Book: Сумрачный рай самураев



Туманный Тим

Сумрачный рай самураев

Тим Туманный

Сумрачный  рай  самураев

Таков вам положен предел,

Его ж никто не преступает

А.С. Пушкин, "Сцена из Фауста"

Часть первая

Жара придавила Москву, как распаренная, источающая розоватое свечение туша бегемота.

В глубине малокровного сада раскалялось до тихого звона старинное, желтого кирпича четырехэтажное здание.

Он знал, что не может быть свидетелей его одиночества в высоте: стоило поднять глаза к небу, и тотчас глаза прожигала до дна ослепительная солнечная соль. Он мог вечно крутить безысходные, черные кольца на одном и том же месте, словно кордовая модель. Мог с жестокой жалостью глядеть на тощие зонты деревьев, не отбрасывающие никакой тени. Когда-то растения предпочли корни крыльям, при этом кровную связь с землей сохранили, но высоту потеряли навсегда. Что ж, каждый волен сделать свой неправильный выбор.

Впрочем, и в небе есть свои ухабы. Хозяин грозы, этот древний любитель дешевых пиротехнических эффектов, за дымовой завесой кровяно-охряных облаков уже перегруппировывал свои полки. Стаи боевых бешеных небесных львов готовились к атаке. Гривы их были подожжены. Рваный львиный рев сотрясал белесую небесную саванну от горизонта до горизонта, и в этом реве сплелись и сплавились мощь страдания и беспомощность ненависти, горечь бессмысленной победы и радость бесполезного побега. Сам же Хозяин как обычно мчался впереди на лихом белом козле во всем блеске своего омерзения: пузатый, как бензовоз, потный, изрыгающий хриплый похотливый хохот. Сверкают плотоядные, как саранча, глазки, а рыжий, ржавый совок бородки воинственно задран кверху. Прозрачные ветряные плети-семихвостки извиваются в обеих руках... Типичная такая колониальная мразь в белом пробковом шлеме.

Да и черт с ним, если вдуматься... Страшно лишь то, что ворон все равно не успеет. Предупреждающий никогда не является вовремя, иначе жизнь пребывала бы в состоянии непролазного рая.

Ворон с трудом разглядел Стеллу сквозь зеленоватую волнистую муть немытого оконного стекла. Закинув ногу на ногу, она сидела на деревянном стуле, глядя в потолок одичалыми от зноя и скуки глазами. Одета она была довольно странно. Во всяком случае для студентки, явившейся на пересдачу зачета по научному коммунизму: выцветшие до бледной незабудки джинсовые шорты в обтяжку, сандалии на античной шнуровке, маечка-безрукавочка со словами Башлачева "Мне нравится БГ, а не наоборот" во всю грудь. В облегающем ее голову мерцающем нимбе волос буйствовала преступная, бесовская осень - вскипали темно вишневые волны, играли в шахматы каштановые тени, сладко вспыхивал мед, перетекающий в медь, и паутиной вились платиновые нити. Мрачные, морозно-лазурные лезвия ее глаз сияли волшебно и страшно. Так в зимнюю ночь искрами блестит лед в лунном свете.

Девушка с магнитными ногами. Такие девушки созданы для вечной и несчастной любви. Одно могло ее спасти - если бы ее чрезмерно утонченное, излучающее печалящую прелесть лицо было бы хоть чуточку поглупее.

Жара превратила воздух в желтое желе. Наждачный язык царапал небо, губы высохли и растрескались, а каждый вздох дарил интересным ощущением набившейся в легкие стеклянной ваты. Скорее только в силу непоправимой привычки Стелла сохраняла сосредоточенно-мрачную самурайскую невозмутимость, и никак не реагировала на подлые солнечные удары в солнечное сплетение.

Ворон вздрогнул: так неожиданно, прыжком, словно выбросившись из седла, Стелла покинула свой неуютный трон. Она прошлась по коридору, остановилась возле стенда с институтской стенгазетой и, заложив руки за спину, со скептическим любопытством принялась изучать сей коридорный листок.

Дисседенствующие студенческие руки уже шкодливо приложились к стенгазете. Исполненное достоинства название "За перестройку!" преобразилось в сомнительный лозунг "За "перец" - тройку!". Фото Горбачева с подретушированной лысиной увенчалось сентенцией "И на солнце есть пятна". Героический девиз "Родная моя дорогая страна, ты можешь на нас положиться!" потерял две последних буквы, отчего героизма не утратил, а пикантности приобрел. В самом деле, последние семьдесят лет родная страна только этим и занималась...

Голицын появился неожиданно. Как и следовало ожидать. И как всегда выглядел он пугающе безукоризненно. Могучий торс облекал смокинг из зернистого крепа. Имелись и все предписанные вековым этикетом аксессуары: белоснежная сорочка из льняного батиста, лепесток галстука black-tie под горлом, черные кожаные туфли "Оксфорд". В довершение ко всему радужными иглами стреляли с манжет запонки с бриллиантами. Коротко стриженные пепельные волосы, сумрачно-отчаянные пороховые глаза и веселый корсарский загар придавали облику Голицына черты обаятельного бретерства. Усы бы да бачки вам, сударь. И вылитый Денис Давыдов. Ну, а то, что иногда вдруг посверкивало в его глазах выражение вечной, безнадежной и больной нежности, особенно когда он осмеливался глядеть Стелле в глаза... На этот случай существуют непроницаемые, серенькие шторы на глазных яблоках. Нужно только уметь их вовремя задергивать.

- Давно ждешь? - спросил Голицын, остановившись у Стеллы за спиной.

Стелла вздрогнула, обернулась и, не удержавшись, легонько присвистнула.

- Слушай, в твоей безупречности есть даже нечто порочное, прищурившись, сказала она.

- Врага нужно встречать во всеоружии, - усмехнулся Голицын.

- Ну, оружие, допустим, у каждого свое.

- Это да, - согласился Голицын и, помолчав, осведомился: - Что пишут нового?

- Полный "совок". А где "совок", там и мусор... Хотя... Eat sheet. Millions flies cannot be wrong.

- Что-то надоела мне эта страна безошибочных мух, - желчно молвил Голицын.

- Не переживай. Скоро ее не будет. Темницы рухнут. И свобода. Все рухнет.

- Опять каркаешь? Может, хватит?

Да, однажды так уже было, четыре года назад, в 82-ом, в ущелье под Кандагаром, когда они от группы отбились и в засаду угодили. Тогда жизнь Голицыну и Стелле спасла "мертвая зона", которую образовали два округлых, громадных как галапагосские черепахи, валуна. "Духи" основательно засели шагах в пятидесяти впереди и методически кропили пространство свинцовой лейкой. Вокруг танцевали пыльные, пулевые смерчи, раскаленная каменная крошка рассекала лицо, ошпаренными псами визжали рикошеты... Потом дырявым шатром повисла тишина, после обвального грохота обстрела особенно тягостная. Привалившись спиной к валуну, как казак к теплому боку коня, Стелла щурясь, разглядывала скошенные скулы скал, заливаемые сумрачным солнцем, бессмысленным и беспощадным, как джихад. Она вспомнила, как вчера они наткнулись на разгромленную колонну. Обугленные, перекрученно-черные скелеты сожженных "КрАЗов" и "ЗИЛов", розоватый пар над сохнущими на солнце кровяными лужами и бьющий в ноздри резкий до слез запах жженой резины и горелого мяса.

От воспоминания об этом запахе что-то подкатывает к горлу, и все существо начинает судорожно выворачивать на подкладочную сторону. И все ароматы Аравии бессильны...

- Одного не пойму: как ты могла здесь оказаться? - заговорил Голицын неузнаваемым, словно выгоревшим голосом. - Из тебя такая же медсестра, как из меня медбрат.

- Почему это? - хмуро отозвалась Стелла. - Могу оказать первую и последнюю медицинскую помощь. Любому. Легко.

- Ну, это понятно... Другое непонятно: зачем надо было документы подделывать? Я ведь справочки наводил: не восемнадцать тебе лет, а семнадцать.

- А ты поделись этим радостным открытием с особым отделом, посоветовала Стелла ласковым голосом. - Глядишь, медаль дадут.

- Нет, правда, - не унимался Голицын, - что подвигло? Героической смерти ищешь в силу несчастной любви? - И он негромко пропел на мотив Окуджавы: - Я все равно паду на той, на недалекой, на афганской, и пионеры в белых гольфах склонятся молча надо мной...

- Пионеров боюсь, - ответила Стелла, и ее передернуло. - С детства самый мой горячо нелюбимый сон: мертвые пионеры-герои на снегу. И не я же их убивала, а вот сердечный насморк вызывает...

Пропустив мимо ушей эту трогательную тираду, Голицын продолжал допытываться:

- А что же тогда? Нет, я могу понять, когда у человека, допустим судимость, а у него в сердце дым загорелся поступить, например, в школу КГБ, тут уже никак без подвига не обойтись...

Стелла глянула на него странно, и в глазах ее беззвучно вспыхнул синий порох.

- Почти угадал, змей...

Жара. Жгучий жемчуг пота. Наждак языка. Пустой стакан сердца. Открытая рана губ. И "духи" затихли, не подавая признаков смерти.

- Не нравится мне это, - заговорил Голицын глухо. - Кажись, они затаили в душе жлобство.

- А что ты предлагаешь?

- Руку и сердце, - быстро ответил Голицын. - Больше у меня нет ничего, уж извини.

- Смотри, как бы потом не пришлось отказываться от своих слов, сказала Стелла и усмехнулась невесело.

- Я от них никогда не отказываюсь. Я их просто забываю.

- А... Это правильно. Я тоже так делаю. Чтобы скрыть память о провалах, ссылаюсь на провалы в памяти.

- А хочешь, стихи почитаю? - предложил Голицын неожиданно.

- Здесь? Сейчас? - Стелла округлила глаза. - Месса в сортире прозвучала бы уместнее.

- Надо же как-то убить время, - возразил Голицын. - Или ты предпочитаешь, чтобы оно нас убило?

- Нет, конечно... Ну, читай.

Голицын прочистил горло актерским кашлем и продекламировал тихо, но не без жара:

В полдневный жар, в горах Афганистана,

Я спал с свинцом в разорванной груди,

Сочилась кровь, словно вода из крана,

И ветер плакал, будто муэдзин.

Куст анаши, патроны, том Корана,

Сон смерти мрачно карты тасовал,

Во имя чье уснул я слишком рано.

Уснул нелепо, страшно, наповал?

И снился мне сияющий огнями

Вечерний пир в родимой стороне,

Меж юных жен, увенчанных цветами,

Сидел старик, почетнейший в стране,

Которой затянул на шею петлю,

И табуретку выбил из-под ног,

Которую он бросил в это пекло,

Поскольку лучше выдумать не мог.

Нас много в этой мясорубке-яме,

Напрасной крови полной до краев,

А он один, как в золоченой раме

В немеркнущем сиянье орденов...

- Лермонтова напоминает? Нет?... Только ты на Брежнева зря гонишь. Ничего старик уже давно не решает. Еле-еле дышит, на уколах да на Джуне. Вряд ли он эту зиму переживет...

- А, по-моему, он вечен.

- Как архетип - да, а как личность - тленен, как все.

- Дай-то Бог...

- Зря ты так, - покачала головой Стелла. - Вспомнишь его еще с тихим умилением. Придет какой-нибудь Андропов...

- По фигу. Все равно во все времена на российском троне будут сидеть тронутые... Лишь бы меня не трогали. Я еще хочу пожить. Хочу посмотреть финал чемпионата мира по футболу.

- А зачем? - Стелла пожала плечами. - И так же исход ясен...

- Серьезно-о? - протянул Голицын и разулыбался бестактно. - Ну, поделись.

- На здоровье. В финале Италия надерет зад фрицам "три - один".

- А кто забьет? - делая деловито-озобоченное лицо, осведомился Голицын.

- У Италии Росси, Таделли и Альтобелли, а у немцев - Брайтнер.

Такая категоричность могла расшевелить и самого стойкого скептика.

- А я дурак, на бразильцев поставил, - загрустил Голицын.

- Мне отец тоже написал, что он на них рассчитывает, - сообщила Стелла со вздохом. - Но это зря. Они итальянцам продуют "три-два"...

- Нострадамус! Туши свет, кидай гранату.

Стелла снова пожала плечами.

- Сам увидишь.

- Да уж хотелось бы увидеть...

- Ну давай тогда на "три-четыре" попробуем вариант "камикадзе", предложила Стелла.

- Тогда, в лучшем случае, футбол увидим на том свете, - иронически скривился Голицын. - Надеюсь, что и там смотрят...

- Ты не понял. Помолимся, вызовем "божественный ветер".

- А, ты в этом смысле... Не умею я молиться. Как-то это... унизительно что ли?

- Разве можно унизиться перед тем, кто неизмеримо выше тебя? изумилась Стелла всерьез.

Она зажмурилась. Закрыла лицо ладонями, проговорила еле слышно: "Ну, банзай..." Потом отняла руки от лица и, улыбнувшись лучезарно, объявила:

- Все! Готово дело.

- Что готово? - недоуменно спросил Голицын.

- Ушли "духи". Путь свободен, не взирая на то, что свобода беспутна...

- Куда ушли? Почему?

- Я почем знаю? По духовным делам. Или по-большому захотелось.

Голицын не успел среагировать, а она уже вскочила на ноги, выпрямилась во весь рост и радостно замахала руками. Голицын судорожно сжался в ожидании кинжального огня, но скалы приветливо молчали.

Такой ее Голицын запомнил навсегда: совершенно черная от пота панама, пыльный камуфляж, "Калашников" на груди, бронза лица и лазурь глаз. Счастливо скалящаяся абсолютная амазонка...

Потом настал дембель, неизбежный, как торжество правды на Земле. Вступив в Термезе на землю родную, советскую, Голицын и Стелла первым долгом, как и положено, землю эту поцеловали и уже долгом вторым в первой попавшейся забегаловке напились до немеркнущего сияния, благо было и что вспомнить, и кого помянуть... Хотя, какое тут к черту "благо"?

До Ташкента ехали поездом. Хотя в Афгане Голицын ни наркоту не толкал, ни валютой не спекулировал, кое-какие шмотки и непременные "чеки" у него с собой были. Спустили все сразу же по дешевке проводникам: за водку, за отдельное купе. Целый день просто пили, и ночь целую пили друг друга, и чем больше пили, тем острее становилась жаркая жажда... Тогда же они и поняли, что ничто так ни пьянит, как пустота лунного света в стакане, и ничто ни запоминается так, как никогда не сказанные слова.

Денег осталось 113 рублей - аккурат на два билета на "аэробус" до Москвы. Однако уже в самолете Голицын сотворил по его выражению "чудовищное чудо": извлек неизвестно откуда заначку в 500 рэ - прилично по тем временам... Таким образом, по прилету в Домодедово, заезды продолжились. Сразу же зарулили в какой-то кабак и ... Дальнейшее - тьма, покрытая мраком. Амнезия. Ампутация мозга.

И до сих пор для Стелы неразрешимой мировой загадкой оставался вопрос: как же она дома-то оказалась? Отец, смертельно обиженный на нее за то, что она телеграмму не отбила, объяснил сухо и холодно: "В дверь позвонили. Я открыл и обнаружил тебя прислоненной к стене в состоянии близком к нулевому". Ничего, впрочем, не пропало: вещи, документы - все было в целости. Голицын только пропал, как-то даже неприлично бесследно. По-тихому себя ненавидя, Стелла затосковала, последовательно теряя и лицо, и всю вереницу нежно носимых масок. Она даже сделала робкую попытку отыскать Голицына через адресный стол, но там с ее запросом даже связываться не стали, едва услышав фамилию. "У нас все Голицыны уехали в восемнадцатом году. Вы в Париже поискать попробуйте, девушка".

В институт же Стелла, не взирая на выдающиеся и даже боевые заслуги перед партией, правительством и народным хозяйством в целом, смогла поступить только со второго захода. И вот, уже когда и угли зарубцевались, и шрамы затянулись пеплом, Голицын соизволил вынырнуть, как "морж", из проруби небытия. Совершенно на голубом глазу он поведал, что и он ее искал, но на фамилию "Вронская" получил примерно те же рекомендации. Он уже отучился три курса в "Плехановке", но тут счастливая звезда... Короче, он все бросил и перевелся в ее Институт, не испугавшись приобретаемой посредством этого шага репутации законченного придурка...

- Ты помнишь, я как-то делал тебе грязное предложение руки и сердца? спросил Голицын таким беззаботным голосом, что Стелла сразу насторожилась.

- Что-то такое смутно припоминаю, - отозвалась она напряженно.

- Самое время настало совершить роковую ошибку. Понимаешь, как это ни подозрительно, в предках моих проснулись родительские инстинкты. Они тут слегка подсуетились... Короче, у меня появилась возможность перебраться на учебу в Лондон.

- Поздравляю, - сухо сказала Стелла.

Ее почему-то на жаре бросило в дрожь. И в груди разлился колючий, жидкий лед. Почему, черт возьми? Да потому, что он сейчас ее поставит перед выбором, которого у нее заведомо нет...

- Я могу взять тебя с собой. При условии, что мы, конечно, типа узаконим отношения.

- То есть, будем трахаться по всей строгости закона? - спросила Стелла, намеренно стараясь выглядеть вульгарной и циничной. Но то ли это у нее плохо получилось, то ли Голицын решил на такие пустяки внимания не тратить, только он продолжал:

- Да, любимая. Создадим семью, сплетем ячейку сети... Весь мир положу к ногам твоим...

- И что мне с ним делать? Ноги вытирать? - криво усмехнулась Стелла.

- Постой, постой, - пробормотал Голицын. Он выглядел ошарашенным. - Я что-то не пойму... Это что, следует трактовать как отказ?

- А как хочешь, так и трактуй.

Голицын побледнел и угрюмо кивнул.

- Понятно. Рифма напрашивается... Ладно, чмоки, родная. Закрыли тему. Бай-бай!

И он повернулся и ушел. Очень просто. По военному четко и не оглядываясь. Канул, как иголка в колодец.

Стелла стояла, руки заложив за спину и покачиваясь с носочков на пяточки. По всем канонам следовало бы сейчас побежать за ним, заламывая руки, и с плачем вцепиться в его великолепные брюки хладеющими пальцами, но... Это даже труднее, чем молиться. Пусть от сгоревшей любви останется хоть золотая зола воспоминаний, и не надо ее омрачать пошлыми слезами.



Она вздрогнула: ей послышался негромкий свист за спиной. Бледнея, она обернулась, и стальная тоска играючи рассекла ей сердце со скоростью самурайского меча. "Ос-с!"

Небесный нарыв за окнами назрел, его прорвало, и началась гроза. Оглушительно сверкнуло, затем ослепительно грохнуло. Ливень рухнул прозрачным ножом стеклянной гильотины. Настал водопадный ад, и ворон пропал в его пузырящейся мгле.

Часть вторая

Удача все круче, жизнь все спокойнее, суше, страшнее, и удивительно как тебя прагматика, занесло в Прагу - град печальной магии и угрюмой, неженственной нежности? Однако занесло, как видите.

Есть в серебряной пражской весне ранящее черное очарование. Когда видишь обожженными обожанием глазами мрачную готическую величавость, прекрасную серость камней, червонные черепицы, и проблески первой листвы, как прозелень на бронзе, руки сами собой вздеваются к небу, радостно сдаешься и весело шагаешь в пленительный плен... И вот уже ты готов надрывно, сентиментально и слезно вослед за Достоевским воскликнуть: "Красота погубит мир".

Конечно, погубит, а как же? Языческие божества всегда требуют жертв и, по преимуществу, человеческих. Как всякое отклонение от нормы по вертикали, красота являет собой экстремум, точку максимальной неустойчивости. Создается она годами, порою мучительно скучно, ценою затрат непомерных. Словом, кропотливо, то есть кровью-потом. А рушится одним легоньким тычком судьбоносного мизинца, и, прежде всего, погребает под своими обломками восхищенных созерцателей...

Опершись на каменный парапет, чувствуя себя попеременно то изнеженным Онегиным, то печальным Печориным, а то Джеймсом Бондом с большого бодуна, Голицын стоял на мосту Карла Великого, любовался украшающими мост угрюмо-грациозными статуями, глядел на вяло текущую Влтаву, блестящую, как волчья шерсть. Эта река помнила Игнатия Лойолу... Вот же какой храм возвели во имя его. Великолепные своды, суровый шприц шпиля для лечения ереси небесной. Сияющий символ веры в честь зияющего изувера, пир во имя Чумы. Верьте, верьте после этого красоте. Большие храмы всегда стоят на большой крови.

Потом легкие, восторженные ноги туриста-неофита принесли Голицына в старый город. Это уже была совершенно особая песня - прозрачная, праздничная, как переливчатая переводная картинка. Каменные слова этой песни были вески, но невесомы. Что-то в ней напоминало попытку определения гениальности, то есть невозможного сочетания легкости и глубины, остроты и нежности, страдания и надежды, и торжества чувства меры в безмерности чувств.

Правда, очень скоро Голицын изнемог под золотою грудой впечатлений. Увиденное не просто поражало воображение, а сводило его к нулю или даже величине сугубо отрицательной. Понятно почему Рудольф Второй - король магов, чародеев, алхимиков, колдунов и астрологов, под конец жизни уединился от мира в Градчанском дворце. "Королева, секунду внимания: император Рудольф, чародей и алхимик".

Безусловно, добрел Голицын и до золотой улочки у южной стены Пражского града, поглядел на сказочные домики, радужные, с витражными окнами. Как раз здесь тусовались некогда мрачные соискатели философского камня, кузнецы дьявольского, алхимического золота. Чертили пентограммы, резались в карты с мировыми демонами, растили гомункулусов в ретортах и получали каждый свое: кто геморрой, кто вечное проклятие.

"Философский камень, если он существует, должен быть легче воздуха" сказал себе строго Голицын и прибавил: "А Прага без пива - это деньги на ветер".

Бережно прижимая к сердцу кейс, как Веничка Ерофеев свой драгоценный чемоданчик, Голицын пустился в плавание по пенным пивным валам.

Вначале он завернул в пивную "U FLeku", где обнаружил сложную систему соединяющихся залов. Для чистоты эксперимента он посетил их все: "Старочешский", "Большой", "Ливерная колбаска"... Больше всего ему, однако понравился большой зал с веселым названием "Чемодан". Любуясь расписными стенами и потолками, Голицын поднял кружку за бессмертные строки Маяковского:

Сижу под фресками

И пиво трескаю.

Из всего потресканного наибольшее впечатление произвело на Голицына пиво темно-коричневое, как колдовская "порченная кровь", и сладковатое, как леденец.

Сверившись с путеводителем, Голицын отправился в заведение, именуемое "U shatemho Tomase", то есть "У святого Томаса". Шестьсот лет назад пытливые умы - монахи-августинцы, открыли в сумрачно-сводчатых подвалах производство особого сорта. Пиво, действительно, оказалось отменным, то есть таким, какое отменить уже невозможно.

Правда, появился легкий трепет в ногах. Нравственное равновесие пошатнулось, но удержалось, и Голицын решил, что преступлением будет не зайти в кабачок "У толстого черта" на Малой стороне. В туристическом справочнике утверждалось, что однажды добрейший святой Ян Непомук по большой просьбе горожан выгнал оттуда целую банду призраков-алкоголиков... Местечко и вправду оказалось миленьким, но, увы, без чертей. Однако был еще шанс в пивной "У Рибана" возле Староместской площади повстречать призрак Тоскливого Магистра. Якобы это неупокоенная душа магистра Палеха, предавшего Яна Гуса. Если же опять не повезет, то где-то ближе к вечеру в районе Карлова университета можно созерцать Огненного Привратника - некоего средневекового иуду, стучавшего на студентов суровому ректору. Огненный он потому, что пылает вечным, неугасимым огнем, как неопалимая купина. Если кто-то пожмет протянутую, охваченную пламенем руку, мучения Привратника кончатся, но до сих пор ручкаться со стукачом желающих не нашлось...

Впрочем, можно было послать всех призраков к толстому черту и доплыть до знаменитого ресторана "Аквариум", снятого в известном боевике "Миссия невыполнима - 1". "Да, доплыть-то можно, но сможешь ли ты оттуда вынырнуть?" - спросил себя Голицын. Тотчас же ему вспомнилось, что в вышеозначенном фильме как раз присутствовал персонаж с фамилией Голицын, павший жертвой сложной шпионской разборки... Так что, от греха...

В конце концов, решив, что для стартового рывка он принял вполне достаточно, Голицын вернулся к исходной точке, то есть на Карлов Мост.

Пахнущий прохладною, апрельскою пылью воздух пьянил куда сильнее пива, и почему-то вспомнился Голицыну друг золотых застойных времен Сержик, вернее вспомнился его коронный тост: "И ласточка с весною - уж на что гнусное животное! - непосредственно в сени к нам летит!". Где то ты теперь, друг? Кто говорит - спился под ноль. А кто, наоборот, что поднялся до самого золотого дна, чуть ли не в ФСБ служит...

Боже ж мой, когда это было? Неужели и он, Голицын был некогда "юношей бледным весьма загорелым", и эпатировал девочек стишками под "пост-модерн":

Обмакни свои усы

В золото презрения,

Разрисуй свои трусы

Органами зрения.

Погляди издалека

На себя и в сторону,

Елка жизни высока

Молодому ворону...

Было, было, чего уж... И обмакивал, и разрисовывал. И даже баловался ироническими стилизациями в духе декаданса:

Так, сгрызли леденец зимы мы,

Как хмурая химера, хмель

Вливает яд страстей змеиных

В постель, остылую досель.

И вновь весны вино сухое

В свистящий шепот тишины

Вливают роковой рукою

Слепые слуги сатаны

И, вместо птичьих, стаи волчьи

Кромсают косо небеса,

И дымчатый рассвет игольчат,

И кровью светится роса.

Трав шевелятся волоса,

И небо говорит: "Асса!"

Такой вот сонет. Чушь, конечно, но на самых впечатлительных девушек самой читающей страны мира нужное действие она оказывала, и трах после этого происходил на самом высоком поэтическом уровне...

А теперь всего его лирического дыхания хватает лишь на какое-нибудь простенькое хокку:

Как быстро тянется,

Как медленно летит

Неподвижное время.

Интересно. Отчего так? Все ссылки на то, что жизнь сейчас такая жлобский лепет. И во времена Высоцкого жизнь была "скотской". Поэзия ушла не из жизни, а из души. Таков сей мир, что не в наших силах что-то изменить, но в наших силах все испортить. Жизнь прекрасна, но нам, скотам, этого мало, мы требуем, чтобы она к тому же была еще и хороша.

Голицын боролся с мучительным желанием совершить плевок в величественные воды. В одну и ту же реку дважды не войдешь, но плевать можно сколько угодно, не так ли? В конце концов, это ведь тоже священное право каждого человека - быть скотом.

Он вспомнил, как некогда, в дремучем детстве, в ялтинском санатории он слышал рассказ загибающегося от угольной пыли здоровенного дядьки донбасского шахтера. Во время войны, тогда еще красивой двадцати двух летний лейтенант, тот участвовал в боях за Вену. И первое, что он сделал, когда Вена была взята, это взошел на сцену в Венской опере и великолепным бархатным занавесом вытер свои сапоги... Победителей не судят, поскольку они сами мгновенно становятся судьями.

А вот Голицыну в победителях кампании ходить не пришлось. И хрен с ним. Не судим - и то ладно.

Рассеянно грустящими, прищуренными глазами глядел Голицын, как много-много воды утекает под мост. Конфуций или, чего доброго, сам Лао-Цзы утверждали, что если пребывать в таком состоянии достаточно долго, то можно дождаться мгновения, когда мимо, торжественно покачиваясь в волнах, проплывает труп твоего врага... Главное, и здесь не переборщить с невозмутимостью: иначе дождешься и проплывающих друзей, а потом и себя увидишь.

Тучи, как игрушечные паровозики, ездили по небу туда-сюда, дождь то сеялся, то рассеивался, было невыносимо покойно, тихо, и Голицыну показалось, что еще немного - и он влипнет в пространство, как реликтовая мушка в кусок янтаря.

Чтобы избавиться от наваждения, Голицын переключил мысли на предстоящую историческую встречу, имеющую быть через сорок минут в кабачке неподалеку от "Дома Фауста", то есть именно того дома, где согласно легенде, мятущийся доктор подписал контракт с Мефистофелем.

Дело в том, что около года назад Голицын сотоварищи или, точнее говоря, со-господа, замыслили осуществить грандиозный Интернет-проект, имеющий целью скрещение хилых побегов e-commerce с мощным древом PR- технологий. Пилотное название проекта р-commerce или "пи-ту-пи" ("pay-to-politic"), отражало благородную в целом попытку легализовать, наконец, политическую проституцию. Подразумевалось вдохнуть смысл и облагородить в глазах общественного мнения понятия "профессиональный политик", "профессиональный депутат", "профессиональный народный избранник". Аналогии напрашивались сами собой. Существует же профессиональная армия, ландскнехты, наемники, "солдаты удачи", то есть люди, воюющие не за убеждения или из отмороженного патриотизма, а за вполне конкретный, четко оговоренный в контракте гонорар. Каждый политик, полагающий себя профессионалом, должен был получить возможность честно и откровенно заявить: "Я служу своему народу, причем тому своему народу, который мне больше платит". Таким образом, понятие "продажный политик" приобретало черты тавтологии, вроде "масла масляного". Изюминка проекта заключалась в четко разработанном плане создания политического трансферного рынка наподобие футбольного. "... перед началом нового политического сезона фракция аграриев перекупила за $80 млн у КПРФ Зюганова... за три "желтые" статьи в СМИ депутат Явлинский дисквалифицирован на два заседания Госдумы..."

И вначале все развивалось радужно. А потом, как водится, пришла лягушка, то есть большая жаба, и всем амбициозным проектам сделала амбу. Со стороны балтийского моря дули все более резкие и холодные ветры. Все политические игры приобретали черты дзю-до на горных лыжах. Проект чах на корню, и он бы зачах, не найдись инвестор с сосцами, полными молока и баксов...

Конечно, "мылом" и факсом разослали коммерческие предложения в адрес потенциальных инвесторов, но без особой надежды. Как раз в очередной раз обрушился Nasdaq, капитал, как блудный сын, с плачем побежал обратно к вечным ценностям невиртуальных ресурсов. Все кляли "мыльный пузырь новой экономики" и "золотую мышеловку Интернета". На этом паническом фоне призрак ящура принялся задумчиво бродить по Европе, причем поражал он отнюдь не "организмы, ослабленные алкоголем, никотином и излишествами нехорошими", а ни в чем не повинных европейских буренок, хавроний и овечек Долли. Впрочем, в этом смысле, у Европы имелся богатый исторический опыт борьбы с невинными: на костер! Запылали тысячи говяжьих аутодафе, и по Европе пополз тошнотворно сладкий дым.

Поэтому все были в некотором шоке от собственной удачи, когда буквально через два дня некий "Фонд содействия развитию общечеловеческих гуманитарных ценностей" в лице генерального президента мистера Николаса Юнга выразил интерес и готовность к сотрудничеству, для чего просил прислать представителя в Прагу для проведения предварительных переговоров. В качестве главного переговорщика было решено послать Голицына "как самого образцово-показательного и лексически-подкованного". Что ж, он ломаться не стал. Кто же откажется на халяву, за счет заведения прошвырнуться по Европе, пусть и не в лучшие для нее времена?

И вот теперь Голицын глядел в ленивые волны Влтавы, словно надеясь выудить из них ответ на вопрос: что же кроется за благопристойной вывеской загадочного фонда? Мафиозная контора по отмыву денег с целью переведения их из разряда "непахнущих" в категорию "благоухающих"? Оффшорный финансовый насос?

Голицын от скуки попытался даже проанализировать название фонда, применив метод элементарной дихотомии. Результаты получались забавными. Следовало, что ценности могут быть не только "обще", но и отдельно человеческими, и не всегда гуманными. В любом случае - не вечными. Вечные ценности доступны лишь тем, кто понимает ценность Вечности, каковое понимание было смешно заподозрить в генеральном президенте.

Ровно в назначенное время у дверей кабачка Голицын был встречен двумя непроницаемыми мордоворотами из службы охраны президента фонда. Проверив документы, секьюрити препроводили его в "отдельный кабинет", то есть в изолированную кабинку овальной формы, располагающуюся в дальнем, самом скупо освещенном углу заведения.

Собственно, и внутренность кабинки освещалась только стилизованными под оленьи рога бра. Зеленоватый, таинственно-тусклый лесной свет больше подходил для романтического свидания, нежели для деловых переговоров. Так подумалось Голицину, но развить эту мысль ему не дал густой, чуть гнусавый бас, произнесший на русском без акцента:

- Здравствуйте, мистер Голицын! Сердечно рад встрече.

- Взаимно, - ответствовал Голицын учтиво с легким полупоклоном. Прекрасно говорите по-русски, мистер президент!

- Корни, корни... Прошу, садитесь!

Голицын сел в кожаное кресло с высокой готической спинкой и осторожно вгляделся в своего визави.

Мистер Юнг оказался человеком невысокого роста. Был он тучен, как туча. Бороду имел цвета юного веника, а под припухшими веками носил закопченные, копеечные глазки с неким вдумчиво-циничным мерцанием.

"Колобок во фрачной паре", - подумал Голицын, прищуриваясь.

Круглый стол черного дерева был сервирован со скромностью, граничащей с аскетизмом: покрытые испариной два графина со светлым, скорее всего "пльзенским" пивом, два высоких бокала чешского, что понятно, хрусталя, на тарелочках соленые косточки, ломтики красной рыбы и в соломенной корзинке какие-то витиеватые хлебцы.

"То ли он непроходимо скуп, - продолжал размышлять Голицын, - то ли просто никогда не мешает алкоголь с делами".

- Надеюсь, вы не будете на меня в претензии, - заговорил президент фонда, - если я сообщу вам, что необходимость в предварительных переговорах отпала. Я все обдумал, все взвесил и принял решение. Вчера я связался с вашим менеджментом, и мы уладили все финансовые вопросы. Пока сошлись на пяти миллионах. Так сказать, первый транш. Если все пойдет хорошо, можно будет и траншею проложить, хе-хе.

- Гм, я рад, конечно, - пробормотал Голицын в некотором замешательстве, - стало быть, мое присутствие вроде как тоже отпадает?

Президент протестующе замахал руками.

- И речи быть не может! Вы проделали долгий путь, понесли определенные траты. Я как-то должен это компенсировать... И, если уж откровенно, очень мне хочется поговорить с человеком из России... Ностальгия, понимаете?

- Понимаю, - молвил Голицын сочувственно, - тоска по родине тоски.

Президент изумленно вздел брови, и вгляделся в Голицына пристально.

- "Родина тоски"? Сильно сказано... Поэтически точно. А то все эти вопли кликуш: "ах, Россия, деградирует!", начали меня раздражать несказанно. Неужели это правда?

- Как сказать, - смутно ответил Голицын, - деградостроительство развито повсюду, где есть дегенераторы идей, а не только в России.

- Отрадно видеть, что не перевелись еще патриоты на Руси! - с некоторым даже умиленным пафосом воскликнул президент.

- Видите ли, "патриот" - слишком уж скомпрометировавшее себя понятие, сказал Голицын, пытаясь угадать, а к чему собственно клонит собеседник. - На Руси, как вы говорите, особенно. Многие ведь понимают любовь к родному краю, как любовь к родному краю пропасти... Им плохо, когда хорошо, понимаете? Они полагают, что особенный путь России должен почему-то непременно быть крестным... Почему-то им кажется, что именно во врожденном вырождении заключено знаменье грядущего высшего восхождения...



- А вы с этим не согласны? - быстро спросил президент.

- Не то, чтобы не согласен. Я просто вне этого.

- Пива? - мистер Юнг сделал приглашающий жест.

- С удовольствием.

- Брудершафт?

- Почту за честь.

Пиво оказалось превосходным, но неприятно кольнуло Голицына то обстоятельство, что с первого же бокала его вновь зацепила крылом утренняя хмельная, неуправляемая волна. "Старею, что ли? - тревожно подумал он. Раньше с двух бутылок водки был готов хоть к марафонскому забегу..." Впрочем, тут же его успокоило то соображение, что, коли уж дело решено, можно расслабиться и не корчить из себя умника.

После третьего бокала беседа потекла и живей, и веселей, и бессвязней. Как-то исподволь перешли на "ты". А что, спрашивал Ник, по-прежнему ли в России две беды? Беды то две, ответствовал Голицын, только формулируются они иначе: дураки и умные... Беды две, а горе зато только одно - от ума... Опять же, по большей части не носителю ума горе, а окружающим.

- Ай-ай-ай, - как будто бы искренне сокрушался Ник. - Что ж так-то? Так жить нельзя.

- Так нельзя, а не так - невозможно. Но катастрофы в этом нет никакой. Дурак в России - больше, чем дурак. Это народный герой, ходячий миф, гештальт, ежели угодно... Посему дуракам у нас везде дорога. И шагают они по своим дурацким дорогам сплоченными рядами, как деревянные солдаты Урфина Джюса.

Потом сам собой огонек хмельной беседы перекинулся на тему "событий вокруг НТВ".

- Когда здесь в Праге было нечто подобное, - делился впечатлениями Ник, - положение спасло всеобщее единение, душевный подъем, пафос солидарности... А у вас... Грызня, возня, грязь, вонь. Очень это разочаровывает.

- Что делать, Ник? Россия потихоньку превратилась в атомное шило в заду мирового сообщества. И неприятно, и страшно, а лучше не елозить - себе дороже выйдет...

Ник засмеялся, борода его заколыхалась плавными волнами, как портьера на ветру, а из живота донесся звук такой, какой издавали бы крутящиеся в центрифуге булыжники.

Отсмеявшись, он бросил многозначительный взгляд на свой золотой наручный "Брегет" и прогудел с вежливо-виноватой улыбкой:

- Прошу меня простить, Дима. Дела, дела.

- Об чем разговор! - с жаром воскликнул Голицын, начиная привставать с кресла.

- Нет, нет, погоди! Сегодня я дал распоряжение своим юристам разработать пакет некоторых документов, касающихся нашего совместного проекта. Завтра к утру они будут готовы. Я предлагаю встретиться здесь же завтра в девять ноль-ноль. Этот пакет я передам тебе, и ты вручишь его лично в руки вашему менеджменту.

- Никаких возражений.

- Да, и вот еще... - Ник из внутреннего кармана вынул продолговатый конверт белой плотной бумаги и протянул его Голицыну.

Голицын, разумеется, изобразил легкое, недоуменное смущение, но переигрывать не стал и конвертик принял. По весу он мысленно определил: "Тысяч пять... Если стодолларовыми банкнотами". Когда вам так легко предлагают сумму, которую вы можете заработать за месяц беспробудного, бессмысленного труда, отказываться глупо. А что, прикажете делать широкие отрицательные жесты, впадать в благородное негодование и пригвождать собеседника к полу изящными эвфемизмами в духе Венички: "Ах, вдохните аромат моего гладиолуса и бросьте эти купюры себе в лицо"? Красиво, да. Для телесериала, а не для серого реала. Собственно, если он не ошибся в подсчете, то это всего лишь одна десятая процента с общей суммы сделки. Не столь уж и грандиозные комиссионные. А он трудился. Пиво пил. Чушь плел. Разве не заслужил он маленького вознаграждения? К тому же ничего взамен от него не требуют. Вряд ли ему завтра предложат провезти через границу полкило героина - не тот масштаб у этой фирмы, уровень не тот.

- Отдыхай, развлекайся, - говорил Ник, благодушно щурясь. - Мой человек доставит тебя в отель. Кухня местная достаточно... гм, любопытна. Жареное свиное колено с капустой - просто раблезианская поэма, право. И кнедлики, конечно.

И, словом, все было классно, сладко, ласково, славно. И мордовороты-секьюрити уже показались Голицыну вполне симпатичными, цивильными ребятами с поэтически-одухотворенными лицами, и швейцар в гардеробе, бережно вручающий Голицыну шляпу и плащ, внезапно превратился в Федора Михайловича Достоевского и таинственно одними губами прошептал:

- Красота не погубит, нет. Приголубит, откупоросит и бросит.

Возле выхода из кабачка уже стоял под парами белоснежный "Шевроле Блейзер". Приятно удивившись столь необычной для внедорожника расцветке, Голицын взгромоздился на "место смертника", небрежно швырнул на заднее сиденье ставший ненужным кейс, туда же присовокупил плащ и шляпу, глянул на водителя и протрезвел так стремительно, словно его схватили за ноги и сунули головой в сугроб.

"Мой человек" за рулем оказался девицей столь непереносимо-безнадежной красоты, что у Голицына в области сердца мгновенно разлился железный озноб нежности, смешанной с ужасом. Поминал всуе Божественную сущность, и небо не стало медлить с ответом. Очень оперативно. Как скальпелем по горлу от уха до уха. "Ос-с!".

Она была похожа на гоголевскую панночку в черном мини-платье, обтягивающем тело, как облекает руку перчатка из змеиной кожи. Волосы посребренно-черные, как колодезное дно, пышно-воздушные, до плеч. В сумрачно-синих, чуть удлиненных к вискам глазах, трепетали пляшущие огоньки, как бы болотные огни или пламя над горящим пуншем.

Относительно же ее ног - длинных фантастически, стройных, как у топ-модели хай-класса, у Голицына сложилось убеждение, что они выточены из несуществующего в природе материала, вроде живого и теплого, загорелого мрамора или золотой слоновой кости.

Голицын понимал, что вероятнее всего, он выглядит, как закомплексованный, прыщавый дебил-малолетка, впервые в жизни увидевший женскую обнаженку. Но поделать с собой ничего не мог, не мог отвести глаз... Оставалось только взреветь страстным козлиным тенором: "Тольк-а-а р-а-аз быва-е-ет в жи-и-зн-и-и встр-э-э-ч-а-а!"

Но реветь он не стал, а просто сказал, сколько мог спокойным голосом:

-Позвольте представиться: Голицын Дмитрий.

Девица глянула на него искоса и отозвалась без улыбки да и вообще без какого-либо выражения:

- Алиса.

Познакомились. Она говорит или, во всяком случае, понимает по-русски.

Самое время начать непринужденно-светскую, искрящуюся ненатужным остроумием и блестящими парадоксами, галантно-куртуазную беседу, а в голове пусто. Хоть земным шаром покати.

- Знаете, Алиса, ваш шеф рекомендовал мне попробовать кнедлики... Голицын решил ввязаться в любовь, как в драку, по-наполеоновски. - А что это за блюдо такое, вы не подскажете? Это вообще съедобно?

- Съедобно, только довольно пресно. Напоминает пирожки без начинки... Вы не ко всем рекомендациям прислушивайтесь. Я бы советовала вам "супные пирожные". Выглядят, как шоколадные, но на вкус соленые. Оригинально, пикантно.

Голос Алисы глуховато-печальный, сдержанно-иронический, обладал странным свойством: минуя сознание, падать сразу в сердце, прожигая тело, как капли кислоты.

Чтобы создать интригу в разговоре, Голицын решил прибегнуть к испытанному в постельных боях, многовековому методу всех соблазнителей, а именно к хамству:

- А шефа вашего вы не очень-то любите, я вижу, - с наглой улыбкой заметил он.

- Любовь не входит в круг моих служебных обязанностей.

"Какая уравновешенность, - невольно восхитился Голицын, - даже ресницей не повела..."

Стемнело, зажглись фонари, заполыхали витрины маркетов, столики уличных кафе заполнялись релаксирующей публикой, но волшебные красоты вечерней Праги перестали его занимать. Он весь сосредоточился на желании понравиться.

Алиса управляла автомобилем с легким небрежным изяществом, свидетельствовавшем о громадном опыте - уж в хорошем драйве Голицын толк понимал. Поговорить, что ли, на тему авто? Тоже достаточно тупо. И он задал следующий по списку идиотский вопрос, хотя и знал, что если задавать такие вопросы методически, рано или поздно за умственное плоскостопие получишь по мозгам.

- А что входит в круг ваших служебных обязанностей?

- Шофер-референт и киллер по особым поручениям. Устраняю неугодных.

Она сказала это столь естественно-просто, что было совершенно непонятно, шутит ли она или говорит серьезно.

- И многих вы так?.. - спросил Голицын с кривой усмешечкой.

- Честно говоря, давно статистику не поднимала. Но можно сосчитать: я потом всегда помадой на зеркале в прихожей звездочки рисую.

- Хм. - Голицын задумался. - Странно это. Мало верится. Не производите вы, уж простите... Да и шеф ваш не показался мне столь уж зловещей фигурой. Напротив, забавен даже.

- Он был бы еще забавнее, если бы поменьше пекся о судьбах родины, проговорила Алиса сухо.

- По моему, он был искренен, - возразил Голицын - Красиво про корни говорил, про сладкий дым отечества, тыры-пыры...

- А про пепел отечества ничего не сказал? Про топоры на дым отечества понавешенные? Про русский беспредел - "Апокалипсис сегодня и ежедневно"?

- Как будто бы нет... Хотя, я мог и забыть. Я был несколько...

- Ничего, еще скажет, - пообещала Алиса.

- А вы, стало быть, в Апокалипсис не верите?

- Кто знает... Звездные карты, которые никогда не врут, предсказывают ближе к осени что-то не совсем ординарное... Слишком уж что-то жуткое, за сферой современных представлений.

- Доверяете астрологическим прогнозам? - позволил себе осторожное изумление Голицын.

- Все киллеры ужасно суеверны. Это профессиональное.

- А целоваться с будущей жертвой - это хорошая примета или плохая? неожиданно спросил Голицын, мысленно лаская себя находчивость.

- Конечно, хорошая. Поцелуй - лучший повод для убийства.

Вот черт! Ни с какого фланга к ней не подберешься... Но лучше уж лепить полную хрень и лабуду, чем непролазно молчать, как евнух в гареме - хуже не придумаешь.

- Мне кажется, не будет Апокалипсиса. Красота напряжется, потужится, поежится, да и спасет сей скорбный мир... А вы как считаете?

- Я считаю всегда по-разному. В зависимости от умонастроения. Иногда, что пустота спасет мир, иногда - что природа не терпит красоты... В Европе же многие верят, что только колбаса спасет мир...

Все-таки, насколько прочными могут быть приобретенные рефлексы. Всего только два раза взглянул Голицын в зеркало заднего вида, но этого оказалось достаточно.

- Вы меня извините, Алиса, - сказал он, - может быть, это не мое дело, но за нами следует "хвост". Или это ваши люди?

- Да, я вижу, - кивнула Алиса, - рыжий "Фольксваген-жук". Нет, это не наши люди.

Казалось бы, для мощного "блейзера" оторваться от этой букашки навозной - не проблема. Но, кто знает, быть может под непрезентабельным корпусом прятался какой-нибудь навороченный, форсированный двигатель? Если так, то этот апельсинчик на колесиках, юркий и шустрый, становился просто идеальным средством передвижения по узким средневековым улочкам культурно-исторического центра Праги.

Между тем впереди возле светофора сгущался транспортный тромб. Не дожидаясь пока он рассосется, Алиса вывернула руль вправо, выехала на тротуар и дала полный газ.

Тупою, бульдожьей челюстью "блейзер" легко, как пенопластовые, разметал пустующие столики, плетеные стулья и зонты уличного кафе, выплюнул, не прожевав, так сказать, и через минуту уже летел в сторону Новой Праги, где у него были все мыслимые и немыслимые преимущества в гонке с любым соперником.

Голицын оглянулся и в заливаемом начавшимся дождем заднем окне смутно разглядел преследователей. "Жук" не отставал, вцепился как клещ в хвост жучке.

- Кажется, настало время отстреливаться? - спросил он, шутовски подмигнув Алисе. - Вы просто обязаны дать мне парабеллум.

- Ну, коли уж вы так любезны... - сказала Алиса, принимая игру, возьмите в бардачке.

Голицын щелкнул кнопкой, и понял, что никакая это не игра. В бардачке на стопке дорожных карт лежал пистолет столь грозных очертаний, что сердце Голицына невольно облилось ледяной газировкой.

Голицын не являлся фанатом стрелкового оружия. Напротив, при случае он всегда с некоторой гордостью цитировал незабвенного Семен Семеныча Горбункова: "С войны не держал в руках боевого оружия", не уточняя, впрочем, какой именно войны. Но так уж получилось, что с этой системой он был знаком достаточно хорошо. Пистолетный комплекс "Гюрза", весьма убедительная штучка длиной почти 20 см в пластиковом корпусе, с патроном СП-10. Бронебойная пуля с оголенным стальным сердечником на расстоянии 100 метров прошивала, как фанеру, бронежилет III класса защиты, а на 70-ти метрах дырявила головку блока цилиндров автомобиля. Вес - кило двести со снаряженной обоймой с восемнадцатью патронами. Два предохранителя: один на рукоятке, другой - на спусковом крючке, выключались автоматически. Эту прелесть левши ковали для спецназа ГРУ. В принципе, из этого пистолета можно было стрелять даже по ракетам, так что круче была бы разве что базука.

Отступать было некуда. "Взялся - стреляй"!

Голицын обмотал ремень безопасности вокруг кисти правой руки, опустил боковое стекло, взял пистолет в левую руку и обратился к Алисе:

- Если не затруднит, дайте чуть влево.

Алиса крутанула руль влево, и Голицын тотчас нырнул в открытое окно "блейзера", завис параллельно земле и выстрелил. Есть свой Бог у пьяных, влюбленных и уходящих от погони. И этот бог помог: пуля с первого выстрела пробила правый передний скат "Жука", его повело, занесло, закрутило волчком, и с большой торжественностью, под оглушительные аплодисменты бьющегося стекла он въехал в сверкающую психоделлическим неоном витрину ночного маркета.

Рывком Голицын вернулся на место, лихо дунул в дуло и глянул на Алису победно.

- Мерси, очень любезно с вашей стороны, - проговорила она так, словно, благодарила официанта за поднесенную к сигарете зажигалку.

Тут только он начал соображать... Это сколько же лет он себе нарисовал этой пальбой из огнестрельного оружия в чужой стране, где само слово "русский", даже без прибавления эпитета "новый", у многих до сих пор вызывает сердечные спазмы судорожной ненависти...

- Вы не будете звонить шефу? - спросил он, помолчав.

Алиса покачала головой.

- Я не пользуюсь мобильной связью. В нашей работе - это дурной тон. Слишком вызывающе.

Голицын глянул на жгущий руку пистолет, машинально сунул его в карман смокинга и поинтересовался:

- И что же теперь?

- Отель отменяется. Едем ко мне.

- Это куда же?

- За город. Прелестное местечко... для ностальгирующих абстинентов. Крематорий "Дым отечества".

Голицын хмыкнул и проговорил с мягкой укоризной:

- Алиса, я не всегда улавливаю, о чем вы... Какие-то тонкие аллюзии на толстые коллизии...

- О, пустяки, это наши дела. Не обращайте внимания. Простите, если я позволила себе...

Невозможно чувствовать себя большим мерзавцем, чем в ситуации, когда прелестная женщина просит у тебя прощения. Размышляя над этим парадоксом, Голицын так увлекся, что не заметил, как выскочили за город, как въехали в громадный неосвещенный парк.

- Приехали, - сказала Алиса, заглушив двигатель. - Вещи можно оставить здесь. Не пропадут.

В облачной пленке прорезалась щель, и в нее закатилась луна. По шахматным теням Алиса и Голицын шли к парковому павильону, построенному в стиле французского классицизма. Почти квадратное здание на широкой каменной трассе, по фасаду украшенное портиком с четырьмя колоннами в духе дорического ордера, было неосвещено и безмолвно.

Адреналин, смешанный с алкоголем, раскачивал жилы, туманил сердце, вследствие чего Голицын шел, слегка покачиваясь и чему-то улыбаясь с выражением ничем не обоснованного счастья в глазах... Хотя, собственно, почему не обоснованного? Отстрелялся удачно, отработал свои комиссионные серебреники по полной программе... Молодца, Каштанка, что и говорить...

В громадной передней расфокусированный луч его взора сразу же наткнулся на высокое, в человеческий рост зеркало в тяжелой, судя по всему отлитой из серебра раме. На отливающей венецианской голубизной поверхности зеркального стекла увидел Голицын расположенные в несколько рядов, действительно нарисованные помадой алые пятиконечные звездочки.

Так и стоял он, приварившись глазами к этим символам воинской доблести и славы, пока Алиса осторожно не тронула его за плечо и не спросила:

- Что-то случилось? С вами все в порядке?

- Так вы, стало быть, не шутили? - с глуповатым, нелепо-смущенным смешком выдавил Голицын.

- Ну, что вы! Разве бы я посмела?

- А вот интересно, если бы я вдруг оказался среди неугодных? - спросил Голицын передернувшись.

Алиса пожала плечами, как-то очень беспечно и заметила:

- На ваш счет никаких распоряжений не поступало.

- А если бы они поступили?

- Киллеры не живут в сослагательном наклонении.

По широкой каменной лестнице, устланной толстенным, совершенно заглушающим шаги ковром, поднялись на второй этаж. Алиса толкнула высокую, с богатой позолотой дверь, щелкнула выключателем, и под расписным сводчатым потолком радужно вспыхнула люстра, роскошная, как шапка Мономаха. Голицын с любопытством огляделся.

Невероятных размеров зал был уставлен резной мебелью красного дерева, со всякими аллегорическими масками, цветочными гирляндами и золочеными финтифлюшками. В самом центре зала царил овальный стол площадью с теннисный корт на чудовищных, когтистых львиных лапах. По периметру стол окружали стулья с высокими спинками, обтянутые лазурным бархатом, украшенные шелковыми кистями...

- Витиевато киллеры живут, - пробормотал Голицын. - Впечатляет...

- С вашего позволения, я вас покину, - сказала Алиса, - переоденусь. Если холодно, можно разжечь камин. Умеете обращаться?

- Когда-то жил в Англии, - с достоинством ответил Голицын и тут же пожалел, что лишнего сболтнул. Положительно, эта демонически динамичная особа скоро заставит его потерять остатки самоконтроля, а он еще и рад будет, будет с плачем предлагать последнее, вплоть до исподнего...

Голицын сидел на корточках возле камина, рассеянно ворочая кочергой в его чернеющей пасти. Ему подумалось, что со стороны это должно выглядеть забавным: словно бы некий дантист-камикадзе ковыряется в дупле у огнедышащего дракона...

Огонь разгорался, подрагивал оранжево-сине-желтыми крыльями, и Голицын легко подпал под его сомнамбулическое влияние, глядел завороженно-нежно, как зомбируемый бандерлог на хула-хуп удава Каа... И уже поток сознания, имеющий свойства течь одновременно во все возможные стороны, начал захлестывать Голицына кольцами и душить не по-детски.

Десять лет в постсоветской России. Десять лет, которые потрясли мир и вытрясли из него душу... Но Голицыну удалось выработать свою систему ценностей, в которой ценность системы равнялась нулю. Сила толпы - в единстве, а сила личности - в одиночестве. Поскольку у сердца есть границы, они всегда должны быть на замке, в отличие, например от ширинки - это другое, святое дело... Трахай хоть королеву, хоть ее кухарку, только не называй это "связью". От связи до привязи - пара движений пальцами.

И вся эта безупречная конструкция отточено-утонченного цинизма рухнула в одночасье. Беда святого грехопаденья настигла его в прошлом году. Помнится, утро было такое приятное, прелестное, прелетнее... Голицын баловался полуторапудовыми гантельками на балконе, пугая могучим торсом праздно шатающихся по небу птиц. И вдруг, не иначе бес попутал карты судьбы, - он бросил взор на балкон дома напротив. Лучше бы он его не бросал... Все равно, что якорь бросил. В шезлонге, раскинувшись в рискованно-раскованной позе, принимала солнечные ванны светозарно-загорелая нимфетка чудовищной красоты. Голицын приветливо помахал ей гантелькой, она улыбнулась и сделала такой выразительно-призывной жест, что будь на месте Голицына граф Дракула, и он бы порозовел от смущения... А была она, между прочим, голой по пояс, в том смысле, что только пояс на ней и был - тонкая, алая бисерная нитка.

От такого радушного приглашения отказываться было бы неприлично, и уже через десять минут он предстал пред зелены очи юной соседки. Выяснилось, что она живет одна в специально купленной для нее родителями однокомнатной квартире. Совместное проживание с предками стало невозможным ввиду обоюдоострой нетерпимости - банальная история.

Имя нимфетка носила несколько старомодное: Ксения.

Ей только исполнилось семнадцать, и поначалу Голицын чувствовал себя гадким Гумбертом, совратителем Лолит, но это быстро прошло. В занятиях любовью Ксения грациозно сочетала пылкость неофитки с опытностью ветеранши Розового квартала, а извращенной изощренности ее эротических фантазий позавидовал бы Сальвадор Дали, если бы он взялся за иллюстрации к Кама Сутре.

В каком-то смысле это был идеальный союз. Никаких обязательств. Только повышенные сексуальные. Дни золотые и алмазные ночи беспробудного, то есть бессонного греха, длились полгода. Голицын, давно отвыкший от рассеянного образа жизни, ощущал себя помолодевшим лет на десять. Ночные клубы, казино, дискачи... Ксюха была тусовщицей неутомимой, и Голицын, как Онегин, за нею "повсюду тащился наудачу", и очень удачно, надо заметить, тащился.

Как же он проморгал ушами тот момент, когда он начал оказывать на нее свое пагубное благотворное воздействие? Началось, очевидно, с того, что как приучают кошечку "ходить на двор", он приучил подругу ходить в Интернет. Показал статьи Линор Горалик на темы эротики и порнографии. Ксюха увлеклась...

Дальше глубже, пошел процесс и превратился в абсцесс. И как-то он застукал ее - о, ужас! - с "бумажной" книгою в руках. Глянул на обложку "А. Ахматова. Поэма без героя". Голицын тогда хмыкнул, фыркнул, крякнул, но ничего не сказал. Однако когда на ее туалетном столике он увидел сложенных стопочкой Булгакова, Бунина и Борхеса, он понял: дело плохо. Она начала грызть гранит культуры в алфавитном порядке...

И настал день, когда Голицын увидел в ее глазах нехорошее, горячечное мерцание. Она заявила ему, что собирается поступать в ГИТИС. Кто-то там в каком-то клубе ее якобы прослушивал и нашел, что у нее абсолютный слух и правильное, хотя и не очень сильное колоратурное сопрано. "Попка у тебя абсолютная, вот что", - сказал тогда Голицын насмешливо. Не надо было. Она перестала звонить, начала пропадать неизвестно где... А через месяц появилась и, победно сверкая колдовскими очами, заявила: "Поступила!" И сразу же предложила закончить отношения. У нее только была одна просьба: "Дима, я тут сочинила одну мелодраматическую мелодию. Ты мне напиши что-нибудь "душепищательное" под нее, типа жестокого романса... А я его буду исполнять по клубам с большим успехом и романтической жестокостью".

И что-то такое Голицын слепил на скорую руку:

Ах, как все было восхитительно,

Как плоть пылала безотчетно,

И вот расстались. Нерешительно,

Но все равно бесповоротно.

Прощай, прощай, останемся друзьями,

На этом свете ты, а я - на том,

Потом, дружок, сочтемся мы ролями,

Кто за рулем, а кто - под колесом...

И все. Такая вот грязная love story пронзительной чистоты, сумрачная скользкая сказка с безысходным исходом. И что вы там про любовь-то лепечете хлопотливо, голуби? Любовь есть счастье несовместимое с жизнью, победа несовместимая с удачей. Счастье вообще не существительное, а обстоятельство. Счастье - это всего лишь такое состояние человека, когда самооценка совпадает с самореализацией. То есть это - личное дело каждого... Вернее даже - дело личности.

Когда-то давно, лет в шестнадцать, Голицын переложил на хокку простенькую сентенцию:

Ты за нею бежишь - она от тебя,

От нее убегаешь - она за тобой.

Любовь - это тень.

И вот теперь, усмехаясь, он думал, что, ладно, пусть будет этот затертый до крови штамп - "тень". Но что же тогда есть тот Свет, который эту тень отбрасывает? Тень-то сияет во сто крат ярче источника лучей! И неужели он вновь готов легко угодить в эту love-ушку? Воистину, на ошибках учатся только ошибкам...

"Странная, очень странная особа, - туманно размышлял Голицын. - Она меня отталкивает, как магнит... черное очарование, напряженный, больной блеск в глазах... Это не глаза убийцы. Видал я киллеров, у них глаза унылые и снулые, как у протухшей рыбы... Кто же она на самом деле? Кем состоит при этом русскоговорящем Колобке?.."

В это время начали бить стоящие на каменной полке часы. Полночь, как всегда наступила вовремя.

Голицын поднялся, ножку отставил в сторону, руки заломил трагически и воскликнул экстатически-пафосным голосом:

- Так кто ж ты, наконец?!

И, вздрогнул, услышав за спиной:

- Часть силы той,

что не имеет составных частей

и носит имя: Слабость.

Алиса глядела на него, прищурившись, насмешливыми, несмеющимися глазами.

- Пардон, - буркнул Голицын сконфуженно, - я не слышал, как вы вошли.

- Професьон де фуа.

Алиса успела переодеться в черный комбинезон с невероятным количеством карманчиков, клапанов, молний, кнопочек и застежек на липучке. Не выбивались из стиля "ниндзя-экстрим" и черные кожаные митенки на руках, и черные высокие ботинки на толстой рифленой подошве.

Она перехватила изучающий взор Голицына и кивнула.

- Да, наряд не очень сочетается с интерьером. Дело в том... Нет, прежде... - Тут она сделала строгое лицо и официально объявила: - Прежде всего, мистер Голицын, позвольте принести Вам официальные извинения от лица Фирмы за досадный инцедент, имевший место на пути нашего следования. Виновные будут и понесут... Во-вторых, позвольте выразить вам не менее искреннюю благодарность за тот настоящий героизм, который вы продемонстрировали столь виртуозно. Этот факт не будет оставлен фирмой без внимания... - Она перевела дыхание и заговорила нормальным тоном: - Вот. А одета я так потому, что мне, увы, придется оставить вас на некоторое время. Незавершенной работы накопилось - просто беда. Пальни - в неугодного попадешь.

- Понимаю, - протянул Голицын, не стараясь скрыть разочарование. - А черное вам идет.

- Люблю черный цвет. Для киллера это дань вежливости, как бы предупредительный траур. Что-то вроде телеграммы: "Заранее скорблю"...

- Кстати, если есть проблемы, я могу помочь, - галантно предложил Голицын. - Стреляю я недурно.

- Трудно было не заметить. Я бы так не смогла. Я вообще такая нервная в последнее время стала. Если стреляю, то сразу в голову...

Тут Голицын вспомнил о пистолете и спросил:

- Оружие вам вернуть?

- О, нет необходимости. Оставьте пока у себя, мало ли... Да, вот вам ключи от машины там вещи ваши остались.

Голицын взял ключи с брелком сигнализации и снова предложил свои услуги:

- Может быть, я все-таки сумею вам пригодиться?

- Нет, нет. Вы и так уже достаточно подставились... Пойдемте, я покажу вам спальню.

Анфиладой полуосвещенных залов пришли в будуар столь роскошный, что Голицын даже как-то потерялся. Взор приковывала громадная постель под пурпурным парчовым балдахином с вышитыми на нем золотыми цветами, райскими птицами и геральдическими вензелями. Гомерические пропорции этого ложа наводили на игривые мысли о том, что на нем вполне могли бы одновременно развлекаться рота улан лейб-гвардии Семеновского полка с выпускным курсом Смольного института.

Вообще весь воздух в этом райском, но не святом уголке был пропитан столь изысканно утонченным эротизмом и обволакивающим, всепобеждающим либидо, что даже человека самой строгой нравственной конструкции начинало немедленно терзать желание совершить хоть какое-нибудь развратное действие.

Алиса вновь прочитала его мысли, которые, впрочем, не прочесть было трудно.

- Да, здесь нелегко испытывать одиночество, - подтвердила она печально.

- С вами я был бы готов испытывать даже одиночество, - пробормотал Голицын.

Она глянула на него вполоборота, и ее зрачки, дремлющие на лазурной радужке, вдруг взорвались и брызнули Голицыну в лицо раскаленными, смоляными каплями тьмы...

- Может быть потом, - проговорила она глухо, - в другой раз, в другой жизни... А пока, увы, мне пора.

- Я провожу?

- Окажите такую любезность.

... Спустились по каменным ступеням террасы, и Голицын не поверил своим глазам: в лунном свете поблескивал, как некий рогатый ягуар, самый настоящий, культовый, байкерский "Харлей-Девидсон".

Алиса легко вскочила в седло мотоцикла, посмотрела на Голицына задумчиво и спросила:

- Ничего я не забыла? Какие-нибудь просьбы, пожелания?

- Разве что, где можно выпить? - с иронически-благодарной улыбкой осведомился Голицын.

- Ах, да. Там в спальне, в бюро бар - холодильник. Не счесть алмазов...

- Спасибо... А что шеф ваш сюда не приедет?

- Не сейчас, полагаю. Он осторожный. Премудрый пескарь... или прискорбный мударь, уж не знаю... Но, к утру заявится, конечно.

- Ясно, - кивнул Голицын и все-таки не сумел избегнуть жемчужины мирового идиотизма, спросив: - Надеюсь, мы еще увидимся?

- И я надеюсь, - улыбнулась Алиса. - Надежда - мой "Тампакс" земной...

"Харлей" взревел, встал на заднее колесо и рванул в ночь стремительнее разрыва сердца... Ах! Вот она была - и нету... Ужас, блин, на крыльях ночи...

"А ты-то, ты-то кто? - спросил Голицын себя, издевательски скалясь. Кретин креативный, тормоз реактивный. Не надейся, не увидитесь. Все говорит в пользу этой версии..."

Бар Голицын нашел быстро. Особенно не вникая в этикетки, взял первую попавшуюся бутылку, какой-то коньяк, рухнул навзничь на постель, свернул крышечку и начал пить прямо из горлышка, не обращая внимания на льющиеся за шиворот потоки.

Он пытался осмыслить, что, собственно, так его терзает?

Откуда эта дрожь, бьющая все тело, эти танцующие в сердце, раскаленные до красна спицы? Почему охватило его поганое чувство, что держал в руках жар-птицу и оглушительно высморкался в золотое её оперение?

Пил он до тех пор, пока жаркие жирные птицы не заполнили всю спальню лучезарными тушками. Тут и Достоевский подоспел. Откашлялся, бороду расправил и объявил:

- Хор босоногих бесов имени бессонницы. Романс "Униженный и оскорбленный Идиот". Исполняется в последний раз... В последний, понял, сука?

Сон скосил Голицына с вкрадчивой внезапностью инсульта. Пал Голицын в яму постели, и полетели какие-то мучнистые, мучительные тучи под веками...

Утро вечера муторнЕе.

Еще даже не разомкнув спекшихся, словно пластырем склеенных век, Голицын почувствовал, что в спальне он не один.

Рывком сев на постели, Голицын раздраил-таки свои иллюминаторы и увидел сидящего в кресле Ника.

- Приятное утро! - прогудел Ник колокольным басом. - Рад видеть тебя в добром здравии.

Голицын очень хорошо, даже без зеркала, представил себе свою опухшую, ноздревато-бледную, как непропеченный хлеб, физиономию, поросшую угрюмой кабаньей щетиной, и закашлялся в приступе самоиронии.

Впрочем, открыв глаза пошире, он тут же сказал себе: "Эге, брателло Ник, да и ты, выглядишь не лучше. Интересно, кто из нас пил всю ночь?".

В самом деле, господин Президент Фонда, пребывал в состоянии явно растрепанном. Осунулся, постарел и сгорбился так, словно некая беда непоправимая уверенно села ему на шею и свесила, как косы по плечам, длинные, бледные ноги.

Ник молча протянул Голицыну свернутый рулончик факс-бумаги, и Голицын его принял с таким чувством, будто это некий судья вручил ему его смертный приговор для ознакомления и, более того, для утверждения.

Факс гласил: "Уважаемый Господин Президент!

Ввиду вновь открывшихся обстоятельств, я вынуждена разорвать наш договор в одностороннем порядке.

Я, безусловно, отказываюсь от всех причитающихся мне сумм гонорара, вознаграждений, компенсаций и любых иных форм финансовых выплат.

Остаюсь с уважением,

Всегда преданная Вам,

Алиса".

Ник глядел на Голицына тревожно-пристально, очевидно ожидая каких-то комментариев, но тому кроме неуместной цитаты "ввиду нэкоторых обстоятэлств получатэлю сэго прэдлагаэтся явиться..." ничего в голову не пришло.

- Прости Ник, но я не совсем... Ты проясни ситуацию, - попросил Голицын, виновато улыбнувшись.

- Этот факс был отправлен сегодня в два часа ночи... И я тоже ничего не понимаю. Какие обстоятельсвва, кому и как они открылись?

- Видишь ли, мы пока ехали, - начал рассказывать Голицын, но Ник его прервал:

- Да, я в курсе. Мы уже провели расследование... Неприятная история. Стоило из Москвы ехать в бабушку-Европу, чтобы нарваться на такой же голимый беспредел... Но самое неприятное, что Алисе, вероятно, была ясна вся подоплека этого инцедента, из чего я заключаю, что дело это касалось ее лично. Во всяком случае, вчера же ночью она спешно, оставив все личные вещи, покинула страну.

- Куда? - на пределе глупости вопросил Голицын, чувствуя от собственной интеллектуальной недостаточности нечто вроде мазохисткого удовольствия.

Это понятно. Вообразите, Помпея. День последний. Лава, дым, суета. Все уже все поняли, и только один безмятежный дурак сохраняет блаженную улыбку на устах до самого конца.

- Обратный адрес не указан, - криво усмехнулся Ник, помолчал и заговорил, нервно сплетая и расплетая явно для таких упражнений не приспособленные, пухлые пальцы: - Я попробую объяснить, Дима. Я обязан Алисе очень немногим ... собственно только одним я ей и обязан, но это одно - моя жизнь... Вот почему я просто обязан ее найти... В связи с чем, я хочу попросить тебя помочь мне в этом деле.

- Я все душой, - проговорил Голицын совершенно искренне, - но каким образом? Я же не сыщик. И я же не знаю ничего о ваших взаимоотношениях, не знаю преамбулы...

- А что бы ты хотел знать? - спросил Ник. - Спали ли мы вместе? Нет. Погляди на меня и сопоставь с ней. У тебя вопросы сами отсохнут... А купить ее невозможно. Те суммы, от которых она столь небрежно отказалась, это не соврать, тысяч пятьсот долларов... Плюс премиальные, конечно.

Голицын присвистнул.

- Да, от таких денег просто так не отказываются... Но я не то имел в виду, Ник, ничего личного. Я хотел сказать, что не знаю, какие служебные обязанности она выполняла в твоей фирме, с кем по бизнесу пересекалась?

- А, это пожалуйста. Предоставлю. Полный расклад. Мне важно получить твое принципиальное согласие.

- Да согласен, конечно! - воскликнул Голицын. - Но опять же: почему я? Я ведь не профи. Неужели у тебя в конторе нет своих профессиональных сыскарей?

- Ну козлов везде хватает, даже у меня в конторе. Они злы только шлюх по борделям трахать, а как до дела доходит... Я поясню, почему ты. Очень велика вероятность, что Алиса направилась в Москву. Территория тебе известна, а свои личные решительные качества ты уже успел показать, за что тебе и браво, кстати.

- Спасибо, - молвил Голицын, поморщившись, поскольку считал, что на самом деле успел он показать качества самые дебильные. - Только почему обязательно в Москву? Почему не на Сейшельские острова?

- Видишь ли, она только два месяца как оттуда вернулась. Она там проработала полгода в медиа-холдинге "Лифт".

- А, знакомое заведение, - кивнул Голицын.

- Вот видишь!.. Да, так она там представляла мои, так сказать, негласные интересы, и работала под чужим именем. Впрочем, настоящего ее имени я не знаю.

Голицын вздел брови и изумлении.

- Как такое может быть?

- Дело в том, что когда мы с ней встретились впервые, при ней, как говорится, не было ни паспорта, ни биографии. Но обстоятельства этой встречи были таковы, что во мне взыграло благородство, и я запретил и себе, и кому бы то ни было еще копаться в ее прошлом... А, документы мы быстро родили, благо это сейчас не большая проблема. Я подозреваю, что вчерашняя история это отзвук каких-то московских разборок. В этом деле надо разобраться. Найди, ее Голицын. Назови любую сумму. В любой форме: чеком, налом, переводом, кредиткой. Она - моя правая рука, и не только в бизнесе...

"И кажется, мое правое сердце", - пронеслось у Голицына в голове, но озвучивать этот сомнительный тезис он не стал, а спросил:

- А, правда, что она выполняла функции киллера?

- Кого-кого?! - Нику пришлось бережно поддержать челюсть рукой. Она-то? Нет, разумеется. Антикиллер, скорее. Просто это у нее такой юмор своеобразный, если ты заметил. Так возьмешься, Дима?

- Возьмусь, - отозвался Голицын, ощущая волны разрушительной решительности в груди. - Ты делаешь предложение, которое невозможно принять и поэтому от него нельзя отказаться... Но возьмусь не из денег, учти. Просто она мне понравилась - это я сразу говорю во избежание всяких заморочек.

- Я не ревнив, - не слишком весело признался Ник, - ее ревновать - все равно, что ревновать Богоматерь к прихожанам... Есть в мире вещи и посвятее священных прав собственности.

- Это бесспорно, - признал Голицын, слегка удивившись этому микро-взрыву религиозной сентиментальности.

- Значит, я могу надеяться на тебя?

- Надеяться - нет, но рассчитывать можешь...

Часть третья

Москва, как много в этом звуке бессмысленной духовной муки. Имея привычку всякое безнадежное дело доводить до конца, Голицын принялся за поиски иголки в сердце солнца со старомодной последовательностью и педантичностью.

Дело-то было ясное, что, впрочем, никак не свидетельствовало о его легкости. Ассоциировать ясность с легкостью - это распространенная ошибка. Напротив, ясность - это величайшая тяжесть. От света правды всегда темнеет в глазах, не правда ли?

Именно такую безнадежную ясность в расследование внесли первые же добытые факты. "Фольксваген" преследователей в Праге уже год как числился в угоне. Он и в самом деле был снабжен гоночным двигателем. Это Голицын правильно угадал. Но что толку? Этот след уверенно привел в тупик.

В Москве первым долгом Голицын съехал со своей квартиры и переехал в роскошные апартаменты на Кутузовском проспекте, которые до этого снимала Алиса. На этом Ник настоял. Он был убежден, что так Голицын больше проникнется той атмосферой, в которой жила Алиса, и быстрее "возьмет след". У этого пожарного переезда была и приятная сторона: прекратились неизбежные случайные встречи с Ксенией на улице. Больше не нужно было делать равнодушные глаза, расточать дежурные улыбки, произносить ничего не значащие фразы. Ему даже стало казаться, что все эти симптомы судорожной безнадежности прошлой любви оставили его навсегда.

Первый визит Голицын нанес топ-менеджеру холдинга "Лифт". Анатолий Михайлович, вальяжно-важный мужик с ухватками бывшего гэбиста ("экс-гебециониста", как говорят в народе), принял Голицына радушно-равнодушно, легенду о несчастной любви выслушал очень внимательно, не веря ни единому слову, глядел совершенно никакими глазами, извивался, змеился, егозил. Никакой новой информации от него добиться было невозможно... Увы, молодой человек, сочувствую горю, но Ника Евгеньевна два месяца как уволилась. Жаль, жаль, при ней "Лифт" резко пошел вверх, в гору, можно сказать пошел... Нет, она не оставила никаких координат для контактов... Нет, где ее можно отыскать, он не имеет никакого представления.

Эта сверкающая сволочь в подтяжках, даже если бы что и знала, соврала бы из верности профессиональной привычке. Что делать? Пришлось, зажав пальцами ноздри, нырять на самое золотое, вонючее московское дно. Впрочем, ничего это ныряние, кроме тривиальной истины, что злачно место не бывает пусто, а пусто место не бывает свято, Голицыну не принесло. Уж он весьма конкретно прошерстил все возможные тусовки: и режиссерско-актерскую и криминально-банкирскую. Шейпинг, стайлинг, фрикинг, хакинг, визаж, татуаж, арт-бомонд, пост-модерн, экс-совок, фитнесс, топлесс, де филе, сауна, фауна, икебана, бордель, кардан, распредвал, адвертайзинг, менеджмент, маркетинг, Мавзолей, "идущие вместе в одно место", лимоновцы, омоновцы, буддисты, кришнаиты, фанаты, попса, рок, кислота, байкер, имиджмейкер, провайдер...

Голицын старался никого не пропустить, но повезло лишь однажды: старинный приятель Витя Папин, некогда вместе с Голицыным пахавший на густо унавоженной пиаровской ниве, оказывается, поддерживал с Никой (под этим именем жила в Москве Алиса) приятельские отношения, ужинал даже однажды вместе с нею в дорогом итальянском ресторане, был полон самых чарующих воспоминаний...

Хороший был человек Витя, и гад тоже хороший. Слишком он уж любил блистать чужим остроумием и выдавать чужие поражения за собственные победы.

Что-то он знал и чего-то боялся, смотрел на Голицына странно, как-то неестественно преданно и, словом, толку от него не было никакого.

Все это не было странным, поскольку было просто невозможным. Даже бесплотные ангелы оставляют следы на земле, роняя сияющие перья с непорочных крыл. Всякая состоятельная московская леди неизбежно вступает в контакт со всевозможной "униформой": стилисты, продавцы в бутиках, дантисты, массажисты, но пристрастное сканирование всей этой "сферы облизывания" тоже не принесло ничего. Алиса сияла столь сильно, что ей удалось нигде не "засветиться": и очевидцы ослепли, и фотопленки были засвечены.

Свое отсутствие на работе Голицын объяснил туманно: "Беру кратковременный бессрочный отпуск по уходу за самим собой с сохранением формы и содержания". Ник исправно оплачивал все расходы, звонил ежедневно и бомбил голицынский e-mail пространными эпистолами, однако розыскные мероприятия все больше напоминали Голицыну триумфальный поход за тривиальностями. В самом деле, он убедился на практике в справедливости собственного открытия: кому-то удача улыбается, а над кем-то откровенно смеется. Великое достижение, что и говорить...

Весна прошумела мимо Голицына, как ветка полная листьев и цветов зла. Накатило лето, проехалось по столице раскаленным катком и отъехало в жаркое, пыльное и больное небытие. В самом начале сонно и благостно мерцающего сентября, после ночи диких, рысьих рысканий по новому Вавилону, Голицын вернулся на Кутузовский, и забытье безнадежности тотчас свалило его с ног тупым тычком в челюсть. Сон ему приснился замечательный: будто бы переводит он слепого страуса через дорогу, а на шее у страуса висит круглый дорожный знак с надписью "не прячьте песок в голову". Но досмотреть этот бредовый шедевр до конца ему помешал очередной звонок Ника. Ник, в голосе которого проявились доселе неслышимые блаженно-бархатные модуляции, сообщил, что удалось засечь особу, обликом напоминающую Алису, в Нью-Йорке, в одном из офисов World Trading Center.

- Где Гудзон, а где Кобзон, - устало съязвил Голицын. - Стало быть, мое участие в проекте как бы упраздняется?

- А съездить не хочешь? Я не доверяю своим дуболомам. Они ее просто спугнут.

- Без проблем. Я и сам давно собирался нанести визит вежливости родителям. Ты не против?

- Делай все, что сочтешь нужным. Ты мне главное ее найди...

- Если она действительно там, я ее найду. Обещаю.

- Хорошо. Я тебе через DHL послал документы и деньги. Там же фотографии. Ты глянь: она, не она? Я не могу сказать уверенно... Сердце дрожит, как сучий хвостик...

- Я гляну, гляну.

- И ты слетай в любом случае.

- Я слетаю, слетаю.

- Хорошо. Что еще? Вроде все... Или не все? Ладно. Звони, если что.

- Я позвоню, позвоню.

- Ну, пока.

Влюбленный колобок - это, знаете ли, что-то. От него никто не уйдет. Наказание за неуместный сарказм воспоследовало оперативно - рок никогда не опаздывает по определению. Голицын глянул на фотографии, и ощутил, что его собственное сердце дрожит, как десять тысяч сучьих хвостиков, трепещущих в синхронном экстазе.

Это была она и не она... Пятнадцать лет назад ее звали Стелла. Но это нонсенс. Этой очаровательно хмурящейся, двадцатипятилетней блондинке на фото должно быть сейчас... Да, тридцать шесть. Никакой пластический хирург не способен на такие чудеса.

Рука Голицына потянулась к телефону, и аппарат тотчас зазвонил.

- Дима, ты пока не прилетай, ладно? - услышал он голос, теперь уже непонятно кому принадлежащий.

- Почему? - Голицына больше всего удивило собственное спокойствие.

- Твоих родителей я отправила в кругосветный круиз. Почти на халяву - я в турфирме тут работаю. Так что их здесь не будет...

- Спасибо, конечно. Но я хотел бы и с тобой поговорить. Или ты считаешь, что не о чем?

- А о чем? Слишком много крови утекло... Ты на диване сидишь?

- Да. А какое это...

- Крышку откинь - там мои записи. Нечто вроде дневника. Почитай, сам все поймешь.

- Но...

- Все. Пока. И Нику ничего не говори...

- Подожди!

Отбой. Каждый гудок - как гвоздь в барабанные перепонки.

Да, он был пьян, но как он мог ее не узнать тогда в Праге? Какая дьявольщина запорошила порохом глаза?

Кто сказал, что тоска горька? Она безвкусна, пресна, как дистиллированные слезы. Сырой, жидкий хлеб, обжигающе-мертвящий лед на языке. Не наркотик, а наркоз, убивающий все чувства, кроме самого чувства боли.

Дневник Стеллы-Алисы был озаглавлен странно:

"Записки сумасшедшей охотницы из Мертвого дома".

О, мадам! О, мадам, исходящая медом, ваши губы пахнут не столько ладаном, сколько леденцом. Ваша фигура неподражаемо ужасна - и кругла, и угловата. Словно бочонок, лихо срубленный растущей не из того места рукой. А в бочонке - амбре амонтильядо, смешанного в равных долях с крысиным ядом. А поворотись-ка, мамку! Экая ты смешная с этакой задницей - растаковской штуковиной наподобие двух сообщающихся, черных овальных подушек... О, Лунозадая! Сумрак, кашель, стеллажи, голубоватая, бархатная пыль столетий... Архив. И кажется Стелле, что ее место - на одном из таких стеллажей, на какой-нибудь тридевятой полке в секретной папке из особой попки. Студиозусы следуют за дамой безропотно-понуро, аки агнцы бледные за черным пастырем, и, с мучительным напряжением удерживая на лицах умное выражение, "внимательно внимают", как дама впаривает об особенностях архивного дела в свете последних. Стелле не по пути с ними, она - овца гордая, раскольническая, паршивая. Ее вечно тянет куда-то вбок от магистральной тропы. Там пыльный закат лежит пламенным платком на дороге, там розы резвятся, как балерины в крахмальных пачках, там качаются седые нимбы одуванчиков, бросая сонное сиянье на ветер. Там кусты черной смородины поблескивают тысячами влажных зрачков. Там из кустов доносятся возгласы рояля и торчат крепкие уши сероокого Волка. Он ждет, он томится и взывает... приди, овечка, я сгораю, как свечка... И овца идет. И корабль плывет. И волк ужинает. И ужин его ужасен и нежен...

О, мадам, что значит "чистка, избавление от ненужного хлама и дубликатов?" А как же "рукописи не горят" и все такое? Да, сами-то они не горят, их сжигают. Как чумные трупы в средние века. И век сгорит, как белая страница, немного дыма, и немного пепла... История. Русь. Колосс на глиняных ушах. Сюр, стоящий на голове. Сюр а ля Рюс - почти палиндром... А что, если сделать ход Троянским конем вбок? Комната, сумрак, слоны шкафов. Высокий сводчатый потолок в ящерицах трещин. Фреска - ангелочки влекут по зерцалу небес розовый венок. Их лица свирепы, как у ментов, волокущих "элыча" в "трезвователь". И сразу обступили, дышат, смотрят, щупают, - нет, пока не люди, а так, духи, низкие астралы. Лица безносые, безбровые, бескровные, черные дырки от пуль вместо глаз. И старина Вий тут, машет бескрайним веком, как опахалом... "Вижу, она здесь, с нами! Сука... "

На столе аккуратной стопочкой сложены папки - надо думать те, что эти архиереи архивные приготовили на съеденье огню. Ну, давай, делай, ты же за этим пришла! Щас, до семи сосчитаю. Первая мировая. Вторая древнейшая. Третья сигнальная. Четвертая власть. Пятая колонна. Шестое чувство. Семь сорок. Все, унылая, пора! Хватать и тикать! Но которую из? А что видит твой третий глаз на пупке? Давай, давай, тетка, не тяни презерватив, доверься подсознанию. Глаза боятся, руки воруют, причем воруют то, что нужно. Трудно, однако, вытащить случай из колоды судьбы так, чтобы колода не развалилась радостно и громко. А то ведь прибегут, достанут ледяной репрессивный инструментарий, получится неприятный разговор... Тут самой надо иметь хирургически хладнокровные, твердые, как принципы пальцы. И нервы карманника. И чтобы гулял по сердцу веселый сквознячок отчаяния, и чтобы волчьи зубы держали его на вечном прикусе. Вот, эта, третья папка снизу как будто бы источает истончающееся мерцание цвета запекшейся крови. Ее-то мы и заткнем за пояс, а сверху свитер. И тихо-тихо поползем вослед за овцами стада. Они уже припали к родникам, а добрый, благостный пастырь уже завел вечернюю проповедь, ослепнув от умиления... "Учитеся, трудитеся и к нам работать приходитеся!" Тускло шевелится ротик, узкий, как щель в копилке типа "свинья"... Нет, мадам, что-то не хотеся... По-видимому, никто ничего не увидел... Каламбур-с. Вот только живот-с. Папка жжет его, как утюг рэкетира. Как-то некстати вспомнилась сказка о спартанском мальчике, спрятавшем лисенка под туникой, а лисенок, уж на что зверь тупой, а кишки выгрызть волком догадался, собака... Солнце в солнечном сплетении угасло, зато затанцевала в нем раскаленная спица. И даже как будто бы страх оккупировал тело, схватил душу за тонкие волосы нервов и поволок ее, болезную, в пятки, пиночьями подбадривая. А вот и проходная, вертушка, этакий сверкающий, скрипучий крест на судьбе, старик вахтер, похожий профилем на Данте, (суровый Дант не презирал минета?). А что это у вас? А это у меня - я. Нехорошо. Девушка, а уже беременная. А еще комсомолка. К тому же красавица. Спортсменку, спортсменку забыл, дядя, весь мир, блин театр, и люди в нем - вахтеры... Только бы ангелы не продали, не стуканули, все ходы и выходы записаны, контора пишет и, преимущественно, доносы. Дверь, как провал в небытие, в тускло-серую, промерзшую до дна, безнадежную бесконечность. Веки неба набрякшие, вздутые, страшные как у Вия. Холод костяной, и снег, рассекающий ледяными бритвами лицо. И сердце не вовремя сорвалось с цепи, торжественно празднует труса, прыгает чертом по груди, крутится колючим колесом. Ты что, тетка, отступать поздно да и некуда. Дальше собственной помешавшейся души не отступишь... Да еще в смирительных колготках... Будьте ж душевны, больные! От себя не убежишь, но можно спрятаться. И свобода, нас, сволочь, заждалась у входа. Но радости нет в ее брезгливо-скорбном лице. Она хочет держать вора... Ага, а вот и вьюга, обрушились вертлявые белые бритвочки, облепили лицо. И бредит небо снегом, мечется в смятых серых простынях. Морозофрения и мокрофилия... Коньяк, полцарства за коньяк! Щас, нальем, ладошки подставляй...

Но еще минут пятнадцать перед подъездом своей шестнадцатиэтажки Стелла танцевала в сугробах, как на раскаленных ножах, дула на озябшие лапки, сделавшиеся без перчаток голубыми, прямо-таки как яйца дрозда. Смешно, но ей было страшно идти домой. А когда и смешно, и страшно, это значит - страшно смешно. Неизвестно, сколько бы еще Стелла разыгрывала из себя датскую принцессу, если бы добрый дедушка Мороз не врезал ей прозрачной палицей по затылку, сообщив, таким образом, необходимое начальное ускорение. В подъезде, как обычно, было не столь торжественно, сколь чудно. По углам болотным, фосфорецирующим огнем горели, приятно грея взгляд, бурые окаменелости и лимонные оледенелости, источающие ни с чем не сравнимый по прелести букет погреба и выгребной ямы. Ну и темно было, разумеется, как у Диогена в бочке. Старый, видавший не лучшие виды лифт, кряхтел, постанывал, щелкал, цокал цепями, никак, старичок, не мог достичь оргазма последнего этажа. Выше только крыша, а еще выше - съехавшее небо, умирающее, переколовшееся снежным героином. Лифт на эшафот, блин... Или на брудершафт? Древний сакральный тезис, вырезанный нежным ножичком на пластиковой стенке лифта, гласил... "Стелла - дура". Всякий раз, когда взор Стеллы приковывался к этому весьма категорическому императиву, чувство жуткого дежа вю начинало томить душу. Сколько их уже было - этих всяких разов? Хотя по существу вопроса возражений не возникало. Конечно, дура не хуже других. Старо предание, а верится легко. Вот хотя бы, чего это она так разлетелась, шустро шествуя во глубь квартиры, как радостный дурак по разухабистой российской дороге? Ну и, конечно, зацепилась ногой о какую-то невидимую в темноте хрень и с хрустом хряснулась всем телом вперед, распластавшись крестом на полу. Тишина черной кошкой прыснула по темной квартире, забилась в заветные углы и, отдышавшись, выслала на разведку переодетых шпионов... мохнатые шорохи, таинственное копошение, глухие перебежки мглистых теней.

Как там Стелла, не собирается ли нарушить примерный паритет? О, нет, она не собирается, она уже твердо усвоила... тот, кто не может жить в мире, гармонии и согласии с тишиной, кто боится ее до сердечного спазма, как предисловия к выстрелу - человек вполне конченный, можно не брать его в расчет и с легкой душою вычеркивать из списков бытия. Так что, лучше трезво разделить сферы влияния... тишине - углы, ночная, угольная, враждебная тьма, Стелле - тихое, полубезумное бормотание под нос, одичалое одиночество, сократовские беседы со своей всепонимающей умницей тенью. Пастушка младая на кухню спешит... Можно подумать, что там, в холодильнике ждет тебя что-то, кроме бутылки с разложившимся кефиром и батона в последней стадии трупного окоченения. Вот была б ты, тетка, умная, тогда да! Тогда можно было представить себе и оранжево-розовую нежнейшую семгу, и ослепляющую жирным, развратным блеском черную икру, и восклицательный лиловый, твердый и прекрасный сервелат, и прозрачную, как слеза ангела водку "Золотое кольцо", и прочие гастрономические фетиши Большой Советской Мечты. Сегодня исполняется месяц со дня смерти отца. Вот портрет с косой, зачеркивающей черной лентой, перед ним на столе ваза с купленными на предпоследние деньги кладбищенски-печальными розами, покрытыми отчего-то нетающим налетом сиреневого инея, вечный, хриплый, жгучий, надсадный запах его табака - все это есть, а его - нет, он съежился и прыгнул прямо в сердце Стелле, и бродит теперь там один, в кровяной тьме, качает свечами, подает тайный знак... я здесь, я жив, только никак не могу выбраться из этой судорожно пульсирующей тюрьмы. Сколько же лет ему было, когда дернул его бес прочесть тот доклад в студенческом кружке о движении староверов на Руси? Девятнадцать, он был мой ровесник в тридцать восьмом году: И чего ты добился, папа, кроме бесплатного круиза по самому крутому на свете маршруту? Три месяца на Шпалерной, Енисей, Колыма, Магадан, Чукотка - этапы светлого пути, солидная каторжная география с математикой, пятнадцать лет - "баланда, полня печали". Вполне достаточно, чтобы возненавидеть жизнь, веру и все науки, но он только смеялся... "Человек - это звучит горько, ибо ничто бесчеловечное ему не чуждо". И вот ему сорок семь, и появляюсь я - вечно угрюмый, заплаканный, слишком поздний ребенок, и мама рядом, молодая, счастливая, невыносимо счастливая, плевать хотевшая и на косеющие, сучьи взоры соседей, и на потную паутину сплетен...

И отец нависает над нами, красавец, черный степной орел, сахарный свет улыбки, кафедра, диссертация, первые настоящие деньги, и снова донос, и все в пропасть, нищета, унижение, а потом мама уходит, уходит, не оборачиваясь, к тому туннелю, в котором исчезают гудящие поезда к последнему приюту уставших страдать, мне не удержать ее, не догнать, у меня маленькие, слабые ножки, мама! Как он мог это пережить? Да он и не пережил вовсе, он уже тогда умер, он только ради меня делал вид, что существует. И сердце мертвеющее ныло, тлело и истлевало, и на пенсию выперли старика грубо, без церемоний и торжеств. А пенсия - дочке на смех, а дочь - красивая в мать, длинноногая, дерзкая, и надо ее поднять, прокормить, обучить и одеть при этом не хуже других, и начинаются самые страшные подозрения, и уверенность в тайном моем к нему презрении, тоска, горечь, страх, ревность и ожидание, что вот-вот выскочу замуж за первого встречного, а он на самом деле - последняя сволочь... И мать является по ночам, черная коса ее душит, как змея, плачет, береги дочь, Павел, и дочь, мучась, сатанея и не видя выхода, отравляет его последние годы... А потом нарисовался откуда-то тот хитрый парнишка. Как отец, с его пронзительным опытом и безошибочным знанием людей мог так дешево повестись на его импозантный фасад? Львинокудрый викинг, белокурая бестия, безукоризненный сукин сын, отлитый из стали атлет, наивно-честные васильковые глаза, прибалтийский тонкий акцент... От него за версту несло Лубянкой, как хлоркой из нужника. Такой голубознательный молодой человек! Все ему интересно, он книгу пишет... А что, действительно были массовые расстрелы, захоронения? А руководил кто, хоть одну фамилию? А как урки с суками воевали? А правда, что он на одной из пересылок с Мандельштамом общался? И отец дрогнул, растаял, потек, разговорился... И понеслась вагина по рельефу... Трехчасовые допросы в светлой комнате, о которой Стелла помнила только, что стены с обоями, следователь въедливый, как щелочь, но вежливый, но глаза напряженные, напружиненные, как стальные капканы, не надо финтить, девушка, не на футболе, нет, не знаю, не была, не состою, не поддерживаю, не связана, не читала, не видела, не дышу, не живу, не рыпаюсь, только примус починяю - или это тоже диссидентская вылазка? А стихи-то вам мои зачем? Они глупые, графоманство сплошное... А это вот про что?

Ордер мне не предъявляли,

Обыскали так,

И торжественно изъяли

Ломаный пятак.

Мой последний, драгоценный,

Где мне взять другой?

А потом меня на сцену

Вывели нагой.

И ощупали с пристрастьем,

Заглянули в рот,

И в партере млел от счастья

Ласковый идиот.

Долго мучились со мною,

Только ни шиша!

Оказалось, за душою

Лишь одна душа.

И тогда меня к убогим,

Сирым повлекли,

Душам, что забыты богом,

Пасынкам земли.

Души дьявол собирает,

Как котят в мешок,

И никто их не спасает

В надлежащий срок.

Не спасайте ж мою душу,

Если я кричу,

Вы свои заткните уши

Это я шучу.

Да лабуда это, сами же видите... Так, стишки к студенческому капустнику на исторические темы... Ничего такого и тем более никого в виду не имела... А это вот?

И плачущие пальцы скрипача

За горло взяли стынущую скрипку,

Летят куски скрипичного ключа,

И музыка ужасна, как ошибка.

И лишь холодный, неумелый хмель

Болит в крови, что борется с собою,

И тайной тьмы, неявленной досель

Рыдает скрипка с рваною губою.

А это просто маразм, бредятина. Ну максимум на психушку тянет, не статья же? И это тоже маразм?

Мимо, как пули проносятся чаши чужие,

Где же ты, чаша с цикутой родная моя?

Сердце дурное, ужель, мы с тобой еще живы?

Но жизнь - фитиль к смерти.

Вот что думаю я.

Край моей чаши, ты пропуск в иные края,

Зелен твой яд, словно тихие сумерки ада.

Вору там мука, Господи, воля твоя!

Нет возвращенья оттуда, нет и не надо.

Это не просто маразм, это вообще написано в пятом классе и для себя. В стол я писаю, понимаете?

А вот тут у вас явные намеки.

Все тленно,

Все мнимо,

Время чеканит

Монеты минут.

Меня вдруг не станет,

Но в Лету все канут,

И Каин, и Брут,

И пряник, и кнут,

И рот мне заткнут,

И мой дух заарканят,

И сердце сомнут,

Бесценно, бесцельно и мимо

Все падает камень,

И тяжек хомут.

Какие намеки, бог с вами! С бодуна еще и не такое напоется.

Но тут-то, тут-то вы не можете отрицать, тут явные цитаты из Мандельштама и вообще...

Он не волк был по крови своей,

Но не равный его убил,

Оттого, что он в голос запряг Енисей,

Слово свил из разорванных жил.

Сколько век ни пытал - не предал, не петлял,

Не отрекся, не бросил креста,

Видно, с миру по нитке - поэту петля,

Видно, правда - лишь кровью красна,

А небесной могилы черна кривизна:

Отрицать не могу. Но отрицаю... И т. д., три часа полоскания мозгов. Как прав был Высоцкий:

"Тут не пройдут и пять минут,

Как душу вынут, изомнут,

Всю испоганят, изорвут,

Ужмут и прополощут!"

И чего ради? Извлекли неизвестно из какой задницы ее старые, наивные, неумелые вирши, позорище, блин:

Страха, впрочем, никакого не было, по крайней мере, за себя. Хотя добрые языки уже прилетели с благовестом... и приказ об отчислении подписан, только на волоске над ним вибрирует печать ректора, и волчий билет в оба конца выписан... Она только посмеялась. Мол, у кого на руках волчий билет, тот нигде и никогда уже не будет "зайцем". Так, смеясь, она дошла до дома, открыла дверь своим ключом и сразу особая, последняя, неземная тьма бросилась ей в ноги, распласталась крестом, зарыдала беззвучно. И впервые она не услышала встречных, рвущихся, больных шагов отца. Он сидел в зале, в любимом своем вольтеровском кресле, ноги укутаны пледом, раскрытая папка с рукописью на коленях. Лицо его казалось каким-то необыкновенно безмятежным и одухотворенно-счастливым, только заострившиеся глаза остановились, глядели в высоту, в тот самый туманный туннель - пневматическую почту умерших душ, последний и единственный выход непереносимого страдания. Рука его свесилась, и выпавшая из нее трубка лежала на ковре. И она еще дымилась... К терпкому запаху табака примешивался другой, смутно знакомый, тревожный, щекочущий дыхание запах... Кажется это, был запах корицы. Потом уже Стелла навела справки и выяснила, что так пахнет так называемый "инфарктный газ", вызывающий сердечный спазм и почти мгновенную смерть. По слухам, именно таким образом расправились в свое время с Шукшиным. Очевидно, в порыве воспоминаний отец забылся, как школьник, потерял контроль, упомянул не те фамилии, не те имена, сослался на события, которым предстояло получить статус никогда не происходивших. Что было потом? И похороны, и поминки как-то вырезало из сознания, вытравило, как кислотой, и только навсегда прилипла к памяти эта дымящаяся трубка...

И вот теперь Стелла сидит в его кресле, укутав ноги его шотландским пледом, и даже пытается раскурить его трубку, глядя как в глубине черной чашечки начинает помаргивать, разгораться алый волчий глаз, с нависающими на веках хлопьями пепла. Смешно! Разве воскресишь ты этим отца? Его - нет, но себя - возможно... Ну-с, поглядим, поглядим, что тут у нас интересного? Пожелтевшие листы, густо засиженные хищными грифами секретности, ордера, протоколы, нечеткие лиловатые печати на резолюциях особых троек, подписи красным карандашом... Ага, вот и фамилии... Ну точно, это то, что надо. Это точно ОН стрелял в отца на том карьере, и прострелили верхушку легкого, и забыл или поленился дострелить... Дорогой товарищ генерал! Он и ныне здравствует, и еще долго будет "да здравствовать... " И что же дальше? Ты убедилась в том, в чем и так и не сомневалась. Что теперь делать с этими бумажками? Куда их нести? Как за бугор переправить? Самое смешное, что она на самом деле никогда не имела никаких контактов с диссидентским движением. Сочувствовала - да, но ничего конкретного. Нужно связаться, видимо, с корреспондентом какого-нибудь голоса "фром оттуда", но как связаться, через кого? Эх, тетка, а о чем же и, главное, чем ты раньше думала? Планы мести надо строить не на горячих песках ненависти, а на холодных камнях рассудка, только тогда им суждено осуществиться. Даже допустим. Допустим, ей удастся слить этот компромат до тех пор, пока ее не пристрелят или совершенно случайно не переедут самосвалом. И что? Это что-то изменит? Положение товарища генерала хоть в малейшей степени пошатнется? Это даже не смешно, это просто глупо... Но ее, Стеллу, теперь все равно не пощадят. И вычислят в шесть секунд... слишком все было сделано грубо и очевидно. Да, видимо, уже и вычислили, не бином Ньютона... Уже где-то ползет по проводам угрюмая телефонограмма, мясорубка включилась, машина заработала, а уж эта машина не знает ни сбоев, ни остановок. Примем за аксиому... тебя убьют. Вопрос лишь, когда? Но это детали, как сами понимаете... А не надо было воскресать, тетка, может, тогда и не убили бы.

- Хрю! - отчетливо прозвучало за спиной. Стелла вздрогнула, судорога стиснула волчьими зубами сердце. Но спокойно, спокойно... Это просто ежевечерний Час Свиньи.

И точно, оглянувшись, Стелла увидела, как прорвав черную кисею, из зеркала в передней высунулась мохнатая свиная харя, помаргивает брусничными глазками, урчит и хрюкает благодушно:

- А что это вы тут делаете, добрые люди?

Ну, словом, по Гоголю.

- А, Марья Ивановна приехала, - сквозь зубы нелюбезно пробормотала Стелла. - Шла бы ты в жопу, а? Надоела!

Глаза хари согрелись, осветились изнутри светом уверенности в скорой и уже окончательной встрече и, взвизгнув, прощально, харя утянулась обратно в зазеркалье. Да, надо думать дьявольская смесь из одиночества, бессонницы, тоски и безнадежности, перебродив в душе, дошла до кондиции и получилась вполне приличная "шиза". Люди платят бешеные бабки, курят, нюхают, колются, то есть предаются белой смерти по-черному, а у тебя - все бесплатно. Халява, плиз... Однако, любишь халяву - люби и уксус пить. Уходит ночь, утекает, как кровь сквозь пальцы. Тень прильнула к окну, расплющила по стеклу лицо в снежных синяках и ледяных замысловатых шрамах. Тень сунулась было к хозяйке, но отпрянула в ужасе, не признала, значит. Не те глаза, у Стеллы, ох, не те. Нет того веселия. Глаза, полные пепла, без искры света, безнадежно больные, устремленные внутрь себя с какой-то усталой пристальностью... Они более всего похожи на глаза отца в последние его дни... такие же искалеченные, но не утратившие колючести. А отец шагнул из стены, молодой, черноволосый, арестантская роба, рот окровавлен, руки связаны за спиной.

- Я предупреждал тебя, - заговорил отец хриплым, угрюмым голосом, - не прикасайся к больной теме, иначе она умрет у тебя в руках. Каждый твой шаг должен быть оплачен судьбой и кровью. Право на свой крест еще нужно выстрадать!

- Кругом одни жертвы, папа! - вскричала Стелла, в тоске простирая к нему руки. - Каждый несет свой крест. А кто же тогда распинает?! Я хочу это знать! Ведь это память крови, проклятая неизлечимая память гуляет по жилам, бьет по сердцу, ведь это ты сходишь во мне с ума! Отец кивнул, улыбнулся, не согласился, ушел в стену.

От Голицына из Англии пришло письмо утром. Приползло, вернее, со вспоротым брюхом, все в кровоподтеках от перлюстраций... Что б ему дней сорок назад не прийти? Стеллу поражало, как человек, воевавший в Афгане, находит в себе силы на столь неподражаемо сентиментальные глупости? "... представляю, как сдалась ленивая лимонная осень, вывесила белые флаги, и на взмыленных черных конях в город ворвался генерал снегопад... Ты опять сидишь на подоконнике, сигарета, забытая в твоих пальцах, предается самосожжению... твое любимое одиночество гуляет по комнате, как жирный черный кот, мягко шепчущие шаги и садистки сладкое мурлыканье... Числа двадцатого мая жди... " А двадцатое - завтра, кстати. Боюсь только, Дима, ты будешь сильно разочарован... твоя подруга - давно уже не та. Как увидишь ты мои пергаментно-желтые щечки да глаза в черных кольцах, как мишени - и сразу закончатся все сантименты. Это, впрочем, даже хорошо, что он приезжает. Может, вместе они что-нибудь и придумают. Надежда погибает последней, и, значит, воскресает первой... Седой, одуванчиковый свет ночного снега, шелест шелковой сети, бьющейся об окно... Ухают стеклянные совы метели, шахматные тени мечутся на полу... Стелла спит. Снится безнадежная, безлюдная, лютая равнина. Там только волки пишут черной тушью следов на бумаге снега отчаянные письма ночному Богу... Ты, господи, засеял землю кровью, а после приказал нам, зверям: "Не убий!" На ребре горизонта раскачиваются мертвые свечи сосен, трогают небо, осыпают верхушками сахарную пудру звезд. Стелла летит над этой измученной, мрачной, забытой Богом и Бога забывшей землей, над тайгой, над бараками, над часовыми на сторожевых вышках... Полеты только во сне, Господи, на яву - только плети... Стелла спит. Тонкая алая змейка вытекает из левого уха, сползает по щеке к горлу. Кровь запекается скоро, кровь уходит не в землю, а в небо, и вместе с нею навсегда уходит проклятая, опаленная и опальная, страдальческая память.

* * *

Оранжевость тления сумрака бытия.

Фраза из четырех существительных подряд - это было первое, что произнесли мои условные уста.

Все дело в том, что сознание - это не цельный объект, а мозаический сфероид. Каждое зерно этой мозаики, как ячейка в глазу мухи, обладает своим взглядом на вещи, самосознанием, самоощущением и мнением по каждому вопросу.

Я гляжу в его колодезные зрачки, и оттуда как всегда веет адской прохладой.

- Убить тебя - не хватает жалости, а отпустить - жестокости, объясняет Великий Пан. - Я, видишь ли, не безжалостен, а просто беспощаден.

Как всегда его объяснение ничегошеньки не проясняет.

Там в высоте, на Земле, как мертвая окровавленная львица лежит осень. Ей проще - снегопад и омоет, и отпоет. А я не могу вспомнить своего лица.

- Опиши меня, - прошу я Пана.

Он навешивает на губы диагональную усмешечку - один угол темного рта надменно вздернут вверх, другой - презрительно оттянут вниз.

- Лицо изнасилованной пионерки-героини, распятой вверх ногами на дверях обкома. Мгла замороженного мужества выстлала глаза. Лицо белое, как прокладки на каждый день.

- Белое, как что?

- Узнаешь еще.

Я не могу позволить себе страха. Дай ему только сорваться с цепи, и он побежит по нервам, сосудам и чакрам, трубя в охотничий хриплый рожок.

Трудно собирать себя по кусочкам - остаются лишние детали. В душе астральная астма, ледяная лихорадочная вьюга, хмельная, холодная мята метели... Метель мутна, и небо кроет матом...

Я завтра увижу сон. Снег. Питер. Я везу санки с трупом. Вгляжусь и пойму, что везу сама себя. Это я там - с желтым ужасом вместо лица. Дайте мне только разум, и я его тотчас лишусь...

- Опиши мне свой ужас, - просит меня Пан. - Какой он?

- Ну... Как уж, пресмыкающийся в груди и высасывающий легкие. Ничего, словом, страшного.

- Хм. Рано тебя еще отпускать. Все еще поэтична. Дура, словом.

Ударили по левой щеке - подставь правую. А когда щеки закончатся?

Он улыбается мне в лицо так, словно в это лицо плюет. Потом прячет улыбку, как прячут, небрежно скомкав, прочитанное и утратившее ценность письмо.

Вот он курит, генерируя витиеватые кольца. Кольца повисают, как связки трепетных синих сушек. Но только стрелять у него сигареты - как просить у нищего взаймы. Точнее у богатого, нищие все же щедрее.

Я не могу сказать, где я, потому что само пространство вокруг не постоянно, а течет, не теряя, впрочем, жесткости. Как стальной пластилин.

Вот синее озеро, черный дом, серое небо. Или, напротив, черное небо, синий дом, серое озеро. Все может быть там, где ничего возможного нет. Есть только больные, ледяные сны.

Дома и стены помогают, особенно когда твой дом - тюрьма. Есть, по крайней мере, обо что лбом биться.

- Бился один такой, - усмехается Пан. - Бодался теленок с Буддой. Будда не отелился, а теленок дуба дал. А вот тебе буддистский коан: что думает уж на сковородке о содержании холестерина в растительном масле?

- Он видит: стоим мы двое. И думает: "Почему тот, что посередине, такой дебил?"

- Ответ достойный Аристотеля. Бездарный, словом, ответ.

Интересно наблюдать за подземными птицами. Здесь даже соколы летают по-пластунски. В том небе, к которому я привыкла, жил веселый солнечный Бог, и оно называлось "Не-Боль". На этом же сером, как пыльные кирзовые сапоги, покрывале стоит клеймо "Не-Бог". Зачем меня не дострелили?

Свинцовой черной ясностью хмелеет голова. Процесс идет. Служба спит...

- Как дела, детка-нимфетка?

- Негры говорят: "Дела, как кожа бела".

- Все шутки играешь? Не в духе чо ли?

- Не в теле, блин... Беспробудная трезвость достала.

- Всему свое пространство. Здесь нельзя. Зато ты мне нравишься нынче. Загорелая такая. Как финик. И шрам на виске, как след ящерицы на песке. Глаза только пока тебе не удались.

- Что с ними не так?

- Никакие. Цвета дохлой птички. И взгляд. Его не уловишь. Легче ртуть удержать в ладонях.

- Не надоело за мной следить?

- Шоу визионеров должно продолжаться вечно. Человека всегда будут проверять на вшивость.

- А вшей - на человечность?

Нужно попробовать не спать в царстве вечного сна. Все равно всегда эти сны кончаются одинаково: свистящая безнадежность рассекает скальпелем сердцем, пробуждаюсь в холодном поту и горячих соплях. Противно...

- Да, рыцари пиджака и пистолета хорошо над тобой поработали.

- Рыцари бачка из туалета, - возражаю я.

- Из сортира.

- Какая разница?

- Узнаешь еще.

Ну-ну. Скверное у меня было будущее, зато теперь будет славное прошлое.

Интернет. Это забавно, оказывается. Особенно когда канал восемь гиг в секунду. Оказывается, вверху на Земле прошло тринадцать лет. Девяносто девятый год. Оказывается, мой бессмертный приговор пересмотрен. Он найден слишком нежным.

- Ну что, куколка, растишь в себе бабочку Психею? Пожелания есть?

- Хочу отца увидеть.

- Невозможного требуешь.

- Естественно. Все остальное я возьму сама.

Интересно, когда из спины испарятся воспоминания цинкового стола в морге? Тогда меня навсегда оставила часть моего существа, отвечающая за привычку марать снег бумаги птичьими следами стихов. Снег бел и чист всегда. Грязь на нем - лишь с наших ног.

- Мягкость и гибкость побеждают силу и зло.

- Давай не будем про "Будосесинсю". В России пуля - Гуру.

Пустыня, подернутая рубчатой рябью зноя. Из ребра горизонта диванными пружинами выпрыгивают гнутые смерчи. Они пиявками присасываются к небу, и их трубчатые тела сладостно подрагивают от тока небесной крови... Опять туда?

- Глас водку пьющего в пустыне? Не портьте путь Господу? Знаешь, Голицын твой давеча забавные хокку сочинил:

Ночью кошмарные сны,

Днем бессонный кошмар.

Как же саке мне не пить?

- К чему это ты?

- Скоро покинешь ты свою минус вторую родину. Кончается мрачный праздник смерти, начинается светлая гибель жизни, родная до боли и больная до родства...

- На каких условиях?

- Отработаешь на меня по контракту. Рада?

- Нет. Подозреваю, что это не свет в конце тоннеля, а тоннель к концу света.

- Выбор за тобой.

Чувствую себя буридановой ослицей, которой предстоит принять соломоново решение, то есть разорваться пополам.

- Как я на землю попаду?

- А погрузишься в транс - так и поедешь.

Транс - не лучшее транспортное средство, но быстрейшее. Вперед ногами через пьяное небо, обложенное тлеющими облаками.

Черно-желтое тигриное пламя заката. Лучусь, лечу фанерой над Парижем. Столик в бистро. Круассаны. Мраморно-гладкий шелк тента над моей головой наливается вечерним румянцем. Глаза отвыкли от тоски и муки красоты, в результате я пью кофе со слезой. Всем рекомендую, кстати.

Закат сменил янтарь на киноварь, на желтом пергаменте его вспотели кровяные прожилки.

Весь мир - Монмартр, и люди в нем - фиалки, и жизнь грустна и прелестна, и все вокруг - ужас до чего французы.

Потекла, потекла марганцовка по небу, воздух поёт тягуче и тонко. Сиреневая саранча вечера прыгает по крышам, слетаясь к химерам Нотр Дама. И зачем мне знать, что Гусинского с Березовским скоро подвинут, а капитал не терпит пустоты, и денежки потекут в дырочку? Это нужно Пану. Он хозяин безвыходного положения. Командовать пожаром будет он. Его дело - потрясение основ, брожение умов, оскудение житниц, пролитие крови и другие развлечения сильных не от мира сего.

Но вот, сладостно поскрипывая амортизаторами и самоварно сверкая, причаливает к обочине возле бистро роскошный "Бентли" цвета "брызги мочи". Выщелкивают крылышки дверец, неспешно выползают секьюрити, и, наконец, вылупляется из сумрака салона сам мой фигурант - господин Николас. Пан утверждал, что он набожен до ужаса, однако он отнюдь не торопится в собор Сакре-Кер, а уверенно катится прямо на мой столик. Очевидно, он решил, что круассаны стоят мессы.

Забавен, забавен просто до озноба. Рыжебородый бильярдный шар, затянутый в тривиальный траур фрака. Глазки его, поблескивая, с какой-то ленивой, снисходительной похотью щупали мои телесные совершенства. Подожди, Шарик, сейчас твоему величавому благодушию настанет оперативный абзац...

Я уже давно за соседним столиком обнаружила того, кто мне нужен. Он был настолько неприметен, что не приметить его было просто невозможно. Такой юноша бледный с взором протухшим. Вечный студент Сорбонны по виду. Он уныло посасывал малахитовый абсент из высоко бокала, почитывал свежий номер "La Figaro", поглядывал по сторонам рассеянно ничего не выражающими, влажными, как французский поцелуй глазами... И я знала, что сейчас он преобразится и потянет из внутреннего кармана "Беретту" с глушителем.

Но я уже на линии стрельбы, и очень удачно ловлю пулю левым предплечьем. Она уходит навылет, никого не задев. В принципе, ничего опасного, зато кровищи - море, а это всегда впечатляет. Опоздавшие секьюрити исступленно делали из стрелка вафельное полотенце, и я решила, что это самый удобный момент для потери сознания со всеми приличествующими обстоятельствам эффектами: с заламыванием рук, подкашиванием ног и непременным жалобным полувсхлипом, полустоном.

Очнулась я через сутки вся в бинтах как в шелках в некой богадельне с медицинским уклоном. Не знаю, что это было - то ли монастырь святых кармелиток, то ли приют для брошенных домашних животных. Обстановка в палате, больше, впрочем, напоминающей келью, была удручающе правильной. Никаких излишеств: ни ТВ, ни радио, ни прессы. Лежи, сволочь, и лечись. Снаружи смотреть тоже было не на что - трехстворчатые высокие окна выходили в тусклый, бессолнечный и совершенно беззвучный сад. Все так благостно, постно, чинно, пристойно. Хоть бы один глоток несвежего воздуха... Утешало лишь то, что пальцы на левой руке шевелились исправно, а это означало, что никакие нервные центры не задеты.

А на следующее утро мое угрюмое возвращение к жизни господин Николас немедленно приветствовал торжественным предложением руки и сердца.

- Лучше уж реку и солнце, - пробормотала я сквозь зубы, - и подальше из этого склепа...

- Просите, чего хотите. Я обязан вам жизнью.

Ну, допустим, не мне, а Пану, который видит некий интерес в этом финансовом магнате. Впрочем, мне это все по револьверному барабану. Я только отрабатываю свой номер за свой метафизический компот... И по совковой привычке работаю с превышением обязательств. Пан даже и предположить не мог, что мне удастся подобраться к Николасу так близко. Он вообще был невысокого мнения о моих бойцовских качествах. "Воин из тебя - как из граблей педаль", - так он выразился по этому поводу. Тем не менее, моя тактика коварной откровенности оказалась успешной. Я сразу заявила Николасу с ангельской наглостью:

- Прошлое у меня темное, настоящее туманное, а будущее - зияющее. Ни денег, ни документов, ни биографии при мне не имеется.

Через месяц у меня было и то, и другое, и третье, плюс прелестный особнячок в предместьях Праги. В моем веденье оказались все самые щекотливые, пикантные, а, порой, и просто полукриминальные дела корпорации Ника. Мы с ним перешли на "ты", звали друг друга только по имени. Имя мне, кстати, придумали приятное для моего слуха - Алиса. Пусть так. Любимая героиня детства, печальная странница по земляничным полянам зазеркалья.

Таким образом, я достаточно удачно вписалась во все виражи враждебной реальности и единственное, от чего мне никак не удавалось избавиться, так это от собственных безысходных снов. Особенно тягостны были сны на грани рассвета, в те мгновения, когда полутьма, шелестя, меняется одеждами с полусветом. Продрогший, вкрадчивый шепот копошащегося за окнами дождя просачивается через стекла, вливается в уши соком белены, и видится мне всегда одно и тоже. Убогая церквушка, утреннее, хмурое одиночество храма, сумрачно слезящиеся свечи... Батюшка машет кадилом... О моей ли заблудшей в мутных облаках душе молитва его? Сладко, сладко пахнет ледяной ладан тоски, и в церкви начинается дождь. Сыплются с потолка прозрачные ножи на хрустяще-хрустальных нитях... Дождю хоть есть куда пойти, а мне?

Эту однообразную муку нарушали лишь появления Пана, которые он называл "визиты невежливости". В одно из таких явлений, он, расправив черные крылья своей сутаны-кимоно, молвил веско:

- Скоро ты отправишься в град взрывающихся домов.

- В Москву, стало быть? Чудненько.

- Надо же, - проговорил Пан с некоторым изумлением. - Так спокойно реагируешь. Что значит школа.

- Ага. Пусть даже школа для дебилов.

- Ну-ну. Опять шутки играешь?

И он начинает втягиваться в пространство, словно его всасывает в окно невидимый небесный пылесос. Смотрю ему вслед, в безрадостное небо, желто-серое и смятое, как несвежие простыни. В тучах вдруг прорезается прорубь с чистейшей артезианской голубизной, и черным голубем в ней тонет Пан.

Значит, снова мне туда, в страну с несбыточным прошлым и безвозвратным будущим. Как хорошо, что мне вовремя промыли мозги кровью, и проклятое провидческое начало во мне угасло навсегда. Ничего не хочу знать об этом грёбаном грядущем.

- Ты просто прячешь голову в промежность, - издевательски скалится Пан. - Мироощущение и миропонимание определяются не опытом прошлого, опытом пережитого, а опытом будущего, опытом предстоящего. Свое прошлое ты можешь, взяв себя в руки, взять под контроль, а будущее - нет. Лишь бесконтрольная сила имеет творящую природу.

- Что-то ты мудровато маракуешь предмет, Великий.

- Нисколько. Все просто. Предчувствие ценнее чувства. Оно расходится в бесконечности, а чувство стремится к нулю.

- Не знаю. Предчувствия хорошими не бывают... Твоя картина мира грустна и грязна.

- Ты по-прежнему слаба в казуистике. Сколько, по-твоему, ангелов может уместиться на конце иглы?

- Ровно столько, сколько верблюдов можно провести через ее ушко.

Очень часто подобные возвышенно-бессмысленные диспуты мы с ним ведем, поместившись на подоконнике кухни в новой моей квартире на Кутузовском.

Весна, и сумерки соком черной смородины растекаются по небу. Потом сверкает в высоте, через небо пробегает ослепительная изумрудная ящерица, в проем окна начинает хлестать предчувствие грозы, более ценное, нежели само чувство. Спасаясь от духоты, мы с Паном отправляемся плавать в территориальных водах сопредельных государств. Адреналиновые ванны. Стремительные, волнообразно-черные тени дельфинов сопровождают меня, а беззвучная подводная тьма расцветает пузырящимися кустами - это пули вспарывают брюхо океану. Иду ко дну вперед головой, как копье. Даже пуля под водой нимфу не догонит... Кровяная, огненная бомба набухает в легких. Держусь до последнего, потом вылетаю на поверхность с выпученными глазами. И здесь гроза, гроза. Аспидный парус небес то и дело распарывается пополам, и в прореху льется ледяное золото молний, призрачно-бронзовый небесный огонь...

В свободное от подводных процедур время хожу в присутствие. Теперь я играю роль эмиссара Николаса в московском медиа-холдинге "Лифт" - тут уж язык неудержимо хочет прибавить банальное "... на эшафот". Замечательное здание из зеркального стекла в стиле "новорусского классицизма". Больше всего оно напоминало мне сверкающий скворечник, лихо сколоченный растущею не из того места рукой.

Не буду врать - я поначалу сильно тяготилась странной своей ролью генерального менеджера каманчей, но с Паном не поспоришь.

Между тем, сей Эдем богемы должен был бы по идее являться интереснейшим местом. Глянцевый журнал для мужчин, FM-радиостанция, три ежедневные газеты, дециметровый телеканал и информационно-аналитический Интернет-портал. И это все под одной крышей. Скука смертная. Поговорить по-человечески не с кем. Сплошные криэйторы вокруг. Не знаю, быть может это говорит моя врожденная стервозность, но меня не покидает мерзкое чувство, что все их творческие приемы я нечувствительно превзошла еще на первом курсе института. Пафос пошлятина, ирония - алиби остроумия, цинизм - единственно верный взгляд на вещи, и стёб, стёб - превыше всего. Этот стёб у нас песней зовется... Никто из этих творцов информационной вселенной уже не мыслил свободы в отрыве от сытости. Три кита, три "К": комфорт, комильфо, конформизм. "Интеллигенция гавно нации"? Куда там... Счастлива была бы нация, у которой даже гавно интеллигентно...

А народ безмолвствует все громче. И никто его не зовет ни к топору, ни к трепету.

- А что тебе до народа? - прищурившись, вопрошает Пан и выползает из монитора, как Хоттабыч из лампы. - Быдло определяет сознание. Так всегда было.

- Такое сознание хуже небытия.

- Хуже небытия может быть только бытие.

- У тебя ко мне дело? - невежливо прерываю я.

- Да. Что ты можешь сказать о своем заместителе?

- Анатолий Михалыч? Бывший гэбист. "Экс-гебеционист" как теперь говорят. Слегка фразёр, чуть-чуть позёр и полный пидор.

- В каком смысле?

- В прямом. Педрила. Может, даже педофил.

- Да, забавные у тебя коллеги...

- Не волнуйся. Я ни с кем не сближаюсь ближе, чем на расстояние пощёчины.

- А вот это напрасно. Бери пример с Лизоньки. Где кобылка, там и кобельки.

А вот тут я с ним совершенно согласна. Лизонька, моя секретарша, действительно, девушка замечательная во всех отношениях. Во-первых, она живет по квантовым законам, то есть обладает способностью "расплывания в пространстве". Я как-то наблюдала за ней и пришла к выводу, что у нее на самом деле, без всяких аллегорий десять рук. Вот одной она стучит по "клаве", второй отправляет факс, третьей отвечает по мобиле, четвертой заваривает кофе, пятой вставляет диск в CD-player, а остальные пять использует на личные нужды вроде подкраски губ и век. У меня начинает пестрить в глазах, и я поневоле отворачиваюсь. Девушка-динамит.

Во-вторых, Лизонька - девушка интересной, даже трагичной судьбы. Дело в том, что, начиная с пубертатного периода и лет до двадцати, она отдавала предпочтение утехам лесбийской любви. И вдруг увидела в каком-то боевике Бандераса... И все. Ударил бабе мачо в голову. И теперь больше всего ее терзает, что лучшие годы ушли, и весь прыщавый пыл тинейджерского секса был потрачен не на то. Бедная Лиза. Не у тех лизала.

В-третьих, слушать Лизоньку - это... Вот она, пав животом на стол и грациозно отклячив крупный круп, роняет в телефонную трубку черные жемчужины:

- Не, Ленка, в постели он классный... Детородный орган у него - прямо убийственный... Ага. И всегда столбиком стоит, как сурок в степи. Не, но он понтуется, канешна... Я типа чисто реально правильный конкретный пацан... Меня вчера шлюхи с рэдиссона так звали, так звали... Ага. А я ему говорю: "Зачем тебе шлюхи? Тебе что, среди порядочных женщин блядей мало?"...

- Все-таки нужно хотя бы иногда выходить в свет, - увещевал меня искусительный Пан, - иначе твое отшельничество вкупе с твоею внешностью может вызвать толки о твоих ненормальных наклонностях. А это никому ненужно. Ни тебе, ни Николасу, ни мне. Надо, надо тусоваться по утрам и вечерам.

- Где тусоваться? Я слабо ориентируюсь в вопросе.

- Ну, в казино сходи, например. В "Golden Palace". Вот уж где ты точно совместишь приятное с полезным в самой извращенной форме.

Сходила. Вздумалось козлику, стало быть, в лес погуляти. Почему нет? Дело-то хорошее. Да только я забыла, что в чудные майские ночи утопленницам везет по-особенному...

Михалыч эффектно подвез меня, облаченную в вечернее платье от Ханае Мори, на трехдверном "Линкольне" прямо к дверям заведенья. И в этих дверях я лоб в лоб столкнулась с Голицыным. Не знаю, чего я испугалась больше: что он меня узнает или что не узнает? Впрочем, он вообще не обратил на меня никакого внимания. Все его существо было поглощено висящей у него на руке Лолитой... Да, она была хороша. Хороша настолько, что, сколько я ни стимулировала в себе ненависть, не смогла симулировать и легкой неприязни. В конце концов, она-то в чем виновата?

В смысле женщин вкус у Голицына был всегда, тут надо отдать ему должное. Недолжное, я так полагаю, он и сам возьмет...

Но было в лице этой девочки что-то, что испугало меня куда серьезнее. Не могу выразить... Красота ее была какой-то безжалостно-обжигающей. По крайней мере, ощущения у меня остались именно как после ожога сетчатки. Отчего-то показалось мне еще, что я вижу саму себя времен восьмидесятых. Ничего хорошего не сулят такие видения...

Что ж, погулял, стало быть, козлик. Облом рогов и отброс копыт...

Непонятно почему, но к моим литературным экзерсисам Пан относится достаточно благосклонно. Как-то попыталась я бросить это тухлое занятие, так он взвился:

- Ты что?! Ни в коем случае не бросай!

- Я пишу в стол, а это все равно, что в гроб.

- Ну уж одного-то читателя я тебе точно гарантирую. А где один, там и до сотни тысяч недалече.

- Брось. Неужели ты полагаешь, что современного человека сможет расшевелить и растрогать весь этот бред? Кому вообще сейчас нужна кровоточащая вязь словесных кружев? Народ прётся не по Прусту, а по Пелевину с Сорокиным.

- Вам не дано предугадать, как слово ваше отзовется. А мне дано. Отзовется, не сомневайся.

И чтобы как-то удержать меня на графоманской скорбной стезе, он стал требовать от меня отчетов о проделанной работе в художественной форме.

- Зачем тебе эти отчеты?

- Отчеты зачем? Ты меня изумляешь... Для отчетности.

Образец такого "творчества" прилагаю. На всякий случай. Быть может, и вправду прочтет все это когда-нибудь кто-нибудь где-нибудь.

"Отчет о вербовке гражданина Папина В.С. методами полного подчинения сознания. Драма".

Фасад фешенебельного ресторана. Из сверкающего и круто навороченного "Шевроле Блэйзер" вываливается образцово-показательный НР Витя Папин: классические, с пряжками, темные ботинки "Джон Лоб" ($ 1000) с пожизненной гарантией, темный, в цвет туфель деловой костюм от "Бриони" ($ 3000), белую рубашку "Китон" ($ 300) изысканно оттеняет галстук из тяжелого, плотного шелка, завязанный консервативным средним узлом ("Данхилл", $ 200), с манжет радужными лучами брызгают запонки ($ 300), кровавой, рубиновой росой искрится зажим для галстука ($ 280), из нагрудного кармашка пиджака игриво выглядывает уголок шелкового платочка ($ 60), и там же присутствует непременный "Паркер" ($ 1500). На запястье левой руки золотисто поблескивают швейцарские часы "Патек Филипп" (от $ 15.000).

Витя, рассекая волны, расталкивая локтями пространство, двигается прямо на Нику. Ника - девушка с внешностью и сложением топ-модели, но одетая весьма скромненько - в панковских джинсиках - с "запилом", бахромой, с отпоротым на фиг поясом и карманами, с "рваными" разрезами, скрепленными английскими булавками, - не успевает увернуться от дружеских объятий.

Витя: Ника! Ласточка!

Ника: Привет, Витя. Ласточка давно склеила ласты.

Витя: Слушай! Сто лет тебя не видел! Ты вообще как? Типа в порядке?

Ника: Ну да. Типа в порядке бреда. А ты, я вижу, процветаешь и благоухаешь...

Витя: Как тебе сказать... В пошлой роскоши не живу, но мне ее заменяет роскошная пошлость. Слушай, пойдем! Тут есть прелестный итальянский ресторанчик. Отобедаем.

Ника: Ну-ну. Гнуть пальцы - это такая разновидность широкого жеста?

Витя: Пойдем, пойдем. Типа угощаю.

Интерьер ресторана. В зале славно, уютно, тихо и сумеречно. Лишь возникший в стиле английских привидений официант испортил идиллическую картинку. Это юноша бледный с взором угасшим. Прозрачные, как презервативы, глаза и лицо, лишенное какого-либо выражения.

Витя (читая меню): Так... Что ты хочешь, ласточка?

Ника: Я хочу все!

Витя: Ты все-таки сформулируй. На, полистай (протягивает Нике меню).

Ника: Зачем? Я уж как-нибудь так. Ты, э... вот что, голубчик, организуй нам закусочку... э... авокадо Гамберти, креветки на гриле, Прошуто Мелоне, Вонголе ... И еще Тортелини "Норчия", лазанью мясную ... Ну мясо, значит... говяжьи медальоны с сыром "Горганзолла", свинину с грибами, томатным соусом и сыром "Моцарелла" ... коньяк "Деламени ", один коктейль для меня - "Лонг Айленд" ... Текиллу "Сауза Голд" ... Бутылочку красного "Брунелло ди Монтальчино и белого "Радичи Фиано ди Авеллино Бьянко"... Ну и пачку "Вог" для меня... Действуй, голубчик... (провожает взглядом удаляющегося официанта) М-да... Племя младое, незнакомое... незнакомое ни с чем. Им все равно, что Мопассан, что мудазвон.

Витя: Однако, ласточка! Ты у них что, в завсегдатаях?

Ника: С ума сошел! Откуда деньги? Это я так... Чисто теоретически.

Витя: Стоит только встретиться двум интеллигентным людям, как сразу начинается базар про деньги. Как будто больше не о чем.

Ника: Можно еще про терроризм поговорить. Тоже приятная тема.

Появляются три официанта, и начинается таинство сервировки стола.

Витя: С чего начнем?

Ника: Коньяк, конечно.

Витя: За что выпьем?

Ника: Ну, давай за удачу. А то моя Фортуна точно наглоталась колёс...

Они выпивают и начинается трапеза с регулярными возлияниями.

Витя: Вот ты говоришь "деньги".

Ника: Я говорю?

Витя: Хорошо, я говорю. Если хочешь знать, бабло это поганое - вообще инопланетное изобретение.

Ника: Шутишь?

Витя: Почему? Смотри: легкие, компактные, легко переводятся в электронную форму и уводятся в виртуал. Так?

Ника: Допустим.

Витя: Легче всего на чем они делаются? Наркота, порнота и оружие. Короче на пороках и низменных страстях.

Ника: И что?

Витя: А то. При этом они легко отмываются. От самых кровавых соплей.

Ника: Не знаю, не знаю... "Отмытые деньги" звучит как "пастеризованное дерьмо".

Витя: Подожди. Обращаются по принципу порочного круга и круговой поруки. Нет, без базара: деньги - слуги царства абсурда на земле! Нарезанная липкая бумага с херовеньким рисунком. Ни съесть, ни выпить, ни потрахаться. А какую власть имеют! Талант там типа, интеллект - не купишь, да. Зато носителей - плиз. С потрохами. И посадить на цепь возле кормушки, сделать рабами, дрочащими на своего господина!

Ника: Хорошо, инопланетяне-то тут при чем?

Витя: При том. Время - деньги, так? Вот поэтому ничему вечному на земле места нет. Поэтому мы только про них и базарим. А кому выгодно, чтобы мы сидели в жопе Галактики и никогда не поднялись? Не согласна?

Ника: Нет.

Витя: Почему?

Ника: Потому что это бредни сивого Мерлина.

Витя: Обоснуй.

Ника: Что там обосновывать? То, что больше всего зла заключено в материальных благах - также верно, как то, что я уже не девушка. И что с того? Все равно деньги - это наше все. И тот, кто с баксом по жизни шагает, прошагает и дольше, и дальше.

Витя: Ну нах, дольше!

Ника: Хорошо, не дольше, но лучше.

Витя: Ладно, ладно. Мои слова воняют банальностью, как сраный бесплатный толчок на провинциальном вокзале. Ладно...Но, блин, подруга, банальность - это истина, избитая за правду. Просекаешь?

Ника: Попробуй лучше вино. Золотая солнечная кровь тосканской лозы... М-м-м...

Витя: Кровь кислой быть не может. Точно тебе говорю.

Ника: Ай, брось... Ты так разоряешься, потому что сам пока еще не разорился. По себе знаю. У меня тоже легко на душе, когда тяжело на кармане. Моя природа не терпит пустоты в кошельке, а вот когда в нем шуршит, тогда в душе поет свирель, и тоже тянет пофилософствовать.

Витя: А почему ты решила, что я еще не разорился?

Ника: А что, это неверное решение?

Витя: Жизнь, она знаешь, перепончатая.

Ника: Как это?

Витя: Перепонтуешься - и в тару. Навеки, блин.

Ника: Ё, извините, твоё! Я вижу парадоксальность сложившейся ситуации в том, что она вообще сложилась... Ты при делах, при бобинах, молод, и типа красив. Ни пилящих детей, ни сопливой жены. Что ты ноешь-то? С таким счастьем - и на свободе! С такой свободой - и несчастен!

Витя: Да... Так уж сложилось, что ни хрена не сложилось.

Ника: Не было бы счастья, да деньги помогли... Все у тебя будет нормально. Уверена.

Витя: Фигня это... Жизнь - игра, только не мы играем, а играют нами. Поэтому выиграть невозможно.

Ника: Бывает еще и боевая ничья. Можно, знаешь, и с волками жить, и по-птичьи петь.

Витя: Можно. Только недолго. Бог создал людей неравными, а потом явился мистер Кольт и уравнял всех в правах.

Ника: Ни хрена не уравнял. Культ Кольта ничего не решает. Все равно в выигрыше при всех раскладах остается настоящий индеец - такой, знаешь, всегда стреляющий последним, бронежопый Зоркий Сокол и Быстроногий Козел.

Витя: За что и выпьем.

Ника: А ты где вообще свою капусту садишь, Гораций? Все торгашествуешь?

Витя: Нет. Укатали Сивку крутые урки.

Ника: Чем же ты занимаешься?

Витя: Ну... Пиар фильтрую типа. Политтехнологии.

Ника: Опаньки! Ну дела... Свинья везде политику найдет... Шучу, конечно. Я в том смысле, что никогда бы не подумала про тебя такое. И как же ты называешься?

Витя: Охренительно называюсь. "Агентство новых политтехнологий при Фонде развития демократических институтов".

Ника: М-да... Это ж "брэнд собачий".

Витя: А мне нравится. Дело, конечно, грязное, но работа непыльная.

Ника: Дела... А ты меня к себе возьми. Я ведь тоже когда-то пиарилась.

Витя: А что ты можешь?

Ника: Все могу. Могу делать лого, слоганы стругать...

Витя: Давай. Для моей конторы сочини что-нибудь. А то мы сапожники без сапог.

Ника: Вот так с ходу? Хм... Ну смотри. Черный круг в сером квадрате а ля "Черный квадрат" Малевича. И подпись "Черный пи ар в квадрате".

Витя: А, это типа площадь круга - пи ар в квадрате?

Ника: Ну да.

Витя: Класс. Толковка у тебя соображает. За это стоит выпить.

Ника: Так ты меня берешь?

Витя: А то! Думаю, шеф возражать не будет.

Ника: А кто у вас шеф?

Витя: А... Настоящий политик. Патриот хренов. Я, говорит, научу вас, сукины дети, как Родину-мать любить!

Ника: Прямо душка.

Витя: Не говори...Я тебе визитку оставлю. Завтра же где-нибудь стукнемся и порешаем. Если, конечно, ты грязной работы не боишься.

Ника: Ты же сказал, что она непыльная.

Витя: Это не мешает ей оставаться грязной.

Ника: Витя, Витя,

И рыбку съесть,

И капитал приобрести,

И на хрен сесть,

И невинность соблюсти

еще никому не удавалось. Ничего я не боюсь.

Витя: О'кей. Куда тебя доставить, ласточка?

Ника: Не, не, Витя, thank. Я сама доберусь. Ты мне визиточку...

Витя: Ах, да. Держи. Смотри, завтра жду от тебя звонка!

Ника одна возле входа в ресторан. Слышен звук вызова мобильного телефона.

Ника: Да... Да ... Да, все подписывайте, все покупаем... Я сама решу, на что мне это агентство... Да, встретила старых друзей... Мир тесен, и даже слишком. Я, например, в нем задыхаюсь... Все, пока.

* * *

Были, конечно, и другие отчеты, выписанные тщательнее, не столь размашисто-небрежным слогом, но я оставляю именно этот, поскольку Вите предстояло сыграть в дальнейшем некоторую роль в моей судьбе.

Дело в том, что до своего выезда в свет, кончившегося столь блистательным фиаско, я жила как-то по инерции, летела под уклон без тормозов, стараясь вообще ни о чем не задумываться. Например, о том, что на самом-то деле я вовсе не живу. Я мертва. Меня убили тринадцать лет назад, и с полным основанием я могу считать все происходящее не отблесками реальности, а предсмертными видениями в моем умирающем мозгу. Я читала, что такое возможно. За какие-то мгновения человек успевает увидеть целую жизнь, полную захватывающих событий и приключений. Но после столкновения с Голицыным в дверях казино такой огненный дикобраз свил гнездо в моем сердце, что сомневаться не приходилось: я жива. Не может труп, даже гальванизированный или зомбированный, мучиться так беспросветно. Я жива, а, значит, и забыта, и нелюбима, а, быть может, никогда и не была любима.

Через неделю таких нелепых до безумия мучений, утром, в дверь моего кабинета постучали.

- Войдите! - крикнула я охрипшим с бодуна голосом. Не буду скрывать, всю неделю я пила со страдальческой сосредоточенностью, не отвлекаясь на пустяки.

Это как раз Витя оказался. Только повел он себя странно: не вломился с обычной своей непринужденностью хозяина вселенной, а застрял на пороге, обернулся и окинул коридор встревоженным взором.

- Что случилось? - спросила я. - Проходи, присаживайся.

- Я пришел к тебе с проблемой, - заявил Витя, тяжко падая в кресло.

- Хорошо, что не с приветом.

- Чего?

- Стихи такие есть: "Я пришел к тебе с приветом"... Расслабься. Шучу я.

- А мне вот не до шуток, - огрызнулся Витя.

- Ты не дергайся, а обрисуй свою беду конкретно. Я помогу, ты же знаешь.

- В том-то и дело, что беда не моя.

- А чья?

- Понимаешь, ты женщина крутая, авторитеты тебя уважают...

- Ну-ну, Витя, - обрываю я его нетерпеливо, - это ты, положим, загнул. Ты разогни и ближе к теме излагай.

- Есть у меня один как бы друг...

- "Как бы" или друг?

- Ну друг... Мы раньше работали вместе. Он для меня очень много сделал чего хорошего... Так вот, мне стало известно, что его собираются грохнуть...

- Витя, ты взрослый мужик. Что за сказки ты мне чертишь? Какой друг, кто таков, откуда, звать как? Кто тебе инфу слил?

- Димой звать. Дима Голицын. А инфу не сливал никто, сам вчера услышал случайно.

- Где услышал?

- В сауне нашей парились, вот там Михалыч и сболтнул.

- Ну-ну. Птица Говорун, блин... Так и чего же ты хочешь, Витя?

- Предотвратить, ясен пень. Я понимаю, что он тебе никто и звать никак, но... Помоги. А я в долгу не останусь. Буду тебе воду мыть и ноги пить...

Однако. Он действительно взволнован: даже не заметил, как оговорился.

- Хорошо. Я помогу. Дыши ровно, Витя, все будет правильно...

Через пятнадцать минут я веду задушевную беседу со своим заместителем.

- Жизнь - это такая штука, Ника Евгеньевна, - разглагольствует он, благодушно скалясь, - к ней надо походить как-то сбоку...

Нить беседы мною уже утрачена давно, я и не пытаюсь вникнуть в смысл его слов. Я просто подхожу к сейфу, набираю код и открываю бронированную дверь.

- Здесь примерно пятьсот тысяч баксов, - замечаю я небрежно.

Михалыч изумляется и делает бровь птичкой.

- Я знаю, сколько там.

- Это все может стать твоим. Здесь и сейчас. Без расписок и обязательств.

- В самом деле? А что взамен? Объяснитесь, Ника Евгеньевна.

- Охотно.

И я объясняю, что, собственно, мне от него нужно.

Михалыч впадает в угрюмую задумчивость, барабанит по столу пальцами, сверкая перстнями. Он прекрасно понимает, что за излишнюю разговорчивость могут запросто и башку свинтить, но я играю наверняка.

И я выигрываю, конечно, но, кажется, это пиррова победа... Я гляжу на часы. Остается тринадцать минут с копейками. Мне никак не успеть. И я набираю на мобиле тринадцатизначный секретный номер Пана. Мы условились, что звонить по нему я буду только в случае крайней, прямо-таки смертельной необходимости.

- Алло, Пан, - выстреливаю я без предисловий, - я не спрашивала тебя: я умею летать?

- А почему ты спрашиваешь об этом меня? - отзывается труба спокойнейшим голосом. - Ты себя спроси.

Но времени на расспросы самой себя у меня уже не остается. Я разбегаюсь и черной свечкой ухожу с подоконника в ослепительную прорубь небес.

Ответ оказался положительным. По-видимому, умею. В конце концов, падать умеют все, для такого умения много ума не требуется. А что есть полет как ни управляемое падение?

В начале мне было трудно ориентироваться, и дыхание прерывалось и рвалось, как паутина. Москва с высоты птичьего помёта виделась мне не ясно, сквозь туман навернувшихся слёз. Я проплыла над зеленой лужицей Лужников, заложила вираж над шахматным тортом Кремля, и, выровнявшись, пошла над синей аортой Москвы-реки. Вот, наконец, подо мной рафинадные кубики спальных районов, голицынская шестнадцатиэтажка, и метрах в пятидесяти от его подъезда что-то загадочно поблескивает в кустах. Нет, это не оптический обман, это оптический прицел. И Голицын выходит из подъезда. Мне даже кажется, что я вижу его знаменитую, замечательную улыбку Дениса Давыдова...

Палец киллера уже лег на спусковой крючок, когда я, рухнув на него сверху лезвием гильотины, вцепилась в его воротник и взмыла ввысь, унося собой тело, как коршун, когтящий цыпленка.

Киллер успел все-таки выстрелить, но пуля ушла вверх, и Голицына не задела. Бездыханное, сломленное шоком тело я оставила в зарослях в лесопарковой полосе. Даже если он и очухается, лучшим выходом для него станет суицид.

Но оставался еще заказчик в офисе на Рублёвском шоссе, и мне предстояло сыграть с ним в детскую игру "шпагоглотатель". Впрочем, об этом мне писать не хочется, тем более что пребывание моё в Москве сделалось достаточно...

* * *

На этом обрывались записки сумасшедшей охотницы.

По прочтении Голицын чувствовал себя так, словно на голову ему нахлобучили ледяной рыцарский шлем с острейшими шипами, направленными вовнутрь. Никаких безобразных всплесков интеллекта, абсолютная умственная импотенция. Между тем, нужно было осмыслить все прочитанное и хоть как-то определиться со своим к нему отношением. На самом ли деле это настоящий дневник, и в нем отражены какие-то реальные события, или так просто, художественное произведение, изысканно-болезненный пост-модернистский излом?

Но тут же Голицын вспомнил то весеннее утро, когда у него над головой по-собачьи завизжала пуля, срикошетив от бетонной стены. Вслед за этим прилетело и другое воспоминание - о загадочном исчезновении некоего большого босса, акулы бешеной, монстра черных PR-технологий... И офис точно, был на Рублёвке. Голицын несколько раз неприятно пересекался с этим типом по бизнесу, но не так чтобы уж фатально, до полного конфронте. Так ему казалось. Неправильно, значит, казалось...

Голицын попробовал прибегнуть к средствам традиционной медицины, проще говоря, отправился на кухню, вытащил из бара в холодильнике початую бутылку "Абсолюта" и накатил прямо из горлышка грамм триста без закуски. И что интересно - "Абсолют" не помог абсолютно! Никакого опьянения он не ощутил, была только сильнейшая злость, причем непонятно к чему или к кому относящаяся.

С некоторым брезгливым интересом разглядывал Голицын собственную физиономию в зеркале в прихожей. Восковая маска с черными дырками вместо глаз. Похоже на пулевые отверстия в белой стене... М-да. Знаменитая улыбка Дениса Давыдова...

Очень не хотелось шуршать пеплом прошедшего, но это необходимо было сделать. И Голицын набрал номер Сержика на мобиле.

После минуты ничего незначащих дежурных приветствий Сержик, наконец, допёр, кто ему звонит.

- Димон, ты что ли?! - заорал Сержик, как бегемот на случке. - Ну, причитается с тебя, брателло!

- Почему причитается?

- Я же тебя не узнал. Значит, богатым будешь.

- А-а... Слушай, у тебя нет желания встретиться в неслужебной обстановке? Поболтаем. Пивка накатим. Помнишь наше кафе?

- Э, ну ты вспомнил. В нашем кафе давно уже не наш суши-бар.

- Какая разница? Все равно посидеть можно.

- Не возражаю. Во сколько?

- Давай часам к девяти подъезжай. Тебе удобно будет?

- Никаких проблем.

Банальные подробности встречи а ля "бойцы вспоминают минувшие дни" можно опустить, тем более что главный разговор состоялся на скамейке в парке, на которой расположились Голицын и Сержик, дабы вкусить сладостного сигаретного дыма.

- Ну и как тебе в структурах? - осторожно расспрашивал Голицын

- Поначалу было сложно, потом ничего. Старшие товарищи быстро заморозили мне голову, разогрели сердце и вымыли руки... А ты? Все так же путаешь божий дар с пиаром?

- Нет. Это стало слишком опасным.

- Опасным? Почему?

- Потому что к штыку приравняли пиар... Ладно, все это вздор. У меня знаешь, какая мечта есть? Хочу всех наших собрать, все наше тайное братство невольных бетонщиков...

- О, ты не забыл! - умиленно изумился Сержик, и голос его завибрировал. Интересное зрелище, право: фээсбэшник, пускающий сопливые пузыри...

- Разве такое забывается? Так вот, я почти со всеми мосты навел, не смог только Вронскую найти.

- Стеллку-то? Да, без нее братство - не братство, а детский секс на лужайке... Постой, у вас вроде с ней был роман, или я парюсь?

- Был и что? Разбежались потом... А теперь не могу ее найти. Канула. Никаких следов. С квартиры съехала аж в восемьдесят шестом, и с тех пор о ней ничего не слышно. Может ты поможешь?

- Склоняешь меня к использованию служебного положения?

- А то. - Голицын усмехнулся нагло. - Зачем тогда тебе это положение, если им не пользоваться?

- Логично. Тебе как быстро это нужно?

- Насколько возможно. Я одиннадцатого ночью улетаю в Нью-Йорк на пару дней.

- Так это же завтра.

- О чем и речь. Постарайся все узнать до моего отлета.

- Постараюсь... Давай завтра в восемнадцать ноль-ноль здесь же.

- В смысле на этой скамейке?

- Да. Я никогда не встречаюсь с агентами в людных местах.

Весь следующий день Голицын посвятил сборам в дальние и теперь столь манящие края. Манящие, но и пугающие. "Все, все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит..." Неизвестно почему ему вдруг очень ясно вспомнились слова Алисы, сказанные ею во время ночной погони в Праге:"Звездные карты, которые никогда не врут, предсказывают ближе к осени что-то не совсем ординарное... Слишком уж что-то жуткое, за сферой современных представлений". Любопытно было бы узнать, что она имела в виду?

Они очень скверно расстались тогда. Он укатил покорять Туманный Альбион, написал ей оттуда пару позорно-сентиментальных писем, она не ответила, и он приказал своим ментальным часовым поставить ее образ к стенке аорты и расстрелять по законам военного времени. "И взвод отлично выполнил приказ, но был один, который не стрелял..." Если в ее записках заключается правда, то можно себе представить, в каком запредельно больном и безнадежном состоянии он ее бросил... Лучше, впрочем, об этом не думать.

Вторая встреча с Сержиком по тональности весьма отличалась от первой. Старинный друг был сух, напряжен и даже как будто встревожен.

- Тухленькое дельце, - сообщил он сумрачно. - Я чуть реально не обделался...

Выяснил Сержик следующее: гражданка Вронская С. Н. в 86-ом году была ликвидирована. Приказ на ликвидацию отдал начальник отдела Г. генерал Х. Основания: неразборчиво... Исполнение: ликвидатор Н... Ликвидирован в 87-ом. Особые замечания: тело гражданки С. бесследно исчезло из спецморга отдела Г.

- Как исчезло? - тупо спросил Голицын.

- Я же сказал как: бесследно. Надело, блин, шапочку, и пошло погулять... Да, чтоб ты не дергался и не помышлял о мести: генерал Х. скончался на заслуженном отдыхе в 96-ом году.

- Ага.

- Это очень мудрое замечание, - саркастически сверкнул глазом Сержик и закурил. - Еще поручения будут?

- Да нет, спасибо... Я что-нибудь тебе должен?

- Какой старый друг может обойтись без оскорбления на прощанье? Ладно. Бывай. Звони, ежели.

Вернувшись домой, Голицын, повинуясь смутному чувству, включил телевизор и мгновенно намертво приварился к экрану. Прямая трансляция CNN на НТВ, War against America... За сферой представлений, плиз.

Часть последняя

Жизнь кончилась как-то сразу.

Офис Стеллы располагался на сотом этаже в Северной башне, а это значит, что у нее не было шансов на спасение. В свою "студию" на Манхэттене она не возвращалась, а ее "Хонда", очевидно, была погребена под тридцатиметровой горой из спрессованных обломков.

Настала действительно последняя осень. Золото слиняло, осталась лишь чернь, и пряная прана увядания уже не пьянила, а валила с ног.

Когда Голицына особенно доставала тоска ноющая, как нищий на вокзале, он отправлялся в маркет, закупал коробку "Абсолюта", палок пять-шесть "Салями", и переходил в режим "пьём-лежим".

Ник потерял к нему интерес, не звонил и никак себя не обозначал. Голицын впервые в жизни почувствовал себя абсолютно свободным. Оказалось, что это состояние ближе всего к смерти, если только не сама смерть.

Однажды в середине этой чёрной осени, в октябре, часа в три ночи его разбудил телефонный звонок. Неужели снова Ник объявился?

- Привет. Не отвлекаю от дел? - спросила Ксения так просто, будто они и не расставались никогда.

- В три ночи? - пробормотал Голицын. - Ты как узнала мой номер?

- Мир не без добрых людей со злыми языками...

- Ясно...

- Имя "Пан" тебе ни о чем не говорит?

"Не проснулся я еще, что ли?" - подумал Голицын и заговорил глухо: Персонаж из мифологии. Повелитель лесов, нимф и нимфоманок... Начальник паники. На флейте играет.

- Он хочет с тобой встретиться.

- Без проблем. Мне сейчас приехать?

- Нет. Утром. Часам к десяти.

- Ты на старой квартире?

- Да. Значит жду. Пока.

Некоторое время Голицын, лежа на спине, изучая выжженными безнадежностью глазами надгробную плиту потолка. Приснилось или на самом деле было?

Утром, зверски изнасиловав свою фригидную волю, он проследовал в ванную и принялся драить себе щеки и подбородок с таким судорожным ожесточением, словно не брился, а делал самому себе нелегальный аборт. Цветы купить? Нет, это будет слишком отвратительно мелодраматично. Она может подумать, что он испытывает чувство вины. А он вообще ничего не испытывает. Кончились все испытания. И неудачно кончились.

Дверь в квартиру Ксении открылась не сразу, а когда она распахнулась, Голицын невольно попятился, потому что на него, как пар из парной, водопадом хлынули волны сизого, удушливо-кислого дыма.

Ксения встретила его в строгом, закрытом до горла черном вечернем платье. Щеки и лоб бывшей подруги покрывали жутковатые пятна копоти, а рыжие волосы были взлохмачены и спутаны, как лианы в диких джунглях.

Ксения глянула на него как-то болезненно, и золотистая зелень ее глаз резанула Голицына по лицу почти физически ощутимо.

- Заходи. - Ее голос звучал хрипло и холодно, так, словно под языком у нее лежали кубики льда.

Голицын прошел за нею в гостиную и поразился: исчезла вся мебель, остались лишь голые стены да пол, и еще одиноко грустил возле окна колченогий старорежимный табурет. И еще имелась настоящая печка "буржуйка" с выведенной в окно трубой. В печке звенело и свистело пламя, и из приоткрытой дверцы и щелей в корпусе тяжко сочился пышущий ядом дым.

Ксения сидела перед печкой на корточках и периодически оправляла в пламенную пасть какие-то исписанные листы бумаги. Голицын осторожно присел на краешек табурета и сказал себе: "Спокойно. Чтобы тут ни происходило, мне это ультрафиолетово". И немедленно спросил:

- А что тут у тебя происходит?

- Угар декаданса. Гоголь отрезает Ван Гогу второе ухо.

- А где Пан?

- Ваша встреча откладывается. Что-то Пан, прости за плоский каламбур, запаниковал...

- Почему?

- Не знаю. Что-то с тобою не так.

- Право? - Голицын хмуро усмехнулся. - Я и сам давно подозревал, что что-то со мной не так...

- Ты прости, я закончу, и тогда поговорим.

- Рукописи сжигаешь?

- Ну.

- Так они ж не горят.

- Как видишь, горят. Да еще как весело...

- А зачем это тебе? - осведомился Голицын вкрадчиво.

- Меняешь страну проживания - уничтожь следы пребывания, - не очень охотно объяснила Ксения. Это объяснение, впрочем, ничего не объясняло.

- А глянуть можно?

- Если тебе до такой степени нечем заняться...

Голицын поднял с пола несколько листов и пробежался глазами по танцующим строчкам. В основном, это были стихи.

...Он знает: не просохла кровь ещё

На непорочных парусах,

Моё бесцельное сокровище,

Мой стриж порядка в небесах...

...И снится явь, и бодрствуешь во сне,

В тоске смеёшься, плачешь от побед,

Зима бледна, как память о весне,

И жизнь, как срок, что дали за побег...

...Этих сумерек смуглая смута,

Серой веры сырая вода,

Пахнет пеплом и мятою смятой,

Неподкупным путём в никуда...

...Тому, кто миновал высоты страха,

Страх высоты не кажется помехой,

Не страшно, что мы слеплены из праха,

А страшно, если только ради смеха...

...Глянь, погоды стоят, как пАгоды,

Величавы, тихи, высоки,

И не нужен, и глуп, и загадочен

Раздирающий мир визг тоски...

...Над собой нет победы, а от Бога - побега,

Заповедано в слове,

Что начертано в белой Библии снега

Красноречием крови...

...Выхожу одна я на дорогу,

Сквозь туман блестит кострами ад,

Лишь пустыня молча внемлет Богу,

Лишь с собою звёзды говорят.

Мне так больно, но уже не трудно,

Тёмный дух склониться не сумел,

Но зачем так лживо и занудно

Про любовь мне сладкий голос пел?..

О птицах, о светлом, о солнце,

Осенний свинцовый Освенцим...

- Ты позволишь? - Ксения довольно бесцеремонно выхватила листы из рук Голицына и, скомкав, швырнула и их в гудящую топку. - Вот так. Бьются в тесной печурке стихи.

- Не жалеешь?

- Шутишь?.. Подожди, я пойду умоюсь...

Ксения ушла в ванную, а Голицын, зажав ладони между коленями, принялся глубокомысленно раскачиваться на табурете. Осенний свинцовый Освенцим... Однако.

Ксения вернулась с дымящейся тонкой сигаретой в зубах. Голицын понял, что не курила она давно: лицо ее побледнело, словно инеем покрылась или героиновой пудрой. И эта крахмальная молитвенная бледность была ей очень к лицу... Особенно применительно к ситуации, в которой Голицын все яснее видел налет некой готической достоевщины. Дело в том, что слово "нормально" меньше всего походило к бывшей его подруге. Нет, у него все с ней всегда происходило экстремально, на пределе, даже и не на надрыве, а на надрезе каком-то... И это при его-то инстинктивном отвращении к мелодраматическим эффектам.

Ксения очень непринужденно уселась на пол, вытянула и скрестила босые ноги и заговорила уже свои обычным, родниковым голосом:

- Мы можем обойтись и без Пана. Если ты не особенно торопишься, я могу в трех словах объяснить тебе всю суть этого мира.

- Ну, разве что в трех словах. - Голицын вгляделся в нее пристально и даже пристрастно. Что-то в ней невыразимо изменилось. И дело было не во внешности, конечно. С внешностью как раз все было в порядке... Просто с ней тоже "что-то было не так" - по-видимому, лучше это никак не выразишь.

- Все дело в том, что человеческий индивидуум - на самом деле никакой не индивидуум.

- То есть? - удивился Голицын.

- Смотри. Как часто тебя... или не тебя, неважно кого, в жизни охватывало чувство, что в действительности нет никакой свободы воли, а им управляют некие неведомые темные силы, им манипулируют, дергают за ниточки, как марионетку. Отсюда все эти выражения: "раб обстоятельств", "заложник положения", "жертва злой судьбы" и прочее. А теперь возьмем любой биологический организм. Допустим свинью для наглядности. Такой организм состоит из множества клеток, каждая из которых играет свою роль, выполняет свои жизненно важные функции. И все эти клетки связаны сложнейшей нейронной сетью. По нервам текут тысячи управляющих импульсов, посылаемых мозгом. Примерно такова же роль человечества. Каждый человек - не самостоятельный организм, а лишь клетка одного гиперорганизма. Клетки этого гиперорганизма могут быть очень различны. В большинстве это и не гуманоиды вовсе, все они разбросаны по вселенной, а многие и вовсе принадлежат иным пространственно-временным континуумам. И всеми этими клетками по особым информационным каналам управляет некая высшая субстанция, верховная инстанция. Гипермозг, словом.

- Что-то такое я уже слышал... Кажется, в эзотерике это называется "атманический эгрегор".

- Не важно, как это называется. А важно, что Пан - это мой личный Гипермозг...- Ксения поглядела на Голицына пронизывающим взором, и осведомилась: - Как тебе теория?

- Бред собачий! - с теплым искренним чувством ответствовал он.

- И я ему вначале сказала то же самое, - рассмеялась Ксения, очевидно ничуть не обидевшись, - но он меня почти убедил...

- Почти?

- Ну да... Я ему сказала, что очень трудно демонам Максвелла найти кошку Шредингера в океане Дирака, особенно, если у них нет бритвы Оккама. А он ответил, что когда берешь этот инструмент в руки, вокруг не остается уже ничего и, в первую очередь, самой бритвы...

- То есть, ты хочешь сказать, что нелишних сущностей вообще не существует?

- Это не я хочу, это Пан.

- Буддизм какой-то...

- Гипербуддизм. Конечно, эта теория слаба, как и всякая, претендующая на универсальность. Но кое-что мне в ней нравится.

- Что именно?

- Во-первых, она очень хорошо лечит от глупейшего чувства собственной значительности и уникальности. Во-вторых, объясняет проблему человеческого неравенства. Правильно, есть в организме клетки нервного эпителия, а есть и те, что ближе к анальному отверстию. Есть здоровые, есть и раковые. Словом, аналогии прозрачны...

Прозрачны? М-да... Голицын поерзал на табурете. Вся эта околофилософская мучительная муть как раз и нагоняла на него прозрачно-чёрную тоску.

- Хорошо, я тут при чем? - спросил он глухо. - Зачем я ему был нужен?

- Скорее, это он тебе нужен. У вас общие интересы. Он, так же как и ты хочет найти некую особу.

- Какую особу?

- Тебе виднее... Он почему-то называет ее двойным именем Стелла-Алиса.

- А. Да. Понятно...

- Серьезно? А мне вот ничего непонятно. По его утверждению она существо уникальное. Он назвал ее Завершенной.

- Что это значит?

- Понимаешь, она сама и Гипермозг, и все клетки гиперорганизма в одном лице. И корабль, и команда, и капитан одновременно.

- Кто бы мог подумать, - пробормотал Голицын, отводя глаза. - И зачем она ему?

- Вот уж на это не могу ответить... Что-то они там не дорешили... Он только просил передать тебе, что она не погибла... Ей удалось уцелеть.

- А кто бы сомневался? - Голицын почувствовал, что его бросает в сухой, судорожный жар. - И в чем заключается моя роль?

- Вот это уже ближе к делу. - Ксения преобразилась. На ее бледных щеках расцвели классические чахоточные розы, и она заговорила, возбужденно рубя ребром ладони синюю сигаретную сеть и блестя горячечно-бредящими глазами: Есть технология, позволяющая совместить Гипермозг со слабым человеческим организмом, и придать ему, таким образом, невероятные способности.

- Что за технология?

Тут произошло такое, что Голицын пожалел о том, что не захватил с собой ленточку для подвязывания отваливающейся челюсти.

Ксения пощелкала пальцами, и у нее в руке непонятно как возник столь знакомый Голицыну пистолет системы "Гюрза".

- Это типа мой кусунгобу. А ты должен стать моим кайсяку. - Ксения говорила так, словно не сомневалась, что он ее поймет... Впрочем, он действительно ее понял.

- И давно вы, девушка, в самураях ходите? - спросил он, саркастически скалясь. - Какому сёгуну служите?

- Никакому. Из Ронинов мы... Сама себе господин... То есть, сама себе слуга, конечно... Просто мы тут с Паном сошлись как вечные странники на путях неугасимого духа бусидо... Хочешь глянуть, кстати?

Ксения положила пистолет на пол, встала и, пройдя мимо Голицына, открыла дверь спальни, столь разнообразно памятной обоим...

Голицын вгляделся и присвистнул: мебели в спальне также не было, зато имелись многочисленные валяющиеся на полу и висящие на стенах аигути, вакидзаси, катаны, дайто и даже длиннейший древний меч кэн... Самурайский арсенал или филиал музея Востоковедения.

- Впечатляет. Туши свет, кидай катану... - Голицын покачал головой. Совсем все это было не ультрафиолетово. Скорей уж инфракрасно... - И как успехи в кэндзюцу?

- Четыре вертикальных удара в секунду наношу легко, - горделиво улыбнулась Ксения. - Могу разрубить дольку лимона пополам, если ты рискнешь зажать ее в зубах... Желаешь убедишься?

- Да нет, я верю, верю... Ты про кусунгобу-то мне растолкуй. Что-то я не въехал...

- А... Все просто. Когда-то, по словам Пана, со Стеллой-Алисой это произошло случайно. По чьему-то недосмотру. Теперь же у тебя есть возможность сделать это со мной вполне целенаправленно и осмысленно.

- Конкретно, сделать с тобой что? - очень тихо спросил Голицын.

- Блин, раньше ты не был таким тормозным, - произнесла Ксения, страдальчески хмурясь. - Берешь пистолет, стреляешь мне в висок, обязательно в правый, но с расчетом, чтобы пуля непременно вышла через левый. Все элементарно.

- Ты так шутишь, что ли?

- А что, похоже?

- Похоже, что кто-то из нас сошел с ума...

- Я не претендую - ввиду отсутствия.

Голицын пожал плечами, и заявил, сжав кулаки до острой боли в ладонях:

- Прости, но я оказываюсь воспринимать все это всерьез.

- Дело твое. Ходи тогда в соплях, как лох, всю жизнь. Ты сам ее никогда не найдешь. Она вне плоскости этого мира. Вступить с ней в контакт способен только другой Завершенный... Пойми, это не будет убийством. Там все дело в пулях.

- Хорошо, дай гляну.

Ксения протянула "Гюрзу" Голицыну рукояткой вперед.

Голицын вытащил обойму. Действительно, пули были необыкновенные: золотые, с изумрудной иероглифической вязью.

- Убедился? Давай уже - решение принимай. Не томи.

- По-моему, это решение не имеет задачи... Ты объясни: тебе-то это всё зачем?

- А затем же, зачем и тебе.

- Не понял...

- Все ты понял... Короче. Я не знаю, почему Пан остановил свой выбор на тебе. Он не объяснил. Возможно, ты просто стреляешь хорошо... Вот. Хочешь стреляй, не хочешь - все равно стрелять придется. В крайнем случае, я это сделаю сама.

- Интересно... А третий вариант вы не предусмотрели?

- Какой вариант?

- А вдруг я сам захочу стать Завершенным?

- Каким это образом?

- А легко.

Голицын не думал, что это действительно окажется столь легко. Не пришлось даже переступать ни через какой внутренний барьер - достаточно было под ним проползти.

Он поднес пистолет к правому виску и без колебаний нажал на спусковой крючок.

Голицына качнуло, но он устоял на ногах. Боли он не почувствовал. Ощущение было странным - как от удара пластилиновым молотком по голове. Для Голицына настало подводное беззвучие, но зрение продолжало ему служить. И он увидел, как Ксения с мученически-волчьим оскалом вынимает пистолет из его бесчувственной руки и подносит его к своей голове... Из ствола выпрыгнул шар огня, и в лицо Голицыну градом хлынули какие-то раскаленные красные ягоды...

* * *

...кони бежали легко, весело, бодро, утончающаяся игла дороги пронзала пустой, мутноватый небесный живот как раз в том месте, где горизонт стягивает его, как резинка от трусов.

Через час решили сделать привал. Готически-стрельчатые, осенние деревья смыкались в высоте коронованными кронами, образуя подобие золотого церковного свода. Поляна под лиственной крышей утопала в душистой тени и была совершенно скрыта от посторонних глаз.

Голицын ел исходящее соком, жареное мясо с ко-гатаны, а Ксения задумчиво ворошила угли костра страшненькой сучковатой дубиной. Коней не было видно, но слышался хруст валежника под их копытами. Этот звук ностальгически напомнил Голицыну аппетитный хруст разгрызаемых чипсов.

Приятными порывами налетал ветер, в вершинах деревьев шумело тревожно и влажно, сверху сыпались серебристо-острые, как иглы дикобраза, солнечные лучи... И только Ксения - неукротимый враг идиотских идиллий и убогих утопий, - и в этот раз осталась верна себе. Она засунула руку в глубокий разрез черного кимоно и извлекла из-под сердца жестяную шкатулку. На крышке ее был изображен скалящийся со скал в море зубастый пионер. Над головой пионера сверкал солнечный круг, и витиеватая надпись гласила: "Зубной порошок "Артек"".

Очень ловко двумя мизинцами Ксения зарядила обе ноздри кокаином и откинулась навзничь на траву.

- Смотри, нанюхаешься до психоза, - молвил Голицын с неудовольствием, будешь под кожей тараканов ловить...

- Под кожей - не страшно. Лишь бы не в голове...

- Все равно мне это не нравится.

- Сам виноват. Ты в ответе за тех, кого приучил.

- Я тебя приучил?! - вскинулся Голицын.

- А то. Ты же меня заставлял Пелевина читать. Оченно уж он убедительно волшебные ощущения описал... Прямо полет валькирий какой-то...

- Это все уже не актуально. Чапаев и пустота в прошлом. Остались лишь Путин и чистота...

- Кстати, о чистоте. Я пошла на речку.

Шурша листьями, как змея в камышах, Ксения скрылась за стволами. Голицын лег на спину, закинул руки за голову и впал в полудрему. Смутно виделась ему осень, только обычная, земная. Проступающие по утрам на лимонной платине павшей листвы пятна запекшейся крови... А вечерние сумерки пахнут сумой, тюрьмой, мировой скорбью и хлорной известью из общественного толчка... И падает с небес, и слоится, как разматываемый рулон с тканью, розовато-золотое, гаснущее свечение всеобщего самосожжения...

Потом Голицын услышал крик. Нет не крик муки или ужаса, а скорее воинственный клич разъяренной амазонки.

Ноги сами принесли Голицына на каменистый берег маслянисто-серой, вялотекущей реки. Обнаженная Ксения танцевала на острых камнях, отбиваясь от полчища огромных антропоморфных пиявок. Эти существа походили на аквалангистов в обтягивающих тело черных резиновых костюмах, только лица их были безносы и безглазы. Ничего на этих лицах не было, кроме громадного, алого, развратно причмокивающего рта-присоски.

Голицын еще не овладел загадочным гипер батто-дзюцу, то есть искусством обнажения меча прямо из воздуха. Впрочем, он вообще не вспомнил о том, что безоружен. Глаза ему мгновенно залила ярость - ослепительно белая, как ледяной лунный свет. Он просто рвал этих уродов руками. Через минуту он, оставив за собой дорожку из разодранных шлангов, пробился к Ксении. У нее в руке уже празднично сверкала катана. Ксения глянула на него через плечо бешено скошенными глазами, и Голицын тотчас ощутил рукоять катаны в своей руке. Как она это делает?..

До четырех вертикальных ударов в секунду ему было еще далеко, но по части ударов горизонтальных Голицыну равных не было. Он работал мечом, как бензопилой, рассекая тела братцев-мутантов напополам с ужасающей эффективностью. Ксения, впрочем, тоже была неподражаемо-неудержима в бою. Ее тело сделалось ярко багряным от крови, а катана в ее руке сверкала веерообразно, словно пойманная за хвост гигантская стальная стрекоза... Да, ребята, это вам не скачки гопоты на дискаче. Это было настоящее рубилово.

Все кончилось как-то даже до неприличия быстро. Переводя дыхание, Голицын подошел к подруге и хрипло спросил:

- Ты не ранена?

- И даже не убита...

Быть может, и не стоило походить к ней так близко. Она отшвырнула меч, и руки ее мгновенно свились в обруч вокруг его шеи. Он ощутил раскаленные угли ее губ на своих губах, и горячая горечь ее дыхания сожгла ему горло. Голицыну показалось, что Господь меняет небо и землю местами, переворачивая песочные часы игрушечной вечности.

Сумрачная самурайская страсть играючи, одним вертикальным ударом рассекла грудь обоим, и Голицын и Ксения понеслись на самое огненное небесное дно...

Голицын с усилием расклеил веки, слипшиеся, как страницы замусоленной книги, и увидел, что пришла ночь, и мертвенно сияет синяк луны на небесной щеке. Голицын приподнялся на локтях и чуть не вскрикнул: кипящей болью отозвалась изрезанная о каменный берег спина.

Ксения сидела на камне, хватив колени руками, шагах в пяти от него. Она была столь безжизненно неподвижна, что и сама казалась некой аллегорической скульптурой в японском саду камней. Лицо ее заливала лилейная, русалочья бледность, и лунные волны серебрили тонкие сахарные дорожки от слез на ее щеках. Голицыну подумалось, что надо бы подойти и сказать что-нибудь или спросить о чем-то, но по счастью он быстро сообразил, что сейчас любое его слово будет хуже молчания...

Костер на поляне уже догорел, но еще поигрывал во тьме розоватыми мускулами сполохов.

- Серебро, Чернота, - негромко позвала Ксения, и кони тотчас отозвались сдержанным преданным ржанием. Между стволами черными пернатыми ножницами шныряли ночные птицы, и вдруг вспыхнул и стал дымом подниматься к луне дальний, сердце взрывающий волчий вой. Ксения небрежно-изящным движением вскинула руку вверх, и в конечной точке траектории в ее руке уже была катана, и на ее острие трепетала в агонии птица.

- Завтрак на завтра, - проговорила Ксения угрюмо. - За тавтологию уж прости...

Голицын долго ворочался с боку на бок, пытаясь занять такое положение, при котором не ныла бы спина, но ничего так и не занял и решил плюнуть на это. Он прислушался, чтобы по дыханию определить, уснула ли Ксения, но тотчас вспомнил, что ее дыхание было беззвучно и ровно всегда.

- Спишь? - просто спросил он.

- Нет.

- А что?

- Думаю.

- О чем?

- О всякой херне.

- Например?

- О социальной рекламе.

- Что? - Голицын поперхнулся. - Самое время...

- Хороший слоган у меня родился. Могу подарить.

- Ты озвучь вначале.

- "Ты - не один! Ты - ноль!" Хорошо подойдет для благотворительного марафона в пользу детей-сирот...

- Не кощунствуй.

- Да я-то только на словах... А ты разве никогда этим не занимался?

- Чем это "этим"?

- Лохоразводными процессами.

- Не до такой степени.

- Да ладно, - хмыкнула Ксения и заговорила плакатным голосом: - Все на выборы свободного выбора! Помешаем тем, кому уже ничто не поможет! Вася, ты прав, потому что ты - Вася!

- О, вот о выборах только не надо. Не участвовал. Не верю я вообще ни в какие выборы...

- Ого! Даже в нравственный выбор?

- В особенности. Выбор у человека в жизни вообще небогат: то ли жить в счастливом неведении, то ли в неведении счастья. Ты вот как предпочитаешь?

- Я-то? В счастливом неведении счастья...

- Самый скверный вариант.

- Ничуть. Просто я невезучая. На меня где сядешь, там и слезешь... Согласись, счастье сразу же садится тебе на шею. И ты трясешься, боишься его потерять, носишься с ним, как с зассанной торбой. Рабство в розовых одеждах.

Голицын поцокал языком и пробормотал: - До чего оригинально, боже мой... Ладно, хрен с ним, со счастьем. Не про нас писано... А вот порубились сегодня славно. И action, и fantasy в одном флаконе... Любовь и смерть всегда вдвоем...

- Вдвоем - еще не значит вместе, - мрачно отозвалась Ксения и быстро спросила: - И, кстати, ты о какой любви говоришь?

После этого ее вопроса до Голицына наконец-то дошло, что пора заткнуться. Хорошо, конечно, когда у девушки осиная талия, но когда осиная попка...

Утро утрёт все утраты, даже самое хмурое и хромое утро.

Только пустили коней в галоп, как вдруг кончилась осень, будто Господь подвел под нею длинную волнистую черту белым карандашом снега. Впереди сколько хватало глаз, раскатывалось ровное заснеженное поле. Кони упирались, хрипели тревожно, прядали ушами и волочили копыта по земле. Наконец, кони стали и на шпоры уже не реагировали.

Ксения из-под ладони бросила взор в высоту и заговорила:

- Люблю небо... Знаешь за что?

- За что?

- В небе нет тупиков.

- Ага... И лыжни тоже нет.

Ксения потрепала Серебро по холке, склонилась к его уху и принялась что-то туда нашептывать. И через минуту кони уже уносили всадников по льдисто-лучистому снегу по направлению к горизонту. Хотя, в принципе, под это определение подходят все возможные существующие направления...

Снег был вдвойне похож на яичную скорлупу: и так же бел, и так же оглушительно хрустел под копытами. По-видимому, именно эта ассоциация пришла в голову Ксении, и Голицын, напрягая слух, мог слышать, как она еле слышно бормочет: "Снова в имени Христос слышу хруст хрустальных роз".

- Что я слышу? Опять стихи? - осведомился он язвительно.

- А... Это все Муза. Она, как шиза. В печке не сожжешь и в водке не утопишь. У нас к тому же лесбийская страсть.

- Ну-ну, - только и ответил на это Голицын.

Говорить вообще было трудно: слова мгновенно примерзали к губам, как монеты на морозе.

Минут пять ехали молча, потом Ксения запела негромко некую странную дорожную песню:

Ни огня, ни темной хаты,

Глушь да снег, навстречу мне

Только тигры полосаты

Попадаются одне.

Грустно, Дима, путь наш скучен,

Скучно, Дима, путь наш грустен,

Позвоночник перекручен,

Как не снилось и Прокрусту...

- Тигров не вижу, волков вижу, - сказал Голицын сквозь зубы.

Вначале они выглядели, как маленькие, прыгающие по снегу серые мячики. Но они приближались. Быстро, слишком быстро. Они бежали безмолвно, зловеще-косо загребая лапами, пустив хвосты по ветру. За ними стлался по воздуху инверсионный снежный след.

Чернота под Голицыным тревожно-зло заржал, обнажив чудовищные желтоватые зубы, вскинулся на дыбы, замолотил воздух копытами.

- Не балуй! - заорал Голицын, врезав коню по холке ребром ладони.

- Все равно по снегу не уйдем, - проговорила Ксения спокойно. - Давай спиной к спине...

Она выковала из морозного воздуха два меча, и Голицын подумал, что пора бы, черт возьми, и самому научиться этому нехитрому фокусу.

Странные это были волки. Вместо серебристо-узких волчьих морд у них светились мертвые детские лица. Да, лица детей лет пяти, желтые, словно наформалиненные.

Вожак стаи, спружинив, кинулся на Ксению, целясь в горло.

Шелест, сверкание, и детская голова покатилась по снегу, оставляя за собой парную брусничную дорожку.

Стая сразу стала. Постояли, потоптались, повыли со смертоносной тоской, запрокидывая к небу лица мертвых Агнцов. И исчезли. Именно исчезли, как это случается с поверженными персонажами компьютерных игр.

- Невозможно привыкнуть к тому, что ко всему можно привыкнуть, сказала Ксения, усмехнувшись странно.

Ближе к ночи, когда небесная промокашка стала набухать чернилами сумерек, всадники заметили на горизонте мерцание, словно бы подмигивание красного глаза с рыжими ресницами.

Посреди степи горел костер. Пламя танцевало само собой, играло и дурачилось, как пьяные лисы на снегу. Спрашивается, кто сей огонь возжёг?

- Спешиваемся? - спросила Ксения.

- Не ловушка ли? - усомнился Голицын.

- А не по хрену ли?

- И то верно...

Хорошо, хорошо после ужина полежать на снегу, положив рюкзак под голову и спиной ощущая десять метров вечной мерзлоты и миллионы лет мерзлой вечности. Костер горит сам по себе, кушать не просит и, стало быть, так и задумано.

- Давай поговорим, - предложила Ксения.

- О чем?

- О чем хочешь. Про бабочку Будды или ласточку Пилата. Про гнездо кукушки, свитое на земляничной поляне.

- Я перевариваю птичку.

- Вот про нее и расскажи. Жалко ли тебе птичку? Хорошо ли ей там, тепло ли, уютно ли?

- Лучше уж про зайку, - хмыкнул Голицын.

- Зайка моя, я твой хвостик?

- Нет, это другой зайка. Персонаж весьма трагический.

- Ну-ка, ну-ка.

- Изволь

Я - зайка, брошенный хозяйкой,

Передо мной исчезла ты,

И под дождем остался зайка,

Как гений чистой красоты.

В глуши, во мраке заточенья,

Он со скамейки встать не смог,

Без божества, без вдохновенья,

Без слез до ниточки промок!

Ксения рассмеялась, роняя кольца и колокольчики на снег.

- Ты, Голицын, сам на крышу подвинутый. Тоже все стишки, стишки, стишки... А меня еще подкалываешь.

- О, нет. Это все как ты говоришь "только на словах". Вообще же в литературу больше не играю

- Что так?

- Не нравится мне ее славный исторический путь. От критического реализма девятнадцатого века к реальному кретинизму двадцать первого.

- Жаль, - вздохнула Ксения

- Почему?

- Я думала, может, ты и мне посвятишь что-нибудь типа мадригала. Типа на память. Посвящение в альбом.

- Графиня, вам стоит только приказать...

Ксюшечка, душечка, кошечка, птичка!

Не испытать ли нам прочность дорог?

Ты поэтична, умна, симпатична,

Я же умею строчить между строк.

Будет идиллия дикая длиться,

Будут извечно петлять по земле

Юноша бледный с розой в петлице,

Девушка бедная с шеей в петле.

- О-па! Ну спасибо тебе за петлю...

- Шучу же. Это лишь образ...

- Не утешай. Я расстроена. Сердце мое грустит не по-детски, и я открываю чемпионат по бегу от действительности.

Снова у нее в руках эта проклятая коробка.

Голицын поморщился.

- Доиграешься. Смотри, действительность от тебя убежит.

- Солнце всю жизнь играет с огнем, - проговорила Ксения, ловко зарядила ноздри и закончила фразу: - А еще ни разу не обожглось. Да ты сам попробуй.

- Нет уж, спасибо.

- Зря. Мы все равно все сдохнем. Это единственная достоверная истина, доступная каждому. Во всем прочем следовать нужно Сократу. Сомневайся во всем. Сомневайся даже и в том, что ты во всем сомневаешься.

- Мне в принципе все равно. Просто жалко тебя. Пропадешь.

- Ой, добренький, блин... - усмехнулась Ксения саркастически и страдальчески одновременно. - Не переживай. Давно уже упала ниже дна... Нет, я все понимаю. Ты - мужик, стало быть, существо грубое. И озноб черной нежности не станет терзать твое сердце. Дай же мне хоть руку на прощание...

Это было уже слишком даже и для наркотического бреда.

Голицын вгляделся в ее глаза. Страшны были эти глаза на бледном, присыпанном лунным кокаином лице. Зрачки сделались похожими на яблочки в центре бесконечно далекой мишени.

- Насмотрелся? - спросила она насмешливо. - Руку-то дай. А то я уже слышу звук в конце тоннеля

Голицын протянул руку, ее пальцы коснулись его ладони, и он ощутил боль, столь ослепительно-нестерпимую, что мгновенно лишился сознания.

Часть первая после последней

Когда глава сценарного отдела студии "Сюр-Видео" Дмитрий Иванович Голицын вошел в свой кабинет, в кабинете уже присутствовал режиссер Владик.

Владик орал в телефонную трубку:

- Счастье свое надо выстрадать! Выстрадать, понял?! А ты его высрал!

Голицын уселся за стол и тупо уставился в монитор. Голова раскалывалась после вчерашнего, позавчерашнего и в предчувствии сегодняшнего, равно как и завтрашнего.

Владик базар завершил и плавно повернулся к Голицыну:

- Привет. Слушай, ты сценарный конкурс объявлял?

- Ну.

- Приходила тут с утра одна. Не знаю, какая она сценаристка, но пока она здесь попой крутила, я чуть не обкончался...Она тебе на столе материалы оставила.

- Ага. Я гляну.

Но только через полчаса, совершив над собой акт насилия с особой жестокостью, Голицын заставил себя взять в руки письмо от неведомой сценаристки с аппетитной попкой. Письмо было следующего содержания:

"Уважаемый Дмитрий Иванович!

Узнав об объявленном вами конкурсе сценариев короткометражных фильмов, я взяла на себя смелость представить на ваш суд некоторые материалы. Во-первых, это непосредственно сам сценарий, а во-вторых, некоторые мои промо-материалы в формате SONY MD.

Сценарий представляет собой попытку в одном фильме использовать все известные на сегодня жанры кинематографа.

1.Фильм-действие (экшен, боевик);

2.Приключения;

3. Анимация;

4. Комедия;

5. Детектив;

6. Драма;

7. Драмедия (трагикомедия);

8. Драма нравов (ансамблевое кино);

9. Фэнтези;

10. Черный фильм (фильм-нуар); (Стилизованная криминальная драма).

11. Фильм ужасов;

12. Инди (независимое кино); (Инди характеризуют низкие бюджеты и странные сюжеты);

13. Мюзикл;

14. Мистика;

15. Мелодрама;

16. Романтическая комедия;

17. Научная фантастика;

18. Триллер;

19. Военный фильм;

20. Вестерн.

Жанры обозначены в соответствии с текстом книги "Скип Пресс. Как пишут и продают сценарии в США для видео, кино и телевидения".

Возможно, такая попытка покажется вам забавной.

В случае заинтересованности, вы сможете связаться со мной по телефону .....

Преданная вам, Ксения Ворон".

Голицын усмехнулся. Почему не Ксения Стриж? Ох, блин, как же достали его графоманы...

В данном случае, он, по-видимому, ошибся и весьма серьезно.

Во всяком случае, в представленном тексте он не увидел ничего "забавного":

Пока Пегас мой не погас

(Сценарий к/м фильма)

1. Комедия

Детская комната. Девочка лет семи рисует акварелью огуречно-палочного человечка. Сквозь приоткрытую дверь видна спальня. На одеяле рядом лежат две руки - мускулистая мужая и тонкая, в синей паутине вен женская. Электронный будильник начинает хрипло орать обрывающуюся на полуслове фразу из старого гимна: "Славься отечество наше сво... Славься отечество наше сво..." Голоса: "Коля, вставай!" "М-м... Я еще посплю немного" "Да? И дальше что?" "Дальше? Встану, оденусь и пойду домой" Женская рука отдергивается, как ошпаренная. "Что-о-о? Вот, значит, как ты там работаешь! В-о-о-т у тебя какие сверхурочные! Кобель!" Мужская рука судорожно сжимается в кулак. Девочка выводит на листе красиво-корявыми буквами: "Папа - лох".

2. Драмедия

Окно, за окном дождь и ветер настолько сильный, что дождь кажется горизонтальным. Откуда-то из-за стены глухо доносится надрывная песня Аланис Мориссет That I Would Be Good. Перед окном письменный стол и на нем недопитая бутылка водки и стакан. По столу судорожно прыгают мужские руки, опрокидывают стакан, вырывают ящик стола и выдергивают из него альбомный лист. Рука выводит на листе фразу: "Она была тонкая, нежная и горькая, как..." Рука замирает, потом нервно переворачивает лист. Крупно на экране огуречный человек и надпись "Папа - лох". Рука постукивает пальцами по поверхности стола, пририсовывает к надписи смайлик и выводит: "Но он неплох". Из-за стены доносится голос Якубовича: "...и мы не открываем этот ящик!"

3. Анимация

Водочный ручеек из опрокинутого стакана достигает альбомного листа и начинает ползти по нему, оставляя за собой грязно-радужную дорожку. Вот он достигает зеленого огуречного человека и человек оживает: подпрыгивает, всплескивает ручками-огурчиками и отбегает на край листа. Ручеек останавливается. Человек с опаской приближается к нему, принюхивается, встает на четвереньки и начинает лакать из ручейка, как козленочек. Потом он, покачиваясь, садится, отрывает себе одну руку-огурец и с хрустом ею закусывает. Такая же судьба постигает и вторую руку и обе ноги. Затем голова отделяется и заглатывает туловище... Слышится обрывок телефонного разговора: "Я не занимаюсь самоедством, Серега... Просто это повторяется каждую ночь..."

4. Драма нравов

Подъезд многоэтажного дома. Лестничная клетка. Из-за обшарпанной деревянной двери слышится разъяренный мужской голос: "Сука, где деньги?! Где деньги, сука?!" Звук разбиваемой посуды. "Сука, ты меня слышишь?!" Визгливо-стервозный женский вскрик: "Слышу, слышу!" "Слышишь?! Где деньги?!" "Поори еще, козел пенопластовый! Соседей разбудишь!" С грохотом распахиваются все двери на лестничной клетке. Заспанные, возмущенные лица, голоса "Когда это кончится?!" По лестнице спускаются с верхнего этажа мужские ноги в тапочках. Палец на звонке. Дверь распахивается, в поросшую черной кудрявой щетиной физиономию стремительно влетает кулак. Вопль: "Коля, за что?!" Все двери синхронно закрываются. Тапочки неторопливо поднимаются по лестнице.

5. Инди

Плюшевый медвежонок в кожаном садо-мазохистском бандаже. Детские руки вырезают медвежонку глаза-пуговицы. Раздраженное шкворчание жарящихся на кухне котлет перекрывается песней ВИАГРы "Тебе и небо по плечу, а я свободы не хочу, не покидай меня, любим-ы-ы-й!". Детские руки отрывают медвежонку лапу и швыряют его на пол. Крик: "Брошу, брошу! Плохой, плохой!" Руки подхватывают изуродованную игрушку, стремительно приближается открытая форточка. Полет. Медвежонок ударяет по голове благообразного пенсионера. Пенсионер с укоризненным вздохом подбирает мишку, воровато оглядывается и, как вратарь, вводящий мяч в игру с рук, поддает медвежонку хорошего пинка. Полет.

6. Фильм ужасов

Ночь. В окно сочится зеленая лунная вода. Мужчина и женщина в супружеской постели. Мужчина стонет, мучимый кошмаром. Он открывает глаза и видит семилетнюю дочь с мертвым лицом и закатившимися глазами. Грубым сатанинским басом девочка произносит: "Лох - это судьба, а от судьбы не уйдешь". Она заносит руку со столовым ножом... Рывком мужчина поднимается на постели... Никого. Тишина. Мужчина идет на кухню, открывает холодильник, достает водку. Шорох. Он оглядывается. С диким смехом девочка вонзает нож в живот отцу. Фонтан крови. Мужчина хватается за рукоять... и просыпается. Рассвет. Щебет птиц. За окном мужчина видит повешенную на дереве дочь. Тело покачивается, язык на плече...Он вскрикивает и просыпается. Голос жены: "Задолбал!"

7. Мелодрама

Отец и дочь гуляют по парку аттракционов. Детский смех, разноголосица толпы, музыкальная какофония воскресного дня... Дочь, смеясь, пролетает по кругу над отцом на цепочной карусели. Умиленная блаженно-бессмысленная улыбка на лице мужчины... Держась за руки, дочь и отец идут по улице. Дочь останавливается, и, заглядывая отцу в лицо, говорит: "Я знаю, ты меня бросишь. Потому что я плохая. Я тебе снюсь. Но я не нарочно... я попрошу капитана дураков, чтобы она тебе снилась снова..." Мужчина открывает рот, но его голос перекрывает рев динамиков уличного киоска звукозаписи: "Не обижай меня-а-а, не обижай меня-а-а!"

8. Мистика

Ночь в супружеской спальне. Гортанный храп жены. Мужчина лежит с открытыми глазами. Храп постепенно перетекает в замогильный шум дождя. Мужчине явственно слышатся глухой голос, произносящий: "Самурай должен, прежде всего, постоянно помнить - помнить днем и ночью, с того утра, когда он берет в руки палочки, чтобы вкусить новогоднюю трапезу, до последней ночи старого года, когда он платит свои долги - что он должен умереть. Вот его главное дело". Мужчина широко раскрывает глаза и видит летящий горизонтально под потолком призрак девушки в подвенечном платье. Фата плещется у нее за спиной ангельским крылом... Призрак камнем падает с потолка и растворяется в теле мужчины.

9. Триллер

Девушка в подвенечном платье сидит перед трюмо. Она то и дело нервно поглядывает на наручные часы, кусает губы, прислушивается к звукам улицы, влетающим в растворенное окно. Лицо девушки белее фаты. Краем глаза она замечает метнувшуюся в глубине зеркала тень. Девушка оборачивается, и в это мгновенье на нее набрасывается атлетически сложенный человек в черной маске. Завязывается отчаянная борьба. Девушка ударяет напавшего коленом в пах, вырывается, выбегает на балкон, вскакивает на ограждение и с грациозной ловкостью кошки прыгает на растущее под балконом дерево. Обдирая лицо и руки в кровь, она опускается на землю. Возле нее с визгом тормозит БМВ. Трое "качков" подхватывают девушку и забрасывают ее в салон автомобиля...

10. Фильм-нуар

Пролет камеры через анфиладу сумеречных залов гигантского особняка. Звук выстрела. Зал, освещенный только стоящим на овальном столе подсвечником с пятью свечами. В центре стола хрустальная пепельница с дымящейся сигарой. Рядом с пепельницей мрачное скрещенье пистолета и черной розы. В кресле возле стола сидит мужчина во фраке с белой бутоньеркой. У него холодно-холеное лицо и циничные с цинковым блеском глаза. Мужчина смотрит на стену с пулевым отверстием. Под стеной на полу лежит лицом вниз девушка в подвенечном платье. В открытое окно видна мерцающая неоновая реклама "ProMax - максимальные прокладки". Мужчина произносит: "Мой первый в жизни промах... Хотя нет, это уже второй..."

11. Фэнтези

Ночь в супружеской спальне. Мужчина проваливается в сон... Прямая, как дротик, дорога пробивает осенний оранжево-ржавый лес. Двое всадников на дороге. На ослепительно черном коне мужчина, на беспросветно белом девушка. На всадниках одинаковые черные кимоно, расшитые золотыми драконами и самурайские мечи за поясом. На голове у девушки странная шапка в виде купола, сотканного из шелковых нитей, под которыми мерцают радужные болотные огни. Кимоно на груди у девушки расходится, и мужчина видит упругую грудь с земляникой соска. Девушка перехватывает взгляд мужчины и отрицательно качает головой, а потом указывает рукой вперед. Там в белесой мгле виден серебристо-сиреневый крылатый конь...

12. Приключение

Сон продолжается... Цыганский табор, разноцветные кибитки, костры, храп лошадей, гортанный говор. Молодая цыганка ведет на цепи шестилапого, как Шива медведя. Девушка и мужчина сидят возле костра, едят жареное мясо с ножей. Седобородый цыган поет под гитару надрывно-томящим голосом:

Пусть режет ночи звездный газ

Мне горло бритвою опасной,

Пока Пегас мой не погас,

Стрелец, не целься понапрасну...

13. Action

Мужчина и девушка подъезжают к берегу серой, как волчья шерсть реки, прыжком выбрасываются из седел. Девушка, отстегивает меч, скидывает с себя кимоно и остается обнаженной. Она разбегается и стрелой уходит под воду. Вода вскипает, из нее кустами начинают выдергиваться черные антропоморфные пиявки. Они похожи на аквалангистов в черных прорезиненных костюмах с безглазыми, безносыми лицами, с огромным алым ртом-присоской. Мужчина молча кидает меч девушке и прыгает в воду. Он работает мечом, как бензопилой, в руках у девушки меч сверкает, крутясь, как пойманная за хвост стальная стрекоза. Глухие звуки разрубаемых тел, красная дымящаяся вода... Снова всадники в седлах, низкие тучи, погребальные колокола грозы...

14. Вестерн

Выжженная, безнадежно унылая прерия. Бельмо солнца на небесном глазу. Перекати-поле, катящиеся, как отрубленные головы со спутанными волосами. Слышится банджо, бесконечно повторяющее мелодию "Oh, la-la-la Susanna, oh don't you cry for me, I came from Alabama with a banjo on my near". Видны тени двух всадников на желтой траве. Высоко в обескровленном небе застыл степной орел, словно прибитый гвоздями к одному месту. Свист. К двум теням приближается тень третьего всадника. Звук выстрела. Орла срывает с места невидимая сила. Две тени продолжают путь.

15. Военный фильм

Дно окопа. Со дна видна узкая полоска плюющегося дождем неба. С бруствера стекают потоки раскисшей глины. В грязной луже две руки - мужская и женская, тянущиеся друг к другу, как на фреске Микеланджело. Приближается и нарастает невыносимо-ноющий звук, на одной ноте "ре". Взрыв. Мужская рука судорожно сжимается. Стекающая с бруствера вода становится сначала бордово-бурой, потом кричаще алой. Снова удар и тьма... Полусонный голос жены: "Как ты меня затрахал своими воплями!"

16. Романтическая комедия

Мужчина в супермаркете, в отделе, торгующем телевизорами. На десятках экранах крутится ролик рекламы, в которой муж не узнает собственную жену: "Мне кажется, я видел вас во сне..." Мужчина поворачивает голову, и глаза его становятся, как прозрачный камень - он видит девушку из своих снов. Она продолжает фразу из ролика: "А я в этом абсолютно уверена". Они отходят от прилавка, садятся на подоконник и ведут себя, как однополчане, встретившиеся через десять лет: смех, размашистые жесты, блеск лихорадочного счастья в глазах... Девушка спрыгивает с подоконника и демонстрирует удар "Хвост скорпиона", мужчина тотчас предлагает свой вариант приема... Собираются зрители. Парень с надписью на майке "Я люблю чисто жизнь" кидает на пол сто баксов.

17. Мюзикл

Ночь, льется жидкое стекло луны на город. Высокий мост, под ним черная змея реки с проблесками лунной лавы на коже. Звучит "Strangers in the night" в исполнении Синатры. На узкие перила моста запрыгивают мужчина и девушка. Они кружатся в странном танце, не боясь высоты, не теряя равновесия. Кажется, что они находят опору в лунных лучах. Затихают последние аккорды, и мужчина и девушка, не разнимая рук, кидаются с моста в воду... Тьма и полусонный голос жены: "Коля, родной! Когда же ты уже сдохнешь"?

18. Детектив

Роскошно навороченный офисный кабинет. Приглушенно звучит тема из "Целого мира мало". За столом двое - босс, мужчина в смокинге с холодно-холеным лицом и тип с характерной внешностью сексота. На столе телевизор и видеомагнитофон. На экране кадры - мужчина и девушка сидят на подоконнике в супермаркете и о чем-то беседуют. Босс: "Это все? Никаких поползновений к траху?" Сексот: "Никаких. Встречаются, разговаривают, разбегаются. О чем говорят - выяснить не удалось. Пока. Слишком много людей. Мы можем прослушать дистанционно, отфильтровать шумы, но это будет стоить...". "Ясно. Я вам позвоню". Сексот уходит, босс набирает номер на мобильнике: "Я. Он вышел. Да. И чтобы никакой пачкотни".

19. Научная фантастика

В помещении современной лаборатории перед сложной технологической установкой человек с лицом облысевшего Эйнштейна. За его спиной - босс. Эйнштейн включает установку и возникает голографическое изображение лица спящей девушки. "В ее сны мы пока проникнуть не можем, но микрочипы на ее языке уловят все его непроизвольные сокращения... Мы узнаем, о чем она говорит во сне, если это будут осмысленные фразы..." Проблески диаграмм и графиков на мониторе, звучит роботизированный машинный голос: "Не пытайся влезть мне в душу... Пока Пегас мой не погас..." Босс: "Вполне осмысленно. Спасибо, профессор".

20. Драма

Мужчина и девушка сидят на подоконнике в супермаркете и разговаривают. Как обычно, весь мир для них перестает существовать, поэтому они не сразу замечают, что супермаркет опустел. В тишине звучат шаги. Появляется босс. В его руке пистолет с глушителем. Босс: "В третий раз промахнуться было бы уже неприлично. Не говоря уж о четвертом". Два почти одновременных выстрела. Тела мужчины и девушки, разбив стекло витрины, вылетают на тротуар. Босс: "Вот так, ребятки. Погас ваш Пегас... Все, что выше моего понимания, ниже моего достоинства..."

Особенное впечатление на Голицына произвели части "Фэнтези" и "Экшен". Его вдруг охватило чувство дежа вю столь жуткое, что потемнело в глазах, и острейшей болью запульсировал шрам на правом виске. Шрам, похожий на след ящерицы на песке. Ему стало страшно, как давно уже не было. Вот так вот, господа, слетает крыша. Очень забавно.

Совсем уж пластилиновыми, бесчувственными руками он вставил минидиск в плеер, надел Наушки и нажал на play. И этот голос с прозрачно-печальной хрипотцей был ему, разумеется, знаком.

"... Я и луна - одна сатана.

Симбиоз сумрачной сомнамбулы с дышащим, шелестящим, изумрудно-дымчатым светом. У нас одна на двоих бессонная артерия. Нас и кровью не разольешь.

Леса, леса, печальны, бесприютны. Каждое дерево - сирота. С вершин стекает рваными потоками медовая медь. Деревья, как мачты с провисшими, пробитыми пулями парусами.

Тусклая тоска уже набила оскомину на сердце. Достала. Ноет, как бедный Николка по своей копеечке. Молись за нас, бедный Николка, мы сами не знаем молитв...

Полнолуние. Яблоко в штанах. Облако раздора. В небесах торжественно, но трудно. Живу по инерции и неуправляемо. Как пуля-дура. А луна струит свой елей на черные ели.

Рука самурая

Рубить не устала.

Не гнутся еще катаны.

Еще бы знать, кого рубишь. Всадники без голов.

Голицын сказал: "без головы всадник еще может обойтись, а вот без задницы - никак". Не поспоришь.

А надо ли возвращаться? Все будет по-прежнему. Умные слабы, а слабоумные - сильны. Страна вожделенных вождей.

Ох, мне всегда не по себе, когда что не по мне. Я, Голицын, тоже хочу материальной независимости. В смысле - не хочу зависеть от материи. Или плетью плоти не перешибешь?

Ночь пала ничком, и холодно горящий лимонный лед луны обложил горячечный лоб неба. Вот интересно: все хорошо в меру, а все плохо безмерно. И даже эта долбанная луна сегодня кажется мне лишь лужей волчьей мочи на снегу.

Если уж ходить по кругу, то против часовой стрелки. По крайней мере, хоть протест против чего-то. Тварь я дрожащая, или право имею? Или я тварь, имеющая право дрожать?

Сегодня покрошили в мелкую капусту батальон пионеров-героев. Трофей коробка с кокаином. Сразу надышалась до синих ангелов. Видела неба сумрачный мрамор синий, алебастр луны, аспирин снегопада... Нелепая пустая лепота. Уснула головой в сугробе. А Голицын воротит нос от кокаина. Глупо.

Мороз и солнце, и снег слепой, переливчатый, с малахитовыми блестками. Это вчера. А сегодня уже лето. И солнце заело в зените. Только ночью утихает бронзовый звон зноя. Луна льет с неба прохладный горностай. Бессловесная, мерцающая мантра света. Ом мани падме хум. Oh money pay me who? Странен сей не сей мир, правда, Инь-Янь Иванович?

Пампасы сухие, как памперсы. Едем по грудь в лунном свете. Он такой сиреневый, зыблющийся, слоящийся, как сигаретный дым. Лунная дымная вода, всего на свете и колыбель и могила.

Весна, впрочем, тоже ничего. Степь ожила, миллиарды грустных грызунов бегут с тонущего корабля этого мира. Весна, весна, пора любви. Ни хрена ни пора, а уже поздно. Не осталось даже пустоты в сердце. Безнадежность воскресает первой.

Бабское проклятое начало. Ну на хер надо, чтобы кто-то непременно облизывал боготворящими глазами, шершаво-нежными, как собачий язык?

Цыгане. Типа разноцветные кибитки, костры, песнопения. Медведь на цепи. Шестилапый, как Шива. Короче, классика тоски и воли. Славно мы с Голицыным оторвались... Самогон у них злой. Не иначе на крови христианских младенцев настаивают.

И говорит Иван Грозный:

- Что же вы стоите, боярин? Берите кол и присаживайтесь.

М-да. Такая вот с нами приключилась "Неоконченная пьеса для законченных мудазвонов". Правда, Голицын?

А вот и типа осень. Колючая, как осиновый кол и холодная, как пальцы маньяка на горле. Ночью сна нет и в третьем глазу. Пялюсь во мрак, слушаю жестяной шелест лысеющего леса. Луна клеит слюной к небу скользкий, зыбко-зеленый, стеклянный сумрак. Пьяный лес вогнал бивни стволов в прелый паркет листопада. Ко мне, ко мне, моя волшебная коробка! Во бля! Достижение. Не попала глазами в небо после первого вдоха чудной субстанции. На пыльной платине луны то ли следы собачьих лап, то ли зубов дракона. Луна разрастается, разгорается, сияет сладко и страшно. Как монета на веке мертвеца... Можно бросить пить, но бросить дышать - невозможно. Что бы там Голицын ни буровил по этому поводу.

Свет в конце тоннеля. Быть может он там и есть, но я не хочу ползти на брюхе. Да и в начале тоннеля - тоже свет, не так ли? Кажется, жена Лота однажды в этом убедилась.

А мне лично осень по нраву. Весь этот ясный янтарь и гордая горечь, и праздничный холод голубизны в стынущем небе.

Поблескивает катана в иссиня-изумрудной мгле. Без церемоний разглядываю спящего Голицына. Интересное лицо. Сахарный, лунный загар. Пепел волос приобрел палевый оттенок в льняных лунных лучах. Если он застукает меня за этим занятием, то-то смеху будет...

Каждый понимает в меру своей испорченности. Стало быть, абсолютное понимание доступно лишь человеку бесконечно испорченному. То есть мне. И я объясняю Голицыну:

- Нет ничего проще доставания катаны из воздуха. В пространстве вокруг тебя существует в непроявленном виде любая вещь. Позволь ей воплотиться в твоей руке. Нет закона, запрещающего это.

- А если я "Боинг" захочу? - спросил он наивно.

- А удержать его в руке сумеешь?

Вот в чем вся уловка 666. Самурай. Абсолютный слуга. Мертвый и потому бесстрашный и не сомневающийся. А мы с Голицыным не можем быть слугами даже сами себе. Ну нет у нас царя в голове. Одна конституционная анархия. Для нас это место. Сумрачный рай самураев. Мы здесь, как кошки Шредингера, ни живы, ни мертвы. Комбинация волновых функций. Нас мог бы вернуть в мир чистой материи взгляд стороннего наблюдателя. Но некому приподнять крышку этого ненавистного неба и заглянуть в черный ящик, в котором мы играем в свои странные, неподвижные игры. Впрочем, есть способ..."

Голицын выключил плеер и снял наушники. Болезненно яркие воспоминания о том, чего не было никогда, грозовыми тучами кипели у него в голове. Печальный лес, черно-белое, как знак "инь-янь" сиянье луны... Косой осенний свет, и на цепях, прибитых к соснам, раскачиваются пустые качели...Ксения танцует в тумане, смеется, черпает ладонями призрачный пар. Блестит катана, заткнутая за пояс кимоно лезвием вверх...

Бред! Не было этого с ним, не было! Потому что не было никогда!

Впрочем, что причитать, есть же телефон...

Он набрал номер. Ответил раздраженный мужской голос, показавшийся Голицыну смутно знакомым.

- Я могу Ксению Ворон послушать? - осведомился Голицын.

- Нет. Улетела птичка.

- Простите, не понял.

- Слушай, Дима, не заламывай ручки. Ты взрослый мужик, а не Анна Каренина. Твой поезд ушел. Ты свой выбор сделал. Он был свободным, но не был правильным.

- А с кем я говорю?

- Сам знаешь, с кем.

На том конце провода повесили трубку.

А Голицын отчего-то припаялся глазами к ладони своей правой руки. Он глядел так до тех пор, пока ни почувствовал холод витой рукояти катаны, пока ни увидел блеск полированной цубы и мерцание лезвия.

Просто нет закона, запрещающего это.

А есть ли вообще закон, запрещающий ему, Голицыну, что бы то ни было?

Нет.


home | my bookshelf | | Сумрачный рай самураев |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу