Book: Торговцы солнцем



Торговцы солнцем

Крупицы знаний

— Послушай, Роман, чем у тебя тут так воняет? — возмутился Ивонючкин, заглянувший удостовериться, что его помощник не даром ест хлеб.

— Шеф, я понял, что так дальше продолжаться не может…

— Действительно, если твои запахи распространятся, нам придется бежать отсюда.

— Я не о том… Нам необходимо повысить научный и культурный уровень. Вы же чувствуете сами, Шеф, нехватку знаний. Сколько хороших дел сорвалось из-за этого!

— Ты что, опупел? Надышался тут миазмов? За парту я не сяду! Я зубрежку с детства ненавижу. И учебники, и курсы всякие…

— Боже упаси! Какие парты, Хозяин? Какие учебники? Я нашел новый, быстрый и даже приятный, — биохимический способ обучения. Удобно и необременительно. Вот в этой банке порошок, наподобие сахара. Кстати, такой же сладкий. И знания, в нем заложенные, усваиваются, если вы потребляете его с кофе или чаем, по утрам, например. А этот солеподобный концентрат можно с супом или ростбифом принять. Будем ежедневно глотать крупицы знаний за обедом, завтраком и ужином.

— А чем это у тебя так воняет?

— Исторический концентрат готовлю. История частенько дурно пахнет, но…

— Историю будешь глотать сам. А мне приготовь экономику, бухгалтерию. Петровича по языкам подтяни. Есть у тебя нужные концентраты?

Сидорук, напыжившись от гордости, распахнул дверки шкафчика с надписью «Круп. изделия». Там ровными рядами стояли банки и баночки с разноцветными порошками.

— Вот, зелененький — латынь…

— Мертвые языки сам ешь…

— Этот серенький — американский диалект английского, розовый — экономика для вас, Шеф.

— А это что, белое?

— А это… крупицы истины, Хозяин. Побочный продукт.

— Ладно. На завтрак — английский. В обед — экономика, на ужин бухгалтерский расчет. А сам можешь лопать свою историю.

Через неделю Ивонючкин с Петровичем довольно бойко болтали за столом по-иностранному, а Ромыч тщетно пытался встрять в разговор с историческими анекдотами.

Неприятности начались на тринадцатый день. Схватило живот у субтильного Ивонючкина, за ним зачастил в туалет Сидорук. А к вечеру проняло и могучего Петровича. Не помогали ни медикаменты, ни народные средства. Толпясь у заветной двери, поносили, как умели, экспериментатора. Переживали.

— Напичкал холерой…

— Язву бы не схлопотать.

— Наука до добра не доведет.

— Все беды от нее… И загрязнение, и дожди кислотные, и рыбы не стало, и погода испортилась.

— А ты, Петрович, много знать стал, видать, что-то не то съел…

Сидорук имел жалкий вид. Пытался успокоить разгневанных сотоварищей:

— Братцы, временно все это. Просто организм восстал против избытка химии, вскоре избавится от нее, и все будет о'кей… Клянусь!

Через пару дней организмы, похоже, избавились от роминых изделий. Желудки успокоились. Но куда-то исчезли и все «наеденные» знания. А к новым урокам ни у кого не было охоты: выработался устойчивый рефлекс неприятия.

Расстроенный Сидорук перепробовал все свои изделия. За исключением «крупиц истины» все действовали словно рвотный порошок. Истина была нейтральна. Но она не дала никаких конкретных знаний, кроме понимания, что приобретенные химическим путем знания выносятся из организма вместе с принесшим их веществом.

А у Сидорука даже «осложнение» случилось: вместе с новыми познаниями куда-то исчезли и приобретенные прежде. Впрочем, читать он выучился довольно быстро.

Дух противоречия

— Все! — решительно заявил Сидорук, доставая из портфеля бутылку кефира и водружая ее на стол. — Больше не пью! Клянусь! Перехожу на кефир!

— Погодь, Ромыч! Что-то тебе, похоже, недоброкачественное всучили! тревожно вглядываясь в емкость, предположил Петрович. — В бутыли твоей будто что-то шевелится. Облачко будто…

— Какое облако, Петрович! Ты, небось, кефира отродясь не видывал.

Роман сорвал закрывавшую бутыль крышечку. И тотчас из сосуда повалил то ли пар, то ли дым, белесый и вонючий. Тщетно Роман пытался удержать ладошками убегающее содержимое. Между тем облако оформилось в огромную безобразную голую фигуру.

— Что надо, Повелитель? — недовольно загудела фигура.

— Ага, Джинн… Хоттабыч… — сообразил Сидорук. — А что, Петрович, может закажем Джинну ящичек джину?

Петрович согласно закивал, но Джинн неодобрительно насупился и отрезал:

— А кто тут только что распинался, что завязал? Клялся? Я против хозяйской клятвы не пойду. Никакого вам джина!

— Ах ты мерзкий немытый дух с душком! Препираться с хозяином? Полезай в бутылку!

— Ты сам не лезь в бутылку! Повелитель… Я дух с высокими моральными принципами, и впредь со всякими порочными целями прошу меня не беспокоить!

— Так ты полезешь в свою конуру?

— Нет…

— Ну и торчи тут, может, на сквознячке тебя разнесет в клочья…

Джинн посуровел еще больше и тонкой струйкой юркнул назад в бутыль. Сидорук тотчас припер его пробочкой в виде лиловой кепки.

— На черта нам высокоморальный джинн, Петрович? Прямо таки дух противоречия. Брошу-ка я его в сортир, чтобы не утомлял никого…

Воздушные замки

— А тебе, Сидорук, за пришедший месяц ничего не причитается… — криво улыбнулся Ивонючкин, вручая Петровичу пачку ассигнаций. — Потому что лодырничаешь.

— Так ведь ничего в голову не приходит, Шеф! Ей-богу!

Карие, по-собачьи преданные глазки Ромы увлажнились при виде уплывающих в карманы Петровича денег.

— Ничего ему, видите ли, не приходит! — саркастически вскричал Ивонючкин. — Да идеи носятся в воздухе, это каждый болван знает! Взять хотя бы этот самый воздух. Он же ничей. Ничье сырье… Делай из него, что хочешь. Хоть кирпичи, хоть облицовочный материал, все едино… И строй воздушные замки! А? Каково? Красиво?

И Ивонючкин удалился. Сидорук сморгнул ему вслед крохотную слезинку и отправился в сарайчик исполнять хозяйский наказ.

Уже первый получившийся кирпичик, хоть и кривоватый, поражал неописуемой небесной красотой: голубой, полупрозрачный, словно гигантский кристалл топаза.

— Еще горяченький! — суетился Ромыч. — Осторожнее, господа…

Ивонючкин задумчиво поковырял в ухе.

— Уж больно прозрачен. Кто же решится жить в стеклянном доме, где каждый прохожий будет наблюдать его интимную жизнь? Не все же артисты…

— А обои на что? Полы покрасить можно. Оставить только потолки и зоны наблюдения, наподобие окон…

— Возможно, ты и прав, — сказал Ивонючкин, легонько толкнув кирпичик пальцем. Тот шевельнулся, словно живой, и завис над поверхностью стола.

— Это что еще?.. Строение может ветром унести!

— Не унесет! — хихикнул Сидорук. — Мы его на якорь, балластиком. Зато на ночь или на время отсутствия дачку можно метров на пять от земли поднимать. От лихого человека.

— А ты голова, Ромыч! Придется тебя стимулировать! Начинай производство. А почему он легче воздуха? Должен быть хотя бы равен…

— Так это ведь не уплотненный воздух. Я наловчился в специальной форме как бы выпекать корочку кристаллизованного воздуха, а внутри он в результате становится… гм… разреженным.

