Book: Дети Индиго: им улыбаются ангелы



Сергей Верин

Дети Индиго: Им улыбаются ангелы

Купить книгу "Дети Индиго: им улыбаются ангелы" Верин Сергей

Пролог

И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает.

Евангелие от Матфея 17:5

Эта книга о детях, о происшествиях и явлениях, связанных с ними и выходящих за рамки традиционного мировосприятия. Вас, уважаемый читатель, ждут встречи с героями невероятных историй, удивительными людьми, участниками и очевидцами феноменальных событий, необъяснимых с точки зрения логики и «приземленного» мышления. Также вы получите возможность побывать в гостях у известной украинской духовной целительницы Зины Ивановны, побеседовать с ней, вместе проанализировать почерпнутую информацию. Эта удивительная женщина будет комментировать истории, с которыми я хочу познакомить вас.

Все удивительные события и феноменальные явления, о которых рассказывается в этой книге, действительно имели место. Некоторые обстоятельства, а также отдельные имена и фамилии изменены по этическим соображениям.

Кем же являются наши дети в мистическом, духовном смысле? Этот вопрос впервые предстал предо мной во всей своей остроте и актуальности после случая, связанного с моей младшей дочерью. Признаюсь, жизненный эпизод, длившийся всего несколько секунд, потряс меня до глубины души.

* * *

Дело было три года назад, в воскресенье. Мы с женой Верой и двумя нашими дочками – пятилетней Софийкой и двухнедельной Любашей – отдыхали дома. Уединившись в спальне, я пытался справиться с усталостью, накопившейся за неделю. Тяжкие мысли, изо всех сил старавшиеся ввергнуть меня в депрессию, я решил разогнать проверенным способом – помолившись, сделал зарядку, принял холодный душ и прилег на кровать с намерением помедитировать под очистительные «высокочастотные» мелодии.

Не успел я «отключиться» от внешнего мира, как в комнате появилась Верочка с Любашей на руках. Жене нужно было срочно отлучиться по делам. Передав кроху на мое попечение, Вера оставила нас тет-а-тет. Медитацию пришлось отложить до возвращения супруги.

Дочурка спокойно лежала у меня под боком. Я не уставал с умилением разглядывать родного маленького человечка. При этом с моего лица не сходила нежная улыбка.

Вдруг произошло чудо.

Агукнув, Любочка повернула головку и пристально посмотрела мне в глаза. Ее взгляд потрясал своей глубиной и мистической силой. Это трудно описать словами. Помню, в сознании вдруг возникла мысль, подсказывавшая, что рядом, в крохотном детском тельце, находится мудрая, любящая душа, всеми силами желающая мне помочь.

В следующий миг на меня нахлынула горячая волна любви, под напором которой из организма вмиг испарились остатки усталости, а депрессивные мысли, до этого момента не оставлявшие попытки проникнуть в мое сознание, бросились врассыпную.

Спустя секунду-другую рядом снова беспомощно сучил ручками младенец...

* * *

С той поры тема о детях стала объектом моего пристального внимания и, соответственно, журналистского и писательского исследования. Чем глубже я вникал в данный вопрос, тем поразительнее становились выводы. Мне открывалась новая реальность.

* * *

Когда речь заходит о малышах, в голосе Зины Ивановны появляются нотки особой нежности.

– Пятилетний внук одной моей знакомой иногда рассказывает чрезвычайно интересные вещи, – говорит духовная целительница. – Например, недавно он сказал: «В школе я учил математику». На вопрос: «Когда ты ходил в школу?» – ответил: «Еще до того, как утонул. А после того, как утонул, я на облачке полетел на небо. Там я был взрослым. А потом мне здесь нашли маму, я опять пришел на Землю и стал маленьким. Раньше, когда я ходил в школу, у меня была другая мама...» Эти слова малыша в который раз доказывают, что биологическая оболочка дается духу как скафандр – для жизни на Земле. Люди, появившиеся в материальном мире, считаются детьми до тех пор, пока полностью не овладеют своими телами. Во время адаптации на планете их память постепенно стирается, перекрывается доступ к знаниям, накопленным в предыдущих воплощениях. Окончательно сформировавшись, люди выходят на новый этап приобретения земного опыта. Разумеется, все это происходит согласно Божьему промыслу. В то же время сейчас есть много детей, которые помнят свои предыдущие воплощения. На Землю приходят взрослые сущности, мудрые души. Наша задача – помочь им адаптироваться в этом мире, не искривляя их путь насилием.

– Дай, Боже, нам, родителям, осознать Высшую мудрость и научиться применять ее на практике...

* * *

Ненадолго прервусь, уважаемый читатель, чтобы познакомить вас с моей собеседницей.

С виду Зина Ивановна – обычная 40–45-летняя женщина. На «бабку» не тянет даже отдаленно. На вопрос о том, кем же она себя считает, эта женщина отвечает: «Не мне судить». В школе духовного совершенствования она ведет группу здоровья. Для тех, кто посредством общения с ней пришел к Богу и, как следствие, избавился от болезней, в том числе неизлечимых с точки зрения традиционной медицины, Зина Ивановна – духовная целительница. Для родных она любящая мать, бабушка, теща, свекровь. Кому-то – подруга, мудрый советчик, указатель на жизненных перекрестках, инструмент в руках Господа... Я убежден в том, что последнее определение лучше всего характеризует Зину Ивановну.

А еще эта замечательная женщина обладает необычайно ценным качеством. Она ни в коем случае не желает навязать собеседнику свое мнение или к чему-то принудить его. Зина Ивановна считает, что каждый человек имеет право выбора.

* * *

Мы снова в маленькой двухкомнатной квартире, которую Зина Ивановна делит с сыном, невесткой и двумя внучками. Гостей она принимает в «кабинете», то есть в углу комнаты, отгороженном книжным шкафом.

– Зина Ивановна, в продолжение разговора о детях расскажу вам несколько невероятных на первый взгляд историй из моей журналистской практики, – произнес я, поудобнее устраиваясь в кресле напротив хозяйки. – С необычной семьей Зубовых я познакомился в 2002 году...

Глава 1

Мы сбрасываем тело, словно одежду

Похоронив сына и старшую дочь, пораженных редким генетическим заболеванием – нефронофтизом, Анна Ефимовна Зубова всю свою любовь и ласку отдала младшей Юле, у которой врачи не находили никаких отклонений. Но безжалостный недуг лишь дремал.

Зима 2002 года. Тринадцатилетней Юле угрожает смертельная опасность. Спасти ее может лишь безотлагательная пересадка донорской почки.

С Анной Ефимовной я встретился в двухместной палате нефрологического отделения областной больницы. Юля по просьбе матери вышла в коридор. На первый взгляд девочка здорова, лишь слегка ослаблена и бледновата. В ее взгляде отсутствуют страх или тревога. Похоже, она в полной мере не осознает, что с ней происходит. Беспокоясь, как бы не отстать от одноклассников, Юля и в больнице прилежно учит с мамой – директором школы – уроки, решает задачки, рисует, пишет стихи. Она ни капельки не сомневается в том, что скоро вернется в родное село, к друзьям, заждавшимся ее.

Не позволяет Юля унывать и матери, заставляя ее держать форму. «Я должна быть сильной ради доченьки», – поправляя аккуратную прическу, говорит Анна Ефимовна, видимым волевым усилием не позволяя слезам хлынуть наружу.

– У Юленьки почти не изученное наследственное заболевание «молодого возраста», с которым доживают максимум до 20 лет, – собравшись с силами, начала свой рассказ моя собеседница. – По словам врачей, у таких больных забиваются, а затем отмирают почечные канальцы. Почки теряют форму, сморщиваются и прекращают выполнять свои функции.

Мои старшие дети умирали одинаково. Их внутренние органы продолжали бороться, даже когда полностью отключались почки. Это очень страшно. Внезапно появляется холодный пот. Ребенок теряет сознание, тело покрывается крупными каплями, напоминающими росу величиной с фасоль, которые через несколько секунд закипают, белеют и спустя минуту превращаются в соль. Придя в себя, ребенок ничего не помнит. Через четверть часа капли появляются снова, бедняжка теряет сознание... Даже врач признался, что с подобным в своей практике столкнулся впервые.

Первым умер Юра – в 1988 году. Ему было всего восемь лет.

Родился мальчик без осложнений, но он был крупнее обычного младенца, до трех месяцев не держал головку. Врачи предположили, что это родовая травма. Позже Юра стал поднимать головку, шевелил ручками и ножками, но долго не мог нормально встать. Невропатолог поставил диагноз: детский церебральный паралич.

С пятимесячного возраста Юрочка три недели проводил в детской неврологии, три – дома. И так раз за разом. Его лечили неврологическими лекарствами, тем самым добивая и без того нездоровые почки. Ведь никто не знал, в чем истинная причина задержки его развития. Все хотели как лучше...

Первые нормальные шаги Юрочка сделал в три годика. Он выделялся неестественно крупной комплекцией, но умственных отклонений не наблюдалось. В четыре годика мальчик свободно читал, в пять – знал наизусть таблицу умножения. Это маму немного успокаивало. Мыслит сын нормально, память замечательная, а ножки подлечим.

– Я была уверена, что у него страдают только ножки, – говорит Анна Ефимовна. – Правда, он начал терять зрение, но это я связывала с тем, что он очень много читал. Газеты перечитывал от корки до корки, пока не отберешь. Ему прописали очки, но зрение продолжало падать. Теперь понятно, что это был один из симптомов нефронофтиза.

Успокаивая себя, я надеялась, что Юрочка подлечится, но, когда наступило время идти в школу, появились новые проблемы. Под конец тридцатипятиминутного урока мой мальчик был вынужден вставать, идти в спортивный уголок и тихонько там сидеть или лежать. Он очень уставал. Видя это, мне хотелось кричать на весь мир... – Бедная женщина горько заплакала. – Посоветовавшись с детским невропатологом, я забрала его домой. Малыш переживал, просился обратно в школу. В новом учебном году он попробовал посещать занятия, но ситуация повторилась.

Куда я его только ни возила! Один знаменитый врач, светило медицины, сказал, что не видит у Юры ДЦП. У него какая-то другая болезнь, которую необходимо установить.

Тревожилась я и за Тамарочку. Дочка была покрепче, раньше начала ходить, но тоже физически отставала. Дети жаловались на сильную усталость и боль в ногах, по два-три раза каждую ночь просыпались от сильной жажды. За один присест они выпивали по литру воды! Я переживала, что у них сахарный диабет, но анализы крови неизменно показывали норму. Специалисты советовали не ограничивать детей в приеме жидкости, варить им компоты. Значительно позже я узнала, что уже тогда их почки не справлялись со своей функцией.

В марте 1988 года я добилась направления в Детский институт неврологии. Хотела выяснить, почему у здоровых родителей одинаково болеют оба ребенка и могу ли я в дальнейшем иметь детей.

Обследовав Юрочку и Тамарочку, врачи сказали, что самое страшное у них уже позади. А в Институте акушерства и гинекологии я выяснила, что полностью здорова и могу смело рожать.

Вскоре я забеременела. А через семь месяцев, 30 ноября 1988 года, мы похоронили Юрочку. Он умер в реанимации. В справке записано, что смерть наступила вследствие аллергического ларинготрахеита – отека гортани. У Юрочки отказали почки, отекли все органы, и он задохнулся. При вскрытии был установлен истинный диагноз...

Через два месяца, 31 января 1989 года, родилась Юленька. Врачи сказали, что с ней все в полном порядке. Мы не нарадовались малышке!

Тем временем Тамарочка продолжала просыпаться среди ночи, пила много воды, а в девятом классе начала терять сознание. Врачи ничего подозрительного не обнаруживали. Так она окончила школу.

Никогда не забуду ее выпускной. В самый разгар вечера Тамара сказала, что очень устала, отказывают ноги. Я отвела ее домой и уложила спать, пообещав под утро разбудить, чтобы она вместе с одноклассниками встретила рассвет у реки. Но и утром у нее не было сил куда-либо идти...

В июне 1997 года ураган разрушил наше село. Для Тамарочки этот шок оказался роковым. В августе ей стало совсем плохо. Я умоляла врачей сделать хоть что-нибудь! Несмотря на все усилия, моя девочка совсем перестала ходить, даже не имела сил самостоятельно раздеться. Невропатолог направил ее на обследование к нефрологу. До того времени я даже не знала, что значит слово «нефрология». Впервые прочитав его на вывеске, подумала, что писавший допустил грамматическую ошибку, вместо буквы «в» изобразив «ф».

Результат обследования шокировал. Нефролог сообщил, что жить Тамаре осталось совсем немного.

Но врачи попытались сделать невозможное. Тамаре было назначено специальное интенсивное лечение. Матери сказали, что первые три дня покажут, удастся ли поставить ее на ноги.

Тамаре стало немного легче. Лечащий врач направил ее в Институт нефрологии в надежде, что там ей назначат гемодиализ, то есть очищение крови с помощью аппарата «искусственной почки», с последующей перспективой пересадки здоровой донорской почки. Но обследование в столице показало, что девушка уже не подлежит подключению к гемодиализу. Ее организм питался отравленной кровью вследствие того, что почки давно не справлялись со своими функциями. Матери сказали, что жить Тамаре осталось максимум полгода.

– Она промучилась еще семь месяцев, – сквозь слезы говорит Анна Ефимовна. – Часто говорила: «Мне бы дотянуть до лета или хотя бы до весны. Будет тепло. Я оденусь, выйду на улицу, подышу свежим воздухом, и мне станет лучше...»

Тамару хоронили 6 мая – в день святого Юрия. Проводить ее в последний путь пришли сотни односельчан и жителей окрестных сел. Гроб с телом покойной несли на руках одноклассники. Дорога к кладбищу была устлана ковром из свежих цветов.

– Ни Юрочка, ни Тамарочка мне так ни разу не приснились, не рассказали, как они там живут, – тяжело вздыхает Анна Ефимовна. – После всего пережитого у меня осталась единственная радость и надежда – Юленька. Как я надеялась, что хотя бы ее минует эта чаша! Но... Еще когда была жива Тамарочка, нефролог посоветовал обследовать и младшего ребенка. Мы послушались и выяснили, что она совершенно здорова. Я испытала огромное облегчение, но врач сказал, что, скорее всего, мы имеем дело с наследственной болезнью, которая должна рано или поздно проявиться и у третьего ребенка. Чтобы контролировать ситуацию, Юлю следует поставить на учет у детского нефролога в Киеве.

Подумав, я согласилась с врачом, и в декабре 1998 года мы отправились в Киев. Обследовав Юлю, профессор повторил слова областного нефролога. В данный момент у девочки нет признаков недуга, но это не значит, что он не проявится. Нужно хотя бы раз в полгода привозить ее на обследования в Киев и регулярно контролироваться в областной больнице.

В 2000 году, после очередного обследования в столице, профессор, позвав меня к себе в кабинет, сказал: «Несчастная ты женщина! И этот твой ребенок тяжело болен».

У Юленьки включился механизм самоуничтожения, началось самоотравление организма. Спасти ее может только трансплантация почки. Профессор сказал, что нужно срочно ехать в Германию. Но за обследование нужно было заплатить фантастическую для нас сумму – 7200 евро.

Депутат по нашему избирательному округу, выслушав меня, перевел на счет клиники деньги, помог с оформлением виз. Я очень благодарна ему за доброту и чуткость.

В Германию мы везли Юленьку лежачей. В Берлине специально за ней к поезду выехала «скорая помощь». В первый же день ей сделали анализы, «прокапали» донорскую кровь, ввели под кожу эритропоетин – живые эритроциты.

На следующее утро ребенок проснулся, чувствуя себя здоровым! Она так радовалась, что снова может ходить!

Немецкие специалисты подтвердили диагноз, поставленный Юле в Украине. Профессор Уве Кверфельд сказал, что ни родители, ни дедушки и бабушки в этом наследственном заболевании не виноваты, так как оно проявляется один раз на десять поколений. Ген «спит» веками, и никто не знает, что именно его «разбудило».

Юлю может спасти лишь пересадка почки. По словам Уве Кверфельда, подобные операция у них отлажены досконально. Процент успеха – высочайший. Единственное препятствие – дороговизна. Профессор утверждал, что чем быстрее мы сможем пересадить ребенку почку, тем лучше. Девочка сможет нормально подрастать, учиться, выйти замуж, родить здоровых детей. Она не является носителем этого гена, а это значит, что страшное проклятье не поразит ее потомков.

На четвертый день пребывания в клинике профессор Кверфельд сказал, что больше нет необходимости находиться у них. Лучше сэкономить деньги на операцию. Еще он сказал, что, если обойдется без осложнений, у нас есть максимум полгода.

Как только мы насобираем 50 тысяч марок, а именно столько стоит операция, и снова приедем в клинику, информация о Юле тут же будет внесена в Европейский банк данных об органах для трансплантации. Как только поступит совместимая почка, она ей будет пересажена.



Прошел год. Я снова встретился с Анной Ефимовной. Глаза женщины излучали радость вперемешку с тревогой и усталостью. Юля выглядела заметно посвежевшей, к ней вернулась былая подвижность.

– К кому я только не обращалась с просьбами помочь собрать огромные для нас деньги, – рассказывает Анна Ефимовна. – Пошла к председателю областной государственной администрации. Выслушав меня, губернатор распорядился начать сбор средств и взялся лично контролировать этот процесс. К сожалению, ничем, кроме глубочайшей благодарности, я ему отплатить не в состоянии.

Не знаю, что бы я делала без помощи добрых людей. Одни лишь школьные учителя собрали 19 тысяч евро. Сумма поистине огромна, если учесть мизерные зарплаты педагогов. Низкий им поклон. Также мы безмерно благодарны многим-многим школьникам, которые, проникшись нашей бедой, отдавали на спасение Юли свои сбережения, припасенные на лакомства, игрушки и другие важные для них вещи.

Пятьдесят тысяч евро мы всем миром наконец-то насобирали и тут же сообщили об этом в Германию. Спустя пять дней из клиники пришел счет, в котором была указана сумма, превышающая предыдущую на 16 тысяч 750 евро. Это стало шоком. Что делать дальше, где взять силы, чтобы собрать еще почти 17 тысяч евро, я не знала. Можете представить мое отчаяние. Начальник областного управления образования заверил меня, что сбор средств не прекращается. Не закрыт специальный счет и в банке. К счастью, средства понемногу, капля за каплей, продолжали поступать.

Тем временем мой ребенок угасал на глазах. Больные почки больше не очищали кровь. Вследствие отравления организма шлаками страдали остальные органы.

Одновременно перед нами возникла еще одна проблема, не менее трудная. Нужна донорская почка. Я испытала очередной шок, ведь найти здорового и, самое главное, совместимого донора в сжатые сроки крайне тяжело. Причем донор должен быть живой. Почка только что погибшего человека не подходила. Поэтому немецкие врачи посоветовали искать живого донора, желательно родственника. Естественно, я попросила взять мою почку, но первые же анализы крови отбросили эту идею. У нас с Юлей не совпадают показатели крови. У нее первая группа, а у меня третья, и разный биохимический состав.

Дома я поговорила с братьями и сестрами. Первой группы крови не оказалось ни у кого. Я снова была близка к отчаянию. Вдруг мой девятнадцатилетний племянник Иван говорит: «У меня первая группа, я здоровый, так что берите мою почку». Как оказалось, он втайне от всех сходил в манипуляционную и попросил медсестру сделать ему анализы. Но я не могла взять такой грех на душу, потому что Ваня такой же мой ребенок, как и Юля. Его матери, моей сестры, уже несколько лет нет в живых. Если бы с ним, не дай Бог, что-нибудь случилось, я бы этого не перенесла.

На следующий день Ваня приехал со своим отцом Гришей, Юлиным крестным, у которого тоже первая группа крови. Григорий сказал, что хочет стать донором. Ему пятьдесят шесть лет, но немцы говорили, что почку можно брать у человека в возрасте до 65 лет.

Мы тогда еще не знали, здоров ли Гриша. Перед обследованием в областной больнице у него спросили: «Вы осознаете всю серьезность шага – отдать собственную почку?» Гриша ответил: «Я же не ребенок. Да и сын в спину дышит. Мы не дадим Юле умереть». Обследование показало, что обе почки у него в полном порядке, отсутствие одной из них на здоровье не скажется.

К счастью, две почти неразрешимые проблемы – в сжатые сроки собрать огромную сумму денег и найти здорового совместимого донора – чудесным образом разрешились.

Нужно было обследовать Гришу в Берлине, но прежде – найти на это еще три тысячи евро. Насобирали и эту сумму. Гриша получил приглашение в Германию. Обследование продолжалось неделю. Можете представить, в каком страхе мы провели это время. К счастью, анализы подтвердили здоровое состояние Гришиного организма, но он должен был пройти еще комиссию по этике, на которой несколько специалистов выясняли причину его желания стать донором. Экспертов интересовало, не ставит ли он целью заработать на чужой беде или поставить меня в иную зависимость. В Германии с этим очень строго, далеко не каждый может стать донором. Заседаний было несколько. В конце концов Грише поверили. На вопрос: «Может, вы все-таки из-за денег согласились отдать почку?» – он ответил: «Деньги меня не интересуют, да и нет их у Юлиной матери. Я даже не знаю, сколько стоит почка. Но я очень люблю крестницу. Как же я буду жить с мыслью, что позволил девочке умереть, зная, что мог ее спасти?»

Билеты на поезд мы покупали за свой счет. К счастью, у нас замечательные, дружные родственники. Мои братья и сестры – всего нас в семье семеро – прониклись общей бедой, собрали деньги на проезд, и мы с Юлечкой смогли попасть в клинику вовремя. Дай Бог им и их детям крепкого здоровья и долгих лет жизни!

Оперировал Юлю и Гришу профессор Бернард Шонбергер, считающийся лучшим урологом Европы. Пока шла подготовка к операции, в нескольких монастырях и соборах молились за здоровье Юленьки. В ее родном селе на второй день Троицы в церковь пришло как никогда много народу. Когда священник объявил молитву за Юлино здоровье, все дружно встали на колени. Среди прихожан была моя восьмидесятилетняя мама, которая, несмотря на весьма преклонный возраст и слабое здоровье, вместе со всеми простояла на коленях всю службу. Откуда у нее только силы взялись?!

Юлю готовили к операции две недели. Все эти дни она была подключена к аппарату «искусственная почка» и получала инъекции эритропоэтина. К назначенному дню уровень гемоглобина у нее поднялся, кровь очистилась, и врачи констатировали, что девочка готова к пересадке.

В среду первым забрали на операцию Гришу, а часа через два и Юлю. Крестного оперировали три часа, Юлю – около шести. Мне тот день показался годом. Пока длилась операция, я снова и снова мысленно проживала пройденные годы, очень остро осознавая, что в эти минуты решается будущее нашей семьи.

Наконец, в шесть вечера из операционной вышел профессор Шонбергер и сказал, что операция завершилась успешно, но Юля еще полчаса будет спать под наркозом. Мне разрешили к ней войти. В реанимационной палате моя девочка находилась одна. Меня поразило количество разнообразнейшего медицинского оборудования – на всякий случай. Слава Богу, «всякие случаи» обошли Юлю стороной.

Ровно через полчаса Юля проснулась. Я спросила: «Доченька, ты меня слышишь, видишь?» В ответ она утвердительно кивала, но говорить не могла, потому что с нее еще не сняли наркозную маску. Мне позволили побыть рядом до половины двенадцатого ночи. Ночевать в реанимации не разрешают никому.

Утром я навестила Гришу. Увидев меня, он первым делом поинтересовался, как там Юля, и очень обрадовался, услышав, что все в порядке. В полдень Юленьку перевели в обычную послеоперационную палату. Она лежала на специальной кровати, вся в катетерах, трубках и проводах. Я боялась к ней прикасаться, чтобы случайно чего не зацепить и не повредить. Боли Юля не чувствовала.

На десятый день с Юленьки сняли катетеры. Врачи сказали, что чем раньше она начнет ходить, тем быстрее пойдет процесс заживления. Мы гуляли по коридору. Она была крайне слаба, испытывала сильное головокружение, но каждый раз упрашивала меня еще немного пройтись. Бедняжка очень хотела домой. Врачи удивлялись ее решимости и жизнелюбию.

В самом конце августа нас отпустили домой, чтобы Юля успела в школу в родном селе. 1 сентября дочка вместе со мной пошла в девятый класс. Мы приехали поздно вечером, поэтому в селе никто не знал, что она вернулась. Односельчане не могли сдержать слез, видя идущую в школу Юлю. В тот день я плакала от счастья, от ощущения новой жизни...

Во время беседы Юля тихо сидела рядом. На вопрос о самочувствии девочка ответила, что у нее ничего не болит.

– С удовольствием хожу на уроки, – говорит Юля. – Одноклассники очень рады моему приезду. Я им очень благодарна за теплый прием и помощь. Нужно их догонять, ведь я многое пропустила. Но ничего, справляюсь помаленьку. У меня уже даже опять списывают.

– Кем хочешь стать, когда вырастешь?

– Пока не определилась. Одинаково люблю все предметы. Раньше мечтала быть врачом, но сейчас, насмотревшись на их работу, передумала. Хочу сказать большое спасибо всем, кто нам с мамой помогал, а особенно – моему любимому крестному. Дай Бог всем крепкого здоровья!

– Хотелось бы добавить, что в трудную минуту, когда, казалось бы, нет выхода из тупиковой ситуации, главное – не сидеть сложа руки, – сказала напоследок Анна Ефимовна. – Я убедилась в том, что спасение больного ребенка – в руках матери. Ради этого надо, невзирая ни на какие трудности, стучаться во все двери, просить и добиваться. И Бог не оставит вас наедине с бедой.

* * *

– Вот такая история, Зина Ивановна.

– Однажды Господь привел ко мне молодую женщину по имени Елена, имевшую подобную проблему, осложненную к тому же сахарным диабетом, – сказала духовная целительница. – В прошлом году ей пересадили почку. Донором стала мама. Решиться на такой шаг было нелегко им обеим. Сомнения – делать операцию или нет – долго не покидали семью. Для этого была еще одна серьезная причина. Мать Лены, недавно разменявшая пятый десяток, имела целый букет собственных заболеваний. Но для Господа нет ничего невозможного. В конце концов решение было принято. Подлечившись, мама смогла стать донором для дочери.

Сейчас Лена в полном порядке. Мама – тоже. После операции она получила группу инвалидности, но – по ее же определению – более счастливой женщины нет на целом свете.

Но вернемся к нашей героине Юлечке. Ситуацию в этой семье нужно рассматривать с самого начала.

Случайностей не бывает. Очевидно, дети, пришедшие в семью Зубовых, согласно промыслу Божьему, не должны были надолго задерживаться на Земле. Отработав определенную ситуацию, они ушли. Почему таким на первый взгляд жестоким способом? Ответ на этот вопрос один. Не нам судить, как Господь забирает своих чад – и взрослых, и молодых, и совсем маленьких.

Следует отметить следующий факт. Все дети были совершенно здоровы умственно, имели прекрасную память. Кто знает, не приходили ли они в этот мир для того чтобы, скажем так, расставить все точки над «і», может, даже завершить цикл своих земных воплощений. Многострадальной семье, наверное, нужен был толчок, стресс, чтобы проявился и реализовался ее духовный потенциал.

Анна Ефимовна говорит, что ее мать отстояла всю службу в храме на коленях, несмотря на весьма почтенный возраст. Бабушке было очень тяжело, но она выдержала ради любимой внучки. Для иллюстрации пользы регулярных духовных практик приведу другой пример. Моя мама, которой 77 лет, без особых сложностей отстаивает все службы. Она привыкла к этому с детства.

Думаю, дети в семье Зубовых вряд ли с малых лет приобщались к молитве. А ведь будь они приучены к духовному творению, то, скорее всего, развивались бы без отклонений в здоровье. Им не хватало духовной энергии, а возможно, и любви. Я не могу утверждать, что мама не любила своих детей. Но мы так часто говорим: «Я очень люблю своих чад!» А себя? Мы считаем, что это второстепенное. В первую очередь – дети. Мы не можем или не хотим понять одно немаловажное «но». Не любя себя как творение Божье, мы не в состоянии дать Божественную энергию Любви другим, в том числе и собственным детям. Если мы не имеем хлеба, то, соответственно, не можем никого накормить. Если у нас нет денег, то мы их не раздадим. Мы можем отдать только то, что имеем.

Мать – учительница и директор школы – женщина явно интеллектуальная, умная, порядочная, глубоко знающая, что такое подрастающее поколение и как с ним работать. Более того, это человек, всю себя отдающий чужим детям. Но своих уберечь она почему-то не смогла, как ни старалась. Юра ушел в положенный ему срок, и Тамару Господь забрал своевременно. Это должно было произойти, сколько бы они ни боролись. Потому что с Богом бороться невозможно. Можно предположить, что если бы мама приложила столько же усилий к спасению Тамары и Юры, сколько и в случае с Юлей, то сумела бы спасти и их. Но опять же ничего случайного не бывает. Господь дал ей возможность сделать все для Юли. У девочки был шанс – в отличие от ее старших сестры и брата.

Но шанс был предназначен и для матери – проявить себя не только на уровне деловых качеств, высокого интеллекта, но и в духовном плане. Спасая Юлечку, мама приложила огромные усилия. При этом она научилась по настоящему молиться, на собственном опыте убедилась, что Бог всегда готов прийти на помощь, стоит Его об этом только попросить в искренней молитве, с верой и благодарностью за все. Именно для этого, наверное, данная ситуация и возникла. Вероятно, при иных обстоятельствах мама не проявила бы подобных усилий.

Есть еще такое понятие, как смирение. Из изложенной выше истории я поняла, что мама, пусть с болью, на фоне тяжелого горя, но все же смирилась с утерей старших детей. В качестве награды Господь дал ей силы для спасения третьего ребенка.

Мы часто говорим, что если бы не болезнь, то многого я так и не узнал бы. Недаром Библия учит за все благодарить, всему радоваться и постоянно молиться. А народная мудрость советует: «Хорошо думай, хорошо говори, хорошо делай и хорошо жить будешь».

Через трудности и страдания Господь ведет людей к осознанию того, что Он ЕСТЬ. Как бы тяжело ни было, какая бы безвыходная на первый взгляд ситуация ни сложилась, но если вы попросите, то вам будет дано. Так сказано в Библии. Если двое на земле попросят об одном – будет им. За Юлечку молились сотни людей. Вот пример того, что молитвами можно достигнуть значительно больше, чем медикаментами.

Но в любом случае не следует забывать о том, что на все воля Божья. Идти против Господа никому никогда не удастся. Перехитрить Бога ни у кого не получится. Не стоит даже пробовать.

Нам всем важно осознать, что каждый человек рано или поздно уйдет с этой планеты, но не умрет. При переходе в мир иной мы сбрасываем тело, словно одежду, и продолжаем жить – с тем капиталом, богатством, опытом, которые заработали в земном воплощении.

– Особого внимания заслуживает поступок крестного девочки, подарившего ей свою почку.

– Библия говорит: если спасешь хотя бы одну душу на земле – большая награда тебе на Небесах. Обратим внимание, отдав почку, оставшись с одним органом в довольно зрелом возрасте, мужчина практически здоров. В то же время известно множество случаев, когда человек, по тем или иным причинам лишившись почки, не может продолжать полноценную жизнь.

Григорий получил свою награду, причем уже здесь, на Земле. Я думаю, что свое задание в этом воплощении он уже выполнил. Дай Бог ему здоровья на многие годы!

Глава 2

Четыре дня рождения Иры

2001 год. Моя собеседница – пенсионерка Наталия Васильевна Лебедева. Ее внучке по причине врожденного сердечного заболевания угрожает смертельная опасность.

– Как вспомню этот ужас, так у самой сердце жжет, – утирает слезы бабушка, волею судьбы заменившая девочке родителей. – Ира была обречена с рождения. Дело в том, что она появилась на свет с тяжелым пороком сердца, в результате которого венозная кровь смешивалась с артериальной. Из-за этого бедный ребенок выглядел так, что хотелось кричать. Ногти и губки синие, личико цвета асфальта, а глаза... Невозможно передать словами выражение этих несчастных глаз. Врачи говорили, что она проживет не больше месяца, все время держали девочку в больнице. Однако прошел месяц – Ира жива. Два месяца, три, полгода, год... Однажды из-за какого-то осложнения ее перевели в реанимацию, но, слава Богу, вытащили.

В годик Ира могла сидеть только с подушками, не выговаривала ни слова. Вместе с тем она, как могла, радовалась каждой мелочи, изо всех своих детских сил тянулась к жизни. Где я с ней только не побывала. В Киеве нам посоветовали обратиться к московским специалистам, мол, там делают такие операции. Я так и поступила. В кардиологическом центре Иру обследовали и сказали, что операция возможна, но не ранее чем через несколько лет. Но ведь ребенок столько не выдержит! В итоге москвичи пообещали прислать вызов на дополнительное обследование и лечение, но я его так и не дождалась. Спустя некоторое время нам посчастливилось попасть на прием к люксембургским врачам, который проводился во Львовском мединституте.

Помню, очередь была страшная, родители привозили больных деток со всех уголков страны. Специалисты сразу обратили внимание на Иру, осмотрели ее и пообещали организовать вызов уже непосредственно из кардиологической клиники Люксембурга.

Вернувшись домой, я узнала, что в местный детдом приехали шведы и тоже отбирают детей, нуждающихся в неотложной медицинской помощи. Мы с внучкой немедленно отправились на прием. Шведский врач, обследовав Иру, сказал, что у них подобные операции делают сразу после рождения. Позже я имела возможность в этом убедиться. В Швеции младенцев с врожденными пороками сердца переводят из реанимации в обычное кардиологическое отделение уже на следующий день после операции, если, конечно, обошлось без осложнений...



В общем, сообщив, что спасти Иру вполне реально, врач поинтересовался, есть ли у меня деньги. Какие деньги, откуда они у меня? Так и сказала: нет. Он мне посочувствовал, но ничего конкретного не пообещал. Правда, Иру сфотографировали и записали все данные. Я поблагодарила за теплый прием и ушла без особой надежды на лучшее. Это было в начале октября 1993 года, а в конце того же месяца мне позвонили из областного представительства Детской скандинавской миссии и сообщили, что Иру вызывают в Швецию. Одновременно пришел вызов из Люксембурга. Обе поездки брались финансировать благотворительные организации. Посоветовавшись со знакомыми, взвесив «за» и «против», я выбрала Швецию.

На Скандинавский полуостров нас сопровождал представитель миссии в Украине Бо Валленберг. В самолете Ира практически не выпускала из рук кислородную подушку. Встретили нас очень хорошо, поселили у матери Валленберга, которая проживает в собственном доме в портовом городе Мальме. Не теряя времени, Бо отвез нас в городок Люнд, неподалеку от Мальме, где расположен огромный лечебный центр.

После комплексного обследования кардиохирург Пэтэр Ерге подтвердил, что у Иры чрезвычайно сложная патология. Выслушав его прогноз, я чуть не потеряла сознание. Вероятность успешного завершения операции была просто мизерной, гарантия почти нулевая. Что делать? Но без операции – стопроцентная смерть. Разумеется, я согласилась на операцию.

Мою Иру стали готовить к операции. Вырвали зубки, выполнили другие необходимые манипуляции. Примерно в полдень я отнесла ее в операционную, уложила на стол, перекрестила... Бедненькая, она, несмотря на свои три годика, еще не ходила... Меня, полумертвую, отвели в соседний корпус, в специальное помещение гостиничного типа, дали успокоительную таблетку. Рядом постоянно находилась госпожа Валленберг и переводчик. Каждая минута казалась мне годом. Наконец, около девяти вечера звонок – операция прошла успешно! Но на этом наши беды не закончились.

Сначала меня долго не пускали посмотреть на Иру и лишь в полночь сообщили, что через час можно будет ее проведать. Оказывается, сразу после операции у Иры возникло тяжелое осложнение с почками и пришлось проводить комплекс реанимационных мероприятий.

Ира балансировала между жизнью и смертью. Слава Богу, ее удалось спасти.

Чуть позже я пережила еще один шок. По словам хирурга, врачи, вскрыв грудную клетку и добравшись до сердца, увидели, что у Иры патология значительно сложнее, чем показало предварительное обследование. Целый «букет» пороков был практически несовместим с жизнью. Знай они заранее точный диагноз, вряд ли согласились бы рисковать и браться за скальпель. А так, коль уж разрезали, отступать было некуда.

После операции бедный ребенок десять дней без движения пролежал в реанимации. От нее ни на секунду не отходили две медсестры.

Из реанимации Иру перевели в кардиологию, в отдельную палату. Мне позволили ухаживать за ней. На поправку она шла очень тяжело, окрепнув, снова прошла комплексное обследование, курс реабилитации, и лишь после этого ее состояние признали удовлетворительным.

Врачи планировали сделать еще одну операцию, но отложили. Я так поняла, не захотели рисковать, поскольку Ира могла не выдержать, настолько ослаблен был ее организм. Посоветовали внимательно следить за ее состоянием, так как главное – не опоздать. В 18 лет Ирочке предстоит третья операция, после которой, если обойдется без осложнений, можно будет вздохнуть с облегчением.

Сразу же после возвращения домой нас госпитализировали в кардиологическое отделение областной детской больницы, где моя девочка сделала первые самостоятельные шаги – в четыре года!

Постепенно жизнь вступала в свои права. Не забывал маленькую пациентку и Бо Валленберг. Несколько раз он ее навещал, а в 96-м увез в Швецию на проверку. Там Иру осмотрел оперировавший ее врач и дал заключение, в котором было сказано, что есть показания для хирургического вмешательства при условии экономической возможности.

Ирише уже 11. Первый тревожный звонок прозвучал минувшей осенью. Кардиограмма девочки оказалась неважной. В этом году врачи констатировали дальнейшее ухудшение состояния. Наш кардиолог сказал, что надо искать возможность отвезти Ирочку на операцию. Где взять деньги?..

Оставалась единственная надежда: на Скандинавскую детскую миссию в лице Бо Валленберга, ставшего к этому времени ее президентом. Внимательно выслушав взволнованную женщину, этот замечательный человек ответил:

– Раз нужно, значит, будем лечить.

– В Люнд мы прибыли 11 ноября 2002 года, – продолжает Наталия Васильевна. – В клинике, где обследовали внучку, я с ужасом услышала от врачей, что шансов на выздоровление практически никаких. Она могла погибнуть на операционном столе, но без операции неизбежно умерла бы через несколько дней. Мне говорили, что не только в Украине, но и во всем мире никто на такой риск не пошел бы. Нам оставалось уповать на Бога да на золотые руки и талант одного из лучших в мире кардиохирургов Петера Йорги – того самого, который лечил Иру, когда она была еще совсем маленькой.

Операция продолжалась 14 часов. Ситуация сложилась более чем критическая. Вместо запланированных четырех дней Ирочка месяц лежала в реанимации, подключенная к аппарату искусственной почки. Я каждую минуту с ужасом ожидала самого худшего. Пять месяцев ребенок балансировал между жизнью и смертью.

Невозможно передать словами, что она пережила. Девочка высохла, похудела на 13 килограммов, долго не могла есть.

Бабушка не отходила от Иры ни на минуту с раннего утра до позднего вечера. Когда состояние девочки становилось особенно угрожающим, она оставалась дежурить на ночь.

– Дети должны чувствовать присутствие близких, – убеждена Наталия Васильевна. – В шведских больницах родственникам разрешается находиться возле ребенка. Там в порядке вещей, если в одной палате с малышом лежат, скажем, папа, мама и бабушка. К их услугам все необходимое для того, чтобы ребенок чувствовал себя в домашней обстановке.

В клинике Иру регулярно навещали местные жители, развлекали, играли на гитаре. Даже клоун приходил. А какой там уход, терпимость со стороны медперсонала! Во время перевязок Ирочка кричала от боли на всю кардиологию. Бедные медсестры покрывались красными пятнами, но ни разу даже не подали виду, насколько им трудно, все выполняли деликатно, тактично, спокойно, на высочайшем профессиональном уровне. Бывало, я сама не выдерживала, видя, как им тяжело, просила у них прощения за то, что им приходится терпеть, но в ответ неизменно видела лишь доброжелательные улыбки.

Наверное, Богу было угодно, чтобы Ириша осталась жива. У меня такое ощущение, что за нее молился весь мир, и у нас на родине, в храме, который мы регулярно посещаем, и в церквях Швеции, Дании, Финляндии, Фарерских островов.

Украинские верующие передали в Швецию платочек, освященный в одном из местных храмов и получивший чудодейственную целительную силу. Бабушка прикладывала этот платочек к Ириной груди, и именно с той поры у девочки началось улучшение.

– На Фарерских островах мы с внучкой побывали незадолго до операции благодаря Бо Валленбергу, – говорит Наталия Васильевна. – Летали туда вместе с группой известных украинских эстрадных артистов, которые выступили перед местными жителями с благотворительным концертом. Валленберг много рассказывал людям об Ириной жизни и о том, что ей нужна срочная помощь. Ирочке сказочно, фантастически повезло, что есть на свете Бо Валленберг со своей благотворительной миссией. На какое-то время жизнь чужой девочки стала для него дороже всего. Он забывал о своем тяжелобольном отце, семье, сам чернел на глазах. Они с Ирой подбадривали друг друга. Он в реанимации и позже в кардиологии, смотря в ее больные глазки, на ее истощенное тельце, в котором едва теплилась жизнь, строил ей рожицы, а она, едва заметно улыбаясь, говорила: «Мне хорошо, все нормально». Ирочка с нетерпением ждала каждого его прихода. Он сумел раздобыть 200 тысяч долларов – деньги, огромные даже для Швеции. Этот человек через прессу и телевидение обращался к людям, умоляя их спасти ребенка. И люди отзывались. Если бы не добрые шведы, даже не знаю, что бы мы делали. Казалось бы, кто такая для них простая девочка из далекой Украины? Но люди отозвались и собрали баснословную сумму. Местные жители подходили ко мне, говорили добрые слова. Я не понимала их язык, они не понимали украинский, но... мы понимали друг друга – по жестам, по интонации, по выражению глаз. Во время таких встреч я осознавала, что люди нам искренне сочувствуют и хотят, рады помочь.

Ира пока не решила, кем хочет стать, когда вырастет. Пока же ей из всех школьных предметов больше других нравится французский. Танцевать она тоже любит, но врачи советуют пока делать это понемногу, чтобы сердце привыкало к нагрузкам постепенно. Кроме того, по причине ослабленного иммунитета ей следует остерегаться инфекций и каждый год ездить в Швецию на ультразвуковое обследование сердца.

– Мы не нарадуемся, смотря на Иру, – говорит руководитель регионального филиала Скандинавской детской миссии Людмила Лонюк. – Безусловно, девочку спасло Божье чудо и самоотверженность руководителя Миссии Бо Валленберга. Сумма, которую ему удалось собрать, никогда раньше не собиралась в Швеции для одного ребенка, да еще иностранного. А ведь в это время он сам преодолевал черную полосу в жизни. Почти одновременно с Ирой был прооперирован Валленберг-старший, который до сих находится в больнице в тяжелейшем состоянии. Можно лишь представить, что это значит для сына. Но и это еще не все. Когда у Иры только-только наметился положительный результат, сгорели склады миссии. Эти громадные помещения расположены в индустриальной зоне городка Окси, что неподалеку от Мальме. От искры загорелся склад, где ремонтировали автомобили. До утра выгорело буквально все на огромной территории! Узнав об этом, я была в шоке, а можно представить чувства президента. Между прочим, на складах хранились рождественские подарки для украинских детей, готовые к отправке. Но даже в такой ситуации Бо Валленберг не сломался. Сегодня он вместе с нами радуется чудесному выздоровлению Иры.

Прошло еще три года. Я снова побывал в гостях у этой замечательной семьи.

Июнь 2006 года. Недавно Ира вернулась из Страсбурга, где в местном университете ей была успешно проведена еще одна, третья по счету, операция на сердце. Несмотря на массу сложностей, вставших на пути к спасению жизни девочки, все закончилось благополучно.

Ира ждала меня у парадного. Она заметно повзрослела, расцвела. Пригласив меня в квартиру, девушка побежала вверх по ступенькам, и мне было нелегко за ней угнаться. Поднявшись на четвертый этаж, я запыхался, а Ире – хоть бы что! Трудно поверить, что всего несколько месяцев назад она балансировала между жизнью и смертью и спасти ее могло, как тогда казалось, лишь чудо.

– Слава Богу, моя девочка снова счастлива, – сквозь слезы улыбается Наталия Васильевна, не отводя от внучки взгляд, полный любви. – А ведь еще совсем недавно, чтобы подняться на четвертый этаж, мне иногда приходилось нести ее на плечах. Бледная была – до ужаса! Надеюсь, что все ее страдания теперь уже позади, так и врачи говорят. Три года назад, после второй операции, Ирочка, казалось, наконец-то зажила полноценной жизнью, – вспоминает бабушка. – Она с удовольствием училась в школе, занималась своими любимыми танцами и художественной гимнастикой. Вдруг год назад ее самочувствие стало резко ухудшаться. Вскоре выяснилось, что без еще одной операции не обойтись, но стоить она будет полмиллиона долларов! Я пришла в отчаяние. Откуда такие деньги у простой пенсионерки?! Но, взяв себя в руки, решила бороться за внучку до конца и обратилась за помощью в популярную телепередачу.

В студии нас Ирой ожидал приятный сюрприз. Авторы пригласили на съемки Бо Валленберга. Конечно же, мы были безмерно рады снова встретиться с этим замечательным человеком.

Господин Валленберг прямо в студии попросил телезрителей помочь собрать для нас необходимую сумму. Люди откликнулись. На специальный счет стали поступать деньги. Перечисляли кто сколько мог. Школа, в которой учится Ира, собрала 2 тысячи, два банка – по тысяче. Всего удалось насобирать около 10 тысяч гривен. Но полмиллиона долларов все равно оставались для нас астрономической, недосягаемой цифрой. Тем временем Ирочка чахла на глазах. Я не могла спокойно смотреть на ее страдания и была готовы отдать все ради спасения кровиночки. И Господь услышал мои молитвы!..

Елена, соседка Иры по этажу, узнала, что во Львовский кардиологический центр приезжают специалисты из Франции, сотрудничающие с Красным Крестом в рамках программы «Поможем больным детям Украины с пороками сердца». Ира с бабушкой отправились туда и попали на прием к французскому профессору Бернарду Айзенману. Осмотрев девочку, он сказал, что должен посоветоваться с коллегами. Через месяц из Львовского кардиоцентра пришло сообщение, что Иру берут на операцию в Люксембургскую клинику.

– Сложность состояла и в том, что я не могла сопровождать внучку, – вспоминает Наталия Васильевна. – Родственникам не разрешалось ехать с детьми старше 14 лет. А Ире – 15. Мне было очень страшно отпускать ее в дальнюю дорогу одну, но у нас не было другого выхода, и я решилась на это.

Ирочка уехала в Люксембург вместе с тремя другими детьми и сопровождавшими их родителями. Она тоже боялась, плакала. Внучка ведь уже взрослая, понимала, куда едет, чем рискует. Но она – смелая девочка, я горжусь ею...

– Перед отъездом мы пригласили к Ирочке священника, – говорит Елена, соседка по этажу. – Отец Михаил исповедал ее, сказал напутственное слово. Узнав, что девочка отправляется в дальнюю дорогу без родных, он произнес: «Ты никогда не будешь одна, с тобой – Господь и ангел-хранитель». Позже Ира призналась, что, когда было страшно, она вспоминала советы отца Михаила и ей становилось легче.

Внучка находилась под скальпелем 12 часов! Сложнейшая операция проводилась в два этапа. Слава Богу, что все закончилось благополучно. Я низко кланяюсь французским специалистам за спасение Ирочки. Особая благодарность профессору Бернарду Айзенману и его коллеге Бернарду Дюжутеру, опекавшему мою внучку как родную дочь.

– Страшно было перед операцией? – обращаюсь я к Ире.

– Да, – призналась девочка. – Но я знала, что у меня нет другого выхода. А еще я была уверена, что со мной Господь и ангел-хранитель. Они обязательно мне помогут.

– А как Ира напугала меня! – качает головой бабушка. – Звоню я ей через три дня после операции, спрашиваю, как самочувствие, а она: «Все хорошо, я гуляю по коридору». Одна! Всего через три дня после операции! Я тут же с ужасом вспомнила, что в прошлый раз, в Швеции, она пролежала в реанимации больше месяца! Я велела Ире вернуться в палату, а она в ответ лишь весело засмеялась. Вот как быстро она шла на поправку!

* * *

И снова я в гостях у Зины Ивановны.

– Знакомая ситуация, – говорит духовная целительница. – У близких мне людей тоже родилась девочка с врожденной патологией сердца. Положение было крайне тяжелым. Врачи предложили родителям оставить ребенка в больнице, но ни они, ни их родственники не согласились на это. Они – глубоко верующие люди – посоветовались, решили, что с Богом спорить не будут, и горячо молились за ребенка. В лечении, кроме силы молитвы, были применены все доступные методы, подаренные природой: солнце, свежий воздух, закаливание, специальные упражнения и многое другое. Девочке сейчас 7 лет, она практически здорова, собирается в первый класс. Правда, танцы и гимнастика, которыми она хотела бы заниматься, ей, как и Ире, пока противопоказаны. Но я убеждена, что и это ограничение в скором времени будет снято.

Случай с Ирой – сложнее. Если девочка, о которой я только что упоминала, была желанным ребенком в семье и за нее молились еще до ее рождения, то у Ирочки несколько иная ситуация. Ее оставила мать...

Мир устроен так, что, родившись, ребенок не берет энергию из ниоткуда. Через малыша идут потоки, формирующиеся в процессе взаимоотношений его отца и матери. В народе по этому поводу говорят: чем бы горшок ни кипел, тем и пахнуть будет.

Ирочка страдала, потому что от нее отказалась мать, а также по той причине, что между папой и мамой не было тех чувств, которые наполняли бы ребенка силой. Скорее всего, в их отношениях присутствовали постоянные взаимные упреки, вследствие чего у девочки происходил хронический отток энергии. Именно потому ее ожидало столько трудностей в жизни.

Бабушка отдала делу спасения внучки все силы и возможности, на какие только была способна. Она уникальная женщина. Но бабушка не может заменить ребенку маму на всех уровнях – физическом, душевном и духовном. Несмотря на все ее старания, отношения между матерью и отцом все равно отражались на дочери, на каком бы расстоянии они ни находились. Вот почему Ирочка тяжело переносила операции, а также период реабилитации.

Мы говорим, что каждый человек несет свой крест... После семи лет ребенок имеет уже не только горизонтальную, но и вертикальную линию креста. Горизонтальная – это линия от отца к матери и от матери к отцу. Здесь ребенок берет энергию в течение первых семи лет жизни. После прохождения семилетнего рубежа он выходит на новый уровень и начинает выстраивать свою вертикальную линию. Это уже канал связи с Богом, через который ребенок получает энергию более высокого порядка, чем прежде, непосредственно от Всевышнего.

Если бы эту энергию дали Ирочке еще и родители, то уже после первой операции она быстро пошла бы на поправку. Может быть, оперативного вмешательства вообще не потребовалось бы.

Божественная энергия Любви – ее еще называют энергией Духа Святого – является настолько высокочастотной, что она способна исцелить даже мышечные ткани, причем бескровно, прочнее и легче, чем скальпель. Широко известны примеры людей, делающих бескровные операции. Ученые неоднократно пытались исследовать данный феномен, но так и не смогли объяснить его. Но все сложное и гениальное – просто.

Многие знают, если положить на больное место руку и легонько погладить, то боль утихает. Кто-то думает, что это самовнушение. Но на самом деле пальцы являются проводниками энергий. Если человек умеет фокусировать свою мысль, настраиваясь таким образом, чтобы пропускать через себя, через свои пальцы высокочастотную энергию, то он сможет воздействовать на ткани на клеточном уровне, подобно лазерному лучику, но на более высоком, тонком плане, совершая любые манипуляции, приводя в порядок, исцеляя пораженные участки человеческого организма.

Повторюсь, если бы Ира получала энергию Любви с самого начала, то у нее не было бы таких проблем. Но, несмотря ни на что, Бог, очевидно, хотел уберечь девочку. Ведь она выжила в практически безнадежной ситуации и, что очень важно, не изменилась в душевном плане, оставшись самой собой, даже несмотря на то, что ей переливали чужую кровь.

– Говорят, что кровь – это физическое проявление души.

– Да. Современная медицина часто практикует вливание пациентам чужой крови, но с точки зрения Законов Мироздания это неправомерно. Духовные Законы гласят, что в крови содержится душа, она является носителем информации о болезнях, генетических нарушениях, в ней фиксируются особенности характера, склонности человека. Вот почему с кровью могут передаваться не только физические недуги, но и черты характера донора. Как правило, если там, где используется переливание крови, отсутствует высокая духовность, то больной буквально заражается самыми низкочастотными энергоинформационными особенностями донора. Влитая кровь тут же начинает пожирать красные кровяные тельца пациента. Если она побеждает, то можно смело утверждать – тело уберегли, но душу уничтожили. А Библия учит, что лучше тело потерять, чем душу свою погубить.

В то же время на переливание крови не должно быть абсолютного табу. Эта нежелательная процедура может применяться в самых крайних, критических случаях, при отсутствии другого выхода. Наилучшим вариантом будет, если донором выступит родственник больного. Пусть не высокодуховный в общепринятом смысле, но если он любит того, кому горит желанием помочь, то энергия Любви нейтрализует всякое зло, в том числе и содержащееся в крови.

Помню, был такой случай. Для погибающего сына взяли кровь у отца-алкоголика. Все считали его таким-сяким. Но он души не чаял в сыне и кровь своему ребенку отдавал с любовью, а это значит, что в ней попросту не осталось места злу. И сын выкарабкался... Любовь, пусть даже алкоголика, обезвредит всякий негатив – как в его крови, так и в крови пациента. Прямой контакт посредством энергии Любви всегда является исцеляющим.

Глава 3

Если душа уже выбрала себе родителей, Господь сделает все, чтобы никто не смог воспрепятствовать ее воплощению

Весна 2005 года. Сорокалетняя мать пятерых детей Валентина Овечкина узнала о том, что беременна, лишь тогда, когда у нее начались роды. Врачи диагностировали у женщины заболевания печени и кишечника. Она добросовестно принимала лекарства, а потом появился на свет малыш, удививший своим рождением всех, включая фельдшерицу «скорой помощи», принявшую родовые схватки пациентки... за почечные колики.

Я встретился с Валентиной у нее дома.

– В то, что со мной произошло, поверить трудно, – улыбается женщина. – Мы с мужем до сих пор опомниться не можем. Началось все с того, что у меня разболелся живот. Я решила, что опять начались проблемы с печенью, так как два года назад переболела желтухой, и поехала в амбулаторию. Врач посоветовал на всякий случай провериться на беременность. Я об этом тоже думала. Честно говоря, ребенка не планировала. У нас уже есть четыре сына и дочка, самому старшему – 21 год, младшенькому – шесть. Да и возраст уже не тот...

Сельские специалисты беременность у женщины не обнаружили, но заподозрили заболевание печени, поэтому направили ее в районный центр. Валентина обратилась в женскую консультацию больницы матери и ребенка. Приняв во внимание далеко не юный возраст пациентки, районные медики предположили, что у женщины климактерический синдром. Ей все же назначили ультразвуковое исследование, но и оно беременность не зафиксировало.

– Через две недели я должна была приехать в райцентр на повторную консультацию, – рассказывает Валентина. – Но не было денег на дорогу, поэтому я отправилась в сельскую амбулаторию и пожаловалась, что стало трудно ходить, в животе появились какие-то странные ощущения, боли в боку. Врач сказал, что у меня не в порядке кишечник, печень и желчный пузырь, назначил анализы. Оказалось, что есть еще проблемы с почками и мочевым пузырем. Доктор прописал кучу лекарств. Я принимала нитроксолин, уролесан, мезим, эспумизан и галстену. Денег на них уходило много, но легче не становилось. Только хуже. Мы с мужем Петей всякое передумали. Боялись, что это цирроз печени или опухоль. Петя предлагал снова поехать в райцентр, основательно обследоваться и, если нужно, решаться на операцию. Но я не согласилась с ним. Такие операции стоят больших денег, а где их взять? Муж чуть не расплакался после того разговора. Он очень испугался за меня.

Прошло еще немного времени. Боль становилась все сильнее. Вскоре уже почти никто не сомневался в том, что я неизлечимо больна и скоро умру. Правда, со мной на эту тему родственники старались не разговаривать, чтобы лишний раз не расстраивать. Но я была морально готова к самому худшему. Держала себя в руках, старалась демонстрировать хорошее настроение, чтобы не доставлять лишних хлопот семье.

– Неужели ничто не натолкнуло вас, мать пятерых детей, на мысль о беременности? Ведь существует столько характерных признаков, к примеру увеличенный живот...

– Дело в том, что живота у меня не было. «Гуля» росла, но в правом боку. К концу срока она увеличилась и затвердела. Все были уверены в том, что это злокачественная опухоль.

– К знахаркам обращались?

– Нет. Сестра как-то привезла мешочек земли с могилы священника. Кто-то ей сказал, что это чудодейственное средство. Я прикладывала землю к животу, но особого эффекта не заметила. А к концу беременности мне стали сниться странные сны. У нас под окнами росли розы, но несколько лет назад вымерзли. И вот снится мне, что мои розы снова цветут. Кусты большие, красивые. И травка зеленая-зеленая! Я за всей этой красотой ухаживаю, а на душе радостно-радостно! Говорят, это хороший знак. И еще одна примета, уже не сон. Несколько последних месяцев в окно на кухне билась маленькая птичка – клювом, крылышками. Я ее отгоняла, но она снова и снова возвращалась. Каждый, кто видел эту настырную птицу, говорил, что скоро я получу приятную новость. Тогда в это верилось с трудом.

19 апреля я перестирала вещи, помогла мужу с детьми перебрать картошку. А ночью мне стало совсем плохо. Приняв лекарство, попыталась уснуть, но боль становилась все сильнее. Испугавшись, что приходит конец, я разбудила мужа. Он побежал вызывать «скорую».

Машина из амбулатории приехала быстро. Молоденькая девушка-фельдшер, поинтересовавшись диагнозом и ощупав Валентине живот, предположила, что у нее выходят камни из почек или желчного пузыря, и сделала обезболивающий укол.

– Я лежала в комнате на диване, – вспоминает Валентина. – После укола боль поутихла. Но вдруг чувствую, что из меня будто кишки выворачиваются. А потом стало выходить что-то большое. Думаю, неужели камни в почках такие огромные? Сказала об этом медичке, она успокоила: «Ничего, ничего, сейчас посмотрим». А потом вдруг как закричит: «Да вы рожаете!»

Через несколько минут фельдшер, отказываясь верить в происходящее, держала на руках младенца. Очевидно, девушка впервые в своей практике принимала роды, да еще в таких экстремальных условиях. Вместо того чтобы перерезать пуповину и выполнить другие необходимые в такой ситуации манипуляции, она решила пережать ее зажимом и срочно транспортировать малышку с мамой в медицинское учреждение.

Появление в районной больнице странной пациентки вызвало настоящий ажиотаж. У медиков в голове не укладывалось, что беременность у женщины была диагностирована... после родов!

– Случай с Валентиной Овечкиной просто удивительный, – говорит главврач районной больницы матери и ребенка Вячеслав Андронов. – Наши специалисты оказали матери и новорожденной необходимую медицинскую помощь, тщательно их обследовали. Никаких нарушений ни у женщины, ни у девочки обнаружено не было, что тоже поразительно. Сейчас ребенок находится под постоянным контролем местной акушерки. Впервые Овечкина обратилась в женскую консультацию нашей больницы шестого августа прошлого года. У нее была задержка менструального цикла на четыре дня. При таком малом сроке диагностировать беременность невозможно даже с помощью аппарата УЗИ. В этом нет ничего необычного. Плодное яйцо в полости матки еще не появилось. Оно, так сказать, было на подходе. Врач не исключил такую возможность, поэтому назначил пациентке повторное обследование, но она не приехала, а обратилась в местную амбулаторию. Я не знаю, как ее там обследовали, какие ставили диагнозы. Об этом лучше поговорить с тамошними врачами. Честно говоря, мне удивительно, что мать пятерых детей даже не заподозрила, что беременна. Если бы на ее месте оказалась ни разу не рожавшая женщина, тогда это еще можно было бы понять. Наверное, ей настолько внушили мысли о болезнях, что она даже на миг не предположила, что ждет ребенка.

– Сегодня из амбулатории приезжала медсестра, присматривающая за Машенькой, – говорит Валентина. – Сказала, что врач спрашивал, можно ли ему приехать извиниться за свои ошибки. Доктор очень переживает. В его практике никогда раньше такого не было. Но я ведь ни на кого не обижаюсь, никого не виню. Жалоб никуда не писала. Что случилось, то случилось. Слава Богу, все живы и здоровы.

– Какая первая мысль пришла, когда поняли, что родили?

– Подумала, что нужно срочно искать, чем пеленать малышку. Позже, уже в «скорой», по дороге в больницу, пришло осознание чуда. Доченьке было суждено появиться на свет, несмотря ни на что. Видно, сам Господь ее оберегал.

– Как старшие дети восприняли столь внезапное пополнение в семье?

– Мы все радуемся Машеньке, не представляем свою жизнь без нее. Слава Богу, малышка хорошо кушает, не капризничает. А какая красавица – просто диву даешься.

– Когда дочка появилась на свет, я сначала растерялся, – присоединяется к разговору Петр Овечкин, находившийся рядом с Валентиной во время родов. – Можете представить мое состояние в тот момент. Я был уверен, что жена при смерти, и вдруг выясняется, что она не только здорова, но еще и ребенка родила. Осознав это, я почувствовал необычайную радость и легкость, как будто гора с плеч свалилась. Если бы кто рассказал, что такое может быть, ни за что бы не поверил!

* * *

– Зина Ивановна, честно говоря, в происшедшее с Валентиной Овечкиной действительно верится с трудом, однако факты, как говорится, вещь упрямая.

– Неисповедимы пути Господни, – тихим голосом произнесла целительница. – Мой дядя младше меня на восемь лет. Бабушка родила его в 46 лет, во время климакса. Как и Валентина Овечкина, она до последнего момента не понимала, что беременна. Когда начались боли внизу живота, в области печени, долго не обращалась к врачу, а когда решила обследоваться, оказалось, что будущему ребеночку уже шесть месяцев. Вот так неожиданно появился на свет мой дядя, недавно благополучно отметивший свой полувековой юбилей.

Подобные случаи встречаются, как правило, в семьях, не планирующих ребенка. Если дитя ожидаемо, то не может быть, чтобы женщина не знала о собственной беременности, независимо от того, в первый раз ей предстоит рожать, во второй или десятый.

Очевидно, Машенька должна была появиться на свет. Ей нужна была именно эта мама, эта семья. Если душа уже выбрала себе родителей, то Господь сделает все, чтобы никто, даже будущая мать, не смог воспрепятствовать грядущему воплощению.

Обычно в ситуациях, подобных описанной выше, симптомы болезни дают о себе знать очень четко. Это ощущение камней в почках и в желчном пузыре, резкие боли внизу живота, в области придатков. Все эти и другие признаки несуществующего на самом деле заболевания посылаются с одной целью – отвлечь женщину от мысли о беременности.

Валентина лечилась в течение всей беременности. Несмотря на это, дитя родилось здоровым. Да и сама женщина в полном порядке. Лекарства, противопоказанные беременным, совершенно не повредили ни ей, ни ребеночку. Эти факты на первый взгляд весьма удивительны, но на самом деле они являются подтверждением того, что на свет появилась душа, которая должна была прийти. Причем – без риска, невзирая ни на какие обстоятельства. Если Всевышний запланировал что-либо, то это обязательно произойдет.

– Зина Ивановна, вы сказали: «Душа выбирает себе родителей...» Хотелось бы расширить эту тему.

– Если на Землю идет душа малосознательная, находящаяся на сравнительно невысоком уровне развития, то родителей ей выбирают. Этим занимаются небесные учителя, ангелы и Сам Господь. В таких случаях человека посылают туда, где им будут управлять, так как сам он на это еще не способен. Но душа высокоразвитая, высокодуховная, воплощающаяся с миссией, которая должна обязательно осуществиться, сама выбирает себе родителей и обстоятельства, в которых она наилучшим образом выполнит то, ради чего пришла в этот мир. Не может быть, чтобы на Земле ее не приняли.

Интереснейший момент в данной истории связан с цветами. У Валентины вымерзли розы. На энергоинформационном уровне это явилось следствием того, что у женщины исчерпался запас жизненной энергии, необходимый для рождения и воспитания шестого ребенка. И вдруг ей снится, что розы расцветают. Это – явный знак, указывающий на возрождение душевных сил.

Птичка в окне – еще одна радостная весточка. Ее отгоняли, но она упорно не улетала. Дело в том, что в птичке нашла временное пристанище душа, ожидающая воплощения, чтобы иметь возможность находиться рядом со своей будущей семьей. Если тело в утробе матери уже сформировано, такую душу отогнать невозможно.

– В какой момент душа входит в тело?

– Мнений по этому поводу много: при зачатии, во время родов, на пятом месяце беременности. А я считаю, что душа идет впереди тела. Войти в выбранное и уже сформированное тело она может и во время родов, и даже немного раньше. Впрочем, большого значения для развития ребенка это не имеет.

Воплотившись, душа тут же начинает овладевать телом, учиться управлять им. Говорят, что маленькие дети ничего не умеют... Да они умеют больше нас с вами, просто пока еще не могут, поскольку не до конца овладели телом как инструментом. На это нужно время и немалые усилия, причем не только ребенка, но и его родителей.

Глава 4

Эти три человека родились в одно время и в одном месте, чтобы не тратить время на поиски друг друга

Жители Ровно Наталия и Виктор Вознюки, не согласившись с диагнозом «бесплодие», 15 лет боролись за исполнение своего самого заветного желания. В результате в 2003 году, на второй день Троицы, у них благополучно родилась тройня, причем две девочки – близняшки, а третья – «сама по себе».

Со счастливыми родителями мы беседуем в их уютной трехкомнатной квартире.

– Мы с Витей вместе уже 16 лет, – рассказывает Наталья. – Замуж я выходила в двадцать. Муж старше меня на год. Первые два-три года мы особенно не тревожились, что я не беременею, никуда не обращались. Но как-то я пошла на обследование и услышала страшное – бесплодие. Причина в непроходимости маточных труб. Конечно, это был шок...

– Поначалу возникло ощущение неполноценности, – присоединяется к разговору Виктор, муж Натальи. – Я всегда считал, что в каждой нормальной семье должны быть дети.

– Врачи успокоили меня, сказали, что если лечиться, то все будет хорошо, – продолжает женщина. – С тех пор начались хождения по мукам. Я обращалась к разным врачам у нас в городе, лет пять назад лечилась в Киеве, но безрезультатно. Шли годы, мы не теряли надежду и продолжали искать пути решения проблемы. Правда, был период, когда мы разуверились в успехе и решили усыновить ребенка. На этом настаивал Виктор. Если бы я тогда согласилась, то мы взяли бы ребенка еще семь лет назад. Но что-то меня сдерживало. Каждый раз, когда заходил разговор об усыновлении, я просила Витю: «Давай еще полечимся, еще что-нибудь попробуем». Муж у меня хороший, он соглашался. В конце концов мы поехали в Киев, но уже в Институт генетики и репродукции. Решили, что если и на этот раз нам не помогут, то усыновим ребеночка. К тому времени мы неоднократно посещали детский дом, у нас уже были собраны справки и документы, необходимые для усыновления. И Бог смилостивился над нами. Лечение в институте дало положительный результат! Причем обошлось без операций.

– Представляю вашу радость после стольких лет надежд и разочарований!..

– Конечно! – восклицает Наталья, в одночасье ставшая многодетной матерью. – Нам говорили, что это большой риск. Во-первых, возраст. Во-вторых, по статистике, больше половины женщин не вынашивают тройню. Но я верила, надеялась на Бога и на врачей.

Сообщив Наталье примерно на шестой неделе беременности, что она носит тройню, специалисты посоветовали ей искать хорошего врача по месту жительства, так как не было оснований держать женщину в Киеве. Они честно предупредили ее, что выносить троих детей очень тяжело.

В Ровно Виктору и Наталье посчастливилось встретить замечательного специалиста, заместителя главного врача роддома № 1 Инну Гуценко, которая сразу предупредила, что впереди их ждет нелегкое испытание, но в то же время заразила своим оптимизмом и вселила надежду на положительный результат. На сохранении Наталья лежала почти полгода. Беременность она переносила нормально, хотя бывало и тяжело. Порой ей совершенно не хотелось есть, а через некоторое время появлялся волчий аппетит. Поначалу ни по фигуре, ни по состоянию организма не было заметно, что у женщины будет тройня, но живот быстро вырос, стал просто огромным. Даже врачи поражались.

– Все происходило на моих глазах, – вспоминает Виктор. – Невозможно было спокойно смотреть, как Наташенька лежит, чтобы сохранить деточек. Глядя на огромный живот, я ей искренне сочувствовал. Ведь сама она худенькая, невысокого роста.

Виктор уверен, что ему невероятно повезло с женой. Известия о том, что Наталья беременна, и – чуть позже – о том, что они ждут тройню, Виктор воспринял на удивление спокойно. Если бы Виктору было не тридцать семь, а, скажем, лет двадцать, быть может, он волновался бы, как они с женой будут управляться с тремя детьми. Но тридцатисемилетний мужчина мечтал о детях, и никакие возможные трудности его не пугают.

– Я сама удивилась Витиному спокойствию, – говорит Наталья. – Услышав на УЗИ, что у меня тройня, он сказал: «Трое, так трое. Теперь главное, чтобы все благополучно родились».

– Если столько времени нет детей, но очень хочется их иметь, то все воспринимаешь совсем по-иному, – объясняет Виктор. – Я не ставлю материальное обеспечение на первый план. Как-нибудь проживем. Сейчас всем трудно. Есть хорошее выражение: «Если Господь дарит детей, то даст и на детей». Я в это верю. Естественно, на первых порах будет тяжеловато...

Так получилось, что Наталья до беременности три года нигде не работала. Теперь, естественно, о работе не может быть и речи. Когда супруги получали зарплату вдвоем, материальных проблем они не испытывали. Сейчас труднее, но муж уверен, что все будет хорошо. Да и родни у них много, по селам живут, молочком обеспечат.

– Как родственники восприняли сенсационное известие?

– На ранних стадиях мы не признавались, что я беременна тройней, – отвечает Наталья. – Ведь всякое могло случиться. Позже раскрыли секрет. Родственники восприняли это с радостью и с удивлением. Кто-то не верил, говорил, что такого не может быть, что мы все придумали. Пришлось поверить. При выписке из роддома встречали нас морем цветов, подарков.

– Родственники знают, через какие трудности нам с Наташей пришлось пройти на пути к сегодняшнему счастью, – говорит Виктор. – Они нам оказали неоценимую материальную и духовную поддержку. Большое всем спасибо, особенно моей сестре Валечке. Она уделяла моей жене пристальное внимание с самых первых дней ее беременности. Валя работает медсестрой в больнице, а теперь будет няней на дому, пока дочкам не исполнится три годика. Руководство больницы пошло нам навстречу и пообещало переоформить сестру на работу по присмотру за детьми.

Тройняшки родились 16 июня, на второй день Троицы. Когда начались схватки, по реакции медсестер Наталья поняла, что время пришло. Это был выходной, пять утра, поэтому врача пришлось вытаскивать из постели. Обследовав роженицу, Инна Гуценко сказала, что дальше тянуть некуда, хотя до этого хотела, чтобы Наталья полежала еще неделю. Тем более что Виктор недавно отбыл в командировку в Италию. Уезжая, он говорил жене, чтобы обязательно его дождалась.

– Не послушалась! – смеется теперь Виктор.

– Он вернулся через неделю после того, как мне сделали кесарево сечение, – говорит Наталья. – Радостную весть о рождении дочек ему по моей просьбе передали на мобильный с работы.

Посоветовавшись, родители решили назвать двух дочек в честь бабушек Машенькой и Катенькой, а третью Настенькой. На днях девочек крестили. Так получилось, что две малышки – близнецы, а третья как бы «сама по себе» – на сестер не похожа. Кушают они нормально. Уже заметен характер каждой. Одна, самая крупная, спокойно ждет, пока ее накормят, а две другие, поменьше, весьма голосистые. Чуть что – сразу в крик.

– В честь рождения тройняшек городские власти подарили нам холодильник, самый большой из всех, что были в магазине, – сказал Виктор. – Мой родной коллектив, где я работаю водителем, презентовал стиральную машину. Кроме того, коллеги по работе обещают частично обеспечить памперсами и детским питанием.

* * *

– Я знакома с семьей, которая не имела детей 19 лет, – сказала Зина Ивановна. – Они тоже долго лечились. Диагноз «бесплодие» им ставили как окончательный, причем это касалось обоих супругов. Но, несмотря на столь неутешительный прогноз, пара искала пути к исцелению.

Однажды, по дороге в Почаевскую лавру, они рассказали о своих проблемах незнакомой попутчице. Перед тем как попрощаться, женщина посоветовала им: «Вы не использовали самое надежное средство – молитву. Придите к Богу. Молитесь вдвоем. Если же и после этого не дождетесь деток, то с миром примите данное вам испытание». С тех пор супруги стали прихожанами храма. Сначала на службу приходила жена. Постепенно приобщился к общению с Богом и муж. На девятнадцатом году их совместной жизни женщина забеременела. Родилась девочка. Еще через два года появился на свет мальчик. Сына она рожала в 39 лет. И дети, и родители, Слава Богу, здоровы. Малыши уже подросли, регулярно посещают воскресную школу, каждое воскресенье их можно встретить в храме.

Объяснение здесь следующее. На Землю должны были прийти высокодуховные дети, но не был готов сосуд. Поэтому Господь дал будущим родителям время на подготовку.

Ситуация с Вознюками аналогична. Пара хороших людей очень хотела детей. По их словам, они тоже не сразу обратились к Богу, объездили множество врачей, и только потом их взоры обратились к Всевышнему. Сейчас они благодарны Ему.

Что касается непроходимости маточных труб, то в данном случае это вопрос не только и не столько физиологический. У патологии существовала иная причина – духовная. Господь ждал, пока супруги обратятся к Нему, смирившись со сложившимися обстоятельствами. Когда это произошло, Он дал им возможность порадоваться детям.

Хочу сказать еще вот что. Если бы супруги не отказались от мысли принять чужого ребенка, а все-таки сделали это, то, как следствие, вскоре у них родились бы и свои дети. Это проверено на практике. Я знакома с еще одной супружеской парой, не имевшей детей 16 лет. После долгих мытарств они решились на усыновление младенца. Через полгода женщина забеременела и родила одного за другим четырех здоровых сыновей. Причем последнего – в 47 лет.

Интересный факт – тройня у Вознюков появилась на свет на Троицу.

– На все воля Божья. Для родителей это – добрый знак, указывавший на то, что они готовы принять деток как в физическом, так и в духовном плане.

– Зина Ивановна, почему именно тройня?

– Все происходит согласно замыслу Божьему. Очевидно, именно эти три человека должны были воплотиться в одно время и в одном месте. Они шли на Землю с определенным заданием, о котором ни мы, ни их родители даже не догадываемся. Господь создал условия, чтобы, придя на этот свет, они не тратили время и силы на поиски и узнавание друг друга среди множества людей, а сразу приступили к исполнению возложенной на них миссии.

– Некоторые люди боятся рожать на Троицу или другой большой религиозный праздник.

– Абсурдно бояться рожать в тот или иной день, даже если это большой религиозный праздник. Ребенок обязательно появится на свет согласно Божьему плану. Ни секундой позже, ни секундой раньше. Если же человек выступит против воли Творца, то роды могут произойти преждевременно, а это, как правило, добром не заканчивается. Скажу больше. По Высшим Законам родить во время великого праздника – большая привилегия, так как дети тогда появляются на свет быстро и безболезненно. В такие дни легко происходит и переход в мир иной. На Троицу, Пасху, Рождество Христово Небо открыто и человек минует чистилище.

– Иногда супружеские пары при бесплодии применяют неестественные способы оплодотворения. Что вы думаете по этому поводу?

– Человек не должен перечить Божьим Законам. Дело в том, что ребенок, зачатый неестественным способом – в пробирке, от другого мужчины и так далее, – является носителем чужого генетического кода, вследствие чего рискует быть отторгнутым еще в утробе матери. Если даже он и родится, то может не прижиться в семье.

Мне припоминается случай, когда искусственно оплодотворенная женщина родила тройню. Уже через несколько дней умер один ее ребенок, спустя два года – другой. Третий растет, но он не совсем полноценный. В довершение всего трагически погиб глава семьи... Если бы эти люди обратились к Богу с просьбой послать им детей или взяли на воспитание чужого ребенка, то все у них сложилось бы иначе. Кстати, чужое дитя, взятое на воспитание, обычно легко приживается в новой семье, в отличие от рожденного в результате искусственного оплодотворения.

– В последнее время в мире много дискутируют на тему клонирования.

– Клонировать – это изменять Господу. Клонирование не может принести пользу ни с какой точки зрения. Клон не имеет главного – духовной основы, частички Бога. Это – автомат, биоробот. Если человечество не остановится на этом пути, то оно уничтожит само себя.

От человеческой деятельности, идущей в разрез Божьему промыслу, страдает и Земля. Планета вынуждена защищаться от своих обитателей. Пока люди ведут себя согласно заповедям Творца, она их кормит, обеспечивает всем необходимым. Но складывается впечатление, что человек вместо благодарности мстит Земле. А ведь она – живой организм, как и вся Вселенная. Мы неразрывно связаны. Земля несет информацию обо всей Вселенной, как и каждый человек, и даже каждая клетка. Во всем малом содержится полная информация о большом, и наоборот. Если мы и дальше будем вместо благодарности терзать Землю, то рискуем в конце концов быть сброшенными с ее израненного тела. Пусть Господь убережет нас от этого.

Человек должен встать на духовный путь развития, познать Законы Божьи, которые мы называем Законами Мироздания, и выполнять их или хотя бы стараться это делать. Только тогда он сможет принять Чистейшую Божественную Энергию, которая на Земле называется Энергией Любви или Энергий Святого Духа, и ему откроются Сокровенные Знания. Все знания, имеющиеся в Космосе, есть и в нас. Но человеческий мозг – это, кроме всего прочего, своеобразный блокиратор, не позволяющий нам в современных условиях, на нынешней стадии развития воспользоваться нашим же потенциалом. Мы еще не готовы к использованию удивительных возможностей, заложенных в нас.

Вот такие реалии. Если мы сумеем стать более совершенными, то получим и более совершенные технологии. Тогда к нам придет понимание, что без всего того внешнего, чем мы себя окружили и на что отдаем все силы, вполне можно обойтись.

Нужно прежде всего искать себя в себе. Тогда, наконец, мы поймем, что нам дано абсолютно все, и сможем пользоваться этими дарами. Именно ради этого понимания, осознания мы приходим на Землю, чтобы в конечном итоге вернуться на Небесную Родину, но уже с багажом новых знаний и опыта.

Глава 5

Отец-герой

Об этом поразительном случае говорили по всей Украине. Родив здоровую тройню, двадцативосьмилетняя Наталья Мартынчук умерла, пролежав 89 дней в коме. Ее тридцатилетний муж остался один с четырьмя дочерьми на руках, тройняшками и трехлетней Машенькой. Несмотря на, казалось бы, непреодолимые трудности, ценой самопожертвования Владимир выходил детей и сейчас считает себя самым счастливым отцом на свете.

С отцом-героем я встретился у него дома, в просторной трехкомнатной квартире.

– Наташа забеременела в начале 1995 года, – рассказывает Владимир. – В то время мы жили в селе. Я работал заместителем директора школы по воспитательной работе, жена – учительницей начальных классов. Ей было двадцать семь, мне – тридцать. У нас росла трехлетняя дочка Машенька. Мы давно мечтали о сынишке, поэтому известие о грядущем пополнении семейства восприняли с радостью.

Местность, где проживали Мартынчуки, является чернобыльской зоной. Да и Ровенская АЭС рядом. Врачи советовали как можно быстрее переезжать в чистую зону. Кроме всего прочего, у Натальи были проблемы с щитовидной железой. Супруги решили перебраться в соседний район, на родину родителей мужа, временно поселились у одного из родственников. На новом месте Владимир устроился в местную школу учителем украинского языка и литературы и стал подыскивать жилье, положенное им как переселенцам из загрязненной зоны.

– После обследования в Кузнецовске на аппарате УЗИ врач сказал Наташе, что у нее будет двойня, причем – мальчиков, – вспоминает Владимир. – А гинеколог, осмотрев жену и указав на ее огромный живот, полушутя-полусерьезно заявил: «Ждите тройню». В ответ мы лишь рассмеялись.

Перед родами Наташа лежала на сохранении. За время беременности она поправилась на 35 килограммов. Можно представить, как ей, бедняжке, было тяжело.

Районные врачи направили Наташу в Ровно, в роддом. 26 октября, примерно в два часа дня, ее увезли в операционную на кесарево сечение. Пока шла операция, я метался из угла в угол этажом ниже. События того дня очень четко запечатлелись у меня в памяти. После операции медсестра, уточнив, я ли Мартынчук, сказала: «Ваша жена родила двух девочек». Я удивился: «Как девочек? Должны быть мальчики!» А она с улыбкой: «Раньше надо было думать, папаша» – и ушла. Минуты через две бежит другая медсестра: «У вас не двойня, а тройня!» Я оцепенел. Чтобы не упасть, подпер стену. Вокруг собрались врачи, медсестры, санитарки. Отовсюду звучали поздравления, но я воспринимал их, словно сидя в глубоком колодце.

– Наташа лежала в реанимации под наркозом, но мне сказали, что это нормально. Завтра к этому времени она уже будет в сознании, – продолжает Владимир. – Я поехал домой, сообщил всем радостную весть, от которой все попросту ошалели. Больше всех радовалась теща.

На следующий день, выйдя из наркоза, Наташа попросила принести ей в палату телефон и принялась обзванивать родных и друзей. Если речь заходила обо мне, то она шутила: «Как он справится с пятью бабами?!» Она была оптимисткой...

Весь второй после родов день Наталья была в сознании. В одиннадцать вечера вследствие кровоизлияния в мозг у нее полностью отключилась кора головного мозга.

На следующее утро медики успокаивали Владимира, говорили, что все будет в порядке, но Наталья пролежала в роддоме без сознания 89 дней.

– Каких только врачей и целителей мы не привозили к Наташе, – сокрушается Владимир. – Даже из-за границы. Чем дальше, тем меньше оставалось шансов на возвращение ее к жизни, – голос моего собеседника задрожал, было заметно, что он из последних сил сдерживает слезы. – Но мы надеялись до последнего, хватаясь за соломинку, заказывали молитвы за здоровье в православных храмах. У меня не укладывалось в голове, как трое только что родившихся деток могут остаться без матери?!

Тем временем Наталья ни на что не реагировала, лишь слегка шевелила глазами. Муж и мать, потерявшие покой, постоянно находились рядом, ухаживали, кормили ее с помощью зонда.

– На девяностый день, в январе 1996 года, не приходя в сознание, Наташа скончалась, – упавшим голосом говорит Владимир. – А двумя неделями ранее в нашей семье случилось еще одно непоправимое горе. Скоропостижно умер мой отец, который никогда ничем не болел. В шесть утра он, как обычно, закурил и вдруг упал. Мать нашла его бездыханное тело на кухне у плиты. Не выдержало сердце – папа души не чаял в невестке и очень за нее переживал. Это был самый тяжелый, критический период в моей жизни.

– Что помогло вам выстоять?

– Дети и еще раз дети. Однажды меня спросили: «Володя, у тебя никогда не бывает депрессий?» Я ответил: «А что это такое?..» Некогда себя жалеть – нужно дочек обеспечивать да в люди выводить. Всегда быть в хорошей форме помогают регулярные занятия спортом.

Ухаживая за женой, я должен был заниматься решением жилищного вопроса. Родственник, у которого мы жили, намекнул, что больше не хочет делить с нами крышу. Мне посоветовали пойти к Валентину Кроке, занимавшему должность первого заместителя председателя областной администрации, – продолжает Владимир. – Валентин Иванович воспринял мою боль как свою собственную. Несмотря на трудности, он добился, чтобы нам выделили трехкомнатную квартиру в Ровно. Один из чиновников пытался его отговорить, убеждая: «Еще неизвестно, выживут ли дети, а нас за эту квартиру могут посадить!» Крока отрезал: «Значит, будем сидеть в одной камере, – и добавил с улыбкой: – А Володя будет носить нам передачи». Вот такой широкой души человек. Не откладывая дело в долгий ящик, он тут же переговорил с мэром, и через несколько дней я получил ордер и ключи от просторной трехкомнатной квартиры в новом девятиэтажном доме. Валентин Иванович, без преувеличения, наш ангел-хранитель. Он помог с работой – я теперь занимаю должность его помощника, с детским питанием, телефоном.

26 декабря 1995 года я перевез детей в новую квартиру, а в следующем месяце не стало Натальи. Как сейчас помню, была очень суровая зима. Я остался один с четырьмя детьми. Остро встал вопрос: что делать дальше? На семейном совете родственники убеждали, чтобы дочки оставались со мной, а они будут по очереди присматривать за ними. Кое-кто советовал сдать дочек в детдом. Однажды пришла женщина – знакомая кого-то из моих родственников и говорит: «Хочу взять на воспитание двух ваших младшеньких, вы же все равно со всеми не справитесь». Не дослушав до конца, я указал ей на дверь. Это далеко не единичный случай.

На первых порах мне очень помогла сестра Галя. И это при том, что у нее самой двое маленьких сыновей.

9 марта 1996 года малышек окрестили. Батюшка назвал их Вера, Надежда и Любовь. Владимиру, как он сам признался, было не до того.

А в апреле, после отъезда сестры, Владимир остался с детьми один.

– Галя прожила у меня месяца два, – рассказывает мужчина. – Видя, как ей тяжело – мы ютились в трех комнатах вдевятером: я с четырьмя дочками, Галя, ее муж и их два сына, – я, поблагодарив за неоценимую помощь, отправил их домой.

Девочкам едва исполнилось по пять месяцев. Если честно, было жутко оставаться с ними на ночь, особенно первое время. Сейчас, когда все это вспоминаю, мороз по коже пробирает.

– И как же вы справлялись?

– Всяко бывало. Разумеется, ночью я практически не спал, а утром нужно было отправляться на работу. В то время я трудился в Ровенском центре творчества педагогом-организатором. Понятное дело, дочек, как и всех маленьких детей, нужно было часто купать, мыть, переодевать, в том числе и ночью. Со временем я наловчился делать это сквозь сон. Поскольку они росли без материнского молока, мы с трех месяцев давали им перетертую телятину, гранатовый сок, печенье, бананы. Естественно, их желудочки не выдерживали такой нагрузки, и малышки по ночам не спали. Но у меня уже был опыт ухаживания за первым ребенком. Я помнил, как мы с женой делали Машеньке компрессы из водки на животик. Вместо спиртовых компрессов я прижимал одну из плачущих дочек животиком к груди, сверху клал подушку и таким образом согревал. Пока всех троих по нескольку раз за ночь успокоишь, глядишь – самому спать некогда, пора на работу...

Когда Верочка, Надюша и Любочка были еще совсем маленькими, одна знакомая, встретив Владимира на улице, сказала: «Не представляю, как ты справляешься – это ж какое сердце нужно иметь и терпение!»

– Слава Богу, детки почти не болели, – говорит Владимир. – А вот казусы случались неоднократно. Однажды я взял да и накормил малышек вечером огурцом. Они с таким аппетитом его скушали! Но самое интересное началось ночью: бедняжки буквально на стенку лезли – так хватали животики. Это сейчас я вспоминаю с улыбкой, а тогда было не до смеха. А еще они кушали много домашнего кислого молока – сейчас на кефир смотреть не могут!

Самостоятельно есть мои девчушки научились очень рано. Я купил для них специальные стульчики, усаживал за стол и учил правильно пользоваться ложкой. Усвоили быстро. Друзья удивлялись – детям нет и года, а ложками орудуют хоть куда. Правда, на первых порах пища разлеталась по всей кухне, а еще они любили жирными ладошками ставить отпечатки на обоях. Кстати, во время одного из таких «веселых» обедов выяснилось, что Верочка левша.

Я работал, дети подрастали. Одно время нам очень помогла главный бухгалтер одного из банков. Банк в течение года выделял нам по сто долларов США ежемесячно. На эти деньги я мог купить детям все необходимое.

Живут дочки строго по режиму. Сон, еда, прогулки – всему свое время. Я никому не позволял их баловать, особенно брать на руки. Одно время возникла небольшая проблема. Врачи сказали, что у детей неразвита ступня. Следуя совету, мы с няней ежедневно утром и вечером делали им специальный массаж. Сначала малышки ходили на цыпочках, но сейчас, слава Богу, все хорошо.

Спят сестрички в детской на широкой двухъярусной кровати, сооруженной соседом. Наверху размещаются Наденька и Верочка, снизу – Любаша и Машенька. У каждой своя тумбочка. В комнате множество красивых игрушек, больших и маленьких, присланных добрыми людьми из разных уголков страны.

Вера и Люба внешне очень похожи друг на друга, а вот Надюша отличается от них. Я их одеваю в одинаковые наряды, но разных цветов. Люба предпочитает синие тона, Вера – зеленые, Надя – красные. Много стирки. В этом году председатель областной рады подарил мне очень нужную в хозяйстве вещь – стиральную машинку-автомат.

Сестрички отличаются характерами, походкой. В этом году мы отдыхали в санатории в Закарпатье. Помню, сижу на скамейке. Они тихонько подходят сзади, по очереди закрывают мне ладошками глаза и просят назвать, кто это. Я угадал всех троих. За трюком наблюдало полсанатория. Когда я правильно назвал последнюю дочку, зрители дружно зааплодировали.

Однажды Владимира пригласили в детский сад на утренник, посвященный празднику 8 Марта. Представляя отца подружкам и их мамам, Наденька говорила: «Папа – это наша мама!»

– Конечно, иногда дочки вредничают, – продолжает Владимир. – Бываю и строгим с ними, если заслужат.

– Глядя на вас, я убеждаюсь в мысли, что вы счастливый отец.

– С такими дочками иначе невозможно. Мы вместе круглый год, за исключением двух летних месяцев, когда я отправляю их к бабушке и дедушке, родителям покойной Наташи.

– Вы так и не женились во второй раз.

– Были попытки, но... не сложилось. Несколько лет назад в газете вышла статья о нас с дочками. После этого стали приходить письма и посылки с деньгами, детскими вещами, игрушками, лакомствами, книгами со всей Украины. Мы бесконечно благодарны добрым людям за поддержку. Некоторые одинокие женщины даже предлагали мне руку и сердце. Однажды произошел анекдотический случай. Приехала теща. Верочка, Наденька и Любонька с улыбками до ушей лежат на диване, а бабушка причитает: «Детки, что же вы будете делать, кто за вами присмотрит?!» Четырехлетняя Машенька возьми да и скажи ей: «Не волнуйтесь! Папа – жених на всю Украину! Ему столько женщин письма пишут!» Теща от этих слов чуть в обморок не упала. Я же на эти письма реагировал спокойно. Когда их накопилось значительное количество, попросил корреспондента дать ответ на страницах газеты, от моего имени объяснить, что у меня физически нет возможности и времени всем написать.

* * *

– Вот такая история, Зина Ивановна. Судьба-судьбинушка...

– Мама девочек должна была уйти из жизни, с земного плана, именно в тот день, когда это произошло, – поделилась своими мыслями целительница. – Для отца данная ситуация – большое испытание. Слава Богу, он хорошо справляется. Если бы не был готов к этому, то все сложилось бы иначе. Тройняшки, скорее всего, пришли бы на Землю в другом месте, у других родителей.

С самого начала, узнав, что будет тройня, Владимир сказал мудрые слова: «Даст Бог детей – даст и все необходимое для них». Он проявил всю свою волю, разум во имя малышек.

Особые комментарии здесь не нужны. Девочки, как и в предыдущем случае, должны были прийти на Землю в одно время и в одном месте. А то, что на этот раз их должен воспитывать отец, – своеобразный эксперимент. Возможно, в одном из своих прошлых воплощений он, будучи умным, хорошо обеспеченным человеком, отказался иметь детей. Как следствие, его задача в этой жизни – отработать эту ошибку. И Господь дал ему шанс.

Кстати, то, что мать покинула земной план, вовсе не значит, что она не принимает участия в воспитании детей. Просто они ее не видят обычным зрением. Матери, совершившие переход в мир иной, имеют возможность опекать детей, оставшихся в материальном мире, примерно до исполнения им трех лет.

Прежде чем проявиться на этом свете, подобные ситуации происходят на тонком плане, на Небесах. Впрочем, это касается всей нашей жизни.

Многие умершие, точнее, ушедшие в духовный мир родители продолжают помогать своим детям. Вот и покойная Наталья Мартынчук тоже опекала своих деток. Возможно, именно по этой причине Владимир не женился во второй раз. Он говорит: «Не сложилось». Наверное, не могло сложиться, так как дух любимой постоянно находился рядом. А вот когда дети повзрослеют, станут самостоятельными, мать должна оставить их, потому что в потустороннем мире тоже есть свои обязанности, обучение, испытания.

– На мой взгляд, в этой истории весьма примечательно также следующее. После внезапно свалившихся на него тяжелейших испытаний жизнь Владимира постепенно вошла в нормальное русло, более того, во многом пошла вверх. Он получил хорошую работу, квартиру, дочери здоровы и успешны.

– Причинно-следственную связь никто не отменял, – улыбнулась Зина Ивановна. – Что посеешь, то и пожнешь. Вот Владимир и пожинает плоды посеянного им терпения, самопожертвования. Каждого человека, вставшего на путь сотворения добра, ожидает великая награда, причем как на Небесах, так, нередко, уже и здесь, в материальном мире.

Глава 6

Судить легко, но это дано лишь Господу

Декабрь 2005 года. Тернополь. Зайдя в общественный туалет на железнодорожном вокзале, пожилая женщина наткнулась на хозяйственную сумку, из которой доносился... детский писк. Вошедшая следом молодая цыганка рванула «молнию», на которую была закрыта сумка, извлекла двух младенцев, завернутых в окровавленную одежду, и бросилась с ними наутек. Шокированная женщина сообщила о случившемся в милицию.

– Около семи вечера я зашла в общественный туалет рядом с вокзалом, – рассказывает пожилая женщина, торгующая на привокзальной площади. – Было очень холодно. В углу на цементном полу стояла большая клетчатая хозяйственная сумка, закрытая на «молнию». С такими обычно ездят на оптовые рынки. Сначала я не обратила на нее внимания, но вдруг внутри что-то зашевелилось, послышался тоненький писк. В это время в туалет зашла девочка-цыганка. Услышав писк, она открыла сумку, а там – два младенца, завернутые в грязную одежду! Я спрашиваю у цыганки: «Это твои?» Она сначала ответила: «Нет», потом: «Да», затем вытащила детей и побежала с ними к выходу. Я хотела ее догнать, но она как будто испарилась. Тогда я побежала на вокзал и рассказала все милиционерам.

– В моей практике еще не было такого случая, чтобы бросали двойняшек, не слышал я, чтобы подобное происходило и в других регионах, – говорит начальник отделения криминальной милиции по делам несовершеннолетних линейного отдела по станции Тернополь Сергей Гаврилюк. – В тот день я дежурил на железнодорожном вокзале в составе следственно-оперативной группы. Мы сразу начали интенсивные поиски цыганки, о которой рассказала лоточница, и вскоре разыскали ее в заброшенном здании за вокзалом. Она держала на руках ребенка. Мы спросили, где второй младенец. Она указала на заброшенное строение. Малышку мы обнаружили на холодном полу. Девочка была еле жива и лишь слабо попискивала. Мы перенесли детей в теплое место, вызвали «скорую помощь». Цыганку задержали и, поскольку матерью двойняшек могла быть именно она, отвезли в роддом на обследование. Врачебная комиссия установила, что молодая цыганка еще не рожала. Документов у нее не было. Позже цыганка рассказала, что хотела одного ребенка оставить себе, а второго кому-то отдать. Но объяснить, почему оставила младенца в заброшенном доме, она не смогла. Мы поместили эту девушку в приют для несовершеннолетних.

Внешний вид найденных двойняшек шокировал даже видавших виды правоохранителей. Одна девочка была завернута в старую шубку на искусственном меху, вторая – в окровавленную женскую футболку, в которой неизвестная женщина, скорее всего, и рожала.

– Разыскивая мать, бросившую двойняшек, наши сотрудники проверили женщин, ведущих, скажем так, неправильный образ жизни, – продолжает Сергей Гаврилюк. – Побывали во всех родильных домах и больницах города и области. К сожалению, несмотря на все усилия, роженицу мы пока не обнаружили. Судя по тому, что младенцев нашли немытыми, грязными, в крови, с не перерезанной пуповиной, приклеенной скотчем к животику, они появились на свет в условиях, весьма далеких от больничных.

– Девочек доставили в отделение патологии новорожденных Тернопольской областной детской клинической больницы в состоянии сильного переохлаждения, голодных и синюшных, – рассказала лечащий врач двойняшек Зоряна Король. – Им было не больше двух дней от роду. В больнице малышек выкупали, тщательно обработали и как следует перевязали пуповинки, накормили. Вес одной девочки составлял 2 килограмма 500 граммов, второй – 2 килограмма 600 граммов. Рост обеих – 49 сантиметров. Это неплохие данные для двойни.

Не могу сказать, чтобы они страдали внутриутробно. Это значит, что мать нормально питалась, не являлась ни наркоманкой, ни алкоголичкой. Деток осмотрели невропатолог, генетик, окулист, ортопед, другие специалисты. Обследовали мы также малышек на сифилис и СПИД и пришли к выводу, что дети совершенно здоровы. Правда, сразу после поступления у них отмечались признаки воспаления легких, которые к настоящему времени ликвидированы. Честно говоря, тот факт, что младенцы, родившиеся в антисанитарных условиях и затем брошенные на морозе, остались живы и здоровы, большая редкость и настоящее чудо. Слава Богу, они нормально развиваются, уверенно прибавляют в весе, с аппетитом съедают свою норму детских смесей, хорошо спят.

Двойняшки с первого дня стали в больнице всеобщими любимицами. Врачи, медсестры, санитарки, студенты-практиканты приносят им одежду, памперсы, погремушки. А дети по-своему отвечают взрослым взаимностью.

По словам Зоряны Король, ей частенько приходится иметь дело с подкидышами, но случай с двойняшками – уникален.

Недавно сестричек окрестили. Назвали Машенькой и Кристиночкой, поскольку их нашли накануне светлого праздника Введения в храм Пресвятой Богородицы.

– Они не приносят нам особых хлопот, – говорит Зоряна Король. – Обе спокойные, в меру покладистые. Девочки похожи друг на друга, но не являются однояйцевыми близнецами, поэтому некоторые различия все же имеются. Кристинка более смуглая, чуть-чуть поменьше ростом, чем сестра, у нее на удивление пышные черные волосы. У каждой уже проявляется свой характер. Машенька более активная, непоседливая, хочет, чтобы ее чаще брали на руки, разговаривали с ней. Кристиночка же спокойная, чаще улыбается, всегда вежливо дожидается своего часа кормления, покушав, спокойно засыпает.

Мы все радуемся, что Машенька уже поправилась до трех килограммов ста граммов, Кристиночка – до трех килограммов. Это хорошие показатели. Поражает, как детки, которым пришлось столько перенести сразу после появления на свет, так цепко держатся за жизнь. Крестили девочек в церкви Святого Пантелеймона при областной детской больнице. Во время крещения малышки мирно спали. Правда, Кристинка несколько раз ненадолго просыпалась, а когда священник помазывал ее ушки елеем, радостно улыбнулась.

– Ничего себе – начало жизненного пути у девчушек!

– Близнецы, приходящие на Землю, это души, тесно связанные между собой как по уровню духовного развития, так и заданием, которое им предстоит выполнить, – говорит Зина Ивановна. – Что касается матери Кристиночки и Машеньки, она, как это ни странно для кого-то прозвучит, хорошая женщина. Она родила дочерей здоровыми и полноценными, а значит – вынашивала с любовью и оставила там, где их смогли легко и быстро обнаружить.

О причинах столь неоднозначного поступка мы не знаем. Судить легко, но это дано лишь Господу. Мы не в состоянии заглянуть в душу той женщины. Нам неизвестны обстоятельства, в которых она оказалась – по собственной воле или по чужой. В любом случае, слава Богу, что родила деток, не умертвила их, не выбросила в недоступном для людей месте. Дети – в Божьих руках. Господь знал, что такое могло случиться. Во всем Его воля.

Зная абсолютно все, Господь все-таки допустил, чтобы эту двойню родила именно эта мать. Возможно, именно путь брошенных детей они должны пройти. Может быть, в этом их отработка каких-то провинностей, совершенных в прошлых воплощениях.

– Во время обряда крещения одна из девчушек улыбнулась. А ведь бытует убеждение, что крохи в таком возрасте улыбаться еще не умеют.

– Не умеют – не совсем точное определение. В таком возрасте люди еще не до конца овладели телом, данным им при рождении, не совсем свыклись с ролью ребенка, в большей степени осознавая себя взрослыми. Девчушка улыбалась своему ангелу-хранителю. Она увидела хорошо знакомую, светлую сущность, обитающую в небесных сферах, откуда сама недавно пришла, вот и проявила вполне естественную радость. Ангел тут же начал помогать ей управлять новым телом.

Как известно, ангелы-хранители посылаются людям во время обряда крещения. Дети видят их духовным зрением. Физическими глазами младенец не воспринимает окружающий мир до двух недель, но у него хорошо развито внутреннее зрение.

Во время крещения ребенок как бы соединяется с Господом через ангела-хранителя. Именно поэтому в молитве «Символ веры» сказано: «Признаю одно крещение...» Какова бы ни была форма, крещение должно быть одно. Это обряд, и нет разницы, каким способом он был проведен. Даже если в пустыне песком вместо воды. Скажу больше. В исключительных случаях, например если ребенку угрожает быстрая смерть, а до ближайшей церкви далеко, окрестить ребенка может и даже обязана мать. Правда, при непременном условии – если она сама крещена. Мама должна полить ребенка освященной водичкой и попросить Господа о Его присутствии, о взятии малыша под Свою опеку – во имя Отца, Сына, Святого Духа. А уже потом, если беда обойдет дитя стороной и появится возможность посетить храм, священнику останется лишь помазать его елеем.

– Зина Ивановна, но ведь ситуации разные бывают. Например, человек по тем или иным причинам не знает, был ли он крещен в младенчестве...

– В таком случае обряд крещения будет истинным, даже если человек уже проходил его в детстве. Он ведь этого не помнит, в его мыслях нет сознательного желания совершить грех. Наоборот – человек искренне хочет посвятить себя Богу, выполнив, так сказать, все формальности. Другое дело, если это делается сознательно, тем более в связи с переходом в другое религиозное течение. А это уже – гордыня, несмирение.

– А если человек, совершивший ошибку, все же раскаялся и всем сердцем хочет исправить ситуацию?

– Безвыходных ситуаций не бывает. Все зависит от наших намерений. Если человек, повторно окрестивший своего ребенка, искренне раскаялся в этом, ему следует попросить у Господа прощения за совершенный грех, а затем, как говорится, отработать его по полной программе. Для этого нужно приложить немалые усилия – молитва, участие в церковных литургиях, регулярная исповедь, причастие. Обязательно еженедельное причастие ребенка. Очень важна работа над собой. Надо следить за чистотой помыслов, речи и поступков.

– Зина Ивановна, в русле нашей беседы об ангелах-хранителях и других представителях невидимого, тонкого мира, думаю, будет уместно проанализировать еще один удивительный случай, один из самых поразительных в моей журналистской практике. Напомню его суть.

Глава 7

Богом хранимое – не разрушается

В ноябре 2005 года в Тернопольской области в лесу потерялся двухлетний Ярославчик. Ему пришлось ночевать в лесу, нашли его только через сутки. Ребенок был одет лишь в легкую кофточку, колготки и кроссовки, а температура воздуха ночью опустилась до двух градусов мороза. При этом малыш даже не простудился! Ярославчик прошел по лесу, продираясь сквозь густые заросли, почти четыре километра!

Получив сообщение о ЧП от местных спасателей, я тут же отправился в Тернопольскую область.

Бабушка Ярославчика, жительница хутора Ближние Куты, рассказала следующее:

– В то утро я пошла в лес за опавшими листьями, которые мы используем в хозяйстве. С собой взяла внуков. Старшему, Саше, четыре годика, младшему, Ярославчику, два. Ярославчик помогал мне и старшему брату собирать листья. Было тепло и солнечно, поэтому я разрешила ему снять курточку и шапочку. Он остался в легкой кофточке, колготках и кроссовочках. Внук все время находился рядом, а потом вдруг пропал.

Я громко звала Ярославчика, один раз даже услышала его крик. Мне показалось, что голос донесся со стороны долины. Я побежала туда, но внука там не было. Я испугалась не на шутку, бегала по лесу, кричала, при этом крепко держала за руку Сашеньку, чтобы, не дай Бог, не потерялся и он.

Я вернулась в село, рассказала о пропаже внука соседям. На поиски вышли десятки людей. Все они знают местность как свои пять пальцев. Казалось, найти ребенка не составит большого труда, но все наши усилия ни к чему не привели. Мы искали мальчика несколько часов, а ближе к вечеру решили сообщить в милицию.

Спасатели и правоохранители отреагировали мгновенно. На место ЧП выехали оперативные группы. Интенсивные поиски начались около 20 часов. Сначала в них участвовали 40 человек. Затем был объявлен сбор всех офицеров областного управления, по тревоге подняли личный состав райотдела. К 23 часам общее количество людей, принимавших участие в поиске ребенка, составляло 160 человек. Работали два кинолога со специально обученными собаками, но животные так и не смогли взять след.

Поиски проводились в радиусе двух с половиной километров от места исчезновения Ярославчика. Принимавшие в них участие специалисты МЧС отметили, что двухлетний ребенок, который не так давно научился уверенно ходить, физически не может уйти дальше, тем более по пересеченной местности. Сквозь густые лесные заросли с трудом пробирались даже тренированные спасатели. Исходя из этой логики, все были уверены, что малыш, скорее всего, уснул где-то рядом. Тем не менее, когда в заданном радиусе ребенка найти не удалось, зону поиска расширили до 5 километров, включили в нее не только лес и поля, но и близлежащие населенные пункты. К счастью, в полдесятого утра ребенка обнаружил его родной дядя Василий – на опушке, почти за четыре километра от места исчезновения.

Вот что он рассказал:

– Я вместе со всеми искал Ярославчика всю ночь, на лошади объездил лес и поле, а под утро решил немного отдохнуть. Я буквально валился с ног, да и лошадь от усталости отказывалась идти дальше. Я спал не больше часа, и во сне мне привиделось, что кто-то обвязал меня веревкой и опустил в глубокий ров в лесу. А там, на дне, Ярославчик! Я его взял на руки и вытащил наверх. Проснувшись, я решил никому ничего не говорить, а сходить к тому рву. Он расположен километра за четыре от места пропажи племянника. В яме Ярославчика не оказалось, но внутренний голос подсказал мне, что надо пройти еще несколько метров. За рвом под сосной я увидел малыша! Он сидел на корточках, прислонившись спиной к дереву и свернувшись клубочком. Ребенок не шевелился, был без шапочки, в одной кофточке и колготках. Я испугался, потормошил его, позвал – не отвечает. Я закричал во весь голос: «Ярославчик!» Только после этого он медленно открыл глаза, пристально посмотрел на меня и спросил: «Дядя, это ты?» Потом засмеялся и говорит: «Ам-ам». Проголодался, бедненький. Сам попытался встать, но упал. От холода у него онемели ножки. Я укутал его в свой свитер, натянул шапку и понес.

Меня очень удивляет, как Ярославчик в глухой чаще, да еще ночью, умудрился не свалиться в ров! Явно какая-то сила заставила его обойти стороной глубокую яму.

Ярославчика госпитализировали в районную больницу. По словам педиатра, наблюдавшего мальчика, несмотря на переохлаждение организма, ребенок вел себя адекватно, нормально ориентировался, называл свое имя. В тот же день его осмотрели реаниматолог, травматолог, хирург, лор, невропатолог и психиатр. Никаких нарушений врачи не обнаружили. Анализы тоже были в норме. У малыша даже температура тела не поднялась, не говоря уже о воспалении легких и других серьезных заболеваниях.

– Это поразительно, учитывая возраст маленького пациента и все, что ему пришлось перенести, – сказал в завершение разговора врач. – Что или кто уберег его – одному Богу известно...

Невероятные приключения Ярославчика – еще не все в этой истории, полной мистики. Один из местных спасателей рассказал, что почти одновременно с удивительным спасением они стали свидетелями еще одного чуда. В огне осталась неповрежденной икона Святого Николая, покровителя детей.

В церкви соседнего села возник пожар. Его причина не установлена, но существует предположение, что из кадила выпал уголек. Горело подсобное помещение, в котором хранились церковные принадлежности. Огонь успел уничтожить шкаф, вышитые рушники, скатерти. К счастью, местные жители быстро заметили дым и справились с пламенем еще до приезда пожарных. Поразительно другое. Икона Святого Николая, висевшая на стене, оказавшейся в эпицентре пожара, осталась невредимой, хотя деревянная рамка сгорела дотла, как и другие вещи, расположенные рядом. Люди убеждены, что на защиту святыни встали Высшие Силы.

* * *

– Мы мало знаем о невидимом мире, являющемся многомерным и представители которого населяют земной шар, живут рядом с нами, – сказала Зина Ивановна, внимательно выслушав мой рассказ. – Даже ученые сегодня говорят, что существует 12 измерений. На самом деле их – несчетное количество. За каждым из нас по воле Отца Небесного наблюдают ангелы-хранители. Кстати, дети сохраняют способность видеть сущностей невидимого плана примерно до 7 лет. В то же время известны случаи, когда даже звери, особенно волки или дикие собаки, оберегают человеческих детей, помогают в трудных ситуациях, ни в коем случае не вредя им.

Исходя из только что сказанного, позвольте спросить, разве мог Господь оставить на произвол судьбы душу, Им же посланную на Землю? Ребенка согревали, развлекали и охраняли невидимые жители леса, служители Бога. Именно они нашли дядю Ярославчика, во сне вступили с ним в контакт, чтобы сориентировать, где находится мальчик.

Если бы Господь хотел забрать этого ребенка, то чуда не случилось бы. Впрочем, чудес вообще не бывает. Есть наше незнание Законов Мироздания, Законов Божьих. Библия по этому поводу говорит: «Погибнет народ мой из-за незнания».

– Одновременно с чудесным спасением мальчика в сгоревшем храме осталась невредимой икона Спасителя. По-моему, это весьма показательный эпизод.

– В этой связи предлагаю задуматься над следующим. Мощный поток воды никогда не будет сбит с пути слабым потоком. Ручеек может только влиться в полноводную реку. Также и Огонь Любви, оберегаемый силами Господними, ни в коем случае не может быть сожжен земным пламенем.

Намоленная икона, каковой, несомненно, является упомянутый выше образ Чудотворца, есть проводник высокочастотной энергии, в тысячи раз превосходящей по силе огонь физический. Так разве могла она погибнуть на пожаре?

Богом хранимое – не разрушается.

Глава 8

Знак свыше... по мобильному телефону

Март 2006 года. Город Кузнецовск Ровенской области. Пятилетний Тарасик выпал из окна шестого этажа и отделался относительно легкими травмами, несмотря на то, что приземлился на твердую почву, укрытую лишь тонким слоем снега. За несколько часов до ЧП кто-то отодвинул с места падения металлическую конструкцию, простоявшую там не один год. Этот «кто-то» как будто предвидел ближайшее будущее. А накануне вечером на экране мобильного телефона матери пострадавшего ребенка высветилась фраза, которую иначе как знаком свыше не назовешь...

– То, что сынок остался жив, настоящее чудо, – волнуясь, говорит мать Тарасика Елена, с которой я встретился в больничной палате. – Тот день я запомню на всю жизнь. Мы с мужем и сыном живем в комнате общежития. Супруг недавно уехал на заработки, так что мы с Тарасиком остались вдвоем. В полшестого вечера прилегли вздремнуть. Тарас уснул, а я решила сходить к подруге, которая живет этажом ниже. Заперев комнату на ключ, я спустилась к ней. Через полчаса прибегает моя соседка по этажу и говорит испуганно: «Беги к Тарасику!» Я спрашиваю: «Он что, в двери стучится?» А она: «Нет... Беги быстрей...» – и явно что-то недоговаривает. Я поняла, что случилось что-то страшное, выскочила из комнаты и направилась наверх, но соседка крикнула: «Вниз беги, на улицу!» Меня обожгла мысль – Тарасик выпал из окна! Я так и обмерла, но постаралась взять себя в руки и поспешила вниз.

Мальчик упал на землю на глазах у прохожих. Один из них сообщил о произошедшем вахтерше общежития. Женщина выбежала на улицу и увидела, что на снегу под окнами лежит ребенок – почти без одежды. Тарасика, приветливого, веселого малыша, любили все жильцы и работники общежития, но вахтерша в первый момент не узнала его. Женщина оцепенела, не знала, что делать, как спасать мальчика. В это время из парадного вышел сосед Елены с седьмого этажа. Молодой человек, быстро сориентировавшись в обстановке, взял Тараса на руки, отнес его в помещение и уложил на кушетку.

– Когда я спустилась на первый этаж, Тарасик лежал на диванчике в комнате вахтера, – вспоминает Елена. – На нем была тенниска и шортики – то, в чем спал. Он не подавал признаков жизни. Это было страшное зрелище. Сыночек, всегда такой подвижный, жизнерадостный, и вдруг лежит с закрытыми глазами, не шевелится. Конечно, я была в шоке. Кричу: «Вызывайте „скорую“!» Мне отвечают, что уже вызвали.

Медики приехали быстро. Тарасику сделали укол, уложили на носилки и повезли в больницу. Я поехала вместе с ним. Всю дорогу он был без сознания. В приемном отделении я склонилась над ним, спросила: «Сынок, ты меня слышишь?» Он, не открывая глаз, еле слышно ответил: «Угу». Я восприняла это как хороший знак. Его отправили в реанимацию. Через несколько часов медсестра сказала, чтобы я не волновалась. Тарасик уже пришел в себя и даже отвечает на вопросы, называет свое имя. На следующий день его перевели в травматологию.

– Тарасик помнит, как падал?

– Когда сыну стало лучше, я спросила его, почему он полез в окно...

– Мне приснилось, что за мной гонится медвежонок, – перебив мать на полуслове, присоединился к разговору Тарасик. – Я решил убежать от него через окно. Больше ничего не помню.

– Я много думала о случившемся, – продолжает Елена. – Когда Тарасик уснул, я окно прикрыла, но на защелку не запирала, чтобы комната проветривалась. Что было потом, когда я ушла к подруге, можно только предполагать. Скорее всего, события развивались так. Убегая от приснившегося медвежонка, сыночек вскарабкался на подоконник. В это время в коридоре играли дети. Соседский мальчик подергал за дверную ручку. Тарасик испугался и потерял равновесие...

– Раньше сын попадал в какие-либо передряги?

– Однажды он из окна чуть не вывалился. Я его тогда хорошенько отругала, и он пообещал больше не высовываться... Бог предупреждал меня об опасности! Удивительный случай произошел накануне падения. Я была на работе, вышла на улицу закрыть ворота, на скользком асфальте не удержалась на ногах и упала. Из кармана вывалился мобильный телефон. От удара мобилка отключилась. Когда я подняла ее, на экране светились два слова: «Слава Иисусу!» – почему-то на английском языке. Я нажала «сброс», затем попробовала включить телефон, но в ответ на попытку ввести пин-код появились те же слова. И так несколько раз. А потом мобилка вообще перестала работать.

Вечером я рассказала об этом подруге. Выслушав меня, она, не сомневаясь ни секунды, сказала: «Это тебе послание от Бога». А на следующий день с Тарасиком такое приключилось. Могут ли быть сомнения, что его спас Господь? Он упал на твердую землю, укрытую слоем снега. И еще один поразительный факт. Все время, пока мы живем в этом общежитии, прямо под нашим окном стояла массивная металлическая конструкция, что-то вроде лестницы. Страшно подумать, какие могли быть последствия, угоди Тарас на нее. Так вот, кто-то отодвинул эту конструкцию примерно на метр в сторону буквально за несколько часов до падения.

– Мы стали свидетелями удивительного случая, – убежден лечащий врач Тараса Илья Войтычук. – Очень редко бывает, чтобы человек упал с такой высоты и остался жив. Тарас поступил в приемное отделение в тяжелом состоянии, без сознания. Его госпитализировали в реанимацию, назначили комплекс необходимого в таких случаях лечения. Из тяжелого состояния мальчика вывели довольно быстро и уже на следующий день перевели в травматологическое отделение.

– В результате комплексного обследования Тарасика был установлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом ребра, ушиб легких, компрессионный перелом трех позвонков без повреждения спинного мозга, – говорит заведующий отделением травматологии Кузнецовской городской больницы Валерий Волянин. – При переломах позвонков нельзя исключать повреждение спинного мозга. Кроме того, в подобных случаях обычно страдают внутренние органы. К счастью, все эти подозрения в ходе дальнейшего обследования не подтвердились. Ребенок быстро пошел на поправку. Сейчас мы оцениваем его состояние как удовлетворительное. Не пострадала и психика.

– Что, по-вашему, спасло мальчику жизнь?

– Судя по характеру повреждений, он упал на спину, возможно, на правый бок, а не на ноги или, что еще хуже, на голову. Немного смягчил приземление небольшой слой снега.

* * *

– В данной истории есть эпизод, в котором рассказывается, что Тарасик и раньше однажды чуть не вывалился из окна, но его удержали, – поделилась своими мыслями Зина Ивановна. – В следующий раз обстоятельства сложились так, что рядом никого не оказалось, и он таки упал. Отсюда вывод – мальчик должен был получить этот опыт. Возможно, причина происшедшего скрыта в предыдущей жизни самого малыша. А может быть, существует некая неотработанная мамина провинность.

Удивительный факт – женщина была предупреждена Господом об опасности по мобильному телефону. Значит, за ребенком наблюдали, постоянно оберегали обитатели небесных сфер. Не случайно кто-то на удивление вовремя убрал из-под окна металлическую конструкцию. Можно не сомневаться, в тот момент этот «кто-то» получил импульс-внушение от ангела-хранителя мальчика. Ребенок выпал практически во сне, поэтому ничего не помнит. Таким способом его заботливо уберегли от тяжелой психологической травмы.

Говорят, от судьбы не убежишь. Но нередки ситуации, когда силы невидимого плана, ангелы-хранители по воле Божьей значительно смягчают удары, притянутые нашими же ошибками, и их последствия. Случай с Тарасиком – прямое подтверждение этому.

Глава 9

«Мамочка, давай полетим вдвоем!»

2004 год. Спасая четырехлетнего сына, мать выбросила его из окна четвертого этажа охваченной огнем квартиры, а затем выпрыгнула сама. Благодаря молодым людям, случайно проходившим мимо, ребенок остался цел и невредим, а неудачно приземлившуюся женщину «скорая» с переломом бедра увезла в больницу.

С Анной Андреевной, матерью пострадавшей Юлии, я встретился в ее квартире. В комнатах резко пахло гарью, стены и мебель покрывал толстый слой сажи. Хозяйку я застал за работой. Она белила потолок.

– Я недавно вернулась из больницы, – говорит Анна Андреевна. – Юлю уже перевели из реанимации в травматологию, готовят к операции. У нее перелом бедра. В остальном все, слава Богу, нормально. Конечно, она пережила тяжелейший шок, по этой причине наотрез отказывается общаться с журналистами. Да и внучек живой и здоровый. Не представляю, что бы я делала, если бы мои кровиночки сгорели, – женщина горько заплакала. – Их Господь спас. В ту ночь мы с мужем ночевали у сестры в другом городе. В пять часов утра нам позвонили и сообщили, что в доме пожар. Мы тут же поехали домой. В квартире – как кадр из фильма ужасов – все обгоревшее, в саже...

Юлия в больнице рассказала матери, что после полуночи ее разбудил резкий звук. Выбежав в коридор, она увидела, что горит дверной звонок, взяла банку с водой, залила огонь и, проветрив комнату, легла в постель. В следующий раз женщина проснулась от того, что сильно сдавило в горле, во рту пересохло. Воздух раскалился, резко пахло дымом. Юлия вскочила, открыла дверь в коридор и пришла в ужас. Там полыхал огонь! Первая мысль была о том, что надо любой ценой спасать сына. Но через горящий коридор им не пройти. Юлия бросилась к окну, распахнула его настежь и стала что было силы звать на помощь. Внизу стояла компания парней. Услышав крик, они попросили у соседки внизу покрывало, натянули его прямо под окном и велели женщине прыгать.

– Поняв, что мама сейчас бросит его вниз, внучек крепко-накрепко обнял Юлю за шею и закричал: «Мамочка, не бросай меня! Давай полетим вдвоем!» – рассказывает Анна Андреевна. – К счастью, он попал точно на покрывало. Затем дочка перекрестилась и прыгнула сама. Сейчас она не представляет, откуда взялась решимость. «Мне так не хотелось умирать, когда я летела вниз», – говорила мне Юля. Бедняжка, она упала на деревцо. Я пришла в ужас, увидев ее изорванную одежду. Сознание дочка не теряла. Упав, закричала: «Что с сыном?» – и попыталась встать, но ее успокоили, заверив, что с мальчиком все в порядке.

Наш малыш уже пошел в детсад. Это чудо, но он практически не пострадал! Только чуть поцарапал носик и жалуется на боль в ухе – наверное, все-таки немного ударился. Как падал, помнит плохо, но сказал: «Бабушка, когда я летел с четвертого этажа, мне было так страшно!» Испугался, конечно. Потом целый день спал.

– Нам всем очень повезло, что в критической ситуации рядом оказались добрые люди, тут же бросившиеся на помощь, – присоединяется к разговору муж Анны Андреевны. – Ребята действовали быстро и решительно. Спасибо им огромное!

* * *

– Господь предупреждал Юлию о пожаре, но она не отреагировала на подсказку должным образом, – сказала Зина Ивановна. – Это стало тяжелым уроком для нее. Библия говорит: «Имеющий уши – да услышит. Имеющий глаза – да увидит». Юлия видела начало пожара в коридоре, когда горел дверной звонок, и всего лишь потушила его, не поискав причину. В этом ее ошибка.

Мы часто ликвидируем следствия, игнорируя причину. Если бы мы умели копнуть немного глубже – на всех планах бытия! Если бы поняли, что горящий ночью звонок – не случайность. Значит, где-то неисправна проводка и нужно либо вызвать пожарных, либо временно отключить квартиру от электросети и только затем ложиться спать.

Нам постоянно посылаются знаки и подсказки в разной, порой совершенно неожиданной или, наоборот, вполне обыденной форме. Души людей, ушедших с земного плана, часто стремятся предупредить нас об опасности, а ангелы, по милости Божьей, помогают смягчить следствия нашего неразумения.

Глава 10

Драма в грозу

2003 год. Волынь. Грозовой разряд вошел тринадцатилетней девочке в голову, а вышел в области грудной клетки, оставив следы в виде темных пятнышек. Она чудом осталась в живых после прямого попадания молнии.

Света с матерью пасли коров. С утра погода была хорошая, но вскоре небо заволокли тучи, послышались раскаты грома... Люди, работавшие в поле, увидели, как молния ударила в тополь метрах в пятидесяти от них, отчего многолетнее дерево раскололась на четыре части. Потом яркая вспышка накрыла мать с дочерью.

– Невозможно передать словами, какой кошмар я пережила, – рассказывает Любовь Валентиновна, мать Светы. – С нами на пастбище хотел идти муж, но нужно было вспахать огород, поэтому я попросила его остаться. Чтобы было веселее, Света прихватила плеер. Коровы паслись, а она танцевала: готовилась к выступлению в составе хореографического коллектива. Когда погода начала портиться, Светочка заволновалась, что может простудиться и не выйдет на сцену. Я хотела отослать ее к дяде, садившему неподалеку картошку, но дочка нырнула ко мне под куртку.

Гремело почти беспрерывно. Мы с ужасом наблюдали, как вдали в землю ударяла молния. Первыми смертельную опасность почувствовали коровы. Они повели себя необычно. Мне и раньше приходилось пасти коров во время грозы, но тогда они стояли как ни в чем не бывало, даже если рядом гремело и сверкало. На этот раз животные словно взбесились – разбежались в разные стороны. Я бросилась их останавливать, но бесполезно, оглянувшись, увидела, что дочка стоит, дрожит всем телом и крестится. Бедняжка, наверное, предчувствовала несчастье.

Вдруг горячая волна сбила меня с ног. Сколько я пролежала – не помню, когда встала, коров рядом не было. Смотрю, бежит Аня, наш школьный логопед, и кричит, что с моим ребенком беда. Подбежав к Светочке, я сначала подумала, что она упала от испуга, но, увидев ее широко распахнутые закатившиеся глаза, сама чуть не потеряла сознание. Футболка и маечка на дочке сгорели. Цепочка разлетелась на кусочки, оставив на теле глубокие отметины. Деревянный крестик, привезенный ей в подарок из монастыря, словно испарился. Но самое страшное было в том, что бедняжка не дышала, у нее не билось сердце! Нельзя было терять ни секунды. Анна стала делать Свете искусственное дыхание. Спасибо ей огромное! Тем временем брат подогнал микроавтобус, и мы повезли Светочку в районный центр. В пути искусственное дыхание делала медсестра. При подъезде к городу доченька наконец-то всхлипнула и пошевелила рукой.

– Девочку доставили к нам с ожогами второй и третьей степени в состоянии глубокого шока, – сказал ординатор реанимационного отделения районной больницы. – Наши специалисты вывели ее из критического состояния, после чего направили в областной ожоговый центр.

Тревожная весть о чрезвычайном происшествии молниеносно облетела всю округу. Пока районные медики вытаскивали девочку с того света, в церкви священник правил службу за ее здоровье. Несмотря на то что был будний день, многие местные жители пришли в храм, чтобы поставить свечку и помолиться о спасении ребенка.

– Светочка у меня умничка, – улыбается сквозь слезы Любовь Валентиновна. – И в школе ею не нахвалятся, и подружки ее любят. Дочка не помнит, как в нее попала молния. Уже в больнице, очнувшись и посмотрев на свои руки, она спросила: «Что со мной?» Я еле выдавила из себя: «Молния в тебя ударила». Она тут же попросила зеркало, но я отговорила. Светочка не верила тому, что я рассказывала, считала, что это всего лишь сон и утром и все будет по-прежнему.

– Грозовой разряд вошел Свете в голову, а вышел в области грудной клетки, оставив следы в виде темных пятнышек, – говорит заведующая ожоговым центром Лидия Шепель. – Обычно при прямом попадании молнии человек погибает на месте... Ожог девочка получила от того, что на ней загорелось платьице. К счастью, обошлось без значительного поражения кожи лица и шеи. Восстановительные процессы идут хорошо, и уже можно утверждать, что от ожогов не останется и следа. В порядке и психологическое состояния девочки.

* * *

– В этой истории весьма показателен эпизод с коровами, вдруг взбесившимися во время грозы, хотя обычно они к грому и молнии равнодушны, – размышляет Зина Ивановна. – Буренки очень остро чувствуют смерть. Сельские жители знают, что если в доме покойник, то корову во двор не загонишь. Дело в том, что эти флегматичные с виду животные видят и боятся сущностей инфракрасного плана, толпящихся возле умершего человека. Но мы можем наблюдать и обратное. Несмотря на то что в доме покойник, корова спокойно заходит во двор. Ответ здесь прост. Если в мир иной отошел святой или праведник, духовно чистый человек, то рядом нет места отрицательным матрицам. Душу встречают светлые обитатели небесных сфер – ангелы. А их коровы не боятся – ультрафиолетовый ангельский спектр недоступен восприятию этих животных.

Но вернемся к грозе. Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что в том месте собрались представители потустороннего мира, в том числе низкочастотные, вибрирующие в инфракрасном спектре.

Для лучшего понимания сути данного вопроса приведу пример. Все знают, что лошадь боится волка, причем страх этот проявляется еще до того, как она увидит хищника. Причина здесь та же, что и в ситуации с коровами. Домашнее животное слышит инфразвуки, издаваемые волками, и, естественно, старается убежать. Большинству людей ничего не известно о подобных проявлениях невидимого плана, поэтому они и удивляются, с чего это лошадь – обычно спокойная, мирная – вдруг понесла.

Что касается девочки, в которую попала молния, то не наступило еще время ее перехода в мир иной, но пробил час нелегкого испытания. Обычно такие дети спустя некоторое время становятся экстрасенсами. Ребенок может стать хорошим целителем, поднять свой интеллектуальный уровень до очень высоких энергетических частот. Многое в процессе его становления и правильного выбора зависит от смирения и мудрости родителей, а также служителей церкви, которую он посещает. Бывает, что школьная наука таким детям смешна и примитивна. Им открываются истинные Знания. При этом на мозг человека воздействует энергия огромной мощности, которую не все способны выдержать.

Светочка благополучно прошла испытание, может быть, главное в ее жизни. Значит, она наделена силой, способной творить чудеса. Слава Богу!

Глава 11

В критический момент его спасло чудо

Волынское село Городно. Известие о необычном ЧП за считаные часы облетело всю округу. Пятилетний Вадим ухватился за оборванный ветром кабель высоковольтной электролинии и в тот же миг упал, пораженный мощным разрядом. У мальчика произошла остановка сердца и дыхания.

– Это был самый страшный день в моей жизни, – сильно волнуясь, вспоминает бабушка пострадавшего мальчика Евгения Ивановна. – Вадимка со своим старшим братиком Павликом и двоюродной сестрой пасли гусей у дороги метрах в пятидесяти от дома. Мы с Наташей, мамой Вадима, сидели во дворе. Вдруг прибегает Павлик и кричит: «Нашего Вадика больше нет! Его ток убил!» Это было как гром среди ясного неба. Мы с Наташей побежали на то место. Вадим лежал на кабеле лицом вверх и не подавал никаких признаков жизни. Наташа хотела взять его на руки, чтобы отнести домой, но я успела ее оттолкнуть, да так сильно, что она не удержалась на ногах и упала. Если бы я замешкалась, то и ее могло бы ударить током. Вскочив, Наташа побежала за Володей Бортничуком, нашим соседом. Он спал, поэтому прибежал, как был, босой и в плавках. Кричит своей жене Ольге: «Давай фуфайку!» Фуфайку она не нашла, но притащила сухую штакетину, с помощью которой он вытащил из-под Вадима провод. Но и Володю ударило током.

Действия Владимира Бортничука вызвали восхищение даже у специалистов. Когда он подбежал к лежавшему без движения ребенку и попытался сухой штакетиной отбросить провод, оголенный конец зацепил и его. Удар током в плечо оказался настолько сильным, что мужчину отбросило в сторону метров на шесть. Ему повезло, что разряд прошел по касательной. Упав без чувств на дорогу, он через минуту-другую очнулся и бросился спасать ребенка.

– Вадимка уже совсем мертвый был, даже губы посинели, – продолжает Евгения Ивановна. – На руке кровь, на ногах раны такие, что страшно смотреть. Володя принялся дышать ему в рот, надавливать на грудь. Вдруг внучек открыл глаза. Я испугалась, говорю: «Наверное, Володя так сильно давит на грудь, что он и мертвый глаза открыл». Но тут Вадимкины глаза закатились под лоб, и он заплакал. Живой! Наташа схватила его на руки и отнесла подальше от провода. Через несколько минут приехала «скорая».

В больнице он лежал четыре дня, сейчас долечивается дома. Остались раны на ручке и ножке.

– Мы пасли гусей, – говорит семилетний Павлик. – На дереве висел провод. Вадим хотел сломать веточку и упал. Я испугался и побежал домой, чтобы сказать маме с бабушкой, что Вадима больше нет, потому что его ток убил. Я его не трогал, чтобы и меня ток не ударил. Мама с бабушкой заплакали и побежали к братику.

Сам Вадим ничего не помнит. Правда, будучи в состоянии клинической смерти, он слышал голоса родственников, собравшихся вокруг него. На вопрос, почему не отзывался, мальчик ответил: «Хотел, но не мог».

Матери Вадима незадолго до ЧП снился странный сон, будто к ней пришла односельчанка, два года назад погибшая под колесами трактора, и хотела забрать ее к себе, даже камнями бросалась. Но Наталья убежала. Объясняя сон, Евгения Ивановна сказала дочери, что ее ожидает беда, но все закончится благополучно. Так и случилось.

По словам бабушки, это не первый чрезвычайный случай в жизни Павлика и Вадима. Два года назад они наглотались лекарств. В реанимацию мальчиков доставили при смерти. К счастью, их откачали. После этого Павлик начал регулярно ходить в церковь и собирается, когда вырастет, стать священником.

– Примерно в пять часов пополудни поступил вызов из села Городно, – рассказывает старший фельдшер «скорой помощи» Ростислав Деревянчук, выезжавший на место происшествия. – Звонила местная матушка, жена священника. Выслушав, что ребенок лежит на высоковольтном проводе без признаков жизни, я посоветовал кому-то из взрослых найти сухую палку, отбросить кабель подальше и начать делать ему искусственное дыхание и закрытый массаж сердца. Тем временем дежурная бригада готовилась к выезду. Через четверть часа мы были на месте. Мальчик уже пришел в себя, но пребывал в состоянии шока. На его теле были четко видны следы электрического заряда в виде глубоких ожогов на местах входа – правая рука – и выхода – правая нога.

«Скорая» доставила мальчика и его спасителя в больницу. Вадима госпитализировали в реанимационное отделение, а Владимир, отказавшись от лечения, отправился домой.

– Особенность электротравмы заключается в том, что пострадавшего необходимо наблюдать длительное время, так как у него поражается нервная, в том числе проводящая система сердца и сосудов, – объяснил врач. – Кроме того, возможен отек мозга и даже остановка сердца. Однозначно, мальчик родился в рубашке, ведь любой удар током несет в себе смертельную опасность даже для взрослого. Последствия зависят от множества факторов: мощности заряда, состояния и особенностей организма, своевременности и правильности оказания медицинской помощи; в чем человек был одет, обут и так далее.

* * *

– Зина Ивановна, в состоянии клинической смерти Вадимка слышал голоса родственников, собравшихся вокруг. Вряд ли пятилетний ребенок способен выдумать подобное.

– Разумеется, мальчик сказал чистую правду. Приведу еще один пример общения с представителями потустороннего мира. Несколько лет назад меня попросили помочь юноше, которым овладели сущности очень низкого плана. Я обращалась к нему, но мне отвечал не молодой человек, а некто, говоривший его голосом: «Погоди, я и до тебя доберусь!» Позже, когда контакт с юношей был установлен, я спросила у него: «Почему ты не отвечал мне?» Он сказал: «Я вас слышал, но ответить не мог. Произнести что-либо мне было все равно что языком стену пробить».

– Какой у юноши официальный диагноз?

– Шизофрения. Скажу больше. Он страдал одержимостью. Сейчас с ним все в порядке – слава Богу! Что касается нашего маленького героя Вадимки, то здесь ситуация иная. Мальчик здоров. В критический момент его спасло чудо, то есть на помощь пришли светлые сущности – ангелы. Ответить родственникам, будучи в состоянии клинической смерти, он не мог, так как в тот момент его душа находилась вне физического тела и была не в состоянии управлять им. Собравшихся вокруг людей видел бессмертный дух мальчика.

Известно, что душа выходит из тела любого человека во время сна. Сейчас это подтверждено наукой, даже священники признают этот факт. Душа покидает биологическое тело также в состоянии клинической смерти.

Как-то ко мне привели подростка, который, утонув, восемь дней пролежал в реанимации, подключенный к аппарату искусственного дыхания. Он рассказал мне удивительные вещи. На восьмой день врачи честно признались, что нет смысла продолжать держать его на дыхательном аппарате. Самостоятельно дышать он уже не сможет. Родители мальчика согласились с таким выводом медиков. Но, как только оператор отключил аппаратуру, подросток вдруг открыл глаза. Он сам потом рассказывал, что, очнувшись, увидел мужчину в белом халате, наматывающего на руку прозрачную трубку. Вслед за этим шокированные медики услышали из уст чудом ожившего пациента: «Спасибо, спасибо!» Позже у него спросили: «Кого ты благодарил?» Он ответил: «Человека. У него в руках была шкатулка. Сначала мы были в подвале. Там было очень темно. Вдруг открылся проход, ведущий в другую комнату, рядом с подвалом, и там зажегся свет. Незнакомец, включивший его, сказал мне: „Давай быстрее, у тебя есть всего минута, потом проход закроется“. Я растерялся, тогда он взял меня за руку и в самый последний момент вывел из подвала. Как только мы выскочили, свет погас и проход закрылся. Я оказался на кровати в больнице».

В этом случае тоже не было воли Божьей на смерть подростка, а ведь врачи и родственники уже и не надеялись, что он останется жив. Кстати, самое удивительное во всей этой истории произошло у меня дома. Закончив свой рассказ, подросток, внимательно посмотрев вот на эту икону святого Пантелеймона. – целительница указала на образ святого, висящий на стене, – вдруг воскликнул: «Вот тот человек со шкатулкой, это он вывел меня из подвала!» И еще один яркий штрих. Мальчик, о котором я рассказала, не имел к религии никакого отношения. Скажу даже, что им овладела негативная энергетика. Но за сына постоянно молилась мать. Она заказывала молебны одновременно в нескольких храмах, где только можно, просила молиться за ее сына. И чудо произошло. К удивлению врачей, парень уже через несколько часов после возвращения с того света попросился домой. Обследование показало, что он совершенно здоров.

– Вернемся к Вадимке. Зина Ивановна, почему так серьезно пострадал маленький ребенок, еще не успевший нагрешить. За что ему такое наказание?

– Ученики спрашивали у Иисуса: «Кто виноват в страданиях слепого: его родители, он сам, или по роду это передалось ему?» Иисус ответил: «Никто не виноват. Он такой есть, чтобы сбылась на нем воля Отца». Аналогично и в рассматриваемом нами случае. Если бы была воля Всевышнего на гибель ребенка, то его не спас бы никто. Кстати, на примере Владимира, спасителя Вадимки, Господь еще раз показал, что с добрыми, чистыми намерениями, с молитвой можно спасти ближнего и при этом не погибнуть самому. У Владимира сильный дух, подготовленная душа. В противном случае он не сумел бы спасти малыша, да и сам погиб бы.

Не зря говорят, что человек не может увидеть Бога. И не потому, что Господь этого не хочет. Бог есть Любовь. Но в потоке высочайшей энергии немощный, неподготовленный человек попросту сгорит, подобно электроприбору, рассчитанному на слабенькие батарейки, но включенному в розетку с напряжением в 220 вольт. Другое дело, если человек готов принять эту энергию во вдохновенном порыве – спасти! – он благополучно проходит испытание. Сказано: «Если душу свою погубишь ради ближнего – спасешь ее».

– А если человек, проходящий испытание, по тем или иным причинам все-таки не выдерживает, погибает?

– Это – не наихудший вариант. Случайностей не бывает. Все происходит строго по Божественному плану, по программе, заложенной в матрицу, с которой человек приходит на Землю, какой бы нелогичной или жестокой ни казалась нам ситуация. Если человек, проходящий испытание, оказывается недостаточно подготовленным и не выдерживает удара, гибнет, то можно быть уверенным в том, что Господь даст ему шанс реализовать задание в следующем воплощении, может, даже не в одном.

Наверное, лучше вовремя уйти с земного плана, чем потратить время пребывания на планете без пользы, а то и во вред для себя и окружающих.

– Матери Вадимки незадолго до происшествия с ее сыном приснился странный сон. Объясняя это видение, бабушка малыша сказала, что оно на беду, но все закончится благополучно, и оказалась права.

– Сны бывают пустые, полупустые и информационные. Данный сон подтверждает, что ребенок должен был пройти через испытание. Как правило, Господь готовит таких детей, да и взрослых тоже, к определенной высокой миссии. Подобные испытания, кажущиеся нам жесткими и болезненными, сжигают энергетическую грязь, отрицательную информацию и даже негативную родовую карму.

– Как простому человеку распознать, что за сон ему приснился и как к нему относиться?

– Существует множество сонников, но почти все они противоречат один другому. И это правильно, так как любой сон уникален для каждого отдельно взятого человека. Похожие видения несут людям разную информацию в зависимости от духовного уровня человека, его возраста и даже от эмоционального состояния. Например, вода, река в частности, для одного может означать слезы, а для ищущего свободу духовного развития – новое учение, грядущее очищение.

Как же не ошибиться и не навредить себе и окружающим, трактуя сон? Если есть хоть малейшее сомнение в его позитивности, божественном происхождении, то нужно постараться выбросить видение из головы. Поможет в этом искренняя молитва. Можете быть уверенными в том, что никакого вреда полученная информация не принесет. Если же сон вещий, то вас осенит четкое понимание, абсолютная уверенность в его позитивности.

Чаще всего нам снятся нейтральные сны о том, где в данный момент находится душа. Если душа ушла в недалекое будущее и увидела, что с нами может произойти в течение нескольких следующих дней, месяцев или лет, то данная информация четко фиксируется в памяти. Человек, который воспользуется полученным предупреждением со всей ответственностью, будет осторожнее в своих мыслях, высказываниях и поступках, что, в свою очередь, принесет свои позитивные плоды. Вещие сны нам даются для того, чтобы, получив информацию-предупреждение, человек обратился за помощью к Богу.

Господь никогда не оставляет без ответа искренние молитвы. Он обязательно отведет беду либо, если человек должен пройти через предназначенное ему испытание, смягчит его последствия.

Глава 12

Гиблое место

Июнь 2005 года. Село Кузьмовка Ровенской области. Шестиклассника Сашу Назарчука, купавшегося в речке Зульне, мощным потоком воды затянуло в бетонную трубу шлюза. На помощь ему бросился восьмиклассник Андрей Андрийчук, вместе с другими детьми загоравший на берегу. Затем подключились взрослые. Саша долго не показывался на поверхности воды. Когда его наконец нашли, паренек не подавал никаких признаков жизни. С того света он выкарабкался благодаря решительности и грамотным действиям односельчан, а также счастливому стечению обстоятельств.

– Я купался в речке, затем подплыл к шлюзу, – вспоминает Саша Назарчук. – Уже собрался возвращаться на берег, но вода потянула меня вниз. Раньше там была решетка, но она куда-то исчезла. Дальше ничего не помню. Очнулся только на берегу.

– Пойдешь еще на речку купаться?

– Конечно! Я люблю купаться, – широко улыбнулся мальчик. – Спасибо Андрею Андрийчуку, учительнице и заведующей детским садиком за то, что спасли меня!

– После рыбалки мы с ребятами сидели на берегу, грелись на солнце, – рассказывает восьмиклассник Андрей Андрийчук. – А Саша пошел поплавать. Когда он исчез под мостом и закричал, я сначала подумал, что приятель решил пошутить, но на всякий случай побежал проверить, не случилось ли чего. Заглянул вниз, за заслонку шлюза. Саши нигде не было видно, и он больше не кричал. В том месте вода падает в бетонный канал с метровой высоты. Внизу – сильный водоворот. Я подумал, что Сашу оглушило и протащило по трубе метров десять на другую сторону моста, и прыгнул в воду искать его. Глубина там – метра полтора, ширина реки – метров тринадцать. Везде посмотрел, но Саши нигде не было видно. Честно говоря, испугался я за него сильно. И вдруг он всплыл метрах в десяти. Я начал кричать. Хорошо, что меня услышала наша учительница английского.

– Часов в семь вечера я возвращалась домой с огорода, – вспоминает Татьяна Левчук, учительница английского языка Кузьмовской школы. – Очень устала за день, мечтала отдохнуть, посмотреть любимый сериал. Но метров за сто от реки услышала детские крики. В первый момент не придала этому значения, подумала, что мальчишки дурачатся. Но какое-то чувство подсказало, что нужно все-таки проверить, не случилась ли беда. Ускорив шаг, подошла ближе и услышала: «Саша утонул!» Я как была в одежде, так и прыгнула в воду, только успела подумать, где ж его искать, как увидела мальчика на поверхности. Над водой виднелись лишь его пальцы. Это была жуткая картина. Саша всплыл лицом вверх, глаза открыты. Я схватила его под руки и потянула к берегу. Мне помогал Андрюша Андрийчук. Вместе мы пытались вытащить Сашу по наклонным бетонным плитам на землю, но очень быстро выбились из сил. Это очень странно, ведь Саша – невысокий и худенький. Меня не покидает неприятное ощущение, что нам мешала некая неведомая сила, она буквально высасывала из нас жизненную энергию. К счастью, в это время мимо на подводе проезжала заведующая детсадом. Втроем мы вытащили мальчика на берег, уложили на траву. На него страшно было смотреть. Саша не реагировал на звуки. Руки, ноги, лицо, губы, шея посинели. Глаза стеклянные, зрачки расширены, на свет они не реагировали. Сердцебиение и дыхание отсутствовали. Честно говоря, я совершенно растерялась.

– Саша не подавал никаких признаков жизни, – говорит заведующая сельским детским садом Екатерина Вакуленко. – Мы перегнули его через колено, чтобы освободить легкие от воды. Затем я стала делать ему искусственное дыхание рот в рот и непрямой массаж сердца. Даже не могу определить, как долго мы откачивали мальчика, казалось – целую вечность. Надежда на его спасение таяла с каждой секундой. Когда мы уже совсем отчаялись, Сашу вдруг вырвало, он хрипло вздохнул и открыл глаза. На вопрос: «Ты меня слышишь?» – ребенок чуть слышно прошептал: «Да». В это время подоспела фельдшерица, которая помогла пареньку окончательно прийти в себя. Саше стало лучше. Он даже попытался отказаться от укола.

Слава Богу, мальчик остался жив. Меня поразил один факт. В тот день ездовой, с которым я ехала на подводе, гнал лошадей, совершенно не жалея их. Создавалось впечатление, словно его самого кто-то подгонял. Подводу трясло на ухабах, я просила двигаться помедленнее, но мужчина будто не слышал меня. Раньше за ним такого не наблюдалось, он вообще очень спокойный человек. Кстати, потом он сам не мог объяснить, куда и зачем спешил. Теперь понятно. Окажись мы у реки на минуту-другую позже, Сашу спасти не удалось бы.

– Вы восприняли происшедшее очень близко к сердцу.

– Так ведь ребенок умирал, – голос Екатерины Васильевны вдруг стал тихим. – 15 лет назад погиб мой сын, которому было всего 4 годика. Пусть порадуется на небесах Сашиному спасению.

– У Саши очень сильный ангел-хранитель, – убеждена заведующая Кузьмивским фельдшерско-акушерским пунктом Татьяна Вахнюк. – Спасли мальчика односельчане, но без помощи высших сил здесь не обошлось. Ребенок находился в состоянии клинической смерти. Сколько именно, никто точно не знает. Задержись Екатерина Васильевна в дороге хоть ненадолго, мальчик не выжил бы. Когда я приехала на место происшествия, он был еще весь синий, в полубессознательном состоянии, но постепенно приходил в себя. Я сделала ему укол и на машине отправила домой. К утру состояние Саши окончательно нормализовалось, но родители решили на всякий случай отвезти сына в больницу. Там ему сделали рентген, электрокардиограмму, провели другие исследования. К счастью, врачи не обнаружили никаких отклонений в состоянии здоровья. Не пострадал и мозг.

– Несмотря на малую глубину и ширину, Зульня – коварная речка, – сказал мне старший инспектор местного райотдела МЧС Роман Псалтира. – В разговоре с местными жителями выяснились весьма любопытные обстоятельства. Оказывается, 19 лет назад метров на 200 по течению выше шлюза чудом спасли ушедшего под воду девятнадцатилетнего юношу. В 2000 году чуть ниже по течению утонул мужчина. Годом позже аналогичная участь постигла еще одного взрослого местного жителя, и в тот же день на том же месте чуть не утонул школьник. В прошлом году там спасли еще одного мальчика. И вот теперь случай с Сашей Назарчуком. По-моему, только что перечисленного слишком много для маленькой речушки, по сути – ручья с тихим течением. Возможно, причина этих трагедий – геопатогенная зона. Старожилы говорят, что никаких аномальных явлений, жестоких преступлений, массовых расстрелов, которые способствовали бы активизации негативной энергетики в этих местах, они не помнят. Тем не менее, я думаю, что необходимо пригласить соответствующих специалистов. Пусть они проведут в окрестностях шлюза измерения магнитных полей, другие исследования, как это делается в аналогичных зонах на автодорогах. Может быть, это поможет прервать цепочку зловещих событий на Зульне.

* * *

– Зина Ивановна, геопатогенные зоны – тема, как говорится, у всех на устах, особенно в последние годы.

– Данный вопрос актуален, поскольку он непосредственно касается нашей повседневной жизни. Говоря простым языком, земная поверхность поделена на зоны разных размеров, от небольших до огромных. В быту мы чаще всего имеем дело с так называемой малой решеткой Хартмана, состоящей из прямоугольников размером примерно два на два с половиной метра. Зоны отличаются не только размерами, но и своим воздействием на окружающий мир и человеческий организм.

Многим родителям знакома такая ситуация – ребенок плохо спит, плачет по ночам. Ко мне часто обращаются с подобными проблемами. При обследовании не нахожу никакой патологии. В разговоре с родителями выясняется, что днем малыш ведет себя совершенно нормально. Советую им: «Переставьте кроватку в другое место – головой на север». Обычно после таких перестановок наступает полный порядок.

Наихудший вариант – спать головой на запад. Лучше всего – на север, нормально – на восток, допустимо – на юг. Ложась в постель головой на запад, человек противопоставляет себя магнитным потокам. Результат – головная боль, нервозность, плохой сон. Маленькие дети реагируют на такие изменения особенно чутко.

Хочу отметить, что пересечения малой решетки Хартмана не представляют особой опасности для человека. В крупных же геопатогенных зонах часто происходят аварии, в водоемах гибнут люди, причем как зимой, так и летом. Встречаются на Земле и так называемые гиблые места. Это районы массовых захоронений, о которых мы, возможно, и не подозреваем, в том числе после чумы, других эпидемий. И не обязательно людей. Это могут быть захоронения большого количества павшего скота. Кроме того, в гиблых местах, возможно, когда-то совершали свои ритуалы шаманы.

Гиблые места крайне нежелательно раскапывать. Лучше вообще их не трогать. Если такое место еще и отрыть, то огромное количество негативной энергии, накопившееся в нем, в том числе и информация о страшных болезнях, распространится на многие километры вокруг, даже если захоронение было совершено тысячи лет назад. Кстати, то же касается и египетских пирамид с находящимися в них мумиями.

– Часто людей интересует, может ли быть гиблым местом обычное кладбище?

– Нет. На обычных кладбищах люди, как правило, не гибнут, во всяком случае – часто, там не происходят другие явления, которые мы привыкли связывать с понятием «патогенная зона».

Геопатогенных зон не нужно бояться. В них не гибнут люди, творящие молитву. Разумеется, если в ком-то преобладает негатив, то по принципу притяжения подобного к подобному такой человек там серьезно пострадает.

Повторю, единственное спасение в геопатогенных зонах – молитва. Если же кто-то не верит в ее животворящую силу или даже вообще не признает религию как способ спасения, то в таком случае включается психологический фактор. То есть человек, всему радующийся, всех за все благодарящий, желающий добра, не привлечет негатив, да и сам будет притягиваться к опасным местам со значительно меньшей силой.

– Часто в селах на перекрестках можно увидеть большие, в несколько метров высотой деревянные кресты.

– Подобный метод защиты от сил зла был известен еще в древности. Сейчас он используется значительно реже, чем когда-то. Кто интересуется этим вопросом, знает, что такой крест должен быть в треугольнике, по принципу пирамиды.

– Зина Ивановна, почему именно пирамида? В чем ее особенность?

– Пирамиды эффективно оберегают от негатива, притягивая своей верхушкой позитивную энергию. Именно поэтому в них сохраняются мумии. В пирамидах тысячелетиями не портится зерно, там не бывает плесени, не выживают микробы.

– Вернемся к крестам на перекрестках.

– Они разгоняют негативную энергию на все четыре стороны. Крест очищает перекресток – точку пересечения двух линий, на которой людям следует быть особенно осторожными в принятии решений и выборе последующих шагов.

Глава 13

Каждая душа проходит свой собственный путь

Лето 2005 года. На Волыни реанимировали двухлетнего ребенка, который, упав в яму с водой, около 45 минут находился в состоянии клинической смерти. Специалисты утверждают, что подобного у них еще не было.

Уникального маленького пациента я навестил в больнице. Мальчик находился в палате интенсивной терапии детского отделения. В сознание он пока не приходил.

Дыхание бедняжке поддерживает аппарат искусственной вентиляции легких «Малыш». Питание вводится через желудочный зонд. По оценке специалистов, его состояние тяжелое, но стабильное.

За несколько дней до ЧП на одной из центральных улиц районного центра прорвало водопровод. Жильцы домов, оставшихся без воды, выкопали яму, чтобы отремонтировать трубы, но ограду вокруг нее не поставили. Вскоре аварию ликвидировали, а яму, почти на метр наполнившуюся водой, закопать забыли.

В то страшное утро мать мальчика занималась по хозяйству, а малыш гулял во дворе. В какой-то момент он пропал из поля зрения женщины. Почуяв неладное, она бросилась к яме. Самые худшие опасения оправдались. Ребенок упал в воду и не подавал признаков жизни. Мать достала безжизненное тельце из воды и в отчаянии закричала.

– Примерно в полдень я вышел из дому, и вдруг послышался душераздирающий женский крик, как раз со стороны злополучной ямы, – вспоминает один из очевидцев Николай Лупиев. – Я понял, что что-то случилось, и бросился на помощь. Навстречу бежала соседка с утонувшим сыном на руках. Я взял у нее мальчика, уложил его на траву. Малыш был мертв. Пульс не прощупывался, дыхание отсутствовало. Я раскрыл ему ротик и начал делать искусственное дыхание и массаж сердца. Несколько раз вдохнув в него воздух, я крикнул жене, чтобы вынесла телефон, и вызвал «скорую». Тем временем вокруг собрались соседи. Пока «скорая» ехала, мы по телефону консультировались с врачом, что и как делать. Хорошо, что рядом оказалась еще одна наша соседка – медсестра. До приезда «скорой» она делала ребенку искусственное дыхание и массаж сердца.

– Двухлетний мальчик поступил в приемное отделение в состоянии клинической смерти, – говорит заведующий реанимационным отделением Игорь Иванков. – У него отсутствовало дыхание и сердцебиение. Из анамнеза нам стало известно, что ребенок попал в яму с грязной водой.

Констатировав клиническую смерть, медработники во главе с заведующим реанимационным отделением приступили к реанимации – вставили в бронхи специальную трубку, сделали внутрисердечную инъекцию атропина и адреналина и начали массажировать сердце. Безрезультатно. Сердце не «заводилось», налицо были все признаки смерти. Так продолжалось около получаса. Специалисты знают, что теоретически возможно спасти человека, пребывающего в состоянии клинической смерти не более 20 минут. Врач имел полное право прекратить реанимацию, но, несмотря на всю безнадежность ситуации, продолжал попытки вытащить маленького пациента с того света.

После повторного укола в сердце шприц в руке реаниматолога едва ощутимо задрожал – «моторчик» малыша снова заработал! Позже врачи с удивлением подсчитали, что в состоянии клинической смерти необычный пациент пробыл в общей сложности примерно 45 минут. Иначе как чудом этот случай не назовешь.

Пока малыша спасали, его мать молилась под дверьми реанимации.

– Когда сердце мальчика наконец забилось, его перевели в палату интенсивной терапии и реанимации детского отделения, подключили к аппарату искусственного дыхания, – говорит завотделением. – У него так называемая реанимационная болезнь, при которой возможны кризисы, несмотря на получаемое лечение. Как правило, критические моменты наступают в течение первых 4–5 суток. Прошла уже неделя, так что шансы на выздоровление значительно возросли. В сознание малыш пока не приходил, но прогресс очевиден. Ребенок реагирует на боль, даже на простые прикосновения врача. Позитивны и некоторые мозговые рефлексы. Признаков тяжелого поражения головного мозга, к счастью, нет.

* * *

– Зина Ивановна, медикам удалось вытащить маленького пациента с того света. Он быстро пошел на поправку. Нормально рос, полноценно развивался. Но недавно я узнал, что малыш все-таки перешел в мир иной. Год назад он подавился кусочком пищи.

– Что мы здесь видим? Сначала ребенок утонул, но, очевидно, его смерть по этой причине была бы преждевременной. Мы можем лишь предполагать. Возможно, произошел некий сбой во времени и пространстве. Но я однозначно могу сказать, что малыш должен был прожить ровно столько, сколько ему было назначено. Такие дети приходят на Землю, как говорится, поставить точку над «і».

Медики откачивали ребенка 45 минут и сумели вытащить его с того света. С точки зрения медицины – уникальный случай, чудо. В то же время если бы мальчику было предопределено спасение и жизнь, то его обнаружили бы раньше и откачали бы значительно быстрее. Через год он гибнет – задыхается, подавившись кусочком пищи. Нет сомнений, малыш покинул Землю, когда это было нужно – по Божьему плану.

Каждая душа проходит свой собственный путь. Мы очень часто вмешиваемся туда, куда не нужно. Вытаскивая человека с того света, люди в большинстве случаев не осознают, что, может быть, тем самым обрекают его на дальнейшие мучения. Хорошо, если оживший больной опомнится и использует отведенное ему дополнительное время пребывания в материальном мире не на приумножение грехов, а на молитву и очищение.

Глава 14

«После второго рождения сыночек поразил нас великолепной речью»

Играя, двухлетний ребенок случайно опрокинул ведро и на глазах у беременной мамы рухнул в разлившийся кипяток. По определению врачей, общая площадь ожоговой раны на его теле составила почти половину от поверхности кожного покрова, глубокого поражения – примерно треть. Выжить после подобного – настоящее чудо, и оно свершилось.

– Беда случилась в пятницу, 16 марта. Днем раньше Ванюшке исполнился год и девять месяцев, – рассказывает мама мальчика Галина, жительница одного из сел Волынской области. – Мы с мужем и сынулей живем отдельно от родителей, в собственном недавно построенном доме. Кстати, ждем еще одного ребеночка, который, если все будет хорошо, родится в сентябре. Так вот, примерно в час дня я сняла с огня ведро, наполовину заполненное только что закипевшей водой, и поставила его на пол. Ваня играл рядом. Пробегая мимо, он нечаянно зацепил ведро, и оно опрокинулось. Испугавшись, малыш попытался отскочить в сторону, но не удержался и рухнул в кипяток. Упал правым боком. Я, естественно, в шоке. Хватаю его на руки, снимаю одежду и кричу мужу, чтобы вызывал врача. Ванечка сначала орал не своим голосом, а потом стал терять сознание. Он кричал так громко, что сбежались соседи... – не сдержав рвущихся наружу эмоций, бедная женщина заплакала. – Что мы тогда пережили, не передать словами. С сыночка моментально слезла и съежилась кожа. Особенно пострадала правая ручка, животик, спинка и коленки. Никакой первой помощи я не оказывала, потому что не знала, что и как нужно делать. Прибежавший врач уколол Ване обезболивающее, затем мы укутали его в простынку и одеяльце и на машине помчались в районную больницу. Там его перевязали, положили в травматологическое отделение и сразу поставили капельницу. Ребенок уже не имел сил ни кричать, ни двигаться. В понедельник мы вызвали на консультацию специалиста из Луцка. Обследовав Ваню, он сделал разрез на правой ручке, выпустил жидкость, собравшуюся под кожей, и сказал, что теперь больному станет легче. Однако сыночек продолжал неподвижно лежать на спинке, которая тоже была ошпарена, значит, болела.

В среду ребенку стало хуже, а в четверг он стал совсем «никаким». Держать его в районной больнице не было никакого смысла. Выслушав нашу просьбу, главврач, не долго думая, выделил «скорую», и через несколько часов мы наконец добрались до ожогового центра... – Галина схватилась за голову. – На Ванины раны было страшно смотреть! Его тело буквально начинало гнить!.. Здесь ему сразу оказали необходимую помощь и назначили операции. Первое время он лежал как будто неживой. После первой операции его каждый день перевязывали, кололи обезболивающие препараты. Через неделю сделали следующую операцию, потом еще и еще. Кожицу с ножек пересаживали на спинку, животик и ручки. Смертельная опасность вроде бы миновала, но впереди нас ожидала масса проблем.

Раны постепенно заживали, однако заведующая центром на мои вопросы, что да как, отвечала, что наложенная кожица приживается, но до конца не разрастается. Нужна донорская кровь. А у Ванечки самая редкая группа – четвертая положительная. У меня – третья, у мужа – вторая. Что делать? Бросились искать донора. В конце концов заведующая нашла женщину, работавшую в лор-отделении, которая согласилась дать Ванечке свою кровь. Переливали пять раз, однако этого оказалось мало. Следующим донором стала младшая медсестра из перевязочной. Она нам стала как родная, мы называем ее тетей Людой. Она делала Ванечке перевязки, а потом, видя наше безвыходное положение, вызвалась дать ему свою кровь. Переливали, если не ошибаюсь, еще шесть раз. Раны стали заживать быстрее. Я очень благодарна всем, кто помог спасти моего сыночка!.. – Моя собеседница прижала сына к груди и залилась слезами. – На лечение у нас ушло полторы тысячи долларов. Пришлось все продать, влезть в долги, но это, конечно, мелочи по сравнению с тем, что могло случиться с Ванюшкой.

Выписали нас через два с половиной месяца. Каждую неделю мы ездили на перевязки, а сейчас вот опять лежим в стационаре. Чтобы лучше заживали ранки, сыну снова переливают кровь тети Люды. Слава Богу, ребенок чувствует себя хорошо. Он сидит, ходит, правда, пока что не может нормально нагибаться. На ручку пришлось наложить гипс – с его помощью неестественно согнутый при ожоге сустав был зафиксирован в нужном положении...

В конце беседы молодая женщина радостно улыбнулась.

– В это трудно поверить, но в больнице Ванечка заговорил! До 16 марта он изъяснялся лишь по слогам, а после второго рождения поразил нас великолепной речью! Это какое-то чудо!

15 июня нашему герою исполнилось два годика. Галина сказала, что они всей семьей отмечали не просто очередной день рождения, а его второе появление на свет.

– Ваня поступил к нам из районной больницы в крайне тяжелом состоянии, – сказала заведующая ожоговым центром Лидия Шепель. – Общая площадь ожоговой раны составляла около 45 процентов от поверхности тела, глубокого поражения – примерно 30 процентов. А это – неминуемая смерть. Во всяком случае, еще несколько лет назад он однозначно был бы обречен. К счастью, нам удалось его спасти – в том числе благодаря последним достижениям комбустиологии, науки об ожогах. Выведя мальчика из шока, мы принялись снимать с него омертвевшие участи кожи. Больше трети за один раз забрать не могли, так как это грозило гибелью ребенка от кровотечения и прочих осложнений. Именно поэтому мы разделили поврежденную поверхность на участки и снимали некротический пласт по частям. Образовавшуюся рану временно закрывали так называемой ксенокожей, то есть обезжиренной, стерильной, очень тонкой (не более 0,1–0,2 миллиметра) свиной кожей. Выполнив Ване первую некрэктомию и прикрыв рану, составлявшую, как я уже отмечала, треть ожоговой поверхности, мы, не дожидаясь следующих операций, закрыли ксенокожей и остальную поврежденную поверхность, чтобы уменьшить испарения, а также приток в открытую рану инфекции. Под ксенокожей зрела так называемая грануляционная ткань, на которую примерно через две недели можно было начинать пересаживать собственную кожицу. В общей сложности мы выполнили Ванечке пять трансплантаций.

Глаза «крутой» – это по определению самой Лидии Петровны – заведующей, не дающей спуску подчиненным, едва заметно увлажнились.

– Мы вытаскивали бедняжку с того света не один раз и не один день. От высокой температуры у него пошли сильные отеки по всему телу. Его раздуло как шар, развился сильный отек легких, не работал желудочно-кишечный тракт. Короче говоря, наступило критическое состояние, продолжавшееся круглосуточно почти две недели. Мы проводили ему санацию бронхиального дерева, органный электрофорез, промывание кишечника специальным зондом, каждые восемь часов ставили клизмы, словом, боролись за его жизнь всеми возможными способами и средствами.

* * *

– Удивительный факт! Ванечка после своего второго рождения великолепно заговорил.

– Причиной этому – стресс, благодаря которому у ребенка активизировались центры, отвечающие за речь. Опять же – это не случайность. Все, что делается, – к лучшему. Раз уж ребенок остался жив в опаснейшей ситуации и с ним начали происходить удивительные вещи, необъяснимые с позиции традиционной логики, то и в дальнейшем все будет в порядке, более того, развитие мальчика пойдет ускоренными темпами.

Сейчас на Землю приходят дети с конкретными заданиями. Мы переживаем время, когда происходит смена полюсов. Планета меняет свое положение относительно Солнца. Наука называет это квантовым скачком, астрологи – переходом из эры Рыб в эру Водолея. Подобные переходы Земля совершает один раз в 13 с половиной тысяч лет. Это – новый виток в развитии цивилизации. В такие периоды всегда рождаются люди, задача которых – вывести Землю и землян в более высокочастотную, чистую среду обитания. Библия по этому поводу говорит, что ничто нечистое туда не войдет. Недаром сказано: двое будут на поле – один заберется, второй – нет. Заберется тот, кто примет новую энергию, выдержит ее и трансформирует свое тело на клеточном уровне.

Не все умрут, но все изменятся. Иными словами – произойдет трансмутация. Чтобы не умереть, измениться, выйти на новый уровень развития, войти в более высокочастотную среду, нужно уже сейчас стараться как можно меньше употреблять мяса – не пожирать братьев наших меньших, очищаться позитивным мышлением, не допуская в себя негатив. Уже сегодня человек должен быть готов жить в тех условиях, которые нам предлагаются. По определению духовных Учителей, это будет четырехмерный мир, обитатели которого – шестая раса – возможно, явятся последними земными обладателями биологических тел. Следующим этапом станет переход в тонкие, духовные тела, подобные тем, что имели Адам и Ева в раю. В таком теле явился Иисус перед учениками после распятия. Этим телам не будут преградой стены, они смогут ходить по воде. Все искусственное, наносное, не от Бога просто исчезнет.

Глава 15

Самый большой грех на Земле – страх и уныние

Следующий поразительный случай произошел в волынском селе Буцин летом 2006 года. Два братика, двухлетний Миша и трехлетний Владик, играли на повозке, в которую был запряжен конь. Вдруг он рванул с места и понес. Люди пытались остановить животное, но у них ничего не получалось. Утихомирить скачущего галопом жеребца удалось пятнадцатилетнему Володе Дудко. Малыши чудом остались живы и невредимы. Местные жители убеждены, что Мише и Владику, а также их спасителю Володе помогала высшая сила.

– Ох, и кошмар мы пережили, – тяжело вздыхает бабушка спасенных малышей Любовь Васильевна. – Дело в том, что отец Владика и Мишеньки принимает от населения молоко, а в качестве транспортного средства использует повозку. В то утро он на минутку остановился возле своего двора, чтобы взять что-то в доме. Коня не привязывал. Миша с Владиком играли на улице.

– Сами, без взрослых?

– Да, поэтому никто не видел, как все произошло. Скорее всего, дети, взобравшись на повозку, спугнули жеребца, возможно, играючи, стеганули его кнутом. А чтобы испугать коня, много не надо, вот он и понес.

– Раньше с ним такое бывало?

– Нет, у этого жеребца спокойный и миролюбивый характер, никаких странностей в его поведении не наблюдалось. А тогда конь вдруг сорвался с места и галопом поскакал по селу. Владик находился в конце повозки, Миша – ближе к передку. От резкого рывка они упали, но, к счастью, на землю не свалились. Произойди это, могли бы разбиться насмерть. Владик тихо плакал, а Миша громко рыдал, раз за разом повторяя: «Мама, мама!» Подумать только, жеребец несся, как угорелый, километра три, если не больше! На узкой ухабистой дороге подводу бросало, будто корабль во время шторма. Как она только не перевернулась! Потом жеребец выскочил на трассу, ведущую к границе с Белоруссией, а на ней оживленное движение – и легковушки, и тяжеленные фуры. Но и здесь Господь уберег моих внуков.

– Неужели никто из взрослых не пытался остановить коня?

– Пробовали, конечно. Кто-то выскакивал наперерез, но тут же вынужден был отскочить обратно, чтобы не быть раздавленным. Другие старались догнать на мотоциклах и машинах. Но все зря. Повозка неслась слишком быстро, а улицы в селе узкие, да и ямы на них глубокие. А вот у Володи получилось! Рискуя жизнью, он запрыгнул жеребцу на спину и заставил его остановиться. Мужики потом удивлялись, как это пятнадцатилетний мальчик смог сделать то, что им оказалось не под силу?!

– Я ехал по селу на велосипеде, – вспоминает Володя Дудко. – Вдруг навстречу вылетает повозка. На ней – двое плачущих малышей. Лошадь скачет галопом, люди пытаются ее догнать. Я сначала ничего не понял, удивился только, что дети на повозке сами, без взрослых. Кто-то крикнул: «Помогите!» Стало ясно, что животное понесло. Я бросил велосипед, когда лошадь поравнялась со мной, запрыгнул на нее и попробовал остановить.

– Она сразу послушалась?

– Нет. Наоборот, попыталась меня сбросить.

– Как же ты удержался без седла?

– Даже не знаю. Но, слава Богу, не упал, а то ведь и расшибиться мог. За спиной раздавались детские крики: «Володя, Володя!» Я понимал, что от меня зависят их жизни, и эта мысль придавала мне силы. Так мы доскакали до леса. За селом жеребец понес еще быстрее. Он совсем не слушался моих команд, как будто взбесился. Оставалась единственная возможность заставить его остановиться – натянуть вожжи, но они волоклись по земле. Доставать их нужно было на полном скаку. Пытаться делать это без седла и стремян очень рискованно, но и медлить было нельзя. Мы неслись прямо на глубокий ров, до которого оставалось немногим больше ста метров. Другого выхода просто не было, поэтому я, перекрестившись и попросив у Господа помощи, одной рукой покрепче ухватился за гриву, а другой потянулся к вожжам.

– Получилось?

– К счастью, удалось с первого раза. Я натянул вожжи и направил лошадь в кусты. Она не сразу послушалась, проскакала еще метров 50 и наконец замерла на месте. Я крикнул мальчикам, чтобы спрыгивали с повозки, а сам оставался на лошади – на случай, если вдруг опять понесет. Владик спрыгнул, а вот Миша сам этого сделать не смог. Он плакал и все спрашивал: «А я?! А я?!» Тем временем подбежали люди. Тетка Валя взяла Мишу на руки. Вот и все.

– Ты-то сам испугался?

– Сначала – да, очень. Но не бросать же малышей! Помогла молитва – стало не так страшно. Меня этому научили в церкви, где я с пятого класса помогаю священнику. После того что произошло, я немного побаивался лошадей, но потом все прошло. Сейчас опять дружу с ними, – улыбнулся мальчик.

– Ты действовал, как настоящий джигит. Раньше часто имел дело с лошадьми?

– Как многие в селе, землю вспахать могу, покататься, но останавливать на полном скаку не приходилось.

– Родители Владика и Миши, наверное, не знают, как тебя благодарить.

– Дали 20 гривен и большой кусок очень вкусного шоколадного масла. Спасибо им за это. А с малышами мы теперь как родные братья. Они, увидев меня, еще издалека зовут, бегут навстречу, радуются.

– Когда подвода наконец замерла в кустах, Мишу с Владиком сразу же увезли домой, – говорит бабушка спасенных мальчишек Любовь Васильевна. – Я, когда узнала, что произошло с внуками, упала в обморок. Так что и меня пришлось приводить в сознание. Первое, что услышала, очнувшись, было: «Бабушка, не волнуйтесь, ваши внуки живы». От радости я аж расплакалась. Каким-то чудом мои мальчики не получили ни царапины! Правда, они сильно испугались, потом плохо спали. Им снились кошмары, мерещились несущиеся галопом лошади. Дети хныкали по малейшему поводу и без повода. Мы их даже к знахарке водили. Она испуг яйцом выкатывала. После третьего сеанса мальчикам стало лучше. Сейчас, слава Богу, все в порядке. Лошадей они больше не боятся, спят хорошо, стишки рассказывают, как и раньше. У нас в селе, да и во всей нашей округе, это первый такой случай. Бывало, конечно, что лошади несли, но их быстро успокаивали. Самое удивительное во всем этом то, что двоих малых детей спас от смерти подросток, тоже почти ребенок. Сколько живу, не помню ничего подобного. Люди говорят, что мальчиков оберегал сам Господь, и я с ними полностью согласна.

– Остановить скачущего галопом жеребца очень непросто даже взрослому мужчине, опытному в таких делах, что уж говорить о мальчишке, – говорит отец Володи Василий. – Дело в том, что лошадь, которая понесла, себя не контролирует и, соответственно, ни на какие команды не реагирует. Володя молодец! поступил, как и подобает настоящему мужчине.

Оказалось, что старшему Дудко в молодости тоже приходилось утихомиривать лошадь.

– Я тогда еще холостой был, – вспоминает Василий. – Еду на подводе. Вдруг лошадь ударяется головой о дерево. От резкой боли ее несет. На команды не реагирует. Перебираюсь на спину. Лошадке это не нравится, и она пытается меня сбросить. Несколько раз казалось, что все, лечу на землю. Господь миловал. А остановились мы лишь после того, как я догадался ножом перерезать удила. Вот такая история. Так что у нас с Володькой останавливать взбесившихся лошадей – уже семейная традиция, – улыбнулся глава семьи.

* * *

– Маленького Мишу лечили от испуга выкатыванием яйцом...

– Библия говорит что самый большой грех на Земле – страх и уныние, – сказала Зина Ивановна. – Первое правило в любой жизненной ситуации звучит так. Всему радуйся, за все благодари, постоянно молись и будешь успешным в работе, семейных делах, здоровье. Если же человеком, в данном случае – ребенком, овладевает страх, то он очень быстро теряет данную Богом энергию. При перепадах электрического тока компьютер зависает или отключается. То же самое происходит с мозгом. В зависимости от того, какие центры зависли, последствия испуга могут проявиться в виде эпилепсии, сахарного диабета или заикания. Медикаменты здесь бессильны. Если семья православная, то пострадавшего малыша следует каждое воскресенье приводить к причастию. Если ребенок постарше – к исповеди. Кроме того, избавиться от негативных программ поможет обливание холодной водой, насыщение крови йодом и микроэлементами, зарядка, отказ от животной пищи, грамотная психологическая поддержка. Но самое главное – такой ребенок должен с самого первого дня, первого мгновения почувствовать, что его любят и оберегают. В этом случае уже к утру он будет нормально разговаривать, даже если накануне не мог вымолвить ни слова. Если же дома паника, взаимные обвинения, то вместо заряда исцеляющей положительной энергии ребенок окунется в поток негатива. К одному страху, уже поселившемуся в нем, притянутся тысячи других, и лечение в результате будет долгим и трудным.

А теперь – о выкатывании яйцом. Это метод подметания. Зародыш, находящийся в яйце, втягивает в себя энергию страха. Но не все так однозначно. Кому-то такой метод помогает, другим – нет. Одни знахари говорят, что нужно использовать только домашние яйца, другие утверждают, что подойдут и снесенные в промышленных условиях. Но разница есть. Только живой зародыш втягивает в себя энергию страха. Использованное яйцо чернеет внутри. Негативная энергия, накопившаяся в нем, убивает живые клетки. В воде оно пузырится. То же самое происходит и при выливании воска – живого биологического материала, втягивающего в себя информацию. У воска есть еще одно интересное свойство. Он принимает форму существа, явления или предмета, напугавшего ребенка.

Приведу пример. Мальчика облаяла собака. От испуга он онемел и частично потерял координацию движений. Родители отвезли сына к знахарке. Та трижды выливала воск, затем сливала его в воду, и все три раза воск принимал форму пса с раскрытой пастью. Вскоре мальчик заговорил, у него восстановились двигательные функции. Отмечу, что в данном случае все последствия испуга устранить не удалось. Мальчик сильно располнел вследствие нарушения обмена веществ. Его ум работает на полную силу, он на «ты» с компьютерами, другой сложной бытовой техникой, а тело страдает. Причина такого дисбаланса в том, что ему слишком поздно помогли избавиться от испуга. Если бы это было сделано вовремя, то собака не отпечаталась бы в сознании, страх не вошел бы настолько глубоко и не разрушал бы организм.

Хочу отметить следующее. Во всем только что сказанном есть большое «но». Выкатывание яйцом, выливание воска и тому подобное – вспомогательные методы, снимающие следствия произошедшего. Причина же остается глубоко внутри, продолжая исподволь разрушать организм. У человека наступает лишь временное улучшение. Полное исцеление можно ожидать при условии, если родители пострадавшего ребенка изменят свое отношение к свершившемуся событию с негативного на позитивное, проанализируют его, поднимутся выше проблем, научатся молиться и прощать. И тогда вдруг окажется, что не нужны ни выливания, ни сжигания, ни выкатывания.

Глава 16

Сиамские близнецы

В 1986 году в Ровно хирурги успешно разделили двух девочек, сиамских близнецов. Одна из них родилась мертвой. Вторая сейчас радует своим талантом не только родителей, но и многочисленных ценителей искусства в Украине и за ее пределами. С огромным трудом мне удалось разыскать семью девушки, давно выехавшую из Ровно в другой город.

– Сейчас с дочерью все в порядке. Она занимается музыкой. В шестнадцать лет стала лауреатом престижного международного конкурса, – сказала мать девочки Валентина Григорьевна в телефонном разговоре. – Но мне бы не хотелось, чтобы ее имя прозвучало на всю страну. Дочке еще предстоит замужество, да и где гарантия, что над ней не начнут издеваться ровесники? И вообще вспоминать подробности, особенно первые три года невероятно трудной борьбы, очень тяжело, поэтому наша семья давно вычеркнула тот кошмар из жизни.

– Валентина вместе с мужем и детьми уехала из города много лет назад, – рассказала мне ее родственница, проживающая в Ровно. – Без преувеличения, и она, и дочка чудом остались живы. При родах Валентина даже перенесла клиническую смерть. Потом она вспоминала, что в конце туннеля, о котором говорят многие люди, возвратившиеся с того света, видела яркий свет, слышала голос недавно умершей мамы, звавшей ее к себе. Ощущения были приятные и радостные, но, помня о сыне и муже, Валентина решила, что умирать еще рано. А какие трудности ей пришлось преодолеть после родов! Первые два года дочка росла в гипсовом каркасе. Можете себе представить, каково маме было за ней ухаживать. Валентина хваталась за любую соломинку, к кому только ни обращалась за помощью, и чудо свершилось. Дочка выросла вполне нормальным ребенком. Она большая умница и талантливый, может быть, даже гениальный музыкант!

– Валентина Григорьевна поступила к нам 5 февраля 1986 года в 23 часа с диагнозом: 35–36-я неделя беременности, преждевременное излитие околоплодных вод, форма матки седловидная, – вспоминает акушер-гинеколог ровенского роддома Василий Легенчук. – Это была не первая беременность пациентки. В 1979 году она родила мальчика с весом 3 кг 400 г. В этот раз предполагаемый вес плода был три килограмма. Никто не знал, что у Валентины двойня.

Регулярные схватки начались примерно в час ночи, около восьми утра Валентина начала рожать – самостоятельно, без стимуляции. Как она смогла родить – это невероятно! Сначала детки лежали затылками друг к другу, голова к голове, но при рождении перевернулись и встали попками. Как они при этом не порвали матку, не представляю. Вначале показалась одна головка, плечики, а дальше – не идет! Акушерка подтянула за ручки – ни в какую. Я вытаскиваю одну ножку, затем вторую, а за ними... еще ноги! Спинка первого ребенка оказалась продолжением спины второго. Он вышел гладко. Но одна из сросшихся девочек, к сожалению, не дышала, она умерла вследствие родовой травмы. Вторая закричала.

– Эту малышку нужно было срочно отделить от мертвой сестрички, поскольку из общих кровеносных сосудов ей доставались некротоксины, – объясняет заведующий отделением плановой хирургии Ровенской областной детской больницы Валерий Худов. – Из родильного зала младенцев доставили в операционную. Обследование показало, что девочки срослись вторым и пятым копчиковыми позвонками, у них общий спинномозговой канал. Но кости таза и конечности раздельные, у одного ребенка нижние конечности подвижны, рефлексы в норме, тазовые органы работают хорошо. Мы разъединили копчики, мозговые оболочки, мышцы, кожу... В итоге отделенный младенец весил один килограмм восемьсот граммов.

Послеоперационный период протекал тяжело. Малышку приходилось кормить через зонд. Лишь на пятые сутки она начала самостоятельно глотать, ее состояние улучшилось, девочка прибавила в весе более 200 граммов. Все это время она находилась в изолированном аппарате. Рентгенограмма показала врожденное укорочение левой бедренной кости, гипоплазию левой подвздошной кости, сколиоз пояснично-грудного отдела позвоночника. Девочка пробыла у нас в отделении примерно пять недель, затем родители забрали ее домой. С тех пор мы ее не видели.

– Соединенные близнецы появляются на свет в одном случае на 65—85 тысяч рождений, – уточняет Василий Легенчук. – Самостоятельное же рождение двойни, сросшейся крестцово-копчиковой областью, вообще уникальный случай. Причины появления так называемых сиамских близнецов науке пока не известны. Существуют лишь предположения...

Спустя 16 лет после предыдущего случая в Ровенской области появилась на свет еще одна пара сиамских близнецов. У девочек оказалась одна на двоих печень, общая система кровообращения, два сердца в одной оболочке, причем одно нормальное, четырехкамерное, а второе двухкамерное – и недоразвитые легкие. Несмотря на все старания врачей, они умерли, не прожив и двух суток.

– К врачам я обратилась на восьмой неделе беременности, – поделилась своими нелегкими воспоминаниями Елена Степанова. – Первое УЗИ в районной больнице не показало ничего необычного. При повторном обследовании стало ясно, что у меня двойня. Это же подтвердили и все последующие УЗИ – два плода, два сердцебиения. Я и сама ощущала, что одно сердечко бьется сильнее, чем другое. Думала, что будут мальчик и девочка.

Обследование показывало ягодичное предлежание плодов. Учитывая этот фактор, возраст пациентки, разменявшей пятый десяток, а также ее слабое сердце и ряд других недугов, врачи посоветовали Елене лечь в стационар на дородовую подготовку. После недолгих раздумий она согласилась.

– Начиная с 37-й недели беременности я провела в больнице месяц, – продолжает Елена Степанова. – Заведующий родильным отделением предупредил меня, что придется делать кесарево сечение. Полагаясь на его опыт, я согласилась. Операцию начали поздно вечером. После наркоза я окончательно пришла в себя лишь на следующий день, ближе к обеду. Вот тогда-то завотделением и сообщил мне, что у меня родились две девочки – сиамские близнецы, и тут же обнадежил: «Приложим все усилия, чтобы их разделить». А еще день спустя он сказал, что спасти их, к сожалению, невозможно.

– Вы видели близнецов живыми?

– Да, на второй день после родов я пришла в детскую палату в сопровождении врача. Девочки лежали под какими-то колпачками. Им капали, насколько я поняла, глюкозу и витамины. Они лежали с закрытыми глазками, еще дышали, но уже были заметны синие пятна на спинке и животике. Я обратила внимание на их широко открытые ротики, наверное, бедняжкам не хватало воздуха. Вскоре они умерли... Одна женщина рассказывала, что когда их в первый день носили в поликлинику, чтобы сделать снимок, они – такие красивые, румяные – сильно плакали. После смерти девочек – я назвала их Ангелиной и Викторией – их зарегистрировали как одного ребенка и объяснили это тем, что у них общие органы. Я говорю: «Как это так?! Ведь родились хоть и сросшиеся, но два человека!»

– Вы решились рожать в сорок лет, да еще будучи не совсем здоровой...

– Так получилось, что я приняла крещение и тут же забеременела. Разве можно было, дав обет Господу, совершить тяжкий грех? В общем, я твердо решила, что аборт делать не буду.

– Как воспринял случившиеся ваш муж?

– Он не сразу узнал, что произошло на самом деле. В первый день после родов соседи и родственники поздравляли его с двойней, как и положено, отмечали это событие. Потом муж, конечно, узнал всю правду и сильно расстроился.

– У вас есть еще дети?

– Да, две дочки и сын. Кстати, у старшей, ей 22 года, растет своя двойня.

– Беременность была доношенная, мы ожидали обычных двойняшек, – рассказала начмед роддома Валентина Вознюк. – Учитывая ягодичное предлежание плодов, а также возраст пациентки, мы готовили ее к плановому кесареву сечению. Во время операции возникли непредвиденные осложнения при извлечении плодов, и мы увидели, что они сращены.

– То есть до самого последнего момента вы были уверены, что в утробе матери обычная двойня?

– Именно так. Выполнив кесарево сечение, я через небольшой разрез осторожно потянула за ножки первого ребенка, как вдруг за ним последовала вторая пара конечностей. Один плод не извлекался отдельно от другого. Стало ясно, что они сращены. Невозможно передать словами шок, пережитый в тот момент! Взяв себя в руки, мы довели операцию до благополучного завершения. Родились две девочки, сращенные от верхней части грудной клетки до пупка, с общей пуповиной и плацентой. Они находились в одном амниотическом мешке. С первым вздохом они дружно закричали, как и положено всем детям, появившимся на свет.

– Где вы их разместили?

– Положили в детской палате вместе с другими детками. Лежа на боку, девочки словно обнимались. Две головы, четыре ручки и ножки, а, по сути, один ребенок... Некоторые сложности возникали при ухаживании за ними. Например, если их клали на спинку, то ребенок, оказавшийся снизу, начинал синеть. Когда перекладывали на бочок, страдали ручки, и так далее.

– Женщина знала, что у нее двойня, но даже предположить не могла, что плоды сращены, – рассказал заведующий родильным отделением роддома Валерий Кучер, взявший на себя нелегкую миссию сообщить матери о том, что у нее родились сиамские близнецы. – Сказать ей об этом, конечно, пришлось, но в гуманной и щадящей форме. При этом мы сообщили женщине вот что. Если обследование покажет, что органы у детей в норме, то их постараются разделить. Пациентка отреагировала на это на удивление спокойно, лишь с грустью в голосе сказала: «На все воля Божья».

Сиамские близнецы прожили почти двое суток. В первый день состояние девочек было удовлетворительным, но вскоре резко ухудшилось.

– Мы не знали о состоянии внутренних органов новорожденных, поэтому надеялись, что их удастся разделить, – продолжает Валентина Вознюк. – Консультировались со специалистами из областного центра, Киевского института педиатрии, акушерства и гинекологии. Из Ровно приехал заведующий хирургическим отделением детской областной больницы Валерий Худов, в практике которого уже встречался подобный случай. Младенцам сделали УЗИ и рентген-обследование, но вопрос о совместных органах окончательно не прояснился. И лишь вскрытие показало, что у девочек общая печень, два сердца в одной оболочке, причем одно нормальное, то есть четырехкамерное, а второе – двухкамерное, единая система кровообращения и недоразвитые легкие. К сожалению, дети были обречены с самого начала.

– Что вы можете сказать о причинах аномалии?

– В нашем районе это третье за последние тридцать лет появление на свет сиамских близнецов, причем в первых двух случаях они рождались мертвыми. Причину аномалии установить трудно. По крайней мере, географической связи между тремя этими случаями не существует. Родители живут далеко друг от друга. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов нынешнее экологическое состояние. Но сиамские близнецы рождались и в прошлом, и позапрошлом веках и даже доживали до солидного возраста.

* * *

– Два человека идут на Землю с определенным заданием – на свет появляются близнецы, – говорит Зина Ивановна. – Но во времени и пространстве иногда происходят сбои, имеющие продолжение в биологических телах матерей. Как результат, близнецам не хватает энергии, чтобы родиться раздельно и одинаково полноценными. Ситуация усугубляется, если для потенциальных родителей их будущие дети нежеланны.

– Стоит ли разделять сиамских близнецов хирургическим путем?

– Если одна половинка родилась мертвой, то вторую нужно спасать. Но если обе половинки живы, то при попытке их разделения одна обязательно умрет, если не сразу, то спустя некоторое время. Недавний пример – российские сиамские близнецы Даша и Маша. Их разделили уже взрослыми. Операция прошло вроде бы успешно, но вскоре обе женщины умерли.

Не следует человеку вмешиваться в промысел Божий. Если два человека родились сросшимися, значит, таков их удел, путь, чаша, которую они должны испить до дна.

Глава 17

Кроха и великан

Апрель 2005 года. На Волыни появилась на свет «дюймовочка». При рождении малышка весила всего 650 граммов, а ее рост составлял 32 сантиметра! Девочка свободно помещалась на ладони. Несмотря на то что роды у мамы были преждевременные, в конце пятого месяца беременности, малышка выжила.

Я навестил молодую маму и ее крошечную дочурку в областном детском территориальном медицинском объединении. Девочке дважды в день дают материнское молоко – по семь миллилитров за один прием, и она даже поправилась на 150 граммов.

– Меня пускают к доченьке дважды в день, – говорит мама Настеньки – так родители назвали крошечную новорожденную – Инна, жительница города Нововолынска. – Правда, на руки брать пока нельзя. Кувез, в котором поддерживаются определенная температура и влажность, врачи открывают только для того, чтобы сделать дочке необходимые процедуры, покормить ее, поменять подгузник. Но мы с Настенькой все равно общаемся – через стекло. Она очень активная, ножками и ручками двигает, пытается поворачивать головку. Меня сразу узнает. Когда прихожу к дочке, она обычно спит, но стоит только заговорить с ней – открывает глазки, шевелится. Я замолкаю – Настя засыпает. А однажды дочка заплакала, тихонечко, но так красиво...

– Имя для малышки кто выбрал?

– Я, – отвечает женщина. – Анастасия в переводе с греческого значит «воскресение». Муж прочитал об этом в словаре имен. Поначалу он приезжал к нам каждые три дня, но сейчас наведывается реже – очень занят на работе.

– У меня выявили отслоение плаценты, – помолчав, продолжила Инна. – Это заболевание почти не поддается лечению. Необходима операция, но неизвестно, поможет ли она. Дочка родилась на католическую Пасху. Думаю, это хороший знак. Мы с мужем давно мечтали о ребенке, но четыре мои предыдущие беременности заканчивались трагически. Четыре года назад – это была третья беременность – я родила семимесячного мальчика, который весил 1 килограмм 250 граммов. Сначала вроде бы все шло хорошо, малыша поместили в кувез, за состоянием здоровья ребенка следили хорошие специалисты. Но вскоре у сына развилось тяжелое осложнение, и он умер. Следующего ребенка я доносила лишь до четвертого месяца...

После этого мы с мужем прошли комплексное обследование в Луцке. Выяснилось, что у меня инфекция, к тому же аллергия на медикаменты. Потом я долго лечилась.

Забеременев в пятый раз, я очень боялась потерять ребенка, выполняла все назначения врачей, но в конце пятого месяца мне вдруг стало плохо, ни с того ни с сего потемнело в глазах. Пришлось вызывать «скорую»... Через несколько дней у меня открылось кровотечение – врачам пришлось срочно делать кесарево. Операция была тяжелой, длилась полтора часа. В какой-то момент даже возникла угроза потери матки. К счастью, этого удалось избежать. Убедившись в том, что ребеночек жив, наши врачи вызвали специалистов из Луцка.

– В тот вечер мы с врачом-неонатологом Еленой Мельничук работали в выездной бригаде неотложной помощи и интенсивной терапии, – рассказывает заведующая отделением анестезиологии новорожденных и недоношенных детей областного детского территориального медобъединения Оксана Чопко. – И как только получили сообщение, что в Нововолынске родилась девочка с критической массой тела, сразу же отправились туда. Местные специалисты оказали малышке первую помощь, но выходить девочку было возможно только в нашем отделении, где есть современное оборудование. В Луцке мы поместили ребенка в специальный инкубатор, в котором постоянно поддерживается необходимый температурный режим: в первые дни – 36 градусов, сейчас – 33 градуса тепла, а также влажность воздуха, что особенно важно. Ведь у таких детей кожа не способна удерживать жидкость, поэтому они быстро теряют вес. Настя сначала похудела на 20 граммов, ее минимальный вес составил 630 граммов, а затем благодаря правильно подобранному лечению и питанию, при котором большое значение имеют буквально доли миллилитра, стала поправляться. Правда, был период, когда она не усваивала пищу. Но потом мы стали давать девочке молоко мамы. Кормим Настю через зонд, даем по 7 миллилитров, то есть меньше чайной ложечки, каждые два часа. Сейчас она весит 800 граммов. Дышит девочка сама, но мы все же поддерживаем ей давление в дыхательных путях, чтобы обеспечить нормальную работу легких. Настенька такая маленькая, что катетеры, которые мы обычно используем для других детей, для нее велики. К счастью, такие проблемы можно решить. Состояние девочки стабильное.

Август 2005 года. Я снова в областном детском территориальном медобъединении. Интересуюсь состоянием здоровья Настеньки.

– Дела у малышки идут хорошо, на момент выписки она уже весила 3 килограмма 250 граммов при росте 50 сантиметров, – говорит врач-неонатолог Елена Мельничук. – Хотя родилась самой незрелой и маленькой из всех пациентов нашего лечебного учреждения. Для своего возраста – а сейчас ей четыре с половиной месяца – крошка несколько отстает в развитии, но если вспомнить обстоятельства, при которых она появилась на свет, то можно смело говорить, что девочка неплохо развита. Кроме всего прочего, Настя избавилась от легочных проблем, уверенно прибавляет в весе, у нее хороший аппетит. Улыбается всем, фиксирует взгляд на игрушках, среди которых у нее уже появились любимые, с интересом смотрит в окно. Не на все предметы она реагирует одинаково. Рядом с ней всегда находилось много игрушек, даже в кувезе. Удивительно было наблюдать, как девочка, взрослея, но еще находясь на искусственном дыхании, с любопытством рассматривала кислородную маску, изготовленную из прозрачного материала золотистого оттенка. Очевидно, яркие цвета привлекали ее внимание. Если масочку слегка отодвигали от Настеньки, она тут же начинала искать ее взглядом, причем осознанно. Инна, мама Насти, по этому поводу шутила. Подарите, мол, нам эту масочку, когда будете выписывать.

– Практически все органы и системы нашей крошечной пациентки не были готовы к жизнедеятельности, – продолжает Елена Андреевна. – Девочка долго не усваивала пищу, поэтому первое время ее кормили внутривенно специальными питательными растворами. Когда начали давать молоко матери, желудочно-кишечный тракт забастовал, не хотел принимать пищу, выбрасывая ее обратно. Подобные состояния у незрелых детей очень опасны, так как могут дать серьезные осложнения. Кроме того, такие новорожденные, как правило, склонны к заражениям различными микроорганизмами, в том числе к сепсису. Иммунитет у них практически нулевой, поэтому инфекции переносятся тяжелее обычного. По этой причине нам пришлось назначить Настеньке широкий спектр антибиотиков.

Не скрою, несколько раз мы теряли уже надежду на спасение бедняжки. Иногда мне казалось, что Настенька вот-вот уйдет в мир иной, но малышка чудом выкарабкивалась. Поразительно, как сильно она хотела жить! К примеру, были моменты, когда, несмотря на искусственное раздувание легких, а в общей сложности на аппаратном дыхании девочка пробыла почти два месяца, дыхательная функция не обеспечивалась. Падало насыщение крови кислородом, у Насти наступало состояние кислородной недостаточности. Это, кроме всего прочего, отрицательно отражалось на работе сердца и центральной нервной системы. Были также перепады в составе крови, резко повышался или, наоборот, падал уровень сахара. Прыгал гемоглобин, следствием чего является анемия.

К счастью, проблемы Настеньки удалось успешно решить. Мне кажется, что в спасении девочки важную роль сыграло отношение к ней родителей. По всему видно, насколько она желанный ребенок в семье. Особенно поражает контакт между матерью и дочерью. Инна все четыре с половиной месяца, пока они находились в больнице, была рядом. Они так близки, что буквально не могут друг без друга! Настя настолько положительно реагирует на маму, внимательно слушает ее, улыбается, что просто диву даешься. Все это, конечно, радует.

* * *

Ноябрь 2005 года. В Любешовском районе Волынской области – сенсация. Двадцатилетняя жительница села Бирки, знаменитого многодетными семьями, Татьяна Федорук родила мальчика весом 6 килограммов при росте 58 сантиметров. Но даже не это самое поразительное. Как правило, при особо крупных размерах плода врачи назначают роженицам кесарево сечение. Но Татьяна Федорук произвела на свет своего богатыря без хирургического вмешательства и, как она сама призналась, легко и быстро.

– Необычная пациентка поступила к нам 25 октября в половине седьмого утра, – вспоминает акушер-гинеколог родильного отделения Любешовской районной больницы Нина Левковец. – Татьяна среднего роста, нормальной комплекции, живот ее вовсе не выглядел огромным. По его размерам я определила примерную массу плода – 4 килограмма 700 граммов. Забегая наперед, скажу вот что. Если бы предварительное обследование показало, что ребенок весит более пяти килограммов, то пациентке обязательно было бы назначено кесарево сечение. Как видим, в данном случае судьба распорядилась иначе.

В семь часов десять минут Татьяна родила сына, параметры которого поразили даже опытных врачей. Медсестра, уложив малыша на весы, не поверила собственным глазам: вес ребенка составил 6 килограммов, а рост – 58 см! Акушерка Иванна Сащук, проработавшая в родильном отделении почти сорок лет, утверждает, что это первое подобное чудо в ее практике.

– Случай удивляет также тем, что мальчик появился на свет без осложнений как для него самого, так и для его матери, – говорит Нина Левковец. – Женщина родила быстро, за несколько минут и без единого разрыва. Послеродовой период также протекал без осложнений. Молодую маму с сыном уже через неделю выписали домой. Пока они находились в отделении, малыш стал всеобщим любимцем. Еще бы – такой богатырь! Да и характер он демонстрировал под стать своей комплекции. Другие детки плачут, кричат, а он знай себе лежит и только глазками водит. На аппетит мальчик не жаловался. Маме даже не приходилось сцеживать молоко после кормлений, он выпивал все до капли.

Я побывал дома у чудо-малыша через две недели после его рождения.

– Мы решили назвать сына Ромочкой, – улыбается счастливая мама. – Слава Богу, с ним все в порядке, не болеет, кушает хорошо, не капризничает. Ромчик – второй ребеночек в семье. Папочка сначала не поверил, что у него родился сын-богатырь, решил, что его разыгрывают. Кстати, наш первенец появился на свет тоже не маленьким. Он весил 4 килограмма 300 граммов, но до младшего брата ему, конечно, далеко. Рому я родила легко и быстро. Никаких болезненных ощущений не было вообще. Пока впервые не увидела сына, даже подумать не могла, что он такой большой. Сама удивляюсь, как он легко вышел. Медики же были поражены, наверное, больше, чем я. Говорили, нужно в Книгу рекордов Гиннесса сообщить. Шутили, что я, наверное, очень много ела, вот и получилось дитя такое большое. А ведь у меня и беременность прошла без каких-либо отклонений. Я до последнего дня занималась домашним хозяйством, корову доила, убирала в доме. Даже старшего, которому сейчас год и три месяца, на руках носила. Живот огромным не был. Врачи, у которых я консультировалась, не заметили ничего необычного, на сохранение не направляли, поскольку не было для этого показаний. В больницу я поехала на такси, когда начались схватки.

Татьяна рассказала, что крупные дети в их семье не диковинка. Например, ее сестра родила двух крепышей. Старший потянул на 4 с половиной килограмма, младший весил на 200 граммов меньше. Танина тетя произвела на свет мальчика весом 5 килограммов. Так что Рома не единственный богатырь в роду, хотя рекордсменом считается по праву.

– Никаких снов и предчувствий у меня не было, – говорит Татьяна. – А вот ночь, когда рожала, запомнилась. На небе ни облачка, звезды и луна сверкают, на душе спокойно, легко и радостно – тишь и благодать.

– В ту ночь у нас произошел еще один уникальный случай, – рассказывает Нина Левковец. – Мужчина на своем автомобиле привез рожать жену. Он не знал, что родильное отделение закрыто на ремонт, а роды временно принимают в гинекологии, поэтому начал стучаться в запертые двери и окна. Разумеется, ему никто не открыл. Пока взволнованный без пяти минут отец бегал вокруг здания, его жена сама родила прямо в машине! Представьте себе картину!.. Мужчина возвращается к автомобилю, а там – супруга с младенцем на животе. Тогда он по мобильному позвонил домой знакомому врачу. Тот живет недалеко, не мешкая, прибежал в больницу и все устроил. Слава Богу, и в этом случае обошлось без осложнений – во многом благодаря грамотным действиям женщины. Поняв, что рожает, она не растерялась, не запаниковала, а легла на сиденье, сняла одежду и попросту не стала мешать природе. Появившегося на свет малыша мама уложила на живот. Так и дождалась мужа, а затем и врача.

25 октября был зафиксирован еще один рекорд, правда, местного масштаба. В нашем отделении, кроме Ромочки Федорука, благополучно родились еще пять малышей. Два мальчика и три девочки. Обычно у нас появляются на свет максимум два ребенка в сутки. Очень редко – трое. Часто два-три дня проходят вообще без родов.

– Наше село тоже является носителем рекорда, – говорит сельский голова Сергей Синчук. – В 80-х годах Бирки были внесены в реестр «ЮНЕСКО» как уникальный населенный пункт, в котором проживало больше всего многодетных семей на тысячу человек. В то время у нас жили и здравствовали 39 матерей-героинь, что является рекордом Европы. С тех пор количество населения у нас осталось прежним – две тысячи, а вот матерей-героинь теперь на десять меньше.

Под определением «мать-героиня» Сергей Синчук подразумевает женщин, родивших и воспитавших десять и более детей. Рекордное количество в Бирках и «обычных» многодетных семей, где пять и более детей. Правда, с наступлением экономического кризиса демографическая ситуация несколько ухудшилась. В первой половине 90-х смертность даже превышала рождаемость. Но в последнее время наметились изменения к лучшему. На 480 дворов более двухсот семей – многодетные. Из них 103 – молодые, то есть такие, где дети еще не достигли совершеннолетия и проживают с родителями.

– В чем, по-вашему, причина рекордной рождаемости? – интересуюсь у Сергея Синчука.

– Я думаю, это связано с тем, что аборт для жителей села во все времена считался большим грехом. Вот дети и появлялись на свет безо всякого планирования и других ограничений – как Бог пошлет. А вот почему демографический всплеск пришелся именно на Бирки? Объяснение данному феномену, наверное, лежит за пределами человеческого понимания.

* * *

– Зина Ивановна, Татьяна родила великана без хирургического вмешательства, легко и быстро. А как вы вообще относитесь к кесареву сечению?

– По моему глубокому убеждению, плановых кесаревых сечений быть не должно. Считаю, что такие операции следует применять лишь в крайних случаях.

Глава 18

Он проектирует города будущего

История жизни этого симпатичного четырнадцатилетнего паренька с умными, живыми глазами поражает и в то же время вызывает искреннее сочувствие. На его примере в который раз убеждаешься в том, что пути Господни неисповедимы.

Оставшись круглым сиротой после жуткой автокатастрофы, Егор, начитавшись газет и насмотревшись телевизор, решает... поступить на службу во французский иностранный легион и в начале июня практически без средств к существованию отправляется из Новосибирска в Париж, до которого – ни много, ни мало – 10 тысяч километров с государственными границами и Уральскими горами в придачу. За четыре месяца пешком и на попутках добравшись до украинско-польской границы, он, дабы оградить себя от излишнего риска, делает остановку в Волынском детском приюте.

Мне юный путешественник объяснил, что пускаться вплавь к польскому берегу по Западному Бугу не хочет, потому что холодно.

– Жил я в Новосибирске с отцом, матерью и сестрой, – рассказывает Егор. – Отец руководил торговой фирмой, мама заведовала стоматологическим кабинетом в больнице. Я учился в частной школе с углубленным изучением английского языка и архитектуры. Отец меня в нее отправил, потому что я с раннего детства очень любил рисовать и чертить. Учился на одни пятерки. Умел и как следует отдохнуть, не раз бывал в Казахстане, в Киргизии, на озере Иссык-Куль. Мне очень нравилось бывать на базе отдыха в Алтайском крае. В общем, жизнь складывалась как нельзя лучше, пока не случилась беда. В мае 2000 года моя семья попала в автокатастрофу...

Глаза мальчика увлажнились, и он замолчал, но быстро справился с нахлынувшими эмоциями и продолжил свой рассказ:

– Накануне трагедии у сестры был день рождения. Отпраздновать его родители решили на Алтае и отправились туда на машине. Меня не взяли, потому что я усиленно готовился к экзаменам... Отец и мать погибли мгновенно, сестра еще три дня прожила в реанимации.

Школу мне пришлось бросить, потому что нечем было платить за учебу. Меня забрал к себе в село дед, но из-за его постоянных пьяных загулов с друзьями-собутыльниками я несколько раз собирал вещи и уходил в Новосибирск к двоюродной сестре, которая работала в больнице санитаркой. Но у нее не было денег, чтобы меня содержать, поэтому я снова и снова возвращался к деду. После очередной его попойки я уехал в Усть-Каменогорск. Думал устроиться там на работу и начать самостоятельную жизнь, но вскоре меня «переклинило» двигаться дальше – в Талды-Курган, Алма-Ату. Из Казахстана меня почему-то потянуло в Киргизию. По дороге повстречал стаю волков. Вот эта часть пути... – показывает парень на нарисованной им карте, – сплошная степь. Там-то я их и увидел. Хорошо, что машины время от времени проезжали, хоть и не останавливались, но хищников отпугивали. Страшно было, но, к счастью, волки так и не решились приблизиться к трассе. А на лесной дороге под Омском я встретил лося. Правда, он не обратил на меня никакого внимания.

После Иссык-Куля я твердо решил идти во Францию. Там хорошо и многого можно в жизни добиться. Очень хочу увидеть Париж, но самое главное – поступить в иностранный легион.

Из Новосибирска, захватив дома белье, кое-что из одежды и остатки денег, я вышел в начале июня. Получается, что сюда добирался четыре с лишним месяца. Шел пешком или останавливал попутки. Больше всего я намучился на уральском перевале. Никто не хотел останавливаться, поэтому сотни километров топал пешком, и лишь на трассе в Башкирии добрый водитель согласился довезти меня до Уфы.

В дороге по-всякому приходилось. Для милиции я всегда имел в запасе правдоподобную трогательную историю, например сам я из села такого-то, иду в город такой-то, потому что случилось то-то... Я специально запоминал указатели, чтобы не ошибиться в местных названиях. Срабатывало стопроцентно.

С едой особых проблем не было, особенно летом. С наступлением холодов выручали дачи. Я открывал их и ночевал. Когда заканчивались деньги, задерживался в городах, чтобы подзаработать. Дольше всего – три недели – я трудился на баштане под Волгоградом – помогал солдатам собирать арбузы. На заработанные две с половиной тысячи российских рублей я более менее нормально оделся. Из Волгограда хотел рвануть на Ростов и Белоруссию, но в то время арбузами загружались дальнобойщики из Воронежа, откуда прямая дорога на Курск, а там и до Украины рукой подать.

Российско-украинскую границу я пересек на отрезке Суджа – Сумы. Контрольно-пропускные пункты просто обошел стороной. Правда, на границе с Польшей будет сложнее. На Волыни меня подвозил мужик, в прошлом работавший в «органах». По дороге я ему все рассказал. Мы поели в кафе и поехали к нему домой, в Луцк, ночевать. Оказалось, что его сын – пограничник. Узнав от него, что к чему, я не рискнул пересекать границу прямо сейчас, потому что, чтобы попасть в Польшу, нужно переплыть реку, а я не хочу лезть в воду в такой холод. Мужик сказал, что можно остаться в интернате. В конце концов меня отвезли в милицию, а оттуда в приют.

Дабы не терять зря время, в приюте Егор всерьез занялся... составлением архитектурного проекта курортного города и сочинением фантастических рассказов.

– Пишу в жанре фэнтези, – говорит он. – По принципу «Властелина колец» Толкиена, но сюжет, естественно, не повторяю. Что касается города, то я его сам придумал. Он еще не закончен. Раньше я проектировал небольшие провинциальные городки, в основном курортные, с искусственным водохранилищем, отелем, домами для обслуги, магазинами и так далее. А этот уже побольше, посовременнее, со всей необходимой инфраструктурой. Заодно я черчу городские жилища. Сперва рисую фасады, а затем – план внутреннего обустройства...

Егор не отрицает, что его призвание – архитектура, но в то же время он уверен, что после всего случившегося эта специальность для него заказана.

– Домой, тем более к деду, меня не тянет, а вот пацанов хотелось бы увидеть, – с грустью говорит Егор. – Мы бы с ними сейчас на дискотеке были или в горах... Но во Францию я доберусь во что бы то ни стало! Граница – ерунда. Пограничники патрулируют свои участки один раз в несколько часов. Под колючей проволокой можно пролезть. Да и в самой Франции проблем не будет. Найду способ заработать денег, оденусь покруче, чтобы походить на туриста. Я немного знаю английский, с его помощью выясню у местных жителей, как найти ближайший приемный пункт иностранного легиона. Их там более тридцати, а Франция не такая уж большая страна.

– Егор – мальчик умный, образованный, его речь логична, грамотна. Но если говорить без эмоций, много в нем нелогичных и нереальных желаний, детской романтики, наивности, даже авантюризма, – считает заведующий Волынским областным приютом для детей Леонид Матвийчук. – Вместо того чтобы, оказавшись в трудных условиях, попытаться реально устроить свою жизнь, продолжить образование, он поставил перед собой цель поступить на службу в иностранный французский легион. На мой взгляд, этот план утопический и никак не является выходом из сложившейся ситуации. Плюс ко всему – где гарантия, что Егор в процессе реализации своей мечты рано или поздно не нарушит закон хотя бы для того, чтобы добыть денег на пропитание. Так что одно из главных заданий психологов нашего приюта состоит в том, чтобы направить его мысли в реальное русло.

* * *

– Замечательный мальчик, – взгляд духовной целительницы излучал особую теплоту. – Как и во всех предыдущих случаях, в этой истории все произошло по Божьему плану. Каждый приходит на Землю со своим заданием. Егор – не исключение. И не случайно он остался сиротой. Это тоже входило в замысел Божий. С богатыми родителями у него не возникла бы потребность усиленно мыслить и трудиться. Его дары, огромный творческий потенциал годам к семнадцати затерлись бы ненужностью и невостребованностью. По той же причине оказался неспособным полноценно опекать внука и дедушка.

До Франции Егор, скорее всего, не дойдет. Возможно, почувствовав любовь и заботу со стороны персонала приюта, он решит остаться и именно здесь станет развивать свой талант.

Этот мальчик преодолел массу трудностей, многое повидал. Я убеждена в том, что он обязательно реализует программу, с которой пришел на Землю. Он проектирует города будущего, и его рисунки не пропадут даром. Они рождаются в воображении и записываются как в сознании подростка, так и в информационном поле планеты. Он пишет фантастику. А фантасты, как известно, это люди, которым дано видеть будущее.

Эпилог tc «Эпилог»

Когда рукопись уже была готова к отправке в издательство, перелистывая одну из книг Ли Кэрролла, американского исследователя, много лет посвятившего изучению проблемы взаимоотношений взрослых и детей, я, следуя подсказке внутреннего голоса, обратил внимание на строки, содержащие четкий и ясный ответ на вопрос, поднятый мною в начале повествования вопрос. Кем же являются наши дети в мистическом, духовном смысле?

«Вы помните тот момент, когда впервые взяли на руки своего малыша и заглянули в эти широко раскрытие глаза? – пишет Ли Кэрролл. – Не смотрел ли ребенок в ваши глаза так же пристально, как вы в его? Смотрел? И что вы почувствовали в этот момент? Между вами состоялось общение? Да! Все матери, с которыми я беседовал, помнят эти мгновения – ибо тут действительно происходит общение... Очень любопытно наблюдать за маленькими детьми. Многие ли из вас помнят себя младенцами?.. Сколько значимых событий произошло за первый год вашей жизни? Вероятно, десятки – речь идет о значительных событиях, достойных того, чтобы о них помнить. Но лишь немногие могут вспомнить хоть какие-то из них – потому что они заблокированы... Почему они заблокированы? А потому, что годовалые малыши и даже многие двухлетки отлично знают, кто они есть на самом деле... Некоторые дети приходят в этот мир с настроением, которое вы называете „духом противоречия“. Они недовольны. Они много плачут. Они разочарованы. Конечно же, вы находите этому множество объяснений, хотя они не всегда применимы по отношению к тому или иному конкретному ребенку. Позвольте объяснить вам причину: дети хотят рассказать вам, кто они есть на самом деле, но им это не удается! Малыш обнаруживает, что снова оказался на Земле, и ему хочется докричаться до вас: „Разве вы меня не узнаете? Мы запланировали все это вместе, и вот я здесь. Дайте рассказать вам, кем я был прежде. Дайте рассказать, кем были вы“. Но малыш не может произнести ни слова на вашем языке, и это ужасно его расстраивает. Вспомните об этом в следующий раз, когда посмотрите в глаза младенцу. Скажите ему: „Здравствуй, древняя душа“. Воистину! Древняя душа пытается рассказать вам о себе – и она огорчена! Малыш не умеет разговаривать, и даже тело его толком не слушается. А вы только смотрите на него и сюсюкаете. Младенцы могли бы ответить на многие ваши вопросы, если бы только умели разговаривать. А некоторые малыши вполне довольны своим положением, поскольку наверняка знают, что вернулись туда, где должны быть...»

* * *

– Зина Ивановна, вчера, целуя дочек на сон грядущий, я в очередной раз поймал себя на мысли о том, что мне желают спокойной ночи души, начинающие свой путь на Земле, еще не забывшие, в чем смысл жизни. Они, эти дорогие сердцу человечки, милые «цветы жизни» – наши маленькие наставники, помогающие понять, зачем мы живем, и в то же время – величайшая ответственность и непростой труд. Стоит еще и еще раз задуматься вот над чем. Нам, земным родителям, Отец Небесный доверяет заботу о вновь прибывших на планету работниках Света, их воспитание и подготовку к будущим грандиозным свершениям.

– Надо помнить, что мы своим детям не хозяева, а родители! Это высокое звание требует от нас ЛЮБИТЬ ИХ!


Купить книгу "Дети Индиго: им улыбаются ангелы" Верин Сергей

home | my bookshelf | | Дети Индиго: им улыбаются ангелы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу