Book: Сотки мне мечту



Сотки мне мечту

Мэри Макгиннес

Сотки мне мечту

Глава 1

Прядь медно-рыжих волос упала Кэтрин О’Мэлли на глаза, когда она выкладывала в витрине серебряные украшения. Собрав длинные локоны в пучок, Кэт закрепила их заколкой на затылке и бросила взгляд на часы. До закрытия осталось всего тридцать минут.

Стояла типичная для Кливленда в марте холодная и хмурая погода. Обычно при этом галерея «Америкэн экспрешнз» не пустовала, но сейчас здесь находился только один посетитель.

Впервые после окончания школы искусств Кэтрин захотелось взять уголь и бумагу, но девушка только усмехнулась: «И почему у нас не было таких красивых натурщиков?»

Кэт вдруг стало жарко в этой просторной галерее, и она с грустью подумала, что это плата за безбрачную жизнь в ее двадцать три года.

Через стекло Кэт увидела мужчину, стоящего перед бронзовым настенным фонтаном в дальнем конце бывшего трамвайного депо. Прожекторы на потолке придавали особый блеск каштановым волосам незнакомца.

– Да повернись же, черт побери! – прошептала Кэт.

Ее здравый смысл боролся с ее же любопытством.

Любопытство предлагало спросить, не нужна ли посетителю помощь.

Здравый смысл напоминал, что назойливость служащей может отпугнуть покупателя.

Любопытство говорило, что один взгляд в лицо незнакомца не так уж и опасен.

Здравый смысл победил. Кэт наконец оторвала взгляд от загадочного незнакомца и закрыла витрину.

– Прошу прощения, – раздался низкий голос. – Не могли бы вы передать Лиссе, что с ней хочет поговорить Адам Тормэн?

Все еще находясь за стеклом, девушка улыбнулась. Это был он. Кэт спрятала счастливую улыбку за приветливым дежурным выражением и выпрямилась. У нее перехватило дыхание.

Удивительно, но мужчина оказался еще красивее, чем она ожидала. Взгляд Кэтрин скользнул по его волевому подбородку, выразительным губам, крупному носу с горбинкой и сиявшим глазам в обрамлении густых темных ресниц.

– Адам Тормэн к Лиссе Коуэн, – повторил мужчина, и веселые искорки мелькнули в его удивительных глазах.

Кровь бросилась в лицо Кэт от досады, что она совсем забыла про свои обязанности.

– Простите, я растерялась… У вас такие необычные глаза…

– Вы художник или знаток глаз?

От его улыбки сердце Кэт замерло.

– Нет. Я делаю гобелены. И меня порой вдохновляют самые непривлекательные вещи.

Похоже, ничего более глупого она не произносила с тех пор, как научилась говорить.

– Гобелены? Замечательно! Может быть, вы мне расскажете об одном из них?

Мистер Тормэн показал на многослойный гобелен, подвешенный к потолку на рейках и покачивающийся от сквозняка, гулявшего в старом здании. Четыре сотканных куска материи составляли единую композицию. Множество оттенков красного цвета, от алого до бледно-розового, были смешаны так умело, что казалось, будто над их головами развеваются языки настоящего пламени.

Улыбка исчезла с лица Кэт.

– К сожалению, экспонат не продается. Это собственность хозяйки галереи.

– Не важно, – ответил Тормэн. – Я не собираюсь его покупать. Мне нужно поговорить с художником о большом заказе.

– Очень жаль, но этот автор не работает на заказ. – Кэт невольно сжала ключи от замка на витрине. – Но в нашей галерее выставлено много прекрасных работ. Я уверена, что вы найдете того, кто заинтересуется вашим предложением.

– В работе этого художника есть что-то особенное. Может быть, Лисса использует свое влияние, чтобы уговорить его? – Он вдруг замолчал. – Кстати, а почему здесь нет таблички? Не правда ли, странно?

– Вовсе нет. Экспонат из коллекции Лиссы, а поскольку художник не работает на заказ, то нет необходимости упоминать ее имя.

– Ее? – Посетитель оживился. – Вы ее знаете?

– Да, знаю. – Кэт вздохнула. – Но не смогу уговорить принять ваше предложение.

– По крайней мере вы можете сказать, как называется эта работа?

Несколько секунд Кэт колебалась, затем все-таки ответила:

– «Проходя через пламя».

– Интересное название. Держу пари, что это очаровательная женщина.

Кэт грустно улыбнулась и покачала головой:

– Боюсь, самая обыкновенная. И совершенно не работает на заказ.

– Очень жаль. – Адам Тормэн задумчиво глядел на гобелен. – Очень эффектно! Но если вы уверены, что автор не станет со мной говорить, наверное, придется поискать кого-нибудь еще.

– Я думаю, Лисса поможет найти подходящего художника для вашего проекта, мистер Тормэн.

– Адам.

Кэт проигнорировала эту ремарку и вышла из-за витрины.

– Лисса в офисе.

Адам положил широкую ладонь на плечо Кэт и повернул ее лицом к себе.

– Ну так что?

– Что – «что»? – спросила она.

– На что могут вдохновить мои глаза?

Озорной огонек, блестевший в их янтарной глубине, говорил Кэт, что мужчина ее дразнит и получает от этого огромное удовольствие. «Ну если уж играть, то вдвоем», – решила девушка и окинула его оценивающим взглядом.

– Увы, я работаю только для женщин.

– Уверяю вас, я подходящий объект для вдохновения.

Кэт едва не рассмеялась, но невольно снова сосредоточилась на мерцающей глубине его глаз.

– Шелк, – мечтательно сказала она. – Да, я это вижу. Прекрасное платье из золотистого шелка. – И показала на своей фигуре контуры этого платья. – Думаю, что я пропущу через ткань тонкую металлическую нить, которая будет неуловимо просвечивать.

– Чтобы зажечь неуловимый блеск в моих глазах?

– В вас, мистер Тормэн, нет ничего неуловимого.

Они оба рассмеялись так, будто были знакомы несколько лет, а не несколько минут.

– Я бы хотел увидеть вас в таком платье, с волосами, распущенными по плечам.

Его взгляд и голос были как теплый мед. Кэт захотелось узнать, какие у него губы, каково их прикосновение к ее губам. Как ни странно, Адам Тормэн завладел ее мыслями.

– Если я когда-нибудь сделаю такое платье, то не для себя. Оно окажется в магазине или галерее, где продаются мои работы.

Кэтрин показала на витрину с шарфами, шалями и накидками из пышного мохера с такой замысловатой игрой цвета, что их немедленно хотелось потрогать. Адам подошел к витрине и погладил соблазнительно мягкий шарф.

– Вы настоящий мастер!

– А как же! – раздался голос сзади. – Только слишком упряма, чтобы признать это.

Они разом обернулись и увидели Лиссу Коуэн, хозяйку галереи.

Кэт в сотый раз захотелось быть высокой и стройной, а не тощей коротышкой, иметь прямые черные волосы вместо непослушных рыжих кудряшек и матовую кожу, а не усыпанную веснушками.

– Я вижу, вы уже познакомились. – И Лисса дружески обняла Адама.

– Официально – нет. Мы обсуждали проблему вдохновения.

– Тогда сделаем это официально. Кэт, это Адам Тормэн. Он архитектор в компании «Страутер, Дэй энд Янг». Адам, – продолжала хозяйка, – это Кэтрин О’Мэлли, моя ассистентка, прекрасная подруга, а в настоящее время – свободный художник.

– Очень приятно, Кэт.

Во время рукопожатия, которое длилось чуть дольше, чем полагается, тепло от его мозолистой ладони растеклось по ее руке. Кэт поняла, что краснеет. Еще бы! Этот человек заставил ее, деловую женщину, снова почувствовать себя школьницей.

Адам отпустил руку Кэт после нежного пожатия.

– Почему ты называешь подругу свободным художником? Ведь ты продаешь ее изделия в галерее, – спросил он у Лиссы.

– Они очень милые и пользуются спросом, но Кэт способна на большее, – фыркнула Лисса.

– Старая история. – Кэт не могла скрыть раздражения. – Это никого не интересует!

– Меня интересует, – возразил Адам. – Мне нравится игра цвета и ощущение легкости в ваших работах. Вы делаете что-нибудь, кроме одежды?

– Нет.

– Да!

Кэт и Лисса ответили одновременно и обменялись выразительными взглядами.

– Простите, если я проигнорирую ваши ответы и объясню, почему задал такой вопрос. – Адам повернулся к Лиссе. – Я вхожу в группу, которая работает в новой штаб-квартире «Интертеч интернэшнл». Правление компании решило использовать работы местных художников для оформления интерьеров.

– Замечательно! – Лисса бросила вызывающий взгляд на подругу.

– Мы тоже так думаем, – согласился Адам. – Люди со всего мира будут приезжать в «Интертеч», поэтому отборочная комиссия хочет получить произведения высшего класса.

– Вы пришли как раз по адресу, – заметила Кэт. – Лисса представляет лучших художников и ювелиров в городе. У вас будет единственная проблема – выбирать из множества талантливых людей.

– С такой проблемой жить можно, – заверил ее Тормэн. – Я посмотрел галерею, но мне нужна информация.

– Конечно. – Лисса обернулась к Кэт: – Покажи галерею Адаму. Он объяснит, что его интересует, ты расскажешь о том, чего нет на витринах, я же пока оформлю счета.

– Может быть, ты, Лисса? Ты ведь знаешь художников лучше, чем я.

– У меня есть идея, – сказал Адам. – Мы с Кэт обойдем галерею и составим список. А затем втроем все обсудим за ужином.

Кэтрин стиснула зубы, чтобы не показать свою радость, хотя на груди Адама, казалось, так и красуется табличка с надписью: «Осторожно! Ваша решимость избежать близости подвергается риску!»

– Это мой излюбленный способ решать вопросы, – ответила Лисса. – Как насчет «Пьетро»?

– Я хотела бы пойти с вами, – сказала Кэт, стараясь говорить с искренним сожалением, – но у меня уже есть планы на вечер.

Лисса посмотрела на нее с удивлением:

– Ты имеешь в виду премьеру нового шоу?

– Пойдемте с нами, – попросил Адам. – Я хочу услышать, почему Лисса считает вас художником, а вы себя – нет.

– Это скучная история. И я не хочу говорить об этом с посторонним человеком.

Адам только усмехнулся:

– Пойдемте, Кэт. После бокала вина мы уже не будем чужими друг для друга.

– Но и не станем после бокала вина близкими друзьями.

– Это зависит от вина, – улыбнулся ей Адам.

Кэт старалась выглядеть равнодушной, но не смогла удержаться от улыбки.

Лисса забарабанила по стеклу ногтями.

– За это время вы бы уже прошли половину галереи.

Кэт пожала плечами в знак подчинения и ушла за ручкой и блокнотом.

– Чем она занимается? – спросил Адам.

Лисса показала на пламенеющий гобелен, подвешенный к своду:

– Вот одна из ее работ.

– Вы что, издеваетесь?! – Адам присвистнул. – Я спрашивал ее об этом. Сказал, что хочу поговорить с этим художником насчет крупного заказа.

– И Кэтрин ответила, что автор больше не работает на заказ.

– Точно! – Адам оглядел галерею. – У тебя есть еще что-нибудь из ее изделий, кроме одежды?

– Только слайды и воспоминания. Все остальное продано. – Лисса вздохнула. – Я оставила этот гобелен, потому что не могу получить от нее ничего другого.

Адам не мог оторвать глаз от гобелена.

– Не могу тебя за это упрекнуть – он великолепен! Но почему только один?

– Потому что Кэтрин действительно больше не работает на заказ. Это была ее последняя большая работа, перед тем как она окончила школу искусств и отказалась от стипендии для продолжения учебы в Европе. У Кэт умерла мать, и ей теперь приходится заботиться об отце.

– Тяжелый случай. Он, должно быть, серьезно болен?

Лисса сардонически усмехнулась:

– О! Еще как! Помешан на музыке и страдает аллергией на чувство ответственности.


Кэт взяла ручку и блокнот. Выходя из офиса, она на мгновение увидела свое отражение в зеркале и с трудом поборола желание поправить прическу и подкрасить губы. Девушка напомнила себе, что ей нужно проявить сдержанность и только показать экспонаты.

Кэт вернулась к Адаму и Лиссе. Подчеркнуто равнодушные лица выдавали их: друзья говорили о ней.

– Так, значит, это была ваша работа? – Адам приподнял брови. – Я потрясен!

– Воспоминание о юности, – ответила Кэт. – Когда учишься, хочешь потрясти мир. А потом сталкиваешься с реальностью, становишься взрослее, опытнее…

– Послушай, старушка, я на восемь лет тебя старше, но не собираюсь хоронить себя раньше времени. – Лисса была в гневе. Она чертыхнулась и царственной походкой направилась в офис. Затем остановилась и бросила им: – Счастливо оставаться. Через двадцать минут я вернусь, чтобы поздравить оставшегося в живых.

Кэт приготовила ручку и посмотрела на Адама:

– Итак, что вас интересует, мистер Тормэн?

– Адам, – напомнил он.

Кэт строго постучала ручкой по блокноту.

– Меня интересует многое. – Он лениво улыбнулся. – Ужин при свечах, прогулки по лесу, вечер у камина… Остановите меня, когда вам что-нибудь понравится.

Боже! Она согласилась бы на все! Сердце Кэт готово было выскочить из груди. Она представила себе прогулку с Адамом по зимнему лесу: они сидят на поваленном дереве, он прижимает ее к себе. Она смотрит в его страстные глаза, Адам наклоняется, чтобы поцеловать ее…

– Ничего из этого мне не нравится, мистер Тормэн.

Кэт выставила перед собой блокнот, как щит.

– Черт побери! Вам просто нет равных! – воскликнул он с восхищением. – Как умело вы отметаете все, чего не желаете слышать!

– Мы, кажется, не очень-то преуспели в осмотре галереи.

Кэт говорила подчеркнуто строго, как воспитательница детского сада с очень непослушным ребенком.

– Мисс О’Мэлли, вы очень настойчивая женщина. – Адам вздохнул. – Я сдаюсь.

– Отлично!

– На какое-то время.

Не обращая внимания на последнее замечание, она направилась к настенному фонтану, который Адам рассматривал раньше.

– Вам это, кажется, понравилось?

– Мне нравится, как этот художник работает с металлом. Вам не кажется, что бронзовая и стальная скульптуры сделают атмосферу в зале заседаний правления слишком холодной?

– Совсем не обязательно. Это зависит от размера помещения, точки обзора, освещения – от самых разных факторов.

Адам описал зал заседаний, и разговор перешел на технические детали. Они обсуждали идеи, то соглашаясь друг с другом, то споря.

Кэт становилась все оживленнее. Ее глаза воодушевленно горели. Лицо раскраснелось. Локоны выбились из пучка и падали на шею.

Адам же, наоборот, никак не мог сосредоточиться. У него не укладывалось в голове, как эта девушка, столь увлеченная искусством и с таким глубоким пониманием сущности творчества, может удовлетвориться изготовлением одежды, хотя и очень красивой.

– Вы меня слушаете? – спросила Кэт, оглянувшись.

Прядь волос упала ей на глаза. Со вздохом разочарования она вынула заколку и распустила волосы.

Адам испытывал странные чувства. На девушке не было расшитого золотом платья, но рассыпавшиеся по плечам роскошные волосы придавали ей царственный вид.

Кэт провела рукой по медно-рыжим волосам, убрав их с лица. Картины, одна соблазнительнее другой, пронеслись в голове Адама. Кэт в золотом платье. Кэт в белой атласной ночной рубашке. Кэт в его объятиях, страстная и покорная, с волосами, рассыпавшимися по его рукам… Во рту у него пересохло.

– Я, должно быть, пропустил последнюю фразу.

Адам с трудом оторвал язык от неба, а Кэт сделала пометку в блокноте и улыбнулась.

– Итак, о главном вестибюле. Есть какие-нибудь идеи?

– Я хотел бы использовать здесь что-нибудь из текстиля, – ответил Адам. – Здание компании находится на территории, окруженной лесом. С трех сторон стекло, так что сезонные изменения в природе обеспечат визуальные картины, но они могут казаться иногда слишком холодными, поэтому вестибюль надо чем-нибудь смягчить и согреть.

– Текстиль – прекрасное средство, чтобы придать тепло интерьеру, – согласилась Кэт. – Большие композиции из стеганых материалов успешно используются при оформлении интерьеров коммерческих зданий.

– Я предпочел бы что-нибудь тканое, подвешенное к потолку, покачивающееся от потоков воздуха.

– Вы имеете в виду какого-то конкретного художника? – подозрительно спросила Кэт.

– Вас.

– Ах, как оригинально! Вы хотите повесить самый большой в мире шарф в холле вашего нового здания?

– Я хочу одну из ваших трехмерных композиций.

– А я хочу, чтобы вы перестали меня доставать! Но похоже, мы оба хотим невозможного.

– Знаете, мисс О’Мэлли, вы просто неотразимы, когда сердитесь, – заметил Адам.

– Давайте заключим перемирие. – Кэт протянула руку с располагающей улыбкой. – Вы зовете меня Кэт, а я вас – Адам. Вы не будете уговаривать меня делать то, чем я больше не занимаюсь, а я помогу найти изделия для «Интертеч».

– Хорошо, перемирие. По крайней мере на время ужина!

Он взял Кэт за руку и улыбнулся.

Находиться рядом с Адамом было все равно что балансировать на краю Ниагарского водопада – страшно и весело.

Зазвенел колокольчик, дверь открылась, и в галерею вошел седой мужчина.

– Папа! – Кэт быстро направилась к нему. – Что ты здесь делаешь?

Они обнялись в центре галереи. Отец взглянул на Адама и грустно покачал головой.

– Мне нужно с тобой поговорить, но я вижу, у тебя клиент.

– Да, но он может подождать. Мы сегодня вместе ужинаем.

Отец посмотрел на Адама с любопытством и помахал ему рукой:

– Идите к нам, молодой человек! – И, понизив голос, шепнул Кэт: – А парень ничего.

Не дожидаясь ответа, он сделал шаг навстречу Адаму и схватил его за руку.

– Я Марти, отец Кэтрин Мэри.

– Адам Тормэн. Очень приятно познакомиться, сэр.



– Рад слышать, что вы пригласили мою дочь поужинать. Она слишком много работает.

– Папа! – Кэт почувствовала, что краснеет, как озеро Эри на закате. – Это деловой ужин. С нами идет Лисса.

– Ах вот как! – На широком лице Марти отразилось разочарование.

– Ну может быть, у нее будут дела после ужина и вы сможете получше узнать друг друга за чашечкой кофе? А чем вы занимаетесь, молодой человек?

– Я архитектор.

Кэт искоса взглянула на Адама и с облегчением увидела веселую усмешку в уголках его губ.

– Ого! Бьюсь об заклад, что это прибыльное занятие.

Кэт пыталась понять, рассматривает ли отец Адама как потенциального поклонника для нее или как возможного инвестора для себя.

Адам показал рукой в сторону офиса:

– Я пойду к Лиссе. Рад был познакомиться.

Марти кивнул и улыбнулся, но Кэт видела, что он чем-то озабочен.

– Что-нибудь случилось, папа?

– И да и нет.

Он снял очки в металлической оправе и начал протирать их концом галстука. Кэт заметила возбужденный блеск в его выцветших голубых глазах, блеск, которого она не видела с тех пор, как ее мать умерла. Но Кэт увидела и тревогу.

– Ты чересчур уж строга к старому человеку, Кэтрин Мэри.

– Не говори ерунды, папа. Тот, кто управляет таким заведением, как «Коммон граунд»,[1] всегда молод, даже если ему шестьдесят пять.

– Приятно слышать, но твоя мать управляла клубом со дня его основания. Через несколько месяцев после ее смерти я освободился от всех иллюзий относительно своих способностей к бизнесу. Если бы ты не занялась клубом, он прогорел бы уже год назад.

Кэт закусила губу и нахмурилась.

– Это не очень надежно, но мы все же там зарабатываем. Еще шесть месяцев – и мы вылезем из долгов.

В глазах отца появилось виноватое выражение. Этот взгляд она часто видела, когда была маленькой. Кэт нежно обняла отца за шею.

– И куда ты уезжаешь на этот раз?

– Ты знаешь, меня пригласили на день Святого Патрика в Чикаго. Естественно, я не мог отказаться, когда меня попросили заменить Шона, тем более ты знаешь, что я люблю ирландскую музыку больше всего.

На этот раз Кэт просто покатилась со смеху:

– Да, больше всего! Если не считать диксиленда, блюза и любой другой музыки, которую тебя приглашают играть.

Кэт перестала смеяться, когда отец показал ей заказное письмо.

– Из банка? Что им еще нужно? Надеюсь, это не по поводу последнего платежа по закладной? Я же объяснила им…

Марти тяжело вздохнул. Кэт перевернула конверт и посмотрела на штамп.

– Папа! Оно же пришло почти месяц назад! Почему ты не дал мне его сразу? Мы же договорились, что всеми финансовыми делами буду заниматься я.

– У меня не хватило духу. Но позвонили из банка, хотят поговорить с тобой в понедельник, поэтому, я думаю, ты должна все знать.

У Кэтрин засосало под ложечкой. Не отрывая взгляда от пола, отец наконец произнес:

– Это уведомление о том, что нас лишают права пользования.

Глава 2

Кэт услышала, как захлопнулась дверь за ее отцом. Она опустилась на край скамьи из черного дерева и разгладила скомканную бумагу. Банк отказывает им в праве выкупа клуба. Теперь придется покинуть родной дом навсегда.

У нее было одинокое детство. Отец часто бывал в разъездах, а мать все время посвящала бизнесу, но квартира над музыкальным клубом была для Кэт олицетворением благополучия.

Чувство горького сожаления захлестнуло ее. Если бы только родители не взяли кредит, чтобы расширить «Коммон граунд»! Если бы ее мать не сбил пьяный водитель! Если бы отец мог сам управлять клубом!

– Но они взяли кредит, мать погибла, а отец может только играть…

Кэт шептала эти слова и водила пальцами по бумаге, так что на извещении оставались следы от ее ногтей.

Она отказалась от стипендии и планов на будущее. И ради чего? Ради того, чтобы убедиться: всех ее усилий оказалось недостаточно для спасения клуба, услышать слова отца: «Встряхнись, дочка, это еще не конец света»?

Кэт наконец поняла, почему любимым маминым выражением было: «Не можешь исправить – терпи».

Девушка подумала, что самым трудным будет сообщить эту новость работникам клуба. Они заслужили того, чтобы услышать это от отца. Многие работали в клубе годами, отказываясь от более выгодных мест, поскольку верили в идею «Коммон граунд».

А идея действительно была хорошая. Ее родители страстно верили, что музыка может объединить мир, что, изучив различные музыкальные традиции, люди научатся лучше понимать друг друга. Ее родители посвятили этому свою жизнь. Самые известные музыканты останавливались в «Коммон граунд», когда приезжали в Кливленд, зная, что здесь они могут отдохнуть, послушать музыку и дать импровизированный концерт.

Глубоко вздохнув, Кэт задумалась о том, что предстоит сделать в первую очередь. Поставки продуктов должны быть отменены. Поскольку Марти так затянул с объявлением плохих новостей, у нее теперь был всего месяц, чтобы найти достаточно большое помещение для обстановки квартиры, а также пряжи и ткацкого оборудования, занимавшего большую часть подвала в «Коммон граунд».

В своих горьких размышлениях Кэт не сразу почувствовала, как Адам прикоснулся к ее плечу и сел рядом.

– Лисса почти закончила, так что мы можем перекусить.

Кэт достала ручку и записала несколько слов на обратной стороне извещения, подумав, что придется отправить вещи на склад, если не удастся найти большую квартиру.

– У меня изменились планы. Я не смогу пойти.

– Почему? – Адам накрыл ладонью ее руки. – Что мешает нам поужинать?

– Семейные дела. – Кэт высвободила руки и потерла виски. – Я была бы рада впасть в спячку на ближайшие несколько недель и совсем забыть не только о еде.

– Семейные дела, – медленно повторил Адам. – Постойте… Марти… Марти О’Мэлли! Ваш отец – владелец «Коммон граунд»?

– Откуда вы знаете про клуб?

– Лисса упомянула о нем, когда рассказывала о том, чем вы занимаетесь, а я только сопоставил факты.

– И что же она рассказала? – горько улыбнулась Кэт. – Что отец сломал мне жизнь и карьеру? Или что он всегда был непрактичным недотепой, а я – идиотка, которая о нем заботится?

– Я получил самую общую информацию. Лисса ничего не говорила о вашей загубленной жизни и невостребованном таланте. – Он иронически приподнял бровь. – А что, это правда?

– Конечно, нет! С талантом, слава Богу, все в порядке, хотя Лисса и считает, что я трачу его впустую.

– Ну вы же довольны своей жизнью. И занимаетесь тем, о чем всегда мечтали…

– Да! – отрезала Кэт.

– В самом деле? – Адам сверлил ее взглядом.

– Не совсем. – Кэт закусила губу, встала и отошла от скамьи.

– Я не думала делать одежду для заработка, но работа идет успешно. Этот бизнес развивается с поразительной скоростью.

– Я спрашиваю не о бизнесе, а о жизни, – напомнил Адам.

– Это одно и то же.

Адам покачал головой и неодобрительно взглянул на нее. Затем встал и положил руки ей на плечи.

– А развлечения, встречи с друзьями, личная жизнь?

– Вы всегда такой любопытный?

Кэт освободилась от его рук и взяла со скамьи блокнот и ручку.

– Чаще всего да, – рассмеялся Адам. – Это у меня наследственное. Мы все любим устраивать чужую жизнь.

– А в нашей семье есть традиция заниматься только своим делом, – раздраженно парировала Кэт.

– И вам это хорошо удается. Вы еще не задали мне ни одного лишнего вопроса. – Он в задумчивости потер подбородок. – Теперь понятно почему. Я начинаю думать, что интересую вашего отца больше, чем вас.

Кэт издала сдавленный смешок.

– Как вам удается смешить меня каждый раз, когда я на вас сержусь?

– Это еще один из моих талантов. – И Адам направился к стенду с изделиями Кэт. – Но при этом я не позволяю уходить от темы разговора.

Взяв мохеровый шарф, он провел по нему тыльной стороной ладони.

– Вы делаете очень красивые вещи, – сказал он, – но я думаю, что ваш талант не используется и наполовину. – Адам набросил шарф на шею Кэт и притянул ее поближе к себе. – Как вы находите компромисс между своими желаниями и реальностью?

Кэт посмотрела в его глаза с золотистой радужкой, слишком много знающие, слишком манящие, слишком… У нее снова пересохло во рту. Ей хотелось бежать от этой опьяняющей близости. Но ноги не слушались.

– Это не компромисс, – прошептала она. – Просто необходимость. Я должна заботиться об отце, а это самый надежный способ.

– Надежные вещи скучны, Кэт. Попробуйте еще раз. У вас есть отличный шанс.

– Для вас – может быть. Но для меня – нет. Я знаю, что такое риск. Того, что я видела, мне хватит на всю жизнь.

Она сделала усилие, чтобы удержать слезы, уже обжигавшие веки.

– Послушайте, жизнь не стоит на месте. – Адам обнял ее и погладил по спине. – Вы измените свое мнение, когда придет подходящий момент.

– Готово! – донесся из офиса голос Лиссы. – Уже седьмой час, так что пора закрываться.

Кэт отскочила от Адама и быстро повесила шарф на место.

– Вам удалось договориться?

Лисса шла к ним уже в плаще и несла накидку и сумку Кэт.

– Переговоры были конструктивными, мы заключили перемирие, – ответил Адам.

Кэт рассмеялась и продолжила:

– Мне даже удалось убедить Адама, что я не могу работать для «Интертеч».

– А я по-прежнему считаю, что вы прекрасно подходите для такой работы. С моей стороны это было стратегическое отступление перед новой атакой.

Лисса поддержала Адама:

– Правильно! Разве ее работа не будет совершенством? Эффектная и элегантно-простая!

– Лисса! Ты говоришь с таким жаром, что просто удивительно, как ты еще не взлетела! – воскликнула Кэт. – Ты ведь даже не видела нового здания «Интертеч». Мой стиль может оказаться совершенно неподходящим.

– Думаю, Адам вряд ли выберет что-нибудь неподходящее, – возразила Лисса, подняв брови. Она холодно посмотрела на Кэт, затем повернулась к Адаму и снова оживилась: – Я-то знаю, что Кэт может сделать это, но согласится ли художественный совет с такой идеей? У нее нет новых работ.

– Вы что, оба глухие? – спросила Кэт, не веря своим ушам. – Я больше не занимаюсь гобеленами. Ведь это разовая работа. Конечно, полезная для моей репутации, но нет никакой гарантии, что заказы будут еще, а мне нужен постоянный источник дохода. Неужели вы не понимаете, что придется бросить изготовление одежды, если я буду работать над этим гигантским проектом?

– Но в «Коммон граунд» нет помещения для такой работы, – перебила ее Лисса, – а ты не хочешь даже думать о кредите для расширения бизнеса, потому что у тебя куча проблем с делами отца. Не таким ли доводом обычно заканчивается подобный разговор?

– На этот раз нет.

Кэт криво усмехнулась и смяла извещение в кулаке.

– Если вам нужно помещение, то я могу решить эту проблему, – предложил Адам.

– Давайте выйдем отсюда и будем все решать за ужином, – взмолилась Лисса. – Я умираю с голоду.

– Мне эта идея по душе, но Кэт говорит, что у нее семейные проблемы.

– Всякий раз, когда появляется Марти, возникают проблемы, – усмехнулась Лисса. – Что случилось на этот раз? Ты же платишь по счетам, так что, я надеюсь, вам не отключили воду и электричество?

– Отец выступает в Чикаго на день Святого Патрика и попросил меня уладить кое-какие дела.

– Сделай это завтра.

Кэт обдумывала варианты: провести вечер одной, размышляя о том, как бы спасти «Коммон граунд», или слушать разговор Лиссы и Адама о заказе для «Интертеч». Неожиданно она рассмеялась и пожала плечами:

– А впрочем, почему бы и нет? Ужин есть ужин, а раньше понедельника я все равно не смогу разобраться с делами.

Лисса внимательно посмотрела на Кэт, но в это время зазвонил телефон.

– Галерея «Америкэн экспрешнз». Миссис Лэкворди! Как я рада вас слышать! – Хриплый голос Лиссы неожиданно стал елейным.

Кэт взглянула на Адама и попросила:

– Постучите по дереву. Миссис Лэкворди возглавляет благотворительный комитет больницы «Мэрси».

– Что вы! Конечно, удобно! – продолжала Лисса. – Через двадцать минут? Прекрасно!

Она положила трубку и, сияя, посмотрела на Кэт и Адама:

– Не могу поверить! Комитет собирается устроить аукцион экспонатов из моей галереи! – Лисса стала расстегивать плащ. – Они сейчас приедут.

– В шесть вечера в субботу? Почему ты не договорилась с ними на понедельник? – возмутился Адам.

– Возможно, это просто небольшая проверка моей готовности к работе.

– Вот здорово! – Кэт обняла подругу. – Я останусь, чтобы помочь тебе.

– Лучше я сама. Приятного ужина. Я позвоню завтра утром и расскажу, как все закончилось. Желаю тебе хорошо провести время в обществе Адама. Честное слово, Кэт, иногда мне кажется, что ты дала обет не развлекаться.

– Точнее, не усложнять себе жизнь, – огрызнулась Кэт, не сразу сообразив, насколько выдают ее эти слова.

– Вдохновение и усложнение. – Адам расплылся в улыбке.

Он взял красную мохеровую накидку и надел ее на плечи Кэт, слегка коснувшись рукой ее шеи.

Кэт вздрогнула. Она не могла понять, было ли это возбуждение от прикосновения или от страха провести вечер с этим мужчиной.

– Хотите прогуляться или поедем на машине?

– Я бы пошла пешком. До «Пьетро» недалеко, а я люблю бродить по итальянскому кварталу. Там всегда так много интересного!

Они неторопливо пошли по улицам, и, когда оказались у ресторана, скованность Кэт окончательно исчезла. Она даже почувствовала голод и с наслаждением вдохнула соблазнительные ароматы, доносившиеся с кухни.

Немедленно появился хозяин, широко улыбаясь из-под пепельных усов.

– Адам, как я рад тебя видеть! – Он крепко обнял Адама и посмотрел на Кэт. – Ты, должно быть, счастлив, находясь в обществе такой красивой женщины. Твой вкус с годами улучшается! Я посажу вас у камина, чтобы вы смогли согреться. И сразу по бокалу вина, чтобы согреться изнутри.

Хозяин убежал, сияя от удовольствия.

– Можно было бы согреться и чашкой кофе, – заметила Кэт, снимая накидку и вешая ее на спинку стула.

– Конечно, но я не мог отвергнуть его итальянское гостеприимство и тем самым задеть чувство национальной гордости.

– Не думала, что вы специалист по итальянцам.

Искры, отражавшиеся в глубине глаз Адама, согревали ее гораздо сильнее, чем пляшущий огонь камина.

– Мне двадцать девять лет. Я родился и вырос здесь, в доме, который построил мой дед.

– Я не знала, что Тормэн – итальянская фамилия.

– Мой дедушка Терамано тоже не знал, – засмеялся Адам. – Поэтому он решил, что лучше жить под новой фамилией, чем спорить с чиновниками из иммиграционной службы.

Прежде чем Кэт успела ответить, вернулся Пьетро с вином.

– Я сегодня видел твоего отца, Адам. Он говорит, что твой сумасшедший проект продвигается хорошо. Все это безумие. Теперь, уйдя на пенсию, он работает больше, чем раньше! И зачем? Чтобы из больших коробок делать маленькие?

– Ну-ну, дядя Пит, ты рассуждаешь в точности как отец, когда я в первый раз заговорил с ним об этой идее. Он не мог поверить, что кто-нибудь захочет жить в доме без сада.

– Без сада! – насмешливо воскликнул Пьетро. – Без школ, без бакалейных лавок, без булочных, без парков! Ты мой крестник, и я тебя люблю, но ты ненормальный. Потеряешь последнюю рубашку на этом проекте! – Пьетро разлил вино и обратился к Кэт: – Вы, кажется, обладаете здравым смыслом, несмотря на прекрасную внешность. – Из кухни донесся страшный грохот, и Пьетро покачал головой. – Держать ресторан – это теперь тоже безумие!

Кэт с улыбкой посмотрела ему вслед.

– Никогда бы не подумала, что Пьетро – ваш дядя. Наверное, меня смутили усы. Он брат отца или матери?

– Ни то ни другое, – ответил Адам. – Просто для большинства итальянцев крестные родители – это очень близкие люди, как и кровные родственники.

– Ваш дядя, кажется, не в восторге от этого таинственного проекта. Вы можете о нем рассказать или это секрет?

– Никакого секрета. Просто дядя Пит меня опередил. Как я уже говорил, я могу помочь, если у вас проблемы с помещением.

– Что вы имеете в виду? – Кэт смотрела на него с недоумением.

– Мы с отцом хотим превратить склад в доходный дом. А я там живу в мансарде.

Кэт подперла рукой подбородок и посмотрела на Адама с интересом и нескрываемой завистью.

– Я мечтала жить в мансарде с тех пор, как поступила в школу искусств. Расскажите о ней.

– Представьте себе помещение, где достаточно места для больших ткацких станков и огромного количества пряжи плюс много жилых комнат. Интересно?

– Вы даже не представляете, как!

«Но жить в одном доме с Адамом было бы неблагоразумно, рискованно… и чудесно!» Кэт решительно прогнала нежелательные мысли.

– Как я понимаю, склад находится в деловой части города?

– Это на восточном берегу Кайахоги. Какой там вид! Можно наблюдать развод мостов, когда с озера Эри идут баржи, шторм… Господи, Кэт, вы выглядите так восхитительно при свете камина.

– Как прекрасная Елена, – насмешливо парировала Кэт, стараясь не обращать внимания на щемящее ощущение в груди.

– Нет, гораздо красивее. Вы – Кэт О’Мэлли, и я ни с кем, кроме вас, не хотел бы сейчас быть рядом.

Кэт понимала, что имеет в виду Адам: рад, что они познакомились, потому что ему хорошо с ней. Она смотрела в камин, стараясь подавить непривычные чувства.



– У меня есть тост, – сказал Адам беззаботно. – Чтобы мы стали хорошими друзьями.

– Я бы этого очень хотела.

Она подняла бокал и чокнулась с Адамом. Это было бы здорово: иметь такого друга, с которым так весело и легко. Просто замечательно! Кэт отпила вина и удивилась, почему же не чувствует себя счастливой.

– Вы будете смотреть меню? – спросил Адам.

– Нет. Каждый раз, когда я сюда прихожу, я хочу попробовать что-нибудь новенькое, но в результате всегда заказываю пиццу. И ничего не могу с собой поделать.

– И вы здесь никогда ничего не ели, кроме пиццы? – Адам смотрел на нее с изумлением.

– Выходит, что я люблю пиццу, – попыталась оправдаться Кэт.

Адам повернулся к официанту:

– Нам для начала антипасто мисто[2] и суп страчателла.[3] А потом… – И обратился к Кэт: – Что вы предпочитаете: телятину или креветки?

– Пиццу!

– Дама желает телятину, а я – креветки. Таким образом, мы сможем попробовать два блюда.

Официант просиял, записал заказ и исчез.

Кэт перегнулась через стол с притворной улыбкой.

– Ты всегда принимаешь решения за других? – сказала она, незаметно для себя переходя на ты.

– Я ведь старше тебя.

Они смотрели друг другу в глаза: Адам весело, а Кэт ехидно – до тех пор, пока Адам не ударил ножом по бокалу.

– Конец первого раунда!

Кэт расхохоталась и откинулась на спинку стула.

– Ты невыносим! Подобным же образом тебе удалось втянуть отца в авантюру со складом? Ты пилил его, пока тот не сдался?

Адам закинул голову и рассмеялся:

– Этим занималась тетя Кармела. Она живет с нами уже двадцать пять лет… после смерти мамы. Чудесная женщина, но, к сожалению, крупный специалист сразу во всех областях.

– О, у меня бывали подобные клиенты. – И Кэт закатила глаза.

– Представь себе картину. – Адам улыбнулся. – Отец ушел на пенсию почти два года назад. Все было отлично весной и летом, пока он целые дни проводил в саду, но, когда пришло время замораживать и консервировать, они сшиблись рогами. Отец имел наглость заявить тете Кармеле, что она не умеет готовить соус для спагетти. Та пришла в ярость.

– Они перестали разговаривать? – спросила Кэт с сочувствием, вспомнив о размолвках своих родителей.

– Перестали разговаривать? Двое итальянцев? Ты смеешься! Они спорили, орали, угрожали друг другу, пока мое терпение не лопнуло. Тогда я предложил отцу эту идею. Он был готов на все, только бы уехать из дому. Что же касается тети Кармелы, то ей так хотелось быть единственной хозяйкой на кухне, что она бы уговорила отца и на преступление.

– И у бедняги не было шансов?

– Никаких! – радостно подтвердил Адам. – Если бы тетя Кармела хорошенько не поработала, мне пришлось бы туго. А так мы с отцом занимаемся этим проектом уже больше года.

– И насколько далеко вы успели подвинуться? – спросила Кэт.

– Боишься оказаться в огромном пустом помещении без отопления и окон?

– Ты просто читаешь мысли, Адам.

– В настоящее время я имею большое пустое помещение, но там есть окна и отопление. И вода тоже.

– А твоя мансарда такая же пустая, как и то, что ты мне предлагаешь?

Адам покачал головой:

– Она отремонтирована и отделана. Я ее буду использовать в качестве образца, когда начнем сдавать квартиры.

– Почему бы не продать часть из них?

– Мы получили деньги на реконструкцию от федерального правительства, так как здание имеет историческую ценность. Одно из условий заключается в том, что оно не может быть продано в течение пяти лет, поэтому мы будем сдавать квартиры в долгосрочную аренду с правом последующего выкупа.

– Дорогостоящий проект.

– Да, – согласился Адам, – но мы рассчитываем получить большую прибыль.

Кэт вспомнила, что уже слышала подобные слова, когда ее родители собирались расширять «Коммон граунд», и удивилась, как могут люди с таким слепым оптимизмом занимать деньги в банке.

Официант принес суп и закуску. Кэт и Адам принялись за еду, и на некоторое время воцарилось молчание.

– Вынуждена признать, – призналась она, – что это даже лучше, чем пицца.

– Ты хочешь принести извинения за то, что наделала столько шуму?

– Уймись. – Кэт взяла большую оливку. – Знаешь, мы еще не сказали ничего, что бы сделало этот ужин деловым.

– Ты права, – согласился Адам. – Давай побеседуем об изготовлении гобелена для «Интертеч».

– Ну нет! Ты обещал не говорить об этом до конца ужина.

– О’кей, давай послушаем тебя. Почему ты не хочешь делать гобелен для «Интертеч»?

Кэт рассмеялась и покачала головой.

– Я уже объясняла. Пока я не буду уверена, что у отца все в порядке, мой удел – изготовление одежды.

Адам разломал пополам хрустящую булочку.

– Знаешь, я думаю, ты просто боишься, что у тебя не получится проект такого масштаба.

– У меня получится! Я бы хотела… – Кэт подавила свою импульсивную реакцию и глубоко вздохнула. – Это серьезный вызов, но, наверное, ты прав.

Ее улыбка была сладкой, как сахарин, и настолько же искусственной. Адам вынужден был признаться:

– Похоже, поймать тебя не удалось. Но давай просмотрим на это с другой стороны.

– Почему мне все время кажется, что ты судья, а я обвиняемая? Может, когда-нибудь я буду достаточно обеспеченной, чтобы нанять ткачих и швей, и тогда смогу заниматься дизайном.

– Сделай это сейчас, – предложил Адам. – Почему ты не хочешь взять кредит и начать теперь же? Вот мы с отцом подсчитали, сколько сможем вложить в дело, и нашли инвестора для остальной части.

– Меня удивляет, что вы заняли деньги под такое рискованное предприятие.

– У нашего банкира чутье на осуществимые проекты. – На лице Адама мелькнуло раздражение.

– Весьма утешительно. А что, если ваш банкир ошибается?

– Мы потеряем кучу денег. Потом посмотрим, где сглупили, заплатим огромные штрафы и будем жить дальше. Ты довольна?

Адам говорил спокойно, но его пальцы крепко сжимали ножку бокала.

– У меня негативное мнение о банках и займах, – стояла на своем Кэт.

– Я это понял.

Кэт была поражена его тоном. Янтарное тепло в глазах Адама сменилось холодным блеском агата.

Глава 3

Ледяной тон Адама соответствовал его взгляду, когда он спросил, не думает ли Кэт, что каждый должен заниматься своим делом.

– Именно так я и считала до сегодняшнего дня. Ты, кажется, получаешь удовольствие, копаясь в моей жизни, а я сделала кое-какие наблюдения о твоей.

– Ты задела меня за живое. – Адам поднял руки в знак извинения. – Мне приходится слишком часто защищать свою позицию по поводу склада. Может быть, из-за отрицательного отношения друзей и семьи.

Кэт ласково коснулась руки Адама.

– А я не могу быть беспристрастной в вопросе о кредитах! Моему отцу пришло извещение из банка. Нас лишают права пользования. В течение месяца мы должны покинуть «Коммон граунд».

Девушка произнесла эти слова, и реальность происходящего наконец дошла до нее.

– Прости.

Адам сжал ее руку. От этого простого слова Кэт чуть не заплакала. Ни вопросов, ни осуждения, только выражение заботы и сочувствия.

Официант принес новые блюда, от аромата которых потекли слюнки. Бледные ломтики телятины были украшены макаронами с зеленым соусом.

– Ешь. А то хозяин умрет от горя. – Адам подцепил вилкой жирную креветку. – Кто тебе будет помогать?

– Во всяком случае, не папа, и слава Богу! У него добрые намерения, но если бы занятия музыкой требовали коммерческих способностей, он не смог бы играть даже на палочках. – Кэт вздохнула. – Иногда мне хочется быть членом большой семьи. Наверное, это прекрасное ощущение.

– Знаешь что? – предложил Адам. – Я дам тебе половину своих родственников. Не беспокойся, у меня их останется более чем достаточно. Могу предложить дядю Гвидо, курящего дешевые сигары, и сплетницу тетю Бейб. Да, еще тетя Афонсина…

– Ну и фантазер! – развеселилась Кэт.

– Ничего подобного. Моя семья – живое доказательство того, что действительность фантастичнее любого вымысла.

Кэт ответила ему улыбкой, но затем, нахмурившись, спросила:

– Сколько составляет арендная плата?

– Ничего, пока здание не будет полностью закончено.

– Милостыня мне не нужна. – Кэт выпрямилась.

– Помощь друзьям – это не милостыня, но, если хочешь, мы заключим сделку.

Кэт бросила на Адама подозрительный взгляд.

– Кэтрин О’Мэлли, – обиженно воскликнул Адам, – какое у тебя испорченное воображение! Я думаю, что ты могла бы поливать цветы и гулять с моей собакой, когда меня не будет в городе, но если есть другие предложения, то я готов их обсудить.

– Не думаю, что гулять с собакой и поливать цветы – достаточная плата за жилье.

– Не скажи. Ты ведь не видела ни собаки, ни цветов.

– Все равно, – покачала она головой, – это было бы нечестно.

– Хорошо, пусть платой будет гобелен для «Интертеч».

– Это была бы выгодная сделка, – рассердилась Кэт. – Ты хоть знаешь, сколько это примерно стоит?

Адам назвал сумму, выделенную на оформление вестибюля.

– Ты шутишь! – ошеломленно выпалила Кэт.

– Вовсе нет. Просто правление хочет самое лучшее.

– За такие деньги «Интертеч» его получит!

Официант снова подошел и спросил, что принести на десерт.

– Кофе. – И Адам добавил несколько слов по-итальянски.

Официант ухмыльнулся и побежал на кухню.

– Что ты ему сказал?

– Я напомнил, чтобы он не забыл про сливки. – Лицо Адама излучало невинность.

Кэт не очень-то поверила, но решила не выяснять.

– Так как насчет склада? – спросил Адам. – Тебя это заинтересовало?

– Ты же слышал: только если я смогу платить за аренду.

– Но это же нелепо! Я не могу брать плату, если здание не закончено. Давай заедем туда перед премьерой. Увидишь, куда собираешься вселяться, чтобы у тебя не было иллюзий на этот счет. Кроме того, хочу показать свой любимый проект тому, кто не считает его глупым.

– Забавно! Ты говоришь о перестройке склада больше, чем о своей основной работе.

– Правда? – Адам пожал плечами. – Мне нравится быть архитектором, а в этом проекте я занимаюсь не только деловой и инженерной стороной вопроса, но и архитектурной тоже. Наверное, очень скучно слушать об этом?

– Конечно, нет. Если серьезно, мне очень интересно, и теперь я горю желанием увидеть склад.

– Тогда я пригоню машину, пока ты будешь пить кофе, о’кей?

– Прекрасно. Буду ждать тебя в холле.

Кэт допила кофе. Зашла в дамскую комнату и посмотрелась в зеркало. «Тебе требуется помощь», – предупреждало отражение.

«В порядке исключения, – ответила Кэт своему отражению, – я забуду про благоразумие и буду веселиться».

Она надела накидку с оригинальным орнаментом и вышла. Адам ждал ее в холле. Появился Пьетро с большой коробкой и протянул ее Адаму:

– Никаких денег. Это подарок моему крестнику и его прекрасной спутнице.

– Что это? – Кэт в недоумении перевела взгляд с Пьетро на Адама.

– Знак извинения. Я был не прав насчет пиццы и заказал ее, когда официант спрашивал про десерт.

Кэт посмотрела на коробку и рассмеялась:

– Съедобное извинение. Это что-то новое.

Пьетро галантно поцеловал ей руку.

– Жду вас снова, красавица, с Адамом и без него. – Затем обнял крестника и сказал, понизив голос: – Не упускай ее. Она, слава Богу, совсем не похожа на ту.


– Ты произвела большое впечатление на дядю Пита, – сообщил Адам на улице.

– Во всяком случае, больше, чем та.

Кэт прищелкнула языком. Ей хотелось спросить, кто та женщина и очень ли Адам к ней привязан.

– Ты слышала? – засмеялся Адам. – Хорошо, что дядя Пит занимается рестораном, а не дипломатическими интригами. – Конечно, он прав. Ты совсем не такая, как Пэм.

– Это хорошо? – спросила она.

– Это очень хорошо! – Адам открыл дверцу машины с откидным верхом. – Если честно, это просто замечательно.

Кэт села в машину, не понимая, что он имеет в виду. Но похоже, у Адама нет серьезных отношений с этой женщиной. Чтобы отвлечься от этих мыслей, Кэт спросила:

– И чем же ты займешься после проекта со складом?

– Тобой. Не внешним видом, – ответил Адам, в то время как у Кэт перехватило дыхание от такой наглости. – Тут я не хотел бы ничего менять. Внутренний мир – это другое дело. Ты не умеешь развлекаться. С этим надо что-то делать. Затем нужно поднять твою самооценку и вернуть тебе непосредственность в общении. Чувство юмора у тебя в целом нормальное, но, думаю, давно не применялось.

– К работе с Пэм ты прикладывал столько же усилий?

– Мы с Пэм познакомились на работе. Она занималась дизайном интерьера здания, которое я проектировал, так что у нас много общего. Отношения были прекрасными, пока мы ходили по театрам и барам.

Кэт не знала, что сказать. Адам вовсе не казался человеком, сожалеющим о прошедшей любви, – он выглядел абсолютно довольным.

– Потом я привел ее на день рождения отца в ресторан дяди Пита. Какой это был кошмар!

– Господи, что там случилось?

– Все, что только могло. Есть она не хотела, карта вин ей не понравилась, а моих родственников она разглядывала как диковинные экспонаты на этнографической выставке. По дороге домой Пэм ясно дала понять, что чем меньше мы будем видеть моих близких, тем лучше. Я ответил, что гарантирую, потому что больше не увижу ее.

– Она извинилась? – спросила Кэт.

– Нет. В общем, это был удар для меня. – Адам обнял Кэт за плечи. – Теперь ты понимаешь, почему дядя Пит в таком восторге от тебя. Я уверен, что он сейчас висит на телефоне, рассказывая всем родственникам, что у меня было свидание с красивой девушкой.

– Но ведь это неправда, – запротестовала Кэт. – Деловой ужин – не свидание.

– Может быть, и так. Только дядя Пит рассказывает сейчас именно о свидании.

Адам въехал на стоянку рядом с большим кирпичным зданием.

Улица была чистой и хорошо освещалась лампами, напоминавшими газовые фонари начала двадцатого века, но, несмотря на это, склад производил мрачное впечатление.

– Придется воспользоваться грузовым лифтом, – объяснил Адам. – Лифт в холле еще не работает.

Они стали подниматься на пятый этаж на скрипучей платформе с металлической решеткой. Ужасные истории о несчастных случаях проносились в голове Кэт под лязг и скрежет допотопного оборудования.

– Вы сохранили эти дивные декорации в стиле Стивена Кинга во всем здании?

– Сарказм здесь неуместен, – усмехнулся Адам. – Ты возьмешь свои слова назад, когда увидишь мою квартиру.

Они вышли в коридор, который вел к массивной дубовой двери. Адам повернул медную ручку и пригласил Кэт войти.

От изумления и восторга у нее не было слов! Пять широких окон так захватили ее внимание, что Кэт не заметила, как Адам снял с нее накидку и взял сумку. Окна, обрамляя сияющую огнями панораму города и реки, начинались почти от самого пола, завершаясь изящной аркой под потолком.

– О Адам! Я никогда не видела ничего подобного!..

Кэт направилась к окнам, но вдруг от резкого удара в спину упала, больно ударившись левым боком о невысокий столик.

Через мгновение Адам был рядом и помог ей подняться. Он крепко держал Кэт. На лице его была тревога.

Они стояли прижавшись друг к другу, и ее скачущий пульс бился в контрапункте с ударами его сердца. Кэтрин видела блеск возбуждения в глубине его глаз и чувствовала, что Адам читает то же желание в ее глазах. Неведомые ощущения пронзили Кэт с пугающей силой.

Адам коснулся ее губ неправдоподобно нежным поцелуем. Сумасшествие… Волшебство… Его губы – такие манящие… Еще…

Очарование момента исчезло, когда что-то влажное коснулось ее ноги. Кэт дернулась и посмотрела вниз.

– Это собака? – Девушка вытаращила глаза. – Или ты завел сторожевого медведя для охраны здания?

Адам не мог скрыть обиды.

– Конечно, собака! Ньюфаундленд – одна из самых храбрых, умных, преданных…

– …И слюнявых.

Огромный черный пес смотрел на Кэт с обожанием. Его язык висел как длинный красный галстук, под которым постепенно образовывалась лужица.

Кэт подавила в себе приступ смеха. Единственная разница между тем, как пес и девушка смотрели на Адама, была в том, что у нее не текли слюни. Тормэн обнял Кэт, и она почувствовала, что ей это очень нравится. Кэт погладила собаку по голове.

– Я думал, что отучил его бросаться на людей. Он тяжелее тебя фунтов на сорок. Ты точно ничего не повредила?

Кэт выпрямилась и поморщилась от острой боли в левом боку.

– Колет в боку, но это не страшно. – Она помахала руками. – Видишь? Руки-ноги целы.

Оценивающий взгляд Адама заставил Кэт переменить тему разговора, и она спросила, как зовут собаку.

– Пэддингтон Тормэн. Пэдди, поздоровайся с Кэтрин. Мисс О’Мэлли будет жить с нами.

– Может быть, Пэдди. Мы еще не договорились об условиях.

Пес протянул большую черную лапу, которую Кэт с важностью пожала.

– Ты добрый малый, правда? – И она почесала его за ухом.

Пэдди завыл от восторга и уткнулся мордой в бедро Кэт. Мокрая дорожка потекла вниз по ее юбке.

– Черт возьми, Пэдди! – Адам оттащил собаку. – Прости, Кэт. Чистка за мой счет.

– Успокойся. Это можно стирать. – Она села на пол рядом с Пэдди. – Ты не представляешь, какая это для меня радость. В детстве у меня была собака, но она выдержала только один день. Да. – Кэт вздохнула и погладила шелковистые уши Пэдди. – Щенку не нравилась музыка, и он не боялся этого показать. Папа сказал, что посетители платят деньги не за то, чтобы слушать собачий вой. Пришлось щенка вернуть заводчику.

– Если принять во внимание твое окружение, странно, что ты сама не стала музыкантом.

– Моим родителям это тоже было странно. Чего только они не пробовали: фортепиано, гитару, уроки вокала, но я совершенно немела, когда надо было выступать. В конце концов они сдались и разрешили мне рисовать.

Кэт посмотрела на свои маленькие ладони с коротко остриженными ногтями. Адам сплел ее пальцы со своими.

– Такие маленькие пальчики – и делают такие красивые вещи.

Его рука, теплая и сильная, посылала покалывающие импульсы в ее тело и предупредительные сигналы в ее мозг.

– Может быть, это и маленькая ручка, но могу поспорить, в рестлинге я тебя поборю.

Адам вытянулся рядом с ней на полу.

– Можешь поспорить?

Кэт освободила руку, ее глаза загорелись.

– Конечно, могу! На что спорим?

– Ты хорошо готовишь?

– Обеды по телевизору и блюда из микроволновой печи.

Адам содрогнулся, но внезапно его глаза заблестели.

– Если я выиграю, ты будешь жить в мансарде без арендной платы и начнешь работать по заказу для «Интертеч». – И подзадорил: – Или ты боишься проиграть?

Они поставили руки, и кисть Кэт почти исчезла в кулаке Адама. Он чувствовал угрызения совести, оттого что поставил гостью в столь неравные условия, и решил не выигрывать слишком быстро.

Их мускулы напряглись. Адам даже испугался, почувствовав силу ее руки, и понял, что для победы ему все-таки придется потрудиться.

Он украдкой взглянул на лицо Кэт: ее глаза были закрыты, нижнюю губу закусили жемчужные зубки. Адаму хотелось отпустить кисть Кэт и покрыть ее лицо поцелуями. Но он сосредоточился на их сцепленных руках и настроился на победу.

Переведя взгляд с Адама на Кэт, пес встал и прекратил схватку громким лаем и облизыванием соперников.

Кэт открыла глаза. Ее мышцы подрагивали, а боль в боку дала о себе знать с новой силой.

– Это нечестно! – Она тяжело вздохнула. – Ты подкупил судью!

– Должен заметить, что мой пес – пацифист.

Пэдди улегся между ними, явно довольный тем, что прекратил конфликт. Адам встал и помог подняться Кэт. Она прогнулась и поморщилась.

– Такое ощущение, что я провела ужасную ночь между тобой и твоей собакой.

Адам повернул Кэт спиной к себе и стал массировать ей плечи.

– Откуда у тебя такие мускулы?

– Изготовление гобеленов требует гораздо больше сил, чем можно подумать. – Кэт ностальгически усмехнулась. – Рестлинг был для меня побочным источником дохода в школе искусств. Мы с друзьями обычно находили какого-нибудь парня, который принял пивка и поэтому не мог отказаться от вызова. Друзья ставили на меня, и мы зарабатывали достаточно денег, чтобы поужинать.

– Ты когда-нибудь проигрывала?

– Нет. Каждый раз наступал момент растерянности, когда противник понимал, что недооценил меня. Именно в это мгновение я делала резкое движение и выигрывала. – Кэт снова улыбнулась. – Можно сказать, что искусство гобелена подвергало меня в школе многочисленным испытаниям.

– Кстати об испытаниях. Когда ты сможешь приступить к заказу для «Интертеч»?

Кэт внимательно посмотрела на Адама и усмехнулась:

– Ты забыл о нашем пари. Я выиграла, поэтому ты никогда больше не должен поднимать этот вопрос.

Адам покачал головой:

– Ты проиграла, прекратила борьбу. Следовательно, я выиграл из-за отказа соперника.

– Из-за отказа? Твоя собака меня покалечила! Если бы ты ее обучил как следует, этого бы не случилось. Нет, победила я!

Адам почесал подбородок и согласился:

– В чем-то ты права. Будем считать – ничья.

– И что это означает?

– Что ты будешь жить здесь без арендной платы, но можешь не работать для «Интертеч». Хотя я бы тебе советовал серьезно подумать, прежде чем отказаться.

Кэт застонала и сердито покачала головой:

– Так не пойдет. Ты уже довел меня до ручки, хотя я еще не переехала. Найду место где-нибудь еще.

– Где? Подумай сначала. По крайней мере взгляни на то, что я тебе предлагаю.

– Хорошо, – усмехнулась она. – Я не собираюсь соглашаться, но взглянуть любопытно.

Адам взял Кэт за руку, и они вышли в коридор.

– У обитателей мансард часто бывают особые требования, поэтому мы выполнили только основные работы. Все коммуникации подведены. Остальное клиенты могут сделать все сами или за отдельную плату.

К облегчению Кэт, они миновали грузовой лифт и попали в слабо освещенный коридор. Кэт прижалась к Адаму.

– Знаешь, если ты здесь поселишься, я буду оставлять свет в коридоре на всю ночь. Или я могу тебя укладывать каждый вечер в постель и проверять, не прячутся ли в шкафу чудовища. Ну как?

– Ни за что! – задорно ответила Кэт. – Мне будет спокойнее с чудовищами.

– Возможно, но ты не получишь такого удовольствия. – Адам весело подмигнул и распахнул дверь в помещение для мастерской.

Глава 4

Сначала Кэт увидела только впечатляющую панораму города, как в квартире у Адама. Она направилась к окнам, и ее шаги эхом отдавались в темноте. Появившаяся из-за облаков луна оставила дорожку на сверкающем паркете.

– Такое впечатление, что сейчас появятся Джинджер Роджерс и Фред Астер.[4]

Адам взял Кэт за руку и почтительно поклонился:

– Джинджер, можно пригласить вас на танец?

Кэт присела в реверансе:

– С удовольствием, Фред, но здесь, кажется, нет оркестра.

– Ничего. – Адам обнял ее за талию и прижал к себе. – Танец в темноте…

Его баритон годился только для семейной вечеринки, но у Кэт он вызывал трепет.

– Та-ра та-ра-ра, танец в темноте…

– Ты помнишь только эти слова? – спросила Кэт.

– Ага. Та-ра та-ра-ра…

Его рука опустилась ниже, прижимая ее еще крепче. Он кружил Кэт все быстрее и быстрее, пока лунный свет и тени не слились воедино.

– Адам, – засмеялась она, – мне надо отдышаться. Остановись.

Кэт села на подоконник и глубоко вздохнула. Боль, еще более резкая, чем раньше, говорила о том, что сердечное приветствие Пэдди и поединок на руках, вероятно, стали причиной растяжения мышцы.

– Все вокруг кружится.

Она закрыла глаза и подумала, что упадет, если сейчас встанет. «Это из-за танца… или из-за танца с Адамом?»

Он сел рядом и взял ее за подбородок. Глаза Кэт с трепетом открылись, когда Адам запрокинул ей голову.

– При свете луны ты похожа на снежную принцессу. Ты не растаешь, если я тебя поцелую?

Кэт почувствовала его дыхание на своем лице. И не успела возразить, как их губы слились в нежном поцелуе. Губы Адама снова и снова касались ее, дразня и искушая, призывая и обманывая. Кэт вдруг показалось, что все прекрасное и светлое во всей вселенной сосредоточилось в этом маленьком пространстве, которое они занимали.

Неведомое страстное желание захлестнуло ее, убеждая забыть о самоконтроле и предаться восхитительным ощущениям, которые так сладко соблазняли и одновременно предупреждали об опасности. Кэт положила руки Адаму на грудь и освободилась от притягательной силы его объятий.

– Не очень хорошая идея, – сказала она дрожащим голосом.

– Почему же? – спросил Адам. – Я считаю, что это одна из моих лучших идей за последнее время.

Он поцеловал ей брови, веки и кончик носа.

– Я не очень опытна в этих вещах.

Кэт встала, с облегчением почувствовав, что ноги ее слушаются, и отвернулась от испытующего взгляда Адама.

– Что ты подразумеваешь под «этими вещами»?

– Флирт, любовные истории… – Кэт пожала плечами. – Я знаю, что такое дружба, а любовные истории не самая сильная моя сторона.

– Ты не права. – Адам ласкал губами ее шею. – У тебя все будет прекрасно в любовных делах, а чтобы ты поверила в себя, я готов прочесть тебе корректировочный курс романтической терапии.

Кэт с трудом перевела дыхание от восторга, что ее тело продолжает открывать все новые ощущения. Но она сделала усилие и подняла лицо.

– Я не могу записаться на твой начальный курс, Адам. – Кэт стала дышать ровнее, положила руки ему на плечи и посмотрела прямо в глаза. – В моей жизни сейчас так много происходит. Нужно заниматься переездом, заботиться об отце. Потом моя работа… Мы могли бы быть просто друзьями?

– Это твое последнее слово?

– По крайней мере пока.

– Вы слишком много требуете, мисс О’Мэлли. – Адам тяжело вздохнул и с сожалением покачал головой. – Я надеюсь, друзья должны помогать друг другу?

– Конечно, – ответила Кэт. – Я верю, что поддержка в жизни необходима.

Она обвила его за шею и нежно улыбнулась. Адам тоже улыбнулся, взял ее за талию и приподнял. Кэт вскрикнула от нестерпимой боли.

– Что случилось?

– Время от времени колет в боку.

– Похоже, что не просто колет. И что значит «время от времени»? Когда это началось?

– Когда Пэдди сбил меня с ног, – неохотно призналась Кэт.

– Ты же сказала, что все в порядке.

Кэт только вздохнула и виновато улыбнулась.

– Вернемся наверх, там ты сможешь посидеть. – Он взял Кэт за плечи и повел в коридор. – Мы поднимемся на лифте.

– Адам, у меня болит бок, а не перелом ноги. Не надо обращаться со мной как с ребенком.

– Ты самая упрямая девушка, которую я знаю, – проворчал Адам, поднимаясь за ней по лестнице.

– Скажи спасибо, что я расширила твой кругозор.

Ее смех пресекся, от боли стало трудно дышать.

– Это острая боль в боку, да?

Кэт посмотрела на него уничтожающим взглядом. Адам не обратил на это никакого внимания. Он открыл дверь в мансарду и подвел Кэт к длинному дивану перед камином. Кэт опустилась на его мягкие кожаные подушки и расслабилась, поняв, что если дышать неглубоко, то можно контролировать боль.

– Что это за боль? – Адам сел рядом, и Кэт едва сдержала раздражение. – Тупая? Острая? Постоянная или…

– Только не говори, что в дополнение ко всем твоим достоинствам ты еще и врач.

Кэт сбросила туфли и осторожно вытянулась на диване.

– Врач! Прекрасная мысль. Надо позвонить Дому и послушать, что он скажет.

Адам взял радиотелефон со столика. Кэт попыталась вскочить, но шлепнулась обратно, радуясь, что Адам не заметил гримасу боли, исказившую ее лицо.

– Не смей никому звонить! У меня болит только при глубоком вдохе или резких движениях. Завтра все пройдет.

– Послушай, Кэт, – настаивал Адам. – Наверное, Дом скажет, что я делаю из мухи слона, но мне будет спокойнее, если я выслушаю специалиста.

– Ну хорошо, если это имеет для тебя такое значение.

– Я всего лишь пытаюсь обезопасить себя, если ты решишь обратиться в суд.

Кэт запустила в него подушкой и решила, что приступ боли стоил того, когда снаряд попал в цель.

Адам усмехнулся и пригладил свои взъерошенные волосы.

Кэт представила, как причесывает их, спускаясь вдоль изгиба его ушей к шее, где темные пряди завиваются. У нее снова стало сухо во рту, и она стала смотреть в окно, решив сосредоточиться на панораме. Затем осторожно встала и направилась в дальний конец комнаты.

Небольшое возвышение отделяло кухню от остального пространства. Кэт посмотрела вокруг с удивлением, не обнаружив обычного холостяцкого беспорядка. Стеклянная посуда и продукты были аккуратно расставлены на открытых полках, а кастрюли и сковороды сияли на фоне скучной кирпичной стены.

Любовь отца к растениям явно передалась и Адаму. На подоконниках стояли глиняные горшочки с цветами, а волны плюща свисали с потолка, образуя живую завесу.

Кэт оглянулась. Адам говорил по телефону, но слов она не разбирала. Кэт взяла толстый том кулинарного пособия и начала его перелистывать. Книгой часто пользовались, судя по жирным отпечаткам пальцев и следам муки на страницах.

Рядом с автоматической печью для хлеба стоял мощный миксер. Адам, похоже, серьезно занимался выпечкой. Кэт подумала, что должна очень понравиться своему будущему хозяину. Она не очень хорошо готовила, зато была одаренным едоком.

Адам запрыгнул на ступеньки с ее накидкой и сумкой.

– Дом хочет тебя осмотреть. Он говорит, это вряд ли что-то серьезное, но хотел бы быть уверен в этом.

– И где он?

– В больнице «Риверсайд». Дом подрабатывает в приемном отделении, пока его ортопедический кабинет ремонтируется.

– Я не поеду в больницу, – сказала Кэт голосом, не допускающим возражений.

– Послушай, речь не идет об операции на сердце. Он сделает пару снимков, даст обезболивающее и отправит домой.

– Я не поеду в больницу, – повторила Кэт тихо, но твердо.

– Я бы не хотел нести тебя до машины, но, если надо, я это сделаю. – Он замолчал и хлопнул себя по лбу. – Впрочем, что я говорю? Я хочу нести тебя до машины!

– Уговорил.

Кэт взяла сумку и, не взглянув на Адама, направилась к выходу.

– В чем дело? Тебя беспокоит еще что-то, кроме боли? Скажи, что случилось?

Кэт по-прежнему смотрела в сторону.

– Я очень не хочу туда возвращаться. Два года назад мою маму сбила машина. Она умерла в приемном отделении «Риверсайд».


Адам начинал терять терпение. Он вздохнул, вспомнив каменное выражение на лице Кэт, когда она шла за медсестрой в кабинет. Наконец автоматическая дверь с шуршанием распахнулась и появился бородатый мужчина в халате.

– Рад тебя видеть, старина. – Дом пожал руку Адаму и похлопал его по спине. – Здесь сегодня просто бедлам. Толпы пациентов. Поэтому тебе нельзя было пройти с Кэт.

– Что с ней?

– Все нормально, если не считать пары трещин на ребрах. К утру боль усилится, но через некоторое время все пройдет само.

– Черт! – Адам сунул руки в карманы и покачал головой.

– Да ничего опасного: через четыре-пять дней твоя подружка будет совершенно здорова.

– Тебе легко говорить. Это не твоя собака на нее набросилась.

– Да успокойся. Кэт смеялась до упаду, когда рассказывала об этом.

– Смеялась? Да ты волшебник! Когда мы ехали сюда, она не могла даже разговаривать.

– Да, девушка была подавлена. У нее с этой больницей связаны тяжелые воспоминания.

– Кэт рассказала тебе о матери? Вот так запросто? Мне это пришлось вытягивать клещами.

– Видишь ли, старик, ты не обладаешь таким обаянием, как я. А если серьезно, то я давно практикую и знаю, как помочь пациенту расслабиться. Пошли выпьем по чашке кофе, пока она оденется и подпишет кое-какие бумаги.

Они направились в небольшую комнату, где не было ничего, кроме автомата для кофе, потрескавшейся виниловой кушетки и раковины.

– Роскошная комната отдыха для персонала, – скривился Дом, нацедил кофе в пластиковый стаканчик и протянул его Адаму. – Расскажи мне про вас с Кэт.

– Дом, она потрясающий художник по гобеленам. Я хочу, чтобы Кэт представила эскизы в художественную комиссию «Интертеч», а она об этом и слышать не желает. Ты можешь в такое поверить? Получить шанс сделать главную работу для вестибюля нового делового центра! Любой художник прыгал бы от счастья, а ей хоть бы что.

– Наверное, на то есть причины.

– В общем, Кэтрин в таком состоянии, что ничего не хочет. – Адам улыбнулся в ответ. – И я собираюсь ей помочь из него выбраться.

– Зачем тебе это?

– Я же сказал: хочу, чтобы она сделала гобелен.

– И это единственная причина? Старик, я тебя никогда таким не видел. Меня беспокоит, как бы ты не заболел.

Через стеклянную дверь Адам увидел выходившую Кэт и выскочил в коридор. Ее лицо просветлело, но она сказала, почти не разжимая губ:

– Пойдем отсюда, пока твой друг не взял шприц.

– Следующая встреча с ним будет в неофициальной обстановке, – успокоил Кэт Адам и помог надеть накидку.

Дом предостерегающе поднял руку:

– Минутку. Ты помнишь все, что я сказал?

– Все предписания здесь. – Кэт помахала листком бумаги. – Неделю не поднимать тяжелое, обычный двигательный режим, обезболивающее, не содержащее аспирина… Ой, у меня дома только аспирин. Ты мне можешь что-нибудь дать?

– Ты живешь с семьей, Кэт?

– Да, с отцом, но он сейчас уехал. А что?

Дом нахмурился.

– Послушай совета врача и останься на эту ночь у Адама. Сейчас у тебя небольшая боль, а утром покажется, что по тебе пробежало целое стадо слонов. Я должен быть уверен, что о тебе есть кому позаботиться. Ты сможешь поехать домой завтра днем.

Кэт покачала головой и тяжело вздохнула:

– Это наказание за провинность.

– Я знаю, – ответил Адам. – У меня такие стесненные условия – надо подумать, куда тебя положить спать.

– Он когда-нибудь бывает серьезным? – спросила Кэт врача с притворным отчаянием.

– Никогда. С тех пор как двадцать пять лет назад мы с ним познакомились в песочнице, – ответил Дом, взял листок у Кэт и нацарапал несколько строчек на полях. – Поскольку ты едешь к Адаму, я кое-что изменил. Выпей на ночь пару бокалов домашнего вина, которое делает его отец, а обезболивающее – утром, когда откроются дежурные аптеки.

– Шутишь? – спросили Адам и Кэт одновременно.

– Такое лекарство способно вылечить все – вплоть до чумы, и потом оно очень вкусное. Для ребер с трещинами это будет очень хорошо. Адам, сделай так, чтобы Кэт хорошо выспалась. Это значит – держи собаку Баскервилей от нее подальше.

Динамик на стене затрещал:

– Дежурный врач! Срочно в палату номер три!

Дом подмигнул им и побежал по коридору. Адам обнял Кэт за плечи.

– Поехали?

Девушка прижалась к нему и снова тяжело вздохнула.

– Куда? В мансарду? Я слишком устала, чтобы возражать.

Адам потрогал ее лоб.

– Слишком устала? Значит, тебе хуже, чем я думал. Лучше я снова позову Дома.

Кэт признательно улыбнулась:

– Хватит ломать комедию, парень. Отвези меня домой. – И быстро поправила себя: – То есть в мансарду.

– Это и есть дом.

Адам обнял Кэт и повел ее к машине.

Глава 5

Дверь в мансарду распахнулась. «Я дома». Непрошеные мысли полезли в голову Кэт. Первая – пугающая мысль о том, что ее жизнь так изменилась за последние семь часов, вторая – неприятие этого.

Она остановилась на пороге и спросила, где Пэдди. Адам посмотрел на часы:

– Уже поздно, так что он, вероятно, спит в моей постели. – И включил приглушенный свет.

Он повел Кэт в другой конец комнаты по невысоким ступенькам за стеклянную стену. Звучный храп подтвердил предположение Адама. Пэдди растянулся во всю длину на ярком стеганом одеяле, покрывавшем огромную кровать. Хозяин толкнул его.

Пэдди открыл один глаз, злобно посмотрел на Адама и снова заснул. Адам схватил пса за ошейник и без всяких церемоний спихнул его на великолепный красно-черный ковер.

Кэт в ужасе вздрогнула.

– Ты позволяешь ему спать на таком ковре?

– Индейцы навахо делают прочные вещи. К тому же это легче, чем перекладывать Пэдди куда-нибудь еще. – Глаза Адама заблестели. – Послушай, если ты в самом деле хочешь платить за аренду, научи его хоть каким-нибудь манерам.

Кэт с сомнением посмотрела на Пэдди, чей храп отдавался эхом от розоватых кирпичных стен.

– А ты уверен, что этот пес обучаем?

– Если верить его последнему инструктору, он сообразителен, хотя и упрям.

Адам достал из шкафа красную ночную рубашку.

– Как насчет этого?

– Не могу представить тебя в ночной рубашке.

– А тетя Кармела может. Она мне их дарит на каждое Рождество. – Адам весело прищурился. – Представь меня зимой в тренировочном костюме. А летом… – Его голос интригующе затих.

– Слава Богу, сейчас зима, – ответила Кэт столь же ледяным тоном, сколь горячим было ее лицо.

– Уже почти весна, – напомнил ей Адам. – Весной все тает, даже снежные принцессы. – Он открыл дверь в ванную. – Не хочешь принять ванну, чтобы расслабиться?

– Я могу там заснуть, поэтому только переоденусь.

– Ну ладно. Я тоже надену что-нибудь поудобнее.

Он подмигнул и закрыл дверь. Затем направился к кровати, стараясь не думать о том, что Кэт будет спать там одна, в то время как ему предстоит ворочаться на диване. Он переоделся в вылинявшие джинсы и поношенную индейскую куртку.

«Пицца! – вспомнил Адам. – Она разогревалась в микроволновой печи!» Посмотрел на часы и нахмурился. Затем окликнул Кэт. Не услышав ответа, постучал в дверь ванной.

– Ты не передумала насчет ванны?

– Нет! – Ее голос казался расстроенным. – Но я еще даже не сняла это чертово платье.

Адам открыл дверь. Кэт опиралась на умывальник, ее лицо раскраснелось.

– Я не могу расстегнуть молнию.

– Почему ты меня не позвала?

Он подошел и откинул со спины ее рыжие волосы, ощутив пленительный цветочный запах.

– Потому что я не люблю просить о таких глупостях.

Язык у Адама прилип к небу, и он старался не обращать внимания на то, как ее шелковистые пряди щекочут ему руку. Он начал расстегивать молнию, обнажив полоску кожи, усыпанной веснушками, похожими на капельки жженого сахара. В какой-то момент Адаму захотелось попробовать языком, сладкие ли они.

Он расстегнул молнию до пояса и посмотрел в зеркало. Лицо Кэт стало пунцовым. Не отрывая глаз от ее отражения, он провел шершавыми пальцами по ее спине от шеи до кружева на комбинации.

– Дальше я сама, – прошептала Кэт.

Адам в ответ провел рукой в обратном направлении.

– Быть только друзьями? – Он запустил обе руки в ее волосы и медленно рассыпал их по обнаженным плечам. – Ты уверена, что хочешь только этого?

Кэт неуверенно улыбнулась и призналась:

– Некоторые части моего тела хотят большего.

Адам повернул ее лицом к себе. Глаза девушки блестели. Губы были влажны и слегка раскрыты.

– Дай подумать, – пробормотал он. – Эта часть тела хочет, чтобы мы были больше чем друзьями. – И коснулся пальцем ее мягких губ. – Я прав?

В ответ Кэт подняла голову и коснулась губами его щеки.

– Да, – прошептала она. – Да!

Адам поцеловал ее, сначала сдержанно, а потом все более пылко и настойчиво. По телу Кэт прошла дрожь, когда его язык вкушал сладость ее губ. Поцелуи снежной принцессы были сначала робкими, словно ждущими ответа. Адама охватило желание. Он ласкал ее плечи и руки. Платье Кэт соскользнуло на пол. Адам выпрямился и провел пальцами по впадинам над ключицами, а затем ниже – по нежным холмикам ее груди. Их немедленный ответ ощущался через мягкий шелк комбинации.

– Мне кажется, я нашел и другие заинтересованные части тела.

Кэт вспыхнула, но не отпрянула.

– Кажется, я знаю, – сказал Адам и нежно похлопал ее по лбу. – Ты еще не готова к этому, да?

Кэт посмотрела в сторону.

– Сейчас, наверное, готова, но не буду готова завтра. Извини.

– Когда мы будем заниматься любовью, я хочу, чтобы ты просыпалась с прекрасными воспоминаниями, а не с сожалением. – Адам грустно улыбнулся. – Я не хочу большинства голосов частей твоего тела. Мне нужно полное единодушие.

– Ты хотел сказать – если мы будем заниматься любовью, – поправила Кэт.

– Я пытаюсь представить себе результат. Как в творческом процессе.

Кэт выглядела озадаченной.

– Ты что же, ставишь себе цель и представляешь, как ее достигнуть?

Адам, раздумывая, прищурился.

– Очень важно детально представить себе ход событий. Я вижу, как мы сидим на диване. Это намного романтичнее, чем стоять над умывальником.

– Надо же что-нибудь усовершенствовать, – согласилась Кэт.

– Не мешай. – Адам посмотрел на нее с напускной суровостью. – Мы сидим на диване и пьем бренди.

– От бренди меня клонит в сон.

– Хорошо. Мы сидим на диване и пьем диетическую пепси-колу. – Он приложил палец к губам Кэт, удерживая ее от комментария. – На тебе что-нибудь мягкое и шелковистое. Твои волосы распущены, как сейчас. Ты гладишь меня по щеке.

– Вот так? – Кэт погладила его. – А что потом?

Язык у Адама прилип к небу.

– Ты говорила, что думала о наших отношениях. И что ты решила?

– Что было бы глупо рисковать нашей дружбой ради нескольких занятий любовью. – В глазах Кэт блеснуло озорное выражение. – Что, если мы намечаем себе разные цели?

– У тебя нет никаких шансов. Я очень настойчивый малый.

– Но почему? – спросила Кэт уже серьезно. – Ведь мы знакомы всего несколько часов.

– Но часов, наполненных столькими событиями! – напомнил Адам. – Я не могу тебе это объяснить. Между нами что-то произошло, Кэт. Разве ты не чувствуешь? Разве ты не хочешь понять, к чему это приведет? – Он сжал ее руки. – Я хочу знать о тебе все и хочу, чтобы ты знала все обо мне. С тобой я чувствую что-то, чего не знал раньше, и мне это нравится. Очень.

– Я тоже, и меня это пугает. Очень.

Зазвенел таймер, и оба вздрогнули.

– Пицца! – воскликнул Адам. – Надо ее вынуть. Ты сможешь надеть ночную рубашку без моей помощи? Хотя комбинация выглядит намного привлекательнее.

– Спасибо, – ответила Кэт, – но я не могу отказаться от столь экзотичной ночной рубашки.

– Этого-то я и боялся. – Адам нежно поцеловал ее. – Поспеши, пока пицца не остыла.

Он вышел, а Кэт снова прислонилась к раковине и прошептала:

– О да! Ты заставил меня почувствовать то, чего я не знала раньше.

Ее колени дрожали, а в животе, казалось, поселилась целая стая бабочек. Кэт с трудом удержалась, чтобы не догнать Адама и просить целовать ее снова и снова. Она повернулась, посмотрела в зеркало и подумала: «О Адам! Что ты со мной сделал?»

Отражение с загадочным выражением глаз казалось ей совершенно незнакомым. Раскрасневшиеся щеки, взъерошенные волосы, покрасневшие губы. «Неужели это я?»

Кэт медленно спустила комбинацию с плеч, и та соскользнула на пол. Она испугалась мгновенной реакции своего тела. Зеркало подтвердило ее опасения: оказывается, можно краснеть всем телом.

Повернувшись спиной к зеркалу, Кэт взяла красную ночную рубашку и с трудом надела ее. Потом застегнула пуговицы на груди и закатала рукава. Попыталась причесаться и снова почувствовала боль в боку. Щетка выпала из ее руки.

Выходит, что Дом был прав. Боль усиливалась.

Приподняв подол длинной рубашки, чтобы не споткнуться, Кэт вышла из ванной. Она с облегчением заметила, что Пэдди покинул спальню и теперь лежал, растянувшись на ковре перед камином.

Адам вышел из кухни, неся поднос с тарелками, салфетками и пиццей. Поставив все на невысокий столик, на котором уже находилась зеленая бутылка без этикетки, штопор, два бокала, он с удовлетворением оглядел свою работу.

– Ужин готов! И предписание Дома!

Ловко вытащив пробку, Адам наполнил бокалы.

– Не припомню, чтобы доктор что-нибудь прописывал тебе, – съязвила Кэт.

– Это его оплошность. Мне тоже нужно немного выпить, дабы успокоить расшатавшиеся нервы. За твое здоровье!

Кэт смотрела, как мерцает огонь камина сквозь жидкость соломенного цвета.

– Я почему-то всегда считала, что вино должно быть красным.

Она сделала глоток, и ей обожгло горло. Кэт закашлялась до слез.

– Это не совсем то, о чем говорил доктор, – признался Адам. – У меня не осталось отцовского вина, поэтому я налил граппу. Ее гонят из виноградной выжимки.

Кэт наморщила лоб, что-то вспоминая.

– Гонят? Значит, это как виски?

– Немного покрепче. Скорее как бренди.

– Бренди? Но я терпеть не могу бренди. От одного его запаха меня клонит в сон.

– Извини, доктор прописал.

– Может быть, лучше одновременно есть?

Кэт откусила большой кусок пиццы и стала запивать его. Напиток уже не казался таким взрывоопасным. Тепло, растекавшееся по телу, стало очень приятным.

– Твоя граппа похожа на солнечный свет. – Она улыбнулась и сделала еще глоток. – Это такое приятное ощущение, когда ее проглатываешь.

– Не увлекайся, – предупредил Адам. – Здесь нет приза тому, кто быстрее выпьет.

– Очень жаль, потому что я выиграла. – Кэт осушила бокал и поставила его на стол. – Если бы ты был гостеприимным хозяином, у тебя нашелся бы приз.

– Какой, например? – Адам сделал большой глоток.

– Я знаю, что мне нужно. – Кэт нежно смотрела на него.

– Правда? – Адам подвинулся поближе.

– О да! Носки. У меня замерзли ноги.

– Черт! – Адам наклонился и положил ее ноги к себе на колени. – И в самом деле!

Он начал растирать ей ступни.

– Как приятно! – мечтательно улыбнулась Кэт. – Если так будет продолжаться всю ночь, то носки не потребуются.

Адам чертыхнулся вполголоса и встал.

– Нет уж. Лучше я сделаю травяной чай и принесу тебе очень теплые носки.

– Я не хочу чаю! – крикнула Кэт ему вдогонку. Она сползла с дивана и села на пол. – Не надо обо мне так беспокоиться.

Кэт подлила себе немного граппы, поднесла бокал к губам и задумалась.

Здравый смысл напоминал, что пить крепкие напитки, оставаясь на ночь в обществе незнакомого мужчины, и позволять ему себя целовать – значит, поступать очень неблагоразумно. Но дух авантюризма возражал, что Адам – друг Лиссы и что Кэт пьет и проводит здесь ночь по совету врача.

Здравый смысл продолжал свой безжалостный монолог, предупреждая об ужасных последствиях безрассудного поведения.

– Ах так? – громко заявила Кэт. – Я тебя утоплю.

Она разом проглотила содержимое бокала. На ее лице появилась кривая, но довольная улыбка.

Послышались быстрые шаги, Адам наклонился сзади над диваном. Кэт запрокинула голову и улыбнулась ему.

– Забавно, – сказала она, – вверх ногами ты выглядишь лучше. – И, подняв бокал к глазам, стала смотреть в него, как в подзорную трубу. – А может быть, и нет.

– Кэт, – спросил Адам со смешком, – ты еще выпила?

– Я следовала рекомендации доктора.

Адам обошел диван и сел рядом.

– Когда это ты научилась так послушно следовать рекомендациям?

Он поднял ногу Кэт и начал надевать ей носок.

– Я могу надеть свои собственные носки без посторонней помощи. Большое спасибо. – Она отдернула ногу.

– Отлично. Давай. Хотя это и не твои собственные носки.

Он бросил их ей на колени и положил руки на край стола, сосредоточив все внимание на камине.

Кэт взяла носок и осторожно нагнулась к ноге. Боль не ударила ее. Да здравствует граппа!

Девушка начала натягивать носок. Он раскачивался на кончиках пальцев. Кэт сдвинула брови и попробовала снова. На этот раз ей удалось надеть носок на три пальца.

– Черт! – пробормотала она, взглянув на Адама, который делал вид, что не замечает ее усилий. – Ну надевайся же! – прошептала Кэт, нацепив носок на все пять пальцев и дернув его на себя. – О нет!

Она в отчаянии закатила глаза. Пальцы упирались в пятку носка. Кэт поняла, что граппа ослабляет не только боль, но и координацию и нужно просить о помощи.

Подозрения, что Адам демонстративно ее не замечает, подтвердились, когда он облокотился на диван, закрыл глаза и зевнул. Кэт пришлось покориться неизбежному.

– Адам! Помоги мне надеть носки.

В уголках его губ появилась улыбка.

– Мне кажется, я не слышал волшебное слово.

– Пожалуйста.

Он приоткрыл один глаз и взглянул на Кэт.

– А как насчет нежного и сладкого «пожалуйста»?

Кэт наклонилась к столу.

– А как насчет еще одного бокала граппы?

– А как насчет «нет»? – Адам быстро схватил бутылку со стола.

– Поставь на место, умник!

Кэт направила на него палец, гневно сверкая глазами. Адам поставил бутылку и снял носок, болтавшийся на ноге Кэт.

– Неплохая работа.

Кэт запустила обе руки в волосы, закрыла глаза и мелодраматически произнесла:

– «Неплохая работа, Кэт. В следующий раз у тебя выйдет лучше». – Она отпустила волосы и открыла глаза. – Вот так всегда говорили мои родители, с тех пор как я себя помню.

– Так вот почему ты такая независимая.

Адам надел ей носки, потом одной рукой обнял, а другой взял под колени. Одним движением он поднял Кэт, посадил на диван и укрыл ее шерстяным пледом.

– Тебе не больно?

– Ни капельки. Или ты был очень осторожен, или это волшебное действие граппы.

– Значит, папа заслужил похвалы. – Адам сел на другом конце дивана. – Как насчет сказки на ночь?

– Замечательно! Например, «Спящую красавицу». Это моя любимая.

Адам отрицательно покачал головой.

– Как насчет того, чтобы ты рассказала сказку?

– Когда рассказываешь, очень хочется пить. Может быть, еще чуть-чуть граппы?

– Ни в коем случае. Еще немного, и ты будешь в невменяемом состоянии. – Адам подергал ее за ноги. – Прежде чем спать, расскажи о себе.

Кэт натянула плед на голову.

– Ну давай, – уговаривал Адам. – Выговорись.

Кэт спустила плед и разгладила его мягкие складки.

– Я думаю, что быть единственным ребенком в семье очень сложно. Родители не ждали моего появления. Врачи сказали, что они не могут иметь детей, поэтому в начале шестидесятых годов мама с папой открыли музыкальный клуб. Его назвали «Коммон граунд», потому что они любили разные музыкальные жанры и хотели привлечь таких разных слушателей, которые обычно не собираются вместе. Потребовалось несколько лет, но в конце концов клуб стал популярным. А потом появилась я. Думаю, родители должны были чувствовать то же, что и человек, выигравший в лотерею слона или жирафа. Дорогая штука, но что с ней, черт побери, делать? Им хотелось, чтобы я как можно скорее повзрослела.

Дрова в камине затрещали и рассыпались со снопом искр. Кэт смотрела на огонь, удивляясь тому, как любящие родители и в общем-то счастливое детство оставили в ней такое чувство одиночества.

– Меня очень любили и хвалили, но всегда только за то, что я что-то сделала сама. «Хорошая девочка! Ты все делаешь самостоятельно». Эти слова я помню с самого детства.

– А если ты поступала неправильно?

– Тогда я слышала что-то вроде: «Это было неплохо. В следующий раз старайся сделать лучше». Я завидовала своим друзьям, чьи родители просто садились и помогали им решать задачи по математике. Завидовала семьям, где можно за обедом обсуждать какие-нибудь идеи, вносить свои предложения. Понимаешь, что я имею в виду?

– Конечно, и я думаю, что это был бы ад. Когда мы с отцом и тетей Кармелой садились за стол, у нас всегда было три различных мнения. А за воскресным обедом с родственниками их бывало от пяти до четырнадцати. Это ужасно шумно.

– Это просто восхитительно!

На лице Кэт появилось тоскливое выражение.

– Да? Но только не тогда, когда я играл в баскетбол. Я был в команде единственным, чью бабушку выдворили из спортзала.

– Почему?

– Бабушка ударила судью сумкой и потребовала, чтобы он не засчитывал мне штрафных очков. Остальные мои родственники последовали за ней, каждый высказал судье все, что о нем думает.

Адам подмигнул Кэт, которая хохотала, держась за бок.

– Я предполагаю, что твои родители были более сдержанными на публике.

Кэт представила себе отца, смотрящего по телевизору спортивные передачи со свежей газетой на коленях, и снова рассмеялась.

– Прежде всего родители ходили на мои выступления по очереди. У них была очень насыщенная жизнь, и они всерьез обсуждали, кто был в последний раз и у кого больше дел в клубе. Единственный случай, когда они пришли вместе, было окончание средней школы. – Глаза Кэт заблестели, и она горько усмехнулась. – Для них это было что-то вроде Дня независимости и благодарения одновременно. Я превратилась в симпатичную взрослую девушку с четырехлетней стипендией в школе искусств. Знаешь, Адам, я почти слышала их вздох облегчения, когда директор вручал мне аттестат. – Кэт расправляла пальцами бахрому на пледе. – По-настоящему они любили только друг друга. Вот почему я не хочу любить так.

– Как? – удивился Адам.

Она развела руками и пожала плечами.

– Быть так связанной с кем-то. Мой отец был похож на зомби, когда мама умерла. Это ужасно больно – так сильно любить.

– Откуда ты знаешь? Может быть, твой отец считает, что счастье перевешивает боль.

Кэт покачала головой, откинула плед и свесила ноги с дивана.

– А еще я знаю, что мне надо тебя покинуть на несколько минут, и помощь мне не потребуется.

Она поднялась с дивана и медленно пошла в ванную. Зазвонил телефон, и Адам взял трубку.

– Кэт! Это Лисса. Она хотела сообщить, что с благотворительным фондом все о’кей, но тебя не было дома, поэтому она решила поискать тебя здесь.

– Прекрасно! – крикнула Кэт в ответ.

Через пять минут Кэт вышла из ванной, чувствуя себя легче, после того как ополоснула лицо холодной водой. Адам все еще разговаривал по телефону.

– Сейчас в галерее мало покупателей, так? Я спрашиваю потому, что, если у Кэт будет свободное время, она бы, возможно, захотела заняться дизайном для «Интертеч». Да? Это классно! Ты сама ей завтра скажешь.

Глава 6

Мать постоянно ей повторяла: «Кто теряет выдержку, тот теряет выгоду». Поэтому голос Кэт не выдал накипавшего в ней раздражения.

– Что Лисса мне скажет?

Адам обернулся с улыбкой, совершенно не выглядя виноватым. Кэт не могла в это поверить. Она села на диван и строго повторила свой вопрос.

– Лисса собиралась сообщить тебе завтра, но, если ты слышала наш разговор, это сделаю я. – Адам взял Кэт за руки. – Я сказал, что ты могла бы подумать о работе для «Интертеч», если бы у тебя было побольше свободного времени. Поэтому она освобождает тебя на шесть недель. Ну как?

Судя по его широкой улыбке, он ожидал, что Кэт запрыгает от радости.

– Адам, одно дело – заказывать для меня ужин и совсем другое – устраивать мои дела, даже не посоветовавшись со мной.

Его лицо от неожиданности смешно вытянулось.

– Но ты же сказала, что вернулась бы к художественной работе, если бы было время. Теперь оно у тебя есть.

– Я говорила, что если бы могла себе позволить нанять ткачей, то занялась бы этим. «Если бы», Адам. Вот ключевые слова. Моя работа – единственный надежный источник дохода. Благодаря ей я плачу страховку и проценты по закладной.

– Банковское извещение означает, что тебе больше не надо об этом беспокоиться. А поскольку здесь не надо платить за аренду…

Девушка упрямо тряхнула взъерошенными волосами и приготовилась возразить.

– Послушай, Кэт, зачем ты все усложняешь? Все эти помещения пустуют, и так будет еще по крайней мере три месяца, прежде чем мы начнем их сдавать. Посмотри мне в глаза и скажи, что у тебя нет ни малейшего интереса к этому проекту. И тогда я сдаюсь.

– Да! Да! Мне это очень интересно! Я бы хотела использовать такой шанс! Доволен?

Кэт устыдилась своей вспышки и закрыла лицо руками.

– Тогда попробуй. Поговори с кем-нибудь, кому ты доверяешь, например с бухгалтером Лиссы. Попроси его оценить твое финансовое положение и сказать, можно ли заняться заказом для «Интертеч» без ущерба для изготовления одежды.

Обдумывая его слова, Кэт немного успокоилась и согласилась, что это хорошая идея. Адам театрально приложил руку к уху:

– Что я слышу! Ты впервые сказала, что у меня хорошая идея. Извини меня, Кэт. Я вырос в семье, где все помогают друг другу.

– А если помогают, когда ты в этом не нуждаешься?

– Тогда соседи слышат страшный шум.

Кэт поежилась и поджала под себя колени.

– Могу я надеяться, что мне не приснятся кошмарные сны про то, как ты изменил мою жизнь?

– Клянусь, больше никакого вмешательства без предварительного совета с тобой. Надеюсь, при этом меня не убьет током.

Кэт усмехнулась и накрылась пледом.

– Мне так удобно, что я больше не хочу двигаться. Ты ложись на кровать, а я буду спать здесь.

Адам вскочил и побежал в спальню. Через несколько секунд он вернулся со спальным мешком под мышкой и раскатал его на полу.

– Ты можешь остаться на диване, а я буду спать рядом на случай, если тебе ночью что-нибудь понадобится.

– Думаю, ты не поверишь, если я скажу, что мне ничего не понадобится.

Адам лег в спальный мешок и, подложив подушку под голову, спросил, чего Кэт хочется теперь.

– Я хочу смотреть, как будут догорать дрова, и слушать тебя.

От низкого голоса Адама на Кэт нисходило умиротворение. Огонь в камине освещал его профиль, и Кэт захотелось покрыть поцелуями его лицо. Но ее веки становились все тяжелее.

«Это самая сумасшедшая ночь в моей жизни». Кэт подождала комментарий здравого смысла. Молчание. Она удовлетворенно вздохнула и погрузилась в сон.


Реальность вернулась вместе со звонком телефона. Кэт открыла глаза и почувствовала панику в незнакомой обстановке. Сердце бешено колотилось. Она села, и ее ноги уткнулись во что-то теплое и мохнатое. Это был Пэдди, вклинившийся между спальным мешком и диваном.

Адам с сомкнутыми веками расстегнул мешок и нащупал телефон.

– Да. – Он резко открыл глаза. – Не так быстро, тетя Кармела, я тебя не понимаю. Что? Нет, мою машину не украли. Я ездил на ней вчера вечером. Я думал, что папа сказал тебе. Ты не вызвала полицию? Слава Богу! Да, я собирался уехать на выходные, но пришлось везти коллегу в больницу. Послушай, я тебе все расскажу за обедом. Да, мы могли бы прийти вместе, но сначала я должен спросить ее.

Он посмотрел на Кэт, и та ответила одобрительной улыбкой.

– Да, ее. Никто еще не умирал от любопытства. Ну тогда я пришлю венок на панихиду. Я тебя тоже, тетя Кармела. И не говори таким ужасным языком.

Адам выключил телефон и сердито повернулся на бок.

– Ей надо будить постояльцев в гостинице. Они бы вскакивали с воплями и визгом.

Кэт схватилась за больной бок.

– Не смеши, пожалуйста. Это может иметь роковые последствия.

Пес открыл глаза и глухо зарычал. Адам чмокнул его.

– Подвинься, приятель. Кэт не в состоянии через тебя перепрыгнуть.

Пэдди поднялся, отошел к двери и рухнул около нее.

– Кэт, ты не хочешь принять душ, пока я погуляю с Пэдди и возьму газету? Управишься одна?

Кэт кивнула.

– Будет довольно, если ты поможешь мне подняться с дивана. Дай руку.

Адам довел Кэт до ванной.

– Я положил тебе на кровать тренировочный костюм. Мне что-то не хочется снова иметь дело с молнией. Я скоро вернусь.

Через двадцать минут, когда Адам и Пэдди вернулись, Кэтрин стояла у окна и смотрела на реку. Ее голова была обмотана полотенцем, синий тренировочный костюм висел на ней мешком.

Адам положил на стоявший рядом обеденный стол газету и несколько пакетов.

– Я купил круассаны и таблетки от боли. Без аспирина, – добавил он, прежде чем Кэт успела спросить. – Кофе должен быть уже готов – я поставил его перед уходом. Или можешь сделать чай.

Адам выпрямился и снял куртку.

– Я приму душ и присоединюсь к тебе.

Он посмотрел на Кэт, склонившую голову и расчесывающую пальцами волосы.

– О’кей! Поторопись.

– Мне нужен холодный душ, – пробормотал Адам. – Точнее, ледяной.


Адам припарковал машину перед большим кирпичным домом на узкой улице. Увидев закрытые мешковиной кусты и невысокую ограду вокруг газона, Кэт поняла, что здесь живет опытный садовник.

– Этот дом построил мой дед.

– Очень мило, – небрежно ответила Кэт и схватила Адама за рукав, когда он хотел открыть дверцу. – Ты уверен, что это удобно? Я посторонний человек, а у вас семейный обед. И выгляжу я как ведьма. – Она покрутила концы своих буйно вьющихся волос. – Все сочтут за дурной знак, что ты возил меня в больницу. И… Господи!.. Если они узнают, что я осталась у тебя на ночь, едва познакомившись…

– Если только ты не проболтаешься. – Адам приложил палец к ее губам.

– Это не обед с доном Корлеоне.[5] Это всего лишь моя семья. Они еще не приговорили к смерти никого из моих друзей.

Кэт рассмеялась. Их беседу прервали трое мальчишек, стучавших в стекло:

– Адам! Эй, Адам! Это твоя новая девушка?

– Дядя Пит везде поспел, – вздохнул Адам и открыл дверцу. – Не ломайте машину и помогите даме выйти.

– Я новая знакомая Адама, но я не его девушка, – объяснила Кэт.

Адам обошел машину и встал рядом с ней.

– Познакомься. Это сыновья моей сестры Розанны: Джо, Пол и Сэм. Ребята, это моя знакомая Кэт О’Мэлли.

Мальчишки переминались с ноги на ногу и глазели на Кэт. Младший, Сэм, постучал баскетбольным мячом о землю и спросил:

– Хочешь побросать по кольцу?

– Не сегодня. Я вчера попала в небольшую аварию и пока еще неважно себя чувствую, но с удовольствием посмотрю, как вы играете.

– А ты совсем не страшная, как его последняя девушка, – сказал Пол. – Она не любила детей. Если мы ей что-нибудь говорили, она делала вот так.

Он закатил глаза и театрально вздохнул. Кэт закусила губу, чтобы не рассмеяться.

– Ну что же. Я не девушка Адама, но очень люблю детей.

Адам даже не пытался скрыть переполнявшего его веселья.

– Ладно, ребята. Я должен проводить Кэт в дом и познакомить со всеми.

– Эй, Адам, – бросил Джо через плечо. – Хорошо, если бы это была твоя девушка. Она просто класс!

Адам повел Кэт по ступенькам на веранду и открыл деревянную дверь с овальным стеклом.

Кэт была оглушена множеством голосов, музыкой и звоном посуды, доносившимся с кухни. Шум постепенно смолк, и осталась только музыка как фон, на котором перед Кэт появилось море лиц.

– Кэт, познакомься с моими родственниками.

Адам повел ее по гостиной, представляя каждому из присутствующих. Она машинально улыбалась и пожимала руки, удивляясь, как можно запомнить столько имен и лиц. Наконец церемония закончилась, и Адам пошел на кухню за бутылками.

Кэт оглядела комнату. На обитом зеленым бархатом диване и таких же креслах – везде сидели родственники Адама, а остальные приносили из столовой тяжелые стулья черного дерева. Сидевшая на диване бабушка Адама, маленькая старушка с седыми волосами, забранными в пучок, поманила ее пальцем.

Кэт села рядом со старой женщиной в черном, заметив, что сумки у нее не было.

– Значит, вас зовут Кэт? То есть кошка?

– Нет-нет, – ответила Кэт. – Это уменьшительное. Мое полное имя Кэтрин.

– Ну да. Как у моего сына Гаэтано. В семье его всегда звали Тано. Отличный парень, как и мой внук Адам.

– Адам мне рассказывал, что вы с мужем построили этот дом, миссис Тормэн.

– Зовите меня Нонна. – Она взяла Кэт за руку. – Меня все зовут Нонна. Да, мы построили этот дом много лет назад. Это очень хорошо – сделать что-нибудь своими руками. Может быть, мой внук унаследовал свой талант к строительству от деда и меня.

Она добродушно засмеялась. Кэт очень хотелось сказать старушке что-нибудь приятное.

– Адам показывал мне склад, который они с отцом хотят превратить в жилой дом. Ваш внук очень гордится этим проектом. Или вы считаете, что это затея сумасшедшая?

– Сумасшедшая? Разумеется. И наши родители считали, что мы сошли с ума, если едем в Америку. Самое время сходить с ума, когда ты полон сил и энергии. Я вспоминаю о том, что мы делали с Джузеппе в молодости! Мы часто рисковали. Конечно, мы были сумасшедшими. – Она сжала руки и вздохнула. – Мне его так не хватает, даже через тридцать лет… Как будто это было вчера.

– Нонна, могу я вас спросить?

– Спрашивайте, Катарина. Если мне не захочется отвечать, я этого не сделаю.

– Вы никогда не жалели, что вышли замуж, если вам так не хватает вашего мужа?

На лице Нонны появилась понимающая улыбка.

– Никогда. – Она взяла Кэт за руку. – Дорогая, я скажу вам по секрету. В жизни за все приходится платить. Если ты кого-то сильно любишь, то платишь высокую цену, когда смерть вас разлучает. Если не любишь сильно, цена не покажется такой большой. Но когда доживешь до моих лет и оглянешься назад, кто знает, может быть, поймешь, что упустить любовь, еще большая ошибка. Потому что будешь чувствовать не только горечь одиночества, но и боль, оттого что нет воспоминаний о любви, которые бы тебя согрели.

– Нонна, ты не против, если я уведу Кэт на некоторое время? – спросил Адам, войдя в комнату с двумя бутылками содовой. – Я хочу познакомить ее с папой. Он был в оранжерее.

– Идите. Мы уже поговорили. – Нонна улыбнулась Кэт. – Она очень симпатичная девушка. Гораздо симпатичнее, чем… – Старушка поджала губы.

– Увидимся позже, – улыбнулась Кэт в ответ.

Кухня представляла собой хорошо организованный хаос. Огромная кастрюля с супом кипела на середине плиты. Блюда с лапшой стояли на деревянном столе. Тетя Кармела резала хлеб и отдавала распоряжения сестрам Адама Розанне и Мишель. Она взглянула на Адама и Кэт.

– Уведи своего отца из моей кухни, пока он не свел меня с ума. Он не может помыть руки в ванной!

Мужчина, стоявший у раковины, невозмутимо ополоснул руки и вытер их бумажным полотенцем.

– Папа, я хочу тебе представить Кэт О’Мэлли. Она художник и, кроме того, работает в галерее «Америкэн экспрешнз». Кэт, это мой отец Тано Тормэн.

Тано пожал Кэт руку, но на его обветренном лице не мелькнуло и тени улыбки.

– Рада с вами познакомиться, мистер Тормэн.

Тано кивнул и повернулся к Адаму:

– Давай зайдем в кабинет на несколько минут. Есть кое-какие бумаги, которые я собирался с тобой вчера вечером посмотреть.

Кэт внутренне сжалась. Неудивительно, что отец не был рад ее появлению.

– Может быть, после обеда, папа? Я хотел показать Кэт сад и оранжерею.

– Ничего, Адам. Я могла бы помочь на кухне.

Тетя Кармела, Розанна и Мишель переглянулись.

– Конечно, – сказала наконец Кармела. – Возьмите фартук.

Адам поискал фартук и надел его Кэт, коснувшись руками ее шеи, когда освобождал волосы из-под лямки.

– Ты действительно не против?

Кэт кивнула и улыбнулась.

Лицо Адама просияло от облегчения, и Кэт испугалась, что он сейчас поцелует ее.

– Должна признаться, – сказала Кэт тете Кармеле, – я плохо готовлю, но отлично мою посуду. Если хотите, я начну.

Женщины снова переглянулись, и Кэт подумала, что допустила ошибку, признав отсутствие у себя кулинарных способностей. Розанна наконец улыбнулась.

– А я ненавижу мыть посуду.

– Я тоже, – согласилась Мишель. – Милости просим.

Тетя Кармела молча вытерла лоб пухлой рукой.

Кэт налила в раковину горячей воды и добавила моющее средство. Она работала быстро, прислушиваясь к разговору, но не принимая в нем участия. Когда посуда была помыта и убрана, Кэт обратилась к тете Кармеле:

– Что теперь?

– Теперь пора есть. Розанна, зови всех к столу.

Кэт сняла фартук и повесила его на крючок.

– У меня слюнки текут, – сказала она Кармеле. – Все так вкусно пахнет.

Выражение лица Кармелы немного смягчилось.

– Спасибо за помощь. – На ее лице мелькнула сардоническая улыбка. – Чтобы кто-нибудь вызвался помочь на кухне! Ха! Скорее черти в аду замерзнут!

Она со стуком открыла дверь в столовую, и мальчишки завопили:

– Тетя Кармела! Подружка Адама будет сидеть с нами, о’кей?

– Вы будете есть на кухне с Энни и Ким, как обычно.

Адам и Тано вышли из соседней со столовой комнаты, которая, судя по всему, и была кабинетом.

– Садись здесь, рядом со мной, – сказал Адам Кэтрин.

Кэт охотно последовала его совету и очутилась почти во главе стола между Адамом и Розанной. В течение следующих пяти минут она занималась тем, что постоянно передавала многочисленные блюда, циркулировавшие над столом во всех направлениях.

Затем тридцать минут Кэт не могла есть. Голова кружилась, она чувствовала себя как выжатый лимон. Родственники Адама могли бы давать уроки ведения допросов любому полицейскому подразделению в стране. Кэт ответила на все вопросы о ее семье, образовании и работе, и наступило «затишье», при котором одновременно велись только три разговора, ни один из которых, к счастью, не касался ее.

Адам наклонился и шепнул на ухо Кэт:

– А ты утверждала, что я много говорю.

– Теперь я вижу, что ты образец сдержанности.

Кэт наконец немного поела мяса и потянулась к бокалу с вином.

На другом конце дядя Гвидо сложил салфетку и откинулся на спинку стула.

– Итак, юная леди, – обратился он к гостье, – вы собираетесь переезжать?

– Да, банк не дает выбора.

Кэт постаралась, чтобы ее голос звучал беззаботно.

– Наверное, вы ищете место где-нибудь поблизости, если работаете в галерее? – улыбнулась Розанна. – Я буду вас иметь в виду, если что-нибудь узнаю.

– Спасибо, Рози, – ответил Адам, – но Кэт уже нашла место. Я предложил ей одну из мансард на бывшем складе.

Кэт толкнула его ногой под столом. Вдруг на несколько секунд девушке показалось, что она оглохла. Пока не поняла, что все прекратили говорить и уставились на них с Адамом.

Тот продолжал, как человек, не подозревающий, что уронил себе под ноги бомбу.

– Думаю, сделка взаимовыгодная. Я должен отдать папе должное за идею, которую он мне сегодня подал. – Адам посмотрел на Кэт и улыбнулся. – Мы хотели использовать мою мансарду как демонстрационный образец для клиентов. Папа заметил, что она вряд ли привлечет художника, который ищет мастерскую и квартиру одновременно. Теперь есть надежда, что Кэт разрешит использовать свою студию как второй образец интерьера в обмен на освобождение от арендной платы.

На губах у Адама была улыбка делового партнера, но глаза говорили: «Ну, как я тебя?»

Кэт не ответила Адаму и посмотрела на Тано. Его лицо было непроницаемо.

– Вы действительно ничего не имеете против, мистер Тормэн?

– Это хороший бизнес. Почему я должен быть против?

– Похоже, я получила предложение, от которого невозможно отказаться.

Глава 7

Едва Кэт произнесла последние слова, общий вздох за столом заставил ее подумать, что произошло самое ужасное нарушение светских приличий за последние сто лет. Она не знала, что делать: оправдываться, извиняться или упасть в обморок, как вдруг приступ хохота дяди Гвидо нарушил гробовую тишину.

– Какое чувство юмора, юная леди! – Он толкнул в бок своего сына Барта. – «Предложение, от которого невозможно отказаться». Как сказано! – Он вытер платком выступившие от смеха слезы.

Над столом пронесся вздох облегчения. Кэт увидела даже подобие улыбки на лице у Тано. От радости у нее закружилась голова.

Когда смех затих, муж Розанны спросил Кэт:

– Вы еще не заказывали перевозку?

– Нет. Я еще ничего не успела сделать.

– Один из игроков в моей команде по софтболу занимается перевозкой мебели. Надежный парень.

– Если ты говоришь об Эдди Манкузо, – сказала тетя Кармела, – то он заламывает такую цену, что можно разориться.

– Я не про Эдди, а про Вика Карбоне. Он берет недорого.

– Вик Карбоне? – всплеснула руками кузина Мишель. – Да лучше сразу взять топор и изрубить всю мебель Кэт в щепки…

Адам посмотрел на Кэт и весело подмигнул:

– Добро пожаловать в мой мир.


Кэт с ненавистью смотрела на чистый лист бумаги на рисовальной доске.

– Проклятие! Только не это, – шептала она. – Не сейчас, когда все идет так хорошо.

Последние пять недель Кэт уверяла себя, что это треснувшие ребра, встречи с Финчем, поиски ткачих для изготовления одежды, толпа строителей в мансарде и сам переезд отрывали ее от работы.

Но ребра срослись удивительно быстро.

Мистер Финч, к изумлению Кэт, заявил, что расширение бизнеса – совершенно логичное и разумное дело, поскольку она достигла успеха в изготовлении одежды.

На первый же звонок в местное отделение профсоюза ткачей отозвались три опытные женщины, готовые работать на дому.

Благодаря строительной бригаде Тано огромный пустой чердак быстро преобразился в квартиру и удобную мастерскую, а толпа родственников Адама превратила день переезда из ужасного кошмара в веселое приключение.

Отец Кэт неожиданно решил и свою проблему, сообщив, что из Чикаго поедет в Сан-Антонио, где будет выступать в джаз-клубе, пока там не найдут постоянного гитариста.

Кэт никогда не испытывала недостатка в идеях или энергии, когда работала в своей мастерской в «Коммон граунд». Это был подвал без окон, в котором по вечерам все сотрясалось от музыки, игравшей наверху. Безжалостная необходимость платить по закладной не мешала работать. Почему же теперь, когда ее жизнь потекла размеренно и спокойно, все творческие мысли исчезли?

Она пошла к яркому дивану у арочного проема окна напротив входа. На диване во всю длину развалился Пэдди, сладко похрапывая.

– Ах ты паразит! – возмутилась Кэт. – Мог бы посочувствовать.

Пэдди зевнул во всю пасть, даже не открыв глаз. Кэт втиснулась в свободное пространство, уперлась в пса ногами и стала его двигать. Массивная туша Пэдди начала медленно перемещаться в противоположную сторону дивана. Единственной его реакцией было глуховатое ворчание.

– Твоя помощь неоценима, – прошипела Кэт.

Она подложила под голову красно-белую полосатую подушку и уткнула ноги в широкую спину Пэдди. Пес наконец открыл глаза.

– Каникулы окончены, – предупредила Кэт. – Адам возвращается из командировки сегодня вечером.

Пэдди забарабанил хвостом, услышав имя хозяина.

– Знаю, знаю, – сочувственно улыбнулась Кэт. – Кажется, что Адам уехал не на десять дней, а на год, да?

Неожиданно она осознала, что Адам за эти пять недель стал для нее лучшим другом, более близким, чем Лисса или отец.

Кэт закусила губу. А что, если Адам не считает ее своим лучшим другом? Может быть, он и не вспоминал о ней? Не вспоминал о вечерах, проведенных в долгих разговорах за бокалом вина в кафе «Флатирон» или о молчаливых прогулках по набережной Кайахоги?

Она нахмурилась. Адам соблюдал ее требования поддерживать только дружеские отношения, не позволяя себе ничего больше, чем дружеское объятие при встрече или поцелуй в лоб при расставании. Иногда он держал ее за руку во время вечерних прогулок. Ничего, что не могли бы себе позволить друзья. Ни к чему не обязывающие отношения – как раз то, чего она хотела.

Тогда почему же так часто возвращались к ней воспоминания о ночи, проведенной у Адама? И что еще хуже – почему она чувствовала непреодолимое желание испытать все это еще раз?

Кэт тяжело вздохнула. «Интертеч»! Как Адам отреагирует, узнав, что у нее нет никаких идей, что все его усилия и забота были напрасны? Кэтрин провела ногой по густой шерсти собаки.

– По крайней мере ты сделал за эту неделю гораздо больше, чем я.

Пэдди помахал хвостом в знак согласия.

– Может быть, если мы покажем Адаму, чему ты научился, он забудет спросить, как продвигается моя работа?

Неожиданный стук в дверь прервал ее мрачные думы.


– Есть кто-нибудь дома?

Дверь открылась, и радость охватила Кэт при виде Адама.

Пэдди ринулся к нему с дивана, бешено лая и царапая лапами паркет из клена.

– Сидеть!

Кэт вложила в эту команду всю силу своего авторитета. Пэдди сел на задние лапы и, часто дыша, стал ждать следующей команды.

– Господи! Ты просто волшебница! – воскликнул Адам.

Кэт поднялась с дивана и на ватных от волнения ногах направилась к Пэдди.

– Хороший мальчик, – похвалила она его, почесав за ухом. – Стоять.

– Эй, – запротестовал Адам, – а как же насчет меня? Я тоже хочу внимания и ласки.

– О, для тебя есть другие команды.

Кэт протянула к нему руки:

– Обними.

Адам бросил дипломат и тубус, мгновенно пересек комнату и прижал Кэт к себе.

Кэт положила руки ему на грудь, радостно заметив, что его сердце под курткой бьется так же сильно, как и ее.

– Хороший мальчик, – сказала она, обвив руки вокруг его шеи. – Можешь пойти на место.

– Может быть, я готов к более сложным командам? – спросил Адам осипшим голосом.

– К каким, например?

Кэт почувствовала горячее дыхание Адама на своей щеке. И погладила его волосы.

– Например, «поцелуй».

Кэт в сомнении наморщила лоб.

– Ты можешь забыть все, чему научился раньше, если мы так быстро введем новую команду.

– Это не проблема. У меня отличная память.

– Ты так в себе уверен?

Адам приложил палец к ее губам.

– Я уверен в нас.

В его голосе было что-то дразнящее, но взгляд янтарных глаз и подрагивание уголков губ убедили Кэт, что Адам помнит ту ночь так же хорошо, как и она. И горячая волна мгновенно разлилась по ее телу.

Игра окончилась тем, что Адам поцеловал ее. Поцелуй был вначале легким и дружеским, полным радости оттого, что они снова вместе. Но вслед за этим страстное чувство охватило ее, отметая все доводы разума и давая полную свободу телу.

Адам обнял Кэт за талию. Его горячий язык скользнул по ее губам. На миг они отстранились друг от друга – в удивлении и восторге. Их губы встречались и расходились, поцелуй, казалось, никогда не закончится.

Наконец Кэт запрокинула голову и, тяжело дыша, посмотрела на Адама широко раскрытыми глазами и провела рукой по его горящим губам.

– Это даже лучше… Я и не знала… что поцелуй может быть таким.

Он уткнулся ей в шею.

– Я тоже.

– Но у тебя… я думала…

– Ты ошибалась. Все так необыкновенно, потому что это ты и я.

Кэт положила голову Адаму на грудь и вздохнула.

– Это только предположение, но я думаю, что ты скучала по мне так же, как и я по тебе.

Глухое рычание заставило их вздрогнуть. Адам взглянул через плечо Кэт на Пэдди. Пес с подозрением смотрел на него. Из приоткрытой пасти белел ряд зубов. Адам отпустил Кэт. Рычание утихло до предупредительного уровня.

– Что с ним такое? – удивился Адам.

– Пэдди учится защищать хозяина.

Адам убрал волосы с лица Кэт.

– Если серьезно, я чувствую себя виноватым в том, что не смог помочь тебе с переездом.

– А мне неудобно, что ты попросил своих родственников помочь мне, – ответила Кэт. – Это была моя забота, а не их.

– Я не просил. Они сами вызвались. Отчасти из любопытства, но в основном из-за того, что ты им нравишься. – Адам снова поцеловал ее. – И мне тоже. – Он поцеловал ее снова, на этот раз продлив наслаждение.

Кэт отпрянула и проследила за его взглядом.

– Хочешь, чтобы я провела для тебя экскурсию?

– Пожалуй, так будет лучше. – Адам посмотрел на Пэдди. – Ходить без сопровождения становится небезопасно.

– Ах! – воскликнула Кэт. – Бедный песик! Он так хорошо себя вел, а я ему за это ничего не дала.

Адам открыл было рот, но Кэт строго подняла палец:

– О своем поощрении можешь и не заикаться. Ты его уже получил.

Она повернулась и направилась в комнату, щелкнув пальцами Пэдди, чтобы пес шел за ней.

– Я уведу эту чудесную собаку и принесу что-нибудь попить, а ты можешь осмотреть мастерскую.

Адам развязал галстук, снял пиджак и стал осматривать прихожую. У входа стояли книжные шкафы, делившие мансарду на две части. Адам бросил свой плащ на дипломат и вошел в мастерскую.

По сравнению с его апартаментами атмосфера в мастерской Кэт была почти спартанской, но, принимая во внимание имевшиеся в распоряжении время и деньги, результат следовало признать просто блестящим.

В центре мастерской стояли два ткацких станка. Меньший из них был для пробных образцов, другой, гигантский станок с программным управлением, предназначался для крупных изделий. Адам увидел, что Кэт последовала его совету и установила пульт управления станком на тележку, так что его можно было придвинуть и к станку, и к рабочему столу.

Адам знал, что Кэт тщательно фиксирует на пленке все этапы своей работы, поэтому на стене напротив висел большой белый щит. Он служил и фоном для фотографирования, и удобным стендом для размещения эскизов или фотографий, показывающих ход работы.

Адам нахмурился. Стена была пуста. Он ожидал обнаружить хотя бы наброски проекта для «Интертеч». Адам пролистал альбом. Ничего. Его тревога усилилась.

– Ты что, заблудился? – раздался голос Кэт.

– Нет. Я забылся от восхищения перед гением, который спроектировал твое рабочее помещение.

Адам прошел через мастерскую в комнату. «Я так привык к ее лицу». Эти слова из песни мелькнули в голове Адама, когда он увидел Кэт, растянувшуюся на диване. Голубые глаза, такие страстные и доверчивые, губы, нежные и соблазняющие.

Адам вдруг понял, что это то, к чему он подсознательно стремился: возвращаться домой к Кэт каждый вечер, делиться впечатлениями за день и узнавать, что происходило с ней. Он представил себе любовь и смех, дружбу и страсть, ссоры и розыгрыши, семейные ужины и тихие вечера…

Но сначала, напомнил он себе, нужно убедить Кэт, что влюбляться совсем не так рискованно, как пуститься в бочке по Ниагарскому водопаду.

– Адам! – Кэт пощелкала пальцами. – Ты впал в транс?

– Я думал о том, как ты сегодня красива.

Он наклонился, поднял ее ноги, сел на диван и положил их к себе на колени.

– Да, конечно, – насмешливо ответила Кэт. – Прямо со страниц журнала «Вог». Рыжие волосы и веснушки по последней моде.

– Что с тобой? – спросил Адам. – Каждый раз, когда кто-нибудь делает тебе комплимент, ты все обращаешь в шутку. Почему?

Кэт пожала плечами:

– Наверное, дурная привычка.

– Так может, стоит с ней покончить? – Он подергал ее за большой палец ноги. – Иначе тот, кто делает тебе комплименты, чувствует себя совершенно по-дурацки.

Кэт от удивления широко раскрыла глаза.

– Я не хочу, чтобы так получалось, но не могу глупо улыбаться и отвечать: «О да, я неотразима».

– Согласен. Но существует волшебное слово, которое поможет принять любой комплимент в любой ситуации. Это «спасибо». – Адам улыбнулся в ответ на ее скептическую реакцию. – Давай попрактикуемся. Отнесись к этому как к игре. Кэт, у тебя чудесные веснушки.

– Это несерьезно. – Кэт покраснела.

Адам приложил руку к уху.

– Мне кажется, я не слышал волшебного слова.

– Спасибо, – пробормотала Кэт.

– А твои волосы особенно красивы на синем фоне.

Она села, собрала волосы сзади, начала их быстро заплетать и холодно ответила:

– Спасибо.

Адам взял Кэт за руки и опустил их, любуясь тем, как густая коса медленно рассыпалась по ее плечам.

– Говорил ли я, – продолжал Адам, – что ты замечательно целуешься?

Блеск в глазах Кэт, казалось, грозил испепелить его. К удивлению Адама, этого не произошло. Кэт застенчиво улыбнулась.

– Ну, спасибо.

Она налила два бокала вина из бутылки, которая стояла на невысоком плетеном столике у дивана.

– Но я думаю, что это заслуга человека, который меня научил, не так ли?

– Какой изящный комплимент.

Адам поднял свой бокал и сделал глоток. Кэт удивленно раскрыла глаза.

– О Боже, извини, ты подумал, что я говорю о тебе?

Адам поперхнулся и расплескал вино на рубашку.

– Если не обо мне, то о ком же, черт побери!

Он схватил салфетку и начал вытирать рубашку, мысленно повторяя, что надо держать себя в руках. Ведь Кэт едва ли могла дожить до двадцати трех лет, не научившись ничему, кроме поцелуев.

– Адам! – На лице Кэт появилась улыбка Чеширского кота.

– Попался?

Глава 8

– Очень остроумно! – Адам скомкал салфетку и бросил ее в Кэт. – В какой-то момент я действительно поверил.

– Знаю. Так, – задумалась она, плутовато улыбаясь. – Рассказать сначала Розанне? Или Лиссе? – Она щелкнула пальцами. – Дом! Готова поклясться, что доктор оценит эту историю лучше других.

Кэт удивленно замолчала. Адам выглядел слишком расстроенным, чтобы ответить на ее поддразнивание.

– Так значит, больше никто… ну, ты понимаешь…

– Адам, я же тебе говорила, что я очень неопытна. Помнишь?

На его лице появилась застенчивая улыбка.

– Впрочем, это не мое дело.

Кэт в изумлении смотрела на опущенную голову Адама: он ревновал! Ее! Простоватая Кэт О’Мэлли заставила этого красивого и сексуального мужчину ревновать!

Наступило неловкое молчание. Наконец Адам улыбнулся, заметив горшки с красными и белыми тюльпанами на подоконниках и плющ, свисающий с потолка.

– Это растения, которые принес тебе мой отец?

– Он сказал, что мне нужно нечто, чтобы забыть об этой коробке из кирпича и бетона.

– Старый добрый папочка. – Адам вздохнул. – Галантный собеседник. Он не говорил, что ты проделала огромную работу, обставляя мансарду?

Кэт нетерпеливо подалась вперед и волнуясь спросила:

– Но тебе здесь нравится? Ты имел в виду такую художественную студию?

– Это выглядит даже лучше, чем я ожидал. Вопрос в том, нравится ли это тебе.

Кэт рассмеялась и всплеснула руками:

– Ты еще спрашиваешь! Я двадцать три года жила – и не одна – в маленькой квартирке. Когда я была маленькой, какой-нибудь неудачливый музыкант обязательно спал на диване в гостиной. Даже в школе искусств у меня в двухместной комнате было три соседки.

– А я оставил тебя на десять дней с четвероногим соседом.

Адам посмотрел на Пэдди, чья голова покоилась на нижней полке плетеного стола. Пес стрелял глазами туда-сюда, как бы ожидая, кто первый бросит ему что-нибудь вкусненькое.

– Пэдди лучше других. Он не просит денег взаймы, не совершает набеги на холодильник и не носит мои колготки. – Кэт задумалась. – Правда, бывает, что он их грызет, но никогда не носит.

Кэт откинулась на спинку и огляделась.

– В этой комнате я чувствую себя так, как будто уже умерла и нахожусь на небесах. А если бизнес будет нормально развиваться, я смогу платить, даже если вам не будет нужен образец мастерской.

– Ткачихи работают хорошо?

– Да.

– Ты занималась в свободное время дизайном для «Интертеч»?

Счастливое выражение в глазах Кэт мгновенно исчезло.

– И да и нет. Я занималась многими вещами. – Она подняла голову и посмотрела на Адама с выражением отчаяния и вызова. – Я все время пыталась начать работу над эскизами, но безуспешно. – Кэт закрыла глаза и перешла на шепот: – Я не могу даже заниматься дизайном одежды. Эскизы моделей нового сезона мне неинтересны. Как я могу ожидать, что покупатели будут в восторге? Ткать – это единственное, что я умею. Что я буду делать, если не смогу это преодолеть? – Она чуть не плакала.

– Не принимай близко к сердцу, Кэт. С тобой уже, наверное, такое случалось.

– Никогда. – Она безрадостно рассмеялась. – Единственная проблема, с которой я сталкивалась, – это слишком много идей и мало времени, чтобы осуществить все.

– Добро пожаловать в мир людей. Выходит, ты такая же, как все. А ты записывала идеи, для которых у тебя не было времени?

– Один-два эскиза, возможно, краткий комментарий и образцы пряжи. А что?

– За последние недели в твоей жизни произошло много изменений. Твои творческие силы требуют обновления, и, если ты просмотришь свои старые идеи, это может подтолкнуть тебя…

– Возможно, ты и прав.

– Что значит «возможно»? – Адам обиженно посмотрел на Кэт. – Ну, если ты хочешь вдохновения… Я привез тебе подарок, который поможет устранить пропасть между правым и левым полушариями твоего мозга.

– Что это, волшебная палочка?

Слова Кэт были легкомысленны, но Адам увидел блеск надежды в ее глазах. Он достал из тубуса рулон бумаги и торжественно вручил его Кэт:

– Художественное изображение вестибюля «Интертеч».

Кэт придержала рукой один край листа и посмотрела на эскиз, представлявший вид вестибюля изнутри. Серо-синий пол, стеклянные стены и центральная гранитная колонна выглядели эффектно, но производили при этом холодное, почти отталкивающее впечатление.

– Что-нибудь не так?

– Ничего, только… Ты занимался дизайном вестибюля?

– Не так много, как хотелось. – Адам криво усмехнулся. – В такой большой фирме, как «Страутер, Дэй энд Янг», это всегда проблема. Нужно время, чтобы пробиться.

Кэт с любопытством посмотрела на него.

– Почему же ты выбрал их?

– Дорогая, не ты их, а они выбирают тебя. И если повезло, что тебя выбрали, ты говоришь «да» и благодаришь свои счастливые звезды.

– Но разве это… – Кэт снова замялась. – Я задам тебе тот же самый вопрос, который ты задавал мне в тот вечер, когда мы познакомились. Разве это то, о чем ты мечтал, когда учился архитектуре?

– Конечно, нет! Я даже не надеялся, что смогу работать в такой солидной фирме. Это совершенно другой масштаб, Кэт.

– Понимаю, но то, что я здесь вижу, – она показала на рисунок, – совсем не похоже на твой стиль. Это так отличается от того, что ты сделал со складом.

– Конечно. Здесь я был единственным архитектором. А «Интертеч» разрабатывался с нуля группой проектировщиков. – Он взъерошил волосы, подыскивая нужное слово. – Меня не взяли, и это было очень обидно. Но я принимал все больше участия с каждым новым заданием. Через несколько лет я буду главным архитектором проекта, и тогда… – он ухмыльнулся —…будет моя очередь портить нервы какому-нибудь молодому парню.

– Какая странная цель. – Кэт подняла брови. – И что это должно означать?

В голосе Адама появилось что-то, чего не было секунду назад, и по спине у Кэт побежали мурашки. Такой же тон в голосе отца означал, что надо переменить тему.

– Это означает, что тебе придется выполнять много неприятных вещей, прежде чем начнешь делать то, что тебе нравится. Такова специфика профессии. Точно так же, чтобы быть врачом, нужно иметь постоянное место жительства. Здесь нет альтернативы.

От покровительственного тона Адама у Кэт застучало в висках.

– Ни один здравомыслящий человек не откажется от такой возможности, как эта. После того, как я сделаю себе имя, я смогу открыть свою собственную фирму, если захочу.

Кэт отпустила лист, и он резко свернулся.

– Послушай себя. В глубине души ты уже знаешь, что никогда не осмелишься заняться проектированием самостоятельно. – Она поставила локоть на спинку дивана и печально посмотрела на Адама. – Тебе не хватает уверенности в себе.

Подрагивающий мускул на лице Адама подсказывал ей, что они находятся на грани ссоры.

Адам закрыл тубус, швырнул его на диван и сложил руки на груди.

– Почему у меня не хватает уверенности в себе?

Вдобавок к дергающемуся мускулу лицо Адама покрылось красными пятнами. Говорить или нет? Кэт нервно облизала губы и решила попытаться.

– Ты хочешь, чтобы я сделала что-нибудь для «Интертеч», так как считаешь, что я не реализовываю весь свой талант в изготовлении одежды? Но у тебя самого нет возможности использовать свой талант в гигантской компании, хотя и очень престижной.

– Ты сравниваешь мою ситуацию со своей?

Кэт, задетая этим вопросом, посмотрела ему в глаза.

– Да. Ты единственный, кто говорил мне, что нужно рисковать, а сам не делаешь того, что проповедуешь. Для меня нормально подвергать риску свой бизнес, а ты боишься дать шанс раскрыться своему таланту.

Адам вскочил с дивана, гордо прошествовал к окну и встал, упираясь руками в стекло.

– Ты что же, не видишь разницы между должностью в одной из ведущих архитектурных фирм Америки и бизнесом женщины-одиночки из подвала?

Раздражение Кэт переросло в ярость.

– Я скажу, что вижу. Я вижу, что эта дискуссия – пустая трата времени.

– О нет! – Адам повернулся к ней лицом. – Главное, чему я научился в своей семье, – это не уходить, пока проблема не разрешена. Мы будем говорить, пока не поймем друг друга.

– А главное, чему я научилась за месяц общения с тобой и твоей семьей, – не иметь на это времени. С тех пор как ты был столь любезен, что помог мне перевезти все, что связано с моим маленьким бизнесом женщины-одиночки, из подвала в это кирпичное убожество, мне нужно заниматься делом и выполнять свою часть обязательств.

– Кирпичное убожество?! – взревел Адам.

Кэт проигнорировала эту вспышку и протянула тубус Адаму.

– Можешь забрать свое вдохновение. – Услышав странное сопение у своих ног, она посмотрела вниз. – Пэдди!

Ее вопль напугал пса. Он вскочил, и столик повис на его голове, как причудливая плетеная шляпа. Вазочка с плавленым сыром покачалась секунду на конце его языка и шлепнулась в блюдо с чипсами. Во все стороны полетели осколки.

Кэт посмотрела на облитые вином обломки крекера, замершего пса и Адама.

– И будь любезен, забери с собой это мохнатое орудие разрушения!

Она сняла столик с головы Пэдди и поставила на пол.

– Отлично! – Адам пересек комнату и вышел в прихожую. Взяв плащ и дипломат, он свистнул Пэдди. – Сохрани рисунки, Кэт. Когда дурь пройдет, тебе надо будет посмотреть на них снова.

Пока она подыскивала наиболее едкий ответ, Пэдди выскочил в коридор. Адам последовал за ним, не оглянувшись, и захлопнул дверь с такой силой, что Кэт вздрогнула.

Кэт швырнула тубус. Он шлепнулся на диван почти без звука, что было не так здорово, как хлопанье дверью, но тоже неплохо.

Принеся веник, ведро и тряпку, она начала убираться. Затем взяла с пола телефон, набрала три цифры и остановилась, вспомнив гадкие комментарии Адама по поводу ее бизнеса.

Она положила трубку на место, потом снова подняла и швырнула на рычаг.

Кэт вынула эскиз из тубуса и развернула его на столе. Все, что было нужно сделать ей, – это привнести в интерьер разнообразие и цвет природных изменений.

– Изменение. – Кэт произнесла это слово медленно, давая возможность образам, которые оно вызывает, дойти до сознания. Изменение! Вот то, что нужно!

Вскочив с дивана, она пробежала через холл в мастерскую и с торжествующим смехом села за стол.

– Это самое лучшее ощущение в жизни, – шептала она.

Непрошеные воспоминания о поцелуях Адама заставили ее улыбнуться.


Кэт проснулась не сразу, поняв, что она, вероятно, заснула за рабочим столом. Иначе ее щека не лежала бы на рисовальной доске. А затылок не нагрелся бы от настольной лампы. А пальцы не сжимали бы карандаш.

Она посмотрела на часы. Десять! И судя по яркому солнечному свету, заполнявшему мастерскую, десять утра. Кэт взглянула на лист бумаги. Чисто. Она застонала и закрыла глаза. Это было еще хуже: прошло более двенадцати часов, с тех пор как она села за мольберт, – и никакого результата.

Сны не изменяют реальности, напомнила она себе. Реальность – это «Интертеч» и ссора с Адамом. Кэт с трудом открыла глаза и мрачно посмотрела на апрельское солнце, светившее в окна мастерской. Холодный моросящий дождь больше соответствовал бы ее настроению.

Она встала и, потягиваясь, пошла к окну. Помассировала затекшие пальцы. Возможно, горячий душ и несколько часов сна помогли бы. Повернувшись, она увидела гору листов на полу рядом со столом. У Кэт перехватило дыхание. Это были ее эскизы!

Она села за стол и взяла первый набросок. Очень даже неплохо! Второй и третий тоже. Кэт задрожала от восторга. Ей захотелось сделать «колесо» через всю мастерскую. Солнечный свет, который так раздражал еще несколько минут назад, теперь совершенно точно отражал ее настроение.

Внезапно Кэт почувствовала, что ни секунды не может оставаться в мастерской. Она встала и засунула эскизы в потертую рисовальную папку, решив, что посмотрит рисунки в парке.

Кэт быстро почистила зубы и умылась. Взяла из холодильника пакет с черствым хлебом для чаек и банку колы для себя. В этот момент из коридора послышался громкий лай.

Кэт распахнула дубовую дверь. Пэдди сидел на коврике, его язык свисал изо рта, а пасть была растянута в улыбке. На шее у пса висела этикетка от рубашки с аккуратно написанными буквами. Кэт наклонилась и прочитала: «Прости».

Адам ничем не рисковал, посылая Пэдди на разведку. Кэт снова взглянула на записку и прочитала: «См. на обороте».

Она с любопытством перевернула. Папка выпала из ее внезапно онемевших пальцев… Кэтрин еще раз перечитала записку, беззвучно шевеля губами.

«Кэт, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж».

Глава 9

Сердце Кэт стучало как молот, а ладони стали влажными. Голова работала как машина, застрявшая в сугробе, когда колеса крутятся, а сама она никуда не едет. Из клубка бессвязных мыслей ясно и отчетливо выделялась одна: наверное, это остроумно придуманный Адамом способ извиниться.

Кэт быстро оглянулась. Тормэна в коридоре не было, но дверь на пожарную лестницу была приоткрыта. Значит, он стоит за дверью, желая увидеть ее реакцию. Кэт встала и потрепала пса за уши.

– Извинения принимаются, Пэдди, но вынуждена отклонить твое весьма лестное предложение о женитьбе. Я бы хотела выйти замуж за какого-нибудь двуногого…

– Ты всегда все обращаешь в шутку? – Адам вышел из-за двери и сердито посмотрел на Кэт. – Кроме того, это не предложение.

Кэт удивленно посмотрела на него:

– Что значит «не предложение»? «Кэт, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж». Это предложение.

– Ты думаешь, я настолько глуп, чтобы делать предложение, прибегая к помощи собаки?

– Насколько я знаю, использование собаки в качестве свата – старый итальянский обычай. – Кэт наклонилась и подняла папку. – И я думаю, ты достаточно остроумен, чтобы сделать мне предложение при помощи собаки, почты, телефона, факса и любых других средств связи.

– Я просто констатировал факт: хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. Ты не можешь этого отрицать.

Он ослепительно улыбнулся, и сердце у Кэт едва не выскочило из груди. С каждой секундой это все меньше и меньше выглядело как шутка.

Прежде чем она успела подумать об остроумном ответе, Адам взглянул на папку и спросил, что у нее там.

Кэт хлопнула себя по лбу.

– Я стала такой же ненормальной, как и ты. Я до сих пор не поняла ни смысла этой дурацкой записки, ни твоих объяснений.

– Лучше следи за своими жестами, – заметил Адам. – Ты становишься похожей на дядю Гвидо. Предлагаю вместе выгулять Пэдди.

– Вообще-то я собиралась в парк. Можете пойти со мной, если хотите.

– Как можно отказаться от такого любезного приглашения! – Адам с нетерпением посмотрел на папку.

– Это эскизы для «Интертеч»? Можно взглянуть?

– Это я решу, когда мы придем в парк.

– Могу я предложить в качестве взятки завтрак на берегу реки?

Он поднял одну бровь и соблазнительно покачал корзинкой перед лицом Кэт.

– Домашние лепешки с изюмом и термос ямайского кофе «Блю маунтин».

Кэт закрыла глаза от восторга. Затем посмотрела в корзинку.

– Какие ароматные лепешки! Кто их пек? Тетя Кармела? Или ты успел сходить в булочную?

– Ни то ни другое. Я испек их сам.

– Ты потратил много времени, – сказала Кэт.

– Мне не спалось. – Адам улыбнулся. – Размышлял, каким идиотом я был вчера вечером.

– Забавно. Я тоже думала об этом, – заметила Кэт язвительно.

– И чем больше я думал об этом, – продолжал Адам, – тем больше убеждался, что был прав. Нельзя сравнивать мою работу и твой бизнес.

Кэт от изумления открыла рот, не желая верить, что вновь слышит то же самое. Но ее удержал Адам, закрыв ей рот рукой.

– Дай мне закончить, хорошо? Если я потеряю работу или уйду сам, то что случится? У меня есть деньги в банке и возможность вернуться в семью. Конечно, тетя Кармела может сделать мою жизнь настоящим адом, но на улицу меня не выставит. – Он встал перед Кэт, заставив ее остановиться. – А с тобой это может произойти в любой момент.

Адам взял ее за подбородок. Слезы неожиданно навернулись Кэт на глаза.

– Я знаю, что тебе не к кому будет обратиться, если дела пойдут плохо. Твой отец прекрасный музыкант, но вряд ли он что-нибудь может сделать, и у тебя нет родственников, которые бы пришли на помощь.

– Ты прав, – скрепя сердце согласилась Кэт.

– Ты храбрее, чем я, Кэтрин Мэри О’Мэлли. Ты можешь простить меня за то, что я наговорил вчера вечером?

Кэт вытерла слезы.

– Если ты сможешь забыть, что я назвала твой дом кирпичным убожеством. Я сказала это, только чтобы досадить тебе.

– Я уже все забыл. – Адам протянул ей правую руку.

– А я тебя прощаю. – Кэт дала ему левую.

Вдали послышался знакомый сигнал. Кэт и Адам повернулись и увидели мост, который начали разводить, чтобы пропустить суда в озеро Эри.

– Интересно, что сказал бы генерал Кливленд, если бы высадился здесь сегодня? – спросила Кэт.

– Я думаю, что он посмотрел бы на тебя, выпрыгнул из лодки и сказал: «Эй, парень! Здесь все женщины такие красивые, как твоя спутница?»

Адам нежно сжал ее руку и услышал тихое «спасибо». Он выпустил руку Кэт и уставился на нее.

– Что ты сказала?

– Я сказала «спасибо».

– И… никакой декламации, закатывания глаз, никакого смущения? – Адам отшатнулся от Кэт и схватился за сердце. – Я умру от потрясения.

Пэдди в восторге залаял и начал прыгать, желая понять правила этой новой интересной игры. Кэт засмеялась и толкнула Адама локтем в бок.

– Не пугай собачку, остряк.

Адам улыбнулся и продолжил:

– Вот еще одна мысль, которая не давала мне заснуть. О том, что я чувствовал вчера, когда мы обнимались. О том, чем была бы моя жизнь без тебя.

Он провел пальцем по ее ладони. Сердце Кэт забилось чаще от этого прикосновения. Она ждала следующих слов со смешанным чувством желания и страха.

– Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж, Кэт. Но в записке это не сформулировано в виде вопроса, потому что я не хочу ставить тебя в затруднительное положение.

Радость Кэт была быстро охлаждена холодным душем здравого смысла. Она отстранилась и сложила руки на груди.

– Я не хочу об этом говорить, Адам. Давай сядем и позавтракаем.

Она почти бегом преодолела последние метры до скамейки. Адам сел рядом с ней и поставил корзинку на землю. Привязав поводок к металлической ручке скамьи, он повернулся к Кэт:

– Мы не можем все время откладывать этот разговор.

– Можем. Мы хорошие друзья, Адам. Разве этого недостаточно? Почему…

– Вот почему.

Адам обнял ее за плечи и повернул к себе. Вздрогнув, Кэт взглянула на него и растерялась. Его губы были совсем близко.

– Ты уже забыла вчерашний вечер? – Он запустил пальцы в ее волосы. – Ты можешь отрицать то, что чувствуешь, но твое тело меня не обманет.

Кэт почувствовала тепло его дыхания на своих губах.

– Твои глаза не лгут. А когда я тебя целую, твои губы говорят, что мы гораздо больше, чем друзья.

Адам преодолел последние разделявшие их сантиметры и лишил Кэт возможности протестовать.

В этом поцелуе была какая-то незнакомая настойчивость, нечто, что требовало от нее ответа. Всем своим существом Кэт желала его прикосновений. Она жаждала предаться неодолимым ощущениям, которые охватили ее с такой силой, что девушка чувствовала себя как на краю пропасти. В ней снова боролись разум и безрассудство. Кэт понимала, что еще один шаг – и она полетит в пропасть и станет беспомощной, не способной найти путь назад, к спокойной и благоразумной жизни.

Она положила руки Адаму на грудь и вырвалась из его объятий.

– Я не могу.

– Ты хотела сказать – не хочу, – сказал Адам. В его хрипловатом голосе слышалась обида. – Почему?

Кэт встала и отошла от скамьи, не в силах повернуться.

– Ты знаешь почему. Я говорила тебе еще при первой встрече. Смерть мамы едва не убила моего отца, а я не настолько сильна, чтобы вынести такую боль. Сейчас я довольна своей жизнью. У меня есть любимая работа, ты, Лисса и другие знакомые. Почему я должна поменять все это на риск разбить себе сердце?

– Ты чего-то недоговариваешь, – ответил Адам.

Кэт резко обернулась к нему и выкрикнула:

– Господи, еще и психолог! Воистину твоим талантам нею конца!

– Перестань, Кэт. Разве твой отец когда-нибудь говорил, что жалеет о любви к твоей матери и о проведенных с нею годах?

– С какой стати? Моя мать была почти такой же музыкально одаренной, как и Марти, но она бросила все, чтобы управлять клубом и заботиться об отце.

Адам победоносно улыбнулся:

– Ага! Значит, ты боишься, что с тобой получится то же, что с твоей матерью.

– Да! Я не хочу, чтобы такое повторилось со мной! Мама так сильно любила отца, что могла сделать для него абсолютно все. Я никогда не попадусь в эту ловушку.

– То есть ты не собираешься выходить замуж и иметь детей?

– Я этого не говорила. Когда я буду крепко стоять на ногах, я выйду замуж и заведу семью.

Скептическое выражение на лице Адама заставило ее сердце гулко забиться.

– Я выйду замуж! За кого-нибудь, кто мне понравится и кого я буду уважать. За человека, который хочет близких, дружеских отношений и не будет чувствовать себя уязвленным, когда я буду заниматься своей работой. – Она умолкла и опустила глаза. Затем, собравшись с духом, добавила: – За кого-нибудь, в кого я не влюблюсь без памяти.

Лицо Адама медленно расплылось в улыбке.

– Похоже, что человек, которого ты ищешь, – это я.

Кэт изумленно открыла рот.

– Ты самый самонадеянный…

– Нет, серьезно. Мы друзья – ты сама сказала. Я хочу близких, дружеских отношений, и – ты это прекрасно знаешь – я хочу, чтобы ты продолжала заниматься гобеленами.

Кэт подняла камешек и бросила его в реку.

– Тебе легко говорить, поскольку ты никогда не видел, как я обычно работаю. Кроме того, то, что между нами происходит… – Она запнулась. – Поцелуи и прочее… Я не уверена, что смогу… Если мы будем жить вместе, постоянно видя друг друга… Боюсь, что у нас будут ужасные сложности.

– Понятно, – констатировал Адам, – ты в меня влюбилась.

– Я в тебя не влюбилась!

Нетерпеливый возглас Кэт вспугнул стайку чаек на берегу.

– Ну хорошо, я неудачно выразился. Ты знаешь, что влюбишься в меня, если мы поженимся.

Кэт почувствовала, что краснеет, но тут же нашлась:

– Я считаю, что это ты наполовину влюблен в меня.

– Так кто из нас самонадеян? – Адам поднял брови. – Я не говорил, что люблю тебя.

– Ты это сделал. В записке у Пэдди на шее. – Она посмотрела на пса, мирно лежавшего у скамейки. – Боже! Ты так и не снял ее? Хорошо, что мы не встретили никого из знакомых.

Кэт осторожно сняла шнурок через голову Пэдди и сложила этикетку пополам.

– Прежде чем выкинуть, посмотри еще раз. Там написано: «Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж».

Кэт внимательно перечитала.

– Ни слова про любовь, не правда ли? Подумай вот о чем. Я говорил тебе, что тоже хочу спокойных, ровных взаимоотношений.

Кэт наклонила голову набок и пристально посмотрела на него:

– Правда? Только честно.

– Нет. Я скажу, чего я хочу. Мне нужен брак со всеми радостями и заботами любви. Я хочу просыпаться с тобой по утрам и засыпать в твоих объятиях. Я хочу детей, зачатых в любви, которая длится всю жизнь. Я хочу вместе решать проблемы и не отступать, не попробовав все шансы. Я бы предпочел жить с тобой в трудное время, чем в хорошее время с какой-нибудь другой женщиной. Ты права, Кэт. Я тебя люблю.

Пока Адам говорил, ноги Кэт становились ватными. Она буквально упала на скамейку напротив.

– Адам, меня это очень пугает. Меня никто никогда так не любил, и я не знаю, как мне быть. И что еще ужаснее – ты стал для меня дороже всех на свете. Даже отца. Я боюсь причинить тебе боль, если все будет продолжаться. Я боюсь…

– Мы можем попробовать и посмотреть, что получится.

Кэт решительно покачала головой:

– Пожениться не значит попробовать.

– Я не имел в виду, что мы поженимся, – ответил Адам.

Кэт сжала губы, удивленная тем, как он мог сказать такое.

– Я безнадежно старомодна и не думаю, что смогу жить с кем-нибудь до свадьбы, даже с тобой.

Адам похлопал ладонью по скамейке, на которой сидел.

– Я не могу беседовать на расстоянии. Садись поближе, и мы поедим лепешки с кофе, пока я все объясню. Вот мой план. У тебя тут эскизы для «Интертеч», верно?

Он показал на папку. Кэт кивнула, поскольку рот у нее был набит лепешками.

– Ты будешь работать над проектом довольно напряженно. Месяц – достаточный срок, чтобы увидеть, сможем ли мы установить нужные взаимоотношения, несмотря на занятость. – Адам улыбнулся. – Я часто работаю допоздна, да еще иногда уезжаю.

Кэт пила кофе и думала о плане Адама. Печальная правда заключалась в том, что требовался небольшой ядерный взрыв, дабы отвлечь ее от работы. С другой стороны, она была уверена, что Адам не сможет понять, почему она работает в таком бешеном темпе. Ее друзья по школе искусств не понимали, отец скорее всего тоже. Чем Адам лучше других? Безусловно, следует как можно раньше выявить все непреодолимые различия между ними.

Но если даже за этот месяц не появится никаких новых проблем, останется главное: она не готова полностью отдать себя во власть любви к Адаму. Ведь даже после всего нескольких недель знакомства от мысли о жизни без Адама у нее начинало сосать под ложечкой. Нет, она не может рисковать их дружбой.

– Это отличная идея! – наконец сказала Кэт. – Но нам нужно договориться об условиях. Первое – мы живем раздельно.

Адам только вздохнул.

– Условие номер два: ты прекращаешь все попытки доказать мне, какой ты классный парень.

Адам почесал в затылке, и мальчишеская улыбка озарила его лицо.

– Это будет непросто. Я действительно классный парень.

– Теперь давай свое условие, самовлюбленный маньяк.

– Я могу делать все так, как если бы мы были женаты.

Кэт подняла брови.

– Не то, о чем ты подумала. Я имею в виду, например, приготовление ужина для тебя.

– Я почти не ем, когда у меня срочная работа.

– Ну а если ты случайно обнаружишь за дверью кастрюлю с супом?

Кэт на секунду задумалась и улыбнулась.

– Это не является нарушением правил. Во всяком случае, звучит заманчиво.

Адам чокнулся с ней кружкой кофе.

– За этот выдающийся эксперимент. Пожелаем ему огромного успеха.

Кэт опустила голову и выпила свой кофе. Ее успех был бы поражением для Адама.

– Можно посмотреть эскизы? – миролюбиво спросил Адам, показывая на папку.

Кэт помедлила. Это хороший момент, чтобы начать свою кампанию: показать, сколь невыносимый у нее характер.

– Пожалуй, нет, Адам. Я не люблю показывать грубые наброски.

Она ожидала какой-то вспышки. Этого не последовало.

– Я понимаю, что это такое. В общем, когда будешь готова показать, свистни.

Кэт нахмурилась. Вывести Адама из себя было труднее, чем она думала.

– О! Я придумала еще одно условие. Ты не будешь изводить меня разговорами о женитьбе в течение всего эксперимента.

– Хорошо, не буду. – Адам хитро улыбнулся. – Значит, если ты изменишь свое мнение о замужестве, тебе придется самой делать мне предложение.

Глава 10

Адам переключил все внимание на макет в центре стола. Членам правления, похоже, понравилась модель интерьера, которая предлагалась для нового вестибюля.

Адам подвез стол на колесах в центр зала и снял покрывало с макета. Композиция Кэт.

Он наблюдал за всеми стадиями ее разработки от эскизов до этой модели, но все равно был сейчас взволнован и поражен.

На макете вестибюля была помещена миниатюрная модель объемного гобелена. Тканые полотнища были подвешены к потолку по всему периметру с тщательно выверенными интервалами. Одни полотнища были короткими и широкими, с длинной бахромой из шелка, поблескивавшей как дождевые струи. Другие – длинными и узкими, как бы призывавшими наблюдателя проследить, куда они поднимаются, как извиваются и ниспадают от потолка к стенам.

Члены правления столпились вокруг макета, отмечая прекрасные цвета и оригинальность дизайна.

Адам едва не рассмеялся, когда седовласый мистер Пеннеман, забыв про свое высокое положение, сел на корточки и стал дуть в двери макета.

– Моделирование воздушных потоков, – объяснил он в ответ на удивленные взгляды своих коллег. – Надо посмотреть, что произойдет. Мне нравится, как эти полотнища качаются под действием воздуха.

Мистер Трайвисон закивал в знак согласия.

– Очень необычно. Удивительно, что я никогда раньше не видел работ этого художника. Как его фамилия?

У Адама вспотели ладони. Наступил самый ответственный момент. Умственные способности председателя правления были настолько же ограниченными, насколько длинным был его язык.

– Ее зовут Кэтрин О’Мэлли. Вы, вероятно, захотите посмотреть сведения о ней. – Адам вынул из дипломата папку. – Она добилась выдающихся успехов, с тех пор как окончила школу искусств.

Мистер Трайвисон нахмурился и открыл папку. Не закончив читать, он бросил ее на стол.

– Боже упаси, Адам, она же модельер! Почему вы выбрали девушку, торгующую тряпками, для дизайна главной композиции нашего здания?

– Потому что она чертовски талантливый художник, Говард.

– Вы думали то же самое, пока не узнали, что она женщина, – заметил мистер Пеннеман с лукавой улыбкой.

– Нечего и думать об этом. – Трайвисон побагровел.

Адам приготовился к бою.

– Я полагал, «Интертеч» славится тем, что здесь умеют ценить дарование. Разве некоторые из ваших наиболее творческих умов – это не молодые мужчины и женщины? Разве вы не используете идеи студентов колледжей?

– Совершенно верно, Адам. Но мы не можем быть уверены, что эта девушка готова к работе такого масштаба. Ей приходилось выполнять подобные заказы к определенному сроку? Не считая, разумеется, работ в школе искусств.

Адаму хотелось заехать Трайвисону по его самодовольной физиономии, но он вспомнил, что дело прежде всего.

– Джентльмены, я знаком с художницей и даю личные гарантии, что на нее можно полностью положиться.

– Это звучит обнадеживающе, Адам. – Мистер Трайвисон сложил руки на животе, которого не мог полностью скрыть даже костюм, сшитый на заказ. – Мне нравятся люди, которые так легко обращаются с деньгами.

Адам не понимал, что имеет в виду Трайвисон, но, судя по хитрому выражению его лица, ничего хорошего ожидать не приходилось.

– Мы платим художнику двадцать пять процентов от общей суммы гонорара, когда он начинает работу, двадцать пять – когда сделана половина, и оставшееся – по окончании работы. Первые двадцать пять процентов не могут быть возвращены, верно?

Адам все еще не улавливал, куда Трайвисон клонит, а тот уверенно продолжал:

– Это же огромные деньги, которые мы можем потерять. Если вы говорите, что ручаетесь за художницу, я полагаю, что вы обязуетесь возместить фирме убытки, если она не уложится в срок. Что-то вроде долгового обязательства.

Некоторые из присутствующих нахмурились.

– У правления есть вполне законные сомнения по поводу осуществления в срок проекта мисс О’Мэлли. Я предлагаю Адаму способ их рассеять, но если у него не хватает уверенности, чтобы подкрепить свои заявления…

Адам не мог не оценить, как искусно его загнали в угол. Если он не даст финансовых гарантий, проект Кэт будет отвергнут. Он вынул из кармана чековую книжку и швырнул ее на стол перед Трайвисоном.

– Я полностью уверен в мисс О’Мэлли и с удовольствием дам финансовые гарантии.

Мистер Пеннеман издал радостный возглас.

– Вы попали в собственную ловушку, Говард! Этот молодой человек побил вас вашим же оружием! – И обратился к остальным членам правления: – Давайте одобрим этот проект прямо сейчас. Пусть даже он не будет готов к благотворительному вечеру. Если заказаны хорошая музыка, экзотические блюда и довольно вина, никто ничего не заметит, даже если развесить под потолком грязное белье.

Члены правления расхохотались и дружно закивали в знак согласия. Адам подумал, что мистеру Пеннеману надо будет поставить ящик его любимой выпивки.

– Надеюсь, что вы не забудете предоставить доказательства вашей платежеспособности, Адам, – раздраженно напомнил Трайвисон.

– Разумеется. Вы получите их завтра утром. Мои поздравления, джентльмены. Новая штаб-квартира «Интертеч интернэшнл» будет наглядным доказательством вашего вклада в развитие бизнеса, научных исследований и искусства в штате Огайо.

Адам попрощался с каждым из присутствовавших за руку и вышел. В висках у него стучало от бесчисленных вопросов. Как его угораздило влипнуть в такую историю? Где взять деньги для залога, не трогая того, что отложено для перестройки склада? Что он скажет отцу? Как отнесется к такому импульсивному поступку начальство? Трайвисон наверняка уже позвонил и нажаловался.

Кэт! Как он расскажет про залог? В какой-то момент Адам малодушно подумал вообще не говорить ей об этом. Нет, сказать надо, причем сразу же, хотя сама мысль об этом его пугала. Если они хотят жить вместе, то все должно быть честно.

…Первая неделя была адом. Кэт не вылезала из мастерской, работая над проектом и отказываясь даже выпить с ним чашку кофе.

Во вторую неделю она снизила темп и начала показывать эскизы за ужином в его квартире.

На третьей неделе Кэт расслабилась настолько, что предложила взять Пэдди к себе на время короткого отъезда Адама.

Четвертая неделя была самой лучшей. Они быстро завтракали у Кэт, рассказывали друг другу о своих планах, а вечером проводили время вместе, хотя и недолго.

Конечно, одна ошибка с его стороны ничего не разрушит… Адам вздохнул. Предстояло сделать несколько неприятных звонков.


Добежав до парка, Кэт свалилась на скамейку, а Пэдди глухо рухнул на траву. Бдительные чайки спикировали вниз и в ожидании расположились полукругом.

– Погодите. – Кэт вытерла вспотевший лоб и шею. – Месяц работы за ткацким станком несколько выматывает.

Она вынула из ветровки пакет с хлебом и стала бросать его голодным птицам. Кэт чувствовала себя так, будто участвовала сразу в нескольких гонках. Вспоминая прошедшие четыре недели, она удивилась, как много ей удалось сделать. А сколько изменений произошло за это время!

…На четвертой неделе великого эксперимента они установили распорядок. Адам перед работой заходил выпить кофе, обычно принося свежий домашний хлеб. На долю Кэт оставалось разлить по стаканам апельсиновый сок и сварить кофе. За завтраком они сравнивали свои планы и подстраивали их друг под друга. «Совсем как супружеская пара со стажем, – подумала она. – Неужели я так изменилась за этот месяц?»

Да, иначе бы она сейчас мерила шагами мастерскую, ожидая решения судьбы своего проекта.

Почему бы еще она отдыхала на скамье в парке, думая об Адаме, вместо того чтобы просматривать эскизы и слайды, анализируя достоинства и недостатки проекта?

Потому что Адам стал для нее важнее. Эта мысль поразила ее, как удар молнии. Адам был теперь дороже всего на свете. Сердце Кэт учащенно забилось, и осознание того, насколько она изменилась, заполнило ее всю, как яркий солнечный свет мрачную комнату.

Было слишком поздно осторожничать, думать о риске и выгодах. Оставалось только радоваться тому, чего больше нельзя было отрицать: она по уши влюблена в Адама Тормэна!

Кэт вскочила со скамейки и закружилась, спугнув чаек, полетевших на поиски менее эксцентричного источника пищи.

Адам обещал позвонить, как только узнает решение правления компании. Тогда она и скажет ему о своем удивительном открытии.

Нет, это было бы слишком прозаично. Хуже того, это могло быть неправильно понято, если сказать ему об этом после того, как узнает о решении. Если она получит заказ, Адам может подумать, что это скорее благодарность, чем любовь. Если новости будут плохими, он может посчитать, что Кэт хочет использовать его для своего спокойствия – как утешительный приз. Кэт должна каким-то образом сообщить Адаму о своей любви, прежде чем он скажет ей о результатах заседания. Но как?

Сев на скамью, она закусила губу и нахмурилась. Это оказалось сложнее, чем соткать накидку или шарф. Внезапно Кэт поняла, что нужно делать. Она взяла поводок и дернула Пэдди.

– Пошли, малыш. Мне надо вернуться и оставить Адаму записку раньше, чем он напишет мне.


Кэт нервно теребила красную клетчатую скатерть и разглядывала внутренний дворик ресторана. Стол под ветвями винограда, с мерцающей в сумерках свечой выглядел весьма романтично. Она взглянула на дверь уже раз двадцать и заметила ободряющее подмигивание дяди Пита.

Кэт улыбнулась и выпила минеральной воды. Глупо так нервничать. Она все могла сказать Адаму, во всем могла ему доверять и знала, что он никогда не оставит ее в трудную минуту.

Она подняла голову и вздрогнула, увидев улыбающегося ей Адама. Он поцеловал ее и сел напротив.

– Я прочел твою записку. Ты горишь желанием узнать, что сегодня – праздник или поминки?

Его глаза были усталыми, но полными любви.

– Нет, – ответила она. – Я попросила встретиться со мной здесь, потому что мне надо тебя кое о чем спросить.

– Может быть, сначала я тебе скажу про «Интертеч»? – Адам был озадачен.

Кэт протянула руку и приложила палец к его губам. Она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Адам поцеловал ей руку и тихо спросил:

– Это, наверно, серьезный вопрос, если ты так нервничаешь.

– Да… – Кэт открыла глаза. – Адам, ты женишься на мне?

Глава 11

Адам готов был поклясться, что Кэт сделала ему предложение. Это было невероятно!

Она нерешительно улыбнулась:

– Если не хочешь, мы можем забыть все, что я сказала. Останемся друзьями.

Блеск в ее глазах исчез. Кэт опустила взгляд на свои сцепленные руки.

– Мы всегда будем друзьями. – Адам взял Кэт за руку и переплел ее пальцы со своими. – Мы будем друзьями, даже когда отпразднуем золотую свадьбу, Кэтрин Мэри О’Мэлли. А еще мы будем любовниками.

Он наклонился и поцеловал ее в губы со всей любовью и нежностью.

Раздались смех и аплодисменты. Посетители встали.

– Можно порадовать их, что ты только что сделала мне предложение?

– Не смей.

– Ты умеешь преподносить сюрпризы.

– Для меня это тоже было неожиданностью. Мы с Пэдди гуляли днем, и я могла думать только о тебе. О нас. Обо всем том, что ты говорил в воскресенье в парке. Особенно о том, как прекрасно засыпать в твоих объятиях и просыпаться утром рядом с тобой.

Слова Кэт возбудили Адама. Он пожалел, что Кэт не выбрала более уединенного места для объяснения. Ему хотелось целовать любимую и зажечь в ней то же желание.

– А затем, – продолжала Кэт, – я поняла, что должна все тебе сказать раньше, чем узнаю, что решило правление «Интертеч». Спроси я тебя после, ты мог бы подумать, что я путаю любовь с благодарностью, если бы я получила заказ. Или утешение с любовью, если нет. Но я ничего не путаю. Я люблю тебя, Адам. – Она погладила его по щеке. – Я люблю твои глаза, твои сильные руки, вкус твоих губ.

Адам почувствовал, как его кровь превращается в огнедышащую лаву.

– Но это еще не все. Я люблю смеяться вместе с тобой, гулять по берегу реки, взявшись за руки. Я знаю, что могу сказать тебе все. Я научилась доверять тебе. После этого любить тебя так легко!

Доверять! От этого слова раскаленная лава в венах Адама превратилась в лед. Он промочил пересохший рот глотком шампанского. Нужно сказать Кэт о залоге. Она поймет.

– Спасибо. – Адам поцеловал ей руку. – Ну а сейчас, когда ты сделала мне предложение и я согласился, ты не хочешь узнать насчет «Интертеч»?

Кэт в задумчивости наклонила голову и улыбнулась.

– Мне кажется, тебя это волнует больше. Давай. Облегчи душу чистосердечным признанием.

Облегчить душу! Адам внутренне сжался.

– Им понравилось, Кэт. Я знал, что так и будет. По мнению одного из членов правления, именно этого не хватало их зданию, чтобы показать, что там работают люди, а не роботы.

– Правда? – Глаза Кэт возбужденно заблестели. – О Адам! Это лучший день в моей жизни!

– Это еще не все, – продолжал он, но Кэт замотала головой и приложила палец к его губам.

– Пожалуйста, только не сегодня, – попросила она. – Ты расскажешь мне все подробности завтра. Этот вечер наш с тобой, и я не хочу больше ничего слушать о делах.

Адам почувствовал себя как приговоренный к смерти, которому отложили исполнение казни.

– Остальное я сообщу тебе завтра. А сегодня… – Он провел пальцем по верхней губе Кэт. – Я многое хочу тебе сказать. – И провел по ее нижней губе. – То, что следует говорить без свидетелей. Под любимую музыку и хорошее вино. Интересно?

Кэт наклонила голову и поцеловала кончики его пальцев.

– Очень.

Они встали и направились к выходу. Пьетро ждал их у двери и понимающе улыбался.

– Я знал, что вам захочется побыть одним.

Он протянул им бутылку шампанского и небольшую белую коробку.

– Немного пирожных, чтобы вы не умерли с голоду, а шампанское… – Он экспансивно вскинул руки. – Потому что это ночь шампанского! – И поцеловал Кэт в обе щеки. – Адаму крупно повезло, дорогая.

– Это мне повезло, дядя Пит. Если бы вы не сказали, чтобы он не упускал меня, потому что я совершенно не похожа на его предыдущую девушку, кто знает, что бы было.

Адам и Кэт вышли из ресторана под хор пожеланий счастья от официантов и поваров и направились на стоянку.

– Лично я, – сказал Адам, – думаю, что мы смоемся и избежим всех советов родственников и друзей, как нужно организовать свадьбу.

– Боже мой! Я об этом совсем не подумала.

– Как тебе такой вариант? Ты в белом платье. Я в костюме. Садимся в самолет до Лас-Вегаса, и через несколько часов мы женаты.

Кэт с сомнением покачала головой:

– Твои родственники скажут, что это не считается, и устроят венчание в большой церкви, когда мы вернемся.

– Ты права, – вздохнул Адам. – Садись, – сказал он, открывая дверцу машины. – Поехали отсюда. Поднять верх?

– И не насладиться первым теплым майским вечером?

Адам чмокнул ее в макушку.

– Боже, я тебя обожаю! Как будут развеваться твои волосы на ветру! Я люблю тебя, Кэт. Не забывай об этом.

– Никогда. – И Кэт поцеловала его.

Сердце у Адама екнуло. Как он может ждать до утра, чтобы рассказать ей про залог? Он расскажет сейчас или сойдет с ума.

– Кэт, – начал он. – Я должен тебе сказать кое-что важное.

– Знаю, знаю.

Ее голос был похож на мурлыканье. Кэт положила ему голову на плечо.

– Кроме шуток, нам надо поговорить.

Кэт наклонилась, чтобы видеть лицо Адама.

– Нет. Мы должны обниматься… – И запустила пальцы ему в волосы. – Мы должны чувствовать… – И положила руки ему на грудь. – Мы должны целоваться… – И прижалась к нему губами.

Адам с усилием освободился из объятий Кэт, взял ее лицо в ладони.

– Да, мы будем заниматься всем этим, но сначала я должен сказать тебе про «Интертеч».

Кэт обняла его за шею и промурлыкала:

– Что на самом деле я не получила заказ и ты меня разыграл?

– Конечно, нет.

– Ты пугаешь меня, Адам. Это так похоже на моих родителей.

Адам не понимал, что она имеет в виду.

– Они при каждом удобном случае говорили о делах. Дни рождения, годовщина свадьбы, Рождество, День благодарения, Четвертое июля… Я все время надеялась, что в следующий раз мы будем только веселиться и забудем про «Коммон граунд» хоть на несколько часов.

Адам не сводил с нее глаз. Кэт грустно улыбнулась.

– Но этого никогда не получалось. И я не хочу, чтобы так было у нас с тобой. Я хочу, чтобы мы умели радоваться. Такого вечера, как этот, у нас больше не будет никогда, и я не хочу терять ни минуты на что-то постороннее. Если ты похож на моих родителей, я готова с этим примириться. Я готова на все, лишь бы быть с тобой. Но, Адам, прошу тебя, подари мне сегодняшний вечер.

Решимость Адама исчезла, как только он увидел слезы в глазах Кэт.

– Ты права. Ничего нет важнее этого вечера. Мы поговорим про «Интертеч» за завтраком в кафе «Флатирон», хорошо?

– За завтраком… где-нибудь…

Кэт хитро улыбнулась и прижалась к нему.

– Поехали домой?

Она выпрямилась и посмотрела на Адама с любовью и страстью.

– Домой? Пожалуйста.

Адам подавил в себе желание превысить все рекорды скорости. Вместо этого он вел машину настолько медленно, насколько позволяли правила движения. Они с Кэт наслаждались звездами и луной, целуясь на каждом светофоре.

Наконец Адам въехал на стоянку рядом с домом и выключил мотор.

– Теперь мы одни, – вздохнул он с облегчением и посадил Кэт к себе на колени, прорычав: – Давай потеряем голову, крошка!

– Прямо здесь?

Кэт уставилась на него в изумлении.

– Это одно из правил для владельцев машин с откидным верхом.

– Ну что же, закон есть закон. Я обожаю терять голову, – сказала она, изображая страстный шепот, и откинулась назад.

– Ты позволишь мне сделать первый шаг, дорогая?

– Вам следовало бы поднять верх, если вы собираетесь заниматься этим в общественном месте!

От неожиданности Адам повернулся так неудачно, что ударился лбом о зеркало заднего вида.

– Папа! – Кэт в изумлении открыла рот и села. – Что ты, черт возьми, здесь делаешь?

– Жду вас, – ответил Марти. – Я позвонил твоей тете Лиззи из аэропорта, и она объяснила мне, как сюда добраться. Я доехал до центра и прошелся пешком.

Адам потер ушибленный лоб и вежливо спросил:

– Надеюсь, вы не слишком долго ждали?

– Всего пару часов. Я поужинал в отличном месте по дороге, а потом гулял в парке.

– Дело в том, что мы разговариваем на стоянке, а могли бы удобно расположиться наверху и попить кофе, – предложил Адам.

– Пусть это будет чай у Кэтрин Мэри, – добродушно сказал Марти. – Я горю желанием увидеть, какую квартиру она для нас подобрала.

Сердце у Кэт екнуло. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас жить вместе с отцом. С другой стороны, как можно ему отказать? К счастью, отец снова куда-нибудь уедет раньше, чем что-то случится.

Адам перегнулся через Кэт и открыл дверцу. Они выбрались наружу, а затем Адам достал из машины коробку, шампанское и протянул их Кэт.

Они поднялись в мансарду, и Адам обнял Кэт за плечи. Она благодарно прижалась к нему, чувствуя спокойствие от сознания того, что ей больше не придется бороться с трудностями в одиночку.

– Ну, – сказал Марти, – я вижу, вы успели познакомиться поближе, с тех пор как я вас видел вместе.

Адам поцеловал Кэт в нос.

– Вообще-то мы обручились сегодня вечером.

– Вот как? Тогда я вас поздравлю одним из первых. Значит, вы через какое-то время поженитесь.

Надежда в голосе отца пробудила у Кэт большие подозрения. Какие у него еще новости в запасе?

– Я пытался уговорить Кэт сбежать и обвенчаться прямо сегодня вечером, но она не хочет об этом и слышать, – засмеялся Адам.

– Зачем торопиться? У вас вся жизнь впереди.

– Хорошо тебе говорить! Вы с мамой поженились, когда вам было девятнадцать.

– Это правда, но сейчас другие времена, Кэтрин Мэри. Тогда нельзя было жить вместе просто так, как сейчас.

– Думаю, что мы с Кэт немного старомодны, Марти. Мы не будем жить вместе до женитьбы.

Замигал телефон.

– Автоответчик, – сказал Марти и нажал кнопку.

К удивлению Кэт, Адам подлетел к телефону и нажал на «паузу».

– Послушаешь позже, – предложил он. – Не будем портить настроение.

– Настроение, – ответила Кэт, отводя его руку, – и так уже изменилось по причине, которой ты не заметил.

Автоответчик перемотал кассету и щелкнул. Зазвучал мужской голос.

– Говорит Говард Трайвисон от имени правления компании «Интертеч интернэшнл». Мы рады сообщить вам, что избрали ваш проект для оформления главного входа новой штаб-квартиры фирмы, и хотели бы встретиться с вами завтра в одиннадцать часов утра. Если это время вам не подходит, перезвоните, пожалуйста, по следующему номеру…

Кэт записала номер телефона на листке бумаги. Автоответчик запищал, сигнализируя о следующем сообщении.

– Кэт, это Нейл Рихтер из Федеральной торговой ассоциации. К твоим изделиям огромный интерес, мы приглашаем тебя участвовать в нашей осенней выставке «Сделано в Америке». Я буду в Кливленде на следующей неделе.

Кэт наклонила голову, не веря тому, что услышала, и записала еще один номер. Подняв голову, она увидела, что Адам улыбается.

– Что это за дизайн для «Интертеч»? – спросил Марти.

Кэт объяснила в двух словах, ожидая, что отец обрадуется. Но он нахмурился.

– Я думал, ты выкинула эти глупости из головы, когда окончила школу искусств.

Кэт чуть не заскрежетала зубами.

– Я стала заниматься изготовлением шарфов и накидок только ради заработка.

– И ты много сделала, Кэтрин Мэри. Но можешь больше не беспокоиться о деньгах. – Отец обнял ее. – Я вернулся, чтобы сообщить тебе потрясающую новость.

По спине у Кэт пробежал холодок. Потрясающие новости для Марти очень часто оказывались плохими новостями для других.

– Я получил сообщение из банка. Как оказалось, клуб стал развиваться и приносить большой доход, так что банк продал его за фантастические деньги.

– И что? – Кэт все еще не улавливала сути.

– А то, что по закону банк может оставить себе только сумму моего долга. Остальное принадлежит мне. Ты только подумай, мы можем снова открыть клуб! Тебе больше никогда не придется думать о заработке, дорогая. Теперь у нас достаточно денег, чтобы купить или снять помещение. Я умею находить таланты, и, если ты будешь заниматься только клубом, мы больше не потерпим неудачу.

В отличие от Кэт Адам не потерял дара речи.

– Кэт не оставит заказ «Интертеч», чтобы управлять музыкальным клубом, даже таким же хорошим, как «Коммон граунд».

Отец стукнул кулаком по стойке так, что Кэт вздрогнула.

– А собственно, почему, смею я спросить?

– Черт побери, Марти, вы не знаете, как напряженно она работала, с тех пор как вы свалили все дела на нее и уехали в Чикаго! Кэт полностью перестроила весь свой модельный бизнес, чтобы заняться тем, о чем мечтала. Искусством, Марти, а не шарфами и накидками.

Кэтрин почувствовала себя увереннее, перехватив взгляд Адама, полный гордости и восхищения.

– Конкуренция была огромная, но ваша дочь выиграла. И это только начало. Будут новые заказы.

Марти раздраженно замотал головой:

– Нет-нет! Это слишком рискованно. Если Кэт может заниматься одеждой помимо клуба, я не против, но гобелены – это полная ерунда.

– Может, послушаете мое мнение? – прервала Кэт их дискуссию.

Мужчины повернулись и уставились на нее.

– Это моя жизнь! Моя! Не твоя, отец, и даже не твоя, Адам, хотя я очень признательна тебе за поддержку! Я сама буду решать, чем хочу или не хочу заниматься. Понятно?

Адам немедленно поднял руки:

– Ты совершенно права. Меня занесло, и я влез не в свое дело.

Кэт была тронута и немало удивлена его неожиданной уступчивостью. По-видимому, Адам изменился так же сильно, как и она.

– Я предлагаю вам обсудить это вдвоем. – Адам направился к выходу, затем обернулся к Кэт: – Ты собираешься завтра в «Интертеч»?

– Конечно!

– Отлично. Я тоже собираюсь там быть, так что мы сможем позавтракать, как договаривались, и все обсудить. Я зайду за тобой в девять.

Кэт почувствовала, как ее сердце затрепетало от счастья.


…Она открыла холодильник и убрала бутылку.

– Зачем ты убираешь шампанское? – запротестовал отец.

– Его я буду пить вместе с Адамом. – Кэт налила воды в чайник и поставила его на плиту. – А с тобой я буду пить чай и есть пирожные.

– Ты в самом деле с ним обручилась? Мне это не нравится, Кэтрин Мэри. Адам симпатичный парень, но что ты о нем знаешь?

Кэт налила себе чаю и размешала сахар.

– Я знаю, что он импульсивный, упрямый, агрессивный, придирчивый.

– Как раз те качества, которые необходимы семейному человеку.

– А еще, – продолжала Кэт, – он самый верный, надежный, преданный друг, которого я знаю.

– То же самое можно сказать и об ирландском сеттере, – ухмыльнулся Марти.

– Когда я его вижу, у меня дрожат колени; когда он прикасается ко мне, мое сердце тает, а жизнь без него кажется пустыней.

– Ты влюблена. То же самое было со мной и с твоей матерью. Когда она умерла, в моей жизни все померкло.

Кэт положила руку отцу на плечо.

– А это того стоило, папа? Ваше счастье стоило того, чтобы потом страдать?

– Ах, Кэтрин Мэри! Я бы не променял один день нашей совместной жизни ни на какие блага на свете.

Он нежно погладил дочь по щеке.

– Тогда ты меня поймешь, папа. Это как раз то, что я чувствую.

– Я не хочу тебя обидеть, дорогая, но у тебя никогда не было и искры музыкального таланта и никакого желания выступать.

– Но я не о музыке. Я об искусстве, папа! Ткать для меня – то же, что для тебя играть.

– Но ты же не занималась этим со времени окончания школы! Я даже не против, если ты будешь продолжать заниматься одеждой, когда мы возобновим клуб.

Кэт облокотилась о подушки и вздохнула. Она подперла голову рукой и стала думать, как объяснить отцу, что его дочь больше никогда не будет заниматься клубом.

– Вот если бы мама настояла, чтобы ты не уезжал из города. Чтобы ты нашел работу в местной группе и преподавал музыку. Как бы ты себя чувствовал?

– Как птица в клетке.

– Именно так я чувствовала, пока не встретила Адама. Он открыл мою клетку. – Кэтрин задумалась. – Нет, Адам показал, что ключ от клетки у меня, и помог мне найти в себе силы открыть ее. И теперь, папа, я никогда не запру себя снова.

Она тяжело вздохнула, понимая, насколько эти слова могли обидеть отца.

– Значит, завтра ты пойдешь на встречу в «Интертеч»? – огорченно спросил Марти.

– Да. Это моя мечта, так же как твоя – «Коммон граунд».

Он грустно кивнул.

– Только твоя мечта рождается. А моя умирает.

Кэт вздрогнула. Но на этот раз печальный взгляд и беспомощность отца не поколебали ее.

– Твоя мечта не умрет, если ты этого не захочешь, – ответила она резко.

Марти испуганно поднял глаза, и Кэт едва удержалась, чтобы не улыбнуться. Впервые дочь не поддалась настроению отца.

– Ты можешь найти кого-нибудь, кто будет заниматься финансовыми вопросами нового клуба.

– Ха! – горько усмехнулся Марти. – Кого ты имеешь в виду?

– В июне колледжи выпускают тысячи менеджеров. Я уверена, что кто-нибудь из них захочет управлять новым клубом.

– Музыка – это не обычный бизнес. Я не уверен, что эти счетоводы способны понять специфику клуба.

– Ты имеешь в виду, что тебя не поймут, если ты скажешь: «Я оставляю все на тебя, парень», – и уедешь на три недели?

– Вот именно!

Марти хлопнул ладонью по подлокотнику, не заметив иронии в словах дочери.

– К тому же он запустит лапу в кассу, пока меня не будет. Нет, мне нужен кто-то, кто понимает меня и цели клуба. Кто-то вроде тебя.

– Или кто-то вроде Фигги Каллахена, – неожиданно выпалила Кэт. – Что может быть лучше, папа? Он работал бухгалтером до пенсии и был неплохим музыкантом.

Марти старался изобразить возмущение, но Кэт видела, что ее слова упали на благодатную почву. Отец взял чашку и улыбнулся:

– Твоя жизнь с Адамом, может, и не будет спокойной, зато никогда не будет скучной.

– Я очень рассчитываю на это, – ответила Кэт с озорной улыбкой.

Глава 12

Адам завязал галстук и посмотрел на себя в зеркало. Затем взглянул на часы: пора выходить. Он взял дипломат, открыл дверь и увидел прикрепленный снаружи лист бумаги.

«Дорогой Адам! Я пыталась дозвониться сегодня утром, но ты, вероятно, был в душе. Папа вчера сказал, что будет жить у тети Лиззи, поскольку мне для работы нужна тишина. Он хочет сегодня со мной позавтракать «в последний раз». Не беспокойся: папа подвезет меня к месту встречи, а ты сможешь отвезти меня домой. Увидимся в «Интертеч». Кэт. P.S. Надо ли напоминать, что я люблю тебя больше всего на свете?»

Адам смял лист и швырнул его на пол. Он целую ночь обдумывал, что скажет Кэт за чашкой кофе, а теперь у него не будет этой возможности. Теперь остается только приехать пораньше в надежде, что Кэт сделает то же самое.


Адам свирепо взглянул на настенные часы. Без пяти одиннадцать. Какого черта Кэт, которая всегда приходит заранее, решила сегодня не спешить?

Наконец Кэт, уверенно улыбаясь, быстро вошла в приемную. При виде Адама ее глаза засияли.

– Адам, ты нашел мою записку?

От неожиданности его раздражение исчезло. Это была Кэт, которой он раньше никогда не видел: уверенная в себе деловая женщина. Она выглядела совершенно непривычно. Веснушки были скрыты косметикой, а огненные волосы закручены в замысловатый пучок. Одета Кэтрин была в приталенный бежевый костюм. Юбка, как заметил Адам, была достаточно короткой, чтобы показать красивые ноги, и достаточно длинной, дабы подчеркнуть, что она леди. Небольшие золотые серьги и шелковый шарф на шее; в левой руке она держала узкий кейс.

– Кэт, мне надо с тобой срочно поговорить.

Прежде чем он успел отвести Кэт в угол, секретарша спросила ее:

– Мисс О’Мэлли? Думаю, что вы можете войти, но я сейчас проверю.

– Подождите!

Секретарша и Кэт уставились на Адама.

– Дайте мне пять минут. Я должен поговорить с мисс О’Мэлли.

Но дверь открылась, и появился мистер Трайвисон.

– Ага! Это, должно быть, мисс О’Мэлли. – Он не обратил внимания на ее протянутую руку и обнял Кэт за плечи. – Проходите, дорогая. Адам нам много о вас рассказывал. Садитесь рядом со мной.

По мелькнувшему на лице Кэт неприязненному выражению Адам понял, что председатель правления компании ей отвратителен так же, как и ему.

Адам попытался остановить Трайвисона.

– Мне нужно сказать мисс О’Мэлли несколько слов.

– Личное может подождать. – И он зашептал в ухо: – Теперь я понимаю, почему вы были в таком восторге от художницы! Бьюсь об заклад, что и она к вам благосклонна.

Председатель подмигнул Адаму и показал на стул напротив Кэт, которая вопросительно смотрела на Адама, явно удивленная его странным поведением.

«Скоро узнает», – подумал он мрачно. Ему хотелось развязать галстук, который, казалось, затягивался вокруг шеи. Адам скрестил пальцы под столом. Если Кэт не узнает все раньше, он скажет ей об этом, как только они выйдут отсюда. «Любимая, конечно, поймет, что я действовал из лучших побуждений».

Представив членов правления, Трайвисон начал рассуждать о важности нового здания «Интертеч», о потрясающей красоте проекта Кэт, ее мастерстве и таланте, столь неожиданных для столь молодой особы.

– Разумеется, вы поговорите со своим адвокатом, но, надеюсь, вас не затруднит ознакомиться с проектом договора в общих чертах?

Кэт взяла документ и начала читать.

– Работая в «Америкэн экспрешнз», я имела дело с договорами, – сказала она, пробежав первую страницу.

Возросшие было надежды Адама неожиданно рухнули, когда Кэт нахмурилась.

– Что это за пункт о залоговом обязательстве? Я никогда не встречала такого.

– Это полный бред – вот что! – раздался пронзительный голос мистера Пеннемана, и Адам невольно улыбнулся.

– Это всего лишь формальность, уверяю вас. – Трайвисон сосредоточенно вертел пальцами карандаш.

– Такой пункт присутствует и в других договорах?

– Я не уверен. Надо посмотреть.

– Да ладно вам, Говард. Вы отлично знаете, что это единственный контракт с таким идиотским условием.

Мистер Пеннеман явно наслаждался замешательством председателя.

– Я хотела бы услышать, почему мой контракт содержит этот пункт.

Кэт подняла брови и ждала ответа.

– На наше решение повлияли несколько факторов. – Трайвисон поднял палец. – Во-первых…

– Во-первых, другие художники старше. Во-вторых, они более известны. В-третьих, что самое главное, – они не женщины, – подытожил Пеннеман. – Не так ли, Говард?

Карандаш в руке Трайвисона сломался.

– Разумеется, нет. Пол мисс О’Мэлли не имеет к этому никакого отношения, как и то, что она больше известна в модельном бизнесе. У нас есть сомнения, что вы уложитесь в срок. – Он покровительственно улыбнулся. – Друзья зовут вас Кэтти?

– Нет, – отрезала Кэт.

Адам был готов зааплодировать.

Трайвисон явно находился в затруднительном положении.

– Вы, вероятно, не в курсе, что к открытию нового здания приурочен благотворительный вечер. Если все не будет завершено к сроку, у нас могут возникнуть страшные проблемы с организационным комитетом.

Мистер Пеннеман посмотрел на Кэт.

– Он хочет сказать, что его жена – председатель комитета и превратит жизнь нашего председателя в настоящий ад, если он что-то сделает не так.

– Айзэк, заткнитесь! – не выдержал Трайвисон.

– Джентльмены, – подняла руки Кэт. – Я не понимаю, какое это имеет отношение ко мне.

– У вас нет опыта изготовления таких крупных заказов к определенному сроку.

К удивлению Адама, эти слова развеселили Кэт.

– Я с восемнадцати лет работаю на заказ и еще ни разу не пропустила срока. Заказчики не прощают, если изделие не выполнено вовремя, а в моем бизнесе число заказов неуклонно растет.

Трайвисон открыл рот, но Кэт невозмутимо продолжала:

– А теперь у меня есть контрпредложение. Как вам известно, композиция состоит из нескольких отдельных полотнищ, которые могут быть расположены в разных сочетаниях. Если даже одна или несколько частей не закончены, композиция в целом все равно может быть размещена.

Трайвисон закрыл рот, Кэт сделала паузу и оглядела присутствующих.

– Кроме того, я хотела бы присутствовать на благотворительном вечере и продемонстрировать на станке процесс изготовления гобеленов. Есть ли вопросы, джентльмены?

Адам откинулся на спинку стула, наслаждаясь шепотом одобрения. Он взглянул на спокойно сидевшую Кэт, и его переполнило чувство гордости. Девушка без видимых усилий изменила ситуацию в свою пользу.

Трайвисон повысил голос:

– Хотя правление, судя по всему, одобряет ваше предложение, я по-прежнему считаю, что пункт о залоге необходим.

Кэт покачала головой и твердо заявила:

– Я не могу подписать контракт, содержащий такой пункт.

Она достала ручку из кейса, написала что-то на первой странице и подвинула бумаги Трайвисону.

– Это номер телефона моего адвоката. Подумайте о том, что я предлагаю, и дайте знать о вашем решении. – Кэт взглянула на макет. – Это очень хороший дизайн. Если он вам не подойдет, я отправлю его на биеннале в Лозанну. На международную выставку гобелена в Швейцарии. Поверьте, это очень престижное шоу, и думаю, что там мою работу оценят по достоинству.

Лицо Трайвисона стало красным, как полосы на его галстуке.

– Мисс О’Мэлли, вы не можете так поступить с нашим проектом!

– Могу, мистер Трайвисон, – ответила Кэт с осуждающей улыбкой. – Это не ваш проект, пока я не подписала договор. – Кэт встала и кивнула членам правления. – Было очень приятно встретиться с вами. Благодарю за обсуждение моей работы.

Сердце Адама готово было выскочить из груди. Кэт уйдет, так и не узнав всей правды о залоге! Он взял свой дипломат, намереваясь выйти за ней и сразу же обо всем рассказать.

Но, уже взявшись за ручку двери, Кэт обернулась:

– И последний вопрос, джентльмены. Кто, будучи в здравом уме, согласился внести залог за молодую неизвестную художницу?

Адам увидел, как палец мистера Пеннемана, словно перст судьбы, указал на него:

– Вот этот молодой человек.

Адам вздрогнул, увидев, как Кэт побледнела под слоем косметики.

– В самом деле? Мистер Тормэн предложил внести залог? – Голос Кэт был холодным и глуховатым. – Как интересно!

– И настаивал на этом, – добавил Трайвисон. – Он ваш приверженец, мисс О’Мэлли. И теперь, увидев вас, я прекрасно его понимаю.

Кровь, отхлынувшая минуту назад, теперь бросилась Кэт в лицо.

– Спасибо, что удовлетворили мое любопытство.

Адам был немедленно осажден членами правления, жаждавшими расспросить его о Кэт. Он с трудом пробился к выходу, пронесся через приемную, не обратив внимания на вопль испуганной секретарши, и выбежал в коридор как раз в тот момент, когда двери лифта закрылись за Кэт.

Он выругался и понесся вниз, перескакивая через ступеньки. Ему удалось догнать Кэт, когда она заходила во вращающуюся дверь.

– Кэт! – крикнул он через стеклянную перегородку. – Дай мне объяснить!

Она не ответила. Адам надавил на дверь, заставив ее крутиться дальше.

– Я это буду делать, пока ты меня не выслушаешь, – предупредил Адам.

Потребовалось четыре полных оборота, прежде чем Кэт сдалась и вернулась в вестибюль.

– Прости, – сказал Адам, – но я не могу тебя отпустить, пока мы не поговорим.

– Я знаю, – ответила Кэт с горечью. – Все должно быть так, как ты хочешь. Для этого ты травишь и изводишь человека, пока он не сдастся.

– Я должен тебе все объяснить.

– Хорошо. Объясняй.

Ее глаза смотрели куда-то поверх его плеча.

– Черт! – Адам потряс ее. – Тебе ведь уже все ясно, не так ли? Тебе не важно, что я скажу, ты уже все решила и считаешь, что я виновен!

– А разве нет? Ты вмешался в мои дела, не поставив меня в известность.

– Я пытался тебе сказать, Кэт. Вчера вечером у дяди Пита. Но ты не хотела говорить ни о чем, кроме нас с тобой. Или ты забыла?

– Перестань, Адам! Неужели ты в самом деле подумал, что я не захочу слушать того, что действительно важно?

– Да, я действительно так думал. Мне казалось, что у тебя на уме другое.

Он пристально посмотрел на Кэт и был вознагражден ярким румянцем, появившимся на ее щеках.

– Поэтому я решил подождать до утра. Вот почему я хотел поехать сюда вместе с тобой. Но ты пошла на завтрак с отцом.

Кэт открыла рот от возмущения. Адам не обратил на это внимания и продолжил:

– Потом я хотел поговорить с тобой перед встречей в «Интертеч», но не успел, потому что ты пришла к самому началу.

– Подожди-ка. Я правильно поняла? Ты упрекаешь меня в том, что я завтракала с отцом и пришла вовремя на назначенную встречу? Так?

– Да нет. Я всего лишь хочу сказать, что хотел с тобой поговорить перед встречей и что это не получилось. Я пытаюсь поговорить сейчас, но ты снова не хочешь слушать.

Кэт выронила кейс и закрыла лицо руками.

– Как ты мог это сделать, Адам? Почему ты предложил внести залог? Ты не верил в меня и не мог сказать им, что в этом нет необходимости?

– Ты неправильно поняла. – Адам опустил руки Кэт и посмотрел ей в глаза. – Я верю в тебя, просто хотел тебя поддержать. А если бы я этого не сделал, ты могла бы не получить заказ.

Кэт опустила взгляд и добавила хриплым шепотом:

– Я предпочла бы потерять заказ, чем чувство собственного достоинства.

– Чувство собственного достоинства? – озадаченно спросил Адам. – Что ты имеешь в виду?

– Я говорю про этого человека… Трайвисона. – Кэт с отвращением выдавила из себя эти слова. – Он думает, ты согласился внести залог, потому что мы любовники и ты хочешь сделать мне приятное. Меня просто тошнит, когда я об этом подумаю.

– Я сделал это, потому что твой дизайн лучший и я не хочу ничего видеть на его месте.

Кэт наклонилась и подняла кейс.

– Я знаю, что ты хотел как лучше, но я не хочу, чтобы моя дорога в ад была вымощена твоими благими намерениями. Я не могу жить, все время ожидая, что ты еще выкинешь.

Адам едва сдерживался, но теперь его прорвало:

– А я не могу провести всю жизнь, взвешивая каждое слово и выверяя каждый свой шаг, чтобы не нарушить какое-нибудь из твоих ничтожных правил! Я не могу жить с человеком, который не умеет принимать помощь и прощать искренние заблуждения! – Он сжал руку Кэт и с горечью произнес: – Последний совет. Живи одна. Ты не умеешь строить реальные отношения с реальными людьми. – Адам повернулся и быстро зашагал к лестнице.

Кэт проводила его глазами, стиснув руки. Ее сердце бешено колотилось. Она чувствовала непреодолимое желание крикнуть что-нибудь обидное ему вслед.

Кэтрин вышла на улицу. Раздражение подстегивало ее, и она быстро зашагала прочь. Неожиданная мысль заставила Кэт остановиться: «Тано!»

Рискуя своими деньгами, Адам рисковал и деньгами отца. Большая часть сбережений Адама была вложена в проект реконструкции склада, и, если бы он потерял эти деньги, всему предприятию Тано пришел бы конец.

Когда Кэт переехала в мансарду, между ней и отцом Адама установились теплые дружеские отношения. Он бывал в мансарде почти каждый день, наблюдая за ходом отделочных работ, и постепенно привык заходить несколько раз в неделю, чтобы принести домашнего вина или какой-нибудь цветок. Кэт узнала, что за его суровым лицом и молчаливостью скрываются нежная душа и гордость за своего единственного сына. Сердце у нее екнуло при мысли о том, что Адам мог так рисковать за спиной отца.

Кэт подошла к дверям своего дома. Приоткрыв кейс, она поставила его на колено и начала искать ключи.

Внезапно послышался шум мотора. Кэт повернулась и заметила, как Адам выехал на улицу. Она лишь мгновение видела его лицо, но, судя по всему, Адам был взбешен так же, как и сорок минут назад.

– Я больше не хочу с тобой разговаривать! – крикнула она, когда машина Адама повернула и скрылась из виду.

Кэт стала думать, как ей вести себя дальше. Адам не будет вечно разъезжать на машине, и рано или поздно их пути пересекутся.

Она сжала губы и решила держаться холодно и надменно до тех пор, пока Адам не извинится за свое возмутительное поведение. А что потом? Смогут ли они снова стать друзьями? Воспоминания о его объятиях и поцелуях дали ей ответ. Они с Адамом не могут быть только друзьями.

Это означало, что нужно найти новое место жительства, прежде чем начинать работу над проектом. Кэт вздрогнула при мысли еще об одном переезде. Альтернатива только одна: выполнить заказ как можно быстрее и затем переезжать. Она бессильно прислонилась к стенке.

Скарлет О’Хара была права: «Я подумаю обо всем этом завтра».

Лифт остановился. Кэт вышла и устало толкнула дверь. Она лишь слегка приоткрылась. Кэт, явно озадаченная, надавила сильнее. Дверь открылась настолько, что Кэт смогла протиснуться в коридор.

– Пэдди! – Она наклонилась и почесала пса за ухом. – Что ты здесь делаешь?

Пес зевнул и лениво поднялся на лапы.

– Ну, пойдем ко мне, пока не вернется Адам.

На двери висела записка: «Я уезжаю на некоторое время. Завтра заедет Дом и отвезет Пэдди в питомник. Адам».

Она прочитала записку дважды. Прекрасно! Не будет мучительной неловкости при встречах. Только почему слезы вдруг хлынули из глаз?

Глава 13

Кэт оторвалась от работы. Бабушка Адама стояла на пороге ее мастерской.

– Мы вошли, потому что дверь внизу была открыта. Вы не против?

– Конечно нет, Нонна. – Кэт положила моток пряжи на скамью. – С кем вы пришли?

Нонна перешагнула через Пэдди, который растянулся на полу между книжными шкафами.

– С Афонсиной, разумеется. – Нонна наивно раскрыла глаза. – Мы проходили мимо и решили зайти.

– В десять часов утра? Откуда вы шли?

– Дорогая, вы такая худенькая. – Нонна не ответила на вопрос и взяла Кэт за руку. – Кожа да кости. Вы ели то, что приносили Кармела и Розанна?

– Вы имеете в виду спагетти, вино и бисквиты, которые были у них с собой, когда они тоже «проходили мимо»?

Женщины смутились. Афонсина постучала палкой по полу.

– Ах да, и София. – И повернулась к Кэт: – Мы пришли, чтобы узнать, что происходит.

– Ничего не происходит, – устало начала Кэт. – Просто теперь между мной и Адамом ничего нет.

Кэт прошла через комнату и налила стакан из термоса.

– Хотите лимонада? Когда постоянно приходят гости, это лучше, чем все время бегать на кухню. – Кэт села на скамью и взяла блокнот. – Я стала составлять список тех, кто «проходил мимо», с тех пор как Адам уехал. Вот, пожалуйста. Дом заехал в первый день утром, чтобы забрать собаку, но я его убедила, что Пэдди мне не помешает. Днем Тано принес горшок с геранью, но его можно не считать, потому что он и так заходит почти каждый день. Во второй день зашли тетя Кармела и Розанна. Они принесли все то, о чем вы говорили. Дядя Гвидо и тетя Бейб находились по соседству в третий день. Они принесли пиццу. Потом были Джо, Пол и Сэм. Они дали мне жвачку, а у меня забрали карты.

Кэт поискала дальше. Глаза у старушек сверкали от любопытства.

– А вчера заскочил дядя Пит с пирожными. – Она остановилась и широко раскрыла глаза. – Дядя Пит! Так вот почему ко мне приходит столько народу!

– А чего же вы хотели? – подняла брови Нонна. – Если вы целуетесь и обнимаетесь в его ресторане и при этом говорите о женитьбе, трудно ожидать, что Пьетро будет хранить это в секрете. А на следующий день позвонил Адам и сказал, что он в Сиэтле и пробудет там неделю. Когда Кармела спросила его, он ответил, что ваша помолвка была большой ошибкой. Мы хотим знать. Что случилось, Катарина?

– Ничего не случилось.

Две пары недоверчивых глаз уставились на нее.

– Мы не можем быть счастливы вместе. Мы слишком разные.

– А без него вы счастливы?

Кэт положила блокнот на скамью.

– Я получила заказ от «Интертеч», а модельный бизнес идет так хорошо, что я наняла еще двух ткачих. Единственная проблема – как работать, когда так много гостей хочет узнать о помолвке, которой нет. Если не считать этого, я никогда в жизни не была так счастлива.

– Ну да, конечно! – Нонна провела пальцем по ключице Кэт, проступавшей через блузку. – Ведь люди обычно теряют вес, когда очень счастливы.

Кэт вздрогнула от иронии в голосе Нонны.

– Потребуется время и усилия, чтобы забыть Адама, но я это сделаю, – сказала она. – Это не опера. Я не собираюсь чахнуть и страдать от любви.

– Вы правы. – Афонсина ткнула в Кэт палкой. – Это жизнь, а в жизни люди делают ошибки и исправляют их. Если вы любите Адама, то почему бы вам не забыть все и не пожениться?

Кэт грустно покачала головой:

– Нет. Я люблю его, но не могу выйти замуж за человека, которому не доверяю.

Две пары седых бровей вскинулись вверх.

– Не доверяете?! – завопили сестры в унисон.

Кэт закусила губу. Она совершенно не хотела сказать ничего бестактного, но было поздно. Дамба была прорвана, и потоки слов хлынули на нее с двух сторон.

– Никто не заслуживает доверия так, как он!

– Как вы можете говорить подобное про моего внука?

Негодующие слова пробивали брешь в самообладании Кэт, угрожая выпустить всю злость, накопившуюся у нее за последние десять дней.

– А у Адама было право рисковать деньгами, которые принадлежат ему и его отцу? Да вы знаете, как это было тяжело для меня? Видеть Тано почти каждый день и знать, что Адам отдает в залог деньги, предназначенные для этого здания, не сообщив ему ничего. Я хотела сказать Тано, но как я могу разрушить его веру в Адама? Очень нехорошо было делать это за моей спиной, но рисковать деньгами отца совершенно непростительно.

Афонсина толкнула сестру локтем и широко улыбнулась.

– Она уже не та застенчивая мышка, которую мы видели два месяца назад.

Нонна вынула из потертой черной сумки чистый носовой платок и вытерла лицо.

– Вы становитесь похожей на итальянку, Катарина. – И одарила ее нежной улыбкой.

Кэт разочарованно посмотрела на сестер:

– Вы не понимаете! Адам скрыл от своего отца очень важные вещи.

– Да нет, дорогая, он сразу ему позвонил.

– Как? Он сказал Тано?

– Ну конечно! Адам сказал, что действовал импульсивно, но откажется от своего решения, если отец не согласится.

– Не могу поверить… И Тано согласился с этой безумной идеей? Тано всем рассказал?

Кэт была уверена, что плохо расслышала. Афонсина нахмурилась и приложила палец к ее губам.

– Если вы будете перебивать, то никогда не узнаете конца истории.

– Простите.

Кэт облокотилась на станок и стала слушать. Нонна жеманно сложила руки на коленях и продолжала:

– Адам сказал, что женщина, которая отказывалась от собственных планов, чтобы помогать отцу, достойна поддержки. Еще он сказал, что такой характер, как ваш, редко встречается в наши дни.

– А если эта женщина не закончит проект вовремя? – все-таки перебила Кэт.

Нонна пожала плечами.

– Тано сказал, что они с Адамом начнут получать прибыль от этого здания немного позже, только и всего. По его мнению, вы стоите того, чтобы рисковать.

– Господи, а что сказали остальные?

– Все полностью с ним согласились.

Кэт пыталась понять, что было более удивительным: что Адам все рассказал Тано или что вся семья с этим согласилась.

– Значит, все, кто ко мне заходил…

– …Всё об этом знают и надеются, что вы с Адамом помиритесь.

Кэт закусила губу. Нонна взяла Кэт за руку.

– Те, кто только что поженились, похожи на два куска необработанного мрамора. Они много трутся друг о друга и иногда высекают искру. Годы проходят, острые края стачиваются, и остается нечто ровное и прекрасное.

Нонна подмигнула Кэт и сказала на прощание:

– Более сильный всегда первым делает шаг к примирению.


Хотя дверь в коридор и все окна мастерской были открыты, Кэт изнемогала от жары.

Должна ли она позвонить Адаму, когда тот приедет из Сиэтла? Возможно, она тоже была в чем-то не права…

Кэт посмотрела на станок. Только работа облегчала ее душевные страдания, поэтому-то она и проводила в мастерской каждый день более двенадцати часов, с тех пор как был подписан измененный контракт с «Интертеч».

«Никаких гостей, – сказала она себе. – Никаких вопросов, никаких советов и чувства вины». Никто не осмелится переступить через Пэдди, который спит у порога. «Никто, кроме Дома», – поправила она себя, узнав его голос, эхом раздававшийся в мансарде.

– Ты можешь убежать, но не можешь спрятаться, красотка. Я же знаю, что ты здесь.

Кэт тихо сидела за станком, затаив дыхание, надеясь, что Дому надоест, и он уйдет.

– Прочь с дороги, чудовище, дай пройти!

Дом вошел в мастерскую с всклокоченными волосами и в такой мятой одежде, как будто его валяли целую ночь.

– Ты из больницы? – спросила Кэт.

– Тридцать шесть часов на ногах. Я абсолютно без сил.

– Зачем же ты пришел?

– Ужасная смена. Мне нужно немного передохнуть. – Дом поднял со стула блокнот и сел. – Что это за имена?

– Список посетителей за последние десять дней.

– Я единственный, кто заходил два раза.

– Три раза, – поправила Кэт.

– Я смотрю, сегодня были Нонна и Афонсина.

Кэт уперла руки в бока и уставилась на Дома.

– И я хотела бы знать, почему больше никто не сказал мне, что Тано знает о залоге.

– Мы были уверены, что тебе это известно. – Дом смотрел в недоумении. – Неужели ты думала, что Адам может сделать подобное и не сказать отцу?

Кэт в замешательстве покраснела.

– Тормэну можно доверять на все сто! Ты должна была бы принести ему извинения уже только за то, что сомневалась в нем.

Кэт села на край скамьи и принялась теребить бахрому на шортах.

– Я позвоню Адаму, когда он вернется из Сиэтла.

– Красавица, наш друг уже два дня как приехал.

– Не может быть! – Кэт вскинула голову. – Он не был у себя.

– Значит, ты следила за ним?

Она выпрямилась и холодно встретила ехидный взгляд Дома.

– Только чтобы узнать, может ли Пэдди вернуться домой. – От величественной позы Кэт не осталось и следа, когда она подумала о том, что скоро придется объясняться с Адамом. – Когда он вернется в квартиру?

Дом с грустью покачал головой:

– Дорогая, независимо от того, понравится ему работа в Сиэтле или нет, Адам уезжает из этого здания.

– Какая работа в Сиэтле? – Во рту у Кэт стало сухо.

– Разве Нонна тебе не сказала? Он получил очень выгодное предложение.

– Где Адам сейчас?

Кэт с трудом выдавливала из себя слова. Казалось, горький ком застрял у нее в горле.

– Надо подумать. – Дом посмотрел на часы. – Думаю, что он разбирает свой стол в компании «Страутер, Дэй энд Янг».

– Но почему? Когда я предлагала Адаму уйти из фирмы и начать собственное дело, он сказал, что еще не время. – Внезапно Кэт осенило: – Его уволили?! – Она вскочила со скамьи и от возбуждения начала ходить взад и вперед по комнате. – Проклятый залог! Он уволен, потому что нарушил профессиональную этику. И согласился работать в Сиэтле, чтобы скрыться от всех этих сплетен.

Дом настороженно взглянул на Кэт.

– Адам не может уйти вот так. Дом, ему нужна незапятнанная репутация, чтобы начинать собственное дело. – Она взглянула на часы. – О Боже! Четыре часа! Я должна туда поехать прямо сейчас!

Кэт понеслась к двери.

– Эй, красотка! Тебе нужно обуться. Футболка и шорты – это еще куда ни шло, но я думаю, что Страутер, Дэй энд Янг не вынесут, если ты явишься к ним босиком.

Глава 14

Дом остановил джип, Кэт открыла дверцу и глубоко вздохнула.

– Спасибо, что подвез. Я сама не смогла бы сейчас вести машину. – Кэт показала свою трясущуюся руку.

– Перестань. Тебе нечего волноваться. Ты – человек, который осчастливил «Интертеч», что ставит тебя в число самых желанных гостей. К тому же ты выглядишь на миллион баксов.

– Ты правда так считаешь? Пожелай мне удачи. – Кэт поцеловала Дома в щеку.

– Красотка, ты в этом нуждаешься. – Дом поднял вверх большой палец.

Кэт вышла из машины как в тумане. Лифт остановился на двадцатом этаже. Лишь металлические таблички с фамилиями на двери вернули ее к реальности.

«Страутер, Дэй энд Янг». Кэт провела пальцем по буквам.

– Могу я вам чем-нибудь помочь? – улыбнулась ей секретарша.

– Я очень надеюсь на это. – Кэт улыбнулась в ответ и взглянула на табличку с именем на столе. – Я не договаривалась о встрече, миссис Бернс. Меня зовут Кэтрин О’Мэлли.

– Художница, которую Адам нашел для «Интертеч»?

Кэт кивнула, удивившись, что секретарша знает ее имя.

– Очень приятно с вами познакомиться! Адам так много рассказывал о вас. – Улыбка седой секретарши стала более теплой. – Конечно, вам не надо назначать встречу, чтобы увидеться с Адамом! Я уверена, что это будет для него лучшим подарком. Он так подавлен с тех пор, как приехал из Сиэтла.

– В данный момент, миссис Бернс, я хотела бы поговорить с кем-нибудь из руководителей фирмы. Желательно с прямым начальником Адама.

– Понимаю, – медленно произнесла миссис Бернс, явно не понимая ничего. – Это мистер Янг, но я не уверена, что он сможет вас принять.

– Дело очень срочное, миссис Бернс. Иначе я бы не настаивала. Это касается «Интертеч».

Секретарша взяла трубку и нажала клавишу.

– Мистер Янг. Вас хочет видеть Кэтрин О’Мэлли. Она художница… – Миссис Бернс замолчала и положила трубку. – Можете пройти.

Кэт уверенно улыбнулась, но ее сердце стучало так, что трудно было дышать. Боясь передумать, она решительно открыла дверь.

Высокий худой человек лет под шестьдесят вышел навстречу и протянул ей руку.

– Мисс О’Мэлли, какая приятная неожиданность! Я Дейв Янг.

Кэт ответила на его рукопожатие.

– Очень любезно с вашей стороны принять меня без предварительной договоренности.

Кэт и мистер Янг сели.

– Прежде чем мы перейдем к цели вашего визита, позвольте сказать, что все, кто занимается проектом «Интертеч», восхищены вашей работой. Я уверен, что это лишь первый из многих ваших крупных заказов.

Улыбка мистера Янга была такой теплой и искренней, что нервозность Кэт исчезла.

– Благодарю вас. Я очень рада, что мой первый большой заказ выполняется для такой солидной фирмы. Если бы не этот проект, я бы не познакомилась с Адамом Тормэном. А если бы не познакомилась с Адамом, то не пришла сейчас к вам.

– Вот как? А в чем дело?

– Я слышала, что Адам уходит из фирмы. Это правда?

– Да, – медленно ответил мистер Янг, – это так.

Кэт упала духом, но большой опыт общения с покупателями научил ее скрывать свои чувства.

– Вы не должны позволить, чтобы это случилось, мистер Янг. Адам – одаренный архитектор, настоящее приобретение для вашей фирмы. Я думаю, что будет в высшей степени несправедливо, если он уйдет из-за такого несерьезного повода.

Мистер Янг был сильно удивлен.

– Вы полагаете, что это несерьезный повод?

– Да. – Кэт наклонилась вперед и положила руки на край стола. – Я знаю, что Адам нарушил общепринятый этикет, но он сделал это из самых лучших побуждений.

Янг озадаченно наморщил лоб. Кэтрин удивилась, как такой тупой человек может руководить столь солидной фирмой.

– Залоговое обязательство, – терпеливо объяснила Кэт. – Я уверена, что Адам предложил свои деньги потому, что в то время между нами были близкие отношения.

– А теперь нет?

Кэт отрицательно покачала головой.

– Это многое объясняет.

Мистер Янг выглядел почти счастливым.

– Я должна была об этом сказать. И вы понимаете, что было бы ужасно несправедливо увольнять его только за одно необдуманное решение.

– Мисс О’Мэлли, я уверяю вас, Адам не…

– И вы должны признать, что это не нанесло никакого ущерба фирме. Мы с мистером Трайвисоном подписали договор. Работа для «Интертеч» будет выполнена в срок. Кроме того, ко мне уже обращались люди, готовые предложить Адаму работу, так что он может принести вашей фирме еще много пользы.

Мистер Янг встал и вышел из-за стола.

– Пойдемте со мной, мисс О’Мэлли.

Он поманил ее пальцем и повел из своего офиса вдоль по коридору. Кэт услышала веселые голоса и звуки музыки. Мистер Янг открыл одну из дверей.

Кэт увидела большую и очень оживленную компанию. В конце комнаты стоял длинный стол, украшенный воздушными шариками. На нем был изящный поднос с большим плоским пирогом, бокалы, бутылки с вином и прохладительные напитки. Над столом висел напечатанный на компьютере лозунг «До свидания, Адам! Добро пожаловать в Сиэтл!». Сам Адам сидел у стола, увлеченно разговаривая с симпатичной блондинкой.

– Прощальная вечеринка в честь Адама, – пробормотала Кэт.

– Вы правы. И поверьте, не в наших традициях устраивать проводы для уволенных сотрудников. Мистер Тормэн получил пост вице-президента небольшой, но быстро развивающейся компании с перспективой сотрудничества через несколько лет. – Мистер Янг грустно улыбнулся. – Можно было бы найти что-нибудь настолько же привлекательное, не покидая Кливленда, но, похоже, Адам хочет уехать отсюда как можно дальше.

В голове у Кэт зашумело, и она почувствовала себя на грани обморока.

– Я совершила ужасную ошибку, – сказала Кэт, поворачиваясь к двери.

Мистер Янг бережно взял девушку за плечи и развернул обратно.

– А может быть, и нет.

Адам смотрел на нее из дальнего конца комнаты, не веря собственным глазам.

– Кэт!

Разговоры в комнате прекратились. Все обратили взоры на нее. Адам направился к Кэт, но медленно, как будто не был уверен, что хочет ее видеть.

– Не могу поверить, что ты здесь.

Сердце Кэт учащенно забилось. Причина уже казалась ничтожной, не стоящей того, чтобы отказываться от любви. Но наверное, уже слишком поздно что-то менять. Адам смотрел настороженно. У него был вид человека, который не хочет снова наступить на те же грабли.

Мистер Янг улыбнулся Адаму.

– Мисс О’Мэлли пришла поговорить о твоем увольнении, думая, что тебя выгнали из-за залогового обязательства. Она очень преданная женщина.

– Ты это сделала ради меня?

Недоверие в голосе Адама больно ранило Кэт.

– Я должна была это сделать, – ответила она просто. – Я не могла допустить, чтобы тебя уволили из-за этого несостоявшегося залога.

Кэт посмотрела в глаза Адама, надеясь, что он прочитает в ее взгляде то, чего она не сказала… Он не ответил. Кэт поняла, что потеряла его навсегда, и решила уйти с достоинством.

– Мистер Янг разъяснил ситуацию, так что мне остается только пожелать тебе удачи в Сиэтле.

Она через силу улыбнулась и протянула руку.

Адам взял руку Кэт и посмотрел в милое родное лицо, понимая, что, возможно, видит его в последний раз. Как это похоже на нее – броситься на его защиту, даже когда их отношения уже закончились.

А они закончились, и не надо себя обманывать. У Кэт твердая и уверенная рука, ослепительная улыбка, сияющие глаза. Адам присмотрелся внимательнее. Слишком сияющие. Он готов был поклясться, что глаза у Кэт блестят от слез, и его сердце учащенно забилось.

Адам быстро вспомнил все причины, по которым он должен отпустить руку Кэт, вычеркнуть ее из своей памяти и улететь ближайшим рейсом. В Сиэтле есть работа, соответствующая его таланту… но не будет Кэт. Он приобретет дом в одном из самых красивых городов Америки… но не будет Кэт. У него появятся новые друзья и начнется новая жизнь… но не будет Кэт.

– Что за черт, – пробормотал он. – Ум с сердцем явно не в ладу.

Кэт попыталась освободить руку, но Адам сжал ее крепче.

– Я передумал насчет Сиэтла.

В ее влажных глазах появилась надежда.

– Есть одна большая проблема.

– Какая? – Рука Кэт задрожала.

– Если я буду в Сиэтле, то не смогу… как это ты говорила? Ах да – преследовать и изводить тебя, пока ты не сдашься и не признаешь, что мы созданы друг для друга.

Блондинка, с которой болтал Адам, взяла маркер, зачеркнула слово «Сиэтл» и написала «Кливленд». Сослуживцы Адама засвистели и захлопали в знак одобрения.

Мистер Янг неловко покашлял.

– Если вам нужно уединиться, копировальная комната к вашим услугам.

– Спасибо. – Адам улыбнулся боссу. – А то мы с Кэт, похоже, привыкли выбирать общественные места для личных бесед.

Адам потащил возлюбленную в комнату и закрыл дверь. Они бросились друг другу в объятия, спеша поцелуями и пылкими словами наверстать упущенное время, которое провели друг без друга.

– Не проси меня снова отпустить тебя, Кэт.

– Никогда.

Она задыхалась от горячих поцелуев, которыми Адам покрывал ее лицо, шею, впадины над ключицами…

– Не знаю, как бы я смогла жить без тебя.

Адам целовал ее со всей силой страсти, желая, чтобы их души слились воедино. Оба в изнеможении прислонились к большому ксероксу. Кэт, еще дрожа, сделала глубокий вздох и лукаво улыбнулась.

– Может быть, мы станем первой в мире парой, которая занималась любовью на ксероксе?

– Мы долго ждали этого, давай подождем еще немного – пока не поженимся. Конечно, если ты можешь простить меня. Я виноват, что принимал решения, не поговорив с тобой.

– Адам, я наконец все поняла. Когда я подумала, что тебя уволили, то действовала, не размышляя о последствиях. Меня так беспокоило, что с тобой будет!

– Я никогда не любил тебя сильнее, чем когда узнал, что ты пришла помочь мне. Я рад, что ты меня понимаешь, и обещаю: теперь мы будем принимать все решения вместе.

– А я обещаю больше доверять тебе и не бояться рисковать.

– Значит ли это, что мы снова обручены? – спросил Адам.

– Давай сделаем это официально. Адам, ты на мне женишься?

– Конечно!

Адам схватил ее в охапку и стал кружить по комнате, пока они оба не опьянели от счастья и смеха.

– Послушай, – сказал он, опустив Кэт на пол. – Свадьбу мы сыграем так. Обвенчаемся в церкви Святой Розарии и устроим прием гостей в…

– Адам!

Он сконфуженно улыбнулся:

– Я имел в виду, что нам надо обсудить, какая у нас будет свадьба.


Все, кроме Марти, согласились, что это была замечательная свадьба.

– Как жаль, что вы не захотели подождать, пока новый «Коммон граунд» будет закончен! – посетовал отец. – Это было бы поистине грандиозное открытие, если бы вы отпраздновали свадьбу там.

– Ну да! – возразил Адам. – Я и так едва дождался июля.

– Ох уж эта нетерпеливая молодежь! – покачал головой Марти. – А все-таки это отличная свадьба.

Адам вывел Кэт на середину внутреннего дворика ресторана «Пьетро».

– Итак, Джинджер, теперь у нас есть оркестр.

– Да, Фред. Я ужасно рада, что у тебя так много родственников.

– Ты первая, кто мне об этом говорит, – рассмеялся Адам. – А собственно, почему ты рада?

– Потому, – ответила Кэт мечтательно, – что будет еще много свадеб и много возможностей танцевать с тобой вальс.

Адам наклонился и крепко поцеловал ее, к восторгу всех присутствующих. Сквозь музыку и смех они услышали голос Дома:

– Леди и джентльмены! Я поднимаю бокал в честь Адама и Кэт Тормэн. Пусть узы, сотканные между ними любовью, никогда не порвутся! Пусть никогда не угаснет пламя их любви и огонь их вдохновения!

Примечания

1

«Коммон граунд» можно перевести как «общая территория» и «общая музыкальная тема». – Примеч. пер.

2

Мясное ассорти.

3

Домашняя лапша.

4

Знаменитые танцоры, история жизни которых легла в основу известного фильма Ф.Феллини «Джинджер и Фред». – Примеч. ред.

5

Главный герой фильма «Крестный отец», главарь мафии.


home | my bookshelf | | Сотки мне мечту |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу