Book: Кровавая луна



Кровавая луна

Виктор Дж. Бэнис

Кровавая луна

Глава первая

— Кровь.

Он поднес дрожащие руки и посмотрел на них при неровном, пляшущем свете. Нет, нельзя было ошибиться, глядя на эти темные липкие пятна, быстросохнущие на пальцах. Волна отвращения захлестнула его, но он яростно подавил в себе это чувство. У него не было времени на бесполезные эмоции. Не сейчас, когда нужно успеть сделать так много!

Он снова приподнял лампу. Тусклый трепещущий свет упал на лицо спящей девочки. О, Боже! Какой жуткий парадокс. Тонкие линии ее лица были благодатно спокойны, каждая черточка смягчена невинностью детского сна. Она могла бы сравниться со спящим херувимом, если бы не эти жуткие кровавые пятна.

Он повернулся к служанке, стоявшей позади него, и спросил:

— Ее мать?

Служанка не ответила. Только глаза старой женщины вдруг стали еще шире и еще печальнее.

— Вы должны смыть все это, — сказал он твердым, но спокойным голосом. — Постарайтесь не разбудить ее. И никому не рассказывайте об этом. Ни слова! Даже о том, что я приходил сюда...

Он поспешил прочь из комнаты.

Дом стоял погруженный во мрак, но ему не нужен был свет, чтобы быстро и уверенно проходить через знакомые холлы.

Теперь необходимость спешить отпала, но его гнал вперед ужас. Слишком поздно, он не успел! Он понял это, когда увидел кровь. Он знал, откуда взялись эти пятна...

А за окном на небе светила полная кровавая луна.

Джинни Дэлтон еще раз попыталась читать «Ньюйоркер», который держала в руках. Как у нее не раз уже случалось, внимание отказывалось подчиниться воле, память неизбежно возвращала ее к дурным мыслям.

Она вздохнула, закрыла журнал, поклялась больше к нему не прикасаться и аккуратно положила его поверх целой стопки других, лежавших перед ней на маленьком столике.

В другом углу приемной секретарша Лу Беннера оторвала взгляд от бумаг, которые просматривала, и глянула на Джинни. Во взгляде секретарши читалось все, что она думает о посетителях, которые не умеют ожидать в приемной делопроизводителя, не теряя собственного достоинства. Особенно, когда приходят без предварительной договоренности.

Джинни про себя посмеялась над ней, но маска нетерпения не исчезла с ее лица.

— Вы уверены, что мистеру Беннеру известно, что я ожидаю его? — спросила она с холодной вежливостью в голосе.

Секретарша посмотрела на нее с плохо скрываемым негодованием, но это не обескуражило Джинни. Два года из последних трех она сама работала секретаршей. Не потому, что ей нужна была работа, а потому что просто нравилось работать. Она слишком хорошо знала все фокусы, направленные на то, чтобы охладить пыл нетерпеливых посетителей, бесконечно пытающихся нарушить Нерушимое Расписание. Она сама с успехом пользовалась ими в свое время.

— Я сообщила мистеру Беннеру, что вы здесь, — девушка информировала Джинни с ноткой укора. — Боюсь, мистер Беннер очень занят сегодня. Может быть, я занесу вас в журнал регистрации посетителей на прием в другой день...

Она уже сняла с полки журнал, чем, как считала, не оставляла для Джинни шансов быть принятой сегодня, как вдруг рядом с ней зазвонил внутренний телефон. Секретарша сняла трубку, что-то выслушала, а затем проговорила:

— Да, конечно, сэр.

После этого повернулась к Джинни и с явным разочарованием сообщила:

— Мистер Беннер готов выслушать вас. Вставая, Джинни с трудом подавила улыбку.

Когда она стояла, в ее фигуре было меньше детскости. Можно сказать, что Джинни была очень хрупкой, едва-едва выше метра шестидесяти, очень худенькая тонкокостная женщина. Но в ее облике, однако, было что-то, вызывавшее впечатление, внутренней силы и решительности. Плечи расправлены, голова высоко поднята, подбородок чуть вперед и вверх. Даже походка, когда она пошла к двери кабинета Лу Беннера, была походкой человека, точно и твердо знающего, куда ему нужно идти и как туда добраться.

Уверенным движением руки Джинни остановила секретаршу, привставшую, чтобы проводить ее.

— Я знаю, куда идти, — сказала она и толкнула дверь, ведущую в кабинет Лу Беннера.

Джинни, как всегда, застала его врасплох... Чуть привстав из-за стола, Лу одарил ее ледяным взглядом, но вдруг выражение его лица резко изменилось, уступив место изумлению, которое в свою очередь сменилось широкой зубастой улыбкой.

— Джинни Денвер! — воскликнул он и потянулся через стол так, что чуть не опрокинул его. Почувствовав, что едва удерживается на ногах, он решил вместо объятий просто стиснуть обе руки Джинни.

— Джинни Дэлтон, Лу, — улыбаясь, поправила она. Ей действительно было приятно снова его увидеть.

— Ну да, ну да... — растерянно сказал Лу. Он наконец отпустил ее руки и взял под локоть, чтобы проводить к кожаному креслу, стоявшему напротив его стола.

— Ну, конечно. Конечно! Если в я только знал, кого заставляю ждать! Если бы я чуть-чуть подумал, когда секретарша назвала фамилию. Ну нет, тебе бы не пришлось ждать меня, как какой-нибудь торговке. Ты знаешь, я так и подумал: «Опять какая-нибудь торговка...»

Пока он говорил, Джинни уселась в кресло и продолжала, улыбаясь, смотреть на него. Ей было так приятно снова его увидеть! Ведь она отрезала себя от жизни! Не только от прошлого, не только от воспоминаний, но и от чувств. Она все это время пыталась жить, забыв о заботах и о людях, стараясь не думать о первых и не интересоваться вторыми.

Но Лу было очень приятно увидеть. Увидеть и ощутить странное трепетное тепло.

Лу обошел свой стол и уселся. Беспрестанно потирая руки, будто они замерзли, он внимательно и серьезно оглядел Джинни. Она вдруг вспомнила, что всякий раз, уезжая или возвращаясь, она чувствовала на себе этот отцовский взгляд, с тревогой ищущий перемен. Летний лагерь. Школа-пансион для девиц. Турне и путешествия под неусыпным оком чопорных сопровождающих. Лу всегда провожал и встречал ее. Макс никогда. Всегда Лу.

— Значит, Дэлтон, — он снова повторил фамилию. — Вот почему мы не могли тебя отыскать. Я пытался найти тебя, знаешь ли. Да и Сьюзан тоже, пока...

— Я знаю, — перебила Джинни. Уж она-то знала, что Лу искал ее; что Сьюзан искала ее... Но теперь Джинни не хотелось признаваться, что игнорировала эти поиски, попросту бежала от этих людей.

— Ведь Дэлтон — моя настоящая фамилия. Да ты и сам знаешь, конечно. Макс так и не закончил свои дела с удочерением, хотя я многие годы думала иначе. Поэтому, уехав, я, естественно, снова взяла себе фамилию Дэлтон.

— A мы не могли тебя разыскать...

— А еще потому, что мне не хотелось оставлять фамилию Макса. Я никогда не чувствовала себя принадлежащей к семейству Денверов. Жалко, конечно, что своего настоящего отца я никогда не видела. Может быть, я бы любила его больше, чем Макса.

— Ты все еще такая же жестокая, девочка, — сказал Лу.

Это не было вопросом. С годами, изучая Джинни, Лу стал смотреть на вещи более трезво.

Она на минуту отвела глаза и потупилась, чувствуя собственную вину, но потом все же заставила себя посмотреть на Лу.

— Да, думаю, все такая же, — произнесла она. — Макс был не очень добрым человеком, даже если сделать поправку на то, что он, как в сказке, был «гадким отчимом». А свою мать я не очень хорошо помню. Мне было всего-то лет шесть, когда она умерла.

Несмотря на годы, прошедшие с тех давних пор, это слово всегда вызывало в ней дрожь. Джинни горько усмехнулась. Она не любила это слово, но раз за разом ее приучали к нему. Прошло двадцать лет, но в ушах все еще стоял натянутый голос Макса: "Черт, она не уехала. Она умерла. Твоя мать у-мер-ла! Повтори! Ну! Повтори! Скажи: «Моя мама умерла».

Джинни в конце концов научилась говорить это слово, произносить его и не заливаться слезами, лишь иногда всхлипывать. Пришлось научиться, чтобы просто иметь право выходить из своей комнаты. Иначе Макс не выпускал ее. Впрочем, во всем остальном Макс был реалистом.

— Много воды с тех пор утекло. Джинни кивнула.

— Макс всем ломал жизнь, как сломал жизнь моей матери. Кто была та маленькая девочка, на которой хотел жениться Аллен? Как ее звали? Элайна. Да, Лу, Элайна. И она была хорошей девочкой, Лу, несмотря на всю грязь, которую вырыл и вылил Макс на нее и ее семью. Это он заставил ее покончить с собой. Стыдом и посрамлением вогнал ее в могилу. А Аллен? Мой бедный брат! Как он возненавидел Макса после этого. Я так и не смогла себя до конца убедить, что авария действительно была случайной. Я думаю, что в конце концов Аллен мог...

Она вдруг замотала головой, будто хотела вытряхнуть из головы эти мысли.

Джинни много думала о том времени, и знала, что воспоминания не дадут успокоения, а лишь вновь растревожат забытое горе.

— После этого я решила уехать. В тот самый день, когда умер Аллен. Я чувствовала, Лу, я чувствовала, что должна уехать, пока не погибла, как погибли все, кто окружал Макса.

— Но ведь ты любила Сьюзан? Она-то ведь всегда любила тебя и любила искренне, ты ведь знаешь... Как она плакала, когда узнала, что я не нашел тебя...

— Любила, — коротко ответила Джинни.

Она попыталась представить лицо Сьюзан. На мгновение в памяти возник ее образ. Весь в слезах. Ведь глаза у Сьюзан всегда были на мокром месте. Джинни, наоборот, никогда не плакала.

— Иногда мы были настолько близки, что могли бы стать настоящими сестрами. До сих пор, когда я думаю о ней, называю ее сестричкой. Но, Лу, она была дочерью своего отца. И никогда не умела видеть его ошибки. Для нее Макс всегда был сказочным рыцарем в сияющих доспехах. Но если я о ком-нибудь и скучала — кроме тебя, Лу, — то это о Сьюзан. Хотя все-таки не настолько, чтобы снова вернуться и терпеть Макса. Я ничего не знала... Твое письмо пришло только на прошлой неделе. Мне очень жаль, что меня здесь не было.

Джинни замолчала, не желая больше говорить об этом, хотя знала, что все равно придется.

— Макса тоже больше нет, — сказал Лу. — Ты знаешь?

— Знаю... Некоторые из тех писем, что писала Сьюзан, все-таки доходили до меня через друзей, которым было известно, где я. Именно так я узнала, что Сьюзан вышла замуж. До меня дошло письмо, в котором она рассказывала о своей свадьбе, и еще одно письмо. Твое. Когда ты написал, что она... умерла, — Джинни снова помолчала прежде, чем сказать:

— Было еще письмо, Лу. Я хочу, чтобы ты его прочитал. Она открыла сумочку и, достав оттуда письма, печально посмотрела на них прежде, чем, перегнувшись через стол, отдать их Беннеру. Эти письма были единственным, что осталось от Сьюзан... такой молодой, такой прелестной и глупенькой Сьюзан. Лу прочитал их в том порядке, в каком они приходили. Джинни знала эти письма наизусть. Последние несколько дней она читала и перечитывала их строчка за строчкой, пока не выучила каждое слово.

Когда она вспоминала самое первое письмо, к ней невольно возвращалось саднящее чувство, которое вызвали его строки.

Мольба о встрече. О воссоединении двух сестер. Сьюзан была счастлива, когда писала его. Письмо было наполнено бесконечными рассказами о человеке, за которого она выходила замуж — такого импозантного, изящного, тонкого, таинственного... — его звали Пол Лэнгдон. Их семейство жило в своем собственном замке на острове у побережья Новой Англии. В своем замке... как средневековые бароны или даже принцы.

«Ты сразу влюбишься в него, Джинни, я точно знаю. И подумать только, я буду жить, как королева. Только... на королеву, пожалуй, больше походишь ты. О, пожалуйста, возвращайся! Доктора говорят, что Макс никогда не оправится от удара.»

Но Джинни так и не вернулась домой, потому что не смогла до конца поверить, что Макс закончит жизнь как обычный смертный. Потом она, конечно, узнала, что Макс все же умер, но к тому времени уже жила своей собственной жизнью, и все остальное было в прошлом.

Да и, по правде говоря, она в глубине души была уверена, что Макс все равно будет незримо присутствовать в доме и преследовать ее.

Потом пришло второе письмо, почти через шесть лет, за полгода до сегодняшнего дня. И тон его был совершенно другим.

«...я была просто безумной, когда думала, что он меня любит. Он никогда не любил меня. Он хотел только денег, но я сказала, что ни ему, ни его семейству не дам ни гроша. Конечно, если со мной что-нибудь вдруг случится, он все же получит их. И это ему тоже известно. О, Джинни, я так напугана! Как хочется знать, что ты где-то рядом...»

Вспомнив эти строчки, Джинни поморщилась. Она не принимала их всерьез. Сьюзан всегда имела свойство драматизировать обстоятельства, и Джинни отнеслась к этому, как к очередной фантазии. Через пять месяцев Сьюзан умерла.

Лу закончил читать. Он вложил письма назад в конверты и, перегнувшись, вернул их Джинни.

— Это был несчастный случай, — сказал он, не отводя глаз. — Пэрлью — маленький, скалистый островок. Огромные окна в комнате Сьюзан выходили на балкончик, который висел над скалами и водой. Возможно, Сьюзан пристрастилась к сильному снотворному. Правда, в тот момент она не спала, но явно находилась под действием лекарств. Вероятно, она вышла на балкон, хотя знала, что это небезопасно. Там потеряла равновесие, а может, И сознание. Облокотилась о ржавые перила, они сломались, и Сьюзан упала на острые камни с высоты тринадцатиэтажного дома.

— Ты убежден, что все произошло именно так? — напрямик спросила его Джинни.

Лу вздохнул и пожал плечами:

— Но у меня нет никаких оснований, чтобы не верить. Сьюзан часто писала о том, в каком состоянии находится дом. Он буквально разваливается на части. Вот почему им так нужны были ее деньги.

— Значит, он женился на ней из-за денег?

— Вероятнее всего, — Лу замялся на минуту, потом снова заговорил. — Сразу после смерти Сьюзан я поехал на Пэрлью к Лэнгдонам, видел этот балкон: перильца действительно проржавели насквозь — стоит на них чуть надавить, и они проломятся. Я говорил с доктором, который живет на побережье. Он подтверждает, что Сьюзан в самом деле пристрастилась к сильным лекарствам. Он сам выписывал ей рецепты. И он же осматривал тело после несчастного случая. Ничего особенного ему обнаружить не удалось, только на горле была ранка, о происхождении которой никто из семейства Лэнгдонов не мог ничего внятно сказать... — Лу поднял руку, чтобы помешать прервать себя, — Нет-нет, я, конечно же, спросил доктора и об этом. Но он уверил меня, что от такой ранки Сьюзан бы не умерла. Все очень просто: она — разбилась.

— А что говорят представители власти? — спросила Джинни. Лу надолго замолчал.

— Лэнгдоны и есть власть на острове. Он находится за территориальными водами.

— Ясно, — сказала Джинни, хотя ей было не очень ясно.

— У Сьюзан осталась девочка, ты знаешь? Джинни удивилась.

— Нет, я не слышала об этом.

— Так вот, ей сейчас около шести лет. Я не видел ее, когда приезжал туда. По-моему она была нездорова. Может быть, просто подавлена смертью матери.

Джинни на минутку задумалась, наконец сказала:

— Наверное, поэтому Сьюзан не ушла от него. Знаешь, я все время пыталась понять, почему она, если так боялась своего мужа, если действительно была в опасности, просто не уехала оттуда. Хотя... Могла ли она уехать? Ведь это остров, не правда ли?

Лу кивнул.

— Да-да, я тоже об этом думал. Конечно, у них есть лодки, чтобы добираться до материка и обратно... А пассажирские катера туда не заходят. Это самая оконечность Мэна. Там есть маленький городок, называется Грэндиз Лэндинг, но, естественно, ни одно коммерческое пароходство к острову не подходит.

— Значит, для того, чтобы выбраться оттуда, Сьюзан пришлось бы воспользоваться каким-нибудь семейным судном...

Лу пожал плечами и ничего не сказал. Впрочем, все было ясно и без слов.

— Уезжала ли она с острова хоть когда-нибудь? Бывала ли в городке? — спросила Джинни.

— По большей части, все семейные вопросы решали слуги или Пол — муж Сьюзан, но примерно раз в месяц она приезжала в городок вместе с ним, ходила к доктору — она была ужасно болезненна. Немного покупок... Разве что последние месяца два до смерти Сьюзан вообще не покидала остров.

— А почта? А телефон? У них там есть телефон?

— И да. И нет. Человек, который построил Пэрлью — дед Пола Лэнгдона потратил кучу денег, чтобы провести телефон. Он даже заключил контракт с какой-то фирмой по обеспечению связи, чтобы они проложили по дну кабель до самого острова, но работники оказались, по меньшей мере, неквалифицированными, так что, в основном, все семейство полагается на почту, которую доставляют слуги раз в неделю.

Джинни сидела и молча обдумывала услышанное. Не могло ли случиться так, что, несмотря на свой страх, Сьюзан не могла покинуть остров? Может — да, а может — нет. Но уже одно ясно: она вполне могла воспользоваться телефоном в те короткие часы, когда он работал. Она могла бы послать письмо, в котором было бы меньше ее обычного романтического щебетанья. А так все выглядело, будто Сьюзан просто преувеличивает трагичность своего положения. Кто знает, возможно, Пол Лэнгдон действительно женился на ней ради денег, но бог свидетель, в этом не было ничего преступного, да и, попросту, ничего необычного. Это была та сторона жизни, с которой так или иначе сталкивается любая богатая девушка. Но и конечно же, если Сьюзан при всей своей ранимости вдруг поняла это, или они просто поссорились, вполне вероятно, что она тут же начала воображать себе всякие глупые ужасы. И все же...



Джинни не могла избавиться от странного ощущения полуправды.

— Ну, а деньги? — спросила она неожиданно громко. — Если Сьюзан боялась, что они могут... могут сделать с ней что-нибудь, чтобы получить деньги? Ведь ей стоило только изменить завещание, ведь так?

Лу нахмурился и, чтобы сгладить неловкость, стал барабанить пальцами по столу.

— Видишь ли, — сказал он, — Сьюзан действительно подумывала об этом. Я получил от нее письмо несколько месяцев назад. Она писала, что хочет приехать ко мне по поводу завещания, но больше ни слова. И, конечно же, она так и не приехала.

— А что написано в ее завещании?

— После смерти Макса все его деньги достались Сьюзан. Я надеюсь, ты понимаешь, что тебе он в наследстве отказал. А собственное завещание Сьюзан — она написала его примерно через год после свадьбы — было очень простым: треть отходила мужу, треть — дочери по достижении совершеннолетия, и третья часть — тебе...

— И сколько же в общей сложности?

Джинни действительно не имела представления о том, сколько денег оставил Макс, хотя, конечно же, знала, что он был человеком состоятельным. Он никогда никому не позволял об этом забывать.

— Если грубо, то каждая сторона получает по полмиллиона. Конечно, некоторая часть денег заключена в ценных бумагах, и для того, чтобы превратить их в наличность, потребуется несколько лет.

«Миллион долларов, — думала Джинни. — Конечно, семейство Лэнгдонов только выигрывало от „несчастного случая“ Сьюзан...»

— Мне не нужны эти деньги, да я их и не хочу, — сказала она.

— У меня остался еще вклад от матери. Конечно, это не такая куча денег, но я не нуждаюсь. И к тому же, я все это время работала. Я ведь всегда понимала, что значит жить под грузом таких денег. Во всяком случае, денег Макса. Далеко не все из того, чем он владел, пришло к нему честными путями, и мы оба знаем об этом.

— Видимо, Сьюзан боялась, что ты не появишься или, появившись, не захочешь взять деньги, — сказал Лу, игнорируя замечание о честности Макса. — В завещании сказано, что если ты не востребуешь свою долю в течение года, право на нее автоматически переходит к мужу. Если же что-нибудь случится с ребенком, то и эти деньги переходят к нему.

«Для человека, женившегося ради денег, — думала Джинни, — и для которого эти они оставались под запретом (Сьюзан писала, что отказалась давать ему деньги) такое завещание было большим разочарованием и большим соблазном...»

— Расскажи мне об этих людях, Лу. Ты знал их?

— Только то, что смог разузнать перед самой свадьбой, — сказал он.

По тому, как краска бросилась ему в лицо, Джинни поняла, что Сьюзан не просила его узнавать что-нибудь про семью, в которую входила невесткой. Она была слишком невинной и наивной, чтобы думать об этом. Но Лу сделал это из озабоченности судьбой Сьюзан, и Джинни была благодарна ему.

— Я виделся с ними дважды: на свадьбе и на похоронах. Там есть мамаша, этакая вдовствующая королева, и два сына. Рэй — своего рода профессиональный обольститель, если ты понимаешь, что я имею в виду. Не думаю, что он когда-нибудь задавался проблемами более серьезными, чем сравнение разных сортов вина. Ну и, конечно же, Пол, муж Сьюзан, довольно приятный мужчина. Мне, правда, показалось, что он немного староват для Сьюзан и несколько, ну... жестковат. Опять-таки, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Джинни молча кивнула. Она сразу поняла, что Лу имел в виду. Сьюзан должна была выйти как раз за такого: человека старше, чем она, сильного, даже жесткого типа, человека, подобного Максу. Ведь Макса больше не было, и некому было вести Сьюзан по жизни. Ей и в голову не пришло бы управлять своей жизнью самой.

— Одно время у семейства были очень большие деньги, еще из Англии. Дом на острове построил прадед Пола, а дед только немного модернизировал. Правда, оный джентльмен довольно рано скончался, а его сынок, то бишь отец Пола, был кем угодно, но не хозяином. Вдвоем с братом он умудрился спустить почти все семейное состояние. Часть многочисленных владений была проиграна в карты, а остальное пришлось заложить, чтобы погасить долги... К тому времени, как Пол вступил в наследование, поместье было практически разорено. Конечно, у них остался Пэрлью и еще одно или два владения поменьше, но дело в том, что все они заложены и перезаложены. Потребовались бы все деньги Сьюзан, пожалуй, даже еще больше, чтобы выкупить то, что осталось.

Лу внезапно осекся, будто припомнил что-то или сказал больше, чем хотел. Он прошел в другой угол кабинета, где стоял блестящий кофейник, налил две чашки, подождал, пока Джинни кивнет, и потом положил сахар, Джинни приняла чашку из его рук и отхлебнула с задумчивым видом.

— Пол унаследовал от деда любовь к острову, — продолжил Лу, рассматривая чайную ложечку, — и, конечно, присущую семейству гордость. Он очень много работает, чтобы сохранить остатки своих владений и по возможности поставить семью на ноги.

Джинни представила себе жесткого целеустремленного человека, борющегося за спасение семейного имущества, бьющегося в тисках неистовой нужды, и Сьюзан, несчастную, слабохарактерную Сьюзан, такую хорошенькую, такую бездумную и... такую богатую. Эта противоположность показалась ей зловещей.

— Могу тебе заодно рассказать и все остальное, — неуверенно предложил Лу. — В шкафах семейной истории хранится еще пара скелетов. Мои расследования были, конечно, совершенно поверхностны: с одной стороны, у меня не было времени, чтобы копнуть поглубже, а с другой, я не хотел, чтобы Сьюзан догадалась, что я что-то пытаюсь разузнать. У меня нет никаких свидетельств, но в Англии, заслышав их имя, люди начинают нервничать. Не то, чтобы Лэнгдонов не любили — их почему-то боятся.

— Ты не знаешь, почему? — спросила Джинни. «Или, — подумала она, — не хочешь мне этого говорить».

Лу пожал плечами.

— Не могу точно сказать, просто в семье было какое-то помешательство. Один из предков был явно не в себе. А потом была еще какая-то прапрабабка, которую в средние века сожгли на костре.

Джинни удивленно подняла брови.

— Колдовство?

— Не совсем. Ее обвинили в том, что она вампир.

— Вампир? Ты имеешь ввиду этих киночудовищ, которые превращаются в летучих мышей? — Джинни не смогла сдержать насмешку. Она не верила в ночные страхи.

Лу усмехнулся вместе с ней.

— В некоторых странах Восточной Европы вампиры играли ту же роль, которую повсеместно играли ведьмы; Я имею в виду то, что они часто становились несчастными жертвами злой судьбы. Обвиняемый просто оказывался козлом отпущения после какого-нибудь происшествия: плохая погода, полегший урожай, необъяснимая и безвременная кончина кого-нибудь по соседству... Или это был человек, которого недолюбливали, или человек, имевший могущественных врагов. Вполне вероятно, что эта прапрабабушка была слегка эксцентрична. В те годы это автоматически вызывало подозрение. — Лу улыбнулся и продолжал: — Д если хорошо подумать, мне кажется, что немногое изменилось с тех пор, а? Как бы то ни было, что-то нехорошее случилось в деревне, и вину возложили на нее. Ну вот, ты просила рассказать все, что я знаю, так что... — он развел руками, давая понять, что больше ничего не знает.

Джинни допила свой кофе и встала. Лу поднялся вместе с ней.

— Что ты собираешься делать с деньгами? — спросил он.

— Еще не знаю, — честно ответила Джинни. — Я не знаю, что мне с ними делать.

— Дом тоже принадлежит тебе, между прочим, — сказал Лу. — Сьюзан отметила это в отдельном пункте. Он, конечно, закрыт, но если тебе захочется остановиться там, пока ты в городе, он вполне сгодится.

— Если понадоблюсь, я в отеле «Шерри», — сказала Джинни. Лу проводил ее до двери.

Секретарша посмотрела на нее ледяным взглядом, но Джинни даже не заметила его. В парадном привратник густым, голосом сказал:

— О, вы промокните, мисс!

Но Джинни лишь улыбнулась ему в ответ и, откинув назад свои длинные светлые волосы, шагнула навстречу мартовскому дождю.

Она успела пройти пару кварталов по Пятой авеню, когда завидела вывеску туристического бюро. Огромные окна были залеплены плакатами, зовущими в Испанию, Грецию и Швейцарию. Джинни автоматически прошла мимо, но вдруг остановилась и повернулась так резко, что чуть не столкнулась с мужчиной, шедшим позади.

Она зашла в бюро. Очень молодой и очень подтянутый служащий поздоровался и спросил, чем может быть ей полезен.

— Я хочу в Мэн, — сказала Джинни.

— Понимаю, — в голосе служащего прозвучало неподдельное удивление: отчего кому-то должно хотеться в Мэн, да еще именно в это время года, когда кругом висели приглашения в райские уголки, в Испанию, например, или Грецию, или, на худой конец, в Швейцарию. — Куда-нибудь конкретно в штате Мэн, мисс? — спросил он, справившись с эмоциями.

Джинни на минуту задумалась.

— Да, — наконец сказала она, — Мне нужно в один прибрежный городок, он называется Грэндиз Лэндинг.

Глава вторая

— Грэндиз Лэндинг!

На случай, если у кого-нибудь возникло сомнение, для кого именно он сделал это объявление, водитель автобуса повернул голову и посмотрел на Джинни.

Она встала и потянулась за сумкой, лежавшей в багажном отделении над головой. Водитель еще раз посмотрел на нее. В глазах читалось нетерпение, но, однако, он даже не шевельнулся, чтобы помочь ей. Джинни явно не спешила, заставляя его подождать, пока она наденет плащ, чтобы выйти под моросящий дождь. Она услышала, как закрывая за ней дверь, водитель что-то пробурчал в усы.

Наконец, с надрывным рокотом автобус укатил прочь, и Джинни осталась одна на мокрой площадке перед строением, которое местные власти использовали двояко: оно было автовокзалом и химчисткой одновременно.

Городок состоял из кучки домов, неуклюже прилепленных друг к другу вдоль бухты, в которой виднелось несколько маленьких лодок.

Последние тридцать минут пути Джинни пришлось проделать на автобусе, и теперь, оказавшись здесь, она вдруг поняла, что толком не знает, что делать.

«Первым делом, — решила она, — нужно будет добраться к Лэнгдонам на Пэрлью. Остаток пути, очевидно, придется проделать на лодке».

Джинни стояла на дороге, которая явно считалась в городке главной улицей.

Дождь мелкими холодными иголками был по лицу. Она посмотрела вокруг. Справа дорога вела к океану. Подхватив свою сумку, Джинни пошла в этом направлении. Слава богу, сумка была только одна, да и то весьма компактная. Поездки вместе с подругами из пансиона в летний лагерь научили ее путешествовать налегке.

Пройдя три коротеньких квартала, Джинни вышла к воде. Она вдруг обнаружила, что пристально, с напряжением вглядывается в синюю даль, пытаясь разглядеть остров. Но, конечно же, его не было видно.

Джинни вернулась на один квартал назад и зашла в кафетерий. Он был ярко освещен, что создавало приятный контраст с пасмурным днем.

Внутри было тепло и пахло свежеиспеченным хлебом. За несколькими столиками сидели весьма характерные люди, в которых Джинни без труда узнала рыбаков.

Как только она вошла, все они, как по команде, подняли головы и начали бесстыдно раздевать ее глазами. Приезжие, видимо, были здесь предметом особого интереса.

Рядом со столиками, накрытыми яркими вышитыми скатертями, находилась длинная стойка с высокими табуретами и прилавок, на котором в изобилии были разложены домашние булочки и рогалики.

Джинни приcела у стойки и заказала кофе. Когда толстая официантка с усталым лицом подала ей чашку, Джинни спросила, хотя была уверена, что ее слушают и все остальные:

— Скажите, вы не можете мне помочь? Мне нужно найти кого-нибудь, кто отвезет меня на остров.

Она кивнула головой в сторону океана.

Официантка безразлично посмотрела на Джинни и спросила:

— На какой именно остров, мисс?

Ее лицо явно не выражало большого желания помочь.

— На Пэрлью, к Лэнгдонам, — сказала Джинни и увидела, как официантка обменялась быстрым и настороженным взглядом с теми, кто сидел за столиками у нее за спиной. Джинни почувствовала чужие взгляды у себя на спине, но не обернулась и промолчала в надежде, что кто-нибудь заговорит с ней.

— На Пэрлью никто не ходит, — раздался густой и хриплый голос.

Она медленно повернулась. Напротив, у дальней стены, сидели за столом три человека. Кто из них заговорил, определить было невозможно. Все трое смотрели на нее с бесстрастными лицами.

— О-о-о! Ну, я не имею в виду прямо сейчас, — сказала Джинни, обращаясь на всякий случай ко всем троим, — потом, после шторма.

Тот, что сидел посередине, покачал голевой. Он заговорил, и его рыжая борода заходила в такт рваным словам:

— И после шторма. Мы туда не ходим.

— Ну, ради Бога! Чего вы боитесь, — нетерпеливо воскликнула Джинни.

Их лица оставались все такими же бесстрастными. Все тот же рыжий посмотрел на нее и так же медленно спросил:

— Почему вы решили, что мы боимся?

— Что ж, если не боитесь, значит кто-нибудь может отвезти меня. Ведь это не очень далеко, не правда ли?

— Пэрлью — частная собственность, — сказал рыжебородый, обращаясь к ней, как к упрямому ребенку, — фактически, остров — это не территория Соединенных Штатов, да и таких, как мы, там не очень-то ждут. А вы что, член семьи?

Неожиданный вопрос застал Джинни врасплох, и она не нашла лучшего ответа, чем короткое «нет».

Рыбак хмыкнул и обменялся многозначительным взглядом с двумя своими товарищами.

— Может, и вас там не очень ждут.

То, что сказал этот рыжебородый, полностью соответствовало тревожным мыслям Джинни. Надо было хоть чуть-чуть спланировать свой визит. Сестра Сьюзан, точнее, сводная сестра, вряд ли могла узнать больше, чем узнал ее поверенный. И наверняка ей там обрадуются еще меньше. Так что, уж если она хочет узнать правду, то не должна ехать на остров, как Джинни Дэлтон. Но, конечно, прежде чем она сможет что-нибудь узнать, нужно сначала попасть на остров.

Джинни оглядела другие столы, но лица людей не внушали надежды. Ее лицо горело в ответ на тихие смешки. Она повернулась назад к стойке, взяла чашку и быстро допила, хотя все еще горячий кофе обжигал.

Джинни покопалась в кошельке, достала мелочь, положила деньги на прилавок и, подобрав сумку, направилась к двери.

— Если вам действительно так надо попасть на Пэрлью, — сказала ей толстая официантка, — лучше зайдите в отель. Я слышала, там остановилась какая-то молодая леди, тоже приезжая, которая собирается на остров.

Джинни с благодарностью посмотрела на нее. Толстуха, закусив губу, протирала стойку, а сидевшие за столиками рыбаки смотрели на нее злыми глазами.

— Спасибо вам, — сказала Джинни и вышла, подумав, что наверняка разбудила в этой компании сильные и странные чувства.

Что, в конце концов, происходит? Почему такое странное отношение к Лэнгдонам и Пэрлью? Страх? Да, вероятно, доля страха есть, но эти рыбаки не были жалкими, маленькими людишками. Перед ней были крутые, обветренные жизнью мужчины, которых не так-то легко испугать. А если и испугаешь, они ни за что не покажут этого. Так что же тогда? Знаменитая гордость жителей Мэна? Если их не пригласили, так они и не пойдут?

Найти ту девушку в отеле оказалось проще простого. Стоило Джинни спросить о «гостье», как ее сразу же направили в комнату на третьем этаже.

Наверняка, — подумала она, — в таких местах все чужаки воспринимаются местными жителями как одна компания.

В ответ на стук дверь открыла девушка примерно ее возраста с милыми, но неброскими чертами лица.

Можно было догадаться, что она чувствовала себя не в своей тарелке. Джинни подумала о том, как, должно быть, страдала эта бедная одинокая девушка, сидя в скучном бесцветном гостиничном номере, в ожидании, когда кончится дождь.

Девушка с любопытством, но без враждебности оглядела свою гостью. «Очевидно, местная публика и к ней была не очень гостеприимна», — подумала Джинни и, решив использовать свой шанс, одарила девушку самой открытой и теплой улыбкой.

— Позвольте мне войти, — сказала она. — Я бы очень хотела с вами поговорить.

Увидев, что девушка стоит в замешательстве, Джинни быстро добавила:

— Поймите, это очень важно!

— Да, конечно...

Девушка отступила назад, разрешая войти. Казалось, что, несмотря на свое замешательство, она и сама была рада хоть с кем-нибудь поговорить.

Войдя, Джинни сказала:

— Я узнала, что вы собираетесь ехать на Пэрлью к Лэнгдонам.

— Да, — очень скупо и неприветливо ответила девушка, но в ее тоне прозвучало что-то такое, отчего Джинни поняла, что ее хотя бы выслушают до конца.

— Скажите, пожалуйста, вы хорошо знакомы с этой семьей?

— Нет, если честно, я даже никогда не видела их. Видимо одиночество и желание поговорить заставило девушку побороть сдержанность и она продолжила:

— Меня наняли, чтобы я занималась с ребенком. Я своего рода гувернантка. Знаете, вероятно, это похоже на Джейн Эйр... Одинокий, заброшенный замок... Впрочем, я надеюсь, он достаточно мрачный.

— Простите, но я не могу понять, как такая молодая и красивая девушка может пойти на то, чтобы жить в заброшенном и уединенном месте. Во всяком случае, говорят, что Пэрлью именно такое место.



— Если честно, — ответила та, — только из-за денег. Лэнгдоны назначили высокую плату, а мне ужасно нужно заработать. Но вы не сказали, почему это интересует вас.

— Я хочу попасть на остров по личному делу, но, кажется, добраться туда не так уж легко.

— Ну, нет ничего проще. Мы можем поехать вместе. По правде говоря, я была бы очень рада, если бы вы поехали со мной. Ну, на тот случай, если там действительно все ТАК мрачно.

— Вы знаете, я тоже сначала так хотела, — задумчиво проговорила Джинни.

На минуту воцарилось молчание, потом Джинни внезапно спросила:

— А сколько вам нужно денег?

— А...

Девушка выглядела очень растерянной.

— Моей матери необходимо сделать серьезную операцию, понимаете? Серьезную и, боюсь, дорогую.

— Насколько дорогую?

— Мне понадобится примерно две тысячи долларов. Но из того, что Лэнгдоны обещали мне заплатить, я смогу свободно отдать матери эти две тысячи.

Джинни открыла кошелек.

— Если дело такое серьезное, не лучше бы, вам получить деньги сразу?

— Да, конечно, но...

— Я могу дать вам пятьсот долларов сейчас, — сказала Джинни, — и билет до Нью-Йорка. Я напишу для вас письмо моему адвокату, и он выплатит вам еще две тысячи.

Девушка была совершенно ошарашена.

— Я не понимаю вас, вы, должно быть, шутите?

— Уверяю вас, не шучу. Ни в малейшей степени. Правда, долларов двести я дам вам чеками транспортного агентства, но подпишу их, и вы без проблем обратите их в наличность. Что касается денег в Нью-Йорке, я могу дать только честное слово, что они есть и что вы их получите сразу же.

Джинни говорила это, быстро подписывая чеки, которые достала из кошелька.

Изумленная девушка уселась на безупречно заправленную постель и уставилась на нее.

— Что я должна для этого сделать? — выдавила она наконец.

— Я хочу занять ваше место на острове, — ответила Джинни, не поднимая глаз.

— Но я не могу пойти на это.

Джинни закончила подписывать и начала пересчитывать деньги, раскладывая их на маленьком туалетном столике вместе с чеками аккуратными стопками.

— Почему? — кротко спросила она. — Ведь вы приехали сюда только потому, что нуждались в деньгах. Вы не знаете этих людей, так что моральные обязательства не могут вас терзать. Ваша мать, сможет сразу сделать операцию, а вам не придется сидеть все лето в сыром каменном мешке посреди океана.

— Но это нечестно! — Девушка перевела нерешительный взгляд на Джинни, которая уже писала письмо Лу Беннеру. — Может вы все-таки скажете, почему для вас это так важно.

Джинни на минуту задумалась. Она видела быстрые взгляды, которые девушка кидала на деньги, слышала нотку соблазна в ее голосе, но так просто от нее было не откупиться. Джинни понимала, что предложение будет принято только в том случае, если она сможет убедить девушку в чистоте своих намерений, а сделать это можно было, лишь рассказав ей часть правды.

— Я не могу рассказать вам все, — осторожно начала она, — но дело в том, что моя сестра жила на этом острове, потом с ней случилось несчастье, и я не уверена, что знаю об этом происшествии всю правду.

— Так может быть, вам лучше рассказать все в полиции?

— Да ведь здесь нет полиции, разве вы не видите? Вот почему я хочу попасть на этот остров, и вот почему будет лучше, если попаду туда под вашим именем.

— И вы не боитесь?

Джинни на минутку задумалась, прежде чем ответить.

— Я просто не позволяю себе думать об этом.

Девушка еще немного помедлила, а потом собрала кучки денег и чеков, которые Джинни разложила на столике.

— Ну что ж, — сказала она и, посмотрев на подписи, добавила:

— Я согласна, мисс Дэлтон. Джинни искренне рассмеялась.

— Господи, какая глупость! Я тут сижу, собираюсь под вашим именем работать гувернанткой и даже не знаю, как меня будут звать.

— Синтия Бэрк.

— Ну, а я Джинни Дэлтон. Кстати, Лэнгдоны не имеют случайно вашей фотографии или чего-нибудь такого?

Синтия покачала головой.

— Нет, хотя в письме я описала себя. Джинни внимательно оглядела ее.

— Ну, вообще, что касается роста и веса, мы примерно одинаковы, даже волосы похожи. Я не думаю, что они о чем-нибудь догадаются, тем более, что у них нет причин ожидать подобной подмены.

— Ну... — девушка замялась, а потом, улыбнувшись, произнесла немного нервно: — Удачи, Синтия...

«Синтия, Что ж, — подумала, улыбнувшись про себя, Джинни, — придется запомнить. Теперь я Синтия Бэрк».

— Вы Синтия Бэрк? — голос был такой же мрачный и грубый, как и внешний вид говорившего.

Зная, что кто-нибудь должен приехать с Пэрлью, чтобы забрать ее, Джинни заранее снесла вещи в холл. Она опасалась, что если приехавшие за ней обратятся к администратору, они смогут услышать странную историю о девушке, которая приехала и уехала, и о другой девушке, которая заменила первую.

Джинни прикинула, что если ее, единственную приезжую, увидят в холле, то те, кто ищет Синтию Бэрк, сразу подойдут к ней без предварительных уточнений.

Удача не подвела ее. Именно так все и произошло. К тому времени, когда в гостиницу вошел очень высокий, мрачного вида мужчина, она сидела уже целый час. На нем был плащ и ботинки, мокрые от дождя. Он огляделся и, увидев Джинни, слегка прихрамывая, пошел к ней через весь холл.

— Вы Синтия Бэрк?

На минуту паника захлестнула Джинни. Что, если администратор гостиницы услышит и скажет «нет». Она кивнула, не поднимая глаз, боясь посмотреть на женщину за стойкой.

— Я приехал, чтобы отвезти вас на Пэрлью, — просто сказал мужчина. — Ваши вещи? — Он показал на сумку, лежащую на полу.

— Мои.

Он легко поднял сумку, развернулся и пошел к двери. От него не послышалось даже приглашения следовать за ним, и какой-то момент Джинни продолжала сидеть, глядя ему в спину. Только когда мужчина подошел к выходу, она вдруг очнулась и, вскочив, поспешила за ним.

Проходя мимо конторки администратора, Джинни почувствовала, что они с мужчиной являются объектом пристального внимания, но, несмотря на это, чуть ли не побежала за ним.

Несомненно, такое любопытство объяснялось тем, что она приезжая, но не тем ли еще, что и сам остров, и те, кто на нем жил, тоже вызывали любопытство у жителей городка?

Казалось, что на мужчину смотрят не меньше, чем на Джинни. Люди отходили в сторону, давая им дорогу, окидывали странными взглядами, и пока они шли к пристани, Джинни заметила не одну занавеску, за которой пряталось любопытное лицо.

Катер ждал их у пристани. Он казался тяжелым, подавляющим своей величиной утлые рыбацкие лодчонки. Они поднялись на открытую палубу, и, как только катер пришел в движение, водяная пыль и холодный ветер начали хлестать по лицу. Джинни была рада, что надела плащ.

За всю дорогу от отеля до причала человек не произнес ни одного слова и теперь так же молча стоял, управляя судном. Джинни забилась в угол, стараясь сжаться и спрятаться от холодного мокрого ветра.

Когда они вышли из бухты, она повернула голову и посмотрела на удаляющийся город.

Он не понравился ей. В нем не было того тихого очарования, которое присуще маленьким городкам Новой Англии. И все же было в нем что-то от легкой и теплой печали, которую чувствовала Джинни, видя, как все отдаляются и отдаляются маленькие слепленные домики, на минуту, прежде чем исчезнуть в тумане, превращаясь в игрушки памяти. Все казалось мелким, серым и пустым.

Внезапно в голове Джинни проскользнула странная мысль о том, что, возможно, она никогда больше не увидит этот городок. Ей вспомнилась настоящая Синтия Бэрк, которая, должно быть, сейчас благополучно подъезжала к Нью-Йорку, и Джинни почувствовала к ней легкую зависть.

Она поежилась и попыталась отогнать мрачные мысли. «Я сама вырыла эту яму, — напомнила она себе, — и у меня нет другого выбора, как прыгнуть в нее».

Она посмотрела в затылок своему провожатому и от нечего делать подумала, что бы он сделал, расскажи она ему о том, что наврала, что она вовсе не та, за которую себя выдает. «Наверняка, — сказала она себе с кривой улыбкой, — он швырнул бы меня за борт».

Будто в ответ на ее мысли волна хлестнула вдоль борта и залила палубу. Джинни подтянула под себя плащ и, отвернувшись от берега, стала всматриваться в направлении таинственного острова.

Глава третья

Пэрлью, где жили Лэнгдоны, поражал агрессивной мрачностью.

Первое, и по существу единственное, что увидела Джинни, когда они приблизились к острову, были скалы и камни. Скалы и камни в каком-то вульгарном изобилии. Они призрачно вздымались серыми громадами в странном, рассеянном туманом солнечном свете, подобно мрачной гемме, вправленной в корону, венчавшую пустошь океана.

Катер подошел к причалу, выбитому в скале. Массивные каменные ступени, круто возносились вверх от самой воды. Молчаливый провожатый приготовился к швартовке судна к раз и навсегда отведенному месту.

Лэнгдоны имели не один катер. Рядом на приколе стояли несколько разных по размеру судов. Большая яхта покачивалась на рейде и в скупом свете туманного дня казалась черной тенью. Джинни вспомнила, что эти суда были, единственной связью с миром. Она вдруг поймала себя на том, что прикидывает, какое из них ей придется взять, чтобы вернуться на материк и сможет ли она с ним справиться. Конечно, не яхту. И не глиссер: — он слишком маленький, чтобы плыть так далеко.

Катер мягко прошелся боком о камни причала, мотор заурчал и стих. Они прибыли.

К удивлению Джинни, мужчина помог ей подняться на мокрую, скользкую скалу. Она поспешила отойти от воды, понимая, что на каблуках может легко поскользнуться.

Вдруг, у себя над головой Джинни заметила движение, отделившуюся от скалы, тень на широких ступенях. Это какой-то человек, спускался вниз.

— Это ты, Франц? — спросил его голос.

— Да, сэр, — отозвался провожатый, не прекращая выгружать с катера какие-то ящики.

— Я думал, чего это ради ты сегодня пошел в город? Человек дошел почти до того места, где стояла Джинни, прежде чем увидел ее. А увидев, остановился и стал с интересом разглядывать.

«Итак, — подумала Джинни, — это, должно быть, и есть Пол Лэнгдон».

Он оказался несколько ниже ростом, чем она представляла. Чуть меньше метра восьмидесяти. Джинни ожидала увидеть кого-нибудь высокого, худощавого и элегантного. Человек же, стоявший перед ней, был слишком крепко сложен и выглядел слишком сильным, чтобы казаться элегантным. Он был привлекателен, как и говорила Сьюзан, но, в нем, опять же, не было лоска.

Его телосложение казалось грубым, а в лице было что-то, напоминавшее окружающий пейзаж. Черты, вырезанные так же крупно и так же захватывающие внимание, как и скалы, нависшие над причалом. Во влажных глазах, отливавших серебром, стоял холод. Они внушали страх, но одновременно в них было нечто такое, что вызывало инстинктивное желание их согреть.

Лэнгдон больше походил на тот тип людей, которых ожидаешь встретить в лагере лесорубов или во время экспедиции в какой-нибудь отдаленный район. Он не походил на владельца аристократического замка.

— Кто вы? — спросил он коротко, но требовательно, и серебряный отсвет холодных глаз, казалось, пронзил Джинни.

Ее сердце бешено заколотилось. Тысяча мыслей пронеслись в голове. Быть может, он знает, что она не Синтия Бэрк, или Синтия забыла о какой-нибудь фотографии, которую послала в письме, быть может, — эта мысль никогда раньше не посещала Джинни — быть может, он когда-нибудь видел ее фотографию и знал, что она сестра Сьюзан.

Пол Лэнгдон стоял поодаль от нее и гораздо выше. Джинни пришлось задрать голову и смотреть на него снизу вверх. Она вдруг поняла, что это делается намеренно. Ей просто с самого начала указывали место. Она откинула назад свои мокрые волосы и смело пошла вверх по ступеням. Это удивило Лэнгдона, на какую-то секунду в его глазах мелькнуло что-то новое, и эта секунда удивления дала Джинни возможность собраться с духом.

Поднявшись на ту же ступень, на которой стоял он, и перестав чувствовать себя униженной, она сказала:

— Я Синтия Бэрк — новая гувернантка, учитель и воспитатель.

— Новая гувернантка? — Тон Лэнгдона был очень жестким, и Джинни невольно вздрогнула.

— Для кого?

— Я полагаю, — сказала она, цепенея от властного голоса, — для маленькой девочки. Однако, если кто-нибудь еще почувствует необходимость взять несколько уроков, я буду счастлива расширить поле своей деятельности.

Лэнгдон пропустил эту колкость мимо ушей и, отвернувшись, спросил:

— Франц, тебе что-нибудь об этом известно?

Франц прекратил наконец разгружать катер и стоял молча, не поднимая головы. Наконец он виновато произнес:

— Хозяйка послала меня в город, чтобы я привез ее, сэр. Внезапно послышались поспешные шаги. Пол Лэнгдон и Джинни повернулись одновременно. К ним спешили мужчина и женщина.

И тут Джинни наконец увидела аристократичность, которую так ждала.

Женщина спускалась по ступеням первой. Она была высокой, стройной и несомненно привлекательной, несмотря на немолодые годы. Хотя она бежала, придерживая рукой шаль на плечах, хотя волосы ее растрепались на ветру, она несомненно несла в своем облике величие голубой крови.

Мужчина, спускавшийся за ней, был моложе, чем Пол, и Джинни догадалась, что это его брат Рэй. Молодой человек был элегантен и худощав, но слишком красив, чтобы казаться мужественным, хотя привлекательность его была бесспорна. Молодой человек из тех, кого хочется по-матерински обогреть. По его сверкающим глазам Джинни поняла, что ее ожидали с нетерпением. Когда же Рэй получше разглядел Джинни, его глаза заблестели еще ярче, и, несмотря на свое незавидное положение, Джинни про себя улыбнулась: она была польщена.

— Вы, должно быть, мисс Бэрк, — миссис Лэнгдон приветственно пожала руку Джинни. — Меня зовут Беатрис Лэнгдон. А это мои сыновья, Рэй и Пол. Насколько я понимаю, вы уже успели с ним познакомиться.

— Не совсем, — сказала Джинни, потом, повернувшись к обоим мужчинам, произнесла:

— Как поживаете?

Рэй широко улыбнулся в ответ и кивнул. Пол никак не отреагировал на приветствие.

— Что все это значит? — спросил он, повернувшись к матери. В тоне его было не больше уважительности, чем в разговоре с Джинни.

— Мисс Бэрк наша новая гувернантка, — сказала Беатрис Лэнгдон. Хотя голос ее был ровным и спокойным, а выражение лица приветливым и даже улыбчивым, от глаз Джинни не укрылось то, как мать семейства нервно теребила тесьму пояса при виде столь явного неудовольствия сына. — Я пригласила мисс Бэрк, чтобы было кому заниматься с ребенком.

— Я думаю, что с этим прекрасно может справиться Мария, если мы все будем ей понемногу помогать, — сказал Пол.

Он повернулся к слуге:

— Франц, я боюсь, тебе придется еще раз сходить на материк и отвезти туда мисс Бэрк. Думаю, ты легко управишься до темноты, если отправишься прямо сейчас.

Джинни просто онемела. Какое-то время она стояла совершенно ошарашенная грубостью, с которой этот человек распорядился выгнать ее. Но вдруг ее прорвало:

— Я была бы вам очень признательна, мистер Лэнгдон, — заговорила она, и глаза ее заблестели от гнева, — если вы бы прекратили обращаться со мной, как с чужим чемоданом, доставленным к вам по ошибке. Я прибыла сюда, преодолев приличное расстояние, понеся приличные издержки и претерпев значительные неудобства. К тому же, я приехала по просьбе миссис Беатрис Лэнгдон, с которой переписывалась и которая пригласила меня работать в качестве гувернантки для ее внучки. Я несколько часов ждала, пока кончится шторм. Я долго плыла сюда на холодной мокрой посудине с материка, и вот теперь, здесь, вы меня так грубо оскорбляете своим поведением...

Если Лэнгдон и был удивлен или тронут этой неожиданной бурной тирадой, то ничем не показал этого. Выражение его лица оставалось все таким же жестким и холодным. Но зато изменились его глаза, неотрывно смотревшие на Джинни. Он будто не совсем понял то, что она сказала.

Пол так долго смотрел на нее, что гнев выгорел внутри Джинни и сменился некоторой неловкостью и замешательством. Если она собиралась заручиться в будущем его поддержкой, то начало было явно неудачным.

Пол наконец пришел к решению. Оно было неожиданным и обескураживающим. Сделав рукой изящный и галантный жест, как бы приглашая Джинни все же подняться по ступеням, он сказал:

— Ну конечно же, простите меня. Вы абсолютно правы. Вы безусловно должны отдохнуть в тепле. Позвольте моему брату проводить вас в дом, а я вскоре присоединюсь к вам.

В уголках его жестко очерченных губ таилась легкая улыбка, но не больше.

— Благодарю вас, — сказала Джинни. Рэй Лэнгдон, и не пытаясь скрыть своего удовольствия, подал ей руку.

— Мама, прошу вас, — сказал он, давая Беатрис Лэнгдон возможность первой подняться по ступеням.

— Ой, — вдруг вспомнила Джинни. — Моя сумка...

Она вдруг подумала, что если ее вещи окажутся в доме, это хоть как-то поможет ей укрепить свои позиции.

Пол Лэнгдон посмотрел на нее так, что Джинни решила, что он прочитал ее мысли.

— Франц принесет ваш багаж, — сказал Пол.

Джинни не оставалось больше ничего, как просто кивнуть и опереться на руку Рэя.

Казалось, все было сказано, но, начав было подниматься, она вдруг услышала за спиной голос Пола Лэнгдона:

— Будьте осторожны, мисс Бэртон. Ступеньки скользкие, и по ним ходить очень опасно, особенно, если плохо знаешь дорогу...

«Я к тому же в таких глупых туфельках», — подумала Джинни и, не поворачиваясь, сказала вслух:

— Меня зовут Бэрк. Синтия Бэрк.

Если Пол и ответил что-нибудь, то слова, должно быть, потонули в мощном порыве ветра, разбросавшем ее волосы, золотым дождем. В гневе, Джинни продолжала подниматься вверх по ступеням, думая о том, что Пол Лэнгдон был самым грубым и самым привлекательным субъектом, которого она когда-либо встречала.

На первый взгляд дом казался продолжением скал и камней. Ступени привели их к проему, вырубленному в высокой каменной стене. Тяжелые створки массивных ворот были открыты, и, проходя в них, Джинни подумала, что Пэрлью, это семейное гнездо Лэнгдонов, было вполне пригодно для того, чтобы защитить своих владельцев не только от непогоды, буде такой случай выпадет на их долю.

Они вышли во внутренний дворик. В центре его располагался фонтан. Три наяды смеялись и плескали воду в лицо посетителю, а стоявший посреди них Нептун напоминал гостю, что ему не всегда будет оказан самый теплый прием.

— Отведи мисс Бэрк в гостиную, — бросила миссис Лэнгдон и, не повернув головы, пошла через весь дворик к дверям, которые, должно быть, служили главным входом в дом, в то время, как Рэй провел Джинни через дверь слева от фонтана.

Хотя солнце только перевалило за полдень, в доме царил сумрачный полумрак. Свет, казалось, тускнел, натыкаясь на серые камни стен, и хотя вдоль всего холла висели мерцающие газовые светильники, их блеклые языки были беспомощны перед тенями, нависшими вдруг над Джинни. Она почувствовала, как холод снова пробирает ее, и инстинктивно сжалась.

Рэй привел ее в небольшую, заставленную мебелью комнату. Вид и тепло ярко горевшего камина и старые драпировки на стенах смягчали серую неприступность и холод неколебимых каменных стен.

— Эта комната наименее похоронная, — пошутил Рэй. — Я надеюсь, наш дом не испугал вас?

— Мне здесь очень интересно, — отозвалась Джинни, инстинктивно подойдя поближе к камину. Там, у причала, она нисколько не преувеличивала. Она действительно очень продрогла и устала.

Рэй изучающе посмотрел на нее. Он казался одновременно удивленным и заинтригованным тем, что увидел.

— Да, — мягко сказал он, — вы не из тех девушек, кого можно легко запугать.

Лукавая заговорщицкая улыбка снова покривила его губы.

— Если уж вас не испугал мой брат, то, значит, вас ничем не испугаешь.

— Я уже встречала в своей жизни грубость и старинные дома, — холодно сказала Джинни. Насмешливый тон младшего брата не нравился ей так же, как и грубость старшего. — Скажите, ваша мать спустится сюда? Я хотела бы обсудить с ней мои будущие обязанности.

— Я подозреваю, что в настоящий момент она ведет генеральное сражение с Полом, — снова съязвил Рэй. — И, надо сказать, я нахожу это зрелище весьма занимательным, поэтому, если позволите, я пойду и посмотрю, кто же выиграет.

— Мистер Лэнгдон!

Он уже подошел к двери, но остановился и повернулся к ней.

— Как вы думаете, кто выиграет сражение? — спросила Джинни, заставляя себя улыбнуться.

— А на кого бы вы поставили?

После секундного промедления она сказала:

— На себя.

Рэй улыбнулся:

— Я тоже, — и вышел из комнаты, оставив ее сидеть у камина. Оставшись одна, Джинни подумала, что успела обмануть Рэя, и не один раз. Ей было страшно. Она не привыкла к таким людям, как Пол Лэнгдон, и к таким домам, как этот.

Джинни скинула плащ, повесила его на спинку стула и подошла совсем близко к огню, растирая руки, чтобы разогнать кровь. Ей трудно было представить Сьюзан в такой обстановке. Но легко представлялось то, что в таком окружении и в таком доме мрачные мысли и фантазии могли настолько овладеть человеком, что разрушалась и отравлялась сама способность к здравым рассуждениям. Не это ли произошло с Сьюзан?

Что до ее мужа... Пол Лэнгдон был рожден, чтобы будить чувства и смущать разум. Он не из тех, кто способен успокоить и умиротворить. Такого человека можно любить, как любят ходить под парусом в бурю или на полной скорости водить машину, как любят взбираться по отвесным скалам... — ради тревожного чувства опасности, ради сладкого ужаса, когда знаешь, сколь опасен твой путь, но, сделав один шаг, ты не в силах оглянуться назад или сойти с него.

Джинни подскочила от тихого шороха и обернулась. В комнату вошла женщина — маленькое неприметное существо, на лице которого, казалось, были одни глаза.

— Я принесла вам горячий чай, мисс, — проговорила она столь же неприметным голосом. — Мистер Лэнгдон приказал.

Женщина поставила поднос на стол у камина, рядом с огромным старинным креслом на пружинах. Джинни заметила, что у женщины тряслись руки. «Возможно, возраст, — подумала она, ... а возможно... — страх».

Ей было очень интересно узнать, кто именно из Лэнгдонов столь предупредительно приказал принести ей чай, но что-то в манерах этой странной женщины остановило ее. Не возраст, не старость светилась в ее глазах, а тусклый огонек страха.

Налив чай, она выпрямилась и подошла вплотную к Джинни. Голосом столь тихим, что слова казались шорохом ветхих одежд, она произнесла:

— Ох, мисс! Уезжайте отсюда! Вам лучше покинуть это место, мисс, прежде чем над морем снова взойдет кровавая луна.

Сказав это, она тотчас повернулась и вышла из комнаты так же беззвучно, как и вошла.

Глава четвертая

Джинни пила горячий чай и стояла у самого огня, но холод внутри, казалось, усиливался. Что могло значить это таинственное, сказанное шепотом, предупреждение? Джинни не сомневалась, что страх, вызвавший эти слова, был настоящим.

Она почувствовала непреодолимое желание схватить свой плащ и бежать из этой комнаты, прочь из этих мрачных холлов, прочь от смеющихся каменных наяд во дворе ( и что это им так весело? )... сбежать вниз по грубым ступеням к причалу, к катеру, ждущему ее. Ей ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотелось уйти отсюда до кровавой луны, хотя она и не совсем понимала, что это такое.

Вдруг Джинни почувствовала, что за ней кто-то наблюдает. Чувство это было настолько необыкновенным, что она не могла бы приписать его неуютности или давящей темноте дома. Чтобы почувствовать это и понять, ей не нужен был даже слух, до которого вдруг донесся шорох какого-то движения.

Движение совершалось во мраке соседнего холла. Джинни почудилось, как что-то неотчетливо-бледное, находившееся до сих пор вне досягаемости тусклых каминных отблесков, вдруг быстро, дохнув холодком, прошло у нее за спиной к двери. На мгновение все стихло.

И тут Джинни услышала очень тихий, тоненький сдавленный смешок, будто кто-то хихикнул в кулачок.

И снова ее страх постепенно исчез, уступив место раздражению. Ей не нравилось, чтобы за ней подглядывали, а уж тем более потешались. Джинни поставила свой чай на поднос, быстро повернулась и решительно пошла к двери.

Выйдя в холл, она краешком глаза заметила, как что-то белое мелькнуло и исчезло за другой дверью. Решив выяснить все до конца, Джинни направилась к ней.

За дверью открывалась мрачная темная комната. Джинни там ничего не увидела, но зашла и, пройдя несколько шагов по сумеречному холлу, остановилась, вслушиваясь в тишину.

Что-то двинулось сзади, пытаясь проскользнуть мимо нее. Что-то маленькое, с ног до головы одетое в белый балахон. Ни о чем не думая, Джинни кинулась к белому существу, протянула руку и крепко схватила чью-то маленькую ручку. Существо дернулось, и Джинни по инерции сделала еще несколько шагов.

Газовый светильник шипел и отбрасывал неровный свет на лицо испуганного ребенка: Девочка смотрела на Джинни, и та, казалось, потерялась во времени, отброшенная назад в прошлое. Это было лицо Сьюзан. Лицо маленькой Сьюзан. Чувство возврата в детство было столь сильным, что Джинни оперлась о стену, чтобы вернуть себе утраченное чувство реальности.

К реальности ее вернули глаза. На лице Сьюзан были глаза Пола Лэнгдона. Тот же серебристый отблеск, но лишенный жесткости, более мягкий и доверительный. Но все же это были именно его глаза.

Напряженность последних минут заставила ее забыть о ребенке. Джинни облегченно вздохнула и улыбнулась, рука ее перестала судорожно сжимать маленькую ладошку. Девочка высвободила руку, отступила на шаг-другой, но не убежала.

— Привет, — первой начала Джинни. — Ты — Варда, дочь Сьюзан, верно?

И тут же поняла свою ошибку.

— А откуда вы знаете? — спросила Варда, искренне удивленная, хотя все еще испуганная.

Джинни с трудом поборола в себе желание сказать правду. Лгать было не в ее натуре, хотя она была готова пойти на ложь в отношении взрослых членов семьи, чтобы узнать правду. Но лгать безвинному и доверчивому ребенку... Это казалось ей чем-то особенно грязным.

И все же, если она не хотела, чтобы тайна открылась, у нее не было выбора...

— Мне сказала одна моя подружка, — объяснила Джинни. — А меня зовут Синтия Бэрк, — добавила она.

— А вы останетесь здесь со мной и будете моей подружкой? — в тоне, которым был задан этот вопрос, слышалось, что девочке очень нужна подружка.

Джинни смутилась. Она и сама не знала еще ответа на этот вопрос.

— Надеюсь, — наконец произнесла она. Но увидев, что ее ответ разочаровал девочку, она широко и открыто улыбнулась и сошла на несколько ступенек вниз, чтобы оказаться с ней лицом к лицу.

— А что мы будем делать, если станем друзьями? — спросила она. — В таком большом и замечательном доме, наверное, можно делать много интересного. А может, мы с тобой вместе отправимся гулять по острову? Он ведь большой, правда?

Девочка отрицательно покачала головой и очень серьезно произнесла:

— Мы не можем выходить и гулять по острову.

— Но почему же?

— Потому что, — тут Варда вдруг понизила голос, — на острове очень опасно. Там бродят темные силы.

Джинни была настолько поражена, что на минуту онемела. Даже ребенок в этом доме боялся чего-то. Но чего? Темных сил, подстерегающих за высокой каменной стеной... Подстерегающих, чтобы?

Из глубины холла донесся звук тяжелых приближающихся шагов, и из-за угла неожиданно появился Пол Лэнгдон. В руках он держал мерцающую лампу, его мокрый блестящий плащ развевался за спиной, как крылья.

Он остановился, как вкопанный, увидев их, брови его удивленно взметнулись вверх.

— Что все это... — начал было он, но вдруг замолчал. Удивление Пола Лэнгдона быстро перерастало в гнев. — Что ты здесь делаешь? — сурово спросил он девочку.

Та прижала ладошки к щекам и кротко ответила: — Я пришла, чтобы встретить гостью.

Пол прошел в темную комнату и яростно зазвонил в колокольчик. Джинни услышала звон где-то рядом, и прежде, чем колокольчик стих, в холл семенящей походкой вошла старая служанка. Увидев девочку, она тоже была изумлена.

— Так-то ты присматриваешь за ней?! — заговорил Пол, указывая на Варду. — Она здесь одна с; незнакомым человеком... беззащитна.

— Извините, сэр, — пробормотала женщина, подходя, чтобы взять Варду за руку. — Я только на минутку отвернулась, а она и выскользнула. Ну-ка, пойдем, — обратилась она к девочке.

Лэнгдон явно прилагал усилия, чтобы не вспылить. Джинни тоже. Она понимала, что не может вступать в спор с Полом в присутствии его ребенка, но едва не теряла самообладания.

— Отправляйся с Марией, — приказал Пол Варде, но тон его стал гораздо мягче.

Девочка вышла, не проронив ни единого слова и даже не взглянув на Джинни. Когда они вдвоем вышли в другую комнату, Джинни повернулась к отцу девочки.

— Мистер Лэнгдон... — начала она сердито.

— Не пройдете ли вы со мной в гостиную? — спросил он, обрывая ее тираду.

Вопрос застиг ее врасплох, и после недолгого, но ощутимого молчания она сказала:

— Да, — и пошла за ним в ту комнату, где пылал камин и стоял ее остывший чай.

Лэнгдон, по-видимому, собирался сказать ей что-то важное, но когда они вошли в комнату, казалось, позабыл об этом. Бросив взгляд на чайный прибор, он подошел к камину и уставился на огонь, повернувшись к Джинни спиной. Она ждала у самой двери, боясь приблизиться к нему слишком близко.

После долгой паузы он наконец произнес, глядя на пылающие дрова:

— Это не обычный дом. И мы не обычные люди. Джинни подумала, что эти слова, пожалуй, не объясняют его отношения к собственной дочери. Но ей так и не пришел в голову подходящий ответ.

Наконец Лэнгдон повернулся. Казалось, он удивился, увидев, что Джинни стоит у самых дверей. Он уставился прямо на нее, глаза в глаза, и она с трудом не отвела взор.

— Вас не так-то просто испугать. Правда, мисс Бэрк? — спросил Пол, но это было скорее утверждение, чем вопрос.

— Да, не просто. — Это же предположение высказал его брат всего несколько минут назад. У Джинни создалось впечатление, будто оба они ждали, когда она наконец испугается. И ей очень не хотелось, чтобы они каким-либо образом догадались, насколько она была испугана.

— Мать считает, что моей дочери нужен кто-то, кто станет давать ей уроки, — сказал он совершенно иным тоном. — Я согласился позволить вам остаться на острове. Я полагаю, ваше жалование и прочие детали были обговорены ранее?

Джинни кивнула. По правде сказать, она забыла спросить настоящую Синтию Бэрк об условиях оплаты.

— Мне остается добавить только одно к тому, что сказала или еще скажет вам моя мать. Я не желаю, чтобы вы и моя дочь бывали наедине. Мария очень занята по хозяйству, но мы попытаемся так все организовать, чтобы она присутствовала при ваших занятиях.

Джинни молча ждала в надежде, что Пол даст какие-нибудь разъяснения, и одновременно надеялась, что он хотя бы извинится за свою недавнюю грубость. Ни того, ни другого не последовало. Под конец он все же добавил:

— Мария проведет и покажет вам вашу комнату. Надеюсь, чай немного взбодрил вас. Во всяком случае, мне думалось, что вы не откажетесь от чая после путешествия в лодке.

Прежде чем она успела поблагодарить его за заботу, Пол Лэнгдон вышел из комнаты. Джинни молча смотрела ему вслед.

Все эти люди ходили по дому так быстро, будто за ними гнались призраки прошлого. Она даже себя поймала на том, что ее движения стали резки и быстры. Хотелось все время переходить с одного места на другое, не стоять в темноте мрачных залов, но бесполезно: мрачные тени всюду следовали по пятам.

Через минуту вернулась Мария, уже без Варды... Глаза ее были опущены. У Джинни не было сомнения в том, что замечание Пола Лэнгдона не прошло даром. Женщина не стала повторять свое предупреждение, высказанное ранее, а молча сделала Джинни знак следовать за ней. Захватив плащ, Джинни двинулась вслед, туда, где мрак расступался перед лампой в руках Марии, но не надолго, а лишь с тем, чтобы тотчас сомкнуться за спиной.

Они пришли сначала не в ту комнату, которая предназначалась для Джинни, а к миссис Лэнгдон, сидевшей за вышивкой у яркого камина. Рэй стоял у нее за спиной, потягивая из бокала вино. Увидев вошедшую Джинни, он широко и открыто улыбнулся, и Джинни была рада ответить ему улыбкой.

Миссис Лэнгдон тоже улыбнулась Джинни, хотя и менее дружелюбно, отложила свое рукоделие и, отпустив кивком головы Марию, сказала:

— Рэй отведет вас в вашу комнату, мисс Бэрк. Я хотела еще раз приветствовать вас в. Пэрлью, родовом доме Лэнгдонов, и попросить прощения за неприятный инцидент у причала. Мой сын Пол не знал о вашем приезде, да к тому же, он имеет склонность быть временами взрывоопасным.

— Как правило, я стараюсь избегать инцидентов, — ответила Джинни и тут же изобразила улыбку, стараясь показать, что ничуть не встревожена.

— Что ж, очень мудро с вашей стороны, — миссис Лэнгдон снова взялась за вышивку. — Утром мы подробнее обсудим ваши обязанности. Я не сомневаюсь, вы хотели бы сейчас отдохнуть и освежиться. Обед подают в восемь, мисс Бэрк, вы обедаете, вместе с членами семьи. Ну и... Рэй, не будешь ли ты так любезен?.. — она кивнула сыну и переключила все свое внимание на рукоделие, давая Джинни понять, что разговор окончен.

Рэй, казалось, был только рад проводить Джинни. Она не переставала думать о том, сколь нестерпимой должна быть жизнь для этого молодого человека, игривый характер которого давал о себе знать каждую минуту. По крайней мере, в его присутствии гнетущая атмосфера дома несколько прояснялась, и Джинни была искренне благодарна ему за компанию. Она не допускала мысли, что он мог быть опасен для кого-нибудь: для этого нужно иметь в голове чуть больше серьезных мыслей.

— Да здесь просто прелестно, — сказала Джинни, когда он привел ее в отведенную ей комнату. Ее сумка была уже здесь.

— Вам повезло, — сказал Рэй, проверив закладку камина и прибавив огня в дампах. — Это единственная комната, готовая для приема гостей. Покойная хозяйка украсила ее для себя и все время проводила здесь. Ей очень нравилось оставаться наедине с собой.

Джинни вся напряглась и отвернулась, чтобы лицо не выдало чувств. Так значит, это была комната Сьюзан? Она посмотрела на окна. Шторы были плотно задернуты, и лишь немногие лучики света, могли проникнуть в комнату.

Джинни подошла и раскрыла шторы. Окна, высокие, от самого пола, выходили на маленький балкончик. На нем были видны обломки старых перил и ржавых стоек. Все остальное кануло в море.

Из окна, был виден отвесный край стены и скалы внизу. Так далеко внизу, что Джинни не стала даже прикидывать расстояние до воды, кипевшей между скал.

— Жена моего брата упала с этого балкона, — тихо сказал Рэй, Он подошел к Джинни совсем близко и стоял теперь за спиной. — Не стоит и говорить, что вы не должны выходить на него.

Джинни не отвечала, а просто стояла и смотрела на обломки перил. Заметив это, Рэй сказал еще мягче:

— Если вас тревожит этот балкон, я распоряжусь, чтобы вам приготовили другую комнату.

Она покачала головой и даже смогла изобразить на лице улыбку.

— Нет, нет. Не стоит беспокоиться. Это прекрасная комната, а вид, который открывается отсюда... от него просто захватывает дух. Если можно, я останусь здесь.

Рэй манерно поклонился.

— Ну, конечно же, — сказал он по-французски и направился к двери. — Обед, как уже сказала матушка, в восемь. Если вам что-нибудь понадобится, потяните за шнурок у двери, дверь откроется, и явится Мария.

Джинни на минуту задумалась, что-то прикидывая, потом все же решилась:

— Еще один вопрос, — быстро проговорила Джинни. — Я хотела спросить... Что такое кровавая луна?

Рэй с любопытством посмотрел на нее.

— А почему вы спрашиваете?

— Я услышала это выражение в городке, и оно как-то запало в душу. Это, конечно же, не важно, но, сами знаете, бывает, вспомнишь слово или фразу, и она не отпускает, не идет из головы.

— Знаю, — сказал Рэй. Потом, помолчав, добавил: — Кстати, сегодня вечером как раз и есть кровавая луна.

Он подвел ее к окну. Солнце догорало, коснувшись нижним краем кромки бескрайнего океана. Солнце было красным. И луна, только появившаяся на небе, впитала свет уходящего солнца. Но, отразившись от луны, свет терял оттенки пылающего огня. Лунный диск действительно казался кровавым.

— Такое происходит лишь от случая к случаю, — начал объяснять Рэй. — Только когда оба светила взойдут и станут друг против друга, отражаясь в океане. В Европе такое совпадение считается дурным предзнаменованием. Предупреждение о неотвратимости злого рока.

Джинни повернулась и посмотрела ему в глаза. Но если Рэй и хотел предостеречь ее своими словами, то ничем не выдал своего желания. Его улыбка оставалась такой же веселой и бездумной, как и раньше.

— Увидимся за обедом, — сказал он и вышел из комнаты, оставив Джинни одну.

Она снова посмотрела на небо. Над океаном висела кроваво-красная луна.

Глава пятая

Они обедали в высоком длинном зале за массивным резным столом. Подавала Мария, а рядом с ней все время была молодая служанка, готовая помочь. Рэй Лэнгдон был очарователен и блистал остроумием, ухаживая за Джинни, как за почетной гостьей. Миссис Лэнгдон тоже была весьма участлива, но ее всегдашняя холодность манер не давала Джинни забыть, что она всего лишь гувернантка, которой платят. Что до Пола Лэнгдона, то он, казалось, едва замечал ее присутствие.

— Я думаю, — сказала Джинни, когда обед был закончен, — если вы не возражаете, мне будет лучше пораньше уйти. Откровенно говоря, я совершенно обессилела.

Она встала из-за стола прежде, чем заговорить о том, что постоянно крутилось у нее в голове. Джинни знала, что рискует навлечь на себя гнев Пола Лэнгдона, и потому задала вопрос именно ему.

— Когда я разговаривала с вашей дочерью, она сказала, будто на острове очень опасно. Темные силы, как она сказала. Не сочтите меня дерзкой, но я хотела бы знать, есть ли на острове действительно что-то такое, о чем я должна знать.

— Если вы будете точно следовать нашим указаниям и не станете бродить по незнакомым местам, ничего опасного произойти не может, — ответил Пол Лэнгдон, глядя ей прямо в глаза.

На помощь Джинни пришла миссис Лэнгдон:

— Конечно, на острове есть опасные места, — начала она. — Особенно для молодой девушки, которая станет бродить по окрестностям... Если ее вовремя не предупредить, конечно. Основная часть острова осталась в нетронутом виде. Здесь обитают змеи. Некоторые из них ядовиты. Дикие кабаны, на которых время от времени охотятся наши мужчины. Есть отмели и пляжи, которые затопляет прилив так же быстро, как у знаменитой горы Сен-Мишель, есть зыбучие пески...

Варду предупредили, чтобы она не выходила из дома, для того чтобы избежать всех этих неприятностей. Что касается «темных сил»... После того, как мать Варды ушла от нас, ответственность за воспитание девочки легла на Марию. Мария приехала из Старого Света, а там свои способы внушать детям полезные правила. Отсюда и сказки про буку.

— Я надеюсь, вы не боитесь буку, — иронично заметил Рэй.

— Нет, — ответила Джинни. — Но я бы очень не хотела пойти на прогулку и встретиться с дикими кабанами или попасть в прилив. Надеюсь, вы извините, что я так говорю, но мне кажется, вам стоило сразу предупредить меня.

— Вам не стоит рассчитывать на прогулки по острову без разрешения, — отрезал Пол Лэнгдон. — Вы здесь для того, чтобы учить ребенка, и учить в комнате, специально для этого отведенной. У вас есть своя собственная комната. Вы будете питаться вместе с нами, и Мария покажет вам расположение всех основных служб здания. Надеюсь, вы извините, что я так говорю, — он намеренно повторил ее фразу, — но я не вижу причин, чтобы расширять радиус ваших прогулок дальше очерченного круга.

Чувствуя, как пылает ее лицо, Джинни круто развернулась на каблуках и покинула столовую.

Перед обедом Мария зашла за ней, чтобы проводить в столовую. Теперь же Джинни возвращалась по длинным темным переходам и холлам одна. Несмотря на множество дверей и коридоров, ей удалось быстро найти свою комнату.

Здесь Джинни уселась перед слабо горевшим камином и попыталась сосредоточиться, думая о том, как ей быть теперь, когда она очутилась у Лэнгдонов в Пэрлью. Она должна навести их на разговор о Сьюзан. Только так можно было по кусочкам собрать картину той жизни, которую вела здесь ее сестра. Только так она может узнать, насколько опасность, о которой писала Сьюзан, реальна, а насколько — вымышлена.

«Конечно, — говорила себе Джинни, слушая, как потрескивают дрова в камине, — и не так уж сложно, живя здесь, представить, что ты в опасности».

Уж во что Джинни точно не верила, так это в то, что кто-нибудь мог покопаться в ее вещах. Она аккуратно распаковала сумку, повесив платья на плечики в шкафу и сложив остальные вещи в старый комод у стены, покрытый сплошной мраморной крышкой. Джинни не стала затягивать белье красной шелковой лентой, а просто задвинула каждый ящик перед тем, как спуститься в столовую. Но теперь, открыв ящик, она вдруг заметила красную ленту, перетянувшую белое белье. Джинни смотрела на ленту несколько долгих минут, пытаясь сообразить, что это могло значить. Но это могло значить только одно: кто-то обыскивал ее вещи, пока ее не было.

Джинни попыталась припомнить. За несколько минут до восьми она колокольчиком вызвала Марию, та проводила ее в комнату, где сидела миссис Лэнгдон и пила шерри. Здесь Мария сказала, что Пол все еще в своем кабинете, но скоро спустится к ним. Ничего не было сказано о том, где Рэй. Он присоединился к ним через несколько минут, а вслед за ним, еще через две-три минуты, появился и Пол, после чего все четверо отправились в столовую.

Значит, один из братьев Лэнгдонов мог побывать в ее комнате. Джинни покачала головой. Нет, не может быть, вот так просто. Мария тоже могла прийти или мужчина, который, как она узнала, был мужем Марии. Да, в конце концов, даже маленькая Варда могла из любопытства зайти в ее комнату. Лэнгдоны сообщили Джинни, что девочка всегда ела в своей комнате, кроме разве что особых случаев. Что ж, подумала Джинни, ей нечего было прятать. И все-таки она открыла комод и пересмотрела все содержимое.

Она никогда не носила одежды или украшений со своими инициалами. Кроме одной вещицы. Много лет назад Сьюзан подарила ей медальон с монограммой, и Джинни все эти годы почти постоянно носила его. Сейчас он тоже был на ней, но она еще раньше, в отеле «Грэндиз» в Лэндинге, вспомнила про свои инициалы и спрятала медальон под платье.

Она вытянула второй ящик, и у нее перехватило дыхание, когда увидела письма от Сьюзан. Джинни схватила их и, поднеся к свету, начала внимательно рассматривать, но сказать, читал ли их кто-нибудь, было невозможно.

— Чушь, — произнесла она и швырнула письма в огонь. Она смотрела, как они свернулись, по бумаге пошел дым, и письма вспыхнули.

Когда от них не осталось ничего, кроме пепла, Джинни взяла каминную кочергу и разворошила его, так что никто не смог бы заподозрить, что в камине горела бумага. Покончив с письмами, Джинни села и задумалась.

Ее разбудил плач. Джинни рывком выпрямилась и села на кровати, не понимая до конца, где она, и что с ней происходит. Стулья со старинными набивными подушками, тусклый свет углей в камине, холодный мокрый ветер, шевелящий занавески — она смотрела на все это, не понимая, какое все это имеет к ней отношение.

Наконец Джинни вспомнила. Она у Лэнгдонов на Пэрлью. В ужасном, очень каменном доме на очень каменистом острове.

Джинни отбросила назад прядь волос. Она так и заснула, сидя перед камином, но что-то разбудило ее среди ночи.

Звук снова повторился — мягкий сдавленный всхлип. Как плач ребенка. Сначала, все еще в полусне, Джинни подумала, что плачет Сьюзан, как она часто плакала, когда обе они были маленькими девочками.

Сон до конца покинул Джинни, и с бодростью в сознание пробрался холод. Сьюзан мертва! Но это был не призрак. Плач был настоящий.

«Варда», — сказала себе Джинни. Она подошла к двери и осторожно приоткрыла ее. Теперь плач слышался явственней. Нельзя сказать, что девочка плакала очень громко, но каменные стены дома множили звук, и эхо его неслось по коридорам гораздо дальше, чем можно было бы предположить.

Джинни вышла в холл, посмотрела сначала в одну сторону, потом в другую, пытаясь определить, откуда доносился звук. Она пошла в одном направлении, еще раз остановилась и прислушалась, затем повернула и пошла в другую сторону. Да, теперь она угадала верно.

Джинни повернула в коридор. Еще один пролет ступеней, гораздо уже, чем главная лестница, вел куда-то вверх. Она не взяла с собой лампы и не хотела возвращаться за ней, поэтому пошла, на ощупь касаясь рукой холодной стены. Странно, но холодные массивные камни придавали ей уверенности.

Плач раздавался из-за двери, и плакала несомненно Варда. Позабыв, что отец запретил ей встречаться с девочкой наедине, Джинни нащупала ручку и, повернув ее, тихонько толкнула дверь. Дверь не поддалась. И тут Джинни увидела засов.

Лишь через несколько секунд она до конца поняла, что произошло. Засов был с наружной стороны двери, а не с внутренней, как обычно. И он был задвинут до конца. Девочку держали в комнате взаперти!

Изумление сменилось возмущением. Такому наказанию нельзя подвергать ни одного ребенка. Чем бы ни вызвала девочка гнев своего папаши, такое наказание было варварством.

Джинни потянула засов, чувствуя, как пальцы упираются в холодный металл.

Неожиданно другие пальцы стальной хваткой сжали ее руки. Кто-то развернул ее так быстро и так яростно, что Джинни едва не упала. Перед ней возникло белое от гнева лицо Пола Лэнгдона.

— Что вы здесь делаете? — грозно спросил он.

Несмотря на весь свой страх, Джинни умудрилась ответить достаточно спокойно:

— Я услышала, что Варда плачет, и пришла успокоить ее.

В какой-то момент она подумала, что Пол ударит ее. По лицу этого человека было видно, как он боролся со своими эмоциями.

— Идите за мной, — наконец сказал он, повернулся и, потянув ее за руку, начал спускаться по ступенькам. Джинни почти бежала за ним, чувствуя, как затекает рука в том месте, где стальные пальцы Лэнгдона держали ее.

Втолкнув Джинни в открытую дверь ее собственной комнаты, он резко сказал:

— По ночам не выходите из своей комнаты и держите дверь на запоре.

Она нашла в себе силы, ответить:

— Не буду. — Но в ее протесте было слишком много от обиды капризной девчонки, с которой обошлись, как с мешком песка.

— Будете, — сказал Лэнгдон.

Их глаза встретились. Он выиграл поединок. Джинни была слишком рассержена, чтобы придумать достойный ответ, и от этого рассердилась еще больше. Вместо ответа она сделала шаг назад и захлопнула дверь у него перед носом.

Джинни автоматически закрыла ее на засов, который был, к счастью, с внутренней стороны. При этом она до крови стесала костяшки пальца, что явно не способствовало восстановлению хорошего настроения.

Камин в ее комнате погас. Пока Джинни кочергой ворошила угли, в голове ее пронеслись тысячи ужасных мыслей, а случайный язык пламени, вырвавшийся из-под тлеющего бревна, напомнил ей, что высшие силы предусмотрительно приготовили подходящее место для таких людей, как Пол Лэнгдон.

Глава шестая

Утро занималось над океаном, и солнце золотило барашки волн. Там, где волны разбивались о скалы и фундамент старого дома, солнце разлеталось миллионами светящихся брызг и белая пена оседала на бесчисленных каменных геммах. Дождь и туман, от которых дом казался мрачным и темным, рассеялись совершенно, так, что, казалось, они не смогут больше вернуться на остров, и даже тени, метавшиеся по комнате, казалось смягчились и перестали угрожать Джинни.

Стоя у окна, она почувствовала, что страх, владевший ею последние часы, был результатом разыгравшегося воображения и усталости.

Но нет... боялась не только она. Служанка Мария тоже боялась. Не она ли посоветовала Джинни уехать? И Варда казалась напуганной, ее ночной плач был абсолютно реальным. Даже Пол Лэнгдон чего-то боялся.

Прошлой ночью, немного успокоившись, Джинни поняла, что на лице его читался не только гнев, но и страх... Значит, что-то бродило по дому, какая-то скрытая опасность, холодной мглой покрывавшая дни и ночи.

Кто-то тихонько постучал в дверь. Джинни запахнула ночную рубашку и открыла. На пороге стояла Мария, державшая в руках поднос с кофе и свежими булочками.

— Сегодня утром вы уже должны начать заниматься, — сказала она.

Утренний свет, казалось, приободрил старую женщину или хотя бы унял ее тревогу.

— Комнату для занятий уже приготовили, я думаю, вы будете заниматься там все время, но сегодня утром мне нужно заняться выпечкой, да к тому же хозяйка приказала, чтобы я была на месте на всякий случай. Так что вам придется пока позаниматься с девочкой на кухне. Так сказала хозяйка. — Мария произнесла все это скороговоркой, как с утра заученный урок.

— Я спущусь примерно через сорок пять минут, — сказала Джинни. — Варда уже будет готова?

— Она будет на кухне, — ответила женщина и засеменила к двери, потом, уже на пороге, добавила:

— Ей все равно больше идти некуда.

Единственное, что хотя бы отчасти смягчило безысходность последних слов Марии, был глоток великолепного кофе.

Бедный ребенок! Сидеть день и ночь взаперти. В таком старом, таком огромном и мрачном доме... Ей нужно хотя бы изредка выходить погулять на солнышке. Джинни твердо решила добиться для Варды сегодня разрешения погулять. Она приехала сюда лишь затем, чтобы узнать все подробности гибели Сьюзан, но теперь, она чувствовала, на нее ложилась ответственность за несчастного ребенка.

Через несколько минут Джинни покинула свою комнату. Пройдя по коридору, она вдруг остановилась в нерешительности.

К этому времени вся семья уже должна быть внизу. Любопытство сжигало Джинни. Быстро оглядевшись по сторонам, она поспешила через холл к узенькой лестнице, ведущей в комнату Варды. Сейчас засов был отодвинут, и дверь подалась от первого прикосновения.

С первого взгляда Джинни поняла, что зашла в самую светлую, самую уютную и веселую комнату во всем доме. По-видимому, Сьюзан или кто-то другой приложил максимум усилий, чтобы сделать комнату девочки радостной.

Серые стены спрятались и отступили назад под репродукциями и игрушками. Мрак рассеивался перед героями из «Алисы в стране Чудес», «Матушки Гусыни» и других знаменитых детских книжек. В комнате было два окна, осторожно забранных сеткой, чтобы ребенок не упал.

Обилие розовых кружев и оборочек делало комнату совершенно кукольной.

Лишь две вещи серьезно отличали ее от комнаты любой другой маленькой девочки.

Первая странность, с которой столкнулась Джинни и в своей комнате, была в том, что здесь напрочь отсутствовали зеркала. Джинни все время приходилось пудриться и красить губы, смотрясь в крохотное зеркальце из косметического набора, и каждый раз она удивлялась, как это Сьюзан обходилась без зеркала.

В этой комнате тоже не было зеркала, и, немного подумав, Джинни вдруг поняла, что не видела ни единого зеркала во всем доме... ни в одной комнате... ни в одном холле.

Другой странной особенностью был спальный мешок, лежавший в изголовье кроватки. В нем явно ночевали. Подойдя поближе, Джинни обнаружила рубашку, которая прошлой ночью была на Поле Лэнгдоне.

Значит, — подумала она, приятно удивленная своим неожиданным открытием, — он не такой уж жестокосердный, каким старается казаться. Наоборот, делает все, чтобы дочери было легко и радостно. Даже спит здесь, на полу, каждый раз, когда девочка растревожена... хотя наверняка у него есть свои апартаменты, где ему будет гораздо удобнее. Но зачем же тогда запирать девочку на засов?

Джинни взяла в руки рубашку. Просто так. Она не знала, почему... Разве что, она была связующим звеном между ней и ее таинственным владельцем. От рубашки шел легкий запах его тела, и Джинни вдруг ощутила странное, пугающее своей реальностью чувство, будто он рядом. Ее охватил мощный магнетизм этого человека. Ощущение было настолько реальным и внезапным, что, испугавшись его, Джинни бросила рубашку на пол и выбежала из комнаты.

Варда ждала ее в кухне. Это было большое помещение с деревянными столами и скамьями, большими открытыми очагами и печками. На одном из столов Мария энергично, раскатывала тесто для хлеба. За другим перед стопкой книжек сидела Варда. Увидев Джинни, она смущенно, но искренне улыбнулась.

— Я молилась, — проговорила она после того, как они обменялись приветствиями. — Я молилась, чтобы вам разрешили остаться, и мне было с кем... кому было бы со мной говорить.

— Ну, значит ты была очень хорошей девочкой и очень хорошо себя вела, потому что твои молитвы сбылись и мне разрешили остаться. Ты была очень хорошей девочкой?

— Наверное... — Варда вдруг отвела глаза, пряча другую мысль.

— Только, — снова заговорила она, — мне иногда бывает страшно.

У Джинни сжалось сердце от одной мысли, что невинный ребенок может жить в подобном страхе. Она быстро посмотрела на Марию, но та была занята тестом.

— Тебе больше нечего бояться, — тихо сказала Джинни. — Потому что я с тобой. Я потому сюда и приехала, чтобы никто тебя не обижал. Ты мне веришь?

Варда долго изучающе смотрела на Джинни. В глазах ребенка отражалась отчаянная борьба, где на одной из чашек весов была Джинни...

Наконец девочка кивнула ей и улыбнулась.

— Ну, вот и хорошо, — Джинни заговорила бодро и весело. Ей не хотелось больше поднимать этот вопрос. Будет лучше, если мысли девочки будут заняты другими вещами. Она взяла одну из книжек и спросила:

— Ты сумеешь это прочесть?

— Немножко.

— Ну тогда давай посмотрим, как у тебя получается. Хорошо?

Около часа они читали вместе. Варда явно имела хорошие способности, но это способности явно требовали постоянного внимания. Она начала читать, запинаясь и делая ошибки, но постепенно выправилась. Девочка легко запоминала новые слова и без труда усваивала их значения.

После чтения Джинни решила повторить с ней алфавит. Они только начали, когда в кухню пришел Пол Лэнгдон и остановился в дверях послушать.

Занятия шли хорошо, и Варда быстро оттаяла, почувствовав неподдельный, искренний интерес Джинни. Когда Пол снова появился, они весело смеялись, но Джинни быстро почувствовала, как его взгляд охлаждает эмоции.

— Я думаю, — скоро сказала она, — что на сегодня мы закончим с уроками и попросим Марию дать нам что-нибудь поесть...

Лэнгдон заторопился из кухни.

— Мистер Лэнгдон... — задержала его Джинни. Он остановился и повернулся к ней.

— Да? — произнес он. Сегодня утром в его поведении сквозила какая-то неуверенность.

— Я хотела спросить... — Джинни замялась, пытаясь подыскать такие слова, чтобы не рассердить его. Ей вдруг пришло в голову, что если она станет доставлять ему слишком много хлопот, он просто выгонит ее, а в этом случае она не только не узнает ту правду, ради которой приехала, но и не сумеет помочь дочери Сьюзан. — Сегодня такое чудесное утро. Я просто надеялась, может, вы позволите мне погулять с Вардой вдоль берега. Мне кажется, свежий воздух пойдет ей на пользу.

— Берег — опасен для всякого, кто плохо знает эти места, — в словах Лэнгдона не было гнева или раздражения, но и особого энтузиазма тоже не было.

— Да, да, я помню, — заговорила Джинни, готовая к подобным аргументам. — Я подумала, быть может, вы захотите пойти вместе с нами...

Лэнгдон был искренне удивлен этими словами и не сразу нашел, что сказать.

— Боюсь, у меня слишком много работы. Нужно проверить счета и заполнить хозяйственные книги.

Но Джинни решила просто так не отступать.

— Немного свежего воздуха, прогулка под солнышком и вам пошли бы на пользу, — сказала она и улыбнулась.

В какой-то момент, казалось, он готов был улыбнуться в ответ, и Джинни уже подумала, что Пол готов принять ее предложение. Но он подавил улыбку и снова строго посмотрел на нее.

— Я попрошу брата, чтобы он сопровождал вас во время прогулки. У него нет особенных дел, и, я думаю, он не станет возражать.

Хотя она и добилась того, чего хотела, Джинни все же чувствовала легкое разочарование. Уже выйдя из кухни, Пол остановился и повернулся к ней.

— Может быть, вы сможете принести немного солнца и свежести с собой.

— С радостью, если вы мне позволите, — ответила Джинни, не задумываясь, и тут же с досадой подумала о том, что ее ответ можно дурно истолковать. Пол ничего не ответил и ушел, оставив Джинни наедине с ее мыслями.

Они пообедали на кухне. Мария подала им густой суп, от которого шел аромат дичи, и горячий хлеб, в свежести которого Джинни не могла сомневаться. После еды Мария отвела Варду в комнату переодеться. Джинни пошла к себе, У нее был только плащ с легкой меховой подстежкой. Она прихватила шарфик и перчатки, надеясь, что яркое солнце не даст ей замерзнуть.

Рэй Лэнгдон спустился за ними на кухню. Он напрочь отмел все извинения Джинни по поводу того, что она отвлекает его от дел.

— Разве это обуза — сопровождать двух прекрасных леди во время прогулки? — Рэй подкрепил свои слова грациозно исполненным поклоном.

Они вышли во внутренний дворик, и Джинни про себя решила выяснить, входит ли дворик в понятие «дома», чтобы в те дни, когда Рэй Лэнгдон будет занят, она могла бы гулять с Вардой здесь.

Солнце пригревало, но в воздухе все еще чувствовалась зима. Морской воздух неприятно сек лицо.

Варда была так рада прогулке, что, казалось, не замечала холода. Она все время убегала вперед, и ее не раз приходилось останавливать и заставлять дожидаться взрослых.

Они вышли из внутреннего дворика с противоположной от причала стороны, и Джинни увидела часть острова. Он показался ей меньше, чем она ожидала, но Джинни напомнила себе, что сравнить расстояния и размеры не с чем, поэтому оставалось только гадать, насколько далеко от них поднималась гора, венчавшая, по словам Рэя, другую оконечность острова.

— Примерно три мили в длину, — сказал он, отвечая на ее вопрос, — и около мили — чуть меньше — в ширину, да и то в самом широком месте.

Остров сверху походил на месяц, и оба его конца были чуть выше остальной части. Дом был выстроен на узком возвышении, у южной оконечности. Вниз от дома сбегала узкая полоска земли, бывшая единственной связью со строением, напоминавшим другой дом.

Давно разрушившиеся стены перехода, точнее — их руины указывали на то, что когда-то оба здания были соединены. Теперь же завалы камней и осколков скал, казалось, полностью перегородили доступ к этому строению.

— В самом начале, — принялся объяснять Рэй, — этот дом был отдан слугам. Но землю быстро размыло водой. Земля здесь оказалась гораздо мягче, чем скалистая порода, на которой построен наш дом. Добавьте к этому очень сильные штормы, бушевавшие здесь двадцать лет назад, ураганы и мощный прилив. Они и довели все до разрушения. Чтобы снова соединить переходом оба строения, нужна куча денег, поэтому маленький дом пустует. Попросту, у нас нет кучи денег.

— Но вы живете весьма обеспеченно, — возразила Джинни. Рэй повел их вниз. Тропинка вдоль обрыва была настолько узкая, что у Джинни порой захватывало дух — с одной стороны скалы, с другой, далеко внизу, океан.

Теперь Джинни стало ясно, почему Лэнгдоны предупреждали ее об опасности незнакомых мест. Одной рукой она придерживала Варду, шедшую между взрослыми.

— Мой брат женился на девушке с хорошим приданым, — Рэй заговорил вдруг откровенно. — Мы даже смогли погасить закладные под мебель и лодки. Если бы вы видели, как мы бедствовали до этого...

Джинни не могла не порадоваться тому, что Рэй все время шел впереди. Ее лицо, несмотря на все усилия, выдавало большое волнение. Она очень хотела поговорить на эту тему еще.

— Странно... — сказала она. — А у меня было впечатление, что он любил свою жену.

Рэй пожал плечами.

— Думаю, так и было. Скорее, он просто убедил себя, что влюблен в нее. Это в его стиле.

Тропинка внезапно исчезла, уступив место узкой полоске пляжа. Рэй помог им перебраться через нагромождение камней, и несколько минут прошли в молчании.

За этим завалом открывался еще кусок пляжа, шире, чем первый, но и тот упирался в крутой откос. Участок напоминал отгороженный от моря и скал бассейн с песком.

— В этом месте прилив приходит так же равномерно, как и везде, но вот только скалы задерживают воду, пока по всему острову она не дойдет до высшей отметки, и тогда вода врывается и заливает все в одно мгновение. Если бы кто-нибудь оказался здесь во время прилива, он был бы сразу и полностью отрезан водой. Задолго до того, как вода начинает переливаться через этот скалистый барьер, все тропинки, все выходы из заводи уже находятся глубоко под водой.

Джинни невольно вздрогнула и, повернувшись, оглядела крутой обрывистый утес, оставшийся позади. По нему не успеешь забраться, чтобы убежать от воды. Оказавшись в этой ловушке, человек остался бы здесь навеки.

— Сейчас здесь не опасно, — снова заговорил Рэй. — Во всяком случае, до прилива еще далеко.

Джинни снова отпустила Варду побегать. Девочка тотчас же начала собирать ракушки, камушки и тому подобные сокровища.

Рэй подвел Джинни к большому валуну и галантно снял с него остатки водорослей, прежде чем она села.

— Ее мама давно умерла? — спросила Джинни, стараясь не выдать волнения.

— Несколько месяцев назад, — ответил Рэй, прикуривая сигарету. Чтобы огонь не погас, ему пришлось закрываться от ветра.

— А что с ней произошло?

— Я думал, что уже рассказывал вам. Она упала с балкона, который в вашей нынешней комнате, — сказав это, Рэй внимательно посмотрел на Джинни.

— Да, вы уже... говорили, но... — Она остановилась, стараясь не выказать явную заинтересованность. — Если она знала, что выходить на балкон опасно, зачем сделала это?

— А зачем вы приехали к нам на остров, если знали, что здесь опасно? — вдруг спросил Рэй.

Сердце Джинни замерло. Она знала, что он смотрит на нее, и ей с трудом удалось оставаться спокойной.

— Откуда мне знать, что на вашем острове опасно?

— В городе вы провели несколько часов в ожидании лодки. Наверняка вы с кем-нибудь говорили об острове, о нас... Нас не балуют особой любовью в этом городке.

— Правда? — спросила Джинни нарочито весело и, чтобы подзадорить Рэя, улыбнулась и добавила:

— Наверно, деревенским и городским девушкам есть теперь от чего горевать после того, как они познакомились с вами...

Рэй улыбнулся.

— Может быть, им есть теперь чему радоваться...

Джинни рассмеялась и обрадовалась, услышав, что он смеется вместе с ней. Вдруг, совершенно неожиданно Рэй подхватил ее и привлек к себе для долгого поцелуя. Она не стала сопротивляться. В общем-то он очень хорошо умел целовать. Очевидно, те вещи, которым он давал себе труд научиться, давались ему хорошо.

Но в этом поцелуе не было ничего серьезного. Ни с его, ни с ее стороны. У Джинни создалось впечатление, что подобные вещи для Рэя — обычная форма общения.

— Варда все видит, — прошептала Джинни, когда Рэй попытался поцеловать ее во второй раз, и он тут же без всякого сожаления или досады отпустил ее.

Через некоторое время Джинни спросила:

— А какой была молодая миссис Лэнгдон? Рэй снова пожал плечами.

— Хорошенькая, слабая и невротичная.

Эти слова покоробили Джинни, но она подавила в себе желание возразить. Вместо этого она спросила:

— Она была заботливой матерью?

— Нет, — откровенно ответил Рэй.

— Но ведь не хотите же вы сказать, что она была жестокой, не любила ребенка или еще что-нибудь в этом роде?

Джинни специально спросила его об этом. Если он скажет — «да», значит, лжет. Сьюзан никогда не могла быть жестокой.

— В сущности да, — сказал Рэй. Потом добавил:

— Естественно, не намеренно. Она сама была еще слишком ребенком, чтобы стать хорошей матерью. Она просто играла в замужнюю жизнь, в маму, а когда жизнь повернулась к ней с той стороны, о которой она не думала в своих мечтаниях, Сьюзан просто отказалась принимать эту сторону. Когда выяснилось, что мой брат не принц из сказки, он тотчас стал для нее чудовищем.

Совершенно изумленная, Джинни хранила полное молчание. Первой реакцией на его слова было полное неприятие и гнев, готовый выплеснуться наружу. Но почти тотчас она поняла, что Рэй говорит правду. Он действительно описывал Сьюзан, с ее фантазиями, детским отношением к жизни, с ее неумением принимать реальную действительность.

— Варде, наверное, было очень трудно жить с ней, — вслух предположила она.

Ей вдруг захотелось дать девочке то, чего той не хватало при матери. Джинни посмотрела туда, где играла на песке притихшая Варда, и поняла, что хочет попытаться стать для нее той матерью, которой не смогла стать Сьюзан.

— Думаю, вы правы, очень трудно, — сказал Рэй. — Я не очень разбираюсь в воспитании. Брат носится с дочкой, вечные хлопоты... Бог свидетель, он уделяет ей больше внимания, чем всем нам вместе взятым.

Он говорил что-то еще, но Джинни не слушала. Другая мысль, неожиданная, как гром среди ясного неба, пронеслась у нее в голове — ей вдруг захотелось стать и той женой, которой так и не смогла стать Сьюзан.

Глава седьмая

Джинни была потрясена своим внезапным прозрением. Даже Рэй заметил это.

— Что с вами? — спросил он.

— Нет, нет, ничего, — поспешила уверить его Джинни. Она встала с валуна.

— Вы так выглядите, будто только что увидели привидение.

— Может, так оно и есть, — ответила она резче, чем хотела. Джинни рассердилась на себя за эти мысли, и, что вполне в природе человека, выместила свою злобу на Рэе. Ей тут же стало стыдно, и она повернулась, чтобы сказать:

— Простите меня, Рэй. Я просто вдруг вспомнила своего отчима.

«И, Господи, — подумала она, — до чего же Пол Лэнгдон похож на Макса».

Это было правдой. Они очень походили друг на друга. Макс был по-мужски красив и загадочен, вероломен и холоден. Но и Сьюзан, и мать Джинни любили его. Джинни невольно сопротивлялась этой мысли, потому что подсознательно всегда знала: есть еще одна, пусть меньшая часть Макса, в которой сконцентрировались все его лучшие качества, вся его любовь. Та часть человека, которая была наиболее уязвимой. Макс открывался с этой стороны только тем, в чьей любви был полностью уверен, а Джинни никогда к этому узкому кругу не принадлежала.

Пол Лэнгдон был таким же. И потому, что она увидела в нем эту другую сторону, Джинни полюбила его.

Такая любовь не требовала романтических иллюзий. Джинни не нужно было представлять в своих мечтах Пола принцем из сказки. Его можно было принять только таким, каков он есть.

И все же Джинни не могла избавиться от мысли, что она не знает, КАКОЙ же он есть. «Если Сьюзан убили...», — она отогнала прочь эту мысль.

— Я думаю, — вслух сказала она, — нам пора собираться назад. Рэй не заметил наигранности в ее тоне или не подал виду.

На обратном пути он все время рассказывал про остров.

Когда они взобрались на узкую тропинку над обрывом, Варда опять пошла между ними. Рэй вдруг спросил:

— Вы ездите верхом?

— Да, а почему вы спрашиваете?

— Раз уж мы решили, что вас трудно испугать, могу предложить вам одно из наших самых авантюрных развлечений на острове, — Рэй говорил, глядя на Джинни через плечо, и все время улыбался. — Вы когда-нибудь охотились на дикого кабана?

— Нет, — сказала Джинни. Потом, поразмыслив, рассмеялась и воскликнула: — Но я уже чувствую, что мне это ужасно понравится.

— Тогда мы скоро устроим для вас охоту, — Рэй был приятно удивлен ее энтузиазмом. — Лэнгдоны — мастера в этом виде спорта, вот увидите.

— Я тоже Лэнгдон, — вмешалась в разговор Варда. — Можно и я тоже поеду?

Джинни чуть было не сказала «нет», но Рэй ответил раньше:

— Конечно, малышка. Тебе уже пора совершать твои рыцарские подвиги.

— Отцу может это не понравиться, — сказала Джинни, стараясь смягчить возможное разочарование от запрета, который, по ее мнению, должен был неминуемо последовать.

— Отец слишком ее оберегает. А в результате вырастет не Варда Лэнгдон, а беспомощная слюнтяйка.

Джинни стала было возражать, но потом посмотрела на вещи с другой стороны. В каком-то смысле Рэй был прав. От чего бы ни защищали Варду, чем бы ни было то, от чего ее оберегали, оберегали ее слишком рьяно. Ребенку не будет особой пользы от подобной «опеки», когда его запирают на засов, да и просто не дают испытать природный риск детских шалостей и забав.

— Ну что ж, посмотрим, — вот и все, что она решилась сказать вслух.

Когда они подходили к дому, Варда, для которой отпала необходимость идти между взрослыми, вдруг заставила их бежать наперегонки. Смеясь, Рэй и Джинни кинулись за ней, стараясь бежать не слишком быстро, чтобы Варда все время была впереди. Они вбежали на внутренний двор со смехом и криками. Задыхаясь, Джинни бросилась на скамью, окаймлявшую фонтан. Она закинула голову, отбросила волосы с лица и в этот момент встретилась глазами с Полом Лэнгдоном, наблюдавшим за ними из окна.

Джинни не могла определить, понравилась ему их шумная радость или нет, но суровый Пола вид только прибавил ей веселья. Смеясь и закрывая лицо руками, она вслед за девочкой вошла в дом.

Только вечером за обедом Пол высказался по поводу прогулки.

— Вы очень жизнерадостный человек, мисс Бэрк, — сказал он.

— Да, — ответила Джинни, ожидая, что он добавит что-нибудь, но Пол лишь предложил ей еще бокал вина.

Джинни не хотелось злоупотреблять его терпением, поэтому прошло несколько дней, прежде чем она обратилась к нему с очередной просьбой.

— Я все время думаю, — начала она, — быть может, мы с Вардой могли бы проводить часть времени на внутреннем дворике...

Гримаса сомнения и раздражительности стала расползаться по лицу Пола, поэтому Джинни тут же добавила:

— Там вполне безопасно, и Мария будет все время видеть нас из окна.

Лэнгдон довольно долго обдумывал ее слова. Настолько долго, что Джинни успела приготовиться к сражению, но Пол вдруг согласился.

— Только при условии, что вас будет все время видно из окна кухни, — очень серьезно произнес он.

— Обещаем, — сказала Джинни. Она улыбнулась, опустив глаза. Когда Джинни снова посмотрела на Пола, то обнаружила, что он продолжает пристально изучать ее. Она часто замечала это, будто было в ней что-то странное, что беспокоило Пола и что он никак не мог разгадать.

— Вы очень нравитесь моей дочери, — вдруг сказал он к удивлению Джинни.

— Спасибо, мне тоже очень нравится Варда. Она — прелестная девочка и очень умная.

Его лицо изменилось. На краткое мгновение оно осветилось гримасой мучительной душевной боли.

Пол прикрыл глаза рукой, и Джинни подумала, что так должен вести себя человек, пытающийся отогнать от себя какое-нибудь мрачное призрачное видение. Наконец он вздохнул, отнял руку от лица и обратил свое внимание на тарелку. До окончания обеда он не проронил больше ни слова.

Джинни теперь знала, что, несмотря на свое странное поведение, Пол Лэнгдон был необыкновенно привязан к дочери. Каждую ночь Джинни слышала за дверью странные тихие шорохи, которые постепенно научилась распознавать.

Она знала, что после того, как Мария уложит девочку, дверь запирают на засов. И каждую ночь отец украдкой пробирался по узкой лестнице в комнату дочери, чтобы провести ночь рядом с ней в спальном мешке.

Джинни узнавала и скрип ключа в замке, когда Пол запирал комнату изнутри. Но почему они запирались в комнате ночью, было для нее тайной. Если Пол приходил, чтобы охранять свою дочь, то от кого? И почему засов закрывается снаружи, а не изнутри, ведь так, наоборот, девочка оказывается фактически арестованной, и ей некуда деться из комнаты.

Джинни и Варда очень привязались друг к другу, и сердце Джинни обливалось кровью от сознания того, как подобное поведение Пола влияло на природную жизнерадостность ребенка.

Однажды днем они сидели во внутреннем дворе, залитом теплым солнечным светом. Варда принесла с собой книжку-раскраску и цветные карандаши.

— Какую раскрашивать? — спросила она, перебирая еще не изрисованные страницы.

— Как это какую? Которая тебе нравится.

— Мне нравится вот эта картинка с красивой дамой, — Варда ткнула пальчиком в страницу.

Джинни одобрительно улыбнулась и сказала:

— Она похожа на сказочную принцессу.

— Она похожа на мою маму, — вдруг заключила Варда, глядя на картинку.

У Джинни перехватило дыхание. Никогда еще до этого Варда не заговаривала о матери, и Джинни не знала, нужно ли поощрять это молчание, или наоборот.

Несмотря на то, что ее очень интересовала эта тема, она не хотела говорить ничего такого, что могло бы расстроить ребенка. И теперь, хотя с языка была готова сорваться тысяча вопросов, она решила оставить их пока без ответа.

— Ну и хорошо, — сказала она, — попробуй теперь ее раскрасить.

Она поднялась и стала ходить по дворику, чтобы как-то успокоиться.

Через ворота она увидела Франца, возившегося с мотором на лодке. Из разговоров за обедом она узнала, что Франц и Мария служили в этом доме с ранней юности. Их привезли сюда с родины Лэнгдоны, владевшие там когда-то несколькими поместьями. Рэй даже намекнул, что Лэнгдоны в свое время спасли Франца.

Было совершено преступление, его должны были казнить, но кто-то сорвал казнь, и вскоре Франца привезли сюда, в Америку... С тех пор он оставался рабски преданным семейству, особенно Беатрис Лэнгдон.

Джинни хотела поговорить с ним или с его женой о старой родине Лэнгдонов и о мрачных тайнах, очевидно нависших над прошлым семейства. Но она редко видела Франца, и во время случайных встреч, он лишь невнятным бормотанием отвечал на ее приветствия.

Что до Марии, она никогда больше не повторяла своего зловещего предостережения и вообще оставалась совершенно холодной в отношениях с Джинни.

Больше в доме не было слуг, у которых можно что-то узнать. Была еще девушка, приезжавшая из деревни один-два раза в неделю и боявшаяся, казалось, даже собственной тени. Однажды Джинни попыталась начать с ней разговор, но девушка сразу убежала от нее.

Мария позвала их обедать, и Джинни отослала Варду привести себя в порядок, а сама начала собирать книжки, листочки и карандаши. Когда она подняла раскраску, то остолбенела от того, что нарисовала Варда.

Ни разу не нарушив контур, девочка раскрасила женщину на картинке кроваво-красным цветом. Сверху донизу.

Джинни вырвала рисунок из книжки и, придя на кухню, аккуратно всунула бумажку в печь, но и после этого красная фигура долго преследовала ее.

Другой странный случай произошел в те же, в общем-то спокойные дни, отчего тревога Джинни только усилилась.

Она умудрилась порвать цепочку на ладанке, которую все это время носила на теле под одеждой. Теперь ладанку пришлось снять. Джинни аккуратно завернула ее в платок и засунула сверток в дальний угол комода. Она уже решила, что попросит разрешения съездить в город в ближайшие дни, тогда можно будет починить цепочку. Джинни надеялась, что до той поры ладанка спокойно полежит в ящике, если только... В любом случае, ей не оставалось ничего другого, разве что выбросить вещицу в море. Но она имела для Джинни огромную ценность, как воспоминание, поэтому она оставила ладанку в ящике и на время забыла о ней.

Прошло три дня, прежде чем Джинни обнаружила, что ладанка исчезла. Она вытащила все вещи из комода, опустошила все ящики, надеясь, что что-нибудь перепутала. Но ладанка действительно исчезла.

«Что же теперь делать?» — спрашивала себя Джинни. Она не могла спросить о ладанке у Лэнгдонов без риска привлечь к ней внимание, если ее найдут.

Если же кто-то взял ладанку по незнанию, нужно вернуть ее как можно скорее, прежде чем кто-нибудь заметит разницу в инициалах.

Джинни обдумывала все возможные варианты. Ладанку могла найти Варда. Или Мария, убирая, увидела поломанную вещь и просто-напросто решила отдать ее в починку.

«Но в любом случае, — думала Джинни, — они должны были сказать мне о ладанке».

Ей было очень не по себе в тот вечер. За обедом ее несколько раз тянуло заговорить о вещице, но она вовремя замолкала.

— Как вы себя чувствуете? — спросила ее позже Беатрис Лэнгдон. — Вы словно не в своей тарелке.

— О, ничего особенного, — заверила ее Джинни. — Я очень долго читала днем, и, мне кажется, поэтому у меня слегка разболелась голова.

Сразу после обеда Джинни извинилась и ушла в свою комнату. Будто в ожидании, что свершится чудо; она подошла прямо к комоду и вытащили ящик, в котором раньше лежала ладанка.

И чудо свершилось. Ладанка действительно лежала на прежнем месте, завернутая в тот же носовой платок, в самом дальнем углу. Посмотрев на нее, Джинни подошла к окну, выходившему на океан, открыла створки и забросила ладанку как можно дальше, чтобы она упала не на камни внизу, а прямо в воду.

«Что толку запирать стойло, если лошадь увели», — подумала Джинни, закрывая окно.

Глава восьмая

Джинни совсем забыла о предложении Рэя поохотиться. Эту тему снова поднял Пол.

— Мой брат говорит, — начал он как-то вечером, обращаясь к Джинни, — что вам будет интересно поохотиться с нами на дикого кабана.

Джинни кивнула.

— Да, — согласилась она, — мне кажется, это будет захватывающее зрелище.

— Вы уже охотились раньше?

— Нет, но я хорошо чувствую себя в седле, — не без гордости призналась Джинни. — И потом, я все равно буду просто наблюдать со стороны.

— Наблюдать со стороны во время охоты на вепря не всегда удается, — проговорил Пол с улыбкой. — Впрочем, если наша матушка согласится поехать с нами, чтобы за вами присматривать, охота будет для вас действительно восхитительным приключением. Так как, мама?

Беатрис Лэнгдон выказала такой горячий интерес, будто она была лет на двадцать моложе.

— О, с огромным удовольствием, — ответила она и повернулась к Джинни с горящими глазами. — Раньше мы часто охотились, — заговорила она со страстью истинного охотника. — Охота в этих местах самая лучшая после Балкан.

Джинни были удивлена. Ей и в голову не приходило, что эта холодная и по-королевски сдержанная женщина, коротавшая тихие вечера за вышиванием, может интересоваться столь рискованными забавами.

— А вы, — заговорила Джинни, снова обращаясь к Полу. — Разве вы не едете с нами?

Короткое «нет» было готово сорваться с его губ, но он почему-то задумался. Снова на его губах обозначилась тонкая улыбка, серебристый отблеск глаз наполнился огнем.

— Вы хотели бы, чтобы я сопровождал вас, мисс Бэрк?

У Джинни было такое чувство, будто Пол дразнит ее. Она подумала вдруг, что ему должны быть давно понятны те чувства, которые Джинни держала глубоко в душе. Ее щеки вспыхнули, но она не отвела глаз от взгляда Пола Лэнгдона.

— Да, — сказала она, глядя на него, — я бы очень этого хотела. И в этот момент Джинни впервые услышала его смех. Это был звонкий, заразительный смех, от которого сердце сильнее забилось у нее в груди. Картинным жестом Пол поднял бокал и выпил до дна.

— Тогда я еду. Отправимся завтра утром. Рэй, проследи, чтобы Франц приготовил лошадей к рассвету.

— Твоя дочь тоже хотела поехать, — сказал Рэй. Пол снова посуровел.

— Об этом не может быть и речи, — сказал он, вновь наполняя бокалы.

Всеобщее возбуждение сразу погасло, комната погрузилась в тишину.

Но Джинни все же продолжила разговор. Ее сердце бешено колотилось от мысли, что может снова вызвать гаев Пола, но она сказала:

— Мне бы хотелось, чтобы вы изменили свое решение. Я имею в виду Варду. Она может ехать со мной, и я жизнь свою положу, чтобы ее защитить, случись что-нибудь непредвиденное. У бедняжки так мало развлечений.

— Она права, — поддержала миссис Лэнгдон. Тут в разговор вступил и Рэй.

— И вообще! Я считаю преступлением допускать, чтобы кто-нибудь из семейства Лэнгдонов воспитывался без участия в охоте.

Пол, казалось, не замечал этих реплик. Все это время он продолжал пристально изучать Джинни. Наконец он сказал ей:

— Ну что ж, возможно, вы правы. Но вам вовсе не нужно брать ее с собой на лошадь. Не так уж плохо я воспитывал свою дочь, мисс Бэрк. Она прекрасно держится в седле сама.

Перед самым рассветом Джинни разбудила Мария. Прежде, чем она успела допить свой кофе, к ней в комнату пришла Беатрис Лэнгдон. Джинни стало неловко от того, что она была еще в постели, тогда как пожилая женщина уже переоделась и явно ждала ее.

В то утро возбуждение в предвкушении охоты несколько нарушило обычную сдержанность Беатрис Лэнгдон, и она заговорила с Джинни не как с работницей, а как с напарницей, равной себе.

— Я принесла вам накидку, — сказала она, протягивая ей свой подарок. — Вы найдете ее несравненно более удобной, чем ваш обычный плащ.

Накидка была, к тому же, несравненно более элегантной, — подумала про себя Джинни. Длинное, до самых пят, кожаное капэ, подбитое мехом, с высоким воротником и золотой цепочкой, соединявшейся на шее, чтобы одежда легко откидывалась назад и не мешала охотнику.

Да, это была настоящая охотничья накидка, и, надев ее, Джинни ощутила, как в ней просыпается дух приключений. Она хотела было одеть брюки, но накидка не позволяла сделать это. Джинни вдруг поняла — и, слава богу, вовремя, — что женщины в доме Лэнгдонов брюк не носили.

Когда Джинни спустилась к остальным, на ней была простая белая блузка и широкая плотная трикотажная юбка. Изящная и теплая, она не стесняла движений и хорошо защищала от утренней сырости. Рэй Лэнгдон даже присвистнул, когда увидел Джинни. Пол ничего не сказал, но Джинни показалось, что в глазах его мелькнуло одобрение.

Небольшая задержка все же произошла из-за обуви. Хотя Джинни постаралась надеть самые подходящие туфли, какие позволял ее ограниченный гардероб, пришлось послать Марию, чтобы она подыскала что-нибудь более подходящее.

Когда же они наконец вышли на холодный утренний воздух, у Джинни на ногах были элегантные, хотя и жестковатые шнурованные ботинки, доходившие ей почти до колен.

— Почва здесь болотистая, — объяснила Беатрис Лэнгдон. — Если вы поедете в таких туфельках, к концу охоты ваши ноги превратятся в кровавое месиво.

Только теперь Джинни увидела лошадей, хотя знала, что семья имеет конюшню недалеко от дома, и за ней следил Франц. Это были великолепные животные. Рэй сел на норовистого вороного коня, для Беатрис подвели каурую, а для Джинни — пегую лошадку, выбранную, как подозревала Джинни, за свой мирный нрав. Варду посадили на шотландского пони.

Самым красивым был конь, на которого вскочил Пол. Животное было серебристой масти. Не белой, не серой, а именно серебристой, будто его специально подбирали под цвет светящихся глаз хозяина.

Джинни чувствовала на себе осторожные взгляды всего семейства, но была уверена, что не потеряла навык, и, взобравшись на лошадь, привычно опустилась в седло.

Когда они выехали из внутреннего дворика, к ним присоединился Франц. Пол поскакал вперед, и все двинулись за ним.

Поначалу Джинни держалась поближе к Варде и не спускала с нее глаз, но озабоченность скоро прошла. Пол был прав: его дочь прекрасно держалась в седле. Каждый сантиметр ее тела, каждая складочка одежды выдавали в ней прирожденную наездницу.

Варда скакала на пони, как бы слившись с ним воедино. Джинни почувствовала за девочку такую гордость, будто это была ее собственная дочь, а не племянница.

Пол уверенно скакал по следу, который Джинни не могла даже разглядеть. Земля полого уходила вниз. Утреннее солнце играло в капельках ночного тумана. Щеки Джинни заиндевели от холода, от дыхания шел пар. Она была благодарна судьбе за теплую тяжелую накидку, укрывавшую ее.

Вскоре они въехали в низину. «Летом здесь будет почти болото», — думала Джинни. Даже сейчас весенняя трава была очень высокой и густой, от чего кони двигались медленно. «Хоть этот остров и мал, — подумала Джинни, — а все равно потребуется целый день, чтобы объехать его целиком».

Беатрис Лэнгдон все время скакала впереди, рядом с сыновьями, но вдруг натянула поводья и, поравнявшись с Джинни, сказала:

— Охота на вепря имеет очень жесткие правила. Благодаря им это самый волнующий и самый опасный вид охоты.

— Никогда не думала, что охота на кабана может быть опасной, — отвечала Джинни. — На картинках она выглядит вполне безобидно.

Беатрис Лэнгдон засмеялась.

— Забудьте об этом и думать, моя дорогая, а то не досчитаетесь пары ребер. Они ужасно быстры. И, в отличие от других быстроногих животных — агрессивны. Их клыки остры, как бритва. Однажды я видела, как вепрь отрезал человеку ногу одним движением, а издалека казалось, будто он просто мотнул мордой. Такие клыки прорвут ваши башмачки, как бумагу.

Джинни внимательно оглядела всадников.

— Но ни у кого нет ружья, — сказала она, впервые обратив на это внимание. Все трое мужчин имели длинные пики, а у Пола на поясе висел охотничий нож.

Беатрис снова засмеялась.

— Так и охотятся. Точно как в средние века. Когда охотник выходит на кабана (а на одного зверя идет только один человек), он может лишь раз ударить пикой. Убить вепря таким способом практически невозможно. Очень трудно хотя бы просто тяжело ранить его. Разве что охотник владеет пикой, как бог. Всего один удар, и после этого охотник должен спешиться и идти на зверя с ножом. Рана может только разъярить вепря, и нужно быть очень мужественным человеком, чтобы выйти на такое чудовище в одиночку.

Она поглядела в испуганное лицо Джинни и, дав волю своим чувствам, громко расхохоталась, потом вдруг пришпорила лошадь и быстро ускакала вперед.

Подгоняя своего коня, Рэй помчался вдогонку за матерью.

Джинни смотрела на яростную скачку матери и сына, силуэты которых отчетливо выделялись на фоне утреннего неба. Пол не стал догонять их, а продолжал настойчиво идти по следу. Маленькая Варда смотрела на эту пару, и в горящих глазах девочки Джинни читала страстное желание присоединиться к их бешеной скачке. Джинни посмотрела ей в глаза и строго покачала головой. Варда повиновалась.

Они остановились, когда утро было в самом разгаре. До сих пор не встретился ни один кабан, но от этого, казалось, никто не был разочарован, и Джинни подумала, что они, наверное, все еще идут по следу.

Пол снял с седла кожаную флягу с вином, высоко поднял ее над головой и, стоя против ветра, стал пить вино, сжимая мех на испанский манер. Вино лилось тонкой струей прямо ему в рот. Рэй пил точно так же.

Джинни последовала примеру Беатрис, которая выпила вино из серебряного кубка, который подал Пол. Вино было молодым, но крепким. Оно прогоняло холод, согревало тело, и, когда они снова сели на лошадей, Джинни почувствовала, как ее наполняет веселье.

Наконец они выследили кабана. Он выскочил из высокой травы недалеко от них. Джинни придержала свою лошадь и позвала Варду негромким, но повелительным голосом.

Пол, все еще скакавший впереди, махнул Рэю рукой, и тот, пришпорив коня, оторвался от остальных и поскакал на кабана.

Кабан оказался крупнее, чем казался на картинках. Он был высокий и черный, с головой, казавшейся непропорционально большой по отношению к телу. Глаза его сверкали, клыки были угрожающе подняты вверх. В отличие от того, что повествовали охотничьи рассказы, он не обратился в бегство.

Зверь кинулся на всадника. Рэй отвел коня чуть вправо и, низко наклонившись с седла, вонзил пику в кабана, туша которого пронеслась в нескольких сантиметрах от его руки. Древко сломалось пополам, а наконечник глубоко засел в хребте животного. У Беатрис вырвался возглас — удар был очень удачным.

Зверь споткнулся, но тут же снова вскочил на ноги. Но и Рэй так же быстро соскочил с коня и кинулся вправо. Неожиданно его нога зацепилась за что-то в густой траве, он потерял равновесие и упал.

Кабан атаковал немедленно. Джинни зажала рот ладонью, чтобы не закричать. У нее мелькнула одна мысль: почему Пол даже не пошевелился, чтобы помочь брату. Но конечно же, подумала она, правила охоты не позволяли сделать этого.

Рэй откатился в сторону, а рука его с зажатым в ней ножом описала в воздухе замысловатую петлю, подбросив вверх клыки, чуть наверх и тут же под горло кабану.

Джинни увидела, как на траву хлестнуло что-то красное. Зверь пробежал еще несколько ярдов, потом споткнулся, ткнулся мордой в густой кустарник и упал. Копыта отчаянно рыли землю, он хрипел, но Джинни уже поняла, что с ним все кончено. Рэй поднялся на ноги, подошел к тому месту, где еще бился кабан и последним ударом докончил дело.

— Браво, — вскричала Беатрис, захлопав в ладоши. Почуяв запах крови, лошадь Джинни захрапела и нервно прянула. Франц двинулся к кабану, чтобы обработать тушу. Рэй снова вскочил в седло. Он глянул на Джинни, ища одобрения в ее взгляде. Джинни рассмеялась и одарила его лучезарной улыбкой.

— Вот это здорово, правда? — закричала Варда. Ее лицо все пылало.

— Здорово! — крикнула ей в ответ Джинни.

Кабана для Пола — теперь была его очередь — они увидели, когда тот был на большем расстоянии от всадников, чем первый.

Почти сразу зверь смог определить, кто из всадников направляется к нему, чтобы атаковать. Пика Пола была поднята, он ждал, что кабан сам побежит на него, и приготовился нанести Удар.

Кабан внезапно развернулся, нацелившись на женщин, бывших в стороне и чуть дальше. Он шел по прямой точно на Варду.

Джинни, несмотря на свои клятвы, только и смогла, что закричать, а пони под девочкой начал пятиться.

У Пола не было времени догонять. Он изо всех сил бросил пику. Она прошлась по боку кабана, слегка оцарапав шкуру, и упала в траву, но этого было достаточно, чтобы зверь снова изменил направление. Он повернулся и побежал в густой подлесок, с громким треском ломая кусты.

В одно мгновение Пол соскочил с коня и побежал к зарослям.

— Он не может пойти на это, — в ужасе проговорила Джинни.

— Кабан только чуть ранен.

— Да, но он должен, — ответила с побелевшим лицом Беатрис.

— Это дело чести. Оставайтесь здесь с Вардой.

Беатрис, а за ней Рэй верхом поскакали за Полом. Через минуту они скрылись в чащобе, хотя Джинни могла все еще различать их голоса.

Она решила, что подобные игры для нее слишком азартны, соскочила с лошади и с удовольствием размяла ноги.

— Папа сказал, что мы не должны без него слезать с лошадей, — сказала Варда, подъехавшая к ней.

— Думаю, ты права...

Не успела Джинни произнести эти слова, как вдруг услышала гул, напоминающий отдаленную грозу. Высокая трава разошлась в стороны, будто ее подкосили, и взору Джинни предстал кабан с обезумевшими глазами и задранными вверх клыками.

Он остановился и смотрел на Джинни не дальше, чем метров с восьми. Она отпустила повод, и ее пегая испуганно шарахнулась в сторону. Почти в ту же секунду кабан захрапел и бросился на Джинни.

Глава девятая

Все, должно быть, было кончено за несколько секунд, хотя для Джинни они показались вечностью. Происходящее плыло перед ней как в замедленной съемке.

Она была беззащитна перед нападавшим зверем. И все же ей хватило времени осознать это, как и то, что ей ни за что не убежать от кабана, если он кинется второй раз.

Краем глаза она заметила, как из зарослей выбежал Пол. Лицо его было перекошено от ужаса.

Джинни успела заметить и Рэя, на всем скаку мчавшегося к ней наперерез кабану.

Все это время она слышала, как до предела напрягая свои детские силы, кричит Варда.

Джинни отпрыгнула в сторону в самый последний момент, пытаясь, как могла, повторить прыжок Рэя. И, скорее услышала, чем почувствовала, как что-то рвет ей кожу на ботинках и на ноге. Джинни поняла, что острые, как бритва, клыки кабана все-таки достали ее.

Небо и трава по очереди сменяли друг друга, пока она катилась по земле.

Джинни лежала, уткнувшись лицом в траву, и тихо плакала, зная, что через секунду кабан настигнет ее, и она не сможет уйти от его клыков.

Что-то вдруг коснулось ее ладони. Но не жесткими клыками. Это был подоспевший к ней Рэй. Он перевернул Джинни и заглянул в ее посеревшее лицо. Через несколько мгновений над ней склонилась Беатрис.

— Пол, — слабым голосом позвала Джинни, высвобождаясь из объятий Рэя.

Он уже спешил к ней, а за ним на траве виднелась черная туша кабана.

Рука Пола сильно кровоточила, и кровь капала прямо на траву. Очевидно, он убил зверя наповал, вложив все силы в единственный решающий удар. Когда Джинни увидела глаза Пола, она поняла, почему он пошел на такой риск.

Он склонился над ней и поднял, прижимая к себе здоровой рукой. Джинни приникла к нему и заплакала, уткнувшись в его плечо. Они оба молчали, да им и не было необходимости говорить.

Джинни наконец вспомнила, что у Пола ранена рука, что они на охоте, и что все остальные смотрят на них. Она всхлипнула и, вытерев слезы, отстранилась от него.

Только когда Пол посмотрел на ногу Джинни, она вспомнила, что и сама ранена. Один из ботинков был распорот от щиколотки до колена и весь залит кровью.

Джинни слабо улыбнулась Рэю.

— Боюсь, мне придется еще немного поучиться у вас, пока не смогу так же уворачиваться от удара, — сказала она.

Рэй с облегчением рассмеялся и сказал:

— Вы были просто великолепны!

— Прирожденная охотница! — поддержала Беатрис Лэнгдон, внимательно осматривая рану. В ее голосе чувствовалось волнение и неподдельное уважение.

— Я бы не смог ничего сделать, если в вы испугались и не прыгнули, — сказал Пол. — Я бы попросту не успел добежать.

— Я думаю, мы можем считать этого кабана наполовину моим, — сказала Джинни.

Все рассмеялись, чувствуя, как напряжение дня постепенно спадает. Однако, боль в ноге давала о себе знать все настойчивей.

Беатрис отошла к Варде, которая все еще не оправилась от страха и плакала, сидя на пони и натягивая поводья.

Скоро появился Франц и привел за собой убежавшую лошадь Джинни. Рэй с волнением в голосе пересказал ему все, что произошло.

Пришла пора перевязать раны. Пола и Джинни. Франц каждый раз брал на охоту бинты как обязательную часть снаряжения. Рана Пола была глубже и серьезней.

У Джинни на ноге был длинный поверхностный порез. Она даже смогла забраться на лошадь, правда, не без помощи Рэя.

Конечно, охота была на этом окончена. Франц притащил лежавшие неподалеку салазки, на которых уже лежала туша первого кабана. Сюда же взгромоздили и вторую. Вскоре все отправились в обратный путь. На этот раз впереди скакал Рэй.

Джинни была разочарована, когда на обед не подали кабана.

— Прошу прощения, — сказал Рэй. — Мясо должно «остыть», прежде чем из него начнут что-нибудь готовить. Зато через несколько дней, когда оно отлежится, я обещаю вам королевское угощение.

Тот день выдался очень тяжелым. Варда оставалась перевозбужденной все время, поэтому о занятиях не могло быть и речи, и Джинни решила сделать для девочки выходной.

Беатрис и Рэй пребывали в настроении, сродни праздничному, они непрестанно смеялись и говорили без умолку.

Только Пол казался выбитым из колеи. Казалось, он сокрушался из-за недавнего проявления своих чувств и по дороге домой не проронил ни слова. Таким же молчаливым и угрюмым он оставался весь день. За столом он прятал глаза, стараясь не смотреть на Джинни, и оставался безучастным к шумным разговорам.

С одной стороны, Джинни была рада этому. Она явно не собиралась делать свои чувства достоянием других, и теперь ей было несколько неловко от того, что она не смогла сдержаться. Более того, ее отношение к Полу оставалось двойственным. Ей становилось все труднее придерживаться первоначальной цели своего приезда на Пэрлью.

Озабоченность судьбой Сьюзан отодвигалась на второй план, уступая место новым заботам и тревогам.

И все же, удалившись под вечер в свою комнату, Джинни не могла не почувствовать некоторой растерянности. Воспоминание о том моменте, когда она оказалась в объятиях Пола и почувствовала, как он испугался за ее жизнь, постоянно преследовал ее. Как хорошо было бы верить, что он любит её, но Джинни прекрасно знала этот тип мужчин. Забота вовсе не означала любовь. Когда такой человек любит, его любовь превращается во всепоглощающее пламя. Нужно быть готовым принять такую любовь. С таким человеком, как Пол, альтернативы быть не могло. Такие люди не приемлют компромиссов. Но Джинни еще не была готова к этому. В ее душе оставалось столько сомнений! Столько вопросов оставалось без ответа...

Уставшая от событий дня, Джинни заснула, как убитая. Но сон ее был тяжелым.

Она и Сьюзан, обе совсем еще маленькие, такие счастливые и беззаботные... Внезапно появляется Макс, он холодно смотрит на Джинни, потом вдруг берет Сьюзан за руку и уводит. Сьюзан печально улыбается и уходит, а Джинни зовет ее... зовет их, но они уходят, и Джинни бросается догонять, но они бегут все быстрее и быстрее и наконец теряются в холодном мокром тумане. Внезапно наступает ночь. Джинни продрогла, она одна...

Вдруг она снова увидела их. Макс и Сьюзан стоят на каменистом обрывистом берегу. Джинни бежит к ним, зовет их. На этот раз они не убегают, но когда Джинни приближается, она видит, что это не Макс.

Пол Лэнгдон стоит и, сардонически улыбаясь, смотрит на нее.

Сьюзан вдруг начинает смеяться, Джинни поворачивается к ней. Это не Сьюзан. Это смеется маленькая Варда, а рядом стоят Беатрис и Рэй и то же смеются, глядя на нее.

— Мне холодно, — говорит им Джинни, прижимая руки к груди и пытаясь хоть как-то согреться. Она идет к ним по кромке обрыва. Пол приблизился к ней. Она с радостью падает в его объятья, возвращая поцелуй.

Его губы были холодны, как лед. Казалось, целуя, он своими губами высасывал из Джинни все силы. Будто кровь, наполнявшая тело жизнью, уходит из нее...

— Не надо, не надо... — пыталась противиться Джинни, но чьи-то руки сжимали ее, прижимали к кровати, и ее окутывала непроглядная бархатная темень.

Джинни проснулась и рывком села на кровати. Воздух в комнате был холодным, как лед.

Она забыла подложить угля в камин. Но нет... Было что-то еще. Окна в комнате были распахнуты настежь, и в них заползал молочный туман, клочьями поднимавшийся от океана.

Медленно, покачиваясь от слабости и головокружения, она встала с постели. Ее нога была вся в крови, просочившейся через повязку, и боль была гораздо сильнее, чем раньше. Джинни тряхнула головой, стараясь прогнать все еще цепко державший ее сон. Пошатываясь, она подошла к окнам.

Ветер задул занавеску, и та легко затянулась вокруг шеи. Джинни раздраженно откинула ее в сторону и шагнула вперед.

Внезапное осознание того, что она делает, пришло в тот момент, когда старые деревянные доски уже прогнулись под ногой. Одной ногой Джинни была на балконе, другой все еще стояла в комнате.

Она осторожно, но быстро отступила назад, чувствуя, как холодок ужаса пробежал по спине. Стоило Джинни всей ногой ступить на балкон, она бы уже летела вниз на камни, оступившись так же, как и Сьюзан. Она представила на миг картину своего падения.

С колотящимся от ужаса сердцем Джинни захлопнула окна, доходившие до самого пола.

«Но ведь они были закрыты...», — думала Джинни. Она всегда проверяла окна перед сном. И сегодня ночью тоже...

«А может быть, забыла...»

Джинни так устала под вечер, и ее так клонило ко сну. Может, она просто не обратила внимания? Она покачала головой, — ей все равно не вспомнить, как было в действительности. Но конечно же! Она наверняка забыла, раз теперь они оказались открыты: ведь открыться сами собой окна не могли...

Разве что...

Джинни начала внимательно рассматривать окна, как будто они могли дать ей ответ, который подсознательно сидел в голове.

От шороха, донесшегося со стороны холла, Джинни подпрыгнула. Она судорожно зажала рот, чтобы не закричать. Из коридора, примыкавшего к холлу, слышался приглушенный звук мягких шагов.

Шаги затихли прямо у ее двери.

Онемев от ужаса, Джинни посмотрела на дверную ручку. В бледном свете луны, проникавшем сквозь полупрозрачные шторы, она увидела, как ручка медленно повернулась. Раздался тихий скрип, и дверь отворилась.

Пол Лэнгдон сначала бросил взгляд на кровать, потом, приподняв над головой лампу, посмотрел на Джинни. Их глаза встретились, и Джинни вздрогнула. Взгляд Пола не предвещал ничего хорошего.

— Вы выходили из своей комнаты? — спросил он угрожающим тоном.

— Нет, — ответила Джинни и покачала головой. Она проговорила это так испуганно, что даже сама заметила это.

— У Варды была открыта дверь.

Джинни не нашла, что сказать в ответ. Она снова покачала головой.

— Мне снился какой-то кошмар, — сказала она, думая, что нужно как-то объяснить Полу, почему она не в постели.

— С вами все в порядке?

— Да, да, спасибо. Только вот... У меня потух камин. Я как раз собиралась заново разжечь его.

Пол опирался рукой о косяк двери. Он молча отнял руку и посмотрел на свои пальцы. Джинни заметила, что они вымазаны чем-то красным. Пол поднес лампу поближе, и она увидела такие же пятна, оставшиеся на косяке.

Джинни посмотрела на свою ногу. Ее рана опять начала кровоточить, пропитывая повязку. На руках Джинни тоже была кровь.

Пол наконец вошел в комнату и мягко притворил за собой дверь. Подойдя к Джинни, он сказал:

— Сядьте сюда.

Он подвел ее к стулу, стоявшему напротив камина, подошел к кровати и снял одеяло, чтобы она смогла укрыться, а затем быстро и умело сложил дрова и разжег огонь.

Когда пламя разгорелось, Пол выпрямился и сказал:

— Сидите здесь и ждите меня. Я принесу вам бинт, чтобы сменить повязку.

Не дожидаясь ответа, он бесшумно вышел из комнаты.

Через несколько минут он вернулся, принеся с собой воду и бинты. Став на колени, Пол снял с ноги Джинни старую повязку и бросил ее в огонь, затем вымыл и умело перевязал рану. Его прикосновения были удивительно осторожными и нежными. Они оба не проронили ни слова.

Когда Пол закончил перевязывать, он снова встал.

— Вы себя нормально чувствуете? — спросил он.

Джинни хотела сказать, что ей страшно. Она позволила себе помечтать о том, чтобы расслабиться, прильнув к нему, согревшись о его плечо. Но внезапно поняла, что не может сделать это. Как она могла сказать ему, что ее одолел страх, если Пол Лэнгдон сам был для нее воплощением этого страха.

— Да, — коротко сказала она, боясь поднять на него глаза.

— Тогда спокойной ночи, — сказал Пол. Или он не заметил перемены в настроении Джинни, или предпочел сделать вид, что ничего не видит. Так или иначе, он вышел из комнаты, не сказав больше ни слова.

Джинни снова легла в постели, спрашивая себя, что заставило Пола зайти к ней в комнату. То ли потому, что он подумал, будто это она оставила незапертой дверь в комнату Варды, то ли волновался за нее и хотел убедиться, что все в порядке.

Через несколько минут Джинни снова выскользнула из-под одеяла и прошла через всю комнату, чтобы закрыть дверь на засов.

Глава десятая

Был один из тех дней, когда в воздухе впервые начинает пахнуть весной. Волны казались слишком голубыми для Атлантического океана, а солнце, блестевшее рябью на воде, слепило глаза.

— Осторожнее, — сказал Рэй. Он протянул руку, чтобы помочь Джинни забраться на катер. Несмотря на неделю интенсивного лечения, нога у нее все еще болела. Неуверенной походкой Джинни прошла к сиденьям, и через минуту они отчалили.

Когда катер отошел от острова на достаточное расстояние, Джинни вдруг почувствовала, насколько чужим стал для нее старый мир. Она прожила на острове почти три недели. В каком-то смысле время пролетело очень быстро. Но, с другой стороны, она чувствовала на Пэрлью себя так, будто жила здесь веками.

Та другая, старая жизнь казалась ей теперь чужой. Она представила себе на минуту, как должны выглядеть в такой день нью-йоркские улицы, но в памяти всплывали только потоки машин, сирены, гудки и повсюду толпы людей.

Как будто догадываясь, о чем она думает, Рэй сказал:

— Вам, должно быть, очень не хватает городской суеты и шума?

— Странно, но я не очень-то скучаю по городу, — сказала Джинни. — Только подумать, еще месяц назад я была в «Шерри»...

Рэй удивленно вскинул брови.

— Вы шикарно проводите время, если учесть, что сами зарабатываете себе на жизнь.

Джинни сразу поняла свою ошибку и принялась придумывать объяснения.

— Мне нравится побаловать себя время от времени, — сказала она и, не давая Рэю вставить хоть слово, продолжала:

— А я считала, что, уж кто любит яркие огни и городской шум, так это вы. Я была уверена, что вам до смерти надоело сидеть на острове.

Рэй пожал плечами.

— Иногда мне действительно это до смерти надоедает. Раньше, когда с деньгами было получше, я ездил в какой-нибудь большой город примерно раз в две недели. Я и сейчас мог бы себе это позволить и отправиться на яхте. Просто мне в последнее время все больше и больше нравится проводить время на острове, — Рэй подмигнул Джинни, чтобы его комплимент был истолкован верно.

Она улыбнулась ему в ответ, прекрасно понимая, что его заигрывания были совершенно не серьезны. Ей было приятно видеть на острове этого молодого и веселого человека. Его присутствие, казалось, немного рассеивает мрачную атмосферу дома.

Последние несколько дней, правда, были не совсем обычными. Беатрис Лэнгдон казалась дружелюбной и жизнерадостной. Варда была просто лапушкой, а ее успехи в учебе просто поражали. Девочка училась всему настолько легко и быстро, что Джинни стала опасаться, что может скоро остаться без работы.

Только Пол оставался таинственным и загадочным. Джинни казалось, будто он следит за каждым ее шагом, но решить, считать ли себя оскорбленной столь пристальным вниманием или, наоборот, радоваться этому, она до сих пор не могла.

Отношения между отцом и дочерью казались ей особенно странными. Он истинно любил свою дочь, в этом Джинни была уверена.

Варда была тоже предана отцу, хотя все в ее поведении и разговорах указывало на то, что детская натура восставала против тех особых рамок, которыми было ограничено ее существование на острове. Хотя Варда была очень похожа на Сьюзан, она была самой, что ни на есть папиной дочкой.

Джинни было нетрудно представить, как девочка вырастет полноправным членом семейства Лэнгдонов и будет распоряжаться на Пэрлью с вполне предсказуемым пренебрежением к остальным смертным, которое, кажется, у Лэнгдонов передавалось из поколения в поколение.

— А вот и берег, — сказал Рэй.

Вдалеке Джинни смогла различить полоску земли, а когда катер приблизился к материку еще немного, она разглядела и маленькие домишки, прилепленные друг к другу.

В солнечный день Грэндиз Дэндинг показался ей более чистым и гостеприимным, чем в первый раз.

На пристани было несколько человек, и Джинни почувствовала, что все они смотрят на нее и на Рэя. Она подождала, пока Рэй выберется на причал и поможет ей.

— А чем же вы собираетесь заняться? — спросила она. Сама Джинни еще раньше объявила, что ей необходимо сделать некоторые покупки. На самом деле она собиралась сделать кое-что еще, но предпочла не говорить об этом Лэнгдонам.

— О! У меня полно своих дел! — воскликнул Рэй и посмотрел на часы. — Сейчас ровно час дня. Предлагаю встретиться в четыре здесь же, тогда мы успеем вернуться на остров до заката.

— Прекрасно, я успею как раз к этому времени, — сказала Джинни.

Как только Рэй ушел по своим делам, Джинни первым делом решила позвонить. Она нашла общественный телефон на станции техобслуживания лодок.

В справочнике значился только один «Доктор Медицины» на весь город — некто Доктор Моррис. На месте его не оказалась, но женщина, поднявшая трубку, записала Джинни на прием на половину четвертого.

Следующим пунктом был кафетерий, куда Джинни заходила первый раз. Здесь ей тоже повезло. Та же официантка скучала за прилавком, зато посетителей сегодня не было совсем, за исключением краснощекой леди, да и та как раз собиралась уходить.

Джинни заказала чашку кофе и подождала, пока за краснощекой леди закроется дверь, потом заговорила с официанткой:

— Я хочу еще раз поблагодарить вас за то, что вы помогли мне, когда я заходила к вам прошлый раз.

Официантка улыбнулась неуверенно, потом, видимо, вспомнила:

— Вы та девушка, что хотела переправиться на Пэрлью, не правда ли?

— Точно. И благодаря вам я туда добралась.

Официантка отошла к стойке, к самому краю, и стала собирать грязные ложки и посуду. Наконец она закончила и налила себе чашку кофе. Все это время Джинни терпеливо ожидала. Она была уверена, что природное любопытство возьмет верх, и не ошиблась.

— Вы все это время были на острове? — наконец спросила официантка.

Джинни улыбнулась.

— Ну да. Там так мило.

— Ммм-мм...

Официантка продолжала пить кофе, разглядывая обломанные ногти.

— Ну, а теперь куда собираетесь? Наверняка в Нью-Йорк? Джинни изобразила на лице удивление.

— Да нет, снова на остров. Я же там работаю.

— Да ну? — при этих словах официантка успешно обломала еще один ноготь и тут же принялась подравнивать его зубами.

Джинни рассмеялась:

— Уж и не знаю почему, но я боялась туда ехать. Мне казалось, что там все будет таким мрачным... А когда все здешние мужчины отказались везти меня туда, тут я уж вообразила себе вообще невесть что. Послушайте, — Джинни поглядела на официантку. — Почему тогда они не захотели меня везти, а?

Женщина испуганно посмотрела на дверь, как человек, выбалтывающий чужие секреты и боящийся быть пойманным на месте преступления.

— Ну, я не знаю... — начала она, — просто местных рыбаков там не очень-то привечают.

— Но одна местная девушка все-таки там работает. Она приезжает на остров раза два в неделю и помогает вести хозяйство, — Джинни решила не сдаваться.

— Я знаю. Ее зовут Джой Энн Визерз. Что ж, ей не приходится выбирать. Их семье очень нужны деньги, иначе она бы ни за что не пошла. Уж я-то знаю. Да и никто другой не стал бы работать у них.

Джинни как-то сразу вдруг посерьезнела.

— Я надеюсь, вы не станете рассказывать мне, что там творится что-нибудь неладное, — сказала она.

Женщина пожала плечами и сказала:

— Да нет, не стану. Я вообще-то не из тех, кто сплетни распускает...

— Я знаю, — Джинни сделала ударение на последнем слове. Она развернулась на стуле и заглянула в лицо официантке. — Но вдруг я в опасности, а мне ничего не известно.

Официантка сурово посмотрела на нее и, поставив чашку, перегнулась через стойку:

— Послушайте, — она заговорила очень тихо, — если вам нужен мой совет, то садитесь на автобус и уезжайте прямо сейчас, не откладывая и не возвращаясь на остров ни на минуту. Вот вам мой совет.

— Но почему? Что там на острове такого, чего стоит так бояться?

— Я не знаю, да и никто не знает, — ответила официантка, опережая вопрос Джинни. — Во всяком случае, я не знаю наверняка. Но что-то нечистое там творится, это уж точно. Вы и Джой Энн единственные, кому удалось вернуться оттуда.

Джинни уставилась на официантку, ничего не понимая.

— Вернуться? Вы хотите сказать... Что вы хотите сказать?

— Уж что хотела, то и сказала. — Теперь официантка совсем вышла из-за стойки и, облокотившись на нее, заговорила почти шепотом:

— За все время у них перебывало четыре девушки. Две наши, здешние, а две приезжие. Самая первая, ее звали Лиз Коттер, попросту исчезла, а когда ее родные через несколько недель забеспокоились, что от нее нет письма, они послали письмо хозяевам сами, а те прислали ответ, что, мол, ее на острове нет, и нет уже целый месяц. Они еще написали, что думали, что она уехала домой. Да только тут-то ее никто не видел.

— Может быть, она просто сбежала от родителей, — предположила Джинни.

— Ну только если у нее вдруг крылья выросли и она улетела, — сказала официантка. — Чтобы выбраться с острова, нужна лодка, а на причале или еще где-нибудь ее больше не видели, и из лодки она не выходила.

— А другие? — спросила Джинни. Ее кофе совсем остыл, но ей совсем не хотелось прерывать официантку.

— Еще через некоторое время к ним нанялась работать Мэри Уиттен.

— И она то же не вернулась? Женщина вдруг злобно рассмеялась.

— Можно сказать, вернулась. Ее нашли на камнях. Тело просто вынесло вместе с лодкой милях в пяти ниже по берегу. Все решили, что она пыталась сбежать на этой лодке, да не справилась с ней.

— Какой ужас, — теперь уже совсем всерьез сказала Джинни.

— А другие?

Официантка пожала плечами.

— Они все были нездешние, так что никто толком не знает, что случилось. Но видели, как они отправляются на остров, и ни одна из них не вернулась.

Джинни посмотрела в свою пустую чашку и думала: «Сьюзан то же не удалось уехать с острова. Но это странно. Я же вернулась, и никто не стал мне мешать.»

Джинни нашла в кошельке мелочь и ладонью сдвинула Деньги вдоль стойки. Время шло очень быстро.

— Спасибо, что вы предупредили меня, — сказала она и встала, чтобы уйти.

— Вы что же, решили вернуться туда?

Джинни кивнула:

— Я буду осторожной, — сказала она, но официантка посмотрела на нее с явным сомнением.

Джинни прошлась по магазинам и купила все, что намеревалась. Она сделала это не только потому, что ей действительно нужны были все эти вещи, но еще и потому, что поездка за покупками была главным поводом, чтобы выбраться в город.

К тому времени, как она нагрузилась, предварительно поручив крупные вещи отвезти на катер, было уже почти полчетвертого.

Доктор Моррис оказался маленьким круглым человечком, идеально подходившим на роль Санта Клауса из рождественской сказки. У него было умное и доброе лицо, но, взглянув на него, Джинни сразу поняла, что этого человека будет нелегко обмануть.

Глаза Доктора Морриса скользнули по повязке у Джинни на ноге. Решив, что она пришла к нему именно из-за этого, он тут же предложил осмотреть ногу.

— Я здесь не из-за ноги, — прямо сказала ему Джинни. Она решила сразу перейти к вопросу, который ее беспокоил. — Впрочем, было бы неплохо, если бы вы и на ногу взглянули. Но, если честно, я хотела поговорить с вами.

— Понимаю, — проговорил Доктор Моррис и указал на стул. — Вы все же садитесь сюда, и пока я буду осматривать вашу ногу, мы сможем поговорить.

Джинни села на предложенный стул, а доктор присел на маленькую скамеечку прямо перед ней и начал разматывать бинт.

— Я пришла к вам, чтобы поговорить о другой вашей пациентке, — начала Джинни. — О миссис Лэнгдон. Я имею в виду Сьюзан Лэнгдон. Мне кажется, она должна была лечиться у вас. Руки доктора вдруг прекратили разматывать бинт. Он поднял глаза на Джинни.

— Вы производите впечатление образованной дамы, — сказал доктор. — Я думаю, вы понимаете, что из соображений профессиональной этики я не должен обсуждать с вами историю болезни другого пациента.

— В данном случае обстоятельства позволяют сделать это, — ответила Джинни. — Я сестра миссис Лэнгдон. Если совсем точно — сводная сестра. Сейчас я нахожусь на Пэрлью, хотя... — Джинни запнулась, но, понимая, что ей все равно придется это сказать, продолжила: — Лэнгдоны не знают, кто я такая. Я живу там в качестве гувернантки.

— Понимаю, — снова сказал Доктор Моррис. Его руки снова начали разматывать бинт. Открыв рану, он стал аккуратно ее осматривать. Его руки работали с профессиональным автоматизмом, в то время как голова была явно занята тем, что ему сообщила Джинни.

— Так что же именно вы хотели узнать? — спросил он и тут же добавил, обращаясь к Джинни, уже как к пациентке:

— Потерпите, сейчас будет немного больно.

Когда Доктор начал ощупывать рану, Джинни невольно поморщилась.

— Я хочу знать, от чего умерла моя сестра.

— Здесь недавно уже был один господин, который интересовался тем же вопросом.

— Это Лу Беннер, поверенный нашей семьи. К тому же, это наш большой друг. Я уже говорила с ним.

— Тогда вам должно быть уже известно все, что я рассказал ему, проговорил Доктор Моррис.

— Да, но меня это не убедило. Я хотела услышать это от вас. Доктор вздохнул, встал и подошел к шкафчику, чтобы взять свежий бинт и антисептик.

— Все очень просто. Миссис Лэнгдон умерла от повреждений, полученных при падении на камни. Если вам известно расположение дома, я не думаю, что в этом вопросе для вас будут какие-то тайны.

— Но не может ли быть, что? Доктор отрицательно покачал головой.

— Ни единого шанса, что это не случайность. Понимаете ли, ваша сестра была не совсем здорова.

Джинни собралась возразить ему, но Доктор Моррис поднял руку:

— Здесь то же нет никакой тайны. Скажите, как давно вы в последний раз видели сестру?

Джинни опустила глаза, явно обескураженная вопросом.

— Несколько лет назад, — очень тихо сказала она. — Еще до того, как она вышла замуж за мистера Лэнгдона.

Доктор Моррис, казалось, о чем-то задумался. Джинни подумала в этот момент, что он подыскивает наиболее тактичные слова. Наконец Доктор снова сел и занялся обработкой раны.

— Вряд ли есть необходимость рассказывать вам то, что вы и без меня знаете о своей сестре. Она была очень слабым человеком. Из разговоров с ней я понял, что ее жизнью во многом управлял отец, человек с весьма сильным характером. После его смерти она осталась, так сказать, без жизненного стержня, а потом так же привязалась к Полу Лэнгдону, человеку, в котором она нашла своего рода замену отцу.

Доктор вопросительно посмотрел на Джинни, словно искал подтверждения своим словам. Джинни кивнула. Она уже давно сложила для себя этот нехитрый пасьянс.

— На мой взгляд, — продолжал Доктор Моррис, — это был не самый лучший выбор. Но я могу только догадываться об этом. Мне кажется, что по началу ее супруг был весьма польщен тем, что она нуждается в нем, возможно, даже очарован ее миловидностью. Но со временем он должен был догадаться о сущности того, что ей было нужно от него. Вполне понятно, что он не хотел стать поводырем, и поэтому несколько охладел к супруге. Но как бы там ни было, она была чрезвычайно нервозной женщиной. Одно время у нее проявилось пристрастие к снотворному. Она, должно быть, принимала их с раннего возраста...

Доктор снова посмотрел на Джинни, ища подтверждения своим словам. Она снова кивнула.

— Я не знаю наверняка, но мне кажется это вполне вероятным теперь, когда я вспоминаю, как она себя вела. Она всегда засыпала с трудом. Даже будучи ребенком.

— Ну вот, — сказал доктор, закончив перевязывать ногу. Он отошел к окну и продолжал говорить:

— Все эти препараты сами себя ослабляют, понимаете ли. Организм привыкает к ним, и появляется устойчивость к снотворному. С каждым разом вам требуется все более сильная доза. Я пытался убедить вашу сестру лечь в клинику, где ее лечили методом постепенного отвыкания, но она об этом и слушать не захотела. Мне не оставалось ничего делать, как снова и снова выписывать ей рецепты.

Когда доктор отошел от окна, Джинни вдруг увидела на его лице выражение истинной печали. Она, к своему удивлению, поняла, что он то же несет на себе груз вины за смерть Сьюзан.

— В какой-то мере, — сказал он, — я полагаю, меня то же можно обвинить в этом. Но врач быстро учится сбрасывать с себя такую ответственность, иначе он просто сойдет с ума. Во всяком случае, с вашей сестрой произошел несчастный случай.

Что-то разбудило ее посреди ночи. Никто не знает, что именно. Возможно, просто дурной сон. Она находилась под действием большой дозы снотворного, но поднялась с кровати, подошла к окну, вышла на старый полуразрушенный балкон, он не выдержал, и миссис Лэнгдон разбилась о камни.

— Мистер Веннер говорил, что была еще какая-то царапина, — сказала Джинни, без особой надежды.

— Верно. На горле. Но она была слишком уж маленькой, чтобы вызвать смерть, смею вас заверить. Это такая царапина, которую могла оставить бритва, если вдруг соскочит рука, когда вы ровняете волосы. Насколько мне известно, миссис Лэнгдон ровняла их именно бритвой. Конечно, немного крови она потеряла, но даже не столько, чтобы просто почувствовать себя плохо.

Джинни пришла в голову другая мысль.

— Не могло ли так случиться, что ее ударили, или что она сопротивлялась, а, сбросив ее с балкона, кто-то пытался скрыть царапины или ссадины?

— Возможно, но я ОЧЕНЬ сомневаюсь в этом.

Джинни вздохнула и посмотрела на часы. Было уже почти четыре, а ей нужно было возвращаться на причал, где будет ждать Рэй. Она открыла кошелек, чтобы достать деньги.

— Жаль, что не смог вам ничем помочь, — сказал Доктор Моррис. — Но, как я и говорил с самого начала, в смерти вашей сестры не было ничего таинственного.

— Кроме этой ранки на горле, — вставила Джинни, упрямо отказываясь признать свое полное поражение. — И все-таки я хотела бы подробнее услышать о ней.

Доктор снисходительно улыбнулся, давая понять при этом, что считает ее поведение глупым.

— Могу вас заверить, — заговорил он, — ранка была совершенно безопасной. Разве что, — тут он усмехнулся, показывая, что, шутит, — ваша сестра стала жертвой вампира.

Джинни вдруг вспомнила, что недавно кто-то уже произносил при ней это слово. Только вот кто?.. Она вспомнила.

— Какое странное совпадение, — громко сказала она. — Рассказывая про Лэнгдонов, Лу Беннер уже упоминал эту тему... Что-то, касающееся старой фамильной истории.

Доктор Моррис сурово взглянул на Джинни.

— Я просто пошутил, мисс Денвер, — холодно сказал он. — И я сочту весьма прискорбным, если вы позволите своим фантазиям завести вас так далеко, печальное свидетельство чего я, к сожалению, наблюдаю сейчас. Смерть вашей сестры стала следствием случайного падения с балкона, и я готов поставить на карту свою репутацию врача, что это было именно так.

— Простите, — сказала Джинни смущенно и протянула ему руку. — Конечно же вы правы. Я просто стала слишком впечатлительной. Огромное спасибо вам за помощь. Есть еще одна просьба. Сделайте одолжение, считайте наш разговор, особенно то, что касается моего проживания на Пэрлью и родства с Сьюзан, конфиденциальным.

— Не скажу, что одобряю все это. Но обещаю вам хранить конфиденциальность, — сказал Доктор.

Джинни еще раз поблагодарила его перед тем, как уйти. Уже в дверях ей в голову пришла еще одна мысль. Она повернулась к Доктору Моррису:

— Доктор, если в ту ночь Сьюзан находилась под действием сильной дозы снотворного, значит, должно было произойти что-то невероятное, чтобы разбудить ее, не так ли?

Он пожал плечами.

— Возможно. Если она приняла очень большую дозу — да. Но мы не знаем, сколько таблеток она приняла. Возможно, доза была весьма умеренной, и любой, даже малейший шум или просто дурной сон мог ее разбудить.

— Но, — сказала Джинни, — если она приняла только малую дозу и ее очень легко было разбудить, как же вышло, что она так бессознательно ступила на балкон?

По тому, как доктор нахмурился, она поняла, что этот вопрос никогда не приходил ему в голову. Но Джинни не могла продолжать разговор. Было уже почти четыре.

— До свиданья, Доктор Моррис, — сказала она и вышла.

Джинни ступила на дорожку, окаймленную цветами, прошла вдоль дома и свернула, выйдя на тротуар, где чуть не столкнулась с Рэем Лэнгдоном.

— Ну и ну... — сказал Рэй, который едва успел подхватить Джинни, чтобы она не упала. — А я спешил на причал, думал, вы уже заждались и теперь неистовствуете... — Рэй взглянул на табличку Доктора Морриса, прикрепленную к стене.

— Что вы здесь делаете?

Джинни вспыхнула, чувствуя, что выглядит очень виновато.

— Я просто решила на всякий случай показать ногу врачу. А что ВЫ здесь делаете?

— О, я просто только что закончил свои дела, — произнес Рэй тоном невинным, как и всегда. — Пойдемте на причал вместе. Или вам нужно сделать еще что-нибудь?

— Нет, нет, я как раз все закончила, — сказала Джинни.

Они пошли вместе. Джинни смотрела по сторонам и, словно рассматривая городок, обернулась. Вся улица состояла из жилых домов, за исключением приемной Доктора Морриса. Это была узенькая улочка вдали от центра города, и ничто на ней не могло представлять интерес для Рэя Лэнгдона. В сознание Джинни закралась ужасная мысль, что Рэй оказался здесь потому, что попросту следил за ней.

Глава одиннадцатая

К тому времени, как Джинни и Рэй подошли к причалу, свертки, посланные из магазина, были уже доставлены на катер. Большая часть из них сразу выдавала содержимое: упакованные вещи на вешалках из магазина готовой одежды, где Джинни пополнила свой скудный гардероб, коробочки и кулечки из лавки с игрушками, в которых содержались мелочи, способные на несколько ближайших недель стать радостью для Варды. Но один пакет особенно привлек к себе внимание Рэя. Он заметил его еще с причала.

— Что это такое? Похоже на стол без ножек, — полюбопытствовал Рэй.

— Это зеркало, — в голосе Джинни проскользнули агрессивные нотки, и, почувствовав это, она продолжила более мягко: — Мне трудно обходиться только тем, что есть в моем косметическом наборе, а Мария, сколько я ее ни просила, так и не нашла для меня зеркала побольше.

Рэй искоса посмотрел на Джинни, и ей вдруг показалось, что он почему-то заволновался. Но уже в следующее мгновение его лицо приняло обычное веселое выражение.

— Мне и в голову не приходило, каким это должно быть для вас неудобством, но зато это лишний раз подтверждает мою теорию, что красота, подобная вашей, не нуждается в особенно тщательном уходе.

— Требует все-таки достаточно ухода, чтобы попытаться найти зеркало, — сказала Джинни.

— Позвольте мне сделать вам одно маленькое предложение, — они уже взошли на катер, и Рэй принялся раскладывать свертки по палубе. — Доверьте мне поднять эту штуку наверх в вашу комнату, и я это сделаю так, что ни одна живая душа об этом не догадается.

Рука Джинни, подававшая очередной пакет, застыла в воздухе.

— Рэй, — спросила она несколько взволнованно, — почему во всем доме нет ни единого зеркала?

Джинни не первый раз задавала этот вопрос, но Мария всегда уходила от ответа.

— Это особый фетиш для нашей матушки, — не колеблясь ответил Рэй. — Она считает, что, если не смотреть на себя в зеркало и не наблюдать, таким образом, за процессом собственного старения, то и не состаришься. У меня в комнате, естественно есть зеркало. Да и не только у меня. У Пола, у Варды, у матушки... Я не знаю, почему Мария не предупредила, что в вашей комнате его нет.

Джинни ничего не сказала.

Они наконец перегрузили все коробки и пакеты, и скоро катер отчалил в направлении Пэрлью.

В голове Джинни крутилось множество мыслей. Она мучительно обдумывала каждую из них. Во-первых, Рэй обманул ее, сказав про зеркала. Ему было прекрасно известно, что ни в комнате Беатрис Лэнгдон, ни в комнате Варды зеркал не было и в помине, разве что их куда-нибудь прятали... «Но зачем врать по такому ничтожному поводу?» — думала Джинни. Может быть, зеркала или, точнее, их отсутствие что-нибудь означало?

Джинни снова вспомнила о гибели Сьюзан. Реплика за репликой прокручивала в памяти свой разговор с Доктором Моррисом. Она чувствовала, что осталась какая-то недосказанность. Особенно ее волновал вопрос о таблетках, которые принимала Сьюзан в ту ночь. Уж если она смогла так легко проснуться, значит доза, которую Сьюзан приняла перед сном, была не такой уж большой, как все предполагают. А если это так, то как же Сьюзан могла оказаться на балконе, будучи в здравом уме, если знала, что выходить на него очень опасно?

Что же могло разбудить Сьюзан в ту ночь?

Джинни и сама недавно проснулась посреди ночи, совершенно непонятно отчего, и окна тоже были распахнуты, так что она чудом не разбилась, ступив на балкон.

Не было ли все это подстроено так, что Джинни едва не повторила трагическое падение сестры? А может быть, падение Сьюзан действительно было подстроено?

Но тут в ход рассуждений Джинни всякий раз вмешивался вопрос: кем подстроено, и с какой целью?

Она припомнила свой разговор с официанткой из кафетерия. Что могло произойти с теми девушками, которые приезжали работать на Пэрлью? Может быть, во всех этих сплетнях не последнюю роль играла неприязнь простых людей к выходцам из аристократических семейств, и здесь им представился удобный случай сорвать свою злобу на Лэнгдонах?

В конце концов одна девушка могла просто сбежать от родителей, сделав вид, что нанялась на работу, а вторая могла утонуть по собственной глупости, и Лэнгдоны здесь совершенно ни при чем. Вполне возможно, что и все остальные девушки уезжали с Пэрлью целыми и невредимыми, просто жители Грэндиз Лэндинга не знали об этом.

«Вряд ли, — говорил Джинни внутренний голос. — Жители городка всем своим видом показывали, что относятся к Лэнгдонам очень настороженно».

Мысль, что все это связано с вампирами, показалась ей наивной и нелепой. Доктор Моррис правильно сказал ей сегодня. Она слишком взбудоражила свою фантазию.

Прерывая ее размышления, Рэй спросил:

— Чего это вы так притихли?

— Просто думаю, — ответила Джинни, — Скажите, отчего местные жители не хотят работать на Пэрлью?

— Хо-хо! Значит, местные жители уже успели немного поразвлечь вас мрачными историями про Лэнгдонов? — усмехнулся Рэй. — Ну что ж, любовь моя, выкладывайте, что на этот раз вам наболтали? Они рассказали вам, что мы жарим на огне юных девственниц, а потом пируем, а? Может, рассказали, что я — граф Калиостро, и темные магические силы делают меня бессмертным?

Джинни невольно рассмеялась. Сам того не подозревая, Рэй высмеивал ее собственные мрачные мысли.

— Ничего такого они, конечно, не говорили, но нельзя сказать, чтобы они горели желанием попасть к вам на остров.

Рэй раздраженно взмахнул рукой.

— Мы их особенно и не ждем, — сказал он.

Но Джинни не собиралась так просто сдаваться.

— Но должно быть что-то еще. То, что отпугивает их, — сказала она.

Рэй долго и внимательно смотрел на Джинни.

— Вы ведь разговаривали с Луизой Доналд, — не то сказал, не то спросил он.

— Вполне возможно, хоть я и не знаю, кто это.

— Официантка из маленького кафетерия, — сказал Рэй и улыбнулся в ответ на холодный тон Джинни. — Я попросту находился на противоположной стороне улицы и не мог не заметить, как вы пили с ней кофе и о чем-то разговаривали. А уж я хорошо знаю сказки, которые она любит рассказывать. Вы ведь узнали об исчезновении девушек, не правда ли?

Джинни покраснела.

— Вы правы, — призналась она.

— Что ж, если вам станет от этого легче... — Рэй отвернулся от Джинни, так как должен был развернуть катер — они уже почти приплыли. — Одна девушка из деревушки неподалеку от Грэндиз, действительно, некоторое время работала у нас, а потом сбежала. Мы не могли говорить об этом ее родственникам, но матушка была почти уверена, что у нее был где-то неподалеку дружок. Однажды, это было за день до ее исчезновения, она получила письмо. И матушка, и Франц могут это подтвердить. Вот вам первое таинственное исчезновение. Дальше — больше. Другая девушка, которая пришла к нам работать, утонула, когда каталась на лодке. Я ведь предупреждал вас о том, что у нас очень опасные и внезапные приливы, если помните... Так вот, ее тоже предупреждали, но она, очевидно, решила, что знает обо всем лучше нас. Вот так и случилось, что сразу за исчезновением первой произошел несчастный случай со второй, и это послужило толчком к распространению темных слухов о нашем семействе.

Они, причалили. Рэй выбрался на плиты и прежде, чем позволить Джинни выйти, накрепко привязал катер, затем галантно подал ей руку.

— А как быть еще с двумя?

— Мм-м! — его брови взлетели вверх от изумления, ¦Да вы получили весь пакет секретных сведений о нас! Смею уверить, и здесь нет никакой драмы. Обе попросту уволились и уехали. Мне кажется, им пришлось не по вкусу наше затворническое житье. Многим наше житье не по вкусу, особенно милым юным леди. Меня удивляет, что вы работаете у нас так долго. Интересно, что вас так привлекает на Пэрлью?

— Возможно, ваша всепобеждающая галантность, — предположила Джинни, улыбнувшись Рэю.

Но Рэй не улыбнулся.

— Нет, не моя галантность...

Тема вампиризма вскоре снова всплыла и причем совершенно неожиданно.

Вечерами в доме обычно было очень тихо. Беатрис Лэнгдон давала Джинни вышиванье, и та иногда коротала время за этим занятием. Но все же гораздо чаще Джинни по вечерам просто читала книги. В домашней библиотеке Лэнгдонов имелось несколько сотен томов, начиная от всем известных классических произведений и до всевозможных справочников, так что Джинни всегда удавалось найти для себя что-нибудь интересное.

В тот вечер, когда они вернулись из города, она решила подыскать себе какое-нибудь новое чтение.

Джинни спустилась в библиотеку и стала ходить вдоль стеллажей, уставленных томами, не зная, что выбрать. Ничего из того, что стояло на полках, не казалось ей сегодня интересным. Джинни подняла голову вверх и посмотрела на несколько самых верхних полок, которые были очень высоко, чтобы снять с них книгу.

Кроме того, книги почему-то еще и задвинули так глубоко, что было невозможно прочитать названия на корешках. В углу библиотеки у стены стояла деревянная лесенка. Джинни подвинула ее и впервые забралась наверх.

Слово «вампиры», казалось, выпрыгнуло на нее с тиснения корешка. Джинни сняла книгу и поглядела на обложку. Заголовок говорил сам за себя. «Варни-вампир. Книга Тревог». Один из многих грошовых романов прошлого столетия. Джинни взглянула на титульный лист. Роман написал какой-то Томас Прест аж в 1847 году. Джинни усмехнулась и поставила книгу на место.

Рядом стоял еще один том: «Дракула», роман, написанный ирландцем по имени Брэм Стоукер. Джинни не нужно было снимать его с полки, чтобы догадаться, что и здесь речь идет о вампире. Следующей книжкой в ряду стоял томик Монтэгю Саммерса. Книга называлась «Вампиры: Прародители и Потомки».

Джинни пробежала глазами по полке. Вся верхняя часть библиотеки была отведена книгам о вампирах.

Она стояла некоторое время неподвижно и просто рассматривала корешки, не зная, что ей выбрать. Потом стала одну за одной снимать с полки разные книги. Когда Джинни набрала столько, что могла с трудом удержать в руках, она спустилась с лесенки и отправилась к себе в комнату.

Придя туда, она тщательно заперла дверь на засов и проверила, затворены ли окна. Потом неспешно разожгла камин и села напротив читать.

Она начала с «Дракулы», потому что более или менее догадывалась, о чем идет речь. Автору удалось описать вполне достоверно и художественно холодящий душу образ кошмарного монстра, обитавшего в замке в глубинах лесов Трансильвании. Джинни даже представила себе это существо таким, как описывал его автор, говоря устами своего героя:

"Передо мной стоял высокий старец, с гладко выбритым лицом и снежно-белыми усами, облаченный во все черное, и в лице его не было ни кровинки... Он порывисто двинулся навстречу мне и, протянув свою руку, сжал мое запястье с такой силой, что я не смог сдержать гримасу боли, которая еще усиливалась от того, что прикосновенья его были холодны, как лед. Это были прикосновенья скорее мертвеца, нежели живого человека.

Его лицо было мертвецки белым, даже с просинью, с тонким благородно очерченным носом и причудливо вырезанными хищными ноздрями. Лоб его был высоким, а волосы, не очень густые на висках, были весьма длинными и красивыми и в изобилии покрывали остальную часть черепа. Брови его также были очень густы и почти сходились на переносице, а сжатый рот вырезан так, что казался жестоким и порочным.

Странные острые клыки его налезали на губы, и в крепости этих клыков было что-то странное, никак не вязавшееся с возрастом стоявшего передо мною человека. Уши его были также обескровленны, как и лицо, и причудливо заострялись кверху... а особенно странным в этом человеке были его ладони, на которых росли волосы.

Ногти были тонки и остры, а в глазах графа сияло что-то нечеловеческое".

Как обнаружила Джинни, в то время графу Дракуле было четыреста лет. Он повелевал волчьей стаей и имел способность к перевоплощению, превращаясь не только в летучую мышь, как по наивности полагала Джинни, но и в волка, в туманное облако и даже в блестящую морозную пыль.

Что ж, думала Джинни, вполне мрачный тип, чтобы стать героем готического романа прошлого века, но все же в меру живой, подстать воображению самого автора.

Она отложила эту книгу, чтобы взяться за другую. Перед ней был Монтэгю Саммерс.

«...он вселяется в черные души и сам обладает качествами мистическими и ужасными... и все же вампира нельзя именовать демоном в обычном понимании...» Саммерс писал попозже. На титуле стоял 1928 год. Наше столетие, но Джинни все-таки не могла для себя решить, насколько книга эта основана на реальных данных, а что в ней вымысел.

Когда Джинни получше рассмотрела, что за книги она впопыхах снимала с полок, она была весьма удивлена. Оказывается вампиры привлекали и некоторых знаменитейших авторов. Перед ней был Гете («Коринфская невеста») и Вальтер Скотт с его переложением баллады Бюргера «Ленора», Саути с его «Талабой» и Лорд Байрон — «Вампир», а сборник избранных произведений венчали «Смерть от любви» Теофиля Готье, рассказы М.РДжеймса и Э.Ф.Бенсона, отрывки из Бодлера, Де Сада и Фану.

Происхождение вампира объяснялось в другом томике, как «...плод соития Дьявола в его первородном облике, т.е. в образе змеи, как Гада, и Ведьмы во злобе, в облике змеи шипящей...» Джинни открыла Байрона и прочла:

Вампиром мерзким из могилы

Ты встанешь, чтоб кровавой тьмой

Заполонить свой край родной

Похоже, вампир был так же стар, как и человечество. В книгах делались ссылки даже на Овидия, и Джинни припомнила, что знаменитый Одиссей отдавал свою кровь теням из подземного царства Аида. Но лишь к шестнадцатому веку разрозненные мифы стали оформляться в стройную систему, и с этим же временем связано появление массы новых сведений об этих монстрах.

Больше всего вампиров было на Балканах и в Восточной Европе — в Венгрии, Албании, Силезии, Моравии и Польше.

Джинни оторвалась от книги и стала смотреть на пылавший в камине огонь. Может быть, и Лэнгдоны с Балкан? Во всяком случае, она уже слышала упоминание о Балканах. Но, с другой стороны, их фамилия была чисто английской...

Вампиры носили отметины, по которым их легко было распознать. От заячьей губы до красно-рыжих волос. Были и методы узнать, где находится его логово. Например, сажали на коня мальчика, чистого душой и телом, причем конь должен был быть обязательно вороной масти. Мальчик, ехал по кладбищу, и если конь отказывался переступить через какую-нибудь могилу, значит в ней и надо искать вампира.

Спасение от вампира тоже приходило разными путями, начиная с венка из бузины и до распятия. Среди других рецептов упоминались чеснок и, кроме всего прочего — святая вода.

Одна вещь особенно взволновала Джинни. В книге говорилось, что вампиры не выносят вокруг себя зеркал и никогда не держат их у себя в доме. Объяснения этому странному факту давались весьма расплывчатые, а зачастую и совершенно противоположные. Некоторые авторы утверждали, что у вампира нет отражения, другие писали, что зеркало отражает душу, и на нем может остаться лицо вампира.

Джинни захлопнула книгу и снова уставилась в камин. Ставни на окнах стонали от ветра, и Джинни чувствовала, что ей холодно, несмотря на ярко пылавший огонь. Она разделась и легла в постель, предварительно проверив засов на двери. Но сон ее был тяжелым.

Глава двенадцатая

Утром Джинни проснулась с внезапным чувством необъяснимого страха. Дом показался ей еще более серым и мрачным, чем обычно. Она встала и отдернула занавески. Над свинцовым полотном океана нависло тусклое сумрачное небо.

После занятий с Вардой Джинни наскоро позавтракала и, прихватив с собой книжку, вышла на внутренний дворик. К этому времени солнце уже успело разогнать клочья тумана, и Джинни с надеждой подумала, что небольшая прогулка на свежем воздухе поможет ей избавиться от мрачных мыслей.

Но она так и не смогла заставить себя читать. Мысли все время отвлекали ее. Наконец Джинни захлопнула книжку и, засунув ее в узкий карман плаща, направилась к воротам, от которых в разные концы острова разбегались дорожки.

Дорожка, которую она выбрала, вела до самого пляжа, но Джинни не стала заходить дальше обрывистого мыса, помня предостережения об опасных приливах.

В воздухе уже начинало пахнуть весной, но она приходила в эти места не сразу, словно с оглядкой. Зелень травы и молодых листочков была едва заметна среди черных ветвей, блестевших словно лакированные от постоянной влаги и холода.

И все-таки, весна наступала. Это чувствовалось и в воздухе, и в запахе первых робких цветов, и в...

Где-то за спиной неожиданно громко хрустнула ветка. Джинни испуганно повернулась и увидела приближающегося Пола. Он шел походкой человека, вышедшего не на прогулку, а по важному и, возможно, неприятному делу.

Джинни вспомнила, как он предупредил, чтобы она не выходила из внутреннего дворика одна, и подумала, что теперь, должно быть, Пол будет очень разгневан.

Не смотря на то, что на его лице не было и тени улыбки, глаза были добрыми.

Джинни молча ждала, пока он подойдет к ней. Она не раз ловила себя на том, что в его присутствии ее сердце начинает вдруг бешено колотиться, а сама она начинает вести себя, как школьница. Джинни могла только надеяться, что ее эмоции не очень сильно выдают ее.

— С того места открывается прекрасный вид, — Пол наконец подошел к ней и указывал теперь куда-то в сторону.

Джинни ничего не сказала в ответ, а просто пошла вслед за ним. Вид, открывавшийся с обрыва, действительно был захватывающим воображение.

Перед ней, как на ладони лежал весь остров, а по бокам длинные океанские волны лизали его обрывистые берега.

— В хорошую погоду отсюда иногда видно континент, — сказал Пол указывая рукой туда, где в тумане прятался противоположный берег.

Но Джинни смотрела не в ту сторону. Она украдкой бросила взгляд на Пола и была поражена, насколько вдруг смягчилась каждая черточка его лица. Казалось, он помолодел. Джинни неожиданно поняла, насколько дорого ему это место, и поспешила отвести глаза, чтобы Пол не заметил, что она подсматривает за ним в такой момент.

— Вы отобрали для себя очень странные книги, — сказал Пол после долгого молчания.

Джинни удивленно посмотрела на него.

— Вы что, обыскивали мою комнату? Пол усмехнулся и покачал головой.

— В этом не было необходимости, ведь вы были в библиотеке, и после вас на полках остались подозрительные пустоты. Так что мне нетрудно было определить, какой предмет захватил ваше внимание.

— А мне показалось очень странным, что у вас в библиотеке столь богатая коллекция книг именно на эту тему, — откровенно сказала Джинни, глядя прямо в глаза Полу.

Он долго изучающе смотрел на нее, будто взвешивал что-то в уме, потом, очевидно, решился:

— Да, конечно же, вас действительно очень трудно чем-нибудь испугать. Пойдемте туда, — он указал на огромный валун, лежавший чуть поодаль, и взял ее под руку.

Пол снял куртку и, не слушая возражений, расстелил ее прямо на камне, чтобы Джинни могла сесть. Ветер трепал шарф вокруг шеи Пола и ерошил его волосы, но он, казалось, ничего не чувствовал.

— Еще когда вы только приехали к нам на Пэрлью, я предупреждал вас, что мы не похожи на остальных людей, — начал Пол. Он стоял, засунув руки в карманы брюк, чтоб хоть как-то согреться. — Лэнгдоны не всегда жили в таком одиночестве и изоляции, как здесь на острове. В свое время они владели большими домами и обширными землями почти что в десятке разных стран.

История семейства моего прапрадеда восходит к тем временам, когда и Британия еще не существовала, как таковая, хотя сам он считал себя британцем. Его жена происходила из семейства, жившего в Моравии, и, если я покажу вам карту владений, доставшихся ей по наследству, вы скажете, что она владела чуть ли не всеми Балканами. И так оно практически и было.

Пол на минуту умолк, и Джинни, понимая, что должна что-то сказать, сочувственно произнесла:

— Вы так много потеряли... Такие огромные деньги! Пол невесело рассмеялся:

— Да уж. Умудрились все это потерять. Сейчас я продаю наш лондонский особняк и владение в Нова Скотиа. Это позволит полностью погасить сумму залога за Пэрлью, и останется еще немного, так что нам хватит на жизнь, если будем экономить.

— Но ведь деньги, которые вам достались... — Джинни вдруг осеклась. Она покраснела от смущения. Таких ошибок нельзя было допускать, и она продолжила светски безразличным тоном:

— Насколько я понимаю, ваша жена была тоже не из бедных. Пол сурово посмотрел на Джинни.

— Ее денег все равно было недостаточно, — после долгого молчания произнес он.

Взгляд Пола был устремлен поверх головы Джинни туда, где над океанскими просторами клубился густой туман.

— Деньги, точнее, их отсутствие — только часть проблемы, — продолжал Пол. — Вы хотели знать, почему в нашей домашней библиотеке так много книг по вампиризму? Да просто потому, что я считаю себя просто обязанным знать как можно больше о том, что преследует все наше семейство из поколения в поколение.

— Знаете ли, мисс Бэрк, они есть в нашей семье. Я имею в виду, вампиров...

От неожиданности и ужаса, охватившего ее, Джинни перестала дышать. Рот открылся сам собой, но сказать что-либо она была не в силах.

— Вы все-таки напуганы на этот раз? — спросил Пол. Какое-то шестое чувство подсказало Джинни, что от ее ответа зависит очень многое.

— Нет... — едва вымолвила она. — К тому же, вы, вероятно, шутите...

Пол печально покачал головой.

— К сожалению, не шучу.

— Но я думала, что вампиры — это что-то из средневековых преданий и легенд.

— Сразу после Первой Мировой войны в Германии проходило очень шумное судебное разбирательство, — сказал Пол. — Другой процесс был в Великобритании в 1949 году, а в 1952 в Италии был эксгумирован труп женщины, умершей более тридцати лет назад. Так вот, тело ее прекрасно сохранилось, а при вскрытии из него текла свежая кровь.

Пол снова улыбнулся, увидев, насколько Джинни поражена, однако ка этот раз в его улыбке не было ничего злобного.

— Я рассказываю вам эти вещи лишь для того, чтобы вы поверили мне. Не стоит смеяться над вампирами. Их можно называть как угодно, но они были всегда и существуют сейчас.

Другое дело, что этот вопрос окутан легендами, вздором, идущим от непонимания, и ошибочно трактуется. Стоит только отбросить страхи и предубежденность, всерьез изучить вопрос, и факты перестанут казаться шокирующими.

Он снова на минуту замолчал, словно что-то перебирал в уме, затем, поставив одну ногу на камень, начал говорить, словно читал хорошо отрепетированную лекцию. Джинни даже подумала, что, возможно, Пол действительно готовился к тому, чтобы рассказать ей обо всем этом.

— Славяне зовут его вурдалаком, мадьяры — вампиром. Ассоциировать вампира с летучей мышью стали, естественно, не так давно. Когда путешественники начали приносить известия о летучих мышах в Южной Америке, которые пьют кровь. Параллель оказалась слишком соблазнительной, чтобы не перенести ее на образ вампира.

До этого, между прочим, вампира чаще всего представляли а образе совы, хотя он мог перевоплощаться в самых разных животных.

Как бы его ни называли, вампир по-настоящему стал центром всеобщего внимания в Европе только к семнадцатому веку. Естественно, в это время были распространены различные суеверия и легенды. Как были периоды помешательства на ведьмах и периоды охоты на них, так же были и периоды ловли вампиров, и для поддержки выдвинутых против них обвинений придумывались самые невероятные истории. Но и без всех этих сплетен и выдумок вопрос был обречен стать темой мрачных измышлений уже в силу самих верований и понятий того времени.

Так что вампира заочно окрестили демоном, который вселяется в тело мертвеца или порабощает душу умершего, за те или иные прегрешения осужденного на то, чтобы вечно скитаться в ночи. Оба эти варианта воплощения вампира прекрасно вписывались в существовавшие тогда обряды типа Дня Всех Святых, Самэна, Пира Мертвых Душ. В общем, существовало огромное количество ритуалов, посвященных блужданию мертвецов среди людей.

Но все эти легенды служили лишь для того, чтобы объяснить явление, непонятное для людей того времени. То, что мы можем теперь смело отбросить все эти выдумки, не значит, что мы можем отбросить сам факт существования вампиров. Поверьте, не требовалось бы мифологического объяснения существования вампиров, если бы их не было в действительности.

Пол на минуту умолк.

Вдруг яростный порыв ветра ударил им в лицо, как будто предупреждая, что духам Пэрлью не нравится этот поток откровений.

Джинни запахнула плащ, удивляясь, что до сих пор не чувствовала холода.

— Ну ладно, а как вы можете объяснить, что такое вампиры? — спросила Джинни. Первый шок и недоверие прошли, уступив место тревожному интересу.

— Необходимо видеть реальное под слоем небылиц, — начал Пол. — Начать с того, что очень большая часть описываемых случаев вампиризма не является вампиризмом.

Очень часто разгадка кроется в преждевременных похоронах или похоронах человека, находящегося в состоянии комы или каталепсии. Целый ряд подобных случаев зафиксирован в начале нынешнего столетия, а в былые времена, когда знания людей были еще более ограниченны, я думаю, такие вещи случались значительно чаще. Иногда человека даже не успевали похоронить — он мог ожить посреди похоронной церемонии, но подобное пробуждение далеко не всегда становилось для человека счастливой случайностью, потому что почти наверняка его начинали считать вампиром.

Все это очень сильно подогревалось церковью. Любой злодей или просто нелюдимый человек мог оказаться вампиром. Не забывайте еще и о тех людях, а это целый слой населения, которые в силу собственной ограниченности всегда настроены против всего необычного или просто непонятного для них. Так и получалось, что эти богобоязненные и добродетельные людишки могли навесить страшный ярлык ведьмы на старую бедную женщину и назвать вампиром ни в чем не повинного инвалида, урода, или же просто человека с рыжими волосами или заячьей губой.

Обратите внимание, что вспышки лихорадочной боязни вампиров совпадают по времени с чумой, несущей странную и мучительную смерть. Посмотрите на симптомы чумы — полное истощение, как будто из человека высосали всю кровь... И что бы ни делал местный врачеватель, все оказывалось бесполезным — человек все равно умирал. Похоже на романчики, что лежат в вашей комнате?

— Да, — согласилась Джинни. — Но все, что вы рассказали, просто объясняет ложные поверья, касающиеся вампиров. А вы говорили, что вампиры существовали на самом деле.

Пол утвердительно кивнул. Было видно, что ему пришлась по душе сообразительность Джинни.

— Существовали. Не забывайте, что наряду со всеми этими страшными сказками существовали и различные формы психозов, ментальных аберраций, если хотите. Вполне возможно, что многие психически неуравновешенные люди становились вампирами после очередного бума.

Джинни подхватила его мысль:

— После каждого кошмарного преступления находится парочка психопатов, делающих ложные признания в том, чего они никогда не совершали. По-моему, это очень похоже на то, что вы рассказываете. Очевидно, вампиры просто были в моде, если можно так выразиться, и нашлась пара-тройка слабонервных и впечатлительных типов, которые начали сами твердить, что они вампиры.

— Вы совершенно правы, — согласился Пол. — Я уверен, что подобное происходило сплошь и рядом.

Но дело в том, что действительно существуют люди с противоестественной тягой к крови, и это документально подтверждено в ряде книг по психиатрии. Кроме того, существуют и другие психические расстройства, которые тесно связаны с вампиризмом, — некрофилия, например, или некрофагия. Все это, конечно, очень громкие термины. Интересно, правда, что сам вампиризм так и не получил научного названия. Эксперты продолжают называть его вампиризмом, иногда псевдовампиризмом и уж совсем редко гемотимией. Насколько я понимаю, это одна из форм паранойи.

В легких формах больной просто воображает себя вампиром, возможно, даже мечтает о совершении актов вампиризма. А вот при более серьезной форме заболевания такой человек от фантазий и навязчивых состояний может перейти к действиям, соответствующим действиям настоящего вампира.

Пол о чем-то задумался. Казалось, он подыскивает верные слова, прежде чем сказать что-то очень важное. Наконец он заговорил:

— Когда-то давно в нашей семье был подобный случай: неродная тетка кого-то из наших далеких предков была казнена как вампир. Одному богу известно, в чем была ее истинная вина. Может быть, ей просто нравилось ловить бабочек на полянке, а это кому-нибудь показалось странным. Во всяком случае известно, что ей прокололи сердце раскаленным прутом...

Однако, не забывайте, что семейство было очень влиятельным. Своего рода хозяева дома. Если вы немного разбираетесь в людях, вы должны понимать, что их ненавидели и боялись за то, что они быки богаты, причем сказочно богаты в стране, где все очень бедны. Вампиризм был прекрасным поводом излить свою ненависть, и обвинение прилипло к тетушке. Это событие запятнало всю семью. От стыда покончил с собой ее кузен, и это только подлило масла в огонь. В те времена самоубийство считалось чем-то из ряда вон выходящим, а, значит, автоматически укрепляло веру окружающих в то, что обвинение было правильным. На протяжении целой цепи поколений на наше семейство смотрели как на выводок вампиров.

— Какая жестокость, — сказала Джинни. Она на минуту представила, каким проклятьем должно было стать подобное обвинение. Пол улыбнулся ей, и в его улыбке была благодарность за сочувствие.

— Да, действительно, — сказал он, — Конечно, семейство стало держать себя еще более высокомерно, и большую его часть эти события никак не затронули. Но все же нам пришлось замкнуться внутри собственных стен.

Некоторые ветви семейства эмигрировали, вот почему мы живем здесь, в Америке. Одним из последствий невежества, верного спутника высокомерия, было большое количество родственных браков. Эта ошибка оказалась трагической. В роду появились сумасшедшие. Хотя их, слава богу, было немного, этого оказалось достаточно, чтобы наше положение еще больше ухудшилось. Один добрый старый дядюшка вконец свихнулся от семейных легенд, и, вообразив себя вампиром, погнался за парочкрй крестьянок. Все закончилось тем, что его поместье было сожжено дотла. Пол тяжело вздохнул.

— Конечно, — продолжал он, — к тому времени, как мы приехали в Штаты, от семейства, в известном смысле слова, ничего не осталось, да и всемирная погоня за вампирами кончилась сама собой, но легенды продолжали жить, особенно внутри семейства. И вот здесь-то мы подходим к судьбе моего отца.

Джинни молча ждала, когда Пол соберется с духом. Она понимала, насколько трудна будет для него эта часть рассказа.

— Его главным минусом была слабохарактерность. Добавим к этому то, что он решил идти по стопам своего отца, то есть моего деда, человека с железной волей и очень жестким характером. Однако, ни мой отец, ни его родной брат не были готовы взвалить на себя его дела. Все пошло вкривь и вкось.

Отцу начало казаться, что на нас лежит проклятье, что мы обречены. И тут его родной брат кончает с собой. Позднее мы узнали, что это был всего лишь несчастный случай, но в то время отец воспринял смерть брата как злое предзнаменование и на этом перестал сопротивляться жизни.

Он сильно запил, начал употреблять наркотики. Фактически, сдался на откуп тому и другому. Но самым страшным для отца оказалась навязчивая идея о семейном проклятии, преследующем его. Где-то в самом темном углу своего сознания он укрепился в мысли, что он вампир.

Из-за всего этого нам пришлось уединиться на этом острове. Наши финансовые дела стали вконец плохими. Конечно, наша матушка делала все, что могла, но у нее не было опыта управления хозяйством и содержания недвижимости, да к тому же у нее на руках было двое малышей — я и мой брат Рэй. Вполне понятно, что все просто рухнуло. Одно за другим стали продаваться, закладываться, а то и просто отдаваться за долги наши имения. К тому моменту, как умер отец, у нас практически ничего не осталось.

Очевидно, Полу больше было нечего рассказывать. Он надолго замолчал, а Джинни сидела рядом с ним, задумчиво глядя на воду.

— Простите меня. Это очень тяжелая и мрачная история, — сказал Пол, повернувшись к Джинни. — И все же я очень рад, что теперь вы знаете все.

— Но это все в прошлом, — воскликнула Джинни. От волнения она даже вскочила с камня. — Все кончено! Зачем же вы позволяете старым легендам управлять вашей жизнью!

— Все кончено? — с горечью сказал Пол. — Вы в этом уверены? Вся наша семья несет на себе это проклятье на протяжении нескольких столетий, и из чего следует, что все действительно кончено?

Что если трагедия опять повторится? Откуда мне знать, что это проклятье не перейдет на моих детей?

Пол говорил с таким жаром, что Джинни поразилась силе его чувств.

— Но это невозможно! — Джинни в волнении заломила руки. — Нет девочки чудесней, чем ваша малышка Варда, и нет никого... никого... — Джинни хотела сказать «нормальнее», но слова застряли у нее в горле. Она сразу поняла, что это не так. Варда не была нормальным ребенком, просто уже потому, что жила ненормальной жизнью, и Джинни не могла бы с точностью сказать, что проистекало из чего.

Она вдруг вспомнила засов на двери и предостережение Пола, чтобы Джинни не оставалась с Вардой наедине.

По глазам Пола Джинни поняла, что тот догадывается, о чем она думает.

— О, нет! — воскликнула она. — Этого не может быть. Вы просто попали под чрезмерное влияние всех этих страшных легенд. Варда отличается от других детей только потому, что живет по-другому. Она какая угодно, только не психически неполноценная. К тому же, подобные вещи по наследству не передаются.

— Не передаются? Откуда нам об этом знать? — Пол выглядел совершенно растерянным. Он словно просил, чтобы Джинни помогла ему подавить смятение в собственной душе, и она схватилась за этот шанс, лихорадочно подыскивая нужные слова.

— Но... но она никогда ничего подобного не совершала...

Гримаса ужаса исказила его лицо. Джинни подумала, что Пол вспомнил что-то особенно жуткое. Он вдруг отодвинулся от нее, а потом — Джинни не успела даже осознать, как это произошло, — Пол соскочил с камня и быстрыми шагами двинулся вниз по тропинке, оставив Джинни наедине с ее тяжелыми мыслями.

Она стояла так, глядя ему вслед. В первую минуту ей хотелось кинуться за Полом, чтобы попытаться хоть как-то утешить его, но она знала, что Пол не относится к тем, кого надо утешать. Когда он захочет быть рядом с ней, когда Джинни понадобится ему, он сам придет. Потом, позже ему будет неловко, что он позволил ей увидеть так много из того, что творится в его душе. Джинни понимала это и была благодарна судьбе, подарившей такой порыв откровений.

Пол ушел, забыв куртку. Джинни сняла ее с камня и быстрым шагом направилась к дому. Воздух становился все холоднее.

Глава тринадцатая

Когда Джинни вошла в дом, то увидела, что дверь, ведущая в комнату Пола, заперта. Она на минуту остановилась перед ней, но, подумав, решила, что не стоит стучать, и пошла наверх к себе.

Ее озадачило все то, что рассказал ей Пол. Но самым тревожным для Джинни казалось то, что Пол, по всей видимости, рассказал ей не всю правду. Он подошел вплотную к сегодняшним дням и сегодняшним обитателям Пэрлью, но не стал продолжать.

Джинни с волнением подумала о том, что, расскажи Пол все до конца, она бы узнала правду о гибели Сьюзан.

Вздохнув, она подошла к окну и стала смотреть на море. Она признавалась себе в том, что желала знать всю правду не только для того, чтобы разгадать тайну смерти Сьюзан, но и для того, чтобы узнать и понять Пола Лэнгдона.

Понять его и помочь... если сможет. И потом Варда... Девочка очень ей нравилась. По правде говоря, Джинни полюбила ее так, как если бы Варда была ее собственной дочкой, а не просто племянницей.

Что же все-таки скрыл от нее Пол? Ведь он был так близок к тому, чтобы сказать Джинни что-то еще... Быть может, правда была настолько ужасной, что у него не достало мужества заговорить об этом даже после того, как он рассказал Джинни о своих предках?

Неужели Пол Лэнгдон мог верить в то, что Варда каким-то образом унаследовала и несет на себе семейное проклятие — жажду человеческой крови? Это казалось невероятным. Совершенно невозможным... Но может быть, все проблемы, что разом навалились на него — нехватка денег, постоянные долги, смерть жены, заставили Пола изменить взгляд на мир и вслед за отцом поверить в семейное проклятие Лэнгдонов.

Возможно, дело было вовсе не в Варде. Быть может, Пол опасался, что черное крыло задело своей тенью кого-нибудь другого. Конечно, Сьюзан была вне подозрений. Она сама была невинна, как ребенок, разве что по временам по-взрослому холодна.

Быть может, Рэй? Но представить, что он может причинить кому-то боль, было еще более невероятным, чем представить, что по ночам он летает на метле на шабаш.

Слуги? Но, если дело только в слугах, Полу достаточно было просто уволить их. Да и к тому же, он говорил о семейном проклятии, а слуги не являлись членами семьи.

Оставался только сам Пол... Но это было невозможно...

Джинни отошла от окна и опустилась в огромное кресло.

Так ли невозможно... Страшная мысль не нашла опровержения. Джинни приехала сюда потому, что подозревала именно Пола в смерти своей сестры.

С самого первого взгляда на него Джинни поняла, что перед ней человек, внутри которого таятся темные силы и страсти. В приступе ярости, внезапные вспышки которой были так свойственны ему, Пол мог совершить самые невероятные поступки, какими бы странными и даже неприемлемыми они ему не показались бы потом.

Голова у Джинни шла кругом. Она не могла сложить все кусочки этой кошмарной мозаики. Служанка Мария предупреждала ее об опасности, подстерегающей на острове.

Сьюзан в своих письмах то же писала об опасности, особенно об опасности, исходившей от Пола. И сам Пол предупреждал ее об опасности, рассказал о старом кровавом проклятии, нависшем над семейством.

«Если такая опасность существует, — думала Джинни, — она может исходить только от одного человека — Пола».

Комната наполнялась вечерним сумраком и холодом приближающейся ночи. Джинни решила разжечь заранее сложенный камин и потянулась за спичками, лежавшими рядом на маленьком столике. На коробочке была какая-то реклама, и глаза Джинни инстинктивно скользнули по надписи, в то время, как руки привычно чиркнули спичкой.

Спички были из отеля «Делюкс», — той самой маленькой гостиницы в городке, где Джинни обменялась именами с настоящей Синтией Бэрк и дожидалась, пока кто-нибудь с острова не приедет ее забрать. Оторопевшая Джинни очнулась, только когда огонь лизнул ее пальцы.

Она снова рассмотрела коробочку. Таких спичек в ее комнате никогда раньше не было. Джинни закрыла глаза и задумалась, пытаясь вспомнить.

Спички, которыми она пользовалась раньше, были в обычной хозяйственной книжечке без какого-либо рисунка или надписи.

Быть может, Мария случайно оставила здесь эту коробку? Или — Джинни похолодела от догадки — кто-то другой сделал это умышленно.

Она вдруг припомнила, что Рэй был в городе вместе с ней и, как ей почудилось, что он шпионил за каждым ее шагом. Быть может, он знал, кто она на самом деле, и, оставив спички в ее комнате, решил таким способом предупредить Джинни об этом?

Она наконец разожгла камин и опустила спички в карман. Если их оставили в ее комнате по ошибке, не следовало теперь привлекать к ним внимание. А если уж эти спички оставили здесь намеренно... что ж, подумала Джинни, значит, следует быть настороже.

Доктор Моррис почти убедил ее, что она сама себя запугивает и безудержно фантазирует.

Что касается Пола, то, если ничего иного он и не добился, то, во всяком случае, сумел убедить ее в обратном. Что-то в этом огромном доме было неладно. В его стенах действительно витала опасность, хотя Джинни не сознавала еще до конца, какая именно.

За обедом Пол был очень сдержан, даже холоден, хотя Джинни несколько раз поднимала глаза и каждый раз ловила на себе его внимательный взгляд. Она быстро отводила взор, а их редкие разговоры были очень короткими и формальными.

Рэй болтал без умолку, и Джинни попыталась вступить в разговор с ним, но вдруг почувствовала, как за столом воцарилось напряженное молчание. Сидя за столом, Джинни гадала, что могло послужить причиной такому странному отношению к ней. Возможно, Пол рассказал остальным об их разговоре. Быть может, они обсуждали саму Джинни незадолго до обеда... возможно, они прекрасно знали, кем она была в действительности, и теперь спокойно наблюдали, решая, что с ней делать дальше.

«Успокойся, — решительно сказала она себе, — если так распускать себя и дальше, то скоро будешь вздрагивать от каждого шороха и прятаться от собственной тени». Джинни прекрасно знала, что паника в любой ситуации может только приблизить катастрофу. Люди отлично чувствуют страх, даже самый умело маскируемый, и стоит им понять, что ты их боишься, они мгновенно осознают, что имеют над тобой власть.

Джинни была не намерена давать кому-либо подобное преимущество.

После обеда она решила занять себя чем-нибудь и взялась за вышивание. Беатрис Лэнгдон присоединилась к ней в гостиной, и они стали работать вместе, обмениваясь редкими фразами. Джинни, однако, чувствовала, что миссис Лэнгдон хочется поговорить о чем-то более серьезном, и скоро убедилась, что ее подозрения оказались верными.

— Пол сказал мне, что вы говорили на берегу о наших покойниках, — сказала миссис Лэнгдон через некоторое время, оторвавшись от вышивки.

Джинни улыбнулась, не поднимая глаз от работы. Она очень хотела показать миссис Лэнгдон, что все эти кошмарные легенды она считала не больше, чем обычной семейной сказкой.

— Вы имеете в виду славянских вампиров и призраков? — спросила она и продолжила: — Это была очень занимательная история, только чересчур уж мрачная.

Брови миссис Лэнгдон приподнялись.

— Значит, вы не воспринимаете такие истории всерьез? Джинни оторвалась от работы, посмотрела на миссис Лэнгдон и покачала головой.

— Нет. Боюсь, что я не очень верю в них.

Услышав ее ответ, миссис Лэнгдон, однако, не удивилась. В то же время слова Джинни, по-видимому, ее не убедили.

— Может быть, вам не стоит относиться к таким историям с пренебрежением. Существует множество вещей, которые все еще непонятны для человека. К тому же людям свойственно еще более упрощать то, что им кажется внешне вполне ясным.

Джинни посмотрела прямо в глаза миссис Лэнгдон.

— Вы полагаете, что я должна бояться? Вы это имеете в виду, миссис Лэнгдон?

Миссис Лэнгдон начала отступление. Она опустила глаза на свою вышивку и тихо проговорила:

— Я всего лишь хочу сказать, что люди веками верили в эти предания. Причем, — добавила она, — должна заметить, среди них попадались и очень умные. Не думаю, что нам к лицу выпячивать собственные ультрасовременные воззрения.

— Миссис Лэнгдон, — Джинни очень хотелось продолжить эту тему, — а вы боитесь вампиров?

Миссис Лэнгдон ответила не задумываясь, и ее ответ совершенно поразили Джинни.

— Конечно...

Улыбка исчезла с лица Джинни.

— Вы полагаете, что здесь на острове тоже существует такая опасность? — спросила она.

— Иногда я задаю себе вопрос, — миссис Лэнгдон заговорила так, словно размышляла вслух. — Стоило ли вам приезжать сюда, мисс Бэрк? Мой сын очень не хотел, чтобы вы жили с нами. Конечно, вам это известно. Вы, должно быть, помните, как он разошелся, когда впервые увидел вас на причале. Возможно, он был прав. Вы очень молоды и совершенно невинны. Может быть, вы извините меня, если я скажу, что вы еще глупышка. Причем, очень красивая, а это, сами понимаете, весьма опасное сочетание качеств в гувернантке.

— Не могу сказать, что полностью согласна вами, — проговорила Джинни, вся подобравшись.

Ей совсем не нравилось, что кто-то считает ее невинной и глупой, но особенно непереносимой казалась ей мысль, что, пожалуй, Беатрис Лэнгдон, собирается ее уволить. «Интересно, о чьей безопасности она печется, моей или своей собственной?» — подумала Джинни.

— Уж очень вы красивая... — продолжала Беатрис Лэнгдон, словно все это время разговаривала сама с собой. — А это очень большой соблазн для кого-нибудь слабого, кого-нибудь, ищущего теплоты" и...

— Так вот вы где! — Рэй широко улыбнулся им с порога. — Надеюсь, я не помешал?

Джинни готова была от досады швырнуть в него свои пяльцы. Беатрис Лэнгдон, тоже захваченная врасплох неожиданным появлением сына, мгновенно справилась с растерянностью и выглядела теперь так, будто и не собиралась скрывать от Рэя, о чем они только что беседовали.

— Когда ты вошел, — сказала она, снова принимаясь за работу, — я как раз говорила мисс Бэрк о том, что она очень красивая.

— Ну, вы в этом вопросе не первая, матушка, — сказал Рэй. — Я говорю ей об этом с самого первого дня, как она приехала к нам, но должен признаться, мне это не прибавило шансов.

— Что ж, говорят, кто хочет, тот добьется, — миссис Лэнгдон встала, расправив складки на юбке. Ничто в ее облике даже не намекало на то, что какую-то минуту назад она предостерегала Джинни от вампиров и демонов. — Во всяком случае, я оставляю тебе поле деятельности и удаляюсь в свою комнату. Спокойной ночи, милочка, — сказала она, повернувшись к Джинни и коротко кивнув сыну, вышла из комнаты.

Джинни была раздосадована. Ей казалось, что миссис Лэнгдон была близка к тому, чтобы сказать ей еще что-то очень важное, а Рэй пришел так не вовремя. Все в этом странном доме на что-то намекали, подбрасывая ей крохи информации, но все почему-то замолкали раньше, чем разговор доходил до вопроса, который так волновал Джинни. Вот и теперь. Эта женщина, по-видимому, тоже предостерегала ее от чего-то, но предостережение было слишком туманным.

— Послушайте, вы выглядите так, словно вас заставили глотать гвозди, — заговорил Рэй, подходя к камину. — Я надеюсь, мама не запугивала вас своими старыми страшными сказками. У нее их целая куча, и все они привезены из Европы. Она может их рассказывать сутками, а если вдруг все истории закончатся, Франц всегда подбросит какую-нибудь свежатинку.

Джинни с трудом заставила себя улыбнуться Рэю.

Его мать только что говорила Джинни, что она представляет огромный соблазн, особенно для кого-нибудь слабого, кого-нибудь, кто нуждается в душевном тепле и заботе. Конечно, характер Рэя был самым слабым среди обитателей Пэрлью, да и соблазнить его было проще всего. Так может, его и следовало опасаться?

— Нет, — вслух сказала Джинни, отвечая на вопрос Рэя. — Она вовсе не запугивала меня, хотя я действительно успела услышать несколько старых историй. Кстати, и о Лэнгдонах тоже.

Рэй осклабился.

— Значит, вы уже слыхали всю эту чушь о вампирах. Зверь Лэнгдонов. Лэнгдонский Зверь. Как только не называли нашу прапрабабку во всевозможных сводных таблицах и классификациях. Я был еще совсем мальчиком, но и то помню все эти разговоры. В общем, довольно мрачная сказка.

Рэй говорил, глядя на языки пламени в камине. Джинни вдруг заметила, что его кулаки крепко сжаты. Она впервые увидела, что Рэй может быть так серьезен и возбужден. Впрочем, подумала она, это неудивительно. Джинни снова посмотрела на него. «Какие сильные руки!» — подумала она.

— Так оно и было, впрочем. Обычные страшные сказки! Просто чушь! — Рэй говорил очень напористо и возбужденно. Его руки были теперь сложены на груди. Он, наконец, повернулся к Джинни, и она с облегчением увидела его обычную улыбку.

— Вы не должны поддаваться этим страхам, — сказал Рэй, глядя ей в глаза.

— Не буду, — Джинни стала складывать в корзинку пяльцы и нитки. — Только боюсь, ваша матушка начинает подумывать о том, чтобы уволить меня.

Рэй заговорщицки подмигнул Джинни.

— Не думайте об этом. Я уже решил, что все равно не дам вам покинуть наш остров. Никогда.

После некоторых размышлений Джинни нашла эту перспективу не самой светлой.

Глава четырнадцатая

Джинни проснулась рано утром. Свет дня показался ей тусклым и холодным.

Скоро пришла Мария и принесла кофе и булочки пти-пэн. Служанка и обычно вела себя сдержанно, но сегодня она была совершенно замкнута в себе.

Джинни не давал покоя вчерашний разговор с Полом: узнав о нем, Рэй и Беатрис Лэнгдон круто изменили к ней свое отношение.

Джинни подумала, что, возможно, Марии что-нибудь известно об этом и решила спросить.

— Мария, — обратилась к ней Джинни. — Ведь вы давно служите у Лэнгдонов, не так ли?

Служанка, которая успела своими семенящими шажками дойти до двери, остановилась и настороженно обернулась.

— Я служу у них с тех пор, как вышла замуж, — сказала она нарочито безразличным тоном.

— Значит, вы наверняка знаете или слышали все семейные истории...

Джинни заметила, как Мария сжалась, поэтому поспешила продолжить:

— Я имею в виду истории про чудовищ, про монстров... Вам никогда не было страшно?

Мария наконец подняла взор, и Джинни заметила, что ее глаза расширились от ужаса. Служанка выглядела так, словно боялась, что из угла комнаты или из-за занавесок на нее выпрыгнет какой-нибудь демон или вампир.

— Я дала себе слово, что, предупредив вас, больше не буду говорить на эту тему, — сказала Мария очень тихо. — Вам нужно уехать отсюда, мисс. В день вашего приезда взошла кровавая луна. И она отметила вас как свою новую жертву.

— Но чего мне нужно опасаться? — настойчиво переспросила Джинни, чувствуя, что тон Марии исподволь нагоняет на нее страх.

— Запомните мои слова. Страшная судьба и страшный конец ожидает вас, и злой рок ходит за вами из комнаты в комнату, из холла в холл...

С этими словами Мария быстро вышла, и прежде, чем Джинни успела сказать хоть слово, дверь за служанкой закрылась.

«Еще одно предостережение», — в растерянности подумала Джинни.

Она отхлебнула кофе. Ей вдруг пришло в голову, что все эти предостережения, идущие от разных людей, есть плод чьего-то стремления запугать ее и заставить уехать.

«Ну что ж! — сказала она себе. — Одними тайнами да предостережениями меня не испугаешь!»

Джинни почувствовала, что ей стало немного легче. Она улыбнулась сама себе. Действительно злой рок! Несчастная Мария не слышала за всю жизнь ни единого доброго слова, не видела ни единой улыбки. Поэтому весь ее разговор сводится к одним лишь жутким пророчествам. Несчастная женщина! Она прожила бок о бок с Лэнгдонами так долго, что все эти жуткие басни насквозь отравили ее мозги. Ну, значит, того эти люди и стоят, — думала Джинни.

Вчера под воздействием депрессии и плохого настроения, глядя в горящие глаза Пола, она так легко поверила в правдивость старых сплетен! Но сегодня, при свете нового дня, Джинни вдруг увидела, насколько все это было глупо. В самом деле, вампиры! Вот бы сейчас рассказать обо всем этом Лу Беннеру. То-то бы он посмеялся.

Но стоило ей спуститься чуть позже в большую темную кухню, где уже сидела и ждала начала уроков Варда, как старые страхи и сомнения снова возобладали над здравым смыслом. Все то, над чем Джинни смеялась полчаса назад, показалось теперь совсем не смешным.

Что-то однажды уже произошло в этом старинном доме. Что-то, над чем особенно не посмеешься. Сьюзан погибла, и причины ее гибели покрыты какой-то тайной. Да и сами Лэнгдоны были весьма необычными людьми.

Варда росла в неестественных для ребенка условиях, а ее отец прозрачно намекнул Джинни, что в девочке была какая-то странность, что-то жуткое, связанное со старыми преданиями той страны, откуда происходили Лэнгдоны.

Конечно, ему это только казалось. И все же, увидев Варду, Джинни почувствовала легкий укол страха, и немедленно вслед за этим ей стало стыдно. Стыдно, что она могла хотя бы подумать об этом, глядя на невинную и чистую маленькую девочку.

Варда играла с куклой, которую Джинни купила для нее в городе. Кукла была сделана очень тщательно и остроумно. Девочка держала в руках блондинку с шикарной завивкой, и блондинка эта могла произносить слова, ходить, пить и мочить пеленки. Джинни с трудом сдержала улыбку, подумав, что кукла, вероятно, могла еще распускать сплетни о прошлом семейства Лэнгдонов.

Варда поздоровалась с гувернанткой и помахала ей рукой куколки, и Джинни, отбросив все свои мрачные подозрения, с радостью поприветствовала их обеих.

Ей очень нравились эти утренние занятия с Вардой. Девочка была просто изумительной. Несмотря на странный образ жизни, в ней бил неиссякаемый фонтан радости и оптимизма, и эти благословенные чувства щедро изливались из души ребенка на благодарную Джинни.

Несмотря на угнетенность духа и мрачное настроение, с которым Джинни каждый раз спускалась на кухню, увидев Варду, она чувствовала себя лучше и спокойнее.

Пока они занимались, Мария тихонько работала в другом конце помещения и, казалось, не замечала их присутствия. Один или два раза на кухню приходил Франц и приносил Марии продукты.

Джинни поймала себя на том, что совершенно по-новому смотрит на этого человека. Ее одолевало любопытство. Конечно, он был самый нелюдимый, угрюмый и необщительный из всех, кого Джинни видела на острове. Она в первую очередь была готова бояться именно его.

Неужели ее предостерегали от встреч с Францем? Но это совершенно невозможно, ведь Лэнгдоны хозяева в собственном доме!

Один раз Франц неожиданно повернулся и поймал Джинни на том, что она разглядывает его. Холодок ужаса пробежал у Джинни по спине, когда она встретилась с ним взглядом. На нее будто дохнуло смертью. Взгляд Франца казался колючим и жестоким. И все же она не раз замечала, как этот взгляд смягчается, наполняясь нормальным человеческим чувством, даже преданностью, когда Франц смотрел, — нет, не на жену, — на Лэнгдонов, а особенно на Беатрис. Значит, этому человеку тоже были не чужды человеческие чувства, несмотря на то, что жизнь сделала его жестоким и беспощадным.

Быть может, он страдал от унижений, которым подвергалось имя Лэнгдонов, и будучи их посыльным, часто бывая на материке, был вынужден принимать больше насмешек, и пренебрежения, чем сами Лэнгдоны.

В одном Джинни была уверена. Франц не любил никого и ничего, кроме Лэнгдонов и их острова. В этом была вся его жизнь.

У Джинни вошло в привычку каждый день водить Варду погулять на внутренний дворик, чтобы ребенок мог получить глоток свежего воздуха и побыть на солнышке. К тому же, здесь можно было не следить за каждым своим словом. Вряд ли кто-нибудь в доме мог услышать, о чем они говорят, а подойти незамеченным во дворе было просто невозможно.

До самого последнего времени Джинни старалась не заговаривать с Вардой о матери, чтобы не тревожить ребенка неприятными воспоминаниями об утрате, которые наверняка были еще очень свежи. Но вчерашний разговор с Полом вновь поставил мучительные вопросы, и Джинни теперь понимала, что на них необходимо в конце концов получить ответ, если она действительно хочет помочь племяннице.

— Варда, — начала Джинни самым безразличным тоном, на который была способна. — А ведь ты никогда не рассказывала о своей маме. Ты ведь не забыла ее, правда?

Варда настороженно посмотрела на Джинни, и fa подумала, уж не предупреждали ли Лэнгдоны малышку, чтобы она не смела говорить на эту тему. Но в этот момент девочка сказала:

— Я ее помню. Она была очень красивая.

— И очень добрая? — спросила Джинни.

— Да, — Варда сказала это как-то неуверенно и вдруг быстро добавила:

— Она была очень нервная.

Джинни вспомнила душевное состояние сестры, как его описывал Доктор Моррис, и то, что рассказывал о Сьюзан Рэй. Нужно смотреть правде в глаза: Сьюзан, как мать, не состоялась, это было очевидно.

— Ты, наверно, очень жалеешь, что ее теперь нет? — спросила Джинни. Варда, полностью поглощенная книжкой-раскраской, неопределенно кивнула. Так и не получив ответа, Джинни снова осторожно спросила:

— А ты помнишь, как мамы не стало? Варда отрицательно покачала головой.

— Я тогда уже спала.

— Но, все равно, ты же должна что-то помнить, — настаивала Джинни. Она склонилась над девочкой и посмотрела на нее испытующим взглядом.

Варда подняла глаза, и в них читалось удивление, смешанное с мольбой поверить ей. Словно ей уже не в первый раз задают этот вопрос.

— Я не помню. Правда... Я тогда спала, а ко мне приходили и что-то смотрели и бабушка, и папа, и Мария. Бабушка меня все целовала, а я не могла проснуться. А когда я потом проснулась, они мне рассказали, что мамы больше нет...

Девочка с трудом договорила последние слова и разразилась слезами.

— Моя бедняжка! — воскликнула Джинни, порывисто обнимая плачущую девочку. — Зайка, прости меня, пожалуйста... Я вовсе не хотела тебя так расстроить. Прошу тебя, прости меня. Мы больше никогда-никогда не будем об этом вспоминать.

Джинни с облегчением увидела, как природный оптимизм и жизнерадостность детской натуры быстро берет верх над печалью. Через минуту Варда совсем по-взрослому подмигнула Джинни и, ударив ладошкой по плечу, сказала:

— Мама всегда говорила, что я еще совсем дитя.

— Я вовсе не считаю, что ты дитя, — сказала Джинни. — Я бы сказала, что ты прекрасная молодая дама.

— Я так рада, что ты к нам приехала, — сказала Варда, прижимаясь к плечу Джинни. — Я молилась даже, чтобы ты приехала и мне не было так одиноко.

Теперь настала очередь Джинни сдерживать слезы.

Первое, что резануло по глазам, когда Джинни вошла в свою комнату часом позже, было зеркало, разбитое вдребезги. Его повесил Рэй, и каждый день, приготовившись защищать свое право на кусочек уюта, Джинни ожидала, что кто-нибудь из членов семьи поднимет этот вопрос, но никто не говорил ни слова. И вот теперь зеркало было разбито на множество осколков, которые разбрасывали тысячи искр, преломляя солнечные лучи, падающие из окна на пол. Слишком рассерженная, чтобы чего-нибудь бояться, Джинни резко дернула за шнур, вызывая Марию.

Когда минутой позже служанка вошла в комнату, Джинни спросила суровым тоном:

— Что вы мне на это скажете?

Мария смотрела то на осколки зеркала, то на хозяйку комнаты.

— Ничего не понимаю... Похоже, вы разбили собственное зеркало, — вымолвила наконец женщина.

— Я ничего не разбивала! — Джинни с трудом сдержалась, чтобы не закричать.

На лице Марии было напитано явное удивление.

— Но ведь оно разб... Осколки по всему полу.

— Его разбил кто-то другой, кто заходил, в мою комнату, — отрезала Джинни. — Понимаете? Кто-то зашел в мою комнату, пока я была внизу во дворике, и намерений... — Джинни осеклась на полуслове, поймав себя на мысли, что без всякого на то права кричит на служанку. Одно из двух: или Мария действительно ничего не знает об этом, или, если что-то и знает, говорить не имеет права.

— О, не обращайте внимания, — сказала она, взяв себя в руки. — Я прошу прощения, что так раскричалась. Все это нужно убрать. Где я могу взять метлу и совок?

— Я сейчас все вам принесу, — ответила Мария, и в ее голосе чувствовались нотки облегчения, что допрос наконец закончился.

Своей семенящей походкой она вышла из комнаты и через несколько минут вернулась со всем необходимым. Они вместе начали подбирать стекла с пола.

Они сидели на корточках на полу, когда в комнату вошел Рэй.

— Мне показалось, что здесь кто-то кричал, — сказал он. И тут его взгляд упал на осколки.

— Эй, что здесь у вас приключилось? Что с зеркалом? — спросил Рэй, обращаясь к обеим женщинам одновременно.

— Кто-то разбил его, — сказала Джинни, не отрывая глаз от пола, — и я решила... Ой! — Она вскрикнула, наткнувшись пальцем на острый осколок стекла.

Джинни аккуратно вытащила осколок и бросила его в мусорное ведро.

Рэй быстро подошел, присел рядом и взял ее руку в свою. На месте пореза появилась маленькая капелька крови. Рэй, словно зачарованный, смотрел, как капелька растет.

— Согласно семейным поверьям, — сказал он и с усмешкой посмотрел прямо в глаза Джинни, — я должен быть просто очарован этим кровавым зрелищем. Более того, те же семейные поверья предписывают мне испытывать непреодолимое желание слизнуть кровь с вашего пальца.

Рэй снова посмотрел на кровь, и улыбка на его лице стала еще шире.

— Кстати сказать, я и в самом деле испытываю непреодолимое желание поцеловать ваши пальчики, — с этими словами, он поднес руку Джинни к губам и сделал то, о чем говорил.

В другое время и в другом расположении духа Джинни восприняла бы его поступок, как обычное безобидное баловство, но сейчас она невольно поморщилась и неприязненно отодвинулась от Рэя.

— Знаете, — сказала Джинни, бросив быстрый и тревожный взгляд в сторону Марии, которая, казалось, не замечала их, — я ведь только ваша работница, и я не думаю, что вам стоит об этом забывать.

— Уверяю вас, моя прекрасная леди, что теперь, когда я так близко познакомился с вашей сущностью... — В напускной вежливости Рэя зазвучали странные нотки. — Теперь, когда я точно знаю, кто вы на самом деле, я ни за что не забуду, как должен себя вести.

Эти слова Рэй проговорил все так же улыбаясь, и Джинни не могла бы наверняка сказать, что именно он имел в виду. В этот момент Мария, закончив уборку, поднялась с пола и направилась к двери. Рэй тоже встал, словно собирался выйти вслед за ней, но потом передумал и повернулся к Джинни.

— На вашем месте я бы закрыл или забинтовал бы ранку, а то, неровен час, кто-нибудь увидит... — сказал он и, заговорщицки подмигнув, вышел из комнаты.

Ничего не понимая, Джинни молча смотрела ему вслед. Слова Рэя звенели у нее в ушах. Было ли это просто безобидным замечанием? Или Рэй знал, кто она на самом деле? И если да, то что он собирается предпринять? Если Рэй будет молчать, тогда бояться особенно нечего. Но что, если он расскажет обо всем брату... Джинни была уверена, что Пол придет в ярость. Она не сомневалась, что он тут же прикажет выгнать ее с острова, и ей так и не удастся раскрыть тайну гибели своей сестры.

К тому же, огорченно подумала Джинни, она навсегда потеряет Пола Лэнгдона.

Она подошла к платяному шкафу, чтобы чем-нибудь промокнуть ранку. Порез был настолько незначителен, что его даже не стоило бинтовать. Джинни начала осматривать полки в поисках ваты. Внезапно взгляд ее остановился. На самом верху лежала маленькая коробочка спичек из того отеля на берегу, где Джинни встретилась с Синтией Бэрк и взяла ее имя.

Джинни инстинктивно схватила и изо всех сил сжала коробочку. Повернувшись, она посмотрела туда, где на стене висела пустая рама зеркала.

Впервые она почувствовала, что ей действительно страшно. Мария, с ее невнятными угрозами и предупреждениями была права. Права, независимо от того, насколько преувеличены и неправдоподобны были легенды семейства Лэнгдонов. Ей действительно угрожала опасность в этом доме.

Глава пятнадцатая

Чуть позже Джинни пришло в голову, что Рэй не был особенно удивлен, когда увидел разбитое вдребезги зеркало. Так или иначе, он, вероятно, ожидал увидеть что-нибудь в этом роде. Недаром он советовал Джинни пронести зеркало в комнату так, чтобы никто об этом не узнал, и даже сам взялся поднять его наверх, чтобы не возбуждать подозрений, и сам потом его повесил.

Но это говорило о том, что, уж кто-кто, но только не Рэй разбил зеркало. Стоило ли прилагать сначала столько усилий, чтобы потом просто его расколотить. Но если не Рэй, то кто еще мог это сделать?

Самое сильное подозрение падало на Беатрис Лэнгдон. Ведь Рэй говорил, что их мать не переносит в доме зеркал и что это для нее какой-то фетиш. Но все же это объяснение чем-то не устраивало Джинни. Оно казалось ей надуманным. Был кто-то еще... И этот кто-то вовсе не был призраком или духом. Вполне живой человек запросто вошел к ней в комнату и разбил зеркало.

После недолгих размышлений Джинни решила, что не станет поднимать этот вопрос в разговорах с Лэнгдонами. Тогда тот, кто сделал это, чтобы запугать ее и вынудить уехать, будет очень разочарован. Нескольких кусочков разбитого стекла будет явно недостаточно, чтобы она обратилась в бегство.

Что касается спичек, Джинни на этот раз не только не спрятала их, а специально положила на то же самое место. Пусть думают, что рисунок со значком гостиницы не имеет для нее никакого значения.

Весь день ей удавалось вести себя так, словно не произошло ничего особенного. Никто из Лэнгдонов, со своей стороны, не дал повода думать иначе. Все, казалось, шло, как обычно, но вечером, когда Джинни наконец уединилась в своей комнате, она почувствовала, что ей не по себе. Она попробовала читать, чтобы отвлечься от дурных мыслей, но ее внимание было всецело приковано к событиям минувшего дня.

Наконец, поняв, что заснуть не удастся, Джинни взяла лампу и вышла из комнаты.

В огромном холле было пусто и темно. Она спустилась вниз в гостиную. Свет, лившийся из дверного проема на кухне, говорил о том, что Мария все еще возится с посудой, а тонкая белая полоска, пробивавшаяся из-под двери в комнаты Пола, указывала на то, что хозяин у себя в кабинете. Больше никого из Лэнгдонов не было видно.

Сняв в прихожей с вешалки свой плащ, Джинни набросила его на плечи и тихонько выскользнула через темную прихожую в боковую дверь.

Во внутреннем дворике она сразу ощутила холодный воздух темной безлунной ночи. На небе было видно всего лишь несколько звезд. Остальные были затянуты плотными тучами. Джинни пошла прямо к фонтану.

Усевшись на каменный бортик, она поставила рядом лампу. Вода, которая успевала за день несколько раз то замерзнуть и превратиться в лед, то растаять снова, была непроницаемо черного цвета и хранила холод зимы. Джинни без всякой цели провела рукой по застывшей поверхности и взглянула в лица наяд, едва заметные в темноте. В сумраке казалось, что они удивлены ее присутствию не меньше, чем в тот день, когда Джинни впервые приехала сюда. Она стала с любопытством вглядываться в их лица, словно старалась разгадать те тайные мысли, которым наяды не перестают лукаво улыбаться.

Потом Джинни перевела взгляд на Нептуна. Бог морей стоял с суровым выражением каменного лица. Казалось, всем своим мрачным видом он старался придать еще больше серьезности тем предостережениям, которые со всех сторон шептала ночь:

— УЕЗЖАЙ С ПЭРЛЬЮ!

— Может, мне действительно стоит уехать, — прошептала Джинни, обращаясь к статуе бога. Она долго смотрела в холодные глаза Нептуна, потом, будто он подсказал ей что-то, проговорила вслух:

— Нет, я не могу уехать. Это означало бы признать себя побежденной. Я не отступлю и все равно добьюсь своей цели.

Наяды встретили эту тираду с безудержной иронией во взоре.

За спиной вдруг раздался скрип открывающегося окна. Джинни обернулась с виноватым лицом. Свет из окна в кабинете Пола лился вниз, разбиваясь о камни, которыми был выложен весь внутренний дворик.

Пол стоял спиной к окну и поэтому не мог увидеть Джинни. Он что-то говорил Рэю, облокотившемуся спиной о книжный шкаф.

Джинни поднялась, чтобы уйти, но долетевшие до слуха слова Пола заставили ее остановиться. Она замерла.

— ... все равно не дам ей уехать с острова, — в голосе Пола чувствовалась энергия и решимость.

Джинни снова присела на каменный бортик фонтана, пытаясь спрятаться в тени насмешливых наяд. Из того, что она услышала, ей стало понятно, что Пол и Рэй говорят о ней, и хотя всем своим существом Джинни не принимала тех, кто подслушивает под окнами, она почувствовала, что не может встать и уйти.

Ответ Рэя она не расслышала, а ветер, внезапно налетевший с моря, заглушил голос Пола. Он отошел от окна. Джинни какое-то время еще боролась со своей совестью, раздумывая о том, зайти ли ей в дом или остаться, но в конце концов желание узнать правду восторжествовало.

Она тихонько поднялась и, неслышно ступая по камням, прокралась поближе, стараясь не попасть в белый квадрат света, падавшего из окна.

Теперь говорил Рэй. Джинни услышала:

— ... тоже самое, что произошло с твоей женой.

— Да кто ты такой, чтобы утверждать, что это был не несчастный случай? — возмущенно произнес Пол.

Джинни так вжалась в стену, что сквозь плащ почувствовала каждую шероховатость камня и исходящий от него холод. Ее сердце стучало так сильно, что Джинни подумала, что Пол и Рэй сейчас услышат этот стук в комнате.

Коротко и сухо рассмеявшись, Рэй повторил:

— Это был не несчастный случай. И нам обоим это хорошо известно.

— Ну, хорошо, — после некоторой паузы проговорил Пол. — Пусть нам обоим это известно.

Камень под руками казался все холоднее. Откуда-то издалека ветер доносил равномерный шум волн, разбивающихся о прибрежные скалы, рядом тихонько журчал фонтан. Из кухни, где все еще возилась Мария, шел теплый кисловатый запах свежего хлеба.

Итак, смерть Сьюзан не была трагической случайностью. Джинни чувствовала, как ее раздирают противоречия. Какая-то часть ее "Я" всегда считала, что Сьюзан стала чьей-то жертвой, и эта часть могла теперь торжествовать. «Другая» Джинни была готова разрыдаться.

Она тряхнула головой, словно пыталась отогнать противоречивые мысли, и вся обратилась в слух.

— Если она останется, с ней произойдет то же, что и с Сьюзан, — заявил Рэй.

— Но я все равно не могу допустить, чтобы она уехала отсюда, — сказал Пол, возвращаясь к окну. Джинни еще крепче вжалась в стену.

— Проклятье! — внезапно воскликнул Пол.

Джинни вздрогнула. Она вдруг вспомнила, что забыла у фонтана лампу, которая ярко светила посреди ночной темноты. Ее просто невозможно было не заметить.

— Кто здесь? — закричал Пол.

Джинни ничего не ответила. Через несколько секунд она услышала, как он с шумом вышел из комнаты в коридор, ведущий во внутренний дворик. Ей не оставалось ничего делать, как броситься бежать.

Она опрометью кинулась к воротам, которые выходили на тропинку, ведущую к причалу.

Джинни сбегала вниз по высоким каменным ступеням, не чувствуя под собой ног. Плащ распахнулся и, держась на одной застежке, хлестал по спине. Холодный ветер, сжатый массивными каменными стенами, налетал порывами, бил в лицо и трепал волосы. Казалось, он хотел заморозить слезы, катившиеся по щекам Джинни.

Чья-то тень внезапно отделилась от сумрачной громады скалы и метнулась наперерез. Джинни вскрикнула от ужаса и заметалась, пытаясь увернуться, но цепкие жилистые руки схватили ее за плечи. Она резко развернулась и увидела прямо перед собой перекошенное ненавистью лицо Франца.

— Что вам здесь нужно?! — прохрипел он.

— Немедленно отпустите меня, — закричала Джинни, не зная, какого чувства в ней больше — страха или гнева.

Сверху донесся голос Пола.

— Эй, кто там внизу? — прокричал он. — Франц, это ты?

— Я, мистер Лэнгдон, — отозвался тот и ослабил хватку. Через минуту Пол спустился вниз, и Джинни увидела его каменное от гнева лицо. Когда он разглядел Джинни, глаза его загорелись яростью.

— Что вам здесь нужно? — спросил он, слово в слово повторяя своего слугу.

Джинни с независимым видом вскинула голову.

— Просто мне не спалось, — сказала она. — Я решила выйти подышать свежим воздухом и спустилась сюда поглядеть на волны.

— Вам прекрасно известно, что я не люблю, когда вы разгуливаете по ночам, — в голосе Пола прозвучала угроза.

— А вам прекрасно известно, что я не люблю, когда на меня нападают по ночам, когда за мной шпионят и разговаривают, как с нашкодившим ребенком.

Говоря все это, Джинни прошла мимо Пола, высоко вскинув голову.

Но Пол был не намерен так легко сдаваться. Он быстро обогнал ее и поднялся на ступеньку выше. Круто развернувшись, он оказался с Джинни лицом к лицу.

— Это вы оставили лампу у фонтана? — спросил он.

— Конечно я, кто же еще, — Джинни была обижена не на шутку. — А вы, должно быть, подумали, что это бродит какой-нибудь из ваших семейных призраков?

Медленно поднимаясь по ступеням, они подошли к воротам и вошли во внутренний дворик.

— Значит, — воскликнул Пол, не обращая внимания на язвительность Джинни, — вы подслушивали, стоя под моими окнами!

— Вы еще более бестактны, чем я думала, — сказала Джинни, поднимая лампу с каменного подножия. — С чего это вы решили, что мне будет интересно слушать, стоя у вас под окнами? И к тому же, — Джинни указала лампой в сторону окон, — ваши ставни были закрыты, так что я все равно ничего не могла бы услышать.

Сказав это, она с облегчением подумала, что в ее словах все-таки была доля правды.

Она вовсе не собиралась оправдываться перед Полом. Нужно вести себя так, чтобы ему и в голову не пришло, что она в чем-то виновата.

Джинни прошла мимо Пола к двери, ведущей в темный холл, даже не взглянув в сторону Рэя, который подошел к окну и наблюдал разыгравшуюся сцену с неподдельным интересом.

— Я вынужден снова просить вас не расхаживать по ночам, — крикнул Пол ей вслед. В голосе его чувствовалась кипевшая ярость. — Не заставляйте меня прибегать к жестким мерам.

Джинни остановилась. Она развернулась и посмотрела ни него, чувствуя, что больше не может сдерживаться:

— К жестким мерам, вы говорите... Это, позвольте узнать, к каким? Может, вы собираетесь запирать меня на засов, как вы это проделываете с собственной дочкой? Берегитесь, мистер Лэнгдон! Я вашей пленницей никогда не была. И не буду! Запомните это!

В свете окна было заметно, как побледнел Пол. Он ничего не сказал в ответ. Зато Рэй громко захлопал в ладоши.

— Браво! — крикнул он, высовываясь из окна. — Я думаю, братец, ты нашел себе достойного соперника. Я ведь уже говорил тебе, что у нее характер что надо.

Джинни повернулась к Рэю. Его слова только еще сильнее ее разозлили.

— А вы... — выкрикнула Джинни сквозь слезы, — вы просто... Она так и не смогла подобрать подходящих слов, чтобы достойно ответить Рэю. Вместо этого она быстро вбежала в дом, думая только о том, чтобы спрятаться от насмешек одного и горящих бешеным огнем глаз другого.

Глава шестнадцатая

Едва Джинни вошла в свою комнату и, с грохотом захлопнув дверь, кинулась на кровать, она услышала тихий стук. Раздосадованная тем, что ее не оставляют в покое, она порывисто встала и с лицом, не предвещающим ничего хорошего, распахнула дверь настежь. Перед ней стоял Рэй.

— Представление закончено, — процедила Джинни сквозь зубы и попыталась закрыть дверь. Но Рэй поставил ногу в дверной проем и улыбнулся. В его улыбке читалось подлинное дружелюбие.

— Простите, если я не вовремя вмешался в вашу перепалку с братом, — сказал он. — Я не хотел портить вам удовольствие, но поймите меня правильно, я просто не привык видеть, как над ним насмехаются. Тем более, что он влюблен в вас. — Рэй смотрел прямо в глаза Джинни, и та поняла, что он не собирается заманить ее в ловушку, чтобы потом посмеяться.

Она покраснела и отвела глаза.

— Я боюсь, вы слишком распускаете собственное воображение, — сказала она, невольно повторив слова Доктора Морриса. — Единственное чувство, которое ваш брат более или менее постоянно испытывает ко мне, это раздражение и гнев.

— Не стоит обманывать себя, — сказал Рэй. — Позвольте дать вам один дружеский совет. Постарайтесь запомнить, что иметь воздыхателем такого человека, как Пол, означает поставить себя в опасное положение в этом доме.

Джинни сердито посмотрела на Рэя.

— Опять предостережение! В этом доме, кажется, все помешаны на том, чтобы направо и налево раздавать туманные предостережения, но никому и в голову не придет объяснить, в чем дело.

Серьезность вдруг сошла с лица Рэя. Он подмигнул Джинни.

— А ведь я ничего не рассказал Полу, так что не волнуйтесь.

— Что вы не рассказали? — Джинни была окончательно сбита с толку.

— Наш с вами маленький секрет, — с хитрой улыбочкой произнес Рэй.

Джинни завелась с полоборота:

— Мне было до настоящего времени неизвестно, что у нас есть какие-то общие секреты. Большие или маленькие...

Неожиданно Рэй схватил ее за плечи и привлек к себе.

— В смерти Сьюзан есть кое-что еще, о чем вам никто не сказал, — проговорил он, понизив голос почти до шепота. — Берегитесь, юная леди...

И прежде, чем Джинни успела сказать хоть слово, Рэй обнял ее и поцеловал.

Первое, что увидела Джинни, когда Рэй наконец оторвался от ее губ, был Пол Лэнгдон, стоявший в нескольких шагах от них в коридоре. Он безмолвно смотрел на Джинни и Рэя. На короткое мгновенье Джинни встретилась с ним глазами, но Пол тотчас отвел взор.

— Извините, — пробормотал он и быстро удалился, свернув в длинный холл.

— Извините, — сказал Рэй, разжимая объятья, — но я должен был это сделать, чтобы брат не догадался, о чем мы здесь толковали. Кстати, мне очень понравилось целовать вас.

С этими словами Рэй помахал ей и быстро удалился в сторону противоположную той, куда ушел Пол.

Джинни осталась стоять одна, совершенно оглушенная этим потоком слов и событий.

Этой ночью ей снился Пол. Он стоял на обрыве, обдуваемом ветрами, и ждал Джинни. Она подошла к нему совсем близко, но Пол неожиданно отвернулся и исчез.

Чувство неопределенности, последние дни преследовавшее Джинни, еще больше усилилось на следующее утро. Она проснулась со странным ощущением, что события незаметно, словно исподволь, ведут ее к какой-то развязке, результатов которой предугадать ей было не дано. Если бы Джинни была суеверной, она могла бы сказать, что знамения становились все мрачнее.

Джинни не знала, что предпринять, чтобы остановить поток тревожных событий. Хотя разговор, случайно услышанный ею прошлой ночью, ответил на некоторые вопросы, но он же и посеял новые сомнения. Теперь она точно знала, что смерть Сьюзан не была трагической случайностью. Но Джинни было не известно, что же на самом деле произошло. Она чувствовала, что разгадка где-то рядом, и ничто на свете не могло бы теперь заставить ее уехать.

С другой стороны, и Джинни была вынуждена признаться в этом себе, она больше не могла бороться со страхом. В этом доме, где в первые же дни все обитатели с удивлением отметили ее смелость, Джинни было страшно. Мало-помалу она подходила к пределу мужества, которым может обладать женщина.

В этом доме у Джинни не было союзника. Она не знала, на кого можно было бы полностью положиться. Но самым страшным было то, что Джинни до сих пор не знала, кто же был ее врагом. Даже если кто-нибудь из членов семейства, например Беатрис Лэнгдон, окажется совершенно непричастным к страшным событиям на Пэрлью, было маловероятно, что он примет сторону Джинни. Слуги же были абсолютно преданы своим хозяевам.

Навязчивая мысль преследовала Джинни: она должна уехать отсюда как можно скорее.

Но если она покинет остров, тайна, ради которой Джинни приехала сюда, останется неразгаданной.

«Нет, — сказала она себе. — Я должна остаться здесь до конца и узнать правду».

Настроение этого дня, мрачное от атмосферы неопределенности, не улетучивалось с ходом времени. А после случая с куклой Варды Джинни стало совсем не по себе.

С тех пор, как она привезла из города эту куклу для девочки, Варда просто не выпускала игрушку из рук. Фарфоровая леди не пропускала ни единого урока, ни одной прогулки во внутреннем дворике, поэтому, заметив отсутствие куклы, Джинни поинтересовалась у Варды, что с ней.

— Где же твоя куколка? — спросила она, показывая на то место, куда Варда обычно сажала свою любимицу.

— Куколка мертвая... — проговорила Варда неожиданно глухим голосом. При этом она даже не подняла на Джинни глаза.

— Варда, как ты можешь! — Джинни была поражена тоном девочки. Ей стало жутко от того, что это семейство делает с ребенком... — Как ты можешь так говорить? — снова спросила Джинни. — Где кукла?

— Она упала на скалы... — Варда начала всхлипывать. — ... и разбилась насмерть.

Мария, которая, по всей вероятности, услышала их разговор, вытащила что-то из большой коробки, стоявшей рядом с кухонным столом, и молча подала Джинни.

Перед Джинни лежала кукла. Ее нельзя было узнать. Половина лица куда-то исчезла, рука была оторвана. На другой руке не осталось ни единого пальца, а ноги изящной дамы висели на двух тонких проволочках.

Варда рыдала, закрыв лицо ладошками. Джинни сделала знак Марии, и они обе вышли в холл. Там Джинни быстро спросила служанку:

— Что произошло с куклой? — она говорила тихо, хотя Варда и так не могла их услышать.

Мария казалась искренне огорченной. Она впервые заговорила так, что Джинни не почувствовала отчуждения в голосе служанки.

— Маленькая мисс вышла на башенку поиграть. Хотя ей это не разрешают, там же очень опасно, а девочка иногда забывается. Так вот, она вышла и, кажется, случайно уронила куклу из окна, а та возьми, да и разбейся об камни. Внутренний дворик-то весь замощен камнями, сами знаете...

— О, Господи! — Джинни разглядывала изуродованную игрушку. Пытаться починить ее казалось бессмысленным. Придется подыскать в городе другую куклу. Но не сейчас: ребенок будет только противиться мгновенной замене.

Мария вдруг прищелкнула языком.

— Вот так же и ее мать умерла.

Джинни испуганно посмотрела на служанку. Да, все, действительно, выглядело похоже. Даже Варда, объясняя, ни словом не обмолвилась о внутреннем дворике. Она сказала, что кукла разбилась о скалы и умерла.

Джинни снова подумала о том, насколько сумрачной и несчастной должна быть жизнь девочки, запертой на замок, запугиваемой старыми семейными преданиями, не знающей, что такое радость. «Быть может, — думала Джинни, — Варда воспроизвела смерть собственной матери, поддавшись странному жестокому любопытству?»

Эта горестная догадка заставила Джинни после завтрака искать Пола.

Она была несомненно уязвлена его холодностью, но решила, что не будет обращать на это внимание. Сейчас ее больше всего заботило состояние девочки, и Джинни не могла позволить, чтобы личные отношения и чувствам Полу взяли верх над ее вол нениями за судьбу Варды.

— Я пришла, чтобы поговорить с вами о вашей дочери, — сказала Джинни, стоя в кабинете перед столом, за которым сидел Пол. В ответ на его предложение сесть, она отказалась.

— Мне кажется, вы очень хорошо поработали с Вардой, — голос Пола звучал очень официально и по-деловому. По-моему, она не только стала хорошо учиться, но, мне кажется, девочка стала более жизнерадостной. И к тому же, пусть некоторые мои действия кажутся вам странными, но я хочу сказать, что меня очень волнует судьба моего ребенка...

— Я совершенно уверена в этом, иначе я бы не разговаривала с вами сейчас. Но, если позволите мне быть настолько откровенной, мне не кажется, что девочке живется хорошо. Возможно, с моим приездом у нее появился кто-то, кто заботится о ней, и она стала от этого менее несчастной, но этого явно недостаточно. Я считаю, что тот образ жизни, который она ведет, совершенно неприемлем для ребенка.

Пол долго смотрел на Джинни, но в глазах его была пустота. Никаких эмоций. Наконец он спросил:

— И что же вы предлагаете?

— Я считаю, что девочку необходимо увезти с острова, — твердо проговорила Джинни. — Поблизости есть достаточно отличных школ, куда ее можно отдать, причем в некоторых школах плата сравнительно невысокая. Да и вам обойдется дешевле платить за обучение в хорошей школе, чем нанимать ей учителей для индивидуальных занятий. Я не могу научить ее большему, чем знаю сама. Очень скоро она дойдет до такого уровня, когда ей понадобятся более профессиональные преподаватели.

— Я думаю, когда она дойдет до этого уровня, — сказал Пол, складывая руки в знак окончания разговора, — мы будем приглашать более профессиональных преподавателей. Боюсь, ваша идея отдать Варду в школу не станет предметом обсуждения. Но в любом случае, позвольте мне поблагодарить вас за то, что вы сделали.

— Но почему? — упрямо переспросила Джинни, отказываясь принять его решение как окончательное. — Вам далеко не безразлична ваша дочь, я это знаю. И я не верю, что вы не видите, как вредно ей жить такой жизнью.

— Моя дочь должна остаться на Пэрлью, — снова проговорил Пол. В его голосе прозвучали железные нотки.

Он встал и, подойдя к двери, открыл ее.

— А теперь, извините, я должен заняться разбором особо важной корреспонденции.

Эта же особо важная корреспонденция стала причиной спора в тот вечер за обедом.

— Я списался с одной нью-йоркской фирмой, они занимаются капиталовложениями, — заговорил Пол, когда меняли блюда. — Так вот, они предлагают очень солидные Деньги. Как я понял, группа покупателей заинтересована в том, чтобы устроить здесь курорт.

Беатрис снисходительно улыбнулась.

— Ты можешь представить, как по нашему острову начнут расхаживать толпы приезжих? — обратилась она к Рэю. — Толстые старые мужчины с клюшками для гольфа и еще более старые дамы со скулящими собаками.

— Боюсь, дело может и до того дойти, — сказал Пол, всем своим видом показывая, что его это не смущает. — Я запросил чуть больше, чем они предлагают, и если они согласятся поднять цену, я готов продать им остров.

Беатрис Лэнгдон побелела.

— Ты не сделаешь этого, — сказала она гневно. — Я просто не позволю тебе.

Пол остался безучастен к ее словам.

— Вы не сможете избежать продажи, и это вам хорошо известно, — сказал он.

В полном молчании Беатрис Лэнгдон холодно посмотрела на сына. Когда она снова заговорила, высокомерия: в ее тоне больше не было слышно.

— Но почему, скажи мне.

— Все в действительности очень просто. Мы больше не можем позволить себе содержать остров. Собственно, уже несколько лет, как мы не можем свести концы с концами. Владение в Нова Скотиа гораздо меньше и дешевле. С ним проще управляться. Если продать все, что у нас есть кроме Нова Скотиа, мы сможем в полном комфорте жить до конца своих дней, вместо того, чтобы каждый день экономить на всем, как мы делаем сейчас.

— Но ведь дела идут гораздо лучше, чем в прошлые годы, — возразил Рэй. К удивлению Джинни, он, казалось, тоже был сильно опечален перспективой утраты острова. Никто словно не замечал ее присутствия. Джинни украдкой изучала Пола и по его лицу догадалась, что, несмотря на маску непреклонности, это решение будет самым болезненным именно для него.

— Это все благодаря деньгам Сьюзан, — с горечью в голосе сказал Пол. — Но все, равно этих денег недостаточно, чтобы поднять все хозяйство и содержать его.

— Но есть еще доля Варды, которую оставила ей твоя жена, — с азартом заговорил Рэй. — Неужели мы не можем взять часть этих денег!

Пол отрицательно покачал головой.

— Не надо говорить глупости. Мы не можем трогать эти деньги.

Беатрис так громко ударила ладонью по столу, что задрожал хрусталь и посуда.

— Ох уж эта женщина! — воскликнула она. — Богу известно, как я ее ненавидела. Даже умерев, она умудрилась спрятать от нас свои деньги.

— Матушка! — урезонил ее Пол.

Впервые за все то время, что они спорили, он обратил внимание на сидевшую за столом Джинни.

— Простите нам эту семейную сцену, — сказал он, обернувшись к ней. — Уверяю вас, все кончено.

С этими словами он сурово посмотрел на мать И брата. Беатрис Лэнгдон, однако, не унималась.

— Ты забываешь об одном. Дом в Нова Скотиа не спрятан от людских глаз так, как этот дом. А ведь это может оказаться серьезной проблемой, не так ли?

Хотя Джинни и не поняла почему, она увидела, что эта фраза очень смутила Пола. На какое-то мгновение Пол заколебался, потом с насмешливой улыбкой вдруг сказал:

— Наша учительница все равно уверяет, что Варда должна уехать с острова. Вполне возможно, Что она не так уж далека от истины.

Беатрис улыбнулась в ответ. В ее улыбке был холод и укол.

— Ты не посмеешь, — сказала она предостерегающим тоном. Рэй встал из-за стола и, подойдя к Джинни вплотную, прошептал ей на ухо:

— В Нова Скотиа только чуть-чуть холоднее. Так что я не думаю, что вам там будет неплохо.

— Меня что же, погрузят и перевезут вместе с мебелью, как вещь? — спросила Джинни.

— Ну конечно! Ведь вы — самое драгоценное, что мы имеем. С этими словами Рэй рассмеялся и посмотрел в побагровевшее лицо брата.

Глава семнадцатая

Джинни была удивлена, когда Франц, вернувшийся из очередной поездки в город, привез ей письмо. Письмо, адресованное Синтии Бэрк. Джинни с сомнением разглядывала конверт, не решаясь вскрыть его. Вдруг там что-нибудь личное... Но, повнимательней приглядевшись к почерку, узнала руку, и, поручив Марии приглядывать за Вардой, удалилась в свою комнату.

Письмо было от Лу Беннера. Он был весьма краток:

«Я в гостинице в Грэндиз Лэндинг. Не можешь ли выбраться ко мне?»

Под письмом не было подписи, имя Джинни тоже не упоминалось. Ничто в письме не могло бросить тень на Джинни, но, несмотря на это, она разорвала письмо на мелкие кусочки и выбросила их в окно. Сделав это, она вышла из своей комнаты и отправилась искать Лэнгдонов.

Она нашла Рэя и Беатрис во внутреннем дворике. Они о чем-то оживленно разговаривали, и Джинни догадалась, что разговор касался планов Пола продать остров.

Они оба сразу замолчали, как только заметили приближающуюся Джинни. По тому, как они разом смолкли и настороженно посмотрели в ее сторону, Джинни поняла, что они инстинктивно причисляют ее к союзникам Пола. В какой-то мереэто польстило Джинни, хотя ей гораздо больше понравилось бы, если бы сам Пол стал причислять ее к своим союзникам и друзьям.

— Простите, — начала она, — у меня неожиданно появилась проблема, которую я хотела бы решить с вами. Нельзя ли мне съездить в город сегодня после полудня?

— Я думаю, эту проблему можно легко решить, — сказала миссис Лэнгдон. Потом, словно о чем-то вспомнив, подняла бровь:

— Я надеюсь, ничего серьезного? Джинни невинно улыбнулась ей.

— О, нет, что вы! Это просто личный вопрос, — поспешила заверить она.

Миссис Лэнгдон так и не удалось узнать, что же за вопрос собиралась решить Джинни на континенте. Не проявив внешне никакого неудовольствия, она лишь грациозно повела плечами.

— Я распоряжусь, чтобы Франц отвез вас. Я понимаю, вы хотели бы отправиться побыстрей.

— О, да! Я только захвачу свой плащ, — крикнула Джинни уже на полпути к дому. Потом вспомнила и обернулась. — Спасибо вам!

Когда через некоторое время она вернулась, Лэнгдонов поблизости не было.

Зато был Франц, ожидавший ее у причала. Он явно не был счастлив от перспективы второй раз за день плыть на континент, но Джинни решила не обращать внимания на его угрюмый вид. Ее больше интересовало, что скажет Лу. «Зачем он приехал?» — думала она.

Джинни встретилась с Лу в холле гостиницы. Его знакомое озабоченное лицо показалось ей добрым предзнаменованием. За те дни, что она пробыла на острове, Джинни почти забыла радость сознания того, что рядом есть друг, на которого можно положиться.

— Лу! — воскликнула Джинни, обнимая его со счастливой улыбкой. — Какая радость снова видеть тебя!

— Я тоже рад видеть тебя, Джинни. Я уже стал было думать, что они заковали тебя в цепи и бросили в темницу, — заговорил Лу. — Я хотел бы приехать раньше, да не мог вырваться — дела в суде. С того дня, как объявилась эта девушка, Синтия Бэрк, у меня душа была не на месте.

— Ты позаботился о ней? Все нормально? Было бы ужасно, если бы бедная девочка не получила обещанных денег. Да и представь, в каком бы я оказалась положении...

Лу отвел ее в уголок холла, где их никто не мог услышать.

— С мисс Бэрк все в порядке. Кстати, собираясь к тебе, я специально навел справки. Так вот, операцию ее матери сделали успешно, и теперь она быстро поправляется. Все благодаря тебе!

— Я очень рада, — искренне сказала Джинни.

Они сидели на маленьком кожаном диванчике. Лу с лукавством и улыбкой, которая, однако, не могла скрыть легкой тревоги, спросил:

— А как твоя операция? Джинни покачала головой.

— Не совсем успешно, — призналась она. Потом добавила: — Но и не полный провал...

Джинни вкратце рассказала Лу Беннеру обо всем, что случилось и что удалось узнать с тех пор, как она приехала к Лэнгдонам на Пэрлью. По возможности, Джинни старалась поменьше рассказывать о том, что касалось смерти Сьюзан. Ей не хотелось беспокоить Лу своими эмоциональными проблемами.

Чем больше рассказывала Джинни, тем мрачнее становился Лу. Он все время сидел нахмурившись и внимательно, ни разу не прервав, слушал. Наконец Джинни дошла до событий последних дней.

— Итак, — в заключение сказала она, — похоже, я на пороге разгадки большой тайны... Если, конечно, смогу продержаться еще немного.

Лу Беннер с сомнением посмотрел на Джинни.

— Ты знаешь, мне совсем не нравится эта история, — сказал он. — Я сразу же связался бы с тобой, как только узнал, что ты живешь у них. Единственное, что меня удерживало, так это нежелание вызвать подозрение Лэнгдонов.

Джинни сидела молча, словно школьница, которую отчитывает директор. Ей было неловко от того, что она поневоле втравила в это дело Лу.

— Я знаю, Лу. На тебя можно положиться, — сказала она совсем по-мужски, хлопнув его по колену. — Но пока я контролирую собственные действия, ничего опасного со мной не может случиться.

— На твоем месте я не был бы так уверен, — сказал Лу. В его голосе чувствовалась неподдельная тревога. — Если хочешь, я расскажу тебе, что мне удалось узнать.

Джинни кивнула. Лу продолжал:

— В первую очередь скажу тебе, моя дорогая, что очень сомневаюсь в том, что Лэнгдонам все еще неизвестно, кто ты на самом деле. Во всяком случае, один из них — Рэй — точно знает, что ты сестра Сьюзан. Я кое-что вызнал в городке, и мне сообщили, что Рэй наводил о тебе справки.

Джинни кивнула.

— Я ожидала этого. Но я не думаю, что он рассказал остальным. И я не думаю, что мне стоит его бояться. Я полностью уверена, что Рэй — совершенно безобидное существо.

— Джинни, я не хотел бы, чтобы ты опять возвращалась на этот остров, — сказал Лу. — Во всяком случае, тебе не стоит возвращаться одной. Если тебе так необходимо туда ехать, возьми по крайней мере меня с собой. Мы выскажем им наши подозрения и потребуем всей правды.

— И нас с тобой тут же вышвырнут с острова, — закончила за него Джинни. Она тряхнула головой. — Нет, Лу. Я должна ехать одна. Это единственный способ узнать правду. Поверь мне.

Лу глубоко вздохнул. Казалось, он что-то мучительно взвешивал в голове. Наконец он согласился:

— О'кей, — сказал он. — Но я ставлю тебе одно условие. Я собираюсь пробыть здесь еще несколько дней. На всякий случай, если вдруг понадоблюсь... Скажи мне, ты смогла бы справиться с одной из их лодок, если возникнет такая необходимость?

Джинни неуверенно кивнула.

— Думаю, да, — сказала она.

— Ну, что ж. В таком случае, если произойдет что-нибудь ужасное, если просто что-нибудь будет угрожать тебе, обещай, что немедленно покинешь остров.

Джинни задумалась в нерешительности. Она понимала, что Лу по собственной инициативе начнет предпринимать любые меры, если что-нибудь будет ей угрожать.

— Хорошо, — кивнула она, — я обещаю.

— И еще одно, — Лу быстро оглянулся, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает. — Я хочу, чтобы ты взяла с собой вот это...

Лу сунул руку во внутренний карман, вытащил оттуда маленький блестящий револьвер и быстро спрятал его в сумку Джинни.

— Вполне вероятно, что тебе не придется им воспользоваться, но, все равно, для душевного спокойствия неплохо иметь эту штуку при себе. Если ты никого не застрелишь, то во всяком случае можешь хорошенько испугать.

— В первую очередь себя, — Джинни нервно рассмеялась. — Я наверняка прострелю себе ногу.

Но, несмотря на эти слова, она чувствовала, как приятная тяжесть револьвера возвращает ей уверенность и спокойствие.

— Ну, я, наверное, пойду, — Джинни протянула руку Лу Беннеру. — Я постараюсь прислать письмо через пару дней.

Уже в дверях Джинни еще раз напоследок обернулась. Лу оставался стоять на том же самом месте. В глазах его была тревога. Джинни помахала ему на прощание и вышла на улицу.

На противоположной стороне улицы на тротуаре ее поджидал Франц.

— Что вы здесь делаете? — спросила она. Джинни почувствовала, как на нее накатывает волна страха. Она оставила Франца на причале, а он пошел за ней.

— Уже поздно, — буркнул он и пошел вниз по улице. — Мы должны отправляться назад.

Джинни быстро, еле поспевая за Францем, пошла к причалу. Сознание точила жуткая мысль, что Франц следил за ней. Видел ли он револьвер, который Лу Беннер сунул ей в сумку? Она не могла припомнить, видна ли та часть холла, где они разговаривали, через окно, а вернуться и посмотреть она не могла.

— Откуда вы узнали, что я здесь? — не удержалась и спросила Джинни.

— Город маленький, — произнес Франц, оставив Джинни самой толковать эти два слова так, как ей захочется.

Когда катер причалил к острову, было уже совсем темно.

Джинни сразу же прошла в свою комнату, чтобы привести себя в порядок и переодеться к обеду. Не успела она надеть другое платье, как в комнату с озабоченным видом вошла Мария.

— Маленькая мисс спрашивала вас, — сказала она и закусила губу. ...Она очень хочет вас видеть.

— С ней все в порядке?

— Да, но... — Мария замялась. На ее лице была явственно видна борьба между привитым годами умением молчать и любовью к ребенку. — Говорит, что видела сон... Что очень хочет вам что-то сказать.

Джинни вздохнула с облегчением.

— Ну, что ж, через минуту я приду, — сказала она. Потом, словно спохватившись, добавила: — Не стоит сообщать ее отцу, что я пойду к ней, а привести девочку в столовую комнату вы можете сами.

Варда все еще сидела в халатике. Очевидно, она только что проснулась. Джинни про себя отметила, что девочка спит в закатные часы, а это нехорошо. Лицо Варды выражало озабоченность.

— Привет, моя дорогая, — Джинни приветствовала девочку, как подружку, и хлопнула ее по плечу. — Ну-ка, признавайся, что это мне Мария рассказывает про плохие сны и дурные мысли...

Варда покачала головой.

— Это не плохой сон, — сказала она. В голосе девочки чувствовалась неуверенность. — Это просто сон про тебя. Я пока спала, мне приснился голос, и он сказал, что моя мама тебя зовет.

Джинни обернулась и посмотрела на Марию, но та только беспомощно молчала, не зная, что сделать или сказать.

— Твоя мама? — переспросила Мария. Девочка кивнула.

— Да. Голос еще тогда сказал, что ты должна подняться на чердак в западном крыле и там тебя ждет письмо.

Джинни постаралась изобразить полное спокойствие и безразличие, но так, чтобы не обидеть девочку.

— Ну, что ж, если так, письмо, наверное, очень важное, — сказала она и пожала плечами.

— Очень-очень, — подтвердила Варда. — Этот голос сказал, что письмо очень важное и что ты должна поскорее прийти.

Джинни чувствовала, как голова разрывается от мыслей. Было ли это просто сном? Или каким-нибудь очередным тайным планом, чтобы... «Чтобы что?» — спросила она себя. Быть может, Сьюзан не?

Джинни тряхнула головой. «Я становлюсь такой же глупой и наивной, как и эти Лэнгдоны со всеми их суевериями».

Она повернулась к девочке.

— Скажи мне, малышка, — попросила Джинни, — а этот голос... Это был мужской или женский голос?

Услышав эти слова, Мария ахнула, но Джинни даже не посмотрела в ее сторону, продолжая пытливо всматриваться в лицо Варды.

Варда пожала плечами и сказала, словно поучая маленькую непонятливую девочку:

— Это был ангельский голос.

Она посмотрела на Джинни так, будто такие вещи должны быть известны каждому.

— Только ангелы могут разговаривать с тобой во сне. Джинни еще раз потрепала девочку по плечу и поцеловала.

— Ну, спасибо тебе, моя милая, что ты так точно исполнила то, что тебе поручил голос. А теперь обещай, что выкинешь все эти мысли из головы. Обещаешь!

Девочка кивнула.

— Обещаю.

Она была явно рада сбросить с себя груз томившей ответственности.

Джинни встала, чтобы уйти. Уже в дверях ее остановил испуганный шепот Марии.

— Мы не ходим в западное крыло.

Джинни ничего не ответила служанке и прошла назад в свою комнату. Она прекрасно знала, что западное крыло дома пустовало. Рэй рассказал ей, что комнаты в этой части дома были пусты и не отремонтированы.

Какое-то время она просто сидела в своей комнате, размышляя над странным «посланием». Естественно, Варда не могла сама выдумать все это, хотя у девочки было хорошее воображение. Но если не сама, то что ее натолкнуло на это?

Внушение во сне? Джинни знала из книжек, что иногда пациентов психиатрических клиник подвергают гипнотическому воздействию во время сна. Команды шепчут им на ухо, и эти команды воздействуют непосредственно на подсознание.

Возможно, кто-нибудь во сне нашептал все это Варде в расчете, что она потом проснется и обязательно расскажет Джинни о том, что ей снилось.

Но кто? И зачем?

Наконец Джинни встала, взяла лампу и потихоньку выскользнула из своей комнаты.

Холмы стояли, погруженные в сумеречный мрак. Все семейство, должно быть, готовилось к обеду. Что-то останавливало Джинни. Подспудный страх принуждал ее остановиться. В каждом углу ей чудились длинные щупальца чьих-то призрачных теней, будто тянущих ее в черную бездну провала, но она упрямо шла с леденеющим сердцем, зная, что любопытство и желание узнать правду все равно пересилят, думая о том, что более спокойного и безопасного времени, чем этот поздний предобеденный час, все равно не будет.

Ей только и нужно было, что следовать поворот за поворотом по темным холлам, ведущим из главной башни в западное крыло дома. Скоро Джинни дошла до анфилады пустых комнат, в которых, по-видимому, никто не бывал много лет.

В одном месте Джинни наклонилась и провела пальцем по полу. Пыль собралась под пальцем в комок, густая и плотная. Здесь никто никогда не ходил. И, значит, никто не может ее здесь поджидать. Просто невозможно поверить, что кто-нибудь мог пройти по этим полам, не потревожив многолетнюю пыль, не оставив следов столь же явственных, как те, что оставались от ног Джинни.

Джинни с сомнением осматривала комнаты и коридоры, думая о том, что, пожалуй, вряд ли сможет сама найти чердак. Неожиданно она вышла в помещение, которое в свое время, должно быть, служило второй библиотекой. В одном углу комнаты шаткие подгнившие ступеньки вели вверх к закрытой дубовой двери в конце маленького коридорчика, находившегося уровнем выше.

Она остановилась у основания ступенек. Было бы глупо доверяться этим полусгнившим доскам, явно непрочным и расшатанным.

Внезапно тонкий луч света скользнул по трещине под дверью. Свет мелькнул, лизнул темные запыленные ступеньки и погас. Пот том все повторилось опять.

Кто-то был в комнате за закрытой дубовой дверью и бесшумно двигался с лампой или факелом...

«Сьюзан», — подумала Джинни, но тут же, тряхнув головой, отогнала от себя эту глупую мысль. Духи не возвращаются на землю, чтобы бродить по ней с тихими стонами. Джинни была слишком умна, чтобы в это поверить.

За этой дверью был кто-то такой же живой и реальный как она сама, и этот кто-то хотел ее испугать. Более того, этот человек весил не меньше, чем Джинни. И если эти ступеньки выдержали вес того, кто сейчас изображал за дверью призрака, они легко выдержат и ее.

Решив это, Джинни повыше подняла лампу, чтобы осветить себе путь, и решительно шагнула вперед.

Она так и не смогла добраться до двери с ее призрачным свечением. Гнилые ступеньки оказались как раз такими же хрупкими и ненадежными, как вначале предполагала Джинни. Они страшно прогнулись под ней с мучительным скрипом и внезапно, оторвавшись от стены, рухнули вниз, увлекая за собой Джинни, которая судорожно ловила руками воздух, пытаясь найти опору.

Глава восемнадцатая

Ей снился Лэнгдонский Зверь. Он держал ее в своих могучих лапах и тащил через нескончаемые, тускло освещенные комнаты и холлы.

В какой-то момент Джинни открыла глаза и увидела над собой лицо Пола Лэнгдона, который нес ее на руках через коридоры и холлы. Но сознание опять затуманилось, и Джинни погрузилась в сон. Пол опять превратился в Зверя, она почувствовала укус его клыков. Ее плоть была распорота, жизненные силы покидали тело. Она пыталась сопротивляться кошмару, но лапы цепко держали ее.

— Тихо! Не шевелитесь и лежите спокойно!

Она лежала спокойно. Кошмар кончился. Через минуту или две Джинни открыла глаза. Она снова увидела Пола, склонившегося над ней. В его глазах была тревога.

— Все в порядке, — мягко сказал он, прижав ее плечи к подушке, когда Джинни попыталась сесть в кровати. — Отдыхайте. Не бойтесь, я здесь.

От сознания, что он здесь, Джинни расслабилась. Она действительно отдохнула. На этот раз она спала без мрачных кошмаров. Сон был легким и полным.

Когда Джинни снова проснулась, Пол все еще был в ее комнате. Теперь он отдыхал, задремав в кресле-качалке, которое оттащил от камина. Джинни потянулась, и Пол проснулся, услышав шорох ее одежды. Он выпрямился и сел, потирая глаза.

— Вам уже лучше? — спросил он.

Джинни улыбнулась ему и неуверенно кивнула.

Левая рука сильно болела, и Джинни, повернув голову, обнаружила, что ее локоть забинтован.

Сон постепенно полностью уступил место ясности, и вместе с пробуждением Джинни почувствовала боль в других частях тела, которые были сильно исцарапаны.

— Кажется, мы вовремя сняли с вас повязки. Как раз вовремя, чтобы наложить новые, — сказал Пол, кивая на ее руку. — Впрочем, вам, как всегда, повезло — никаких серьезных ушибов или переломов.

Он на минуту замолчал. Джинни посмотрела на него. Глаза Пола были очень серьезны.

— Если вы и дальше собираетесь нарушать все мои требования и правила, у вас будет еще больше синяков. Я ведь не раз предупреждал, чтобы вы не расхаживали по дому и по острову одна... В доме очень много опасных мест.

— Я расхаживала не по собственной воле, — сказала Джинни, — меня туда послали.

Пол был крайне удивлен.

— Послали? Кто?

— Кто-то, ожидавший меня наверху, на чердаке. Этот кто-то знал, что я поднимусь по ступенькам и ступеньки проломятся.

Джинни рассказала о послании, которое передала Варда. О письме от Сьюзан, которое ожидало ее, о блуждающем свете, скользнувшем под дверью, ведущей на чердак.

— И вы, конечно, сразу же решили, что я заманил вас туда? — спросил Пол. Его глаза внимательно смотрели на Джинни.

Она встретила его взгляд, не моргнув.

— Нет, — призналась Джинни. Она говорила правду. — Я долго думала о... о самых разных вещах. Я предполагала самые невероятные, самые ужасные вещи, но мне никогда не приходило в голову, что вы можете намеренно причинить мне боль.

По бесстрастному лицу Пола нельзя было догадаться, приятно ли ему то, что говорила Джинни.

— Но ведь вы считали, что я намеренно причинял боль своей жене? Ведь вы все еще считаете, что это я убил ее, не правда ли?

После этих слов воцарилось долгое тягостное молчание. Но в конце концов, заглянув вглубь своей души, Джинни нашла в себе силы и веру, чтобы сказать:

— Я так не считаю. Конечно, я не знаю, что произошло, но я не думаю, что вы убили ее.

Джинни заметила, что взгляд Пола стал спокойнее и мягче. Он облегченно вздохнул:

— Я не убивал. Я не любил ее, это правда, но я не убивал Сьюзан. Я богу молился, чтобы вы это поняли.

Джинни не стала спрашивать, почему Полу было так важно, чтобы она поверила ему и поняла его. Ответ был очевиден, а Пол относился к тому типу мужчин, которые ждут от женщины, что она будет верить в его чувства и понимать их без многословных объяснений и бесконечных напоминаний. Каким бы ни было это чувство, добрым или злым, оно всегда одинаково сильно и реально.

— Если вы не любили свою жену, зачем вы женились?

Пол сцепил руки и сжал их между колен. Он сидел так и смотрел на них, словно впервые задал себе этот вопрос. Смотрел так, будто на ладонях было написано объяснение содеянному.

— Уж поверьте, не только ради денег, уверяю вас, пусть кто угодно говорит вам обратное, но это не так. Поймите меня, я так долго жил среди мрачных теней. Теней этого старого дома. Призраков болезни моего отца, призраков финансового краха семьи... И тут я встретил Сьюзан. Я ездил тогда по делам в Нью-Йорк... Мне показалось, что Сьюзан сразу же привязалась ко мне. Она была такой живой, красивой, такой остроумной. Для меня это было так, словно кто-то вдруг сорвал занавес с окна в темной комнате и желтый солнечный свет ворвался во мрак, как сноп... как взрыв... Я отдавал себе отчет в том, что не люблю ее, но она была самым светлым, самым красивым, самым милым существом в моей жизни за долгие-долгие годы...

Пол неожиданно замолчал и посмотрел на Джинни. Его глаза молили поверить... Затем он продолжал:

— О, конечно, мне было известно, что у нее есть деньги. Думаю, подсознательно это довлело надо мной больше, чем я предполагал. Но когда я привел Сьюзан в наш дом, то искренне верил, что она принесет с собой свет. — Пол тяжело вздохнул. — К сожалению, она не обладала такой всепобеждающей жизнерадостностью, как вы. Мрак этого дома, угрюмость каменного острова оказались сильнее, чем Сьюзан. Все пошло вкривь и вкось с самого начала. Она поняла, что я не люблю ее, раньше, чем это понял я сам. И она тоже не любила меня. Я был просто заменой отца, которого она незадолго до этого потеряла.

Джинни в полном молчании сочувственно слушала Пола. Она прекрасно понимала все, о чем он говорил. Никто не мог казаться умнее и очаровательнее Сьюзан, когда ей этого хотелось. Джинни на мгновение ясно представила себе их обоих — Пола и Сьюзан — сблизившихся, слившихся в едином душевном порыве под влиянием момента. И так же явственно она представила себе, как быстро распался этот непрочный союз. В таком доме, в таком месте, как Пэрлью, Сьюзан, с ее слабостью и почти детской переменчивостью, было достаточно всего нескольких недель, чтобы полностью измениться в своем отношении к Полу. Но Пол Лэнгдон был не из тех, кто с легкостью признает свое поражение. Не надо было ни о чем спрашивать, чтобы догадаться, что он не верил в разводы. Он был из тех, кто, однажды дав слово, держал его во что бы то ни стало. Подписав брачный контракт, Пол Лэнгдон дал слово, и только смерть могла положить конец его супружеству. Пол посмотрел на Джинни.

— Наверное, мне следовало отпустить Сьюзан, — он беспомощно развел руками. — Возможно, она была бы теперь жива...

Пол замолчал, и Джинни подумала, что сейчас он расскажет ей о том, как погибла Сьюзан. Но вместо этого он просто повторил:

— Я не убивал ее.

С этими словами он порывисто встал и подошел к колокольчику, чтобы вызвать Марию. Когда минутой позже служанка вошла в комнату, Пол что-то очень тихо сказал ей. Та посмотрела на Джинни и понимающе кивнула. Пол направился к двери.

— Пойду взглянуть, что там на чердаке, — объяснил он Джинни. — Мария останется с вами. Вы можете ей полностью доверять.

Когда Пол ушел, Мария заняла его место в кресле. Она сидела, опустив руки на колени. Глаза ее были наполовину закрыты. По виду служанки было невозможно определить, как рна относится к необходимости ухаживать за Джинни. Но Джинни была спокойна. Пол сказал, что она может полностью доверять Марии. Ее тревожило совсем другое. Слова Пола означали, что она не должна доверять никому другому.

Пока Пола не было, к Джинни в комнату в разное время наведывались Беатрис и Рэй. Беатрис была вежлива и казалась участливой, но в ее облике сквозило явное неодобрение.

Казалось, она была недовольна тем, что Джинни умудрилась вляпаться в очередную историю. Она очень недолго пробыла в комнате и ушла, едва успев сказать положенные вежливые пожелания скорейшего выздоровления. Уходя, она не забыла в очередной раз порекомендовать, чтобы впредь Джинни не разгуливала по дому и острову одна и вообще слушалась указаний Пола.

— ...будьте так любезны, дорогая. И поверьте, я очень рада, что на этот раз обошлось без серьезных последствий, — с этими словами Беатрис Лэнгдон закрыла за собой дверь.

Рэй был более вежлив и участлив, но не в меру любопытен.

— Ну признайтесь, что вы там делали? — не унимался он. — Искали старинные сокровища Лэнгдонов?

Джинни решила не рассказывать правду никому, кроме Пола и Марии, которая и так знала большую часть того, что произошло.

— Просто осматривала дом, — ответила Джинни невинным тоном.

— Послушайте, а ведь вы могли бы позвать меня с собой... — Рэй улыбнулся и подмигнул ей. — Я всегда счастлив сопровождать вас, и мог бы показать вам пару-другую ловушек для дурачков...

Джинни с горечью признала правоту его слов. Рэй назвал все своими именами. Она действительно попалась на приманку для дураков, но, с другой стороны... только один человек мог знать про эти ловушки...

Как только вернулся Пол, Рэй ушел.

Пол отпустил и Марию, и та, не проронив ни слова, зашаркала в сторону кухни. Они остались одни. Пол подошел и сел у изголовья кровати. В глазах его была еще большая тревога, чем час назад.

— Ну, — спросила Джинни, — какие версии относительно призраков на чердаке?

Пол покачал головой.

— На чердаке никого не было. Джинни лишилась дара речи.

— Но этого не может быть, — сказала она, оправившись от изумления. — Там точно кто-то был. Я видела свет из-под двери.

Пол только сокрушенно вздохнул...

— Нет, — повторил он. — Я взял лестницу и поднялся на самый верх. В этой комнате лет десять никто не бывал. Даже мышь не могла бы прошмыгнуть туда, не оставив за собой следа.

— Значит, этот кто-то прокрался снаружи дома, — предположила Джинни.

— Там только одно-единственное выбитое окно. Нет ни лестницы, ни перил. Окно выходит на внутренний дворик, да и то на высоте третьего этажа. Так что нет никакой вероятности, чтобы кто-нибудь мог забраться в эту комнатку на чердаке.

— Но, Пол! Я видела свет, он двигался по полу.

В ответ Пол снова вздохнул. Джинни опустила глаза и покачала головой.

— Я ничего не понимаю.

Через некоторое время Пол помог Джинни встать с постели и она с облегчением почувствовала, что, если не считать некоторой скованности в мышцах, она может передвигаться по комнате достаточно легко.

Скоро вернулась Мария и принесла горячий суп и шоколад. Пока Джинни ела, Пол сидел рядом с ней.

Когда она поела, то отодвинула от себя поднос и наконец высказала мысль, которая не давала ей покоя последние дни.

— Мне кажется, я должна уехать, — проговорила Джинни, не глядя на Пола.

Он был изумлен.

— Почему?

— Того, что случилось, вполне достаточно, чтобы захотеть уехать, — Джинни посмотрела на Поля испытующим взглядом.

Он с трудом изобразил на лице удивление. Было странно видеть его вымученную улыбку.

— Значит, в конце концов, вас все-таки можно испугать. Я уже начал было думать, что вам вообще неведом страх.

Джинни рассмеялась, но смех ее не был веселым.

— Нет, — сказала Джинни, — конечно же дело не в этом. — Она растерялась, пытаясь найти верные слова. — Здесь повсюду тайны и недомолвки. Вещи, которые вы не можете или не хотите мне объяснить. Если я останусь, эта недосказанность станет стеной между нами. Я очень хочу доверять вам, очень хочу верить, что вы неповинны в смерти вашей жены. Но я не могу остаться жить здесь, просто забыв обо всем.

— Я не могу отпустить вас, — после некоторой паузы произнес Пол. — Я не отпущу вас.

— Тогда, быть может, вы расскажете мне обо всем до конца? Все обстоятельства гибели вашей жены, все тайны и секреты, о которых вы до сих пор молчали.

Джинни с надеждой посмотрела на Пола. Он закрыл лицо руками.

— Нет, — произнес он наконец. — Не сейчас.

— Тогда мне придется уехать.

— Но я люблю тебя! — воскликнул он, и в голосе его чувствовалась мука. — И ведь ты, ты тоже любишь меня. Разве этого недостаточно?

Джинни не было нужды подтверждать то, что сказал Пол, они оба знали об этом.

Джинни сказала:

— Остальные уничтожат нас...

Через минуту Пол встал. Казалось, он снова полностью овладел собой.

— Дай мне еще один день, — попросил он. — Завтра все будет кончено, обещаю тебе.

Джинни пришла в голову мысль, от которой зашевелились волосы на голове.

— Пол, скажи мне, почему ни одна из девушек, что работали здесь, не вернулась с острова?

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду, — Пол был искренне удивлен. — Они все уехали отсюда. О, да, я забыл... Конечно, однажды здесь действительно произошла цепь трагических совпадений: одна девушка сбежала из дома, а другая утонула, катаясь в лодке.

Пол по-доброму улыбнулся. В голосе его чувствовалась некоторая снисходительность.

— Ты наслушалась сплетен в городке.

— Да, но все абсолютно убеждены, что с Пэрлью никто не возвращается. Были ведь еще две девушки, и ни одна из них не вернулась в город...

— Да нет же, говорю тебе... — Пол не находил слов, ... они должны были вернуться в город. Они отплыли отсюда, а Грэндиз Лэндинг — единственная пристань поблизости на континенте.

Джинни упрямо покачала головой.

— Городские жители уверены, что девушки не возвращались. Какое-то время Пол молчал. Он неподвижно сидел в кресле.

Лицо его помрачнело, и Джинни догадалась, что он всерьез обдумывает ее аргументы, сопоставляя их с тем, что знает сам.

— Так значит, ни одна?

— Ни одна, — ответила Джинни.

— Тогда это может значить только одно. Я был круглым дураком.

Пол встал и быстро вышел из комнаты. Лицо его было похоже на выбеленную гневом маску.

Глава девятнадцатая

Джинни с нетерпением ожидала возвращения Пола. Прошел целый час, но он не вернулся. После недолгих размышлений Джинни накинула халат и прокралась сквозь темные холлы в его комнату. Пола там не было.

Джинни вернулась в свою комнату и стала спешно одеваться. В доме не было слышно ни звука. Казалось, он замолчал в тревожном ожидании чего-то ужасного. Одевшись, Джинни вышла из комнаты и спустилась вниз.

Никого, кроме Марии, которая, как обычно, до самого позднего часа задерживалась на кухне. Служанка была очень удивлена, когда увидела Джинни, но та приложила палец к губам и тихо спросила:

— Вы видели Пола... то есть мистера Лэнгдона? Мария отрицательно покачала головой.

— Нет, — шепотом ответила она.

Пола не было и в кабинете. Джинни внимательно оглядела комнату и, не найдя ничего, что указывало бы местонахождение Пола уже собиралась уйти, как внезапно через окно заметила, что во внутреннем дворике мелькнул огонь. Джинни кинулась к окну, но пока она открывала тяжелые створчатые рамы, огонь исчез.

Ее плащ висел в холле на первом этаже. Она на ходу схватила его и, накинув на плечи, выбежала во двор. Там Джинни снова увидела огонь. Он, раскачиваясь, двигался за угол дома к задней стене, где маленькие воротца открывались навстречу тропинкам, ведущим на другую оконечность острова. Джинни пошла в том же направлении.

Выйдя из ворот, она поначалу засомневалась. Ее первый импульс был пойти по той тропинке, по которой она, Рэй и Варда ходили на пляж. Джинни в нерешительности остановилась. Но в этот момент тусклый огонек опять замерцал впереди. Он то появлялся, то пропадал, но Джинни успела заметить, что поначалу ошиблась в направлении.

Кто-то с фонарем пробирался по завалам старого разрушенного перехода, камни которого перегородили узкую полоску земли между домом и старым помещением, где когда-то жили слуги. Человек пробирался между осколками камней довольно уверенно. Прежде чем Джинни смогла определить, кто это, фигура скрылась внутри заброшенного строения.

Джинни пошла в том же направлении, аккуратно ступая на камни, с которых осыпалась земля и старая штукатурка.

Обветшалая постройка стояла на самом конце узкого тонкого мыса, который, подобно указующему персту, упирался в океан. Усыпанная камнями полоска была всего несколько футов в ширину, и с обеих сторон ревели волны, разбивающиеся о камни. Местами тропинка была настолько засыпана камнями, что Джинни приходилось перебираться через них почти ползком.

Она не могла бы ясно сказать, что толкало ее по этой опасной тропе в такую темень. Джинни понимала, что если кто-нибудь, желающий ей вреда или смерти, встретится сейчас, она окажется в крайне тяжелом, почти безвыходном положении. Трагедии вряд ли удастся избежать. Но инстинкт подсказывал ей, что она находится на расстоянии одного шага от тайны, которую решила разгадать. Джинни упрямо шла, чтобы посмотреть на того, кто прятался в доме. Рэй говорил ей, что строение давно не используется. И если это так, кто может бродить здесь в столь поздний час.

Внезапно Джинни остановилась, как вкопанная. От темного пятна дома отделился пляшущий огонек. Кто-то вышел из двери и остановился прямо перед ней. Черный силуэт человека наклонился, потом вдруг резко поднял руку с зажженной лампой.

Джинни с благодарностью и облегчением вздохнула.

— Пол, — тихонько позвала она и поспешила ему навстречу. Джинни не успела добежать всего несколько шагов, как вдруг оступилась и упала бы, не поспеши Пол ей навстречу. Он вовремя вытянул обе руки, и она упала прямо ему в объятия.

Джинни заглянула в его серебристые глаза, но не нашла в них радости встречи.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он.

— Я... шла... за тобой, — задыхаясь, проговорила Джинни. Она была рада возможности вновь опереться о плечо Пола. Ее тело, все в ссадинах от недавнего падения, нестерпимо болело. Она как-то не замечала этого раньше. — Точнее, шла за твоим огоньком. Пол, что случилось?

Джинни увидела, что лицо Пола искажено каким-то сильным потрясением. Она посмотрела на домик. Пол повернулся вместе с ней.

— Я не был здесь лет шесть или семь, — сказал он, и голос его неожиданно дрогнул. — Но я уверен, что тогда в доме не было мертвецов. Сейчас я нашел здесь три могилы. Прямо внутри, в земляном полу...

Джинни охнула от ужаса и удивления.

— О, Пол! Этого не может быть...

Он легко потянул ее за собой. Подальше от двери, к куче наваленных камней, где можно было сесть. Джинни удобно уселась, опершись о его руку, от которой исходило спокойствие и тепло.

— Я хотел дождаться завтрашнего дня, чтобы все тебе объяснить. Всего один день. Я думал, что к этому времени успею увезти Варду. Мне казалось, будет лучше, если ты не будешь знать о ее отъезде.

— Варда? Но причем здесь она? Неужели ты веришь во все эти страшные сказки?

— На Варде лежит проклятие Лэнгдонов, — горько сказал Пол.

— О, Пол, дорогой! Я не верю в это, — настаивала Джинни. Она инстинктивно прижалась к нему.

— Ты думаешь, я хотел в это верить? — голос Пола был грустным. Он вздохнул очень тяжело. В этом вздохе чувствовалась безнадежность. — Еще перед смертью отец в одну из тех редких минут, когда он был в здравом рассудке, предостерегал, чтобы я не имел детей. Он предрекал, что проклятие перейдет и на них. С того самого дня, как родилась Варда, я жил, как в кошмаре. Я боялся... боялся, что его пророчество сбудется.

Пол замолчал. Он сидел и смотрел на океан. Глаза его были полны тоски. Джинни терпеливо ждала, и ее терпение было вознаграждено.

— В ту ночь, когда погибла моя жена, меня не было на острове. Сьюзан была в своей комнате, Как раз в той, в которой сейчас живешь ты. Она все время пила снотворное, всякие успокоительные пилюли, и все были уверены, что она заснула на всю ночь.

Пол провел ладонью по взмокшему лбу и продолжал:

— Внезапно Сьюзан начала кричать. Она кричала так громко, что ее было слышно во всем доме. Мария первая добежала до ее комнаты, но все равно прошло несколько минут, пока она из кухни попала наверх. Было слишком поздно. Сьюзан уже упала с балкона. Вся комната была в крови. Вся постель в крови... Все выглядело так, будто на нее напали, пока она спала. В ужасе она проснулась и в панике или в шоке, вскочив с кровати, бросилась к балкону. Что было дальше, ты знаешь.

Джинни от ужаса закрыла глаза, вспомнив про высокие, как дверь, окна прямо над обрывом. Перед ее глазами были камни и ревущие океанские волны, сквозь грохот которых, ей показалось, она слышит надрывный предсмертный крик Сьюзан.

— Первой мыслью Марии было: не случилось ли чего с Вардой? — продолжал Пол. — Все понятно, она совершенно предана девочке. Мария тут же поспешила в ее комнату. То, что она увидела там, настолько испугало ее, что она заперла дверь и стала дожидаться меня во внутреннем дворике. Когда примерно через час я приехал, она отвела меня прямо в комнату Варды. Моя дочь спала сном ангела, а губы ее, лицо и ночная рубашка были вымазаны кровью.

— Когда мы нашли тело Сьюзан, мы обнаружили рану у нее на горле. Конечно, я был вынужден обо всем рассказать матери и брату. Все, что я видел... — Пол вздохнул. — Мы расспросили Варду обо всем, как можно осторожнее, но она ничего не помнила. Такое впечатление, что память ее чем-то заблокирована или стерта. Она вообще ничего не смогла нам рассказать.

— Боже, какой ужас... — проговорила Джинни, чувствуя, что у нее кружится голова и дрожат руки.

— С тех пор, — сказал Пол, — я живу, объятый ужасом от того, что моя дочь все-таки унаследовала семейное проклятие. Лэнгдонский Зверь оставил на ней свою отметину. Я сделал все, чтобы предотвратить возможное повторение подобного кошмара. Вот почему сплю в ее комнате, вот почему ее дверь под замком. Теперь она не может убить никого, кроме меня, но зато ей не приходится быть по ночам одной. Если в я знал, то не позволил бы тебе приехать, но моя матушка сама списалась с тобой, а, когда мы заспорили, сказала, что девочка должна получить хоть какое-то образование, если я не хочу, чтобы она всю жизнь оставалась просто зверем.

Пол горько усмехнулся.

— Конечно, это было глупо. Я пытался избежать того, что рано или поздно все равно бы сделал. Неподалеку отсюда, на континенте, есть клиника. В те дни, когда у отца были самые тяжелые приступы, мы отправляли его туда. Я договорился с ними, они готовы принять и Варду. Я собирался отвезти ее рано утром. На берегу меня ждет взятая напрокат автомашина, так что, думаю, к полудню я уже смог бы вернуться... и рассказать тебе обо всем.

— Неужели необходимо... везти ее туда? — спросила Джинни.

— Да, это самый правильный выход из положения. К тому же, это хорошая клиника. Я знаю это наверняка. Девочку будут там учить, за ней будет постоянный присмотр. Возможно, ей смогут там помочь.

Джинни знала, что Пол прав. Это был единственный разумный выход из положения. Но душа у нее была не на месте. Ее сердце болело за девочку.

— Мне так трудно в это поверить, — сквозь слезы проговорила Джинни.

Неожиданно резко Пол сказал:

— Это еще не все...

Она посмотрела на него. Серебристые глаза призрачно сверкали в лунном свете.

— Чего же больше?

— Варда не могла всего этого сделать, — Пол махнул рукой в сторону заброшенного дома.

Джинни схватилась за горло — внезапный приступ тошноты напомнил ей о кошмарном открытии Пола. Трупы девушек, зарытые в земляной пол.

— Так значит...

— Это дело рук мужчины.

— Франц... — неуверенно предположила Джинни.

— Это было бы слишком умно для него. У него мышление варвара. Он просто выбросил бы трупы в океан. Нет. Их зарыл тот, на ком лежит лапа Лэнгдонского Зверя... А значит, это Рэй.

Какое-то время они сидели в полном молчании. Джинни была слишком подавлена, чтобы что-то говорить. Пол тоже сидел, казалось, онемевший от пережитого потрясения. Наконец он встал и помог подняться Джинни.

— Возьми, — Сказал он, протягивая ей лампу. — Тебе нужно возвращаться. Скажи Марии, чтобы она разбудила нашу матушку. Нужно рассказать ей обо всем. И будь осторожна.

— А ты? — спросила Джинни.

Он нежно улыбнулся, видя озабоченность и тревогу в ее глазах.

— Я приду. Мне нужно побыть одному. Несколько минут. Пол, как девочку, развернул Джинни на месте и легко подтолкнул вперед.

— Иди и будь внимательна.

Джинни не стала оспаривать его желание побыть некоторое время одному, потому что понимала, сколь шокирующим для Пола стало его открытие, и что ему необходимо какое-то время, чтобы привести в порядок свои мысли и чувства, принять какие-то решения.

Джинни подумала, что ей придется привыкнуть к тому, что Пол не всегда будет только с ней. Он не всегда будет нуждаться в ней. Во всяком случае, его желания не всегда будут явно видны. Он не из тех, кто выставляет душу напоказ.

Джинни шла назад гораздо быстрее. В одном месте она обернулась, чтобы посмотреть туда, где должен быть Пол, но ночь полностью поглотила его фигуру, и Джинни могла только догадываться о том, что он где-то рядом.

Она дошла уже почти до самого дома, как внезапно из темноты возник Рэй. Это произошло так быстро, что Джинни сначала почувствовала, как кто-то цепко схватил ее за руку, и лишь потом увидела его лицо.

Она порывисто вскрикнула, но судорога страха перетянула ей горло. В темноте послышался только испуганный хрип. Лампа выпала из рук и, полыхнув разлившимся спиртом, погасла.

— Что вы здесь делаете? — задыхаясь, прошептал Рэй. Он крепко держал ее за руку и смотрел пряма в глаза.

— Я только... — начала было Джинни, но страх настолько парализовал ее, что слова застряли в горле.

Рэй посмотрел в ту сторону, откуда она пришла. Вдалеке едва заметно белели стены старого дома. Рэй перевел взгляд на Джинни. В глазах его светилось что-то необъяснимое.

— Значит, вы все-таки нашли то, что там? Потрясение, вызванное рассказом Пола, оставило Джинни слишком мало сил, чтобы совладать с собой. Ее охватил ужас, который она была уже не в силах преодолеть.

С жалобным криком, почти стоном; она вырвалась из рук Рэя и бросилась прочь.

Джинни успела пробежать всего несколько шагов, как вдруг, наступив на шаткий осколок камня, упала.

Глава двадцатая

— Рэй?

Это был голос Пола. Джинни едва успела подняться с колен и в этот момент увидела, как Пол бросился на брата. Рэй успел только крикнуть:

— Не надо!

Но его возглас потонул в ярости Пола. Схватка была закончена через несколько секунд. Рэй остался лежать без сознания на камнях, а Пол подбежал к Джинни. В его голосе чувствовалась тревога.

— Ты в порядке? — спросил он. Джинни слабо улыбнулась и кивнула:

— Да. — Перед глазами стояла белая пелена, но Джинни смогла еще раз улыбнуться. — Благодаря тебе...

— Я заметил, что твоя лампа погасла, и подумал, что ты оступилась и упала. Я не видел его, пока не подбежал сюда, — Пол кивнул в ту сторону, где лежал Рэй. Джинни посмотрела туда же.

— Сегодня ночью... — сказал Пол. — Отправляюсь сейчас же! Я отвезу Варду и Рэя в клинику. Это самое лучшее, что я могу для них сделать, как и для всех нас.

Он обернулся и посмотрел на Джинни.

— Пойди разбуди и собери Варду. Привезешь девочку к причалу. Скажи заодно Марии, чтобы подняла матушку. Пусть тоже спустится. Нужно все ей рассказать.

Не дожидаясь, пока Джинни что-нибудь ответит, Пол подошел к бесчувственному Рэю и, легко подняв его, взвалил себе на плечо.

Мария все еще суетилась на кухне, но сразу же, как только Джинни передала поручение Пола, отложила все и засеменила в комнату Беатрис Лэнгдон.

Варда поначалу не могла понять, что, происходит, но когда сон полностью прошел, несказанно обрадовалась предстоящей ночной прогулке. У Джинни, собиравшей девочку в дорогу, сердце обливалось кровью, и она с трудом сдерживала слезы.

— Ты поедешь в новый дом, — объясняла она Варде, которая задавала все новые и новые вопросы, не успев получить ответы на старые.

— Я там навсегда буду жить?

Джинни наконец справилась с застежкой на воротнике теплой детской куртки.

— Не навсегда. Ты просто поживешь там некоторое время. Это теплый дом, весь залитый солнышком, там не так темно, как здесь...

— А ты разве не едешь со мной?

Джинни по-приятельски похлопала девочку по плечу.

— Нет, но я обещаю тебе, что буду приезжать к тебе в гости. Часто-часто... И папа, и бабушка... Мы все. И там у тебя будет много новых друзей.

Когда Джинни наконец привела Варду на причал, Беатрис была уже там. По лицу матери семейства Джинни поняла, что Пол уже рассказал ей обо всем. Казалось, эта благородная женщина вот-вот разрыдается. Увидев Джинни, она собрала всю волю в кулак и заставила себя мужественно улыбнуться, обнимая Варду.

Рэй, все еще без сознания, уже лежал на катере. Джинни заметила, что старший брат связал ему руки за спиной на случай, если он придет в себя.

Несмотря на то, что Пол предпринял все необходимые меры предосторожности, Джинни ждала, когда представится возможность, и, улучив момент, когда другие их не видели, быстро сунула ему в руку маленький блестящий револьвер, тот самый, что дал ей Лу. Пол ничего не сказал и легким движением опустил оружие в карман.

Настала пора перевести на катер Варду. Девочка легко перешла по мостику и спрыгнула на палубу.

— А почему дядя Рэй связан? — спросила она, увидев лежавшего.

— Я все объясню тебе попозже, малышка, — пообещал ей отец. Он заставил себя улыбнуться. — Но ты должна мне обещать, что будешь сидеть рядом сомной, как взрослая девочка.

Варда понимающе кивнула.

— А я и есть взрослая, — сказала она.

Стоя на палубе, Пол наклонился, чтобы поцеловать на прощание Джинни.

— Я не вернусь не раньше полудня, — сказал он.

— Я буду ждать тебя в своей комнате, — пообещала Джинни. Она оставалась на широких плитах причала, пока тусклые огоньки катера не исчезли в ночной мгле.

Как только Пол развернул катер, Беатрис повернулась и в одиночестве пошла вверх по ступеням. Джинни с сочувствием посмотрела ей вслед. Несмотря на врожденную выдержку и королевское самообладание, события этого дня были для пожилой женщины слишком тяжелым ударом. Это страшное проклятие отняло у нее мужа. Теперь окровавленная лапа Лэнгдонского Зверя опустилась на ее сына и внучку.

На плитах причала вода плескалась у самой верхней отметки. Начинался прилив. Скоро вода достигнет самого верха и начнет захлестывать камни. А потом воды отступят, и Пол вернется назад к ней. Эта мысль согревала душу Джинни, пока она поднималась по каменным ступеням.

Джинни сама разожгла камин у себя в комнате.

Она не стала раздеваться, чтобы лечь в постель. Вместо этого сняла с кровати одеяло и, укутав им ноги, свернулась калачиком в большом кресле, стоявшем у самого огня. Джинни совершенно выбилась из сил от переживаний и кошмарных событий дня, но чувствовала, что все равно не сможет уснуть прежде, чем вернется Пол. Она сидела, глядя усталыми, но счастливыми глазами на языки пламени, и думала о том, что, когда Пол вернется, выполнив свою скорбную миссию, ему потребуется вся сила ее любви.

Прошел почти целый час, когда, тихонько постучав, в ее комнату вошла Беатрис Лэнгдон. Она держала в руках серебряный поднос.

— Я заметила огонь в вашей комнате — значит вы не спите, — сказала она. — Вот я и подумала: может быть, вы захотите выпить чашку горячего шоколада...

— Спасибо миссис Лэнгдон, вы так заботливы, — Джинни быстро встала, чтобы подвинуть второе кресло для Беатрис.

— Я, пожалуй, принесу свое вышивание и немного посижу с вами, если вы не против...

В ее тоне Джинни впервые уловила проблески теплоты. С другой стороны, в глазах этой женщины было столько горя и мольбы, что Джинни не решилась отказать, хотя на самом деле хотела побыть в одиночестве.

— Ну конечно же, — сказала она. — Мы будем вместе дожидаться возвращения Пола.

Горячий шоколад разморил ее. Пока Беатрис ходила за своим вышиванием, Джинни вылила его остатки в окно. Ей было неловко от того, что Беатрис, хозяйка дома, сама приготовила для нее это лакомство, а она оставила бы почти полную чашку.

Но даже те несколько маленьких глотков, что успела сделать Джинни, нагоняли на нее сон. Она готова была совсем заснуть, когда вернулась Беатрис.

— Спите. Спите спокойно... — сказала она, опираясь о спинку стула. — А я буду ждать своего сына...

Стараясь отогнать сон, Джинни заставила себя открыть глаза. Окружающие предметы, вся комната кругами плыла перед ней. Чувство непреодолимой усталости и сладостное чувство нереального слились в единое ощущение, которое не отпускало ее.

— Ничего, ничего, — громко сказала Джинни. — Я сейчас буду в порядке. Вот, разве что, окно... Вы не можете открыть окно? Я хотела бы свежего воздуха...

— Ну конечно, — Беатрис подошла и растворила высокие окна. Холодный ночной ветер ворвался в комнату и принес с собой соленую свежесть океана. Холод несколько оживил Джинни, хотя ей и пришлось закутаться в одеяло посильнее.

Беатрис стояла у самого окна. Резкий порыв ветра задул занавески так, что они казались Джинни крыльями, трепещущими у Беатрис за плечами. Джинни посмотрела на благородный и строгий профиль женщины. Глаза Беатрис были устремлены вдаль. Не оборачиваясь, она спокойным ровным тоном произнесла:

— Твоя сестра шагнула на балкон как раз из этого окна... Я наблюдала за ней с того самого места, где сейчас сидишь ты.

Джинни от удивления широко раскрыла сонные глаза. Откуда-то из глубины сознания донесся тревожный звоночек, но она не могла собраться с мыслями, а комната плыла перед ней... туда-сюда... туда-сюда... в такт порывам ветра, качавшего занавески.

— ...так ее ненавидела... — голос Беатрис звучал монотонно и усыпляюще. ...все заставляла нас вымаливать у нее деньги, будь, они прокляты. В ту ночь я умоляла ее. Умоляла понять, сколь опасное финансовое положение у нас сложилось... Она только смеялась мне в лицо.

«Шоколад, — подумала Джинни. — У шоколада был странный, горьковато-кислый привкус...» А прежде чем она глотнула его, ей совсем не хотелось спать.

Но другая часть сознания успокаивала Джинни: я выпила так немного... всего-то один-два глотка. Я должна бороться со сном. Тогда не засну. Я должна просто изо всех сил бороться со сном...

— ...сказала, что мы получим эти деньги только через ее труп... — продолжала Беатрис.

На какой-то короткий миг сонная дымка разошлась.

— Вы назвали ее моей сестрой, — едва выговорила Джинни. Язык почти не слушался ее. — Откуда вы знаете об этом?

— Ты думаешь, что я глупа? — Беатрис сухо рассмеялась. — Да я узнала об этом почти с первых же дней после твоего приезда. Мой сын, Рэй, кое-что разузнал в городке и выяснил, кто ты на самом деле. А потом рассказал об этом мне. Его это только развеселило. Почти все на свете веселит Рэя. Он глупец. И ты... Уже потому, что приехала сюда.

Сон накатывался на Джинни волнами, с каждым приливом она чувствовала, что почти засыпает, с каждым откатом волны в ее голове чуть-чуть прояснялось. Джинни начинала соображать, что происходит. В один из таких моментов она заставила себя встряхнуться и сесть прямо. Джинни посмотрела на Беатрис. Лицо женщины странным образом исказилось и стало похоже на ужасную маску.

— Вы убили Сьюзан, — сказала Джинни.

В ответ Беатрис снова рассмеялась и сверкнула глазами.

— Нет, я не убивала эту куклу. Просто спустилась к ней, чтобы убедить. Она спала. Она себя превратила в дуру этими таблетками. Как раз теми, что я растворила в твоем шоколаде. И тогда я поняла: ее час настал. Я прокусила ей горло. Эта дурочка вдруг проснулась и начала кричать. Почувствовала боль, а потом увидела кровь... Потом выскочила из постели и бросилась сюда, к окну. Я только и увидела, как она вылетела вниз.

— А как же Варда? — едва проговорила Джинни. Черная, необоримая волна сна и ужаса наваливалась на нее с новой силой, накрывая своей зловещей, отупляющей пеленой. Она судорожно глотала воздух, пытаясь высвободиться из-под одеяла. Ей хотелось скинуть его с себя и подставить тело под холодный океанский ветер.

— ...в ее комнату... волновалась, что Варда могла проснуться. Она могла испугаться этих криков. Но она все еще спала. Я поцеловала ее в губы, а потом пошла к себе и смыла кровь.

Казалось таким глупым бороться, сопротивляться... Насколько приятнее расслабиться и медленно плыть в этом мягком, пушистом облаке. Плыть, не думая ни о чем... в... этом... облаке... таком розовом... как давно забытая сахарная вата... из самого детства... плыть и качаться... плыть... и качаться...

Джинни вздрогнула, как от толчка. Глаза ее бессмысленно заморгали.

— ...Франц позаботится о тебе ради меня. Как он славно позаботился обо всех остальных... Я скажу Полу, что ты убежала, потому что на самом деле была влюблена в Рэя. Каждая из тех дурочек, что лежат там, в старом домике, влюблялась в Рэя... и мы снова будем счастливы здесь. Только Лэнгдоны.

Ее голос звучал совсем близко. Слова лились и лились и легко, усыпляюще рокотали, как камешки в ручье.

— Спи... Засыпай... Ну вот и хорошо... Беатрис побудет с тобой, пока ты совсем не заснешь... Пока ты не заснешь навсегда...

Ресницы Джинни еще раз дрогнули, но ее глаза были уже закрыты, и она больше не могла их открыть. Джинни погрузилась в сладкую темноту, утонув в мягком кресле с легким вздохом успокоения и блаженства, и затихла.

Глава двадцать первая

Где-то очень-очень далеко хлопнула дверь. Джинни встрепенулась. Она вдруг вспомнила, где находится и что с ней происходит.

Встань! — сказала она себе. — Встань! Немедленно очнись! Немедленно!

В конце концов ей все же удалось заставить себя открыть глаза. Джинни видела свою комнату словно сквозь толстое кривое стекло. Она не могла заставить себя проснуться, не могла заставить слушаться свои ноги... чтобы встать...

Рядом с ней стоял маленький столик, а на краю все тот же серебряный поднос с предательским шоколадом. Джинни попыталась ухватиться за столик, но промахнулась. Руки почти не слушались ее, но она снова потянулась и на этот раз ухватилась, но не за столик, а за поднос. Чувствуя, что он сейчас упадет, Джинни, перегнувшись, толкнула его.

Она не смогла удержать равновесия и упала с кресла, увлекая за собой одеяло, поднос и горшочек, полный шоколада.

Горячая густая жидкость выплеснулась и потекла, обжигая ей руку от локтя до ладони.

Этого оказалось достаточно, чтобы проснуться. Боль от ожога окончательно вернула Джинни к действительности. Она резко тряхнула головой и смогла наконец подняться на ноги. Слегка пошатываясь, Джинни подошла к комоду, на котором лежала ее сумка.

Револьвер! — была ее первая мысль, но сразу же она вспомнила, что отдала револьвер Полу. А Пола не будет еще несколько часов...

Чувство времени покинуло Джинни. Она не могла сообразить, сколько времени прошло с того момента, как Беатрис ушла из ее комнаты. Несколько секунд? Минут? Может быть час?

Джинни изо всех сил начала бить себя по лицу. Сначала по одной щеке, потом по другой. Быстрые, хлесткие удары сделали свое дело. Она сделала несколько неверных шагов в сторону окна и, схватившись за рамы, чтобы не упасть, высунулась, насколько можно, наружу. Холодный воздух ударил Джинни в лицо, и она начала судорожно дышать, широко раскрывая рот и глаза. Так постепенно она пришла в себя.

Надо бежать. Если она сможет добраться до лодки, то переберется на континент. В город. Там можно дождаться Пола. А если нет... Если путь к лодке отрезан?.. Что ж, придется поискать укрытие на острове, решила Джинни.

Она могла теперь передвигаться достаточно ровно. Должно быть, лекарство, которое ей подсыпала Беатрис, было очень сильным, если даже малая доза так быстро и легко усыпила ее. Но с другой стороны, Джинни вдруг вспомнила, что снотворные средства, которые обладают немедленным действием, так же быстро выветриваются из головы. «Чем сильнее, тем быстрее», — обрадовалась Джинни. Если она заставит себя хорошенько двигаться, то очень скоро полностью придет в себя.

Джинни не решилась взять с собой лампу. Те самые черные ночные тени, которые все это время были ее врагами, стали теперь ее единственным союзником в этом доме.

Она замешкалась в холле. Ей пришла в голову мысль о Марии. Пол доверял ей. Может ли она обратиться к ней за помощью?

Но тогда с одной стороны будут Мария и она, а с другой — Беатрис, мать семейства, мать клана, и Франц. Мария не посмеет их ослушаться. Джинни не могла так рисковать. До самого утра, пока не вернется Пол, ей предстояло сражаться за собственную жизнь в одиночестве.

Она почти добежала до парадной двери, двигаясь все быстрее по мере того, как действие лекарства постепенно ослабевало.

Джинни свернула в холл и тут увидела, как открылась дверь в гостиную. На пороге стояла Беатрис Лэнгдон. Она быстро захлопнула дверь и закрыла собой проход.

— Стой! — крикнула Беатрис, выставив вперед руки. Джинни рванулась вперед и буквально снесла женщину в сторону. На крик из кухни выбежала Мария, но Джинни уже успела проскользнуть мимо ее двери, прежде чем та смогла бы попытаться ее остановить. Джинни добежала до выхода и, толкнув дверь плечом, вырвалась наружу.

Она почти успела добежать до ворот, ведущих к причалу, когда из них во внутренний дворик вошел Франц. Они оба остановились, как вкопанные. Франц от удивления широко раскрыл глаза.

— Франц! Схвати ее! — изменившимся голосом крикнула Беатрис, распахивая дверь дома.

Джинни резко развернулась и бросилась в противоположную сторону — к воротцам. Она снова бежала через весь двор, чувствуя, как бешено колотится сердце. Позади раздался крик.

— Франц! Не надо!

Джинни узнала голос Марии. До нее донесся шум борьбы. Джинни обернулась на бегу и увидела, как Франц швырнул на землю жену и бросился за ней.

Джинни спасло то, что она успела отбежать на достаточное расстояние, а природная неуклюжесть Франца не позволяла ему двигаться быстро.

Перед Джинни лежали три дорожки. Одна вела к заброшенному строению, Джинни знала, что это тупик. Другая шла под гору, вглубь острова, где бродили дикие кабаны.

Джинни побежала по единственной ненадежной тропинке вдоль обрыва к пляжу. «Быть может, — думала она, — можно укрыться где-нибудь там, между огромных валунов».

Джинни выбрала неверную тропу. Она была слишком узкая, со множеством осыпей и опасных участков, и Джинни по большей части могла пробираться только ползком или на четвереньках. Франц, знавший этот путь гораздо лучше, уверенно и быстро шел вперед, и расстояние между ними быстро сокращалось. Джинни слышала его тяжелое дыхание совсем рядом, с каждым шагом все ближе и ближе.

Она спустилась с уступа и побежала. Песок под ногами был предательски мягким, в нем увязали ноги. Джинни упала и проехала вниз последние несколько футов на спине.

Она тут же вскочила и, сбросив тапочки, которые только мешали, побежала босиком по самой кромке воды. Здесь песок был твердым, и бежать было легко. Впереди уже виднелась стена из причудливо нагроможденных скал, которые с трех сторон охватывали маленькую песчаную полоску земли в виде подковы — идеальный, скрытый от глаз пляж.

Полоска мокрого песка у кромки воды становилась все уже кое-где волны доходили до самой границы вязкого сухого песка, и Джинни теперь приходилось бежать по щиколотку в воде.

Начинался прилив.

Внезапно Джинни остановилась. Страшная мысль пронзила ее. Она вспомнила, что говорил ей Рэй. Волны вот-вот захлестнут эту полоску берега, отрезав маленький, огороженный скалами пляж от всего острова. Рэй говорил, что уровень не поднимается внутри подковы, пока вода полностью не прильет по всему берегу... Скалы словно перегораживают пляж. Но потом вода поднимется выше их уровня и начнет затоплять подкову сверху.

Джинни обернулась и посмотрела на своего преследователя. Франц, очевидно, подумал о том же, что и она. Он остановился в нерешительности, потом, увидев, что Джинни стоит, бросился к ней.

У Джинни не оставалось другого выхода, как снова броситься вперед. Если удастся добежать до конца песка, — думала Джинни, — она сможет добраться до скал, вскарабкаться вверх и, быть может, найдет там какое-нибудь местечко выше уровня прилива. Там она сможет переждать прилив. Это единственная надежда.

Джинни сильно ударила ногу об острый камень, скрытый прибывающей водой. Двигаться теперь приходилось по пояс в воде, из последних сил прокладывая путь сквозь волны прилива. Наконец рука Джинни коснулась скалы, и она стала взбираться вверх, царапая колени об острые выступы и прилипшие ракушки.

И тут Франц настиг ее. Он вытянул руку, хватая Джинни за ногу, но промахнулся и ухватился за юбку. Джинни рывком оттолкнулась от камня и, чувствуя, как на ней рвется одежда, скатилась вниз на песок с другой стороны гряды.

Казалось, ее легкие сейчас разорвутся. Она упала и замерла. Силы оставили ее. Как хорошо так лежать и не шевелиться, чтобы вода омывала ее, перекатывала через нее свои легкие прохладные струйки.

Волна окатила Джинни, залила лицо и глаза. Это вернуло ее к реальности. Она вскочила и снова бросилась бежать.

На место, где только что лежала Джинни, скатился со скалы Франц.

Джинни не пробежала и десяти метров, когда ноги ее подкосились, и она рухнула на песок. Задыхаясь, она обернулась на своего преследователя. Он выиграл гонку — поняла Джинни.

Но Франц даже не смотрел на нее. Он задрал голову и в ужасе смотрел вверх. Туда, откуда через скалы начала хлестать вода.

Первая легкая волна с пеной рухнула вниз на закрытый пляж. Мощный поток подхватил Джинни и увлек за собой. За тем, на краткий миг вода отступила, и едва Джинни успела вдохнуть побольше воздуха, как водяная стена ударила ее в лицо и потащила куда-то вперед, чтобы с неистовой силой швырнуть на камень.

Джинни попыталась плыть, но поток был слишком сильным, чтобы с ним бороться. Давление воды, прижавшей ее к камню, спало, а вслед за ним мощный водоворот, как гигантская воронка, стал оттягивать ее дальше и дальше вниз по песчаному берегу.

Волны полностью скрыли Джинни. Ей было нечем дышать, и все попытки откашляться приводили только к тому, что легкие все больше и больше наполнялись соленой водой.

Как будто сквозь сон до нее донесся голос Пола. Он звал ее.

— Джинни! — слышалось откуда-то сверху. — Джинни!

Она вынырнула, голова была на поверхности. Едва успела вздохнуть, как новая волна опять швырнула ее на камень, еще больший чем первый. Джинни схватилась за него, пытаясь удержаться.

— Джинни!

Это был не сон. Пол действительно звал ее.

— Пол... — задыхаясь, позвала Джинни. Она вложила все силы, чтобы ногами оттолкнуться вверх, к качающемуся огоньку, блестевшему, как зеркало, сквозь толщу воды. Свет мелькнул перед ее глазами и скрылся. Джинни завертело течением. И вдруг она увидела свет прямо перед собой, и это придало ей силы.

— Держись! — закричал ей Пол.

Но Джинни не могла больше держаться, руки слишком устали.

— Быстрее, — она крикнула изо всех сил и начала плакать от безысходности. Острые выступы резали руки. Вода опять всасывала ее в воронку, не желая отпускать. Джинни чувствовала, что руки разжимаются, но у нее больше не было сил, чтобы позвать Пола.

Его не пришлось звать. Сильные руки обхватили ее. Они оба были в воде. Из последних сил она прижалась к Полу, желая, чтобы он спас ее, и зная, что он обязательно сделает это.

Краешком глаза она увидела Рэя, перегнувшегося через борт катера, чтобы помочь им взобраться, и Варду, сидевшую с широко открытыми от страха глазами.

После этого был только мрак и сон, о котором Джинни так долго мечтала.

Глава двадцать вторая

Джинни чувствовала себя ужасно. На ее теле не было ни единого места, которое бы не болело. Ей не хотелось просыпаться, и она снова и снова погружалась в розовое облако сна. Но сон постепенно проходил, уступая место чьим-то голосам. Джинни то узнавала их, то они казались ей чужими.

Наконец она открыла глаза. Она была в своей комнате, в своей постели. Рядом стояли Пол и Рэй и о чем-то спокойно разговаривали.

— ...наконец смогла поспать, — говорил Рэй. — Мария будет с ней, а Варда спит в своей кроватке. Эй, смотри-ка, кто это проснулся?

Они повернулись к ней.

Джинни сумела изобразить на лице улыбку. Пол подошел к ее изголовью и взял руку Джинни в свою.

— Все нормально, — мягко проговорил он. — Я здесь, с тобой. И никто никогда не причинит тебе зла.

— ...твоя мать... — попыталась сказать Джинни, но голос почти не слушался ее.

— Я знаю, — проговорил Пол. — Когда Рэй очнулся на катере, он открыл мне глаза на то, что я наделал. Он в тот же день нашел в заброшенном доме то, что и я. Он шел тогда ночью, чтобы рассказать мне обо всем. Ему удалось раскрыть и тайну тех огней, что блуждали по чердаку под дверью.

Джинни перевела вопросительный взгляд на Рэя.

— Спальня матушки находится как раз напротив на этом же уровне, только в другом крыле, — пояснил Рэй. — Ей достаточно было взять фонарь и направить его сквозь пролом в крыше на чердак. А за дверью казалось, что кто-то ходит по чердаку.

— Мы стали возвращаться сразу же. На полном ходу, — в разговор вступил Пол. — Да и то, чуть не опоздали. Хорошо, что мы увидели, как ты бежишь вдоль обрыва, а за тобой Франц, а то мы поплыли бы прямо к причалу. Тогда — конец.

Джинни улыбнулась. Она слишком устала, чтобы что-то говорить. Но вдруг она что-то вспомнила.

— Ты назвал меня Джинни... — сказала она.

— Разве ты не помнишь, как Сьюзан боготворила тебя? — спросил в свою очередь Пол. — Она всегда носила с собой твою фотографию.

— Значит, ты с самого начала знал обо всем?

Пол кивнул и улыбнулся.

— Почему же ты притворялся, что ничего не знаешь? Почему не отослал с острова в первый же, день?

Пол горько усмехнулся.

— В том доме, где ты воспитывалась, очевидно, тоже не любили зеркал. Посмотри на себя... Я влюбился в тебя с первого же взгляда и одновременно рассердился, что ты приехала под чужим именем. Поверь, я действительно не знал, что мне делать: поцеловать тебя или сбросить в океан.

По прошествии многих дней Пол, кажется, наконец сделал выбор. Когда он оторвался от ее губ, Джинни подумала, что он с успехом наверстал упущенное.

— А когда моя очередь? — спросил Рэй.

— Никогда, если не хочешь еще раз получить в челюсть, — пошутил Пол. Он даже не обернулся, чтобы посмотреть на брата.

Рэй картинным жестом потер челюсть, которая, все еще болела.

— Благодарю, но мне вполне достаточно по одному удару за ночь.

Через некоторое время, поскольку все темы, по-видимому, были исчерпаны, Рэй потихоньку вышел.

Пол и Джинни даже не заметили, как за ним закрылась дверь.


home | my bookshelf | | Кровавая луна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу