Book: Когда ты станешь моей



Когда ты станешь моей

Лиза Хигдон

Когда ты станешь моей

Пролог

Лондон,

1813 год

– О разводе и речи быть не может, милорд.

– Мне это известно не хуже вашего.

Джулиан Норклифф, шестой граф Локвуд, прежде чем повернуться к одному из широких окон, выходивших на мрачную лондонскую улицу, недовольно покосился на своего секретаря. Холодный дождь щедро поливал крыши проезжавших мимо экипажей, резкий ветер срывал с деревьев немногие уцелевшие листки, чтобы затем швырнуть их на булыжники мостовой. Дым, струящийся из частокола труб, окутывал крыши и верхние этажи домов грязно-серой пеленой. Эта мрачная картина была под стать настроению графа. Он оперся рукой об оконную раму, все так же глядя сквозь освинцованное стекло, и с досадой произнес:

– Будь столь простой выход возможен, я бы уже давно освободился от… этой женщины.

От жены.

Джулиан не мог заставить себя произнести вслух ее имя. Он с самого начала знал цену этому союзу, еще до того, как были произнесены слова обета. Всего лишь очередная выгодная сделка, совершенная богатыми и титулованными родителями. Таким образом они жаждали упрочить собственное положение и обеспечить процветание хотя бы одному поколению своего потомства.

Сделка устраивала обе стороны. Могли он предвидеть, что женщина, кем бы она ни была, способна превратить его жизнь в непрекращающийся кошмар? Видит Бог, он всегда смотрел на вещи трезво, не питая на ее счет никаких иллюзий. Он и не рассчитывал, что будет счастлив с нею, а просто назначил ей более чем щедрое содержание и старался делать вид, что не знает о ее бесчисленных интрижках на стороне. Словом, делал все, чтобы удерживать ее на солидном расстоянии от себя.

Но теперь дела приняли слишком серьезный оборот. Даже он, хорошо знавший Элинор, не мог ожидать от нее ничего подобного.

– Врач сказал, что через несколько дней она вполне оправится и будет в состоянии вынести тяготы пути, – деликатно кашлянув, проговорил Малькольм.

Этим негромким покашливанием он словно давал понять, что мужественно встал на защиту доброго имени хозяина, вмешался в ситуацию как раз вовремя, чтобы загасить назревавший чудовищный скандал. Впрочем, как и всегда.

Настоящий сторожевой пес, цинично подумал Джулиан, надежный и преданный. Душу готов положить за хозяев! Принимает на себя любой, самый тяжелый удар, лишь бы уберечь репутацию своих господ, Локвудов.

Джулиан с силой ударил кулаком по оконной раме.

– Лишь только леди Локвуд придет в себя, – негромко продолжил Малькольм, – я позабочусь о том, чтобы ее тайно вывезли из города. Несколько недель в Шедоухерсте – и она полностью восстановит силы. А сплетни за это время сами собой утихнут.

Джулиан резко повернулся. Неяркий свет, лившийся из окон, скользнул по его волосам золотисто-багровыми всполохами, которые тотчас же поглотил сумрак, что парил в комнате. Взгляд его сощуренных глаз сделался сердитым, колючим.

– Что за вздор?! Ноги ее не будет в Шедоухерсте!

– Неужто вы решитесь оставить ее в Лондоне? – Малькольм слегка возвысил голос. Его тонкие брови взлетели вверх. Он несколько раз удивленно моргнул, прежде чем прибавить: – Несмотря на все пересуды? Милорд, кое-кто уже поговаривает о коронерском дознании…

Джулиан прошел на середину библиотеки, где помещался инкрустированный столик, уставленный хрустальными графинами и бокалами, и налил себе бренди. Несколько секунд он, полузакрыв глаза и склонив голову над стаканом, наслаждался изысканным букетом напитка, а после отпил глоток и невозмутимо возразил:

– Но ведь человек мертв! Кто-то должен за это ответить?

– Самооборона, милорд. Все просто и предельно ясно.

Джулиан в ответ лишь досадливо фыркнул. В чудовищной истории, главным действующим лицом которой оказалась его дражайшая супруга, недоставало именно простоты и ясности.

По словам Элинор, молодчик вломился в ее покои. Он хотя и слыл негодяем, каких поискать, но был слишком богат, чтобы опуститься до банального грабежа. Тем не менее Элинор заявила, что Филдинг, проникнув в дом, пригрозил убить ее, если она не отдаст ему все деньги и драгоценности. Она ничего не смогла к этому добавить, поскольку лишилась чувств.

Множество вопросов осталось без ответа. Джулиан не сомневался, что ни один из них так и не будет ей задан.

Малькольм снова многозначительно кашлянул.

– Нахождение леди Локвуд в городе крайне нежелательно, милорд. Поверьте.

– Согласен. – Джулиан снова пригубил бренди. Напиток согрел ему горло, а через мгновение приятное тепло охватило все его тело. – И намерен спровадить ее отсюда. Пусть отправляется куда-нибудь подальше.

– За границу, милорд?

– Разумеется. Куда угодно. В Рим, в Вену… – Он с такой силой сжал в руке стакан, что костяшки пальцев побелели от напряжения. – В Лондоне ей оставаться нельзя, а присутствия ее в Шедоухерсте я больше не потерплю.

– Понятно, милорд. Вы желаете удалить отсюда миледи… навсегда?

– Она будет скучать по мне еще меньше, чем я по ней. Не сомневаюсь. – Он одним глотком допил бренди и в упор взглянул на Малькольма, чье узкое лицо с выступавшими скулами и острым подбородком снова приняло невозмутимое, бесстрастное выражение безупречно вышколенного слуги. Джулиан пожал плечами. – Поскольку вы распоряжаетесь моими денежными делами, назначьте ей ежемесячное содержание. Достойное, но не слишком щедрое.

– Слушаюсь, милорд. Но возможно, нам с вами надлежит обсудить…

– Нет уж, довольно с меня! Все и так ясно. Она отправится за границу, а если откажется, что ж, пусть коронер проведет следствие. А я пальцем не шевельну, чтобы ей помочь.

Он поймал себя на мысли, что почти этого желает.

«Пусть она откажется уехать и наконец-то получит по заслугам».

Глава 1

– Вот, гляньте сюда, может, соблазнитесь моими пирожочками, а, милашка?

Лаура Ланкастер сердито напоминала себе, что ей следует отвернуться и идти своей дорогой, но ноги вдруг словно приросли к земле. Помимо воли она склонилась над горкой аппетитных пирожков с мясом, теплых, румяных, источавших восхитительный аромат сдобного теста и жареного мяса, шалфея и лука. Желудок ее болезненно сжался, ведь он давно уже был пуст. Сглотнув, она раскрыла кошелек и потрогала пальцем несколько монеток.

«Целое состояние! Двухпенсовик, полпенни и фартинг. А что, если и в самом деле потратить одну из них на пирожки?»

– Уж поверьте мне, красоточка, лучших вы нигде не сыщете. Свеженькие, только что из печки.

Лаура мучительно колебалась. Пытаясь потянуть время, она закусила губу и вдруг спросила:

– В самом деле свежие?

Маленькие глазки торговца утонули в сетке морщин. Он весело усмехнулся и кивнул. На голове его красовался вязаный шерстяной колпак, из-под которого выбивались пряди седых волос. Впалые щеки топорщились бакенбардами, казавшимися на вид жесткими, как солома.

– Ну а как насчет доброго кусочка яблочного пирога, моя красавица? Что скажете?

Лаура грустно улыбнулась. Если что и могло бы утолить голод, выгрызавший ей внутренности, так это огромный кусок ростбифа с ломтем свежевыпеченного белого хлеба, щедро намазанного маслом. Но о таком пиршестве можно было только мечтать. Каждый пенни был на счету. Если попусту транжирить деньги, то на билет вовек не накопить.

А ей так хотелось очутиться наконец на палубе корабля, так хотелось домой! Это желание было едва ли не более острым, чем терзавший ее голод.

Но как назло лавочник поставил на прилавок поднос с кусками яблочного пирога. В животе у Лауры громко заурчало. Аромат корицы и печеных яблок буквально сводил ее с ума. Она с трудом отвела взгляд от аппетитных ломтиков и сжала в ладони свой старый потрепанный кошелек. Лоточники всегда были не прочь торговаться.

– Фартинг? – спросила она с надеждой, заискивающе заглянув в хитро прищуренные глаза торговца.

– Полпенни, милашечка моя. – Маленькие глазки широко раскрылись и уставились на нее в упор.

– Полпенни за два кусочка? – не сдавалась Лаура. Торговец расхохотался и погрозил ей пальцем.

– Полпенни за один. Так уж и быть, в придачу еще вот этот берите, который надломился.

Она с улыбкой выудила из кошелька монетку. Прощай, полпенни! Сделка свершилась. Лаура завернула горячие ломтики пирога в свой носовой платок и обхватила сверток обеими ладонями, сложенными лодочкой, чтобы хоть немного согреться. Она склонила вниз лицо, вдыхая восхитительный аромат корицы, яблок и сдобы. Медно-рыжий локон выскользнул из-под чепца и свесился ей на щеку. Запах пирога живо напомнил Лауре бабушку. Она перенеслась мыслями в прошлое и вновь словно наяву увидела перед собой старую женщину, когда та вынимала из печи противень с горячим яблочным пирогом, мурлыча себе под нос старинную балладу.

Душу Лауры затопили отчаяние и жгучая тоска по родному дому. А дом был так далеко, что казалось, существовал теперь только в ее воспоминаниях, в какой-то другой, счастливой и беззаботной жизни, к которой она больше не причастна. В ту далекую пору счастливая жизнь ей казалась чем-то само собой разумеющимся, а порой представлялась довольно скучной и однообразной. Ах, зато как страстно она теперь хотела хоть на миг вернуться туда, в тот благословенный край за океаном, где над нею сияло голубое безоблачное небо, где так ласково светило солнце, где ее любили и баловали…

Нет, довольно предаваться унынию! Лаура решительно тряхнула головой. Сентиментальными воспоминаниями сыт не будешь. Стоит еще немного промешкать, и можно за здорово живешь потерять работу.

Времени у нее и правда было в обрез. Только что отзвонили колокола церкви Святого Джайлса. Лауре нужно было проделать еще немалый путь через Ковент-Гарден. С рассветом рынок неизменно заполняли зеленщики со своим товаром. Перед каждым из них возвышались горы капустных кочанов, репы, моркови, свеклы высотой в два человеческих роста. Лондонцы азартно раскупали товар. К восьми от всего этого изобилия и следа не оставалось – лишь обрывки морковной ботвы на земле и белевшие кое-где между рядами капустные листья красноречиво указывали на то, что здесь еще недавно шла бойкая торговля. Лаура вздохнула. Хорошо хоть дождь перестал. Небо по-прежнему было свинцовым, а от резкого влажного ветра становилось как-то зябко.

Быстрым шагом миновав Лонгэйкр, она свернула на Боу-стрит и очутилась возле театра «Ковент-Гарден» с его крытым портиком и статуями Трагедии и Комедии, украшавшими величественный фасад. Однажды она отважилась заглянуть внутрь. Вид роскошного зрительного зала и огромной сцены до глубины души потряс ее, ведь она уже привыкла к тесноте и скудному убранству маленьких театров, к некрашеным деревянным скамьям для зрителей, к щелястым полам…

Вздохнув, она заторопилась к театру Грина. Ей приходилось прокладывать себе путь сквозь густую толпу, запрудившую узкие тротуары. При этом она не забывала то и дело поглядывать вверх, чтобы ненароком не угодить под струю помоев, которые здешние хозяйки выливали из окошек верхних этажей прямо на улицу, на головы прохожих. На ходу она развернула платок и стала понемногу откусывать от одного из ломтиков пирога. Лаура подолгу держала на языке каждый из крохотных кусочков, наслаждаясь вкусом и ароматом яблок с корицей, сдобного теста. Только так можно было заглушить свирепый голод, хотя бы ненадолго его обмануть, ведь чтобы насытиться, ей надо было не меньше дюжины таких ломтиков.

Здесь было так же многолюдно, как и в районе Севен-Дайалс, где она жила. Разве что подозрительные личности с чумазыми и мрачными физиономиями, одетые в лохмотья, попадались ей на пути гораздо реже, чем там. По мостовой с грохотом проехала повозка, набитая бочками с пивом. Лошади бежали рысцой, повозку трясло на неровных булыжниках, бочки так и подпрыгивали при каждом толчке. Лаура давно уже не обращала внимания на звуки и запахи Лондона. Она задерживала взгляд лишь на роскошных ландо, изредка появлявшихся на этих улицах, и на каретах с золочеными гербами на дверцах, с лакеями в униформах, что стояли на запятках, с величественными кучерами, которые уверенно правили сытыми, холеными лошадьми. То были картинки из другой жизни, до боли знакомой и безнадежно далекой. Когда-то и она была частью этой жизни, не подозревая, что скоро настанет день когда ей придется терпеть голод и холод, снимать угол в трущобах чужого города, делить убогую комнату с тремя другими постоялицами.

Лаура обошла огромную, чуть ли не во всю ширину тротуара лужу, затем свернула в переулок, куда выходил задний фасад театра Грина. Еще издали она заметила небольшую толпу, которая собралась у служебного входа. Сердце ее заныло в тяжелом предчувствии. Она быстро взглянула вверх. Дыма не было. Значит, это не пожар. Все актеры почему-то находились на улице, хотя им следовало быть на сцене – доучивать роли, спорить друг с другом из-за укромного местечка в тесных кулисах, где можно переодеться и впопыхах нанести грим. До слуха ее начали долетать чьи-то сердитые голоса. Теперь она уже могла разглядеть насупленные брови и ладони, сжатые в кулаки.

Лаура прибавила шагу. Когда она подошла к собратьям по ремеслу, запыхавшись от быстрой ходьбы, те приветствовали ее хмурыми взглядами и тотчас же вернулись к бурному обсуждению тревожной темы. Отовсюду доносилось:

– Том Костли… Том Костли…

Лаура не без труда протиснулась вперед и тронула за плечо Джереми Пинча, с которым была дружна.

– В чем дело? Ушам своим не верю. Неужто Том нынче опоздал? А я-то боялась – мне от него нагорит за то, что явилась позже на пару минут. Я всю дорогу едва не бежала…

– Какое там опоздал! Удрал он!

– Удрал?!

Джереми кивнул и молча указал на листок бумаги, прибитый четырьмя гвоздями к двери служебного входа. Проглотив комок в горле, Лаура принялась читать:

– «Объявление. По распоряжению мэра Лондона это здание со всем находящимся внутри его движимым имуществом конфисковано ввиду неуплаты владельцем установленных законом налогов, а также в связи с банкротством последнего. Самовольное проникновение карается штрафом в размере пяти фунтов».

У Лауры потемнело в глазах. На миг голоса актеров слились для нее в едва различимый гул, который доносился словно откуда-то издалека. Лишь через несколько минут она пришла в себя, а мысли обрели былую ясность. Она встретилась взглядом с Джереми, без слов умоляя его сказать, что это неправда, но тот лишь развел руками. Нет, этого не может быть! Она осталась без работы. Их всех вышвырнули на улицу в буквальном смысле слова.

– А как же наше жалованье? Мы ведь уже несколько недель ничего не получали…

Вопрос ее так и повис в воздухе. Ответ читался в глазах Джереми, в выражениях лиц остальных актеров, в их унылых, безнадежных позах. Но ведь она уже давно рассчитала, как потратит свой скудный заработок, весь до последнего фартинга. Его хватило бы лишь на самое необходимое… Нынче срок уплаты за комнату, и Макфин, владелец дома, будет дожидаться ее возвращения у порога той конуры, которую она делит с тремя другими женщинами. И при ее появлении вытянет вперед руку с короткими толстыми пальцами. Если она не заплатит за следующую неделю, он не позволит ей туда даже войти.

Четыре пенни в неделю – во столько обходилось ей убогое жилище в доме Макфина. Кроме нее, в комнате проживали еще трое, но ведь не пятнадцать, не двадцать, как в других доходных домах! А она позволила себе потратить целых полпенни на такой пустяк, как два ломтя яблочного пирога! Лаура перевела взгляд на зажатый в ладони носовой платок, в который были завернуты остатки роскошного лакомства. Да, за шиллинг в неделю она могла бы жить в комнате одна, но в таком случае возвращение домой пришлось бы отложить на неопределенный срок. Она экономила каждый фартинг из своих нищенских заработков, чтобы накопить на билет до Америки, а сегодня польстилась на яблочный пирог… и осталась без работы. И должна заплатить Макфину.

– Эй, вот еще выдумала! – Джереми, видя, что губы Лауры дрогнули и она вот-вот заплачет, взял ее за подбородок. – Слезами горю не поможешь. Я знаю, что нам делать. – Он кашлянул и произнес хорошо поставленным голосом, обращаясь ко всем собратьям по ремеслу: – Нам такое не впервой! Зато старина «Ангел» никуда от нас не денется. Направим же стопы туда и зальем свои горести ромом!

По толпе пронесся рокот одобрения. Все как один, словно только того и ждали, актеры повернулись и зашагали вниз по переулку. Кто-то из этих неунывающих неудачников отпустил соленую шутку, остальные весело расхохотались.

Джереми обнял Лауру за плечи и ободряюще ей улыбнулся:

– Радость моя, в Лондоне полно других театров. И платят там получше, поверь мне!

Лаура невесело усмехнулась:

– Вот-вот. Заплесневелым хлебом и сыром. Или ты о таком не слыхал?

Замечание было вполне справедливым, поэтому Джереми пропустил его мимо ушей.

– Завтра же пойдешь на прослушивание, а потом на другое, а после на третье, любовь моя. И согласишься на любую роль, какую бы тебе ни предложили. Как и все мы.



Лаура молча кивнула. Он изо всех сил старался ее утешить, бедняга. Ведь на душе у него было сейчас так же скверно, как и у нее самой, как и у остальных. Она с тоской подумала о нескольких монетках, лежавших в кошельке, об остатках яблочного пирога, которые придется сберечь на ужин. У нее было кое-что отложено, но эта небольшая сумма растает без следа, если в ближайшее время не удастся найти работу. И надо будет снова начинать копить, откладывая по несколько пенни в неделю, а потом все может повториться: закрытие театра, поиски новой работы, трата сбережений. А билет на корабль до Америки стоит так дорого! Слезы жгли ей глаза.

– Что толку проситься в другой театр, если они один за одним закрываются? Это уже третий за год.

– Лаура, голубка моя, это всего лишь издержки актерской профессии.

– Счастлива это слышать. – Лаура нахмурилась и закусила губу. – Знаешь, иди-ка в «Ангел» без меня. Я лучше вернусь к себе. Хочу побыть одна.

Губы Джереми тронула усмешка, лицо преобразилось, стало почти красивым. Он вскинул голову, хлопнул ладонью по подбородку и мелодраматически произнес:

– О Феба! Сжалься надо мною, Феба! Скажи мне, что не любишь, но не так враждебно!

Лаура невольно улыбнулась и подхватила:

– Я не хочу быть палачом твоим. Бегу тебя, чтобы тебя не мучить.[1] «Как вам это понравится». Действие четвертое, сцена пятая.

– Действие третье, – поправил ее Джереми. – Будь же ты нынче моей пастушкой, Лаура. У тебя на душе полегчает, вот увидишь.

– Ах, Джереми, я сегодня не при деньгах.

– Ну и что же с того? – весело возразил он. – У меня найдется чем заплатить за нас обоих. Да я и не взял бы твоих денег, ненаглядная Лаура. Сегодня уж точно не взял бы. Пойдем-ка. Будь хорошей девочкой. – И он увлек ее вслед за остальными.

На самом деле Лауре вовсе не улыбалось возвращаться сейчас в свое убогое жилище в отвратительном Севен-Дайалсе. Здесь обитали проститутки, мелкие воришки и прочие отбросы общества. К счастью, все три ее соседки по комнате, белошвейки, были женщинами достойного поведения. Им просто не повезло в жизни, поэтому они принуждены были тяжким трудом зарабатывать себе на пропитание. Лаура с ужасом осознавала, что с каждым днем все больше уподобляется этим безответным созданиям, которые уже ничего не ждали от судьбы, ни на что не надеялись.

– Будь по-твоему. Но только ненадолго, ладно?

Джереми взглянул на нее с деланным осуждением.

– Ну что, моя любовь? Как бледны щеки! Как быстро вдруг на них увяли розы!

Лаура с улыбкой продолжила диалог Гермии с Лизандром:

– Не оттого ль, что нет дождя, который из бури глаз моих легко добыть?[2]

– Им дождя недостает, а нам – крепкого рома, – подытожил Джереми, приобнимая ее за талию. – Но ничего, милая, сейчас мы отдадим ему должное.

Лауране могла не признать, что идея Джереми и впрямь оказалась неплохой. В трактире было тесно, шумно и весело. Лаура поместилась в середине длинной широкой скамьи между Джереми и Пожилым актером из их труппы, игравшим роли благородных отцов. Тепло их тел и крепкий ром согрели ее куда лучше, чем огонь, который едва тлел в просторном очаге. Она выпила совсем немного, и все же у нее слегка закружилась голова. Смех и шутки собратьев по ремеслу мало-помалу рассеяли ее грусть. Эти беззаботные люди давно успели привыкнуть к подобного рода переменам в судьбе, для Лауры же все это было трагично.

Они засиделись в «Ангеле» до позднего вечера. Джереми и Селия направились вместе с ней к Карриер-стрит.

Город окутала вечерняя мгла, скрыв сточные канавы, тянувшиеся вдоль тротуаров. Звук шагов Лауры и ее спутников отчетливо слышался в окружающей тишине. Ночь останется позади, а завтра они снова встретятся на прослушивании в одном из театров.

– «Друри-Лейн», «Хеймаркет», «Садлер-Уэллз» – везде будут рады хорошим актерам, – с уверенностью заявил Джереми.

– Никто и никогда не сравнится с Мастером Бетти, – вздохнула Селия и с нежностью взглянула на Джереми. – Хотя тебе, милый, не так уж и далеко до него.

– Мастер Бетти был гением, а век свой, когда ушел со сцены, отправился доживать в Кембридж, – сказал Джереми, чрезвычайно польщенный, что его сравнили со знаменитейшим лондонским актером.

Джереми, сын провинциального викария, в свое время тайком покинул отчий кров и направил свои стопы в Лондон, чтобы стать актером. Что же до девушек, то обе они были одни-одинешеньки на белом свете. Одна осталась сиротой в раннем детстве, вторая предпочла горькую сиротскую долю тем порядкам, какие царили в доме ее матери. Это сходство судеб сблизило, а затем и сдружило их.

«Завтра, – сказала себе Лаура, как только вернулась в свою убогую комнату, где вовсю резвился ветер, проникая внутрь сквозь трещины в стенах и холодную, черную от копоти каминную трубу. – Завтра я непременно найду новую работу».


– Еще раз, с самого начала. После слов мамаши, которая настаивает на невиновности своего сына. И проявите же хоть капельку чувства, мисс! Если только вы не любительница уворачиваться от тухлых яиц и гнилых яблок!

Лаура вспыхнула и закусила губу.

«До чего же он много мнит о себе, этот маленький уродец с отвислым подбородком и выпученными, как у жабы, мутными глазами!»

Но судьба ее была в его руках, поэтому она лишь кивнула и сделала несколько шагов по грубым скрипучим доскам сцены. Она заняла положенное место у самой рампы и проговорила:

– Притти, да как же ты можешь?! – Лаура вложила в эти слова всю свою досаду и раздражение. – Посовестилась бы лгать мне в глаза. Ведь кому, как не тебе, знать, что это он убил моего мужа!

– Я защищаю сына! Так сделала бы на моем месте любая мать, – вяло подал реплику актер, которому велено было подыгрывать Лауре, и постучал по переднему зубу обломанным ногтем. – И ты поступила бы точно так же, будь он твоей плотью и кровью… – Оторвав взгляд от тетрадки с текстом, он недовольно буркнул: – Что ж вы мешкаете? Ваш черед. Странный, однако, у вас акцент!

Лаура с тревогой наблюдала за выражением лица коротышки с выпученными глазами. Тот хмурился, брезгливо выпятив вперед нижнюю губу, и покачивал головой. Лаура сделала над собой усилие и дрогнувшим голосом проговорила:

– А что же ты станешь делать, когда он снова кого-нибудь убьет? Когда еще один несчастный падет от его руки?

– Довольно!

Сердце ее заколотилось в груди, как пойманная птица. Снова отказ. Сколько их было за минувшие два года? Не сосчитать! Гордо вскинув голову, она взглянула на мужчин, стоявших внизу, возле сцены, у крайнего ряда свечей рампы.

– Вы нам не подходите, мисс Ланкастер. – Режиссер раздраженно передернул плечами. – Для этой роли требуется актриса с индивидуальностью, с характером. Здесь талант нужен, сценический кураж, знаете ли.

– Актриса, о какой вы говорите, ни за что не станет играть в этой бездарной пьесе! – парировала Лаура, которой больше нечего было терять. – Так что вам ради нее придется подыскать другого драматурга!

Автор пьесы, наблюдавший за этой сценой из боковой ложи, вспыхнул до корней волос и разразился потоком оскорблений в адрес Лауры. Она в ответ лишь усмехнулась и неторопливо, с достоинством покинула сцену. Одобрительные кивки и ухмылки, какими встретили ее в кулисах рабочие сцены, стали ей наградой за проявленную смелость и прямоту. Она вымученно улыбнулась. Душу ее переполняла горечь. Снова отказ. Значит, впереди новые поиски.

Спустившись по шаткой деревянной лестнице к служебному ходу и толкнув дверь, она плотнее запахнула полы своего ветхого, чиненого-перечиненого шерстяного плаща. В переулке гулял ледяной ветер. Лаура шмыгнула носом и мрачно задумалась.

Скоро полдень. Обе сегодняшние попытки найти работу окончились плачевно. Хотя первую, конечно, можно в расчет и не брать. Театрик подыскивал статиста на роль дюжего римского воина, и ей отказали только из-за того, что она не мужчина. До чего же это несправедливо! Щеки ее залил румянец досады. Ведь мужчинам часто, очень часто доверяют женские роли…

По переулку навстречу ей летел гонимый ветром обрывок газеты. Издали он был похож на испуганную птицу. Из подворотен и подвальных окошек выглядывали крысы. Их маленькие глазки посверкивали в полумраке ненастного полудня, как тлеющие угольки. Лаура втянула голову в плечи и прибавила шагу. Она миновала открытую дверь паба, откуда вместе с клубами пара вырывались громкие голоса и смех. Лаура едва не поддалась искушению войти внутрь, в спасительное тепло. Ей там оказали бы дружескую встречу, она это знала. Кабачок был излюбленным местом сбора таких же, как и она, горемык – «актеров без ангажемента».

Однако усилием воли она заставила себя пройти мимо. Не хватало еще поддаться слабости теперь, когда надо сосредоточиться на новых поисках.

Голодный желудок урчал протестующе. Лаура потерла ладонью щеку. Интересно, сколько же еще театров ей предстоит обойти, прежде чем она наконец получит роль? Узнать бы, как дела у Джереми и Селии. Последняя, с ее кукольно красивым личиком и жизнерадостным нравом, с неизменной веселой улыбкой на алых губах, надо полагать, уже нашла себе место. И как только ей это удается – всегда быть в отличном расположении духа, шутить и веселиться, радоваться жизни? Можно подумать, ей незнаком этот сосущий, сводящий с ума голод, от которого темнеет в глазах. И чувство безысходности… Впрочем, Джереми как-то раз обмолвился, что Селии есть на кого опереться, но не прибавил к этому ни слова. Хотелось бы знать, кого он имел в виду. Однако что-то удержало тогда Лауру от прямых вопросов, а больше к этой теме он не возвращался.

Лаура прерывисто вздохнула. Игра на сцене была для нее лишь средством хоть как-то прокормиться, удержаться на плаву. В отличие от большинства собратьев по ремеслу она никогда не мечтала стать актрисой, посвятить себя служению искусству. Возможно, именно поэтому дела у нее шли далеко не блестяще. Душа и сердце ее оставались глухи к тем атрибутам сценического ремесла, которые иных буквально сводят с ума. Лаура не благоговела перед огнями рампы, запахом кулис и шорохом декораций. Просто эта профессия стала для нее, вынужденной зарабатывать себе на хлеб и не имеющей никаких связей, средств и протекций, единственным спасением, единственной возможностью не умереть с голоду. А чтобы ступить на путь, который избрала для себя мать, она и помыслить не могла…

Но довольно унывать. Вскинув голову, Лаура слабо улыбнулась. Разве можно теперь предаваться меланхолии? Если в самое ближайшее время для нее не найдется роли ни в одном театре, то придется того и гляди искать места судомойки в богатом доме. Впрочем, найти таковое тоже весьма непросто. Челядь в домах вельмож относится к чужакам подозрительно и враждебно, и любой дворецкий, уловив ее легкий акцент, отправит ее восвояси. Для американцев, волею судьбы очутившихся в Англии, времена настали далеко не лучшие. Война между двумя странами все еще длилась, ей не было видно конца. Хорошо хоть Наполеон отправлен на Эльбу и больше не угрожает миру в Европе. Американцы сняли морскую блокаду, которая нанесла серьезный урон благосостоянию Англии, сведя торговые операции к минимуму. Лондон пережил триумфальное лето великой победы, Веллингтону был пожалован герцогский титул, а в обществе стали даже поговаривать о скором заключении мирного соглашения с Америкой, которое положит конец взаимной вражде…

Темза была совсем недалеко. Иногда Лауре случалось разглядеть над крышами домов, мимо которых она проходила, верхушки мачт и яркие флажки. Большие корабли с такими высокими мачтами бороздят Атлантику. Как только закончится война, она сможет вернуться домой. Тогда и цены на проезд на парусниках снизятся. Домой! К бескрайним зеленым полям, чистеньким фермерским домикам, к голубому виргинскому небу и яркому солнцу!

Воспоминание о родине придало ей сил. На следующем прослушивании она не ударит в грязь лицом и во что бы то ни стало поступит в театральную труппу. Она никогда не могла понять некоторых горемык-актеров, которые часто уверяли себя и других, что слава и деньги придут к ним со следующей ролью. Как бы не так! Лаура никогда не предавалась подобным иллюзиям. Игра на сцене была для нее лишь способом добывания денег. Это было куда более предпочтительнее, чем мытье полов или посуды. Набрав полную грудь воздуха, она почти побежала по шумным и грязным улицам к «Амфитеатру Фигга».

Лаура опустилась на табурет и поставила локти на грубую, шершавую поверхность туалетного столика. У зеркала громоздились склянки с гримом: белая пудра для лица, сурьма для ресниц и бровей, альканна, чтобы подкрашивать губы и румянить щеки. Здесь же стояло несколько флаконов с ароматическими притираниями, смешанными с уксусом. Вздохнув, Лаура взяла в руки кисточку, но прежде чем начать гримироваться, придирчиво взглянула в зеркало. Щеки ее окрасил естественный румянец. За это следовало поблагодарить пронизывающий лондонский ветер. На фоне румянца зеленые глаза стали ярче и выразительнее, и даже темные круги под нижними веками сделались менее заметными.

Вокруг, как всегда в день спектакля, царили шум и суматоха, но она давно научилась не обращать на это внимания. Благодаря Селии Картерет она получила роль, пусть и небольшую, и очень хотела старательно и добросовестно ее исполнить.

Сбросив с плеч теплый плащ, она вытащила шпильки из волос. И локоны – темно-рыжие, густые, блестящие – тотчас устремились вниз бурным водопадом. Она еще раз придирчиво вгляделась в свое отражение и погрузила кисточку в склянку с сурьмой.

Стоило ей это сделать, как позади с треском распахнулась дверь. В гримерку с веселым смехом ворвалась Селия. Она с грохотом затворила дверь и весело прощебетала:

– Привет, дорогая! – Лаура с улыбкой оглянулась и молча ей кивнула. Селия, миниатюрная очаровательная блондинка с тонкими чертами лица, была удивительно похожа на экзотическую птицу, невесть какими судьбами очутившуюся в туманном Лондоне, в этом жалком театрике… – Ты готова?

– Уж свои-то две строчки текста я помню твердо, можешь не сомневаться, – усмехнулась Лаура. – Вот только что мне сделать с волосами? Разве у пастушки может быть такая прическа?

– Сейчас что-нибудь придумаем, – деловито заверила ее Селия. – Для того и существует гримерка, верно? Пусть даже и такая крохотная, как эта.

– Но она ведь твоя, – без тени обиды или зависти заметила Лаура. – Я пользуюсь ею только благодаря твоей доброте. И роль эту ты мне выхлопотала.

– Глупости, дорогая! Люди должны друг другу помогать, как же иначе? Ты сделала бы для меня то же самое. Так. Подай-ка мне щетку для волос. Представляешь, еле-еле сейчас разминулась с нашим чучелом. Он меня повсюду ищет. Можно подумать, я вечно опаздываю к поднятию занавеса.

Селия кривила душой. Подобное случалось с ней нередко, и у «чучела» – Роско Трогмортона – драматурга, продюсера и режиссера в одном лице – были все основания для беспокойства. Всякий раз перед спектаклем он нервничал и хватался за сердце, но ничего не мог поделать с недисциплинированной Селией. Она исполняла в его театре ведущие роли, потому что публика ее обожала. Селия «делала сборы», и сколько бы он ни грозился ее уволить, оба они понимали, что данная угроза никогда не будет осуществлена. Кто же станет резать курицу, несущую золотые яйца?

Селия положила на столик небольшой сверток и с улыбкой промурлыкала:

– Это тебе, дорогая. Угощайся на здоровье. – И продолжила колдовать над прической Лауры.

От белоснежного свертка исходил умопомрачительный запах свежей выпечки. Лаура сглотнула слюну. Противиться искушению было выше ее сил. Она развернула салфетку и блестящими от голода глазами уставилась на аппетитный пирог с мясом. Из зеркала на нее смотрела улыбающаяся подруга.

– Благослови тебя Бог, Селия!

Та кивнула ей в ответ и умело разделила расчесанные волосы Лауры идеально прямым пробором, потом ловко заплела две косицы, которые затем скрутила в тугие кольца, прикрыв уши Лауры. Еще мгновение, и на ее голове появилось два кокетливых банта.

– Вот и все, дорогая. Смотри-ка, а тебе даже к лицу эта простенькая прическа. Давай замори червячка. Я не позволю тебе умереть голодной смертью, как бы ты к этому ни стремилась. Не хватало еще нам обмороков на сцене!

– Мне приходится экономить каждый пенни, ты же знаешь, – виновато пробормотала Лаура, отламывая небольшой кусок поджаристой корочки и отправляя его в рот.

Желудок ее возмущенно заурчал, требуя большего, но Лаура по опыту знала, что, если станет есть слишком торопливо, ей может сделаться нехорошо. В течение двух последних дней рацион ее состоял из эля и черствого ржаного хлеба, да и того было не вдоволь. Она коснулась золотых букв на салфетке и полюбопытствовала:

– Чьи это инициалы? Такая изящная вышивка… А ткань до чего белая и нежная… Салфетка, наверное, очень дорогая, да?



Селия убрала ладонь с ее плеча. Тревожно вскинув голову, Лаура уставилась на подругу. На лице Селии были заметны следы замешательства, но колебалась она недолго.

– Понятия не имею, сколько она может стоить. Это виконта Белгрейва. Он мой новый приятель.

Вот оно что! Новый приятель. Не на это ли намекал в свое время Джереми, когда говорил, что у Селии есть и другие средства заработать на жизнь, кроме игры на подмостках. Лаура знала, что у известных актрис нередко бывают покровители, люди с хорошим достатком, а порой и титулованные. Неужто они заглядывают и в этот маленький театрик? Если так, то, похоже, Селии уготовано блестящее будущее. Ее карьера находится на взлете.

– Да-а, – задумчиво протянула она.

Селия звонко расхохоталась.

– Неужто для тебя все это новость, милая? А я-то была уверена, что обо мне всем все давно известно. Женщине в этом мире не пробиться без мужской поддержки, разве что она дочь богатых родителей. Мне с этим не повезло, поэтому приходится бороться за жизнь и ничем, решительно ничем не пренебрегать. А ты как думала? Скажешь, приятно терпеть унижения, голод и холод?

Лаура невольно поежилась. Ответ ее был так же прям, как и вопрос Селии:

– Нет. Ничего хорошего в этом нет. Я так устала. Устала от собственной ненависти к той жизни, которую приходится вести.

– Так действуй! Кто же тебе мешает?

Дав подруге этот практичный совет, Селия сняла с крючка атласное сценическое платье и сбросила свою одежду. Лаура поднялась, чтобы застегнуть ей крючки на спине. Платье, немного вылинявшее и местами потертое, ловко облегало изящную фигурку Селии. В голове Лауры роились тысячи мыслей, но ей никак не удавалось сложить их в слова, чтобы дать Селии подобающий ответ. Руки ее слегка дрожали. Селия внимательно следила за переменами в выражении ее лица, отражавшегося в зеркале.

– Пойми же, милая, – сказала она мягко, когда со всеми крючками с грехом пополам было покончено, – этот мир принадлежит мужчинам. Нам, женщинам, чтобы выжить, надо к этому приспосабливаться. А как? Кружить мужчинам головы и пользоваться их щедростью. – Она уселась за столик, стянула волосы в тугой узел, надела на голову напудренный парик и приладила его несколькими шпильками. Дальше настала очередь макияжа. Быстрыми точными движениями, походившими на дробные удары лошадиного копыта, Селия нанесла на щеки румяна, подсурьмила ресницы и брови, напудрила нос и лоб. – Знаешь, – задумчиво проговорила она, изучая себя в зеркале, – не далее как вчера тобой интересовались два джентльмена. Приятели моего… покровителя.

– Виконта Белгрейва?

– Ага, его самого, милочка, кого ж еще. – Селия озорно подмигнула, произнося это с выговором, свойственным жителям трущоб Севен-Дайалса, где прошло ее детство.

– Мне доводилось слыхать, что Белгрейв театрал. Но я не ожидала, что он заглянет сюда, к нам, и серьезно тобой увлечется.

– Да о чем ты?! – фыркнула Селия. – Спустись с небес на землю. Белгрейв ничем серьезно не увлекается, кроме виста и бильярда. Да еще породистых лошадей. К женщинам он тоже неравнодушен, но только к таким, которые готовы без устали повторять, что он замечательный, необыкновенный, красивый, молодой и вообще душка. А на самом деле в обществе этого жирного старика можно с тоски помереть. Зато он богатый и щедрый, и это решает все!

– Практичный взгляд на вещи, – подытожила Лаура. Селия слегка нахмурилась, уловив в ее голосе нотки не то сочувствия, не то осуждения.

– Это всего лишь способ выжить, моя милая. Ты же знаешь, я побывала в твоей шкуре. Первые шесть лет жизни я провела в этом жутком Севен-Дайалсе и нипочем не желаю снова там очутиться. Да, мне не посчастливилось родиться с серебряной ложкой во рту, зато у меня есть то, чем многие рады полюбоваться – на сцене и в постели. И за это некоторые готовы устлать мою постель чистыми белоснежными простынями из мягчайшего полотна.

Воображение живо нарисовало перед Лаурой картину: мягкая перина, свежее белье, тепло, уют… Она закусила губу.

– Белгрейв женат. Вдруг он тебя бросит, что тогда?

– Да я его первая брошу! – усмехнулась Селия. – Он по-своему милый, поверь, хотя мы с ним оба знаем, что ему рано или поздно может приглянуться какая-нибудь другая актриса. Ну а я еще прежде встречу куда более богатого и щедрого вельможу, вот увидишь!

– А эти его друзья, о которых ты говорила… Они тоже женаты?

– Ну разумеется, дорогая. – Селия прикрыла лицо маской и щедро напудрила свой парик. Взглянув в зеркало, она с довольным видом сказала подруге: – Имей в виду, с женатыми легче. У них есть семья, обязанности. А какой-нибудь молодой бычок, которому ты вскружишь голову, может стать такой докукой!

– Докукой?..

– Боже, эти молоденькие так требовательны, так нетерпеливы. Начинают расстегивать панталоны еще на лестнице.

Лаура рассмеялась, зардевшись от смущения. Селия вспорхнула с табурета. Лаура тотчас же заняла ее место и стала подводить глаза. Сурьма пощипывала кожу, но девушка продолжила свое занятие.

– Но, Селия, а если ты захочешь когда-нибудь создать семью?

– О, пусть тебя это не заботит. Я уже была однажды замужем. Такая жизнь не для меня. – Она помогла Лауре облачиться в костюм пастушки – открытый лиф, коротенькая юбка – и критически оглядела ее. – Сегодня ты будешь иметь успех, милая. На тебя непременно обратят внимание. Это чучело Роско был прав – ножки у тебя чудные.

Лаура смущенно потупилась и провела ладонью по своей полотняной юбке.

– У меня ведь такая маленькая роль!

– Не важно. Попомни мои слова. После спектакля один или несколько джентльменов подойдут к этой дверце, чтобы выразить восхищение твоим талантом. А теперь бери свой пастушеский посох и иди проверь, всели твои овечки целы и невредимы.

Стоя в кулисах, Лаура прислушивалась к возгласам одобрения и шуму аплодисментов. На сцену вышла Селия. Ее всегда так встречали. Лаура вздохнула. Она вовсе не завидовала успехам подруги как на сцене, так и в обретении богатых покровителей. Славы она не жаждала. А если бы ей не претила сама мысль о торговле своим телом, она осталась бы с маман, а не очутилась бы здесь, претерпевая муки нищеты.

Глава 2

– Видит Бог, Малькольм, это всего лишь глупые сплетни. Неужто я должен опуститься до уровня сплетников и начать перед ними оправдываться?

Малькольм тяжело вздохнул. От Джулиана не укрылось выражение тревоги и озабоченности, появившееся на обычно невозмутимом лице дворецкого.

– Пускай так, милорд. Но вы ведь знаете, каковы люди. Их хлебом не корми, дай только позлословить о ближнем. Никто не станет вникать, правда все это или ложь. Я счел своим долгом вас предупредить.

– Благодарю за заботу.

Джулиан с тоской взглянул на гору корреспонденции. Дьявол бы побрал эту Элинор! Будь она проклята! Живет припеваючи где-то в Европе и думать не думает, в каком сложном положении очутился ее законный супруг. Джулиана отделяло от нее большое расстояние, но он никак не мог воспрепятствовать ни распространению слухов о ее прежних скандальных похождениях, ни возникновению новых. Светские сплетники злорадно переносили подробности пикантных приключений этой беспутной особы из салона в салон. Все с нетерпением ждали реакции со стороны супруга.

Вдобавок, что ни говори, а леди Элинор уже второй сезон не появлялась в свете. На то у нее должны были быть веские причины, ведь все знали, как она любила щеголять в роскошных туалетах на балах и званых вечерах. Ей так нравилось быть в центре внимания, ловить на себе восхищенные взгляды мужчин. Все сходились на том, что она нипочем не пропустила бы лондонский сезон добровольно.

Малькольм деликатно кашлянул.

– Многие подозревают, что вы с супругой живете раздельно.

– Да неужто? Надо же, какая проницательность! – Джулиан вытащил одно из писем из аккуратно вскрытого белоснежного конверта. Нахмурив брови, он пробежал глазами идеально ровные строчки. – Опять этот докучливый лорд Хаверинг исходит желчью в адрес партии вигов.

– Вот именно, милорд. Многие недоумевают, каковы причины данного решения.

– В точности, как обычно смертные недоумевают по поводу решения богов, – мрачно усмехнулся Джулиан. – Пусть погадают на кофейной гуще. Это хоть ненадолго займет всех пустоголовых бездельников.

– Конечно, милорд. Я с вами полностью согласен. – И снова это робкое, несколько даже виноватое покашливание. Джулиан нахмурился и выжидательно взглянул на секретаря. Лицо Малькольма пошло пятнами. Он переминался с ноги на ногу так, словно стоял на горячих угольях. – Мне, право же, неловко затрагивать эту тему, милорд, но я принужден…

– В чем дело, Малькольм? Говорите же, а не то вы просто лопнете.

– Дело идет о вашем поведении, милорд.

При виде того, каким гневом исказилось красивое лицо господина, Малькольм втянул голову в плечи. Стараясь держать себя в руках, Джулиан негромко, но с угрозой произнес:

– Соблаговолите объяснить, что это значит?!

– С вашего позволения, милорд… поговаривают, что богатый и знатный мужчина в расцвете сил, к тому же с прекрасной внешностью, явно не без причин отказывает себе в… одном из основных жизненных удовольствий.

– Ах вот оно что. Как трогательно! Значит, в свете нашлись такие, кого заботят мои нужды. А я-то, представьте, по наивности своей полагал, что всех и каждого должны беспокоить пустяки вроде последствий войн с Наполеоном, бесчинств принца-консорта, нападений американцев на британские торговые суда и прочие глупости того же порядка. Мне и в голову не приходило, что мое воздержание – куда более животрепещущая тема для обсуждений в свете.

Лицо Малькольма приняло печальное выражение. Саркастические высказывания Джулиана явно не произвели на него ни малейшего впечатления. Его по-прежнему что-то тяготило.

– Некоторые считают, что вы не в силах забыть прежнюю любовь.

Джулиана словно пружиной подбросило. Вскочив на ноги, он выпалил:

– Кто, я?! Сокрушаюсь о прежней любви? К кому, к Элинор?!

– Именно так, милорд. Или еще того хуже.

– Ну уж хуже того, чем быть заподозренным в неизбывной тоске по Элинор, ничего просто быть не может.

Малькольм вперил взгляд в едва заметное пятнышко на обоях.

– Подозревают, что у вас, милорд… Ну, скажем, несколько извращенные вкусы. Как у тех, кому нравятся юноши в женских чулках…

– Все ясно. – Джулиан пренебрежительно махнул рукой. – Можете не продолжать. Господи, думал ли я когда-нибудь, что доживу до такого? Хотя, кажется, более предпочтительно прослыть содомитом, чем рогоносцем, пылко влюбленным в развратную жену.

– Милорд, – чуть ли не с мольбой продолжил Малькольм, – позвольте, я закончу. Мне сообщили, что кое-кому известно даже имя вашего партнера по…

– По постели? – хохотнул Джулиан. – Поистине впечатляющая осведомленность. Так просветите же и меня. Кто это? Я с ним знаком?

– О да, милорд. – Щеки Малькольма стали пунцовыми. Он нервно потер руки. – Говорят, это ваш секретарь.

Джулиан удивленно вскинул брови.

– Вы? Кто бы мог подумать. Теперь мне понятно, отчего вы так взвинчены. Будь прокляты все эти тупицы с их ядовитыми языками. – Он досадливо вздохнул. – Послушайте, с этим, боюсь, ничего уже не поделать. Отрицание подобного вздора только подольет масла в огонь. Даже те, кто не верил гнусным сплетням, сразу решат, что за этим все же что-то есть, вы не находите?

– Ваша правда, милорд. Я понимаю, милорд.

По тону Малькольма было ясно, что в этом вопросе он вовсе не разделяет мнения своего господина. Джулиан уставился на него неподвижным взглядом. Теперь мысли его приняли иное направление. Он вдруг понял: за грязными сплетнями на его счет скрывалось не одно лишь извечное людское желание облить грязью ближнего и полюбоваться, как он будет в ней барахтаться. В этом легко просматривались политический расчет, стремление соперников ослабить его влияние в парламенте.

Будь она неладна, эта политика, это перетряхивание грязного белья противников. Те же, чья репутация безупречна, рискуют стать жертвой мерзких измышлений. Сколько блестящих карьер рухнуло с оглушительным треском под натиском клеветы. Как омерзительна вся эта возня! Насколько приятнее ему было в деревне, в глуши, где жизнь проста и безыскусна. Подумав о Шедоухерсте, о своем убежище, он улыбнулся.

– Значит, вас это тоже огорчило, Малькольм?

– Еще бы, милорд. Меня заботит, смею вас уверить, вовсе не собственная репутация, а ваше доброе имя.

Джулиан с улыбкой качнул головой.

– Но я не вижу никакого выхода из этой глупой ситуации. Можно, конечно, вызвать сплетников на дуэль, одного за другим, и всех их прикончить. Но тогда, боюсь, население Лондона сократится вдвое, да и регенту вряд ли придется по душе, если его нынешний фаворит будет вынужден явиться на рассвете в Гайд-парк для того, чтобы быть убитым.

– Я тоже считаю, милорд, что это вряд ли его обрадует. – Малькольм слабо улыбнулся.

Вид у секретаря был донельзя унылый и подавленный, но держался он подчеркнуто прямо, расправив широкие плечи. Казалось, внутренне он готовился принимать все новые удары судьбы. Только теперь Джулиану пришло в голову, что до недавнего времени, до того, как по Лондону поползли все эти отвратительные небылицы, Малькольму никогда не случалось краснеть. Ни за себя, ни за своего господина. Сын сельского сквайра, в школе он был капитаном команды гребцов, блестяще учился, а после стал образцовым работником. И вот теперь из-за политических амбиций своего нанимателя стал притчей во языцех.

По-своему истолковав пристальный взгляд Джулиана, он спросил:

– Прикажете подавать чай, милорд?

– Нет, с этим можно и погодить. Скажите-ка лучше, мне это просто кажется, или у вас и в самом деле имеются соображения, как положить конец сплетням?

Взгляд Малькольма прояснился.

– Есть одно, милорд.

– Я весь внимание, говорите.

– Вместо того чтобы опровергать выдумки о нашей с вами… связи, – последнее слово ему удалось выговорить не без труда, – надо их пресечь решительными действиями.

– Какими же? – усмехнулся Джулиан. – Неужто вы предложите мне поучаствовать в кулачных боях с профессионалами и тем доказать свою мужественность? Впрочем, я и на это готов, чтобы вас успокоить.

Малькольм с улыбкой возразил:

– Нет, с профессионалами лучше не тягаться, они ведь и изувечить могут. У меня на уме нечто другое. Никакого насилия. Никакого риска.

– А именно?

– Заведите себе хорошенькую даму сердца, чтобы вас с ней видели, чтобы все о ней узнали. И тогда ни у кого не повернется язык сказать, что вкусы у вас… извращенные.

Джулиан покачал головой:

– Об этом и речи быть не может. У меня и без того хватает лишнего багажа. Вы понимаете, о ком я. Недоставало еще взвалить на свои плечи новое бремя. Нет, и еще раз нет!

– Но ведь вы можете заключить с этой особой взаимовыгодное соглашение?

Джулиан взглянул на своего секретаря. В глазах Малькольма, чей голос звучал по-прежнему ровно и бесстрастно, читалась мольба.

– Не понимаю, о чем вы?

– Вам ведь не составит труда отыскать такую, которая не станет претендовать ни на что, кроме некоторого улучшения своего финансового положения.

Джулиан поднялся с кресла и вышел из-за массивного письменного стола, некогда принадлежавшего его отцу.

– Знаете, а ведь в этом определенно что-то есть, – проговорил он задумчиво. Лицо Малькольма осветила благодарная улыбка. – Такая сделка вовсе не станет для меня уступкой клеветникам, но явно поможет обелить наши с вами добрые имена. В настоящий момент меня особенно заботит ваша репутация, Малькольм. Она ни в коем случае не должна пострадать из-за того, что меня угораздило ввязаться в политику. Вы всегда служили мне верой и правдой. Право, я питаю к вам огромное уважение и самую искреннюю признательность. – Малькольм скромно потупился. – Скажите, у вас наверняка есть конкретная кандидатура? – Джулиан ободряюще улыбнулся.

Малькольм кивнул. Его бледные щеки слегка порозовели.

– Знакомство с одной из таких… леди легко можно устроить, я узнавал. Мне также сказали, что все они умеют держать язык за зубами. Это может быть особенно важно в случае, если…

– Вот уж это мне решительно безразлично, – хмурясь, прервал его Джулиан. – Я не собираюсь откровенничать с девицей, которая торгует своим телом. Хотя, если задуматься, под такое определение подпадают едва ли не все особы женского пола. И каждая стремится продать себя подороже. Ни о чем ином они даже не помышляют. Честных, порядочных девушек, которые дорожили бы своим добрым именем, больше нет на свете. А мне так хотелось бы повстречать именно такую! Представьте, несмотря на все пережитое, я по-прежнему не теряю надежды, что когда-нибудь ее отыщу.

Ему припомнились громкие скандалы, вспыхнувшие из-за неуместной откровенности высокопоставленных государственных деятелей в разговорах с куртизанками. Взять хотя бы нашумевший случай с герцогом Йоркским. Тот однажды доверил важные военные секреты некоей миссис Кларк, и это стало концом его блестящей карьеры военачальника.

«Что за неосмотрительность! Нет, сам я никогда бы не поступил столь опрометчиво».

Джулиан решил быть предельно осторожным и сделать все для того, чтобы посрамить своих врагов. Все, кто жаждет сокрушить его карьеру, не брезгуя никакими средствами, будут кусать локти от досады, когда он предпримет ответные шаги.


Шум перебранки за кулисами едва не заглушил гомон немногочисленной публики, которая еще оставалась в зрительном зале. Лицо Роско Трогмортона стало свекольно-красным от гнева. Дряблые его щеки тряслись в такт словам:

– Да ты, никак, спятила? Ты хоть знаешь, кого сейчас оскорбила?!

Лаура окинула презрительным взглядом режиссера, твердо решив отстоять свою правоту.

– Представьте, знаю: это грубая пьяная свинья! Ему решительно нечего делать за кулисами, а тем более в моей гримуборной.

Она сжала кулаки и с вызовом смотрела в глаза Трогмортона, позади которого в обшарпанном кресле полулежал немолодой лысый толстяк. По щеке его струилась кровь. Он что-то неразборчиво бормотал, то и дело всхлипывая. Трогмортон, разговаривая с Лаурой, все время бросал на него через плечо угодливо-сочувственные взоры.

– Ведь это не кто иной, как лорд Эмори, безмозглая ты курица!

Лаура угрожающе сощурила глаза.

– Уж не хотите ли вы сказать, что титул дает ему право набрасываться на меня, как на лакомое яство?! Если вы готовы позволить любому бесстыжему выпивохе вольничать с артистками, то это не театр, а публичный дом! – Лицо Трогмортона пошло пятнами. Он открыл было рот, чтобы ей ответить, но Лаура не дала ему сказать. – У меня и в мыслях не было кокетничать с ним. Да и он вовсе не пытался привлечь мой интерес к своей персоне, оказывать знаки внимания, ухаживать. Нет, он притаился здесь, за ширмой, и набросился на меня сзади, когда я сняла костюм и осталась в одной сорочке.

– Ты его едва не убила! – выдохнул Роско.

– Глупости. Всего-то один раз стукнула его по макушке склянкой с рисовой пудрой. Пусть скажет спасибо, что мне под руку не попалось что-нибудь потяжелее. Я была так напугана, что пустила бы в ход любое оружие, любой увесистый предмет.

Она покосилась на своего обидчика. Тот раздраженно отталкивал двух своих слуг, пытавшихся оказать ему помощь, и одновременно изрыгал нешуточные угрозы в ее адрес. Лоб, нос и щеки толстяка покрывал толстый слой белой пудры. Кровь все еще тонкой струйкой сочилась из пореза на макушке, стекая по его виску и щеке. Лаура едва заметно усмехнулась. Этот отвратительный толстяк, который несколько минут назад напугал ее чуть ли не до смерти, стал сейчас удивительно похож на знаменитого клоуна Гримальди, раскрашивавшего лицо в красный и белый цвета.

Роско всплеснул тощими руками и плаксивым голосом изрек:

– Ведь ты всех нас по миру пустила, мерзкая девчонка! Мы разорены! Лорд Эмори – наш самый щедрый патрон!

Лаура протяжно вздохнула – снова без работы.

Роско тяжело опустился на трехногий стул у туалетного столика. Слугам наконец удалось поднять раненого толстяка на ноги и вывести в коридор. В уборной повисла напряженная тишина.

К счастью, именно в это мгновение на пороге появилась Селия. Ей хватило одного беглого взгляда, чтобы оценить ситуацию.

– Довольно тебе визжать, как рыбная торговка, Роско! – сердито произнесла она. – Я все улажу. Эмори не станет мстить ни тебе, ни Лауре. Кстати, хотела тебе сказать, нынче у нас богатая выручка. Кассовый ящик у Асы, если тебе это интересно.

Режиссер с необыкновенной резвостью вскочил на ноги и через миг очутился у двери. Но в проеме он приостановился, оглянулся и бросил Лауре:

– Но уж тебя-то я больше на порог не пушу, так и знай! Дверь за ним с треском захлопнулась.

– Как мелодраматично, – вздохнула Лаура. – Зато коротко и ясно, тут уж ничего не скажешь. – Из груди ее снова вырвался протяжный вздох.

– Глупости, – фыркнула Селия и легко, словно мотылек, выпорхнула из уборной, чтобы тотчас же вернуться в компанию грузного одышливого господина.

– Познакомься, дорогая, это мой добрый друг, лорд Чарльз Белгрейв. Уверена, он сумеет успокоить Эмори. Представь себе, милый, этот негодник обидел нашу малышку Лауру, а теперь еще и грозит ей всяческими карами за то, что она с перепугу хватила его по глупой голове склянкой с пудрой.

– Дорого бы я дал, чтобы присутствовать при этой сцене, – расплывшись в улыбке, пробасил Белгрейв.

Поймав на себе его игриво-изучающий взгляд, Лаура с ужасом обнаружила, что вся ее одежда по-прежнему состоит из одной сорочки, к тому же и разорванной у ворота после стычки с лордом Эмори. Но вместо того чтобы смущенно потупиться, она с вызовом вскинула голову.

Улыбка на физиономии Белгрейва стала еще шире.

– Этот бездельник заслужил хорошую взбучку за оскорбление столь миленькой и талантливой девицы. Не тревожьтесь ни о чем, моя дорогая, я с ним потолкую.

Селия удовлетворенно кивнула. Когда ее покровитель покинул уборную, она весело подмигнула Лауре.

– В нижнем ящике комода, в дальнем левом углу, у меня припасена бутылка бренди. Хлебни глоточек, это пойдет тебе на пользу. А я пока пойду приглажу растрепанные перышки нашего чучела Роско, чтобы он больше не смел на тебя дуться.

Лаура кивнула, заставив себя улыбнуться. Ей не верилось, что Селия способна усмирить ярость директора. Она отыскала бутылку, налила в стакан немного бренди и залпом выпила. Напиток обжег ей губы, язык и гортань, но после по всему телу разлилось тепло. Она вздохнула.

Трогмортона вполне можно было понять. Бедняга вместе со всеми актерами своего жалкого театрика всецело зависел от Эмори да еще двух-трех меценатов и привык во всем им угождать. И если противный толстяк не на шутку разозлился, если он потребует, чтобы обидчицу примерно наказали, что ж… Роско осуществит свою угрозу. И она снова очутится на улице без гроша в кармане.

Лаура оделась и заботливо уложила в комод костюм пастушки. Наверное, ей больше не придется его надевать. Она провела ладонью по короткой юбке, коснулась пальцем посоха… и захлопнула крышку.

В театре воцарилась тишина. Все актеры и рабочие сцены, покончив со своими делами, разбрелись по домам. Ничто не мешало Лауре предаваться горестным размышлениям. Но стоило ей в очередной раз с грустью обратить взор в прошлое, как в коридоре послышались шаги. Лаура сразу узнала стремительную, танцующую походку Селии.

– Ну так вот, дорогая, чучело признал, что ты имела право на самозащиту, когда Эмори на тебя набросился, – с порога выпалила Селия.

Лаура ушам своим не поверила.

– Значит…

– Я Трогмортону на всякий случай намекнула, что его сиятельству вряд ли понравится, если свет узнает, что актриса огрела его по голове склянкой с пудрой. Это во-первых. А во-вторых, мне пришлось его заверить, что у тебя тоже есть тайный покровитель… тот куда богаче и могущественнее Эмори. И что он будет взбешен, если ты ему сообщишь, как с тобой обошелся в этой уборной наш патрон и покровитель. Последний аргумент его просто сразил, поверь!

Лаура так и прыснула со смеху.

– Ты неподражаема.

– Знаю. – Селия скорчила забавную гримасу. – Ну а теперь давай-ка выпьем по глотку за нашу победу над чучелом и Эмори. Белгрейв мне сказал, что он препротивный тип. Он заметил, что многие с удовольствием стукнули бы его по макушке, но только не банкой с пудрой, а чугунной гирей.

Улыбка на лице Лауры погасла. Она зябко поежилась и пробормотала:

– Знаешь, у меня от всего этого такой тяжелый осадок на душе. Ведь я поневоле обзавелась врагом, да еще таким могущественным! А покровителей у меня нет, что бы ты там ни насочиняла чучелу. Доблестный рыцарь не защитит меня от дракона.

Селия беззаботно пожала плечами:

– Этому горю легко помочь. Враждовать с пэрами опасно, что и говорить, но тесная дружба с одним из них может защитить от мстительности другого. Надо только знать, с кем выгоднее быть в хороших отношениях, вот и все.

– Боюсь, именно так все и обстоит. – Лаура задумчиво поднесла к лицу стакан с остатками бренди и вдохнула терпкий аромат. – И долго тебе пришлось постигать все эти премудрости? Тебе как-то удается находить верный тон в обращении со знатью, ты вертишь своими покровителями, как хочешь. – Она отставила стакан в сторону и с улыбкой закончила: – Но ведь ты не в Мейфэре родилась, Селия! Откуда у тебя все это?

Селия, мгновение поколебавшись, беззаботно ответила:

– Я поступила в прислуги в дом одного графа, когда мне было шесть. Состояла при кухне. Уже тогда держала глаза и уши открытыми, а через несколько лет мне доверили уборку комнат. И я стала еще внимательнее ко всему присматриваться и прислушиваться. Запоминала, во что леди одеваются, как говорят, старалась их копировать. Знаешь, я ведь даже читать выучилась только ради того, чтобы быть в курсе светских новостей, о которых писали в газетах. Представь себе, в среде слуг царит такая же враждебность. Там плетутся такие же интриги и пересказываются такие же злые сплетни, как и в аристократических салонах. Разница только в том, что челядь грубее и злее господ. Я прошла отличную выучку и многое поняла, пока была еще ребенком, а в пятнадцать оказалась в постели моего хозяина графа.

Пятнадцать. Именно столько было самой Лауре, когда ее мир рухнул.

– Я всегда тепло его вспоминаю, потому что многим обязана графу. Он помог мне отшлифовать манеры и вообще научил многому. А на прощание преподнес тугой кошелек. Впоследствии все это очень пригодилось. – Селия склонила голову набок. Ее изучающий взгляд скользнул по лицу Лауры. – А что до тебя, дорогая… хотя ты сейчас и обитаешь в Севен-Дайалсе, голову даю на отсечение, в детстве ты жила с добрыми и любящими родными, ела досыта и спала в мягкой постели на чистых простынях. Но тебе пришлось от кого-то бежать, наверняка от мужчины.

Лаура растерянно кивнула. Она никому не говорила ни слова о своем прошлом. Ей хотелось выбросить из памяти последние эпизоды своей жизни вместе с маман, но они то и дело назойливо вторгались в ее мысли. Она не хотела ворошить прошлое, пока не окажется дома, в безопасности. Только тогда можно будет все обдумать и окончательно от всего отрешиться.

– Муж? – полуутвердительно произнесла Селия. Лаура покачала головой. – Ага! Значит, назойливый ухажер? Или богатый волокита, который хотел прельстить тебя своими деньгами? – Это предположение было так близко к правде, что Лаура испуганно вздрогнула. Селия ободряюще потрепала ее по плечу. – Ну, будет тебе, будет, Ведь теперь все самое плохое позади.

– Как знать, – грустно возразила Лаура. – Будущее вряд ли сулит мне что-либо хорошее. – Она слабо улыбнулась. – Зато ты у нас молодец, Селия! Стараешься взять от жизни все, что она может дать тебе. Ты смелая, умная и красивая. Я тобой восхищаюсь. Тысячу раз спасибо, что помогла мне, трусихе…

– Это ты-то трусиха? – Селия звонко расхохоталась и взмахнула рукой так, словно наносила кому-то удар. – А кто в таком случае хватил лорда Эмори тяжелой склянкой с полугодовым запасом пудры? Тебя после этого надо зачислить в ряды королевских гвардейцев! – Довольная собственной шуткой, она снова весело рассмеялась.

– Он меня напугал, пойми! – воскликнула Лаура. – Я инстинктивно ударила его тем, что подвернулось под руку. Наверняка я попыталась бы спастись бегством, будь у меня время подумать, понять, что произошло и кто передо мной.

– Да, бегство иногда – это единственный выход из сложной ситуации, – кивнула Селия. Мне не раз случалось удирать, чтобы спасти свою шкуру, так что я вполне тебя понимаю. И вот еще что… ты ничем мне не обязана. Если не хочешь делиться своими секретами, я не буду в обиде. Но коли доверишь мне тайны твоего прошлого, я судить тебя не стану, какими бы мрачными они ни оказались.

От этих слов на душе у Лауры вдруг сделалось необыкновенно легко. И призраки прошлого, доселе ни на миг не оставлявшие ее, перестали казаться такими грозными и неумолимыми.

– Знаю, Селия. Наверное, ты одна на всем свете сможешь меня понять. Я вот уже два года с этим живу… Нет, дольше, целых семь лет! Просто я поначалу не все понимала…

Селия молча прихлебывала бренди и терпеливо слушала. Она хотела дать Лауре выговориться.

– С тех пор как себя помню, я постоянно слышала слово «Париж». У нас дома только и разговоров было о нем, таком чудесном, восхитительном городе, и как было бы замечательно туда вернуться. Это все говорила моя мать. Потом папа умер и она не захотела оставаться в колониях. Виргиния ведь совсем была не похожа на ее родную Францию. По-моему, дедушка с бабушкой были просто счастливы, что она решила уехать. Они вполне с ней ладили, но она так сильно от них отличалась, была такой беззаботной, суетной, тщеславной. Маман вернулась в Париж, а я осталась с родителями отца в Виргинии. Мне было пять лет. Когда они умерли, мне пришлось ехать во Францию, к маман. А после… я перебралась в Лондон, чтобы оказаться подальше от нее.

– Но почему? – Селия была заинтригована. Что же до Лауры, то ее этот простой вопрос вогнал в краску.

– Понимаешь, сначала ее жизнь показалась мне волнующе прекрасной, похожей на сказку. Роскошный дом, гости, балы, шелка и атлас, блеск драгоценных камней. А после я узнала, что мужчина, с которым она делила кров, был вовсе не мужем ей, а любовником. Маман была куртизанкой. Очаровательной, желанной, очень дорогой! Она продавалась только самым богатым французским вельможам. Я была потрясена до глубины души. Вернее, просто уничтожена. Но окончательно меня добило предложение графа стать любовницей его сына. – Она выжидательно взглянула на Селию, и та согласно кивнула. – Пойми, меня воспитали бабушка с дедом, люди на редкость щепетильные в вопросах чести, порядочные и прямодушные.

Я в свои без малого двадцать лет была совсем наивной дурочкой, а маман…

– Она, пожалуй, не сомневалась, что ты с радостью согласишься? – предположила Селия, глядя в свой пустой стакан.

– В том-то и дело. Мы с ней такие разные… То, что кажется ей нормальным, для меня хуже смерти. Сперва она удивилась, потом впала в ярость. Она кричала, что я неблагодарная идиотка, что в мои годы пора уже знать, на чем держится мир.

– И ты с той поры об этом знаешь, – с мрачной усмешкой подытожила Селия.

– Боюсь, слишком хорошо. Сын графа явился с визитом и сразу набросился на меня, как на законную свою добычу. Я никогда прежде не допускала мысли, что мужчина из общества может вести себя так грубо и бесцеремонно. – Она передернула плечами и вымученно произнесла: – «Что ж ты убегаешь от меня, голубка? Тебе предстоит сделаться заправской шлюхой, как твоя маменька. Девицы твоего разбора всегда этим заканчивают».

Тонкие пальцы Селии сомкнулись на ее запястье.

– Так он тебя…

– О нет, только пытался. – Она никому еще не рассказывала о ночи своего бегства из Парижа, а позабыть об этом хотелось навсегда. – Маман и граф присутствовали на каком-то пышном празднестве в честь Наполеона. Это было незадолго до того, как он пошел войной на Россию. Все тогда были воодушевлены его многочисленными победами. Все, кроме меня. Война между Англией и Америкой была неминуема, а мне больше всего на свете хотелось вернуться домой. Хотя там, конечно же, все изменилось. Бабушки и дедушки уже не было в живых, их дом и земельные угодья перешли по наследству дяде. И все же это был мой родной дом, где меня приняли бы с радостью. Той ночью я вспоминала свое беззаботное житье в Виргинии и никак не могла заснуть. Я спустилась в библиотеку за книгой… Было поздно, в камине едва тлел тусклый огонь. Слуги давно спали в своем флигеле. – Она обеими ладонями сжала свой пустой стакан. – И тут откуда ни возьмись появился он. Вынырнул из-за высокого книжного шкафа и уставился на меня так нагло и многозначительно, что я сразу поняла: маман и ее любовник нарочно все это подстроили. Они все трое сговорились против меня. И от этой мысли мне стало так жутко, что я едва не лишилась чувств. Ты уже слышала от меня, какими словами он тогда обзывался. Не стану их повторять. Стоило ему приблизиться, как я схватила со стола тяжелый том и с силой ударила его по голове. Он никак этого не ожидал и совершенно растерялся. Я выиграла несколько драгоценных минут и сумела улизнуть из библиотеки. Остаток ночи провела в кладовой, за полкой с кругами сыра. – Губы ее дрогнули в горько-насмешливой улыбке. – От меня потом целую неделю разило сыром, представляешь? Селия кивнула.

– И он тебя не нашел?

– Нет. Я слышала, как он бегал по особняку, из комнаты в комнату. Все повторял с бранью, что рано или поздно до меня доберется и что маман вправе решить мою участь. Я думала иначе…

– Вот дрянь! – с чувством произнесла Селия. – И за такое мать тебя выгнала из дому, да?

– Я не дала ей такой возможности. На рассвете он наконец-то убрался из особняка маман, а я сложила свои вещи в дорожный мешок и сбежала.

– Боже, но ведь у тебя, наверное, совсем не было денег?

– Немножко было. К тому же я продала свои драгоценности. И все же этого недостало на оплату места на корабле, идущем в Америку. А вскоре объявили войну, и цена даже на палубные места подскочила чуть ли не вдвое. Мне пришлось бы совсем туго, если б не театральная группа, как раз перебиравшаяся из Парижа в Лондон. Я встретила этих славных людей дождливым днем в одном из кафе на окраине Парижа. Мы разговорились, и содержательница труппы предложила мне к ним примкнуть. Сказала, будто у меня талант, только его надо развить и отшлифовать.

Селия энергично кивнула:

– И я всегда говорила то же самое. Талант у тебя есть, но сердце не принадлежит театру. Значит, это не твой путь, дорогая. Послушала бы ты меня, Лаура. Мужчины обращают на тебя внимание. Взять хоть того же толстяка Эмори. Ведь его привлек в нашу уборную вовсе не твой талант, а твоя роскошная внешность, твои манеры, твое умение подать себя. Хорошеньких девушек в Лондоне тьма, но таких, как ты, – единицы. У тебя есть кураж!

Лаура вспомнила режиссера одного из маленьких лондонских театриков, еще так недавно с презрением уверявшего, что у нее полностью отсутствует кураж.

– По-моему, ты единственная это подметила.

– Да полно тебе! А Эмори? А мой Белгрейв? Они оба от тебя без ума. Здесь тебе не Париж. Ты легко можешь обзавестись покровителями, которые станут выполнять все твои капризы, но при этом будут вести себя как джентльмены, а не как свиньи. Поверь моему опыту, дорогая! Знаешь, я могла бы хоть сию минуту покинуть сцену и жить в свое удовольствие на деньги Белгрейва, но мне нравится играть. Я без этого не могу. Благодаря покровителям у меня есть возможность выбора. Вот к чему я все это говорю.

На Лауру внезапно навалилась свинцовая усталость. Она сникла. «Сколько еще можно выносить эту каторжную жизнь?» Надежда вернуться домой, скопив необходимую сумму, делалась все призрачнее, а вместе с ней убывали и силы.

– Пожалуй, не все французские аристократы такие же негодяи, как сын графа. Во всяком случае, его отец обходится с маман весьма галантно. Я давно могла бы пойти по ее стопам, но для этого вовсе не надо было покидать Париж и терпеть все лишения, что выпали на мою долю здесь. Все дело в том, что честь и доброе имя для меня не пустой звук. Я храню целомудрие, представь, вовсе не для будущего мужа, а просто… чтобы не ронять себя… Чтобы не утратить самоуважения. Вернувшись домой, я хочу высоко нести голову…

– Если будешь вести себя так, как теперь, то скорее умрешь с голоду, чем вернешься в свои колонии, – убежденно произнесла Селия. – Раскрой же глаза, милая, и посмотри правде в лицо. Жизнь – это борьба.

Помолчав, Лаура со вздохом выдавила из себя:

– Если бы мне все же пришлось… искать покровителя, ты могла бы посоветовать, как в этом не ошибиться?


– С молоком или с лимоном?

– С молоком, s'il vous plait. – Лаура не сводила глаз с рук мадам Деверо, грациозно порхавших над столом. Вот она налила сливок в чашку из тонкого фарфора и обратила к собеседнице улыбающееся лицо без единой морщинки. Лаура взяла дымящуюся чашку за прихотливо изогнутую ручку. – Merci.

Мадам Деверо снисходительно кивнула.

– По-моему, это просто чудесно, – произнесла она на безупречном английском, – что вы француженка. Английские джентльмены без ума от наших с вами соотечественниц. И это несмотря на недавнюю войну. Какая неприятность, в самом деле. К счастью, этот досадный эпизод остался в прошлом.

– Но я только наполовину француженка, – возразила Лаура. – Мой отец родился в колониях, мадам, от родителей-англичан.

Мадам Деверо пренебрежительно махнула тонкой ладонью, словно навсегда отметая колониальное прошлое отца Лауры.

– Для наших целей, дорогая, вам выгодно быть чистокровной француженкой, n'est-ce pas? Вот на этом и порешим! – Она задорно тряхнула тщательно уложенными седыми кудрями, выжидательно уставившись на Лауру синими глазами из-под полуопущенных век. – Селия вам, надеюсь, рассказала, каковы наши условия?

Лаура покосилась на подругу, сидевшую справа от нее в старинном кресле с высокой спинкой. Селия поставила чашку с блюдцем на колени и энергично кивнула.

– Oui, madame, – пробормотала Лаура.

– Вот и отлично. Но на всякий случай еще раз повторю, что помогаю джентльменам из хорошего общества найти себе скромных, красивых и образованных спутниц. Что касается самих джентльменов, то я тщательно проверяю их рекомендации, предоставляемые кем-либо из пэров и, разумеется, английским банком. – Она снисходительно улыбнулась, поймав на себе испуганный взгляд Лауры. – Приходится быть осторожной, дорогая. Все надо предусмотреть. В столь деликатном занятии любая ошибка может стать фатальной. Поэтому от юных леди я, в свою очередь, тоже требую безупречного поведения и абсолютного повиновения, ясно?

У Лауры задрожали руки. Она поставила блюдце с чашкой на колени и затравленно кивнула:

– Да, мадам.

– Великолепно. У вас чудный акцент, и голос звучит немного глуховато. Это заставит мужчин ниже к вам склоняться. А что за волосы! Вьющиеся от природы, оттенка дорогого бренди. Чистейшая кожа, глаза как изумруды. Можете быть уверены, вы в самое ближайшее время обзаведетесь покровителем. – Сделав внушительную паузу, мадам без обиняков спросила: – Вы все еще девица?

Лаура вздрогнула от неожиданности. Чай с молоком, к счастью, успевший остыть, пролился на ее юбку. Но за то время, какое понадобилось ей, чтобы промокнуть пятно льняной салфеткой, любезно поданной мадам, она успела прийти в себя.

– Мне необходимо это знать, мадемуазель Ланкастер, поверьте. Я должна представлять себе, с кем имею дело в каждом конкретном случае.

– Да-да, я понимаю. И вовсе не… то есть, я хотела сказать… Да.

– Bon! – просияла мадам. – Замечательно. Это весьма ценное добавление к прочим вашим достоинствам. Джентльмены, они ведь такие… Каждому хочется быть первым. Они будут соперничать друг с другом из-за вас, моя милая. Знаете что, давайте-ка мы будем звать вас Лоретта, а? Как вам?

Лаура явно растерялась. Она все медлила с ответом, но Селия тотчас же пришла ей на выручку:

– Прелестное имя, мадам. К такому легко привыкнуть. Со мной было иначе. Помню, как несколько недель твердила себе, что я больше не Мэгги Баттоне, а Селия Картерет.

– Поменяй имя, и судьба переменится, – убежденно изрекла мадам Деверо. – Причем к лучшему, мои дорогие. Всегда только к лучшему. Итак, Лоретта, сейчас вами займется моя модистка. Не будем терять время. Думаю, вам к лицу будет шелк цвета ивовых листьев. Значит, так… пышная юбка, высокий лиф, никаких рюшей, разве что вышивка золочеными нитями…

Лаура слушала ее молча, стараясь ничего не упустить, и в то же время украдкой бросала изумленно-настороженные взгляды по сторонам. Обстановка в комнате была уютной, какой-то по-домашнему умиротворенной и вместе с тем весьма изысканной. В камине потрескивали дрова, на полке едва слышно тикали старинные часы с боем. Мягкие тени скользили по стенам, затянутым шелком. Да и сама мадам Деверо с ее аристократической внешностью и вкрадчивыми манерами мало походила на содержательницу дома свиданий.

Проследив за взглядом Лауры, мадам прервала свою речь и ответила на ее невысказанный вопрос:

– Отец мой был маркизом, дорогая Лоретта, а мать – дочерью графа. Они погибли в годы Террора. Я спаслась чудом. Англия стала моим новым домом. Жизнь диктует условия, моя милая, а мы вынуждены их принимать. Итак, что вы решили?

Лаура беспомощно взглянула на подругу. Деликатно отломив кусочек мягкой бриоши, Селия едва заметно ей кивнула.

– Через несколько дней или недель вельможи будут драться из-за нее на дуэлях в Гайд-парке, – с уверенностью произнесла она. – Такая красавица, а вдобавок еще и девственна! Кто бы мог подумать! А насчет платья… мадам, вам не кажется, что ей лучше подошло бы белое? Муслин или бархат. Как символ ее невинности.

Мадам Деверо захлопала в ладоши:

– Конечно же! Украшенное белыми розами! А в волосы ей вплетем тонкие белые ленты. Она станет похожа на греческую богиню!

Лаура перестала прислушиваться к разговору двух женщин, с воодушевлением обсуждавших фасон ее нового платья. Они нисколько не сомневались в ее согласии, которого она еще не дала. Но это были простые формальности. Ей некуда было деваться. Два года тягчайших лишений, борьбы, надежд были, выходит, потрачены впустую. И какая разница, чьей безропотной игрушкой ей суждено стать? Сына немолодого возлюбленного маман или английского пэра, с которым ей еще предстоит познакомиться… А результат будет один – она станет шлюхой, как и ее мать. Именно это предсказывал негодяй Обер Фортье. О Господи!

Она зажмурилась и откинула голову на спинку кресла. Бороться с судьбой бесполезно. Жаль, что она окончательно в этом убедилась лишь теперь.

Глава 3

– Лорд Локвуд, я счастлива с вами познакомиться.

– Я тоже рад нашей встрече, мадам. – Джулиан склонился к руке мадам Деверо, мысленно проклиная себя за то, что согласился участвовать в этой авантюре. Через несколько минут должен был начаться бал – один из тех, какие постоянно устраивала в своем доме мадам Деверо, чтобы знакомить богатых аристократов с доступными и алчущими жизненных благ юными девицами.

Джулиану была отвратительна сама мысль о подобном сводничестве. В прежние годы, еще до своей злосчастной женитьбы, он пользовался услугами продажных женщин, но знакомился с ними совсем иначе. Легкий флирт, ни к чему не обязывающий обмен любезностями, а после по взаимному согласию разговор продолжался в постели. Во всем этом, по его мнению, не было ничего предосудительного. Но теперь… Надо же ему было явиться сюда, поддавшись на уговоры Малькольма!

Секретарь заверил его, что все будет организовано на самом высоком уровне, что мадам Деверо – образец изящества, тонкого вкуса и обходительности, но главное – о его визите в этот дом не узнает ни одна живая душа. Джулиан прошел в бальный зал и с тоскливым равнодушием обвел глазами несколько групп молодых девиц, которые, несмотря на то что двигались и разговаривали, показались ему похожими на мраморные статуи, выставленные для продажи. Неподалеку от входа он заметил лорда Сартена, оживленно беседовавшего с одной из протеже мадам. Девица, которая преданно смотрела в глаза лорда, была явно моложе самой младшей из его дочерей.

Джулиан совсем уже было собрался уйти, чтобы старик его не заметил, но в это мгновение, словно угадав его мысли, рядом возникла мадам Деверо.

– Знаю, вы любите бренди, милорд. – Она с улыбкой кивнула в сторону лакея, стоявшего подле нее с подносом в руках.

«Не иначе как Малькольм просветил ее насчет вкусовых пристрастий своего господина?»

Он окинул оценивающим взглядом ладную фигуру хозяйки бала. Немолодая женщина, явно за сорок, а как замечательно выглядит! Стройна, элегантна, на лице ни морщинки, вот разве что в выражении глаз угадываются и возраст, и горькое прошлое.

– Смею ли я предположить, милорд, что вы предпочли бы более интимную атмосферу? – В голосе сводни слышался едва различимый французский акцент.

– Вы и в этом совершенно правы, мадам.

– В гостиной музыканты как раз исполняют нежное анданте, которое придется вам по душе.

По-прежнему ни словом не упоминая о цели его посещения, мадам Деверо проводила Джулиана в просторную гостиную. Инструментальное трио исполняло медленную часть какой-то сонаты. Мелодия и впрямь была прелестная. Сквозь створчатые окна в комнату, оклеенную бледно-желтыми обоями, лился мягкий сумеречный свет. В простенках возвышались бронзовые кадки с пышными растениями. Здесь, как и в большом зале, демонстрировался товар – юные леди. Некоторые негромко беседовали между собой, сидя на козетке у стены, две или три прохаживались по комнате. Хорошенькая брюнетка внимательно слушала разглагольствования баронета, с которым Джулиан был немного знаком. Молодой человек, судя по его активной жестикуляции, выпил лишнего. Обозвав его про себя щенком, не умеющим себя держать, Джулиан повернулся ко входу в гостиную. В дверях показался один из пэров. Девушка в нежно-розовом платье поспешно встала с козетки и с улыбкой подошла к нему. Они обменялись приветствиями и направились к окну, откуда открывался вид на просторный ухоженный сад.

Скрипки и виолончель исполняли теперь третью часть сонаты Гайдна, куда более живую и стремительную, чем предыдущая. Джулиан улыбнулся. Он не мог не признать, что Малькольм все же оказался прав. Точно такая же атмосфера могла царить этим вечером в любом из добропорядочных домов аристократического Мейфэра: хозяева и гости, тихие беседы, музыка, танцы – ни малейшего намека на вольность нравов, никакой вульгарности.

Потягивая бренди, он принялся разглядывать девушек, которые сидели у стены. И тотчас же иллюзия того, что гостиная мадам Деверо до мельчайших деталей походит на любой светский салон, развеялась без следа. В отличие от особ женского пола, принадлежавших к высшим кругам общества, эти девицы не прятали взоров, не отворачивали лиц, а, напротив, смело и открыто смотрели ему прямо в глаза. Иные при этом жеманились, некоторые улыбались, но в каждом из взглядов читались призыв, нетерпение и алчность.

Джулиану снова стало неуютно. Он в который раз уже пожалел, что пришел сюда. Девицы предлагали ему себя с циничной откровенностью, он же привык к иному. Ему нравился легкий флирт – эта волнующая игра в охотника и дичь. Он ценил неуступчивость, пусть и мнимую. Его всегда влекла загадка, тайна… Но он тут же мысленно одернул себя. Разве можно ждать всего этого от подопечных мадам Деверо? В конце концов, девицы играют в открытую лишь для того, чтобы он мог легче и быстрее получить желаемое, сделать выбор, зная, что отказа не будет, и осчастливить своим вниманием любую из них.

Скрипки смолкли. Бледно-желтую гостиную наполнили звуки фортепиано. Джулиан перевел взгляд на эстраду и вдруг обнаружил за инструментом не пианиста, нанятого мадам, а одну из ее протеже – стройную особу с темно-рыжими волнистыми волосами, в белоснежном платье с белыми розами и тонкими лентами. Она весьма уверенно перебирала пальцами клавиши, голова, склоненная вниз, едва заметно покачивалась в такт мелодии. Казалось, эта музыка поглотила ее настолько, что девушка ничего вокруг не замечала. А между тем двое джентльменов в роскошных фраках прохаживались у эстрады и так и поедали ее взглядами. Они живо напомнили ему голодных волков, мечущихся по клетке в зверинце. Издали девушка казалась восхитительной небожительницей, которая спустилась на грешную землю лишь для того, чтобы сыграть это интермеццо…

Заинтригованный, он приблизился к эстраде.

«Безупречные манеры и полное отсутствие морали», – кажется, так охарактеризовал Малькольм особ, подобных ей.

Загадочная девушка поймала на себе его взгляд, слегка повернула в его сторону царственную голову и застенчиво улыбнулась. Ее изумрудно-зеленые глаза обрамляли густые черные ресницы. На щеках играл слабый румянец, полные алые губы были безупречны, как и овал ее чистого лица. Она на несколько секунд задержала на нем взгляд, но при этом не сбилась, не сфальшивила. Пальцы ее все так же уверенно мелькали над клавиатурой… Джулиан зажмурился, словно отгоняя наваждение. В улыбке этой беспутной особы не было призыва. Напротив, девица казалась воплощением невинности и чистоты, словно сама девственная Артемида на миг почтила его своим вниманием. Джулиан отхлебнул бренди из своего стакана, ноги его словно приросли к полу.

Но вот один из молодых людей, топтавшихся у эстрады, взошел наверх и приблизился к инструменту. Девушка подняла на него глаза. Улыбка на ее лице тотчас же погасла.

– Добрый вечер, – раздалось слева от Джулиана. Он повернул голову на звук этого вкрадчивого голоса и обнаружил возле себя стройную блондинку в тускло-зеленом атласном платье с пышными оборками. – Она прекрасно играет, вы не находите?

– О да, замечательно.

– Меня зовут София. Вы позволите угостить вас еще одной порцией бренди?

– О да, очень любезно с вашей стороны, – кивнул Джулиан, только чтобы отделаться от этой девицы. Она была недурна собой. От нее исходил приятный тонкий аромат фиалок, но голубые глаза смотрели настороженно и вместе с тем откровенно манили, а в нарочито скромных манерах так и сквозила фальшь.

Блондинка, к немалому его разочарованию, не покинула гостиную, а сделала всего лишь пару шагов в сторону двери, подхватила с подноса стакан с бренди и тотчас же вернулась.

– Угощайтесь на здоровье, милорд! Вы здесь впервые. Как вам у нас нравится? – Голубые глаза бесцеремонно изучали его.

– Атмосфера очень… задушевная.

– И очень интимная, не так ли? – Темные ресницы на миг затенили взор.

Джулиан с трудом подавил вздох. Он уже знал, что сейчас она словно невзначай коснется его руки, и ему стало невыносимо скучно. Девица явно отвела ему роль дичи, этакого токующего глухаря, возомнив себя опытной охотницей. Он церемонно поклонился.

– Простите, что вынужден прервать нашу беседу. Было очень приятно познакомиться. – Последние слова он произнес уже на ходу, направившись к эстраде.

Оттуда звучала теперь соната Бетховена для скрипки и фортепиано. Загадочная девушка в белом муслиновом платье аккомпанировала скрипачу, нанятому хозяйкой бала. А между тем подле нее находилось уже четверо потенциальных покровителей. Те, что поднялись на эстраду первыми, злобно поглядывали друг на друга, а тем более на вновь прибывших, изредка обмениваясь несколькими отрывистыми словами. Джулиан не смог сдержать улыбку. Они вели себя точно дети, ссорящиеся из-за игрушки.

Но вот юный баронет решительно приблизился к фортепиано и схватил девушку за руку. Музыка смолкла, а пианистка вконец растерялась. Руки она не отняла, но обратила на молодого наглеца молящий, испуганный взгляд.

«Разве так повела бы себя на ее месте дама полусвета?» – удивленно подумал Джулиан.

Баронет принудил девушку подняться и под протестующие возгласы соперников увлек в дальний угол эстрады, полускрытый пышным бархатным занавесом.

Трое джентльменов еще несколько мгновений потоптались у фортепиано, а затем спустились вниз, чтобы насладиться обществом менее востребованных кокеток.

Джулиан со все растущим интересом наблюдал за этой сценой. Он был хорошо знаком со стариком Стокли, отцом юного баронета, и сильно сомневался, что чопорному протестанту придутся по душе проделки отпрыска, узнай он ненароком, где тот проводит время. Впрочем, скорее всего слухи о развлечениях сына так и не дойдут до ушей строгого родителя, ведь все, кто допущен под гостеприимный кров мадам Деверо, дают обет хранить в тайне имена знакомых, которых им доведется здесь встретить.

Внезапно со стороны алькова раздался резкий вскрик, потом энергичное ругательство. Баронет Стокли выскочил на середину эстрады. Глаза его метали молнии. С гримасой боли он потирал щеку.

– Ах ты, сучонка этакая!

Джулиан в мгновение ока вскочил на возвышение и ухватил юнца за ворот фрака. Тот рванулся было в сторону девушки, поспешно спустившейся вниз, но Джулиан легонько встряхнул его и с укором произнес:

– Полегче, Стокли. Ты забываешься.

– Эта мерзавка дала мне пощечину! – выкрикнул он и свирепо покосился на девушку в муслиновом платье. – Невесть что о себе возомнила! Как будто она бриллиант чистейшей воды, а не…

Джулиан зажал ему рот ладонью:

– Молчи и слушай. – Что-то в его тоне заставило юного повесу подчиниться. Он перестал вырываться и покорно кивнул. – Оставь юную леди в покое и найди себе другую. Ту, которая с радостью примет знаки твоего внимания. Ты повел себя как настоящая свинья, Стокли!

И это было правдой. Один из коротких рукавов на платье Лауры был разорван, на шее и груди виднелись красные пятна – следы пальцев ухажера.

«Вот ведь премерзкий щенок! – подумал Джулиан. Набросился на эту нежную плоть, как изголодавшийся хищник, вместо того чтобы нежно ее ласкать…»

Между тем Стокли понуро спустился с эстрады и вышел из гостиной в зал. Напоследок он окинул Лауру злобным взглядом.

– Прошу прощения, сэр, за эту сцену, – сказала Лаура, мучительно краснея.

– Вам нет нужды извиняться. Если кому и следует просить прощения, так это нахалу Стокли. Хотите, я заставлю его вернуться и повиниться перед вами?

– О нет, что вы! Я не держу на него зла. – Лаура низко опустила голову и, как ни ожидал Джулиан, больше не попыталась встретиться с ним взглядом. В который уже раз у него мелькнула мысль, что этой девушке с царственной осанкой и манерами скромницы здесь не место. Она очень отличалась от всех остальных подопечных мадам Деверо. Ее вполне можно было бы принять за светскую дебютантку, за дочь пэра, получившую образование во Франции. Интересно, где это он недавно слышал такой же акцент? Джулиан напряг память, но на ум ему ничего не приходило.

Помолчав, он спросил, только чтобы еще раз услышать чарующий звук ее голоса:

– Как вы себя чувствуете?

– Спасибо, хорошо. – Она поправила прядь волос, выбившуюся из прически, и лишь потом на него взглянула, но с какой-то необычной грустью и робкой благодарностью. Ее волосы, как и подол платья, были украшены полураспустившимися белыми розами, овальное лицо обрамляли по бокам причудливо сплетенные тонкие белые ленты.

Девушка держалась в нескольких шагах от него. За все время их разговора она даже не попыталась приблизиться. Напротив, напряженная поза, в которой она стояла, несмелые, скованные жесты выдавали ее испуг и замешательство. Она была похожа на лань, замершую на поляне и в любой миг готовую скрыться в чаще леса. Джулиан не знал, что и подумать. Во всяком случае, мадам Деверо невозможно было принять за злодейку, которая похищает светских девиц, чтобы принудить их торговать собой. И все же…

Ход его размышлений прервало появление хозяйки дома. Мадам Деверо стремительно приблизилась к своей протеже и сухо проговорила:

– Лоретта, пойдемте со мной, s'il vous plait. Приношу вам свои извинения, милорд, если вы стали свидетелем неприятной сцены. Такое у нас порой случается, что греха таить, хотя мы всеми силами стараемся этого избегать.

– Пустяки, мадам, не придавайте этому такого уж большого значения, – с принужденной усмешкой и полупоклоном ответил он, не сводя глаз с Лоретты. Та покорно проследовала за мадам к выходу из гостиной. На ходу она что-то негромко говорила, явно оправдываясь. В голосе ее звучало отчаяние.

– Простите, мадам, – отчетливо донеслось до него, когда девушка стала отвечать на какое-то замечание сводни. – Я не могу себя заставить. Это не для меня.

Джулиан весь обратился в слух, но обе дамы отошли уже слишком далеко, и он улавливал лишь их неразборчивые голоса. Мадам сменила гнев на милость и пыталась образумить подопечную. Что же до Лоретты… она так резко мотнула головой, что один из розовых бутонов выскользнул из ее прически и упал на персидский ковер. Джулиан бросился вперед, наклонился и подобрал его. И как раз вовремя, иначе туфелька одной из трех молодых особ, шедших ему навстречу, непременно раздавила бы цветок.

Он разжал ладонь. Полураспустившаяся роза, которую он принял за настоящую, оказалась творением рук искусной модистки. От бутона исходил едва уловимый аромат розовой воды. Странно, что куртизанке пришло на ум пользоваться такими нежными духами. Насколько ему было известно, у таких особ в ходу куда более сильные ароматы – фиалка, ладан, корица. Еще одна загадка.

Таинственная Лоретта почти околдовала его. Чтобы не поддаться ее чарам, он попытался найти рациональное объяснение всему, что было с ней связано. Здоровый цинизм зрелого мужчины, немало пережившего на своем веку, подсказывал ему, что перед ним скорее всего талантливо разыграла целый спектакль опытнейшая кокотка, которая прикинулась этакой робкой овечкой, чтобы выделиться из среды товарок и тем сразить его наповал. А ведь ей это вполне удалось!

Сжав в кулаке искусственную розу, он направился к выходу, чтобы приказать подать свою карету. Придется, по-видимому, искать иное решение своих проблем. Не станет он добычей этих обманщиц! Не хватало еще ему, лорду и члену парламента, принять участие в таком дешевом фарсе!

– Нет-нет, месье, оставьте меня, прошу вас! – Лаура ловко увернулась от объятий подвыпившего маркиза. Голова у нее просто раскалывалась. Слишком много пришлось пережить за один вечер. Зато теперь ей не в чем было себя упрекнуть. Она честно пыталась улучшить свое положение по примеру Селии, ведь одна лишь кратковременная, мимолетная связь с любым из сильных мира сего принесла бы ей несметное богатство. Она смогла бы тогда оплатить билет на корабль и вернуться на родину. Но после нескольких часов в доме мадам ей стало ясно: что-то внутри ее противилось такому решению. Она просто не в силах была заставить себя поступиться убеждениями, честью, достоинством, добрым именем, какие бы выгоды это ей ни сулило. Ответив отказом на все уговоры мадам, она заспешила домой. И вот теперь ее преследует этот несносный маркиз, от которого отвратительно разит вином.

Он снова настиг ее, грубо схватил за руку и развернул к себе лицом.

– Глупая шлюшка! Неужто ты надеешься, что я не заметил тебя там, в доме? Можно подумать, для тебя это внове. Не ломайся же и знай: у меня есть чем тебя отблагодарить.

– Нет! – отчаянно крикнула Лаура, пытаясь вырваться. – Я туда попала случайно…

Маркиз с пьяным смешком притиснул ее спиной к шершавой стене дома и зажал рот ладонью, другой рукой он сдавил ее шею. От него нестерпимо разило винным перегаром и немытым телом. У Лауры потемнело в глазах. Тусклый свет уличных фонарей стал меркнуть и вскоре совсем погас. Она была близка к обмороку.

«Так вот чем все это закончится!» – последнее, что мелькнуло в ее сознании.

Но вдруг потная рука отпустила ее горло. Лаура стала хватать ртом воздух и мучительно закашлялась. Кровь запульсировала в голове с таким шумом, что она не расслышала слов, которыми обменивались остановившиеся чуть поодаль от нее мужчины. В одном она узнала своего обидчика маркиза, в другом – того Темноволосого джентльмена, который около получаса назад защитил ее от домогательств баронета Стокли.

Лаура почувствовала, что силы покидают ее. Она попыталась удержаться от падения, цепляясь ладонями за стену, но эти усилия оказались тщетны. Медленно скользнув вниз, она очутилась на земле и закрыла лицо ладонями.

Ей было невыносимо стыдно. Она повела себя глупо и неосмотрительно, как малое дитя. Сперва поддалась искушению заработать денег, чтобы вернуться домой, затем сбежала, не дождавшись экипажа, который добрая мадам Деверо собиралась ей предоставить. Если бы не ее уговоры, Лаура, быть может, и задержалась бы, чтобы дождаться, пока заложат карету. Но мадам не переставая твердила ей, что бежать после того, как несколько мужчин едва не подрались из-за нее, значит отворачиваться от огромной удачи.

– Милая, – ворковала она, – опомнитесь! Вы привлекли внимание самого лорда Локвуда. А это ведь не какой-нибудь там баронет, а настоящий пэр, к тому же красавец и джентльмен! Не гоните счастье от своего порога!

Но Лаура почти ее не слушала. Каждое слово, произносимое нежным голосом с легким французским акцентом, лишь убеждало ее в собственной правоте. Она уже приняла решение. Ее душили пережитый стыд и чувство гадливости. Мадам Деверо со вздохом прибавила, что, так и быть, даст ей еще один шанс примкнуть к сонму ее милых девушек, если Лаура по зрелом размышлении решит вернуться. Ведь иначе она пропадет. У одинокой девицы нет ни малейшего шанса выжить в таком огромном, жестоком городе, как Лондон. И вот теперь, сидя на грязном тротуаре в полутемной аллее и наблюдая, как двое мужчин грызутся из-за нее, словно взбесившиеся крысы из-за кучки отбросов, она с горечью признала свое полное поражение. Как она заблуждалась, и как права была мудрая мадам Деверо!

Однако битва между двумя джентльменами, – к счастью, всего лишь словесная, – закончилась так же внезапно, как и началась. Маркиз устремился прочь, пошатываясь и бормоча ругательства. Что же до второго участника сражения, лорда Локвуда, то он подошел к Лауре, наклонился и протянул ей руку.

После недолгого колебания она ухватилась за его крепкую ладонь и с удивлением обнаружила, что он был без перчаток. И даже без головного убора. Легкий ветерок шевелил его темные волосы, которые в тусклом свете уличных фонарей отливали золотом и багрово-красной медью.

– Надеюсь, он не причинил вам вреда, мадемуазель? – вежливо осведомился лорд.

Лаура покачала головой. Движение это отозвалось болью в затылке и шее. Она поморщилась и хрипло ответила:

– Нет, почти никакого. Кроме морального.

– Утром у вас здесь появятся синяки. – Он указал на ее шею. – Но будет хуже, если вы вдобавок простудитесь.

Лаура опустила взгляд. Ее чудесное муслиновое платье было испачкано грязью и порвано в нескольких местах, бретелька лифа держалась на двух-трех нитках, и грудь оказалась почти обнажена. Решительным движением Джулиан оторвал бретельку и накрепко привязал ее к одной из оборок лифа. Лаура напряглась, ожидая новых посягательств на свою честь, однако прикосновение его теплых пальцев к столь интимной части ее тела не вызвало у нее неприязни.

– Вы потеряли плащ?

– Я… я его забыла. – Дрожа от холода и унижения, она с трудом сдерживала слезы. Что толку плакать? Вряд ли это остановит лорда Локвуда, если у него дурные намерения. Ну а если нет, тогда у нее тем более нет причин для слез. – Благодарю вас, милорд.

– Пустое! Это я должен сказать вам спасибо за возможность наконец-то высказать негодяю Уитфилду все, что я о нем думаю. Я не раз мечтал довести его до состояния безмолвной ярости. И вот наконец-то благодаря вам осуществил свою мечту. Позвольте мне нанять для вас экипаж. Он доставит вас, куда прикажете.

Лаура пробовала было возразить, но он резонно заметил:

– Признайтесь, мадемуазель. После встреч с Уитфилдом и Стокли у вас наверняка сложилось самое нелестное мнение об английской аристократии. Я намерен рассеять это заблуждение, пусть и вполне объяснимое.

Они вышли на широкую улицу и очутились у ярко горевшего фонаря. Лаура исподтишка взглянула на своего спутника. Лорд Локвуд был на редкость хорош собой: темные густые волосы, карие глаза, резкие, мужественные черты лица, волевой подбородок. Несмотря на цинизм некоторых его высказываний, он дважды за сегодняшний вечер спас ее от пьяных негодяев и ничего не потребовал взамен. Держится с ней подчеркнуто вежливо и несколько отстраненно. И тем не менее… он был на званом вечере в доме мадам Деверо, куда джентльмены приходят с единственной целью – найти себе содержанку. Столь явное противоречие в его действиях не могло не заинтриговать Лауру.

Верный своему слову, он остановил наемный экипаж и помог ей подняться на ступеньку. Когда она уселась на скамью, он приказал кучеру отвезти ее, куда она прикажет, сунул в его ладонь монету, отступил на шаг и с вежливым поклоном проговорил:

– Доброй ночи, мадемуазель.

Карета тронулась. Лаура выглянула из окошка, но Локвуда уже и след простыл. Это показалось ей столь же интригующим, как и все, что было с ним связано.

Глава 4

– Розы… зимой!

С чувством, близким к благоговению, Лаура взглянула на желтовато-кремовые полураспустившиеся бутоны. От них исходил волнующий аромат, который наполнил всю крошечную гримерку. Букет стоял в простой стеклянной вазе на столике у зеркала. Лаура залюбовалась не только самими цветами, но и их отражением.

– Да они же стоят целое состояние! Розы посреди зимы. Кто их прислал, дорогая?

Лаура пожала плечами:

– Не знаю. Карточки в букете не было, а лакей, который его доставил, успел уйти до моего прихода. Джереми его видел. Говорит, на нем была зеленая с золотым ливрея.

– Свидетельство одной из твоих побед на балу у мадам, – ухмыльнулась Селия.

Лаура молчала, погрузившись в свои мысли. С того памятного вечера миновала неделя. Мадам Деверо переслала ей несколько визитных карточек мужчин, с которыми Лаура встретилась в ее доме, но ни на одной из них не значилось имя лорда Локвуда. Да и могла ли она ожидать иного? Он был всего лишь вежлив с ней, как истинный джентльмен вызволил ее из затруднительного положения и наказал обидчиков. И принял ее за куртизанку, имея для этого все основания. Ему и в голову не придет, что она просто никому не известная актриса маленького театрика.

Зажмурившись, она вдохнула пленительный запах роз и мысленно перенеслась в родной Лонгэйкр, в Виргинию. Ей чудилось, что над головой у нее сияет щедрое солнце, а из дома доносится пение бабушки.

Мечтаниям ее положила конец Селия. Будничным тоном она произнесла:

– Мадам справлялась о тебе. Велела передать, что рада будет принять тебя назад. Чего ты ждешь, дорогая? Ведь твое положение нисколько не изменилось – ты по-прежнему на мели.

– Не могу! – ответила Лаура, нахмурившись. – Я желала бы стать такой, как ты, Селия. Отважной, решительной, практичной. Но у меня ничего не получается.

– Ты себя недооцениваешь, утеночек. Мадам все мне рассказала о твоих подвигах. В первый же вечер ты пленила нескольких знатных господ, в числе которых был и лорд Локвуд, загадочный и неприступный.

– Неприступный?.. – Лаура ничем не выказала своего волнения.

– Неуловимый, как сам сатана в гостиной у викария. Его жена перебралась в Европу, где продолжает вести себя в высшей степени скандально. Он же, по слухам, ужасно по ней тоскует и страдает в одиночестве. А еще ходят сплетни, что он завел интрижку с собственным секретарем. Представляешь? Но тогда зачем бы ему посещать салон мадам Деверо, а?

– Совершенно незачем, – машинально кивнула Лаура, силясь представить себе лорда Локвуда, каким он ей запомнился, страдающим из-за неверности жены. Из этого ровным счетом ничего не вышло, потому что она не могла поверить, что есть на свете женщина, способная променять его на кого-либо другого.

– Лаура, – Селия хлопнула ладонью по столу, – ты просто не представляешь себе, какого успеха могла бы добиться, если бы только захотела! Ведь на балу у мадам за тобой стали увиваться несколько знатных и богатых вельмож. Не считая сосунка Стокли, разумеется. Взять хоть того же Локвуда. Он тебе не какой-нибудь жалкий баронет, он…

– Женат.

Селия сердито фыркнула:

– Нуда, нуда. И это одно из его достоинств, глупая! Вспомни, я же тебе говорила: с женатыми легче.

Лаура лишь слабо улыбнулась. В душе она была категорически не согласна с подругой.

– Поторапливайтесь, леди! – хохоча, выпалил Джереми, который, как всегда, ввалился в уборную без стука. – Публика неистовствует. Шерман позабыл слова. Его уже забросали гнилыми яблоками, сбили с головы парик, а тот угодил в оркестровую яму.

Селию этот волнующий рассказ нисколько не впечатлил. Она пожала плечами, прилаживая тесемку к подолу своего платья, и презрительно бросила:

– Хорошо бы он и сам туда свалился. Никогда не знает своей роли!

Лаура в последний раз глянула на себя в зеркало, взяла пастушеский посох, вынула из корзины маленького ягненка и выскользнула из уборной следом за Селией.

Роль у нее была небольшая, но публике она нравилась. К тому же изображать пастушку было куда приятнее, чем злую ведьму, роль которой ей приходилось играть в предыдущем спектакле. Зрители не скупились на аплодисменты.

Отыграв свою последнюю сцену и получив заслуженное одобрение аудитории, она скрылась за кулисами. Ягненок, с которым она, согласно своей роли, ни на миг не расставалась на сцене, оглушительно блеял. Лаура бегом припустилась к маленькому загончику, где невинное существо проводило свободные от представлений часы.

– Научись вести себя как подобает, а не то превратишься в рагу, – напутствовала она его. Ягненок затих и с удовольствием принялся жевать сено, которое было припасено в загончике. А еще ему довелось полакомиться яблоком, одним из тех, которые публика метала в беднягу Шермана. Лаура погладила малыша по курчавой головке, поднялась с корточек и… остолбенела.

У стены коридора стоял не кто иной, как лорд Локвуд. Улыбаясь, он уже давно наблюдал за ней. Она так громко беседовала с ягненком, что не расслышала его шагов. Он кивнул ей и с улыбкой проговорил:

– По-моему, этот малыш играл куда лучше, чем недотепа, который лишился своего парика.

Кровь прилила к щекам Лауры. Она не нашлась что ответить.

– Я бы посоветовал вашему директору хорошенько подумать, кого из них лучше пустить на рагу.

Лаура все еще никак не могла собраться с мыслями. Сердце ее отчаянно стучало в груди, стук этот отдавался у Нее в ушах.

– Я не напугал вас, мисс Ланкастер?

Только теперь к ней вернулся дар речи.

– О нет, милорд. Просто я никак не ожидала встретить вас здесь.

– Разве к вам за кулисы не заглядывают почитатели вашего таланта? – Он слегка изогнул бровь.

– Такое случается, но все они – люди иного положения, чем вы, милорд.

– Вот как. – Губы его тронула улыбка.

– Откуда… как вы узнали, что я служу здесь?

Джулиан развел руками, давая понять, что ответ очевиден.

– Ах, ну разумеется. Это несложно для человека с вашим…

– Положением. – В голосе его звучала едва уловимая насмешка, но Лаура ее проигнорировала и молча кивнула. Здесь, в полутемном загоне для театральных животных, он показался ей еще более красивым, чем в бледно-желтой гостиной мадам Деверо. Яркий свет ламп ложился красно-багровыми отсветами на его густые темно-каштановые волосы, а карие глаза отливали золотом. Полуослепленная этим светом, она едва удержалась, чтобы не вытянуть вперед ладони и не посмотреть, запляшут ли и на них блики.

– Это оказалось совсем нетрудно, – пояснил он. – Я навел о вас справки у мадам Деверо.

– Вот как.

– Простите меня, мадемуазель, но нельзя ли нам с вами перебраться куда-нибудь из этого загона для театральных животных? Куда угодно. Здесь… попахивает.

Лаура смущенно кивнула:

– Разумеется, милорд. Мы можем пройти в мою уборную. В уборную Селии.

– Селия… Милейшее создание. Как талантливо она играет, особенно в третьем акте. Замечательно! Ведите же меня в вашу гримуборную, мадемуазель.

Лаура ощущала его присутствие каждой клеточкой своего тела. По спине пробежали мурашки. Стоило ему появиться, как она тотчас же почти утратила контроль над собой: краснела, как нашкодившая девчонка, не могла найти слов для ответов на его вопросы. Руки и ноги плохо повиновались, в голове стоял туман… Ей стало досадно.

Но вот они миновали длинный коридор, лестницу и очутились в уборной. И дело приняло совсем уж скверный оборот. Он заполнил собой все крошечное помещение с низким потолком, которого едва не коснулся макушкой.

– Мне никогда еще не доводилось бывать в актерских уборных, – сказал он, с любопытством обводя взглядом комнату. – Здесь довольно мило.

Что же до Лауры, то никогда еще она не чувствовала себя так неловко. В уборной повсюду были разбросаны предметы дамского туалета, на столике в беспорядке громоздились баночки с гримом, вдобавок Селия нечаянно просыпала на столешницу белоснежную пудру. Роскошные розы выглядели здесь совершенно неуместно. Розы…

Лаура подозрительно покосилась в сторону своего незваного гостя. Он стоял у стены с непроницаемым выражением лица и продолжал разглядывать уборную. Лаура так и не осмелилась спросить, не он ли прислал ей цветы. Стряхнув с рукава своего камзола невидимую пылинку, он с полупоклоном осведомился:

– Не окажете ли вы мне честь, мадемуазель Ланкастер, согласившись поужинать со мной?

Лаура насторожилась. Что могло крыться за этим предложением? Лорд Локвуд в отличие от Эмори и многих ему подобных вел себя безукоризненно вежливо. А вдруг он преследует те же цели, что и остальные?

– Ужин с вами, милорд?

– Да-да. Это, знаете ли, вечерний прием пищи, состоит обыкновенно из нескольких перемен. Как правило, к блюдам подаются и вина.

– Я знаю, что такое ужин. – Лаура засопела от негодования. Не зная, чем занять руки, она погладила один из роскошных бутонов.

– Итак, – насмешливо произнес он, – вы уже догадались, чего я от вас хочу. Вероятно, вы успели себя убедить, что я не из тех, кто нападает на спутниц в темных закоулках?

– Право, не знаю, что и подумать, – честно ответила она. – Вот если бы вы сами соблаговолили открыть мне причины вашего интереса к моей персоне…

– Вы удивительное создание, мисс Ланкастер, – мягко проговорил он, после того как долго молча изучал ее взглядом. – Речь ваша правильна, несмотря на колониальный акцент. Вы безупречно владеете французским. Впрочем, трудно было бы ожидать иного от той, чья мать француженка и кому довелось несколько лет прожить в Париже. В Лондон вы прибыли в составе небольшой театральной труппы, а прежде чем получить роль здесь, у мистера Роско Трогмортона, вы несколько месяцев выходили на подмостки театра Грина, пока владелец не обанкротился. Проживаете вы на Карриер-стрит, в одном из самых нездоровых районов Лондона. Делите комнату с тремя другими женщинами, которые работают белошвейками, выполняя заказы одного небольшого магазинчика на Бонд-стрит. Из сказанного следует, что вы сильно нуждаетесь в деньгах. Не это ли побудило вас прибегнуть к услугам мадам Деверо?

Лаура смотрела на него, полуоткрыв от удивления рот. Откуда он столько о ней узнал? И что еще ему известно? Вдруг он выяснил, кто такая ее мать? От этой мысли в глазах у нее потемнело. Он молча ждал ответа. Лаура пробормотала, пряча глаза:

– Не представляю, где вам удалось раздобыть все эти сведения. И теряюсь в догадках, чем я могла так вас заинтересовать.

– Мисс Ланкастер, вы не знаете обо мне не только это, но еще очень и очень многое. Согласитесь поужинать со мной, а потом я, так и быть, просвещу вас на сей счет.

А он, оказывается, на редкость самонадеян!

– Вы окажете мне этим огромную честь, – прибавил Джулиан. – Но если вы откажете, то так никогда и не узнаете, стоили ли все мои откровения вашего внимания.

– Хорошо, – кивнула Лаура, игнорируя насмешку, звучавшую в его словах. – Я принимаю ваше приглашение, но с условием: я сама выберу ресторан.

Джулиан широко улыбнулся:

– Согласен.

Лаура вдруг почувствовала себя так, словно спрыгнула с высокой скалы и падает, падает вниз, в черную бездну…


– Очаровательное местечко. – Обведя взглядом тесный полутемный зал «Ангела», лорд Локвуд повернулся к Лауре и слегка приподнял бровь. – И часто вы здесь бываете?

Лаура подавила смешок. Наверняка граф впервые в подобном заведении, где после спектаклей собирается шумная актерская братия, где царит непринужденное, порой слишком буйное веселье и эль течет рекой.

– Да, довольно часто, – солгала Лаура. Ей было не по карману проводить вечера даже в этом скромном пабе. Она заглядывала сюда, лишь когда Джереми настойчиво приглашал ее составить ему компанию и угощал элем или ромом.

Она нетерпеливо заерзала на длинной щербатой скамье. В дверях появилась служанка, которая несла поднос, уставленный тарелками. Вскоре на обшарпанном столе перед Лаурой уже дымилось блюдо с говядиной и почками, а также горячим пирогом. Вдохнув восхитительный аромат, Лаура почувствовала, как рот наполнился слюной. Она с умилением разглядывала огромную порцию сытной еды, струйки пара, поднимавшиеся над поджаристой корочкой… В желудке у нее громко заурчало. Лаура мучительно покраснела и принялась за угощение. Ей почудилось, что это оглушительное урчание заглушило даже пьяные голоса музыкантов, которые расположились у очага и затянули унылую мелодию. Только бы Локвуд ничего не заметил!

Ей стоило огромного труда не наброситься на пирог с жадностью проголодавшегося зверя. Она старалась есть медленно и целиком сосредоточилась на содержимом тарелки, ничего вокруг не замечая. Но несмотря на все ее усилия по обузданию собственного голода, восхитительный пирог, подливка, кусочки вареной репы и бобы вскоре были уничтожены. Лаура подняла голову. Локвуд с дружелюбным вниманием наблюдал за ней.

– У вас здоровый аппетит, мадемуазель.

– Да, – признала она.

– Честный ответ. Мне нравятся прямодушные женщины.

Лаура не осмелилась признаться, что не отказалась бы и от второй порции роскошного угощения. Она молча ждала, когда его светлость соизволит объяснить, зачем он ее разыскивал и что ему от нее нужно. Тогда она смогла бы с ним проститься, пойти домой, лечь на узкую кровать, укрыться теплыми шерстяными одеялами, которые Селия заставила ее принять в качестве дара, и заснуть блаженным сном.

Джулиан, словно прочитав ее мысли, отодвинул от себя блюдо с половинкой жареного цыпленка, к которому едва притронулся, – ей этого хватило бы, пожалуй, на три дня, – и без обиняков произнес:

– Мисс Ланкастер, хочу предложить на ваше рассмотрение одну сделку, одинаково выгодную как для вас, так и для меня.

У Лауры от волнения так сжался желудок, что она почти пожалела о съеденном с такой жадностью пироге.

– Я вас внимательно слушаю, милорд.

– Мне необходимо обзавестись достойной во всех отношениях компаньонкой, вам же, насколько я могу судить, нужен покровитель. Если вы согласитесь, навек распроститесь с нуждой. Жизнь ваша станет комфортной. А когда моя цель будет достигнута, я отблагодарю вас за услуги весьма солидной суммой денег.

– Но в чем будут состоять мои обязанности, милорд? Что я должна буду делать? Находиться всегда у вас под рукой? Выполнять все ваши желания? Но какие именно? – Она многозначительно умолкла.

– Мисс Ланкастер, – ответил он хмуро, – я с самого начала подчеркнул, что мне нужна именно компаньонка, а не особа, торгующая своим телом. Надеюсь, вы улавливаете разницу?

– Компаньонка…

– Вот именно. Вы станете посещать со мной театры, оперу, любые балы или приемы по моему усмотрению, но не будете делить со мной ложе.

Лаура склонила голову набок. Уж не сошел ли его светлость с ума? Или просто она ослышалась? И нет ли во всем этом подвоха?

– Но зачем вам это, милорд?

– Ну уж это мое дело. Я не намерен пускаться в долгие объяснения. В конце концов, я ведь предлагаю вам сделку, а не руку и сердце.

– Ясно, – вздохнула она, хотя решительно ничего не могла понять. – Выходит, я должна буду играть роль вашей любовницы, в действительности таковой не являясь. Заманчивое предложение, ничего не скажешь.

Бархатные, отливающие золотом глаза лорда Локвуда сверкнули недобрым огнем.

– Когда я впервые вас увидел, вы готовы были дорого продать свою девичью честь, мисс Ланкастер. Стоит ли теперь разыгрывать передо мной оскорбленную невинность? Ведь я предлагаю вам не только высокую цену, но и сохранение вашей добродетели в полной неприкосновенности. Когда наше сотрудничество прекратится, вы сможете ее продать, кому пожелаете.

Грубая прямота его высказывания, издевка, звучавшая в словах, произнесенных ровным, бесстрастным голосом, задели Лауру за живое, но ей нечего было возразить. Она действительно собиралась продать себя, чтобы вернуться домой. Иного способа добыть денег на билет у нее не было. Так зачем же отказываться от столь выгодного предложения? Ее чести ничто не угрожает, а дурная репутация, когда она возвратится в Америку, останется здесь, в Лондоне.

И все же принимать решение сгоряча не следовало. Как знать, вдруг его светлость готовит ей какой-то подвох? Вдруг у него на уме дурное? Ведь приняв условия сделки, она окажется в его руках, в полном его распоряжении. От этих мыслей, от дыма, клубившегося в зале, у нее разболелась голова.

– Позвольте мне обдумать ваше предложение, прежде чем я дам ответ.

Джулиан кивнул.

«Боже, помоги мне!» – мысленно взмолилась она.


– Остановите здесь, Франклин.

Повинуясь приказанию Джулиана, возница остановил карету. Они находились в одном из самых мрачных и опасных районов Лондона. Приди им на ум проехать чуть дальше, в лабиринт кривых зловонных переулков, и они непременно встретили бы на своем пути разбойника, вора или проститутку.

Лаура Ланкастер обитала в ветхом обшарпанном доме, фасад которого заметно наклонился в сторону узкой улицы. Казалось, у старого здания больше не было сил стоять прямо. Над сточными канавами, проложенными по краям тротуара, поднимались зловонные испарения, а из соседних переулков доносились какие-то странные шорохи, приглушенные голоса. Севен-Дайалс жил своей жизнью – тяжелой, мрачной, беспросветной. Локвуд вызвался ее проводить «ради собственного спокойствия», как он выразился, заслужив ее недоверчивый взгляд. Она нехотя согласилась.

Лакей торопливо распахнул перед Лаурой дверцу кареты. Она оттолкнула носком туфли разогретый кирпич и не без труда заставила себя подняться с мягкой как пух подушки. Ее разморило от сытного ужина, от теплой кареты. До чего же неуютно было снаружи. Каким неприглядным показался ей Севен-Дайалс и этот ужасный обшарпанный дом!

Она сделала несколько шагов и очутилась у порога своего жилища. На ступеньках крыльца стояли ее саквояж и дорожный мешок.

– Что это значит? – сердито спросила она у толстяка, который переминался с ноги на ногу на площадке у входной двери, скрестив руки на животе. – Зачем это вы вынесли мои вещи на улицу?

– Вы просрочили с уплатой за комнату, мисс. Я вас поэтому выселил. Ступайте куда хотите.

Джулиан, стоя у кареты, внимательно наблюдал за этой сценой.

– Да как же вам не стыдно лгать мне в глаза?! – возмутилась Лаура. – Я заплатила за неделю вперед, бессовестный вы человек!

– Ошибаетесь, мисс. Вы со мной расплатились только за прошлую неделю. Я немного обождал, конечно, но теперь все. Извольте искать себе другое жилье.

– Вы не хуже меня знаете, я ничего вам не задолжала! – Голос Лауры зазвенел от отчаяния. Она плохо представляла себе, как ей теперь быть, как отстоять свое право на убогое жилище, которого этот негодяй ее лишал.

Если у Джулиана, когда он сочинял сценарий этого одноактного спектакля, и возникали сомнения в собственной правоте, то они без следа развеялись, стоило ему только увидеть, в каких ужасных условиях обитает эта загадочная девушка. Женщины не должны так жить. Ни одно живое существо не должно так жить, никогда! У него в Шедоухерсте коровы находятся в куда лучших условиях, чем постояльцы этого мерзкого толстяка! Он продолжал прислушиваться к диалогу последнего и Лауры, чтобы вовремя вмешаться. Квартирный хозяин был на высоте и с лихвой отработал деньги, полученные нынешним утром из рук Джулиана.

– Нет уж, мисс. Одеяла, так и быть, забирайте, а саквояж я покуда попридержу. Сперва уплатите мне, что задолжали. Так-то!

Джулиан неторопливо подошел к спорящим.

– Я пожалуюсь на вас в магистрат! – вскипела Лаура. – Вы наглый мошенник!

– Не расстраивайтесь, мисс Ланкастер, – участливо произнес он, – я заплачу за вашу комнату и еще немного прибавлю, лишь бы этот господин впустил вас в дом.

Толстяк согласно уговору развел руками:

– Ничего не выйдет, сэр. Я уже поселил другую постоялицу на ее место.

Резко повернувшись к Локвуду, Лаура процедила сквозь зубы:

– Не смейте давать ему деньги! Он бессовестный обманщик. Я ведь внесла плату за неделю вперед! Не знаю, какую подлость он затеял, но это ему с рук не сойдет! Понятно вам, Макфин?! Ведь если бы я и в самом деле не заплатила за нынешнюю неделю, вы еще в понедельник выставили бы меня вон!

Но Макфин лишь упрямо мотал головой, так что Джулиан в конце концов примирительно произнес:

– Успокойтесь, мисс Ланкастер. Раз уж ваша кровать занята, то и обсуждать больше нечего. Пустая трата времени. На свете есть куда более подходящие места для ночлега.

– Еще бы, – сердито кивнула она. – Только мне ни одно из них не по карману.

– Мы это обсудим в карете, – невозмутимо заявил он и кивнул лакею: – Чарлтон, займитесь багажом мисс Ланкастер, а я пока улажу недоразумение с домовладельцем.

Лаура в оцепенении наблюдала, как лакей внес ее вещи в карету, как Джулиан сунул несколько монет в широкую ладонь Макфина, который тотчас же исчез за дверью, словно опасался, что щедрый господин передумает и отнимет у него деньги.

– Уже поздно, мисс Ланкастер, – произнес Джулиан, беря ее под руку и увлекая к карете. – Едемте ко мне. Там и решим, как вам быть дальше.

Лаура не отвечала. Он взял ее за плечи и повернул лицом к себе. На щеках ее блестели слезы. В этот миг он почти поверил словам ушлой мадам Деверо, что мисс Ланкастер девственница. Это было невозможно, невероятно, но он желал как можно дольше находиться во власти этой иллюзии. Во всяком случае, глядя сейчас на эту несчастную полуголодную девушку, расплакавшуюся от отчаяния, он почувствовал: если и есть на свете одушевленное воплощение непорочности, чистоты, добродетели, то оно сейчас перед ним.

– Выходит, вы все же добились чего желали, милорд.

Он невозмутимо пожал плечами:

– А как же иначе?

Глава 5

– Надеюсь, комната вам понравилась, мисс?

Вопрос был задан лишь потому, что так полагалось.

На самом же деле седовласого представительного дворецкого нисколько не интересовало, довольна ли она помещением для ночлега – роскошной спальней на третьем этаже городского дома Локвуда. Во взгляде вышколенного слуги при всей его учтивости и предупредительности угадывалось невысказанное неодобрение. Он встал навытяжку у дверного косяка и следил за каждым ее движением так пристально, словно был уверен: стоит ему зазеваться, как она тотчас сбежит прочь, прихватив дорогую табакерку и пару серебряных подсвечников.

– Вполне, благодарю вас, – равнодушно бросила Лаура, стараясь не показать виду, что задета столь холодным приемом. Пусть себе думает о ней что угодно. В конце концов, у старика были все основания считать нежданную гостью падшим созданием.

Слегка наклонив голову, дворецкий ретировался и затворил за собой дверь. Наконец-то она осталась наедине со своими мыслями. В этот поздний час вся челядь Локвуда, за исключением старика дворецкого и молоденькой горничной, мирно почивала. Лауре стало неловко, что их побеспокоили из-за нее посреди ночи, но она утешила себя мыслью, что завтра же покинет особняк и впредь не доставит никаких хлопот никому из прислуги.

Она обвела взглядом роскошную комнату. Полог над кроватью был раздвинут. Под одеяло, как приказал дворецкий, горничная положила медную грелку. В камине уютно полыхал огонь. Но Лаура запретила себе даже помышлять о том, что может здесь остаться дольше, чем на эту ночь. Ей вовсе не хотелось уподобляться Персефоне, угодившей в подземный мир и обреченной коротать там вечность. Широкая удобная кровать, камин, грелка – все это опасный, губительный соблазн, совсем как гранатовое зернышко для бедняжки Персефоны.

И все же… Как здесь все пленяет взор! Толстый ковер на полу, тяжелые портьеры, высокие потолки, украшенные лепниной, деревянные панели стен. Черт бы побрал этого Локвуда! Он знал, какое впечатление произведут на нее роскошь и уют особняка. Он вообще слишком много О ней знает, поэтому ей нужно постоянно быть начеку.

Очнувшись от своих раздумий, она подошла к саквояжу и присела на корточки. Проклятый Макфин! И надо же ему было сыграть с ней такую злую шутку именно нынче, в присутствии Локвуда! Однажды он уже пытался проделать подобное, нагло заявив, что она не заплатила за прошедшую неделю. Сказал, что ее выселяет, но тогда за нее вступились соседки по комнате и дружно уличили толстяка во лжи.

Лаура расстегнула пряжку на своем старом потрепанном саквояже. На фоне роскошной обстановки он стал казаться еще более убогим, чем прежде. Девушка была почти уверена, что жадный Макфин ее обворовал, а теперь хотела в этом убедиться.

Однако все ее имущество оказалось в целости и сохранности. Она вынула ночную сорочку тонкого полотна, привезенную с собой из Парижа, корсет из китового уса, панталоны из индийского хлопка и даже одни батистовые (их она очень берегла и собиралась надеть в день прибытия к берегам Америки). А вот и розовые чулки, шелковая нижняя юбка, льняная блузка… За все это жадный Макфин мог бы выручить неплохие деньги. Так почему же он не позарился на ее имущество? И как могло случиться, что его неряшливая жена все это выпустила из своих рук? Едва дыша от волнения, она вытащила со дна саквояжа свое нарядное платье из белого муслина, украшенное атласными зелеными лентами, с пелериной, отороченной мехом. В подкладке пелерины были зашиты монеты – ее скромные сбережения. Дрожащей рукой она пересчитала их на ощупь. Все до одной были в сохранности. Из груди ее вырвался вздох облегчения. Ведь она уже совсем было уверилась, что придется теперь возвращаться в Америку оборванной и без гроша в кармане.

Распустив узел веревки, стягивающей дорожный мешок, и заглянув внутрь, она выпрямилась и прошептала:

– Лорд Локвуд! Вот кто за этим стоит.

Ибо в мешке обнаружились и ее серебряная щетка для волос, и гребень, и зеркало, и даже полупустой флакон розовой воды, который чья-то заботливая рука завернула в тряпицу.

Лаура прикинула: «Скорее граф не самолично упаковал мое имущество, а поручил это своему лакею».

Даже если допустить, что на Макфина нашло затмение и он на миг стал порядочным человеком, тот просто не способен был сложить все так аккуратно.

Теперь ей вдруг стало ясно, отчего это вдруг толстяк решил ее выгнать и заявил, что место уже занято, когда Локвуд предложил уплатить ее долг. Она вспомнила, с какой подозрительной торопливостью он это выпалил. Так, словно отвечал урок, который прежде добросовестно вызубрил. Ай да Локвуд! Завтра же поутру она заставит его сознаться в содеянном.

Лаура вздохнула. На нее вдруг навалилась каменная усталость. Сил не было даже на то, чтобы рассердиться на коварного лорда. Вместо досады в ее душе затеплилось иное чувство, что-то сродни признательности. Она поднялась на ноги и с минуту смотрела на саквояж и дорожный мешок. В них содержалось все, что уцелело, осталось от ее прежней жизни, не было продано за эти тяжкие два года лишений и ежеминутной отчаянной борьбы за существование. Завтра она решит, как быть дальше, а сегодня впервые за два года всласть выспится на мягком ложе, застланном чистыми простынями.

Солнечный луч скользнул в комнату между тяжелыми бархатными шторами и заиграл на лице Лауры. Веки ее дрогнули. Она открыла глаза и в первые секунды после пробуждения не могла понять, где очутилась. Но вскоре недоумение и испуг рассеялись. Она узнала гостевую спальню особняка Локвуда.

Ей было тепло и уютно под пуховым одеялом. Камин давно погас, в комнате стало прохладно, но она совсем не замерзла, как это бывало с ней обычно промозглым утром в каморке Макфина. Там дыхание вырывалось изо рта клубами пара, тонкие одеяла совсем не грели, а о том, чтобы затопить с утра маленькую печку, она и ее соседки по комнате даже и мечтать не смели. Лаура нежилась в теплой постели, стараясь запомнить это ощущение безмятежной неги, покоя и уюта. Ей хотелось сохранить его в душе как можно дольше, чтобы прибавить сил для борьбы с новыми лишениями.

А силы понадобятся в самые ближайшие часы. Надо будет серьезно поговорить с Локвудом, возомнившим, что может манипулировать ею как пожелает, и проститься с ним.

Репетиция должна начаться в три. Единственный вечерний спектакль сегодня был в шесть, а до этого следует во что бы то ни стало найти новое жилье. Конечно, Селия не откажется в случае чего приютить ее, но в небольшом домике, снятом на деньги Белгрейва, можно будет остановиться разве что на несколько дней. Вряд ли тому понравится, что содержанка решила за его счет облагодетельствовать подругу.

В дверь негромко постучали.

– Войдите, – сказала Лаура, сев на постели и закутавшись в одеяло.

Дверь распахнулась, и в комнату под аккомпанемент позвякивания фарфора вплыла горничная с подносом в руках.

– Его светлость сказал, что вы наверняка предпочтете позавтракать в своей комнате, мисс. – Она поставила поднос на лакированный столик у окна и церемонно осведомилась: – Не прикажете ли раздвинуть шторы, мисс?

– О, сделайте одолжение, – приветливо улыбнулась Лаура.

Тяжелые бархатные шторы разъехались в стороны, и в комнату хлынули потоки солнечного света. Лаура зажмурилась и сразу же ощутила соблазнительный запах, распространившийся от подноса с завтраком. Она не могла дождаться, когда горничная наконец уйдет и можно будет наброситься на угощение. Но девушка сперва разожгла огонь в камине, а после, не поднимая глаз, пробормотала:

– Что еще прикажете, мисс?

– Ничего! – Лаура выразительно посмотрела на нее. Когда за девушкой затворилась дверь, она спрыгнула с кровати и босиком бросилась к столу. Паркет был холодный, и ее зазнобило. Она поежилась и перешла на мягкий ковер, а потом стала поднимать крышки с серебряных блюд. Ей было предложено поистине царское угощение: жареные колбаски, печеные яйца, несколько ломтиков пирога с сушеными абрикосами, почки с беконом, корзиночка миниатюрных круассанов, намазанных маслом, ломтики копченого лосося. И над всем этим гордо возвышался чайник, а рядом – наполненный густыми сливками молочник.

«И как можно было так проголодаться после съеденного вчера вечером пирога с мясом и почками? – размышляла Лаура, придвигая к столику стул с гобеленовой обивкой. – Хотя серьезный разговор с Локвудом лучше все же вести на сытый желудок».


Джулиан прибыл в дом номер восемьдесят один по Пиккадилли-стрит, что на углу с Болтон-стрит, намного раньше, чем обычно, и поприветствовал нескольких знакомых. У двух-трех из них были помятые лица игроков, привыкших коротать ночи за картами.

Он решил, что лучше всего будет исчезнуть из дома к тому времени, как мисс Ланкастер проснется. Крэнфорд позаботится о том, чтобы во все время его отсутствия девушка ни в чем не нуждалась. Малькольму же было строго-настрого приказано удерживать ее в доме до его возвращения.

Он не сомневался, что она разгадает его хитрость, но рассчитывал, что за несколько часов, проведенных под его кровом в окружении заботливых слуг, ее гнев и досада улетучатся без следа. Надеялся, что она примет его предложение.

На ее месте любая женщина не раздумывая ухватилась бы за возможность разом покончить с нищетой, ничем при этом не поступившись. Она же вовсе не выглядела счастливой и польщенной, когда он изложил ей условия сделки, и потребовала время на размышление. Слов нет, девица очень хорошо держалась, совсем как леди из общества. Возможно, все дело именно в воспитании, куда более тонком, чем у прочих особ такого рода. У нее есть принципы, она привыкла себя уважать. Но… Так ли все обстоит в действительности? Не ломает ли мисс Ланкастер комедию, чтобы подороже себя продать?

И он решил во что бы то ни стало разгадать эту загадку. Жизнь бросила ему своего рода вызов, а он не из тех, кто боится трудностей. Он примет вызов и завоюет награду – ее зеленые, как морские волны, глаза, медно-рыжие волосы…

– Привет, Джулиан.

Он поднял глаза от своей тарелки и ласково прищурился.

– Что-то ты сегодня рано, Рэндал. Не припомню, чтобы довелось встретить тебя в клубе раньше трех пополудни.

Вопрос не предполагал ответа, и младший брат Джулиана молча придвинул стул к столу, уселся и кивнул в сторону фарфорового прибора:

– Осталось на мою долю хоть немного чаю?

– Я пью кофе.

Рэндал скорчил гримасу, и Джулиан невольно усмехнулся, глядя на него.

– Прямо как заправский житель колоний! Уж лучше бы ты потягивал шоколад, если не настолько цивилизован, чтобы пить чай по утрам. Все эти лондонские кофейни, между нами говоря…

Джулиан откинулся на спинку стула и нетерпеливо перебил его:

– Ты явился сюда в такую рань, чтобы критиковать мой выбор напитка к завтраку? Или мне посчастливилось лицезреть твою физиономию из-за чего-то иного?

– Во всем тебе сознаюсь, если ты меня накормишь.

Джулиан подозвал официанта. Когда тот принес Рэндалу заказанные им чай и тосты, он обратил к брату вопросительный взгляд.

Однако Рэндал не произнес ни слова, пока не покончил с завтраком. Лишь запив последний из нескольких тостов второй вместительной чашкой чаю, он нарушил молчание:

– Представь себе мое удивление! Мне передали, что ты интимничаешь со своим секретарем, пока твоя жена развлекается в Европе.

Джулиан как раз отрезал кусок жареной колбаски, но его рука не дрогнула.

– В хороших же местах ты бываешь, брат, если до тебя доходят такие мерзкие и вдобавок лживые слухи. Удивляюсь, как у тебя хватает духу их повторять.

– Не будь я твоим братом, и рта не раскрыл бы, – хмыкнул Рэндал. – Ты ведь у нас скор на расправу, это всем известно.

– Не советовал бы и тебе считать себя особой неприкосновенной, – сквозь зубы процедил Джулиан. – Я могу хоть сию минуту отправить тебя в нокаут, имей в виду!

Рэндал усмехнулся.

– Кстати, это мне Крэнфорд подсказал, где тебя искать.

– Ты был у меня? В такую рань? – встревожился Джулиан. – Выходит, тебе и в самом деле что-то от меня нужно. Так в чем же дело? Говори побыстрее. Не надо только сочинять «Кентерберийские рассказы».

– Какие там рассказы! Все просто: я опять на мели.

– Сколько? – вздохнул Джулиан.

– Пятьсот фунтов.

– Так мало? – Джулиан изогнул бровь. – Ты наверняка покинул игру прежде всех.

– Макао, – помрачнел Рэндал. – Бо Браммелу просто дьявольски везло.

– Это ему ты должен пустяковую сумму в пятьсот фунтов? – В голосе Джулиана зазвенел металл.

– Ему. В случае чего я всегда могу одолжить у ростовщиков, – понурился Рэндал.

– Блестящая идея. Верный путь увязнуть в долгах по самую шею. В общем, решим так: деньги я тебе дам, но только в счет твоей доли доходов с имения.

К Рэндалу вмиг вернулось веселое расположение духа. Он счастливо улыбнулся:

– По гроб тебе обязан, Джулиан. И ведь в который уже раз! Да ты и сам, должно быть, привык то и дело вытаскивать меня.

– Ты прав, – нахмурился Джулиан. – В последнее время это, к сожалению, вошло у меня в привычку. Твоими денежными делами займется Малькольм.

Рэндал вытянул под столом длинные ноги и закивал с насмешливой улыбкой:

– Ах этот Малькольм! На все-то он горазд, если верить молве.

– Довольно! – строгим тоном осадил его Джулиан. Улыбка на лице Рэндала тотчас же погасла.

– Я тоже считаю, что довольно. Мне не по душе, что ты становишься притчей во языцех. Неужто ничего нельзя сделать, чтобы прекратить эти сплетни, Джулиан? Верни Элинор в Англию, покажись с ней пару раз в обществе, а после отправь ее в деревню, запри в винном погребе. В общем, действуй!

Джулиан пристально посмотрел на брата. Негодование Рэндала не было напускным. Он искренне пекся о сохранении имени лорда Локвуда незапятнанным. Возможно, его долг Браммелу был лишь предлогом, чтобы во время встречи со старшим братом обсудить внезапно возникшую угрозу его репутации. Джулиан, который был на десять лет старше двадцатилетнего Рэндала, привык считать его ребенком, зеленым юнцом, у которого на уме одни забавы. Но в последнее время Рэндал все чаще вел себя как вполне сложившийся взрослый человек. Вот и сегодня он рассуждал весьма трезво и зрело.

– Все эти глупые слухи скоро утихнут сами собой, – уверенно произнес Джулиан. – Вот увидишь, рано или поздно кто-нибудь другой даст повод для злословия, тогда сплетники оставят меня в покое и помчатся за свежей дичью.

– И не надейся, – мрачно буркнул Рэндал, взъерошив свои светлые как солома волосы. – Тебя не скоро оставят в покое, если ты не примешь никаких ответных мер. Уж больно ты для них лакомый кусочек, дорогой мой брат. Впрочем, тебе решать. – Он встал и отодвинул стул. Следом за ним из-за стола поднялся и Джулиан.

– Я на аукцион «Таттерсоллз». Составишь мне компанию?

Лицо Рэндала просветлело.

– С удовольствием. Купить пару-другую рысаков – что может быть лучше?

– Покупать буду я. А ты постоишь рядом, – возразил Джулиан.

Рэндал весело расхохотался.


Лаура едва успела закончить утренний туалет, как в дверь постучали.

– Войдите! – крикнула она, силясь унять бешеное биение сердца. Вот и наступила решающая минута разговора, но она вдруг снова почувствовала себя маленькой, глупой и беззащитной. И куда только подевались все те умные слова, которые она собиралась сказать ему?

Но в комнату вошел вовсе не тот, кого она ждала. Это был незнакомый худощавый темноволосый мужчина среднего роста с узким лицом и острым подбородком. Карие глаза скользнули по ее фигуре. Мужчина вежливо поклонился:

– Доброе утро, мисс Ланкастер.

– Доброе утро, мистер…

– Я Малькольм, секретарь лорда Локвуда. Хорошо ли вы спали, мисс Ланкастер? Довольны ли вы завтраком, который вам подали?

– Да, вполне. – Лаура не знала, как к нему обратиться. Если это его фамилия, то назвать его так было бы вполне уместно, но вдруг это имя? Тогда подобное обращение звучало бы слишком фамильярно.

– О! – Секретарь вскинул тонкие брови. – Что я вижу?! Поднос, на котором был подан завтрак, до сих пор не убран? Какое досадное упущение. Оно будет тотчас же исправлено.

Лаура едва заметно пожала плечами, давая понять, что ей это безразлично. Странный человек. Неужто он пришел сюда, чтобы представиться ей и потолковать о подносе?

Несколько секунд прошло в молчании. Затем Малькольм деликатно кашлянул и без обиняков перешел к цели своего визита:

– Лорд Локвуд поручил мне обговорить с вами и окончательно согласовать условия вашего с ним соглашения. Я готов ответить на все ваши вопросы и разрешить любые недоумения. – Он церемонно поклонился.

– В самом деле?.. – «Вот ведь трус! – презрительно подумала она. – Подослал вместо себя какого-то Малькольма».

– О, доподлинно так, – кивнул секретарь. – Мои полномочия в данном вопросе с соизволения его светлости весьма широки. Вы ведь по профессии актриса, не так ли?

Лаура молча кивнула.

– В таком случае, привыкнув читать, учить и переписывать роли, вы легко разберете мой почерк, тем более он довольно четкий. Это вполне достойное деловое соглашение, а условия я изложил на бумаге, чтобы было нагляднее. Лорд Локвуд желает, чтобы вы сопровождали его на балы, приемы и в театры – словом, исполнили бы роль его возлюбленной, не рассчитывая ни на какое вознаграждение, кроме денежного. Что касается последнего, то лорд Локвуд обязуется щедро оплачивать ваши услуги, а сверх того еще выплатить вам солидную сумму по благополучном завершении сделки.

Лаура не могла не отметить про себя, как ловко секретарь избежал упоминаний о некоторых щекотливых моментах делового соглашения. Она решила восполнить этот пробел. Набрав полную грудь воздуха, она произнесла:

– Простите меня за прямолинейность. Это касается моих предполагаемых обязанностей… я желала бы точно знать, что пребывание в постели лорда Локвуда не входит в их число. И чтобы это было мне гарантировано.

Малькольм был потрясен. Он вскинул брови так высоко, что те почти коснулись кромки его волос. На мгновение он лишился дара речи, и Лаура мысленно поздравила себя с тем, что сумела его смутить. Но секретарь Локвуда быстро взял себя в руки.

– Если пожелаете, я внесу этот пункт в письменный вариант соглашения, мисс Ланкастер.

– Пожелаю.

Она была разочарована. Ей представлялось, что Малькольм обязательно заявит о необходимости проконсультироваться по столь важному вопросу со своим господином, а она воспользуется этой заминкой как предлогом, чтобы уйти.

– Будут ли у вас еще какие-либо предложения, мисс Ланкастер? – Он был само внимание, сама предупредительность.

– В данную минуту нет, но, если мне что-нибудь придет на ум, я вам об этом сообщу. Прошу также учесть: рассматривая предложение лорда Локвуда, я не беру на себя обязательства непременно его принять. Просто с моей стороны было бы крайне невежливо отказаться от обсуждения этого вопроса после того, как его светлость выручил меня из большой беды минувшим вечером.

– Разумеется, мисс. – Малькольм с достоинством поклонился и, пятясь, вышел из комнаты, но на пороге задержался, чтобы прибавить: – Я сию же минуту внесу изменения в документ и представлю его вам для прочтения.

Лаура смотрела невидящим взором на затворившуюся за ним дубовую дверь. В голове ее теснились тысячи мыслей. Не совершает ли она роковую ошибку? Что, если лорд Локвуд ее обманет? Сумеет ли она, если ему вдруг вздумается нарушить условия соглашения, отстоять свою честь и вырваться из этого дома? С другой стороны, отказавшись от сделки, она снова останется один на один со всеми своими проблемами, решить которые ей не под силу. Ведь если Локвуд не замышляет никакого подвоха, то жить в его доме в качестве мнимой любовницы, сопровождать его на балы и в театры будет для нее совсем не трудно. Выгоды такого положения очевидны: она будет каждый день сыта без борьбы и усилий, ей не надо будет заботиться о ночлеге, о том, чтобы согреться. Да, репутация ее погибнет, но разве это будет иметь значение, когда она по истечении срока договора вернется в Америку?

Лаура размышляла о личности самого Локвуда, такого высокого, мужественного, красивого. Темнокудрый Аполлон предлагал ей защиту от жестокостей судьбы… Так и Плутон некогда предложил Персефоне гранатовое зернышко.

Она выглянула в окно. Ветер свирепо раскачивал деревья, а те взмахивали оголенными ветвями. По тротуару почти бежали два джентльмена, придерживая на головах котелки. В противном случае их бы сбросило очередным порывом. Да, за окном были деревья, джентльмены, а вовсе не кучи зловонных отбросов, не воры и попрошайки, как в Севен-Дайалсе. В камине полыхал огонь, и холоду с улицы нипочем не пробраться в этот уютный и прочный дом.

Лаура вдруг заметила поднос с остатками завтрака. Как ни голодна она была, справиться со столь обильной трапезой оказалось ей не под силу. Гранатовое зернышко…

Легкий стук в дверь вывел ее из задумчивости. Внутренне подобравшись, она сказала:

– Войдите.

Но это снова оказался не Локвуд. В комнату торопливо вошла молоденькая служанка в белом чепце, из-под которого выбивались светлые кудряшки, и в белоснежном фартуке, надетом поверх василькового платья.

– Прошу прощения, мисс, я за подносом.

– Конечно-конечно, – с ласковой улыбкой кивнула Лаура. – Забирайте.

Не ответив на ее улыбку, девушка быстро пересекла комнату и взяла в руки поднос. Глаза ее были опущены долу. Она казалась смертельно напуганной.

– Как ваше имя? – спросила Лаура.

Служанка вскинула голову. На щеке ее красовался багровый след чьей-то пятерни. Так вот почему она держалась так робко.

– Бекки, мисс.

– Это… Малькольм вас ударил? – Возмущению Лауры не было предела.

От такого предположения темные глаза Бекки едва не вылезли из орбит.

– Что вы, мисс… Маль… Нет, он даже никогда и не говорит с нами. Нам старшая кухарка отдает приказания. А я забыла вовремя убрать ваш поднос. Простите меня, это больше не повторится, мисс… – Она уставилась на остатки завтрака Лауры, красовавшиеся на подносе, едва удерживая его тонкими руками. Худенькая, бледная, на вид лет четырнадцати, она явно была голодна.

– Бекки, – с мягкостью и нежностью проговорила Лаура, – эти кусочки пирога, на которые вы смотрите, через несколько минут окажутся в мусорной корзине, верно? Не лучше ли вам положить их в свой карман, а?

Фарфоровая посуда на подносе тихонько зазвенела. У бедняжки дрожали руки. Бекки пугливо покосилась на Лауру:

– Что вы, мисс. Этого нам не велят делать. Старшая кухарка, коли узнает, еще не так мне всыплет.

– Ах вот, значит, как! Не удивлюсь, если она забирает себе все, что остается на тарелках господ!

Розовые губы Бекки раздвинулись в улыбке, как ни силилась она ее сдержать.

– Не знаю, мисс. Не моего ума это дело.

«Ох, еще как знаешь! – подумала Лаура. – Хотелось бы взглянуть на эту кухарку. Наверное, чудовище в женском обличье!»

Вслух же она сказала:

– Прежде чем унесешь поднос, подбрось немного угля в камин.

Девочка повиновалась.

Когда она снова повернулась к Лауре в ожидании новых приказаний, та держала на вытянутых ладонях несколько кусков пирога. Их она по давней привычке припасла на обед, не будучи уверена, что останется в доме Локвуда.

– Давай-ка на этот раз обманем кухарку.

– Нет, мисс, что вы, как можно?!

– Очень даже просто. Ты ведь обязана выполнять мои приказания, верно?

– Да, мисс.

– Вот и ешь на здоровье. Я тебе приказываю.

Бекки не заставила себя долго упрашивать, а с таким азартом набросилась на лакомство, что у Лауры сжалось сердце.

«Бедное дитя! Так вот как выглядит со стороны изголодавшийся человек. Ведь сама я всякий раз, как Селия приносила мне пироги, насыщалась с такой же торопливой жадностью…»

Не переставая жевать, Бекки пугливо оглянулась на дверь.

– Если старшая кухарка или Крэнфорд узнают, что я тут пироги ела, мне не поздоровится, мисс.

Лаура повернула ключ в двери.

– Можешь быть спокойна, никто ничего не узнает! Но даже если оба они умеют видеть сквозь стены, – она весело подмигнула, – я скажу, что сама приказала тебе доесть пирог.

Девочка кивнула с набитым ртом и быстро покончила с угощением.

– Вот видишь, – улыбнулась Лаура. – Ничего страшного не произошло. А ты боялась.

– Ваша правда, мисс.

– Я-то уж точно знаю, каково это – быть голодной… Ну а теперь можешь идти. Если кухарка вдруг станет бранить тебя за то, что задержалась, скажи, что я приказала растопить камин пожарче.

– Слушаюсь, мисс.

Когда служанка ушла, унося с собой поднос, Лаура снова подошла к окну. Глядя на тихую широкую улицу, она вспоминала героиню пьесы Ханны Мор «История Салли-грешницы». Та, несчастная, стремительно спускалась вниз по лестнице разврата. На первом этапе этого пути она волею обстоятельств сделалась содержанкой богатого господина. Впервые с тех пор, как прочла пьесу, Лаура ощутила в душе нечто сродни сочувствию к беспутной Салли…

Глава 6

– Устраивают ли вас условия, изложенные в данном документе, мисс Ланкастер?

Лаура медлила с ответом, отложив в сторону несколько исписанных листков. Условия, что и говорить, были просто на редкость заманчивыми. Действительность превзошла все ее самые смелые ожидания.

– Простите, но я хотела бы перечесть все это еще раз. Вы получите ответ до того, как мне надо будет отправляться в театр.

– Как вам угодно, мисс. – Малькольм пожал плечами. Он, как всегда, держался бесстрастно и невозмутимо.

Казалось, для него было в порядке вещей, что богатый аристократ предлагает актрисе маленького театра жить на его щедром содержании в обмен на пустяковые услуги. Та всего-то должна была изображать его даму сердца и сопровождать повсюду, куда он пожелает. В документе особо подчеркивалось, что интимные отношения между сторонами не предусматриваются. Более того, они нежелательны.

– Мне лучше теперь же начать собираться, – сказала Лаура, нарочно избегая касаться их разговора. – А не то я опоздаю. – Она свернула листки вдвое и положила их на край стола.

– Его светлость приказал мне позаботиться, чтобы вас доставили туда в экипаже, – кивнул Малькольм. – А также, – он многозначительно кашлянул, прикрыв рот ладонью, – довести до вашего сведения… в общем, если вы согласитесь принять условия лорда Локвуда, для вас приготовлено отдельное помещение.

– Неужели? – вырвалось у Лауры.

– О да. Это всего лишь небольшой домик. В вашем распоряжении будут несколько человек прислуги. Там уже все готово к вашему вселению, мисс Ланкастер.

Она кивнула. По тому, каким тоном секретарь это произнес, можно было без труда догадаться: в случае отказа он сочтет ее полной дурой, законченной идиоткой, ведь за исполнение роли наложницы Локвуда ей полагалось ежемесячное жалованье, равное годовому заработку в театре, а вдобавок оплата всех расходов и собственное жилище. По окончании же парламентской сессии Лаура должна будет получить билет первого класса на корабль, следующий в Америку, и щедрую денежную премию.

Домой!

Подобно Персефоне, не устоявшей перед гранатовым зернышком, она не нашла в себе сил отказаться.


Нанося на лицо пудру при помощи заячьей лапки, Селия Картерет внимательно разглядывала отраженное в зеркале лицо Лауры.

«Бедняжка! Так молода и так беспомощна перед жизнью».

Селия привыкла покровительственно относиться к подруге, которая была всего на год моложе ее самой, двадцатитрехлетней уроженки мрачного квартала Севен-Дайалс. Теперь она весьма преуспела в жизни и почти не вспоминала о своем трущобном детстве. Лишь изредка, в ночных кошмарах, она снова видела себя несчастной, потерянной и полуголодной Мэгги Баттонс…

Но в данную минуту ее беспокоило вовсе не собственное прошлое, а настоящее подруги. Лаура была сама не своя. Она то краснела, то бледнела и почему-то прятала глаза.

– Ну и что у тебя новенького, дорогая?

Вместо ответа Лаура с деланным оживлением воскликнула:

– До чего же ты сегодня рано! Я не ожидала застать тебя в гримерке!

Селия погрозила ей пальцем:

– Не заговаривай мне зубы, дружочек. Я тебя насквозь вижу. Выкладывай!

– О чем ты?

– Имей в виду, меня не проведешь! Кого, интересно знать, минувшим вечером Локвуд угощал ужином в нашем «Ангеле»? И кто уехал оттуда с ним вместе в карете с плюшевыми сиденьями?

Лаура опустилась на груду полотняных декораций, сваленных в углу каморки.

– Макфин выгнал меня вон.

– Да что ты говоришь? Вот ведь мерзавец! Но ничего, не переживай, дорогая. Быть может, это и к лучшему. Поживешь у меня, покуда не найдется более приличное пристанище, чем та убогая дыра, которую ты у него снимала.

– Боюсь, пристанище для меня уже нашлось. – Зеленые глаза с тревогой обратились к Селии.

– Блеск! – Селия отбросила заячью лапку и захлопала в ладоши. – Побьюсь об заклад, что тут не обошлось без Локвуда!

– Он предложил мне покровительство.

– Ничего удивительного. Я так и думала, что этим все закончится. Ты ему сразу понравилась.

– Неправда! – горячо запротестовала Лаура и поудобнее устроилась на темно-лиловом бархатном занавесе, источенном молью. Некогда он отделял сцену от зрительного зала. – Локвуд вовсе не жаждет сделать меня своей любовницей. Я стану только его компаньонкой, спутницей на балах и раутах.

Селия прищурилась:

– Не выдумывай!

– Но я говорю правду! Прошлую ночь я провела одна в гостевой спальне. Никто меня не побеспокоил, благодарение Богу!

– В доме Локвуда?

– Нуда, в Мейфэре. В элегантно и роскошно обставленной комнате с зажженным камином. Знала бы ты, как мне там понравилось!

– Могу себе представить. – Селия с плутоватой усмешкой склонила грлову набок. – Дорогая, имей в виду, если Локвуд и не посягнул на тебя минувшей ночью, рано или поздно он это сделает. Никто не оказывает девушкам покровительство за просто так.

Лаура понурилась. Потеребив подол платья, она пробормотала:

– Боюсь, ты права. Мне и самой это приходило в голову.

Что-то в ее тоне насторожило Селию. Уж не обидел ли ее Локвуд? Не обошелся ли с ней пренебрежительно и высокомерно в первый же вечер знакомства? С содержанками не церемонятся.

– Выше голову, милая! С такой внешностью, как у тебя, с твоими манерами ты найдешь другого покровителя, когда пожелаешь. И если Локвуд тебя чем-то задел, то…

– Нет-нет, – перебила ее Лаура. – Он ничем меня не обидел. Просто я не уверена, что поступаю правильно.

Наклонившись вперед, Селия дружески потрепала ее по плечу.

– Решение принимала не ты – сама судьба все за тебя решила. Ведь иначе ты просто умерла бы с голоду, глупышка. Это вопрос выживания, и только. И запомни: душа твоя всегда будет свободна. Она не принадлежит никому, кроме тебя самой, что бы там ни думали мужчины, которые берут наши тела на содержание.

– Надеюсь, ты права, – прошептала Лаура, еле сдерживая слезы. Селия вспомнила собственные горькие слезы, которые она проливала в ночь, когда граф лишил ее невинности. Ей было всего пятнадцать, но она оправилась от физических и моральных страданий на удивление быстро. И с тех пор сомнения в правильности выбранного пути никогда не смущали ее душу. Она уверилась, что знает, как устроен мир, и умела этим пользоваться.

– Рада, что Локвуд держался с тобой достойно. Выходит, я в нем не ошиблась. У жены его весьма скандальная репутация, а больше ничего худого в связи с его именем я, признаться, не слышала.

– Вот и расскажи мне все, что знаешь о его жене. Селия, нахмурившись, укоризненно покачала головой:

– Дорогая, запомни: такие, как он, никогда не женятся на девушках вроде нас с тобой.

Лаура мучительно покраснела.

– Я и сама это знаю.

– Ладно, не сердись. Еще бы тебе не знать. – Она поднялась с табурета и вынула из комода свой театральный костюм. – Эта особа живет на денежки Локвуда в Вене. Крутит то с одним, то с другим, нисколько не таясь. Говорили, это Локвуд ее отослал, чтобы не мозолила ему глаза. А еще я слыхала: дескать, она сама сбежала от него с очередным любовником. А еще прежде в особняке Локвудов убили грабителя. Он влез к ним в надежде чем-нибудь поживиться. Конечно, злые языки стали утверждать, будто это был не кто иной, как один из приятелей леди Элинор. Якобы она его приревновала и зарезала собственной рукой. А кое-кто считает убийцей и Локвуда. В общем, дело замяли, но с тех пор мадам живет за границей.

Лаура вздрогнула, как от удара. Щеки ее покрыла бледность.

– Да не переживай ты так! – усмехнулась Селия, прилаживая на голове парик. – Если бы твой Локвуд и впрямь был убийцей, его противники виги до сих пор кричали бы об этом с конька каждой крыши в Лондоне. Их ведь хлебом не корми, дай только позлословить о ком-нибудь из стана тори.

В дверь постучали. Служитель крикнул, что занавес вот-вот поднимут.

– Надеюсь, так оно и есть, – убитым голосом пробормотала Лаура.

– Да успокойся же ты наконец, дружочек! Локвуд богат и хорош собой. Все твои невзгоды остались позади, поверь!

Лаура вымученно улыбнулась. Селия всегда была к ней добра. Она и лгала-то по доброте сердечной.

Стоило подругам выйти из театра, как ледяной ветер едва не сбил их с ног. Селия набросила на голову капюшон роскошного плаща, отороченный мехом. Она поискала взглядом карету, которую должен был прислать за ней Белгрейв.

– Я подвезу тебя, милая, – пообещала она Лауре, но в это мгновение откуда-то из сумрака возник лакей в зеленой с золотом ливрее и церемонно произнес:

– Пожалуйте сюда, мисс Ланкастер.

Лаура узнала в нем Чарлтона, того, кто – она в этом нисколько не сомневалась – уложил ее вещи в саквояж и дорожный мешок в лачуге Макфина. Это он доставил розы в гримуборную.

– Благодарение Богу, – с чувством произнесла Селия. – Ты поедешь домой как настоящая леди. В карете, с лакеем!

Экипаж, присланный за Селией Белгрейвом, казался детской игрушкой в сравнении с вместительной каретой, запряженной четверкой лошадей, которая ждала Лауру. На дверцах роскошного экипажа красовались гербы Локвуда.

Лаура замедлила шаг. Еще немного, и она ударилась бы в бегство. Селия угадала, какие чувства переполняют ее душу, и схватила ее за руку, горячо зашептав на ухо:

– Не будь идиоткой, дорогая! Это в любом случае лучше, чем драить полы или нянчить визгливых младенцев в богатом доме!

Напутствовав таким образом подругу, Селия поспешила к своему тильбюри. Лаура проводила ее взглядом, а потом спросила Чарлтона:

– Куда вы меня повезете?

– На Фрит-стрит, мисс. Позвольте вам помочь. – Он услужливо распахнул дверцу кареты.

Лаура, поежившись под порывом ветра, поставила ногу на подножку. Лакей помог ей подняться. Еще мгновение, и дверца захлопнулась. Путь к отступлению был отрезан.

Карета быстро покатилась по булыжной мостовой. Фрит-стрит – тихая улица на окраине фешенебельного Мейфэра, недалеко от особняка Локвуда.

Горячие кирпичи уютно согревали ноги. Лаура откинулась на подушки. Тело ее нежилось в этом роскошном экипаже, тогда как душа пребывала в смятении. Вот, оказывается, как недорого стоили все ее принципы. Она рассталась с ними ради жизненных удобств… Наверняка первым, кого она встретит в своем новом жилище, окажется Малькольм с его бесстрастно предупредительными манерами, с непроницаемым выражением лица. Уж кто-кто, а он нисколько не сомневался: она не сможет устоять перед искушением, согласится на роль мнимой любовницы графа. И оказался прав…

Вскоре карета остановилась у симпатичного двухэтажного дома из красного кирпича. Все окна были ярко освещены. Чарлтон помог ей выйти из кареты и провел к крыльцу.

«Вот и все, – пронеслось у нее в голове, когда она медленно, неуверенно всходила по ступеням. – Пути назад нет».

Войдя под этот кров, она будет вынуждена здесь остаться, пока не выполнит условия договора.

Не успела она подняться, как дверь распахнулась и на пороге появилась Бекки. Глаза служанки так и сияли от радостного возбуждения.

– Мне приказано вам прислуживать, мисс. Я тут при вас одна, пока не подыщут других слуг.

– Рада тебя видеть, Бекки. – Лаура с тревогой озиралась по сторонам.

Справа от входа находилась гостиная. Сквозь раскрытую дверь Лаура разглядела богатое убранство. Напротив возвышалась лестница, которая вела на второй этаж. В доме наверняка имелось еще несколько комнат, а также кухня, кладовки, буфетная, помещения для слуг. За окном раскачивались ветки деревьев. Лаура напрягла зрение. Там был небольшой садик. Приятно, должно быть, в нем прогуливаться погожими днями.

– Стол уже накрыт к чаю, мисс, – важно произнесла Бекки. – Старшая кухарка прислала вам ужин. Пока ведь тут некому стряпать. Вещи ваши снесли в спальню.

Вот так. Все решилось словно бы без ее участия. Ее нехитрое имущество было сложено наверху, в незнакомой спальне, которую она отныне должна будет считать и называть своей.

«Интересно, сам Локвуд выбрал этот дом? – Она пожала плечами. – Разумеется, нет. Он поручил это своему верному помощнику, своей правой руке – Малькольму. Тот позаботился о мебели, посуде, даже о каждой мелочи, о челяди. Локвуд же ограничился тем, что выбрал меня…»

Как ни странно, но мысль эта привела ее в хорошее расположение духа, и она легко взбежала по лестнице следом за Бекки. Маленькая служанка вела себя теперь гораздо смелее. Она больше не прятала глаза и была, казалось, в восторге от своей новой должности.

В камине весело полыхал огонь. Сводчатые окна выходили на улицу. Напротив камина располагалась просторная кровать, деревянный пол был почти полностью укрыт толстым пушистым ковром. В углу Лаура заметила платяной шкаф и изящный комод. Рядом помещались туалетный столик с зеркалом и несколько стульев. В целом все выглядело очаровательно, мило и очень женственно. Настоящий рай по сравнению с адом, в котором она жила прежде.

Заметив на каминной полке вазу с букетом роскошных белых роз, Лаура прерывисто вздохнула. Кто-то позаботился и об этом. Лишь для того, чтобы она почувствовала себя женщиной, а не только деловым партнером Локвуда.

– Мисс, – негромко произнесла Бекки, и Лаура обернулась. – Спасибо вам на добром слове, что приказали меня отрядить вам в услужение.

Лаура улыбнулась. Это было одним из ее условий участия в сделке. Когда она объявила это Малькольму, тот был несказанно удивлен, но тотчас же согласился.

– Уверена, мы с тобой замечательно поладим, Бекки. Ты мне кажешься смышленой девушкой.

Щеки Бекки стали пунцовыми.

– Спасибо вам, тысячу раз спасибо, мисс. Видели бы вы старшую кухарку, мисс! Она же ведь не хотела меня отпускать, но Крэнфорд ей сказал: мол, не ее это ума дело. Он сказал: это сам мистер Малькольм приказал. И как только она не лопнула от досады!

– Могу себе представить, – усмехнулась Лаура и стала раздеваться при помощи Бекки. Она облегченно вздохнула, освободившись от тесного корсета, и надела свое домашнее платье.

– Желаете, я вас причешу, мисс? Я осторожно, чтоб не сделать вам больно. Я быстро учусь.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. – Лаура уселась на мягкий пуф у туалетного столика, и Бекки принялась вытаскивать из ее прически шпильки. Когда она взяла в руку щетку для волос и стала плавно проводить ею по длинным медно-рыжим локонам, Лаура зажмурилась от удовольствия.

«Как легко привыкать к хорошему, – шепнул ей внутренний голос. – Но ведь за все приходится платить, и порой слишком дорого…»

Однако Лаура решительно отогнала от себя эти мысли. Не теперь. Когда-нибудь потом она поразмыслит о себе, об опасностях своего нового положения, о Локвуде, а нынче никто и ничто не помешает ей предаться безмятежному отдыху.

Лауре не хотелось идти в столовую, и она велела Бекки подать ужин в спальню. Девочка поставила на столик поднос с роскошной трапезой, состоявшей из холодного цыпленка, сыра и еще теплого белого хлеба. В большой фарфоровой чашке дымился шоколад.

– А ты сама успела поесть? – спросила Лаура.

Получив отрицательный ответ, она велела девочке отправиться в кухню и сытно поужинать всем, что там найдется. После же сказала затопить для себя печь, не жалея угля и дров.

Бекки кивнула и бросилась прочь с радостно-изумленной улыбкой на губах. Наверняка обе они, хозяйка и госпожа, чувствовали сейчас одно и то же: судьба смилостивилась над ними и позволила перебраться из ужасной действительности в волшебную сказку. Лауре оставалось только надеяться, что сказка окажется долгой как для нее, так и для Бекки.

В гостиной было тепло и уютно. Снаружи слышались завывания ветра, а на столе горели свечи, в камине плясал огонь. Лаура обмакнула перо в чернильницу и поставила подпись на последнем из документов, поданном ей секретарем Локвуда. В душе она молилась о том, чтобы это не стало роковой, непоправимой ошибкой, о которой она потом станет горько сожалеть.

– Если у вас имеются какие-нибудь вопросы, мисс Ланкастер, – бесстрастно произнес Малькольм, – то теперь самое время их задать.

– О нет, время упущено. – Лаура вздохнула и с грустной улыбкой пояснила: – Вопросы были уместны, пока я это не подписала.

– Вы, безусловно, правы, – кивнул Малькольм, – но было бы желательно избежать малейшего недопонимания между сторонами, каковое могло бы впоследствии повлечь за собой недоразумения различного толка.

Настало время вечернего чая, и в комнату вошла Бекки с тяжело нагруженным подносом. Когда она удалилась, водрузив свою ношу на стол, Лаура обратила вопросительный взгляд на Малькольма. Секретарь молчал.

– Не уверена, что поняла вас, сэр. О чем вы?

Малькольм бросил в чашку кусок сахару и налил изрядное количество сливок.

– Было бы желательно, мисс Ланкастер, – кашлянув, произнес он, – чтобы вы не питали никаких иллюзий относительно возможности более длительных и тесных взаимоотношений с графом, чем это оговорено в контракте.

– Вы что же, сэр, считаете меня полной дурой?! – вспылила Лаура.

– Мисс Ланкастер, я считаю вас особой весьма достойного происхождения и тонкого воспитания, а потому нахожу уместным теперь же вас предупредить: мужчины непостоянны. Не рассчитывайте на прочную привязанность со стороны графа.

– Откуда вам может быть известно, каково мое происхождение? – требовательно спросила Лаура, оставляя в стороне вопрос о воспитании. – Я уже не раз зам говорила: все, что мне нужно от нашей с лордом Локвудом сделки, – это возможность вернуться домой. Я с нетерпением буду ожидать окончания срока нашего соглашения.

Малькольм задумчиво склонил голову набок.

– В таком случае, мисс Ланкастер, этот деликатный вопрос можно считать улаженным. Теперь я намерен передать вам распоряжения графа касательно прислуги и вашего обихода. Служанка, которую вы для себя выбрали, останется здесь. Вы можете высказать мне любые свои пожелания относительно остальных слуг. Если ваших распоряжений на сей счет не последует, я в ближайшее же время отряжу сюда кухарку, мальчика-рассыльного, а также кучера для вашего экипажа. Граф считает, что вам необходим личный выезд для посещений театра, поскольку он не исключает, что вы пожелаете продолжать свои… выступления на сцене.

– Разумеется, пожелаю, – кивнула Лаура, пригубив свой чай. – Я не могу позволить себе лишиться надежного заработка. Мало ли что придет на ум лорду Локвуду. Вдруг он пожелает расторгнуть контракт и я останусь ни с чем?

Малькольм взглянул на нее с уважением и приязнью.

– Позвольте вам заметить, мисс Ланкастер, вы на редкость рассудительны для ваших юных лет. Это в высшей степени разумное решение. Но перейдем к прочему. С вашего позволения я быстро вам зачитаю список других распоряжений графа. Итак. В ближайшие дни вам предстоит посетить несколько модных магазинов, к вам доставят модистку, башмачника и белошвейку. Его светлость желает, чтобы вы, когда станете его сопровождать, были одеты подобающим образом. А в случае если вам потребуется наставление в некоторых вопросах, я уполномочен лордом вам таковое преподать.

– Наставление? В чем? Соблаговолите объясниться, – нахмурилась Лаура.

– Находясь в обществе лорда Локвуда, – кашлянув, проговорил Малькольм, – вы будете знакомиться с влиятельными людьми. К ним можно обращаться согласно установленным правилам.

– Вы с его светлостью не ошиблись. Я действительно не знаю, как правильно приветствовать титулованных особ: маркизов, графов, баронетов. – Помолчав, Лаура деловито прибавила: – Но в остальном я неплохо образована. Надеюсь, его светлости не придется за меня краснеть. Живя в Виргинии, я окончила академию мисс Спент-велл для юных леди, а когда мне исполнилось семнадцать, переехала в Париж, где училась музыке и французскому у мадемуазель Вилье. Умею вышивать, писать маслом и акварелью, танцевать менуэт, котильон, кадриль и вальс, хорошо держусь в седле. Я брала уроки хороших манер, пения. Меня научили грамотно и изящно излагать мысли на бумаге. Вот, пожалуй, и все. – И она выжидательно взглянула на притихшего Малькольма. Секретарь тряхнул головой.

– Смею вас заверить, мадемуазель Ланкастер, то, что вы сейчас перечислили, превзошло самые мои смелые ожидания. Думаю, ни один из мужчин не стал бы требовать большего от своей спутницы.

Он поспешно допил чай и поднялся из-за стола. Лаура, встав, кивнула ему на прощание.

– Соблаговолите передать графу, что я устроена со всем возможным комфортом и благодарна ему за это. Постараюсь ни в чем его не разочаровать и жду того же от него самого. Прощайте, сэр.

– Всего… наилучшего, – с поклоном пробормотал Малькольм.

Когда Бекки затворила за ним дверь, Лаура принялась восстанавливать в памяти только что законченную беседу. Она не сомневалась: все, слово в слово, будет немедленно передано Локвуду.

Вот и отлично!

Глава 7

– О, мисс! – Бекки, неотрывно смотревшая в окно, всплеснула руками. – Карета его светлости у крыльца! Вам пора!

От волнения у Лауры застучало в висках, однако она сумела сохранить внешнее спокойствие и бесстрастно ответила:

– Я готова.

Но в этом утверждении была лишь доля правды. Целую неделю она добросовестно зубрила, как правильно именовать титулованных особ Англии, а в промежутках между занятиями обзаводилась роскошным гардеробом, посещая модные магазины, мастерские шляпниц, башмачников, перчаточников. Наряд, в котором она должна была осуществить свой первый выход в свет в обществе Локвуда, был во всех отношениях безупречен. Что же до прически, то ею занимался пару часов назад самый модный парикмахер города. Но… единственное, к чему она оказалась совершенно не готова, это к встрече с самим Локвудом. Перспектива провести с ним весь предстоящий вечер повергала ее в трепет.

– Еще бы, мисс! – захлебываясь от восторга, выпалила Бекки. – Вы просто прелесть как хороши!

– Ты сегодня славно потрудилась, – с улыбкой похвалила ее Лаура.

Девочка пристально следила за каждым движением парикмахера, пока он сооружал замысловатую прическу из роскошных волос ее юной госпожи, а когда с этим было покончено, заявила, что сумеет сделать такую же, когда мисс Лауре будет угодно.

Мальчик-рассыльный отворил дверь лакею Локвуда, и Лаура, на плечи которой Бекки набросила роскошную меховую накидку, подала ему руку. С царственной неторопливостью, с высоко поднятой головой Лаура начала спускаться по ступеням крыльца, молясь, чтобы его светлость не догадался, как горько она сожалеет, что позволила вовлечь себя в эту игру. От мысли, что сегодня она предстанет перед лондонским высшим светом в качестве наложницы графа, ей едва не сделалось дурно.

Лакей довел ее до кареты и распахнул дверцу с гербом. Локвуд, стоявший возле роскошного экипажа, церемонным поклоном помог ей усесться на мягкие бархатные подушки.

– Вы нынче необыкновенно хороши, – с улыбкой произнес он, заняв соседнее место.

– Благодарю вас, милорд. – Она слегка наклонила голову и принужденно улыбнулась ему в ответ.

«Боже, ну почему он так возмутительно, так невероятно красив? Разве можно в его присутствии сохранять трезвость рассудка и хладнокровие?» Ей стало не по себе. Тесный корсет открытого вечернего платья больно сдавливал грудь. Она расправила складки на подоле. Зеленый атлас приятно холодил кожу и ласкал взгляд.

– Я давно уже не бывала в опере, – сказала она, только чтобы нарушить воцарившееся молчание.

– Вот как? А вам нравится слушать пение, мадемуазель?

– Очень. Мадам Каталани неподражаема!

Джулиан приподнял бровь.

– Вам уже выпало счастье побывать на ее выступлении?

– Да, в Париже.

– Конечно же, в Париже. Где же еще? – подхватил он с легким оттенком не то насмешки, не то недоверия.

Лаура нахмурилась, не зная, что на это ответить. Он ее нарочно поддразнивал, но это почему-то не показалось ей обидным. Они ведь почти не знакомы. Он имеет все основания думать о ней все, что угодно: сомневаться в ее правдивости, в отсутствии привычки чем-либо хвастаться и преувеличивать свои достоинства, образованность и эрудицию. А вдобавок он так хорош собой. Она искоса взглянула на него, и сердце ее забилось быстрее. Одет по последней моде, элегантен и строен, красив, как олимпийский бог. Все в его облике дышит благородством.

На душе у нее стало немного легче. Мысль о том, что Джулиан Норклифф, шестой граф Локвуд, выбрал себе в спутницы именно ее, придала ей сил и бодрости.

«Интересно, – подумала она, – какова из себя его супруга? Какой надо быть, чтобы решиться оставить такого мужа и пуститься в бега? Предпочесть благословленные церковью объятия безупречного во всех отношениях мужчины грешным соитиям с любовником?».

И тут же она мысленно спросила себя: можно ли устоять против чар его светлости? Смогла бы она сама отвергнуть его грешную любовь, предложи он ей близкие отношения?

Пульс ее участился, к щекам прилила кровь. Ответ напрашивался сам собой. Она буквально сгорала от стыда. А Локвуд не сводил с нее внимательного, полунасмешливого взгляда своих темных, с янтарным отливом, глаз. Пытка закончилась, лишь когда карета подъехала к Королевскому театру.

Глядя на свою спутницу, Джулиан то и дело вспоминал слова Малькольма о приятном сюрпризе, который ждал его в лице мисс Ланкастер. Секретарь был тысячу раз прав! Она действительно оказалась подлинной находкой: мила без жеманства, умна и остроумна без язвительности, скромна не напоказ и великолепно владеет собой. Настоящая светская леди! Могли он надеяться, что среди подопечных мадам Деверо отыщется такое сокровище? Сводница, прежде чем познакомить его с Лаурой, утверждала, что та вдобавок еще и целомудренна. Он не склонен был верить ее словам, но… все же это его заинтриговало.

В антракте Джулиан предложил Лауре пройтись по фойе и набросил на ее оголенные плечи невесомую накидку, которую она сняла во время представления. Разумеется, полупрозрачный палантин не давал тепла, а служил лишь украшением ее слишком открытого платья.

Когда они вышли из ложи, Джулиан предложил Лауре руку. Та замешкалась. Тогда он полуобнял ее за тонкую талию, и все ее тело пронизала дрожь.

– Что за холод! – с чувством произнес он, склонившись над ней. – Вам следовало бы надеть теплую шаль или меховое манто!

– У меня есть и то и другое, милорд, – улыбнулась Лаура, – благодаря вашей щедрости. Но они не сочетались бы с этим роскошным платьем.

– Выходит, – с тонкой улыбкой отозвался он, – вы жертвуете своим здоровьем ради того, чтобы платье чувствовало себя комфортно и могло собой гордиться! Какая несправедливость.

Лаура весело рассмеялась, и они прошли дальше.

– Ваша заботливость согрела меня, милорд. В сравнении с ней любое манто неизбежно проигрывает.

«Да, – мелькнуло в голове у Джулиана. – Она блестяще ведет свою партию, ничего не скажешь!»

Стоило им выйти в фойе, как взгляды едва ли не всех находившихся там мужчин обратились к Лауре. Она была восхитительна. С румянцем на щеках, с горящими от радостного возбуждения глазами, с мечтательной полуулыбкой на алых губах. Мало кто узнал бы в этой обольстительнице, одетой по последней моде, раскованной без развязности, уверенной в себе, ту скромную худенькую актрису жалкого театрика, которая в разговоре с Локвудом не знала, куда девать руки от смущения, и прятала глаза, блестевшие от голода.

– А-а, Локвуд! Рад видеть тебя, друг мой!

Из-за колонны к ним вышел плотный господин небольшого роста в напудренном парике. На его камзоле красовались несколько жирных пятен, панталоны пузырились на коленях.

– Добрый вечер, Сэндридж, – с легким кивком ответил Джулиан, принужденный остановиться, поскольку собеседник загородил дорогу ему и Лауре.

Лорд Сэндридж широко улыбнулся и перевел взгляд на Лауру.

– Ты что же это, в меломаны записался? Не помню, чтобы мне прежде доводилось встречать тебя в опере.

– Ну не скажи, – усмехнулся Локвуд. – Я здесь иногда бываю. Не все же время скучать в парламенте.

– Но я ни разу тебя здесь не видел! – настаивал на своем Сэндридж. – Бьюсь об заклад, ты пришел в оперу только ради своей спутницы, ведь так, мисс?..

Джулиан отступил на полшага в сторону и проговорил, отвечая на невысказанный вопрос толстяка:

– Лорд Сэндридж, позвольте вам представить мисс Лауру Ланкастер.

– Что-что? Уж не из йоркширских ли вы Ланкастеров будете, мисс?

Лаура с очаровательной светской улыбкой покачала головой:

– Нет-нет, милорд. Я не из них.

Джулиан увлек ее прочь, кивнув на прощание Сэндриджу, которого ему пришлось оттеснить в сторону. Он еле сдерживал ликование. Замечательно, что первым на их пути оказался этот болтун. Теперь новость об очаровательной подруге Локвуда пронесется по светским гостиным со скоростью урагана. А для начала Сэндридж оповестит об этом всех знакомых, кто нынче решил послушать оперу.

Все вышло именно так, как Джулиан предполагал. Когда в конце антракта они с Лаурой вернулись на свои места, взгляды всех зрителей из лож и первых рядов партера обратились к ним.

В начале второго действия Лаура отвела от лица бинокль, который уступил ей Джулиан, и с нескрываемым удивлением прошептала:

– Вы пользуетесь фантастическим успехом. На вас смотрит едва ли не весь зрительный зал.

– Не на меня. Это вас они с таким любопытством разглядывают, – поправил ее Джулиан.

Лаура едва заметно пожала плечами:

– Вы полагаете?

– Я в этом убежден.

В этот момент тенор начал исполнять знаменитую арию. Лаура вся обратилась в слух. Джулиан любовался ее точеным профилем, чистым высоким лбом и благородной посадкой головы. Глубокий вырез платья, украшенный золотым шитьем, подчеркивал красивую грудь, вздымавшуюся в такт дыханию. Девушка была просто прелестна!

Но вот ария закончилась.

– О, я узнала Селию! – понизив голос, сказала Лаура и кивнула в сторону ложи напротив. – Вон она, в первом ряду со своим другом Белгрейвом. И тоже смотрит сюда, на нас с вами, сквозь бинокль.

– Значит, в очередную свою встречу перед репетицией вы с ней обменяетесь впечатлениями, – улыбнулся Джулиан.

После представления к Джулиану в фойе подскочил щеголеватый молодой человек в синем бархатном камзоле и белоснежных панталонах.

– Рад видеть тебя, Локвуд. Давненько не встречались.

– Я в последнее время был очень занят, Эллсуорт.

– В самом деле? – Юноша уставился на Лауру. Взгляд его красноречиво говорил, что он догадывается, чем именно был занят лорд Джулиан. – Теперь в клуб, да?

– Нынче никак не получится. – Джулиан кивнул ему и направился к выходу, ведя Лауру под руку. Юноша проводил их завистливо-восхищенным взглядом.

Вереница экипажей растянулась от здания театра вдоль всей Хеймаркет, словно гигантская змея. У кареты их дожидался лакей. Он распахнул дверцу, и Джулиан помог Лауре войти, а сам уселся с ней рядом. Застоявшиеся лошади помчались по булыжникам бодрой рысцой.

– Спасибо за чудесный вечер, – сказала Лаура. – Боюсь, Каталани не понравилось, что публика обделила ее вниманием, сосредоточив его на нас с вами.

Джулиан беззаботно рассмеялся:

– Лондонская публика предпочитает экспромтные представления зрителей, вроде нас с вами, чем тщательно отрепетированные спектакли, какие дают актеры на сцене. По-моему, мы нынче имели большой успех. Разве что аплодисментов не дождались. Надеюсь, эта новая роль пришлась вам по душе?

– Весьма, – кивнула Лаура. – Но мне невдомек смысл этой шарады. Ради чего затеяна игра?

– Ради осуществления моих целей. Первый шаг сделан. Все прошло блестяще благодаря вам. Вы просто рождены для воплощения этого образа.

– Спасибо за комплимент, милорд, хотя он несколько двусмыслен. Ведь я сегодня перед почтеннейшей публикой изображала куртизанку.

– Я только хотел сказать, мисс Ланкастер, – поспешил успокоить её Джулиан, – что у вас несомненный драматический талант. Вы его растрачиваете попусту, изображая пастушку в театре Трогмортона.

– Это еще что! Не так давно я представляла уродливую старую горбунью!

– Не иначе как в «Макбете»?

– Угадали. Я играла одну из трех ведьм, и хотя слов у меня было больше, чем у двух других, то и дело ловила себя на том, что завидую Селии. Ведь она была леди Макбет!

– А вам безумно хотелось получить эту роль?

– Еще бы!

Занятые этой беседой, они и не заметили, как карета преодолела путь от театра до дома Лауры. Когда лошади остановились и лакей, спрыгнув с запяток, открыл украшенную гербом дверцу, Джулиан поймал себя на мысли, что эта славная девушка, за несколько дней сытой и беспечальной жизни так посвежевшая и преобразившаяся, – настоящий подарок судьбы. Своим присутствием, своей остроумной болтовней она рассеяла его мрачное настроение. Расставаясь с ней, он вдруг понял, что в течение всего минувшего вечера чувствовал себя почти счастливым. Словно чья-то легкая рука сняла с его плеч бремя тяжелых забот. И в который уже раз он поздравил себя с удачным выбором. Более чем удачным.

На лицах всех без исключения собравшихся в просторном задымленном помещении читалось одинаковое выражение алчности и азарта. Лишь у некоторых пугливо-растерянно бегали глаза. Все места за игровыми столами были заняты. Ни одной леди здесь и в помине не было. Лишь несколько женщин, о морали которых легко можно было судить по развязным манерам и пестрым безвкусным одеяниям, переходили от одной группы мужчин к другой.

Игорный ад.

Лаура поежилась. Она не была готова к тому, что Локвуд заставит ее посетить такое заведение. Она предпочла бы прием в каком-нибудь роскошном особняке, где за чайным столом ведутся неспешные беседы о погоде и последних политических событиях.

Но выбор был за ее нанимателем, поэтому она ничем не выказала своего недовольства. Когда Джулиан спросил ее, играет ли она, то из ее уст послышался бесстрастный ответ:

– Нет. Все то время, что я прожила в Лондоне, у меня не было на это денег.

– А в Париже? – с дразнящей улыбкой спросил он.

– Париж я покинула почти ребенком.

– Но теперь-то вы уже не дитя! Я намерен вас научить игре в кости. Пойдемте же. Вот и стол как раз освободился.

Лаура внимательно выслушала его наставления и бросила на стол, затянутый зеленым сукном, два деревянных кубика с черными точками на каждой из граней. Бросок оказался удачным, как и несколько последовавших за ним Щеки у Лауры раскраснелись. Новая забава пришлась ей по душе. Она не заметила, как стол, за который оба они уселись, обступили завсегдатаи клуба. А вскоре Лаура уже играла на деньги с несколькими партнерами. Локвуд не делал ставок, а внимательно за ней наблюдал.

– Бьюсь об заклад, Джулиан, – капризно растягивая слова, сказал вдруг один из игроков, – этой твоей куколке сам черт ворожит. Того и гляди она меня разорит.

Лауру словно хлыстом ударили. Она вскинула голову и беспомощно взглянула на Локвуда.

– Харроуби, ты, случайно, не мисс Ланкастер имеешь в виду? – ледяным тоном осведомился Локвуд. Лаура вспомнила, что так же он говорил с негодяем маркизом у мадам Деверо.

Игроки и зрители мгновенно умолкли.

Больше всего на свете Лауре хотелось сейчас провалиться сквозь землю. Мало того что она вполне убедительно играет роль шлюхи, так теперь ее еще и именуют таковой, причем в глаза!

– Что? Мисс Ланкастер? Но откуда мне было знать, как зовут твою милашку? – Казалось, Харроуби не уловил грозных ноток в голосе Джулиана.

– Зато теперь тебе известно ее имя. И ты немедленно извинишься за свои грубые слова в ее адрес.

Харроуби откинулся на спинку стула. Лицо его приняло выражение оскорбленного достоинства. В зале повисла зловещая тишина.

«Теперь, – с ужасом подумала Лаура, – весь Лондон об этом узнает. Мое имя станут склонять во всех гостиных. Но не того ли и добивался Локвуд?»

– Ничего подобного я не сделаю. – Харроуби сердито поджал губы. – Видно, ты совсем спятил, Локвуд! Если она приличная женщина, то ей здесь не место. А если нет, то почему бы мне слегка и не пройтись на ее счет, когда она меня так обставила в кости?!

– Возможно, ты прав. От таких людей, как ты, Харроуби, вряд ли стоит ждать соблюдения элементарных приличий.

– Видит Бог, Локвуд, ты слишком далеко зашел! – Харроуби в бешенстве вскочил из-за стола и стремительно зашагал прочь.

Джулиан равнодушно пожал плечами.

– Ну что, моя милая, вы не пропустили свой ход? Удачи вам!

Игра возобновилась. Но Лаура после пережитого инцидента участвовала в ней с явной неохотой и проиграла едва ли не все деньги, какие до этого сумела выиграть. Ее не покидала мысль, что завтра за утренним чаем все кому не лень будут судачить о ее позоре.

Прошло несколько томительных минут, и Локвуд решил наконец прекратить эту пытку, весело предложив:

– Пойдемте-ка отсюда, дорогая. Вижу, игра вам наскучила.

Лаура благодарно улыбнулась.

– Посмотрим, как вам понравится фараон.

Ей стоило огромного труда не выдать своего разочарования. Согласно кивнув, она сумела сохранить на лице улыбку и последовала за ним к карточному столу.

Джулиан объяснил ей правила, но Лаура пропустила мимо ушей почти все его наставления. К счастью, Джулиан сам принял участие в игре, поэтому девушка лишь делала вид, что происходящее ее увлекает, а сама сосредоточилась на невеселых мыслях.

Джулиан исподтишка за ней наблюдал. И вот она в очередной раз сделала неверный ход.

– Вам совсем не нравится это занятие? – невозмутимо поинтересовался он.

– Напротив, – лучезарно улыбнулась она. – Я просто онемела от восторга.

Во взгляде Локвуда блеснуло торжество.

– Вы превосходная лгунья, мисс Ланкастер.

– Одно из моих достоинств, милорд.

– Многочисленных. – Он протянул руку и поправил локон, выбившийся из прически и упавший на оголенное плечо. Лаура вздрогнула, а Локвуд участливо спросил: – Замерзли? Тогда пойдемте погреемся у камина. Это все несносные сквозняки. Как бы вам не простудиться.

Лаура была счастлива, что он не догадался, какое волнение испытала она от прикосновения его пальцев. Пусть себе думает, что она озябла. Следуя за ним, она остановилась у изразцового камина. Голова раскалывалась от боли, во рту все пересохло, глаза щипало от дыма.

Джулиан подозвал слугу и велел принести Лауре бокал шампанского, а себе порцию бренди. Лаура едва пригубила напиток. Пузырьки приятно щекотали язык и горло. Она с наслаждением осушила бокал и почувствовала себя намного лучше.

– Вижу, шампанское пришлось вам по вкусу, – улыбнулся Джулиан. Поставив пустой бокал на поднос, он протянул ей полный почти до краев.

– Боюсь, у меня голова закружится.

– О нет, вы нисколько не похожи на девушку, то и дело падающую в обморок, – уверенно возразил он и склонил голову набок, пытливо вглядываясь в ее порозовевшее лицо.

Он умел быть таким милым, когда хотел. Разумеется, по необходимости, только чтобы добиться той цели, которую ставил перед собой. Она прекрасно это понимала, и все же…

Взгляд Джулиана, продолжавшего что-то говорить ей, непрерывно блуждал по залу, то и дело кого-то высматривая среди кучки игроков. Лауре не составило труда догадаться, что он ждет встречи с кем-то, кого хорошо знает, и что встреча эта не доставит ему радости. Но он упорно обводил глазами зал. Не иначе как сюда вот-вот прибудет его супруга. Ну конечно, этим решительно все можно объяснить! У Лауры от волнения вспотели ладони. Ей сделалось невыносимо грустно. Вот ради чего он втянул ее в эту авантюру! Хотел заставить неверную супругу ревновать, чтобы отомстить ей за ту боль, которую она ему причинила.

– Тысяча проклятий! – Она едва не уронила бокал, услышав из его уст такое крепкое ругательство. Между тем Джулиан вперил тяжелый взгляд в одного из игроков, сидевших за столом у камина. – Черт бы тебя побрал со всеми потрохами! – Он решительно направился к картежникам, поглощенным игрой. Лаура молча последовала за ним.

Тяжелая рука опустилась на плечо светловолосого юноши, который как раз собирался сделать ход.

– Норклифф!

Юноша испуганно вздрогнул и вскинул голову. Щеки его покрыла смертельная бледность.

– Видишь ли… Я… – залепетал он, но Джулиан не дал ему продолжить:

– Хорош, нечего сказать! Позволь полюбопытствовать, что ты здесь делаешь? И где тебе надлежит быть в это самое время?!

Испуганно-виноватое выражение на лице юноши почти тотчас же сменилось раздраженным.

– Не здесь, Джулиан. Но давай мы это обсудим в другом месте и в другое время.

– О нет, именно здесь и сейчас! – Склонившись к столу, он выхватил карты из рук молодого человека и небрежно бросил их на середину стола. – Будем разбираться здесь или отойдем в сторонку?

После недолгого колебания юноша пожал плечами и поднялся из-за стола.

– Мне придется покинуть вас ненадолго, джентльмены, – с вымученной улыбкой обратился он к партнерам по игре. – Брату нужно срочно обсудить со мной кое-какие важные вопросы.

– Мы подождем тебя, Фаради, так и быть, – ухмыльнулся один из игроков.

– Боюсь, ожидание может оказаться слишком долгим, – мрачно буркнул Джулиан.

Лаура остановилась в нескольких шагах от двух братьев и с тревогой ждала, чем закончится их разговор. Судя по его началу, он не сулил ничего хорошего юному повесе.

– Ты нарочно меня унижаешь?! – раздраженно спросил тот, с вызовом взглянув на Джулиана.

– Ничего подобного я и в мыслях не держал. Просто намерен помешать тебе проматывать состояние, которое ты унаследовал от родителей.

– Заботься о своих деньгах, – огрызнулся юный Норклифф. – А моей частью наследства я волен распоряжаться как пожелаю.

– Не забывай, что кроме денег ты получил еще и титул, а это налагает на тебя определенные обязательства. Ты же все время нарушаешь их.

– А сам-то ты что здесь делаешь? – перешел в наступление юноша. Взгляд его остановился на Лауре, и он со злорадством прибавил: – Да еще и с женщиной! – Он скорчил забавную гримасу, жеманно поджав губы.

– Оставь свои ужимки, – с досадливым вздохом осадил его Джулиан. – Ответь, почему это ты не в своем имении в Суррее, где, насколько мне известно, подвалы затопило едва ли не до потолка?

Фаради беззаботно пожал плечами:

– Погода переменилась. Вода, надо думать, замерзла, так что нового вреда уже не причинит. Но я туда послал Дарби, он во всем разберется.

– Лакея?! – Джулиан не верил своим ушам.

– Управляющего, – высокомерно вскинув голову, поправил его брат. – У меня, конечно, не так много слуг, как у некоторых, но зато все они мне преданны. Я им доверяю.

Джулиан печально покачал головой:

– И о чем ты только думаешь, виконт Вертопрах!

– О том, что мне вот-вот крупно повезет, тогда будет на что починить проклятый погреб и уплатить по счетам.

– Иными словами, вместо того чтобы с толком распорядиться деньгами, которые я тебе ссудил, ты наполняешь ими карманы этих шулеров?!

– Никакие они не шулеры, а мои друзья, – сердито возразил юноша. – И я должен к ним вернуться сию же минуту. Разве что ты силой меня удержишь.

– Поступай как знаешь, – с усталым вздохом произнес Джулиан, – но имей в виду: я не стану больше тебя выручать, когда проиграешься.

Поколебавшись лишь мгновение, юноша повернулся и направился к столу, за которым остались его партнеры. Во все время его разговора с Локвудом они с понимающими улыбками следили за ним.

– Я приму это к сведению, – бросил он на ходу. Глядя ему вслед, Джулиан процедил сквозь зубы:

– Самонадеянный щенок!

Лаура тотчас же бросилась защищать юношу:

– Не слишком ли вы к нему строги, милорд? Он так стремится заслужить ваше расположение!

Джулиан, покосившись в ее сторону, со вздохом возразил:

– Ничего подобного. Если бы он дорожил моим мнением о своей персоне, то не сидел бы сейчас за этим столом. Ведь эти жулики оставят его без гроша!

– Но он надеется на выигрыш, – с грустной улыбкой сказала Лаура. – На то, что удача окажется на его стороне, что он получит крупную сумму денег и заслужит ваше уважение.

– Никогда этому не бывать! – В голосе Джулиана больше не чувствовалось досады, а только усталость и скука. – Пойдемте же и мы испытаем удачу. – С этими словами он повлек ее к столу, за которым шла игра в фараон. Лаура остановилась за его стулом и несколько томительных минут делала вид, что следит за игрой, отчаянно борясь с зевотой. Вдруг невдалеке, у противоположного края стола, мелькнуло знакомое лицо. Она радостно улыбнулась.

Приятель Селии, Рекс Пентли, наклонил голову в знак приветствия и при этом удивленно вскинул брови. Ему явно было любопытно, что она здесь делает в компании графа Локвуда. Лицо его приняло такое уморительное выражение, что Лаура тихонько засмеялась.

– Простите, милорд, я вас покину ненадолго.

– Разумеется, моя дорогая. – Локвуд рассеянно кивнул. Игра всецело завладела его вниманием. Он только что выиграл гинею и не намерен был на этом останавливаться.

Лаура направилась к камину. Как она и ожидала, через несколько секунд к ней подошел Рекс.

– Ты теперь здесь решил поохотиться, Рекс? Потрошишь ходячие денежные мешки? Тебе наскучило лишать замужних дам их фамильных драгоценностей?

– Лаура, ненаглядная моя, ты меня обижаешь! Этим курочкам ведь было заплачено за их камешки. Каждая из них сполна насладилась моим… вниманием. – Красавец Рекс с гордой улыбкой облокотился о выступ камина. – А ты здесь с самим Локвудом! Неплохой улов, дорогая. Поздравляю. Решила поступиться наконец своей добродетелью? Или пока еще только играешь с ним, как кошка с мышью?

Лаура и не подумала на него обидеться, ведь Рекс принял ее за ту, кого она так старательно изображала, выполняя условия контракта. А кроме того, ей только что пришла в голову одна затея, которую можно было осуществить с помощью ловкого проныры Рекса.

– Я хотела кое о чем тебя попросить. Окажешь мне услугу, Рекс?

– А какая будет награда? – Его взгляд скользнул сверху вниз по ее точеной фигуре. Он одобрительно кивнул, но Лаура поспешила его разочаровать:

– Нет, совсем не то, что ты подумал. – Она ведь могла распорядиться сегодняшним выигрышем по своему усмотрению. – Золотая гинея тебя устроит?

Рекс улыбнулся уголками губ.

– Ты так дешево меня оценила?

– Ну и моя горячая благодарность, разумеется, – поспешила прибавить Лаура.

– А вот это уже совсем другой разговор. Но что же мне надо будет делать?

Покосившись в сторону стола, за которым сидел брат Джулиана, она вполголоса ответила:

– Показать два-три карточных фокуса. В пользу одного юноши.

Пентли весело кивнул:

– Рад вам служить, мисс.

– Безмозглый молокосос! – раздраженно буркнул Джулиан, ставя на поднос пустой стакан и жестом отказываясь от новой порции бренди. – Он заслуживает хорошей взбучки. У меня руки чешутся его выпороть, но, полагаю, этим займутся шулеры, с которыми он сейчас играет. Снова оставят его без гроша. Он тратит свое наследство и, вероятно, рассчитывает на мою помощь в покрытии проигрышей. Но не дождется ее.

Лаура хотела было ему возразить, но сочла за лучшее промолчать. Юноша был ей симпатичен. От всей души она надеялась, что их с Рексом план удастся. Рэндал всего лишь стремился доказать старшему брату, что он тоже хоть чего-то да стоит. Когда-то, давным-давно, в совсем другой жизни, она так же страстно жаждала добиться одобрения матери, которую боготворила. Ей безумно хотелось заслужить ее похвалу. Правда о том, кем в действительности была маман, обрушившаяся на нее как снежная лавина, положила этому конец.

Из раздумий ее вывел чей-то знакомый голос.

– Еще один раунд, милорд? – Пентли, едва сдерживая торжествующую улыбку, слегка наклонил голову. Плясавшие в глазах лукавые искорки устремились на Фаради.

Дрогнувшей рукой юноша придвинул к себе изрядную горсть золотых и с явным сожалением произнес:

– На сегодня с меня довольно.

Пентли с деланной досадой похлопал себя по карманам:

– Пусты и свободны, хоть в наем сдавай. – С этими словами он перевел взгляд на Лауру и едва заметно ей подмигнул.

– Поздравляю, Фаради, – пробормотал Джулиан. Юноша со смущенной улыбкой провел ладонью по волосам.

– Просто повезло. Всегда бы так!

– Моя карета к твоим услугам.

Партнеры Рэндала по игре тотчас молча покинули игорный стол.

Джулиан подал Лауре руку. Втроем они вышли из задымленного зала на тротуар. С неба срывался легкий снежок. Лаура зябко поежилась, с наслаждением вдохнув свежий морозный воздух.

– Садись в карету, – хмуро бросил Джулиан брату. Когда все они разместились внутри кареты на мягких подушках, Джулиан раздраженно выпалил:

– Ты что же, так и не понял, что тебе подыгрывали?

– О чем ты, Джулиан? – У юноши вытянулось лицо. – Брось, с чего ты это взял? По-твоему, неужто я не могу честно выиграть?

– Не знаю. Но мне доподлинно известно, что нынешний выигрыш вовсе не твоя заслуга.

Лаура старательно избегала его взгляда.

– А чья же, позволь полюбопытствовать?! – Фаради явно начал выходить из себя.

– Об этом уместнее будет спросить мисс Ланкастер.

– Я только хотела помочь, – зарделась она. – Вас ведь нагло обманывали, виконт. И я сочла, что отплатить обманщикам их же монетой будет вполне справедливо.

– Но как… Каким… Да кто вы, наконец?!

Проигнорировав последний вопрос, она нехотя призналась:

– Я встретила знакомого и обратилась к нему за помощью. Он умело перетасовал карты и сдал вам почти одни козыри. Милорд Локвуд, кажется, это заметил…

– Интересные у вас друзья, мисс Ланкастер. – Джулиан неопределенно качнул головой. – Ловкий малый, ничего не скажешь.

– Согласна, в ловкости ему не откажешь. Рекс одно время зарабатывал на жизнь карточными фокусами. Выступал в маленьких театрах. А теперь, выходит, нашел другое применение своим способностям.

– Которыми Бог его не обделил, – подытожил Локвуд.

Фаради заметно сник. Известие о том, что за минувший вечер его дважды обвели вокруг пальца карточные шулеры, больно ударило по юношескому самолюбию.

– Благодарю вас, мисс Ланкастер, – не без труда выдавил он из себя. – Вы не только красивы, но и добры. – Он нехотя повернулся к брату: – Поздравляю, Джулиан, ты сделал блестящий выбор. У тебя отменный вкус. Если бы отец не навязал в свое время тебе в жены эту Элинор… – Голос его замер. Лаура опустила глаза долу. Разговор принимал пренеприятный оборот.

– Ты слишком много себе позволяешь, дорогой брат, – негромко произнес Джулиан. Юный Фаради безошибочно уловил грозные нотки в его голосе и тотчас же поспешил загладить свою неловкость:

– Прости, старина, я и в самом деле что-то заболтался.

Джулиан задумчиво кивнул. Он не мог подолгу сердиться на брата и с готовностью принял его извинения.

– Тебе не помешает хорошо выспаться перед завтрашней поездкой в Суррей.

– Дарби будет счастлив сложить с себя бремя забот о затопленных погребах, – усмехнулся Рэндал и выглянул в окошко кареты. – А-а, вот и моя каморка. – Он с полупоклоном обратился к Лауре: – Если вам станет скучно с Джулианом, мисс Ланкастер, милости прошу ко мне. Я не такой бука, как мой братец, уж поверьте.

– Дьявол тебя побери! – смеясь, воскликнул Джулиан, прежде чем Лаура нашла слова для подобающего ответа. Карета остановилась, лакей соскочил с козел и распахнул дверцу. Виконт спрыгнул на мостовую и повернулся к Лауре. Лицо его сияло. Он успел уже позабыть об унижении, пережитом в игорном зале.

– А вообще-то, мисс Ланкастер, да будет вам известно, Джулиан вовсе не такой сухарь, каким хочет казаться. Надеюсь, у вас появится возможность в этом убедиться.

Джулиан шутливо толкнул брата в грудь, и тот непременно упал бы, не подхвати его лакей, который тотчас же захлопнул дверцу кареты. Еще несколько мгновений – и экипаж снова тронулся.

Лаура открыла было рот, чтобы поделиться с Джулианом своим мнением – весьма благоприятным – о его брате, но именно в этот миг одно из колес кареты угодило в выбоину. Возок немилосердно тряхнуло, и Лауру сбросило с сиденья. Падая на жесткий пол, она испуганно вскрикнула, но Джулиан в последний момент успел удержать ее, заключив в свои объятия. Лаура замерла и едва дышала. Тусклый свет каретного фонаря отражался в его карих глазах, устремленных на нее с непередаваемым выражением нежности и печали. Крепкими руками он все сильнее сжимал ее плечи. От тела его исходил такой жар, что казалось, она сейчас растает… Вот он наклонил к ней свое прекрасное мужественное лицо, и… губы их соединились. Тело ее затопила волна новых, доселе не изведанных ощущений. Лаура закрыла глаза, отдаваясь этим волшебным чувствам. Ей казалось, что время остановилось, что на всем свете больше нет никого и ничего, кроме этой кареты и их двоих.

Когда он наконец оторвался от ее губ и поднял голову, глядя ей в глаза с задумчиво-грустной улыбкой, Лаура покорно опустила руки.

– Вот мы и приехали к вашему дому, мисс Ланкастер. – Только теперь она осознала, что карета остановилась. Вот-вот сейчас распахнет дверцу лакей.

Вспыхнув от смущения, она отстранилась и принялась разглаживать подол своего платья.

Надо было что-то сказать, но слова не шли с языка. Что он намерен теперь делать? Проводит ее до двери или войдет вместе с ней? А если войдет, то что за этим последует? Новый поцелуй?

Чарлтон церемонно протянул ей руку. Она вышла из кареты. Джулиан даже не шелохнулся.

– Спокойной ночи, мисс Ланкастер. – Голос его звучал подчеркнуто сухо и отчужденно.

– Спокойной ночи, милорд.

Чарлтон проводил ее до крыльца, а Бекки тут же открыла входную дверь. И не успела Лаура подняться по ступеням, как карета выехала за ограду двора. Она оглянулась. Силуэт роскошного экипажа быстро растаял в тусклом свете уличных фонарей.

Глава 8

– Надеюсь, вы довольны, милорд?

– Вполне. – Джулиан сосредоточенно листал «Тайме» и даже не соизволил поднять глаза. – А ведь я почти не сомневался, что вы разбудите меня нынче ни свет ни заря и предложите прочитать свежую газету. Похвальная сдержанность.

Малькольм робко кашлянул.

– Все удалось на славу, не так ли?

– Вы имеете в виду мое появление в опере в обществе мисс Ланкастер?

– Разумеется, милорд.

Малькольм кивком велел лакею налить кофе в чашку Джулиана. Втянув ноздрями бодрящий аромат, Локвуд отложил газету в сторону и приветливо взглянул на своего секретаря.

– Мое имя упоминается в нескольких заметках и, как мне кажется, со вчерашнего вечера у всех на устах. Надеюсь, что грязные сплетни о моем влечении к смазливым мальчикам, а также к собственному секретарю отныне и навсегда прекратятся.

– Я тоже на это рассчитываю, милорд, – подхватил Малькольм, сладко жмурясь, как кот, укравший хозяйскую сметану.

Джулиан улыбнулся:

– У вас есть все основания гордиться собой, Малькольм. Ваша затея увенчалась полным успехом.

– Но вы, милорд? Вы-то, надеюсь, тоже довольны? Я имею в виду юную леди.

– Она приятнейший из сюрпризов, – помедлив, признал Джулиан. Умолчав, однако, о том, что главным из сюрпризов явилась для него собственная несдержанность, невозможность совладать с собой, когда ему захотелось ее поцеловать. Единственным объяснением этому могло служить взвинченное состояние, в которое его ввергло объяснение с братом.

– Девица сподобилась удивить не только вашу светлость. – Малькольм выразительно кивнул на небольшой поднос с письмами и визитными карточками, который он только что водрузил на стол рядом с прибором Джулиана. – Она держалась на диво достойно. У нее безупречные манеры. Неплохая актриса, судя по всему.

– Возможно. – Джулиан отодвинул газету к самому краю стола.

Комнату заливало солнце и больно слепило глаза. Джулиан зажмурился. И тотчас же перед его мысленным взором возник образ Лауры: изящные линии скул и подбородка, зеленые глаза, в глубине которых угадывалась грусть даже тогда, когда девушка улыбалась. Лаура выглядела скромницей и в вызывающе декольтированном платье, которое она вчера надела, тогда как многие из знакомых ему дам и девиц в самых скромных нарядах казались растленными существами.

– Но нельзя исключать, что ей просто удается мастерски копировать чужую мимику, жесты и манеру держать себя. Кстати, что нового вы сумели узнать о ее прошлом? – спросил Джулиан.

– Почти ничего, милорд. Вам уже известно о том, что она прибыла в Лондон из Франции в составе театральной труппы и осталась здесь. Ее ближайшая подруга также играет в театре. Это некая Селия Картерет, содержанка виконта Белгрейва.

– Еще одна протеже мадам Деверо?

– Насколько мне известно, милорд, нет. Мисс Картерет просто актриса. Не сомневаюсь, кроме нее, у мисс Ланкастер имеется множество знакомых из низших слоев общества.

Губы Джулиана тронула лукавая усмешка. Он вспомнил, как при помощи одного из таких знакомых Лаура помогла Рэндалу избежать позорного проигрыша в карты, но ее благородный поступок так никто и не оценил: ни паршивый мальчишка, ни он сам. Даже толком спасибо ей не сказали, если не считать поцелуя… Он вспомнил о ее мягких губах, о полуобнаженной вздымающейся груди и сокрушенно вздохнул, стиснув зубы. И о чем только он тогда думал? Куда подевалось его хваленое умение в любой ситуации держать себя в руках?

– Что? – рассеянно спросил он, заметив, что Малькольм смотрит на него выжидательно.

– С вашего позволения, милорд, – вежливо кашлянув, произнес секретарь, – не прикажете ли лакею убрать со стола?

– Ах да, разумеется. Я займусь утренней почтой у себя в кабинете.

«Черт возьми! Размечтался о какой-то актрисе, словно школьник, да еще в присутствии собственного секретаря».

Наверняка Малькольм без труда прочел все его мысли, ведь они так явственно отразились на его лице, когда он представил себе скромницу Лауру.

Проклиная себя на чем свет стоит, он поспешил затвориться в кабинете.


Пушистый снег укрыл белым одеялом весь переулок. Даже безобразные груды мусора у самого театра превратились в белоснежные сугробы. Лаура с улыбкой огляделась по сторонам.

– Мы будем ждать вас на этом месте до окончания спектакля, мисс? – полувопросительно произнес лакей.

– Да-да, Трентон.

Отпустив карету, Лаура заспешила к служебному входу. Она быстро поднялась по лестнице и миновала извилистый коридор. Неподалеку от их гримерки группа актеров что-то оживленно обсуждала, но стоило Лауре к ним приблизиться, как голоса мгновенно стихли. Все до единого взгляды собратьев по сцене обратились к ней.

– Привет! – жизнерадостно воскликнула она. Но ответом ей было гробовое молчание.

Пожав недоуменно плечами, Лаура вошла в гримерку. Селия опаздывала, как всегда. Лаура повесила на гвоздь свою теплую шерстяную накидку, отороченную мехом, и опустилась на табурет. На душе у нее было неспокойно. Чем же она так провинилась перед труппой Трогмортона? Почему они смотрят на нее с таким презрением, едва ли даже не со злостью?

Ответ был не за горами. Через несколько минут Селия вихрем ворвалась в тесную комнатку и швырнула на стол свежую газету.

– Нет, ты только посмотри, что они про тебя пишут, милая! Ты превзошла знаменитость самой миссис Фиц-герберт, право слово! Как тебе это удалось, Лаура? Твое имя у всех на устах от Сент-Джайлса до Вестминстера!

– О Боже! – вырвалось у Лауры. Она дрожащей рукой держала перед собой газету и покачивала головой. Строчки расплывались у нее перед глазами. – Как они могут такое печатать?!

– Очень даже просто! – усмехнулась Селия. – Локвуда, заметь, впрямую не упоминают, ну а с тобой решили не церемониться. Хотя каждому и так ясно, что «некий Л., чья жена давно уже дышит свежим воздухом в окрестностях Вены», – это не кто иной, как Локвуд. А о тебе, дорогая, отзываются как о талантливой и на редкость красивой молодой актрисе, которая исполняет роль пастушки в одной из пьес маленького театра Трогмортона. Пишут, что ты выходишь на сцену в короткой юбке и чулочках телесного цвета. Наши собратья по ремеслу просто скоро лопнут от зависти, а Роско сияет от счастья, как медный чайник. Ведь нынче у нас аншлаг. Весь Лондон, похоже, пожелал увидеть ту, которая… погоди-ка, сейчас вспомню дословно: «…которая так очаровала неприступного графа, что тот соизволил спуститься со своего высокого насеста, чтобы приникнуть к ее лилейной груди». Здорово, а?

Лаура слушала ее вполуха, все еще пытаясь сосредоточиться на чтении, но смысл газетной заметки по-прежнему ускользал от нее. Она не могла ни усвоить прочитанное, ни понять то, о чем говорила подруга. Грудь ее тяжело вздымалась, в глазах стояли слезы. Теперь весь город знал, что она продажная женщина, что она вступила в греховную связь с Локвудом, польстившись на его деньги. Она была готова к тому, что о ее позоре узнают многие, но не представляла, насколько широка окажется огласка.

Отбросив газету, она со стоном закрыла лицо ладонями.

– Ни за что не выйду нынче на сцену!

– Глупости! – Селия похлопала ее по плечу. – Ты ведь теперь знаменита, благодаря тебе у нас аншлаг. Тебе придется сыграть пастушку перед всеми этими глупцами, жадными до скандалов. Иначе и быть не могло, дорогая, ведь у твоего покровителя слишком громкое имя. Будь он простым виконтом, как Белгрейв, газеты не подняли бы такую шумиху, но Локвуд – граф, к тому же член парламента. Ураганная слава, милочка! Так пользуйся моментом, потому что долго это не продлится.

Селия стояла перед зеркалом и прикрепляла к прическе парик тонкими булавками. Лаура вскинула голову и сказала подруге:

– У меня не хватит смелости выйти сегодня на сцену. Как ты не понимаешь, ведь все они думают, что по ночам я согреваю постель графа Локвуда, члена парламента…

– Глупая ты гусыня! – со смешком произнесла Селия и выразительно тряхнула кудряшками. – Если тебе и впрямь небезразлично мнение публики, то поверь: очень многие из числа наших зрительниц от души тебе позавидуют и сочтут тебя полоумной, если узнают, что ты готова спать одна в ледяной постели и помирать с голоду, лишь бы не прослыть любовницей Локвуда. Давай-ка будь умницей, быстренько оденься и загримируйся!

Лаура нехотя подчинилась. Она нарядилась в костюм пастушки и взглянула на себя в зеркало.

– Боюсь, ты права. Как всегда. Я просто растерялась. Не думала, что это будет так…

– Внезапно? – подсказала Селия. – Да, признаться, меня и саму немного удивило, что газеты чересчур громко трубят о твоей с Локвудом связи. Так, словно кто-то за этим стоит. Но не забивай себе голову подобными глупостями. Все объясняется просто: жерновам сплетен все время требуется новое зерно. Хочешь, помогу тебе с прической?

Вопреки собственным опасениям Лаура блестяще справилась с ролью. Зал встретил ее бурей оваций. Лаура раскланялась, озорно подмигнув публике. Это вызвало новый шквал аплодисментов. Такое внимание ей польстило, хотя в глубине души она знала: зрители приветствуют не актрису Лауру Ланкастер, а любовницу самого лорда Локвуда. И все же столь теплый прием приятно взволновал ее.

– Но вы же не покинете нас теперь, когда у вас появился такой покровитель, милая Лаура? – заслонив ей дорогу и искательно заглядывая в глаза, спросил Роско Трогмортон.

Лаура торопилась домой. Она устала от всех переживаний минувшего дня. Ей хотелось побыть одной.

– Нет, я отыграю в этом спектакле, пока его не снимут с репертуара.

– Славная девочка, вот уж спасибо так спасибо! – расцвел Роско.

– Но у меня есть одно условие.

Улыбка на физиономии «чучела» тут же погасла, уступив место глубокой озабоченности.

– Сколько?

– Шиллинг в неделю каждому из актеров сверх условленной платы.

Роско почесал затылок, провел ладонью по подбородку и… нехотя кивнул.

Лаура улыбнулась победной улыбкой и прибавила:

– И мы скрепим это соглашение нашими подписями на соответствующем документе.

Роско совсем сник, но согласился и на это.

Спектакль, в котором была занята Лаура, значился в репертуаре вплоть до сочельника. Ее товарищи по сцене получат ощутимую прибавку к жалованью. Неплохой рождественский подарок. Она улыбнулась, ставя ногу на ступеньку изящного тильбюри, но тут ее осенило: еще две недели, и она останется без работы, если не считать должности мнимой любовницы Локвуда. Должности позорной, хотя и щедро оплачиваемой.

Бекки, как всегда, встречала ее на пороге дома.

– У вас гость, мисс, – сообщила она, помогая Лауре раздеться. – Я провела его в гостиную.

– Вот как. И кто же это? – Ей стало трудно дышать, к щекам прилила кровь. Она почти знала ответ…

– Малькольм.

Лаура разочарованно вздохнула.

– Подашь нам туда чай.

– Слушаюсь, мисс.

Он поднялся с полупоклоном и сделал несколько шагов ей навстречу.

– У вас очень мило, мисс Ланкастер.

– Благодаря вашим заботам, сэр. Прошу садиться.

Сама она уселась напротив него и придвинулась поближе к камину. Малькольм благодарно улыбнулся и продолжил:

– Граф весьма доволен вашей… игрой. Прошлым вечером вы сумели показать себя с наилучшей стороны.

– Я честно и старательно выполняю условия нашего соглашения. Но неужели вы покинули дом его светлости в такую непогоду только для того, чтобы похвалить меня за актерское мастерство?

– О нет, у меня есть к вам еще одно дело. Его светлости вскоре снова понадобятся ваши услуги. Будьте готовы сопровождать лорда Локвуда через три дня, в вечернее время, куда он пожелает.

– Он поручил вам известить меня об этом? Так вы ради этого приехали? – В голосе Лауры слышалось неподдельное изумление. На щеках секретаря заиграл румянец досады.

– Нет-нет, мисс Ланкастер, – со свойственной ему невозмутимостью возразил он. – Такое поручение смог бы выполнить и мальчик-рассыльный. Мне же доверено было передать вам подарок. – Он вынул из кармана черную бархатную коробочку. – Наденьте это украшение, когда его светлость приедет за вами в своей карете. Но не сюда, а к вашему театру, после спектакля. Да, и не забудьте сказать своему кучеру, что вечером его услуги не понадобятся.

Поколебавшись, она открыла коробочку. Внутри оказалась нитка жемчуга. Лаура бережно вынула ее и вдруг заметила посреди жемчужин маленькую розу, искусно выточенную из слоновой кости. Пальцы ее слегка дрогнули.

– Полагаю, роза Ланкастеров? – сказал Малькольм.

– Вряд ли, – с улыбкой произнесла Лаура, рассматривая ожерелье. – Помнится, белая роза была символом сторонников Йорков, а гербом рода Ланкастеров служила алая.

Ей показалось, этот цветок что-то значил для самого Джулиана. Но что? Ах, не все ли равно! Главное, через три дня она снова его увидит!

Пожилой лакей Крэнфорд неодобрительно поглядывал на своего господина, бреющегося у зеркала. Где это видано, чтобы его светлость брал на себя обязанности камердинера? Что же до самого Джулиана, то он предпочитал лично орудовать острой бритвой с тех самых пор, как заметил, что у старика Крэнфорда стали дрожать руки, да и зрение оставляло желать лучшего. Не хватало еще, чтобы он нечаянно полоснул его по горлу! Джулиан не мог доверить церемонию бритья кому-либо другому из не слишком многочисленной челяди. Это значило бы смертельно обидеть старого слугу, преданного ему до глубины души.

– Ваш теплый плащ я как следует почистил. На нем ни пылинки, – сопя, доложил Крэнфорд. – И панталоны отутюжил. Туфли блестят как зеркало.

Джулиан с трудом сдержал усмешку. Старый слуга произнес это так церемонно и напыщенно, что сразу сделалось ясно: он по-прежнему не мог смириться со столь грубым попранием своих законных прав камердинера, ведь его господин вот уже несколько месяцев брился сам. Джулиана всегда забавляло, какими величайшими снобами казались лакеи английской знати.

Но вот мысли его обратились в иное русло. Он вспомнил поцелуй, который ему удалось вырвать у юной мисс Ланкастер. Она вздрогнула от испуга и неожиданности. Так талантливо не смогла бы сыграть даже самая опытная служительница Мельпомены. А как она ответила на его поцелуй! Искренне и пылко, но весьма неумело… Что же за всем этим кроется? Он хотел получить ответ на этот вопрос нынче же вечером, снова предъявив свету свою «возлюбленную», тем самым закрепив первоначальный успех авантюры, затеянной с подачи Малькольма.

Быстро покончив с туалетом, он вышел во двор, где его уже дожидалась карета. Слегка подмораживало. Кирпичи, которыми он надеялся согреть озябшие ноги, успели уже остыть. Пришлось приказать Чарлтону принести другие, погорячее, а уж потом ехать к театру. Он приехал к самому концу представления, как раз вовремя, чтобы полюбоваться изящным поклоном, каким пастушка в короткой юбочке и чулках телесного цвета благодарила публику за аплодисменты.

Ягненок, с которым она выходила на сцену, уже вырос настолько, что она с трудом удерживала его в корзинке. Уходя за кулисы, Лаура теперь, как правило, не несла его на руках, а ловко подгоняла вперед при помощи пастушеского посоха. И сама роль ее несколько изменилась – в ней прибавились слова.

– Если бы реки вдруг обмелели, а плодовые деревья обратились в ели, то что бы мы с вами пили и ели? – спрашивала она, задумчиво проходя вдоль рампы. И затем бойко отвечала сама себе: – Разумеется, померли бы с голоду, кабы не добрые господа, которые одной рукой бросают пенни на нужды бедных, а другой у тех же самых бедняков утаскивают шиллинг.

Публика встретила это высказывание ревом одобрения. Джулиан усмехнулся, догадываясь, кого она имела в виду, нисколько не сомневаясь, что эти слова включены в текст роли отнюдь не драматургом.


Входя в гримерку, которую Лаура по-прежнему делила с Селией Картерет, он все еще продолжал улыбаться.

– Милорд, – потупилась Лаура. – Вот неожиданность!

– Дайте-ка мне эту будущую отбивную. Вам самой тяжело его удерживать.

Лаура с готовностью протянула ему ягненка.

– Ее зовут Феба. И она голодна…

– Скажите на милость! – Джулиан насмешливо изогнул бровь. – Вы даже позаботились придумать ей имя?

– Я к ней привыкла. – Голос Лауры прозвучал чуть более воинственно, чем ей бы хотелось. – Представьте себе, Роско заявил, что полакомится ею, как только эта пьеса будет снята с репертуара.

– А вы за нее заступились, надо полагать.

– Вы угадали, милорд. Я ему за нее заплатила, так что она теперь моя.

– Но не станете же вы ее держать у себя в саду? – резонно заметил Джулиан.

– А почему бы и нет? А когда она станет взрослой, Селия отправит ее к своим знакомым на ферму.

– Чтобы бедняжку тотчас же продали на мясо, – улыбнулся Джулиан. – Если хотите спасти вашу Фебу от такой участи, я могу отвезти ее в свое имение. Там ей не причинят вреда. Сынишка моего управляющего с радостью станет возиться с ручной овечкой. Она доживет до старости и умрет своей смертью, когда придет ее час.

Лаура улыбнулась ему растроганной улыбкой, а у него на сердце потеплело. Он быстро отнес животное в загон, а когда вернулся, Лаура была уже не одна, с Селией, которая ловкими пальцами застегивала крючки на роскошном платье подруги.

– Приветствую вас, милорд, – сияя улыбкой, воскликнула она. – Бьюсь об заклад, ничего более прелестного вы в жизни своей не видали!

От столь прямодушного комплимента в свой адрес Лаура вся зарделась. Она и впрямь выглядела изумительно: белое платье с зелеными вставками, пояс в виде широкой атласной ленты, зеленая накидка, удивительно гармонирующая с цветом ее больших блестящих глаз. Высокую шею украшало жемчужное ожерелье, а роза из слоновой кости покоилась в самой ложбинке между ее грудей. Джулиана словно жаром обдало. Ну не мог он, как ни силился, заставить онемевшие губы раздвинуться в улыбке…

– Вы слишком меня балуете, милорд, – сказала Лаура, усаживаясь в карету и нащупывая ногой еще теплый кирпич. Из груди ее вырвался вздох.

– Вы вздыхаете о тех, кто не может себе позволить поездки в каретах с подогретыми кирпичами в ногах? О тех, кого обкрадывает знать? – участливо спросил Джулиан. – Ведь именно им был посвящен ваш последний пассаж?

– Верно, милорд. Мне не понаслышке знакомы тяготы жизни, и если бы не вы, не наше с вами соглашение…

Джулиан поспешил перевести разговор в более безопасное русло:

– Так вы считаете, власти предержащие, все до единого, воруют у бедняков?

– Отчего же? Нет, конечно, – простодушно ответила Лаура, – Некоторые из них так стары и немощны, что поручают это своим слугам.

– Вы… Вы искушаете судьбу, мисс Ланкастер.

– Пусть, – устало ответила она. – Мир полон страдания, и никто этого не желает замечать, кроме самих страдальцев.

– Но разве вы способны спасти мир, цветок невинный? Лаура лишь пожала плечами и повернулась к окну. Джулиан не знал, что и подумать. В который раз он силился постичь, что скрывается за этим высоким лбом, какие чувства теснят эту роскошную грудь… Характер мисс Ланкастер представлялся ему клубком противоречий, соединением самых что ни на есть взаимоисключающих черт и свойств. А это так волновало и притягивало его к ней словно магнит…

Молчание, повисшее в карете, стало его тяготить, и он спросил:

– Что вы думаете о Наполеоне, мадемуазель Ланкастер?

– Эльба скоро лишится своего узника, – уверенно ответила она.

– Полагаете, маленький корсиканец удерет?

– Непременно. Ему наскучит заниматься математикой и прочими науками. Пожалуй, он сумеет склонить на свою сторону власти острова. Что же до Франции, то там народ лишен свобод, за которые во время революции было пролито столько крови. Страна скатывается в еще более ужасное положение, чем во времена Директории.

– И вы одобрили бы его бегство? – В голосе Джулиана звучало беспокойство.

Поколебавшись мгновение, Лаура покачала головой:

– Нет, но он и не нуждается в моем одобрении. Мне просто кажется, что человек с его характером, изведав всю полноту власти, не станет сидеть сложа руки, а попытается ее вернуть.

– Представьте себе, – негромко проговорил Джулиан, – я тоже так считаю, но меня никто не желает слушать. Все счастливы, что война закончилась. Никто даже не помышляет о ее возобновлении…

– Боюсь, нам остается только надеяться, что мы оба заблуждаемся, – подытожила Лаура.

Карета остановилась. В доме Эми Уилсон, где Джулиан намеревался провести со своей спутницей нынешний вечер, царило оживление. Здесь было больше членов парламента, чем на любом из заседаний во время сессий. Вокруг черноглазой Гарриет, сестры хозяйки дома, стоявшей у камина, толпились поклонники. Джулиан кивнул нескольким знакомым. Все, с кем он раскланивался, бросали любопытные взгляды на Лауру. Он чувствовал себя польщенным. Красота Лауры явно произвела на собравшихся огромное впечатление. Их с Малькольмом затея увенчалась полным успехом, ведь теперь все светские сплетники, кто не видел их вдвоем ни в театре, ни в игорном зале, удостоверятся наконец, что слухи о связи лорда Локвуда с красавицей актрисой не досужий вымысел. Таким образом, цель его была почти достигнута. Но почему-то эта мысль вызывала у него досаду. Им предстояло расстаться сразу же после окончания парламентской сессии, но он не хотел отпускать ее от себя. И в то же время, будучи почти уверен, что она в самом деле невинна, ни в коем случае не желал нанести ей бесчестье. Что же делать, как поступить? Эти мысли сводили его сума. А еще вдобавок решение, принятое им совсем недавно, тоже изумляло его. Вопреки многолетней традиций он решил встретить Рождество в Лондоне, а не в Шедоухерсте. И как только подобное могло прийти ему в голову?

Глава 9

– Живей, живей, не опаздывать! У нас нынче аншлаг! В зале яблоку негде упасть! – Роско Трогмортон то возбужденно потирал потные ладони, то проводил пятерней по взъерошенным волосам.

– И кого нам следует благодарить за это? – Джереми кивнул в сторону Лауры. – С тех пор как наша пастушка стала подругой графа, всем лондонцам хочется увидеть ее на сцене.

– Не какого-нибудь завалящего графа, – тотчас же вставила Селия, – а самого Локвуда.

– Нет, это пьеса нравится публике, – попытался было возразить Трогмортон. – Аншлаги начались после того, как я добавил в текст пару строк.

– Их Лаура добавила, а вовсе не ты, тщеславный индюк. – Селия сдвинула брови и указала пальцем на дверь гримерки: – Прочь отсюда, вы оба, а не то я и в самом деле опоздаю к открытию занавеса.

Бледная от волнения, с лихорадочно блестевшими глазами, Лаура облегченно вздохнула, стоило подруге захлопнуть дверь за докучливыми визитерами.

– Дорогая, да на тебе лица нет. Что случилось? Лаура покачала головой:

– Ничего, просто… он нынче будет здесь. С самого начала спектакля.

– Локвуд?

– О да, он!

– И ты нервничаешь из-за того, что он будет пристально следить за твоей игрой? Боишься сбиться, забыть текст в его присутствии? – Селия многозначительно улыбнулась. – Я тебя прекрасно понимаю, дружочек. Поверь, все это означает, что твои чувства к нему куда серьезнее и глубже, чем тебе самой хотелось бы. Скажи, вы по-прежнему спите врозь?

Лаура не ответила, но по тому, как она зарделась, потупившись, Селия сразу поняла, что она не ошиблась. Она знала, что обсуждение этого вопроса ввергает Лауру в смущение. Выходит, граф Локвуд действительно хотел, чтобы Лаура являлась его содержанкой лишь номинально. Интересно, что все это могло бы значить?

– Вот и славно, – небрежно бросила она, проводя по щекам пуховкой.

В дверь постучали.

– Войдите! – хором сказали подруги.

На пороге показался Джереми.

– Ты пропустишь свой выход, – хмуро бросил он Селии и повернулся к Лауре: – А ты наверняка не снизойдешь до того, чтобы составить нам компанию в «Ангеле» после спектакля.

– У его светлости другие планы… – пролепетала Лаура. Она так смутилась, словно ее уличили в чем-то постыдном. – Возможно, мне и удастся…

– Да полно тебе, – фыркнул Джереми. – Не стоит ради нас осложнять себе жизнь. Мы выпьем за твое здоровье. И пусть с твоей стороны не очень-то красиво…

Селия отбросила пуховку и повернулась к Джереми лицом, поспешив прервать его:

– Это с твоей стороны не очень-то красиво, милый, набрасываться на Лауру с упреками только потому, что она не упустила возможность хорошо устроиться в жизни. Постарайся унять свою глупую ревность и не мешай нам гримироваться.

Джереми попытался было что-то возразить, но Селия поднялась с табурета и вытолкала его в коридор.

– Вот несносный! Но ты, дружочек, если тебе и вправду придет на ум отметить в «Ангеле» последнее представление пьесы, не бойся, что он станет вам докучать. Там ведь будет Рекс, а уж он-то сумеет справиться с нашим Отелло.

– Рекс Пентли? – Лаура улыбнулась, но в следующее мгновение на лицо ее набежала тень. – Конечно, он с кем угодно совладает. Знаешь, а я ведь понятия не имела, что Джереми питает ко мне нечто большее, чем дружеские чувства.

– И не он один, милая. Можешь в этом не сомневаться. – После этих слов Селия буквально выбежала из гримерки.

Проходя сквозь кулисы к сцене, она полной грудью вдохнула этот ни с чем не сравнимый запах театра. Сердце ее, как и всегда перед спектаклем, трепетало от восторга. Она понимала, что аншлаги последних двух недель – почти целиком заслуга Лауры. Хотя, будучи достаточно искушенной во всем, что касалось переменчивой в своих симпатиях публики, Селия нисколько не сомневалась, что интерес к скандальной славе любовницы Локвуда иссякнет так же быстро, как и возник. Что же до нее самой, она останется прежней Селией, талантливой актрисой и очаровательной охотницей за мужскими сердцами… и кошельками. И зрители, которые посещают театр ради нее, останутся навеки ей верны. И кто знает, если сцена ей наскучит, она и сама изменит преданным поклонникам своего таланта, сумев сделаться не любовницей, а законной женой кого-нибудь из вельмож…

Селия поправила кружево на лифе своего костюма. Когда настал ее выход на сцену, она взяла коротенькую паузу, чтобы внимание публики сосредоточилось на ней целиком и полностью. Стоило ей выпорхнуть на сцену, как зал разразился бурными аплодисментами. Вот так-то! Все у нее получится. Все-все, что она задумала. Она сумела затаиться и дождалась своего часа, совсем как собака мясника.

Водворив овечку Фебу в загон и угостив ее яблоком, Лаура поспешила л гримерку. На душе у нее было тоскливо. Спектакль близился к концу. Публика принимала ее великолепно. Она ни разу не сбилась, играла уверенно и раскованно, несмотря на присутствие в зале Локвуда. Но разговор с Джереми все никак не шел у нее из головы. Она чувствовала себя немного виноватой перед ним и потому решила, что попросит у Локвуда разрешения немного побыть с друзьями в «Ангеле», прежде чем они отправятся на очередной бал или прием.

Рассеянно глядя на себя в зеркало, она сняла коротенькую пастушкину юбку, стянула лиф и хотела было снять с крючка собственное платье, но в этот момент послышался стук в дверь. О, неужто это его светлость? А на ней лишь нижняя сорочка и чулки! Она схватила платье и набросила его на себя спереди, уподобив его некоему щиту, а для верности прижала лиф ладонями к груди. Как неловко! Придется просить сэра Джулиана немного подождать ее в коридоре. Но в дверном проеме появился вовсе не Локвуд, а тот, кто в последние два года не раз являлся ей в ночных кошмарах.

О, как она силилась забыть эту сухощавую фигуру, это узкое лицо, злые маленькие глазки под набрякшими веками. Лаура прижала руки к груди и сделала шаг к двери, чтобы проскользнуть мимо незваного гостя и выбежать в коридор. Но Обер Фортье – да, это был именно он – с кривой усмешкой заслонил ей дорогу.

– Разве так приветствуют старинного друга, который проделал долгий путь, чтоб только повидать тебя, милая?

– Убирайся вон из моей уборной! – дрожащим голосом потребовала Лаура.

– И не мечтай! – В голосе Обера звучало торжество. – Дорогая, ты чудесно выглядишь даже в этом грубом гриме. Красота твоя за прошедшие два года нисколько не померкла. Твоя маман очень тревожится…

Лаура поежилась, словно ее окатили ушатом холодной воды.

– Это она тебя сюда прислала?

– О нет! Я сам тебя нашел благодаря счастливой случайности.

«Еще немного, – стала мысленно уговаривать себя Лаура, – и кто-нибудь сюда придет. Спектакль ведь вот-вот закончится. Селия или сэр Джулиан избавят меня от него».

Обер, словно прочитав ее мысли, зловеще осклабился.

– Не беспокойся, у нас будет вдоволь времени, чтобы побыть вдвоем. Несколько минут нас уж точно никто не потревожит, ведь это последнее представление пьесы, где ты выступала с таким успехом. Режиссер после спектакля произнесет небольшую прочувствованную речь. – Он уверенным движением затворил дверь, не сводя с нее торжествующего взгляда своих пронзительных черных глаз.

– Говори, что тебе от меня нужно, и убирайся прочь!

– На сей раз не ты сама, – хихикнул он. – Надеюсь, хоть это тебя утешит. Я нынче питаю к твоей персоне интерес совсем иного рода…

– Мне нет никакого дела до твоих интересов.

– Не горячись, храбрая маленькая курочка. – Он потер ладони, блеснув алчно глазами. – Ведь тебе будет неприятно, если я сообщу кое о чем его светлости.

Из груди Лауры вырвался Вздох досады. С нескрываемым презрением она передернула плечами.

– Не думала, что ты настолько глуп. Явился сюда в надежде меня запугать? Мне нечего бояться.

– Напрасно ты в этом так уверена. – Он протянул руку и попытался коснуться тощими пальцами ее подбородка. Когда она отпрянула, брезгливо поморщившись, он так и прыснул со смеху. – Скажи-ка, тебе совсем не любопытно, как поживает твоя маман?

– Не сомневаюсь, с ней все в порядке. Она всегда умела о себе позаботиться. – Лаура не понимала, куда он клонит. В душе ее росла тревога.

– О да, она умеет пользоваться моментом, не то что некоторые. – Обер многозначительно покосился на нее, и Лаура вспыхнула.

– Вот что… немедленно говори, зачем ты сюда явился. Пора заканчивать этот фарс. Мне недосуг болтать с тобой о пустяках, я нынче очень занята. – В душе она не чувствовала и сотой доли той уверенности и отваги, какие прозвучали в ее словах. Но она была актриса и умела не выказывать своих истинных чувств.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. – Он окинул ее оценивающим взглядом с головы до ног, и у Лауры возникло отвратительное ощущение, как если бы по ней проползла змея. – И очень понимаю Локвуда, который сделался твоим покровителем. Так вот, можешь обратиться к нему с просьбой о некоей сумме. Уверен, он тебе не откажет. Мой драгоценный родитель в последнее время стал ко мне слишком строг, а я как назло поиздержался и наделал карточных долгов здесь, в Лондоне. Вот ты и добудешь для меня денег.

– Ты сошел с ума! – Лаура вымученно улыбнулась. – Ничего подобного я не сделаю.

– Две тысячи фунтов для начала, – поджав губы, отчеканил Фортье, – а после по пятьсот ежемесячно, иначе его светлость узнает все о твоем прошлом.

Все это было так нелепо, что Лаура невольно рассмеялась, но тотчас же об этом пожалела. В глазах Обера сверкнуло бешенство.

– Вряд ли его светлость сильно удивит или огорчит, что моя мать куртизанка. Я ведь и сама недалеко от нее ушла, – произнесла она как можно более безразличным тоном.

– Согласен, – к немалому ее удивлению, кивнул Обер. – Но представь, каково ему будет, если в «Тайме» появится сообщение, что маман его дамы сердца является любовницей одного из приближенных Людовика? Ведь политическая ситуация весьма нестабильна, а противники Локвуда, эти вездесущие виги, только и ждут случая подставить ему подножку. Угадай, ухватятся ли они за возможность объявить одного из самых заметных представителей лагеря тори в шпионаже в пользу враждебной державы? Ведь не исключено, что ты, мой цыпленочек, обмениваешься письмами со своей маман-француженкой, в которых сообщаешь ей сведения, полученные из бесед с Локвудом…

У Лауры потемнело в глазах. Она с беспощадной отчетливостью осознала, что находится в руках этого негодяя. Все обстояло именно так, как он говорил. Она невольно могла стать причиной краха политической карьеры Локвуда…

– Я… У меня столько нет, – пролепетала она, с мольбой взглянув на своего мучителя. – Быть может, несколько сотен фунтов?

– Для начала довольно будет и этого, – неожиданно легко согласился Фортье. – Я пришлю за ними человека на Фрит-стрит, в твой хорошенький домик. Но учти, если ты вздумаешь хитрить со мной, «Тайме» получит подробнейшее описание всей ситуации. А на то, чтобы раздобыть для меня две тысячи, у тебя не больше пары недель. Не хочу, чтобы Локвуд страдал по твоей вине. – Услышав шум в коридоре, он злорадно ухмыльнулся, отворил дверь и переступил порог. – Уверен, ты все правильно поняла, дорогуша.

Едва дверь за ним захлопнулась, как Лаура без сил опустилась на табурет. Она была в отчаянии.

– Любопытно было бы узнать, кому пришло в голову назвать «Ангелом» этот паб. Если уж на то пошло, он скорее напоминает преисподнюю, – весело проговорил Джулиан, окидывая взглядом задымленный зал.

– Нам нет нужды здесь задерживаться, милорд, – мягко ответила Лаура.

Совсем недавно, во время спектакля, она была бойкой и веселой, а теперь выглядела расстроенной и вела себя на удивление скованно. Джулиан, взглянув на нее с некоторым беспокойством, пожал плечами:

– Как вам угодно. Мне думается, успех пьесы все же следует отметить, ведь вы немало этому способствовали.

– Вы мне льстите, – бесцветным тоном отозвалась она. – Публику, валом валившую в театр в последние недели, привлекала вовсе не моя игра…

Она опустила голову. Локвуд хотел было спросить, чем она так озабочена, но в этот миг их окликнула Селия. Та пробивалась к подруге сквозь тесную толпу актеров, заполонивших зал, а следом за ней, пыхтя, тащился господин, с которым Джулиан был хорошо знаком. При встрече оба они испытали некоторое смущение.

– До чего же здесь многолюдно, – просипел Белгрейв, промокая белоснежным платком капли пота, выступившие у него на лбу и щеках. – Но Селия так любит театр и все, что с ним связано, – прибавил он, объясняя этим свое присутствие в столь низкопробном заведении. Глаза его, слегка заплывшие жиром, обратились к подруге. Они излучали добродушие.

– Да и публика тут прелюбопытная, – подхватил Джулиан.

– Но если вникнуть глубже, – почти серьезно, – заявил Белгрейв, – весь этот народ мало чем отличается от гостей, что собираются в моем охотничьем домике. Если бы тут подавали мои любимые вина, я чувствовал бы себя как дома, поверьте.

Джулиан вежливо улыбнулся, и они перешли к обсуждению достоинств лошадей, охотничьих собак и тонкостей зимней охоты. Оба сошлись на том, что самое лучшее место для нее – это окрестности Мелтона в Лестершире.

– Кстати, Локвуд, – спохватился Белгрейв, – на следующей неделе в моей хижине как раз собираются друзья. Вы сделаете мне честь, если согласитесь к нам примкнуть. Как раз после второго дня Рождества и перед началом заседаний в парламенте.

Джулиан сразу обратил взгляд в сторону двух подруг, погруженных в беседу.

– Конечно же, и ее с собой возьмите, если пожелаете, – улыбнулся Белгрейв. – Селия там будет.

– Вот как?

– Представьте, мне просто не терпится вырваться хоть ненадолго из семейных пут, – поспешно пояснил Белгрейв. – Удрать от многочисленной родни.

Джулиан вспомнил, сколь докучливы бывали иные из родственников, гостивших в рождественские дни в гостеприимном доме его отца, и с сочувствием кивнул.

– Значит, решено? – спросил Белгрейв. – Парадней на свежем воздухе с лошадьми, собаками и лисами никому еще не повредили.

Джулиан согласился, не будучи, однако, уверен, что Лауре эта идея также покажется заманчивой.

– Лаура, что с тобой? Ты так бледна, нервничаешь? Это из-за Локвуда, да?

– Нет, его светлость безупречен, как всегда. У меня просто голова разболелась.

Отчасти это было правдой. После разговора с Обером Фортье она и впрямь чувствовала себя скверно.

– Вот, возьми. – Селия протянула ей флакончик с нюхательной солью.

– Нет, лучше выпью бокал вина.

– Конечно, дорогая. Скажи, ты расстроилась из-за того, что осталась без роли? Но Роско даст тебе другую, вот увидишь!

– Тогда я буду счастлива, – кивнула Лаура, силясь улыбнуться.

– Чепуха на постном масле, – заявила Селия, – ты лжешь, дорогая, а ведь мы подруги! Хватит скрытничать, выкладывай-ка все начистоту!

Лаура не знала, как поступить. Ей хотелось разделить хоть с кем-то бремя тяжкой заботы, обрушившейся на ее плечи, но она сомневалась, имеет ли право втягивать во все это Селию. Та огорчится, попытается помочь, а ведь у нее хватает и своих проблем.

Пока она раздумывала, что ответить подруге, к ним неслышно подкрался Рекс Пентли.

– Милашка Лаура, самая роскошная роза Ланкастеров! – кривляясь и подмигивая, произнес он нараспев, а потом вручил Лауре пышную красную розу. – Ты имела потрясающий успех, поздравляю от всей души!

– Благодарю.

Роза оказалась искусственной, хотя вблизи выглядела совсем как настоящая. Один из фокусов Рекса, на которые он был так горазд. Вот если бы ему удалось заставить Обера исчезнуть!

– Я так тебе благодарна, Рекс Тогда, в игорном зале, ты оказал неоценимую услугу милому молодому человеку и мне.

– И был щедро вознагражден за это. Погоди-ка, моя награда очутилась у тебя за ухом. – И он ловким движением вытащил золотую гинею из локона Лауры.

– Обманщик, – хихикнула Селия. – Ты ведь, должно быть, давно ее промотал?

– Или пустил в дело. Я заработал в десять раз больше! – подмигнул Рекс.

– Как это на тебя похоже, олух ты этакий! – развеселилась Селия, но тотчас же прибавила, озабоченно нахмурившись: – Знаешь, мне что-то не нравится, как на нас смотрит его светлость. Уж не ревнует ли он к тебе нашу Лауру? Пожалуй, будет лучше, если ты нас покинешь, дружок.

Лаура взглянула на Джулиана, который о чем-то говорил с виконтом Белгрейвом, одновременно посматривая на нее и Селию. Он был так красив, так строен, в особенности в сравнении с немолодым грузным виконтом! У Лауры защемило сердце. Она не допустит, чтобы мерзавец Фортье причинил ему хоть какой-нибудь вред. Но что же делать, где достать две тысячи фунтов?!

Рекс с шутовским поклоном обратился к девушкам:

– К вашим услугам, юные леди. В любой миг, когда пожелаете. Фокусы, иллюзии, чудеса магии – все будет в вашем распоряжении.

– Если бы ты и в самом деле мог при помощи магии отправить кое-кого подальше отсюда. – Лаура не смогла сдержаться и высказала свою мысль вслух. – Прощай, Рекс, удачи тебе.

Фокусник повернулся лицом к Джулиану и приветливо махнул рукой. Тот сдержанно кивнул ему. Не оборачиваясь, Рекс едва слышно проговорил:

– Ты меня недооцениваешь, несравненная Лаура. Скажи, от кого ты жаждешь избавиться, и он исчезнет, даю слово.

– Неужто это правда? – спросила Лаура, когда он оставил их. – Селия, как ты думаешь, он не солгал? Но разве возможно вот так взять и отправить человека невесть куда при помощи колдовства?

– В некотором смысле… – рассеянно кивнула Селия, но в следующий миг тревожно спросила: – Постой, ты о ком? Уж не граф ли тебе так досадил?

Лаура покачала головой:

– Как тебе такое только в голову пришло? Нет, дело вовсе не в нем. Знаешь… – наконец решилась она, – я хочу с тобой посоветоваться.

– Давно бы так, – улыбнулась Селия. – Но только после. К нам идут Белгрейв и Локвуд. Как-нибудь улучим минутку остаться наедине, и ты мне все расскажешь без утайки.

Когда двое мужчин подошли к своим подругам, Лаура выглядела приободрившейся и воспрянувшей духом. Это не укрылось от взгляда Джулиана.

– Какому счастливому обстоятельству обязаны мы столь явной перемене к лучшему в вашем настроении? – полушутливо спросил он ее.

– Все дело в том, что секунду назад я оказалась в замечательном обществе. – Она слегка наклонила голову, адресуя приветствие одновременно ему и Белгрейву. Джулиан подал ей руку и с улыбкой кивнул.

– Вы настоящий дипломат. Вас смело можно рекомендовать на должность посланника в Париж.

Лаура переменилась в лице. К счастью, видя ее замешательство, Селия поспешила переключить внимание на себя, обратившись к Локвуду с каким-то вопросом.

«Боже, – пронеслось в голове у Лауры, – а ведь еще совсем недавно я готова была поверить, что всем моим несчастьям пришел конец».

Глава 10

Для поездки в загородный дом Белгрейва было заложено два экипажа. В первом, роскошном двухместном ландо, сидели Лаура и Джулиан, второй – довольно вместительная карета – был предназначен для слуг и перевозки багажа. Лаура отсутствующим взглядом смотрела, как лакеи укладывали ее объемистые баулы на пол кареты.

Нынче утром Малькольм, которого Джулиан прислал помочь ей со сборами, несколько раз бросал на нее довольно странные взгляды. В самом ли деле его маленькие глаза горели злорадством, или ей это только почудилось? Секретарь его светлости всегда вызывал у нее безотчетную неприязнь, но нынче это чувство обострилось донельзя. Ей делалось жутко от одной мысли, что этот человек неспроста смотрит на нее с таким торжеством. А что, если он узнал ее тайну? Что, если он осведомлен о роли в ее жизни негодяя Фортье? Она продала жемчужное ожерелье, чтобы хоть на некоторое время избавиться от последнего. Разумеется, эта передышка, купленная столь дорогой ценой, будет недолгой. Теперь он никогда от нее не отстанет. Боже, хоть бы его выслали назад во Францию или силой отправили служить в Британский королевский флот! Она вздохнула. А если Джулиан нынче же попросит ее надеть драгоценное ожерелье? Что она ему скажет, как станет выкручиваться? Скорее бы уж приехать, встретиться с Селией и поверить ей все свои тревоги. Селия сумеет помочь.

В ландо запрыгнул Джулиан, и оба экипажа тронулись. При виде его сияющего лица, ладной фигуры у Лауры сжалось сердце. Она готова была пойти на что угодно, только бы помешать негодяю Фортье причинить ему зло. Но сейчас следовало взять себя в руки, притворившись веселой и беззаботной.

Она поприветствовала его улыбкой, а он испытующе взглянул ей в глаза.

– Рад, что вы нынче в таком хорошем расположении духа.

– Как и почти всегда в вашем присутствии, милорд, – сказала она и прибавила: – Тем более здесь не душно, как в «Ангеле», и голова у меня не болит. Но вы, милорд, как я вижу, и за городом намерены работать? – Она кивком указала на стопку деловых бумаг, которую он держал на коленях.

– Это всего лишь несколько писем и докладов. Я просмотрю эти документы в дороге, чтобы во все остальное время поездки наслаждаться вашим обществом. Кстати, Малькольм передал мне и кое-что для вас. Кажется, здесь содержится информация, которая вам будет интересна. – С этими словами он протянул ей большой конверт.

Недоуменно пожав плечами, Лаура взяла конверт и вскрыла его. Для того чтобы извлечь из него содержимое, потребовалось снять перчатки. В ландо было холодно, и у нее тотчас же окоченели пальцы. Она пробежала глазами по списку пароходных агентств, который Малькольм составил по ее просьбе, но потом отложила и с любопытством занялась изучать второй документ, обнаружившийся в конверте. То был перечень земель, выставленных на продажу в Мэриленде и Виргинии. Покупку любого из этих участков можно было осуществить, разумеется, при условии благополучного завершения переговоров в Генте. Она подняла вопросительный взгляд на Джулиана. Тот смотрел на нее невозмутимо и дружелюбно.

Малькольм говорил, что вы желали устроить свои заранее, еще прежде, чем истечет срок нашего с вами соглашения.

– Значит ли это?…

– Да, в канун Рождества в Генте был подписан договор. Завтра об этом сообщат все газеты.

– Замечательная новость, милорд, – без всякого энтузиазма отозвалась Лаура.

– Еще бы! Теперь на заседаниях парламента мы сможем наконец сосредоточиться на внутренних проблемах. – С этими словами он углубился в чтение своиx бумаг.

«Вот, значит, как! Меня того и гляди вышвырнут, словно поношенный башмак, если перестанут нуждаться в услугах».

Но разве можно было ожидать от всей этой ситуации много? Все было предельно ясно с самого начала. Она должна радоваться скорому окончанию мнимой интрижки с графом, ведь тогда мерзкий Фортье станет безопасен для них обоих. Она вернется в Америку, а Локвуд упрочит свое положение в парламенте. Но почему же у нее так тяжело на душе? Почему она с трудом сдерживает слезы? Ведь все, чего она желала, о чем мечтала, вот-вот должно свершиться… Она уложила оба листка в конверт и повернулась к окну.

Лондон вскоре остался позади, и они ехали теперь по дороге на Бирмингем. Высокие мрачные перенаселенные дома уступили место заснеженным полям, посреди которых виднелись маленькие ухоженные домики. Это напомнило ей Виргинию.

В полдень, миновав унылую рощу с оголенными, без единого листочка деревьями, они остановились отдохнуть и переменить лошадей в деревеньке Кингз-Лэнгли. Ландо въехало во двор трактира лишь после того, как его освободила огромная почтовая карета, бордовая с черным, с королевскими гербами на дверцах. Джулиану и Лауре наскучило ждать, пока в нее впрягут свежих лошадей, соберутся все пассажиры, закутанные в теплые плащи и шали, и рассядутся по своим местам. Но вот тяжелые колеса начали вращаться, оставляя на черной земле глубокие борозды. Двор был свободен.

– Мисс Ланкастер, – вполголоса обратился к ней лакей, помогая выйти из ландо, – его светлость распорядился, чтобы обо всех ваших удобствах позаботились. Следуйте в помещение.

– Спасибо, Чарлтон. – Лаура понимающе кивнула.

Джулиан тактично подождал снаружи, пока она, войдя в комнату, которую он нанял, не удовлетворила самую свою насущную потребность. К тому времени как им подали ужин, она успела также ополоснуть лицо и руки из жестяного кувшина.

В маленькой темной комнате горел камин. Лаура села спиной к огню и с улыбкой взглянула на нехитрые яства. Их принес на огромном подносе трактирный слуга. Здесь были окорок, жареные почки, ростбиф, пирог с дичью, сыр, нарезанный хлеб и кувшин пенистого эля. Карета, в которой ехали слуги, была еще в пути. Они намного ее обогнали, поэтому Лаура весело предложила Джулиану:

– Хотите, я буду вам прислуживать, милорд?

– Благодарю. – Он с улыбкой сел напротив нее. – Вполне справлюсь и без посторонней помощи. Во время службы в королевском флоте я не только обходился без прислуги, но научился даже чинить свои башмаки!

Лаура взглянула на него сквозь полуопущенные ресницы.

– Вы не шутите, милорд?

– Отнюдь! Сложись судьба иначе, из меня вышел бы неплохой башмачник, смею вас уверить!

Лаура прыснула, представив себе его светлость в кожаном фартуке, с несколькими шляпками гвоздей, торчащими изо рта, склонившегося над колодкой.

Несмотря на все переживания и передряги последних дней, Лаура чувствовала зверский голод. Даже Фортье не удалось испортить ее здоровый аппетит! Она с удовольствием отправила в рот кусок ветчины.

Джулиан не сводил с нее благодушного взгляда.

– Я рад, что ужин пришелся вам по вкусу. Мне нравится смотреть, как вы едите.

– А вам понравилось бы, если бы я растолстела и стала похожа на бочонок эля? – подзадоривая его, спросила она.

Джулиан пожал плечами:

– Вопрос не из легких. Но ведь ваш очаровательный ротик остался бы прежним, верно?

– О, а я-то думала, вы всего более цените мой недюжинный ум…

Улыбка неожиданно сбежала с его лица.

– Я все в вас ценю, – произнес он дрогнувшим голосом. – Решительно все. Вы… уникальны.

Лаура вспыхнула и опустила глаза. Во все время, пока они ехали в карете, он почти не обращал на нее внимания, занимаясь своими бумагами, теперь же его глаза горели страстью, а голос звучал задушевно, проникновенно и так нежно… Она покосилась в угол комнаты, где за полотняной ширмой помещалась кровать. Что, если его светлости придет на ум нарушить условия их соглашения?

Но додумать эту мысль до конца ей было не суждено. В дверь постучали. Чарлтон доложил, что карета его светлости подана. Чары рассеялись.

– Нам следует поторопиться с ужином, – ласково произнес Джулиан. – Но выходить из-за стола голодными тоже не стоит, ведь мы больше не остановимся до самого Уикена.

Лаура кивнула, но аппетит у нее вдруг пропал. Ее начал терзать совсем другой голод, утолить который было невозможно. Во всяком случае, не в объятиях его светлости. Это было бы гибельно для нее.

Они добрались до охотничьего домика Белгрейва уже затемно. Домик и впрямь оказался небольшим – всего каких-то три десятка комнат. Вокруг простирались заснеженные поля. На ясном вечернем небе сверкали звезды, такие яркие, что свет их слепил глаза.

Селия Картерет сбежала по полукруглой лестнице навстречу подруге. Лаура сбросила теплую накидку на руки подбежавшему слуге и направилась к ней своей стремительной походкой. Джулиан остановился в дверях, любуясь женственными изгибами ее фигуры.

– Я покажу ей комнату и помогу устроиться, милорд, пока не прибыли ваши слуги, – защебетала Селия, увлекая Лауру за собой. – Ждите нас к ужину, – прибавила она и улыбнулась Белгрейву.

– В гостиной бренди и приятная компания. – Белгрейв так и лучился радушием. – Уэстбери и Лэнгстон уже приехали, скоро подтянутся и остальные. Чертовски холодно, но ведь для охоты любая погода хороша.

У Джулиана было иное мнение на сей счет, но он благоразумно решил не высказывать его вслух, а последовал за хозяином в гостиную.

Раскланявшись с двумя другими гостями, которых он едва знал, Джулиан из вежливости принял участие в общем разговоре: сперва о политике, а затем, как обычно, о лошадях. Белгрейву не терпелось похвастаться новым приобретением – жеребцом великолепных кровей, и он пригласил всех пройти в конюшню. Лэнгстон и Уэстбери охотно за ним последовали. Джулиан предпочел остаться.

Сев в кресло у камина со стаканом бренди в руке, он погрузился в раздумья. Его тревожило состояние Лауры, ее грустное настроение, в котором в последние несколько дней пребывала его мнимая любовница. Быть может, здесь, на свежем воздухе, в компании друзей, она развеется и вновь повеселеет. Но так ли уж это важно, перебил он сам себя, ведь вскоре им придется расстаться. И эта красивая девушка, со всеми ее достоинствами, со всеми проблемами, которые ее заботят, останется для него лишь милым воспоминанием. Думать об этом ему отчего-то было больно. Сердце отказывалось верить в возможность такого исхода их отношений. До чего же прекрасно было бы забросить все дела в городе, оставить политику и поселиться вместе с ней в Шедоухерсте, несмотря на скандалы в высшем обществе.

Он так глубоко задумался, что не заметил, как в гостиную вошла Селия. Она почти вплотную приблизилась к его креслу, и только тогда он вскинул голову и привстал, улыбнувшись ей.

– Добрый вечер, милорд. Вижу, вам удалось уклониться от визита в конюшню?

– Не без труда, – усмехнулся Джулиан, вставая с кресла. Селия подошла к камину. Он отчего-то не решился спросить ее, скоро ли сюда спустится Лаура.

Помолчав, Селия задумчиво проговорила:

– Когда-то мне приходилось убирать в чужих гостиных. Теперь мне прислуживают в них и подают чай. Если повезет, я никогда больше не прикоснусь к пыльной или мокрой тряпке. – Она повернулась к нему лицом. – Но сложись все иначе, это меня не убьет. А вот смогла ли бы Лаура пережить новую перемену от лучшего к худшему? Сомневаюсь…

– Вы ее недооцениваете, мисс Картерет, – возразил Джулиан, не понимая, к чему она затеяла этот разговор.

– Я хорошо ее знаю. – Селия взглянула на него в упор. – И очень к ней привязана. И очень за нее беспокоюсь.

– Неужто она больна? – встревожился Джулиан.

– Нет-нет, дело совсем не в этом. – Помолчав, она спросила напрямик: – Скажите, это по вашему распоряжению вам с Лаурой отвели комнату, где есть всего одна кровать?

– Простите, мисс Картерет, но по какой причине вас заботит, где и с кем я намерен спать нынче ночью? – В голосе Джулиана послышалась досада.

– Меня заботит лишь благополучие Лауры, – холодно произнесла Селия.

Джулиан взглянул на нее с интересом. У девушки, оказывается, есть характер. Вдобавок она весьма хороша собой, держится раскованно, без дерзости, к тому же умеет постоять за себя саму и за тех, кто ей дорог.

– Ваша преданность подруге заслуживает самой высшей похвалы, мисс Картерет.

– Вы не ответили на мой вопрос, милорд.

– Это вы верно изволили заметить.

Их пикировка закончилась с приходом Лауры.

– Значит, сэру Белгрейву не удалось завлечь вас в конюшни, – усмехнулась она.

– Я предпочел погреться у огня и насладиться бренди. Ваша Бетти и Крэнфорд еще не прибыли?

– Нет, милорд. Селия исполнила роль моей горничной и помогла с прической, иначе я была бы похожа на ведьму из «Макбета».

– Ну уж это-то вам никогда не грозит, – без тени улыбки произнес он и прибавил: – Быть может, здесь, в деревне, нам стоило бы отбросить формальности и обойтись без всех этих «милордов» и «сэров»? Примите к сведению, близкие друзья зовут меня Норклифф.

– А я называю Белгрейва Чарли, когда мы одни, и ему это весьма по душе, – тихонько засмеялась Селия.

Джулиан с деланным ужасом всплеснул руками:

– Только меня не зовите Чарли, прошу вас!

Обе девушки весело рассмеялись.

В зале послышались голоса. Прибыла карета с багажом Лауры и Джулиана, а также двое их слуг.

– Я помогу Бекки распаковать вещи.

Лаура быстрым шагом направилась к лестнице, а Селия, кивнув Джулиану, поспешила за ней следом. Вопрос, который она ему задала, все не шел у него из головы. Он не знал, что на него ответить.

Глава 11

– Вы уверены, что не ошиблись? – Лаура с тревогой взглянула на Чарлтона и прочла ответ на его невозмутимом лице. Ошибки быть не могло – их с Джулианом поселили в одной комнате. – Хорошо, можете быть свободны.

Лакей поставил саквояж Локвуда возле ее собственного и с поклоном удалился.

– Что-то не так, дорогая? – удивилась Селия.

Лаура покачала головой. Ей не хотелось обсуждать столь щекотливый вопрос в присутствии Бекки. Селия без слов поняла ее и тотчас же велела Бекки спуститься вниз за горячей водой.

– Ты не ожидала, что здесь вам отведут одну комнату на двоих, ведь так?

Лаура вздохнула:

– Я не ожидала, что он решится нарушить условия нашего договора.

– Но это не худшее, что могло бы с тобой случиться, милая.

– И все же меня не оставляет надежда… Вдруг его светлость переночует в других покоях?

Она сама не понимала, что говорит. При одной только мысли о том, что они с Джулианом останутся здесь наедине, ее бросало в жар. В душе она одновременно страшилась и безумно желала этого.

– Ваш договор… – мрачно пробормотала Селия. – Неужели ты и вправду поверила, что молодой здоровый мужчина, который тратит на твое содержание столько денег, не потребует взамен услуг определенного рода?

Лаура гордо выпрямилась.

– Во всяком случае, до сих пор ни о чем подобном даже речи не было. Я добросовестно играла свою роль, а он выполнял свои обязательства. Пойми, все это делается ради восстановления его репутации в свете, и только.

– Не понимаю! – Селия выразительно развела руками. – Идти на такие ухищрения, на такие издержки… – Помолчав, она искоса взглянула на Лауру и осторожно спросила: – А о жене своей он с тобой не говорил?

– Нет, никогда. Я слыхала только, да ты и сама это знаешь, что она живет в Европе и ведет себя весьма скандально. Совсем как супруга нашего принца-консорта.

– И это все, что тебе о ней известно? – Лаура выразительно кивнула, а Селия зачастила дальше: – Говорят, он ни в какую не хотел на ней жениться. Его отец заставил, чуть ли не силком притащил в церковь. С тех пор он и его жена едва ли провели несколько ночей под одним кровом. Говорят еще, что они терпеть друг друга не могут. Разумеется, о наследнике в такой ситуации и мечтать не приходится. Все это якобы свело старого лорда в могилу. – Она пожала плечами. – Не знаю, можно ли этому верить… старик, как я слыхала, был и без того не очень-то крепок здоровьем…

– Коли так, то для сэра Джулиана было бы вполне естественно обзавестись любовницей.

Селия прошлась по комнате и мимоходом взглянула на себя в зеркало.

– Вот-вот. Но он за все эти годы ничего подобного не сделал. Я имею в виду, что постоянной возлюбленной у него не было, уж я бы знала. Так что ты первая.

– Первая… – точно эхо, повторила Лаура.

– Послушай, дорогая… – Селия нежно обняла ее за талию. – Одно из главнейших правил, которые тебе давно следовало усвоить, гласит: таким, как мы с тобой, ни в коем случае не следует влюбляться в вельмож. Это ничем хорошим не может закончиться, понимаешь?

– Понимаю, – уныло кивнула Лаура, пряча глаза. Лишь теперь она отчетливо осознала, что неловкость и смущение, какие она всегда чувствовала в присутствии Локвуда, радость при виде его, мечтания, которым она предавалась наедине, – все это и есть любовь. Вот и теперь, узнав, что они проведут ночь в одной комнате, она была радостно взволнована. Она представляла себе, как его ладони касаются ее плеч, губы приникают к губам…

– Вот и прекрасно, – деловито произнесла Селия. – Скажи-ка, в Америке тебя кто-нибудь ждет?

– Нет, там остался только дядя, но он мне не обрадуется. Да я и не собиралась навязывать ему свое общество. Представь, там, дома, я окажусь более одинокой, чем в чужом для меня Лондоне. Здесь ведь у меня есть ты! – Она благодарно пожала руку подруги. – Но скажи, откуда ты узнала все это о графе, о его жене?

– От Чарли, разумеется. Белгрейв, да будет тебе известно, сплетник, каких поискать. – Селия заговорщически улыбнулась. – Знаешь, он явно от тебя без ума, хотя боится даже самому себе в этом сознаться.

– Кто?! – опешила Лаура. – Белгрейв?

Селия расхохоталась:

– Какой еще Белгрейв? Сэр Локвуд, Норклифф. Попомни мое слово, не пройдет и двух дней, как ты станешь звать его Джулианом.

Лаура мучительно зарделась. Неужели это правда? Но даже если и так, к чему может привести эта взаимная склонность? Она принадлежит к совсем иному кругу, чем его светлость. Но главное – он женат. Единственное, на что она вправе рассчитывать, – это положение любовницы при его особе. Она понурилась и тяжело вздохнула.

– Слышишь, колокол звонит? Это Белгрейв вернулся из конюшен. Нас созывают на ужин. Пошли, дорогая, после договорим.

Лаура спохватилась, что так и не рассказана подруге о шантажисте Фортье. Но ничего, она успеет еще сделать это позднее. Селия непременно что-нибудь придумает. Все так или иначе разрешится. Быть может, Рекс Пентли и в самом деле сумеет сделать так, чтобы тот исчез. Пройдет немного времени, и она сядет на корабль, который доставит ее в Америку. Все устроится. Но как бы ни сложилась ее дальнейшая жизнь, она никогда не забудет Локвуда. Никогда.

После ужина мужчины собрались в гостиной, чтобы за стаканчиком виски поговорить о лошадях и охоте. Джулиану быстро наскучило выслушивать разглагольствования собеседников о достоинствах нового жеребца герцога Ратленда. Из вежливости пробыв с ними около получаса, он поспешил откланяться.

В спальне его ждала Лаура! Как она отнеслась к тому, что им предстоит провести ночь вместе? Это оставалось я него загадкой. За ужином она и словом не обмолвись о том, что ей неприятна такая перспектива. Была весела и вела себя как обычно – мило и непринужденно. Он любовался ее гибким станом, ее очаровательным личиком, нежным румянцем щек, блеском зеленых глаз, упивался звуками ее голоса, мягкого и музыкального, ее изысканно-экзотическим акцентом…

Поднявшись на второй этаж, он постучал в дверь и чти тотчас же ее открыл. Лаура обернулась и замерла в нерешительности. Она уже собиралась лечь. Из всей одежды на ней были лишь шелковый синий халат с расшитым золотом подолом и комнатные кожаные туфли. Отсветы огня, полыхавшего в камине, мягкими бликами ложились на ее волнистые волосы. Они окутывали ее покатые плечи и спускались почти до пояса. Грудь ее вздымалась от волнения. Она приоткрыла влажные губы… Она ждала его!

Джулиан решительно захлопнул дверь, подошел к ней, взяв ее холодные ладони в свои. Она подняла на него глаза, огромные, светло-зеленые, как лесные озера ясным летним днем. Они были так глубоки, что казались бездонными. И он почувствовал, что еще немного, и реальность ускользнет от него. Он утонет в этой манящей пучине. Неужто женщина из плоти и крови может быть так совершенна, так безупречна? Не в силах противиться порыву, Джулиан привлек ее к себе, погрузившись ладонями в копну ее волос, а потом приник губами к ее полуоткрытым губам. Из его груди вдруг вырвался хриплый стон наслаждения.

Весь во власти вожделения, он стал покрывать поцелуями ее зардевшуюся щеку, шею… Лаура не противилась ему. Он распахнул ее халат и принялся ласкать упругую грудь, предательски высовывающуюся из-под ночной сорочкой из тонкого полотна. Когда же он коснулся кончиками пальцев ее отвердевшего соска, она с силой сжала его предплечья.

– Милорд…

– Джулиан, – пробормотал он и взял в рот упругий бугорок, прикрытый полотняной тканью. Лаура прерывисто вздохнула. Он с трудом поборол искушение разорвать ее сорочку и овладеть ею прямо здесь, на полу у камина. Только усилием воли он сдержал себя. Ему хотелось продолжать эту упоительную игру, вовлечь в нее и Лауру, медленно возбуждая ее, довести до исступления…

– Погодите! Прошу вас! – Она отпрянула от него. Глаза ее казались невероятно большими на побледневшем и осунувшемся лице. – Я… наш контракт…

Эти слова подействовали на него отрезвляюще, словно ушат ледяной воды. Он невольно отступил назад, заставляя себя отвести взгляд от влажного круга, появившегося на ее тонкой белоснежной сорочке, посреди которого вырисовывался розовый сосок.

– Я весь внимание.

– Там ведь говорится, что вы не станете… что мы с вами не будем… Разве вы желаете теперь нарушить эти условия, милорд?

Он пристально взглянул на нее, напомнив себе, что мисс Ланкастер – неплохая актриса. Итак, что могло заставить ее так себя повести? Быть может, она хочет вытянуть из него побольше денег? Не похоже. У нее такой расстроенный, прямо-таки убитый вид. Вряд ли она подобным образом набивает себе цену. И все же…

– Чего вы хотите? – напрямик спросил он.

Глаза Лауры сделались еще больше. В них сверкнул гнев.

– Я?! От вас?! Решительно ничего, милорд. Вы и так щедро оплачиваете мои услуги. Речь о вас. Ведь это вы хотите от меня слишком многого, если вдруг вздумали нарушить условия нашего договора.

Снова этот «милорд». Она лишний раз подчеркнула, сколь многое их разделяет.

– В настоящий момент я вздумал отправиться спать, – заявил он после недолгого раздумья. – А о нашем соглашении мы и завтра сможем поговорить.

Снедаемый досадой и разочарованный донельзя, он сделал шаг к шезлонгу, стоявшему в углу комнаты и покрытому теплым пледом.

– Это я приготовила для себя, – поспешно сказала Лаура, но он покачал головой:

– Нет, спите в кровати. Я удовольствуюсь этим.

– Но в кровати вам будет удобнее. Вы ведь намного выше меня…

Он повернулся к ней, с трудом сдерживая злость. По его чреслам, по нижней части живота разливалась тупая боль – следствие неудовлетворенного вожделения. Он чувствовал себя униженным. Пожалуй, впервые в жизни лорд Локвуд получил отказ от женщины. Женщины, которой жаждал обладать больше всего.

– Я спал в куда худших условиях, когда служил во флоте его величества. Так что укладывайтесь в кровать.

Лаура согласно кивнула.

– Я оставлю вас ненадолго. Спокойной ночи.

Быстрыми шагами он пересек комнату и вышел в коридор, хлопнув дверью. Он направился вниз, в буфетную, в надежде, что виски тридцатилетней выдержки хоть немного укротит его досаду.

Он вернулся под утро. Лаура притворилась спящей. Несколько долгих часов она пролежала в огромной кровати, предаваясь тоске по несбыточному. Ее потрясла вовсе не вспышка его гнева, а собственная реакция на его ласки. Воспоминания о них лишили ее сна. Ей безумно хотелось, чтобы он их продолжил, чтобы вожделение, разлившееся по всему ее телу, было утолено в его объятиях. Она давно втайне об этом мечтала, едва ли не с первой их встречи, но в какой-то момент голос рассудка подчинил себе ее плоть. Она ухватилась за последнюю возможность спасения и напомнила ему, человеку чести, о его обещании. И это сработало! Теперь она радовалась своему избавлению от позора и одновременно жалела.

Джулиан Локвуд тихонько отворил дверь спальни и прошел к шезлонгу, который так и не стал его ночным ложем. Не торопясь снял с себя одежду, повесил ее на спинку стула и подошел к камину, чтобы подбросить в огонь полено. Лаура исподтишка наблюдала за ним сквозь щель между полотнищами балдахина. Он был в одних нижних панталонах.

«Какая крепкая, ладная фигура!»

Сердце Лауры колотилось так громко, что она опасалась, как бы Джулиан не услыхал его стук. Она стыдилась того, что делает, но не могла заставить себя отвести взгляд от его стройной шеи, широких плеч, узких бедер, длинных мускулистых ног. Он был сложен безупречно. Временами ей казалось, что она грезит наяву. Похоже, перед ней предстала ожившая статуя Давида работы Микеланджело.

В каждом жесте лорда, в каждом его движении чувствовались достоинство и сила. Лаура была не настолько наивна, чтобы приписать эти качества благородству его происхождения. За последние месяцы ей часто доводилось встречаться с представителями высшей английской аристократии, в результате чего она составила себе не самое лестное мнение о многих из них. По большей части это были пустые, суетные люди. Алчные, мелочные, радующиеся чужой беде и завидующие чужим успехам. Вот и нынче за ужином между гостями виконта Белгрейва в присутствии дам завязался такой разговор, что не только Лаура, но даже и Селия не знала, куда девать глаза от смущения. Все мужчины, кроме Локвуда, так и сыпали скабрезностями, шутили плоско, вульгарно. Впрочем, может, они просто считали обеих девушек чем-то вроде мебели. Подумаешь, содержанки!

Лаура подавила вздох и зажмурилась, чтобы не дать горю подступавшим слезам. До чего же тяжело быть одной на всем белом свете, в этом жестоком мире, где каждый норовит тебя обмануть, обидеть, унизить…

Локвуд продолжал ходить по комнате едва слышно, пытаясь не разбудить ее. Вскоре любопытство вновь заставило Лауру выглянуть наружу. Сквозь щелку между полотнищами балдахина она увидела, как Джулиан подошел к туалетному столику, на котором стояла чаша для умывания. Ежедневный мужской ритуал бритья всегда казался ей забавным зрелищем. В детстве она любила наблюдать, как бреется отец. У него были густые бакенбарды и короткие усы щеточкой, за которыми он всегда тщательно ухаживал. Что же до Джулиана, то он коротко стриг свои бакенбарды, доходившие почти до края нижней челюсти. Девушка с улыбкой следила, как он намылил лицо специальной кисточкой и точными, уверенными движениями стал сбривать отросшую задень щетину. При каждом его движении под смугловатой кожей перекатывались тугие мускулы.

А после он ополоснул лицо водой, насухо вытер его полотенцем и стал одеваться. Скорее всего ему не составляло никакого труда облачиться без помощи камердинера в охотничий костюм: сорочку, шейный платок, кожаные бриджи, высокие, начищенные до блеска сапоги, ярко-красный суконный камзол и такого же цвета цилиндр. Взглянув на себя в зеркало, он стремительно прошагал к двери и замер на мгновение в проеме, оглянувшись. И Лауре показалось, что в этот миг взгляды их встретились… А потом он ушел, тихонько прикрыв дверь. Вскоре звук его шагов замер в коридоре. И Лаура почувствовала себя, как никогда, одинокой…


Джулиан спустился в столовую. Был подан завтрак: почки с тостами, яичница, бекон, жареная рыба. Джентльмены, которым предстояло несколько часов скакать верхом по заснеженным полям, отдавали должное обильным яствам. Наступил пик сезона охоты на лис. В это время года мех у них делался особенно густым и мягким. Джулиану была по душе эта забава. Он наслаждался погоней, звук охотничьего рога всегда приятно волновал его. Ему нравилось скакать галопом по необозримым полям, когда грудь наполнял бодрящий морозный воздух, кровь быстрее струилась по жилам, а душа замирала от восторга. Возможно, именно из-за того, что по складу характера он был охотником, причем весьма азартным, ему быстро наскучивали доступные женщины. Он ценил общество лишь тех из них, чьего расположения приходилось добиваться долго и настойчиво. Что же касалось Лауры… Он вздохнул, прогоняя непрошеные воспоминания… Ее он не мог поставить в ряд ни с кем из знакомых ему дам и девиц. Она была уникальна. Она единственная из тех, кто с первой же встречи всецело завладел его помыслами.

Лэнгстон, сидевший по правую руку от Джулиана, наклонился к нему и с неудовольствием пробормотал:

– Не думал, что вы нынче так рано к нам присоединитесь.

Джулиан едва заметно поморщился, уловив густой запах перегара. Лэнгстон сыто рыгнул и погрозил ему пальцем.

– Отчего же?

– Я поспорил с Уэстбери на крону, что вы проспите до полудня. В такой-то компании! – И он выразительно закатил глаза.

Все, кто находился за столом, весело расхохотались. Исключение составил лишь Джулиан. Он положил себе на тарелку ломтик бекона и невозмутимо произнес:

– Крона от вас ускользнула, Лэнгстон, так постарайтесь хотя бы свою лошадь нынче удержать.

Эти слова вызвали новый взрыв хохота. Лэнгстон смеялся едва ли не громче всех остальных. В прошлом году на охоте он свалился с лошади и чуть не увяз в трясине. Если бы не помощь подоспевших товарищей, ему пришлось бы худо.

Джулиан с содроганием представил себе, какой гомерический смех раздался бы среди его сотрапезников, узнай они, где и как он на самом деле провел минувшую ночь. И на лицо его тут же набежала тень. Ему вдруг вспомнилось, как он неслышными шагами бродил по комнате, как совершал после бессонной ночи свой утренний туалет, зная, что она находится совсем рядом, распростертая на постели, разметавшаяся во сне, в одной ночной сорочке…

Когда с завтраком было покончено, все заторопились к выходу.

– Помяните мое слово, – радостно возвестил Белгрейв, – нынче будет отличный денек и удачная охота. Имейте в виду, джентльмены, что местным йоменам щедро заплачено за потраву их полей.

Джулиан слушал его вполуха. Он надеялся, что во время охоты сумеет хоть ненадолго отвлечься от мыслей о Лауре. И даже садясь в седло, он постоянно думал именно о ней. А еще и о том, какой счастливой могла бы быть его жизнь, окажись не Элинор, а Лаура той, на ком отец принудил его жениться.

Глава 12

«Скоро, совсем скоро он пожалеет, что так со мной обходился все эти годы», – размышляла Элинор, леди Локвуд, законная супруга сэра Джулиана. Она сидела в носовой части гребной лодки и мрачно разглядывала грузовые барки и пассажирские парусники, запрудившие Темзу. Вдали вырисовывались силуэты знакомых зданий, окутанные туманом. В порту было, по обыкновению, грязно и шумно. Наконец-то она дома! Как раз чтобы должным образом приготовиться к сезону балов.

Джулиана ждет пренеприятнейший сюрприз. И поделом ему! Мало того что он весьма недвусмысленно дал всем понять, что не желает этого брака, жестоко унизив ее еще до свадьбы, так ведь и после венчания решительно отторг ее от себя. Отдал на растерзание сплетникам. Она передернула плечами.

«Ничего, теперь наконец-то настал час моего торжества. Я заставила его испить горькую чашу унижения».

Маленький запущенный домик, располагавшийся на окраине Мейфэра, – ее тайное убежище на ближайшее время. Он выглядел просто-таки убогой лачугой в сравнении с теми покоями, где ей доводилось жить прежде. Она дала волю своему раздражению, отхлестав по щекам служанку, которая не слишком проворно расстегивала крючки на ее плаще.

– Что ворон ловишь?! Вот несносная!

– Простите, мэм, – всхлипнула девушка.

– Безмозглая курица! Я жду в гости одного джентльмена. Посмей только при нем вести себя, как теперь, растяпа!

Элинор с неудовольствием огляделась вокруг. «Премерзкая конура!»

Ей вспомнились просторные палаццо в окрестностях Рима, широкие веранды, залитые щедрым южным солнцем. Пожалуй, сейчас любое, даже самое роскошное лондонское жилище показалось бы ей мрачным и неуютным в сравнении с итальянскими дворцами.

Гость явился с опозданием, и она окинула его свирепым взглядом.

– Миледи, примите мои заверения… – начал было он, входя в гостиную, но Элинор раздраженно прервала его:

– Вы разве не получили мою записку? Я отправила ее с мальчишкой, портовым бездельником, едва сойдя на землю. Почему вы заставили меня ждать до самого вечера?

С лица посетителя сбежала улыбка. Он виновато опустил глаза.

– Миледи, ваш корабль должен был прибыть в Лондон лишь завтра.

– Все верно. Штормовой ветер пригнал нас сюда почти на целые сутки раньше. Капитан сказал, это редкое везение. – Она испытующе взглянула на него своими светло-голубыми глазами из-под полуопущенных ресниц и веско прибавила: – Но вас это должно было обрадовать! Я, представьте, не сомневалась, что вы ждете нашей встречи с таким же нетерпением, как и я.

– Поверьте, миледи, я просто счастлив вас видеть! – пылко воскликнул ее собеседник.

Элинор поправила выбившийся из прически светлый локон и протянула ладони к каминной решетке, за которой полыхали поленья.

– В отличие от моего мужа. – Она обернулась к гостю и вперила в него выжидательный взгляд.

– Его светлость не должен узнать, что вы вернулись. Это приведет его в бешенство.

– Да неужели? – Элинор злорадно усмехнулась. – Что ж, тем хуже. Для него. Но он непременно будет об этом извещен, когда придет время. А до тех пор пускай это остается нашим с вами маленьким секретом. В самом деле, Малькольм. – Она прошла к громоздкой старомодной кушетке и грациозно уселась на нее, расправив подол платья. – Неужто его светлость мог надеяться, что я до конца дней буду прозябать среди неотесанных итальянских крестьян? Они милые люди, с этим не поспоришь, но до англичан им далеко.

– Еще как далеко! – Малькольм энергично кивнул. – Но слухи о трагическом происшествии с тем юношей дошли и до Лондона…

– Побойтесь Бога, Малькольм. Не могла же я навсегда похоронить себя в итальянской глуши. А тут еще этот молокосос взял да и наложил на себя руки. Мне оставалось одно – благоразумно исчезнуть.

– Вы поступили правильно, миледи. – Малькольм медленно наклонил голову.

– А теперь нам с вами надлежит обсудить, какие меры воздействия надо применить к Джулиану, чтобы он больше не пытался выдворить меня из моего собственного дома, высылая в чужие края.

Повинуясь ее жесту, секретарь Локвуда уселся за стол. Элинор села напротив него и потянулась к вазе с печеньем. Когда она наклонилась, выставив напоказ свою роскошную грудь, едва прикрытую декольте, Малькольм воспользовался возможностью полюбоваться этой соблазнительной частью ее холеного тела.

– Рассказывайте же, как поживает мой драгоценный супруг, что поделывает?

Малькольм кашлянул и пожал плечами.

– Чтобы пресечь сплетни на свой счет, его светлость завел себе любовницу. Она американка, служила в одном из театров.

– Из колоний?! – Элинор захлопала в ладоши. – Представляю эту дикарку! Что ж, тем лучше. Это станет еще одним моим козырем.

Перед обедом Джулиан поднялся в свою комнату, рассчитывая, что старик Крэнфорд поможет ему снять забрызганный грязью охотничий костюм и переодеться в камзол, панталоны и туфли с пряжками. Но в спальне Крэнфорда не оказалось. Зато там была Лаура. Она лежала на кушетке, ее лоб и глаза покрывала влажная тряпица.

– Добрый день, – сказал Джулиан. – Что это с вами?

– Голова разболелась, милорд. Ничего страшного.

– Вот как? – Он не знал, что к этому прибавить.

– Я не помешаю вам, милорд? – Лаура приподняла тряпицу и приветливо взглянула на него.

– Нисколько. Я был уверен, что Крэнфорд дожидается меня здесь.

– Он ушел совсем недавно, милорд. Джулиан поморщился.

– Я ведь просил вас не называть меня милордом. Неужто вы позабыли мое имя? – Он произнес это таким резким тоном, что через мгновение ему стало неловко за эту вспышку.

– Судя по всему, охота была не слишком удачной, – предположила Лаура.

– Она была на редкость удачной, пока Лэнгстон не попытался перескочить через забор. Его конь заартачился и чуть не сбросил на землю этого горе-наездника.

– Бедный Лэнгстон! Джулиан молча пожал плечами.

– Так куда, по-вашему, подевался мой Крэнфорд? Этот воротник того и гляди меня задушит.

– Не знаю. – Лаура поднялась с кушетки и подошла к Джулиану, стоявшему у камина. – Давайте-ка я вам помогу. – Ловкими движениями она принялась расстегивать пуговицы, которые удерживали высокий воротник на сорочке.

Джулиан уловил аромат розовой воды. Ему почему-то тотчас же вспомнился Шедоухерст, погожие летние дни, клумбы во дворе. Пальцы Лауры приятно холодили его кожу. Она отстегнула воротник и развязала узел шейного платка.

– Из вас вышел бы замечательный камердинер, – улыбнулся Джулиан. – Не рассчитать ли мне старика Крэн-форда, как думаете?

– Он этого не переживет. – Лаура еле сдерживала улыбку.

Джулиан согласно кивнул. В глазах его плясали искры.

– Еще бы! Старик состоит при моей особе с тех пор, как я себя помню.

Они молча улыбнулись друг другу, и Джулиан в который раз мысленно спросил себя, чем же смогла так крепко привязать его к себе эта удивительная девушка. Слова Лэнгстона, которые тот произнес во время завтрака, все никак не шли у него из головы. Во время охоты он так задумался над ними, дал такую волю своему воображению, представляя Лауру в своих объятиях на роскошном ложе, что едва не вылетел из седла, когда его конь резко метнулся в сторону. От падения его спасла лишь быстрота реакции. Он натянул поводья и сумел удержаться в седле.

– Милорд, будьте же так добры, позвольте мне снять с вас сапоги, – произнес Крэнфорд. Наверняка уже не в первый раз.

Джулиан сверху вниз уставился на своего слугу, сидевшего на корточках с зажимом в руках.

– Это не наш.

– Конечно, это виконта Белгрейва, – с величайшим неодобрением кивнул старик. Металлические дужки зажима были выкованы в форме широко расставленных женских ног.

– Ну и вкус у него!

– Ваша правда, милорд, – вздохнул Крэнфорд. Лаура подошла к широкому окну, выходившему в сад.

Джулиан в который уже раз залюбовался ее стройной фигурой. Освещенная неярким зимним солнцем, девушка в своем белом платье была похожа на небесного ангела, невесть как очутившегося на земле.

– Можешь идти, Крэнфорд. С остальным я сам справлюсь. Ведь до обеда еще целый час.

Старик с поклоном удалился, а Джулиан подошел к Лауре и стал молча смотреть на те же кусты и деревья, по которым блуждал ее рассеянный взгляд. Помолчав, она проговорила:

– Если бы вы знали, как прекрасна зимой моя Виргиния! Я так любила снег! Особенно радовалась первым снегопадам. Маленькой девочкой выбегала во двор и пыталась ловить ртом пушистые снежинки. Они падали мне налицо и приятно щекотали кожу. Когда вся земля укрыта снегом, кажется, что находишься в какой-то чужой, неведомой стране. Поэтому теперь…

Она неожиданно умолкла, и Джулиан продолжил за нее:

– Теперь вы отдали бы все на свете, чтобы снова туда вернуться.

Лаура растерянно взглянула на него и пожала плечами.

– Верно. Но можно ли вернуться в прошлое? Я стала другой, да и в доме, где выросла, меня не ждут.

Джулиан мягко произнес:

– Я понимаю вас. Сам пережил подобное. Пять лет я не был там, где когда-то чувствовал себя совершенно счастливым. А когда вернулся, оказалось, что за это время там все переменилось, и родные места стали мне казаться чужими.

– Но со временем вы привыкли к этим переменам? – с тревогой спросила Лаура.

– Привык, что же мне еще оставалось. Но за пять лет, проведенных на борту «Прометея», я сам стал другим человеком. И через какое-то время понял, что все дело именно в этом. Шедоухерст тоже изменился, но не так значительно, как я сам.

– Шедоухерст… какое милое название!

– И чудное, замечательное место для тех, кто любит поля, овец и сельские просторы, а не улицы шумного города.

– Уверена, – с грустной улыбкой призналась Лаура, – что была бы счастлива жить в таком месте до конца своих дней и никогда не видеть городских улиц.

«Вот и еще одна причина, – с нежностью подумал Джулиан, – не отпускать ее от себя. Оказывается, у нас одинаковые вкусы».

Он не смог противиться искушению провести кончиком пальца по линии ее ключиц. Это была не ласка, а скорее знак дружеской приязни.

– Как вы отнесетесь к тому, чтобы надеть сегодня жемчужное ожерелье? Оно будет великолепно смотреться на вашей стройной шее. Вы его взяли с собой?

– Я… – У Лауры занялось дыхание. – Нет, не догадалась…

– Пустяки. Если оно вам не нравится…

– Нет-нет, очень даже нравится! Просто я забыла о нем, когда собиралась…

Джулиан слегка сощурил глаза. Она явно что-то скрывала. Щеки ее залил румянец смущения, голос предательски дрожал.

– Скажите правду, Лаура. Почему вы не взяли его с собой?

Помолчав, она горестно вздохнула:

– У меня его больше нет.

Джулиан ушам своим не поверил.

– Как это – нет?! Вы что же, потеряли его?

Лаура отвернулась к окну и едва слышно прошептала:

– Я его… продала.

– Продали? – Джулиан сжал кулаки от душившей его ярости. – Праведные небеса, но ведь я оплачиваю все ваши расходы, мадам! Почему же вам вдруг понадобилось продавать подарок?

– Вот именно, подарок! – перешла в наступление Лаура, став такой смелой от отчаяния. Она повернулась к Джулиану лицом. – Подарок – это то, чем я вправе распоряжаться по собственному усмотрению, не так ли? Ну вот я им и распорядилась.

– Да, – опешил он. – Но все же…

– Мне неловко просить у вас деньги на всякие пустяки, милорд. Вот я и продала ожерелье, чтобы… оплатить долг.

– Все же вам следовало сообщить мне о своем долге, я дал бы вам денег. – Ему было жаль ожерелья. Оно так замечательно смотрелось на ее белой коже. Окинув взглядом ее точеную фигуру, он внимательно всматривался в ее огромные зеленые глаза. Она ведь легко могла бы солгать, что потеряла подарок, но предпочла сказать правду.

– В следующий раз не стесняясь скажите мне, если вам понадобятся деньги. Я охотно дам их вам и не потребую никаких объяснений. – Но тут ему в голову пришло соображение, от которого он внутренне похолодел. Не завела ли она любовника на стороне? Что, если именно ему достались деньги за проданное ожерелье? Он пытался гнать от себя эту мысль, но в памяти, как назло, всплывали ее заговорщические переглядывания с Рексом Пентли, улыбки, которыми она с ним обменивалась. В самом деле, что он знал об этой девушке, кроме скупых сведений, добытых Малькольмом? Но нет! Он тряхнул головой. Нельзя оскорблять ее недоверием. Ведь она мужественно призналась в том, что продала ожерелье.

Он взял ее за подбородок и мягко произнес:

– Впредь не скрывайте от меня свои затруднения. В чем бы они ни состояли, я всегда приду к вам на помощь, если только это будет в моих силах.

К немалому его удивлению, глаза ее вдруг наполнились слезами. Она шмыгнула носом.

– Есть нечто, в чем я пока не могу вам сознаться. Но вы сегодня впервые за все время дали мне надежду… Норклифф.

Он широко улыбнулся и положил ладонь ей на плечо. Под тонкой тканью платья чувствовалась живая упругая плоть. Ему стоило большого труда не поддаться порыву и не стиснуть ее в своих объятиях, но усилием воли он подавил свои желания.

Несколько мгновений прошло в благословенной тишине. Душу Джулиана объял удивительный покой, который вскоре нарушила Лаура, без обиняков заявив:

– Я так хотела бы, чтобы вы мне рассказали о своей жене…

Он вздрогнул, как от удара, а потом отрывисто произнес:

– Не стоит она того, чтобы мы о ней говорили. Эта особа сейчас в Вене. Нет, в Италии. – Он резко убрал руку с ее плеча.

– Но ведь вы обвенчаны с ней на всю жизнь. Не лучше ли уладить все разногласия миром, чем держать обиды друг на друга?

Джулиан сердито уставился в окно. Он не мог принудить себя рассказать этой чистой девушке, что застал супругу под чужим мужчиной с заброшенной на голову юбкой всего через час после венчания, после произнесения обетов. Он горько сожалел, что поддался на уговоры отца и назвал эту беспутную особу женой перед Богом и людьми. Он ни разу к ней не прикоснулся, но, кроме них двоих, об этом не знал никто. Мысль о том, что она может подарить ему наследника, забеременев от кого угодно, повергала его в ужас.

– Боюсь, мир с Элинор невозможен. Во всяком случае, для меня.

Ему было горько сознавать, что недостойная жена черной тенью встала между ними. Лаура наверняка ждет от него подробного рассказа о разногласиях с супругой. Но может ли он ей поведать о таком позоре? О развратности Элинор, о своем унижении? Он снова пристально взглянул на нее. И опять в своем белом платье она стала похожа на ангела, спустившегося с небес. Очарование момента нарушил стук в дверь.

– Милорд, колокол уже отзвонил. Хозяин просит пожаловать на ленч, – отчеканил Крэнфорд.

– Мы сейчас спустимся, – сказал Джулиан, не сводя глаз с Лауры.

Глава 13

Лаура почти не притронулась к еде. Джулиана посадили рядом с ней, и у нее пропал аппетит. Она чувствовала жар его тела, беспрестанно ловила на себе его взгляд, то и дело мысленно возвращаясь к последнему разговору с ним. Ей было очень неловко, что она коснулась столь щекотливой для него темы. Мучимая раскаянием, она сослалась на головную боль и вышла из-за стола первой. Но отдохнуть ей не удалось. Не успела она прилечь на шезлонг, как в комнату без стука ворвалась Селия и потребовала:

– Рассказывай!

Лауру не пришлось долго упрашивать. Она все рассказала подруге о шантажисте Фортье, а заодно и о том, кем являлась ее мать. Вдвоем они принялись строить планы по устранению Обера, где главную роль отводили Рексу Пентли. Лаура готова была пойти на что угодно, лишь бы помешать негодяю Оберу причинить зло его светлости Локвуду.

– А ты уверена, что Рексу все это придется по душе? – с тревогой спросила она.

– Он будет в восторге, вот увидишь. Ему нравится обводить вокруг пальца всяких жуликов. Ты ведь сама имела случай в этом убедиться. А этот твой Фортье, судя по всему, пройдоха, каких поискать. Послушай, а не лучше ли было бы рассказать обо всем Локвуду? Он так отделает этого французишку…

– Не могу, – потупилась Лаура. – Мне стыдно.

– Брось, дорогая, что за церемонии?! Этот мерзавец заслуживает того, чтоб его хорошенько вздули. Гнусный шантажист. Тебе-то чего стыдиться? Или ты имеешь в виду свою маман?

Лаура стиснула руки. Она и в самом деле стыдилась матери. Как же были правы бабушка и дедушка Ланкастеры, которые всегда относились к невестке с подозрением и прохладцей. Она бежала из Парижа во времена Террора, а как овдовела, снова туда вернулась. Она рвалась назад, к веселой, разгульной жизни, которая значила для нее куда больше, чем единственная дочь.

– Вот, возьми-ка мятную конфетку. – Селия открыла бонбоньерку и чуть ли не силой втолкнула в рот подруге леденец. – Это мне душка Чарли подарил. Верь в Рекса, дорогая. Он все расчудесно устроит, и ты больше никогда в жизни не увидишь этого Фортье, будь он неладен.

– Спасибо тебе. – Лаура вымученно улыбнулась. – Так хочется, чтобы все это поскорее осталось позади. А после я вернусь домой.

Несколько минут подруги просидели молча. За окнами стемнело. Сквозь освинцованные стекла в комнату проникал дымчато-серый свет сумерек.

– Выходит, ты все уже решила? – нарушила молчание Селия.

– Насчет Рекса?

– Да нет же, насчет Локвуда.

– Не понимаю, о чем ты.

– Прекрасно понимаешь, – усмехнулась Селия. – Ты ему небезразлична. Судя по всему, он тебе тоже. Так за чем же дело стало?

– Ох, что ты все мучаешь меня такими вопросами? – Лаура со вздохом подошла к окошку и стала следить за снежинками, кружившимися в воздухе. – Граф женат.

– Сто раз тебе говорила, это его достоинство, а вовсе не недостаток. Что тебя ждет в твоей Америке? Выйдешь там замуж за фермера, нарожаешь кучу детишек и станешь этакой клушей… Фу!

В словах Селии звучала жестокая правда. Лаура понурилась.

– Почему именно за фермера? – слабо улыбнулась она.

– Ну за купца, какая разница. Главное, ты все время будешь вспоминать Локвуда и тосковать по нему. Ты будешь в ужасе ждать очередного шантажиста, который расскажет твоему благочестивому мужу правду о маман.

Лаура подошла к шезлонгу, на котором полулежала Селия. Сев рядом с ней, она вполголоса произнесла:

– Ты права, дорогая, тысячу раз права. В Америке меня никто не ждет. Там, где я выросла, все наверняка изменилось. Да и я сама стала другой. Но мысль о возвращении помогала мне выстоять, я с ней так свыклась. Она придавала мне сил все эти годы. Я только об этом и грезила.

– А теперь мечтаешь о другом, – смеясь, заявила Селия. – И нынешняя твоя мечта вполне может сбыться. – Она плутовато подмигнула. – Он сейчас внизу, но скоро придет сюда. Не отталкивай его, уступи его и своим желаниям.

Она выбежала из комнаты, и Лаура осталась одна, так ничего и не успев возразить подруге. Остаться с Джулианом Норклиффом, лордом Локвудом, для нее было столь же нереально, как и вернуться к прежней благополучной и беспечальной жизни в родной Виргинии.

Джулиан направился на второй этаж, в комнату, которую делил с Лаурой. Уже совсем стемнело. Он выиграл в карты несколько сот фунтов, изрядно опустошив карманы гостей Белгрейва, и сам не мог понять, как это ему удалось. Играл он рассеянно, мысленно обращаясь к Лауре.

Вот и теперь, остановившись у двери в спальню, он в который уже раз подумал, как несправедлива судьба, навязавшая ему в жены ту, которую он презирает. Элинор лишила его возможности назвать своей прелестную Лауру. Женщины эти несхожи между собой, как небо и земля. Элинор лжива, развратна и эгоистична, а Лаура правдива, целомудренна и великодушна. Даже Крэнфорду она пришлась по душе, а уж угодить напыщенному дворецкому мало кому удавалось.

Джулиан открыл дверь. Лаура, стоявшая у камина, обернулась к нему. Отсветы пламени золотистыми искрами рассыпались по ее густым локонам, простое белое платье с вышитым лифом и золотистым поясом выгодно оттеняло матовую белизну ее кожи.

– Вы довольны игрой? – спросила она, но голос ее заглушило биение его сердца.

– Вы распустили волосы. – Голос его был хриплым от волнения. Ему безумно хотелось погрузить ладони в шелковый водопад этих волос, а после зарыться в них лицом.

– У меня начиналась мигрень. Я вытащила шпильки, и все прошло… Вам нехорошо?

– Напротив, я давно так великолепно себя не чувствовал. – Размашистым шагом он подошел к Лауре и заключил ее в свои объятия. Она запрокинула голову, пристально взглянув на него широко распахнутыми зелеными глазами, и едва слышно вздохнула. Казалось, она покоряется неизбежному.

Отбросив привычную сдержанность, он позабыл о самоконтроле и дал волю чувствам, крепко прижав ее к себе и впившись губами в ее губы. Она не противилась его ласкам. От нее исходил упоительный аромат роз и мяты. Он раздвинул языком эти полные, мягкие, податливые губы и стал нежно ласкать ее небо, десны, внутреннюю поверхность щек. Осмелев, Лаура коснулась своим языком его губ. Ладонями она поглаживала его спину, потом скользнула вниз и обхватила его за талию. Не без труда подавив желание овладеть ею прямо на полу, он подхватил ее на руки и понес к кровати.

Распростершись на пуховой перине, она протягивала к нему руки и смотрела на него так призывно, ласково и кротко, что у него защемило сердце. Он хриплым шепотом проговорил:

– Я постараюсь не сделать тебе больно.

– Я знаю, – кивнула она.

От этих простых слов, произнесенных с нежной улыбкой, глаза его увлажнились. Она вручала ему свой дар с безграничным доверием и со столь же безграничной любовью. Помедлив, он наклонился и прижался лбом к ее высокому лбу, погрузив ладони в струящийся шелк медно-рыжих локонов. Затем рука его скользнула вниз. Он подтянул вверх подол белого платья и осторожно лег на нее сверху опираясь на локти. Тела их утонули в мягкой перине. Они словно очутились на огромном темно-синем облаке, поверх которого разметались волнистые пряди ее волос. Именно такой он и представлял Лауру в своих мечтах.

Ему стоило немалого труда сдерживать свое вожделение и медленно, осторожно ласкать ее упругое тело, одновременно освобождая от одежды, вместо того чтобы стремительно взять ее. Слегка отстранившись от нее, он провел ладонью по ее груди, по плоскому животу и стройным ногам, облаченным в белые чулки (они были перехвачены над коленями розовыми подвязками). Чтобы совладать со стремительно растущим возбуждением, он прикрыл глаза, а когда снова их открыл, Лаура обняла его за шею и притянула к себе.

Губы их снова соединились в страстном поцелуе. Он больше не сдерживался, его ласки стали смелее и настойчивее. Лаура отвечала ему с не меньшей страстью.

Все еще сжимая в ладонях пряди ее волос, он раздвинул ей ноги и снова лег на нее сверху. Острое наслаждение пронизало все его тело, хотя получить желанное он тотчас не мог – мешала одежда.

Это была сладчайшая из всех пыток.

С огромным трудом заставив себя отстраниться от нее, он сел на кровати по-турецки, чтобы освободить ее от оставшихся одеяний. Осторожно распустив узлы подвязок, он стянул с ее изящных ног чулки и залюбовался маленькими розовыми ступнями. Лаура прерывисто вздохнула. Он поднял голову и едва не лишился чувств – так прекрасно было зрелище, представшее перед его глазами. Она приподнялась на локте, глядя на него сквозь полуопущенные длинные ресницы, почти скрыв под ними свои зеленые глаза. Лицо ее обрамляли роскошные мягкие локоны медно-рыжих волос, спускавшихся на плечи водопадом. Грудь ее плавно вздымалась, а при каждом вздохе под тонкой тканью сорочки вырисовывались отвердевшие крупные соски. Немного припухшие после поцелуев губы были влажные и слегка полуоткрытые. Греческая сирена…

Не отводя от нее взгляда, он соскользнул с кровати, чтобы сбросить с себя ставшую ненужной одежду. Камзол, шейный платок, сорочка, панталоны – все полетело на пол. Но куда же запропастился проклятый зажим для сапог?!

Ей следовало бы испытывать жгучий стыд, но Лаура чувствовала лишь жар и холод. Жар, поднимавшийся откуда-то из глубины тела, затопил ее без остатка, от кончиков пальцев до корней волос. А снаружи повеяло холодом, так что кожа у нее покрылась пупырышками. Она следила за Джулианом, который в этот момент отыскал непристойного вида зажим для сапог и принялся стаскивать с ног тугие ботфорты. Покончив с этим, он направился к ложу, и все его движения были исполнены силы и грации. Он был похож на хищника, вышедшего на охоту. По телу Лауры пробежала дрожь. Ведь жертвой этого опасного дикого зверя должна была стать она…

Но вот он снова очутился рядом, склонился над нею. Блики света от пламени свечей покрыли причудливым узором его мускулистую спину, его широкие плечи и стройный торс. В его густых темных волосах стали заметны пряди с багрово-красным отливом.

Лаура подняла руку и несмело коснулась его лба, затем провела пальцами по скуле и щеке, по линии подбородка.

«Странно, – подумала она, – у него успела отрасти щетина, а ведь он брился так недавно, ранним утром…»

Осмелев, она очертила указательным пальцем контуры его рта и с испугом отняла руку, когда он сделал вид, что хочет схватить ее палец губами. В глазах его плясали золотые искры. Он улыбался ей так нежно, так пристально на нее смотрел, словно опасался, что она может удариться в бегство. Мысль о том, что это и впрямь возможно, отчего-то придала ей уверенности в себе. Она принялась ласкать его грудь, покрытую короткими курчавыми волосами, упругий живот… Рука ее вдруг замерла. Она почувствовала, как весь он напрягся. А потом неожиданно для него и себя дотронулась до возбужденного члена, который оказался гораздо крупнее и тверже, чем ей представлялось, когда она несмело бросала на него взгляды. От неожиданности она отдернула руку с такой поспешностью, как если бы коснулась раскаленного железа.

Он негромко рассмеялся, взял ее за руку и поместил ее на прежнее место, а потом прошептал ей в зардевшееся ухо, что ничего зазорного в этом нет, что оба они всего лишь покоряются воле природы.

Лауру несказанно удивило, что он тоже дрожал. И хотя губы его улыбались, по телу пробегали судороги. В этот миг она ощутила всю полноту своей власти над ним. Пальцы ее снова коснулись его члена, кончиками их она несколько раз провела взад и вперед по всей его длине.

Джулиан издал хриплый стон и взмолился:

– Довольно! Теперь настал твой черед, моя ненаглядная зимняя роза.

Ей оставалось одно – сдаться под его натиском. Он лег на нее сверху, и они снова утонули в мягкой перине. Покрыв ее лицо и грудь быстрыми страстными поцелуями, он приподнялся и раздвинул ее бедра коленом. А потом ухватился за подол сорочки, стащил ее с прекрасного тела и швырнул на пол. Взгляд его скользнул по совершенным формам ее фигуры. Лауру охватила сладкая истома. Она чувствовала, что буквально тает под его пламенным взглядом, как кусок льда под солнечными лучами. Он поднял голову, и глаза их встретились. В глубине его больших темных зрачков переливались искры. Его призывный взгляд, исполненный восхищения, выражал столь многое…

Он словно проник в самые потаенные глубины ее существа, пробудив чувства такой неистовой силы, что ей на миг стало трудно дышать. На глаза ее навернулись слезы. О, как она любила его, Джулиана Норклиффа, шестого графа Локвуда! Только поэтому она уступила его страстному порыву, поэтому решила не возвращаться в Виргинию…

Но ей не удалось додумать эту мысль до конца. Он склонился к ней, своим горячим дыханием пощекотал ей висок и шею. Снова прошептал, что не сделает ей больно, что жаждет лишь одного – доставить ей наслаждение. И она снова почувствовала огненные прикосновения его мягких губ и языка. Он целовал и ласкал ее шею, грудь, соски. Какая-то неведомая сила заставляла ее выгибать тело дугой навстречу его ласкам. Закрыв глаза, она стонала от вожделения, которое все нарастало, грозя испепелить ее. Он приподнялся на локтях и впился губами в ее губы. Интимные части их тел соприкоснулись. Лаура всхлипнула от острого наслаждения. Но вот его упругий член скользнул внутрь влажных складок между ее ног, и она почувствовала давление. Кожа в преддверии ее лона натянулась, нежная тонкая плоть противилась слиянию их тел, но преграда эта была слишком слаба, чтобы предотвратить или даже просто отсрочить неизбежное, Вдруг все тело ее пронзила резкая, острая боль. Лаура вскрикнула и открыла глаза. Джулиан замер. Во взгляде его угадывались нежность и изумление.

– О Боже, Лаура… – хрипло прошептал он и бережно коснулся губами ее лба.

Лишь когда она расслабилась, отдавшись его нежным поцелуям, он начал осторожно приподнимать и опускать бедра. Его член ритмично двигался в ее лоне. И хотя прежней острой боли она не ощущала, но не испытывала также и наслаждения, о котором грезила и которое было ей обещано… Издав протяжный стон, Джулиан снова замер. Голова его бессильно поникла. Он коснулся лбом ее плеча. Лаура задумчиво поглаживала его обнаженную спину.

Вот, оказывается, каково это. Ласки Джулиана доставили ей умопомрачительное, ни с чем не сравнимое наслаждение, но сам акт, последовавший за этим, оказался болезненным, и только… Она отказывалась понимать женщин, которые добровольно позволяют мужчинам проделывать с собой такое. Ради чего они на это идут?

Все еще продолжая сжимать ее в объятиях, Джулиан коснулся губами ее щеки, укрыв ее и себя одеялом.

– В следующий раз все будет иначе, вот увидишь.

– В следующий раз?

Уловив нотки разочарования в ее голосе, он от души рассмеялся.

– Ненаглядная моя, природе отчего-то было угодно, чтобы первые объятия оказывались для женщин болезненными. Но теперь все самое неприятное позади. Отныне ты будешь только наслаждаться нашей близостью. Помнишь, что ты ощущала, пока тебе не стало больно? Все будет так же, только гораздо лучше.

– Да, вначале я чувствовала себя просто на седьмом небе, – призналась она, поверив его словам.

Ей было тепло и уютно в его объятиях под теплым пуховым одеялом. Боль утихла, а вместе с ней исчезло и чувство обиды и разочарования.

– Тебе понравится, обещаю.

Она кивнула. Душу ее объяло умиротворение. За окном кружились пушистые снежинки, в камине горел огонь. Она лежала на мягкой постели в объятиях лорда Локвуда и чувствовала себя так, словно имела на это полное право, словно эта комната, эта кровать были их общим домом, тем единственным местом на земле, где ей надлежало находиться. Она знала, что до конца своих дней не забудет тех ощущений тепла, безопасности и защищенности, которые объяли ее душу.

Джулиан скользнул взглядом по мраморной каминной полке. Часы из золоченой бронзы негромким тиканьем отсчитывали время. Лаура сладко заснула в его объятиях. Он теснее прижал ее к себе и закрыл глаза, но сон не приходил. Ему не давала уснуть нежность, затопившая душу. Нежность к этой хрупкой девушке, чья голова так доверчиво покоилась на его плече.

Он причинил ей боль, обесчестил и тем обрек на страдания. Она же ни в чем его не винила, лишь на краткий миг ее прекрасное лицо исказила гримаса страдания. Он ласково улыбнулся, вспомнив об этом. Никогда прежде ему не доводилось испытывать таких чувств к женщинам, с которыми он был близок. Эта загадочная девушка пробуждала в нем не только неукротимое желание обладать ею, но и готовность отдать все, всего себя за одну ее улыбку.

Лишь теперь Джулиан Норклифф, граф Локвуд, осознал, что попал в беду. Ему хотелось сделать Лауру своей. Он был не в силах с ней разлучиться, но пропасть, их разделявшая, была слишком велика. Они принадлежали к разным слоям общества, а кроме того, он состоял в браке.

Но существуют ли на свете препятствия, которые он был бы не в силах преодолеть? С Элинор можно ведь и развестись. Такое и прежде случалось, будет происходить и впредь. И пусть ликуют его недруги в парламенте… Джулиан поморщился. Со времени своей злосчастной женитьбы он положил столько сил на то, чтобы скандальное поведение супруги не нанесло ущерба его карьере. И вот теперь сам вынужден будет отринуть все свои политические амбиции. Он готов бросить все к ногам этой женщины.

Нет, не «этой женщины» – Лауры. Он повернулся в постели, чтобы снова взглянуть на нее. Она была так прекрасна, что у Джулиана на глаза навернулись слезы. Ни удачливость в политике, ни самые дерзкие свершения не могли наполнить его душу таким восторгом, дать ему такое ощущение полноты жизни, какие он испытывает при одном взгляде на нее.

В парламенте никогда не прекратятся споры, борьба партий, грязные интриги. Англия всегда будет воевать с Францией или Испанией, колониями или Индией. Да и внутренние проблемы вряд ли когда-нибудь будут полностью решены. На смену луддитам явятся другие недовольные. Законы должны меняться, чтобы обеспечить интересы всех слоев общества, но члены парламента панически боятся перемен… И убедить их в том, что не всегда надо держаться за традиции, порой просто невозможно.

Но он сможет пережить горечь поражения. Сможет, если рядом будет Лаура. С ней он чувствует себя помолодевшим, окрыленным, непобедимым. Словом, уподобляется Рэндалу, а тот всегда действует по велению сердца, а не рассудка…

Мысль эта не показалась Джулиану обнадеживающей, но ему было все равно…

Отбросив одеяло, он дотронулся до упругой груди Лауры. От кожи спящей девушки исходил едва уловимый аромат розовой воды. Она шевельнулась и что-то невнятно пробормотала. Джулиан сжал губами крупный розовый сосок. Лаура открыла глаза. Их взгляды встретились. Она улыбнулась и провела ладонью по его волосам, которые отливали бронзой. Дыхание ее стало прерывистым, губы приоткрылись…

Кровь забурлила в жилах Джулиана. Через мгновение он очутился на ней. Раздвинув ее бедра коленом, он вошел в ее нежную плоть. Лаура на сей раз не испытала боли и вся отдалась наслаждению. Он стал ласкать пальцами сосок ее груди. Она издала протяжный стон и откинула голову назад, прижавшись к нему всем телом. Никогда еще он не испытывал такой жажды обладания женщиной. Бедра его стали ритмично подниматься и опускаться, член все глубже проникал в ее влажное лоно. Тело Лауры вторило его движениям, а его язык стал надавливать на ее небо в такт движениям их тел.

Лаура гладила нежными ладонями его спину, плечи, руки. Затем он приподнялся на одной руке, нащупал твердый влажный бугорок в преддверии ее лона и стал легонько гладить его пальцем. Лаура вскрикнула от восторга и с силой сжала его плечи. Тело ее сотрясали конвульсии.

– Джулиан… Ох, Джулиан! – рыдая от наслаждения, кричала она.

Через мгновение страсть Джулиана также достигла своего пика.

– Лаура… – простонал он, словно вспышкой молнии пораженный от испытанных им ощущений.

На миг сознание его затуманилось. Когда же оно снова прояснилось, он обнаружил себя все так же сжимающим ее гибкое тело в объятиях. Он приподнял голову и заглянул в ее огромные зеленые глаза, в которых светилась нежность и благодарность.

– Я не знала, что так бывает, – прошептала она.

– Я тоже, – признался он. – Но у нас с тобой так будет всегда. А теперь спи. Тебе надо отдохнуть.

Он лег на бок, привлек ее к себе и набросил одеяло на их обнаженные тела. Мысль, что он никогда не отпустит ее от себя, никогда с ней не расстанется, наполнила его душу долгожданным покоем и умиротворением. Прислушиваясь к ее ровному дыханию, он сам не заметил, как задремал.

Вдруг он понял, что в дверь спальни стучат. Нетерпеливый визитер уже успел просунуть голову в спальню.

– Эй, привет! Вернее, спокойной ночи! – весело проговорила молодая дама, в которой смутившийся Джулиан узнал Селию. – Простите за беспокойство. – В ее голосе отчетливо слышалось торжество.

– Не сочтите за труд уведомить хозяина и гостей, что мы не спустимся к обеду, – сказал Джулиан.

– Охотно! – Селия кивнула, голова ее тотчас же исчезла, а дверь со стуком закрылась.

Джулиан перевел взгляд на Лауру. Она безмятежно спала. Ее длинные медно-рыжие волосы разметались по подушке. Он поймал себя на мысли, что наконец-то вернулся домой после долгих странствий.

Глава 14

– Что еще за дьявол?! – Ноздри Обера Фортье хищно раздулись, глаза пылали яростью. Свет уличного фонаря тусклыми бликами ложился на его бледное лицо.

– Сравнение просто замечательное! Я и в самом деле обернусь дьяволом и отправлю тебя в преисподнюю, если ты посмеешь меня ослушаться! – Рекс Пентли подошел ближе и сделал знак двоим нанятым им головорезам. Втроем они взяли шантажиста в кольцо. Прерывистое дыхание Фортье изобличало его страх. В морозном воздухе оно превращалось в клубы пара, что делало его похожим на дракона. Рекс кровожадно усмехнулся. – Оставь в покое леди, иначе увидишь пекло прежде, чем взойдет солнце. Надеюсь, я выразился понятно?

– Леди? Уж не имеешь ли ты в виду дочь презренной шлюхи? – Фортье злорадно хохотнул. Клубы пара почти полностью скрыли его физиономию от собеседника. – Представьте себе, не один я знаю, кто она на самом деле. Вот ведь незадача, а?

– Но отвечать будешь ты, – засопел Рекс, – если у нее возникнут неприятности из-за данных обстоятельств. Мы с ней дружны, а я не люблю, когда моих друзей пытаются обидеть.

Обер Фортье явно собирался наброситься на Рекса, но из тени вышли еще четверо уличных разбойников.

Чтобы не мешать своим помощникам вершить правосудие, Рекс Пентли отошел в сторону и стал молча наблюдать за побоищем. Обер Фортье пытался сопротивляться головорезам, но силы были неравны. Вскоре он уже лежал на грязной мостовой одного из переулков неподалеку от Королевского театра.

– Видишь, – назидательно произнес Рекс, подходя к поверженному негодяю, – каково приходится тем, кто становится поперек дороги моим друзьям. Надеюсь, ты извлечешь из этого урок. Обещаю, что следующей нашей встречи тебе не пережить.

Рекс зашагал прочь. Его сообщники бесшумно растворились в сумраке переулка. Он оплатил их услуги заранее.

– Кто бы это мог быть? – Элинор озадаченно уставилась на служанку. – Малькольм только что ушел. Я никого больше не жду…

– Не знаю, мэм. Вроде… на джентльмена похож.

Элинор сжала кулаки.

– Тупица этакая! Разве он не назвался? Не передал тебе визитную карточку?!

– Нет, мэм. – Служанка отступила на шаг, чтобы не попасть под горячую руку госпожи.

– Хватит трястись, глупая гусыня. Веди его сюда. Но если окажется, что это торговец, я тебе уши оторву!

Господи, похоже, испытаниям ее не будет конца! Она так рвалась в Англию, так надеялась, что скандальные события ее жизни уже не занимают умы сплетников, ведь у них и без нее каждую неделю появляются пикантные новости для пересудов… Красавчик Браммел разорился и по уши в долгах, да еще и впал в немилость при дворе, потому что неосторожным словом задел самого принца… Почему бы им не перемыть ему косточки? Но оказывается, даже он считает ее общество неподходящим! Встретив его сегодня на Бонд-стрит, она хотела дружески ему посочувствовать, но Браммел держался с ней холодно и после нескольких ничего не значащих фраз поспешил откланяться. Обида все еще жгла ее душу…

Она с любопытством взглянула на мужчину, которого провела в гостиную служанка. Узкое лицо незнакомца украшало несколько синяков и ссадин.

– Bonjour, madame. – С грациозным поклоном он поднес ее руку к губам. – Слухи о вашей красоте не преувеличение. Теперь я своими глазами в этом убедился, – воодушевленно сказал он и снова ей поклонился. Элинор изучающе посмотрела на него. Судя по манерам и безупречному покрою платья, ее незваный гость был французом и принадлежал к высшей аристократии. Впрочем, впечатление могло оказаться и ошибочным.

– Что привело вас ко мне, сэр?

– Одно небольшое дело, которое наверняка вас заинтересует, мадам.

Элинор равнодушно пожала плечами:

– Сомневаюсь. Ведь я даже не имею чести знать вас. Незнакомец поспешил исправить свою оплошность.

Он снова поклонился ей.

– Обер Фортье, граф де Сюланж. К вашим услугам, мадам.

В холодных голубых глазах Элинор мелькнуло нечто похожее на любопытство. Настоящий французский граф. Может быть, он один из тех, кого революция разорила и заставила искать приюта на чужой земле? Эти нищие попрошайки наводнили Англию, да и титулы их ничего не значат. Даже Наполеону оказалось не под силу вернуть им былое величие.

– Вы французский эмигрант, граф? – без обиняков спросила она.

– Нет. – Гость улыбнулся. – Я в вашей стране по делам. Мой отец сохранил свой титул и владения.

– Присаживайтесь, граф, – повеселела Элинор. – Расскажите, что привело вас ко мне. А я прикажу подать нам чай.

– Локвуд, – отрезал Фортье. Рука Элинор, тянувшаяся к колокольчику, замерла в воздухе. – У нас с вами, мадам, так много общего. – Он с важным видом кивнул, уловив на ее лице тень недоумения. – Ваш супруг вступил в связь с моей бывшей возлюбленной. Я предлагаю вам союз. Общими усилиями мы накажем обоих!

– Не уверена, что это меня заинтересует, – жеманно произнесла она и наклонилась над столом, чтобы новый знакомый смог по достоинству оценить богатство, едва скрытое глубоким декольте ее платья. – Но отчего бы не послушать умные речи. Итак, в чем состоит ваш план?

Фортье воодушевленно воскликнул:

– Мадам, я так и знал, что вы не только красивы, но и умны!

Так было положено начало блестящему союзу…


Февральские морозы сменил дождливый март. Лаура была невероятно счастлива, и даже перешептывания и косые взгляды, которыми сопровождалось любое ее появление в свете в обществе Джулиана, не могли омрачить радость, переполнявшую ее душу. Селия оказалась права, тысячу раз права.

Единственным серьезным огорчением, которое им пришлось пережить в эти дни, оказались народные волнения в связи с принятием парламентом хлебных законов и резким повышением цен на продовольствие.

Парламент пытался исправить положение, изменив пошлины на ввозимое из-за границы зерно, но это почти не улучшило ситуацию. Джулиан возвращался на Фрит-стрит поздними вечерами, уставший и опустошенный. Лаура, как могла, утешала его. Дни стояли ненастные, резкий ветер гнал по небу темные тучи. Вечером начинало подмораживать, но, несмотря на это, Лаура, чуть заслышав стук копыт по булыжной мостовой, выходила встречать Джулиана на крыльцо.

– Что нового, любимый? – спрашивала она с нежной улыбкой.

И в один из таких дней вместо привычных жалоб на дрязги в парламенте и несговорчивость коллег, не желавших кардинально изменить законы, он ответил:

– Элинор вернулась.

Лаура молча пошла за ним в прихожую. Когда Джулиан разделся и занял свое любимое кресло в гостиной у камина, она опустилась на ковер у его ног.

– Боже мой! Вот так новость.

Джулиан мрачно кивнул, отхлебнул бренди и поставил стакан на столик.

– Как гром среди ясного неба. Я говорил сегодня с Красавчиком Браммелом, он встретил ее недели две назад на Бонд-стрит.

Лаура испытующе посмотрела на него:

– Значит, ты ее не видел?

– Нет, спасибо Господу. – Лицо его исказила гримаса отвращения. – Вот это меня и настораживает. Не в ее манере, возвратившись в Лондон, избегать встречи со мной. Ей ведь всегда недостает денег, и она каждый раз их у меня просит. – Он мрачно вздохнул. – И получает.

– Не приказать ли Бекки подать ужин? – робко прервала его Лаура.

– Что? Ужин? Как хочешь. Столько проблем, а тут еще Элинор… – Он улыбнулся. – Знаешь, если бы не все это, я с удовольствием показал бы тебе Шедоухерст. Когда волнения улягутся и жизнь войдет в нормальное русло, мы обязательно туда съездим. Хочешь в деревню, Лаура?

Она радостно улыбнулась и захлопала в ладоши:

– Еще бы! Ведь это не просто деревня, а твой любимый Шедоухерст, о котором ты столько говорил! Мне безумно хочется увидеть все своими глазами.

Она положила голову ему на колено. Он стал нежно гладить завитки волос над ее виском. Лаура очень любила эти спокойные, безмятежные минуты наедине с ним, когда он делился с ней своими проблемами, а она пыталась во все вникнуть. Он всегда внимательно выслушивал ее мнение и не раз с благодарностью принимал советы.

– Ты ведь жила во Франции, – сказал он, прервав молчание. Лаура выпрямилась и взглянула на него с недоумением. – Как, по-твоему, что там теперь происходило бы, не окажись Наполеон в ссылке на Эльбе?

Лаура пожала плечами:

– Я ведь перебралась оттуда в Лондон два с лишним года назад, когда он еще был императором. Французы относятся к нему совсем иначе, чем англичане.

– А если он вернется?

Лауру бросило в жар. Она дрогнувшим голосом взмолилась:

– Если ты что-то знаешь, не томи меня!

– Представь, и в самом деле знаю. Двадцать шестого февраля Наполеон покинул Эльбу и несколько дней назад высадился во Франции. Сейчас он на пути в Париж в составе нескольких полков, вставших на его сторону.

– Боже, какой ужас! – воскликнула она. – Неужели пять война?!

Джулиан пожал плечами:

– Этого нельзя исключать. Людовик вполне доволен м, что имеет, и не жаждет большего. Этот же… Ему подавай весь мир. Но я сомневаюсь, что Франция готова к новой войне.

– Я тоже. Дай-то Бог, чтобы мы оба оказались правы. – Она снова положила голову ему на колено. – Но тебе ведь… не придется идти воевать?

Он весело рассмеялся:

– Не бойся, моя милая, с ним и без меня справится наш доблестный Веллингтон, если маленький корсиканец снова попытается завоевать мир. Дай-ка я тебя поцелую…

Он наклонился и стал целовать ее лоб, глаза, губы. Через мгновение она позабыла о хлебных законах, Элинор и Наполеоне. Во всем мире существовали лишь они и волшебное чувство гармонии и покоя, страсти и умиротворения, которое они щедро дарили друг другу. Джулиан ни разу не сказал ей, что любит ее, но каждое его слово, жест, улыбка, взгляд убеждали ее в том, что его любовь так же сильна и трепетна, как и ее собственная.

Насытившись ласками, она лежала в его объятиях и думала об Элинор. Зачем она вернулась в Лондон? Чтобы предъявить законные права на Джулиана? Известно ли ей, что граф Локвуд завел себе любовницу и живет с ней на Фрит-стрит, ни разу за истекший месяц не заглянув в свой фамильный особняк? И если да, то что она намерена в связи с этим предпринять? Лауре стало немного стыдно, что голова ее занята личными проблемами, когда в стране не утихают волнения, когда Англии грозит опасность извне. Но она ничего не могла с собой поделать. Джулиан был для нее всем. Больше всего на свете она страшилась его потерять.

После той памятной поездки в охотничий домик Белгрейва они с Джулианом проводили вдвоем почти все время, когда он был свободен отдел. Они стали гораздо реже посещать оперу и светские приемы, но Лаура не желала от жизни ничего иного. Даже мысль о малопочтенном положении содержанки досаждала ей теперь куда меньше, чем в те месяцы, когда она являлась таковой лишь формально. Она стала чаще вспоминать маман, но без осуждения, а скорее с сочувствием и пониманием. Лаура не раз порывалась написать ей, но так и не решилась, потому что переписка с любовницей французского вельможи могла навлечь большие беды не только на нее, но и на Джулиана. Опасность эту усугубляли политические перемены, которые возникли из-за возвращения Наполеона из ссылки.

В полудреме Лаура повернулась на бок. Взгляд ее скользнул по потолку, на котором плясали тени, отбрасываемые языками пламени из камина. В их сплетении ей на миг почудилось что-то грозное, и от предчувствия неумолимой беды у нее сжалось сердце. Она зажмурилась и стала мысленно твердить себе: «Все будет хорошо, все уладится. Бог милостив, все образуется». Но тревога не покидала ее. Она слишком хорошо знала, как переменчива судьба и как она щедра на неприятные сюрпризы.

Элинор раздраженно покосилась на служанку, остановившуюся в дверях комнаты. – В чем дело? Ну! Девушка нервно мяла края фартука.

– К вам джентльмен, мэм. От-т-трекомендовался вашим мужем.

Элинор швырнула щетку для волос на туалетный столик. Неужто Джулиан? Этого еще недоставало.

– Пошевеливайся, гусыня! – прошипела она. – Помоги мне с прической, живо!

Служанка трясущимися руками схватила гребень и несколько шпилек, которые тотчас же уронила. Элинор, влепив ей затрещину, велела проводить сэра Локвуда в гостиную и стала наспех заканчивать свой туалет. Она с восхищением разглядывала свое отражение в зеркале, любуясь густыми светлыми волосами, голубыми прозрачными глазами и безупречным овалом матово-бледного лица. Супруга следовало встретить во всеоружии. Какая досада, что с ней сейчас нет Обера Фортье! Она озорно улыбнулась, потому что это могло быть и к лучшему. Надо постараться обернуть сложившуюся ситуацию в свою пользу, только и всего.

Она сделала неприступный вид и медленно вплыла в гостиную. Джулиан выглядел безупречно. За прошедший год он нисколько не изменился, был все так же красив и элегантен. Повернувшись к ней лицом, он смерил ее все тем же холодным, презрительным взглядом.

Решительно ничто не изменилось, черт бы его побрал.

Душу Элинор захлестнула волна ярости.

– А-а, вот кто изволил ко мне пожаловать, – с издевкой воскликнула она, – дражайший супруг! Не иначе как похвастаться своей рыжей дикаркой из колоний, жалкой актрисой из массовки! Джулиан, опомнись! – В голосе ее зазвучали трагические нотки. – Твой отец от такого позора в гробу перевернется!

Джулиан насмешливо посмотрел на нее:

– А не лучше ли было бы тебе позаботиться о спокойствии собственного родителя?

– Ну, мой-то еще жив! – фыркнула Элинор.

– И предпочитает носа не высовывать из Йоркшира, чтобы не слышать пересудов о дочери, причем отнюдь не беспочвенных, – кивнул Джулиан. – Ответь теперь, почему ты явилась сюда, нарушив мой запрет?!

Элинор жеманно повела плечами.

– Откуда ты узнал, что я здесь?

– Это было нетрудно. Твоя скандальная слава настолько оглушительна, что не только преследует тебя, но порой и опережает. Что это еще за история с молодым итальянцем, который удавился по твоей вине?

– Вот так всегда! – с надрывом воскликнула Элинор. – Люди готовы снести к моему порогу любую грязь, какая встретится у них на пути. Я не знаю, почему этот помешанный так поступил, ясно?! А что до тебя, то я своими ушами слышала, что ты вступил в греховную связь со своим секретарем, а после завел еще и содержанку.

– Просил бы не отзываться о мисс Ланкастер в подобном тоне.

Элинор хищно сощурилась. Губы ее тронула злорадная усмешка.

– Это еще почему? Скажите, какая принцесса выискалась! Джулиан, – она картинно заломила руки, – неужто ты не боишься себя скомпрометировать? Ты все о ней выяснил? Тебя не смущает, что знакомство ваше состоялось в борделе мадам Деверо?

Джулиан махнул рукой, но нахмурился, и она безошибочно угадала, что удар попал в цель.

– Людям ведь не прикажешь молчать. А вдруг по Лондону поползут слухи, что она американская шпионка? – Элинор округлила глаза и попыталась изобразить страх.

Джулиан лишь усмехнулся. Мысль о том, что кто-то способен принять Лауру за шпионку, показалась ему забавной.

– К твоему сведению, во время войны она жила во Франции. И никогда не имела доступа к государственным секретам. Ни в Америке, ни в Париже, ни здесь. Это выяснил Малькольм еще до нашего с ней знакомства.

– Значит, на сей счет можно не беспокоиться. – Элинор мягко улыбнулась, отдавая должное уму и предусмотрительности Малькольма. Уж этот не спугнет дичь, прежде чем та запутается в силке!

На миг ей стало даже жаль этого статного красавца, простофилю Локвуда, чью карьеру она собиралась погубить. Он мог бы стать прекрасным мужем и завидным спутником на балах и приемах. После того, что она намеревалась сделать, ему останется только затвориться до конца своих дней в этой гадкой деревне в Кенте. А она, не подозревавшая об измене мужа, привлечет к себе всеобщее сочувствие и снова будет блистать красотой в гостиных и бальных залах.

Голос Джулиана прервал ее мысли:

– Я говорил с адвокатом, Элинор. Наш брак будет аннулирован.

Глаза ее сузились от гнева.

– На каком же основании, хотела бы я знать?!

– На основании того, что он фиктивен.

– И ты надеешься, что этому поверят? Ведь мы женаты уже шесть лет! Твое слово против моего, и только. А я заявлю, что принадлежала тебе бессчетное количество раз, причем во всех постелях, на всех каминных ковриках, на всех столах твоего особняка! – Она взглянула на него с торжеством, которое почти померкло, когда он заявил:

– Поверят. После того как некий баронет, имя которого тебе хорошо известно, даст письменное свидетельство, что обладал тобой под лестницей упомянутого особняка через час с небольшим после нашего венчания. – Он улыбнулся, глядя на нее. – Но даже если он этого не сделает, я с тобой разведусь. Ты получишь от меня средства, которых тебе хватит на безбедную жизнь в Йоркшире.

– Не надейся так легко от меня отделаться! Я стану бороться за свое имя и титул, бороться до последнего! – выпалила она, дрожа от ярости.

«Только бы успеть! Только бы успеть привести в действие план Обера, прежде чем Локвуд затеет бракоразводный процесс!» – пронеслось у нее в голове.

– Скоро мой поверенный передаст тебе документы, – невозмутимо сказал он. – И будет лучше, если ты их подпишешь. Тогда я буду щедр, обещаю. В противном случае не получишь от меня ни фартинга.

Элинор с трудом взяла себя в руки. Ей хотелось вцепиться ногтями в его холеное лицо, но она понимала, что гораздо выгоднее его обезоружить покорностью.

– Только не забудь о моем приданом и о деньгах, которые я получила в наследство от матери, – промямлила она.

– О чем речь? Это твои деньги, твоими они и останутся. Но я и от себя добавлю немалую сумму, если ты не станешь противиться моему решению.

– А что мне еще остается? – с горькой улыбкой спросила она, подбодрив себя мыслью, что падению этого самоуверенного идиота будет невольно способствовать Лаура Ланкастер, от которой он без ума.

Глава 15

– Боже, как красиво!

День выдался теплый. Солнце ласково сияло, заливая яркими лучами окрестности Кента, легкий ветерок, веявший с моря, шевелил ветви деревьев и молодую траву на полях. Лаура стиснула маленький ридикюль, лежавший у нее на коленях, и улыбнулась Джулиану.

– Тебе правда нравится? – Он улыбнулся ей в ответ и выглянул из окна кареты. – Сколько себя помню, я всегда любил здесь бывать. Достаточно далеко от шумного города, но, если нужно наведаться в Лондон по делам, успеваешь всего за день.

Мейдстон, главный город графства, находился в тридцати пяти милях к югу от столицы, а владения Джулиана были от него еще за десять миль. Шедоухерст. Само название ласкало слух. В нем слышались тихий шелест листвы, журчание ручейков в лесной чаще. Лауре не терпелось поскорее увидеть это сказочное место своими глазами. Карета неспешно катилась по проселочным дорогам среди засеянных полей, зеленых лугов, пригорков, поросших полевыми цветами, и каменных изгородей. Любуясь живописным ландшафтом, Лаура с наслаждением вдыхала чистый воздух, в котором чувствовался запах прогретой солнцем земли, луговых трав и моря.

Время от времени она посматривала на Джулиана и улыбалась ему. Он выглядел совершенно счастливым. Она не видела его таким со времени памятной поездки на охоту во владения виконта Белгрейва. Все, о чем он тревожился последние несколько недель (прения в парламенте, Наполеон, народные волнения) осталось в Лондоне. Лаура с радостью отметила в нем эту перемену. Она, как никто другой, была в курсе всех его проблем. Ее беспокоило лишь то, что он больше не упоминал о своей жене, но Лаура не осмелилась спросить. Она решила, что он сам расскажет об этом, если захочет.

На одном из лугов, мимо которых они проезжали, паслись овцы с густой кудрявой шерстью и черными мордами.

– А как поживает Феба? – спросила Лаура, взявшись за ручку дверцы, так как карета накренилась на повороте.

– Ваша протеже, мисс? – Джулиан изогнул бровь. – Насколько мне известно, Томми, сын моего управляющего, от нее в восторге. Вздумал даже просить отца, чтобы тот позволил ему держать свою любимицу в гостиной.

– Надеюсь, его просьбу оставили без внимания? – усмехнулась Лаура.

– Еще бы! В деревне с этим строго. Домашний скот допускается в комнаты только в жареном, вареном или тушеном виде. – Он озорно взглянул на Лауру.

– Но ведь моей Фебе это не грозит?

– Ни в коем случае.

Несколько секунд она молча любовалась им, его улыбкой, его большими выразительными глазами, мужественными очертаниями его лица. Ей стоило большого труда отвести взгляд от бесконечно дорогих черт его лица.

Судьбе было угодно, чтобы она беззаветно полюбила его и отказалась от своей мечты о возвращении домой. Любовь толкнула ее в его объятия, заставив совершить поступок, куда более отчаянный и безрассудный, чем бегство от матери. Но она ни о чем не жалела.

Лучи заходящего солнца окрасили розово-алым цветом большой господский дом, который стоял на пригорке у кромки леса. Вокруг простирались поля, неподалеку отсвечивала серебром река Медуэй.

– Какой чудесный вид! – Лаура восхищенно вздохнула. – Я просто потрясена!

Карета приблизилась к владениям Джулиана, и вскоре из-за пригорка стала видна арка каменного моста, перекинутого через реку. Только теперь, взглянув на дом, Лаура смогла оценить изящество, классическую строгость и гармоничность всех его пропорций.

– Здесь необыкновенно хорошо! – воскликнула она. – Не представляю, как можно променять этот райский уголок на Лондон!

– Я тоже, – улыбнулся Джулиан. – Будь моя воля, я никогда не уезжал бы отсюда.

Когда карета миновала мост и плавно покатилась по извилистой дорожке, стало заметно, с каким нетерпением Джулиан ждет той минуты, когда окажется под крышей родового гнезда. Лаура подавила вздох. Ведь во всем мире не было места, куда бы так стремилась она. У нее попросту не было дома. Порой она чувствовала себя неприкаянной и незащищенной, словно листок на ветру…

Несмотря на грустные мысли, завладевшие ее душой, она улыбнулась, когда Джулиан выпрыгнул из кареты и предложил ей руку.

– Добро пожаловать в Шедоухерст!

Слуги выстроились у входа, приветствуя своего юс-подина. Женщины церемонно приседали, а мужчины степенно кланялись ему.

– А вот это Томас. Его сынишка взял под свою опеку твою Фебу. – Он кивком указал на плотного мужчину средних лет, стоявшего чуть поодаль от остальных.

– Я вам очень благодарна, – ласково улыбнулась ему Лаура, – бедняжка заслужила лучшую участь, чем быть зажаренной и съеденной директором театра.

Управляющий пожал плечами.

– Славная овечка, что и говорить. Она бегала за моим Томми, как собачонка. Но больно уж она выросла за последние недели, так что мы ее пустили к остальным, а на шею повесили колокольчик. Не беспокойтесь, мисс, никто ее не тронет, доживет она у нас до старости и помрет своей смертью, коли его светлости так угодно.

Простившись с управляющим, они вошли в просторный холл. Лаура с любопытством оглядела массивные колонны и сводчатый потолок, полукруглые ниши в стенах, в которых помещались мраморные бюсты и статуи. В конце холла виднелась изящная лестница. Джулиан, взяв Лауру под руку, повел ее вверх по ступеням. Ноги ее тонули в мягком ковре. Неспешным шагом они прошли по галерее мимо нескольких открытых дверей, что вели в покои второго этажа. Лаура успела заметить стены, обитые шелком и атласом, украшенную позолотой мебель, мраморные камины с массивными резными колоннами и пилястрами. Она немного запыхалась от быстрой ходьбы и с облегчением вздохнула, когда оказалась на третьем этаже, где помещались спальни.

– Для тебя приготовлена особая комната. Ты можешь в ней уединяться, когда пожелаешь.

Лаура устремилась к окну. Оттуда открывался чудесный вид на зеленый сад с подстриженными деревьями и кустами, с фонтаном посреди прямоугольного пруда.

– Какая милая спальня! Здесь легко дышится. И мебель такая изящная! – Она оглядела узкую кровать, стол, невысокое бюро.

– Эту комнату занимала моя сестра.

– Твоя сестра? – Лаура подумала, что ослышалась. – Но ведь ты никогда о ней не говорил!

– Она умерла от горячки, когда ей минуло шестнадцать. А я был в море и узнал об этом из письма матери, когда сошел на берег в Триполи. Ее уже давно похоронили. Вскоре не стало и мамы.

Лаура молча сжала ладонью его плечо. Она хорошо знала, как тяжело терять близких людей. Он быстро обнял ее, а после отстранился и произнес обычным тоном:

– В деревне ужинают рано. У тебя есть час на то, чтобы отдохнуть с дороги и переодеться.

Когда он ушел, Лаура долго не могла начать приготовления к своему первому ужину в стенах Шедоухерста. В голове ее теснились, перебивая друг друга, тысячи мыслей, в воображении с калейдоскопической скоростью сменялись многочисленные образы: красоты Шедоухерста, Обер Фортье, волнения в Лондоне, маман, поля Виргинии… Она с трудом заставила себя успокоиться. Все, что прежде привязывало ее к жизни, осталось в прошлом. Теперь же ей следовало жить настоящим, уповая на то, что Джулиан любит ее так же сильно, как и она его.

Две недели пролетели как один день. Лаура и Джулиан все время были вместе. Они ночевали в комнате, которая соседствовала с бывшей спальней его сестры. Огромная супружеская спальня, гостиная, туалетная комната и кабинет, находившиеся в другом крыле здания, стояли запертые, что лишний раз подчеркивало сомнительное положение Лауры. Но она приказала себе не думать об этом и предавалась безмятежной радости общения с любимым.

Джулиан знакомил ее с окрестностями Шедоухерста. Они прогуливались по полям, посещали конюшни и скотный двор, говорили с крестьянами и арендаторами. Дважды за это время Джулиан ездил в Лондон и оба раза привозил неутешительные известия. В городе все еще продолжались беспорядки. Он был несказанно рад, что Лаура находится в сельской тиши и в безопасности.

– Собирайся, – весело произнес он однажды утром после завтрака. – Мне надо проведать семью арендаторов. Поедем верхом. Кажется, кто-то говорил, что умеет держаться в седле?

– Вообще-то да… Но я так давно не практиковалась…

– Тогда велю Симсу оседлать для тебя самую старую, самую смирную клячу.

– Ну уж нет. – Она величественно выпрямилась, и Джулиан ласково усмехнулся. – Я сумею справиться с молодой резвой лошадкой.

У крыльца их уже ждали две оседланные лошади. Рыжая кобылка, на которой должна была ехать Лаура, с любопытством скосила в ее сторону огромные карие глаза. Лаура потрепала ее по шее:

– Ты просто прелесть.

Лошадь несколько раз качнула головой, словно соглашаясь с ее оценкой.

Грум поставил под стремя деревянную скамью, с помощью которой Лаура легко взобралась в дамское седло. Когда-то бабушке стоило большого труда убедить ее, что девице неприлично ездить верхом по-мужски. Сейчас, свесив обе ноги в одну сторону, она снова подумала, что такая посадка чудовищно неудобна и небезопасна.

– Готова?

Лаура молча кивнула и взялась за поводья.

Через несколько минут они тронулись в путь. У седла Джулиана висела большая корзина с гостинцами для тех, кого они собирались навестить.

Лошади шли ровной рысцой. Вокруг зеленели поля. Тропинки, по которым они ехали, были влажными после дождя. В воздухе веяло прохладой.

Джулиан рассказывал Лауре о новой системе осушения болот, которую стал применять совсем недавно, о помповом устройстве, используемом при этом. Она слушала его затаив дыхание. Ее занимало все, о чем он говорил, а его голос звучал для нее сладчайшей музыкой.

Она гордостью указал ей на ряд вишневых саженцев у края поля. Это был новый сорт, устойчивый к большинству заболеваний плодовых деревьев.

Лаура обратила внимание на то, как искренне улыбались им крестьяне, работавшие на полях, какими упитанными и розовощекими были их ребятишки. Она поделилась своими наблюдениями с Джулианом.

Он пожал плечами:

– Но ведь это всего лишь разумный подход к ведению хозяйства. Когда крестьяне живут в достатке, они лучше относятся к своему господину. Труд сытого работника продуктивнее, чем жалкие усилия голодного доходяги. От тех, кто ленится и работает плохо, я избавляюсь без всяких сожалений.

– Выгоняешь вон?

– Именно. Пусть отправляются в доки или на фабрику. Их судьба меня нисколько не заботит.

Он натянул вожжи. То же сделала и Лаура. Небольшой аккуратный каменный коттедж стоял вблизи от дорожки: Навстречу им из калитки выбежала полноватая женщина в белоснежном фартуке. Из-за ее спины выглядывали двое малышей.

Джулиан слез с лошади и подал руку Лауре. Она легко спрыгнула с седла, оправила платье и подошла к хозяйке коттеджа вместе с Джулианом.

Женщина почтительно присела и взяла из рук своего господина плетеную корзинку.

– Вам нравится ваш обновленный дом, миссис Бруэр?

– Слов нет, милорд! – Она вскользь взглянула на Лауру и снова обратила взор на Джулиана. – Просто не выразить словами, до чего мы вам благодарны, ваша светлость!

– В корзинке хлеб, сыр, немного соли и мед для детей. Вижу, церковь тоже о вас позаботилась.

– Верно, милорд. Все были к нам добры. Я уж думала… – Тут голос ее дрогнул. Она вытерла глаза. – Думала, милорд, вовек нам будет не оправиться после пожара. Ведь мы все потеряли, а вышло, что еще лучше устроились. Многие помогли, но вы, вы, милорд… – Джулиан ободряюще ей улыбнулся, и она всхлипнула. – Храни вас Господь, милорд, за вашу доброту к нам!

Лаура внимательно присмотрелась к коттеджу. Только теперь она заметила, что крышу недавно перекрыли, а в стенах, местами закопченных, кое-где виднелись новые камни.

Когда они покинули семейство погорельцев, Джулиан пояснил:

– Соломенная крыша занялась от искры из печной грубы. Я велел кузнецу соорудить колпак над жерлом, чтобы обезопасить Бруэров от нового пожара. У них ведь сгорело все имущество.

– Но теперь они, как выразилась миссис Бруэр, «еще лучше устроились», – с улыбкой подхватила Лаура. – И домик у них премиленький.

Она поспешно отвела глаза, чтобы Джулиан не прочел в них невольно мелькнувшую мысль: «А у меня нет даже такого!»

– Они это заслужили. Бруэр – прекрасный работник. Его семья живет в Шедоухерсте почти столько же, сколько и моя.

– То есть очень давно? Норклиффы поселились в Кенте в незапамятные времена, да? – Она с любопытством покосилась на него.

– Отнюдь. – Губы его тронула пленительнейшая улыбка. Лаура едва не зажмурилась от его ласковой, дразнящей и ослепительной улыбки. О, как она его любила!

– Но…

– Представь себе, – кивнул он, – мои предки владеют поместьем относительно недолго. Ты не поверишь, но первый из графов промышлял морским разбоем в пользу короля Генриха Восьмого, хотя титул ему пожаловала другая властительница Британии, королева Елизавета. Он значительно пополнил казну сокровищами с испанского галеона, чем заслужил ее доверие. Но и себя не обидел, полагаю. Вдобавок королева закрепила за ним право наследственного владения Шедоухерстом. Прежний хозяин за какие-то провинности лишился головы.

Он снова улыбнулся, и Лаура взмолилась:

– Продолжай!

– Охотно. Итак, первый граф был умен и дипломатичен, что и позволило ему умереть в собственной постели. Второй оказался менее удачлив и погиб в одном из сражений с испанцами. Третий сложил голову в битве между отрядами Кромвеля и короля Чарлза. Четвертый и пятый Норклиффы ничем особым не отличились и мирно почили, дожив до преклонных лет. И вот перед тобой я, граф номер шесть. Мне уже тридцать два, а голова все еще не отсечена от тела. Звучит многообещающе, ты не находишь?

Лаура еще не вполне оправилась от потрясения.

– Ты потомок пирата?

– Я не сомневался – тебе это придется по душе. Но это не единственный скелет в нашем семейном шкафу. Представь, брат моей покойной мамы еще юношей перебрался в Нью-Йорк. Похоже, он неплохо устроился в колониях. Как-то раз прислал маме свой портрет. Дядя на нем в головном уборе из перьев и закутан в шкуру буйвола. Я тогда же объявил всем, что отправлюсь к нему и стану краснокожим индейцем.

Лаура, смеясь, туже завязала ленты шляпы, которую ветер так и норовил сбросить с ее головы.

– И наверняка жалеешь, что не исполнил это.

– Ежечасно, ежеминутно, – в тон ей ответил он. – Из меня получился бы превосходный охотник за скальпами.

– Скорее уж пират. Представляю тебя стоящим у борта пиратской шхуны с абордажным крюком в руках. Волосы твои треплет ветер, над головой реет «Веселый Роджер»…

Джулиан поморщился:

– Нет, благодарю покорно. Море не для меня. Я сыт службой по горло. Кстати, близится шторм. – Он тревожно взглянул на небо. – Хотя мы и не в море, но все же это не сулит ничего хорошего.

Они отпустили поводья, и лошади пустились вперед галопом. Через несколько минут небо сделалось черным и где-то вдалеке сверкнула молния. Последовавший за этим удар грома словно дал сигнал смотрителям небесных шлюзов, чтобы те выпустили воду. Ливень хлынул сплошным потоком, и платья Лауры и Джулиана вмиг вымокли. Тропинка, по которой они ехали, превратилась в бурлящий ручей. Лошади стали спотыкаться, копыта их скользили по жидкой грязи.

Неожиданно Джулиан остановил коня. Лошадь Лауры также замерла на месте. Вглядевшись в темноту, Лаура заметила у тропинки небольшой каменный домик, напоминавший тот, где проживало семейство погорельцев Бруэров.

Лаура с Джулианом слезли с лошадей и вбежали внутрь сквозь отворенную дверь. В коттедже давно никто не жил. В полумраке повсюду виднелись следы заброшенности и запустения, но во всем внутреннем убранстве было что-то удивительно милое, какое-то странное очарование. Лаура со вздохом опустилась на скамью у входа.

– Здесь поблизости есть сарай. Отведу туда лошадей и попытаюсь найти хвороста или поленьев для очага, – сказал Джулиан и, поцеловав ее в щеку, исчез за дверью в струях ливня.

Лаура с трудом заставила себя подняться со скамьи. Верховая прогулка порядком ее утомила. Еле передвигая затекшие ноги, она сняла шляпу и положила ее на сундук, стоявший в углу комнаты. У стены лежало несколько треснувших глиняных горшков и порядком помятая медная кастрюля. Похоже, жильцы покинули этот милый домик в большой спешке. На деревянной койке лежали пыльные шерстяные одеяла, на полках резного буфета виднелись осколки фарфоровой посуды. Когда-то здесь текла налаженная, спокойная, беспечальная жизнь. Теперь же от всего, что составляло прочный быт прежних владельцев, неповрежденными остались лишь стены, стекла в небольших оконцах, очаг и несколько предметов мебели.

«Что же случилось с этими людьми?»

Поеживаясь от холода, Лаура выглянула в окно. Дождь лил не переставая. Она вымокла до нитки и совсем замерзла, но снова поймала себя на мысли, что, несмотря на все это, чувствует себя в этом запущенном домике удивительно спокойно, словно вернулась к себе домой. Наверное, это иллюзорное чувство возникло у нее от того, что ни ветер, ни дождевые струи сюда не проникали.

Джулиан вернулся через несколько минут с охапкой хвороста и несколькими поленьями.

– Сейчас попытаюсь развести огонь, – весело сказал он. – Я уже успел позабыть, какие здесь бывают ливни в это время года. Прости, что так вышло.

– Разве это твоя вина? – усмехнулась Лаура.

Он склонился над очагом, куда поместил дрова и пучок сухой соломы, и высек несколько искр при помощи кремня и огнива. Солома вспыхнула, а вскоре затлели сучья и поленья. В комнате стало светлее. В отсветах пламени темные волосы Джулиана стали отливать багрово-красным.

– Теперь мы наконец согреемся, – мечтательно произнес он. – Надо просушить одежду.

Лаура кивнула и принялась стаскивать с себя роскошное темно-зеленое платье со шлейфом для верховой езды.

Наряд, увы, был безнадежно испорчен. Она сняла все, кроме чулок с подвязками и нижней сорочки. Затем Лаура уселась на грязный пол у очага.

Джулиан вышел в сени и вскоре вернулся с огромной охапкой сухой соломы.

– Сядь-ка на это. Так тебе будет теплее и удобнее. Не могу простить себе, что взял тебя нынче с собой.

Вдвоем они разостлали солому у очага. Лаура удобно на ней устроилась, а Джулиан сел рядом.

– Не говори так! Я и гораздо худшее изведала на своем веку, – улыбнулась она.

– Но не со мной, – отрезал он без тени улыбки. Взяв в ладони ее ступню, он принялся разминать ее озябшие пальцы. – Ведь я клялся, что со мной ты позабудешь о голоде и холоде. И намерен сдержать свое обещание.

У Лауры замерло сердце. Она закрыла глаза, наслаждаясь этой трогательной лаской. Лаура мгновенно согрелась, ей сделалось даже жарко, но не от жара пламени, плясавшего в очаге, а от его слов, от прикосновения его рук.

– Тебе уже лучше? – заботливо спросил он. – Ты перестала дрожать. – Голос его внезапно стал хрипловатым, в нем слышались знакомые ей нотки возбуждения.

Лаура взглянула на него из-под полуопущенных ресниц. Он не сводил с нее своих огромных темных глаз, в глубине которых вспыхивали и гасли золотые искры.

– Да… нет, – прошептала она.

Он улыбнулся, безошибочно угадав причину ее замешательства.

– Здесь не слишком комфортно. – Он распутал узел подвязки и стянул с ее ноги чулок. – Зато в столь уединенном месте нас никто не побеспокоит, это уж точно.

Вторая подвязка оказалась на полу вслед за первой, вскоре и второй чулок очутился с ней рядом. Джулиан принялся расстегивать крючки на ее сорочке, бормоча:

– До чего же много осталось на тебе одежд!

Лаура не успела ничего ему ответить. Через мгновение он был уже на ней, и сладкая волна наслаждения поглотила ее. В последний миг просветления ей вспомнился их недавний разговор о море. Она чувствовала, что вместе они погружаются в темные глубины, в безбрежный океан страсти. Он тонул в этой страсти сам и увлекал ее за собой. Сердце ее сладко замирало от любви и восторга. Боже, как же они любили друг друга!

– Дождь перестал. – Джулиан приподнялся и нежно коснулся кончиками пальцев разрумянившейся щеки Лауры.

Она лежала на соломе с закрытыми глазами. Длинные ресницы отбрасывали на ее гладкую кожу густую тень. Любуясь ею, он думал о том, как легко им было бы разминуться в огромном Лондоне. Но благодаря случаю, а вернее, совету и помощи Малькольма, они встретились и обрели друг друга.

Лаура блаженно вздохнула и открыла глаза.

– Я предпочла бы еще немного побыть здесь. Тут так мило.

– В этом свинарнике? – изумился Джулиан. – Чем же он так тебе понравился?

– Тем, что здесь ты, – ответила она, краснея. – Любая лачуга показалась бы мне дворцом, едва только ты переступил бы ее порог.

– Да полно тебе. – Джулиан покачал головой. – Неужто тебе так легко угодить? Я и рад бы побыть здесь еще, но если мы не вернемся до темноты, Томас отправит людей нас разыскивать. А дни ведь стоят короткие. Мешкать нам нельзя.

Их платья почти высохли. Он помог ей одеться, не без сожаления застегивая последнюю пуговицу на ее коротком жакете. Лаура улыбнулась. Он желал видеть ее обнаженной, он жаждал новых ласк!

– Мы быстро окажемся дома, – сказал он скорее себе, чем ей.

– Но мы ведь еще вернемся сюда? – с надеждой спросила она.

– Неужто тебе и впрямь хорошо здесь? – Он пытливо заглянул в ее глаза.

– Очень.

– Тогда можешь здесь бывать сколько пожелаешь. Я дарю этот домик тебе.

Глаза Лауры сделались огромными от изумления.

– Мне? Прямо вот так?

Джулиан расхохотался:

– Тебе. Прямо вот так. Он твой. Прежде здесь жила моя старушка няня, а теперь он ничей. Сын няни собрал все свои вещи и перебрался в Ноттингем. Сейчас он работает на суконной фабрике.

Лаура недоверчиво покачала головой:

– Просто не знаю, что и сказать, Джулиан. Мое сердце переполнено благодарностью, но она так велика, что достойных слов не подобрать. Прости…

– Вот и не говори ничего, – улыбнулся он. – Малькольм или Томас займутся составлением дарственной. И тогда этот дворец, – он насмешливо фыркнул, – окончательно сделается твоей резиденцией.

Погасив огонь, он нежно коснулся губами щеки Лауры и повлек ее к двери. На улице было сыро и прохладно после дождя, в воздухе сгущался туман.

Джулиан помог Лауре взобраться в седло. Они пришпорили лошадей. Впереди показался горбатый мостик, а затем они увидели господский дом. У крыльца стояла нарядная карета, в которой Джулиан тотчас же узнал экипаж своего брата. Лошади были не в упряжке, а это означало, что Рэндал приехал достаточно давно. Возможно, он и Лаура разминулись с ним всего на каких-нибудь полчаса.

– Милорд, вот вы и вернулись! А к нам пожаловал сэр Рэндал, – почтительно приветствовал Джулиана старый Крэнфорд.

– Интересно будет узнать, что его сюда привело. Он ведь терпеть не может деревню.

В сердце Джулиана закралась тревога. Заставить юного Рэндала покинуть Лондон могло лишь дело, которое не терпит отлагательств. И вряд ли брат приехал сюда с хорошими вестями. Он и Лаура поднялись вслед за дворецким в гостиную на втором этаже. Там их и в самом деле дожидался Рэндал. Молодой человек нетерпеливо бродил по просторной комнате.

– Где тебя дьявол носил? – напустился он на Джулиана, но тотчас же устыдился своей несдержанности: – Ох, простите, мисс Ланкастер. Рад видеть вас в добром здравии. И все же, Джулиан, где это вы пропадали?

– Ездили на одну из ферм. – Джулиан пожал плечами. – Но в пути попали под дождь.

– Соломенный? – уточнил младший брат, сохраняя серьезную мину.

– Виноват? – округлил глаза Джулиан.

– Взгляни на себя в зеркало. У тебя солома в волосах. И у мисс Ланкастер тоже.

Лаура покраснела.

– Не будь ослом, Рэндал. Мы прятались от дождя в пустующем домике няни. Там мы сидели на соломе.

– А я разве что-нибудь другое предположил? – Рэндал плутовато подмигнул Джулиану и налил виски в бокалы.

Джулиан сделал глоток и погрозил брату пальцем.

– Не принимай его всерьез, дорогая. Он вечно что-нибудь ляпнет. Такой уж уродился.

– Или подметит очевидное, – со смущенной улыбкой возразила Лаура.

Рэндал, с лица которого сбежала улыбка, устало опустился в одно из кресел у камина. Лаура, извинившись, оставила их одних.

– Рад бы продолжать в том же духе, Джулиан, но не могу. Я ведь не шутить сюда приехал. Случилась беда. Черт побери, я привез тебе ужасную новость.

– В чем же дело? Не томи! – потребовал Джулиан.

– Предательство. Измена.

– Силы небесные! И кто изменник?

Рэндал отхлебнул виски и после недолгой паузы ответил:

– Ты.

Глава 16

– Послушай, Рэндал. Всему есть предел. Ты или с ума сошел, или неостроумно шутишь. Изволь объясниться!

– Но я говорю правду. По Лондону ползут слухи, что мисс Ланкастер передает французам государственные тайны, которыми ты с ней делишься. – Юноша говорил так искренне и убедительно, что ему нельзя было не поверить.

– Что за чушь? В жизни не слыхал выдумки нелепее.

Рэндал хмуро покачал головой:

– Не так уж она нелепа, брат, в том-то и беда. Злые языки утверждают, что ты делаешь это, чтобы досадить вигам, которые противодействуют тебе в парламенте. А мать мисс Ланкастер, да будет тебе известно, состоит в тесной дружбе с одним из наполеоновских консулов, генералом Лаборто.

– Тысяча проклятий!

– Тысяча тысяч! – Рэндал глотнул виски и уставился на огонь в камине. Лицо его побелело от волнения. – Я решил тебя предупредить, пока кто-нибудь другой сюда не пожаловал.

– А именно?

– Солдаты королевской гвардии.

Джулиан стиснул стакан с виски.

– Неужто все зашло так далеко? Меня и впрямь подозревают в измене? Но ты-то ведь знаешь, что это неправда!

– Я-то знаю. Потому что не так глуп, как думают некоторые. – Он подошел к камину и дотронулся пальцами до мраморной колонны, украшенной резными фигурками Дианы-охотницы со свитой. – Ума не приложу, кто за всем этим стоит.

– Подозреваю, что имя им легион, – буркнул Джулиан. – Подобное мог выдумать любой, с кем я спорил в парламенте. Или кто-то из друзей Элинор… – Он осекся. – Рэндал, а ты в последнее время с ней не встречался?

– С твоей женой? Господи, конечно, нет. Она ведь в Италии.

– Ничего подобного. В Лондоне. Она имела наглость вернуться. И я предупредил ее, что желаю аннулировать наш брак.

Рэндал пожал плечами:

– Слушай, Джулиан, это, безусловно, серьезный шаг, но ведь мы сейчас говорим о другом. Элинор тут ни при чем.

– Ошибаешься, очень даже при чем. Она была в бешенстве от моих слов и наверняка стала искать способ отомстить мне. И нашла его. – Он мрачно усмехнулся. – То, о чем ты рассказал, вполне в ее духе. Я почти уверен, что все это придумала она. Другой вопрос, кто из влиятельных лиц оказался достаточно глуп, чтобы ей поверить? Один из членов парламента? Надо это выяснить. Тогда я буду точно знать, кто мой противник.

– Малькольм, вы опять посмели опоздать! Я жду вас уже целую вечность! – Леди Локвуд капризно надула пухлые губы. Она добилась того, что Малькольм плотоядно провел языком по губам и окинул выразительным взглядом ее стройную фигуру.

– Эти толпы бунтарей! – пожаловался он. – Уотч держит ситуацию под контролем, и все же пробираться по улицам – сущая пытка. Но вот я здесь, хотя и с опозданием. Зато с хорошими новостями, миледи!

– Надеюсь, они и в самом деле хорошие. Все заняло куда больше времени, чем я рассчитывала. Мне порой начинало казаться, что вы передумали, что не желаете больше иметь со мной дела. – Она жеманно повела плечами.

– Что вы такое говорите! – ужаснулся Малькольм, так и поедая ее взглядом. Она улыбнулась ему. Он вспыхнул и пылко заверил ее: – Я никогда вас не покину, клянусь!

– Верю, верю. – Элинор грациозным движением приподняла фарфоровый чайник и наполнила ароматным чаем чашки. Она снова дала Малькольму возможность полюбоваться своим пышным бюстом в глубоком декольте. Он бросил жадный взгляд на белоснежную грудь Элинор, и та с трудом подавила усмешку. Все складывалось гораздо удачнее, чем она ожидала: Малькольм был хорошо знаком со многими сильными мира сего, и он умело и осторожно чернил репутацию Локвуда. Он оговаривал Джулиана, но будто невзначай. Таким словам верят охотнее, чем прямым наветам, их запоминают и передают друг другу. Неудивительно, что известие о предательстве Джулиана пронеслось по Лондону со скоростью лесного пожара. Обер был прав, что Малькольм – замечательное орудие мести, разящее наповал.

– Так что же это за добрые вести? – Элинор откинулась на подушку кушетки.

– Пока он не арестован, но будет вынужден отчитаться перед собранием о своих разговорах с мисс Ланкастер.

– Не в наших интересах, чтобы его сразу арестовали, – подхватила Элинор. – Иначе нам было бы куда труднее подобраться к его деньгам. Вы очень ловко манипулировали его средствами, Малькольм. Он никогда об этом не узнает.

Малькольм заерзал на стуле и кашлянул.

– Не слишком ли вы сильно выразились, миледи? Мы всего лишь несколько увеличили суммы, которые он переводил для вас. Надеюсь, вы поместили все эти излишки в надежный банк под хорошие проценты?

Элинор побледнела от злости, зрачки ее холодных глаз угрожающе сузились.

– Вы в своем уме?! Какой еще банк? Да я все это время еле сводила концы с концами и теперь осталась буквально без гроша!

Откашлявшись, чтобы справиться с изумлением, Малькольм пробормотал:

– Ну, коли так… Тут и сказать нечего. Положитесь на меня, миледи. Когда вся эта история закончится, придет конец и вашим денежным затруднениям.

Элинор кивнула. Она верила ему лишь наполовину. Слишком увертливым, скользким, неуловимым был этот мистер Малькольм. Ей казалось странным, что он еще ничем себя не скомпрометировал, не попытался с ней сблизиться, а только бросал алчные взгляды на ее пышные формы. Такой вполне может переметнуться на сторону Джулиана. С ним надо держать ухо востро. Обер прав: секретарь Джулиана все обо всех знает и может стать опасным, когда их план воплотится в жизнь. От него придется избавиться. Надо будет принудить его уехать.

Малькольм, словно прочитав ее мысли, поднялся со стула.

– Не смею больше докучать вам, миледи. Его светлость наверняка скоро возвратится в Лондон. Мне надо подготовиться к его приезду.

– Выходит, он все еще без ума от этой вертихвостки?

Малькольм улыбнулся:

– Ваша правда, мадам. Они по-прежнему вместе. В настоящее время отдыхают в Шедоухерсте.

При всей почтительности Малькольма, стоявшего перед нею, в его голосе слышались нотки злорадства. Или ей это просто почудилось?

Простившись с ним, она снова опустилась на кушетку. Скоро должен прийти Обер. Впрочем, он мог и опоздать. Сегодня это оказалось как нельзя кстати, иначе они с Малькольмом могли бы столкнуться в ее прихожей. Такая встреча не входила в планы Элинор. Обер Фортье, граф де Сюланж, этот прожженный плут, начисто лишенный совести и каких бы то ни было принципов, приводил ее в ярость своей бесцеремонностью и наглой самоуверенностью. Но он умел довести ее страсть до невероятного накала. Он обучил ее таким приемам любовных игр, о существовании которых она, несмотря на свой опыт, даже не подозревала. Выходит, правду говорят о французах. В постели они на удивление изобретательны и восхитительно бесстыдны. И все же некоторые его повадки ее шокировали. Удовольствия, которые они щедро друг другу дарили, нередко бывали сопряжены с болью и истязаниями. Это пугало и одновременно восхищало ее.

Он явился незадолго до полуночи. От него пахло дождем и джином. Элинор наморщила нос, а он с усмешкой погрозил ей пальцем.

– Ни слова, ma cherie, а не то я и вправду поверю, что ты становишься премерзкой брюзгой. Впрочем, ты все равно будешь наказана за столь неласковый прием, но этим займемся позднее. А теперь скажи, – он опустился в мягкое кресло, – что поделывает наш добрый друг Малькольм? Пляшет ли, как и прежде, под нашу дудку?

Он хохотнул, и Элинор кивнула ему с ласковой улыбкой:

– Еще бы! Наш Малькольм – образец добросовестности и исполнительности. Он сделал все, что мы с тобой задумали. Сегодня он опоздал, и я забеспокоилась, как бы вы с ним не столкнулись в моем доме. Он сразу догадался бы о нас с тобой…

– Пустое! – Обер решительно тряхнул головой. – Игра начата. Не в его силах что-либо изменить. Скоро ты станешь очень богата.

– Верно, – кивнула она, задетая его равнодушным тоном. – И смогу позволить себе что угодно. Например, заведу целую толпу любовников. В Лондоне ведь нет недостатка в джентльменах, тебе это известно.

– Известно, – ответил он, сжав ее запястье так сильно, что она вскрикнула от боли. – Так же как и то, что ни один из них не сравнится со мной в постели.

Элинор молчала. Глупо было бы отрицать очевидное. Тело ее и сейчас трепетало от желания, ожидая его искусных, мучительных и пылких ласк. Она знала, что он сделает ей больно и что она станет наслаждаться этой болью. Ведь он с не меньшей страстью жаждал ее. Считал ее своей и не желал ни с кем делить. Она не раз слышала это от него. Когда он поднялся с кресла и губы их соединились в поцелуе, из ее груди вырвался протяжный стон.

– Невозможно. Я никогда на это не пойду.

– Ну, если ты предпочитаешь очутиться вместе с ней в тюрьме, тогда дело другое. Хотя ее, как французскую подданную, вполне могут и повесить. Это тебя устроит?

Джулиан не сводил с брата взгляда. Он понимал, что мальчишка прав, но мысль о разлуке с Лаурой была невыносима.

– Безусловно, ее нужно будет обезопасить от этого. Но есть же и другие возможности…

– Брось, – устало вздохнул Рэндал. – Ты не хуже моего знаешь. Останься она в Англии, так ее из-под земли достанут. Ведь дело идет о государственной измене, о шпионаже.

– В котором она неповинна. Мои враги ни перед чем не останавливаются, лишь бы навредить мне. И Лаура может пострадать из-за этих низких людей. Она такая удобная мишень. Я знаю, как защитить свое доброе имя и посрамить клеветников, но Лауре лучше покинуть Англию.

Он повернулся спиной к камину. В его душе все не утихала ярость. Выходило, что неведомые враги вынуждают его совершать действия, к которым он нисколько не склонен. Теперь ему предстояло разлучиться с той, без которой он не мыслил своей жизни. В угоду подлым интриганам. Он с силой ударил кулаком по каминной полке. Все это было так похоже на капитуляцию. Поймав на себе сочувственный взгляд брата, он лишь безнадежно махнул рукой.

Что он ей скажет? Как сумеет убедить ее уехать? Ведь она, узнав, что он попал в трудную ситуацию, непременно захочет остаться, чтобы его поддержать. Возможно, ему придется силой или обманом вынудить ее возвратиться в Америку.

Глава 17

– Бекки, ты просто ангел! – Лаура нежилась в теплой ванне. Служанка не позабыла плеснуть в воду ароматный целебный отвар. В воздухе витал запах благовоний и терпких трав. – И как ты догадалась, что это мне сейчас нужнее всего?

– Так ведь дождь какой лил, мисс, я и подумала, вы, наверное, вымокнете до нитки. Вот и попросила мистера Крэнфорда, чтоб он велел лакеям нагреть и натаскать сюда воды.

Она подлила в ванну кипятка из огромного медного чайника. В камине горел огонь, стекла высоких окон запотели от пара. Лаура скрутила волосы в тугой узел и повернулась, чтобы снять с крючка полотенце, но рука ее замерла в воздухе, потому что в дверях стоял Джулиан.

– Мне следовало постучаться, но дверь была открыта, вот я и заглянул…

Бекки сделала неловкий реверанс и поспешила выйти.

– Ну вот, ты обратил в бегство мою горничную, так что теперь изволь потереть мне спину, – усмехнулась Лаура, протягивая ему намыленную тряпицу.

Поколебавшись, он приблизился к ванне.

– Не взыщи, если у меня получится плохо. Признаться, я еще ни разу в жизни не делал ничего подобного.

Лаура мечтательно полузакрыла глаза и повернулась к нему спиной.

– У тебя все получается хорошо, – ласково пробормотала она.

Тряпица плавно заскользила по ее спине. Пальцы Джулиана, сжимавшие ее, то и дело касались кожи Лауры. Все ее тело охватило сладостное томление, душу объял удивительный покой. О, если бы этот миг счастья, умиротворенности и блаженной неги мог длиться вечно…

– Утром мы возвращаемся в Лондон. – Его слова поразили ее. Лаура открыла глаза и повернулась к нему лицом. Уж не ослышалась ли она?

– Ты… решил вернуться? – Она так надеялась, что Джулиан пробудет с ней здесь до той поры, пока в Лондоне не улягутся волнения. – Что, положение настолько серьезно?

– Боюсь, что да.

Тряпица скользнула по ее руке и погрузилась на дно ванны.

– И что же ты намерен предпринять?

Джулиан вздохнул и провел ладонью по подбородку.

– Прежде всего позабочусь о том, чтобы ты как можно скорее покинула Англию.

Кровь прилила к щекам Лауры, глаза ее наполнились слезами.

– Нет, я тебя не оставлю. Вместе мы преодолеем все трудности, дадим отпор всем этим глупцам, которые противодействуют тебе в парламенте, потому что не видят дальше своего носа.

– Но, дорогая моя, пойми… – Он склонился к ней, и взгляды их встретились. В его темных глазах застыли печаль и тревога. – При сложившемся положении вещей ты подвергаешься куда большей опасности, чем я.

– Мне это безразлично.

– Зато мне – нет. – Голос его сделался жестче, взгляд стал каким-то отчужденным. Или ей это лишь почудилось? – Ведь ты, дорогая, в теперешней ситуации и для меня являешься прямой угрозой.

Лаура поспешно выбралась из ванны и набросила на мокрое тело халат. Она так туго затянула пояс, что причинила себе боль. Но разве это имело сейчас значение? Весь ее мир рухнул, разлетелся на части. Ведь Джулиан гнал ее от себя. Выходит, он никогда ее и не любил, не дорожил ею, а теперь воспользовался первым попавшимся предлогом, чтобы от нее отделаться. Она прочла это в его взгляде, уловила в звуках его голоса.

– Мы оба выполнили условия нашего соглашения, – равнодушно прибавил он. – Почти. Но теперь контракт закончился. Всему на свете приходит конец.

Этот приговор не стал для нее неожиданностью.

– Очень хорошо, милорд, – произнесла она ровным тоном. – Мне пора собирать вещи?

– Думаю, да. – Он отвел глаза. – Я уже отдал все необходимые распоряжения. Рэндал будет тебя сопровождать, а Малькольм позаботится о формальностях, связанных с путешествием. Первый класс, разумеется. О деньгах не беспокойся. Вся сумма в твоем распоряжении.

Она избегала встречаться с ним взглядом. И он, казалось, обращался не к ней, а к резной колонне камина, где был изображен мраморный Посейдон в обществе сирен.

– Благодарю, милорд, – выдавила она из себя, не поднимая головы.

– Не дуйся на меня, Лаура! Мы оба знали, что это не может длиться вечно. Обстоятельства требуют, чтобы ты покинула Англию.

– Конечно. Я понимаю. Спасибо тебе за все, что ты для меня сделал.

«Господи, – пронеслось у нее в голове, – неужели возможно продолжать дышать, говорить, видеть, слышать, когда душа умерла, когда она убита одним ударом?»

– Не стоит благодарности, – холодно сказал он. – Похоже, мы слишком многого ожидали друг от друга. В любом случае… прощай, Лаура. Да хранит тебя Бог. Как я уже сказал, Рэндал проводит тебя в Лондон. Думаю, нам лучше больше не видеться.

– Пожалуй, ты прав.

Взгляды их встретились. Они молча смотрели друг на друга, тишину нарушали лишь потрескивание поленьев в камине и шум дождя за окном. Джулиан кивнул ей, вышел из ванной комнаты и… из ее жизни.

Ей показалось странным, что после этого в мире, который должен был бы взорваться и разлететься на мелкие куски, все осталось по-прежнему. Ничто не изменилось.

Погода снова стала ужасной. С неба не переставая лил холодный дождь. Темное небо, по которому ветер гнал грозовые тучи, низко нависло над унылыми полями. Джулиан на рассвете ускакал в Лондон. Лаура и Рэндал сидели в карете напротив друг друга, Бекки сладко похрапывала в углу. Следом за ними медленно тянулся длинный обоз с челядью и багажом.

Они уже миновали Мейдстон, до Лондона оставалось всего каких-то двадцать миль.

– Ваша девчонка всегда так громко храпит? – полюбопытствовал Рэндал.

Лаура пожала плечами:

– Не знаю. Мы ведь ночуем в разных комнатах.

– Ей до конца дней суждено будет спать в одиночестве, если только она не избавится от столь неприятной привычки, – тоном прорицателя изрек Рэндал.

Он чувствовал себя неловко. Они с трудом находили темы для разговора. Молчать было еще невыносимее.

– Быть может, это окажется к лучшему, – дрогнувшим голосом отозвалась Лаура.

Взгляд Рэндала скользнул по ее бледному лицу. Он впервые за все время поездки не нашел ответа. Джулиан, который был без ума от этой славной девушки, от этой утонченной красавицы, ради ее безопасности сделал вид, что она ему надоела. И теперь он вынужден подыгрывать старшему брату. Ведь если мисс Ланкастер догадается, как все обстоит в действительности, им никакими силами не удастся вывезти ее из Лондона. Он с опаской отвел взгляд от окна и покосился на нее. Все та же поза, все та же неутолимая боль в глазах. Господи, ну и поручение дал ему Джулиан!

– Ой, никак приехали? – встрепенулась Бекки. Одно из колес наехало на корень, и карету немилосердно тряхануло.

– Нет-нет, спи себе, – успокоила ее Лаура. – Это просто ветка или камень угодил под колесо.

Бекки кивнула, вытерла губы рукавом платья и тотчас же снова задремала. Через мгновение оглушительный храп возобновился.

Рэндал и Лаура переглянулись, их лица осветились улыбками. Чувство натянутости, которое так им досаждало, почти исчезло.

– Она хорошая девушка, – вступилась Лаура за свою любимицу. – И я к ней очень привязана.

– Разве я утверждаю обратное? – Рэндал изогнул бровь и стал так похож на старшего брата, что у Лауры перехватило дыхание.

– Мы почти приехали, – пробормотала она. – Скажите, сколько я пробуду в Лондоне?

Рэндал выглянул в окно.

– И в самом деле почти добрались. Думаю, вам недолго осталось ждать, мисс Ланкастер. Сообщение между Англией и Америкой стало довольно бойким, и даже Бонапарт не в силах этому помешать.

– Прекрасно.

Рэндала это озадачило и даже слегка задело.

– Вы правда так считаете?

– Отчего бы мне не радоваться возобновлению торговли между нашими странами? – окинув его невозмутимым взглядом, сказала она.

– Я ведь не это имел в виду, – не без досады буркнул он. – И вы наверняка поняли, о чем я.

– Что толку это обсуждать? – Лаура обреченно вздохнула. – Не стану лгать, мне больно и горько от того, что ваш брат меня бросил. Но я не в силах что-либо изменить и вынуждена покориться своей участи.

Несколько минут он не сводил с нее пристального взгляда. В его светлых глазах полыхали такие же золотистые искры, какие плясали в зрачках Джулиана.

– Да, я знаю, вы его любите.

– Люблю. И не намерена скрывать это. Я не тешу себя надеждой на ответное чувство. – Она с вызовом взглянула на него.

Рэндал сочувственно улыбнулся.

– Кто знает… – Но внезапно тон его изменился. – Видите ли, Джулиан никогда не был щедр на проявления чувств. Есть обстоятельства… В общем, по-моему, он никогда еще не был влюблен.

– Даже в свою жену?

– Боже упаси! – Рэндал округлил глаза. – Уж она-то не заслужила не только нежных чувств, но даже и доброго слова. Джулиан женился на ней, чтобы угодить нашему покойному отцу.

– Это мне известно, – кивнула Лаура. – Но я не понимаю, почему Джулиана так огорчают внебрачные связи жены, если он к ней равнодушен?

Он пожал плечами:

– Да ему было бы ровным счетом плевать на ее похождения, умей она их скрывать. Элинор не только испорчена, но еще и не слишком умна. Весь Лондон судачит о ее беспутстве. И Джулиану, разумеется, это крайне неприятно. Это вредит его репутации. Он ведь у нас политик.

– Понятно.

– Нет, сами посудите, допустимо ли даже в наш развратный век отдаться первому встречному юнцу через час с небольшим после собственного венчания? А ведь именно это проделала несравненная Элинор!

– Не может быть! – выдохнула Лаура. – Ее оклеветали!

– Как же, – усмехнулся Рэндал, – такую оклевещешь. Правда о ее подвигах будет похлеще любой клеветы. Тот баронет проболтался обо всем своим приятелям, а те понесли новость дальше. На месте Джулиана я бы послал ему вызов, но тогда дорогому брату пришлось бы поставить крест на своей политической карьере. А к тому же это угробило бы нашего отца, который и без того был уже очень плох.

Услышанное с трудом укладывалось у Лауры в голове.

– Теперь, как мне кажется, я стала понимать многое, о чем раньше только догадывалась, – пробормотала она.

– О, вы еще не все знаете! – с веселой улыбкой подытожил Фаради и подмигнул ей.

В это мгновение карета остановилась у порога дома на Фрит-стрит. Лаура изумленно взглянула на юношу, недоумевая, что он хотел этим сказать.

– Селия! Вот так сюрприз! Знала бы ты, дорогая, до чего же я рада видеть тебя! – воскликнула Лаура, обнимая подругу, которая вышла ей навстречу, едва только они с Рэндалом поднялись на крыльцо. – Но как ты здесь очутилась, откуда узнала? Впрочем, что это я? Позволь представить тебе лорда Фаради, младшего брата сэра Локвуда. Сэр, это моя подруга Селия Картерет, актриса, прима того театра, где я работала.

– А-а, вы тот самый виконт, – надменно бросила Селия, поймав на себе его оценивающий взгляд. Ее задела бесцеремонность, с какой он принялся ее разглядывать. Она буквально раздел ее глазами.

– До чего же мило, что вы прибыли с визитом, мисс Картерет, как раз к возвращению мадемуазель Ланкастер. Какая удача! – Рэндалу хотелось плясать от радости. Теперь есть кому позаботиться о Лауре, а он сможет откланяться. Каждая минута в обществе несчастной девушки, которой он был вынужден лгать, казалась ему вечностью.

– Никакой удачи, – фыркнула Селия. – Сэр Локвуд просил меня приехать сюда и поддержать Лауру, которой предстоит дальняя дорога. На рассвете лакей привез мне от него записку.

– Ваша участливость заслуживает наивысших похвал, мисс Картерет, – пылко воскликнул Рэндал. – К тому же слухи о вашей красоте не преувеличение. Белгрейв счастливчик! – Он еще внимательнее взглянул на подругу мисс Ланкастер, после чего ему расхотелось уходить. Ее темно-голубые глаза словно пригвоздили его к месту.

Однако Селия заявила ему:

– Простите меня, виконт, но Лаура очень устала от всех этих треволнений, да и вас дорога наверняка утомила… – Она выразительно взглянула на юного Фаради, но тот сделал вид, что не понял ее намека, и уселся в просторное кресло у окна. Селия пожала плечами и повернулась к Лауре: – Ты скоро оправишься от этого ужасного потрясения, дорогая, вот увидишь. Все уляжется. Лондонский высший свет обожает скандалы, но на смену одному всегда приходит другой, посвежее. Надо только стиснуть покрепче зубы и дождаться этого момента.

– Я не понимаю, о чем ты? – горько усмехнулась Лаура. – Неужели то, что Джулиан решил от меня избавиться, может быть интересно кому-либо, кроме него и меня?

– Так ты и в самом деле ничего не знаешь?! – вскричала она и всплеснула руками. – Весь Лондон судачит о тебе и Джулиане! Якобы он делится с тобой важными военными секретами. Ты их передавала своей маман в Париж, а она – любовнику-генералу.

Лаура побледнела. У нее так задрожали руки, что на нее стало жалко смотреть. Казалось, еще мгновение – и она упадет без чувств.

– Но почему, – прошептала она, – почему Джулиан скрыл это от меня?

– Полагаю, что смогу ответить на ваш вопрос, – вклинился в разговор Рэндал. Он почувствовал огромное облегчение, что маски сорваны. – Мой брат, принимая это решение, руководствовался самыми благородными побуждениями. Он торопится вывести вас из-под удара, мисс Ланкастер, приняв оный на себя. Вас не должно быть в Англии, когда эти грязные сплетни будут обсуждаться в магистрате. Вам грозит куда большая опасность, чем Джулиану, даже в том случае, если он камня на камне не оставит от всех вздорных обвинений. Вы ведь подданная Франции… Поэтому он сделал вид, что охладел к вам. Иначе вы не согласились бы уехать.

– Но… неужели это правда? – Лаура вдруг закрыла лицо руками и бурно разрыдалась.

– Ну вот, только этого нам и не хватало! – Селия обняла подругу и стала гладить ее по волосам. – Успокойся, милая, все в порядке, все отлично. Ты ведь так давно мечтала вернуться в Америку. Твой Джулиан все правильно решил. Ты должна его послушаться.

Фаради заерзал в кресле. Ему снова захотелось оказаться подальше отсюда. Селия стрельнула в него глазами и распорядилась:

– Ступайте, разыщите эту бестолковую девчонку, пусть подает чай!

Юноша вскочил и опрометью бросился на кухню.

– Значит, он поэтому так холодно простился со мной? – пробормотала Лаура сквозь слезы, отстраняясь от Селии. Та подала ей белоснежный носовой платок. Лаура вытерла глаза и высморкалась. – Но я его не виню. Он поступил благородно. Спасибо тебе, милая Селия, ты вернула меня к жизни! Иначе я продолжала бы считать себя покинутой.

Селия звонко расхохоталась, и Рэндал, возвращаясь в гостиную, снова залюбовался ее милым лицом и точеной фигуркой. Эта энергичная девушка все больше ему нравилась.

– Ох и будет же мне от брата за то, что вы выдали мисс Ланкастер его секрет! Вернее, что я не помешал вам это сделать, – произнес он.

– Секрет, известный всему Лондону, – фыркнула Селия. – Ему следовало предупредить меня, но в записке не было ни слова о том, что я должна скрывать это от Лауры.

– Нам нельзя сидеть сложа руки. – Лаура уже вполне оправилась от потрясения, и голос ее звучал сдержанно и деловито. – Нужно что-то предпринимать. Все, что в наших силах.

– У меня было время обо всем подумать, – кивнул Фаради. – Я пришел к выводу, что здесь не обошлось без моей драгоценной невестки.

– А я на днях узнала, что в гостиную леди Элинор зачастил некто Обер Фортье, – подхватила Селия.

Руки Рэндала сжались в кулаки.

– Так вот кто за всем этим стоит! Фортье – один из редкостнейших негодяев, карточный шулер, человек бесчестный и подлый. Он не так давно обставил старину Олменли в фараон, на удивление, ловко плутовал, поэтому доказать ничего не удалось. – Он брезгливо поморщился. – Я и еще многое о нем слышал, да только это не для дамских ушей. – Селия с любопытством посмотрела на него, Лаура потупилась. – Хорошую же компанию нашла для себя леди Локвуд!

– Лаура права, – отчеканила Селия. – Надо действовать.

– Поговорю-ка я по-родственному с любезной невесткой, – решил Рэндал. Он так и просиял, поймав на себе одобрительный взгляд Селии.

– Если вам удастся убедить ее, что вы с ней заодно, она наверняка расскажет много чего интересного.

– Отправлюсь к ней завтра же!

– Видишь, – Селия ласково улыбнулась Лауре, – все не так уж безнадежно. Мы будем действовать заодно. Возможно, все обернется так, что тебе не надо будет никуда уезжать.

Про себя она подумала, что в расследовании этой темной истории неоценимую помощь мог бы оказать Рекс Пентли. И она решила как можно скорее с ним встретиться.

– Ни звука! – прошептал Рекс, пряча в карман отмычку, а для верности зажал рот молоденькой служанке. – Я не причиню тебе зла. Мне надо потолковать по душам с твоей госпожой, ясно? – Девушка кивнула, и он убрал ладонь.

– Сэр, эта гадина сейчас в гостиной. Задайте ей хорошенько, а? Я ни словечка о вас никому не скажу!

– Неужто ты так любишь хозяйку? – удивился Рекс. Он наблюдал за домом и видел, что красотку Элинор покинул Фортье, а до него с визитом к ней являлся Фаради, друг Селии и Лауры. Теперь леди Локвуд, хочет она этого или нет, придется принять третьего визитера. И это за каких-то полчаса! Мадам имеет шумный успех! Он усмехнулся собственной шутке и бесшумно скользнул в глубь дома.

Элинор сидела в кресле у камина. Глядя на огонь, она растирала тонкими пальцами кровоподтек на щеке. Ее светлые волосы были распущены. Волнистые локоны красиво обрамляли шею и оголенные плечи. Когда Рекс внезапно остановился рядом с ней, она испуганно вскрикнула и прижала руки к груди.

– Кто вы такой?! Как вы здесь очутились! Я немедленно позову слуг, и мои лакеи…

– Не извольте шутить со мной, миледи! – строго прервал ее Рекс. – И уж тем более не советую блефовать. Из всех слуг в доме есть только девчонка-горничная, да и ту я заставил молчать.

Взгляд Элинор заметался по сторонам.

– Что вам угодно? – прошептала она побелевшими губами.

– А вот это уже другой разговор, – ухмыльнулся Рекс. – Кто вас так разукрасил? Фортье? – Элинор кивнула. – Еще того лучше: говорите мне правду и отвечайте на все мои вопросы, иначе вам придется пожалеть, что родились на свет. – И он сопроводил свои слова таким зловещим взглядом, что Элинор отшатнулась и невольно зажмурилась.

Поставив стул рядом с креслом, в котором она полулежала, обессиленная от ужаса, Рекс уселся и удовлетворенно кивнул:

– Итак, приступим.

Глава 18

– Надеюсь, вам известно, кто я?

– Леди Локвуд. – Лаура в упор смотрела на красивую молодую блондинку в элегантном темно-синем платье, отделанном серебристым кружевом. Жена Джулиана тем временем придирчиво и надменно разглядывала ее своими холодными светло-голубыми глазами. Бекки спряталась за спину хозяйки. Нежданная гостья без приглашения пришла в гостиную и потребовала:

– Отошлите девчонку прочь. Я хочу говорить с вами наедине.

Бекки тем временем тихонько прокралась к выходу во внутренние помещения дома. Она была рада убраться подальше от столь неприятной особы, но ее попытку к бегству неожиданно пресекла Лаура:

– Доделай, что начала, а после можешь идти, – мягко сказала она.

Бекки вздрогнула и пробормотала:

– Слушаюсь, мисс.

Она принялась дрожащей рукой смахивать пылинки с мебели. Гостья не сводила с нее глаз и торжествующе усмехнулась, когда девушка уронила щетку на пол.

– Ей нельзя спуску давать! Пара хороших затрещин не повредила бы.

– Не сомневаюсь, вы именно так и поступили бы, – ледяным тоном произнесла Лаура и повернулась к Бекки: – Теперь ступай.

Когда служанка вышла, Элинор обвела презрительным взглядом скромное убранство гостиной и повернулась к Лауре.

– У вас, оказывается, целая армия защитников. Забавно.

Лаура опешила настолько, что не сразу нашлась с ответом.

– Я не понимаю, о чем вы, – пробормотала она.

– Прекрасно понимаете. И наверняка догадались, что я пришла требовать, чтобы вы избавили меня от визитов этих людей! Между прочим, когда меня два года назад обвинили в преступлении, которого я не совершала, никто не поспешил за меня вступиться, включая моего драгоценного супруга.

Она произнесла это с такой горечью, что Лауре стало искренне жаль ее. Леди Локвуд не была ангелом, но, возможно, ее распущенность стала лишь следствием пренебрежения, которое выказывал ей Джулиан еще до свадьбы. Да и в любом случае, какими бы тяжкими ни были прегрешения леди Локвуд, неужто у содержанки ее супруга поднимется рука, чтобы метнуть в нее камень?

– Я вам сочувствую, – выдавила она из себя.

– Благодарю, – презрительно ответила Элинор. – Но я пришла сюда не искать сочувствия, а требовать, чтобы вы перестали посылать ко мне ваших приятелей. Глупая затея! К вашему сведению, я совершенно непричастна ко всем этим сплетням и слухам.

– Я никого никуда не посылала, поверьте. Если к вам и приходил кто-либо от моего имени, то исключительно по собственной инициативе, не уведомив меня об этом. Никаких приятелей у меня нет, а с лордом Локвудом мы расстались.

– Вот как? – На лице Элинор не дрогнул ни один мускул. – Поздравляю. Ведь он предатель, а Британия при всей снисходительности к мелким грешкам аристократии изменников не щадит.

– Все это глупая клевета. – Лаура решительно тряхнула головой. – Я не виделась с маман уже больше двух лет и за это время не написала ей ни одного письма. И пусть кто-нибудь попробует доказать обратное!

– Вот это и заявите в магистрате! – С этими словами леди Локвуд гордо прошествовала к выходу. Перья на маленькой шляпке качались в такт ее шагам. На пороге она обернулась и ледяным тоном обронила: – Надеюсь никогда вас больше не увидеть, мисс Ланкастер.

Когда лакей затворил за ней входную дверь, к Лауре подбежала Бекки.

– Мисс, мисс, эта леди что-то своровала из вашего ящичка в бюро! Я сама видала!

– Бекки, а тебе это не почудилось? Недоумевая, что могло понадобиться жене Джулиана в ее бюро, Лаура принялась выдвигать ящики один за другим. Все оказалось на месте: очинённые перья, чернильница, пресс-папье, аккуратная стопка бумаги, счета, песочница… Но куда же подевалась печатка? Она была маленькой и легко могла потеряться. И все же… Лаура помнила, что хранилась она именно в среднем ящике, но теперь ее там не было. Графиня не производила впечатления помешанной. А кому в здравом уме могло прийти в голову украсть печать для писем? Это была грошовая вещица, какую можно купить в любой писчебумажной лавке…

Возможно, леди Локвуд хочет использовать печатку, чтобы сфабриковать улики против хозяйки этой печати. И против Джулиана.

Лауре стало трудно дышать. Да, скорее всего так оно и есть. Следовательно, ей надо срочно покинуть Англию. Если эта женщина способна на такое, чтобы избавиться от соперницы и досадить мужу, то она ни перед чем не остановится.

Она вызвала лакея и велела ему немедленно приобрести билет на ближайший торговый корабль, отправляющийся в Виргинию. Потом Лаура перевела все деньги, которые подарил ей Джулиан, на аккредитив и с тяжелым сердцем принялась составлять список самого необходимого. Работа шла медленно. На ее глаза то и дело наворачивались слезы, ведь каждая из этих вещей напоминала ей о нем.

Часы в холле пробили два. Элинор разбудил какой-то шум.

– Обер, это ты?

Но ей никто не ответил. Она потерла глаза. Вероятно, почудилось. С чего бы это ему возвращаться в такой неурочный час? Он почему-то никогда не оставался у нее ночевать. И не говорил, где обитает. Она потянулась и почувствовала боль. Это давали о себе знать следы любовных ласк Фортье. Нет, как только вся эта история будет позади, от него придется отделаться. Порой, осыпая ее своими изощренными ласками, он теряет меру. На ее нежной коже остается все больше синяков и кровоподтеков. Того и гляди покалечит или убьет. Элинор зябко поежилась и спустила ноги на пол.

Ночной горшок должен был стоять под кроватью, если только эта мерзкая девчонка не позабыла его туда поставить. Тело ее, едва она сбросила одеяло, покрылось мурашками. В комнате царил ледяной холод. Или это ей просто показалось? Она наклонилась, чтобы найти на полу теплый халат. Обер во время любовных игр сбросил его со спинки кровати. Вдруг струя ледяного ветра коснулась ее затылка, шеи, плеч и спины…

– Кто здесь? – Она выпрямилась и стала вглядываться в темноту.

И снова тишина.

«Это все проклятые нервы», – подумала Элинор.

Дрожа от холода, она вспомнила Италию и улыбнулась. Там всегда стоит прелестная теплая погода, и даже ранней весной на лазурном небе сияет солнце. Она непременно туда вернется, когда получит деньги Джулиана. Она нащупала халат, подняла его и набросила на плечи. Элинор подошла к камину, чтобы помешать едва тлевшие угли.

Но что это?! Ей снова показалось, что со стороны окна потянуло холодом. Или это чье-то ледяное дыхание щекочет ей затылок?

– Кто…

Но договорить она не успела. Тяжелый кулак с силой ударил ее в висок. Обер?

Наверное, она произнесла его имя вслух. Кто-то ударил ее снова. Во рту стало солоно от крови. Она застонала, но на сей раз не от вожделения. Душу ее объял ужас, в глазах потемнело от боли. Третий удар сбил ее с ног. Крича и воя от страха, она поползла прочь от своего мучителя, но он легко догнал ее, схватил за волосы и откинул голову назад. Боже, чего он добивается, что ему нужно? Она хотела сказать, что без ума от него, что ей нравятся их любовные игры, что она никогда его не покинет. Но разбитые губы плохо ее слушались. Вместо слов из груди вырывалось нечленораздельное мычание.

Кровь сильно пульсировала у нее в голове, перед глазами расплывались огненные пятна.

Пальцы его сомкнулись на ее горле. Он рывком поставил ее на ноги. Она принялась отбиваться и колотить его кулаками по спине и плечам, но все было тщетно. Он все крепче сжимал пальцы.

– Бесстыжая сучка, – донесся до нее знакомый голос. – Сдохни! Ты заслужила смерть.

В голове у нее что-то взорвалось. Вслед за этим все вокруг объяла тьма.

Глава 19

– Это уже последний, Бекки!

– Да, мисс. Может, не поедете, а?

– Я не могу остаться, милая. – Лаура улыбнулась. Ты тоже при всем желании не можешь преодолеть страх перед морем и кораблями. – Бекки кивнула. – Вот увидишь, тебе будет хорошо у мисс Картерет. Она добрая и справедливая. И не станет к тебе придираться.

– Мисс, вы мне так много сделали хорошего, я никогда вас не забуду. – Бекки готова была расплакаться. – Вы вызволили меня из кухни, где надо мной старшая кухарка день-деньской издевалась. Вы ведь и работой моей всегда бывали довольны…

– Брось, Бекки. С чего бы это мне быть недовольной? Ты трудолюбивая и сообразительная девушка. Из тебя вышла замечательная горничная. Мне будет очень тебя не хватать.

Бекки поставила узел у двери и подошла к Лауре.

– Мне вас тоже, мисс, еще как! И не только мне одной.

– Ты о ком? – спросила Лаура. Она подумала, что девушка имеет в виду еще кого-то из слуг.

– Да о его светлости, о ком же еще, – потупилась Бекки.

– Почему ты так считаешь, милая?

– Не я, Чарлтон. Он давеча приезжал и все о сэре Джулиане говорил. Какой он стал несчастный и хмурый, как вас сюда переселил из Шедоухерста. Да и не впервой Чарлтон такое рассказывал, просто я совестилась вам раньше доложить. Не моего ума это дело.

Лаура вздохнула. На глаза ее навернулись слезы.

– Спасибо, что сказала. – Она потрепала девушку по плечу. – Хотя это нисколько не поможет нашему с тобой горю. Я завтра утром взойду на борт «Персефоны», а ты отправишься в особняк виконта Белгрейва. – Лаура горько улыбнулась. Похоже, это очередная насмешка судьбы.

– И все равно, мисс, не уезжайте, а? – протянула Бекки. – Мы все будем без вас скучать.

– Я тоже буду скучать, дорогая. Но довольно об этом. А не то мы заплачем, вместо того чтобы заниматься делами. У нас ведь их еще много, успеть бы до моего отъезда. Скоро Селия придет прощаться. Встретим ее с веселыми лицами, хорошо?

Девушка мрачно кивнула:

– Постараюсь, мисс.

– А вот эти вещи положи в свой сундучок. Они тебе пригодятся на новом месте.

Бекки глазам своим не поверила. Лаура вынула из шкафа и выложила на кушетку стопку одежды. Там были теплые накидки и шали, муслиновое платье, пара ночных сорочек, шерстяные чулки.

– Вы слишком добры ко мне, мисс.

– Ничего подобного, – улыбнулась Лаура. – Теперь ты можешь навещать маму по выходным в муслиновом платье и красивом плаще. Она будет в восторге.

Коснувшись одной из шалей, Бекки робко спросила:

– А можно я ей вот это подарю, мисс? Она у нас так стала зябнуть…

– Конечно, – кивнула Лаура. – Вещи твои, поступай с ними как знаешь. – У входа послышался шум, и она радостно вскочила с кушетки. – А вот и Селия! Иди встреть ее, Бекки.

Девушка ушла. Лаура бережно уложила в дорожную сумку серебряный гребень, щетку для волос и зеркало в серебряной оправе. Вещи эти достались ей в наследство от бабушки, и Лаура настолько ими дорожила, что сберегла в самые трудные времена, когда буквально умирала от голода. И вот теперь они вернутся вместе с ней в Виргинию…

Выпрямившись, она посмотрела на уютную спальню. Сколько счастливых часов они с Джулианом провели здесь. Чтобы не расплакаться, она заставила себя мысленно перенестись в Виргинию. Она представила бескрайние поля, синее небо, маленькие белые домики, цветущие сады. Но стоило ей зажмуриться, как образ Джулиана тотчас же заслонял собой все эти картины. Все бесполезно. Она провела ладонями по лицу. Только время исцелит ее душевную рану, но даже оно не сможет стереть из памяти это милое имя, эти дорогие черты… О, Джулиан!

Она вышла из спальни и стала спускаться по лестнице. На площадке путь ей преградила Бекки, испуганно озиравшаяся по сторонам.

– Что случилось? Где Селия? Или это не она? Говори же, Бекки, в чем дело? Да на тебе лица нет! Неужто к нам снова пожаловала леди Локвуд?

– Нет, мисс… Это… это полиция!

Лаура отстранила служанку и взглянула вниз. У подножия лестницы стоял полисмен.

– Соблаговолите спуститься, мисс Ланкастер. Мне любопытно узнать, с чего это вы взяли, что леди Локвуд решила снова почтить вас визитом.

– Ньюгейт! – В глазах Селии читались недоверие и ужас. – Когда это случилось?

– С час назад, мисс. Они ее утащили с собой, мисс, я еле их уговорила позволить мисс Лауре надеть теплый плащ. Она велела вам все рассказать, потому что вы знаете, что делать, мисс.

– Так, прежде всего прекрати трястись и расскажи, как все было и кто что говорил. Каждое слово!

Бекки шмыгнула носом и начала рассказывать:

– Офицер сказал, что раз у мисс нет свидетелей, где она провела прошлую ночь, да еще и собиралась покинуть пределы Англии, то она и есть первая подозреваемая.

– Ради всего святого, дитя, какое ей предъявили обвинение? Шпионаж?

– Нет, мисс! – Бекки икнула. – Никакой не шпионаж, а убийство! Он сказал, что она-де укокошила леди Локвуд.

– Праведные небеса!

Селия стала прохаживаться взад-вперед по комнате, время от времени останавливаясь у камина и бросая взгляд на огонь. Она хорошо знала, что полиция зачастую пренебрегает поисками истинного виновника преступления и арестовывает первого попавшегося, а после фабрикует против него улики, чтобы быстро и без особых хлопот получить шедрое вознаграждение от магистрата за свой доблестный труд.

– А что же граф? Его известили?

– Он снова уехал в деревню, мисс. Некому ей помочь, бедняжке, кроме вас, мисс Картерет!

Служанка снова заплакала, Селия же опустилась на стул и мрачно задумалась.

Первым делом следует привезти Лауре денег, чтобы она могла оплатить все возможные послабления сурового ньюгейтского режима. А после… А после надо будет связаться с Фаради. Вот кто им поможет.

Она вскочила.

– Слушай меня, Бекки, и запоминай. Сделаешь все, как я скажу. И никому ни слова о мисс Лауре, ясно?

– Ага, мисс. – Бекки снова икнула. – Все сделаю, как вы скажете, только б помочь бедняжке мисс Лауре. Она и мухи не обидит. Почему же на нее хотят это навесить? – Вдруг глаза девушки округлились. – Мисс Картерет, – пугливо прошептала она, – а это не лорд Локвуд?

– Не болтай глупостей, – отмахнулась от нее Селия. – У тебя ведь есть голова на плечах? – Девушка кивнула. – Ну вот и подумай, как он мог, находясь в Шедоухерсте, убить свою жену в Лондоне? Преступник вовсе не он… Впрочем, это не нашего ума дело. Нам следует позаботиться о Лауре.

– Ваша правда, мисс. Но вы ведь так и не сказали, что мне-то делать?

– Собери для нее большую корзинку с вещами и едой.

– Мисс Лаура столько съест?

– Это для тюремщиков, чтобы их подкупить. Если повезет… Давай же, поторапливайся!

Вскоре Селия, держа на коленях тяжелую корзину, уже ехала в тильбюри Белгрейва к особняку виконта Фаради. Только бы он оказался дома! Ведь могло случиться, что Рэндал, несмотря на ранний час, уже умчался в Гайд-парк погарцевать верхом и полюбезничать с дамами.

Однако опасения ее оказались напрасными.

– Его сиятельство еще почивает, – высокомерно заявил привратник.

– Так разбудите! – потребовала она и сбросила накидку на руки подбежавшему лакею. – Немедленно сообщите виконту, что мне необходимо его видеть по срочному делу, касающемуся его брата.

Лакей отправился доложить о гостье камердинеру, потому что лишь ему было дозволено будить молодого господина в случае надобности. Селия кусала губы от досады. Но она хорошо знала, что вышколенные слуги гораздо нетерпимее к нарушениям этикета, чем их господа. Она молча ждала. Ее даже не провели в гостиную, оставили в холле!

Наконец на лестнице раздались быстрые шаги и в холл спустился заспанный Рэндал.

– Мисс Картерет! Какому счастливому случаю обязан я…

– Мы можем поговорить наедине? – прервала его Селия, выразительно взглянув на привратника.

– О, разумеется. Сюда, пожалуйста.

Лишь только за ними затворилась дверь гостиной, Селия без предисловий выпалила:

– Лауру Ланкастер арестовали за убийство леди Локвуд.

Рэндал ничего на это не ответил, пока не налил виски в два хрустальных стакана. Селия с благодарностью кивнула и сделала большой глоток.

– Чертовщина какая-то! Чем я могу помочь мисс Лауре?

– Вытащите ее из Ньюгейта. Поговорите с судьей, с барристером. Убедите их, что она невиновна.

– Боже, и ведь Джулиан как раз в отъезде! – Рэндал покачал головой. – Может, это к лучшему. Мы успеем вызволить мисс Ланкастер прежде, чем он обо всем узнает.

– Благодарю вас от всей души, лорд Фаради. – Селия улыбнулась, а на душе Рэндала стало вдруг тепло и радостно, словно ничего плохого и не произошло. – Я сейчас еду к ней, передам деньги и кое-что из вещей. – Она поднялась и направилась к двери.

Рэндал нагнал ее и взял за руку. Она изумленно обернулась. Его светлые глаза смотрели на нее внимательно и серьезно. В больших черных зрачках отражалось пламя, горевшее в камине.

– Вы уверены в ее невиновности?

– Да, – вспыхнула Селия. – Конечно! Лаура не способна на такое!

Он отпустил ее руку и несколько раз кивнул. Сейчас он показался ей старше своих лет. Они помолчали. Фаради о чем-то напряженно размышлял.

– В таком случае вам лучше не мешкать, мисс Картерет, – ответил он.

Лишь когда Селия очутилась в своей карете, ей пришло на ум, что юный Фаради отреагировал на известие о кончине невестки довольно странно. Не произнес традиционного в таких случаях: «Мир праху ее». И он даже не поинтересовался, как именно она была убита.

Лаура сидела в углу у сырой стены. Лоб ее упирался в колени. Воздух наполняло отвратительное зловоние. Отовсюду раздавался лязг железных дверей, хохот проституток, перекрикивания надсмотрщиков и заключенных. Не имея при себе денег, она очутилась в сырой и тесной общей камере, которую делили с ней две дюжины женщин и детей.

Младенцы надрывались от плача, детишки постарше сидели смирно рядом со своими матерями. На их лицах застыло выражение печали и обреченности.

Временами Лауре казалось, что она сошла с ума или видит дурной сон, но рассудок ее был в полном порядке, а все происходившее с ней стряслось наяву. Она не питала никаких иллюзий относительно своего будущего. Судебные заседания происходили раз в месяц, обвинитель излагал суть дела, а обвиняемый вынужден был добиваться присутствия судьи и защитника. Порой ему в этом отказывали, и он отправлялся на виселицу, не получив ни единого шанса оправдаться. Но если даже большинство воров и грабителей лишали жизни, то на что могла рассчитывать она, обвиненная в убийстве?!

Взгляд ее упал на изящные ботинки на меху, которые выглядывали из-под подола платья. Она чуть было их не лишилась. Нахождение в женской части тюрьмы считалось здесь одной из привилегий, и тюремщик хотел завладеть ее обувью в уплату за то, что она оказалась здесь, а не среди воров, насильников и убийц. Она вынула из волос и отдала ему свои жемчужные заколки… Здесь все имело свою цену…

Мысленно готовясь к худшему, она все же лелеяла надежду на то, что Джулиан найдет способ вызволить ее отсюда. Он узнает, что с ней случилось, и тотчас же поспешит сюда. Дверь отворится, она выйдет ему навстречу и…

– Лаура! Лаура Ланкастер, ты здесь?

Сердце ее забилось быстрее, в душе вспыхнула надежда…

Но никакой прекрасный рыцарь в сверкающих доспехах не появился у ворот. Хрипловатый голос, выкрикнувший ее имя, принадлежал надсмотрщику. Он открыл дверь и бесцеремонно растолкал сгрудившихся у входа женщин.

– Эй вы! Посторонитесь! Дорогу леди!

В переполненную камеру царственным шагом вошла Селия.

Лаура бросилась ей на шею, плача и смеясь от радости:

– Слава Богу, ты пришла! О, Селия, Селия, ты здесь… Я больше не выдержу, дорогая! Что угодно, только не это!

– Знаю, знаю, милая. Пошли, я заплатила за одиночную. Конечно, это еще не свобода, но ты хоть сможешь заснуть спокойно, зная, что никто к тебе не подкрадется, чтобы обокрасть или обидеть. Надо торопиться, пока этот жаднюга не поднял цену. Надеюсь, твоя камера окажется над землей.

Надежды Селии оправдались вполне. Камера, в которую переселилась Лаура, оказалась хотя и небольшой, но довольно светлой. Низкое зарешеченное оконце выходило в тюремный двор.

– Я тебе принесла теплый плащ и накидку. – Селия склонилась над корзиной. – Будет чем укрыться. А еще здесь холодный цыпленок, хлеб и сыр, розовая вода и мыло, хотя сомневаюсь, чтобы тебе дали возможность вымыться.

Лаура заставила себя улыбнуться:

– Спасибо, милая Селия! Что бы я делала без тебя! – Она снова расплакалась.

Селия закусила губу.

– Не раскисай, дорогая! Будем надеяться, что это ужасное недоразумение благополучно разрешится. Лорд Фаради постарается тебя отсюда вызволить. А когда граф Локвуд вернется из деревни, ему наверняка удастся убедить судей в твоей невиновности. Не сомневайся в этом и жди хороших новостей… – Голос Селии звучал уверенно и твердо, хотя она избегала смотреть Лауре в глаза. Обе они знали, что Джулиан и Рэндал не всесильны и у Лауры есть все основания опасаться за свою жизнь.

Селия пробыла в камере всего несколько минут. Суровый тюремщик заявил, что время свидания давно истекло. Оставшись одна, Лаура бросилась на соломенный тюфяк, который Селия прикрыла теплым плащом. Пока подруга была с ней, она надеялась на лучшее, но стоило Селии уйти, как в душу ее снова начали закрадываться тревожные мысли. Лишь теперь, оставшись в полном одиночестве, она вдруг с ужасом подумала, что Джулиан вполне может поверить в ее виновность и отвернуться от нее. И никакие силы на свете не помогут ей оправдаться перед ним.

– О каких соболезнованиях может идти речь? – хмурясь, бросил Джулиан. – Ты ведь прекрасно знаешь, как мы с Элинор друг к другу относились.

– Еще бы мне не знать, милорд, – степенно кивнул Крэнфорд. – Но я выразил соболезнования в связи с другой вашей потерей.

– О чем это ты? – Джулиан осторожно вытер мыльную пену с подбородка и обернулся к дворецкому.

– Я о той рыжеволосой юной леди, которая гостила у нас несколько месяцев назад и вечно была голодна. Насколько мне известно, она вскоре должна покинуть нашу страну.

– Все верно. – Джулиан сунул руки в рукава камзола, который с поклоном подал ему старик. – Я поручил Малькольму этим заняться.

– Выходит, все складывается как нельзя лучше для вас, милорд.

Джулиан подозрительно взглянул на него, но лицо дворецкого было непроницаемо.

– Как же, – важно произнес он. – Вы ведь всегда говорили, что мечтаете не видеть подле себя никого из женщин. Вы считаете, что от них одно беспокойство.

В тоне дворецкого Джулиан уловил ироничные нотки, но прежде чем он успел ответить, Крэнфорд вышел из спальни и закрыл за собой дверь. Джулиан добродушно усмехнулся. Черт бы побрал вездесущего старика, от которого ничего невозможно скрыть. И ведь вдобавок ему всегда удается оставить за собой последнее слово.

Джулиан вздохнул. Он не сомневался, что с минуты на минуту к нему пожалует полиция, чтобы допросить его в связи со смертью Элинор. А он даже не удосужился узнать у Крэнфорда, как она умерла. Это событие произведет много шума. Начнутся сплетни и пересуды. Он тяжело вздохнул. Вот и еще одна причина для Лауры поскорее покинуть Англию. Ее имя ведь наверняка станут трепать на всех углах…

Не прошло и получаса, как задребезжал дверной колокольчик. Лакей провел полицейских в приемную, те вежливо поклонились.

– День добрый, милорд, – сказал один из них. Джулиан предложил им сесть и сам уселся в кресло у стола.

– Для моей покойной жены он выдался не очень добрым. Не могли бы вы мне сказать, что именно с ней случилось?

– Констебли все еще осматривают место происшествия, милорд, а также тело покойной. У миледи сломана шея.

– Она упала с лестницы?

– О нет, милорд. Следы на горле говорят об удушении.

Полицейский взглянул на Джулиана так светло и дружелюбно, что тот сразу почуял неладное. Не иначе как его подозревают в причастности к преступлению.

– Значит, это убийство.

– Боюсь, что так, милорд. Сэр Джон Таунсенд лично просил нас побеседовать с вами, но не на Куин-сквер, а здесь, чтобы не причинять вам лишних неудобств.

– Благодарю его за такую заботу, – ответил Джулиан. Значит, за дело взялся сам Таунсенд, опытнейший полицейский чиновник, талантливый сыщик, прославившийся раскрытием многих громких преступлений… По спине Джулиана пробежал холодок.

Между тем полицейские задавали ему обычные в подобных случаях вопросы: где он был в момент убийства, кто может это подтвердить и известно ли ему, кто убил леди Локвуд.

– Кандидатов должна быть тьма, – пожал плечами Джулиан. – Леди Локвуд умела настраивать людей против себя и никогда не отличалась щепетильностью.

– А какие отношения были между нею и вашим братом, лордом Фаради? – спросил вдруг старший из офицеров.

Джулиан нахмурил брови.

– Никаких. Они редко виделись и не имели общих знакомых.

Полицейские переглянулись, словно что-то знали, но хотели до поры до времени это скрыть. Задав Джулиану еще несколько вопросов, они откланялись. К этому моменту он почти убедился в том, что находится под подозрением.

Едва привратник закрыл за ними дверь, Джулиан приказал заложить карету. Обстоятельства требовали встречи с Лаурой, хотя после памятного прощания в Шедоухерсте он не намерен был больше с ней видеться. Но теперь ситуация переменились. Ему следовало убедить ее покинуть Англию на первом же корабле, который возьмет курс на Америку.

– Да перестань же ты завывать, бестолковая девчонка! Скажи толком, что случилось! – Джулиан с трудом подавил в себе желание схватить Бекки за плечи и хорошенько тряхнуть.

– Они пришли и забрали ее, милорд, – прорыдала она. – Утащили из дома в чем была-а-а…

Господи, неужели он опоздал?

– Кто?!

– Да бобби эти, полицейские то есть. Мисс Лаура в Ньюгейте.

– Когда это было?! Говори! – грозно потребовал он.

– Два дня уж прошло, милорд… – Бекки снова принялась бурно рыдать.

Два дня в Ньюгейте. Боже, Лаура томится там в зловонии и сырости вместе с ворами, разбойниками, проститутками и убийцами…

Глава 20

Обвинитель с торжествующим видом поднял со стола несколько листков:

– У нас есть документальные доказательства, милорд. Эти письма адресованы мадам Флеретте Ланкастер д'Арси, которая является любовницей генерала Лаборто, наполеоновского консула.

Джулиан знал, что у этого коротышки с жабьей физиономией железная хватка и острый ум. С ним следовало держать ухо востро, взвешивать каждое слово, чтобы ненароком не навредить Лауре.

– Но откуда известно, что их написала мисс Ланкастер?

– Они все запечатаны ее печатью, которая была сделана на заказ и стоила весьма дорого. Печать эта была найдена в потайном ящике ее бюро. Ваша покойная супруга перехватила эти послания. За это мисс Ланкастер ее и убила.

– Но моя жена была задушена. Неужто, по-вашему, у мисс Ланкастер хватило бы на это сил?

– Ваша жена была женщиной миниатюрной, а мисс Ланкастер намного выше и сильнее. Вдобавок мисс Ланкастер заказала билет на корабль в Америку сразу же после гибели леди Локвуд. Интересное совпадение, не так ли? – Жабьи глаза обвинителя в упор уставились на Джулиана.

– Но я несколько дней назад приказал моему секретарю оформить для нее проездные документы, – растерянно возразил Джулиан. – Он должен был этим заняться.

– Однако он этого не сделал. – В глазах обвинителя Джулиан прочитал едва скрытую насмешку.

Джулиан нахмурился. Он поручил Малькольму позаботиться о билете для Лауры и помочь ей со сборами, сам же уехал в деревню, чтобы не поддаться искушению задержать ее.

– Мистер Шедуэлл, – голос Джулиана внезапно окреп, – но откуда, по-вашему, у моей жены могли появиться эти Письма? Ведь они с мисс Ланкастер отнюдь не были дружны.

Прокурор важно кивнул, словно ждал этого вопроса, бывший знакомый вашей любовницы и ее матери, некий французский подданный, чье имя я пока не намерен открывать, водил дружбу с вашей покойной супругой. Вероятно, он многое сможет рассказать об этих письмах.

Джулиан развел руками.

– Мистер Шедуэлл, вся эта интрига с письмами затеяна мой покойной супругой и этим господином лишь для того, чтобы бросить тень на мое имя. Скажите, вы тоже подозреваете меня в шпионаже?

Лягушачья физиономия прокурора приняла отечески добродушное выражение. Он покачал головой:

– Мет, милорд, для этого у нас нет оснований. Письма содержат, насколько мы смогли выяснить, устаревшие и не имеющие никакой ценности сведения, явно почерпнутые из ваших деловых бумаг и газет. А к тому же вам вряд ли были известны военные секреты. Мисс Ланкастер не получала лично от вас сведений, которые передавала своей матери. Она их черпала из вашего бюро.

Глаза Джулиана угрожающе сузились. Он с трудом овладел собой.

– Вы считаете меня полным идиотом, мистер Шедуэлл? Обвинение мисс Ланкастер в шпионаже – такая нелепость, что мне смешно вас слушать. Вам просто нужен любой предлог, чтобы арестовать ее за убийство моей жены, которого она не совершала. Ведь куда легче засадить за решетку невиновного, чем искать истинного преступника.

– Шпионаж в пользу вражеской державы не нелепое и нисколько не смешное обвинение, – помолчав, изрек прокурор. – А убийцу вашей супруги искать нам нет нужды. Убийца в Ньюгейте. Против нее готов выступить свидетель. Ему доподлинно известно, что она продавала французам важную информацию.

– И кто же он?

– Обер Фортье.

Единственное, что давало Джулиану силы, слушая лживые разглагольствования Фортье, это была мысль о том, что такое проявление негодования наверняка было бы истолковано прокурором во вред ему и Лауре.

Развязно ухмыляясь, француз поведал, что Лаура была его любовницей, но после небольшой размолвки покинула его и сбежала из Парижа в Англию, где стала актрисой. Здесь он случайно увидел ее на сцене, после чего зашел к ней в уборную. Они помирились. Связь их возобновилась, хотя к тому времени она уже стала любовницей лорда Локвуда и вынашивала планы устранения со своего пути его законной супруги. С этой целью она сохранила несколько писем со шпионскими сведениями из числа тех, которые отправляла матери, надеясь приписать их авторство леди Локвуд. Узнав об этом от самой Лауры, Фортье предупредил леди Локвуд о планах коварной соперницы. Вдвоем с леди Локвуд они и решили вывести ее на чистую воду, сообщив об этом властям. Но мисс Ланкастер каким-то образом об этом узнала и убила бедняжку леди Локвуд.

– Ужасные дела творятся на белом свете, сэр, – так заключил он свой рассказ.

– Ваша правда, мсье, – кивнул прокурор и победоносно взглянул на Джулиана.

Тот, овладев собой, поймал себя на мысли, что почти наверняка знает имя убийцы Элинор. Это мог сделать лишь такой прожженный мерзавец, как Обер Фортье. Элинор наверняка не устояла перед его французским шармом и сделала очередным своим любовником. Во время ссоры он задушил ее и, как оказалось, ухитрился не только выйти сухим из воды, но и поставить под удар Лауру. Однако у прокурора сложилось на этот счет совсем иное мнение. Разубедить его можно было, лишь доказав, что Фортье лжет от первого до последнего слова.

Лаура озадаченно разглядывала сломанные печати:

– Но это не мои письма. Печать другая и почерк чужой. Передвижения войск, позиции Веллингтона… Откуда мне было обо всем этом узнать?

– Обвинитель полагает, что от меня, – сердито проговорил Джулиан и нахмурился. – А твой бывший знакомый Фортье поклялся, что это именно ты сообщала своей матери военные секреты и пыталась подкупить его, чтобы он об этом молчал. Все складывается скверно.

– Что ж, – Лаура силилась улыбнуться, – зато тебя оправдали. Это просто замечательно!

Джулиан пожал плечами. То, что он остался на свободе, казалось ему само собой разумеющимся. Его заботило другое.

– Послушай, не делала ли Элинор чего-нибудь необычного, когда приходила к тебе? Не вела ли себя странно? Вспомни, прошу тебя.

Лаура покачала головой:

– Ничего. Но Бекки показалось, что она, прежде чем я спустилась в гостиную, украла что-то из моего бюро. Я потом проверила, но ничего не пропало, кроме печати для писем.

– Выходит, она забрала твою печать.

– Вполне возможно. – Она слабо улыбнулась. – Только зачем? Вещица дешевая, такую можно купить в любой лавке.

– Лаура, в твоем бюро полиция нашла дорогую печатку с редким рисунком. Именно она была приложена к письмам, которые якобы уличают тебя в измене.

– Значит, она ее мне нарочно подкинула. – Лаура вздохнула. – Знаешь, нехорошо так говорить, но какое же облегчение знать, что этой коварной женщины больше нет на свете!

Джулиан поспешил признаться:

– Я чувствую то же, что и ты. Видит Бог, у меня есть для этого все основания.

– Но как мы сможем доказать, что это она подбросила мне печать?

Джулиан направился к выходу из камеры. У двери он обернулся и словно невзначай спросил:

– А кого ты, если не секрет, посылала для переговоров с ней?

– Я? – опешила Лаура. – Никого. Это какое-то недоразумение.

– По крайней мере одного из твоих парламентеров я знаю лично.

– И кто же это?

– Мой брат.

Рэндал был не один. Когда Джулиан без доклада вошел в гостиную, юноша мило болтал с Селией Картерет.

– У тебя, оказывается, гости. Я не вовремя? Рэндал поспешно вскочил на ноги.

– Напротив. Мы как раз обсуждали, чем можно помочь мисс Ланкастер.

– Чтобы загладить тот вред, который ты ей причинил? – зло сверкнув глазами, спросил Джулиан.

Рэндал перестал улыбаться.

– Вред? О чем ты, черт побери?

– Ты нанес Элинор визит и разозлил ее, а она отправилась к Лауре, чтобы высказать ей свое недовольство. Полиция теперь утверждает, что моя супруга явилась в дом на Фрит-стрит, движимая патриотическими побуждениями, изобличила Лауру в шпионаже. И этим накликала на свою голову беду, потому что шпионка ее задушила.

Откашлявшись, в разговор вступила Селия:

– Милорд, не вините во всем лорда Фаради. Я тоже внесла свою лепту в этот кошмар.

Джулиан покачал головой.

– И вы тоже посетили мою супругу?

– Не я. Один из моих друзей.

– Час от часу не легче! – Джулиан подошел к маленькому столику с напитками и налил себе порцию шерри. – И кто же он, если не секрет?

– Рекс Пентли.

– Карточный шулер? – в один голос произнесли братья.

Селия снисходительно усмехнулась:

– Он разносторонне одарен. Рекс – богатая натура и хороший товарищ. Он однажды уже пытался помочь Лауре. Милорд, вы, полагаю, не в курсе, что Фортье ее шантажировал?

Джулиан нахмурился:

– Продолжайте.

– Однажды после спектакля он явился в нашу уборную и пригрозил Лауре, что сообщит газетчикам ту самую историю о шпионаже, которую мы сейчас обсуждаем. Бедняжка пришла в неописуемый ужас. Она не хотела, чтобы вы знали, кем является ее мать. Вдобавок Лаура отдавала себе отчет, как все это скажется на вашей карьере и репутации. Больших денег она не имела, поэтому Лаура продала то самое жемчужное ожерелье, которое вы ей подарили, чтобы заткнуть рот презренному шантажисту. Я решила ей помочь. Когда все мы вернулись из имения Белгрейва в Лондон, попросила Рекса серьезно побеседовать с Фортье… – Она запнулась, многозначительно взглянув на Джулиана: – Надеюсь, вы понимаете, о чем я?

– Еще бы! – Джулиан отхлебнул шерри и подошел к камину. Встав спиной к огню, он холодно взглянул на Селию. – И что же, разговор этот возымел свое действие?

Селия вздохнула и пожала плечами:

– Отчасти. Фортье перестал донимать Лауру, но не убрался из Лондона. А мы так на это рассчитывали! Он вступил в сговор с леди Локвуд… Остальное вам известно.

– А после вы еще раз прибегли к услугам мистера Пентли, отправив его на разведку во вражеский стан? – Голос Джулиана смягчился, и Селия с улыбкой кивнула.

– Он спрятался возле ее дома, затем дождался, пока от леди Элинор уйдут сперва лорд Фаради, а после Фортье. Рекс проник в гостиную и устроил вашей супруге форменный допрос.

Джулиан и Рэндал переглянулись.

– И много ему удалось от нее узнать? – В глазах Джулиана загорелась надежда.

Селия набрала полную грудь воздуха и быстро сказала:

– Леди Локвуд и Фортье были любовниками. Он ее частенько поколачивал. Она отрицала свое участие в заговоре, но похвасталась, что у нее, дескать, есть свидетельства того, что Лаура переписывается с матерью. После вашей казни она хотела навсегда покинуть Англию, прихватив с собой ваши деньги. Титул и земли, разумеется, перешли бы лорду Фаради, если не были бы конфискованы государством, но с этим ей пришлось бы смириться.

Джулиан растерянно помотал головой.

– Но как бы ей удалось завладеть моими деньгами? Ведь банк может выдать их только по моей письменной просьбе.

– Рекс в точности не знает, какой план был на сей счет у этой парочки, но предполагает, что Фортье научился подделывать ваш почерк.

– Силы небесные! – с чувством произнес Джулиан. – Полагаю, оба они сошли с ума! Но скажите, мисс Картерет, согласится ли ваш приятель Рекс Пентли свидетельствовать в суде в пользу Лауры?

– Еще как согласится, милорд! – улыбнулась Селия. – Еще как!

Лаура опустилась на колени у окна и подняла голову вверх. Лишь так можно было увидеть кусочек неба над тюремными крышами. Она смотрела на облака, которые медленно плыли по голубовато-серому небосводу. Как знать, может, это чья-то душа, освободившись от телесной оболочки, спешит на встречу со Всевышним? Не такой ли путь вскоре предстоит проделать и ей самой… Содрогнувшись, она встала и побрела к тюфяку, который лежал в углу камеры. Лаура провела ладонью по ворсистой ткани плаща. Подруга обо всем позаботилась, все предусмотрела. Селия заплатила за одиночную камеру, принесла теплые вещи, еду и даже туалетные принадлежности. Теперь она горько раскаивалась, что не призналась Джулиану о том, что этот негодяй вновь возник в ее жизни. Скольких ужасов можно было бы избежать! Но она так стыдилась своего прошлого, своей маман! Забавно, ведь совсем недавно она подумывала, что можно было бы написать ей в Париж, но так и не осуществила это намерение. А теперь ее могут казнить по обвинению в этой несуществующей переписке…

Предаваясь этим мрачным размышлениям, Лаура сама не заметила, как впала в тревожное полузабытье. Перед ее глазами пронесся калейдоскоп лиц: Фортье со злорадной ухмылкой, барристер, которого нанял Джулиан для защиты ее интересов в суде, Рэндал, Селия, Белгрейв и… Джулиан. Но стоило его милому лицу явиться ей в ее тревожном сне, как из-за решетчатой двери послышался грубый голос надзирателя:

– Эй, мисс, соблаговолите мне уплатить за камеру! – В замке заскрежетал ключ, дверь со скрипом отворилась. Тюремщик вошел в камеру. – Нынче с вас гинея.

– Что? Гинея? – Лаура в негодовании вскочила с тюфяка. Во сне она так замерзла, что ее била дрожь. – Побойтесь Бога! Вам дали немалую сумму денег всего два дня назад.

– У нас тут свои порядки, мисс, – ухмыльнулся страж.

– Вы уже получили деньги за неделю моего пребывания здесь.

Тюремщик пожал плечами:

– Ну так и не платите, коли решили остаться.

На миг в душе Лауры затеплилась надежда, но она отогнала ее прочь. Разве можно, находясь в таком ужасном положении, воспринимать слова этого бессовестного человека всерьез? Тюремщики Ньюгейта наживаются на людском горе и ничем не брезгуют ради лишней монеты. Он способен переселить ее в общую камеру, если начать с ним спорить, а аппетиты его день ото дня будут только расти.

– Хорошо. Сегодня ко мне должна прийти подруга. Она даст вам вашу гинею.

Тюремщик весело оскалился:

– Так к вам уже пришли, мисс. И никакая не подруга, а дружок. Он явился, чтоб забрать вас отсюда. Так что с вас гинея. У нас так полагается. И не вздумайте со мной спорить!

У Лауры перехватило дыхание. Она изумленно смотрела на тюремщика, не зная, что и подумать. Из оцепенения ее вывел голос Джулиана:

– Лаура, пойдем отсюда. Ты свободна, дорогая. – Отстранив тюремщика, он вошел в камеру. И как раз вовремя, чтобы подхватить на руки Лауру, лишившуюся чувств.

Глава 21

– Что с ней? Она выздоровеет? – Селия с надеждой заглядывала в глаза врача, который только что вышел из комнаты Лауры.

– Лихорадка, – пожал плечами тот. – Для узников Ньюгейта это типично. Хорошо, что она не осталась там на более долгий срок. Тогда мой прогноз был бы не столь оптимистичен. Полноценный отдых, сытная еда и внимание друзей – это то, что ей сейчас нужно. Через несколько дней она снова станет самой собой.

Селия с улыбкой взглянула на Джулиана и Рэндала.

– Я сама буду за ней ухаживать. Не возражаете?

– Разумеется, мы этому очень рады! – немедленно отозвался Рэндал. Джулиан молчал. Ему пришлось дать согласие на то, чтобы Лаура первое время жила в особняке Фаради. После смерти Элинор прошло всего несколько дней. Если бы он привез любовницу в свой дом или в ее жилище на Фрит-стрит, это выглядело бы как вызов всему обществу. О бедняжке и без того судачили на всех углах, и свет был о ней нелестного мнения. Ему стоило огромного труда добиться ее освобождения из Ньюгейта.

Вряд ли это удалось бы, если бы не показания Рекса Пентли, который поклялся, что леди Локвуд и Обер Фортье были любовниками и сообщниками в темных делах. Ему поверили на слово, и Лауру решено было освободить из заключения. Возможно, лишь на время. Фортье исчез, словно в воду канул, но полиция его разыскивала. Рекс Пентли заявил в суде, что именно Фортье убил леди Локвуд.

– Пойду к ней, – сказала Селия. – А то как бы ей снова не стало худо, когда она проснется в незнакомом месте.

В комнате царил полумрак. Свечей не зажигали, поскольку час был еще не поздний. Крупные капли дождя барабанили по оконным стеклам. Селия придвинула стул к постели Лауры. Часы на каминной полке мерно тикали, отсчитывая время, в камине горел огонь. Лицо Лауры было белым, под глазами у нее наметились синие круги.

Просидев у ложа больной около получаса, Селия начала клевать носом под мерное тиканье часов. Она испуганно вздрогнула, когда сзади послышался скрип двери.

– Лорд Фаради, как же вы меня напугали! – В ее укоризненном шепоте слышались кокетливые нотки.

– Как она?

– Все так же.

Чтобы не потревожить больную, Селия вышла в коридор.

– Вас прислал граф Локвуд? – спросила она.

– Нет, он уехал.

Селия ушам своим не поверила.

– Уехал? Не дождавшись ее пробуждения?

– Да-да, – кивнул Рэндал. – Он не хотел смущать мисс Лауру. Ведь она, бедняжка, столько перенесла и выглядит сейчас не лучшим образом. К тому же у брата много дел. Он предпримет все возможные усилия, чтобы отвести от мисс Ланкастер угрозу нового ареста. Даже если придется отправить ее за границу.

– За границу? – Селия пожала плечами. – Но разве такая необходимость может возникнуть снова, после того, что поведал суду Рекс Пентли?

Рэндал вздохнул:

– В том-то и дело, что слова его пока ничем не подтверждены. И если Фортье сумеет от всего отпереться, то прокурор может настоять на задержании мисс Ланкастер.

Селия прижала ладони к вискам. У нее разболелась голова.

– И лорд Джулиан сейчас готовит ее отъезд?

– Вполне вероятно. Он человек в высшей степени обстоятельный и никогда не полагается на случай.

Откинувшись на спинку кресла, Джулиан смотрел на стену своего кабинета, на которой плясали тени от пламени камина.

В голове его теснились тревожные мысли. Ему хотелось надеяться, что полиция сумеет найти Фортье и заставит его признаться в убийстве Элинор. Но сколько времени может на это уйти? Не опередит ли стражей порядка частный детектив, которого он нанял для этой же цели? И не лучше ли все же отправить Лауру в безопасное место, как только она немного окрепнет после перенесенных лишений.

Его беспокоило смутное воспоминание о чем-то важном, о какой-то детали в этом таинственном деле, которой он в свое время не уделил должного внимания… Мысль была неуловимой и никак не желала принимать отчетливые очертания.

Он выпрямился и облокотился на стол. И заставил себя сосредоточиться на этом неподатливом воспоминании. Вдруг его словно осенило. Лаура, когда он навещал ее в тюрьме, сказала, что никогда прежде не пользовалась той дорогой печатью с буквой «Л», которую полиция нашла в ее бюро. Бекки утверждала, что Элинор украла что-то небольшое из среднего ящика бюро в кабинете Лауры. Фамилия Локвуд начинается с «Л», так же как и Ланкастер. Все это могло означать, что Элинор, подбросив Лауре свою печать, забрала из бюро печать Лауры. И если это так, то следует немедленно отправить полицейских в дом, который она снимала. Пусть обыщут ее бюро. Он быстро что-то написал на листке бумаги, свернул его, капнул воска и запечатал собственной печатью, на которой также красовалась большая буква «Л».

Стоило ему позвонить, как на пороге тотчас же появился Малькольм.

– Вы желали меня видеть, милорд?

– Да-да, – кивнул Джулиан. – Позаботьтесь о том, чтобы это письмо было доставлено сэру Джону Таунсенду лично. Это очень важно.

– Будет исполнено, милорд.

– Благодарю вас. – Джулиан слегка нахмурился. – Малькольм, здоровы ли вы? На вас просто лица нет!

– Благодарю за заботу, милорд. Я вполне здоров, – вымученно улыбнулся бледный секретарь.

Джулиан пожал плечами. Возможно, бедняга Малькольм и вправду переутомился или захворал. В последние дни он был слишком занят своими делами и не замечал, как тот осунулся. Впрочем, он явно не желает распространяться на эту тему…

– Распорядитесь, чтобы ответ был доставлен мне незамедлительно. Я буду его ждать. – Он вручил Малькольму конверт.

– Да, милорд. – Секретарь кашлянул. – Я лично позабочусь, чтобы вы получили его как можно скорее.

– И вот еще что, Малькольм. После того как это поручение будет выполнено, отдохните денек-другой. Это пойдет вам на пользу.

– Как вам будет угодно, милорд. Благодарю вас. – Поклонившись, Малькольм ушел.

Шум дождя за окном и потрескивание дров в камине соединились в будоражащий душу звук, напоминавший шепот влюбленной женщины. Ему вспомнились ласки, которыми осыпала его Лаура в заброшенном коттедже. Она нежно нашептывала ему слова любви. В маленьком очаге горел хворост, а за окнами лил дождь. Джулиан сжал ладони в кулаки. Ему необходимо было осуществить то, к чему они пришли уже давно. Лауре следует вернуться на родину, в Виргинию. Ведь даже если ее невиновность в убийстве Элинор будет доказана, лондонское общество не проявит к ней снисхождения из-за сплетников и лицемеров. В Америке она, пожалуй, сможет начать новую жизнь и, возможно, будет счастлива.

Но на сей раз ему придется объясниться с ней, открыть свою тайну. Она должна узнать, что он слишком сильно ее любит, поэтому и гонит от себя. Джулиан вздохнул. Это решение было одним из самых тяжелых в его жизни, но он намеревался во что бы то ни стало выполнить его.

Проснувшись, Лаура недоуменно огляделась по сторонам. Она лежала в чьей-то чужой кровати с роскошным балдахином. Тусклый свет падал на поверхность изящного столика, рассыпаясь бликами в гранях хрустального стакана. Но замешательство ее длилось недолго. Она глубоко вздохнула и улыбнулась. Внезапно в памяти ее всплыли все последние события. Она поняла, что находится в спальне особняка Рэндала. А на этом стуле у кровати наверняка еще недавно сидела Селия…

– Черт побери, Рэндал, я понимаю, что это опасно. Но неужто ты хочешь, чтобы я поставил под угрозу ее жизнь?! – донесся из коридора голос Джулиана.

– А если ее поймают? – возразил ему младший брат. – И сочтут ее бегство доказательством вины?

– И все же оставаться здесь она не может, потому что Фортье до сих пор не нашли. Она по-прежнему считается подозреваемой в убийстве Элинор. Кстати, в одном из ящиков бюро моей покойной супруги полиция нашла печать Лауры.

– Неужто у Элинор не хватило ума от нее избавиться? – удивился Рэндал. – О чем она думала, когда прятала ее в своем бюро?

– Откуда же мне знать? Теперь это не важно. Меня интересует другое. О чем думаешь ты, расточая знаки внимания любовнице Белгрейва?

Лауре хотелось кричать. Джулиан все же решил избавиться от нее… Между тем диалог за дверью спальни продолжался. Она напряженно вслушивалась в голоса братьев.

– К твоему сведению, Джулиан, – сухо проговорил Рэндал, – мисс Картерет находится здесь, чтобы ухаживать за своей подругой. Виконту Белгрейву это известно.

– Рэндал…

– Оставь, – нетерпеливо воскликнул Фаради, – ведь дело идет о твоей судьбе, а мои отношения с мисс Картерет мы и после можем обсудить. Вы с Лаурой любите друг друга. Ты, по-моему, делаешь ложный шаг…

Не дослушав брата, Джулиан толкнул дверь. Лаура зажмурилась и притворилась спящей. Когда она открыла глаза, он стоял у ее постели на расстоянии вытянутой руки.

Он был так близко. Глядя на его встревоженное прекрасное лицо, она едва не расплакалась.

– Здравствуй, дорогая.

Он придвинул стул ближе к изголовью кровати и опустился на него. Лаура заставила себя улыбнуться. Он сжал в ладони ее тонкие пальцы.

– Здравствуй. Я так тебе рада. Ты попал под дождь?

– На улице настоящий ливень. Апрель выдался сырой.

– Апрель…

Боже, как быстро летит время! Если бы время замерло, тогда ей не пришлось бы уезжать из Англии, разлучаться с ним. Она вглядывалась в его милые черты и не могла оторвать взора от прекрасных черных глаз, от мокрого завитка волос, упавшего на лоб, от ресниц, на которых блестели дождевые капли. Ей так хотелось его обнять, сказать ему, что она не сможет с ним расстаться, что разлука для нее хуже смерти. Но она покорно молчала.

– Тебе столько пришлось пережить в последнее время… А я, между прочим, пришел не с пустыми руками. Это подарок. – Он нахмурился. Лаура догадалась: он хотел, но не решался прибавить: «На память обо мне».

Он вынул из кармана и передал ей небольшую бархатную коробочку. Лаура раскрыла ее и едва не зажмурилась, так ослепительно заиграли в неярком свете бриллианты и изумруды драгоценного ожерелья. Она осторожно коснулась пальцем одного из бриллиантовых лепестков изящной розы, обрамленной изумрудными листьями.

– При виде белых роз я всегда вспоминаю тебя такой, какой увидел впервые на балу у мадам Деверо, – сказал он. Это прозвучало как прощание. – Тебе нравится?

Она кивнула:

– Замечательная вещь. Спасибо тебе. Ты очень щедр. – Голос ее предательски дрогнул.

– Милая, умоляю тебя, не плачь! Ведь ты сама понимаешь, я должен позаботиться о твоей безопасности. И достичь этого можно лишь одним способом… Я чуть с ума не сошел, когда тебя арестовали! Ведь всего моего влияния и богатства могло оказаться недостаточно, чтобы спасти тебя от казни! Ты… ты слишком мне дорога, чтобы я мог себе позволить рисковать твоей жизнью.

Лаура схватила его ладонь обеими руками и прижалась к ней губами, а после подняла голову и пристально вгляделась в его глаза. Слова, сказанные им, звуки его голоса, нежность, светившаяся во взгляде, придали ей смелости. Для нее теперь имело значение лишь то, что он ее любит, остальное казалось неважным.

– Всю мою жизнь другие люди только и делали, что заботились о моем благе, о моей безопасности, Джулиан. Сперва маман оставила меня с бабушкой и дедушкой, потому что считала, что с ними мне будет лучше. Потом дядя отправил меня к ней, желая мне добра. Но все обернулось к худшему. И я сбежала из Парижа, от маман, от Фортье. Я поступила глупо, Джулиан. Мне следовало остаться и поговорить с маман, выяснить, в самом ли деле она желала, чтобы я сделалась любовницей Фортье. Я ударилась в бегство, вместо того чтобы узнать правду. Я не попыталась даже отстоять свое право жить так, как мне хотелось. И теперь я больше не желаю ни от кого удирать, милый. Будь что будет, но я останусь в Англии, с тобой.

Глаза Джулиана расширились от изумления. Никогда еще не видел он ее такой собранной, такой решительной и такой бесстрашной.

– Нет, Лаура, это слишком рискованно! Силы небесные, чего бы я только не отдал за возможность не разлучаться с тобой! Но тебе все же придется уехать и пробыть некоторое время за границей. Хотя бы до тех пор, пока Фортье не будет пойман и изобличен в убийстве. Вот тогда ты вернешься. Его ищут не только полицейские, но и частный сыщик, которого я нанял, с несколькими помощниками. Возможно, поимка этого негодяя – дело всего лишь нескольких дней или недель. Так что наша разлука не будет долгой.

– Тогда я уеду в Шедоухерст. В тот домик, что ты подарил мне. – Он попытался убрать руку, но Лаура крепко ее удерживала. – Это моя жизнь, Джулиан. Мне и решать.

– Бога ради, Лаура! Если тебя приговорят к казни, я этого не переживу! Шедоухерст не убежище. Чем ехать туда, так лучше уж остаться в Лондоне…

В его голосе было столько отчаяния, а в глазах – такая мольба, что Лаура была принуждена сдаться. Она отпустила его руку. Джулиан встал и начал прохаживаться взад-вперед по комнате.

Вздохнув, она произнесла:

– Хорошо, я согласна уехать из Англии, но не в Америку.

– Куда же? – опешил он.

– В Париж, к моей маман.

Глава 22

– Думал сперва, это портовый докер, сэр, или бродяга. Из тех, что подбирают у берега всякий хлам. А когда пригляделся, вижу, вроде похож на того молодчика, что вы ищете. Вот и смотрите сами, он али нет.

Портовый рабочий, благоухающий несвежей рыбой и водорослями, наклонился над продолговатым предметом, который лежал на досках пристани, и сдернул с него мешковину. Рекс Пентли невольно отшатнулся и зажал нос: в раздувшемся трупе он мгновенно узнал Обера Фортье.

– Отлично, Гримз, ты просто молодчина. Вот твоя гинея. Вторую получишь, когда втащишь этого красавца в повозку. Мне надо его доставить в полицейский участок.

– В полицейский участок? – понимающе кивнул Гримз, и глаза его алчно блеснули. – Тогда одной гинеи будет маловато, сэр, вот что я вам скажу. Это будет не по совести!

Рекс с усмешкой погрозил ему пальцем, и бедолаге ничего не осталось, кроме как умерить свой аппетит. Кряхтя, он взвалил жуткую ношу на спину и побрел по скрипучим доскам к повозке, что стояла неподалеку. Рекс почесал в затылке. И как же, интересно знать, этого мерзавца угораздило очутиться в Темзе с простреленной головой?!

До чего же здорово было вновь оказаться в доме, который она привыкла считать своим. Лаура оглядела маленькую уютную гостиную. К радости ее примешивалась печаль. Ей явно будет не хватать этого милого жилища, где она провела столько счастливых часов! Джулиан не хотел ее отпускать, но она все же решила хоть ненадолго сюда наведаться, собрать некоторые дорогие сердцу вещи, чтобы взять их с собой.

Она быстро покончила со сборами и стала ждать возвращения лакея, который отправился за наемной каретой, чтобы перевезти ее багаж в дом Рэндала. Бекки уже несколько дней назад перебралась в дом виконта Белгрейва, чтобы прислуживать Селии. Лаура осталась одна в пустом доме. Впрочем, ее это нисколько не тяготило, здесь она чувствовала себя в полной безопасности.

С улицы послышался стук копыт. У крыльца остановилась карета. Кто-то вошел в дом и направился к гостиной. В дверь негромко постучали.

– Входите, Чарлтон, – со вздохом произнесла Лаура. – Веши собраны.

Дверь отворилась. На пороге стоял Малькольм.

– Простите меня за столь бесцеремонное вторжение, мисс Ланкастер, – с волнением произнес он, – но события приняли неожиданный оборот. Вам надлежит ехать со мной. Карета ждет во дворе.

– С вами? Но почему? Что случилось? Как Джулиан? Все ли с ним в порядке?

– С его светлостью, благодарение Богу, все нормально, – кашлянув, ответил Малькольм. – А вот вам грозит нешуточная опасность. Фортье обнаружен убитым. Труп выловили из Темзы. Вас в любую минуту могут снова арестовать. Я укрою вас в поместье сэра Джулиана, потом вы отправитесь из Дувра в Париж или вернетесь в Лондон, если убийца будет найден.

Лаура прижала ладони к груди.

– Какой кошмар! Неужели его и правда убили? И неужто полиция готова обвинить меня в этом? Впрочем, вы правы, мне лучше покинуть Лондон. Джулиан передал для меня что-нибудь? Письмо, записку?

– О нет, мисс. Времени не было.

– Ну… – Лаура растерянно пожала плечами. – Тогда я напишу ему хоть пару слов…

– На это тоже нет времени, – решительно и мрачно заявил Малькольм. – Поймите же, мисс Ланкастер, на счету у нас каждая секунда! Я понесу ваши веши. – Он протянул руку к саквояжу, стоявшему у двери.

Лаура поднялась из кресла и согласно кивнула.

– Понимаю. Я готова, но мне нужно… на минутку заглянуть в спальню… – смутилась Лаура.

– Я провожу вас. Хотя бы до двери, – произнес Малькольм тоном, не допускающим возражений.

– Право, не уверена, что в этом есть необходимость, – пробормотала Лаура, направившись к лестнице.

Малькольм шел за ней по пятам и остановился лишь у входа в ее спальню.

Лаура решительно захлопнула дверь и заперла ее на задвижку. Малькольм явно что-то недоговаривал. Неужто с Джулианом стряслась беда? Вдруг его арестовали? И зачем ей укрываться в Кенте? Какой в этом смысл? Подойдя к кровати, она наклонилась и вытащила ночной горшок, затем подбежала к камину, вынула перегоревший уголек и нацарапала им записку Селии на листе оберточной бумаги, использовавшейся для растопки. Подруга собиралась прийти к ней сегодня вечером, чтобы попрощаться перед разлукой. Водрузив пустой горшок на свое послание, она открыла дверь и вышла в коридор к нетерпеливо дожидавшемуся ее Малькольму. Тот смерил ее подозрительным взглядом, тогда Лаура торопливо оправила юбку, словно и в самом деле затворялась в спальне для отправления естественной потребности.

– Почему мы едем в наемной карете? – спросила она, усаживаясь на жесткую подушку.

– Экипажу лорда Локвудане следует появляться вблизи вашего дома, – терпеливо пояснил Малькольм. – Это может быть опасно.

Лауре эти слова показались странными.

– Вы полагаете, за домом следят? Но не проще ли им было бы арестовать меня?

– Не берусь судить, мисс. Я всего лишь следую полученным инструкциям.

Лаура вздохнула. Она была явно растеряна и напугана. В неуютном темном возке пахло старой кожей и пылью. Кучер изо всех сил нахлестывал тощую клячу, и карета мчалась по мостовой с огромной скоростью. На одном из поворотов Лаура едва не упала с сиденья. Чтобы удержаться на подушке, ей пришлось ухватиться за ременную петлю, свисавшую с дверцы.

– Похоже, наш возница очень спешит, – пробормотала она. – Мы доедем в этом экипаже до самого Кента?

– Да, мисс, до места нашего назначения.

В манере Малькольма было что-то странное, даже пугающее. Чтобы рассеять это впечатление, которое лишь усиливалось от темноты, царившей в карете, и от его молчания, она задала ему вопрос, давно ее занимавший:

– Скажите, Малькольм – это ваше имя или фамилия?

– Фамилия, мисс, – сухо ответил он.

– Я могла бы и сама догадаться, – усмехнулась Лаура. – Ведь к людям, занимающим такую должность, как ваша, принято обращаться по фамилии. Но Малькольм ведь при этом еще и имя, довольно распространенное. Вот с Крэнфордом все ясно без вопросов. И с Бекки. Горничных называют по именам…

Она все говорила и говорила, Малькольм же упорно отмалчивался. Тревога в ее душе нарастала с каждой милей, преодолеваемой наемной каретой.

Селия, столкнувшись в дверях с Рэндалом, озабоченно нахмурилась и покачала головой:

– Ее нет. Бекки нашла в спальне вот это. Ума не приложу, зачем ей сейчас ехать в деревню? И о чем только думает его светлость?

Рэндал растерянно пробежал глазами послание, нацарапанное кусочком угля на листе оберточной бумаги.

– Здесь что-то не так. Джулиан не мог ее туда отослать, он ведь пока еще в своем уме. И почему она не воспользовалась пером и бумагой?

Селия взглянула на него расширившимися от страха глазами.

– Записку нашла Бекки. Лист был свернут и засунут под ночной горшок.

– А это может означать только одно, – помрачнел Рэндал. – Мисс Лаура не желала, чтобы тот, с кем она уехала, нашел ее послание.

– Она сделала вид, что ей нужно в спальню по личной надобности, – подхватила Селия, – и ухитрилась написать это. – Побледнев, она ухватилась рукой за дверной косяк. – Милостивый Боже, а что, если ее похитил Фортье?! Бедняжка не упомянула его имя, чтобы обезопасить себя, если все же записка попала бы ему в руки. – Она всхлипнула и с досадой стукнула себя по лбу костяшками пальцев. – Это все я виновата! Слишком долго собиралась и приехала позже, чем следовало. Иначе…

– Иначе бы он, чего доброго, похитил вас обеих, – перебил ее Рэндал и несмело положил ладонь ей на плечо. – Это было бы для меня тяжким ударом, мисс Картерет.

У Селии замерло сердце. Она с удивлением и некоторой тревогой прислушивалась к собственным ощущениям. Никогда еще прикосновение мужчины, которое она остро чувствовала даже сквозь одежду, не заставляло ее сердце так биться. Рэндал смотрел на нее с восхищением и надеждой. Он был так юн, мил и красив, что Селия ласково и поощрительно улыбнулась ему.

– Селия… Я… Мне неловко говорить об этом… Я очень уважаю старину Белгрейва и все такое… Но если вы решите когда-нибудь с ним расстаться, то смею ли я надеяться?..

Селия жеманно повела плечами.

– Я пока еще не готова вам ответить, милорд. Надеяться же нам сейчас следует на то, что с Лаурой не случилось ничего худого.

– Разумеется. – Он отступил на шаг, не сводя с нее пламенного взора. – Мы во что бы то ни стало ее отыщем, а после вернемся к этому разговору.

– Возможно. – Селия решительно направилась к выходу из дома Лауры, а Рэндал поспешил за ней.

– Джулиан, Фортье похитил Лауру!

Растерянно оглянувшись, Джулиан увидел брата. Тот спешил к Джулиану со всех ног, и Селия не отставала. Оба тяжело, прерывисто дышали. Джулиан сделал кучеру знак, чтобы тот не распрягал лошадей.

– Когда?

– Только что. Похоже, меньше часа назад. Мы сразу, помчались к тебе.

– Час назад? Но это невозможно!

– Послушай! – Рэндал начал выходить из себя. – Она исчезла, ее нет! А в записке говорится, что ты отослал ее в Кент!

Джулиан покачал головой:

– И это никак невозможно. Ты что-то путаешь… Рэндал схватил его за лацканы плаща.

– Да очнись же ты! Говорю тебе, Лауру похитил Фортье!

– Если это так, – невозмутимо ответил Джулиан, – то выходит, он восстал из мертвых. По-твоему, Фортье на это способен? Его выловили из Темзы, раздувшегося, посиневшего, с дыркой между глаз. Кто-то пристрелил негодяя. А теперь, будь любезен, оставь в покое мой плащ. Крэнфорда удар хватит, если ты его испортишь. – Стряхнув с себя руки брата, он полюбопытствовал: – А о какой это записке ты говорил?

Рэндал сердито протянул ему лист оберточной бумаги:

– Читай!

«Селия, Джулиан отправил меня в Кент ради моей безопасности. Лаура».

– Где вы это нашли? – упавшим голосом спросил Джулиан.

– В спальне, под ночным горшком, – сказала Селия. В голосе ее звучала укоризна.

– Лакей был дома один. Он пригнал во двор экипаж, чтобы перевезти ко мне вещи Лауры, но ее и след простыл, – уточнил Рэндал.

– Значит, мы тоже отправляемся в Кент. Верхом мы их быстро нагоним.

– Ага! – не без торжества воскликнул Рэндал. – Теперь-то ты наконец убедился, насколько все это серьезно?

Джулиан приказал конюху седлать лошадей.

– Погодите, а как же я? – забеспокоилась Селия. Джулиан после недолгого раздумья предложил:

– А вам, мисс Картерет, лучше всего было бы отправиться в дом Лауры и ждать ее там. Вдруг это какое-то недоразумение? Она вскоре вернется.

– Дай-то Бог! – горячо воскликнула Селия. Прежде чем войти в дом Джулиана за сапогами для верховой езды, Рэндал склонился к ее уху и что-то прошептал. Селия густо покраснела.

– И возьмите с собой моего лакея, – произнес он вслух.

Через несколько минут братья вскочили в седла и пришпорили лошадей. Они не знали, кто похитил Лауру, где ее искать, а могли надеяться лишь на удачу и молиться, чтобы с ней, не приключилось никакой беды.

Глава 23

Лаура с беспокойством выглянула в окно:

– Разве это дорога на Кент? Куда мы едем?

– Нам нужно сбить со следа возможную погоню, – буркнул Малькольм. – В Кент ведет много дорог, мисс Ланкастер.

Лаура с тяжелым вздохом откинулась на спинку сиденья. Тревога поселилась в ее сердце еще тогда, когда Малькольм возник на пороге гостиной. Она нарастала с каждой минутой. Они проехали много миль на запад, и Лондон остался далеко позади. Вокруг простирался Ханслоу-Хит – неприветливая равнина, заросшая вереском и утесником. Высокие кустарники и небольшие рощи, встречавшиеся повсюду, служили прибежищем для разбойничьих шаек. Несколько виселиц стояли у дороги как безмолвные памятники тем тщетным усилиям, какие с давних времен предпринимала полиция, чтобы избавить общество от столь презренных его членов.

Лаура испуганно молчала. За последние полчаса Малькольм не произнес ни слова. А разжал рот лишь для того, чтобы приказать вознице, когда карета свернула на проселок с дороги, ведущей в Бат:

– Остановите здесь.

Вокруг темнели обширные поля, нигде не было видно ни малейших признаков жизни.

– Почему мы остановились?

Малькольм молча открыл дверцу, выпрыгнул из кареты и подошел к вознице. Они вполголоса о чем-то заговорили. Лауре не было слышно ни слова.

– Это не Шедоухерст, – твердо заявила она. – Я не выйду из кареты. Немедленно отвезите меня назад, в Лондон!

– Не упрямьтесь, мисс Ланкастер. – Малькольм вытащил из кареты ее саквояж. – Не заставляйте меня применять силу. Вы должны понимать: все это делается для вашего же блага.

Если бы она могла поверить в это! Но Лаура больше не сомневалась – Малькольм затеял что-то недоброе. Он вовсе не тот, кем она привыкла его считать. Единственное, что ей оставалось, – это не подавать виду, что она обо всем догадалась. Ей надо было усыпить его бдительность полной покорностью и доверчивостью. И попытаться при первой же возможности спастись бегством.

– Я понимаю. Но здесь так жутко, так пустынно. Вы ведь обещали отвезти меня во владения лорда Локвуда…

– Его светлость владеет всей этой местностью, – невозмутимо ответил Малькольм. – И тот коттедж на холме тоже принадлежит ему. И пороховой завод. Позвольте, я помогу вам.

Лаура подала ему дрожащую ладонь и ступила на землю. Воздух был пропитан сыростью. В нем чувствовался резкий запах вереска и болотной тины. Коттедж, стоявший на вершине холма, выглядел заброшенным. Свет в окнах не горел. Малькольм повел ее к вершине холма по узкой тропинке, и вскоре ей стала видна река, берега которой поросли высокой травой и камышами.

Малькольм распахнул дверь коттеджа и с плохо скрытой издевкой произнес:

– Здесь, конечно, не так уютно, как в особняке на Фрит-стрит, но куда лучше, чем в Севен-Дайалсе. Ведь вы там жили, прежде чем познакомились с графом?

– Да, – кивнула Лаура. – Вы уверены, что здесь я буду в безопасности?

– Разумеется. Здесь вам решительно ничто не угрожает, мисс Ланкастер.

«Лжешь, – с тоской подумала она. – Главная моя угроза – ты».

Тяжелый топот копыт, послышавшийся сзади, заставил Джулиана и Рэндала насторожиться. Остановив лошадей, оба они потянулись к кобурам пистолетов.

Напряжение спало, лишь когда преследователь приблизился к ним почти вплотную. Это был один из полицейских, которых сэр Джон Таунсенд отрядил на поиски Фортье.

– Локвуд?

– Ваша лошадь вся в мыле, Стюарт, – сказал Джулиан, кивнув ему.

– Ничего, ей не привыкать. Меня послал Рекс Пентли. Некая молодая особа сказала ему, что вы разыскиваете похищенную мисс Ланкастер.

– Все верно. Но почему вы здесь? Вам что-то о ней известно? – Голос Джулиана дрогнул.

– Пентли утверждает, что она в Ханслоу-Хит.

– Боже, почему?!

– Ее отвез туда ваш секретарь. Джулиан пожал плечами:

– Что за нелепость? Зачем бы Малькольму это делать?

– Не знаю, милорд. Могу лишь предложить вам свою помощь. Пентли будет ждать нас на дороге в Бат.

Рекс Пентли нетерпеливо ожидал Джулиана и его спутников, стоя у подножия виселицы, украшавшей обочину дороги, что вела в Бат. Хотя это орудие казни давно уже не использовалось по назначению, Рекс готов был поклясться, что вокруг него витает неистребимый запах разлагающейся плоти. Возможно, именно на этой виселице когда-то болтался знаменитый разбойник Дик Терпин, вершивший свои злодеяния задолго до рождения Рекса.

В воздухе повеяло прохладой. Рекс поежился. Он ждал уже больше получаса, мрачно раздумывая о том, что, если Джулиан и его брат не появятся в ближайшие несколько минут, ему одному придется выручать Лауру из беды. О том, чтобы отказаться от столь опасной затеи, не могло быть и речи. Лаура была красива и добра, участлива, скромна – словом, она никак не заслуживала участи, которую уготовил ей негодяй Малькольм. Рекс настороженно прислушался. Издалека донесся топот копыт. Он укрылся за кустарником у дороги и взялся за уздечку лошади, которая мирно пощипывала травку. Вскоре всадники приблизились. И в первом, кто выехал на перекресток, Рекс без труда узнал лорда Локвуда. По пятам за ним скакали Рэндал и полицейский Стюарт.

– Стой! Кошелек или жизнь! – паясничая, выкрикнул он и преградил Джулиану дорогу. И едва не поплатился за свое озорство. Джулиан в мгновение ока навел на него дуло пистолета.

– Пентли! Я едва не пристрелил вас, черт побери!

– Каюсь, каюсь, – потупился Рекс и тотчас же задиристо бросил Стюарту, который позволил себе ухмыльнуться: – Ничего смешного! Если бы его светлость спустил курок, где бы вы тогда стали искать мисс Ланкастер?!

– Так где же она? – без тени улыбки спросил Джулиан, явно обеспокоенный.

– Вы все же решили подстрелить меня, милорд? – плутовато подмигнул Рекс. – Мисс Лаура в коттедже близ Айлворта.

Джулиан изумленно поднял брови.

– Но это же мои владения…

– Вот именно. Там пороховой завод, луга и несколько коттеджей. Пустует только один. С него и начнем.

– И откуда только вы это узнали? – с невольным уважением осведомился Джулиан, когда Рекс запрыгнул в седло.

– Ваш секретарь.

– Он вам сказал?

– Нет. Он составил компанию мисс Лауре. Джулиан облегченно вздохнул:

– Но тогда она в полной безопасности! Поколебавшись, Пентли произнес:

– Боюсь, вы сильно заблуждаетесь на его счет, милорд. Малькольм убил вашу супругу, а также, полагаю, и гнусного Фортье. Он убьет и мисс Лауру, если мы не поторопимся.


– Зачем вы это делаете? – Лаура заслонила глаза ладонью. Пламя свечи слепило ее. Застывшие черты лица Малькольма в красно-оранжевом ореоле казались зловещей маской.

– Вы моя единственная надежда. – Кашлянув, он с улыбкой прибавил: – Проклятие и надежда, как ни странно это звучит.

– Не понимаю, о чем вы. – Напрягшись всем телом, Лаура выжидала момент, когда можно будет приблизиться еще хоть на дюйм к спасительному выходу. Надо поддерживать разговор, тогда он увлечется и не заметит ее маневров. – Почему я ваше проклятие?

– Известно ли вам, – проговорил он со смешком, – что это я посоветовал графу обзавестись любовницей? Это было необходимо, чтобы пресечь грязные слухи. Между прочим, они исходили также непосредственно от меня. Я хотел отвлечь внимание сплетников от несравненной Элинор. Бедняжка этого заслуживала. Ей так не повезло с мужем!

– И вы надеялись снискать этим ее благосклонность? – Лаура незаметно придвинулась на несколько дюймов ближе к двери.

– А почему бы и нет! – Глаза Малькольма зло сверкнули. – Ведь вы же сумели завлечь графа! Я ничем не хуже вас, мисс, а в чем-то и гораздо лучше. Я хорошего рода, получил блестящее образование, но меня считали чем-то вроде предмета мебели: необходим и вдобавок удобен.

– Уверена, граф относился к вам совершенно иначе. Он видел в вас… – начала было она, но его свирепый взгляд заставил ее умолкнуть.

– Граф! Скажите на милость! Да что он понимает в жизни, ваш граф? Ведь не оценить бесчисленные достоинства Элинор мог только слепец! Я сделал для нее все, что мог. Она была моей королевой, моей богиней. Я готов был целовать следы ее ног, но она не обращала на меня внимания. И тут передо мной забрезжила надежда. Этот мерзавец Филдинг пригрозил, что расскажет Локвуду о моих… м-м-м… финансовых злоупотреблениях. Ведь Локвуд мне доверял, как доверяют удобному стулу свой драгоценный зад. С моей стороны глупо было бы не воспользоваться этим. Я заплатил наглецу Филдингу за молчание, но он стал требовать больше, чем я считал разумным выделить ему. Мне пришлось заставить его умолкнуть с помощью каминной кочерги. А после я столкнул тело с лестницы.

Лауру так изумило это известие, что она, когда Малькольм в очередной раз отвел глаза, не воспользовалась возможностью продвинуться еще на дюйм к двери.

– Но в этом убийстве молва винила леди Локвуд?

– Именно! – осклабился Малькольм. – И это давало мне возможность на деле доказать мою преданность, мою незаменимость. Ведь Локвуд использовал данное обстоятельство как предлог, чтобы отослать леди Элинор за границу. Я стал готовить почву для ее возвращения и для грядущего триумфа. Я столько сил на это положил! Но Элинор все испортила – явилась раньше, чем следовало. Она была так импульсивна, так нетерпелива!

Малькольм стал в волнении прохаживаться по комнате, то и дело бросая настороженные взгляды в темноту окна. Лаура приблизилась к двери еще на пару дюймов.

– Представляю, как вас огорчила ее смерть. Фортье – человек безжалостный. Кому, как не мне, это знать.

– Фортье? – изумился Малькольм, повернувшись и вперив в ее лицо тяжелый взгляд своих маленьких черных глаз. – При чем тут он? Этот лягушатник просто забавлялся с ней… самым недостойным, извращенным образом. А ей это нравилось. Я слыхал их той ночью. – Брови его сдвинулись к переносице, на скулах заиграли жевалки. – Она молила его о все новых жестоких ласках. Моя королева, моя богиня вела себя как площадная девка. Его светлость был прав: Элинор оказалась развратнейшим созданием. Она не в силах была оценить истинную, жертвенную любовь.

Он зловеще ухмыльнулся, и у Лауры от страха кожа покрылась мурашками. Откуда ему знать, что Фортье не убивал Элинор? Ответ она прочитала в его прищуренных маленьких глазах, горевших безумием.

– Малькольм, – едва шевеля губами, произнесла она. – Вы много страдали, я вам искренне сочувствую. Вы стали жертвой обмана…

Лицо его снова сделалось бесстрастным. Он самодовольно кивнул:

– Верно подмечено, мисс. А теперь настал мой черед обманывать. Ваше тело будет найдено в этой лачуге с шарфом лорда Локвуда, затянутым на шее. В особняке на Фрит-стрит обнаружат кое-какие бумаги, уличающие вас в хищениях денег со счетов его светлости. Все улики будут указывать на то, что это он вас убил. Локвуду наверняка припишут также убийство Элинор и ее любовника Фортье. Можете быть уверены, он не выйдет сухим из воды. Нет! Рука правосудия покарает его!

– Господи, за что же вы его так ненавидите? – воскликнула Лаура. – Он вам полностью доверял!

– Локвуд меня использовал. – Малькольм взглянул на нее исподлобья и, не меняя тона, приказал: – Отойдите от двери, мисс Ланкастер.

Но Лаура в мгновение ока повернулась к нему спиной и схватилась за тугую задвижку.

– О нет, – прорычал Малькольм и, прежде чем она успела открыть дверь, набросил ей на шею длинное полотнище из мягкой ткани. – Этот номер вам не удастся. Вы последуете за моей Элинор. Она заставила меня страдать, предавшись грубым ласкам с Фортье, а вы стали моим проклятием, сделав ненавистного мне Локвуда счастливым. – Бормоча это, он оттаскивал ее все дальше от двери и все туже затягивал шарф Джулиана на ее шее.

Лаура стала задыхаться. Перед ее глазами поплыли разноцветные круги. Она знала: еще немного, и безумец завершит свое дело. Все для нее будет кончено. И она никогда больше не увидит Джулиана. В отчаянном стремлении не только спасти свою жизнь, но и не дать этому злобному ничтожеству восторжествовать над собой, она протянула дрожащую руку к столу, сжала в ней свечу с подсвечником и с силой ударила убийцу по голове.

Малькольм ослабил хватку и испустил протяжный вопль. Лаура опрометью бросилась к двери. Последним, что она увидела, прежде чем ее поглотил ночной мрак, было залитое кровью лицо Малькольма…

– Вы видели, видели? – Рекс приподнялся на стременах и вытянул руку вперед. Там, куда он указывал, мелькнул и тотчас же погас тусклый огонек.

Четверо всадников пришпорили коней и помчались вверх по пологому склону холма. Услыхав протяжный крик, Джулиан с силой сжал поводья. Неужели они опоздали?

– Лаура!

В зарослях кустарника неподалеку от тропы мелькнуло что-то белое. Джулиан понесся туда во весь опор. Вдруг это она? Быть может, ей удалось спастись? Остальные скакали к коттеджу, но ему в эти мгновения не было дела до мерзавца Малькольма. Он хотел лишь одного – спасти ту, без которой не мыслил своей жизни. Этот всполох света в окне… Неужто Малькольм в нее стрелял? Но звука выстрела не было слышно. Он снова крикнул:

– Лаура!

Среди стволов молодых берез снова мелькнуло что-то светлое. Джулиан спешился.

– Лаура! Ради всего святого остановись! Это я!

Расплывчатый силуэт замер. Джулиан бросился в заросли и через несколько секунд уже держал ее в своих объятиях – испуганную, дрожащую, но живую.

– Ты не ранена? – Он целовал ее глаза, лоб, волосы… – Скажи, он не ранил тебя?

– Он… Малькольм… Господи, Джулиан, я ведь уже не чаяла тебя увидеть! Какое счастье, что ты здесь!.. – Голос ее прервался, и она бурно разрыдалась, прижав лицо к его груди.

– Я помчался к тебе сразу же, как узнал обо всем. – Он крепко сжал ее в объятиях. – И больше не отпущу от себя. Никуда – ни в Париж, ни в Виргинию, ни в Шедоухерст. Ты всегда будешь со мной рядом!

– Значит… – Подняв к нему лицо, она спросила дрожащим шепотом: – Ты все же любишь меня, да, Джулиан?

– Люблю ли я тебя, моя ненаглядная? – Он нежно провел ладонью по ее волосам. – Больше жизни!

Лаура улыбнулась сквозь слезы:

– Я всегда это знала.

Джулиан невольно перевел взгляд на коттедж, в котором до сих пор скрывался Малькольм. Его следовало поймать и изобличить во всех злодеяниях, чтобы впредь даже тень подозрения не коснулась его и Лауры. Их общего имени. Чтобы их будущему ничто не угрожало.

Лаура перехватила его взгляд и со вздохом пробормотала:

– Этот безумец все еще где-то здесь, Джулиан. Он поспешил успокоить ее:

– Тебе больше нечего бояться, любовь моя. А Малькольма скоро изловят Рэндал, твой приятель Пентли и полицейский из отряда сэра Джона.

– Только после вашей смерти, милорд, – с издевкой произнес знакомый голос за его спиной.

Джулиан обернулся, заслонив собой Лауру. Малькольм стоял в нескольких шагах от него, направив ему в грудь дуло пистолета со взведенным курком. Лунный свет отражался в вороненой стали длинного ствола.

– Не будьте идиотом, Малькольм. Вы проиграли. Не осложняйте свое и без того незавидное положение.

Секретарь зловеще усмехнулся:

– Какая мне разница – быть повешенным за одно убийство или за несколько? Сам я не стану мертвее, умертвив напоследок и вас, милорд. Но вы все же можете сохранить жизнь. Толкните мисс Ланкастер сюда, ко мне, а сами убирайтесь куда хотите. Я ее не трону, клянусь вам, если только меня не станут преследовать. А иначе она получит пулю в лоб.

– Как в свое время Фортье? – полувопросительно произнес Джулиан.

Малькольм весело хихикнул:

– Он заслуживал худшего, видит Бог. Но у меня не было времени с ним возиться. Толкайте же ее ко мне, я тороплюсь.

– О нет! Вам придется меня убить, чтобы добраться до Лауры. Но тогда остальные услышат звук выстрела. От них вы не скроетесь.

– Так вы готовы умереть за нее? Вот так новость! До чего трогательно, просто слов нет, – развеселился Малькольм. – Но поторопитесь, милорд. У вас всего один шанс спасти и девушку, и себя. Отдайте ее мне. На берегу меня поджидает гребная лодка. Я делаю вам одолжение, учтите. Ведь мне ничего не стоит застрелить вас обоих и спуститься к реке прежде, чем остальные сюда поспеют.

– Надеетесь уйти от погони на лодке?

– Еще бы! Я ведь был капитаном команды гребцов в моем колледже. Вам следовало бы это знать. Но что я для вас? Так, слуга, пустое место. Отойдите же в сторону, милорд! Отдайте мне мисс Лауру!

Он сделал шаг вперед. Джулиан отступил немного вправо, повернулся, делая вид, что собирается зайти за спину Лауры, чтобы подтолкнуть ее к секретарю, а сам выхватил пистолет из-под полы плаща и нажал на курок почти не целясь.

Два выстрела грянули одновременно. Лаура вскрикнула. Левое плечо Джулиана обожгла резкая боль, но он даже не поморщился. Взгляд его был устремлен на окровавленную кисть Малькольма и на пистолет, валявшийся в траве.

– Предупреждаю, у меня остался еще один заряд!

– Стреляйте! – усмехнулся секретарь. – Лучше пуля, чем виселица.

– Как угодно, – процедил Джулиан, наводя на него свое оружие. Этот негодяй заслуживал смерти от руки того, кому он причинил столько зла.

Но тут за убийцу вступилась Лаура:

– Нет, Джулиан, не делай этого! Не уподобляйся ему, прошу тебя.

Ярость, клокотавшая в душе Джулиана, ослепила и оглушила его. Он так доверял своему секретарю! Ни разу не усомнился в его безупречной преданности, но Джон Малькольм оказался вором, предателем и убийцей! Голос Лауры донесся до него откуда-то издалека, затем его заглушили другие звуки: треск веток, крики Рэндала и Рекса Пентли. Они подходили к преступнику с трех сторон. Первым к нему приблизился Стюарт.

– Именем короны!

Джулиан опустил пистолет.

– Боже, ты ранен! – всхлипнула Лаура.

– Пустяки, рана несерьезная, – с вымученной улыбкой ответил он.

Стюарт, держа Малькольма за плечо, повел его к коттеджу, где были привязаны лошади, Рэндал и Рекс замыкали шествие. Несколько долгих мгновений Джулиан и Лаура стояли молча, обнявшись и не сводя друг с друга влюбленных глаз. Теперь ничто на свете не могло их разлучить. Она принадлежала ему безраздельно. Но сколько же испытаний пришлось им преодолеть, прежде чем все это стало возможно!

– Ты моя, – прошептал он, прижавшись щекой к ее виску.

– Навсегда, – отозвалась она.

Эпилог

– Вот такой я не раз тебя представлял, – признался Джулиан, любуясь Лаурой, которая стояла в залитом солнцем розовом саду. – Улыбающейся, счастливой, в окружении роз. Ты прекраснее любой из них!

Июнь в Шедоухерсте выдался на редкость теплым. Кусты зацвели рано. Они тянули к солнцу свои роскошные красные, розовые, лимонно-желтые и белые цветки, покачивавшиеся под легким дуновением бриза.

– А можно мне пересадить несколько штук в садик возле моего коттеджа? – озабоченно спросила она.

Джулиан ласково усмехнулся:

– Сколько угодно. Ты по-прежнему хочешь обновить его и устроить себе там уютное гнездышко?

Лаура кивнула:

– Он будет напоминать мне о Виргинии, о счастливых днях детства.

Джулиан заключил ее в объятия.

– Ты все еще скучаешь по Виргинии?

– Нисколько, – светло улыбнулась она. – Те годы, что я провела там, ушли безвозвратно. Их не вернуть, как бы я этого ни желала, а можно только вспоминать. С благодарностью и грустью. Но жить надо настоящим, а оно здесь. Мое настоящее и будущее – это ты.

На мгновение оба умолкли, наслаждаясь минутой безмятежного счастья. Над их головами ласково светило солнце, воздух был напоен ароматом роз. С ближайшего луга доносилось звяканье колокольчика, а это означало, что в стаде овец пасется юная Феба. На глаза Лауры навернулись слезы. Ей никогда еще не было так хорошо, так покойно, как сейчас.

– Не все примирятся с мыслью, что ты станешь моей женой, – мягко произнес Джулиан. – Будь к этому готова.

– Те, кого мы знаем и любим, одобрят наш брак, – ответила Лаура, – а мнение остальных для меня мало значит.

– Мой брат уже занялся приготовлением костюма шафера, – весело проговорил Джулиан, – да и Селия не ударит в грязь лицом, ведь она будет подружкой невесты.

– Меня так волнует предстоящая встреча с маман, – призналась Лаура. – Вспомни, какой неожиданностью стало для нас ее письмо. А как мы оба обрадовались, узнав, что она меня не предавала, не толкала в объятия Фортье! Мир его праху.

– Буду рад с ней познакомиться, – несколько принужденно сказал Джулиан, теснее прижав к себе Лауру.

– Знаешь, я очень хотела бы, чтобы она обвенчалась со своим генералом.

Джулиан слегка отстранился от нее и покачал головой:

– То есть чтобы маман взяла пример со своей дочери? Это было бы неплохо, но не кажется ли тебе, милая, что лучше не пытаться управлять жизнями других, а строить свою собственную?

Лаура склонила голову набок и лукаво прищурилась:

– Уж не значит ли это, что ты перестанешь выговаривать Рэндалу за его грешки?

– Ни в коем случае! – нахмурился Джулиан. – Мальчишка по-прежнему нуждается в моих советах. Слыханное ли дело – вкладывать деньги в театральные постановки?!

Лаура положила ладонь ему на плечо и мягко возразила:

– Вот увидишь, он немало заработает. Ведь все главные роли будет играть Селия, восходящая звезда. Она непременно прославится и прославит твоего брата. Честно говоря, – она доверительно склонила голову ему на грудь, – я рада, что она рассталась с Белгрейвом.

– Благодаря чему мой брат ни на шаг от нее не отходит, – помрачнел Джулиан и прибавил: – Впрочем, довольно о них. Похоже, мне придется отрядить одного из садовников в сад при твоем коттедже. Уж не намерена ли ты там поселиться?

Лаура, смеясь, покачала головой:

– Я всегда буду там, где ты. Но по-моему, нам следует заранее позаботиться о славном домике для няни.

Глаза Джулиана расширились, он крепко сжал ее руку.

– Лаура, неужто ты хочешь сказать?..

– Пока нет, – потупилась она. – Над этим нам еще предстоит поработать.

Он подхватил ее на руки и прошептал:

– Я готов. Начнем прямо сейчас.

Лаура спрятала лицо у него на груди и счастливо вздохнула:

– Я знала, что ты это скажешь.

Примечания

1

Шекспир. Как вам это понравится. Пер. Т. Щепкиной-Куперник. – Здесь и далее примеч. пер.

2

У. Шекспир. Сон в летнюю ночь. Пер. Т. Щепкиной-Куперник.


home | my bookshelf | | Когда ты станешь моей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу