Book: Любовь и ревность



Любовь и ревность

Сара Крейвен

Любовь и ревность

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Пересекая пустынный холл отеля, Кейт подумала, что утро было просто адским.

Два часа назад стало известно, что назначенный на сегодня свадебный прием отменяется. Меню было рассчитано на двести пятьдесят человек, и теперь шампанское, кларет и шабли возвращали в подвалы. На солнечной лужайке перед отелем рабочие разбирали восьмиугольные тенты в розовую и белую полоску.

Кейт села в кресло у окна, сняла под столом элегантные черные уличные туфли и, массируя подушечку большого пальца одной ноги об икру другой, думала, как много времени и телефонных переговоров было потрачено на поиск и установку этих тентов.

Сейчас телефоны трезвонили беспрерывно, и разочарованные гости сообщали, что их присутствия, после всего этого, не следует ожидать вовсе.

Кейт сосредоточенно просматривала счета. Проведение свадьбы было долгим и сложным делом, а ее отмена – сложным вдвойне.

Чтоб тебе пусто было, Дэйвина Брент, раздраженно думала Кейт, ведя пальцем вдоль длинного списка. Почему бы заранее, за месяц, за неделю, даже вчера, не сообщить, что раздумала выходить замуж? И семья избежала бы больших и неизбежных счетов.

Впервые, с тех пор как Кейт и Луи, ее подруга еще со времен колледжа, начали свой бизнес – ресторан «Особые события», – невеста отказалась от свадьбы утром того же дня. Не было даже намека, что прелестная Дэйвина может в последний момент выкинуть такой номер. Во время предварительных обсуждений, которые Кейт вела с ней и ее несчастным «будущим мужем», она казалась очень влюбленной.

Но… чужая душа – потемки. Кейт вдруг почувствовала легкую дрожь, пробежавшую по позвоночнику, и в следующее мгновение перед ней на стол поставили бокал. Мартини был приготовлен, как она любила, – очень сухой, очень холодный и с ломтиком лимона. Но только она не заказывала коктейль!

– Тут, наверное, ошибка… – начала она, поворачиваясь к официанту, но вместо официанта увидела неулыбающегося Питера Гендерсона. Обычно одетый с иголочки, сейчас он был в джинсах и свитере.

– Никакой ошибки! – строго проговорил он. – Вам надо выпить. Я знаю, что делаю. – Он показал стакан виски, который держал в руке.

– Благодарю за заботу. – Кейт коротко улыбнулась. – Но у меня правило: на работе – никакого алкоголя.

Он состроил гримасу.

– Я думал, в таких обстоятельствах вас можно считать вне служебных обязанностей.

Кейт указала на открытую папку.

– Здесь еще надо найти конец.

– Могу я присоединиться к вам?

– Конечно, присаживайтесь, пожалуйста. – Кейт лихорадочно искала под столом туфли.

– Позвольте? – Питер Гендерсон встал на одно колено и проворно надел на нее черные лодочки.

– Благодарю вас! – Кейт почувствовала, как румянец заливает щеки.

– Нет проблем! – Он посмотрел на нее, открыто оценивая темно-русые волосы, элегантный малиново-розовый костюм и черную шелковую блузку. Потом перегнулся через стол и коснулся ее бокала своим. – За что будем пить? За любовь и счастье?

– Это на нашем-то минном поле? – сухо отозвалась Кейт. – Давайте придерживаться чего-нибудь более короткого и традиционного, вроде «Ваше здоровье!». – Она помолчала. – Как поживает ваш брат?

Питер сжал губы.

– Не очень хорошо. Расстроен.

– Могу себе представить. – Кейт помолчала. – Мне очень жаль.

Он пожал плечами.

– Может, это и к лучшему. Разойтись, пока нет реальных обязательств, детей…

– Возможно, – согласилась Кейт. – Но они, казалось, так подходили друг другу. А он что-нибудь подозревал?

– Да вроде нет. – Он кинул взгляд на узкое платиновое кольцо у нее на пальце. – Вам, видно, тоже не удалось избежать этой западни?

– Господи! – Она безразлично кивнула. – Это было так давно!

– Не так уж и давно. Если только вы не были невестой в детском возрасте.

– О, пожалуйста! – Кейт бросила на него иронический взгляд, опасаясь, что опять покраснеет. – Пять лет назад.

– Целая жизнь. – У него в голосе послышалось удивление. – И никаких сожалений?

– Абсолютно. Мы очень счастливы. Вот именно! – добавила она, сама не зная зачем.

– И дети есть?

Она снова заметила оценивающий взгляд голубых глаз.

– Нет пока. Каждый из нас занят своей карьерой.

Она подняла бокал и начала пить – в горле вдруг пересохло.

– А у Райана это вообще новая карьера, – добавила она.

– И вам это не нравится.

– Напротив. – Голос у Кейт стал жестким. – С чего вы взяли?

– Вы начали пить до того, как упомянули о нем.

Кейт засмеялась.

– Боюсь, вы делаете неправильный вывод. Просто мартини – моя слабость.

– Только одна?

– Я стараюсь их ограничивать, – ответила она суховато.

– А называть меня Питером рассматривалось бы как слабость?

Кейт выпрямилась и холодно посмотрела на него.

– Излишняя фамильярность.

Она подобрала папку и переложила несколько бумаг. Питер хмуро посмотрел на свой бокал.

– Эндрю сейчас у родителей. Они предоставили ему свой дом на несколько дней. Не знаю, хорошо это или плохо. Я подозреваю, что в один прекрасный день они просто улизнут в бюро регистрации и поженятся в присутствии пары свидетелей с улицы. Мне кажется, Дэйвина и сбежала, в конце концов, от этих бесконечных списков приглашенных.

– Я сама это ненавижу, – согласилась Кейт.

– Вы хотите сказать, что у вас не было свадебного платья и кортежа автомашин?

Она смущенно улыбнулась.

– Мы сделали точно так, как вы рекомендуете Эндрю и Дэйвине: бюро регистрации рано утром, с двумя свидетелями.

– С последующим блаженством?

– Ну, этого я бы никогда не потребовала. – Кейт нахмурилась. – Это звучит смертельно скучно.

– Поэтому вы и мистер Данстэн наслаждаетесь случайными встречами?

Она пожала плечами.

– Естественно. Мы оба индивидуалисты. – Она сделала паузу. – И он не мистер Данстэн. Это моя фамилия. Моего мужа зовут Лэсситер.

Брови у него поднялись.

– То есть вы замужем за Райаном Лэсситером, писателем?

Кейт улыбнулась.

– Да. А вы один из его почитателей?

– Именно. – Питер Гендерсон, казалось, на мгновение пришел в замешательство. – Я начал жизнь как брокер в Сити и читал его «Оправданный риск» сразу, как только он вышел. Мне очень понравилось. И вторая книга была также хороша, что не всегда случается.

– Я передам ему, – сказала Кейт. – К счастью, большинство людей разделяют ваше мнение.

– Работает ли он над третьей книгой?

– Над четвертой. Третья должна уже выйти из печати этой осенью.

– И пока он стучит на клавиатуре, вы делаете это? – Питер наклонился через стол и поднял одну из визиток, выскользнувших из папки. – И все под своим собственным именем, – мягко добавил он.

Кейт снова пожала плечами.

– Мы бережем свою индивидуальность. Нам нравится заниматься каждому своим делом. – Она закрыла папку. – И не потеряйте мою визитку. Вдруг какой-нибудь юбилей или, – она послала ему озорной взгляд, – даже свадебный обед…

– Упаси, Бог! – Он вздрогнул.

– Вы против брака?

– Не для других. – Голубые глаза смотрели задумчиво. – Хотя я делаю исключение и здесь.

Их взгляды встретились, и, к удивлению Кейт, она первой отвела глаза.

Что это с ней? Взрослая женщина, столько раз болтала с ним… Почему этот раз должен быть исключением? Она подняла с пола черный портфель, открыла замки и убрала папку.

– Благодарю за коктейль. Мне пора.

– Пора? – Он отодвинул кресло и встал. – А я надеялся, что, раз вы свободны от трудовых забот, мы могли бы пообедать вместе. – Он сделал паузу. – Я рассчитывал остаться здесь вечером, после всего.

– А я решила вернуться как можно раньше назад, в Лондон. – Она сказала это резче, чем хотела.

– Убегаете, мисс Данстэн? – Улыбка у Питера Гендерсона была очаровательна и бессовестна.

Он взглянул на визитку, которую держал в руке.

– Или я могу называть вас Кейт?

– Если угодно. – Ее взгляд был сосредоточен на часах. – Впрочем, если вы не соберетесь провести вечеринку в один из ближайших дней, мы вряд ли встретимся снова. Даже если Эндрю и Дэйвина все-таки решат пожениться, я сомневаюсь, что они прибегнут к нашим услугам.

Питер Гендерсон улыбнулся.

– Я остаюсь оптимистом. – Он сделал паузу. – И поверьте, миссис Лэсситер, – он подчеркнул ее фамилию, – если я когда и решу собрать вечеринку, вы будете знать об этом первой.

Кейт внезапно почувствовала, что улыбка у нее как у клоуна – широкая и глупая.

– До свиданья, мистер Гендерсон. – Голос прозвучал спокойно. Кейт вышла из холла отеля, не оглядываясь.

Она направилась прямо в дамскую комнату. Слава Богу, та оказалась пуста. Кейт закрыла за собой дверь и прислонилась к ней, стараясь успокоить дыхание. Потом прошла к ряду умывальников, пригладила растрепавшиеся волосы, подкрасила губы и вымыла руки – в качестве символического жеста.

«Заметь, Кейт, – обратилась она к своему отражению в зеркале, – тебя искушали. Кроме того, Райан ждет тебя назад не раньше завтрашнего утра. И потом, это было всего лишь приглашение на обед. Кто бы узнал, если бы ты согласилась? Тем более что твой брак прочен, как скала».

На мгновение она замерла, представив Райана у себя за спиной – высокого, с прямым крупным носом и жестким подбородком на тонком лице, которое всегда было более привлекательным, чем красивым. Видение было таким реальным, что она почувствовала слегка терпкий, в высшей степени мужской запах одеколона, которым он пользовался. Настолько сексуальный, что тело у нее сжалось от внезапного возбуждения.

Его длинные ноги и узкие бедра были обтянуты блеклыми джинсами, рубашка без ворота расстегнута на шее, а рукава закатаны выше мускулистых предплечий. Ничего общего с темными костюмами, которые он носил, когда они встретились в Сити. Но перемены в Райане были гораздо глубже. И это волновало ее больше всего.

Как всегда, одна прядь его светло-каштановых волос спускалась на лоб, однако карие глаза были непривычно сужены, а подвижный рот не кривила обычная гримаса удовольствия.

Кейт встряхнулась, прогоняя видение.

– Пора домой, – сказала она вслух.

По телефону-автомату в фойе она позвонила к себе в квартиру. Автоответчик был включен – значит, Райан работает. «Привет, дорогой, – негромко проговорила она. – Свадебные дела закончились, и я буду дома, как только смогу добраться. Почему бы нам не сходить куда-нибудь поужинать? Я угощаю. Может, закажешь столик в ресторане «У Берты»?»

На выходе из отеля она заглянула в бюро регистрации, чтобы сказать, что уезжает и проверить, не включены ли в счет непредвиденные расходы.

– Все в порядке, – заверила ее девушка-регистратор. – Это просто позор. Никто из нас не помнит такого.

– Будем надеяться, что это не станет тенденцией, – суховато отозвалась Кейт, уже собираясь идти.

– Минуточку, мисс Данстэн! – остановила ее регистратор. – Я совсем забыла. – Она лукаво улыбнулась. – Это оставили для вас.

На конверте отчетливым почерком было написано: «Мисс Кейт Данстэн».

– Благодарю, – холодно произнесла Кейт и сунула конверт в сумку. Ох уж это женское любопытство! Главное – покинуть помещение деловой, независимой походкой.

В машине она открыла конверт. Это была визитка Питера Гендерсона с личным номером телефона на обороте и подписью внизу: «Я говорил вам, что я оптимист».

Губы у Кейт сжались. Она уже была готова порвать карточку, но потом решила, что, пожалуй, будет полезнее внести его в офисный компьютер в список клиентов. Это сведет их общение до деловых контактов, невинных и потенциально полезных. И конец истории.

Движение на дороге было на удивление слабым, и она не задержалась, прибыв к дому даже раньше, чем рассчитывала.

Их квартира располагалась на верхнем этаже здания, где раньше был склад, и, помимо большой кухни, ванной комнаты и кабинета Райана, включала широкую галерею с деревянной лестницей, ведущей в спальню с еще одной ванной комнатой.

Полы были деревянными, шлифованными, потолки высокими, сводчатыми, а из каждого окна открывался великолепный вид.

Каждый раз, открывая входную дверь, Кейт чувствовала, как дрожь собственника пробегает по жилам. Давно прошли те светлые годы, когда они жили в квартирке и цокольном этаже викторианского дома, где полы потрескивали, окна заклинивало, а сантехника отличалась большой эксцентричностью. Весь первый год они обставляли эту квартиру, прочесывая магазины подержанной мебели и рынки, ища то, что хотели. Однако эклектическая смесь, которую они собрали, не могла вписаться в их новый дом, и они продали большую часть паре, которая купила их старую квартиру.

Здесь мебель на всем пространстве была смежена к минимуму, превалировали оттенки кремового и цвета слоновой кости, со случайными вкраплениями цвета морской волны. Это смотрелось. Один глянцевый журнал советовал использовать серию статей «Работа дома», но, в отличие от Кейт, Райан отказался принимать участие в этих работах, просто сказав, что он не намерен нарушать свой привычный уклад.

Кейт тихонько открыла дверь ключом: Райан мог работать, и нельзя было его беспокоить. Он любил тишину, когда писал, хотя был, терпим к перерывам в работе, особенно если к нему входили с чашкой кофе.

«Я дам ему еще полчаса, а потом чего-нибудь принесу», – подумала Кейт, роняя портфель на софу. Она притихла – вокруг было как-то слишком спокойно, слишком мирно.

Кейт кашлянула.

– Райан, ты здесь?

Только слабое эхо в пустоте ответило ей.

Но он должен быть здесь. Он всегда здесь. К тому же его автомобиль на месте. В другом конце комнаты мигал красный сигнал автоответчика. Кейт отмотала ленту и услышала свое собственное послание.

Она заглянула в спальню и в обе ванные комнаты, потом в кабинет Райана, чтобы посмотреть, не оставил ли он записки. Ничего не было, стол был пуст.

Ну конечно, он же не ждал ее раньше завтрашнего дня.

Она почувствовала себя опустошенной. Мчалась как сумасшедшая, чтобы быть с ним, а он, оказывается, где-то еще. И никакого заказа на столик «У Берты». Кейт огляделась. Можно приготовить что-нибудь из теста. Тунец и анчоусы. И еще в холодильнике есть немного чесночного хлеба. Она начнет с этого, поскольку Райан не может отсутствовать долго, если не взял свой «Мерседес».

С другой стороны, квартира была в каком-то неестественном порядке, как если бы здесь никого не было весь день.

«Эй, остановись! – одернула она себя. – Не превращайся в параноика!»

Кейт прошла в кухню. Сначала она приготовит себе чашку кофе, а затем начнет готовить ужин. Когда Райан вернется, это будет ему сюрпризом. Кейт подошла к мойке, чтобы налить в чайник воды, и увидела на дне два хрустальных бокала.

Их было двое? Но Райан редко пьет шампанское. Он предпочитает кларет. Она поставила чайник на огонь и, повинуясь неосознанному импульсу, заглянула в мусорный бак. Там лежала пустая бутылка из-под шампанского «Круг». Похоже, Райан действительно пил шампанское. И не один. Мгновение Кейт смотрела в бак. Затем опустила крышку и отвернулась.

И что из этого? Вероятно, он что-то праздновал. Возможно, Квентин, его литературный агент, сообщил хорошие новости по поводу съемок фильма по последней книге.

До сих пор Кейт с трудом верила в успех новой карьеры Райана. Ей казалось, он прочно врос в Сити, и она пришла в ужас, когда он сообщил свое решение оставить карьеру брокера и начать писать свой первый роман.

Ее партнерство с Луи было тогда в самом начале, в пробной стадии, и Кейт пыталась урезонить Райана, указать ему на риск, на который он шел. Но он был непреклонен.

– Мне не нравится моя жизнь, – сказал он тогда. – Я смотрю на людей вокруг себя и вижу, что становлюсь таким же, как они. А я этого не хочу. Это мой шанс стать свободным, и я им воспользуюсь! – И добавил, более мягко: – Не беспокойся, Кейт. У меня отложены деньги на первое время. Голодать не будем!

– Я не думаю о себе! – протестовала она. – Если ты бросаешь работу, то назад дороги не будет. Стать писателем – это прыжок в темноту. Откуда ты знаешь, что сможешь это сделать?

– Я никогда и не узнаю, если не попробую!

– А я полагаю, что не сможешь! – Она посмотрела на него. – Ладно, делай, раз решил. В конце концов, у нас есть «Особые события», на которые можно будет опереться.

Он помолчал, потом спокойно сказал:

– Да, действительно, я совсем забыл.

Однако этого не понадобилось. Рукопись Райана была прочтена и продана на аукционе Квентином Роско за сумму, которая заставила Кейт зажмуриться.

– Ты гений. – Она обняла Райана, горячо целуя. – Теперь нас ничто не остановит.

Хотя не все проходило гладко. Кейт до сих пор помнила тот день, когда Райан сказал ей об авторском туре по Соединенным Штатам – он должен был представить книгу «Оправданный риск».

– Все крупные города, – говорил он с гордостью. – Автографы, теле– и радио-интервью. А пока я буду работать, ты можешь делать покупки и осматривать достопримечательности.

– Я буду? – Улыбка Кейт увяла. Она прикусила губу. – Дорогой, я не могу поехать с тобой!

– Почему? Все уже устроено.



– Значит, надо переустроить, – жестко ответила Кейт. – Кроме того, меня никто ни о чем не спросил.

– Я сам только что узнал обо всем. – Он сделал паузу. – Кейт, ты нужна мне там, пожалуйста!

Она упрямо вскинула голову.

– Я слишком занята на работе, чтобы потерять столько времени.

– Луи поймет, если ты ей объяснишь.

– Тут нечего объяснять. – Кейт покачала головой. – Как и ты, Райан, я делаю свою карьеру и свою жизнь. Я не собираюсь всегда лишь следовать у тебя в кильватере.

– Нет, конечно, – сказал он очень вежливо. – Но ты моя жена, и я надеюсь на некоторую поддержку.

– Что же, я все брошу и побегу? Извини, это невозможно. – Она увидела, как он помрачнел, и поспешно добавила: – Может быть, в следующий раз…

– Конечно, – сказал он без выражения, – всегда есть следующий раз.

Но следующего раза не было. Райан съездил еще в несколько туров, и она не была включена ни в один из них. Хотя, при согласии Луи, вполне могла бы поехать с ним.

– Ты дурочка! – откомментировала рассказ Кейт о том, что произошло, ее партнерша. – Если бы Райан был моим, я бы в жизни не позволила ему ездить одному.

– Но он же не один, – протестовала Кейт, – с ним люди, в частности его агент по рекламе.

– Мужчина или женщина? – Луи послала ей острый взгляд.

– Не знаю.

– Так узнай. Жена должна владеть подобной информацией. – Луи поправила очки в красной оправе. Она была выше Кейт и казалась еще выше из-за пышной гривы курчавых черных волос.

– Не будь смешной, – сказала Кейт нетерпеливо. – Я верю Райану.

Однако когда Райан вернулся, она не без удивления услышала свой собственный голос:

– Как у тебя дела с агентом по рекламе?

– Грант? – Райан потряс головой. – Приятный парень, но думаю, я у него первый автор. Мы поддерживали друг друга.

– О! – сказала Кейт с облегчением.

Чайник свистел непрерывно, возвращая Кейт к реальности.

Итак, она не хотела, чтобы Райан прервал карьеру в Сити, но никто не был так доволен, как она, когда дело выгорело.

«Каждый из нас занимается любимым делом. У нас прекрасная жизнь и прочный брак, – говорила она себе, направляясь в комнату. – Что может быть лучше?»

У телефона лежала последняя почта, реклама и счета. Кейт взглянула на конверты и сморщила нос. Один конверт показался незнакомым: дорогой, кремового цвета, с напечатанным на пишущей машинке адресом на имя Кейт Лэсситер и почтовым штемпелем Центрального Лондона.

Не выпуская чашку из рук, Кейт разрезала конверт и извлекла лист бумаги, развернула его и прочла две строчки, напечатанные крупным черным шрифтом: «ВАШ МУЖ ЛЮБИТ ДРУГУЮ ЖЕНЩИНУ. ВАШ ДРУГ».

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кейт стояла не двигаясь. В ушах что-что зазвенело, как будто разбилась посуда, ее обожгло…

«Я уронила чашку с кофе, – подумала она. – Нужно взять тряпку и вытереть пол, чтобы не осталось пятен. Нужно…»

Она не пошевелилась. Перед глазами плясали черные строчки, сплетаясь в бессмысленный орнамент. Пальцы машинально смяли лист в плотный комок, и Кейт отбросила его со всей силы как можно дальше.

Она еще немного постояла, судорожно проводя ладонями по черной, испачканной кофе юбке, затем с коротким криком бросилась в ванную комнату, где ее тут же начало рвать.

Когда мир вокруг перестал вращаться, Кейт разделась и встала под душ, пустив самую горячую струю, которую могла выдержать. Затем она насухо вытерлась и переоделась в колготки и тунику.

Причесывая перед зеркалом влажные волосы, она подумала, что выглядит как привидение. Призрак с белым лицом и испуганными огромными глазами.

Внизу Кейт взяла чистящий порошок и начала отскребать испачканный пол. Нахмурившись, она отметила, что кремовый ковер придется отправить в химчистку.

