home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


31

Снова настоящее. Ночь.

   Мотоцикл спокойно едет у самой кромки воды. О берег тихо бьются невысокие волны. Накатывают и откатываются, как мерное дыхание глубокого, темного моря, что смотрит издали. Пляж затерялся среди темных пятен гор. Стэп гасит фары. Они едут дальше в темноте, по мягкому мокрому ковру песка. На полпути до Фенильи они останавливаются. Идут рядом, совсем одни, завороженные покоем. Баби идет у линии прибоя. Окаймленные серебром волны разбиваются и омывают ее синие кроссовки All Star. Волна шаловливее других пытается ее замочить. Баби резво отскакивает в сторону. И попадает прямо в объятия Стэпа. Его сильные руки уверенно обнимают ее. Она не противится. В ночном свете видна ее улыбка. Она не сводит с него полных любви голубых глаз. Он привлекает ее к себе и медленно, нежно обнимая, целует. Мягкие, теплые губы, свежие и чуть соленые, обласканные морским ветром. Стэп запускает руку ей в волосы. Отводит их назад, открыв лицо. На щеке, отливающей серебром, маленьком отражении луны в небесах, ямочка от улыбки. Еще поцелуй. Облака медленно плывут в темно-синем ночном небе. Стэп и Баби уже обнимаются, упав на холодный песок. Руки в песчинках упоенно скользят по телу.

   Еще поцелуй. Затем Баби приподнимается на руках. Смотрит на него, лежащего под ней.

   Темная, гладкая и нежная кожа. Коротким волосам не страшен песок. Кажется, он слился с этим пляжем — вот так, лежа, раскинув руки, властитель песка, властитель всего на свете. Стэп, улыбнувшись, привлекает ее к себе, он и ее властитель, и встречает ее долгим, глубоким поцелуем. Он крепко держит ее, впитывая нежный вкус ее губ. А она позволяет ему все, захваченная этой силой. И вдруг понимает, что никто никогда не целовал ее по-настоящему.

 — О чем ты думаешь?

   Баби поворачивается к нему, глядя искоса.

 — Так и знала, что спросишь, — она снова кладет голову ему на грудь. — Видишь дом, вон там, на скалах?

   Стэп смотрит туда, куда указывает ее рука. Прежде чем углубиться взглядом вдаль, останавливается на ее пальчике, и даже тот кажется ему чудесным. Он улыбается — он теперь единственный властитель ее дум.

 — Да, вижу.

 — Это моя мечта! Я так хочу жить в этом доме! Оттуда открывается такой вид! Окна выходят на море. Глядеть, обнявшись, на закат из гостиной.

   Стэп снова притягивает ее к себе. Баби еще мгновение мечтательно смотрит вдаль. Он прижимается щекой к ее щеке. Она шаловливо пытается отпихнуть его, сделав вид, что хочет убежать. Стэп берет в руки ее лицо, и она, как жемчужина в створках этой живой раковины, улыбается.

 — Хочешь искупаться?

 — Ты шутишь? Такой холод… И купальника у меня нет.

 — Да ладно, совсем не холодно, а рыбке купальник ни к чему…

   Баби зло морщится и обеими руками отталкивает его.

 — Кстати, а ты ведь рассказал Полло, что было вчера вечером?

   Стэп поднимается и пытается ее обнять.

 — Ты чего?

 — А как же тогда Паллина узнала? Ты рассказал все Полло!

 — Клянусь тебе, что я ему ничего не рассказывал. Может, я во сне разговаривал…

 — Во сне разговаривал — подумать только! И вообще, я уже сказала, что не верю твоим клятвам.

 — Но я правда иногда говорю во сне. Скоро ты сама об этом узнаешь.

   Стэп идет к мотоциклу, довольно оглядываясь.

 — Я об этом узнаю? Ты что, шутишь?

   Баби встревожена. Стэп смеется. Его фраза принесла свои плоды.

 — А что, разве мы сегодня не вместе заночуем? До рассвета всего несколько часов.

   Баби испуганно глядит на часы.

 — Половина третьего. Черт, если предки вернулись, меня убьют. Мне надо скорей домой.

 — Так ты не будешь ночевать у меня?

 — Ты с ума сошел? Или еще не понял, что за люди мои предки? И вообще, много ты видел рыбок, которые спят с кем-то?

   Стэп заводит мотоцикл, удерживая тормоз, пока жмет на газ. Мотоцикл послушно разворачивается и оказывается прямо перед Баби. Она садится. Стэп включает первую скорость. Они уносятся, все быстрее и быстрее, оставляя за собой четкую полосу от шин. Дальше, на песке, примятом от невинных поцелуев и объятий, нарисовано сердечко. Его втихомолку нарисовала Баби, тем самым пальчиком, что так восхитил Стэпа. Волна коварно размывает его края. Но при наличии воображения можно прочесть буквы «С» и «Б». Собака лает на луну. Мотоцикл уносит влюбленных, исчезая в ночи. Другая волна совсем стирает сердечко. Но ничто уже не сотрет этих минут из их памяти.


предыдущая глава | Три метра над небом | cледующая глава







Loading...