home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

…Голова болит. И подташнивает слегка. Я лежу в своей кровати. Поверх одеяла накрыта моим красным пальто. В комнате темно. На окнах светомаскировка. Чуть горит коптилка. Вовка сидит около открытой буржуйки, и суёт в неё мелкие щепочки. Как-то мне нехорошо. Тошнит.

А что Вовка в нашей комнате делает? Я тут сплю, а рядом Вовка. А где все? Где папа и мама?

Мама!! НЕТ!!!

ИЫЫЫЫ…

Я всё вспомнила. Мама!!!

Они… Они … Иыыы…

Суки. Суки блядские. Они её убили. Маму. Мою мамочку милую!!

Слёзы. Опять.

— Проснулась? —вякает от печки Вовка.

— Иыыы…

— Лен?

— Мама. Они…

— Я знаю. Санька рассказал мне. Лена, мне очень-очень жаль. Чем помочь тебе?

— Ничем. Как ты тут поможешь?

— Ну, хочешь, стукни меня. Или за уши оттаскай. Я не убегу, честно. Помнишь, у тебя в прошлом году колесо у велосипеда прохудилось? Это я сделал. Гвоздём. Ты как, за уши меня будешь или за волосы? Как тебе удобнее?

— Дурак ты, Вовка. Колесо. У меня маму убили. А ты с колесом. Глупый ты ещё.

— Ну, извини. Я помочь хотел.

— А где все? —сажусь я на кровати и оглядываю себя. На мне трусы и майка. Я так вообще никогда спать не ложусь. Всегда ночную рубашку надеваю. Сунув руку под подушку убедилась, что моя рубашка, как всегда, там и лежит. А почему я сплю в таком виде?

— Моя мама на работе. Хоть и воскресенье, а там что-то срочное. А Сашка к твоему папе побежал в мастерскую. Рассказать. Лена, не плачь!!

— Ых. Не буду. Давно побежал?

— Часа три уже. Может, они поехали тело забрать? Похоронить по-человечески. Лена!!

— Ничего. Нормально. Всё нормально, Вов. Я постараюсь держать себя в руках.

— Хорошо. Ты, не плачь, Лен. Мы поможем. Смотри, яблоко какое. Это тебе.

— Ух, ты! Какое красивое. И как пахнет!

— Кушай, я помыл его уже.

— Откуда такое?

— Санька сказал, в трамвае дяденька один дал. Когда узнал, что случилось у тебя.

— Ну, спасибо. Дяденьке. И Сашке тоже. Вов, а почему я в таком виде сплю?

— А в каком ещё надо?

— В ночной рубашке. Что было вообще? Я не помню ничего.

— За голову потрогай себя.

— Ой!!

— Во-во. Правда, не помнишь.

— А где волосы мои?

— Санька отрезал. Извини, Лен, у тебя коса вся от крови слиплась. Как бы мы отмывали её? Вот Санька и отрезал. Сказал, если что, пусть она потом меня за уши оттаскает. И отрезал.

— Ну… Ну, ладно. А ещё что было?

— Лен, ты совсем никакая пришла. Не, не пришла. Санька приволок тебя. На самом деле, ты висела на нём мешком. Он просто принёс тебя на шее.

— Правда, что ли?

— Угу. Вся в кровище. Волосы, плащ, платье, руки, лицо. Всё в крови. Мы с Санькой отмывали тебя на кухне. А ты ещё и говорить не могла. Только мычала и выла. Страшно, Лен. Ты прям как зверь была

— А потом что?

— Санька чаем пытался поить тебя, но ты не пила. Выла и кусала чашку. Тогда он налил горячий чай, а в чай плеснул водку. Вон, из серванта. Мы с ним влили это в тебя, и ты заснула.

— А кто раздевал меня и укладывал?

— Санька. Лен, ну где бы мы девчонку стали искать? Санька раздевал тебя. Больше не было никого. Твоё платье в ванной в тазу. Может, его ещё отстирать можно.

— Ох. Ну, спасибо вам, мальчики…

Я всё вспомнила. Фашисты маму убили. Мы просто пришли собирать кочерыжки от капусты. Собирать кочерыжки. И они стали по нам стрелять. За то, что мы собираем кочерыжки. Когда обстрел начался, я помню, мама толкнула меня на землю, а сама легла надо мной, придавив меня своим телом. А потом случился толчок, и на меня полилось что-то тёплое и липкое.

Не сразу поняла я, что это была мамина кровь. Мама меня защитила своим телом. Но сама она… Мамочка.

Маму убили.

Что дальше было, плохо помню. Вроде, Сашка ползком вытаскивал меня с капустного поля, не позволяя встать. Потом мы ехали в трамвае. Какие-то люди. Что-то говорили. Я ничего не могла понять. Сидела, крепко обняв Сашку, и плакала ему в шею. Почему-то от него пахло ромашками. Это запомнила. Наверное, мыло такое.

— Вов, ещё что Сашка рассказывал? Что было-то?

— Да ничего особенного. Вот, разве что…

— Что?

— Да, ерунда.

— Говори, Вов, раз уж начал.

— Санька сказал, ругалась ты страшно в трамвае.

— Ругалась?

— Угу. Он говорил, ты как плакать переставала, так начинала ругаться. Очень грубо. Так, что Санька даже не всё и понимал. Он и не знал, что ты, оказывается, так ругаться умеешь.

— Вов, ругаться я не люблю. И мне не нравится, когда кто-то рядом ругается. Но это не значит, что сама я не умею этого делать. Умею. Но не хочу.

— А где научилась-то?

— Вовочка, у тебя ведь тоже есть старший брат. Догадайся. А у меня старших братьев не один, а двое. Ты, улавливаешь мысль?

— Угу.

— Мишка вообще на флоте служит. По-моему, они там на этой своей подводной лодке матом даже не ругаются, а разговаривают. Помнишь, он в феврале в отпуск приезжал?

— Угу, помню, —Вовка потрогал себя за ухо. —Он тогда поймал меня, когда я пытался тебе карманы пальто рыбьим жиром измазать.

— Вот. А когда Мишка думал, что я не слышу его, то в выражениях он не стеснялся. Так и нахваталась.

— Понятно. А меня научишь?

— Чего?!! Хотя… Научить…

— Научишь?

— Научу. Но не ругаться. Этому не нужно учиться. Вов, давай я тебя лучше буду как в школе учить. Тебе ведь учебники дали за первый класс?

— Дали.

— Вот. Давай я учить тебя стану.

— Фигушки. Я не игрушка тебе, учить меня. Сама-то не учишься, а меня учить, да?

— Хм. Ты прав, Вов. Мне тоже учиться нужно. Давай вместе будем учиться, а?

— Не, не хочу.

— Дурак! Фашисты пришли. Они не хотят, чтобы советские дети учились. Они хотят, чтобы мы как бараны были и совсем ничего не знали. А мы вот назло фашистам всё выучим! Мне мама говорила, что на их заводе полторы нормы мирного времени дают, хотя больше половины опытных рабочих на фронт ушло. Полторы! А мы? А мы учиться станем так, как в мирное время и не учились, Вов. Мы всё выучим. Для нас с тобой сейчас карандаш —это как для бойца винтовка. Мы всё выучим, чтобы вонючий Гитлер от злости лопнул!

— Ну… ну, если так, то, конечно. Чтобы Гитлер. Лопнул. А ты тоже будешь учиться или только меня учить?

— Буду. Конечно, буду, Вов. Я же школу не окончила, мне много что ещё выучить нужно. Хуже всего у меня с математикой. Потому, с неё и начну. Эти суки убили мою мамочку. Так я обещаю, что за это решу все задачи из нашего задачника. Все-все. Не те, что задают нам, а вообще все, сколько есть их там. Даже которые со звёздочками —тоже решу! Назло фашистам! И тебе помогу, Вов. Не нужно тебе целый год терять. В следующем сентябре во второй класс пойдёшь. Пусть у нас нет света и отопления, всё равно мы будем учиться! Давай, неси свои учебники. Мы с тобой атакуем фашистов здесь, с карандашами в руках!..


Глава 13 | Ленка-пенка | Глава 15