Book: Чужая



Чужая

Владимир «Адольфыч» Нестеренко

Чужая

Road Action

Купить книгу "Чужая" Нестеренко Владимир

Посвящается не дожившим

Шоссе, лесополоса, заснеженные поля. Раннее зимнее утро. У обочины стоит вишневая «девяносто девятая». Четверо молодых людей в кожаных куртках поверх спортивных костюмов мочатся на обочине. У них вид невыспавшихся, угрюмых людей.


ШУСТРЫЙ (втягивая ноздрями воздух): Бля, ну и вонь. Говно… Гиря, хули ты здесь остановился?…

ГИРЯ (сосредоточенно выписывая что-то струей на снегу): Тут везде воняет. Свиноферма. Закопать тебя в свинячье говно – через неделю и кости растворятся.


Все смеются, кроме Шустрого и Малыша.


МАЛЫШ: Хорош тут базарить, поссали и поехали.


Все молча садятся в машину, Гиря за руль.


МАЛЫШ (увидев, что Шустрый пытается закрыть окно): Не закрывай, разобьемся. В тепле уснет водитель – и привет.

ГИРЯ: Шустрому все говном воняет…

МАЛЫШ: Воняет – да и хуй с ним. Жизнь и не так воняет. Ты, главное, не усни за рулем.


Машина рвет с места, оставляя следы протектора и свастику, криво нарисованную мочой на снегу.


РАССКАЗЧИК: Если верить указателям, до границы оставалось немного. Километров 400. В эту ночь поспать опять не получилось. Все «рашпили» мало спали с тех пор, как началась эта история с Чужой…

* * *

Визуализация рассказа, но голос Рассказчика за кадром продолжает.


РАССКАЗЧИК:…Дедушка с бодрым погонялом Рашпиль отсидел за решеткой лет двадцать. К тому времени, как произошла эта история, он вполне освоился на воле, носил клубные пиджаки, имел долю в разных фирмах, построил казино, там же и жил. На чердаке сделал себе квартиру с телевизором, двуспальной кроватью и сортиром – получилось как люкс в старой советской гостинице, только полировки поменьше…

Окно круглое, потолок скошенный, рама перекрещивает окно – Рашпиль смотрел на мир сквозь прицел, как из бункера. Крепкий старик с трудной судьбой, на его пиджаке неплохо бы смотрелись орденские планки.


…Было Рашпилю лет пятьдесят. В том деле, которым он был занят всю свою жизнь, – это пенсионный возраст. Как у летчиков. Рашпилем его называли за характер, ну и за то, что правая щека у него была в оспинах – только не от ветрянки, а от дроби – попал под выстрел из обреза. Жены у него не было, и он пользовался служебным положением.


Отъезд камеры от окна показывает девушку в униформе казино, на груди табличка с именем. Девушка стоит и ожидает, пока Рашпиль насмотрится в окно, потом он достает бульбулятор, зажигает шарик крэка, дает покурить и ей, потом, расстегивая ширинку, говорит «Соси, пока не отвалится».


…Крэк постепенно занимал место всего остального в жизни Рашпиля, так что сосать у хозяина девочкам оставалось недолго. Кроме казино, у дедушки и других дел хватало…

* * *

Стрельба из автоматов по «восьмерке». Вылетают стекла, машина превращается в решето. Крупно – быстро растущая лужа крови, вытекающая из открытых дверей. В машине четыре человека, они мертвы.


«Рашпили» перестарались, вытесняя конкурентов.


Молодой парень в надвинутой на глаза шапочке, с автоматом, это Бабай, контрольными выстрелами добивает пассажиров машины. Три выстрела, вместо четвертого – щелчок. Патроны кончились. Молодой бросает автомат и бежит к другой машине – бойцы уже в машине, времени нет. Одному пассажиру повезло – он жив, кровь, которой он истекает, смешивается со струйкой мочи из мокрой штанины.

* * *

Кадр в больнице – выживший пассажир расстрелянной «восьмерки» лежит в реанимационной палате, у входа сидит милицейская охрана, в палату заходит генерал милиции в белом халате, наброшенном на мундир, с ним несколько офицеров, свита, врачи.

* * *

Так жизнь Артура, по прозвищу Бабай, двадцатилетнего пацана, у которого не хватило пули на четвертого пассажира, превратилась в одну сплошную неприятность. Светил расстрел, хотя были варианты.

(Осунувшийся, небритый, со следами побоев Бабай пытается держаться ровно на табурете. Через стол от него радостно улыбающийся оперативник в штатском. На стенах – советские вымпелы «победителю соцсоревнования», а также наклеенные заголовки из газет и размноженные на ксероксе надписи:

ОТСУТСТВИЕ СУДИМОСТИ – НЕ ВАША ЗАСЛУГА, А НАША НЕДОРАБОТКА

МОЖЕТ БЫТЬ, ХВАТИТ ЛЕПИТЬ ГОРБАТОГО К СТЕНКЕ?

КАЖДЫЙ УМИРАЕТ В ОДИНОЧКУ

Бюст Дзержинского. Бюст Ленина.


В то же время на стене герб Украины – то есть советская символика – это милицейский прикол, как и надписи.):


ОПЕР: Одного из стрелков угандошили при задержании. Полез сдуру за волыной, получил три пули (наклонясь, доверительно): – так что теперь он виноват перед всеми и за все. Можешь пойти соучастником, убили-то троих из одного автомата, ты уже мертвых добивал – суд учтет молодость и сиротство…

БАБАЙ: Ну. А от меня что вам надо?

ОПЕР: Дурака-то не включай. Дай показания на Рашпиля, и тогда его зароют, как пса, под столбиком с биркой. Ты через десять лет выйдешь на волю, к новой жизни… Ты понимаешь, что я тебе предлагаю? Жизнь! Раздупляйся быстрее, потом поздно будет, получишь расстрел – никто не спасет.


РАССКАЗЧИК: Все это каждый день рассказывал Бабаю симпатичнейший дядька из бандитского отдела, а по ночам – пятеро несимпатичных, из-за чего Артур ссал кровью и ходил вдоль стен.


(Бабай медленно двигается, придерживаясь за стену рукой, как спелеолог.)


Ходил он недалеко – до параши, чтобы слить лишнюю кровь. Рашпиль от такого оборота занервничал. Впору было переходить с крэка на геру, подлечить нервишки.

* * *

Четверо молодых людей – Шустрый, Гиря, Малыш и Сопля – в казино Рашпиля. Они чувствуют себя здесь уверенно, хотя и выглядят пришельцами из другого мира.

Выделяются среди публики в казино отсутствием животов, галстуков и костюмов, в тех же кожанках поверх спортивных костюмов, поломанными носами и ушами. Общее впечатление от этой компании – недоброе, угнетающее. Молча четверка проходит по казино, Малыш показывает кивком на дальний столик, резервированный «для своих» – остальным предложено дожидаться его здесь. Сам поднимается наверх, к Рашпилю.


ШУСТРЫЙ: Побежал Малыш к Карлсону, за советом…


(Оценивающе оглядывая официантку, паясничает, кому-то подражая.)


– Три чая, пожалуйста, милочка моя, какая вы симпатичная сегодня…


(Смущенная официантка уходит, по ходу кто-то из пацанов хватает ее за задницу, за столом царит довольное ржание. Попивая чай, трое недобро посматривают на посетителей и вполголоса разговаривают.)


СОПЛЯ: Смотрите, какая халява шпилит. Золота одного на пару штук… Сосет, наверное, что помпа корабельная.

ГИРЯ: Баловство.

ШУСТРЫЙ: Пойти с ней потереть, что ли…

СОПЛЯ: Ага. Только тебя ей не хватает, некому ее рыжуху в ломбард сдать.


Видимо, это намек на какую-то историю, все смеются.

* * *

На чердаке Рашпиль и Малыш. Малыш сидит на стуле, Рашпиль на кровати. Рашпиль говорит сипло и очень тихо. Перед Малышом фотография девушки.


РАШПИЛЬ: Одна родная душа у нашего Бабая осталась. Сестра… Анжела. А больше никого… Родители давно коней двинули, а воспитала бабка, недавно померла. В Чехии сестра сейчас… Чужая – такая вот кликуха. Ты ж с ней знаком?

МАЛЫШ: Знаком.

РАШПИЛЬ: Вот и хорошо. Нужно ее найти и привезти сюда, ко мне. Сейчас дам тебе лавэ, десятку. Потом, как привезете, еще получите, по пятерке каждому. А тебе – десятку.


(Передает деньги, Малыш не считая прячет пачку за пазуху.)


В Праге найдешь Карасика… Инструмент возьмешь у него, вообще, поможет, он давно там живет. Смотрите… осторожнее… там сейчас нет такого, как у нас, – Вася знает Колю, Коля знает Петю, все, братва, – все будете решать сами, на месте…


(В процессе разговора Рашпиль заряжает в бульбулятор шарик крэка.)


Фотографию возьми, будешь там показывать, да что я тебя учу… от крэка в голове образуется пустота, торричеллева пустота, понимаешь, Малыш, торричеллева… я тебе не предлагаю, а то может понравиться… привези ее, чтобы Бабай не стал подписывать, мусора отсосут, на тебя надеюсь, ты же помнишь…


Откинувшись на кровать, он что-то еще бормочет, разобрать можно только отдельные слова.


Взяв деньги, Малыш спускается в казино и показывает кивком на выход.


Все уходят, официантка, убирая со стола, обнаруживает среди окурков в пепельнице использованный презерватив и недоуменно смотрит. Это Шустрый пошутил – плюнул в него несколько раз. Со стороны выхода раздается громкий смех, пацаны внимательно следили за официанткой.


РАССКАЗЧИК: Времени на сборы было мало, но все привыкли к жизни на колесах. Некоторые так привыкли, что и дома своего не завели.


Сцены сборов пацанов.


Гиря прощается с невестой, невеста беременная, очень средняя, жлобиха. В квартире ковры на стенах, портреты родственников, календарь с котятами, бахрома на занавесках. Когда он уходит, она смотрит на себя в зеркало, гладит живот руками и внезапно начинает плакать.

Сопля живет с родителями, уходит с сумкой, мать закрывает дверь, отец дремлет на кухне, две пустые бутылки водки на столе. Бедность. На стене – скрещенные рапиры и фехтовальная маска. Большая фотография Сопли, он фехтовальщик, на груди – медаль, теперь она висит на ковре.

Малыш живет один – средненько, мебель старая, квартира явно съемная, но телевизор импортный, большой. Собирает сумку, достает из тайника в кресле пистолет, ТТ, подбрасывает его в руке, потом со вздохом прячет обратно.

Перед выходом смотрит в глазок.

Все пацаны, перед тем как выйти из квартир, – смотрят в глазок.


Шустрый живет у женщины, она старше его, скандал, он уходит, телка кричит вслед «чтоб ты не вернулся». Он возвращается, звонит в дверь и, когда она открывает, дает ей кулаком в лоб (как молотком, нижней, мясистой частью кулака.)


…Плюс нужно было еще найти в городе инвентарь…


Захлопывается багажник, на заднее стекло ложится траурный венок с надписью на ленте «Lyubomu Yakobu Toporcheku ot druzzey». Рядом лежит бейсбольная бита, деревянная.

* * *

Восходящее солнце слепит колхозника на телеге, он закрывает глаза рукой.

…Солнце только встало, а уже появился первый потерпевший.

Летящая на полной скорости «девяносто девятая» выскакивает на встречную и идет лоб в лоб с телегой, лошадь шарахается в сторону, колхозник спрыгивает с телеги, «девяносто девятая» возвращается на свою полосу, это шутка.

Колхозник показывает вслед машине кукиш. Машина резко тормозит.


В салоне машины.


ГИРЯ (он дремал, склонив голову, а теперь от резкого толчка вдруг подался вперед, ударившись о переднее сиденье): Э-э, блядь!

СОПЛЯ: Не понял…

МАЛЫШ: Шустрый, ты чего?

ШУСТРЫЙ: Этот черт дулю показал. Не повезет теперь.

МАЛЫШ (секунду подумав): Повезет. Ну-ка, сдай назад, прокатим лоха до границы.

* * *

Все происходит в тишине. Колхозник пятится. Из машины вышли все четверо, Гиря помахивает битой.


МАЛЫШ: Ну, ты, хуй! Сюда иди!

* * *

В салоне пять человек. За рулем – Малыш. Гиря и Сопля сзади, между ними Колхозник.


ШУСТРЫЙ (заканчивает рассказ): Короче, три штриха и одна халява сидят в машине. Штрих, что спереди сидит, блатует, говорит: «Ну, если я не прав – убейте меня, убейте!» Наконец, один, что с бабой на задней сидухе (обращается к Сопле) – вот как ты сидел… волыну достает… и ебашит пассажиру в лоб. (Дает колхознику щелбан.) Вася падает под сиденье – халява ссытся от страха и кричит: «Отпустите меня, я ничего не видела, никого не знаю!» Тут штрихи думают, шо делать с двумя жмурами…

ГИРЯ (тупо): А второй жмур – кто?

СОПЛЯ: Да халява, что ж ее, живой отпускать?

ГИРЯ: Точно, туплю.

ШУСТРЫЙ: Как всегда. (Продолжает рассказ.): И тут из-под сидухи вылазит штрих, весь в крови – за голову от так держится – и говорит: «Вы что, совсем охуели, махновцы?» Все так и охуели, а баба – в обморок.

МАЛЫШ: Из нагана стрелял?

ШУСТРЫЙ: Да. Спортивным патроном, а порох отсырел. У дурака как рог на лбу вырос.

МАЛЫШ: Была у меня когда-то такая же история. Пуля мягкая, свинцовая…

ШУСТРЫЙ:…Об лоб расплющилась…

МАЛЫШ: Да.


Все смеются, кроме Колхозника.


Проезжая мимо сел, они берут выставленные крестьянами продукты – молоко, яблоки – грузят в машину, и уезжают не рассчитываясь. Мелькают указатели – счет километров.


МАЛЫШ (смотрит карту, высчитывает что-то, потом смотрит на часы): Ладно, будем прощаться с нашим кентом…


Машина виляет к обочине.


КОЛХОЗНИК: Да вы что, ребята? Неужели убьете? За что, за дулю?

МАЛЫШ: Давай, выходи, дядя, приехали!


Пацаны вытаскивают колхозника из машины, Гиря ведет его к опушке леса. За ними крадется Шустрый с битой.


СОПЛЯ: Ну, дядя, становись-ка к лесу передом. Не вовремя ты нам попался…


Колхозник справился с собой, на его лице появилась некоторая жесткость, похоже, что он собирается умереть с достоинством. Шустрый сзади несильно бьет его битой по голове, держит биту одной рукой. Колхозник падает, он думает, что в него выстрелили. Под смех пацанов он поднимается и видит уезжающую машину… Некоторое время он стоит на коленях, как боксер в нокдауне, и СМОТРИТ вслед машине.

* * *

Погранпереход. Огромная очередь из автомобилей, люди жгут костры, пьют водку, вообще – движение, как в лагере беженцев. В основном в очереди машины с прицепами, это челноки, хотя попадаются грузовики и автобусы. Малыш и Шустрый идут искать концы. Гиря и Сопля в машине наблюдают за движением вокруг.


Несколько звероподобных кавказцев, судя по всему, здесь заправляют.


СОПЛЯ: Не пойму, кто здесь главный? Где таможня? Где погранцы?

ГИРЯ: Звери (сплевывает за окошко)… Они переход держат… Без очереди – это к ним… (Невдалеке коммерсанты на микроавтобусе, только что договорились с одним из кавказцев, тот деловито похлопывает водителя по спине, микроавтобус выруливает к переходу, огибая очередь машин.) Потрусить лохов на дороге – это тоже они… Золотая жила эта граница… (Зверь что-то говорит в рацию.): Гляди, номер передал… Видимо, с той стороны – тоже они…

* * *

Малыш беседует с бригадиром кавказцев.


МАЛЫШ: Брат, есть разговор.

ЗВЕРЬ (надменно): Что ты хотел?

МАЛЫШ: Я не хотел, я хочу.

ЗВЕРЬ: Что?

МАЛЫШ: Перейти по-быстрому.

ЗВЕРЬ: Триста баксов.

МАЛЫШ: Ты не понял, братыло! Мы такие же, как вы.

ЗВЕРЬ: Вы от кого?

МАЛЫШ: От Рашпиля.

ЗВЕРЬ: Не знаю такого.

ШУСТРЫЙ: Не гони, Рашпиля все знают.

ЗВЕРЬ: Э-э, ты притормози, гонят говно по трубам, понял?

ШУСТРЫЙ: Ты меня на понял не бери, понял? (Видит, как подтягиваются другие звери.)

МАЛЫШ: Ладно, раз так – мы сами договоримся с таможней. Пошли, Шустрый.

ШУСТРЫЙ (зверям): Увидимся еще, рэкетиры…

* * *

Шлагбаум. Малыш о чем-то говорит с таможенниками, жестом показывает Шустрому, чтобы подъезжал к КПП. Веночек отчетливо виден через лобовое стекло. У пацанов – хмурые сосредоточенные лица. Зверьбригадир пытается что-то выяснить у толстого усатого таможенника.


ТАМОЖЕННИК (серьезным тоном): На похороны едут, уважаемый человек умер… (У Усатого в руках – бита, которую он забрал у пацанов.):

* * *

(Реминисценция.): В похоронном бюро прошедшей ночью. Сонный работник возится с венком, Гиря и Сопля рассматривают венки, гробы и прочее похоронное хозяйство.


МАЛЫШ: Извиняй уже, что подняли тебя ни свет ни заря…

РАБОТНИК (устало): Ничего… На венке-то что писать будем?

ШУСТРЫЙ: Все там будем…


Гиря смеется.


МАЛЫШ: Подвязывай, юморист… (Работнику.): Ты это… По-русски только пишешь?

РАБОТНИК: По-всякому пишу.

МАЛЫШ: А на словацком можешь?

РАБОТНИК: Не, я такого языка и не знаю.

МАЛЫШ: Ладно… Пиши по-украински, только буквы польские чтобы были. И над «Цэ» птичку такую прихуярь.

РАБОТНИК: Так что писать?

МАЛЫШ: «Любому Якобу Топорчеку от друзей».

* * *

Проезжая границу, пацаны откровенно веселятся.


ШУСТРЫЙ: Бля, колхозники тупые, повелись. Пролезло, бля! (Открывает дверь и выбрасывает венок на дорогу.):


Словацкие пограничники, все это в десятке метров от КПП, смотрят вслед машине. Венок лежит в грязи, ленточка развевается на ветру. Зверь, видимо из той же бригады, что и по ту сторону границы, с удивлением смотрит на венок в грязи, потом, глядя вслед машине, что-то бормочет. На ругательства не похоже, скорее, он шепчет молитву.

* * *

Машина едет по Словакии, пацаны смотрят с интересом, веселы.


ШУСТРЫЙ: Не, пацаны, если дальше дорога такая же хорошая, то, я скажу, здесь можно ездить…

МАЛЫШ: Дальше – только лучше… До самого океана…

СОПЛЯ (рассматривая в окошко): А мне пейзаж нравится…

МАЛЫШ: Да, получше стало, хотя они и тогда не бедствовали.

СОПЛЯ (пытается шутить наравне со всеми): Когда это «тогда»? В войну, что ли?

МАЛЫШ: Я здесь был, два года назад, еще с Монголом.

ШУСТРЫЙ: С Монголом? Ни хуя себе, я и не знал, что ты у него работал.

МАЛЫШ (смотрит косо на Шустрого): Значит, не надо было тебе знать. Теперь знаешь, и хорошо.

ШУСТРЫЙ (выдержав паузу): Ты потому такой скрытный, что не по понятиям бизнесом занимались? Блядей возили? В Прагу, на заработки…

МАЛЫШ: Фильтруй базар, ты. Да, блядей пасли… Тогда можно было. Понятия другие были. Монгол и с карманников получал.

СОПЛЯ (изумленно): С воров?

МАЛЫШ: Да. Время было такое…

ГИРЯ: А где теперь Монгол?

МАЛЫШ: Да там, где и все. На кладбище. Хоть в закрытом гробу хоронили, но могила есть. У остальных не так. Мы тогда здесь много народу оставили, и дома тоже многих потеряли. Всю верхушку. (Меняя тон на приказной.): Так! Сделали добрые лица… Веселимся, блядь. Гиря, анекдот рассказывай…




Полицейский из дорожной полиции машет жезлом – указывает на обочину дороги, машина тормозит.

* * *

Минутой позже. Полицаи проверяют документы, обыскивают машину.


ГИРЯ: …И тут доктор говорит: «А почему ж ты ее не ебешь?» А больной: «Ты гонишь, доктор, мы ж с ней хаваем».


Смех.


Полицай с презрительной миной возвращает паспорта.

* * *

Едут дальше, Малыш рассказывает историю.


МАЛЫШ: Короче, проститутки на той хате спали по трое в кроватях, в две смены, девять телок… За ними Барбос присматривал. Не пацан, мусор бывший, спецназовец.


Пацанам вроде как не по понятиям было с телками жить, а ему это дело нравилось. В виде наказания – ебал их в жопу. Один раз пацаны тему просекли и посоветовали Барбосу намазать гандон змеиным ядом, чтоб больнее было.


Пацаны ржут.


СОПЛЯ: И шо?

МАЛЫШ: Тот намазал. Гандон разъело, и Барбос носился по хате со стоячим хуем, верещал от боли, шо кабан.


Все смеются.


ШУСТРЫЙ: Так как потом, пропал интерес в жопу ебать?

МАЛЫШ: Хуй его знает. Его грохнули через две недели.

МАЛЫШ: Ладно. Расскажу еще одну историю.

(Визуализация рассказа.): Надо было перевезти через границу деньги. Монгол поделил общак, когда понял, что не перевезти все сразу. Пять тысяч повез я. Монгол сказал в жопу засунуть, на торпеду… Тогда сильно русских на границе шмонали, из Чехии оружие возили, патроны люгеровские, и на 7,65 – там свободно продавались, если есть чех с разрешением на оружие. У нас не достать было, а оружие под них еще с войны оставалось. Деньги забрали бы, больше штуки нельзя было везти. Я, лох, взял пленку от пиццы, завернул, и в поезде, в туалете, стал заталкивать.

ШУСТРЫЙ (заинтересованно): Затусовал?

МАЛЫШ (устало): Нет. Я ж не сидел, не умею крутить торпеды, да и здоровая была слишком. А главное, пицца перченая была, так что я чуть не охуел…


Все смеются, и Малыш с ними.


ГИРЯ: Но провез?

МАЛЫШ: Провез. Спрятал в ботинки, под стельки, на границе побрезговали рыться… Монголу рассказал – тот смеялся.

ШУСТРЫЙ: Что Монгол сказал?

МАЛЫШ: Сказал, что надо разрабатывать очко, в жизни пригодится. (Все смеются.): Он мне сказал, а я тебе говорю, на всякий случай.


Смех.

* * *

Городская суета. В отдалении – Малыш говорит по телефону-автомату в Праге. Коротко разговаривает, затем возвращается к стоящей рядом машине.


ГИРЯ: Не, пацаны, жить тут хорошо, но народ странный… Какие-то они все тут дезики.

СОПЛЯ: Кто?

ГИРЯ: Дистрофики. С патлами, с серьгами.

ШУСТРЫЙ: И телки страшные. Недаром наши твари сюда работать ездят.

МАЛЫШ: Есть и хорошие. Только они с русскими не ебутся. Брезгуют.

ШУСТРЫЙ: Ни хуя себе?! Как это – брезгуют?

МАЛЫШ: А вот так. Тут на телку, что с русскими крутится, – смотрят, как у нас на звериную подстилку или на тех, что с неграми ебутся…

СОПЛЯ: Бля, охуели они тут, давно пизды не получали.

МАЛЫШ: Русских они боятся. Разницы не делают, русские – украинцы, все русские. Как в Москве чеченов боятся – это мы напугали, с Монголом. Они вначале борзые были, как барыги с базара, – а потом уже и на стрелки приходить боялись, если знали, что с нами будет стрелка.

* * *

Кафе. Пацаны сидят за столом, что-то заказывают, официант уходит с заказом. Люди за соседними столиками, уловив русскую речь, рассчитываются и уходят или пересаживаются. Через несколько минут в кафе вокруг столика с пацанами образовывается санитарный кордон из свободных столов.


МАЛЫШ: Ну что, все поняли?

ГИРЯ: Да. Пидоры они тут все.

СОПЛЯ: Хорошо вы их напугали. До сих пор ссутся.

МАЛЫШ: Ну, ссутся не ссутся, а нам отсюда сваливать пришлось… Хотя, другие работают. Попугивают официантов.

ШУСТРЫЙ: Почему официантов?

МАЛЫШ: Потому что они наглые вначале, а потом, как на него наедешь, готовы на четыре кости упасть. Как барыги или официанты.

ШУСТРЫЙ: Шныри. (Он откровенно рассматривает красивую блондинку в конце зала. Та отводит взгляд.):

МАЛЫШ: Глухой номер. У них телки ведутся на красавцев таких… Ну… Знаете, с патлами, танцоров всяких. Как в порнухе – надрочит хуй, и снимается. (Голосом Рашпиля.): Додики, это ж все лагерные додики, педерасты.


Пацаны тихо смеются.


ШУСТРЫЙ: Ведутся телки на пидоров? Тьху, блядь. И страшные к тому же.

СОПЛЯ: Надо б нашим эту страну обратно забрать, мозги им вправить.

МАЛЫШ: Каким нашим?

СОПЛЯ (смеется): Рашпилевцам, каким же еще…

ШУСТРЫЙ: И язык у них пидарский какой-то.

МАЛЫШ: Язык смешной. Не мыло, а мыдло, не самолет – летадло, машина – возидло.

ШУСТРЫЙ: Прикольный язык. А повидло как?


Громко смеются, бармен и стоящий у стойки официант смотрят на них.


БАРМЕН (тихо, официанту): Русское быдло.


Неприметно сидящий у стойки пожилой чех встает и направляется к пацанам. Иностранец – с усами и сединой. Одет франтовато. Тем не менее это и есть Карасик. Несколько секунд на идентификацию.


КАРАСИК (тихо): Привет, босота.

МАЛЫШ: Надо же – не узнал тебя, Карасик. Богатым будешь.

КАРАСИК: Спасибо. Мы ж не знакомы были. Талию ломаешь?

МАЛЫШ: Шучу.

КАРАСИК: Смеюсь. Давайте расходиться, вам еще много сделать надо сегодня. Первым делом, пацаны, кишки, что на вас, – в помойку. Деньги есть – идите в магазин и купите нормальное шмотье. В этом ходить нельзя, полицаи заебут. Вы без делов приехали?

МАЛЫШ: Пустые. Биту и ту на границе отмели.

КАРАСИК: Завтра дам инструмент.

МАЛЫШ: Давай сегодня.

КАРАСИК: Сказал – завтра. Сегодня нет ничего. Идите на хату, отсыпаться. И кишки покупать будете – не изобретайте ничего. А переоденьтесь, как манекены на витринах, не так видно будет, кто вы и откуда. Дожидайтесь меня на хате. Никуда не ходите. Машину на стоянку, подальше от хаты… я покажу.

МАЛЫШ: Хорошо. Где шмотки покупать?

КАРАСИК: Да везде. Отвыкай уже от проблем совковых – тут Европа.

* * *

Хата. На столе гамбургеры и три бутылки водки. Малыш наливает в стаканы. Пацаны в футболках. Из мебели – телевизор и матрасы. По телевизору идет бесконечное МТВ. Костюмы на вешалках.


МАЛЫШ: Плохо, что со стволами задержка.

ШУСТРЫЙ: Да брось, Малыш, мирная демократическая страна…

МАЛЫШ: Тут территория чужая. И навидался я историй разных. Было дело – приехали от Монгола вот так вот пацаны – устали с дороги, водочки напились. И спать… А ночью замочили всех по тихому… Никто не проснулся уже…

ШУСТРЫЙ: И кто их захуярил?

МАЛЫШ: Чечены.

СОПЛЯ: Дверь, что-ли, не слышали, как ломали…

МАЛЫШ: А дверь ключиком открыли… Как домой к себе зашли…

* * *

Дверь на хате. Деревянная, но надежная. Слышно, как кто-то с другой стороны вставляет в замочную скважину ключ. Замок щелкает и медленно проворачивается.


Второй раз повернуться не успевает, пацаны, покинув стол, занимают позиции. Движения отработаны многократно. Гиря с Соплей приседают в прихожей возле дверей, Шустрый с кухонным ножом, который прячет за бедром, опустив руку, становится за дверь, Малыш подходит к дверям. Дверь открывается, входит Карасик, в руке – дипломат.


КАРАСИК (заходит): Привет, Малыш!

МАЛЫШ: Не звонишь, Карасик?

КАРАСИК (увидев, что окружен пацанами, крупным планом – нож в руке у Шустрого, испуганно): Да вы что, братва?

МАЛЫШ: Ну, мало ли кто зайти хочет.

КАРАСИК: Бля, забыл позвонить. Я уж старый, склероз.

ГИРЯ: Так на пенсию иди.

КАРАСИК (неожиданно злобно, совсем другим тоном): А я и есть на пенсии. Я двадцать лет по лагерям скитался, теперь здесь живу. А где ты будешь жить, если еще раз мне слово скажешь, ты знаешь?

ГИРЯ: Где?

КАРАСИК: Нигде, понял, Вася?!

* * *

На кухне, которая отделена от комнаты перегородкой без дверей. Карасик кладет дипломат на стол, поднимает крышку. Пацаны окружили стол и рассматривают содержимое. Три пистолета – два «СZ-85» и «Вальтер P-38».


МАЛЫШ: Это все?

КАРАСИК: Нет, вот еще приспособа. (Достает из кармана сверток. Разворачивает. Внутри – глушитель, который он кладет на стол рядом с «вальтером».):

МАЛЫШ: А четвертый?

КАРАСИК: С четвертым осечка. Чехи подвели, нет четвертого.

МАЛЫШ: Плохо. С патронами что?

КАРАСИК (достает несколько пачек патронов):  Вот, по обойме, вам больше и не нужно. Тут помногу не стреляют…

МАЛЫШ (хмуро): Один без ствола остался…

КАРАСИК: В спортивный магазин сходите. Купите нож или биту – здесь свободно продаются.

ШУСТРЫЙ: С колесами что?

КАРАСИК: Машина у подъезда стоит, «Шкода», вот доверенность, я давно сделал.

МАЛЫШ: А нашу куда?

КАРАСИК: Постоит пока на стоянке, а после всего я ее к границе выгоню, пусть кто-то заберет.

МАЛЫШ: Как место называется, где русские проститутки работают?

КАРАСИК: «Бизнес-центр». Там казино, гостиница, рестораны, бары. Других телок, кроме русских, – нет. Ну и любительницы еще, одиночки всякие, на гере сидят – эти где придется.

МАЛЫШ: А те, что в центре, – они от кого?

КАРАСИК: Русские, сутенеры, похоже, наркоманы – я их видел, разговаривал там по одному делу, потом они потерялись. Неприятные люди. Ходят, чешутся, тоже на героине… Вы хоть не расслабляетесь хмурым?

ГИРЯ: Не. Ничем не болеем.

КАРАСИК: Вот и хорошо. Занимайтесь. Через три дня не отзвоните – я Рашпилю скажу, что вы пропали куда-то.

МАЛЫШ: Хорошо, свяжемся.

КАРАСИК: Смотрите, осторожно. Здесь цыгане с русскими в хуевых, албанцы – со всеми в плохих… Еще арабы есть, а сейчас и чехи стали в бригады объединяться. Монгол покойный дорогу показал. Арабы деньги меняют, албанцы – герой торгуют, а цыгане – всем понемногу, но в основном со слюнявого кармана кормятся. (Помолчав.): Как и наши. А ведь было взападло…

ШУСТРЫЙ: И сейчас взападло. Только здесь и работают – а дома мусора с халяв получают.

КАРАСИК (внимательно смотрит на Шустрого): Вот оно как. Здесь, значит, вроде как заповедник?

ШУСТРЫЙ: Вроде как. Зверинец.

КАРАСИК: Ну, увидимся, пацаны, смотрите, осторожней с этим (показывает на оружие):. Найдут – сразу надо полицаю штуку баксов дать, а то закроют.


Малыш провожает гостя до дверей.


КАРАСИК (у дверей, почти не шевеля губами, говорит Малышу): Зря вы того взяли, что со мной про понятия тер. Сильно он наглый. Смотри, осторожней…

* * *

Охотничий магазин, много всевозможного оружия, камуфлированной одежды, на стенах – головы оленей и прочей убитой чехами живности. Сопля рассматривает прилавок, под стеклом пистолеты и ножи. Продавец вынимает из-под стекла и раскладывает на прилавке несколько ножей, с пилами, устрашающих размеров, нержавеющей стали.

Сопля по очереди рассматривает их, берет в руки, потом кладет на прилавок.

Наконец выбирает абсолютно черный нож военного образца, это боевой нож американской морской пехоты, рассчитывается и уходит.


Квартира, в квартире Сопля и Гиря, лежат на матрасах, смотрят телевизор, по телевизору МТВ. Сопля любуется купленным ножом, подбрасывает его, ловит, перебрасывает из руки в руку.


ГИРЯ: Заебало одно и то же смотреть.

СОПЛЯ: На остальных каналах не понятно ни хуя. Сплошное мыдло – вонидло.


Смеются.


ГИРЯ: Вон Малыш рассказывал, так же сидели по хатам, в прошлый раз, жрали гамбургеры, один на двоих в день, и смотрели это ебаное МТВ.

СОПЛЯ: Это охуеть можно.

ГИРЯ: Так они и хуели – начали выяснять, кто блатнее. Одному челюсть сломали, другого подрезали, и так через день. Монгол тогда семьдесят человек привез.

СОПЛЯ: А потом что?

ГИРЯ: Потом несколько пацанов на Монгола наехали, он двоих на месте завалил, еще человек пять потом замочили.

СОПЛЯ: Понял. А то я думаю, чего они свалили отсюда…Тут охуенно было бы остаться – сплошняком лохи непуганые, на заправке сначала машину заправляешь, потом идешь платить.

ГИРЯ: Не идешь.

СОПЛЯ: Ну понятно, не хватало еще.


Смеются.


ГИРЯ: Бля, ну где они ездят? Не могут русскую блядь найти в гостинице.

СОПЛЯ: Гиря, а ты б тут остался жить?

ГИРЯ: Нет. У меня свадьба скоро, моя беременная.

СОПЛЯ: Ну и хули с того? Свадьба так свадьба.

ГИРЯ: Рубану капусты – поеду домой. Дом буду строить и пруд выкуплю.

СОПЛЯ: Какой пруд?

ГИРЯ: Обычный, где рыба. У нас есть государственный, в селе – никто выкупить не может, денег нет.

СОПЛЯ: И рыбу будешь разводить?

ГИРЯ: Ну да. Я скотину не люблю – на бойне остопиздела еще.

СОПЛЯ: Ты на бойне работал?

ГИРЯ: Да. Бойцом.

СОПЛЯ (смеется): И с кем ты бился?

ГИРЯ: Свинью по такому желобу, как детская горка, мордой вниз спихивают с рампы – а я кувалдой ей по лбу.

СОПЛЯ: И как – получалось? Свиньи не бросались? Яйца не отгрызли?

ГИРЯ (поняв, что Сопля издевается): Давай раз въебу – прозреешь.

СОПЛЯ (нож, которым он постоянно играл, замирает в руке, острие направлено в сторону Гири): Да ну? А может, я тебе быстрее кишки выпущу?

ГИРЯ (резко садится): Ты что, Василий? (Берется за рукоятку пистолета, который у него за поясом.): Это тебе не фехтование, тут лампочка не загорится.


Звонок в дверь. Гиря и Сопля вскакивают, достают оружие и занимают позиции возле дверей. Дверь открывается ключом.

В квартиру заходят Малыш, Шустрый и проститутка. Проститутка останавливается в дверях, при виде Гири с «чизеттой» в руке. Шустрый ее подталкивает в спину, и, зацепившись за порог, она влетает в квартиру, Гиря без труда ловит ее за шею и, зажав в «ключ», ведет в комнату, где укладывает на матрас лицом вниз, после чего фиксирует ее, надавив коленом на шею. Шустрый в это время захватывает ее ногу, снимает туфлю и зажимает ногу у себя под мышкой, согнув в колене. Это захват, известный в рестлинге как «бостонский краб».

Малыш идет на кухню и возвращается с деревянной скалкой. Не говоря ни слова – наносит по ступне проститутки десять очень сильных ударов, проститутка пытается кричать, но не может, так как лицо прижато к матрасу. Перестав бить, Малыш знаком показывает Гире, чтобы тот убрал колено.


МАЛЫШ (проститутке): Откуда ты?

ПРОСТИТУТКА (севшим от страха голосом, сквозь слезы): Из Омска.

МАЛЫШ: Здесь сама работаешь или вас много?

ПРОСТИТУТКА: Много. Десять.

МАЛЫШ: Где?

ПРОСТИТУТКА (медлит с ответом): Я улицу не знаю…


Малыш, не говоря ни слова, встает с корточек, Гиря опять наступает коленом на шею проститутки, и Малыш опять бьет ее скалкой по ступне, которая заметно опухла от ударов. Опять десять раз.


МАЛЫШ: Где?

ПРОСТИТУТКА: В частном доме. Я покажу.

МАЛЫШ: С вами кто?

ПРОСТИТУТКА: Двое. Русские.

МАЛЫШ: Кто такие?

ПРОСТИТУТКА: Я правда не знаю. Русские, из разных городов. Из Казани один, другой из Воронежа.

МАЛЫШ: А остальные? Ты их видела?

ПРОСТИТУТКА: Да. Человек десять. Не знаю где, с нами только двое.

МАЛЫШ (достает фотографию Чужой): Видела ее?

ПРОСТИТУТКА: Я не вижу ничего, я заплаканная.

МАЛЫШ (Сопле): Намочи полотенце.


Сопля приносит мокрое полотенце, Малыш протирает лицо проститутки, причем не грубо, а заботливо, как ребенку.


МАЛЫШ: Так видела?

ПРОСТИТУТКА: Да. Это Анжела.

МАЛЫШ: Она сейчас где?

ПРОСТИТУТКА: Не знаю. Они ее избили, она с ними ругалась. Хуев им понапихала. Потом подралась, они ее избили.

МАЛЫШ: Избили – а потом?

ПРОСТИТУТКА: Увезли через пару дней куда-то. Потом хвастались, что продали, и нам угрожали, кто будет крысить деньги – тоже продадут.

МАЛЫШ: Они где сейчас? В доме?

ПРОСТИТУТКА: Да. Только они не открывают чужим, боятся полиции.

МАЛЫШ: Да не бойся (смеется):, не убьем. А ты молодец, умная – сразу придумала причину, чтоб тебя не убивать.

ГИРЯ: Кричать не будешь?

ПРОСТИТУТКА: Нет.

ГИРЯ: Вставай.


Шустрый отпускает ногу проститутки и встает. Та возится на матрасе, смотрит на свою ногу, пытается поставить ступню на пол, вскрикивает от боли. Ноги и руки у нее трясутся, она очень бледная.


ШУСТРЫЙ (протягивает руку): Давай помогу.


Проститутка берет его за руку, встает и пробует наступить на ногу. После чего вскрикивает от боли и валится на матрас.


Все смеются.


СОПЛЯ (Малышу): Я выиграл.

МАЛЫШ: С каких делов?

СОПЛЯ: Ну я сказал, что с десяти раз по пятке, и ходить не сможет.

МАЛЫШ: Так я дал двадцать.

СОПЛЯ: Ну так десять лишних, она б и с десяти не ходила б.

МАЛЫШ: Я такие захера забыл уже, ты мне не пропихивай. Гиря выиграл.

ГИРЯ: Двадцать – самое то.


Проститутка слушает этот разговор, смотрит на деньги, которые Малыш передает Гире, и неожиданно начинает плакать навзрыд, уткнувшись лицом в матрас.

* * *

Вечер. Частный дом, двухэтажный, но не роскошный, такие строят в богатых селах – крепкие и примитивные, с минимумом отделки. На окнах решетки, входная дверь металлическая.

В большой комнате возле телевизора сидят двое. Это молодые люди, лет 23-25-ти, один нерусский, скорее всего татарин, второй типичный русак, они атлеты, но весьма запущенные – неопрятные, лица нездорового цвета, исхудавшие – наркоманы.

На столе лежит набор наркомана – одноразовые шприцы, которые используются многоразово, ложки, зажигалка, резиновый жгут, порезанный лимон и т. п., лежит и маленький пакетик, две – три четверти героина. Наркоманы ищут друг на друге вены, они голые по пояс, один колет другого в какую-то вену, которую нашел на спине.


ТАТАРИН: Ох, блядь, есть…

РУССКИЙ: Я заебался искать у тебя синявки. Надо пах распечатать.

ТАТАРИН: Я пока не буду, боюсь… Это гроб.

РУССКИЙ: Сам будешь вечером искать, нехуй мне больше делать.

ТАТАРИН (заплетающимся языком): Да на хуй ты нужен… твари уколят…

РУССКИЙ: Одна уже уколола…


(Визуализация.): Чужая возится со шприцом – ищет вены на Татарине – заходит за спину – крупно лицо Чужой, ненавидящее, она шепотом говорит: «Сука, заебал…» – после чего втыкает иглу в мышцу и вводит раствор. Татарин ожидает прихода, прихода нет.



Поняв, что она уколола его в мышцу, чтобы не возиться – вскакивает и бьет ее по лицу ладонью, точнее, не ладонью, а основанием ладони, очень сильно, Чужая падает, потом встает, и, не говоря ни слова, бросается на Татарина с кулаками, бьет очень грамотно, серией ударов, кровь… Ошеломленный Татарин отступает на пару шагов, потом приходит в себя и снова бросается на Чужую.

Драка, мат, прибегает Русский, вдвоем они заламывают Чужую и тащат в другую комнату. Крупным планом – избитая Чужая, разъяренный Татарин у нее на глазах поджигает загранпаспорт, горит фотография, та же, что и у Малыша.

* * *

Татарин достает нарды, в комнату заходят проститутки, видимо, их не пускали в комнату во время приема наркотиков. Проститутки, одетые по-домашнему, то есть – в дешевые кричащие тряпочки, некоторые в спортивных костюмах, ненакрашенные. Садятся смотреть МТВ.


ТАТАРИН (Русскому): Шпилим?

РУССКИЙ: Под интерес?

ТАТАРИН: Да. Правила старые.

РУССКИЙ: Напомни.

ТАТАРИН: Проигрываешь просто – сосешь хуй, проигрываешь с марсом – ебу в жопу.

РУССКИЙ (понимающе кивает): Понял, понял.

ТАТАРИН: А проигрываешь с коксом…

РУССКИЙ: Да я понял. Моргушки и все извращения.


Смеются.


Проститутки не реагируют, видимо, это старая шутка в этой компании.

Раздается звонок во входную дверь, Русский берет со стола пистолет, «парабеллум», он лежал под газетой, выглядывает в окно – на улице темно, виден только силуэт женщины, и идет открывать дверь.

На крыльце стоит проститутка, она босая, стоит как по армейской стойке «вольно» – вес тела на одной ноге, видно, что ходит она с трудом. Вплотную к стене у дверей стоят пацаны, у всех в руках оружие. Голос из-за дверей: «Ты одна?»


ПРОСТИТУТКА: Да.


Дверь открывается, Малыш рывком за ручку распахивает ее, и пацаны вламываются в помещение.

Они идут «перекатом» – Гиря валит на пол открывшего дверь сутенера, Малыш перепрыгивает через него и бежит вглубь дома, остальные делают то же самое, предварительно втолкнув проститутку и закрыв дверь. Они не помогают Гире, тот должен справиться сам. Русский и Гиря борются, причем Гиря успевает забрать «парабеллум» и несколько раз ударить Русского рукояткой по голове.

В комнате бой, Татарин отбивается от Сопли, который нападает с ножом. Татарин использует как щит доску для нард, крупный план – черное лезвие ножа несколько раз пробивает тонкую доску, Сопля перехватывает нож в другую руку, подныривает под импровизированный щит и втыкает нож в бедро Татарину, тот бросает доску.

Шустрый, выскочив из другой комнаты, в два прыжка сближается с Татарином и бьет его рукой, боковым ударом в челюсть.

Татарин падает.

Вся сцена продолжается очень недолго, рашпилевцы захватили дом за пару минут, не применяя и даже не показывая оружие.

Малыш выгоняет из других комнат проституток, заставляет их лечь на пол, лицом вниз. Так же лежат и сутенеры, пацаны, оставив Гирю следить за порядком, разбегаются по комнатам. Обыск.

Русский поднимает голову, он пришел в себя, Гиря, не говоря ни слова, наступает ему на шею ногой.

Русский хрипит.


ГИРЯ (сквозь зубы, с неожиданной ненавистью, обычно он добродушный, рычит): Жало в землю, пропидор! Допрос.


На столе лежат документы, деньги, паспорта, резиновая дубинка – все, что нашли.

Малыш рассматривает «парабеллум» и «кольт», отобранные у сутенеров. Достает обоймы, смотрит и бросает на стол.


МАЛЫШ: Газовые (бросает оружие на стол):. Голимый буттер.

ШУСТРЫЙ (обращаясь к сутенерам): Вам, обсосам, и нормальную волыну доверить побоялись…(Бодро.): Ну, кто из вас больше жить хочет? Кто все расскажет – тот и останется живым.

ТАТАРИН: У меня кровь хуячит. Перетянуть надо.

СОПЛЯ: Нема базару (накладывает жгут):.

МАЛЫШ (смотрит искоса на Шустрого, потом на Соплю): Что-то вы самодеятельностью занялись. Сопля, нехуй его перевязывать. Сначала поговорим. (Подходит к Татарину, поднимает его голову за волосы, показывает фотографию Чужой.): Где она?

ТАТАРИН: Не знаю. Малыш бьет его головой об пол несколько раз. Татарину не больно, действует героин.

МАЛЫШ: Где? (Татарин молчит.): Ладно, животное. Сдохнешь первым. Тащите его в ванную и снимите жгут, пусть подыхает.


Шустрый и Гиря берут Татарина за руки, поднимают и, согнув в три погибели, ведут в ванную.

В ванной они укладывают его так же, лицом вниз, ноги согнуты в коленях и торчат из ванны ступнями вверх.


ШУСТРЫЙ: Там в комнате дубинал есть. Сопля, забьемся – пятьдесят раз – и все расскажет.

СОПЛЯ: Он же задвинутый (думает):… но и раненый… Семьдесят.

ШУСТРЫЙ: Забились. По сотке. Жгут пока снимать не будем.


Сопля зовет Малыша в ванную, потом возращается в комнату, берет дубинку, и они с Малышом скрываются в ванной.

Раздаются сдавленные крики, а потом хриплый вой, это воет Татарин.

Проститутка, которую рашпилевцы выкрали в «Бизнес-центре», сидит на диване и курит, она поняла, что всех убивать не будут, и теперь ее симпатии на стороне пацанов. Услышав вой, она сначала смотрит на свою опухшую ступню, потом злорадно улыбается.


Комната. Малыш по очереди подсаживается к проституткам, лежащим на полу, поднимает головы и показывает фотографию Чужой. Что-то шепотом спрашивает, те так же шепотом отвечают.


МАЛЫШ (подсаживается к Русскому): Ну, Витя, я уже и так все знаю. Для проверки только – где у цыган база?

РУССКИЙ: В таком же доме. Тут недалеко. Только там цыгане живут, всем табором, там же и клиенты халяв ебут – ни хуя у вас не выйдет.

МАЛЫШ: С вами же, баранами, вышло. Со всеми выйдет.

РУССКИЙ: Мы не одни. За нас на березах разорвут.

МАЛЫШ: Да ладно тебе гнать. Собрался десяток волоебов, беженцы из бригад, вас там в России каждого ищет братва, чтобы порвать, как гадов, а вы здесь решили движение наладить… У телок паспорта забрали, из заработанного оставляете двадцать процентов – на жратву, помаду и гандоны. Кто слово поперек – пытаете, а одну телку вообще продали цыганам. И паспорт сожгли. В рабство, значит, продали.

РУССКИЙ: Ты как прокурор прямо.

МАЛЫШ: Рано шутишь. А в России вам их вербует мусор из МУРа – в Москве ловит проститутку приезжую из Зажопья какого-нибудь, оформляет штраф, – и в процессе воспитательной беседы предлагает сюда ехать. Ну и агентурно оформляет, как помощницу, вон у жирной – псевдоним Звезда, а у этой пизды (мотает головой в сторону лежащей рядом проститутки): – Островская…

РУССКИЙ: Вы, часом, не мусора?

МАЛЫШ: Хуже. Мы гестапо. Я оберштурмфюрер Кляйн. (С этими словами опять бьет Русского лицом об пол.): Короче, дурачок, где база у цыган?


Русский называет улицу.


МАЛЫШ: Сходится. Повезло тебе.


Пацаны собираются уходить.


МАЛЫШ (обращается к проституткам): Паспорта ваши на столе – забирайте и съебывайтесь. Лавэ мы заберем – вы себе еще намолотите. И смотрите – если будете пиздеть…


Русский и Татарин лежат связанные, руки стянуты веревкой в локтях, за спиной, согнутые ноги привязаны к кистям рук, это называется «ласточка».


ШУСТРЫЙ (обращаясь к связанным сутенерам): Вы веревки перегрызайте – специально зубы вам не выбивали. Только не сейчас, а когда мы дом подожжем.


Гиря, собирающий деньги со стола, смеется.

Шустрый встает, поворачивается лицом к Гире, тот незаметно для Татарина и Русского передает Шустрому газовый пистолет.


ШУСТРЫЙ (Русскому): Ну что, дурачок. Сказали: кто больше расскажет – тот и жить будет. Ты проиграл. (Приставляет ствол ко лбу Русского и спускает курок. Выстрел, облако газа, крик…)

МАЛЫШ: Всем лежать! (Шустрому.): Ты что, блядь?!


Шустрый бросает пистолет Гире, тот быстро разбирает оружие и бросает в кулек с деньгами затворную раму от «кольта», детали от «парабеллума» и обоймы.

Все быстро выходят, Сопля отрезает провод от телефона, причем у самого корпуса, соединить провода невозможно, потом салютует ножом проституткам, как рыцарь мечом, и уходит.

Проститутки разбирают свои вещи, паспорта…

Русский мычит, по лицу течет кровь из раны на лбу, он показывает, чтобы его развязали, ни одна проститутка не обращает внимания.

Собравшись и одевшись, проститутки быстро уходят из дому.

* * *

В машине.


МАЛЫШ: Ну, теперь будет хуже. Эти пидоры продали ее за полторушку зелени цыганам, а цыгане здесь не такие чмошники, как у нас. Хотя, конечно, тоже пидоры. Связываться опасно, без стрельбы не обойдется.

ГИРЯ: Зря мы этих нариков не угандошили. Это из-за них теперь бойня будет, они с цыганами связались.


Шустрый и Сопля при слове «бойня» смеются.


МАЛЫШ: Да тихо, вы. После дела поржем. На хуя их убивать? Свои же и кончат – постанова у них такая, беспредельная до делов. Ну и телки теперь разбежались, волоебам сваливать надо – жить-то не за что. Так что вальнут их свои, и к гадалке не ходи. Нам лучше – они же сами вывезут и закопают, а опознать нас только первая блядь может, что мы в «Бизнес-центре» выхватили, да эти два гуська. Остальные телки с перепугу и не признают. Да и не будут они пиздеть – быстро отсасывают себе на билет, и с первым паровозом по родным колхозам.

СОПЛЯ: А эти, русские, нам предъявить не могут, что мы беспредельщина?

МАЛЫШ (смеется): Поймают – предъявят. Все предъявят, так что лучше не попадаться. Нет, если серьезно, – не предъявят. Они никто. Поэтому просто кончат нас, да и дело с концом. Надо быстрее решать вопрос и валить, пока нас все местные мусора и бандиты не ловят.

ШУСТРЫЙ: Малыш, а хорошо бы еще тем зверям, на переходе, потроха выпустить.

МАЛЫШ: Бля, Шустрый, я хуею с тебя. Ты на год вперед думать решил? Как получится, я не против, шугануть зверей всегда полезно. Наглые рожи.

ГИРЯ: Так куда теперь?

МАЛЫШ: К цыганам. Попробуем выкупить ее обратно.

ШУСТРЫЙ (ему идея не нравится): За какие деньги?

МАЛЫШ: Семь штук осталось, и у этих забрали. Гиря, сколько там?

ГИРЯ: Почти трешка. И ихними деньгами двенадцать штук.

ШУСТРЫЙ: Да ну на хуй платить за нее. Так заберем.

МАЛЫШ (жестко): Сказано тебе, попробуем выкупить. А если не получится, – заберем. Ты за пару штук трусишься, а пулю между рог хочешь получить? (Поняв, что сказал двусмысленность, – уточняет.): У цыган с этим просто.

ШУСТРЫЙ: Ну, смотря из чего. Если из «нагана», да порох отсырел…


Все смеются.


Машина стоит с потушенными огнями, на улице, впереди виден ярко освещенный частный дом, большой, трехэтажный, во дворе и на улице – машины, движение.


МАЛЫШ: Теперь так. Гиря, давай сюда кроны.


Гиря протягивает Малышу деньги.


МАЛЫШ (посмотрев на пачку, не пересчитывая): Ого, ты их уже успел и по мастям разложить. (Добавляет к кронам тысячу долларов.): Тут пятерка. Больше пятерки платить не будем, согласны?


Одобрительное мычание пацанов.


МАЛЫШ: Я иду с Соплей. Гиря и Шустрый – смотрите вон из-за того дома, там пусто, сдается в аренду – если нас бить начнут, или стрельба начнется – подбегаете и с пятнадцати шагов валите их.

ШУСТРЫЙ: Понял.

ГИРЯ: Понял.

МАЛЫШ: Или если я отмаякую – на полшага отступлю и двумя руками лицо себе закрою, но это только если они нас обступят и я волыну не смогу сам достать. Тогда на бегу стреляйте, отвлекайте их.

ГИРЯ и ШУСТРЫЙ: Поняли.

МАЛЫШ: Первыми пиздячьте тех, кто с помповиками или с автоматами – у цыган есть оружие. (Сопле.): – Нож в рукав, если что – сразу делай, насмерть.

СОПЛЯ: Понял.


Пацаны внезапно посерьезнели, собрались, ПОВЗРОСЛЕЛИ – Гиря, Малыш и Шустрый заряжают оружие, потом вынимают обоймы, вставляют в них еще по одному патрону и вставляют в пистолеты. Сопля снимает плащ и приматывает нож к левой руке скотчем, прямо поверх пиджака, рукояткой к кисти руки, потом надевает плащ.


МАЛЫШ: Давайте, пацаны, идите к пустому дому, через минуту мы с Соплей идем.


Гиря и Шустрый выходят из машины и уходят в темноту.

Малыш ждет еще минуту, кивает Сопле и выходит из машины. Двигатель не глушит, но габариты не горят, и в салоне нет света – крупным планом вырванная «с мясом» лампочка в салоне – видно, что машину подготовили к ночной операции.


Цыганский двор. К калитке подходят Малыш с Соплей. Во дворе стоят два цыгана.


МАЛЫШ (говорит по-чешски, вся сцена – разговаривают по-чешски, причем Малыш очень плохо, подбирая слова, на ломаном языке): Эй, братья, с кем можно поговорить?

Цыгане перебрасываются парой непонятных слов, один идет к калитке, второй – сразу в дом.


ЦЫГАН: Что тебе?

МАЛЫШ: Дело есть. Хочу со старшим поговорить.

ЦЫГАН: Я старший.

МАЛЫШ: Да не шути. Мне Робо нужен.

ЦЫГАН: Знаешь Робо?

МАЛЫШ: Позови его.

ЦЫГАН: Сейчас он придет.


Дверь дома открывается, выходят несколько человек и подходят к калитке.


РОБО (смотрит на Малыша снизу вверх, но в то же время кажется, что он смотрит свысока, надменно): Русский, что у тебя?


МАЛЫШ: Тут у вас женщина, русская. Я хочу ее купить.

РОБО: Нет у нас никого.

МАЛЫШ: Есть. Вот, посмотри (показывает фотографию, которую держал в руке):.


Цыган смотрит, потом переводит взгляд на Малыша.


РОБО: Сколько ты можешь заплатить?

МАЛЫШ: Сколько ты хочешь?

РОБО: Пятнадцать тысяч.

МАЛЫШ: Крон?

РОБО: Каких крон? Долларов.

МАЛЫШ: Таких денег нет.

РОБО: Тогда нет женщины.

МАЛЫШ: Я дам пятерку. Пять тысяч баксов.

РОБО: Прямо сейчас?

МАЛЫШ: Да.

РОБО: Давай.

МАЛЫШ: Приведи ее.

РОБО: Покажи деньги.


Малыш прячет в карман фотографию – цыгане напрягаются, у одного из них помповое ружье в руке – он подымает ружье.


МАЛЫШ: Да все нормально. (Из того же кармана достает пачку денег, перемотанную скотчем, которым Сопля приматывал к пиджаку нож.):


Робо смотрит на деньги, потом начинает что-то говорить по-цыгански своим людям. Говорит он дольше, чем нужно сказать «приведите женщину».

(Перевод: «Приведите ту женщину, покажем этому русскому. Заберем у него деньги».

ЧЕЛОВЕКУ С РУЖЬЕМ: «Выйдешь за ворота, будешь стоять там, не пустишь русских внутрь. Возьмите оружие и скажите Штефану, чтобы спустился вниз».)


РОБО (поворачивается к Малышу): Сейчас ее приведут.


Два цыгана уходят в дом.


МАЛЫШ (улыбается): Ты нормальный мужик, Робо. (Переходит на русский, так же улыбаясь.): Афанасий, да ты змей прямо, махновец партизанский…


Сопля, услышав эти слова, переступает с ноги на ногу, он понял, что сейчас начнется…


РОБО (переходит на русский, говорит очень плохо): Змей – то есть змея?

МАЛЫШ: Мудрый, как змей, у нас так говорят. В Библии есть – в самом начале, про Адама и Еву.

РОБО (опять по-чешски, кивает на Соплю): Это твой брат?

МАЛЫШ: Да.

РОБО: Не похож.

МАЛЫШ: Все люди братья.

РОБО: Конечно, все от Адама.

МАЛЫШ: Некоторые от змея.

* * *

Первый этаж цыганского дома.

Обстановка кричащая, безвкусная, грязно.

Цыган открывает дверь в комнату, в комнате стоят кровати, как в армии, больше десятка, между ними натянуты ситцевые занавески. Ходят полуголые женщины, худые, наркоманки, на веревке белье.

На угловой кровати, за занавеской, кого-то ебут.

Цыган подходит к Чужой, она сидит на кровати, избита, точнее, свежеизбита – на лице, кроме старых, зеленых синяков, – свежая ссадина, разбита губа.

Выглядит она подавленной, но, увидев цыгана, – собирается, лицо становится жестким, смотрит исподлобья.


ЦЫГАН: Пошли, Робо зовет.

ЧУЖАЯ: Сдохни, тварь.


Цыган, не поняв слов, но ориентируясь по интонации, хватает ее за руку и рывком поднимает, потом толкает к выходу.

В прихожей стоит еще один цыган, у него в руках автомат, немецкая «Эрма МП-40», два магазина связаны изолентой, он смотрит в окно, но из дому не выходит.

Цыган выводит Чужую на улицу, по тому, как она вдыхает воздух, видно, что на улице она не была давно.

Взяв ее за руку, он ведет ее по двору к калитке, между машин.


МАЛЫШ (увидав Чужую, весело улыбается): Привет!


Чужая узнает Малыша, лицо ее меняется, оживает.


ЧУЖАЯ: Ты? Откуда?

МАЛЫШ: Потом. Помнишь, на даче?

ЧУЖАЯ: Да.

МАЛЫШ: Как тогда.

РОБО (перебивает): Где деньги?

МАЛЫШ: Пусть выйдет со двора, ко мне, я передам деньги через забор.

РОБО: Ей надо вещи забрать. Она сходит в дом и вернется. Давай деньги.

ЧУЖАЯ (Малышу, улыбаясь, весело, нараспев): У меня нет вещей.

МАЛЫШ: Хорошо, вот деньги.


Малыш лезет в боковой карман, куда до этого прятал пачку денег и фотографию, и выхватывает «чизетту», разрывая плащ. Тут же Чужая падает на землю и ползет к калитке.


Малыш в движении, стреляет в Робо, в охрану Робо, опешивший цыган с помповиком на секунду замешкался, и прыгнувший ему в ноги Сопля втыкает нож ему в пах, алая артериальная кровь бьет струей. Оставив нож в ране, Сопля хватается за ствол ружья двумя руками, цыган стреляет в землю. Раздаются выстрелы, это Гиря и Шустрый стреляют на бегу, опомнившиеся цыгане отстреливаются, отступая к дому, Робо лежит на земле, лицом вниз. Из окна очередями стреляет Штефан, цыган, который караулил в прихожей.

Потом он выскакивает из дверей и стреляет, прячась за машинами.

Гиря и Шустрый, пригибаясь, бегут к Малышу.


МАЛЫШ (кричит, стреляя в сторону автоматчика): Огонь по автоматчику!


Чужая доползла до калитки и, поднявшись с колен, помогает Сопле вырвать дробовик у цыгана, который упал на колени, в луже крови.

Цыган очень крепкий и выпускает дробовик только когда Чужая, хищно ощерившись, вцепилась зубами ему в кадык.

Сопля вырывает дробовик и несколько раз бьет цыгана прикладом по голове. Цыган падает лицом вперед.


МАЛЫШ: Шустрый, уводи ее! Остальные – по автоматчику!!


Гиря и Малыш стреляют в замолчавшего автоматчика, тот, присев за машиной, меняет магазин.

Шустрый хватает Чужую в охапку и вместе с ней бежит в тень, подальше от освещенного двора, там валит ее на землю и бегом возвращается к пацанам.

Автоматчик опять начинает стрелять, Сопля с дробовиком забегает во двор, на открытое место, чтобы добраться до стрелка.

Выстрел из дробовика, автомат умолкает, но Сопля роняет оружие и падает – он получил две пули в живот.

Бой окончен, Гиря перемахивает через забор и обыскивает двоих убитых Малышом цыган – хватает все, что попало под руку, – срывает золотые цепи, берет оружие…

Чужая и Шустрый, подхватив Соплю, тащат его в автомобиль, Малыш с пистолетом прикрывает Гирю, потом вместе с ним отступает в темноту.

Машина. За рулем Малыш, они несутся тихими улицами, сворачивают в переулки, путают следы…


МАЛЫШ (не поворачивая головы, сосредоточившись на дороге): Вадик, ты как?

СОПЛЯ (стонет): Хуево. Больно. Пить хочу.

МАЛЫШ (жестко): Мы выбросим тебя у больницы. Получишь срок. Иначе – крякнешь здесь.

ШУСТРЫЙ: А если к Карасику его…

МАЛЫШ: Тихо!! (Продолжает.): Держись три дня – умирай, молчи, здесь не пытают, – потом расскажешь им что угодно. Вали все на нас. Лет пять получишь – будем греть, Карасик поможет. Про него только молчи. И про тех пидоров русских молчи. Они до тебя не доберутся, все нормально. Понял?

СОПЛЯ: Понял. Больно, блядь…

МАЛЫШ: Все, давай, брат, держись. (Шустрому, который сидит на заднем сиденье):. Обшмонай его, все забери.


Шустрый обыскивает Соплю, тот показывает ему на левую руку – Шустрый, поняв, срывает с пиджака скотч, которым был примотан нож.

Возле ночной аптеки они вытаскивают Соплю из машины, прислоняют к двери, потом Шустрый хватает с земли камень и разбивает витрину.

Гиря и Шустрый прыгают в машину, и она скрывается в ночи.

* * *

Двор, где происходил бой, стоят машины полиции, зеваки. «Скорая помощь». В нее грузят цыгана, подрезанного Соплей, капельница. В машине же и автоматчик, оба без сознания.

Робо и охранник лежат на земле, они мертвы.

Полиция, вспышки фотоаппарата, рация.

В доме обыск, проститутки, цыганки и цыгане стоят у стен с руками за головой, пятеро детей разного возраста сидят в углу, на диване.

Крупный план – цыганская девочка лет десяти тайно передает пятилетнему мальчику пакет с порошком, по цвету похожим на какао. Это героин – мальчик прячет его себе в трусы.

* * *

Больница. У постели Сопли стоят врачи и полицейские.


ПОЛИЦАЙ (говорит по-русски): Парень, слышишь меня?

СОПЛЯ (хрипло, шепотом, сухими губами): Да.

ПОЛИЦАЙ: Я доктор Новотный.

СОПЛЯ: Да.

ПОЛИЦАЙ: Ты будешь жить.

СОПЛЯ: Да.

ПОЛИЦАЙ: Ты будешь жить у нас всю жизнь.


Сопля закрывает глаза.


ПОЛИЦАЙ: Парень, слышишь меня?


Сопля не реагирует.

* * *

Машина стоит в пустынном месте, это пригород, то, что в России называется «промзона» – заводы, линии электропередач.

Пацаны разряжают отобранные у цыган пистолеты, забирают патроны, пистолеты бросают в машину.


МАЛЫШ: Шустрый с Чужой, мы с Гирей поодиночке, добраться до улицы (называет улицу, дом, квартиру):, никому на глаза не попадаться. Шустрый, возьми ключ. Общак там, в бачке в туалете и в карнизах. В трубы я засунул по тысяче. На дверях, на верхнем торце я телефон Карасика написал, у самого косяка, надо дверь полностью открыть.

ШУСТРЫЙ (берет ключи): На хате что делать? Позвонить Карасику?

МАЛЫШ: Тихо сидите, свет не включайте, наблюдайте. Там нет телефона. Это другая хата.

ШУСТРЫЙ: Другая? Ни хуя себе война. Все по-взрослому.

МАЛЫШ (игнорируя Шустрого): Быстро, уходите первыми. На такси до центра, там пройдетесь квартал – на другом такси.

ШУСТРЫЙ: Понял.

ЧУЖАЯ: Так пошли, раз понял.


Шустрый смотрит на нее недоумевающе, «с какого хуя она раскомандовалась?» – но ничего не говорит, они уходят в темноту.


МАЛЫШ: Гиря, подождем, пусть они свалят.

ГИРЯ: Что с Соплей будет?

МАЛЫШ: Вылечат и посадят. Хорошо будет вести себя – выйдет через полсрока. Так что через пару лет может быть дома.

ГИРЯ: А почему Карасику нельзя было его оставить?

МАЛЫШ: Потому что Карасик его добил бы.

ГИРЯ: Шутишь?

МАЛЫШ: Нет. Вылечить нельзя без операции, найти хирурга – трудно, проще добить.


Гиря тихо присвистнул.


ГИРЯ: Что теперь делать будем?

МАЛЫШ: Сваливать как можно быстрее, нужно паспорт ей сделать. Смоем паспорт Сопли, переклейку сделаем – и обратно на нашей машине, к границе. К венгерской.

ГИРЯ: Ты умеешь паспорта делать?

МАЛЫШ: Да.

ГИРЯ: Где научился?

МАЛЫШ: В разведшколе.

ГИРЯ (изумленно): Где?

МАЛЫШ: В армии.

ГИРЯ: Что-то меня там такому не учили.

МАЛЫШ: Теперь иди ты. Назовешь таксисту «Бизнесцентр» – выйдешь, не доезжая пару кварталов, пойдешь пешком, убедишься, что за тобой не следят, поймаешь другое такси – и на хату. Повтори адрес.


Гиря повторяет адрес.


МАЛЫШ: Давай, братыло, вали. Дай сигарету.


Гиря дает Малышу сигарету.


Малыш достает из машины дробовик, выбрасывает один патрон, разгрызает зубами гильзу, высыпает дробь. Вырывает зубами фильтр у сигареты, пересыпает туда порох из патрона. Потом достает из-под сиденья машины пластиковую бутылку с бензином, поливает машину изнутри, зажигает сигарету и втыкает ее в облитые бензином тряпки.

Убедившись, что сигарета тлеет, быстро уходит в ночь.

* * *

Управление полиции. Цыган, который был вместе с Робо, но сбежал во время боя, дает показания.


ЦЫГАН: Одного русского я знаю.

ПОЛИЦАЙ: Откуда ты его знаешь?

ЦЫГАН: Я узнал его. Два года назад он убил троих цыган.

ПОЛИЦАЙ (недоверчиво): Ты уверен?

ЦЫГАН: Уверен. Это он.

ПОЛИЦАЙ: Рассказывай. Все подробно рассказывай.

ЦЫГАН: Цыгане забрали проституток, они приехали с русскими, стали на наши места, в гостиницы.

ПОЛИЦАЙ (кивает): Дальше, дальше.

ЦЫГАН: Русские нашли проституток, избили цыгана, что был с ними, забрали женщин. И на другой день мы встречались. Русские приехали на двух машинах – восемь человек. Их босс стал разговаривать с Тонгом – и стали ссориться. Тонг сказал, что русские должны платить цыганам.

ПОЛИЦАЙ (возбужденно): Этот русский – босс?

ЦЫГАН: Нет. Этот русский убийца. Когда его босс закрыл лицо руками – этот стал стрелять, убил Тонга, еще двоих.

ПОЛИЦАЙ: Отлично. А ты что тогда делал?

ЦЫГАН: Я за рулем был, в машине.

ПОЛИЦАЙ: А сейчас что делал?

ЦЫГАН: Когда я его узнал, – хотел сказать Робо, но не успел. Надо было отдать ему эту проклятую ведьму. Я не успел предупредить – русский опять начал стрелять. Я упал и отполз под машину, в тень – поэтому живой.

ПОЛИЦАЙ: Какую ведьму нужно было отдать?

ЦЫГАН: Ту, что Робо купил у русских.

ПОЛИЦАЙ: Сиди здесь, я сейчас доложу генералу.


Полицай выходит, оставив дверь кабинета открытой, видны цыгане, стоящие вдоль стен в коридоре, руки на стенах, по коридору прохаживается полицай в форме, останавливается у дверей кабинета и следит за разговорившимся цыганом.

Через несколько минут первый полицай возвращается.


ПОЛИЦАЙ: Пойдем к генералу. Смотри, говори с ним вежливо, а то генерал строгий, может и на месяц на нары отправить.

* * *

Квартира, очень скромная, почти нет мебели, старый телевизор, зашторенные окна, горит маленькая лампа, которую поставили под кровать.

В комнате Шустрый, он проверяет тайники, о которых говорил Малыш, достает деньги из туалетного бачка, из оконного карниза.

Пересчитывает деньги, прячет их в карман. Немного подумав – вынимает из кармана и кладет на стол. Потом достает «вальтер», заряжает магазин патронами, которые достает из кармана. Кладет «вальтер» на стол, на деньги.

Из ванной доносится шум воды, потом дверь открывается, и выходит Чужая. Она постирала одежду и завернулась в простыню. Выкрученную одежду развешивает по батареям.


ШУСТРЫЙ: Ты чего стирку устроила? Вдруг сейчас валить будем?

ЧУЖАЯ: Не будем. Я месяц не мылась, воняла вся. Малыш приедет, скажет, что делать. К тому времени шмотки высохнут.

ШУСТРЫЙ: Как же ты работала? Немытая? Клиенты не жаловались?

ЧУЖАЯ: Никак. Я и не работала. Слушай, как тебя зовут?

ШУСТРЫЙ: Женя.

ЧУЖАЯ: А я Анжела.

ШУСТРЫЙ: А Чужая почему?

ЧУЖАЯ: Да хуй его знает. Прилипла кличка. Наверно, потому, что мы с Артуром без мамы-папы, чужие дети. А тебя Шустрым дразнят?

ШУСТРЫЙ: Ну.

ЧУЖАЯ: Почему?

ШУСТРЫЙ: Когда-то зверей на базаре били – они платить отказались, мандарины-апельсины, я тогда малолеткой был – так пока с ними хуярились, я еще и шапки пыжиковые со зверей насбивал. Так и прибежал после погрома – весь в крови, зверь гирей попал в нос, на голове шапка и в руках две. От мусоров через заборы прыгал, но шапки не бросил. Рашпиль, как увидел, – ржал шо конь. Дал погоняло.

ЧУЖАЯ (смеется, у нее очень приятный, мелодичный смех): Красавец, Шустрый. Слушай, а откуда вы с Малышом здесь взялись?

ШУСТРЫЙ: А тебе какое дело?

ЧУЖАЯ: Как это, «какое»? Вы же меня спасли. Эти мрази цыганские меня там забили бы насмерть, у себя в подвале.

ШУСТРЫЙ: Рашпиль прислал.

ЧУЖАЯ: За мной?

ШУСТРЫЙ: Ну да, типа выручать.

ЧУЖАЯ: Что-то дед слишком много внимания мне уделяет. То сюда отправил, выручил, теперь вот за мной людей прислал…

ШУСТРЫЙ: Тебя сюда Рашпиль послал? Малыш говорил, что ты поработать сюда поехала, путанить.

ЧУЖАЯ (возмущенно): Да что за гониво! А то Малыш не знает – я не пута. Если и работала, – то по малолетству, да и то, может, пару месяцев.

ШУСТРЫЙ: По малолетству?

ЧУЖАЯ: Ну да. В девятом классе. Мы тогда всем классом вышли на тропу войны. Пацаны в бригады, девчонки в проститутки…


Стук в дверь.


Шустрый делает знак Чужой, чтобы она замолчала, берет со стола пистолет и идет к дверям. Разговор в прихожей, дверь открывается, в комнату заходит Гиря, за ним – Шустрый.


ГИРЯ: Нехуево устроился. Тихо, спокойно, голая баба, и деньги на столе.

ШУСТРЫЙ: Чего так долго ехал?

ГИРЯ: Да я пешком шел. Ни одна тачка не хотела везти. Только услышат, что русский, – сразу отказ. Пока до города не дошел – никто не брал.

ШУСТРЫЙ: Пидоры.

ГИРЯ: Да хуй с ними. Есть чего пожрать?

ЧУЖАЯ: Сейчас посмотрю.


Чужая уходит на кухню.


ГИРЯ: Ты уже ее выебал?

ШУСТРЫЙ: Да ну на хуй, не гони. Не до этого.

ГИРЯ: Чего это «не до этого»? Давай по быстрому ее поебем, пока Малыша нет.

ШУСТРЫЙ: Гиря, да ну его на хуй.


Стук в дверь.


Шустрый идет открывать, входит Малыш.

* * *

Дом в пригороде, небольшой, но современный, дорогой. Возле него стоят полицейские машины, полицейские выводят из дома Карасика, усаживают в машину.

Полицейское управление. Первый полицай допрашивает Карасика.


ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Ну что, пенсионер, не живется спокойно?

КАРАСИК: Не понимаю, о чем разговор.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: К тебе русские приехали?

КАРАСИК: Какие русские?

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Да те же, что два года назад отсюда живыми ушли. Недобитые. Снова орду дикарей нам ждать?

КАРАСИК: Знать не знаю, ведать не ведаю, лгут-клевещут, пидорасы злые.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Ты здесь по общанке живешь?

КАРАСИК: Да.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Посмотрим, что там у тебя дома найдем, посадим. А после срока общанку аннулируем – поедешь домой, к таким же варварам, как и сам. Как это у вас называется – «выпуль»?

КАРАСИК: Работать не умеете, на простом человеке отрываетесь. Я жаловаться буду, генералу вашему. За меня есть кому заступиться.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Генерал не любит, когда наших граждан убивают. Пусть и плохих граждан. И генерал очень не любит, когда к нам приезжают людоеды с Востока.

КАРАСИК: Людоеды? Не понимаю, при чем здесь я.


Входит Второй полицай и выкладывает на стол пластиковые пакеты с найденными в доме Карасика вещами.


ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Ну-ка, что тут у нас?

ВТОРОЙ ПОЛИЦАЙ: Кокаин, немного, грамм десять, нелегальный пистолет, патроны.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Да, не густо. На три года, не больше.

ВТОРОЙ ПОЛИЦАЙ: Да и хватит с него трех лет.

КАРАСИК: Подкинули все, мусора подлючие.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦАЙ: Подкинули? Пиши жалобу Вацлаву Гавелу. Сейчас строго с этим – значит, вот он (показывает на Второго полицая): сядет в тюрьму на пять лет, раз подкинул.


Полицаи смеются.

* * *

Парадное. У дверей в квартиру группа захвата в касках, с автоматами, в черной американской форме S.W.A.T. Кувалдой выбивают двери, вламываются в квартиру.

Это та квартира, которую снял Карасик для пацанов, на полу матрасы, телевизор показывает MTV.

В квартире никого нет.

Группа захвата уходит, полицаи в штатском осматривают квартиру.


ПОЛИЦАЙ-КРИМИНАЛИСТ: Доктор Новотный!

ПОЛИЦАЙ: Что у тебя?

ПОЛИЦАЙ-КРИМИНАЛИСТ: Нет никаких отпечатков. Все маслом протерто, все поверхности.

ПОЛИЦАЙ: Первый раз вижу такое.

ПОЛИЦАЙ-КРИМИНАЛИСТ: Я тоже.

* * *

Квартира… Малыш, Гиря, Шустрый и Чужая сидят за столом. Чужая уже одета, они едят. Еда простая: сосиски, пиво, хлеб.


МАЛЫШ (рассматривает паспорт, прикладывает фотографию Чужой вместо фото Сопли): При дневном свете сделаю паспорт, Шустрый сходит с Чужой, купят ей одежду, и к вечеру будем валить из города.

ШУСТРЫЙ: Куда?

МАЛЫШ: В Словакию, оттуда в Венгрию – а там отсидимся неделю и или вернемся в Словакию, или переходить границу будем – посмотрим. Стрельба эта сейчас всех мусоров на ноги подняла. Они поищут в Праге, усилят контроль на дорогах – а на границе с Украиной будут серьезно трусить. Хоть страны теперь и разные, полиция у них работает по-старому, согласованно. На словацкой границе тоже будут трусить, но там трудно – масса народу шляется, не уследишь.

ГИРЯ: Я понял. Пойду повтыкаю. (Встает из-за стола, уходит в комнату, включает телевизор.):

МАЛЫШ: Шустрый, иди на стоянку, это в трех кварталах отсюда, возле «Макдональдса». Посмотришь, что там наша машина. Смотри в оба. Мусоров не наведи.

ШУСТРЫЙ: Хорошо.

МАЛЫШ: Волыну только оставь.

ШУСТРЫЙ (достает пистолет из-за пояса): На.


Малыш забирает пистолет.


На кухню забегает Гиря.


ГИРЯ (взволнованно): Малыш, там тебя показывают.


Малыш одним прыжком выскакивает из-за стола и устремляется в комнату, за ним Шустрый и Чужая. По телевизору показывают в виде заставки накрытые клеенкой тела двух человек.


ДИКТОР: …Преступники вооружены и очень опасны. У них находится заложница, молодая женщина. Еще раз посмотрите на фотороботы преступников.


На экране показывают фотороботы. Похожи только Малыш, Чужая и Сопля. Гиря и Шустрый не похожи совершенно. Сходство Чужой в основном из-за светлых длинных волос.


ДИКТОР: Преступники предположительно граждане Украины, разговаривают с акцентом. Если вы видели этих людей, – немедленно позвоните по телефонам (называет номера телефонов):. Не пытайтесь их задержать самостоятельно.


МАЛЫШ: Однако, пиздец. (Шустрому.): Ты еще здесь? Быстро на стоянку!


Шустрый уходит, Гиря идет закрывать дверь.


ЧУЖАЯ: Что теперь?

МАЛЫШ: Ничего. Сваливать будем, только сложнее теперь все.

ЧУЖАЯ: Слушай, Малыш, а зачем нам в совок ехать? Давай в Венгрии поработаем.

МАЛЫШ: А в Венгрии что делать? Гоп-стоп с разбоем?

ЧУЖАЯ: Да мало ли. Покидаем наших лохов, туда на Балатон такие сладкие приезжают.

МАЛЫШ: Ты там была, что ли?

ЧУЖАЯ: Не была, рассказывали люди. Денег намолотим – тогда и домой.

МАЛЫШ: Посмотрим, как карта ляжет. Может, придется там зависнуть, пока не уляжется все. Много баранов висит – за одного цыгана ничего и не было бы, а за четверых все мусора на ушах.

ЧУЖАЯ: Малыш, я у тебя хотела спросить…

МАЛЫШ: Ну?

ЧУЖАЯ: Вы за мной специально приехали?

МАЛЫШ: Да.

ЧУЖАЯ: А зачем?

МАЛЫШ (смеется): А ты не рада?

ЧУЖАЯ: Я-то рада, просто в чудеса не верю. Что Рашпилю от меня надо?

МАЛЫШ: Хуй его знает. Я до сих пор жив, потому что вопросов не задаю.

ЧУЖАЯ: Хороший ты человек, Андрюха. Давно в этом говне барахтаешься, а врать не научился…

МАЛЫШ: Ладно, ладно. Ты зато по этому делу любого уберешь.

ЧУЖАЯ: Может, свалим в нормальную страну? Во Францию? Я работать буду, пока осмотримся… Французы любят блондинок.

МАЛЫШ: А я в Легион пойду, послужу, через семь лет дембельнусь – и заживем…

ЧУЖАЯ: Да, французы гражданство дадут. Поехали?

МАЛЫШ: Проехали. Иди поспи, как рассветет – не до сна будет.

* * *

Шустрый идет мимо охраняемой стоянки, там все тихо, машина пацанов стоит, как стояла. Из будки охранника выходит человек в форме, смотрит на Шустрого. Тот проходит мимо, не обращая внимания.

* * *

Квартира. Шустрый, Гиря и Малыш на кухне.


ШУСТРЫЙ: Машина стоит, но там мусора.

МАЛЫШ: Уверен?

ШУСТРЫЙ: Вокруг нее все машины убрали, она типа как на полянке.

ГИРЯ: Да может, случайно так.

МАЛЫШ (нетерпеливо): Помолчи. Дальше.

ШУСТРЫЙ: Охранник новый, молодой, явно мусорыло. Здоровый лось, побольше тебя.

МАЛЫШ: Так. Еще что?

ШУСТРЫЙ: Собака на стоянке другая – овчарка, не лает вообще и не на цепи. Микроавтобусы стоят – у въезда, снаружи и на улице еще один – Avia и Mersedes. Без окон – но шевелятся чуть-чуть, там есть кто-то внутри, ходит кто-то.

МАЛЫШ: Понял. Вот сука лагерная…

ГИРЯ: Как они нашли?

МАЛЫШ: Да как обычно. Сопля сдал или Карасик. Не важно уже – я и не рассчитывал особо на тачку. Теперь и отпечатки есть у мусоров.

ШУСТРЫЙ: Я протирал там все внутри.

МАЛЫШ: Да похуй уже. Идите спать – я разбужу утром, вот список, чего купить. Химикаты и одежду для Чужой.


Гиря и Шустрый уходят в комнату.


Малыш остается один на кухне, подперев голову рукой, вдруг, неожиданно, натягивает свитер на голову, как бы пытаясь укрыться, отгородиться от враждебного мира.

Рассвет. Малыш заходит в комнату, в кровати лежат Чужая, Шустрый и Гиря. Гиря одел на шею золотые цепи, сорванные с убитых цыган.


МАЛЫШ: Подъем, войско.


Все шевелятся, потягиваются. Чужая потягивается, видна татуировка под мышкой – свастика и змея.

* * *

Аптека. Шустрый покупает какие-то лекарства, Гиря ждет его на улице, с фирменными пакетами из магазинов. По дороге заходят в парфюмерный магазин, покупают краску для волос, ножницы, расческу. В оптическом магазине – контактные линзы, выбирают оправу для очков.


ГИРЯ (шепотом): На хуя такие уебищные?

ШУСТРЫЙ: Малыш сказал – самые херовые оправы, а в другом магазине стекла простые вставьте.


Рассчитываются и уходят.

* * *

Полицейское управление, совещание у генерала, здесь и полицай, он же доктор Новотный.


НОВОТНЫЙ (докладывает): Итак, господа, принятые меры успеха пока не принесли. Засада на стоянке, обыски на известных нам притонах, допросы русских, проживающих в Праге и имеющих плохую репутацию…

ГЕНЕРАЛ: Что с заявлениями граждан после выпуска новостей?

НОВОТНЫЙ: На сегодняшнее утро было сорок два сигнала – большую часть проверили, это не они. Нужно постоянно повторять передачу, показывать портреты.

ГЕНЕРАЛ: Это невозможно. Мы не можем запугивать граждан, показывать бессилие полиции перед русскими преступниками.

НОВОТНЫЙ: Нет другого выхода. Раненый русский после операции не разговаривает, а задержанный нами Крылов рассказал все, что знал.

ГЕНЕРАЛ: Я ясно выразился? Это не-воз-мож-но.

НОВОТНЫЙ: Достаточно ясно. Разрешите продолжать?

ГЕНЕРАЛ: Продолжайте.

НОВОТНЫЙ: Установлено, что главарь этой банды уже был на нашей территории в составе большой русской банды, два года назад совершившей несколько убийств. Он был телохранителем их главаря, некоего Монгола, убитого впоследствии в Украине.

ГЕНЕРАЛ: Цель приезда в этот раз выяснили?

НОВОТНЫЙ: Они приехали за женщиной, проституткой. Других преступлений не совершали, в сводках их нет.

ГЕНЕРАЛ: Отлично. Каковы их дальнейшие действия? Забьются в какую-нибудь нору и будут ждать ослабления контроля или будут пытаться перейти границу?

НОВОТНЫЙ: Будут двигаться в сторону границы. Судя по всему, деньги у них есть, так что преступления совершать им ни к чему. Разве что угонят машину, дорожная полиция предупреждена – обо всех случаях угона сообщают в управление. Словаки их перехватят на погранпереходе, информация уже у них.

ГЕНЕРАЛ: Хорошо, господин Новотный. Предупредите словаков, что для нас и общества в целом эти русские ценности не представляют. По крайней мере, один русский у нас, так что работа полиции налицо. Будем рассчитывать на младших братьев. По разуму.


Все смеются.

* * *

Хата. Выкрашенная в черный цвет Чужая сидит на стуле, Шустрый ее стрижет. На кухне Малыш возится с паспортом, перед ним аптечные склянки, клей, бритвенное лезвие. Гиря, слоняющийся по квартире, заглядывает через плечо.


ГИРЯ: Охуеть. Чистый паспорт!

МАЛЫШ: Сейчас она докрасится – сходишь с ней, сфотографируешь. Был Сопля – и нет Сопли.


На кухню заходит Чужая, стрижка – каре, жгучая брюнетка.


МАЛЫШ: Анжела, тебя как писать?

ЧУЖАЯ: Да как хочешь. Петрова хотя бы.

МАЛЫШ: Ну, если тебе похуй, будешь Выдриной.

ЧУЖАЯ (смеется): А ты злопамятный, Андрюха.

МАЛЫШ (тоже смеется): Ну да. Не то что ты – зло сделаешь и забудешь…


Чужая берет со стола контактные линзы, уходит в ванную, возвращается в очках – теперь она черноглазая, похожа на молодую учительницу из порнофильма.

Гиря и Чужая уходят фотографироваться.

* * *

Гиря и Чужая идут по улице.


ЧУЖАЯ: Слышишь, тебя как зовут?

ГИРЯ: Вася.

ЧУЖАЯ: Я Анжела.

ГИРЯ: Знаю.

ЧУЖАЯ: А ты не любишь метлу распускать.

ГИРЯ: А на хуя?

ЧУЖАЯ: Правильно. Настоящий пацан. Слушай, Вася, что там дома творится? Два месяца здесь, а кажется, что год.

ГИРЯ: Да все нормально. Воевали.

ЧУЖАЯ: С кем?

ГИРЯ: А ты что, знаешь всех, что ли?

ЧУЖАЯ: Ну, знаю некоторых.

ГИРЯ: Блядь, где здесь фотография? Идем-идем, и нет ни хуя.

ЧУЖАЯ: Спросить надо у лохов.

ГИРЯ: Ты умеешь по-ихнему?

ЧУЖАЯ: Чуть-чуть. Сейчас. (Отходит от Гири, разговаривает с проходящей девушкой, возвращается.):. Два квартала еще идти.

ГИРЯ: Заебись.

ЧУЖАЯ: Как там Бабай?

ГИРЯ: Закрыли его.

ЧУЖАЯ: Блядь! Что ж вы молчали все это время? Уроды хуевы!

ГИРЯ: Ты, курица, не пыли. Не посмотрю на чехов – прорежу по бороде.

ЧУЖАЯ: Ладно, прости, Вася. Вырвалось. За что закрыли?

ГИРЯ: Трех баранов грузят на него. Я ж говорю – воевали.

ЧУЖАЯ: Понятно. Он один по делу?

ГИРЯ: Один. Бирюлю мусора при приеме завалили.

ЧУЖАЯ: Рашпиль как себя чухает?

ГИРЯ: Хуй знает. Я его живьем два раза в жизни только видел.

ЧУЖАЯ: Ясненько. Ну, вот и фотография.


Гиря и Чужая заходят в фотоателье.

* * *

Квартира. Малыш вклеивает фото Чужой в паспорт, рассматривает его под разными углами.


МАЛЫШ: Через нашу границу с таким нельзя, а вот по Восточной Европе – нехуй делать.

ЧУЖАЯ: А по Западной?

МАЛЫШ: Тоже можно. Если не ищут.


Чужая протягивает руку за паспортом, Малыш задерживает его у себя.


МАЛЫШ: Позови остальных.


Чужая зовет Шустрого и Гирю, те заходят на кухню, все садятся за стол.


МАЛЫШ: Все, пацаны, здесь нам больше делать нехуй. Сейчас уходим – и встречаемся в Братиславе. Точнее – за Братиславой, на выезде – там есть в двадцати километрах мотель такой, подозрительный. Кто его держит – не знаю, да не важно, не цыгане – и хорошо. Называется «У кукушки». Он там один, так что не перепутаете. Чужую сейчас не узнать – а вас и так никто не узнает. Идем так – до первой железнодорожной станции (называет станцию): на попутках, потом на поезде до Брно, оттуда на попутках до мотеля.


Шустрый с Чужой, Гиря – отдельно от них, но чтобы видели друг друга. Ни с кем не знакомиться, не базарить, не жрать нигде, не останавливаться и водку не пить – до самого мотеля. Я в пути машину какуюнибудь найду, и будем дальше выбираться.


ШУСТРЫЙ: А ты?

МАЛЫШ: Один буду ехать – слишком хорошо меня нарисовали, узнать легко. Одному всегда проще. 

ГИРЯ: Что с деньгами?

МАЛЫШ: Сейчас разделим.

ЧУЖАЯ (Гире): А тебе лишь бы лавэ. Кроишь по ходу?

ГИРЯ (смотрит на Чужую удивленно): Не понял? Ты на кого тянешь, кобыла?

ЧУЖАЯ: Рыжуху снимай, черт!

ГИРЯ: Охуела, утварь? (Тянется к Чужой через стол, но Шустрый отбивает его руку, все вскакивают из-за стола.):

МАЛЫШ: Тихо, бляди!


Все оборачиваются к нему и видят у него в руке пистолет, который он наводит поочередно на всех.


ГИРЯ: Малыш, ты чего?

МАЛЫШ: Суки, если вы так в дороге будете себя вести, то лучше я вас всех здесь положу да один вернусь.

ЧУЖАЯ: Андрей, все нормально, успокойся. Я не хочу с ним ехать, он быкует все время, попалит всех.

МАЛЫШ: Гиря, давай все деньги и рыжуху сюда.


Гиря снимает цепи с шеи, достает из карманов деньги, кладет на стол.


МАЛЫШ (прячет пистолет): Шустрый, Чужая, – тоже все на стол.


Малыш делит деньги на пять частей, раздавая их как карты. Берет себе две стопки. Остальные разбирают по одной. Золото Малыш делит между собой, Шустрым и Гирей.


ЧУЖАЯ: Рыжуху спулить бы надо, вещдок. Стремно везти, да еще с дохлых…

МАЛЫШ: Некогда. Там уже, в Венгрии, если доедем. Присаживайтесь, еще не все.


Все садятся за стол.


МАЛЫШ (передает паспорт Чужой Шустрому): Всюду вдвоем, типа жених и невеста. (Чужой.): Анжела – такое дело. Надо нам тебя довезти до Рашпиля. Ни хуя он с тобой не сделает – но брат твой сидит, и прессуют его мусора по полной. Все равно вопрос решится – дед денег приплатит, получит Бабай меньше меньшего – но ебанула ему в голову мысль, чтобы ты пару ксив загнала от себя Артуру. Так что не бойся, ничего страшного, но надо ехать куда везут. И без захеров, как ты умеешь.

ЧУЖАЯ: Честно сказать, – не хочу я к Рашпилю. Он мозги уже прокурил, опасно с ним дело иметь. И дома еще делюга висит – я тут типа тырилась от мусоров…

МАЛЫШ (обрывает): Ладно, это все хуйня. Сказано – без захеров, значит, веди себя тихо.

ЧУЖАЯ: Базара нет.

МАЛЫШ: Ну, все. Все поняли?

ГИРЯ: Понял.

ШУСТРЫЙ: Понял.

МАЛЫШ: Давайте, валите.


Чужая, Гиря и Шустрый одеваются и уходят.

Малыш закрывает дверь, после чего достает из шкафчика бутылку оливкового масла, снимает наволочку с подушки и начинает протирать маслом все поверхности – косяки дверей, подоконник, мебель, телевизор… Закончив, открывает дверь в квартиру и ножом стесывает телефон Карасика. Вытирает руки об одеяло и уходит.

* * *

Чужая и Шустрый берут такси, Чужая договаривается с водителем. Садятся в машину. Гиря договаривается с другим таксистом, тот не хочет ехать, они торгуются, таксист соглашается…

Шустрый и Чужая покупают билеты до Братиславы.


ЧУЖАЯ: Женя, выкупи все купе. На хуя нам лохи рядом?

ШУСТРЫЙ: Базара нет. Покупает билеты, Гиря издали наблюдает за Шустрым, потом подходит к кассе, покупает билет.

* * *

Купе, мягкие диваны, спальных мест нет.

Шустрый и Чужая сидят в купе, у Чужой в руках букет цветов, она прикрывает им лицо. Заходит чех в форме, это контролер, проверяет билеты, уходит. Шустрый закрывает дверь.

Гиря в том же вагоне, в купе с несколькими чехами, сидит, смотрит в окно.

Чех обращается к нему с каким-то вопросом, Гиря отвечает: «Нихт ферштейн», чех замолкает.

* * *

На выезде из Праги в кафе на заправке.

Малыш разговаривает с двумя крупными мужчинами, это барыги. Он в очках, щетина сбрита, остались только усы.


МАЛЫШ:…Так что, земляки, – выхожу из гостиницы – нет ни машины, ни товара.

ПЕРВЫЙ БАРЫГА: Так я не понимаю, мы-то чем можем помочь?

МАЛЫШ: Вы б меня подбросили до Словакии, там меня жена ждет, а то денег у меня на дорогу нет. Машину заправил, все в товар вложил, в люстры.

ВТОРОЙ БАРЫГА: Места нет в машине.

МАЛЫШ: Да выручайте, братцы, с каждым может беда случиться.

ПЕРВЫЙ БАРЫГА: Ну а если б ты нас не встретил, что б делал?

МАЛЫШ: У меня золото есть, цепь, сто сорок грамм.

ПЕРВЫЙ БАРЫГА: Покажи.


Малыш расстегивает рубаху и показывает цепь.


ВТОРОЙ БАРЫГА: Мы можем купить.

МАЛЫШ: Да я не хочу продавать, это подарок. Я б в залог оставил. Вы же из (называет город):

ПЕРВЫЙ БАРЫГА: Точно.

МАЛЫШ: Я сразу слышу, по разговору, земляки. Подвезите до Братиславы, я с вами дома рассчитаюсь, а золото в залог оставлю.

ВТОРОЙ БАРЫГА: И сколько думаешь заплатить?

МАЛЫШ: Триста долларов до Братиславы.

ПЕРВЫЙ БАРЫГА: Полштуки. За пятьсот довезем. В лучшем виде. Идет?

МАЛЫШ (смеется): Идет. Только в лучшем виде не надо, лучше как есть.


Барыги смеются.


ПЕРВЫЙ БАРЫГА: Да не бойся, все будет тип-топ.

МАЛЫШ: Ну, тип-топ так тип-топ, земляки всегда друг друга выручат.

* * *

Купе. Чужая и Шустрый.


ЧУЖАЯ: Женя, а ты давно их знаешь?

ШУСТРЫЙ: Кого? Малыша и Гирю?

ЧУЖАЯ: Ну, всех этих. Рашпиля, Малыша, Карасика…

ШУСТРЫЙ: Малыша недавно, а у Рашпиля я давно работаю. Правда, ни разу с ним и не базарил. Я раньше у Буйного работал, на базаре. Знала Буйного?

ЧУЖАЯ: Знала. Тот, что в прошлом году потерялся.

ШУСТРЫЙ: Да, пропал. Вышел из дому в тапочках, на минутку, – и нет до сих пор.

ЧУЖАЯ: И не будет. Не нужно было деньги кроить от Рашпиля.

ШУСТРЫЙ: Не понял… Ты что-то знаешь?

ЧУЖАЯ: Я дохуя знаю, вот и попала в такую непонятку. Да и вы все вместе со мной… Слушай, а у тебя нет с собой ничего?

ШУСТРЫЙ: В смысле? Волына есть, ты ж знаешь.

ЧУЖАЯ: Ну пыхнуть, драпу там, или хмурого?

ШУСТРЫЙ: Не… Откуда? Водка только есть.

ЧУЖАЯ: Слушай, Женя, давай накатим. Совсем мне тошно от этой движухи.

ШУСТРЫЙ: Давай, только Малышу не втусуй, он орать будет.

ЧУЖАЯ: Орать? В смысле – смеяться?

ШУСТРЫЙ: Нет, в смысле – кричать.

ЧУЖАЯ: Кричать – в смысле говорить?

ШУСТРЫЙ (смеется): Анжела, да ты мертвого заебать можешь.

ЧУЖАЯ (смеется): Да я живого лучше заебу…


Шустрый достает из сумки бутылку «Абсолюта».


ЧУЖАЯ: Стаканов нет, да и хуй с ними… Садись поближе (показывает на диван рядом с собой):, хоть облокочусь об мужчину, два месяца одни мрази вокруг.

* * *

Микроавтобус выезжает с лесной дороги на шоссе. За рулем машины Малыш.

Лес, следы волочения какого-то предмета, заканчивающиеся сугробом. Из сугроба виден ботинок. Идет снег, заметает следы.

Малыш останавливается на заправке, заправляет микроавтобус. Покупает гамбургер и уносит с собой.

На площадке отдыха, рядом с заправкой. Включив в кабине свет, Малыш ножом аккуратно срезает с водительских прав (старого образца, книжечкой) и паспорта свои фотографии. Так же поступает с паспортом и правами одного из барыг, после чего бросает фотографии в мыльницу, наполненную водой.

Малыш разбирает гамбургер, выбрасывает псу начинку, после чего начинает жевать булку. Разжевав хлеб – сплевывает в платок, закручивает платок, получается шарик.

Снимает ножом протертый через платок клейстер, вытирает нож об лист бумаги, клейстер остается на бумаге…

* * *

Купе поезда, Шустрый и Чужая целуются, в бутылке «Абсолюта» осталась половина.

* * *

Малыш кончиком ножа, нож держит в руке, как перо или скальпель, за лезвие, аккуратно, с напряжением, течет пот – снимает с размокших фотографий верхнюю глянцевую пленку, с печатями. После чего переклеивает эту пленку на свои фотографии. Протерев лобовое стекло изнутри рукавом, приклеивает фотографии изнутри, чтобы они высохли.

Вид снаружи, через лобовое стекло – две фотографии Малыша, большая и поменьше, на правах он моложе, в форме лейтенанта. Выражения лица на фото разные, более поздняя, паспортная фотография – лицо угрюмое, безжизненное, взгляд недобрый.

* * *

Сексуальная сцена в купе поезда.


Здесь – на усмотрение режиссера, но никакого орального секса!

* * *

Малыш вклеивает клейстером из хлеба свои фотографии в права, в паспорт убитого Барыги.


МАЛЫШ (рассматривая паспорт, потом права, поднося их к лампочке): Так, товарищ Гладких, попробуем доехать с тобой до Венгрии. Хуево, конечно, получилось, пожадничали вы… Кто-то и меня так же, в безвыходняке…


Рассмотрев на свет документы, Малыш выходит из автобуса, ест снег, брызгает водой изо рта на раскрытый паспорт и на права, как на белье при глажении, кладет документы в карман.

* * *

Карасик, осунувшийся, постаревший за два дня на несколько лет, ставший из респектабельного иностранца простым стариком, идет по улице. Заглядывает в витрины, проверяет, нет ли за ним слежки. Слежка есть, он ее обнаруживает, ходит по магазинам, заходит в парадные, проходит через проходные дворы. В конце концов, оторвавшись от слежки в крупном универмаге, смешавшись с толпой, – идет на почту. Купив телефонную карточку, звонит по телефону.


КАРАСИК: Рашпиль, привет!… Тут пацаны натворили делов. Два барана, ну и по мелочам там, еще двоих рванули… Да, эта у них… Не знаю как, но мусора почти все знают. Один из пацанов в торбе, он и заложил… Ну все, имей в виду – через границу они не пройдут, дело на самом верху было, на контроле… Все, удачи, буду держать в курсе… У меня все нормально, мусора на меня наехали – но ни хуя, я ж не фраер, доебаться им не к чему было… Ну все, давай, брат, держись там.

Закончив разговор, Карасик набирает другой номер, дождавшись ответа, говорит в трубку: «Простите, не туда попал. Иди на хуй, короче!»

* * *

Купе поезда. Чужая и Шустрый сидят рядом, голова Чужой лежит на плече Шустрого, он приобнял ее за плечи.


ЧУЖАЯ: И ты тогда прибился к рашпилевцам, понял, что лоховская жизнь – это стойло.

ШУСТРЫЙ: Ну да. Да и вообще – лавэ надо, а вкалывать понту нет никакого. Вон родыки всю жизнь въябывали – и хули?

ЧУЖАЯ: А барыговать не пробовал?

ШУСТРЫЙ: Да не было капитала, с чего начать. И не по мне эта житуха – выдрачивать каждую копейку, труситься за грош.

ЧУЖАЯ: Та же хуйня. Знаешь, как говорят: «Не жил хорошо – нехуй и начинать».

ШУСТРЫЙ (говорит голосом и с интонациями Малыша): Да ну на хуй, прорвемся, Анжела.

ЧУЖАЯ: А как же, Шустрый… (Протягивает руку, берет бутылку, дает Шустрому глотнуть, потом пьет сама.):

ЧУЖАЯ: Женя, а ты знаешь, мы вот едем, едем – это вы меня на смерть везете.

ШУСТРЫЙ (смотрит в упор на Чужую, с недоумением): Чего? Ты что, прикалываешься?

ЧУЖАЯ: Нет. Пизда мне дома будет. Закопает меня Рашпиль.

ШУСТРЫЙ: Не гони. Напишешь ксиву Артуру – и всех делов.

ЧУЖАЯ: Я ж тебя недаром спрашивала – давно ты их знаешь или нет. Не рубишь ты, Женя, в серьезных людях.

ШУСТРЫЙ: Да ладно. Сама серьезная, что ли? Если б не Рашпиль да не мы, – сама же говорила, тебя цыгане со свету бы сжили.

ЧУЖАЯ: Если б не Рашпиль да не этот хуесос Карасик, – я б и не попала в такую непонятку.

ШУСТРЫЙ: То есть как? А ну приколи.

ЧУЖАЯ: Давай еще накатим немного. (Пьют водку.): Ну ладно, слушай, как было.

* * *

(Визуализация рассказа.): Гостиничный номер, в нем находятся Рашпиль, Чужая и еще два человека, это знакомые Рашпиля, Заяц и Федор.

На столе дорогие напитки, еда из ресторана. Они едят и разговаривают.


ЗАЯЦ: Так вот, Рашпиль, завтра приезжают эти два фуцана. У них будет с собой триста грамм змеиного яда.

РАШПИЛЬ: Ага. Только я бык в этом деле. Куда этот яд? Тещи у меня нет, врагов тоже никаких не осталось.


Все смеются.


ЗАЯЦ: Он стоит денег. Двести баксов за грамм. Но это не все.

ФЕДОР (перебивает): Не двести, там в зависимости от содержания протеина…

ЗАЯЦ (не глядя на Федора): Та дай сказать!

РАШПИЛЬ: Давай, Сашенька, рассказывай, не обращай внимания на всяких мух, что жужжат, вьются вокруг.

ЗАЯЦ: Яд этот пизженый, и по нему заявы не будет, если их наказать на лавэ.

РАШПИЛЬ: Ну, это совсем похуй. Будет заява – не будет заява. Это моя забота. Что по делу?

ЗАЯЦ: Это казахи. Они же привезут еще одну хуету – редкоземельные элементы.

РАШПИЛЬ: Тоже денег стоит?

ЗАЯЦ: У нас – нет. Все надо за кордон отдавать. Вот у него (показывает на Федора): есть отдача. 

РАШПИЛЬ: А мы должны здесь дешевле купить, так?

ЗАЯЦ: Ну да.

РАШПИЛЬ: Хорошо. А где они остановятся?

ЗАЯЦ: В гостинице, в этой. Не знаю, будет товар с ними или нет, – но девать его им некуда. Я им наплел, что покупатель уже есть.

РАШПИЛЬ: Хорошо. (Показывает головой на Федора.): Он покупатель?

ЗАЯЦ: Нет, у него отдача есть, это наш барыга…

РАШПИЛЬ: Ну и что он тогда делает здесь? Федя, иди погуляй, спустись в бар, там телки, познакомься там… Дать тебе денег? На представительство?


Смутившийся Федор встает из-за стола, выходит. Чужая смеется, видно, что она обкуренная. Заяц вопросительно смотрит на Рашпиля. Рашпиль кивает и делает успокаивающий жест.


РАШПИЛЬ: Пусть остается, она в делюге.


ЗАЯЦ (пристально смотрит на Чужую, потом продолжает, как ни в чем не бывало): Вот, собственно, и все. Давай – твои делают, а наш набой и отдача. Лавэ пополам.

РАШПИЛЬ: Набздюм, значит. Ну, давай попробуем.

ЗАЯЦ: Только чтобы пацаны были нормальные, – а то эти казахи – тоже не вчерашние, боксеры, чемпионы там бывшие. Поднимется шум, мусора – все отметут.

РАШПИЛЬ: Не волнуйся ты так, все получится. Давай покурим.


Чужая достает пакетик с травой, быстро забивает две папиросы, Заяц, Рашпиль и Чужая курят.

* * *

Купе поезда. Чужая и Шустрый.


ШУСТРЫЙ: Так ты в этой делюге участвовала?

ЧУЖАЯ: Участвовала? Да я ее сама и сделала, делюгу эту.

ШУСТРЫЙ: Мне пацан один рассказывал, Лоб. Он тогда полштуки заработал.

ЧУЖАЯ: Дохуя ему дали, раз рассказывал. Балаболка.

ШУСТРЫЙ: Ну да, любит попиздеть по пьяни. Он говорил, что вошли в номер, чурки спали. Они обшмонали все, забрали два пакета какой-то хуйни и свалили тихо. И за это – на двоих штуку.

ЧУЖАЯ: Он не говорил, как они дверь открыли?

ШУСТРЫЙ: Нет.

* * *

(Визуализация рассказа.): Ресторан при гостинице, из него выходят, пошатываясь, два кахзаха в костюмах, без галстуков, с ними Чужая, одетая в обтягивающее короткое платье.


ЧУЖАЯ: Мужчины, возьмите еще шампанского.


Казах покупает у бара бутылку шампанского и бутылку водки, вся компания поднимается на лифте в номер. В номере, пока казахи о чем-то разговаривают на казахском, Чужая кусачками для ногтей, взяв их в платок, перекусывает шнур от холодильника, стоящего в прихожей, только один провод.


ЧУЖАЯ: Мужчины, а холодильник не работает!

ПЕРВЫЙ КАЗАХ: Зачем нам холодильник?

ЧУЖАЯ (капризно): Я шампанского хочу. Холодного.

ВТОРОЙ КАЗАХ: Ну, значит, не будет холодного. Иди сюда, Таня, выпьем за знакомство. Где твоя подружка? Куда она ушла?

ЧУЖАЯ: Да сейчас придет, ей позвонить надо домой, маму успокоить. Давайте я бутылки в ванну поставлю, под холодную воду. (Берет со стола бутылку водки, открывает ее, наливает всем в бокалы, на дно.): За знакомство!


Казахи поднимают бокалы, чокаются, пьют.


ЧУЖАЯ: Нет, теплое все, не могу такое пить. Я водку тоже сейчас под воду поставлю. Через десять минут остынет. Я пока умоюсь.


(Берет со стола водку и шампанское, уносит в ванную. В ванной достает из сумочки шприц с жидкостью и вливает в водку.):


Лежащие на полу, без сознания, голые казахи, голая Чужая быстро обыскивает вещи, находит пакеты, вынимает деньги из портмоне одного из казахов.

В дверь негромко стучат, не в дверь, а по ручке двери, три раза.

Чужая открывает дверь, за ней – два пацана, они хотят войти, но Чужая, приложив палец к губам, их не пускает и выходит сама из номера, голая, держа свою одежду, сумочку, туфли в охапке.

Выйдя в коридор, быстро одевается.

Один из пацанов берет сумку, куда она положила пакеты с порошком, и уходит.

Второй остается с Чужой, нагло разглядывает ее. Она замечает это, изображает ему пальцами «рогатку» в глаза.


ЧУЖАЯ (шепотом): Не на меня пялься, смотри туда (показывает в сторону освещенного холла в конце коридора).


Пацан смотрит, куда ему сказали.

Чужая надевает туфли и, взяв под руку пацана, быстро уходит.


ШУСТРЫЙ: Красиво.

ЧУЖАЯ: Ага. Только чурки эти не простые оказались. Не знаю точно, кто: то ли мусора чурбанские, то ли еще хуже. Видно, связались через своих с нашими мусорами. Пресс начался, пиздец какой-то. Зайца закрыли, а меня в том кабаке знали многие, нельзя было в городе оставаться.

Рашпиль мне дал тогда трешку зелени – и отправил в Чехию, к Карасику. С понтом, перетыриться, пока шум не утихнет. Я теперь понимаю, избавиться хотел, – а завалить не решился, Артур как раз в то время себя показал, в бойне там одной.

ШУСТРЫЙ: Да. Со зверями. Прямо на стрелке Майкопа завалил.

ЧУЖАЯ: Ну да. Рашпиль решил его до конца использовать, пока не завалят или не закроют.

ШУСТРЫЙ: Во ты ядом на деда дышишь.

ЧУЖАЯ: Знаю его, потому что.

ШУСТРЫЙ: Ну, а как ты к сутенерам попала?

ЧУЖАЯ: Карасик, сука лагерная, подсуетил. Я у него жила, в доме, он стал яйца подкатывать, я в отказ, на хуй он нужен, старый. Говорит: «Жена моя приезжает из Австрии, она чешка, непривычная, охуеет, тебя увидев. Вот есть нормальные пацаны – поживешь у них, поработаете».

Ну встретились – вроде нормальные пацаны. То – се, переехала к ним. А они паспорт забрали, типа – иди работать, на панель. Мы тебя купили у этого старого пидора. Деньги тоже забрали – да у меня всего-то и оставалась к тому времени штука.

ШУСТРЫЙ: Блядь. Ну и мразь этот Карасик.

ЧУЖАЯ: Да и Рашпиль не лучше.

ШУСТРЫЙ: Давай поговорим с Малышом – что за хуйня, на хуя это надо.

ЧУЖАЯ: Бесполезно. Малыш мне забыть не может одной шутки… Да и не пойдет он никогда против Рашпиля.

ШУСТРЫЙ: Почему?

ЧУЖАЯ: Малыш – фраер.

ШУСТРЫЙ: Не гони, Малыш – красавец.

ЧУЖАЯ: Ну я в хорошем смысле слова. Фраер – в смысле, преданный очень, себе во вред. Военный, бля, солдафон. Рашпиль его раз с хуя снял – когда монголовцы друг друга мочили, и здесь, и дома, Малыш попал в руки там к одним, к Давиду. Пизда б ему была, если б Рашпиль не заступился, с живого б шкуру сняли.

ШУСТРЫЙ: Я не знаю про это.

ЧУЖАЯ: Ну, так знай. А второй пацан, этот, Гиря – это друг твой?

ШУСТРЫЙ: Да какой друг! Голимый черт, только что здоровый, как трактор. Малыш его всегда берет в такие дела, где надо кому-нибудь голову открутить. Пошел он на хуй, друг, бля.

ЧУЖАЯ: Слушай, Женя, давай свалим? Во Францию.

ШУСТРЫЙ: Куда?

ЧУЖАЯ: Во Францию, охуенная страна. «Трех мушкетеров» читал?

ШУСТРЫЙ: Читал… А там что делать?

ЧУЖАЯ: Посмотрим. Если что, – я поработаю чуть-чуть. Попутаню, пока определимся.

ШУСТРЫЙ: Чтобы я больше не слышал такого. Не будешь ты путанить.

ЧУЖАЯ: Это я на крайняк, если совсем безнадега. А так – посмотрим, у меня там знакомая есть пута, приезжала, говорила, что лучше страны на свете нет.

ШУСТРЫЙ: Давай. Мне это все не нравится. Гниловатый какой-то расклад с тобой получился… И Буйный пропал странно… А как свалим? Отсюда, из Чехии?

ЧУЖАЯ: Надо домой вернуться, сделаем визы, паспорта настоящие. Только не к Рашпилю – он визу только на кладбище может дать. (Задумчиво.): А можно и к Рашпилю в гости. За общаком.

ШУСТРЫЙ (изумленно): За чем?

ЧУЖАЯ: Ну да. А ты чего так охуел?

ШУСТРЫЙ: Как же мы его за общак уберем? Там денег – немерянно. Если попалимся, – нам пиздец, за общак Рашпиль нас в пиздарез запустит.

ЧУЖАЯ: Я знаю жида одного, у него общак и хранится.

ШУСТРЫЙ: Какого жида?

ЧУЖАЯ: Барыгу старого. В своем доме живет, собаки, техстанция в гараже – все дела. Никогда не скажешь, тихий такой барыга, запчастями торгует. С Рашпилем в лагере торчал. Дедушка повкладывал деньги куда мог – но часть всегда держит в наличке. Это из выручки с казино, доляхи, что пацаны носят. Там тысяч сто зелени.

ШУСТРЫЙ: Сто тысяч? Я таких денег не видел никогда. Ну и как мы это сделаем? Завалимся в хату – и под волыну жида поставим?

ЧУЖАЯ (смеется): Точно! Ты красавец, не хуже Малыша шаришь.

ШУСТРЫЙ: Ты еще меня в деле не видела.

ЧУЖАЯ: Посмотрю еще, чего-чего – а делов теперь хватит.

ШУСТРЫЙ: Так как мы это сделаем? Свалим от Гири с Малышом?

ЧУЖАЯ: Надо домой приехать, чтобы никто не знал – лишний гимор, если нас раньше времени искать будут.

ШУСТРЫЙ: Так как?

ЧУЖАЯ: Побазарим в мотеле с этими двумя – заберем волыны и лавэ. Паспорта тоже заберем.

ШУСТРЫЙ: И чего им делать без лавэ и паспортов?

ЧУЖАЯ: Пусть они думают, чего им делать. Пока будут кого-нибудь искать, чтобы деньги и паспорт достать, – мы уже дома все порешаем.

ШУСТРЫЙ: А если их мусора примут?

ЧУЖАЯ: А если нас?


Стук в дверь купе.


ЧУЖАЯ: Момент, момент! (Шустрому.): – Давай паспорта и билеты. Это пограничники.


Заходит пограничник и таможенник, берут паспорта.


ТАМОЖЕННИК (на чешском): Есть что предъявить?

ЧУЖАЯ: Нет ничего, нет товара, мы туристы.

ТАМОЖЕННИК: Счастливого пути.


Пограничник возвращает документы, отдает честь, выходит, тихо закрывая за собой двери.


ШУСТРЫЙ: Смотри, как у них. Вежливо. Наши черти перевернули бы все или доебались бы к чему-нибудь.

ЧУЖАЯ (протягивает руку за паспортом): Дай-ка мой.


Шустрый протягивает паспорт, видно, что у Чужой дрожат руки.


ШУСТРЫЙ: Что с тобой?

ЧУЖАЯ: Да так, ничего. Ты вообще понимаешь, что было-то?

ШУСТРЫЙ: Что было? Сейчас?

ЧУЖАЯ: Мы первую границу по фуфловому паспорту перешли. Волыну провезли.

ШУСТРЫЙ: Бля, я и не подумал, как-то не раздуплился, что это граница.

ЧУЖАЯ: Хороший ты пацан, Женя, фартовый. Я тоже прушная. Мы с тобой еще всех раком поставим, и здесь и там.

* * *

Малыш переезжает границу на микроавтобусе. Пограничники проверяют документы, смотрят на мокрый паспорт, просят предъявить права. Права тоже мокрые.


МАЛЫШ (показывает черные от грязи руки, потом на колесо): Менял колесо – выпали документы в грязь.

ПОГРАНИЧНИК (возвращает документы): Можете ехать.


Малыш садится в автобус, переезжает к другому посту, словацкому. Там смотрят паспорт мельком и быстро отпускают.

Малыш едет в автобусе, разговаривает сам с собой.


МАЛЫШ: Это все потому, что у них к власти патлатые пришли. Актеры, бля, писатели. Пока научатся, пока гайки зажмут, – можно у них работать. Наши эту ебучую страну за два дня захватили, в шестьдесят восьмом. (Включает магнитофон.):


Мотель «У Кукушки». Это не мотель, а скорее кемпинг – десяток сборных домиков, машины стоят у домов, стоянки и охраны нет.

Малыш подъезжает к конторе, заходит туда и через несколько минут выходит с ключами. Потом подъезжает на машине к домику, паркуется и заходит внутрь.

Внутри – достаточно просторно, две комнаты, душ, кухня. Заперев дверь, Малыш осматривает комнаты, потом идет в душ.

* * *

Шустрый и Чужая продолжают разговор.


ШУСТРЫЙ: Так просто они волыны и лавэ не отдадут.

ЧУЖАЯ: Ствол увидят – отдадут. Думаешь, Малыш такой безбашенный?

ШУСТРЫЙ: Я знаю, что он один забил в говно четверых зверей в кабаке – а звери были именно как звери, с гор спустились, чистые гориллы.

ЧУЖАЯ: Ты меня послушай. Ему тридцать с лихуем. Если б он без башни был вообще, – не дожил бы до тридцати. Герои всегда встречают других героев.

ШУСТРЫЙ: И то правда. Ну, побазарим, а если попрут, – прострелю ноги.

ЧУЖАЯ: Все будет нормально, мне опять масть пошла – главное, не упустить. Будем богатые, Шустрый. Веришь, нет?

ШУСТРЫЙ: Иди лучше ко мне, пока не приехали (обнимает Чужую.):


Вокзал в Братиславе, Чужая и Шустрый выходят из поезда и идут к стоянке такси. Гиря идет за ними, потом нагоняет.


ГИРЯ: Ну, как доехали?

ШУСТРЫЙ: Вася, ты чего к нам подошел? Малыш же сказал, ехать отдельно.

ГИРЯ: Соскучился по русскому языку. Я как немой ехал в поезде. Да мы ж уже в другой стране, хорош очковать.

ШУСТРЫЙ (повышенным тоном): Кто очкует? Ты фильтруй базар.

ЧУЖАЯ: Пацаны, попалитесь и меня попалите. Поехали отсюда.


Подходят к таксистам, торгуются, наконец, садятся в машину и уезжают.

В такси.


ГИРЯ: Честно сказать – я ехал, так охуел. Не понимаю ни слова, ни жрать не купил, ни воды. У них ресторана в поезде нет вообще. Там в купе сидели какие-то штрихи, по нашему не рубят, что-то спрашивали, я себя за немца выдал.

ШУСТРЫЙ: В натуре? (Смотрит на Гирю, потом на Чужую.): Что ты им там говорил? Дас из фантастиш?


Чужая и Шустрый смеются.


ГИРЯ (Шустрому): Бля, так за Родиной скучаю, что даже тебя переношу спокойно. Не говоря за нее. (Кивает в сторону Чужой.): Ты ей там влупил, в купе?

ШУСТРЫЙ: А тебе чего? Для кого интересуешься?

ГИРЯ: Нехуево ты устраиваешься, Шустрый. Халявы вокруг тебя косяком. А сам же не украсть, ни покараулить толком не можешь.

ЧУЖАЯ: Да, пацаны, так, как вы, – это уметь надо, всю дорогу друг из друга кровь пить. (Гире.): Да не принимай близко к сердцу, ну не получится у тебя мне присунуть, подрочишь по мнению, в гостинице. (Шустрый смеется.): Ты просто прикола не вывозишь.

* * *

Домик, на большой кровати спит Малыш, раздается звонок, Малыш открывает глаза, через секунду вскакивает, в руке пистолет, быстро подходит к окну и выглядывает из-за стены. Убедившись, что все нормально, – идет открывать.

В комату заходят Гиря, Шустрый и Чужая. Здороваются, причем с Гирей и Шустрым Малыш обнимается.


МАЛЫШ: Ну, привет. Падайте пока, кто куда видит. Помоемся, похаваем – и надо ехать уже.

ШУСТРЫЙ: Я на парашу, еле дотерпел.

ГИРЯ: Но ни слова не сказал. Ты поляк, Шустрый? Всрамся, не пиддамся.


Шустрый заходит в туалет. Закрывает дверь, после чего достает из кармана глушитель и прикручивает его к пистолету. Спускает воду – в это время передергивает затвор, досылая патрон в ствол. Спускает курок, придерживая его пальцем, и, не ставя «вальтер» на предохранитель, засовывает его стволом в рукав плаща, как бы под мышку. Открывает дверь и выходит из туалета. Он начал понимать, что сейчас будет, и ведет себя несколько скованно, заторможенно.

У туалета стоит Чужая.


ЧУЖАЯ: Пусти, я тоже хочу. (Шепотом, пожимая Шустрому руку.): Не бзди ничего, сейчас будем делать.


Малыш, Гиря и Шустрый в комнате, входит Чужая. Она умылась, сняла очки.


ЧУЖАЯ: Глаза чешутся под этими линзами, надо снять.

МАЛЫШ: В Венгрии снимешь, к вечеру будем там.

ЧУЖАЯ: Тут у меня другой план, Андрюха.

МАЛЫШ: Чего у тебя другое? Какой, на хуй, план?

ЧУЖАЯ: Андрюха, такое дело, – не хотим мы с вами ехать.

МАЛЫШ: «Мы»? Кто «мы»? (Смотрит на Шустрого.): Ты что, Вася?

Шустрый вскакивает и отпрыгивает к двери, одновременно доставая пистолет.

ШУСТРЫЙ: Тихо! Сидеть, как сидели!

ГИРЯ: Спрячь плетку, придурок!

ШУСТРЫЙ: Забейся, бык! Кто дернется, – стреляю. Быстро подняли руки!

МАЛЫШ (поднимает руки, но не над головой, а просто протягивает их вперед, показывая, что в них нет ничего): Шустрый, подумай головой, что ты делаешь! Тебя эта крыса прогрузила, да? Ты совсем дурачок, она же конченая, попадешь с ней под лед!!!

ШУСТРЫЙ: Это мое дело, я сам выбираю.

МАЛЫШ (успокаивающим тоном, разговаривая как с ребенком): Братыло, ты же ее не знаешь. Это нерпа, ее в клетке надо держать, подальше от людей. Она рассказала, как тут оказалась?

ШУСТРЫЙ: Сказала. Ее Рашпиль подставил, с чурками.

МАЛЫШ: А то, что один чурбан крякнул, а второй навсегда калека – сказала? (Чужой.): Ты им чего подлила вместо клофелина? Весь город трусили из-за тебя.

ЧУЖАЯ: Андрюха, не пизди много да лишнего.

МАЛЫШ (Шустрому): Женя, ты хоть знаешь, за что ее так прозвали? Ты фильмы смотришь по видику?


В разговор вмешивается Гиря.


ГИРЯ: Вася, не шути так, положи плетку, и забудем. То ты вчера с ней нажрался, так пора и протрезветь.

ЧУЖАЯ: Малыш, давай по сути. Мы заберем ваше оружие и свалим. Ну, скажешь Рашпилю, что не получилось, что меня мусора приняли: паспорт фуфлыжный выкупили. Он тебя за это не убъет.

МАЛЫШ (с ненавистью): Слушай, ты, говномутка, ты когда нибудь уймешься?

ЧУЖАЯ: Давай плетку. (Гире – резко, окриком.): Руки!!


Гиря, сидевший на кровати, падает на спину и достает из-за пояса «чизетту», Шустрый стреляет два раза, Гиря стонет.

Малыш перекатывается на кровати, в руке у него пистолет, Шустрый стреляет до тех пор, пока не кончаются патроны.

Пуля попала Малышу в лицо, он моментально перестает шевелиться.

Чужая подбегает к Гире, выхватывает у него пистолет.


ЧУЖАЯ (Шустрому): Дай волыну!


Шустрый, вошедший в состояние оглушенности, ступора, отдает ей пистолет и садится на стул. Он шумно дышит, отдувается, побледнел.

Чужая достает из Гириного пистолета обойму, выщелкивает патроны и заряжает в обойму от «вальтера». Она действует уверенно, руки не дрожат.

Перезарядив пистолет, протягивает его Шустрому.


ЧУЖАЯ: На, добей дурака.


Бледный Шустрый знаком показывает, что не может. Его начинает тошнить.

Чужая подходит к Гире и стреляет ему в голову. Потом обходит кровать и так же стреляет в Малыша.

Быстро обыскав трупы, забирает деньги и документы, берет пистолет Малыша.


ЧУЖАЯ: Женя, иди умойся. Все нормально, мы скоро свалим отсюда.


Шустрый идет в ванную. Чужая смотрит вслед Шустрому, в руке у нее пистолет, она поднимает пистолет на уровне пояса, потом опускает.

* * *

Шустрый и Чужая в микроавтобусе. Шустрый за рулем.


ЧУЖАЯ: Женя, все в порядке. Не ты их – так они бы нас.

ШУСТРЫЙ: Все так получилось… неожиданно… я не собирался их глушить.

ЧУЖАЯ: Этот идиот, Гиря, все из-за него.

ШУСТРЫЙ (задумчиво): Нет. Малыш так просто не отдал бы волыну. И он на тебя очень злой был. Не отпустил бы тебя.

ЧУЖАЯ: Что сделано – то сделано. Да они сами-то… Ты кого завалил, Женя? Беременную женщину? Или девочку маленькую? На Малыше сколько всякого было? Не знаю, сколько он перебил в Чехии, но дома только про пятерых баранов я знаю, представляешь, сколько еще? Так что радуйся, что не он тебя.

ШУСТРЫЙ: Гиря тоже красавец. Раз стерег барыгу, в подвал мы его посадили, за долги. Так приезжаем, а барыга лежит и не дышит. Гиря нажрался, стал выяснять, где тот деньги спрятал. Он их всех подвешивал на веревке, за наручники – и пиздил по часу, в перчатках снарядных… Знаешь, что это такое?

ЧУЖАЯ (Смотрит на Шустрого, потом смеется): Женя, я женским боксом пять лет занималась, в интернате секция была…

ШУСТРЫЙ: В натуре? Надо будет как-то поспарринговать пару раундов.

ЧУЖАЯ: Да хоть сейчас, давай в лес свернем…


Смеются.


Ночь. Чужая и Шустрый в машине. Машина стоит на площадке отдыха дальнобойщиков.


ЧУЖАЯ: Приедет фура, камион – нам нужен «Спутник». Я их знаю, это Глухого фирма.

ШУСТРЫЙ: На хуя они нам нужны?

ЧУЖАЯ: Они возят нелегалов в Европу. Вьетнамцев, афганцев, пакистанцев. Всю нечисть.

ШУСТРЫЙ: Как «возят»? Я думал, черножопые пешком переходят границу.

ЧУЖАЯ: Там, в фуре, тайники. Пол двойной, сантиметров сорок. Можно лечь. Тех набивается по тридцать человек. Мы с тобой влезем.

ШУСТРЫЙ: А они повезут?

ЧУЖАЯ: Договоримся. Денег дадим – повезут. Им не похуй ли, оттуда сюда везти или наоборот. Все равно мусора знают – лавэ получают с каждой фуры. Глухой со зверями решал, они там всем рулят.

ШУСТРЫЙ: С теми, что на переходе? Наглые пидорасы.

ЧУЖАЯ: Наглые. Недолго им осталось банковать, увидишь. Хуйнут их с перехода, уж больно сладкое место.

ШУСТРЫЙ: Нам бы так. Захватить переход – и получать со всех. Чуть что – пулю в глаз.

ЧУЖАЯ (ласково): Да хватит гнать, Аль Капон… Если контрабандой тайник не загрузили, – повезут.

ШУСТРЫЙ: Машину здесь бросим или поедем, а у границы – к ним?

ЧУЖАЯ: Не здесь. Проедем вперед километров пять, чтоб мусора не поняли, куда мы делись. На стоянке оставить – допрут, будут фуры шмонать.

ШУСТРЫЙ: Вон «Спутник» заезжает.


Два дальнобойщика, Чужая и Шустрый возле камиона, разговаривают. Водители делают отрицательные жесты.

Шустрый показывает водителю пачку долларов.

Те совещаются между собой, потом соглашаются. Шустрый и Чужая садятся в машину, едут, через минуту фура трогается за ними.

Шустрый и Чужая лежат в тайнике. Места практически нет, доски прямо перед лицами.


ШУСТРЫЙ: Блядь, как в гробу.

ЧУЖАЯ: Ты бывал?

ШУСТРЫЙ: Да. Мы пошутили раз. Приехали к похоронщику, за деньгами. А у него прямо в бюро выставка гробов. Ну, залезли туда, пока Малыш с ним в кабинете базарил. Тут пришли какие-то лохи, венки покупать или хуй знает, что там у них. Ну, мы и повыскакивали из гробов, у лошицы одной сердце схватило… Но попустило, не померла, даже «скорую» не вызывали.

ЧУЖАЯ: Ну и как в гробу?

ШУСТРЫЙ: Как здесь.

* * *

Кабина камиона.


ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Ты видел, какие пассажиры?

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Странные. Пацан и девка, а какие-то непростые.

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Так везешь – и не знаешь, кого. Да что за это может быть. Может, они из ЦРУ?

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Да какое там ЦРУ. ЦРУ все в правительстве сейчас. Ни хуя за них не будет. Видал, сколько у них денег?

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Тысяч десять. А может, и побольше, наверно, телка заработала.

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Пиздой заработала. А этот пидорченок помогал, вставлял, если так не попадали.


Смеются.


ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Вот у меня соседка, блядь, я ее иногда поебываю… Так ездила в Германию, в Гамбург, в публичный дом.

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Ну и чего привезла?

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Наколку привезла – из пизды змея выползает.

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Недохуя.

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Она у госпожи работала. Госпожа Мишель. Фотографии показывала. У меня глаза повылазили.

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Что там такое было?

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Как в порнухе – плетки, всякий приспособ – дыба, гири какие-то… Светка в ошейнике, в наморднике, вся в синяках от плетки.

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Вот это да… И выйдет же, сука, за кого-то замуж, будет из себя целку строить.

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Прикинь, фотки муж найдет.


Смеются.

* * *

Чужая и Шустрый.


ЧУЖАЯ: Не скучай, Женя. Хочешь, я тебе стихи почитаю?

ШУСТРЫЙ: Давай, если прикольные.

ЧУЖАЯ: Мне не обидно, я совсем не стерва, Но раз назвали – видимо, похожа. На репутацию не стоит тратить нервы, Для всех не станешь одинаково хорошей. И легче от козлов услышать «сука», Чем целовать они мне будут руки.

ШУСТРЫЙ: Прикол. Ты сама написала?

ЧУЖАЯ: Да, еще в интернате. Я бухала, потом винтом двигалась, потом съебалась с интерната. Я, кстати, отличницей была.

ШУСТРЫЙ: Давай еще стихи.

ЧУЖАЯ: А я залепить и по роже могу. И смогу отвечать за базар. Терпеть ненавижу, когда лезут в пизду, не глядя при этом в глаза.

Вчера кувыркалась, сегодня – хуйня, С трудом отрываю башку от постели. Обидно – бухаешь каких-то три дня, А после трезвеешь неделю.

Но я не жалуюсь, и на хуй ту печаль – Жалеть о времени, когда себя не жаль. Я стих напишу, как меня заебало Всю жизнь зарабатывать деньги и баллы, И бедный помрет, и отъедет богатый, Но помнят лишь тех, кто не склеился гадом.

Но если б жизней дали хоть бы две, Одной бы я рискнула за лавэ, – это я давно написала, не понимала тогда, что надо не о двух жизнях мечтать, а одной распорядиться.

ШУСТРЫЙ: Ни хуя се, Анжела, ты поэтесса, я таких стихов и не слышал никогда. Резких таких.

ЧУЖАЯ: Я их не пишу. Мне диктуют.

ШУСТРЫЙ: Кто?

ЧУЖАЯ: Да хуй его знает. Голос какой-то. Редко сейчас стихи диктует. (Неожиданно приподнимается, смотрит на Шустрого.): Он и без стихов приходит. Сейчас в основном без стихов. Подсказывает иногда.

ШУСТРЫЙ: Ну, и чего он тебе сейчас подсказал?

ЧУЖАЯ: Что зря ты все лавэ засветил. Приготовь волыну.

* * *

Кабина камиона.


ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Слушай, Коля, а может, перевезем этих да в лесу и разгрузим за деньги?

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Сопляку дать по ебалу – он с перепугу обосрется.

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: К ментам они не пойдут, рады будут, что мы их не сдали…

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ: Давай! Что ж это за хуйня такая – пашешь, из шкуры рвешься, под сроком ходишь, а какой-то сопляк с блядью в кармане квартиру носит…

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Давай сделаем, бабки сами в руки идут.

* * *

КПП на границе. Много полиции, у будки пропускного пункта на доске объявлений висят фотороботы Малыша, Шустрого, Гири и Чужой.

Полицаи и пограничники с автоматами, в касках и бронежилетах. Фура «Спутник» проходит контроль.

Зверь, который шептал молитву, когда пацаны выбросили в грязь венок по пути в Чехию, смотрит на фуру, потом передергивает плечами, как будто попал в порыв ледяного ветра.

Лес, водители выходят из кабины, у одного в руках монтировка, у другого нож.

Первый водитель открывает кузов, возится внутри. Голос второго водителя: «Вылезай, приехали, поезд дальше не идет».

Из кузова вылезают Чужая, Первый водитель и Шустрый. Шустрый разминает плечи. Приседает.


ЧУЖАЯ: Где это мы? Не похоже на город. У нас гор нет.

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ (Шустрому): Хорош зарядкой заниматься. Давай деньги.

ШУСТРЫЙ: На хуя они тебе, черту? Корову купишь?

ВТОРОЙ ВОДИТЕЛЬ (замахивается монтировкой): А ну не пизди ни хуя, сынок!

ЧУЖАЯ (стоя за спинами водителей): Эй вы, бляди! Первый водитель поворачивается, видит Чужую с «чизеттой» в руках.

ПЕРВЫЙ ВОДИТЕЛЬ: Не понял?!


Чужая стреляет, одновременно с ней стреляет Шустрый.

Кабина камиона, Шустрый за рулем.


ЧУЖАЯ: Этих тоже зря?

ШУСТРЫЙ: Нет, не зря. Ни хуя ж себе быки борзеют – братву штопорить.

ЧУЖАЯ: Блядь, вся жизнь так. Жизнь – борьба. Или ты, или тебя.

ШУСТРЫЙ: Сами нарвались, черти проклятые.

ЧУЖАЯ: Эту машину бросить надо. Поедем на поезде домой.

ШУСТРЫЙ: Вон что-то светится, город какой-то.

ЧУЖАЯ: Там и сойдем. А машину местные спиздят – тут народ толковый, не успеем оставить, как уйдет. Хорошо, что чертей там прикопали, а то б получил кто-то фуру с начинкой.

ШУСТРЫЙ: Блядь, ну ты и гонишь. «С начинкой»…

ЧУЖАЯ: Ну да. Типа фаршированная.


Смеются.

* * *

Совещание в полиции.


ГЕНЕРАЛ: Итак, доктор Новотный, какие новости по делу русских?

НОВОТНЫЙ: Словаки сообщили – двух русских нашли убитыми в мотеле возле Братиславы. Это наши – главарь и еще один бандит.

ГЕНЕРАЛ: Прекрасно, а остальные где? Там женщина еще была, не ошибаюсь?

НОВОТНЫЙ: Пока нигде не засветились.

ГЕНЕРАЛ: Думаю, что и не засветятся. Они уже у себя.

НОВОТНЫЙ: Вполне может быть. Прикажете изменить режим розыска?

ГЕНЕРАЛ: Да. Не стоит тратить на розыск слишком много сил. Чем хороши русские – они сами решают те проблемы, что должна решать полиция. Вы меня поняли, доктор Новотный?

НОВОТНЫЙ: Так точно.

ГЕНЕРАЛ: Хотя выводы будут сделаны, и на самом верху. Исчезновение опасного преступника, убийцы, с заложницей, с оружием…

НОВОТНЫЙ: Мы здесь выяснили кое-что – она не заложница, а скорее сообщница. Эта банда приехала сюда эвакуировать ее, а не похитить, как мы предполагали вначале. Мы сообщили украинцам и русским.

ГЕНЕРАЛ: Не важно. Заложница, сообщница, свидетельница – это все одного поля ягоды. А русские и украинцы вряд ли нам помогут – у них самих там чуть ли не гражданская война, полный развал. Словаки перешлют нам трупы для опознания?

НОВОТНЫЙ: Да, гильзы и пули тоже.

ГЕНЕРАЛ: Ну, надеюсь, они совпадут с нашими…

НОВОТНЫЙ: Уверен, что совпадут.

ГЕНЕРАЛ: В мою бытность старшим инспектором, мы спорили на пиво. Правда, не с генералами. Не задерживаю вас более.


Новотный кланяется и уходит.

* * *

Рашпиль едет в машине, это иномарка, «Мерседес 124», за рулем водитель, на переднем сиденье охранник. Охранник и водитель похожи, крупные молодые люди, коротко стриженные. Все в черных пальто. Между передними сиденьями расположен телефонный аппарат. Это большая «Нокия» или «Моторолла», полустационарная, с трубкой на витом шнуре.

Звонок. Охранник снимает трубку, слушает, что ему говорят, потом передает трубку назад, Рашпилю.


ОХРАННИК: Вася, это тебя.

РАШПИЛЬ: Ясно, что меня. Кто?

ОХРАННИК: Хуй знает, не сказал.

РАШПИЛЬ: Блядь, тупица… (Берет трубку.): Говори… Так, понял… Понял… А эта мандавошка где? Блядь, а кто знает? Ты что, из газет мне будешь пересказывать? Блядь, Карась, ты в натуре уже ни хуя не можешь… Сука, так узнай, узнай, что там… Ладно. Расход пока.


Рашпиль передает трубку охраннику, молчит несколько секунд. Потом вспоминает что-то и продолжает выговор. (Охраннику.): Ты, Васенька, меня хуй знает с кем не соединяй, я тебе не телефон доверия!!! Спрашивать надо, кто звонит, может, он на хуй не нужен, а ты, не разобравшись, трубу тычешь…


ОХРАННИК: Слышишь, Рашиль, я ж не секретарь. Звонит и звонит…

РАШПИЛЬ: Блядь, ты что, не понял?

ОХРАННИК: Да ладно, понял. Не кипи так.

РАШПИЛЬ: Ладно, блядь, один хуй из тебя секретарь не выйдет. В другой раз фильтруй. (Рашпиль расстроен, угрюмо смотрит в окно, неожиданно обращается к водителю.): Давай поворачивай. Поехали на дачу.


Водитель перестраивается, потом резко пересекает осевую и едет в противоположную сторону.


ОХРАННИК (смотрит в зеркало, расположенное на козырьке от солнца): Вон, мусора за нами рванули, только мигалку не включили.

РАШПИЛЬ: Какая машина?

ОХРАННИК: Белая «шестерка». Она с утра ездит, она и еще «девятка» черная.

РАШПИЛЬ: Выедем на трассу – оторвемся. Позвони Федору и Китайцу, пусть через два часа будут на даче.


Дача Рашпиля. На самом деле это не дача, а большой деревенский дом из силикатного кирпича, двухэтажный. Во дворе горит мангал, жарятся шашлыки, у мангала греются пацаны, у двоих в руках дробовики.

В доме за столом сидят Рашпиль, Федор и Китаец.

Федор похож на Малыша, крупный человек, с поломанными ушами, судя по комплекции – борец. Китаец – мелкий, подвижный, мастерит из бутылки воды бульбулятор, протыкает фольгу булавкой.


РАШПИЛЬ: Тут такое дело, пацаны. (Китайцу.): Да отложи ты трубу, сначала дело, блядь!


Китаец тут же перестает копошиться.


РАШПИЛЬ: Тут мне звонили. Оттуда. Короче, нет больше нашего Малыша.


Федор присвистывает, Китаец молчит, не меняя выражения лица.


РАШПИЛЬ: Да, вот так. Малыш на что матерый был – а, видите, на хуй сел. Имейте в виду, так с каждым может случиться.

ФЕДОР: А кто, что – не известно?

РАШПИЛЬ: Неизвестно. Его, и там одного его пацана, я его не помню. То ли Груша, то ли как-то так.

КИТАЕЦ: Гиря.

РАШПИЛЬ: Точно, Гиря. Да хуй с ним. Раз ебанули – значит, так и надо. Фраерюги… Ездили они за одной тварью. Чужая, слышали?

ФЕДОР: Слышали. Даже пару раз она мне подвернула. Давно, правда, не видел я ее с весны.

КИТАЕЦ: Это Бабая сестра. Мутная до делов, такая уже, точно что утварь. Но способная, многостаночница – где наебать не вышло, она спиздит, а то и по разбою, слышал, пару раз выступала. А как совсем голяки – так и отсосет за лавэ, не побрезгует. Двигалась винтом, как собака.

РАШПИЛЬ: Она там попала в маргарин, я отправил Малыша, выручить, а он, вместо того чтобы с ней вернуться, там под раздачу попал. Короче – один у чехов, у мусоров, раненый, Малыш и этот Гиря под лед попали. А вот где Чужая и еще один Малыша пацан, – непонятно.

КИТАЕЦ: У мусоров.

ФЕДОР: Или съебались под шумок.

РАШПИЛЬ: Гадать не будем. Вот что надо сделать. Чужую искать без толку – у нее ни кола ни двора, была бабка, да крякнула. А вот пацаненок, что пропал, – домашний, мама-папа есть. Так что надо посадить кого– нить под домом у этих мамы-папы. Дети любят маму, деньги там хранят, еще что. Не знаю, что там вышло, – но могла она уболтать фраерка замочить Малыша и второго. Малыш своим доверял, а зря. Это у него с армии, с войны – свои, чужие…

КИТАЕЦ: Мои посмотрят за домом. Адрес давай.

РАШПИЛЬ: Адрес потом, я пока не знаю, пацаны узнают – позвонят. Федор, – теперь ты. Собери бригадку, три-четыре пацана. Чтобы всегда в куче были, на хате где-нибудь. С железом. Как только позвонят, – чтобы сразу ехали и делали. По возможности – живыми, а нет – да и хуй с ними, пусть делают на глушняк. Понятно?

ФЕДОР: Понятно. Сегодня уже будут готовы.

РАШПИЛЬ: Может, Чужая и фраер у мусоров, не знает никто – но чуйка у меня такая, что появятся они здесь, и скоро. (Китайцу.): Ты сделал трубу? Возился, возился, а еще не готово! Васенька, шустрее надо быть!


Китаец смеется, после чего быстро мастерит бульбулятор. Рашпиль достает камень крэка, разжигают, курят.


РАШПИЛЬ (изменившимся голосом): Феденька, тебе не предлагаю, ты спортсмен, вдруг понравится. Вы, спортсмены, быстро помираете от этой хуйни, быстро… Все быстро… Только спортсмены быстрее… Стометровку, блядь…

* * *

Купе поезда, пустое. В купе Чужая и Шустрый. На столике бутылка коньяка, закуска, вода… Шустрый и Чужая выпившие.


ЧУЖАЯ (продолжает фразу): …И будет скоро здесь полный пиздец, ни хуя нормального не останется.

ШУСТРЫЙ: Да и не было никогда ни хуя. Я давно хотел за границу съебаться, не знал как.

ЧУЖАЯ: За границу без лаванды нехуй и соваться. Им своих лохов девать некуда. А у нас есть ценности. Вот послушай… Мне один жид рассказал, башня у него варит – будь здоров.

ШУСТРЫЙ: Он кто?

ЧУЖАЯ: Бизнесмен, мячик.

ШУСТРЫЙ: Да что барыга может понимать…

ЧУЖАЯ: Женя, они лучше нас понимают. Он говорил – у нас две вещи можно продавать. Землю и телок. Землю еще немцы вывозили, и телок тоже, на работу, а немцы понимают, что сколько стоит.

ШУСТРЫЙ: А сам-то он что вывозил?

ЧУЖАЯ: Землю. Глину в Чехию, сральники и раковины делать. Эшелонами, блядь.

ШУСТРЫЙ: Уматовый штрих. Он где сейчас?

ЧУЖАЯ: Свалил в Америку. Жаль, хороший был мужик. Лавэ мне давал часто, когда я двигалась… Ебать и не просил, понимал меня.

ШУСТРЫЙ: Вот его бы потрусить. Эшелонами, на хуй…

ЧУЖАЯ: Не получится. Ну ладно, не суть. Вот смотри – красивые телки – куда едут?

ШУСТРЫЙ: За границу.

ЧУЖАЯ: Правильно. Слышал, наверное, – «утечка мозгов»?

ШУСТРЫЙ: Если из «чизетты» пару раз в башню – не утечка, а вылет будет.

ЧУЖАЯ: Да не шути, послушай. Так вот – умные отсюда съебываются, красивые – тоже. Что останется? Хуйня останется. Вот через двадцать – тридцать лет народ страшный будет, да и лоховской, до делов. Черти одни останутся, и мусора над ними.

ШУСТРЫЙ: Мусора тоже черти. Черти над чертями и чертями погоняют.

ЧУЖАЯ: По-моему, Женька, тебе хватит уже синячить. Третья бутылка за полдня.

ШУСТРЫЙ: Да хуйня, все нормально. Это я чтобы не спать.

ЧУЖАЯ: Спать надо. Ложись, наверно.

ШУСТРЫЙ: Боюсь.

ЧУЖАЯ: Чего? Что не проснешься?

ШУСТРЫЙ: Приходят они. Малыш, дальнобойщики. Гиря еще не приходил. Зато Яков Топорчек снился.

ЧУЖАЯ: А это еще кто?

ШУСТРЫЙ: Хуй знает. Страшный такой. На павиана похож, морда черная, с подпалинами коричневыми. Как у собаки.

ЧУЖАЯ: С мордой – это знаешь кто? Князь мира. Он редко приходит. Знакомился, наверное. А остальные – пройдет. Пройдет. Сначала всегда приходят, как живые, а потом желтые становятся. И видно сквозь них. Как через мутную воду.

ШУСТРЫЙ: Ты откуда знаешь?

ЧУЖАЯ: Малыш рассказывал. Давай, ложись, нам выходить скоро.

ШУСТРЫЙ: Уже приехали?

ЧУЖАЯ: Нет, не приехали. Приедем. Спи.

ШУСТРЫЙ: Ляг со мной.

ЧУЖАЯ: По мамке соскучился, Женька? (Ложится с Шустрым, засыпают.):


Чужая и Шустрый в купе. Они одеты, сидят «в готовности».


ЧУЖАЯ: Подъезжаем. Теперь так, Женя, нам надо быстро все сделать – ебануть жида с общаком, потом свалим из города, будем паспорта делать, потом визы. Это минимум три месяца. Надо машину достать сейчас, не пизженную. Есть у тебя знакомые с машиной? Только чтобы у Рашпиля не работали?

ШУСТРЫЙ: Был один пацан, позвонить ему надо. Он на машину себе заработал и свалил из бригады. Потом приходил, просился, Малыш сказал, чтоб и духа его не было – а то машину заберем. Деньги кончились, а жить-то надо. Грачевал вроде, таксистом стал.

ЧУЖАЯ: Позвонишь ему с вокзала. Там с бабками договоримся, снимем хату. Переночуем, – а потом поедем, я одно место знаю, дебаркадер, прошлую зиму там жила.

ШУСТРЫЙ: Я телефон не помню. Надо домой заехать, там старая записная, я у телки жил, вещи все у родителей.

ЧУЖАЯ: Ты что, совсем кушевой? Какой «домой», какие «родители»? Ты умер, понимаешь, умер в Чехии! Нет тебя больше, нет и родителей!

ШУСТРЫЙ: Слышь, Анжела, а чего ты наезжаешь? Кушевой, блядь. Ты мне кто?

ЧУЖАЯ: Блядь, Женя, не буксуй! Ты же Шустрый, соображать надо быстро. Ждут нас там, у родителей.

ШУСТРЫЙ: Кто? Мусора?

ЧУЖАЯ: Кто угодно! Думаю, не мусора, а волоебы рашпилевские. Но и мусора могут в любую минуту.

ШУСТРЫЙ: Так что делать?

ЧУЖАЯ: Ебашить Рашпиля за общак и валить. А телефон по справке узнаешь. Ты фамилию знаешь этого таксиста?

ШУСТРЫЙ: Знаю. Мы боксом вместе занимались.

ЧУЖАЯ: Вот и заебись.


(Поезд останавливается, Шустрый и Чужая берут сумки и идут к выходу, больше не разговаривая.):


В машине Чужая, Шустрый и Таксист. Погоняло, придуманное Чужой, – пристало, по крайней мере, Чужая и Шустрый называют неудавшегося бандита Таксистом. Улица застроена многоэтажными домами, сразу за рядом высотных домов – частный сектор, добротные кирпичные дома, типовой постройки, такие строили после войны, с крутым скатом крыши и круглым слуховым окном, «финские дома». Высокие заборы, собаки во дворах – здесь живут не «новые русские», а старые, но такие, что при любой власти будут здесь жить, – местное население, мещане.


ЧУЖАЯ: Таксист, повернешь – протяни по улице, там будет проход между домами. Переулок. Нам туда надо, причем так, чтобы не выкупили.

ТАКСИСТ: Не выкупят. Я на «Ниву» багажник вчера прикрутил, номера у меня не городские. По доверенности машина.

ШУСТРЫЙ: Таксист, ты говорил с Пузырем?

ТАКСИСТ: По поводу?

ШУСТРЫЙ: Не хочет он поработать?

ТАКСИСТ: Честно сказать, – забыл. Заморочили мне голову дома, забыл.

ЧУЖАЯ: Хуево. Что ж ты такой никакой?

ТАКСИСТ: Шустрый, а хули твоя телка выебывается? Мало того, что с нами поперлась, еще и масть тут пытается держать.

ШУСТРЫЙ: Да не гони… Правильно она тебе сказала. Просили ж тебя побазарить с Пузырем.

ТАКСИСТ: Ну, забыл, так хули с того? Сегодня перетру с ним.

ЧУЖАЯ: Смотрите! Вон видите, «опель» желтый? Убитое корыто. Это наш клиент выезжает.

ТАКСИСТ: Блядь, откуда лавэ, если он на таком корче ездит? Ни хуя не путаете?

ЧУЖАЯ: Не путаем. Валим отсюда. Клиент дома живет, никуда не уехал. Теперь меня подвезете в центр, а сами – обратно сюда вернетесь, часам к семи. Посмотрите, когда он заедет домой.

ШУСТРЫЙ: В семь часов темно, можем и просмотреть.

ЧУЖАЯ: Не продрочите. Он мало того что жид, так еще и черт – антенна ночью неоном моргает, фиолетовый цвет…


Смех.

* * *

Бар в подвальном помещении, темно и неуютно. В дальнем углу столик, за ним сидят Чужая и Охранник Рашпиля.


ОХРАННИК: Я не понял, – ты всерьез предлагаешь деда исполнить?

ЧУЖАЯ: Не шучу. Старый пидор уже заебал всех. Обкурится, нарешает вопросов, а потом пацаны друг друга хуярят.

ОХРАННИК: Есть такое дело. Ну а потом что?

ЧУЖАЯ: Я тебе не исполнить предлагаю. Ты маякни, куда и когда. Дед иногда ездит по каким-то делам, никому не говорит.

ОХРАННИК: Ну и?…

ЧУЖАЯ: Ты у него какой охранник?

ОХРАННИК: В смысле?

ЧУЖАЯ: Коля, не тупи. По счету?

ОХРАННИК: Ну, я двоих знал.

ЧУЖАЯ: А я троих. И где все?

ОХРАННИК: Кто где.

ЧУЖАЯ: Ни хуя. Все в могиле. Ты тоже хочешь?

ОХРАННИК: Так это ж не Рашпиль их валил. Совпало так.

ЧУЖАЯ: Совпало! Дохуя совпадений. Да ладно. Получишь двадцать штук.

ОХРАННИК: А у тебя есть такое лавэ? Разводишь, как всегда. Только я не лох.

ЧУЖАЯ: Увидишь. Послезавтра должны приехать люди. Все у них. Это ж не я его хочу сделать. Людям мешает.

ОХРАННИК: Что за люди?

ЧУЖАЯ: Нормальные люди. Звери, правда, да хуй с ними.

ОХРАННИК: Давай так: будет у тебя лавэ – увидимся, дотрем. А пока, ты не обижайся, но базара с тобой по сути нет.

ЧУЖАЯ: На обиженных воду возят. Кстати, Коля, а знаешь, что на обидчиках возят?

ОХРАННИК: Хуй его знает. Это прикол? Камни, наверное.

ЧУЖАЯ: Прикол. Огонь на них возят. Ладно: через пару дней появлюсь, будут звери с лавэ…

ОХРАННИК: Если все, как ты говоришь, – я б его и исполнить мог. За десятку сверху.

ЧУЖАЯ: Да есть кому исполнить. Ты потом лучше в дерибане хозяйства поучаствуй. Может, и я как-нибудь прислонюсь. Все, удачи!

ОХРАННИК: Фарту и масти… Что там Бабай?

ЧУЖАЯ: Да хуй знает – сидит. А так – не узнавала еще, нет времени.


Чужая встает и уходит, Охранник остается сидеть в полной темноте.

* * *

Улица, частные дома. Вечер. Перегородив дорогу, стоит «Нива», на домкрате, Таксист возится возле нее, делает вид, что меняет колесо.

Свет фар, на желтом «опеле» подъезжает Жид.


ЖИД (не выходя из машины, кричит в окно): Эй, Вася, ты лучшего места не нашел?

ТАКСИСТ: Да блядь, гайки прикипели, не могу открутить.

ЖИД: Ты дурак, бля, поднял на домкрат, а потом откручиваешь… Совсем лох?

ТАКСИСТ: Да закрой рот, дядя! Не хватало еще, чтобы каждая старая пизда пасть раззевала.


Жид распахивает двери и выскакивает, в руке у него резиновая палка.


ЖИД: Что ты сказал, черт?! Кому ты сказал?! Ты мне это сказал?!


Из-за «Нивы» выбегает Шустрый и еще один человек, Пузырь. Шустрый быстро, одним прыжком, сокращает расстояние и бьет Жида в подбородок.

Жид падает лицом вперед, это чистый нокаут.


Таксист снимает «Ниву» с домкрата, открывает дверь, видно сидящую на месте водителя Чужую. В руке у нее «вальтер» с глушителем.


ЧУЖАЯ: Грузите его в «опель», и пошли.


Шустрый с Пузырем заталкивают не пришедшего в себя Жида на заднее сиденье, Шустрый садится за руль «опеля».

* * *

Подвал дома, заставленный ящиками с запчастями к иномаркам, товаром. Шустрый, Пузырь и Таксист. Пузырь и Таксист перебирают ящики, вполголоса переговариваются, некоторые запчасти кладут в сумку. Они не вмешиваются в разговор Шустрого и Жида. Связанный и избитый Жид сидит на полу у стены.


ШУСТРЫЙ: Где лавэ?

ЖИД: Вы все забрали, нет ни хуя.

ШУСТРЫЙ: Не пизди, животное. Это буттер, то, что мы взяли. У тебя есть еще.

ЖИД: Нет ни хуя. Слушай, ну взяли деньги – уходите. Я не буду кидать заяву. Уходите, у меня все в товаре, берите, что нужно, – и оставьте меня в покое. Вы не понимаете, пацаны, я ж не бесхозный… Сам семерку пропхал, меня люди знают…

ШУСТРЫЙ: Нет, это ты не понимаешь. Мы тебя замочим в этом подвале. И этих (мотает головой вверх):, твоих.

ЖИД: Да люди вы или нет? Нет у меня ничего, все в товаре.

ШУСТРЫЙ: Теперь слушай, сука. Рашпиль… Общак… Где?

ЖИД: Не понимаю, о чем ты.

ШУСТРЫЙ (Пузырю и Таксисту): А ну-ка, помогите. Да хватит паковаться, вы! Тут лох не понимает.


Пузырь и Таксист оставляют сумку и подходят к Жиду.


ШУСТРЫЙ (помахивая дубинкой): Давай его ебалом в пол. И ботинки снимите. Прикол есть – сколько раз выдержишь, если по пяткам, а, лошица?

* * *

Дебаркадер. Шустрый, Чужая и Таксист выходят из машины и переходят по трапу на борт.

Помещение внутри дебаркадера, двуспальная кровать, обстановка не роскошная, но неожиданная для стоящей на приколе баржи.

Видимо, это какая-то комната отдыха для начальства, все оформлено в совковом стиле, шпонированные панели на стенах, дешевая посуда, под хрусталь, фотографии рыбаков с уловом на стенах.

Шустрый открывает сумку и вываливает деньги на стол. Внушительная куча долларов, если считать каждую пачку за десять тысяч, – то тысяч триста-пятьсот.


ШУСТРЫЙ: Нехуево поработали.

ЧУЖАЯ: Да. Теперь долги отдать – и валим.

ТАКСИСТ: Какие долги? Не понял ни хуя, кому я должен?

ЧУЖАЯ: Пока никому. Будешь пиздеть – будешь должен.

ТАКСИСТ: Блядь, курица, ты фильтруй базар! Пиздят менты, радио и ты.


Чужая, не говоря ни слова, резко бьет Таксиста прямым ударом в подбородок, он падает, но не вперед, а назад, нокдаун, пытается вскочить.

Шустрый не вмешивается в происходящее, только смотрит. Вскочивший с пола Таксист видит «чизетту», направленную ему в живот.


ЧУЖАЯ: Ты, бык… Тебя взяли в делюгу, ты таксист. Правильно Малыш тебя хуйнул, сразу рассмотрел крохобора. Пузырь поумнее. Еще слово пизданешь, – увалю. Понял, хуй?!


Таксист смотрит на Шустрого, тот молчит.


ТАКСИСТ: Блядь, ну и постанова у вас в бригаде. У зверей и то попроще.

ЧУЖАЯ: Ты понял или нет?

ТАКСИСТ: Понял.

ЧУЖАЯ: Теперь, чтоб лучше понял, – получишь десятку. И Пузырь десятку. Никаких долей, что вы там себе нашифровали. Сегодня ночуешь здесь, с нами.

ШУСТРЫЙ: Вася, она права. Если б не она, – мы б этого лавэ не подняли. А хочешь с нами до конца идти – тогда другое дело. Получишь больше, а так, с делюги – по десятке на рыло. Мы с ней тоже только по десятке возьмем.

ТАКСИСТ: А остальные куда?

ШУСТРЫЙ: Брата ее надо выкупить. Под расстрелом он.

ТАКСИСТ: Бля, ну на хуя было такой цирк устраивать. Я ж при понятиях, сказали бы – и все. На святое я всегда отдам последнее, Шустрый, ты ж меня знаешь…

ЧУЖАЯ: Ну, теперь и ты меня знаешь. Ладно, не мни жало, всякое бывает между своими. Сделай, Вася, заточку попроще, все нормально.

* * *

Чужая, Шустрый и Таксист в машине.


ЧУЖАЯ: Шустрый, хочешь на родителей своих посмотреть?

ШУСТРЫЙ: Ну?

ЧУЖАЯ (Таксисту): Давай к Шустрому, только далеко во двор не заезжай, посмотрим сначала.


Двор, типовые многоэтажки, окраина города, гетто.


ЧУЖАЯ: Шустрый, вон видишь, стоит «девятка» возле детского сада? Давно стоит, снег следы замел – а в машине люди. Видишь – какой-то лох курит. Вот тебе и родители. Пойди домой, чайку попей…


ШУСТРЫЙ: Ладно, раз валим из города – надо последний привет передать. Дай волыну!


Чужая протягивает Шустрому «вальтер» и глушитель. Шустрый быстро присоединяет глушитель и выходит из машины.

* * *

Чужая и Охранник Рашпиля сидят в баре.


ОХРАННИК: Ну что? Нашла лавэ?

ЧУЖАЯ: Нашла.

ОХРАННИК: Самое время. По-моему, Рашпилю пизда и так придет.

ЧУЖАЯ: Что, с крэка на геру пересел?

ОХРАННИК: Да не шути. Вчера какие-то беспредельные рожи въебали Жида, вымели денег. Рашпиль как узнал – на говно изошел. Жиду сам ебало набил, тот и так еле живой.

ЧУЖАЯ: Да хуй с ним, с барыгой. Из-за этого пизда, что-ли?

ОХРАННИК: Ты не въезжаешь. Там лавэ было Рашпиля. Кто-то из своих набой дал.

ЧУЖАЯ: Хуйня, конечно, но приятно.

ОХРАННИК: И двоих подстрелили, Китайца пацанов.

ЧУЖАЯ: Ну и что с того?

ОХРАННИК: Они там одного штриха караулили – а тут сзади по машине начал кто-то хуярить. Ранил обоих, в реанимации лежат. Один ходить не будет – в позвоночник попали. Сзади зашел какой-то, и волына с глушителем – никто и не рюхнулся.

ЧУЖАЯ: Понятно. А что за штрих?

ОХРАННИК: Я делов не знаю, но Рашпиль вообще стал черный, ни с кем не базарит.

ЧУЖАЯ: Ну, дело такое. Смотри, знаешь дохуя, – как бы он тебя перед войной не слил.

ОХРАННИК: Честно сказать, – только поэтому я с тобой и базарю. Я подумал, подумал, в натуре, все передо мной как-то странно загнулись. Армян вообще не пил водку, – а отравился паленой. Ну на хуй ему паленка, мог коньяка накатить – на себе не экономил. Ну и другие тоже странно.

ЧУЖАЯ (сухо, желая закончить этот разговор): Вот лавэ (показывает две пачки):.

ОХРАННИК: Завтра сходняк будет. Только старшие, бригадиры. В магазине, в «Русалке». Там два выхода, один в проходняк. Рашпиль всегда туда выходит, остальные – через торговый зал. Машина во дворе стоять будет, в соседнем. Гриня ждет всегда в машине. Мы до машины вдвоем идти будем.

ЧУЖАЯ: Хорошо. Как начнется, – сразу падай на землю, стрелять не будут. В смысле – по тебе.

ОХРАННИК: Хуя. Пусть стреляют, я в бронике. Падать не буду, это лишаковое движение. Я в ответ стрельну пару раз, если по мне не будут стрелять, – я целиться не буду, а если попадут, – пусть пеняют на себя, буду прицельно.

ЧУЖАЯ: Договорились. Все будет нормально, ты живой нужен. Как все закончится, тебя примут мусора, имей в виду. Так ты одну десятку им отдашь, через пятнадцать суток выйдешь. Потом – выйду на связь. А десятку тебе вернут, что мусорам уйдет.

ОХРАННИК: «Вернут»… Может, добавят?

ЧУЖАЯ (смеется): Ну да… Прокурор добавит. Не знала, что ты юморист.

ОХРАННИК: Давай лавэ.

ЧУЖАЯ: Держи, братыло.

ОХРАННИК: Не боишься, что я профуфлил?

ЧУЖАЯ: Нет.

ОХРАННИК: Тогда все.

ЧУЖАЯ: Удачи, броненосец.


Чужая и Шустрый, на дебаркадере, в постели. Коньяк, еда из валютного магазина. Шустрый наливает себе коньяка в тонкий стакан.


ЧУЖАЯ: Все, Женька. Можем валить отсюда.

ШУСТРЫЙ: Поедем. Ты с мусорами договорилась за Артура?

ЧУЖАЯ: Считай, договорилась. Ну, они и зарядили…

ШУСТРЫЙ: Сколько?

ЧУЖАЯ: Миллион.

ШУСТРЫЙ (смеется): Таких денег не бывет. У Рашпиля и то только триста тысяч было.

ЧУЖАЯ: Бывают такие деньги, и такие цены бывают. У прокуроров бывают, у мусоров. У жирных клопов бывают. Рашпиль – мелочь.

ШУСТРЫЙ: Так что делать будем?

ЧУЖАЯ: Есть способ. Рашпилю я нахуя нужна была?

ШУСТРЫЙ: Бабая прессануть. Чтобы молчал.

ЧУЖАЯ: Правильно. А нахуя молчать?

ШУСТРЫЙ: В смысле? По понятиям. Нельзя людей втусовывать.

ЧУЖАЯ: Вот именно. А если Рашпиля не будет?

ШУСТРЫЙ: Как «не будет»?

ЧУЖАЯ: Как всех. Значит, можно и в сознанку идти. Получить десятку. Ну, доплатить надо будет в суде. Не миллион, сто тысяч.

ШУСТРЫЙ: Ого! А как сделаем?

ЧУЖАЯ: Да просто. Завтра вечером будет он в одном дворе идти. С охранником. Охранник лох, стрелять не умеет.

ШУСТРЫЙ: Прямо-таки. Все у тебя просто, все лохи.

ЧУЖАЯ: Ты со мной связался – жалеешь? Стал богатым. Сделаем – разделим пополам двести штук. Свалим за границу, поживем там, как люди.

ШУСТРЫЙ: Снятся мне, Анжела… С тех пор – снятся пацаны. Малыш снится.

ЧУЖАЯ: Если бы ты не такой шустрый был, – ты б ему снился. Да и я. Только не вдвоем, а в компании, кордебалетом плясали бы.

ШУСТРЫЙ: Чем?

ЧУЖАЯ: Да в стриптизе. Когда много телок пляшут, кордебалет называется. И через всех декорации видно.

ШУСТРЫЙ: Знаешь, ты права была. Они уже прозрачные, ну почти. И не страшные.

ЧУЖАЯ: Через месяц пропадут совсем, редко приходить будут. Раз в год, наверное.

ШУСТРЫЙ (выпивает коньяк залпом): Ну, давай. Сделаем деда.

ЧУЖАЯ: Больше не пей.

ШУСТРЫЙ: Я «чизетту» возьму. Вдруг они в брониках.

ЧУЖАЯ: А «чизетта» пробивает?

ШУСТРЫЙ: Пробивает. У нее ствол длиннее, «вальтер» обосрется по бронику, а из нее – запросто.

ЧУЖАЯ: Тогда двоих делай сразу, – чтобы не рисковать. Вдруг про охранника напиздели – и он снайпер.

ШУСТРЫЙ: Давай… Ты за рулем будешь? Не верю я Таксисту. На гоп-стоп – это одно, а здесь – другое.

ЧУЖАЯ: Таксист будет. Ему и знать не надо, куда едем. До дела, а после его самого под лед пустим.

ШУСТРЫЙ: Давай так.

* * *

Подвал, склад магазина. Низкий потолок, лампочки без абажуров, кирпичные стены.

На ящиках сидят люди, десять-двенадцать человек. Все хмурые, сосредоточенные, разных возрастов. Есть спортсмены, они помоложе, уголовники – как правило, постарше. Входит Рашпиль с Охранником.


РАШПИЛЬ: Привет, братва!

Присутствующие здороваются, некоторых Рашпиль обнимает, это, как правило, уголовники.

Не будем в этом каземате долго засиживаться, пару слов – и разбиваем понт. Короче, братва – у нас проблема. Покрутили мусора ласты одному пацаненку. Сдуру поехал на стрелку, с ебучими какими-то гадами, там слово за слово – началась стрельба. Пацан и стрельнуть не успел – все второй сделал, пухом ему земля. Мусора стрелка ебанули при приеме, а на пацана грузят трех баранов. И хитро грузят: сдаст меня – пойдет соучастником.

Возгласы неодобрения.

Короче – послал я Малыша и с ним троих в Чехию. У пацана сестра, сука редчайшая, редкой масти тварь, мутная, голимая устрица. Чужая погоняло, слышали? Так вот, хотел я, чтобы она брата своего склонила к правильному пониманию жизни. Получил бы срок, сейчас расстрел под мораторием, не разменивают. Замену дали бы, пятнашку – да и всех делов. Не знаю, что там Малыш накосорезил с ней, он тупица был.

КТО-ТО ИЗ ТОЛПЫ: «Был»?

РАШПИЛЬ: Да, был. Замочил там кучу народа, один пацан попал в торбу к мусорам, а по итогу – Малыша и еще одного нашли прижмурившимися, в гостинице какой-то. Мы, бля, Малыш, еще два пацана, рискуя жизнью, эту мразь вытащили из говна. Она, от жадности, решила проституцией заняться, попала там к цыганам, ебли ее псы цепные, порно снимали! Мы, блядь, вытащили, сняли с собачьего хуя – она, крыса, отблагодарила!

КТО-ТО ИЗ ТОЛПЫ: Нихуясе. А я думаю, куда Малыш делся, думал, он опять с какой-то телкой завис, у него бывает.

РАШПИЛЬ: Короче, братва! Телка эта развела одного обсосика, что при Малыше крутился. Шустрый погоняло. И вот вместе с ним захуярила Малыша и второго пацана. И нет чтобы съебаться, – домой приехала. Охуевшая рожа. Захотел я им пару вопросов задать, попросил Китайца посадить людей под домом у обсосика – подтянуть на базарок. Китаец, кого ты туда послал? 

КИТАЕЦ: Нормальные пацаны, Туз и Синий. Давно с нами.

РАШПИЛЬ: В рот бы не съеблись такие нормы, Китаец! Лохи ебучие! Туз, блядь. Туз, на хуй, и Синий! Туз – это дырка в жопе, Китаец!!! Сели, музычку включили, пыхнули. А хули, никому ни хуя не надо, всем все похуй. Не знаю, как обсос выкупил – но выкупил он твоих, блядь, нормальных! Зашел сзади и прямо через стекло расстрелял обоих. Не знаю, выживут или нет. Лучше б крякнули, чтоб наука была всем.

Но это не все. Пока не знаю, с кем эта мерзкая тварь связалась, у самой духу бы не хватило. Может, со зверями, а может, и с мусорами. Только бомбанули они общачок наш.


Возгласы неодобрения.


Да, братва… На святое протянули свои грязные лапы. Лапы, по локоть в крови наших пацанов, наших братьев! На святое. Все, что мы от себя отрывали, от своих близких, – выгребли. Человека, у которого общак был, – пытали полночи, жену с детьми положили, связали, напугали всех до смерти. Он тоже, блядь, хуйло, сдал тайник, но приполз, признал. Я, блядь, посмотрел на его ноги, по ноге хуярили – сука, до кости мясо размозжили. Так не исполнишь, он не при чем. Ну не выдержал, хуесосина, сдал. Будет отдавать, да только нет у него такого лавэ. Короче, братья! Грев нашим, что сидят по лагерям, эти крохи, сигареты, чай – все ушло. Лавэ – грязь, мы найдем, чем помочь босоте. Но – наказать надо. Так что – подымайте всех своих, пусть спрашивают у других пацанов, ищут. Суку эту, Шустрого этого, если получится, – выхватить, нет – на месте делать. А Чужую – выхватить по-любому! Ответят за все, за Малыша, за Туза, блядь, ебучего, за общее. Пока – никакого движения, никаких делов. Мусора только и ждут, как бы нам лапти сплести, сети накинуть! Но хуя, братва! И не таких мы раком ставили, в этом городе нас все знают, мы заставили себя уважать – и дальше будем заставлять. Вот и все. Короче – все ищут где да что. Я поеду, перетру с Хмурым, с Рахматом – они тоже дороги не дадут этой сучке. Ищите и обрящете, как написано в мудрой книге. Все, разбиваем понт, пацаны, меня уже ждут.


Рашпиль прощается с каждым и выходит через запасной выход, Охранник идет за ним.


Проходной двор, старые дома, дореволюционной постройки. В нише в стене стоит Шустрый. Он нервничает, немного суетится, засовывает руки в карманы, поправляет одежду. Одет он в камуфляжную форму, под ней – обычная одежда, на голове черная вязаная шапочка. Так ходили охранники магазинов, рынков и тому подобная публика.

В слабо освещенном проходе появляются две фигуры, это Рашпиль и Охранник.

У Охранника одна рука занята телефоном, который он несет за рукоятку, как ядерный чемоданчик.


РАШПИЛЬ: Иди сюда, что ты там плетешься?


Охранник, не отвечая, идет чуть быстрее. Из ниши очень быстро выходит, но не выскакивает, а скорее выскальзывает, Шустрый с пистолетом в руке. Не говоря ни слова, он стреляет в Рашпиля несколько раз, потом перемещается приставным шагом к лежащему на земле Рашпилю, целится в Охранника, тот бросает телефон и пригибается к земле, сразу став в два раза меньше, но не пытается достать оружие. Шустрый стреляет в Охранника и попадает, тот валится на землю, навзничь, пули слегка отбрасывают его. Шустрый поворачивается к Рашпилю и стреляет ему в голову, после чего подскакивает к Охраннику.

Побледневший, раненный в грудь и плечо (пальто намокло от крови), Охранник прямо через пальто, из кармана, стреляет в Шустрого, тот падает.

* * *

Дорога, усаженная тополями, осенний пейзаж, поздняя осень. Лески, лесочки, поля, перелески, холмы, иногда песчаные овраги. Бедные, унылые, сырые места. Вблизи дороги видны два старых, серо-зеленых от времени дота, амбразуры направлены от дороги в сторону опушки леса. Дорога выходит к городку, небольшому и неуютному, дороги в ямах и ухабах. Это даже не провинция, провинция предполагает какую-то метрополию, которая может призвать к порядку, это город, в котором время остановилось навсегда, то, что называется «Богом забытое место».

На окраине городка озеро, а над ним, на круче – белое здание монастыря, с колокольней, он отражается в озере, в черной воде. Подъехав ближе, можно увидеть, что монастырь не простой.

Он окружен серым бетонным забором, с колючей проволокой поверху, окна в монастыре закрыты глухими ставнями защитного цвета, с потеками ржавчины от них на белых стенах монастыря, а на колокольне установлены прожектора и громкоговорители. Креста на колокольне нет, нет и флага.

Внутренности лагеря, общая унылость природы продолжается – обшарпанные стены, выкрашенные в защитный цвет, обилие решеток из арматуры, надзиратели, в основном усатые красномордые пьяницы, в защитной же форме. Несмотря на форму и преобладание цвета хаки – мысль об армии не приходит в голову, в картинке нет ничего молодого, напористого: унылые, похмельные, немолодые пьяницы неторопливо проходят через решетчатые двери, разговаривают друг с другом, без эмоций, невесело. Время остановилось и здесь.

Камера путешествует по лагерю, залетает в цех. Станки стоят в клетках из арматуры, одетые в полосатые робы заключенные работают на станках.

Комната свиданий, к пожилому зэку приехала жена и дочь, зэка приводят в комнату, после чего запирают всех троих в ней, снаружи. В углу – оцинкованная бадья с деревянной крышкой, это параша.


Проверка. Пять-шесть надзирателей, вооруженных дубинками, поочередно открывают двери камер в монастыре, потолки сводчатые, низкие. В камерах – зэки, в основном – старики, в полосатых фуфайках и шапках, среди стариков – Шустрый, он похудел и изменился. В глазах появилось безумие, он их таращит, пристально всматриваясь в любой новый предмет или человека, вот и сейчас он так же всматривается в надзирателей.


НАДЗИРАТЕЛЬ (выкрикивает фамилию): Смирнов!

ДЕДУШКА Иван Федорович.

НАДЗИРАТЕЛЬ: Статья?

ДЕДУШКА Сто сорок четвертая.

НАДЗИРАТЕЛЬ: Срок?

ДЕДУШКА Пять лет. Конец срока – первого мая двухтысячного года.

НАДЗИРАТЕЛЬ: Мещеряк!

ШУСТРЫЙ: Евгений Викторович!

НАДЗИРАТЕЛЬ: Статья?

ШУСТРЫЙ: Девяносто третья, двести двадцать вторая.

НАДЗИРАТЕЛЬ: Срок?

ШУСТРЫЙ: Высшая мера, с заменой на двадцать лет особого. Конец срока – двадцать третьего февраля две тысячи тринадцатого года.

* * *

Другая камера, население такое же – в основном старики, среди них несколько молодых. Среди зэков – Бабай, брат Чужой.


НАДЗИРАТЕЛЬ: Савинков!

БАБАЙ: Артур Сергеевич!

НАДЗИРАТЕЛЬ: Статья?

БАБАЙ: Девяносто третья, двести двадцать вторая.

НАДЗИРАТЕЛЬ: Срок?

БАБАЙ: Высшая мера, с заменой на пятнадцать лет особого. Конец срока – второго февраля две тысячи восьмого года.

* * *

Повзрослевший, отсидевший пять лет, Сопля выходит из самолета в наручниках, два агента в штатском передают его русским, Сопля с интересом и ошеломлением рассматривает окружающих и бессмысленно улыбается, слыша вокруг родной язык.


МУСОР В ШТАТСКОМ: Ну что, земляк, понравилось у чехов?

СОПЛЯ: Так себе. Хлеба не было, так мы масло прямо на колбасу мазали.


Мусора и Сопля смеются.


Сопля выходит из большого здания, с часовым при входе. Он одет в те же вещи, что и тогда, в Чехии. С интересом осматривает прохожих. И видит, что одет не хуже, а порой и лучше, чем они. Идет по улице, рассматривает рекламу, иномарки, идущие сплошным потоком по улице, девушек, витрины.

* * *

Квартира Сопли, со скрещенными рапирами на стене, все так же бедно. Родители, постаревшие, отец уже пьян, он начал праздновать не дожидаясь сына, плачущая мать.

* * *

Крохотный ресторан, для простой публики, у входа несколько игровых автоматов. Играет радио, синтетические скатерти – ресторан явно захудалый.

За столом сидит Сопля с Хозяином ресторана, они приблизительно одного возраста, на столе бутылка коньяка, закуски, салаты – стол праздничный, накрыт на четверых.


СОПЛЯ: И потом что было?

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: А что «потом»… Малыша и Гирю в цинках привезли, похоронили мы их в Озерном, рядом, возле входа. Там же рядом и Рашпиль.

СОПЛЯ: А сейчас кто вместо Рашпиля?

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Да никто. Начали бригадиры между собой делиться. Постреляли еще пацанов. Кто куда перебежал, в другие бригады.

СОПЛЯ: А Малыша хозяйство? Техстанция, шинмонтажи, заправка?

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Все проебом пошло. Шинмонтажи – закрылись, техстанцию лох продал другим, те уже со своей крышей пришли. За заправку не знаю.

СОПЛЯ: Понятно. А ты разбогател, я вижу.

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Вот, на этот гадючник только хватило, я купил и свалил из движения. Тут такое началось – мочить начали без разбору, ни понятий, ничего – беспредел полный.

СОПЛЯ: Понятно.

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Как там сидеть?

СОПЛЯ: Хуево без грева. Мне никто и копейки на счет не загнал. А там постанова другая, в Чехии. Там понятия другие, у них считается самым крутым – козел. Бригадир, староста, завхоз, мастер. Все нормальные на должностях, а меня не подтягивали – русский, да нищий. И заработать нельзя – так и сидел, голимый шо бубен. Курить бросил.

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Так ты к Чужой подъедь. Она стоит нехуево, два ночных клуба, рестораны, даже завод какой-то купила. Рынок на Чапаева новый – тоже ее.

СОПЛЯ: Ого! Как это она сумела?

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Я с ней не вижусь – кто я и кто она. А говорят такое: это она с Шустрым Малыша и Гирю захуярила. Общак отмела у Рашпиля. Потом Шустрый Рашпиля сделал, а сам сел на двадцатку. Вот она и прислонилась: кое-что ей ушло, не сама, конечно, – говорят, она там бригадиров настроила, комсомольцев против каторжан. Резня была.

СОПЛЯ: Ее-то почему не заколбасили?

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Да она такой жути потом на желающих за Рашпиля отомстить нагнала… С какими-то генералами связалась, с депутатами, и отвалила от блатных.

СОПЛЯ: Не будет она со мной базарить. Я так думаю. Но попробовать можно.

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Я тут тебе собрал денег, не дохуя, конечно, но на первое время… Штука. Пойми: меня все доят – и мусора, и чинуши…

СОПЛЯ: Да что ты, в самом деле. Деньги даешь, да еще и оправдываешься. Точно как барыга.

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Да я и есть барыга. Сейчас только барыги и живут.

СОПЛЯ: Слушай, штука штукой – а можешь мне волыну сделать?

ХОЗЯИН РЕСТОРАНА: Могу. У меня есть. Наган пойдет?

СОПЛЯ: Пойдет.

* * *

Камера. К Шустрому подходит зэк.


ЗЭК: Слышь, Стрелок! Грев-то твой, кажись, кончился.

ШУСТРЫЙ: В смысле?

ЗЕК: Ну што – ты «Мальборо» не куришь уже?

ШУСТРЫЙ: А тебе чего? Твое дело?

ЗЭК: Да не кипи! Видать, прошла любовь у твоей.

ШУСТРЫЙ: Отвали ты… Тебе такая любовь и во сне не приснится.

* * *

Прогулочные дворики, затянутые сеткой. Сверху ходит надзиратель.


ШУСТРЫЙ (кричит): Бабай!

ГОЛОС БАБАЯ: Да-да-да!

ШУСТРЫЙ: Давно посылка от Анжелы заходила?!

БАБАЙ: Давно! И посылки нет, и на лагерь ничего не зашло в этом месяце!

ШУСТРЫЙ: Может, случилось что?!

БАБАЙ: Может! Надо узнать! Попробуй через своих родаков!

ШУСТРЫЙ: Она ко мне неделю назад на свиданку должна была приехать! Напишу родакам! Бабай!

БАБАЙ: Да!

ШУСТРЫЙ: Погоняло у нее откуда такое?

БАБАЙ: Из фильма! Смотрел про космос?! Там дракон был, с кислотой вместо крови! Яйца в людей откладывал!

ШУСТРЫЙ: Смотрел!

БАБАЙ: Ну, тогда расход!

ШУСТРЫЙ: Расход!

Конец


Купить книгу "Чужая" Нестеренко Владимир

home | my bookshelf | | Чужая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 53
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу