home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



X. Хембергер

ЭКОНОМИКА И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ НАКАНУНЕ И В ХОДЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


По утверждениям некоторых немецких исследователей, дилетантизм гитлеровской клики имел пагубные последствия не только в военной и политической области, но и в области экономики. В частности, он будто бы помешал развитию военной экономики. Бывший статс-секретарь в фашистском имперском министерстве вооружений и военного производства Керль утверждает даже, что Германия была в экономическом отношении недостаточно подготовлена ко Второй мировой войне [1].

Итак, поражение было якобы вызвано не противоречием между военными целями Германии и ее экономическими возможностями, а «недостаточной экономической подготовкой». На самом деле фашисты делали все, чтобы любой ценой и в кратчайший срок перестроить германскую экономику в интересах подготовки и ведения войны, чего бы такая перестройка ни стоила.

Для процесса переключения германской экономики на нужды подготовки Второй мировой войны весьма типичны меры, принятые нацистским правительством в области снабжения промышленности сырьем и обеспечения гражданского населения продуктами питания и предметами ширпотреба. Отнюдь не случайно, что в этой области практически с первых дней установления фашистской диктатуры стали проводиться мероприятия военно-экономического характера. Во время Первой мировой войны снабжение промышленности сырьем и обеспечение гражданского населения предметами потребления, особенно продуктами питания, были для военной экономики Германии серьезным «узким местом». Заблаговременным введением мер по «упорядочению» Германия рассчитывала обеспечить снабжение сырьем и предметами потребления в интересах расширения военного производства.

Законодательные основы для «упорядочения» снабжения сырьем и рационирования предметов потребления были созданы нацистским правительством уже в 1934 году. 22 марта 1934 года был издан закон о сделках на промышленное сырье и полуфабрикаты [2]. Закон этот касался только тех видов сырья и полуфабрикатов, которые были важны для промышленного производства. Главной целью закона было регулирование импорта и экспорта. Кроме того, в его издании сыграли определенную роль валютные соображения.

Уже 4 сентября 1934 года вышеуказанный закон был заменен «Распоряжением о товарном обращении» [3]. Ограничение регламентации товарного обращения одним промышленным сырьем и полуфабрикатами было отменено. Отныне все товары в сфере промышленности, продовольственного снабжения, сельского и лесного хозяйства на пути от производителя к потребителю подлежали регламентации фашистскими властями.

Как «упорядочение» сырьевого обращения, так и рационирование продуктов потребления возникли вместе с процессом милитаризации экономики в фашистской Германии и явились его следствием. Обе «меры по упорядочению» наряду с государственными заказами на вооружение обеспечивали в области товарного обращения перераспределение капитала в пользу форсированного развития военной экономики монополий.

Цель «упорядочения» сырьевого обращения состояла в том, чтобы в первую очередь удовлетворить огромный спрос военной промышленности и таким образом помочь монополистам присвоить огромные барыши, нажитые на гонке вооружений. Это осуществлялось за счет менее важных в военном отношении отраслей промышленности, которые либо в недостаточном количестве снабжались сырьем, либо вообще не получали его. В результате их производство переживало застой или свертывалось. «Упорядочение» снабжения сырьем принудительно ограничивало накопление капитала в этих отраслях промышленности и тем самым высвобождало капитал, который тем или иным способом отнимался у владельца и передавался монополиям для развития военной промышленности.

От «упорядочения» снабжения сырьем особенно пострадали ремесленники, мелкие и средние капиталисты. В период с 1933 по 1939 год, по неполным статистическим данным, обанкротилось или было принудительно закрыто 700 тысяч ремесленных предприятий. С началом войны, а особенно с введением «тотальной мобилизации», ликвидации подверглись еще сотни тысяч мелких и средних предприятий. Газета «Франкфуртер цайтунг» была вынуждена тогда сделать следующее признание: «Нельзя отрицать, что закрытие предприятий является для их владельцев чрезвычайно тяжелой жертвой. Не только сами владельцы, но и помещения предприятий, наличные запасы товаров, орудия производства и все остальное передается для использования по другому назначению. Контингенты рабочей силы и круг клиентуры, завоеванный нередко ценой больших многолетних усилий, оказываются в распоряжении других предприятий. Необходимо со всей определенностью подчеркнуть, что подобного рода мероприятия означают чрезвычайно далекоидущее вмешательство…» [4].

Выиграли же на этом военные монополии. Так, к примеру, средний капитал акционерных обществ за период с 1933 по 1942 год вырос с 2,3 миллиона до почти 5,4 миллиона марок. Немалую роль в этом ускоренном росте могущества магнатов военной индустрии среди прочих мероприятий по стимулированию развития военной экономики сыграло также «упорядочение» снабжения сырьем.

Что касается рационирования предметов потребления, то оно явилось следствием принудительного ограничения накопления капитала в легкой промышленности в пользу военной промышленности. Тем самым было сокращено предложение предметов массового потребления по сравнению со спросом. Цены начали ползти вверх, а уровень жизни понизился.

Рационирование промышленных товаров было введено с началом войны. Оно сказалось прежде всего на снабжении населения текстилем, обувью и предметами домашнего хозяйства. Необходимейшие предметы одежды и другие товары рядовой потребитель получал с большим трудом.

Напротив, рационирование продовольствия началось уже задолго до развязывания Второй мировой войны. Еще в 1937 году была введена нормированная продажа жиров населению по специально составленным спискам покупателей и удостоверениям о составе семьи. Непосредственным поводом к этому послужило свертывание импорта жиров в пользу ввоза военного сырья и дезорганизация производства мяса и жиров в самой Германии. Когда началась война, рационированию подверглась подавляющая часть продовольственных товаров, а затем и все они без исключения.

Принципы «упорядочения» снабжения сырьем и рационирования продовольствия и предметов широкого потребления выработали наиболее влиятельные монополисты. В их же руках находилось и осуществление этих принципов. Центром всей деятельности в указанном направлении являлась так называемая «рейхсгруппа по делам промышленности». Она представляла собой реорганизованное имперское объединение немецкой промышленности и одновременно орган фашистского государственного аппарата. Во главе ее стояли крупнейшие монополисты. Так, например, первым руководителем «рейхсгруппы» был Крупп фон Болен унд Гальбах. Впоследствии этот пост занял представитель концерна Маннесмана Вильгельм Цанген. Среди членов совета «рейхсгруппы» были такие воротилы монополистического капитала, как Эрнст Пёнсген из «Ферейнигте штальверке» и Рёхлинг. К задачам «рейхсгруппы» относилась выработка государственных мероприятий в области экономики и контроль за их проведением.

Для осуществления «упорядочения» снабжения сырьем и рационирования предметов потребления (включая контроль над импортом, экспортом и валютными операциями) были созданы контрольные инстанции, с 1939 года именовавшиеся имперскими бюро. Это были государственные органы, подчиненные имперскому министерству экономики или имперскому министерству питания и сельского хозяйства. Имперские бюро не торговали товарами, а только направляли их покупку и продажу по определенному руслу. Они заботились о том, чтобы товарное обращение служило целям развития военной промышленности. Ради достижения этой цели было проведено некоторое ограничение частной собственности на товары. Владелец не мог больше продавать свои товары любому покупателю по своему усмотрению. Отныне круг его покупателей был предписан ему государством через посредство имперских бюро.

С началом Второй мировой войны эта система на первых порах изменений не претерпела. Но в 1942 году, то есть уже после нападения на СССР, была проведена реформа имперских бюро с целью добиться максимального роста военного производства. В организационном отношении некоторые имперские бюро (по углю, по железу и стали) были превращены в имперские объединения. Последние продолжали выполнять функции имперских бюро, но одновременно должны были также проводить производственно-техническую рационализацию отдельных предприятий. В результате проведенной реформы функции имперских бюро были расширены в направлении лучшей координации «упорядочения» снабжения сырьем. В 1942–1943 годах имперское министерство вооружений и военного производства создало новую систему так называемых «кругов и комитетов». С этого времени значительная доля сырья распределялась непосредственно ими в обход имперских бюро.

Имперские бюро являлись прямыми органами монополий. Так, например, генеральный директор харбургской резиновой фабрики «Феникс» (работавшей с американским капиталом) Отто Фридрих возглавлял имперское бюро по каучуку. Во главе имперского объединения по железу стоял Рёхлинг, а заместителями его были Крупп и Роланд из «Ферейнигте штальверке». Имперское объединение по искусственному волокну возглавлялось д-ром Фитсом, председателем пластмассового концерна «Глянцштоф». Во многих других случаях имперские бюро возглавлялись ставленниками монополистов (например, будущие статс-секретари в имперском министерстве вооружений и военного производства Керль и Шульце-Филиц). Кроме того, каждое имперское бюро должно было создать при себе совет, состоявший в бюро, которые занимались различными отраслями промышленности, из руководителей «вирт-шафтсгрупп» (как правило, это были монополисты или их ставленники) и представителей крупных концернов и картелей. Следует также сказать, что имперские бюро могли выполнять свои задачи только с помощью «рейхсгрупп» и «виртшафтсгрупп», а также объединений, регулировавших рынок. По своему характеру имперское бюро можно сравнить с принудительным бюро синдиката, через посредство которого сырье и иные товары распределялись в пользу военной промышленности на благо монополий.

Для быстрого введения всеобъемлющих мероприятий по военно-экономическому «упорядочению» особенно важное значение имело то обстоятельство, что в области сырья и продуктов питания Германия зависела от внешней торговли. Следующая таблица дает представление о сырьевом положении Германии в 1938 году [5]:


Алмазы промышленные -/+ Хромовая руда -/+
Ванадий -/+ Цинк -/+
Вольфрам -/+ Асбест +
Графит -/+ Железная руда +
Кварц кристаллический -/+ Медь +
Марганцевая руда -/+ Свинец +
Молибден -/+ Сера +
Нефть -/+ Фосфаты +
Никель -/+ Калий ++
Олово -/+ Уголь ++
Платина -/+ Шпат ++
Ртуть -/+ Алюминий +++
Слюда -/+ Магний +++
Сурьма -/+    

Условные знаки в этой таблице имеют следующее значение 

-/+ — отечественное производство отсутствует или незначительно;

+ — отечественное производство покрывает 50 % или менее потребности;

++ — отечественное производство покрывает потребность на 100 процентов;

+++ — имеется излишек на экспорт.


Добавим еще некоторые цифры о добыче важных видов минерального сырья в Германии в 1938 году [6].


Виды сырья Добыча, тыс. т Чистое содержание тыс. т
Каменный уголь 186 404,1 -
Бурый уголь 198 317,8 -
Железная руда 15 048,1 4265,9 железа
Свинец и цинк 2724,9 164,5 свинца 201,2 цинка
Медь 1276,6 26,2 меди
Сера 417,7 176,5 серы
Графит 45,1 -
Нефть 609,0 -
Калийные соли (сырец) 16 442,2 2180,0 К2О
Шпат (готовый) 143,0 -
Марганцевая руда 0,2 0,1 марганца
Магнезит 409,2 -
Фосфаты 950,0 -
Бокситы (данные по старой имперской территории) 99,4
Прочее горнорудное сырье (мышьяк, олово, никель, вольфрам, ртуть, висмут, сурьма, стронций и т. п.) 271,0  

Эти данные показывают, что Германия должна была волей-неволей ввозить сырье. Для развития военной промышленности особое значение имело то обстоятельство, что она не могла существовать без целого ряда важных видов сырья, таких, например, как железная руда, добавки для производства высококачественных сталей, медь, цинк и т. п.

Аналогичное положение было и в области продовольствия. Продукция отечественного сельского хозяйства не покрывала спроса на продовольствие. Некоторое представление об этом дает следующая таблица, взятая из еженедельного доклада института по изучению конъюнктуры от 17 апреля 1935 года.


Дефицит германского продовольственного баланса в 1934–1935 годах:


Виды продовольствия Недостающее количество ,%
Хлеб, картофель, сахар, молоко, говядина 0-2
Ветчина, пресноводная рыба, овощи 3-10
Свинина 10-20
Фрукты 10-20
Птица, яйца 20-30
Морская рыба 30-40
Жиры (включая масло, свиное сало и маргарин) 40-50
Особые виды овощей 50-60
Растительные жиры 95-99

Зависимость Германии от импорта иностранного сырья и продовольствия привела к тому, что входе милитаризации экономики, начатой непосредственно после установления нацистской диктатуры, в области внешней торговли был принят ряд мер специфически государственно-монополистического характера. Они призваны были, таким образом, содействовать развитию внешней торговли. Следует добавить, что в 1933 году, когда была установлена фашистская диктатура, германская внешняя торговля находилась в катастрофическом положении. Мировой экономический кризис 1929–1933 годов привел внешнюю торговлю к почти полному параличу. Отягчающим обстоятельством являлось то, что Германии пришлось фактически объявить банкротство перед своими иностранными кредиторами.

Важнейшим фактором в этой связи была трата валюты на скупку иностранных долгов крупных немецких монополий. Отрицательно сказалось на германской внешней торговле также практиковавшееся гитлеровцами преследование евреев в Германии, ибо в ответ на это в целом ряде стран начался бойкот германских товаров.

Все эти причины побудили Шахта провозгласить в 1934 году по поручению монополий так называемый «новый план», в соответствии с которым:

а) была введена для внешней торговли система государственных лицензий; каждая внешнеторговая сделка должна была быть утверждена соответствующими государственными инстанциями;

б) нехватку импортного сырья, обусловленную недостатком платежных средств, надлежало покрывать за счет развития отечественной продукции сырья и выработки различных эрзацев; импорт продовольствия был строжайшим образом ограничен;

в) добавочный импорт разрешался в тех случаях, когда была возможность «компенсации», то есть когда в ответ можно было экспортировать германские товары, которые в ином случае «нормальным путем» не могли бы пойти на экспорт.

Смысл этого «нового плана» состоял в обеспечении магнатам военной промышленности ввоза необходимого сырья [6]. Сам Шахт оценивал результаты так называемого «нового плана» следующим образом: «Успех нового плана легко доказать на примере нескольких цифровых данных. Импорт готовых товаров в объемном исчислении был сокращен между 1934 и 1937 годами на 63 %. Зато удалось повысить импорт руд на 132 %, нефтина 116 %, зернана 102 % и каучукана 71 %…» [7]. Из этих цифр видно, насколько новый план способствовал задаче вооружения.

Но подготовка Германии к войне повлияла не только на структуру германского импорта. Изменения в структуре внешней торговли произошли также в странах-поставщиках, особенно в странах — поставщиках сырья. Германские монополии ориентировались на такие источники сырья, которые, по их мнению, можно было легко захватить военным ударом или по меньшей мере обеспечить в военном отношении. Особенное внимание они уделяли балканским странам. Стремясь экономически подготовить эту ориентацию, германские монополии старались приобрести важнейшие месторождения сырья в соседних с Германией странах. Для этого они либо добивались эксплуатации соответствующих залежей под немецким руководством, либо, если это не удавалось, в такой степени форсировали ввоз необходимого сырья из соответствующей страны, что главную долю получала Германия. Таким способом она обеспечивала себе монополию на закупки и ставила соответствующие страны в экономическую зависимость.

Особую роль играло в развитии экспорта в рамках «нового плана» введение системы экспортных дотаций. Это была особая форма демпинга с санкции государства. Фашистское государство в сотрудничестве с виртшафтсгруппами (рейхсгруппы по делам промышленности) создало бюро проверки экспортных цен. За каждый отдельный вид товара эти бюро выплачивали дотации на экспорт, исчислявшиеся с учетом разницы между немецкой экспортной ценой и выясненными ценами других стран-экспортеров. При этом дотации устанавливались отдельно для каждой страны и для каждого вида товаров. Их размер постоянно менялся в соответствии с колебаниями конъюнктуры. В итоге немецкие монополии могли всюду предлагать условия более выгодные, чем конкуренты, и, продавая свою продукцию на внешнем рынке по заниженным ценам, создавать тем самым предпосылки для дальнейшего импорта военно-стратегических товаров.

Рационирование предметов потребления и «упорядочение» сырьевой базы нельзя рассматривать в отрыве от того факта, что внутри самой Германии также форсировалось производство различных видов сырья, определенных сельскохозяйственных продуктов и эрзацев. Это входило в задачу так называемого четырехлетнего плана, объявленного в 1936 году. Главный акцент делался в нем на нескольких видах сырья, прежде всего на железной руде, выпуске легких металлов, особенно алюминия и магния в качестве заменителей недостающих черных металлов, на нефти, синтетическом каучуке, искусственном волокне и различных видах пластмасс. Цель этого плана была вполне очевидна. До начала войны и захвата соседних стран предполагалось создать на переходный период как можно более обширную собственную сырьевую и продовольственную базу для вооружения Германии. Кроме того, в качестве ближайшей цели намечалось облегчить сырьевое и валютное положение Германии, оказавшееся крайне напряженным в результате политики нацистов.

Каким же способом решались главные задачи четырехлетнего плана? Так, для разработки железорудных залежей в районе Зальцгиттера было основано государственное предприятие горнорудный и металлургический концерн «Герман Геринг». Основателями его выступили акционерное общество «Дойче ревизионсунд тройханд», компания с ограниченной ответственностью «Гарантиабвиклунг» и нацисты Плейгер, Фосс и Фите. Задача нового предприятия сводилась прежде всего к тому, чтобы начать освоение железорудного месторождения в районе Зальцгиттера, являвшегося одним из крупнейших в Германии. Экономическое использование зальцгиттерской руды, имевшей низкий процент содержания железа (33 %), было связано с большими трудностями. Доменная плавка этой руды требовала разработки новых методов, вполне естественно сопряженной со значительными затратами. Поэтому крупные монополии не взялись за это дело сами. Эти резервы сырья были мобилизованы фашистским государством в интересах монополистического капитала в ходе подготовки к войне. Для этого крупные монополии Рура продали свои железорудные поля в районе Зальцгиттера новому государственному предприятию.

Компания «Герман Геринг» стала крупнейшим немецким концерном, уступавшим по размаху только концернам «Ферейнигте штальверке» и «ИГ Фарбен». Особенно разбух концерн «Герман Геринг» благодаря политике германского правительства в оккупированных странах.

Аналогичными методами стимулировалось производство и других видов военно-стратегического сырья. Так, например, выпуск алюминия был на 80 % сосредоточен в руках концерна ФИАГ, который возник в качестве государственно-монополистического предприятия на базе слияния важных военно-промышленных концернов, основанных в Первую мировую войну. Для развития своего военно-стратегического производства ФИАГ получал достаточно крупные инвестиции из государственного бюджета. С мансфельдским акционерным обществом «Куп-фершифербергбау» (медеплавильное производство) был заключен специальный договор о дотациях, обеспечивший этой компании много миллионов марок из государственного бюджета. В результате только одной из дочерних компаний мансфельдского общества — «Кургессишер куп-фершифербергбау» — было выплачено за период с 1937 по 1943 год круглым счетом 80 млн марок из общественных средств [8].

Точно так же обстояло дело со всеми прочими богатствами недр. Нацисты свели все геологические службы земель в одно имперское бюро по разведке недр, которое организовало систематическую разведку на всей территории Германии в поисках источников военно-стратегического сырья. В частности, в ходе выполнения так называемой имперской программы геолого-разведочных работ удалось довольно сильно поднять добычу нефти в Германии.

Чтобы яснее показать результаты четырехлетнего плана, в дополнение к сказанному приведем весьма показательную таблицу [9].

Мы сопоставили германские цифры с американскими прежде всего для доказательства нашей концепции, что четырехлетний план призван был создать собственную максимально крупную сырьевую базу для вооружения Германии, и притом до момента, когда будут завоеваны богатые сырьевые источники в соседних странах. Захватив же иностранные железорудные месторождения, нацисты закрыли некоторые шахты в районе Зальцгиттера.

То же самое произошло с рудниками Доггер в Бадене, в разработке которых была заинтересована тяжелая индустрия Саара. Они были закрыты, как только были захвачены лотарингские руды. С этого момента саарская индустрия стала покрывать свою потребность в сырье железной рудой, добываемой на рудниках Лотарингии.

Динамика производства некоторых видов военно-стратегического сырья в Германии и США в 1929–1939 гг. (в тыс. метрич. т):


Год Нефть Медь* Бокситы
Германия США Германия США Германия США
1929 103 138 104 173,0 2397,9 7,3 371,6
1933 239 122 536 245,1 593,5 12,0 156,7
1934 318 122 931 273,9 740,5 19,3 160,4
1935 427 134 912 311,7 1025,4 40,8 237,7
1936 445 148 807 334,8 1439,9 63,0 378,0
1937 451 172 859 354,8 1961,1 93,0 427,0
1938 609** 164 102 379,8** 1416,5 99,4 316,4
1939 886** 170 941 - - 103,6 381,0

* Медь доменной выплавки и рафинированная.

** Вместе с данными по Австрии.


Одной из главнейших задач четырехлетнего плана было создание промышленности эрзацев. Этим путем нацисты пытались увеличить объем своей сырьевой базы и уменьшить преимущества будущих противников с точки зрения обеспеченности сырьем. Большую роль играла здесь химическая индустрия, фактически тождественная концерну «ИГ Фарбен». Химическая промышленность освоила производство таких важных продуктов, как искусственное волокно различных видов, пластмассы, искусственные удобрения, разработала также новые методы получения легких металлов и т. д. Все эти изыскания, проводившиеся в рамках четырехлетнего плана, служили целям подготовки войны. Химическая промышленность вообще имела большое значение для военной экономики. «ИГ Фарбен» выпускала 43 основных вида продукции. Из них 23 вида были весьма важны для ведения войны. В частности, первостепенное значение имело то обстоятельство, что химическая промышленность сумела устранить два «узких места» в экономике, наладив производство заменителей нефти и каучука.

Для характеристики значения производства как горючего, так и синтетического каучука мы приводим нижеследующие таблицы.


Динамика производства горючего (бензина и бензола) в Германии в 1929–1938 годах (в тыс. метрич. т) [10]:


Год Производство бензина Производство бензола
1929 292,6 -
1933* 295,5 -
1934 370,5 221,8
1935 577,0 327,5
1936 877,8 378,6
1937 1259,9 403,1
1938** 1494,0 450,0

* Включая производство путем перегонки бурого угля и сланца.

** Вместе с данными по Австрии.


Динамика производства синтетического каучука в Германии (в тоннах) [И]:


1937 2016
1938 5040
1939 22 176
1940 40 118
1941 69 955
1942 98 784
1943 116 928
1944 102 816

Результаты эти были достигнуты благодаря тому, что правительство Германии предоставило «ИГ Фарбен» и другим монополиям, участвовавшим в производстве эрзацев, многомиллиардные дотации. Без государственной помощи различные частные задачи нацистского четырехлетнего плана нельзя было бы решить.

Представленный здесь обзор некоторых проблем обеспечения фашистской военной экономики сырьем и предметами потребления со всей очевидностью показывает, что с момента установления фашистской диктатуры германские монополисты приступили к систематической подготовке экономики Германии к войне. Для этой цели было разработано «упорядочение» снабжения сырьем, рационирование

предметов потребления и различные меры в области внешней торговли. Вместе с другими военно-экономическими мероприятиями они служили форсированному развитию экономического потенциала Германии, дабы его можно было всесторонне использовать для войны.

Германия надеялась, что, проведя заблаговременную милитаризацию экономики еще задолго до начала войны, она сможет нейтрализовать на определенное время превосходство экономического потенциала своих противников. Она рассчитывала на то, что перестройка в этих странах экономики на военные рельсы потребует значительного времени и сложилась бы благоприятная обстановка для стремительной атаки. Эти соображения были одной из основ стратегии «блицкрига».

В какой-то мере эти расчеты оправдались на первом этапе Второй мировой войны. Германии удалось нанести военное поражение своим противникам в Западной и ЮгоВосточной Европе и захватить их экономический потенциал. За счет оккупированных стран и сателлитов военноэкономический потенциал Германии значительно вырос.



* * * | Почему Гитлер проиграл войну? Немецкий взгляд | Примечания