home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Четыре серые стены

И башни с берега видны,

Там, где живет средь тишины

Волшебница Шалотт.

Альфред лорд Теннисон (перевод М. Виноградовой)

А зря. В парке я его больше не встречала. Мы с папой бегали каждый день примерно в одно и то же время, но в овраге никого не было.

Поверьте на слово, смотрела я очень внимательно.

Эти трое были первыми ребятами моего возраста, которых я встретила в Аннаполисе.

Может, этот овраг — место тусовки?

Но темноволосый был там один.

Или все трое баловались там наркотиками?

Нет, парень не был под кайфом. Он и его друзья не похожи на наркоманов. На них была нормальная одежда — майки и шорты цвета хаки. Ни пирсинга, ни татуировок.

Кажется, в ближайшее время мне не светит найти ответы на эти вопросы. Нашим ежедневным пробежкам и моему ничегонеделанию в бассейне приходил конец: начинался новый учебный год. Всегда мечтала начать первый учебный год в старшей школе в каком-нибудь далеком штате, где я совсем никого не знаю.

Первый учебный день в школе Авалон на самом деле учебным не являлся. Это было нечто вроде ознакомительной экскурсии. Нам показали классы и шкафчики в раздевалке, познакомили с персоналом. В общем, ничего особенного, мне показалось, что это было сделано специально для того, чтобы облегчить нам переход от каникул к школьной рутине.

Школа меньше, чем моя старая, но гораздо лучше оснащена, так что мне грех жаловаться. В первый (уже не ознакомительный) день нас попросили заполнить анкеты. Меня и еще две сотни хихикающих новичков заставили позировать для фотографии. Потом мы заполнили специальную форму: имя, электронный адрес (для желающих им поделиться), интересы. Это делалось для того, чтобы мы могли лучше узнать друг друга… чтобы, так сказать, создать имидж для школьного коллектива.

Родители страшно волновались в мой первый по-настоящему учебный день. Они встали ни свет ни заря, приготовили обильный завтрак и огромный пакет еды, которую я должна была съесть на обед. С завтраком все было в порядке — вафли пригорели совсем чуть-чуть, с обедом дела обстояли значительно хуже: сандвичи с арахисовым маслом и картофельным салатом из «Ред Хот энд Блу». У меня не хватило духу сказать родителям, что салат в шкафчике растечется и к обеду станет абсолютно несъедобным. Мои родители, специалисты по Средневековью, не слишком часто задумываются о проблеме охлаждения продуктов.

Я взяла пакет, который они мне с гордостью вручили, и вышла из дома.

— Спасибо, папа и мама.

В первый день они отвезли меня в школу на машине, потому что я эмоционально уязвима для поездки на школьном автобусе. Мы все понимали, что это неправда. Но мне очень не хотелось выслушивать от кого-либо рявканье, что место рядом с ним занято, чувствовать, что ребята не хотят сидеть рядом с новенькой и т. д. и т. п.

Родители особо и не возражали. Они высадили меня у школы, решив с пользой провести этот день и съездить в город, проконсультироваться у других специалистов по Средневековью по поводу своих книг.

Я пожелала им приятного общения с коллегами, а они в ответ — приятного общения с одноклассниками.

И я вошла в двери школы.

Первый учебный день был обыкновенным — во всяком случае, первая его половина.

Со мной никто не заговаривал, и я отвечала тем же. Пара преподавателей, правда, обратили внимание на то, что в их классе появилась девочка из такого экзотического места, как Миннесота, и попросили меня рассказать немного о себе и своей семье.

Я рассказала.

Никто меня не слушал. А если кто и слушал, ему на мой рассказ было наплевать.

Ничего страшного, мне тоже было наплевать на их реакцию.

Обед — всегда самый страшный момент для новичков. Из своего немецкого опыта я уже знала, что, взяв папочку с учебниками и направившись в библиотеку, я обрекла бы себя на звание неудачницы.

В этот раз я сделала глубокий вдох и начала искать взглядом столик, за которым бы сидели высокие, как и я, похожие на гречанок девицы. Обнаружив нечто похожее, я подошла и представилась. Чувствуя себя полнейшей идиоткой, я сказала, что я новенькая, и попросила разрешения подсесть к ним. Слава богу, они потеснились и освободили мне место.

Вообще-то, они вполне могли бы прогнать меня, но не сделали этого. И я подумала, что школа Авалон не так уж и плоха.

Окончательно я убедилась в этом сразу после обеда, когда увидела его. Парня из оврага.

Я тупо глядела в расписание, пытаясь вспомнить, где во время ознакомительной экскурсии по школе видела комнату 209. Именно тогда он выскочил из-за угла и чуть не врезался в меня. Я узнала его сразу. И вовсе не потому, что он был высокого роста, а лишь немногие парни могут похвастаться, что они выше меня. Просто у него очень запоминающееся лицо. Его нельзя назвать красивым, но оно привлекательное. И симпатичное. И мужественное.

Самое ужасное, что и он меня узнал, хотя видел в парке всего лишь пять секунд.

Привет, — сказал он, улыбаясь синими, как небо, глазами.

Просто «привет» и все. Привет.

Но этот «привет» заставил мое сердце бухнуться куда-то в живот.

Хотя, вполне возможно, «привет» был и ни при чем, а во всем виноваты эти глаза. А может, это просто был единственный знакомый человек в океане незнакомцев.

Впрочем… девушка рядом с ним тоже была мне знакома. Именно с ней он уехал тогда на машине. Из-за нее мое сердце не стало никуда падать.

Она дергала его за рукав и тараторила:

Я сказала Лэнсу, что после занятий мы встретимся с ним в молочном кафе.

Он обнял ее за плечи и ответил:

Здорово.

И они скрылись из виду в толчее школьного коридора.

Все это произошло за какие-то пару секунд. В крайнем случае, за три.

Но я чувствовала себя так, будто кто-то изо всех сил толкнул меня в грудь. Это так на меня не похоже. Я совсем не такая. Ну, вы понимаете! «Боже! Он на меня посмотрел! Я чуть в обморок не упала!» Это Нэнси у нас романтический оптимист. А я — суровый прагматик.

И что совсем было лишено всякого смысла, целую минуту следующего урока я лихорадочно рылась в школьном путеводителе в поисках его фамилии, не обращая внимания на то, что преподаватель по мировой литературе пытался рассказать нам о программе.

Парень учится в выпускном классе. Его имя — А. Уильям Вагнер, но все зовут его просто Уилл.

Судя по тому, что было написано в путеводителе, А. Уильям Вагнер — звезда школы. Он футболист, финалист Национальной интеллектуальной олимпиады, староста класса. Увлекается чтением и парусным спортом.

В путеводителе ничего не было сказано о его личной жизни, но я видела парня дважды, и оба раза с одной и той же потрясающе красивой блондинкой. Наверняка она — его девушка.

У парней типа Уильяма Вагнера всегда есть девушки. Да, наверное, не стоит быть такой практичной, как я.

Поскольку заняться мне было нечем — мистер Мортон, наш преподаватель по мировой литературе, пытался заинтересовать нас какой-то галльской легендой, которая могла бы мне понравиться, если бы я до тошноты не наслушалась подобных легенд от родителей, — я решила найти в путеводителе сведения о той девушке. Нашла ее фотографию — оказывается, мы с ней в одном классе, — и прочитала, что ее зовут Дженифер Голд и она увлекается шопингом и (надо же!) Уильямом Вагнером.

Потом я отыскала того светловолосого мальчика, которого видела с Уиллом и Дженифер в парке. Это Лэнс Рейнольдс. Он, как и Уилл, старшеклассник. Защитник в школьной футбольной команде и тоже увлекается парусным спортом.

Первый учебный день кончился, и, на мой взгляд, он оказался не таким уж и плохим. У меня даже появились друзья. Одна из девушек, к которым я подсела за обедом, тоже занималась бегом, а вторая жила по соседству.

После занятий мама и папа ждали меня в машине. Нельзя сказать, что я вздохнула с облегчением. Просто села в машину и шутливо произнесла:

— Домой, Дживс.

Они поинтересовались, как прошел день. Я сказала, что отлично. Потом спросила, как у них дела. И мама поведала о каких-то новых текстах, в которых упоминалось об Элейн (не обо мне, конечно), а о ее Элейн из легенды про короля Артура. Крайне интересно.

А папа рассказывал про свой меч до тех пор, пока мои брови не сошлись на переносице.

Дома я надела купальник и залезла на свой плотик.

Через некоторое время к бассейну вышла мама и укоризненно посмотрела, как я плаваю.

— Ты что, шутишь? — произнесла она. — Я думала, мы покончили с этим. Ведь уже началась учеба.

— Да ладно, мам. Лето скоро кончится, и мы спустим бассейн. Почему бы мне не воспользоваться последними теплыми денечками?

Мама, качая головой, вернулась в дом.

Я раскинулась на плотике и закрыла глаза. Мне задали домашнее задание, и это в первый же день! Мистер Мортон оказался тираном, задав нам сочинение, которое, впрочем, вполне может подождать до вечера. Кстати, в компьютере меня ожидают несколько сообщений от друзей, нужно ответить. Нэнси просит разрешения приехать. Она никогда не жила на восточном побережье в доме с бассейном. Что ж, ей нужно поторопиться, скоро будет слишком холодно для купания.

Если плот подплывал слишком близко к краю бассейна, выложенному булыжниками, я отталкивалась от камня ногой. Хозяин дома положил по берегам эти огромные камни, чтобы бассейн выглядел естественным водоемом (хотя о какой естественности может идти речь со всей этой хлоркой и фильтрами?).

Отталкиваться нужно было крайне осторожно, потому что под одним из самых крупных камней жил паук размером с мой кулак. Пару раз я оттолкнулась не глядя и чуть не раздавила его. Мне не хотелось разрушать хрупкую экосистему бассейна, поэтому, как и в случае со змеей, я очень старалась не убить паука. А еще я не хотела, чтобы он меня укусил и я оказалась в отделении неотложной помощи.

Поэтому каждый раз, когда мой плот подплывал к берегу, я открывала глаза, чтобы убедиться в том, что не задену ногой паука.

Этим вечером после первого учебного дня, когда мой плот мягко толкнулся в край бассейна, я привычно открыла глаза и испытала самый настоящий шок.

На паучьем камне стоял А. Уильям Вагнер и смотрел на меня.



Глава 2 | Школа Авалон | Глава 4