Book: Розыск



Розыск

Анатолий Удинцев

Розыск

Глава 1

ИЗ ДОКУМЕНТОВ:


Ориентировка

«Из исправительно-трудового учреждения совершил побег особо опасный рецидивист РЫБАКОВ НИКОЛАЙ БОРИСОВИЧ, 29 лет, уроженец города Каспийска, русский, приговорен Каспийским областным судом за совершение ряда тяжких преступлений к пятнадцати годам лишения свободы. Ранее судим дважды.

Приметы преступника:

Рост высокий (182 см.), фигура атлетическая, плотная, плечи покатые, глаза голубые, волосы черные с проседью. Особых примет нет.

Преступник владеет приемами каратэ, водит автомобиль, может быть вооружен огнестрельным оружием.

В случае обнаружения преступника просьба сообщить в ближайший орган милиции или в Управление исправительно-трудовых учреждений по телефонам…»


Первым сдал Ржавый… Он тащился сзади, постоянно проваливаясь в чавкающую болотную топь, и грязно ругался.

– Передохнем, Коля! Ну передохнем, а? Мочи уже нет! – время от времени просил он, но Рыбаков двигался не оборачиваясь, пружинисто перепрыгивая с кочки на кочку.

«Ничего, шакал, до леса потерпишь, не подохнешь! – без особой злобы думал Рыбаков. – А там чуток передохнем…»

Он понимал, что Ржавого надо беречь – без такого, как он, проводника из этой глухомани одному не выбраться.

«Ничего, ничего!.. Нам бы только это проклятое болото перейти, а там чащоба укроет! – подбадривал он себя. – Там, в тайге-матушке, для нас уже и вертолет не страшен, – попробуй-ка угляди, если я под какую-нибудь елку заховаюсь! А пока ходу, Коля, ходу! Тут мы как на ладошке…»

Рыбаков чувствовал, что и сам он уже здорово устал – ныли ноги, тянул спину рюкзак, нестерпимо хотелось лечь прямо тут же, на влажный мох, и замереть. Желанная кромка тайги казалась совсем рядом, призывно маячила в дымке болотных испарений, но он знал наверняка, что ходу до нее еще добрых пару часов.

«Нет, врешь, – поправляя лямки рюкзака, думал Рыбаков, – врешь, все равно выберусь! Ползти буду, а доберусь до трассы! На карачках, а доползу!»

Ему припомнилось, как еще несколько часов назад, отчаянно работая ногами, он мчался напролом по тайге, а вдогонку ему, отсекая ветки на деревьях, хлестали автоматные очереди, и в ярости заскрипел зубами:

«Врете, гады! Свою свободу я не отдам, не отдам!»

Только бы Ржавый не подкачал, к дороге вывел…

Ржавый…

Судьба свела их четырнадцать месяцев назад, когда после самого крутого в его жизни приговора пошел он, как водится, по этапу…

Без малого уже пять суток шлепала тихоходная спецбаржа по извилистым северным рекам. И именно тогда, в прокисшей от махорочного дыма камере, внимание Рыбакова привлек уголовник Алексей Селезнев, по кличке «Ржавый».

Природа наделила того кряжистой фигурой, крутыми плечищами и несуразно маленькой, словно предназначавшейся совсем для другого человека, головой. Рыжие волосы, круглое бабье лицо, густо обрызганное веснушками, голубые пуговки безразличных глаз. На первый взгляд – добродушный деревенский мужик. Но только на первый взгляд. Жесток же был этот Ржавый, ох и жесток!..

В один из промозглых вечеров, когда баржа покачивалась на якоре у берега, Ржавый почувствовал, что холодает, сполз с верхних нар и, подсев к пожилому рецидивисту по кличке «Полковник», потребовал у того бушлат. Замерзли ноги у Селезнева, и потому он решил, что бушлат ему нужнее…

«Полковник» – в прошлом известный уголовный авторитет, а теперь просто больной, издерганный тюремной жизнью человек – вскипел и отпустил в адрес «просителя» замысловатое ругательство.

Ржавый, тяжело вздохнув, будто говоря: «Ну что ж… Раз не понимают меня по-хорошему!..» – навалился на несговорчивого всем телом и душил до тех пор, пока тот не захрипел и не потерял сознание. Спокойно, по-хозяйски стащив с лежащего бушлат, Селезнев влез к себе на нары и, накрыв ноги, неторопливо захрустел сухарями. Потому что ему стало тепло…

«Кабан! У него же все повадки кабаньи! – подумал тогда Рыбаков, с интересом наблюдая за финалом разыгравшейся сцены. – И взгляд такой же тупой, злобный… Мм-да-а! Любопытный тип. Надо бы к нему хорошенько приглядеться, авось на что-нибудь сгодится…»

Рыбаков всегда верил в судьбу. И она распорядилась так, что в колонии они с Ржавым попали не только в один отряд, но и в одну рабочую бригаду.

За долгие зимние вечера в камере, где все пять ее обитателей уже до тошноты изучили привычки и рассказы друг друга, в Рыбакове окрепла уверенность, что лучшего проводника при побеге, чем Ржавый, ему и искать не надо. Не проводник, а золото, недаром рыжий…

Селезнев был из местных, исходил и изъездил с геологами и газовиками чуть ли не весь тюменский север, с хантами-промысловиками охотничал, чего еще лучшего желать? От добра, как говорят, добра не ищут!

Глуповат, правда… Ну да что с ним, в шахматы играть? Глуп не глуп, а в бригадирах ходит и народишко зоновский в крепкой узде держит. Чуть что не так – у Ржавого разговор короткий.

До весны торопиться было некуда, и Рыбаков долго, месяца три, все присматривался к Селезневу. Все обмозговывал, как его лучше и вернее приручить.

А поступил он совсем просто…

В один из зимних дней на лесозаготовительном участке, – когда бригада собиралась к костру на обед, Рыбаков по-пустяку придрался к Ржавому и жестоко избил его. Изукрасил, что называется, как бог черепаху. Особого труда это не составило, так как при всей своей медвежьей силе о каратэ тот не имел ни малейшего представления. Хватило одного «мая-гири»[1], который Рыбаков провел ему в живот.

От резкого натренированного удара внутри у Ржавого что-то хлюпнуло, и только голубые пуговки глаз его успели удивиться, прежде чем он завалился в снег.

Основательно отделав лежащего сапогами, Рыбаков вразвалочку направился к костру. «Шестерки» бригадира, сделав вид, что ничего не произошло, пускали по кругу кружку с чифиром. Какое им собственно дело до чьей-то свары?..

Но как только Ржавый поднялся и двинулся на Рыбакова, гнилозубый карманник по кличке «Шкода» бросил своему хозяину остро отточенный топор.

Лезвие уже сверкнуло в смертельном замахе, но Рыбаков нырком ушел в сторону и носком сапога провел боковой «маваши-гири»[2] в голову противника.

Удар был страшен. Колени Ржавого подогнулись, и он, замычав, как раненый бык, вновь рухнул в снег. А Рыбаков, тем временем, нарочито неторопливо поднял топор, вразвалочку подошел к костру, пинком опрокинул на землю сжавшегося в комок Шкоду и, пробуя пальцем лезвие, спросил:

– Ну что, еще желающие есть? Так вот, дешевки, зарубите себе на носу – если кто-нибудь, повторяю, хоть кто-нибудь против меня тявкнет – никакой конструктор по частям не соберет! Все слышали?

Отсидев за драку в штрафном изоляторе, он вернулся в камеру и снова жестоко избил Ржавого.

Зажимая рукой расквашенный нос, тот долго и жалобно, словно побитый пес, скулил в своем углу. А когда все уснули, подполз к нарам и тихо прогундосил:

– Твоя, Коля, взяла, признаю… Давай больше бодаться не будем, а? Чего нам с тобой власть делить, может, вместе бугровать будем? Ну как, согласен?

– Поживем – увидим, – неопределенно отозвался Рыбаков, – может, когда для дела и сгодишься… А пока не утомляй меня своей любовью, спать хочу! – не преминул съязвить он.


Вот с того-то дня и начал Ржавый всячески раболепствовать перед Рыбаковым. Угождал во всем, чужую процентовку ему записывал, лучшими кусками делился. А поделиться было чем.

Каждый вечер перед концом работы Селезнев расставлял на тропах лесооцепления проволочные петли на зайцев. И выходило у него совсем неплохо. По утрам снимал урожай – пять-шесть замерзших до каменного стука заячьих тушек. Для бригадира дичина готовилась отдельно. И ел он не со всеми у костра, а в своем «личном кабинете» – будке цепоточки мотопил. Разделять с ним трапезу он приглашал только своего нового друга – Колю Рыбакова.

Иногда мяса было столько, что оно даже оставалось. Видя такое дело, Рыбаков как-то поинтересовался:

– Слушай, Леха, сейчас-то у нас мяса завались, до отвала жрем. А весной как же? Будет у тебя охота, или зубы на полку?

– Весной все, шабаш, – с аппетитом обгладывая косточку, ответил Селезнев, – зимой-то он из-за морозов ловится. Мороз его, понимаш, вышибает с лежки-то… Лежит это себе косой под кустом, ти-ши-на-а кругом, ниче кругом не шелохнется! А тут, на тебе – ба-ббах! Ба-ббах! – сосна от мороза выстрелила, льдом ее расперло. Вот он, бедолага, и летит, сломя голову, пока в петлю не сунется! А весной, Коля, ружьишко надо. В марте месяце у них поразовка[3] наступат, глупые делаются – умрешь со смеху! Бывало, за вечер по мешку их набивал, а то и поболе. Не веришь, что ли? Да ей же бог не вру!

– А впрок мясца заготовить можно? – поинтересовался Рыбаков, с любопытством отмечая, каким азартным становится Селезнев, когда речь заходила об охоте. – Повялить, засолить там или еще как?

– Отчего же нельзя? – сыто отвалившись к стене, ответил Ржавый. – Можно. Мясо-то лентами нарезать да и на солнце завялить. У нас в деревне так-то лосятину готовят впрок… Поди и зайца можно попробовать. А тебе на что?

– Да так. Думка есть одна… – уклонился от прямого ответа Рыбаков. – Ты вот что, Леша. Повяль-ка этой зайчатины, сколько сможешь. Для дела может понадобиться.

– Ты че, паря, никак на «ход» собрался? – с удивлением глянул на него Селезнев. – Так ты эту химеру из головы-то выбрось. Одному отседова никак не выбраться. Верно говорю.

– А зачем одному? Со мной пойдешь, – как о чем-то решенном уже давно и бесповоротно, спокойно сказал Рыбаков. – Вдвоем и вправду в тайге сподручнее. Или у тебя память короткая стала? Забыл, что мне слово дал?

– Да нет, Коля, я не к тому… Помню… – промямлил обескураженный Ржавый. До «звонка» ему оставалось меньше шести месяцев, и Рыбаков это прекрасно знал. А тут – на тебе, в побег! – Дак ить июнь-то не время, штоб «на ход» идти! – попытался возразить он, но Рыбаков его оборвал:

– А это уже твоя забота, где по пути магазин подломить! Так что готовься, корешок. И не вздумай финтить! – предупредил он. – Не дай же бог, если только до оперативников базар наш дойдет – убить, может, и не убью, но уж калекой точно сделаю! Мое слово твердое!

Задумчив после этого разговора стал Ржавый, даже с лица спал. Зайчатины в общем котле резко поубавилось, и бригада на чем свет стоит материла контролеров, разнюхавших промысел Селезнева…

Но Рыбаков был доволен – заготовка началась. Готовился к побегу и он сам. Не ввязывался ни в какие зоновские свары, старался оставаться в тени. В передовиках производства не ходил, но работал с охотой, каждое утро бегал по нескольку километров, чтобы мышцы за зиму не одрябли. Иначе не уйти. Не выбраться из этой треклятой зоны, покорно вычеркнуть из жизни лучшие свои годы…

Между тем весна начинала брать свое. Днем солнышко пригревало, и снег в тайге набух и осел, обнажая кое-где рыжие пятна прошлогодней хвои. Небо становилось такой пронзительной голубизны, что топор сам выпадал из рук, и Рыбаков устраивался где-нибудь на штабеле свежесрубленного сосняка и замирал, неотрывно глядя в зенит. Часами он мог наблюдать, как легкие, насквозь просвеченные лучами солнца облачка пересекают пространство над контрольной просекой запретной зоны. Густой смолистый запах разогретой хвои пьянил, будоражил его воображение, неудержимо звал куда-то.

Думалось о воле, о женщинах, которых он знал близко и которые теперь были фантастически недоступны.

«Да-а… Неужели все кончено? – раздумывал он. – Неужели у меня в жизни так и не будет больше ничего хорошего? Не будет ничего, кроме этой зоны, где и людей-то нет, а все одни рожи, рро-жи, ррро-жи-и?!»

Испытывая острый и тошнотворный, как изжога, приступ злобы на прошлую жизнь, на все, что с ним происходит сейчас, он вскакивал со штабеля, хватался за топор и в бешенстве принимался рубить сучья на поваленной сосне, вкладывая в каждый удар ненависть свою и тоску: «И-и-йяхх, и-и-йяхх, и-и-йяхх!»

Соленый пот набегал со лба и застилал, резал глаза. Злость постепенно отступала, утихомиривалась, сменялась отупением… Тогда он отшвыривал топор, обессилено опускался на землю и подолгу не мог прийти в себя…

Да-а! Жизнь в колонии особого режима – не круиз на белом пароходе! Дни здесь тянулись уныло и однообразно.

Но один из них – семнадцатое мая – Николай Рыбаков запомнил крепко.

Как всегда, неподалеку рычали трактора-трелевщики, взгромождая на свои щиты груды сосновых хлыстов, визжали бензопилы… Но вдруг в эти привычные звуки вошел острый, как комариный писк, сигнал опасности. Похолодев нутром, Николай обернулся и увидел огромную сосну, которая, мелко подрагивая стволом, с тяжелым вздохом падала на него.

Он рванулся в сторону в невероятном, почти акробатическом прыжке, но одна из толстых ветвей все же достала его, опрокинула навзничь, прижала к снегу. На какую-то долю секунды он потерял сознание. Придя в себя, Рыбаков быстро, ужом, выполз из-под сука, встал на ноги. Пошатываясь, подошел к посеревшему от страха вальщику и с маху въехал ему кулаком в лицо. Тот упал, как подкошенный.

– Говори, гад, кто научил?! – ощеряясь, заорал Рыбаков,

Вальщик, ошалело хлопая белесыми ресницами, слизывал с разбитых губ кровь и молчал.

– Ну нет! Ты у меня сейчас заговоришь, собака! Ты мне сейчас всю правду скажешь! – разъярился Рыбаков и, рывком приподняв работающую бензопилу, занес мчащуюся на бешеных оборотах цепь над острым кадыком вальщика.

– Ржавый, Ржавый велел, – завопил тот. – В карты, в карты я ему продулся, он и велел! Ну не сам же я это придумал, не са-а-ам!!

Рыбаков отшвырнул «Дружбу» и бросился к будке цепоточки, где скорее всего мог быть Селезнев. Но, пробежав несколько метров, остановился, нашел у корневища сосны снег и умылся, до боли растерев лицо колючими кристалликами. Немного успокоившись, он утерся носовым платком и открыл дверь будки.

– А, Никола! Проходи, проходи, чифирком побалуемся! – будто бы даже обрадовался Ржавый. – Мне тут по случаю пачуха индийского досталась… Я счасс, мигом! – засуетился он, пристраивая над гудящим пламенем паяльной лампы большую алюминиевую кружку с длинной рукояткой из толстой проволоки. В зоновском обиходе это сооружение именовалось «чифирбаком».

– Тебе когда на волю? – без всяких предисловий, но почти ласково осведомился Рыбаков.

– На волю-то? В июне, восемнадцатого. А че?

– А то. Я кое у кого интересовался, – деляну эту через месяц закроют – лес кончается. Смекаешь?

– Да и черт с ней, с деляной, на новую перейдете. Что, без работы остаться боишьси? Не боись. Никола, тайга-то эвва-а кака! Конца краю нет! Давай-ка лучше чайку глотнем… Чифир вышел – перший сорт!

– Накрой кружку рукавицей, пусть запарится получше, – посоветовал ему Рыбаков и продолжил: – Разговор-то наш не забыл? Не забыл, не забыл, вижу. Ишь как побледнел!

– Дык тут не только побледнеешь, тут, пожалуй и кое че ешшо сделаш! Под верную ведь пулю тянешь!

– А ты не бойся. Я все обдумал, никто по тебе из автомата шмалять не будет. Освободишься, документы получишь, добирайся в эту деляну и меня жди. Двадцатого вечером, как нас с работы в зону повезут, я от охраны дерну. Через борт – и на ход, дай бог ноги! Силенку я пока не подрастерял, пусть за мной в потемках погоняются!.. До железки меня проводишь – через неделю десять кусков за работу. Из рук в руки. И, заметь, сам-то ты вроде как ни при чем, чистый. Инструктор по туризму, только и делов-то! Если с магазином завалишься – чеши языком так: мол, Рыбаков под ножом держал, понял? Как у нас в Каспийске говорят: «Не писай в тумане, гудки чаще подавай!» А ежели ссучишься, не придешь сюда – со дна морского достану, понял? У меня и на воле кенты есть. Только свистну – г – кислород тебе в момент перекроют!

– А есть у тебя они?.. – после паузы спросил Ржавый.

– Что? – не понял Рыбаков.

– Ну ети… Мани-мани?

– Ты что, окабанел? Мне не веришь? – чуть не задохнулся от гнева Николай. – Рыбакову не веришь? Да я только с Ташкента столько бабок натряс, что весь зоновский забор червонцами оклеить можно! За один заход по полмешка денег брали! И, заметь, когда сладился, менты от меня и гривенника ломаного не добились, секешь? Все в надежном месте лежит. Нас с тобой дожидается! Что я – сявка?

– Ладно, ладно, Кольша, верю. Был на этапе базар про твои дела… Короче так, до железки я тебя вывожу. Только с деньгами не оммани, ладно?

– Сказал же – десять кусков твои! Я не жадный, надо будет, себе еще накую… Только про другое думаю – чего тебе от меня откалываться, а? Будешь при мне вроде телохранителя. Клянусь, ни о чем жалеть не придется! На юга бы вместе маханули… – соблазнял Ржавого Рыбаков.

– Хрена ли я там оставил на югах-то? – буркнул в ответ тот.

– Эх ты! Мерзлота ты вечная! – покачал головой Рыбаков. – Настоящую житуху тебе бы показал! Житуху в полный рост! Море, солнышко, бабцы на пляже телеса подогревают – сказка! Соглашайся, а то так и сгниешь тут заживо. Не в зоне, так в болоте.



– Слышь, Кольша, а почем там избу купить? – неожиданно оживился Селезнев.

– Смотря в каком месте. Чем ближе к морю, тем дороже… А тебе, собственно, зачем дом? При наших-то с тобой деньгах любые хоромы на сезон снимем!

– Да я не про то. Понимаш, бабенка есть одна на примете. С одной деревни мы с ней… Вот и подумываю, а не купить ли ей на твоих югах-то каку-никаку избенку? Глядишь, и у меня свой угол под старость будет.

«Ишь ты! – искренне удивился про себя Рыбаков. – И этот бегемот о тихой пристани мечтает! На «заслуженный отдых» потянуло!»

У самого Николая был давно устоявшийся принцип – никогда не заходить с женщинами дальше кратковременной связи. Но с каждым годом, прожитым в постоянном риске, в нем все чаще шевелилось подспудное желание иметь в жизни хоть какую-то отдушину, женщину, которая любила бы его таким, какой он есть. Со всеми его потрохами.

Иногда Рыбаков перебирал в памяти девиц и женщин, с которыми когда-то сводила его судьба, и спрашивал себя, а не было ли среди них такой? Пожалуй, нет, не было… Одних прельщали в нем сугубо физические способности, других – легкие деньги. Третьи умудрялись пользоваться тем и другим в совокупности. Но кто, кто из них сейчас ждет его, или хотя бы вспоминает? Об этом даже смешно подумать!

«Но в чем же дело? – с раздражением думал Рыбаков. – Ведь даже у такого ублюдка, как этот Ржавый, есть запасной выход! А у меня ни впереди, ни сзади никого и ничего… Только злость в душе и пустота. Пустота и злость…»

– Угол, говоришь? – переспросил он вслух, отрываясь от раздумий. – Десять кусков по нынешним временам для такой затеи, конечно, маловато. Но так и быть, ссужу тебя деньжишками, потом отслужишь.

– Идет, Коля, идет! – схватился за эту идею Селезнев. – Все, что скажешь, для тебя делать буду!

– Ну, об этом позже, когда на Большую землю выведешь! – предупредил Рыбаков. – Ты, Леша, еще одно условие крепко запомни. Чтобы ни одна тварь о наших понтах не знала, на время мы должны стать смертельными врагами. Да такими лютыми, чтобы вся зона про то гудела, а «граждане начальники» само собой. Секешь? А когда позову, придешь. Обсудим все. Тихо, мирно, как сейчас. Все понял?

– Как не понять? Понял… Да только кентуемся же мы с тобой, народишко-то об етем знат. Поверят ли, что кошка меж нас пробежала, а?

– Поверят, Лешенька. Поверят, божий ты человек! – закипая злостью к нему, ласково пропел Рыбаков. – Как не поверить, коли ты сегодня велел мне сосной хребет перешибить? Ну что? Не поверят?!

– Я?! – даже поперхнулся чаем Ржавый. – Да ты че, Коля?

– А то! – спокойно ответил Рыбаков и, взяв кружку, плеснул крутым кипятком ему в лицо.

С тех пор поубавилось веснушек у Ржавого. После ожога кожа сошла неровными лоскутами, и появились на его лице бело-розовые пятна. На всю жизнь отметины…

Увлеченный воспоминаниями, Рыбаков оступился, Нога попала мимо болотной кочки, и он сразу же окунулся в трясину почти по пояс.

Ржавый подошел и подал свою длинную суковатую палку. Глаза их встретились.

«Что, заботишься, шакал пестрый? Знаю, не обо мне, о доме для своей шлюхи печешься! Боишься, как бы не под забором умирать пришлось? Ну, ну… Не бойся, на нарах для тебя всегда место найдется!» – с едким сарказмом думал про себя Рыбаков, выбираясь из бочажины[4]. А вслух добавил, по-приятельски подмигивая Селезневу:

– Спасибо, кентуля! Отблагодарю при случае!

И они снова зашагали к чернеющей вдали кромке тайги, за которую уже начинал опускаться багрово-красный диск солнца.

Глава 2

ИЗ ДОКУМЕНТОВ:


Служебная характеристика

( Извлечение)


За время прохождения службы в должности командира взвода прапорщик ВОЛКОВ ОЛЕГ НИКОЛАЕВИЧ зарекомендовал себя только с положительной стороны.

Программу боевой и политической подготовки усваивает на «отлично». Морально устойчив, дисциплинирован, выдержан. В строевом отношении подтянут. Из личного оружия стреляет уверенно. Физически развит хорошо, имеет первый спортивный разряд по борьбе «самбо». Заочно обучается на втором курсе юридического института.

Взвод прапорщиков, которым он командует, на протяжении трех лет образцово выполняет служебно-боевые задачи. Среди личного состава вверенного ему подразделения нет нарушений воинской дисциплины.

За успехи в службе, обучении и воспитании личного состава прапорщик Волков О. Н. имеет ряд поощрений, в том числе благодарность от заместителя министра внутренних дел СССР. Награжден нагрудным знаком «За отличие в службе» второй степени.


ПРЕДПИСАНИЕ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР

Настоящее выдано прапорщику Волкову Олегу Николаевичу и удостоверяет в том, что он является начальником розыскной группы, выполняющей задачу по розыску и задержанию опасных преступников.

Просьба ко всем партийным, советским, общественным организациям и гражданам оказывать всемерное содействие в выполнении возложенной на него задачи.

Предписание действительно по предъявлению удостоверения личности.

Командир войсковой части В. Н. БОГАТОВ.


– Товарищ подполковник! Начальники розыскных групп в количестве десяти человек по вашему приказанию построены! Командир взвода прапорщик Волков! – чеканя слова, доложил командиру части плечистый подтянутый прапорщик в безукоризненно отлаженной полевой форме.

Сделав два шага вперед, он четко повернулся кругом и замер со вскинутой к козырьку ладонью. От всей его ладной фигуры, румяного лица с аккуратно подстриженными светлыми усиками веяло здоровьем, энергией и молодой дерзостью.

– Вольно!

– Воль-на-а! – продублировал команду Волков.

Подполковник Богатов, невысокого роста, коренастый, с быстрым живым взглядом умных карих глаз, оглядел строй прапорщиков и, заметно по-волжски налегая на «о», начал:

– О том, что произошло ЧП – из ИТК особого режима совершил дерзкий побег преступник Рыбаков, – вы уже проинформированы в деталях. Задача – вылететь в батальон майора Абаяна и возглавить розыскные группы по направлениям, которые он определит на месте. Преступник должен быть задержан в самый кратчайший срок. В целях его обнаружения активно используйте помощь местного населения, охотников и рабочих нефтегазопроводов, геологических партий. Там, где имеются участковые инспектора милиции, установить с ними взаимодействие. При выполнении боевой задачи приказываю строго соблюдать социалистическую законность и меры личной безопасности. Вопросы есть?

Прапорщики молчали.

– Карты получили? – спросил подполковник, обращаясь к Волкову.

– Так точно!

– Тогда – на аэродром. Вертолет уже ждет.

«МИ-восьмой», посвистывая турбинами, скользил над тайгой.

Волков взглянул на часы. Полет продолжался уже сорок три минуты.

«Скоро подлетим к Лосевому», – подумал Олег и посмотрел в иллюминатор. Далеко внизу серая тень вертолета стремительно неслась по зелено-желтому мху болот, перепрыгивала через редкие островки низкорослого сосняка. Но вот болота кончились и потянулись серо-черные гари с завалами из обгорелых стволов. С высоты полета это зрелище представлялось забавой какого-то исполина, в шутку рассыпавшего множество перепачканных в пепле и саже спичек…

Вертолет вдруг подпрыгнул, затем клюнул носом, проваливаясь в воздушную яму. Двигатели зарычали басовитей, выравнивая положение машины, и Олег почувствовал, как его вжало в дюраль сидения.

Он оторвался от иллюминатора и оглядел салон. Прапорщики сидели спокойно, вытянув ноги и привалившись к вибрирующим стенкам вертолета. Некоторые дремали, сберегая силы перед трудной работой. Одетые в одинаковые зеленые куртки, они напоминали десантников.


Командир батальона майор Абаян, выслушав доклад Волкова, вышел из-за стола и энергично пожал ему руку.

– Здравствуй, здравствуй! Оч-чень кстати прилетели. Что называется – подмога пришла вовремя, – поблескивая угольно-черными глазами, сказал он. – Давай-ка сразу к карте, в обстановку «врастать» будешь…

Олег подошел к столу поближе.

– Смотри, – продолжил Абаян, водя карандашом по карте. – Вот здесь, в тридцати километрах от колонии, лесозаготовительный участок, откуда совершен побег. Делянка новая. Ты в этом районе, наверное, еще не был?

– Пока не приходилось. А тут что – от основной узкоколейки новый «ус» протянули? Так?

– Верно. Смотри дальше. На удалении сорока километров от лесозаготовительного участка – речка Вогулка. Направление на юго-восток. Чуть подальше – квартальные визиры, которые тоже выходят к Вогулке. Обрати внимание, это направление – строго на юг.

– Да… Путь для бежавшего удобный.

– То-то и оно! Если связать плот или просто придерживаться реки как ориентира, то за трое-четверо суток вполне можно добраться до поселка Ягодный. А там железнодорожная станция, аэропорт…

– Товарищ майор, устье Вогулки и Ягодный неплохо было бы перекрыть, – посоветовал Волков.

– А ты что думаешь, мы тут зря хлеб жуем? – прищурился Абаян. – Сегодня с рассвета выслал туда розыскные посты на моторных лодках. А Ягодный соседи со вчерашнего дня перекрыли – Богатов распорядился. Вот такая сложилась обстановка… Твоим хлопцам задача будет такая – поиск по вероятным направлениям движения преступника. Ищите следы ночевок, проверьте охотничьи избушки, участки сбора смолы, живицы. Все уяснил?

– Так точно, уяснил. Похоже, маршруты будут не из легких – сплошные топи да тайга… И район розыска вырисовывается будь здоров. Чуть ли не больше Франции.

– Вместе с Голландией, Данией и Люксембургом впридачу! – уточнил Абаян. Несмотря на сложность обстановки, юмор не покидал майора. – Разгуляться есть где. Жалко только, что асфальт начисто отсутствует!

– Товарищ майор, что-нибудь дополнительное по личности преступника установлено?

– Опергруппа работает, вскрывает его связи. Но совершенно определенно могу сказать – Рыбаков не мелкая сошка. Это тип опасный, смелый и дерзкий до необычайности. И физически развит здорово. Как только он через борт грузовика сиганул, колонна сразу же остановилась, организовали преследование, в общем, все сделали как положено. Представляешь, и хлопцы в группе преследования подобраны один к одному – спортсмены, а вот достать его не смогли! Скоростью взял. Но какой бы он феномен не был, надо найти его и задержать во что бы то ни стало.

– И как можно быстрее, – добавил Волков.

– Все правильно, но где искать? Вот в чем загвоздка!…

Майор смолк и, глядя на карту, в задумчивости постукивал кончиком карандаша по столу. Так прошло несколько минут.

– Ну что? Давай по маршрутам распределять будем? – спохватился вдруг он. – Сделаем так: я маршрут называю, а ты мне фамилию старшего из своих гвардейцев. Солдат за ними прямо на плацу закрепим. Там резерв мой в готовности – сорок три человека. Кстати, как у твоих ребят с пайком?

– На трое суток, товарищ майор.

– Маловато будет. Идешь в тайгу на день, а харчей бери на все десять! Так, кажется, местные охотники говорят?.. Получите еще по две сутодачи, я распоряжусь.


Расстановка старших групп по маршрутам уже подходила к концу, когда в кабинет вошел начальник штаба батальона капитан Мотуз.

– Новость есть, командир! – прямо с порога начал он. – Из стойбища Собянинские юрты по рации сообщили – видели двоих на болоте. Бригадир охотников сообщил.

– Ого, далеконько! Это же почти в ста километрах от нас, если по прямой! – удивился Абаян. – Подожди, подожди, Виктор! А при чем тут двое? У нас же один сбежал, Рыбаков? Ну-ка выкладывай все по порядку – кто видел, где, когда…

– Видел охотник-манси. Фамилия его Куземкин. Как сообщил бригадир, этот самый Куземкин ночевал в охотничьей избушке, а поутру в стойбище возвращался. Насколько я понял, шел он просекой, по которой в прошлом году газовики трубы возили… Ну и на болоте Падынская Янга двоих людей заприметил Куземкин.

– Подожди, Виктор Павлович, а одежда? Как эти люди одеты были? – заторопил начштаба Абаян.

– Бригадир говорит, не разглядел этого Куземкин. О побеге-то он узнал только в стойбище, поэтому особого внимания на тех людей и не обратил. Думал, геологи ходят.

– Нет сейчас в этом районе никаких геологов! Я звонил в геологоразведочное управление, не посылали они сюда партии! – характерно для кавказцев жестикулируя, отмел эту версию напрочь комбат. – Двое, хм… Интересно, кто такие, а? Дорого бы я отдал… А ты, Волков, что по этому поводу мыслишь? – неожиданно обратился он к Олегу.

– Трудно судить… – пожал тот плечами в ответ. – Но можно предположить, что преступник принудил какого-нибудь встретившегося охотника идти за проводника. Сам-то Рыбаков тайгу плохо знает. Сугубо городской.

– Версия, конечно… – согласился майор. – И вполне реальная. За полтора дня пройти сто километров вполне можно для такого лося, как он. Тем более его постоянно страх подгоняет!.. Странно другое – почему на север путь-дорогу держит? Или бурые медведи надоели, на белых хочет поглядеть? Не в Салехард же он, в самом деле, собрался!

– Может быть, решил к Оби пробиваться? – подал голос капитан Мотуз.

– Почти тысячу километров по тайге, болотам и тундре? Он что, сумасшедший! Даже если и с проводником – все равно самоубийство! А такие, как Рыбаков, доложу я вам, своей жизнью ой как дорожат, – не согласился с предположением начштаба Абаян. – Но как бы там ни было, а сообщение Куземкина нужно проверить. Какие будут предложения, товарищи?

В кабинете воцарилось молчание. Даже стало слышно, как за перегородкой у радистов попискивает морзянка.

Комбат встал, прошелся по кабинету, снова сел за стол. Налил в стакан холодного чая из графина, но нить почему-то не стал.

– Послушай, Волков, а кто из твоей группы у нас еще не задействован?

– Я и инструктор служебной собаки прапорщик Загидуллин.

– Собачка как? Рабочая?

– Так точно, товарищ майор. След шестичасовой давности берет уверенно.

– Хорошо… Вертолета, конечно, в моем распоряжении нет. А жаль, был бы как нельзя кстати… – задумчиво произнес комбат, слегка постукивая пальцами по столешнице. – Но выход, пожалуй, есть. Вчера командир части мне гусеничный транспортер прислал. Машина добрая, плавающая – ей любая топь нипочем. Бери-ка ты, Волков, эту «гэтээску», своего инструктора с собачкой, шесть бойцов и жми на Падынскую Янгу. Задача – отыскать следы тех двоих, что Куземкин видел. Потом нагнать их и установить личности. Понял?

– Есть, товарищ майор! – вытянулся Волков.

– Радиостанции подходящей мощности у меня для тебя нет, так что не обессудь. Но ты парень бывалый, по леспромхозовским линиям связь организуешь. Организуешь ведь?

– Так точно, товарищ майор, не впервой.

– В случае если далеко заберешься, прямо со штабом части на связь выходи, обстановку докладывай. А Оттуда мне по радиорелейке сообщат. Так надежнее будет. Ну а остальное… – развел руками комбат, словно давая понять, что всех ситуаций все равно не предусмотришь, будь хоть семи пядей во лбу. – Остальное, товарищ прапорщик, как говорят, «сообразуясь с обстановкой»!

– Есть действовать, сообразуясь с обстановкой! – повторил Олег.

– А ты, Виктор Павлович, – обращаясь уже к начальнику штаба, сказал Абаян, – займись отправкой розыскных групп. Тщательно проверь оружие, экипировку. Тайга шутить не любит, сам знаешь!.. Я на аэродром – начальство уже на подлете.

Глава 3

«Гэтээска», отчаянно завывая вентиляторами, ползла по рыже-зеленому ягелю болота.

Вдруг транспортер сильно тряхнуло, лобовые стекла залила грязная жижа. Двигатель взревел и смолк.

– Похоже, в бочажину провалились… – предположил механик-водитель Максимов. – Разрешите пойти посмотреть, что к чему? – спросил он у Волкова.

– Действуй, сержант. Только в болото с машины не прыгай – провалиться можно.

– Понял, товарищ прапорщик! – белозубо улыбнулся Максимов, открыл стопор верхнего люка, рывком поднялся с сиденья и выбрался наружу.

Следом за ним вылез наверх и Волков.

После дремотного тепла кабины сразу почувствовалась болотная сырость. Пахнуло взбаламученной гнилью, а из моторного отсека – перегретым автолом. От движений сержанта и прапорщика «гэтээска» слегка заколыхалась на воде бочажины.

Волков похлопал рукой по брезентовому тенту пассажирского отсека и громко спросил:

– Сержант Федоров! Ну как вы там? Живы?

– Все нормально, товарищ прапорщик! – высунулась из отсека голова сержанта. Федоров был без пилотки, и Волков обратил внимание, что его соломенные волосы густо забрызганы грязью. – Черпанули через борт водички, правда… Но мы ее сейчас банками вычерпаем!

– Погоди-ка черпать, пехота! – перебил его долговязый, вечно улыбающийся, чумазый Серега Максимов. – Давайте-ка все по местам! Попробую назад сдать, может, и выберемся…

Заревел двигатель, погнали мощные струи горячего воздуха вентиляторы. Транспортер дернулся и медленно пополз назад, но тут же натолкнулся на край бочажины и беспомощно забарахтался, взбаламучивая гусеницами болотную жижу.



Максимов выключил зажигание и, откинувшись на спинку сиденья, вытер лоб тыльной стороной перепачканной в автоле ладони.

– Шабаш, приехали! – мрачновато заключил он. – Дергаться взад-вперед – только бензин понапрасну жечь.

В кабине стало тихо, только одинокий комар ошалело бился о стекло, да слышно, как в пассажирском отсеке приглушенно шкрябали по дну транспортера консервные банки – солдаты вычерпывали воду.

Ну, что будем делать, Серега? – вглядываясь в усталое, перепачканное мазками машинного масла лицо водителя, спросил Олег.

Надо бы сосенку длиной три-четыре метра, товарищ прапорщик. На траки гусениц закрепим две серьги из цепей, просунем в них сосенку – и вперед! Бревно будет опираться на края бочажины, и мы выскочим.

– Все это хорошо, конечно, но до сосенок еще добираться надо… – в раздумье произнес Волков. – А кругом топь, до кромки тайги километров пять будет. Так что не меньше трех-четырех часов провозимся… Эх, как же все-таки тебя, Серега, угораздило? – укоризненно покачал он головой.

– Ну не нарочно же я, товарищ прапорщик! – обиделся сержант и стал выбираться из кабины. – Раз виноват, сам за бревном и пойду. Только человека в помощь дайте – мне одному не дотащить.

– Сержанта Федорова возьми, он покрепче остальных.

– Есть взять Федорова! – снова повеселел водитель. – Эй, пехота! – зычно крикнул он в пассажирский отсек. – Сержанта Федорова в мое распоряжение! Да быс-стра-а!

– Чего это ты раскомандовался, мазутчик? – парировал этот несколько оскорбительный выпад Федоров. – Мне не ты, а товарищ прапорщик начальник. Мое отделение в его распоряжение придано!

Слова «мое отделение» сержант подчеркнул особо, со всей солидностью, на которую только способен воинский начальник в восемнадцать лет.

– Ну ладно, ладно! Поговори у меня, комель потащишь! – беззлобно пробурчал Максимов, извлекая из люка кабины двуручную пилу. – Ты у меня физицски посовершенствуешься!

– Э-э! Хватит! Побалагурили и будет! – прервал их шутливую перебранку Волков. – Сержант Федоров, передайте автомат мне, пойдете с Максимовым за бревном.

– Есть! – звонко отозвался тот и, привстав на кромке заднего борта, приготовился к прыжку, выискивая место понадежнее.

– Отставить прыгать!! – крикнул Олег, но опоздал.

Сержант прыгнул, держа автомат в руке, и сразу же провалился по пояс в болото. На какое-то мгновение все буквально опешили.

– Не двигайся! – что было сил закричал Волков. – Федоров, не двигайся, слышишь?!

– Слышу… – каким-то заледенелым голосом отозвался сержант. Он все-таки сделал попытку выбраться из трясины, отчего провалился еще глубже, но выполнить команду Волкова в конце концов сумел – выбросил вперед широко расставленные руки, намертво зажав в них ствол и приклад автомата.

Олег выдернул из кабины свой рюкзак, рванул клапан кармана, где у него находились самые необходимые в аварийных ситуациях вещи, и достал свернутую в тугой моток парашютную стропу, на конце которой было привязано небольшое свинцовое грузило.

– Держи, Федоров! – крикнул он и, зажав конец стропы в руке, метнул клубок.

Бросок оказался удачным: словно лента серпантина, стропа развернулась и легла у головы сержанта.

Только сейчас заметил Волков, какой отчаянный страх застыл в глазах Федорова, как посерели его губы.

«Напугался здорово, – машинально отметил он. – Главное, чтобы не начал барахтаться – тогда конец, не успеем помочь!»

– Федоров, голубчик, только не шевелись! – ласково попросил Олег. – Договорились? Твое дело сейчас лежать смирно и все… А теперь совсем тихонько освободи правую руку и вяжи стропу за автомат. Потихонечку, потихонечку…

Сержанту удалось это сделать.

– Ну вот и молодчина! Вот и порядок! – обрадовался Волков. – Сейчас мы тебя в два счета вытащим!.. Ну-ка, хлопцы, – передал он конец стропы в чьи-то руки в пассажирском отсеке, – беритесь покрепче и по моей команде тяните. Рр-раз, двва-а, три!

Стропа натянулась. Автомат в руках Федорова слабо шевельнулся, но тело его трясина не отпустила.

– Не получается что-то, товарищ прапорщик! . – с надеждой глядя снизу вверх на Волкова, пожаловался сержант.

– Ничего, ничего! – подбодрил его Олег. – Не выходит так, сейчас что-нибудь новое придумаем. Мужики тут собрались али не мужики?

– Мужики, товарищ прапорщик… – согласился Федоров. – Комары вот только замучили! Все лицо облепили, гады. А как сгонишь?

– Комары – это не страшно, это не материальная часть! – шутил Олег, а сам лихорадочно искал выход.

Вдруг его взгляд наткнулся на конец деревянной решетки, лежащей на дне отсека.

– А ну-ка, хлопцы, – неожиданно тихо обратился он к солдатам, – выкидывайте решетку за борт! Плашмя!

После некоторой возни в отсеке решетка легла на кочки болота. Волков, спустившись с тента, осторожно встал на нее, придерживаясь руками за борт транспортера.

Решетка слегка загрузла под тяжестью его тела, но не провалилась.

– Подайте вторую! – скомандовал Олег.

Вторая решетка до вытянутых рук сержанта не достала всего несколько сантиметров. Тогда Олег лег на нее и подполз к Федорову. Смахнув с его лица обнаглевших вконец комаров, Волков ободряюще подмигнул ему и, вытянув правую руку, намертво зажал в ней поясной ремень сержанта.

– А ну-ка, землячок, ползи, ползи ко мне потихоньку! Эй, хлопцы, тяните дружнее!

Стропа натянулась. Олег рывками дергал за ремень и пятился назад по решеткам.

После нескольких неудачных попыток Федорова все же удалось вытащить. Посиневший, лязгающий от озноба зубами, в гимнастерке и брюках, насквозь пропитавшихся болотной жижей, сидел он на скамейке отсека и разглядывал свои грязные босые ноги, – сапоги вместе с портянками остались в трясине.

– Эх, съест меня старшина за сапоги, – убежденно шептал он. – Недавно только выдал…

– Да брось ты, друг! Какие сапоги? – затормошил его подсевший к нему Максимов. – Я тебе свои подарю, тоже новые. У меня с собой резиновые есть… Как же это ты, пехота, а?

– И сам не пойму… Вроде на кочку прыгал, а под низом вода оказалась… Ох и холоднющая, бр-р-р! – затряс головой Федоров. – До сих пор отойти не могу…

– Тебе погреться бы надо, – с участием произнес механик-водитель. – Давай вылазь наверх! Подсадите его, ребята! – засуетился он. – Сейчас двигатель запущу, ты у меня на решетках вентиляторов вмиг отойдешь! И согреешься и обсохнешь! Эх, пехота, пехота… – сокрушенно покачал головой Максимов.

Олег привалился к спинке скамейки и сидел молча и безучастно. До него только сейчас начинало доходить, чем все могло кончиться. Наступила нервная разрядки, и он никак не мог унять противную дрожь в руках.

В экспедицию за спасительным бревном Волков решил пойти сам, взяв с собой только Максимова.

Шли осторожно. Впереди Олег, ощупывая ногой обманчивую толщу ягеля. За ним, ступая след в след, механик-водитель. Для страховки они обвязались концами парашютной стропы.

Прокладывая дорогу, Волков старался избегать сочно-зеленых участков мха – под ними чаще всего могли оказаться «окна».

Кое-где на кочках, словно капельки крови, рдела прошлогодняя клюква – тугая и сочная. Олег иногда нагибался, набирал в пригоршню ягоды, и они лопались у него на зубах холодными кислыми пузырьками.

Болоту, казалось, не будет конца – шли почти два часа. Но вот, наконец, зыбун кончился и путники выбрались на влажный желтоватый песок, густо устланный облетевшими иголками хвои. Толстые стволы сосен, подсвеченные лучами заходящего солнца, отливали медью. Кроны их тревожно и протяжно вздыхали под порывами ветра. Где-то совсем рядом деловито постукивал дятел.

Олег присел на поваленный ствол сухары, с трудом стащил прикипевшие к ногам сапоги, размотал портянки.

– Садись, «танкист», малость передохнем, перекурим, – пригласил он Максимова.

Тот опустился рядом, достал из кармана комбинезона замасленную пачку «Примы», протянул Олегу:

– Угощайтесь, товарищ прапорщик. «Земляцкие» – мать недавно посылку прислала. Мы под Курском живем, райцентр Солнцево. Может, слышали?

– Нет, не приходилось.

– А вы сами откуда родом, товарищ прапорщик? – поинтересовался Максимов.

– Можно сказать, местный. Есть такой город в Свердловской области – Ирбит. Не слышал?

– Ирбит знаю, там завод мотоциклетный. У нас с батей тоже «Урал» есть. Отличная машина, особенно для сельской местности.

– Как раз на мотоциклетном я до армии и работал. Двигатели на конвейере собирал, – пояснил Олег.

Некоторое время они молчали, вглядываясь туда, где приземистым грязно-зеленым жуком виднелась «гэтээска».

– Ну что, служба? Подъем? – первым нарушил молчание Волков. – Пока еще светло, пойдем пошукаем ту квартальную визиру, где зимник проходил. А сосенку спилим на обратном пути, это недолго.

Он туго навернул портянки и, натягивая свои видавшие виды «болотоходы», предупредил сержанта:

– Пилу пока здесь оставь – не нужна будет. А автомат наизготовку возьми, мало ли что… Я впереди пойду, а ты отстань метров на семь.

– Есть! – посерьезнел водитель и перекинул через плечо ремень автомата.

Через несколько минут ходьбы они наткнулись на довольно глубокую, поросшую рыжей осокою, колею.

– Солидная техника тут ходила! Наверное, «гэтэтэ»[5], – негромко сказал сержант.

– Нет, не похоже. Скорее всего «Ураганы» плети возили. Колею-то они набили еще по снегу, – видишь, отпечатков протектора нигде нет…

Чтобы убедиться в правильности своего предположения, Волков сделал еще несколько шагов, внимательно осматривая колею, время от времени пригибаясь и раздвигая руками сухую осоку.

Неожиданно он заметил в траве окурок.

Это была тонкая «байкалинка» из того сорта дешевых папирос, которые в народе метко прозвали «гвоздиками».

Олег присел на корточки, поднял окурок и присвистнул от удивления.

– Что там такое? – поинтересовался Максимов, подходя ближе.

– Да вот, окурочек. И что интересно – бросили его часов десять-двенадцать назад, не больше.

– Может, охотник какой? – предположил механик-водитель. – А почему это вы решили, что окурок брошен недавно?

– Ничего хитрого. Дождя сегодня не было?

– Нет.

– Посмотри, какая гильза набухшая, а табак и вовсе раскис. Земля и трава вокруг совсем сухие… Какой вывод?

– Значит, роса?

– Верно. Только роса утром бывает, а сейчас дело к вечеру. Давай-ка другие следы поищем…

Через несколько шагов они наткнулись на заболоченную низинку. Плотный черный ил хорошо сохранил две пары следов – одну от кирзачей, примерно сорок второго размера; вторую – размера на три побольше, с характерной елочкой литых резиновых сапог.

– Двое шли. Наверное, охотники… – покусывая сухую былинку, предположил сержант. – Или геологи какие.

– Возможно, Серега, – согласился Волков, – возможно, и охотники. Надо уточнить в колонии, какие папиросы могли быть у бежавшего. Тогда и поймем – охотники тут ходили или Рыбаков путешествовал. Связь нужна!.. Я по карте прикидывал – в семидесяти километрах отсюда деревушка есть. Глухарной называется. Так что, механик, придется нам катить по этим следам до самой деревни. Только там все уточнить можно.

– Правильно, товарищ прапорщик, – поддержал его Максимов, – если это охотники или геологи, то чего им от нас прятаться? Может, еще и подвезти попросят, по пути ведь… Да и горючкой в деревне, может, разживемся.

– Все, возвращаемся, – решил Волков. – Поторапливаться надо – с бревном-то по болоту мы не идти, а ползти будем…

…Было уже далеко за полночь, когда, наконец, удалось вызволить транспортер из бочажины.

Ревя двигателями и распугивая светом фар обитателей тайги, облепленная грязью «гэтээска» ходко катила по просеке, с маху перелетая бесконечные лужи и болотины.

Глава 4

Просека, по которой ехал Волков со своей группой, вполне могла бы подойти для испытания тяжелых танков. Ее, по всей видимости, готовили зимой, еще по большому снегу, поэтому она изобиловала множеством пней высотой до полуметра.

Измотанный такой «автострадой», Максимов беспрестанно манипулировал рычагами фрикционов, буквально чудом ухитряясь не посадить днище транспорта на эти «надолбы».

Но встречались преграды и посерьезнее. Уже несколько раз «гэтээска» останавливалась перед перегораживающими проезд стволами, которые, видимо, повалила буря. Их приходилось перепиливать, а затем вручную растаскивать на обочины. Часто эту работу приходилось делать, стоя по колено в воде, и солдаты промокли, как говорится, «до нитки».

«Повезло мне! – подумал с благодарностью за их мужество Волков. – Настоящие ребята попались, не маменькины сынки! Доберемся до деревни, надо будет им хоть мало-мальский отдых организовать, а то завтра будут с ног валиться».

Везло ему пока и в другом. Те двое, в сапогах, с просеки не свернули. Их следы постоянно угадывались в желтом свете фар.

«Значит, скоро догоним. Догоним, и все сразу станет ясно, – подбадривал себя Олег, борясь с наваливающейся дремотой. – А из Глухарной свяжусь со штабом и доло…»

Проснулся он от ощущения непривычной тишины.

Светало.

Повернул голову – Максимова в кабине не было. Волков открыл верхний люк, приподнялся и увидел, что механик копается в моторном отсеке.

– Что у тебя стряслось? Бензин?

– Горючка-то пока есть, товарищ прапорщик, хотя и не больно густо… Тут похуже дело – ремень генератора лопнул! Видно, заводской дефект. То-то я смотрю – амперметр подзарядку не показывает! Вот оно в чем дело!

– Запасной есть?

– Нет, – покачал головой Максимов. – Но вы не волнуйтесь, товарищ прапорщик. В деревне достанем, от «ГАЗ-53» подходит!

– До Глухарной еще дотянуть надо! – недовольно возразил Волков. – Не на себе же твою «танкетку» тащить прикажешь!

– Дотянем! – сверкнул редкой белизны зубами никогда не унывающий Серега. – Я уже ремень медной проволокой сшил. Километров десять-пятнадцать, думаю, выдюжит! – успокаивал Олега сержант, усаживаясь за рычаги.

…До деревни все-таки не дотянули. Она уже виднелась с просеки, оставалось только пересечь небольшой увал, но моторы засбоили, и Максимов, прижав правый фрикцион, загнал транспортер в кусты.

Чертыхаясь, Олег вылез из кабины.

– К машине! – скомандовал он. – В одну шеренгу становись! Сержант Федоров! Проверить наличие оружия и снаряжения, доложить!

– Есть!

Последним из транспортера выпрыгнул прапорщик Загидуллин со своей огромной, чепрачной масти овчаркой. Он отстегнул от ошейника собаки карабин и весело крикнул:

– Гулять, Дик! Гулять!

Засидевшийся в тесноте кузова пес подпрыгнул от возбуждения и прыжками унесся в тайгу.

– Как настроение, чекисты? – спросил Волков у стоящих в строю солдат.

– Товарищ прапорщик! Оружие, боеприпасы, снаряжение в отделении налицо! – отрапортовал сержант Федоров. – Настроение бодрое! Шинели вот только надо бы в порядок привести – перемазались все как черти… – добавил он уже совсем не по-уставному.

– Загидуллин, давай-ка след тех двоих проработаем. Начинай с просеки, а то здесь почва твердая – видимых следов нет.

– Есть, командир!

Выбежав с просеки, Дик уверенно потащил инструктора в направлении деревни.

– Сержант Максимов и рядовой Сартания! Остаетесь для охраны транспортера и наблюдения за местностью. Связь со мной по радиостанции. Отдыхать пока запрещаю. Старший – сержант Максимов, – поставил задачу Волков. – Федоров, выдайте им одну «триста девяносто вторую»[6]. Остальные за мно-ой, бегго-ом, марш!

…До деревни оставалось метров восемьсот, как Дик неожиданно потерял след. Это произошло на поскотине, отгороженной от тайги жердевым забором и испещренной следами коровьих и овечьих копыт. Загидуллин сделал несколько попыток поставить овчарку на след, но Дик вел себя как-то странно – шерсть на нем встала дыбом, он упрямился и даже огрызался на хозяина.

Так продолжалось минут пятнадцать.

– Все, командир, работать пока не будет! Я его характер знаю! – утирая со лба пот, сокрушенно вздохнул Загидуллин.

– А в чем же дело?

– Черт его знает. Скорее всего устал. В «гэтээске»-то он, считай, одними выхлопными газами дышал… Для людей и то тяжко, не то что для собаки! А может, и медведь здесь недавно ходил, кто его знает, – предположил он. – Ишь как шерсть-то на Дике вздыбилась…

– Ладно. Выдвигаемся в деревню, – принял решение Волков.

…Глухарная была уже хорошо видна. Стояла она на угоре, отчетливо просматривались ее потемневшие от времени и дождей рубленые избы. В лучах начинающего подниматься солнца подслеповато поблескивали стекла окон.

Чернели вспаханные огороды, по правую руку от деревни в распадке синела разлившаяся река. На крутом ее берегу угрюмо застыл черно-зеленый кедрач. Было тихо, только в воздухе лениво звенели утренние комары.

Вдруг в деревне резко хлобыстнула пулеметная очередь тракторного пускача и приглушенно запыхтел, забулькал дизель.

– Эге! Похоже, техника имеется! – повеселел Олег. – Может, и с ремнем генератора что-нибудь придумаем!..

Едва только группа Волкова поравнялась с крайними избами, как ее разноголосо облаяла невесть откуда взявшаяся свора деревенских собак.

Основную долю внимания псы уделяли, конечно же, Дику, который невозмутимо шагал рядом с хозяином. Всем своим видом этот огромный пес, казалось, выказывал полнейшее равнодушие и презрение к пустобрехам. Но слегка напружиненный хвост говорил о том, что он начеку и в любую минуту готов вступить в схватку.

Шедший рядом с Олегом Загидуллин на всякий случай взял поводок совсем коротко, для верности намотав его на руку. На длинном поводке Дик мог так дернуть, что и на ногах не устоишь…

Волков резким движением нагнулся и схватил валявшуюся на земле суковатую палку.

– А ну пошли отсюда! – замахнулся он на собак.

Те бросились врассыпную, но через несколько секунд принялись лаять с удвоенным остервенением.

– Бесполезная затея, Олег! – рассмеялся Загидуллин – Они Дика за волка принимают, вот и бесятся… А вообще, скажу я тебе, собачки отменные. Обрати внимание вон на того кобеля с оторванным ухом. Местная охотничья порода. Хоть на лося, хоть на медведя, хоть на белку – универсал-собака! А вот эти, поджарые пятнистые – оленегонные. От ненцев, видать, завезли их… Да будет вам! Уймитесь! – не выдержав, прикрикнул он на разъярившихся псов.

У дома с веселыми светло-голубыми наличниками и здоровенной цифрой «шестнадцать» на крыше Волков дал группе знак остановиться.

– Слушай, Равиль, – подозвал он инструктора, – надо бы зайти. Похоже, лесник тут живет. Поговорим по нашим интересам, может быть, он видел тех двоих?..

Звякнула щеколда, и в воротах появился хозяин – сухощавый, седой, но еще крепкий старик. На вид ему можно было дать лет шестьдесят – шестьдесят пять. Одет он был в выцветшую ковбойку, солдатское галифе, на ногах – шерстяные носки и старенькие калоши.

– Здравствуйте, хозяин! Солдат на постой примете? – обратился к нему Волков.

– Здорово, здорово, коль не шутишь! – защищая ладонью глаза от солнца, отозвался тот. – Афанасей Иванович Сюткин… Афанасей Иванович… Афанасей Иванович… – представлялся он, поочередно пожимая солдатам руки. – Учения у вас, што ли? Али беда какая приключилась? – спросил лесник, жестом приглашая зайти во двор.

– – Беда, Афанасий Иванович. Побег. Из колонии сбежал опасный преступник. Двое суток уже прошло, а пока ни слуху ни духу! – ответил Волков, проходя по узкому дощатому настилу.

Они с лесником присели на аккуратный штабель ошкуренных бревен, закурили.

– С оружием али как ушел-то?

– Пока точно не знаем. Но на месте побега финку обронил. Оружие для него не проблема… На охотничью избушку набредет – вот ему и ружья, и припасы… Сами ведь знаете.

– Так оно, так оно!.. – поддакнул старик. – Вот ведь варнаки! Заработал свой срок, так и сиди свое, не рыпайся! Ан нет! И что проку? Поуськает по урманам-то, по болотинам, а все дале России-матушки не сбежит! К мериканцам податься, што ли, ладят? Дак у их, у мериканцев-то, таких своих хватат. Тьфу ты, срамота!.. – смачно сплюнул Сюткин. – Только сам намается, да бойцов твоих намучает!

– Ну, а у вас в деревне, Афанасий Иванович, чужих не было? Ничего такого не слышно?

– Про етих-то? Про рестантов, што ли? Не-е, бог пока миловал. Че здря говорить – тихо у нас… Правда в прошлом годе, аккурат под майские, телок пропал. Грешили на поселенцев, у их лесосека-то близко, верст пятнадцать, поди, южнее Глухарной будет… Да ить кто знат, они ли, не они ли? А так тихо.

– Понимаете, какая штука, Афанасий Иванович, когда мы по просеке от Падынской Янги ехали, следы обнаружили. Как бы узнать, не из ваших ли кто ходил? Один был в кирзовых сапогах – сорок второй размер. Второй – в литых резиновых, примерно сорок пятый, сорок шестой размер.

– Не-е, не наши это были, парень! – убежденно заявил Сюткин. – Нет у нас таких-то здоровенных мужиков, штоб сорок шестой-то наблочивать. Всех ведь в деревне знаю… Но коль надо, внучка моя быстро по избам сгонят-то. Катьша, Катьша-а! – громко позвал старик.

В сенях скрипнула дверь, и на крыльцо вышла девушка лет девятнадцати в простеньком голубом платье, невысокая, крепко сбитая, в туфлях на шпильках и в немодных белых носочках.

Вся она словно светилась изнутри той особой степенностью и женственностью, которыми отличаются в этих краях входящие в пору девушки.

– Здравствуйте! – негромко поздоровалась она и тут же, испуганно ойкнув, исчезла за дверью.

Причиной этой столь поспешной эвакуации был Дик, который, завидев девушку, шумно вскочил на ноги и стоял теперь в напряжении, чудно наклонив голову и вывалив арбузно-розовый язык.

– Сынок, ты бы убрал свого волкодава в стайку-то, – попросил лесник. – Привяжи от греха подальше!

Загидуллин, сокрушенно покачав головой, «что, мол, за жизнь пошла!», увел овчарку в сарай, привязал к кованой скобе.

– Выходь, Катерина! Выходь, не бойся! – позвал Афанасий Иванович внучку, :

Осторожно скрипнула дверь, вышла Катя, спустилась по приступкам, подошла к деду. Она чувствовала на себе изучающие взгляды парней и от смущения не знала, куда деть руки, все прятала их за спиной.

– Слышь, внуча, тут вот ребята варнака одного ловят, пособить, однако, надоть. Беги к бригадиру, к Харитоновым, Неклюдовым, Савиным, в общем, к тем, у кого мужики взрослые есть. Расспроси – не возвращался ли кто вчерась с Падынской Янги. Да не было ли у кого в спутниках большущего мужика. Такого, штоб сорок последний размер на ногах имел! А бригадиру накажи, пусть сюда подойдет. Начальство, мол, вызывают в дом лесника. Вот че… Все ли поняла?

– Все, дедушка.

– То, то. Дело тут сурьезное, оперативное.

– Сапоги резиновые, литые, подошва елочкой, – пояснил Загидуллин, не сводя с девушки восхищенных глаз. – Примерно сорок пятый, сорок шестой размер.

Девушка кивнула и пошла к воротам, гордо неся аккуратную головку с толстой, ниже пояса, пепельно-русой косой.

«Вот красотища!.. – с восхищением глядя ей вслед, подумал Олег. – Молодец, что не обрезала! Сейчас в городе днем с огнем такие волосы не сыскать… Понаделают себе стрижек, в брюки влезут, сразу и не поймешь – девушка это или парень!»

Катя ему чем-то сразу приглянулась. Не хотелось даже, чтобы она уходила. Не сводили с нее глаз и солдаты. Молодость брала свое, несмотря ни на какую усталость.

Выходя, девушка не прикрыла за собой калитку ворот, и в ее проеме мгновенно возникло несколько детских мордашек.

– Дяденьки солдаты, а атомат показете? – задал вопрос самый смелый и самый беззубый из них. В отцовском пиджаке, подпоясанный солдатским ремнем, в старой военной фуражке с голубым околышем, поминутно съезжающей набок, он несомненно же имел право разговаривать с военными, как равный с равными.

И настолько он был трогателен в своей детской непосредственности, этот современный Филиппок, что все невольно разулыбались.

Афанасий Иванович встал, по-стариковски шаркая ногами, пошел закрывать ворота.

– Цыц, мелюзга! – прикрикнул он на ребятишек громко, но без злобы. – Потом, потом покажут и автоматы и звездочек дадут, А сейчас – марш по домам! Красноармейцам-то с дороги поесть-отдохнуть надо… И-и не шастайте тут близко! У их, вишь, кобель-то какой сурьезный, враз цыпки-то отгрызет!

Он захлопнул калитку, но ребятишки через мгновение уже расселись на заборе.

– Уйдите с заплота, добром прошу! – топнул ногой лесник.

– Да ладно, Афанасий Иванович, пусть сидят, – попросил Олег. – Не сглазят ведь… Помогать нам будете? – спросил он у мелкокалиберной публики, оседлавшей забор.

– Будем! Будем!! А что делать надо, дяденька солдат?

– Пока сидите смирно. Мы сейчас перекусим, а потом скажем.

– Эх, да что это я, старый дурень, в избу-то вас не покличу? – хлопнул себя по коленям лесник. – Давайте, проходите, проходите!

– Спасибо за приглашение, Афанасий Иванович, да только уж больно много нас. На вольном воздухе поедим – сухой паек имеется.

– Ну как пожелаете… А кашу али консервы какие разогреть, так это вон, на летней кухне, пожалуйте! Дровишки наколоты, этого добра у меня хватат. Картошек чугунок принесу… Молочка вот только нет, не обессудьте! Как моя старуха померла – коровенку продал.

– Спасибо, отец! – поблагодарил Олег. – Не беспокойтесь, у нас все есть.

– А ежели красноармейцам отдохнуть потребуется – сеновал у меня большой, милости прошу… – предложил Сюткин. – Нонче днем-то тепло, на сеновале милое дело будет!

«О сне пока говорить рановато, – подумал Волков, – в вот понаблюдать с сеновала за окрестностью…»

– Сержант Федоров! – крикнул он. – Снимайте вещмешки, разогревайте консервы. На завтрак даю тридцать минут. Ефрейтор Ковальчук! Возьмите бинокль и на сеновал. Задача – вести наблюдение за подходами к деревне. При приближении людей со стороны тайги доложите мне. Ясно?

– Так точно!

– Дяденька командир, дяденька командир! – загалдели ребятишки на заборе. – А мозно и мы в биноклю глядеть будем? Мы мешать не станем! Разрешите, дяденька, мы смирные!

– Можно, Афанасий Иванович?

– Да пусть их, все одно не отвяжешься! Только чур, со спичками не балуйте! – пригрозил лесник пальцем пацанам, уже крадущимся на цыпочках мимо навострившего уши Дика.

– А командиров все же попрошу в дом! – настаивал Афанасий Иванович. – Как говорят, чем богаты, тем и рады! Я вам ушицы холодненькой налью, шаньги да пироги внучка вчера пекла… Перекусите, пока бригадир подойдет. У нас ведь и власть-то вся – бригадир да я… – довольный всеобщим вниманием к нему пояснил словоохотливый старик.

Когда в прохладном полумраке сеней Олег и Загидуллин сбрасывали рюкзаки, стаскивали с уставших ног сапоги, хозяин уже гремел посудой на кухне и о чем-то оживленно рассказывал.

Волков, вытянув босые ноги на чисто выскобленном полу, вполуха слушал его скороговорку, а сам думал, удастся ли достать в деревне ремень генератора и хотя бы немного бензина для транспортера. И еще о том, как организовать связь со штабом – он уже понял, что ни телефона, ни радиорелейки в Глухарной нет.

«Конечно, горючее могут подбросить вертолетом, об этом Абаян говорил, но ведь нужно сообщить свои координаты… Связь. Прежде всего нужна связь!»


Через час в избушке лесника собралось почти все мужское население Глухарной. Начался «военный совет».

– А тут, паря, и гадать неча – чужие ходили! – убеждал Волкова старый лесник. – Посуди-ка сам, у нас в деревне и мужики-то помельче тех будут! Сорок пятый-то размер кому в башку взбредет наблочивать, а?

– Может, и вправду геологи какие были?.. – предположил Силантьев, мужчина лет сорока пяти в порыжевшей от времени кожаной куртке летчика. – Только в толк не возьму – почему в деревню не заглянули? Вроде в деревню шли, а никто их у нас и не видывал! Странно…

Командир, честно говоря, и я ничего не понимаю! – признался только что вернувшийся с проработки следа Загидуллин, – Два раза вокруг деревни обрезал – никакого результата. А свернуть тем двоим, кроме как в топь, некуда было… Вот и прикидываю – зачем нормальным людям в болото лезть, когда рядом сухая дорога проходит?

– Николай Владимирович, – обратился Волков к бригадиру, – насчет ремня генератора мне все понятно – нет у вас таких. Ну а с бензиичиком как? Поможете?

– Дак помочь-то, оно, конечно, с радостью, да нечем. Тебе ведь в танкетку-то не десять литров надо…

– Триста пятьдесят, Николай Владимирович.

– Ну вот! А у меня всего-то литров сорок-пятьдесят наберется… Для тракторных пускачей берегу. Так что уж не обижайся, бензина я тебе не дам.

– Сорок литров для меня не выход, – согласился Олег. – Понимаете, нам горючку должны вертолетом подбросить… Да как сообщить, где мы находимся?

– Ты бы, мил-человек, попробовал из Петрова по химлесхозовской рации связаться! – предложил Силантьев.

– Что вы, Николай Владимирович, – вмешался в разговор Загидуллин, – не пойдет так, связи не будет. Частоты у военных раций с гражданскими не совпадают.

– Ну ты меня удивил! Ну и новость открыл! – хлопнув себя по колену, откровенно обиделся Силантьев. – Я, парень, худо-бедно, восемь лет дальней бомбардировочной авиации отдал! Между прочим, стрелком-радистом! Так что кое-какие понятия имею.

– Виноват, виноват, сдаюсь. Промашка вышла! – шутливо поднял руки вверх Загидуллин.

– То-то… – улыбнулся бригадир. – А выход у вас вот какой. У нас по-соседству, в деревне Петрово, это верст двадцать пять отсюда, в конторе химлесхоза радиорелейка имеется. Три раза в сутки они с райцентром на связь выходят… А с райцентра милиция с вашим начальством связаться может. Вот и вся механика!

– Так оно, так оно! – торопливо поддакнул бригадиру лесник. – Милицейские, стало быть, доложат вашему енералу – так, мол, и так, тантетка ваша стоит с порожними баками в деревне Глухарной, шишнадца-тый лесной кордон!.. Летчики-то, почитай, все знают: цифра шишнадцать на крыше – значит, лесник Сюткин Афанасей Иванович тут обретается, личность в авиации известная! – довольный собою засмеялся старик, с поразительной ловкостью сворачивая заскорузлыми пальцами «козью ножку».

– А как до этого Петрово добираетесь? – поинтересовался Олег.

– В большую воду на моторке можно. Но далековато – верст, однако, восемьдесят будет – река-то извилина на извилине, поворот на повороте… – пояснил Силантьев. – А так – только по тайге. Пешком или на лошаденке. Прямик тут есть… Только без провожатого нельзя – повертки знать надо.

Волков взглянул на часы. Было четверть десятого.

– Аккурат поспеешь! – окутываясь клубами махорочного дыма, успокоил его Сюткин. – Проси у бригадира лошаденку, а в провожатые я тебе Катьшу снаряжу. Она в Петрово-то к подруге в гости частенько поезживат…

– Дать-то можно, дело государственное… – почесывая рыжеватую щетину на подбородке, отозвался Силантьев. – Да только какую лошадь-то? Все в разгоне. Разве Орлика?

– Да ты че, Кольша, сдурел? Сбросит еще парня-то! – забеспокоился лесник. – Почитай, с прошлого лета он под седлом не хаживал!

– Дак больше-то и дать нечего, – развел руками бригадир, – не на клячу же водовозную седло наблочивать прикажешь!

– Так оно, так оно, – согласился Сюткин. – А ты, паря, того?.. Верхами-то можешь ли?

– Может, может! – подначил, рассмеявшись, Загидуллин. – Командир у нас с пятнадцати лет в седле, перворазрядник по мотогонкам! Неужели же с мерином не справится?

– Если бы мерин… – вздохнул бригадир.

– Вообще-то мне раньше приходилось ездить… – боясь, что ему не доверят коня, заторопился Олег. – Даже в ночном бывал! Давно, правда, это было…

– А что это за зверь такой, Орлик? – поинтересовался Загидуллин.

– Орлик-то? – переспросил бригадир. – Орлик, мил-человек, это жеребец буденновской породы. Раньше на нем призы на областном ипподроме зарабатывали. А как, стало быть, остарел он, на расплод прислали, для племени.

– Ну что делать будем, Равиль? – после некоторого молчания спросил Волков. – Тебе придется ехать.

– Не-е, командир! Уволь! – отчаянно замотал головой Загидуллин. – Я в этом деле без всякого понятия! От джигита-наездника у меня только фамилия татарская! У нас в Ташкенте я лошадей только на ипподроме и видел… Да и псиной пропах насквозь! – ухватился он за удачную мысль. – Забьет меня жеребец копытами, как волка какого-нибудь! Разве тебе небоевые потери нужны?

– Так оно, так оно… – традиционно поддакнул лесник.

«Где же выход? – задумался Олег. – С одной стороны, покидать группу без разрешения командования нельзя… С другой – позарез нужна связь!»

Ему вдруг вспомнился плакат со словами Ленина, который связисты повесили перед входом на коммутатор части: «Связь как воздух. Когда она есть – мы ее не замечаем, когда ее нет – мы задыхаемся».

«Как образно и глубоко сказано!.. Но где же выход? Послать в Петрово кого-нибудь из солдат? Рискованно. Да и толково доложить обстановку в штаб, понять дальнейший замысел командира… Солдат это вряд ли сумеет… Но сидеть тут и ждать у моря погоды – того хуже! На меня же надеются, ждут результатов! Значит…»

– Ну что, товарищи? – встал из-за стола Волков. – В Петрово поеду я. Загидуллин, остаешься за меня. Днем держи пост наблюдения на сеновале, на ночь – парный патруль по деревне и два дозора на подходах к ней. Еще раз попробуй обрезать след. Душа из тебя вон, а найди хоть направление, куда эти неизвестные пошагали! Вдруг один из них – преступник?

– Есть, понял! – поднялся со скамейки Загидуллин.

– Ребятам днем поспать дай, поочередно, конечно. Ночью всех, включая Максимова, на службу. Уяснил?

– Так точно. Все будет в порядке, командир.

– Да, кстати, Николай Владимирович, – обратился Олег к бригадиру, – транспортер наш надо бы в деревню отбуксировать. Трактор дадите?

– Какой может быть разговор? – удивился Силантьев. – Сделаем.

. – Вот и отлично! – улыбнулся Волков. – Тогда что ж? Идемте, знакомьте меня с вашим Орликом,

Может быть, уж не так и страшен черт, как его малюют?

– Так оно, так оно!.. – ответил за Силантьева лесник и, набросив на голову шапчонку, первым засеменил к выходу.

Глава 5

День выдался теплый, солнечный, но к ночи небо затянуло тучами, остро дохнуло холодом.

В деревне взревел на повышенных оборотах дизель и смолк. Разом погасли огни в домах.

– Кабы дождя не надуло! Поморозим сопли-то! – мрачно предположил Ржавый, оглядывая небо. Он потянулся было за котомкой с сухарями, но Рыбаков остановил его:

– Хорош жрать, кишка твоя ненасытная! Может, дня через два эти сухари жизни стоить будут! Неизвестно еще – возьмем мы этот магазин или нет!

– Чего ето неизвестно? – обиженно засопел Ржавый. – В первый раз, что ли? Сказал – ломану, значит, ломану! Электричества-то в деревне нет ночью, стало быть, и сигнализации нет… А перед делом мне завсегда похавать требуется, а то икота нападает, будь она неладна! – посетовал он и, осмелев, потянулся к котомке. Потянулся, а сам с Рыбакова глаз не спускает…

– Да ладно уж, жри! – махнул рукой тот, достал из кармана выкидной нож, нажал на кнопку. С хряском описало полукруг узкое длинное лезвие, сработанное из обломка циркулярной пилы. Потом он достал из котомки последний кусок вяленой зайчатины и распластнул его на две части.

Мясо было сладко-соленым на вкус и отдавало затхлостью, но Рыбаков старался не думать об этом. В пище заключалась жизнь, а жизнь ему еще ой как нужна!..

Нет, не то жалкое существование, которое он влачит сейчас, а сытая полнокровная жизнь, которая совсем близко, до которой всего один рывок!

И он, Рыбаков, пробьется к этой жизни. Обязательно пробьется!

Теперь он будет умнее. За плечами ха-рр-роший опыт. Пусть горький, но опыт. Он уже никогда не повторит тех ошибок, за которые приходится расплачиваться собственным горбом и долгими годами за тюремной решеткой!

На первое время документы и деньжата у него есть, припрятаны в надежном месте. Ни с какими аптеками, ни с какими наркотиками он больше связываться не будет – опасно это становится. В конце концов, все равно свои же и заложат…

Лучше уж пойти ва-банк, подыскать у себя в Каспийске или где-нибудь на Кавказе тройку отчаянных мужиков, да и обтяпать отделение Госбанка в заштатном, не знающем бед среднеазиатском городишке. Рискануть так рискануть, чтоб в ушах звенело! Потом пластическая операция и жизнь в Риге, Таллине или Вильнюсе. Ему всегда там нравилось – настоящая человеческая жизнь. Снять угол у какой-нибудь бабули… Нет, лучше купить себе небольшой коттеджик, найти работу в автосервисе – в движках-то он, слава богу, волокет получше той шушеры, которая оккупировала большинство «вазовских» станций… «Жигуленок» себе взять… В общем, жить как мечтал! По утрам, как все, в троллейбусе: «Будьте добры, передайте пятачок за билетик», но вечером…

Да-а, человек с фантазией и при деньгах всегда найдет чем заняться. Когда есть деньги, в этой жизни доступно все: и вкусная жратва, и модные тряпки, и самые красивые бабы. Любовь ведь тоже покупается, что бы по этому поводу ни говорили слюнявые моралисты!.. Кто-кто, а уж он-то, Рыбаков, знает, как буквально на глазах добреют самые недоступные красавицы, когда им подбрасываешь фирменные тряпки или цацки с камушками. И будь ты хоть уродом, алкоголиком, самым грязным дикарем с острова Пасхи! Есть деньжата – никуда не денутся, будут бегать за тобой, как дрессированные собачонки! Он же помнит, как это все бывало, когда он возвращался из загранки! Каким нужным и желанным был он, Рыбаков, для всех этих маленьких хищниц! Какие ласковые слова они находили для него! Ну ничего, ничего! Дайте только срок – все это снова у него будет! Надо только не раскиснуть, собраться перед последним прыжком, вырваться, наконец, из этой проклятой тайги… Потом ему будет глубоко наплевать, что подумают о нем эти умники из «эмвэдэ». Он сам, только сам знает, чего стоит в этой жизни! Но как он ни храбрился, как ни убеждал себя в том, что силен и бесстрашен, страх перед тем, что ждет его впереди, перед неизвестностью сжимал сердце, скреб по желудку холодными цепкими коготками…

Сейчас его, Рыбакова, жизнь зависела от целой цепи случайностей. Все в сущности зависит от мелочей! не залает ли собака, когда Ржавый будет ломать запоры на магазине; не выскочит ли из ближней избы какой-нибудь мужик и не влепит ли с перепугу отлитыми на медведя жаканами…

Николай невольно представил, как обожжет боль его сильное тело, тело, которое он так холил, и от одной только мысли об этом его едва не стошнило.

Он в бешенстве отшвырнул недоеденный кусок, бросил котомку под голову и растянулся на подстилке из елового лапника.

«Успокойся, Коля, ну успокойся же!» – приказывал он себе, но никак не мог унять противную внутреннюю дрожь. Страх не отступал. Страх был сильнее его.

– Ну че ты психуешь, Коля? – флегматично чавкая, спросил его Ржавый. – Будь спок, ломанем мы енто сельпо… Вон, на пожарном щите-то и струменты мне приготовлены, – усмехнулся он. – Повременим часок-другой, пока все заснут, а потом во-он в ту избу подадимся. Она брошенная, я приметил. Вот оттуда и посекем за магазином, там нам хоть потеплее будет. Все не на ветру…

«Ишь ты, хрен рыжий, все примечает!» – подумал про себя Николай. Ему не хотелось, чтобы Селезнев почуял его слабину. Что его, Рыбакова, гложет самый обыкновенный страх.

И он грубо оборвал Ржавого:

– А ну, хорош базар разводить! Нездоровится мне что-то… Покемарю пока часок. Разбудишь, как время подойдет.

Он развязал ушанку, натянул ее поглубже на голову, повернулся на бок, подсунув для тепла ладони под мышки.

«Все будет хорошо… Магазин мы, конечно, возьмем, – убеждал себя он. – Там продукты, одежда, возможно, деньги… Могут быть и ружья, охотничьи припасы. Ржавый уверял, что это так – магазин-то для мансийского охотничьего кооператива. Оружие! Это было бы здорово! Тогда меня голыми руками не возьмешь!

Если с магазином все пройдет гладко – под берегом реки, словно по заказу, три моторки. Добычу в лодку, две лодки берем на буксир и потихоньку на веслах – вниз по течению. Моторы с пустых лодок утопим, бензин соберем до кучи и на ход! На «Вихре», пускай даже с перегрузом, скорость двадцать пять – тридцать кэмэ в час все равно разовьем. Значит, за ночь сотню верст отмотаем. А дальше…

А дальше уж как бог на душу положит!..» План был хорош, обдуман – не зря же они полдня проторчали, наблюдая за деревней!

«А сейчас спать, спать!» – приказал себе Рыбаков.

Глава 6

Конюшня отделения совхоза стояла на угоре, за которым пестрел молодой березовый подлесок.

Возле конюшни пахло прошлогодним сеном, конским потом. Было слышно, как в денниках пофыркивают лошади, доносится приглушенная возня.

– Счас распоряжусь, чтоб седлали! – предупредил бригадир Волкова и, скрипнув дверью, исчез в полутьме конюшни.

Олег присел на опрокинутые вверх полозьями розвальни и, сняв фуражку, подставил голову лучам пригревающего солнца. От сочно зеленеющей паскотины шел легкий парок.

Подошел, пришлепывая калошами, отставший Сюткин. Щурясь на солнце, он протянул Волкову ладонь с льдисто искрящимися кусочками комкового сахара:

– На-ка, паря. Для знакомству с жеребчиком-то пригодится поди!

Утомленный прогулкой, по-старчески покряхтывая и придерживая спину ладонью, лесник опустился рядом с Олегом.

– Редикулит, язви его, замучил! – доверительно посетовал он. – Но в твои-то годы, паря, без бахвальства скажу, – ох и шустер я был! Покойница-то моя, Манефа Кондратьевна бывало…

Свою байку Афанасию Ивановичу на этот раз не удалось досказать – подошла его внучка Катя, уже готовая в дорогу – в низких резиновых сапожках и в мужском кургузом пиджачке поверх тренировочного костюма.

– Здрасте вам! – проговорила она и сразу же вспыхнула легким румянцем, теребя в руках ситцевую косынку. Лицо ее, оттененное легкими прядями волос, было не то чтобы красивое, но удивительно ясное.

– Вот, стало быть, Олег-батькович, внучка-то тебя и проводит, – пояснил старик, попыхивая самокруткой. – Она в тайге-то все ходы-выходы знат. На ее, паря, понадеяться можно!.. Счас вот подымлю маненько да и пойду ей Рыжуху седлать, – добавил он.

Между тем возня на конюшне усилилась. Послышалось несколько глухих ударов по дереву, мощное призывное ржание жеребца. И сразу же, потоньше и коротко, отозвалась кобыла.

– Ишь, кровушка-то как игра-ат! – одобрительно улыбаясь, заметил Афанасий Иванович. – Однако застоялся Орлик-то наш! Как бы он тебя не расшиб, паря!

– Да перестаньте вы, деда! – перебила его Катя. – Что ж, по-вашему, человек в седле не сиживал, что ли? Учат ведь их, раз служба такая…

– Так оно, так оно… – миролюбиво согласился Сюткин.

В эту минуту Олег подумал: «Уж лучше бы кого-нибудь из пацанов определили мне в провожатые! Сбросит жеребец с себя на глазах у Кати – стыда не оберешься!…»

Не успел он докончить свою мысль, как открылись ворота конюшни и огромный вороной жеребец, пританцовывая и пофыркивая, буквально вынес висевших на поводьях бригадира Силантьева и старика-конюха.

Как ни готовился Олег к этой встрече, но сердце его все-таки обмерло…

После полумрака конюшни яркие краски солнечного утра, скопление незнакомых людей, видимо, возбуждающе подействовали на Орлика.

Диковато кося глазами по сторонам, он прядал ушами и храпел, приседая на задние ноги.

– Но! Не балуй! Не балуй! – успокаивал коня худенький, чем-то неуловимо похожий на Сюткина старик-конюх. – Не балуй, сказал! – ласково похлопал он по лошадиной морде.

Заметив в руке Волкова сахар, конюх по-приятельски подмигнул:

– Эй, комсостав, чего сидишь-робеешь? Иди давай, угощай Орлика нашего! Сахарок-то он ува-жжаат!

Олег встал, не без робости приблизился к жеребцу, протянул на ладони кусочки сахара.

Жеребец шумно втянул нервно раздувающимися ноздрями воздух, поймал мягкими губами сахар и захрустел, обнажая крупные желтоватые зубы.

– Порядок! Вроде признал!.. – облегченно вздыхая, определил бригадир. Лицо его раскраснелось от напряжения, покрылось мелкими капельками пота. – Ну давай, командир, не робей!

«Эх-х, была не была!» – решил Олег и, сунув ногу в стремя, рывком перевалился в седло.

В какой-то книге из жизни мустангеров он читал, что в отношениях с чужой лошадью все определяет первое мгновение. Человек должен сразу дать понять, что хозяин положения – он, показать свою силу и характер…

Поэтому, перехватив из рук бригадира поводья, он резким движением натянул их, поджимая голову Орлика к его груди.

Не ожидавший такого поворота дела жеребец на секунду замер и присел на задние ноги. Но стоило только на долю секунды ослабить поводья – и конь взбрыкнул так, что Олег чуть было не спикировал на землю.

– Ну нет, друг, так дело не пойдет! – входя в азарт, весело воскликнул Волков и, натянув правый повод сильнее, заставил Орлика неудобно повернуть шею..

Жеребец, мелко перебирая ногами, затанцевал на месте, скосил на Олега фиолетовый глаз и… неожиданно укусил своего седока за колено!

Волков вскрикнул от боли, потерял равновесие и кулем свалился на землю.

«Надо же было так опозориться!» – досадовал он, потирая ушибленный бок.

Отмщенный жеребец с места взял в галоп, играючи перемахнул жердевую изгородь, отделяющую конюшню от выгона, свернул на проселок и понесся, распластывая над землей свое могучее тело.

– Вы не ушиблись? – услышал Волков участливый голос подбегавшей к нему Кати. – Больно?

– Да нет, все в норме, – успокоил ее Олег, поднимаясь с земли.

– Эк он тебя, командир! Ой не могу!.. – хохотал, сидя на полозе саней, Сюткин. – Иди давай, курить будем! Таперича пока не выбегается Орлик-то, не спымать! Иди закуривай, кавалерия!

– Да что вы, деда, как насмешник какой! – присовестила его Катя. – Ну упал человек. С кем не бывает?

– Так оно, так оно… – ответил ей лесник своей универсальной присказкой. И нельзя было понять – соглашается он с внучкой или все-таки продолжает подтрунивать над Волковым.

Минут через сорок жеребец возвратился на выгон. Усилиями бригадира и конюха его удалось подманить ломтем хлеба и поймать.

Прихрамывая, Олег направился к Орлику и вскарабкался в седло.

«Ну, второй раз твой фокус уже не пройдет!» – твердо пообещал он жеребцу.

– Ннно-о! Па-ашел! – крикнул Волков, дергая поводья.

Засвистел в ушах ветер. Не то жук, не то' шмель теплым комком шмякнул Олега по щеке и мгновенно пропал где-то далеко позади.

«Только бы не свалиться, не вылететь! – мелькнула мысль. – Запросто сверну себе шею!» – думал он, как можно ниже пригибаясь к луке седла и стараясь приноровить свое тело к бешеному ритму скачки.

Перед заболоченной низинкой жеребец резко сбавил ход и зашлепал копытами по покрытой желтоватой ряской воде. Он остановился, но Олег сильно дернул поводья вверх. Оскорбленный таким поведением седока, Орлик вздыбился и снова рванул в галоп. Из-под его копыт высоко вздымались фонтаны грязной воды.

– Давай, давай, работай! – в азарте прикрикнул на коня Олег. Ему было нужно, чтобы тот как можно быстрее устал. Только так можно сбить спесь с привередливого экс-чемпиона областного ипподрома!

Болотце кончилось. Впереди между отливающими темной медью стволами сосен дорога круто уходила на подъем.

– А ну-ка, Орлик, газку! – весело крикнул Олег и, опустившись в седло, сильно толкнул жеребца пятками под бока.

«Тягун» утомил коня, вороная шерсть его залоснилась от пота, показалась пена, но Волков и не думал Давать ему передышки. Еще с полчаса гонял и гонял он строптивого по оврагам и буеракам, пока тот не начал обессилено спотыкаться.

– Что, брат? Притомился?! – торжествовал Олег, Попался, который кусался?, ,

Жеребец, тяжело взбираясь на очередной подъем, покряхтывал и смиренно мотал головой. Это вполне можно было принять за знак примирения…

К конюшне Волков возвратился победителем. Довольно ловко соскочив с Орлика, он передал поводья конюху и вразвалочку подошел к Сюткину, засупонивавшему смиренного вида косматую лошаденку.

– Ну так че, паря? Задал он тебе чесу? – хитровато прищурившись, осведомился лесник.

– А, ерунда, Афанасий Иванович. Конь как конь, ничего особенного… – нарочито картинно прикуривая, ответил Олег.

– Так оно, так оно… – согласился лесник, прикрывая ладонью глаза от яркого солнечного света. – А фуражечку тоды пошто потерял? Еро-ой!..

И, видимо, довольный собой, рассыпался в беззвучном дробном смешке.


…Некоторое время ехали молча.

Впереди Катя. Ее Рыжуха шла быстрой рысью, гулко поекивая селезенкой. Метрах в тридцати сзади ехал Олег. Он уже начал понимать, что преждевременно праздновал свою победу над Орликом.

Своенравный жеребец постоянно выказывал норов – то без всякой причины срывался в галоп, то гарцевал так, что от мелкой тряски ныли все внутренности и начинало тошнить. Это было настолько невыносимо, что Волков, наконец, не выдержал:

– Кать, а Кать! Пусти Рыжуху шагом! – взмолился он. – Никак приноровиться не могу… Все печенки отбил жеребец проклятый!

Девушка приостановила свою кобылку, повернула голову к Олегу и понимающе улыбнулась:

– Это у вас с непривычки. Поди давно верхом-то не ездили?

Волков кивнул и откровенно залюбовался Катей. Уж больно красила ее улыбка…

Через минуту-другую лошади уже шли рядом, часто сходясь, и тогда Олег ощущал своим бедром теплый и упругий бок кобылки.

Орлик начал женихаться и все пытался укусить Рыжуху за загривок. Но каждый раз Катя не допускала этого: проворно щелкала его прутиком по морде, отчего тот шарахался в сторону, ,

– Ловко у тебя получается! – похвалил девушку Олег. – Прямо как у укротительницы!

– Ничего особенного, – пожала плечами та, – в деревне ведь выросла. А вы городской, наверное?

– Вроде городской. Родился здесь, на Урале. В Ирбите, есть такой городок.

– Ой, правда? – обрадовалась вдруг Катя. – А у меня подружка, Валя Шматкова, тоже из Ирбита! Вместе в техникуме учились! Может, знаете ее?

– Нет, не знаю, – ответил Олег, и ему вдруг стало жаль, что не знает он этой Вали Шматковой, потому что заметил, как огорчилась его спутница.

– А на какой улице она жила? – поинтересовался он, стараясь хоть как-то исправить положение.

– На Кирова. Номер не то сорок два, не то сорок четыре… Сейчас уже точно и не припомню…

– Вот те раз! Это надо же! – хлопнул себя по ноге Волков. – Через каких-нибудь восемь домов друг от друга жили, а не знаю! Я ведь тоже по этой улице жил. Только чуть повыше, поближе к озеру…

Помолчали.

Но Олегу не хотелось терять нить разговора, и он спросил:

– А ты где училась? Тоже в Ирбите?

– Нет, в Свердловске. Лесотехнический техникум закончила. Знаете?

– Вроде знаю. Он где-то по Сибирскому тракту, почти на выезде из города. Так?

– Ага, – подтвердила Катя, – там еще музыкальная фирма «Урал» рядом.

– Да, да, да! Вспомнил! – закивал головой Волков. – Когда в аэропорт Кольцово едешь, по правую руку будет… Послушай, Катя, а что это ты в лесотехнический пошла? Вроде не женская работа… И охота тебе в такой глуши жить?

– Глушь? Это вы напрасно так! – обиделась Катя, – Да разве у нас глушь? И кто, интересно, лес ростить будет? Вы-то, городские, не больно идете!

– Ну прости, прости, Катюша! – со смехом перебил ее Олег. – Честное слово не хотел тебя обидеть!

– А что мне обижаться? – возразила девушка. – Сама-то я знаю, что моя профессия не хуже любой другой. И много знаний требует. Вот вы, наверное, думаете, что про нашу тайгу, – сделала девушка ударение на первом слоге, и знакомое слово «тайга» прозвучало для Волкова как-то по-особому романтично, – все-все знаете?

– Не все, конечно, но кое-что знаю. Как-никак почти местный.

– И нодью[7] знаете как делать?

– Слышал, вообще-то. Но самому не приходилось.

– А вот деда у меня мастак по этой части. Не хуже любого ханта ладит. Рассказать вам его «технологию»?

– Расскажи, это интересно.

– Значит, так. Перво-наперво берет он две лесины, сухары, конечно. Подтешет их немного топором – так, чтобы плоскости у них появились. Потом «насеку» делает – взрыхляет древесину, чтобы лучше горела. Вбивает в землю колышки и приспосабливает лесины так, чтобы одна над другой держались и между ними зазор был. Бересту в зазоре поджигает, с подветренной стороны лапнику набросает и спит себе…

– А если ветер вдруг переменится? – поинтересовался Олег.

– Так что ж? В тайге не у тещи на блинах. Лапник в охапку и с другой стороны ложись!

– Молодец, Катюша. Спасибо тебе за науку. Теперь буду знать, как нодью приготовить. Может быть, когда-нибудь эта премудрость и пригодится.

– С первого-то раза у вас может и не получиться, – предупредила девушка, – еще и чутье надо, какие лесины выбрать.

– Выходит, еще какой-то секрет есть?

– Секрет не секрет, опыт нужен… Взять хотя бы нас с мамой. Раньше, бывало, на каникулы примчусь – сразу стряпню затею. Пироги рыбные, шаньги с черемуховой мукой – деда-то мой очень такие шанежки с молочком уважает… И, знаете, уж вроде и стараюсь изо всех сил, все по рецепту делаю, а только у мамы все равно вкуснее получаются! Подрумяненные такие, с хрустящей корочкой…

– Ну, мама есть мама. Не горюй, еще научишься!

– Научусь, конечно. Да только не у мамы… – вздохнула девушка. – Утонула она прошлый год – моторка перевернулась… И плавала она хорошо, да вот не выплыла. Осенью-то у нас в Конде вода шибко студеная…

Олег хотел было что-то сказать, как-то утешить девушку, но передумал. Понял, что слова сейчас не нужны.

Неподалеку хрустнула ветка.

– Ой, кто-то ходит! – испугалась Катя. – Не ваш ли…

Волков направил Орлика в заросли кустарника, откуда донесся звук. Положив руку на кобуру, он внимательно осматривал землю – нет ли каких следов? Но ничего подозрительного не заметил. Остановив жеребца, он прислушался… Тихо.

– Показалось, наверное! – крикнул Волков, успокаивая девушку.

В ту же секунду совсем рядом затрещали ветки, и он увидел, как огромный лось, высоко задрав голову с большущими ветвистыми рогами, сшибая грудью молодые осинки, помчался в глубь тайги.

– Ух ты! – воскликнул Олег, вытирая со лба внезапно прошибший его холодный пот. Появление лося было так неожиданно, что он откровенно испугался.

«А если бы то был Рыбаков? – пришла внезапная мысль. – Вообще в штаны наложил бы, да? Расслабился ты, друг дорогой, шуры-муры разводишь! – ругал себя Волков. – А преступник, может, действительно где-то рядом! Эх ты, Аника-воин!»

Он ругал себя, но воображение рисовало совсем Другую картинку: Рыбаков, обросший щетиной, страшный, внезапно преграждает им дорогу. Бандит совершенно уверен в своей безнаказанности. Почему бы не напасть, не завладеть лошадьми? Ведь это проще пареной репы! Девчонка не в счет – сама умрет со страха… Светловолосый парень в комбинезоне – обыкновенный сельский тракторист… Вперед!

Но Олег молниеносно выхватывает пистолет, короткая схватка – и преступник уже связан, посажен на Рыжуху!

И Кате волей-неволей придется ехать в одном седле с Олегом… Как здорово бы было!

– Ох и перетрусила я! – призналась ему Катя, когда он подъехал к ней. – А вы?

– И я тоже! – честно признался Олег. – До сих пор все поджилки трясутся! – расхохотался он.

Дорога пошла сосновым бором. Между стволов деревьев тихо клубился туман, подсвеченный лучами солнца. Было совсем тихо, только пофыркивали лошади, мягко ступая по желтому влажному песку дороги, да изредка раздраженно перекликались вспугнутые кедровки.

Неожиданно, пересекая полоски света на дороге, быстро прошмыгнул бурундучок. Он с ходу вскарабкался на ствол сосны и, усевшись на суку, беспокойно завертел головой, разглядывая всадников.

«Кто такие? Чего надо?» – казалось, спрашивал он, забавно раздувая мешочки на щеках и поблескивая бусинками глаз.

«Не бойся! Не тронем мы тебя, не тронем!» – подумал про себя Волков, разглядывая зверька. Он знал, что бурундук чрезвычайно запаслив – заготавливает себе на зиму до двадцати килограммов кедровых орехов. Но и жаден, говорят, необычайно… Среди охотников ходит байка, что если кто-нибудь разорит его припасы, бурундук находит в лесу подходящую рогульку и виснет в ней горлом. То есть от отчаяния и жадности кончает жизнь самоубийством…

Но это, конечно, только байка. Зачем бурундуку вешаться, если у него запасы в разных местах припрятаны? На пятерых таких, как он, орехов с избытком хватит! А коль не хватит, так он орешков-то и у ронжи[8] позаимствовать не побрезгует. Все равно глупая птица часто и сама забывает, где у нее чего припрятано. А вешаться?.. Конечно же, это просто охотничья байка!

– Эй, Василий Пантелеевич, привет! Как нынче шишковать будешь, а? – вдруг громко и весело крикнула Катя.

Зверек, мелькнув полосатой спинкой, мгновенно исчез в густой кроне дерева.

– Знакомый, что ли? – пошутил Волков.

– Да что-то вроде сродственничка, – улыбнулась девушка. – Муж у меня был – Бурундуков Василий. Ему и кличка с детства «Бурундук» была. Разошлись мы… – пояснила Катя, поправляя выбившиеся из-под платка пряди волос.

– Пил, что ли? – спросил Олег первое, что подвернулось на ум. Он был несколько обескуражен – уж больно не вязался юный облик Кати с неудачным замужеством.

– Да уж лучше бы пил! – как-то совсем по-бабьи вздохнула та. – Жадный без меры был. А узнала об этом после времени… Эх, правду люди говорят – чтобы человека узнать, мало и пуд соли съесть!

– Так оно… – начал было Волков и тут же про себя чертыхнулся – заговорил совсем как дед Сюткин! – Ну да не беда, Катенька! Найдешь еще себе человека по душе. Как говорят: «Какие твои годы!»

– Где его искать-то? – снова вздохнула Катя. – У нас в Глухарной и парней-то нет… Ой! А что это я с вами разболталась, как с подружкой задушевной?! – спохватилась вдруг она. – Хитрый вы, все вопросики да вопросики! А я, глупая, нюни и распустила…

– Да что вы, Катя? Разве я хитрый?.. А потом, по себе знаю, иногда с чужим человеком лучше пооткровенничать, чем с тем, кого близким считаешь.

– И то правда, – махнула рукой Катя. – Да вы не подумайте, я ни о чем не жалею. Не горе ведь это, а так, дурость моя собственная… А вы, Олег Николаевич, все равно, – хи-трук! – лукаво блеснув глазами, сказала она. – Но да и я тоже хитренькая!..

Она повернулась к Олегу и, перегнувшись в седле, неожиданно сильно хлестнула Орлика веткой по крупу:

– Нно-о! Пошел!!

Жеребец на секунду замер, потом встал на дыбы и понес Волкова стремительным наметом. Олегу показалось, что сквозь свист ветра до него донесся Катин смех – звонкий, как переливы серебряного колокольчика.

Глава 7

К селу Петрово Катя и Олег подъехали в первом часу дня.

Темно-зеленый кедрач, среди которого змеилась дорога, неожиданно расступился, и они выехали на вершину сопки.

С ее высоты село открывалось все разом, будто с низколетящего вертолета. Белели шиферные скаты крыш; издали казался совсем игрушечным, словно собранным из спичек, новый мост через глубокий овраг; неторопливо несла свои буро-зеленые воды река Конда, по левому берегу которой, на пойменном лугу, пестрыми пятнышками разбрелось стадо,

– Вон там, где флаг – сельсовет, – указала рукой Катя, – а дом напротив – это контора химлесхоза. Антенна возле него большущая, видите?

Дорога почти отвесно спускалась с сопки. Катя привстала на стременах – на спуске так было удобнее. Волков последовал ее примеру.

Когда подковы лошадей гулко застучали по плахам моста, взгляду открылась небольшая площадь между сельсоветом и конторой химлесхоза. Площадь эта упиралась в здоровенную, по-видимому еще дореволюционной постройки избу, над которой виднелась вывеска «Магазин».

Возле магазина пестрела толпа, в основном женщины и дети.

Человек шесть мужчин сидели особняком на штабеле бревен и покуривали.

– Эх, завезли товар, наверное, а я денег с собой не взяла! – чисто по-женски расстроилась Катя. – Вот дуреха!

Но, подъехав ближе, она поняла, что не в завозе товаров тут дело…

– Нет, тут что-то не то! Глядите, глядите, как участковый наш, Кандычев, суетится? Поди случилось что? Ну верно, случилось! Смотрите – он фотоаппаратом щелкает! Олег Николаевич, давайте побыстрее! – заторопила она своего спутника.

Волков тоже успел заметить человека в милицейской форме.

Тот был без фуражки и то пятился вдоль стены, то набегал, приближаясь к крыльцу вплотную, и замирал, держа камеру перед глазами.

Когда Катя и Олег спешились, он аккуратно положил аппарат на крыльцо и пошел им навстречу.

– А-а, Катерина-батьковна! Приветствую, приветствую! По каким делам пожаловали? Аль расписываться приехали?

– Да нет, Петро Матвеевич, с этим пока не тороплюсь. Все жду, когда твой брательник Федор мне предложение сделает! – улыбнулась Катя. – Знакомьтесь, человек к вам по делу.

– Если по делу, тогда ладно. А то украдут нашу первую красавицу, ответ-то мне держать… Лейтенант милиции Кандычев, участковый инспектор, – представился он, внимательно разглядывая Олега. – Зовут Петром Матвеевичем.

Светловолосый, с дерзкими, немного раскосыми глазами, выдававшими долю хантыйской или мансийской крови, поджарый и жилистый, он улыбался, но взгляд был цепок и внимателен, как у хищной птицы.

Форма на нем сидела ладно. Это впечатление не пор. тили даже неуклюжие резиновые бродни, перепачканные глиной раструбы которых висели, как уши африканского слона.

– Прапорщик Волков, начальник розыскной группы, – представился Олег и, достав служебное удостоверение, протянул его участковому.

– Порядок! – внимательно изучив документ, заключил лейтенант. – По Рыбакову, значит, работаешь? У меня тоже ориентировка из райотдела имеется.

– По нему, будь он неладен. Как сквозь землю провалился!

– Помощь какая нужна?

– Связь нужна. В штаб части обстановку надо доложить.

– Радиорелейка в конторе химлесхоза есть. Сеанс в три часа, передашь что надо.

– А пораньше никак нельзя? Срочно нужно, сам понимаешь…

– Нет, пораньше не получится, – помотал головой лейтенант. – После трех связь хоть круглосуточно будет, а раньше – никак… Мне самому связь позарез нужна – кражу со взломом кто-то завернул, – показал он рукой в сторону магазина. – В отдел сообщить надо. Еще какие трудности у тебя, говори, не стесняйся. Чем можем – поможем.

– Ремень генератора нужен. От «ГАЗ-53». На моем транспортере полетел…

– С ремнем поможем. Это дело поправимое… – лейтенант вытащил из кармана потрепанную записную книжку и, поведя взглядом по стайке мальчишек, замерших на почтительном расстоянии, крикнул: – Федьша! Кандычев! А ну ко мне!

Веснушчатый белобрысый Федька словно из-под земли вырос.

– На, братан, записку, жми к Никодимовичу на рембазу. Передай, чтобы ремень был. Срочно нужно.

Кандычев-младший взял записку, почему-то строго посмотрел на Волкова и вразвалочку отошел к пацанам. Сам он сделал какое-то важное сообщение, и вся ребячья ватага разом снялась с места и припустила по дороге.

– Ишь ты, как воробьи! – рассмеялся Волков.

– Верно, воробьи и есть! – согласился участковый, пряча в карман записную книжку. – Ну, твой вопрос решили. Теперь кражу надо распутывать.

– А не мог эту кражу наш беглец сделать? – предположил Волков.

– Вообще-то почерк чисто зэковский – полы после кражи помыты. И знаешь, чем? Водкой! В магазине вонища – не продохнешь… Но вот в чем загвоздка, сдается мне, что двое их было!

– А следы, отпечатки есть?

– Следов, брат, можно сказать, навалом, Три моторки угнали, на берегу отпечатки сапог. Резиновый – сорок пятый и кирза, поношенные – сорок второй примерно.

– Ах, ты черт! Значит, это они и были!

– Кто? – не понял Кандычев.

– Вчера ночью, километрах в пяти от Глухарной, мы точно такие же следы видели! – возбужденно пояснял Олег. – У бежавшего, кстати, сапоги тоже кирзовые. И тоже сорок второй размер!

– Ну-ка, ну-ка, это уже интересно! – воскликнул лейтенант.

– Эх, догнать бы! Далеко ведь не могли уйти! – загорелся идеей Волков.

– Догонять, брат, не на чем, – перебил его Кандычев. – – Все догонялки теперь у них. У старика Артюхова есть, верно, дощаник с «Ветерком» первых выпусков… Но против «Вихря» это не мотор, а так – фукалка. Да и ушли эти гады уже давненько, еще под утро. Считай, часов восемь как они в ходу. Правда, горючки у них маловато – неполная канистра… Но и на этом бензине они могли уже порядком отмотать. Но ничего! Никуда не денутся! – убежденно заключил участковый. – Достанем! – Немного помолчав, он предложил Волкову: – Ну что, брат, пойдем, поможешь осмотр места происшествия сделать? Как говорят – ум хорошо…

Олег пошел следом за Кандычевым, удивляясь тому, как незаметно они с ним сблизились и перешли на «ты»…

И это кандычевское «брат» не было ни фамильярным, ни навязчивым, а в самую точку.

Ведь дело они делают в общем-то одно. Справедливое мужское дело, в котором и должны быть братья по духу и по оружию.

В толпе женщин он заметил Катю и помахал ей рукой. Она зарделась смущенно и, как показалось Олегу, посмотрела на него с пониманием и одобрением.

– …Вот, полюбуйся, Николаевич, как корова языком слизнула! – указал лейтенант на вырванные вместе е пробоем амбарный и контрольный замки. – Видать, здоровые бугаи тут орудовали…

На чисто выскобленных досках крыльца рядом с замками валялась пожарная кирка. Олег наклонился к ней и почувствовал, что от нее исходит слабый запах спиртного.

– Ни пятнышка ты там не найдешь, водкой протирали… Чисто хирурги! – усмехнулся лейтенант. – Ну да ладно, над этим пусть криминалисты голову ломают, а мне кражу раскрывать надо. Скидавай, брат, сапоги.

И ловко освободившись от своих бродней, он нырнул в сумрак подсобки.

Пока Олег разувался, в магазине послышалась возня, скрип передвигаемых ящиков, затем Кандычев весело выкрикнул:

– Эй, на барже!.. Ставни отворите кто-нибудь!

Из группы женщин отделились было две молодайки, но, взглянув в сторону мужской компании на бревнах, отступили, обиженно поджав губы. Со штабеля встал коренастый мужичок в замасленной кепке-шестиклинке. Он степенно подошел к магазину и с хозяйской неторопливостью раскрыл ставни.

– Спасибо, Кузьмич, а то тут прямо тьма египетская была! – поблагодарил его участковый. – Ты уж проследи, Кузьмич, чтобы к магазину никто не подходил, следы не затаптывал!

– Ясно дело! – коротко отозвался Кузьмич и е достоинством вернулся к мужской компании.

Олег улыбнулся этой сценке и, ступая босыми ногами по прохладному полу, прошел в магазин.

Сильно пахло водкой. Пол действительно был тщательно помыт. Подле порога валялся кусок мешковины, который скорее всего использовали в этих целях.

Магазин охотничье-промыслового кооператива оказался смешанным и, кроме продуктов, тут продавались Рыболовные снасти, и охотничьи припасы, завезенные еще по зимнику, так как из-за перекатов и мелей на Конде грузовые баржи доходили до Петрово только в период разливов. По «большой воде» – как принято говорить на Севере.

Волков осмотрелся. Перед окном дощатый, покрашенный голубой масляной краской прилавок. На нем весы, счеты и начатая упаковка сливочного масла. Подле прилавка стайкой рассыпаны полуобгорелые спички, валяются бутылки из-под водки.

Олег достал носовой платок, осторожно захватил одну из бутылок и, придерживая ее за горлышко и донышко, стал рассматривать.

– Да нет там отпечатков! – остановил его Кандычев. – Я смотрел уже. Видать, ворюги тоже специалисты – платком или тряпкой какой придерживали… А вот на печи, однако, кое-что имеется. Точно! Имеется! – обрадовался он и, вытащив из кармана кусочек мела, кругом очертил следы пальцев на крашеном железе печи.

Волков подошел к Кандычеву поближе и увидел за печкой небольшую деревянную пирамиду, в гнездах которой поблескивали воронением две одноствольные «ижевки» и двустволка-бескурковка.

– Смотри-ка, оружие не взяли! – удивился он. – Наверное, в темноте за печкой не углядели…

– Да нет, брат! Наоборот, мужики глазастые попались! Забрали самые стоящие стволы: карабин «Лось» и охотничью пятизарядку-автомат «ТОЗ-21». На «Лося»-то я и сам давно глаз положил, да с купилками туговато было… Сам знаешь, сколько наш брат милиционер получает. Но я шибко-то не расстраивался – к нему патронов, кроме меня, вряд ли кто достал бы!.. А на пятизарядку мужики не больно-то зарились – дорогущая, а капризная. В тайге двустволка куда надежнее.

– А патроны к пятизарядке были?

– Были, – кивнул головой лейтенант. – Двенадцатый калибр. Гильзы какие-то чудные – не папковые, а пластмассовые. Аня-то, продавец, на глазок прикидывала – похоже, пачек десять-пятнадцать недостает…

Кандычев достал из помятой пачки сигарету и закурил.

– Ну, уважаемый, Олег Николаевич, какой твой вывод будет? – после некоторой паузы спросил он.

– Думаю, что кражу совершили люди нездешние и опытные. Скорее всего ранее судимые. Одного из лих лог силой не обидел – видал, как запросто с запорами расправился?! Так… Еще думаю, что перед кражей они приглядывали за магазином с какого-нибудь заброшенного двора…

– Почему ты так решил? – заинтересовался участковый.

– А сам посуди. Дикая конопля и репейники чаще всего растут в районе заброшенных построек. Так ведь?

– Согласен, – затягиваясь сигаретой, ответил Кандычев.

– И что мы видим? – продолжил Олег. – На полу вон там, возле мешков – колючки репейника и семена дикой конопли. Ту же картину мы наблюдаем и около печки. Видать, воры всю эту растительность на себя понацепляли, пока за магазином наблюдали…

– Молоток, Николаевич! Глаз у тебя верный! – похвалил Олега лейтенант. – Я тоже прикидывал – не со двора ли старухи Анкудиновой они к магазину примерялись? Хозяйка-то уж года три как померла. Двор-то, и точно, весь репьем порос!

– А из местных мог кто-нибудь магазин обворовать? Может, подозреваешь кого? – поинтересовался Волков у участкового.

– Да как тебе сказать? За своих, деревенских, ручаюсь – у нас тут воровство не обретается. На работу уходят – и то избы нараспашку… Охотники ведь, почитай, все… А в тайге у нас закон строгий – кто на чужое позарился или в беде не помог – за человека считать не будут! А то и подстрелят где-нибудь, да и в болото, под колодину. И между прочим, в душе я такой поступок не осудил бы. Испокон века тут так заведено было. Да… Но вот в химлесхозе, однако, всякий народишко есть. Одно слово – вербованные, добрая половина судимых…

– Значит, кто-то из них мог? – спросил Волков. Ему не хотелось бы услышать от Кандычева вполне утвердительного ответа. В этом случае терялась бы надежда, что кража из магазина дело рук бежавшего. И значит, надо все начинать сначала…

– Уж если на кого и подумать, то на Царегородцева Федора, – продолжал участковый. – Во-первых, Дважды за кражи судим; во-вторых, тоже бугаище здоровый. У него ножонки-то не то сорок пятый, не то сорок шестой размерчик! А в-третьих, стал я замечать, что по ночам он к Аннушке побегивать наладился.

– А кто эта Аннушка?

– Продавец. Правда, я про нее худого не скажу, да и не осуждаю – вдовье-то дело невеселое! Второй год как ее-то хозяина косолапый на охоте задрал. А бабенка молодая, в самой поре… Однако теперь-то подумываю: может, неспроста Федька вокруг нее увивался?

– Так ты что, и саму продавщицу подозреваешь?

– Ну-у… – развел руками в стороны лейтенант. – По долгу службы приходится. Я ведь, брат, тоже во внутренних войсках служил. Судебные процессы наша рота обеспечивала, так я за два года каких только чудес там не насмотрелся, чего только не наслушался!

Бывает, что продавщицы из-за любовников-то своих и на растрату и даже на поджог идут, вот че! Так что, пока я и Аннушку со счетов не сбрасываю…

– Мм-да… Оригинально. Как говорят французы – «шерше ля фам»! Любовная история с растратой, инсценировкой кражи и тэдэ и тэпэ!.. – попытался иронизировать Волков. – А о побеге твой Царегородцев мог знать?

– Думаю, мог. Я ведь по участкам специально ходил – народ о побеге оповещал.

– Выходит, он мог сработать под эту марку, под беглеца?

– В принципе мог. Ну ладно, Олег. Как бы там ни было, а Аннушку нам сейчас пригласить придется. Только она нам прояснит, что уворовано. Без этого и розыск начинать – все равно что вслепую… Идет?

– Идет! – кивнул Олег, отмечая, что хоть участковый и сам дело, что называется, «туго знает», но советуется с ним как с равным. А это было приятно.

– Анна Егоровна, разлюбезная, пожалте-ка к нам! Потолковать надо! – крикнул с крыльца Кандычев. – Ну что, Кузьмич, общественный порядок обеспечиваешь, а? – обратился он к мужичку в кепке-шестиклинке. – Назначаю тебя заместителем коменданта гарнизона! Правь службу по всей строгости!..

Через некоторое время лейтенант вернулся. За ним шла продавщица – молодая русоволосая женщина, бледная и явно перепуганная случившимся.

– Аннушка, нам нужен хотя бы примерный перечень украденного. Давай-ка проверь, чего у тебя в магазине недостает. А уж ревизию по всей форме попозже делать будем, когда следователь и товаровед из района подъедут. Добро?

Женщина молча кивнула и, вздохнув, пошла за прилавок.

Минут через двадцать Волков уже заканчивал заносить в записную книжку перечень похищенного. В нем значилось шесть бутылок водки «Экстра», пять бутылок коньяка «Самтрест», сорок пачек шоколада «Спортивный» фабрики «Рот-фронт», около шести килограммов сливочного масла, двадцать четыре банки свиной тушенки в металлических банках и восемь в поллитровых стеклянных банках, чай индийский – около тридцати пачек, килограммов шесть мятных пряников, несколько пачек «Беломора».

Олег не поленился выписать себе ГОСТы консервов и другие маркировки – все это могло пригодиться при ведении розыска, в случае, если кража из магазина все-таки работа Рыбакова.

Из промтоварного отдела исчезли две нейлоновые куртки – красно-белая японского производства – пятидесятый размер, пятый рост, и отечественная, коричневого цвета – пятьдесят шестой размер. Кроме того: сапоги резиновые литые, сорок второго размера, хлопчатобумажный рабочий костюм черного цвета, две кроликовые шапки темно-коричневого цвета, «олимпийка» – полушерстяной тренировочный костюм, свитер толстой вязки в черно-белую клетку, двое наручных часов «Полет» в позолоченных корпусах, компас, два туристических топорика и два объемистых рюкзака темно-зеленого цвета. Воры прихватили с собой около пятидесяти анодированных колечек и перстеньков с цветными стекляшками. Скорее всего, в темноте они приняли их за позолоченные.

Как и говорил участковый, преступники забрали нарезной карабин «Лось», охотничий пятизарядный автомат «ТОЗ-21» и сто шестьдесят патронов к нему. Из них сорок патронов – папковые, со свинцовыми пулями «турбинка», а остальные – пластиковые, заряженные картечью и крупной дробью.

– Ну вот, теперь картина ясная. Спасибо тебе, Аннушка! Что бы мы без тебя делали?.. – подытожил Кандычев, до этого диктовавший Олегу. – Ступай Домой. За магазин не беспокойся – опечатаю и караульщиков приставлю. А коли понадобишься – вызовем.

– Да уж как не беспокоиться! – сокрушенно вздохнула продавщица и, неслышно ступая босыми ногами, вышла.

– Ишь, переживает!.. – внимательным взглядом проводив женщину, заметил участковый.

– Интересный ты человек, Петро! А ты на ее месте что бы делал? Песни б пел? Нет, мне кажется, она к краже никакого отношения не имеет, – выразил свою точку зрения Волков.

– Может быть, может быть, может быть!.. – неожиданно весело пропел Кандычев, мотая головой и дирижируя себе руками.

– Что это ты? Что за веселье? – удивился Олег.

– Да так, мыслишка одна пришла, не обращай внимания, – загадочно улыбнулся Кандычев. – Просто пришел я к выводу, что ваш побегушник к этой краже не причастен.

– Откуда такая уверенность?

– Во-первых, ему одному никогда в жизни столько не унести. Во-вторых, откуда взялись следы второго человека? Что он, сначала одни сапоги надевал и до лодок бегал, потом другие – сорок пятого размера, а? Зачем ему две куртки, две шапки, причем разных размеров? Чересчур уж мы с тобой его хитрым и ловким делаем! Как ты думаешь, Рыбаков на самом деле такой хитрый?

– Скорее умный и рисковый. Несколько раз судим и все по-крупному – контрабанда, два раза сберкассы брал, в Ташкенте торгашей грабил, а последняя судимость – за нападение на инкассаторов. Был ранен, но с места преступления сумел уйти. Года полтора во всесоюзном розыске числился, пока под Ташкентом, совершенно случайно не задержали!

– Ты посмотри, весь кодекс собрал! – искренне удивился лейтенант. – Хищник! Но только сдается мне – не его это работа, тут другая «квалификация» чувствуется… Из вздымщиков[9] кто-то сладко выпить-закусить захотел, чует мое сердце! Ну да ничего, я им аппетит испорчу. Ночей спать не буду, все их деляны обойду, а виновных достану.

– А я вот бежавшего со счетов не сбрасываю, – возразил Олег. – Мог и он тут побывать, только с кем-то в паре. Обрати внимание, сколько взяли шоколада и масла! Это деталь интересная – бежавшие преступники обычно стараются перед побегом раздобыть шоколадные конфеты и сливочное масло. Перемешивают их – получается отличная питательная смесь – легкая и калорийная…

– Тоже верно, – перебил лейтенант. – Ну, а если просто кому-то красиво пожить захотелось? Выпил коньячку, а шоколадочкой, как интеллигентный человек, и закусил, а? Маслице на хлебушек да с индийским чайком? От этого и мы с тобой не отказались бы!.. И еще… Допустим, что один из тех, кто ограбил магазин, – Рыбаков. Тогда на кой черт им брать «Лося», к которому патронов днем с огнем не сыскать?

– Не знаю… – откровенно признался Волков.

– А я знаю. У хантов-промысловиков в нашей округе такие стволы уже имеются. За водочку или за дрожжи-то могут и патронами поделиться, очень даже запросто! Им-то, промысловикам, патроны в большом количестве выдают!.. Вот тебе и ответ: спрячет Федьша Царегородцев карабинчик в тайге до поры, угостит хорошенько какого-нибудь знакомого ханта – вот и боезапас в кармане. Вали сохатых потихоньку – всю зимушку без мяса не будешь!

– А участковый зачем? – усмехнулся Олег. – Что-то не больно похоже, чтобы у тебя под самым носом браконьерствовали, а ты не знал!

– Э-э, мил-человек, – вздохнул Кандычев, – не так-то все просто! Некоторые ведь по две-три лицензии на отстрел лося покупают, а предъявляют их только тогда, когда попадаются. А сколько он до этого сохатых завалил – одному богу известно! Тайга-то у нас большая, везде разве углядишь…

Он умолк, заложив руки за спину, оглядывая магазин. Потом подошел к пирамиде за печкой и, осторожно наклонив двустволку, стал осматривать ее поверхность.

– Вот видишь, на «тулке» свежих отпечатков нет. Значит, выбор был сделан заранее – пятизарядка и «Лось»!.. Кстати, ты не знаешь случайно, как у гладкостволок калибр определяется? У нарезного-то оружия все понятно. Еще с армии помню, калибр – это расстояние между полями нарезов в миллиметрах. А вот у ружья как? Кого ни спрошу – не знают. Может, на американский лад? Это ведь у них там ковбои с «кольтярами» сорокового калибра бегают…

– Да нет, Петр Матвеевич, не американцы тут виноваты. Скорее всего англичане… Когда-то в старину они решили, что калибр ружья должен выражаться количеством шаровых пуль, отлитых из фунта свинца. Например, двенадцатый калибр означает, что из четырехсот пятидесяти трех с половиной граммов свинца, а это и есть английский фунт, когда-то отлили двенадцать пуль, диаметр которых равен диаметру канала ствола вот этой «тулки»… Не совсем удобный эталон, но Англия – страна традиций. А позже такое обозначение и в России установлено было.

– Ну, а с «кольтами» как? – заинтересовался Кандычев.

– Тут проще. Калибр стрелкового оружия США сейчас переведен, для удобства, на метрическую систему, на миллиметры. А раньше все измерялось в дюймах, но это крупная мера – более двух сантиметров… Поэтому калибр выражали в десятых долях «линии». А «линия» – это одна десятая дюйма. Помнишь знаменитую русскую винтовку системы Мосина, «трехлинейку»?

– Конечно, – кивнул головой лейтенант. – Винтовка системы капитана Мосина калибра семь целых шестьдесят две сотых миллиметра. Когда в армии служил, нам начальник службы арттехвооружения лекцию проводил по истории отечественного оружия. Очень, скажу я тебе, интересная лекция была!

– Вот видишь. Теперь-то тебе понятно, откуда произошло слово «трехлинейка»?

– Понял. Выходит, эта самая «линия» равна, равна… – зашевелил губами при подсчете участковый. – Одна «линия» – это две целых пятьдесят четыре сотых миллиметра. Так?

– Правильно, – подтвердил Волков. – Вот и получается, что двадцатый калибр в США соответствует нашей «мелкашке» – пять и шесть десятых миллиметра. А тридцать восьмой калибр, который фигурирует почти во всех западных детективах, равен девяти миллиметрам, то есть как у нашего пистолета Макарова. Правда, у американских полицейских есть револьверы и гораздо большего калибра – до пятидесятого, то есть двенадцать и семь десятых миллиметра…

Кандычев сделал просвет между большим и указательным пальцами, прикидывая калибр этого полицейского «кольта», и аж присвистнул от удивления:

– Ну ничего себе! Вот это «дурочка»! С такой и на медведя ходить не страшно!

– Да, машинка солидная, – согласился Волков, – – ее при стрельбе нужно двумя руками держать. Одной не удержишь.

– Слушай, Олег-батькович, а откуда ты это все…

– Что? – не понял Волков.

– Ну, про оружие, про калибры разные знаешь?

– Справочник такой криминалистический есть. В нем характеристики почти всех видов оружия. Я ведь на третьем курсе юридического учусь.

– То-то и оно… Институт есть институт! – вздохнул Кандычев. – Там тебе и библиотека, и консультации, лекции разные… А я вот, брат, как после армии курсы участковых закончил, и на этом все – шабаш. Сам чувствую – не хватает, не хватает у меня парой грамотешки… А в нашем-то милицейском деле ой как много знать нужно!

– А что же не поступаешь никуда?

– Поступал уже единова… В прошлом году в высшую школу МВД. Да только сразу на сочинении и срезался! – почесал затылок Петр. – Через месяц на второй заход поеду… Учительница тут одна меня помаленьку натаскивает, так что мой шанс повышается… Диктанты заставляет писать, представляешь? Смех ведь!..

– Ну, значит, наверняка поступишь! – подбодрил его Олег.

– Э-э, брат, однако заболтались мы тут с тобой! – спохватился вдруг участковый. – Пойдем-ка двор старухи Анкудиновой глянем.

– Идем, – согласился Волков. – Только давай сначала ГОСТы на консервных банках сфотографируем. Потом я размножу для розыскных нарядов. И еще, я хотел бы по одной этикетке с банок и шоколада с собой взять. Продавщица возражать не будет?

– Бери. С Аннушкой я договорюсь.


Дом Анкудиновой оказался построенным по-кержацки – с многочисленными надворными клетями, загонами для скота, сеновалом. Двор был под одной крышей с домом, чтобы в лютые морозы зверье не добралось до скотины и птицы. Доски настила во дворе истлели от времени, превратились в рыжую комковатую труху, на которой угрюмо торчали заросли дикой конопли и сухого прошлогоднего репейника.

Еще не входя на крыльцо, Волков заметил на слое пыли, покрывавшем его доски, отпечатки подошв резиновых сапог, а рядом другие – нечеткие, поменьше размером.

– Надо бы сфотографировать! – предложил Олег Кандычеву.

– Этим пусть эксперт занимается или следователь. У меня вспышки нет. Следов-то у нас, брат, целый альбом отснять можно, а толку что? Мне главное поймать этих бандюг, а уж фотографировать потом охотники найдутся…

Посередине избы могучим утесом возвышалась русская печь. На ее лежанке без всякого труда разместилось бы целое отделение.

Возле шестка, словно в ожидании хозяйки, рядком стояли ухваты, сковородник и длинная кованая кочерга.

Из угла комнаты на вошедших строго глянули лики святых. Перед иконами на полочке стояли граненая рюмка и тарелка с крупной комковой солью. Ниже, на цепочке, висела лампадка, позеленевшая от времени.

– Соль-то зачем? – опросил Волков лейтенанта, кивнув в сторону образов.

– А шут его знает. Тут у нас место глухое, вся вера поперепуталась – и христианская, и языческая. Думаю так: в старину с солью у хантов и манси туго было. За фунт соли пять соболиных шкурок купцам платили, а то и больше… Вот, наверное, и пошел обычай русских богов солью и водкой задабривать… Ээ-э! Глянь-ка, Олег, – тронул он Волкова за руку, – вот где они, голубчики-грабители, часа лихого дожидались!

У окна, подле широкой, выкрашенной почему-то в бледно-голубой цвет, лавки, валялось несколько окурков, горелые спички и пустая пачка из-под папирос «Байкал».

Волков присел на корточки, рассматривая окурки. Характер прикуса мундштуков показался ему знакомым, и он пожалел, что не взял с собой окурок, который они с Максимовым нашли на лесной дороге, – оставил Загидуллину.

– Да, вроде прикус тот же. Тот же… – задумчиво произнес он.

– Что, где-то такие уже видел? – заинтересовался Кандычев.

– Да. На дороге в Глухарную, вчера. И следы обуви там точно такие же были… Но двое? Почему все-таки двое?..

– Поймаем – разберемся, что и как! – заверил его лейтенант. – Но, однако, эти деятели сидели здесь довольно долго. Часа два раскуривали, не меньше… Слушай, а твой-то Рыбаков какие курит?

– Во-первых, он точно такой же твой, как и мой, – немного обиделся на Кандычева Олег. – А во-вторых, Рыбаков – некурящий. Во всяком случае по данным оперативной части числился в числе некурящих… Он же спортсмен, каратист, причем почти профессиональный. Так что такую дрянь, как эти «гвоздики», он курить не станет. Тут явно почерк заядлого куряки: видишь – все мундштуки одинаково заломлены, как из-под машинки! Значит, навык давно приобретенный, почти автоматический.

– Что-то я тебя, паря, не пойму! Ты ведь только недавно версию про шоколад и масло выдвигал! Похоже, мол, на работу бежавшего осужденного. А сейчас сам же ее и опровергаешь! Короче так… Кража есть? Есть. Искать надо? Надо. Вот и будем это вместе делать пока точно не убедимся, что не твоего подопечного работа. Другого-то выхода пока нет?

– Нет, – согласился Волков.

– Тогда план такой: ты жми в контору – сеанс связи уже подходит, а я к старику Артюхову за лодкой. Доложи своему начальству, что в магазине деревни Петрово Рыбаков с кем-то в паре похозяйничал. Во всяком случае, картина на это сильно похожая… Передай, что и участковый инспектор Кандычев такое же мнение имеет.

– Ага! Значит, ты все-таки согласился с моей первой версией?! – торжествовал Волков.

– Кто это тебе сказал? – хитро прищурился лейтенант. – Ты по-своему мозгуй, вольному воля. Но чем мне одному по тайге шастать – вдвоем-то сподручнее будет, а? Завтра, глядишь, твои бойцы на «гэтээске» подкатят, да еще с собачкой – вообще красота будет! За сутки-двое кражу размотаем. А слава, почет кому? Опять же мне, потому как я есть тут оперативный начальник! Понял?

– Ох и хитер же ты! – рассмеялся Олег. – Чужими руками, да…

– Почему чужими? Это организацией взаимодействия называется! – рассмеялся Кандычев и, приятельски хлопнув Волкова по спине, добавил: – Итак, доктор Ватсон, за работу! Вперед!

Глава 8

– Принимай товар, Коля! – хрипло выдохнул Ржавый, подавая рюкзак через перила. – Токо осторожно, посуда в ем!..

Рыбаков принял тяжелый рюкзак и, в спешке путаясь в его лямках, закинул за спину.

– А ну-ка, держи игрушку! – стволом вниз подал ружье Селезнев и добавил, озираясь по сторонам: – Тихо, что ли, было?

– Тихо… Собаки сначала немного побрехали, да успокоились, – шепотом ответил Рыбаков.

От ощущения холодной стали оружия ему вдруг стало страшно. Нестерпимо захотелось бросить все и сбежать напрямик к реке, где стояли лодки. Он еле-еле переборол в себе это желание…

Селезнев спустился с крыльца и, махнув Рыбакову рукой, первым нырнул в темень ночи. Ступал он грузно, сопел как паровоз, но, однако, это не мешало ему в кромешной тьме безошибочно угадывать препятствия и ловко обходить их. Чувствовался опыт таежника.

Дойдя до молодого ельника, они перевели дух, прислушались. В деревне было тихо…

– Порядок, Никола! Потопали дальше! – прохрипел Ржавый и, тяжело отдуваясь, продолжил путь.

Через несколько минут они спустились по глинистому откосу к лодкам.

– Разгружайся в катер! – указав рукой на широкодонный «Прогресс», приказал Ржавый. – На ем весла есть!

С трудом выдирая сапоги из вязкого прибрежного ила, Рыбаков приблизился к катеру и перевалился через его борт. От толчка «Прогресс» лениво покачнулся и стукнулся кормой о соседнюю лодку.

– Тихха-а ты! – угрожающе зашипел Ржавый, передавая свой рюкзак и ружье, – Садись на весла, я столкну…

Селезнев освободил цепи лодок, вошел в воду и, видно, зачерпнув в сапоги, длинно и витиевато выругался. Столкнув в воду крайнюю «казанку», он привязал ее к корме другой и развернул нос катера. Свирепо сопя, он перевалил свою тушу через борт, отчего катер чуть было не черпанул воды.

– А ну, давай, Кольта, с богом!

Рыбаков налег на весла. Хорошо смазанные уключины не скрипели, но катер продвигался еле-еле • – сопротивление буксируемых лодок оказалось значительным. Лишь когда выбрались на быстрину, стало легче.

Селезнев изрядно промок, его трясло в ознобе. Он полез в рюкзак, достал поллитровку и, сдернув пробку зубами, выпил больше половины.

– Ухх-х, хороша стерва! – выдохнул он и, передернув плечами, протянул бутылку Рыбакову. – Давай-ка, Никола, прими для сугрева!

Преодолевая отвращение, Рыбаков сделал три больших глотка и вышвырнул бутылку за борт. Ржавый подал ему плитку шоколада. Через несколько минут алкоголь подействовал, стало теплее, исчез страх, и Рыбаков вдруг громко и беспричинно расхохотался.

– Ты чего, Николай? Сшалел? – оторопел Селезнев.

– Свобода, корешок! Понимаешь ты, сво-бо-да!! Все впереди! Жизнь, какая тебе и не снилась… Эх-х! Таких еще дел наворочаю, таких!..

Одержимый неистовством, он бросил весла, схватил ружье, прицелился в темень правого берега, потом молниеносно развернулся в другую сторону.

– Тюю-у, тюю-у, тюю-уу, – в мальчишеском азарте посылал Рыбаков воображаемые пули. Потом вдруг успокоился, сник. Такая быстрая смена настроений последнее время была у него часто. Рыбаков поднес ружье ближе к глазам и спросил: – Что это за пушка? Сроду такой не встречал…

– Это, Коля, «Лось». Карабин охотничий, нарезной, – пояснил Селезнев. – Восемь косых такая игрушка стоит.

– А где патроны к нему? – щелкнув крышкой магазина, спросил Рыбаков.

– Нету патронов, Коля! – притворно вздохнул Ржавый, – Их, паря, через милицию по разрешению получают. А у нас с тобой, сам знаш, нету разрешения…

– Так какого ж ты черта эту железяку взял?! – заорал Рыбаков, на которого снова накатил приступ бешенства.

– А ты не кипешуй! Не бери меня за горло, а то!.. – в голосе Ржавого сквозила явная угроза. – Что дал – и на том спасибо скажи!

Рыбаков аж затрясся в бессильной ярости. Только сейчас до него дошло, какую шутку выкинул над ним Ржавый – сам с оружием, а ему пустышку подсунул.

Выходит, теперь уже не я, а он хозяин положения – лихорадочно соображал Рыбаков. – Придется ухо востро держать. Чуть-что не по нему – завалит меня как бычка… Хрен с ним, буду пока с ним поласковее! А там посмотрим, чей козырь старше!..»

– А себе-то прихватил? Двустволку? – уже примирительно спросил он у Селезнева.

– Не-е… На кой ляд мне дробовик? Бери повыше! Автомат-пятизарядка, двенадцатый калибр. Туляки мастырят. С такой-то машинкой и от семи волков отмахнуться можно!

Он достал из мешка пачку патронов и демонстративно начал заряжать свое ружье.

– Ишь ты, как хитро хреновина придумана! Магазин-то у него как у винтаря… Добрая штука, ничего не скажешь!

– Слышь, Леха, может, движок запустим? Сколько можно мозоли набивать?

Рыбаков уже явно заботился, чтобы тон его обращения к Ржавому был доброжелателен. Черт его знает, что у этого буйвола на уме!

– Не-е! Рановато пока. По реке-то шум далеко отдается. А вот горючку собрать – пора. Чегой-то я в лодках канистров не приметил? Разве в носовых отсеках пошарить?..

Ржавый достал из рюкзака два туристических топорика, перебрался на «казанку» и принялся рубить проушину отсека, запертого на висячий замок.

Возился он долго. Звуки ударов хлестко били по воде и, отражаясь от берегов, долго метались над ночной рекой, точно вспугнутые летучие мыши…

Наконец проушина поддалась. Селезнев зашвырнул замок в воду и вытащил из отсека две канистры Одна оказалась совершенно пустой. Это Рыбаков понял потому что Ржавый со злостью впихнул ее обратно в отсек. Приподняв вторую, он поболтал ею в воздухе и неопределенно хмыкнул.

– Что, есть? – поинтересовался Рыбаков – Ага… Слезы моей баушки! – отозвался Селезнев. – Литров семь-восемь, не боле… Эх, как говорят, – не очко меня сгубило, а к одиннадцати туз! Со второй «казанки» Селезнев принес тоже почти пустую канистру.

«Вот черт, не повезло!» – подумал Рыбаков.

Матюгаясь, Ржавый присоединил шланг канистры к карбюратору и, опустившись на колено, дважды дернул пусковой тросик.

Мотор взревел, поднимая над водой клубы белесого дыма. Селезнев врубил передачу. Катерок дернулся было вперед, но мотор заглох.

– Сломалось что-нибудь? – откровенно испугался Рыбаков.

– Не-е, порядок. Глохнет из-за буксира. Эввон каку кишкомотину за собой тащим!.. Надо от нее ослобониться. Погоди-ка, не греби!

Селезнев взял ружье за спину, сунул топорики за пояс и, перебравшись на «казанку», стал отвязывать ее от второй лодки.

«Завести мотор, что ли, да угнать? Харчей два мешка…» – мелькнула у Рыбакова шальная мысль.

Но он живо представил себе, как Ржавый рванет через голову пятизарядку и, ощерясь, засыплет его жаркими всплесками картечи, и запал сразу прошел.

Тут же почувствовал, как между лопаток ручейком заструился холодный пот. Рыбаков обмяк, обреченно ссутулился, вглядываясь в дымку горизонта, из-за которого уже забрезжил подслеповатый северный рассвет.

Глава 9

Толпа женщин у магазина заметно поредела, но мужская компания на штабеле бревен пребывала по-прежнему в полном составе.

Веснушчатый Кандычев-младший, увидев Волкова, отделился от ватаги мальчишек и передал ему ремень генератора.

– Никодимыч наказывал, когда через деревню поедете, штоб свой рваный ему оставили… Для отчета потребуется! – сообщил Федька неожиданным баском.

– Ну, спасибо, брат! Ну выручил! – обрадовался

Олег и невольно поймал себя на мысли, что уже прочно перенял это кандычевское «брат».

– Дяденька, а у тебя пистолет такой же, как у Петрухи? Или другой?

– Такой же, – улыбнулся Волков.

– А покажи!

Неблагодарным в создавшейся ситуации оставаться было нельзя, и Олег расстегнул кобуру, показал рукоятку «Макарова».

– Такой же! – с облегчением удовлетворенного любопытства выдохнул пацан.

– Ну вот и ладно, раз убедился… Послушай, Федя, а ты, часом, не знаешь, где Катя? Ну, та девушка, что со мной приехала?

– Лесника Сюткина внучка? Вроде к Гришаихе пошла. Они ведь подруги – вместе здесь в интернате учились… Гришаиха сейчас немка.

– Как немка? – не понял Волков.

– Ну, у нас в школе немецкий преподает! Институт в городе кончила!

– Ах вот оно как! – улыбнулся Волков. – Слушай, Федя, будь другом – выручи меня еще раз. Слетай-ка к этой Гришаихе, передай Кате, чтобы минут через двадцать к конторе химлесхоза подошла. Передай, что очень прошу.

– Ладно! – солидно согласился мальчик и, поддернув сползавшие штанцы, припустил вниз по деревне.

Олег взглянул на часы и заторопился к конторе.

Там его уже ждали. Крепкая крутобедрая девушка в цветастом платье призывно махала ему с крыльца рукой. Видимо, вездесущий Кандычев через кого-то уже успел ее предупредить.

– Вот те на! А еще говорят, что военные точностью отличаются! – пропела она, заметно, по-уральски окая. – Пойдемте, чуть-чуть не опоздали к связи-то!..

– Чуть-чуть не считается! – улыбнулся Олег-, – Здравствуйте! Вы тут за начальство?

– Ну что вы! – смутилась девушка. – Начальник на участки поехал… Счетовод я.

– Счетовод тоже начальство. Как же без учета? Никак нельзя в современных условиях! – как можно серьезнее сказал Олег. – Так… Где тут у вас аппаратура?

– Проходите, пожалуйста, сюда, в кабинет. Только я сперва сводку передам, ладно? Постараюсь побыстрее.

Пока девушка передавала сведения, Волков достал схему местности, скопированную на кальку с карты, и определил квадраты, в которых находились Петрово и Глухарная. Названия деревень на схеме имели два названия – истинное и закодированное, чтобы можно было передавать сведения по открытым каналам связи.

Волков посмотрел на часы и вдруг понял, что волнуется.

Его могли соединить с подполковником Рябцевым, и тогда Олега наверняка ждал бы разнос с упреками типа: «Чем вы там занимаетесь? Почему до сих пор нет конкретного результата? И что вы уцепились за магазин, пусть этим милиция, ми-ли-ция занимается! Вы мне беглеца ищите!

Но самым скверным было то, что Рябцев не преминул бы возвести в ранг преступления выезд Волкова в Петрово. И хотя Олег и понимал, что в создавшейся обстановке он принял единственно правильное решение, формально подполковник был бы прав.

«Если разговор будет не с командиром, а с Рябцевым – точно нарвусь на взыскание! – подумал Волков. – Ну и шут с ним, со взысканием! Зато сотни людей не будут мерять тайгу там, где Рыбакова давно и след простыл. Ведь магазин в Петрово – его работа, «Почерк» кражи, характер похищенного – все стыкуется!» – убеждал он себя.

– Емкости баржой отправите? А когда? Нет, вы уж, пожалуйста, поточнее скажите, меня директор просил узнать! – кричала в трубку девушка-счетовод. – Конечно, конечно! Разгрузку-то нам придется делать!

«У всех свои проблемы! – улыбнулся Олег. – В химлесхозе с бочками, у меня… Ну как же все-таки доложить Рябцеву, чтобы он все понял? А то опять обвинит, что я чересчур умничаю…»

Отношения между ними, мягко говоря, не сложились. А причиной тому послужил случай, произошедший прошлой весной, когда из-за непродуманного решения, а возможно, и просто упрямства Рябцева, едва не погибли люди. В том числе и сам Волков.

Случилось это так. Богатов находился в отпуске, отдыхал с семьей на юге, когда в одной из колоний исчез расконвоированный осужденный. Был ночным сторожем на стоянке тракторов, контролер пришел проверять – нет человека! Как в воду канул. И, надо сказать, до конца срока этому осужденному оставалось всего полтора месяца. Не было ему никакого резону в побег уходить. Но искать-то человека нужно…

Волков и прапорщики получали инструктаж у начштаба подполковника Никонова, когда в кабинет вошел Рябцев.

Он долго и глубокомысленно разглядывал на карте пунктиры маршрутов розыскных групп, потом, неудовлетворенно похмыкав, взял линейку и провел жирную линию вдоль зимника, соединяющего поселки Скальный и Наим.

– Пошлете группу по этому маршруту! – распорядился Рябцев.

– Извините, Николай Ильич, но там же сейчас сплошная топь! – возразил начальник штаба. – Люди не смогут пройти.

– Люди не смогут, а солдаты пройдут. Вы, я вижу, сторонник тепличного воспитания? Но сейчас не время для полемики. Делайте так, как сказал командир части! – отчитал его Рябцев. – Как же мы будем требовать с подчиненных, если сами не умеем повиноваться?

Никонов побледнел, но смолчал. Он прослужил в этих краях без малого двадцать лет, что такое болота весной, знал не понаслышке и если бы был с Рябцевым один на один, возможно, и сумел доказать свою правоту… Но вступать в спор при прапорщиках?

– Группа пойдет там, где я приказал, – повторил Рябцев. « – Глубина болота по карте не превышает полуметра, значит, оно проходимо.

«Он же просто не знает, что в горах начал таять снег! – подумал тогда Волков. – Служил в учебной части, у нас совсем недавно, откуда ему знать про это? Надо только все хорошенько объяснить подполковнику, и он поймет, отменит свое решение!»

– Товарищ подполковник, разрешите высказать свои соображения? – осторожно спросил он.

– Прапорщик, здесь не комсомольское собрание. И не надо умничать, в ваших советах я не нуждаюсь! – с присущим ему высокомерием ко всем, кто стоит ниже его на служебной лестнице, ответил Рябцев.

Олег густо покраснел от обиды.

– Николай Ильич! А по-моему, было бы полезно послушать мнение прапорщика Волкова. Срочную службу он проходил именно в Скальном! – пытаясь исправить положение, вмешался Никонов

– Ну, если для вас мнение прапорщика выше мнения командира!.. – сделал Рябцев акцент на последних словах. – Хорошо, пусть говорит.

Еще не совсем овладев собой, Олег начал сбивчиво: – Товарищ подполковник, группа на Наим пройти не сможет! Это физически невозможно. Потайка в горах нынче должна быть дружная, без лодки на том маршруте и делать нечего! Шестьдесят километров по голимой воде… Люди погибнуть могут! А бесконвойника надо где-нибудь вблизи поселка искать, не мог он так далеко уйти…

– Ах вот оно что, товарищ прапорщик! Жидок на поверку оказался, труса празднуете?! – сделал совершенно неожиданный вывод Рябцев. – Хотите и деньги от государства получать, и ног не замочить? Нет! Так не будет!

– В трусости меня еще никто не обвинял, товарищ подполковник! – чувствуя, как отливает краска от лица, не сдержался Олег. – Трусом никогда не был и не буду!

– Да… Вижу, подраспустили тут вас. Так и до неисполнения приказа недолго докатиться! – с кривой усмешкой произнес Рябцев. – Но чтобы этого не случилось… – он нагнулся над столом и, что-то быстро написав на листке бумаги, протянул его Олегу. – Потрудитесь отнести это своему непосредственному начальнику. Я объявляю вам выговор за нетактичное поведение с командиром. Это первое… – сделал он паузу, скрестил руки на выделяющемся под кителем животе и, прищурившись, посмотрел на Волкова, словно любуясь произведенным эффектом. – Второе… – продолжил он. – Группу по маршруту Скальный – Наим возглавите лично вы. Проверим, трус вы или… Можете идти!

Военная служба трудна. Потому и «служба», а не работа. Привыкаешь ко всему – и к физическим перегрузкам, и к недосыпанию в нарядах и караулах, к тому, что не всегда можно распорядиться личным временем так, как ты этого хочешь… Да и часто ли оно бывает, личное время?.. Недаром ведь раньше за пятнадцать лет безупречной службы военных награждали орденом Красной Звезды, а за двадцать пять – орденом Ленина…

Но как ни привыкай к трудностям, как ни считай их совершенно естественными, если носишь погоны, все же в судьбе каждого военного бывает случай, самое трудное время или период, которые невозможно забыть до конца дней своих…

Таким случаем для Олега Волкова стал маршрут Скальный – Наим.

Вертолет высадил его и трех солдат у какого-то хантыйского стойбища, сделал круг и улетел.

Вскоре от стойбища подошли два охотника-ханта – низкорослые, кривоногие, в малицах и тоборах[10]. Их вагорелые скуластые, с узкими щелочками глаз лица были так разительно схожи, что возникала мысль о братьях-близнецах. Друг от друга они отличались только тем, что у одного в руках была магнитола, а на голове второго довольно нелепо красовалась белая пляжная кепочка с изображением оранжевого солнца, ядовито-синего моря, чаек и надписью «Сочи». Из динамика магнитолы доносился голос Аллы Пугачевой.

– Зтарово, нашальник! – с бесцеремонной простотой, свойственной многим народам Севера, сказал тот, что был в кепочке из города-курорта. – Пошто преекали?

Пока Волков объяснял, солдаты с нескрываемым любопытством разглядывали охотников, а те, в свою очередь, с откровенной завистью людей, понимающих толк в оружии, любовались их новенькими автоматами.

– Кой, кой! Шипко короший штука! Сокатый стрелять талеко мошно, волка мошно! Отнако целую стаю волка бить мошно! – осмелев, погладил вороненую сталь обладатель пляжной шапочки. – Тороко стоит?

– Не только волка, атец, мэдвэдя с адной очеред свалить можно! – улыбаясь, ответил хозяин автомата, стройный черноусый грузин Сохадзе. – Только в магазинах такие нэ продают, нэ положено.

Охотники осуждающе покачали головами и заговорили на своем языке. Олег догадался, что они осуждают слова Сохадзе в отношении медведя. Он знал, что в старину у хантов медведь был тотемным животным и говорить о его убийстве считалось кощунственным и опасным делом. «Братец», как они называют медведя между собой, мог «услышать» такие слова и, подкараулив, задрать охотника…

– А патронов мал-мал проташь? К карабину, отнако, поткотят.

– Извини, не можем мы этого сделать, – с улыбкой покачал головой Волков. – Военное имущество. Сигарет дать можем, антикомарина дать можем, а патроны нет. Извините.

Охотники с видимым удовольствием приняли скромные солдатские подарки, заулыбались.

– Как считаете, до Найма болотом пройдем? – спросил их Олег.

– Ты стурел, отнако, паря? Кой, кой! По наимской-то янке и сокатый теперь не котит! С кор, отнако, польшой вота итет. Ноками котить не нато! Лотка-моторка, отнако, нато! – ответил хант в кепочке.

– Так, так! – поддержал его товарищ. – Как лягушка плавать путешь, та? Как рыпа-нельма плавать путешь, та? Пойтешь – сам потонешь! Автомат топить путешь! Шалко!..

Олег и сам прекрасно понимал, что ждет его группу. Он оглядел своих солдат. Выдержат ли?

– Ничего. Нам не впервой, пройдем. Болотину еще не отпустило, держать будет! – сказал нарочито бодро, чтобы вселить уверенность в подчиненных. – Пройдем, так ведь, ребята?

Сравнительно легким оказался только первый десяток километров. Потом верховая вода на болоте стала заметно прибывать. К ночи ее уровень поднялся выше голенищ сапог.

Вначале ледяная вода нестерпимо ломила ступни, но вскоре это ощущение прошло. Ноги одеревенели, потеряли чувствительность.

– Ну, товарищ прапорщик, если и выберемся из этой заварухи живыми, ноги нам уж точно ампутируют! – мрачно предположил рослый, спортивного вида москвич со смешной птичьей фамилией Скворец. – Я читал в какой-то книге…

– Ээ-э, дарагой! – перебил его Сохадзе. – Зачем так скажешь, а? Мнэ, например, май ноги пока нравятся, пусть остаются, слушай! Еще на тваэй свадбэ лэзгинку танцевать буду. «Асс-са!» – кричать буду!

– А вы представляете, у нас в Ташкенте сейчас жара стоит! – произнес Мавлянов, парень с красивыми миндалевидными глазами. – Пацанята в фонтанах купаются… А на Комсомольском озере песок горячий-горячий, даже ступить больно, вот как жжет! Эх, позагорать бы сейчас!..

– Размечтался! Хотя бы по стакашку водочки! У; меня лично уже зуб на зуб не попадает! – не поддержал его фантазии рациональный московский акселерат. – А ноги нам точняком отрежут!.. Вон у меня уже…

– Ну зачем же так мрачно, Скворец? Не одному тебе трудно! Идти надо, а не ныть! – приструнил солдата Волков. – А как доберемся до Найма, я вам, ребята, баньку организую. С пихтовыми вениками… Парился когда-нибудь пихтовым веником, а, Скворец?

– У меня ванная дома, – буркнул в ответ тот.

– Ну, брат, смаку ты, оказывается, не понимаешь! Баня, да с пихтовым-то веничком!.. Ммм-м!.. – мечтательно прижмурил глаза Олег. – Это же красотища! Любую хворобу в два счета выгоняет. А ты мне талдычишь – «ванна»! – Он достал компас, свизировал по нему направление движения и бодро сказал: – Слушай приказ! Всем держать хвост пистолетом! Курс на баню!

Это он бодрился перед ними и для них. А у самого на душе кошки скребли.

«Угроблю я ребят! – думал он, прощупывая палкой водную толщу перед собой. – Причем без всякой на то надобности!.. Приказ мы, конечно, выполним. Но какой ценой? Можно же было кое-что продумать… Выдали бы нам надувную лодку, и тогда, пожалте, хоть двадцать раз этот маршрут прорабатывай!.. Вот уж подполковник Богатое такой необдуманный приказ не отдал бы! Он у нас настоящий «батя» – строгий, но о людях заботится. А Рябцев… И кто их таких только в начальники выдвигает? Вред же сплошной! Отлично ведь понимают, кто есть кто, а выдвигают!.. Неужели же прошлая война нас так ничему и не научила?»

Вода все прибывала.

Иногда у Олега появлялось даже нестерпимое желание повернуть назад, но он тут же подавлял свою слабость.

«Нет, только вперед! Вперед!! – приказывал себе Волков. – Не расслабляться! На тебя солдаты смотрят!»

И группа шла. С каким-то отупелым остервенением брели четыре человека в военной форме почти по пах в черной ледяной воде. А когда кто-нибудь из них оступался и падал, отражение луны и звезд потом еще долго дрожало и дробилось в кругах мелкой волны…

– Все! Не могу больше! Ну застрелите, застрелите меня! – внезапно запсиховал солдат со странной фамилией Скворец. – Зачем бессмысленно мучиться? Да неужели вы не понимаете, что мы обречены?! Нас уже фактически нет! Вы понимаете – не-ет!!

На уговоры не было времени. Автомат и вещмешок Скворца уже давно нес Волков. Облегчить состояние этого дрогнувшего, сдавшегося прежде времени душой человека, казалось, было нечем…

– Иди, иди, дарагой! Фактычески, а?! Что, тэбе аднаму тяжело, да? Аднаму тэбе прахладно, да? Мавлянову нэ холодно, мнэ нэ холодно, товарищу прапорщику нэ холодно, да? – грубовато толкая его в спину, спрашивал Сохадзе. – Нэт, слушай, нэ паеду я к тэбе на свадбу! Нэ хачу видэть несчастный дэвушка, что жэной труса будэт! Иди, иди, дарагой! Нэ видэлывайся!!

Так прошла ночь.

Утро принесло некоторое облегчение. Вода стала заметно спадать.

«Похоже, мы выбрались на более высокое место. Или все-таки вода действительно убывает?» – попытался объяснить себе это явление Олег и дал команду позавтракать.

Собравшись в кружок, они молча съели по банке холодных консервов с подмокшим, а потому безвкусным хлебом и продолжили путь.

Шли тоже молча. До разговоров ли тут было, если вторые сутки нельзя ни прилечь, ни присесть?

Когда кому-то из группы приспичивало сходить по нужде, даже это приходилось делать стоя! Естественная в общем-то процедура становилась из-за невозможности уединиться чем-то унизительным, солдаты стеснялись друг друга.

К вечеру следующих суток им крупно повезло.

– Товарищ прапорщик, смотрите, смотрите! Кажется, островок! – возбужденно прокричал Мавлянов. – Урр-ра-а, ребята!

– Где?

Волков приложил к глазам бинокль, разглядывая то, что Мавлянов принял за островок. В воде лежала труба большого диаметра.

«Как попала она сюда? – думал Волков. – Скорее всего не довез, бросил на зимнике шофер какого-то плетевоза… Но как бы там ни было, на ней ведь сидеть можно! – Организую отдых!» – пришла мысль.

– Ребята, это подводную лодку за нами прислали! – пошутил сразу воспрянувший духом Скворец.

– Ну вот, а кто-то уже умирать собирался! – похлопал его по плечу Олег. – Вперед, мужики! Передохнем, обсушимся – и в дорогу. По моим расчетам, до баньки десять-пятнадцать километров осталось… Вот так-то, скворушка-скворец!

До трубы добрались быстро. Мигом вскарабкались на ее выступающую из воды поверхность, смеялись, шутили, а Мавлянов даже любовно погладил посыпанную конопушками ржавчины сталь.

Потом все спали. Вернее дремали сидя, привалившись друг к другу спинами. А тех, кого хоть на мгновение перебарывал глубокий, как обморок, сон, ждала немедленная расплата – падение в воду.

Не избежал этого и Волков.

Утром пришла новая беда. У Мавлянова поднялся сильный жар. С него сняли автомат и вещмешок, но уже через час пути он совершенно выбился из сил и его пришлось тащить на себе. Мавлянов постанывал и что-то быстро-быстро говорил по-узбекски. Наверное, бредил…


И все-таки они вышли!

К полудню показалась желтая полоска песчаного берега и темно-зеленые кроны сосняка над ней…

А что было потом?

Мавлянова три месяца лечили в госпитале: что-то серьезное с легкими. Бесконвойника нашли. В деревне, что была всего в пяти километрах от колонии. Пьянствовал у знакомой вдовушки.

Ноги, конечно, никому не ампутировали. Рябцеву за тот случай здорово влетело от Богатова, а у Олега нет-нет да и заноют к непогоде коленные суставы…

«Черт возьми, – оторвался от воспоминаний Олег, – ну кто же все-таки этот второй, в сапогах сорок пятого размера?..»

– Степан Формосович, а теперь с милицией соедините, пожалуйста! – донесся до Волкова голос девушки. – Нет, нет, не Кандычев. Тут другой товарищ – военный…

Олег взял трубку радиорелейки. В ней что-то побулькивало, шел сильный фон усиления.

– Дежурный по отделу капитан Тарасов! – наконец услышал он.

– Здравия желаю, товарищ капитан! С вами говорит начальник розыскной группы прапорщик Волков. Вчера ночью здесь, в Петрово, совершена кража из магазина потребкооперации. Да, да. Со взломом, это совершенно очевидно! Лейтенант Кандычев просил передать, чтобы вы были на связи. Что? Нет, нет! Минут через десять он доложит вам все подробно… Понял. Понял, передам. А меня, пожалуйста, соедините с Сасово – срочно нужно! Запишите телефон коммутатора…

– Вас понял, ждите, – послышалось в трубке, после того как Олег назвал номер.

Несколько минут пришлось ждать. Волков волновался и уже в который раз, под участливым взглядом девушки-счетовода, вытирал пот со лба – кто-то там ответит?!

– Говорите!.. – послышался наконец голос дежурного по отделу. И тут же другой, значительно ослабленный расстоянием:

– Майор Лукашов, слушаю вас…

– Товарищ майор! – откровенно обрадовался Олег, услышав знакомый голос заместителя начальника штаба. «Ну, как гора с плеч!» – Докладывает прапорщик Волков!

– Кто, кто? – видимо, не расслышал майор.

– Прапорщик Волков! Я нахожусь в Павлово! Вы меня поняли? В Пав-ло-во!.. Пока не задержали!..

– Понял, понял тебя, Волков! Задержали в Павлово!

В голосе майора чувствовалась радость и облегчение. Олег наверняка знал, что уже по меньшей мере двое суток Лукашов не отходит от телефонов и спит урывками подле них, составляя себе из стульев «царское ложе».

– Вы не-пра-виль-но меня поняли1 Пока не задержали, но есть кое-какие новости! Названия населенных пунктов буду давать кодированные – у меня половина связи идет по воздуху… Вы меня слышите?

– Понял, понял, – уже без прежней радости отозвался майор. – Ну что там у тебя? Диктуй, я записываю…

– Вчера на дороге в Си-зо-во… Даю по буквам: Сергей, Инна, Зоя, Ольга, Владимир, Ольга. Си-зо-во! Обнаружил два следа. Литые резиновые сорок пятый и кирзовые со стертой подошвой – сорок второй. Там же окурок папиросы «Байкал». Давность следа ориентировочно – часов десять-пятнадцать на семь тридцать утра. Записали?

– Погоди, погоди, не торопись, – проворчал в трубку Лукашов. – Так… «Байкал», давность следа около пятнадцати… Есть! Давай дальше!

– Мой транспортер стоит в Си-зо-во. Нет горючего, прошу доставить вертолетом. Достать бензин на месте возможности нет. Моя группа – старший – прапорщик Загидуллин – несет службу в Си-зо-во. Проявлений бежавшего в районе Сизове не обнаружено. Записали?

Я принял решение выехать в Пав-ло-во для связи с вами. Сейчас нахожусь в Павлово. По приезде обнаружил – ночью совершена кража из магазина охоткооперации… Следы те же самые – сорок пятый резиновые и кирзовые – сорок второго размера…

– Ого, это уже кое-что! – повеселел Лукашов. – А второй кто? Из местных, что ли?

– Пока еще и сам не понял… – искренне признался Волков. – Устанавливать надо.

– Софронов, позови командира! – послышалось в трубке.

– Что? – не понял Олег.

– Это я не тебе. Ты вот что объясни, Волков, почему два следа? Это Рыбаков с кем-то или совпадение?

– Пока не знаю… Судить трудно – могли быть и совсем посторонние люди. Но почерк кражи дерзкий, похоже на работу рецидивистов – замки сорваны вместе с пробоями киркой с пожарного щита. Пол в магазине помыт водкой. Отпечатков пальцев почти нет. Угнаны две лодки-«казанки» и катер «Прогресс». Моторы на всех – «Вихри». Запишите, что украдено…

Когда Олег закончил перечислять похищенное, в трубке послышался окающий энергичный басок командира части:

– Волков, это Богатое, здравствуй. То, что ты сообщил, меня заинтересовало. Не исключаю, что у Рыбакова есть пособник. Завтра с утра направлю тебе группу с двумя хорошими собачками. Сейчас не могу – погода испортилась, вертолеты не выпускают!.. Тебе задача – засветло все хорошенько уточнить. Главное, чтобы хотя бы вырисовалось направление ухода преступников! Ты меня понял!?

– Так точно, товарищ подполковник!

– Ну и отлично. Доложи, что думаешь предпринять сегодня.

– Пока светлое время суток, решил вместе с участковым проехать вниз по реке на моторке, осмотреть берега. Может быть, лодки бросят – горючего-то у преступников мало… Опрошу население – кто что видел и слышал. И просьба еще, товарищ подполковник!

– Слушаю!

– Бензина надо для транспортера. Баки почти сухие, стоит в Сизово. И сухого пайка на мою группу.

– Хорошо, я распоряжусь. Ну что ж, план твой одобряю. Во главе группы к тебе прибудет майор Лукашов, для руководства на участке. Не возражаешь? – пошутил подполковник.

– Никак нет! Под его руководством мы мигом…

– И я так же думаю, – рассмеялся в трубку Богатое. – Ты же знаешь, я его по пустякам не посылаю!.. Вот еще что – будьте там поосторожнее. Кто бы ни ограбил магазин – это преступники! И вооруженные… Участковый-то как? Надежный парень?

– Так точно, товарищ подполковник! Надежнее не бывает! – ответил Олег и улыбнулся, увидев стремительно влетевшего в кабинет Кандычева.

Пока участковый докладывал своему начальству о результатах осмотра места происшествия, Волков вышел из конторы и присел на ступеньки крыльца.

«Ну, гора с плеч! – с облегчением думал он. – Завтра прилетит Лукашов, будет полегче! У него легкая рука, у этого майора – удачлив! Задержим, завтра же задержим!.. Катя отвезет записку и ремень генератора в Глухарную, передаст Загидуллину – и порядок!.. Надо только попросить Кандычева, чтобы нашел ей в провожатые какого-нибудь паренька. Желательно с ружьишком. Всякое ведь может случиться, когда такая обстановка…»

Но при мысли о провожатом где-то в глубине души вдруг шевельнулась ревность. Олег не хотел признаваться себе в этом, но чувствовал, что даже занятый другими делами он нет-нет да и подумает о Кате…

Конечно же, были у него девушки, некоторые даже нравились… Но Катя!.. Тут что-то другое. Совсем другое. И разве она виновата, что ее семейная жизнь не сложилась? Да она в тысячу раз…

Ему вдруг захотелось, чтобы Катя снова оказалась рядом, что-нибудь говорила, смеялась… В общем, чтобы рядом была!

«Славная она все-таки. Светлая и чистая, как роднички в этом таежном краю!..»

– Ну как, переговорил со своими? Все нормально? – услышал он за спиной голос Кандычева.

– Да. Завтра группа сюда прилетит во главе с майором. Две собачки будут и бензин для «гэтээски»…

– Тогда порядок. А я, брат, нагоняй от шефа получил за необеспечение охраны… Так-то! Э-эх, мать моя женщина! – закинув руки за голову, сильно, до хруста в суставах потянулся лейтенант. – Вздремнуть бы минут шестьсот. Когда уж и толком высплюсь, честное слово?! Ну что? Пошли к Артюхову, лодку я у него-таки выклянчил. А по пути ко мне давай забежим, молочка хоть попьем, идет?

– Петро, – обратился к участковому Волков, – мне ведь еще жеребца в Глухарное вернуть надо. Может, найдешь какого паренька? Обратно-то его мои хлопцы на «гэтээске» доставят. Скажи только, чтобы ружьишко взял, чем черт не шутит!

– Ладно, придумаем что-нибудь. Только смотрю я, ты не столько за коня беспокоишься, сколько за Катерину. Что, угадал? У меня, брат, глаз как алмаз – вострый1 – хохотнул Кандычев. – Да не смущайся ты! Коль неженатый, случая не упускай. Из вас хорошая парочка будет… Э-э, глянь-ка, легка на помине!

Из ворот дома с резными наличниками вышли Катя и высокая девушка в больших модных очках. Олег сразу и не узнал свою недавнюю спутницу – замысловатая прическа, василькового цвета вязаное платье, туфли на высоких каблучках совершенно преобразили ее, сделали такой вызывающе красивой, что сердце у него замерло.

– Ну, ты давай потолкуй, а я пока пожевать приготовлю!.. – подмигнул Кандычев и, звякнув щеколдой калитки, исчез во дворе своего дома.

Волков заторопился навстречу девушкам.

– Добрый день! Меня зовут Вера, – немного жеманно произнесла спутница Кати и поправила сползающие на нос очки.

– Очень приятно. Олег, – представился Волков. – А я уже знаю – ваша фамилия Гришаева. Вы преподаете немецкий язык в школе, а с Катей вместе учились в интернате. Так?

– Это кто же такую информацию выдал? – удивилась Вера. – Кандычев, что ли? Ну, я ему…

– Кандычев, – подтвердил Олег. – Только не старший, а младший.

– Ну и Федька! – рассмеялась Вера, – Во дает!

Ну и ему достанется на орехи… Пусть только до пятого класса дорастет, я его немецкой грамматикой замучаю! Нет, ну ты только посмотри, Катя! – всплеснула она руками. – Положительно в нашей деревне никаких тайн не сохранишь!

– Куда же это вы такие нарядные? – поинтересовался Волков, обдумывая, как поступить дальше. Он видел, что Катя ждет от него слова, но высказать то, о чем он хотел ее попросить раньше, в создавшейся ситуации просто не решался.

– Да вот, к вечеру готовились. Кино сегодня в клубе хорошее, производство Аргентины. Песни, танцы, красавцы кабальеро… Говорят, просто с ума можно сойти! – ответила Вера. – Пойдемте с нами?

– С удовольствием бы, но не могу – служба. Мы сейчас с Кандычевым уезжаем, – ответил Олег.

И тут же отметил, как быстро изменилась Катя в лице, как потухли ее до этого весело блестевшие глаза.

– Вот те и раз! – всплеснула руками Вера и пальцем поправила очки. – А я-то, грешным делом, собиралась сегодня нашу деревню удивить – хоть раз в жизни с взаправдашним офицером в кино сходить! Ну положительно не везет!

– Я не офицер, прапорщик, – пояснил Волков. – Ну что же поделаешь, раз служба такая…

– Олег Николаевич, а зачем вы меня вызывали? – глядя куда-то в сторону, спросила Катя.

– Да я… – растерялся Олег. – Я уже передумал.

– Нет, так нечестно! Скажите! – настаивала та.

– Понимаешь, транспортер нам здесь очень нужен, ну прямо позарез! А запчасть – вот она… – показал Волков ремень генератора. – Да еще записку надо Загидуллину передать. Ну, тому, что с овчаркой… Вот я и хотел попросить тебя отвезти. Кандычев провожатого обещал найти…

На некоторое время воцарилось молчание.

Не надо мне никакого вашего провожатого! На Орлике поеду, так быстрее будет! – вдруг решительно заявила Катя.

– На Орлике?! – ахнул Волков. – Да он же… – А вы не бойтесь, Олег Николаевич, я не маленькая, справлюсь. Я знаете какая сильная!

Слова эти она протараторила по-детски быстро, смотрела на Олега улыбаясь, но ему вдруг показалось, что она вот-вот расплачется.

– Послушай, Катерина, брось ты эту затею! Что, у нас мужиков в деревне мало? Отвезет кто-нибудь другой! – рассудительно произнесла Вера и пальцем поправила сползающую на нос оправу.

– Да нет, поеду. Мне и правда домой надо, деда беспокоиться будет! – уверяла Катя. – Олег Николаевич, вы записку Вере передайте. Я пойду переодеваться.

Выхватив из рук оторопело стоящего Олега ремень генератора, она круто развернулась и, часто стуча каблучками по доскам тротуара, заспешила к дому Гришаевых.

– Эх, вы-ы, кавалеры!.. – осуждающе протянула Вера. – Солдат вам мало, так еще и нашим братом командуете… Пишите скорее записку!

Олег достал записную книжку и, вырвав листок, написал распоряжение Загидуллину.

Едва он закончил писать, как Вера решительно отняла у него записную книжку и что-то набросала там размашистым почерком.

– Вот, возьмите!

– Что это? – не понял Олег.

– Что, что! – передразнила его девушка. – Адрес Катин! А то ведь уедете – и поминай как звали!.. Ну чтовы на меня уставились? Приехали, понимаете ли, завлекли девку, а сами в кусты? Так, что ли? В общем, как ее самая близкая подруга, я требую, чтобы вы ей написали! Если, конечно, по-серьезному к ней относитесь… Ну положительно все мужчины одинаковые! – проворчала она, лихо подоткнула пальцем сползающую на нос оправу и широко зашагала вслед за Катей.

Глава 10

Булькнула за бортом вода, – это Ржавый утопил второй «Вихрь».

Обгоняя катер, по поверхности речки заструились маслянисто-радужные пятна.

– Давай, выгребай к берегу! – приказал Селезнев,

– Зачем? – удивился Рыбаков.

– Греби, грю-у! – неожиданно рассвирепел тот.

Сцепив зубы, Рыбаков отработал веслами поворот я начал выгребать к берегу. Когда катер, прошуршав днищем по осоке, мягко ткнулся в берег, Селезнев снова раздраженно прикрикнул на него:

– Че расселся, как дурак на поминках? Примай чалку!

Рыбаков покорно встал и, выпрыгнув на берег, вытащил из воды, насколько хватило сил, нос катера. Через мгновение у его ног шлепнулся топорик, брошенный Ржавым.

– Уснул ты, что ли? Сруби тычок, лодки закрепить надо!

В эту минуту Николай был готов разорвать своего сообщника на куски. Еще никому и никогда в жизни не прощал он такого обращения с собой! Но на этот раз пришлось сцепить зубы и сдержаться.

Закрепив лодки, Рыбаков сунулся было в катер, но Ржавый его остановил:

– Погодь! Поднимися-ка на берег да прогуляйся до леса… Тут близко, и километра нет. Будешь идти – дорогу-то не выбирай, пущай на грязи-то следы останутся! Потом полукружьем к реке возвращайся. Выйдешь в аккурат на галечную косу. Там дожидаться буду… Толкни!

Николай машинально выполнил его требование – оттолкнул катер от берега. Ржавый, сноровисто орудуя веслами, развернул «Прогресс» и ходко пошел по течению.

– Ах ты кишкомойка тухлая! – кипел от негодования Рыбаков. – Оставил меня тут, как дурачка в красной рубашоночке! Ну погоди же, гад! Еще посчитаемся!

Он был в бешенстве от сознания собственной беспомощности, от того, что жизнь его сейчас целиком я полностью была в чужих руках. Но выбора не было, оставалось только выполнять то, что велел ему Ржавый…

Николай выкарабкался на берег и побежал, не выбирая дороги.

– Раз, два, три, четыре!.. Раз, два, три, четыре! – считал он вслух, для того чтобы немного успокоиться.

– Рраз, два, три, четыре!..

Нет, не потерял он еще форму! Мышцы по-прежнему были сильны и упруги, легко несли тело!

– Рраз, два, три, четыре!..

«Нет, меня голыми руками не возьмешь! – размышлял Рыбаков на ходу. – И Ржавый не посмеет уплыть без меня, не бросит… Зачем ему, в конце концов, оставлять меня тут, среди тайги одного? Месть? Какая может быть месть, если большими деньгами пахнет! Хоть и хитер Ржавый, но жаден…»

– Рраз, два, три, четыре!.. Раз, два три, четыре!.. «Дождется как миленький! Никуда не денется, одной веревочкой повязаны! Раз, два, три, четыре!.. А со следами Ржавый все-таки здорово придумал, ловко! Пускай менты помечутся! Точняком прикинут, что ограбившие магазин разделились…»

– Рраз, два, три, четыре!

«Ага-а, вот уже и лес… Мох тут вековой, значит, следа не будет – ищи-свищи… Пожалуй, пора и креке сворачивать!»

Рыбаков перешел на шаг и осторожно, ступая только на твердые участки почвы, направился туда, гдеокутанная утренним туманом торопилась к югу речка…


– Ну как,подпотел малость? – осклабился Ржавый, когда Рыбаков приблизился к лодке. – Струхнул поди? Думал – брошу? Не боись, не брошу… Это я, Коля, за твой мордобой поквитался. Но теперича – все. В расчете мы! – заверил он Николая. – Давай-ка, паря, меняй свой гандеропчик!

На белом, отполированном водой галечнике берега Рыбаков увидел приготовленную для него одежду – шерстяной тренировочный костюм, черную рабочую спецовку, кроликовую шапку. Чуть поодаль стояли новенькие резиновые сапоги.

– Эт-та, паря, еще не все! – крикнул Селезнев. – Держи-ка обновку для полного комплекту!.. Жаль, размер не мой!..

И на галечник легла шикарная красно-белая куртка с подкладом из искусственного меха.

Николай отметил, что и сам Ржавый преобразился.

Если бы не трехдневной давности рыжая щетина, покрывшая шею и щеки Ржавого, его вполне можно было бы принять за солидного горожанина, решившего провести отпуск на природе.

Рыбаков сгреб одежду в охапку и побежал в заросли прибрежного тальника. Там он с отвращением сбросил с себя пропотевшую, опостылевшую робу и стал переодеваться.

Трико мягко облегло тело. Спецовка тоже пришлась впору. А вот куртка оказалась великоватой.

«Не беда! – подворачивая рукава, думал Рыбаков – Пока из тайги выбираемся – лучшего и желать не надо. Удобная, легкая, как пух!.. Одно плохо – сильно приметная, за версту видать.. Ну да ничего, когда раздобуду себе что-нибудь поскромнее, эту красавицу сожгу. Так надежнее будет!»

Переодевшись, он ощутил, как у него сразу поднялось настроение.

«Боже мой! Как же я, оказывается, соскучился по добротным цивильным вещам! – пришла в голову мысль. – Какой у них приятный, прямо-таки вкусный запах! Прибалдеть можно!»

Набив телогрейку голышами покрупнее, он стянул ее брючинами робы и утопил в реке. Потом, широко размахнувшись, зашвырнул в воду и сапоги.

– Ого-о, Кольша! Видуха у тебя товарная! – встретил его кривой усмешкой Селезнев. – Никакой мент не дотумкает, что ты – «заяц с котомкой»[11]!

Рыбаков пропустил эту реплику мимо ушей. «Пускай покуражится рыжий, еще не вечер… При случае рассчитаюсь за все сразу! – думал он про себя. – А пока мне топорщиться не резон!..»

– Куда мы сейчас! – спросил он, садясь в катер.

– Куда? – переспросил Ржавый. – А в обратную сторону, Коля. По левому берегу я протоку заприметил. Вот по ей и пойдем, пока вода прибывает. Менты и граждане начальники пусть потасуются по бережкам-то, поломают свои башки, куда это мы испарились! Усек?

Мотор взревел, и катерок, круто развернувшись, понес их, подрагивая корпусом на мелкой волне.

Через несколько минут они свернули в протоку, такую узкую, что две лодки в ней вряд ли смогли бы Разойтись. Вода прибывала. Это было заметно по макушкам веток тальника, торчащих из нее. Но фарватер угадать было трудно, и раза два они налетали на мель.

Ржавый, чертыхаясь, очищал винт от тины, и они продолжали путь…


Между тем протока становилась все уже. Она петляла так, что Рыбаков частенько узнавал места, мимо которых они проходили несколько минут назад.

Но вот на одном из поворотов Селезнев все же не сумел вырулить, и они с маху вылетели на берег.

Удар был настолько силен, что Рыбакова сорвало со скамьи и вышвырнуло на берег. Ржавый же буквально вынес головой ветровое стекло.

– Хана, отъездились! – мрачно изрек он, осматривая винт. – Шпонку срезало, а запасной нет!

Рыбаков, потирая ушибленное бедро, прихрамывая подошел к катеру и стал выгружать рюкзаки. Вытащил свой красивый, но бесполезный карабин, потянулся было за пятизарядкой, но Ржавый опередил его.

– Не надо, Коля, я сам! – пропел он ласково. – Лучше приготовь-ка чего-нибудь похавать. Пару банок тушенки открой, пряников достань. А я покудова ету посудину притоплю…

Он наставил лезвие топора в днище катера, а обухом другого нанес несколько сильных ударов. Запузырилась, забилась фонтанчиком темно-зеленая вода.

Селезнев открутил струбцины, снял мотор и, крякнув от натуги, приподнял его и бросил на дно катера. Потом вылез на берег и, пробив несколько отверстий в носовой части, столкнул «Прогресс» в воду.

– Порядок!.. Ляжет на дно, что твой утюг!

Они быстро и жадно поели, заедая тушенку черствыми пряниками, затем закинули рюкзаки за спину и двинулись в путь.

Шагали до поздней ночи, сделав за это время только два коротких привала.

У Рыбакова ныли плечи под лямками тяжелого рюкзака, хотелось упасть и не двигаться, но он, превозмогая усталость, все шел и шел за Селезневым, который, размеренно пыхтя, продирался через чащу…

Но вот, наконец, Ржавый притомился, и они остановились на небольшой полянке с поваленной сухарой посередине.

– Хорош на сегодня. Верст поди тридцать пять отмахали! – сказал Селезнев, сбрасывая с плеч рюкзак. – Ночевать здеся будем.

Пока Рыбаков впотьмах собирал хворост для костра, Ржавый достал из рюкзака новенький охотничий котелок и выпотрошил в него четыре банки тушенки. На крышке-сковородке разложил пряники и две плитки шоколада. Рядышком поставил бутылку волки и бутылку коньяка. Потом срубил пару молодых осинок сноровисто соорудил козелок для костра.

Николай сбросил груду валежника на траву я собрался было поджигать, как Ржавый остановил его:

– Погодь! Так мы с тобой, паря, и до морковкиного заговенья не похаваем! Гляди, как надо!

Он ловко сложил сучья треугольным колодцем, подсунул снизу кусок бересты и чиркнул спичкой.

Береста зашипела, скручиваясь в тугую трубку, выскочили изнутри язычки пламени и прожорливо, с треском, набросились на хворост. Костер разгорелся быстро, загудел ровно, набирая силу.

На стволах ближних сосен заплясал розовый отсвет, и тьма вокруг сразу стала гуще, тесным кольцом обступила поляну. Вскоре в котелке забулькало, потянуло запахом мясного варева.

– Эх, сюда бы лучочку пару головочек да малосольненьких огурчиков под ето дело! принюхиваясь к аромату разогревшейся тушенки, выразительно щелкнул себя по кадыку Ржавый.

– Знаешь, Кольша, в аккурат перед последним сроком бабенка у меня была, Лизка… Разведенка, конешное дело, да и толста не в меру, но вот грибочки да огурчики солить умела, – век свободы не видать! Эх, и житуха же была… – прижмурил он глаза от сладких воспоминаний. – Заскочишь бывало к ней на ночку – первым делом стаканчик хр-рясь, огурчиком со смородиновым листиком хрум-хрум… и точно Исус Христос босыми ножками по желудку прошел!.. А потом ужо тебе и пельмени из глухарятины со свининой и все остальные двадцать четыре удовольствия!

Рыбаков слушал хвастливые разглагольствования Ржавого и чувствовал, как текут слюнки. Ему вдруг нестерпимо захотелось вонзить зубы в головку лука или, еще лучше, целиком, прямо с кожурой, съесть несколько лимонов.

«Похоже, цинга начинается, ее признаки… – подумал он. – Надо хоть прошлогодней клюквы на болотинах пособирать, подвитаминиться, а то дело дрянь будет!..»

И еще ему захотелось поесть по-человеческй, как в былые времена – чтобы и белая, до хруста накрахмаленная скатерть, и вилка, и нож, и красивая женщина рядом…

«С ума можно сойти! Ведь почти полтора года я не ел вилкой! – ужаснулся Рыбаков. – Ну нет, хватит такой скотской жизни! Выберусь из тайги, месячишко отсижусь где-нибудь в тихой заводи и катану на юг! А уж там!..»

– Чего пожелаш, сер, коньячку али водчонки? – спросил его Селезнев, споласкивая водкой банки из-под тушенки.

– Лучше коньяку.

– Ну, тода и я за компанию с тобой побалуюсь… Держи!

Николай выпил коньяк залпом и закусил шоколадом. Ржавый процедил свою порцию через зубы, прополоскал коньяком рот, пожал недоуменно плечами, долил в банку водки и выпил.

– Мрр-р! Вот это другой коленкор!.. А коньяк твой – моча мочой! Однако мясцо разогрелось, не грех и закусить…

Он снял котелок с огня, разломил пополам пряник и окунул его в мясной бульон вместе с черными ободками грязи под ногтями.

Рыбакова чуть не стошнило. Но хмель уже слегка затуманил голову, а в желудке словно проснулся маленький прожорливый зверек, который требовательно царапал коготочками, прося еды.

Николай переложил пряники на клапан рюкзака, взял крышку-сковородку и, наклонив котелок, ножом нагреб мяса.

– Брезговаешь, значит? А раньше-то, в зоне, вроде и ничего! Не брезговал! – ухмыльнулся Селезнев.

– Слушай, оставь свои дурацкие шутки! – вспыхнул Рыбаков, едва сдерживаясь от желания наброситься на Ржавого.

Он согнул крышку консервной банки так, чтобы получилось некоторое подобие ложки, и с жадностью принялся есть.

«Господи! Скорее бы выбраться из этого кошмара, – думал он, обжигаясь тушенкой, – поесть бы как раньше – в приличном ресторане, чтобы и музыка, и салфетки белые крахмальные, и шампанское в серебряном ведерке со льдом… Господи!..»

Но вскоре меланхолия сменилась обычной для него жестокой, какой-то психованной решительностью.

«Ничего, ничего! – думал он. – Все это пока далеко от меня, но будет! Обязательно будет! Иначе зачем же я столько раз рисковал собой? Валил сосны, хлебал зэковокую баланду?!»

И для себя он уже ничего жалеть не будет. Он не из тех, кто зарывает деньги в землю, а под старость ночами пересчитывает полуистлевшие бумажки! Пока молод и силен, надо брать все сполна, а там судьба уже сама распорядится, что к чему!..

– Ну что, тяпнем еще по одной? – перебил его размышления Ржавый. Разомлевший от еды и выпивки, он полулежал на боку, лениво подбрасывая сучья в огонь.

– Давай, по полстакана, да и поспать бы надо. Устал я что-то… Слушай, Леша, а сколько нам еще до железки шлепать?

– До железки-то? – переспросил Селезнев, разливая водку. – До паровозов-тепловозов, паря, еще верст триста с гаком… Ну да не боись! Мы, считай, уже выбрались. Ежели с утряка подадимся, то к ночи на трассу нефтепровода выскочим. А повезет, так и на бетонку автовывозки выйдем… Леспромхоз тут неподалеку – километрах в сорока. Я эти места хорошо знаю – семь лет назад магазинчик у них подломил! – хихикнул Ржавый. – До сих пор ищут…

– Значит, до бетонки километров сорок… – задумчиво произнес Рыбаков.

– Ага, верст сорок с гаком, строго на юг, – ответил Ржавый. – Ну что же мы не пьем?? Выдыхается ведь!

– Хорошо. Давай по последней, – согласился Николай.

Они выпили. Селезнев, разломив плитку шоколада, подал половинку Рыбакову.

– Пойду водички поищу, – сказал Ржавый, вставая. – Чифирку неплохо бы на ночь замутить… А ты, Кольша, пока лапнику наломай на подстилки. Да валежнику, чтобы до утра хватило!..

Взяв котелок и пятизарядку, он растворился во тьме.

Рыбаков, чертыхаясь и проклиная темень, долго бродил вокруг поляны, собирая сучья и ветки. Потом нарубил топором молодого, остро пахнущего хвоей лапника и разложил его на две одинаковые кучи около костра.

Лег, пристроив в головах рюкзак, и, не дожидаясь чая, уснул.

Глава 11

Старенький «ветерок» лениво тянул дощаник по мелкой зеленоватой зыби реки.

Кандычев в брезентовом, жестком, как фанера, плаще, сидел на корме и терзал ручку газа. Он то сбрасывал обороты, то набирал их до отказа, пытаясь прибавить лодке ход, но моторишко только обиженно всхлипывал и булькал себе на тягостной заунывной ноте.

– Во лешак, всю душу вынул! – пожаловался лейтенант. – Эх, «вихрюху» бы нам сейчас! Ка-ак дали бы чаду!.. Однако ты, Олега, по берегам-то поглядывай, – может, дымок где или птицы беспокоятся…

Волков, примостившийся у его ног на рюкзаке, молча кивнул.

Берега неторопливо плыли мимо – то обрывистые, остро пахнущие влажной глиной, то заболоченные, низкие, в ржавой прошлогодней осоке.

Река петляла, и заходящее солнце то, как заплечная котомка, подолгу болталось за спиной, то поглядывало сбоку из-за стволов деревьев, то, совершенно неожиданно, выплывало из-за поворота и обливало своим уже остывающим красноватым светом разом светлевшую речку.

Олег время от времени опускал кончики пальцев за борт и тут же отдергивал их – вода была нестерпимо студеной. Делал он это, чтобы не уснуть – сказались передряги прошлой ночи, да и монотонное булькание мотора убаюкивало. А спать было нельзя…

«Вернемся в Петрово – у Кандычева передремлю часок-другой, – подумал Волков, – а то к утру как выжатый лимон буду».

От этой мысли, от предвкушения предстоящего отдыха стало сладко и дремотно, и Олег поглубже втянул шею в воротник телогрейки.

«Попрошусь на сеновал… А укроюсь полушубком или тулупом. Что может быть лучше этих простых деревенских запахов – овчины и сена!» – мечтал он.

Неожиданно ход лодки застопорился, словно она вошла в тину. Мотор фыркнул и заглох. В непривычной тишине сразу появились другие звуки: стало слышно, как плещется о берег волна, слабо шепчутся под ветерком кроны деревьев, где-то вдали резко вскрикивают кедровки.

– Что случилось, Петро? – обернулся Волков.

– Гляди, – указал Кандычев рукой на радужную струйку, слабо просачивающуюся из глубины реки. – Похоже, движок здесь утопили!

Он запустил мотор, причалил к берегу, перешел на нос лодки и охотничьим ножом сделал несколько затесок на ветках тальника.

– Давай, Олега, смотри в оба! Где-то поблизости и лодки должны быть – без моторов-то они им ни к чему…

Олег кивнул и, передвинув кобуру на живот, вытащил пистолет, проверяя, не будет ли мешать тренчик при стрельбе.

– Думаю, до пальбы дело не дойдет! – усмехнулся участковый, наблюдая за Волковым. – Ну да береженого бог бережет!

Лодка вновь лениво потащилась вниз по реке. Неожиданно налетевший ветер поднял волны. Днище лодки жестко застучало по их гребням. Ощущение было такое, точно едешь на телеге по ухабам…

Минут через двадцать ходу они заметили две дюралевые «казанки», сиротливо приткнувшиеся к берегу. На глинистом его откосе виднелись свежие отпечатки обуви.

– А ну-ка давай наверх, понаблюдай вокруг! – скомандовал Кандычев Олегу, когда лодка причалила. – Я за тобой следом, только свечу выкручу на всякий случай.

Волков вскарабкался по крутому откосу берега, припал к уже влажной от вечерней росы траве и осмотрелся.

До кромки тайги тянулся луг с одиноким прошлогодним стожком. Никого… Только вылетевший на охоту лунь плавно стелился над землей…

Олег поднялся в рост и жестом руки подал сигнал Кандычеву. Вдвоем они прошли по следам и пришли к выводу: точно такие же отпечатки сильно стертых подошв кирзачей сорок второго размера они видели и у магазина, и во дворе заброшенного дома Анкудиновой, и на том месте у реки, откуда были угнаны лодки…

– Видать, разделились! – предположил участковый. – Только куда этот клиент подался? Впереди-то, почитай, верст на четыреста ни жилья, ни дорог – только урман да болотины…

– Да, странновато, – поддержал его Олег. – Если это Рыбаков, то зачем ему на север идти? По идее-то, на юг бы надо, вниз по реке…

Они прошли до молодого ельника на кромке тайги, где следы неожиданно оборвались.

Несколько минут Кандычев кружил, то и дело пригибаясь, словно принюхиваясь к земле, но все было напрасно.

– И все-таки – рубль за сто, петлю он где-то сделал! Перехитрить нас, видать, возжелал! Ну да я воробей стреляный, на мякине не проведешь!.. Эх, что бы нам сюда чуть-чуть пораньше попасть! Достали бы мы его! – сокрушался лейтенант.

– Ничего, Петро. Как только вертолет с группой подлетит, прихватим с собой собачку и обрежем след! – успокаивал его Волков. – А пока пойдем-ка стожок осмотрим – не гостит ли в нем кто…

После осмотра стало совершенно ясно, что к стогу уже давно никто не подходил. Сверху и с боков сено было темное и слегка влажное, лазов в стог не было…

Пришлось вернуться к лодке.

Кандычев ввернул свечу, но двигатель не запускал, а стоял в раздумье, потирая лоб.

– Слышь, Олег-батькович, идея меня посетила… А что, если мы с тобой для верности в одно местечко заглянем? Как, не возражаешь?

Откровенно говоря, Волкову, уже настроившемуся на возвращение и предвкушавшему сон на сеновале, не очень-то хотелось откладывать заслуженный отдых. Но признаться в этом лейтенанту было совестно, и он, не подав виду, бодро ответил:

– Раз надо – значит, надо, какой разговор! Как-никак ты мой оперативный начальник… А местечко это далеко? Ночь ведь на носу.

– Недалеко. Минут тридцать – сорок лету… Кедровая падь называется… Там на берегу пожарная наблюдательная вышка есть. Здоровенная – метров под сорок в высоту… Вот я и смекаю, а не понаблюдать нам часок-другой – нет ли где огонька? Без костра-то ночью преступники не обойдутся, ведь холодно!.. Ну как, идет?

– Просто, как хозяйственное мыло! Я бы до такого ни за что не додумался!

– Чего? – не расслышал Кандычев.

– План, говорю, простой, но гениальный! – рассмеялся Олег. – Во-от такой план! – поднял он вверх большой палец.


«Лету» до Кедровой пади оказалось не полчаса, как предполагал участковый, а все два. Лейтенант, видимо, выпустил из вида, что «ветерок» против «вихря» действительно не мотор, а «фукалка».

Подплыли к пади уже в абсолютной темноте. Над рекой стоял белесый туман, и Волков, как ни силился, не смог разглядеть вышки.

Но Кандычев, по одному ему ведомым приметам, безошибочно отыскал тропинку, и вскоре они оказались у цели.

– Давай за мной! Только не оступись – лететь долго придется, – предупредил лейтенант и, шурша полами плаща, стал проворно подниматься по лестнице.

Вышка была связана добротно, но ступеньки лестниц подгнили, а кое-где и вообще отсутствовали. Кандычеву приходилось пробовать на крепость почти каждую ступеньку.

Чем выше они поднимались, тем сильнее раскачивалась вышка в такт движения их тел. Ощущение было не из приятных…

Наконец поднялись на верхнюю площадку. Кандычев осторожно закрыл крышку люка и, переводя дыхание, предложил:

– Садись, располагайся поудобнее, Олег! Мал-мал кислородом дышать будем.

Он взялся за перила, ограждающие площадку, потряс их, убеждаясь в надежности, потом присел, привалившись к ним спиной.

Волков сел рядом и стал всматриваться в темноту.

Внизу, под налетающими порывами ветра, глухо роптала тайга. Куда ни кинь взгляд – ни огонька, ни проблеска света – только черная темень. На душе сразу стало как-то неуютно, появилось ощущение собственной незначительности среди ночной стихии. Кто они с Петром по сравнению с этим глухо стонущим внизу океаном тайги? Песчинки! Скорее даже – пылинки!..

Кандычев полез в карман своего дождевика, вытащил сверток и, зашуршав газетой, развернул у себя на коленях.

– Питайся, чем бог послал! – протянул он Олегу ломоть каравая и кусок сала.

Домашней выпечки хлеб был настолько душист, а сало так аппетитно попахивало чесноком, что у Волкова невольно потекли слюнки. Только сейчас он почувствовал, как проголодался.

Свою порцию Олег уничтожил так быстро и жадно, что Кандычев расхохотался:

– Э-э, браток! Ну ты и даешь! Сальцо-то с благоговеньем есть надо, как мой дедок говаривал! А то и вкуса по-настоящему не успеешь понять!

– Поздно! – развел руками Волков. – Хороша кашка, да мала чашка!

– Эт-то точно! Ну да не расстраивайся. Бери Катьшу в жены – чашка всегда полна будет, да и гостям останется. Она в покойницу-мать пошла – работящая да хлебосольная. И характер приветливый, добрый… Одним словом, не баба – золото.

Некоторое время молчали. Кандычев чиркнул спичкой и, прикрываясь от ветра полой плаща, раскурил папиросу.

А Олег думал о Кате. Обидел он ее все-таки, хоть и не хотел!.. Не надо было ей про тот злосчастный ремень говорить. Послали бы какого-нибудь паренька в Глухарную, и дело с концом… Интересно, благополучно ли Катя добралась? Что сейчас делает? Спит, конечно…

Волкову вспоминался их путь от Глухарной до Петрово, разговор…

Действительно, какая же славная она, Катюша! А обидел он ее зря, зря…

Веки Олега потяжелели, мысли сладко путались, он чувствовал, что засыпает.

– Эге-е, браток, да ты никак закемарил? – толкнул его под бок Кандычев. – Жалко, я чайку не догадался прихватить! Чаем-то сон в один момент бы разогнали!.. Слышь, а собственно чего нам обоим мучиться? Давай-ка ночь поделим. Часика по три передремлем – завтра все легче будет!.. Так что ложись, поспи, я пока не хочу.

– Не-е, тогда давай на спичках бросим, чтоб по-честному! – запротестовал Олег.

– На спичках так на спичках… – полез в карман лейтенант. – Тяни! Короткая дежурит.

Волков потянул. Выпала ему целая спичка – «длинная».

Притворно вздохнув – судьба, мол, он положил голову на брус, окантовывающий площадку, подогнул ноги и засунул руки в карманы телогрейки.

Уснул он почти мгновенно – будто провалился в черную теплую глубину…

Слегка поскрипывала вышка, внизу шумел ветер в кронах деревьев, а Олегу снилось море, горячее южное солнце и Катя, выходящая навстречу ему из воды, вся в блестящих радужных капельках…

На море Олегу еще никогда не приходилось бывать. Но он видел много фильмов, где точно так показывали минуты счастливой любви… Может быть, поэтому его воображение рисовало именно эту картину?

– Катя, Катенька! Прости, пожалуйста, я был неправ, неправ… – шевелил Олег губами во сне.

Кандычев посмотрел на него, улыбнулся и переломил в пальцах свою спичку. До этого она тоже была целой…

…Прошло часа полтора.

Жалея вымотавшегося Волкова, лейтенант, наверное, позволил бы ему поспать еще пару часов, если бы…

– Эй, Олега, кончай ночевать! – затормошил Кандычев спящего. – Подъем!

– Я сейчас, сейчас… – пытаясь разлепить тяжелые веки и массируя затекшую шею, спросонья забормотал Волков. – Вот ведь как разоспался! Ты ложись, я подежурю…

– Да нет, браток, не время сейчас спать! – возразил лейтенант. – Глянь-ка налево! Примечаешь что?

Олег потер тыльной стороной ладони глаза, посмотрел в темноту, но ничего не заметил.

– Смотри сюда, на мою руку! – придвинулся к нему вплотную Кандычев.

Волков до рези в глазах вглядывался в глухо шумевшую внизу тайгу и вдруг увидел едва заметную красноватую искорку. Она то чуть-чуть тлела, то вспыхивала ярче.

– Костер! – догадался Олег.

– Похоже на то, – подтвердил Кандычев. – Километров десять-пятнадцать до него, однако…

Волков достал из нагрудного кармана комбинезона компас, снял тормоз и, подождав, пока светящийся наконечник стрелки успокоится, определил магнитный азимут:

– Сто восемьдесят пять. Запомни на всякий случай! – сказал он участковому.

– Добро, запомнил. Ну, что дальше делать будем? Пойдем?

– Конечно же, надо идти! – без тени сомнения заявил Волков. – Кто бы у того костра ни грелся, а проверить мы просто обязаны.

Они спустились с вышки. Внизу было гораздо прохладнее – от земли, от ветвей деревьев, от реки тянуло сыростью и холодом.

Волков достал фонарик и протянул его Кандычеву:

– Посвети-ка, Петро!

Он вынул носовой платок и, присев на ступеньку вышки, развернул его на колене.

– Не понял… Что это ты собрался делать? – спросил лейтенант.

– Сейчас поймешь. На лодке хочу сигнал оставить.

Шариковой ручкой он нарисовал на платке большой восклицательный знак и печатными буквами написал:


«Мы преследуем преступников. Видели в 10 – 15 км костер. Направление от вышки – азимут 185°. Просьба срочно сообщить эти данные в милицию или розыскным нарядам.

Участковый инспектор Кандычев. Прапорщик Волков».

В конце записки он поставил дату и время. Кандычев подсвечивал фонарем из-за плеча Олега и по мере появления текста одобрительно хмыкал.

– Ну, как мнение моего оперативного начальника? – поинтересовался Волков.

– Пойдет. Неплохо придумал, – одобрил участковый, но добавил мрачновато: – Если, конечно, в эти сутки какая-нибудь посудина здесь проходить будет… А в общем-то и сами бы справились. Зачем людей зазря тревожить?

– Я это сделал в расчете на вертолет, – пояснил ему свой замысел Волков. – Старший группы майор Лукашов – розыскник опытный. Узнает, что мы с тобой на лодке уплыли и не вернулись – обязательно облет реки сделает. Вот лодку-то и заметят!

Они спустились к реке, вырезали длинный тальниковый прут, привязали к нему платок наподобие флажка и закрепили это сооружение на корме лодки.

Потом Волков свизировал азимут по компасу, и они зашагали, изредка посвечивая фонариком, постепенно забирая от реки влево.

Глава 12

Под утро Ржавый проснулся от холода. Замерзла, занемела до мурашек левая нога. Голова трещала с похмелья, была тяжелой, как дубовая колода.

Костер почти прогорел, остались малиново светящиеся угольки. Селезнев нашарил котелок, попил. Чертыхаясь, выплюнул изо рта нападавших в чай комаров. Привстав, дотянулся до кучи хвороста, накидал его на угли. Подул, раздувая жар.

Потом бухнулся на подстилку, спиной к костру.

Головешки, подернутые сизым налетом пепла, постепенно осветились изнутри хищным желтым светом, отчего стали похожи на большие початки кукурузы. Затрещали, сворачиваясь на жару, ветки сухостоя, побежали по ним маленькие злые язычки пламени.

Через несколько минут костер вошел в силу, поднялся высоким пламенем, застрелял сердито, разбрасывая уголья…

Извиваясь, огненный бесенок перепрыгнул на подстилку Ржавого, исчез, затаился в ней на какое-то мгновение, быстро растекся огненными ручейками по смолистому лапнику и вдруг пыхнул ярким пламенем, жадно скручивая хвою!

Загорелась, заплавилась нейлоновая куртка на спине Ржавого. Но не чувствовал он ничего – спал похмельным сном…

И вдруг:

– А-а-а-а-! А-а-а-а-а!!

Страшный крик разбил тишину, эхом заметался по лесу.

Разбуженный им Рыбаков мгновенно вскочил на ноги и увидел, что по поляне мечется живой человеческий факел, катается по траве, вскакивает и вновь катается, пытаясь сбить пламя.

– А-а-а-а-а-! А-а-а-а!! – рвали тишину вопли, метались среди деревьев.

Рыбаков бросился к Селезневу, но остановился, поняв, что и его куртка может загореться. Скинул ее, подскочил к рюкзаку, вытряхнул содержимое… Улучив момент, дал Селезневу подножку, завалил его на землю и, орудуя парусиной рюкзака, сбил пламя.

Ржавый то тонко и пронзительно верещал, то басовито рычал, дергаясь при этом всем телом, ногтями скребя землю.

– А ну, хорош! Хорош, успокойся!! – прикрикнул на него Рыбаков.

Но тот, видимо, не слышал и, обезумев от боли, бился, словно в конвульсиях. В прожогах куртки виднелась голая спина Ржавого – сочившаяся кровью и местами напоминавшая печенную в углях картошку.

Рыбаков дотянулся до бутылки с водкой, зубами сорвал пробку и, заломив руку Ржавого, облил раны водкой. Тот на секунду притих, потом взбрыкнул, сбросил с себя Николая и на четвереньках, быстро-быстро пополз в лес, оглашая его истошным криком.

«Похоже, хана ему. Отпрыгался наш жеребчик! – со злой иронией заключил Рыбаков, провожая Селезнева взглядом. – Эх, не ко времени все это случилось… Теперь одному по тайге придется шлепать, без проводника… А что я, собственно, потерял? – рассуждал он. – Компас есть, харчи, оружие… Если Ржавый не врал про нефтепровод – то за сутки я запросто до него доберусь, каких-то сорок километров!.. Ну, а дальше уж как бог на душу положит…»

Он поднял пятизарядку, вытряхнул на землю вещи из рюкзака Селезнева.

«Так… Первым делом взять патроны… Штук десять в карманы куртки, так… Шоколад, масло, пряники – это в рюкзак. Тушенку возьму только в металлических банках… Стеклянные побьются в дороге, да и зачем мне сейчас лишний груз… – прикидывал Рыбаков – . На всякий случай возьму пару бутылок коньяка – если употреблять понемножку с шоколадом – неплохой допинг! Так… Нож при мне, топорик и котелок не забыть бы…»

И он принялся укладывать рюкзак в дорогу. Причитая и охая, на четвереньках подполз Ржавый. Схватил котелок и жадно стал лакать чай. Потом выгреб из кармана брюк пучки какой-то травы и попросил Рыбакова:

– Коленька, друг, завари-ка в котелке вот это, от ожогов помогает! А спину-то, спину маслом бы мне смазал, а?.. О господи, за что ты меня так наказал?! – совсем по-бабьи запричитал он. – Спинушку-то, спину ровно черти в аду шмалят!

– Ишь ты, о боге вспомнил! Скажи спасибо, если тебя в ад-то примут!

– Коля, ну завари травки, что тебе… – снова заканючил было Селезнев, но вдруг осекся. Видно, до него дошло, какими приготовлениями занимается его кореш.

– Некогда мне тебе бальзамы варить! Видишь, делом занимаюсь! – уже до конца рассеял его иллюзии Рыбаков.

– Коль, а Коль, не бросал бы ты меня, а? – неожиданно тихо попросил Ржавый. – Пригожусь ведь еще… Мы же как уговаривались? Ну не бросай, а? Мне бы только пару деньков отлежаться – глядишь, и на ногах буду… На мне ж как на собаке!..

В его голосе сквозило такое отчаяние и безысходность, что Рыбакову стало даже немного жаль Ржавого.

Но это продолжалось недолго.

«Жалей, не жалей, – думал он, – что проку в этой жалости? Теперь Ржавый для меня только обуза. Тут уж, как говорят, каждому свое! Сестры милосердия из меня все равно не получится, так что сдергивать отсюда пора!»

Рыбаков взял свой рюкзак и закинул его за спину. Ржавый повернул голову в его сторону, видимо, окончательно понял, что чуда не произойдет, и попросил тихо, почти шепотом:

– Коль, ну не бросай, христом-богом молю! Ну хочешь, от денег, которые ты обещал, откажусь, а? Задаром на тебя буду работать? Я ж для тебя эвон сколь сделал, а ты…

– Ладно, заглохни ты, делалыцик! – перебил его Рыбаков. – Скажи спасибо, что хоть жратвы тебе оставляю! А в отношении денег… Я тебе так скажу – деньги у меня действительно есть. И много. Но не такой уж я фраер, чтобы с такими, как ты, делиться. Понял? – Он помолчал немного, глядя на Селезнева, и добавил: – Я тебе, Ржавый, плохого не желаю. Да только у нас с тобой расходняк вышел… Выберешься – живи, твое счастье. Не выберешься – значит, фортуна к тебе задом повернулась… Ну что, прощевай, кореш!

– Ах ты, гад! – внезапно задохнулся от ярости Селезнев. В эту минуту он был похож на большого грязного пса, издыхающего, но еще пытающегося укусить в последней своей злобе. – Вот только уйди, попробуй! Да после такого тебя ж в любой зоне…

– Да брось ты, напугал! – рассмеялся Рыбаков. – Не для того я ушел, чтобы снова в зоне оказаться!

А на законы ваши блатные мне лично глубоко наплевать! Кто сильнее, тот и прав, понял, морда ты рыжая?!

Селезнев не ответил, только с ненавистью полоснул взглядом по Рыбакову.

– Ишь ты! Посмотрите, какие мы нервные! – с откровенной издевкой произнес Рыбаков. – Ты ведь и забыл, наверное, сука, как хотел мне хребет сосной перешибить? Забыл?! Но у меня зато память хорошая! И в долгу я никогда не остаюсь, аккуратный. Тебя как, картечь устроит? – приставил он дуло пятизарядки к голове Ржавого. – Или на жакан перезарядить?

Почувствовав сталь оружия, Селезнев притих и вдруг заплакал беззвучно, размазывая по лицу слезы.

– Ладно переживать-то! Пошутил я! – расхохотался, издеваясь, Рыбаков. – Сдохнешь и без моей помощи! Не буду на себя мокруху брать, уговорил… Так что молись за меня Николаю-угоднику, кабан шмаленый. Счастливо оставаться!

Едва он успел сделать несколько шагов, как Ржавый, с непостижимой быстротой, на четвереньках, догнал его, обхватил сапоги руками.

– Никола! Коля! Ну не бросай! Ну есть же в тебе людское, христом-богом молю! Не погуби, век помнить…

Рыбаков секунду-другую помедлил. Уж больно сладко заныло сердце при виде унижающегося, червем извивающегося человека!..

– Убери ласты! Убери, говорю! – лениво произнес он и с маху въехал носком сапога в подбородок Ржавого.

Тот охнул, свалился ничком, обхватил руками голову, ожидая других ударов.

Но Рыбаков не стал больше бить его. Поправив на плече ремень пятизарядки, он двинулся в тайгу.


Было пасмурно и сыро, солнце еще только начинало вставать.

По низинкам растекались клубы белесого тумана. Где-то вдали протрубил лось, и спустя мгновение отозвалось ему эхо…

Звериная тропа, по которой шел Рыбаков, была хорошо натоптана, но проходила через такие густые заросли, что он буквально продирался сквозь мокрые ветки, заслоняя лицо ладонями, чтобы не лишиться глаз. Зато по сосняку он шел легко и пружинисто.

Настроение было прекрасным – ему крепко везло, и росла в Николае уверенность, что так будет и дальше.

Действительно, ведь то, что приключилось со Ржавым, могло быть и с ним! Но судьба, видать, оберегала его, отводила беду…

«Хоть бога нет, но миром кто-то правит! – думал Рыбаков. – И есть, есть, видать, на небе и моя путеводная звездочка. Есть!»

Размышляя об этом, он вдруг вспомнил, что идет без компаса, что компас остался на руке у Ржавого.

– Вот раззява! – обругал он себя и остановился в раздумье. «Возвращаться назад – плохая примета, но без компаса в тайге – пропадаловка! Можно так закружиться в каком-нибудь осиннике или березняке, что и за неделю с этого места не выберусь! Если, конечно, вообще выберусь… С этой проклятой тайгой шутки плохи – без компаса никак нельзя. Эх, жизнь! Придется назад топать!»

Обратный путь он проделал значительно быстрее. Вон уже и дымок костра сквозь деревья виднеется – рукой подать!

Но что это? Никак голоса? Странно… «Ржавый, что ли, со страху причитает?» – подумал он и, взяв пятизарядку наизготовку, бесшумно ступая, двинулся вперед.

Осторожно выглянув из-за густой ели, он увидел склонившегося над Селезневым человека в дождевике и милицейской фуражке. Чуть поодаль стоял рослый парень в телогрейке и комбинезоне.

– Ниче я не гоню! Правда, чистая правда, граждане начальники! На любом суде показания дам! – донесся до слуха Николая хриплый голос Ржавого. – Он же, гад, всю дорогу меня под ножом держал! Магазин ломануть заставил!..

– Когда ушел Рыбаков с этого места? – перебил Селезнева парень в телогрейке и комбинезоне.

«Эге-е! Вот и по мою душу архангелы пожаловали! – мелькнуло в голове Рыбакова. – Ну нет, шалишь, не дамся я вам! Пока вас двое, вы для меня – пыль!!»

Трясущимися от возбуждения руками он вскинул ружье и прицелился.

Видимо, заметив движение за елью, милиционер вскочил на ноги, вскинул руку с пистолетом, выискивая цель, но Рыбаков опередил его.

Пять раз подряд подпрыгнуло, прогрохотало ружье в его руках.

Сквозь пороховой дым он видел, как повалился на землю парень в телогрейке, как судорожно схватился за грудь тот, в плаще, и как один из выстрелов снес с его головы милицейскую фуражку…

Видел Рыбаков, и как вскочил на ноги Ржавый и опрометью бросился в чащу.

«Ну нет, тебя я тоже теперь в живых не оставлю, сука продажная!» – решил Рыбаков, лихорадочно перезаряжая ружье.

Он настиг Ржавого метров через восемьсот и всадил три заряда картечи в его обезображенную ожогом спину.

«Ну все, Коля! Теперь конец один! – трясся Рыбаков в лихорадке возбуждения. – Назад дороги нет три мертвяка – верная «вышка»! Сдергивать, сдергивать отсюда надо! По-срочному!»

Преодолевая отвращение, он нагнулся над Селезневым, стараясь не смотреть на его лицо с выпученными стекленеющими глазами, снял с его руки компас и подстегиваемый страхом, не разбирая дороги, ринулся в чащу.

Глава 13

Очнулся Волков как-то разом. Перед глазами прошлогодняя сухая листва, горьковато так пахнет…

В голове гудит и чем-то холодным покалывает, буд. то льдинки там…

Попытался встать, но сил не хватило, затошнило, все поплыло перед глазами.

Несколько раз вдохнул поглубже воздух – вроде полегчало. Потихоньку поднялся на ноги – почувствовал, что его качает, как березу на ветру… Ощупал голову – левое ухо и волосы мокрые от крови, ладонь сразу стала красной и липкой.

«Вскользь зацепило, видать… – подумал он вяло. – Надо бы перевязать…»

Сознание постепенно возвращалось, и он попытался вспомнить, что же произошло.

«Так… Давай все по порядку… Кандычев опрашивал этого рыжего мужика с обожженной спиной… Наклонился над ним… А я? Я спросил, когда ушел Рыбаков? Так, вроде так было… Потом Кандычев быстро поднялся и… что? Стоп, стоп, погоди! А где же Кандычев?»

Преодолевая противную слабость, Олег повернул голову. Сквозь застилающую глаза пелену, метрах в пяти от себя, заметил Петра.

Лейтенант лежал, вытянув перед собой руку с пистолетом. Пола брезентового плаща задралась, прикрывая ему голову, и казалось, что Кандычев крепко спит. Рядом валялась растерзанная картечью милицейская фуражка.

«Убит!» – мелькнула мысль, и в груди у Олега все похолодело.

Он шагнул к лейтенанту раз, другой… Ему хотелось сделать это как можно быстрее, но ноги были как ватные, плохо слушались.

С трудом добрался-таки, нагнулся над лейтенантом. Рукав плаща Кандычева набухал бурым пятном. Олег приподнял лейтенанта за плечи.

– Петя, Петро! Ну как же ты так?.. – шептал он, трясущимися руками расстегивая пуговицы плаща. – ] Сейчас, сейчас перевяжу тебя! Сейчас…

Голова Кандычева не держалась, моталась бессильно, но в какой-то момент Волкову почудилось, что тот слабо застонал. Прислушался – точно!

– Жив! Жив!! – обрадовался Олег.

Он осторожно снял с лейтенанта плащ, вытащил финку и по швам отрезал липкие от крови рукава кителя и рубашки. Осмотрел раны и понял – две картечины прошили предплечье Кандычева навылет. Кровь фонтанировала и обильными ручейками стекала на землю.

Волков подхватил раненого под мышки, подтащил к пню, прислонил к нему спиной.

– Ты потерпи, Петро, я мигом! – приговаривал Олег, доставая индивидуальный пакет.

Зубами дернул нитку – прорезиненная оболочка разорвалась и обнажила белизну бинта. Наложив подушечки пакета на раны, он сделал перевязку. Потом осмотрел тело Кандычева, но других повреждений не нашел.

– Ну вот и ладненько, вот и чудненько… – тихо приговаривал Волков, радуясь этому. – Рана у нас не очень опасная, кость вроде не задета… Доктора руку подштопают, починят… Все будет хорошо… Только не спи, Петя, нельзя сейчас спать!..

Он легонько потрепал Кандычева по небритым щекам и тот, застонав, открыл глаза.

– Сильно меня? – тихо спросил лейтенант.

– Ты лежи, лежи, не шевелись! – попросил Волков. – Все у тебя уже хорошо… Рана навылет, неопасная… Крови вот только много потерял. А фуражечку-то твою, погляди-ка, в клочья разнесло! Знать, в рубашке ты родился, товарищ инспектор!

– Мм-м… – простонал, кривясь от боли, Кандычев. – А бандиты где? Ушли?

– Ушли, Петро. Ну да ничего, мы их все равно достанем! Через часок-другой вертолет здесь будет…

– Да-а… Ты посмотри, как глупо получилось!.. – поморщился лейтенант. – Перехитрили они нас с тобой, как рябчиков на манок взяли! А пистолет где мой? – вдруг спохватился он.

– У меня, Петя. Не беспокойся.

Кандычев откинул голову на пень и прикрыл глаза.

– Морозит что-то… – пожаловался он, – и спать все время хочется… Сам-то как себя чувствуешь? – после паузы спросил лейтенант.

– Как молоденький огурчик! – пошутил Олег. – Зеленый и в пупырышках!

– Ладно тебе храбриться-то! Вон гляди – вся голова в кровище! Перевязал бы.

– Да это так – царапина! – отмахнулся Волков. – «Чугунок» у меня толстостенным оказался – свинец отскакивает.

– Зайчишка ты! – слабо улыбнулся лейтенант. – Ты вот что, зеленый огуречик, слушай меня и не перебивай. Бери продукты, патроны из моих магазинов и давай по следу. Бандюги далеко не должны уйти, не смогут… Видал, как у рыжего спина обожжена?

– Нет, Петро, – покачал головой Волков. – Это не решение вопроса. Догонять, конечно, надо, но тебя раненого я не брошу!

– Просил же не перебивать! – с досадой поморщился Кандычев. – Я сам за себя отвечаю. А вот тебе, пока утро, пока трава и листва мокрые, пока следы на росе приметны – настигать бандюг надо! Да только смотри, братишка, не повтори глупость мою, осторожнее будь! Где-нибудь на привале их брать надо… Лучше всего ночью, когда у костра греться будут…

– Нет, Петя, никуда я не пойду, – негромко, но твердо возразил Олег. – Пойми, не могу! Да случись такое со мной, разве бы ты меня оставил раненого в тайге, а? Нет, не могу! И на этом кончим.

– Да пойми ты, Николаевич, если мы этих гадов не задержим, как же я людям в глаза смотреть буду? Как форму милицейскую надену? Мне же тогда только один выход – уезжать из родных мест, от позора подальше! Иди, как друга тебя прошу!

– Но как же ты? – заколебался Волков. – Один, ранен…

– За меня ты не беспокойся! У нас, Кандычевых, порода двужильная. Еще на вашей с Катериной свадьбе попляшем, дай срок! – успокаивал лейтенант Олега. – Костер буду жечь – с вертолета обязательно заметят! Да и ты, как выберешься, сообщишь… По моим расчетам, если на юг держаться, километрах в пятидесяти есть лесовозная дорога – бетонка… Шоферов там встретишь – обязательно помогут. Сам ведь знаешь, какой у нас на Севере народ дружный – в беде не оставят! Иди, иди, Николаевич, не теряй времени!

Сомнения раздирали душу Олега.

«Эх, знать бы наперед, что с Петрухой все обойдется благополучно!.. Или хотя бы быть уверенным, что кто-нибудь нашу записку на лодке обнаружит… Вот черт! А с другой стороны, действительно – время-то уходит. Уйдут, скроются бандиты! Что же делать?»

Он обвел поляну взглядом. У костра валялся рюкзак, несколько банок тушенки, две бутылки коньяка, охотничий топорик.

«Была не была. Надо преследовать! – принял он решение. – Еды Петру суток на двое хватит… Надо бы только ему шалаш соорудить да дров впрок заготовить… Решено!»

Олег встал, поднял с земли топорик и пошел затесывать сухару, лежащую посередине поляны.

«Подтешет их топориком немного, чтобы одна из сторон плоская была, потом насеку делает…» – вспомнился ему Катин рассказ о таежном костре-нодье.

«Эх, Катя-Катюша!.. Где ты сейчас? Чувствуешь ли, какая беда с нами приключилась? – думал Олег, работая топориком. – Но ничего, выберемся мы с Петрухой из нее, обязательно выберемся!»

Закончив с сухарой, он еще минут сорок рубил и собирал на земле ветки, подтаскивал их поближе к Кандычеву, пока не – набрался солидный ворох.

– Ну, как думаешь, Петро, ночи на две дровишек хватит? – спросил он участкового. – Не озябнешь?

– Лапнику наломай побольше, да еще листвы нагреби пару охапок. С листвы-то дым белый, его далеко видно будет… Как вертолет заслышу – дымить начну. Должны заметить.

– Молодец, здорово придумал! – похвалил лейтенанта Волков. – Листвы-то я мигом наберу, этого добра тут хватает…

Когда с заготовкой топлива было покончено, Олег почувствовал, что сильно устал, и присел на корягу напротив лейтенанта. Он заметил, что Кандычеву становится хуже – лицо побледнело до синевы, а все тело его бьет мелкий озноб.

Волкову захотелось подбодрить товарища:

– Давай-ка мы с тобой, Петро, почаевничаем на дорожку, а? Сейчас за водою сбегаю, чайку сварганим, а потом я тебе шалашик сооружу. Классный, по последнему слову таежной техники. Перинку из лапника настелю – не хуже чем у поповской дочки будет!

Когда, наконец, строительные хлопоты были закончены и они попили чаю, Олег подсел к раненому ближе и попросил:

– Потерпи, казак, чуток. Сейчас немножко больно будет. Приодеть тебя хочу…

– Не суетись… Тепло мне… – постанывая, ответил лейтенант. – Плащом сверху накрой… и порядок… Не замерзну…

– Отставить разговорчики! – со старшинской непреклонностью пресек рассуждения раненого Волков. – На тебе уже не китель, а экспонат музея боевой славы! Ничего, пока в моем обмундировании покрасуешься. Но только уговор – с возвратом! – шутил Олег.

Он скинул телогрейку, расстегнул комбинезон, снял «пэша»[12], осторожно, чтобы не потревожить запекшуюся рану на голове, стянул с себя свитер и надел все это на Кандычева поверх кителя.

– Вот так-то, лейтенант! Денек прапорщиком побудешь! Но если уж очень хорошо попросишь – могу на погонах зигзаги пририсовать. Целый генерал-лейтенант получится. Солиднее все-таки! – балагурил Волков стараясь хоть как-то поднять настроение раненому.

– Эх, Олега, Олега! Да за такое «чепэ» меня не только в прапорщики, в рядовые…

– Ишь ты! Не знал я, что ты чувствительный такой! – перебил его Олег. – И на старуху бывает проруха, скажу я тебе. Так что отставить переживания!

Он сбегал к костру, сложил продукты в рюкзак, прихватил валяющийся неподалеку карабин и подтащил все это к Кандычеву.

Финкой вскрыл три банки тушенки, срезал пробку на бутылке коньяка. Пошарил в рюкзаке, вытащил плитку шоколада.

– Брось ты! – запротестовал лейтенант. – Не хочу я есть!

– А ты через «не хочу»! Сделай-ка несколько глоточков коньяка, а то трясешься, как осиновый лист. И чтобы всю плитку шоколада съел!.. Для раненого калории – первое дело. Не болтать надо, а кровь восстанавливать!

И как лейтенант ни упрямился, Олег все-таки добился, чтобы его медицинское предписание было выполнено. Потом в раздумье посмотрел на лежащий на земле рукав рубашки, ножом распорол его на две половинки и, слегка смочив ткань коньяком, туго перевязал себе голову.

– Глянь-ка, прямо пират какой-то! – улыбнулся лейтенант. От выпитого коньяка он заметно порозовел, перестал дрожать.

– По этой жизни кем только не станешь! – пошутил Волков и, прихватив с собой охапку хвороста, пошел разжигать костер под сухарой.

Затем помог Кандычеву перебраться в шалашик, уложил его на лапник и укрыл плащом. Помолчал немного, оглядывая, хорошо ли устроил раненого товарища.

– Ну давай, Петро, выздоравливай! Спи больше, питайся, как следует, не сачкуй… Если Катю раньше меня увидишь, передай – я ей обязательно напишу, Да, чуть не забыл – вертолет прилетит, скажи ребятам, пусть на деревья поглядывают. Затески по ходу делать буду. Ну, будь здоров! – легонько похлопал он Кандычева по плечу.

– До встречи! – тихо ответил лейтенант. Хотел, видимо, добавить что-то еще, но только сглотнул слюну.

У Олега тоже подступил комок к горлу и, чтобы не подать виду, какие противоречивые чувства раздирают его, он круто развернулся и пошел в тайгу.

Он шел по чужим следам на влажной от росы листве, зная, что в любой момент может прогреметь бандитский выстрел.

Был ли страх в его душе? Наверное, был. Глупо умирать, когда жизнь только начинается…

Но он шел. Шел и знал, что сделает все то, что требует от него присяга.

Глава 14

С каждым шагом тайга становилась все глуше. На пути Волкова все чаще попадались завалы из гнилых обомшелых стволов. И обходить эти препятствия просто не имело смысла – они тянулись на многие сотни метров.

Олег чувствовал, что здорово устал. Как-никак, а верст двадцать уже отмахал без всякой передышки! А тут еще эта таежная «полоса препятствий» с ее нескончаемыми барьерами и бумами…

Утешало одно – все-таки цепко держится за след Рыбакова.

Правда, четкие отпечатки ему попадались совсем редко, но зато было другое: то свежий излом ветки, то содранный каблуком клок лишайника на лежащей осклизлой осине, то цепочка продолговатых, заполненных водой углублений во мху болотца – все говорило о том, что преступник проходил здесь не так давно.

И не просто преступник. Убийца. Расчетливый и жестокий.

В том, что именно Рыбаков убил своего рыжеволосого сообщника, Олег не сомневался. Пройдя по тропе несколько сот метров от поляны, где оставил Кандычева, Волков наткнулся на труп рыжего. По тому, как кучно, снопами, вошла картечь в его тело, Олег определил, что выстрелы были произведены с близкого расстояния, почти в упор.

«Вот же звери! – с отвращением сплюнул Волков, рассматривая обезображенную пузырями ожогов, развороченную кусками свинца спину убитого. – Ради своей шкуры на все способны… Показать бы все это тем, кто гнусавит по подворотням и подъездам блатные песни! Тем, кто души малолеткам калечит воровской романтикой. Может, поумнели бы…»

К убитому у Олега особой жалости не было. Наверняка и этот рыжий при жизни был ничем не лучше Рыбакова. Но добить искалеченного, беспомощного?!..

В семи шагах от трупа он обнаружил стреляные гильзы. Они лежали веером на прошлогодней прелой листве – три пластиковые гильзы молочно-желтоватого цвета. Именно такие патроны для пятизарядного ружья показывал ему Кандычев в магазине.

«Рыбаков думает, что и нас с Петром прикончил, – размышлял на ходу Олег. – Значит, он в полной уверенности, что за ним никакой погони нет. Это хорошо…»

– А здорово гадина шагает. Резво! – проговорил вслух Волков, прикидывая ширину шага по отпечаткам сапог бандита. – Спешишь поближе к железной дороге выбраться? Ну, спеши, спеши… Все равно достану!

Он сориентировался по компасу и пришел к выводу, что на протяжении всех шести часов преследования следы Рыбакова шли строго на юг.

«Ишь ты, как по линейке шпарит! – отметил Олег. – Видно, компас тоже не в первый раз в жизни в руках держит! Пожалуй, пора мне темп прибавить, отстаю пока прилично…»

Он чувствовал, что понемногу проигрывает преступнику в скорости: тот идет свободно, как ему удобнее, а у Олега много времени уходит на отыскивание следов.

«…Так… Я прохожу за час примерно три, три с половиной километра, а Рыбаков, судя по всему, – километра четыре… – прикидывал Волков. – Если до леспромхозовской бетонки действительно пятьдесят километров, то он выйдет на нее часа на четыре раньше меня… Надежда только на то, что привал где-нибудь сделает. За счет этого мне удалось бы к нему поближе подобраться… Но и догнать – тоже только полдела! Еще надо изловчиться обезоружить Рыбакова, а он не быстро на уговоры поддается… Зазеваешься – угостит жаканом или картечью. У него рука не дрогнет, это уж точно!»

При этой мысли Олег почувствовал, как рана на голове засаднила сильнее, кровь запульсировала под повязкой теплыми толчками.

«Ага-а, похоже, начинаешь трусить, мил человек! – . с неожиданным злорадством подколол себя Волков. – Это тебе не на собраниях выступать: «если прикажут!», «если понадобится!»… Понадобилось!

Тут вопрос ребром – или ты преступника задержишь, или он тебя завалит, как того рыжего. Другого не дано! Конечно, есть и еще один выход – повернуть назад, к Кандычеву… «Сбился, мол, со следа!» – и дело с концом. И никто бы не осудил – сам легко ранен, товарища в беде не бросил и все такое… А если еще «подзалить» немного, так и вообще героем буду! – издевался над собой Волков. – Что ж ты? Решайся! И по тайге столько мотаться не придется, и риска практически никакого! Решайся!!»

Впереди показался очередной бурелом. На его преодоление ушло добрых двадцать минут. Волков настолько вымотался в борьбе с препятствиями, что накативший на него приступ самобичевания бесследно исчез.

«Рановато нервишки распускаете, молодой человек! И какой вы, однако, впечатлительный!» – подтрунивал он над своей минутной слабостью.

Между тем день уже заметно клонился к вечеру. Начинало смеркаться.

Ветер усилился, и тайга под его порывами заволновалась, зашумела мощно и глухо. Вершины огромных елей и сосен ходили так сильно, что, если поглядеть на них, кружилась голова.

«Пожалуй, дождь может пойти! – озабоченно поглядывая на низкие тяжелые тучи, подумал Олег. – А то и со снегом!»

Он знал, что погода в этих местах может выкинуть самый неожиданный фортель. Что ни говори, а до полярного круга отсюда ближе, чем, скажем, до Свердловска… Север есть Север!

«А снег был бы мне на руку!» – пришла мысль.

Он представил себе четкие отпечатки сапог Рыбакова на припорошенном снегом мху и аж прищелкнул языком от удовольствия. Вот когда бы он смог по-настоящему увеличить скорость! Они прямо грезились Олегу, становились навязчивым видением, эти отпечатки резиновых сапог с протектором «елочка»!

«Но тогда же Кандычев вконец замерзнет! – отверг он идею со снегом, – И так, поди, замерзает, крови-то много потерял… Ну да ничего! Петруха парень крепкий, все обойдется! – успокаивал он себя, но сердце все-таки ныло в тревоге. – Скоро прилетит вертолет, подберут его, госпитализируют… Но почему я не слышал вертолета? Далеко? Или не выпустили по метеоусловиям? – гадал он. – Вполне могло и так быть. Целый день облачность низкая…»

– Эх, Петруха, Петруха! – вздохнул вслух Волков. – Ты уж как-нибудь держись там, браток! Я постараюсь быстро обернуться… Ты жди.

Пройдя несколько километров, Олег попал в «гибняк» – мертвый лес, загубленный каким-то вредителем.

Зрелище было удручающее… Серо-черные, безжизненные, источенные червями стволы тянули к низкому хмурому небу свои узловатые сучья, страшные, словно ампутированные руки.

Все здесь напоминало какое-то неправдоподобно громадное кладбище – жутко и пустынно. Ни звериных, ни птичьих следов, только ветер гуляет в мертвых стволах, завывая по-особому протяжно и тоскливо.

«Вот уж гиблое место, так гиблое! – думал Олег, оглядываясь по сторонам. – Без всяких декораций можно сказку о царстве Кощея снимать… Потрясающая натура!..»

Он шел и размышлял, что, как видно, ни храбрись, все-таки одному в тайге страшновато. Один и есть один. Случись с тобой что, помощи ждать неоткуда – на десятки километров вокруг никакого жилья… Есть любители порассуждать: мол, бывалому человеку тайга дом родной! И накормит, мол, и напоит, и ночлег даст…

Оно, может, и так, если рюкзак полон припасов, а рядом товарищи, с которыми и лихо не беда. Еще веселее, когда лаечки впереди бегут, о разных лесных жителях предупреждают. Тогда и трудные километры в удовольствие…

А в его, Волкова, положении? Ногу вывихни – конец. В болотину провались – тоже конец! Сколько километров еще шагать, что впереди ждет – кто знает!..

Нет, одному в тайге и несподручно и страшновато!

«Во-во! Ходи, ходи! Доходишься!.. – неожиданно поддакнул внутри Волкова какой-то человечек. – Вишь во-он тот ельничек, что впереди чернеет? Торопишься ты, парень, туда, бежишь со всех ног, а, может, смертушка-то твоя тебя там как раз и поджида-ат! Поди, притаился там Рыбаков, ждет, когда подойдешь на верный выстрел. Пошевелит пальцем – и конец тебе придет! Так-то…» – бубнил человечек.

Он был страшно осторожен и многоопытен, этот человечек. Точно такой же, наверное, сидит в каждом из нас, но узнаем мы о его существовании только тогда, когда немножко трусим.

«Хватит ныть, без тебя тошно! – осадил его Олег. – А на фронте, что, легче было? Там не один ствол – тысячи, и все в тебя целят! Разве бате моему и товарищам его легче было? Да в тысячу раз тяжелее, а выстояли! Ты пойми, дядя, что же получится, если все только и будут делать, что за чужие спины прятаться? А?

Конечно, жизнью своей никому рисковать неохота. Но ведь надо! Если не я, не другой, то кто же?! Чей верх выйдет?.. И так на земле и трусости, и равнодушия развелось предостаточно! А таких «благоразумных», как ты, я уже встречал. И не раз… Человека у вас на глазах убивать будут – не подойдете! За девчонку не заступитесь! «Мне что, больше всех надо?» – вот ваш девиз! «Есть же милиция, дружинники, наконец…» – рассуждаете! Как будто у того же милиционера еще пара жизней в запасе!.. Но вот когда с вами, не дай бог, что-нибудь случится – тут уж извините! Тут уж вы глотки дерете! «Безобразие! – кричите. – Куда только милиция смотрит!»… Будто не в своем доме живете, не в своей стране, а так, в туристическую поездку прибыли!..

Так что не возникай, дядя, не из пугливых мы! – строго предупредил Олег своего неожиданного попутчика. – Я военный, а этот Рыбаков – враг. Народу моему враг и мне лично. Он же фашист, по-другому и не назовешь! А может, и хуже фашиста, потому что вроде свой, русский, но на наш народ и на законы наши плюет! Этот гад на любое зверство пойдет, чтобы сытно жрать, пить и всякие там утехи иметь!

А раз так, то мой долг задержать его во что бы то ни стало, пока он не успел других бед натворить! И я свой долг выполню. Вот тебе весь мой сказ, дядя!»

Наконец-то гибник кончился!

Волков спустился в заболоченную низинку, по которой бежал ручеек, остановился на зыбком его берегу и вволю напился.

Вода была студеной и прозрачной, но на вкус отдавала железом и древесной гнилью…

Спустя полчаса он все-таки добрался до ельника, казавшегося таким близким, но до которого пришлось идти и идти…

Да-а! Это был не просто ельник, а какой-то чертов ельник! Молодые деревья в нем росли так плотно, что приходилось постоянно заслонять лицо ладонями, чтобы не повредить глаза.

Хвоя была влажной, и комбинезон, моментально впитав воду, стал холодным и тяжелым. Олег на какое-то время увлекся поисками мало-мальского просвета в плотной массе ельника, лапы которого надоедливо и пребольно хлестали по лицу, рукам, ногам, и…

Когда он опомнился, следы Рыбакова исчезли… Напрасно Волков ползал между корневищами, силясь отыскать на плотном ковре хвои знакомые отпечатки! Кроме собственных следов, он ничего не находил…

Возвращаться назад и начинать поиск с кромки леса означало только убить время. Тем более, что сумерки сгущались все сильнее.

– Вот черт! – в сердцах выругался Олег. Немного поразмыслив, он принял решение идти по компасу строго на юг – вряд ли Рыбаков надумает изменить направление. Другого выхода не было.

– Вперед! – скомандовал себе Волков и, сориентировавшись по компасу, снова начал пробиваться через чащобу, попеременно, как боксер в глухой защите, выставляя перед собой локти.

Он злился на свою неосмотрительность, психовал, но его борьба с треклятым ельником отняла столько сил, что когда выбрался на открытое место – не было уже ни злости, ни каких-либо других чувств, кроме отупения, усталости да желания растянуться на земле…

Но Олег пересилил себя и двинулся дальше.

Он знал, что стоит только поддаться минутной слабости, прилечь, и уже никакая сила не сдвинет его с места, пока он хорошенько не выспится.

Вообще с ним творилось что-то неладное… В горле пересыхало так, будто он наглотался цемента, голова горела и кружилась, мучительно хотелось спать.

Даже когда он останавливался, ноги предательски подгибались и дрожали.

«Уж не заражение ли?.. – подумал с тревогой он, . для чего-то ощупывая заскорузлую от крови повязку. – . Только этого еще не хватало!»

Полез в нагрудный карман комбинезона и, вытащив упаковку олететрина, проглотил сразу четыре таблетки.

«Как-никак антибиотик, может, оклемаюсь…» – успокоил себя Волков.

Он машинально взглянул вперед, словно прикидывая, сколько же осталось еще шагать, и ему вдруг показалось, что в надвигающейся темноте мигнул красноватый огонек.

Пригляделся получше. Нет, не показалось!

– Неужели костер?! – удивился и обрадовался Олег.

Глава 15

Да, это был костер.

Он горел по ту сторону дороги, возле вагончика бытовки, и его красноватые отблески плясали на стеклах кабин МАЗов, стоящих неподалеку. Машины были лесовозные, без кузовов, с длинными анкерными прицепами.

Эти лесовозы напоминали стадо каких-то огромных диковинных зверей, вышедших из чащобы на свет костра и застывших в нерешительности. Казалось, стоит только крикнуть или хлопнуть в ладоши, как они сорвутся с места и тяжелым, глухим стоном отзовется земля под их ногами…

У костра Волков разглядел двоих людей. Они сидели друг напротив друга, пили чай из кружек и, судя по жестикуляции, разговаривали. Один из них был в бело-красной куртке, и Олег понял, что это и есть Рыбаков.

Как было бы здорово услышать, о чем говорит преступник со вторым человеком, по-видимому сторожем! Но подойти поближе к костру Волков не решился – от края тайги, где он залег за пнем, и до самой насыпи шло открытое место – вырубка. Бандит мог заметить его и подстрелить, как куропатку…

«Подожду, когда они спать лягут! – решил Олег. – А уже потом к машинам переберусь – оттуда наблюдать удобнее… Интересно, есть собачка у сторожа или нет? Собачка сейчас была бы ой как некстати!.. Но, похоже, что мне повезло. Была бы собака – голос-то сразу подала бы, еще когда я из тайги выходил!»

Да… Сейчас, когда он так близок к цели, когда привалила такая удача (ведь могли же они с преступником разминуться, очень даже запросто могли!), надо было предусмотреть все, чтобы случайность не сорвала задержания… И так ошибок сделано больше, чем достаточно.

У Волкова затекла нога, и он переменил позу, поудобнее устраиваясь за пнем. От земли тянуло холодом, сыростью, и он понял, что здесь, на этой «позиции» ему долго не продержаться.

«Эх, чайку бы горяченького да хлебушка буханочку!.. – помечтал Волков. – Но нет. Видать, эту ночь мне без всякого комфорта придется перебиваться… Обидно, конечно, досадно, ну да ладно! На пустой желудок лучше думается, а мне как раз обстановочку оценить надо…

Итак, передо мною стоянка лесовозов. При ней ночной сторож. Шоферы, как видно, приедут сюда только утром… Это уже хорошо, что приедут, помощь мне будет, – размышлял Олег. – Хотя, какая помощь от безоружных людей? И разве я имею право их жизни опасности подвергать? У Рыбакова отличное пятизарядное ружье, патронов уйма, а у шоферов что? Разве только монтировки… Да и мой «Макаров», по правде говоря, детская хлопушка против пятизарядки…

Был бы автомат, – вздохнул он, – тогда мне и сам черт не брат! Но раз «Калашникова» нет, значит, остается у меня только одно преимущество – внезапность. И я его использую, это уж точно!

Так… Теперь надо подумать за противника, понять, что думает предпринять Рыбаков дальше, какой у него план.

Первое: как Рыбаков объяснил сторожу свое появление? Наплел, наверное, что работал в геологической партии. Работал это себе, работал, да вдруг радиограмма – мать-старушка тяжело заболела… Любят же эти «побегушники» у честного народа слезу выжать, ох и любят! Средство простое, а действует безотказно… Начальник партии, конечно, в положение вошел, отпуск предоставил. Но вот с вертолетом неувязочка вышла, не смогли прислать вертолет…

И решил тогда наш геолог пешочком выбираться на Большую землю! Сын-то у мамочки единственный, как не пойдешь! В пути повстречал местных охотников, рассказал про свою беду. Те помогли, показали прямик, что на лесовывозку выходит.

Такая уж история приключилась, брат лихой, помогай, чем сможешь!

Байка эта, конечно, примитивная, слезливая, но с верным прицелом. Народ у нас добрый, доверчивый – документы проверять никому и в голову не придет! Раз такая беда приключилась – и накормят, и обогреют, и спать положат, и подвезут куда надо…

Если рассказ «геолога» Рыбакова примерно такого содержания, то за жизнь сторожа можно не опасаться. Бандиту нет никакого смысла его убирать.

Зачем преступнику лишний шум, если он уже совсем в другой области находится? Он же догадывается, что милиция здесь его активно не ищет… Нет, «следить» Рыбакову нет никакого смысла!

Ну, а дальнейший план бандита в принципе ясен – переночует в вагончике, с первым рейсом лесовоза доберется до поселка. Там сядет на какой-нибудь катер – и поплыл себе до ближайшей железнодорожной станции. Продаст пятизарядку (за полцены возьмут и без документов), так что денег хватит, хоть до самого Черного моря кати…

Нет уж, дудки! Не дам я тебе по стране раскатывать! Погастролировал, пора и ответ держать!.. Но как же все-таки его брать?

Ночевать Рыбаков, конечно же, будет в вагончике – ночь холодная. Но мне лезть в вагончик слишком рискованно. Как осторожно ни заходи, все может случиться – дверь скрипнет, ногой за что-нибудь зацеплюсь в темноте… Да мало ли еще что? Тогда пиши пропало – ружье-то у него под рукой! К тому же в вагончике и мне оружие применять нельзя – пуля может отрикошетить, сторожа зацепить.

Стало быть, вариант с вагончиком отпадает. Придется мне тебя, гражданин Рыбаков, на открытом месте брать! Так сказать, в чистом поле, чтобы не смог ты своя каратистские штучки применить! И задерживать тебя я буду утром, когда по нужде выйдешь. Конечно, не особенно благородно с моей стороны, но ведь и от тебя благородства ждать не приходится… Так что пей пока чай, пей побольше!

«Решено, – подвел итог своим рассуждениям Волков. – Брать буду утром. Спросонья у него реакция не та будет, а это для меня важно».

Прошло несколько минут.

Волков увидел, что сторож встал. За ним, держа в руках ружье, поднялся и Рыбаков.

Они прошли в вагончик, и вскоре в его оконце затеплился неровный, пляшущий огонек свечи.

«Укладываются…» – с невольной завистью бесприютного человека подумал Олег. Он представил себе, как бы это было здорово – скинуть заледенелую резину сапог, отсыревшие портянки и нырнуть с головой под какой-нибудь тулуп или одеяло! На худой конец, сошел бы и брезентовый плащ…

Но о таком блаженстве сейчас приходилось только мечтать!

«Ну да ничего! Вот возьму Рыбакова, сдам в милицию и отосплюсь по-королевски… – пообещал себе он. – Будет и на нашей улице праздник!»

Вскоре огонек свечи в вагончике погас. Хлопнула дверь, и к костру возвратился сторож. Он потоптался немного, издали оглядывая машины, и, решив, видимо, что бдительность ему демонстрировать не перед кем, вернулся в вагончик. До слуха Олега донесся характерный лязг задвигаемой щеколды.

«Да, милок, не ведаешь, ты, однако, с каким «деятелем» придется тебе ночь коротать!.. – усмехнулся Волков, думая о стороже. – А как узнаешь, поди, до конца жизни будешь байки рассказывать: «Как это я только того мужика завидел, робя, сердце-то так и захолонуло!.. Не-е, думаю, не тот человек, за которого себя выдаешь! Я, робя, воробей-то стреляный, меня на мякине не проведешь. Враз раскусил, что он за птица!..»

Олег посмотрел на небо. Облака исчезли, вызвездило. Ночь, по всем приметам, обещала быть холодной.

«Как-то там Кандычев? Замерзает поди… – вспомнил он о раненом товарище. – Только бы у него сил хватило дрова в костер подбрасывать!.. Только бы еще эту ночь продержался!.. А может, все-таки прочитал кто-нибудь нашу записку на лодке? Может быть, уже доставили Петра в поселок? Эх, если бы так! Если бы!..»

Его мучило вынужденное бездействие и чувство вины перед лейтенантом. Ведь если с Петром случится плохое…

«Не раскисай! – приказал себе Волков, отгоняя прочь тревожные мысли. – В любом случае будет вертолет и Кандычева спасут. Командир-то знает, что мы пошли по следам… Добьется Богатое вылета, обязательно добьется! А если какая неувязка и выйдет, из поселка свяжусь со штабом, возьму с собой кого-нибудь из охотников и сам вернусь за Петром…

Так… Пора бы и пробежаться, замерз, как цуцик! Если морозец еще маленько прижмет, к утру и «мама» не выговорю!..»

Он потихоньку поднялся и, пятясь задом, отступил в тайгу.

После пробежки и приседаний Волков согрелся и даже слегка вспотел. Но пот был какой-то липкий и холодный, а сердце бухало так, что, казалось, еще немного – и выпрыгнет из груди…

«Все-таки что-то неладно со мной, – подумал он. – Видать, ранение сказывается. А антибиотиков осталось только две таблетки… Надо что-то придумать, сберечь силенки до утра. Залезу, пожалуй, в кабину, все потеплее будет!» – решил он.

Олег сделал крюк по тайге, пересек полотно дороги и, крадучись, приблизился к стоянке МАЗов.

В машине оказалось ничуть не теплее, чем на улице. Но, тем не менее, его там ждал сюрприз, от которого он пришел в восторг.

На сиденье кабины валялась телогрейка. Мысленно благодаря неизвестного ему водителя, Волков надел это пропахшее соляркой великолепие и почувствовал себя вполне уютно.

Немного согревшись, позволил себе еще одно удовольствие – скинул сапоги и намотал портянки сухими концами на одеревеневшие от холода стопы. Стало значительно теплее.

Любопытства ради Олег открыл «бардачок» и обнаружил там массу полезных для себя вещей: завернутый в бумагу кусок сала, небольшой сухарь, луковицу, полпачки чая и граненый стакан, пропахший не то тормозной жидкостью, не то какой-то особо свирепой сивухой.

Стакан он, за ненадобностью, водворил на место, а вот перед съестным не устоял. С бесстыдством и жадностью оголодавшего человека быстро прикончил и сало, и сухарь, и луковицу.

Угрызений совести он не чувствовал. Поймет же в конце концов его состояние хозяин машины!.. Надо будет конечно, извиниться, что взял без спроса… Но вот как все это было восхитительно вкусно, шофер наверняка не поймет!

После еды Волкова быстро сморило, потянуло в сон. Он массировал себе веки, бил ладонью по щекам, но это мало помогало. Сон наваливался, одолевал его, увлекал в стремительное падение по какой-то бездонной, нескончаемой пропасти.

Это было как обморок…

Олег вспомнил о чае и щепотку за щепоткой, тщательно разжевывая, опустошил всю пачку. Во рту стало гадко, но сон понемногу отступил. Появилось даже чувство некоторого возбуждения…

Костер у вагончика горел довольно долго. Наблюдение за его огоньками хоть как-то скрашивало ночную вахту Волкова.

Под порывами ветра тлеющие угли оживали, густо багровели, словно злясь, потом их цвет переходил к оранжевому и ярко-желтому и, наконец, наружу вырывались красивые спиртово-голубые язычки пламени.

Олег сидел, отвалившись на спинку сидения, вглядывался в причудливо меняющуюся гамму красок затухающего костра, и мысли его текли лениво и сонно.

Вспомнилась Катя…

Как ему повезло, что они встретились! Были у него девчата и покрасивее ее, но вот, поди же ты, ни одна не смогла так затронуть душу…

«А то, что замужем уже была?.. Яблочко-то уже надкушено…» – вкрался в его размышления чей-то подленький голосок.

«Умри! – приказал ему Олег. – Да разве только в этом дело? Ну случилось так, ну и что? Вот она какая – незамутненная и светлая – вся на виду! Нет, никакой другой мне не надо!

А что? Может, и вправду хватит козаковать, Олег Николаевич? – задал он вопрос себе. – Пора и семьей обзаводиться… Жизнь-то, в общем, у меня определена – закончу институт и в милицию пойду, в уголовный розыск. Нормальная, мужская работа!

Кате трудности не в диковинку, работа ей везде найдется… Одно слово – своя девчонка, уралочка!»

Он улыбнулся, представив, как возвращается со службы, а Катя встречает его… Его женушка, его боевая подруга!..

«Обживемся понемногу, квартиру дадут… – планировал Волков. – Можно будет и Афанасия Петровича к нам забрать… Чего ему одному в глуши-то век доживать? Дедок у Кати мировой, веселый…»

Между тем последние угольки в костре дотлели и кабину обступила полная тьма. Сразу стало неуютно и тревожно.

Мысли сбились с лирического плана, рисовались картины возможной неудачи при задержании Рыбакова.

«Наверное, вот так же бывает перед дуэлью… – размышлял Олег. – Даже самый смелый человек немного тушуется… Оно и понятно – как бы лихо ты ни дырявил мишени, все равно это бой понарошку. Знаешь, что по тебе не выстрелят…»

За свою службу повидал он разные виды, но стрелять по людям ему еще никогда не приходилось. Вот и мучило сомнение – сможет ли он это сделать, если потребуется.

«Тяжелая это штука – в доли секунды решить чужую судьбу, распорядиться чужой жизнью. Да еще в мирное время…

На войне, наверное, по-другому было. Там дело ясное – перед тобой враг, захватчик. Мы его к себе не просили! И душа за такого болеть не будет!

А в нашей службе все сложнее. На одном языке разговариваем, в одной стране живем, а вот стрелять в таких, как Рыбаков, приходится! И не для острастки – наверняка!

По-другому с ними нельзя – они только о себе и о своих выгодах думают, а значит, против всех, против общества идут!

А мне государством право дано – интересы народа защищать. Вплоть до применения оружия.

Выходит, на какой-то момент я не только военный, но и судья народный! Самому, только самому решать приходится – применять исключительную меру или не применять!..

И ни поторопиться, ни промедлить нельзя. Это уже преступление с моей стороны…»

Волков потер ладонями колени, которые начинали мерзнуть под сырой тканью комбинезона, посмотрел в сторону вагончика.

Небо на востоке стало заметно светлеть, звезды поблекли. Очертания ближних предметов проступили резче на этом зыбком сером фоне.

– Ну, кажись, переночевали… – вслух произнес Олег.

Он вытащил пистолет из кобуры, отрегулировал пистолетный шнур так, чтобы можно было стрелять с вытянутой руки.

Второй магазин положил в левый боковой карман комбинезона, решив, что в случае перезаряжания на этом можно будет сэкономить время. Для верности потренировал большой палец в мгновенном снятии предохранителя и сунул «Макарова» в кобуру.

– Ну что? Я готов, – вполголоса сказал он, словно обращаясь к кому-то.

Привычная подготовка оружия к работе, знакомый запах ружейной смазки, нагретая теплом тела сталь пистолета вселили в него уверенность.

Потекли томительные минуты ожидания…

Волков чувствовал, что развязка должна наступить в самое ближайшее время, но уже не волновался как прежде, был спокоен и собран.

Глава 16

И все-таки звук открываемой двери застал его врасплох. Олег вздрогнул от неожиданности, инстинктивно пригнулся, но тут же выпрямился, сообразив, что в сумраке, да еще на таком расстоянии, заметить его в кабине просто невозможно.

Он напряг зрение и увидел, как из вагончика выскочил молодой длинноволосый парень в ковбойке. Трусцой пробежал до ближайшей сосны, справил малую нужду и вернулся в вагончик.

«Скоро и мой «клиент» должен появиться! Пора поближе перебираться!» – решил Волков и бесшумно выскользнул из кабины. Пригибаясь добежал до ближайшего от вагончика МАЗа и залег за его задним колесом – в случае перестрелки оно послужит хорошим укрытием.

Едва Волков успел это сделать, как скрипнула дверь и вышел атлетически сложенный мужчина с ружьем в руках.

Он был небрит, и намечающаяся черная бородка, в сочетании с темной кроликовой шапкой и красной курткой, делали его похожим на цыгана – Через шею мужчины было перекинуто полотенце.

«Он1 Рыбаков!» – догадался Олег и потянул пистолет из кобуры.

Мужчина огляделся по сторонам, закинул ружье на плечо и не спеша прошел к ближним кустам. Во всех его движениях чувствовалась уверенность и пружинистая, скрытая до поры сила.

«Вот че-орт! Ружье с собой прихватил! Весь план срывается! – досадовал Волков, дрожа от внутреннего возбуждения. – Ну и матерый же волчара! Ох и матерый! Как же мне его заарканить? . Стоп!!

У него полотенце, значит, умываться будет. В этот самый момент я его и «умою»! Принято!»

Вскоре бандит вернулся, подошел к прибитому на стене вагончика рукомойнику и, звякнув соском, коротко выругался.

Воды в рукомойнике не было.

«Ну оставь ружье, оставь! Прислони к стеночке, а сам себе потихоньку за водой топай!» – упражнялся в передаче мыслей на расстояние Олег. Б эти минуты он совершено искренне верил в существование таких чудес…

Рыбаков, словно вняв его увещеваниям, прислонил пятизарядку к стенке, вынул из кармана небольшое зеркальце, помазок, станок безопасной бритвы и положил все это на полочку.

«Ну иди же, иди за водой! Ну!!» – ликовал Волков, уже не сомневаясь в своих гипнотизерских (или как их там еще называют?) способностях.

Но иллюзии его тут же лопнули: бандит предусмотрительно забросил ружье за спину и только после этого пошел в вагончик.

«Ну ты посмотри на него! Ни на секунду от ружья не отпускается! – посетовал Олег, провожая преступника взглядом. – Да, трудненько мне с тобой придется, гражданин Рыбаков! Трудненько!..»

Через некоторое время бандит возвратился, неся в руке ковш.

Налив воды в рукомойник, он повесил пятизарядку и полотенце на гвоздь, намочил помазок и, насвистывая какой-то мотивчик, принялся намыливать бороду-

«Пора!» – решился Волков, сдвинул флажок предохранителя и выскочил из-под машины.

– Не двигаться! Стрелять буду! – прокричал он и ужаснулся, как немощно и хрипло прозвучал его голос. – Руки за голову! Не оборачиваться! – командовал Волков, дрожа от напряжения. – Два шага назад!

Рыбаков инстинктивно поднял руки и сделал два шага назад…

Но тут же пришел в себя и, резко повернувшись, принял стойку каратиста.

– А-а! Это ты, что ли, динамовец? – выдавил он удивленно, узнав в стоящем перед ним того самого парня в комбинезоне, по которому стрелял вчера утром. – Выходит, не пришил я тебя?.. Жа-аль!

– Не разговаривать! Повернуться налево и пять шагов вперед! – приказал Олег, держа преступника на прицеле.

Рыбаков рыскнул глазами, прикидывая расстояние до своего ружья.

«Черт! Не успею! – мелькнула у него мысль. – Тогда так – уход низом влево и боковой «маваши» в голову! Должен достать…» – решил он и весь подобрался, приготовился к прыжку.

– Парни, вы че, сдурели? Че, парни?! – услышал вдруг Волков голос за спиной и, инстинктивно обернувшись, увидел парня в клетчатой рубашке, с берданкой в руках.

– Уйди ты, не мешай! Это убийца! – крикнул ему Олег, машинально отметив, какое бледное лицо у этого парня.

В ту же секунду Рыбаков метнулся к нему, нанося удар ногой.

Олег успел сделать боксерский «нырок», отскочил в сторону и выстрелил в воздух. Опоздай он хоть на долю мгновения – сапог бандита размозжил бы ему голову.

– Не дури! Следующая пуля твоя! – предупредил Волков.

«Ну же, Коля, не дрейфь, вмажь ему разок! Только поточнее, и этот рахит будет корчиться на земле! – подбадривал себя Рыбаков. – Секунда, всего секунда, и ты сомнешь, изувечишь, растопчешь его, как навозного жука! Смелее, ну!!»

Он настраивал себя, подбадривал, но все никак не мог решиться на свой коронный, отлично отработанный удар – черный глазок дула пистолета гипнотизировал, парализовал его мышцы.

На какое-то мгновение Рыбаков все же нашел в себе силы избавиться от этого наваждения… Казалось, что он уже пошел на прием… Но его взгляд встретился со стерегущими каждое его движение глазами парня с забинтованной головой, и снова что-то противно заныло, задрожало в нем.

«Застрелит ведь сволочь, не промахнется!» – с тоской подумал Рыбаков.

И снова, как в тот момент, когда он хотел удрать на лодке от Ржавого, услужливое воображение нарисовало горячий удар пули по его великолепному, так любимому им телу, дикую, раздирающую его боль, и он понял, что ничего уже не сможет сделать, что проиграл.

– Ладно, начальник, твой я! – произнес Рыбаков, глядя исподлобья, и, подняв руки, покорно повернулся спиной к парню с пистолетом.

«Но это же конец! Вышка! Ты что, не понимаешь, вы-шка-а-а! – вдруг отчаянно заголосило все его естество, протестуя против того, что судьба обманула, отвернулась от него. – Нет! Нет!! Нет!!!»

Не отдавая себе отчета, Рыбаков бросился вперед и, по заячьи петляя, понесся между деревьями.

«Уйдет! Уйдет же!..» – захолонуло у Волкова сердце, и он рванулся в погоню.

– Стой, сто-о-ой, стрелять буду! – кричал он и на ходу пальнул в воздух.

Но бандит не сбавлял скорости…

Надо было решаться…

Волков остановился, прицелился и дважды нажал на спуск.

Рыбаков с маху, словно зацепившись ногами за невидимую преграду, рухнул на землю и заползал, закрутился по земле.

«Ранен! Надо первую помощь оказать, а пакета-то нет!» – подумал Олег и почувствовал противную дрожь в ногах. Его знобило от нервного перенапряжения. В человека он стрелял впервые в жизни…

«А если я что-то сделал не так, не по закону? – мелькнула вдруг мысль. – Скорее к нему, скорее!»

– Мм-м, мм-м! – стонал бандит, зажимая ладонями рану на бедре. – Ну что ты уставился, сволочь?! Добей, ну добей же меня! – запсиховал он. когда Волков приблизился к нему. – Ты же изуродовал меня! Понимаешь – и-зу-ро-довал!

– А ты как хотел? Чтобы только ты стрелял, а другие мучились? Прекрати истерику!

Злость и неприязнь к поверженному противнику быстро остыли, и ему даже стало жаль Рыбакова – человек все же…

– Переворачивайся на живот! Быстро! – распорядился он, отстегивая от пистолета шнур, чтобы перетянуть раненому ногу. – Надо тебе кровь остановить, ишь как хлещет!.. Да не вздумай баловаться, – мне не до шуток!

Подбежал запыхавшийся сторож. Воинственно держа перед собой берданку, за ветхостью перемотанную изолентой, он зачастил скороговоркой, обращаясь к Волкову:

– А я ведь сразу смикитил, что это за птица, понимаш… Еще вчера, понимаш, думаю – не из беглых ли?

– Увянь ты, зануда! – злобно огрызнулся Рыбаков. – Коньяк со мной пил? Пил! А он ворованный!.. Так что не трепыхайся, тоже по статье пойдешь! Мы о тобой одной веревочкой повязаны. Соучастник ты мой! Понял? – припугнул он простоватого парня.

– Дак ить… – начал было сторож, растерянно хлопая белесыми ресницами.

– Ладно, земляк, успокойся. Нечего тебе с этим типом разговоры разговаривать! – сказал ему Олег. – Аптечка у тебя в вагончике есть?

– Имеется…

– Сбегай-ка, принеси, пожалуйста. Перевязать этого бандюгу надо… Ему еще ответ перед народом держать, а потому беречь я его должен!

Сторож ушел, а Волков, устало опустившись на землю, подумал – как хорошо, что все, наконец, закончилось.

Конечно, впереди еще будет много дел – отвезти бандита в поселковое отделение милиции, каким-то образом доложить о задержании в штаб, вызвать вертолет для Кандычеза…

Но самое главное все-таки уже позади.

– Ну где он там с бинтами? Заснул, что ли?! – кривясь от боли, спросил Рыбаков.

После того как Олег наложил жгут на его бедро, кровотечение из раны почти прекратилось и он заметно приободрился. Как бы там ни было, а он все-таки живет! К нему вернулась обычная, свойственная рецидивистам наглость.

– Что, за свое драгоценное беспокоишься? – беззлобно поинтересовался Волков.

– А кто же в этом мире за меня побеспокоится? «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!» – первое мое правило.

– Вопросов нет, коль у тебя правила такие, – усмехнулся Олег. – Не бойся – пуля прошла навылет, а кость не задета… До приговора доживешь, это я гарантирую.

– Хоть в этом повезло! – хрипло рассмеялся бандит и после паузы попросил: – Слышь, начальник, закурить бы дал, что ли!

– Ты же не куришь.

– Не курю, – согласился Рыбаков, – да вот потянуло что-то на курево… Мутит меня…

Волков достал из кармана мятую пачку, прикурил две сигареты и одну из них протянул раненому.

Тот сделал две затяжки, поперхнулся дымом и закашлялся. Но сигарету не бросил, только утер слезы ладонью.

– Слышь, начальник, дело прошлое, ты мне по ногам спецом стрелял? Или случай?

– Специально, – соврал Олег.

– Что ж так? Пожалел?

– Да нет. Жалости у меня к тебе нет. Сам ведь знаешь, сколько за тобой крови… Для суда тебя берег. Хочу услышать, как ответ держать будешь, – ответил ему Волков. – Ты вот сидишь тут, зубы скалишь, а десятки людей мучаются, тебя разыскивают. Катера, самолеты, вертолеты задействованы! Ты хоть представляешь, в какую сумму обошелся государству твой побег?

– Ну ты даешь, начальник, – покачал головой бандит, – аж слезу прошиб! В пионерах, поди, за сбор металлолома отвечал, а?

Да мне плевать на вас всех и на ваши расходы! Мне моя свобода дороже всего! – переменил тон Рыбаков. – Может, еще и иск предъявите за розыск? Кто же вам мешал меня не за тысячи ловить, а, скажем, за три рубля? А зачем вообще упустили?

Олег промолчал, Что можно ответить бандиту на его издевку? Ведь есть, есть доля правды в его словах! «Зачем упустили?»…

Но оправдываться перед этим гадом? Глупо.

Наконец, прибежал сторож, принес бинты и аптечку. Олег распластнул ножом штанину Рыбакова, обработал рану йодом и наложил повязку. Потом попросил сторожа помочь в перевязке своей раны.

– Ты уж меня извини, – сказал Волков парню, когда тот, довольно сноровисто, бинтовал ему голову. – Напугал я тебя, наверное, своей стрельбой? По-другому с этим бандюгой нельзя было… Давай познакомимся, что ли? Меня зовут Олег. Олег Волков.

– Федор, – протянул ему руку сторож. – Певнев моя фамилия.

– Слышь, Федя, а пожевать у тебя ничего не найдется? – с виноватой улыбкой спросил Олег. – Вторые сутки голодом…

– Как не найтись? Найдется! Я же и «буржуйку» затопил, чайник поставил… – указывая на черный солярный дым, вырывавшийся из трубы на крыше вагончика, пояснил Певнев.

– Ну вот и отлично! Помоги-ка мне этого «гастролера» к вагончику дотащить. Сам-то он идти не сможет…

Вдвоем с Певневым они втащили раненого в бытовку и положили на топчан. Волков проверил тумбочку, стоящую возле топчана, – нет ли там предметов, пригодных для нападения, убрал подальше валяющееся на полу полено и вышел на улицу – забрать пятизарядку.

Вернувшись обратно, он осторожно разрядил ружье и, стараясь не прикасаться подушечками пальцев к его поверхностям, остатками бинта замотал цевье и ствольную коробку.

– Что, начальник, автографы мои сберегаешь? – с интересом наблюдая за ним, спросил Рыбаков. – На черта тебе эти отпечатки, когда и так все ясно? Двое мертвяков за мной, да ты – подранок… Разве от этого открестишься? Все одно – «вышка»! Кстати, похоронил ты своего приятеля-легавого?

Понимая, что бандит над ним издевается, Олег не ответил.

– Молчишь? Дело твое, начальник. Это ведь я так, от скуки интересуюсь… А как там Ржавый? Отдыхает, продажная его душа?

– Кто-кто? – переспросил Волков.

– А ты что, не успел с ним познакомиться, начальник? Ржавый – это корешок мой, ноне покойничек. Этот-то уж точно на моей совести, господи, прости мою душу грешную!.. В упор бил!

– В спину, – уточнил Олег.

– Ээ-э, начальник, да разве у меня было время его к себе мордой поворачивать?! А и повернулся бы – все одно замочил бы гада!

– Что ж так? Насколько я понял – за проводника он у тебя был. Без него, ручаюсь, ты бы так далеко от нас не ушел!

– То моя кухня, мои дела… – уклонился от ответа бандит. – Значит, было за что, раз грохнул!

– Товарищ Волков, айдате завтракать! Тушенку разогрел, а чаек уже вот-вот на подходе! – позвал Олега сторож.

От раскалившейся докрасна «буржуйки» в вагончике стало жарко. Пахло дымом, сухим деревом и немного соляркой.

Но все эти запахи перешибал аромат разогревающейся тушенки. Она сердито шкворчала и постреливала жиром на большой сковороде, посередине стола, сбитого из неструганых досок. Рядом со сковородой высилась начатая краюха ржаного хлеба домашней выпечки, красовались две большие луковицы и четыре яйца.

Этот натюрморт дополняли солонка из березовой коры и самодельный нож, с рукояткой, обмотанной алюминиевой проволокой.

– Тарелка или миска есть? – спросил Волков.

– Как не быть? Этого добра навалом. Бери, они там, в шкапчике.

Достав миску из «шкапчика», Олег отложил в нее тушенки, отрезал от краюхи толстый кусок хлеба и поставил еду перед Рыбаковым:

– Ешь.

Бандит взял миску, долго разглядывал ее содержимое, будто там было что-то необычное, потом перевел взгляд на Волкова и, улыбаясь, демонстративно швырнул миску на пол.

Олег поднял посудину и снова поставил ее на тумбочку.

– Что, почувствовал себя в безопасности? Решил поиздеваться? – холодея от ярости, тихо спросил он. – еще одна такая «штучка» – и я поступлю с тобой так, как сочту нужным!

– Застрелишь, что ли? – прищурился Рыбаков. – прав таких не имеешь!

– Там посмотрим, имею или нет. Ешь!

Бандит посмотрел ему в глаза, обдумывая, что именно может предпринять Волков в этой ситуации, и вдруг как-то сник, съежился.

– Ладно, начальник, извини. Нервы… – произнес он примирительно и, как показалось Олегу, несколько заискивающе. – Умыться бы мне… Намылиться то я намылился, да вот бриться, как говорится, не пришлось… Всю шкуру на лице стянуло.

Волков молча сдернул с гвоздя полотенце, смочил его кипятком из чайника и подал Рыбакову. Немного понаблюдал, как тот отпаривает засохшую на бороде мыльную пену, и сел за стол так, чтобы преступник был в поле его зрения.

– Ну что? Начнем заправляться? – спросил Олег у Певнева. – Угощай незваного гостя, хозяин!

– Дак че угощать-то? Все на столе, все на виду. Знай ешь, да не величайся! – улыбнулся в ответ тот.

Позже, когда пили густой, дегтярного цвета чай, Волков спросил у Певнева:

– А что, Федя, не скучно в сторожах-то?

– Дак вы че, решили, че я здесь постоянно? – даже обиделся тот. – У меня права поди есть, пять лет баранку кручу. Просто счас мой «мазон» на ремонте, вот я и поддежуриваю…

– Если так, то извиняюсь! В армии-то где служил?

– Не довелося мне, – помрачнел Федор. – После школы ДОСААФ я уже и повестку получил, на службу собираться наладил, да маменьку на лесоповале лесиной шибко помяло… И по сей день лежит, а я у ей один. Потому и не взяли.

– Да, брат, невеселые дела… – посочувствовал Волков. – Ну, спасибо тебе, Федор, за хлеб-соль! Послушай, а тетрадочки у тебя не найдется? Надо акт задержания составить.

Певнев достал из «шкапчика» ученическую тетрадь в обложке, испачканной автолом.

– Пойдет, че ли? – спросил он. – Грязна уж больно…

– Пойдет, пойдет! Спасибо, брат, выручил! Над актами Олег корпел минуть двадцать – их надо было составлять в трех экземплярах, а копировальной бумаги не было.

Осилив, наконец, эту работу, он пододвинул акты к Певневу и попросил:

– Ознакомься, Федор, и распишись в качестве понятого.

– В качестве кого? – переспросил сторож. – Это что же выходит? В свидетели я попал, что ли?

– Выходит, так… – улыбнулся Олег. Он уже на первый раз сталкивался с этим распространенным среди таежников паническим страхом перед словом – «свидетель». На медведя с одним ножом ходят, а вот в свидетели…

Признаки такой же «болезни» были налицо и у Федора.

– Ну чего ты оробел? Что тут страшного? – спросил у него Волков. – Все просто – читай акт, сверяйся с вещественными доказательствами, они все перед тобой: карабин, патроны, консервы, продукты разные… Это же все из магазина украдено, положено описать и засвидетельствовать. Если какое сомнение в количестве возникает – пересчитай. Одежда какая на преступнике – сам видишь.

– Не-е, не могу я этого подписать! – осторожно, но решительно отодвинул от себя бумаги Певнев.

– Это почему? – удивился Олег.

– Права такого не имею. Выпивал я, понимаш, с ним вчера… Краденым, выходит, угощался! Вообще, понимаш, обмишулился я! В дружки-приятели к бандюге попал..

– А ты как думал? – усмехаясь, перебил его Рыбаков. – Пил, жрал со мной, а начальник – мужик дотошный, все подсчитал! Теперь с тебя, голубь, все через суд вывернут! Так-то.

– Не паясничайте, Рыбаков! – оборвал его Олег. – Прекратите!

– Молчу, начальник, молчу-у-у! – дурачась, поднял руки над головой тот.

– Ишь ты! Пулю схлопотал, а не унимается!.. – с любопытством посмотрел на Рыбакова сторож. – Товарищ Волков, а можно узнать, че он такого натворил?

– Что натворил? Да, считай, весь уголовный кодекс собрал. А вчера утром участкового тяжело ранил и сообщника своего убил.

С тобой вот только не повезло – промахнулся! – усмехаясь, произнес Рыбаков. – О чем искренне сожалею…

- Да че он, сдурел? Зверь, понимаш, такого не сделат – переводя взгляд то на Рыбакова, то на Волкова, словно пытаясь понять, кто же из них говорит правду, а кто шутит такими страшными вещами, недоумевал Певнев. – Может, он по пьянке, понимаш? А?

Видимо, в его небогатой событиями жизни еще никогда не было встречи с преступниками и поэтому ему казалось, что они должны чем-то отличаться от остальных людей, выглядеть как-то иначе, чем тот, с которым он недавно делил и еду и ночлег…

– Да нет, Федя, не по пьянке. Он, в принципе – спортсмен, почти не пьет. Просто натура у него такая: ради своей шкуры ни перед чем не останавливаться.

– Э-э, начальник, брось мне морали читать! Что ты про меня знаешь?! – подал голос бандит из своего угла. – За свои грехи как-нибудь сам отвечу!

– Что ж, ответишь. Сполна, – спокойно пообещал Олег.

– Давайте-ка мне акты, подпишу я, – вдруг решился сторож.

– Подпишите и вы, Рыбаков, что претензий к задержавшему вас лицу не имеете, – предложил Волков беглецу.

– Пошел ты! Ничего я тебе подписывать не буду! – внезапно рассвирепел тот. – Калекой сделал, а я ему – «претензий не имею»… Имею!

– Ну это дело ваше, можете не подписывать, – официальным тоном предупредил бандита Олег. – Так и напишем: задержанный от подписи отказался.

– Пиши, пиши, писатель!.. – огрызнулся Рыбаков. Волков дооформил акты и, посмотрев на часы, спросил у Певнева:

– А что это шоферы сегодня не торопятся? Время – половина девятого, а их все нет. К какому же времени они обычно подъезжают?

– Обычно-то часикам к восьми, – ответил тот. – завтра к восьми утра будут как штык.

– Как завтра?!

– Дак седни-то выходной, воскресенье. На какой ляд-то им ехать? Напашутся еще за неделю, успеют… – прихлебывая чай, пояснил Федор.

– Ты что, шутишь?! – даже вскочил со своего места Олег. – Да у меня же товарищ о тайге тяжело раненный! Один! Мне же в поселок на связь надо! Как же я могу завтра ждать, подумай!

Он представил себе, что Кандычеву, возможно, уже совсем обессилевшему, придется еще сутки быть одному, без всякой помощи, и от собственного бессилия чуть не заплакал.

– Ну нет, так нельзя, Федя! Понимаешь, нельзя! Надо что-то придумать… Он же в тайге один, раненый, понимаешь ты – оди-и-ин! – тряс Волков за грудки ни в чем неповинного парня.

И тут Олега осенило, пришло единственно верное решение!

– Слушай, друг, дай, пожалуйста, машину! – как можно проникновеннее попросил он сторожа. – Ты не бойся, я любую технику отлично вожу! У меня третий класс, права есть, все чин по чину… Только с собой я права не взял, забыл… Так что уж поверь, Федя, на слово!

– Не-е! Ты че? Машины-то не мои, леспромхозовские! – замотал головой сторож.

– Ну а я не государственный человек, что ли? Разве дело у меня не государственное? – старался убедить Олег Певнева.

– Так-то оно так, понимаш!.. Дак, обратно, влетит же мне…

– Нет, вы только посмотрите на него! Ему влетит! – горячился Волков. – Там человек погибнуть может, а он…

– Да что ты, начальник, в натуре, с этим жлобом базаришь? Дай ему в рог и забирай любую машинеху! – неожиданно перебил его Рыбаков.

– Ты ето… Ты молчи, бандюга, не с тобой разговор, понимаш! – вдруг прикрикнул на него Певнев. – Сами разберемся! Эх, была не была! Пойду дизелюху заводить…

– Ну вот, давно бы так! – обрадовался Волков. – Ты не волнуйся, Федя, я тебе расписку оставлю, что машину взял по крайней служебной необходимости… Только постарайся побыстрей технику подготовить, ладно? Горючку проверь и все такое. А я пока «вещдоки» соберу…

Через несколько минут МАЗ, басовито порыкивая двигателем, подрулил к вагончику.

Когда все было готово и связанный Рыбаков уже сидел в кабине, Олег подошел к сторожу – попрощаться.

– Ну что, Федор? Спасибо тебе за все! Извини, если что не так было… Машину в поселке кому передать?

– Да че ее передавать-то? У конторы поставишь, да и дело с концом… Хозяин-то мимо не пройдет.

– Понятно… Расписку я тебе на всякий случай написал, на столе она. Да, чуть не забыл, повиниться хочу… Я когда во-он в том МАЗе ночь коротал – перекусил тем, что в бардачке нашел. Кусок сала взял, сухари, чай… Голодный здорово был! Так что передай хозяину мои извинения. Ладно? Может, денег оставить, у меня немного есть?..

– Да ты че? Какие деньги?! Разве у нас в тайге голодному в еде кто откажет? Езжай, понимаш, с чистой душой!

Помолчали… Олегу не хотелось уезжать просто так, хотелось чем-то отблагодарить этого простоватого, но хорошего, доброго парня, и он отстегнул от пояса свой походный нож и протянул Певневу:

– Бери, Федор, на память! Отличная сталь, на охоте пригодится!

И уже усаживаясь в кабину, услышал характерное:

– Да ты че, понимаш? Зачем!..

– До свиданья, Федор! Судьба даст – свидимся! – крикнул Волков в окно и отпустил сцепление…

Могучая машина резко рванула с места, подпрыгнула, перескакивая через лежащую лесину и, преодолев небольшой подъемчик, вынеслась на дорогу.

Ехали молча…

Рыбаков, прищурившись, глядел через лобовое стекло на набегавшую дорогу, покачиваясь корпусом, когда колеса грузовика попадали на выбоины.

Волков, чуть подавшись к рулю, сосредоточенный и строгий.

О чем они думали в эти минуты?

Наверное, о разном…

Дорога стремительно уходила под колеса, приближая для одного бесславный тупик и обещая второму еще много таких дорог. Трудных, но нужных людям.

Дорог, в которые его позовут долг и любовь к ним.

Примечания

1

Мая-гири – прием каратэ.

2

Маваши-гири – прием каратэ.

3

Поразовка (северный охотничий диглект) – брачный период у диких животных.

4

Бочажина (местн.) – открытое водное пространство на поверхности болота, «окно».

5

«ГТТ» – разновидность гусеничного тягача с дизельным двигателем большой мощности.

6

«Триста девяносто вторая» – малогабаритная УКВ-радиостапция «Р-392».

7

Нодья (местн.) – особый тип костра у народов Севера для ночевки в тайге.

8

Ронжа (местн.) – птица кедровка.

9

Вздымщик (местн.) – рабочий химлесхоза.

10

Тоборы (хант.) – разновидность унтов.

11

«Заяц с котомкой» (жарг.) – бежавший из ИТК осужденный.

12

ПШ – полушерстяное обмундирование (полевая форма).


home | my bookshelf | | Розыск |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу