Book: Супница



Супница

Робер Ламуре

Супница

Действующие лица

Жермена Лапюи

Клеман Дувр

Виолетта Десинь

Поль Дюбар

Элен Дюбар

Брижитта Дюбар

Жан Франсуа

Роббер

Мсье Робер

Инспектор

Акт первый

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Старинное имение километрах в двадцати от Бордо. Просторная и красивая общая зала.

В глубине сцены справа – лестница, ведущая в верхние комнаты, а слева – тяжелая и мрачная дверь в погреб. В правой стене – две застекленные двери, выходящие на террасу. Между ними – узкий секретер, на котором стоит телефон. Открыта только дверь; слева от секретера за ней широкий и высокий коридор, ведущий в комнату Виолетты. У противоположной стены – посудный шкаф, на нем – изящная круглобокая полихромная супница XIX века. Слева от шкафа – дверь в кухню; угол комнаты занимает угловой сундук.

Посреди сцены, но ближе к посудному шкафу – огромный стол со стульями.

Ближе к застекленным дверям стоит кресло Виолетты. Около секретера – низкий пуф.

В глубине сцены между дверью в погреб и лестницей – большой ларь.

Пол покрыт плиткой спокойного рисунка.

На стенах и на мебели – портреты, семейные фотографии, безделушки, цветы. В распахнутую застекленную дверь проникают мягкие лучи заходящего апрельского солнца. Жермена Лапюи хлопочет около посудного шкафа – полирует его воском и напевает. На пороге застекленной двери появляется Клеман Дувр, автоинспектор огромного роста, в каске, сапогах. Жермена не замечает его…

Клеман (в шутку пугает ее). Полиция!

Жермена (вздрагивает и оборачивается, рассерженным тоном). Ах как остроумно!

Клеман (смеясь, кладет свои краги на маленький секретер). А хозяйки что, нет?

Жермена. Отдыхает… А мотоцикл где? Сломался?

Клеман (лукаво). Скажешь тоже. Последние сто метров я выключил мотор.

Жермена. Ловок!

Клеман. Хотел над тобой подшутить.

Жермена. Ничего себе шутки! Кирпичом по голове!

Клеман (заискивающе). Завтра воскресенье… Пойдем куда-нибудь?

Жермена. Нет! Ни завтра, ни послезавтра. Возвращайся на свое шоссе: я отсюда слышу, как все несутся с превышением скорости!

Клеман. Не злись, пожалуйста, за деревом – Соловушка!

Жермена. Ах, ты теперь на пару с певчей птичкой работаешь?

Клеман. Да нет, это прозвище моего товарища: он свистит, как соловей! А почему ты не хочешь пойти куда-нибудь со мной? Тебе Бордо не нравится?

Жермена. Бордо нравится, но не нравится, когда на меня все пялят глаза!

Клеман (улыбаясь). Я надену штатское!

Жермена. Тем более!

Клеман. Почему – тем более?

Жермена. Полицейский лучше всего виден в штатском! Ну давай… привет! По коням и счастливого пути! Мне работать надо.

Клеман (не трогаясь с места, осторожно). Кстати, насчет полиции… Я опять встретил того инспектора… Помнишь, я тебе говорил… Core… Парижанин, который перевелся из-за зрения…

Жермена. Он в Жиронде лучше видит?

Клеман. Говорит, что ему Бордо меньше глаза режет! Он тебя вчера встретил, в Польяке…

Жермена. И совсем ослеп!

Клеман. Нет, хотя тебя и узнал! Два года тому назад… Он тебя встречал на тротуаре на улице Комартен!

Жермена (в ярости). Что?

Клеман. Он знает даже, что ты была зарегистрирована!

Жермена. Зарегистрирована? Я? Да у него не с глазами плохо, а с котелком!

Клеман. Я-то не верю!

Жермена. Откуда он это взял?

Клеман. Два года тому назад… он был патрульным в Девятом районе!

Короткая пауза.

Жермена (агрессивно). Ну и что из того?

Клеман. Да… ничего! Просто его удивляет, что такая девушка, как ты, бросает Париж и становится прислугой в глухой дыре! От Бордо двадцать километров!

Жермена. Зрение!

Клеман. Что – зрение?

Жермена. Жиронда мне меньше глаза режет! А теперь или ты немедленно сматываешься, или я зову полицию!

Клеман. Ну не сердись! Что, поговорить нельзя? Для нас, дорожных инспекторов, это значения не имеет! Наша забота – движение на проезжей части, а не на тротуарах. (Ласково). Ну… забудем! Завтра пойдем куда-нибудь! Я за тобой заеду часа в три!..

Жермена. Как же! Заедешь! Только не за мной, а за хозяйкой! Завтра в три часа меня уже здесь не будет!

Клеман. А где же ты будешь?

Жермена. В Париже! У мадам завтра обедают родственники, я подаю десерт и смываюсь! До четверга, как каждый месяц.

Клеман. Зачем ты мотаешься в Париж? У тебя там… кто-то остался?

Жермена. Вот именно!

Клеман. Этот кто-то… он… что за тип?

Жермена. Такой тип, не в обиду тебе будь сказано, господин полицейский, твоей нищенской зарплаты ему бы на один день на сигареты не хватило!

Клеман. Онассис!

Жермена. Горячо! Почти попал! Правая рука Ротшильда!

Клеман. Что?

Жермена. Правая рука Ротшильда! Он продает их ценные бумаги!

Клеман. Твой дружок продает ценные бумаги Ротшильдов?

Жермена. Вот-вот!

Клеман. Так Ротшильды продают свои бумаги?

Жермена. Вот-вот!

Клеман. Усек! Значит, спускают ценности! Одним словом, уже не сводят концы с концами.

Жермена. Смейся, смейся! Но он зарабатывает столько, что…

Клеман. Ясно! Я мог бы десять лет дымить как паровоз! Так этот ротшильдовский продавец… твой дружок?

Жермена. Вот-вот!

Клеман. Как же его зовут?

Жермена. А тебе это зачем?

Клеман. Скажи мне хоть имя твоего мешка с деньгами!

Жермена. Жан Франсуа! А ты – мешок с дурью!

Клеман. А… как ты с ним познакомилась?

Жермена. В поезде! Ехала в Париж на выходной! (В сторону.) Не сказать бы, если не сорвется, через полгода одних автомобилей у меня будет целый гараж.

Клеман (недоверчиво). Ты верно знаешь, что твой Жан Франсуа продает именно ценные бумаги, а не велосипеды, например, или расчески?

Жермена достает из кармана передника письмо и протягивает его Клеману.

Жермена. А это что, по-твоему? Тоже расческа? Посмотри на гриф, полицейская дубинка!

Клеман (читает, несколько отодвинувшись от Жермены). «Банк Ротшильда»… да… но что это доказывает? Фирменные листочки у каждой кассы валяются!

Жермена. Нет! У них ничего не валяется! Банк Ротшильда – это тебе не «Сельскохозяйственный кредит»! Они там над каждой крошкой трясутся! (Хочет забрать письмо.) Отдай письмо!

Клеман продолжает читать, держа письмо так, что Жермена его не может выхватить.

Клеман. «Любовь моя!» Угу, для правой руки Ротшильда он не больно изобретательный… «Любовь моя». Чтоб такое написать, не обязательно продавать ценные бумаги.

Жермена. Угу, а ты-то чего бы там изобразил? Тоже мне – супермен.

Клеман (удивленно и недоверчиво). Что? Что?

Жермена. Супермен.

Клеман. Ты все же думай, прежде чем рот разевать.

Жермена. Я же сказала «супермен», а не «грязный мент».

Клеман. Оно, конечно, так, но все-таки «супермен» похоже на «мент»… «Увижу ли я когда-нибудь замок, в котором ты живешь…». А, так ты живешь в замке?

Жермена (несколько смущенно). А что… живу!

Клеман. Где ты его здесь нашла, замок-то?

Жермена. А это, по-твоему, как называется, садовая голова?

Клеман. Это? Да дом! Старинный дом, и больше ничего! Внизу четыре комнаты и четыре наверху!

Жермена. Ну и что? Для вашей глуши четыре комнаты на первом этаже, четыре на втором и три виноградные лозы – уже замок! А виноградников здесь, кстати, шестьдесят гектаров! Для здешних мест это – Версаль! Ну, давай сюда письмо!

Клеман (не отдавая письма). Знаю я эти виноградники! Три градуса в лучший год! Грудных детей можно поить!

Жермена. Ну и что? (Показывает на секретер между застекленными дверями). А на бумаге для писем напечатано: «Замок Ардуазьер»!

Клеман. Бумага-то есть… Хотя вина нет уже двадцать лет! А раз нет вина, нет и замка! (Обрадовавшись осенившей его мысли.) Теперь я понимаю, на что ты его подцепила, «правую руку»! «Замок Ардуазьер». Сказала, что он – твой! Руку даю на отсечение!

Жермена. Не давай.

Клеман. Провалиться мне на этом месте! А что ты сказала?

Жермена. Что я – компаньонка!

Клеман. Если ты – компаньонка, то я – пилот «боинга»! (Указывая на секретер.) Но ты промашку даешь, что пишешь ему на этой бумаге! В один прекрасный день возьмет да заявится! И замок развеется как дым…

Жермена. Не заявится, я ему запретила!

Клеман (вкрадчиво). Если ты ему нравишься так, как мне, – обязательно заявится! (Читает.) «Дурманящая нежность твоей кожи…». А он что… разве?… Откуда он знает дурманящую нежность твоей кожи?

Жермена. Мы проводим вместе три дня в месяц – ты что же думаешь, мы по музеям ходим? Ну, отдавай, письмо!

Опечаленный Клеман отдает письмо.

(Безжалостно.) Ты еще про «трепет безумного тела» не прочел, а то бы совсем рехнулся!

Клеман. Что-о?

Жермена. Это в предыдущем письме! А теперь – приветик! Пойду займусь ужином! (Изображая светскую даму.) В ожидании времен, когда мне его будут подавать другие! (Направляется к двери в кухню.).

Клеман. Жермена!

Жермена (останавливаясь). Что угодно?

Клеман. Ты что, всерьез надеешься, что этот тип на тебе женится?

Жермена (наступая на него, резко). Да! Именно надеюсь! И вытащит меня отсюда! И я не буду больше видеть ваших рож!

Клеман. Ты не в кино! Если этот Жан Франсуа правда имеет такое положение, как ты говоришь, то в его кругах… Да не женится он на тебе!

Жермена (обиженно). Круги! Понимаю! Ты, значит, считаешь, что я держать себя не умею? Что я, как последняя дура, за столом чавкаю и хлеб в соус макаю?

Клеман. Разве я об этом говорю? Я просто хотел сказать, что он о тебе наведет справки – не так, как твоя хозяйка!

Жермена. При чем тут моя хозяйка?

Клеман. При том, что она не звонила в профсоюз обслуживающего персонала, прежде чем взять тебя на работу!

Выходит Виолетта, опираясь на толстую трость.

Виолетта (Клеману). Здравствуйте, молодой человек!

Клеман (быстро оборачиваясь). Э-э, здравствуйте, мадам!

Э-э, как поживаете?

Виолетта (откровенно потешаясь над полицейским). Прекрасно! А вы?

Клеман. Спасибо, мадам, хорошо…

Виолетта. Очень рада, что вы меня навестили…

Клеман. Э-э, да нет! Я проезжал…

Виолетта. А! Вы теперь регулируете движение и на садовых тропинках?

Клеман. Угадали! Расширяем сферу!

Виолетта. И сегодня вы ее расширили до моей гостиной?

Клеман. Как видите!

Виолетта. Вчера, впрочем, тоже!

Клеман. Э-э… хм! И вчера.

Виолетта. Конкретно говоря, вы расширяете свою сферу только в этом направлении!..

Клеман (очень хочет уйти). Ну, если конкретно… Тогда… Жалоб никаких нет?

Виолетта. Никаких.

Клеман. Что ж… тогда до свиданья, мадам! (Доходит до двери, оборачивается.) До свиданья, Жер… До свиданья, мадемуазель!

Жермена (манерно). До свиданья, господин полицейский!

Клеман по-военному отдает честь и выходит… но тут же врывается обратно.

Клеман. Краги!

Жермена берет краги с секретера и протягивает ему. Клеман снова отдает честь и исчезает.

Виолетта (Жермене). Вы не забыли про моих родственников? Сегодня – ужин, завтра – обед…

Жермена. Да, мадам…

Виолетта (после минутного раздумья). Я вас никогда не спрашивала, но где вы учились готовить?

Жермена (спокойно). В монастыре!

Виолетта. А!

Жермена. В Лизье.

Виолетта. Прекрасно! Теперь я понимаю, почему святая Тереза умерла от истощения! Но… сегодня вечером и завтра… будем швыряться деньгами! Хватит ржавых селедок! Ростбифы! (Направляется к своей комнате, останавливается, оборачивается.) Скатерть и салфетки в сундуке, старый фамильный сервиз в шкафу… и осторожно с супницей! Она красивая, но треснутая! А я ею очень дорожу…

Жермена. Да, мадам…

Виолетта исчезает в коридоре, ведущем в ее комнату.

(Глядя ей вслед.) Мадам, я спущусь в погреб… (Исчезает за дверью погреба.)

Минутная тишина. Слышны шум останавливающегося автомобиля, хлопанье дверцы. В дверях появляются Элен и Брижитта.

Элен (весело зовет). Тетушка! (Подходит к лестнице.) Тетушка Виолетта! (Брижитте.) Кажется, никого нет!

Из своей комнаты возвращается Виолетта.

Ах! Тетушка!

Поцелуи.

Виолетта. Здравствуй, Элен… (Брижитте, очень ласково.) Здравствуй, малышка.

Поцелуи.

Элен (Виолетте, приветливо-любезным тоном). Я не спрашиваю вас, как вы поживаете!

Виолетта. Вот как! А почему же?

Элен. Потому, что по вас все видно! Румяная… свежая… Вы с прошлого года ничуть не изменились. (Осматривается). Впрочем, и ничто здесь не изменилось!

Виолетта. Изменилось! (Указывая тростью на коридор.) Я переехала на первый этаж! (Идет к своему креслу. Проходя мимо Брижитты, бросает ей.) А ты все хорошеешь и хорошеешь!

Очаровательная Брижитта смущается.

Элен. Но это естественно!

Виолетта (.садясь). То есть, как это – естественно? Естественно можно делаться и все уродливей и уродливей! Поль разве с вами не приехал?

Элен. Приехал, конечно! Он ставит машину…

Жермена появляется из погреба, неся корзину с овощами и фруктами.

Жермена (здороваясь с Элен и Брижиттой). Мадам! Мадемуазель! (Уходит в кухню.)

Элен (удивленно, Виолетте). У вас новая прислуга?

Виолетта. Да! Камилла оставила меня полгода назад… Я дала объявление…

Элен. Мы и не знали! Как жаль! Она, конечно, была в возрасте, Камилла, но вас боготворила! Что она, нашла новое место?

Виолетта. Да! И постоянное! Между своей матерью и своим прадедушкой! А вы не проголодались с дороги? Может быть, хотите что-нибудь выпить?

Элен. Нет, спасибо, тетушка…

Виолетта (Брижитте). А ты, родная? Брижитта. Нет, тетя, спасибо…

Виолетта (Элен). Кстати… мне больше нравится, когда меня называют «тетя», а не «тетушка», если вам не трудно… Элен (удивленно). Если вам так хочется, пожалуйста, тетя…

Но я уже так давно зову вас «тетушка»… Виолетта. Да, и я уже так давно это еле выношу!

На пороге появляется Поль, неся чемоданчик и дорожную сумку.

Поль (весело). Тетушка! (Оставляет вещи у дверей, подходит к Виолетте, целует ее и оглядывает.) Я тебя не спрашиваю, как ты поживаешь!

Виолетта. Ах, и ты тоже!

Поль (удивленно.) Как так – и я тоже?

Виолетта. Да так, ничего особенного! (Встает и со страшным громом ударяет тростью по столу.) Все вздрагивают.

(Обращаясь ко всем.) Простите, пожалуйста!

Поль. Ради бога! Звонка все еще нет? Виолетта. Нет!

Из кухни приходит Жермена. Жермена (Полю). Мсье… (Виолетте.) Мадам стукнули?

Виолетта (указывая на вещи). Отнесите это, пожалуйста, наверх…

Жермена. Хорошо, мадам… Все в одну комнату?

Элен. Сумка – моей дочери…

Виолетта (Жермене). Чемодан в большую комнату, сумку в маленькую…

Жермена берет вещи и уходит по лестнице. Поль с заинтригованным видом не сводит с нее взгляда.

(Смотрит на Поля.) Что с тобой?

Элен (задетая тем же самым). Да, я тоже хотела спросить!

Поль. Да… хм… ничего! (Виолетте.) Это новая служанка?

Элен. Да! Камилла полгода как умерла!

Поль (ошеломленно). Камилла умерла?

Виолетта. Да.

Поль (Виолетте). Что же ты нам не написала? И даже не позвонила?

Виолетта. Я сначала подумала, а потом… пф!

Поль. Что «пф»? Она здесь работала десять лет, мы ее ценили! И даже не сообщить!

Элен. Тем более, что она обожала Брижитту!

Виолетта. Это верно.

Элен. А какие торты она пекла! (Брижитте.) Ты помнишь?

Брижитта. Да, мамочка!

Виолетта. Что там помнить!

Элен. Как что! Это как раз она отлично помнит! (Брижитте.) Правда, Брижитта?

Виолетта (с холодком в голосе). Да нет… я хочу сказать, что поскольку ваше пребывание здесь никогда не превышало трех дней в году, не так уж много тортов удалось ей испечь для Брижитты!

Поль (раздраженно). Тетя, мы бы приезжали почаще, если бы моя фабрика кранов оставляла мне больше досуга! (Горько.) И приносила больше дохода!

Виолетта. Знаю, знаю!

Поль. А откуда эта новая служанка?

Виолетта. Из Парижа…

Поль (роясь в памяти). Из Парижа…

Элен (довольно резко, Виолетте). Совсем другой жанр по сравнению с Камиллой! Камилла была не такая…

Виолетта. Столичная! (Полю.) Не хочешь чего-нибудь выпить?

Поль. Нет, спасибо, тетушка…

Элен. «Тетя», Поль, «тетя»!

Поль (Элен). Что «тетя»?

Элен. Твоя тетя предпочитает, чтобы ее называли «тетя», а не «тетушка»! Поль (удивленно, Виолетте). Но… когда я был маленьким,

ты сама хотела, чтобы… Виолетта (резко). Вот именно! С тех пор ты вырос! Ну! Так что же? Что означает ваш непредвиденный визит? Из письма мне не очень ясно…

Поль потихоньку, чтобы Виолетта не заметила, знаком просит жену и дочь оставить их вдвоем.

Элен. Тетя, простите, мы с Брижиттой хотели бы привести себя немного в порядок с дороги… Виолетта. Ну конечно! Идите наверх!

Брижитта и Элен уходят по лестнице. Виолетта провожает Брижитту взглядом, в то время как Поль устраивается рядом с ней на низком пуфе.

(Полю.) Как она хороша, наша Брижитта! Поль. Да!

Виолетта. Чем она собирается в жизни заниматься? Поль. Она… она колеблется! Виолетта. Между чем и чем? Поль. Она даже этого еще не знает! Виолетта (категорично). Тогда – замуж! Замуж и замуж!

Жермена спускается с лестницы и уходит в кухню.

Поль. Странно… Могу поклясться, что где-то я уже встречал твою новую служанку!

Виолетта. Где же ты ее мог видеть?

Поль. Не представляю! А в Париже у кого она была?

Виолетта. Не знаю!

Поль. Как так – не знаешь? У нее же должны быть рекомендации с прошлых мест работы?

Виолетта. Нет! Она мне сказала, что приехала из Парижа и ищет работу…

Поль. И ты на этом успокоилась?

Виолетта. А что?

Поль. Как что? Так на работу не нанимают! Наводят справки!

Виолетта. Но она мне сказала главное – что хочет работать!

Поль. Но это не основание!

Виолетта. Как не основание? Хочет работать – не основание? Если не нанимать людей, которые хотят работать, в то время как девять десятых мечтают не ударять палец о палец, кто же тогда на земле будет трудиться?



Поль (смирившись). Разумеется! Виолетта. Вот видишь.

Короткая пауза. Поль в некотором замешательстве.

Поль. Хм… тетя… мне нужно с тобой поговорить… Но мы можем и отложить до вечера, если ты не…

Виолетта. Это в зависимости от того, когда вы уезжаете!

Поль. Завтра после обеда… Я должен быть в конторе в понедельник утром…

Виолетта. Ну, тогда давай сейчас!

Поль. Вот… Ты… К тебе несколько раз приходил некий господин Бренсон… Да?

Виолетта. Приходил! Раза четыре! Но…

Поль. Позволь! И этот господин Бренсон сообщил тебе, если ты этого не знала раньше, что американская фирма «Форд» открывает филиал в Бордо…

Виолетта. Правда! А ты откуда знаешь?

Поль (с улыбкой отклоняет вопрос и продолжает). Он тебе сообщил также, что другая американская фирма – конкурирующая! – «Дженерал моторз» – тоже подыскивает место для строительства.

Виолетта. А ты за дверью не подслушивал?

Поль. Почти! И этот господин Бренсон от имени «Дженерал моторз» предложил тебе продать шестьдесят гектаров твоих виноградников!

Виолетта. Цифра точная! И я ответила – нет! Четыре раза!

Поль. Но такого случая больше не представится!

Виолетта. Тем более, если я намерена, как в данном случае, все время говорить «нет»!

Ее ответ очень огорчает Поля.

Поль (проникновенно). Послушай, тетя… Мне сказали, что господин Бренсон предложил баснословную сумму! Совершенно очевидно, что больше увеличить он не сможет…

Виолетта (весело). Пять миллионов за гектар! У этих американцев не все дома!

Поль. И ты не считаешь это выгодным?

Виолетта. Отнюдь!

Поль (нервно встает). Тетя… разреши мне заметить тебе, что своими виноградниками ты совсем не занимаешься! Больше пятнадцати лет ты их сдаешь в аренду! Ты даже не знаешь, в каком они теперь состоянии!

Виолетта. Что правда – то правда! Но они мои! Виноградники моего отца! И отца моего отца!

Поль. Конечно, конечно! Но раз ты из года в год сдаешь виноградники отца твоего отца, какая разница? Не лучше ли их сразу продать, да за такую цену?

Виолетта пристально смотрит на Поля.

Виолетта (мягко). Скажи мне… а как это ты оказался в курсе моих бесед с господином Бренсоном?

Поль (садясь рядом с Виолеттой). Потому что вследствие твоих постоянных отказов он разыскал мой адрес и пришел ко мне! С просьбой вмешаться! И если я согласился…

Жермена выходит из кухни и поднимается по лестнице, неся стопку полотенец.

(Ждет, пока она уйдет, потом продолжает.) …и если я согласился, то только потому, повторяю тебе, что для тебя это – фантастически выгодно! Но надо ловить момент, как сказал мне Бренсон! Если не в Бордо, то будут строить в Нанси!

Виолетта (беззаботно). Ну что ж… Нанси, так Нанси! (смеется.)

Поль. Поговорим серьезно… Ты не имеешь права.

Ж е р м е на спускается по лестнице и уходит в кухню.

Ты не имеешь права отклонять такое исключительное предложение! Триста миллионов за шестьдесят гектаров дешевого вина, которое все равно что вода! Такой случай больше не подвернется!

Виолетта (стойко). Нет! И не настаивай! Свои виноградники я не продам!

Поль (снова встает, в гневе). Это безумие.

Виолетта. Ты так считаешь? Ну, допустим… я все продам! Землю, дом, все! А что потом?

Поль. Как – что потом?

Виолетта. Да! Потом! На кого я потом буду похожа с тремястами миллионами в кармане?

У Поля перехватывает дыхание.

Поль. Волосы встают дыбом! Но, знаешь ли, бедность не порок! Друзья помогут! При таких миллионах нетрудно будет подыскать себе лачугу в этом же районе!

Виолетта. Так вот же нет! Ни лачугу, ни дворец! В моем возрасте уже ничего не подыскивают! И ничего не хотят! Кроме покоя! Поздно! Мадам «Дженерал моторз» немного опоздала!

Поль. Мадам «Дженерал», как ты говоришь, находится в Америке! Она не могла предположить…

Виолетта. Тем хуже для нее! Я ни одной лозы не продам! Ни за что! Когда я умру, поступай с виноградниками, как Хочешь, но пока я жива, они останутся французскими!

Поль. Вот именно! Как Эльзас и Лотарингия!

Виолетта. Прошу тебя, хватит! (Встает и идет к себе в комнату. На пороге коридора останавливается и оборачивается.) Впрочем… корни этих лоз столько веков врастали в мою землю, что каждую весну даже через двадцать слоев американского бетона будут пробиваться зеленые французские листики! А как мадам «Моторс» сможет собирать автомобили среди веток и листьев?

Поль. Ну, тетушка… тетя…

Виолетта. Нет! И не будем к этому возвращаться! Никогда! Пойду приму капли! (Уходит по коридору.)

На верху лестницы бесшумно появляется Элен.

Элен. Я слышала только конец. Что «никогда»?

Поль (в ярости). Никогда не продаст!

Элен. Что я тебе говорила! Это она нарочно.

Поль. Не может она делать нарочно, раз она ничего не знает.

Элен. Догадываетесь!

Поль. Невозможно! Но все равно: чуда не произойдет!

Из комнаты Виолетты раздается страшный удар тростью.

Элен (подскакивает). С ума сойти как она стучит!

Жермена выходит из кухни, проходит через залу и уходит в комнату Виолетты.

Поль. Уверен, что где-то я ее встречал!

Элен. Рано или поздно вспомнишь! Думай лучше о том, что теперь предпринять!

Поль. Предпринять нужно только одно: заставить ее продать! Но первый блин вышел комом!

Элен. Ничего! До сих пор ты всегда выкручивался, выкрутишься и на этот раз!

Поль. С Обертеном не пройдет!

Элен. Обертен… подожди по крайней мере, пока узнаешь, что ему надо! Ты с ним встречаешься в понедельник утром?

Поль. Да! А что ему надо, я и без того знаю.

Бpuжитта спускается с лестницы и подходит к матери.

Элен (Брижитте). Бедная моя крошка, не хочет тетя продавать!

Брижитта. Но… почему?

Поль (в ярости). Потому, что она вообще об этом слушать не хочет!

Брижитта. Значит, и в это лето у меня не будет своей машины… хоть самой маленькой…

Поль. Вот такого размера я смогу тебе купить! (Показывает свой мизинец.) Ну а пока ты доставишь мне удовольствие и будешь с ней милой и ласковой! И ни о чем ни слова! (Элен.) А ты действуешь ей на нервы, значит… (Жестом показывает ей, что она должна молчать.)

Элен (уязвленно). Действительно! Я сама заметила! Но скажите на милость, почему? Я всегда с ней любезна…

Поль. Слишком!

Элен. Что значит «слишком»?

Поль. Угождаешь ей все время. А она этого не любит.

Элен. Что же мне тогда делать? Хлестать ее по щекам, что ли?

Жермена, возвращаясь от Виолетты, пересекает сцену в направлении кухни.

Поль (Жермене). Мадемуазель!

Жермена на выходе останавливается и оборачивается.

Надеюсь, наш приезд не причинит вам слишком много хлопот? Жермена. Чушь городите! (Выходит.)

Дюбары потрясены.

Поль (Элен). Ты была права. Это не Камилла! И голос ее мне ничего не говорит! Элен. Послушай, хватит об этом. А если тебе сказать ей всю правду? Поль. Прислуге? Элен. Тете! Почему бы откровенно ей не признаться, что ты заинтересован в этой продаже? Что «Дженерал моторз» предложила тебе очень большую сумму, которая тебе как раз позарез нужна и так далее. Поль. Невозможно! Элен. Но почему невозможно?

Поль. Потому что… потому что… я ей и без того уже должен! И если она об этом узнает, она возьмет эти деньги себе, в счет моего долга! Элен. Но… я об этом не знала!

Поль. Не знала – теперь знаешь! Несколько лет назад… У меня были затруднения… и я обратился к ней!

Элен. Какие затруднения? Это с теми кранами из пластмассы?

Поль. Вот именно! С теми самыми, которые текли от горячей воды! И еще раньше… когда я хотел модернизировать оборудование…

Элен. Знаешь, порой у меня возникает вопрос: почему ты так держишься за свои краны?

Поль (вне себя). Как будто ты не знаешь! Потому, что эта проклятая фабрика перешла ко мне от моего отца! А ему досталась от его отца! Который ее и построил, на мою погибель!

Элен. Продай ее!

Поль (рычит). Я тебе сто раз объяснял – что ни продать ее я не могу, ни иметь! Вот в чем трагедия! Если я ее продаю, я все теряю, а имея ее – я ничего не зарабатываю!

Брижитта. Чувствую я, что моя машина…

Поль. Оставь меня в покое со своей машиной…

Из комнаты Виолетты доносится страшный удар.

Элен (подскочив). Как она меня бьет по нервам!

Поль. Скажи спасибо, что не по голове!

Виолетта появляется из своей комнаты, Жермена – из кухни.

Виолетта (Жермене). Ужин через час! (Дюбарам.) Вас устраивает?

Элен. Прекрасно! Обожаю ужинать рано! И легко!

Виолетта. Превосходно! (Жермене.) Вы слышали, легкий ужин! Значит, как обычно!

Жермена. Хорошо, мадам! (Возвращается в кухню.)

Виолетта (Элен и Полю). Пока что можете пойти погулять! По моим любимым виноградникам! (Полю, указывая на жену и дочь.) Они в курсе твоих фантасмагорий?

Поль. Это не фантасмагории! Давай обсудим еще раз спокойно.

Виолетта. Нет! Пойдите пройдитесь! (Брижитте.) А Брижитта немного побудет со мной…

Брижитта. Хорошо, тетя.

Виолетта. Солнце заходит за домом… пойдем посмотрим на закат. (Опираясь на руку Брижитты, идет к выходу через кухню.)

Поль и Элен, стоя у застекленных дверей, с притворным умилением смотрят им вслед…

(Медленно закрывает за собой кухонную дверь, но тут же распахивает ее и просовывает голову.) Ни-ко-гда! (Закрывает за собой дверь.)

Поль (опуская руки.) Что ж… пойду… истопчу два-три куста, чтобы разрядиться.

Из кухни появляется Жермена.

Жермена. Извиняюсь… вы суп есть будете?

Поль (удивленно). Суп? Но…

Жермена. Это мне знать для тарелок… Доставать глубокие или нет? Поль. Тетя теперь по вечерам ест суп? Жермена. Не то слово! О-ля-ля! И как еще любит! Элен (садясь в кресло Виолетты). Новость! Раньше она суп в рот не брала! Жермена. А после моего прихода – и днем и вечером. Это и дает ей силы! Элен. В таком случае, будем есть и мы!

Жермена направляется к кухне.

(Громко спрашивает ее.) А… что будет на второе?

Жермена останавливается и оборачивается удивленная.

Жермена (к Элен). На после супа?

Элен. Да.

Жермена. После трех тарелок супа вы захотите еще чего-нибудь?

Элен (оскорбленно). Что вы себе позволяете, мадемуазель!

Жермена. Да это банкет! (Уходит в кухню.)

Поль (стоя сзади Элен). Да… не скажешь, что ее рабочее место на кухне.

Элен. Зато сразу скажешь – на панели.

Лицо Поля за спиной Элен озаряется радостью оттого, что он наконец вспомнил то, что мучительно старался припомнить, как вдруг внезапно… гаснет свет.

СЦЕНА ВТОРАЯ

Утро. В зале еще полумрак. Жермена выходит из кухни, пересекает комнату, идет на террасу и снимает ставни с застекленных дверей.

Комнату заливает свет погожего дня. Жермена возвращается в кухню, оставив открытой ту же дверь, что и в первом действии. Тишина… Вдруг снаружи доносится резкий скрежет автомобильных тормозов, хлопанье дверцы. По лестнице быстро сбегает Элен в ночной рубашке. В открытую дверь входит Поль. На нем легкое пальто.

Элен. Как ты скоро! Я все прислушивалась.

Они целуются. Поль снимает пальто, бросает его на стул.

Поль. Из Парижа я выехал еще до двенадцати… Где-то часа в три-четыре подремал немного в ресторане при автостанции… (Тяжело опускается в кресло Виолетты.)

Элен с сочувственным видом стоит перед ним.

Что нового за мое отсутствие?

Элен. Ничего. (Движением головы указывает на комнату Виолетты.) Разве что она в восторге, что Брижитта останется еще на два дня! И очень бы ей хотелось побывать на ее свадьбе!

Поль. Да, да! Знаю я ее! Женить людей – ее хобби! Сколько ее знакомых рвут из-за этого на себе волосы!

Элен. Ну, что Обертен? Ты его видел?…

Поль (мрачно). Видел! Краны ему стоят поперек горла! В особенности мои! Он хочет забрать свою долю и выйти из дела!

Элен потрясена.

А банк не выдает денег на зарплату пятнадцатого!

Пауза.

Элен (серьезно, печально). Тогда… надо что-нибудь продать.

Поль (с иронией). Что же, например?…

Элен. Дом в Виллервиле…

Поль (после некоторого колебания). Там все давно заложено и перезаложено, кроме разве садовника! Элен (потрясенно). Что ты говоришь? Поль. Да и садовник – он, правда, этого еще не знает – получает жалованье не от меня!

Элен. Виллервиль заложен! Но когда? Поль. Уже года три-четыре. Элен. Но почему ты мне ничего не сказал? Поль. Я тогда подумал: зачем тебя беспокоить… Элен. А сейчас, ты думаешь, это меня не беспокоит? Поль (ласково). Беспокоит, но… только теперь!

Пауза.

Элен (мягко). Так что же… Поль… это очень серьезно?

Поль. На этот раз – да! Полный крах! Конец Дюбарам!

Элен (решительно). Надо все сказать тете, Поль!

Поль (вставая). Нет! Бесполезно! Почти в таких же обстоятельствах она уже однажды отказалась поддержать моего отца, и он, не получив помощи, сгорел на работе, пытаясь спасти нашу фабрику!

Элен. Но ведь она тебе уже одалживала… может…

Поль. Нет! Да и в тех редких случаях, когда она давала мне деньги, заламывала такие проценты, которые выплатить невозможно! И самое главное, никогда я не просил у нее таких крупных сумм!.. (Сжав кулаки.) Нужно, чтобы она продала виноградники, и я бы выкрутился, получив комиссионные!

По лестнице спускается Брижитта, тоже в ночной рубашке. Вглядывается в лицо отца.

Брижитта (к Элен). Ничего не удалось уладить? В Париже?

Поль. Об этом не волнуйся! (Понемногу начинает улыбаться.) Кажется, тетя хочет выдать тебя замуж?

Брижитта. То есть… она говорит, что это было бы отлично…

Поль. А ты сама что на этот счет думаешь?

Брижитта. Почему бы и нет, если встречу подходящего человека! Не слишком старого, не слишком лысого, не слишком бородатого.

Элен. Не слишком бедного и не слишком глупого! Дорогая, некоторое время ты еще поживешь с нами.

Поль. Словом, ты хочешь нас покинуть.

Брижитта. Пойми меня, папа… Дома… вечно нет денег… Устала я от этих проблем! Как бы я хотела немного пожить спокойно!

Поль (горько). Спокойно! (Ходит по комнате из угла в угол, и тон его все поднимается.) Спокойно! Будет тебе покой! В ближайшие дни предвидятся ураганы, тайфуны и цунами, а затем – полный покой! Я имею в виду, естественно, тот абсолютный покой, который воцаряется после великих катастроф! (К Элен.) В ожидании чего я хотел бы выпить кофе!

Элен. Кофе? Может быть, ты еще немного поспишь?

Поль. Чтобы увидеть еще один страшный сон?

Элен (направляется к кухне). Жермена начинает работать в восемь, пойду посмотрю…

В этот момент дверь кухни распахивается и на пороге появляется Жермена.

Жермена (Дюбарам). Привет честной компании!

Элен (подчеркнуто). Доброе утро, мадемуазель!

Жермена. Ох, извините! Доброе утро всей компании!

Элен. Нельзя ли нам кофе?

Жермена. Все можно! Он уже горячий! Для всех? С бутербродами?

Элен. Нет! Только черный кофе! Позавтракаем мы позднее…

Жермена. Будет сделано! Сюда подать?

Элен. В мою комнату…

Жермена (уходя в кухню). Ну вот, денек начался! (Выходит.)

Поль. Конечно же, Камилла была не такая столичная!

Элен (направляясь к лестнице, Полю). Пойдем!

Из своей комнаты появляется Виолетта, тоже в ночной рубашке.

Виолетта (к стоящим ближе к ней Элен и Брижитте). Доброе утро! (Замечает Поля.) И ты здесь?

Поль. Я вернулся еще на денек или два… или три… побыть с тобой… если, конечно, не в тягость…

Виолетта. Конечно, нет! (Наносит тростью по столу ужасающий удар.)

Все вздрагивают.

Извините меня! Элен. Ничего… Ничего!

Из кухни выходит Жермена, неся большой поднос с кофейником, чашками и прочим, который ставит на стол.

Жермена (Виолетте). Доброе утро, мадам! Мадам стукнули?

Виолетта. Да! Доброе утро, Жермена…

Жермена. Ваш чай готов. Может быть, вы тоже хотите…

Виолетта. Превосходно! Отнесите в мою комнату, я выпью, пока буду одеваться…

Жермена. Хорошо, мадам… (Возвращается в кухню.)

Виолетта (глядя в окно террасы). Сегодня будет прекрасный день!

Поль (мрачно). Он уже прекрасно начался!

Виолетта (привлекая к себе Брижитту). Я так рада, что тебе нравится этот дом… Отсюда в Париж уехал твой прадед Дюбар строить фабрику кранов! Правда ведь, Поль?

Поль (злобно). Да! Отчаянная голова был этот прадед!

Виолетта. Он был смельчак! (Указывая тростью в направлении террасы.) А виноградники посадил его брат!

Поль. Раз уж речь зашла о виноградниках…

Виолетта (резко обрывает). Нет! Хватит! Надеюсь, ты вернулся сюда не за тем, чтобы опять об этом говорить?

Поль. Ты что, смеешься?!

Виолетта. Даже если так, все равно странно, что ты уезжаешь в Париж в воскресенье вечером, работаешь только понедельник и во вторник утром – уже снова здесь!

Из кухни выходит Жермена, неся небольшой поднос с чаем для Виолетты.

Жермена (Дюбарам). Послушайте-ка… я забыла… вы бутербродов не хотите?

Поль (резко). Нет!

Жермена (не обращая внимания на его топ). Нет так нет! (Уходит в комнату Виолетты.)

Виолетта (Полю). Ты что-то сегодня очень нервничаешь,

Элен. Он устал за рулем, дорогой мой!

Виолетта (к Элен). Вы думаете, причина в этом? (Полю.) Что, на фабрике нет никаких дел?

Поль. Полный застой.

Возвращается Жермена без подноса. Начинает разливать кофе.

Брижитта (Виолетте). Можно я приду к вам пить свой кофе? Виолетта. Буду очень рада, дорогая детка…

Виолетта уходит в свою комнату; за ней идет Бри-жит т а, взяв поданную Жерменой чашку. Жермена наливает еще две чашки.

Поль (берет чашку, которую ему протягивает Элен). Поднимусь наверх. Надо все обмозговать…

Элен. Мне пойти с тобой?

Поль. Нет. (Уходит по лестнице.)

Элен (Жермене). Что ж… выпью кофе здесь… (Присаживается к столу.)

Жермена (подвигая поднос к Элен). О'кей!



Элен берет чашку с подноса и медленно пьет.

(Ходит по комнате, занимаясь утренней уборкой.) Так… значит, ваш муж хочет, чтобы мадам продала имение?

Элен (удивлена и шокирована). Послушайте… Вы-то при чем здесь?

Жермена. Да ни при чем! Просто я была рядом, когда мадам ему ответила, что она не хочет!

Элен. Если так… то да! Ну и что из того? Не вижу, почему это может касаться вас!

Жермена. Я так… чтобы разговор завязать!

Элен. Мне незачем с вами разговор завязывать.

Жермена. Почему это «незачем со мной»? Что, с прислугой нельзя обращаться по-человечески? Что, мы – не люди?

Элен. Я этого не сказала.

Жермена. Ну так вот… и поговорим! Разве я виновата, что слышала?

Элен (устав возражать). Да… конечно! Так вот! У мужа действительно есть великолепная возможность выгодно продать, а она – ни за что не хочет!

Жермена. Вот я так и поняла!

Напряженная пауза.

А уж если мадам не хочет… так не хочет!

Напряженная пауза.

Чертов характер у хозяйки! Как упрется!

Элен. Что же поделаешь, старость!

Жермена. Но, видно, мужу вашему это очень поперек горла! Какую рожу он скроил!

Элен (оскорбленно). Жермена, что вы себе позволяете!

Жермена. Да я была при этом! Своими глазами видела! Он хотел, чтобы мадам продала имение янки, да?

Элен. Да… но откуда вы все это знаете?

Жермена. И он сто раз прав! Таких покупателей днем с огнем не найдешь! Люди говорят, что в здешнем вине градусов как в овощном супе! За эту землю никто гроша ломаного не даст! Только янки и могут большую деньгу отвалить!

Элен (невольно проявляя интерес к разговору). Да.

Жермена. Как не понять, что вашему мужу это – зарез! Нокаут! Столько денег уплывает из-под носа! И как раз тогда, когда они ему вот как нужны! Что, неправда?

Элен сдержанно кивает.

Тем более что дела сейчас… Даже очень богатые люди – и здесь такие есть! – даже и те терпят убытки. Неурожай винограда! Представляете, сколько денег пропало? Как говорят: стыд не дым, глаза не ест!

Элен. При чем здесь «стыд не дым»?

Жермена. Ну… если ваш муж так старается, чтобы мадам продала… значит, ему с этого, наверно, что-то перепадет… комиссионные… или вроде того!

Элен возмущенно выпрямляется.

Так все делают! Больше скажу: сейчас, когда в делах застой, каждый хочет урвать где может.

Элен. С чего вы взяли, что моему мужу, как вы говорите, что-то должно «перепасть»?

Жермена. Ну вы даете! Я же вам говорю, я здесь была! А в делах я секу! С Ротшильдами, да не сечь?

Элен (очень удивленно). У вас дела с Ротшильдами?

Жермена. И еще какие! Идут, словом, дела. (Подходит к сидящей Элен.) А здесь я – на вашей стороне! Потому что я – за справедливость!

Элен. Да… но…

Жермена. А комиссионные… они вашему мужу срочно нужны?

Элен (неопределенно). Срочно – не скажу…

Жермена. Вот именно… срочно не нужны, но хотелось бы иметь вчера! Нормально! Так вот… я, конечно, не хочу вам портить отдых, но он может сматывать манатки! Если тетка вбила себе в голову все сохранить для вас после своей смерти, она это сделает! Заметьте, уже то хорошо, что обещает!

Элен (безрадостно). Да, хорошо!

Жермена. Но обещанного три года ждут! (Движением головы указывает на комнату Виолетты.) А при ее железном здоровье! Вы ей не один десяток новогодних поздравлений отправите!

Элен. Здоровье… да, крепкое.

Жермена. И между комнатой и этим креслом (указывает) под поезд попасть трудно!

Элен. Какой ужас! (Искренне.) Нет! У тети есть, конечно, недостатки, но… да хранит ее господь!

Жермена. Можете не волноваться, это его основная забота! (Направляется к кухне, останавливается, оборачивается.) Послушайте-ка… (Возвращается к Элен.) Мне вдруг пришло в голову, что для вас не очень будет хорошо, если с мадам что-то случится, пока вы здесь гостите!

Элен. То есть как?

Жермена. Сразу все здешние начнут языками чесать! «Помогли старушке сыграть в ящик» или что-нибудь в этом роде.

Элен (возмущенно). «Помогли старушке»?… Нет, это слишком.

Жермена. Вы что, людей не знаете?

Элен', улыбаясь, встает.

Элен. Да, правда! (В шутку.) В таком случае… выхода нет: пусть ей поможет кто-то другой! (Смеется. Вдруг замечает, что лицо Жермены становится неожиданно замкнутым и сосредоточенным. Удивлена.) Вы что-то сказали?

Жермена. Пока ничего! Я вас слушаю. Интересно вы заметили: «кто-то другой».

Элен. Что тут интересного? Я пошутила!

Жермена. Ой ли? Мне показалось, вам какая-то мысль на ум пришла!

Элен (ей уже это начинает не нравиться). Какая мысль? В конце концов, Жермена, не думаете ли вы, что я сказала это всерьез?

Жермена. Нет, конечно! Но все же мысль вам пришла? Пришла!

Элен. Пришла, пришла – в шутку!

Жермена. Ничего себе – повод для шутки! (Тихо.) Кстати, заметьте, что это не так уж глупо!

Элен (вздрогнув). Что?

Жермена. Да… предположим… ну я не знаю… с мадам – пока нас нет – несчастный случай, например… В чем нас могут обвинить?

Элен. Да вы с ума сошли!

Жермена. Половина вам, половина мне! И все довольны! (Смеется.) Черт, какие вам приходят хорошие мысли!

Входит Брижитта. Она видит смятенное лицо матери.

Брижитта. Что с тобой? У тебя такой вид!

Элен. Нет, нет… ничего! Э… как здоровье тети?

Брижитта (удивленно). Да… хорошо! Ты же ее только что видела!

Элен. Ах да! Правда! Пойди оденься!

Брижитта уходит по лестнице. Из комнаты Виолетты доносится громкий стук.

Боже мой!

Жермена (в направлении комнаты). Иду! (Подходит к Элен.)

Со своим мужичком-то об этом потолкуйте. Он, думаю, фордыбачиться не станет!

Элен (возмущенно). Что?!

Жермена. Раз у него с деньгами трудности… такой поворот дела ему ой как на руку!

Элен. О! (Указывая на комнату Виолетты.) Я ей все расскажу! Скажу, что…

Жермена (жестко). Что? Что компаньон вашего мужа забирает свои тити-мити? Что банк не ссужает вам ни гроша, даже на зарплату? И что с продажи виноградников вы получаете свой навар?

Элен. Вы подслушиваете под дверями?

Жермена. Зачем мне это? Я просто их не закрываю! (В свою очередь указывая на комнату Виолетты.) Если старуха узнает про ваши махинации, все ее тити-мити отойдут на нищих! Сильный удар. Иду! (Подойдя к Элен еще ближе.) А в отношении того, кто работу выполнит, у меня как раз есть подходящий под рукой! Один телефонный звонок! Верняк! Передайте вашему мужу, что ему ни о чем думать не придется!

Поль спускается по лестнице.

Поль. Жермена, вы что, не слышали – вам стукнули!

Жермена. Слышала, слышала! (Идет в направлении комнаты Виолетты, оборачивается.) Мы тут с вашей дамочкой посекретничали!

Поль (ему это кажется забавным). Да ну?

Жермена. Да, да! (Уходя.) Иду, иду!

Поль (замечает выражение лица Элен). Что с тобой?

Элен. О Поль! Жермена!

Поль. Что – Жермена! Укусила она тебя, что ли?

Элен. Она все знает! Про банк, про Обертена, про комиссионные… все!

Поль. Откуда?

Элен. Откуда? Подслушивала!

Поль. Она тебе сама сказала?

Элен. Да! И сделала мне предложение… чудовищное! (Закрывает лицо руками.)

Поль понимает совершенно иначе смысл предложения Жермены.

Поль (еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться). Да что ты! Жермена – тебе?

Элен. Мне!

Поль. Не может быть! Какое же?!

Элен. Не могу вслух произнести!

Поль (с плутовским выражением лица). Ну, ну! Признайся!

Элен. Она… о!., она предложила мне убить нашу тетю!

Поль (облегченно). Всего-то! (Внезапно осмыслив услышанное.) Убить тетю? Что ты мелешь?

Элен. Видишь ли… я в шутку сказала… Потому что она мне сказала, что если бы тетя сейчас умерла… люди бы сказали, что мы к этому руку приложили! Понимаешь? Из-за дома, из-за земли! То есть, чтобы получить наследство…

Поль. Конечно, сказали бы. Мне, впрочем, плевать! Ну, и что дальше?

Элен. Тут ей и пришла в голову эта мысль!

Поль. Да какая мысль? В конце концов!

Элен. Потому что я сказала в шутку… (Начинает плакать.)

Поль. Если ты будешь мне говорить сквозь слезы то, что она тебе говорила сквозь смех, что я смогу понять? Что за мысль?

Элен. Так вот… если бы кто-то другой, не мы, устроил тете… несчастный случай… никто бы не сказал, что это мы! Тогда я ей сказала…

Поль. Кто-то другой, говоришь, не мы?… Но кто этот другой?…

Элен. Понятия не имею! Кто-то, кого она хорошо знает и в любую минуту может вызвать! Чудовищно, скажи?

Поль (мечтательно). Да… не очень красиво!

Короткая пауза.

Видишь ли, со стороны Жермены это меня не удивляет! Сомнений быть не может, что она знает подходящего человека!

Элен (удивленно). Почему это тебя не удивляет?

Поль. Да нет… ничего! (Сосредоточенно размышляет.) Кстати, заметь… то есть… я хочу сказать… в моем положении… не знаю, может быть, и мне надо посекретничать с Жерменой…

Элен (возмущенно). О чем тебе с ней говорить? Поль, ты же не пойдешь на такое!

Поль (тоном оскорбленной невинности). Смеешься! (Короткая пауза.) Хотя интересно… (Показывает на второй этаж.) Я сейчас там раздумывал… Не могу сказать, что мне в голову пришло что-то вроде «помочь» тетушке… Боже упаси! Но… все же… я подумал, что если она присядет на сквозняке вся вспотевшая… дверь закрывать я не побегу!

Элен. Что ты говоришь, Поль?! Ты этого не сделаешь!

Поль (понижая голос). А что, собственно, делать? Мы – мы ничего не делаем! Делает – Жермена! И даже не она! Кто-то другой!

Элен. Поль, это невозможно! Подумай!

Поль. Я вижу, чего хочет Жермена! И она права! Мы ничем не рискуем! Кто-то приходит в дом… мы его даже не знаем… Тетушке «помогли», и все! Никакого риска!

Жермена возвращается от Виолетты и направляется к кухне.

(Окликает ее уже на выходе.) Пест!

Элен (Полю). Поль!

Поль жестом просит Элен замолчать.

Жермена (останавливается и оборачивается к Полю). Мсье сказал мне «пест»?

Поль. Да! Я вам сказал «пест». (Подходит к ней.) Так значит… в эту головку… приходят чудовищные мысли?

Жермена. Что? Это мадам пришло в голову! Не мне!

Поль. Нет! Мадам, наоборот, пришло в голову, что вы хотите, чтобы это ей пришло в голову!

Жермена (оскорбленно). Мсье меня совсем не знает!

Поль (неосторожно). А вот как раз и знаю!

Элен (сзади него). Как? Ты ее знаешь?

Поль. Да нет… Я хотел сказать… я этот тип людей знаю!

Элен (язвительно). Браво!

Поль (Элен). Ладно! Хватит! Оставь! (Жермене, тихо.) Так вот: жребий брошен!

Жермена (удивленно). Что такое?

Поль. Жребий брошен!

Жермена. Что?

Поль (начинает нервничать). А если я вам скажу: «По рукам!» – так вы поймете?

Жермена. Еще бы!

Поль. И вы все берете на себя?

Жермена. Все!

Поль. А что за это?

Жермена (спокойно). Половина?

Поль (подскакивает). Половина?

Жермена. Сто пятьдесят кусков – вам что, мало? Тогда у вас вообще ничего нет.

Поль молча капитулирует.

(Угрожающе.) И попробуйте только не отдать мне мою долю! Мы с моим дружком вас из виду не выпустим и следующий «несчастный случай» произойдет уже с вами! (Кивнув головой на Элен.) Или с ней!

Элен (в смятении). Поль!

Поль (к Элен). Что ж… придется на это идти!

Жермена. Сдержите слово – и все будет в порядке! Когда же дележ?

Поль. Но ведь мне надо будет обратиться к нотариусу за авансом на наследство… Через месяц…

Жермена. Заметано! Теперь с этой минуты вы делаете все, что я вам говорю, не задавая никаких вопросов! И…

Из своей комнаты выходит Виолетта и направляется к застекленной двери. Она одета для прогулки. В шляпе.

Виолетта. Пойду немного пройдусь! (Весело оглядывая всю группу.) Вы – как заговорщики!

Жермена (без колебаний). Обсуждаем, что приготовить на обед! Мсье хотел бы кролика, но ведь доктор вам запретил…

Виолетта. Доктор запретил мне кроличье рагу, а кролика – нет! Зажарьте его!

Жермена. Хорошо, мадам…

Виолетта уже на пороге.

(Окликает ее.) Мадам, вы не забыли выпить капли?

Виолетта (оборачиваясь). Нет! Спасибо, Жермена…

По лестнице спускается Брижитта в ярком весеннем платьице.

(Указывая на Брижитту.) Посмотрите, что за прелесть!

Брижитта подходит к Виолетте.

Я пойду пройдусь, не хочешь со мной?

Брижитта. Конечно, тетя! (Берет Виолетту под руку.)

Виолетта (к Элен и Полю). Дети мои, берегите меня… Мне бы так хотелось дожить до ее свадьбы.

Поль. Можешь на нас положиться!

Виолетта. Что я и делаю! Как бы я хотела увидеть в этом доме своих внучат!

Смеясь, Виолетта и Брижитта выходят на террасу.

Жермена (Полю). Слыхали? Но, к счастью, я – здесь! (Указывая на лестницу.) Поднимайтесь к себе!

Элен (в ужасе, Полю). Что она собирается делать?

Поль (подталкивая Элен к лестнице). Иди! Жребий брошен!

Они уходят.

Жермена подходит к телефону и снимает трубку.

Поль бесшумно появляется на верху лестницы и подслушивает.

Жермена (в трубку). Алло, мадемуазель… Дайте мне «Синюю индюшку», пожалуйста… Алло? Шукетта?… Привет, это Жермена! Как дела? Все сдаешь комнаты девочкам?… Отлично. Привет им от меня!.. Мсье Робер? Дай-ка мне его… Алло? Робер? Это Жермена… Я тебя не разбудила?… С кем?… С Луизой? Поцелуй ее от меня. Послушай, Робер… ты знаешь, откуда я звоню?… У тебя есть мой адрес?… Да, правильно… Так вот, мотай сюда живо… дело есть. Для тебя… Какое? Хм… как бы это объяснить тебе по телефону… (Оглядывается вокруг и замечает супницу.) Слушай! И постарайся усечь с полуслова. Предположим, ты подыхаешь с голоду, а в старой супнице лежит пирог! А открыть ее ты не можешь! Что ты делаешь?… Правильно! Раскокать супницу! Так вот… приезжай и нам раскокай!.. Через час? Подождешь за рощей, я тебя проведу в дом. А что там слышно о нашем парижском деле?… Ничего? Тем лучше!

Из сада возвращается Брижитта. На цыпочках скрывается Поль.

(Говорит в трубку, чтобы слышала Брижитта.) Это все, господин аббат! До свидания, господин аббат! (Вешает трубку. Брижитте.) Уже вернулись с прогулки? Брижитта. Да… Тетя в саду с кем-то разговаривает… (Уходит по лестнице.)

Жермена направляется к кухне.

Через застекленную дверь неуклюже прокрадывается Клеман.

Клеман. Полиция!

Жермена подскакивает и оборачивается.

А-а! Испугалась!

Жермена. Чего мне пугаться?

Клеман. Скажи-ка… ведь ты в воскресенье не уезжала? Один наш инспектор тебя на рынке видел!

Жермена. Родственники должны были уехать, но остались!

Клеман. Твоя «правая рука» море слез наплакал! Ты его хоть предупредила?

Жермена. Что ты все лезешь в чужие дела!

Клеман. Как подумаю, что ты оставалась здесь, а я не знал, – готов волосы на себе рвать!

Жермена. Ой-ой-ой!

Клеман. Ты что, не веришь?

Жермена. Верю – не верю… мне все равно!

Клеман. Подожди, увидишь меня в воскресенье! Наш отряд проводит показательное выступление на главной площади!

Жермена. И все вы станете ногами на седло? И руки отпустите?

Клеман. Все! И на скорости – шестьдесят!

Жермена. Ну и народу сбежится!

Клеман. Видимо-невидимо.

Жермена. Еще бы! У кассы свалка будет! Все захотят посмотреть, как полицейские носы расквасят. (Направляется к кухне.)

Голос Виолетты (с террасы). Жермена!

Через застекленную дверь входит Виолетта в сопровождении неизвестного мужчины.

Неизвестный (Клеману). Здравствуйте, господин полицейский… (Жермене.) Здравствуйте, мадемуазель…

Виолетта (указывая на Жермену). Вот она – мадемуазель Лапюи, которую вы хотели видеть…

Неизвестный (идет к Жермене). Да, она… конечно, она… (Достает из кармана полицейское удостоверение и подносит к лицу Жермены.) Инспектор Верже из Бордо…

Клеман в замешательстве, становится по стойке «смирно».

Жермена (инспектору). Вы хотели меня видеть? Меня?

Инспектор. Да, тебя! Ни с места! (Оборачивается к Клеману.) Вольно, старина! Вы пришли к мадемуазель Латои?

Клеман. Э… шеф… я…

Виолетта (инспектору). Не-е-ет! Он расширял сферу!

Инспектор (Виолетте). Ясно! (Клеману.) Итак, поскольку мадемуазель вам знакома, скажите ей, чтобы надевала пальто и следовала за мной! (Жермене.) Отведу тебя на свидание! К твоему дружку Жюльену! Нам осталось взять еще двоих – и все будут в сборе!

Жермена. Какой Жюльен? Не знаю я никакого Жюльена!

Инспектор. Увидишь какой! Ну! Пошевеливайся!

Клеман (инспектору). Шеф, простите, а что она сделала?

Инспектор (не спуская с Жермены глаз). Находящаяся перед вами Жермена Лапюи явилась организатором ограбления банка на авеню Анри Мартэн, в Париже, шесть месяцев тому назад, молодой человек!

Жермена. Авеню Анри Мартэн? Не знаю даже, где такая есть!

Инспектор. И это ограбление в жизни этой девушки отнюдь не первая проба пера! Не считая, разумеется, плодотворной деятельности на тротуаре на улице Комартэн!

Жермена. О!

Инспектор достает из кармана бумаги.

Инспектор. Вот ордер на арест. Ну, пошли! Или мне позвать помощника и на руках тебя отнести?

Жермена (в панике). Но… но… господин инспектор… Я не могу уйти сейчас! Я…

Инспектор (заинтересованно). Почему именно сейчас – нельзя?

Жермена (выходит из положения, указывая на Виолетту). У мадам гости!

Виолетта (инспектору). Ведите, ведите! Я как-нибудь устроюсь.

Клеман (инспектору). А когда ее ждать обратно?

Инспектор. При хорошем адвокате – лет через пятнадцать!

Жермена (выпрямляясь). Что?

Клеман. Пятнадцать лет? За ограбление?

Инспектор (резко, Клеману). Да! Потому что на этот раз плюс убийство! Охранник умер от ран! (Строго, Жермене.) Ты знала!

Жермена. Откуда мне знать? Я не виновна! Понятия не имею, о чем вы говорите!

Инспектор (ведя Жермену к террасе). Иди, поедешь в чем есть! За твоими вещами я потом пришлю!

Жермена (вырываясь). Послушайте… господин инспектор… клянусь вам, в этом деле я ни при чем… Не думайте, что если я…

Инспектор (выталкивая Жермену). Хватит! Знаю все, что скажешь!

Толкая друг друга, они выходят. Молчавшие Клеман и Виолетта остаются одни.

Клеман (мрачно). Согэ был прав, она у вас скрывалась!

Виолетта (спокойно). Да!

Клеман. Могу я для нее что-нибудь сделать?

Виолетта. Не знаю… А как в тюрьмах кормят?

Клеман. В тюрьмах?… Мне мама с собой завтрак дает…

Виолетта. Купите ей печенья, фруктов и отнесите передачу…

Клеман. Так и сделаю! (Быстро уходит и тут же возвращается.) А какие фрукты?

Виолетта. Апельсины!

Клеман. Да, конечно! (Опять выходит и опять возвращается.) Краги! (Берет их с секретера и уходит окончательно.)

На лестнице появляется Поль.

Поль. Я слышал какой-то шум… Что происходит?

Виолетта. Арестовали Жермену!

Поль (тупо). Уже?

Виолетта. Как «уже»?

Поль. То есть… я хочу сказать… за что?

Виолетта. За соучастие!

Поль (в смятении). В чем?

Виолетта. И он сказал, еще двоих арестуют!

Поль. Двоих? Но… ведь…

Виолетта. За ограбление в Париже, полгода назад…

Поль (с огромным облегчением). Слава богу!

Виолетта (шокирована). Как так «слава богу»?

Поль. То есть… я хотел сказать… ограбление – это еще не так страшно!

Виолетта. Ограбление – не страшно? С чего же, по-твоему, начинается «страшно».

Поль. Я имел в виду… это не так страшно, как убийство!

Виолетта. Но речь идет и об убийстве!

Поль. Как?

Виолетта. Убили охранника!

Поль (обрадованно). А! (Удовлетворенно.) Значит, она… профессионально этим занимается?

Виолетта. Стреляла не она, другой бандит!

Поль. Да, да… понимаю!

Виолетта. Она – мозговой центр.

Поль. Вот именно!

Виолетта направляется к своей комнате.

Виолетта. Придется опять кого-то искать! Дам снова объявление! (Уходит.)

Поль достает из посудного шкафа бутылку коньяка и стакан и наливает себе. В это время на лестнице появляется Элен.

Элен. Что это был за шум?

Поль. Жермену арестовали!

Элен. Что?!

Поль. Как слышишь! (Жадно пьет.)

Элен (с облегчением). Тем лучше… Я этому рада.

Поль. Я тоже! (Опять пьет.) Одним сообщником меньше… экономия – двадцать пять процентов! (Разражается громким хохотом и падает.)

Занавес

Акт второй

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Та же декорация, ярко освещенная солнцем. Единственное изменение – открыты обе застекленные двери, а не одна, как в предыдущем действии.

С террасы в дом входит молодой человек. Он хорошо сложен, элегантно одет, в руках держит чемоданчик «дипломат» и футляр для ружья – обе вещи очень дорогие. Удивленный тем, что в доме никого нет, он застывает на месте. По лестнице спускается Брижитта. Увидев незнакомца, она останавливается на последних ступенях лестницы.

Брижитта. Мсье…

Незнакомец. Мадемуазель… (По тону чувствуется, что это невероятный сноб.) Роббер… Жан Франсуа Роббер…

Брижитта. Брижитта Дюбар… Жан Франсуа Робер… А ваша фамилия?

Жан Франсуа. Роббер! Через два «б»!

Брижитта. Ах, через два! Как забавно!

Жан Франсуа. Люди часто воспринимают неправильно! Жан Франсуа Роббер, специалист по ценным бумагам банка Ротшильда…

Брижитта (с восхищением). Банка Ротшильда? (Указывая на футляр от ружья.) Вы охотник?

Жан Франсуа. Утренняя тяга в Провансе! (Указывая на чемоданчик.) И дела! Совмещаю приятное с полезным!

Брижитта. Ой, я еще не одета!

Жан Франсуа (глядя на ее мини-юбку). Что вы! Маловато, но вам к лицу!

Брижитта. Если вы хотите отнести куда-нибудь ваши вещи, я сейчас скажу тете, что вы приехали…

Жан Франсуа. Спасибо!

Брижитта выходит через террасу.

Жан Франсуа провожает ее взглядом. Затем кладет футляр и чемоданчик на сундук между погребом и лестницей и ждет. Насвистывая, по лестнице спускается Поль. Бросив рассеянный взгляд на Жана Франсуа, он уходит в кухню и тут же возвращается, неся бутылку минеральной воды. На первой ступени лестницы он останавливается.

Поль (Жану Франсуа). Вы что-то продаете?

Жан Франсуа. Отнюдь нет! Я хотел бы переговорить с мадемуазель Жерменой Лапюи…

Внезапно заинтересовавшись, Поль ставит бутылку на сундук и подходит ближе к Жану Франсуа.

Поль. С Жерменой Лапюи? Вы знаете Жермену Лапюи?

Жан Франсуа. Да, мсье…

Поль. Скажите… а вы не мсье Робер, ее друг?

Жан Франсуа. Совершенно верно! С кем имею честь?

Поль (отводит Жана Франсуа подальше от коридора, ведущего в комнату Виолетты, и заговорщическим тоном представляется). Поль Дюбар… племянник старой супницы!

Жан Франсуа (удивлен, но воспитанность не позволяет ему проявить недоумение). Старой супницы, вот как?

Поль. Вы, кажется, не поняли…

Жан Франсуа. Видите ли… старая супница… Я сегодня ночью очень плохо спал… Вполне возможно, что какие-то тонкости от меня ускользают! Одним словом, я хочу видеть мадемуазель Лапюи.

Поль. Она… в отъезде!

Жан Франсуа. Я в высшей степени огорчен! Предпринять такое путешествие!

Поль (в свою очередь удивлен снобистским тоном Жана Франсуа). Простите… вы в самом деле мсье Робер? Друг Жермены?

Жан Франсуа. Уверяю вас, именно так!

Поль (еще более удивлен). Невероятный прогресс… в вашей среде!

Жан Франсуа. Бесспорно! Масштабы… Извините меня, я очень спешу… Если не представляется возможным увидеть мадемуазель Лапюи, может быть, вы соблаговолите дать мне соответствующие разъяснения… К моему крайнему сожалению, у меня слишком много дел, чтобы терять напрасно время!

Поль. Так… вы много работаете?

Жан Франсуа. Сказать «много» – значит ничего не сказать. Без передышки.

Поль. Да, да! На вас очень большой спрос.

Жан Франсуа. Буквально гоняются за мной по пятам!

Поль. И… вы к этому спокойно относитесь?

Жан Франсуа. В высшей степени. Прежде всего… здоровье у меня прекрасное…

Поль (восхищенно). Железные нервы!

Жан Франсуа. Вот и вы заметили! Кроме того, я работаю по расписанию, выверенному с абсолютной точностью… Но не могу больше позволить себе отнимать ваше время… Разрешите спросить: где находится мадемуазель Лапюи?

Поль. Иначе говоря… Жермена?

Жан Франсуа. Вот именно: Жермена…

Поль. Она… гм… вынуждена была уехать!

Жан Франсуа. Надеюсь, ничего страшного не произошло?

Поль. Заболела родственница! Родная сестра!

Жан Франсуа. Вот как! Я и не знал, что у нее есть сестра! Я думал, наоборот…

Поль (категорично). Да, да, сестра – есть! Младшая! Но перед своим отъездом – надо сказать, несколько поспешным… она дала мне понять, что она хотела бы, чтобы в ее отсутствие вы вели себя так, как если бы она находилась здесь! Чтобы вы располагались, как вам удобно, и чтобы вы… раскокали старую супницу! Чтобы можно было съесть пирог!

Пауза, во время которой Жан Франсуа внимательно разглядывает Поля.

Жан Франсуа (видно, что он составил свое мнение о Поле). Скажите-ка мне…

Поль. Да?

Жан Франсуа. Вы здесь – на отдыхе?

Поль. Хм…

Жан Франсуа. То есть, я хочу сказать… У вас как бы небольшие каникулы? Свежий воздух и все прочее? Вы, вероятно, имеете свое дело?

Поль. Хм…

Жан Франсуа. Мой дорогой, вам совершенно необходимо, не откладывая ни на минуту, начать совершать длительные пешие прогулки по окрестностям.

Поль (заговорщически). Да, да, да! И со всей моей маленькой семейкой!

Жан Франсуа. Вот именно! Разговаривая с вашей маленькой семейкой! С соседями тоже рекомендуется.

Поль (указывая куда-то за кухню). За огородом живет матушка Пишон! Я навешу ее.

Жан Франсуа. Превосходно! Разумеется, в разговорах необходимо избегать больных тем!

Поль. Об этом можете не предупреждать! А вы в это время – старую супницу – крак!

Жан Франсуа. А я супницу – крак!

Поль. И пирог – ам-ам!

Жан Франсуа. И пирог – ам-ам!

Поль. С другой стороны… будьте спокойны… Кроме моей жены, здесь никто не знает, что вы – знакомый Жермены Лапюи!

Жан Франсуа. Ах, так это нужно скрывать?

Поль. Но… так ведь будет лучше для всех?

Жан Франсуа. Бесспорно! Однако, мне кажется, настал момент для хотя бы краткого объяснения…

Из своей комнаты появляется Виолетта.

Виолетта (любезно, Жану Франсуа). Добрый день, мсье… (Полю.) Я из окна видела, как Брижитта стоит как зачарованная перед какой-то великолепной машиной!

Поль (указывая на Жана Франсуа). Это, должно быть, автомобиль мсье Робера… (Представляет их друг другу.) Мсье Робер… Супни… моя тетя, мадам Десинь…

Жан Франсуа почтительно кланяется.

(Виолетте.) Мсье Робер приехал, хм… чтобы закупить у меня краны.

Виолетта (Жану Франсуа). Как это любезно с вашей стороны!

Поль (Жану Франсуа, подмигивая так, что перекашивается все лицо). Не так ли? Вы закупите у меня краны?

Жан Франсуа. Хм… да… куплю их у вас! (Виолетте.) По сути дела…

Поль (быстро). Мы суть знаем! Но предлагаем вам краны – и вы их берете!

Жан Франсуа (раз и навсегда решив не перечить сумасшедшему). Хорошо! Согласен! Я никого не знаю и покупаю ваши краны.

Виолетта (Жану Франсуа). Значит, краны – цель и смысл вашей жизни?

Жан Франсуа. Вот именно! Краны – цель моей жизни!

Виолетта наносит тростью ужасающий удар по столу. Жан Франсуа вздрагивает.

Виолетта. Простите, пожалуйста!

Поль (Жану Франсуа). Моя тетя всегда так стучит!

Жан Франсуа (к тете он тоже начинает относиться с подозрением). О, это естественно!

Поль (Виолетте). Впрочем, теперь-то зачем стучать?

Виолетта. Правда! Я совсем с ума сошла! Я и забыла, что Жермена…

Поль (быстро). Уехала к сестре!

Виолетта поражена.

К своей младшей сестре! Хм… не позволишь ли ты пригласить мсье пожить у нас денька два-три?

Виолетта. Ну разумеется! Это упростит твои дела!

Поль (глупо прыскает от смеха). Да… мои дела упростит! (Жану Франсуа.) Вы согласны?

Жан Франсуа. Хм…

Поль. Превосходно!

Виолетта (довольная, Жану Франсуа). Пойду приму капли! (Удаляется в свою комнату.)

С лестницы спускается Элен.

Поль (представляет). Мсье Робер… Мадам Дюбар…

Жан Франсуа. Мое почтение, мадам…

Поль (к Элен). Мсье Робер… друг Жермены, о котором я тебе столько говорил.

Элен (подавляя крик ужаса). О! В отношении супницы?

Жан Франсуа (про себя, все это его начинает забавлять). Ах! И мадам тоже!

Поль. Естественно, мы…

Жан Франсуа. Превосходно! (К Элен.) Мадам, разрешите мне выразить восхищение вашей очаровательной дочерью, встретившей меня как нельзя более гостеприимно!

Элен (удивленная тоном Жана Франсуа). Благодарю вас, мсье… но вы ведь… хм… вы же…

Поль (к Элен). Он же! Он же! Я тоже вначале так подумал, когда его увидел. По нему совсем не скажешь, что мсье раскалывает старые супницы, но теперь по виду никого не определишь!

Элен. Глазам не верю! Хотя, если вдуматься, так даже лучше! Так не совсем…

Поль. Да, да! Даже совсем не так… (Жану Франсуа.) А как вы ее расколете? Я не хотел бы…

Жан Франсуа. В нужный момент я вас поставлю в известность!

Поль. Догадался! Когда придет вдохновение! (К Элен.) Именно в то время, когда мы вместе с Брижиттой будем гулять по окрестностям и разговаривать с соседями.

Элен. Да… понимаю! (Жану Франсуа.) Вы, может быть, хотите с дороги переодеться?

Жан Франсуа. Дело в том, что… я не рассчитывал на длительное пребывание… и захватил с собой только то, что нужно для работы… (Указывает на лежащие на сундуке чемоданчик и футляр для ружья.)

Поль (с отвращением). Пиф-паф?

Жан Франсуа. Угадали! Пиф-паф!.. И не только!

Элен. Боже мой! И вы спокойно с этим разъезжаете!

Жан Франсуа. Я с ними практически не расстаюсь!

Элен. Подумать только!

Жан Франсуа. Я вхожу к клиенту, открываю чемоданчик, и в шестидесяти процентах случаев, когда я выхожу, – с делом покончено!

Элен. Так быстро?

Поль (к Элен). Понимаешь, за мсье гоняются по пятам! То есть… на него очень большой спрос! (Жану Франсуа.) В таком случае, раз вы так спешите, лучше будет, если мы удалимся немедленно! Чтобы вы смогли поразмыслить, приглядеться…

Жан Франсуа. Действительно, я полагаю, что немного побыть одному… Могу я воспользоваться вашим телефоном?

Поль. Сделайте одолжение!

Жан Франсуа подходит к телефону на секретере, снимает трубку.

(Догоняет его.) Извините меня, пожалуйста, но… Я хотел бы уточнить… какой процент?…

Жан Франсуа (вешает трубку). Процент?… В отношении процента?… Вы спрашиваете меня в отношении процента?…

Поль. Вы не могли не предположить, что раз мы вызвали вас расколоть старую супницу… значит мы в стесненном положении!

Жан Франсуа. Разумеется! Я сразу же подумал… об этом. Я так себе и сказал: «Вот, сказал я себе, люди в стесненном положении».

Поль. Так вот… процент очень высок!

Жан Франсуа. А?

Поль. Да! Пятьдесят процентов – это выше наших возможностей.

Жан Франсуа. Тогда без колебаний: снизим!

Поль. А… вы полагаете, что…

Жан Франсуа. Это чрезмерно! Слишком чрезмерно! Пятьдесят процентов! Так мы лишимся всех заказов!

Поль. Как вы вошли в наше положение…

Жан Франсуа. Отнюдь нет, отнюдь нет! Просто я человек практического склада. Пятьдесят процентов, чтобы расколоть старую супницу – это слишком! По сути дела, это же просто услуга! Только за одну супницу – это слишком!

Поль. Тогда… вместо пятидесяти процентов… вы возьмете с нас…

Жан Франсуа. Сорок семь!

Поль. Сорок семь? Но… это почти без разницы!

Жан Франсуа. Дорогой мой, меньше не могу! Я несу расходы, иду на риск! Я могу пораниться, раскалывая старую супницу!

Поль. Что?

Жан Франсуа. И потом… налоги!

Поль (одурело). Налоги?

Жан Франсуа. Ну да, налоги!

Поль. Разве вы это вписываете в налоговую декларацию?

Сан Франсуа. Я все вписываю! Иначе они потом начинают копаться и назначают такие пени, что не расплатишься! Я вписываю все, всегда!

Поль. Но вы человек отчаянный!

Жан Франсуа. Мсье! Я – человек редкий!

Брижитта через террасу возвращается из сада.

Брижитта (Жану Франсуа, который опять снял трубку.) Какая у вас прекрасная «феррари»!

Жан Франсуа. Но такая капризная! Сейчас меня очень беспокоит коробка скоростей!

Поль (Брижитте и Элен, подталкивая их к двери в кухню). Идите навестите матушку Пишон!

Брижитта. Но…

Поль (нервно). Идите!

Брижитта и Элен исчезают в кухне.

Поль (Жану Франсуа, ждущему у телефона). Смотрите будьте осторожны!

Жан Франсуа. Нет, нет! Я звоню к себе в банк! (В трубку.) Мадемуазель… Алло… Дайте мне, пожалуйста, 622-42-86, в Париже… Спасибо… (Полю.) Этим я вас не скомпрометирую?

Поль. Нет, нет, что вы! У вас… есть свой банк?

Жан Франсуа. Конечно!

Поль (с горькой усмешкой направляется к двери в кухню, открывает ее). Совсем иначе я его себе представлял! (Уходит.)

Жан Франсуа (в трубку). Алло… Эдмон? Здравствуйте, дорогой. Хм… видите ли, я в данный момент нахожусь в доме, где проживает особа, о которой вам говорил… Жермена Лапюи… Вот именно… Да… да… Мой дорогой Эдмон, я знаю, она не внушает тебе доверия… потому лично приехал убедиться… Но эта особа в отъезде… Не могу ли я подождать здесь ее возвращения? День или два?… В этом странном доме? Простите, не понял? Хм… под странным домом я понимаю, что здесь живет старая дама, которая стучит палкой по столу… что само по себе уже ненормально… потом здесь муж и жена… внешне вполне обыкновенные люди, но с первой минуты моего появления они предложили мне разбить старую супницу, с которой, как они говорят, они находятся в родственных отношениях! Что тоже ненормально!

При этих словах на сцене гаснет свет.

СЦЕНА ВТОРАЯ

Зала опять залита солнцем. Никого нет. Медленно открывается кухонная дверь, и, осторожно шагая, появляется Поль.

Поль (прислушивается). Мсье Робер! (Подходит к лестнице.) Мсье Робер!

Молчание.

Неужели он уже?… (Исчезает в коридоре, ведущем в комнату Виолетты.)

(За сценой.) Мсье Робер!

(Возвращается. Открывает дверь погреба.) Мсье Робер!

За его спиной появляется входящая с террасы Виолетта.

Виолетта. Он уехал!

Поль (быстро захлопывает дверь погреба, оборачивается). Как я испугался! (Наивно.) Это все еще ты? То есть… я хотел сказать… Кто же уехал?

Виолетта (идя к своему креслу). Мсье Робер!

Поль (очень удивленно). Куда же?

Виолетта. В Бордо!

Поль. Зачем?

Виолетта. Что-то с машиной! Эти «феррари», видишь ли, нежнее, чем часы!

Поль. Ну и что?

Виолетта. А то, что поехал ее чинить!

Поль (рассерженно). Что это ему взбрело в голову?

Виолетта. А что? Ты бы ему запретил?

Поль. Да! Запретил!

Виолетта. Откровенно говоря, Поль, в том, что он уехал, отчасти твоя вина!

Поль. Моя?

Виолетта. Ну да! Человек приезжает издалека купить у тебя краны, а ты через четверть часа со всей семьей идешь гулять и бросаешь его одного!

Поль. В соответствии с его же указаниями!

Виолетта. Какими указаниями?

Поль (растерянно). Я… его оставил одного… специально… чтобы он мог собраться с мыслями!

Виолетта. Значит, ты его оставил слишком надолго! Что он должен был делать – один, с такой старухой, как я? О кранах со мной разговаривать?

Поль. Конечно, нет!

Виолетта. Я постаралась развлечь его, как могла! Показала ему мой винный погреб.

Поль. Погреб?

Виолетта. Да, мои бочки семнадцатого века!

Поль. А где они, эти бочки?

Виолетта. В погребе! Где же им еще быть!

Поль. И вы вдвоем спускались в погреб?

Виолетта. Да!

Поль. Он был с тобой в погребе один – и… ничего?

Виолетта (шокирована). Поль!

Поль. Нет! Я хотел сказать… в погребе его интересовали только бочки?

Виолетта. А чем еще он там мог интересоваться?

Поль (сквозь зубы). Не было вдохновения!

Виолетта. Посмотрел он бочки… и мы вылезли, и он поехал чинить свою машину… Повторяю тебе, если ты не хотел, чтобы он уезжал, не надо было его бросать! А где ты был? Поль. За огородом, с Элен и Брижиттой!

Виолетта. Взбредет же в голову! Недавно дождь прошел, там все развезло! Ходили бы по дороге.

Поль. Да знаю! Но за огородом можно через забор разговаривать со старухой из маленького домика!

Виолетта. С матушкой Пишон?

Поль. С матушкой Пишон!

Виолетта. Но… с ней нельзя разговаривать… она давно оглохла!

Поль. Жестами! Она глуха, но… не слепа! Если она нас не слышит, то по крайней мере видит!

Виолетта. И ты находишь удовольствие в том, что на тебя смотрит матушка Пишон?

Поль. Нахожу! И она тоже находит! В своей дыре она никого никогда не видит!

Виолетта. Как это трогательно с твоей стороны!

Поль. Конечно, трогательно. Мсье Робер тебе не сказал, в котором часу вернется?

Виолетта. Нет! (Задумчиво.) Очень приятный человек твой мсье Робер. Робер… как?

Поль. Что значит «как»?

Виолетта. Ну, как его фамилия?

Поль. Не знаю! В их среде никого не называют по фамилиям!

Виолетта (удивленно). В какой среде?

Поль. Сантехнической…

Виолетта. Подумай только! Во всяком случае, такой сдержанный, тактичный… вежливый! Если бы ты видел, как он меня поддерживал, когда мы опускались в погреб! Почти нес на руках!

Поль. Да, я хотел бы видеть!

Виолетта. Я даже ему сказала: «Ну, мсье! Я не разобьюсь, я же не фарфоровая!» Он до слез смеялся!

Поль. Естественно!

Виолетта. Почему естественно!

Поль. Потому что это смешно!

Виолетта. Одним словом – порядочный человек!

Поль (посмотрев на наручные часы). Если бы он еще считал, что работа важнее развлечений, было бы совсем прекрасно!

Виолетта. Слушай, у тебя с ним дела, постарайся так устроить, чтобы Брижитта с ним встречалась почаще!

Поль. Что?

Виолетта. Он – великолепная партия! В этих вопросах я никогда не ошибаюсь!

Поль (насмешливо). Исключение подтверждает правило. Хуже нет партии, чем он! Больше не вмешивайся в такие дела! Твое чутье тебе изменило! (Снова смотрит на часы.) Одиннадцать… Может быть, он еще успеет разбить… то есть, отдохнуть до обеда! Пойду-ка в огород!

Виолетта. Опять к матушке Пишон?

Поль. Да! Ты не хочешь вернуться к разговору о «Дженерал моторс»?

Виолетта. Ни-за-что!

Поль. Жребий брошен! (Направляется к кухонной двери.)

Виолетта. Поль!

Поль (останавливаясь). Что?

Виолетта. Из Парижа звонил тебе какой-то Обертен…

Поль. Обертен? Почему ты меня не позвала?

Виолетта. Я звала! Но ты в огороде развлекал матушку Пишон, тебя было не докричаться! Я ему сказала, чтобы он подождал, что я пойду тебя позову, но он ответил, что не стоит, что он только хотел убедиться, где ты находишься… и повесил трубку…

Поль. Ммм… У нас дела… Он просто хотел знать, где меня можно застать… (Снова направляется к двери в кухню.)

Виолетта. Постой!

Поль снова останавливается.

Он не сказал: «Я просто хотел знать, здесь ли он…», он сказал: «Я хотел проверить!»

Поль. Одно и то же другими словами! (Уходит.)

Через застекленную дверь осторожно входит Брижитта.

Брижитта (Виолетте, сидящей в кресле). Я видела, что папа ушел!

Виолетта. Да… и как раз направился к вам!

Брижитта. Мама еще там… А я больше не могу висеть на заборе, как на ветке!

Виолетта. Что это за бредовая мысль разговаривать через забор с матушкой Пишон? Отец твой ее еле знает, а мать – и вовсе нет!

Брижитта. Не знаю, отцу это очень нравится!

Виолетта. Вот, наверно, удивляется старушка!

Брижитта. Она в себя прийти не может! (Как бы невзначай бросает взгляд на террасу.)

Виолетта (улыбаясь). Он уехал!

Брижитта (смущенно). Кто?

Виолетта. Мсье Робер! В Бордо. К обеду вернется.

Брижитта. Но… тетя… я просто пришла с вами немного поговорить…

Виолетта (лукаво). Спасибо, дорогая! (Снова мечтательно.) Очень достойный человек этот мсье Робер! Не понимаю, что твой отец имеет против!

Брижитта. Против мсье Роббера?

Виолетта. Да! Я сказала ему, что мсье Робер был бы для тебя прекрасной партией, а он заорал, что нет! Не пойму почему!

Брижитта. Наверно, потому, что он не хочет, чтобы я ушла из дома!

Виолетта. Я не о том! Почему он так взвинтился? Вроде бы нет оснований. Очень он стал нервный последнее время! Ему бы надо как следует отдохнуть!

Брижитта. Знаете, тетя, у него большие неприятности!

Виолетта. Какие?

Брижитта. Нет денег!

Виолетта. Родная моя, сколько я его помню, у него всегда эти неприятности. Впрочем, как и у его отца! И как у его деда! В семье это передается по мужской линии!

Брижитта. Но мне кажется, на этот раз все очень серьезно…

Виолетта. Не волнуйся! Трудности в конце месяца – обычное дело.

Брижитта. Нет, тетя… на этот раз… придется продать фабрику!

Виолетта (подскакивая). Что ты сказала? Продать фабрику?

Брижитта. Да! Фабрика будет продана! Я знаю! И естественно, папа места себе не находит!

Виолетта (разгневанно). Продать фабрику! Никогда Дюбары так не поступали!

Брижитта. Тетя, но у него нет другого выхода! Оборудование устарело! Надо вкладывать миллионы и миллионы!

Виолетта. Кто это сказал?

Брижитта. На прошлой неделе у нас дома обедали инженеры… Я слышала, что они говорили! Они говорили, что папа и так сделал невозможное, чтобы спасти предприятие!

Виолетта. Не уверена!

Брижитта. А я, тетя, уверена! Я вижу, как он живет! Последние пять лет он не оставлял фабрику ни на один день… Поэтому он и стал таким нервным… Он уже не отдает себе отчета ни в своих словах, ни в своих поступках! По-моему, уж лучше фабрику продать! А то еще он заболеет… Когда у папы нет неприятностей, с ним так хорошо! Он замечательный человек! Не часто это бывает… Кроме того, он терпеть не может краны и трубы. Он хотел быть морским офицером!

Виолетта. Правда! Но морская школа не захотела, чтобы он им стал, не сдав сначала вступительных экзаменов!

Брижитта. Но, знаешь, экзамены… аттестаты…

Виолетта. Вот именно! А без аттестатов приходится нанимать банковских грабителей!

Брижитта. Я что-то не понимаю.

Виолетта. Важно, что я понимаю!

Брижитта. Во всяком случае… он тянет эту лямку ради семьи… и двадцать лет за это расплачивается!

Виолетта. Или, вернее сказать, не расплачивается! (Смягчаясь.) Моряк или сантехник… дорогая, в жизни все нелегко!.. А что он краны не любит! Я вот всю жизнь себе во всем отказывала, чтобы сохранить семейные виноградники! А вина терпеть не могу!

Брижитта. Но виноградники, тетя, это – другое дело… У тебя с ними никаких забот, ты их сдаешь в аренду! Если бы папа мог сдать фабрику…

Виолетта. Брижитта, много ты понимаешь, чтобы об этом судить! (Встает, приветливо улыбаясь.) Хочешь, пойдем навстречу мсье Роберу? У него, наверно, тоже свои неприятности! Отключимся от своих, переключимся на чужие!

Брижитта (восхищенно). Он недоволен своей коробкой скоростей!

Виолетта. Вот видишь! Но продавать машину не собирается!

Они уходят через террасу. Почти сразу же из кухни появляется Жермена.

Жермена (зовет). Мадам!.. (Подходит к лестнице.) Наверху кто-нибудь есть? (Направляется к террасе.) Негодяй, прикончил всех! (Уходит.)

Медленно открывается дверь погреба. Появляется Робер, ее соучастник, и бесшумно прячется в коридоре, ведущем в комнату Виолетты. Жермена возвращается с террасы и уже почти подходит к кухне, как из коридора выпрыгивает Робер и грубо хватает ее за руку.

Жермена (испуганно). Робер! Ты откуда!

Робер (сердито). Из карцера для винных бутылок!

Жермена. Что ты там забыл?

Робер. С одиннадцати часов я торчал за рощей! Потом мне надоело и я влез в погреб через вентилятор!

Жермена. Тебя кто-нибудь видел?

Робер. Никто! Здесь как в тюремных коридорах.

Жермена. Куда они все подевались?

Робер. Разошлись! А ты где была?

Жермена. Меня арестовали, но сегодня утром я сбежала! Жюльен раскололся!

Робер. Жюльен? Но тогда… он всех нас заложит!

Жермена. То, что мы отсиживаемся в этом районе, они уже знают!

Р о б e p. A что с тобой?

Жермена. Устроили очную ставку! Притащили Жюльена… Он заявил: «С этой девицей незнаком! О чем глубоко сожалею!» Ты же знаешь, как он умеет устраивать Версаль!

Робер. Версаль – да, но жаль, не умеет тихо работать! Если бы не он, я бы не пришил охранника!

Жермена. Ты его и не пришил! Он окочурился только через пять месяцев!

Робер. Ну и что? Не от простуды же!

Жермена. Нет… но… наверно, врачи плохие!

Со стороны террасы слышен голос, напевающий веселую мелодию.

Сматывай удочки!

Робер бросает взгляд на террасу.

Робер. Если она меня увидит, я стреляю!

Жермена. Ты что – кретин?

Через одну из двух дверей входит Брижитта, одновременно Жермена и Робер незаметно выходят через другую. Брижитта на короткое время исчезает в коридоре, затем возвращается, неся в руках шарф. Она выходит так же, как вошла. А Жepмена и Робер появляются так же, как вышли.

Робер. Ладно… А что это за история с супницей?

Жермена. Старуху видал?

Робер. Да!

Жермена. Если она отдаст концы, племяннику обломится триста кусков наследства!

Робер. Рад за него!

Жермена. Слушай, Робер! А если чуть-чуть ускорить дату блаженной кончины – сто пятьдесят кусков будет для нас. И через месяц!

Робер {недоверчиво). Ты здесь что, пьешь из горла?

Жермена. Зачем бы я тебя сюда звала! Объясняю доступно: я отправляю старуху к тебе в подвал, ты ее – хрясь! – и смываешься. А я пока что прячусь здесь. Идет?

Робер (колеблясь). Да…

Жермена. Давай!

Робер (сломя голову бросаясь в погреб). Черт побери!

Клеман появляется на террасе.

Клeмaн. Полиция!

Жермена (подходя ближе к погребу). Все ваши шутки…

(говорит громко, чтобы услышал Робер) жандармские!

Клеман. Я как раз штраф выписывал, вижу – ты выходишь из автобуса… Они тебя выпустили?

Жермена. Я невиновна!

Клеман. Тем лучше! Получила мои апельсины?

Жермена. Ах да! Так трогательно! Я их есть не могла, комок в горле стоял!

Клеман. Спасибо тебе за эти слова…

Жермена (ластясь к нему). Медвежоночек мой, окажи мне маленькую услугу!

Клеман. Это… смотря что…

Жермена. Меня здесь нет!

Клеман. Как нет?

Жермена. Если тебя спросят – ты меня не видел!

Клеман. Не видел… когда? Сейчас?

Жермена. Именно!

Клеман. Но… почему?

Жермена. Не задавай вопросов… и в воскресенье пойдем гулять! И я буду с тобой еще ласковей, чем раньше!

Клеман. Ну, тогда… ладно! И потом… я ведь не обязан был приходить! Но… в воскресенье… точно?

Жермена. Если наберешь в рот воды, считай – заметано! А теперь – ноги в руки!

Клеман направляется к террасе, оборачивается.

Клеман. А ты правда невиновна?

Жермена. Радость моя! Если бы я была виновна, была бы я здесь?

Клеман. Хотя верно! Значит – до воскресенья? (Быстро выходит.)

Робер открывает дверь погреба.

Робер (в ярости). Что здесь происходит?

Жермена. Полицейский болван… (Смотрит на террасу.) Возвращается!

Робер снова бросается в погреб, Жермена быстро закрывает за ним дверь.

Клеман (врывается вихрем). Краги! (Видя Жермену, в странной позе застывшую перед дверью погреба.) Что ты там делаешь?

Жермена. Закрываю дверь, котик!

Клеман. Чем-нибудь тебе помочь?

Жермена. Сгинь, пожалуйста!

Клеман (берет краги с секретера.) До воскресенья! (Уходит.)

Снова появляется Робер, он вне себя от ярости.

Робер. Ты со мной в кошки-мышки играешь?

Жермена (следя за террасой). Старуха прется! Прячься!

Робер (снова бросается в погреб). Глупее ты еще никогда не придумывала!

Жермена захлопывает за ним дверь погреба и быстро взбегает по лестнице. С террасы входят Виолетта, Брижитта и Жан Франсуа.

Виолетта (добравшись до своего кресла). …совсем не так, как теперь! В мое время машины без крепких слов не заводились! Брали рукоятку, крутили, посылали всех куда подальше – и мотор запускался! Я не разу не слышала, чтобы мой отец отъезжал от дома иначе! (Жану Франсуа, который слушает с вежливой улыбкой.) А ваши родители, мсье, еще в добром здравии?…

Жан Франсуа. Да, мадам…

Виолетта. И тоже – по кранам?

Жан Франсуа. Ничего общего! Банк!

Виолетта (в восторге). Да? Какой же банк?

Жан Франсуа. Ротшильда! Мой отец – управляющий…

Виолетта. И вас эти дела не соблазнили! Вы предпочли сантехнику?

Жан Франсуа (не зная, как ответить). Но… видите ли… оставшуюся часть своего рабочего времени я отдаю банку…

Виолетта. Разрешите дать вам совет: делайте наоборот!

Жан Франсуа. Наоборот?

Виолетта. Отдавайте банку все свое время, а кранам – только то, что останется!

Жан Франсуа. Так, значит, краны отнюдь…

Виолетта. Отнюдь!

Брижитта. Тетя, мсье Робберу, может быть, хочется переменить сюжет?

Жан Франсуа (видно, что Брижитта произвела на него впечатление). Не беспокойтесь, мадемуазель! Краны – это невероятно увлекательно! Восхитительно!

Виолетта (Брижитте). Пойди посмотри, что делают твои родители, все еще висят на заборе у старухи Пишон?

Брижитта (ей не хочется уходить). Но… тетя…

Виолетта (настаивая). Иди! Иди, дорогая!

Брижитта бросает на Жана Франсуа огорченный взгляд и выходит через кухню.

Как она очаровательна!

Жан Франсуа (искренне). Изумительна! Прелестна!

Виолетта (встает и медленно направляется к погребу). Не хотите выпить холодного вина? Лучший аперитив перед обедом. Ведь вы обедаете с нами, разумеется? (Доходит до погреба.)

Жан Франсуа. С удовольствием, мадам… Но, с вашего разрешения, я пить не буду…

Виолетта (приоткрывая дверь погреба). Почему? У меня вино неплохое!

Жан Франсуа. Не сомневаюсь, но – нет!

Виолетта. Капельку?

Жан Франсуа. Спасибо, нет!

Виолетта. Не умру же я, если спущусь в погреб!

Жан Франсуа. Я вообще не пью!

Виолетта (возвращаясь к своему креслу). Как угодно! (Смеется.) «Обед» – если можно так выразиться! Откроем банку рыбных консервов! Любимая еда Жермены!

Жан Франсуа (заинтересованно). Жермены?…

Виолетта. Жермены Лапюи… Моей прислуги!

Жан Франсуа (очень удивлен). Но… хм… мне казалось… я считал… что эта мадемуазель ваша компаньонка.

Виолетта. Компаньонка? Жермена? Кто вам сказал?

Жан Франсуа. Кто-то сказал, когда я сюда приехал… не помню…

Виолетта. Не может быть! А, наверно, мой племянник! Чтобы произвести на вас впечатление! И дом назвал «замок». Да?

Жан Франсуа. Нет! Он мне много разного наговорил, но не это!

Виолетта. Видите ли… (Неожиданно.) Боже мой!

Жан Франсуа. Что с вами?

Виолетта. Простите меня, но я внезапно догадалась, где мой племянник мог встретиться с Жерменой! Весь в дядю!

Жан Франсуа. Ваш племянник был знаком с вашей прислугой?

Виолетта. О, знакомство – если можно так выразиться! А в это время краны текли!.. Ну, слезет он с забора, я ему скажу пару ласковых!

Жан Франсуа. Но… хм… где же ваш племянник мог познакомиться с вашей прислугой?

Виолетта. В Париже, конечно! И ближе к Пляс Пигаль, чем к Нотр-Дам, если вы улавливаете, что я имею в виду.

Жан Франсуа. Прошу прощения, дорогая мадам, но в данном случае я не совсем уверен, что правильно вас понимаю… Не хотите ли вы сказать, что… Жермена… ваша прислуга… хм…

Виолетта. Проститутка! Да! Вот это вы должны были уловить! И мало того! За ней водились грехи и посерьезней.

Жан Франсуа (потрясение). Неве… невероятно!

Виолетта. Да, невероятно! Только полный дурак мог заблуждаться на ее счет!

Жан Франсуа (с трудом). Да! А как вы обнаружили ее… смежную профессию?

Виолетта. Вчера утром явился полицейский и все нам рассказал! Прежде чем отвез ее к сестре!

Жан Франсуа. К сестре – полицейский?

Виолетта. Да! Совсем ей не улыбалось ехать к этой сестре!

Жан Франсуа {тяжело опускается на пуф у секретера). Дорогая мадам, для меня это как гром с ясного неба!

Виолетта. Да! Но все-таки нельзя так переживать только из-за того, что какую-то проститутку отвезли к ее сестре! (Про себя.) Кстати, не понимаю, при чем тут сестра?

Жан Франсуа. Я человек по натуре очень чувствительный.

Виолетта. Вижу, вижу! Но почему именно к сестре? Не забыть мне спросить у племянника, почему ему так было нужно, чтобы Жермена уехала к своей сестре?

Жан Франсуа (вставая). Ах? Так это вашему племяннику было нужно, чтобы Жермена поехала к своей сестре?

Виолетта. Да! То есть… к сестре или нет… но некоторое время она там проведет!

Жан Франсуа. Что значит «некоторое»?

Виолетта. Несколько лет!

Жан Франсуа. Лет? У сестры?

Виолетта. Понимаете… она убила охранника!

От этого нового удара Жан Франсуа снова почти валится на пуф.

(Любезно.) Вы плохо себя чувствуете?

Жан Франсуа. Нет, нет! Превосходно!

Виолетта. В наше время быть таким чувствительным… Но вернемся к нашим кранам! Поговорим откровенно. Мой племянник обратился к вам из-за ваших связей с банком Ротшильда? По поводу продажи фабрики или чего-нибудь в этом роде?

Жан Франсуа. Видите ли…

Виолетта. Не бойтесь, Брижитта мне все рассказала! И то, в каком состоянии из-за этого мой племянник…

Жан Франсуа. Это – да! Его состояние внушает большие опасения… Можно сказать, состояние…

На пороге кухни появляется Поль и, разгневанный, бросается к Жану Франсуа.

Поль. А, вот и вы! Вы сюда что, отдыхать приехали?

Жан Франсуа. Позвольте! Я…

Поль. Без возражений! А дело когда? Старуха Пишон ушла обедать!

Виолетта. Поль, успокойся, прошу тебя! И оставь в покое матушку Пишон! (Встает.) Почему ты скрыл от меня, зачем этот мсье приехал?

Поль. Я же сказал тебе: купить у меня краны.

Виолетта. Нет! Мсье Робер совсем не по этой части! Он крана от раковины не отличит.

Поль бросает мрачный взгляд на Жана Франсуа.

Он приехал сюда совсем по другому поводу! Гораздо более серьезному! И заявляю тебе, что я была потрясена, узнав о твоем чудовищном намерении!

Удивление Поля непередаваемо.

Неужели обстоятельства не оставили тебе другого выхода? Хорошо ли ты все взвесил? Ведь твое личное будущее – это и будущее твоей семьи. Решившись на такой шаг, отдал ли ты себе отчет, что потом вернуть все на свои места уже будет невозможно? С другой стороны… если ты твердо решил осуществить свое чудовищное намерение, я буду не в силах тебе противостоять!

(Указывая на Жана Франсуа.) Я даже одобряю, что ты вошел в контакт с мсье!

Поль (мягко Жану Франсуа, указывая на Виолетту). Зачем вы посвятили ее в наши планы?

Жан Франсуа. Мы… хм… беседовали.

Поль (вне себя от ярости). Итак, вы либо таскаетесь по гаражам, либо беседуете с вашими жерт… с вашими знакомыми! А дело когда?

Виолетта. В конце концов, Поль, можно подумать, что пять минут что-то решают!

Поль. Послушай, тетя, не вмешивайся не в свое дело!

Виолетта (категорично). Как так не. мое дело! Я именно намерена вмешаться! И хоть ты мне этого не предложил, я, очевидно, приму личное участие! Вот!

Поль (снова). Прошу тебя…

Виолетта. Уверена, что без меня ты не обойдешься! Тебе одному не справиться! Присутствие мсье лишнее тому подтверждение! (Удаляется в направлении своей комнаты, останавливается, оборачивается.) Пойду выпью капли… и поразмыслю обо всем этом! (Снова идет, снова останавливается.) Ты меня убьешь! (Уходит.)

Поль (Жану Франсуа). За такую работу вам руки и ноги надо переломать!

Жан Франсуа. Все-таки я хотел бы кое в чем разобраться!

Поль. Я тоже! Скажите мне: это вам звонила Жермена сегодня утром в Бордо, в «Синюю индюшку», и вам она сказала, чтобы вы приехали расколоть старую супницу?

Жан Франсуа (голос его переходит на самые высокие ноты). Мсье, с меня довольно! Терпение мое имеет границы! Жермена не могла мне звонить сегодня утром в Бордо по той простой причине – и чрезвычайно уважительной! – что я был в Марселе! В «Золотом льве». Вот счет! (Достает из кармана бумажку и протягивает ее Полю.)

Поль (читает). «Жан Франсуа Роббер!» Через два «б»?! Мсье Роббер! (Возвращает счет.) Дорогой друг! Ужасное недоразумение! Прошу вас простить меня…

Жан Франсуа. Забудем об этом!

Поль. Но все-таки вы приехали сюда к Жермене! Зачем? Кто она вам?

Жан Франсуа (смущенно). Видите ли… хм…

Поль. Не может быть!

Жан Франсуа. Представьте себе!

Поль. Как? Вы, человек с таким положением… и… хм!

Жан Франсуа. Я думал, она компаньонка!

Поль. Не может быть!

Жан Франсуа. Представьте себе!

Поль. Но… чтобы поверить, что она – компаньонка… надо быть полным…

Жан Франсуа (раздраженно). Знаю, знаю! Мне это уже сто раз говорили!

Поль. Естественно!

Звонит телефон.

(Снимает трубку.) Алло?… А, Обертен!

Из кухни в панике врывается Брижитта.

Брижитта (Полю). Мамочка свалилась с забора! Набила такую шишку! (Показывает размер с небольшую дыню.) О-ля-ля!

Поль (Жану Франсуа). Сейчас же займитесь шишкой моей жены!

Брижитта и Жан Франсуа быстро выходят через кухню.

(В трубку.) Алло?… Да, я здесь!.. Мы же должны доверять друг другу… Ваши денежки? Скоро, скоро!.. И уже были бы, если бы у людей не было одинаковых имен! Извините меня, но я должен заняться своей супругой! (Вешает трубку и устремляется к кухне.)

В это время на верху лестницы появляется Жермена.

Как?… Вы вернулись?

Жермена. Я невиновна! Теперь куй, пока горячо! В погреб старуху!

Поль. В погреб? Зачем?

Жермена (зловеще). Зачем? Что, наш уговор – отменяется?

Поль. Отменяется, поскольку некому его выполнять!

Жермена. Как так некому? Он давно в погребе! Поджидает!

Поль. В погребе? Но как он туда попал?

Жермена. Не важно как, но он там! А где тетка? Тетка-то ваша где?

Поль. Постойте, постойте! Вы уверены в том, что говорите? Потому что одно недоразумение уже произошло!

Жермена. Какое?

Поль. Я принял за убийцу одного из ваших клиентов! У вас ведь есть такой Жан Франсуа Роббер? Через два «б»?

Жермена. Ну?

Поль. Так вот, он явился! И сегодня целый день, начиная с десяти утра, я стараюсь заставить его «расколоть нашу супницу»!

Жермена (потрясенно). Жан Франсуа здесь!

Поль. Да! Компаньонка! Он все понял и в гневе!

Жермена. Черт! Где он?

Поль. В саду! Подбирает мою жену!

Жермена. Все ясно! Замуж я выйду не в этом году!

Поль. Во всяком случае, не за него!

Поль осторожно закрывает за ней дверь и, наклонившись, прикладывает к двери ухо. В этой странной позиции он кричит Жану Франсуа, стоящему рядом с Элен.

Поль. Тише!

Жан Франсуа оборачивается и смотрит на Поля, который показывает ему двумя пальцами, что тот не должен сводить с него глаз. Жан Франсуа ничего не понимает, удивляется и возвращается к Элен.

(Снова настойчиво кричит.) Тише! (Опять повторяет те же жесты.)

Жан Франсуа реагирует так же. Поль отходит от двери, нетерпеливо смотрит на часы, Жан Франсуа направляется к террасе.

Жан Франсуа (Полю). Мне кажется, у меня в машине есть бинт.

Поль (преграждая ему путь). Нет! Оставайтесь здесь! Синяки перевязывать не надо!

Жан Франсуа. Я думал, что, наоборот…

Поль. Вообще синяки – да! (Указывая на Элен.) Но ее синяки – никогда!

Жан Франсуа в недоумении застывает.

(Опять смотрит на часы.) Готово! (Жестом приглашает Жана Франсуа присесть на пуф у секретера.)

Жан Франсуа повинуется, ничего не понимая.

(Идет к посудному шкафу и наливает себе стакан коньяку. Отпивает, остальное протягивает Элен.) Пей! Надо обмыть! То есть… в ожидании вина… (Смотрит на часы.) Одна минута тридцать секунд! (Садится в кресло Виолетты, неподалеку от Жана Франсуа и, чтобы убить время, спрашивает его.) Так, значит… вы работаете у Ротшильда?

Жан Франсуа. Да! Уже девять лет!

Поль. Время! (Смотрит на часы.) Я знавал одного Ротшильда…

Жан Франсуа. Из какой ветви? Элиа или Ги?…

Поль. Совсем из другой ветви! Он был галантерейщиком в Понтиви! Самая нижняя ветвь! (Смотрит на часы, резко встает.) Три! (Подходит к Элен, становясь таким образом спиной к погребу.) Элен, у меня какое-то странное предчувствие…

Бесшумно открывается дверь погреба, и на пороге появляется Виолетта с бутылкой в руках.

Не кажется ли вам, что тетушка что-то долго не возвращается!

Виолетта (неподвижно стоит у двери погреба). На все нужно время!

Поль (не в состоянии представить себе, что Виолетта могла вернуться, к Элен и Брижитте). Что вы сказали?

Элен и Брижитта (хором). Мы ничего не сказали…

Поль (не веря самому себе). Но… я же сказал: «Тетушка Виолетта что-то долго не возвращается!»

Виолетта (с того же места). На все нужно время!

Поль (оборачивается к Жану Франсуа, стоящему около дверей на террасу). Я вас о чем-нибудь спрашивал? (Пристально смотрит на него осуждающим взглядом. Поворачивается, переводит взгляд на тетю, не видит ее и направляется к Элен. С большим запозданием он осознает присутствие Виолетты… Или, вернее, ему кажется, что ему померещилось. Допивает стакан коньяку, который Элен поставила на стол, и отмахивается от призрака Виолетты, которая смотрит на него с сожалением и сочувствием. Наконец, убедившись в реальном присутствии тети, обращается к ней.) Ты все еще здесь?

Виолетта (к Элен). Пойдем, Элен!

Элен встает и вместе с Виолеттой выходит на террасу. Брижитта зовет Жана Франсуа, и они уходят в кухню. Поль в прострации опускается на стул у стола. Брижитта и Жан Франсуа пересекают сцену, неся стаканы из кухни на террасу.

Поль некоторое время сидит в одиночестве, затем вскакивает, подбегает к лестнице.

Поль (зовет). Жермена!

Ответа нет.

Негодяйка!

С террасы вихрем врывается Клеман.

Клеман (Полю). Простите, пожалуйста… Мне нужна Жермена? Вы – родственник?

Поль (недоверчиво). Хм… да…

Клеман (возбужденно). Мне нужно поговорить с Жерменой! Успокойтесь… это сугубо личное!

Поль. Ее нет дома!

Клеман. Да, знаю! Но мне нужно с ней поговорить!

Поль. Повторяю вам, что ее нет дома! Она у сестры!

Клеман. Сестры?

Поль. Младшей! Всего хорошего, мсье…

Клеман. Послушайте… мне совершенно необходимо сообщить Жермене, что…

Поль. Постойте, постойте! Вы говорите, это личное… А кто вы ей будете?

Клеман (фатовато). Хм…

Поль. Не может быть?!

Клеман. Представьте себе!

Поль. Но…

С террасы входит Жан Франсуа.

…вы, надеюсь, не принимали ее за компаньонку?

Клеман. Жермену? За компаньонку? Надо быть полным…

Поль (указывая Клеману на Жана Франсуа). Как раз такой случай…

Клеман, не понимая, разглядывает Жана Франсуа.

(Клеману.) Словом… очень жаль, старина, но Жермену Лапюи вы увидите в другой раз!

Жан Франсуа (удивленно, Полю). Мсье ищет Жермену Лапюи?

Клеман. Да! Мне нужно ей кое-что передать… по-дружески!

Жан Франсуа (высокомерно). Вы – друг Жермены?

Поль (подходя к Жану Франсуа). Надеюсь, драки не будет!

Жан Франсуа. Не беспокойтесь, мой дорогой! Но какая эклектика!

Клеман (злобно). Эклектика? Эклектика?

Поль (Клеману). Это не оскорбление! Просто мсье хотел сказать, что у мадемуазель Жермены широкий профиль… и банк, и краны, и полиция!

Клеман. Банк?

Поль (представляя Клеману Жана Франсуа). Мсье Жан Франсуа Роббер, из банка Ротшильда!

Клеман (порывисто). Не может быть!

Жан Франсуа (сухо). Представьте себе!

Клеман (подходит и становится лицом к лицу с Жаном Франсуа). Так, значит… Жан Франсуа – это вы?!

Жан Франсуа. А в чем, собственно, дело?

Клеман (страшным голосом). Так это вы выкуриваете за день мою месячную зарплату?

Жан Франсуа (Полю). Что он хочет сказать?

Клеман. Разрешите мне сказать вам, что, чтобы принять Жермену за компаньонку, надо быть полным…

Поль (Клеману). Он знает, знает!

Клеман (направляясь к террасе). Я лучше уйду! (Оборачивается на пороге.) А Жермене передайте, что все накрылось! Она поймет! Так, наверное, будет лучше для всех! Страшная женщина! Сколько глупостей я мог ради нее наделать!

Поль. Естественно! До свиданья!

Клеман уходит.

(Подталкивая Жана Франсуа к террасе.) Дорогой друг, мы с вами поговорим позже!

Жан Франсуа уходит. С лестницы осторожно спускается Жермена.

Жермена. Ну, что?

Поль. Тетя спустилась в погреб.

Жермена (подойдя к Полю). Браво!

Поль. Какое браво! И вылезла обратно!

Жермена. Она вылезла обратно?

Поль (в гневе). Вот именно, что ничего не случилось!

Жермена. Дайте я посмотрю! (Спускается в погреб, закрыв за собой дверь.)

С террасы врывается Клеман.

Клеман (он в крагах). Краги! (Я панике ищет их.)

Поль. Вот они! (Показывает на них.)

Клеман. Спасибо! (Идет к террасе, оборачивается.)

Извините меня… (Тепло.) Конечно… Жермена… дальше некуда… но я бы ей все простил!

Поль (торопливо) Да, но не надо плакать – за руль, и ветер высушит слезы.

Клеман. Я так страдаю! (Угрожающе надвигается на Поля.) Пусть только превысят скорость! (Уходит.)

Жермена вылезает из погреба.

Поль. Ну что?

Жермена (ошалело). Не хочет больше!

Поль. Что?

Жермена. Говорит, хватит с него одного мокрого дела, не хочет на себя другое навешивать!

Поль. Трус он, ваш убийца!

Жермена. Мне не надо было ему говорить, что Жюльен раскололся!

Поль (в ярости). Тащите его сюда! Я его научу, как надо относиться к работе!

Жермена. Он смылся!

Поль. Как?

Жермена. Через вентилятор! Я сейчас тоже! (Направляется к кухне, Поль – за ней.)

Поль. Послушайте, Жермена…

На террасу входят Брижитта и Жан Франсуа.

Жан Франсуа (не видя Жермены, которую Поль от него заслоняет). Дорогой мой, мы вас ждем!

Жермена (удивленно). Вы?

Брижитта (встревоженно, Жермене). Вы знаете мсье Роббера?

Пауза.

Жермена. Нет! Он не в моем вкусе! (Уходит.)

Поль (мягко). Эти женщины на все способны!

Жан Франсуа, ничего не говоря, увлекает Брижитту на террасу. Они уходят в одну дверь, а в другую стремительно вбегает Элен.

Элен (возбужденно). О Поль! Тетя!

Поль. Что «тетя»!

Брижитта. Она… она…

Поль (потрясенно). Боже мой! Умерла?

Элен. Более того!

Поль. Что?

Элен. Когда ты видел мсье Бренсона в последний раз?

Поль. Недели три тому назад… а что?

Элен. Через неделю после этого она продала ему виноградники!

Поль (ошалело). Но почему она мне не сказала?

Элен. Разыгрывала!

С террасы входит Виолетта. Стоящий к ней спиной Поль не видит ее.

Я тебе всегда говорила, Поль… в глубине души тетя – добрая женщина.

Поль (прозорливо). Но в самой глубине! Чтобы разглядеть, надо спуститься в батискафе! (Внезапно.) А деньги? Как она с ними поступила?

Виолетта (за спиной Поля). Пока колеблюсь!

Поль (резко оборачивается). Между чем и чем?

Виолетта. Одну половину, естественно, Брижитте… А другую!

Поль (скрежеща зубами). На бедных!

Виолетта (весело). Дюбаровским кранам!

Поль (обнимая Виолетту). Спасибо, тетушка!

Брижитта вместе с Жаном Франсуа входит с террасы.

Брижитта, займись обедом!

Брижитта мгновенно исчезает в кухне.

(К Жану Франсуа.) Сейчас, дорогой Жан Франсуа, мне предоставляется великолепный повод сказать вам, что семья – это краеугольный камень…

Все. Правда…

Из кухни доносится звон разбитой посуды и вбегает расстроенная Брижитта.

Брижитта. Тетя… я разбила старую супницу.

Все (с отчаянием). О!

Поль (с хохотом, Виолетте, которая не понимает). Видишь… все же удалось!

На этих словах опускается занавес.


home | my bookshelf | | Супница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу