Book: Через лабиринт



Шестаков Павел Александрович

Через лабиринт

Павел Александрович ШЕСТАКОВ

ЧЕРЕЗ ЛАБИРИНТ

Повесть

I

В котельной было сумрачно. Покрытые темной пылью лампочки слабо освещали низкие своды, кучи штыба и грязный бетонный пол. По стенам щупальцами ползли горячие трубы.

Мазин подошел к топке и заглянул внутрь - туда, где гудело красное пламя. Казалось, он просто любуется пляшущими огненными языками. Потом посмотрел вокруг себя. Длинная стальная кочерга валялась рядом. Мазин взял ее и опять склонился над пламенем. Черный, загнутый на конце прут вошел в топку, нащупал какой-то предмет и вытолкнул его из огня. Это была небольшая железная коробка, покорежившаяся от жара и немножко оплывшая по краям. Она быстро темнела, покрываясь серой окалиной.

- Если не ошибаюсь, футляр от очков.

- Точно, - торопливо подтвердил Семенистый. - Дедовы глаза...

Семенистый пришел в Управление, когда рабочий день уже заканчивался.

- К вам тут человек, Игорь Николаевич, - доложил дежурный. Семенистый...

- Какой? - не понял Мазин.

- Семенистый по фамилии. Говорит, знает вас.

Мазин пожал плечами и покосился на циферблат старинных карманных часов, лежавших на столе. Они достались ему от отца, а того наградили еще в гражданскую. Мазин постоянно носил часы с собой: ему казалось, что они приносят ему удачу.

- Семенистый? Не помню. Ну ничего. Пусть войдет.

Однако узнал он его сразу, едва тот переступил порог.

- Разрешите, товарищ начальник?

- Входите.

Еще бы не узнать эти кустистые бачки на розовых толстых щеках! Физиономию Семенистого можно было бы печатать на обложке журнала "Здоровье", если бы не глаза. Глаза были мутноватые и заметно отечные.

- Ну как телевизор, товарищ начальник? Претензий не имеете к нашей конторе?

- Вы это пришли узнать?

- Да нет. Насчет телевизора я между прочим, - сказал Семенистый, усаживаясь на стул. - История тут одна произошла.

Мазин ждал, стараясь угадать, какая же история могла привести в его кабинет этого деятеля получастной инициативы.

С месяц назад у Мазина поломался телевизор, пришлось вызвать мастера из ателье. Так он впервые встретился с Семенистым. Тот пришел, попахивая шипром и дешевым портвейном, назвался Эдиком, открыл заднюю стенку телевизора, постучал по ней отверткой и сказал, блеснув золотым зубом:

- Ну и дела! Без пол-литра не разберешь...

Мазин вздохнул и, стыдясь своей слабохарактерности, достал из холодильника бутылку.

Семенистый повеселел. В два счета справившись с пустяковой, видимо, работой, он заявил, что "бандура будет работать как часы", и главное - не деньги, а взаимное уважение, потому что он пить ни за что не будет. Мазин проглотил рюмку, надеясь, что Эдик не узнает, где он работает.

Но Эдик узнал и вот сидит напротив и наверняка собирается о чем-то просить, потому что такие люди, как он, хоть и чтут уголовный кодекс, но на мелочах ловятся непрерывно, а поймавшись, долго и от души обижаются и ищут "правды".

Вспомнив все это, Мазин еще раз пожалел о выпитой рюмке.

- Так что же за история случилась с вами? - спросил он сухо.

- Да ничего особенного. Я, собственно, для порядочка. Чтоб недоразумения не получилось.

- Хорошо, хорошо. Рассказывайте.

- Хозяин мой квартирный пропал, Укладников Иван Кузмич.

- Пропал? Когда же это случилось?

- Да вроде ночью сегодня.

Мазин взял авторучку.

- Давайте по порядку. Вы где живете?

- Магистральная, шестнадцать, квартира шестьдесят четыре.

Эту новую улицу Мазин знал: два ряда пятиэтажных кубиков вдоль полосы недавно уложенного асфальта и тоненькие топольки, гнущиеся на ветру, - так приблизительно выглядела Магистральная.

- Вы снимаете комнату? С семьей?

Семенистый потер блестящее колечко на пальце.

- Один в настоящее время.

Мазин мельком глянул на его тщательно подбритые усики и подумал, что Эдик, наверно, пользуется успехом у неуемных и нетребовательных женщин.

- Кто еще живет в квартире?

- Борька, геолог, но тот не в счет, с недельку как в Крым подался. А так только старик. Короче, по комнате на нос.

- Трехкомнатная квартира принадлежит одному человеку?

- Не... Квартиру его зятю дали. Зять у него тоже геолог... Он с жинкой на Север уехал. Даже обставиться не успел. А старика из деревни выписали, хату сторожить.

- Так, так... - Мазин делал короткие пометки. - Из чего же вы заключили, что старик исчез?

- Нету его - и все.

- Но прошло совсем немного времени. Даже суток не прошло.

- Для старика это что год. Он, кроме котельной да магазина, никуда не выходил. Сторожил, как верный пес Ингус государственную границу.

Мазин невольно улыбнулся.

- А что он делал в котельной?

- Истопником работал. Как дочка с зятем уехали, он туда. Они не разрешали, стеснялись, что папаша будет по двору чумазый ходить. А дед борец за повышение жизненного уровня. Меня на квартиру пустил, в котельной подрабатывал. Откуда и не вернулся. Ночная смена у него была. Я утром встал - деда нема. Умылся, собрался на работу - нема. А пора бы и быть. Спустился в котельную, чтоб ключ отдать, а его напарник меня матюгом: "Где, говорит, твой хрыч шляется? Ушел со смены, чуть котел не запорол".

- Следовательно, Укладникова напарник в котельной не застал. А когда вы видели его в последний раз?

- Как он уходил, с вечера. Надел свою робу и пошел.

- Так. Что же вы сделали, узнав, что Укладников исчез из котельной?

Семенистый пожевал мясистыми губами.

- Да я тогда не подумал, что он совсем исчез. Думаю: вот чудик! Куда это его понесло неумытого? Я больше подумал, что мне с ключом делать...

- Разве у Укладникова не было своего ключа?

- В том-то и дело. У нас такой замочек, что любой сейф позавидует, и к нему вот этот единственный и хитрый ключ.

Семенистый достал большой, с замысловатыми бороздками ключ.

- Никому чужому не давал. Нам с Борькой только на ночь, когда на смену шел. Потому я его и взял с собой на работу. Думал, старик придет за ключом. А он не пришел. Тут я и стал соображать, что дело пахнет керосином. Ну и двинул сюда.

- Вы дома после работы были?

- Был. Все заперто. Соседи тоже не видели его.

- Еще один вопрос. Вы уверены, что ночью Укладников не заходил в квартиру? Вы крепко спите?

Что-то вроде сомнения мелькнуло на толстом лице Семенистого, но лишь на секунду.

- Да как же он мог зайти, если хата заперта?

Мазин посмотрел на ключ.

- Ладно. Поедем, посмотрим вашу "хату"...

В машине уже он подумал, что вся эта история, возможно, ломаного гроша не стоит, и старик никуда не исчез, а просто хлебнул лишнего с каким-нибудь случайным или не случайным дружком-собутыльником, и он зря тратит время.

Однако спросил Семенистого, с которым сел сзади:

- Укладников пьет?

- По субботам...

- А по пятницам?

Но Эдик не шутил.

- Да нет... Точно, по субботам. В баню сходит и четвертинку позволит себе. Ванной-то он не пользовался и нас не пускал. Говорит: "Поломаете еще, а мне перед хозяевами отвечать..." Дочку с зятем он хозяевами называл... Вообще-то старик жмот был...

- Почему вы говорите "был"?

Мазин не ловил Семенистого на слове. Вопрос этот пришел ему в голову неожиданно, хотя Эдик с самого начала упоминал об Укладникове в прошедшем времени.

- Почему?

- Да, почему?

Может, машина повернула слишком круто, а возможно, Эдик слишком сильно нажал на спичку, которой как раз собирался зажечь сигарету, но спичка переломилась и упала на резиновый коврик на полу машины. Семенистый опустил голову, нагнулся, поднял спичку и засунул ее под донышко коробки. Потом только ответил:

- Да ведь пропал он...

И еще раз не увидел, а скорее почувствовал Мазин какую-то маленькую, почти неуловимую заминку в его ответе. Но могла она и показаться.

"Пропал"...

Из-под колес "Волги" прыскали грязные струйки. Снег уже стаял, но настоящее тепло еще не пробилось в город через плотные весенние тучи, нависшие над почерневшими за зиму крышами. Было сыро и зябко. Перед тем как выйти из машины, Мазин поднял воротник своего негреющего короткого пальто.

По хлюпающим доскам они перешли разрытую мостовую и вошли во двор, сразу за которым начиналась бурая степь, где через год или два должны были появиться кварталы многоэтажных домов, а пока гулял ветер да тащился одинокий самосвал, покачиваясь, как пьяный, на скользких ухабах.

Семенистый первым вошел в подъезд, за ним - лейтенант Козельский, который вел машину, а потом и Мазин, поеживаясь от холода и все еще не уверенный в том, что Укладников исчез.

Замок оказался действительно "хитрым". Чтобы открыть его, нужно было поворачивать ключ справа налево. Кроме того, на дверях были набиты цепочка и щеколда. Мазин отметил все это мельком и прошел в коридор. Сюда выходили двери комнат.

"Хорошая планировка", - подумал он, вспомнив свою большую неудобную комнату в старом доме, и взялся за среднюю дверь.

- Нет, нет, - остановил его Эдик. - Здесь никто не живет. Здесь хозяйские вещи свалены. Она заперта.

Возможно, Мазин и послушал бы его, если б "запертая" дверь не подалась легко внутрь. Он вопросительно глянул на Семенистого, но тот и сам как будто удивился:

- Всегда заперта была...

В комнате действительно никто не жил. Там в беспорядке были нагромождены немногие вещи, в основном книги, связанные, очевидно для перевозки, пачками и обернутые старыми газетами. Мазин надорвал одну пачку, ожидая увидеть что-ниюудь по геологии, но это оказалось собрание сочинений Достоевского. Надорвал другую - та сплошь состояла из детективов. Семенистый, стоя на пороге, настойчиво пояснял:

- Они только что получили квартиру и через три дня уехали. Ничего разобрать не успели. Видите, пылища какая. А дед на кухне жил.

- Зажгите свет, - попросил Мазин.

Семенистый щелкнул выключателем. Теперь стало ясно видно то, что было почти незаметно в вечерних сумерках. На покрытом пылью полу отчетливо выделялись следы. Они тянулись от двери к одному из шкафов - большому застекленному книжному шкафу.

- Вы входили в комнату сегодня или вчера? - спросил Мазин, поворачиваясь к Семенистому.

- Я же говорю, она заперта была.

- А в шкафу что было, не помните?

- Пустой был. - Эдик во все глаза смотрел на шкаф.

Мазин потянул дверцу. Полки в самом деле оказались пустыми. Присев на корточки, он стал рассматривать след. Простым глазом был виден и отпечаток подошвы, и мелкие, засохшие куски глины, которую растаскали по всему двору от разрытой канавы, и кое-что еще, заинтересовавшее Мазина больше всего.

- Видим Сергеевич! - позвал он Козельского.

Тот вошел в комнату, старательно обходя следы.

- Как вы думаете, что это такое? - Мазин показал на темный комочек, прилипший к глине.

Козельский нагнулся.

- По-моему, уголь... Кто-то пришел сюда из котельной?

- Видимо, Укладников, раз наш друг Эдуард... Как вас по батюшке, Семенистый?

- Тарасович, - буркнул Эдик.

- ...Эдуард Тарасович сюда не заходил.

- Интересно.

- Может стать интересным, если только старик не пьянствует где-нибудь с приятелями. Я пока придерживаюсь этой наиболее простой версии.

Но, сказать по правде, Мазин уже сомневался в ней.

Ничто больше в квартире не бросилось им в глаза. В комнате геолога господствовал спартанский порядок. Железная койка была заправлена по-солдатски, чемодан с небогатым скарбом заперт. У Семенистого же преобладал холостяцкий хаос. К нему Мазин заглянул ненадолго, скользнув взглядом по стене, куда хозяин обильно накнопил кинодив, вырезанных из заграничных журналов. Спросил только:

- Вы здесь постоянно прописаны?

- Куда там! Не знаете вы нашего деда... Три месяца.

- И геолог на три месяца?

- Нет, Борька постоянно. Его еще зять прописал.

Мазин кивнул и вышел из комнаты.

Внимательно осмотрел он пожитки Укладникова в стенном шкафу:

- Вы знали его вещи, Семенистый? Все здесь?

- Вроде все.

Эдик явно помрачнел и отвечал неохотно и коротко, совсем не так, как говорил до сих пор.

- В чем он чаще ходил?

- Вот в этом. - Эдик качнул потрепанный пиджачок.

В кармане нашелся паспорт и две рублевые бумажки.

- Не знаете, где он хранил деньги?

- Какие?

- Ну, зарплату, пенсию, то, что от вас получал. Вы же говорите, что деньги у него водились.

- Водились, да нам он про них не докладывал.

- Ладно, потом посмотрим повнимательнее. Если не вернется ваш дед жив-здоров да не выругает нас. А пока спустимся в котельную.

Дорогу опять показывал Эдик. Его первого и увидел напарник Укладникова.

- Ты мне скажи, где твой старый? Сколько я за него торчать должен?

OCR

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157

XML error: XML_ERR_NAME_REQUIRED at line 157




home | my bookshelf | | Через лабиринт |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу