home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Псалом 16

«Россия — государство не торговое и не земледельческое, а военное. Призвание его — быть грозою для всего света».

(Дословная выдержка из русского учебника для кадетских корпусов XIX века).

8 мая 1917 года.

Новодевичье кладбище, девять часов утра.


Москва еще спала. Прощание с Императорской фамилией завершилось рано — стрелки на карманныйом Breget не показывали ещё и девяти. Ингумация произошла на Новодевичьем кладбище сорок дней назад, и сегодня, по неизвестному мне православному обычаю, проходило поминание усопших. По местной традиции поминки проводились трижды — в день похорон, через девять дней и через сорок. Особый ритуал — поминальная трапеза должна была начаться после обеда, пока же у меня имелисья был обладателем примерно четырех часаов относительно свободного времени.

Трупоположение членов Императорской семьи традиционно происходило в соборе Петропавловской крепости, однако после разрушения последней огнем балтийских линкоров, хоронить семью Николая, там стало физически невозможно. Впервые за два столетия супругу императора и его наследника хоронили не в Петрограде, а в Москве. Сорок дней назад, из далекой северной столицы тела перевезли в закрытых цинковых гробах. Смотреть на них я не мог — не хватало духа. Как оказалось, подобные печальные процедуры я вообще выносил с трудом. Опасения основывались не на том, что зрелище было для меня «неприятно», но на обычном человеческом страхе. Мой Николай мог вытворить что угодно при виде безвременно ушедших детей, да и я сам, признаться при мысли об убиенных девочках и маленьком царском сыне, внутренне содрогался, будто от старой раны, и. И сильно переживал, опасаясь еще одного «отторжения» меня личностью реципиента.

К счастью все обошлось. Новодевичье кладбище я покинул на двух автомобилях в сопровождении хмурого лейб-конвоя. Решив по возможности оградить себя от бремени церемоний, я отказался для эскорта из кавалергардов и ехал сейчас в сопровождении атаманцев. Шестеро из бойцов сидели в автомобиле охраны, и двое — вместе с Воейковым и водителем в моей машине.

Подпрыгивая на кочках в такт скомканным, сумбурным раздумьям, я смотрел на проплывающую мимо меня первопрестольную столицу России. Уже сутки я изучал этот сумрачный город с немеркнущим интересом. Вчера я въехал сюда с огромным «конвоем», во главе нескольких фронтовых дивизий, прибывших в Москву для триумфально парада. Пока мы двигались по длинным проспектам, серые здания давили на мою голову своим весом, и мрачные мостовые, в которых отдавалось цоканье тысяч подков в течение целых восьми столетий, блистали сыростью, оставленной едва растаявшим снегом и вечной грязью, столь характерной для обеих русских столиц. Массивный, пугающий муравейник, гигантский, каким и должен быть «Третий Рим», бурлящий чудовищною клоакой, он подавлял во мне чувства и погружал в некое грозное оцепенение. Воистину, думал я, глядя на толпы людей и дольмены зданий, возвышающиеся над ними, — Москва являлась олицетворением всего русского, — пугающим, но великим; темным, но не имеющим границ. Могучий дух и неукротимая, почти стихийная сила, что двигали этот огромный народ на протяжении тысячелетий к славе властелина Евразии, чувствовалась здесь более, чем любом другом месте бескрайних тюркских равнин…

Тем временем мы подкатили к Кремлю и видения мрака рассеялись предо мной. В конце Красной площади, я увидел перед собой удивительный храм, состоящий из множества ярусных башен, стоящих на каменном основании, обрамленном замысловатой аркадой. Фигурные главы этого удивительного творения архитектуры, украшенные цветными маковками куполов, вызывали странные чувства. Краснокирпичная громада Кремля дышала средневековьем, но облик Собора — многообразный и яркий, — поражал монументальностью и в то же время … сказочным вдохновением!

— Впечатляет, не правда ли? — Воейков наклонился к моему уху и показал перчаткой в окно. — Храм Василия Блаженного считается одним из чудес света. Однако не спешите умиляться русским искусством — с. Собор построен итальянцем Бармой, в честь взятия Иваном Грозным Казани. Что характерно, заметьте! В этой чудесной стране во все века цивилизация и культура, не смотря на земледельческий склад хозяйствования, посвящались войнам. Только тираны здесь могут стать успешными правителями, Ники. Все остальные, насколько мне известно, заканчивали плохо.

Пристально, я посмотрел Воейкову в глаза.

— Опять вы? — голос мой дрогнул.

Каин улыбнулся губами флигель-адъютанта.

— Представьте, не могу же я вас оставить!

Перед лицом непреодолимой опасности, сознание мое вдруг впало в болотистый ступор, вызванный, вероятно, не страхом, а незнанием того, что следует ожидать от собеседника. Первые фразы беседы казались дружескими и даже шутливыми, однако последние — могли звучать приговором. Наконец я выдавил из себя:

— Напрасно. Я бы не сожалел, расстанься бы мы с вами расстались.

— Ах, бросьте, Ники! — Воейков отодвинулся от меня и барски отвалился к окну. — Если я поверю, что вы действительно так считаете, это не пойдет вам на пользу.

Мы ехали на огромном шестиместном «Майбахе», на переднем диване, отделенном стеклянной перегородкой, рулил водитель. Огромная машина рычала, когда он давал газу, колеса шуршали по мостовой и ветер изс открытых окон, весело шевелил Воейкову волосы.

На среднем диване мы сидели мы с Воейковымним, а. А вот сидящие прямо за нами на заднем диване атаманцы спали, хотя всего лишь несколько минуту назад я имел с ними разговор.

В конце концов, подумал я, встреча с Каином когда-то должна была произойти и настоящий миг ничем не хуже и не лучше будущих или прошлых. Сейчас, вероятно, должна была решиться моя судьба.

— Опять угрожаете? — спросил я сурово, стараясь говорить как можно безразлично.

— Нисколько! — мотнул вихрами флигель-адъютанта хронокоректор., — Ппросто, я хотел бы прояснить обстановку, которая выглядит несколько запутанно с момента нашей последней встречи. Мы с вами делаем здесь общее дело, вы мой первый и единственный помощник в исполнении корректировки. Но мМеня беспокоит ваша неуправляемость!. Признаться, когда в прошлый раз вы выстрелили в зеркало, я действительно решил вас стереть, но сдержался. Так что эЭто — жест доброй воли, Ники. Надеюсь, вы его оценили.

— У вас прекрасное чувство юмора, — холодно заметил я. — Добрым жестом было, вроде бы, мое воскрешение на Земле будущего. Теперь я знаю, что вы возродили меня, исходя из собственных интересов…

— Вы опять видите во мне монстра, — перебил Каин. — А разве вы, будучи Императором России, не используете того же дворянина Воейкова в качестве слуги?

— Если Воейков мне разонравиться как помощник, я не стану его убивать.

— А я разве грозил вам убийством? Всего лишь пугал наказанием, чтобы повысить эффективность.

— То есть вы не собирались убивать меня на самом деле?!

Каин досадливо поморщился, з. Затем вздохнул и уставился в пол.

— Вы ведь живы, — он снова поднял глаза. — И прошу, не опускайтесь до вульгарщины:, я не грозил вас убивать, а лишь стереть вашу матрицу. Разница тут существенная: стерев матрицу, я могу возродить ее в другом теле и в другое время. Это значит, что пока я жив, живы вы. Согласитесь, подобное нельзя назвать смертью.

Я замолчал, — мне просто нечего было возразить. Могущество Каина по-прежнему завораживало и пугало меня.

— Зачем вы явились сейчас? — спросил я, наконец, решив подводить беседу к ее итогу.

Каин внимательно смотрел на меня внимательно.

— Чтобы дать вам оценку, — ответил он. — Метод, который вы избрали для внесения изменений в историю, необычайно груб и радикален. Великая война к концу года закончилась бы сама, — без вмешательства с вашей или с моей стороны. Обычным для хронокорректоров является оказание воздействия, невидимого для жителей текущей эпохи. Невидимого, Ники, вы понимаете? Одновременное убийство лидеров двух главных стран центрального блока очень трудно приписать усилиям весьма слабой русской разведки. Местные жители, боюсь, могут заподозрить подвох.

Я снова усмехнулся — п. Получалось, Каин знает о моих новых возможностях. Что, собственно, и предполагалось. И я сСпросил напрямикя прямо:

— Значит, вам известна моя способность перемещаться между телами?

— Догадаться не трудно, — Каин тоакже не стал юлить. — Да, пПриборов, способных фиксировать перемещение матриц на таких больших расстояниях как отрезок между Берлином, Веной и Питером, у меня пока нет, н. Но сам характер убийства сомнений не вызывает. Сделано грубо, участие другого хронокорректора видно в каждой детали. Нас с вами здесь двое — прыжок во времени исключает наличие прочих гостей из будущего — ведь будущего с момента нашего перемещения сюда не существует. Дальнейший вывод элементарен. Если Вильгельма и Карла убил не я, то это сделали вы. Надеюсь, не станете возражать?.

— А еЕсть смысл?

— Ники, откуда у вас этот дар? — спросил Каин резко.

Несколько мгновений я сидел молча. Затем, не видя для себя ни причин таиться, ни возможности избежать внимания Каина, рассказал все от начала и до конца. Про убийство царской Семьи. Про ярость и сумасшествие Николая. Про ночные полеты над Европой. Про покушения. Скрывать свои новые способности было для меня невозможно, противостоять же могуществу Каина — не хватало знаний и сил.

Хронокорректор слушал внимательно, и только изредка кивал головой.

— Удивительно, — пробормотал он, наконец. — Способность перемещаться из тела в тело есть целиком искусственная способность. Высвобождение энергетической составляющей личности производится с помощью сложной аппаратуры. С таким случаем, как у вас, я столкнулся только однажды о чем … — он стрельнул в меня взглядом, — о чем сожалею до сих пор.…

Воцарилась короткая пауза — Каин споткнулся в своей речи, а я невольно пытался понять до конца, что он имеет в виду.

— Но допустим, как бы там ни было, — поспешно проговорил КаинКаинон, — Как бы там ни было, убийство Вильгельма и Карла — это ваша ошибка, Ники. Хронокорректоры не должны выдавать столь явно присутствие в прошлом каких-либо внешних, сверхъестественных сил. В этом заключается чистота воздействия. Антанта итак была обречена на победу, в. Вы просто слепец, если этого не увидели! В семнадцатом году достаточно посмотреть на любой из статистических показателей, чтобы понять: — страны англо-русско-французского альянса превышают центральные державы по всем военным и экономическим показателям. количеству дивизий, по объему военного производства, по оставшимся мобилизационным возможностям, по количеству топлива для танков, стали для снарядов, по запасам продовольствия и валюты. Единственное, что позволило Австро-Венгрии и Германии выстоять дополнительный год в прошлой версии Истории — это выход России из войны. А также, соответственно, сдача немцам без единого выстрела гигантской территории по подписанному большевиками Брестскому договору. Свежие ресурсы, прорыв блокады, переброска восточных дивизий на запад, да и просто моральный подъем после победы над русскими — все это позволило Германии продержаться до ноября 1918 года-го. Однако в нашей с вами версии реальности, после того, как революция уже не произошла, у немцев не осталось шанса выдержать даже до осени текущего года. Взрыв в Сан-Суси и выстрел во дворце Шёнбрунн — это чистой воды профессиональная ошибка!

— Какие у вас точные расчеты, — снова криво усмехнулся я. — Допустим, у Германии шанса не было. Зато шанс появился у миллионов немецких и русских солдат, — тех, кто должен был погибнуть во время «победоносного» наступления союзников. Вы думали о них? Семнадцатый год — не сорок первый, д. До блицкрига еще не додумались. Танков у русских нет. Самолетов слишком мало для ковровых бомбардировок. Ракетных установок еще не изобрели. Наступление семнадцатого года возможно и стало бы победоносным, но технически оно представляло бы собой то же, что и прочие операции Великой войны, а именно заваливание пулеметов трупами, чтобы смертоносную технику клинило от перегрева! Я прикончил тридцать человек, а спас — сотни тысяч. Вы считаете это плохим решением?

— Я слышу песни народника-бомбиста, — презрительно скривил губы Каин.

— Не надо сравнивать меня с террористамоми.

— А в чем отличия?!

Выругавшись, я оnтдернул на автомобильном стекле шторку. За окном простирался вид проснувшейся послевоенной столицы.

— В этом! — оОтветил я, показывая рукой на мелькавшиеющие мимо жилые дома. — Я говорю вам о мире, Каин. От террориста я отличаюсь тем, чем отличается полицейский снайпер от обычного убийцы. Для террориста важно само действие:, совершив убийство, он реализует себя или идею, с которой себя олицетворяет. Второй же ничего— не реализует, он просто выполняет свою работу, свой долг. Но главное отличие — в полученном результате. Совершая убийство, террорист нагнетает страх, пугает людей, делает значимыми свои требования или лозунги. Второй — не требует ничего. Но главное даже не это, суть заключается — в количестве зла!.

— Зла?! — адъютант мой блеснул зубами. — Вы бредите, Ники!.

— Количество зла есть мерило праведности! — воскликнул я в каком-то безумном порыве. — Разумный человек всегда действует логично, однако с точки зрения религии и даже морали мерилом «правильности» его действий является количество зла, которое он несет. Террорист и антитеррорист умышленно убивают людей для достижения своих целей. Однако между двумя убийствами простирается необъятная пропасть! Преступник убивает — чтобы убить. А полицейский снайпер — чтобы спасти от смерти других людей. Убив безумца Вильгельма и последнего Габсбурга, — прекрасного человека, — я спас сотни тысяч человеческих жизней. Не только русских, но и австрийских, немецких, французских, английскийх, венгерских, болгарских, бельгийских, чешских, арабских, турецких, итальянских и так далее., греческих, сербских, английских и американских, наконец! И пусть либералы кричат, что каждая жизнь бесценна, — я заявляю, что это ложь!. У человеческой жизни есть конкретная стоимость в единицах, и ее легко подсчитать. Жизнь каждого человека измеряется в жизнях других людей. Почему родители защищают своих детей и готовы умереть в критической ситуации за ребенка? Кроме любви ими движет древний инстинкт, заложенный природой на основе простой арифметики. Ребенок моложе и проживет дольше, следовательно, жизнь взрослого стоит меньше, чем жизнь дитя. Я уверен: совершенное мной — это справедливый размен! Жизнь кайзера — на жизнь немецких солдат. Жизнь Карла Габсбурга — на жизнь подданных Австро-Венгрии. С таким же успехом, возможно было убить самого Николая, но тогда, чтобы завершить войну пришлось бы умерщвлять еще и весь английский парламент и все правительство Франции, ведь союзники не сдались бы со смертью русского Государя. Демократии устойчивей в этом смысле — у них нет одной головы, голов много, о. дним убийством там И убийством монарха тут не решить ничего. Кроме того, народные массы Запада, имеющего конституциию и органы представительной власти, менее подвержены революционной идее, чем жители полуфеодальной России, измученной блокадой Германии и лоскутной Австрии, где центральная нация — австрийцы составляли меньшую часть населения. В общем, сС Англией и Францией такой фокус с убийством лидеров не прошел бы, а и. Избранный мною путь — кратчайший, чтобы закончить войну. Надеюсь вы не станете спорить, что достигнутый эффект удовлетворяет целям корректировки?

После моей вспышки, Каин также долго молчал.

— Возможно, ваши действия на самом деле выглядят не плохо с точки зрения целей корректировки, — мрачно произнес он, наконец. — Никакого прогрессорства, никаких научных открытий, никаких изменений технологий. Только гранаты и винтовка. При минимальном воздействии — глобальный результат… Однако это не все. Не важно, эффективны или нет действия помощника с его точки зрения. Важно то, насколько результат его действий соответствует общим замыслам, о которых вам, Ники, пока ничего не известно. При нашей последней встрече вы вывели себя категорически не корректно. В любом другом случае это означало бы ваше стирание. Вас спасло то, что я решил дождаться развязки, п. Посмотреть, сможете ли вы играть без меня.

При последних словах я внутренне замер.

— И что же?

Каин быстро провел пальцами по ручке двери; едва заметная усмешка скользнула по его губам.

— Избранный вами метод, — продолжил он, словно не замечая вопроса, — сильно расстраивает меня… Но, в целом, мы движемся к цели в хорошем темпе, и только это оправдывает ваше дальнейшее существование. Вы балансируете на тонком канате, Ники. Но этот канат — он все еще под вашими ногами.

С невиданным облегчением, я вздохнул: с. Слова Каина означали отсрочку моего приговора.

— Ну а сейчас, — продолжил Каин, как ни в чем ни бывало, — я представлю вам несколько новых соображений.…






— Возможно, вам будет интересно любопытно узнать, почему я избрал именно это место и время для внесения исправлений, — начал хронокорректировщик., — Важнейшим условием развития цивилизации, как я уже говорил, является объединение планеты, превращение ее в единое государство. Вопрос лишь в том, как именно мы могли бы ускорить появление такой державы, и какая из стран могла бы объединить под своей дланью весь мир. Претендентов-завоевателей всегда находилось множество — и вам наверняка об этом известно. Например, практически каждая из держав Европы пыталась в свое время утвердить если не мировое господство, то, по меньшей мере, господство над этим континентом. Самое смешное заключается в том, что почти всем это удавалось на какое-то время. Вспомните!

Каин принялся загибать пальцы.

— Италия во времена Древнего Рима владела всей Европой, северной Африкой и Ближним Востоком. Греция в свое время господствовала в Средиземноморье, а если вспомнить поход Македонского, покорила весь известный на тот момент мир. Арабы с седьмого по 11 век подчинили себе территории от Атлантики до Индии.

Испания в правление Карла IХ, во владениях которого «никогда не садилось солнце», захватила обе Америки, громадные португальские территории в Африке и путем союзов, договоров и династических браков Габсбургов подчинила себе юг Италии, Нидерланды, Австрию, Чехию, Венгрию и почти все германские государства.

Франция владела половиной Европы при Карле Великом и всей Европой при Бонапарте, правда, не долго. Англия доминировала на планете весь девятнадцатый век, занимая четверть земной поверхности. Я не говорю о более скромных, но не менее блистательных попытках прочих стран.

Средневековая Венгрия устрашала весь континент лихими набегами, доходя из центра Европы к Атлантическому океану. Польша в период наивысшего взлета была сильнейшим из европейских государств, пугая своей мощью германских императоров и итальянских пап.

Чехия разгромила армии абсолютно всех соседей во время славных Гуситских войн. Скандинавские викинги — предки будущих законопослушных датчан, норвежцев и шведов, основывали за морем целые королевские династии и покоряли огромные территории! При Кнуте Великом, скандинавы владели северной Европой, включая Англию и Ирландию. Викингов били арабов и итальянцев в Средиземном море, охраняли покой Византии, становились герцогами Франции и королями англосаксов! Именно они открыли Америку, Исландию и Гренландию. А согласно некоторым данным именно викинги основали Русь.

Кроме упомянутых народов Империи создавали также арабы и персы, гунны и монголы, индусы и китайцы, турки-османы, японцы, голландцы, португальцы, болгары, сербы и десятки, если не сотни других! Даже туркмены и узбеки, с историей которых почти никто не знаком, во время оно основали Сельджукский халифат простиравшийся от Туркмении до Эгейского моря, и являлись ядром империи Тамерлана.

Как видите, Ники, почти все культурные народы в определенный период истории пытались добиться мирового господства и почти очень многиевсе — отметьте это! — преуспели в той или иной степени.

Но, аАнализируя эту бурную чехарду, при выборе кандидата на всепланетную гегемонию, хронокорректировщик должен ориентировался не столько на внешние успехи завоевательных кампаний, сколько на некие научные законы, которые бы не просто объясняли успехи армий и полководцев, но обеспечивали победы в будущем.

Тут мы приступаем к главному. Основным тезисом, основываясь на котором можно определить государство, способное объединить вокруг себя мир, является следующий факт: самым выгодным для него является срединное или центральное положение в географической системе!

Понятие «центральное», разумеется, относительно. Речь идете о центральном положении с планетарной точки зрения. А теперь, друг мой, вообразите перед собой карту Земли — п. При одном взгляде на нее логика моих рассуждений станет понятна. Я видел много планет с крайне запутанным рисунком континентов, а также планеты, где океанов и материков нет вообще. Однако география Земли — читается очень легко. Согласитесь: в центре внашего мира, с какой стороны не гляди, находится континент Евразия. Вы можете крутить глобус сколько угодно, но это единственная часть суши, которая имеет непосредственный выход ко всем остальным.!

По теории хронокорректировки, ваша планета делится на три части:

Первую часть составляет условный центр планеты — «Срединная земля», то есть Евразия, лучшая территория для контроля над остальными, своего рода сердце планетарной системы.!

Вторую часть составляет «Пограничный полумесяц», проходящий по границам Евразии и включающий в основном ее береговую линию. В частности туда входят морские страны Европы, Ближний восток, Индия, Япония и побережья Китая — то есть те «окраинные» народы Евразии, которые имеют выход к просторам мировых Океанов.

Третью часть составляют «внешние континенты», которые теория хронокорректировки на других планетах обычно именует «Мировым островом». Это зона вечного врага «Срединной земли» — океанических, окраинных государств.! Сам «остров» не может подчинить себе мир в силу своего географического положения — его составные частиони слишком растянуты, разорваны океанами. При внушительных размерах, в отличие от «Срединной земли» он не монолитен, а значит, не способен на объединение мира. С другой стороны, «Мировой остров» испытывает страх перед могуществом «Планетарного Центра» — страх за свою культуру и свой язык, который неизбежно будет поглощен и нивелирован при усилении последнего.

Причины непобедимости «Срединной земли» просты — это ее сплошной характер, называемый также монолитностью, огромный размер и «центральность». Морской флот или сухопутная армия, из какой бы иной части мирового шара они ние прибыли, не в состоянии причинить центру планеты вред. Все вторжения в зону «сердца мира» изначально обречены на провал в силу указанных мной выше особенностей. Судите сами, история подтверждает: все известные попытки покорить огромные пространства Евразии всегда кончались крахом — Македония, Рим, Наполеон, Гитлер, не смотря на первоначальный успех и феноменальнее продвижение в глубь «Срединной земли», в конечном итоге терпели неудачу и крах, не покорив даже десятой доли гигантского континента.

Планетарное пространство, таким образом, структурируется как бы некой системой концентрических кругов. От взаимодействия этих кругов зависит темп развития цивилизации.

«Пограничный полумесяц» есть зона наиболее интенсивного развития науки и культуры, поскольку именно в нем происходит пересечение двух основных планетарных зон. Я думаю, тут вы не будете возражать, если знакомы с историей: все великие этносы, совершившие в древности и средневековье технологический или культурный рывок — Шумер, Египет, Эллада, Персия, Македония, Рим, Финикия, Иудея, Индия, Китай, Арабский халифат, наконец, — все они находятся именно в «Пограничной зоне» между «Срединной землей» и «Островом». Там же родились и процветали великие нации эпохи географических открытий — испанцы и португальцы, голландцы и англичане, французы и немцы, наконец.

«Пограничный полумесяц» постоянно испытывает давление со стороны более диких народов «Срединной земли» и «Мирового острова». А потому, безусловно, в течение некоторого периода времени, — непосредственно предшествующего объединению мира, неумолимо опережает и «остров», и «центр». Эта зона беспрерывно испытывает противоположные культурные влияния, что и приводит к бурному развитию государственности, права, военного искусства, техники и наук. Однако в центре системы, вне зависимости от успехов «Пограничной зоны», находится конфликт между окраинными континентами «Мирового острова» и «Срединной землей».

Это и есть так называемая «географическая ось истории»: ни «Остров», ни «Пограничная зона» неи способны подчинить себе мир в силу географического положения. Сделать Землю единой, способна только Евразия. И нваш выбор прост: д. До создания Ооружия Массового ПораженияОМП, Евразия должна подчинить себе «Остров» и «Пограничье». В противном случае, цивилизация Человека обречена на досрочную смерть.

Полагаю, вы понимаете, к чему я веду. Если вы снова представите карту мира, то без труда разберете, какая именно держава на протяжении тысячи лет соответствует понятию «Серединной земли», Центра Мира. Это понятие тождественно слову «Россия». Империя вашего реципиента, есть царица Евразии, единственная страна, способная с точки зрения планетарной физики и географии претендовать на мировое господство до создания ОМП!

Конец двадцатого века является, вне всяких сомнений, переломной эпохой в развитии человеческой цивилизации. Именно в это время люди вплотную подошли к исследованию космического пространства и изобретению тотального оружия уничтожения. Однако в самом двадцатом веке производить корректировку и объединение планеты под одним флагом необычайно сложно — слишком напутано, связано, слишком много многоуровневых, плохо рассчитываемых факторов и причин. Несколько наций-лидеров, соревнующихся друг с другом, новая техника, мощный рывок прикладной и военной науки.

Напротив, воздействовать на цивилизацию с давних времен, начиная, допустим, с Рима или тирании Ашоки, очень легко, но необычайно долго. В этом смысле рубеж двадцатого и девятнадцатого веков — почти за полвека лет до создания ОМП —, кажется мне идеальным вариантом.

Именно поэтому этот период выбран мной в качестве точкой для вмешательства я выбрал.

В вашей истории ломалось все много и часто, но никогда настолько решительно и внезапно, как в это время. Начало века, в отличие от его конца, богато на роковые случайности, которых, в сущности, достаточно легко избежать.

Вот посмотрите, логика ведь проста. При Николае Втором, тело которого вы сейчас занимаете, Россия совершила мощнейший рывок в развитии экономики. Было построено огромное количество железных дорог, выросла промышленность, обновлена финансовая система. Подобного качественного скачка эта страна не совершала никогда ранее и, что более характерно — никогда после. Чуть позже подобное явление назвали бы экономическим чудом и восторгались тем, насколько грамотно, осуществлялось перед революцией управление экономикой. Не без ошибок, конечно, однако ошибки — категории оценочные. Вместо личных оценок есть нечто более совершенное — экономическая статистика. Рост ВВП России на рубеже веков сравним с ростом ВВП Японии и Германии после второй мировой войны, и. И в то же время, в стране происходят две революции, растет оппозиция, все слои населения недовольны режимом. Ведь это противоестественно, Ники! Как в стране с бурно растущей экономикой, население может быть столько откровенно враждебно правительству?

Размышления по этому поводу приводят к удивительной мысли. Крах «Срединной земли» в начале двадцатого века является результатом невероятного стечения обстоятельств! Факторы, разрушившие Россию, случились необязательно и выходят за рамки нормального развития событий. Конечно, после революции «Срединная земля» попыталась восстановиться, правда, уже под руководством революционеров. Более того, возвышение России в середине века прошло необычайно успешно — почти на пятьдесят лет «Срединная земля» снова стала мировым гегемоном вместе с США, однако время до создания ОМП было оказалось уопущено.

К концу века колониальные империи развалились сами собой, оставив вместо нескольких десятков мировых европейских Империй свыше двух сотен государств — их бывших колоний. Множество стран — и великих и малых — обзавелись разрушительным оружием. После изобретения ядерной бомбы любая война стала самоубийством, а человечество, пролившее за тысячелетия океаны крови в бесчисленных войнах, осталось разобщено навсегда.

Итог тут прост. Наша задача — повернуть путь истории в необходимое русло. Культура человеческой расы и ваша оригинальная цивилизация должны быть сохранены, и единственный путь к этой цели, который показали расчеты — расширение государства, занимающего центральное положение на Евразийском континенте.

Евразия — это «сцена большой истории», Ники, на которой происходили, происходят и будут происходить все важнейшие события, по крайней мере, до изменения с течением миллиардов лет рисунка океанов и континентов.

Мы с вами сейчас контролируем единственную Державу, способную на рубеже создания ОМП объединить планету и избежать, таким образом, гибели человечества. Эта держава — Россия начала двадцатого века. Иных вариантов — даже математически — нет!




Посмотрев на Каина, я кивнул. Меня смущало много несоответствий, да и определение России как единственной страны, способной объединить мир, казалось мне полной натяжек и оговорок. Впрочем, на первый взгляд идея выглядела достаточно обоснованной, и возразить корректировщику времени мне было нечего.

— Получается, наша цель состоит не только в том, чтобы покончить с революцией и войной, но в том, чтобы объединить всю планету. Причем не просто, а вокруг конкретной евразийской державы?.

— Вы поняли, — Каин слабо кивнул.

— И много у нас времени?

— Эйнштейн уже родился, если вы об этом.

Я дотронулся до «нагана»:.

— Может бБыть может?…..

— Бросьте.! Дело тут не в ученых, а в общем уровне развития науки. Не догадается один физик — догадается другой. Кроме того, развитие теории относительности есть необходимое условие не только для создания ОМП, но и для рывка в космос, ради которого, собственно, и затевается все возня с объединением человечества. То, что я рассказал, вам нужно знать, чтобы приступить к новой задаче. Если серьезно, мировая война совершенно не закончена с крахом Германии. К схватке за гегемонию необходимо готовиться прямо сейчас, не теряя ни дня.

— Значит, вы снова берете меня на службу?

— В каком-то смысле. Если у вас нет возражений, разумеется. Согласны?

Все что мне оставалось — еще раз молча кивнуть.

Очевидно, не ожидая большего, Каин приложил два пальца к фуражке и знакомым жестом Воейкова отрывисто отсалютовал. В следующее мгновение, тело флигель-адъютанта безвольно оcело на диван.


предыдущая глава | Евангелие от Ники | ВЕЧЕРНЯ