказал Арнольд.

– Понимаешь. У этого магазина два выхода. У другого меня ждет Андрей. Охрана папочки не пойдет внутрь. Они же знают, что я с тобой.

– Ты, вообще, понимаешь, что говоришь с будущим мужем? – Арнольд рассмеялся. Его забавляла как сама ситуация, так и безбашенность этой девчонки. Да и Андрею он сочувствовал. За такие выкрутасы с богатой девицей могут не только морду набить. Вообще, после разговора начистоту он стал относиться к Тати гораздо лучше.

– Всего часик, – она заглянула ему в глаза.

– Ну, допустим, а я что буду делать? Сказала бы раньше, я планшетник с собой захватил.

– Сиди на диванчике и делай вид, что ждешь меня из примерочной. Будто я там. Ага? С продавщицей из вип отдела я уже договорилась, – Тати предупредила его следующий вопрос. – А еще тебя там кофейком напоят. Мы ведь вип-клиенты.

– Мечтал попить здесь кофе, – еще шире улыбнулся Арнольд.

– Знаешь, ты можешь быть милым, – девушка потащила его в магазин.


Мужчина в джипе на вип-стоянке проводил глазами парочку и набрал номер на сотовом.

– Один уже здесь, с подружкой. Воркуют как голубки. Понял. Нет, пока больше никого. Хотя, вот он. Крупный парень. По приметам подходит. С ним придется повозиться. Рост не меньше метра восьмидесяти. Может и выше. Зашел в спортивный магазин. А вот и девчонка, – он запнулся. – Точно как сказали. Да взъерошенная мышь. Зашла в тот же бутик, что и Арнольд. Заблудилась, что ли? – он хохотнул, но снова стал серьезным. – Да помню я все. На мне Арни. Ты берешь на себя мышку. Справишься один. Проблем не будет. Твой напарник пусть присоединится к третьей группе и вперед за спортсменом. До связи, – мужчина отключил телефон и уставился на стеклянную витрину бутика. Он прекрасно видел, как Арнольд присел на кожаный диван. Услужливая продавщица положила на стеклянный столик перед парнем пачку журналов.

– Живут же некоторые, – с тоской подумал мужчина. – Из ресторана в магазин. Из магазина к папику в домик и на такой машине, на которую ему за всю жизнь не заработать, – он зло посмотрел на роскошный ламборджини.

– Ну, ничего, – тип в джипе задумчиво поскреб подбородок. – Недолго тебе, мальчик, шиковать осталось. Скоро будет тебе трендец. Полный трендец.


В кабинете штурмбанфюрера было сумрачно и прохладно. На совесть выстроенный бункер защищал от бушевавших за окном солнц. С рассвета прошло ровно восемь часов. То есть утро на этой планете было в самом разгаре. Впрочем, по заведенному сразу порядку жили в полуподземных городах по привычному 24-часовому земному варианту. Рабочий день у Ганса выдался напряженным, но он чувствовал себя великолепно. Будто и не было этих прожитых на сиреневой планете пятнадцати лет.

– Что там еще по плану? – он привычно посмотрел записи на столе.

– Разрешите, – на пороге кабинета стоял подтянутый русоволосый человек неопределенного возраста. Прямая спина выдавала старую военную школу, а квадратный подбородок с классической ямочкой говорил не только об упрямом характере, но и о недюжинной физической силе.

– Ты как всегда точен, Ральф, – довольно улыбнулся Ганс и гостеприимно махнул рукой, указывая на кресла напротив стола. – Располагайся. Как наши дела?

Русоволосый мужчина подошел к креслу, автоматически выбрав то, с которого открывался лучший обзор кабинета. Он улыбнулся бургомистру.

– Проход пока нестабилен, но контрабандисты пользуются им довольно успешно. Кстати, они недавно завербовали новых людей, – Ральф помолчал, ожидая реакции собеседника.

Ганс пожал плечами: – Это временное явление. Когда решим вопрос с наследником, разберемся и с контрабандистами. Ты наладил поставку семян?

– Да, – Ральф едва заметно улыбнулся, – в новом крыле первая партия. Так что скоро господин Мюллер не сможет диктовать нам условия.

– Оплата поставщиков устраивает? Будут держать язык за зубами?

– Золото устраивает всех, а для нас это не проблема.

– Превосходно. Ну а теперь о главном. Ты нашел наследника?

Ральф нахмурился.

– Никогда не видел тебя таким нерешительным, – поддел его Ганс.

– Дело не в этом. Я хочу быть стопроцентно уверен в своих действиях. Но по моим данным под описание наследника теперь попадает несколько человек.

– Вот как? – бургомистр искренне удивился. – Почему я этого не знаю?

– Это новые данные, – хмыкнул Ральф. – Теперь вы о них знаете.

– Это серьезно меняет дело, но времени в обрез, – бургомистр сел за письменный стол и, сцепив руки в замок, положил их на столешницу. Такой простой прием помог скрыть от собеседника дрожащие пальцы.

– Да времени мало. Вы ведь о предсказании? – теперь уже Ральф поддел начальника и дипломатично отвел глаза от подрагивающих рук на столешнице. – Сдает старик, несмотря на местный климат, – подумал он, – уж лучше бы начал есть здешние продукты, – но он не сказал этого вслух а, помолчав, добавил, – Говорят, сегодня утром атака на город была особенно яростной?!

– Убей их всех, – в голосе бургомистра прозвучал металл.

– Уточните.

– Всех, кто подходит под описание наследника.

– Это приказ? – Ральф вопросительно поднял бровь.

– Да, – подтвердил Ганс, – мы ведем войну, а на войне сантименты неуместны.

– Сделаю, – кивнул Ральф.

– Дружище, как мне не хватает здесь таких исполнительных парней как ты, – бургомистр от волнения даже подскочил со стула. – Ты не представляешь, как тяжело руководить людьми. Особенно, когда не знаешь, кто из них человек, а кто уже… – Ганс запнулся, но, не увидев отрицательной реакции Ральфа, продолжил. – И потом у меня ощущение, что кто-то рылся в бумагах в личном сейфе. Или это уже паранойя? А, кроме того, пока ты был там, в трех городах нашли еще восемь девчонок с крыльями. На совете приняли решение сделать им операции.

– И как? – Ральф продолжал невозмутимо сидеть в кресле.

– Половина девчонок не выжила. Их родители недовольны.

– Так предложи им вернуться на землю, – сказал Ральф, – ты в курсе, что там до сих пор разыскивают нацистских преступников? Почти семьдесят лет по земному времени прошло. А они не забыли, что мы сделали.

– Хороший аргумент, но в последнее время слабо срабатывает даже он, – вздохнул Ганс.

– Сочувствую. Но мне надо выполнять задание. Думаю, смерть наследника расставит все по своим местам. Нужны ресурсы.

– Что хочешь: еще золота?

– И его тоже. Кроме того, мне потребуется несколько людей, не утративших веру в наши идеалы. Ты же понимаешь, в данном случае мы не имеем права на ошибку.

Бургомистр встал из-за стола и подошел к вросшему в землю в окну. Он заложил руки за спину и постоял минуту, принимая решение: – Тройку Фридриха помнишь?

– Они же в боевой охране на переднем рубеже? Неужели пожертвуешь?

– Для такого случая – дам лучших. Немедленно отзову их с передовой.

– Превосходно, – кивнул Ральф. – Это больше, чем я мог ожидать. Жду их у себя. На землю отправимся завтра утром по местному времени, – он легко поднялся из кресла.

– Ральф, – голос Ганса затормозил его на пороге кабинета. – Ты превосходно выглядишь, хотя несколько лет провел на Земле. Мне, кажется, ты помолодел, что ли? – он натянуто улыбнулся.

– Восстановился, – Ральф плотно прикрыл уже распахнутую дверь кабинета и, обернувшись, сказал вполголоса. – Я быстро стал стареть на нашей прежней родине. Не поверишь – за три земных года, пол головы стало седой. Но стоило на пару дней вернуться сюда… сам видишь.

– Думаю, у тебя есть личный интерес в выполнении приказа, – удовлетворенно сказал Ганс.

– Мы не отдадим эту планету, – решительно ответил офицер и вышел из кабинета.


Ральф пообедал, неспешно прогулялся по старым улицам города, а потом, пройдя через несколько длинных коридоров, открыл дверь гостевой комнаты. В этом городе у него не было личных комнат. Да и отвык он от чего-то личного за годы, проведенные в разведке. Мужчина подошел к столу и завел старенький патефон. Роскошь особых покоев «для своих», оставшаяся от прежних времен, не внушала прежнего трепета. Его система ценностей за последние несколько лет изменилась. Но патефон был нужен для других целей. Он знал, что оперная ария, едва слышимая на заезженной пластинке, продолжается ровно пять минут. Вполне хватит.

Ральф распахнул окно комнаты, находящее под потолком вросшего в землю бункера. Выбрался наружу и, осмотревшись, понял, что его расчеты верны. Неуклюжий большой парнишка топтался у периметра неподалеку.

– Алекс, гуляешь? – он неслышно подобрался к сыну бургомистра.

– Дядя Ральф, – на лице мальчишки расплылась улыбка. – Давно вас не видел.

– Я тоже рад встрече, – мужчина снизу верх посмотрел на высокого паренька.

– Был в командировке. Теперь заехал в гости к твоему отцу. Беспокоится старик, говорит, что кто-то подобрал шифр к его сейфу.

Алекс покраснел.

– А ты здорово вырос, – Ральф поменял тему. – Наверняка выше многих сверстников. Кстати, разве у вас сейчас не занятия в спортзале?

– Меня выгнали оттуда, – тяжело вздохнул Алекс – я сломал штангу.

– Бывает. Я тоже рос сильным парнем и как-то на спор разрубил ладонью брусья, – улыбнулся Ральф.

– Правда? – обрадовано сказал парнишка и заговорщически нагнулся к старому знакомому. – Дядя Ральф, мне нужен совет: если бы у вас была знакомая, ну, девушка, у которой выросли крылья, что бы вы сделали?

Ральф пожал квадратными плечами: – Если бы, допустим, у тебя была такая подруга, о ней немедленно стоило бы сообщить отцу. Он сразу бы отдал ее врачам и девушку привели бы в нормальный вид.

Алекс побледнел.

– И еще, – невозмутимо продолжил мужчина, – твой отец бургомистр и он наверняка уже в курсе проблем с этой девушкой. Так что если никто не предупредит ее о том, что нужно уходить за периметр к неприсоединившимся, – он выдержал паузу, – она очень скоро станет полноценной фройляйн. БЕЗ крыльев. Если выживет. Ты меня понял? – Ральф посмотрел прямо в глаза парнишке.

– Да, спасибо за совет, – прошептал тот побелевшими губами.

– Ну, мне пора, рад был повидать, – Ральф хлопнул Алекса по плечу и через минуту уже был у стены бункера, скрываясь в открытом окне.

Сын бургомистра потоптался у заграждений и, развернувшись, решительно двинулся к хозяйственным постройкам.


Ральф успел в комнату точно к окончанию арии. Безутешная итальянская певица как раз прорыдала последнюю фразу, когда он спрыгнул на мягкое половое покрытие. Музыка стихла, чего нельзя было сказать о шипении заезженной пластинки. Ральф мгновенно достал парабеллум и повернулся к патефону. Так и есть, рядом со сложенными стопкой пластинками на столике у патефона сидела довольно крупная мышь сиреневого цвета в строгом фиолетовом платьице. Она выглядела почти игрушкой. Мышь сложила когтистые лапки на аккуратном белом передничке.

– Ты не прав, Ральф, – пискнула она, показав недружелюбные желтые клыки.

– Свинец всегда прав, – офицер разрядил обойму в патефон. – Нашла время учить, – фыркнул он, пряча пистолет в кобуру.

На месте, где только что сидел грызун, клубилось сиреневое облачко.

За дверью раздался топот ног. Дежурный влетел в комнату, на ходу доставая оружие.

– Все в порядке, – Ральф поднял руки. – Несанкционированное вторжение. Противник уничтожен.

Дежурный, совсем еще мальчишка с едва пробивающимися рыжими усиками над верхней губой, уставился на опадающее облачко. – Я сейчас доложу старшему, – наконец сообразил он.

– Старший уже здесь, – худой темноволосый мужчина вошел в комнату.

– Рад тебя видеть, Фридрих, – Ральф протянул руку для пожатия. – Быстро добрался с передовой.

– Ты же знаешь, когда Ганс просит – отказать невозможно, – Фридрих растянул губы в подобие улыбки.

– Где твои люди?

– Сейчас выполнят приказ бургомистра и придут. Поступило сообщение еще об одной крылатой нимфе. Говорят хорошенькая, – офицер мерзко улыбнулся.

– Это не подружка ли сына бургомистра? – уточнил Ральф.

– Всегда поражала твоя информированность, – уважительно сказал Фридрих.

– Хочу посмотреть, – Ральф уверенно шагнул вперед, и мужчины невольно отпрянули от дверного проема, чтобы его пропустить.


Арнольд отложил в сторону глянцевый журнал, повествующий о новых тенденциях в мужской моде, и зевнул. Тоска зеленая. Он взял другой журнал, затем третий. Такая же хрень. А что он думал здесь найти? Каталог вин или монографию о виноделии?

– Вот и кофе, – продавщица лучилась улыбкой. Миловидная девушка лет восемнадцати расстелила на стеклянном столе салфетку и поставила изящную чашечку. – У нас в штате настоящий турок. Он варит кофе по собственному рецепту. Вам понравится.

– Спасибо, – кивнул Арнольд, из вежливости беря чашку. Он отхлебнул горький напиток и поморщился.

– Вам не понравилось, – искренне расстроилась продавщица.

– Неплохо, – он постарался улыбнуться. – На самом деле я не очень люблю кофе.

Продавщица вежливо улыбнулась, но не спешила отойти.

– Знаете, у нас буквально вчера были новые поступления в мужской коллекции. Если хотите…

– Не хочу, – оборвал ее Арнольд.

Получилось жестко. Слишком жестко. Ох, не зря отец потратил на него пару часов драгоценного времени, объясняя, как раз и навсегда отказывать людям, посягающим на твое время или деньги.

Продавщица поперхнулась фразой и покраснела.

Арнольду стало неудобно.

– Я просто пришел сделать подарок невесте, – почти оправдываясь, сказал он.

– Да, разумеется, позовите, если что-то понадобиться, – девушка постаралась быстрее уйти. Видимо она вспомнила, что в хороших магазинах продавцы обязаны быть не только вежливыми, но и ненавязчивыми.

Арни отставил кофе и обвел взглядом бутик. Тати должна была подойти минут через сорок. Но, учитывая, что она всегда опаздывала… Его взгляд наткнулся на девчонку с роскошной фигурой, топчущуюся у вешалок с костюмами. Она оглядывалась в поисках продавщицы. Вот это глазищи, отметил он про себя. Девушку портила разве что слишком короткая взъерошенная стрижка.

Еще ничего не решив, он поднялся из-за стола. Арни сам не понимал, чем его заинтересовала девушка. Может быть тем, что в отличие от него вокруг нее не суетились продавщицы. Хотя парочка из них откровенно скучала, разглядывая прохожих сквозь громадную витрину. Видимо, ненавязчивый сервис был здесь девизом.

Думая об этом, Арни уже подошел к девушке. Она, тяжело вздохнув, повесила очередной костюм обратно.

– По-моему, это не ваш цвет, – сказал он.

Девушка вздрогнула и обернулась.

Худенькое личико. Высокий лоб. Взъерошенные волосы. Большие темно-серые глаза. Девушка была не красавицей, но и не уродиной.

– Серая мышка, – подумал он, а вслух произнес. – Извините, что напугал.

– Вы, наверное, продавец? – она робко улыбнулась. – Понимаете, мне нужен костюм. Для работы. Я в банке работаю, – торопливо добавила она.

– В банке это здорово, – кивнул он. С одной стороны ему было смешно, что наивная девица приняла его за продавца. С другой, подворачивался удобный повод познакомиться.

– Знаете, сейчас мы вам что-нибудь обязательно найдем. К нам подойдите! – он повернулся к продавщицам – Я здесь главный менеджер, – подмигнул он удивленной девушке. – Вас как зовут?

– Оксана, – доверчиво сказала она.

– Значит так, – заявил Арнольд моментально засуетившимся продавцам. – Оксане нужен строгий деловой костюм для работы в банке.

– У вас какие цвета в офисе приветствуются, – спросила девушка приносившая Арнольду кофе.

– Не знаю, пока только на работу устраиваюсь. Наверное, серый нужен. Или нет, лучше синий, – Ксюша вспомнила, в чем была кадровичка. – Лучше темно-синий.

– Нам все синее, – распорядился Арнольд.

Вокруг них суетились уже три продавщицы. Одна из них побежала в подсобку. Две другие снимали костюмы с вешалок.

– Мерять все будем? – уточнила одна из них.

– Будем, – кивнул Арнольд.

После пятого костюма, который примерила Оксана, они перешли на ты. Арнольд с удовольствием смотрел на ладную фигурку девушки. Такая в любой одежде будет смотреться великолепно.

– Я устала, – сказала Оксана, выходя после очередной примерки. – Беру этот.

– По-моему, третий тебе больше шел, – честно скал Арни. – Фигура и все такое.

– Вот поэтому и беру этот, – улыбнулась Ксюша. – А то кадровичка меня живьем съест.

Ксюша как-то и не заметила, что между примерками выболтала этому добродушному парню-менеджеру о себе почти все. Осталось разве что рассказать про детский сад.

– Ладно, – кивнул он. – Кстати, может, дашь мне свой телефон? Могли бы встретиться, сходить куда-нибудь, если ты не против. Но не сегодня, – Арни покосился вглубь магазина. Интересно, сколько прошло времени? Вдруг сейчас в самый неподходящий момент вернется Тати.

Продавщица подхватила выбранный костюм и понесла к кассе.

– Я понимаю, работа, – Оксана вышла из-за занавески, безуспешно приглаживая взъерошенные волосы. – Записывай телефон.

– Совсем не кривляка, – подумал Арни, вбивая номер в мобильник. – Я обязательно позвоню.

– Надеюсь, – улыбнулась Ксюша.

– Как будете платить? – уточнила продавщица.

Оксана подошла к кассе и взглянула на цифру на кассе. В горле запершило. Да за эти деньги можно было купить три костюма в другом месте, запоздало подумала она.

– Что-то не так? – уточнил Арни. Парень тоже посмотрел на кассу. Как и следовало ожидать, костюм был не из дорогих. Он внимательно изучил ценники, чтобы не подставить работающую девчонку. – Тебе плохо?

– Голова закружилась, – Оксана уже взяла себя в руки. – У меня карта на предъявителя, – она протянула продавщице пластик.

– Пожалуйста, паспорт. Таковы правила, – вежливо улыбнулась продавщица.

Ксюша открыла сумочку, задумчиво роясь в ее содержимом. Небольшая мягкая игрушка выпала на пол.

– У тебя упала, – Арнольд поднял с пола мышь яркого сиреневого цвета. Он с удивлением смотрел на игрушку. Мышь напомнила ему что-то забытое, что-то такое…

– Спасибо. – Ксюша взяла игрушку и засунула ее обратно в сумку. Она взяла фирменный пакет и на негнущихся ногах двинулась к выходу. – Теперь придется рассчитываться с долгом не меньше, чем полгода, – подумала она, – Ведь еще бабушка. Лекарства.

– До завтра, – крикнул ей вдогонку Арнольд.

– До завтра, – она нашла в себе силы улыбнуться и помахать ему рукой у выхода.

Черт, как она сразу не догадалась, что в задачу этого симпатичного менеджера входит убалтывать таких дурочек как она, раскручивая на покупки. Расстроенная Ксюша прошла мимо станции метро и спохватилась, только прошагав квартал. Дойдя до угла, девушка недоуменно оглянулась по сторонам.

– Нет, свет не видывал таких идиоток! – рассердилась она на себя. Девушка резко повернулась и пошла обратно.

Джип, медленно ехавший следом, остановился. Потом машина рванула к перекрестку и развернулась, игнорируя возмущенные сигналы водителей. Но Ксюше было не до сигналов машин, она чувствовала себя обманутой дурочкой. Ну не может тряпка стоить так дорого. Из золота этот костюм, что ли?

– Эй, аккуратнее! – раздался крик, когда она врезалась в широкую грудь какого-то верзилы. Ксюша подняла глаза и увидела жуткого хама из метро, ругавшего калеку. Да денек оказался на редкость неудачным.

– Извините, – прошептала она, ожидая услышать в ответ поток грубостей.

– Это ты извини. Не ушиблась? Я так обрадовался, что последний тюбик купил. Выскочил и магазина, как ошпаренный, и на тебя налетел. Сумку выбил, – парень продолжал болтать, нагнувшись над выпавшими на асфальт вещами.

– Я все соберу. Вот кошелек. Держи. А то люди знаешь какие, – он подобрал заколку, ключи, и поднял сиреневую мышку. Игрушка, видимо, поставила себе задачу удрать сегодня от неудачливой хозяйки.

– Круто, – протянул парень, глядя на мышь. – В смысле у меня в детстве такая же была. Тетка покупала.

– Этого не может быть! – Ксюша выдернула у него из рук мышку. – Я ее сама сшила, – девушке неожиданно стало обидно, что игрушка необычного цвета, привидевшаяся во сне, была не ее собственным изобретением. Оказывается, точно такие делают где-то на фабрике.


– Да честно, я ее хорошо помню такого же прикольного цвета, – продолжал настаивать парень, очевидно не отличающийся ни тактом, ни сообразительностью.

– Спасибо, что помогли собрать вещи, – оборвала его Ксюша. Она засунула мышку в сумочку и решительно направилась к метро.

– Второй раз за день облом, – стоически пожал плечами Сашка. – Вот и не фиг дурью маяться. Надо не с девицами знакомиться, а к соревнованиям готовиться, – он полюбовался на кулек, в котором у него лежал заветный крем и двинулся к метро. Но неторопливо. Хватит на сегодня нервных девушек.


Джип притормозил на другой стороне улицы. Из него вышел сухонький мужичок, одетый слишком просто для дорогой машины. Он перебежал дорогу и спустился в метро. Очевидно, ему было сподручнее добираться на подземке. Оставшийся в джипе мужчина нажал на кнопку сотового в подставке на панели управления. В наушнике послышался голос.

– Считаю нужным доложить, – по-военному четко отрапортовал шофер. – Наш объект пересекся с объектом, ведомым второй двойкой. Чего? По-человечески сказать? – уточнил мужчина. От непосильного напряжения его брови полезли вверх, собирая складки на лбу.

– Докладываю, эта наша девка встретила второго накачанного. Вроде бы случайно столкнулись, но о чем-то говорили. Что? Недолго. Что еще? Подробнее? Он ее, значит, толкнул. Сумка упала, они поболтали. Он вещи собрал, и девица рванула от него в метро. И он в метро. Нет не вместе. Что собрал? Мелочь всякую и еще игрушку: что-то яркое, сиреневое. Может и мышь. Сейчас китайцы столько хрени цветной наделали и мишек, и мышек, и все монстры на одно лицо, в смысле морду. Кто дурак? Что делать? Понял.

Мужчина поежился и снова ткнул пальцем в телефон.

– Колька, чтоб тебя, отвечай. Слышишь? Сказали девицу скрутить, как только из подземки выйдет. Скажи хоть куда она едет примерно, я подрулю. Ты слышишь, чего говорю? Связь плохая? Что? – он раздраженно выдернул наушник из уха и хлопнул ладонью по рулю.


Пятнадцать лет спустя | Наследник | Глава 3