home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Производство артиллерийского вооружения

В планах Морского министерства касающихся крупносерийного строительства новых линкоров вопрос о производстве большого количества тяжелых орудий являлся особенно актуальным. Начиная с 70-х гг. XIX в., когда появились нарезные казнозарядные орудия, русский флот в разработке и производстве этого сложнейшего для тех дней оружия традиционно шел в ногу со временем. Однако, несмотря на передовой характер отечественной научно-технической мысли, производственные возможности России были скромнее чем в других морских державах, и в начале XX в. в стране имелся лишь один завод, где могли производиться орудия крупных калибров.

Между тем, быстрое развитие химии, металлургии и металлообработки, а также вызванный русско-японской войной пересмотр взглядов на роль и место крупнокалиберных орудий в морском бою вызвали быстрое развитие и совершенствование тяжелой корабельной артиллерии. Этот процесс, начатый в 1905 г. разработкой более мощных и совершенных моделей общепринятых тогда 12" орудий, непрерывно шел все последующие 15 лет. Размеры, конструкция и технология производства тяжелых артиллерийских систем все более усложнялись. Так, полная технология выделки 14"/52 русского морского орудия «образца 1912 г.» насчитывала в общей сложности 30 групп операций, а общее время его изготовления при этом составляло около года. Таким образом, количественный и качественный скачек в развитии морской артиллерии требовал создания для вооружения флота мощной производственной отрасли, несравнимо превосходящей существовавшие на 1909 г. возможности. Для оснащения всех предполагавшихся по «Закону о флоте» линейных судов требовалось произвести за период 1916–1929 гг. не менее 200 орудий 14"-16" (а часть из них, весьма вероятно, и более крупного) калибра, т. е. примерно по 20 стволов в год. Принимая во внимание необходимость предусмотрения хотя бы половинного числа запасных орудий для кораблей, а также нужды армии и береговой обороны, это число следовало увеличить почти вдвое, а производить по 40 крупнокалиберных орудий в год было под силу только очень подготовленной промышленности.

Русское Морское министерство очень хорошо понимало всю важность и сложность предстоящей задачи. В соответствии с будущими потребностями флота для этой цели были запланированы следующие мероприятия: во-первых, еще раз существенно расширить Обуховский завод, во-вторых, подготовить к производству подобных калибров казенные Пермские пушечные заводы Горного ведомства. Однако и два завода проблему полностью не решали, поэтому было решено, в-третьих, соорудить новый артиллерийский завод в Царицыне, за постройку которого бралось Русское акционерное общество артиллерийских заводов (РАОАЗ), заручившись поддержкой известной британской фирмы «Виккерс». В основе предполагаемого нового строительства орудийных заводов в Перми и Царицыне лежала и еще одна причина, больше политико-экономического свойства: будущее новое производство крупнокалиберных орудий находились бы там значительно глубже в тылу, чем существовавший Обуховский завод, а производственные мощности были бы намного более приближены к топливу и сырью — в первом случае Урала, во втором — Криворожско-Донецкого бассейна. И хотя сроки на обустройство новых заводов были отпущены очень сжатые, на начало 1914 г. единственным предприятием, которое реально изготавливало тяжелые орудия для всех строившихся в то время русских линкоров, был Обуховский завод.

Таблица 3.1. Расчет времени на изготовление одного 14"/52 орудия, час

Установка поковки трубы в центра, проверка кривизны, обдирка нагрубо, заточка грубого сверления, обрезка концов 124
Сверление трубы нагрубо 170
Предварительное сверление канала 162
Сверление канала начисто 220
Расточка каморы 120
Обточка трубы под цилиндры первого ряда 300
Скрепление цилиндров первого ряда 38
Проверка кривизны трубы, чеканка стыков цилиндров 120
Обточка трубы под цилиндры второго ряда 244
Скрепление цилиндров второго ряда 29
Обточка трубы под цилиндры третьего ряда 184
Скрепление цилиндров третьего ряда 20
Обточка под кожух 218
Скрепление кожухом 18
Обточка поверху, обрезка дула, заточка фаски для нарезки канала 416
Нарезка под казенник, обточка под перекрывающие кольца 176
Полировка кожуха 50
Полировка орудия под нарезку канала 60
Нарезка канала орудия 207
Расточка кожуха 139
Обмер канала после нарезки 18
Зачистка и подготовка орудия к сдаче на стрельбу 7
Определение перевеса 3
Исправление перевеса подточкой 25
Полировка орудия для стрельбы 30
Шлифовка нарезов до стрельбы 81
Сдача на стрельбу 45
Шлифовка нарезов после стрельбы 117
Полировка орудия для сдачи, окончательная сдача орудия 45
Всего: 3386

Источник:

«Дело о проектировании и изготовлении орудий больших калибров» (РГАВМФ. ф. 421, оп.2, д. 2042, лл. 147–148). При двусменной работе (9+9=18 час в сутки) для изготовления одного 14"/52 орудия требовалось 188 дней, или свыше шести месяцев (без учета затрат времени на отливку и ковку заготовок внутренней трубы, скрепляющих цилиндров и кожуха)».


Учреждение этого завода, относящееся к началу 1860-х гг., было вызвано необходимостью освоения производства в России стальных нарезных орудий, и тем самым вывода дела обороны государства из зависимости от иностранных изготовителей и поставщиков артиллерии новейших систем. Орудийный завод был основан промышленником Н.И.Путиловым и талантливым инженером-металлургом П.М.Обуховым, предложившим новый способ литья стали, который по испытании пробных орудий был признан не уступающим способу Круппа. Морское министерство решило полностью перейти на изготовление орудий по способу Обухова, производство которых обходилось втрое дешевле, чем закупка крупповских. Благодаря получившей поддержку инициативе, в 1863 г. в 12 км от Петербурга, выше по течению Невы, был построен новый завод. В 1865 г. он перешел в казну, и с 1872 г. приступил к изготовлению крупнокалиберных орудий для броненосцев. Первоначальная цель Обуховского завода — снабжение флота артиллерией к середине 90-х гг. XIX в. оказалась намного превзойденной. Завод стал обеспечивать орудиями Военное министерство и основал целый ряд сопутствующих производств — изготавливал морские и сухопутные станки и башни, наладил выпуск снарядов, мин и торпед. Вплоть до начала 10-х гг. XX в. он оставался многопрофильным предприятием, и помимо предметов артиллерийского вооружения выпускал самые разнообразные отливки, а также бортовую, палубную и башенную броню. За полвека своего существования Обуховский завод вооружил артиллерией весь флот России и почти половину ее армии, изготовив со дня основания по 1 июля 1912 г. 13203 орудия разных калибров (от 37мм до 16").[76]

После окончания русско-японской войны загрузка завода резко упала. Несмотря на уменьшившееся количество заказов и существенное снижение прибыли, Обуховский завод продолжал интенсивно реконструировать ряд своих производств (электросталелитейное, пушечное и снарядное), что диктовалось необходимостью следования быстрому прогрессу в артиллерийской технике. В связи с этим у завода образовались крупные долги, значительно затруднявшие его дальнейшую деятельность. В соответствии с программой строительства дредноутов класса «Севастополь», Обуховскому заводу отводилась роль ведущего предприятия по изготовлению артиллерии, и в 1910–1911 гг. было отпущено 2751 тыс. руб. на погашение задолженности. Одновременно в июне 1911 г. на расширение сталелитейного, пушечного и снарядного производства было ассигновано 1657 тыс. руб., а на возведение и оборудование цеха трехорудийных 12" башен — 366 тыс. руб. Для оснащения дополнительных "отделений" (цехов) пушечного производства были заняты площади, освободившиеся после передачи броневого отдела вместе с оборудованием на Ижорский завод. Развернувшиеся в середине 1911 г. работы полностью завершились к февралю следующего, 1912 г. Был введен в действие новый цех ("IX отделение") пушечной мастерской, который, вместе с бывшей бронезакалочной ("X отделение"), оборудовали крупнейшими станками зарубежной поставки. Выросли цеха — башенный, оснащенный четырьмя крупными кессонами для одновременной сборки полного комплекта орудийных установок для линейного корабля, и новый снаряднозакалочный. До реконструкции Обуховский завод мог выпускать лишь 12 12" орудий в год, после расширения годовое производство 12"/52 орудий "образца 1908 г." на нем было доведено до 36 орудий (фактически за 1912 г. было изготовлено 40 12"/52 орудий).

Однако очень скоро увеличение калибра линкорных орудий и запланированное крупное производство 14" пушек для будущих линейных крейсеров потребовало дальнейшего развития производства. В конце 1911 г., в самый разгар работ по переоборудованию, на Обуховском заводе по требованию Морского министерства были разработаны и составлены сметы для расширения завода под крупносерийное производство 14" пушек — 36 штук в год для флота и 12 для армии. 23 июня 1912 г. Обуховскому заводу на эти цели был ассигнован кредит в размере 3175 тыс. руб., после чего немедленно приступили к выполнению необходимых работ, срок окончания которых был намечен на начало 1914 г.


Последние исполины Российского Императорского флота

Вверху: Изготовление орудий в IX отделении Пушечной мастерской Обуховского завода, 1912 г. Вдоль стен цеха находятся станки для обработки длинномерных внутренних труб орудий, в центре — тело 12"/40 орудия и 12"/52 орудие с открытым затвором. В глубине — 6"/45 орудия, ожидающие навески затворов.

Музей ОСЗ, # 7059


Последние исполины Российского Императорского флота

Схема расположения производств Обуховского сталелитейного завода, январь 1917 г.

1-12. I–XII отделения пушечного цеха

13. Сталелитейная

14. Молотовая

15. Станочная

16. Пристройка к станочной (1916)

17. Прокатный цех

18. Башенный цех (1916)

19. Котельный цех (1916)

20. Старый башенный цех

21. Снарядный цех

22. Снаряднозакалочный цех

23. Оптический цех

24. Электростанция

25. Техбюро

26. Администрация

В июле 1913 г. было дополнительно ассигновано 750 тыс. руб. на расширение сборочного башенного цеха для возможности изготовления в нем 14" трехорудийных башен для линейных крейсеров (установка мостового крана в 150 т, некоторых крупных станков, и пр.). Весь 1913 г. прошел в напряженной работе. Весной 1914 г. новое дооборудование завода было полностью завершено. Обуховский завод представлял собой передовое артиллерийское производство, обладавшее широкими возможностями. Он был способен ежегодно изготавливать 72 12"/52 орудия, или соответствующее число орудий 14" — 16" калибра (первых до 48, вторых до 12), а также до 180 орудий средних калибров. Существенно было расширено и производство снарядов -1600 16" калибра или 2000 14" калибра, из которых 25 % в обоих случаях могли быть бронебойными; 3200 снарядов 12" калибра или 8000 снарядов 8" калибра, и, помимо этого, огромное количество снарядов для средней артиллерии.

На Обуховском заводе был образован оптико-механический отдел, где изготавливались для флота орудийные прицелы и перископы, а также производился ремонт и поверка крупных базисных дальномеров британской компании «Барр и Струд», с которой завод с 1911 г. состоял в соглашении.

Основная часть работ по разработке предметов артиллерийского вооружения и оснащения, производившихся на заводе, была сосредоточена в заводской Минно-артиллерийской технической конторе, образованной в 1908 г. Заведовал ей инженер В.В. Поляков. В состав этого проектного подразделения входило 70 инженеров, конструкторов и чертежников.

Общие производственные возможности Обуховского завода в начале 1914 г. характеризовались следующими цифрами. Годовая производительность сталеплавильных печей составляла 41 тыс. т орудийной стали (при весе болванки до 65 т), 1,6 тыс. т фасонной стали (при весе отливок до 44 т). Ковальные средства позволяли отковать 11,5 тыс. т стали в год. Наиболее крупные пресса имели мощность 7500-, 3000-, 1500- и 800 т. Станочный парк одного лишь пушечного отдела составлял 405 станков. К середине 1914 г. Обуховский завод являлся оборудованным по последнему слову техники предприятием-гигантом, работавшим и развивавшимся «полным усиленным ходом». Мощный фундамент широкомасштабных морских программ обеспечил заводу невиданно высокие темпы развития. Площадь, занимаемая предприятием к этому времени, возросла до 147,7 га. Число инженеров, техников и рабочих составляло почти 5500 человек. Обуховский завод производил орудия всех калибров, башенные установки, станки, лафеты, учебные стволы, снаряды всех калибров, торпеды, приборы управления к ним («приборы Обри»), оптические прицелы, трубы, панорамы, бинокли, всевозможных сортов высокого качества стальные, медные и чугунные отливки, простые и фасонные поковки, металлопрокат, разнообразные стальные конструкции, а также производил ремонт всех видов артиллерийской техники.[77]

К 1914 г. резкое повышение калибра тяжелых морских орудий и огромное увеличение их дульной энергии заставили искать пути увеличения прочности орудийных стволов. Выход был найден в переходе на среднелегированную хромоникелевую сталь с пределом упругости 4500 кг/см против 3500 кг/см у общепринятых тогда в орудийном производстве углеродистых сталей. Это технологическое новшество, совместно с планируемым в ближайшем будущем переходом к поточному изготовлению 16", а затем, возможно, и орудий еще более крупных калибров, не оставляло при подготовке к их производству никакого иного пути, кроме как очередное, третье по счету, крупное расширение Обуховского завода.

Весной 1914 г. завод совместно с артиллерийским отделом ГУК подготовил подробный план наращивания своих производственных мощностей, с указанием сроков и необходимых для этого ассигнований. В нем говорилось:

"… изготовление орудий 14" и в особенности 16" калибра из хромоникелевой стали на Обуховском сталелитейном заводе при наличии имеющихся средств должно быть в настоящее время признано несоответствующим требованиям которые предъявлены к изделиям столь решающего значения в деле государственной обороны…

Мартеновский отдел сталелитейной мастерской располагает тремя печами: двумя по 30 т и одной пятнадцатитонной, что позволяет отливать болванку для внутренней трубы из двух печей для 14" орудия и для 16" орудия даже из всех трех печей. Такой способ отливки болванки для наиболее ответственной части орудия нельзя признать приемлемым, ибо им не только обуславливается высокий процент брака, но, что самое главное, способ этот не гарантирует при валовом производстве ни доброкачественности отливки, ни ее прочности. Представляется поэтому настоятельно необходимым сооружение новой печи достаточной вместимости для отливки из нее одной болванки наибольшего веса. Печь в 60–65 т была бы достаточна, ибо с перегрузкой в 10 т из нее можно отлить требуемую болванку в 75 т и с недогрузкой в 15 т она давала бы, при достаточно экономичном ходе, болванку около 40–45 т. Для отливок болванок меньшего размера по условиям производства необходимы еще две печи в 40 и 25 т…

Такое оборудование по сравнению с действующим в настоящее время не является преувеличением, если принять во внимание, что 60-тонная печь предположена к сооружению самых крупных калибров артиллерии 16" и 14" пушек и является, таким образом, при наибольшей нагрузке печью специального назначения"[78].

Что касается цехов пушечного отдела, то они были уже в основном приспособлены к сооружению 16" орудий и свободно могли выполнить предусмотренные для Обуховского завода программы при условии не очень значительных затрат на два токарных станка, могущих обрабатывать орудия весом до 115 т.

Кроме коренного переоборудования сталелитейной мастерской и дооборудования пушечной, планировалось также сооружение снарядной мастерской с полным оборудованием и дооборудование снаряднозакалочной, постройка нового чугунолитейного цеха и цеха скорострельной артиллерии. Помимо этого, было предусмотрено строительство нового здания и полное переоборудование заводской лаборатории.

И, наконец, было запланировано расширение башенного отдела завода, необходимое для производства новых больших башен. Существовавший котельный цех, расположенный в противоположной части завода, в силу ограниченности его размеров и малой мощности грузоподъемных механизмов не мог изготавливать поворотные столы четырехорудийных 16" установок. Помимо этого, перемещение подобных крупных конструкций через весь завод было невозможным ввиду недостаточности железнодорожного габарита. Поэтому новым планом расширения завода предусматривалось возведение нового цеха заготовки башенных конструкций рядом с прокатным и сборочным цехами, сосредотачивавшее, таким образом, все башенное производство на едином участке. Сборочный цех, оборудованный по предшествующему плану расширения завода одним 150-тонным краном, предполагалось оснастить вторым таким же краном. Помимо этого, было решено реконструировать подкрановые пути и построить бассейн для подачи барж, на которых окончательно готовые части башен сплавлялись вниз по Неве к верфям для установки их на корабли.

Затраты на дооборудование Обуховского завода под программу серийного производства 16" орудий, их установок и снарядов были исчислены в 6623 тыс. руб. Работы, в соответствии со степенью их срочности, разбивались на два этапа — 1914–1915 гг. и 1916 г., и были рассчитаны на три года. В объяснительной записке к проекту говорилось, что «…часть переустройства, обусловленная необходимостью приступить через 1,5–2 года к валовому производству 16» пушек и башенных к ним установок, должна вестись возможно ускоренным порядком, а потому нужные на эту часть переустройства средства должны быть отпущены в первую очередь…», причем имелось в виду, что «…переустройство осложняется необходимостью не задерживать текущее производство даже на самое короткое время»[79].

Запрос в Думу «Об отпуске сверхсметного кредита на дополнительное оборудование Обуховского сталелитейного завода в связи с изготовлением 14» и 16 орудий из хромоникелевой стали, башенных установок для орудий 16" калибра и увеличения снарядного производства" (так полностью именовался законопроект) был подан И.К. Григоровичем 17 августа 1914 г., т. е. когда уже началась война. Принятие новых программ строительства линкоров было приостановлено, как тогда полагали, на время, но жизнь показала, что навсегда. Однако даже в тяжелые годы войны 1914–1918 гг. на перегруженном срочными заказами армии и флота Обуховском заводе пытались по возможности следовать предвоенному плану реконструкции. Так, в 1916 г. была «приведена в действие законченная сооружением новая башенная мастерская для монтажа трехорудийных башен для 16" пушек». Помимо этого, существенно было расширено производство стали, но полностью программа развития завода по плану 1914 г. реализована не была.[80]

Вторым казенным заводом, предположенным для изготовления крупных морских орудий, должен был стать Пермский артиллерийский завод, до этого производивший лишь мелкие и средние орудия для Военного ведомства, станки для них и снаряды. Предложения о перевооружении Пермских заводов составлялись Горным ведомством в 19101911 гг., когда наибольшим перспективным калибром морской артиллерии считался калибр 14". Эти предложения одобрил Совет министров, и Законом от 23 июня 1913 г. было определено отпустить средства на перевооружение Пермских пушечных заводов для изготовления предметов артиллерийского вооружения и оборудования полигона при заводе на общую сумму в 10628 тыс. руб., причем главная часть ассигнований в размере 4831 тыс. руб. имела назначение установить на Пермских заводах оборудование для производства орудий самых крупных калибров до 12 штук в год.

Пока решался вопрос с ассигнованиями, техника артиллерийского дела быстро уходила вперед, и к концу 1913 г. на повестке дня стоял уже вопрос о создании 16" пушек. В октябре 1913 г. морской министр сообщил, что на Обуховском и Царицынском заводах устанавливается оборудование для выделки орудий калибром до 16" включительно, и выражал надежду, что и на Пермских заводах будет предусмотрено производство подобных орудий. По этому вопросу в январе 1914 г. было образовано особое Междуведомственное совещание, которое признало такое дооборудование необходимым, и постановило вести реконструкцию для производства дальнобойных орудий в две очереди — сначала наладить выпуск двенадцати 14" орудий в год и параллельно «силами инофирмы» провести дооборудование для производства 16" пушек. На роль этой инофирмы претендовали два кандидата — французская фирма «Шнейдер» и английская «Армстронг-Уитворт».

Междуведомственное совещание работало в течение всего января 1914 г. В проекте, предложенном фирмой «Шнейдер», были выявлены значительные недостатки. Во-первых, при оборудовании первой очереди производства мощности отдела дальнобойных орудий оказывались в состоянии исполнять лишь 7–8 пушек 14" или 16" калибра, что получалось "несогласно с заданиями Совещания" (12 орудий). Кроме того, французы в своем проекте планировали долгосрочное (12-летнее!) "техническое руководство" работой Пермских заводов, причем не только в части производства самих крупнокалиберных орудий, но также и снарядов к ним. Французский проект был на 200 тыс. руб. дороже английского, при этом значительная часть стоимости относилась за счет завода, что также не соответствовало заданию. Наконец, Совещание выразило мнение, что по отношению к поставленной задаче, т. е. постройке и оборудованию нового завода для производства крупных пушек, фирма «Армстронг» представляется более удобной ввиду того, что она сама готовит станки для выделки крупных орудий и имеет опыт устройства новых артиллерийских заводов в различных странах»[81]. (К этому времени в Италии уже начал успешно действовать артиллерийский завод фирмы «Ансальдо», сооруженный и оснащенный этой британской компанией). Совещание постановило заключить контракт с английской фирмой и поручить ей разработать подробный рабочий проект оснащения Пермских заводов оборудованием для производства 16" орудий, а также войти в Совет министров с запросом о выдаче дополнительных ассигнований для проведения работ по оборудованию второй очереди. Вопрос, казалось бы, был решен.

Однако в дело вмешались политики. Французская сторона подняла шум, что "английские фирмы прибрали к рукам все крупные заказы" по модернизации русской судостроительной промышленности, в то время как Франция не для того размещала у себя значительные русские займы, чтобы эти деньги текли в чужой карман. В России вынуждены были пойти на попятную. Фирме «Шнейдер» была обещана передача заказа на орудийный завод на следующих условиях: станки английского типа, или иные «не менее высокого и испытанного в России достоинства», годовое производство первой очереди — 12 орудий, затвор — системы «Виккерс» и — твердые гарантии по неустойкам. Французы поспешили согласиться. Вопрос с передачей заказа фирме «Шнейдер» был решен, и президент Франции Р. Пуанкаре перед его визитом в Россию в июле 1914 г. сделал в своем дневнике пометку: «Пермское дело — поблагодарить»[82].

Замкнуть «большую тройку» артиллерийских заводов должен был вновь создаваемый завод в Царицыне. Контрагентом выступало Русское акционерное общество артиллерийских заводов, которое, в свою очередь, планировало заключить договор на проектирование завода, поставку оборудования и пуск производства с английской фирмой «Виккерс»{24}. Компания к тому времени уже зарекомендовала себя как давний и добрый партнер Морского министерства в самых разнообразных вопросах, от постройки военных кораблей на своих верфях и участия в конкурсном проектировании, до консультаций и технического перевооружения русских судостроительных заводов. Контракт Морского министерства с РАОАЗ, срок действия которого был определен с 1 августа 1913 г. по 1 января 1926 г., включал первый заказ на 36 14"/52 орудий, 30 8"/50 и 101 130мм/55 пушек, причем оговаривалось, что из первых 24 орудия могли быть изготовлены на заводах фирмы «Виккерс» в Англии. Для производства оставшихся орудий контрагент обязывался построить и оборудовать артиллерийский завод в Царицыне, мощность которого рассчитывалась для «выделки морских и крепостных, скрепленных цилиндрами орудий, от 5» до 16" при длине последних в 50 калибров, не позднее как к 1 сентября 1915 г.". Завод должен был быть оборудован для выделки ежегодно, в одну дневную смену, не менее чем 12 орудий 16" калибра и 50 орудий от 5" до 8" включительно[83].

Фирма «Виккерс», в свою очередь, являлась одним из крупнейших акционеров Царицынского артиллерийского завода, и была заинтересована в скорейшем окончании постройки и пуске этого предприятия. Заказанные в Англии станки и другие предметы оборудования в связи с начавшейся вскоре войной поступали в Россию с большим опозданием. Однако в целом по состоянию на июль 1916 г. сооружение и оснащение завода находились в высокой степени готовности, и вступление в строй первой очереди планировалось на весну 1917 г[84]. Конечно, к тому времени вопрос о серийном изготовлении 14" и 16" морских орудий уже не стоял, и поэтому самое большое, для чего предполагалось немедленно задействовать завод, было производство короткоствольных армейских 12" и 16" гаубиц.

Комплектование Царицынского завода оборудованием практически прекратилось после марта 1917 г., когда английский союзник в связи со сменой власти в России приостановил поставки «до прояснения картины». В подобном же положении оказался еще ряд спешно оснащаемых в России оборонных производств (Ижорский и Ревдинский заводы, Ревельский порт, плавмастерская «Анадырь» и др.)[85]. Настоятельные требования русской стороны о возобновлении поставок оборудования позволили летом 1917 г. несколько сдвинуть дело, однако полностью укомплектовать завод оборудованием в связи со вскоре развернувшимися в России бурными событиями так и не удалось.

Однако сооружаемому в дни первой мировой войны в Царицыне артиллерийскому заводу все же довелось принять участие в изготовлении главного калибра для отечественных линкоров, правда, уже в советское время. В 30-е гг. завод (он получил название «Баррикады») все же был пущен в ход, и в 1939–1940 гг. на нем изготовили одно опытное и двенадцать серийных 1б"/50 орудий для строившихся линкоров класса «Советский Союз».

Полностью программа развертывания производства самых современных тяжелых орудий в России предусматривала изготовление их до пятидесяти единиц в год для нужд как флота, так и армии. Подобный уровень производства соответствовал первоклассным мировым стандартам, однако программа эта, в связи с драматическими событиями, вскоре постигшими Россию, осуществлена полностью не была.

В заключение изложения хода подготовки к строительству новых линкоров в артиллерийском отношении следует упомянуть еще и о планах производства снарядов для будущих тяжелых орудий, а также о создании орудийных установок для них. Снаряд, как предмет для поражения вражеского линкора на расстоянии в несколько десятков километров, в начале 10-х гг. XX в. имел уже довольно сложную конструкцию. Вес его для многих тяжелых артиллерийских систем вплотную приблизился к 1000 кг отметке, а условия использования требовали применения при изготовлении самых сложных и современных технологий. Изготовление снарядов являлось неотъемлемой частью всего комплекса производств, из продукции которых в итоге слагалась сложнейшая боевая машина того времени — линейный корабль. Как уже упоминалось, массовое изготовление снарядов намечалось развернуть на Обуховском заводе, и кроме него для изготовления крупнокалиберных снарядов планировалось оборудовать также Ижорский и Пермский заводы. На одном Обуховском заводе сосредотачивать все производство было признано нежелательным из-за возможности, вследствие забастовки или еще какого-либо непредвиденного обстоятельства, сразу парализовать все производство тяжелых снарядов. Дело в том, что, предвидя огромную будущую потребность флота в крупнокалиберных снарядах, частные предприятия — РАОАЗ, Путиловский и Брянский заводы заявили за один 16" фугасный снаряд цену в 4850 руб., т. е. по 80 руб. за пуд, в то время как 12" и 14" фугасные снаряды они исполняли по 40–44 руб. за пуд. Поэтому Морское министерство стремилось добиться возможности изготавливать все необходимое количество снарядов на контролируемых им предприятиях[86].

Подробно излагая планы развития завода для изготовления снарядов, начальник Ижорского завода 1 марта 1914 г. докладывал в артиллерийский отдел ГУК:

"…после ознакомления с производством снарядов на одном из лучших английских заводов командированным инженером, выяснилась необходимость войти в соглашение с этим заводом. К тому же выяснилась необходимость сложной термообработки снарядов, что в общем составило дополнительный расход в 320 тыс. руб., добавочный расход за техническое содействие инофирме и вознаграждение 570 тыс. руб. Выяснилась также необходимость усиления пресса для штамповки снарядов вместо предполагаемых 1200 т. до 2000 т., что опять вызвало значительное увеличение стоимости прессового отделения… [87].

Последние исполины Российского Императорского флота

Осмотр представителями МГШ и АО ГУК действия первой из собранных на ПМЗ 12"/52 трехорудийных установок, сооружаемых заводом для линкора "Севастополь", август 1913 г. Дощатая обноска выполнена для обозначения габарита башни и разводки временных сетей электропроводки.

Из собрания автора.

Годовое производство снарядов на Ижорском заводе планировалось довести при односменной работе до 1500 16" калибра или 1800 14" калибра, не считая снарядов для орудий меньших калибров. Полная смета на переоборудование завода для этих целей исчислялась 3545 тыс. руб. Было запланировано установить новые гидравлические прессы, станки для обработки снарядов, закалочные отделения и печи, построить новый цех площадью 31 тыс. м2 многие вспомогательные сооружения. Всего же Морское министерство планировало на трех казенных заводах (Обуховском, Ижорском и Пермском) изготавливать не менее 6000 16" снарядов ежегодно[88].

Обзор изготовления орудийных установок был уже сделан выше при описании тех заводов, которые отличались многопрофильностью производства. Из существовавших на начало 1914 г. судостроительных заводов лишь два (николаевский "Наваль" и петербургский Путиловский завод) имели наряду с верфями отлаженное башенное производство, на других же крупных заводах его только предполагалось создать (Адмиралтейский). Помимо этих предприятий, орудийные башни изготавливал казенный Обуховский завод, а также Металлический завод (ПМЗ) — ведущее предприятие «Компании СПб Металлического завода» (производство орудийных установок, мостов, всевозможных металлоконструкций, верфь эсминцев с 1912 г. («Ижорская»), турбины и котлы).

Металлический завод имел давние и прочные традиции в проектировании и изготовлении орудийных башен для кораблей всех классов. Успешно дебютировав в этой области в 1889 г. с изготовлением трех установок 12"/35 орудий для «Чесмы», Металлический завод за период 1887–1911 гг. изготовил в общей сложности 74 установки для 6" -12" орудий главной и средней артиллерии двадцати линкоров-додредноутов, в то время как все остальные русские башенные заводы (Обуховский, Путиловский и «Наваль») выпустили вместе лишь 49 установок. Конструкторы завода, среди которых были такие выдающиеся инженеры как О.Крель, Н.Д.Песенко, А.Г.Дукельский, накопили огромный опыт в проектировании. В 1909 г. проект трехорудийной башни 12"/52 орудий, разработанный Металлическим заводом, стал победителем на конкурсе проектов орудийной установки для первых русских дредноутов. По этому проекту исполнялись и аналогичные установки для четырех черноморских линкоров. В 1912–1913 гг. заводом была осуществлена разработка проекта трехорудийной 14"/52 башни для линейных крейсеров класса «Измаил», 14"/52 двухорудийных башен и 12"/52 одноорудийных открытых установок береговой обороны Балтийского побережья.

Последние исполины Российского Императорского флота

Сборка трехорудийной 14"/52 установки линейного крейсера «Измаил» на ПМЗ, 11 сентября 1917 г. Справа — коническая клепаная поданная труба с площадкой тележек загрузки боезапаса, слева — жесткий барабан с тремя парами подцапфенных кронштейнов орудий, перед ним — один из 14" орудийных станков. Вдали видна одна из качающихся частей (ствол орудия в станке с прибойником), регулируемая на стенде.

Из собрания автора.

Несмотря на все это, Металлический завод, из-за того, что он был частной компанией, никогда не рассматривался Морским министерством как основной производитель артиллерийских установок для флота. Более того — руководители флота всячески старались сосредоточить башенное производство на подчиненных министерству предприятиях, которым в первую очередь и старались выдавать заказы. Однако невозможно было переоценить огромный опыт и четкую работу частных заводов, таких как Металлический, всегда выдвигавших оригинальные и продуманные технические решения и исполнявших заказы Морского министерства в срок и с большой ответственностью. Справедливости ради следует заметить, что русские частные машиностроительные заводы работали часто намного более оперативно и слаженно, чем казенные. Таблица 3.2. дает представление о производстве орудийных установок в 1911–1917 гг. для дредноутов русскими башенными заводами.

Таблица 3.2. Распределение заказов на орудийные установки русских дредноутов среди машиностроительных заводов

Завод Тип башни (калибр орудия) Корабль
Адмиралтейский 14" «Наварин» (не начаты)
Металлический 12" «Севастополь», «Полтава "
14" «Наварин» (не начаты)
Обуховский 12" "Петропавловск"
14" «Бородино» (готовность 2 0 %)
Путиловский 12" «Гангут», «Император Александр III»
12" «Императрица Мария», «Императрица Екатерина Великая»
Наваль 12" "Император Николай I " (готовность 50 %)
14" «Кинбурн» (готовность 20 %)


Черное море: судостроительные и механические заводы | Последние исполины Российского Императорского флота | Производство брони