Book: Королева Мечей



Майкл Муркок

Королева Мечей

Часть I,

в которой судьба посылает принцу Коруму дурное предзнаменование, он встречает поэта и собирается в путешествие

Глава 1

Какой улов выбросил из сетей бог моря

Вот уж летнее небо стало бледно-голубым над синевой моря, над золотистой зеленью лесов на материке, над поросшими травой склонами Горы Мойдель и белыми стенами замка, венчавшего ее вершину. А последний из расы вадхагов, принц Корум, принц в Алом Плаще, забыл обо всем на свете из-за любви к прекрасной мабденской женщине, маркграфине Ралине из Алломглиля.

В принце Коруме с первого взгляда можно было узнать вадхага. Хотя его правый глаз был закрыт повязкой, украшенной драгоценными камнями, левый его глаз, настоящий, был большой, миндалевидный, с желтым зрачком и красной радужкой. Узкий и длинный череп, острый подбородок, заостренные кончики ушей, плотно прижатых к черепу и лишенных мочек. Светлые волосы, столь воздушные, что с ними не могли сравниться даже самые легкие кудри мабденских девиц. Широкий рот с полными губами и розовая кожа, усыпанная золотыми веснушками. Его можно было бы назвать красивым, если бы не отсутствие правого глаза и не жесткие, горькие складки вокруг рта. И еще, конечно, странная, чужая рука, которая столь часто хваталась за эфес меча, что было сразу заметно, когда Корум откидывал свой алый плащ. На этой, левой руке у Корума было шесть пальцев. Сама она как будто была скрыта под украшенной драгоценными камнями латной перчаткой. Но это только казалось. На самом же деле она была покрыта чешуей, выглядевшей как драгоценные камни. Странной и жуткой была мысль о том, что именно эта рука сокрушила сердце самого Рыцаря Мечей – Лорда Ариоха, Повелителя Хаоса, и позволила вернуться к власти Лорду Аркину, Хранителю Закона.

При первом же взгляде на Корума сразу становилось ясно: это человек, одержимый жаждой мести. Он действительно поклялся отомстить за гибель всех своих родных и уничтожить графа Гландита-а-Крэ, вассала Короля Лайр-а-Брода из Каленвира, правившего восточными и южными землями континента, когда-то принадлежавшими вадхагам. Он поклялся служить Закону и бороться против Хаоса, которому поклонялись Лайр и его подданные. Он никогда не забывал о своей клятве; благодаря ей он превратился в мужчину, в рыцаря, она остудила юношеский пыл в его крови и оставила неизгладимый след в его душе. И еще ему не давала покоя мысль о дарованной его телу мощи – Руке Квилла и Глазе Ринна.

Маркграфиня Ралина была прелестной женщиной. Густые пряди черных волос обрамляли ее нежное лицо, на котором выделялись огромные глаза и алый чувственный рот. Ее тоже все время беспокоили думы о колдовских дарах покойного волшебника Шула, но она старалась выбросить из головы мысли о нем, как прежде отгоняла от себя воспоминания о своем покойном муже, маркграфе, погибшем во время кораблекрушения при попытке добраться до Ливм-ан-Эш, страны, которой он верно служил и которую сейчас поглощало море.

Смеялась она гораздо чаще Корума, и это служило ему утешением в его горестях. Он нередко вспоминал о тех давно минувших днях, когда он тоже мог беззаботно смеяться, и воспоминания о былой беззаботности вызывали у него порой ощущение горькой утраты. В памяти его всплывали и иные видения – его семья, его родные и близкие, лежащие поверженными у стен охваченного пламенем замка Эрорн, Гландит, размахивающий мечом, с лезвия которого стекает кровь вадхагов… Эти жуткие видения посещали его гораздо чаще, чем воспоминания о прежней мирной жизни. Они навеки поселились в его сознании, иногда заполняя его целиком, иногда отступая куда-то в темные уголки памяти, но никогда не оставляя его в покое. Лишь только его жажда мести начинала угасать, видения тут же напоминали о незаживающей душевной ране, и это чувство вновь охватывало Корума. Огонь, разъятая плоть, ужас… Варварские колесницы денледхисси, окованные бронзой и железом, украшенные грубыми изображениями из золота… Косматые малорослые лошадки и мощные бородатые воины в доспехах, снятых с поверженных вадхагов, их разверстые в победном кличе рты, а дальше, за ними, пылающие и рушащиеся башни замка Эрорн… Именно тогда Корум познал, что такое ненависть и ужас…

Жестокое лицо Гландита часто возникало в его памяти, заслоняя мертвые лица родителей и сестер, застывшие в предсмертной муке. И тогда он с криком просыпался среди ночи вне себя от ярости.

Лишь Ралина могла успокоить его, прижимая к себе и гладя его дрожащее от напряжения тело.

И все же в то лето выдавались дни, полные покоя, когда они медленно объезжали верхом окрестные леса, не опасаясь более лесных варваров-наездников. Их племена бежали еще в ту ночь, когда Гландит пытался штурмом взять замок. Они до смерти испугались корабля мертвецов, присланного волшебником Шулом и поднявшегося со дна моря под командой мертвого маркграфа, погибшего мужа Ралины.

Леса были полны жизни. Там бродили дикие животные, цвели яркие цветы, наполняя воздух густым ароматом. Эти мирные сцены способствовали тому, что раны в душе Корума понемногу заживали. Они были живым противопоставлением жестоким битвам, смерти и колдовству; они напоминали о том, что во вселенной есть и нечто другое – спокойствие и красота, что Великое Равновесие и Закон предлагают нечто большее, нежели просто порядок: они стремятся обеспечить гармонию во всех Пятнадцати Измерениях, чтобы все живое могло бы существовать во всем своем многообразии. И еще Закон обеспечивает такой мир, при котором все достоинства людей могли бы проявиться во всей полноте и расцвести пышным цветом.

Однако Корум никогда не забывал, что, пока Гландит и те, кому он служит, еще живы, Закону постоянно угрожает опасность, что Страх, это разлагающее душу чудовище, по-прежнему способен восторжествовать надо всеми достоинствами и добродетелями.

Однажды, когда они с Ралиной медленно ехали по лесу, Корум вдруг сказал, глядя куда-то вдаль невидящими глазами:

– Гландит должен погибнуть!

Ралина лишь кивнула в ответ, даже не спросив, почему он вдруг вспомнил об этом: она уже не раз в подобных же обстоятельствах слышала от него эти слова. Она лишь натянула поводья, остановив свою гнедую кобылу посреди поляны, покрытой цветущими люпинами и колокольчиками, спешилась и, подобрав расшитые парчовые юбки, грациозной походкой пошла по поляне, раздвигая цветы и высокую траву. Корум, сидя в седле, наблюдал за нею и наслаждался ее красотой. А она, прекрасно зная, что он на нее смотрит, продолжала идти к противоположному краю поляны. Здесь было очень тепло, особенно в тени деревьев – дуба, клена и ореха, на ветвях которых устроили свои гнезда многочисленные птицы и белки.

– О Корум, если бы мы могли жить здесь всегда! Мы бы построили здесь дом, разбили сад…

Он попробовал улыбнуться в ответ.

– Это невозможно. Ведь это только передышка. Шул был прав. Мы согласились вступить в борьбу, значит, должны быть готовы принять ее законы. Стало быть, наша судьба предопределена. Даже если бы я забыл свой обет ненависти, даже если бы я не поклялся служить Закону против Хаоса, Гландит все равно объявился бы здесь и нам непременно пришлось бы защищать наш мир. А Гландит очень силен, Ралина. Он может уничтожить эти прекрасные леса в одну ночь. Мне кажется, это даже доставит ему удовольствие, ведь он знает, как мы их любим.

Она опустилась на колени и вдохнула аромат цветов.

– Ну почему все так происходит? Неужели ненависть всегда будет рождать ненависть, а любовь оставаться беспомощной?

– Если Лорд Аркин прав, то так будет не всегда. Но тем, кто считает, что любовь должна быть сильной, следует быть готовыми отдать жизнь за то, чтобы она эту силу обрела.

Она резко подняла голову. В глазах ее была тревога.

Он лишь пожал плечами в ответ на ее безмолвный вопрос.

– Да, именно так он считает. И это правда.

Она медленно выпрямилась и пошла к лошади. Поставила ногу в стремя и села бочком в свое дамское седло. Корум сидел неподвижно, глядя на цветы и на траву, которая медленно распрямлялась там, где по ней ступали ноги Ралины.

– Это правда, – повторил он. Потом добавил, поворачивая коня назад: – Нам пора возвращаться, пока прилив не отрезал путь в замок.

Некоторое время спустя они выбрались из леса и направили лошадей вдоль берега. Синие волны моря набегали на белый песок. Впереди виднелась дамба, ведущая к скале, на которой стоял замок Мойдель, самый отдаленный и почти забытый форпост цивилизации, когда-то расцветшей на земле Ливм-ан-Эш. Когда-то замок окружали леса, покрывавшие всю страну Ливм-ан-Эш, но теперь над ними плескались волны моря.

В безоблачном небе с криками кружили морские птицы. То одна, то другая вдруг камнем падали вниз, чтобы схватить рыбу и унести ее в свое гнездо на острове Мойдель. Копыта лошадей стучали по прибрежному песку, иногда разбрызгивая набегавшие волны. Всадники приближались к дамбе, которую вскоре должен был закрыть прилив.

И вдруг внимание Корума привлекло какое-то движение далеко в море. Он наклонился вперед, вглядываясь вдаль.

– Что там? – спросила Ралина.

– Не знаю. Может быть, большая волна. Но ведь время штормов еще не пришло… Посмотри сама.

– Мне кажется, там над водой какой-то туман. Милях в двух отсюда. Трудно разобрать… – Она вдруг задохнулась от волнения. – Это волна!

К ним действительно приближалась огромная волна. Вода у берега забурлила.

– Такое впечатление, что это огромный корабль, который плывет с большой скоростью, – сказал Корум. – Что-то знакомое…

И он начал пристально вглядываться в приближающийся туман.

– Видишь что-нибудь? Там словно какая-то тень. Тень человека…

– Да, вижу. Огромная фигура! Может быть, это мираж? Игра света и тени?

– Нет, это не мираж, – сказал он. – Я такое уже видел. Это великан. Великан, который ловит рыбу. Это из-за него моя лодка перевернулась и утонула у берегов Колокраха!

– Бродячий Бог, – сказала она. – Я слыхала о нем. Его иногда называют еще Большой Рыбак. Легенды утверждают, что видеть его – дурное предзнаменование!

– Да, для меня оно полностью оправдалось, когда я встретился с ним в прошлый раз, – со смехом произнес Корум.

Теперь огромная волна была уже у самого берега. Кони попятились от воды.

– Он уже совсем близко. И туман идет за ним следом.

Действительно, туман двигался к берегу следом за гигантской волной по мере того, как Великан приближался к ним. Его уже можно было разглядеть. Он тяжело шел спиной вперед, согнувшись под тяжестью сети, которую тащил за собой.

– Что он хочет поймать? – прошептал Корум. – Кита? Морское чудовище?

– Все, что попадется, – ответила она. – Все, что есть в море или на его поверхности. – Она вздрогнула.

Дамбу уже полностью закрыли поднятые гигантом волны. Спешить к замку не имело смысла. Вода заставила их отступить дальше к лесу. Тяжелые валы все накатывались и накатывались на берег, разбиваясь о песок и гальку.

Туман достиг берега и окутал все вокруг. Стало холодно, хотя солнце по-прежнему сияло в небе. Корум завернулся в плащ. Теперь они явственно слышали тяжелые шаги Великана. Коруму вдруг показалось, что это бредет проклятое создание, обреченное всю вечность тащить сеть через моря и океаны мира, никогда не находя того, что оно ищет…

– Говорят, он хочет выловить свою душу, – прошептала Ралина. – Собственную душу.

Вот гигант распрямился и вытащил сеть из воды. Множество тварей билось в ней, некоторые им совершенно неведомые. Большой Рыбак тщательно обследовал свой улов, а затем вывернул сеть наизнанку, выпуская всех пойманных тварей обратно в море. Потом он опять забросил сеть и медленно побрел дальше, спиной вперед и согнув плечи, пытаясь выловить то, что, видимо, ему никогда не суждено было поймать.

Великан удалялся в открытое море, и туман вслед за ним уходил от берега. Море стало понемногу успокаиваться, затихать, а туман вскоре совсем растаял за горизонтом.

* * *

Жеребец Корума коротко заржал и ударил копытом в мокрый песок. Принц взглянул на Ралину. Ее глаза смотрели куда-то вдаль, на лице застыло напряженное выражение.

– Опасность уже миновала, – сказал он, желая подбодрить ее.

– Ее еще и не было, – ответила она. – Появление Бога Моря – лишь предупреждение об опасности.

– Это только ваши легенды так говорят…

Ее глаза вновь ожили.

– Разве тебе мало подтверждений того, что наши легенды говорят правду?

Он согласно кивнул и предложил:

– Поехали домой. Скоро море опять закроет дамбу.

Лошади охотно двинулись к замку, к безопасности. Когда они проезжали по дамбе, уровень воды уже начал снова подниматься. Тяжелые волны бились о дамбу с обеих сторон, дробясь о валуны, из которых она была сложена. Лошади внезапно сами перешли в галоп.

Наконец они достигли ворот замка, и огромные тяжелые створки разошлись, чтобы пропустить их внутрь. Воины Ралины встретили их с радостью, горя нетерпением поделиться своими впечатлениями о происшествии.

– Вы видели великана, маркграфиня? – спросил Белдан, юный слуга Ралины, сбегая по ступеням западной башни. – Я уж было подумал, что это один из союзников Гландита.

Лицо юноши, обычно оживленное, было сейчас довольно мрачным.

– Кто его отогнал?

– Никто, – ответила она, спрыгивая с лошади. – Это был Бродячий Бог. Он просто проходил мимо.

Белдан вздохнул с явным облегчением. Как и все остальные обитатели Замка Мойдель, он все время ожидал нового нападения. И был в этом совершенно прав: рано или поздно Гландит вновь появится под стенами замка, ведя с собой более сильных союзников, нежели воины из лесных племен, суеверные и легко впадающие в панику. До них уже дошли слухи о том, что граф Гландит после неудачного нападения на Замок Мойдель в ярости вернулся ко двору в Каленвире и просил Короля Лайра-а-Брода дать ему армию. В следующий раз он, вероятно, приведет с собой не только армию, но и флот, чтобы атаковать замок одновременно и с суши, и с моря. Такой штурм мог быть успешным, поскольку воинов в замке осталось совсем немного.

Когда они собрались на ужин в главном зале, солнце уже садилось. Корум, Ралина и Белдан сидели за столом. Корум гораздо чаще обращал свое внимание на кувшин с вином, нежели на пищу. Он был задумчив и печален, весь погружен в мрачные размышления. Своим настроением он заразил и остальных, и они даже не пытались завязать беседу.

Так прошло часа два, а Корум все пил вино. Потом Белдан вдруг поднял голову, прислушиваясь. Ралина тоже нахмурилась, услышав непривычный шум. Только Корум продолжал сидеть безучастно.

Сначала раздался резкий стук. Потом заговорили неясные голоса, и стук прекратился. Потом голоса затихли, а стук возобновился вновь.

Белдан поднялся:

– Пойду узнаю, в чем дело.

Ралина взглянула на Корума.

– Я пока побуду здесь…

Он сидел, низко опустив голову, и неотрывно смотрел на свою чашу, то трогая пальцем повязку, закрывавшую подаренный ему Глаз Ринна, то поднимая Руку Квилла, вытягивая все шесть пальцев, сгибая их и рассматривая, словно раздумывая над тем, чем может грозить это внезапное вторжение.

Ралина прислушалась. Во дворе раздался голос Белдана. Стук снова прекратился. Последовал неясный обмен вопросами и ответами. Потом опять тишина.

Вернулся Белдан.

– У ворот стоит гость, – сказал он маркграфине.

– Откуда он?

– Он говорит, что он путешественник, что попал в беду и просит приюта.

– Лжет?

– Не знаю.

Корум поднял голову:

– Чужестранец?

– Да, – ответил Белдан. – Может быть, шпион Гландита.

Корум с трудом поднялся на ноги:

– Пойду взгляну…

Он провел рукой по лицу и, глубоко вздохнув, пошел к выходу из зала. Ралина и Белдан последовали за ним.

Когда он подошел к воротам, стук возобновился.

– Кто ты? – спросил Корум. – Что привело тебя в Замок Мойдель?

– Меня зовут Джари-а-Конел, я путешественник. Я оказался здесь не по своей воле и был бы признателен, если бы мне предоставили пищу и ночлег.

– Ты из Ливм-ан-Эш? – спросила Ралина.

– Я отовсюду и ниоткуда. Я не принадлежу ни к одному народу и в то же время принадлежу к любому из них. Одно я могу сказать точно – я вам не враг. Я промок насквозь и промерз до костей.

– Как ты добрался до Мойделя, ведь дамбу залило приливом? – спросил Белдан. Повернувшись к Коруму, он добавил: – Я уже спрашивал его об этом, но он не ответил.

Скрытый воротами путешественник что-то пробормотал в ответ.

– Не слышу, – сказал Корум.

– Черт бы вас побрал! Об этом не очень-то приятно вспоминать! Я попал в сеть! Я был частью улова! Именно эта сеть притащила меня сюда! А потом меня выбросили в воду за ненадобностью, и я вплавь добрался до вашего проклятого замка, взобрался на вашу проклятую скалу и теперь стучусь в ваши проклятые ворота, а мне отвечают какие-то проклятые идиоты! Вы что, тут, в Мойделе, о милосердии и понятия не имеете?!

Все трое посмотрели друг на друга в изумлении. Теперь они были убеждены в том, что чужестранец не имеет ничего общего с Гландитом.



Ралина подала знак воинам, и те отворили тяжелые ворота. В образовавшемся между створками просвете появилсь тощая фигура в перепачканной мокрой одежде неизвестного здесь покроя. На спине чужестранца был мешок, а на голове шляпа, широкие поля которой, насквозь пропитанные водой, висели до плеч. Его длинные волосы были тоже совсем мокрые. Он был относительно молод, довольно красив и, несмотря на потрепанный и промокший вид, в его умных глазах читалась даже некоторая надменность. Он поклонился Ралине.

– Джари-а-Конел к вашим услугам, сударыня.

– Как это тебе удалось сохранить шляпу на голове, если тебя тащили в сети по морю? – спросил Белдан. – Да и мешок тоже?

Джари-а-Конел подмигнул в ответ:

– Я никогда не расстаюсь со шляпой и редко – со своим мешком. Путешественник вроде меня должен держаться за свои пожитки, что бы ни произошло.

– А ты именно путешественник? – спросил Корум. – И никто более?

Джари-а-Конел выказал некоторые признаки нетерпения.

– Ваше гостеприимство напоминает тот прием, который мне оказали некоторое время назад в одном месте. Оно зовется Каленвир…

– Так ты прибыл из Каленвира?!

– Я однажды посещал Каленвир. Однако, как я вижу, вас не смущает сравнение с Каленвиром, даже если оно не в вашу пользу…

– Прошу прощения, – сказала Ралина. – Пойдемте. Еда на столе. Я скажу слугам, чтобы вам принесли сухую одежду. И полотенца.

Они вернулись в зал. Войдя, Джари-а-Конел огляделся по сторонам.

– А у вас здесь очень мило, – заметил он.

Они сели к столу, а Джари, отойдя в угол, стал деловито стаскивать с себя мокрую одежду. Раздевшись донага, он почесал нос и стал растираться полотенцем, которое принес слуга. Но от сухой одежды отказался и вместо того, чтобы переодеться, завернулся в очередное полотенце, подсел к столу и жадно набросился на еду и питье.

– Я надену свою одежду, когда она высохнет, – заявил он. – У меня такая глупая привычка – терпеть не могу чужой одежды. Смотрите, хорошенько высушите шляпу. Поля должны быть загнуты, вот так.

Отдав слугам все эти распоряжения, он повернулся к Коруму, широко улыбаясь.

– И каким же именем, мой друг, я должен вас называть на этом отрезке пространства и времени?

Корум нахмурился.

– Боюсь, я не совсем понимаю…

– Я спрашиваю, как вас зовут, вот и все. Ведь имя человека постоянно меняется, и ваше, и мое. Разница только в том, что вы иной раз этого не знаете, а я знаю. Или, наоборот, вы знаете, а я – нет. Кроме того, иногда бывает так, что мы становимся одним и тем же существом или, лучше сказать, земными проявлениями одного и того же существа.

Корум покачал головой. Этот человек был явно не в своем уме.

– Например, – продолжал Джари, стремительно поглощая то, что горой возвышалось на его тарелке, – в разные времена меня звали Тимерасом и Шаленаком. Иногда я – Герой, но чаще просто спутник Героя.

– В ваших словах мало смысла, сударь, – сказала Ралина тихо. – Мне кажется, принц Корум вас не понимает. Да и мы тоже.

Джари улыбнулся.

– Понятно. Значит, я попал в такое время, когда Герой знает только о нынешнем своем воплощении. Что ж, это даже к лучшему. Ибо порой весьма неприятно помнить обо всех своих ипостасях, особенно если они вдруг совпадают и накладываются одна на другую. Я узнаю в принце Коруме старого друга, а он меня не узнает. Но это не имеет значения.

Он покончил, наконец, с едой, поправил полотенце на бедрах и откинулся на спинку стула.

– Так, значит, вы предложили нам загадку, а ответа на нее не даете, – сказал Белдан.

– Что ж, я объясню, – ответил Джари. – Я вовсе не собираюсь над вами смеяться. Я не обычный путешественник. Видимо, это мое предназначение – путешествовать по времени и по всем Измерениям. Я не помню, когда я родился, и не жду пока смерти – в принятом значении этого слова. Меня иногда зовут Тимерас. А если вы хотите знать, откуда я родом, то, полагаю, из Танелорна.

– Но Танелорн – это миф! – сказал Белдан.

– Любое место может считаться мифом в другом месте. Но Танелорн гораздо более реален, чем многие другие места. Его вполне можно найти, если хорошенько искать. Причем начинать можно из любого места во Вселенной.

– А чем вы занимаетесь? – спросил Корум.

– Ну, в свое время я писал стихи и пьесы, но основное мое занятие, можно сказать, – это дружба с Героями. Я сопровождал – конечно, под разными именами и в разном обличье – Ракхира, Красного Лучника в его путешествии в Зерлерен, где корабли Великого Лодочника плавают по небу, как ваши корабли плавают по морю. Вместе с Элриком из Мелнибона я посетил Двор Мертвого Бога, а с Аскиолем из Помпеи я путешествовал по окраинам Вселенной, где пространство измеряется не милями, но галактиками. С Хокмуном из Кельна я плавал в Лондру, где люди носят украшенные драгоценными камнями маски, выполненные в виде звериных морд. Я видел и прошлое, и будущее. Я посетил многие планетные системы и убедился в том, что времени не существует, а пространство – не более, чем иллюзия.

– А боги? – спросил Корум.

– Думаю, мы сами создаем их. Но я не до конца в этом уверен. Если примитивные расы изобретают себе богов, чтобы объяснить происхождение грома, то более развитые народы создают более сложных богов, чтобы объяснить те абстрактные понятия, которые сами пока осмыслить не в состоянии. Ведь частенько говорят, что боги не могут существовать без людей, а люди – без богов.

– И все же боги, кажется, могут влиять на наши судьбы, – сказал Корум.

– А мы – на их судьбы, не так ли?

Белдан тихо сказал Коруму:

– Твоя собственная судьба тоже подтверждает это, принц.

– Значит, вы можете по своему желанию перемещаться по всем Пятнадцати Измерениям, – сказал Корум. – Некоторые вадхаги когда-то тоже это умели…

Джари улыбнулся.

– По своему желанию я не могу переместиться никуда. Или, лучше сказать, я могу попасть только в некоторые места. Например, иногда я могу возвратиться в Танелорн, если очень захочу. Но обычно я меняю свой облик и местонахождение без всякой видимой причины. И мне приходится выполнять одну и ту же роль, где бы я ни оказался, – быть спутником и другом Героя. Именно поэтому я сразу узнал тебя, Корум, и понял, кто ты такой – Вечный Герой, Вечный Защитник. Я встречался со многими Героями в разных формах и разных проявлениях; но они не всегда узнавали меня. Вероятно, порой, особенно когда у меня случались провалы памяти, я тоже не всегда их сразу узнавал.

– Но ты никогда сам не был Героем?

– Многие находили в моем поведении нечто героическое.

Вероятно, я действительно иногда был в какой-то степени Героем. Но повторяю еще раз: моя судьба – быть как бы частью другого человека, истинного Героя, или даже нескольких Героев, у которых всегда примерно одна и та же функция. Материя, из которой созданы наши индивидуальности, наши личности, разносится, словно по капризу ветров, по всей Вселенной. Я даже однажды слышал такую теорию, что все смертные – это лишь проявления, различные ипостаси одной, единой космической личности. Некоторые считают, что даже боги тоже являются ее проявлениями. И что все Измерения, в которых мы существуем, все столетия, что уже прошли или еще придут, все изменения пространства – все это лишь воплощение идей одного космического разума, как бы осколки его личности. Такие теории могут завести очень далеко, но не привести никуда. Однако они никак не влияют на наше понимание стоящих перед нами проблем.

– Что ж, я готов согласиться с этим, – задумчиво произнес Корум. – А теперь не мог бы ты все же объяснить более подробно, как ты оказался в Мойделе?

– Я, конечно, постараюсь объяснить, друг Корум. Случилось так, что я оказался в одном весьма мрачном месте – в Каленвире. Как я попал туда, я уже не очень хорошо помню. Но к этому я уже привык. Этот Каленвир – сплошной мрачный гранит – мне совершенно не понравился. Я пробыл там всего несколько часов и сразу же вызвал у местных жителей самые разнообразные подозрения. Чтобы удрать, мне пришлось сперва полазить по крышам, затем украсть колесницу, а потом позаимствовать чью-то лодку, стоявшую у речного причала, и на ней спуститься к морю. Я решил, что возвращаться на берег будет небезопасно, и поэтому просто поплыл вдоль побережья. Вдруг вокруг меня сгустился туман, море забурлило, как будто поднялся шторм. В мгновение ока я вместе с лодкой оказался в огромной сети – в пестрой мешанине рыб, морских чудищ, людей и иных созданий, которые трудно описать. Мне удалось вцепиться в канаты, из которых сплетена была эта гигантская сеть. И всех нас куда-то с огромной скоростью потащило… Как я не задохнулся – до сих пор не пойму. А потом сеть вдруг подняли и нас всех вытряхнули обратно в море. Мои товарищи по несчастью тут же расплылись кто куда, и я остался в воде один. Потом я увидел вдалеке скалу и ваш замок и поплыл туда. Мне попался обломок плавника, который и помог мне добраться до вас…

– Каленвир! – произнес Белдан. – А когда вы там были, вы случайно не слышали о человеке по имени Гландит-а-Крэ?

– Однажды в таверне я слышал, как упоминали имя графа Гландита, – ответил Джари хмуро. – Причем упоминали с явным восхищением. Насколько я мог судить, он там у них известный и славный воитель. Весь город вроде бы готовился к войне, но я так и не понял, за что и против кого. Мне показалось, что они с ужасной ненавистью говорят о стране Ливм-ан-Эш. И еще – они ожидают прибытия союзников из-за моря.

– Союзников? – переспросил Корум. – Может быть, с нхадрагских островов?

– Нет. Мне кажется, они говорили о Бро-ан-Мабден.

– С Западного континента! – выдохнула Ралина. – Я и не подозревала, что там тоже обитают мабдены! Но что заставило их пойти войной на Ливм-ан-Эш?

– Вероятно, те же чувства, что руководили ими, когда они уничтожали моих соплеменников, – предположил Корум. – Зависть. И ненависть к миру. Твой народ, как ты сама мне рассказывала, воспринял многие обычаи и традиции вадхагов. Этого было вполне достаточно, чтобы навлечь на себя ненависть Гландита и ему подобных.

– Да, правда, – ответила Ралина. – Но тогда, значит, не одни мы находимся в опасности. Ливм-ан-Эш ни с кем не воевала уже лет сто, даже больше. Они совершенно не готовы к такому вторжению.

Тут слуга внес одежду Джари. Она была высушена и вычищена. Джари поблагодарил его и стал одеваться так же деловито и беззастенчиво, как и раздевался. Его рубашка была из ярко-синего шелка, а широкие штаны – такого же алого цвета, как плащ Корума. Вокруг талии он затянул широкий желтый пояс, а затем надел перевязь, на которой болталась сабля в ножнах и длинный кинжал. Натянул мягкие сапоги с голенищами до колен, а на шею повязал шарф. Свой темно-синий плащ он положил рядом вместе со шляпой, поля которой заломил по своему вкусу, и дорожным мешком. Теперь он выглядел вполне удовлетворенным.

– Вам, наверное, лучше сразу рассказать мне все, что вы считаете необходимым, – заявил он. – Тогда я, вероятно, смогу вам помочь. Я многое узнал в своих путешествиях, хотя большая часть этих знаний здесь совершенно бесполезна…

Корум рассказал ему о Повелителях Мечей и о Пятнадцати Измерениях, о борьбе Закона и Хаоса и о попытках восстановить нарушенное Космическое Равновесие. Джари-а-Конел внимательно слушал его. Похоже, многое из того, о чем говорил Корум, было ему давно известно.

Когда Корум закончил свои разъяснения, Джари сказал:

– Ясно, что любая попытка связаться с Лордом Аркином и просить его о помощи в данное время ничего не даст. Законы, установленные Ариохом, все еще действуют в ваших Пяти Измерениях. Их надо уничтожить, прежде чем Аркин и хранимый им Закон обретут реальную силу и власть. Это извечный удел смертных – участвовать в борьбе, которую ведут между собой боги. Ясно, что война между королем Лайр-а-Бродом и страной Ливм-ан-Эш – это отражение и продолжение войны между Законом и Хаосом, которая идет в других Измерениях. Если те, кто служит Хаосу, победят, то есть если победит армия Лайр-а-Брода, тогда Лорд Аркин утратит власть и Хаос вновь восторжествует. Ариох не самый могучий из Повелителей Мечей; королева Зиомбарг обладает значительно большей властью в тех Измерениях, где она правит, а король Мабелод еще более могуществен. По моему мнению, вы еще далеко не полностью испытали здесь настоящее проявление власти Хаоса.

– Так. Весьма утешительные известия, – мрачно заметил Корум.

– Все же лучше смотреть правде в глаза, – заметила Ралина.

– А могут другие Повелители Мечей послать помощь королю Лайру? – задал вопрос Корум.

– Не напрямую. Но в их распоряжении имеется множество способов сделать это через своих посланников и агентов. Вы бы, наверное, хотели выяснить, что Лайр замышляет?

– Конечно, – сказал Корум. – Но как?

Джари улыбнулся.

– Мне кажется, вы вскоре убедитесь, насколько полезно иметь такого союзника, как я.

Он повернулся к своему дорожному мешку и развязал его.

Из мешка он, ко всеобщему изумлению, извлек некое животное, которому совершенно не повредило пребывание в воде, да и в мешке тоже. Животное открыло большие глаза и замурлыкало.

Это был кот. То есть не совсем кот, но очень похожий на кота зверек, только с крыльями, сейчас сложенными на спине. Он был весь черный, только на груди, на носу, на кончиках лап и крыльев просвечивали белые пятнышки. Кот выглядел вполне дружелюбно. Джари дал ему поесть со своей тарелки. Кот встряхнул крыльями и принялся жадно есть.

Ралина послала за молоком, и когда кот насытился, то уселся рядом с Джари и принялся умываться – сперва мордочку и лапы, потом крылья.

– Никогда не видел ничего подобного! – пробормотал Белдан.

– И мне ни в одном из моих путешествий никогда больше не попадались такие крылатые коты, – сказал Джари. – Это на редкость дружелюбное существо. Он очень часто мне помогает. Иногда, правда, наши с ним пути расходятся, и мы не встречаемся столетиями, но потом подолгу бываем вместе, и кот прекрасно меня помнит. Я зову его Усач. Не самое оригинальное имя, конечно, но ему, кажется, нравится. Думаю, он сможет нам помочь.

– Каким образом? – спросил Корум, глядя на крылатого кота.

– Очень просто. Он может слетать ко двору короля Лайра и выведать все, что они там затевают. А потом вернется и все нам расскажет!

– Он разве и говорить может?

– Разговаривает он только со мной. Да это и нельзя назвать разговором. Так что, пошлем его?

Корум, совершенно ошеломленный, ответил, через силу улыбаясь:

– А почему бы и не послать?

– Тогда я, с вашего разрешения, поднимусь на башню и дам ему соответствующие инструкции.

В молчании все трое смотрели, как Джари надел шляпу, взял кота на руки, поклонился им и пошел к лестнице, ведущей наверх.

– Все это как во сне, – сказал Белдан, когда Джари ушел.

– Вот именно, – подтвердил Корум. – Во сне, который только начинается. Будем надеяться, что увидим его конец…

Глава 2

Сборище в Каленвире

Крылатый кот стремительно летел на восток сквозь ночь.

И вскоре впереди показались мрачные очертания Каленвира.

Дым от тысяч коптящих факелов поднимался над Каленвиром и застилал все небо, закрывая даже свет луны. Огромные угловатые блоки темного гранита, из которых были сложены здесь все дома и замки, острыми углами выступали из мрака ночи. Округлые формы здесь не встречались вообще. А над всем городом высилась чудовищная мрачная громада – королевский замок Лайр-а-Брода. Вокруг его черных стен и башен то там, то здесь мелькали странные цветные огоньки. По временам раздавался гул, скорее похожий на гром, хотя небо было безоблачно.

К черному замку короля и направил свой полет крылатый разведчик. Он сел на крыше одной из неуклюжих, угловатых башен и сложил крылья. Некоторое время он осматривался, поводя желтыми глазищами то вправо, то влево, словно раздумывая, каким путем проникнуть внутрь.

Шерстка на загривке кота поднялась дыбом, длинные усы, за которые он получил свою кличку, подергивались, хвост был поднят трубой. Кот чувствовал присутствие в замке не только колдовских сверхъестественных сил и существ, но и некоего ненавистного создания, которое вызывало у него особое отвращение. Он начал медленно и очень осторожно спускаться по стене башни, пока не достиг маленького окна, забранного решеткой. Протиснувшись сквозь ее прутья, он оказался в темной комнате круглой формы. За приоткрытой дверью виднелись ступени винтовой лестницы, ведущей в нижние помещения башни. Все так же медленно и осторожно кот проследовал вниз. Угловатая архитектура башни давала массу возможностей не выходить из тени. Весь Каленвир был полон таких теней.

Наконец кот увидел впереди яркий свет. Он остановился, внимательно оглядываясь вокруг. Горящие факелы озаряли длинный узкий коридор, в противоположном конце которого слышались громкие голоса, бряцание оружия и звон кубков. Кот расправил крылья и бесшумно взлетел к погруженным в глубокую тень потолочным балкам обширного зала. На одной из них, черной от застарелой копоти, он и пристроился. Отсюда было прекрасно видно все, что происходило внизу, где собралось множество мабденов. Кот уселся поудобнее и замер, наблюдая за этим сборищем.



* * *

В центре главного зала замка Каленвир было устроено возвышение, вырубленное из цельного куска грубо отесанного обсидиана. На возвышении стоял трон из монолитного гранита, украшенный кристаллами кварца. Каменотесы, делавшие этот трон, явно пытались придать его подлокотникам облик химер, но работа была чрезвычайно грубая и к тому же незавершенная. Тем не менее даже в таком виде эти фигуры являли собой достаточно жуткое зрелище.

На троне разместились трое. На каждом его подлокотнике сидела обнаженная девица. Тела девиц были щедро украшены непристойными татуировками. В руках у них были кувшины с вином, из которых они все время подливали в кубок, что держал в руке человек, сидевший на самом троне. Человек этот был поистине огромен, значительно выше любого обычного мужчины. На голове его мрачно посверкивала кованая железная корона, надетая поверх гривы длинных спутанных волос, концы которых были заплетены в косички. Когда-то волосы, видимо, были цвета спелой соломы, но теперь в них клочьями торчала седина, которую их хозяин безуспешно пытался скрыть с помощью краски. Борода его тоже была соломенного цвета с сильной проседью. Лицо изможденное, кожа серая, вся в красных прожилках лопнувших сосудов. Глубоко посаженные глаза были красны и источали ненависть, хитрость и подозрительность. Он был одет с головы до ног в богатые одежды явно вадхагского происхождения. Но их золотое шитье давно потускнело, а сама парча засалилась и покрылась множеством пятен от пролитого вина и соуса. На плечи короля был накинут грязный плащ из волчьей шкуры, изделие мабденов из восточных земель, которыми этот человек правил. Пальцы его были унизаны кольцами и перстнями, содранными с убитых вадхагов и нхадрагов. Левая рука покоилась на эфесе огромного старого железного меча. Другая сжимала бронзовый кубок, украшенный алмазами, из которого на его одежду то и дело проливалось густое вино. Вокруг трона спиной к своему властелину стояла стража. Каждый из воинов был столь же высок или даже выше, чем человек на троне. Стражники стояли плечом к плечу и не шевелясь, а лезвия их обнаженных мечей опирались о верхнюю кромку огромных овальных щитов, сделанных из кожи и железа и окованных бронзой. Бронзовые шлемы почти полностью закрывали лица воинов, а из-под шлемов выбивались густые длинные волосы и бороды. В их глазах, казалось, застыла вечная неукротимая ярость. Они напряженно смотрели куда-то в пространство. То была знаменитая Черная Стража – их еще называли Мрачными Стражниками, – воины, абсолютно и безусловно преданные сидевшему на троне человеку.

Король Лайр-а-Брод поднял свою массивную, тяжелую голову и осмотрел зал.

Зал был заполнен воинами.

Единственными женщинами здесь были две обнаженные прислужницы, что наливали ему вино. Их волосы и тела были грязны, сами они все в царапинах и кровоподтеках. Двигались они словно мертвые тени, привычно прижав к бедру тяжелые, полные вина кувшины, с трудом пробираясь между огромными грубыми воинами-мабденами в варварском боевом облачении.

От людей этих воняло потом и пролитой ими кровью. Их кожаная одежда скрипела при каждом движении, а кольчуги и броня звенели и бряцали всякий раз, когда они поднимали кубки с вином.

Торжественный обед уже закончился, скамьи и столы были убраны, и все воины – кроме тех, кто под влиянием винных паров давно уже спал где-нибудь в углу – стояли перед троном, глядя на своего короля и ожидая, что он скажет.

В отблесках пламени, плящущего в огромных, подвешенных к потолочным балкам светильниках, гигантские тени метались по полу и по стенам зала, а глаза мабденов вспыхивали красным, словно звериные.

Каждый воин в этом зале был начальником и командиром других воинов. Здесь была вся знать королевства Лайр-а-Брода, прибывшая, чтобы принять участие в общем собрании. Некоторые, одетые иначе, чем большинство присутствующих, и явно предпочитающие кожу и меха награбленным у вадхагов и нхадрагов парчовым одеждам, прибыли из-за моря. То были посланцы земли Бро-ан-Мабден, гористого края, лежащего к северо-востоку от Каленвира; там зародилась когда-то раса мабденов.

Король Лайр-а-Брод положил руки на подлокотники трона и, опершись на них, медленно поднялся. И тут же пять сотен рук подняли вверх кубки:

– Да здравствует Лайр, властитель нашей земли!

Он механически пробормотал в ответ:

– Земля – это Лайр…

Он оглядел зал странным взглядом. Глаза его на секунду задержались на одной из обнаженных девиц. Он смотрел на нее, как будто не узнавая.

Из ряда воинов выступил один – дородный, крупный мужчина с какими-то водянисто-серыми, нездоровыми глазами и красным, лоснящимся лицом. На этом лице выделялся жестокий рот, верхняя губа которого едва прикрывала длинные желтые клыки. Он встал прямо напротив короля по другую сторону от воинов Черной Стражи. На нем был высокий, украшенный крыльями ворона железный шлем, с плеч свисал плащ из медвежьей шкуры. Его осанка и выражение лица были властными и даже, пожалуй, более величественными, чем у самого короля, который сейчас смотрел на него сверху вниз.

Король чуть шевельнул губами:

– Говори, Гландит-а-Крэ.

– Да, мой король, я – Гландит, повелитель земель Крэ, – ответил воин. – Капитан денледхисси, что очистили твои владения от вадхагской нечисти и тех, кто вступил в союз с проклятыми колдунами. Я тот, кто помог завоевать и острова нхадрагов. Я – Брат Пса и Сын Рогатого Медведя, я – верный слуга Повелителя Хаоса!

Король кивнул.

– Я помню тебя, Гландит. Ты – верный меч.

Гландит поклонился.

Некоторое время все молчали.

Потом король повторил:

– Говори же.

– Есть один шефанхау, который сумел избежать твоего правосудия, мой король. Это последний, единственный вадхаг, которому удалось уцелеть, остаться в живых. – Гландит дернул за шнурок, скреплявший ворот его камзола, торчавший из-под стального нагрудника, и сунул руку за пазуху. Оттуда он извлек два предмета, висевшие у него на шее на шнурке: высохшую, мумифицировавшуюся кисть руки и маленький кожаный мешочек. Он протянул их королю.

– Вот рука, которую я отрубил у этого вадхага. А здесь, в мешочке, его глаз. Сам он нашел прибежище в замке, который стоит у самых западных берегов твоих владений, – в замке Мойдель. Владеет этим замком женщина из мабденов. Это маркграфиня Ралина-ан-Алломглиль, которая служит стране предателей – Ливм – ан-Эш, стране, которую ты теперь хочешь предать огню и мечу, поскольку ее король отказывается служить нашему делу и нашим целям.

– Ты все это мне уже рассказывал, – заявил король Лайр. – И еще о гнусном колдовстве ты рассказывал, которым они воспользовались, чтобы отбить твою атаку, когда ты пошел на штурм замка… Продолжай.

– Я хочу вновь пойти войной на замок Мойдель, поскольку, как я слышал, этот шефанхау Корум и предательница Ралина вновь вернулись туда, считая, что там они будут для тебя недосягаемы.

– Все мои армии пойдут на запад, – ответил ему Лайр. – Все наши силы будут брошены на уничтожение Ливм-ан-Эш. Замок Мойдель мы возьмем с налету.

– Я прошу милости, мой король. Я прошу послать меня на штурм именно этого замка.

– Ты один из наших лучших воинов и капитанов, граф Гландит, и мы хотим использовать тебя и твое войско в генеральном сражении.

– Но пока Корум жив и владеет колдовскими чарами, существует страшная угроза нашему делу. Я говорю истину, о великий король! Это могучий противник, может быть, более мощный, чем вся страна Ливм-ан-Эш. Потребуется очень много сил, чтобы покончить с ним.

– С одним искалеченным шефанхау? Это еще почему?

– Он вступил в союз с Хранителями Закона. У меня есть тому доказательства. Один из моих лакеев-нхадрагов обладает вторым зрением. Он может видеть недоступное.

– Где этот нхадраг?

– Ждет снаружи. Я бы никогда не позволил себе привести сюда эту тварь без разрешения моего короля.

– Пусть его приведут.

Все воины в зале обернулись ко входу. Их лица выражали отвращение и любопытство одновременно. Только Черная Стража продолжала безучастно смотреть в пространство. Король Лайр вновь уселся на трон и взмахнул кубком, требуя еще вина.

Двери отворились, и на пороге возникла темная фигура. Хотя ее очертания напоминали человека, это был не человек. Как только он двинулся вперед, воины отодвинулись к стенам, освобождая проход.

У создания было темное, плоское лицо, волосы спадали на лоб, закрывая глаза. Оно было одето в куртку и штаны из тюленьей кожи. Оно все время нервно и заискивающе кланялось направо и налево, продвигаясь к тому месту, где стоял Гландит.

Губы короля скривились в гримасе отвращения. Он махнул Гландиту рукой:

– Пусть быстро говорит и немедленно убирается прочь!

Гландит схватил нхадрага за жесткие волосы:

– Ну-ка, ты, тварь, расскажи моему королю, что ты видел своим вторым зрением, выродок!

Нхадраг открыл рот и весь передернулся.

– Говори! Быстро!

– Я… Я видел другие Измерения, не это…

– Ты видел Иффарн, Ад? – в ужасе спросил король Лайр.

– Другие Измерения… – Глаза нхадрага забегали по залу. – Ага, я видел и Иффарн… Я видел там божество, которое невозможно описать… Но я с ним говорил… Немного… Оно сказало, что Лорд Ариох, Повелитель Хаоса…

– Он имеет в виду Повелителя Мечей, – объяснил Гландит. – Лорда Арага, Великого Древнего Бога.

– Божество сказало, что Ариоха – то есть Арага – убил Корум Джаэлен Ирсей, вадхаг… И теперь Лорд Аркин, Хранитель Закона, вновь повелевает этими Пятью Измерениями… – Голос нхадрага оборвался.

– Рассказывай дальше! – яростно рявкнул Гландит, дергая нхадрага за волосы. – Рассказывай то, что касается нас, мабденов!

– Божество сказало мне, что теперь, когда Лорд Аркин вернулся, он попытается полностью восстановить свою власть над этим миром. Но ему нужны смертные, которые служили бы его целям. И из этих смертных самый главный и важный – Корум. И еще, что весь народ страны Ливм-ан-Эш, конечно, будет служить Аркину… Потому что они… уже давно… переняли обычаи шефанхау…

– Значит, все наши подозрения оправдались, – произнес король Лайр с торжеством. – Хорошо, что мы уже начали готовиться к войне против Ливм-ан-Эш! Мы пойдем с мечом на этих выродков, что имеют наглость называть себя сторонниками Закона!

– Но ты должен признать, что именно мне надлежит уничтожить Корума, – сказал Гландит.

Король нахмурился. Потом поднял голову и взглянул ему прямо в глаза.

– Да! – Он махнул рукой. – Уберите этого вонючего шефанхау! Настало время призвать Пса и Медведя!

* * *

Сидя на потолочной балке высоко над залом, кот почувствовал, что шерсть его опять встала дыбом. Ему очень хотелось покинуть замок, но он заставил себя остаться. Он выполнял приказ Джари-а-Конела, а тот велел ему выяснить все, что происходит в Каленвире.

Воины уже столпились вдоль стен, полностью освободив центр зала. Женщин выслали вон. Лайр слез с трона.

Наступила полная тишина.

По-прежнему стоя на возвышении, окруженный Черной Стражей, Лайр хлопнул в ладоши.

Двери растворились, и в зал втащили огромную клетку с пленниками. Среди них были маленькие дети, женщины и несколько мужчин, типичных крестьян. Они растерянно озирались, не понимая, куда они попали и что с ними собираются делать. Огромную клетку, поставленную на колеса, выволокли на середину зала. Дети плакали. Взрослые пленники не делали никаких попыток их успокоить. Они лишь цеплялись руками за толстые железные прутья клетки и с безнадежностью смотрели на своих мучителей.

– Ага! – воскликнул Лайр. – Вот и угощение для Пса и Медведя! Отличное угощение! Вкусное!

Король явно наслаждался ужасом, который испытывали пленники. Он сделал шаг вперед – и то же самое проделала Черная Стража. Он облизал губы и изучающе осмотрел пленников.

– Пусть их зажарят! – приказал он. – И пусть запах их жареного мяса достигнет границ Иффарна, пробудит аппетит Богов и приведет их сюда!

Одна из женщин в клетке жалобно вскрикнула и потеряла сознание. Двое юношей склонили головы и зарыдали. Дети непонимающе смотрели сквозь прутья клетки, перепуганные уже тем, что они сюда попали, не понимая, что им уготовано.

Сквозь кольца в верхней части клетки пропустили толстые веревки, которые затем перекинули через одну из балок, и клетку подняли вверх, к потолку.

Крылатый кот передвинулся по балке ближе к стене и продолжал наблюдение.

Затем в зал втащили огромную жаровню, которую установили прямо под клеткой с пленниками. Глаза воинов вспыхнули в предвкушении жестокого зрелища. Жаровня была наполнена раскаленными угольями.

В зал вошли слуги с кувшинами масла и стали лить его на раскаленные уголья. Огромные языки пламени взлетели вверх, объяв и поглотив страшную клетку. Из нее раздались жуткие, леденящие кровь вопли заживо зажариваемых людей.

Король Лайр-а-Брод расхохотался.

Ему вторил хохот графа Гландита-а-Крэ.

И вся мабденская знать, собравшаяся в зале, тоже начала хохотать.

Крики и вопли вскоре утихли. Слышен был лишь рев пламени в жаровне. Воздух наполнился запахом горелой человеческой плоти.

Смех тоже стих. Воины в напряженном молчании ждали, что будет дальше.

И откуда-то издалека, из-за стен замка, из-за города, из бесконечности мрака раздался жуткий вой.

Кот передвинулся по балке еще дальше в тень, поближе к дверям, через которые он проник в этот зал.

Вой приближался и становился все громче. Огонь в жаровне между тем угас, словно под воздействием этого жуткого звука.

В зале воцарилась полная тьма.

Вой все приближался. Эхо его, отраженное стенами и бесчисленными углами, металось по залу, то замирая, то вновь заполняя собой все вокруг.

Затем к вою присоединилось страшное рычание и рев…

Эти звуки означали приближение Пса и Медведя – мрачных и жутких мабденских Богов.

* * *

Все в зале вздрогнули, когда странный свет вдруг излился на пустой трон.

И в этом пятне света, охваченное разноцветным, невыносимым для глаза свечением, возникло нечто. Это было чудовищных размеров животное. Оно поводило носом, принюхиваясь к запахам еды, словно предвкушая обильную трапезу. От его огромной туши исходила жуткая вонь. Чудовище стояло на задних лапах, словно подражая собравшимся в зале мабденам, которые, дрожа от ужаса, наблюдали за ним.

Великий Пес еще раз понюхал воздух, помотал башкой, и из горла его вырвалось ворчанье.

А из-за стен теперь доносились новые звуки – не то жуткое хрюканье, не то рев. Звуки эти становились все громче. Прислушиваясь к ним, Пес склонил голову набок и перестал поводить носом.

На возвышение по другую сторону трона упало пятно темно-синего света, принявшее затем определенные очертания: перед собравшимися возник Медведь – огромный черный Медведь с гигантскими закрученными рогами на голове. Медведь раскрыл пасть, и все увидели его страшные острые клыки. Он поднял лапу и, зацепив клетку, сдернул ее на пол.

И тогда Пес и Медведь набросились на содержимое этой жуткой клетки, раздирая жареную человеческую плоть и набивая ею свои пасти, рыча, сопя, захлебываясь от жадности, хрустя костями. По их мордам текла кровавая жижа.

Покончив с едой, они улеглись на возвышении, глядя в зал на замерших в молчаливом ужасе смертных, – примитивные боги примитивных людей.

Впервые за вечер король Лайр-а-Брод вышел из круга Мрачных Стражников и приблизился к трону. Опустившись на колени, он поднял руки, обращаясь с Псу и Медведю.

– О Великие Боги, выслушайте нас! – воскликнул он. – До нас дошла весть, что Лорд Араг сражен нашим врагом-шефанхау, который вступил в союз с предателями из страны Ливм-ан-Эш, Страны, Погружающейся в Море. Возникла страшная угроза нашему делу! И ваша собственная власть тоже в опасности! Поможете ли вы нам, о Боги?

Пес ответил рычанием. Медведь продолжал сопеть.

– Поможете ли вы нам, о Боги?

Пес обвел зал свирепым взглядом. И столь же свирепый блеск, казалось, зажегся в прикованных к нему взглядах мабденов. Пес был явно удовлетворен и, наконец, ответил:

– Мы знаем об этой опасности. Она даже больше, чем вы думаете.

Голос его звучал резко, отрывисто, слова с трудом выходили из собачьей глотки:

– Вам следует как можно быстрее направить все свои силы на уничтожение наших врагов, если вы хотите, чтобы Те, Которым Мы Служим, сохранили свою власть и, в свою очередь, сделали вас еще сильнее.

– Наши капитаны все здесь, о Великий Пес. А их армии уже стекаются к Каленвиру.

– Это хорошо. Тогда мы пришлем вам в помощь все силы, которые сможем собрать.

Пес повернулся к своему брату Медведю.

Голос Медведя был высок и резок, но его речь казалась более внятной:

– Наши враги тоже будут искать помощи на стороне, но им будет труднее ею заручиться, поскольку Лорд Аркин пока еще слаб. Ариох, которого вы зовете Арагом, должен возвратиться на принадлежащий ему по праву трон и вновь владеть и управлять этими Измерениями. Но для того, чтобы вернуться, ему нужно новое сердце и новая телесная оболочка. Все это вы должны для него добыть. На свете есть только одно сердце и одна-единственная телесная оболочка, которая ему подойдет, – сердце и тело его убийцы – Корума, Принца в Алом Плаще. И когда Корум будет пленен – а он должен быть именно пленен! – тогда нам понадобится все известные колдовские чары и заклинания, чтобы подготовить его тело для Лорда Ариоха!

– Так его нельзя убивать?! – В голосе Гландита сквозило неприкрытое разочарование.

– Его надо взять в плен! – рявкнул Медведь.

Гландит лишь пожал плечами.

– Теперь мы покидаем вас, – сказал Пес. – Скоро к вам прибудет наша помощь. Ее возглавит посланник Великих Древних Богов и Повелительницы Мечей, которая правит иными Пятью Измерениями, – Королевы Зиомбарг. Он расскажет вам больше, чем можем поведать мы.

Пес и Медведь исчезли. В зале по-прежнему стоял отвратительный запах горелого мяса.

Дрожащий голос короля Лайра раздался во мраке:

– Принесите факелы! Факелы!

Двери распахнулись, и в зал ворвался тусклый красноватый свет. Стал вновь виден трон на каменном возвышении, искореженная клетка, потухшие угли в огромной жаровне и трясущаяся коленопреклоненная фигура короля.

Двое стражников помогли королю встать на ноги. Глаза его закатились в беспамятстве. Он, казалось, не сознавал, какая огромная ответственность по воле Богов легла на его плечи. Почти умоляюще он взглянул на Гландита.

А Гландит широко улыбался. Гландит тяжело дышал, словно пес, наконец догнавший убегавшую добычу и вонзивший в нее клыки.

* * *

Крылатый кот бесшумно пробрался по балке назад к выходу, тихо проследовал по коридору, поднялся по лестнице в верхнюю комнатку башни. Затем выбрался на крышу, расправил крылья и полетел назад, в замок Мойдель.

Глава 3

Ливм-Ан-Эш

Стоял теплый, тихий день. Лето было в разгаре. На ярко-синем и чистом небе лишь где-то далеко на горизонте виднелись легкие белые облака. Луга, спускающиеся к широкой полосе желтого песка, отделяющего зелень берега от синевы тихого спокойного моря, насколько хватало глаз, были покрыты яркими, прелестными цветами. Цветы были, конечно, дикие, но их красота и разнообразие невольно наводили на мысль, что когда-то они росли в огромном старом саду, которым много лет никто не занимался.

Небольшая стройная шхуна только что причалила к берегу, и с ее борта на землю спустилась, ведя за собой по дощатым сходням лошадей, группа пестро одетых людей. Солнце сверкало на шелках их одежд и на их доспехах. Покинув свое судно, они сели верхом на лошадей и направились в глубь побережья.

Четверо, ехавшие впереди, достигли луга; их кони утопали по колено в траве и тюльпанах, ярких и нежных, с бархатными лепестками. Воздух был напоен ароматами трав и цветов, и всадники с наслаждением вдыхали его полной грудью.

Все они, за исключением одного, были в боевом облачении. Первый, высокий, со странными чертами лица, носил на лице украшенную драгоценными камнями повязку, закрывающую правый глаз, а на левой руке – также украшенную камнями латную перчатку с широким раструбом. На перчатке было шесть пальцев. Голову его закрывал высокий конический шлем, видимо серебряный, бармица которого, сделанная из тонких серебряных колец, ниспадала ему на плечи. Его кольчуга была двухслойной – верхний слой колец серебряный, а нижний – из бронзы. На нем были также рубашка, штаны и высокие сапоги из мягкой кожи. Слева у бедра висел длинный меч, эфес и гарду которого украшала тонкая серебряная чеканка и оправленные в серебро красные и черные ониксы. К седлу был приторочен боевой топор на длинной рукояти, серебряная отделка которого была такой же, как на мече. С плеч ниспадал ярко-алый плащ, сделанный из какого-то странного материала. За спину были заброшены колчан со стрелами и длинный лук. Это был Корум, Принц в Алом Плаще в полном боевом снаряжении.

Всадница, ехавшая рядом с ним, была одета в броню. Ее шлем был сделан из цельной раковины гигантского морского рака, а щит – из раковины огромного, давно вымершего моллюска. Короткий меч и легкое копье дополняли ее вооружение. Это была прекрасная маркграфиня Ралина из Алломглиля в полном боевом снаряжении.

Рядом с Ралиной ехал красивый юноша, шлем и щит которого были такими же, как у нее. Он был вооружен мечом, длинным копьем, боевым топором на короткой рукоятке и длинным кинжалом с широким лезвием. Его плащ был из оранжевой парчи. Такого же цвета попона украшала его коня, а седло и уздечка были так богато украшены драгоценными камнями, что, видимо, стоили гораздо дороже, чем все оружие всадника. Это был рыцарь Белдан-ан-Алломглиль в полном боевом снаряжении.

У четвертого всадника на голове была широкополая шляпа, лихо заломленная набок и украшенная пышным плюмажем. Его рубашка была из ярко-синего шелка, а штаны – из почти такого же алого, как плащ Корума. Он был перепоясан широким желтым поясом, а через плечо была надета поношенная кожаная портупея, на которой болтались сабля и длинный кинжал. Сапоги его закрывали ноги до колен, а темно-синий плащ был настолько длинным, что свисал с крупа его коня. На плече его удобно примостился маленький черно-белый кот со сложенными на спине крыльями. Кот, по-видимому, был в прекрасном расположении духа и громко мурлыкал от удовольствия. Всадник время от времени поднимал руку, чтобы погладить его по голове. Это был путешественник и поэт, товарищ и спутник Героев, рыцарь Джари-а-Конел, однако его снаряжение трудно было назвать боевым.

Позади ехали охрана Ралины и женщины ее свиты. Воины были одеты в цвета Алломглиля, а их шлемы, щиты и нагрудники были, как и у нее, изготовлены из панцирей гигантских морских моллюсков.

Живописная кавалькада прекрасно выглядела на фоне чудных пейзажей герцогства Бедвилрал-нан-Ривм, самого восточного в королевстве Ливм-ан-Эш.

Они вынуждены были покинуть замок Мойдель после тщетных попыток разбудить гигантских летучих мышей, спавших в пещерах на берегу. («Исчадия Хаоса, – бормотал Джари-а-Конел. – Их теперь не заставишь служить нам».) А Лорд Аркин, несомненно занятый более неотложными проблемами, даже не ответил на их обращение к нему. Когда крылатый кот вернулся из Каленвира и сообщил им все, что видел и слышал там, они поняли, что своими силами им замок не удержать. Тогда было решено оставить Мойдель и отправиться в столицу Ливм-ан-Эш, которая называлась Халвиг-ан-Вак, и предупредить короля о грядущем нашествии варваров с юга и с востока.

Оглядываясь вокруг, Корум поражался красоте открывающихся перед ними ландшафтов и не переставал удивляться тому, что столь прекрасная земля одарила произведенных ею на свет мабденов чертами и внешним видом, с его точки зрения, присущими лишь вадхагам.

Не трусость заставила их покинуть замок Мойдель, но осторожность. Еще они рассчитывали на то, что Гландит потратит впустую много дней, даже, может быть, недель, готовя осаду и штурм замка, в котором их уже не будет.

Главный город герцогства носил название Лларак-ан-Фол.

Верхом до него от побережья было добрых два дня пути. Там они рассчитывали достать свежих лошадей и выяснить, насколько страна готова к войне. Сам герцог постоянно проживал в Ллараке. Он знавал Ралину еще девочкой, и она была уверена, что он окажет им помощь и с доверием отнесется к их сообщению о грядущем нашествии. А оттуда до Халвига-ан-Вак ехать надо было еще неделю.

Корум никак не мог отделаться от ощущения, что он поступил неправильно, покинув замок. Он все время боролся с искушением повернуть назад и встретить своего ненавистного врага Гландита на стенах замка Мойдель. И хотя он сам предложил им уехать, ему все время приходилось подавлять в себе желание вернуться. Из-за этого он был мрачен и неразговорчив.

Остальные, напротив, были оживлены и радовались мысли, что смогут оказать помощь стране Ливм-ан-Эш в подготовке к отражению нашествия короля Лайр-а-Брода, который, видимо, рассчитывал на эффект внезапности. Полагаясь на свое более совершенное оружие, они были уверены в том, что им удастся отбить его нападение.

Только у Джари-а-Конела были некоторые сомнения. Он время от времени напоминал Ралине и Белдану о том, что Пес и Медведь обещали прислать Лайру помощь, хотя никто из них не имел представления, что это за помощь и какого рода.

На ночь они разбили лагерь в Долине Цветов, а утром вновь тронулись в путь по равнине, за которой лежал Лларак-ан-Фол. Около полудня они достигли небольшого селения, раскинувшегося по обоим берегам живописного ручья. Подъезжая к нему, они увидели, что на площади собралась толпа жителей и какой-то человек в черном, взобравшись на сруб колодца, что-то говорит им.

Натянув поводья, они остановились на краю селения, стараясь разобрать, что происходит. Но до них долетал только шум толпы.

Джари-а-Конел нахмурился:

– Кажется, они чем-то возбуждены. Может быть, мы уже опоздали со своим предупреждением?

Корум потрогал пальцами повязку на правом глазу, разглядывая толпу на площади.

– Вероятно, обсуждают какую-нибудь местную проблему, Джари. Давай мы с тобой подъедем к ним и узнаем, что случилось.

Джари кивнул и, сообщив остальным о своем намерении, они пришпорили лошадей и поскакали на площадь.

Человек в черном увидел их и начал что-то кричать толпе, тыча пальцем в приближающихся всадников. Селяне были явно взволнованы и озабочены.

Когда они подъехали к собравшимся у колодца, человек в черном с безумным выражением на лице закричал:

– Кто вы? На чьей вы стороне? Зачем приехали? У нас ничего нет для вашей армии!

– Ну, уж и армия, – пробормотал Джари. Потом он громко сказал: – Мы никому не желаем зла, друг мой. Мы просто заехали к вам по пути в Лларак.

– В Лларак! Значит, вы на стороне герцога! Из-за вас на наши головы падут несчастья!

– О чем это ты? – спросил Корум.

– Вы объединились с этими слабаками! С мягкотелыми, вырождающимися созданиями, которые твердят о мире, а сами навлекают на нас страшную войну!

– Что-то я тебя никак не пойму, – сказал Джари. – О чем ты? И вообще, кто ты такой?

– Меня зовут Веренак. Я – жрец Великого Урлеха! Я служу Ему в нашем селении и отвечаю за благополучие жителей! На карту поставлена их судьба – да и судьба всей страны!

Корум шепотом сказал Джари на ухо:

– Урлех – это местное божество, подчиненное Ариоху. Вот уж не думал, что его власть здесь сохранилась после того, как Ариох был изгнан!

– Вероятно, именно поэтому Веренак так возбужден!

– Вероятно.

А Веренак тем временем пристально уставился на Корума.

– Ты не человек!

– Я смертный, – ровным голосом ответил Корум. – Но я не мабден, это правда.

– Ты вадхаг!

– Да, я вадхаг. Последний вадхаг.

Веренак в ужасе закрыл лицо дрожащими ладонями и повернулся к односельчанам:

– Гоните их прочь! Иначе Повелители Хаоса отомстят вам! Хаос скоро вернется! Вы должны хранить верность Урлеху, иначе вам несдобровать!

– Урлеха больше нет, – сказал Корум. – Он был изгнан из наших Измерений вместе со своим хозяином Ариохом.

– Ложь! – вскричал Веренак. – Урлех здесь!

– Вряд ли, – возразил Джари.

Корум обратился к селянам:

– Лорд Аркин, Хранитель Закона, теперь снова управляет нашими Пятью Измерениями. Он принес вам мир и гораздо большую безопасность, чем было раньше.

– Вздор! – заорал Веренак. – Ариох изгнал Аркина много веков назад!

– А ныне Аркин нанес поражение Ариоху, – сказал Корум. – И теперь надо защищать мир, подаренный нам. Хаос несет с собой лишь разрушение и ужас. Вашей стране угрожает нашествие таких же мабденов, как вы, которые служат Хаосу и готовы всех вас истребить!

– А я утверждаю, что ты лжешь! Ты просто хочешь настроить нас против Лорда Ариоха и против Великого Урлеха. Мы будем хранить верность Хаосу!

По лицам селян, однако, не было заметно, чтобы они разделяли мнение Веренака.

– В таком случае, вы сами навлекаете несчастья на свою голову, – заявил Корум. – Я твердо знаю, что Ариох изгнан, ибо я сам отправил его в Лимб, в преддверие ада, уничтожив его сердце!

– Святотатство! – завопил Веренак. – Убирайтесь отсюда! Я не позволю вам развращать эти невинные души!

Селяне поглядывали на Корума с подозрением. Но не менее подозрительно они глядели и на Веренака. Наконец один из них выступил вперед.

– Нам, в общем-то, все равно, Хаос будет нами править или Закон. Мы просто хотим жить в мире, как жили всегда, и чтобы никто нас не трогал. Ты, Веренак, раньше никогда не вмешивался в наши дела. Только изредка помогал нам немного своей магией, получая за это плату. А теперь ты вдруг заговорил о великих целях и великих делах, о борьбе и об ужасах, которые нам угрожают. Ты все твердишь, что мы должны вооружиться и идти войной на нашего господина, герцога. А теперь еще этот чужестранец, вадхаг, говорит, что мы должны служить Закону. И тоже для того, чтобы уцелеть. А мы пока не видим никакой угрозы. И знамений тоже никаких не было…

Веренак пришел в ярость.

– Были знамения! Я видел их в своих снах! Мы должны взять оружие и присоединиться к силам Хаоса! И напасть на Лларак, чтобы доказать верность Урлеху!

Корум пожал плечами.

– Вам не следует вступать в союз с Хаосом, – сказал он. – Если вы не присоединитесь ни к кому, Хаос все равно поглотит вас. Нас здесь немного – а вы называете нас армией. Значит, вы даже не имеете представления о том, что такое настоящая армия. Если мы все не будем готовиться к нашествию врага, тогда ваши цветущие долины и холмы в один прекрасный день почернеют, затоптанные копытами огромных армий, которые уничтожат вас с такой же легкостью, с какой они топчут цветы на лугах. Я сам уже пострадал от их рук и знаю, что прежде чем убить, они будут пытать и насиловать. Если вы не пойдете с нами в Лларак и не будете учиться тому, как надо оборонять вашу прекрасную страну, от вашего селения скоро не останется и следа.

– А с чего, собственно, начался ваш спор? – спросил Джари, решив зайти с другой стороны. – Почему ты хочешь поднять этих людей против герцога, Веренак?

– Потому что герцог выжил из ума! – окрысился Веренак. – И месяца не прошло с тех пор, как он выгнал из города всех жрецов Урлеха! Зато служителям этого поганого божка Илаха он позволил остаться! Он встал на сторону Закона и перестал считаться со сторонниками Хаоса! И это непременно навлечет на него месть Урлеха и Ариоха! Именно это я и хочу втолковать этим несчастным глупцам и заставить их принять необходимые меры!

– На мой взгляд, эти люди гораздо умнее тебя, друг мой, – рассмеялся Джари.

Веренак воздел руки к небу:

– О Урлех, порази этого нечестивца!

Тут он потерял равновесие и, нелепо взмахнув руками, свалился со сруба в большое долбленое корыто, служившее поилкой для скота. Крестьяне засмеялись. Тот из них, что говорил о желании жителей селения жить в мире, подошел к Коруму.

– Не беспокойтесь, рыцарь, мы ни на кого войной не пойдем. Нам прежде надо урожай собрать.

– Если мабдены Восточных земель придут сюда, никакого урожая вам не видать, – предупредил его Корум. – Но я не намерен более спорить с тобой. Хочу лишь заметить, что мы, вадхаги, тоже когда-то не верили в кровожадность мабденов и не обращали внимания на все предупреждения об их намерениях. И поэтому все мои родные погибли: и отец, и мать, и сестры. Именно поэтому я теперь – последний из вадхагов.

Человек провел рукой по лбу и почесал в затылке.

– Над этим надо, пожалуй, подумать.

– А с ним что делать? – спросил Корум, кивнув на Веренака, который как раз выбрался из поилки.

– Он нам не указ. К тому же он все равно пойдет со своими речами в другие селения. Но я не думаю, что его там станут слушать.

Корум кивнул:

– Хорошо. Но помни, что все эти споры, все разногласия и все вроде бы не имеющие особого смысла решения вроде того, что герцог выслал из города жрецов Урлеха, на самом деле лишь первые признаки той жестокой битвы, которая грядет вскоре между Законом и Хаосом. Веренак понимает это, и герцог тоже. И Веренак пытается собрать союзников Хаоса, а герцог присоединяется к лагерю сторонников Закона. Ни один из них еще не знает, что угроза вторжения уже нависла над страной, но оба ощущают эту угрозу. А я везу в страну Ливм-ан-Эш весть о том, что война вот-вот начнется. Помни о моем предупреждении, мой друг, как бы ты ни решил поступить.

Селянин пожевал губами.

– Я подумаю, – произнес он наконец.

Остальные жители селения уже расходились с площади. Веренак, злобно оглядываясь на Корума, направился к своей лошади, привязанной в тени.

– Не хотите ли вы и ваши спутники отдохнуть в нашем селении? – спросил вдруг Корума крестьянин.

Корум покачал головой.

– Благодарю, но то, что я видел и слышал, заставляет меня спешить в Лларак-ан-Фол, чтобы предупредить герцога. Прощай!

– Прощайте, – крестьянин казался сильно озадаченным.

Корум и Джари повернули лошадей и направились к своим спутникам, ожидавшим на окраине. Джари внезапно рассмеялся:

– Прелестная сценка! Прямо как в комедии! Немало таких сценок я в свое время написал для театра!

– У этой комедии трагический смысл, – сказал ему Корум.

– Так и должно быть в хорошей комедии, – ответил Джари.

* * *

Кавалькада теперь перешла с размеренной рыси на галоп, словно воины Лайр-а-Брода уже гнались за ними. Чем дальше они продвигались по землям герцогства Бедвилрал-нан-Ривм, тем ощутимее становилось царившее вокруг напряжение. В каждом селении, что они проезжали, жители были заняты совершенно бессмысленными спорами: сторонники Урлеха нападали на последователей Иллаха, но и те, и другие пропускали мимо ушей то, что твердил им Корум – что сторонники Хаоса скоро обрушатся на их страну и они все погибнут, если не возьмут в руки оружие и не выйдут против короля Лайра и его армий.

А когда они наконец прибыли в Лларак-ан-Фол, то увидели, что на его улицах уже идет бой.

В стране Ливм-ан-Эш было мало городов, защищенных крепостными стенами, и Лларак не принадлежал к их числу. Город был застроен длинными низкими домами из камня и резного дерева, раскрашенными в яркие цвета. Дворец герцога Бедвилрала не слишком отличался от прочих больших домов города, но Ралина хорошо знала, где он расположен. Уличные бои шли совсем рядом с дворцом; один дом поблизости уже горел.

Подъезжая к городу, они оставили женщин свиты на одном из окрестных холмов.

– Кажется, один из жрецов Урлеха уже поработал здесь, причем поработал успешнее, чем Веренак в том селении, – крикнул Корум Ралине, которая уже готовила к бою копье.

Они галопом влетели на окраину. Улицы здесь были пусты.

Звуки боя доносились из центра города.

– Поезжай первой, – сказал Корум Ралине. – Ты знаешь людей герцога и сумеешь отличить их от врагов.

Она дала коню шпоры и, не говоря ни слова, понеслась впереди кавалькады к центру Лларака-ан-Фол.

И тут они увидели, как солдаты в синем, в таких же шлемах и с такими же щитами, что были у свиты Ралины, отбиваются от толпы, в которой были и простые крестьяне, и явно профессиональные воины.

– Люди герцога в синих мундирах, – прокричала Ралина. – А те, что в красном с коричневым, – это городская стража. Насколько я знаю, они всегда соперничали.

У Корума не было никакого желания вступать в схватку. Не потому, что он чего-то опасался, просто он не чувствовал никакой вражды к этим людям.

На крестьян ему нападать тоже не хотелось. Вряд ли они даже понимают, за что сражаются. Как и городская стража. Впрочем, их действиями, видимо, управляют силы Хаоса. Их всех подняли на борьбу, вселив в них чувство неуверенности. Свою роль, видимо, сыграло и изгнание из города жрецов Урлеха. И вот результат – жители взялись за оружие.

А Ралина продолжала мчаться вперед с копьем наперевес, увлекая остальных в атаку. Вот они сблизились с толпой… Копья опустились, и кавалькада, не замедляя галопа, прорвалась сквозь массу нападающих, оставляя за собой широкий проход. Противостоявшее им воинство было в основном пешее. Боевой топор Корума то и дело опускался на головы тех, кто пытался его остановить. Его конь вставал на дыбы, разя врага передними копытами, и громко ржал. По меньшей мере дюжина врагов полегла под его топором, прежде чем они прорвались сквозь ряды противника и соединились с людьми герцога. Развернув фронт, они вновь пошли в атаку, теперь уже вместе с герцогской дружиной.

Корум с облегчением увидел, что многие крестьяне уже побросали оружие и ударились в бегство. Лишь несколько стражников упорно продолжали сражаться. Среди них Корум разглядел и вооруженных жрецов в черном. Маленький человечек, почти гном, на огромном чалом жеребце что-то кричал, ободряя атакующих и размахивая длинным широким мечом, который держал в левой руке. По его одежде Корум решил, что это, видимо, сам герцог.

– Бросайте оружие! – кричал герцог стражникам. – Мы вас не тронем!

Один из стражников оглянулся и бросил свой меч, но тут же пал под ударом одного из жрецов Хаоса.

– Стоять до конца! – визжал жрец. – Если вы предадите дело Хаоса, ваши души будут обречены на вечные мучения!

Но уцелевшие стражники уже полностью утратили боевой дух. Один из них вдруг повернулся к жрецу, только что убившему его товарища, его меч сверкнул в воздухе, и жрец рухнул на землю, тщетно пытаясь зажать страшную рану на шее, из которой фонтаном хлестала кровь.

Корум убрал свой топор. Бой был окончен. Воины Ралины и солдаты в синем окружили оставшихся в живых врагов и разоружили их.

Маленький человечек на огромном коне подъехал к Ралине, рядом с которой остановили своих лошадей Корум и Джари-а-Конел. Черно-белый кот по-прежнему сидел на плече у Джари, и на его мордочке было написано скорее удивление, чем страх.

– Я – герцог Гвелен из Бедвилрала, – провозгласил он. – Я приношу тебе глубочайшую благодарность за оказанную мне помощь. Но я не узнаю тебя, о прекрасная дама. Ты не из Найвиша и не из Адвина. Если же ты из дальних земель, тогда ты не могла знать о несчастьях, постигших меня, дабы идти мне на помощь.

Ралина сняла шлем и заговорила с герцогом столь же изысканно и официально, как и он:

– Не узнаешь ли ты меня теперь, о герцог Гвелен?

– Увы, нет. Я плохо запоминаю лица…

Она рассмеялась.

– Да, прошло уж много лет… Я – Ралина, которую взял в жены сын твоего кузена…

– И получил в лен маркграфство Алломглиль! Но, как мне кажется, он погиб при кораблекрушении.

– Да, он погиб, – подтвердила Ралина тихо.

– Но я полагал, что замок Мойдель давно уже поглотили волны морские. Где же ты была с тех пор, дитя мое?

– До последнего времени я жила в замке Мойдель и управляла своими землями. Но теперь варвары с востока заставили меня покинуть замок и ехать сюда, чтобы предупредить тебя о грозящей беде. То, что вы пережили сегодня, – сущие пустяки по сравнению с тем, что принесет вам Хаос, если его не остановить.

Герцог Гвелен погладил бороду. Затем обратил свое внимание на пленных и отдал ряд приказов в отношении их. Затем вновь повернулся к Ралине и улыбнулся ей.

– Ну, хорошо. А кто этот храбрый рыцарь с повязкой на глазу и кто этот человек с котом на плече?..

Она рассмеялась.

– Я все расскажу тебе, герцог, если ты окажешь нам гостеприимство.

– О да, я надеюсь, что вы будете моими гостями. Ну что ж, поехали во дворец. Здесь уже все кончено.

* * *

Они сидели в просто и скромно отделанном зале. Предложенная им пища тоже была скромной – сыр, холодное мясо и местное пиво. Ралина представила герцогу своих спутников и рассказала о том, что привело их в Лларак.

– Да, – сказал герцог. – Мы тут совсем отвыкли от сражений. Сегодняшняя схватка оказалась гораздо более кровавой, чем можно было ожидать. Если бы мои люди имели больше боевого опыта, они могли бы подавить мятеж еще в зародыше, сразу схватив его зачинщиков. Но они поддались панике. Если бы не ваше вмешательство, я, вероятно, сейчас был бы уже мертв. То, что вы рассказали о грядущей войне между Законом и Хаосом, подтверждает мои собственные опасения. Вы, наверное, слышали, что я запретил в городе культ Урлеха и закрыл его храмы? Его последователи в последнее время стали заниматься какими-то странными вещами. Было даже несколько убийств. И прочее… Я никак не мог найти этому объяснения. Мы здесь неплохо жили и всем были довольны. Голодных не было, нищих тоже… Никаких причин для мятежа… Значит, мы стали жертвами сил, которые нам неподвластны. Так? Мне это совершенно не нравится, что бы за этим ни стояло – Хаос или Закон. Я бы предпочел оставаться нейтральным…

– Совершенно справедливо, – заметил Джари-а-Конел. – Точно так же поступил бы любой здравомыслящий человек. Но бывают такие обстоятельства, когда совершенно необходимо встать на ту или иную сторону, иначе все, что ты любишь, погибнет. Мне никогда не удавалось найти иное решение этой проблемы. Хотя, надо сказать, что, когда человек занимает крайнюю позицию в любой схватке, он всегда теряет часть собственной человечности.

– Разделяю ваши чувства, – задумчиво проговорил герцог, поднимая кружку с пивом и словно собираясь произнести тост за Джари.

– Мы все так думаем, – сказала Ралина. – Однако, если мы не подготовимся к нападению короля Лайра, страна Ливм-ан-Эш будет уничтожена.

– Страна и так гибнет, море поглощает ее, – все так же задумчиво сказал Гвелен. – И все же, если ей суждено исчезнуть, пусть умрет своей смертью. Нам следует еще убедить короля…

– Кто теперь правит в Халвиге-ан-Вак? – спросила Ралина.

Герцог удивленно обернулся к ней:

– Моя дорогая маркграфиня, вы действительно отстали от жизни! Король Ональд-ан-Гисс, конечно! Он племянник старого Ональда. Тот умер так внезапно…

– А что он из себя представляет? В таких случаях часто все решает королевский каприз… Так к чему он больше склоняется, к Закону или к Хаосу?

– К Закону, мне кажется. Но я не поручусь за его капитанов… Вы же понимаете, воины, жажда битвы…

– Они, вероятно, уже приняли какое-то решение, – пробормотал Джари. – Когда вся страна охвачена раздорами, сильный человек, вступивший в союз с Хаосом, может свергнуть короля и занять трон. Вас ведь уже пытались свергнуть, герцог Гвелен.

– Нам надо немедленно ехать в Халвиг, – произнес Корум.

Герцог кивнул:

– Да, немедленно. Но вас слишком много. Большая свита едет медленно, и путь до Халвига займет не меньше недели…

– Свита поедет следом, – решила Ралина. – Белдан, ты возглавишь их и приведешь за нами в Халвиг.

Белдан скорчил гримасу:

– Хорошо, хотя я предпочел бы ехать с вами.

Корум встал из-за стола.

– В таком случае, мы трое отправимся сегодня же вечером. С вашего позволения, герцог Гвелен, я бы хотел отдохнуть пару часов.

Лицо герцога было мрачно.

– Да, конечно, я тоже считаю, что вам надо передохнуть. Мне кажется, в последующие дни вам вообще будет не до отдыха.

Глава 4

Стена между царствами

Ехали они быстро, продвигаясь в глубь страны Ливм-ан-Эш. И на каждом шагу встречали все больше признаков грядущих бедствий и несчастий. Народ был в тревоге и беспокойстве, но никто не понимал, отчего и почему ими вдруг овладело столь странное и воинственное настроение, тогда как совсем недавно они жили в полном мире и согласии.

А жрецы Хаоса, уверенные, что действуют из самых благородных побуждений, на самом деле продолжали сеять смуту и раздоры.

По дороге Корум и его спутники слышали множество сплетен и слухов, когда останавливались передохнуть и сменить лошадей. Только ни один из этих слухов не имел ничего общего со страшной правдой. Поэтому вскоре они смирились с тем, что местные жители совершенно не в состоянии их услышать и внять их предупреждениям, приберегая свое красноречие до встречи с самим королем. Только король мог издать соответствующий указ, подкрепленный всей полнотой своей власти.

Вопрос был лишь в том, смогут ли они убедить короля. Какие доказательства они могли ему представить в подтверждение своей правоты?

По мере того, как они приближались к Халвигу-ан-Вак, эти сомнения все росли. А вокруг расстилались прекрасные долины и холмы, мирные крестьянские селения. И всему этому грозило скорое и безжалостное уничтожение.

Халвиг-ан-Вак был старым городом. Он весь был застроен высокими зданиями из светлого камня, увенчанными остроконечными крышами и шпилями. Здесь сходилось множество дорог со всех концов страны. По дорогам сюда ехали купцы и воины, крестьяне и жрецы, а также музыканты и актеры, которых в стране Ливм-ан-Эш было великое множество. Корум, Ралина и Джари подъехали к городу по Великой Западной Дороге. Их одежда и вооружение были покрыты пылью, а сами они от усталости едва держались в седле.

Халвиг был неплохо укреплен. Его окружали каменные стены, которые, правда, больше походили на декорации. Стены были украшены причудливой резьбой, изображениями мифических животных и сценами из истории города, напоминавшими о его былой славе. Все ворота были распахнуты настежь, и их охраняли лишь несколько сонных стражников, которые даже не потрудились приветствовать столь высоких гостей. Проехав под аркой ворот, они оказались на улицах города, украшенных цветами.

Цветы были повсюду. Каждый дом был окружен садом, полным цветов. На каждом окне стояли горшки с цветами. Воздух был наполнен их густым ароматом. Коруму даже показалось, что основным занятием его жителей было выращивание цветов и иных прекрасных растений.

Когда они подъехали к королевскому дворцу, то увидели, что все его башни и стены, все его укрепления увиты диким виноградом, плющом и другими вьющимися растениями так, что издали дворец казался садовой беседкой. Корум улыбнулся. Вид дворца очень ему понравился.

– Великолепно! – воскликнул он. – И как это вообще возможно – желать уничтожить такую красоту?!

Джари оглядел дворец с большим сомнением.

– Возможно, – сказал он. – Это же варвары…

Ралина окликнула стражника, дремавшего у низкой стены.

– У нас важные известия для короля Ональда, – сказала она. – Мы прибыли издалека и очень спешили, ибо вести эти срочные.

Стражник, одетый весьма нарядно, но совершенно не по-боевому, отдал ей честь.

– Королю сейчас доложат о вашем прибытии. Благоволите обождать здесь.

* * *

Через некоторое время их наконец впустили во дворец и повели к королю.

Он сидел в залитом солнечным светом зале, из окон которого открывался захватывающий дух вид на большую часть южной стороны города. Посреди зала стоял мраморный стол, на котором были разбросаны карты Ливм-ан-Эш. С картами явно только что работали.

Король был очень юн. Небольшого роста, с мелкими чертами лица, он казался почти мальчиком. Когда гости вошли в зал, он вскочил с трона, приветствуя их. Одет он был в простой костюм из желтого шелка. На голове, полускрытый густыми золотисто-каштановыми волосами, поблескивал золотой обруч, знак высокого сана его владельца.

– Вы утомлены, – произнес он, делая знак слугам. – Принесите гостям удобные кресла и что-нибудь поесть.

Он остался стоять до тех пор, пока не принесли кресла и все не уселись у окна вокруг низкого столика, уставленного кушаньями и напитками.

– Мне сказали, что вы прибыли со срочным сообщением, – произнес король Ональд. – Вы с восточного побережья?

– Нет, с западного, – отвечал Корум.

– С западного? Значит, на западе тоже неспокойно?

– Простите меня, король Ональд, – сказала Ралина, снимая шлем и поправляя свои длинные волосы, – но мы не имеем ни малейшего понятия о том, что происходит на востоке.

– Там бесчинствуют пираты. Варвары все время совершают набеги на Восточное побережье. Недавно они захватили порт Давиш-ан-Вод и сожгли его, перебив все население. У них несколько флотилий, и набеги их не прекращаются. Жители по большей части оказываются совершенно не готовыми к их нападению и гибнут, едва успев вступить в бой. Но гарнизоны двух или трех городов сумели отбить атаки варваров и даже взять кое-кого из них в плен. Одного такого пленника недавно привезли сюда. Он совершенно сумасшедший.

– Сумасшедший? – переспросил Джари.

– Именно. Он уверен, что сами Боги призвали его и всех остальных, чтобы уничтожить страну Ливм-ан-Эш. Твердит что-то о сверхъестественных силах, которые оказывают им помощь, об огромных армиях, которые идут на нас…

– Он не сумасшедший, – спокойно сказал Корум. – По крайней мере, то, что он говорит, не бред сумасшедшего. Мы для этого и прибыли сюда, чтобы предупредить вас о грозящем нашествии. Варвары из страны Бро-ан-Мабден – а пираты, действующие на востоке, несомненно, оттуда – и варвары из земель, известных вам под названием Бро-ан-Вадха, объединились. И обратились за помощью и содействием к силам Хаоса. И теперь все те, кто служит Хаосу, поклялись уничтожить всех, кто по собственной воле или невольно оказался на стороне Хранителей Закона. Лорд Ариох, Повелитель Хаоса, был не так давно изгнан из здешнего Царства, из этих Пяти Измерений. Он может вернуться сюда только лишь при условии, что все, кто поддерживает Закон, будут уничтожены. Его сестра, королева Зиомбарг, сама не может оказать ему непосредственной помощи, но она поощряет к этому всех своих подданных, которые и оказывают варварам всемерную поддержку.

Король Ональд задумчиво тронул губы тонкими пальцами:

– Положение, оказывается, гораздо серьезнее, чем я мог предполагать. Я как раз разрабатывал меры против налетов варваров на Восточное побережье. Но теперь даже не знаю, что предпринять… У нас, видимо, не хватит сил, чтобы противостоять такому нашествию.

– Надо обязательно предупредить ваших подданных о грозящей беде, – сказала Ралина.

– Конечно, – отвечал король. – Мы откроем все арсеналы и вооружим всех, кто способен носить оружие. Но и в этом случае…

– Вы уже позабыли, что такое война? – предположил Джари.

Король кивнул:

– Именно так.

– Если бы Лорд Аркин мог собрать силы и упрочить свою власть над этим Царством! – с чувством произнес Корум. – Тогда он смог бы оказать нам помощь. Но теперь времени почти не осталось. Армии Лайра уже идут с востока, а его союзники плывут с севера…

– И, несомненно, все они направляются к моему городу, – пробормотал Ональд. – А мы не сможем противостоять тем огромным армиям, которыми, как вы говорите, они располагают.

– Кроме того, мы не представляем, какие сверхъестественные силы стоят на их стороне, – напомнила Ралина. – Мы не могли более оставаться в замке Мойдель, чтобы разузнать об этом поподробнее.

И она рассказала королю о том, как они выяснили планы и намерения Лайра.

Джари улыбнулся.

– К сожалению, – заметил он, – мой маленький кот не может летать над большими водными пространствами. Это для него слишком трудная задача.

– Может быть, нам помогут жрецы Закона… – задумчиво произнес Ональд.

– Может быть, – согласно кивнул Корум. – Но в настоящее время, боюсь, у них недостаточно власти и влияния…

– И у нас нет союзников, чтобы обратиться за помощью, – вздохнул Ональд. – Что же, значит, надо готовиться к смерти.

И в зале воцарилось тяжелое молчание.

* * *

Некоторое время спустя в зал бесшумно вошел слуга. Он приблизился к королю и что-то сказал ему шепотом. Король удивленно поднял голову и повернулся к своим гостям:

– Нас всех приглашают в Храм Закона, – сообщил он. – Может быть, у жрецов не так уж мало влияния и власти, как мы полагали. Во всяком случае, они уже знают о вашем прибытии в город.

И он отдал распоряжение, чтобы им приготовили карету.

Пока карету запрягали, путешественники успели наскоро умыться и привести себя в порядок. Затем сели в простую открытую карету, которая повезла их через город в его западную часть. Храм Закона оказался невысоким, красиво отделанным зданием. У входа стоял человек. Он выглядел очень возбужденным. Одет он был в длинные белые одежды, на которых была вышита золотая стрела – Символ Закона и Порядка. У него была короткая седая борода, длинные седые волосы, а кожа была какого-то сероватого оттенка. Огромные живые карие глаза на этом бледно-сером лице, казалось, принадлежали совсем другому человеку.

Когда король приблизился, человек склонился в низком поклоне.

– Приветствую вас, мой король! Приветствую вас, леди Ралина, принц Корум и рыцарь Джари-а-Конел. Прошу простить меня за столь внезапное приглашение, но я…

Он сделал неопределенный жест и пригласил их под прохладную сень храма, простого и мало украшенного.

– Я – Алерион-а-Найвиш, – сказал жрец. – Сегодня утром меня разбудил… э-э-э… господин моего господина. Он многое сообщил мне. А потом назвал ваши имена и сказал, что вы трое вскоре прибудете ко двору короля. И что я должен пригласить вас сюда…

– Господин твоего господина? – переспросил Корум.

– Да. Сам Лорд Аркин. Лорд Аркин собственной персоной, принц Корум, и никто другой.

И тут из густой тени в дальнем конце храма возникла фигура высокого мужчины. Благородного вида человек, одетый так, как одеваются аристократы страны Ливм-ан-Эш. На лице его играла легкая улыбка, в глазах светилась мудрость и грусть.

Хотя телесная оболочка была на сей раз совершенно иной, Корум сразу понял, что перед ним сам Лорд Аркин, Хранитель Закона.

– Приветствую тебя, Лорд Аркин, – произнес он с поклоном.

– Как изволишь поживать, мой добрый Корум?

– Ужас переполняет мое сердце, – отвечал Корум. – Ибо Хаос восстал на нас.

– Да, мне это известно. Но еще долгое время не смогу я полностью очистить мое Царство от власти и влияния Ариоха. Столь же долго, сколь потребовалось ему, чтобы полностью покончить с моим влиянием. Я не могу предложить вам сейчас существенной помощи, ибо я еще только собираю силы. Однако есть и другие способы оказать вам содействие и поддержку. Могу сообщить, что союзники Лайра уже присоединились к его армии. Это страшные чудовища, исчадия ада. Могу также сообщить, что у Лайра имеется еще один союзник – личный посланник королевы Зиомбарг. Это не человек. Это грозный колдун и волшебник, который может в любой момент призвать помощь из тех Измерений, которыми правит королева. Однако если она сама посмеет появиться здесь, то неминуемо погибнет, сама себя уничтожит.

– Где нам искать союзников, Лорд Аркин? – спросил Джари.

– А разве ты сам не знаешь, ты, человек со множеством имен? – улыбнулся в ответ Лорд Аркин. Он, конечно же, узнал Джари-а-Конела.

– Я знаю, что, если существует ответ на мой вопрос, это наверняка будет ответ парадоксальный, – сказал Джари. – К этому я уже вполне привык за те долгие годы, что сопутствовал Героям.

Аркин снова улыбнулся:

– Само наше существование – уже парадокс, друг мой Джари. Все, что является Добром, одновременно является и Злом. И ты это прекрасно знаешь.

– Да, знаю. Именно потому я и не утруждаю себя лишними заботами.

– Но в силу тех же причин ты ныне сильно обеспокоен.

– Совершенно верно, – Джари даже рассмеялся. – Так есть ли ответ на мой вопрос, Лорд Аркин?

– Именно для этого я и оказался здесь. Должен сообщить вам, что, если вы не найдете помощи и поддержки, страна Ливм-ан-Эш непременно погибнет, а значит, погибнут и все защитники Закона. Вы знаете, что у вас нет ни силы, ни опыта, ни свирепости, чтобы противостоять Лайру, Гландиту и прочим, особенно теперь, когда их поддерживают Пес и Медведь. Есть только один народ, который, вероятно, захочет прийти вам на помощь. Но он обитает не в вашем Измерении и не в тех Измерениях, на которые распространяется моя власть. Исключая тебя, Корум, Ариоху удалось сокрушить здесь все, что было способно реально противостоять Хаосу.

– Где же нам искать этот народ? – спросил Корум.

– В Царстве королевы Зиомбарг, Повелительницы Хаоса.

– Но она же наш злейший враг! – выдохнула Ралина. – Если мы проникнем в ее Царство… Да я даже не знаю, как это можно сделать… Она же с огромным удовольствием воспользуется любой возможностью, чтобы расправиться с нами!

– Я знаю, она попытается это сделать. Если только обнаружит вас, – кивнул в ответ Лорд Аркин. – Но если вы отправитесь в ее Царство, вы можете рассчитывать на то, что в это время ее внимание будет целиком поглощено событиями в здешнем Царстве. Она, может быть, даже и не узнает, что вы вторглись в ее Измерения.

– А кто нам там поможет? – спросил Джари. – Уж конечно, не силы Закона! Королева Зиомбарг гораздо более могущественная властительница, нежели ее брат Ариох. И в ее Царстве наверняка в полную силу властвует Хаос.

– Не совсем так. И уж, конечно, совсем не так, как в Царстве другого ее брата, короля Мабелода… Есть в ее Царстве один город, который до сих пор успешно противостоял всему, что бы она ни предпринимала. Он называется Город в Пирамиде, а люди, которые его населяют, принадлежат к высокоразвитой цивилизации. Если вам удастся попасть в этот город, вы сможете найти союзников, в которых столь нуждаетесь.

– Но как же мы попадем в Царство Зиомбарг? – спросил Корум. – Это ведь не в нашей власти…

– Я помогу вам в этом.

– И как нам найти этот город в ее Пяти Измерениях?

– Вы спросите у встречных, – просто ответил Лорд Аркин. – Они вам укажут, где находится Город в Пирамиде. Город, который сумел отбить все штурмы, предпринятые королевой Зиомбарг. Ну так как, отправляетесь? Это единственное, что я могу предложить для спасения Ливм-ан-Эш.

– И для своего собственного спасения тоже, – заметил Джари с улыбкой. – Знаю я вас, Богов… Знаю, как вы манипулируете простыми смертными, чтобы достичь цели, которой сами добиться не можете. Ибо только смертный может проникнуть туда, куда Богам путь заказан. У вас есть какие-либо причины, чтобы настаивать именно на таком плане действий, Лорд Аркин?

Лорд Аркин взглянул на Джари:

– Ты знаешь, как обычно действуют Боги, ты сам об этом только что говорил. Могу лишь сообщить, что поставил на кон ваши жизни точно так же, как и свою собственную судьбу. Вы рискуете не больше, чем я. И если вы не добьетесь того, на что я рассчитываю, я погибну; и все, что есть в этом Царстве доброго и прекрасного, тоже погибнет. Так что решайте сами, отправляться вам в Царство Зиомбарг или нет…

– Если есть надежда найти там союзников, мы готовы, – твердо сказал Корум.

– Тогда я открою вам проход в Стене Между Царствами, – тихо произнес Лорд Аркин.

Он повернулся и прошел в глубь храма, где лежала сплошная непроницаемая тень.

– Приготовьтесь, – сказал он оттуда. Самого его уже видно не было – он полностью растворился в этой тени.

Корум внезапно почувствовал, как в голове у него возник какой-то странный звук. Или скорее тишина, которая, однако, перекрывала все доносившиеся до него звуки. Он посмотрел на остальных – с ними, по всей видимости, происходило то же самое. Потом перед глазами у него все замелькало, а затем впереди возник некий расплывчатый силуэт, от которого исходило яркое сияние, поглотившее все вокруг – и стены храма, и его спутников. И все вокруг задрожало, завибрировало…

Потом так же внезапно вибрация прекратилась.

Посреди храма возникло нечто крестообразное. Они подошли поближе, стараясь рассмотреть и понять, что это такое. Но с какой бы стороны они ни смотрели, возникшее нечто представлялось их взорам тем же самым – это был сверкающий серебром крестообразный просвет в окружающем его полном мраке. И сквозь него – как сквозь окно – была видна часть какого-то пейзажа…

Откуда-то из-за их спины раздался голос Аркина:

– Это проход в Измерения, где правит Зиомбарг.

…Странные, невиданные черные птицы кружились в небе, кусочек которого был виден сквозь это «окно». Был даже слышен их отдаленный клекот.

Корум содрогнулся. Ралина невольно придвинулась поближе к нему.

Потом до них донесся голос короля Ональда:

– Я не стану хуже думать о вас, если вы туда не пойдете…

– Надо идти, – произнес Корум, словно во сне. – Мы должны идти!

Тут Джари с небрежной беспечностью шагнул вперед – и вот он уже стоит по ту сторону, рассматривая мелькающих в небе малоприятных птиц и поглаживая своего кота.

– А как мы вернемся? – спросил Корум.

– Если ваша миссия увенчается успехом, вам помогут вернуться, – отвечал Аркин. – Поспешите! Мне стоит огромных усилий держать этот проход открытым…

Взяв Ралину за руку, Корум шагнул в проход. И сразу остановился, озираясь вокруг.

Крестообразный серебристый силуэт уже терял свои очертания. Вот еще раз мелькнуло озабоченное лицо короля Ональда, и все исчезло…

– Итак, мы в Царстве королевы Зиомбарг, – фыркнув, произнес Джари. – Как-то здесь неуютно…

Со всех сторон их окружали черные скалы. Небо было холодным и недобрым. А впереди о скалистый берег разбивались волны мрачного, неприветливого моря…

Часть II,

в которой Принц Корум и его спутники навлекают на себя еще большую ненависть сил Хаоса и на себе испытывают новый, еще неведомый им вид колдовства

Глава 1

Озеро тысячи голосов

– Куда теперь? – спросил Джари, озираясь по сторонам. – К морю или к горам? И то, и другое выглядит не очень-то привлекательно…

Корум глубоко вздохнул. Мрачный ландшафт, расстилавшийся вокруг, еще более ухудшил его настроение. Ралина сочувственно погладила его по плечу.

Глядя на Корума, она ответила Джари, который уже прилаживал на спину свой неизменный дорожный мешок:

– Раз у нас нет лодки, видимо, надо идти к горам, в глубь страны.

– Но лошадей у нас тоже нет, – резонно напомнил ей Джари. – А пешком мы далеко не уйдем. Кроме того, кто может сказать, можно ли перебраться через эти горы?

Корум благодарно улыбнулся Ралине. Он уже поборол минутную слабость и теперь стоял, выпрямившись и расправив плечи.

– Раз мы приняли решение проникнуть в это Царство, надо решить, какое направление избрать.

Держа руку на эфесе меча, он пристально смотрел в сторону гор.

– Я видел кое-что из того, на что способен Хаос. Например, по дороге ко дворцу Ариоха. Однако мне кажется, в этом Царстве власть Хаоса сильнее, чем в нашем… Давайте направимся к горам. Там мы, может быть, встретим местных жителей, и они скажут нам, где находится этот Город в Пирамиде, о котором говорил Лорд Аркин.

И они двинулись в путь.

Через некоторое время до них дошло, что солнце висит в небе совершенно неподвижно. Вокруг царило настороженное молчание, которое прерывали лишь крики мерзких черных птиц, гнездившихся где-то на вершинах окрестных скал. Вся местность, казалось, прямо-таки дышала опасностью и навевала неприятное ощущение грядущего несчастья. Джари попытался было насвистывать какой-то веселый мотивчик, но тут же умолк. И звук сразу замер, словно поглощенный этой бесплодной, пустынной землей.

– Я всегда считал, что Хаос, как бы отвратителен он ни был, хоть что-то все же иногда создает, – произнес Корум. – Но то, что я вижу здесь, совершенно ужасно…

– Это как раз то, что происходит с любой страной, где Хаос исторгает из себя свое очередное творение, вернее, свою очередную мерзость, – ответил ему Джари. – В конечном итоге Хаос несет гораздо более глубокий застой и упадок, чем то, что он более всего ненавидит в деяниях Закона. Поэтому Хаос и должен все время стремиться ко все новым и новым бессмысленным чудесам, к новым пустым сенсациям. Так будет продолжаться до тех пор, пока само понятие о том, что такое истинное чудо, истинное творение, окончательно не забудется, а от самих творений не останется и следа.

Когда их наконец сморила усталость, они улеглись прямо на голых камнях и заснули. А когда проснулись, то обнаружили, что в окружающем их мире изменилось только одно: черные птицы, явно осмелев, летали теперь совсем близко, прямо у них над головами.

– Чем они, интересно, тут живут? – подумала вслух Ралина. – Кругом ни растений, ни дичи… Чем они питаются?

Джари выразительно посмотрел на Корума. Тот лишь пожал плечами.

– Вставайте, – сказал он. – Пора в путь. Время, конечно, вещь относительная, но у меня такое ощущение, что, если мы не поторопимся с выполнением нашей миссии, страна Ливм-ан-Эш погибнет.

Черные птицы между тем кружили уже совсем низко. Путники могли различить их кожистые крылья и тела, их маленькие алчные глазки и длинные, острые клювы.

Внезапно крылатый кот, по-прежнему сидевший на плече Джари, издал пронзительный вопль и выгнул спинку дугой. Он тоже смотрел на черных птиц.

Путники продолжали свой нелегкий путь через нагромождения скал, пока не достигли подножья гор. Отсюда дорога круто пошла вверх.

Горы нависали над ними, как огромные спящие чудовища, которые, казалось, в любое мгновение могут проснуться и пожрать их. Склоны их были гладкими и скользкими, поэтому Коруму и его спутникам приходилось карабкаться вверх осторожно и медленно.

А черные птицы все продолжали кружиться у них над головой. У путников не было никаких сомнений, что стоит им опять заснуть, и птицы тут же нападут. Мысль об этом заставляла их идти все дальше вперед.

Резкие крики птиц становились все громче, все настырнее. Путники уже слышали, как хлопают их мерзкие крылья, но они не глядели вверх, экономя силы, которых и так оставалось совсем немного.

Они пытались найти хоть какое-нибудь убежище, какую-нибудь пещеру среди скал, где можно было бы укрыться и немного передохнуть, не опасаясь нападения птиц. От усталости они уже начинали задыхаться, и их хриплое дыхание и шарканье подошв о камни смешивались с резкими криками черных птиц.

Корум оглянулся на Ралину. На лице ее были написаны безнадежность и ужас, по щекам текли слезы. У него появилось ощущение, что Аркин сыграл с ними злую шутку, хладнокровно отправив их на верную гибель в этой пустынной стране.

Его мысли прервал шум крыльев, в лицо ударил поток воздуха, а по шлему скребанули когти. С яростным воплем он схватился за меч и попытался вытащить его из ножен. Подняв глаза, он увидел прямо над собой массу черных перьев, алчно сверкающие глаза, огромный щелкающий клюв. Наконец ему удалось вытащить меч, и он попытался достать острием ближайшую тварь. Тщетно. Птицы отпрянули с каким-то насмешливым клекотом. И тогда совершенно для него неожиданно Рука Квилла, та, на которой было шесть пальцев, сама по себе молниеносно вытянулась вверх, схватила одну из черных птиц за ее тонкую, длинную шею и сдавила ее, как, бывало, хватала врагов Корума, душа их, ломая им шейные позвонки. Раздался отвратительный хруст костей… Птица успела слабо крикнуть и тут же издохла. Рука Квилла отбросила труп в сторону. Остальные птицы, явно напуганные, отлетели на безопасное расстояние и уселись на скалах, опасливо поглядывая на Корума. Он уже почти забыл, на что способна его левая рука. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как она действовала таким образом. И впервые с того дня, когда она уничтожила сердце Ариоха, он испытал к ней чувство благодарности. Он еще раз показал Руку Квилла птицам, и те ответили ему криками бессильной ярости, продолжая время от времени поглядывать туда, где валялось бездыханное тело их товарки.

Ралина, которой еще не доводилось видеть Руку Квилла в действии, смотрела на Корума с изумлением и облегчением. Что же касается Джари, то он лишь фыркнул и поджал губы.

Воспользовавшись передышкой, он повалился на землю, обнажив, правда, на всякий случай свою саблю. Кот, как и прежде, не слезал с его плеча.

Так прошло довольно много времени. Люди и птицы молча смотрели друг на друга. Над ними было все то же холодное, мрачное небо, вокруг – все те же мрачные горы. И тут Коруму пришло в голову, что если Рука Квилла спасла их от неминуемой опасности, то Глаз Ринна может оказаться в такой ситуации еще более полезным. Правда, ему не очень хотелось снимать повязку и использовать волшебную силу глаза – его способность заглядывать в Небытие, откуда Корум иногда мог призывать на помощь странных и ужасных союзников – тени воинов, погибших в битвах, которыми он когда-то командовал. И особенно ему не хотелось вызывать тех, последних, что погибли, когда он уже обладал и Рукой, и Глазом, – подданных королевы Ооризе, последних воинов из племени вадхагов. Однако сделать что-то было совершенно необходимо. Эти милые черные птички явно не собирались улетать. Угроза была слишком велика. Если птицы решатся напасть все разом, им не устоять. Даже если Рука Квилла успеет уничтожить нескольких тварей, она не сумеет защитить ни Ралину, ни Джари. Неохотно поднес он руку к повязке и сдвинул ее в сторону.

Ужасный, чужой глаз давно мертвого бога Ринна уставился в мир, еще более страшный, чем тот, в котором они сейчас находились.

И опять Корум увидел мрачную пещеру, в которой бессмысленно перемещались смутные тени. А позади них толпились существа, которых ему и вовсе не хотелось видеть. Их мертвые глаза тупо таращилсь на него, на лицах была написана безысходная тоска и отчаяние. Тела их были сплошь покрыты ранами, но раны эти уже не кровоточили, ведь то были лишь тени, заключенные в Лимбе, – не живые и не мертвые. С ними были и их странные верховые животные – уродливые создания, толстые, покрытые чешуей, с раздвоенными копытами и с ветвистыми рогами. Это были последние вадхаги, остатки некогда могущественной расы, населявшей с незапамятных времен территорию Огненных Земель, которую Ариох некогда создал на месте цветущей страны для собственного развлечения. На этих вадхагах были красные одежды, закрывавшие их с головы до ног; на головы были натянуты красные же капюшоны. Вооружение их составляли длинные копья с зазубренными наконечниками.

Не в силах вынести этого ужасного зрелища, Корум хотел было закрыть Глаз повязкой, но Рука Квилла помимо его воли протянулась вперед, прямо в страшную пещеру и сделала повелительный жест мертвым вадхагам. И те медленно влезли на своих рогатых животных и медленно выехали из жуткой пещеры в преддверии ада. Мрачная компания трупов – символ самой смерти – стояла теперь рядом с Корумом на каменистом горном склоне. Черные птицы, едва мертвецы появились в этом мире, взмыли в воздух, отчаянно хлопая крыльями.

Ралина с ужасом наблюдала за происходящим.

– Великие Древние Боги! – воскликнула она. – Что все это означает, Корум?

– Это наши помощники, – ответил Корум и скомандовал мертвым воинам: – Бей!

Копья с зазубренными наконечниками, поднятые затянутыми в красное мертвыми руками, были одновременно брошены в разлетавшихся птиц. И каждое копье нашло свою жертву. Раздался отчаянный клекот, полетели черный пух и перья, и на камни стали падать мертвые птицы.

Ралина, широко раскрыв глаза, смотрела, как мертвые воины, словно живые, слезли с седел и отправились собирать убитых птиц. Корум уже знал, что им надо: им нужна в этом мире добыча, новые жертвы, которые заменили бы их, мертвых, в Лимбе. При этом души погибших воинов, видимо, обретали наконец освобождение и столь желанный вечный покой. Корум искренне надеялся, что так оно и есть.

Ехавший впереди вадхаг подобрал двух мертвых птиц и перекинул их через седло. Затем повернул к Коруму изуродованное ударом меча лицо и взглянул на него невидящими глазами.

– Твой приказ выполнен, повелитель, – прозвучал его безжизненный голос.

– Тогда вы можете вернуться, – хрипло ответил Корум.

– Прежде, чем мы уйдем, я должен передать тебе послание, повелитель.

– Послание? От кого?

– От Того, Кто Ближе к Тебе, Чем Ты Думаешь, – ответил мертвый тем же монотонным голосом. – Он велел передать, что вам следует искать Озеро Тысяч Голосов. Если у вас хватит мужества переплыть это озеро, вы можете надеяться на помощь.

– Озеро Тысяч Голосов? А где оно находится? И кто велел тебе передать мне это?

– Озеро Тысяч Голосов лежит вон за тем горным хребтом. Теперь я ухожу, мой господин. Мы благодарны тебе за эту добычу.

У Корума больше не было сил смотреть на мертвого вадхага. Он отвернулся и закрыл повязкой Глаз Ринна. Когда он вновь повернулся, вадхага уже не было. Исчезли и все черные птицы, кроме одной – той, что погибла от Руки Квилла.

Лицо Ралины было совершенно белым.

– Эти твои союзники ничем не лучше исчадий Хаоса. Это гнусно, Корум, гнусно! Так безжалостно использовать этих несчастных!..

Джари, который в продолжение всей этой сцены так и оставался лежать в удобной позе, поднялся на ноги.

– Ралина, это Хаос вынуждает нас прибегать к подобным вещам, – сказал он. – Именно Хаос заставляет нас все время с кем-то воевать. Хаос всегда несет с собой жестокость; он ожесточает даже тех, кто ему не служит. И с этим придется смириться…

Ралина опустила глаза.

– Что ж, тогда давайте искать это озеро, – произнесла она тихо. – Как там оно называется?

– Довольно странно, – ответил Корум, еще раз оглянувшись на мертвую черную птицу. – Озеро Тысяч Голосов.

И они возобновили свой трудный путь к вершине горного хребта. Теперь, когда нападения птиц можно было не опасаться, они часто останавливались на отдых. Уже начинали давать себя знать голод и жажда, а никаких запасов с собой у них не было.

В конце концов они добрались до вершины хребта, перевалили через него и начали спуск. Здесь им все чаще стали попадаться зеленые лужайки; чем ниже они спускались, тем гуще становилась трава. А вдали, за зеленью лугов, уже виднелась синяя гладь озера, спокойного и весьма живописного. Путникам с трудом верилось, что столь прекрасное озеро может существовать в Царстве Хаоса.

– Какая прелесть! – воскликнула Ралина. – Там наверняка можно будет найти какую-нибудь дичь. И утолить наконец жажду…

– Наверное, – ответил Корум, которого по-прежнему донимали всяческие подозрения.

Тут Джари напомнил им:

– По-моему, этот мертвый вадхаг говорил, что нам потребуется все наше мужество, чтобы пересечь это озеро. Интересно знать, что он имел в виду? Чем оно может нам угрожать?

* * *

Когда они наконец закончили спуск, у них уже почти не оставалось сил. Корум и его спутники сели на траву, решив немного передохнуть у небольшого ручейка, который брал начало из чистого, прозрачного ключа неподалеку, так что им даже не пришлось идти к озеру, чтобы напиться. Джари что-то тихо сказал своему коту, и тот сразу стремительно взмыл в воздух, расправил крылья и вскоре пропал из виду.

– Куда ты его послал, Джари? – спросил Корум.

– На охоту, – ответил тот и подмигнул.

И действительно, через некоторое время кот вернулся, держа в когтях кролика едва ли не такой же величины, как он сам. Он положил добычу у ног Джари и снова улетел. Подкрепившись, они улеглись спать, по очереди сменяя друг друга у костра и охраняя сон других.

Отдохнув, они продолжили свой путь. Когда до озера оставалось шагов триста, Корум остановился, прислушиваясь.

– Слышите? – спросил он.

– Я ничего не слышу, – ответила Ралина.

Джари кивнул в ответ:

– Да-да. Голоса. Как будто шумит большая толпа.

– Вот именно, голоса. Я их ясно слышу, – сказал Корум.

Остаток пути до озера они прошли быстро, несмотря на болотистую, пружинящую под ногами почву. Шум голосов усиливался, становился все громче, пока не стал совершенно непереносимым. Им пришлось даже зажать уши ладонями. И тут их объял ужас: теперь они поняли, почему им потребуется все их мужество, чтобы переправиться через Озеро Тысяч Голосов.

Из вод озера, такого спокойного и мирного, непрерывным потоком лились мольбы, жалобы, проклятья, крики боли и ужаса, вопли, плач, смех… У Корума было такое ощущение, что в этом озере утонули миллионы людей, а их голоса все продолжают звучать, хотя тела давно уже сгнили и растворились в воде.

Зажимая уши, Корум озирался по сторонам, пытаясь определить, нельзя ли как-нибудь обойти проклятое озеро. Нет, это было явно невозможно: со всех сторон к воде подступали непроходимые болота.

Он заставил себя приблизиться к самому берегу, и голоса – мужские, женские, детские – зазвучали еще громче. Так могли кричать только люди, попавшие в ад, в самое пекло…

– Пожалуйста…

– Не надо, не надо, не надо!..

– Это невозможно…

– Какие страдания!..

– Покоя мне, покоя…

– За что?!

– Это была ложь! Меня обманули!

– И меня обманули…

– А-а-а-а-а!

– Помоги, помоги же, умоляю!..

– Помоги мне!

– Мне!

– Нет, мне!

– Это же невозможно больше выносить!..

– Ха!

– Помоги!

– Пощадите!

– Спаси ее, спаси, спаси…

– Как я страдаю!..

– Ха-ха-ха-ха-ха!

– Это было так прекрасно… Кругом сплошные огоньки…

– Звери, звери, звери, звери…

– Ребенок… Это же ребенок!…

– Все утро он плакал… А потом в меня что-то попало, что-то летящее…

– Соуэт! Тэбель!

– Забытый и покинутый в Рандане, поэму я сложил, стихи страданий…

– Покоя мне, покоя… Покоя!..

У берега, словно ожидая их, стояла привязанная лодка.

Внезапно Коруму пришла мысль: а сумеют ли они сохранить разум, переправляясь через Озеро Тысяч Голосов?..

Глава 2

Белая река

Корум и Джари опустили в воду длинные весла и оттолкнули лодку от берега. Ралина, вся в слезах, замерла на носу. С первым же взмахом весел вода в озере взволновалась, но вместо плеска воды над поверхностью раздались новые голоса. Шум вокруг еще более усилился. Корум и его спутники очень скоро поняли, что голоса исходят прямо из-под воды, как будто в каждой ее капле заключена живая человеческая душа, жалующаяся на свою ужасную участь. У Корума даже появилось такое ощущение, что вообще все озера на свете такие же, как это; разница лишь в том, что здесь стоны и жалобы можно услышать… Он всеми силами старался выбросить из головы эту страшную мысль, но тщетно.

– О боги!..

– Нельзя ли…

– Если я…

– Можно мне…

– Любовь, любовь, любовь…

– Столь слабая сила старалась согнуть столь сильных…

– Перестаньте! Прекратите! – закричала вдруг Ралина.

Но голоса не замолкали. Корум и Джари молча навалились на весла.

– Хочу, хочу, хочу…

– Лежи, свернувшись, и внимай моим проклятьям…

– Однажды… однажды… однажды…

– Помоги нам!

– Освободи нас!

– Дай нам покой! Покой!..

– Открой, не прибегая…

– Холодно…

– Холодно…

– Холодно…

– Мы ничем не можем вам помочь! – почти простонал Корум. – Мы не в состоянии ничего для вас сделать!

Ралина всхлипнула и вдруг разрыдалась.

И только Джари-а-Конел, сжав зубы и уставившись в одну точку, молча продолжал грести, гоня лодку все дальше вперед.

– О-о-о, спасите нас!..

– Спасите меня!

– Ребенка, ребенка!..

– Вор, мор, сор, хор, мор, сор, вор, хор, сор, хор, мор, вор…

– Замолчите! Мы ничем не можем помочь!!

– Корум! Корум! Пусть они замолчат! Заставь их замолчать!!! Неужели нет никакого заклинанья, чтобы заставить их замолчать?!

– Нет.

– А-а-а-а-ах!

– Орум, форум, морум, торум, орум, форум, торум…

– Ха-ха-ха-ха-ха!..

– Никто, нигде, никогда, ничто, никогда… ненужные несчастья… для чего? для кого?

– Шепни тихонько… тихонько…

– Нет-нет-нет-нет-нет…

Корум вдруг бросил весло и ударил себя ладонью по затылку, словно стараясь выбить из головы эти ужасные звуки. Ралина сползла на дно лодки; ее рыдания были неразличимы в этом жутком хоре.

– Перестаньте!

– Прекратите! Прекратите! Прекратите!

– Перестаньте!

– Перестаньте!

– Перестаньте!

По лицу Джари текли слезы, но он продолжал грести, ни разу не сбившись с темпа и не меняя ритма движений. Только кот, казалось, ни на что не обращал внимания. Он сидел на банке между Джари и Корумом и тщательно вылизывал лапки. Для кота вода в озере была просто водой, которой следовало любыми средствами избегать. Он лишь пару раз нервно глянул за борт и словно забыл и об озере, и о воде.

– Спаси нас, спаси…

А потом на фоне других голосов вдруг возник еще один – более мощный, глубокий, приятный и какой-то теплый. Голос этот произнес:

– А почему бы и вам не присоединиться к остальным? Тогда вы навсегда позабудете все тревоги и печали. Вам только надо остановиться и перешагнуть через борт… Прямо в воду – и вы воссоединитесь с остальными… Забудьте же вашу гордыню, шагайте, присоединяйтесь к остальным!

– Нет! Не слушайте его! Слушайте меня!!!

– Слушай нас!

– Нет, меня!

– Не слушайте их. Они на самом деле по-настоящему счастливы. Просто ваше появление смутило их. Вы нарушили их покой. Они действительно хотят, чтобы вы к ним присоединились… Присоединились… Присоединились…

– Нет! Нет!! Нет!!!

– Нет! – вскричал Корум. Он выдернул весло из уключины и принялся бить им по воде:

– Прекратите! Прекратите! Прекратите!

– Корум, – впервые за все это время обратился к нему Джари. Он держался за борт, так как лодка начала угрожающе раскачиваться. Ралина с ужасом глядела на Корума.

– Корум! – теперь уже закричал Джари. – Этим ты ничего не добьешься! Только хуже сделаешь! Ты нас всех погубишь! Смотри, лодка вот-вот опрокинется!

– Прекратите! Прекратите! Прекратите!

Держась одной рукой за борт, Джари дотянулся другой до Корума и стал дергать его за алый плащ.

– Корум! Остановись!!!

Корум внезапно сел и посмотрел на Джари так, словно тот был его злейшим врагом. Потом выражение его лица несколько смягчилось, он сунул весло обратно в уключину и вновь принялся яростно грести.

Впереди уже виднелся противоположный берег озера.

– Нам бы только добраться до берега, – сказал Джари. – Тогда никакие голоса нам не страшны. Держись, осталось совсем немного!

– Да, – ответил Корум. – Совсем немного…

И он еще сильнее налег на весла, избегая смотреть в измученное лицо Ралины.

– Спящие змеи и старые совы, голодные ястребы в небе высоком, вот все, что осталось от памяти детства, от памяти светлой о Чаратату…

– Присоединяйтесь к ним, и вы разделите с ними все их прекрасные воспоминания. Присоединяйтесь к ним, принц Корум, леди Ралина и ты, рыцарь Джари! Присоединяйтесь! Присоединяйтесь. Присоединяйтесь…

– Кто ты? – спросил Корум. – Это ты их всех уговорил присоединиться?

– Я – Голос Озера Тысяч Голосов. Я – Дух этого озера. И я предлагаю вам покой и единение со всеми родственными вам душами. Не слушайте недовольных, их немного. Такие всегда недовольны, где бы они ни оказались…

– Нет, нет, нет…

Корум и Джари вновь налегли на весла и продолжали грести, пока днище лодки вдруг не заскрежетало по прибрежному песку. По воде озера внезапно прошло какое-то движение, и над ним возник огромный водяной смерч. От него исходил страшный рев и свист.

– НЕТ! ТАК ПРОСТО ВЫ ОТ МЕНЯ НЕ УЙДЕТЕ! ВЫ – МОИ! НИКТО ЕЩЕ НЕ УХОДИЛ ИЗ ВОД ОЗЕРА ТЫСЯЧ ГОЛОСОВ!

Смерч изменил очертания, и в его центре вдруг возникло искаженное яростью лицо. Лицо Духа Озера. Вот из воды поднялись его руки, потянулись к ним, ближе, ближе, ближе…

– ВЫ – МОИ! ВЫ БУДЕТЕ ПЕТЬ ВМЕСТЕ С ОСТАЛЬНЫМИ! ВЫ ВОЛЬЕТЕСЬ В МОЙ ХОР!

Путешественники поспешно выбрались из лодки и устремились на берег. А Дух Озера, все увеличиваясь в размерах, пытался дотянуться до них, и голос его гремел все громче и громче:

– ВЫ ПРИНАДЛЕЖИТЕ МНЕ! ВЫ – МОИ! Я НЕ ОТПУЩУ ВАС!

А тысячи других, гораздо более слабых голосов, продолжали твердить свое:

– Бегите! Скорее бегите! Никогда не возвращайтесь сюда! Бегите!

– ЗАМОЛЧИТЕ! ПРЕДАТЕЛИ! ИЗМЕННИКИ!

И голоса вдруг замолчали. Наступила полная тишина. И среди этой звенящей тишины вновь раздался голос Духа Озера:

– ЧТО ВЫ НАДЕЛАЛИ! ВЫ ЗАСТАВИЛИ МЕНЯ РАЗОГНАТЬ МОЙ ПРЕКРАСНЫЙ ХОР! МОИ ГОЛОСА УМОЛКЛИ! МОИ ГОЛОСА! ТЕПЕРЬ МНЕ НАДО НАЧИНАТЬ ВСЕ ЗАНОВО! ВЫ ВЫНУДИЛИ МЕНЯ ЗАСТАВИТЬ ИХ ЗАМОЛЧАТЬ! ВЕРНИТЕСЬ! ВЕРНИТЕСЬ ЖЕ!

Чем быстрее они удалялись от берега, тем выше поднимался водяной смерч с искаженным яростью лицом внутри, тем длиннее вытягивались руки духа, стремясь достать их…

Но внезапно с ужасным вскриком Дух Озера, не в силах более сохранять столь огромные размеры и форму, рухнул в воду. Они видели, как он упал, как судорожно бился, махал руками… потом растворился в воде и пропал, словно его и не было… Поверхность озера вновь стала тихой и спокойной, какой они увидели ее в первый раз.

И голосов больше не было слышно. Души людей наконец успокоились… Совершенно случайно Корум и его спутники вынудили Духа Озера приказать своим пленникам замолчать. И это, по всей видимости, разрушило волшебные чары, во власти которых они пребывали…

Корум перевел дыхание и опустился в траву.

– Все, – сказал он. – Теперь эти несчастные наконец обрели покой.

И он улыбнулся, глядя на отчаянное выражение на мордочке кота. Только сейчас он понял, какое ужасное потрясение испытало бедное животное.

Немного передохнув, они отправились дальше. И с вершины ближайшего холма перед ними открылось то, что ожидало их дальше.

Сплошная пустыня какого-то странного коричневатого цвета. Через нее, извиваясь, текла река. Казалось, однако, что в реке течет не вода, а какая-то белая жидкость, напоминающая по виду молоко. Река была довольно широкой, а течение в ней медленным и ленивым.

– Конца-краю всему этому не видно, – вздохнул Корум.

– Смотрите, всадник! – воскликнула вдруг Ралина.

На вершине следующего холма действительно появился всадник. Он сидел, сгорбившись в седле, и явно не замечал их. Тем не менее Корум обнажил меч, и остальные последовали его примеру. Конь нес всадника им навстречу. Ступал он медленно и устало, словно был в пути уже много дней.

Всадник выглядел очень худым и изможденным. На нем была потертая, заплатанная одежда из кожи. Он ничего не замечал вокруг – он просто спал прямо в седле. Левой рукой он держал поводья, а с запястья правой свисал на темляке длинный тяжелый меч. Его исхудалое лицо было словно выдублено ветром и солнцем, так что определить его возраст было совершенно невозможно. На лице выделялся огромный крючковатый нос в обрамлении нечесаных усов и бороды. Волосы тоже висели неопрятными космами. Похоже, он был очень беден, но к луке его седла была приторочена корона, явно из золота, украшенная драгоценными камнями. Корона, как и сам всадник, была покрыта толстым слоем дорожной пыли.

– Он, что, вор, что ли? – удивленно спросила Ралина. – Он, наверное, украл эту корону и теперь пытается скрыться от ее настоящего владельца…

Конь, приблизившись к ним, остановился. На Корума смотрели его большие усталые глаза. Затем он склонил шею и стал неспешно щипать траву под ногами.

Тут всадник пробудился. Потянувшись, он протер глаза и, не произнося ни слова, уставился на Корума и его спутников. Потом, что-то пробормотав, он равнодушно отвернулся.

– Привет вам, – произнес Корум.

Изможденный человек зажмурил глаза, затем вновь раскрыл их и еще раз посмотрел на Корума. Потом достал откуда-то из-за спины флягу, открыл ее и, запрокинув голову, стал пить. Напившись, он вновь закупорил флягу и убрал ее обратно за спину.

– Привет вам, – повторил Корум.

Всадник кивнул в ответ.

– Ага, – только и произнес он.

– Откуда вы едете? – спросил Джари. – Мы тут заблудились и были бы благодарны, если бы вы сказали нам, что находится там, за этой коричневой пустыней…

Человек вздохнул и оглянулся на пустыню.

– Это Кровавая Долина, – сказал он. – А река зовется Белой Рекой, а иногда – Молочной… Хотя там вовсе и не молоко…

– А почему долина зовется Кровавой? – спросила Ралина.

Человек опять сонно потянулся и нахмурился.

– Потому что долина эта вся залита кровью. Эта коричневая пыль – на самом деле засохшая кровь. Кровь, пролитая много столетий назад в какой-то полузабытой битве между Законом и Хаосом.

– А что лежит дальше? – спросил Корум.

– Там много чего есть… Но ничего хорошего. И вообще, в этом мире не осталось ничего хорошего с тех пор, как его завоевали и покорили Повелители Хаоса.

– Так вы не на их стороне?

– С какой стати? Они отвергли меня. Они изгнали меня. Они погубили бы меня, если бы обнаружили. Но я все время переезжаю с места на место, и найти меня нелегко… Хотя в один прекрасный день наверняка…

Джари представил всаднику своих друзей и назвался сам.

– Мы ищем место, которое зовется Город в Пирамиде, – добавил он.

Всадник рассмеялся.

– Я тоже его ищу. Только я уже почти не верю в то, что он существует. Мне кажется, Повелители Хаоса только делают вид, что есть еще такой город, который им сопротивляется, чтобы их противники продолжали льстить себя тщетными надеждами. И чтобы в конечном итоге испытали еще большую боль и разочарование. А меня зовут Король Без Королевства. Когда-то я носил имя Норег-Дан и правил прекрасной страной и, как мне кажется, правил мудро… Но потом явились Повелители Хаоса, и их прислужники уничтожили мою страну и моих подданных. А меня оставили в живых, чтобы я скитался по свету в поисках этого несуществующего города…

– Значит, вы не верите, что Город в Пирамиде существует?

– Я ведь так и не нашел его…

– Может быть, он находится там, за Кровавой Долиной? – спросил Корум.

– Может быть. Но я не настолько глуп, чтобы даже пытаться ее пересечь. Она ведь может оказаться бесконечной… А у вас еще меньше шансов – вы же без лошадей. Я вовсе не трус, – добавил король Норег-Дан, – но у меня еще сохранились остатки здравого смысла. Если бы здесь был лес, мы могли бы построить лодку или плот и поплыть вниз по Белой Реке в надежде достичь противоположного конца пустыни. Но леса здесь нет…

– Зато есть лодка, – сказал Джари-а-Конел.

– А не опасно ли нам возвращаться к Озеру Тысяч Голосов? – спросила Ралина.

– Озеро Тысяч Голосов! – Король Норег-Дан даже затряс головой. – Ни в коем случае! Туда нельзя! Эти голоса заманят вас…

И тогда Корум рассказал ему обо всем, что произошло на озере. Король Без Королевства слушал очень внимательно. Потом улыбнулся. Это была улыбка восхищения. Он слез с седла и приблизился к Коруму, глядя на него изучающим взглядом.

– Вы выглядите очень странно, принц. Странные доспехи, и эта повязка на лице… Но вы, конечно, Герой! Я преклоняюсь перед вами! – И он низко поклонился. – Что ж, видимо, все же стоит вернуться к озеру и забрать лодку старого Фриншака. Мой конь вполне сможет дотащить ее до реки.

– Фриншак? – спросил Джари. – Кто такой Фриншак?

– Это одно из имен того чудища, которое вы встретили на озере. Могущественный водяной дух. Он явился сюда, когда здесь начала править королева Зиомбарг. Ну так что, попробуем забрать лодку?

– Попробуем, – улыбнулся Корум.

* * *

К озеру они подходили с некоторой опаской. Но опасаться уже было нечего – Фриншак, видимо, уже смирился с поражением. Они без помех привязали к лодке веревку, и усталый конь Норег-Дана втащил лодку на берег, а затем поволок ее сначала вверх, а потом вниз по обратному склону холма. В рундуке под кормовой банкой Корум обнаружил парус. Короткая мачта была закреплена вдоль борта лодки.

– А как же быть с вашим конем? – спросил Корум у Норег-Дана. – Он в лодке не поместится…

Норег-Дан вздохнул.

– Жаль, конечно, но придется оставить его. Думаю, здесь ему будет спокойнее и безопаснее, чем со мной. Кроме того, он давно нуждается в отдыхе; он служит мне с тех самых пор, как начались мои скитания.

Норег-Дан расседлал коня, снял с него уздечку и сложил всю сбрую в лодку. Затем общими усилиями они потащили лодку к воде, поднимая тучи коричневой пыли, от которой сразу же стало трудно дышать. Пыль забивала и нос, и рот, проникала во все поры. Ощущение было отвратительным, тем более теперь они знали, что это за пыль. Наконец они подтащили лодку к самому берегу Белой Реки. Конь застыл на склоне холма, глядя им вслед. Потом отвернулся. Норег-Дан опустил голову на сложенные руки и закрыл лицо ладонями.

А солнце по-прежнему стояло в зените, на том же самом месте, и никуда не двигалось; путники утратили всякое представление о времени и понятия не имели, который теперь час и сколько суток они провели в этом Царстве.

Белая жидкость, что текла в реке, была явно плотнее воды. Норег-Дан посоветовал не прикасаться к ней.

– Она разъедает кожу, – сказал он.

– А что это такое? – спросила Ралина, когда они оттолкнулись от берега и подняли парус. – А лодку она не повредит, если способна разъесть кожу?

– В конечном итоге, конечно, разъест и лодку, – ответил Король Без Королевства. – Остается надеяться, что мы успеем достичь противоположного конца пустыни прежде, чем это случится.

Он еще раз оглянулся назад, туда, где оставил своего коня. Но тот уже пропал из виду.

– Некоторые считают, что если коричневая пыль – это засохшая кровь смертных, то в Белой Реке течет кровь Великих Древних Богов, пролитая в той битве. Эта кровь никогда не может засохнуть…

Ралина подняла руку, указывая куда-то вдаль, откуда текла река:

– Но этого не может быть! Ведь река где-то берет свое начало и куда-то впадает…

– Вероятно, да, – ответил Норег-Дан.

– Вероятно?

– Здесь ведь правит Хаос, – словно оправдываясь, ответил он.

Дул легкий ветерок, наполняя парус. Холмы вскоре скрылись позади. Вокруг них до самого горизонта расстилалась лишь Кровавая Долина.

Ралина уснула и проспала довольно долго. Остальным тоже удалось вздремнуть по очереди.

Когда Ралина пробудилась уже в третий раз, вокруг по-прежнему была все та же однообразная коричневая пустыня. Она прошептала, как бы про себя:

– Столько крови пролито! Столько крови!

А лодка все плыла вперед, куда-то вниз по молочно-белой реке. Норег-Дан меж тем рассказывал Коруму, что принесло этим землям правление королевы Зиомбарг.

– Все существа, не подчинившиеся Хаосу, были уничтожены. Или Хаос сыграл с ними разные гнусные шутки, как со мной. Повелители Мечей известны своими злыми проделками. Любая гнусность и мерзость со стороны смертных ими только поощрялась, и ужас пришел в этот мир. Моя жена, мои дети, все они… – Его голос прервался. – Пострадали все. И я теперь даже не могу сказать, когда все это произошло – год назад или сто лет… Это тоже одна из шуточек Зиомбарг – остановить солнце на небе, чтобы никто не имел понятия о течении времени…

– Если правление Зиомбарг началось тогда же, когда в наших Пяти Измерениях к власти пришел Ариох, – сказал Корум, – значит, прошло уже более тысячи лет.

– Мне представляется, что Зиомбарг вообще отменила время в этих Измерениях, – сказал Джари. – Относительно, конечно. То, что здесь произошло, можно отнести к любому моменту времени…

– Ты прав, наверное, – кивнул Корум. – Однако скажите, что вам известно о Городе в Пирамиде, король Норег-Дан?

– Этот город вообще-то не из нашего Измерения. Он, конечно, существовал – в тех Пяти Измерениях, где ныне правит королева Зиомбарг. Стремясь уйти от власти Хаоса, он перемещался из одного Измерения в другое, но в конечном счете вынужден был остаться здесь, удовлетворяясь тем, что ему удается отбивать все атаки Зиомбарг. Она, как я слышал, не щадила на это сил и в итоге исчерпала большую часть своей энергии. Вероятно, именно поэтому мне да еще нескольким таким же беглецам и позволено пока оставаться в живых. Не знаю…

– Значит, есть и другие?

– Есть. Такие же несчастные бродяги, как я. Или, лучше сказать, были. Может быть, Зиомбарг уже добралась до них…

– Или, может быть, они добрались до Города в Пирамиде?

– Возможно.

– Внимание Зиомбарг сейчас полностью поглощено событиями в соседнем Царстве, – сказал Джари со знанием дела. – Ее больше всего интересует, чем кончится борьба между прислужниками Хаоса и теми, кто защищает Закон.

– Что ж, тем лучше для нас, принц Корум, – сказал Норег-Дан. – Ведь если бы она узнала, что тот, кто победил и изгнал ее брата, находится здесь, в ее собственном Царстве, где ей ничего не стоит его уничтожить…

– Давайте не будем об этом, – сказал Корум.

Они плыли все дальше и дальше по Белой Реке. Уже начинало казаться, что и река, и Кровавая Долина действительно не имеют конца, как не имеет понятия о времени этот мир, поглощенный Хаосом.

– А как он называется, этот Город в Пирамиде? – спросил вдруг Джари.

– Ты думаешь, это может оказаться твой Танелорн? – спросила Ралина.

Он улыбнулся и покачал головой:

– Нет. Я хорошо знаю Танелорн. По-моему, между ними нет ничего общего.

– Одни говорят, что он построен внутри огромной гладкой пирамиды, – сказал Норег-Дан. – Другие утверждают, что он сам имеет форму пирамиды и похож на гигантский зиккурат. Боюсь, что об этом городе сложено слишком много легенд…

– Не помню, чтобы мне попадался такой город в моих странствиях, – заметил Джари.

– А мне это напоминает легенды о Небесных Городах, подобных тому, что разбился в Долине Броггфитус во время последней великой битвы между вадхагами и нхадрагами. В наших преданиях такие города упоминаются очень часто. И я твердо знаю, что, по крайней мере, один такой город существовал в действительности. Его обломки и сейчас можно видеть возле замка Эрорн, где я родился. Такие города, способные перемещаться из одного Измерения в другое, были у вадхагов в глубокой древности. И у нхадрагов тоже. Но когда этот период нашей истории подошел к концу, когда на смену вадхагам и нхадрагам пришли мабдены, эти города все исчезли, а мы даже не обратили на это особого внимания. Остатки племени вадхагов были вполне довольны спокойной жизнью в своих замках…

Он внезапно оборвал себя, не желая больше говорить на эту тему. Слишком тяжкие воспоминания она вызывала.

– Так что это может оказаться один из таких городов, – неожиданно закончил он.

– Мне кажется, нам лучше пристать к берегу, – весело сказал вдруг Джари.

– Почему? – спросил Корум. Он сидел спиной к носу лодки.

– Потому что мы, видимо, достигли и конца Белой Реки, и Кровавой Долины.

Корум резко обернулся. Лодка стремительно неслась вперед, а там, впереди, Долина была словно разрезана огромным ножом. И с края этого гигантского разреза Белая Река чудовищным водопадом низвергалась вниз, в бездну.

Глава 3

Чудовища Бездны

Белая Река вся кипела, устремляясь к водопаду. Корум и Джари, выхватив весла из уключин и упираясь ими в дно, направили раскачивающуюся лодку к берегу.

– Приготовься прыгать, Ралина! – крикнул Корум.

Она встала, держась за мачту. Король Норег-Дан поддерживал ее за локоть. Лодка, крутясь, понемногу выбиралась из стремнины. Корум, изо всех сил налегая на весло и почти падая за борт, толкал и толкал ее к берегу. За грохотом водопада они совершенно не слышали друг друга. Бездна была уже совсем рядом. Казалось, еще немного, и им уже не выбраться… Сквозь туман, стоявший над водопадом, Корум успел еще разглядеть неясные очертания дальних скал на той стороне пропасти.

Лодка наконец ткнулась бортом в берег.

– Прыгай, Ралина! – крикнул Корум.

Она прыгнула и упала плашмя в коричневую пыль, раскинув руки. Король Норег-Дан последовал за ней. Следующим прыгнул Джари. Лодку уже относило обратно на стремнину, и он до берега не допрыгнул. Правда, упал он на мелком месте и поспешил сразу же выбраться на берег, что-то крича Коруму.

Но Корум ничего не слышал. Он еще успел вспомнить предупреждение короля Норег-Дана о коварных свойствах Белой Реки, но лодку относило все дальше, и ему не оставалось ничего другого, как прыгать самому. И он прыгнул, плотно закрыв рот. Доспехи сразу же потянули его на дно, и он прилагал нечеловеческие усилия, чтобы добраться до берега.

Наконец его ноги коснулись дна. Дрожа, он выбрался на сушу. Белая жидкость потоками стекала с него и падала в коричневую пыль. Тяжело дыша, он повалился наземь. Покинутая лодка, крутясь, поплыла дальше. Достигнув края пропасти, она в последний раз мелькнула в воздухе и исчезла за краем водопада.

Шатаясь, они побрели прочь от Белой Реки, по колено утопая в коричневой пыли. Когда грохот водопада утих вдали, они остановились, чтобы передохнуть и обсудить план дальнейших действий.

Пропасть, казалось, не имела конца. Она тянулась от горизонта до горизонта. Было совершенно ясно, что создала ее отнюдь не природа. Выглядело это так, словно кто-то прокопал огромный канал одинаковой ширины и глубины.

Они стояли на краю бездны и смотрели вниз. Корум почувствовал, как начинает кружиться голова, и невольно сделал шаг назад. Скалы, отвесно опускавшиеся вниз, были из такого же черного обсидиана, как те горы, которые они преодолели ранее, но здесь поверхность их была абсолютно гладкой. А глубоко внизу клубились какие-то желтоватые испарения, скрывая все, что происходило на дне пропасти.

Рядом с этим гигантским провалом путешественники ощущали себя ничтожными карликами. Непроизвольно они оглянулись назад, на Кровавую Долину. Она лежала позади них, ровная и бесконечная. Они также пытались определить, что находится по другую сторону бездны, но расстояние было слишком велико.

Солнце по-прежнему недвижимо висело в небе, только теперь его закрывал туман, поднимавшийся над водопадом.

Четверо путников двигались вдоль края пропасти, удаляясь от Белой Реки. Через некоторое время Корум обратился к Норег-Дану:

– Вы что-нибудь знаете об этой пропасти?

Тот покачал в ответ головой:

– Я никогда толком не знал, что лежит за Кровавой Долиной. Но такого я не ожидал… Может, это что-то новое…

– Новое? – Ралина удивленно взглянула на короля. – Что вы хотите сказать?

– Повелители Хаоса все время меняют ландшафты, придумывая все новые и новые штучки. Так они, видите ли, шутят. Может быть, королева Зиомбарг все-таки узнала, что вы здесь. Может быть, она решила позабавиться с нами…

Джари погладил своего крылатого кота.

– Это было бы вполне в духе Королевы Хаоса. Однако, мне кажется, что для убийцы своего брата она могла бы придумать что-нибудь пострашнее…

– А если это только начало? – сказала Ралина. – Что, если она решила осуществлять свою месть постепенно?

– Вряд ли, – сказал Джари. – Я много раз дрался с Повелителями Хаоса, во многих мирах и во многих обличьях. И одно я твердо знаю: они всегда действуют по первому побуждению, не раздумывая. И если бы Зиомбарг действительно узнала, что принц Корум находится в ее Царстве, она немедленно приняла бы соответствующие меры, и мы бы уже почувствовали это на собственной шкуре. Нет, она все еще поглощена событиями в том Царстве, которое мы покинули. Однако это отнюдь не значит, что опасность нам не грозит, – добавил он, слабо улыбаясь.

– Опасность умереть от голода – вот что нам грозит прежде всего, – сказал Корум. – Помимо всех прочих опасностей. Местность вокруг совершенно пустынная. И никакого пути ни вниз, ни через пропасть, ни назад…

– Надо идти вперед, пока мы не найдем способ спуститься или перебраться на ту сторону, – сказала Ралина. – Должна же эта пропасть когда-нибудь кончиться!

– Весьма возможно, – ответил Норег-Дан, потирая худые щеки. – Но должен вам еще раз напомнить, что этим Царством правит Хаос. Из того, что вы мне рассказали о Царстве Ариоха, я понял, что он никогда не обладал такой властью, какой обладает его сестра Зиомбарг. Он был самым слабым из Повелителей Мечей. Говорят, что Мабелод, Король Мечей, еще более могущественный правитель, чем Зиомбарг, и что он превратил свое Царство в некую постоянно меняющуюся субстанцию, которая произвольно утрачивает формы и очертания и вновь их обретает, причем делает это быстрее мысли…

– Тогда нам лучше никогда не встречаться с Мабелодом, – пробормотал Джари. – То, с чем мы столкнулись здесь, и так достаточно ужасно. Я ведь видел Всеобщий Хаос и должен сказать, что мне это зрелище совершенно не понравилось.

Они продолжали свой путь вдоль обрыва. Поглощенный своими мыслями и утомленный однообразием пути, Корум лишь постепенно начал осознавать, что небо становится все темнее и темнее. Он глянул вверх. Неужели солнце наконец сдвинулось с мертвой точки?

Нет, солнце как будто оставалось все в том же положении. Но по небу теперь стремительно несся поток неизвестно откуда взявшихся черных облаков. Поток направлялся к противоположной стороне пропасти. Корум мог лишь гадать, что это такое, – то ли проявление каких-то колдовских чар, то ли просто явление природы. Он остановился. Стало явно прохладнее. Теперь и остальные его спутники обратили внимание на странные черные облака.

В глазах Норег-Дана застыло выражение тревожного ожидания. Он потуже затянул пояс своей кожаной куртки и облизал пересохшие губы.

Внезапно черно-белый кот, как обычно сидевший на плече у Джари, расправил крылья и взлетел в небо. Он начал кружиться над бездной, временами исчезая из вида. Джари выглядел изумленным – поведение кота было совершенно необычным.

Ралина прильнула к Коруму, и он обнял ее. Поглаживая ее по плечу, он неотрывно смотрел в небо, на поток черных облаков, мчавшийся неизвестно откуда неизвестно куда.

– Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? – спросил он короля Норег-Дана. – Вам это ничего не напоминает?

Норег-Дан отричательно мотнул головой:

– Нет, я такого никогда не встречал. Но это явно какой-то знак, предзнаменование. Боюсь, это предвестник опасности, которая нам угрожает. Я уже встречал подобные предзнаменования.

– Тогда нам лучше приготовиться к худшему, – сказал Корум, обнажая меч и отбрасывая назад свой алый плащ. Остальные тоже приготовили оружие и стояли теперь на краю бездонной пропасти, готовые отразить любое нападение.

Кот между тем уже возвращался назад. Спускаясь, он пронзительно мяукал. Он явно что-то увидел на дне пропасти.

Корум и его спутники приблизились к обрыву и осторожно глянули вниз.

В желтых испарениях снизу вверх двигалась какая-то красноватая тень. Выбираясь из заполняющего бездну тумана, тень приобретала все более отчетливые очертания.

Это оказалось огромное крылатое чудовище. Расправив гигантские красные крылья, оно медленно летело наверх, прямо к путникам, повернув к ним свою оскаленную морду и раскрыв пасть, множеством острых зубов напоминающую акулью. Оно выглядело так, словно принадлежало скорее пучинам океана, а не просторам поднебесья; его полет, медленные, волнообразные взмахи гигантских крыльев – все это напоминало движения морского животного, плывущего на огромной глубине. Размером оно было с крупного быка, а размах его крыльев был раз в пятнадцать больше, чем у самого большого орла.

Вот чудовище поднялось над краем страшной бездны, все время то открывая, то закрывая пасть, словно предвкушая скорую поживу. Его золотистые глаза сверкали алчностью и злобой.

– Это Гханх, – сказал Норег-Дан с безнадежностью в голосе. – Это он вел Свору Хаоса, когда Повелители Мечей начали завоевание здешних земель. Один из любимцев королевы Зиомбарг. Он пожрет нас прежде, чем хоть один меч достанет его…

– А, так значит, в этом Измерении вы зовете его Гханхом, – заинтересованно произнес Джари. – Я его уже встречал. Но насколько я помню, его вроде бы убили…

– А каким образом его убили? – быстро спросил Корум.

Гханх между тем поднимался все выше.

– Увы, этого я не знаю, – ответил Джари.

– Нам надо рассредоточиться, – сказал Корум. – Так у нас будет больше шансов уцелеть. Ну, быстрее!

И сам поспешно отошел от края пропасти.

– Прости, если я не вовремя, друг мой Корум, – сказал Джари тоже, отходя от края обрыва, – но мне кажется, что сейчас нам очень пригодились бы те воины из Небытия.

– Место тех воинов в Лимбе уже заняли черные птицы, с которыми мы повстречались в горах. Что они могут против Гханха?..

– И все же я предлагаю попробовать.

Корум сдвинул повязку с Глаза Ринна и снова заглянул в мрачную пещеру в Лимбе. Да, они все были там – стая мерзких черных птиц, и у каждой в груди или в горле отверстая рана от вадхагского копья. Увидев Корума, они сразу узнали его. Одна из птиц раскрыла клюв, что-то закричала. В ее крике звучала такая безнадежность, что Корум почти пожалел ее.

– Вы слышите меня? – спросил он. – Вы мне поможете?

– Корум, скорее! Он уже снижается! Он атакует! – услышал он возглас Ралины.

– …Мы… понимаем… повелитель… У тебя… есть… для нас… добыча? – с трудом произнесла одна из черных птиц.

– У меня есть для вас добыча. Если вы сумеете ее взять.

Рука Квилла протянулясь в мрачную пещеру и сделала птицам повелительный жест. С жутким клекотом они снялись и взлетели.

Вся стая пересекла границу между двумя мирами и внезапно появилась перед Гханхом.

– Вон, смотрите! – закричал им Корум. – Вот она, ваша добыча!

Черные птицы, пораженные копьями, не мертвые, но и не живые, стремительно взвились в небо. И когда Гханх, раскрыв свою ужасную пасть, казалось, готов был напасть на четверых путешественников и пожрать их, они уже кружились прямо над ним.

– Бежим! – крикнул Корум.

И они бросились врассыпную по коричневой пустыне, по колено утопая в пыли. Гханх издал пронзительный крик. Он еще колебался, не зная, на кого напасть первым.

Корум, задыхаясь от зловония, исходившего из пасти чудовища, быстро оглянулся. Он еще помнил, как трусливо вели себя черные птицы, никак не решаясь напасть на них там, в горах. Как они поведут себя теперь? Хватит ли у них смелости атаковать Гханха? Ведь победа над ним сулила им освобождение из Лимба…

* * *

Но птицы уже с непостижимой скоростью устремились вниз, на предложенную им добычу. Они атаковали Гханха, а тот даже не успел ничего заметить и не понял, как и когда их острые клювы вонзились в него, стали рвать и терзать его тело. От боли и удивления он издал жуткий вопль и начал отбиваться. Его пасть щелкала, словно гигантский капкан. Две или три птицы попали ему в зубы, но даже почти разрубленные пополам этими страшными зубами, они продолжали клевать Гханха, ибо не может быть второй смерти для не живых и не мертвых исчадий Лимба…

Крылья Гханха уже молотили по земле, поднимая вокруг тучи засохшей крови. Корум и его друзья с ужасом наблюдали за чудовищной схваткой. Гханх вертелся и подпрыгивал, издавал яростные вопли, щелкал пастью, но черные птицы продолжали терзать его, целясь в основном в голову. Гханх вдруг странно дернулся и опрокинулся на спину. Опираясь крыльями о землю, он метался из стороны в сторону, стараясь укрыть голову от безжалостных ударов. Барахтаясь в пыли, он продолжал отбиваться от наседавших птиц. А те, то взлетая вверх, то снова бросаясь вниз, все нападали и нападали, стараясь продолбить череп неуклюжему гиганту. Из тела чудовища уже густыми зелеными потоками текла кровь; она падала в коричневую пыль и тут же сворачивалась, смешавшись с засохшей кровью смертных.

И вдруг чудовище, перевалившись через край обрыва, рухнуло в пропасть. Корум и его товарищи подбежали к обрыву, желая узнать, чем кончилась битва. В воздухе по-прежнему столбом стояла коричневая пыль, забивая глаза, нос и рот. Стоя на краю пропасти, они видели, как Гханх падает вниз, в бездну. Крылья его были раскинуты и замедляли падение, но у него уже явно не было сил, даже чтобы взмахнуть ими; он лишь планировал, опускаясь на дно. А черные птицы все продолжали кидаться на него, и их клювы все долбили и долбили его голову. А потом всех их поглотил желтый туман.

Корум продолжал стоять на краю и смотреть вниз, но напрасно. Из тумана не появилось больше ничего.

– Ну теперь, надо полагать, у тебя больше нет союзников в Лимбе? – спросил Корума Джари. – Ведь птицы не смогли унести свою добычу с собой…

Корум кивнул:

– Я как раз думал о том же.

Он вновь сдвинул повязку с Глаза Ринна и убедился в том, что мрачная пещера теперь совершенно пуста.

– Да, союзников для нас там больше нет.

– Стало быть, получается тупик, – резюмировал Джари-а-Конел. – Птицы не убили Гханха, но и сами не были уничтожены. И все же непосредственной опасности для нас пока нет. Давайте двигаться дальше.

Черные облака, остановив свой стремительный полет по небу, теперь висели у них прямо над головой, закрывая солнце. Корум и его спутники шли вперед в тусклом сумеречном свете.

Корум обратил внимание, что Джари погружен в глубокую задумчивость с тех самых пор, как птицы увлекли Гханха на дно пропасти.

– Что с тобой, Джари-а-Конел? – спросил он. – Тебя что-нибудь беспокоит?

Джари поправил шляпу и вытянул губы:

– Мне пришло в голову, что если Гханх не был убит и сумел добраться до своего логова и если Гханх, как уверяет король Норег-Дан, – любимец королевы Зиомбарг, то очень скоро королева узнает от него о нашем появлении в ее Царстве. Если уже не узнала. И тогда, несомненно, она тут же постарается отомстить нам за своего любимца…

Корум снял шлем и провел рукой по волосам. Затем взглянул на остальных.

– Видимо, вы правы, – со вздохом сказал Король Без Королевства. – Нам следует ожидать ответного удара со стороны королевы Зиомбарг. Причем очень скоро. Или, как минимум, появления ее прислужников, если она еще не до конца уверена в том, что в ее Царство проник именно убийца ее брата, а не какой-то простой смертный.

Ралина шла впереди, едва прислушиваясь к разговору.

– Смотрите, – вдруг воскликнула она, указывая рукой куда-то вперед.

И они увидели углубление, нечто вроде ниши, вырубленной в камне на краю обрыва. Углубление было небольшим, квадратным; человек мог в нем уместиться лишь с большим трудом. Они сгрудились возле него, заглядывая вниз. От углубления начиналась вырубленная в скале лестница, которая вела прямо вниз, в бездну; конец ее исчезал в желтом тумане. Лестница была крутая и явно очень скользкая. Стоит лишь раз оступиться, и ты обречен…

Корум стоял, глядя на лестницу и размышляя. Похоже, она возникла только что, прямо перед их приходом. Может быть, это тоже штучки королевы Зиомбарг? А вдруг ступени внезапно исчезнут, стоит им лишь начать спуск? Если им вообще удастся его начать…

Но выбор у них был невелик: либо спускаться по лестнице, либо продолжать двигаться вдоль обрыва и, весьма вероятно, вновь оказаться у Белой Реки. Корум уже начал подозревать, что Кровавая Долина имеет форму круга, что Озеро Тысяч Голосов и черные горы лежат как раз посреди нее, а со всех сторон ее окружает бездна.

Вздохнув, он сделал шаг к лестнице и поставил ногу на ее первую ступеньку. Затем, прижимаясь спиной к скале, начал осторожно спускаться вниз.

* * *

Шаг за шагом, ступенька за ступенькой четверо путников медленно и осторожно продвигались вниз по скользкой лестнице. Вот уже край обрыва исчез в сумрачном свете высоко над головой. Дно пропасти по-прежнему было скрыто желтым туманом. Вокруг висела пугающая тишина.

Они и сами не смели произнести ни звука, не смели делать ничего, что отвлекло бы их от опасного спуска. Все их внимание было полностью приковано к скользким ступеням. Бездна, казалось, притягивала их к себе, всасывала в себя. Голова все больше кружилась, руки и ноги дрожали от постоянного напряжения и усталости, да и холодная, как лед, скала казалась им воплощением ненависти Зиомбарг. Их не покидало ощущение, что они вот-вот потеряют равновесие и свалятся вниз, в желтый туман.

А потом они услышали отдаленный рев. Он исходил прямо из желтого тумана на дне пропасти и эхом отражался от скал. Через некоторое время к реву прибавились другие, не менее страшные звуки – сопение, рычание, чудовищные хрипы и пронзительные вопли.

Корум остановился и посмотрел на своих спутников, стоявших на ступенях лестницы и плотно прижавшихся боком или спиной к скале. Они тоже прислушивались к нарастающему реву. Ближе всех к нему была Ралина. За ней стоял Джари, а последним спускался Король Без Королевства.

Первым заговорил Норег-Дан.

– Я знаю, что это такое, – сказал он. – Это ревут Чудовища королевы Зиомбарг. Я уже говорил вам, что Свору Хаоса вел Гханх. Так вот, эта Свора как раз и издавала такой рев. Можно было бы сразу догадаться, что именно скрывается в желтом тумане, стоило лишь увидеть Гханха…

Корум почувствовал, как у него екнуло сердце. Он еще раз глянул вниз, где их появления уже ожидали невидимые пока Чудовища Бездны.

Глава 4

Колесницы Хаоса

– Что же нам делать? – прошептала Ралина. – Что мы можем против них?

Корум не ответил. Осторожно, стараясь не оступиться и не потерять равновесия, он извлек из ножен свой меч, опираясь о скалу Рукой Квилла.

Пока Гханх был еще жив и продолжал отбиваться от черных птиц, на помощь из Лимба рассчитывать не приходилось.

– А это ты слышишь? – спросил вдруг Джари. – Вот этот странный… скрип?..

Корум кивнул. А к скрипу тем временем присоединился и другой звук – тяжелый грохот. Звуки были странно знакомые. Они смешивались с рычанием и хрипами, по-прежнему исходившими из желтого тумана.

– У нас есть только один способ выяснить, что это такое, – сказал наконец Корум. – Надо спуститься на дно, и побыстрее. Там, по крайней мере, мы не будем столь уязвимы, как на лестнице. На дне мы можем встать спиной к скале и достойно встретить тех… тех, кто рычит там, в тумане.

И они вновь начали спускаться, медленно и осторожно, все время поглядывая вниз, не появятся ли Чудовища Бездны.

* * *

Наконец Корум достиг дна пропасти. Он не сразу осознал, что лестница кончилась, так долго они спускались, прижимаясь к холодной скале и осторожно нащупывая каждую следующую ступеньку. И вот ступеньки кончились; под ногами теперь была земля – неровная, усыпанная галькой; огромные валуны были разбросаны повсюду. Но в желтом тумане ничего живого рядом с ними видно не было.

Пока Корум озирался, спустились и его товарищи. Рев и рычание слышались теперь гораздо громче. Кроме того, в воздухе чувствовалась ужасная вонь. Но источник всего этого по-прежнему виден не был. Скрип и грохот, однако, продолжались.

И тут Корум и его спутники увидели, кто, вернее, что издавало этот чудовищный шум.

– Клянусь Мечом Элрика! – простонал Джари. – Это же Колесницы Хаоса! И как я раньше не догадался!

Из желтого тумана начали возникать огромные, тяжелые и неуклюжие колесницы, влекомые запряженными в них чудищами, более всего похожими на древних ящеров. В колесницах сидели самые разнообразные создания; они набились туда в таком количестве, что некоторым даже пришлось взгромоздиться на спину другим. Как бы в насмешку над человеком, создания эти были одеты в самые обычные доспехи и даже чем-то вооружены. Они были похожи на самых различных животных – свиней, собак, лошадей, коров, лягушек… У одних вид был совершенно отталкивающий, у других не очень, но, в общем, уродами были все. Одеты же они были совершенно как люди, поэтому выглядели жуткой пародией на человека.

– Это Хаос их сделал такими? – в ужасе спросил Корум.

– Нет, не совсем так, – ответил Джари.

– То есть?

Тут в разговор вступил Король Без Королевства.

– Эти чудовища, – сказал он, – раньше были людьми. Многие из них – мои бывшие подданные. Они перешли на сторону Хаоса, потому что сочли его более могущественным, чем Порядок и Закон…

– И наградой за это им было столь страшное превращение? – с ужасом произнесла Ралина.

– Они и не подозревают о случившемся с ними, – спокойно возразил Джари. – Они так низко пали в своем предательстве, что почти совсем утратили память о собственной былой сущности.

Черные колесницы, скрипя и грохоча, приближались. И все громче слышалось рычание, храп и блеяние сидящих в них чудищ.

Путешественники вынуждены были спасаться бегством, бежать со всех ног, сжимая в руках бесполезное против такого врага оружие, откашливаясь и отплевываясь, стараясь избавиться от преследовавшего их жуткого запаха Своры Хаоса и от липучего желтого тумана.

Свора Хаоса, Чудовища Бездны взревели при виде бегущих людей и стали понукать и стегать бичами запряженных в колесницы ящеров. Жуткая, омерзительная армия вовсю наслаждалась начавшейся погоней…

Четверо преследуемых, ослабевшие после многочисленных приключений, давно уже толком не евшие и не пившие, не в состоянии были бежать достаточно быстро. Задыхаясь, они укрылись за огромным валуном, чтобы хоть немного передохнуть. А колесницы с грохотом приближались, и вместе с ними приближалась и тошнотворная вонь и жуткая какофония звуков. Страшные чудища, некогда бывшие людьми, настигали их.

Корум надеялся спрятаться за огромным валуном. Но тщетно. Свора Хаоса прекрасно ориентировалась в желтом тумане. Колесница, двигавшаяся первой, сразу же повернула в их сторону. Тогда Корум решил взобраться на валун, чтобы отбиваться от нападающих сверху. Следом за ним тут же полезло свиноподобное чудище. Корум ударил его кулаком в морду, но кулак безнадежно увяз в чем-то мягком. А тварь уже подняла свою утыканную бронзовыми шипами дубину, чтобы одним ударом прикончить вадхага. Корум взмахнул мечом, и свиноподобный рухнул вниз.

Теперь сражались уже все четверо путешественников. Ралина яростно отмахивалась мечом. Джари, Норег-Дан и она стояли полукругом, прижавшись спинами к валуну и защищая его с одной стороны, а Корум оборонял другую, прикрывая их с тыла. Собакоподобное чудовище бросилось на него. Оно было в шлеме и в панцире, а в его ощеренной пасти виднелись огромные клыки. Подпрыгнув, оно вцепилось Коруму в руку. Он опять взмахнул мечом и одним ударом разрубил эту жуткую морду надвое. Руки, превратившиеся в когтистые лапы, со всех сторон тянулись к нему, хватали, рвали его одежду, стягивали сапоги. Его доспехи звенели от ударов мечей и боевых дубин. Казалось, вся Свора разом лезла на него. Он давил их сапогами, рубил и колол мечом разверстые пасти и мохнатые лапы, пронзал их туши… Душа его была полна ужаса, но он все дрался и дрался, отбивая удары и поражая врагов, не поддаваясь им и не отступая ни на шаг…

В ушах все громче и страшнее звучали рев и рычание Своры. Колесницы все прибывали и прибывали, выползая из желтого тумана. Валун уже окружало несколько сотен врагов.

Вдруг до Корума дошло, что Свора Хаоса вовсе не намерена их убивать. Во всяком случае, пока. Если бы они хотели это сделать, то давно уложили бы их всех. Несомненно, они стремились взять путешественников в плен, чтобы подвергнуть пыткам или чтобы превратить в таких же чудовищ, как они сами.

Корум с ужасом вспомнил пытки мабденов, которые ему пришлось пережить, и еще яростнее заработал мечом, надеясь, что, может быть, кто-то из Своры Хаоса сумеет убить его…

А напор чудовищ не ослабевал, и постепенно вокруг валуна скопилось такое количество трупов, что товарищи Корума не могли даже взмахнуть рукой. Они словно оказались в ловушке. Только Корум продолжал драться, обрушивая свой меч на каждого, кто пытался к нему приблизиться. Но потом одно из чудищ сумело-таки взобраться на валун за его спиной, схватило его за ноги и увлекло вниз, туда, где уже лежали обезоруженные и связанные по рукам и ногам Ралина, Джари и Король Без Королевства.

* * *

Сквозь ряды чудовищ вперед протиснулось одно, с кривой мордой, похожей на лошадиную. Оно скривило губы в некоем подобии ухмылки, обнажив огромные почерневшие зубы, и заржало совершенно по-лошадиному. Урод сдвинул набок шлем и засунул большие пальцы волосатых рук за широкий пояс, стягивающий его брюхо.

– Ну что, оставить вас здесь, у нас, или отправить к нашей госпоже? Королева Зиомбарг может заинтересоваться вами…

– На что ей четверо смертных? – сказал Корум.

Урод с лошадиной мордой вновь оскалил в ухмылке свои жуткие зубы:

– А может быть, вы не простые смертные? Может быть, вы пособники Хранителей Закона…

– Ты же прекрасно знаешь, что здесь Хранители Закона давно уже не властвуют.

– Да, но они ведь могут возжелать снова властвовать над нами. Может, это они вас послали сюда из какого-нибудь иного Царства.

– Ты что, не узнаешь меня?! – вскричал вдруг король Норег-Дан.

Человек-лошадь поскреб свою челку, тупо глядя на Короля Без Королевства.

– А с какой стати я должен тебя узнавать?

– Потому что я-то тебя знаю! Твое лицо все же сохранило кое-какие прежние черты…

– Заткнись! Я понятия не имею, о чем ты говоришь! – Урод выхватил из-за пояса кинжал. – Молчи!

– Ты просто боишься вспоминать! – закричал Король Без Королевства. – Ты звался когда-то Полиб-Бавом, графом Терн! И ты продался Повелителям Хаоса еще до того, как они захватили мою страну…

В глазах человека-лошади появился страх. Он замотал башкой и прохрипел:

– Нет! Неправда!!

– Ты – Полиб-Бав! Ты был помолвлен с моей дочерью, которую эта Свора… Нет не могу! Это ужасно!

– Ты сам ничего не помнишь, – словно оправдываясь, произнес Полиб-Бав. – А я утверждаю, что я именно тот, кто есть!

– Тогда скажи, как тебя зовут! – потребовал Норег – Дан. – Как тебя зовут, если не Полиб-Бав, граф Терн?

Человек-лошадь неловко ударил короля кулаком в лицо.

– Ну и что, если даже так? Я служу королеве Зиомбарг, а не тебе!

– Да на кой черт мне такой слуга! – насмешливо ответил Норег-Дан, хотя губы его были в крови. – Ты только посмотри, во что тебя превратили твои новые хозяева, Полиб-Бав!

Человек-лошадь отвернулся, бормоча:

– Зато я жив! И командую войском!

– Войском уродов и страшилищ! – рассмеялся Джари.

Похожее на корову чудовище лягнуло Джари задней ногой, и тот со стоном согнулся пополам. Впрочем, он тут же поднял голову и снова засмеялся:

– Это ведь только начало! Уж я насмотрелся, во что превращаются те смертные, что стали служить Хаосу! В ничто, в бесформенную мерзость и гадость!..

Полиб-Бав почесал в затылке и сказал уже более спокойно:

– Ну и что? Дело ведь уже сделано. И ничего нельзя изменить. Зато королева Зиомбарг обещала нам вечную жизнь!

– Ага, вечную… – сказал Джари. – Только это будет не жизнь. Я бывал во многих Измерениях и знаю, к чему может привести Хаос – к полной деградации. И это навсегда, если на помощь не придет Закон!

– Вздор! – заорал урод. – Ну-ка, в колесницу их! В мою колесницу! Мы отвезем их к королеве Зиомбарг!

Король Норег-Дан еще раз попытался воззвать к былой гордости Полиб-Бава:

– Ты же был когда-то прекрасным рыцарем, граф Терн! Моя дочь любила тебя! Ты любил ее! Ты тогда был мне верным слугою!

Полиб-Бав отвернулся, заявив:

– А теперь я верный слуга королевы Зиомбарг! Это теперь ее Царство! Лорд Шалод, Хранитель Закона, бежал и никогда больше не вернется сюда! Его собственные армии и все его союзники уничтожены в Кровавой Долине, и ты об этом прекрасно знаешь…

Полиб-Бав ткнул пальцем вверх. Затем забрал все четыре меча своих пленников, которые поднес ему напоминающий жабу урод, и сунул их себе под мышку.

– В колесницу их! Мы едем во дворец королевы!

Корума и его друзей затолкали в колесницу. Корум был в отчаянии. Руки его были стянуты за спиной прочной веревкой, и он не видел никакой возможности бежать. Как только их привезут во дворец, королева тут же опознает его и прикажет уничтожить. И не останется никакий надежды спасти страну Ливм-ан-Эш. И тогда король Лайр одержит полную победу и Хаос еще более усилится. Еще один Повелитель Мечей займет чужой трон, и все Пятнадцать Измерений окажутся полностью во власти Хаоса…

Он, обессиленный, лежал у ног Полиб-Бава рядом со своими друзьями, а чудовищные колесницы, скрипя и грохоча, неспешно катились по дну пропасти. Корум потерял сознание.

* * *

Очнулся он от того, что в лицо ему вдруг ударил яркий свет. Он поднял голову и увидел, что они теперь едут через редкий лесок с какими-то хилыми, болезненными деревьями, покрытыми странной плесенью. Корум повернулся к Ралине. Лицо ее было залито слезами, но она все же попыталась улыбнуться ему.

– Мы выехали из пропасти через какой-то туннель, – сказала она. – Уже несколько часов назад. До дворца королевы путь, должно быть, долгий. Не понимаю, почему они не пользуются другими способами передвижения, более быстрыми, например, с помощью колдовства…

– Хаос непредсказуем и капризен, – сказал Джари – а-Конел. – К тому же, в этом мире, лишенном времени, нет нужды в быстром передвижении.

– А где твой кот? – тихо спросил Корум.

– Он умнее меня, поэтому давно уже улетел. Я и не заметил когда…

– Молчать! – заорал человек-лошадь по имени Полиб-Бав. – Надоела мне ваша болтовня!

– Может быть, она напоминает тебе о тех временах, когда ты еще мыслил разумно и говорил по-человечески? – ядовито спросил Джари.

В ответ Полиб-Бав ударил его ногой в лицо. Джари выплюнул сгусток крови. Корум дернулся, пытаясь освободиться. Лошадиная морда Полиб-Бава склонилась над ним, огромный рот ощерился в ухмылке:

– А ты тоже выглядишь очень живописно! Этот твой глаз, эта рука, прилепленная к твоему телу… Глядя на тебя, можно подумать, что и ты служишь Хаосу. Жаль, что это не так…

– А если все же так? – спросил Корум. – Ты ведь даже не потрудился спросить! И почему-то сразу решил, что я служу Закону!

Полиб-Бав нахмурился, но потом его тупое лицо прояснилось:

– Ты что, хочешь перехитрить меня? Но я все равно ничего делать не стану, пока не представлю тебя королеве Зиомбарг. – Он хлестнул ящера поводьями, и тот пополз быстрее. – Кроме того, я почти уверен, что это именно ты и твои друзья убили Крылатого, самого сильного в нашем войске. Мы ведь видели, как он на кого-то напал, а потом вдруг исчез…

– А, ты говоришь о Гханхе! – воскликнул Корум. В душе у него вдруг затеплился огонек надежды.

В этот момент Рука Квилла вдруг напряглась, и путы, стягивавшие Корума, лопнули.

– Ага, проговорился! То-то! – торжествующе произнес Полиб-Бав. – Выходит, это я тебя перехитрил! Ты знаешь, что Гханх погиб. Значит, это именно ты… Эй, что такое? Ты освободился?! – Он бросил вожжи и заорал: – Стойте! – И схватился за меч.

Но Корум, перекатившись по дну колесницы, уже спрыгнул на землю. Он сдвинул повязку с Глаза Ринна, и тотчас перед его взором предстала все та же пещера в преддверии ада. В глубине ее лежал Гханх. Его голова была похожа на сплошное кровавое месиво.

И когда воинство Полиб-Бава бросилось на Корума, Рука Квилла протянулась сквозь границу между мирами прямо в мрачную пещеру. Она растолкала Гханха и повелительным жестом призвала к себе. Чудовище неохотно подняло мертвую голову.

– Ты должен выполнить мой приказ, – сказал Корум. – И за это получишь освобождение! Здесь много добычи! Ею ты расплатишься за свою свободу!

Вместо ответа чудовище издало жуткий, протяжный вопль. Гханх словно давал понять, что выполнит приказание.

– Иди сюда! – крикнул Корум. – Иди, вот твоя добыча!

Гханх расправил свои ярко-красные крылья и медленно пополз к выходу из пещеры. Вот он пересек невидимую границу, оставив позади Лимб, и вновь явился в мир живых, из которого его совсем недавно изгнали черные птицы.

– Гханх вернулся! – заорал в восторге Полиб-Бав. – Могучий Гханх, ты вернулся к нам!

Свора чудовищ вновь набросилась на Корума, но он лишь улыбался, не оказывая ни малейшего сопротивления. И как раз в этот момент Гханх ринулся на ближайшую колесницу. Его огромные крылья словно обняли ее, а челюсти принялись перемалывать все, что в ней находилось.

Твари, что держали Корума, замерли в полнейшем изумлении. Воспользовавшись их замешательством, он рванулся и высвободился. Чудовища снова бросились на него, но Рука Квилла, стремительно взлетев, опустилась и размозжила морду одному и сломала ключицу другому. Свора отступила. Корум кинулся к колеснице Полиб-Бава. Тот все еще стоял рядом, разинув от удивления рот и бессмысленными глазами глядя на кровавую кашу, в которую прямо на глазах превращалось его войско. И прежде чем он успел понять намерение Корума, тот схватил свой меч, по-прежнему валявшийся на дне колесницы, и бросился на него. Человек-лошадь отпрыгнул и тоже выхватил меч. Но двигался он слишком медленно и неуклюже. Он, правда, успел парировать удар Корума и сам занес было меч для ответного удара, но Принц в Алом Плаще увернулся и, сделав стремительный выпад, вонзил вадхагскую сталь в горло бывшему графу Терн. Тот упал, захлебываясь собственной кровью.

Корум быстро освободил своих друзей от пут, и те сразу же схватились за оружие, готовые к новой схватке с порождениями Хаоса. Но Свора, оправившись от замешательства, уже бросилась бежать. Колесницы, громыхая, мчались во все стороны через хилый, болезненный лес. А Гханх, уничтожив одну колесницу со всем ее содержимым, бросился на следующую. Корум, нагнувшись над мертвым Полиб-Бавом, отстегнул от его пояса флягу и, пошарив в его сумке, вытащил кусок черствого хлеба.

Итак, Свора Хаоса бежала. Они остались на дороге одни.

Корум осмотрел одну из брошенных колесниц. Запряженные в нее ящеры смотрели на него с полным безразличием.

– Как вы думаете, мы сможем ею управлять? – спросил он у короля Норег-Дана.

Король Без Королевства с сомнением покачал головой:

– Не знаю, не уверен. Можно, конечно, попробовать…

– Мне кажется, я смогу, – вдруг сказал Джари. – У меня есть некоторый опыт обращения с подобными колесницами и даже с рептилиями.

Он влез на колесницу и бесшабашно заломил шляпу набок. Взяв вожжи, он с улыбкой обернулся к друзьям:

– Ну, куда отправимся? Во дворец Зиомбарг?

Корум рассмеялся.

– По-моему, пока рановато. Она все равно пошлет кого-нибудь за нами, когда узнает, что сталось с ее Сворой. А мы поедем вон в том направлении. – И он указал рукой на лес. Потом помог Ралине подняться в колесницу, подождал, пока за нею последует Норег-Дан, а затем забрался и сам.

Джари хлестнул ящеров вожжами, и те тронулись с места. Скоро колесница, трясясь и поскрипывая, уже ехала через редкий лес, вниз по склону. Впереди лежала долина, сплошь утыканная какими-то торчком стоящими столбами, а может, и камеными изваяниями.

Глава 5

Замороженное войско

Но это были не столбы и не изваяния.

Это были люди.

Воины, целое войско. Все они были заморожены, превращены в лед и стояли как статуи, по-прежнему сжимая в руках оружие.

– Это Замороженное Войско, – сказал Норег-Дан с дрожью ужаса в голосе. – Последняя армия, которая поднялась против Хаоса…

– И за это они были так жестоко покараны? – спросил Корум.

– Да.

Джари спросил, натягивая поводья:

– А они живые? Живые? Они нас видят?

– Да. Я своими ушами слышал, как королева Зиомбарг сказала, что раз уж они столь отважно встали на защиту Закона, то пусть на собственной шкуре почувствуют то, к чему он стремится и к чему он может привести, пусть узнают, что такое полный и абсолютный покой, – сказал король Норег-Дан.

Ралина вздрогнула:

– Разве Закон стремится к этому?

– Нет, конечно. Но Повелителям Хаоса хотелось бы, чтобы все в это поверили, – сказал Джари. – Но это, вообще-то, значения не имеет, ибо Мировой Порядок требует строгого Равновесия: что-то от Хаоса, но что-то и от Закона, чтобы одно служило противовесом другому. Разница лишь в том, что Закон признает власть Космического Равновесия, а Хаос отрицает ее. Но не до конца, этого даже Хаос себе позволить не может, поскольку его приверженцы прекрасно сознают, что нарушить определенные установления – значит обречь себя на полное уничтожение. Королева Зиомбарг, например, никогда не осмелится проникнуть в Царство другого Великого Древнего Бога, например, в Царство, из которого прибыли вы. Поэтому она должна добиваться своих целей в том Царстве только руками смертных. Как и все остальные слуги Хаоса, она должна соблюдать большую осторожность, заключая какие-либо сделки с людьми, поскольку не может уничтожить их по своему желанию – на сей счет тоже есть определенные установления…

– Однако ни одно из этих установлений не смогло защитить несчастных воинов, – сказала Ралина.

– Ну почему же не смогло? Она ведь не сумела их убить! Они живы!

Коруму вдруг вспомнилась башня, где он когда-то нашел сердце Ариоха. Там тоже стояли замороженные воины…

– Зиомбарг не может убивать смертных, – пояснил Джари, – если они сами на нее не нападут. Но она может использовать для этого других смертных, тех, кто ей служит. То есть чтобы одни смертные по ее воле убивали других. И еще она, как видите, может заморозить своих врагов, превратить их в ледяные статуи.

– Значит, нас она сама убить не может, – сказал задумчиво Корум.

– Если тебе нравится так думать, – улыбнулся Джари. – Но нас могут убить ее прислужники, а их у нее, как ты прекрасно знаешь и сам, великое множество.

– Да уж, – с чувством сказал Король Без Королевства. – Их у нее действительно множество.

Держа вожжи одной рукой, Джари другой отряхивал грязь с одежды. Его куртка и штаны были во многих местах порваны и заляпаны кровью – врагов и его собственной, – и он был сильно изранен в битве со Сворой Хаоса.

– Я бы, кажется, многое отдал за новую одежду, – пробурчал он. – Даже с Зиомбарг заключил бы сделку…

– Что-то мы слишком часто поминаем ее имя, – нервно произнес Король Без Королевства, цепляясь за борт раскачивающейся колесницы. – Так недолго и несчастье на себя навлечь! Не надо говорить о ней.

И тут же небеса разразились жутким хохотом.

Какое-то золотистое сияние, пробившись сквозь облака, залило все вокруг. Над горизонтом впереди них возник яркий оранжевый диск, и от него по земле легли длинные угольно-черные тени, закрыв всю долину и всех замороженных воинов.

Джари, побледнев как мел, натянул вожжи. Колесница остановилась.

С неба вдруг стали падать пурпурные сияющие капли, похожие на дождевые.

А страшный хохот все гремел и гремел, заполняя все вокруг.

– Что это? – Рука Ралины невольно потянулась к мечу.

Король Без Королевства закрыл лицо ладонями.

– Это она! Я предупреждал вас! Это она!

– Зиомбарг? – Корум обнажил меч. – Это Зиомбарг?

– Да, да, это она.

Хохот звучал все сильнее. От него уже начала содрогаться земля. Закованные в лед воины зашатались, некоторые попадали на землю. Корум огляделся вокруг, стараясь понять, откуда исходит этот хохот. Из оранжевого диска? Из пурпурных капель? Из золотистого сияния?

– Где ты, королева Зиомбарг? – вскричал он, потрясая мечом. Его единственный глаз яростно блестел. – Где ты, исчадие зла?!

– Я ВЕЗДЕ! – раздался в ответ голос, подобный грому. – Я – ЭТО ВСЕ ЗДЕШНЕЕ ЦАРСТВО! ЭТО ЦАРСТВО И ЕСТЬ Я, ЗИОМБАРГ, КОРОЛЕВА ХАОСА!

– Мы пропали! – в отчаянии воскликнул Король Без Королевства.

– А ты ведь говорил, что она не может напасть на нас, – сказал Корум, обращаясь к Джари.

– Я сказал, что она не может напасть на нас сама, – ответил тот. – Но может натравить на нас своих слуг. Вон, смотри! – Корум обернулся. По склону холма к ним двигались, странно подскакивая, невиданные многоногие существа. Помимо нескольких пар ног, из туловища каждого торчало еще и множество щупалец. Не менее дюжины щупалец! На друзей, вращаясь, глядели огромные глазищи, раскрытые пасти скалились гигантскими клыками.

– Вот это да! – сказал Джари. – Карманалы! Карманалы из Зерта! – От удивления он даже отпустил вожжи. Потом схватился за кинжал и саблю. – Я с такими уже встречался!

– И как? Ты с ними справился? – спросила Ралина с надеждой.

– Я тогда был спутником одного Героя, который умел с ними справляться.

– Ну, это я тоже умею, – мрачно сказал Корум, готовый уже снять повязку с Глаза Ринна. Но Джари только покачал головой и скривил губы.

– Боюсь, что нет. Карманалов убить невозможно. В свое время и Закон, и Хаос пытались покончить с ними – это совершенно непредсказуемые существа, никогда нельзя быть уверенным, на чьей стороне они окажутся. Они могут изменить своему союзнику в любой момент, причем без всяких видимых причин. У них нет души; по правде говоря, у них нет даже истинной сущности.

– В таком случае, они не могут причинить нам никакого вреда.

А хохот меж тем все гремел и гремел.

– С точки зрения логики да, с этим утверждением можно было бы согласиться, – отвечал Джари. – Но, боюсь, что все-таки могут.

Несколько прыгающих существ уже приближались к их колеснице, лавируя между застывшими в ледяном сне воинами. При этом они что-то пели.

– Карманалы Зерта всегда поют, нападая на свою жертву, – сказал Джари удивленному Коруму, и тому вдруг показалось, что Джари сошел с ума. Карманалы, размахивая щупальцами, уже поравнялись с колесницей, а этот вечный спутник Героев все продолжал болтать, словно никакой опасности не было и в помине.

Пение нападавших было вполне мелодичным, но от этого путешественникам становилось только еще страшнее. А хохот Зиомбарг, как своеобразный контрапункт пению карманалов, продолжал греметь с небес.

Но когда поющие карманалы уже лезли на колесницу, Джари вдруг поднял вверх руки, сабля в одной, кинжал в другой, и закричал:

– Королева Зиомбарг! Королева Зиомбарг! Как по-твоему, кого ты сейчас собираешься уничтожить?

Карманалы внезапно замерли на месте, став чем-то похожими на Замороженное Войско, что по-прежнему стояло вокруг.

– Всего лишь нескольких смертных, что дерзнули выступить против меня и принесли смерть многим, кого я любила, – произнес нежный, музыкальный голос позади них.

Корум резко обернулся.

Такой прекрасной женщины он не встречал никогда.

Ее волосы цвета темного золота временами отливали то красным, то черным. Безупречный овал лица, прелестные глаза и чувственные губы, обещающие мужчине в тысячи раз большее блаженство, нежели могла дать любая женщина на протяжении всей истории человечества. Высокая и стройная, она была в пурпурно-золотых с оранжевым оттенком одеждах. На лице ее играла нежнейшая улыбка.

– Это и есть тот, кого я намерена уничтожить? – нежно проворковала она. – Или это кто-то другой, а, рыцарь Тимерас?

– Имя мое теперь Джари-а-Конел, – сказал тот светским тоном. – Однако позволь представить тебе…

Но тут Корум сделал шаг вперед.

– Ты предал нас, Джари?! Ты вступил в союз с Хаосом?!

– К сожалению, нет, – все так же нежно произнесла королева Зиомбарг. – К сожалению, он не в союзе с Хаосом. Я знаю его, он часто сопутствует тем, кто служит Закону. – Она с нежностью и любовью посмотрела на Джари. – Ты не меняешься, Тимерас. Ты все такой же. И ты, пожалуй, нравишься мне больше всех остальных мужчин.

– А ты мне нравишься больше всех остальных женщин, Зиомбарг.

– Хоть я и женщина, но прежде всего я – королева здешнего Царства. Я знаю, что ты всегда сопровождаешь Героев, Джари-Тимерас. Отсюда я делаю вывод, что этот красавец-вадхаг с таким странным глазом и не менее странной рукой – тоже какой-нибудь Герой…

Вдруг выражение лица ее изменилось. Широко раскрыв глаза, она пристально уставилась на Корума.

– Я знаю! Теперь я знаю!

Корум невольно подобрался, как перед прыжком.

– ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ!

Она вдруг начала менять очертания и форму, как бы расплываясь вширь и ввысь. Ее прелестное лицо превратилось сначала в голый череп, потом в маску хищной птицы, потом обрело мужские черты и, наконец, вновь стало лицом прелестной женщины. Но теперь она была высотой с огромный дуб, и ничего нежного в ее лице совершенно не осталось.

– ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ!

Джари рассмеялся:

– Ты же не дала мне договорить! Позволь все-таки представить тебе принца Корума – Принца в Алом Плаще!

– КАК ОСМЕЛИЛСЯ ТЫ ПРОНИКНУТЬ В МОЕ ЦАРСТВО! ТЫ, КОТОРЫЙ ПОГУБИЛ МОЕГО БРАТА! ПО СЕЙ ДЕНЬ ТЕ, КТО СОХРАНИЛ ЕМУ ВЕРНОСТЬ, ПРОДОЛЖАЮТ ИСКАТЬ ТЕБЯ В ЕГО ЦАРСТВЕ! А ТЫ ГЛУПЕЦ, СМЕРТНЫЙ! О-О-О, КАКОЙ ПОЗОР! Я-ТО ПОЛАГАЛА, ЧТО БРАТА АРИОХА ИЗГНАЛ ВЕЛИКИЙ ГЕРОЙ! А ТЕПЕРЬ ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ЭТО БЫЛ ОБЫКНОВЕННЫЙ СМЕРТНЫЙ ГЛУПЕЦ! КАРМАНАЛЫ, ПОДИТЕ ПРОЧЬ! – Прыгающие чудовища тут же исчезли. – Я ОТОМЩУ ТЕБЕ, НО ИНАЧЕ! СТРАШНЕЕ!!! БЕРЕГИСЬ, КОРУМ ДЖАЭЛЕН ИРСЕЙ! И ВЫ, ЧТО ПОШЛИ ВМЕСТЕ С НИМ, БЕРЕГИТЕСЬ!!!

Золотистый свет внезапно угас, оранжевый диск исчез с неба, пурпурный дождь прекратился. Но огромная фигура Зиомбарг все еще нависала над ними.

– КЛЯНУСЬ ВСЕМИ СИЛАМИ ХАОСА, Я ЕЩЕ ПОВСТРЕЧАЮСЬ С ТОБОЙ! Я ПРИДУМАЮ ДЛЯ ТЕБЯ СТРАШНУЮ МЕСТЬ! Я ПОСЛЕДУЮ ЗА ТОБОЙ ПОВСЮДУ, КУДА БЫ ТЫ НИ ПЫТАЛСЯ СКРЫТЬСЯ! И ТЫ ЕЩЕ ПОЖАЛЕЕШЬ, ЧТО ПОСМЕЛ ВЫСТУПИТЬ ПРОТИВ ЛОРДА АРИОХА И НАВЛЕЧЬ НА СЕБЯ ГНЕВ ЕГО СЕСТРЫ ЗИОМБАРГ!

Огромный силуэт пропал, и вокруг воцарилась тишина.

Корум, потрясенный, повернулся к Джари:

– Зачем ты сказал ей, кто я? Теперь нам не уйти от ее мести! Она ведь обещала преследовать нас повсюду, куда бы мы ни пытались скрыться. Ты сам слышал. Зачем ты это сделал?

– Мне казалось, что она вот-вот узнает тебя сама, – ответил Джари. – А это был единственный способ спасти нас от непосредственной опасности.

– Спасти?!

– Ну, конечно. А теперь карманалы нам уже не страшны. Уверяю вас, если бы я не представил Корума королеве, они бы нас уже сожрали. Бр-р-р! Мне подумалось, что она ведь не очень хорошо себе представляет, как ты выглядишь. Смертные для богов почти все на одно лицо. Но она сразу поняла бы, кто ты такой, если бы мы начали сражаться. Так что это был единственный способ остановить карманалов.

– Но нас все равно это не спасет. Теперь она отправилась скликать своих прислужников, всех гнусных и мерзких уродов, что есть в ее распоряжении, чтобы натравить их на нас. Скоро она вернется, и тогда – мне страшно даже подумать, что с нами тогда будет!

– Надо сказать, – задумчиво произнес Джари, – что у меня было еще одно соображение. Теперь у нас есть время, чтобы разобраться, что же это такое на самом деле. Смотрите, вон там.

Они разом обернулись. Высоко в небе, сверкая и гудя, летел какой-то предмет.

– Что это? – спросил Корум.

– Это, как я понимаю, воздушный корабль, – ответил Джари. – Надеюсь, он летит, чтобы спасти нас.

– А может, чтобы нас прикончить? – резонно возразил Корум. – Мне все же кажется, что тебе не следовало сообщать ей, кто я такой…

– А я все же считаю, что надо было попробовать сыграть в открытую! – отвечал Джари.

Глава 6

Город в пирамиде

Воздушный корабль был из голубого металла, украшенного эмалью и керамикой разных цветов, которые образовывали удивительно сложный и красивый орнамент. От корабля слегка пахло горьким миндалем; когда он начал опускаться, то издал звук, похожий на стон.

Теперь Корум уже мог ясно разглядеть корабль, бронзовые, стальные, серебряные и платиновые детали его корпуса и оснастки и его украшенную резьбой рулевую рубку. Все это напоминало что-то очень знакомое, вероятно, связанное с воспоминаниями детства. С любопытством смотрел он, как корабль опустился на землю и как какой-то маленький зверек, сорвавшись с перил, полетел к ним.

Это был Усач, крылатый кот Джари.

Корум посмотрел на Джари и вдруг рассмеялся. Кот, подлетев к спутнику Героев, уселся ему на плечо и лизнул в ухо.

– Значит, ты послал своего кота за помощью, когда на нас напала Свора Хаоса! – сказала Ралина, опередив Корума. – Так вот почему ты сообщил Зиомбарг, кто такой Корум! Ты знал, что помощь близка!

Джари пожал плечами:

– Я вовсе не был уверен, что коту удастся найти кого-нибудь, кто придет нам на помощь. Но я надеялся, что он найдет.

– Откуда этот странный летающий корабль? – спросил Король Без Королевства.

– Как откуда? Конечно же, из Города в Пирамиде! Я велел коту лететь на поиски этого города. И, надо полагать, он его нашел.

– А как же он разговаривал с тамошними жителями? – спросил Корум.

– В случае опасности, как я вам уже рассказывал, он может говорить со мной. А если опасность очень велика, он может, потратив, конечно, больше усилий, разговаривать с любым, с кем пожелает.

Кот замурлыкал и стал вылизывать своим розовым язычком лицо Джари. Тот что-то тихо сказал коту и улыбнулся. Затем, обращаясь к Коруму, добавил:

– Нам бы следовало поторопиться. Зиомбарг ведь может прийти в голову, что я неспроста назвал ей твое имя. Я лишь воспользовался тем, что Повелители Хаоса обычно действуют импульсивно, не раздумывая.

Воздушный корабль был не менее сорока футов в длину. Вдоль обоих бортов от носа до кормы были устроены скамьи для сидения. Друзья уже было решили, что на корабле никого нет, когда из рулевой рубки появился высокий человек приятной наружности. Он приблизился к ним с улыбкой на губах, явно наслаждаясь изумлением Корума.

Да, Корум был изумлен. Еще бы! Кормчий воздушного корабля явно принадлежал к той же расе, что и он сам! Он был вадхаг! Узкий и длинный череп, пурпурно-золотистые глаза, стройное, гибкое тело – все, как у самого Корума! Несмотря на кажущуюся хрупкость, от него исходило ощущение силы.

– Приветствую тебя, Корум, Принц в Алом Плаще! – произнес он. – Я прибыл, чтобы перенести тебя и твоих друзей в Гвлас-кор-Гврис, единственную крепость в наших Пяти Измерениях, которая пока выдерживает все нападения той Повелительницы Хаоса, с которой ты только что повстречался.

Потрясенный, Корум ступил на палубу воздушного корабля. Кормчий продолжал улыбаться.

Они уселись на корме возле рулевой рубки, и вадхаг медленно поднял корабль над землей, разворачивая его в обратную сторону. Ралина оглянулась на Замороженное Войско:

– Неужели мы ничего не можем сделать для этих несчастных?!

– Мы можем лишь помочь Закону укрепить свою власть в нашем Царстве, чтобы потом, в один прекрасный день, прислать помощь этому Царству, как сейчас Хаос шлет помощь своим приспешникам, напавшим на Ливм-ан-Эш, – ответил ей Джари.

Корабль уже поднялся высоко над землей. Под ними проплывала котловина, до краев заполненная какой-то жидкостью, которая выбрасывала вверх не то щупальца, не то длинные усики, пытаясь схватить воздушный корабль и втянуть его в себя. Иной раз в жидкости мелькали чьи-то лица, иногда руки, поднятые вверх словно в немой мольбе.

– Море Хаоса, – объяснил король Норег-Дан. – Здесь теперь есть несколько таких морей. Многие считают, что именно так кончают те смертные, что согласились служить Хаосу…

– Мне тоже встречались такие моря, – кивнул Джари.

Внизу проплывали странные леса и долины, полные вечно пылающих огней. Они видели и реки из расплавленного металла, и прекрасные замки, выстроенные из драгоценных камней. Страшные крылатые создания неоднократно пытались атаковать корабль, но всякий раз отворачивали в сторону, едва приблизившись, хотя корабль выглядел совершенно беззащитным.

– Эти люди, должно быть, владеют высшими тайнами волшебства, коли способны создавать такие летающие корабли, – прошептала Ралина на ухо Коруму. Тот сперва не ответил, погруженный в собственные мысли. Потом наконец отозвался:

– Это не волшебство. Вернее, не совсем волшебство. Корабль – это чистая механика, хотя здесь и требуются некоторые заклинания. Но никаких колдовских чар. Заклинания лишь помогают обуздать силы природы, необходимые для того, чтобы заработали машины. Это силы особого свойства. Мабденам они пока совершенно не известны. Силы эти могут поднять корабль в воздух и еще многое другое… А машины, которые используют эти силы, когда-то помогали людям проникать и сквозь Стену Между Царствами и легко перемещаться из одного Измерения в другое. Говорят, что эти машины были созданы моими предками. Но они, по большей части, избегали ими пользоваться, предпочитая иной образ жизни. Я сейчас как раз пытался вспомнить легенду о Небесном Городе – так они называли свои летающие города, – о Городе, который однажды навсегда покинул наше Царство и отправился в иные миры Вселенной. Вероятно, таких городов было несколько, ибо один из них разбился во время Битвы при Броггфитусе. Он упал невдалеке от Замка Эрорн, где я родился. Я уже рассказывал об этом. Может быть, один из этих городов и звался Гвлас-кор-Гврис, а теперь стал известен под названием Город в Пирамиде.

Корум радостно улыбался, рассказывая ей эту историю. Своей настоящей рукой он сжимал плечо Ралины.

– Ты не можешь себе представить, как я счастлив! Ведь я нашел живых вадхагов! Значит, Гландит уничтожил не весь наш народ!

– Да, наверное, так, – улыбнулась в ответ Ралина.

Вдруг воздух вокруг завибрировал. Корабль закачался. Из рубки раздался голос кормчего:

– Не пугайтесь! Мы просто пересекаем границу между Измерениями.

– Ты хочешь сказать, что мы покидаем Царство королевы Зиомбарг? – с надеждой спросил Король Без Королевства.

– Нет, – ответил ему Джари. – Царство королевы Зиомбарг распространяется на Пять Измерений, и мы просто перемещаемся из одного такого Измерения в другое. Так мне, во всяком случае, представляется.

Свет вокруг внезапно изменился. Они выглянули за борт. Под ними кружились разноцветные вихри.

– Это первичный газ, из которого возникает Хаос, – сказал Джари. – Значит, королева Зиомбарг еще не истощила все его запасы…

Корабль прошел сквозь газовые вихри и теперь плыл над черным хребтом, над странными вершинами правильной кубической формы, казалось, достигавшими небес. За ними начались темные джунгли, а за джунглями – пустыня, но не песчаная, а как бы усыпанная загадочными мелкими кристаллами. Кристаллы эти беспрерывно двигались, издавая легкий звон, удивительно неприятный на слух. А по россыпям кристаллов ползали какие-то животные желто-охряного цвета, огромные, но примитивные. Они пожирали эти кристаллы.

Миновав пустыню, корабль поплыл над черной равниной, а далеко впереди, за нею, путешественники увидели очертания Города в Пирамиде.

По сути дела, это был колоссальный зиккурат, то есть ступенчатая пирамида гигантских размеров. И на каждой его ступени, как на террасе, возвышалось множество домов. Ни деревьев, ни кустарников видно не было. Все террасы и улицы были заполнены толпами людей. А над городом, над этой гигантской пирамидой, словно окутывая ее, мерцал зеленоватый свет. Когда воздушный корабль приблизился, в зеленом свечении возник как бы более темный овал, через который корабль свободно вплыл внутрь. Он облетел вокруг самого высокого здания – многобашенного замка, построенного целиком из металла – и начал снижаться, пока не приземлился на специальной платформе у одного из бастионов. Корум даже вскрикнул от радости, когда увидел встречавшую их толпу:

– Это мой народ!.. Мой народ!

Кормчий, уже покинувший рубку, положил руку на плечо Корума. Затем подал знак мужчинам и женщинам, стоявшим внизу, и внезапно они оба оказались уже не на палубе, а в гуще толпы встречающих на платформе. Теперь они смотрели снизу вверх на Ралину, Джари и Короля Без Королевства, в изумлении взиравших на них с борта воздушного корабля.

Корум был изумлен не менее своих друзей. А потом и они трое так же внезапно исчезли с палубы и тут же очутились рядом с ним. Из толпы им навстречу вышел человек. Это был высокий древний старец с белоснежными волосами и прямым, твердым взглядом.

– Добро пожаловать в последний оплот Закона, – произнес он.

* * *

Некоторое время спустя они сидели в уютной комнате замка вокруг стола, искусно выкованного из металла и украшенного рубинами, и слушали старца, который представился им как принц Юретт Хасдун Нури. Он командовал всеми военными силами Гвлас-кор-Гвриса. Из его рассказа путешестенники узнали историю города и убедились в том, что Корум был, в основном, прав в своих догадках.

Пока они утоляли голод и жажду, принц Юретт поведал им, как вадхаги после битвы при Броггфитусе решили не покидать более своих замков, полностью посвятив себя наукам. Но небольшая их часть предпочла улететь за пределы своих Пяти Измерений, проникнув сквозь Стену Между Царствами на своем Небесном Городе. Им это вполне удалось, но вот обратно вернуться они уже не смогли, поскольку не сумели восстановить запасы энергии, потраченной на это перемещение. И с тех пор они могли путешествовать только в пределах здешних Пяти Измерений и заниматься их исследованиями.

А потом, когда борьба между Законом и Хаосом возобновилась с новой силой, они предпочли просто сохранять нейтралитет и ни во что не вмешиваться.

– Это было ошибкой с нашей стороны, – говорил принц Юретт. – Мы, видите ли, считали себя выше этого. И постепенно прямо на наших глазах Закон все больше терял здесь свои позиции. А Хаос одерживал все новые победы и создавал все новых уродов, словно издеваясь над Истинной Красотой. И когда мы наконец выступили против мерзких чудищ королевы Зиомбарг, было уже поздно. Повелители Хаоса стали столь сильны, что мы с трудом могли им противостоять. Зиомбарг посылала – и по сей день посылает – против нас все новые и новые армии уродов и чудовищных тварей, но нам пока удавалось отбивать все их нападения. Теперь наступила некоторая передышка. Но через некоторое время она опять пошлет против нас новую армию, и мы вновь будем вынуждены сражаться. Между тем, теперь мы способны только обороняться. И я боюсь, что мы – действительно последний здесь оплот Закона, если не считать, конечно, вас.

– В наших Пяти Измерениях власть Закона восстановлена, – сказал Корум. И поведал Юретту о своих приключениях, о гибели Ариоха и о возвращении Лорда Аркина в свое Царство. – Но и там все еще существует угроза возвращения власти Хаоса, ибо Закон еще далеко не крепок в нашем Царстве, а Повелители Хаоса собирают все силы, чтобы вернуть свои владения.

– Но и у Хранителей Закона еще есть сила! – воскликнул принц Юретт. – Мы ничего не знали о событиях в вашем Царстве. Мы уж было решили, что Повелители Мечей захватили все Пятнадцать Измерений. Если бы только мы могли вернуться!.. Если бы нам удалось вновь пройти сквозь Стену Между Царствами! Вот тогда мы смогли бы реально помочь вам. Но, увы, у нас нет такой возможности. Мы уже пытались это сделать, но тщетно. В здешних Пяти Измерениях нет тех минералов, которые крайне необходимы для восполнения запасов энергии, нужной для такого перемещения в Пространстве.

– А если бы у вас были эти минералы? – спросил Корум. – Сколько времени потребовалось бы вам для возвращения в наше Царство?

– Немного, совсем немного. А пока мы становимся все слабее и слабее. Запасы энергии иссякают. Еще две-три атаки Зиомбарг, может быть, даже один массированный штурм – и с нами будет покончено.

Корум сидел, мрачно уставившись в пол. Судьба посмеялась над ними. Поманила надеждой, которая оказалась тщетной… Он встретил вадхагов, убедился в том, что его раса жива – и только для того, чтобы стать свидетелем ее грядущей окончательной гибели… Стало быть, и им тоже суждено погибнуть под ударами сил Хаоса.

– Мы рассчитывали уговорить вас лететь вместе с нами на помощь стране Ливм-ан-Эш, – сказал он. – И вот мы узнаем, что это невозможно. Да и сами мы, выходит, тоже застряли в вашем Царстве. Раз у вас нет энергии, значит, и мы не сможем вернуться и встретить врага вместе с нашими друзьями…

– Вот если бы у нас были эти редкие минералы!… – Принц Юретт вдруг оборвал себя. – Но ведь их можете добыть для нас вы!

– Мы же не имеем возможности вернуться, – вновь начал объяснять ему Джари-а-Конел. – Мы не можем попасть обратно в наши Измерения. Вот если бы это можно было осуществить… По крайней мере, мы постарались бы найти то, что вам так необходимо, но как в таком случае мы сумели бы доставить их сюда?…

Принц Юретт нахмурился.

– Ну, у нас, видимо, хватило бы энергии, чтобы послать один воздушный корабль сквозь Стену Между Царствами, хотя такой ее расход значительно ослабит нашу оборону. И все же, мне кажется, это выход из положения, хотя и рискованный.

У Корума вновь затеплилась надежда.

– Конечно, принц Юретт, – сказал он, – рисковать стоит всегда, когда есть хотя бы один шанс на успех.

* * *

Пока принц Юретт совещался со своими учеными, четверо друзей отправились побродить по улицам Гвлас-кор-Гвриса. Город был весь выстроен из различных металлов, но столь необычных, таких ярких цветов и такой необычной фактуры, что даже Корум не мог понять, ни что это за металлы, ни как их обрабатывали. Башни, купола, арки, декоративные решетки, мостовые, лестницы и аппарели между террасами – все было искусно выполнено из этих неведомых ему ярких металлов. Город существовал совершенно независимо от внешнего мира. Даже воздух, которым дышали его жители, создавался и очищался где-то внутри огромного светящегося зеленого кокона, который обволакивал весь город и отбрасывал зеленые блики на все вокруг него.

Жители Гвлас-кор-Гвриса были заняты своими обычными делами. Одни возились в своих садах, другие были заняты распределением продовольствия. На улицах друзьям попадалось множество художников с мольбертами и этюдниками, музыкантов, игравших прямо под открытым небом. Здесь же устраивались выставки готовых картин – на бархате, на мраморе, на стекле. Техника их исполнения была Коруму знакома, она была почти такая же, как у его соплеменников. Но часто им попадались и совершенно отличные от знакомых образцов изделия, выполненные в ином, неизвестном ему стиле. Иные выглядели настолько странно, что Корум даже не мог понять, нравятся они ему или отталкивают.

Им показали и огромные совершенные механизмы, от которых зависела жизнь города. Им демонстрировали оружие, способное отразить все атаки сил Хаоса, ангары, где стояли воздушные корабли. Они посещали школы и театры, кабачки и музеи. Здесь Корум вновь видел то, что уже считал безвозвратно погибшим от рук варваров Гландита. Но он ни на минуту не мог забыть, что всему этому по-прежнему угрожает гибель.

Вдоволь нагулявшись по городу, они поужинали и отправились спать. А наутро их ждала новая одежда и доспехи, за ночь изготовленные искусными портными и кузнецами-оружейниками Гвлас-кор-Гвриса. Все было точно скопировано с их собственных костюмов и вооружения, в которых они отправились на поиски этого города.

Особенно доволен был Джари-а-Конел. И когда их вновь пригласили к принцу Юретту, он первым делом выразил тому свою благодарность за столь щедрое проявление гостеприимства.

– Воздушный корабль готов, – объявил принц Юретт мрачно. – Вы должны отправляться немедленно, ибо, как я узнал, королева Зиомбарг готовит новый штурм города.

– А вы его выдержите? Ведь вы отдаете нам значительный запас энергии… – сказал Джари.

– Я надеюсь, мы выстоим.

Вперед выступил Король Без Королевства:

– Простите меня, принц Юретт, но я, с вашего разрешения, остаюсь здесь, с вами. Если уж предстоит новая битва сил Закона с исчадиями Хаоса в нашем Царстве, я хотел бы в ней участвовать.

Юретт кивнул:

– Как вам будет угодно. Вам же, принц Корум, следует поспешить. Корабль уже ждет на крыше. Встаньте вон в тот мозаичный круг на полу, и вы перенесетесь прямо на палубу корабля. Прощайте!

Они встали в мозаичный круг и тут же оказались на корабле. Тот же самый кормчий ждал их у рубки.

– Меня зовут Бвидит-а-Хорн, – сказал он. – Садитесь и крепче держитесь за борт!

– Смотрите! – воскликнул тут Корум, указывая на черную равнину, окружавшую зеленую пирамиду города. Там снова возник гигантский силуэт королевы Зиомбарг. Лицо ее было искажено яростью. А у ног королевы стояла огромная армия, мириады гнусных чудовищ, готовых к бою.

И покрывая все иные звуки и голоса, зазвучал вновь чудовищный хохот королевы:

– ДО СИХ ПОР Я ТОЛЬКО ИГРАЛА С ВАМИ! И МНЕ НРАВИЛАСЬ ТАКАЯ ИГРА! НО ТЕПЕРЬ!.. ВЫ ДАЛИ ПРИЮТ УБИЙЦЕ МОЕГО БРАТА! ЗА ЭТО ВЫ ВСЕ ПОГИБНЕТЕ СТРАШНОЙ СМЕРТЬЮ!!!

Воздух вокруг корабля сгустился и завибрировал. Корабль вдруг обволокло зеленым свечением. И Город в Пирамиде, королева Зиомбарг, ее отвратительная армия – все это исчезло. Корабль затрясло, возник резкий стонущий звук, который постепенно превратился в режущий уши свист.

И они, покинув Царство королевы Зиомбарг, стремительно переместились в Царство Лорда Аркина, Хранителя Закона.

Корабль плыл теперь над страной Ливм-ан-Эш. Здесь положение было немногим лучше, чем там, откуда они только что прибыли.

И здесь силы Хаоса тоже готовились к наступлению.

Часть III,

в которой принц Корум и его друзья вступают в битву, одерживают победу и размышляют о неисповедимых путях Закона

Глава 1

Орды Хаоса

Тяжелый черный дым поднимался над горящими селениями, поселками и городами. Воздушный корабль летел над землями, лежащими к юго-западу от реки Огин и входящими в состав герцогства Кернов-а-Лаун. Очевидно, одна из армий короля Лайр-а-Брода высадилась на побережье где-то к югу от замка Мойдель и недавно прошла здесь, подвергнув все разгрому.

– Интересно, Гландит уже знает о нашем путешествии или нет, – произнес задумчиво Корум, глядя вниз на охваченную огнем землю.

Урожай, конечно, погиб. Там и здесь валялись, разлагаясь на солнце, неубранные трупы людей и домашних животных. В слепой ярости варвары не щадили никого, даже скотину. Ралина была в ужасе от того, во что превратились цветущие равнины Ливм-ан-Эш.

– Думаю, он уже знает, – тихо сказала она. – Его армия, мне кажется, уже давно бесчинствует здесь.

Время от времени внизу попадались небольшие отряды варваров верхом на низкорослых мохнатых лошадках или в тяжелых колесницах. Они грабили попадавшиеся им на пути поселения, хотя в них уже почти ничего не оставалось после того, как здесь побывали авангардные части их армии. Иногда с корабля были видны и группы беженцев, бредущих на юг, по направлению к горам, где они надеялись укрыться от врага.

Когда корабль добрался до реки Огин, путешественники увидели, что и здесь свирепствует смерть. Вода была полна трупов, в ней плавали тела людей, вырезанных целыми семьями, вперемежку с мертвыми домашними животными, собаками, лошадьми… Армия варваров продвигалась вперед широким фронтом, не оставляя после себя ничего живого. Ралина плакала. Корум и Джари мрачно глядели вниз. Воздух был весь пропитан запахом смерти и разложения. Им все время хотелось, чтобы воздушный корабль летел еще быстрее, хотя он и так несся быстрее лучшего скакуна.

А потом они увидели одинокую ферму. Там царила паника.

Отец семейства, вооруженный старым ржавым мечом, собирал детей, пытаясь укрыть их в доме, в то время как мать старательно заваливала вход во двор всем, что попадалось под руку.

Корум увидел и то, что вызвало эту панику, – отряд варваров, человек десять-двенадцать, направлявшийся прямо к ферме. Варвары скакали быстро, крича, улюлюкая, размахивая горящими факелами.

Корум знал этих мабденов. Такие же когда-то взяли его в плен, пытали его и искалечили… Они ничем не отличались от денледхисси графа Гландита-а-Крэ, разве что ехали верхом, а не в колесницах. Одеты они были в грязные, засаленные меха, украшены ожерельями и браслетами, награбленными в захваченных ими городах и селеньях. В их косички тоже были вплетены ленты с драгоценными камнями.

Корум поднялся со скамьи и пошел в рубку.

– Нам надо опуститься, – резко сказал он Бвидиту. – Там семья… фермеры… на них сейчас нападут…

Бвидит грустно взглянул на него:

– У нас совсем нет времени, принц Корум. Нам же надо спешить в Халвиг-ан-Вак, чтобы найти минералы. Без них Город в Пирамиде не сможет оказать помощь стране Ливм-ан-Эш…

– Спускайся, – приказал Корум.

– Хорошо, – ответил Бвидит и занялся приборами управления. Затем взглянул на экран, на котором было видно все, что происходило внизу.

– Вон та ферма?

– Да, она самая.

Воздушный корабль начал опускаться. Корум вышел на палубу и, перегнувшись через борт, стал наблюдать за отрядом варваров. Те уже заметили корабль и, придержав своих мохнатых лошадок, показывали пальцами вверх, явно не представляя, чего можно ожидать от этой странной штуки. Корабль между тем завис над фермой, во дворе которой он лишь с большим трудом мог приземлиться. Куры с кудахтаньем кинулись врассыпную, когда на них упала огромная тень. Ошалевшая от страха свинья опрометью бросилась в хлев.

Корабль пошел к земле.

– Оружие к бою, – сказал Корум.

Джари уже обнажил свою саблю.

– Их человек десять, если не больше, – предупредил он. – А нас только двое. Ты что, хочешь использовать свою… Руку?

– Нет. Мне отвратительно все, что напоминает о Хаосе.

– Но двое против десятерых…

– С нами еще кормчий. И фермер…

Джари фыркнул и замолчал. Корабль коснулся днищем земли и замер. Кормчий вышел на палубу с длинной алебардой в руках.

– Кто вы? – раздался из фермерского дома испуганный голос.

– Друзья, – коротко ответил Корум. Затем, обращаясь к кормчему, добавил: – Бери на борт женщину и детей. Мы постараемся их задержать, пока ты всех не погрузишь.

И он спрыгнул на землю. Джари последовал за ним. Его шатнуло: он уже отвык от твердой опоры под ногами.

Варвары осторожно приближались. Потом их предводитель, увидев, насколько малочислен противник, рассмеялся. Он издал кровожадный вопль и, отбросив в сторону факел, выхватил из-за пояса огромную булаву и дал шпоры своему пони, посылая его вперед. Тот перемахнул через хлипкую баррикаду, возведенную в воротах фермы. Корум отпрыгнул назад, когда булава уже готова была опуститься ему на голову, и сделал быстрый выпад. Острие меча попало варвару в колено, и он взвыл от боли и ярости. Джари перескочил через баррикаду, схватил пылающий факел, отброшенный варваром, и кинулся назад во двор фермы. Всадники погнались было за ним, но он успел сунуть факел прямо в баррикаду, и сухое дерево тотчас занялось. Лишь один всадник сумел принудить свою лошадь взять это препятствие, а потом языки пламени поднялись высоко в воздух, не пуская остальных. Джари перехватил кинжал за лезвие и метнул его в варвара. Кинжал угодил тому прямо в глаз, и варвар, дико вскрикнув, рухнул на землю мертвый. Джари, схватив узду, тут же оказался в седле и, яростно понукая пони, заставил его развернуться. Баррикада уже пылала вовсю. Корум, уклоняясь от ударов булавы, утыканной клыками хищников, сумел сделать еще выпад, ранив противника в бок. Варвар, зажимая рукой рану, завалился на круп своего пони, и тот вынес его со двора. А остальные в это время тщетно пытались проникнуть во двор, отгороженный теперь от них стеной огня.

Бвидит уже вывел из дома жену фермера и тащил ее к кораблю. Она несла в руках люльку с ребенком, а следом бежали двое ее сыновей и старшая дочь. Сам фермер, еще не успевший прийти в себя от неожиданной помощи, свалившейся прямо с неба, бежал последним, все еще сжимая в руках свой ржавый меч.

Варвары наконец заставили своих лошадей перепрыгнуть через горящую баррикаду и ворвались во двор. Но здесь уже ждал их Джари. Он успел извлечь свой кинжал из поверженного противника и теперь метнул его снова. И снова попал прямо в глаз ближайшего варвара. Как и предыдущий, всадник, пораженный насмерть, упал назад, и его ноги легко выскочили из ременных петель, служивших стременами. Корум метнулся к пони, схватил его за уздечку и прыгнул в седло. Ему тут же пришлось парировать мечом удар боевого топора, нацеленный прямо ему в лицо. Лезвие меча скользнуло вдоль рукояти топора, заставив варвара перехватить оружие другой рукой. И пока он снова поднимал свое тяжелое оружие, Джари напал на него сзади, проткнув саблей насквозь, так что ее кончик вышел из груди врага. Но варваров все еще было больше. Фермер, орудуя мечом, как косой, срубил ноги ближайшей лошади, и пока всадник выпутывался из стремян, страшным ударом, как дровосек, развалил варвара почти надвое.

Дети и их мать были уже на корабле. Корум острием меча достал еще одного варвара и рассек ему горло. Затем, почти съехав с седла, схватил за руку фермера, который продолжал слепо тыкать мечом уже мертвого врага, и указал ему на корабль. Тот сначала не понял, затем отбросил окровавленный меч и побежал к кораблю. Корум рубанул следующего варвара, прикрывая Джари, который в этот момент спешился, чтобы забрать свой кинжал. Потом он развернул своего пони, подал Джари руку, и тот, сунув кинжал в ножны, вскочил одной ногой в стремя, и они понеслись к кораблю. Воздушный корабль уже поднимался над землей, когда они, тяжело дыша, перевалились через борт. Оставшиеся в живых два варвара разочарованно смотрели на удаляющийся корабль. Вид у них был не самый радостный. Еще бы! Они рассчитывали на легкую поживу, а теперь большая часть их товарищей была перебита, а добыча улетала прямо в небо.

– Как же теперь мое хозяйство! – горько воскликнул фермер, глядя вниз.

– Зато сам ты остался в живых, – ответил ему Джари.

Ралина утешала жену фермера. Меч маркграфини лежал рядом, она была готова прийти на помощь друзьям, если бы им пришлось туго. Она прижимала к себе младшего сынишку фермера, гладя его по голове.

Крылатый кот высунул мордочку из-под скамьи, убедился, что опасность миновала, и взлетел на свое обычное место на плече Джари.

– Ты что-нибудь слышал об их главной армии? – спросил Корум у фермера, зажимая рукой небольшую рану, полученную в схватке.

– Я слыхал кое-что. Говорят, что она состоит вовсе не из людей…

– Может, и так, – согласно кивнул Корум. – А где она сейчас, эта армия?

– Она пошла к Халвигу. Они уже, наверное, достигли его. Скажите, рыцарь, а куда вы нас везете?

– Увы, туда же, в Халвиг, – ответил Корум.

* * *

Воздушный корабль плыл над разоренной страной. Теперь им встречалось все больше варваров. Это были явно отдельные части огромной армии. Многие замечали корабль, плывущий высоко в небе, некоторые даже пытались метнуть в него копье или пустить стрелу из лука, прежде чем вернуться к своим обычным занятиям – грабежу, насилиям, поджогам.

Но это были вовсе не те, кого более всего опасался Корум. Его тревожила мысль, что королю Лайру помогают колдовские чары.

Фермер тоже смотрел на опустошенные земли.

– Что, теперь везде то же самое? – спрашивал он уныло.

– Насколько мы знаем, везде. Две армии идут на Халвиг. Одна с востока, другая с юго-запада. Не думаю, чтобы варвары из Бро-ан-Мабден были более человеколюбивы, нежели их соплеменники, которые свирепствуют здесь.

– Хотела бы я знать, как там Лларак-ан-Фол, – задумчиво произнесла Ралина, покачивая заснувшего малыша. – И где теперь Белдан? Сумел ли он добраться до Халвига или остался в Ллараке? И что сталось с герцогом?

– Скоро, я надеюсь, мы все узнаем, – сказал Джари. Он разрешил все-таки старшему сыну фермера погладить своего кота. Кот воспринял это оскорбление с большим неудовольствием.

Корум бродил по палубе, изнывая от беспокойства. Он все время поглядывал вперед в надежде увидеть наконец украшенные цветами башни Халвига.

Потом Джари вдруг тихо сказал:

– Вот они, Орды Хаоса!

Внизу под ними двигались, блестя на солнце сталью оружия и доспехов, бесчисленные войска. Тысячи мабденов. Тысячи колесниц, пехота, кавалерия. И еще какие-то жуткие существа, не мабдены. Существа, призванные сюда с помощью колдовских чар, с помощью тайных заклятий, набранные во всех Царствах, где правил Хаос. Шла армия Пса – огромные звери размером с лошадь; они двигались ленивой рысью и напоминали скорее гигантских лисиц, чем псов. Шла армия Рогатого Медведя – чудовищные медведи на задних лапах, бредущие совсем как люди с дубинами и щитами… Шла армия Повелителей Хаоса – обезображенные ими воины, уроды и чудища, подобные тем, кого Корум и его друзья встретили в желтой бездне. Впереди них ехал высокий всадник, с головы до пят закованный в сияющие доспехи. То был, несомненно, посланник самой королевы Зиомбарг, о котором они уже слышали.

А впереди уже виднелись стены и башни Халвига-ан-Вак.

Издали город выглядел как гигантская цветочная клумба.

Непрерывный рокот барабанов подгонял Орды Хаоса.

Пронзительные звуки труб разжигали ярость варваров, и без того жаждавших крови. До пассажиров воздушного корабля долетали взрывы сатанинского хохота и дикий вой, который исходил от армии Пса, вой стаи, предвкушающей скорую поживу…

Корум с отвращением плюнул вниз, прямо на орды варваров. В ноздрях у него стоял неистребимый запах смерти, порожденной Хаосом. Его собственный, живой глаз горел сейчас черным огнем, а зрачок сузился и превратился в желтую щель. Он весь кипел яростью. Вне себя, он еще раз плюнул в поток мерзости, заполонившей всю землю внизу. Рука его все время невольно тянулась к эфесу меча, а в душе бушевала ненависть к варварам, уничтожившим его семью и искалечившим его самого. Потом он заметил знамя короля Лайр-а-Брода – грубое дырявое полотнище с изображениями Пса и Медведя. Он пытался разглядеть в толпе своего злейшего врага, графа Гландита-а-Крэ, но того нигде не было видно.

– Корум, – окликнула его Ралина, – не мучай себя понапрасну. Сядь и успокойся. Силы тебе еще понадобятся – битва у нас впереди.

Он послушно опустился на скамью. Яростный черный огонь, полыхавший в его живом, правом глазу, понемногу угас. Он дышал, словно пес после загонной охоты, и драгоценные камни, украшавшие повязку на Глазу Ринна, шевелились и посверкивали, будто тоже ярились и гневались вместе с ним…

Ралина невольно вздрогнула, увидев его таким, непохожим на обычного Корума, да и вообще на смертного. Перед ней действительно был какой-то полубог, герой самых мрачных легенд ее народа. И вместо любви к нему в душе ее вдруг возникло ощущение ужаса.

Корум опустил лицо в ладони и надолго застыл в таком положении. Ярость постепенно отпустила его, и, когда он вновь поднял глаза на Ралину, это был уже обычный Корум. Дикая вспышка оставила в душе его полную опустошенность. Бледный, он откинулся назад, держась рукой за бронзовые поручни. Корабль между тем уже достиг Халвига и теперь делал круг, заходя на посадку.

– Они всего в одном переходе от города, – сказал Джари. – К утру, если их не остановить, они обложат Халвиг со всех сторон.

– Кто ж их остановит? – безнадежно сказала Ралина. – Какая армия? Боюсь, что правлению Лорда Аркина скоро конец…

А барабаны внизу продолжали греметь, словно уже празднуя победу. Чудовищная какофония звуков – вой армии Пса, рев армии Медведя, жуткий клекот армии Повелителей Хаоса, сотрясающий землю стук тысяч копыт, грохот и скрип окованных железом тяжелых колесниц, звон и бряцание оружия и доспехов, взрывы дикого хохота… И все это неотвратимо двигалось к городу.

Орды Хаоса шли на Халвиг.

Глава 2

Осада

Воздушный корабль медленно опускался в замерший от напряженного ожидания, молчаливый город. Солнце уже клонилось к закату, когда до стен Халвига докатилась чудовищная какофония звуков, знаменуя приход врага.

На улицах и площадях города, в парках и скверах – везде стояли войска. Палатки были разбиты повсюду, заняв все свободные места. Цветы и трава были смяты и вытоптаны, кусты и деревья ободраны и поломаны. Их зелень пошла на корм лошадям и приготовление пищи усталым воинам и беженцам, собравшимся в Халвиг со всей страны, занятой врагом. Воины были настолько вымотаны бесконечными переходами и схватками с варварами, что почти не обратили внимания на прилет воздушного корабля. Корабль наконец приземлился у дворца короля Ональда, и сразу же к нему бросилась стража, сверкая в лучах заходящего солнца своими щитами и шлемами из гигантских раковин и размахивая оружием. Они явно решили, что это вражеский корабль. Но увидев Корума и Ралину, опустили мечи и копья. Все они выглядели усталыми, многие были ранены.

– Принц Корум, – сказал начальник стражи, – я немедленно доложу королю о вашем прибытии.

– Благодарю. Но прежде, прошу вас, позаботьтесь об этих несчастных, которых мы спасли от варваров короля Лайра.

– О них позаботятся, хотя с продовольствием у нас туго.

Корум с минуту раздумывал.

– Наш воздушный корабль, – сказал он наконец, – мог бы слетать за продовольствием. Хотя мне не хотелось бы рисковать им без особой нужды. Да и вряд ли в этой разоренной стране можно что-нибудь еще найти…

Кормчий вышел из рубки, держа в руке свиток, который тут же вручил Коруму.

– Вот список тех редких минералов, которые нужны нашему городу, чтобы пройти сквозь Стену Между Царствами и вернуться в здешнее Измерение, – сказал он.

– Хорошо. Если нам удастся связаться с Аркином, я сразу передам ему этот список, – ответил Корум. – Он все же Бог, он лучше нас разбирается в таких вещах.

* * *

В просто отделанном королевском кабинете у стола, по-прежнему заваленного географическими картами, сидел мрачный король Ональд.

– Какие новости? – спросил Джари, входя. – Что происходит в вашем королевстве? Каково положение на сегодня?

– Королевства уже нет. Нас вытеснили почти отовсюду. Страна полностью разорена. Все, кто уцелел, собрались здесь, в Халвиге. – Он кивнул на огромную карту Ливм-ан-Эш, затем продолжал безжизненным голосом: – Графство Арлут-а-Кул захвачено пиратами из Бро-ан-Мабден. Графство Пенгард и его древняя столица Эпин-ан-Алдарн сожжены дотла. Все земли до самого озера Каленик обезлюдели. До нас дошли сведения, что герцогство Орин-нан-Калвин еще держится, отражая атаки варваров по линии южных гор. И герцогство Хаун-а-Гвираг тоже пока не захвачено врагами. А вот Бедвилрал-ан-Ривм они взяли, равно как и графство Гал-а-Гороу. Из герцогства Палатирн-ан-Кенак сообщений вообще не поступало…

– Оно тоже пало, – сказал Корум.

– Пало… – без всякого выражения повторил король.

– Враг подходит к городу со всех сторон, – сказал Джари, глядя на карту. – Варвары высадились повсеместно на побережье и сжимают кольцо, продвигаясь к Халвигу. Я и не подозревал, что они способны применять такую тактику…

– Ты забыл о посланнике королевы Зиомбарг, – сказал Корум. – Это, конечно же, он помог им разработать план кампании и научил, как его осуществить.

– Ты говоришь о том человеке в сверкающих доспехах, который ведет за собой эту ужасную армию? – спросил король Ональд.

– Да. А вы о нем что-нибудь знаете?

– Ничего утешительного. Он, по всем сообщениям, совершенно неуязвим и, как вы подтверждаете, принимал самое активное участие в организации похода и подготовке армий варваров. Он часто сопровождает короля Лайра. Как мне сообщили, его зовут Гэйнор, принц Гэйнор Проклятый…

Джари кивнул:

– Он всегда принимает участие в таких войнах. Он обречен вечно служить Хаосу. Значит, теперь он слуга королевы Зиомбарг? Что ж, это гораздо более высокое положение, чем то, которое он занимал в прошлом – или в будущем, смотря как судить…

Король Ональд как-то странно взглянул на Джари, затем продолжал:

– Даже если не считать Орд Хаоса, варвары превосходят нас по численности раз в десять. Конечно, у нас более совершенное оружие, да и тактика тоже, и мы могли бы отбиваться от них хоть десять лет, по крайней мере, оборонять от них побережье. Но теперь принц Гэйнор руководит всеми их действиями. И, надо сказать, руководит неплохо.

– Да уж, опыта ему не занимать, – сказал Джари, задумчиво потирая щеку.

– Сколько вы сможете выдерживать осаду? – спросила Ралина.

Король пожал плечами. Его печальный взгляд был прикован к окну, за которым виднелся переполненный войсками и беженцами город.

– Не знаю. Войска очень устали. Да и стены у нас не очень высокие… А на стороне Лайра все силы Хаоса…

– Нам лучше поспешить в храм, – сказал Корум. – И попробовать вызвать Лорда Аркина.

* * *

Они медленно ехали по забитым народом улицам. Вокруг были сплошь унылые, безнадежные лица. На всех площадях, перекрестках, газонах горели костры, вокруг которых сидели усталые воины. Многие были покрыты ранами; у них явно не хватало оружия и боевого снаряжения. Казалось невероятным, что Халвиг сможет выдержать осаду, не говоря уж о штурме. Да, подумал Корум, долго осада не продлится. И он пришпорил коня, стремясь поскорее достичь храма.

Наконец они добрались. Площадь вокруг храма тоже была заполнена беженцами. Алерион-а-Нивиш, жрец, стоял у входа, как будто знал об их приходе.

Он радостно их приветствовал и тут же осведомился:

– Вам удалось найти помощь?

– Возможно, – ответил Корум. – Но нам надо встретиться с Лордом Аркином. Это можно устроить?

– Он ждет вас. Он прибыл несколько минут назад.

Корум быстро прошел в храм. На полу вдоль стен лежали матрасы, пока еще свободные. Они ожидали прибытия раненых. Лорд Аркин выступил из тени. На сей раз для свидания с ними он принял облик прекрасного рыцаря.

– Чем закончилось ваше путешествие в Царство Зиомбарг?

Корум рассказал ему обо всех приключениях, которые им пришлось пережить. Аркин был явно взволнован тем, что услышал. Он протянул Коруму руку:

– Дай мне этот список. Я сам займусь поисками минералов, необходимых Городу в Пирамиде. Но даже мне на это потребуется время.

– А между тем судьба двух осажденных городов висит на волоске, – заметила Ралина. – Гвлас-кор-Гвриса в Царстве Зиомбарг и Халвига-ан-Вак здесь. И будущее одного напрямую зависит от другого: если падет один, падет и другой.

– Такая взаимная зависимость – обычное явление в борьбе между Законом и Хаосом, – пробормотал Джари.

– Да, вполне обычное, – согласился Лорд Аркин. – Но вы должны продержаться до моего возвращения. Конечно, у меня нет уверенности, что Гвлас-кор-Гврис тоже устоит. Единственное наше преимущество в том, что королева Зиомбарг сейчас вынуждена заниматься сразу двумя Царствами – своим и нашим.

– Но ее посланник принц Гэйнор Проклятый находится здесь и, кажется, вполне достойно ее представляет, – заметил Корум.

– Если Гэйнор вдруг исчезнет или погибнет, варвары сразу потеряют почти все свои преимущества. Сами они в тактике ничего не смыслят, и без него у них неизбежно начнутся разногласия, даже свары.

– Но их огромная численность дает им неоспоримое преимущество, – сказал Джари. – Кроме того, на их стороне армия Пса и армия Медведя…

– Все это так, друг Джари. И все же я считаю, что сейчас главный ваш противник – это Гэйнор Проклятый.

– Но он же неуязвим…

– С ним может сравняться только противник, столь же мощный, что и он сам, такой же избранник судьбы. – Аркин со значением посмотрел на Корума. – Но и в этом случае для такого поединка необходимо огромное мужество. И все может кончиться смертью обоих соперников…

Корум кивнул:

– Я подумаю над тем, что ты сказал нам, Лорд Аркин.

И прекрасный рыцарь вновь растворился в тени. Они стояли одни посреди пустого храма.

Корум взглянул на Ралину, потом на Джари. Те не осмелились встретиться с ним взглядом. Все прекрасно понимали, о чем Лорд Аркин попросил Корума и какая страшная ответственность легла теперь на его плечи.

Корум нахмурился, ощупывая украшенную повязку на Глазу Ринна и разминая шесть пальцев Руки Квилла.

– Ну что ж! – сказал он. – Эти омерзительные дары волшебника Шула стали такой же неотъемлемой частью моей души, как и моего тела. Вот с их помощью я и попытаюсь избавить нас от принца Гэйнора Проклятого!

Глава 3

Принц Гэйнор Проклятый

– Когда-то он был Героем, этот принц Гэйнор, – рассказывал Джари той же ночью, когда они обходили городские укрепления, глядя со стены на тысячи костров, горевших в стане врага. – Он тоже служил Закону. Но однажды он влюбился в некое создание – возможно, это даже была женщина – и предал все, перед чем раньше преклонялся. Он навеки связал свою судьбу с силами Хаоса. За это он был наказан – некоторые считают, что его наказало само Великое Равновесие. И теперь он уже никогда не сможет служить Закону и наслаждаться теми благами, которые он дает. Он обречен вечно служить Повелителям Хаоса, как ты – Хранителям Закона…

– Вечно? – переспросил Корум, удивленный.

– Я об этом больше не скажу ни слова, – ответил Джари. – Но ты все же иногда обретаешь покой, а принц Гэйнор утратил покой навсегда. Он лишен даже надежды хоть когда-нибудь его обрести. Он может лишь вспоминать о тех временах, когда мир и покой нисходили на его душу…

– А если он умрет?

– Он обречен на вечное бессмертие, ибо смерть тоже означает покой, даже если она длится лишь мгновенье перед новым рождением…

– В таком случае, как же я смогу убить его?

– Ты можешь поразить его точно так же, как любого из Великих Древних Богов – ты можешь его изгнать. Ты же должен знать, как это делается…

– А ты сам знаешь, Джари?

– Кажется, да. – Джари опустил голову в раздумье. Они по-прежнему продолжали мерить шагами городскую стену. – Я вспоминаю легенды о Гэйноре. Они утверждают, что его можно победить только одним способом – поднять ему забрало, чтобы он взглянул в глаза тому, кто служит Закону. Но забрало его шлема можно поднять, только призвав на помощь могучие силы, коими ни один смертный управлять не умеет. Обычные, в общем-то, колдовские чары. Вот и все, что я знаю.

– Не очень-то много, – безжалостно заметил Корум.

– Да, не очень.

– А между тем времени у нас нет. Так что напасть на Гэйнора следует сегодня же. Они не ожидают вылазки из города – все-таки это только первая ночь осады. Так что нам надо прорваться в лагерь варваров и попытаться уничтожить – или изгнать, коли на то пошло – принца Гэйнора. Ведь он, помимо всего прочего, командует армией королевы Зиомбарг, и если его не станет, эта армия будет вынуждена убраться обратно в собственное Царство.

– Очень смелый и простой план! – саркастически воскликнул Джари. – И кто же пойдет с нами на вылазку? Может быть, возьмем Белдана? Он здесь, я его видел.

– Мне бы не хотелось рисковать ни одним из защитников города. Они еще понадобятся, особенно если мой план провалится. Мы пойдем вдвоем.

Джари вздохнул и пожал плечами. Затем сказал, обращаясь к своему коту:

– А тебе, дружок, лучше остаться в городе.

* * *

Сразу после полуночи они тихо выбрались за городские ворота, ведя коней на поводу. Копыта скакунов были обернуты толстым войлоком, чтобы не было слышно стука подков о камни. Они направились прямо к лагерю войск Хаоса. Мабдены пировали, сидя у своих костров, и от их ночной стражи, сплошь пьяной, проку не было никакого.

Лагерь войска, которым командовал принц Гэйнор, они легко нашли по запаху; так могли смердеть только уродливые порождения Хаоса. Несчастные полулюди-полузвери, здорово навеселе, исполняли вокруг костров свои ужасные танцы, напоминающие скорее совокупление диких животных, чем что-либо человеческое. Тупые звериные рожи, полуоткрытые пасти, из которых капала слюна, остекленевшие глаза… А они все продолжали пить свое паршивое кислое вино, словно стремясь забыть, кем они были когда-то, раньше, до того, как связали себя клятвой с силами Хаоса.

Принц Гэйнор сидел среди них, у костра. Прямо у ног его плясали языки пламени. Весь с головы до ног он был закован в сверкающую сталь доспехов, украшенных золотом и серебром. На шлеме его с навеки закрытым забралом покачивался высокий желтый плюмаж. На нагруднике был виден герб Хаоса – восемь стрел, лучами расходящихся во все стороны от центрального круга – символ силы, которую Хаос якобы давал своим сторонникам и слугам. Принц Гэйнор не плясал и не веселился, ничего не ел и не пил. Он просто сидел, опершись обеими руками в латных перчатках на эфес своего огромного двуручного меча, также богато украшенного золотом и серебром. Он сидел совершенно неподвижно, словно и сам был выкован из цельного куска металла.

Коруму и Джари пришлось осторожно обойти нескольких храпящих часовых, прежде чем они сумели пробраться внутрь лагеря принца Гэйнора, который находился на некотором удалении от основного лагеря варваров и стоянок армии Пса и армии Медведя, что расположились по другую сторону города. Мимо них, пошатываясь, то и дело проходили воины короля Лайра. Корум и Джари были закутаны в плащи с капюшонами, так что никто не обращал на них особого внимания. Варварам и в голову не приходило, что кто-то из воинов Ливм-ан-Эш рискнет пробраться к ним в лагерь.

Приблизившись к костру, вокруг которого продолжали плясать чудовищные полулюди-полузвери, Корум прыгнул в седло. Джари последовал его примеру. Некоторое время они стояли, не двигаясь, наблюдая за Гэйнором.

Тот по-прежнему сидел все в той же позе, не шевелясь, удобно устроившись на своем седле из черного дерева, богато украшенном слоновой костью. Руки его все так же покоились на рукояти меча, а сам он все так же безучастно наблюдал за кривляньями своих уродливых воинов.

А потом Корум и Джари въехали в круг света, отбрасываемого костром, и принц Корум Джаэлен Ирсей, Слуга Закона, предстал перед принцем Гэйнором Проклятым, Слугой Хаоса.

Корум был во всем великолепии вадхагского боевого снаряжения – серебряная двухслойная кольчуга, конический шлем, алый плащ. В правой его руке было длинное копье, левой он держал большой круглый щит.

Принц Гэйнор встал и поднял руку, давая знак прекратить пляски. Порождения Хаоса, обернувшись к Коруму и сразу узнав его, завопили и завизжали.

– Молчать! – рявкнул Гэйнор, делая шаг вперед и вкладывая меч в ножны. – Оседлайте моего коня, ибо принц Корум и его спутник прибыли сюда, чтобы сразиться со мной!

Его голос разносился по всему лагерю, хотя говорил он спокойно; что-то грустное и трагическое слышалось в этом торжествующем гласе.

– Ты выйдешь на честный поединок со мною, принц Гэйнор? – спросил Корум.

Принц Хаоса расхохотался:

– С какой стати? Я уже давно разуверился во всех этих рыцарских добродетелях и кодексах чести. Кроме того, я поклялся королеве Зиомбарг уничтожить тебя. Мне еще никогда не доводилось видеть всю силу ее ненависти – а теперь я узнал, как она ненавидит тебя. О-о-о, как она тебя ненавидит!

– Может быть, это потому, что она меня боится, – заметил Корум.

– Очень может быть.

– Стало быть, ты намерен спустить на нас всю свою свору?

– А почему бы и нет? Если уж у вас хватило глупости забраться ко мне в лагерь…

– У тебя не осталось никакой гордости?

– Кажется, никакой.

– И чести тоже?

– И чести.

– И мужества?

– Я растерял все эти качества. Кроме, может быть, страха.

– Ты, однако, честен.

Раскатистый смех вновь раздался из-под опущенного забрала.

– Можешь считать, что так. Зачем ты пришел в мой лагерь, принц Корум?

– Ты же сам это прекрасно знаешь. Зачем спрашивать?

– Ты надеешься сразить меня, потому что именно я управляю этим сбродом варваров. Так? Отличная мысль! Превосходная! Но меня нельзя убить, я неуязвим, я бессмертен. О, если бы Боги даровали мне смерть!.. Сколько раз я молил о ней!.. Ты рассчитываешь одолеть меня и выиграть время для укрепления обороны города. Вынужден тебя огорчить. Я сам убью тебя – и тем самым лишу Халвиг-ан-Вак его последней надежды.

– Если тебя нельзя сразить, тогда почему ты не хочешь выйти на честный поединок со мной, один на один?

– Да потому что не желаю попусту тратить время. Эй, воины!..

Полулюди-полузвери мгновенно выстроились позади своего командира. Гэйнор влез на своего белого жеребца, на которого уже успели надеть его разукрашенное седло. Он взял в левую руку щит и опустил копье.

Корум сдвинул повязку с Глаза Ринна и заглянул в Лимб, в пещеру, где пребывали его последние жертвы. Да, Свора Хаоса была там, изуродованные тела, искалеченные Гханхом. Здесь же был и Полиб-Бав, лошадеподобный предводитель Своры. И опять Рука Квилла протянулась сквозь границу между мирами, прямо в мрачную пещеру и поманила Свору наружу, на помощь Коруму, обещая взамен богатую добычу.

– Пусть теперь Хаос сразится сам с собой! Хаос против Хаоса! – воскликнул Корум. – Полиб-Бав, вот твоя добыча! Она даст тебе освобождение из Лимба!

И мерзкие порождения Хаоса обрушилась на собственных собратьев, таких же уродов и страшилищ, как они сами; Свора Хаоса атаковала воинов Гэйнора, неся им смерть. Собакоподобные грызли коровообразных, лошадеподобные лягали жабообразных; взлетали и с жутким хрустом опускались дубины, булавы, мечи, топоры… Стоны, крики, вопли, рев, рычание, проклятия – все смешалось в дикий вой. Принц Гэйнор, поглядев на начавшуюся резню, повернул коня к Коруму:

– Поздравляю тебя, Принц в Алом Плаще! Как я вижу, ты и не рассчитывал на то, что я стану соблюдать рыцарский кодекс чести! Ну, что ж! Не угодно ли вам обоим сразиться со мной?!

– Нет, не угодно, – ответил Корум, опуская копье и упираясь ногами в стремена, а спиной – в высокую заднюю луку седла. – Мой друг находится здесь лишь для того, чтобы сообщить в город об исходе нашего поединка. Если он и обнажит меч, то лишь для собственной защиты.

– Значит, честный поединок, так? – вновь рассмеялся принц Гэйнор. – Что ж, отлично!

И тоже приготовился к бою.

Первым атаковал Гэйнор.

Корум тоже пришпорил коня и ринулся вперед, подняв копье и прикрывая щитом лицо, поскольку шлем его, в отличие от шлема Гэйнора, был без забрала.

Сверкающие доспехи принца Гэйнора слепили Корума. Он прищурил глаза и, отведя назад правую руку, изо всех сил метнул копье, целясь Гэйнору в голову. Копье точно попало в шлем противника, но не пробило его. Оно, кажется, не оставило на нем даже вмятины. Однако удар его был силен. Он отбросил Проклятого назад; тот опрокинулся спиной на круп своего коня и не смог сразу же ответить броском собственного копья. Это дало Коруму возможность подобрать копье, отскочившее от шлема противника. Гэйнор, по-прежнему смеясь, нанес ответный удар, целя Коруму в лицо. Но Принц в Алом Плаще, подняв щит, отразил удар врага.

А вокруг них продолжалась битва двух отрядов чудовищ. Армия Гэйнора по численности значительно превосходила Свору Хаоса, но у той было огромное преимущество: всех ее воинов уже один раз убили, их невозможно было убить еще раз…

Корум и Гэйнор вновь разъехались, и Корум вновь метнул свое копье в противника. Мощный удар в середину нагрудника на сей раз выбил Проклятого из седла и бросил наземь, прямо в грязь, размешанную ногами его уродов. Однако он тут же вскочил на ноги, продолжая сжимать в руке копье, размахнулся и метнул его в Корума. Копье пробило щит Корума насквозь. Острие наконечника лишь немного не достало до закрытого повязкой Глаза Ринна. Корум, вытащив из ножен меч, бросился на противника. Копье так и осталось торчать в его щите. И опять из-под забрала раздался сатанинский хохот Гэйнора. Он тоже выхватил меч и поднял щит, готовясь принять им удар Корума. Сам же он нанес удар не своему противнику, а его коню, отрубив ему одну ногу. Конь рухнул, сбросив Корума на землю.

Несмотря на свои тяжелые доспехи, принц Гэйнор стремительно налетел на Корума, который никак не мог подняться. Меч Проклятого сверкнул в пламени костра, но Корум отбил удар щитом. Клинок прошел сквозь несколько слоев кожи, дерева и металла и застрял, наткнувшись на сталь наконечника его собственного копья, все еще торчавшего в щите Корума. Корум сделал выпад, стараясь поразить противника в ноги, но Гэйнор, высоко подпрыгнув, ушел от удара. Воспользовавшись этим, Корум перекатился назад и сумел наконец подняться. Щит его был разбит и практически бесполезен.

А Гэйнор все продолжал смеяться; хохот гремел из-под навеки опущенного забрала его шлема.

– Ты хорошо держишься, Корум! Но ты смертен, а я – нет!

Шум битвы меж тем разбудил весь лагерь. Но варвары никак не могли разобраться в том, что происходит. Они привыкли повиноваться Лайру, который полностью полагался на приказания Гэйнора. А Гэйнор сейчас был слишкм занят, чтобы командовать ими…

Теперь Гэйнор с Корумом кружили вокруг костра. А рядом продолжалась схватка полулюдей-полуживотных.

Еще дальше от костра, во мраке, сидели, широко раскрыв глаза, тысячи варваров. Они смотрели на происходящее бессмысленными глазами, не в состоянии понять, в чем дело.

Корум отбросил бесполезный теперь щит и вытащил из-за пояса боевой топор. Все шесть пальцев Руки Квилла крепко сжали рукоять. Корум сделал пару шагов назад от костра и взвесил топор в руке. Это было прекрасное метательное оружие, если, конечно, уметь им пользоваться. В старину вадхагская пехота, атакуя нхадрагов, часто пользовалась метательными топорами. Корум рассчитывал, что Гэйнор не имеет представления о том, что он намерен предпринять…

Он резко отвел назад руку и метнул топор. Тот сверкнул в отблесках костра и… принц Гэйнор встретил его своим щитом.

Но сила удара была такова, что Проклятый отлетел на несколько шагов назад. Щит его раскололся надвое. Гэйнор отбросил обломки, схватил свой двуручный меч обеими руками и пошел на Корума.

Корум парировал первый его удар, потом второй, третий…

Гэйнор наседал столь яростно, что Коруму пришлось на несколько шагов отступить. Он прыгнул в сторону и сам сделал стремительный выпад, стараясь поразить Гэйнора в щель между нагрудником и стальным воротником. Гэйнор, перехватив меч правой рукой, отбил выпад, но отошел на пару шагов назад. Он уже начал задыхаться, дыхание с хрипом вырывалось из-под забрала.

– Ты, может быть, и бессмертен, принц Гэйнор Проклятый, однако и тебя одолевает усталость!

– Но тебе-то меня не одолеть! Неужели ты думаешь, что я не привествовал бы смерть?!

– Тогда сдавайся! – Корум тоже начинал задыхаться. Сердце колотилось, как бешеное, грудь вздымалась. – Сдавайся же!

– Сдаться – значит нарушить клятву, данную королеве Зиомбарг! Никогда!

– Значит, у тебя все же сохранилось понятие о чести!

– Честь! – Гэйнор опять рассмеялся. – Не честь это вовсе, а страх! Я ведь тебе уже говорил об этом. Если я нарушу клятву, Зиомбарг покарает меня. Не думаю, чтобы ты понимал, что это означает, Принц в Алом Плаще! – И Гэйнор вновь обрушил на Корума свой грозный меч.

Корум поднырнул под свистящий клинок и нанес противнику удар по ногам. Удар был сильным, у Проклятого даже подогнулись колени. Но сталь поножей выдержала. Гэйнор отскочил назад, успев при этом бросить взгляд на своих воинов.

А тех уже почти и не осталось. Свора Хаоса приканчивала последних. И чудовища, которых Корум вызвал из преддверия ада, одно за другим уже исчезали туда, откуда явились. Но исчезали, только прихватив с собой добычу.

С яростным воплем Гэйнор снова бросился на Корума. А тот, собрав последние силы, отразил удар противника и тоже сделал выпад. Отбив его, Гэйнор вдруг прыгнул вперед и вцепился в правую руку Корума, сжимавшую меч, одновременно занося свой клинок для удара. Он метил Коруму прямо в голову. Принц резким движением освободился от цепкой хватки Проклятого, уклоняясь при этом в сторону, чтобы избежать рубящего удара. Но не успел: меч противника обрушился ему на плечо, разрубив верхний слой кольчуги и застряв в нижнем. Меч выпал из его онемевшей руки.

Теперь Корум был безоружен. Гэйнор с торжествующим видом держал его меч в своей левой руке, подняв вверх.

– Сдавайся, Корум! Сдавайся, и я сохраню тебе жизнь!

– Чтобы отправить меня к своей госпоже, королеве Зиомбарг?

– Именно это я и должен сделать!

– Я не сдамся!

– Значит, я должен тебя убить. – Гэйнор все еще тяжело дышал. Он бросил меч Корума на землю, схватил свой обеими руками и шагнул вперед, чтобы прикончить противника.

Глава 4

Штурм

Корум инстинктивно поднял обе руки, пытаясь закрыться от смертельного удара. И тут что-то произошло с Рукой Квилла.

Уже не один раз Рука спасала Коруму жизнь, часто даже еще до того, как возникала реальная опасность. Вот и теперь она по своей собственной воле вдруг протянулась вперед и, перехватив меч Гэйнора прямо за острие, вырвала клинок из рук Проклятого. И тут же, взмахнув отнятым оружием, с силой ударила Гэйнора тяжелой рукоятью меча прямо по голове.

Гэйнор пошатнулся и медленно осел на землю. Корум прыгнул вперед и схватил врага за горло:

– Сдаешься?!

– Я не могу сдаться! – Голос Проклятого звучал глухо. – Мне нечего сдавать!

Но он уже настолько обессилел, что почти не сопротивлялся. Рука Квилла уцепилась за нижнюю кромку забрала его шлема и дернула его вверх.

– НЕТ! – отчаянно завопил Гэйнор, поняв, что намеревается сделать Корум. – НЕТ! НЕЛЬЗЯ! НИ ОДИН СМЕРТНЫЙ НЕ СМЕЕТ СМОТРЕТЬ МНЕ В ЛИЦО! – Он начал вырываться, но Корум крепко держал его и не выпускал. Рука Квилла еще раз дернула забрало вверх.

– НЕТ! ПОЖАЛУЙСТА! ПРОШУ ТЕБЯ, НЕ НАДО!

Забрало чуть сдвинулось.

– МОЛЮ ТЕБЯ, ПРИНЦ В АЛОМ ПЛАЩЕ, ПОЩАДИ! ОТПУСТИ МЕНЯ, И Я НИКОГДА НЕ ПРИЧИНЮ ТЕБЕ ЗЛА!

– У тебя нет больше права давать такие клятвы, – с яростью в голосе напомнил ему Корум. – Ты же целиком и полностью принадлежишь Зиомбарг! У тебя не осталось ни собственной воли, ни чести!

Но Гэйнор продолжал умолять:

– Пощади меня, принц Корум!

– А у меня нет никакого права щадить тебя! Ибо я служу Закону!

Рука Квилла в третий раз дернула забрало вверх, и оно наконец поднялось.

Корум взглянул прямо в лицо, спрятанное под шлемом. Это было юное, прекрасное лицо, но сейчас оно было искажено ужасной гримасой. Потом оно вдруг начало дергаться, на нем словно шевелился клубок белых червей. На Корума теперь смотрели мертвые красные глаза. Все ужасы, которые до сей поры встречались Принцу в Алом Плаще, показались ему сущей ерундой по сравнению с тем ужасным и трагическим зрелищем, свидетелем которого он сейчас был. Корум невольно вскрикнул, и ему ответил ужасный вопль принца Гэйнора Проклятого. Кожа и плоть его разлагались прямо на глазах, приобретая мерзкий гнилостный цвет и издавая чудовищный смрад, еще более ужасный, чем тот, что издавала Свора Хаоса. Черты лица расползались, постепенно меняясь. Сначала возникло лицо человека средних лет, затем лицо женщины, потом мальчика… Один раз Корум увидел даже свое собственное лицо, словно на миг заглянул в зеркало. Сколько же обличий сменил принц Гэйнор Проклятый за весь тот бесконечный срок, что он нес на себе проклятье! Из-под забрала на Корума словно глядели тысячелетия сплошных бед, несчастий и страданий… А лицо все еще кривлялось и гримасничало, в красных глазах вспыхивали то ужас, то боль, ужасные черты все продолжали меняться, меняться, меняться…

Более миллиона лет, целая эпоха страданий – вот какова была расплата за безвестное преступление Гэйнора, изменившего своей клятве, клятве верности Закону. Чудовищная, ужасная участь, ниспосланная ему, но не Законом, а самим Великим Космическим Равновесием! Каково же было то ужасное преступление, если само Космическое Равновесие сочло необходимым вмешаться?! Какой-то ответ на этот вопрос могли дать те бесчисленные лица, что мелькали, сменяя друг друга, под поднятым забралом. Корум уже перестал сдавливать горло Гэйнора – ему пришлось обнять Проклятого и поддерживать его падающую голову. По лицу его текли слезы. Он оплакивал Проклятого Принца, которому наконец пришла пора платить за свои преступления, и расплата была поистине страшной, какая не приснится ни в одном, даже самом кошмарном сне…

Именно в этом, как только сейчас понял Корум, и заключалась высшая справедливость. Или высшая несправделивость. В данном случае это было одно и то же…

Но и теперь принц Гэйнор вовсе не умирал. Он лишь переходил из одной сущности в иную. Очень скоро он возникнет вновь – в каком-нибудь отдаленном уголке Вселенной, находящемся на огромном расстоянии от Пятнадцати Измерений, от Царств Повелителей Мечей, – чтобы продолжить свое проклятое, обреченное существование вечного прислужника Хаоса…

Лицо под забралом наконец исчезло. Пустые доспехи с печальным звоном упали на землю.

Принца Гэйнора Проклятого не стало.

* * *

Корум с трудом оторвал взгляд от этой кучи бесполезного теперь железа. В голове гудело. До сознания едва дошел призыв Джари:

– Скорее же, Корум! Бери жеребца Гэйнора и бежим! Варвары вот-вот нападут на нас! Скорее! Мы свое дело здесь сделали!

Спутник Героев тряс его за плечо. Корум с трудом поднялся на ноги, подобрал свой меч, валявшийся там, где его бросил Гэйнор, и с помощью Джари влез в седло.

…А потом они мчались галопом к стенам Халвига, а по пятам за ними гнались сотни мабденов…

Ворота в городской стене отворились, пропустив их внутрь, и тут же снова захлопнулись. Кулаки и дубины варваров в бессильной ярости заколотили по створкам снаружи. Корум и Джари спешились. Король Ональд и Ралина ждали их.

– Ну как? – нетерпеливо спросил король. – Что принц Гэйнор? Он еще жив?

– Да, – ответил Корум. – Он жив.

– Значит, все было напрасно!..

– Нет, – ответил Корум и отвернулся.

Ведя на поводу коня своего поверженного противника, он пошел прочь, не в силах более отвечать на вопросы и вообще разговаривать, даже с Ралиной.

Король Ональд последовал было за ним, но остановился и повернулся к Джари:

– Так что же там произошло?

– Принц Гэйнор утратил свою власть, – устало ответил Джари. – Корум победил его. Руководить и командовать варварами больше некому. На их стороне теперь только численное превосходство, жестокость, Псы и Медведи… – Он горько рассмеялся. – Вот и все, король Ональд.

И они направились вслед за Корумом, который, едва волоча ноги, уходил куда-то в темноту.

– Теперь надо готовиться к битве, – сказал Ональд. – Утром они, видимо, пойдут на штурм.

– Похоже на то, – согласилась Ралина. Она хотела было догнать Корума, но потом заставила себя остановиться.

* * *

А на утренней заре варвары короля Лайр-а-Брода вместе с мабденами из Бро-ан-Мабден и с армиями Пса и Медведя пошли на штурм стен Халвига-ан-Вак.

На стенах уже стояли воины, готовые встретить нападение. У варваров не было никаких осадных машин. Они полагались на стратегию принца Гэйнора и на опыт его отряда, который до этого брал приступом все города Ливм-ан-Эш. Но варваров было много – они шли плотными толпами, и конца-краю им не было видно. К городу двигались и конница, и колесницы, и пехота.

Коруму удалось отдохнуть всего несколько часов. Уснуть он так и не смог: перед глазами все время стояло лицо Проклятого Принца.

Теперь он тоже находился на стене, пытаясь разглядеть в рядах нападавших своего злейшего врага – графа Гландита-а-Крэ. Но того нигде не было видно. Может быть, он все еще пытался найти Корума в окрестностях замка Мойдель?

Король Лайр ехал на огромном боевом коне и сам держал в руках свое знамя. Рядом с ним был горбатый предводитель варваров из Бро-ан-Мабден – король Кронекин-а-Дрок. Правитель Бро-ан-Мабден с детства отличался слабым умишком, и ему очень подходило его прозвище – Жабенок.

Варвары шли толпой, не соблюдая никакого боевого порядка. Король Лайр мрачно и несколько нервно оглядывался вокруг, словно был не до конца уверен в том, что сумеет управлять столь огромной ордой без советов и помощи принца Гэйнора.

Вдруг Лайр поднял вверх свой огромный меч, подавая сигнал. И тотчас рой огненных стрел взвился в воздух и понесся в сторону города. Пылающие стрелы, перелетев через низкую крепостную стену, зажгли в городе сотни пожаров. Но король Ональд предусмотрел это, и жители города уже несколько дней запасали собственную мочу, которой теперь и заливали огонь. Ональд уже знал, как пали другие города его королевства, и успел извлечь из их печальной участи должный урок.

Несколько воинов, пораженные стрелами, упали со стены вниз. Многие гасили вспыхнувшую одежду. Мимо Корума, сбивая на бегу охватившее его пламя, промчался воин, но тот едва обратил на это внимание.

С диким ревом варвары начали взбираться на стены Халвига. Штурм начался.

А Корум пытался разглядеть среди нападавших армию Пса и армию Медведя, стараясь определить, на каком участке обороны они пойдут на штурм. Но их, видимо, держали в резерве, и Корум никак не мог понять почему.

А варвары уже взобрались на стену. Внимание Корума привлекла теперь непосредственная опасность: прямо напротив него появился, тяжело дыша, варвар с горящим факелом в руке и мечом в зубах. Вот он перевалился через зубцы стены и тут же с диким воплем рухнул обратно вниз – меч Корума рассек ему голову. Но следом за ним уже лезли другие.

Все это утро Корум дрался совершенно механически, отбивая и нанося удары. Но дрался он хорошо, и враги десятками валились под его мечом. Невдалеке бились Ралина, Джари и Белдан. Каждый командовал своим отрядом защитников города. Варвары тысячами гибли на стенах, но на смену убитым все лезли и лезли новые тысячи. У Лайра хватило здравого смысла посылать своих воинов на штурм волнами. Защитники города такого позволить себе не могли, их было слишком мало. Так что они бились без передышки. Штурм отражали все, способные держать в руках оружие.

От шума сражения у Корума звенело в ушах. Он уложил очень многих, но почти не сознавал этого. Его кольчуга была во многих местах разрублена, из нескольких небольших ран сочилась кровь. Но он не замечал и этого.

Снова и снова через стены в город летели горящие стрелы, и снова женщины и дети бросались тушить начинающиеся пожары.

Позади обороняющихся стеной поднимался дым. Перед ними была масса грязных, вонючих варваров. Сражение продолжалось. Стены уже все были залиты кровью. Повсюду валялись убитые и раненые, разбитые щиты, сломанные копья и мечи. Внизу, у подножия стен, трупы лежали уже горами. А варвары все лезли и лезли.

Отряд мабденов, притащив к городским воротам несколько бревен, пытался свалить мощные, окованные железом створки, но пока безуспешно.

Корум, лишь частью сознания реагируя на сражение, по-прежнему неотступно думал о принце Гэйноре. Да, их поединок был крайне необходим городу. У Корума не было никаких сомнений в том, что, если бы он не одержал победу, Халвиг уже был бы взят штурмом. Тактика Гэйнора и адские создания из его армии решили бы судьбу осажденных.

Корум уже не помнил, сколько времени прошло с начала штурма. Он еще думал о том, когда же наконец вернется Аркин с обещанными минералами, нужными принцу Юретту. И еще ему не давала покоя мысль о том, держится ли Город в Пирамиде.

При воспоминании о нем Корум невольно улыбнулся. Зиомбарг наверняка уже прознала, что ему удалось сразить ее посланника, ее слугу принца Гэйнора. Что ж! Тем сильнее будет ее ярость и чувство собственного бессилия! Может быть, это хоть в какой-то мере поможет Гвлас-кор-Гврису отбить ее нападение…

А может быть, наоборот?..

Корум все пытался выкинуть эти мысли из головы. Что толку было гадать? Он подобрал валявшееся рядом копье и метнул его в нападающих. Копье насквозь проткнуло мабдена, только что взобравшегося на стену, и тот с воплем упал вниз, на лежащие у стен горы трупов.

К полудню напор атакующих начал наконец ослабевать. Варвары отступили в лагерь, унося раненых.

Коруму сверху было хорошо видно, как съехались и начали что-то бурно обсуждать короли Лайр и Кронекин. Может быть, они как раз решали, не пора ли пустить в дело армию Пса и армию Медведя? Может быть, они хотят применить другую тактику, чтобы не терять попусту столько воинов? Или им совершенно наплевать, сколько мабденов погибнет при штурме?..

Там, на стене, Корума нашел мальчик-посыльный:

– Принц Корум, вас призывает к себе жрец Алерион.

Корум кивнул и на негнущихся ногах побрел по лестнице вниз, в город. У подножия стены его ждала повозка, которая медленно потащилась через город к Храму Закона.

Храм был переполнен. Раненые лежали повсюду: и внутри, и снаружи. Алерион ждал у входа.

– Аркин вернулся?

– Вернулся, принц.

Корум вошел внутрь, оглядываясь по сторонам на лежащих вдоль стен раненых.

– Они умирают, – тихо сказал Алерион. – Они уже ничего не чувствуют, так что подслушивать вас некому…

Аркин выступил из тени, как и в прошлый раз. Несмотря на то, что он был Бог и облик, который он принимал всякий раз, когда являлся смертным, не имел ничего общего с его истинным видом, сейчас он выглядел крайне усталым.

– Вот, возьми, – сказал он, протягивая Коруму небольшую шкатулку из простого железа. – Смотри не открывай ее, это очень опасные вещества, их излучение для тебя смертельно опасно. Передай шкатулку кормчему воздушного корабля, и пусть он немедленно отправляется в Гвлас-кор-Гврис.

– Но у него же совсем не осталось энергии. Как он проникнет сквозь Стену Между Царствами?

– Я открою ему проход. Или, вернее, попытаюсь это сделать, ибо я изнемогаю от усталости. Зиомбарг направила против меня все, что только могла… И я не уверен, что мне удастся открыть проход в Стене поблизости от Города в Пирамиде. Я попробую, конечно… Но если он попадет в Царство королевы Зиомбарг вдали от Города, ему придется очень долго добираться до него, а это опасно… Ладно, я сделаю все, что в моих силах!

Корум кивнул, принимая шкатулку:

– Надеюсь, что Гвлас-кор-Гврис еще держится…

– Я тоже на это надеюсь. – И Аркин исчез.

Корум поспешил из храма, неся шкатулку под мышкой. Она была весьма тяжела, и в ней все время что-то билось и вибрировало, словно живое. Корум влез в повозку, стегнул лошадей, и она помчалась по улицам города к королевскому дворцу. Бегом он поднялся по лестницам на крышу, где ждал воздушный корабль, и передал шкатулку кормчему, сообщив ему все, что сказал Лорд Аркин. Кормчий воспринял его рассказ с большим сомнением. Он взял шкатулку и тщательно запрятал ее в рундук в рулевой рубке.

– Прощай, Бвидит-а-Хорн, – сказал Корум грустно. – Желаю тебе благополучно добраться до Города в Пирамиде. И пусть там все к твоему возвращению будет в порядке! И еще желаю тебе поскорее вернуться сюда, в наше Царство, и привести помощь.

Бвидит махнул ему на прощание рукой и поднял корабль в воздух.

И тотчас в небе появилось рваное отверстие с дрожащими краями. Оно колебалось, то сужаясь, то вновь расширяясь. Оно все дрожало и сверкало. Сквозь него было видно золотистое небо иного Царства, в котором мелькали пурпурные и оранжевые блики, сопровождаемые неясным шумом.

Воздушный корабль направился прямо к этому отверстию. И лишь только он сквозь него прошел, отверстие тут же начало сужаться, пока не пропало совсем.

Корум безмолвно смотрел вслед растворившемуся в небе кораблю, пока до него не дошло, что со стен города доносится ужасный шум.

Должно быть, варвары вновь пошли на приступ.

Корум бегом бросился вниз, на улицу. Первое, что он там увидел, были женщины. Множество женщин. Они стояли на коленях и плакали. А ко дворцу шли четыре воина, неся на скрещенных копьях чье-то тело, покрытое плащом.

– Что случилось? – спросил Корум.

– Король Ональд пал в бою, – ответил один из воинов печально. – Они убили его! И они бросили на штурм армии Пса и Медведя! Теперь эти твари лезут на стены. Город обречен, принц Корум. Никто и ничто не может остановить такого врага!

Глава 5

Гнев королевы Зиомбарг

Корум яростно погонял лошадей. Повозка с грохотом катилась через город, к стене. Улицы были пустынны и молчаливы. Халвиг-ан-Вак уже, казалось, приготовился к смерти. Несколько женщин на его глазах покончили с собой, бросившись с крыш. Может быть, они поступили правильно, подумалось ему.

Он вылез из повозки и, прыгая через ступени, помчался на стену. Первое, что он увидел наверху, были Ралина и Джари, сражавшиеся бок о бок. Объяснений ему не потребовалось, он сразу сам все увидел и понял.

Огромные псы, сверкая глазищами и вывалив из раскрытых пастей языки, сплошной массой двигались к городу, возвышаясь над варварами, скакавшими рядом. Позади псов шли гигантские медведи со своими жуткими дубинами. Они трясли головами с закрученными рогами, неуклюже переваливаясь на задних лапах.

Корум сразу осознал грозящую опасность. Ведь псы с разбегу могли одним прыжком вскочить на стену, а медведям не составит никакого труда высадить городские ворота. И он тут же принял решение.

– Во дворец! – скомандовал он. – Все воины – во дворец! Жителям укрыться кто где может!

– Ты хочешь бросить их на произвол судьбы? – спросила Ралина. Обернувшись к нему, она даже вздрогнула, увидев, что его живой, настоящий глаз снова стал черно-золотым.

– Я сделаю для них все, что смогу. Надеюсь, отступив во дворец, мы выиграем немного времени. Дворец мы еще сможем оборонять. Быстрее! – закричал он. – Быстрее!

Некоторые воины с облегчением повиновались его приказу, другие еще колебались.

Корум стоял на стене, наблюдая за отходом своих воинов к королевскому дворцу и за разбегавшимися по городу жителями.

Скоро на стене остались только он, Ралина и Джари. Они продолжали смотреть на приближающихся к городу псов, за которыми следовали медведи.

Затем трое друзей тоже спустились вниз и побежали по опустевшим улицам, мимо сожженных домов и вытоптанных парков, заполненных мертвыми телами. Достигнув дворца, Корум сразу принялся руководить подготовкой к его обороне. Все двери запирались и баррикадировались, окна заваливались чем попало.

Шум приближающихся вражеских армий – вой псов, рык медведей, победные крики варваров – становился все слышнее. А во дворце стояла тишина. Дворец словно затаился в ожидании. Трое друзей поднялись на крышу и встали на ее краю, глядя на пустой город.

– Сколько еще ждать? – шепотом спросила Ралина. – Скоро они придут?

– Еще немного, и они будут на стенах.

– А потом?

– А потом они решат, что им устроили засаду, и попытаются ее обнаружить.

– А потом?

– А потом пойдут на штурм дворца. И тогда я уж не знаю… Долго нам не продержаться. Их слишком много.

– У тебя есть какой-нибудь план?

– Нет, никакого. Их слишком много… – Его голос оборвался. – Не знаю, не уверен… Я не знаю всего могущества… всех способностей… ни Руки, ни Глаза…

Лай, вой и рык становились все громче, приближаясь, а потом вдруг разом все смолкло.

– Они уже на стенах, – сказал Джари.

Корум поправил свой алый плащ, во многих местах прорванный, поцеловал Ралину и сказал:

– Прощай, моя прекрасная маркграфиня!

– Как! Почему прощай?

– Прощай, Джари! Прощай, Спутник Героев! Мне кажется, тебе лучше поискать другого Героя…

Джари попытался улыбнуться:

– Хочешь, я пойду с тобой?

– Нет.

Первый из огромных псов уже стоял на вершине стены, тяжело дыша. Вот он спрыгнул вниз, на улицу, поводя носом, изучая все запахи и следы. Его было прекрасно видно с крыши дворца.

Оставив Ралину и Джари, Корум спустился в нижние покои дворца, перелез через баррикаду у входных дверей и выбрался на площадь. Миновав въездные ворота, он оказался на широкой улице, ведущей прямо к городской стене.

Рядом горел кустарник. Городской сад и все окрестные газоны, скверы, лужайки сплошь были завалены телами убитых и умирающих. Внезапно в воздухе возле него появился крылатый кот. Сделав круг над головой Корума, он полетел к городским укреплениям.

Вот еще несколько псов, перескочив через стену, появились на улице. Они медленно двинулись по направлению ко дворцу, где виднелась одинокая фигура Корума.

Корум ждал.

А позади псов вдруг раздался грохот. Городские ворота разлетелись вдребезги. Обломки их тяжелых створок упали на землю; в арке ворот появился первый рогатый медведь, раздувая ноздри и держа наготове дубину.

И тогда Корум поднес руку к лицу и сдернул повязку с Глаза Ринна. С крыши дворца было видно, как он вдруг побледнел и зашатался. Затем он протянул вперед волшебную Руку Квилла, и она внезапно исчезла, словно у него вообще не было кисти.

И вдруг вокруг него стали появляться ужасные чудовища.

Жуткие твари, бесформенные уроды, которые еще недавно были войском Гэйнора Проклятого, а теперь повиновались Коруму, вызвавшему их из Лимба и обещавшему им освобождение, если они сумеют взять добычу, которая заменит их в мрачной пещере в преддверии ада.

Корум повелевал ими ставшей вновь видимой Рукой Квилла, указывая на их грядущую добычу.

Ралина в ужасе повернулась к Джари. Тот, однако, смотрел на чудовищ и уродов довольно спокойно.

– Разве можно надеяться, что эти уроды встанут против псов и медведей, да еще против тысяч варваров, которые идут следом? – спросила она.

– Не знаю, – ответил Джари. – Мне кажется, что Корум как раз и хочет проверить, способны ли они на это. Если они будут разбиты, значит, Рука Квилла и Глаз Ринна бессильны и не помогут нам, даже если мы попытаемся отсюда бежать.

– И он об этом знал, но не хотел нам говорить, – задумчиво сказала Ралина.

А порождения Хаоса уже устремились вниз по улице, навстречу гигантским псам и медведям. Те остановились в недоумении, не понимая, кто идет к ним, союзники или враги.

Двигающиеся на них плотной толпой уродливые создания являли собой жуткое зрелище: одни безрукие, другие безногие, но ловко передвигающиеся с помощью одних лишь рук или вцепившиеся в своих более целых товарищей; некоторые даже без голов, почти все покрытые страшными зияющими ранами. Эти уроды обладали только одним существенным преимуществом: они однажды уже были убиты.

Они шли и шли неотвратимым потоком навстречу псам, чей лай и рык, отражаясь от полуразрушенных домов Халвига, как бы предупреждал нападающих о смертельной опасности.

Но мертвых уродов ничто не могло остановить. Для них убить пса или медведя означало спасение, освобождение из ужасного Лимба, из преддверия ада, надежду на то, что их души обретут наконец вечный покой.

Истинная смерть – вот чего они жаждали.

А Корум по-прежнему стоял у въездных ворот дворца. Он не очень верил в то, что эти израненные, искалеченные и изуродованные создания смогут одолеть могучих зверей. Он видел, что медведи уже вошли в город сквозь взломанные ворота, а за ними появились и толпы варваров во главе с королем Лайр-а-Бродом и королем Кронекином. Он все же надеялся, что, если даже атака исчадий ада и не увенчается успехом, она все же даст защитникам дворца лишние полчаса передышки, и те сумеют лучше подготовиться к отражению неминуемого штурма.

Он оглянулся и посмотрел туда, где видна была крыша Храма Закона. Там ли Лорд Аркин? Может быть, он тоже наблюдает за битвой и ждет, чем она закончится?

Первые ряды исчадий ада уже встретились с псами, и те набросились на них, щелкая своими страшными клыками. Вот один из псов поднял голову с зажатым в пасти, барахтающимся не живым и не мертвым созданием Хаоса… Он злобно потряс свою жертву и отшвырнул ее в сторону, но урод тут же поднялся вновь и набросился на пса. Тот в ужасе прижал уши и поджал хвост.

Огромные и полные яростной злобы, они все же оставались собаками. Именно на это Корум и рассчитывал.

На помощь псам уже спешили медведи, грозно ревя и сверкая огромными клыками, потрясая дубинами и колотя ими по щитам. Создания Хаоса, не выдержав напора противника, бросились в стороны. Но убить их, уже убитых, было невозможно. И, собравшись с силами, они вновь устремились в атаку.

Они впивались псам и медведям в шкуру, повисая на них десятками. Вот один пес, не выдержав тяжести, свалился на землю, и ему тотчас разорвали горло. На лице Корума появилась жестокая улыбка.

Однако она тут же пропала. Случилось то, чего он больше всего опасался: король Лайр, не вступая в бой, повел своих варваров в обход, чтобы напасть на дворец с другой стороны.

Варвары продвигались медленно, но вся боковая улица была уже заполнена ими.

Корум повернулся и бросился обратно во дворец.

* * *

Прежде чем он успел подняться на крышу, варвары уже подступили ко дворцу. А по другую его сторону, у въездных ворот продолжала кипеть битва между исчадиями Лимба и армиями Пса и Мадведя.

Варваров встретил град стрел, выпущенных из окон дворца.

Одним из первых был поражен король Кронекин. Корум видел, как стрела попала ему прямо в глаз. У Лайра доспехи были получше, чем у его собрата, и стрелы от них просто отскакивали. Вот он взмахнул мечом, давая сигнал к атаке. И варвары ринулись вперед.

На крышу бегом поднялся капитан королевской гвардии:

– Принц Корум! – закричал он. – Мы продержимся еще несколько минут, а потом они захватят нижний этаж!

Корум кивнул:

– Отходите на второй этаж. Мы к вам сейчас присоединимся.

– Чего ты ждал там, внизу? Ты чего-то опасался? – спросила Ралина.

– У меня было подозрение, что королева Зиомбарг может натравить эти исчадия ада на нас самих. Она сейчас, наверное, хватается за любую возможность, чтобы нанести нам поражение в этом Царстве и хоть как-то сквитаться за то, что мне удалось уничтожить принца Гэйнора.

– Но сама она ведь не может проникнуть в наше Царство, – полувопросительно сказала Ралина. – Все, кто нам об этом говорил, утверждали, что это будет нарушением законов Великого Равновесия. И что даже Великие Древние Боги обязаны считаться с этими законами.

– Все это так, – ответил Корум. – Но мне кажется, что королева Зиомбарг после всех последних событий настолько разъярена, что вполне может нарушить любые законы и установления и во что бы то ни стало попытаться проникнуть в наше Царство.

– А это означает гибель для всех нас, – прошептала Ралина. – Но где же Лорд Аркин?! Чем он занят?

– Он занят там, где он сейчас нужнее, чем здесь. Он ведь не может оказать нам прямой помощи. Мне представляется, что и он готовится к схватке – с самой королевой Зиомбарг. Пошли вниз, пора помочь нашим друзьям.

Они спустились всего на два лестничных марша и увидели отступающих наверх последних защитников дворца, отбивающихся от толпы орущих варваров, которые упрямо лезли вперед, несмотря на сверкающие перед ними мечи и алебарды, сеющие смерть в их рядах.

Капитан гвардии, увидев Корума, безнадежно махнул рукой:

– Они все лезут и лезут. Во дворце еще много наших, но я боюсь, варвары и на других участках напирают так же сильно, как здесь…

Корум взглянул на лестницу. Гвардейцев осталось совсем немного. Долго они не продержатся…

– Надо отходить на крышу, – сказал он. – Там мы сможем еще некоторое время отбиваться. Надо беречь силы.

– Но мы ведь уже разбиты, разве нет?

– Боюсь, что да. Разбиты.

И в этот момент они услышали вопль. Ужасный вопль, в котором звучали нечеловеческая ярость и гнев.

Ралина закрыла лицо руками.

– Это Зиомбарг, Корум, – прошептала она. – Это ее голос.

У Корума перехватило дыхание. Он даже не смог ей сразу ответить. Пытаясь что-то сказать, он лишь судорожно облизывал губы.

Вопль повторился. А потом, словно эхо, раздался какой-то гул, словно грохот лавины; он рос и приближался, переходя в режущий уши свист.

– На крышу! – крикнул Корум. – Быстро!

Задыхаясь и хватая ртом воздух, он выбежал на крышу и тут же закрыл ладонями глаза, защищаясь от яркого света, залившего все небо до самого горизонта и затмившего даже солнце.

А когда он наконец опустил руки, то увидел огромное лицо королевы Зиомбарг, закрывшее полнеба, лицо, искаженное бесконечной яростью. Ее золотые волосы развевались и напоминали несущиеся по небосводу облака. Огромный меч, которым можно было бы разрубить на куски весь мир, сверкал в ее руке.

– Она! – простонала Ралина. – Королева Мечей! Она все-таки осмелилась нарушить законы Великого Космического Равновесия! Она нас сейчас убьет!

– Смотрите, смотрите! – закричал Джари-а-Конел. – Вот почему она здесь оказалась! Она проникла в наше Царство вслед за ними! За Городом в Пирамиде! Они все-таки ушли от нее! Значит, все планы Зиомбарг в ее собственном Царстве потерпели крах! Вот почему она нарушила законы Космического Равновесия! От ярости и бессилия!

Да, это был Город в Пирамиде. Он медленно плыл над полуразрушенным Халвигом, мерцая своим зеленым свечением, то почти исчезавшим, то вспыхивавшим с новой силой. Это от него исходил гул и свист, который так поразил их.

Что-то отделилось от Города и полетело ко дворцу.

То был воздушный корабль. Корум отвернулся от Зиомбарг, чтобы не видеть ее искаженного бессильной яростью лица, и стал наблюдать за спуском корабля. На его палубе стоял Король Без Королевства. В руках его был какой-то странный предмет.

– Позвольте, принц, вручить вам наш подарок, – торжественно и несколько напыщенно произнес Норег – Дан. – За ту помощь, которую вы нам всем оказали…

– Благодарю, – ответил Корум. – Но сейчас, мне кажется, не время для подношений…

– Это не простой подарок. Это оружие! Возьмите!

Корум взял предмет в руки. Это был небольшой металлический цилиндр, украшенный странным орнаментом. Один его конец заканчивался острием, а на другом была рукоять, похожая на эфес шпаги.

– Это оружие, – повторил Норег-Дан. – Оно убьет любого, на кого вы его направите.

Корум повернулся в ту сторону, где, по-прежнему занимая полнеба, грозно возвышалась королева Зиомбарг, размахивая мечом и вопя в бессильной злобе. Он поднял цилиндр и направил на нее.

– Нет, – сказал Король Без Королевства. – Она ведь из Великих Древних Богов, Повелительница Мечей. Против нее это оружие бессильно. Оно только для смертных.

Корум бросился к лестнице. Варвары во главе с самим Лайр-а-Бродом уже добрались до последнего ее марша, выходящего прямо на крышу. Гвардейцы еле сдерживали их напор.

– Направьте на врага и нажмите на рукоять! – успел крикнуть вслед Коруму Норег-Дан.

И Корум направил оружие прямо на Лайр-а-Брода. Тот шел на него, размахивая мечом. Его борода воинственно торчала вперед, заплетенные в косицы волосы развевались. Вид у него был самый победоносный. Позади плотным строем поднималась Черная Стража. Увидев Корума, король захохотал:

– Ну что, сдаешься, последний из вадхагов!?

Корум засмеялся в ответ:

– Нет, я не последний из расы вадхагов, король Лайр. И вот тому доказательство!

Он надавил на рукоять. Король схватился за грудь, захрипел и опрокинулся навзничь, прямо на руки Мрачных Стражников. Рот его открылся, язык вывалился, серые пряди волос упали на глаза.

– Король убит! – закричал командир Черной Стражи. – Наш король убит! Месть! Месть!

Подняв меч, он бросился на Корума. А тот вновь нажал на рукоять своего страшного оружия, и нападавший тоже рухнул навзничь, как и его король.

И еще, и еще раз Корум нажимал на рукоять, и всякий раз еще один враг валился мертвым. Так продолжалось до тех пор, пока вся Черная Стража не последовала за своим повелителем.

Корум повернулся к Королю Без Королевства. Норег-Дан улыбался.

– Мы тоже использовали это страшное оружие – против прислужников королевы Зиомбарг. Вот почему она в такой ярости. Ей потребуется теперь очень много времени, чтобы создать себе новых уродов – и слуг, и воинов…

– Но она уже нарушила законы Космического Равновесия, – сказал Корум. – И может нарушить их еще раз…

Чудовищное и прекрасное, исполненное лютой злобы и ярости, лицо королевы Зиомбарг, Повелительницы Мечей, еще выше поднялось над горизонтом. Теперь были видны и ее плечи, грудь, талия.

– ЭЙ, КОРУМ! ПРОКЛЯТЫЙ УБИЙЦА! ТЫ ЛИШИЛ МЕНЯ ВСЕХ, КОГО Я ЛЮБИЛА!

Голос ее звучал так громко, что у Корума зазвенело в ушах. Он отпрянул назад, уперся спиной в перила ограждения и замер, неотрывно глядя на чудовищный меч, который, казалось, занимал полнеба, на огромные глаза Зиомбарг, полные ненависти и сверкавшие, как два солнца. Меч взлетел и начал опускаться. Корум приготовился к смерти. Ралина бросилась к нему, и они замерли, обняв друг друга.

И тогда раздался другой голос, не менее громкий и звучный:

– ТЫ ПОСМЕЛА НАРУШИТЬ ЗАКОНЫ ВЕЛИКОГО РАВНОВЕСИЯ, СЕСТРИЦА ЗИОМБАРГ!

По другую сторону от них, напротив Зиомбарг, над горизонтом возникла другая гигантская фигура – Лорд Аркин, Хранитель Закона. Он предстал теперь во всем великолепии Великого Древнего Бога, с мечом в руке, столь же огромным, как меч Зиомбарг. Город Халвиг и его обитатели казались ничтожными по сравнению с этими гигантскими фигурами. Так выглядели бы, наверное, обитатели муравейника в сравнении с двумя воинами, вышедшими на лесную поляну для поединка.

– ТЫ НАРУШИЛА ЗАКОН, КОРОЛЕВА МЕЧЕЙ!

– Я НЕ ПЕРВАЯ, КТО ЭТО СДЕЛАЛ!

– НО ТАКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ТОЛЬКО ЕДИНОЖДЫ ОСТАЛОСЬ БЕЗНАКАЗАННЫМ, И НАРУШИТЕЛЬ ЗАКОНОВ УЦЕЛЕЛ. ИБО ЭТО БЫЛА БЕЗЫМЯННАЯ СИЛА! ТЫ ЖЕ УТРАТИЛА ОТНЫНЕ ПРАВО УПРАВЛЯТЬ СВОИМ ЦАРСТВОМ!

– РАВНОВЕСИЕ НЕ ВЛАСТНО НАДО МНОЮ!

– ОШИБАЕШЬСЯ! ВЛАСТНО!

И символ Великого Космического Равновесия возник в небе, Гигантские Весы, которые Корум уже видел однажды, – в тот день, когда победил и изгнал Лорда Ариоха, Рыцаря Мечей, Повелителя Хаоса. Весы повисли в небе как раз между Аркином и Зиомбарг. Они были столь огромны, что оба Бога казались рядом с ними карликами.

– ОНО ВЛАСТНО И НАД ТОБОЙ!

Этот голос не принадлежал уже ни Аркину, ни королеве Зиомбарг. Это говорило само Великое Равновесие.

Меж тем одна чаша Весов начала склоняться в сторону Аркина.

– ОНО ВЛАСТНО НАД ТОБОЙ! – повторил голос.

В страхе завизжала Королева Зиомбарг. Ее вопль потряс весь мир, угрожая сорвать его с привычной орбиты вокруг Солнца.

– ВЛАСТНО! – еще раз прогремел голос. Меч, символ власти королевы, был внезапно невидимой силою вырван из ее руки и брошен на чашу Весов, и коромысло их еще больше склонилась в сторону Аркина.

– НЕТ! – завопила королева в ужасе. – НЕТ! ЭТО БЫЛА ЛОВУШКА! ЛОРД АРКИН ОБМАНОМ ЗАМАНИЛ МЕНЯ СЮДА! ОН ЗНАЛ…

Но тело ее уже начало расплываться, подобно легким облакам, разгоняемым ветром. Оно, словно дым, разлетелось в разные стороны, и Королева Мечей исчезла, словно растворилась в воздухе…

Еще секунду Весы, символ Космического Равновесия, были видны в небе, потом исчезли и они.

Над горизонтом возвышалась теперь лишь фигура Лорда Аркина, вся окруженная белым сиянием.

– ДЕЛО СДЕЛАНО! – произнес он, и в мир, казалось, потоком хлынули тепло и свет. – ДЕЛО НАКОНЕЦ СДЕЛАНО!

– Лорд Аркин! – воскликнул Корум. – Так ты заранее знал, что ярость королевы Зиомбарг будет столь велика, что она дерзнет нарушить законы Равновесия и проникнет в наше Царство!

– Я РАССЧИТЫВАЛ НА ЭТО. Я НАДЕЯЛСЯ, ЧТО ИМЕННО ТАК ОНА И ПОСТУПИТ.

– Значит, именно на это ты рассчитывал, когда просил меня о содействии?

– ДА.

Корум с горечью вспомнил все ужасы и опасности, которые ему и его друзьям пришлось пережить. Он вспомнил тысячи лиц принца Гэйнора Проклятого, они вновь чередой промелькнули перед его мысленным взором…

– После такого я мог бы возненавидеть всех Богов на свете, – медленно произнес он.

– ЧТО Ж! ЭТО В ТВОЕМ ПРАВЕ! НО ВЕДЬ МЫ, БОГИ, ВСЕГДА ИСПОЛЬЗУЕМ СМЕРТНЫХ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕЙ, КОТОРЫХ НЕ МОЖЕМ ДОБИТЬСЯ САМИ…

И Лорд Аркин исчез. В небе теперь плавали только воздушные корабли Гвлас-кор-Гвриса, с которых вниз летела невидимая смерть, сея панику среди объятых ужасом варваров. Те уже бежали во все стороны от стен Халвига-ан-Вак. А корабли преследовали их по пятам, не давая уйти от возмездия.

Армии Пса и Медведя попросту исчезли, перестали существовать. Испарились и исчадия ада, уродливые создания Хаоса, которых Корум призвал себе на помощь. То ли Пес и Рогатый Медведь отозвали свои войска, то ли те заняли теперь место прежних обитателей в мрачной пещере Лимба – кто знает? Корум поднял было руку, чтобы снять повязку с Глаза Ринна, но вовремя передумал. У него больше не было сил заглядывать в страшное преддверие ада.

К нему приблизился Король Без Королевства:

– Ну как, принц, вы убедились, насколько полезен наш подарок?

– Да, убедился вполне.

– Теперь Зиомбарг изгнана из своего Царства, и туда возвращается власть Закона. Осталось лишь одно Царство в Пятнадцати Измерениях, где еще правит Повелитель Мечей. Король Мабелод сейчас, вероятно, со страхом думает о нас.

– Я убежден в том, что он нас боится, – сказал Корум.

– И я теперь больше не Король Без Королевства. Немедленно по возвращении в наши Пять Измерений я начну восстанавливать свою страну.

Он подошел к краю крыши и посмотрел на улицу. Город был весь завален трупами. Жители только начали осторожно выглядывать из своих домов. Да, теперь могущество мабденов было подорвано надолго, если не навсегда. Мир снизошел наконец на Царство Аркина. И в бывшее Царство Зиомбарг, где отныне тоже станут править Хранители Закона, также пришел мир.

– Хочешь, вернемся в замок Мойдель морем? – спросила Ралина и погладила Корума по щеке.

Он пожал плечами:

– Сомневаюсь, что от замка что-то еще осталось. Гландит наверняка его сжег.

– Да, кстати, а что же граф Гландит? – спросил Джари, гладя своего мурлыкающего от удовольствия кота, вновь занявшего законное место на плече хозяина. – Где он? Мы ведь так его и не видели…

– Не думаю, чтобы он погиб, – ответил Корум. – Мне кажется, мы с ним еще встретимся. Я верно служил Закону и выполнил все, о чем меня просил Лорд Аркин. Но месть моя так и не осуществилась. Это мне еще предстоит сделать.

Воздушный корабль приблизился ко дворцу. На его палубе стоял благородный старец – принц Юретт. Он радостно улыбался.

– Корум! Мы приглашаем тебя и твоих друзей быть гостями города Гвлас-кор-Гврис. Я хотел бы еще посоветоваться с тобой о восстановлении вадхагских земель и замков. Эта страна должна, как и прежде, называться Бро-ан-Вадха. Уцелевших мабденов мы отправим в их собственные земли, откуда они вышли, – в Бро-ан-Мабден. А здесь вновь зашумят прекрасные леса и расцветут чудесные цветы…

И тут наконец измученное лицо Корума смягчилось, на губах появилась улыбка.

– Благодарю, принц Юретт. Это высокая честь для нас – быть гостями вашего города.

– Теперь, когда мы наконец вернулись в наш родной мир, всем нам, мне кажется, надо было бы отдохнуть от приключений, – сказал принц Юретт.

– Да и мне тоже, – согласился Корум. – Пора хотя бы на время забыть о приключениях и немного передохнуть.

Город в Пирамиде медленно опускался на Землю.

Эпилог

В бессильной ярости смотрел граф Гландит-а-Крэ на полный разгром, которому на его глазах подверглось огромное войско варваров. Из последних сил он и его воины спешили к Халвигу, но опоздали. Отряд настолько выбился из сил, что и думать было нечего посылать его в бой. Тем более что бой был уже безнадежно проигран…

Остановив свои колесницы под прикрытием холма, Гландит наблюдал за исходом битвы. Он был свидетелем явления Зиомбарг в это Царство и ее изгнания. На его глазах мабдены были разбиты и уничтожены вадхагами с помощью волшебных воздушных кораблей.

Много месяцев он метался по окрестностям замка Мойдель, разыскивая своего врага принца Корума Джаэлен Ирсей и эту предательницу, маркграфиню Ралину. Наконец, устав от бесполезных поисков, он повернул свой отряд к Халвигу, чтобы успеть принять участие в его штурме. Но увидел лишь самый конец разыгравшейся у стен города драмы, став свидетелем разгрома мабденских орд и их союзников.

Наконец поле страшной битвы окутал мрак ночи. Однако окрестности были по-прежнему освещены колдовским зеленым светом, исходящим от этого жуткого летающего города. И тогда Гландит приказал своим людям отступать. По той же дороге, по которой добрались сюда, они отправились в обратном направлении, к морю, к мрачным лесам северо-восточных областей. Но уходя, Гландит дал клятву, страшную клятву: отыскать себе достаточно сильного союзника и непременно вернуться сюда, чтобы сокрушить наконец и Корума, и все, что тому дорого.

Ему казалось, что он уже знает, к кому обратиться с предложением такого союза.

Ему казалось, он уже нашел себе такого могучего союзника.


Конец Второй Книги


home | my bookshelf | | Королева Мечей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу