home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



20

— Там весь квартал каменный, улочки узкие, едва телеге проехать, каждый чужак на виду, со всех углов смотрят, — рассказывал Лука Рыбин, ходивший с братом разведывать место обитания Гасана Бороды. — К дому его вообще не подойдешь, он по-турецки построился — сам в середине, со всех сторон расселил нукеров и родственников, поэтому к его двору только через их дворы проходить.

Сидели мы в кают-компании, попивая чаек и наслаждаясь прохладным ветерком, прорывавшимся внутрь через открытые окна. Было уже темно, шум в порту затих, а вот за пределами порта наоборот разгорелся, даже сюда было слышно. Все та же музыка, крики, а один раз даже выстрел услышали, правда, без продолжений.

— Собаки есть? — спросил Байкин.

— Не, турки же, собак не держат, — ответил Лука. — Но к нему не подберешься. И засаду не устроишь. Сам никуда не ходит, кого видеть требует — к нему возят.

Понятно, с этим турком вообще глушняк, похоже. Остается еще Никон Большой.

— Петр, а у тебя что? — повернулся я к Байкину.

— Никон живет в городе, дом за высоким забором. С колючкой. Рядом кабак, вот там мы и сели. Пока с буфетчиком болтали, узнали, что Никон доме не сидит, у них почти каждый вечер гуляет. Но никогда в одиночку не ходит, всегда своих с ним несколько человек и вечно кто-то еще. Захватить без большой крови не получится, а еще и из города вывезти… мое мнение — не получится.

Понятно, значит не получится.

— А если Арсений на яхте куда пойдет, не выйдет захватить? — спросил вдруг Фрол.

— Чего болтаешь? — вскинулся Байкин. — Если вскроется, то нас самих тогда пираты запишут и правы будут. А оно точно вскроется, потому что нам пленные нужны, они и расскажут.

Тут Байкин прав. По местному морскому праву захватывать можно только очевидно криминальные суда, идущие с контрабандой, например, или пиратствующие. А ничего такого у Плотникова на яхте нет. Еще можно убивать и захватывать самих пиратов, если точно известно, что это они и есть, но даже здесь проблемы появляются: если мы, например, убьем кого-то, кто рядом с Арсением, и окажется, что он был не пират и в делах преступных не участвовал, и на него в настоящий момент не работает, то нам претензии могут предъявить и в Новой Фактории. И суд их примет вполне серьезно.

Нет, те же турки устраивают и вовсе налеты на христианские земли, и наоборот, христиане, молодежь в основном, налетают на турецкую территорию, и это почти традиция, но только готовятся они к этому заранее и всерьез. Тогда и суда, на которых они пришли, не опознаешь, и сами они по берегу не маячат, и самое главное — они возвращаться на это место потом не собираются. И самое главное — между турками и христианами мира нет. Нет и войны, но друг друга опасаться следует. А вот Овечий остров официально нейтральная территория, на которой эти самые стороны вполне могут торговать друг с другом. И такой статус острова на самом деле охраняем со всех сторон и портить это дело никто не даст, следует быть реалистом.

Единственное, что можно было бы сделать — быстрый и тихий захват в таком месте, где у того, кого захватываем, вокруг "все свои". Чтобы никто лишний не пострадал. Как вот в имении у Плотникова. И быстро отсюда ноги. Это в теории, а на практике вообще полный облом.

— Ладно, на этом и закончим, — сказал я, заканчивая совещание. — Отдыхаем до завтра. С утра идем к складскому двору, по городу уже стараемся лишний раз не шляться, учитывая возможность встречи с бандой Фомы. Есть вопросы?

Ни хрена не получится. Ни-хре-на. Ладно, этим займемся отдельно, а пока у нас еще и основное задание имеется. Так что завтра с утра с Анисимом общаться будем, за чаем.

"Боевая пятерка" разошлась по каютам, а я вышел на палубу. На корме под фонарем сидели Платон Вербин и Пламен, листая большой атлас-лоцию и тихо о чем-то разговаривая. Увидев меня, Патон спросил:

— Долго еще стоять здесь планируешь?

— Надоело уже? — усмехнулся я в ответ.

— Скучновато. Здесь только морячкам торговым хорошо, и то, если ничего на винт не намотаешь, а нам так и вовсе делать нечего. Даже к букинистам сходили сегодня — и никакой пользы, одно старье и романы душещипательные. А помощнику моему, — он кивнул на Пламена, — практика нужна.

— Не больше пары дней, думаю, — ответил я, присаживаясь рядом. — Две ночевки — и сворачиваемся. Кстати, вокруг острова воды как, не трудные?

— Да сам смотри, — Платон просто повернул альбом ко мне. Тот оказался открыт как раз на карте Овечьего. — Глубины большие, течения тоже простые, Игнатий, кстати, эти места знает, ходил раньше, мы разговаривали. А куда надо?

— Да кто его знает, куда. От многого зависит, — ответил я так уклончиво потому, что пока и сам толком не знал ничего. Анисим раньше времени свои планы открывать не собирался. Да и его планы могут с моими расходиться, как водится.

Залив перед входом в порт тонул в темноте, но по черной поверхности моря кто-то словно бы рассыпал множество светлячков — рыбаки ловили что-то с фонарями. Каждый такой фонарик — та самая лодка с косым парусом, одна из тех, что сбиваются в большие кучи в рыбацкой части порта. Шум в веселом квартале только разгорался, а на палубе одной из шхун, стоящей через один причал от нас, за столом сидела развеселая компания. Похоже, что праздновали что-то, но что именно — не понять было. Видели, как люди поднимались и явно тосты произносили, но слов было не разобрать. Обычная и даже привычная уже жизнь торговой гавани. Уже своя жизнь, другой и не помню, пожалуй.

Подошел Игнатий, постоял у борта, глядя в темную воду.

— Никто у нас не загулял? — спросил я у него.

— Если уж я не загулял, то остальные точно в порядке, — заухмылялся он. — Готовность держим высокую, даже гулять надолго у нас никто не ходит.

— Это правильно, — я встал рядом с ним, опираясь на планширь локтями. — В любой момент можем дернуть отсюда.

— И куда дальше?

— На Новую Факторию. А там уже видно будет. Думаю, что заскучать не получится.

— Оно и хорошо, на самом деле, — уверенно кивнул Игнатий. — Раз пошел в море, так ходи, а так, по портам болтаться — не, нам не надо. Тогда уж лучше домой идти, все пользы больше.

— Это точно, — поднявшись на ноги, Платон присоединился к нам. — У меня список мест, требующих описания, на десять страниц.

— И что, везде надеешься успеть? — усмехнулся шкипер.

— Нет, везде не надеюсь. Но по ходу дела буду выбирать то, что важнее и то, что ближе. Мы же, собственно говоря, за этим и отправились.

— Не совсем, — я повернулся к нему. — Высокое руководство внесло свои поправки. Поэтому мы и здесь. Планов у командования много, а нас куда меньше. Так что… как выйдет. Кстати, Пламен, принимать радиостанцию готов? — повернулся я к мальчишке.

— Год учился, что не быть готовым? — он даже удивился такому вопросу.

— Ну и хорошо. Ладно, пошел я спать, завтра день долгий будет, похоже.

В каюту через открытый иллюминатор тянуло ветерком и запахом моря. Взял с полки инструкцию для ребризера и сборник "Морское право, общее для обжитых территорий". Подумав, взялся учить право. Правда, продержался недолго, уснул.

На следующее утро вся наша боевая группа в полном составе, тремя парами, вроде как и не вместе вовсе, двинулась в сторону складского двора, где вершил свои дела Анисим. Занимался он вроде как посредничеством, причем как с легальным товаром, так и с нелегальным, что давало ему возможность иметь связи "в обоих мирах", приличном и криминальном, центром которого, если не считать пиратские острова, и был город Вольный.

Порт проснулся, звуки гулянки, доносящиеся из-за его пределов по вечерам, сменились звуками работы — скрипом колес, талей и лебедок, криками грузчиков, мычанием быков, ржанием лошадей, стуком и шумом. Большой барк под турецким флагом отваливал от причала в то время, как в бухту заходила немаленькая шхуна под христианским флагом — жизнь кипела. Орали чайки, к ним присоединилась колония бакланов, расположившаяся на постой на высоком скалистом мысу. Птицы носились над мелкой волной, время от времени ныряя и выскакивая из воды с рыбкой в клюве. И суета в порту им совсем не мешала.

Опять в залив вывалила вся рыболовецкая эскадра, ночные фонари сменились белыми парусами. Большой, глубоко сидящий рыбацкий баркас на моторе заходил в бухту — это уже те, кто ходит надолго, и явно с уловом возвращаются.

В воротах складского двора было настоящее столпотворение — здесь нанимали на разовые работы тех, кому работа постоянная не светила. Толстяк с черной бородой заглядывал в какие-то бумаги, время от времени выкрикивал что-то непонятное, и после каждого такого выкрика в толпе публики, которую можно было охарактеризовать разве что как "бичей", начиналось шевеление и суета, а затем кто-то уходил с представителем нанимателя.

Анисим был все в той же чайной, в какой я с ним и познакомился. Опять с газетой. Увидел меня, кивнул как хорошо знакомому, приглашая к себе за стол. Байкин как и в прошлый раз уселся в соседней чайной, братья и Фрол с Леонтием разошлись по улице в разные стороны, контролируя подступы.

— Ну что, придумал что-то по своим делам? — сразу спросил Анисим, откладывая газету.

— Нет, ничего не придумал. Так что давай к нашим с тобой делам перейдем.

— Давай, почему же не перейти. Чай будешь?

— Чай? Чай буду.

Анисим махнул рукой буфетчику, требуя второй чайник — сейчас он сидел с маленьким, "односпальным".

— Груз находится на плантации тростника, это почти в центре острова. Его надо забрать, сопроводить до Зимнего лежбища, и там принять на лодку. Меня одного для охраны не хватит, я же говорил, что желающих на него лапу наложить много.

— Ожидаешь проблем?

— Нет, не ожидаю, если честно, но не исключаю. Я их никогда не исключаю, поэтому и живой до сих пор. А как начнешь исключать, то считай что вышел ты весь, недолго протянешь.

— А почему именно туда?

— А там нет никого сейчас, — развел он руками, как бы подчеркивая очевидный факт. — И не бывает. Туда в сезон штормов тюлени приплывают, рыбы туда нагоняет, а сейчас пустота. Глубины для любого судна нормальные и лодка к берегу подойдет.

— Это понятно. А как доставлять груз? В пешем порядке?

— В пешем порядке будет долго и рискованно. Лошадей надо нанять. С этим проблемы нет.

— А что потом с ними?

Подошел буфетчик с чайникам, наш разговор ненадолго прервался.

— Если все нормально пройдет, то я их обратно приведу, а если ненормально, то мне вместе с вами смываться придется.

Я налил себе чаю, затем пожал плечами:

— Так проблем не вижу, но мне надо со шкипером посоветоваться. Может там есть что-то такое, чего мы не знаем?

— Нет там никаких проблем. Если лоция есть, то дойдете.

— А верхом до Зимнего лежбища сколько?

— Часов семь-восемь ходу, — Анисим чуть подался вперед и скосил глаза на буфетчика, убедившись, что тот ушел. — Но выезжать нам был лучше попозже, так рассчитать, чтобы яхта нас уже там ждала. Но там на якорь встать проблема не велика, можно нас подождать.

— Тогда время надо рассчитать правильно, — я уже привычно взялся мазать маслом булку. — А с этим без шкипера не обойтись. И кстати, до места хранения груза тоже ведь ехать надо?

— Надо. Туда тоже часов шесть. Лучше бы даже там и заночевать, а с утра дальше двинуть.

— Во как! — удивился я. — А чего сразу молчал?

— Все равно сутки бери. Туда, ночь, оттуда, погрузка.

— Верно, сутки. Тогда еще повидаться сегодня придется.

— Я весь день здесь буду, сразу несколько клиентов жду, — огляделся вокруг, как бы показывая, что "здесь" — это как раз складской двор. — Меня или в чайной этой увидишь, или просто на улице, или во-он там, — он показал на длинный сарай в конце улицы. — Там конторка маленькая сзади, могу там сидеть.

— Найдем, — сказал я уверенно.

— Буду ждать.

Допив чай и дожевав булку, на этот раз единственную, я поднялся из-за стола, пожав руку Анисиму, затем вышел на улицу, сбежав по ступенькам с высокой террасы. И почти сразу столкнулся чуть не нос в нос с Фомой, вывернувшим из прохода между двумя чайными. Прямо привычка у него такими путями ходить, там, в Кривом тупике, он точно так же появился.

Как я его сразу узнал, так и он меня. Был он не один, на этот раз с ним было двое — Павел и тот самый безымянный крепыш, который хотел меня остановить во время самой первой нашей встречи в Новой Фактории.

— Кого я вижу! — раскинув руки для объятий, шагнул вперед Фома, но остановился, увидев, как моя рука скользнула к револьверу. — Ну-ну, не надо, здесь за это виселица сразу! — объявил он.

— А я знаю.

Стрелять я его не собирался, просто точно знал, что такой жест его остановит и не даст слишком долго ерничать.

— Точно, знает он, — сказал подошедший сбоку Байкин.

Компания дернулась, они его сразу не заметили. Теперь уже рука Фомы потянулась к оружию, но тоже остановилась.

— Фома, хочешь что сказать — говори, не тяни, — я посмотрел ему в глаза.

Страха там не было, но была некая неуверенность. Он просто не знал, как ему поступить. Убить бы рад, да нельзя, тогда для него все плохо закончится, а расходиться своими дорогами у него точно никакого желания нет.

— Должок за тобой, Алексий, — заговорил вдруг Павел.

— Это какой же? — я притворно удивился. — Излагай претензию, послушаю.

— Хороший человек на бой-реванш согласится, это и должок, — Павел криво и немного натужно ухмыльнулся.

— Павел, так я не хороший человек, чтобы ты на будущее знал, — я уставился ему в глаза, изобразив самую чарующую из доступных на данный момент моей мимике улыбок. — И не вижу я смысла во втором бое. Ты раз получил — и достаточно, пусть это у тебя в привычку не входит. А то так и будешь бегать за мной со своим очередным реваншем как дите за торговцем леденцами.

Я чувствовал, как внутри поднимается дурная, какая-то даже веселая волна, как всегда у меня бывало, когда я собирался ввязаться в драку, не будучи твердо уверенным в последствиях. Или когда просто сам умышленно выводил ситуацию на неразрешимый конфликт, чтобы уже рубить узел, а не развязывать.

— Ты бы за речью своей приглядывал, — Павел вспыхнул и шагнул вперед. — А то можно и без поединка…

— Тише, тише, — выставив в сторону руку, придержал его Фома. — Наш друг сам себе беды ищет теперь, даже не стесняется.

А верно заметил Фома, прозорливый бандюга. Не хочу я с Павлом драться. Во-первых, он меня, скорее всего, одолеет. А даже если и нет, то я потом буду долго не в форме, а мне это ни к чему. Но совсем не драться не получится, мы так не разойдемся, просто не дадут, а это значит, что какой-то поединок состоится. И если Павел разозлится настолько, что вызовет меня, при свидетелях, которых, к слову, уже целая толпа собирается вокруг — кровь почуяли, похоже, — то выбор оружия будет за мной. А это примерно то, что мне и нужно. Если не разойтись, так сойтись на моих условиях.

— Боюсь, что это твой холуй себя слишком высоко ценит, — сказал я уже Фоме, летя без тормозов на волне наглости. — Второй раз руки марать о него не хочу. Не стоит он того.

В общем, откровенное и незамысловатое оскорбление. И эффект от него был предсказуемый. Кричать и ругаться Павел не стал, мужик он крепкий все же, побледнел только от сдерживаемой злости, вздохнул глубоко, потом сказал, по-простому так:

— Выбор оружия за тобой. Я тебя вызвал.

По толпе свидетелей пробежал негромкий шум, все засуетились, зашушукались. Я почувствовал, как онемело лицо и в ушах зазвенело — адреналин в кровь лился как из крана вода.

— А все очень просто, Павел, — начал я и шум сразу стих. — Что такое "дуэль по-пиратски" знаешь?

Мне про нее Платон рассказал, по пути сюда, как-то за завтраком. И он же сказал, что практикуется такая дуэль не только на Тортуге, но и здесь, на Овечьем острове. А суть ее проста: противники не "стреляются", а "воюют". Каждый приносит винтовку, какая ему нравится, револьвер и нож. И патронов столько, на сколько договорятся. Потом заходят с двух сторон в оговоренное место, лесок там, или ущелье, а выходит оттуда только один. Вот и все. И тут я готов ставить на себя.

— Винтовка или ружье — на выбор, револьвер и нож, — сказал я. — Патроны — сколько унесешь. Больше ничего. Снаряжение любое.

Слышал я себя при этом как-то со стороны, вроде даже и не я эти слова говорю. Уже совсем уплотнившаяся толпа охнула, кто-то свистнул, все подались ближе, словно боясь пропустить хоть слово из диалога. Павел ответил сразу, не размышляя ни секунды, хотя, похоже, выбору способа удивился. А вот Фома, как мне показалось, даже обрадовался.

— Послезавтра с утра, Бакланий Остров, встречаемся здесь, в порту, каждый может нанять одну лодку.

Говорил он хрипло и быстро, сам аж вперед подался, словно словами убить хотел. Точно, совсем разозлился. Достал я его.

— Почему послезавтра?

— А пусть все ставки сделают, — влез в разговор до сих пор молчавший крепыш.

— В городе такие дуэли любят, второй раз на тебе заработаю, — ухмыльнулся Фома. — И не вздумай сбежать, опозорю до конца жизни, если эта самая жизнь у тебя останется.

— Фома, ты насчет меня не беспокойся, холую своему сбежать не дай.

Павел дернулся, но Фома его опять удержал. А в толпе засвистели неодобрительно, причем явно в мой адрес. Но мне как бы плевать? Пусть свистят.


предыдущая глава | Ветер над островами — 2 | cледующая глава