Тут она остановилась и перевела дыхание. Ее жизнь лежала в руинах, а она думает о каком-то ковре.

Кейт стояла на коленях, неподвижно глядя перед собой и чувствуя, что внутри у нее все дрожит.

Она вдруг услышала свой хриплый, дрожащий голос:

– Это неправда. Это не может быть правдой, иначе я бы знала. Я бы, конечно, что-то почувствовала. Просто есть кто-то, кто нас ненавидит. Кто завидует нашему счастью.

У нее мурашки побежали по телу.

Кейт встала и отнесла осколки чашки в кухню. Бутылка шампанского в мусорном баке заставила ее содрогнуться. Еще не успев понять, что делает, она уже стояла у раковины, подняв бокалы к свету и ища на них следы губной помады.

Нет, нельзя позволять чьей-то злобе превратить тебя в параноика. Она отставила бокалы и очень тщательно очистила мусорный бак. Потом налила себе еще кофе, пошла в комнату и села на диван в кремовую и оранжевую полоску.

Обычно панорама реки завораживала ее – лодки, здания на берегу, игра света на воде. Сейчас она смотрела и не видела, мысль блуждала болезненными кругами. Кофе обжигал, но внутри у Кейт все дрожало.

Надо было срочно найти выход, выработать какой-то план. Можно было действовать грубо и решительно: просто передать Райану письмо и наблюдать за его реакцией.

Она поставила, пустую чашку и достала смятый комок бумаги из угла. Превратить все в шутку не удастся: как только он увидит, что она сделала с письмом, тут же догадается. Как это ее потрясло. Нет, сначала надо все выяснить.

Кажется, в парикмахерской ей попалась на глаза статья в каком-то журнале. Называлась она «Его неверное сердце», и в ней детально рассматривались симптомы мужской неверности. И одним из главных сигналов опасности, вспомнила она, называлось длительное и необъяснимое отсутствие.

– Райан, где ты, черт возьми? – сказала она неожиданно громко и хрипло.

Нет, так нельзя. Кейт стиснула зубы. Пять лет любви и доверия чего-нибудь да стоят.

«Итак, забудем о письме», – сказала она сама себе, переводя дыхание. Она никогда его не видела, его не существует. Долой безосновательные обвинения!

Кейт разорвала лист пополам, сложила половинки и снова разорвала, потом еще раз, пока он не превратился в клочки, которые она и сожгла в пепельнице.

Она смыла пепел в мойке. Так же она сотрет из памяти и черные мысли.

Кейт выбрала любимое Райаном бордо и открыла его. Любящая жена ждет дорогого супруга. Она прикусила губу. Знать бы еще, что дорогой супруг точно явится…

Если он не вернется, начнутся другие игры, а пока она ждет…

Поморщившись, Кейт села на софу, потягивая вино и поглядывая на телевизор, но слова и изображение шли мимо, как будто она была слепой и глухой.

Когда Кейт очнулась, было уже темно.

Она с трудом распрямилась, заставив себя встать, и начала зажигать лампы, задергивать тяжелые портьеры на окнах, «выключая» ночь и тысячи уличных огней, мерцавших как маленькие подсматривающие глазки.

Шорох ключа в двери заставил ее обернуться, а сердце – заколотиться.

– Райан, это ты? – выдохнула она.

– А ты ждала кого-то еще? – Он говорил спокойно, но взгляд, брошенный на нее, был испытующим. Он закрыл за собой дверь и положил портфель.

– Нет, конечно, но я начала волноваться. Я не знала, где ты…

– Извини, я не думал, что ты будешь волноваться. – Он вопросительно вскинул брови. – Чему обязан такой неожиданной радостью?

На нем были его любимые бледно-серые брюки, белая рубашка, темный шелковый галстук и черный кашемировый пиджак. Слишком шикарно для уикенда.

Она сглотнула.

– Наша невеста отказалась от свадьбы. И от услуг «Особых случаев» в первую очередь. – Кейт вдруг поняла, что начинает лепетать, и прикусила губу.

– Ах, так, – легко проговорил Райан. – Ну, что ж, одной цифрой меньше в статистике разводов.

– Это довольно цинично, тебе не кажется?

– Это реалистично, моя дорогая. – Он сделал паузу. – У тебя возникло много проблем?

– Достаточно, – Кейт пожала плечами. – Но это освободило мне выходные. – Она поколебалась. – Я звонила и оставила сообщение. Ты, должно быть, весь день не был дома?

– Точно так. – Он кивнул, снимая пиджак и галстук и швыряя их на софу.

Кейт смотрела, как он расстегивает верхние пуговицы рубашки, и испытывала острое, примитивное желание. Как давно они любили друг друга? Недели три назад? Прямо перед тем, как она заболела этим двадцатичетырехчасовым вирусным расстройством желудка.

Но я часто отсутствую по делам, напомнила она себе, а Райан работает вечером допоздна, так что, когда он ложится в постель, я уже сплю.

Но только не сегодня. Сегодня она будет бодрствовать до конца.

Кейт улыбнулась.

– Не хочешь бокал вина? Я не знала, что приготовить…

Райан потряс головой.

– Спасибо, я поел. Но немного вина будет неплохо.

Она осторожно налила и передала ему бокал.

– Ты сегодня такой нарядный. Вы были с Квентином?

Он покачал головой.

– Нет. Мне тут надо было кое-что найти. Для работы.

– О! – Кейт наполнила себе бокал и снова села. – Я думала, ты делаешь это через Интернет.

– Не всегда. – Он не подошел, чтобы сесть рядом, прошел через комнату и остановился у телефона. – Были еще звонки?

– Похоже, нет. – Кейт отпила немного вина. – Ты ждал кого-то?

– Нет, конечно, – отозвался он. – Там, кстати, почта и для тебя. Ты видела?

– Да, – сказала она. – Да, спасибо!

Он еще раз прошел по комнате, затем снова внезапно остановился.

– Что это?

Она попробовала засмеяться.

– Да я тут… сражалась с чашкой кофе. Я сдам ковер в химчистку, а для пола у меня есть специальное средство для чистки дерева.

– Не надо, оставь. – Райан усмехнулся. – Мне даже нравится. По крайней мере, видно, что здесь живут люди.

– Здесь не просто живут люди. – Она явно старалась задеть его. – Здесь наш дом.

Он засмеялся.

– Так ли, дорогая? Впрочем, – Райан поднял бокал ироничным жестом, – он вполне может служить доказательством нашего общего успеха.

О, Господи, подумала Кейт. Мы уже ссоримся. А это было последнее, чего ей хотелось.

Она поставила бокал на столик и подошла к Райану, обняв руками его за талию и вдохнув запах дорогого мужского одеколона.

– Мне нравится наш успех. – Она вызывающе улыбнулась ему. – А наше счастье – еще больше. И в качестве поощрения мы проведем завтрашний день вместе. – Она провела пальцем по открытому вороту его рубашки. – Воскресенье, сладкое воскресенье для нас двоих. – Кейт искушающе понизила голос. – Встанем так поздно, как захотим, пойдем в парк, найдем что-нибудь новенькое, где пообедать. Как мы это делали раньше.

Он покачал головой.

– Извини, моя любовь, но не завтра. Я собираюсь поехать в Уитмид на ланч к родным.

– О! – Кейт внутренне похолодела. – Можно узнать, когда это было назначено?

– Мать позвонила мне на неделе. – Голос у него был ровен.

– Ты ничего не говорил…

Он задумчиво глянул на нее.

– Я не думал, что тебя это может заинтересовать.

Вот оно, подумала Кейт, поморщившись, но сдержалась. Она перешла на примирительный тон:

– Дорогой, я понимаю, ты имеешь в виду те глупости, что я наговорила, когда мы возвращались от твоих родных? – Она тряхнула головой. – Но я только хотела, чтобы твоя мать поняла, что раз уж мы создали семью, то сделали это по взаимному и добровольному согласию. Без всякого принуждения.

– Это было только случайное замечание, Кейт. Оно не означало вмешательства. Или начала третьей мировой войны. – Он сделал паузу. – Кроме того, когда мы только собирались пожениться, мы очень хотели завести ребенка. И не делали из этого секрета.

– Да, но все изменилось, когда ты бросил работу в Сити, – запротестовала Кейт. – Я работала, а ты утверждался как писатель. Ты сам это знаешь!

– Я уже давно утвердился, – заметил он мягко.

– И я тоже, – напомнила ему Кейт. – Но теперь у нас нет времени. – Она помолчала. – И ты помнишь, как Джон и Карла Паттерсон жаловались, что невозможно найти няню.

– Они преувеличивали.

– И, кроме того, твоя мать уже взяла к себе детей твоей сестры, – добавила она в защиту.

– Безусловно, – согласился он. – Но я не могу обещать, что не будет сделано никаких намеков на этот счет.

Кейт вновь постаралась улыбнуться.

– Значит ли это, что я исключена из списка приглашенных на завтра?

– Отнюдь, – спокойно возразил он, – все будут только рады видеть тебя, но тебе, вероятно, придется связаться с офисом по возвращении из Глостершира и извиниться?

– Ты прав, – согласилась она бесцветным голосом, отодвинулась от него и направилась к себе. – Мне надо закончить с бумагами. До следующего раза.

– Может, это и к лучшему.

Ей показалось или в его голосе действительно прозвучало облегчение?

«Боже мой, – подумала она, прикусив губу, – неужели я и вправду такая сука?»

Она обернулась к нему, лучезарно улыбаясь.

– Может, выпьем еще немного вина?

– Я бы лучше не стал. – Это звучало как извинение. – Мне надо держать голову ясной.

– Но ты ведь не собираешься работать сегодня вечером? – Кейт не удалось скрыть разочарование.

– Мне надо еще кое-что подредактировать. Это не займет много времени.

Кейт встала коленями на софу, стараясь дотянуться до его руки.

– А это не может подождать до утра? – Голос у нее был хриплым и грустным. – Я соскучилась.

Райан потряс головой.

– Мне надо подготовиться к раннему отъезду в Уитмид. – Он освободил руку, затем провел пальцем по щеке Кейт. – Я буду так скоро, как смогу.

– Это обещание? – Кейт растягивала слова, глядя на него снизу вверх сквозь ресницы.

– Будь паинькой. – Он нагнулся и поцеловал ее в макушку. – Увидимся позднее. – Райан поднял портфель и вошел в кабинет, аккуратно закрыв за собой дверь.

Кейт стояла, глядя перед собой невидящими глазами. Потом собрала бокалы и отнесла на кухню. В окне над мойкой она увидела свое отражение – бледное лицо, сжатый рот и широко открытые глаза.

Она выглядела испуганной.

Реакция Райана на ее неожиданное возвращение была не такой, какую она ожидала. Вообще-то он всегда был рассеян, когда работа над книгой достигала определенной стадии. Однако это было раньше, до того письма. Анонимное послание все изменило – кончилась ясность, начались догадки. Кейт с ужасом перебирала варианты.

Так, значит, он был занят изысканиями. Для каких это изысканий он так разоделся? А еда, о которой он упомянул, – он ел ее в одиночестве?

«Почему я его не спросила? – подумала Кейт, машинально накручивая прядь волос на палец – жест, оставшийся у нее с детства. – Почему не выяснила точно, где он был?»

Может быть, потому, что не хотела услышать ответ?

Она вздрогнула и отвернулась от напряженного лица в стекле напротив.

Райан был вовсе не обязан приходить в восторг, увидев ее. Они давно не молодожены, Бога ради! Они взрослые люди, и у каждого своя жизнь. У него не было причин менять свои планы.

И она прекрасно обойдется без семейного воскресенья в Уитмиде.

Отличный ростбиф, домашние овощи, пирожные с ликером. Крокет после полудня или прогулка с собаками, чтобы нагулять аппетит для не менее роскошного чая… Карты и настольные игры вечером. Ленивая английская сельская жизнь.

«Не надо притворяться, – сказала себе Кейт. – В действительности ты не едешь из-за Салли и Бена, которые будут там с детьми. Боишься укоризненных взглядов. И не хочешь новой ссоры с Райаном на обратном пути».

И она не должна унижать родителей Райана, даже в мысли, добавила она печально. Они ей нравились, хотя теплота, шарм и безграничная энергия мисс Лэсситер заставляли ее чувствовать себя временами неадекватно.

Что делать, если она не привыкла к открытой семейной привязанности, искренности в личных отношениях, к случайному, но чистосердечному гостеприимству?

Кейт остановилась перед дверью в кабинет. Ничто в мире не могло помешать ей открыть ее, войти в комнату и спросить, как долго еще Райан задержится. Она и раньше заходила к нему, обвивала его шею руками, и он отвечал ей, правда, в его ответном движении не было страсти, никакой интимности в прикосновениях.

Но еще никогда она не была отвергнута.

Ну, это все-таки не совсем отказ, поправила она себя. Он сказал: «Позднее». Но Кейт знала, что второй попытки она не сделает.

Она прошла в спальню, в бельевом ящике нашла ночную рубашку, которую купила в прошлом месяце случайно, разгладила складки: сатин цвета слоновой кости, корсаж с глубоким вырезом, юбка с разрезом до бедра.

Соблазнительно. И самый подходящий момент, чтобы проверить ее действие.

Кейт переоделась, распустила волосы по плечам и надушилась духами «Пато Джой». Затем, оставив гореть только одну затененную лампу, легла на кровать прямо поверх покрывала.

Посмотрим, как он сумеет выехать в Уитмид пораньше. Она улыбнулась про себя. И как потом будет звонить родителям и сокрушаться, что не сможет приехать. Ах, какой стыд!

Раньше такая ситуация ее повеселила бы, но сейчас Кейт чувствовала полную невозможность расслабиться. А она-то собиралась привести в восторг собственного мужа! Чтобы он нашел ее теплой, желанной, а не зажатой, как факир на гвоздях.

Кейт лежала, повернув голову к двери, напряженно прислушиваясь к звукам на лестнице. Время казалось бесконечным.

Она вспомнила глубокое дыхание йогов, которое изучала в колледже, и начала медленно вдыхать и выдыхать. Она сама не заметила, как ушло внутреннее напряжение, и веки стали наливаться тяжестью.



Спать, подумала она сонно, я не должна уснуть, я жду Райана.

Кейт проснулась от холода. Она повернула голову и поняла, что на кровати одна. Цифры на часах-радиоприемнике сказали ей, что уже раннее утро.

Кейт выскользнула из кровати, накинула халат и спустилась вниз.

Райан спал на одном из диванов, рядом тихонько гудел не выключенный телевизор.

Кейт выключила телевизор и осторожно потрясла мужа за плечо.

– Райан, – прошептала она, – дорогой, идем в постель, пожалуйста.

Он что-то пробормотал, но даже не пошевелился. Кейт снова потрясла его, уже сильнее, немного подождала, а затем медленно пошла назад к галерее.

Кровать королевских размеров показалась ей холодной и неприветливой.

«Итак, он заснул перед телевизором, – подумала она. – Что ж, не самое большое горе». Кейт прикусила дрожащую губу, чтобы не заплакать, потому что большего горя в своей жизни она не помнила.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кейт нехотя открыла глаза. За окном было совсем светло. Она приподнялась на локте и отбросила с лица волосы.

Подушка рядом с ней была смята, а плед отброшен. Значит, Райан, по крайней мере, часть ночи провел с ней.

Уже что-то.

Она встала и направилась в ванную. Влажное полотенце Райана висело на крючке, а приятный аромат одеколона, зубной пасты и мыла наполнял воздух. Но Райана не было.

Кейт вернулась в комнату и тут уловила тонкий, но отчетливый запах кофе. Она быстро сбежала вниз на кухню.

Райан стоял у кухонного стола, намазывая маслом ломтик хлеба для тоста. На нем были блеклые хлопчатобумажные брюки, белая гладкая рубашка и старый вязаный пуловер. Волосы у него были еще влажными после душа.

Кейт прислонилась к косяку двери и легким движением плеча позволила съехать одной бретельке ночной рубашки.

– Эй, там, привет! – проговорила она мягко.

– Привет! – Его улыбка становилась все шире, пока, он смотрел на нее. – Вы выглядите положительно прелестно, миссис Лэсситер. По-моему, эту ночную рубашку я вижу впервые.

– У тебя была возможность увидеть ее прошлой ночью. – Кейт улыбнулась ему в ответ, с удовольствием чувствуя, как соски напряглись под его острым взглядом и отчетливо вырисовывались под гладким сатином.

– Прошу прощения.

Она не услышала раскаяния у него в голосе, и он не подошел к ней.

– Я работал дольше, чем предполагал. А потом увлекся телевизором. Ну, знаешь, как это бывает.

– Ты мог разбудить меня, когда поднялся наверх. – Упрек был совсем мягким.

– Ты спала как ребенок, у меня же есть сердце. – Он достал кувшин свежего апельсинового сока из холодильника и налил ей. – Ваш утренний бодрящий напиток, мадам.

– Я бы предпочла взбодриться более интересным способом, – сухо проговорила Кейт и поправила бретельку на плече. – А почему мы завтракаем не в постели?

– Я уже сказал, почему. Еще вчера. Сейчас я допью кофе и уеду в Уитмид.

– Ты же был приглашен на ланч. – Она не смогла сдержать раздражение. – Ты собираешься все утро ехать туда на машине?

– Папа просил помочь починить изгородь.

– О! – Кейт выпрямилась. – Это, разумеется, важнее, чем побыть с женой.

– На сегодня – да. – Он поставил стакан с соком на стол. – Ты, кажется, забыла, что даже не собиралась быть сегодня здесь. – Он помолчал. – Скажи, Кейт, если бы свадьба состоялась, а я попросил тебя поехать со мной к родителям, ты приехала бы домой?

– Это несправедливо, – запротестовала она, – это моя работа.

Он пожал плечами.

– Как ты понимаешь, здесь всего лишь вопрос выбора. На сегодняшний день он решается для меня так.

Райан отодвинул в сторону тост, не дотронувшись до него, и пошел к двери. Вдруг он резко повернулся, схватил ее за запястья и прижал к стене.

Кейт с трудом перевела дыхание и начала судорожно вырываться.

Карие глаза Райана не улыбались, когда он глядел в ее сузившиеся зрачки. Он наклонился и медленно поцеловал ее, очень откровенно, касаясь зубами губ. Его язык скользил по ее небу как горячий шелк.

Кейт ответила немедленно. Она взяла его руки и положила ладонями себе на грудь. «Он мой», – торжествующе пронеслось в голове. Райан раздвинул ей ногой бедра и медленно и сильно нажал, прижимая сатин рубашки к влажной коже. Мучительный стон вырвался из груди Кейт. Она хотела его до боли. Ей надо было почувствовать его в себе – здесь, у стены, или на полу, все равно. Даже когда он отступил, тяжело и часто дыша, она подумала, что выиграла.

Кейт поддела двумя пальцами бретельки ночной рубашки и спустила их. Легкая ткань послушно легла вокруг голых ног. Кейт ждала.

Райан улыбнулся.

– До свиданья, дорогая, – мягко проговорил он. – Будем считать, что ты меня соблазнила.

Он повернулся и пошел к выходу.

На секунду Кейт остолбенела. Но оскорбление было слишком велико, и в следующее мгновение она задохнулась от гнева.

– Ублюдок! – бросила она ему вслед. – Не смей больше приближаться ко мне!

Ответом ей был легкий воздушный поцелуй.

Кейт выключила компьютер – она не могла думать о работе, в голове снова и снова прокручивались события минувшего дня. И самое главное: Райан отверг ее. Даже сейчас в это невозможно было поверить. Как он оставил ее… обнаженной, униженной…

Впрочем, приходилось признать, что он все равно не взял бы ее в Уитмид, даже если бы она выразила готовность. Память услужливо подсказала, как она, Кейт, кричала ему тогда, что ад скорее замерзнет, чем она еще раз переступит порог этого дома. Но это же было сказано под горячую руку, они были в ссоре, ради бога! И она больше никогда не вспоминала об этом.

Действительно, вежливые попытки свекрови расспросить о планах насчет женитьбы заставили тогда Кейт взорваться и заявить, что она не намерена превращаться в детородную ферму, подобно Салли.

Теперь-то ей нравилась ее золовка, и она любила четырехлетнюю Холли и одиннадцатимесячного Тома. Но Салли, как и ее муж, до брака делала вполне успешную карьеру в бухгалтерии корпорации, и Кейт, всякий раз видя, как Салли терпеливо возится со своими начинающими ходить детьми, не могла не думать, какие отличные мозги пропадают.

И Салли казалась вполне счастливой.

Вообще-то Райан прав, именно о такой жизни они мечтали, когда собирались жениться: ребенок, дом в деревне, собаки. Ее работа должна была только подстраховать их, пока Райан не утвердится на новом поприще. Однако бизнес пошел успешно, и почему она должна теперь его бросать ради каких-то сомнительных семейных радостей? Да и для Луи это будет ударом.

Кейт сделала паузу. Тут она обычно добавляла, что «кроме всего прочего, у нас еще масса времени впереди», но внезапно ее озарило. Пожалуй, теперь все эти ее прекрасные рассуждения не имеют никакого отношения к действительности. У Райана есть другая женщина… Ей показалось, что кто-то схватил ее за горло и начал медленно сжимать.

Бокалы из-под шампанского, подумала она, откидываясь в кресле. Почему она не спросила его об этом? Вот был бы идеальный аргумент.

О таких вещах лучше всего спрашивать после физической близости, сказала она себе и сразу представила, как они лежат, отдыхая, удовлетворенные, в объятиях друг друга.

Но близости не было и, возможно, никогда больше не будет…

Никогда больше не коснуться его, не почувствовать его рук, оказывающих магическое действие на ее тело…

С самого начала их отношений Кейт считала Райана превосходным любовником – интуитивным, мягким, восхитительным. Именно он открыл ей ее собственную сексуальность.

Даже когда они ссорились, без чего не бывает ни один новый брак, они всегда объединялись в постели, со страстью и без остатка – отдавая друг другу все не растраченное за день.

Но на этот раз талисман не сработал. Кейт чувствовала себя испуганной и униженной.

А вдруг он поехал в Уитмид, чтобы сообщить родственникам об окончании своего брака?

И она собирается вот так сидеть и ждать, чем все кончится?

Нет! Будь она проклята, но нет!

Кейт бросила взгляд на часы. Еще можно успеть в Уитмид к ланчу, а заодно и к объявлению важной новости. Если таковое состоится. «Итак, день открытых дверей в доме Лэсситеров не заказан и для их невестки», – подумала она с усмешкой.

День был теплым и солнечным, и, хотя движение на выезде из Лондона было относительно большим, поток в основном двигался к побережью. Кейт решительно развернула руль и взяла направление в глубь страны, к Суррею.

«Старый дом пастора» стоял на окраине деревни, рядом с приходской церковью. Приятный дом из красного кирпича, окруженный запущенным садом и высокой изгородью.

По какой-то непонятной ей самой причине Кейт не въехала в гостеприимно распахнутые ворота, а оставила машину неподалеку и пошла к дому пешком.

Подойдя ближе, она замедлила шаг и свернула на узкую тропинку, ведущую к боковой калитке. Как обычно, все двери и окна в доме были открыты, и Кейт остановилась, держась ближе к изгороди. Она хотела осмотреться, прежде чем ее заметят.

Что-то вокруг дома ей показалось странным. Кейт осторожно раздвинула ветви изгороди и всмотрелась сквозь листья. Перед домом стояла малолитражка миссис Лэсситер и старый «ягуар» – гордость и игрушка мистера Лэсситера. Рядом, как и ожидалось, расположился «универсал» Бена и Салли, но вокруг не было и намека на «Мерседес» Райана.

Сердце у Кейт упало. «Боже мой! Он же сказал, что едет прямо в Уитмид! Неужели он где-то остановился, встречается с кем-то?..»

Она стремительно выпрямилась, чувствуя тошноту и ощущая запутавшиеся в волосах ветки. Рядом послышалось рычание, и затем громкий лай. Она совсем забыла о чутких ушах терьера Тисли и бассета Элджернона. Не многовато ли для секретного прибытия? Пожалуй, собаки наделают столько шума, что переполошат весь дом.

– Зачем ты прячешься за изгородью, тетя Кейт?

Кейт резко повернула голову, чуть не оставив на ветках собственный скальп, и прямо перед собой увидела Холли.

– Я не прячусь. – Она с трудом высвободила волосы из цепких колючек. – Мне показалось, тут кошка, и я пошла посмотреть.

– Элджи не любит кошек, – строго заметила Холли.

– Значит, я ошиблась. – Кейт выдавила улыбку, пытаясь расправить спутавшиеся волосы. – Но это не важно.

– Ты приехала к ланчу? – спросила Холли.

– Думаю, да. – Деваться было некуда – Холли, конечно, все расскажет, как только вернется в дом. Но если Райана нет, что она сама скажет его родственникам?

– А бабушка знает?

– Нет еще. – Кейт закрыла калитку. – Давай пойдем и скажем ей.

Вместе с Холли и собаками они пересекли лужайку, и подошли к задним дверям дома.

Как она и предполагала, Мэри Лэсситер хлопотала на кухне в компании младшего внука, возившегося с куском сероватого теста.

– Кейт? – Миссис Лэсситер вяло улыбнулась, и сразу взгляд у нее сделался озабоченным. – Какой приятный сюрприз.

Райан сказал, что дела держат тебя в Лондоне.

– Мне удалось закончить все достаточно быстро. – Кейт помолчала, справляясь со смущением. – Надеюсь, я вас не очень стесню?

– О нет, нет. – Это было сказано без особого энтузиазма. Миссис Лэсситер бросила взгляд на кухонные часы. – Райан поехал в деревню, чтобы забрать почту и купить еще вина.

– О. – Кейт почувствовала, как задрожали колени. – А я уже подумала, что же могло с ним случиться?

– Можно позвонить в «Корону», если ты хочешь поехать за ним. – Мэри Лэсситер нахмурилась. – Я не слышала твоей машины.

– Я оставила ее ниже по дороге. – Оставалось надеяться, что других вопросов не последует.

– Так, – неопределенно протянула миссис Лэсситер, – хорошо, ты не присмотришь за Томом, дорогая, пока я накрою еще место за столом? И покарауль, чтобы Элджи не стащил булочки с сосисками. – Она бросила предостерегающий взгляд в сторону бассета, который безразлично отвернулся.

Кейт села за стол и посмотрела на кусок теста, которое энергично мял Том.

– Что это у тебя такое красивое? – спросила она, – Это будет кекс?

– Нет, глупенькая, это монстр, – ответила за него Холли, презрительно сжав пухлые губки. – Том любит монстров.

– Мо-ст-ов, – согласился Том, шлепая тестом по разделочной доске.

Кейт улыбнулась, чувствуя при этом некоторую растерянность. Сама она была единственным ребенком в семье и понятия не имела, как обращаться с маленькими детьми.

Она взяла небольшой кусок теста и стала лепить из него розу, вспоминая, как мать делала это для украшения пирогов.

– Мне надо выйти, – неожиданно заявила Холли, стоя на одной ноге. – А бабушка закрыла дверь.

Кейт смутилась.

– Хорошо, я открою тебе дверь. – Она сделала паузу. – А как же с дверью в уборную?

Холли изогнулась.

– Я не знаю.

– Я пойду с тобой и посмотрю, – сказала Кейт успокаивающе.

Она не решилась сопровождать Холи непосредственно до места, поскольку ей было очень вежливо сказано, что ее племянница справится со всем самостоятельно.

Кейт ждала снаружи, когда услышала треньканье телефона в холле, а затем увидела миссис Лэсситер, озабоченно спускавшуюся по лестнице. Значит, она звонила сверху, где ее не могли услышать. Кому? Райану, чтобы сказать о ее приезде? Но зачем? Если только Райан приедет не один…

Лэсситеры были хорошими родителями и вполне традиционными в своих взглядах. Пока Райан женат, они не позволят ему привести в дом другую женщину.

Она сказала спокойно:

– Холли в уборной. Я, пожалуй, лучше пойду на кухню, проверю, что делает Элджи.

– О, пожалуйста, дорогая. – Миссис Лэсситер кивнула. – В последний раз, когда я оставила его одного, он съел дюжину пирожных с джемом, кусок сыра и луковый пирог. – Она пожала плечами. – И я не знаю, что хуже: само преступление или его последствия.

Когда Кейт вернулась на кухню, Элджи уже сидел у двери с невинным видом. Только крошки на морде выдавали его.

– Ты ужасный ворюга, – сказала Кейт строго, заметив с благодарностью, что булочки с сосисками на месте.

– Во-юга, – отозвался радостно Том, когда она села с ним рядом.

Элджи постучал хвостом в знак согласия, а затем подошел к ней и положил голову ей на колени, вытерев морду об ее светлые льняные брюки.

Кейт почесала ему голову и погладила длинные бархатные уши.

Тому, наконец, надоело возиться с тестом, и Кейт пошла с ним и бассетом прогуляться в сад.

В тени широкого, раскидистого дерева стоял стол и несколько стульев из кованого железа. На столе был поднос с графином домашнего лимонада и несколькими стаканами. Под столом сидел Тисли, вежливо пыхтя. Рядом на лужайке был расстелен ковер, на котором были разложены игрушечные автомобили и пластиковый футляр с конструктором «Лего».

Кейт направила Тома к этим развлечениям, а сама села за стол и налила себе немного лимонада, надеясь смягчить сухость в горле.

Солнце пятнами просвечивало сквозь листву, воздух был напоен запахом свежескошенной травы. Слабый рокот машин вдали заглушало деловое гудение пчел в цветочных бордюрах.

Кейт вдруг почувствовала, что успокаивается. Она подняла лицо к солнечному теплу, подчиняясь магии сада, чувствуя, как уходит напряжение.

Она не привыкла к такому отдыху – с собаками, посапывающими под стулом, и очень маленьким мальчиком, играющим в автомобильную дорогу в нескольких метрах от нее.

Когда Том приволок коробку с «Лего» к ней, Кейт подумала, что надо открыть ему крышку, но Том потянул ее за руку, явно приглашая присоединиться к нему на траве.

– Нет, Том, – Кейт осторожно отвела его руку. – Поиграй один, хорошо?

Но «хорошо» было словом не из его словаря. Кругленькое важное личико потемнело, и раздался расстроенный рев.

– Он хочет, чтобы ты построила ему гараж, – снисходительно пояснила Холли, появившись неизвестно откуда.

– Это надо прямо сейчас? – спросила сурово Кейт. Она в жизни не касалась игры «Лего», и теперь ее попытки сцепить маленькие детальки во что-либо определенное проходили под критическим взглядом Холли. Том и две собаки составляли жюри.

– Оно все шатается, – сказала Холли, когда Кейт закончила. – И в нем совсем нет окон. Где окна?

– Я только строитель, – нашлась Кейт, – все претензии к архитектору!

Том оказался не таким придирчивым. Он несколько минут рассматривал постройку, а затем подарил Кейт одну из своих сияющих улыбок. Потом на неуверенных ножках подошел к ней и украсил ее щеку липким поцелуем.

Это было неожиданно и весьма трогательно. Никогда еще дети не были так открыты с ней. Конечно, Салли наверняка предупреждала их, чтобы они не надоедали «тете Кейт», однако было что-то глубоко успокаивающее в доверительном жесте Тома, прильнувшего к ней своим маленьким телом. И даже следы липких пальчиков на ее кремовой рубашке не портили впечатления. Кейт уговорила Холли помочь ей построить из остатков деталей несколько грузовичков для перевозки машинок Тома, и они занимались этим, когда услышали шум «Мерседеса», подъезжавшего к дому.

«Мамочка!» Холли побежала навстречу. Автомобиль остановился, и с переднего сиденья выскочила Салли, нагнулась и обняла дочку. За ней вылез мужчина с пачкой газет и сумками в руках.

На мгновение они все застыли у машины, и Кейт почувствовала четыре пары глаз, сверлившие ее через пространство лужайки. Когда она медленно поднялась со стула, Том подергал ее за штанину, прося взять его на руки. Она подняла его и так и стояла, держа Тома на руках.

«Нет, – поправила себя мысленно Кейт, – держась за него». Ее била внутренняя дрожь, и маленькое тельце в руках заслоняло ее, как щит.

Было ясно, что миссис Лэсситер дозвонилась до кафе и предупредила о приезде Кейт. Только почему она сделала это тайком от нее?

Всего ее куража хватило на улыбку, когда они двинулись к ней во главе с Райаном. На нем были темные очки, и лицо ничего не выражало.

Кейт почувствовала, как сердце у нее опускается.

– Привет, – проговорила она, стараясь, чтобы голос звучал бодро. – Погода слишком хороша для работы, так что я решила присоединиться к вам. – Она увидела, как Бен и Эдвард Лэсситеры обменялись взглядами, и добавила: – Надеюсь, все в порядке?

– И прекрасно, моя дорогая, не может быть и лучше, – сердечно заговорил ее свекор. – Мы так мало видим тебя. Я только что говорил об этом Райану.

– Да? – Кейт помолчала. – И Райан согласился?

На лице у ее мужа не дрогнул ни один мускул.

Салли быстро подошла к ней, глядя на своего маленького сына.

– Кейт, разреши мне взять Тома, он такой тяжелый. И вечно чумазый. Смотри, он испачкал тебе рубашку. О, дорогая, прости. – Она покачала головой. – Ах, Томми, я же говорила тебе: не надоедай тете Кейт.

– Он вовсе не надоедал мне, а рубашку можно постирать, – запротестовала Кейт, но Салли уже несла сына к дому. Кейт вдруг ощутила мимолетный холод и пустоту и быстро обернулась к свекру. – Ваш сад превосходен, – заявила она, надеясь, что голос прозвучал убедительно.

– Поэтому ты решила увезти его с собой. – Райан поднял руку и снял пару листьев с ее волос. – Как они тут оказались?

– Тетя Кейт пряталась в изгороди. – Холли вылезла из-под стола, где сидела с двумя собаками.

Райан помолчал.

– Пряталась в изгороди? – повторил он недоверчиво.

– Я видела через калитку, – качнуло головой несносное дитя.

– Не рассказывай сказок, Холли, – решил вмешаться Бен.

– Но я видела. – Холли упрямо наклонила голову.

Кейт бросила взгляд на Райана – его рот кривила усмешка. Краска залила щеки Кейт.

– Вовсе я не пряталась, – отчаянно проговорила она, – я шла вокруг усадьбы и услышала кошачье мяуканье.

– Это, наверное, тот кот, за которым гоняются Элджи и Тисли, – рассмеялся мистер Лэсситер.

Райан снял очки.

– И ты, конечно, помогла бедному животному? – мягко спросил он.

– Боюсь, что нет. – Кейт опустилась на одно колено на ковер и стала спешно собирать блоки «Лего» назад в коробку.

– Какая жалость, – промурлыкал он.

– Ладно, пора за стол, – мистер Лэсситер поднял руки, приглашая всех в дом. – До ланча пять минут.

Кейт и Райан остались одни. Она собирала «Лего», боясь, что он увидит, как дрожат у нее руки. Райан присел рядом с ней на корточки, поднял собранный ею гараж и критически оглядел его.

– Интересная концепция, – пробормотал он.

– Оставь это. – Кейт поставила гараж назад на ковер. – Тому нравится. Дай мне вон те автомобильчики, пожалуйста.

– Кстати, об автомобилях. А где твой?

– Я оставила его там за углом. – Кейт неопределенно кивнула.

– Это чтобы по дороге помогать заблудившимся котам? – Он потряс головой. – Никогда не знал, что ты так интересуешься флорой и фауной, дорогая. Просто раскрываешься для меня с неожиданной стороны.

Она подняла голову и посмотрела на него.

– А разве не в этом основа всякого брака? Люди узнают друг друга все больше и больше.

Райан не улыбнулся.

– Не знаю, моя сладкая, ты мне потом расскажешь. – Он встал и отряхнул брюки. – Теперь давай пойдем, поедим.

Он наклонился и поднял Кейт, подхватив за плечи, отчего по телу у нее побежали тревожные мурашки.

Райан смотрел сверху вниз на ее губы, и Кейт почувствовала, как дыхание у нее участилось. Она ждала поцелуя.

– Надеюсь, ты нагуляла аппетит, – проговорил он, опустил руки и повернул к дому.

Кейт стояла и смотрела ему в спину. Солнце грело по-прежнему, но ее трясло от холода. Не надо было приезжать сюда, подумала Кейт, проглатывая слюну, и вдруг поняла, что еще никогда в жизни ей не было так страшно.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Я просмотрела перечень образцов этой новой фирмы. – Луи хрустнула пальцами. – Они мне не нравятся. Ты действительно собираешься сотрудничать с ними? Эй, Кейт, очнись! – Она помахала рукой у Кейт перед носом. Кейт виновато вздрогнула.

– Извини, Лу, я задумалась. Что ты сказала?

– Эти перечни, милая. – Луи взглянула на бумаги. – Цыпленок в грибном соусе, отбивные котлеты из ягненка, говядина в горшочке… Мы что, даем премии за оригинальность?

Кейт подняла на нее глаза.

– Я подумала, их можно использовать для обеда по поводу ухода на пенсию, который у нас запланирован в следующем месяце. Как сказала жена юбиляра, почетный гость имеет смешной живот и любит только простую пищу.

– Воистину, – пробурчала Луи. – Нам надо думать о нашей репутации. – Она взяла Кейт за плечо. – Ну, тебе лучше знать.

«Если бы, – подумала Кейт с горечью. – Хотела бы я знать!»

– Может, попробуем разок и поглядим, что получится?

Луи бросила на нее взгляд поверх очков.

– Ты выглядишь так, будто тебя выстирали, выжали и повесили сушиться на веревочке. – Она шаловливо подмигнула. – Бессонная ночь, а, счастливая девочка?

Кейт слегка покраснела.

– Если бы, – еле слышно пробормотала она. – Ты даже не представляешь, как ты далека от истины. – Она вымученно улыбнулась. – Похоже, я вчера немного перегрелась на солнце, теперь вот голова болит.

Луи удивленно посмотрела на нее.

– Я всегда считала, что ты происходишь от ящерицы. Разлечься на камне и шипеть весь день. С тобой точно все в порядке?

Кейт мысленно проклинала настойчивость подруги, борясь с искушением вывалить сейчас же всю историю, начиная с анонимного письма. Но что-то говорило ей, что однажды выданная тайна уже никогда не сможет быть скрыта и что придет время, когда она пожалеет о каждом сказанном слове. «Например, если Райан покинет меня», – подумала Кейт, чувствуя боль, сжимающую внутренности.

Она сделала серьезное лицо.

– Не бери в голову, детка. У меня был воскресный ланч с мужниной родней. Теперь вот никак в себя не приду.

Луи подняла брови.

– Я думала, ты им нравишься.

– Нравлюсь. Что не мешает мне чувствовать себя чужой в их компании.

Прошедший день нависал над ней, словно туча, отбрасывая мрачную тень на все ее будущее.

– А как Райан смотрит на это?

Кейт пожала плечами.

– У нас сейчас с ним некоторые проблемы в плане общения. – Она изобразила смех. – Я считаю это нормальным. Все устойчивые браки, так или иначе, проходят через это.

– Ладно. – Луи примирительно похлопала ее по плечу. – Твой брак, конечно, из самых устойчивых.

И, еще раз улыбнувшись, она вышла.

Как только дверь за ней закрылась, Кейт плюхнулась в кожаное кресло с высокой спинкой, нервно вертя ручку между пальцами.

Как пробиться к человеку, который окружил себя стеклянной стеной? Они не ссорились, он не грубил ей. Он был рядом, и его как будто не было.

Как она жалела, что поехала в Уитмид! День стал сплошным разочарованием. Обед был, как всегда, превосходен, но Кейт казалось, что она жует картон и опилки. А сколько умолчаний, намеков, недомолвок. Однажды она зашла в гостиную, и миссис Лэсситер и Салли тут же прекратили разговор. Если они и знали что-то, чего не знала она, то явно не собирались обсуждать с ней это. Никогда Кейт не чувствовала себя так унизительно.

Если бы мать была рядом, а не жила где-то в Испании со своим вторым мужем… Кейт прикусила губу – ничего бы это не изменило. Никогда они с матерью не были близки, всегда слишком занятые собой, озабоченные лишь тем, чтобы не потонуть в финансовых проблемах.

Гордость и бравада удерживали ее в Уитмиде почти до вечера. Она уехала одна сразу после отъезда Райана, выбрав самый длинный путь до Лондона. Кейт говорила себе, что ей нужно многое обдумать, но на самом деле просто было страшно, войти в пустую квартиру.

По дороге она решила, что должна потребовать от Райана правды, пусть даже горькой.

Когда она вошла в дом, полоска света из-под двери кабинета сказала ей, что Райан уже тут и работает. Она еще немного поносилась с идеей войти к нему и потребовать от него всей правды, какой бы горькой она ни была, однако привычка не беспокоить Райана, когда он за работой, взяла свое. Или это просто трусость? – спросила она себя. Может, она просто боится услышать ответ?..

Когда Райан, наконец, вышел, Кейт сидела перед телевизором, сосредоточенно глядя на экран.

– Что хорошего?

– Ерунда, – солгала она. Не сознаваться же, что она не уловила ни слова. Кейт поднялась. – Я приготовила салат «Вальдорф» на ужин и, если хочешь, теплого французского хлеба.

– Это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой. – Райан сел на диван и сразу увлекся телевизором. – Я тебе не говорил, что последняя книга, похоже, выйдет в мини-сериях? – спросил он, когда она вернулась с подносом. – Квентин так думает.

Кейт вздохнула.

– Так это прекрасно, дорогой. Или нет? – добавила она, видя его ироническую улыбку.

– Думаю, пока еще рано говорить. Все будет зависеть от того, как они это оформят, и кто будет вести дело. Квентин сказал, что я должен дать деньги и направлять работу, но я бы предпочел заниматься только художественной стороной дела, если смогу.

– Мы должны это отметить. – Она сделала паузу, собираясь поставить ногу на тонкий лед. – У нас есть шампанское?

Райан молчал всего несколько секунд.

– Боюсь, что в данный момент нет. Но там есть хорошее бордо, думаю, это сгодится.

– Да, конечно. – Голос у Кейт не дрогнул.

Бордо было торжественно откупорено и разлито по бокалам. Кейт подняла свой бокал.

– За нас! – Она помолчала. – А когда Квентин звонил? Сегодня?

– Нет, – ответил он, – я узнал об этом несколько дней назад.

– И ничего мне не сказал? – Она уставилась на него.

Он пожал плечами.

– Мы оба были заняты.

– Ладно, спасибо, что хоть сейчас вспомнил обо мне.

– Всегда к вашим услугам! – Он улыбался, как ни в чем не бывало. – А говорил ли я тебе когда-нибудь, что ты делаешь лучший салат «Вальдорф» на свете?

– Пару раз. – Она положила вилку на стол. – Райан, хватит отгораживаться от меня!

Слова вырвались сами собой, но, если он опять попробует отшутиться, она просто умрет.

Однако лицо Райана было серьезным.

– А разве я это делаю?

– Я не знаю, но мне кажется, мы не так внимательны друг к другу, как раньше.

– У нас уже не медовый месяц, дорогая, и мы давно не новобрачные, – суховато проговорил он. – Жизнь меняется. Мы – тоже.

Она покрутила в пальцах бокал.

– А может, проведем еще один медовый месяц?

– Назад, в Бордо, во Францию! За вином!

– Не обязательно во Францию, и не обязательно за вином. – Кейт взглянула на него. – Я подумала, может, где-нибудь на островах?..

Райан ответил не сразу:

– Боюсь, я слишком связан обязательствами по работе. Не знаю… Может быть, осенью…

– Может быть. – Кейт потыкала вилкой в салат.

«Но это совсем не то, чего я хочу, – думала она. – Я хочу, чтобы ты заказал пару авиабилетов и сказал мне, что надо упаковать бикини и платье и забыть о нижнем белье.

Я хочу, чтобы мы послали ко всем чертям клиентов и агентов, сроки и графики и улетели вдвоем, как раньше.

Но ты не умеешь возвращаться, я знаю, ты всегда идешь только вперед».

Были времена, когда их совместное с Райаном будущее представлялось ей в виде прямой, сверкающей дороги, по которой они пойдут бок о бок. Теперь эта дорога явно начинала расходиться на две параллельные линии.

Она собрала пустые тарелки.

– У нас еще есть сыр и фрукты.

– Я все, спасибо. – Он улыбнулся ей.

– Будешь работать сегодня вечером? – Кейт увидела, – как у Райана взлетели брови, и поспешно добавила: – Я думала… может, музыку послушаем? Мы не делали этого уже целый век.

– О'кей, – согласился Райан, – но с некоторыми условиями. – Он начал загибать пальцы. – Мы выбираем пластинки по очереди и не жалуемся на выбор другого, не обсуждаем этот выбор и не засыпаем…

– Это было один раз, – возмутилась Кейт. – За твою вредность я выбираю первой.

Она выбирала очень тщательно, ища то, что могло напомнить о прошлом, об их любви… Кейт остро ощущала его отдохнувшее тело рядом с собой. Вот сейчас он подтянет ее ближе, положит ее голову себе на плечо…

Но Райан сидел, закинув руки за голову, и не шевелился.

Последней была Рапсодия на тему Паганини Рахманинова – один из первых компакт-дисков, купленных ими, когда они еще жили на старой квартире. Под эту музыку у них с Райаном была сладкая, возвышенная любовь на ковре, перед камином.

Он не мог, конечно, забыть. Кейт бросила на него искоса быстрый взгляд и… уловила подавленный зевок.

Райан виновато взглянул на нее.

– Извини, дорогая, что-то я устал. Знаешь, эта возня с изгородью…

Кейт отвернулась, чтобы скрыть досаду.

– Ладно, иди в постель, я приберу здесь.

Когда Кейт поднялась в спальню, Райан лежал на своей стороне кровати и читал.

«Не спит», – отметила она с ликованием. Может, ее дожидается?

Она разделась в ванной комнате и не стала надевать ночную рубашку, а только коснулась запястий духами «Пато Джой».

Когда она вернулась, Райан отложил книгу и погасил лампу.

Кейт скользнула в постель и, перекатившись, прижалась голой грудью к его спине.

– Почешешь мне спину, Кати?

Давно он не называл ее так. Еле сдерживая участившееся дыхание, Кейт вытащила из ящика ночного столика флакончик с душистым маслом и налила немного в пригоршню. Встав позади Райана на колени, она начала растирать ему спину ладонями, до шеи и по плечам, разминая пальцами напряженные мускулы. Райан тихонько постанывал от удовольствия, и Кейт чувствовала, как соски у нее напрягаются, и в самой глубине нарастает острая чувственная боль.

Она наклонила голову и стала повторять движения рук губами, легко касаясь шеи, нежно покусывая мочки ушей.

– Почему бы тебе не перевернуться? Тогда я смогу полечить твои уставшие мускулы повсюду, – выдохнула она ему в самое ухо. Сейчас он перевернется на спину и подтянет ее к себе, входя во влажную темноту ее тела со стоном удовлетворения.

Но Райан не двигался, его дыхание было ровным и спокойным.

«О Господи! – Злость и досада охватили Кейт. – Не может быть! Да он спит!»

Всю ночь Кейт вертелась, не в силах уснуть и страшно боясь разбудить спящего рядом Райана. Она задремала к утру и была разбужена шумом воды в душе и веселым насвистыванием мужа.

Он появился из ванной, вытирая полотенцем волосы, вокруг бедер у него было обернуто другое полотенце.

Никогда раньше Райан не засыпал под ее руками. Массирование спины было мощным возбуждающим средством в их эротических играх.

– Доброе утро, Кати. – Он рассеянно улыбнулся. – Хорошо спала?

– Кто хорошо спал, так это ты. – Она не смогла скрыть досадливую ноту в голосе, но Райан, по-видимому, этого не заметил.

– Я же говорил тебе, что сильно устал. – Он расчесал влажные волосы и сбросил полотенце с бедер, оставшись в коротких черных трусах. – А у тебя целительные руки, моя любовь!

Не возбуждающие, а только целительные… Добрая старая няня Кати.

– Благодарю, – холодно проговорила она, откинула одеяло и вылезла из постели. Никогда раньше Кейт не стеснялась появляться голой перед Райаном, но сейчас ей казалось, что у нее горит каждый дюйм тела.

«Вот что значит глаза равнодушного мужчины, – пронеслось в голове, – сразу хочется прикрыться».

Интересно, как долго это будет продолжаться?

В полдень она позвонила, чтобы предложить Райану вместе провести ланч, но ответил автоответчик, и она повесила трубку, не оставив сообщения. Он мог работать и не хотел, чтобы его тревожили. А мог быть где-нибудь… И с кем-нибудь.

Несмотря на тяжелые раздумья, Кейт сделала на работе все, что надо, и как раз заканчивала программу для серебряной свадьбы, когда весело вошла Луи.

– Ты знаешь, что такое настоящий греческий ресторан? Парень хочет сводить жену, чтобы отметить годовщину свадьбы так же, как они это делали на Корфу, в Греции, в их медовый месяц. Местный колорит, битые тарелки и тепловатые чипсы.

– Так пусть свозит ее на Корфу, – буркнула Кейт.

Луи бросила на нее удивленный взгляд.

– Мы называемся «Особые события», ты не забыла?

Кейт тряхнула головой.

– Извини. Я подумаю об этом сегодня вечером.

Луи вновь посмотрела на нее.

– А почему бы вечеру не начаться прямо сейчас? Езжай домой пораньше, побудь с Райаном, устрой, в конце концов, свое собственное «особое событие».

– А что, неплохая идея, – медленно протянула Кейт.

«Я проделаю это спокойно», – говорила она себе по дороге домой.

Хватит унизительных попыток обольщения, от которых только лишние неврозы. Надо просто начать общаться. Возродить, так сказать, линию коммуникации. Если только есть еще что возрождать.

А если нет?

Кейт тряхнула головой. Еще сорок восемь часов назад она вполне владела собой. «А теперь я бегаю кругами, как безголовая курица, и с этим надо кончать».

Когда она вошла, квартира казалась пустой, но дверь в кабинет Райана была заперта, что говорило о том, что он здесь и работает. Кейт взялась за ручку двери и остановилась, прислушиваясь.

Райан говорил по телефону, негромко, но тонкая дверная перегородка не могла заглушить его спокойный, ровный голос.

– Нет, – говорил он, – она ничего не знает, клянусь! – Короткое молчание и потом снова: – Да, конечно, мы все решим до того, как она узнает, это только вопрос времени. Не беспокойтесь, это моя проблема. До свиданья, дорогая! – Конец связи.

Кейт застыла с протянутой к ручке двери рукой. «Я подслушиваю», – подумала она, оцепенело. Что там сказано о подслушивающих? Что они никогда не слышат ничего к своей выгоде. Воистину так.

Ей захотелось сорвать дверь с петель, завопить во все горло и бить, бить его ногами, кулаками. Райан, ее муж, ее предал.

Ничего этого она не сделала, не открыла дверь и не вошла туда с гордо поднятой головой. Она осторожно постучала и стала ждать. Дверь распахнулась, и Райан глянул на нее сверху, сведя брови в неодобрительной гримасе.

– Что-нибудь важное? – Это было сказано вежливо, но холодно.

«Да, – хотелось ей крикнуть, – это так же важно, как телефонный разговор, который ты только что вел». Но неожиданно растерялась. Она судорожно сглотнула, ища слова, и вдруг почувствовала тошноту.

– Кейт, – в голосе слышалось нетерпение, – что случилось? – Он нахмурился еще больше. – Что-то не в порядке?

Это был тот самый момент. Момент, чтобы все высказать: «Да, я знаю, что ты любишь кого-то еще, и это меня мучает».

Вместо этого она хрипло произнесла:

– Меня сейчас будет тошнить, – закрыла рот руками и побежала, спотыкаясь, в ванную.

Кейт не заметила, что Райан пошел за ней. Он встал около нее на колени, держа ее голову у своего плеча, и вытер ей лицо влажным полотенцем.

– Спасибо, – выдавила она.

– Тихо, молчи. – Он помог ей подняться и выйти из ванной. Потом усадил на край кровати, снял с нее туфли и начал расстегивать кофточку. Его пальцы были осторожны, но как-то равнодушны, и Кейт почувствовала на щеке первую слезинку – это было хуже всего.

– Я сама, – сказала она.

– Конечно, – ответил он ровным голосом. – Я только хочу помочь тебе.

Он раздел ее, как маленького ребенка, натянул через голову ночную рубашку цвета слоновой кости, откинул одеяло и опустил ее в постель.

– Ну вот, больше не о чем плакать.

«Уже не о чем или еще не о чем?» – подумала она и сказала вслух:

– Просто я ненавижу тошноту, – и уткнулась в подушку.

– Я вижу, – отозвался он. – Пойду, позвоню матери – может, еще кто-нибудь заболел.

– О, нет! – Она схватила его за рукав. – Я уверена, это не от еды. Просто мне сегодня весь день что-то нехорошо.

Он вскинул брови.

– Поэтому ты вернулась так рано?

Кейт опустила глаза, чтобы не встретиться с его проницательным взглядом.

– Отчасти.

– Это было довольно странно, – сказал он суховато.

«Для меня тоже, – подумала она. – В последнее время просто деваться некуда от таких странностей».

– Я надеялась, что это будет приятный сюрприз, – она перевела дыхание, – для нас обоих.

Райан помолчал.

– Не хочешь немного коньяка?

Она покачала головой.

– Нет, только стакан чистой воды. Там, в холодильнике, есть немного.

Она проводила его взглядом, пока он спускался по лестнице, и потянулась к ночному столику за зеркальцем. На нее глянуло белое лицо с пустыми глазами и влажными свисающими прядями волос.

«Жалкое зрелище», – подумала Кейт с отвращением. Если сейчас она заговорит с Райаном, он все равно не скажет правды. Из жалости. А ей не нужна его жалость. Она спросит его, но потом, когда снова будет сильной и сможет сама защитить свой угол ринга.

Он вернулся со стаканом в руке. Она отпила воды, опасаясь его взгляда.

– Ты уже была больна, несколько недель тому назад. – Это прозвучало довольно резко. – Может, стоит посетить врача?

– Уверена, в этом нет необходимости, – быстро сказала Кейт. – В прошлый раз было просто вирусное расстройство желудка. Луи тоже подхватила его.

– А в этот раз?

– Возможно, то же самое, – ответила она.

– Ты выглядишь как привидение. – Райан попытался изобразить улыбку. – Тебе надо выспаться.

– Да, наверно. – Она снова отпила воды. – А ты? Снова за работу?

– Да, пойду. – Он сказал это без особого сожаления. – Я постараюсь не разбудить тебя, когда вернусь. А если снова почувствуешь себя плохо, позови меня.

Он повернулся, чтобы уйти. «Не оставляй меня. Не уходи!» – хотелось ей крикнуть.

– Райан, – голос у Кейт сорвался, и Райан остановился на верхней ступеньке лестницы.

– Что-нибудь не так?

Решимость оставила ее.

– Я только хотела поблагодарить тебя за помощь… – начала она и наткнулась на его кривую улыбку.

– Но это же входит в супружеские обязанности, не так ли? «В добре и в зле… В болезни и в здравии…»

Она усмехнулась.

– По-моему, они не произносили этих слов тогда, при регистрации.

– И напрасно, – спокойно отозвался он и пошел вниз.

Кейт откинулась на подушку и закрыла глаза. А как насчет «и только смерть разлучит нас»?

Наверно, надо было честно и гордо предложить Райану свободу. Но она не чувствовала себя ни честной, ни гордой. Она чувствовала себя испуганной и смятенной. И еще – обманутой. Нет, она не позволит их краткому браку распасться так легко. Она упустила момент, когда Райан вдруг перестал быть ей другом, любовником, компаньоном, наконец, но теперь она не собирается уступать его какой-то незнакомой женщине. Без борьбы.

«Вот оно», – подумала Кейт. Ей надо узнать своего врага. Письмо, конечно же, написано женщиной. Икс пошла на такой риск, возможно, потому, что не была уверена в собственной позиции. Возможно, она хотела форсировать события, узнать реакцию Кейт, услышать о скандалах, хлопанье дверьми и, наконец, о бракоразводном процессе. Однако послать такое письмо было большой ошибкой, поскольку оно наводило Кейт на след. И если эта дама хочет скандала, Кейт готова ей его устроить. Когда найдет ее.

Кейт повернулась на бок и заснула без всяких сновидений.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Когда она проснулась, было уже утро. Кейт бросила взгляд на часы и чуть не вывалилась из кровати. Схватив одежду, она скатилась по лестнице.

Райан стоял у окна в гостиной с кружкой кофе в руках. Он повернулся к ней.

– Что за спешка?

– Я не услышала будильника, – бросила Кейт через плечо, направляясь в кухню.

– На самом деле я его выключил. – Он смотрел, как она металась, включая чайник, кидая пакетик чая в большую чашку и хватая нож, чтобы отрезать лимон. – Эй, дай-ка я это сделаю. – Он взял нож у нее из рук.

– Зачем?

– Затем, что ты еще не проснулась, и я не хочу, чтобы ты порезала руку вместо лимона. – Его рот скривился в иронической усмешке. – Кроме того, кровавые пятна снизят стоимость нашего имущества.

– Я не об этом, – невежливо прервала Кейт. – Зачем ты выключил будильник?

– Мне показалось, тебе надо выспаться. – Райан добавил ломтик лимона к пакетику чая и налил кипяток. – И поскольку тебя тошнило вчера, я подумал, что, может быть, ты захочешь взять выходной.

Ее сердце пропустило очередной удар.

– Ты считаешь, я должна это сделать?

– Я считаю, что ты сама должна это решить. – Он повернулся и посмотрел на нее долгим взглядом. – Никто лучше тебя не знает, как ты себя чувствуешь.

– Но ты же предпочитаешь быть в квартире один, когда работаешь. – Она недоверчиво взглянула на него.

– На самом деле меня не будет. – Райан вынул пакетик из чашки и передал ей чай, который интересовал ее теперь как прошлогодний снег.

– Понятно. – Кейт взяла чашку. – Предстоит что-то интересное?

Она постаралась сказать это небрежно, хотя хотелось швырнуть его на пол и пытками, каленым железом вырвать, наконец, правду.

Райан ополоснул кружку и аккуратно поставил ее в сушилку.

«Понимает ли эта тварь, какой бриллиант для домашнего хозяйства она получит?» – подумала Кейт со злостью.

– У меня сегодня ланч с редактором, – проговорил он.

О! Стало вроде полегче. Кейт знала Джо Хартли, давнишнего редактора Райана, – развязного, юморного, большого остряка, обожавшего свою жену.

– Это хорошо, – одобрила она. – Как поживает старина Джо?

Райан помолчал, потом ответил:

– Он в порядке.

Что-то у него в голосе показалось ей странным. Она бросила быстрый взгляд в его сторону, но Райан выглядел холодным и отстраненным.

– А почему бы мне не присоединиться к тебе? – Кейт храбро улыбнулась. – Сто лет не видела Хартли.

– Не в этот раз, дорогая, – вежливо отозвался он. – Это абсолютно деловой ланч. Я передаю первый вариант моей новой книги, и мы будем обсуждать всякие литературные тонкости. Уверяю тебя, для непосвященного это скучно.

Кейт вспыхнула и сделала еще глоток.

– Но у меня огромный интерес к твоей работе.

– Да, когда она в переплете и в продаже в «Хэрродсе». – Он постарался смягчить резкость улыбкой. – Но ты не представляешь, сколько скучной, рутинной работы надо проделать, пока до этого дойдет.

– Да, наверно, – сказала она тихо. – Но из-за этого ты уходишь от меня все дальше.

Это было совсем не то, что она хотела сказать. Она сама испугалась своей откровенности.

– Но я здесь, Кейт. – Голос Райана был мягким и странно взволнованным. – Я всегда здесь. Просто писательство – ремесло одиночек. Я не хожу, как ты, на работу, мало общаюсь с людьми…

«Что он старается объяснить мне?» – спросила она себя с внезапным ощущением брошенности. Что, даже когда он уйдет, ей все равно придется как-то жить?

Она вздрогнула.

– Ванная свободна?

– Вся к твоим услугам. – Он провел рукой по щеке. – Я уже побрился.

Кейт опустила чашку и, поднявшись на цыпочки, сделала шаг к нему.

– Дай понюхать.

Это была одна из их маленьких шуток. Запах Райана Кейт могла вслепую различить среди сотни мужчин.

– О Боже! Ты пахнешь восхитительно!

Как часто после этого они валились на кровать, забыв о времени, о делах, обо всем, кроме взаимной жажды и ее горячечного, ненасытного утоления.

Никакая страсть не может длиться бесконечно, сказала себе Кейт, однако будет нелишним напомнить ему кое-что из их совместного прошлого.

Она глубоко вдохнула, погрузив нос в его щеку, и острое чувство опасности пронзило ее.

– Ты сменил одеколон?

– Да. Это я купил в аэропорту в прошлую поездку. Тебе нравится?

«Я… я не знаю», – хотела она ответить. Интересно, нравится ли он той, миссис Икс?

– Пожалуй, немного молодежный, – сказала она поспешно.

– Ты мне льстишь. – Он сардонически ухмыльнулся. – Иди, одевайся, пока я соберу портфель.

В спальне Кейт оглядела себя в зеркале: короткая темно-синяя юбка, безупречная шелковая блузка, двубортный пиджак алого цвета. Похоже на униформу – не слишком формально и достаточно нарядно для встреч с клиентами.

Когда она сошла вниз, Райан разговаривал по телефону и даже не заметил ее.

– Отлично, – говорил он быстро, – в час дня. Я жду.

Он повесил трубку, что-то записал в блокноте, лежавшем рядом с телефоном, оторвал листок и сунул его в карман. Кейт бросила на него вопросительный взгляд. Райан кивнул, но выражение лица у него было озабоченным, а взгляд – погруженным в тот мир одиночества, куда ей доступа не было. Потом поднял портфель и направился к двери.

– Увидимся позднее.

– Успешного дня, – крикнула она вслед. – Передай Джо, что я люблю его.

Но он уже закрыл за собой дверь и явно не слышал ее.

Кейт собрала портфель и сумку и подошла к телефону, чтобы включить автоответчик. Она остановилась, глядя на блокнот. На верхнем листке виднелся четкий отпечаток записи, сделанной Райаном. Действуя словно сомнамбула, Кейт взяла карандаш и обвела грифелем отпечаток в блокноте.

– «Амариллис», – прочла она вслух.

Но это же новый ресторан, который открылся на Денбиг-Стрит недели две назад. А Джо Хартли всегда приглашает Райана в «Скотс», поскольку они оба любят рыбу. Для них это почти ритуал.

Кейт медленно оторвала листок и положила в сумку.

Это было сумасшедшее утро. Кейт долго разбиралась с письмом недовольного клиента, жаловавшегося на плохой шерри; составила меню по заказу писателя-детективщика, который собирался отпраздновать выход своей пятнадцатой книги; и, главное, ей удалось благополучно избежать расспросов Луи по поводу прошедшего вечера, хотя у самой Кейт он не выходил из головы. Почему Райан не захотел пойти с ней на ланч? Он действительно считает, что ее не интересует его работа? И не может ли это вбить первый клин в их отношения? А вдруг эта Икс сидит сейчас у него на коленях, вчитываясь в каждое слово и высказывая полезные критические замечания?

В дверь просунулась Дебби и спросила, какие сэндвичи ей приготовить на ланч.

– Спасибо, не надо ничего, – отозвалась Кейт, – я уйду. И не могли бы вы принести мне папку по новым ресторанам, Дебс?

«Я присоединюсь к ним! Пофлиртую с Джо, пусть Райан снова увидит во мне женщину».

Она дважды прочла, что пишут о ресторане «Амариллис». Там все шикарно. «Ароматная французская кухня и соответствующий декор» – было в одной заметке. «Куча красного бархата и интимные кабины» – говорилось в другой и добавлялось: – «Разновидность гастрономического борделя».

– Именно, – пробормотала Кейт. Что-то не похоже на место, где обсуждают рукописи. Она взяла такси до Денбиг-Стрит. Пока она не спеша, шла к ресторану, рабочий, красивший витрину магазина, посвистел ей, что было, конечно, не очень вежливо, но все же согрело несчастное сердце Кейт.

«Амариллис» свято оберегал покой своих клиентов: красный бархат и целый лес каких-то экзотических растений в затемненных окнах. Сделав вид, что читает вывешенное снаружи меню, Кейт пыталась разглядеть что-нибудь сквозь густую зелень, но безуспешно.

– Могу я вам помочь, мадам?

Кейт чуть не подпрыгнула от испуга. Перед ней стоял официант.

– Извините, – пробормотала она, – я бы хотела получить ланч.

Официант развел руками:

– Очень сожалею, мадам, но все места заняты по предварительной записи. Может, вы сделаете заказ на другое время?

Кейт прикусила губу – отступать было некуда.

– Вообще-то я хотела бы присоединиться к мужу.

– О, конечно. Его имя, мадам?

– Я думаю, заказ был сделан от агентства «Чатсворт Блэйр».

Официант справился в толстенной, как семейная Библия, записной книжке и покачал головой.

– Сожалею, но у нас нет зарезервированного столика на это имя.

– Хорошо, тогда посмотрите на имя Джо Хартли.

– Нет, такого заказа у нас тоже нет, мадам. – Он говорил с неким спокойным удовлетворением. – Может быть, вы перепутали названия ресторанов?

– Да нет же, – сказала Кейт ледяным тоном, – я не перепутала рестораны. И ни день, и ни время, – добавила она быстро, предупреждая его. – Я бы хотела посмотреть, не увижу ли я их в зале.

В зале их, конечно, быть не могло, а бархатные шторы кабинетов были непроницаемы.

Официант отшатнулся, как если бы она предложила организовать травлю тараканов на кухне.

– Что вы хотите смотреть, мадам? Я уже сказал, что вашего мужа, мистера Хартли, здесь нет.

– Имя моего мужа не Хартли, его зовут Лэсситер.

Последовала пауза. Затем официант произнес с явным облегчением:

– Да, у нас есть заказ на это имя, мадам. Но заказ сделан на два лица, а его гость уже присоединился к нему.

– Прекрасно, – проговорила Кейт ровным голосом. – Пожалуйста, проводите меня к ним.

На мгновение ей показалось, что он собирается отказать, и она сделала уверенный шаг вперед. Официант пожал плечами и повел ее в кабинет в дальнем конце зала.

Кейт уже приготовилась весело пропеть «Сюрприз, сюрприз!», когда вдруг увидела, что собеседник Райана не приземистый темноволосый Хартли, а ошеломляюще рыжеволосая, в коротком черном платье девица. Ее длинные локоны практически касались его плеч, когда она наклонялась к нему, улыбаясь и указывая что-то в меню.

«Отличные зубы», – отметила про себя Кейт. Она уже почти чувствовала их у себя на горле и сама поразилась, как вспыхнули в ней гнев и боль.

– Кейт? – Райан встал со своего места. Он выглядел абсолютно спокойным. Ни намека на растерянность. Он даже как будто не удивился. – Итак, ты решила присоединиться к нам, в конце концов?

«Однако он отлично владеет собой», – подумала Кейт с яростью. Может, он специально оставил след, надеясь, что она пойдет по нему, поймет все сама, но не решится устраивать публичный скандал? Что ж, она готова показать ему, как он ошибается.

– Да, – ответила она слегка дрожащим голосом. – Но я вижу, я вторглась…

– Вовсе нет. Я позову официанта, чтобы он принес еще стул.

Кейт покачала головой.

– О нет, дорогой. – Она издала короткий смешок. – Я не хотела бы помешать приятной беседе. Кроме того, мне надо успеть вызвать кого-нибудь, чтобы сменить в доме замки, поскольку, полагаю, ты все-таки собираешься вернуться домой вечером. – Голос у нее зазвенел, и она увидела, как на них обернулись из-за соседних столиков и испуганный взгляд старшего официанта.

Рука Райана сомкнулась вокруг ее запястья.

– Напротив, – сказал он сквозь зубы, – ты будешь сидеть, пока Пенни не решила, что ты сумасшедший лунатик.

– Меня не интересует, что решила твоя Пенни. – На щеках у Кейт горели яркие пятна, но она уже не могла остановиться. – Она, наверно, тоже писатель, поскольку предпочитает писать романы в письмах.

– Пенни здесь на работе. – Его тон был резок. – И я думаю, тебе стоит прислушаться к ее мнению. Она будет заменять Джо, пока тот в Нью-Йорке.

– Что ты хочешь этим сказать? – Кейт почувствовала, что ноги у нее стали ватными, и она с размаху опустилась на стул, принесенный наблюдательным официантом.

– Миссис Лэсситер, меня зовут Пенни Барнс, – рыжеволосая вежливо протянула руку через стол для рукопожатия. – Я выполняю обязанности редактора вашего мужа в агентстве «Чатсворт Блэйр» на время отсутствия Джо.

– Ах, вот как? – Кейт проигнорировала примирительный жест. – Так вот почему мой муж сказал, что встречается сегодня с Джо.

– На самом деле я не говорил этого. – Райан спокойно вернулся на свое место. – Это была твоя собственная идея. Три месяца назад я сказал тебе, что Джо переводят в нью-йоркский офис на год.

Кейт уставилась на него.

– Я не помню ничего подобного.

– Очень может быть. – Он смотрел на нее бесстрастно. – Ты была так озабочена контрактом на проведение нескольких свадеб, что, конечно, не слышала ни слова из того, что я тебе говорил.

Краска отлила от лица Кейт.

– Не могли бы вы принести моей жене минеральной воды? – обратился Райан к официанту. – И, пожалуйста, задержите наш заказ, пока она не посмотрит меню.

Рот у Кейт пересох. Она потрясла головой, избегая смотреть на Пенни Барнс.

– Но я не голодна.

– Ты голодна. – Его тон не допускал возражений.

До конца ланча ей оставалось сидеть тихо и вести себя прилично. Большая накрахмаленная салфетка лежала у нее на коленях, она смотрела на обеденный прибор, положенный перед ней, и думала, достаточно ли остер нож, чтобы перерезать им себе глотку.

Райан заказывал блюда для нее:

– Мадам возьмет кровяную колбасу с яблоками, филе миньон и зеленый салат.

«И цианистый калий на десерт», – безнадежно подумала Кейт.

Ланч проходил без дальнейших осложнений. Пенни Барнс была очаровательна, интеллигентна и эффектна. В любое другое время Кейт сочла бы разговор весьма продуктивным, но теперь она чувствовала только тошноту и не могла заставить себя проглотить ни куска.

Теперь она вспомнила, что Райан что-то говорил ей относительно Джо. Но ей так хотелось произвести на него впечатление своими успехами…

«Похоже, сегодня я действительно произвела на него впечатление», – подумала она горько.

О последствиях можно было только догадываться.

Райан вытащил из портфеля рукопись, и Пенни приняла ее словно Священное Писание, обещая прочитать и дать отзыв в течение двух недель.

Наконец она взглянула через стол на Кейт и виновато улыбнулась.

– Мы вас, наверно, совсем замучили своими деловыми разговорами.

Кейт качнула головой.

– Что вы. Это моя вина. Я так глупо ворвалась… – Она покраснела под ироническим взглядом Райана.

– О нет. Я думаю, это даже хорошо, когда жена писателя проявляет такой интерес к творчеству мужа. – Пенни сказала это совершенно серьезно. – Когда он поглощен книгой, вы, должно быть, чувствуете себя очень одиноко.

– У Кейт нет времени чувствовать себя одиноко. – Райан наклонился через стол, чтобы наполнить ей бокал. – У нее своя собственная карьера, которая захватывает ее целиком.

– Да? – Пенни вопросительно посмотрела на нее. – И что же это за карьера?

– Я являюсь партнером фирмы «Особые события», – спокойно ответила Кейт. – Мы организуем вечера, юбилеи, банкеты…

– Это, должно быть, весело, – Пенни засмеялась, – делать людей счастливыми, видеть их в лучшие моменты жизни.

– К сожалению, это не всегда так. – Кейт вспомнила о сорвавшейся свадьбе. Она посмотрела на часы. – Мне пора в офис. – Она отодвинула стул и встала. – Но, пожалуйста, не прерывайте вашей встречи. Я уверена, вам еще есть что обсудить. – Она слабо улыбнулась и ушла.

Кейт хотела взять такси, но тошнота не проходила, и пришлось сначала зайти в женскую комнату.

Все, чего ей сейчас хотелось, – это прислонить голову к холодной стенке кабины и подождать, пока пройдет головная боль.

Казалось, прошла вечность, пока она начала чувствовать облегчение. Кейт вышла из кабины, подошла к умывальнику, открыла кран и подставила лицо под холодную струю.

– Вы в порядке?

Она сразу поняла, что это Пенни Барнс.

– Да, вполне, – Кейт быстро обернулась.

– Вы очень бледная. Может, позвать Райана?

– Ради Бога, нет. Уверяю вас, со мной все в порядке.

– Хорошо, если так. Не хотелось бы тащить Райана на север, если бы вы заболели.

В ответ на удивленный взгляд Кейт Пенни пояснила:

– Он приглашен почетным гостем на собрание авторов триллеров в Йоркшире. Вначале думали позвать Луи Хогтона, но тот повредил ногу, и Райан, благослови его, Бог, согласился заполнить брешь.

– А, – сказала Кейт с облегчением, – понятно.

– Жаль, что вы не можете поехать с ним. Это приятное местечко, прямо на краю Дэйла. Но он сказал, что у вас много дел.

– Отчасти он прав, – проговорила Кейт ровным голосом и изобразила улыбку. – Итак, до свиданья, мисс Барнс. Приятно было познакомиться. – Она глубоко вздохнула. – Прошу простить мне мое сегодняшнее появление.

– Забудем об этом. – Пенни дружелюбно взглянула на нее. – И чтобы быть точнее, я миссис Барнс, но предпочитаю имя Пенни.

– Прекрасно, зовите меня Кейт. – Кейт снова улыбнулась и вышла.

Она поймала такси у дверей ресторана и дала водителю адрес бутика, где ей надо было забрать купленную одежду.

Пенни Барнс оказалась приятной дамой, а Райан – важным автором для издательства.

Кейт подумала, как Пенни, возвратясь в свой офис, расскажет о сегодняшнем ланче. «Боже мой, если бы вы видели ее… Райану надо вставить ее в свой следующий роман. Ревнивая жена! Кошмар!»

Она содрогнулась – надо извлечь урок из сегодняшнего происшествия. Впрочем, пока что ничего не изменилось. Если это не Пенни, значит, кто-то другой. Ведь кто-то написал то анонимное письмо. Сегодня след оказался ложным, но через несколько дней она начнет поиск сначала.

«Только, – подумала Кейт внезапно и безнадежно, – я совсем этого не хочу».

И, закрыв глаза, она почувствовала покалывание слез на веках.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кейт со страхом думала, как она вернется вечером домой и посмотрит в глаза Райану. Он запросто мог отмести все ее обвинения. А мог все признать и уйти от нее – к той, другой женщине. И это было последнее, чего она хотела.

– Как прошел ланч? – Луи весело вошла в комнату. – Чем нынче кормят в модных ресторанах?

Кейт вздрогнула.

– Кормят хорошо, атмосфера неважная, – ответила она, слегка побледнев.

Луи поиграла скрепками для бумаг.

– Кстати о еде. В субботу Нейл дает прощальный обед. Вы не могли бы с Райаном прийти?

Кейт изумленно посмотрела на нее. Нейл был темой разговоров Луи в последние три месяца.

– Прощальный?

– Он получил контракт на два года в Саудовской Аравии. Нейл предпочитает работать самостоятельно, а не скрипеть пером в главной конторе.

– И ты не возражаешь?

Луи пожала плечами.

– А что я могу сделать? Он все еще зациклен на своей предыдущей подружке. На самом деле между нами мало общего, и я решила сделать первый шаг, пока Нейл сам не объяснил мне это.

– Сочувствую.

– Ничего. Переживем. – Голос Луи звучал беззаботно. – Сначала мне было плохо, но потом я поняла, что жизнь слишком коротка, чтобы пытаться удерживать кого-то, когда он не знает, нужна ты ему или нет.

Кейт вздрогнула.

– Ты права. Я уверена, что субботний вечер пройдет отлично. Я спрошу у Райана и перезвоню тебе сегодня вечером.

«Если Райан вообще захочет говорить со мной», – подумала она.

Когда Кейт вошла в квартиру, Райан читал, сидя у открытого окна, рядом на столе стоял бокал с вином.

С кухни доносился одуряющий аромат томатов, чеснока и трав. Кейт потянула носом.

– Пахнет чем-то вкусным.

– Я приготовил фрикадельки с макаронами. – Тон у него был спокоен, даже дружелюбен, лицо – бесстрастно. Кейт вспомнила одного бывшего коллегу Райана по Сити, который рассказывал, как Райан играет в покер. «Его лицо делает его великим игроком», – сказал он тогда.

На этот раз Райан играл с их браком – и заодно с их будущим.

– Я подумал, что тебе надо съесть что-нибудь посолиднее, – сухо проговорил он. – Ты ничего не ела за ланчем.

Кейт закусила губу. Ей казалось, что он был слишком увлечен дискуссией с Пенни Барнс, чтобы заметить, как она ест.

Она поставила сумку и портфель и встала у стойки прямо напротив мужа.

– Послушай, Райан, по-моему, тебе есть что рассказать мне. Почему бы не сделать это сразу? Я уже большая девочка и переживу.

Сначала была пауза, потом он сказал:

– Мне понравились платья.

– Мне тоже, – согласилась она. – Я взяла их для благотворительного магазина.

Брови у него поднялись.

– Звучит впечатляюще. – Он снова помолчал. – Интересно, почему ты ворвалась сегодня в ресторан с автоматом наперевес?

Она сглотнула.

– Я думала, ты с Джо. Увидев тебя с Пенни, я растерялась.

– Обычно ты не реагируешь таким нетипичным образом. – Глаза у него были холодны и внимательны. – Это было захватывающее зрелище.

– Не смейся надо мной, – не выдержала Кейт. – Прекрати свой проклятый смех, черт возьми!

– Нечего было ставить себя в идиотское положение, леди! – Он вскочил и посмотрел на нее. – И уверяю тебя, мне вовсе не смешно.

Перемена была так стремительна, что Кейт в испуге отшатнулась. Райан заметил, и рот у него печально скривился.

– Что я скажу тебе, чего ты сама себе уже не сказала?

Кейт прикусила губу.

– Прости, мне очень жаль. Надеюсь, я не слишком раскачала лодку?

– Думаю, цифры моих продаж самортизируют удар.

Он шутил, но эта шутливость не могла ее обмануть.

– И вообще, сядь и выпей вина. Обед будет через двадцать минут.

Она взяла бокал, который он ей передал сплеткой, едва заметной улыбкой, села на диван и разгладила юбку на коленях.

– Меня интригует одна вещь. – Райан вновь налил себе вина. – Каким образом ты узнала, где нас искать?

Кейт стиснула зубы и ответила не сразу:

– Элементарно, Ватсон. На следующем листке остался след твоего карандаша…

– Нда-а, – протянул Райан. – Если тебе когда-нибудь надоедят твои «Особые события», смело иди в частные детективы.

Кейт отпила немного вина.

– Не думаю, что преуспею в этом. Я слишком склонна принимать поспешные решения.

– А чего ты вообще всполошилась? Пенни, Джо… в любом случае это был бы только деловой ланч. Ты обычно не беспокоилась.

Теперь был самый подходящий момент рассказать ему об анонимном письме, о ее сомнениях и слезах, об ужасе, который она испытывала от одной мысли, что их брак может каким-то образом распасться. О том, что расстояние между ними, увеличивающееся с каждым днем, возможно, скоро нельзя будет перекрыть никакими мостами.

Вместо этого она сказала:

– Просто я интересуюсь твоей работой. И всегда интересовалась. Я читала твой первый роман, когда ты еще писал его, если помнишь.

Он улыбнулся, и от его внимательного взгляда у нее перехватило горло.

– Да, – проговорил он, – помню.

Райан тогда работал за столом, а Кейт располагалась позади него в старом шезлонге резного красного дерева, с сиденьем из вельвета, который они купили за бесценок на аукционе. Ее глаза следили за каждой страницей, выползавшей из принтера. Потом наступал момент, когда он выключал компьютер и поворачивался к ней.

– Что ты об этом думаешь?

– Я думаю, это блестяще, а ты гений.

Ей было все равно, так это или нет, она говорила только то, что он хотел услышать. Потом ее руки тянулись к нему, стаскивали вниз, обнимали и ласкали, а их тела сливались…

– Но с тех пор ты не прочитала ни одной моей книги.

Кейт услышала его голос, словно во сне и очнулась.

– А разве в этом была нужда? Твои книги мгновенно становились бестселлерами, кроме того, у тебя были Квентин и Джо – люди, которые знали, о чем говорят.

– Но они не могли заменить тебя, Кати. – Он сделал паузу, затем добавил в некотором раздумье: – Я удивлен, что шезлонг еще цел.

Кейт в смятении почувствовала, что краснеет, и быстро сказала:

– И конечно, у меня была собственная карьера. – Она издала нервный смешок. – Вот мы и вернулись к тому, с чего начали.

Последовало молчание, затем Райан поставил бокал.

– Пойду, гляну, как там обед.

– Итак? – В глазах у Райана мелькнула улыбка, когда Кейт отложила нож и вилку.

– Отлично. Спасибо, Райан.


– Мне это доставило удовольствие. На десерт только свежие фрукты, к сожалению. – Он подвинул к ней блюдо с нектаринами, абрикосами и виноградом.

– Не знаю, смогу ли я. – Кейт выбрала нектарин и начала разрезать. – Да, совсем забыла: Луи зовет нас на обед в субботу. Кажется, Нейл уезжает на работу за границу и это прощальная встреча.

Райан откинулся в кресле.

– Она очень опечалена?

– Не знаю. – Кейт помолчала. – Похоже, все это время у нее был роман с женатым мужчиной, а я и не догадывалась. – Она повернулась к нему. – Не могу поверить. Мне казалось, я знаю ее лучше других.

– Что мы вообще все знаем друг о друге? – Странная нота прозвучала у него в голосе. – Она сказала тебе, кто это?

– Нет, но у меня складывается впечатление, что он связывает ее уже давно. Морочит голову, что вот-вот бросит жену. – Она вздохнула. – Бедная Лу.

– Ну, может, он и сделает это. – Райан притянул к себе блюдо с фруктами и взял гроздь винограда. – Может, он только ждет подходящего момента?

Кейт уставилась на него.

– Ты это серьезно?

Он пожал плечами.

– Иметь связь на стороне – уже до некоторой степени разрыв.

Горло у нее напряглось.

– Но если это только проходной бросок, брак может выжить.

– Хотел бы я видеть такой брак, – пробормотал Райан.

– А я уверена, что это так, – сказала Кейт убежденно. – При доброй воле обеих сторон.

– Как, дорогая, – Райан иронически вскинул брови, – ты защищаешь этого странствующего мужа?

– Ни в коем случае, – сказала она хрипловато, – я на стороне жены.

– Не зная обстоятельств? – спросил он тоном наставника. – Она может быть виновата не меньше его.

– Или может просто жить в фальшивом раю, не имея представления о реальном положении вещей, – быстро нашлась Кейт.

– Я вообще полагал, что твои симпатии на стороне Луи.

– Разумеется. Я только хотела бы, чтобы она встретила, наконец, нормального мужчину и была счастлива.

Райан взял с подноса еще одну гроздь.

– О'кей, я тоже этого хочу, так что в субботу помашем Нейлу на прощание, и хватит об этом.

– Тем более что до твоего отъезда в Йоркшир осталось совсем немного времени.

Брови у Райана опять взлетели.

– Девушка-детектив является вновь. Я собирался сказать тебе об этом только сегодня вечером.

– Ну, так скажи, – медленно проговорила Кейт. – Нет, лучше спроси. Спроси, что я об этом думаю.

Райан пожал плечами.

– Ты обычно так занята, дорогая, что, полагаю, даже не заметишь моего отсутствия. – Он помолчал. – Кроме того, краткая разлука может быть полезной – нам обоим надо хорошо подумать.

О чем ты хочешь думать? – хотелось крикнуть ей, но она только сказала:

– Не говори ничего Луи, ладно? Я имею в виду, о ее любовнике. Она наверняка не собиралась ничего мне рассказывать.

– Буду нем как рыба, – беспечно улыбнулся он. – А теперь сядь, я принесу тебе кофе.

– Какой сервис. – Она послала ему ответную улыбку. – Может, тебе надо почаще уезжать из дому?

– Может быть. Я об этом подумаю.

Он повернулся и ушел на кухню. Кейт смотрела ему вслед и слушала глухие удары сердца. Это что, предупреждение и их браку пришел конец? Что он хотел сказать? Что у него появилась тайная любовь? Любовь, которой он больше не может сопротивляться?

Она сделала глубокий вдох. Что бы ни имел в виду Райан, пока что их жизнь должна идти как обычно.

Кейт поднялась и подошла к телефону.

– Луи, – сказала она, – мы придем в субботу. До встречи.

Кейт провела щеткой по волосом – блестящие пряди мягко легли вокруг лица. Она долго готовилась к сегодняшнему вечеру. Если бы еще был свободный день, она сходила бы в салон красоты, сделала массаж, расслабилась. Надо быть в форме, если она хочет удержать Райана и сохранить брак. После ее оплошности с Пенни Барнс она делала попытки убедить себя, что ее сомнения и слезы беспочвенны и это анонимное письмо было случайностью.

Внешне у них все нормально. Она и Райан делят крышу и отчасти кровать, встречаются коротко за завтраком и обсуждают планы на предстоящие дни за вечерней трапезой.

Но почему Райан так неуклонно вежлив и сдержан во время ее повторяющихся приступов тошноты – ведь между ними давно не было действительной близости?

«Раньше мы шли друг к другу, – думала она, – теперь мы двигаемся кругами на цыпочках, боясь заглянуть в запретную зону».

Конечно, прервать любовный экстаз и рвануть в ванную, испытывая нестерпимую тошноту, было бы самым несексуальным из всех возможных вариантов. Однако и дожить до того момента, когда разделять с ним постель станет просто привычкой, ей хотелось меньше всего. Если это произойдет, тогда разрыв точно будет неизбежен.

Сейчас Кейт жалела, что уничтожила то письмо. Лучше пережить объяснение, чем мучиться от постоянной неизвестности.

Между тем Райан жил полной жизнью: готовил заметки к семинару, правил рукопись, внося изменения, предложенные Пенни, а Квентин и Пенни были полны энтузиазма и предсказывали, что книга станет бестселлером. Кейт принимала звонки, прослушивала автоответчик, составляла график встреч с агентом и издателем. Неожиданно на работе пришло много заявок, хватило бы до конца этого года и еще на часть следующего. Раньше она трепетала бы от восторга, теперь же, впервые, успехи компании были для нее далеко не на первом месте.

Кейт стояла, критически рассматривая себя в зеркале. Платье она выбрала не новое, но это было одно из тех, которые нравились Райану: из мягкого черного крепа, с глубоким вырезом спереди и юбкой с застежкой на бедре.

Черные чулки и черное шелковое белье.

Она наложила тени и подрумянила щеки, а рот у нее сиял, как сказочная роза.

«И это должно подействовать», – подумала она, поворачиваясь, чтобы взять сумку. Кейт шла на битву. Она должна удержать Райана во что бы то ни стало, пока не исчезнет последняя надежда. И даже после этого.

Она чувствовала себя до смешного неловко, когда спускалась по лестнице.

Райан говорил по телефону по поводу семинара. Он повесил трубку и обернулся. Она увидела, как глаза у него расширились, а взгляд стал внезапно целеустремленным.

Ее груди под шелком напряглись, дрожь желания пробежала к бедрам.

– Как я выгляжу? – Голос у нее слегка дрогнул.

В последний раз, когда она надевала это платье, она задавала тот же вопрос, вертясь на одной ноге. Глаза, голос, тело – все в ней тогда было дразнящим и провокационным.

– Итак, хорошо ли я выгляжу? – повторила она, не столько спрашивая, сколько утверждая со всей уверенностью в своей сексуальной силе.

– Так хорошо, что тебя хочется съесть! – проговорил он хрипло. Он пересек комнату, его руки рванули застежку на платье и скользнули вниз, в то время как рот неторопливо брал пошлину с ее рта. Он целовал ее шею, раздвигая вырез на платье так, чтобы обнажилась грудь.

Им нужно было быть на вечеринке по поводу выпуска книги одного из авторов Квентина, и они страшно опаздывали. Все ее существо возмущалось при воспоминании об этом.

«Вспомни! – кричали ее глаза. – Вспомни, как это было. Как это может быть снова».

– Потрясающе, – медленно проговорил он. – Его глаза остановились на ее груди, изящной линии бедер… А потом опустились на часы. – Такси, которое я заказал, должно быть уже внизу.

– Мы могли бы отослать его. – Она почувствовала, как бьется жилка у нее на шее, и ждала.

Райан вскинул брови.

– Могли бы, – согласился он, – но это было бы невежливо по отношению к Луи, которая ждет нас и которая заслуживает особого внимания с нашей стороны именно сейчас.

Она уже проглотила свою гордость.

– Ты прав, конечно, нам нельзя опаздывать.

Она взяла жакет и сумку и прошла мимо него, гордо подняв голову и стараясь не думать, что, возможно, все уже слишком поздно.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Это, наверное, была не худшая вечеринка в её жизни, но и далеко не лучшая.

Луи встретила их в платье того самого красного цвета, в который в Англии красят почтовые ящики, а ее улыбка была несколько фальшивой.

Несмотря на превосходный обед, Кейт с усилием заставляла себя есть и бодро хвалить блюда, стараясь заглушить громкий стук своего сердца. Пугающие вопросы вились у нее в голове.

Через стол она наблюдала за Райаном, надеясь уловить хоть что-то за холодной маской, но безуспешно – за весь обед Райан не выговорил ни слова, помимо вынужденных ответов. Кейт чувствовала, как отчаяние захлестывает ее.

При этом она каким-то образом умудрялась болтать и смеяться, спрашивать Нейла о его новой работе, обсуждать преимущества и недостатки его нового места жительства. Однако вопреки ее усилиям веселье за столом имело все признаки затухания, и Кейт облегченно вздохнула, когда после кофе Нейл извинился и, сославшись на необходимость собирать и упаковывать вещи, ушел.

Кейт помогла Луи загрузить грязную посуду в машину.

– Ты не жалеешь, что он уезжает? – осторожно спросила она.

Луи глянула на нее.

– Знаешь, Нейл подобен тем нарядам, которые обычно хранят в дальнем углу гардероба на тот случай, если потеряешь в весе несколько килограммов или изменишь цвет волос. – Луи скорчила гримасу. – В принципе он считает свой контракт ловким жестом в сторону жены. Он думает, что, узнав о его отъезде, она все бросит и прибежит к нему в слезах раскаяния. Но, в общем, он хороший парень и может стать для какой-нибудь женщины превосходным мужем.

– Но не для тебя.

Луи потрясла головой.

– Ни за что на свете.

Кейт помолчала и вновь осторожно спросила:

– Ты все еще думаешь о том, другом человеке?

Луи кивнула, уставившись в пол.

– Да, я хочу еще попытаться. Действительно заставить его выбрать. Тогда я, по крайней мере, буду знать…

– А не поздно теперь знать?

Луи подняла на нее внимательный взгляд.

– Может быть. Но я боюсь не справиться с последствиями.

– Но если его брак распадется… Если он несчастлив, а жена не хочет удерживать его насильно…

– Она не хочет? – Луи скривила рот. – А кто сказал, что она вообще что-то заметила? Может, у них так было всегда.

Кейт поколебалась.

– А дети есть?

– Нет, – Луи потрясла головой. – Думаю, в этом главная проблема: он хочет иметь полноценную семью, она же предпочитает карьеру.

Кейт закусила губу.

– И что ты собираешься делать?

Луи бросила на нее острый взгляд.

– Прямо сейчас я собираюсь очистить стол, пока ты приготовишь нам очень крепкий кофе.

– Но ты же явно решила идти до конца. – Кейт успокоительным жестом положила руку ей на плечо.

– Да, – ответила Луи и подняла на Кейт несчастные глаза. – Ты думаешь, я не права?

– У меня нет никакого морального права судить об этом, – мягко сказала Кейт. – Не знаю, что бы я делала на твоем месте, но, что бы ты ни решила, я всегда буду на твоей стороне.

Луи слабо ей улыбнулась и вышла из кухни.

Кейт включила кофеварку. На душе было тяжело. Увлекшись заботами о собственном браке, она проглядела трагедию Луи, забыла, что другие женщины тоже страдают.

– Боже, я стала эгоцентристкой, – обругала она себя.

Она открыла холодильник и заглянула в него. Луи не была запасливой. В холодильнике оказалось несколько яиц, немного йогурта, молоко и остатки сливок для кофе. И, конечно, три бутылки шампанского. Без этого Луи не обходилась никогда.

Кейт разлила кофе по чашкам и понесла поднос в комнату. Когда она плечом толкнула дверь, то увидела Луи и Райана, стоявших рядом у окна. Он что-то мягко, но настойчиво говорил ей, а она смотрела на него снизу вверх, и лицо у нее внезапно стало растерянным и каким-то незащищенным. Кейт они не заметили.

Она уже хотела сказать: «Хай, вы еще помните меня?» – или что-нибудь бодрящее в том же духе, чтобы разрядить атмосферу, но слова не шли.

Запах кофе защекотал ей ноздри, и Кейт поняла, что теперь всегда этот запах будет вызывать у нее в памяти две фигуры у окна – ее муж и ее подруга.

Она заставила себя пройти вперед и поставить поднос на стол. Чашки зазвенели, и Райан резко повернул голову.

– Свежее подкрепление, – объявила она нарочито бодрым тоном. – Подходите и пользуйтесь.

– Как ты быстро. – Луи улыбалась, но на щеках у нее горел яркий румянец. Кейт показалось, что они с Райаном о чем-то спорили…

Все трое уселись за стол, как делали это не однажды и раньше, но в этот раз что-то не заладилось. Смех рождался и умирал, повисая в воздухе; и было много, слишком много молчания. Кейт чувствовала, что еще немного, и она задохнется в этой вязкой тишине, и она вдруг начала говорить: об их работе, о невероятном количестве заявок, навалившемся в последнее время, о сумасшедших клиентах с их безумными запросами. Кейт говорила не останавливаясь, почти захлебываясь, смеясь над собственным остротами.

– И самое интересное, – добавила она с героической улыбкой, – что многие уже приходят по рекомендациям! Наша популярность растет. Если так пойдет и дальше, мы скоро начнем принимать заказы наследующее столетие!

Райан налил сливок себе в кофе.

– Мои поздравления. – Он сказал это как-то неуверенно. – Теперь вы вполне независимы.

Она пристально посмотрела на него.

– Ты произносишь это как приговор.

– Боюсь, так оно и есть, – вставила неожиданно Луи.

Кейт постаралась засмеяться, но у нее не вышло.

– Ты шутишь, конечно. Мы добились успеха, который все более укрепляется.

– Ради чего?

Кейт секунду поколебалась.

– Как – ради чего? Мы завоевали место на рынке. Наша финансовая стабильность, наконец.

– О да! – В голосе Луи звучала горькая ирония. – Остается только надеяться, что все эти радости стоят того, чтобы на них класть жизнь. – Она поймала недоуменный взгляд Кейт и пожала плечами. – Прости, дорогая, к тебе это не относится – у тебя есть альтернатива.

– У меня? – Кейт беспомощно взглянула на нее.

– Вероятно, Луи имеет в виду меня, – очень осторожно проговорил Райан. – Наш брак.

– О! – Кейт показалось, что она наткнулась на стену. – О да, конечно.

– Конечно, – эхом отозвался Райан. – И на этой оптимистической ноте, моя дорогая, я предлагаю вернуться в наш общий дом и дать Луи немного отдохнуть.


– У вас с Луи был спор? – Кейт взглянула на Райана из своего угла такси.

– Почему ты так решила? – Темная фигура в противоположном углу кабины была неподвижна.

– Так, показалось.

Он промолчал.

– И ты не собираешься рассказать мне об этом?

– Ты сама уже все знаешь. – Тон у него был сух.

– Она рассказала тебе о своем другом мужчине? – Кейт не смогла сдержать удивления. – И что она собирается делать?

– Это осталось при ней.

– Но почему она вообще рассказала тебе обо всем?

– А почему нет? Ты же сделала это, между прочим.

– Ну, это другое дело. – Кейт неуверенно помолчала. – Ты мой муж, я и рассказываю тебе все.

– Да что ты говоришь! Как лестно!

– И не надо шутить. Это не смешно.

– А я и не шучу. – Голос его прозвучал жестко. – Я понял так, что ты посоветовала ей прислушаться к зову сердца и плевать на последствия.

– Ну не совсем так…

– Но почти.

Она судорожно вздохнула.

– Нет, мне это нравится. Ты был единственным, кто сказал, что нечестный брак не имеет права на существование.

– Но это не значит, что я защищаю Луи и толкаю ее на неверное решение. – Он сказал это громче, чем следовало, но тут же овладел собой. – И вообще, Кейт, ты бы лучше не вмешивалась.

– А как ты расцениваешь собственное вмешательство? Как братский совет?

– Я не давал советов. – Он выразительно посмотрел на нее. – Я лишь сказал, чтобы она была осторожна. Поскольку последствия могут быть катастрофичны.

– Ты мудр не по годам!

– Что дает мне основание надеяться, что ты думаешь так же. – Он помолчал. – Кому сейчас и нужна мудрость, так это Луи.

– Она сделает все правильно, я в этом не сомневаюсь, – сказала Кейт уверенно.

– Посмотрим, – коротко бросил Райан и погрузился в молчание.

Кейт съежилась в своем углу. Не следовало посвящать Райана в чужие проблемы – это только увеличило расстояние между ними.

Они поднялись на лифте молча, но перед дверью в квартиру Кейт задержалась.

– Я не хочу, чтобы мы ссорились, Райан.

– Но нельзя всегда и во всем соглашаться, Кати. – Он пропустил ее вперед.

– Все равно, все как-то странно. – Она уронила жакет на диван и повернулась к нему лицом. – Ты должен чувствовать это!

– Да, и я думаю, что несколько дней в разлуке будут благотворны. – Райан снял пиджак и ослабил галстук.

– Несколько дней, – отозвалась она с горечью. – Мы в разлуке уже недели. Или ты не заметил?

– Я заметил.

– И ты так спокойно говоришь об этом! – Кейт сделала шаг к нему. – Я хочу поехать с тобой в Йоркшир.

Он бросил на нее взгляд.

– Я думал, за своей работой ты ничего не замечаешь. Кроме того, ты ни разу не пригласила меня ни на одну из ваших вечеринок в ресторане.

– Это совсем другое дело, – запротестовала она. – Я там всегда как официальное лицо.

– Ну да, – иронически сморщился он, – а я, конечно, еду на север исключительно для поправки здоровья.

– Я не это имела в виду, – проговорила Кейт устало. – Я знаю, что ты едешь читать лекции. Я могла бы греться в лучах твоей славы…

Он покачал головой.

– Не в этот раз, Кати.

Рот у нее стал сухим, сердце забилось неровно.

– Ты действительно против того, чтобы я поехала?

Он вскинул брови.

– А ты действительно так этого хочешь? – Он вплотную подошел к ней, обхватил сильными руками и привлек к себе. – Весь вечер я смотрел на тебя, – промурлыкал он, – думал о тебе и о том, чем мы занимались, когда бывали одни.

Он наклонился, привычно нашел ее губы и, обнимая одной рукой, начал другой расстегивать застежку на платье.

Когда мягкая ткань скользнула вниз, Райан посмотрел на Кейт, и дыхание у него прервалось.

– Боже! – вырвалось у него с тоской. – Да ты, понимаешь ли, хоть немного, как ты прекрасна, как соблазнительна?

Он притянул ее к себе за бедра и прижался ртом к ее рту.

Кейт не ожидала такого натиска. Она чувствовала, что перестает владеть собой, дыхание перехватило, когда Райан потянул за узкую ленточку лифчика, и соски напряглись под его пальцами. Его губы скользнули по шее, по плечу, и голова у нее беспомощно запрокинулась, когда они нашли грудь…

Он провел ладонью по ее животу, ища повлажневший шелк, и Кейт вздрогнула в первобытном экстазе, инстинктивно отдаваясь его ласке, задыхаясь в его руках. Кончики ее пальцев ласкали ему спину, пробегая по позвоночнику, ощущая игру мускулов. Райан целовал ее тело, заставляя его изгибаться от страсти. Она была уже близка, она хотела его внутрь себя.

– Подожди, – прохрипел он и снова наклонил голову. Она чувствовала его дыхание на внутренней стороне бедра. – Все, иди ко мне.

Она хотела еще что-то сказать, но было уже поздно – мир завертелся в экстатической спирали. Кейт издала крик переполнявшей ее страсти, пока все ее существо содрогалось в глубоких конвульсиях, достигших высшей точки.

У нее на глазах показались слезы, и Райан вытер их рукавом своей порванной рубашки. Она вновь попыталась сказать что-то, но он приложил палец к ее губам и снова начал целовать, нежно касаясь лба, век, губ, проводя рукой по шее, груди, бедрам…

И глубоко внутри она почувствовала возбуждение от нового прилива страсти.

– Может, перейдем на кровать? – прошептала она.

– Чуть позже, – отозвался он.

– Это слишком скоро для меня.

– Сейчас увидим…

Его ласки становились все настойчивее, все смелее. Когда она попыталась ответить ему, проведя ладонями по спине, Райан потряс головой, схватил ее за запястья и положил ее руки ей за голову. И почти сразу она поняла, что именно это и было нужно. Последнее напряжение ушло, и она с удивлением обнаружила, что уже скоро…

Все ее тело, казалось, вздохнуло от радости, когда он вошел в нее, втягивая ее в своей ритм, увеличивая его неуловимыми переходами, толчками, проникая все глубже.

Кейт обвила его плечи руками, охватила ногами талию, удерживая его внутри себя, двигаясь ему навстречу, приближаясь к последнему пределу, от которого нет возврата.

Она услышала, как голос Райана прервался на ее имени.

Они долго молча лежали в объятиях друг друга. Ее голова покоилась на его плече, его губы касались ее волос.

– Ты не замерзла?

Она только слегка вздрогнула, но он это заметил.

– Немного. – Кейт села, чувствуя странную застенчивость – она все еще была в чулках. – Эти чулки… Прямо девушка с журнальной вкладки.

Райан лениво улыбнулся.

– Ты выглядишь точно как в моих фантазиях.

Она потянулась за одеждой.

– Мы еще ни разу так не делали. Любовь на ковре.

– Значит, будем делать. – Райан отвел в стороны ее юбку и приложил губы к бледной коже выше чулок. – По крайней мере, этот проклятый ковер оправдывает свое существование.

Он вскочил на ноги и притянул ее к себе.

– А в постели ты можешь это делать? Или только на ковре?

– А ты еще на что-то способен? – Кейт изобразила удивление.

– Хочешь попробовать?

– Ну, хвастать-то ты умеешь, – поддразнила она.

– Ох, держись! – Он подхватил ее на руки и понес в спальню. Тело у Кейт горело, а в душе, в самой глубине, еще неуверенно, несмело расцветала надежда.

«Теперь все будет ол райт, – думала она. – Иначе и быть не может».

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кейт просыпалась медленно, потягиваясь, как кошка. Закрыв глаза от пробивающихся через занавески лучей солнца, она уносилась мыслями к событиям минувшей ночи и блаженно улыбалась.

Заниматься любовью с Райаном всегда было хорошо, но раньше это было как-то уютно, по-домашнему. Несколько по-семейному. Последняя ночь открыла что-то новое. Это было как будто в другом измерении. Они, как два странника, встретившиеся в первый раз, выведывали друг у друга самые сокровенные тайны, восходя к вершинам наслаждения. В Райане открылась какая-то первобытная ненасытность, дикость, за которой мрак. И в ней самой навстречу ему поднималась неожиданная, неведомая ей сила.

Кейт протянула руку и… Глаза у нее моментально открылись: рядом никого не было.

Она-то думала, что он проспит до полудня – прошедшая ночь довела их до полного изнеможения.

Но если его тут нет, то где же он? Она замерла, прислушиваясь к шуму воды в ванной, и уловила знакомые звуки с нижнего этажа, из кухни. Она тут же успокоилась: конечно, он готовился к поездке и ему пришлось вылезти из постели пораньше, пусть даже на полусогнутых.

Кейт улыбнулась и снова нырнула под одеяло: ей тоже надо шевелиться, если она собирается ехать с ним. А она собирается! Возьмет небольшой отпуск. Луи спокойно продержится без нее несколько дней. Может, это отвлечет ее от собственных проблем.

А ей нельзя больше отпускать Райана от себя. Ни в коем случае.

Кейт быстро оделась и сбежала вниз. Она остановилась и огляделась, чувствуя странную робость. Ей хотелось, чтобы Райан подошел к ней, обнял…

Его кожаная дорожная сумка уже стояла застегнутая посреди прихожей, дверь в кабинет была приоткрыта.

Кейт тихонько подошла и заглянула: Райан возле стола укладывал папки в портфель. Когда дверь скрипнула, он обернулся и вскинул брови.

– Я тебя разбудил? Извини, я хотел дать тебе поспать. – Тон у него был сочувственным, но голос звучал как-то слишком ровно. Не такого приветствия она ожидала.

Кейт изобразила улыбку.

– Итак, мои планы изменились. – Она бросила взгляд на часы. – Сколько времени ты мне дашь, чтобы предупредить Луи и бросить несколько тряпочек в сумку?

Райан молча застегнул портфель.

– А что ты собираешься делать?

– Я собираюсь ехать с тобой. – Она засмеялась и откинула волосы с лица. – Не знаю, будет ли Йоркшир идеальным местом для второго медового месяца, но я сделаю для этого все возможное.

Она подождала, ища на его лице явных признаков удовольствия.

– Что-нибудь не так? Ты не рад, что я буду с тобой?

– Я в восхищении, – сухо проговорил он, – но, к сожалению, это невозможно. – Короткая улыбка слегка скривила ему рот. – В другой раз, может быть.

Было теплое солнечное утро, но Кейт вдруг стало холодно. Она обхватила себя руками, чтобы согреться.

– Насколько я поняла, от меня отмахиваются.

– Вовсе нет, но каждый из нас занят своим делом, и иногда эти дела разводят нас в разных направлениях. – Райан пожал плечами. – Это как раз такой случай.

– Ну, ты, кажется, делаешь в своем направлении крупные успехи.

– Конечно, это не великое достижение, – отозвался он, засовывая в сумку портативный компьютер. – Ты сама всегда даешь ясно понять, как важен для тебя твой бизнес, и ни разу даже не попыталась сделать усилие и оставить свой золотой прииск без присмотра. И, кроме того, лекции, на которых меня попросили провести еще и пару семинаров, предназначены для начинающих писателей. – Он вновь послал ей косую улыбку. – А мы оба знаем, что ты от них не в восторге.

– И это тебя до сих пор заботит? – Кейт сделала глубокий вдох. – Ты не можешь забыть, что я не хотела, чтобы ты бросал свою работу в Сити?

– Немного больше доверия было бы желательно.

– Но я верила в тебя, – запротестовала она. – Я верила в твое призвание писателя.

– Но не в мою способность преуспеть в нем. – У него в голосе зазвучала ирония. – Ты бы предпочла, чтобы оно оставалось приятным хобби, только после рабочего дня. Нечто, чтобы держать меня дома по вечерам.

Она поморщилась.

– Я боялась, – сказала она, защищаясь. – Это казалось слишком рискованным…

– Я чувствовал этот риск каждый день у себя в офисе, – жестко оборвал он. – Ты даже представить себе не могла, с какими деньгами я имел дело. И поскольку ты не знала о них, они тебя и не беспокоили.

– Так поэтому ты не хочешь, чтобы я поехала с тобой в Йоркшир?

– Нет, – ответил он. – Просто мне кажется, мы договорились, что каждому из нас необходимо какое-то пространство.

– Если так… – Кейт замялась, – могу я спросить, зачем была последняя ночь?

– Я думаю, для секса, – сказал он. – Удовлетворение обоюдного желания. Или я не прав?

– Ты ублюдок! – Голос у нее задрожал. – Как ты смеешь со мной так обращаться? Словно я кусок пирожного.

– Ну, я подумал, что ты предлагала себя. Это платье, белье… По-моему, я не ошибся.

Она вздернула подбородок.

– Убирайся отсюда. Катись в свой проклятый Йоркшир, надеюсь, там тебе пространства хватит. И можешь не возвращаться.

– Как это неожиданно, дорогая, – протянул нараспев Райан. – Только минуту назад ты говорила о втором медовом месяце.

– Это было, когда я еще думала, что у нас семья, а не пошлая шутка.

Она повернулась и вышла из комнаты.

В спальне Кейт присела на край кровати, стараясь унять сердцебиение.

Она прислушалась, не идет ли следом Райан – помириться, сказать, что прошлая ночь не была ошибкой.

А может, ей лишь показалось, что минувшей ночью они были близки не только физически, но и духовно?

Как бы то ни было, нельзя позволить ему уехать подобным образом. Долой гордыню, она первой должна сделать шаг к примирению. Позвонить ему, спросить о чем-нибудь нейтральном – например, когда должна закончиться конференция… И уговорить его взять ее с собой. Убедить, что им необходимо все, наконец, выяснить. «Восстановить линию коммуникации, – сказала она себе, – вместо холодного, отчужденного молчания».

Кейт медленно поднялась, застегивая платье, и услышала щелчок запирающейся двери.

«Райан!» Ее голос эхом отразился в пустой квартире. Она побежала вниз, молясь, чтобы это оказалось ошибкой. Но Райана не было.

И в первый раз с неожиданной ясностью она поняла, что Райан действительно может не вернуться.

Это был самый длинный день в ее жизни. Большую его часть она просидела, съежившись, в углу дивана, уставив сухие глаза перед собой, время, от времени переходя в кухню, чтобы выпить очередную чашку кофе.

Много раз Кейт слышала выражение: «Быть в преддверии ада», но только теперь поняла, что это значит.

Ей нужен был собеседник, кто-то, кто убедил бы ее, что все будет хорошо.

Она позвонила Луи, но наткнулась на автоответчик.

Она даже позвонила матери Райана, в надежде, что миссис Лэсситер позовет ее к себе, если она скажет, что одинока. Но там никто не ответил.

Как будто все куда-то разъехались и только она осталась.

Тогда Кейт начала высчитывать время, которое понадобится Райану, чтобы добраться до места, когда он сможет поднять трубку и позвонить ей.

Он говорил, что будет там к ланчу. Конечно, ему понадобится некоторое время, чтобы устроиться, проделать все формальности. А потом он, естественно, позвонит ей. Он, разумеется, не принял ее разговоры при отъезде всерьез. Она просто обижена и расстроена, и он, конечно, сделает на это скидку.

В два часа пополудни Кейт готова была признать свое полное поражение. Было ясно, что Райан не позвонит.

«О'кей, – процедила она сквозь зубы. – Тогда гора пойдет к Магомету».

Она знала название старой деревенской гостиницы в Дэйле, где он остановился. Простой телефонный звонок в администрацию, и у нее будет номер его комнаты.

– Алленгарт-Центр, – ответил приятный женский голос. – Чем могу быть полезна?

– Я хотела бы поговорить с Райаном Лэсситером, пожалуйста.

Последовала короткая пауза, затем голос сказал:

– Сожалею, но он еще не прибыл.

– Но вы ждете его к ланчу?

На другом конце провода послышался смех.

– Простите, нет. Конференция начнется завтра после обеда. Мистер и миссис Лэсситер должны прибыть к этому времени. Не раньше.

Горло Кейт внезапно парализовало.

– Извините, я не сообразила, что миссис Лэсситер будет с ним, – хрипло выдавила она.

– О да, – сказала женщина дружелюбно. – Он сообщил об этом, когда согласился приехать. У нас очень приятные апартаменты для важных гостей, когда они приезжают не одни. – Она сделала паузу. – Ему что-нибудь передать?

– Нет, благодарю вас. – Кейт едва справилась с собой.

Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы положить трубку на место.

Нет сомнений, он не собирался брать ее с собой, у него были другие планы: приятное путешествие на север, остановка в интимном баре, где они однажды побывали…

«Ройал Ок» в Стреттон-Халле, вспомнила она. Любимый бар Райана. Они ехали по дороге вдоль реки, наблюдая за лебедями и шотландскими куропатками, а потом вернулись в большую комнату на втором этаже, посреди которой стояла большая кровать с балдахином на четырех столбиках, а боковая дверь вела в старинную ванную комнату, в ванне которой могли уместиться двое…

Она прижала кулак к губам, заглушая стон.

Как же он мог любить ее так минувшей ночью, если знал, что проведет несколько дней с любовницей, той, другой, которая бросала тень на ее жизнь последние недели?

Если только это не было прощальным спектаклем, конечно.

«А я выгнала его, – подумала она с ужасом. – Я практически послала его к ней».

Она ходила по комнате, обхватив плечи руками, голова шла кругом.

У нее было двадцать четыре часа, чтобы доехать до Йоркшира и предстать перед ними. А что еще она может сделать? Ее довольно долго водили за нос, теперь пришло время нанести ответный удар.

Есть не хотелось, но Кейт заставила себя разогреть банку томатного супа. На ночь она постелила себе на диване. Снотворное погрузило ее в сон без сновидений и отдыха.

На следующее утро Кейт проснулась с головной болью и уже собралась позвонить в офис и сообщить, что она не придет, однако перспектива провести еще один день в четырех стенах, слоняясь из угла в угол и думая о Райане и его любовнице, заставила ее встать, проглотить таблетку парацетамола и выйти на улицу ловить такси. Дебби встретила ее с вытянутым лицом.

– Луи не пришла, – доложила она. – Там на машине, на ветровом стекле была записка, что она плохо себя чувствует.

Кейт сразу погрузилась в работу. Дождавшись полудня, она снова позвонила в Алленгарт-Центр, где на этот раз ответил мужчина, и спросила миссис Лэсситер.

Сердце громко стучало, пока она ждала ответа.

– Прошу извинить, мадам. – Это был опять мужской голос. – В их номере никто не отвечает.

– Но они там? – Свободной рукой она ухватилась за край стола, так что побелели ногти.

– Имя мистера Лэсситера значится в регистрации, мадам. Попробуйте позвонить позднее. Или что-нибудь передать?

– Нет, спасибо.

Она сказала Дебби, что уйдет пораньше, и пошла за угол к цветочнику. Ей надо было высказаться, и Луи казалась самым подходящим для этого человеком. Пока ей подбирали цветы, Кейт прошла через соседнюю дверь и купила вина. Они утопят свои беды вместе.

Улица с рядами домов с террасами была залита лучами солнца. Кейт заплатила за такси и прошла по дорожке к парадной двери, обменявшись короткой улыбкой с женщиной, сажавшей цветы у соседнего дома.

Она позвонила и подождала, но ответа не последовало.

Может, Луи действительно больна? Она постучала и позвала через прорезь для писем:

– Луи, это я. У тебя все в порядке? Пожалуйста, открой.

– По-моему, ее нет дома. – Голова соседки появилась над изгородью. – Я видела, как она шла к такси вчера с чемоданом, и не помню, чтобы она возвращалась.

– А вы не ошибаетесь? – быстро спросила Кейт. – Она не пришла на работу, сказавшись, больной.

– Но я видела ее. – Женщина поколебалась. – Как вижу теперь вас. – Она помолчала. – Может, Луи поехала в дом отдыха? – предположила женщина участливо, затем глянула на Кейт. – Вам нехорошо? Вы просто побелели. Вы не упадете в обморок?

«Нет, – подумала Кейт, прикусывая губу чуть не до крови, – я не упаду в обморок, не закричу и не заплачу».

– Очень жаль, что я ее не застала, – проговорила она вслух. – Но мне кажется, я знаю, куда она поехала.

Кейт отдала розы женщине.

– Спасибо. – Женщина благодарно взяла букет. – Ей передать что-нибудь? Если я ее увижу, конечно.

– Нет, спасибо. – Кейт пошла к воротам. – Думаю, я увижу ее раньше.

Она завернула за угол и вошла в кафе. Заказав черный кофе, Кейт села за самый дальний столик: надо было прийти в себя и обдумать ситуацию.

«Луи, – подумала она с тоской. – Луи и Райан».

Теперь многое становилось понятным. Званый обед, две фигуры у окна… Лицо Луи, обращенное к нему…

И она, дура, стенающая над Луи.

Райан пытался предупредить ее, теперь это ясно.

И та ночь… Чтобы отвести подозрения, подумала она, проглатывая ком в горле.

Всякое желание ехать в Йоркшир исчезло. Последнее, чего ей хотелось, – это видеть их вместе.

Муж… Подруга… Предатели!

Кофе показался слишком горьким. Кейт вышла из кафе и сунула ненужную бутылку вина в ближайший мусорный ящик. Голова раскалывалась, думать о чем-либо было невозможно, идти домой одной в пустую квартиру – тоже… Ей вдруг стало страшно.

Говорят, лучшее место, чтобы спрятаться, – это толпа. Кейт повернулась и пошла к центру города. Поесть, хочет она того или нет. Посмотреть кино.

Надо заставить Райана пожалеть, думала она. Пальцы сжались в кулаки. Он должен страдать, как она теперь страдает. Она должна отомстить.

Кейт остановилась на перекрестке, глядя на черное такси, когда ей на плечо легла чья-то рука. Кейт чуть не вскрикнула от страха и резко повернулась, вцепившись рукой в ремень сумки.

– Господи, я извиняюсь. – Псевдоагрессор произнес это с настоящим шармом. – Я не хотел вас испугать. – Он помолчал. – Боюсь, вы меня не помните.

– Ну почему же? – медленно произнесла она. – Я отлично вас помню. Вы Питер Гендерсон.

Он кивнул.

– Несостоявшаяся свадьба. Они зарегистрировались на следующей неделе при двух свидетелях. – Он улыбнулся. – Точно как мы предполагали.

– Значит, все к лучшему.

– А что вы здесь делаете? По-моему, ваш дом довольно далеко отсюда?

– Я приехала навестить подругу. – Кейт сделала паузу. – А оказалось, что подруги больше нет.

– Тогда ее потеря в мою пользу. – Его лицо озарилось надеждой. – Есть шанс выпить вдвоем, пока вы не уехали домой.

Кейт взглянула на него. Сегодня, в элегантном костюме, он выглядел иначе. И он по-прежнему интересовался ею.

Вот как она отомстит Райану.

Она разлепила сухие губы в подобии улыбки.

– Спасибо, я с удовольствием.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Нет, это просто изумительно. Какая счастливая встреча! – Питер Гендерсон снял очки, Кейт в ответ сняла свои темные. – Не могу поверить. Я звонил вам, но вы были, как мне показалось, в другом мире.

– Да, знаете… – Кейт держала за ножку бокал с вином, – у меня сейчас голова забита кучей проблем.

Он пристально взглянул на нее.

– Я действительно напугал вас? Вы до сих пор выглядите несколько зеленовато, я хотел сказать – болезненно.

Смешок облегчения вырвался у нее.

– А вы, однако, льстец.

– А вы уверены, что вполне здоровы?

– До некоторой степени. – Она оглядела переполненный зал. – А здесь приятно.

– Да, мне здесь нравится. – Он помолчал. – Я думал о вас. О том, как идут ваши дела.

Кейт опустила веки.

– И я думала о вас.

– Правда? – Его удивление было так неподдельно, что Кейт почувствовала укол совести. – А как поживает известный писатель? – вновь начал он после небольшой паузы.

– Он… он уехал. – Она опустила глаза.

– В самом деле? Означает ли это, что вам не надо бежать домой вечером, и вы можете со мной пообедать?

– О, я вижу, вы уже строите планы. – Кейт предостерегающе подняла руку.

– Отнюдь. Мои амбиции не простираются дальше совместного обеда одиноким вечером в понедельник. Вы не можете отказать мне второй раз.

Она не собиралась говорить ему, что ее амбиции обедом не заканчиваются… Она засмеялась.

– Хорошо, а то я уже планировала открыть одну очень привлекательную консервную банку…

Пока он заказывал столик по телефону, Кейт вышла в туалет.

Она взглянула на себя в зеркале над умывальником: блеск в глазах, пятна румянца на лице.

«Что же это я делаю? – спросила она себя во внезапном смущении. – Что я здесь действительно делаю?»

Но ответ был известен: ее обманули, и теперь настала ее очередь. Пусть Райан знает, что он не единственный, что она тоже может быть желанна.

Кроме того, благодаря Райану с их браком покончено и теперь она свободный человек. Снова одинокая женщина. И кто сказал, что Питер Гендерсон не может стать постоянной фигурой в ее новой жизни?

Как большинство женщин, Кейт собиралась строить новую жизнь на руинах старой.

«Но я любила свою старую жизнь, – внезапно подумала она с горечью. – И я хочу ее назад!»

Однако Райан сделал выбор за нее.

Кейт дерзко вскинула подбородок: выжить и идти дальше, несмотря ни на что.

Она коротко кивнула своему отражению и вернулась в зал.

– Это новый французский ресторан, – сказал Питер, когда они ехали в такси. – Я слышал хорошие отзывы о нем.

«О Боже! – Кейт сжала пальцы. – Пожалуйста, только не "Амариллис"».

И на этот раз ее молитва была услышана.

Ресторан назывался «Ла Ривьер». Кейт оказалась в длинном, узком зале с простым деревянным полом и белыми стенами, покрытыми росписью, изображавшей реки Франции. Она увидела знакомую долину Луары, остров Ситэ на Сене, спящую Дордонь, могучую Рону у моста в Авиньоне.

Еда была отменно хороша.

Они начали с «Патэ де Шампань», затем перешли к мясной запеканке.

С Питером было удивительно легко. Он знал все о еде и вине и явно наслаждался ими без малейшего снобизма. Он любил книги и был заядлым театралом.

Кейт не думала, что будет способна съесть хоть кусочек, но, когда еда оказалась перед ней, поняла, что проголодалась.

«Я становлюсь человеком, который борется со стрессом при помощи холодильника», – подумала она, заглатывая последний кусок мяса.

– Что-нибудь не так? – Он явно не пропускал ничего из происходящего.

– Нет-нет, все в порядке, – солгала Кейт. – Я просто думала, какое приятное место. Надо рассказать… – Она оборвала себя.

– Рассказать кому? Вашему мужу?

– Нет. – Она вспыхнула. – Я имела в виду… Луи, моей партнерше по бизнесу.


– И что вас остановило?

Кейт опустила глаза.

– Боюсь, наше партнерство долго не продлится. Мне представляется, компания будет ликвидирована.

– Как жаль. – Он слегка нахмурился. – Мне кажется, вам будет ее не хватать.

Месяц, неделю, сутки назад она бы сказала «да» и думала бы так же. Теперь она только пожала плечами.

– Нисколько.

– Смотрю на вас и удивляюсь, – сказал он мягко. – Я считал, что вы из тех женщин-предпринимателей, что делят время между семьей и конкурсом на звание «Бизнесвумэн года».

– Насчет семьи… есть, к сожалению, проблемы. – Кейт не смогла сдержать горечь.

– Ну, это надо компенсировать. – Он передал ей меню, чтобы выбрать десерт. – Торт «Татин» великолепен.

Она покачала головой.

– Спасибо я сыта.

– Хорошо, – спокойно отозвался он. – Я живу тут недалеко. Могу предложить кофе и хороший арманьяк.

«Вот так оно и бывает, – подумала она, сглотнув. – Карты на стол». В начале их знакомства он показался ей тоньше, и теперь Кейт чувствовала странное разочарование. Но не показала его. Она заставила себя улыбнуться, глядя ему прямо в глаза.

– Это было бы… – она сделала паузу, – очень хорошо.

Он жил на четвертом этаже красивого краснокирпичного дома. Квартира была просторной, мебель – современной с отдельными явно антикварными предметами, которые, она могла поклясться, достались ему от предков.

Пока он был занят на кухне, Кейт обошла квартиру, держа в руке рюмку с коньяком, остановилась у окна и раздвинула зеленые портьеры, вглядываясь в наступающую темноту.

Кто-то однажды сказал, что месть – это такое блюдо, которое лучше есть холодным. Она чувствовала, что превращается в лед.

– Прошу к столу. – Питер поставил поднос с кофе на низенький столик перед диваном.

Закусив губу, она примостилась на краю глубокого кресла и смотрела, как он наливает кофе. Потом взяла высокую фарфоровую кружку и пробормотала слова благодарности, не зная, что еще сказать. Наверно, надо было подать ему какой-то сигнал… Или, может быть, было бы лучше, если бы он просто схватил ее сам… ну и так далее.

Питер взял у нее из рук кружку и поставил на стол. Горло у Кейт перехватило от страха. Она позволила ему повернуть ее лицом к себе. Его губы, встретившиеся с ее, были нежны и неуверенны. Они ничем не грозили, и она закрыла глаза, стараясь собраться и ответить, чтобы почувствовать что-нибудь, кроме оцепенения. И не смогла. Райан был единственным человеком, которого она любила. Единственным мужчиной, которого она когда-либо действительно хотела. И ничто не могло этого изменить.

– А, – сказал Питер, отпустил ее и взялся за кофе. Воцарилось молчание. – Зачем вы пришли сюда, Кейт? – Голос у него был неожиданно спокоен.

Она отпила кофе, обжегши рот.

– Вы пригласили меня…

– Но я не ожидал, что вы согласитесь, – медленно сказал он. – Вы же замужем.

– А какая разница? – спросила она, обороняясь.

– Я бы сказал, чертовски большая. Особенно для человека вроде вас. – Питер тряхнул головой. – Весь вечер вы были как кот на горячих кирпичах. Я же вижу, что ваше сердце не здесь, и я был дураком, когда не понял этого сразу. – Он помолчал. – А теперь пейте ваш кофе и арманьяк, и я отвезу вас домой.

– В этом нет надобности, – тихо ответила она.

– Есть надобность. – Он снова сделал паузу. – Я невольно влез в вашу жизнь, но я вовсе не намерен воспользоваться вашей слабостью.

Кейт наклонила голову.

– Мне так стыдно, – прошептала она. – Я думала, что могла бы… я имею в виду… Но я не могу – мне очень жаль…

– Я знаю, – сказал он, – и все в порядке. – Он поколебался. – Вы хотите поговорить?

Она потрясла головой. Медленная слеза поползла у нее по щеке.

– Я не могу…

– Ладно. Значит, будем считать, что мы просто пообедали вместе, и оставим это.

Кейт слабо улыбнулась.

– Вы такой приятный человек. Я только хочу…

– Нет, не надо. – У него вытянулось лицо. – Это научит меня не заниматься браконьерством в чужом заповеднике.

В такси они не проронили ни слова.

Питер довел ее до лифта. Она взглянула на него.

– Спасибо вам за понимание.

– Мне говорили, что это моя лучшая черта. – Его губы коснулись ее щеки, и он ушел.

Кейт закрыла за собой дверь и остановилась, прислушиваясь. Не сходит ли она с ума? Хорошо, что Питер Гендерсон оказался порядочным человеком…

Она бросила взгляд на автоответчик и поняла, что сообщений не поступало. А откуда им взяться?

Кейт прошла на кухню и приготовила себе травяной чай. Надо было успокоиться, попробовать уснуть, может быть, даже попробовать не думать.

Она не могла провести еще одну ночь на диване. Кейт приняла душ, надела ночную рубашку и легла в постель. Она лежала, уставясь в темноту и, стараясь представить будущее, в котором не будет Райана.

А она-то думала, что они счастливы, что у них есть все: карьера, стабильность, исполнение желаний. А оказалось, что Райану все это не нужно.

Она сама выбирала их квартиру – дорогую, престижную; а он ушел из нее, не оглядываясь. Потому что, как он говорил, пожимая плечами, ему все равно, где писать. Он хотел совсем другой жизни, и она готова была создать ему эту жизнь… Но только потом, позднее, когда все устроится… Она думала, что у нее еще много времени впереди.

Но он устал ждать.

Интересно, как долго все это продолжалось бы, если бы не анонимное письмо. И вообще, когда в действительности началась эта история? Может, Луи не первая?

Передернувшись, Кейт повернулась и зарылась лицом в подушку. И сразу почувствовала тонкий аромат одеколона. Подушка Райана.

Она резко села, столкнув подушку на пол.

– Я не хочу больше оставаться здесь, – громко сказала она в темноту. – Не хочу бороться с воспоминаниями, не хочу сидеть и ждать его возвращения. Я хочу уйти отсюда. Никаких объяснений, никаких извинений, только разрыв.

Пусть жизнь с Райаном не удалась, но на карту было поставлено ее будущее, ее бизнес, наконец. Надо искать новые пути, выкупить долю Луи.

«Я начну завтра», – поклялась она себе, ложась навзничь и закрывая глаза.

Когда она проснулась, за окном лил дождь и плыли серые облака. Погода плакала вместе с ней.

– Луи до сих пор отсутствует, – доложила Дебби, когда Кейт вошла в офис.

– Ее, возможно, не будет некоторое время, – осторожно сказала Кейт. – Мы сами справимся.

Это было обычное рабочее утро, с бесконечными звонками, расчетами, клиентами. Кейт как раз только что кончила считать, когда телефонный разговор был переведен на ее прямую линию.

– Да? – сказала она отсутствующим тоном, поскольку мысли ее были заняты цифрами.

– Кейт, дорогая, это Мэри. – Голос ее свекрови звучал робко. – Я и Салли в городе, мы приехали за покупками. Прости за запоздалое приглашение, но не могла бы ты вырваться на ланч? – Она помолчала. – Надо кое-что обсудить.

Кейт сглотнула.

– Обсудить? – деревянным голосом повторила она.

– Мне так кажется. – Мэри Лэсситер поколебалась. – Я заказала стол в «Уоллас» на час тридцать. – Она издала короткий смешок. – Надеюсь, это не слишком старомодно для тебя?

– Нет, – ответила Кейт спокойно, – я приеду.

Она положила трубку и посмотрела снова на экран монитора – цифры бессмысленно танцевали перед глазами.

Кейт сделала глубокий вдох. Так Райан послал свою мать, чтобы обрушить новость на нее. А сам, значит, испугался…

Что ж, она скажет миссис Лэсситер, что ее вмешательство излишне, что она и так все знает и уже начала принимать соответствующие меры.

И пусть ее свекровь передаст это своему сыну.

«Уоллас» всегда был популярным рестораном у родителей ее мужа. Кейт вышла из такси и раскрыла зонт. Чего она пока не могла понять, так это зачем она сюда идет. Она заплатила водителю и нырнула под темно-зеленый навес.

Это был традиционный английский ресторан, где подавали традиционные английские блюда. Когда Кейт вошла, миссис Лэсситер и Салли были уже на месте.

– Кейт, дорогая, кажется, мы не виделись годы. – В голосе миссис Лэсситер слышалось огорчение, а поцелуй в щеку Кейт, был теплым.

Затем она осмотрела ее слегка критически.

– Ты похудела. Я надеюсь, ты не сидишь на одной из этих ужасных диет?

– Я думаю, это стресс. – Кейт сказала это совершенно спокойно. – Привет, Салли.

– Привет. – Салли бросила на нее неопределенный взгляд.

– Мы пьем минеральную воду, – сообщила миссис Лэсситер, когда Кейт села. – Но если ты хочешь чего-нибудь покрепче, то действуй.

– Вы думаете, мне это понадобится? – Кейт улыбнулась, не разжимая губ. – Должна сказать, я знаю, зачем вы меня пригласили сюда.

– Ты знаешь? – Миссис Лэсситер побледнела, но тут же взяла себя в руки. – Прекрасно. Значит, мы приятно проведем время за ланчем…

– Ничего прекрасного. – Салли внезапно вспыхнула, нагнулась вперед, и голос у нее стал низким и сердитым. – Можно было хотя бы поздравить меня или просто спросить, как я себя чувствую. Но мы слишком многого хотим, я понимаю. С тех пор как вы с Райаном поженились, мы все ходим вокруг тебя на цыпочках. Не дай, Бог, задеть твои тонкие чувства или расстроить тебя. Знаешь, кто ты? Ты – самовлюбленная эгоистка.

Брови у Кейт удивленно поднялись.

– Минутку…

– Я еще не кончила. – Салли сделала глубокий вдох. – Да, я люблю своего мужа и своих детей. Моя семья мне дороже моей карьеры, и, что бы ты там ни думала, я счастлива. А теперь можешь высказываться, мы слушаем.

Догадка поразила Кейт, словно удар грома.

– О Господи, Салли, ты ждешь ребенка!

– Я это уже знаю, – огрызнулась золовка. – И все в нашей семье знают. Кроме тебя.

Кейт откинулась на спинку стула.

– Пожалуй, твое определение верно: самовлюбленная эгоистка. Жаль, что ты не сказала мне раньше. Я очень рада за тебя.

Мэри Лэсситер сдвинула брови.

– Так ты действительно только сейчас догадалась, дорогая? А что же ты сказала только что…

– А, это совсем другое дело, – быстро переменила тему Кейт. – И это действительно неважно. – Она не хотела испортить всем настроение. Все равно скоро все сами узнают.

– А, кстати, ланч за мной, – поспешно проговорила она и послала Салли неловкую улыбку. – Тебе можно немного шампанского или беби будет возражать?

Лицо у Салли смягчилось.

– Думаю, бокал шампанского не повредит. Хотя меня тошнит чуть не каждый час. – Она коснулась рукава Кейт. – Спасибо, Кейт. Извини, что я на тебя накричала. Отнеси это на счет гормонального расстройства. – Она вгляделась ей в лицо. – А ты-то в порядке? Ты выглядишь так, словно тебя огрели обухом. Это из-за меня?

– Нет, – выдавила Кейт сквозь сжатые губы, – просто я тут кое-что вспомнила. – Она посмотрела вокруг, ища официанта. – Мы уже можем сделать заказ?

Ланч прошел превосходно. Кейт была душой компании, много смеялась, провозглашая экстравагантные тосты в честь Салли и беби, изо всех сил стараясь, чтобы никто не заметил, как ей хочется уронить на руки голову и разрыдаться.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Итак, мне доставляет удовольствие сказать вам, что у вас все в порядке. – Доктор Хамелл улыбнулся. – Вы действительно не знали, что беременны, миссис Лэсситер?

Кейт потрясла головой.

– Нет, пока моя золовка не рассказала… – Она уставилась на врача. – Но я принимаю противозачаточные пилюли.

– Которые отнюдь не безгрешны. – Доктор Хамелл рисовал что-то в блокноте. – Особенно если вы имели неполадки с желудком в последние месяцы. Было это?

Кейт кивнула.

– Но мне кажется, что я худею, а не поправляюсь.

– Это бывает на ранних стадиях. Вы скоро справитесь с этим. А вы не заметили, что пропустили месячные?

Кейт сглотнула.

– Нет, не заметила, – промямлила она. – В последнее время у меня было много работы. И был сильный стресс.

– Это надо пресечь сразу, – строго проговорил доктор. – Сейчас вам не плохо бы заняться желудком, а ко мне придете на следующей неделе. – Он сделал паузу. – Я полагаю, вы хотите бежать домой и рассказать все мужу?

– Его нет дома. – Рот у Кейт был сух, как пустыня. – Он уехал читать лекции.

– Отлично. Значит, это будет для него приятным сюрпризом.

«Если бы», – думала Кейт, выходя на улицу, где солнце пыталось пробиться сквозь облака.

К врачу она пошла сразу после ланча. «Мне нужно знать», – говорила она себе, сидя в ожидании приема.

Теперь она знает, и что хорошего? Она потеряли мужа, подругу и партнера по бизнесу и оказалась матерью-одиночкой. И что толку искать виноватых? Сейчас надо идти в офис, убрать со стола и сказать Дебби, что дня два ее не будет. Потом найти какое-нибудь убежище, где можно было бы собраться с мыслями.

Она встретила Дебби на лестнице.

– Луи вернулась. – Молодая девушка глянула на нее. – Мы выпили кофе.

На мгновение Кейт замерла, руки сами сжались в кулаки. Затем, подняв подбородок, она поднялась по оставшимся ступенькам и толчком открыла дверь.

В холле Луи ставила в воду букет желтых роз на длинных стеблях.

– Хай, – сказала она делано беззаботным голосом. – Тебе нравится? Я подумала, ты не будешь возражать.

Кейт стиснула зубы.

– Я не ожидала увидеть тебя здесь.

Луи прикусила губу.

– Извини, я соврала насчет болезни. Миссис Рэнсом сказала, что ты была с цветами. Я чувствую себя ужасно.

– Ты думала, никто ничего не узнает?

Луи вздрогнула.

– Я вообще не знаю, о чем я думала. Только в аэропорту поняла, что не могу улететь. – Она откинула голову. – Райан был прав. Все было кончено, и надо это так и оставить. – Она вдруг нахмурилась. – Кейт, ты в порядке? Ты выглядишь ужасно.

– А как я, по-твоему, должна выглядеть после всего, что ты здесь наговорила? Ты думаешь, если все в прошлом, то уже не имеет значения? Ты ошибаешься.

Луи вытаращила глаза.

– Но ты сама меня поощряла. Ты сказала, что будешь на моей стороне. Я не знала, что женитьба Джо так важна для тебя.

– Джо? – теперь была очередь удивляться Кейт. – Ты имеешь в виду Джо Хартли? Какое отношение он имеет ко всему этому?

– Мы с ним встречались примерно год, – сказала Луи натянуто. – Потом он решил получить перевод в Нью-Йорк и попробовать восстановить свой брак. Может быть, завести ребенка, и прочее. Два дня назад я решила ехать за ним и попытаться вернуть его. – Она стиснула руки. – Я думала, ты знаешь. Райан должен был сказать тебе.

Кейт потрясла головой.

– Ни слова не сказал.

Губи у Луи искривились.

– Да, он осуждал… – Она сделала паузу. – Мы встретились у вас дома, на той новогодней вечеринке, помнишь? Когда его жена простудилась и не смогла прийти.

– Да, – сказала Кейт, медленно, – помню. – Она даже вспомнила, как Луи и Джо беседовали в уголке и их головы были наклонены одна к другой. Ей тогда доставило удовольствие видеть их довольными друг другом. Ее друзья становились друзьями между собой.

Кейт глубоко вздохнула. Луи бросила на нее непонимающий взгляд.

– Боже правый, Кейт, ты сейчас смотришь так, будто ненавидишь меня. Но я же ничего такого не сделала.

– Извини меня, Луи. Я явно схватилась не за тот конец.

Глаза Луи были полны сочувствия.

– Ты выглядишь неважно, – согласилась она. – А что думает Райан?

– Райана нет, он уехал на север читать лекции.

Возвращение Луи вернуло ситуацию к исходной точке.

– Понятно, – протянула Луи. – А все ли нормально у вас с Райаном?

Кейт вскинула подбородок.

– Почему ты спрашиваешь?

Может, Райан поручил Луи сообщить ей все?

Луи кивнула в сторону вазы с желтыми розами.

– Эти цветы принес полчаса назад высокий блондин с громким голосом. Он сказал, что его зовут Питер, и он интересовался твоим здоровьем. – Она бросила на Кейт прямой взгляд. – Так как со здоровьем?

– Ничего. А Питер и цветы – это не то, что ты думаешь. Он только друг.

– Хотела бы я иметь такого друга, – пробормотала Луи. – Я сказала, что передам тебе, а он позвонит позднее.

Несмотря на внутреннее смятение, Кейт не могла сдержать довольной усмешки.

– Я хочу пару дней отдохнуть. – Она заметила удивленный взгляд подруги и поспешно добавила: – И это не имеет ничего общего с Питером Гендерсоном, клянусь тебе!

– Может, я могу помочь?

– Не сейчас. – У Кейт перехватило горло. – Но может быть, в будущем…

Луи вдруг порывисто обняла ее.

– Я не знаю, что происходит, – прошептала она, – но отдохни столько, сколько тебе надо.

Был уже вечер, когда Кейт достигла Алленгарта – небольшой деревушки на берегу Дэйла. Кучка домов из серого камня вокруг церкви. В пивном баре висело объявление о сдаче комнат и завтраках.

Кейт заказала себе комнату, потом поставила машину на стоянку позади пивной и прошла пешком около километра в сторону Центра.

Воздух был холоден и чист, и она глубоко вдыхала его. У ворот Центра она немного поколебалась, но затем расправила плечи и пошла по широкой дорожке.

Здание светилось огнями. Кейт вошла через двойные стеклянные двери и остановилась, оглядываясь. Направо был столик регистрации, а через открытую дверь был виден большой бар, где сидело несколько человек. Она вошла и вгляделась. Райана не было.

Кейт бросила взгляд вокруг и заметила большую доску объявлений. Среди прочих материалов там висел список делегатов с номерами комнат.

Просмотрев его, она увидела, что Райан занимает лучший номер на втором этаже.

Кейт сглотнула и крепче сжала ремень сумки – сейчас она все узнает, и жизнь уже никогда не будет такой, как прежде.

Она нашла номер без всякого труда. На ручке двери висела бирка: «Просьба не беспокоить!»

«Ну, еще бы!» – подумала Кейт. Она уже собралась постучать, но что-то подсказало ей попробовать толкнуть дверь, и, к ее удивлению, та сразу поддалась.

Кейт открыла ее шире и вошла.

Она ожидала движения, повернутых голов, удивленных лиц, но увидела только Райана.

Он поднялся и смотрел на нее, слегка откинув голову назад, опустив веки.

– Хелло, Кейт!

По дороге сюда Кейт все продумала. Никаких скандалов, все должно быть в высшей степени цивилизованно. Но, увидев, как он спокоен, когда у нее рушится жизнь, она не выдержала.

Ее голос был на грани крика.

– Не смей говорить мне «хелло»! Не смей! Ты меня слышишь? Я беременна!

Беременна!

Наступила внезапная тишина, затем кто-то неуверенно начал бить в ладоши. Другие присоединились, аплодисменты стучали молотками у нее в ушах, тревожа сознание. Она стояла посреди гостиной, полукругом стояли стулья, и дюжина улыбающихся, удивленных лиц была обращена к ней.

Только лицо Райана оставалось серьезным.

– Как вы догадываетесь, леди и джентльмены, – обратился он к присутствующим – это не является частью нашего курса. – Он подождал, пока волна смеха улеглась, и добавил: – Может, подведем итоги завтра?

Люди начали подниматься, ставить стулья к стене, собирать бумаги, брать портфели, и Райан провожал их до двери. Кейт, застывшая как каменная статуя, чувствовала на себе холодные взгляды и слышала комментарии, высказанные полушепотом.

Но где же ее соперница? Единственной присутствовавшей женщине было не меньше сорока, по ее мнению.

В глубине комнаты она увидела еще одну дверь, открыла ее и вошла. Это была спальня, но и здесь никого не оказалось. Кейт подошла к шкафам, открыла дверцы. В первом лежала одежда Райана: джинсы, пара брюк, рубашки и его любимый пиджак. Другие были вообще пусты. И никаких признаков женщины.

– Я говорил им относительно драматического начала, – сказал Райан от дверей. – Ты появилась как нельзя более вовремя.

– Прекрати, – процедила она сквозь зубы. – Не смей надо мной смеяться, ты, ублюдок.

– А ты разве видишь, что я смеюсь? – Его лицо было словно высечено из гранита. – Когда ты узнала о ребенке?

– Сегодня.

– И явилась, чтобы обвинить меня. – Это было скорее утверждение, чем вопрос. – А также, без сомнения, получить мои извинения за гаечный ключ, который попал в механизм твоей блестящей карьеры. Ты долго ждала, Кати.

Голова у Кейт шла кругом. Она открыла рот, чтобы возразить, но Райан перебил ее:

– Итак, что же дальше? Мы переезжаем в большую квартиру, нанимаем няню, и наша жизнь возвращается в нормальное русло после этого небольшого перерыва?

Кейт вздернула подбородок.

– Я приехала не за этим. Я вообще не собиралась говорить о ребенке.

– Я вижу. – Он кивнул на выдвинутые ящики. – Ты чего-то искала?

– Да, но ты, похоже, убрал все улики. Ты этому научился, сочиняя свои триллеры?

– Мои триллеры научили меня тому, что вещи не всегда являются тем, чем они кажутся. – Он, наконец, оторвался от порога и пошел через комнату к ней. – Итак, ты приехала сюда не только для того, чтобы сказать, что я собираюсь стать отцом.

– Ты завел женщину, и я приехала, чтобы застать тебя с ней. Чтобы увидеть ее. – Она задвинула ящики шкафа! – Не притворяйся, Райан, я знаю обо всем уже несколько недель.

Он присел на край кровати и глядел на нее, не отрываясь.

– Как ты узнала?

Он даже не сделал попытки отрицать. Боль сжала ей горло.

– Я получила письмо, проклятую анонимку.

– Может, покажешь?

Кейт в отчаянии потрясла головой.

– Я порвала его, а клочки сожгла.

– Однако… – Райан помолчал. – А что хоть там было сказано, ты помнишь?

– Только то, что ты любишь другую женщину. – Она еле сдержала готовое вырваться рыдание.

– Почему ты никогда раньше не упоминала об этом письме, если оно произвело на тебя такое впечатление?

– А зачем? – Она прямо посмотрела на него. – Я не собираюсь устраивать сцены даже теперь. Хватит с меня. Все, для чего я приехала, – это найти доказательство.

– А с чего ты взяла, что найдешь его здесь?

– Но ведь она поехала с тобой? Ты зарегистрировал ее здесь как свою жену. Поэтому они и дали тебе эти апартаменты.

Он покачал головой.

– Вовсе нет. Я записал тебя как мою жену. Хотя и не был уверен, что ты приедешь. Я просто молился, чтобы ты приехала.

– Почему? Твоя женщина бросила тебя?

– Ты моя женщина, Кати. Ты, и никто другой. Никогда не было и никогда не будет другой женщины. Только ты.

– Но письмо…

– Его написал я. – Он поднялся, взял ее за руки и уложил на кровать рядом с собой. Она почувствовала, как он дрожит. – Я был в отчаянии, не мог придумать, что делать дальше. Я видел, что ты уходишь от меня, от той девочки, на которой я женился, от нашего прошлого. – Он судорожно втянул воздух. – Ты не знала, как одинок я был. Как боялся. Мы же целыми днями не разговаривали, на выходные ты исчезала. Все наши планы, все мечты рушились. Я видел, как Джо прошел через это же и потерял почти все. – Он опять вздохнул. – Я думал, что теряю тебя, Кати, и не мог этого перенести. Мне надо было знать, сможешь ли ты вынести разлуку со мной. Я всегда говорил тебе, что я игрок, и в этот раз я поставил на карту все.

Кейт помолчала.

– Я тебе не верю. – Голос у нее прервался. – Как ты мог проделать такое со мной?

– Я хотел, чтобы ты боролась за меня. – Он взял ее за руки и положил их себе на сердце. – Я люблю тебя, Кейт, больше, чем ты думаешь. Я сделал все это для того, чтобы вернуть тебя назад, ко мне. Если ты сможешь забыть, я постараюсь как-то исправить… Я постараюсь.

– И ты заставил меня пройти через все это? – Теперь ее трясло. – Бегать за тобой по всему Лондону…

Он застонал.

– Клянусь, я никогда не думал, что все будет так. Если бы ты спросила меня в любое время, я бы сказал тебе сразу всю правду.

Он держал ее за голову, и Кейт услышала его голос, шепотом произносящий ее имя.

– О, Райан, – голос у нее дрогнул, – я была так несчастна, так жалка. – Она наклонилась вперед, губы у нее дрожали, она неуклюже ткнулась в его губы и обняла его за плечи. – Я думала, ты никогда уже не захочешь меня.

– Такого не могло быть, моя дорогая. – Он притянул ее ближе. – Иногда я так любил тебя, что даже не мог идти в постель.

– Но почему же ты ушел от меня после той ночи, когда я захотела поехать с тобой сюда? Почему ты не объяснил мне все тогда?

Он помолчал мгновение.

– Мне показалось, что постель – это единственное место, где мы приходим к согласию, а я хотел, чтобы нам хорошо было вместе всегда. Кроме того, я не поехал прямо в Йоркшир. Я сделал небольшой крюк.

– О! – Кейт замерла в его руках.

Райан смущенно кивнул.

– Я искал дом. Я знаю, как ты любишь жить в городе, но меня тянет к траве, к деревьям, к воздуху, которым можно дышать, Кати. Мне нужно пространство, земля, где можно гулять. И еще есть Элджи. Он ведь был приобретен для меня, но у меня никогда не было места, где его держать. – Он помолчал. – Я подумал, мы можем прийти к компромиссу. Сохраним квартиру и, будем делить наше время между двумя жилищами.

Она коснулась его лица рукой.

– Я думаю, беби предпочтет деревню.

– Но твоя работа, Кати. Компания. Я знаю, как много она для тебя значит.

– Я могу работать и дома, многие женщины так делают. Ну а ты нашел что-нибудь?

Он кивнул.

– Да. Там есть большой сад и огород, хотя само здание требует некоторого ремонта. Пара, которая им владеет, недавно отпраздновала золотую свадьбу, и они говорят, что это дом для счастья. – Он остановился. – Это звучит до смешного сентиментально, да?

– Не для меня, – отозвалась она и, экономя время, начала расстегивать его рубашку.

– Означает ли это, что ты меня простила? – У него в голосе послышался смех.

– Возможно. – Кейт осторожно толкнула его назад на постель и стала покрывать его грудь легкими поцелуями.

– Я посвящу остаток моей жизни тому, чтобы исправиться. – Он притянул ее к себе. – Добро пожаловать домой, Кати, – прошептал он. – Моя жена, моя единственная любовь. Добро пожаловать!

ЭПИЛОГ

– Я никогда не прощу Луи этого. – Кейт яростно дергала молнию на гиацинтово-голубом хлопчатобумажном платье. – Не могла она подождать еще несколько недель со своей свадьбой?

– Позволь я. – Райан подошел, застегнул молнию, крючок и поцеловал Кейт в шею. – Это все?

– Думаю, да. – Кейт обхватила руками живот. – Только посмотри на меня. Если бы я держала корзину, я была бы как воздушный шар! Это послужит примером Луи и Питеру, когда я появлюсь на церемонии.

– Ты выглядишь прелестно. – Райан, улыбаясь, положил подбородок ей на плечо. – Титул «Главная подружка невесты» никогда еще не был столь заслуженным.

– А когда венчание будет окончено, я хочу устроить вечеринку, – пропела она и с удовлетворением подумала, что, познакомив Питера и Луи, она предоставила природе доделать остальное.

Райан сжал ей пальцы, и они пошли вниз по медово-желтым ступеням.

Элджи сидел в своей корзине в холле, глядя невинно и держа в челюстях что-то белое и кружевное.

– О Боже! – воскликнула Кейт. – Он схватил мой лифчик. Зачем он это сделал?

– Он презирает нас за то, что мы уходим и оставляем его. Вот и взял это на память.

– А почему он не схватил что-нибудь из твоих вещей? – Она погладила морду бассета. – При таких темпах я скоро останусь без белья.

– Собака моего сердца, – промурлыкал Райан, избегая взгляда Кейт. – Подожди здесь, дорогая, я подам машину, на улице слишком холодно.

Оставшись одна, Кейт подошла к окну. Ночной мороз посеребрил лужайку и оставил только немного листьев на ветках деревьев.

Скоро Рождество – их первое Рождество в новом доме. И в новом году родится их ребенок.

Кейт положила руку на живот, чувствуя, как ребенок толкается.

«Наш главный третий», – подумала она с удовлетворением и пошла к мужу.


home | my bookshelf | | Любовь и ревность |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу