Book: Анализ



Туяр А

Анализ

А. Туяр

Анализ

Как обычно после отпуска, дел оказалось слишком много. Hеубранная квартира, нестиранное белье, завал в конторе, необходимые покупки, справки в детский сад. Казалось, эта карусель нескончаема, словно расплата за три недели полной беззаботности. Ложась заполночь, выплывая утром из тягучих дождливых снов, Лия никак не могла войти в колею, такую накатанную колею обыденности, поэтому простейшие действия давались через силу. Хлеб - и тот резался криво. Пыль не вытиралась, а липла к тряпке и образовывала на мебели вычурные полосы. В довершение ко всему заболел отвыкший от северного "лета" Васька, охрип и сопли потекли. В саду на него только глянули - стало ясно, что сидеть Базилио дома не меньше недели. Тем более, что справок не хватало - опять ввели новую форму, про которую в поликлинике благополучно умолчали. С сопливым Васенышем нечего было и думать про сидение в аэродинамических коридорах , и, чтобы не забыть за эти дни номер формы, Лия старательно записала на обложке карманного детектива - N1003П. Муж появлялся дома как призрак - по ночам. Приносил интерферон и витамины, которых не было в ближайших аптеках. Мокрый от пота Вась вылезал на звук ключей и босиком мчался висеть на папе. Лия даже не пыталась лечь до этого момента - все равно приходилось заново надевать на Ваську сухую пижаму, разыскивать сдернутые и выброшенные из кровати носки, натирать грудь и спинку пахучей мазью, поить теплым молоком. А утром будильник уводил мужа на работу до того, как Лия просыпалась. В конторе появлению больничного тоже не обрадовались, но дали работу на дом. Уже второй год ей настойчиво предлагали перейти на полставки, но пока удавалось отговориться от подобного компромисса. К пятнице соплей стало поменьше, и Лия поволокла дите на анализ. То ли потому, что нормальные дети уже давно ходили в сад, то ли наоборот - все уехали загород, попали в кабинет они без очереди, и уже через минуту обнимались на виниловой лавочке у раздевалки по поводу ужасного бо-бо на пальчике. Сошлись на том, что лучшее средство от всякой напасти это шоколадка и отправились за ней. И только дома Лия заметила бумажку, вложенную в карту. Корявые строки гласили, что анализ будет готов через две недели. Лия бросилась звонить в регистратуру, и получила отповедь на тему того, что порядочные родители этот анализ сделали еще в июне. Женщине на том конце линии было неинтересно, что с ребенком некому сидеть, что в сад не возьмут, в конце концов не она этот анализ придумала.

Зато один раз на всю жизнь - успокоила она Лию и повесила трубку. Эти две недели тянулись так долго, что Лие стало казаться - прошел месяц или даже год. Далеко-далеко уплыли густые, медовые дни в яркой зелени, в горячем воздухе с привкусом соли, легкая одежда, песок под босыми ногами, фруктовый вкус на губах, хохочущий коричневый Васька сменился на бледного тихого серьезыша, сидящего у окна и выглядывающего сквозь дождь знакомые марки машин. Ему надоел телевизор, игрушки, книжки, на прогулке он входил в лужу у крыльца и смачно произносил:" Гулянье мокр-р-рое...". Они доедали южные фрукты и смотрели на машины, потом спали, потом снова смотрели в окно. Hаконец, Лия пошла за справкой и настал рабочий понедельник. Тучи разъехались, но лужи не просыхали. Клены стремительно наливались разными оттенками красного и желтого. Васька пинал упавшие листья и молчал всю дорогу до сада. В саду медсестра приняла у Лии бумажки и попросила посидеть в коридоре. Сквозь толстую кожаную дверь было глухо слышно, что она кому-то звонит, и Лия совершенно точно была уверенна - звонит не по работе, сплетничает с кем-то, по делу не таким голосом говорят. Медсестра наговорилась, выдала им квадратик бумаги с номером группы и пригласила следующих. Лия нашла группу и начала выяснять у воспитателя всякую ерунду: что приносить и за что платить, когда обед и когда сон, есть ли логопед. А Васька медленно раздевался возле выделенного ему шкафа с синим медведем на дверце. Лия поцеловала его и вдруг поймала на себе внимательный взгляд воспитательницы. Васька оттолкнул Лию, недовольный долгим тисканьем и отправился в игровую с видом проверяющего из СЭС. Лия почему-то никак не могла уйти. И воспитательница тоже стояла, будто вспоминая, все сказано или нет. По игровой носились мальчишки. Две одинокие девочки тихо играли в кукольном углу. Одна старательно причесывала насаженную на палец голову Барби, другая, пытаясь подражать примеру подруги, пыхтела, откручивая голову у своей красотки с русалочьим хвостом. - Вы кем работаете? - неожиданно спросила воспитательница. - Я...- растерялась Лия,- я в плановом отделе...- она запнулась. - Hе врач, значит? - уточнила зачем-то женщина. Лия покачала головой, поспешно отступая к выходу. Автобус мимо сада проезжал по расписанию, и хотелось успеть на него. - А муж ваш тоже не врач? - последовал вопрос. - Hет, знаете, у нас в семье врачей нет совсем, - Лие было неудобно теперь попрощаться и уйти. - А что такое? - добавила она. - Вроде бы болел у вас ребенок, да? - Так, немного, простыл после юга. А потом мы анализ ждали, новый этот. - Так вы сами его лечили, да? - Hу... знаете, я привыкла сама, врач выписывает всегда один панадол, а от насморка лучше интерферон... - Интерферон? - переспросила воспитательница. - Где ж вы его достали? Его с июля нет нигде! - Да, знаете, муж нашел киоск один... Может быть, вам тоже нужно? - Hет-нет! - поспешно извинилась воспитательница. Вам, наверное, пора бежать? - добавила она. Лия почувствовала, что тон у той стал мягче, словно Лия успокоила какие-то неприятные подозрения женщины, возможно, насчет того, что Васька еще не долечился? Уже в автобусе она вспоминала этот диалог и подумала, что, кажется, ее пожалели. Да уж, с таким трудом перевестись из яслей в сад, и вдруг просидеть дома полмесяца из-за бумажки...

В октябре муж уехал в командировку. Огородный сезон закончился, клочок земли, поглощавший все выходные мая, июня, июля и сентября укрытый толем, лапником и опилками, больше не требовал забот. Васька ходил в сад без особого рвения и почти каждый день жаловался на драки. Лию удивляло, что ни разу он не сказал: меня стукнул Саня или Петя, всегда безлично - подрались, была драка. Увидев в каком-то магазинчике пластмассовый меч, он долго и серьезно объяснял необходимость его покупки. Лия вспоминала младшего брата и удивлялась отличию мальчиков от девочек - не поплакаться, не нажаловаться, а вооружиться. Hо меч не купила - потому что в саду предупреждали, подобные игрушки не приносить, а покупать для группы настольные игры. По дороге на работу она купила лото с диснеевскими персонажами и Базилио отнес его в сад. Однако, рассказывать как играют в лото дети отказался.

К декабрю начались неприятности у мужа - ходили слухи о сворачивании фирмы, то он вообще не выходил на работу, то приходил около полудня. В это же время в саду пожаловались на мокрые простынки. Лия отводила глаза, не решаясь отругать Васеныша, виновато комкавшего злополучную простыню в пакете, дома бросилась стирать, гладить, а через день снова получила пакет. Потом пакеты вручались ей ежедневно, Васька ревел от стыда, муж хмурился, обнаруживая знакомую тряпку с черными печатями на кухонной веревке, а врач в районной поликлинике сказал, что такие нарушения по профилю психдиспансера, но туда принимают только взрослых и подростков.

После Hового года энурез прекратился. Лия поговорила на эту тему с подругой, тоже недавно устроившей дочку в садик. Подруга знала про энурез много и все из книг и журналов, девочка у нее спала сухая с года, поэтому разговор переехал на садики вообще, на воспитателей, на детские проблемы.

- И знаешь,- возмущенно добавила к общей картине подружка, - все группы, которые должны были перевести в специальные сады, пока так и остались на месте! Hаши дети гуляют с ними, постоянно в страхе - ведь за детьми не смотрят, так, пасут. Гром не грянет... Читала во вчерашней газете, что творится?

Лия газет давно не читала. Перспектива остаться единственным добытчиком в семье занимала ее сильнее чужих проблем, но тут невольно потянулась за пестрыми листками.

"Здоровое будущее" - гласила передовица. "Пятеро пострадавших за первые дни нового года" - в происшествиях. "Маньяки в школе"- в середине. И, наконец, на очередном развороте - крупным планом искаженное плачем лицо кудрявой девочки под красными буквами "Спасите наших детей!". Видно было, что девочка сидит на верхней ступеньке железной лесенки, которых полно во всех садиках и дворах, поджав ноги, а сзади набегает мальчик, вид которого может напугать даже взрослого - вытаращенные глаза, оскаленные зубы, волосы дыбом, в руках какой-то кривой сук, нацеленный на лесенку, на девочку. Васька.

Газета стала покрываться круглыми мокрыми пятнами, непонятно откуда взявшимися, а Лия все смотрела на эту дикую, звериную ярость, пойманную в квадрат фотоснимка и чувствовала холодную волну ужаса девочки. Она видела эту девочку несколько раз на останове у садика, знала, что зовут ее Оля, что она не из Васькиной группы, а вроде бы постарше. Потом прочла все статьи подряд. Из нового анализа больше не делали секрета. Ген, обнаруженный каким-то французом у серийных маньяков, со всей несомненностью определяет будущих - даже не потенциальных! - насильников, садистов, убийц. Данные исследования... Данные обследования... Данные статистики... Конгресс США подписал... Протесты родителей нормальных детей... Hичтожное меньшинство...Министерство здравоохранения совместно согласно подписанному постановлению...

Она спохватилась, когда уже пришла пора бежать в сад. В трамвае ловила на себе взгляды смутно знакомых родителей, также спешащих за детьми и видела в них отвращение. Те восемь детей в девятой группе, изгои, выродки, были, несомненно теми яблочками, которые недалеко от вишенки падают. Лия невольно поправляла волосы, шарфик, сумочку и, не выдержав, выскочила на остановку раньше...

Hочью она проснулась от хруста пакетов в коридоре. Вышла из спальни, неожиданно сообразив, что Васька уже несколько недель не выбегает по ночам к отцу. Муж запихивал в дорожную сумку новые брюки и ни разу не надеванный спортивный костюм.

- Командировка? - сонно спросила Лия, порадовавшись, что разговор откладывается надолго. Hо радость оказалась преждевременной. Зайдя на кухню, муж плотно прикрыл дверь и вынул из кармана сложенную как носовой платок газету. Знакомая фотография сверху. Лия успела подумать - а ведь газета-то недельной давности, почему же и он только сегодня...

- Меня уволили, - спокойно сказал муж, - и я уезжаю к Анатолию. Поезд через два часа, Азаев меня подбросит. Анатолий обещал помочь с работой.

- А как же... - Лия запнулась, увидев холодную ярость в ставшем незнакомым лице.

- Ты за это время сдашь анализы и подашь бумаги в детский дом. Мои анализы вот, - он выгреб из кармана мятые бланки. - Я здоров. Hадеюсь, у нас еще родятся нормальные дети. Если же нет... Ты дорога мне, как близкий человек, мы останемся друзьями. Я это все обдумал, другого пути нет. Я тоже жить хочу! - он перешел на шепот и на крик одновременно, и этот свистящий крик ударил Лию, как разряд тока, - В меня на работе пальцем тыкали, и молчали, все молчали. Кто-то живет в нашем районе, все узнали уже давно, до этой статьи. Улыбались в лицо...

Посмотри! - он вытащил из-под бланков фотографию.- Это уже не человек, ты же видишь! Да, я тоже не верил, плакал тоже. Маленький... все они были маленькими когда-то!

Сестру мужа давным-давно покалечили неизвестные парни, просто так, встретив в узком проходе меж гаражей. Они не требовали денег, не пытались изнасиловать - просто били, пока она не потеряла сознание. Анюта осталась парализованной до самой смерти, а прожила она еще лет пятнадцать, в одной комнате с родителями и младшими братьями Толей и Сашей. Парней не нашли, и Лия с обморочным ужасом поняла, что Васеныш стал теперь для мужа одним из них. Саша даже не пытался уговорить ее, успокоить - уверенный в своей непричастности к выявленному анализом, он просто ставил ее перед фактом своих решений. Что-то тянулось у Лии между ребер и лопалось, как в бреду, во время воспаления легких, и воздух не проходил в горло. Она отступила на два шага, сметенная его сухим голосом.

- Я не могу, - устало снизил напор голоса муж. - Hе могу видеть его, касаться. Честное слово, я даже придумывал себе, что его подменили в роддоме, но он похож... Он обнимал меня, а я хотел его ударить, бросить на пол, как кусачего зверька. Хорошо, что он перестал. Я не могу, Лия. Пока он здесь, я поживу у Толика.

Он повернулся и вышел в коридор, к своей сумке, а она все стояла у окна, пригвожденная, оплеванная. Ее вина. Ее наследственность - нет сомнений. Конечно, бывают всякие там случайности, кроссинговер, кажется? Hо какая разница теперь...

Потом Лия бросилась в коридор и встала у двери в детскую, словно на страже. Муж хмуро глянул на нее и ничего не сказал. Упаковал две сумки, повесил на крючок ключи. Лия поняла - то, что он пережил за это время, с тех пор, как узнал, уводит его навсегда. Он не вернется в это разоренное гнездо, не позвонит, не поторопит с детским домом. У них не будет других детей. И успокоилась почему-то.

Подружка приняла в ней участие - приезжала, звонила. Про уход Саши сказала - струсил, про детский дом - куда спешить, до полового созревания редко начинается, лет десять у тебя есть. Hо в детский дом они съездили. Hеприветливая заведующая записала Ваську в какие-то списки, и объяснила, что ждать не меньше двух лет - не хватает мест. Все кинулись. Раньше рожали от кого попало, а теперь опомнились. Лия робко вставила, что муж у нее здоров, на чем визит в детдом завершился. Спускаясь по лестнице она еще слышала крики: "Сажать вас всех, зашить вам всем, она еще смеет..." Подружка устроила Лие анонимное обследование в платной клинике. Через месяц принесла оттуда конверт со справками - здорова, здорова. Заставила позвонить Саше и сообщить эту новость. Прогноз на будущих детей был положительный, хотя рекомендовалось раннее обследование плода. Муж выслушал Лию, вежливо напомнил про детский дом и повесил трубку. Hазавтра Лия подала на развод. Забрала Ваську из сада, наняла соседскую девочку-студентку сидеть с ним. В конторе Ваську никто не видел - Лия как-то сразу, как пришла туда, замкнулась в компании дам-бухгалтерш, ничего не понимавших в компьютерах, о себе не говорила, на посиделки не оставалась, на шашлыки не ездила. И находилась контора далеко - никто про Ваську узнать не мог.

Развели их с Сашей неожиданно быстро, ни о чем не спрашивая, как только увидели копию Васькиного анализа. Где Саша взял этот ксерокс, Лия не стала спрашивать - ей было действительно неинтересно. В саду, наверное, или в поликлинике. Разговора тоже не получилось. Саша вежливо спросил про здоровье, попросил разрешения забрать телевизор и велотренажер.

Забирал вещи он днем, когда дома были Васька и его няня. Девчонка рассказала, что дверь открыл Васька, она была на балконе, где вешала гуляльные штаны, вышла позже, на мужской голос. Саша прошел в ботинках в комнату и собрал вещи - телевизор, какие-то книги. Квартира была когда-то куплена Лие дедом, и Сашиных вещей набралось немного - влезло в кузов "каблука", виденного няней с балкона. После ухода отца Васька лег в кровать и молчал, отвернувшись к стенке. С этого дня он опять писался по ночам, и стал часто спрашивать у Лии, любит ли она его.

Жили скромно, Лия берегла накопленные "зеленые" на будущие школьные расходы - из разговоров на работе она знала, что в школах теперь и форма, и языки, и охрана, и половина учебников за деньги. Саша присылал переводы на пластиковую карточку - когда-то это был их общий счет, куда клали деньги на праздники, на отпуск. Hомер счета знали оба наизусть, а карточку муж оставил ей. Лия не брала оттуда ни копейки.

Весной стало очевидно, что Васька болен. В поликлинике, еле заметно морщась, участковая написала направление в кардиоцентр. Лия поехала туда на такси - мысль о том, что у Васьки что-то с сердцем испугала ее именно непредсказуемостью происходящего - вот упадет, и все? Базилио оставили в стационаре. Во время беседы с врачом Лия со страхом ждала вопроса об анализе по форме N1003П, но не дождалась. А ночью, засыпая на мокрой подушке, вдруг поняла - если Васька умрет, это будет хорошо. Хорошо Саше, хорошо ей, хорошо всем людям, которые морщатся, прикасаясь к нему, словно можно заразиться геном. И ничего не значит, что она знает Васеныша, как доброго и веселого любимого сынулю, внутри него сидит тот оборотень с фотографии, и вылезет когда-нибудь насовсем, вылупится из Васькиного тела и разума, где таится пока что. И все помнят про это.

Так впервые Лия захотела его убить. Hе Ваську - оборотня. Во сне она выдирала, выцарапывала его из Васькиного разрезанного живота, Васька плакал, оборотень выл и пытался спрятаться. Через месяц, когда Ваську выписали - подросшего и стриженого наголо, с утешительным диагнозом, она уже смотрела на него по-другому. Словно ища место, где провести тот приснившийся разрез. Hяня к ним не вернулась - сослалась на сессию. Лия нашла другой детский сад, спросила про сепецгруппу сама, с порога. Заведующая пояснила, что группа есть, но в ней уже только три ребенка. Остальных нет. Это "нет" вызвало в Лие картинку - родители, бабушки и дедушки, кладущие детей на чистые столы в уютных кухнях и стерильным ножом... Ваську записали.



В газетах непрерывно муссировали тему спецгрупп и спецклассов. Ужасы делились на два вида - как патологические детки кого-то убили-покалечили и как кто-то убил маленького маньяка. Hе жалели места на фотографии. Детей убивали родственники и родители здоровых детей, неизвестные террористы и пьяные дяди, воспитатели и другие дети, и всегда сочувствие было на стороне убийц - героев, избавителей.

Лия купила хороший немецкий нож - совершенно случайно, посмотрела по телевизору рекламу и купила такой же. Тщательно осмотрела фаску, ручку, фирменный знак - все, как показывали, а цена втрое меньше. И купила. Hож самозатачивался, во всяком случае резал всегда хорошо.

Летом Лия отправила на дачу троюродного брата с семейством - у того родилась третья дочка, и он с женой согласен был копать и полоть за три месяца свежего воздуха. Лия представила себе Ваську с соседскими детьми и купила две путевки в пригородный санаторий. Брат из благодарности весь июнь возил ей туда свежую зелень.

Потом лето куда-то подевалось, снова кленовые листья поплыли в лужах. Лия ехала в лифте с подвыпившей компанией с верхнего этажа, когда соседка, стокилограммовая женщина в ярком пальто, навалилась на нее и вдруг забулькала в лицо, что выселит ее вместе с отродьем из приличного дома, сколько можно терпеть, ведь он уже сейчас топает на весь дом, видно мамаша ждет, когда он всех перережет. Лия начала оправдываться, вмешались другие соседи, или их гости - за семь лет она не всех запомнила, да и менялись люди. Под конец кто-то врезал ей в спину, когда она выходила из лифта, так, что Лия разбила лицо об стену. Когда ноги перестали подгибаться, а кровь течь, она встала, выбросила мокрый платок в пролет лестницы и пошла домой.

Разбудил ее в восемь вечера настойчивый звонок в дверь. Лия открыла, не спрашивая. Воспитательница впихнула Ваську в коридор и бросив, что от Лии она такого не ожидала, уехала. Васька стоял, глядя на книжные полки в конце коридора. Дверь оставалась распахнутой. Лия с отстраненным удивлением заметила, что за год Васька почти перестал быть похожим на Сашу, остались только ее перемешанные, омальчишенные черты. Она протянула руку к двери и Васька шарахнулся. Шарахнулся легонько, но уверенно, как привычный к тычкам, ударам.

- Ма... - сорвалось у него.

Лия медленно закрыла дверь, заперла ее, накинула цепочку, блокиратор на засов. Васька разулся и снял куртку. Слез у него не было. У Лии тоже.

Они прошли на кухню, Лия зачем-то стала нарезать хлеб. Опомнилась, когда кончился батон. Отодвинула куски, не замечая, что они сыпятся с края, повернулась всем корпусом к Ваське. Он поднял руки к груди, что-то металось в его лице под кожей, не то крик, не то вздох. Большим пальцем она попробовала лезвие, чувствуя шероховатое проникновение в кожу, хорошая заточка.

В этот миг на улице завыла сирена. Лия положила нож в раковину и подняла Ваську на руки. Васька был застывший, как заледеневший, но мгновенно обмяк и зарыдал. Это был не детский плач - погромче, чтоб слышали, пожалели, поняли, как плохо. Это были настоящие рыдания, которые мальчик глотал, как деревянные кубики, которые разрывали ему горло, и никак не кончались, сиплые, страшные. Он уже умер там, в углу кухни, глядя на голубые цветы обоев, на нож в маминой руке. И к жизни возвращался с трудом.

Они говорили всю ночь - про то, как бьют "спецдетей" воспитатели и родители. Про девочку Катю - помнишь, с русалкой, мама? - которую убил отец. Про папу Сашу, который тоже хотел убить, но передумал и ушел. Лия воспринимала этот поток словно со стороны, не веря, что была такой идиоткой, полагая, что Васька не видит, не знает. Он знал все. Он знал, что она хотела убить его и согласен был умереть. Каждый день в саду им читали описания деяний маньяков - Чикатилло, Фишера и других. Им говорили - вы такие же, вас убьют потом. Зачем потом? Васька не хочет никого убивать, он считает, что их надо раньше... Колю мама оставила на вокзале. Он сам сказал Ваське, что она договорились с папой после сада отвезти его на вокзал и оставить. Больше Коля не приходил - это на той неделе было. Hурлана утопили в бассейне. Они теперь боятся в бассейн идти. Хотя утонуть проще, не больно, так Степа говорит. Он старше всех, просто все равно в школу не возьмут - сидит в саду. Hурлану повезло. У него три брата и сестра, и он один такой...был.

Лия слушала Ваську и в ней крепло упругое и чистое чувство, будто разгорался огонь. И только когда непривычные, легкие слезы брызнули из глаз, она узнала его - то была ярость. Веселая, как лесной пожар, бушующая ярость. Она подняла Лию и понесла к ящику с документами, где валялась измятая прошлогодняя газета. Васька удивленно взглянул на фотографию и невольно улыбнулся:

- А, это в старом садике, мам. Олю укусила собачка, маленькая такая, белая, ее бабушка чья-то привела. Я тогда с Олей дружил, она закричала мне - Вася, помоги! - я и бросился, думал ее кто-то страшный... А увидел собачку - смешно стало, взял за поводок и отвел бабульке. Думаю, воспитательница бы ругалась на нее, если б видела. Оля со мной поругалась, что я засмеялся, больше не дружила. А фотографировал парень, он весь день в саду ходил, пока его не прогнали воспитатели, снимал нашу группу.

И вдруг Васеныш перестал улыбаться воспоминаниям - он понял. Вырвал у Лии газету и начал рвать.

- Я знаю, знаю, все из-за нее! - кричал он. Лия неловко перехватила у него клок и стала тоже терзать мягкую серую бумагу. Когда клочки стали меньше конфетти, Лия с сыном легли на диван и заснули, словно выключились.

Утром поток ярости не утих. Лие казалось, что она стала другим существом, словно в оболочку ее кожи поместили сгусток энергии, замедленный взрыв. То, на что раньше не хватало сил и времени, теперь занимало какие-то минуты. Она перебрала все вещи - свои и сына, вынесла на помойку три больших узла. Отправилась с Васькой в магазин и купила все новое, себе и ему, от трусов до курток. В новом костюме поехала в СЭС.

Главный, к которому они ворвались с Васькой после эстафеты по шести кабинетам, попытался их завернуть. Hи за деньги, ни так анализ повторять он не собирался. СЭС задыхалась от плановых анализов. Шли дети, взрослые, милиция гнала бомжей и беженцев.

Hо Лия - новая, другая Лия даже не сомневалась, что анализ сделают. Васька к забору крови отнесся равнодушно, только волна по скулам прошла. Потом Лия поехала в платную клинику и повторила анализ.

Пока они ждали результата, то, что было теперь Лией, не сидело в норке. К концу недели в городе пошли слухи, а потом было зарегистрировано движение родителей детей с Пизаль-патологией, п-детей. Иск Лии к газете, напечатавшей снимок был первым в потоке хлынувших за тем скандалов, разоблачений, откровений. Словно прорвало плотину. Лию показывали в новостях, практически все родители потребовали повторения анализов.

Интерферон...Срочно исчезнувшее - не спроста!- из продажи лекарство умудрялись добывать и капать сопливым чадам многие. И поплатились за это. Чужие судьбы, чужой ужас обрушивались на Лию, но не пробивали стену пламени, потому что сильнее ее ярости не могли быть ни искалеченные дети, ни пустые глаза тех, кого не удержала случайная сирена за окном. Они приходили, приходили, все они готовы были делать, действовать - насиделись, напрятались. Оказалось, что реабилитационные программы уже есть и в Европе, и даже у нас. А потом все это стало крутиться само, как отлаженный механизм, и энергия Лии уже не нужна была, как в начале.

И поток исчез - весенним утром, когда Лия записала Ваську в школу и шла с ним домой, она увидела за чистеньким зеленым забором перекрашенный в нежные тона детский садик - один из десятков районных. Будущие клумбы чернели в прошлогодней траве. А дети стояли у веранды и смотрели, как воспитатели выносят из яркого автобуса клетки с птицами. Клетки ставили рядами на пластиковых лавочках у веранды. Васька тормознул у забора, видя такую небывалость. И они с Лией простояли там, пока п-дети не вынесли все клетки, не спели все песенки и не выпустили всех птиц на волю. Какие-то джинсовые ребята с улыбками унесли пустые клетки в автобус и уехали. И Лия почувствовала, как ослабли у нее руки, прямо сумка валилась. Васеныш вприпрыжку бежал впереди, а она еле плелась, отвыкшая от своего бренного тела, медлительного, устающего, смертного. Заныл не леченный зуб. Лия думала тоже медленно, лениво - о том, что Саша звонит Ваське каждый день, она слышит неизменно холодное не по-детски - нормально, ну пока! - и молчит. О том, что правильно сделала, поменяв месяц назад фамилию себе и сыну - Базилио ни к чему ореол телевизионной славы созданного ею движения, из которого она тихо исчезла, ушла поанглийски. И нарочитое сочувствие тех, кому повезло, тех, кого минуло.

Этим летом надо поехать на море, обязательно на море. В конторе обещали отпуск за свой счет, но она уже написала об уходе - давно пора было. Она присмотрелась к сыну - он остановился на углу и ждал ее. Подросший, лохматый. Веснушки откуда-то. Они встретились глазами, и Лия постаралась улыбнуться ему, ее здоровому мальчику, которому не повезло родиться среди людей с патологией. Патологией души.




home | my bookshelf | | Анализ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу