Book: Рождённый в пятницу



Рождённый в пятницу

Д. С. Фонтана


Рождённый в пятницу

Рождённый в пятницу – печален.

Еженедельник «Харперз уиикли» 1887

Даже не знай Кирк, что Тир Акаар является верховным вождём десяти племён Сереса, он в первый же миг, материализовавшись со Споком и Маккоем перед посёлком, понял бы, что Акаары принадлежат к высшей знати. Перед каждым из шатров, раскинутых на окаймлённой кустарником поляне, был установлен шест с родовым знаменем, и на каждом из этих шестов выше родового знамени было укреплено знамя племени Акаара с изображением летящих птиц.

Несколько мужчин и женщин, одетых в яркие одежды простого покроя, с изумлением воззрились на троих с «Энтерпрайза», возникших перед ними буквально ниоткуда, но тут же поспешно исчезли в своих жилищах, едва из самого большого шатра вышел ещё один туземец. На нём была простая чёрная туника с вышитой на плече птицей. Ему было около сорока пяти лет, и выглядел он худощавым и крепким, как ремень из дублёной кожи. Глядя прямо в лицо Кирку, он приложил правый кулак к сердцу, а затем вытянул руку перед собой ладонью вверх. Угадать смысл жеста было нетрудно: моё сердце и всё, что у меня есть, открыто тебе.

– Я Мааб из рода Акаара, – заговорил он. – Ваш приход – честь для наших шатров.

– Вы оказываете нам честь, – отвечал Кирк. Слегка поклонившись, он вытянул перед собою руки ладонями вверх, а затем прижал их к груди. Мы принимаем ваше гостеприимство с открытым сердцем. Формально ответ, может, был и не совсем правильным, но Мааб, без сомнения, понял его.

– Верховный вождь ожидает вас. – И, сделав приглашающий жест, Мааб направился к самому большому шатру.

В шатре находились двое мужчин и женщина, но низкий, исполненный глубочайшего почтения поклон Мааба сразу же показал, кто из мужчин был вождём. Тир Акаар оказался высоким, широкоплечим человеком лет под шестьдесят, в белом плаще с изображением чёрных птиц. Последовал обмен ритуальными жестами и официальное представление. Мааб, как выяснилось, был братом вождя. Высокий юноша лет девятнадцати-двадцати, которого звали Раал, был сын вождя. Молодая, миловидная женщина, опустившаяся на колени, была женою вождя, Элиин («Моя вторая жена, честь для моего дома»). Когда Раал помог ей подняться, стало заметно, что она беременна.

– Садитесь, – сказал Акаар, указывая на стол такой низкий, что столешница почти лежала на ковре. – Я хочу услышать о камнях, найденных в горах.

По знаку Кирка Спок выложил на стол образцы породы и заранее приготовленный многостраничный текс договора. Элиин тем временем удалилась в заднюю часть шатра, отделённую занавеской, а Раал вышел наружу. Остальные расселись на подушках вокруг стола.

– Геологические изыскания, – начал Кирк, – показали, что на вашей планете есть богатые залежи минерала, который называется топалин. Мне поручено вести от имени Федерации переговоры о праве на добычу этого минерала.

– Мы народ пастухов и торговцев, капитан, – сказал Тир Акаар. – Мы не понимаем, как может быть ценным камень.

– Вы делаете оружие из железа. Вы знаете серебряные и золотые деньги.

– Наши оружейники знали железо издавна. Золото и серебро пришли сюда вместе с кораблями Федерации – они мало значат для нас. Но это всё металл, а не камни, как вот это. – Он ткнул пальцем в кусок топалиновой руды.

– Вождь Акаар, выслушайте моё объяснение. У Федерации сотни колоний, в которых добывают полезные ископаемые или проводят научные исследования, и находятся они на планетах и астероидах, где жизнь невозможна. В ваших легендах говорится, что вы сами – потомки земных колонистов. Эти колонисты назвали вашу планету в честь астероида в той системе, где находится Земля – первого астероида, на котором была создана колония, хотя у него даже нет атмосферы.

– Тогда как же там живут? – спросил Акаар.

– Мы сооружаем купола, под которыми держится воздух, чтобы можно было дышать, – пояснил Спок. – Топалин содержит в ничтожных количествах металл, необходимый для таких систем жизнеобеспечения. Мало того, что он очень редкий, его ещё нужно часто заменять.

– Почему? – спросил Мааб. – Он что, ржавеет или ломается?

Спок уже готов был пуститься в объяснения, но Кирк жестом остановил его. Эти люди начисто забыли технологию, приведшую их предков на эту планету много веков назад. Потребовался бы краткий курс физики, чтобы они усвоили понятие периода полураспада.

– Вроде этого, – сказал Кирк. – И поскольку этого металла очень мало даже в топалине, нам постоянно нужно много руды.

– Значит, она очень ценна, – сказал Мааб. – И какую вы предлагаете плату?

– Мы даём настоящую цену, – сказал Кирк, – в той форме, которую вы назначите.

Мааб подался вперёд. Лицо его внезапно потемнело от гнева.

– Вы, земляне, – злобно сказал он, – всегда приходите, пряча вашу ложь за бумагой, полной обещаний. А потом крадёте…

Акаар хлопнул ладонью по столу.

– Мааб!

– Они многих так обманули, – продолжал Мааб, глядя брату в лицо. – Мы знаем, у них нет чести…

– Замолчи!

– Не буду молчать! Тут между нами нет согласья. Многие против этого соглашения.

– Уходи. У тебя нет права говорить от имени племён.

Мааб поднялся.

– Я ухожу. Но не все так легковерны, как наш верховный вождь. Вы о нас ещё услышите.

Он вышел, и наступило неприятное молчание. Наконец, Акаар с неловкостью произнёс:

– Поведение моего брата не делает мне чести. И всё же следует признать, что ваша история даёт ему основания не доверять вам.

– Наша древняя история – возможно, – ответил Кирк. – И возможно, неверно или неточно изложенная.

– Конечно, вы не сделали нам ничего плохого. Но Мааб слышал о других землях и других народах. Он использует это, чтобы говорить против вас.

– От кого он это слышал?

– Честно говоря, не знаю, – сказал Акаар. – Может, от земных торговцев. Они иногда бывают здесь, покупают у нас шерсть закдиров.

– Тогда это только слухи, – сказал Кирк. – Мы никогда не нарушаем своих соглашений.

– Я верю Вам, капитан. Я понимаю, что написано на бумаге, и передам её совету племён сегодня вечером. А пока прошу вас оставить своё оружие в моём шатре, пока вы подкрепитесь, а потом присоединиться к нам.

Кирк знал, что этого не избежать, ибо перед высадкой Спок тщательно изучил все данные о местной культуре. Акаар хлопнул в ладоши. Тотчас появился сереанин, и трое с «Энтерпрайза» вручили ему свои фазеры и коммуникаторы, ибо для этих пастухов любой прибор был оружием – особенно, если его не желали отдавать.

– Я беру ваше оружие под свою охрану, – произнёс Акаар ритуальную фразу, – как знак прочного и долгого мира между нами. Киил, проводи наших гостей в их палатку и позаботься, чтобы им принесли еду.

Принесенные им блюда были незнакомыми, но обильными и вкусными. Прислуживала им юная, почти обнажённая сереанка, не замечать которую было просто невозможно. Стараясь не слишком подчёркнуто смотреть в другую сторону, Маккой заговорил:

– А я думал, что топалинового месторождения на Альтимаре хватит ещё года не два.

– Альтимара не оправдала надежд, – ответил Кирк. – Две самые перспективные жилы иссякли. У них хватит руды ещё на шесть месяцев. Необходимо, чтобы к тому времени добыча здесь шла полным ходом.

– И никаких резервов?

– Несколько кораблей с грузом топалина находятся сейчас на пути от обогатительных заводов на Лоригане к колониям в этом квадранте, – сказал Спок. – Но это последняя доставка оттуда; лориганские месторождения иссякли.

– Хм, – сказал Маккой. – Эти вечные минералогические проекты – нудная работа. И, Джим, эта ссора между Акааром и Маабом – мне это не нравится.

– Мне тоже. Но это их ссора, а не наша. Мы должны ждать решения Совета. Наверняка у Мааба там большое влияние. Если он одержит верх – что ж, возможно, он хочет назначить свою цену.

– И ты станешь вести переговоры с ним? – спросил Маккой.

– Я уполномочен вести переговоры с любым, кто обладает властью предоставить Федерации право на разработку здешних месторождений, – невозмутимо сказал Кирк. – Я не уполномочен встать на чью-либо сторону в здешней борьбе за власть, Боунз.

– В связи с чем, – произнёс Спок, взяв ломтик какого-то розового фрукта и разглядывая его, словно некое совершенно неинтересное насекомое, – мне кажется весьма странным, что двое часовых встали у входа в шатёр вождя, едва Киил вывел нас оттуда. Кроме обычных мечей и ножей, они вооружены похожим на бумеранг оружием, называемым здесь клугат. Такой арсенал заставляет меня задуматься, были ли они выставлены для того, чтобы предотвратить нападение на Тира Акаара – или его бегство.

Внезапно снаружи раздался крик, затем другой – и легко узнаваемые удары металла о металл.

– Думаю, это мы сейчас узнаем, – сказал Кирк, вскакивая. Все трое кинулись к выходу.

Снаружи путь им преградили трое сереан, тотчас приставившие им мечи к горлу. В посёлке происходило побоище. Акаар находился в центре схватки, защищаясь с неутомимой энергией. Он был не один, но врагов было намного больше. Его сын был уже убит. При свете костра Кирк видел, что возглавляет нападающих Мааб, и что Киил находится в первых рядах.

Клугат ударил Акаара в бок. Он пошатнулся, и на плаще его появилось кровавое пятно. Теперь рядом с ним было только двое защитников.

– Джим! Мы не можем…

– Стой спокойно, Боунз, – железным тоном сказал Кирк.

Рванувшись к своему брату, Акаар сделал выпад мечом. Мааб легко уклонился, и Акаар упал. Последние двое защитников, хотя и не были ранены, упали вместе с ним и простёрлись ниц перед Маабом с выражением рабской покорности.

Воины, окружившие Кирка и его друзей, подтолкнули их вперёд. Мааб знаком указал Киилу и ещё одному воину на некогда принадлежавший Акаару шатёр. Затем он обернулся к Кирку, и по губам его скользнула усмешка.

– Вы мудро поступили, что не стали вмешиваться, капитан. Это вас совершенно не касается.

– Мы вмешались бы, если бы могли. Мы не одобряем убийств.

– Это не было убийством, – холодно сказал Мааб. – Мы дали моему брату возможность умереть с честью. Это революция.

– Меня совершенно не интересует, как Вы это называете. Но Вы не тот человек, которому мы доверили свои приборы. Я хочу, чтобы нам их вернули.

Нетрудно было догадаться, каков будет ответ Мааба, но ему даже не пришлось отвечать, ибо в этот момент из шатра, споткнувшись, вышла Элиин, подгоняемая мечом Кила и второго воина. Она уже была напугана, но при виде тела Акаара страх её перерос в ужас. Мааб дал ей подножку и одновременно ударил плашмя мечом, так что она упала в догоревший костёр, где всё ещё тлели уголья.

Она пронзительно вскрикнула, частью от боли, частью от ужаса, ибо Мааб занёс меч над её головой. Кирк молниеносно оттолкнул Мааба, в то же время вывернув ему запястье в одном из немногих направлений, поворачиваться в котором человеческое запястье не приспособлено; сереанин выронил меч. Маккой склонился над Элиин; Спок быстрым движением подхватил меч.

Вулканцы весьма сдержанны, но родословную свою ведут от расы воинов. Вид Спока с мечом поубавил решимости даже у сереан. Они осторожно сомкнулись вокруг.

Когда же Маккой осторожно попытался поднять Элиин, чтобы осмотреть её обожжённую руку, у окруживших их сереан разом вырвался вздох изумления и ужаса, и сама Элиин с отвращением отпрянула.

– Что такое? – резко спросил Маккой. – Без глупостей! Я хочу Вам помочь.

– Вы сами обрекли себя на смерть, – медленно произнёс Мааб. – Я отпустил бы вас. Но теперь…

– Что за вздор, – сказал Кирк. – Убить вооружённого мужчину, который может защищаться – это одно. Убить беззащитную женщину – это совсем другое. Вы же стали вождём – она ничем не может Вам помешать.

– Это Вы говорите вздор. Раал мёртв, но ребёнок, который должен родиться, тоже от Акаара. Для того чтобы я смог стать вождём, он также должен умереть – почётной смертью, от меча. Более того, капитан: согласно нашему закону лишь муж имеет право коснуться жены; для любого другого мужчины наказание – смерть. Я не коснулся Элиин и не стал бы касаться, но ваш офицер…

– Мы не подчиняемся вашим законам. Любые обвинения против нас должны быть сделаны перед командованием Звёздного Флота, которое рассмотрит их и вынесет решение с учётом и ваших, и наших законов.

– Мы знаем, в чью пользу будет это решение, – сказал Мааб. – В нашем мире действуют только наши законы.

– Если мы не выйдем на связь, с нашего корабля вышлют группу на поиски, – сказал Спок, нацеливая острие меча точно между глаз Маабу.

Мааб даже не дрогнул.

– Вряд ли. – Он как-то странно, криво усмехнулся. – Думаю, им хватит других забот.

Кирк и Спок обменялись быстрыми взглядами. Каждый точно знал, о чём подумал другой. Своим совершенно излишним хвастовством, от которого он просто не сумел удержаться, Мааб выдал, что тут замешано нечто большее, чем племенная борьба за власть – гораздо большее.

Теперь предстояло самое трудное: терпеливо ждать, даже на волосок от смерти, чтобы узнать, что же это.

В шатре для гостей, ставшем теперь их тюрьмой, Кирк, Спок и Маккой сидели вокруг стола, где совсем недавно их так щедро угощали. Теперь в палатке у входа стояли двое вооружённых часовых. Элиин забилась в самый дальний угол, закутавшись в лёгкий плащ, словно пытаясь укрыться от них за этим плащом. Рука её так и оставалась неперевязанной; она отказывалась от помощи и ничем не выдавала своей боли.

Опёршись локтями о стол, невесело глядя на своих коллег, Маккой произнёс на смеси английского, вулканского, старомарсианского, медицинской латыни, греческого и фортрана – языка, используемого для программирования древних примитивных компьютеров:

– Мааб утверждает, что отпустил бы нас, не дотронься я до этой бедняжки. Но теперь плохи наши дела. Как вы думаете, почему Скотти до сих пор не послал никого на поиски?

– По моим подсчётам, – отвечал Спок, – прошло уже на час больше того максимального времени, которое стал бы выжидать мистер Скотт прежде, чем что-либо предпринять. Единственно возможное объяснение – что его, как намекнул Мааб, отвлекли другие обязанности, которые он счёл более важными.

Поскольку помощник капитана, уловив намёк Маккоя, часть фразы произнёс на каком-то ещё более сложном языке программирования, ему пришлось повторить эти фрагменты на веганском, прежде чем Кирк и Маккой могли быть уверены, что понимают его; но поняв, вынуждены были признать его правоту.

Кирк оценивающе оглядел присутствующих и медленно заговорил по-сереански:

– Боунз, думаю, тебе стоит закончить то, что ты начал. У бедняжки до сих пор не перевязана рука.

Часовые насторожились.

– Тоже правильно, – отвечал Маккой также на сереанском. – В конце концов, я уже коснулся её, и больше одного раза они меня за это не убьют.

– Мистер Спок, что Вы скажете?

– Полагаю, капитан, что это оправданный риск.

Хорошо; они понимали друг друга. Маккой встал и направился к Элиин. Когда тень его упала на неё, женщина взглянула снизу вверх и вся сжалась. Маккой присел рядом с ней.

– Ваша рука, – мягко сказал он.

– Не прикасайся ко мне!

Часовые сделали шаг вперёд. Маккой протянул руку. В мгновение ока Элиин превратилась в царапающуюся, кусающуюся дикую кошку. Во время скоропалительного и в силу необходимости зашифрованного обсуждения их плана никому из них не пришло в голову, что Элиин станет ещё и кричать. Маккой зажал её рот ладонью.

Видимо, это решило колебания часовых. Они кинулись от входа к Маккою и отбивающейся от него Элиин. На каких-то три секунды они оказались спиной к Кирку и Споку. Спустя эти три секунды оба сереанина уже лежали без сознания.

Пока Спок забирал их оружие, Кирк склонился над женщиной, которой Маккой всё ещё зажимал рот.

– Послушайте, Элиин, – сказал Кирк. – Мы уходим. Мы можем оставить Вас здесь, если хотите. Или можете уйти с нами. Возможно – возможно – мы сумеем благополучно доставить Вас на наш корабль. Выбор за Вами. Хотите идти с нами?

Маккой осторожно отнял ладонь от её рта, готовый вновь зажать его, если она вдохнёт, чтобы закричать. Но она лишь молча смотрела на них широко раскрытыми глазами. Наконец, она заговорила.

– Я опозорена. Но я хочу жить. Я пойду с вами.

Маккой помог ей встать, поддерживая под здоровую руку. Она отстранилась от него и стояла неподвижно, не произнося больше ни слова, пока Спок передавал Кирку и Маккою отобранное у часовых оружие. Клугат вулканец оставил себе.

– А теперь, – сказал Кирк, – давайте-ка заберём наши фазеры и коммуникаторы.

Это было легче сказать, чем сделать. Снаружи почти все мужчины посёлка собрались полукругом вокруг вновь зажженного костра на открытом пространстве. Мааб стоял перед всеми, а за спиной у него маячил Киил. Украдкой подобравшись сзади к шатру Акаара, Кирк и Спок разрезали полог и проскользнули внутрь. Занятые поисками, они слышали доносившийся снаружи голос Мааба: «Осталась только эта женщина. Вы все знаете её. Она должна умереть. И не только из-за ребёнка».

Последовал гул согласия.

Кирк откинул ковёр, прикрывавший крышку сундука. Внутри находились их пояса с прикреплёнными к ним коммуникаторами, но фазеры бесследно исчезли. Очевидно, кто-то среди этих туземцев знал, что именно является оружием – ещё одна странность. Он и Спок принялись искать дальше, но тут снаружи донеслось какое-то движение, и в следующий миг сквозь разрез в пологе просунулась голова Маккоя.



– Джим, – торопливо прошептал он. – Совещание закончено. Сейчас они заметят, что нас нет.

И тут же, словно в подтверждение его слов, совсем близко раздался тревожный крик, и Кирк со Споком поспешили выбраться из шатра.

Трое мужчин и Элиин продирались сквозь густой кустарник, пока свет от костра и факелов не превратился в едва различимый отсвет позади, прежде чем Кирк решился сделать остановку. Опустившись на колени и сделав знак остальным спрятаться – насколько позволял кустарник – он открыл свой коммуникатор.

– Кирк вызывает «Энтерпрайз»… Кирк вызывает «Энтерпрайз»… Ответь, Скотти… Кирк вызывает «Энтерпрайз»…

Никакого ответа. Может, коммуникатор испорчен? Кирк взял коммуникатор у Спока, но результат был тот же.

– Коммуникаторы исправны, – сказал вулканец. – Очевидно, «Энтерпрайз» находится вне пределов слышимости.

– Вне пределов слышимости? – переспросил Маккой. – Куда их понесло?

– Ответ на этот вопрос, доктор, потребовал бы от нас множество совершенно необоснованных догадок, поскольку фактами мы не располагаем. Гораздо более насущный вопрос, что нам предпринять до возвращения корабля?

– Вам нигде не скрыться от макин, неожиданно сказала женщина.

– Кто это? – спросил Кирк. – Или что?

– Легенды, – сказал Спок, – говорят, что среди сереанских племён существует гильдия убийц – тайное общество, стоящее вне закона.

– Они не вне закона, – сказала Элиин. – Они часть нашего общества. Некоторые смерти… необходимы.

– Таких преступников, как мы? – спросил Кирк. – Или «изменников», как Ваш муж? И Вы?

– Не я, – резко, с горечью отвечала Элиин. – Это из-за того, что я ношу ребёнка Акаара. Я не хочу его. Я готова убить его сама, если это может меня спасти.

Твёрдо взяв её за руку, Маккой с не меньшей резкостью заявил:

– Послушайте-ка меня, мисс. Вы никого не убьёте, пока я здесь, чтобы помешать этому. Мы собираемся спасти и Вас, и Вашего ребёнка, хотите Вы этого или нет. Вы меня поняли?

С лицом, искажённым отвращением и гневом, она вырвала руку.

– Я слышу. И я иду с Вами, потому что так я смогу прожить на несколько часов дольше. Но в конце концов нам не уйти от макин.

– Возможно, – сказал Кирк. – Но мы всё же попробуем.

При первых же проблесках утра стало ясно, что за ними гонятся. Кирк почти пожалел, что начинается рассвет, ибо в темноте он хотя бы мог судить по отдалённому свету факелов, насколько они опережают своих преследователей.

Утро застало их у подножия горного хребта. Даже в золотистых лучах восходящего солнца местность выглядела безрадостной и пустынной. Тропинка, по которой они шли, всё время петляла; Кирк мог только надеяться, что причиной тому – рельеф местности, и что это не просто протоптанная животными тропа.

Он и Спок шли впереди, Элиин следовала за ними. Хоть и неуклюжая из-за своего состояния, она была на удивление сильной и выносливой; Маккой, замыкавший шествие, тяжело дышал и выглядел гораздо более усталым, чем она.

Но солнце начинало припекать, склоны делались всё круче, под ногами всё чаще попадались мелкие камушки и скользкие сланцы. В конце концов, Элиин споткнулась и упала бы, не подхвати её вовремя Маккой. Всё же у неё ещё хватило сил сбросить его руку.

– Оставайся с ней, Боунз, пусть она отдохнёт, – сказал Кирк. – Мы пока что осмотримся. А ты тем временем займись её рукой – силой, если понадобится.

Они со Споком двинулись дальше. Вскоре тропинка привела их ко входу в узкое ущелье. Склоны были усыпаны мелкими камнями и очень высокими.

– Самое место, чтобы попасть в ловушку, – сказал Кирк.

– У этого места есть также определённые преимущества, капитан. Вход, который можно оборонять, и стены, затрудняющие продвижение нападающих.

– Пожалуй. И похоже, тут есть ещё один выход. Если нам удастся заблокировать этот вход, им придётся идти в обход.

Спок приподнял брови, оценивающе оглядывая местность.

– Вход достаточно узкий, и тут хватает валунов.

– Что ты задумал?

– Помните ли Вы наш разговор об оружии, которое можно изготовить в экстренных обстоятельствах, имея коммуникатор? В этом случае, полагаю, подойдёт приспособление, названное мною «звуковая бомба». – Кирк тотчас вручил Споку свой коммуникатор, но помощник капитана покачал головой. – Капитан, это всего лишь шанс. Мне понадобятся синхронизировать сигналы двух коммуникаторов. У нас только три коммуникатора. Вероятность несовпадения…

– Меня не интересует точная вероятность несовпадения – только чтобы она была как можно ниже. Пойду, возьму коммуникатор у Маккоя.

Вернувшись назад, Кирк обнаружил, что рука у Элиин перевязана. Он одобрительно кивнул Маккою, но доктор выглядел озабоченным.

– Джим, она говорит, что должна рожать лишь на следующей неделе, но насколько я могу судить с помощью тех немногих инструментов, которые у меня с собой, роды должны начаться сейчас.

– О Боже. Но тебе ведь не впервой принимать роды.

– Ещё бы. Но сереане уже много веков находятся вдали от Земли и успели приобрести некоторые отличия от основной ветки земной расы – то, что называется «генетический дрейф» и встречается в небольших изолированных общинах. И если потребуется хирургическое вмешательство…

– Возможно, мы не доживём до того, чтобы нам пришлось об этом беспокоиться. Давай свой коммуникатор, Боунз. Идите со мной. Мы готовим сюрприз.

Спок работал быстро, на ходу объясняя Маккою.

– Я расположил их так, чтобы лучи от них встретились и сфокусировались на слабой точке, где оползень вероятнее всего. От сфокусированных лучей в скалах под каменными россыпями начнётся вибрация. Там, где сцепление камней достаточно, вибрация станет эквивалентом силы взрыва.

– И всё это, – заключил Кирк, – свалится на голову Маабу. По крайней мере, мы на это надеемся.

– Теоретически, если камни не скатятся слишком рано, позволив энергии взрыва превратиться в тепло. В любом случае, коммуникаторы будут уничтожены.

Кирк оглянулся. Вдали виднелись маленькие фигурки. Теперь они приближались намного быстрее. Они шли, словно ищейки по следу, и это был свежий след.

– Ладно, начали.

Кирк и Спок повернули диски своих коммуникаторов. Маленькие чёрные приборы начали издавать гудение, быстро переросшее в пронзительный вопль, от которого ломило уши. Затем все кинулись вглубь ущелья.

Быстрый взгляд через плечо показал, что преследователи также заторопились. Шум подсказал им, где находятся беглецы.

Шум от коммуникаторов слился в непереносимый вой. Элиин схватилась за голову, а затем за живот. Маккой обхватил её за талию, не позволяя останавливаться.

Теперь к вою примешивался протестующий стон каменных глыб, чья вековая неподвижность была нарушена. Внезапно вой прекратился, и наступила тишина, нарушаемая лишь глухим рокотом камней.

А затем раздался взрыв, и из склона вырвался фонтан камней, словно там заложили заряд взрывчатки. Каменные глыбы тряслись, разваливались на куски и вместе с потоками более мелких камней с грохотом срывались вниз по крутым склонам.

Мааб, Киил и их сообщники были уже у входа в ущелье. Заслышав грохот, они разом глянули вверх, на миг застыли от ужаса, а затем кинулись врассыпную. И всё же нескольких накрыло камнями.

Когда всё закончилось, выход из ущелья исчез. На его месте громоздилась груда каменных глыб, мелкого щебня и земли.

– Отличная работа, мистер Спок, – сказал Кирк, когда способность слышать вернулась к нему. Теперь надо идти дальше. Нам надо позаботиться о еде и воде…

– Исключено, Джим, – сказал Маккой. – Мы можем нести Элиин – и то недалеко. У неё начались схватки.

Поскольку другого выбора не было, они отнесли Элиин в другой конец ущелья; им не хотелось, чтобы макин отплатили им той же монетой, сбрасывая на них камни сверху. У выхода склоны немного расступались, и росшие справа низкорослые кусты и чахлые искривленные деревца указывали на возможное присутствие воды.

Глядя вверх по склону, Кирк заметил несколько нагромождённых вместе глыб, между которыми открывалось отверстие.

– Там мы сможем укрыться. Пожалуй, лучшее, что мы сейчас можем найти. Спок, ты остаёшься здесь. Карауль, пока мы отнесём её наверх.

Помощник кивнул, и отцепив от пояса отнятый у часового клугат, оценивающе завертел его в руке.

Отверстие оказалось входом в пещеру. Сам вход был довольно низким, но внутри потолок оказался достаточно высоким, чтобы можно было стоять во весь рост. Пещера, однако, была довольно тесной. Стены были неровными, пол наклонным. Усевшись, Элиин скорчилась от боли.

– Даже в восемнадцатом веке у врачей были лучшие условия для работы, – сказал Маккой. – Ладно, беглым выбирать не приходится.

– Мы будем недалеко, на тот случай, если тебе понадобится помощь.

– Не давай опрометчивых обещаний.

Выбравшись из пещеры, Кирк обнаружил, что Спок экспериментирует со своим клугатом.

– Весьма необычное оружие, – сказал вулканец. – Заметьте, что лезвие находится с внутренней стороны. Если бросить его вот так…

Клугат рассёк воздух, сверкнув на солнце. Вонзившись в низкорослый кустарник, он начисто срезал несколько стволов, прежде чем застрял в зарослях.

– В случае промаха он возвращается к владельцу, – продолжал Спок, доставая клугат. – Наглядный пример экономии.

– Экономить нам придётся. У нас только две штуки. Но меня больше интересуют эти деревца. С виду они достаточно гибкие. Мы могли бы сделать лук и стрелы, будь у нас, из чего изготовить тетиву.

– Хм, – сказал Спок. – Это серьёзная проблема. Я не вижу ничего подходящего. Но капитан, я полагаю, что можно использовать и более примитивное оружие – снаряд для метания дротиков.

– Это как же?

– Устройство состоит из рукоятки с желобом и закруглённым концом. Дротик вкладывается в желоб оперением к закруглённому концу. При взмахе дротик вылетает со значительным ускорением, по принципу рычага.

– Кремней для наконечников здесь хватает, – задумчиво сказал Кирк. – Но вот оперение сделать не из чего.

– Верно. Однако если проделать отверстие в конце дротика и привязать полосу ткани, это до некоторой степени стабилизирует его полёт, как у воздушного змея. К тому же, капитан, единственное метательное оружие, имеющееся у сереан – это клугат, и дальность его полёта ограничена самим фактом, что он сделан так, чтобы возвращаться к владельцу. Наши дротики полетят дальше – и будут, разумеется, совершенно неизвестны для сереан. Это, конечно, небольшие преимущества, но это всё, что мы можем сделать.

– Вы правы, мистер Спок. За работу.

Поднимаясь к пещере, они услышали донёсшийся оттуда крик боли.

Они практиковались с дротиками, когда из пещеры, на ходу вытирая руки, вышел Маккой.

– Можете войти, – сказал он.

Элиин лежала в дальнем углу. Постелью ей служил собственный плащ, нижняя часть её длинной сорочки была оторвана, чтобы завернуть в неё то, что лежало теперь рядом с сереанкой. При появлении мужчин Элиин приподнялась, опираясь на локоть, но не стала возражать, когда Кирк и Спок наклонились, вглядываясь в маленький свёрток.

Крошечные кулачки беспорядочно замолотили воздух. Ребёнок зевнул в лицо Кирку, словно желая сказать, что всё это было парой пустяков, и Маккой совершенно зря тревожился.

– Весьма типичный экземпляр, – сказал Спок.

– Ты считаешь, Спок? – устало спросил Маккой. – Вглядись повнимательней. Перед тобой верховный вождь десяти племён Сереса.

Взяв ребёнка, он передал его матери. Она безучастно взяла его, но при этом сказала:

– Я его не хочу.

– Это Ваш сын, – сказал Кирк.

– Я не хотела его. Было хорошо стать женой Акаара. Он был верховный вождь и обладал богатством. Я думала, потому что он уже стар, и у него уже есть сын…

– Меня не интересует, почему Вы вышли замуж за Акаара, – резко перебил Кирк. – Но Вы вышли за него и родили его сына, который теперь является верховным вождём. Честь и положение обязывают Вас заботиться о нём, пока Вы живы. Это обычай и наш, и ваш, и я заставлю Вас соблюдать его – силой, если понадобится. Боунз, как скоро она сможет идти?

– Похоже, эти сереане отличаются недюжинной выносливостью. Я бы сказал, что она здорова, как бык, даже сейчас. Возможно, уже завтра мы сможем идти дальше.

– В таком случае, – сказал Спок, – я полагаю, что нам следует подниматься по склону. Это может быть труднее, но безопаснее.

Кирк поразмыслил над его словами. Мааб, скорее всего, предполагает, что они пойдут по ущелью до конца из-за женщины. А может, он уже теперь вошёл в ущелье с другой стороны и теперь движется им навстречу.

– Попробуем, – сказал он. – Но сначала надо поспать. Маккой, ты больше других нуждаешься в отдыхе; твоя вахта последняя. Первая – моя.

Проснулся Кирк оттого, что Маккой тряс его за плечо и звал по имени. Садясь, он увидел, как Маккой перешёл к Споку и принялся будить его.

– Проснись, Спок. Джим, у нас новые проблемы. Моя… э… пациентка забрала ребёнка и сбежала.

– И ты её не заметил? – спросил Кирк.

– Она ударила меня сзади камнем по голове. Местному населению следует относиться к медицинским работникам с большим уважением.

– Как давно она ушла?

– Судя по солнцу, я был без сознания не больше получаса. Её следы ведут к выходу из ущелья. Если люди Мааба схватят её…

– Я предлагаю, – сказал Спок, – оставить это на усмотрение племенного суда, и направить все силы на собственное спасение.

– Ты, бесчувственный, бессердечный…

– Леди не отличается ни честью, ни совестью, ни добротой, – сказал Спок. – Даже Вы могли заметить это, доктор.

– Да? А ребёнок?

– Вы оба правы, – сказал Кирк. – Бесспорно, эта дама не образец добродетели. Но ребёнок ничего не сделал, кроме как появился на свет. И я хочу, чтобы у него был шанс жить на этом свете. Пошли.

Они осторожно двинулись по ущелью, держась как можно выше, насколько позволял склон. Когда же они достигли выхода, глазам их открылась удивительная сцена.

Они увидели своих преследователей – тех, что уцелели после обвала, и тут же была Элиин. Присутствующие смотрели на неё в невероятном изумлении, и было отчего: она протягивала ребёнка Маабу.

– Вот ребёнок, Мааб, – сказала она. Голос её звучал спокойно и ясно. – Поступай с ним, как пожелаешь.

Киил и Мааб переглянулись. Затем Мааб спросил:

– Почему ты отдаёшь его мне?

– Мне не нужно ничего, кроме моей жизни. Возьми ребёнка, Мааб, но отпусти меня. Мне всё равно, что с ним будет.

Мааб кивнул. Когда он заговорил, в голосе его звучала насмешка.

– Это похоже на тебя, Элиин. Пойдём с нами.

В этот миг Кирк вскочил из-за укрытия, кинул дротик и вновь бросился плашмя на землю среди кустарника. Никто не видел его. Дротик с привязанным к нему куском ткани, развевающимся в воздухе, полетел прямо в Мааба, но в последний миг вильнул в сторону и вонзился в ногу стоящего рядом. Похоже, перья всё-таки были лучше для дротиков, чем такие хвосты. Раненый упал, вскрикнув не столько от боли, сколько от удивления.

Все разом повернулись к упавшему, и тут Спок, выглянув из-за скалы, бросил дротик и тут же скрылся. Брошенный дротик вонзился в руку Киилу; на его одежде проступило красное пятно.

Маккой появился прямо за спиной Элиин. Схватив её сзади, он потащил её, кричащую, в укрытие. Сереане начали соображать, что происходит, и кинулись за Маккоем, но дождь дротиков от Кирка и Спока сбил их с толку. С точки зрения тактики, обстрел не был достаточно сильным, чтобы произвести такой эффект; очевидно, предположение Спока о психологическом воздействии незнакомого оружия оказалось правильным.

– Боунз, назад! – закричал Кирк. – Отходим!

Киил бросил в него клугат, и он пригнулся. Лезвия со свистом рассекли воздух у него над головой. Маккой, таща за собой Элиин, пробирался вверх по склону, перебегая от укрытия к укрытию. Кирк метнулся за другой камень, поднялся, снова бросил дротик, и в этот раз был вознаграждён пронзительным криком. Он явно приноравливался к необычному оружию.

Обременённые ребёнком, мешавшим передвигаться быстро, они медленно отступали, прикрывая Элиин. Спок подхватил с земли клугат Кила – валун помешал ему вернуться к владельцу. Странно, макин больше не преследовали их.

Очутившись снова в ущелье, среди высоких крутых склонов, они остановились, чтобы обсудить ситуацию. Они были в западне – и дротиков у них почти не оставалось.

– Что это Вы задумали? – гневно спросил Маккой у Элиин.

– Вы же слышали, – холодно ответила она. – Я хотела спасти свою жизнь. Мааб отпустил бы меня, чтобы заполучить ребёнка.

– Да? А Вы ничего не забыли? Мы оказались достаточно близко, чтобы застать Мааба врасплох. Может, он даже подумал, что Вы были приманкой, чтобы заманить его в ловушку. Больше он не Вам поверит, мисс – если вообще когда-либо верил.

– Ну и что он дал, этот ваш подвиг? – с презрением спросила женщина. – Тут он может попросту уморить нас голодом.

Кирк обдумывал её слова, когда послышался голос Мааба.

– Капитан!

– Что такое?

Мааб медленно шёл к ним, сопровождаемый двумя приспешниками. Остальные следовали на таком расстоянии, чтобы их нельзя было достать дротиками. Они учатся быстро, с сожалением отметил про себя Кирк.



– Отличная битва, капитан. Храбро и со смекалкой. Но бесполезная, как вы сами видите. Предлагаю вам сложить оружие.

Похоже, выбора у них не оставалось.

– Делайте, как он говорит, доктор, мистер Спок, – негромко сказал Кирк. – Похоже, конница не подоспеет на выручку.

Элиин вышла вперёд, держа в вытянутых руках ребёнка.

– Возьми его, Мааб. Он – единственное, что мешает тебе стать вождём.

Мааб сделал знак одному из сопровождающих, тот вышел вперёд и взял ребёнка.

– Я пойду, – с надеждой сказала Элиин.

– Нет, – отвечал Мааб. – На тебе есть ещё вина. Ты знаешь, каково наказание за неверность.

– Нет, нет! – женщина отпрянула в ужасе. – Я была верна! Не было никого…

– Есть доказательство, – тяжело сказал Мааб. – Киил видел всё, но не успел назвать имени того человека прежде, чем стрела этого капитана убила его. Пусть мой брат мёртв, но его честь – моя честь. Пусть свершится справедливость!

– Нет! Нет!

Элиин кинулась бежать. Макин молча расступались перед ней, расчищая ей путь к бегству. Затем в воздухе просвистел клугат. Она упала и осталась лежать без движения.

Мааб резко взглянул на Кирка.

– Вы не протестовали, как раньше.

Кирк подавил тошноту.

– Ваше правосудие свершилось. Возможно, это было справедливо. Но ребёнок – другое дело. Он никому не причинил вреда.

– Он живёт. Место вождя должно быть моим.

– Почему? Вы лишь посеяли раскол, создали почву для новых убийств. Что Вы рассчитываете на этом выиграть, Мааб? И кто выиграет вместе с Вами?

– Вы умный человек, капитан, – раздумчиво произнёс Мааб. – Вы смотрите в суть вещей. Что ж, не только вам нужны камни с наших гор. Клингонская империя предложила моему брату щедрую плату за право добычи. Богатство, власть, место в Имперском совете. Но глупец не пожелал нарушить обещания, данного вашей Федерации. Он не стал вести переговоров с клингонами.

– Но Вы стали.

– Я должен был стать вождём, чтобы дать им то, что они хотели. Клингонский корабль отвлёк ваш корабль, чтобы ваши люди не смогли помешать смерти Акаара. Вы могли бы благополучно возвратиться к себе, если бы не нарушили табу, пытаясь спасти Элиин. Она не стоила того, чтобы ради неё умереть.

– Стоила, – сказал Маккой. – Тогда – стоила.

– Потому что носила ребёнка? Но и он умрёт. Всё ваши старания были напрасны.

– Раз так, – сказал Маккой, – дайте мне ребёнка, которого я принял в этот мир. Если уж нам предстоит покинуть его, я хочу, чтобы ребёнок был со мной.

Пожав плечами, Мааб сделал знак сереанину, державшему младенца на руках. Тот передал ребёнка Маккою. Затем воины разом подняли свои клугаты. Сходство с расстрельной командой было разительным…

– Бросай оружие!

Голос, раздавшийся с вершины скалы, принадлежал Скотту. Рядом с инженером стояли Зулу и ещё один офицер. На краю скалы с противоположной стороны стояли Фрост и ещё двое – все с фазерами наготове.

– Что такое, чёрт подери? – спросил Маккой.

– Я бы сказал, доктор, – отозвался Спок, – что конница подоспела на выручку.

Офицеры спустились вниз, держа сереан под прицелом.

– Но как? – спросил Мааб. – Как вы смогли сбежать от клингонского корабля? Они не должны были пропускать вас до моего сигнала…

– Они пустились наутёк сразу же, как только мы двинулись прямо на них, – ухмыльнулся Зулу. – Сначала они пробовали заманить нас в сторону, подавая сигналы о помощи, но когда мы раскусили их и взяли за горло – что ж, надо отдать им должное, скорость у их кораблей хорошая.

– Не думаю, что клингоны были готовы начать войну, – добавил Скотт, – даже ради того, чтобы угодить этому джентльмену. Даже за право на добычу топалина.

– Мистер Скотт, – сказал Кирк, я знаю, что Вы человек изобретательный, – но как вы могли найти нас здесь?

– Когда мы транспортировались в посёлок, мы узнали, что произошло. Там осталось много сторонников Акаара. Они рассказали нам, что вы бежали в горы, мы определили ваше местонахождение с помощью сенсоров, а потом снова транспортировались на поверхность. И, видно, как раз вовремя.

Внезапно позади Мааба произошло какое-то движение, и сверкнул нож. Мааб вскрикнул и упал. Убийца невозмутимо вытер нож о рукав его плаща и протянул ошеломлённому Кирку.

– За измену Акаару, – сказал он, – и за сговор с клингонами. Я жду суда.

– И кто Вы? – спросил Кирк.

– Я – отец верховного вождя, рождённого Элиин.

Договор был заключён. Со стороны сереан его подписал отец, которому после долгих племенных обсуждений был дан титул регента-опекуна верховного вождя. Результатом каких особенностей племенной политики и концепций правосудия стала эта должность, Кирк и понятия не имел, да это его и не интересовало. Его вполне устраивало, что нашёлся человек, взявший на себя заботу о ребёнке, пока тот не достигнет совершеннолетия.

Последним сюрпризом стало имя, данное верховному вождю. Отец нарёк его Леонард Джеймс Акаар.

По мнению Спока, это дало Маккою и Кирку повод для безграничного самодовольства, по крайней мере, на месяц.


home | my bookshelf | | Рождённый в пятницу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу