Book: Башни страха



Башни страха

Каролина Фарр

Башни страха

Глава 1

Свернув с шоссе, автобус въехал в деревню Харрикейн-Коув, расположенную на побережье залива Мэн, и остановился под фонарями автобусной станции. Радуясь, что наконец-то смогу размять затекшие руки и ноги, я стала снимать с полок свои вещи: чемодан, саквояж, дорожную сумку и теплое пальто. Пожилая пара, оказавшаяся, как и я, в числе последних пассажиров, сойдя с автобуса, растворилась в вечерней мгле. Я осталась одна.

Дул сильный ветер, и было по-осеннему холодно. Спускаясь по ступенькам автобуса, я пошатнулась от резкого порыва ветра и уронила пальто.

– Вам помочь, мисс? – улыбаясь, спросил водитель.

– Да, пожалуйста, – тихо сказала я. – Большое спасибо. А то такой жуткий ветер...

– Да, к нему надо приспособиться, – поднимая мой чемодан, произнес водитель. – Сначала надо было одеться и только потом выходить.

Подобрав со ступенек пальто, он встряхнул его и помог мне просунуть руки в рукава. Водитель, седеющий мужчина лет сорока пяти, сдвинул свои густые брови и пристально посмотрел на меня.

– А где вы намерены остановиться? – спросил он. – Уверен, что не в отеле. Зима на носу, и туристы в Харрикейн-Коув уже не приезжают. Их здесь осталось всего несколько человек.

Я бросила взгляд на улицу, на которой до этого ничего, кроме длинной цепочки светящихся окон домов, заметить не успела. Теперь мне удалось разглядеть, что тянется она вниз по склону и ведет к причалу, вдоль которого стоят рыбацкие лодки. За лодками уже ничего видно не было. Оттуда ветер гнал соленый запах моря.

– Меня должны были встретить на машине, – пролепетала я, уже готовая забраться в автобус и ехать обратно домой.

"Дом" мой представлял собой крохотную квартирку в далеком отсюда Гринвич-Виллидж.

– В таком случае ваша машина должна быть где-то за углом, – заверил меня водитель и, подняв мой чемодан, направился к ближайшему дому. – Сейчас я вам ее покажу.

– Я собиралась остановиться у Хейлсвортов, – желая удовлетворить его любопытство, сказала я.

– У Хейлсвортов? Тогда никаких проблем. Каждый житель Харрикейн-Коув знает их машины. Эти Хейлсворты известные здесь люди. Странно, что Сэм вас не встретил. Он такой пунктуальный. Должно быть, его что-то задержало.

Прячась от ветра за его широкой спиной, я свернула за угол, и тут деревня показалась мне уже более симпатичной. Оказалось, что в ней были магазинчики, бензоколонка, небольшой отель, вдоль белых домиков горели уличные фонари.

Возле первого же магазинчика водитель автобуса остановился и поставил на землю мой чемодан.

– Странно, что Сэма и здесь нет! – удивленно воскликнул он. – Пожалуй, вам лучше подождать его у Марты Реншо. А когда шофер Хейлсвортов приедет, он вас там и найдет. Знаете, у Марты самые вкусные в округе печенье и кофе. Хотите, чтобы я занес к ней ваш чемодан?

Из магазинчика, над входом в который висела старомодная вывеска с надписью "Верша для омаров", тянуло ароматным кофе.

Толкнув армированную металлической сеткой стеклянную дверь, водитель вошел в кофейню. Я поспешила за ним.

– Привет, Марта! – поздоровался он с хозяйкой заведения. – Вот, привез к Хейлсвортам эту молодую леди. Напои ее горячим кофе и, пока Сэм Холден за ней не подъедет, позаботься о ней. Хорошо?

– Конечно, Тэд. Входите...

Одеревеневшими от холода пальцами я стала открывать свою сумочку, но женщина замотала головой:

– Нет-нет, мисс, я угощаю.

Водитель автобуса развернулся и вышел из кофейни. Из противоположного конца торгового зала появилась пухленькая седовласая женщина в безукоризненно чистом переднике и подошла ко мне.

– Здравствуйте, – поздоровалась она со мной. – Удивительно: Сэм Холден, и вдруг опаздывает. На него это совсем не похоже. Но не волнуйтесь, он с минуты на минуту подъедет. Может, в пути задержался... Когда уже стемнело, я слышала вой сирен. Доносился он как раз со стороны дороги Колдрон.

– Гудела сирена "скорой помощи"? – с тревогой в голосе спросила я. – Возможно, он попал в аварию. Может быть, мне позвонить миссис Хейлсворт?

Марта Реншо улыбнулась:

– Да нет, это было больше похоже на сирену полицейской машины. Знаете, пока Сэм работает у них водителем, он ни одной машины даже не поцарапал. Так что, не беспокойтесь за него – он скоро появится. Ну, чем мне вас угостить?

Решив последовать совету водителя автобуса, я попросила принести мне кофе и печенье. И то и другое оказалось удивительно вкусным: кофе был свежезаваренным, а теплое еще печенье буквально таяло во рту.

Едва я успела перекусить, как увидела в темном окне огни автомобиля. Сверкающий черный седан, как мне показалось, длиною в полквартала остановился возле кофейни.

– Ну вот и Сэм, – радостно произнесла Марта Реншо, увидев вошедшего водителя. – Здравствуй, Сэм. Что там у тебя стряслось? Молодая леди ждет тебя и волнуется, не случилось ли чего с тобой. Я сказала ей, что слышала, как на дороге выла сирена.

Сэм Холден, одетый в униформу, что-то так тихо ответил ей, что я даже не расслышала. Женщина всплеснула руками и удивленно воскликнула:

– Боже праведный! Чего теперь ждать?

Когда водитель Хейлсвортов подошел ко мне и почтительно снял с головы фуражку, я поднялась.

– Простите, мисс Каванаф, – извинился он. – Миссис Хейлсворт просила ее извинить. За то, что, задержав меня, она заставила вас беспокоиться.

– Ничего страшного, – улыбнувшись, ответила я. – Время за чашкой кофе с печеньем миссис Реншо пролетело для меня совершенно незаметно.

– Охотно в это поверю, – с улыбкой сказал Сэм. – Ее кофейня – любимое место отдыха всех, кто приезжает из Сторм-Тауэрс.

Он погрузил в багажник мои вещи и, когда я вышла на улицу, открыл передо мной дверцу машины. Резкий ветер с колючими, словно льдинки, каплями дождя ударил мне в лицо. Сбежав по ступенькам крыльца, я забралась в черный седан.

Из дверей кофейни миссис Реншо, улыбаясь, помахала нам рукой. Автомобиль иностранного производства с включенными "дворниками" развернулся и, набирая скорость, бесшумно покатил по дороге.

Сидя на обтянутом мягкой кожей сиденье, я буквально утопала в нем.

Проезжая мимо автобусной станции, я увидела в ее гараже тот самый автобус, на котором сюда приехала. Из его кабины вылезал мой знакомый водитель, а стоявший у входа в гараж парень в спецовке в этот момент опускал ворота.

Вспомнив о своем желании вернуться домой, я невольно усмехнулась. Мне стало понятно, что сегодня из Харрикейи-Коув я все равно бы не уехала – мой рейс был последним. Да и зачем мне возвращаться в Нью-Йорк? Люди здесь очень добрые, приятные. Конечно, Джоан любила меня, как родную...

– Если хотите послушать музыку, мисс Каванаф, то кнопка радио прямо перед вами, – сказал мне Сэм.

– Нет, спасибо, – отказалась я. – Скажите, отсюда до Сторм-Тауэрс далеко?

– Да нет. Всего-то миль пять. Сейчас мы как раз выезжаем из Харрикейн-Коув. В дневное время здесь есть на что посмотреть. Знаете, большинство приезжающих к нам гостей от здешних видов приходят в полный восторг. Дорога к нам идет вдоль моря. В одном ее месте вы с обеих сторон можете слышать, как шумит море. Сейчас штормовая погода, но вы, мисс, не пугайтесь. Дорога, по которой мы будем следовать, на всем протяжении очень хорошая и абсолютно безопасная.

– Тот участок пути, где с обеих сторон море, называется Шеей Орла?

– Совершенно верно, – подтвердил водитель.

В его голосе слышалось удивление.

– Вы что, уже здесь бывали? Но столь юную леди я бы наверняка запомнил.

Я улыбнулась, поскольку в его словах уловила для себя комплимент.

– О Сторм-Тауэрс мне многое известно, но сама я здесь пока еще не была. Дело в том, что мы с мисс Хейлсворт вместе учились.

Ни Джоан, ни ее мать конечно же со слугами не откровенничали, поэтому дальше я решила не продолжать.

– О! – воскликнул Сэм Холден. – Теперь мне все стало понятно! В таком случае ваш приезд доставит мисс Джоан огромную радость.

Мы свернули на гладкое шоссе. На обочине в свете фар мелькнул дорожный указатель, на котором крупными буквами значилось: "Котел Дьявола – 5 миль".

Я откинулась на спинку удобного сиденья и, глядя на бегущую впереди черную ленту дороги, стала прислушиваться к шуму моря.

На меня, привыкшую к звукам большого города, этот шум в холодной ночи действовал устрашающе. Вспомнив, как часто и с какой теплотой Джоан описывала мне море, я подумала, что она имела в виду лето. Сейчас же оно пугало меня. Рев его становился все громче и громче. Я уже слышала, с каким страшным грохотом разбившись о скалы, его огромные волны откатываются назад. Наша машина казалась мне черной букашкой, карабкающейся по горному склону.

Мы достигли берега, и тут же в окно дверцы, рядом с которой я сидела, ударили брызги морской воды. Мне показалось, что машина выскочила на край обрыва, и я в страхе вцепилась руками в подлокотники и зажмурилась.

– Да, море сегодня неспокойно, – бодрым голосом заметил водитель. – Ветер северо-восточный, так что, когда подъедем к Шее Орла, шум слева от нас будет сильный.

– Да? – в ужасе произнесла я.

– Этот участок начнется сразу же за поворотом. Сейчас прилив, поэтому море шумит громче обычного. Но пусть вас это не беспокоит. Как только проедем Шею Орла, шум сразу же стихнет. Дело в том, что усадьба Хейлсвортов расположена по другую сторону залива, а каменная стена, которой она обнесена, глушит все звуки.

Я что-то невнятно пробормотала Сэму в ответ. Однако его слова нисколько не успокоили меня. Сжавшись в клубок на мягком сиденье седана, я замерла. Сердце мое заколотилось еще сильнее, когда слева от себя я услышала жуткий рев. Теперь морская стихия бушевала под нами с обеих сторон. Внизу, слева и справа от узкой дороги, зияла черная ревущая бездна.

Неожиданно машину затрясло, и я, уверенная в том, что мы сейчас сорвемся в пропасть, в страхе крепко сомкнула веки.

– Мерзкий ветер, – сбросив скорость, как ни в чем не бывало произнес Сэм Холден.

Наверное, в зеркале заднего вида он увидел мое испуганное лицо.

– В этом месте он дует особенно сильно. А вы, видимо, решили, что нас сейчас снесет в море?

– Да... – выдавила я из себя.

Несмотря на его спокойный голос, меня продолжал душить страх. Даже если нас не снесет ветер, то непременно накроет волной, подумала я.

– Не стоит так бояться, – сказал Сэм. – На всем пути следования под нами крепкий гранит.

Если водитель решил, что эти слова как-то смогут меня успокоить, то он здорово ошибся.

– На всем пути! – эхом отозвалась я, но из-за жуткого шума Сэм вряд ли смог меня расслышать.

– А потом, такую тяжелую машину, как эта, никакой ветер не снесет. Ну, если только слегка потрясет. Как сейчас. Ничего, скоро мы будем на месте. Ехать нам осталось совсем чуть-чуть.

– Надеюсь! – дрожащим голосом произнесла я.

Скоро приедем? Но как скоро?

В надежде, что я не успею дойти и до двухсот к тому моменту, когда мы доберемся до места, я принялась про себя считать. Я миновала двести, затем триста, наконец четыреста, а рев морских воли не только не стих, а стал еще сильнее.

Если в детстве, чтобы перебороть страх, я закрывала глаза, то теперь этот прием мне не помогал. Сэм Холден, видимо чтобы не рисковать, вел машину на предельно малой скорости, и мне казалось, что она ползет по дороге, как черепаха. Возможно, он боялся не меньше меня, вот только при мне храбрился. Скорее всего, этот участок дороги был наиболее опасным. По мере того как автомобиль замедлял ход, рев волн внизу под нами усиливался.

Наконец наш седан остановился. Меня охватил ужас. Я была уверена, что Сэм сейчас выйдет из машины и оставит меня одну.

Но он, оставаясь на месте, вежливо кашлянул и произнес:

– Ну вот, мисс Каванаф, мы и приехали. Теперь можете открыть глаза.

Я резко распахнула веки и в свете автомобильных фар увидела толстые прутья огромных чугунных ворот. От них в обе стороны тянулась каменная кладка высокой стены. Море ревело с прежней силой, но здесь, у ворот усадьбы Хейлсвортов, я почувствовала себя в большей безопасности.

Мне не терпелось как можно скорее очутиться по другую сторону надежных ворот. Вспомнив о том страхе, который я пережила на Шее Орла, я невольно поежилась.

– А ворота вы разве открывать не собираетесь? – спросила я.

– Они заперты, мисс, – обернувшись, ответил водитель. – Ключи от них у сторожа, а он, скорее всего, в своем домике. Он не знает, что мы уже приехали. Вот я сейчас ему и посигналю. А вы, мисс, когда мы остановились, похоже, испугались? Простите, я совсем не хотел вас пугать.

Он нажал на клаксон, и тот издал такой неожиданно резкий звук, что я подпрыгнула на сиденье. Что в этот момент удержало меня от крика, не знаю.

Слева за воротами в темноте вспыхнул луч света, а за ним показался силуэт мужчины. На нем был длинный плащ из непромокаемой ткани. Свет фонарика, который он держал в руке, оказался таким ярким, что мне пришлось прикрыть рукой глаза.

– Да выключи ты его! – высунувшись в окошко, крикнул Сэм Холден. – Ты же нас совсем ослепил!

Луч скользнул в сторону и высветил в темноте второго мужчину. Тот, держа в руках двуствольный дробовик, подошел к воротам и принялся их отпирать.

– Да он вооружен! – в страхе вскрикнула я.

– Все в порядке, мисс Каванаф, – успокоил меня Сэм. – Это – Род Хенсон, помощник шерифа. Из-за него я к вам и опоздал. А я-то думал, что они до нашего приезда здесь все закончат и уедут. Но, сами видите...

Помощник шерифа открыл ворота, то только так, чтобы в них можно было протиснуться; с включенным фонариком он подошел к нам.

– Сэм, я вижу, что ты привез с собой пассажира, – сказал он. – На дороге вам никто не попался?

– Нет.

Род Хенсон навел луч света на машину и осветил сиденье рядом со мной.

– Не думали, что это так затянется, – произнес он. – Но во-первых, уже сильно стемнело, а во-вторых, нам пришлось обследовать такую огромную территорию... Сбились с ног, но пока так никого и не нашли. Так что вам придется немного подождать.

– Что, прямо здесь? – недовольно пробурчал водитель. – Род, я привез с собой мисс Каванаф. Она гость семейства Хейлсвортов. Пусть один из твоих людей проводит нас до дома, а потом я доставлю его обратно.

– Нет, рисковать не будем, – опершись о дверцу машины плечом, ответил помощник шерифа. – Вдруг начнется стрельба? Нет, здесь вам будет намного безопаснее. А ворота мы охраняем вдвоем. Но скоро этот бедлам закончится. Слышите, как лают собаки?

Они не только вооружены, но у них еще и собаки! При этой мысли у меня по спине пробежали мурашки.

– А что здесь случилось? – дрожащим от страха голосом спросила я.

– А молодая леди еще не знает? – Помощник шерифа укоризненно посмотрел на Сэма Холдена.

– Миссис Хейлсворт просила ее не пугать, – ответил шофер. – Я всегда делаю так, как она велит. Ты знаешь, какая она строгая дама.

– Кто же в нашей округе ее не знает! – буркнул Род Хенсон и повернулся лицом ко мне: – Мисс Каванаф, я помощник шерифа Хенсон. Мы получили сообщение, что на территорию усадьбы проник грабитель. Вот мы его здесь и ищем. Бояться вам нечего, но мы обязаны соблюсти все меры безопасности. Поэтому мне очень бы хотелось, чтобы, пока мы не закончим его поиски, вы оставались за воротами.

– Проник грабитель? – удивившись, переспросила я.

– Сегодня вечером мисс Хейлсворт показалось, что в своем окне она увидела мужчину. Вот миссис Хейлсворт и позвала нас.

– Род, ей не показалось, – возразил Сэм. – Она его точно видела.

– Да, может быть и так. Но мы, мисс Каванаф, его обязательно поймаем. Теперь он загнан в угол и от нас никуда не денется.

– Поэтому вы с оружием и с собаками?

– И с фонариками тоже. Это заставит его выйти из своего укрытия и сдаться. Возможно, что этот человек обычный домушник. Кроме того, в Код-Коув видели группу хиппи. Скорее всего, это один из них. А потом, у нас за последнее время никаких серьезных преступлений не совершалось. Было несколько мелких краж, а так больше ничего...

Казалось, что все здесь пытаются меня успокоить, и это настораживало. И тем не менее, после слов помощника шерифа я почувствовала некоторое облегчение.

– Мистер Хенсон, что от меня требуется? – спросила я.

– Просто сидеть в машине и ждать, мисс Каванаф, – ответил он. – А я запру ворота и присоединюсь к остальным. Ворота все это время были на замке, так что территорию усадьбы грабитель покинуть не мог. Поэтому в машине с Сэмом вам будет куда безопаснее.

– А если начнется пальба? – словно прочитав мои мысли, спросил Сэм Холден.

– Если наши парни начнут стрелять, то только в воздух, – заверил помощник шерифа. – Но уж никак не по воротам. Они же знают, что мы здесь. Так что вам ничто не угрожает. Если хотите, то можете лечь на сиденья. В этом автомобиле все равно как в тапке.

– Ну хорошо, – согласился Сэм. – Только под твою ответственность... Смотрите, поисковики уже спускаются с холма!

– Да, они действуют быстрее, чем я думал, – пробормотал помощник шерифа. – Мне лучше пойти к ним. А ты, Сэм, в целях безопасности выключи габаритные огни. Через пару минут здесь начнется настоящее светопреставление.



Сказав это, Род Хенсон кинулся к воротам. Сэм перегнулся через спинку сиденья, запер обе задние дверцы, затем передние и поднял стекло.

– Прошу прощения, мисс Каванаф, но Хенсон четко знает, что делать, – тихо произнес он. – И Картер, его напарник, который сейчас на холме, тоже. Ждать нам осталось совсем недолго. Как только они прочешут всю местность, все закончится.

– Я... я надеюсь!

– Может быть, приляжете?

– Нет, спасибо, – отказалась я. – Если что и будет происходить неподалеку от нас, то мне хотелось бы это видеть.

Сэм что-то невнятно произнес себе под нос и приоткрыл свое окошко. В салон машины тотчас ворвался грохот моря и лай собак.

Одна светящаяся точка фонарика, которую первым заметил Сэм, замерла от нас в нескольких сотнях ярдов, а другие, описывая полукруг, начинали к ней сходиться. В этой картине, сопровождаемой неистовым лаем собак, было нечто ужасающее. Я представила себя на месте того, кого они ищут, и по моей спине пробежал холодок.

Услышав в темноте чей-то резкий голос, я от страха подскочила с сиденья.

– Что это? – вздрогнув, спросила я.

– Это – Картер, – пояснил Сэм. – Он крикнул своим парням в мегафон, чтобы те держали дистанцию. А вот сейчас он предлагает грабителю сдаться.

В свете фонарика я видела рвущуюся на поводке собаку. Огненная цепочка тем временем все ближе подходила к воротам. Я уже могла различать в темноте толстые стволы деревьев. Мне хотелось зажмуриться и не видеть загнанного, словно зверь, человека. Однако я не могла не только закрыть глаза, но и отвести их в сторону.

– Ну, теперь уже скоро, – произнес Сэм Холден. – Их круг вот-вот сомкнётся, и ему некуда будет деться.

– Сэм, а этот человек?.. Джоан... мисс Хейлсворт от него не пострадала?

– Слава богу, нет, мисс. Когда мисс Джоан закричала, я был в кабинете миссис Хейлсворт. Первым в комнате мисс Джоан оказался я. Мистер Дональд в этот момент находился наверху. Постучав в дверь и не получив ответа, я вышиб ее. Мисс Джоан лежала на полу на ковре. Окна и ставни в ее комнате были распахнуты настежь, шторы раздувал ветер. О, это была жуткая картина! Однако грабителя я не увидел. Поначалу мне показалось, что он убил ее, но, к счастью, мисс Джоан только лишилась чувств.

– Бедняжка Джоан! – в ужасе прошептала я, и моя жалость к загнанному человеку сменилась ненавистью.

Теперь мне хотелось, чтобы он испытал не меньший страх, чем моя подруга. Этот негодяй того заслужил!

– Мне вместе с двумя садовниками пришлось помочь мистеру Дональду обыскать весь дом. Вот поэтому я и опоздал к вашему автобусу.

– А это что? – спросила я, когда раздался громкий хлопок, а следом в небе вспыхнула ярко-красная звездочка.

– Они его поймали! – радостно воскликнул Сэм Холден. – Ну наконец-то он схвачен!

Хенсон, стоявший за воротами, включил фонарик и направил его на холм.

– Держать линию и друг от друга далеко не отходить! – прогремел в мегафон голос Картера. – Не дайте ему ускользнуть! Хенсон, освети своим фонариком стену!

Луч света выхватил из тьмы фигуру Картера, указывающего на заросли высоких раскидистых кустов. Белый с каштановыми пятнами пес, проскочив мимо полицейского, с диким лаем скрылся в кустах. Остальные собаки, словно по команде, рванули за ним, увлекая за собой своих хозяев. Тяжелые ветви кустов зашевелились. Животные неистово лаяли, мужчины, пытаясь их оттащить за поводки, истошно на них орали, а Картер, желая навести порядок, изо всех сил кричал на подчиненных в свой мегафон.

Содрогаясь от страха, я смотрела на это жуткое зрелище через плечо Сэма Холдена.

Наконец мужчинам удалось оттащить от зарослей собак. Однако и после этого ничего не произошло: никто из густой зелени так и не вышел. Тогда Картер своим фонариком осветил кусты.

– Ну, Картер уж точно его изловит! – радостно воскликнул водитель. – Собаки этого парты, видно, здорово покусали.

– Загрызли? – ужаснулась я.

– Возможно.

На склоне холма все затихли в ожидании. Низко пригнувшись, Картер медленно двинулся к кустам. Его помощники направили на заросли свои фонари. Вскоре полицейский скрылся в густой зелени.

– Сэм, смотри! – через несколько секунд вскрикнула я. – Вон там, у стены!

По шевелившимся веткам кустарника можно было определить, что вдоль стены кто-то пробирается.

– Но это же Картер! – удивленно воскликнул Сэм. – Никакого грабителя, как оказалось, там нет!

– Но...

– Они его упустили! – разочарованно произнес Сэм. – Сколько людей, собак его искали, а он ушел!

Выйдя из кустов, Картер помахал своим помощникам, чтобы те двигались в сторону ворот: небольшой участок усадьбы Хейлсвортов от подножия холма до ворот оставался еще не обследованным. Цепочка людей с включенными фонарями двинулась в нашу сторону. Через пару минут они подошли к воротам. Встретившись, Род Хенсон и Картер о чем-то возбужденно заговорили.

Сэм Холден, явно нервничая, опустил стекло и нажал на клаксон.

Мужчина, вышедший к нам из ворот, оказался старше и плотнее Рода Хенсона. Подойдя к машине, он просунул голову в окно и произнес:

– Простите, мисс, что заставили вас так долго ждать. Сэм, вы же того парня на дороге не видели? Не так ли?

– Я видел комнату, в которой он побывал, – ответил шофер.

– Да. Открытое окно, колышущиеся на ветру шторы и лежащую на полу мисс Хейлсворт? Все это мне известно. Но самого парня ты не видел?

– В комнате его уже не было, – ответил Сэм. – А если бы он был там, то вас, Эд, возможно, и не побеспокоили бы. Ну, разве только для того, чтобы его забрать. А вот мисс Хейлсворт грабителя видела. Разве тебе этого недостаточно?

– Хорошо-хорошо, Сэм, не горячись, – растягивая слова, произнес Эд Картер. – Не пойму, как он сумел от нас улизнуть? Из ворот не выходил, а через стену ему не перелезть. Ворота все это время были заперты, а через стену, если только у него не было лестницы, ни за что не перебраться. Кладка стены гладкая, без выбоин, так что вскарабкаться по ней невозможно.

– А через ворота перелезть он не мог? – спросила я.

– Хороший вопрос, мисс, – удивленно посмотрел на меня Картер. – Но сторож говорит, что, как только миссис Хейлсворт ему позвонила, он запер ворота и до нашего приезда от них не отходил. Но возможно, что он и слукавил. Что ж, придется его еще раз допросить. Как я слышал, до того как мы прибыли, миссис Хейлсворт пыталась привести дочь в чувство. Это так, Сэм?

– Да, – подтвердил шофер. – Я выбежал на балкон, затем осмотрел все комнаты. Когда же я вернулся, то в комнате мисс Джоан были уже трое: миссис Хейлсворт, мистер Дональд и экономка. Как мне сказал молодой господин, миссис Кип, экономка, только что вошла. Миссис Хейлсворт хлопотала возле своей дочери.

– Это понятно – она же ей мать, – пробормотал себе под нос полицейский. – Возможно, что грабитель ускользнул через ворота еще до того, как миссис Хейлсворт позвонила сторожу... Сэм, пока мисс Каванаф окончательно не замерзла, доставь ее в дом. Да, выходит, что этот малый нас провел. Ушел через ворота до того, как мы приехали. Ну ничего. Если он не на машине, то на обратном пути мы его обязательно настигнем. Но мне придется сначала вас проводить. Надо будет сообщить миссис Хейлсворт, чем закончились наши поиски.

– Да, будет лучше, если это сделаешь ты, а не я, – заметил Сэм.

Ворота открыли и, как только мы в них проехали, тут же заперли. Несколько полицейских уже рассаживались по двум грузовикам, стоявшим возле сторожки, а другие топтались у ее дверей и ждали, когда жена сторожа вынесет им кофе.

После того как за нами захлопнулись чугунные ворота, у меня возникло впечатление, что я попала на тюремный двор, а не в усадьбу очень богатой американской семьи. За нами в темноте горели сигнальные огни машины сопровождавшего нас Эда Картера. Поежившись, я отвернулась и стала наблюдать за уходившей вперед черной лентой дороги. Шум моря не прекратился даже тогда, когда перед нами возникли очертания громадного дома.

Глава 2

Я сидела в огромной гостиной за чашкой кофе и рюмкой бренди, которые принесла мне служанка, когда в комнату вошла Сара Хейлсворт, высокая, представительная дама. На ней был дорогой бежевый костюм-двойка, удачно подчеркивавший стройность ее фигуры.

Увидев меня, она приветливо улыбнулась. Я узнала бы ее, даже если бы женщина не протянула мне руку и не произнесла: "Здравствуй, Эли! Я – мама Джоан. Добро пожаловать к нам в Сторм-Тауэрс".

В свое время Джоан показывала мне ее фотографии. Это была красивая брюнетка с сединой на висках, спокойная и сдержанная. Ее внешность, ее улыбка, игравшая на губах, были необычайно притягательны.

– Миссис Хейлсворт, простите, что я приехала в такое неудобное для вас время, – тихо сказала я. – У вас наверняка был очень тяжелый день. Как Джоан?

– Она спит, – ответила женщина. – Моя девочка перенесла сильное потрясение. Но Джоан, подобно мне, после шока быстро восстанавливается.

Сказав это, она посмотрела на огромный написанный маслом портрет умершего отца Джоан. Я поняла, что сделала она это чисто инстинктивно. Пока я сидела в гостиной одна, любопытство заставило меня подняться с софы и подробно разглядеть этот портрет. Под ним висела табличка, на которой я прочла: "Сенатор Джон Хейлсворт, человек, который должен был стать нашим президентом". Под этими словами стоял автограф художника. Я знала, что его мнение об отце Джоан разделяли миллионы американцев. В том числе и мой отец...

– Она совсем не пострадала? – спросила я.

– К счастью, нет! Когда, вбежав к ней, я увидела ее лежащей на полу, то подумала... О нет! Я не хочу больше об этом вспоминать!

Миссис Хейлсворт подошла к барной стойке, палила себе бренди и, вернувшись, села напротив меня.

– Ты, наверное, удивилась, когда получила мое приглашение?

– Да, миссис Хейлсворт, – призналась я. – Даже очень. И конечно же сильно разволновалась. Никак не могу понять, как вы меня нашли. После того как мне спешно пришлось уехать из Редклиффа, связь между мной и Джоан прервалась. За это время я много раз переезжала с места на место. Боже мой, сколько же мы с ней не виделись!

Последние слова были произнесены мною с тоской, и я заметила, что в этот момент миссис Хейлсворт смотрела на меня с огромной симпатией и сочувствием.

– До этого ты училась с ней в подготовительной школе, – кивая, прошептала она. – Да, тот период своей жизни. Джоан никогда не забудет.

Слегка нахмурившись, женщина в задумчивости повертела в руке рюмку и отпила из нее.

– Мой муж погиб вскоре после того, как ты уехала из Редклиффа, – продолжила она. – Мы очень переживали за тебя. Затем случилось это...

Миссис Хейлсворт вновь сделала маленький глоток бренди.

– Джоан получила от тебя одно-единственное письмо. В нем ты сообщала, что хочешь стать медсестрой и уже получаешь соответствующую подготовку. Но работать медсестрой ты так и не стала? Не так ли?

– Да, не стала, – ответила я.

Объяснить, почему мне пришлось сменить работу, такой даме, как миссис Хейлсворт, было нелегко.

– Через два года работы в больнице я поняла, что это не для меня, – пролепетала я. – Каждый должен заниматься своим делом...

– После этого ты работала в адвокатской конторе в Бостоне, в бутике на Майами, секретарем в Нью-Йорке, а в настоящее время ты – сотрудник издательства "Блэк энд Морнингтон". Кстати, Эли, что оно выпускает? Журнал для женщин?

Я невольно рассмеялась.

– Миссис Хейлсворт, я работаю редактором, – ответила я. – Знакомлюсь с рукописями, которые к нам поступают. Если мне кажется, что произведение стоящее, то я составляю на него рецензию и передаю его более опытному сотруднику. А он уже решает, публиковать рукопись или нет. Если принято решение ее опубликовать, то я занимаюсь ею до того, как она выйдет в свет. Но как же вам удалось так много обо мне узнать? В нашем телефонном разговоре я вам о себе почти ничего не рассказала.

– Эли, Джоан хочет, чтобы ты была рядом с ней, – нахмурившись, произнесла миссис Хейлсворт. – Она всегда тебя любила. Я обратилась к своим адвокатам, и они разыскали тебя. На поиски у них ушло три месяца. И вот ты у нас...

Я удивленно посмотрела на нее:

– Но, миссис Хейлсворт, это стоило вам больших денег. Простите, что не давала вам знать о себе. Когда работала медсестрой, то была сильно загружена в больнице, и времени свободного почти не оставалось. А потом я практически постоянно искала новую работу, которая бы мне правилась.

Миссис Хейлсворт поставила рюмку на столик.

– Эли, я очень рада, что ты смогла выбрать время и приехать к нам. Моя дочь – очень одинокая девочка.

Я улыбнулась. Может быть, Джоан и очень одинокая, но, увы, уже не девочка. Ей должно было быть лет двадцать.

– Я тоже очень рада, – ответила я.

– Там, у ворот, тебе было страшно?

– Немного. И когда мы проезжали по Шее Орла – тоже. Джоан часто рассказывала мне про это место. Но я все равно испугалась. Возможно, потому, что было очень темно.

– Мы конечно же к нему привыкли, – кивнув, заметила миссис Хейлсворт. – На этом участке дорога гораздо шире, чем кажется. Когда увидишь его днем, то убедишься, что ездить по нему абсолютно безопасно. А сейчас, перед тем, как мы ляжем спать, мне хотелось бы посмотреть, как там Джоан. Хочешь, пойдем вместе?

Я поднялась с софы и только тогда поняла, как сильно устала. Дорога и тревожное ожидание у ворот усадьбы Хейлсвортов окончательно вымотали меня.

Мы поднялись по широкой лестнице на второй этаж. Шум наших шагов заглушал постеленный здесь толстый ковер. Вправо и влево от лестницы уходили просторные коридоры.

– Это моя комната, – с улыбкой произнесла миссис Хейлсворт, когда мы подошли к первой двери. – Следующая – Джоан. Будить бедняжку не будем, пусть спит. Никак не могу понять, как такое могло произойти. У нас в доме надежная система сигнализации. Я предложила Джоан перебраться ко мне, но она наотрез отказалась. И понятно почему. В этой комнате она живет с самого дня рождения. Тише!

Открыв дверь, женщина на цыпочках вошла в комнату дочери. Я последовала за ней.

На столике рядом с огромной старинной кроватью горел ночник. На кровати, разметав по подушке свои светлые волосы, спала Джоан Хейлсворт. Сон ее был глубоким. Лицо подруги показалось мне совсем юным.

– Джоан нисколько не изменилась, – в удивлении прошептала я.

– Да, не изменилась, – согласилась со мной миссис Хейлсворт. – Она крепко спит, так что не будем ей мешать.

Женщина подошла к окну и проверила на ставнях запоры. Я посмотрела на спящую Джоан. Она выглядела изрядно похудевшей, но ее лицо и слегка скривленные, словно от обиды, губы оставались прежними. Такими они были у той девочки, с которой мы вместе учились, сначала в подготовительной школе, а затем несколько месяцев в колледже Редклиффа. Да, тот период был в моей жизни самым счастливым. Вскоре для меня наступили черные дни. Сначала в дорожной аварии погибли мои родители, а потом я узнала, что отец, которого всегда считала человеком довольно состоятельным, погряз в долгах. На их уплату ушло все, что оставили мне родители. Его кредиторы уверяли меня, что если бы отец не погиб, то непременно бы с ними расплатился. Они глубоко сочувствовали моему горю, предлагали помощь, как финансовую, так и в трудоустройстве на высокооплачиваемые должности в своих конторах. Но все это было не то, чего мне хотелось. В сравнении с гибелью моих родителей, которых я просто обожала, утрата материального благополучия мало что для меня значила. Мы были маленькой дружной семьей, и у нас не было друг от друга никаких тайн. В то время мне больше всего хотелось покинуть знакомые места и забыться в работе. Наилучшим выходом мне тогда казалось стать медсестрой. Вот только в этой работе я быстро разочаровалась.

Из раздумий меня вывело прикосновение руки миссис Хейлсворт.

– Ты, должно быть, устала с дороги, – сказала женщина. – Пойдем, Эли, я покажу тебе твою комнату.

Я молча последовала за ней.

Тогда в Редклиффе ее дочь помогла мне пережить первое потрясение. Глядя на спавшую Джоан, я вспомнила, как она вместе со мной рыдала. Она знала моих родителей и очень их любила. В особенности – маму. В пору учебы в колледже я при первой возможности привозила ее к нам в дом, стоявший на живописном берегу залива Массачусетс. По окончании первого семестра она намеревалась взять меня с собой к ним в Сторм-Тауэрс. Но тогда я поехать с ней не смогла: на меня обрушилось страшное горе. Мне нужно было начинать новую жизнь. И как можно скорее. Я выучилась на медсестру, но связь между нами была утеряна.

– Ну, как она выглядит? – спросила Сара Хейлсворт.

– Успокоительное на нее подействовало.

– А в остальном?

– Внешне Джоан совсем не изменилась. Такая же юная, какой была в школе.

– Многие здесь считают, что моя дочь остановилась в развитии. Она очень нежная девушка. Мы с тобой, Эли, всегда прекрасно это осознавали. Но наше мнение о ней разделяют здесь немногие.

– Джоан всегда была легкоранимой...



Да, такой она была всегда, подумала я. Девочки, когда собираются вместе, как, например, в школе или колледже, порой становятся жестокими и по отношению к другим ведут себя довольно агрессивно. Я была немного старше Джоан Хейлсворт, и к тому же меня назначили старостой группы. Видя ее беззащитность, я сразу же приняла Джоан под свое крыло и, как могла, пыталась ей помочь.

– После твоего отъезда жизнь в Редклиффе для Джоан стала невыносимой, – внезапно помрачнев, сказала миссис Хейлсворт. – Так что мне пришлось ее оттуда забрать.

Горечь, с которой она это произнесла, поразила меня. Возможно, поэтому я, сама не зная, что делаю, неожиданно поцеловала ее в щеку. Женщина резко вздрогнула, словно это был не поцелуй, а пощечина.

– Простите, – смущенно пробормотала я.

– После того как я привезла Джоан домой, она несколько месяцев болела, – словно ничего не произошло, продолжила миссис Хейлсворт. – Очень тяжело болела, Эли. И постоянно вспоминала о тебе. Говорила, что ты была к ней очень добра. Ты же знаешь, что другие девочки ее ненавидели.

– Нет, миссис Хейлсворт, это совсем не так, – замотав головой, возразила я. – Да, они подтрунивали над ней, но не понимали, что этим сильно ее обижают. Они же не знали, что Джоан по натуре очень обидчивая.

– Но ты ведь была такой же, как и остальные студентки. Из хорошей семьи, как и те негодяйки. О твоих родителях мне рассказывала Джоан. Однако ты же над ней не издевалась, ты понимала ее.

– Джоан сразу же понравилась мне, – ответила я. – Я почувствовала, что ей нужна подруга.

Резкость, с которой отозвалась миссис Хейлсворт о девочках из нашей школы, поразила меня. По правде сказать, они относились к Джоан не так уж и плохо. Джоан часто видела для себя обидное там, где его просто не было.

– И ты, Эли, стала ей той самой подругой, – заметила миссис Хейлсворт и поморщилась. – Когда я думаю о тех издевательствах, которым подвергали мою девочку, то прихожу в ярость! Они забыли, что Джоан – дочь Джона Хейлсворта! Направив ее учиться в Редклифф, мы оказали этому колледжу огромную честь! Более того, несмотря на то, что во время избирательной кампании ее отец был самой популярной кандидатурой в президенты, мы не требовали от руководства колледжа для Джоан каких-либо поблажек. Но мы были вправе рассчитывать на то, что к Джоан, носившей фамилию Хейлсворт, ее однокурсницы проявят некоторое уважение. Кроме всего прочего, им следовало бы помнить, что на протяжении многих лет наша семья оказывала этому колледжу большую материальную помощь.

Я сочувственно кивала головой. А что мне еще оставалось делать? Разве можно было объяснить этой женщине, что в наши дни отношение молодежи к таким людям, как Хейлсворты, совсем иное? Могла ли Джоан, ее дочь, завоевать авторитет среди девочек-тинейджеров только потому, что принадлежала к высшим слоям общества? Более сильная личность, чем Джоан, встретив негативное отношение к себе, попыталась бы заслужить всеобщее уважение. Но дочь Хейлсвортов была девочкой застенчивой, нервной и слишком чувствительной. За время учебы в Редклиффе над Джоан по-настоящему издевались всего три раза.

Миссис Хейлсворт, внимательно наблюдавшая за выражением моего лица, слегка нахмурилась.

– В Редклиффе ты предложила Джоан свою дружбу, когда она в ней больше всего нуждалась, – сказала она. – Эли, сможешь ли ты дать ей то же самое здесь?

– Дружба – не вещь, которую можно кому-то подарить, миссис Хейлсворт, – улыбнувшись, ответила я. – Ее нельзя ни дать, ни забрать. Если у нас сохранились друг к другу прежние чувства, то наша дружба будет продолжаться. И это совсем не важно, виделись ли мы с ней в последнее время или нет.

Мы вошли в отведенную мне комнату, и я с любопытством окинула ее взглядом.

– Эли, ты сейчас нужна Джоан, – сказала миссис Хейлсворт. – Я хочу, чтобы Сторм-Тауэрс стал и твоим домом. Я буду относиться к тебе как к своей второй дочери. Как к сестре Джоан. С этой целью я искала тебя и наконец нашла. Поэтому ты здесь. Подумай об этом, а завтра, после того как ты увидишься с Джоан, мы этот разговор продолжим. Договорились?

– Но... – удивленно произнесла я.

– Эли, все, чего ты для себя искала все это время, может найтись здесь, в нашем Сторм-Тауэрс, – не дав мне договорить, выпалила миссис Хейлсворт. – Он станет для тебя родным домом, в котором ты встретишь любовь и понимание. На личные расходы я буду выделять тебе такую же сумму, что и Джоан. Могу заверить тебя, что она будет значительно больше, чем жалованье, которое ты получаешь в "Блэк энд Морнингтон".

– Так вы предлагаете мне работу компаньонки? – не веря своим ушам, спросила я.

– Эли, мне не хотелось бы, чтобы ты так воспринимала мое предложение, – нахмурившись, ответила Сара Хейлсворт. – Мне хорошо известно, из какой ты семьи. Поэтому я никогда бы не предложила тебе стать компаньонкой моей дочери. Да мне и в голову не могла бы прийти такая мысль. Ты будешь жить у нас как подруга Джоан. Я хочу, чтобы ты была всегда с нею рядом. Как в школе и колледже. Ты положительно влияешь на Джоан. Пока ты с ней, она будет радостной и счастливой. Пойми, Эли, ты очень нужна нам.

– Но моя квартира... работа? – смутившись, неуверенно произнесла я.

Женщина улыбнулась.

– Они для тебя так важны? – спросила она. – Не прими это за пустое хвастовство, но Хейлсворты все еще многое могут сделать. Если ты со временем решишь нас покинуть, то твоя квартира и работа в Нью-Йорке будут ждать тебя. Возможно, что знакомство с нами поможет тебе найти более интересную работу. А деньги, которые я тебе предложила... не рассматривай их как свое жалованье или вознаграждение. Ведь если ты согласишься у нас остаться, они тебе понадобятся.

– Не знаю, что вам и сказать... – пробормотала я.

– В таком случае ничего не говори, а хорошенько все обдумай. Ну, спокойной ночи, дорогая.

– Спокойной ночи, миссис Хейлсворт.

Подойдя к двери, женщина, словно что-то вспомнив, обернулась.

– На прошлой неделе мы с Джоан ездили за покупками в Портленд, – сказала она. – Джоан все еще помнит твои размеры, и мы кое-что для тебя купили. Так что все, что висит у тебя в гардеробе, твое. Эти вещи выбирала для тебя Джоан. Она заверила меня, что знает твой вкус. Надеюсь, они тебе понравятся. Эли, нам так хочется, чтобы ты жила у нас. Мне и Джоан.

Миссис Хейлсворт улыбнулась и закрыла за собой дверь.

Я присела на краешек старинной кровати и, утонув в ее мягком матрасе, недоуменно покачала головой. Слишком многое произошло со мной за столь короткое время, и не все из случившегося меня радовало. Тут я вспомнила, что мы с Джоан одного роста. Учась в школе, мы часто обменивались с ней вещами. В то время Джоан одевалась как примерная ученица, и это служило для ее ультрасовременных одноклассниц еще одним поводом для насмешек над ней. Перед тем как мы поступили в колледж, я подарила Джоан часть своего гардероба. На покупку нарядов отец выделял мне большие деньги. Он был щедрым. Даже слишком. Это я поняла, когда узнала, какие у него долги. Так что, когда я поступила в колледж, у меня были потрясающие вещи.

Женское любопытство потянуло меня к огромному гардеробу. Открыв его, я ахнула. То, что находилось в нем, напоминало выставку-продажу эксклюзивной одежды в бутике на Пятой авеню. Вот только ценники на ней отсутствовали. Если все это действительно выбирала сама Джоан, то это означает, что вкус у нее изменился к лучшему. При виде таких модных вещей у меня перехватило дыхание. Для девушки, которая последние несколько лет одевалась в дешевых универмагах, где платья висели года по три, такая реакция была вполне естественной. Нет, таких подарков я конечно же принять не могла – ведь они стоили целое состояние.

Я сияла с плечиков белое вечернее платье, приложила его к себе и посмотрелась в зеркало. Белый цвет очень шел к моим черным волосам и голубым глазам. Каждый раз, отправляясь на какой-нибудь официальный прием, я старалась надевать только белое.

Вечернее платье, выбранное для меня Джоан, выглядело просто потрясающе!

Я быстро повесила его обратно, закрыла створку гардероба и, открыв другую, выдвинула все его ящики. В них было все, о чем могла только мечтать молодая девушка: шарфики, обувь, нижнее белье и многое другое. Если бы отец открыл для меня неограниченный счет в банке Нью-Йорка, то лучше нарядов, чем были в этом гардеробе, я бы купить не смогла.

Я тяжело вздохнула, закрыла шкаф и, вспомнив о побывавшем в доме грабителе, с опаской оглядела комнату. Шторы на окнах были плотно задернуты. Желая проверить, закрыты ли ставни, я подошла к окну и осторожно раздвинула шторы. Оконные стекла оказались белыми от морской соли. Тревожно прислушиваясь к шуму волн, я принялась разглядывать на стекле узоры.

Я уже собиралась выглянуть в окно и посмотреть, закрыты ли ставни на окнах спальни Джоан, но тут снова вспомнила о грабителе. А вдруг он стоит на ее балконе? – в страхе подумала я.

Боясь передумать, я распахнула свое окно. В комнату, надувая тяжелые шторы, вместе с грохотом волн ворвался холодный ветер. Ледяные капли дождя и морской воды ударили мне в лицо. Но я успела увидеть то, что хотела, и быстро закрыла окно. Поскольку под моим окном была отвесная стена, запирать ставни я не стала. Никакой грабитель не смог бы проникнуть в мою комнату через окно. Если только у него не имелось крыльев.

В массивную дверь моей комнаты был врезан современный пружинный замок. Как только я закрылась на "собачку", то сразу же почувствовала себя в полной безопасности.

Вещи, привезенные мной, я нашла в гардеробе поменьше. Туда их положила горничная. Ванная комната оказалась просторной и ярко освещенной. Приняв горячий душ, я надела теплый банный халат и прошла в небольшой кабинет. В нем на стеллаже, под которым стоял стол из темного кедра, лежали женские журналы. Желая почитать перед сном, я взяла один из них и вошла в спальню.

Жилье, предоставленное мне в Сторм-Тауэрс, по размерам и удобству намного превосходило то, что я имела в Гринвич-Виллидж. Более того, оставаясь в этом доме, мне не пришлось бы ни готовить, ни заниматься стиркой или уборкой – все это за меня выполняли бы слуги Хейлсвортов. Здесь я могла бы почувствовать себя членом их семьи.

Хмыкнув, я легла в постель и раскрыла журнал. Уставшая после долгой дороги, я вскоре задремала. Неожиданно сквозь сон я ощутила резкий запах духов и приоткрыла глаза. Какие-то незнакомые люди – мужчина и женщина – в упор смотрели на меня и тихо перешептывались. О чем они говорили, разобрать было невозможно, но я поняла, что обо мне. Злоба, застывшая в их глазах, привела меня в ужас. Решив, что это дурной сон, я попыталась проснуться и заворочалась. Однако усталость окончательно сломила меня, и я погрузилась в глубокий сон.

Мне снилось, что я, тяжело больная, лежу на операционном столе, а мужчина с женщиной, которых я только что видела, со скальпелями в руках склонились надо мной. На этот раз страх прогнал сон, и я с жутким криком подскочила с кровати и открыла глаза. Журнал, который я взяла с собой, взлетел и упал на пол. Но помимо глухого хлопка упавшего журнала я услышала и нечто другое – тихий скрип двери.

В ужасе застыв, я прислушалась, но, кроме биения своего сердца, так ничего и не услышала. Во всем огромном здании Сторм-Тауэрс стояла гробовая тишина. Ни шагов, ни даже шороха. Боже мой, какая же я все-таки дурочка! Это же был всего-навсего дурной сон. Даже кошмаром назвать его нельзя.

Я сидела на огромной кровати в темной комнате с плотно зашторенным окном. Слышался только шум моря да барабанная дробь дождя.

В спальне было темно. Да, но перед тем, как заснуть, я читала журнал, и он в тот момент, когда я подскочила, лежал у меня на груди. А это значит, что, когда я засыпала, в спальне моей горел свет! Но электричество могли и отключить. Во время плохой погоды такое случается часто. Так что же тогда я паникую?

Я протянула руку к ночнику и щелкнула выключателем. Свет зажегся! Теперь он пугал меня не меньше, чем темнота. Ожидая, что меня сзади кто-то вот-вот схватит за плечи, я в ужасе застыла. Лоб мой покрылся холодной испариной. Мне казалось, что я сейчас потеряю сознание. Лишившись его, я не смогла бы оказать сопротивления, и тогда...

Нужно хоть что-то использовать для самообороны, и я в отчаянии схватила горевшую лампу и занесла ее над головой. Только теперь до меня дошло, что в комнате никого, кроме меня, нет. Тяжелые шторы на окне не шевелились, а двери в ванную и кабинет по-прежнему оставались открытыми. Я со страхом перевела взгляд на входную дверь. Она была заперта, надо полагать, на замок.

Но мне не терпелось в этом убедиться. Сердце мое отчаянно колотилось от страха, но я все же заставила себя слезть с кровати и подойти к двери. "Собачка" замка оказалась на месте. Тогда, подняв ее, я повернула ручку и потянула дверь на себя. Она открылась. Поставив замок снова на предохранитель, я включила люстру, заглянула в ванную и, вернувшись в спальню, села на кровать.

Я, должно быть, перед тем как заснуть, машинально выключила лампу. Поэтому я и не помнила: нажимала ли я на ее выключатель или нет.

Но мой сои был настолько явственным, что я и сейчас ощущала слабый запах эфира. У моей кровати им пахло чуть сильнее. Я принюхалась, и страх вновь сковал меня. Нет, это не было игрой моего воображения, поскольку сейчас я уже точно не спала. А этот запах все еще витает в моей спальне. Пока я спала, вокруг меня что-то происходило! Нет, это не был запах эфира – скорее духов.

Продолжая принюхиваться, я поднялась с кровати. Но кто же мог его оставить? – подумала я. Кто мог проникнуть ко мне, если дверь заперта? Наверное, кто-то обронил здесь флакон с духами.

Втягивая ноздрями воздух, словно ищейка, я направилась в ванную. Но ни в ней, ни возле ее двери духами не пахло. Дойдя до кабинета, я просунула голову в его дверь и тут же ощутила сильный запах женских духов. Духи были на основе мускуса – то есть такими, которыми пользуются представительницы слабого пола, не желающие подчеркивать свою женственность. Они явно были не моими.

Я посмотрела на часы. Половина четвертого. Сара Хейлсворт духами с мускусной составляющей тоже не пользуется, подумалось мне. Она наверняка предпочитает духи с более тонким, сладковатым запахом.

Вспомнив, что среди тех двоих, кого я видела во сне, была женщина, я невольно поежилась.

В кабинете запах мускуса постепенно слабел, и это свидетельствовало о том, что женщина, источавшая его, прошла здесь совсем недавно. Однако такого быть не могло. Не могла же она пройти сквозь стену, облицованную тяжелыми дубовыми панелями! Или вылезти в окно, под которым внизу бушевали морские волны. Эта пара не могла попасть ко мне и через дверь, поскольку замок – я проверила – находился на предохранителе.

Я вернулась в залитую светом спальню, залезла в постель и натянула на себя одеяло до самого подбородка. Меня била мелкая дрожь. Я в страхе поглядывала по сторонам и пыталась уловить хоть какой-то звук. Я точно знала, что мне уже не заснуть. Сама мысль о сне приводила меня в ужас.

Не знаю, сколько времени прошло – мне показалось, что целая вечность, – но я все-таки заснула.

Глава 3

На стук, раздавшийся в мою дверь, я просыпалась долго.

– Мисс Каванаф! – услышала я бодрый девичий голос. – Откройте, пожалуйста. Я принесла вам кофе.

– Сейчас! – спросонья крикнула я.

Мне показалось, что я в больнице и меня срочно вызывают к больному. Да, но в больнице никто и никогда не будил меня и кофе не предлагал!

Наконец, придя в себя после крепкого сна, я надела на ноги шлепанцы и накинула на плечи халат. Мне не верилось, что после того, что произошло этой ночью, я смогла заснуть. Во время сна меня никто не потревожил, наверное, потому, что в спальне горел яркий свет.

Я открыла дверь, и в комнату вошла молодая горничная. У нее были прозрачные голубые глаза, светлые волосы и стройная фигурка. Кофе на подносе, который она держала в руках, ароматно благоухал.

– Доброе утро, – улыбаясь, поздоровалась я. – Здесь такое всегда или только по особым случаям?

– Нет, мисс Каванаф, утренний кофе у нас каждый день. С тостами с корицей или без нее. В зависимости от того, что вам больше правится. Кофе подается ровно в семь тридцать. Поднос поставить возле вашей кровати или отнести в кабинет? Погода за ночь заметно улучшилась, а из окна на море открывается фантастический вид.

Я решила, что буду пить кофе в кабинете.

Когда горничная распахнула шторы, я от яркого света, хлынувшего в окно, даже зажмурилась. Вспомнив, что ночью здесь стоял запах женских духов, я с опаской огляделась по сторонам.

– Обычно окна этой стороны дома покрыты морской солью, – заметила девушка. – Но этой ночью дождь смыл ее.

Она подошла к столу и налила мне в чашку кофе.

– Мисс Каванаф, хотите, я приготовлю вам ванну и достану из гардероба платье? – предложила горничная. – Вы уже решили, что надеть к завтраку? Миссис Хейлсворт сказала, что я буду вашей личной горничной. Если, конечно, я вам подойду.

Боже, видела бы меня сейчас та девушка, с которой я снимала квартиру в Нью-Йорке! Надо полагать, что такой сервис, наряды и большие деньги должны были убедить меня принять предложение, сделанное мне накануне миссис Хейлсворт. До этого момента эта мысль не приходила мне в голову, а вот сейчас пришла.

Я попросила горничную приготовить ванну, поскольку она лучше меня знала, как это делается. Однако если бы я и решилась остаться в этом доме, то пошла бы на это не из-за предложенных мне благ. Просто я считала, что мое присутствие в Сторм-Тауэрс нужно Джоан. Но уезжать из Нью-Йорка и жить постоянно в семье Хейлсвортов мне не хотелось. Там у меня была работа, которая впервые в моей жизни доставляла мне радость, свое жилье, и я не собиралась все это бросать. Даже в том случае, если бы миссис Хейлсворт меня удочерила. После первой ночи, проведенной в их доме, я предпочла бы остаться скромной служащей в Нью-Йорке, чем быть полноправным членом известной в стране семьи. Даже если бы Джон Хейлсворт не погиб и стал президентом.

В отношении вида, открывавшегося из окна кабинета, горничная оказалась права. В чистом утреннем небе над зеленым спокойным морем и черными скалами ярко светило осеннее солнце.

Взяв чашку с кофе, я подошла к окну и поискала глазами Шею Орла. Она оказалась далеко за каменной стеной усадьбы. Этот узкий участок дороги проходил по гребню скалистой гряды, которую с обеих сторон омывало море. Черная лента шоссе, вдоль обочин которого росли редкие кусты с искривленными ветром ветвями, вилась на высоте не менее трехсот футов. Но и на таком расстоянии Шея Орла смотрелась устрашающе.

Я невольно поежилась и повернулась к наблюдавшей за мной горничной.

– Мисс Каванаф, вы смотрели на Шею Орла? – улыбаясь, спросила девушка. – Правда, страшно? Каждый раз, когда после танцев мой приятель ведет меня по ней, у меня по спине бегают мурашки.

– Приятно сознавать, что я не единственная здесь трусиха, – ответила я. – Мне даже сейчас страшно.

– Представляю, что вы пережили вчера, – сочувственно произнесла горничная. – Сначала – Шея Орла, затем – люди в темноте с собаками, стрельба... Могу представить, какого страха вы натерпелись. Я даже в доме, слушая крики, лай собак, пальбу и вой ветра, тряслась как осиновый лист. То был настоящий кошмар. Вот только зря они поднимали этот шум.

– Как зря? – удивилась я.

– Так, ведь они никого не нашли, – слегка смутившись, ответила девушка.

– Полицейские пришли к выводу, что грабитель перелез через ворота до того, как миссис Хейлсворт позвонила сторожу.

– Так, значит, все это мисс Джоан не привиделось?

Я нахмурилась, вспомнив, что и помощник шерифа вначале предположил то же самое.

– Конечно же нет, – ответила я. – А почему ты решила, что ей все привиделось?

Горничная еще больше покраснела.

– Знаете, мисс Джоан такая милая, – сказала она. – Вся прислуга в доме любит ее. Но она... она больна. Это уже не в первый раз, когда к нам среди ночи приезжают полицейские, и устраивают облаву, и, в конце концов, никого не находят. Наши деревенские уже поговаривают, что в Сторм-Тауэрс водятся привидения. В таком старом доме, как этот, полно теней. Особенно часто их можно видеть в плохую погоду...

Поняв, что сказала лишнее, девушка внезапно умолкла, глаза ее беспокойно забегали, и, чтобы я не успела задать ей вопрос, она собралась уходить. Но я, помня, что произошло в моей спальне, не отпустила ее.

– А что, подобное с Джоан уже случалось? – спросила я. – Она и раньше видела грабителя?

– Прошлый раз она услышала, как по ее балкону кто-то ходит. Мисс Джоан посмотрела в окно и увидела там мужчину. Он смотрел на нее до тех пор, пока она не закричала и не упала в обморок. Миссис Хейлсворт вызвала полицию, но та, как и сегодня ночью, никого не нашла. Тогда помощник шерифа решил, что грабитель спустился к пристани и спрятался в прибрежных камнях. Там его след собаки взять не смогли. Выбраться с территории усадьбы, кроме как на лодке, он не мог. А ее у берега не было. Поэтому помощник шерифа и просидел весь следующий день в сторожке, наблюдая за воротами. Но к ним никто из посторонних так и не вышел.

– Подобные случаи еще были?

– Однажды мисс Джоан почувствовала запах чьих-то духов...

Широко раскрыв глаза, я в изумлении уставилась на горничную.

– Духов? – переспросила я. – Как это было?

– Она проснулась ночью, и ей показалось, что в ее спальне тот же мужчина. Но он был не один, а с какой-то сильно надушенной женщиной. Мы обыскали весь дом, но никого не нашли. Вас что-то встревожило, мисс Каванаф?

– Странно все это, – пожав плечами, сказала я.

– Но, мисс Каванаф, никого из чужих в доме точно не было. Мы проверили каждую комнату, а мужчины даже поднимались в башни.

– А никто в доме такими духами не пользуется? – сдвинув брови, спросила я.

Горничная помотала головой.

– Нет, мисс Каванаф, – ответила она. – Но мисс Джоан ощущала их запах неоднократно. Поэтому Эд Картер, который руководил здесь поисками, сказал нашей экономке мисс Кии, чтобы мы не теряли бдительности. А мы все очень любим мисс Джоан и желаем ей только добра.

– Да, конечно, – произнесла я, продолжая думать о странных духах.

Если их запах почудился Джоан, то, значит, и мне тоже. А как же тогда выключенная лампа, которую я оставила включенной?

– Мисс Каванаф, вам еще нужна моя помощь?

– Нет. Спасибо.

– Если вам что-то потребуется, то нажмите на кнопку звонка, я сразу к вам поднимусь. Меня зовут Нэнси Морган. Так что звоните мне в любое время.

Продолжая думать о прошедшей ночи, я кивнула горничной и поблагодарила ее.

– Нэнси, ты сегодня видела мисс Джоан?

– Нет, мисс Каванаф. Она еще спит, и миссис Хейлсворт просила ее не будить. Скоро должен приехать доктор Пирсон. Ночью он приехать не смог – слишком далеко. А в ближайшей деревне врача нет. К тому же мистер Пирсон их семейный доктор и за мисс Джоан наблюдает с самого ее рождения. Ну, если я вам не нужна, мисс Каванаф, то я пойду.

Я молча кивнула ей.

– Завтрак сегодня ровно в девять, – предупредила Нэнси. – Это позже, чем обычно, потому что мистер Монти приехал только под утро. Миссис Хейлсворт позвонила ему в Портленд и велела срочно вернуться домой. Сигнал к завтраку пода дут без пяти минут девять. Но спешить не надо, спускайтесь в столовую, когда будете готовы.

Горничная приготовила ванну и ушла, а я, сбросив с себя халат и ночную рубашку, погрузилась в густую белую пену. Жидкое мыло, которое развела в горячей воде Нэнси, источало цветочный запах – слава богу, что не мускусный, – и я, лежа в ванне, чувствовала себя чуть ли не звездой Голливуда.

Нежась в душистой теплой пене, я вспоминала все, что рассказывала мне Джоан о своей семье. С Монти, ее младшим братом, я однажды виделась, когда он приезжал из Гарварда навестить сестру. Тогда мы с Джоан уже учились в Редклиффе. Монти был высоким, красивым брюнетом. Все студентки колледжа тут же влюбились в него.

Для Джоан год учебы в Редклиффе мог бы оказаться намного приятней, если бы брат ее хотя бы изредка навещал. После его отъезда Джоан на неделю стала самой популярной личностью в колледже. Но Монти был из тех молодых людей, которых чужие сестры интересовали гораздо больше, чем собственные. За то время, которое мы проучились в Редклиффе, он приезжал к свой сестре всего один раз. Возможно, это было потому, что ни одна из наших студенток ему так и не приглянулась. В том числе и я.

Второго ее брата, Дональда, я никогда не видела, но знала, что Джоан его просто обожает. Собственно о нем я знала только от его сестры, тогда как о Монти я часто слышала по радио, видела его по телевизору в коротких новостях, посвященных студенческому спорту. Имя Монти Хейлсворта мелькало в прессе; если верить тому, что о нем писали в газетах и журналах, то он был лихим парнем, способным на самые необдуманные поступки. Это сильно отличало его от других представителей рода Хейлсвортов. Он был любимчиком у журналистов, и те даже в скандальных историях, связанных с Монти, представляли его героем.

Дональд же, который, судя по всему, пошел в своего отца, увлекался юриспруденцией и политическими науками, но никак не спортом, в отличие от младшего брата. Мне казалось, что за всю свою жизнь он не совершил ни одного опрометчивого поступка.

Если Монти, исколесивший всю Америку и побывавший почти во всех странах Западной Европы, разбил не один десяток женских сердец и имел массу проблем с тамошними представителями правопорядка, то есть всегда был у всех на виду, то ни одной статьи о личной жизни его брата в прессе так и не появилось. Так что я могла поклясться, что Дональд еще ни разу не нарушил правил дорожного движения или парковки автомобиля. Я нисколько не сомневалась в том, что он, как его отец, намеревается стать нашим президентом.

И тем не менее меня больше волновала встреча не с ним, а с Монти. Вчера вечером Дональд был среди тех, кто занимался поисками грабителя на территории усадьбы, а затем он вместе с полицейскими осматривал все помещения. Он был настолько занят, что я с ним так и не познакомилась. Я была ему благодарна за все его усилия но розыску того, кто напугал Джоан, но подозревала, что, будь на его месте Монти, тот бы нашел, время со мной поздороваться. Ну хотя бы потому, что я девушка.

Одевшись, я спустилась в столовую. Звонок к завтраку прозвенел десять минут назад. Помимо служанки, терпеливо ожидавшей появления членов семьи Хейлсвортов, я поначалу никого не увидела. Только потом я заметила над спинкой кресла темную мужскую голову. Мужчина сидел развернувшись к окну и читал газету.

– Доброе утро, мисс, – поздоровалась со мной служанка.

Ответив на ее приветствие, я в нерешительности застыла.

– Урсула? – раздался из-за кресла низкий мужской голос.

Служанка улыбнулась и вместо меня ответила:

– Мисс Урсула в столовую спускаться больше не будет, мистер Хейлсворт.

– Да? А мне об этом никто не говорил.

Брюнет, держа газету раскрытой, как я заметила, на спортивной странице, поднялся с кресла и, повернувшись ко мне лицом, удивленно уставился на меня.

Им оказался Монти, правда несколько располневший, но все такой же красивый, как и раньше. Он носил модные теперь бачки и был очень загорелым. Такого темного загара в Новой Англии, да еще поздней осенью, ни за что не приобретешь, подумала я.

– Никто не предупредил меня, что у нас гость, – продолжил Монти, разглядывая меня в упор. – Поверьте, ваш приезд в этот склеп для меня приятная неожиданность. Да, но... мы, кажется, с вами уже встречались?

– Каванаф, мистер Хейлсворт, – улыбаясь, напомнила я ему. – Мы встречались с вами в Кембридже. Вы приезжали в Редклифф к Джоан. Я жила с ней в одной комнате.

– Подождите, – нахмурившись, произнес Монти. – Больше ничего о себе не говорите. Сейчас я вспомню... Да, вспомнил! Но почему же я вас сразу-то не узнал! У вас такая яркая, запоминающаяся внешность: черные волосы, темно-голубые, очень красивые глаза. И очень старомодное имя. Эйлин? Элайн? Элти? Все, вспомнил! Вас зовут Элис! Да-да, точно, Элис. Но Джоан называла вас Эли. Верно?

– Верно! – со смехом подтвердила я.

– Итак, вы – Эли Каванаф, – пристально разглядывая меня, произнес он. – А вы изменились и совсем не похожи на ту девочку, которая несколько лет назад дружила с моей сестрой. Если бы вы выглядели тогда так, как сейчас, я бы из Редклиффа ни за что не уехал. Когда я был там во второй раз, то вас уже не увидел. Я спросил у Джоан, где вы, а она ответила, что отправились домой. У вас ведь, кажется, что-то произошло?

– Да, – кивнула я. – Мои родители погибли в автокатастрофе, и мне пришлось вернуться домой, чтобы начать новую жизнь. Надо было устроиться на работу.

Монти сочувственно покачал головой.

– Да, для вас это было большим потрясением, – заметил он. – Поступить на работу? Прямо из Редклиффа. Да вы же этим создали прецедент! И кем же вы стали работать?

– Выучившись на медсестру, я работала в больнице. Но недолго.

Молодой Хейлсворт усмехнулся.

– Теперь мне все понятно, – сказал он. – Вы приехали сюда, чтобы запять место Урсулы. Если так, то с этим у вас возникнут серьезные проблемы!

– Но я об этом ничего не знала! И об Урсуле никогда не слышала. Миссис Хейлсворт пригласила меня повидаться с Джоан.

– О, это был только предлог, чтобы заманить вас в этот мрачный склеп. Надеюсь, что вы окажетесь достаточно благоразумной и на крючок нашей матери не попадетесь. Урсула тоже медсестра, и довольно хорошая. Кроме всего прочего, она нам двоюродная сестра и после гибели нашего отца живет вместе с нами. Согласно его завещанию, ей ежегодно выплачивается солидное вознаграждение и она должна жить у нас до тех пор, пока не выйдет замуж или не умрет. Урсула и моя мать друг друга ненавидят, но ничего поделать не могут – так завещал отец. Он считал, что Урсула нужна Джоан. Если она уедет от нас раньше срока, то лишится огромных денег. Мать же делает все, чтобы она уехала. Но, насколько мне известно, Урсула покидать Сторм-Тауэрс не собирается.

Откровенность Монти озадачила меня. Какое завещание оставил Джон Хейлсворт, меня совершенно не интересовало.

– Джоан никогда не говорила мне, что у нее есть родственники, помимо вас, – пожав плечами, заметила я.

– Да мы и сами не видели Урсулу до тех пор, пока она к нам не приехала. Произошло это за несколько недель до гибели отца. Дело в том, что ее семья живет в Англии.

– Но у нее фамилия Хейлсворт? – спросила я из вежливости.

– Нет, – ответил Монти. – Она – дочь сестры нашего отца, и фамилия у нее Грант. Во время войны наша тетка вышла замуж за английского летчика. Тот вскоре после рождения Урсулы погиб, и тетя Тэсс, попав под бомбежку, тоже погибла. Урсулу воспитали ее английские бабушка и дедушка. Она немного странная. Типичная холодная англичанка. Правда, симпатичная.

– Да?

– Но любая девушка из Редклиффа гораздо лучше нее! – оскалив в улыбке зубы, воскликнул Монти.

За окном Сэм Холден отгонял оставленный перед домом заляпанный грязью красный спортивный автомобиль. Монти вышел на балкон и в шутливой форме стал инструктировать водителя, куда и как вести машину.

Услышав шаги в коридоре, я посмотрела на дверь. В столовую вошли Сара Хейлсворт и плотного телосложения молодой блондин. Она что-то говорила ему, а он с серьезным видом молча кивал ей в ответ.

Увидев меня, женщина заулыбалась.

– Доброе утро, Эли! – поздоровалась она. – Хочу представить тебе моего сына Дональда...

У него такие же голубые глаза, как у его матери, подумала я. Вот только взгляд их не такой решительный.

Если художник, писавший портрет Джона Хейлсворта, верно передал его образ, то Дональд был копией своего отца. Только гораздо моложе. У него были такие же широкие плечи, суровое лицо и крепкое телосложение. Но, как мне показалось, в облике этого молодого блондина улавливалась некая мягкость.

– Как поживаете, Эли? – произнес Дональд и осторожно, словно боясь сделать мне больно, пожал мою руку. – Добро пожаловать в Сторм-Тауэрс. У всех нас такое ощущение, что мы с вами давно знакомы. Джоан очень много о вас рассказывала.

– И продолжает рассказывать, – нахмурившись, добавила Сара Хейлсворт и обвела взглядом столовую. – А Монти, как всегда, опаздывает.

Увидев выходящего с балкона сына, она воскликнула:

– А, вот и ты! Ты уже познакомился с Эли?

– Да, мама, конечно, – ответил Монти. – Еще в Редклиффе, когда ездил проведать Джоан. Так что мы с ней старые друзья.

Взяв мою руку, он провел меня по комнате, усадил за стол и, сев рядом, хитро мне подмигнул.

– А что, сегодня мы будем завтракать без Урсулы? – спросил Монти. – Прошло уже двадцать минут, а она так и не появилась. Где же ее английская пунктуальность? Она никогда в столовую не опаздывала. Это на нее совсем не похоже.

– Последнее время твоя кузина ест у себя, – косо взглянув на него, ответила миссис Хейлсворт.

– А... Надо полагать, что с Джоан, – с невинным видом заметил Монти.

– Нет, не с Джоан.

– Ты хочешь сказать, что Урсула ест в одиночестве? Как отшельница?

С притворным удивлением на лице он посмотрел на мать.

– Она сама того захотела, – бросила миссис Хейлсворт. – И меня это вполне устраивает!

– Но это идет вразрез с желанием отца, – сухо заметил Монти. – Да, Урсула человек не очень общительный, но она никогда не стремилась к уединению. И куда же вы ее поместили? Заперли в одной из башен нашего дома?

– Монти, не говори глупостей! – сердито произнесла Сара Хейлсворт.

– Монти, я отвел для Урсулы более просторное помещение, – мягким голосом ответил Дональд. – По ее же просьбе. Несколько месяцев назад мы провели в нем ремонт. Оно вполне пригодно для жилья. Единственное, о чем попросила кузина, так это заменить там мебель. Что мы и сделали. Урсула иногда сама себе готовит, а повариха она, могу заметить, превосходная. Так что своими новыми апартаментами она более чем довольна. У тебя есть возможность в этом убедиться. Должно быть, она пригласит тебя на ужин.

– Ну что ж, непременно воспользуюсь ее предложением, – зло произнес Монти. – Я ведь не забыл, почему отец хотел, чтобы Урсула ела вместе с нами. Похоже, я единственный из вас, кто хочет, чтобы воля его была исполнена.

– Монти, мы все хотим, чтобы Джоан стало лучше, – завидев вошедших служанку и экономку, примирительным тоном сказал Дональд и с улыбкой посмотрел на меня. – Эли, мы все сегодня немного возбуждены. Вы знаете, что произошло прошлой ночью. Хочу предложить вам небольшую прогулку. До обеда мы с мамой собираемся съездить в деревню. Если доктор Пирсон разрешит, то Джоан поедет с нами. Вы бы не хотели составить нам компанию? Тогда вам станет понятно, почему наши предки построили дом на этом месте. Кроме того, у вас будет возможность полюбоваться удивительным по красоте пейзажем.

– То же самое я хотел показать ей во время прогулки на лошадях, – раздраженно пробурчал Монти. – Клянусь, что в последнее время никто из вас на лошадях так и не ездил. А Джоан так любит на них кататься!

– А Эли это понравится? – спросил Дональд.

– О, на этот счет никаких сомнений быть не может. Каждый раз, когда Джоан бывала в гостях у Эли в Бостоне, они ездили верхом. Правда, Эли?

– Да, верно. Но...

Надеясь на поддержку миссис Хейлсворт, я вопросительно посмотрела на нее.

– Прошу тебя, поезжай с нами, – сказала она. – Дональд прав. Так ты лучше поймешь, что представляет собой Шея Орла. А прогулка верхом от тебя никуда не уйдет. И Монти тоже. Покататься на лошадях вы сможете и завтра.

– Ты не возражаешь? – натужно улыбнувшись, спросила я Монти.

– Конечно же, Эли, возражаю, – раздраженно ответил он. – Но на этот раз я вас отпускаю, а вместо прогулки с вами я навещу Урсулу. – Монти злобно посмотрел на мать и добавил: – Мне надо с ней кое-что обсудить.

Я заметила, что Дональд нахмурился, а миссис Хейлсворт бросила на младшего сына сердитый взгляд.

Пока горничная подавала завтрак, никто за столом не проронил ни слова. Как только она вышла, Дональд принялся расспрашивать меня о жизни в Редклиффе. Вскоре мы с ним уже оживленно болтали. Я рассказала о своем родительском доме в Бостоне и о дружбе с Джоан. Дональд вел беседу под явно одобрительные взгляды своей матери. К концу завтрака, который поначалу обещал превратиться у Хейлсвортов во взаимный обмен колкостями, я уже не чувствовала себя среди них чужой. В Бостоне время, проводимое за общим столом, всегда было для нашей маленькой семьи самым радостным.

Я ожидала, что Хейлсворты будут взволнованно обсуждать произошедший накануне случай, но они, казалось, о нем совсем забыли. Возможно, что они не заводили разговор о проникшем в их дом мужчине только потому, что не хотели меня пугать. Я же со своей стороны, не желая поднимать эту тему, тоже умолчала о странных звуках и запахе духов.

Первый мой завтрак в Новой Англии показался мне просто фантастическим. У себя в Гринвич-Виллидж я по утрам наспех перекусывала, обедала в кафе-автоматах, а по вечерам иногда ужинала в компании с интересным молодым человеком, которого звали Грег Барри. Если я собиралась на некоторое время поселиться у Хейлсвортов, то мне следовало бы последить за своей фигурой. Однако с таким обилием вкусных блюд, которые подали на завтрак, сделать это было бы довольно трудно.

Пока мы беседовали, а горничная терпеливо ждала, когда освободятся наши тарелки, под окнами столовой остановился старый запыленный седан.

– Доктор Пирсон прибыл, – посмотрев на мать, объявил Дональд.

Сара Хейлсворт мгновенно поднялась со стула.

– Эли, ты скоро увидишься с Джоан, – сказала она. – Как только доктор Пирсон ее осмотрит, я за тобой пришлю. Доктор хочет с тобой поговорить. Он не только наш врач, но и большой друг нашей семьи.

– И способен помочь Джоан не больше, чем любой другой наш друг, – иронично заметил Монти. – Джо Пирсон, как врач, давно устарел. Я даже не уверен, знает ли он, что такое антибиотики. А вот маме он нравится...

– Он помог твой сестре появиться на свет, – резко прервала его миссис Хейлсворт. – И с того самого дня заботится о ней. Никакой другой врач не знает о здоровье Джоан больше, чем доктор Пирсон.

– Однако наш отец придерживался другого мнения, – возразил Монти.

– Без него ни я, ни Джоан не выжили бы, – холодно заметила Сара Хейлсворт. – Он спас нас обеих. Мы все, кроме тебя, всегда были и будем ему за это благодарны.

Дональд виновато посмотрел на меня, пожал плечами и вслед за матерью покинул столовую. Я повернулась к Монти. Тот многозначительно улыбался.

– Ну вот, Эли, с самого утра мы продемонстрировали тебе нашу худшую сторону, – сказал он. – Но пусть это тебя не смущает. В любой семье, даже такой респектабельной, как наша, возникают трения.

– Да, конечно, – тихо ответила я.

– Старина Пирсон действительно спас их обеих. Но произошло это двадцать лет назад. Ему уже давно следовало бы уйти на заслуженный отдых, а он все еще врачует. Ему сейчас, должно быть, около семидесяти. Если верить словам матери, то доктор Пирсон и в самом деле совершил подвиг.

Отец, казалось бы, сделал все, чтобы роды у матери прошли нормально. Он собирался отправить ее рожать в Портленд. Там в клинике ее ждали лучшие акушеры. В тот день, когда у нее начались предродовые схватки, погода разбушевалась. Мела пурга, дул сильный, порывистый ветер. А отец в это время находился в Вашингтоне. Ни в Портленд, никуда вообще мать, естественно, везти было нельзя. Еще до того, как прервалась телефонная связь, мисс Кии удалось дозвониться до доктора Пирсона. Никто и не думал, что он сможет до нас добраться по покрытой снегом обледеневшей дороге. Да еще поздно ночью. Тебе известно, что представляет собой Шея Орла?

О да, я знала! Я невольно поежилась, представив себе, что кто-то попытался проехать по этому жуткому участку дороги ночью. Да еще и в пургу!

– Но доктор Пирсон к вам добрался?

Монти кивнул.

– Тогда мне было десять лет, а Дону на два года больше, – сказал он. – За окнами – ураганный ветер, на море – шторм, прислуга рыдает. Жуть, да и только! Никогда мне не было так страшно, как в ту ночь. Спать никто не ложился. Мисс Кин, никогда не принимавшая роды, взялась исполнять роль повитухи. Чтобы не слышать стонов матери, мы с Доном спустились на первый этаж. Затем мы с ним перебрались в сторожку и стали следить за воротами. В три часа ночи на другой стороне Шеи Орла замигали автомобильные фары. С нами также были рыбаки из соседней деревни. Они, как альпинисты, обмотались одной веревкой и так, в одной связке, по скользкой дороге двинулись навстречу доктору. Старина Джо появился в дверях Сторм-Тауэрс, стуча от холода зубами. В замерзших руках он крепко держал свой саквояж.

– Доктор отважный человек, – заметила я.

Монти снова кивнул:

– Да, Джо хороший человек, но это не помогло ему стать хорошим врачом. Ему, как и большинству терапевтов, просто не раз приходилось принимать роды. Кстати, плод у матери лежал поперек. Так что мисс Кип ничем матери и Джоан не смогла бы помочь.

– И роды прошли нормально, – констатировала я. – Доктор спас одновременно две жизни: миссис Хейлсворт и Джоан. Так что, Монти, не стоит осуждать свою маму за то, что она так в него верит.

Он улыбнулся:

– Эли, ты впервые после Редклиффа назвала меня по имени. Видишь, даже солнце ярче засверкало. Хорошо. Я отдаю должное храбрости Пирсона, но сейчас он Джоан помочь не в силах. И отец это прекрасно понимал. Джоан нужен хороший врач-специалист и человек, который постоянно был бы с нею рядом. – Монти внимательно посмотрел на меня и добавил: – Этим человеком, Эли, могла бы стать и ты. Ведь ты же училась на медсестру.

Я не мигая уставилась на него удивленными глазами:

– А что, разве Джоан заболела?

– Заболела? – переспросил Монти и отвел в сторону глаза. – Так тебе ничего о ней не известно? Эли, ты училась с ней в одной школе, затем жила в одной комнате в Редклиффе. Неужели тебе не известно, что преподаватели делали ей поблажки и таким образом помогали ей сдавать экзамены? Она же постоянно занималась с репетиторами. А как ты оцениваешь ее взаимоотношения с однокурсницами? Относился ли кто-нибудь из них к ней так же хорошо, как и ты? Нет. А разве это нормально?

– Джоан была легкоранимой и очень застенчивой девочкой. Такой завести себе друзей нелегко.

– Но у нее вообще не было друзей, – нахмурившись, заметил Монти. – Ты, Эли, хорошо к ней относилась только потому, что ты добрый человек. Увидев, что Джоан очень одинока и всегда печальна, ты проявила к ней сочувствие. Тебе ее стало жалко. Это и положило начало вашим отношениям, которые, возможно, переросли в дружбу. Но в этом заслуга не Джоан, а твоя. Ты предложила, а Джоан приняла.

– Нет, ты к ней несправедлив! – воскликнула я, встав на защиту бывшей подруги, как это делала каждый раз, когда она в этом нуждалась.

Однако я понимала, что Монти где-то прав.

– Эли, поверь, это совсем не так! – сердито произнес он. – Джоан – моя сестра, и я очень ее люблю. Но я точно знаю, что ни к кому из нас она не способна испытать подобных чувств. В том числе и к тебе. Первым, кто это понял, был наш отец. Он пытался что-то предпринять. Поверь, моя сестра ненормальна и такой была всегда. У нее мания преследования. Только не говори, что ты этого за ней не замечала. Джоан считала, что сначала одноклассницы, а потом однокурсницы постоянно третировали ее. А это было не что иное, как игра ее больного воображения! Теперь, выучившись на медсестру, ты должна это понимать.

– Да, в каких-то случаях Джоан действительно казалось, что ее преследуют. Но не всегда. Такая чувствительная девочка, как она, испытав унижение от насмешки, любую шутку может воспринять за оскорбление. Но это объясняется характером человека, а вовсе не тем, что он психически ненормальный.

– Но согласись, такое поведение свидетельствует о том, что человек к этому близок. Пойми, я ни в чем не виню Джоан. Это не ее вина. Возможно, что психическое состояние моей сестры объясняется обстоятельствами ее рождения. А может быть, это у нее наследственное. Точно сказать не могу. Отец, вопреки желанию матери, тайком возил ее к какому-то светилу психиатрии. Поначалу в клинике установили, что у Джоан прогрессирующая шизофрения, а затем специалисты пришли к выводу, что это – психопатия, и, возможно, наследственная. Она прошла курс психотерапии, принимала соответствующие лекарства, но ничто ей так и не помогло. Да и как могло это помочь человеку, чье умственное развитие сначала замедлилось, а затем и вообще прекратилось?

– Но это же просто смешно! – возмутилась я. – Ты считаешь Джоан ненормальной? А о какой плохой наследственности может идти речь если она из рода Хейлсвортов? Монти, ты, должно быть, пошутил?

Монти рассмеялся.

– Теперь мне понятно, почему ты понравилась нашей матери, – сказал он. – Ты думаешь точно так, как и она. В случае с Джоан вы обе верите в то, во что вам хочется верить. Но у нас в роду был предок, страдавший манией преследования похуже, чем Джоан. Эндрю Хейлсворт, который соорудил этот склеп, был пробритански настроен и в каждом человеке видел своего заклятого врага. Никто не знает, сколько людей он уничтожил. И только потому, что они казались ему врагами. Он считал, что все хотят убить его. Если по ночам тебя будет мучить бессонница, ты можешь о нем почитать. Книги об Эндрю Хейлсворте и другие материалы есть в нашей библиотеке. Представляешь, этот наш предок, не желая попасть в руки воображаемых врагов, темной ночью бросился в Котел Дьявола! Жаль, что он этого не сделал десятью годами раньше.

– Но это случилось много лет назад, – снова возразила я. – Задолго до рождения Джоан. Разве такое могло на ней сказаться?

– Не могу знать. Я просто упомянул о том, что было в прошлом семьи. Эли, но этот Эндрю не единственный скелет в гардеробе нашего рода. Были случаи и совсем недавние.

Монти достал сигарету и, закурив, продолжил:

– Но я только теряю с тобой время. Ты, как наша мать, отказываешься даже допустить, что Джоан психически ненормальная. А вот Урсула придерживается этой точки зрения, как и я. Она в Англии работала медсестрой в психиатрической клинике. Именно поэтому отец и пригласил ее к нам. – Он улыбнулся. – Ну вот, я и испортил тебе утро. Пойду в гараж посмотрю, как так Сэм поставил мой автомобиль. Если хочешь, пойдем со мной. Я покажу тебе нашу конюшню. Посмотришь на лошадей...

– Спасибо, Монти, но я сначала хотела бы увидеться с Джоан, – отказалась я.

– Ну, как хочешь, а я сделаю, что задумал. Дело в том, что мне наперед известно, как поведет себя сестра. Сегодня утром с психикой у нее будет все в полном порядке. Она даже не вспомнит, какой переполох она накануне устроила.

– Так ты не веришь, что к вам в дом проник грабитель?

– Эли, я знаю, что никакого грабителя в нашем доме не было, – без тени сомнения в голосе ответил Монти.

Глава 4

Вялым голосом, в котором не проскользнуло ни одной радостной нотки, Джоан, увидев меня, произнесла:

– Привет, Эли. Мама сказала мне, что ты приехала.

Целуя меня, она едва коснулась губами моей щеки. Я сделала все, чтобы скрыть разочарование от такой встречи с бывшей подругой. С огромным трудом мне удалось улыбнуться доктору Пирсону, пухлому старичку, на вид которому и в самом деле было лет семьдесят.

Доктор поставил на столик чашку с недопитым кофе, подошел ко мне и, когда миссис Хейлсворт представила нас друг другу, крепко пожал мне руку. Его ярко-голубые глаза сверкали, как у юноши. Эти добрые, умные глаза, густая копна седых волос и пухлые розовые щечки мне сразу понравились.

– Так вы и есть та самая Эли Каванаф, подруга Джоан! – радостно воскликнул он. – Когда Джоан училась в школе, она часто о вас рассказывала. Хотя в последнее время она упоминала ваше имя гораздо реже. Мне хотелось узнать у нее, что же с вами произошло, но все как-то... не получалось. Сара сказала мне, что вы медсестра.

– Уже нет, доктор.

– Но вы, мисс Каванаф, останетесь с Джоан. Не так ли?

В его лучезарных глазах светилась надежда. Я непроизвольно перевела взгляд на Джоан.

– На некоторое время, – ответила я. – Если этого захочет Джоан.

– Эли, погости у нас столько, сколько хочешь, – даже не взглянув на меня, все тем же вялым голосом произнесла Джоан.

Мне показалось, что ей не хочется со мной разговаривать.

– Мама, ты сказала, что сегодня утром мы едем в деревню.

Мы с миссис Хейлсворт переглянулись, и она, снисходительно улыбнувшись, обратилась к старичку:

– Доктор, что вы скажете? Джоан хочет поехать со мной и Эли в деревню. На машине нас повезет Дональд. Как вы думаете, такая поездка ей не повредит?

– Нет-нет, не повредит, – с жаром выпалил доктор Пирсон. – Конечно же она может с вами ехать. Такая прогулка пойдет ей только на пользу. Сара, я всегда говорил, что ваша дочь абсолютно здоровая молодая женщина. Ну может быть, она не такая физически крепкая, как амазонка, но вполне нормальная девушка.

Он сделал ударение на слове "нормальная". Вспомнив, что мистер Пирсон друг семьи Хейлсвортов и наверняка знает, какого мнения о состоянии Джоан придерживаются ее мать и брат, я поняла почему. Теперь я нисколько не сомневалась в том, что старичок не только очень добрый человек, но и прекрасный врач. На протяжении многих лет он был единственным доктором в таком глухом уголке страны, как побережье залива Мэн, а значит, имел огромный врачебный опыт. И я решила, что если Монти вновь начнет хулить доктора Пирсона, то я ему об этом скажу.

Я собиралась уйти из комнаты Джоан, как только доктор допьет свой кофе.

Тем временем Джо Пирсон выписал рецепт и протянул его миссис Хейлсворт.

– Сара, пусть Джоан перед сном примет это лекарство, – сказал он. – Две таблетки. И запьет их стаканом теплого молока. Даю гарантию, что всю ночь она проспит спокойно. Оно абсолютно безвредное, не то, что эти современные препараты.

– Джоан, сколько же времени прошло! – улыбнувшись, с тоской произнесла я.

– Три года, – ответила Джоан. – В следующем месяце мне исполнится двадцать один год. Не забыла, когда у меня день рождения?

– Ну что ты! Конечно же помню. Я и подарок тебе привезла. Но возможно, мне придется уехать раньше.

– Придется?

– Да. У меня в Нью-Йорке работа.

– А я думала, что ты приехала, чтобы запять в нашем доме место Урсулы, – бросив на меня подозрительный взгляд, сказала Джоан.

– Нет. Я приехала потому, что соскучилась по тебе, – ответила я.

Доктор Пирсон подошел к нам и нежно похлопал по плечу Джоан.

– Встреча старых друзей всегда приятна, – улыбаясь, сказал он. – У вас есть о чем поговорить, о чем вспомнить. Джоан, пусть твоя подруга даст тебе на ночь это лекарство. Зачем беспокоить Урсулу?

– Доктор Пирсон, Урсула моя медсестра, – заметила Джоан и обидчиво поджала губы.

– Джоан, мисс Каванаф тоже получила медицинское образование, – сказал старичок. – Впрочем, поступай как хочешь. Главное, чтобы ты приняла его на ночь. Что ж, до свиданья, моя дорогая. Постарайся оставаться спокойной. Тот, кто заглядывал в твое окно, сюда уже никогда не вернется. Полицейские с собаками напугали его до смерти, и он наверняка бежал от них так, что только пятки сверкали. А тех хиппи, что облюбовали себе для пристанища Тресковую бухту, полицейские погрузили в автобус и далеко-далеко увезли. Возможно, что это был один из них. Когда ты закричала, он испугался больше, чем ты, и сбежал еще до того, как твоя мама позвонила сторожу. Представляю, какого он дал стрекача!

Доктор успокаивал Джоан, как малого ребенка. Однако его слова не возымели на нее никакого действия.

– Нет, доктор, это был совсем не хиппи, – возразила она. – И он совсем не испугался. Это был тот самый мужчина, которого я видела неоднократно. Он просто стоит перед окном и наблюдает за мной. Как только я его увижу, он мгновенно исчезает. Но из дома он не убегает. Он не такой.

– Возможно, – примирительно произнес Джо Пирсон. – Возможно... Ну что ж, желаю тебе приятной поездки в деревню. Свежий воздух, задушевный разговор со старой подругой – это то, что тебе сейчас нужно. – Он посмотрел на меня. – Мисс Каванаф, пожалуйста, проводите меня до лестницы, – сказал он и перевел взгляд на Джоан. – Поскольку твоя подруга бывшая медсестра, она лучше, чем ты или твоя мама, сможет передать мои наставления Урсуле.

Я вопросительно взглянула на миссис Хейлсворт, и та в ответ одобрительно кивнула.

– Джоан! – обратилась она к дочери. – Пока Эли с нами не будет, я помогу тебе собраться. Ты поедешь в этом платье? Да, но тогда тебе нужно взять еще пальто. На улице холодно...

– Да, мама, – покорно ответила Джоан.

Я была уверена, что, когда мы с доктором выходили из комнаты, Джоан с подозрением смотрела мне вслед.

Как только мы оказались в коридоре, старик уставился на меня из-под густых белых бровей и нахмурился.

– Эли, у вас есть опыт работы с психическими больными? – тихо спросил он.

– До психиатрии нам читали лекции, – ответила я. – Это был вводный курс, а училась я всего два года. Скажу честно: эта область медицины для меня тайна за семью печатями. Она мне не совсем понятна.

Таким вопросом доктора я была страшно удивлена.

– Если вы прослушали вводный курс, то у вас достаточно знаний, чтобы понять, что психиатрия – наука не совсем точная. Врачи-психиатры определяют различные состояния, из которых им необходимо выводить своих пациентов. Но могут ли они поставить верный диагноз? Среди психиатров ведутся постоянные споры. Если один из них ставит больному какой-то диагноз, то остальные делают все, чтобы этот диагноз опровергнуть. Вы не знакомы с работой психиатрической сестры?

– Нет.

– По моему мнению, они – не более чем охранники, – мрачно произнес доктор Пирсон. – Их обучают, как и какие транквилизаторы давать больным, и ничему больше. Такая медсестра должна быть не из робкого десятка. В противном случае она в психиатрической клинике и пяти дней не продержится.

Но пациенты с психическими отклонениями подвержены ещё и тем болезням, от которых страдают нормальные люди, подумала я. И от этих болезней их тоже надо лечить.

– Да, у таких медсестер должен быть мужской характер, – заметила я.

– Мужской характер? – переспросил доктор. – Да. Но не только это. Прежде всего они должны уметь подчинить пациента своей воле. Это уже вопрос самозащиты. Некоторые из них прекрасно это умеют. А что вы думаете об Урсуле Грант?

– Мы с ней еще не встречались, – нахмурившись, ответила я.

– Но Джоан вам дорога, не так ли?

Мы подошли к лестнице.

– Вы ей настоящий друг? – сурово сдвинув брови, спросил Джо Пирсон.

– Доктор, для меня Джоан как сестра, – тихо ответила я.

– Тогда держите ее от Урсулы Грант подальше, – понизив голос, посоветовал он. – Эта женщина плохо влияет на вашу подругу. Сара это поняла, и я тоже. Мы очень надеемся на то, что вы, мисс Каванаф, останетесь здесь. Вы – единственный человек, способный избавить Джоан от того, можно сказать, дьявольского влияния психиатрической медсестры, которую выбрал для своей дочери покойный Джон Хейлсворт. Если вам дорога Джоан, то помогите ей. Сейчас она нуждается в вашей помощи, как никогда раньше.

Пораженная тем жаром, с которым старик произнес эти слова, я удивленно уставилась на него.

– Доктор, но это не так просто, – мягко заметила я. – У меня своя работа, я должна думать о карьере. Мы же с Джоан не дети, как раньше. Кроме того, вы, наверное, обратили внимание на то, как она холодно меня приняла. Не уверена, хочет ли она, чтобы я была с ней.

– Я же сказал, Эли, что вы ей просто необходимы, – не повышая голоса, произнес доктор. – Желание, чтобы вы остались жить в Сторм-Тауэрс, придет к Джоан чуть позже. Видите ли, она человек, который нуждается в постоянной опоре, и это ваша вина, что...

– Но послушайте, доктор! – прервала я его на полуслове.

– Я хочу сказать, что в годы вашей совместной учебы, вы, мисс Каванаф, защищая Джоан, сделали ее зависимой от себя, – не обращая внимания на мой протест, продолжил старик. – А затем вы оставляете ее одну. Этим вы облегчили задачу Урсуле Грант. Поверьте, эта женщина сделала так, что Джоан попала к ней в абсолютную зависимость.

– Вы и в самом деле так думаете? – помрачнев, спросила я.

– Думаю? – переспросил Джо Пирсон. – Да я в этом совершенно уверен! И у мисс Грант были на то причины.

Я вспомнила, что сказал мне Монти о ежегодном вознаграждении, завещанном ей Джоном Хейлсвортом. Но не сумма же в несколько десятков тысяч долларов заставила Урсулу добиваться расположения Джоан, подумала я. Если бы она не любила свою двоюродную сестру, то за такое дело вряд ли бы взялась. А потом, они же все-таки родственницы...

– Доктор, вы полагаете, что Урсула сделала это умышленно? Она же наверняка любит свою кузину?

– Эта женщина преследует только свои корыстные цели, – ответил Пирсон. – Так что ни о какой любви мисс Грант к Джоан и речи быть не может. Иногда мне кажется, что она ее просто ненавидит. Привязанность к ней у Джоан совсем не та, что была к вам. Ваша подруга никогда и ни к кому нежных чувств не испытывала. Она на них просто не способна.

– Вы не правы, доктор, – возразила я. – Джоан меня любила. В Редклиффе мы были с ней как родные сестры. Когда погибли мои родители, она своим участием помогла мне пережить это страшное горе. Нет, Джоан способна на глубокие чувства. Она может быть нежной и ласковой. В трудную для меня минуту она пришла мне на помощь.

Голубые глаза доктора Пирсона мгновенно подобрели.

– Вот поэтому, Эли, я и считаю, что вы единственная, кто может ей помочь, – сказал он. – Вы лучше других понимаете Джоан. У вас большой опыт общения с ней. Вы, возможно, единственный человек в этом мире, которого она любила.

– А свою мать? – удивилась я.

– Нет, она не любит ни ее, ни своих братьев. Насколько я помню, она и отца не любила. Вы не забыли, где она проводила свои каникулы? Эли, живя вдали от дома, Джоан часто тосковала по нему? А по своим самым близким родственникам? Вспомните, когда была возможность, она приезжала к ним?

– Да, но Кембридж так далеко от Сторм-Тауэрс... – впившись глазами в доктора Пирсона, неуверенно произнесла я.

– А девочки, с которыми вы учились? У некоторых семьи жили еще дальше, однако они, чтобы повидаться с родственниками, преодолевали расстояния и побольше. – Старик горестно покачал головой и продолжил: – Ну, мне пора. Джоан очень подозрительная, и я не хочу осложнять ваши отношения. Если вы останетесь, то вам будет очень сложно найти к ней подход.

Джо Пирсон развернулся и зашагал вниз по лестнице.

– Минуту, доктор! – окликнула я его, еще не зная, как изложить ему пришедшую мне в голову мысль.

– Да? Я вас слушаю.

Он остановился на ступеньках и повернулся ко мне лицом.

– Вы считаете, что у Джоан проблемы психического характера? – неуверенным голосом спросила я.

– Эли, я не психиатр, а всего лишь врач-терапевт. Сара родила Джоан в сорок два года. У нее были очень сложные роды, и мне пришлось воспользоваться специальным инструментом. В результате Джоан получила небольшую травму головы. Поэтому я не могу гордиться тем, что спас Сару и ее дочь от верной смерти. В ту ночь я испытывал нервное перенапряжение. Очень сильное. Я видел много неполноценных детей, появившихся на свет в результате поздних родов. Причем у их матерей никаких осложнений при родах не было. Я не думаю, что поздняя беременность Сары или родовая травма головы как-то сказались на Джоан. Может, просто я не хочу в это поверить. Состояние Джоан всегда тревожило меня. Я в большей степени склонен видеть его причину не в неловкости, проявленной мною во время родов, и не в желании Сары и Джона иметь позднего ребенка. Во всем я виню условия, в которых росла и воспитывалась Джоан. Понимаете, Эли, девочка жила в этом похожем на склеп доме, рядом с ней не было детей ее возраста, с которыми она могла бы общаться. Потом ей пришлось учиться в заведениях, которые она ненавидела. Я также виню психиатров, которым Хейлсворт показывал свою дочь, за то, что те, поставив ей диагноз, тем самым посеяли в ее душе сомнения. – Доктор поморщился. – Наверное, я все же ищу себе оправдания! – горестно произнес он. – А вы, Эли, как считаете? Джоан, по вашему мнению, нормальная девушка? Может быть, у нее прогрессирующий психоз? Или мания преследования? Следует ли мне посоветовать Саре вновь показать ее психиатрам и положить в клинику?

– Нет! – испуганно вскрикнула я. – Доктор, ни в коем случае этого не делайте!

– Да поможет мне Всевышний, – произнес старик. – Я этого никогда не сделаю. Если только меня не заставят. Или в том случае, если Урсула Грант...

Он замолк, видимо решив, что сказал лишнее, кивнул мне на прощание и, опустив плечи, тяжело зашагал по ступенькам.

Я повернулась и медленно пошла по коридору. В конце его находилось окно. Сквозь высохшую на его стеклах морскую соль виднелась опоясывающая усадьбу черная каменная стена. Сегодня море было спокойным, и в коридоре слышался лишь его тихий плеск. Здесь, в Сторм-Тауэрс, мрачном здании, построенном на высокой скале, море постоянно давало о себе знать: в шторм – диким ревом, а в хорошую погоду – тихим шелестом воды.

Да, доктор Пирсон прав, думала я. В таком страшном доме ребенку жить нельзя. Теперь мне понятно, почему на каникулы Джоан с огромной радостью ехала к моим родителям в Бостон. Там она чувствовала себя счастливой, не то что в собственном доме.

Я непроизвольно поежилась и, войдя в комнату Джоан, заставила себя улыбнуться. Там меня ждали.

– Дональд уже в машине, – поднявшись с кресла, сказала мне миссис Хейлсворт. – Эли, ты готова?

– Да. Я только возьму с собой сумочку.

Мы так и не побыли с Джоан наедине. А мне так хотелось с ней поболтать, поделиться девичьими секретами. Однако как только мы втроем вышли в коридор, она отошла от меня и быстро зашагала к лестнице.

– Ты разве не проводишь Эли в ее комнату? – резко спросила ее мать.

Джоан, словно не расслышав ее, продолжала идти. Стараясь не показать своего разочарования, я посмотрела на миссис Хейлсворт. Та с недовольным видом осуждающе покачала головой и сказала:

– Ну что ж, у вас будет время поговорить в машине.

Та Джоан, которую я знала по колледжу, была настолько ко мне привязана, что ни на шаг от себя не отпускала. Она так ревновала меня к другим, что стоило мне заговорить с кем-нибудь из однокурсниц, как Джоан сразу же мрачнела, надувала обиженно губы и замыкалась в себе. Так что я была неприятно удивлена тем холодным приемом, который она мне оказывала. Неожиданно я почувствовала, что ревную ее к Урсуле Грант. И стыдно мне от этого нисколько не стало – ведь это она, Урсула, была причиной резкого охлаждения ко мне моей бывшей подруги.

Я вышла из дома и увидела стоявшую у подъезда машину. За рулем сидел Дональд, рядом с ним – миссис Хейлсворт, а на заднем сиденье расположилась Джоан. Сэм Холден держал для меня заднюю дверцу открытой.

Я повела глазами по сторонам и впервые при свете разглядела массивное здание Сторм-Тауэрс. Оно было сложено из гранитных блоков темного цвета. На балконы второго этажа – судя по всему, недавно пристроенные – выходили огромные витражные окна. Над торцами дома возвышались две башни, которые и дали название усадьбе Хейлсвортов. По форме своей они напоминали башни средневековой крепости. Стену дома, обращенную к морю, покрывал зеленый лишайник, казавшийся из моего окна абсолютно черным.

Обнажив в улыбке зубы, водитель Хейлсвортов поздоровался со мной и пожелал приятной поездки. Я забралась на заднее сиденье и устроилась рядом с Джоан. Сидевшая впереди миссис Хейлсворт обернулась к нам и с улыбкой спросила меня:

– Ну, Эли, как выглядит наш Сторм-Тауэрс днем?

– Он такой огромный и... как бы это поточнее сказать... внушает мне страх, – ответила я и оглядела прилегающую к дому территорию.

Моему взору предстали зеленые лужайки, цветочные клумбы, большая поляна, на которой паслись лошади, а за ней – лесок, приготовившийся сбросить с себя яркий осенний убор.

Как ни странно, но каменную стену, окружавшую усадьбу Хейлсвортов, я не увидела.

– Я и подумать не могла, что по эту сторону Шеи Орла такая обширная территория, – сказала я.

– Порядка ста акров, – с гордостью в голосе заметил Дональд. – За тем леском находится бухта, которую отец называл бухтой Дьявола. В ней он ставил свою яхту, а сейчас там на приколе мой катер. Джоан, ты должна обязательно показать эту бухту Эли. Прогуляйтесь туда верхом на лошадях.

– Я не каталась верхом целую вечность, – слегка нахмурившись, ответила Джоан. – Урсула же на лошадях не ездит.

Глаза миссис Хейлсворт гневно засверкали, и я поняла, что сейчас она резко осадит свою дочь. Но в таком тоне разговаривать с Джоан не следовало бы.

– А разве в ту бухту можно проехать на лошадях? – решив опередить миссис Хейлсворт, спросила я. – Это же очень опасно.

– Совсем нет, – ответил Дональд. – В том месте скалы гораздо ниже, а от дома к бухте Дьявола тянется пологий склон. Хотя Сторм-Тауэрс построен на самом высоком месте побережья залива, но до бухты вы доберетесь без проблем. Кроме того, дорога в нее огорожена. Если мне хочется прокатиться на катере, я спускаюсь к причалу на джипе.

– Вчера ваш шофер сказал мне, что и на Шее Орла безопасно, – усмехнулась я. – Но мне все равно было жутко страшно.

– Это из-за ветра. На Шее Орла он дует гораздо сильнее. А потом, вы ехали по ней ночью. Нет, этот участок дороги абсолютно безопасен. И вы в этом сейчас убедитесь.

– Но если спуск в бухту Дьявола такой безопасный, то почему ее так назвали? – спросила я.

Дональд рассмеялся.

– Эли, у нас все здесь названо в его честь, – ответил он. – Видишь впереди горную гряду? Ее называют Хребтом Дьявола, а ближнюю к нашему дому бухту – Котлом Дьявола. Даже наш Сторм-Тауэрс местные жители называют Дьявол-Тауэрс. В то время, когда эти места получали названия, люди были намного суевернее, чем сейчас.

– Но почему в этих названиях так часто упоминается дьявол? Здесь что, поселился его величество Сатана?

Дональд едва не подавился от хохота.

– Нет, Эли, никакие сверхъестественные силы в этих местах не обитают. Дело в том, что в Войне за независимость один наш предок, к сожалению, занял сторону англичан. Для защиты от врагов он построил Сторм-Тауэрс на высокой скале, а на подступах к нему с суши – форт. После того как приходской священник в деревенской церкви прочитал проповедь, в которой обвинил нашего предка в преступлениях и назвал его "дьяволом, окопавшимся на горе", местные жители бросились штурмовать Сторм-Тауэрс. В результате произошла страшная бойня.

– А он и был дьяволом! – неожиданно буркнула Джоан. – И к тому же безумным. Его руки обагрены кровью многих людей!

– Джоан, ты же знаешь, что это неправда! – воскликнул Дональд. – То, что он был убийцей, никем не доказано.

На подъезде к воротам Дональд просигналил сторожу и сбросил скорость. Машина, замедлив ход, остановилась. Из сторожки выбежал мужчина в комбинезоне и принялся открывать ворота.

– Тот самый священник написал об Эндрю Хейлсворте и его сторонниках книгу, – продолжил Дональд. – В ней он обвинил их в жутких преступлениях. Эта книга есть в нашей библиотеке, и Джоан ее как раз сейчас читает. Джоан, слышишь? Тебе не следовало бы читать того, что написал этот клеветник. В ней же нет ни слова правды!

– Случай, о котором только что рассказал Дональд, описан в этой книге, – заметила Джоан. – Так почему он утверждает, что священник лжет?

Я перевела взгляд с Джоан на ее старшего брата.

– Священник обвиняет Эндрю в том, что тот сбросил своих врагов в Котел Дьявола, а его самого вытащил из дома, привез в Сторм-Тауэрс и запер в подвале. Затем по потайному ходу провел к бухте и столкнул со скалы. В девяностые годы дверь в этот тоннель замуровали, но выход из него в бухту остался. Позже наш дом несколько раз подвергали реконструкции, и теперь этот тайный ход можно увидеть только на старых чертежах. И тут у меня возникает вопрос. Если священника Филдинга действительно сбросили в море, то как же он смог написать об этом книгу? Если он не разбился о камни, то непременно бы утонул. В ту ночь, как он пишет, на море бушевал шторм. Однако Филдинг утверждает, что ему удалось выбраться на сушу и вернуться в деревню. Так что книга – его чистейший вымысел.

Открыв ворота, сторож помахал нам рукой, и мы выехали за пределы усадьбы. Увидев впереди Шею Орла, я вспомнила прошлую ночь и невольно вздрогнула. Освещенная лучами яркого солнца, она выглядела совсем иначе. По обеим сторонам от нее тихо плескались лазурные волны. Само шоссе оказалось гораздо шире, чем я себе представляла, а расстояние от него до обрыва – больше. Вчера же мне казалось, что море находится прямо под нами.

– Здесь в гранитной скале образовалась трещина, – произнес Дональд, когда мы проехали самое узкое место на перешейке. – Боюсь, что в один прекрасный день от нее отвалится огромная глыба и рухнет в море. Правда, до того времени мы не доживем, но у наших потомков проблема с дорогой непременно возникнет. Если они отсюда не уедут.

– И если в семье Хейлсвортов появятся дети, – добавила миссис Хейлсворт и, обернувшись, посмотрела на меня. – Все Хейлсворты поздно вступают в брак. Когда мы с Джоном поженились, ему было уже за тридцать, а мне – двадцать девять. Мне уже начинает казаться, что своих сыновей я так и не женю. Особенно Дональда. Ни к одной из девушек, наших знакомых, он интереса не проявляет.

– Просто я жду, когда мне встретится достойная, – как бы оправдываясь, ответил Дональд. – Так что мой брак – вопрос времени.

– Чепуха! – буркнула миссис Хейлсворт. – Ты ждешь, когда она к тебе придет, а ты должен сам ее искать. Как сделал твой отец. И тебе надо с этим поспешить. А то станешь убежденным холостяком.

Дональд рассмеялся.

– Как Монти, мама? – спросил он. – Не могу сказать, что он не ухлестывает за девушками. И что в том хорошего? Нет, образ жизни, который ведет мой младший брат, мне совсем не подходит.

Как только мы проехали Шею Орла, Дональд остановил машину и указал на излучину дороги.

– Вон там, – сказал он, – по утверждению пастора Филдинга, он выбрался на берег. А мы находимся сейчас над морем на высоте около ста ярдов. Он заявляет, что взобрался по отвесной скале и в этом ему помог внезапно явившийся ангел. Выходит, что пастор поднялся по абсолютно гладкой поверхности крутой скалы. Но этого не смог бы сделать даже высококлассный скалолаз при полном снаряжении – в ней даже трещин нет. Поэтому я могу смело утверждать, что Филдинг написал свою книгу с единственной целью: оклеветать Эндрю Хейлсворта. Вскоре после того, как она появилась, пастор исчез. У меня есть подозрение, что он вовсе не священнослужитель, а обычный бродяга.

– Да, по такой скале взобраться невозможно, – согласилась я.

– Конечно, невозможно, – сказал Дональд. – Когда Филдинг пропал, поползли слухи, что Эндрю убрал его. Но наш предок все же оказался в числе проигравших. Кампания клеветы, развязанная Филдингом, и дальнейшие преследования довели нашего предка до самоубийства. Но и после смерти его не оставили в покое. Пошла молва, что он ученик дьявола и дух его навечно поселился в Сторм-Тауэрс. Говорят, что через двадцать лет после гибели Эндрю в нашем доме начала появляться его тень. В нем стали видеть причину всех несчастий. Если у кого-то в деревне у коровы пропадало молоко, случался неурожай, не ловились омары, кто-то заболевал, то во всем винили Эндрю Хейлсворта.

– Ту скалу, по которой пастор выбрался на сушу, он назвал скалой Спасения, – тихо произнесла Джоан. – В те времена эта скала могла иметь уступы и трещины. Возможно, что дожди и ветры сгладили ее. Или она треснула, а потом от нее отвалилась огромная глыба и рухнула в море. Во время отлива у ее подножия можно увидеть россыпи камней. Вот так склон скалы, обращенный к морю, и мог стать крутым и гладким.

Дональд что-то пробормотал себе под нос и нажал на газ.

Скалистый перешеек остался позади, и дальше мы поехали уже по равнине. Слева и справа от нас на зеленых лугах паслись длинношерстные овцы. Как только машина свернула на ведущую к морю дорогу, впереди показались крыши деревенских домов.

Со вздохом облегчения я вышла из машины. Все мои попытки разговорить Джоан так ни к чему и не привели. Выразив несогласие с тем, что сказал Дональд, она забилась в угол и насупилась. На мои вопросы она отвечала коротко и с явной неохотой. Но я все же не теряла надежды на то, что, когда мы останемся с ней наедине, Джоан сразу же разговорится.

– У нас с Дональдом в Харрикейн-Коув свои дела, – многозначительно посмотрев на меня, сказала миссис Хейлсворт. – Предлагаю встретиться через полчаса в кофейне. А ты, Джоан, тем временем покажи Эли местные достопримечательности.

Она развернулась и, прежде чем Джоан сумела ей возразить, повела Дональда вдоль домов.

– На что бы ты хотела посмотреть? – спросила меня Джоан. – А может быть, сразу пойдем в кофейню? Там варят приличный кофе.

Зная, какая Марта Реншо словоохотливая, я помотала головой.

– Джоан, давай спустимся к причалу и там поболтаем, – предложила я. – Мы же так долго с тобой не виделись.

– Ну, если тебе так хочется... – нахмурившись, ответила Джоан.

По тону ее голоса я поняла, что оставаться наедине со мной она не хочет.

– Ну, тогда пойдем, – бодрым голосом сказала я и взяла ее под руку.

Мы перешли дорогу и направились в сторону берега.

Лодок, стоявших там вчера, уже не было – все они, кроме одной, вышли в море. Двое рыбаков сидели на пустых ящиках и, перебирая омаров, тихо переговаривались.

– А ты, Эли, сильно изменилась, – выдавила из себя Джоан, когда мы с ней спустились с холма.

– То же самое я только что подумала о тебе, – ответила я. – Раньше мы были с тобой как родные сестры, а сейчас ты даже не хочешь со мной говорить. Почему? Что произошло? В чем я перед тобой провинилась? В том, что так поспешно уехала из Редклиффа и оставила тебя там одну? Но ты же прекрасно знаешь, почему я это сделала.

Мои слова смутили Джоан, и она, высвободив свою руку, тихо произнесла:

– Эли, я больна. Ты не представляешь себе, как я серьезно больна и что со мной происходит...

– С того времени, как тебя забрали из Редклиффа?

– Нет. Еще раньше. После твоего отъезда мне стало жутко тоскливо. Ведь я же осталась абсолютно одна. Не выдержав одиночества, я поехала в Бостон. Но в вашем доме я никого не застала. Дверь была заперта. Ни людей, ни лошадей, ни колли твоего отца... Все куда-то исчезли.

– И ты винишь меня за это? Джоан, разве я могла предотвратить то, что со мной случилось?

Ее голубые глаза с чувством детской вины старательно избегали моего взгляда.

Мы уже дошли до причала. Легкий ветерок с моря играл подолом моей юбки, шевелил светлые волосы на голове Джоан и прижимал топкую ткань платья к телу девушки. Я обратила внимание на то, что Джоан сильно похудела.

– Эли, я этого не говорила, – не глядя на меня, ответила Джоан.

– Да, не говорила, но, видимо, так подумала? Ты считаешь, что я не скучала по тебе? Думаешь, ты единственная, кому было так одиноко?

– Не знаю... – тихо произнесла она. – Но я хорошо помню, что испытала я. Когда я вернулась в колледж, мне стало еще хуже. Мое душевное состояние никого не волновало. Все только смеялись надо мной и, как могли, издевались. Тебя ведь рядом уже не было...

– Но мне тоже пришлось нелегко, – ответила я. – И ты не единственная, у кого возникают трудности. Надо же их преодолевать. Бороться. Джоан, надо научиться жить.

– Эли, я даже пыталась покончить с собой, – взглянув на меня, сказала Джоан.

– Что?! – в испуге вскрикнула я и прошептала: – Не может быть!

– Да, это так, – ответила она. – Я не спала по ночам, и мне стали давать снотворное. Я копила таблетки и, когда мне показалось, что их достаточно, приняла все сразу. Вскоре я стала засыпать. Знаешь, Эли, это было такое блаженство! Вот только меня слишком быстро обнаружили. Очнулась я в бостонской больнице и, когда открыла глаза, увидела перед собой отца. Он сказал, что из Редклиффа я немедленно уезжаю. Сначала отец показал меня врачам, а потом увез в Сторм-Тауэрс. В те дни он готовился к президентским выборам и был занят. Очень занят...

Джоан замолкла.

– Ну, продолжай же, – попросила я.

– Он полетел на арендованном самолете на Средний Запад и... погиб...

В ее глазах застыл страх. Казалось, что в гибели отца Джоан винила себя.

– Джоан, твоя болезнь и его гибель никак между собой не связаны, – попыталась успокоить я подругу. Это был несчастный случай, такой же, как и с моими родителями.

– Мама и Дональд говорят то же самое, – тихо ответила Джоан. – И Монти тоже. Тебе, наверное, интересно, почему я так сильно изменилась. Что ж, попытаюсь тебе объяснить. Видишь ли, специалисты, к которым возил меня отец, были психиатрами. Они пришли к заключению, что я умственно неполноценная и... что всегда такой была.

– Они тебе такое сказали? – возмутилась я. – Джоан, врачи такого сказать тебе не могли!

Она отвела глаза.

– Нет, Эли, врачи мне ничего не говорили. Об этом... я узнала от одного человека. Но это так и есть. И о моей болезни ты должна знать. Мы с тобой давно знакомы. Знаешь, мне всегда что-то чудилось. Порой я даже не могла отличить реальное от воображаемого. Теперь стало еще хуже. Мне стали слышаться голоса, я вижу в своем окне мужчину. Ко мне по ночам приходят какие-то люди. Со мной творится что-то странное. Единственный, кто понимает меня и может мне помочь, – это Урсула. Поэтому отец и пригласил ее присматривать за мной. Да, я не хотела, чтобы ты приезжала к нам. Не хотела, чтобы ты увидела, какой я стала. А еще я не хочу, чтобы ты заняла место Урсулы...

– Эли! – раздался громкий мужской голос, – Эли Каванаф!

Услышав свое имя, я вздрогнула и повернулась на прозвучавший голос. Высокий, атлетического телосложения молодой кареглазый брюнет махал мне из лодки. В джинсах и свитере с вырезом "лодочкой", он был похож на итальянского рыбака.

– Боже, Грег! – не веря своим глазам, воскликнула я. – Грег Барри!

Оскалив зубы, Грег Барри громко захохотал.

– Я был уверен, что и в таком наряде ты меня узнаешь, – сказал он. – Да, это я. Тот самый хлыщ, который, как только появляются деньги, приглашает тебя в ресторан на ужин.

– А что ты здесь делаешь? – придя в себя после его крепких объятий и бившего мне в нос тухлого запаха рыбы, гневно спросила я.

– Я провожу здесь свой отпуск, – мягким голосом ответил Грег. – Услышал, что ты где-то здесь, и, естественно...

Несмотря на всю его сумасбродность, Грег мне нравился. Я знала, что и руководство "Блэк энд Мориингтон", даже понеся на издании его первой книги убытки, хорошо к нему относилось. Они видели в нем писательский талант и не хотели терять с ним деловых связей. Именно поэтому Артур Морнингтон заключил с Грегом контракт на работу в нашем самом популярном журнале "Тайм энд Тайд".

– Только подумайте – он в отпуске! – с подозрением глядя на него, воскликнула я. – Да ты и двух месяцев у нас не проработал! И в каком же это ты отпуске, хотелось бы знать!

Каждый раз, когда на лице Грега появлялась такая улыбка, я чувствовала, что сейчас он начнет лгать.

– Дорогая, когда руководство сажает меня в рыбацкую лодку и при этом выделяет мне энную сумму денег, то я считаю, что отправлен в отпуск.

Я пристально посмотрела на него:

– Хочешь сказать, что "Тайм энд Тайд" заинтересовали уловы омаров у побережья Мэн? Ты шутишь, Грег!

– И смеюсь, когда иду получать отпускные, – оскалив в улыбке зубы, добавил Грег. – Можешь сердиться, но я стал искать тебя сразу после звонка Артура. Он сообщил мне, что ты остановилась у Хейлсвортов. Но давай поговорим о тебе. Скажи, девушка, которая была с тобой, случайно, не Джоан Хейлсворт?

Увидев в такой глуши знакомое лицо, я настолько была поражена, что совсем забыла о Джоан. А она, пока мы с Грегом разговаривали, ни слова не сказав, стала подниматься на холм. Причем шла она быстро.

– Вот видишь, что ты наделал! – в отчаянии крикнула я.

– А что такого я сделал? – не сводя глаз с удалявшейся от нас Джоан, спросил Грег.

Я с подозрением посмотрела на него.

– Скажи, зачем ты сюда приехал? – гневно нахмурилась я. – Только не говори, что соскучился. Мы же работаем в одном издательстве. Скажи честно, о чем ты собираешься писать?

Грег, продолжая улыбаться, развел руками.

– Да так, о том о сем, – ответил он. – О пароходах и о рыбаках, о королях и капусте. Ну что в этом предосудительного?

– О королях, вроде Хейлсвортов? – спросила я.

Подозрение мое росло. Грег сдвинул брови.

– Если в таком семействе, как Хейлсворты, что-то происходит, то это интересно всем. Прошло три года, а у них там полная тишина. Почему?

– Так ты хочешь написать статью о Джоне Хейлсворте? – усмехнулась я. – Но о нем и его близких уже столько написано. Чтобы переплюнуть других авторов, писавших о них, тебе придется изрядно потрудиться.

– Эли, я намерен написать о них книгу, и мне нужен материал для нее. Это будет история их рода, а Джоан будет фигурировать в ней как его представитель. Вот и все. А в конце книги я попытаюсь ответить на такие вопросы: "Что сделало семейство Хейлсвортов богатыми и почему?", "Что способствует появлению таких людей, как Джон и Монти Хейлсворт?". Бьюсь об заклад, что в их семейном гардеробе спрятан не один скелет. Вот что в наши дни интересует читателей, и я приехал сюда, чтобы удовлетворить их любопытство. Начальная глава этой книги будет посвящена их сумасшедшему предку, тому самому, что построил на скале дом-крепость, а последняя – истории жизни самого молодого их представителя. То есть истории жизни той, что ушла от тебя, потому что ты со мной заговорила.

– Скорее всего, она ушла потому, что от тебя несет тухлой рыбой, – сказала я. – Так, значит, о том, что я здесь, ты узнал в издательстве?

– Естественно, – ответил Грег. – Там же я узнал, что ты давняя знакомая Хейлсвортов. Училась вместе с Джоан. Так что с твоей помощью, дорогая, я смогу...

– Нет! – прервав его, вскричала я. – Никакой помощи от меня не жди. Они мои друзья.

– Я тоже не против с ними подружиться, – улыбаясь, сказал Грег. – Но люблю я тебя вовсе не потому, что Хейлсворты твои друзья. Эли, куда же ты? Мы же с тобой разговариваем...

– Меня ждет Джоан, – бросила я ему через плечо.

– В таком случае я позвоню миссис Хейлсворт и представлюсь твоим другом, – пригрозил Грег. – Скажу ей, что я в Харрикейн-Коув, а она, согласно обычаям Новой Англии, пригласит меня в гости.

– Ты в этом уверен? – не останавливаясь, крикнула я ему.

Глава 5

Монти в столовой не было, и я заметила, как изменилась в лице его мать, когда мисс Кин сообщила, что тот обедает с Урсулой Грант. Джоан нехотя отвечала на мои вопросы и, как только закончила есть, вышла из-за стола и поднялась в свою комнату. Увидев это, миссис Хейлсворт посмотрела на меня, осуждающе покачала головой и направилась за дочерью. Мы остались с Дональдом наедине.

Если миссис Хейлсворт задумала пристыдить Джоан за такое поведение, толку все равно не будет, подумала я. Джоан по-прежнему была ко мне холодна. Я чувствовала себя неловко – Сара Хейлсворт специально пригласила меня, чтобы я помогла ее дочери, а та меня избегает. Мне хотелось как можно скорее уехать из Сторм-Тауэрс и снова оказаться в своей маленькой квартирке.

Тем не менее, сидя за столом, я замечала, что Джоан украдкой поглядывает на меня. В ее глазах я читала то, что в былые времена принимала за желание вызвать мое сочувствие.

Тяжело вздохнув, я поднялась из-за стола.

– Эли, боюсь, что моя сестра тебя сторонится, – сказал Дональд. – Жаль, что я не могу повлиять на сестру.

– После трехлетней разлуки мы обе чувствуем себя немного растерянными, – улыбнувшись, ответила я. – За это время я и Джоан повзрослели. Да и отвыкли друг от друга.

– Хотелось бы верить, что через пару дней отношения между вами наладятся. Но мне кажется, что этого уже не произойдет. С появлением в доме Урсулы Джоан стала очень сильно меняться.

Пройдя по коридору, мы свернули в гостиную. Дональд шел рядом, и в профиль его лицо казалось мне очень красивым. Но не таким, как у Монти, а более мужественным.

– Причину перемен в сестре ты видишь в мисс Грант? – спросила я.

Дональд, нахмурившись, посмотрел на меня сверху вниз:

– Знаешь, Эли, Урсулу я ни в чем винить не могу. Как можно предъявлять претензии тому, у кого была трудная жизнь? У Урсулы появилась возможность заработать, и она ею воспользовалась. До приезда к нам у нее, кроме специальности медсестры, больше ничего не было. А в Англии, как и у нас, медсестрам платят мало. Не мне тебе об этом рассказывать. Ты это сама прекрасно знаешь.

– Да, это мне хорошо известно, – кивнув, ответила я. – Поэтому я и ушла в полиграфию.

– Мама сказала тебе, что по завещанию отца мы должны платить Урсуле десять тысяч в год?

– Об этом мне сказал Монти. Правда, сумму не назвал.

"Урсула получает десять тысяч в год!" – чуть было не воскликнула я.

Судя по улыбке на его лице, Дональд понял, что я сильно удивлена.

– Для нашего отца это ничего не стоило, а для Урсулы десять тысяч долларов в год – целое состояние, – сказал он. – Она у нас уже три года, и единственное, на что ей приходится тратиться, это на одежду и всякую мелочь. За пределы Сторм-Тауэрс она почти не выезжает. Кроме того, отец своим завещанием обязал нас выплачивать его племяннице еще и премиальные. Так что если Урсула через два года покинет нас, то на ее банковском счете будет лежать от восьмидесяти до девяноста тысяч долларов. С такими деньгами она сможет многое себе позволить.

Да, я конечно же была с ним согласна.

– Дональд, а тебя и твою маму такое положение не устраивает, – заметила я. – Это потому, что вы не любите Урсулу?

Он удивленно посмотрел на меня.

– Боже упаси, Эли! – воскликнул Дональд и опустился в глубокое мягкое кресло. – Конечно же нет! Ведь так хотел наш отец. Поначалу мама и я были рады помочь Урсуле. Но в конце первого года ее пребывания у нас, а может быть и раньше, мы стали замечать, что она плохо влияет на Джоан.

Он в задумчивости сдвинул брови.

– Эли, я чувствую, что могу тебе довериться, – после непродолжительной паузы продолжил Дональд. – Скажу тебе по секрету, что вот уже около года состояние Джоан внушает нам опасения. Мы с мамой пришли к выводу, что Урсуле не место в нашем доме. Поэтому мы решили выплатить нашей родственнице всю причитающуюся ей сумму за пять лет, лишь бы она уехала обратно в Англию и никогда не виделась с Джоан. С этим предложением я пошел к Урсуле, но...

Он замолчал и задумался.

– И что же? – спросила я.

Дональд пожал плечами.

– Она рассмеялась мне в лицо и наотрез отказалась, – ответил он.

– Но почему, Дональд? Что же еще ей нужно? Она же знает, как вы к ней относитесь, и все равно хочет остаться?

– Эли, я долго над этим думал, – тихо произнес Дональд. – На такой вопрос ответ может быть только один. Видишь ли, Урсула личность очень сильная. Ее влияние на Джоан с каждым днем возрастает. Возможно, что в скором времени она окончательно подчинит ее своей воле. Мне кажется, что если Урсула решит вернуться в Англию прямо сейчас, то Джоан поедет с ней.

– Но вы же ей этого сделать не позволите, – улыбнувшись, заметила я.

– Да, мы с мамой ее не отпустим. В интересах самой Джоан мы не позволим ей ехать с Урсулой. Но через несколько недель сестре исполнится двадцать один год, и тогда удержать Джоан мы не сможем.

– Но если она больна? – спросила я и тут же об этом пожалела.

– Психически больна? – холодно переспросил Дональд.

– Джоан сказала, что отец показывал ее психиатрам.

– Если мы получим официальное подтверждение того, что она психически больна, то мы сможем ее удержать, – нахмурившись, ответил Дональд. – Эли, к нашему несчастью, у Джоан и в самом деле проблемы с психикой. Но мы с мамой отказываемся верить в то, что она сумасшедшая. А ты как думаешь? Ты же долгое время была с ней рядом...

Я замотала головой:

– Когда она сказала, какой диагноз поставили ей врачи, я в него не поверила. Я также не поверила, что у нее галлюцинации. Да я и сейчас в это не верю!

– И мы с мамой тоже, – с явным облегчением произнес Дональд. – Я рад, что ты того же мнения, что и мы.

Он снова нахмурился, в его глазах появилась тревога.

– Она сказала, что у нее начались галлюцинации? – удивленно спросил Дональд.

– Да. Когда мы стояли у причала. Я была поражена и хотела расспросить о них, но меня, к сожалению, в тот момент отвлекли. Джоан этим воспользовалась и быстро ушла. Потом возможности поговорить с ней на эту тему у меня не было.

– Эли, ты должна это обязательно сделать, – суровым голосом произнес Дональд. – Если Джоан тебе дорога, поговори с ней.

– Я попытаюсь, – пообещала я. – Дональд, ты веришь тому, что... в ваш дом ночью проник грабитель? Что Джоан его видела?

– Да. Только не спрашивай меня, кого или что она заметила в своем окне. Этого я не знаю. Но Джоан действительно что-то видела. Понимаешь, она никогда нас не обманывала.

– Да, это и я могу подтвердить. Но у полицейских на этот счет возникли сомнения. Такое же предположение я услышала и сегодня утром.

– Наверное, от Монти? Или от кого-нибудь из прислуги? Урсула такого сказать не могла. Но я не буду спрашивать тебя, кто это был. Этот человек имеет право на собственное мнение. Однако я лучше него знаю свою сестру. Ты сказала, что считаешь Джоан нормальной. Так вот что тебе скажу я: если у нее галлюцинации, то и у меня тоже.

– Ты тоже что-то видел? – вздрогнув, спросила я.

Он кивнул:

– Как-то поздно ночью я работал в кабинете. Стараясь не шуметь, я поднимался по лестнице. И тут я увидел, что из комнаты сестры выходит мужчина. Он был точно таким, каким его описывала Джоан. Он меня не видел, и я мог бы схватить его. Но я был настолько потрясен увиденным, что закричал, требуя, чтобы он остановился. Глянув на меня через плечо, мужчина бросился бежать по коридору. В тот момент я думал только о Джоан. Дверь в ее комнату была распахнута, и когда я ворвался к сестре, то увидел, что она крепко спит. По топоту, раздававшемуся в коридоре, я понял, что мужчина бежит в сторону северной башни. Я кинулся за ним. И что же? Проверив башню, затем все комнаты, я никого из посторонних в доме не обнаружил. Незнакомец словно растворился.

Вспомнив прошлую ночь, я невольно поежилась от страха.

– В ту ночь я сильно переутомился, – продолжил Дональд, – и в том, что я увидел, был элемент нереальности...

– Как будто это происходило с тобой во сне? – робко спросила я.

– Да, верно. Я допоздна засиделся в кабинете и задремал. Очертания мужчины были какими-то расплывчатыми. Весь он был черным: лицо, одежда, волосы... Свет же горел только у лестницы. Но черт возьми! – я же не мог дремать, поднимаясь по ее ступенькам. Ведь так же? Или настолько устать, что у меня начались видения! Я же слышал его топот, скрип ставен... Нет, это действительно было! В противном случае у меня и Джоан одни и те же видения. А такого быть не может!

– Когда ты, не поймав того мужчину, вернулся, комната Джоан была открытой?

– Нет. Перед тем как погнаться за ним, я ее запер. Но мог бы этого и не делать – замок в ее двери с защелкой. Поэтому для того, чтобы открыть из коридора комнату Джоан, нужен ключ. Утром я проверил замок, но ни повреждений, ни даже царапины на нем не обнаружил. Тогда я его сменил. И все равно – никакого толку! Ты ведь знаешь, что произошло прошлой ночью. В нашем доме творится что-то странное. Этому же должно быть хоть какое-то объяснение! Но я найти его не могу.

– Дональд, как давно это началось?

– В прошлом году, Эли, – сдвинув брови, ответил он. – Естественно, что по округе сразу же поползли слухи. Вспомнили, что нечто подобное уже в нашем доме происходило. Сторм-Тауэрс построен давно и на своем веку многое повидал. Ты слышала, о чем мы говорили в машине с Джоан? В рыбацких деревнях полно невежественных и суеверных людей, а большая часть нашей прислуги из соседней деревни. Они верят в то, что Сторм-Тауэрс проклятое место. Но я верю только реальным фактам. То, что творится у нас в течение этого года, меня очень тревожит. Я человек не суеверный, но раньше ничего подобного в нашем доме не было.

– Я тоже не суеверная, но кое-что могу рассказать. Знаешь, этой ночью в моей комнате происходило что-то непонятное. И все это я видела словно во сне. Но сном это быть не могло. Не могло!

Я почувствовала огромное облегчение оттого, что наконец-то нашелся человек, которому можно было рассказать о пережитом мною страхе, и он, выслушав мой рассказ, за наивную дурочку меня не примет.

Дональд слушал не сводя с меня своих голубых глаз. Поначалу он с удивлением смотрел на меня, а потом – с тревогой. Но он хранил молчание до тех пор, пока я не закончила.

– Это был запах духов? – медленно выговаривая слова, спросил он. – Ты в этом уверена?

– Да. Женщина всегда уловит запах духов. Тем более тот, который она не любит.

– С запахом мускуса... – сдвинув брови, задумчиво произнес Дональд. – Эли, я не знаю никого в нашем доме, кто бы пользовался такими духами. А ты не чувствовала их на ком-нибудь из служанок? Или на Урсуле?

Неожиданно в его глазах я прочла удивление.

– Странно, но я не знаю, какими она пользуется духами. Правда, я не из тех мужчин, кто бы это заметил.

– Нет, на такой резкий запах ты бы внимание обратил, – с уверенностью сказала я.

– Эли, а ты точно заперла свою дверь?

– После того, что здесь произошло? Ты что, смеешься? Конечно же заперла!

– Да, но почему в твоей комнате? Тот же запах, который однажды почувствовала и Джоан... Она сказала, что видела двоих, мужчину и женщину, в тот самый момент, когда они от нее уходили. От женщины пахло теми же самыми духами. То был резкий запах мускуса...

– Но почему в кабинете он был сильнее? – спросила я. – Сильнее, чем в других комнатах. Такое впечатление, что она только что там прошла.

– Если ты думаешь о том потайном ходе, который упомянула Джоан, то забудь о нем. Как я уже говорил, он давно замурован.

– А может быть, есть другой? Тот, которого на строительных чертежах нет?

– Абсолютно уверен, что второго хода нет. В начале девятнадцатого столетия Сторм-Тауэрс реконструировали. Если в нем были еще потайные ходы, то их непременно бы замуровали. Потребность в них давно отпала.

– В любом случае я хотела бы, чтобы свою дверь я могла закрывать на задвижку. Не люблю, когда ко мне приходят по ночам гости с запасным ключом, а я в это время сплю.

Дональд рассмеялся.

– Хорошо, Эли, я велю Сэму Холдену поставить на твою дверь задвижку, – пообещал он. – А еще одну – на дверь Джоан. Да... Как же это я раньше не сообразил.

Услышав чьи-то шаги, я оглянулась.

– Эли, я вас прервал? – спросил с улыбкой вошедший в комнату Монти. – Я приглашал тебя после обеда проехаться на лошадях, а ты тут секретничаешь с моим умным братом.

На нем был костюм для верховой езды, который дополнял черный галстук. Выглядел Монти весьма элегантно.

– А я думала, что ты еще обедаешь с Урсулой, – съехидничала я.

– То, что я обещаю, я никогда не забываю. Тем более такой красивой девушке. На лошади в этом мини ты будешь великолепно смотреться, но на улице довольно прохладно. А кроме того, наше единственное дамское седло сгнило еще в начале века. Так, может быть, ты пойдешь и переоденешься?

Я с надеждой взглянула на Дональда. Мне не хотелось от него уходить, не задав ему еще несколько вопросов. Но он тут же поднялся с кресла и посмотрел на настенные часы.

– Извини, Эли, но мне надо работать, – сказал он.

– Ты будешь работать? – оскалив в улыбке зубы, переспросил его Монти. – Да неужели?

– Верь или не верь, но на управление делами семьи требуется больше времени, чем на проматывание ее доходов, – язвительно произнес Дональд.

– Но кто-то же должен их проматывать, – ответил Монти. – Джоан пока не имеет права, а ты и мать этого себе позволить не можете. О-о, что бы вы без меня делали! Заполнили бы второй Форт-Нокс? Эли, я жду тебя возле конюшни. Урсула уже внизу и хочет с тобой познакомиться. Ну, договорись?

Я непроизвольно перевела взгляд на Дональда. Он мне кивнул и произнес:

– После обеда я собирался представить тебя Урсуле, но у Монти это получится лучше. Монти, почему ты не приглашаешь Урсулу к общему столу? Она же не пленница.

– Я хотел это сделать, но, когда узнал, что здесь без меня происходит, решил с этим повременить. Боюсь, что ее и нашу мать за одним столом мой желудок не выдержит. Ну, Эли, я тебя жду. Только не задерживайся.

На выходе из гостиной я обернулась.

– Монти, может быть, Джоан с нами поедет? – спросила я.

– О нет! – ответил он. – После спора с матерью она отправилась к Урсуле и теперь от нее долго не выйдет. А потом, одна мысль о лошадях приводит ее в ужас.

Пока я переодевалась, чувство вины перед Джоан не покидало меня. Мне очень хотелось остаться с Дональдом и подробнее расспросить его о сестре.

Мой костюм для верховой езды далеко не новый, но я, собираясь в дорогу, в первую очередь подумала о нем. Последний раз я ездила на лошади, когда жила еще в Бостоне. А это было очень давно. Я очень любила лошадей и любую возможность прокатиться верхом всегда использовала. Отец часто шутя говорил, что они мои лучшие друзья.

Да, погода что надо, подумала я, выходя на крыльцо дома. Чистый воздух, солнце светит, а на небе – одно-единственное облачко!

Свернув с посыпанной гравием подъездной дорожки, я зашагала в сторону северной башни Сторм-Тауэрс. Между деревьями, вдоль которых я шла, росла зеленая трава. Эта часть усадьбы Хейлсвортов была мною еще не изучена. Из открытого окна огромной кухни слышался звон посуды и веселый девичий смех. Возможно, что это смеялась моя горничная Нэнси Морган.

Возле гаража, закатав рукава рубашки, Сэм Холден мыл красный спортивный автомобиль, который теперь смотрелся как новенький. На приветствие водителя Хейлсвортов я улыбнулась и помахала рукой. Конюшня, которая была мне уже видна, примыкала к огораживавшей усадьбу высокой стене. Я уже чувствовала в воздухе запах сена и слышала топот лошадиных копыт. Через открытые ворота виднелся ряд загонов и чистивший уздечку конюх.

– Добрый день, мисс, – завидев меня, улыбаясь, поздоровался он. – Мистер Монти и мисс Грант находятся в конюшне. Отличная погода для прогулки на лошади. Не правда ли?

– Да, лучше не бывает.

Услышав мой голос, Монти и Урсула, продолжая переговариваться, направились к выходу. Когда они подошли ко мне, я с интересом посмотрела на Урсулу. Сходство между ней и членами семьи Хейлсвортов было очевидным. Мисс Грант оказалась высокой женщиной около тридцати лет, с такими же черными волосами и карими глазами, как у Монти, и с таким же волевым взглядом, как у остальных Хейлсвортов. Она показалась мне симпатичной, хотя и несколько высоковатой. На ней был строгий английский костюм, который почти лишал ее женственности.

– Здравствуйте, мисс Каванаф, – разглядывая мое лицо, поздоровалась Урсула. – Самое время нам с вами познакомиться. Джоан мне много рассказывала о вас, о вашей дружбе.

Английский акцент в ее речи напрочь отсутствовал. Судя по всему, три года, проведенные Урсулой в Америке, помогли ей от него избавиться.

– Да, я тоже так думаю, – ответила я. – Вот мы и встретились.

– Как мне стало известно, у нас есть кое-что общее. Вы тоже медсестра?

– О, бывшая, мисс Грант, – с улыбкой уточнила я.

В ответ Урсула не улыбнулась мне даже глазами.

– Бывшая? – холодным тоном переспросила она. – Правда? И это в вашем возрасте! Нет, вы, американцы, меня просто поражаете! После такой трудной учебы, получив диплом, вы отказались работать по специальности.

Если Урсула рассчитывала, что я сейчас начну перед ней оправдываться, то она глубоко заблуждалась.

– Ну, к работе медсестрой я всегда могу вернуться, – ответила я. – Было бы на то желание.

Урсула многозначительно посмотрела на Монти и, как мне показалось, помрачнела.

– Эли, ты сказала, что сейчас работаешь в каком-то нью-йоркском издательстве, – переведя на меня взгляд, вмешался Монти.

– В настоящее время – да.

В этот момент в конюшне громко фыркнула лошадь, и я, посмотрев на распахнутые ворота, спросила:

– Монти, какая из них моя?

– Серый жеребец Джоан, – облегченно вздохнув, ответил молодой Хейлсворт. – Но к нему надо привыкнуть.

– Мы как раз об этом сейчас говорили, – улыбнувшись, сказала Урсула. – Сама я в лошадях ничего не понимаю, но Джоан говорит, что у него строптивый характер. А она опытная наездница. Надеюсь, что вы, мисс Каванаф, с ним справитесь.

Когда мы подошли к конюху, она с тревогой в голосе спросила его:

– Скажи, Бенсон, Стил – спокойное животное? Они же собираются ехать в бухту, а спуск в нее, ты сам знаешь, очень сложный.

Я задумалась. Если Джоан ездила на этом жеребце и никаких проблем с ним не имела, то мне ли его бояться? Ведь это же я научила ее держаться на лошади.

Конюх смерил меня взглядом.

– Мисс, когда я на Стиле туда спускаюсь, у меня с ним проблем не бывает, – ответил он. – Правда, мисс Джоан он иногда не слушается. А так... поступь у него твердая... Если будете крепко держать поводья, то Стил станет как шелковый. Вообще-то он хороший жеребец.

– Да и я в этом деле далеко не новичок, – заметила я.

– Я так и подумал, мисс, – улыбнувшись, ответил Бенсон. – Вы похожи на молодую леди, которая знает, как управлять лошадью.

Он направился в конюшню за лошадьми, а Урсула, словно снимая с себя всю ответственность за то, что может со мной случиться в пути, пожала плечами.

– Как долго вы, мисс Каванаф, здесь пробудете? – спросила она.

– Я, мисс Грант, пока не решила.

Урсула с улыбкой повернулась к Монти:

– Монти, почему бы тебе и мисс Каванаф после прогулки не прийти ко мне на чай? За те три года, что я у вас, мне так и не удалось пообщаться ни с одной медсестрой. А наша профессия такая интересная...

Монти взглянул на меня и вскинул брови: – Ну, Эли, что скажешь? Приглашение принимаешь? Знаешь, Урсула печет такие бисквиты, что пальчики оближешь. О, это просто нечто! С начинкой из консервированной черники, а сверху – то, что она называет девонширским кремом.

– С огромным удовольствием, – ответила я.

– Вот и прекрасно! – произнесла Урсула. – Тогда я вас оставляю. Джоан, должно быть, меня уже заждалась. – Она вызывающе посмотрела на меня и добавила: – После обеда она себя неважно чувствует.

– Да, я тоже это заметил, – поддержал ее Монти.

Но тут Бенсон вывел из конюшни двух лошадей, и серый жеребец по кличке Стил полностью завладел моим вниманием.

Джоан часто и подолгу рассказывала мне о нем. Сейчас Стил выглядел резвым и немного возбужденным. Он мне сразу понравился. Когда я на него взобралась, Урсула уже приближалась к крыльцу дома. Походка ее была торопливой. Бросив взгляд на быстро удалявшуюся от нас кузину, Монти почему-то улыбнулся.

Глава 6

В легком галопе мы вылетели на луг, где паслась отара овец. Перед тем как расступиться и пропустить вперед меня и Монти, животные поднимали голову и удивленно поглядывали на нас.

На подъезде к старому ельнику я повернулась в седле и посмотрела назад. Даже издали здание Сторм-Тауэрс давило на меня своей огромной черной массой. Возле него я заметила маленькую фигурку Урсулы. Она стояла на крыльце дома и явно наблюдала за нами.

Неожиданно копь подо мной резко дернулся и сделал большой прыжок в сторону. Натянув изо всех сил поводья, я с большим трудом удержала его от столкновения с вороным жеребцом Монти. Лошадь молодого Хейлсворта в страхе метнулась в сторону. Заметив, что нога Монти выскочила из стремени, я решила, что он не такой уж и хороший наездник, каким пытается выглядеть.

– Что случилось? – успокоив своего вороного, раздраженно спросил Монти. – Ты что, не можешь удержать Стила?

– Он почему-то дернулся, – чувствуя себя виноватой, ответила я. – Похоже, от боли. Может быть, у него на спине потертости?

– От седла? – удивленно спросил Монти. – Да этого не может быть. Иначе Бенсон не выпустил бы его из конюшни и послал за ветеринаром. А потом он держит все седла в таком состоянии, что они не натрут спину даже пони. Думаю, Стил просто решил показать свой поров. Бенсон же тебя предупреждал, что этот жеребец может быть строптивым. – Монти нахмурился. – Может, повернем назад? – предложил он.

– Ну уж нет, – отказалась я и похлопала ладонью по шее Стила.

Серый жеребец задрал голову и ускорил шаг.

– Видишь, он спокоен.

– Надеюсь, что теперь он тебя будет слушаться, – пробормотал Монти. – Джоан говорила, что ты отлично управляешь лошадьми.

– В случае чего я с ним справлюсь, – заверила я.

– Дальше наш путь лежит через лес. Но в нем проложена широкая тропа. Так что поедем рядом. Если что, я тебя подстрахую.

Сбавив шаг, мы въехали в лес. Стил был спокоен и вел себя вполне нормально. Чувствовалось, что наша поездка доставляла ему, как и мне, огромное удовольствие. Несмотря на предупреждение Монти, я ощущала себя на жеребце вполне комфортно. "Если Стил, как сказал Монти, с норовом, то я ничего не понимаю в лошадях", – думала я.

По дороге Монти показал мне соединенные между собой протоками небольшие озера. В свое время их углубили и запустили в них молодь форели и лосося. Сенатор Хейлсворт часто привозил сюда на рыбалку своих сыновей.

Когда мы подъехали поближе, я увидела в тихой заводи пятнистые спинки рыб. Знакомясь с окрестностями Сторм-Тауэрс, я вспоминала прошлую ночь и все больше начинала жалеть полицейских и тех, кто им помогал, – ведь им пришлось прочесать такую огромную территорию.

Чем дальше мы отъезжали от дома Хейлсвортов, тем приятнее в общении; как мне казалось, становился Монти. Он уже остроумно шутил и рассказывал мне забавные истории.

Мы выехали из ельника, и перед нами раскинулся огромный ковер из зеленой травы с вкраплениями ярко-красных листьев черники. За поляной проходила высокая каменная стена. Чуть правее в стене я увидела ворота. К ним вели следы от автомобильных колес.

Повернув своего вороного, Монти направил его к воротам.

– Эли, вот где можно скакать галопом, – радостно сообщил он. – Лучшего места не найти! А что, может, устроим соревнование? Финиш – у ворот. Даю тебе фору.

– Она мне не нужна.

– Хорошо. Победитель получает награду.

– Какую?

Монти, улыбаясь, смерил меня взглядом.

– Решает победитель, – ответил он. – Только без обмана. Приготовились... Старт!

И мы, переведя своих лошадей с шага в галоп, перескочили через кусты черники и помчались по широкой поляне. В исходе этой гонки я нисколько не сомневалась. Мой Стил был прирожденным скакуном и легче вороного жеребца Монти. Да и я весила намного меньше своего соперника.

На первой половине дистанции я обошла Монти, а когда остановила Стила у ворот, разрыв между нами достигал пяти-шести корпусов лошади.

– Стил под Джоан так резво не бегал, – открывая ворота, обиженным тоном произнес Монти.

– Когда-то и ему надо было начинать, – похлопывая жеребца по шее, со смехом заметила я.

– Итак, какую награду ты от меня хочешь? – игриво спросил Монти. – Уверен, что мы с тобой думали о разном.

В этом я нисколько не сомневалась. Предлагая бороться за награду, молодой Хейлсворт смотрел на меня, как на выставленную на аукционе лошадь.

– Придется мне тебя немного разочаровать, – усмехнувшись, сказала я. – Хочу задать тебе несколько вопросов, а ты, согласно нашей договоренности, уклониться от них не можешь.

– И что это за вопросы? – насупившись, спросил он.

– Ну вот, ты уже пытаешься уйти от ответа.

Мы проехали через ворота, и Монти их тут же запер.

– Обещаний своих я никогда еще не нарушал и нарушать не собираюсь, – сказал он. – Ну, что ты хотела от меня узнать? Я слушаю.

– Понимаешь, меня очень волнует судьба Джоан. Знаю, что и тебя тоже. Скажи, если Урсула решит вернуться в Англию, Джоан поедет с ней?

Монти, не мигая, удивленно уставился на меня:

– Ну и вопрос ты мне задала! А я-то рассчитывал услышать совсем другое. Как я тебе уже говорил, выжить Урсулу из нашего дома никто не сможет. А что касается сестры, то откуда мне знать, что у нее на уме.

– Ну а сам ты как думаешь?

– Хорошо. Я отвечу, – пробурчал Монти. – Видишь ли, Джоан за это время сильно к ней привязалась. Она обожает ее. Если Урсула надумает вернуться домой, то Джоан конечно же захочет поехать с ней. Ну а почему бы и нет? – Он замолчал, немного помялся и добавил: – Через несколько недель Джоан исполнится двадцать один год, и как ей поступить, будет уже решать она.

Мы выехали на узкую дорогу, которая вела к морю.

– Пойми, Монти, мною движет совсем не любопытство, – тихо произнесла я. – Я очень тревожусь за Джоан. При мне ты сказал Дональду, что деньги вашей семьи она пока тратить не может. Означает ли это, что, как только ей исполнится двадцать один год, наследство перейдет к ней?

Выражение, застывшее на лице Монти, определить было трудно. Нет, это не было негодование, которое я ожидала увидеть в его глазах, скорее животный страх.

Его молчание длилось долго, и я уже решила, что ответа от него не дождусь.

– Эли, – наконец произнес Монти, – я отвечу тебе. Это не секрет, что семья наша очень богата. Богатство в роду Хейлсвортов передавалось от поколения к поколению. Мы все хорошо обеспечены. Отец в своем завещании никого из нас не обидел, но большую часть наследства завещал Джоан. Наверное, потому, что она девушка и... больная. Он полагал, что мы с Доном сможем преумножить те средства, которые каждый из нас уже имеет. – И тут в его голосе стали проскакивать нотки горечи. – Дон конечно же на такое способен. Деловую хватку он унаследовал от отца, а у меня ее нет. Для Джоан такой проблемы не существует. Наследство, которое она скоро получит, сделает ее миллионершей. Состояние нашей сестры сразу увеличится в несколько раз. И без каких-либо усилий с ее стороны. Людей с таким богатством не заботит, где взять еще несколько тысяч.

Обычно я не люблю выслушивать подобные жалобы, но горечь, которая слышалась в словах молодого Хейлсворта, заставила меня сказать ему:

– Монти, ты можешь добиться всего. Тебе надо только начать.

Он удивленно посмотрел на меня, а затем неожиданно его лицо просветлело.

– А что мне еще нужно? – спросил он. – У меня многое хорошо получается. Даже то, чего мне и не надо. К примеру, я мог бы стать первоклассным футбольным тренером или инструктором по горным лыжам, завоевать Гран-при в автомобильных гонках. Кроме того, у меня неплохие данные для жиголо. Ну, Эли, что ты на это скажешь? Кем посоветуешь мне стать?

– Монти, ты когда-нибудь бываешь серьезным? – возмутилась я.

– Таким, как Дон или наш отец, я быть не хочу. Да и не могу. Задатки не те. – Монти хмуро посмотрел на меня и горестно покачал головой. – Да, совета я от тебя так и не услышал. А вот мне есть что тебе посоветовать. Не вмешивайся в дела Джоан. Оставь ее в покое и держись от нее подальше. В противном случае у тебя возникнут серьезные проблемы. Прояви благоразумие – возвращайся к себе в Нью-Йорк и забудь о Джоан. Ты для нее уже чужой человек, и не пытайся ей помочь. Теперь Джоан хорошо с Урсулой. Так хорошо, как никогда раньше.

– Если бы я этому поверила, то сразу же уехала бы домой.

Дорога, по которой мы двигались, постепенно сужаясь, круто уходила к морю. В тихой, зажатой скалами бухте стоял эллинг. Мой серый жеребец, нисколько не страшась, замедлил шаг и пошел на спуск. Его поведение меня радовало, поскольку склон, по которому нам предстояло спускаться, не мог не внушать страха. Справа над тропой нависала скала, а слева от нее был обрыв, огороженный деревянными перилами.

– Смелее, Эли, – желая меня приободрить, сказал Монти. – С этим спуском ты справишься.

Он протянул руку и, взяв поводья, остановил Стила. Я подалась корпусом назад, и тут жеребец подо мной вновь вздрогнул.

– Осторожно! – крикнула я.

Монти отпустил поводья и посмотрел по сторонам.

– Эли, может, нам посидеть на травке и поболтать? – предложил он. – Там, внизу, ты все равно ничего интересного для себя не увидишь. А разговор, который мы начали, важен для нас обоих.

– Нет, спасибо, – отказалась я. – Мы поехали кататься на лошадях, а не сидеть на травке.

– Ты мне не веришь, – укоризненно произнес Монти. – Я пытаюсь предостеречь тебя от неприятностей, а ты меня и слушать не хочешь. Эли, пойми, Джоан в тебе не нуждается. У нее теперь есть Урсула. Поверь, я тебя ни к чему не склоняю, но кое-что ты должна...

– Так мы едем вниз или нет? – резко спросила я.

– Из всех упрямых женщин ты, Эли...

Я пришпорила своего жеребца.

– Если желание поступать так, как я считаю нужным, ты называешь упрямством, то да – я упрямая, – повернувшись лицом к Монти, сказала я. – Не понимаю, почему ты вдруг забеспокоился о Джоан. Насколько я помню, пока твоя сестра училась, заботу о ней ты почти не проявлял. Что же теперь произошло с тобой?

– Тогда у меня были другие заботы, – ответил Монти. – Но все они остались в прошлом. Как и твоя дружба с Джоан. Вот только понять ты этого никак не хочешь. Эли! Куда же ты? Подожди!

Он тронул коня и попытался занять место между мной и перилами.

– Что ты делаешь?! – закричала я. – Здесь так узко, что две лошади не поместятся!

– Поместятся, – раздраженно произнес Монти. – Если боишься, то давай спешимся и дальше пойдем пешком. Эли, прошу тебя, не будь такой упрямой!

– Может быть, хватит называть меня упрямой? – гневно сверкая глазами, сказала я. – Я не более упряма, чем...

Мы достигли крутого участка тропы, и я, натянув поводья, подалась назад. Стил подо мной напрягся, шарахнулся влево и задел крупом деревянное ограждение. Топкая деревянная перекладина перил хрустнула, и ее обломки полетели в обрыв. Внизу, прямо под собой, я увидела подножие скалы и набегавшие на нее волны. Стил рванулся вперед и огромными скачками понесся по тропе. Я с трудом удержалась в седле.

– О боже! – раздался за моей спиной пронзительный крик Монти. – Нет! Только не это!

Серый жеребец нес меня к берегу моря, туда, где в маленькой бухте у самой воды стоял эллинг, и каждый раз, когда я откидывалась назад, он делал огромный скачок. Чтобы Стил не взбрыкнул и не выбросил меня из седла, я пыталась держать его голову как можно выше. Стараясь не давить своим весом ему на спину, я уперлась ногами в стремена и приподнялась.

Тропа, по которой мы мчались, огибала эллинг и обрывалась в море. И тут я заметила стоявшего рядом с эллингом мужчину. Он был одет в джинсы и выгоревший под солнцем свитер. В глазах его застыл ужас. Я даже не поняла, кто это был, поскольку все мое внимание было приковано к тому месту, куда меня нес Стил. Я понимала, что остановить жеребца уже невозможно и что через пару секунд мы вместе разобьемся о торчащие из воды камни.

И тут я увидела, как мужчина бросился нам наперерез. Жеребец попытался от него увернуться, но человек, схватив его за уздечку, повис на ней. Нас троих понесло на камни.

Неожиданно Стил мотнул головой и выдернул из моих рук поводья. Не удержавшись в стременах, я перелетела через его холку и упала на землю. При ударе об утрамбованный колесами машин грунт я почувствовала, как из моих легких вышел воздух, а затем стало совсем темно...

Сознание медленно возвращалось ко мне. Дышать было нестерпимо больно. Кто-то крепко обнимал меня одной рукой и постоянно повторял: "Эли, как ты? Прошу тебя, ответь мне! Дорогая, где у тебя болит?"

Первым, кого я увидела открыв глаза, был Стил. Он стоял у подножия скалы стреноженный, без уздечки и в мыле. Его, как и меня, всего трясло.

Я с трудом отвела обнимавшую меня руку в сторону и села. Почувствовав, что снова теряю сознание, я опустила голову на сложенные на коленях руки.

– На такое мог решиться только дурак, – дрожащим голосом тихо сказала я. – Ты едва нас обоих не угробил...

– Да? Интересно получается, – услышала я знакомый голос Грега. – Дурак тот, кто по этой крутизне устроил гонки. Ты что, совсем спятила?

– А кто говорит, что я устроила гонки? – спросила я и, вспомнив, что была с Монти, посмотрела по сторонам.

А Монти Хейлсворт уже спустился в бухту и в медленном галопе приближался к нам.

– Называй это как хочешь, но ты повела себя чертовски глупо! – воскликнул Грег. – Да, я попытался остановить твою лошадь. А что мне оставалось делать? Предоставить тебе возможность напиться морской водички? Пловец я так себе, а течение в том месте быстрое. Скорость воды у берега не меньше той, с которой ты неслась с горы. Да мы бы оба утонули. А ты к тому же разбила бы о камни свою дурную голову!

– Мне надо осмотреть лошадь, – пытаясь подняться, пролепетала я.

Но встать на ноги Грег мне не позволил.

– Подожди, Эли, – разглядывая меня, сказал он. – Ты упала с лошади и, возможно, что-то себе повредила. Может, даже сломала.

Я плохо понимала, что говорю и делаю, но от проявленной Грегом заботы обо мне туман, застилавший мне глаза, стал постепенно рассеиваться.

– У меня все болит, – стуча зубами, ответила я. – Но кажется, я ничего себе не сломала.

Холод я ощутила внезапно и не скоро поняла, что моя блузка расстегнута. Это сделал Грег, чтобы мне было легче дышать. Но он принадлежал к категории людей, которые любое дело доводят до конца. Так что блузка на мне оказалась полностью расстегнутой.

Поглядывая на приближавшегося к нам Монти, я принялась приводить себя в порядок. Дрожавшие пальцы совсем меня не слушались.

– Эли, позволь это сделать мне! – не терпящим возражения тоном произнес Грег и стал застегивать на моей блузке пуговицы.

Он действовал осторожно и не позволял себе ничего лишнего.

– Извини, Грег, – сказала я. – Я совсем не соображаю, что говорю. За то, что ты сделал, огромное тебе спасибо.

И тут мне стало страшно.

– Грег, но ведь ты мог погибнуть! – в испуге воскликнула я. – Ты не ранен?

– У меня только ссадины, и им достаточно одного лейкопластыря, – усмехнулся он. – Нам обоим, Эли, здорово повезло. Твоя лошадь неслась по склону, как...

– Господи, она себе ничего не повредила? – услышала я взволнованный голос Монти.

Грег поднял на Хейлсворта глаза.

– Если нет, то в этом, дружище, заслуга совсем не твоя, – язвительно ответил он. – Она же могла насмерть разбиться. Какого черта ты позволил ей на такой скорости спускаться с горы?

– Ее лошадь понесло, – попытался оправдаться Монти. – Л у меня не было никакой возможности ее остановить. Если бы я погнался за ней, то она помчалась бы еще быстрее. Так что лучше было подождать, пока ее жеребец сам остановится.

– А он, кстати, и не остановился, – заметил Грег. – Так что останавливать его пришлось мне.

– В самом деле, Эли? – взглянув на меня, спросил Монти.

– Да. Иначе мы со Стилом разбились бы о камни или утонули.

Грег помог мне подняться на ноги.

– Я же предлагал ей спешиться, а она отказалась, – ворчал Монти.

– Охотно верю, – сказал Грег. – Эли часто ведет себя неразумно.

– Нет, подождите! – попыталась возразить я, но мужчины, казалось, обо мне уже забыли.

– Вы ее знаете? – нахмурился Монти. – Кто вы? Как вы здесь очутились?

– Это... – начала я, собираясь представить ему Грег а.

– Я – Барри, – прервав меня, сказал Грег. – Грег Барри, писатель. Мою последнюю книгу выпустило издательство, в котором работает Эли.

По правде сказать, "Блэк энд Морнингтон" выпустило первую книгу Грега. Впрочем, она могла оказаться и последней.

– А что вы делаете на земле Хейлсвортов? Это же частная собственность.

– Разве? А я и не знал. Она с моря показалась мне матушкой-землей. Видите ли, я плавал на рыбацкой лодке и понял, что страдаю морской болезнью. Мне пришлось попросить рыбаков высадить меня на берег. А мы как раз проплывали мимо этого места.

– Так у вас морская болезнь? – подозрительно глядя на Грега, переспросил Монти.

– Ага, – без тени смущения на лице ответил тот.

Монти задумался. Судя по тому, что молодой Хейлсворт протянул Грегу руку, объяснение его вполне удовлетворило.

– Монти Хейлсворт, – представился он. – Рад, что вы вовремя здесь оказались. Иначе мисс Каванаф могла бы разбиться. Что-то испугало ее копя, и он словно заяц помчался по склону. Барри, я очень рад, что вам удалось его остановить. Вы ничего себе не повредили? Я вижу на вашем рукаве кровь.

– Ничего серьезного. Так, всего лишь несколько царапин.

– Думаю, будет лучше, если вы проедете с нами в дом. Там вам на них наложат лейкопластырь.

Монти произнес эти слова неуверенно, видимо рассчитывая на то, что Грег откажется. Но тот, естественно, его предложение принял.

– Хорошо, мистер Хейлсворт, – мгновенно ответил Грег. – Если вы так настаиваете...

Мне стало противно, и я, отвернувшись от них, направилась к Стилу.

Жеребец все еще был испуган. Когда я подошла к нему и осторожно коснулась его рукой, он весь задрожал. Тогда я стала говорить ему ласковые слова. Стил быстро успокоился, фыркнул и, как бы извиняясь, начал тыкаться в меня своей мордой.

– Эли, где ты? – услышала я встревоженный голос Грега.

– Эли, держись от этого бешеного жеребца подальше! – крикнул мне Монти. – Из-за него ты едва не погибла!

– Прежде чем оседлать его, я хотела бы узнать, что сделало ему больно, – ответила я.

– Да не было ему больно! Он просто испугался. Так что ты на нем обратно не поедешь. Вы с Барри сядете на моего вороного, а я поведу Стила. Скажешь Бенсону, чтобы он встретил меня на джипе.

Но я не послушалась Монти и, лаская Стила, осторожно приподняла седло. Жеребец, вздрогнув, повернул голову назад, но с места не тронулся. Я сунула руку под седло, и в этот момент ко мне подошел Монти.

– Эли, я же тебя просил... – раздраженно произнес он.

– Хорошо-хорошо. Ты сказал, что Стил испугался. Тогда почему на его спине кровь?

– Этого не может быть!

Я извлекла руку из-под седла и показала ее Монти. Мои пальцы были в теплой густой крови животного. Крови оказалось больше, чем я ожидала, и при виде ее меня стало мутить.

– Так сильно натереть седлом себе спину Стил не мог, – удивленно глядя на мои окровавленные пальцы, сказал Монти.

– А никакой потертости на его спине нет, – принимая протянутый им носовой платок, ответила я.

– Возможно, что в его седле какой-то острый предмет, – предположил подошедший к нам Грег. – Давайте-ка я посмотрю. Если он там есть, то на обратном пути, мистер Хейлсворт, у вас с жеребцом могут возникнуть проблемы.

– Да просто снимите с него седло, а я потом покажу его конюху.

– Хорошо. Я мигом, – заверил Грег.

Я и не знала, что Грег опытный наездник. Мне стало это понятно, когда я увидела, как ловко он освободил седло. На это у него ушло всего несколько секунд.

Тщательно проверив его, Грег посмотрел на меня.

– Я так и предполагал! – воскликнул он. – Когда ты откидывалась назад, вся нагрузка ложилась на заднюю часть седла. Вот почему оно в этом месте в крови. Так что там должен быть какой-то колющий предмет. Вот здесь...

Грег просунул пальцы между слоями плотной прокладочной ткани:

– Но то же самое произошло со Стилом еще до спуска, – заметил Монти. – Вскоре после того, как мы отъехали от дома, А ехали мы по равнинной местности.

Я была уверена, что Грег в своем предположении не ошибся.

– Послушайте, – сказала я. – Впервые Стил повел себя странно, как только я повернулась и посмотрела назад. В тот момент я как раз оперлась рукой о заднюю часть седла. Вот тогда он и сделал скачок в сторону.

– Как ни странно, но я пока ничего не нахожу, – шевеля в седле пальцами, пробормотал Грег.

Он с силой надавил свободной рукой на седло и, тут же вскрикнув, отдернул руку. На его ладони выступила капелька крови.

– Проклятье! – недовольно пробурчал Грег. – Так ведь и столбняк недолго подцепить. В седле точно что-то застряло. Острое, вроде иголки. Сейчас попробую ее извлечь.

Он положил седло плашмя и надавил на него обеими руками.

– Скорее всего, это кусочек проволоки, – сказал Монти. – Он мог попасть туда из сена и остаться незамеченным. Барри, оставьте седло. Пусть им займется наш конюх. Это его оплошность, и мне придется его отчитать.

– Нет, для проволоки слишком остро, – продолжая ковыряться в седле, чуть слышно произнес Грег. – Все! Нащупал!

Он разжал пальцы, и на его ладони я увидела обломок иголки.

– Так это и есть иголка! – воскликнул Грег. – Неудивительно, что она так колола. Ушком она упиралась в твердую кожу седла, а острым концом, прокалывая его подкладку, впивалась жеребцу в спину. Вот поэтому, Эли, он под тобой и подпрыгивал. Видишь, у иглы даже копчик отломился?

Монти перевел взгляд с Грега на меня.

– Невероятно! – буркнул он. – Как Бенсон мог ее там оставить? Ума не приложу. Это же та самая игла, которой сшивают седла. Барри, я возьму ее и покажу нашему конюху. Нет, такой преступной халатности я не потерплю!

– В иглах я не разбираюсь, но вот в том, что седло ни разу не чинили, я абсолютно уверен.

– Бенсон мог чинить какую-нибудь другую деталь упряжи, воткнуть иглу в седло и забыть о ней, – раздраженно произнес Монти. – В любом случае это его вина. Перед тем как надеть на лошадь седло, он обязан был его проверить.

Грег молча пожал плечами и, передав Монти обломок иголки, пошел за валявшейся на земле уздечкой Стила.

Ушибы и ссадины, полученные мною при падании с лошади, давали о себе знать. Неожиданно мне в голову пришла мысль, что никто не втыкает иголку в подушечку тупым концом. Но из-за боли во всем теле я не придала ей никакого значения.

Подняв с земли уздечку, Грег, разглядывая порванный на ней подшеек, направился к нам.

Показав мне сломанную иголку, Монти выбросил ее. Она упала на обочину дороги и провалилась между камней.

– Она уже не нужна, – пробормотал Монти себе под нос.

Мне показалось, что это была не шорная игла, а обычная, – нахмурившись, заметила я. – Такая, какой шьют или вышивают.

– Нет, – возразил Монти. – Такие иглы используют шорники. И хранятся они в сарае, где находится упряжь. Эли, ты правда ничего себе не повредила?

Он сделал шаг назад и принялся меня разглядывать.

– Я и раньше падала с лошадей, – сказала я. – Так что такое со мной не в первый раз. Вернемся в дом, приму горячую ванну, и все пройдет.

Монти удивленно посмотрел на меня:

– Так ты упала?

– Ну конечно, – раздраженно ответила я. – Когда Грег повис на уздечке Стила, я выпустила из рук поводья и вылетела из седла.

Я показала ему ссадины на своей левой ладони и предплечье.

– Когда вернемся домой, я позвоню доктору Пирсону, – сказал Монти. – Пусть он тебя осмотрит.

– Не надо, Монти. Все, что мне сейчас требуется, так это горячая ванна.

– В любом случае тебе надо помыть руки. Это можно сделать в эллинге. А мыло и полотенце есть на катере, и я их сейчас принесу. Барри, а вы пока не могли бы заняться лошадьми?

Прихрамывая, я вслед за Монти вошла в эллинг. Молодой Хейлсворт и Грег начинали меня все больше раздражать. Ледяная вода, которой я умывалась, больно жгла мои ссадины, но после того, как я их промокнула махровым полотенцем, боль стала быстро утихать.

– Эли, ты меня жутко напугала, – на выходе из эллинга сказал Монти. – Это был самый страшный момент в моей жизни. Когда Стил сломал ограждение, я был уверен, что вы сорветесь в обрыв. Никак не могу попять, как же ты его удержала?

– Слава богу, что я этого не видел, – со вздохом облегчения произнес Грег. – Я заметил ее, когда она уже неслась по склону. Ну что, мистер Хейлсворт, будем трогаться?

У подножия склона я села на вороного, а мужчины, взяв под уздцы Стила, пошли рядом. Я с большим удовольствием поехала бы на сером жеребце, но на пререкания с Монти и Грегом сил у меня уже не осталось.

Заметив, что Грег сильно прихрамывает, я подумала: действительно ли он повредил себе ногу или разыгрывает перед Монти спектакль?

Будучи писателем, Грег мог заговорить кого угодно, и я видела, что Монти слушает его с огромным интересом.

– Барри, разрешение на это должна дать наша мать, – донесся до меня голос Монти. – У нас огромная библиотека, и в ней вы наверняка найдете то, что вам нужно. У нашего рода интересная история, и большая часть материалов по ней сохранилась. А где вы остановились?

Увидев сломанные перила, я от страха вздрогнула: от продольной жерди одной из их секций не осталось и следа.

Когда мы достигли вершины склона, Грег, взобравшись на вороного жеребца, сел сзади меня, а Монти, держа в руке седло, поехал на Стиле.

Ситуация для Грега сложилась самая благоприятная, подумала я. Для начала ему удалось познакомиться с Монти, а затем он сделает все, чтобы обворожить и остальных Хейлсвортов. Интересно, какое место в его планах отведено мне? Неужели он преследует только свои корыстные цели?

При этой мысли мне стало стыдно – я слишком плохо подумала о Греге. И тут я вспомнила о найденной им игле. Ушком она упиралась в толстый слой кожи, и в тот момент, когда я откидывалась назад, игла, прокалывая мягкую подкладку седла, вонзалась в спину бедного животного. Чем больше я об этом думала, тем страшнее мне становилось. Своими подозрениями я обязательно должна была поделиться. Но с кем? С Грегом? Но он лишь посмеется надо мной. Тогда остается только Дон...

Глава 7

Несмотря на все уговоры Хейлсвортов, изображать из себя тяжелобольную я не стала и в постель не легла. По опыту своему я знала, что лучшее для меня лекарство сейчас – это горячая ванна.

Нэнси, хлопотавшая возле меня, сообщила, что Дональда в доме нет – после того как мы с Монти отправились на прогулку, он сел в машину и поехал в деревню.

Едва я успела одеться, как в моей комнате раздался телефонный звонок.

– Мисс Каванаф? – услышала я в трубке мягкий женский голос. – Это Урсула Грант. Монти сказал, что с вами произошел несчастный случай. Я могу вам чем-то помочь?

– Если как медсестра, то нет, – ответила я. – Большое вам спасибо за заботу, но я так удачно упала, что никаких серьезных повреждений не получила. А сейчас, после горячей ванны, я чувствую себя вполне нормально.

– Рада была это услышать. Монти, как всегда, все преувеличивает. Знаете, после того, как вы сели на эту лошадь, чувство тревоги за вас не покидало меня. Он сказал, что вы чуть было не погибли. А как это с вами случилось?

– Во всем виновата игла. Она каким-то образом оказалась в моем седле. При каждом ее уколе мой жеребец отскакивал в сторону. Последний раз это произошло с ним как раз на спуске в бухту. На том самом опасном участке пути, о котором вы меня предупреждали.

– Боже мой, какой ужас! Я рада, что вы так спокойно об этом говорите. Хотя мы обе дипломированные медсестры, а все медики склонны видеть в каждом пациенте смертельно больного.

– Да, вы абсолютно правы, – согласилась я, а сама подумала: "Да, только когда этот больной – не ты сама".

– Теперь вы, наверное, не сможете прийти ко мне на чай. А Монти все еще у меня. Я только что налила ему виски. Вы не представляете себе, как он взволнован. У него даже руки трясутся.

– Передайте ему, что со мной все в порядке. Правда, я устала. Так что мне хотелось бы немного отдохнуть. А как там мистер Барри?

– Он у меня и тоже пьет виски. У него на ноге глубокие царапины и огромный синяк. Думаю, что жеребец его лягнул. Ссадины я ему обработала и ногу забинтовала. Теперь мистер Барри чувствует себя гораздо лучше. Какое счастье, что он оказался с вами рядом. Не так ли?

В ее мягком голосе улавливалась настороженность.

– Да, мне жутко повезло, – радостно ответила я.

– Но вы знали, что он в наших местах? Джоан сказала, что вы встретились с ним в деревне. Когда мистер Барри пришел к нам в дом, она его сразу узнала.

– Да, мы встретились с ним на причале. Но той встречей я была удивлена не меньше, чем сегодняшней. Ведь я полагала, что мистер Барри в Нью-Йорке. Знаете, он писатель, чьи книги выпускает наше издательство, а писатели, мисс Грант, люди абсолютно непредсказуемые.

– Да? Теперь понятно, почему Монти хочет, чтобы он встретился с миссис Хейлсворт.

– Что вы говорите!

– Да, он только что мне об этом сказал. Более того, Монти предложил отвезти его в деревню. Мисс Каванаф, вы не против, если я пришлю вам чай и бисквиты? Я попрошу горничную отнести их к вам в комнату.

– О, спасибо, мисс Грант. Когда Монти рассказывал, какие вы печете бисквиты, у меня даже слюнки текли.

Урсула рассмеялась:

– Как я уже сказала, этот Монти склонен все преувеличивать. Да, но ко мне вы все же как-нибудь заглянете?

– Спасибо, мисс Грант. С огромным удовольствием непременно загляну.

– А Джоан у вас? – после долгой паузы неуверенно произнесла Урсула. – Я хотела кое-что у нее узнать.

Я нахмурилась, вспомнив, что после того, как мы вернулись с прогулки, Джоан ко мне так и не зашла.

– Но ее здесь нет.

– А после возвращения вы с ней не разговаривали?

– Нет, мисс Грант.

– Странно. Ведь я сказала ей, чтобы она вас проведала. Прошу вас, если Джоан к вам зайдет или позвонит, скажите ей, что я хочу ее видеть.

– Да, конечно, я ей обязательно скажу.

Если Урсула просила Джоан навестить меня, то та обязательно должна была это сделать.

Я задумчиво покачала головой: обстановка, сложившаяся в доме Хейлсвортов, все больше меня настораживала.

– Да, вот что еще я хотела бы вам сказать, – произнесла Урсула. – То, что случилось с вами сегодня, со мной никогда не произойдет. Лошади внушают мне страх, и я стараюсь держаться от них подальше.

– Англичанка, которая не любит кататься на лошадях? – шутливо спросила я. – Мисс Грант, вы меня удивляете. Только не говорите мне, что вы никогда не сидели в седле.

– Никогда верхом на них не ездила и ездить не буду, – ответила Урсула. – В том районе Лондона, в котором я жила, ни лошадей, ни места, где можно было бы на них кататься, нет. И этому я только рада. Вы забыли, что с вами сегодня произошло? Вы же чуть не погибли. Да, лучше бы вы, мисс Каванаф, оставались в Нью-Йорке. Надеюсь, что ничего подобного с вами больше не случится.

– И я тоже, мисс Грант.

Услышав короткие гудки, я положила телефонную трубку и задумалась. И тут я вспомнила: Джоан говорила мне, что Урсула на лошадях не ездит. Ну что же, это проблемы ее двоюродной сестры.

Вскоре после телефонного звонка Урсулы меня проведала миссис Хейлсворт. Она поинтересовалась, на навещала ли меня Джоан, и, когда я ответила, что жду ее с минуты на минуту, женщина облегченно вздохнула. Правда, она не спросила меня, откуда я знаю, что ее дочь должна прийти. Но я была этому даже рада.

Как только в комнату с накрытым белой салфеткой подносом вошла Нэнси, миссис Хейлсворт поднялась и направилась к двери.

– Мисс Каванаф, это вам прислала мисс Грант, – улыбаясь, сказала горничная. – С наилучшими пожеланиями.

– Она очень добра.

– Мисс Грант бывает очень милой, когда ей этого хочется, – заметила Нэнси, снимая салфетку с подноса.

Я не смогла сдержать улыбки: горничная проявила природную осторожность жителей Новой Англии.

– Тебе правится мисс Грант? – спросила я.

Девушка удивленно посмотрела на меня:

– Если бы меня спросили то же самое о вас, я сразу бы ответила "да". Вы мне с первого взгляда поправились. Но мисс Грант совсем не такая, как вы. Таких, как она, сразу не распознаешь. Холодная, скрытная. Да и держится она со всеми... как бы это сказать... высокомерно. Впрочем, вы и сами сумели заметить.

Я рассмеялась.

– Она прислала мне свои бисквиты, – возразила я. – Это говорит о ее доброте.

– Да, мисс Каванаф, бисквиты она печет великолепные. Они у вас будут во рту таять. Как я рада, что вы ничего себе не повредили. Вся прислуга в доме, узнав, что вы упали с лошади, очень за вас переживала. И бедный Бенсон тоже. Знаете, мистер Монти так кричал на него. Но Бенсон поклялся, что он вот уже год как не брал в руки иглы. Он сказал нам, что никак не может попять, как эта игла могла попасть в ваше седло. Конюх уверен, что в него ее кто-то воткнул специально.

– Я тоже не могу этого понять. Но она там была. Мистер Барри извлек ее из седла и показал нам.

– Знаете, мисс Каванаф, в этом доме происходят странные вещи. И все началось после того, как Эндрю, предок Хейлсвортов, сбросил в море... – Поняв, что сказала лишнее, молоденькая горничная запнулась на полуслове, а потом быстро добавила: – Мисс Каванаф, могу я чем-нибудь вам помочь?

– Нет, Нэнси. Огромное тебе спасибо.

Теплые еще бисквиты, которые прислала Урсула, и в самом деле оказались необыкновенно вкусными. В Бостоне, живя с родителями, я часто пила чай. Не то что сейчас в Нью-Йорке.

Каждый раз, когда казалось, что по коридору кто-то идет, я поглядывала на дверь в надежде увидеть Джоан. Наконец терпение мое иссякло, и я, поднявшись с кресла, направилась к ней. Подойдя к двери ее комнаты, я уже подняла руку, чтобы постучать, но тут заметила, что дверь приоткрыта. Как только я взялась за ее ручку, из комнаты до меня донесся испуганный голос Джоан:

– Нет-нет! Я этого совсем не хотела! Мне просто хотелось, чтобы она поскорее уехала!

Меня так испугали интонации в ее голосе и то, что она выкрикнула, что я тут же закрыла дверь. Если она имела в виду меня, а в этом никаких сомнений быть не могло, то я должна была догадаться, с кем разговаривала Джоан. Да, я должна была это выяснить!

Я постучала в ее комнату прежде, чем заметила кнопку звонка. Дверь была такой же массивной, как и в моей комнате, но звонок и чьи-то поспешные шаги за ней я все же услышала.

Когда дверь распахнулась, я отступила от нее на шаг назад.

– Эли? – увидев меня, удивленно произнесла Джоан.

– Джоан, я могу войти?

– А я уже собиралась идти к тебе. Ну что ж, входи. Я слышала, что Стил тебя сбросил. Как ты?

Под глазами у Джоан залегли тени, и выглядела она изможденной.

– Не очень-то ты спешила об этом узнать, – заметила я. – А до моей комнаты тебе надо было сделать всего-то несколько шагов.

– Я уже собиралась к тебе идти. О том, что с тобой произошло, я только что узнала. От Монти и твоего знакомого. Я была у Урсулы и, узнав о случившемся, тут же вернулась к себе.

Джоан отошла от двери, и я, войдя в комнату, обвела ее взглядом.

– Но мы вернулись более часа назад. Конечно, за беседой время бежит незаметно. Джоан, с кем ты только что разговаривала?

Она уставилась на меня своими удивленными глазами.

– Я разговаривала? – переспросила Джоан.

– Да. Дверь в твою комнату была приоткрыта. Услышав твой голос, я закрыла ее и позвонила. Джоан, так кто это был? Урсула?

– Урсула? – словно эхо повторила она, и в ее глазах появился лихорадочный блеск. – Эли, здесь никого, кроме меня, не было. Я сидела в комнате одна. Если не веришь мне, можешь проверить. Загляни в другие комнаты.

Джоан так искренне это произнесла, что у меня возникли сомнения. "А может быть, у меня начались слуховые галлюцинации?" – подумала я.

– Хорошо. Я сейчас проверю.

Расположение комнат у Джоан было таким же, как и у меня. Вот только у нее был балкон, на который вела огромная стеклянная дверь. К ней я и направилась. Однако она оказалась запертой, а ключа в ее замке не было.

В раздражении я подергала за дверную ручку.

– Джоан, она заперта, – нервно произнесла я.

Тот, с кем она разговаривала, мог уйти отсюда только через балкон.

– Эту дверь закрыли на ключ после того, как я впервые увидела... того, кто за мной подглядывает, а ключ от нее Дональд постоянно держит при себе. Когда летом мне хочется погреться на солнышке, он мне его дает. Но поздней осенью я на балкон не выхожу. Очень холодно и ветрено.

Тут я вспомнила, что Дональд уехал на машине в Харрикейн-Коув.

– А запасной ключ у кого-нибудь есть?

Джоан в ответ молча помотала головой.

С хмурым видом я проверила другие помещения, но ни в кабинете, ни в ванной комнате так никого и не обнаружила.

– Джоан, но я явственно слышала твой голос, – вернувшись, сказала я. – Чем ты занималась, когда я позвонила в дверь?

Она отвела от меня глаза.

– Просто сидела в кресле и думала, – ответила Джоан. – Эли, когда я узнала, что с тобой произошло, я сильно расстроилась. Перед тем как идти к тебе, мне надо было хотя бы немного успокоиться и все обдумать... – Она окинула взглядом комнату и продолжила: – С детских лет я привыкла успокаиваться здесь. Знаешь, Эли, эта комната – единственное, что принадлежит только мне. Здесь мне не надо выслушивать ни свою маму, ни Урсулу... Никого! Когда меня начинает что-то мучить... когда я начинаю чувствовать себя очень одинокой и никому не нужной, то всегда прихожу сюда и думаю, думаю...

– Но, Джоан, думать – это не значит произносить слова, – заметила я.

К лицу Джоан мгновенно прилила краска. Надо сказать, что она вообще часто краснела.

– Эли, прошу тебя, не спорь со мной. Я пытаюсь объяснить, как это было, а ты не хочешь мне верить. Иногда если я сильно встревожена, то начинаю думать вслух. Ты разве не знаешь, что одинокие люди часто так делают?

Я удивленно посмотрела на нее. Мне показалось, что в ее голубых глазах, которые прежде смотрели на меня с детской наивностью, затаилось лукавство.

– Хочешь сказать, что ты разговаривала сама с собой?

– Эли, я часто думаю вслух, – нахмурив брови, ответила Джоан. – А это не одно и то же.

Снова ощутив боль в суставах, я, сильно прихрамывая, дошла до кресла и опустилась в него.

– В таком случае объясни, в чем здесь разница. Джоан, я хотела бы это знать!

– Конечно, разница есть! – впервые за все это время с жаром произнесла Джоан. – Ты думаешь о том, что тебя тревожит, и в голову начинают приходить разные мысли. Ты соглашаешься с одной, другую отвергаешь... И так продолжается до тех пор, пока не выбираешь ту, которая кажется тебе правильной. Потом произносишь ее вслух и решаешь, что тебе надо делать. А с тобой разве такого не бывает?

Я помотала головой:

– Джоан, это похоже на детскую игру, а мы с тобой уже взрослые...

– Знаешь, Эли, когда я думаю о тебе, то жалею, что годы учебы в школе уже не вернуть, – с тоской в голосе сказала Джоан. – А ты разве о том же не жалеешь? Вот в колледже все было совсем иначе. Там все старались выглядеть старше своих лет, более значительными, задевали других... Нет, в школе мне было очень хорошо. Я чувствовала себя такой счастливой...

Я улыбнулась. Казалось, что мы вновь стали с ней близкими подругами.

– А помнишь, как мы проводили каникулы на папиной ферме? – спросила я. – Джоан, как было бы хорошо, если мы могли бы снова туда поехать. Чтобы были живы мои родители и все было, как тогда... Да, то время ушло от нас навсегда. Но мы с тобой все равно можем оставаться подругами. Ведь этому ничто не мешает. Правда?

Я ожидала, что Джоан мне ответит, но она, насупившись, продолжала молчать.

– Ты должна приехать ко мне в Гринвич-Виллидж, – продолжила я. – Тебе у меня непременно поправится. Там все напоминает о нашем общежитии, в котором мы жили в Редклиффе. Квартирка моя чуть больше нашей студенческой комнаты. Ты можешь жить в ней, сколько захочешь. Я буду рада принять тебя. Это если и не вернет, то обязательно напомнит нам годы учебы. Правда, теперь тебя занимают лошади. Но ничего. Мы сможем куда-нибудь поехать и покататься верхом. Помнишь, как часто ты рассказывала мне о Стиле? А знаешь, он точно такой, каким я его себе и представляла. Он потрясающий жеребец. А в том, что я свалилась с него, вина совсем не его.

Я была абсолютно уверена, что подбираю к сердцу Джоан правильные ключи, но в тот момент, когда я упомянула о своем падении с лошади, я поняла, что их мгновенно потеряла. До этого она спокойно сидела рядом и, мечтательно глядя мне в глаза, внимательно слушала, а тут резко поднялась с кресла и выпрямилась.

– Эли, ты же могла погибнуть, – суровым голосом произнесла Джоан и с опаской оглядела комнату. – Я же говорила, что тебе лучше отсюда уехать. Если ты останешься, произойдет что-то ужасное!

От таких слов мне стало страшно, и я почувствовала, как у меня по спине пробежали мурашки.

– Ты имеешь в виду... со мной? – спросила я. – Что, кто-то специально воткнул в мое седло иглу?

– Эли, ни о чем меня не спрашивай! Прошу тебя, уезжай в Нью-Йорк. И как можно скорее...

– Если в вашем доме есть человек, который желает мне зла, то его надо остановить! – воскликнула я. – Для этого тебе достаточно сказать своей маме...

– Об этом я с нею говорить не стану, – прервав меня, резко сказала Джоан. – И с тобой тоже. Ни с кем! Если я это сделаю, то он скажет, что...

Она внезапно замолкла.

– Он? – вскричала я. – Так это сделал мужчина и ты знаешь кто?

– Эли, не лови меня на слове.

Я вспомнила о ее старшем брате.

– Джоан, если ты не хочешь говорить об этом со мной, то тогда поговори с Дональдом. Он обязательно что-нибудь сделает. Он его отсюда выгонит. Тогда этот человек не сможет тебя запугивать и причинять зло другим.

Она уставилась на меня безумными глазами, лицо ее стало белым как мел.

– Нет! – в ужасе прошептала Джоан. – Нет, Эли, этого я сделать не могу! Ты не знаешь, каким он становится, если его не слушаются...

В глазах ее застыл неподдельный страх. Я вспомнила разрушенные Стилом перила, море, увиденное мною с обрыва, и торчавшие из него камни.

– Джоан, это он воткнул в седло иглу? – спросила я.

Ответом мне послужило ее молчание, и я вздрогнула от охватившего меня ужаса.

– Почему он хотел моей смерти? – дрожащим голосом спросила я. – За что он хочет меня убить? Что я могла ему сделать плохого? Ведь я его даже не знаю!

– Он ненавидит тебя и ничего с этим поделать не может, – тихо ответила Джоан. – Эли, ты не представляешь, какой он ревнивый.

– Ревнивый? – удивленно посмотрев на нее, переспросила я. – Так это из-за того, что мы с тобой... вместе учились? Потому что мы были подругами?

– Эли, он не хочет меня ни с кем делить. Ни с мамой, ни с Дональдом. Ни с кем другим, за исключением Урсулы... – Она замолчала, а потом добавила: – Он знает, что Урсула нужна мне.

– Ты хочешь сказать, что ты и он?.. Он... приходит к тебе? У тебя с ним... любовные отношения? Поэтому он ревнует?

Джоан укоризненно посмотрела на меня:

– Эли, а почему у меня не может быть любимого человека? Помнишь, у всех девушек в Редклиффе были парни? Даже ты ходила на вечеринки, дискотеки...

– Джоан, как он оказывается в твоей комнате? Ты его впускаешь?

Она нахмурилась:

– Эли, тот мужчина, которого я сегодня видела с Монти... Только не говори, что он просто твой знакомый. У тебя с ним любовь?

– Ну, мы с ним часто общаемся, – ответила я. – Но не более. Джоан, если Дональд держит ключ от балконной двери у себя, то как к тебе попадает тот человек? Если из коридора, то твоя мама слышала бы его шаги...

Джоан задумчиво посмотрела мимо меня.

– Когда у нас возникает потребность друг в друге, я слышу, как он идет по кабинету. Но это происходит всегда поздно ночью. Я слышу, как он подходит к моей кровати, и чувствую его нежные прикосновения...

От этих слов мне стало страшно, по спине моей пробежал холодок.

– Это тот самый мужчина, который появляется в твоем окне? Да, конечно, он! Но если у тебя с ним любовь, то почему ты тогда, увидев его, кричишь и падаешь в обморок?

– Иногда он меня пугает, – прошептала в ответ Джоан. – Я же говорила тебе, каким он может быть свирепым.

– Тогда почему ты доводишь его до такого состояния?

– Ты меня вынуждаешь! – сердито произнесла она. – Ты приехала сюда и хочешь занять место Урсулы, а я пытаюсь тебя от него защитить...

– Это я тебя вынуждаю?

– Да, конечно. Я прошу его не делать тебе ничего плохого. Я просто хочу, чтобы ты нас оставила. – Джоан злобно посмотрела на меня. – Что, испугалась? Ты прекрасно знаешь, что может произойти с тобой, если останешься. То, что случилось сегодня, я предотвратить не смогла. Пыталась, но он и слушать меня не хотел. Он хотел тебя убить. Если ты не уедешь в Нью-Йорк, он это обязательно сделает. Ну неужели ты этого не понимаешь?

– Нет, теперь понимаю, – упавшим голосом ответила я и, поднявшись с кресла, с опаской посмотрела на балконную дверь.

За окном быстро темнело, и в комнате Джоан становилось холодно и мрачно. Ветер усиливался, небо заволакивали черные тучи.

– Ну, так ты от нас уезжаешь? – с надеждой в голосе спросила Джоан. – Когда, Эли?

– Прямо сейчас. Если смогу.

– Нет, так поздно тебе ехать нельзя, – торопливо произнесла она. – В твоем поспешном отъезде мама обвинит меня. Она стала жутко подозрительной. Станет задавать мне неприятные вопросы, а ему это не понравится. Он может прийти в ярость и погнаться за тобой. А на ночь тебе придется останавливаться в деревне.

Я вспомнила, что вечернего рейса автобуса из Харрикейн-Коув нет.

– Что же мне тогда делать? – в страхе спросила я.

– Знаешь, он человек очень решительный, и если что задумал, то обязательно это сделает. Сегодня ночью я скажу ему, что ты уезжаешь, и тогда можешь спать спокойно. Бояться тебе будет нечего. Хотя тебя все равно будет мучить страх. Но если ты твердо решила ехать домой, то тебе уже ничто не грозит.

– Нет, я здесь ни за что не останусь, – направляясь к выходу, тихо произнесла я. – И пусть твой любовник знает, что я в Сторм-Тауэрс никогда не вернусь. Так и передай ему!

Остановившись у двери, я протянула руку к выключателю:

– Джоан, включить свет?

– Нет, не надо. Эли, меня приучили любить темноту.

Оказавшись в ярко освещенном коридоре, я облегченно вздохнула. Мысли в моей голове быстро сменяли одна другую.

Бедная Джоан! Теперь я тебя поняла. Твои рассказы о грабителе, о любовнике, разговоры с собой, любовь к темноте и одиночеству – все это плод твоего больного воображения. И прав был Монти, когда говорил, что ты душевнобольная. В минуты просветления твоего разума ты и сама это понимаешь.

Я поежилась от страха. Если у Джоан не было никакого любовника, то это означало, что иглу мне в седло подложила она. Джоан боялась, что я, приехав к ним в дом, разрушу тот мир, в котором она жила. А чтобы этого не произошло, она собиралась меня убить!

Но я отказывалась в это поверить. Просто не могла. Но Дональд считает свою сестру нормальной. Миссис Хейлсворт и доктор Пирсон придерживаются того же мнения. И это меня удивляло.

До этого разговора с Джоан я тоже считала ее вполне нормальной. То, что происходило в моей комнате прошлой ночью, явно доказывало, что никаких видений у нее нет. Да и Дональд говорил мне, что видел, как из комнаты его сестры выходил какой-то мужчина. Он даже пытался его схватить.

Открыв дверь в свою комнату, я очень удивилась тому, что в ней горит свет, а в камине, таком же, как и в спальне Джоан, пылают поленья.

Боясь сдвинуться с места, я застыла в дверях и только потом заметила улыбающуюся Нэнси Морган.

– Мисс Каванаф, как ваше самочувствие? – увидев мое испуганное лицо, с тревогой спросила горничная.

– Уже намного лучше, – с улыбкой ответила я. – Надеюсь к завтрашнему утру окончательно поправиться.

– Да, мисс Каванаф, единственное, что вам сейчас необходимо, это хорошенько выспаться. Может быть, вам на ночь принять снотворного? У мисс Урсулы оно есть. У нее много лекарств, которыми она пичкает мисс Джоан. Хотите, после ужина я вам его принесу?

– Спасибо, Нэнси. Если тебя это не затруднит.

– В таком случае, как только закончится ужин, я к вам приду и принесу снотворное, – пообещала девушка. – Я положила в камин большие поленья. Так что в тепле да еще со снотворным вы быстро заснете. Этой осенью мы впервые затопили в доме камины. Мисс Кии слышала по радио, что на нас из Ньюфаундленда надвигается сильный шторм, и миссис Хейлсворт велела во всех спальнях затопить камины. Ожидается проливной дождь с сильным, порывистым ветром. Штормовое предупреждение получили все капитаны судов и водители автотранспорта. Если этот прогноз оправдается, то вы услышите, как кипит Котел Дьявола.

– А я завтра утром собиралась от вас уехать, – упавшим голосом произнесла я. – Что же мне теперь, придется задержаться?

– Думаю, что да, – ответила горничная и пошевелила в камине поленья.

Те затрещали, и Нэнси загородила топку камина экраном-отражателем.

– Надо полагать, что и мистер Барри задержится, – многозначительно посмотрев на меня, заметила девушка. – Во всяком случае, так сказал мистер Дональд. Знаете, мистеру Барри разрешено воспользоваться семейной библиотекой. А ему это необходимо для написания книги. Они приходили вас проведать, и я слышала их разговор. Мистер Дональд спросил меня, где вы, а я ответила, что у Джоан. Тогда он сказал, чтобы я вас не звала. После этого они ушли. Но перед ужином мистер Дональд обещал к вам зайти.

– А где они сейчас? – нахмурившись, спросила я.

– От вас они пошли в конюшню. Мистер Барри подробно рассказал, что с вами произошло, и мистер Дональд заявил, что хочет немедленно поговорить с Бенсоном.

Когда горничная ушла, чтобы приготовить комнату для Грега, я придвинула к камину кресло, села в него и, глядя на языки пламени, задумалась.

За окном завывал ветер.

Интересно, какова будет реакция Джоан, когда она узнает, что мой отъезд откладывается на неопределенное время? Сама мысль о том, что мне придется задержаться в Сторм-Тауэрс, пугала меня. И это несмотря на то, что водитель Хейлсвортов установил на моей двери надежную задвижку. Я еще хорошо помнила, что происходило в моей комнате прошлой ночью. Тогда я слышала приглушенные голоса и чувствовала запах женских духов. Так этих людей, мужчину и женщину, я все-таки видела во сне или наяву? Нет, я, засыпая и просыпаясь, явственно их видела! Более того, даже когда они исчезли, запах духов все еще витал в моей комнате.

Чем дольше я об этом думала, тем больше страшилась предстоящей ночи. Если Джоан психически нормальный человек, во что мне очень хотелось верить, то это означает, что у нее и в самом деле есть любовник. Я была выше, чем Джоан, и физически сильнее ее. В случае нападения на меня я бы с ней легко справилась. А с ними двумя?..

Я поморщилась, не зная, во что и чему поверить. Ситуация, в которой я оказалась, была настолько запутанной, что я никак не могла понять, что мне делать. Если той парой, которую я видела, были Джоан и ее любовник, то войти ко мне из коридора они никак не могли – только из кабинета. Именно так, если верить Джоан, приходил к ней ее любовник. Но поскольку сквозь стены, обшитые дубовыми панелями, он пройти не мог, значит, он попадал в ее комнату каким-то другим путем. Но каким?

Поднявшись с кресла, я прошла в кабинет и, включив в нем свет, оглядела его стены. Собственно говоря, я не знала, что собиралась искать. Облицовка стен из старого дуба оказалась с гладкой и ровной поверхностью, а мореная древесина – толстой и прочной. Если в моей спальне на таких панелях имелась резьба, то здесь ее не было. Не было ничего такого, за что можно было бы зацепиться пальцами, повернуть или нажать, чтобы открыть потайную дверь, как в фильмах ужасов. Во всяком случае, я этого не обнаружила.

Тогда я принялась изо всех сил поочередно давить на каждую панель. Однако они даже на дюйм не поддавались. Я уже обследовала примерно половину их, когда из спальни до меня донесся голос Дональда:

– Эли, ты здесь?

– Дональд, я в кабинете! – давя на очередную панель, отозвалась я.

Но и с этой панелью у меня ничего не вышло – она, как и остальные, моим усилиям не поддалась.

Я едва успела от нее отойти и улыбнуться вошедшему в кабинет Дональду.

– Эли, как ты себя чувствуешь? – разглядывая меня, с тревогой в голосе спросил он, а потом тоже улыбнулся. – Ну наконец-то ты стала спокойно передвигаться.

– Да, боли я почти не чувствую, а к утру о ней уже и не вспомню, – ответила я. – Так что, если позволит погода, завтра я отправлюсь домой.

– Ты не представляешь, как я расстроен случившимся. В том, что ты не погибла, заслуга твоего приятеля Грега. Жаль, что ты так мало у нас побыла. Уверен, что и наша мама будет жалеть. Когда Нэнси сказала нам, что ты у Джоан, у меня затеплилась надежда на то, что ты останешься. Но мне попятно твое желание ухать. После того, что с тобой произошло...

– Дональд, Джоан уже не та, какой я ее знала, – тихо ответила я. – И мы это должны признать. Она не хочет меня видеть, боится каждой встречи со мной и не желает, чтобы я была с ней рядом. С моим отъездом напряжение в отношениях между вами сразу же спадет. Возможно, что мой отъезд положительно скажется и на Джоан.

– Каким образом? – впившись в меня своими голубыми глазами, спросил Дональд.

– Наверное, она почувствует себя... в большей безопасности, чем при мне, – пожав плечами, ответила я. – Только не спрашивай, почему я так думаю. Мне многое здесь совсем непонятно.

– И ты боишься?

– Да, мне здесь страшно! – глядя Дональду в глаза, воскликнула я. – Как ты считаешь, откуда в моем седле взялась иголка?

– Да, Эли, у тебя есть все основания бояться, – медленно выговаривая слова, согласился он. – Поговорив с Барри, я пришел к выводу, что иглу кто-то специально воткнул в седло. Этот "кто-то" хотел причинить тебе зло. А может быть, и убить.

Дональд оглядел кабинет и зябко поежился.

– Здесь так холодно, – заметил он. – Не возражаешь, если мы продолжим разговор у камина?

В моем кабинете действительно резко похолодало. На это я еще раньше обратила внимание.

Дональд взял меня под руку, и мы с ним прошли в другую комнату. Когда мы расположились в креслах возле камина, он тихо произнес:

– А у тебя очень симпатичный друг. Он мне понравился. Но ты, Эли, его знаешь лучше меня. Скажи, ты ему доверяешь?

Я возмущенно посмотрела на него:

– Ну конечно! К тому, что со мной случилось, он никакого отношения не имеет. Его единственной целью было попасть в ваш дом. Ему это нужно для работы над книгой.

– На мою мать он произвел самое приятное впечатление. Сейчас она показывает ему нашу библиотеку. Тебе известно, о чем будет его книга? Подробная информация об истории нашего рода содержится в дневниках, письмах, личных бумагах... Мы решили предоставить Грегу все, что у нас имеется. Я попросил Холдена забрать из гостиницы его вещи. Так что твой друг у нас еще немного побудет.

Я настороженно посмотрела на Дональда и подумала: "Неужели он думает, что это заставит меня остаться?"

– Я рада, что вы оказали Грегу помощь, – сказала я. – Надеюсь, что из-под его пера выйдет интересная книга. Но я, Дональд, все равно завтра утром от вас уезжаю.

– Понимаю...

Он отвел от меня глаза и задумчиво посмотрел на пылающий в камине огонь.

– Барри говорил, что иногда вы вместе с ним ужинаете. И я решил, что у тебя с ним... Но ты, Эли, в него не влюблена?

– В его компании мне приятно. К тому же мы работаем с ним в одном издательстве. А девушка даже в Нью-Йорке может чувствовать себя совсем одиноко.

– Одиноким можно стать где угодно, – заметил Дональд и заглянул в мои глаза. – Ты сказала, что доверяешь ему. А мне?

– Да, я тебе доверяю. Дональд, а почему ты об этом спросил?

– Тогда поверь мне, что мы с Грегом сделаем все, чтобы оградить тебя от любой опасности. Этой ночью один из нас будет наблюдать за твоей дверью. Так что ты, Эли, можешь спокойно спать. Тебе в Сторм-Тауэрс будет обеспечена полная безопасность. Клянусь, твой сон никто не потревожит!

– А как быть, если в мою комнату войдут не из коридора? – спросила я.

– Поэтому, когда я пришел к тебе, ты была в кабинете? Искала потайную дверь? Но, Эли, ее там нет и быть не может. Я же тебе говорил, что единственный в Сторм-Тауэрс тайный ход давно уже замурован. А если тебя все же что-то напугает, то тебе достаточно только крикнуть, и мы тут же появимся в твоей комнате. Это я тебе обещаю.

– А если потайная дверь все же существует? – со страхом спросила я. – Та, которая ведет в комнату Джоан.

Дональд посмотрел на меня, и его загорелое лицо стало очень серьезным.

– Джоан в разговоре с тобой о ней, случайно, не упоминала? – спросил он. – Незнакомец, которого я видел как-то ночью, выходил из комнаты Джоан...

– Да. Но ты сказал, что, когда ты вбежал к ней, она крепко спала. В таком случае как же он мог попасть в ее комнату? Думаешь, у него был ключ?

– Эли, ты сегодня заходила к Джоан. Скажи, о чем вы с ней говорили?

– Тема нашего разговора тебе не поправится.

– Многое из того, что происходит в нашем доме, мне не правится, – сказал Дональд и достал из кармана конверт. – И вот это тоже.

Он вытряхнул из него себе на ладонь какой-то очень маленький предмет.

– Монти сказал, что обломок с ее острием, который Грег нашел в твоем седле, он выбросил. Но Бенсон, распоров седло, обнаружил вот это и принес мне. Видишь, какая-то игла.

Обломок иголки с ушком поблескивал на его ладони.

– Это обычная игла, – повторила я. – Для шитья и вышивания. Шорники пользуются совсем другими. Длина этой иглы такова, что она могла впиваться в спину лошади только в том случае, если наездник подавался корпусом назад. Например, при спуске.

– Швейная игла? – удивленно рассматривая обломок, переспросил Дональд.

– Да. И об этом можно было догадаться не распарывая седла. Я видела ее острый кончик. Мне его показал Монти, а потом выбросил. Я видела, куда он упал, и, если хочешь, могу его найти.

Дональд, не отрывая глаз от отломанного ушка иголки, помотал головой.

– Возможно, что завтра утром это нам понадобится, – произнес он. – Значит, обычная швейная...

Дональд поднял на меня свои голубые глаза.

– Эли, я хочу знать, о чем вы говорили с Джоан, – решительно проговорил он. – Мне нужно знать все, что она тебе сказала.

Глава 8

Монти, как сообщила миссис Хейлсворт, когда мы вместе с Джоан спускались по лестнице, ужинать с нами отказался. Перед тем как разразиться шторму, он неожиданно уехал в Бостон. При этом она раздраженно добавила, что если увидит своего младшего сына до начала горнолыжного сезона, то ей крупно повезет. Так что из ее слов я поняла, что Монти все зимы проводит вне дома.

Дональд полагал, что о причине моего падения с лошади его матери лучше не знать. "Пусть она думает, что с тобой произошел несчастный случай", – сказал он мне. Поэтому о найденных в моем седле обломках иглы я, естественно, ей не рассказала.

Пока мы шли в столовую, миссис Хейлсворт пыталась втянуть в разговор Джоан. Но та упорно отмалчивалась. Оживилась она только в тот момент, когда ее мать, узнав о моем решении завтра уехать, начала меня уговаривать, чтобы я осталась. Джоан внимательно слушала ее, глаза девушки лихорадочно поблескивали.

– Извините, миссис Хейлсворт, но я твердо решила возвратиться в Нью-Йорк. Вы были ко мне очень добры, но так... сложились обстоятельства.

Женщина укоризненно посмотрела на свою дочь.

– Нет, это молодое поколение мне уже никогда не понять, – с тяжелым вздохом произнесла она.

– Правда, мама, – включилась в разговор Джоан. – Как можно удерживать у себя Эли, если она того не хочет? Она рвется домой, в Нью-Йорк. Мало ли какие у нее дела! А потом, у нее там все. А здесь?

– Джоан, мы могли ей многое предложить, – с горечью в голосе ответила миссис Хейлсворт. – Но раз погода испортилась, я все же надеюсь, что Эли у нас останется. Кроме того, мистер Барри некоторое время поживет у нас. – Она многозначительно посмотрела на меня и продолжила: – Эли, он такой интересный собеседник и к тому же очень симпатичный. А ты как считаешь?

– Миссис Хейлсворт, Грег рано или поздно все равно вернется в Нью-Йорк, – ответила я. – Да, он очень симпатичный, и все девушки в нашем издательстве от него без ума. Мы несколько раз с ним вместе ужинали в ресторане. Но он мне просто друг по работе и не более того.

– Возможно, это только твоя точка зрения, – сухо ответила женщина. – А как он расценивает ваши отношения? Твое падение с лошади повергло его в шок. Эли, ты такая красивая девушка, что я не удивлюсь, если узнаю, что он в тебя безумно влюблен.

Грег был отличным актером, и если ему надо было произвести на кого-то впечатление, то он этого легко добивался.

– А вот я бы сильно удивилась, – улыбнувшись, заметила я.

Сара Хейлсворт пристально посмотрела на меня.

– Порой я задаю себе вопрос и не нахожу на него ответа, – сказала она. – Что ищет современная девушка в мужчине? В наши дни все было гораздо проще. Каждый знакомый Дональда, приходивший в наш дом, на поверку оказывался серой личностью. Мой старший сын человек спокойный, рассудительный, но и ему непросто найти себе хорошего друга. А вот обратите внимание, что с мистером Барри они болтают, как старые приятели...

Когда мы вошли в столовую, Дональд с Грегом сидели в углу и о чем-то оживленно беседовали. Увидев нас, они тотчас замолчали и поднялись с кресел.

Узнав тему их разговора, она бы, пожалуй, удивилась, подумала я.

Мужчины подошли к нам. Они справились о моем самочувствии, и тут я заметила, как подозрительно смотрит на них Джоан.

За ужином настроение у меня стало постепенно улучшаться. За столом Грег всегда был прекрасным компаньоном. Он рассказывал интересные истории так, что даже Джоан и та немного повеселела. Благодаря его неистощимой энергии и оптимизму, атмосфера старинного дома Хейлсвортов казалась мне уже не такой мрачной.

Разговор за столом шел в основном об истории рода Хейлсвортов, и Грег умело направлял его в нужное ему русло. Нас всех настолько увлекла эта тема, что пить кофе мы единодушно решили в библиотеке. В ней на столе уже лежали книги и бумаги, которые подобрал для себя Грег.

– Грег, и как много тебе уже удалось прочитать? – спросила я.

– Не много, – смеясь, ответил он. – Дональд упомянул о книге, написанной неким пастором Филдингом. В ней священник обвиняет одного из предков Хейлсвортов в массовых убийствах. В том, что он брал людей в заложники. Однако, не найдя этому никаких доказательств, я беру на себя смелость утверждать, что все написанное в этой книге – чистой воды ложь. – Грег с улыбкой посмотрел на миссис Хейлсворт и продолжил: – Мы с Дональдом решили доказать, что Эндрю Хейлсворт этих преступлений не совершал. Поверите вы мне или пет, по я знаю, как это сделать.

– Но старик Эндрю действительно убил пастора, – тихо заметила Джоан.

Грег резко повернул голову в ее сторону и вопросительно посмотрел на Джоан.

– Как раз эту книгу Джоан сейчас и читает, – пояснил Дональд. – Но я никак не могу убедить ее, что все обвинения против нашего предка сфабрикованы.

– Джоан, а что вас заставляет считать, что Филдинг в своей книге не лжет? – лучезарно улыбаясь, спросил Грег.

Джоан нахмурилась и отвела в сторону глаза.

– Я просто это знаю, – пробурчала она в ответ.

– Но перед своей смертью Эндрю выступил с опровержением, в котором доказал свою невиновность. Его мы с Дональдом нашли в бумагах, о существовании которых не знала даже ваша мама. Так вот, говоря словами Эндрю Хейлсворта, «этого гнусного лицемера, который днем ходил в одежде служителя Господа, а по ночам надевал на себя форму повстанца, никто не вытаскивал из постели и со скалы не бросал». Далее он приводит доказательства своей невиновности. Его алиби подтверждено несколькими свидетелями, и на бумаге стоят их подписи. Оказывается, всю ночь, о которой идет речь в книге Филдипга, Эндрю со своими приятелями играл в карты. Он выиграл, но один из участников игры не смог с ним сразу расплатиться и оставил ему долговую расписку. Эта расписка на пятьдесят гиней приколота к письму, оставленному вашим предком, к тому самому, которое я случайно обнаружил. Не надо забывать, что Эндрю обвиняет всего один человек – пастор Филдинг, а свидетелей, чьи подписи стоят на бумаге, несколько. И они были известными и уважаемыми в округе людьми. Джоан, так, может быть, вы ознакомитесь и с этой бумагой?

– Нет, – замотав головой, ответила Джоан. – Он мог подкупить кого угодно. Если ему вернули карточный долг, то почему расписка осталась у него? По тем временам пятьдесят гиней – внушительная сумма.

– Да, согласен. А если Эндрю погиб так и не получив от должника эти пятьдесят гиней?

– А был ли вообще этот долг? – недовольно пробурчала Джоан. – Извините, но мне пора спать.

Грег с Дональдом переглянулись.

– Так вы не возьмете с собой письмо вашего предка? А завтра утром я бы у вас его забрал.

Неожиданно раздался звук, очень похожий на раскат грома.

– Мистер Барри, я думаю, что читать такое девушке, да еще перед сном, не следует, – заметила миссис Хейлсворт. – Подожди, Джоан, я тоже иду спать. Эли, а ты с нами не идешь?

– Если не возражаете, миссис Хейлсворт, я здесь еще немного побуду, – перехватив взгляд Дональда, ответила я. – Истории, подобные этой, меня всегда интересовали.

– Хорошо, Эли, оставайся. Просто я подумала, что после такого тяжелого дня ты устала.

Я полагала, что Джоан возьмет у Грега письмо Эндрю, но та, вяло пожелав нам спокойной ночи, вместе с матерью вышла из библиотеки.

Как только дверь за ними закрылась, я вернулась к столу. Я заметила, что Дональд и Грег переглядываются, как заговорщики.

– Что такое? – спросила я.

– Эли, ты это о чем? – с невинным видом переспросил Грег. – О бумагах Эндрю? Так они все подлинные. А что касается долговой расписки, то человек, оставивший ее, был мировым судьей.

– Я имела в виду совсем не их. Я хотела узнать, почему вы так странно переглядывались.

Грег засмеялся, а лицо у Дональда мгновенно стало серьезным.

– Эли, я только что посвятил Грега в наши дела, – сказал Дональд. – О них в своей книге он писать не будет. И в особенности о том, что касается болезни Джоан.

– Лучше бы ты ему об этом не рассказывал! – воскликнула я и подозрительно посмотрела на Грега. – Учти, что при работе над твоей рукописью всю информацию о ее болезни я все равно не пропущу!

– Бог с тобой, Эли! – возмутился Грег и уже спокойным голосом добавил: – Да за кого же ты меня принимаешь?

– Мы с Грегом обсудили то, что сказала тебе Джоан. А еще я позвонил доктору Пирсону и проконсультировался с ним. Мы пришли к выводу, что тебе грозит опасность. Поскольку тебе удалось убедить Джоан, что ты завтра уезжаешь, то эту ночь ты можешь спать спокойно.

– Да, завтра я отсюда уезжаю, – облегченно вздохнув, сказала я.

Вновь прогремели раскаты грома, и я не сумела расслышать, что ответил мне Дональд. На этот раз это были какие-то странные звуки: словно с неба на землю обрушилась огромная масса воды.

– Пирсон сказал, что если у Джоан с разумом не в порядке, то она могла вообразить, что по ночам к ней приходит мужчина. У людей с расстройством психики бывают видения. И чаще всего на сексуальной почве. Но в случае с Джоан он в этом не совсем уверен. И я тоже. Ведь я же видел выходящего из ее комнаты мужчину. А с психикой у меня пока все в порядке.

– Так, значит, любовник Джоан существует? – спросила я и, вспомнив, что прошлой ночью сама видела в своей комнате мужчину и женщину, от страха поежилась.

"Ведь я же о них ему говорила, – подумала я. – Неужели Дональд об этом забыл?"

– Но возможен и другой вариант, – продолжил он. – Мне он кажется наиболее вероятным. Джоан долгое время пребывала в состоянии стресса. И в этом, Эли, повинны мы все. Включая тебя. Тебе пришлось уехать из Редклиффа. В результате Джоан осталась без своей единственной подруги. Но она привязалась не только к тебе, но и к твоим родителям. Отец отвозит ее к врачам-психиатрам, а спустя некоторое время погибает. Ее компаньонкой становится Урсула. Поняв, что общение с ней ничего, кроме вреда, сестре не приносит, мы с мамой пытаемся от Урсулы избавиться. И наконец, третий вариант: Джоан действительно душевнобольная. Составной частью психотерапии, предписанной ей врачами, является занятие вышивкой. Эли, в нашем доме никто, кроме моей сестры, этим не занимается.

Я была поражена.

– Дональд, но Джоан не могла...

Мои последние слова потонули в страшном грохоте грома.

– Эли, я тоже не хочу в это поверить, – произнес Дональд. – Наверное, потому, что не могу. Но мы с Грегом решили проверить то, о чем тебе рассказала Джоан. Действительно ли у нее есть мужчина или это игра ее больного воображения? По ее словам, он приходит к ней ночью, и сегодня, когда он придет к ней, она скажет ему, что ты завтра уезжаешь. Поэтому мы с Грегом будем его караулить. На этот раз он от нас не уйдет!

– Поэтому, Эли, оставайся в своей комнате и ничего не бойся, – сказал Грег. – Мы перекроем ему все входы и выходы... Черт возьми, Дон, это что, ракета громыхнула? На гром это совсем не похоже.

– Нет, это вода, – ответил Дональд. – При ураганном ветре и приливе морская вода врывается через узкий проход в бухту, разбивается о скалы и с грохотом падает вниз. Когда начнется отлив, шум станет ослабевать.

– Да, этот шум громче, чем от Ниагарского водопада, – заметил Грег.

– От такого грохота становится как-то не по себе, – согласился Дональд. – Дело в том, что с моря Котел Дьявола перегородили стеной, оставив в ней узкий проход. Через него закатываются волны, разбиваются о скалы, а из-за акустического эффекта, создаваемого в бухте, грохот воды становится намного сильнее.

В комнату вошла Нэнси Морган, и Дональд замолчал.

– Мисс Грант прислала вам снотворное, – обращаясь ко мне, сказала горничная.

– Урсула дала мне его, чтобы я крепко спала, – пояснила я, когда девушка вышла из библиотеки.

Дональд с тревогой в глазах посмотрел на меня.

– А ты можешь определить, снотворное это или нет? – спросил он.

Я понюхала таблетку и попробовала ее на язык.

– Это барбитал, – сказала я. – Она прислала две таблетки, но, благодаря вашим заботам, мне будет достаточно и одной. Они по пять гранов.

– Да, Эли, прими одну и сразу ложись в постель, – посоветовал Грег. – Утром, когда проснешься, мы доложим тебе, что за ночь в Сторм-Тауэрс ничего не произошло. Ну, Дональд, что ты на это скажешь?

– Да, так оно и будет, – кивнув, ответил тот. – Эли, только не запирайся на задвижку. Я возьму у мисс Кип запасной ключ от твоей комнаты, а если дверь окажется на задвижке, то мы к тебе в случае необходимости не попадем.

Я поняла, что Дональд имеет в виду.

– Ты хочешь сказать, если я вас позову? – спросила я. – Пусть вас это не тревожит. Запирать дверь на задвижку я не буду. Да, а если вам потребуется войти к Джоан?

– С этим у нас проблем не возникнет, – улыбнувшись, ответил Дональд.

Тут я вспомнила, что ключ от балконной двери Джоан он храпит у себя.

– Будьте осторожны, – попросила я.

Мужчины молча кивнули мне в ответ.

– Не волнуйся, Эли! Все будет в полном порядке, – заверил Дональд. – Что бы ни случилось, ни один из нас не пострадает. И в первую очередь Джоан. Я все для этого сделаю...

Когда я уходила из библиотеки, Грег и Дональд молчали. Я догадывалась, что они оба, беспокоясь обо мне, хотят, чтобы я как можно скорее оказалась в своей комнате.

Но с такой охраной предстоящая ночь мне была уже не так страшна.

Глава 9

Шум моря, раздававшийся в моей комнате, казался мне громче и страшнее. По нему я поняла, что отлив еще не начался. А вот ветер, определенно, дул сильнее. Гонимый им с моря дождь тяжелыми каплями барабанил по окнам.

Я поежилась, взяла недочитанный мною журнал и прошла в кабинет. В нем оказалось гораздо тише и не так страшно. Вскоре в мою входную дверь кто-то постучал. Я отложила журнал и поднялась с кресла. На выходе из кабинета я увидела, в дверном проеме Дональда. Войдя в комнату, он плотно закрыл за собой дверь. На нем был черного цвета непромокаемый плащ с откинутым на спину капюшоном.

– Проверка, – тихо произнес Дональд. – Эли, мы с Грегом уже наверху. Так что ты под охраной. Если тебя что-то испугает, сразу же зови нас.

– Пока мне совсем не страшно, – солгала я.

– Вот и умница! В эту ночь мы с тобой уже не увидимся. Если только ты нас не позовешь. Сейчас я иду на балкон, а Грег будет наблюдать за твоей дверью. Поняла?

Я молча ему кивнула.

– А я думал, что ты уже спишь, – сказал Дональд и виновато посмотрел на меня.

Мне показалось, что ему не хочется от меня уходить.

– Сейчас ложусь, – ответила я.

– Снотворное примешь?

– Обязательно. Иначе под такой вой ветра и грохот моря я ни за что не засну.

Дональд пристально посмотрел на меня и сокрушенно покачал головой.

– Ну почему все вышло не так, как планировала наша мать! – горестно произнес он. – Как жаль, что отношения между тобой и Джоан не остались прежними! Прости за все, что тебе пришлось пережить в нашем доме. Эли, мне так не хочется, чтобы ты от нас уезжала...

– Дон! – вырвалось у меня.

Он смутился и, немного помявшись, решительно направился к двери. На выходе из моей комнаты Дональд остановился и с тоской посмотрел на меня.

– Пожалуйста, будьте осторожны, – прошептала я.

Он в ответ кивнул. Как мне показалось, его голубые глаза долго сверлили меня.

– Эли, не волнуйся, – наконец произнес Дональд. – Грег в нашем доме гость, и я сделаю все, чтобы с ним ничего не случилось.

Я долго смотрела на закрытую им дверь. "Неужели он не понял, что я беспокоюсь не столько о Греге, сколько о нем?" – подумала я. Но как и почему Дональд стал мне так дорог? Скорее всего, потому, что он серьезный и очень надежный человек. Но то, что я сейчас испытываю к нему, конечно же не любовь. Не могла же я в него влюбиться. Да и не должна была...

В состоянии полного смятения я принесла из ванной стакан воды и поставила его на прикроватную тумбочку, на которой лежали таблетки барбитала. Раздевшись, я накинула на себя халат, сунула ноги в тапочки и вернулась в ванную комнату, чтобы сиять с лица косметику. Я была благодарна Урсуле за снотворное, потому что при каждом страшном раскате, раздававшемся в Котле Дьявола, сердце у меня уходило в пятки.

Я чистила зубы, когда в окне ванной комнаты сверкнула молния. Я всегда боялась грозы, и не столько грома, как молнии. От испуга я выронила из рук тюбик с зубной пастой и тут же нагнулась, чтобы его поднять. И в этот момент все светильники разом замигали. Когда подача электричества стабилизировалась, я облегченно вздохнула.

В тишине, еще до того, как снова грянул гром, я услышала скрип двери. То, что это была моя дверь, не вызывало у меня никаких сомнений. От страха я вздрогнула и замерла.

– Грег? – сделав над собой усилие, робко произнесла я. – Грег, это ты?

Ответом мне была тишина. Вновь сверкнула ослепительная молния, и вслед за ее вспышкой раздались оглушающие раскаты грома.

Если это Грег, то почему он не отзывается? – подумала я и, осторожно выглянув из ванной, обвела взглядом спальню. Но там никого не было.

– Грег! – войдя на цыпочках в комнату, тихо позвала я.

Борясь со страхом, я заставила себя заглянуть в кабинет. Но и там никого не оказалось. Должно быть, это миссис Хейлсворт открыла дверь, подумала я и перевела дух. А может, все-таки Грег? Тогда почему он не откликнулся? Возможно, не расслышал.

Я на цыпочках подошла к двери, осторожно ее распахнула и посмотрела в конец коридора. Из приоткрытой двери комнаты Дональда высунулась голова Грега.

– Грег, ты сейчас не... – начала было я, но он приставил палец к своим губам, и мне пришлось замолчать.

Затем Грег замахал рукой, требуя, чтобы я ушла к себе. Затем, прикрыв дверь, он оставил в ней щелочку – видимо, для наблюдения. Судя по тому, что в коридор его голова высунулась, как только я открыла свою дверь, он следил за ней.

Убедившись, что безопасность мне обеспечена, я закрыла дверь и вошла в спальню. Но кто-то же должен был открывать мою дверь, подумала я. Я же сама слышала, как она скрипнула. Может быть, поэтому Грег сделал страшные глаза и замахал мне рукой? Возможно, он заметил того, кто пытался отпереть мою дверь, а я, окликнув его, ему помешала. Так кто же хотел войти в мою комнату? Таинственный любовник Джоан?

Услышав в коридоре крики, я подбежала к двери и прижалась к ней ухом. Было похоже, что в коридоре идет борьба. Вскоре шум смолк, и я стала ждать. Минуты бежали одна за другой, но ничего не происходило. Ни шума борьбы, ни топота ног. Я поежилась, как мне показалось, от страха, но потом поняла, что начинаю замерзать. Да, только простуды мне еще не хватало! Мне уже давно следовало бы спать, а не бродить по комнатам и не наводить на себя ужас.

Несмотря на то что от горевшего камина, как и прежде, шел жар, мне показалось, что в спальне резко похолодало. Сейчас приму снотворное и лягу в постель, решила я. Надо постараться заснуть. И чем раньше я это сделаю, тем лучше.

Мне хотелось закрыть на двери задвижку – так мне было бы намного спокойнее, – но меня предупредили, чтобы я этого не делала. Свет в комнате выключать я не стала.

Проглотив таблетку, я для ускорения действия снотворного запила ее горячей водой. Забравшись под теплое одеяло, я натянула его до самого подбородка, вытянулась во весь рост и стала ждать, когда придет сон.

Барбитал – сильнодействующее снотворное, и я была в полной уверенности, что до того, как в коридоре опять поднимется шум, засну. Но сон ко мне почему-то не приходил. Более того, он вроде бы от меня отдалялся.

Однако в коридоре было по-прежнему тихо, а вот ураган за окном буйствовал еще сильнее. Громкий рокот воды в Котле Дьявола был похож на рев огромного чудовища, пытавшегося разрушить Сторм-Тауэрс и унести меня вместе с его обломками в морскую пучину.

Свернувшись в клубок, я лежала в постели и тряслась от страха. Как ни странно, но с меня сошла даже дремота. В голову мою, с бешеной скоростью сменяя друг друга, лезли разные мысли. Они возникали внезапно и тут же уходили. Причем никакой связи между ними не было. Я никак не могла понять, что со мной происходит. С каждой минутой страх, который я испытывала, становился все сильнее.

Неожиданно я поняла, что сижу на краю кровати и от холода дрожу. Удивительно, но я не помнила, когда выбралась из-под теплого одеяла. Не осознавая, где я и что делаю, я медленно перевела взгляд с упаковки таблеток на стакан с водой. Вспомнив, что кто-то посоветовал мне принять снотворное, я пришла к выводу, что нахожусь в больничной палате. Да, но приняла ли я его или нет? Сколько было в упаковке таблеток, одна или две? Но почему рядом со мной нет медсестры? Она же должна была проследить, чтобы я приняла их, и только потом уйти! Раньше уходить от меня она не имела права! Нет, я обязательно пожалуюсь на нее старшей медсестре. Или даже заведующему отделением. Да, но мне еще дали указание по поводу дверной задвижки. Странно. В больницах подобных указаний пациентам никогда не давали. Это же выходит за рамки всех больничных правил! Так что, закрывать мне дверь палаты на задвижку или ждать, когда придет врач? Нет, пожалуй, закрою...

Я с огромным усилием встала на ноги и тут почувствовала, что меня всю колотит. Пошатываясь, я подошла к двери. Перед моими глазами все плыло, очертания всего, на что я смотрела, были размытыми, и я долго не могла сфокусировать свое зрение на том, что хотела разглядеть.

Наконец, отыскав на двери задвижку, я закрыла ее. Вернувшись на прежнее место, я проглотила вторую таблетку, и сон мгновенно настиг меня...

Первое, что я почувствовала, был резкий запах духов. Пахло мускусом! Я подскочила на кровати, свесила на пол ноги и, открыв глаза, сквозь туман, застилавший мое сознание, увидела перед собой Джоан. Желая убедиться, что это не сон, я протянула к ней руку, но она резко отбросила ее в сторону.

– Эли, не трогай меня! – злобно прошептала она. – Я тебя ненавижу! Неужели ты думаешь, что закрытая на задвижку дверь для меня непреодолимая преграда? Где Дональд и твой знакомый? Что они сделают, если не найдут меня в моей комнате?

Я тупо уставилась на нее.

– Отвечай, когда тебя спрашивают! – крикнула Джоан. – Куда они пошли? Обыскивать дом? К Урсуле? Ну, отвечай!

Сжав пальцы, она ударила меня кулаком по лицу.

Джоан ударила меня! – мелькнуло в моем затуманенном мозгу. От обиды на глаза мое навернулись слезы.

Как ни странно, но у меня не было желания ни закричать на нее, ни позвать на помощь Грега или Дональда. Казалось, что мое сознание и тело существуют отдельно друг от друга: тело чувствует боль, а мозг на нее совершенно не реагирует. Эмоциональный шок, который я испытала после того, как Джоан меня ударила, вскоре прошел, а вот связь между мыслями и ощущениями почему-то не восстановилась. Мой мозг как бы превратился в стороннего наблюдателя, который только смотрел на происходящее и ни во что не вмешивался.

Джоан вновь нанесла мне удар по лицу. На этот раз так сильно, что сбила мне дыхание.

– Ты должна была стать мне подругой! – прокричала она. – Но ты предала меня! Побежала к Дональду и все ему рассказала. Я же тебе доверилась... Эли, это ты помогла ему устроить засаду, в которую попал мой любимый. Не так ли?

Джоан схватила меня за руку и стала тащить с кровати.

– Да за это я могла бы тебя убить! – воскликнула она. – Вставай! Пошли со мной! Я отведу тебя к нему. Пусть он решит, что с тобой сделать...

Желания оказать ей сопротивление я не ощутила. Я поднялась с кровати, и Джоан, крепко схватив мою руку, потащила меня за собой в кабинет.

Получив удар в спину, я со стоном влетела в дверь. Джоан сильно прижала меня к стене, и тут дубовая панель вместе со мной стала медленно поворачиваться. Сырой пронизывающий воздух ворвался в комнату. Из образовавшегося в стене черного провала подул холодный ветер.

Туда, в этот провал, похожий на могилу, стала толкать меня Джоан.

Я всегда боялась темноты и неизвестности. И то и другое вызывало у меня животный страх. Хотя сопротивлялась я вяло, но мне все же удалось вырваться из рук более слабой Джоан. Однако у самой двери, ведущей в спальню, меня за плечи схватили чьи-то сильные руки и потащили назад. Тот, в чьих руках я теперь оказалась, словно после долгого бега, тяжело дышал.

– Ты еще здесь? – донесся из провала в стене голос Джоан. – А я думала...

– Глупая! – прошипел в ответ тот, кто заталкивал меня в темный проход. – Об этой потайной двери они не знают! Все было бы нормально, если бы ты с ней не связалась! Теперь они из твоей комнаты по потайному ходу выйдут к бухте. Они подумают, что я там. Но ты все испортила. Что теперь прикажешь с ней делать?

– Мне все равно, что ты с ней сделаешь, – пробормотала Джоан. – Я ее ненавижу. Она рассказала им о тебе. Поэтому ты едва не угодил в их ловушку...

Я повернула голову и с надеждой посмотрела на дверь в спальню. Из-под нее в кабинет пробивалась узкая полоска света.

– Что ты с ней сделала? – раздался у моего уха злобный шепот. – Она выпила снотворное? Две таблетки? Да?

– Я их подменила, – плаксиво ответила Джоан. – Пока она была в ванной. Теперь она в "полете". Я послала ее "летать". Только и всего. Она сильнее меня, и я бы с ней не справилась. Должна же я наказать ее за все, что она натворила...

– Сколько таблеток она приняла?

– Две. Я подложила ей только две.

– Идиотка! – со свистом прошипел негодующий голос.

Я почувствовала, как мне пальцем подняли веко, повернули лицом к свету. И тут я впервые увидела того, кто держал меня. От страха я едва не потеряла сознание. Мужчина был безобразным: лоснящееся лицо неестественного коричневого цвета, глаза – темные узкие щелки, нос приплюснутый и словно нарисованные черной краской прилипшие к голове волосы.

Его рука коснулась моей груди, пальцы нащупали на моей ночной рубашке верхнюю пуговицу и медленно поползли вниз. Ноги мои подкосились. Меня приподняли и снова заставили встать.

– Она уже ничего не вспомнит, – как бы оправдываясь, тихо сказала Джоан. – Она в полной отключке.

– Мы не можем так рисковать. Что же нам делать? Как только они вернутся, твой брат сразу же начнет ее искать. Ну-ка, принеси ей пальто, а то она совсем закоченела.

– Нет! Пусть она замерзнет!

– Делай, что тебе приказано! А вдруг к ней вернется память? Зачем же нам так рисковать? Надо сделать так, чтобы твой брат подумал, что она сама ушла. В одной ночной рубашке она этого не сделала бы. На ней должно быть пальто. А вот это положи рядом с ее кроватью.

Я почувствовала, как мужчина опустил руку в свой карман и что-то из него достал.

– У нее в комнате есть фонарик?

– Откуда я знаю? – недовольно пробурчала Джоан, принимая протянутый ей белый пакетик.

– Поищи. Да побыстрее возвращайся! Фонарик у нее должен быть.

Я поежилась. Мне было очень холодно, поскольку я стояла босыми ногами на ледяном полу, в одной топкой ночной рубашке, да еще и на сквозняке.

Пока мужчина держал меня, Джоан просунула мои руки в рукава принесенного ею пальто и надела мне на ноги туфли.

– Закрой дверь, – приказал ей мужчина. – Только тогда мы будем чувствовать себя в безопасности. Теперь они ее уже не найдут. Если только мы им не поможем.

Потайная дверь закрылась, и мы погрузились в кромешную темноту. Сквозняк мгновенно прекратился, и стало совсем тихо. Даже шум моря сюда не проникал. Дрожа от страха, я смотрела туда, где должна была находиться потайная дверь, тщетно пытаясь увидеть там хотя бы крохотную щелку.

Я услышала, как кто-то сказал какую-то глупость и противно рассмеялся. Это был смех сумасшедшего. Я не сразу осознала, что смеялась я.

Джоан что-то испуганно прошептала, луч фонарика скользнул по каменной стене и ослепил меня.

– Она "летает", – тихо произнесла девушка. – Теперь она точно лишилась рассудка.

– А на что ты рассчитывала, подсовывая ей свои таблетки? – раздраженно прошептал мужчина. – Ну, пошли! Отведем ее туда, где нашли Филдинга. А то скоро твой брат начнет ее искать. Но на это у них уйдет много времени. Но нам все равно надо спешить. Как нам выбраться из того Кошмара, который ты устроила, я уже придумал. Ты с фонариком иди впереди и освещай нам дорогу, а я один с ней справлюсь.

Луч фонарика заплясал по булыжному полу, усыпанному отколовшимися от стен и потолка мелкими камешками. Тайный ход оказался настолько узким, что, продвигаясь по нему, я плечами касалась стен. Каменная крошка, набившаяся в туфли, причиняла мне боль. Чувство времени и реальности происходящего со мной я давно потеряла...

И тут я увидела себя на дискотеке в Гринвич-Виллидж. Я танцую с Грегом. В зале гремит музыка, мигают разноцветные лампочки, и у меня такое ощущение, что мы с ним плывем по воздуху. Неожиданно мне становится страшно: на стенах прожектор начинает высвечивать огромные лица моих знакомых. Первой я вижу миссис Хейлсворт.

– А я, Эли, думала, что ты станешь мне второй дочерью, – укоризненно произносит женщина. – Сестрою Джоан...

Следом за ней появляется улыбающееся лицо Монти.

– А говорила, что умеешь ездить на лошади, – усмехается он.

– В ее седле была игла, – объясняет ему Грег.

Затем поочередно по стене проплывают другие лица: Джоан, Урсулы Грант, девочек, с которыми я училась. Они кружатся, исчезают, появляются снова, сливаются, приобретая черты друг друга. Их мелькание становится все быстрее. Кто-то сзади подталкивает меня к ним, но я сопротивляюсь.

– Быстрее! – слышу я крик. – Ну, быстрее же!

Неожиданно все куда-то исчезает: лица людей, зал дискотеки, музыка, разноцветные лампочки... И мой страх тоже улетучился. Я успокаиваюсь, и мне становится необыкновенно хорошо. Я чувствую, что меня кто-то держит за руку.

– Эли, я веду тебя повидаться с мамой, – слышу я голос отца.

– Да, я очень хочу ее увидеть, – отвечаю я.

Двери в конце длинного коридора перед нами открываются. Мы с отцом входим в комнату с ослепительно белыми стенами, Я вижу перед собой мужчину с добрым лицом. Он приветливо нам улыбается, но мне, не знаю почему, снова становится страшно. По мере приближения к нему страх мой возрастает. Мужчина стоит возле стола, похожего на операционный. На столе под простыней, судя по всему, лежит человек. Однако ни врачей, ни медсестер я рядом не вижу. Отец мой куда-то внезапно исчезает, и я остаюсь в белой комнате наедине с приятным мужчиной и тем, что лежит на столе.

– Вы – Эли Каванаф? – мягким голосом произносит он.

– Да... – неуверенно отвечаю я.

– Вам эта женщина знакома? – откидывая простыню, спрашивает меня мужчина.

Теперь я вижу, что это не операционный стол, а высокая мраморная плита. Я с ужасом вглядываюсь в лицо мамы. Оно у нее такое, каким я видела его в последний раз в городском морге. Лицо ее изувечено до неузнаваемости. Меня всю трясет, я медленно открываю рот и начинаю дико кричать.

– Да останови же ее! – раздается испуганный голос. – Урсула, ради всего святого, останови ее! Я этого не выдержу!

– Сюда, Эли, – слышу я женский голос. – Сюда...

Я снова в кромешной темноте. Кто-то хлопает меня ладонями то по одной щеке, то по другой. Один шлепок... другой... третий...

Пытаясь увернуться от чьей-то руки, я мотаю головой и с огромным трудом переставляю одеревеневшие ноги. Мы идем по узкому проходу, между каменными стенами, по которым пляшет яркое пятно от фонарика Джоан. Видимо, ее, как и меня, всю трясет. Я уже слышу, как она всхлипывает.

– Идиотка, перестань хныкать! – раздается злобный шепот. – В этом виновата только ты!

– Она сошла с ума! – шепчет в ответ Джоан.

– Ладно, успокойся, – бормочет кто-то. – А что ты себе думала? Хотя... откуда тебе знать, как они подействуют... Особенно на того, кто принял сразу две.

– Теперь я об этом жалею...

– Знаешь, может быть, нам нечего опасаться? Если к ней и вернется память, то ей, как безумной, никто не поверит. Как они поймут, где в ее словах правда, а где игра больного воображения? Да и сама она этого не поймет.

Справа от себя я вижу в стене огромную черную дыру и в страхе замираю. Меня подталкивают. К шуршанию камней под нашими ногами примешивается другой звук, и я понимаю, что это шум моря. Но это не рев воды в бухте Дьявола, а тихий плеск воли.

Я вижу перед собой чугунную дверь с решеткой в центре. Ее толстые прутья сильно изъедены ржавчиной. Дверь наполовину открыта, а за ней – камера. Окошка в ней нет. Меня вновь охватывает ужас, и я как утопающий за соломинку пытаюсь схватиться за прутья, но не успеваю. Получив удар в спину, я вваливаюсь в темную камеру и плашмя падаю на пол. Дверь за мной с громким скрипом закрывается. В отчаянии я вскакиваю на ноги, хватаюсь за чугунные прутья решетки и начинаю изо всех сил трясти дверь. Джоан светит фонариком своему любовнику, а тот задвигает тяжелый чугунный засов. Яркий луч света ослепляет меня, и я, закрыв глаза, отступаю назад.

– Не бойся, Эли, – слышу я голос Урсулы Грант. – Долго взаперти мы тебя не продержим. Тому, кто был здесь до тебя, повезло гораздо меньше. Его в эту камеру заточил Эндрю Хейлсворт и собирался убить. Но не успел: он, как и ты, Эли, сошел с ума и покончил с собой. А его пленника так и не нашли. Бедняга оставался в этой камере до тех пор, пока не превратился в пыль. Она у тебя под ногами. Он отсчитывал дни и делал зарубки. Ты их видишь, Эли? Вон они на стене, там же его имя. Для Джоан эти зарубки – главное доказательство того, что в нашем роду был сумасшедший.

– Не говори так! – кричит Джоан.

Луч фонарика скользит по стене и высвечивает на камне черточки и буквы. Но мне они уже ни о чем не говорят.

– Насколько мне известно, пленником старика Эндрю был священник, – вновь раздается голос Урсулы. – Но ты, Эли, не бойся – так долго, как он, ты в этой камере не пробудешь. Ты больна и должна некоторое время побыть в изоляции. Так поступают со всеми умалишенными, тебе, как медсестре, это хорошо известно. Я принесу тебе одеяло, еду и крепкий кофе. Когда ты успокоишься и не будешь представлять угрозы для окружающих, я тебя выпущу. Будешь блуждать в темноте до тех пор, пока тебя не найдут. Потом тебя отвезут туда, где место таким, как ты.

– Надо оставить ей фонарик, – сказала Джоан. Я услышала, как по каменному полу камеры что-то покатилось.

– Вряд ли она сможет им воспользоваться. Ты только посмотри на нее! Она уже ничего не соображает. Посмотри, как она сидит! Это же поза ребенка в утробе матери! Мы называем ее эмбриональной. Сейчас твоя бывшая подруга уходит в небытие, откуда она может и не вернуться. Да, такое случается часто...

– Нет! – вскрикивает Джоан. – Эли, не надо!

В отличие от остальных студентов, которые с огромным вниманием слушали доктора Риссона, я на его лекциях по психиатрии часто дремала. После этого я твердо решила, что с психически больными ни за что работать не буду.

Насколько я помнила, доктор Риссон, маленький, очень подвижный старичок, говорил на одной из своих лекций: "Перед тем как войти в конечный ступор, больной шизофренией обычно принимает позу эмбриона. Если он в ней остается, то это свидетельствует о том, что все, что вокруг него происходит, им уже не воспринимается. Он как бы уходит в потусторонний мир, в котором ничего нет. Такой больной не испытывает ни боли, ни голода. Он даже снов не видит". В своей книге о кататоническом состоянии больных шизофренией профессор Гран пишет об идентичности симптомов такого ступора и того, что испытывает нормальный человек после принятия таких галлюциногенных препаратов, как мескалин или диэтиламид лизергиновой кислоты.

– Все, она от нас ушла! – раздается голос Урсулы. – Я же тебе говорила... Теперь она ничего не слышит.

– О, Эли, прости меня! – в отчаянии кричит Джоан. – Тебе не надо было сюда приезжать! Зачем ты это сделала? Зачем?

– Из-за больших денег, – отвечает Урсула. – Это из-за них она приехала в Сторм-Тауэрс. Твоя мать предложила ей занять мое место и пообещала огромное жалованье. А за деньги, Джоан, можно купить кого угодно. Вместо меня рядом с тобой была бы она. Но ты этого не хочешь. Правда? Или ты передумала?

– Нет-нет!

– Как ты думаешь, почему она собиралась остаться? Из-за большой любви к тебе? Джоан, да ты только взгляни на нее! Ну, хочешь, чтобы она была вместо меня?

Я вижу, как сердито смотрит на меня доктор Риссон. Стоя за кафедрой, он указывает на меня пальцем и кричит на весь зал:

– Мисс Каванаф, почему вы приняли позу эмбриона? Вы находитесь в лекционном зале, а не в клинике для душевнобольных. Ваше поведение возмутительно! Немедленно прекратите!

Не обращая на него внимания, я еще плотнее сворачиваюсь в клубок. Я уже ничего не вижу и не слышу и постепенно погружаюсь в тот самый вакуум, о котором часто говорил доктор Риссон.

Глава 10

Кто-то настойчиво стучал в мою дверь.

Этот стук вывел меня из глубокого сна. Так неохотно я еще никогда ни просыпалась. Мое нежелание прийти в себя объяснялось не тем, что я лежала в мягкой теплой постели. Наоборот, я чувствовала под собой камни. Да и вокруг меня была кромешная темнота. Даже слабый лучик не проникал в мою комнату.

Стук в дверь становился все громче и громче. Я пошевелилась, и тут же от боли все тело мое заныло. Пытаясь приподняться, я вместо мягкого матраса нащупала под собой мелкие камешки. Вспомнив, что нахожусь в камере, а дверь ее снаружи заперта на тяжелый засов, я от страха застонала. Я вытянула перед собой руки, и они уперлись в холодную каменную стену. Пробыв в такой темноте еще немного, я могу и ослепнуть, – первое, что я подумала.

Мой мозг уже реагировал на боль. Я снова попыталась приподняться, но, вспомнив, что со мной произошло, словно окаменела.

Стук, будораживший мой мозг, уже давил на мои барабанные перепонки. Я не сразу поняла, что доносится он откуда-то издалека и постепенно ко мне приближается. В этом стуке было нечто угрожающее, это вызывало во мне животный страх. Сердце мое так бешено колотилось, что, казалось, оно вот-вот выскочит из груди. Мне хотелось забиться в угол, закрыть лицо руками и зарыдать. Но что-то сильнее моей воли заставило меня подняться, и пойти на этот пугающий звук. Сделав по камере несколько неуверенных шагов, я наткнулась руками на металлическую решетку. Дальше идти я уже не могла. Меня вновь охватил ужас.

Удары, до этого раздававшиеся в темноте, сменились каким-то треском, не менее пугающим. Этот звук становился все сильнее. Неожиданно я поняла, что это не треск сухого дерева, а лай собак. Вспомнив, как злобно лаяли собаки в ночь моего приезда в Сторм-Тауэрс, я содрогнулась. У меня вновь появилось желание забиться в угол.

Прижавшись лбом к чугунной решетке, я вглядывалась в зловещую темноту. Тело мое, в синяках и ссадинах, судорожно тряслось, а зубы от страха и холода выдавали барабанную дробь.

И тут я заметила, что темнота в конце узкого тоннеля начинает рассеиваться. Нет, это не был луч света, просто чернота за дверной решеткой постепенно теряла свою густоту. Вскоре я уже могла различать очертания прохода, в который меня втолкнули перед тем, как закрыть за мной дверь.

Неожиданно тьму в конце каменного мешка прорезал яркий луч света, и я увидела собаку на поводке. Опустив низко голову, она, видимо взяв чей-то след, жадно принюхивалась и тянула за собой хозяина. Послышались мужские голоса. Вслед за первой собакой появилась вторая. Но и она, не свернув в отсек, в котором я находилась, протащила своего хозяина дальше. Третий человек, которого я увидела в проеме, держал в руках нечто похожее на топор. А четвертый...

– Дональд! – закричала я. – Дональд!

Мои крики повторило громкое эхо.

Дональд остановился и замер.

– Эли! – крикнул он. – Где ты?

– Справа от тебя, – дождавшись, когда стихнет эхо, отозвалась я. – Дональд, сверни вправо.

Освещая себе путь фонариком, он побежал на мой голос.

Я увидела, что за ним бежит Грег. Остальные мужчины в нерешительности остановились. Их собаки, взяв след, явно не мой, рвались в другой проход.

Продолжая держаться за прутья решетки, я в изнеможении опустилась на колени. В этот момент к двери подбежал Дональд и направил на меня свой фонарик.

– Эли! Эли, как ты?

Увидев меня, он с тяжелым вздохом произнес:

– О боже!

Когда чугунная дверь со скрипом отворилась, обнял меня и поставил на ноги Грег, а не Дональд Хейлсворт.

– Я позову доктора Пирсона, – глядя на меня испуганными глазами, сказал Грег.

– Не надо, – сурово произнес Дональд. – Я отнесу ее, а ты с остальными продолжай поиски. Грег, сделайте все, чтобы он не ушел. Он должен быть наказан.

– Продолжайте погоню! Я вас догоню! – крикнул Грег мужчинам с собаками, посветил фонариком себе под ноги и, нагнувшись, что-то поднял. – Дон, смотри, что я нашел. Нейлоновый чулок... Видишь, какой он растянутый? Даже форму чулка потерял. Тот, кого мы ищем, надевал его на голову. Поэтому он так и выглядел, как ты его описал.

Дональд крепко сжал меня в своих объятиях.

– Эли, у того, кто тебя сюда затащил, на голове был чулок? – спросил он.

– Да, – чуть слышно произнесла я.

– А Джоан? Она была с ним?

– Да. Они... они подсунули мне... наркотик...

– Проклятие! – вскричал Дональд. – Эли, теперь тебе ничто ни угрожает. Поэтому постарайся о случившемся не вспоминать. Доктор Пирсон уже у нас. Мы показали ему пакетик, который нашли на твоей тумбочке. Он полагает, что в нем был ЛСД.

– Мы могли подумать, что ты, приняв его, вышла из дома и где-то бродишь, – сказал Грег. – Ведь твоего пальто и фонарика в комнате не было. Но дверь твоя оказалась запертой на задвижку. Поэтому мы сразу догадались, что из твоей комнаты есть другой выход. Правда, нам пришлось изрядно попортить стены кабинета, но потайную дверь мы все-таки нашли. Собаки тотчас взяли след. Но не твой, а его. Точно такую же дверь и потайной ход Дональд с полицейскими обнаружил и в комнате Джоан. Когда они ворвались к ней, ее уже в комнате не было. Мы с собаками стали преследовать любовника Джоан, и тайный ход из ее комнаты привел нас к бухте Дьявола. Но мужчина словно в воздухе растворился. Мы решили, что он сорвался со скалы, но, когда мы нашли в твоем кабинете дверь и открыли ее, собаки уловили тот же самый запах. Так что...

Мне хотелось, чтобы Грег прервал свой рассказ, – сил слушать его у меня уже не было.

На повороте в основной тоннель я почувствовала, что от его болтовни я снова начинаю уходить в вакуум профессора Риссона. А мне было о чем рассказать Дональду и Грегу. Об этом они должны узнать...

– Помилуй, Грег! – резко оборвал Грега Дональд. – От твоих слов ей становится только хуже. Одному Господу известно, через что она только что прошла и что испытала.

Грег тревожно посмотрел на меня.

– Прости, Эли, – извинился он. – Я... Дон, кажется, она хочет что-то нам сказать.

Дональд наклонил ко мне голову.

– Что, Эли? – дрожащим от волнения голосом спросил он. – Ты хочешь нам что-то сказать?

– Тот, кто... – с трудом произнесла я.

– Да, Эли. Что он?

– Это... вовсе не мужчина, Дональд, – умирающим голосом ответила я. – Это... Урсула!

Я снова увидела себя сидящей на лекции по психиатрии.

– А сейчас мы поговорим о воздействии диэтиламида лизергиновой кислоты на мозг человека, – произнес стоящий за кафедрой профессор Риссон. – На мозг того, кто по собственной глупости, как говорят в среде наркоманов, "глотнул кислоты".

Я попыталась уйти в "вакуум", чтобы только его не слышать, но оказалась лишь на полпути к нему. Где-то между состоянием, когда начинаются галлюцинации, и ощущением реальности происходящего.

Видя сменяющие друг друга лица знакомых, я слышу вой сирены "скорой помощи". Затем в белой пелене, застилающей мне глаза, появляется рыжеволосая медсестра. Я вижу больничные койки, врачей в белых халатах. Один из них доктор Пирсон. Больничная палата, доктор Пирсон и его рыжеволосая медсестра постепенно приобретают четкие очертания и реальные формы. То же самое происходит и с теми, кто стоит у моей койки и с тревогой в глазах на меня смотрит.

Сара Хейлсворт часто навещала меня, а Дональд приходил ко мне в день по два раза. Он приезжал из Сторм-Тауэрс на машине вместе с Грегом. После того как Грег, собрав необходимые для его книги материалы, уехал в Нью-Йорк, Дональд стал приезжать уже один. Монти появился в моей палате всего один раз, когда, изрядно поистратившись, приехал домой за деньгами. Они ему понадобились для поездки в Европу на известный горнолыжный курорт. Джоан ко мне ни разу не пришла...

Силы мои, как память и разум, постепенно ко мне вернулись. Те, кто меня навещал, время от времени бросали фразы, из которых я узнала много интересного, но в основном для меня малоприятного. Так, мне стало известно, что в состоянии сильного психического расстройства Джоан отвезли в клинику Бостона. Что ее болезнь уже отступает и что она по окончании курса лечения сможет вернуться к нормальной жизни. А что касается Урсулы Грант, то о существовании потайных дверей она узнала во время ремонта ее апартаментов.

Дональд полагает, что причиной, по которой их кузина сделала все, чтобы отдалить Джоан от меня, являлось ее богатое наследство. Согласно завещанию, оставленному их отцом, оно должно было очень скоро перейти его сестре. Естественно, что на пути к достижению корыстных целей я очень мешала Урсуле. Спустя несколько дней, или даже педель, после той ночи меня в невменяемом состоянии должны были найти блуждающей по огромной территории усадьбы Хейлсвортов. А в том, что я сама приняла ЛСД и стала ненормальной, никто бы и не усомнился. Лишь то, что дверь в моей комнате оказалась запертой на задвижку, спасло меня.

Дональд считает, что Урсула запаниковала в тот момент, когда возле потайной двери, через которую можно было попасть в ее апартаменты, залаяли собаки. Джоан сообщила, что их кузина, поняв, что меня очень скоро найдут, в спешке выбежала из дому. Однако сторож поклялся, что Урсула Грант через ворота не проходила. На основании этого Дональд пришел к выводу, что она, подобно Эндрю Хейлсворту, сошла с ума и прыгнула со скалы в бухту Дьявола. Как бы то ни было, но трупа ее пока не нашли.

Я часто задавала себе вопрос: а что, если в стене, окружавшей усадьбу, имелась лазейка? Но Дональд, как человек рассудительный, скорее всего, был прав.

Не вызывало сомнений, что Джоан принимала Урсулу за своего любовника. Но об этом все предпочитали не говорить. В такой семье, как Хейлсворты, не хотели слышать даже намека на то, что между членами их клана могла возникнуть лесбийская любовь. Но привязанность Джоан к Урсуле и влияние той на свою двоюродную сестру были абсолютными. Это я хорошо знала и потому...

Но самое приятное для меня было то, что я и Дональд друг друга полюбили. Будущей весной мы должны пожениться. После больницы я намеревалась вернуться в Нью-Йорк и еще немного поработать. Дональд собирался купить для нас дом, в котором я когда-то жила со своими родителями. После того что произошло со мной в Сторм-Тауэрс, жить в доме своего будущего мужа я не могу.

Я надеялась, что, выписавшись из психиатрической клиники, Джоан будет жить вместе с нами в Бостоне. Ведь всего несколько лет назад в доме моих родителей она чувствовала себя такой счастливой...

Но я не знала, захочет ли этого сама Джоан.

И могла ли я это знать?


home | my bookshelf | | Башни страха |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу