home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

– А непривычно, – Кащей повертел головой, как будто ему жал воротник. – Ей Богу, как голый.

– Мало того, что голый, так еще и недееспособный, – проворчал шагающий рядом Шаман, из последних сил пытающийся балагурить. – Ходишь, как дурак, а у тебя вместо того, что положено, еще и болтается… вот это.

До могильника оставлось не так уж и много, лишающий воли магический фон, в незапамятные времена поставленный на охрану Цепи Света, чувствовался все сильнее, и поэтому на магах с самого утра красовались демаги* – амулеты, блокирующие магию. Продукты высоких мыслей мастеров Улитарта, Города Безумных Магов, университета Братства Магов Земли. Штуки, иногда оказывающиеся очень полезными. Закрывающие мага от любого воздействивия извне, … и попутно отравляющие жизнь и превращающие бытие в некое подобие овсянки, сваренной на воде без соли и сахара. Переход по Территориям и сам по себе не являлся радостным событием, а уж для мага, лишенного своих способностей, так и вовсе тоска. К полноценной жизни почти постоянных обитателей Территорий, вольдов, из бредущих вокруг представителей Братства Магов Земли* более менее был приспособлен только гемар* Братьев Находящих* Тооргандо, которому по роду беспокойной службы приходилось отмахивать приличные расстояния по горам, окружающим Странный Город*. Ну, еще его напарник немногословный Пелоц, которого он решил в этот раз взять с собой. А вот остальным участникам «Второй попытки» земных магов разобраться с наследием древних аталь – Шаману, Кащею и Демчи приходилось туго. Даром что магистр Школы Разума Кащей с Распорядителем Города Безумных Магов Шаманом были в числе той самой легендарной, первой экспедиции.

– И как вы в прошлый раз выдерживали? – поинтересовался страдающий Демчи, щуплый мастер Вариантов.

– В прошлый раз как-то не до того было, – хмыкнул Кащей,… и со всей силы влепился в спину замершего Шаман, шедшего впереди.

– Что…?

– Ш-ш-ш, тихо, – Шаман, не оглядываясь, махнул рукой за спину.

Маги присели. Кащей на корточках, изо всех сил стараясь не шуметь, гусиным шагом начал обходить Шамана, чтобы посмотреть, что там впереди. Лучше бы он во весь рост ходил, все больше толку было бы. На оглушительные в наступившей тишине хруст и треск обернулся присевший недалеко Теренс, Старший вольдовской Команды, в этот раз сопровождавшей магов Братства, и по совместительству близкий друг Мастера Ацекато. Если бы взглядом можно было убивать, Кащея бы на молекулы разметало. Жутко смутившись, Кащей состроил извиняющуюся физиономию и … двинулся обратно с той же грацией. Теренс разве что не задымился. Внезапно Кащей почувствовал, что дышать стало трудно.

– Замри, тудыть тебя в дупло к Твари*, – длинная рука Шамана сжалась на шее мага. Полузадушенный Кащей кивнул и, наконец, затих, неудобно скорчившись рядом с Распорядителем.

Ждали.

Из-за дерева, растущего прямо на тропе, медленно-медленно, пятясь, выдвинулся Ольми, аталь-разведчик Команды. Шаман напрягся. Он, конечно, не знал Команду так, как тот же Мастер Ацекато, но то, что Ольми никогда до этого ТАК не двигался, было заметно сразу. Всегда невозмутимый и до хруста вежливый аталь в любой ситуации сохранял сдержанное достоинство и даже убегал всегда, когда приходилось, с некоей чопорностью, граничащей с аристократизмом. Но сейчас из-за дерева появился очень сильно испуганный человек. Аталь в смысле, но от этого становилось только страшнее. Шаман присмотрелся: справа в траве перемещался какой-то бугор. Да что происходит? Рядом с Ольми вспахивал носом землю Тронд, второй глемм в Команде.

Ольми, всё так же пятясь, медленно показал руками: «все назад». Маги и вольды начали отползать. Когда Теренс счел расстояние достаточным, он поднялся на ноги.

– Что случилось? – первым не выдержал все тот же Кащей, но вопрос вертелся на языке у всех.

Вместо ответа Теренс посмотрел на Ольми. Аталь, вернувшись к своей аристократичной манере, молча вытянул руку вверх, показывая на что-то на ближайшем дереве. Все задрали головы. Вверху, на высоте где-то двух человеческих ростов на дереве красовался аккуратный желоб. Не очень большой, но очень чисто прорезанный. Демчи посмотрел на помертвевшее лицо второго аталь в Команде, Сонди, и негромко поинтересовался:

– И что это?

Ольми повернулся в другую сторону и опять поднял руку. Еще на одном дереве красовался точно такой же желоб. И еще на одном, и еще, и еще…. Лес, как комок сахарной ваты, будто проткнули несколько раз в разных направлениях раскаленной спицей.

Тооргандо задышал, как будто ему не хватало воздуха. Григор, мечник, единственный человек у Теренса, провел рукой по лицу сверху вниз. Тронд скомкал в кулаке бороду.

– Что? – нахмурился Шаман.

Теренс негромко откашлялся.

– Если бы на нас не было демагов, я бы сказал про морок…, – глемм смотрел на Ольми. – Иначе ничем не объяснить, что мы ее проглядели.

Аталь, диво дивное, выглядел виноватым.

– Что? – с нажимом повторил Шаман.

– Это паутина, – ровным тоном объявил Теренс.

– Не понял, – моргнул Шаман.

– «Паутина», – пояснил глемм, и повторился, выделяя голосом. – «Паутина», та самая, от «Паука».

Шамана качнуло. Кащей сгорбился, Тооргандо переглянулся с Пелоцем, и только Демчи оказался не до конца информированным.

– И что? – со спокойствием, граничащим на общем фоне с издевкой, поинтересовался он. – Чем нам это грозит?

– Уже ничем, – не удержавшись, фыркнул Тооргандо и несильно хлопнул Демчи по плечу. – Уже все, отгрозилось. Ты перед выходом завещание составил?

– Нет, – непонимающе покосился на него тот.

– Напрасно, – вздохнул гемар. – А теперь уже поздно.

– В смысле?

– В прямом, – прервал похоронную иронию Теренс. – Краткая справка: Тварь «Паук» является единственным безусловно враждебным объектом для всех обитателей Территорий. Остальные Твари ее попросту боятся. Концентрированная хальер. Если и есть другие поражающие факторы, то про них информации нет, так как попросту никто не подходил к Пауку достаточно близко и остался после этого в живых. Паук не охотится в том смысле, в котором это делают остальные Твари. Жертвы просто исчезают, причем после них не остается даже фона хальер. Паук вычищает все. Как недавно выяснили уважаемые маги, – Теренс слегка поклонился в сторону Шамана, – хальер Паука родственна хальер Цепи Света, что несколько объясняет парализующий эффект паутины.

– Так, может, нас вчера не могильником накрыло, а Пауком? – оживился Кащей, несмотря на серьезность момента.

– Вряд ли, – не разделил его энтузиазма Теренс. – Если бы мы попали под Паутину, то утро бы для нас так и не началось. Хотя в плане теории – вполне возможно. Не исключено, что демаги окажут какое-то воздействие.

– У того тиххина, который в прошлый раз встретил нас возле могильника, – задумчиво проговорил Шаман, – на броне был кусок Паутины, если я не ошибаюсь. Получается, они сражались?

– Не думаю, – качнул головой глемм, – скорее тиххину просто удалось уйти. С потерями. С тиххином сражались и вы и мы, – он показал на Команду. – Все живы. А единственный известный случай победы над Пауком – это Мастер Ацекато, если кто помнит.

Вольды заулыбались. Про Мастера Ацекато помнили все.

– Хотя, – Теренс взлохматил бороду, – ваш случай победы над тиххином – второй известный. Первый – наш.

– А с Мастером вообще отдельная история, – подал голос Григор. – Паук, тиххин, лапинаэир. За ним много чего числится.

– Ну, тогда возле могильика мы тиххина не победили, если честно, – откашлялся Шаман. – Мы скорее, как вы выразились, просто смогли уйти. С потерями.

Он многозначительно потер шею.

– Не суть, – вступил Тронд. – Сейчас надо думать, что делать здесь.

– Я полагаю ничего, – невозмутимо отреагировал Теренс, рассматривая желоб. – Мы стоим прямо посередине Паутины.

Он посмотрел на остальных и пояснил.

– Сама Паутина, насколько я могу судить – ничто иное, как материализованные линии хальер. Они невидимы, но почти материальны. Именно поэтому остаются следы.

– На деревьях? – тут же заинтересовался Кащей.

Магистр Разума был достойным представителем Улитарта: страсть к исследованиям из обитателей Города Безумных Магов не вытравлялась ничем.

– Не только, – отозвался Теренс. – Она просто пока еще высоко висит, поэтому мы можем видеть ее только на деревьях. Но он ее опускает. Так что через некоторое время под нее попадет весь участок, и Паук будет знать все, что здесь творится.

– И что нам теперь делать? – вот теперь в голосе Демчи не было и намека на беззаботность.

– Все то же, – немного грустно улыбнулся глемм. – То есть ничего. Где Паук – неизвестно, что он собирается делать – тоже. Представляем ли мы для него хоть какую-то ценность – неизвестно.

– Так что, будем сидеть и ждать, пока он до нас доберется?

– Зачем? – грусти в улыбке стало меньше. – Нам уже все равно, а при отсутствии информации, лучше продолжать свое дело. Глядишь, что-нибудь да вырастет.

– То есть мы продолжаем идти? – уточнил Шаман.

– Именно, – согласился Теренс. – Больше нам ничего не остается, я только попрошу всех не прикасаться, насколько возможно, к линиям паутины.


Густая шапка листвы с неохотой пропускала прямые лучи зеленоватого солнца Пестика, даже стоящего в зените. Полумрак и духота. Замерший лес. Ни души. Ни тваренка вокруг. Давящая тишина и ожидание. Ожидание…. Единственные звуки – хруст и ругань сзади, где Кащей в очередной раз не посмотрел под ноги. Это было бы весело, если бы не было так страшно.

– Дохлые твари, – от души выругался Тооргандо, весь изведясь в напряжении. – Уже бы выпрыгнул что ли. Все не вешаться тут в ожидании.

– Действительно, странно, – Теренс шел, медленно осматриваясь. – Похоже, кроме нас тут никого нет. И ничего. Ему что добыча не нужна? Или он нас не заметил до сих пор?

Сзади раздалась приглушенная ругань, Кащей нашел еще одну палку.

– Линии частые, – негромко заметил подошедший Шаман. – Уж парочку мы точно пересекли.

– Я тоже так думаю, – согласился глемм. – Тогда почему?

– Два варианта, – Демчи тоже решил принять участие в разговоре. – Либо у него есть добыча поинтереснее, либо….

– Либо? – рассеянно поинтересовался Шаман, узрев что-то на вершине одного из деревьев.

В ответ Демчи выразительно потеребил колбочку демага.

– Ты хочешь сказать, что демаг закрывает нас в том числе и от Паутины? А что, это мысль, – Теренс даже остановился. – Проверим?

– Как? – Шаман решил, что беседа все-таки интересней.

– Снимем демаг и посмотрим, что будет, – пожал плечами Демчи.

– Ты снимешь? – в упор посмотрел на него Шаман.

– Сниму, – кивнул Демчи.

– Привал, – негромко объявил Теренс и повернулся к беседующим магам. – Подождите немного. Расположимся, потом начнем.

– А чего ждать-то? – не понял Демчи, но разговаривал он уже с удаляющейся спиной.


Через несколько минут он таким же непонимающим взглядом обвел вольдов, занимающих круговую оборону.

– Это зачем?

– Затем, – Теренс смотрел на него с ироничной улыбкой, – что Шаман в свое время дал обитателям Улитарта очень точную оценку: вам бы только изучать. Применять и отвечать за результат – это не про вас.

В ответ Демчи набычился и уже хотел буркнуть что-нибудь неподобающее, но Теренс не дал.

– Если рассматривать твою мысль о нашей незаметности, как верную, то что у нас будет следующим действием? – не замечая нахмуренных бровей, поинтересовался он.

Где-то сбоку фыркнул Шаман, но ничего не сказал.

– Мы попадем под действие узора и отключимся, – Демчи решил не обращать внимания на издевку.

– Хм, спасибо, – неожиданно посерьезнел глемм. – В этом аспекте я как-то не задумывался. Действительно сходится. Эффект должен быть схож с могильником. Тем более что их природа, как вы заявляете, идентична.

– Вот…, – начал воодушевленный Демчи, но развернуться ему не дали.

– Я хотел подготовиться к другому, – поднял руку Теренс, отметая обсуждение. – Повторяю, если мы на данный момент для Паука невидимы, то, сняв демаг….

– Мы становимся видимы, – очень логично вступил в разговор освободившийся, наконец, от всех налипших веток, листьев и прочей лесной шелухи Кащей. – И нас приходят кушать.

– Что-то мне уже не очень хочется проводить данный эксперимент, – поежился Шаман. – Или, гла-Теренс, у вас есть какое-то другое видение?

– И да, и нет, – глемм обвел взглядом приготовившихся к бою вольдов. – С одной стороны, драться с Пауком очень не хочется, а с другой, – он сделал небольшую паузу, – когда еще получится проверить, а действительно ли демаг может закрыть от Паука? Представляете, сколько проблем можно будет решить?

Маги представили.

– Ну, тогда я пошел, – тут же воодушевился Демчи.

– Куда? – перехватил его Теренс и посмотрел на Шамана, всем своим видом показывая: «действительно, сумасшедшие они у тебя»

Шаман с улыбкой развел руками.

– А что? – не понял Демчи.

– Вытаскивать тебя кто будет? – Шаман не стал дожидаться выволочки от Теренса и взял управление в свои руки. Чуть повернув голову, он бросил через плечо: – Тор.

– Здесь, – одновременно подались в перед гемар Находящих Тооргандо и торк Тор.

Шаман со свистом выпустил сквозь зубы непонятно кому адресованное проклятье.

– Дохлые Твари, весь выход путаться будем. Который гемар, – преувеличенно спокойно пояснил он.

– Лучше, который торк, – остановил Тооргандо Теренс. – После того, как Демчи снимет амулет, мы немедленно уходим. Еще не хватало Паука дожидаться. Страхующему придется некоторое время нести Демчи на себе. А Тор, при всем моем уважении к Братьям Находящим, все же чуть более подготовлен.

Тооргандо поднял ладони, показывая, что все нормально.

– Тогда уж лучше я, – негромко прогудел Тронд.

Теренс смерил его взглядом.

– Пожалуй. Тор пригодится на ходу, – он обвел взглядом Команду. – Все. Решили. Приготовиться.

Вольды и маги рассредоточились по небольшой полянке, в центре которой остались лишь Демчи и Тронд.

– Начали, – скомандовал Теренс.

Демчи аккуратно снял с шеи демаг, подержал его перед лицом, все еще оставаясь в поле действия магиприпаса, и резко бросил его стоящему в паре шагов глемму.

И почти сразу сложился сломанной куклой.

– Тронд! – хлестнул приказом Теренс.

Тронд бросился вперед, одним движением набросил демаг обратно на шею неподвижному Демчи, засунул колбочку поглубже под одежду и подхватил безвольное тело мага на плечо.

– Вперед! – Теренс, стоя на краю полянки, напряженно всматривался в окружающий лес, пропуская рванувшихся с места вольдов.

Его напряжение предалось всем. Команда начала очень резво. Через несколько минут эмоции схлынули, но глемм не дал снизить темп.

– Бегом, бегом!

Теперь уже полностью осознавая реальность, войдя в привычную колею, вольды низким наметом заскользили по лесу.

Минут через десять, когда стало ясно, что окружающий мир изменений не претерпел, Теренс смилостивился.

– Походный шаг.

– И мен-ня уж-же мож-жно от-пус-тить, – проклацал зубами болтающийся на плече у Тронда Демчи.

– Идти сможешь? – не сбавляя темпа, поинтересовался Теренс.

– Бол-тать-ся точ-но боль-ше н-не с-мо-гу, – пожаловался Демчи.

– Ставь, – скомандовал Теренс. И тут же безжалостно погнал всех дальше. – Ходу, ходу. Что уставились? Балаган в баронствах будет. Григор, помоги.

Григор тут же подхватил неуверенно стоящего на ногах Демчи с правого бока, Тронд остался слева, и Команда двинулась дальше.


– Рассказывай, – потребовал Шаман, когда Теренс, наконец, счел, что они все-таки ушли незамеченными. Или невкусными, не суть. Главное, что счел и объявил привал.

К тому моменту на ногах уверенно держались только сам Теренс, Ольми и, как ни странно, Шаман. Вольды с удивленным уважением поглядывали на Распорядителя, невозмутимо мерявшего длинными ногами покрытую опавшими листьями землю Территорий, а тому, казалось, все нипочем. И когда Теренс объявил привал, он, в отличие от матерых вольдов (про магов и говорить не приходится), не свалился, давая отдых гудящим ногам, а пошел осматривать окрестности и ставить сторожевики. Даже Тронд уважительно поджал губы. Что ж, еще один штрих к портрету Распорядителя Странного Города.

Вернувшись, он безжалостно поманил рукой зеленоватого от всех этих приключений Демчи и потребовал:

– Рассказывай.

Вольды тут же расселись вокруг.

– Страшно, – поежился Демчи. – Не передать словами, но полное ощущение, что ты как муха в меду. Не двинуться, не вздохнуть, и четко понимаешь, что все, приплыл, ты уже себе не принадлежишь. Ты уже его. Как вещь. Вкусная, наверное. И сейчас тебя будут есть. Но не здесь.

– А где? – поинтересовался Теренс.

– Не знаю, – передернул плечами Демчи, но все же нашел в себе силы пошутить. – Он мне как-то забыл сказать. Всю дорогу собирался, а потом забыл. Вот паразит.

– Подробнее, – потребовал Кащей.

– Сами, Ваше Магичество, попробуйте, а потом будете подробнее рассказывать, – огрызнулся вдруг Демчи.

– Ты это, зубы будешь в другом месте показывать, – одернул его Шаман. – Сам вызвался, теперь доделывай до конца. Кто знает, что через десять минут может случиться, а информация, считай, бесценная, во второй раз такое проверить вряд ли получится. Донести мы ее просто обязаны. Так что давай, выкладывай, что там тебе привиделось.

– Нехорошее привиделось, – пристыжено вздохнул после некоторой паузы Демчи. – Там впереди что-то было, и я туда шел. Сам шел, никто не подталкивал. Не хочу идти, а иду.

– В холмы? – Шаман переглянулся с Тооргандо.

– Не было там никаких холмов, – помотал головой Демчи. – Что-то темное, а что, не успел разглядеть, меня уже выдернули.

– Опиши, как выходил, – попросил Кащей.

– Свет погас, – развел руками Демчи. – А тот мед вокруг, как стек куда-то. Сразу стало легче, и идти никуда не надо. А потом темно, и все. Глаза открываю – Тронд.

– Он двигался пока лежал? – обвел взглядом вольдов Шаман.

– Нет, – за всех ответил Тор.

– Угу, – что-то пометил для себя Кащей.

– Так, – наморщил лоб Шаман. – Значит, ….

– Внимание! – из-за ближайшего дерева появился Сонди. – Слушайте.

Вольды встрепенулись, прислушиваясь к окружающему миру. Поначалу ничего особенного в лесу не происходило. А потом, на грани восприятия, тонким комариным звоном в сознание начало проникать тончайшее потрескивание. Оно росло, ширилось. Становилось громче, странным образом не вытесняя все остальные звуки, а обволакивая их, выставляя на передний план, и тем самым, подчеркивая свою всеобъемлимость.

– Нет, – неверяще замотал головой Кащей. – Только не это. Еще один?! Опять?!

Вольды напряглись. Каждый из них, маги не исключение, уже знал, что означает это потрескивание. Кроме Демчи.

– Может кто-нибудь объяснит, что происходит? – сварливо поинтересовался он, переводя взгляд с одного на другого.

– Тебе, друг мой, невыразимо повезло, – комментарии опять пришли от Тооргандо, который не смог выдержать драматичный тон, даже в этой ситуации. – Ты являешься свидетелем неимоверной удачи….

– Не надо стараться быть Шатуном, – сварливо перебил его Демчи. – Мне и его-то за глаза и за уши хватало, а у тебя еще и не получается.

– Получится, – посуровел Тооргандо. – Вот с тиххином разберемся, и получится.

– Так это тиххин? – почти обрадовался Демчи. – Тот самый?

– Вряд ли тот самый, – пробормотал себе под нос вглядывающийся в лесной сумрак Шаман. – От того только чешуя в Улитарте и Красном Замке осталась. Но нам и другого хватит. Как ты говоришь, за глаза и за уши.

– А другой добычи вокруг нет, – констатировал Теренс. – Ну что, уважаемые, будем драться?

– Может, и не придется драться, – неожиданно подал голос Кащей. – В тот раз тиххин нас не увидел. Паук сейчас тоже. Посмотрим, увидит ли нас этот.

– А меня вот что интересует, – задавая вопрос, Тооргандо не забывал проверять снаряжение и ревизовать содержимое сумки с амулетами, – почему возле могильников всегда встречаются тиххины? Тем более что, как мы решили, их магия враждебна друг другу.

– Во-первых, – Шаман закончил свои сборы, поднялся и закинул свой мешок на плечо, – использовать вместе термины «тиххины», «могильники» и «всегда» в данном случае не очень корректно, поскольку мы всего лишь второй раз идем к могильнику, до него еще идти и идти, а тиххина можно встретить не только здесь.

– Это не совсем так, – негромко поправил его Теренс. – На самом деле тиххин – Тварь довольно редкая. Многие вольды за всю свою жизнь не сталкиваются с ним ни разу. Я, например, тоже вижу его только во второй раз. И это не является нормой. Скорее исключение. Так что вопрос гемара как минимум уместен. И еще….

– Вот он, – резким шепотом прорезал разговор Ольми. Вольды замерли.

Вдалеке, на самом краю видимости, балансируя на грани реальности, между заросшими мхом деревьями неспешно струилась огромная серебристая лента. Мимо.

– Не видит, – не шевеля губами, выдохнул Кащей.

Судя по лицу Шамана, ему очень захотелось влепить болтуну подзатыльник, но нарушать неподвижность картины он не рискнул. Прошло еще несколько секунд. Серебристая лента продолжала свое неспешное течение. И вдруг замерла.

– Убью, – одними губами прошептал Шаман.

– Может, не к нам, – так же тихо попытался оправдаться Кащей.

Тиххин заскользил снова. Уже в сторону вольдов.

– Дебил! – если бы Шаман стоял рядом, не сносить Кащею головы, но того спас Теренс.

– Вперед! Бегом!

Резкая команда сорвала всех с места. Вспугнутыми пичугами вольды понеслись, петляя между стволами. Но тиххин все равно был быстрее. Огромная змея приближалась, уже не разбирая дороги. Молодые деревца, хрустя, ложились под бронированное брюхо.

– Веером! – надсаживаясь, заорал Теренс.

Вольды порскнули в разные стороны….

Нереально тонкий и чистый звук, заполнивший лес, на всем ходу остановил бегство. Неведомый музыкант взял высокую ноту, и держал ее, выдавливая из головы все, что не совмещалось с этим звуком. Вольды покатились по земле. Каждый как будто на полном ходу влетел в болото. Мир перестал быть объемным. Теперь в нем существовал только этот звук, широкими мазками закрашивающий неподвижную картинку плоского леса. С огромным трудом Шаман повернул голову. И удивленно моргнул, преодолевая завораживающий своей красотой морок. Тиххин тоже остановился. Но не замер. Огромная змея перестала скользить по земле. Сейчас на месте серебристой ленты начала расти башня. Змей поднимал голову, высматривая источник звука. И, судя по угрожающе раскачивающейся голове, этот источник ему не нравился.

Нота не ослабевала, и Шаман только и нашел в себе сил, чтобы еще раз моргнуть. Что же, враг моего врага – мой друг.

Наверное…

Злобный змеиный шип разорвал наваждение. Тиххин заскользил в обратную сторону.

– А-а-а-а, – Кащей сидел на земле, держась руками за голову. Из ушей бежали две струйки крови. Тут еще надо до конца прояснить, кто чей враг и кто чей друг.

– Теренс, – позвал Шаман, бросаясь на помощь. Вернее, хотел броситься. Сам бросок получился, а все остальное – нет. Тело рванулось вперед, а ноги и руки не стали помогать. Распорядитель Странного Города вытянулся во всю немаленькую длину и со всего размаха приложился о землю.

– Х-хг-г-а-а, – вместо ругательств из горла вылетел только какой-то хрип.

Вокруг творилось то же самое. Вольды катались по земле. Каждому досталось свое. Теренс держался руками за горло – не хватало воздуха. Сонди сложился пополам – его рвало. Григор замер, скрючившись под каким-то кустом – по телу пробегали короткие судороги. Что с остальными Шаман не видел, но, судя по звукам – ничего хорошего. Несколько минут прошло в бесплодных попытках вернуть контроль над парализованными конечностями, и, наконец, болезненное покалывание возвестило, что еще не все потеряно. Шаман даже обрадовался этой боли. Оказалось рано. Покалывание усилилось, превратилось в зуд, в резь, в жжение. Шаман пока мог, терпел, но долго он не выдержал. Ослепительная вспышка, фонтан искр, и сознание погасло.


– Ну и куда нас несет? – Демчи не переставал зудеть с того момента, как отошел от удара звуком. Его уже прокляли все, и не по разу, но он не останавливался. – Мало нам тиххина, так мы еще и премся смотреть, кто этого самого тиххина бить собирался. И это при том, что никто на ногах толком стоять не может.

Резон в его словах был. К названию Команда сейчас можно было смело добавлять «инвалидная». От прежней упругой рысцы, которой вольды преодолевали один переход за другим, не осталось и следа. Та чистая нота даром не прошла ни для кого. Без слез на передвигающихся по лесу магов и вольдов смотреть было нельзя. Хромающий на обе ноги Ольми тащил бледно-зеленого Тора, обхватив его за талию. Хрипящий Тронд почти волоком тянул с трудом стоящего на ногах Григора. Сонди шел сам, как и Демчи, но качались они так, что их периодически бросались подхватывать все окружающие «страдальцы». Тооргандо с Пелоцем, обхватив друг друга за плечи (не падали они, видимо, только из-за этого), двигались вперед исключительно по синусоиде. Возглавляли этот парад калек Кащей с Шаманом. Эти шли по прямой, но домиком, подпирая друг друга. И только семижильный Теренс, казалось, отошел от атаки за несколько минут. Теперь он шел впереди дозором, что было несложно, учитывая скорость, с которой передвигались остальные.

Полчаса назад, избавившись от тиххина и встав на нетвердые ноги, Теренс первым делом привел в сознание Шамана. Коротко с ним переговорив и убедившись, что произнесенные слова не стали для окосевшего мага пустым звуком, глемм без всякого усилия поднял дылду Шамана на ноги, придержал, чтобы не заваливался, и зычно (откуда силы после такого приключения?) гаркнул:

– Подъем! Идем за тиххином! Пока можно, надо смотреть, что происходит.

Даже сквозь дурноту, владевшую всеми без исключения, в каждую раскалывающуюся голову тут же пробралась четкая мысль: «А Теренса-то приложило нешуточно. Беда со Старшим». И в самом деле: собираться немедленно куда-то идти мог только сумасшедший.

Но оказалось, что мозгом приложило не только Старшего Команды. Шаман прочистил непослушное горло и писклявым фальцетом, перемежающимся с хрипящим бульканьем, подтвердил диагноз:

– Выдвигаемся немедленно. Это приказ. Все встали и пошли!

И подал пример, повернувшись и поковыляв куда-то в лес по четкому следу из поваленных деревьев, оставшемуся за Тварью. Варианты кончились.

Демчи, как и все, приказу подчинился, шипя и матерясь. Но молчать приказа не было, а у Шамана, судя по всему, сил не осталось на то, чтобы развернуться и заткнуть этот поток сознания, выливаемый на и без того исстрадавшиеся головы магов и бойцов. Поэтому все эти полчаса вольды ползли по лесу под аккомпанемент скрипов, брюзжания и недовольства.

– Слыш, родной, – в очередной раз не выдержал Тооргандо. Он попытался, было, подковылять поближе к Демчи, но покинутый Пелоц тут же начал заваливаться, и гемару пришлось ограничиться вербальными методами общения. – Вот ты хочешь на меня обижайся, хочешь нет, но если ты не заткнешься, на ближайшем привале я тебя собственными руками придушу.

– А ты сейчас не можешь мне оказать такую услугу? – сварливо огрызнулся Демчи. – А то до ближайшего привала я так и так не дотяну, а мучаться не хочется.

– Дохлую тварь тебе в задницу, а не услугу, – кашлянул Тооргандо.

– А ты лучше попроси Шамана отправить его в головной дозор, – сипло посоветовал сбоку Сонди.

– Тогда на привале мы двоих недосчитаемся, – на ковыляние у Демчи сил не было, а вот на пикировку вполне хватало.

И вот тут Шаман все-таки нашел силы.

– Так, Демчи, – в головной дозор. Тридцать метров впереди, – голос, доносящийся из шаманско-кащеевского «домика», был слабым, но командирские интонации прослеживались четко. – Будешь Тварей распугивать. Тиххин это все затеял, ему первому и расхлебывать.

Демчи булькнул, закашлялся. Все провернулись в его сторону…. И тут движение остановилось.

Потому что смеяться и идти одновременно не получалось.

– Веселитесь? – из окружающих кустов справа выбрался Теренс. Вот кому никакие Твари нипочем: да прихрамывает, да кривится, но двигается оч-чень даже ничего. И голос бодрый. Все обзавидовались. – Высокий боевой дух – это хорошо. Тем более сейчас.

– Пришли? – раз авангард, похоже, отменяется, к Демчи вернулся голос.

– Пришли, – уже гораздо менее радостно подтвердил Теренс и скомандовал: – Команда, стой! Внимание!

Вольды и маги сгрудились вокруг.

– Там, – глемм ткнул пальцем себе за спину, – тиххин дерется с Пауком.

Он сделал паузу в пару секунд, дожидаясь, пока эта информация отложится в головах. Потом повернулся к Шаману.

– Как мы и предполагали.

Все повернулись в сторону Распорядителя Улитарта.

– Предполагали? – осторожно поинтересовался Тооргандо.

Шаман только отмахнулся. За него продолжил Теренс.

– Мы идем смотреть.

Кольцо вокруг глемма раздалось в стороны. Второй раз за прошедший час всем в голову пришла мысль о том, что Старшего приложило чересчур сильно.

– Маги, – Теренсу было плевать на бесхозно бродящие мысли, – ваша задача, просмотреть все линии, которые сейчас там ломаются.

Шаман кивнул, выказывая свое согласие со словами Старшего, и жестом попросил продолжать.

– Вне зависимости от того, кто там победит, следующей мишенью будем мы. Вольдам воевать против любого из этих, – Теренс качнул головой в сторону кустов, – бесполезно. Поэтому я хочу, чтобы вы увидели хоть какую-нибудь возможность противостоять каждому из них. В конце концов, Мастер Ацекато в свое время уделал и того и другого, так чем мы хуже?

– Тем, что он Мастер Ацекато, а мы…, – развел руками Тооргандо.

– А на хрен тогда ты нужен, если не вырастешь до Мастера? – вступил, наконец, Шаман. – Бегом на исходные позиции.

– Есть, – Тооргандо дотянул скрюченную ладонь до виска и двинулся к кустам. Хромота его странным образом исчезала с каждым шагом. И уже отведя в сторону первую ветку, он обернулся.

– Это я так пошутил, – пояснил он Шаману.

– Я так и понял, – хмыкнул тот. – Двигай, давай.


Осторожно, стараясь не дышать, Шаман выглянул из-под пышной ветки на поляну. Рядом, для разнообразия неслышно, пристроился Кащей. Вокруг устраивались вольды. Маги присмотрелись к происходящему на поляне и замерли…

– Ты в детстве не пытался выяснить, кто сильнее: кит или слон? – углом рта заворожено поинтересовался Шаман.

– Не-а, – так же заворожено отозвался Кащей.

– Вот сейчас заодно и выясним. А что это за хрень, на которой он сидит?

А посмотреть на поляне и вправду было на что. Сама, поляна как таковая, собственно поляной не являлась. Кто-то, или что-то разметало деревья в радиусе метров ста таким образом, что получилась практически ровная по окружности площадка, посреди которой красовалось иссиня-черное яйцо, наполовину вросшее в землю. А на этом «яйце», обхватив его длинными кривоватыми ногами, сидел … паук. Судя по всему, он самый… – Паук.

– А чего он в него вцепился? Может, у него там гнездо? – раздался справа шелест Демчи.

– Дурак ты, Петька, – не отрываясь от происходящего на поляне, так же тихо прокомментировал Кащей, – они же в норах живут.

– В смысле? – не понял Демчи.

– Рты закрыли, – выдохнул Шаман. – Смотрим во все глаза. Кто что-нибудь пропустит – до конца жизни из Улитарта не выпущу.

Угроза действие возымела. Все взгляды вернулись на поляну. Тем временем там разворачивалось действо, могущее было быть весьма занимательным, не касайся оно напрямую будущего Команды.

Вокруг вцепившегося в «яйцо» Паука сомкнулась убыстряющая свое движение с каждой секундой серебристая лента – тиххин начал атаку.

Кащей с Шаманом переглянулись: они это уже однажды видели. А Шаман еще и оглянулся назад, осматривая, куда в случае чего придется лететь: он лучше всех присутствующих помнил, чем подобное может закончиться. Еще раз попадать в подобную передрягу желания не было никакого.

– Слушайте, – узнавая, вдруг выдохнул Кащей. – А ведь это яйцо – это… кокон. Темпококон.

– Да что ты? – не отрываясь от разворачивающейся битвы, съязвил Шаман. А я-то думал, это пьедестал почета. Этот туда забрался и никого не пускает.

– Очень смешно, – скривился Кащей. – А откуда тут мог взяться кокон? Это что, он сам его сделал? Тогда почему никто до сего момента ни разу не слышал про подобное?

– Про Паука вообще очень мало что можно услышать, – раздался сзади тихий голос Теренса. – И все, в основном, про способы умерщвления. Вряд ли вам кто-либо может сказать больше. Никто не знает точно, ни где живут Пауки, ни чем они питаются, ни как они охотятся, ни…

Договорить Теренсу не дали. В воздухе возникла чистая высокая нота. Опять.

– Нет, только не снова! – вольды, как по команде, схватились за головы.

Паук, не двигаясь с места, поднял переднюю часть туловища в извечном паучьем движении и засучил воздетыми лапами. Нота стала громче и чище. Вольды схватились за уши, но помогало это слабо. Опять начала накатывать дурнота.

– Это он, зараза, в прошлый раз…, – сквозь глушащий сознание звук простонал Тооргандо.

Руки начали мелко трястись, ноги стали ватными и непослушными, пустые желудки спазматически сжимались. Расстояние имело значение: в прошлый раз интенсивность воздействия была не такой. Или тогда Паук не так громко кричал?

Вольды уже начали отключаться, но у тиххина оказалось свое видение происходящего. Рисунок его движения вдруг изменился. Стал пульсирующим. Серебристое кольцо вокруг кокона поднялось вверх, потом опустилось вниз. Пошло волнами. Опять вверх. Вниз. Волнами. Вверх. Вниз…. Раз за разом, секунда за секундой тиххин создавал новый узор из своего тела.

– Да он же сам рисует узор, – неверяще прошептал Демчи сквозь накатывающее беспамятство, всматриваясь в неровные движения змея. – Смотрите, он накручивает на себя линии. Смотрите.

– Запоминай, запоминай, – попросил-потребовал Шаман, почти теряя сознание. – Я не вижу, не понимаю. Запоминай.

Демчи зашевелил губами, заучивая контуры узора. Тиххин тем временем ускорил свой танец так, что его движения перестали быть видимыми. Вокруг Паука опять кружилась серебристая лента, но теперь она стала гораздо шире, и на ней отчетливо стал просматриваться рисунок, становившийся видимым только на такой скорости.

– Вот он, узор, – восхищенно прошептал Демчи.

И нота стала стихать. Нет, не так. Она звучала все так же громко, но теперь этот звук уже не заставлял хвататься за голову, не лишал воли, не повергал на землю. Тиххин нашел противоядие.

Но это было не единственным приемом Паука. Поднятые передние лапы закрутились в обратную сторону. Теперь Паук не отмахивался от противника, а наоборот – как будто притягивал его к себе. Он ткал невидимую паутину.

– Ох ты, – выдохнул вдруг кто-то сзади.

И тут же его возглас повторили все остальные. Всех мгновенно накрыло одинаковым ощущением: как будто через них протянули невидимую, но почти осязаемую сетку.

– Вот она, паутина, – потрясенно прошептал Кащей. – И как же он это сделал? Ведь тут такого наверчено.

– Запоминайте, запоминайте, – как заведенный твердил Шаман.

На поляне вокруг тиххина начал сгущаться воздух. Желтоватое марево начало окутывать кружащуюся ленту, и в ее безупречном узоре начали появляться дыры. Одна, другая, третья.

И тут тиххин ударил.

Неуловимое глазом движение – и над черным куполом кокона возникла мешанина из чешуи, лап, глаз и еще чего-то, от одного вида которого начинало бросать в жар. Вот проявилась голова огромного змея. На мгновение замерла – и новый бросок. Две черные лапы взметнулись вверх, загнулись, превращаясь в два копья – удар. Опять зазвучала нота, но никакого эффекта не последовало. Куча распалась. Огромный змей опять начал свое кружение. Но уже гораздо медленнее. Серебристая чешуя тиххина стала пятнистой. Скольжение перестало быть ровным.

Паук тоже не остался невредимым. Одна из лап безвольно болталась. Два глаза вытекли. Брюхо смялось.

Но бой не закончился. Желтоватое марево опять начало сгущаться над противниками.

И вдруг Паук провалился. В кокон. На треть. И стал погружаться. Тиххин прыгнул. Даже из леса было видно, насколько этот прыжок был прыжком отчаяния. Змей пытался достать ускользающего противника. Огромная голова вцепилась в головогрудь тонущего в черноте Паука, и все замерло.

Секунда, другая….

– Это все-таки он кокон сделал, – пробормотал Кащей.

И тут чернота взорвалась.

Ошметки Тварей разметало по поляне. Все вокруг оказалось залитым какой-то слизью, валяющиеся на поляне поваленные стволы взлетели в воздух, но тут вольдам повезло. Окружающие поляну деревья приняли на себя удар больших фрагментов, и на долю Команды пришлась всего лишь ударная волна.

Которая расшвыряла вольдов и магов, как мелких насекомых, попавших в ураган.

Шаман не зря смотрел, куда придется лететь. Его приземление получилось самым мягким. И он первым из всех встал на подгибающиеся ноги.

Чтобы увидеть, что на месте кокона осталось странное темное нечто….


Глава 1 | Псы Клевера | Глава 3