Новый материал понравился многим скороспелым богачам. Они приезжали на дачу Ивонючкина, дивились на туалет небесно-голубых тонов в углу двора, очаровывались и спешили заказать себе партии «озонита».

— В воздушных замках и дышится легко, — врал Ивонючкин. — Будете как небожители…

Вскоре за речкой заголубели причудливые строения с башенками, куполами, воздушными садами. Поселку и название придумали подходящее — «Мечта». Драл за свой кирпич Ивонючкин безбожно и цену сбавлять не намеревался.

В начале октября гигантский смерч пронесся через городок, в котором обитали Ивонючкин с дружками. Ущерб он нанес немалый и, между прочим, прямо-таки «слизнул» «Мечту». От поселка не осталось ни руин, ни развалин. Голое место.

Роман Сидорук не желал и слышать о возобновлении производства голубого воздушного кирпича. А когда Ивонючкин попытался на него нажать, жарко зашептал:

— Шеф! В другой раз нам может не сойти… Смерч-то откуда? Их тут отродясь никто не видывал. По-видимому, кто-то из хозяев «воздушных замков» нарушил цельность кристаллической оболочки. Может, вопреки инструкции, электродрелью местечко для гвоздика пытался оборудовать или еще что… Вот и лопнула «Мечта», и кирпичики наши сдетонировали, даже наш демонстрационный туалет разнесло. Тут-то смерч и зародился… А в следующий раз может быть и хуже…

Ивонючкин почесал в ухе.

— Значит, лопнула Мечта…

— Такова участь воздушных замков. Шеф.

Сила воображения

— Нет у тебя силы воли, Ромыч! — прогудел Петрович. — Сколько раз ты клялся, что завязываешь, а, между прочим, посуду продолжаешь наклонять… Пег, мне не жалко. По мне, так пей на здоровье. Но помяни мое слово, выпрет тебя шеф в один не очень про красный день, выпрет, как пить дать.

— Ну нет этой силы, что тут поделаешь? Такой уродился, значит… обреченно промямлил Сидорук. — И не больно-то хотелось… — И вдруг загорелся: — Зато сила воображения у меня — во! Могучая! Куда там вашим волевым усилиям! Кишка тонка! Да я… Я вот тут, не сходя с места, тропический сад произвести могу!

— Врешь ты все! — лениво возразил Петрович, закусывая. — Небось, к технике какой прибегнешь. Мозги мне не пудри!

— Какой технике, какой технике… — загорячился Роман. — Ну разве что ма-а-а-люсенький приборчик, фиксатор, использую, так ведь не в нем суть! Ты вот хоть вечность ею круги, один пшик породишь.

Но Петрович продолжал сомневаться в роминых талантах, и дружки в конце концов поспорили на поллитра.

Денек выдался необычайно жарким, и Сидорук устроился у распахнутого во двор окна в одном маечке, зажав в правой руке небольшой, со спичечную коробку, приборчик. Петрович устроился рядышком, на табурете, насмешливо хмыкая:

— Ну где там твои тропики… И мартышку не забудь, бананы рвать…

— Погоди малость. Вообразить надо поточнее. А тут подоконник жесткий, отвлекает.

— А ты сначала подушечку помягче придумай…

— Неплохая мысль!

Роман зажмурился, и на подоконнике забелела подушечка.

— Фокусник! Лодырь! Неженка! — заворчал Петрович.

Между тем за окном зашуршало, будто мелкий дождичек пошел. Петрович перегнулся через подоконник и обомлел. На их утоптанном, замусоренном дворике из земли ввысь перло нечто ярко-зеленое и невиданное. Одни растения вылезали неспешно, степенно, другие набирали рост шустро. А в центре поднимался банан. Совсем такой же, как на картинке в книжке про Бармалея. Петрович помчался в сарай за стремянкой, чтобы успеть снять урожай, пока Ромыч дремлет. Когда выскочил с лесенкой, на банане уже висели гроздья плодов. Петрович приткнул лестницу к стволу и торопливо полез вверх.

Вдруг сзади что-то брякнуло. Невольно оглянувшись, он увидел, что приборчик выпал из руки Романа, а голова его грохнулась на подоконник. Подушечка исчезла. И тотчас земля устремилась навстречу Петровичу. Каменистая и необычайно твердая.

— Заснул, гад! Гипнотизер чертов! — вопил разочарованный Петрович, поднимаясь с земли и потирая ушибленные места. — Беги теперь к киоску за бананами, а не то я с тебя самого кожуру спущу!

Февралик

— Шеф, к вам тут какой-то тип пожаловал. Необычный. Может, опять за плазмой? Так у нас вроде чисто по этой части…

Вслед за Петровичем в кабинет Ивонючкина проникло действительно удивительное существо. Махонькое, с глазами навыкате, с покатым обезьяним лбом и выдающимся носом лилового оттенка. Облачено оно было в бесформенный балахончик. «Не надо беспокоиться!» — запульсировала в голове Ивонючкича чужая настойчивая мысль.

«Опять телепат! — ужаснулся Ивонючкин. — А с ним каши не сваришь!» — Причин для беспокойства нет. Я только турист. Жажду ознакомиться с бытом, обычаями и прочими достоинствами вашего заповедного мира, закрытого по недоразумению для туристов. По совету своих друзей, бывших ваших деловых партнеров, обращаюсь к вам за содействием, господин И-Во-Ню-Чки! Организуйте мне несколько познавательных экскурсий по твердым галактическим ценам, оформив меня под туземца.

В цене сошлись быстро.

— Меня зовут Феф-Раль-Икр! — представился пришелец.

— А, Февралик… винтиков-шурупчиков не хватает… — усмехнулся Ивонючкин. — Итак, завтра первая экскурсия, на рынок. Для ознакомления с материальной культурой и бытом.

Утром Февралика облачили в рубашку Ивонючкина и брюки Сидорука, благо оба не отличались большим ростом. Вручили зонтик Петровича. Чтобы насытить Февралика впечатлениями, поехали электричкой.

Едва устроились в вагоне, как блондинчик, скучавший на скамье напротив, заинтересовался Февраликом и крикнул кому-то:

— Гей, славяне! А с нами французик увязался!

— Пасть прикрой! — прохрипел Петрович. — А то покинешь электричку, не дожидаясь станции!

Блондинчик оценил развитую мускулатуру Петровича, увял, а вскоре куда-то пропал.

— Как он догадался, что я чужестранец? — допытывался Февралик. — Он что, полицейский? Служба безопасности?

— Совсем наоборот, — раздраженно ответил Ивонючкин. — Опасности…

— Ксенофоб? Тогда понятно, почему к вам не допускают туристов из Галактики! Тем интереснее может оказаться моя поездка… Дикий, первобытный мир! Чудесно!

В переполненном автобусе, которым они добирались до рынка, Февралика изрядно помяли. Он вылез совсем больным, с побелевшим кончиком носа.

— Ах, как дурно пахнут мысли ваших аборигенов! Я прямо-таки задохнулся в этом замкнутом ментальном пространстве…

А в торговых рядах Феф-Раль-Икр впал в панику.

— Как это так! Почему они все думают одно, говорят другое, а делают третье?

— Не трепыхайся! — озлился Ивонючкин. — Ты турист, вот и созерцай. Где еще такое увидишь!

— А в Театр мы пойдем? — не унимался космотурист. — А на карнавал? А на корриду? И в Музей?

— Разве в Цирк тебя Петрович сводит. Или в Музей. За дополнительную плату…

В Музее Февралик не пропустил ни одного экспоната. И вдруг около витрины с последними археологическими находками замер, словно гончая, почуявшая дичь. Неуловимо быстрым движением вскрыл витрину и ухватил какой-то предмет.

— Клади назад! — загудел Петрович, краем глаза увидевший вскочившую со своего стульчика хранительницу. Но Февралик уже мчался к выходу.

До дачи добрались в сумерках. Ивонючкин долго убеждал Февралика возвратить похищенный предмет.

— Я ничего не похищал! — ерепенился гость. — Я намерен вернуть похищенное. Это бортжурнал нашей экспедиции, пропавшей несколько тысяч лет назад.

Утром, развернув свежую газету, Ивонючкин продемонстрировал Февралику заметку в рубрике «Криминальная хроника» о краже в музее.

— Тут и приметы указаны! — сообщил он злорадно. — Тебя быстро сцапают, Февралик. Приметный ты…

— Не сцапают! — презрительно скривил губы Февралик. Достал откуда-то маленький карандашик и вымарал газетную заметку.

— В любом случае мы не можем позволить тебе вот так, задарма, расхищать сокровища нашей планеты! — заявил Ивонючкин и кивнул Петровичу, чтобы прикрыл дверь. Мысленно прикинул, сколько можно сорвать с Февралика за кристалл.

— Но у меня нет таких денег! — завопил Февралик, фиолетовой молнией метнувшийся к двери.

— Держи!

Ивонючкин кинулся следом. Но во дворе уже не было замаскированной под сарайчик капсулы Февралика.

— Вот гад. Космический. Одежду украл. Кристалл стырил. А еще пенял нам на вранье… Ясно, почему к нам туристов космических не пускают. Растащат все на сувениры. Голышом оставят…

В кабинете Ивонючкин поднял опрокинутый стул, подержал забытый Февраликом карандаш. И тут взгляд его упал на газетный лист.

Заметка о краже в музее исчезла. На ее месте красовался неумело нарисованный кукиш.



Уйти в себя

— Где Ромыч?

В маленьких глазках Ивонючкина плескались готовые вырваться наружу молнии. Физиономия покраснела, наливаясь багрецой.

Петрович испугался за Шефа. Неровен час, удар хватит. Просипел, как мог дружелюбнее:

— После обеда не видать было… Небось за химикатами какими убыл?

— А ты, ты тут зачем? Не мог за порошками смотаться? Мне Роман нужен. Срочно. Третий день застать не могу! И чего я вас держу? Не понять!

— Тут я, Шеф… — прошелестел ромин голосок со стороны вытяжного шкафа. Бледный Сидорук покачивался на высоком табурете. — Вы проскочили и меня не приметили…

— Не заливай, Сидорук! — взвился Ивонючкин. — Да чтобы я не приметил кого ищу? Ты где шляешься? Ладно, молчи, лапшу на уши не вешай! Пошли ко мне. Дело есть.

Ромыч сполз с табурета.

— Задача такова: слинять на время. Но и под контролем ситуацию держать. Ясно? Что посоветуешь?

— Усек. Просто тебе необходимы надежные помощники. То есть — мы.

Ивонючкин коротко хохотнул.

— Тоже мне помощнички! Туши свет… Мигом в раю очутишься…

— А если… — Сидорук нерешительно моргнул пару раз. — А что если… У меня тут микстура имеется. Глотнешь ложечку — и нет тебя…

— Как нет? Ты что, отравиться предлагаешь?

— Ни в косм разе! Просто ты уходишь в себя, и никто тебя не замечает. А потом, через сутки или около того, в зависимости от принятой дозы, возвращаешься. Испробуете? Ей богу, приятно! На спирту сварганил…

— То-то вы с Петровичем пропадать стали. Самоуглубляетесь… Ну, налей для пробы грамм сто…

Ивонючкин отсутствовал полтора часа. Появился недовольный донельзя, брезгливо морщился, плевался.

— В этом «себе» что-то мне стало не по себе. Мерзкое, заплеванное местечко. Вроде камеры-одиночки… Что вы там хорошего нашли…

— Так ведь у каждого своя… камера. Моя вроде однокомнатной квартиры…

— Все лучше КПЗ. Нацеди флакон.

…Ненужное вычеркнуть!

Сидорук каким-то вкрадчиво-ласковым движением взял металлический карандаш, забытый у Ивонючкина космическим туристом Феф-Раль-Икром.

— Изготовлен из неизвестного науке сплава. Очень прочного. Имеет две маленькие кнопки. После активации красной — действует, как стирашка, без следа убирая любой написанный или отпечатанный текст или рисунок. Нажим на зеленую позволяет воспроизвести текст, который диктуется мысленно. Забавное канцелярское приспособление. Хотя… возможно, эта штучка и многофункциональная. То, что мы придумываем, неминуемо материализуется. Мысль наша материальна. То, что мы отрицаем, вычеркиваем из памяти, исчезает для нас… Так что игрушка эта может оказаться опасной. Лучше держите ее, Шеф, в сейфе…

Ивонючкин плюхнулся в кресло и задумался. Потом встал, достал из ящика фото своей дачи, подумал, аккуратненько стер забор между своим и соседским владением и, как умел, пририсовал новый, в глубине чужой территории. Осторожно выглянул в окно. Прежний забор исчез бесследно. А на некотором отдалении красовался гротескный, щелястый заборчик, точь-в-точь как нарисованный Ивонючкиным на фото.

— Отлично! — потер ладошки довольный Ивонючкин. — Прошлое и будущее в моих руках! Уберу обе судимости, да и в биографии кое-что надо бы выправить… А вдруг этот чертов Февралик явится и похитит волшебный карандаш! Для начала уберем самого Февралика!

Ивонючкин отыскал в столе фотографию Феф-Раль-Икра, сделанную для будущих «документов», и тщательно стер изображение космического гостя.

И напрасно! Вместе с образом февраликз, пропал и чудесный карандашик. Стерлась и память о визите инопланетного туриста.

Только в музее долго помнили загадочное похищение серого кристалла.

Живительная влага

Издав невразумительное мычание, Петрович выпал в коридор. Из своего кабинета выглянул Ивонючкин, заворчал:

— Опять нализался какой-то дряни?

— Живительной влаги принял… самый чуток… Ромыч изобрел…

Ивонючкин поспешил в лабораторию.

— Сидорук! Ты никчемный товарищ и друг! Твой приятель, Петрович, гибнет, спивается, а ты спокойно смотришь… Я буду вынужден вышвырнуть его вон. А так как это произойдет по твоей милости, то если ты срочно не сообразишь что-либо, на улице окажетесь оба!

Когда протрезвевший и тоскующий Петрович заглянул к Сидоруку, он застал приятеля за сборкой какого-то аппарата. Некоторое время молча, собрав на лбу морщины, наблюдал за работой. И вдруг просиял:

— Ромыч, ты гений!

— Давно знаю. — Это для Живительной Влаги?

— Точно! Смотри, какой догадливый! Особого состава. Пить будем, сколько влезет, а вот похмельного синдрома и прочих пережитков не будет. Не то, что Шеф, комар носа не подточит…

Однако эксперименты с новым продуктом затянулись. Петрович, дегустируя очередную партию пойла, неизменно ворчал:

— Вкус не тот! Кайфу мало…

К забракованным порциям относился без почтения. И хотя Ромыч заставлял выпивать весь изготовленный продукт, посильно помогая в этом, умудрялся то плоскогубцы уронить в банку с напитком, то пролить его на лабораторный табурет.

Вскоре Романа стали мучить тревожные предчувствия. Ему казалось, что за ним постоянно кто-то исподтишка наблюдает недобрым, холодным, пристальным взглядом. Куда-то запропастились плоскогубцы. И кто-то по ночам явно проникал в лабораторию, несмотря на прочные решетки на окнах и металлическую дверь: любимый трехногий высокий табурет Романа оказывался где угодно, но только не там, где его неизменно оставлял Сидорук — не у его рабочего стола.

Сидорук пытался поймать вора. Подкрадывался по ночам к двери в лабораторию, прислушивался. Из комнаты доносились шумы, скрипы, шуршание. Но стоило открыть дверь и зажечь свет — все стихало, и комната неизменно оказывалась пустой. Хотя беспорядок, царящий в ней, говорил, что здесь только что кто-то был.

Застав в очередной раз свой табурет у окна за занавеской, взбешенный Сидорук пинками погнал его на место. Но когда он занес ногу для очередного удара, коварный Табурет, ловко извернувшись, нанес сильный предательский удар по голени Ромыча.

От боли и неожиданности, Сидорук, дико взвыв, опрокинулся на пол, при этом его левая рука угодила под лабораторный стол. И тотчас что-то острозубое и хищное вцепилось в ромины пальцы, заставив его издать душераздирающий вопль. Выдернув руку из-под стола, Сидорук с ужасом узнал во вцепившемся в его руку чудовище пропавшие на днях Плоскогубцы. По пальцам текла кровь…

Дверь распахнулась, и в лабораторию влетел перепуганный Петрович.

— Что случилось? Ты жив, Роман?

— Не пущай его! Держи! Лови! В печь его! — вопил Сидорук.

Но было уже поздно. Притаившийся у двери Табурет уже выскочил в коридор и бодрый перестук его деревянных ножек затих во дворе.

С трудом, совместными усилиями освободили ромины пальцы, торжественным маршем прошли, держа мятежные Плоскогубцы в кузнечных клещах, до туалета во дворе и утопили преступниц.

— Это ты все виноват! — зудел Сидорук, бережно прижимая укушенную руку к груди. — Это ты залил Табурет Живительной Влагой, ты уронил Плоскогубцы в сосуд с нею же! По твоей вине у меня может оказаться заражение крови плоскогубцы ржавые, валялись невесть где…

Табурет пропал. Никто его не видел, кроме шофера КАМАЗа, который утверждал, что врезался в телеграфный столб, потому что дорогу ему перебегал большой белый табурет. Но гаишники ему все равно не поверили, так как водитель был в изрядном подпитии.

…Осенью, гуляя по близлежащему лесу, Сидорук и Петрович увидели странные треногое дерево.

— Успокоился… на воле… — меланхолично произнес Роман.

А вот Плоскогубцы, похоже, не смирились. Адаптировались в новой для себя среде и пребольно, до крови, тяпнули за мягкое место ничего не подозревавшего о происшедших событиях Ивонючкина, мирно присевшего в гальюне. И теперь тот в жажде отмщения ежедневно час проводит с удочкой в этом помещении, тщетно меняя насадки. Хитрые Плоскогубцы не клюют…

Десять рук

— Петрович! Прихвати со стола чертежи. Инструменты возьми в ящике. И не забудь парочку бутербродов…

— Ну ты даешь, Ромыч! У меня не десять рук!

Сидорук на мгновение замер.

— А что, отличная идея! Ладно, неси пока одни бутерброды.

Если чем-то заниматься вплотную, время летит незаметно. Через шесть месяцев состоялась первая примерка. Куда пристроить биомеханические руки, чтобы не мешали и не больно-то бросались в глаза? К тому же тотчас выяснилось, что они не очень охотно слушаются Петровича. Может, потому что бескостные гибкие змеевидные Руки внушали ему, Петровичу, непроизвольное отвращение. Особенно левая, «домашняя», предназначенная для всевозможных деликатных операций — взять что-либо незаметно или помочь при приеме пищи. Она была полупрозрачна и, если присмотреться, внутри ее что-то пульсировало. Петрович невольно отводил глаза. Было ему не по себе. Ему больше нравилась правая, старшенькая, могучая, в металлопластиковой перчатке, нацеленная на подъем тяжестей и способная дать «сдачу» любому наглецу.

— Да не дергайся ты, Петрович! Мы их тебе к плечам приторочим. Станешь еще более широкоплечим. Под пиджаком не очень-то заметно будет. В карманы сунешь… А когда надо — из прорезей под мышками выскочат…

— У меня и свои, родные, любят в карманах нежиться… — ворчал Петрович. Что мне их теперь сиротами на морозе держать прикажете?

— Нашьем еще карманов. Да и в куртке у тебя имеется, куда сунуть лапы. Так что не нуди.

Первые дни Руки плохо слушались. Роняли на ноги Петровичу тяжелые предметы, брали не то, что требовалось, а хватали что подороже да поценнее…

— Не трусь, Петрович! — успокаивал друга Сидорук. — Я понял, как их можно усмирить.

Он снял Руки и несколько дней занимался с ними. Дрессировал. И точно! После этого они стали послушными и даже услужливыми: Петрович еще только подумает, а они уже тянутся…

И тут в лабораторию пожаловал Ивонючкин. Он замер в дверях, уставившись на Петровича, который тащил через лабораторный сарай в правой «рабочей» Руке тяжеленный аккумулятор, в левой «домашней» — поднос с завтраком, а в своих «родных» — рулон чертежей и пару справочников.

— Это… Кто? — просипел Ивонючкин.

— Ты что, Шеф. Меня не узнаешь? — обиделся Петрович. — Да я это, Петрович!

— Вот это кто? — твердил Ивонючкин, осторожненько тыча в рабочую Руку. — И откуда?

— Вспомогательная разработка, Хозяин, — доложил Сидорук, заикаясь. — Для убыстрения основных процессов и повышения производительности труда.

Ивонючкин внимательно осмотрел приспособление.

— Обе руки завтра мне в кабинет. Всю документацию уничтожить!

— Ясно… — сказал растерянно Ромыч. — Вам и Руки в руки…

Из-за воротника Петровича выползла узкая ладошка левой Руки и поскребла в затылке.

Назавтра Ивонючкин в сопровождении Сидорука и Петровича отправился на прогулку, «выгуливать» свои новые Руки. И опробовать, на что они способны в экспериментальных условиях.

Раздавшийся в плечах Ивонючкин выглядел как никогда солидно, шествовал уверенно, не оглядываясь на своих спутников. На Большой Торговой он несколько раз останавливался у лотков уличных торговцев, и пока он демонстрировал продавцам мнимые дефекты товаров, левая домашняя Ручка кое-что «позаимствовала» у несчастных сидельцев. В конце концов случился казус: напарник продавца, здоровенный «мордоворот» приметил, что браслетик с часами «уполз» в карман покупателя, и вцепился в Ивонючкина.

— Отдай часы, гад!

Ивонючкин воздел руки к небесам:

— Видит бог, я ничего не брал!

А в это время правая дополнительная вмазала мордовороту под дых. И тот, помертвев, осел.

— Бог — он все видит. Наказал наглеца! — заявил Ивонючкин оторопевшим зрителям и поспешил прочь, в сопровождении Петровича и Сидорука.

Когда подходили к дому. Хозяин, наконец, похвалил Сидорука.

— Молодчина, Роман. Дельные сварганил лапы…

Что он еще хотел сказать, осталось неизвестным, потому что словно две змеи, большая и маленькая, скользнули по его ногам и быстро, извиваясь, устремились в заросли кустов.

— Эй! Держи их! — завопил Ивонючкин. — Хватай их, Петрович! Держи, Роман!

Петрович было кинулся, но когда Большая Рука приподнялась на предплечье и показала ему Кулак, замер, словно кролик перед удавом. Сидорук же и не шелохнулся.

— Это что, Сидорук? Бунт на корабле? — шипел Ивонючкин. — Они что, живые? Это ты их так настроил?

— Я не знаю… Но чтобы они работали, а не лодырничали, чтобы слушались Хозяина, пришлось заложить в них Зачатки Совести. Иначе, Петрович не даст соврать, от них одни неприятности. Возможно, Совесть у них и взыграла, после сегодняшней прогулки…

Два фунта лиха

— Достал меня Виликонов, ей богу! — стонал Ивонючкин. — мерзавец! Дорогу перебегает! Ну что мне с ним делать, Ромыч?

— Нужна мозговая атака…

— Какая атака? Ты меня на мокрое дело не подбивай!

— Ни в коем случае! Я думаю, ему неплохо бы подарочек поднести. Троянского коня!

— Какие кони! Бредишь? Он же бывший автогонщик, собрал богатейшую коллекцию старинных и современных машин. А ты ему «коня»…

— Это образ такой. Шеф. Троянский конь может быть и о четырех колесах. Главное, подсунуть подарочек, который бы его съел!

— От меня он ничего не возьмет. Почует, — твердо заявил Ивонючкин.

— Кстати, если он всякие старинные марки собирает, — встрял Петрович, — то от моего прадеда остался какой-то драндулет. Может подойдет? О чем речь?! Подойдет! Я его подремонтирую…

Сидорук долго колдовал над ископаемой колымагой. А потом Петрович предложил ее виликоновскому приятелю Белобородову. И тот загорелся идеей приподнести дружку подарок на день рождения.

А вскоре забороли Виликонова напасти: то склад сгорит, то киоск ограбят, то налоговая штрафанет. Сын разбил две машины, жена сбежала с охранником, прихватив висюльки и наличные. Главное, сам стал чахнуть.

Ивонючкин был в восторге.

— Ромыч, ты чем «коня» начинил?

— Да так, одним веществом. Случайно обнаружил. Пока изготавливал, два пальца на ноге сломал, зуб треснул, и к вечеру кошелек сперли. Я и сообразил, что оно человеку что нафталин для моли. «Лихом» окрестил. Несчастья притягивает. Я вашему «протеже» аж два фунта спровадил. Весь запас. Так что с вас, шеф, причитается. И за мои производственные увечья, да и фунт лиха обошелся в…

— Погоди! — вскипел Ивонючкин. — Так ты его в моем доме держал? Из-за тебя мне пришлось хлебнуть лиха? А Виликонов не причем?..

Индикатор правды

Хлопнула входная дверь. Что-то упало в холле. Раздраженный голосок Ивонючкина прогнусавил нечто недоброжелательное…

— Опять Хозяина облапошили какие-то прохиндеи. Из ранних… — сделал вывод Сидорук. — Теперь жди грозы, Петрович!

Дверь распахнулась. В проеме возник жаждущий крови Ивонючкин. Его налитые злобой глазки зыркнули, оглядывая лабораторию в поисках «зацепки». Но Сидорук его опередил:

— Шеф! Потрясающая идея! Теперь никто не сможет вас надуть! Индикатор правды! Махонький… Сразу увидите, кто вас жаждет объегорить. Мы его вам в повязочку на правый глаз приспособим…

Ивонючкин замер в раздумье. Спросил подозрительно:

— А почему не «индикатор неправды»?

— Тогда вы будете получать сигнал почти непрерывно. Так и травмироваться можно…

— Лады. Но чтоб к понедельнику твой индикатор был у меня. Придет Антиресов. Проверим.

Беседой с Антиресовым Ивонючкин остался доволен.

— Мерзавец! Он не сказал мне ни слова правды!

— Чувствую, что вы, Шеф, тоже с ним не очень-то откровенничали…

Однако через пару недель Ивонючкина одолели сомнения.

— Роман! Тут что-то не так! Неужто ни один из моих партнеров не сказал за полмесяца ни словечка правды? Прибор твой липовый! Твои шуточки дорого тебе обойдутся!

— Хозяин! — захныкал Сидорук. — Разве я могу? А проверить аппарат так просто… Я сейчас скажу пару правдивых слов…

Ивонючкин поправил черную «пиратскую» повязку на правом глазу.

— Шеф, вы нам с Петровичем уже два месяца жалованья не платите…

— И-и-й! — взвыл Ивонючкин, срывая черную ленту и хватаясь за глаз.

— Видите, Шеф, аппарат исправен. И принцип прост и известен много веков: ПРАВДА ГЛАЗА КОЛЕТ!

Координаты счастья

— Вот деньги у меня порой водятся… — толковал подвыпивший Сидорук молча закусывающему Петровичу. — А счастья нет! Знать, правильно говорят, что не в деньгах счастье…

— Но говорят еще, что все-таки что-то в них есть… Да и в чем оно, счастье, как узнаешь? Где оно обитает?..

— А что, Петрович, может, сходим завтра, посмотрим на него? По утрянке, пока шеф дрыхнет. Я как-то между делом приборчик сообразил, индикатор счастья и гармонии. В корпус из-под школьного компаса вмонтировал. Отыщем счастливчика и заставим поделиться с нами своими секретами. Купим или отнимем…

Собрались с вечера. Петрович набил провизией здоровенный рюкзак: может, дорога окажется и неблизкой, кто знает? И с первыми лучами солнца они двинулись за счастьем.



— Слушай, Ромыч, а как мы заявимся к Счастливчику? Он, небось, нас и на порог не пустит. Чего доброго, собак спустит. Собаки у него, небось, с теленка, не меньше.

— Дойдем — сообразим. По обстоятельствам.

— Что-то стрелка у твоего прибора в край уперлась! — продолжал беспокоиться Петрович. — Не движемся… А мы уже час идем, может, и поболее.

— Не дергайся, потому что идем прямиком к Счастью! Верный курс держим! Вот гляди!

Сидорук круто развернулся вправо, и тотчас стрелка Индикатора резко рванулась вбок.

Они шагали мимо солидных дач, и Петрович опасливо поглядывал на здоровенных кобелей, плотоядно приглядывающихся к шествующей по улице потенциальной «добыче».

— Облизываются, твари… — ворчал Петрович. Впрочем, стрелка прибора вела их куда-то вдаль, ни разу не дрогнув в сторону загородных особняков и их владельцев.

— Неужто ЭТИМ не хватает счастья? — дивился Петрович.

— Какое там счастье! Грызутся, как их псы, за место под солнцем. Тревоги, заботы, интриги, инфаркты, конкуренты, налоговая полиция…

Они уже выходили из поселка, и Петрович начал заикаться о необходимости привала.

— Может перекусим, Роман, на травке? И тут стрелка уперлась, указывая на окна небольшого аккуратненького домика, стоящего последним в ряду.

— Это что же, здесь и обитает Счастье? — не поверил Петрович. — Врет твой прибор! Плохо ты его отградуировал. У хозяина даже гаража нет! И собаку не держит. Значит, охранять нечего. Зато кошка на крыльце сидит. Стало быть, мышей полно…

— Ладно уж, — вздохнул неуверенно Сидорук, — пойдем поговорим с хозяином, что ли…

Он двинулся к двери, замер на мгновение, силясь увидеть кнопку звонка, не нашел, и постучал кулаком.

Дверь отворил моложавый мужчина неопределенного возраста.

— Мы из Академии Наук, изучаем материальное положение граждан, ведем статистические исследования… — принялся самозабвенно врать Сидорук, осторожно обходя хозяина и проникая в дом. — Разрешите задать вам несколько вопросов. Это очень важно для нашей работы и не займет у вас много времени…

В чистой комнатке, куда их провел хозяин, ничто не свидетельствовало об особом достатке, но и нищетой не пахло. Что-что, а запах нищеты Сидорук чуял издалека. Быстренько записав в блокнотик данные о хозяевах, Сидорук перешел к ГЛАВНОМУ вопросу:

— Скажите, Мирослав Степанович, а вы СЧАСТЛИВЫ?

— Безусловно счастлив.

— Но как же так! — встрял Петрович. — Ни машины у вас нет, ни видика, ни стерео… даже пса во дворе не держите, небось, не прокормить…

— Так ведь счастье не в количестве и даже не в качестве всякого барахла которым владеешь, а зависит от количества вещей, без которых можешь безболезненно обойтись… Это же прописная истина для по-настоящему счастливого человека. Не я ее придумал. Еще философы античные…

Поблагодарив хозяина, дружки двинулись в обратный путь. У ближайшего дерева Петрович встал как вкопанный и сбросил рюкзак:

— Я эту глыбу домой не попру. Отказываюсь.

Дома после «первой» Сидорук подвел итог.

— Знать, не для нас оно, счастье. Нам не суждено. Для убогих оно придумано.

— Эт-то точно! — хохотнул Петрович. — Ты бы лучше сообразил такой индикатор, который показывает, где что плохо лежит. Чтобы само — хорошее, а лежало плохо. А без счастья жили и проживем…

Для приема внутрь…

По привычке бесшумно отворив дверь, Ивонючкин ступил через порог своей дачи. И тотчас его чуткое ухо уловило веселое гуденье, доносившееся от каморки Петровича. «Пируют, мошенники», — беззлобно вычислил Ивонючкин и, в несколько бесшумных шагов достигнув нужной двери, распахнул ее. Точно! Петрович с Романом, приткнувшись к столику, тихо в унисон галдели, не слушая друг друга. И каждый сжимал стакан с янтарной жидкостью. Ивонючкин принюхался. Пахло невесть чем: машинным маслом, дезодорантом и сивухой одновременно.

— Дрянь лакаете? — взвизгнул Ивонючкин. — А мне неотложку вам вызывать?

Две блаженно улыбающиеся физиономии разом повернулись к нему.

— Присаживайтесь, Хозяин! — радушно предложил Петрович. — Тебе тоже дозу принять не вред. Рома такую вещь удумал! Для принятия внутрь… Кайф! Пятновыводитель. Все пятна с совести вмиг снимает, сводит за раз! Блаженство!

Ивонючкин размышлял только секунду и решительно придвинул к столу свободный табурет. Через час все трое были полны самых благородных планов и испытывали небывалый душевный подъем.

Нежданно в окна хлынуло многоцветное сияние, и затем послышались глухие удары в дверь. Петрович отправился узнать, в чем дело. Вернулся недоумевающий.

— Хозяин, там какие-то Зелененькие, требуют контейнеры с каким-то гелиумом. Грозят дом спалить.

— Небось, опять ты, Сидорук, что-то намудрил? — с подозрением прищурился Ивонючкин на изобретателя.

— Ничего не ведаю, шеф! Ей-бо… На пороге возникла плотная фигура Зеленого. Аппаратик у него на груди злобно заквакал:

— Иво-ню-чкин! Мы вскрыли склад и взяли контейнеры с гелиумом, нам причитающимся. И чтобы к оговоренному сроку все было готово. Мы шутить не любим!

…Давно погасло сияние за окном, в небесах пропала Тарелка, а Ивонючкин все сидел, морща лобик.

— Где-то я этого Зелененького видел. Что-то я ему очень ценное сбываю, тайное… Ну Сидорук, ну Сидорук! Накачал какой-то мерзостью, всю память отшибло! А пятна, гад, так и не вывел. Они сами наружу прут… Чтобы через полчаса был аналог огуречного рассола от этой пакости, иначе — ты меня знаешь…

Операция «Янус»

— Сидорук! Сюда!

Ромыч осторожно выглянул из лаборатории, испуганно моргая.

— Тут я…

— У нас СПЕЦЗАКАЗ! От органов. Я и название уже придумал: «Операция „Янус“». Полдела, так сказать, за тебя сделал.

— Шеф, — робко попытался возразить Сидорук. — Чиновники ведь… От них добра не жди… Вляпаемся…

— Не дрожи, Ромыч. И не егози! Задачка из тех, что ты любишь. Сотворить метаморфин, лучше газообразный, чтобы наши наблюдатели и прочие секретные сотрудники могли надежно и правдоподобно маскироваться.

— Задачка, действительно, любопытная, — согласился Роман. — А как насчет ассигнований?

— Будут тебе ассигнования, не боись…

— Лады, — согласился Ромыч. — Займемся.

И занялся довольно плотно. Уже через несколько недель Ивонючкин в секретный глазок наблюдал, как Петрович и Роман опробуют опытные образцы метаморфина. Петрович, оборотившись волком, гонялся но лаборатории за зайцем-Сидоруком, пока тот, утомившись, не вырастал в слона. И тогда гремела битая посуда.

Когда удалось добиться, чтобы препарат держал форму почти два часа, Ивонючкин решил провести демонстрацию достижений, в надежде вырвать дополнительные денежки. За ними прибыла машина, и все трое загрузились в нее. Сидорук держал большой синеватый стеклянный флакон полученного продукта с вделанным в пробку дозатором.

Ивонючкина, Сидорука и Петровича провели на небольшую сцену, усадили на стулья. Зал медленно, словно нехотя, заполнялся. Наконец седоватый энергичный человек, встретивший их у входа, кивнул: начинайте. Сидорук встал, подняв флакон, но прежде, чем он успел открыть рот, на него петушком налетел Ивонючкин и попытался вырвать сосуд.

— Куда прешь, кретин! — шипел он. И тут же звонко затараторил: — Господа! Под моим чутким руководством, наш творческий коллектив…

Флакон он вырвал, но удержать оказавшийся неожиданно тяжелым сосуд не сумел. Брызнули осколки, и в зал поползла волна хвойного запаха…

Сидорук остолбенел на мгновение. Никто же не готов, не обучен! Сейчас начнут проявляться СУЩНОСТИ! Ему стало по-настоящему страшно, и он рванулся к двери. Но добежать не успел. Его костюм, раздираемый по швам трансформирующимся телом, затрещал. Тявканье, блеяние, рык заполнили маленький зальчик. В испуге шарахнулись заглянувшие на странные звуки охранники: опрокидывая стулья и кресла по залу носились бараны, шакалы, быки, волки, гиены. Многие пытались цапнуть мечущегося в панике шелудивого пса. С трудом удалось рассортировать зверье. Пока решали, отправлять ли рогатый скот на ферму, а диких зверей — в зоосад, возникла новая проблема: потребовалась одежда, чтобы прикрыть наготу принимающих свой обычный облик членов приемной комиссии. Не хватало Ивонючкина. Кто-то вспомнил, что шелудивому псу удалось удрать. Впрочем, как вскоре выяснилось, недалеко. Его отловили на помойке собачники. Вряд ли добротные унты или шапку можно было бы смастерить из шкуры лысоватого и мелковатого Ивонючкина. Что он пережил, когда вновь стал человеком, в клетке с бродячими голодными псами, может, наверное представить только гладиатор, вышвырнутый на арену римского цирка с ножом против голодного льва… А ведь у Ивонючкина даже ножа не было.

Комиссия признала разработку успешной, но опасной. Материалы засекретили на 99 лет. Ивонючкина с товарищами на это заседание приглашать не стали. И никто, конечно, не обратил внимания на двух мух, крутившихся в комнате, пока шло заседание.

А мухи, вылетев в форточку, направились к даче Ивонючкина, тихо, жужжа, что, мол, жили без спецзаказов и проживем без них…

Собирательный образ

— Совсем мышей ловить перестали, смотрю! Помещение в помойку превратили! сморщился Ивонючкин, разглядывая окурки во всех углах, объедки на столе, грязные емкости и пролитые жидкости.

— А ты, Ромыч, вполне мог бы собрать нечто не очень путающееся под ногами, чтобы за порядком в доме присматривало. В общем, последнее вам серьезное предупреждение. А иначе…

И он вышел, хлопнув дверью. А Ромыч озадачился. Долго бродил по дому задумчивый, часами ковырялся в лаборатории, игнорируя намеки Петровича на необходимость передыха.

Когда Ивонючкин через месяц вернулся с Канальских островов, он был потрясен. Дом блистал чистотой, а с кухни тянуло изысканными ароматами каких-то экзотических яств.

— С прибытием, Шеф! — вынырнул из лаборатории Сидорук. — Не оголодали с дороги? А то Матушка приготовила праздничный обед…

В особнячке Ивонючкина началась новая жизнь. Чистота и вкуснятина, как в санатории. Препирались разве что по пустякам.

— И как ты, Ромыч, сумел Майю воспроизвести? — благодушно вопрошал Ивонючкин.

— Какую Майю? — бормотал Сидорук. — Это моя Матушка.

— Конечно, Матушка. Только моя. Ее фигура. И пучочек… — вступал Петрович.

— Какой пучочек, Петрович? Это все иллюзия! Каждый видит то, что желает. А на деле — это ССОС — Самообучающийся Саморазвивающийся Собирательный Образ. А каждый из нас видит свое. Это чтобы видимость семьи единой создать.

Прав Петрович, любящий повторять, что не бывает безразмерного Счастья. К осени и дом словно потускнел, и запахи с кухни уже не те доноситься стали. И…

В тот вечер Ивонючкин только отворил дверь и шагнул в тепло передней, как получил ощутимый толчок в грудь.

— Ноги вытирай о коврик, грязнуля! — раздался в ушах визгливый голосок Майи. — Сколько грязи натащил за месяц — не счесть! Потом переоденешься, умоешься. И руки с мылом не забудь вымыть…

Ивонючкин торопливо зашаркал ножками о коврик.

— Ромыч… Ромыч… А Оно разговаривает…

— Ах, ты, грязнуля, еще и жаловаться вздумал! Ивонючкин ощутил весьма весомый шлепок пониже спины.

— Роман! Придумай что-нибудь! — взмолился Шеф, опрокидываясь на диван от очередного болезненного пинка. — Оно сживет меня со света! Я Майку знаю!

Сидорук и Петрович испуганно замерли, прислушиваясь. Им тоже доставалось. Тихонько препирались.

— Это все твоя Матушка. Видать, сварлива была…

— А твоя, небось, скалкой вас с папашкой лупила, не иначе…

— Разделительный контур! — хлопнул себя по лбу Сидорук. — Вот что нас спасет!

Всю ночь монтировал Ромыч в коридоре разделительный контур, запретив Ивонючкину и Петровичу шастать в туалет. Силы и терпение жильцов были на исходе. Обнаглевшая ССОСка заставляла Петровича мыть посуду, Ивонючкина драить пол, а Сидорука — варить щи и жарить котлеты. И бегать по магазинам, с авоськами.

Разделительный контур Сидорук опробовал на белых мышах: выпустив пару мышек, наблюдал, как бестолковые животные, снуя по коридору, быстро прибывают в числе.

Сидорук затаился, поджидая ССОСку, которая взяла за правило по утрам являться на кухню ревизовать его работу. Наконец она появилась и деловито направилась на кухню. Остановилась перед контуром.

Сердце Ромыча ухнуло куда-то вниз. Неужто догадается?

— Откуда мусор? Ивонючкин! Марш за метлой! ССОСка шагнула сквозь контур. Фигура ее на миг затуманилась, и вот уже две Матушки и Майя злобно уставились друг на друга.

— Ты что тут делаешь? Гадина! — раздались одновременно три визгливых возгласа. Мгновение они злобно пялились друг на друга, затем сцепились в яростной схватке.

Тут-то и полыхнуло… Впрочем, вызванные Ивонючкиным пожарные с огнем управились быстро.

— Впредь аппараты всякие без нашего ведома не смейте в сеть подключать! строго предупредил Ивонючкина брандмейстер, разглядывая обгоревшие останки ССОСки и Контура. — Штраф уплатите.

— Сам будешь штраф платить! — зашипел Ивонючкин, когда они остались с Сидоруком с глазу на глаз. — Терпение мое лопнуло!

— А может экономичнее будет, Шеф, если я вам такое терпение сотворю, которое никогда не лопнет? Со стопроцентной гарантией! А?

Металл в голосе

— У шефа сегодня металл с голосе… — уныло констатировал Сидорук.

— Вечно ему все не так! — поддержал дружка Петрович. — Грохочет как ржавая колымага.

И добавил мечтательно:

— А вот у Люси будто колокольчики серебряные, когда смеется. Тоже вроде металл, а приятно!

Роман уставился на приятеля.

— Интересно… А какой пробы…

— Какой пробы? Пробу ставить некуда…

Но Ромыч уже погрузился в свои думы.

Вскоре он зачастил в предбанник Ивонючкина. Петрович встревожился: «Рехнулся Ромыч! Неужто втюрился в хозяйскую секретутку? Ивонючкин ему голову оторвет!».

Однако Сидорук развеял его опасения, а первого апреля Роман явился к шефу по собственной инициативе. При галстуке и в сопровождении Петровича. Начал торжественно:

— Многоуважаемый Шеф! Вы меня нередко попрекаете, и не без причины. Но я ведь не ради корысти, то есть не только ради корысти… вкалываю на совесть… Вот и к праздничку сюрпризец сварганил… в свободное от основных занятий время. Разрешите его работу продемонстрировать? Можно? Петрович, давай!

Петрович выскочил в приемную, зажав в потной ладони книжку анекдотов. Сидорук споро установил на уголке хозяйского стола аппаратик, пощелкал тумблером. Отчетливо зазвучал басок Петровича.

— А вот еще случай был, Люся. Муж возвращается из командировки, а у жены любовник. Она его в холодильник спрятала. А муж голодный, шасть на кухню и холодильник открыл. А там мужик. «Ты кто?» — спрашивает. «Вася». — «А что тут делаешь?» — «Колбасу ем». — «Ну ладно». Ушел мужик. На другой день рассказал муж друзьям на работе об этом случае, а те хохочут. «Да это же любовник твоей жены был!» Осерчал муж, бегом домой, холодильник открывает, а там другой мужик. «Ты кто?» — «Федя». — «Вот что Федя, увидишь Васю, скажи, что встречу его — убью!» И серебристый Люсин смех.

Роман тотчас щелкнул тумблером. Смех оборвался, аппаратик заурчал, из отверстия поползла серебристая пленочка.

— Серебро! Высшего качества! — похвастал Сидорук. Между тем лента остановилась, и вновь послышался бас Петровича.

— А вот еще был случай…

И снова серебряные колокольчики, и снова поползла серебряная фольга…

— Кажется, Сидорук, что-то стоящее намечается, — процедил Ивонючкин. Оставь, я лично опробую. А с записи работает?

— Не… — потупился Роман. — Только с живого голоса…

— Вот видишь… Вечно у тебя недоработки! А через месяц разгневанный Ивонючкин распекал Сидорука:

— Бездарь! Испортил мне секретаршу! Хрипит, сипит… смеяться разучилась. Серебра всего сто граммов дала. Ищи другую, не меньше чем на килограмм металла!

Корень зла

— Клиент какой-то чудной пошел! — поделился Петрович своими наблюдениями с Романом. — Озирается всю дорогу. И на твой сарайчик все зыркает. Что за пакость у тебя там появилась? Я и сам не в своей тарелке…

Ромыч потупился виновато.

— Потерпи, Петрович, самую малость. Уже кончаю…

— То-то я чую, словно ветерок какой поганый от твоего загончика тянет! А ну, пошли, ревизию наведем!

Петрович легко приподнял Сидорука за шкирку и направился с ним во двор. Подошли к двери в лабораторию. Ромыч робко трепыхнулся:

— Не тут. Оно у южной стенки…

Завернув за угол, Петрович наконец узрел ромкиного выкормыша. Растение высотой метра полтора, с толстым стволом и мясистыми листьями странного синеватого оттенка. Листья, словно учуяв их появление, несмотря на отсутствие ветра, слабо зашевелились и потянулись к ним. Даже ствол чуточку наклонился в их сторону.

На физиономии Ромыча застыла дурацкая блаженная ухмылка.

— Что это? Тянет ко мне свои лопухи? Уж не людоедскую ли траву вырастил, Ромыч? Может пригодится…

— Травку… Фи! Это сам Корень Зла! Сколько пришлось повозиться! А теперь он растет, аккумулируя отрицательную энергию отовсюду. Его даже поливать не требуется. Ему все в пищу годится: злоба, зависть, ненависть, садизм, ложь, злословие, вороватость, даже ревность! И заметь, человеки вокруг становятся чище, совестливее. Я просто душой около него отдыхаю. Даже скамеечку соорудил…

— Право, у тебя, Сидорук, крыша поехала! — зашипел Петрович, срывая багор с пожарного стенда. — Утопист чертов, чтоб ты утоп! Клиентуру нам решил отшить, Хозяина покалечить… Твой вампир от Ивонючки одну кожицу оставит, высосет подчистую… По миру пойдем!

Отшвырнув Сидорука, он вдарил что было силы по ненавистному растению, которое направило свои листья-локаторы на него, пожирая горячую волну петровичевой злобы. Растение качнулось пару раз, пребольно хлестнув Петровича по руке, и, наконец, сломалось. Зло матерясь, Петрович изрубил роминого питомца на куски, свалил в неглубокую яму, облил бензином и с торжеством наблюдал, как оно корчится в огне. Корень, похожий на гигантскую репу шипел прямо-таки по-змеиному.

— У тебя еще где-нибудь эта мерзость растет? — ухватил Петрович за рукав потерянно шарашившегося вокруг Сидорука.

— Нет. Я хотел уничтожить Мировое Зло одним ударом.

А через несколько дней на ушибленной в битве с Корнем Зла руке Петровича вместо рыжих волосков поперли ярко-зеленые ростки. Электробритва их не брала, пришлось скоблить остро отточенным лезвием. И ждать, когда же придет зима со своими морозами…

Стальные нервы

На переменке пронесся слух, что учитель физики Пал Палыч куда-то уехал. Колька Александров и Женька Лебедев уже предвкушали нежданный, но законный отдых.

Однако едва прозвенел звонок, дверь в класс отворилась и на пороге возникла приземистая плотная фигура с классным журналом в одной руке и пузатым портфелем — в другой.

Прошествовав к столу, субъект аккуратно разложил на нем портфель и журнал и, повернувшись к доске, начертал на ней мелом: «Я ваш учитель физики Роберт Робертович Боткин».

— Неужто немой?! — возликовал Колька Александров, толкнув в бок Лебедева.

— А может, и слышит плохо?

Между тем Роберт Робертович уселся, раскрыл журнал и ровным голосом сообщил:

— А теперь проверим ваши знания. Александров, к доске…

Колька нехотя поднялся, перебирая в уме «уважительные причины». А Боткин продолжал:

— Алексеев, к доске. Африканова, к доске. Бабакин, к доске. Бубликова…

Через несколько минут класс, недоумевая, выстроился неровной шеренгой. Роберт Робертович отпил из бутылочки темного стекла, что извлек из своего необъятного портфеля, и сказал окрепшим голосом:

— Правильный ответ — один балл. Неправильный — ноль баллов. Александров, что такое…

Через двадцать минут все было кончено. Ученики вернулись на свои места, а в журнале появилась длинная колонка цифр. Мало кому удалось набрать три балла. А Коля с Женей вообще ограничились минимумом. Между тем Роберт Робертович четко изложил новый материал и со звонком удалился. На следующем уроке процедура повторилась. И на всех последующих…

Коля и Женя воспылали к Боткину лютой неприязнью и втихаря начали партизанскую войну. Сначала в ход пошли «мины»: на учительский стул подкладывались кнопки, в столешницу втыкались обломанные иголки.

Роберт спокойно усаживался на стул, возил по столу руками, не меняясь в лице и не вздрагивая. Женька вколотил в сиденье стула гвоздик. Снизу, чтоб выпирал не больше, чем на сантиметр. Не проняло. А в перерыве выяснилось, что гвоздь валяется на полу. Колька прокрался в учительскую, когда там никого не было, и прибил к полу черные боткинские галоши. И снова заряд не попал в цель: пострадал, сильно ушибшийся старенький учитель географии, которому принадлежали эти реликтовые предметы туалета.

— Подменим ему колбасу в бутерброде на старую подошву? — предложил Женя. Я видел, он их в портфеле каждый день носит!

Для этой цели друзья обменяли свое дефицитное место на «Камчатке» на первую парту. И улучив, момент, когда Роберт рисовал на доске формулы, совершили диверсию. Следили за Боткиным весь день, мечтая насладиться триумфом. А Роберт вышел во двор и, не разглядывая, кинул бутерброд псу школьного сторожа.

— Смотри-ка… — подивился Колька. — Ни гу-гу! Стальные нервы!

— Железные… Впрочем, железо должно ржаветь. Давай ему добавим для вкуса в черную бутылочку кислоты или щелочи из химкабинета?

— Заметано! Для каждой сволочи — немного щелочи… Ух, скривится, хлебнув!

Роберт не скривился, хлебнув «крепленого» напитка. Но на следующем уроке его подменял сам директор. Неужто проняло?

— А где же Роберт Робертович? — сладким голоском пропел Лебедев. — Неужто приболел? Мы его так полюбили… А можно его навестить? В какой он больнице?

— М…М…М… — промямлил директор. — Не думаю, что это удобно. Он… в ремонтной робототехнической. Что-то со звуковоспроизводящим устройством. Надеюсь, теперь ему не придется постоянную пить смазку. Он будет намного лучше видеть, слышать, быстрее реагировать. А еще обещали усилить контур требовательности. Так что не переживайте и не волнуйтесь. Ваш любимый учитель непременно к вам вернется и научит вас физике. И еще многому другому.


home | my bookshelf | | Торговцы солнцем |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу