Book: Три маленькие проблемы



Ремезович Эрик

Три маленькие проблемы

Эрик Ремезович

Три маленькие проблемы

Когда возвращаешься с дежурства - мир всегда серый. Четыре часа смотришь на экраны датчиков - и зрения как небывало. Потом перед глазами долго прыгают пятна. Даже редкие лампы в коридорах не помогают.

Одной серости чтобы свалиться отдыхать мало. Еще и руки дрожат. Теперь это допустимо. Всю вахту ладони лежали в точно выбранном положении, чтобы запустить все защитные системы корабля одним движением.

Стан был одним из многих - защитник на дальнем транспорте "Вега". Сейчас ему хотелось спать. Он вымучивал последние шаги, мысленно благодарил неизвестного изобретателя лифта и проклинал отсутствие движущихся дорожек. И вот он вбил код доступа в каюту, разделся и плюхнулся в койку. На умывание и другие формальности сил не осталось.

Что-то было неправильно. Что-то не вписывалось в стандартную безликую обстановку. Пришлось перевернуться и проверить. Стены такие же серые порядок. Умывальник на месте - O'Кей. Полки еще висят, шкаф - стоит. Душ за занавеской - обшарпанный, как вчера. Взгляд вернулся к умывальнику. Под ним сидел карлик в красном кафтанчике, колпачке, с бородой заплетенной в косичку.

- Галлюцинация, - громко сказал Стан, перевернулся на бок и заснул.

* * *

Спустя восемь часов он проснулся. Этого должно быть достаточно.

Карлик остался под умывальником. Более того, на шкафу сидел второй. Борода косичкой, колпачок, те же размеры. Другой была только раскраска. Стан сосредоточился на малышах: оказалось, что волосы их тоже заплетены в косички. У одного в две, у второго - в три. Вид их будил неясные ассоциации, воспоминания, чувства. ГНОМЫ!!! Вот оно! Вспомнилось детство и сказки Конопницкой.

Стан разделся, принял душ. Гномы удивленно наблюдали за ним. А у Трех Косичек в глазах как будто промелькнула злость. Он плевался, вертелся, стучал пальцами - старался, короче говоря, привлечь к себе внимание. Стоицизм с которым Стан переносил его выходки, явно раздражал его.

Покончив с утренним туалетом, Стан поступил как всякий опытный работник Космической Службы - открыл дверь и пошел к врачу. Гномов он и взглядом не удостоил. Коротышки окаменели. Краем глаза Стан заметил, что Две Косички покраснел. (Злость? Беспокойство? - думал он по дороге к лекарю).

* * *

Доктор Подгорский, спокойный и добродушный словак, был маленьким, кругленьким, бородатым и любил яркие краски. К счастью он был лысым и не носил колпачка. Если бы не это, рассказ Стана мог показаться ему исключительно глупой шуткой. А так он профессионально взялся за работу. Бросил в бортовой анализатор несколько проб, посмотрел на результаты и сморщил лоб (самое интересное, что при этом до самого затылка морщилась его лысина).

Он разложил пациента на холодном жестяном столе, после чего окатил Стана всевозможными излучениями. После каждого просвечивания компьютер выплевывал несколько страниц результатов и начинал напряженно урчать. Стан попробовал сопоставить тон урчания с типом излучения, но его знания о медицинских приборах заканчивались на рентгене.

И вдруг аппарат замолчал. Подгорский зарылся в бумаги и замурлыкал. Несколько минут лежалось спокойно, потом стало холодно. Стан осторожно спросил:

- Можно встать со стола?

- Да, конечно, извини, забыл, - забормотал Подгорский.

Следующий этап напомнил Стану средневековые пытки. Подгорский достал молоток и иглу, начал стучать и колоть парня в разные части тела, интересуясь, как тот себя чувствует. Через несколько минут на лице доктора появилась решимость. Он достал зажигалку и стал примеряться исследовать реакцию пациента на прижигание.

Стан не выдержал:

- Что вы нашли, доктор?

- Ничего, - прозвучало в ответ. - Как и следовало ожидать. На службу мы берем самых здоровых, самых лучших и так далее. Но я пытался оградить тебя от визита к психологу. Прости меня за назойливость.

Стан простил. Простил и обращение на "ты". Доктор был ужасно рассеянным и говорил так со всеми, с капитаном в том числе. Иногда он говорил "малыш", "котик" или что-нибудь в этом роде, чем приводил капитана в бешенство.

Но теперь Стану предстоял визит к психологу.

* * *

Рудная компания, работодатель Стана, экономила. Делали они это умно. Следовало отдать должное, на существенном (особенно на зарплатах) они не экономили. Но бывали случаи... Одним из таких случаев стал компьютерный психолог.

Никто не знал, откуда появился такой идиот. Очевидно эта прекрасная мысль пришла в голову кому-то из яйцеголовых в Англии. К счастью, никого из членов экипажа перед стартом не обследовали. Когда же начались обследования после старта, почуявший недоброе капитан вместе с Длинным, универсальным механиком, отключил модуль посылающий диагнозы психолога в штаб-квартиру компании. Обследования приводили всех в ужас. Психолог ставил диагнозы полностью расходящиеся с действительностью. Володя из машинного отделения, чемпион воеводства по прыжкам бан-джи, услышал, что страдает боязнью высоты. Когда компьютерная система сообщила капитану, что у него эдипов комплекс, от того, что его слишком рано отняли от груди, а Подгорскому - что у него проблемы с женой, от того, что он предпочитает юношей (на самом деле юношей предпочитала жена Подгорского), было принято единогласное решение бойкотировать компьютер. Главный информатик стер всю память, чтобы исчезли все накопленные сообщения. Длинный устроил так, чтобы компьютер посылал только то, что диктует экипаж. А Подгорский самоотверженно подделывал анализы психики всему экипажу. Компьютер прозвали Писихом.

Стану пришлось идти, Подгорский помочь был не в состоянии. Но для начала стоило убедиться, что никакие комментарии относительно его проблем не достигнут штаб-квартиры компании. Ему еще хотелось поработать на своем посту.

* * *

- Длинный, ставлю две бутылки за отключение Писиха от центра. Длинный, ветеран малопольских забегаловок, за алкоголь готов был на все, даже высунуть в вакуум руку. К счастью, конструкция шлюза подобного не позволяла.

- Три, Стан, - Длинный обнажил щели между зубами. - За такие номера меня и посадить могут. Причем нашей - "Люкс" или "Выборовой". Пятьдесят вольт, сам понимаешь.

- Ладно, пускай, - трех бутылок в качестве пропуска на дальнейшую работу не жалко.

- А зачем тебе туда? - заинтересовался Длинный.

- Подгорский послал.

- Не выдумывай, Подгорский Писиха ненавидит.

Стан вздохнул. Длинный был хорошим парнем, не хотелось его обманывать. Рассказать про гномов? Стать вторым Писихом? Что ж, жизнь непроста:

- У Подгорского закончились идеи насчет анализов, надо что-нибудь свежее. - Придумал он на ходу.

- А что ж ты водку ставишь? - Длинный явно скучал. Давно уже ничего не случалось - нужны материалы для сплетен.

- А чего бы я так быстро не торгуясь согласился? Подгорский ставит. Хочешь четыре? - Стан решил блефовать.

- Ясно! - Длинный решил продемонстрировать в улыбке щербатые зубы мудрости.

- Значит, договорились.

- Вот тебе помощник. - Длинный сунул ему нечто вроде пульта дистанционного управления с одной кнопкой. - Вы начинаете, ты нажимаешь кнопку, я перехватываю передачу.

- Длинный, - предостерег его Стан, - никакого подслушивания.

- Что ты, старик, с земляками так не поступают! - Длинный замахал худыми руками. Его длинные рукава коснулись лица Стана.

Стан знал, кто распустил слухи про Подгорского и капитана. А земляками был весь экипаж. С тяжелым сердцем он выкатил тяжелую артиллерию.

- Услышу что-нибудь подозрительное, расскажу всем, что ты сын вонхоцкого старосты. Еще и пару шуточек добавлю. - Стан зловеще усмехнулся.

Длинный заметно побледнел.

- Пока, Длинный. И помни: либо тишина в эфире, либо Вонхоцк на борту.

* * *

Больше всего в Писихе раздражал его голос. Теплый, сексуальный, женский. Голос, который снится. Через десять минут после встречи с обладательницей такого голоса, мужчины падают на колени. А на корабле не было ни одной женщины.

- Итак, Стан видеть кали..., кари..., гномы?

Писих появился в Англии, и это было заметно. Наисовременнейшая нейронная сеть, способная на вещи, которых никогда не сделает человек (так гласила реклама), была не в состоянии произнести слова "карлик". Большая часть экипажа на этом ломалась и предлагала перейти на английский. Стан же решил усложнить задачу гениальному идиоту.

- Иногда их называют гномами, но обычно говорят "карлик".

- Стан, может иногда ты чувствуешь потребно уйти из этого мира?

То, что Писих заговорил о потребностях следовало из контекста предложения, и только потому Стан догадался о чем речь. Использованное Писихом слово напомнило ему скрип несмазанных подшипников.

- Нет, теперь мне хорошо. Хорошая работа, хорошая зарплата, время остается.

- Но твоя работа трудна, или нет?

Последнее время Писих хитрил, он избегал использования глаголов, потому что никак не мог освоить польские склонения, но время от времени продолжал вставлять конструкции с английской родословной.

Весь экипаж был польским, или польского происхождения. Оказалось, что экипажи транспортов и других кораблей дальнего следования можно составить только из людей с одинаковым способом мышления. Единственный путь, обеспечивающий такое единство, - комплектовать команду людьми одной национальности. У чисто английского Писиха с поляками возникали проблемы.

Стан решил наконец сказать что-нибудь:

- Ну да, трудная.

- И ты временами хотеть ввернуть в счастливое детство?

Обо всем после "хотеть" можно было только догадываться. Писих мог говорить что угодно, из динамика доносился хрип умирающего слона. Стан выбрал оптимальный вариант и ответил:

- Нет. Ребенок счастлив, потому как глуп. Я взрослый - страдаю больше, но больше и понимаю, а это достойная замена. Я не желаю вновь становиться ребенком и не скучаю по юности.

- Ты иметь несчастное детство? Родители тебя бить, использовать? Ты нуждать ходить в церковь?

Стан мог поклясться, что последняя фраза возбудила Писиха. Будь у него лампочки, сейчас бы они мигали. Упорное следование поляков католицизму, вызванное частично традициями, частично убеждениями, кому-то здорово мешало.

- Родители били меня, когда заслужил, и были правы. - Стан замолчал. "Что я здесь делаю? - подумал он. - Этот идиот ничем не поможет. Самое большее - привидятся еще и эльфы. Я задолжал четыре бутылки, а толку от беседы - ноль. Пора вернуться и проверить, не исчезли ли гномы."

* * *

Не исчезли. Хуже того, теперь их стало трое. Третий, в такой же цветастой одежде, был обладателем золотых нитей, вплетенных в бороду. Он сидел неподвижно, как курица на яйцах, и притворялся, что Стана не существует. Три Косички заламывал пальцы, Две Косички выглядел невозмутимым, выдавали его только покрасневшие уши и сдвинутый на бок колпак. Чего-то они ждали. Стан позвонил Подгорскому:

- Они еще здесь. Теперь их трое.

- А Писих?

- Как всегда, ни к черту...

Подгорский обрадовался, но потом вновь стал серьезным.

- Что мне теперь делать? Стасик, хороший ты парень, не хочется мне на тебя писать.

- Погодите, доктор. Придумайте мне какую-нибудь болезнь до самого Марса. Это всего три дня. А там я сам обращусь в Медицинский Центр, попросил Стан. - И не рассказывайте капитану.

- Хорошая мысль, Стасик, очень хорошая. Договорились. - Подгорский воспрянул духом. - У тебя Л4 на трое суток. Потом обратишься в Центр.

Стан не комментировал. Через три дня они сядут на Марсе, а там видно будет.

* * *

Стан попробовал избавиться от галлюцинаций традиционным способом: нажал на глазное яблоко - никакого эффекта. Принял холодный душ - тот же результат. Вышел из каюты и зашел обратно - гномы не исчезали. Он остался один на один со своей проблемой.

Надо было ЧТО-ТО делать. Ему не хотелось задавать вопросов типа: "Откуда вы взялись?", или кричать: "Гномов не бывает!". Хотелось быть оригинальным. (Услышав слово оригинальный, Писих спрашивал про секс анальный, интересные у него были программисты). И он спросил:

- А зачем вам такая яркая одежда?

Все трое расслабились. Три Косички вопросительно посмотрел на товарищей, после чего ответил:

- На случай завала. Если, не дай бог, кого-то из наших засыплет сразу видно, где он.

Ответ был на удивление логичным. Не вписывалось только "не дай бог". Стан решил следовать по этому пути:

- Вы верите в бога? - удивился он.

- А можно не верить? - недоуменно спросил гномик.

Стан был католиком. Он свершал семь главных грехов, преступал десять заповедей и сожалел об этом, но ленился предпринять что-либо.

Пылкость, прозвучавшая в голосе карлика, показывала, что вера маленького человечка на порядок выше. Стан не знал, что и сказать.

Воцарилась тишина. Три гнома интенсивно о чем-то думали. А Стану захотелось объяснить им, что гномов не бывает, что он здоров, а это просто видение. Короче говоря, хотелось, чтобы они исчезли. Но единственный аргумент, пришедший в голову, прозвучал так:

- Так вас же нет. Никто никогда вас не видел.

Троица переглянулась. Голос взял Золотобородый:

- Мы эмигрировали в десятом веке от Рождества Христова. На наш вкус вы стали копать слишком глубоко и слишком точно. Эльфы отвезли нас на другие планеты.

Стан решил следовать дальше:

- Эльфы?

- Они лучше разбираются в магии, оборванец, - ответил Две Косички. У них было столько времени. И все из-за их долголетия.

- И отсутствия дела, - добавил Три Косички. - Шастали себе по лесам и ничего не делали. Ни один гном такой жизни не выдержит.

Этот ответ был встречен одобрительными кивками других карликов. Такой взгляд на вещи был им явно по душе.

Стан попытался разговорить гномов:

- А эльфы тоже эмигрировали? Вместе с вами? Из-за уничтожения лесов?

- Нет, - невозмутимо ответил Золотобородый. - Остались. Теперь они большей частью в Гринписе. Они и нас пугали парниковым эффектом, только мы их высмеяли.

- А я знаю, что многие из них в феминистских движениях, - добавил Три Косички. - Видишь ли, Стан, у них матриархат.

Стану надоело. Его утопили в потоке логически стройной информации, только вот информация эта вела к расстройству психики. Разозлившись, он решил перевести разговор на темы общения:

- Вы знаете, что мое имя Стан, а как вас зовут?

Гномы переглянулись и после некоторых колебаний представились. Оказалось имя Трех Косичек - Унук, Золотобородого - Мортигерм, а Двух Косичек - Терей. "Это из-за матери", виновато добавил он.

Стан подумал, что с него хватит. Галлюцинации, гномы - за что? Он решил раз и навсегда покончить с проблемой:

- Ладно, господа, перейдем к делу. Вы явились сюда не из любви ко мне, не из желания поболтать. Что вам от меня нужно?

Сначала Стан упрекал себя. Во-первых - серьезно отнесся к галлюцинации, Во-вторых - вдруг это не видение, а он был слишком резок?

Гномы, как это ни странно, совсем не обиделись, только забеспокоились. Унук снова начал выворачивать пальцы, Терей уставился в потолок и засвистел, Лишь Мортигерм оказался на высоте. Правда он сопел и стонал, но все же выдавил из себя:

- Мы должны договориться с эльфами. Вы, люди, слишком экспансивны. Нам придется опять эмигрировать, лучше всего за Солнечную Систему.

* * *

Стан вернулся к исходной точке. До сих пор он не убедился в том, что коротышки не галлюцинация. Хуже того, он поймал себя на том, что начинает в них верить.

Пришлось попробовать еще раз избавиться от видений. Теперь, после душа, надавливания на глаза, входа-выхода, он попросил Мортигерма ущипнуть себя. Потом съел несколько перчинок, влил в глаза немного мыльной воды и крепко отхлестал себя по щекам. Гномы с интересом наблюдали за всем этим. Наконец Унук осмелился спросить:

- Чем ты занимаешься? Если это ритуал очищения, то мы неопасны. Все сказки про злых духов подземелий - вымысел. Бывало, кто-нибудь напьется и сходит с ума, но все это были шутки.

Стан вдруг вспомнил все сказки про Кубышку, Репосчета и других злодеев.

- Так это вы? - воскликнул он.

- Знаешь, встречаются черные овечки, - виновато ответил Унук, - не все улетели с нами.

Пришло время принимать решение. Стан с детства слышал про рудных духов. Дед, старый горняк, когда напивался, всегда рассказывал про работу на шахте и про Кубышку. ЭТО уже не было видением. Он ступил на другую, хоть и зыбкую почву.

- Так вы предупреждаете о завалах, показываете руды... - Закончить он не успел, младший из гномов его перебил:

- Вот именно. У нас есть такое чувство, что-то вроде обоняния, но на металлы...

- Хватит! - решительно остановил его Мортигерм. - Унук, есть вещи, про которые не рассказывают.

- Но...

- Я сказал. Мы пришли сюда говорить о деле, о нем говорить и будем. Наших талантов это не касается.

Сразу было видно, кто у них главный. Золотая нить в бороде гнома явно была не просто украшением.

- Я скажу коротко и ясно, - Мортигерм обратился к Стану. - Нам необходим человек, который сведет нас с эльфами. Из всего экипажа мы выбрали тебя. Ты согласен?

Слово "необходим" заплясало перед глазами у Стана. Он сразу вспомнил легенды про богатства гномов. И все же он был достаточно интеллигентен, чтобы прежде задать еще несколько вопросов. Могло оказаться, что дорогу к эльфам стережет дракон или другая пакость, а Стан не чувствовал себя рыцарем. Самый естественный вопрос звучал так:



- Почему я? И почему, собственно, этот корабль?

- Почему ты? - Теперь отвечал Терей. - Наш король родился там же, где и ты - под Шленском. Как и большая часть ветеранов. Там мы жили до отъезда.

- Поэтому вы знаете польский? - обрадовался Стан.

- Нет, поэтому вы говорите, как гномы, - спокойно ответил Мортигерм.

- Э-э-э, откуда вы летите и куда собираетесь эмигрировать? - спросил Стан. Он решил побыстрее сменить тему, пока Мортигерм не начал вдаваться в детали.

- Откуда летим, сказать не можем, - ответил Терей. - По соображениям безопасности.

Стан перебил его:

- "Вега" летит с Титана. Значит вы где-то на Титане.

- Соображает? - поинтересовался Терей у остальных гномов. - Скажем так, не все луны Солнечной Системы необитаемы. Этого достаточно.

- Еще один вопрос. - Стан заинтересовался. - Как вы выдерживаете при температуре двести десять кельвинов с хвостиком? И в метановой атмосфере?

- Он еще и любопытный, - Терей начинал злиться. - А про магию ты не слышал? И вообще, ты слыхал про гномов живущих на поверхности?

Дискуссия становилась неприятной. Терей пытался подавить землянина. В Стане проснулся боевой дух его страны.

- Вел бы ты себя повежливее, сморчок, - перебил он. - Все-таки вы в гостях.

Стан задрал нос. Терей побледнел, забормотал извинения и спрятался в угол.

Эстафету подхватил Мортигерм.

- Пан Арцышевский, - сообщил он. - Мы не хотим вас обидеть. Но есть некоторые вещи, рассказать о которых мы не можем. К ним относятся места нашего настоящего и будущего пребывания и некоторые из наших способностей. Остальное мы могли бы рассказать, но на это уйдут годы. У нас не так много времени. Договоримся, что у вас есть пол часа на решение, в это время можете спрашивать о чем угодно.

- Согласен. - Стан долго не раздумывал.

О галлюцинации теперь не могло быть и речи - иначе, насколько он разбирался в психологии, гномы рассказали бы ему все, правда в психологии он не разбирался. И все же рискнул. Он повернулся к бортовому коммуникатору и набрал код Подгорского.

- Доктор! - радостно выкрикнул Стан. - Они исчезли! Все трое! Достаточно было ущипнуть себя покрепче.

Добродушный Подгорский, не углубляясь в смысл услышанного, пробормотал поздравления. Вдруг он кое-что вспомнил:

- Я освободил тебя на три дня. Что теперь?

- Пусть так и будет. Возможно мне действительно надо отдохнуть.

- Хорошо, Стан. Повторюсь еще раз - я очень рад.

Стан повернулся. Тройка малышей удивленно взирала на него. Мортигерм тоном наставника обратился к младшим товарищам:

- Вот так это и делается, ребята! Теперь видите? - после чего повернулся к Стану. - Знаете ли, они никогда не видели, чтобы кто-нибудь так ловко врал. У нас с этим трудно.

Стан никогда не назвал бы свое объяснение с доктором ловким. И все же выводы из сказанного Мортигермом были нелестными. Пора было переходить к делу.

- Вернемся к моим вопросам. Во-первых, почему бы вам самим не поговорить с эльфами? Зачем вам я?

Вопрос попал в точку. Все трое снова занервничали и возобновили свой ритуал - Унук начал выкручивать пальцы, Терей - свистеть, а Мортигерм постукивать. Что-то здесь их задело, причем достаточно сильно. Стан задумался. О чем могли умолчать гномы? Он мгновенно прошелся по всем своим знаниям о маленьком народце и их привычках. Они упрямы - это не объяснение. Вздорные - уже кое-что. Возможно они назвали вождя (или вождиху?) эльфов расписным бездельником или крикливым паразитом. Но они не похожи на тех, кто сторонится драки. Причина, как оказалось, была совсем в другом.

- Были небольшие проблемы с оплатой, - голос Мортигерма был тих как шепот ручейка.

Ясно. Всем известно, что гномы не из щедрых.

- Вы обманули эльфов? Неудивительно, что они не хотят с вами разговаривать.

Досказать он не успел. Голос Мортигерма теперь напоминал не ручеек, а рев бешеного зубра. Два других гнома тоже зарычали.

- Это они нас обманули!

- Не позволили все забрать!

- Условия на кораблях были ужасными!

- В пути нас морили голодом!

Все трое перекрикивали друг друга. Шум сводился к одному: эльфы не были достойны даже того, что получили в качестве аванса. Бедных беззащитных гномов подло обманули. Злые и противные эльфы воспользовались их природным добродушием.

Стан не поверил ни единому слову и отметил для себя, что плату следует получить вперед. Но пришло время узнать у гномов детали:

- Сколько вы им должны?

- Около пяти тысяч штук золотых и серебряных украшений, - уныло ответил Мортигерм.

- Неплохо. Сколько составит оплата за мое посредничество?

Гномы забились как рыба на берегу. Втроем они пытались убедить его, как благородно было бы отказаться от оплаты. Все вместе твердили, как хорошо это отразится на гномо-человеческих отношениях (из деликатности Стан не стал вспоминать, что таковых не существовало). Еще они пытались внушить Стану, что такой благоразумный человек должен сделать это исключительно ради спасения гномов. Однако ответ был коротким:

- Сколько?

- А сколько хочешь?

Стан на мгновение задумался.

- Двадцать кило платины.

Гномы заныли, что Стан пользуется их положением, но тем не менее, согласились относительно быстро. Стан пожалел, что не потребовал больше. И решил компенсировать упущенное:

- Платину принесете сейчас.

Теперь гномы жаловались, что платить вперед представителю расы, которая так замечательно врет, вообще ненормально. Стан решил покончить с их стонами:

- Значит вы утверждаете, что я врун и обманщик?

Все трое смутились. Начал Унук:

- Нет конечно, но разговор с доктором...

- А номер, который вы откололи с эльфами?

Он победил. Мортигерм послал Унука, как самого младшего, за платиной. Через несколько минут гном вернулся с пятью слитками.

- Надеюсь, это не из нашего трюма? - решил подразнить их Стан.

Унук молча показал выбитый на каждом слитке знак. Этого было достаточно, такого знака на слитках из трюмов "Веги" не было. Уговор состоялся. Стан согласился стать посредником в гномо-эльфийском конфликте.

* * *

Три следующих дня заняло обучение. Гномы решили передать ему все свои знания относительно эльфов. Вообще-то было интересно. Он узнал, что на десять эльфийских мужчин рождается одна женщина, чем и вызвана небывалая власть женщин в их племени. Из-за чрезмерного количества мужчин, среди них распространены поединки не на жизнь, а на смерть. Побочным эффектом диспропорции между полами были частые романы эльфов с человеческими женщинами. Романы, но никогда не брак. Для эльфа человеческая женщина всегда рабыня. Также он узнал, что эльф-мужчина с рождения занимает свое место в иерархии, единственный способ подняться выше - убить вышестоящего. Когда же рождается девочка, ей сразу выделяется домен, которым она будет править.

Первая часть обучения прошла успешно. Но гномы на этом не остановились. Они рассказывали обо всем: как он должен есть, что говорить, что - нет, кому и как представляться и так далее. На попытки протеста они упрямо твердили, что эльфы не выносят хамства. Но хуже всего было другое его воспринимали как человекообразную обезьяну. Гномы составили представление о людях в средневековье, космические полеты на их отношение к человеку не повлияли. Все время его учили не сморкаться в рукав и не мочиться на стены. Он пожалел, что туалет находится в коридоре, тогда обошлось бы без этого, хотя, с другой стороны... Душ у него был, а они все время твердили про мытье. Терпел он долго, Аж до того момента, когда Терей начал краснеть.

- Видишь ли в чем дело - средний гном застеснялся.

Мина Терея и его румянец напомнили Стану тот день, когда отец решил рассказать ему, что же такое секс.

- Речь пойдет о сексе, - выдавил из себя гном.

Понятно.

- У вас, людей, страшная потребность в этом отношении...

Хм.

- А эльфы делают это не очень часто.

Ладно.

- Кроме того, у них женщины выбирают мужчин, а не наоборот.

Это согласовывалось с предыдущей информацией. Но Стан заметил, что каждое употребление слова "секс" вызывает у гнома проблемы. Он решил воспользоваться этим:

- А как вы занимаетесь сексом? - выпалил он.

Предыдущий румянец на лице Терея бледнел рядом с появившимся.

- Это к делу не относится, - пробормотал гном в бороду.

"Менять темы он не мастер", - отметил Стан. И решил запомнить впечатлительность Терея на почве секса. Можно будет подразнить при случае.

- Видишь ли, эльфийские женщины по вашим стандартам очень красивы, продолжал гном.

- Ты хочешь сказать - сексуальны, - Стан решил поразвлечься.

Наградой стал прекрасный румянец, достигший даже шеи гнома.

- Да. Речь о том, что ты не должен им надоедать. Не пытался тянуть в темные углы, не ощупывал, не делал определенных предложений. Понимаешь, о чем я? Не распускай руки, одним словом.

Стана передернуло. Гном считал, что люди бросаются на каждую встречную женщину. Позже он понял, что гном был прав, но сейчас обиделся. Он же был защитником. Его профессия требовала спокойствия и уравновешенности. Он с трудом удержал голос в границах ста децибел. Медленно и выразительно он спросил:

- Так ты, Терей, считаешь, что первую встреченную эльфийку я буду полтора часа держать за руку, чтобы незаметно добраться до бюста?

Гном не понял иронии, потому как продолжил:

- Вот видишь, ты все понял.

Наверное, гном был доволен. У Стана было два выхода: либо волос за волосом повыдергивать ему бороду, читая при этом человеческий учебник по правилам хорошего тона, либо полностью его игнорировать. Он выбрал третье:

- Скажи-ка, Терей, - мягко начал он. Спокойствие прежде всего. Сокровище мое, видел ли ты когда-нибудь человека, кроме меня, конечно?

Гном сморщил лоб и помотал головой.

- Следовательно, ты не видел как люди относятся друг к другу?

Опять отрицание.

- Так я тебе объясню.

Объяснение затянулось на пол часа.

Но Стан не цитировал правил хорошего тона. Более того, его поведение о хорошем тоне отнюдь не свидетельствовало. Правда, он объяснил Терею все сделанные ошибки, но время от времени вплетал в разговор сложнейшие узоры из ругательств. Он с трудом сдержался от выстукивания ударений на голове гнома и вместо этого молотил кулаком по столу. Терей пробовал остановить его, но голосовой аппарат коротышки не выдерживал конкуренции с человеческим. Голос Стана сравним был с топотом копыт полка венских гусар.

- И запомни, твои поучения выводят меня из себя, мохнорылый! Вопреки твоим убеждениям, огрызок мелкопузый, я не спустился с дерева два дня назад! И не приму подобных аллюзий в дальнейшем, аппендикс ты недоразвитый!

Еще в детстве Стан отучился пользоваться неприличными словами. Иногда это сильно мешало. Идеи иссякали. По причине отсутствия подходящих ругательств, он решил прервать проповедь.

Побледневший гном кивал головой:

- Ладно, больше не буду, - голос его слегка дрожал. Вмятины на столе подействовали на его воображение.

Как всегда, неизвестно откуда появился Унук.

- Стан, я уже говорил тебе, что надо отходить в укромное место, чтобы помочиться?

Стан сдался. Ругательства кончились.

* * *

Первая разгрузка - Фобос-Деймос. Редкие и тяжелый металлы. Остальные элементы колония Марс добывала из пояса астероидов. Естественно, чтобы "Вега" причалила к станции не могло быть и речи. Уж слишком много она весила. Весь груз забирали буксиры. Как пишут в учебниках - буксир подлетает, забирает металл и улетает. Правда, в люке уже должно быть соответствующее количество товара. А к люку его еще надо доставить. Вот тут и начинался цирк. Металлы с фабрики укладывались в трюмы в идеальном порядке. Выбором трюма, способом укладки металлов и всем остальным управлял компьютер. Как будто все можно было рассчитать и предсказать. В учебниках, конечно, показывалась идеальная укладка металлов в трюмах. Теоретически перемещение металлов к товарным люкам должно быть простым.

Ничего подобного. Решение о том из какого помещения сколько взять во время рейса было самым тяжелым. Его всегда принимал капитан с суперкарго. Они учитывали все маневры, которые могут оказаться необходимыми во время рейса. В трюмах лежало от ста до двухсот тысяч тонн металла. Каждое торможение и маневр могли сорвать переборки, прорвать обшивку, привести к неконтролируемым изгибам и вибрациям корпуса судна. Это и было самой частой причиной гибели дальних транспортов.

Капитан с суперкарго выключили гравитацию и принялись за работу. На нее загнали и весь экипаж. Стан сначала хотел воспользоваться освобождением, но почувствовал себя последним дураком. Он подошел к капитану и попросил работу.

- Выздоровел? - единственный вопрос. После утвердительного ответа, он получил толкатель и начал перебрасывать блоки, чушки, болванки, бруски и прочую ерунду согласно плану. На один предмет, отправляющийся к люку, приходилось десять, разносимых по трюмам.

Неизвестно откуда в помещении появился Мортигерм. Хотя отсек и был маленьким, тесно в нем не стало.

Старый гном зачарованно наблюдал за всем. Время от времени он тихонько бурчал что-то, и вдруг вмешался:

- Как вы можете? Столько добра... Вот так, без сердца, бездушно, безразлично.

Последние слова он произнес с омерзением. Стан не комментировал. Теперь молчание могло дать больше знаний о гномах, чем когда бы то ни было. И действительно, гном тихо продолжил:

- Мы не похотливы. Это любовь, зависимость, ослепление, восторг, желание - все одновременно.

- Ты видишь бесформенный кусок металла, а у меня сердце разрывается придать ему форму. Дать ему смысл и цель. А когда я создам его - это как любовь матери к ребенку. Расстаться с тем, к чему прикасались твои ладони, уничтожить - это попросту больно. Это единственный случай, когда можно увидеть плачущего гнома Он может плакать по обычному молотку. Всего-то кусочки дерева и железа. Поэтому нам пришлось уйти. Мы не можем жить с вами. Вам этого не понять.

Он остановился.

- Я говорю это не просто так. Никто кроме нас этого не понимает. Мы не можем делиться нашим богатством, даже торговать - это наше проклятие, это поссорило на с теми, кто может нам помочь. Надо объяснить им это. Возможно они поймут нас и простят. Все равно они потребуют платы, и на этот раз мы не откажемся, не сможем. Но они должны соблюдать умеренность. Потому что есть граница, выше которой лучше умереть, чем расстаться с творениями своих рук.

- Почему ты говоришь это теперь?

- Те молокососы не знают людей, им и в голову не придет объяснить это. Да ты и сам видел.

Стан вспомнил про "лекцию".

- Почему ты их не остановил?

- Проверял тебя.

- И как я, справился?

- Неплохо. Но могло быть и лучше. Терпишь ты достаточно долго и даже в гневе не теряешь рассудка. Это очень важно.

- Почему? - Стан действительно заинтересовался. Это был первый настоящий урок.

- Время от времени мы тебя раздражаем, да? Эльфы доведут тебя до бешенства в два раза быстрее, - в глазах старого гнома загорелась зловещая искорка. - Твое задание в основном состоит в сохранении спокойствия.

- А чего мне нервничать?

- Этого не описать, - искорка разгоралась сильнее. - Эльфы не раздражают только старые деревья. Когда мы научили одного языку гор, он вызвал землетрясение. Кроме того, есть еще одно дело. Ты должен потребовать свидания с одной из королев. Не давай им отделаться разговором с кем-нибудь из старших.

Из того, что гномы говорили об иерархии эльфов, следовало, что королевы отдавали приказания, а старшие их исполняли. Но исполнять их можно произвольно...

- Почему?

- Старшие немного похожи на вас. Не задумавшись ни на минуту, они предложат нам справляться самим. С королевами можно договориться.

Гном остановился и задумался. По-видимому, собирался сказать что-то важное.

- Ты можешь встретиться с королевами Танихе, Катархе или Инихе. Если каким-то чудом встретишься с третьей, сошлись на меня и попроси о встрече во имя гор.

- Что это значит?

- Тебе не надо свернуть к складу четыре-шестнадцать?

- Надо, а что?

- Мы как раз проходим мимо него.

- Черт!

- Работай, работай, - старому гному полегчало после того, как он рассказал все, что хотел. - Следующая остановка - Земля. Вот там будет трудно.

* * *

Станция Фобос-Деймос состояла из связанных гравитацией бывших спутников Марса. Они вращались вокруг общего центра тяжести. Вращение было самым дешевым способом создания тяготения, все пользовались им когда только можно.

Самые важные структуры размещались на таком расстоянии от центра станции, где центробежная сила давала ощущение земного тяготения. В этом поясе находился и оздоровительный Центр.

Естественно, команда была одной национальности, как всегда. К счастью, это были немцы, сносно владеющие английским. Вот у китайцев не поймешь, хотят тебе вырвать зубы или сделать томографию.

- Что такое? - простонал доктор. Был он высоким, худым, голубоглазым блондином - настоящий ариец. Халат такой белый - глазам больно. Кафель, тоже белый, рядом с халатом казался ни разу не мытым.

- У меня была пара видений. Быстро прошло.

- Должность?

- Защитник.

Доктор недоверчиво посмотрел на пациента. Еще раз пролистал бумаги Подгорского, сравнил имена.



- От работы косил? - спросил он на хорошем польском.

Стан поразился:

- А откуда доктор знает польский?

- Три года на медицинском во Львове. Можно и научиться.

- Во Львове? - вырвалось у Стана.

Врач окинул его долгим неприятным взглядом.

- На этот вопрос я сегодня отвечал уже четыре раза. Хватит. - Холод ответа отбивал охоту к дальнейшим комментариям.

Доктор оказался профессионалом - обследование провел быстро и спокойно, не замешкавшись ни разу. Он был так доволен собой, что Стан уже подумывал, что действительно серьезно болен..

- Значит, косил... - воплощение нордической расы блеснуло зубами. Тянет на докладную - симуляция болезни с целью освобождения от работы. Пошлем капитану.

Не многому он научился в своем Львове. Докладная в штаб-квартиру профсоюза - это плохо, а капитан просто вызовет Стана, в худшем случае вместе с арийским доктором, и все. После чего Стан отправится на вахту, а докладная в корзину. Стан успокоился, и вдруг услышал:

- Это конечно можно уладить.

Чему-то доктор все же научился. Улыбка на лице врача стала похожей на улыбки, которые встречались на корабле ежедневно. Среагировалось по шаблону:

- Стан. Очень мило с твоей стороны. Как мне тебя отблагодарить?

- Гейнрих. Тоже рад. Есть у меня одно дело. Закончился месячный лимит пересылок на Землю, а в Варшаве осталась невеста. Переправь письмо...

Все уладилось.

- И никакой докладной? - решил удостовериться Стан.

- Что ты! - Гейнрих (мысленно Стан называл его Генеком) даже обиделся. - Если хочешь, продлим тебе освобождение.

Заманчивая перспектива, но Стан отказался. Долгое освобождение могло сказаться на репутации.

- Сделай лучше так, чтобы никто ко мне больше не цеплялся, - попросил он.

- Будь спок, - отозвался Генек. - Обычно я такого не делаю, но я действительно у тебя в долгу.

Это тоже было частью ритуала. Генек совсем неплохо учился во Львове. Наверное практиковался на экзаменах.

- Договорились!

* * *

У Стана была последняя вахта перед Землей. Все говорили "Земля", хотя на Землю ни один корабль не садился. И на другие планеты тоже. Чтобы вырвать корабль из пут гравитации приходилось платить слишком дорого. Корабли оставляли товары на орбитальных станциях. Главной станцией Земли была старая добрая Луна. В точках Лагранжа была и пара станций поменьше, но именно Луна была гвоздем программы. "Вега" причаливала к доку на севере моря Имбриум.

Осью и основой дока была стокилометровая транспортная игла. На ее вершине была смонтирована база предварительной селекции. Металлы для Луны посылались в основание иглы. Все другие закреплялись при помощи гравитации или магнитами. В результате, игла напоминала гриб окруженный мухами. Раз в минуту к игле приближался буксир, подбирал часть выброшенного "Вегой" груза и тащил его на Землю или Венеру, которая не заслужила собственной орбитальной станции, способной разгрузить дальний транспорт. У намного меньшего Меркурия был свой Кадуцей - станция, которая могла принимать корабли в несколько раз больше "Веги".

Венера была сельскохозяйственной колонией, ее продукты потребляла почти исключительно Земля. Вся деятельность человека на Венере ограничивалась десятком тысяч атмосферных ферм. Фермы эти были в сущности огромными кораблями, способными бесконечно долго парить в густой атмосфере Венеры. Их роль ограничивалась рассеиванием в атмосфере зародышей микроскопических водорослей и сбору плодов их работы. Мутированные в земных лабораториях, устойчивые к венерианским условиям водоросли, занимались фотосинтезом и размножались в чудовищном темпе.

Благодаря меньшей гравитации и большему атмосферному давлению водоросли могли летать в атмосфере так долго, что ферма могла подобрать большую их часть, упаковать и отослать на Землю. Таким образом двуокись углерода из атмосферы Венеры превращалась в пищу для землян. Побочным эффектом непрерывного процесса был рост содержания кислорода.

Поэтому транспортировка на Землю производилась при помощи легких буксиров, а Венере не было нужно столько металлов, чтобы оправдать строительство дорогой станции способной принимать корабли дальнего следования.

Вахта защитника всегда тяжела. Других не бывает. Защитник связан со всей защитной системой корабля. Любая система аннигиляции, гравитационный экран или магнитная сеть соединены с нервами его рук и мозга. Именно необходимость хирургического создания связей между нервной системой защитника и компьютерной системой корабля отсеивала большую часть претендентов на эту работу. Однако, подобное подключение позволяло работать не больше десяти лет. После этого срока, независимо от того, чего он хотел и что говорил, защитник отправлялся на пенсию. Больше не выдерживал мозг. А иногда выдерживал меньше. Часто счастливую пенсию заменяла психиатрическая клиника. Если бывший защитник появлялся в городе, об этом информировали полицию. Самое интересное, что помогала только женитьба. Женатые защитники не выходили на улицы с автоматами.

Стан отслужил четыре года и не хотел на пенсию. А частые галлюцинации приводили к немедленной отставке. Он уже прошел половину своей первой галлюцинации... Два доктора признали его здоровым (один подкупленный), а сам он знал, что никаких видений не было. Но рано или поздно оба рапорта доберутся до Центра. И это станет первой каплей. Единственным утешением было то, что рапорт Писиха до них не дойдет.

Звонок окончания вахты для Стана прозвучал избавлением. Через минуту должен был появиться Адам, один из одиннадцати защитников корабля. На кораблях дальнего следования их всегда было столько, атаки случались и за поясом астероидов. Быстрые объекты, уничтожающие все на своем пути. Одни говорили - внесистемные метеоры, другие - пришельцы. Пробы пока никто не взял. Фактом было то, что защитники могли уничтожить их аннигилирующей системой или оттолкнуть гравитационным щитом, для того их и нанимали. Они приносили пользу и при причаливании, где электромагнитными сетями могли отталкивать всякий мусор. Этим Стан сейчас и занимался.

"Вега" закончила свой рейс. После разгрузки весь экипаж на пассажирских паромах отправлялся в пятнадцатидневный отпуск на Землю. Стен тихо надеялся, что на этом закончится его общее с гномами путешествие. Но оно не закончилось.

Через пару минут после разгрузки появился вечно довольный Унук.

- Паром у нас уже есть! - выпалил он.

Стан забеспокоился. В устах гнома это могло означать многое. тройка коротышек могла этот паром просто украсть. Правда, теоретически это невозможно, но...

К счастью, Унук развеял его сомнения:

- Мы уже решили, какой линией полетим! "Спейснейбор компани"! Через четырнадцать часов отправляется их паром до Прушкова!

Из всех фирм обслуживающих трассу Земля-Луна, гномы выбрали наихудшую. Стан еще попробовал бороться с невыгодным решением:

- Почему? А другим нельзя?

- Ой, какой ты нудный! - не вытерпел Унук. - Мы специально отказываемся от нескольких других фирм и удобных паромов, чтобы не тратить твои деньги, а ты еще перебираешь.

Стану оставалось либо согласиться, либо остаться неблагодарным. Он выбрал первое. Замок защелкнулся.

* * *

Гномы должны были путешествовать в багаже. Выход из порта на Земле должен стать импровизацией. Сначала Стан предложил гномам изображать статуэтки. На это предложение Терей отреагировал румянцем, сопровождаемым частым морганием, предложение отпало.

Кроме того, для предотвращения провоза микроорганизмов, вещи, привозимые на Землю, поддавались строгому биологическому контролю. Можно было представить удивление таможенника, обнаруживающего живую скульптуру. Последствия могли иметь космические масштабы.

Поэтому решили, что гномы прокрадутся в багажное отделение, в почти безлюдной игле это нетрудно. А на Земле будет видно...

Правда было несколько способов, но ни один не давал гарантии успеха. Некоторым утешением служило то, что они летели в Прушков, товарный порт, а не в Варшаву, где был порт пассажирский. Меньшее движение позволяло надеяться, что операция перехода гномов не будет слишком трудной.

Вдруг Стан вспомнил, почему все товарные порты находились в маленьких городках неподалеку от больших метрополий. После того как порт начинал работу, городок становился еще меньше. Жили в нем только те, кто обязан, либо те, кто без проблем переносил непрерывную канонаду. Она была побочным эффектом действия мощных товарных орудий, выводящих грузы на орбиту. Технологией будущего оказалась тяжелая артиллерия. Грузы выбрасывались при помощи огромных труб, заряжаемых дымком - дальним потомком пороха. Никто не знал откуда взялось название "дымок". Идиотизм названия заключался в том, что сгорание дымка происходило без дыма. При сгорании даже пепла не оставалось. После того как давление газов в камере сгорания достигало предела, необходимого для выброса данного груза, открывалась перегородка перекрывающая камеру, газы с огромной силой ударяли в груз и выбрасывали его на орбиту. В Польше жребий пал на Прушков. "Спейснейбор Компани", как фирма экономная, производила сообщение при помощи товарных портов, так было дешевле. Ожидалась незабываемая посадка.

* * *

По непонятным причинам, космические пассажирские паромы фирмы "Спэйснейборс Компани" на линии Земля-Луна через очень короткое время превращались в мусоросборники. Вероятно проблема состояла в невозможности выбросить мусор за окно. Но, возможно, проблема была вызвана низкой ценой за перелет, предлагаемой огромной компанией. На чем-то им приходилось экономить. Как бы то ни было, после восшествия на борт парома, вас сбивал с ног неприятный запах дезинфицирующих средств. Сиденья пестрили следами ног и приклеенными жевательными резинками.

Вскоре запах дезинфицирующих средств сменялся запахом немытых тел. Вода вне Земли была дорогой, а паромами "Спейснейбор Компани" летали те, кому не хватало денег. Путешествие начиналось прекрасно. Паром быстро отчалил от башни. Начался этап "на выносливость желудка". Паром должен был стать в положение, из которого можно включить стартовые двигатели благодаря использованию гравитационного поля, почти стопроцентно перерабатывающие химическую энергию в кинетическую. Двигатели позволяли преодолеть все расстояние за два часа. В связи с толкучкой возле иглы, время на маневрирование ограничено. А это сложная траектория, с большим количеством промежуточных стадий. Через десять минут девяносто процентов пассажиров выворачивало. Стан с некоторой злорадностью подумал о гномах.

Дальше было только ускорение. Гравитационные генераторы ослабляли его до уровня одного g.

Паром несколько раз вздрогнул. "Коррекция курса" - подумал Стан. Паром успокоился. Они достигли крейсерской скорости. До момента входа в атмосферу неожиданностей быть не должно.

- Уааааааааааа! - тишину нарушили здоровые легкие молодого поколения.

Открытия в области теории гравитационных полей позволили летать в космос буквально каждому. К счастью, внезапное развлечение вместе с родителями сидело достаточно далеко.

- Я видел гномикаааааааааа! Он побежал туда!

Это уже вызывало беспокойство. В отличие от родителей, выбивающих из головы ребенка глупые фантазии, Стан верил в гномов. Хуже того, он знал, что трое из них находились на борту.

Снизу до него донесся тихий неразборчивый шепот. Под креслом сидел Терей и бормотал что-то по-своему. Стан присмотрелся к нему повнимательнее. Терей не сидел. Из пола торчал только его торс. О том, что случилось с ногами, Стен не имел ни малейшего понятия.

- Помоги мне, - проворчал гном.

- Ты выглядишь так, будто с тобой все в порядке, - Стан не проникся ситуацией.

- Я не могу сидеть так вечно! - голос Терея по-прежнему звучал глухо. - Через пару минут что-нибудь лопнет, или я или пол. Я должен выйти побыстрее и еще оставить запас на невидимость. Испугался этого чертова карапуза, - добавил он извиняющимся тоном.

Естественно, несмотря на объяснение, Стан ничего не понял. Это было видно по его лицу.

- Ваши дети нейтрализуют нашу магию. Проникают сквозь наши иллюзии, замораживают наши дополнительные чувства и так далее. А лучше всего это действует, когда они кричат. Когда этот сопляк заорал, я на мгновение стал видимым для всех. Теперь мальчишка меня не видит, можно так сидеть, но я потерял много сил. Надо вылезти из пола.

Стан тут же позвал стюардессу.

- Что ты делаешь, идиот! - Терей не понимал сущности плана. Стан великодушно не расслышал "идиота".

- Извините пожалуйста, - Стан ощерился в надежде изобразить улыбку. Не могли бы вы принести мне какое-нибудь одеяло и подушку? Я бы с удовольствием поспал.

Стюардесса слегка приподняла брови. При почти тридцати градусах в салоне, Одеяло было как-то неуместно. Однако Стан выглядел достаточно странно, чтобы домогаться пледа. Через минуту девушка вернулась с одеялом. Стан прикрыл колени, стараясь чтобы плед прикрыл сидящего внизу гнома.

- Можешь выходить, - шепнул Стан. Он даже немного гордился собой. Как оказалось, зря. Снизу до него донесся злой шепот:

- Я всю ночь должен провести под твоими ногами? Я похож на коккерспаниэля?

- Не всю ночь, всего три часа, - Стан защищал свою идею. - Кроме того, не обижайся, но ты как раз такого роста, как моя собака, а он под моими коленями помещается.

Ожидаемого потока ругательств не последовало. Терей отвечал медленно, выразительно процеживая слова сквозь зубы:

- Так почеши меня за ухом, а я заскулю от восторга. А как я выйду отсюда, гений?

Это была проблема. Стан должен был пройти мимо ребенка, и при этом укрывать Терея. Если бы карлика видел только ребенок - проблемы бы не было. Но чары невидимости будут уничтожены полностью, весь паром увидит гнома. Стану правда было интересно посмотреть на реакцию остальных пассажиров на это явление, но, неизвестно отчего, ему не хотелось, чтобы Терея обнаружили.

- А проскользнуть в багажное отделение ты никак не можешь? - Стан искал выход из положения.

- По пути - мальчишка. - Терей говорил исключительно спокойно. Он не показывал этого, но ситуация его явно потрясла. Дать обнаружить себя прямо перед Землей. Это либо исключительная неудача, либо исключительная глупость. "Глупость? - подумал Стан, - Сейчас, секундочку."

- Терей, а откуда ты собственно взялся?

- Да, вышел на минутку, - в голосе гнома прозвучали воинственные нотки. - А что, нельзя?

- Просто вышел на минутку. Вот так, без цели. Я правильно понял?

- Точно.

- А твоя дурная башка не думала, что тебя может кто-нибудь заметить? Что ты рискуешь всей нашей миссией?

- Нашей миссией? - в голосе гнома появилось удивление.

Стан удивился не меньше. "Наша миссия? - мысленно повторил он. Арцышевский, договоришься до маленького беленького домика без дверных ручек."

- Ну да, наша, - Стан постарался придать своему шепоту в меру агрессивную интонацию. - Или нет?

Терей был не в том положении, чтобы позволить себе свободную дискуссию. Свое мнение он ограничил неопределенным ворчанием.

- Что ты сказал?

- Кажется я знаю способ выйти отсюда. Но будет тяжело.

- В чем он состоит?

- Ты когда-нибудь интересовался парапсихологией?

Терей предпочитал изъясняться именно так.

Стан подавил искушение натянуть гному колпак до самой задницы. Но не хотелось будить соседа.

- Нет.

- Нехорошо, нехорошо, - нервно зарычал гном. - Видишь ли, я могу выйти отсюда вниз и добраться до багажного отделения. Но не знаю хватит ли мне магии. Если нет - могу пробить стену. Если не думать о том, что станет со мной, сопутствовать этому будет неплохой взрыв, а это проблемы для всех нас.

- А причем здесь парапсихология? - Стан решил, что сейчас самое время задать этот вопрос.

- У вас, у людей, тоже есть некоторые магические способности. Если бы я мог взять у тебя немного силы. Дай руку, попробую, - отрапортовал малыш.

Стан положил руку под плед. Гном схватил ее, нарисовал на ней пару знаков, бормоча что-то, после чего с нетерпением рявкнул:

- Так я и думал. Черт, учат вас с детства всякой физике, нет бы научить чему-нибудь полезному.

Стан решил сохранить свое мнение при себе, хотя некоторое время испытывал искушение сказать гному, что магия как-то не помогла ему добраться до Земли.

- Может твой сосед поможет? - Терей лихорадочно искал какую-нибудь зацепку. - Есть шанс, что он на что-нибудь способен. Достаточно подержать его за руку.

- Чокнулся? - Стан задрожал, частично от злости, частично от отвращения.

- Пожалуйста, Стан, - тихо произнес гном.

Некоторое время Стан не верил своим ушам. Потом пожалел, что не захватил фотоаппарат и диктофон, увековечить Терея, произносящего слово "пожалуйста"... А так, он даже не видел выражения его лица.

- Ладно, попробую, - ответил он.

Они оговорили способ взаимопонимания. Если сосед сможет помочь - один пинок по левой ноге, если нет - по правой. Два пинка по любой ноге будут означать, что гном закончил со своими фокусами.

- Извините, - Стан ощерился в улыбке. Он постарался изобразить испуг. - Знаете, я немного боюсь. Не мог бы я подержать вас за руку?

- Да, естественно, - сосед оказался молодым мужчиной, - надо помогать ближним.

Стан почувствовал очень осторожное прикосновение к левой руке и очень неосторожный пинок по левой ноге. Он тихо всхлипнул, мысленно пополнив список провинностей Терея.

- При случае можем встречаться почаще, - долетел до него обрывок фразы соседа.

- Извините, не расслышал начала, - Стану показалось, что что-то ему не нравится.

- Я сказал, что изучаю психологию и наверное смогу тебе помочь. И при случае можно встречаться почаще.

- ?????

- Вообще-то меня зовут Рысек. Обычно я не знакомлюсь с парнями на улице, но знаешь... - сосед ласково улыбнулся глядя Стану в глаза.

Стан знал. Он поклялся все-таки натянуть на Терея его колпак. И тут же получил два крепких удара по ноге. Он попытался осторожно освободить ладонь, но у Рысека была железная хватка. Он явно увлекся.

До конца полета Стану пришлось терпеть ухаживания.

* * *

Прушковский порт ожиданий не обманул. Шум был невыносимым. К счастью, сразу при выходе из парома пассажирам раздали наушники. Это несколько сглаживало разрывающее барабанные перепонки рычание. Стан с некоторым удовлетворением подумал о гномах, которые, по понятным причинам, никакой защиты не получили.

"Интересно, какая гениальная мысль посетит эту тройку", - беспокоился Стан. Он боялся, что перенапрягшиеся мозги гномов решат, что лучше всего отвлечь внимание, а для это самый простой способ...

Что-то вспыхнуло. "Ну вот. Этого и следовало ждать. Я начинаю думать, как они", - осознал Стан. Маленькие весельчаки заставили сработать систему поиска человека. Орудия перестали пробивать мозги путешественников. Воцарилась тишина. Ненадолго, естественно. Ее нарушил вой сирен. Он не был таким громким, как грохот пушек, но имел противный тон, ассоциировавшийся у Стана с началом ядерной войны. Во всем порту включили прожекторы, дающие противно розовый свет. Все для того чтобы заставить пассажиров не двигаться.

Система поиска включалась, когда кто-то незванный выходил на стартовую полосу или на поле товарных отправлений. Она не означала, что персонал отчаянно ищет пропавшего пассажира. На заблудшую овечку охотились до зубов вооруженные антитеррористы. Система должна предотвращать покушения на оборудование порта. Действие системы основано на достаточно простом механизме: выход с посадочной полосы, а также вход и выход из порта работали отдельно и только в одну сторону. В каждой точке пассажира отмечали простым и незаметным способом (по крайней мере, теоретически кажется, где-то в Африке обходились номерками). Основываясь на этом, компьютер считал три потока людей и всех присутствующих. Если что-то не сходится - включается тревога.

Достаточно было одному из гномов дать себя пометить и перелезть через стену. Компьютер сразу поднял тревогу, а характерная особенность подобной ситуации - обеспечение полной неподвижности всех пассажиров. Им надо было стоять (кому повезло - сидеть) до тех пор, пока обслуживающий персонал не определит причину тревоги. Это, плюс сирены и свет, позволит гномам покинуть порт не опасаясь слишком частых контактов с людьми. Такой план обсуждался еще на Луне. Единственной проблемой осталась отметка. Терей предлагал провести за стену Стана, но тогда его могли упрятать за решетку. Интересно, как удалось разрешить проблему? Чтобы узнать придется дождаться вечера, они договорились встретиться в близлежащем лесу. Пока Стану оставалось расслабиться и подчиниться течению событий.

Сирены притихли, а потом и вовсе замолчали. Полицейские в полной экипировке вошли в зал, они тащили за собой ребенка. Малыш непрерывно выл:

- Гномиииик! Я видел гномика!

Это был тот самый мальчик, который доставил столько беспокойства Терею. Стан с некоторым удовольствием подумал о наказании, ожидающем малыша. Выражение лица и накачанные бицепсы озабоченного папаши радости ему не предвещали. Но наблюдать за дальнейшим ходом событий было некогда. Объявили конец тревоги. Можно было покинуть вокзал, сесть в вагон магнитной дороги и ехать к себе.

* * *

Они встретились в лесу. Удостоверившись, что поблизости никого нет, гномы поцеловали Землю. После дорожных переживаний Стану хотелось проделать то же самое. Но для начала он решил удовлетворить любопытство.

- Как вы вытянули этого сопляка из порта?

- Я сделал в стене небольшой проход. Настолько большой, чтобы сопляк мог пройти в него, и настолько маленький, чтоб он был незаметен. Унук вытащил мальчишку из здания и поиграл с ним в прятки, а я закрыл стену. Объяснил Мортигерм.

Теоретически стены порта должны выдерживать небольшой ядерный взрыв.

- Вы специально выбрали этого мальчишку? - Стан подозревал, что Терей дал волю своей зловредности.

- Да, - Терею, казалось, стало стыдно. - Я не смог удержаться.

- Разве так можно? Малыша дома ждет ад. - Стан конечно притворялся. Воспоминания про Рысека блокировали любое сочувствие к мальчику. Но ему захотелось подразнить Терея.

Гном слегка покраснел.

- И эти хождения по кораблю, - Стан брал реванш за уроки общения с эльфами. - Что за идиотская идея? Собираешься построить такой же?

Мортигерм громко засопел. У Терея вырвалось глухое ворчание. Унук достал из-за пояса небольшой топорик. При своих пятидесяти сантиметрах роста выглядел он с ним как полный идиот. Стану он напомнил автомат для педикюра.

- Откуда ты знаешь? - выдавил из себя слегка посиневший Терей.

- Спрячь топор, идиот! - рявкнул Мортигерм на Унука. - Ты носишь его всего шестнадцать лет, без моего разрешения можешь его только погладить.

Он злобно глянул на Стана. Однако, было видно, что он восстанавливает контроль над собой.

- Действительно, мы обследуем ваши корабли, - начал он. - Нельзя ставить все на одну карту. Возможно нам удастся построить что-нибудь подобное. Я лично сомневаюсь, но утопающий хватается и за соломинку.

Он обратился к молодым гномам:

- А вы, дурни, как вернетесь - отправитесь в школу. Что лучше всего удавалось младшим?

Мины обоих гномов выражали глубокий стыд.

- Интуиция? - несмело пискнул Унук.

- Вот именно, бараны. - После чего Мортигерм добавил пару выражений на своем языке. Стан традиционно ничего не понял. Он решил, что самым безопасным будет спросить о том, в чем он разбирается.

- Мортигерм, а почему вы не строите корабли как у нас? Образцов по системе летает достаточно.

- Они не будут работать, - ответил Мортигерм. Стану показалось, что еще немного, и его самого назовут бараном. - Нас не касаются ваши законы.

Стан слегка побледнел.

- Как это не касаются? - прошептал он. - И физика вас не касается?

- Ваша, нет. - Мортигерм вновь превратился в оазис спокойствия. Следовало полагать, что в этом факте он не видит ничего особенного. Например наши теории гравитации сильно отличаются. Точнее, у нас никакой нет. А ваши корабли летают основываясь на гравитации.

- Но... - Стану показалось, что его оглушили. Мортигерм смотрел на него спокойно. Потом он вздохнул.

- Ох уж это ваше любопытство, младшие. Вижу, что придется тебе объяснить. Мы, разумные, формируем мир вокруг себя. Вы на свой лад, мы на свой. Эльфы - на свой. Мы даем миру законы, а потом вынужденны придерживаться их. Ньютон, Эйнштейн и все остальные ничего не открыли. Их величие состоит в том, что они смогли убедить мир в своих правилах. Так все устроено, и ничего тут не поделаешь.

- Кто это - младший? - Стан решил воспользоваться хорошим настроением Мортигерма. Но тот забеспокоился. И наконец сказал:

- Пообещай не вникать в подробности. У нас не хватит времени.

Стан согласился.

- Все мы родичи. И имеем свои имена, как это принято в семье. Ваше "младшие", иногда "самые младшие". Понятно почему. Наше - "меньшие".

- А эльфы?

- Ты собирался не вдаваться в подробности, - с улыбкой напомнил старый гном. - Ну, ладно. Все равно не вытерпишь. Вам надо называться "любопытными". Эльфов называли "блестящими" но они не признают это название и очень не любят, когда про него напоминают. Говори им "эльфы" и все будет в порядке.

Стан медленно переваривал полученную информацию. Все время ему хотелось задавать новые вопросы. Он открывал рот, чтобы заговорить, но вспоминал про свое обещание и закрывал его обратно. Ему показалось, что он напоминает аквариумную рыбку. Наконец, он придумал вопрос, который можно было задать, не отступаясь от обещанного.

- А если бы эльфы начали говорить мне "младший"? Я бы не понял. Вы должны были рассказать мне раньше, - вопрос был не особенно умным, но он себя простил.

- Старшие никогда не скажут тебе "младший". Они всегда будут говорить "человек". А с королевой лучше много не разговаривай, а то у нас будут неприятности. - Вставил свои три копейки Терей.

Мортигерм очень спокойно взглянул на него. Потом взмахнул рукой перед его глазами. Терей легко закачался и замер.

- Я ничего тебе не отвечу, - предупредил Мортигерм. - Однако Терей никуда не годится. А производил такое хорошее впечатление. Но это наше дело и тебя не касается, - он посмотрел на Стана. Потом исподлобья взглянул на Унука. - А для тебя это очень важно. И лучше думай, прежде чем что-нибудь скажешь. То, что ты можешь сказать, вовсе не так очевидно.

Стан никак не мог понять, что в словах Терея могло так разозлить старого гнома. Кроме явного оскорбления насчет человеческих влечений, он ничего не видел. Разве что Терею досталось за все грехи сразу. Копились они уже давно. Теперь он стоял неподвижный и немой, а глаза его тупо уставились вдаль.

- Что ты с ним сделал? - наконец спросил Стан.

Мортигерм спокойно посмотрел на него.

- Я решил, что ему лучше немного помолчать. Для его же пользы. Он вспомнит зачем мы здесь.

- Отец... - в голосе Унука послышалась мольба. - Ты же знаешь, какой он горячий. Он не хотел ничего плохого.

- Я брал его с собой не для того, чтобы он болтал языком. Помни, Унук, для чего мы здесь, и что произойдет, если у нас не получится. Мортигерм уже немного успокоился.

- Знаешь, он никогда не хотел помешать нашей миссии. - Унук не отступал, хотя голос его дрожал от страха. - А это наказание слишком строгое.

- Могло быть и хуже, - ответил Мортигерм. Его лицо теперь излучало добродушие. Он, как видно, не считал, что Терей сделал что-то особенно плохое.

Нет ничего лучше чем разговор через твою голову. Стан решил включиться в происходящее:

- Мортигерм, а он сможет ходить?

Гномы переглянулись и медленно измерили Стана взглядами. Он явно влез в неподходящий разговор в неподходящем месте.

- Какое отношение это имеет к делу?

- Я его носить не буду. - Стан постарался говорить непринужденно.

- Действительно, отец, - Унук не упустил шанса. - Как нам его транспортировать? Ты же не позволишь ему...

- Заткнись, - прошипел Мортигерм. - Дернул меня черт взять тебя с собой. Может начнешь еще рассказывать Настоящую Историю? Глупый молокосос.

Унук покраснел.

- Извини, - проблеял он. - Я буду молчать.

У Стана зачесались кончики пальцев на руках и ногах и даже волосы. Но больше всего чесался язык. Он готов был взорваться тысячей вопросов. Возвращение на Землю, должно быть, здорово потрясло гномов. Они вдруг заговорили о разных интересных и опасных вещах. Но все равно умудрились пропустить несколько существенных проблем. Стану оставалось молиться, чтобы их нежелание делиться информацией не стоило ему слишком дорого.

- Стан во многом прав, - заговорил Мортигерм. - Терея придется вернуть. Надеюсь, что он исправится. Для него это будет лучше.

Мортигерм подошел к застывшему Терею и снова махнул рукой. Бунтовщик заморгал, посмотрел вокруг и присел склонив голову. Мортигерм сказал чтото на языке гномов, после чего отпустил Терею легкий подзатыльник. Гном потряс головой и стал медленно вставать.

- Последние и самые важные инструкции, Стан, - палочку подхватил Мортигерм. - Прежде всего не веди переговоров о нашем переезде. Ты недостаточно знаешь про это. Ты должен обеспечить нашу встречу с одной из королев. Лучше всего, если это будет королева Инихе, но повлиять на это мы не можем. Не пытайся протестовать, если придется встретиться с другой. Это смертельная обида. Буквально.

- Не ищи эльфов. Они найдут тебя сами, - это был Терей. Он уже выпрямился, но в голосе его еще слышалась дрожь. - Теперь ты получишь амулет (он достал из кармана металлическую пентаграмму на ремешке). - Это надежный сигнал. Любой эльф поймет, что у тебя к нему дело.

- Если одна из королев согласится на разговор, свяжешься с нами через землю. - Унук как всегда бежал в двух шагах впереди. Стан уже привык к этому. Вместо того, чтобы задавать вопросы, он изобразил на лице недоумение. Мортигерм тут же продолжил объяснение:

- Видишь ли, это моя земля. Я здесь родился. Поэтому мы и хотели приземлиться здесь. Если дотронешься до земли и назовешь меня по имени, я появлюсь. Почти сразу.

- Допустим. - Стан решил подвести итог. - Я должен просто ходить и ждать, пока меня найдут эльфы. Когда это произойдет, надо просить о встрече с королевой, когда они согласятся - вызвать вас. Так?

Терей хотел прокомментировать, но только двигал губами не издавая ни звука. Вынужденное молчание повлияло на него благотворно.

- Именно так, Стан, - Мортигерм успокаивающе улыбнулся. - Ничего сложного.

- В таком случае, я пошел. - Стан решил покинуть гномов, им предстоял длинный разговор. А у него впереди была нормальная жизнь, наполненная обязанностями и, как он надеялся, приятными минутами.

* * *

Сейчас единственной серьезной задачей, стоящей перед Станом, была проблема размещения пентаграммы. В конце концов, он решил повесить ее на ремешке на шею, вместе с колечком.

Жить он должен был как всегда. Не пытаться сделать что-нибудь особенное. Не обращать на себя внимания, не всматриваться в каждого встречного, пытаясь найти эльфа. Легче сказать - ничего не делать. Вечером Стан попробовал пойти в бар, чтобы как обычно побеседовать с другими посетителями. Но это было нелегко. Как сказать другому человеку, что ты видел гнома? А как ему объяснить, что ты работаешь на гномов? А ничего не сказать? Весь смысл прогулок по барам состоял в возможности сбросить с себя тяжесть, поделиться с кем-нибудь другим. С рассказами о разводе у Стана проблем не было, каждый пережил что-нибудь подобное. Но сказки про гномов... Он не хотел лишаться единственной связи с Землей.

Кроме того, он все время думал, что скрыли от него гномы. Наверняка что-то скрыли. Он до сих пор не знал, что такое Настоящая История, и что Мортигерм сделал с Тереем. Литры пива не смогли заглушить эти вопросы, до того момента, когда Стан заснул прямо за стойкой. Знакомый бармен отнес его домой.

* * *

С утра все кажется проще. Стан решил навестить невесту Гейнриха, Алину. С некоторым беспокойством он признался себе, что рассчитывает на то, что одинокая скучающая женщина требует утешения. Лучшего лекарства от своих проблем он не знал.

Стан нажал на кнопку у калитки. В ответ пронзительно забренчал дребезжащий звонок. Дверь открыла пухленькая красивая женщина неопределенного возраста. Она окинула Стана подозрительным взглядом и спросила:

- Чем могу помочь?

Культурная форма вопроса "Чего?" была как нельзя кстати. Незнакомцу внушительных размеров нельзя рассчитывать на сердечное приветствие.

- Гейнрих просил передать вам письмо. Я встретил его в Центре Здоровья на орбите Марса. - Стан постарался разместить как можно больше информации в одном предложении. Он не хотел, чтобы с ним тут же распрощались. Ему нужен был этот разговор. Он не мог больше мириться со своими четырьмя стенами.

- Входите, пожалуйста, - девушка к счастью оказалась приветливой. Она постучала пальцами по невидимому месту на фрамуге. - Давно не было никаких вестей - у него кончился лимит.

Вредный красный свет, предостерегающе мигавший все время исчез. Девушка сделала приглашающий жест рукой. Стан вошел и осмотрелся. Аж больно стало. Цветочки, занавесочки, кружева - все то, чем окружала себя Хедвиг, чего он больше не находил в своем доме.

- Алина.

- Станислав Арцишевский. Можно Стан. На корабле у всех защитников односложные псевдонимы. - Стан постарался принять вид космического громилы. из тех, кто пинками отгоняет метеориты.

Девушка посмотрела на него с неприязнью:

- Уже похвастался, что работаешь защитником. Конечно сделал ты это с некоторым очарованием, но если ждешь, что я разрумянюсь и буду ловить каждое твое слово, а потом угощу тебя теплым домашним сексом, ничего не выйдет. Я действительно люблю Гейнриха и не собираюсь ему изменять.

Стан почувствовал себя страшно глупо. Он действительно надеялся, что все пройдет по такому сценарию. Но слова девушки дали ему другую надежду. Быть может он нашел собеседника. Он решился на искренность:

- О'кей, я на это немножко рассчитывал. Но мне больше необходимо общение с женщиной. Пол года назад от меня ушла жена, и я никак не отойду. Дома чувствуется ее отсутствие. Здесь, у тебя, об этом можно ненадолго забыть.

Пренебрежение на лице Алины сменилось жалостью.

- Ты говоришь правду, - сказала она. - Тебе действительно тяжело. Входи и садись. Выпьешь чего-нибудь?

- Спасибо, чаю, - Стан с облегчением вздохнул.

Алина махнула ладонью. Что-то стукнуло, вспыхнуло и через мгновение перед ними появились две чашки с ароматным горячим чаем. Одну чашку она подала Стану, а вторую взяла себе. Она устроилась поудобнее и с ожиданием смотрела на него. Следовало продолжать:

- История такая обыкновенная, даже скучно. Мы познакомились еще в школе. Несколько лет вместе, потом свадьба. И тогда я начал работать защитником. Возвращения из первых рейсов были великолепными. Мы вновь переживали свои первые годы. А потом все начало разваливаться. Когда я возвращался, для меня оставались одни упреки. Она все время смотрела на меня, как на вредителя. Черт побери, не для себя же я это делал!

Стан почти кричал. Его понесло. Он переживал все повторно. Алина смотрел на него с интересом и сочувствием.

- Естественно, был другой, - продолжил он. - Всегда есть. Пришел день, когда после романтического ужина она сообщила мне, что я не даю ей всего необходимого, и она решила проживать свою жизнь лучше, чем прежде. Моего соперника я даже не видел.

- Хочешь забыть? - спросила Алина.

- Нет. Просто хочу научиться жить с этим. Стараюсь положить это рядом с другими воспоминаниями. Так, чтобы не дрожать при виде каждой встречной женщины, которая напоминает ее, не напрягаться услышав ее имя. И потому я до сих пор ношу кольцо, но уже не на пальце. Оно у меня на шее, на ремешке.

- Покажи, - попросила она.

Стан вытащил ремешок с колечком, снял с головы и протянул Алине. В последнее мгновение он вспомнил про пентаграмму, но решил что на возникший вопрос отделается шуткой. Алина медленно повертела кольцо в руке. Потом посмотрела на знак полученный от гномов.

- Откуда у тебя это? - спросила она с вежливой улыбкой.

- Неважно, - ответил Стан.

- Важно, - сказала Алина с той же улыбкой. Потом схватила Стана за руку и перебросила девяносто килограммов его веса через всю комнату. Стану показалось, что время остановилось. Он с испугом смотрел на медленно удаляющийся пол. Вдруг он понял, что со временем все в порядке, просто он повис под потолком головой вниз.

- Ч-что такое? - Стан заикался впервые в жизни.

- Мой дедушка, старший из Инихе, научил меня, как поступать с искателями. - Теперь Алина не улыбалась.

- Искателями? - с испугом выдавил Стан.

- Не притворяйся, мы оба знаем, что это за знак. - Алина смотрела на него очень нехорошо.

"Это надежный сигнал. Любой эльф поймет, что у тебя к нему дело." зазвучали у него в ушах слова Терея. На этот раз коротышка все преуменьшил. Это была не обычная злость. Стан оказался перед лицом смерти.

- Я не искатель! Я человек! Во мне нет ничего от эльфов! - заорал он как можно быстрее и громче.

Алина сделала несколько пассов рукой.

- Повтори еще раз, - сказала она спокойно.

Стан послушно подчинился.

- Ты говоришь правду, - сказала она. - Настолько я еще уверена в своей магии. В таком случае, откуда у тебя пентаграмма?

- Рассказываю, - прохрипел он. - Гномы хотят переговоров. Они послали меня с этим амулетом.

Алина продолжала держать его под потолком.

- В жизни не слышала о гномах, тем более о каких-нибудь переговорах с ними, - в задумчивости она прикусила губу. - Что же с тобой делать? Придется вызвать Старшего из Инихе. Не мешай.

Стан начал раздумывать, как он мог помешать ей, повиснув под потолком, не имея возможности даже двинуться. Тем временем Алина прошептала несколько слов и нарисовала левой рукой на правой ладони несколько знаков. Затем, насвистывая простенький мотив из нескольких нот она дотронулась пальцами до нескольких мест на своем теле. В воздухе начала появляться форма. Началось с небольшого куба, который начал обрастать слоями. Постепенно из них сложился старший из Инихе.

Несмотря на долгие разговоры о красоте эльфийских женщин, гномы ни разу не вспомнили как выглядят их мужские особи. Стан начинал понимать почему. Перед ним стоял настоящий черт. У него была блестящая белая кожа и черные волосы. Нос его был тонким, слегка загнутым вниз. Глаза сужались к вискам и расширялись к переносице, напоминая по форме слезу. В глазах не было зрачков, по их апельсиновому фону пробегали блики и тени. Но самым странным казались два изящно выгнутых острых нароста на голове. Стан машинально перекрестился.

- Очень смешно, - безразлично прокомментировал старший.

Эльф снял Стана с потолка, после чего принял положение нейтральной встречи. Ладони он спрятал в подмышки, потому что внутреннюю часть ладони эльфа могут видеть только его друзья. Глаза он направил в виртуальную точку в полуметре над головой Стана. Это была демонстрация нейтральности и желания слушать. Ни один человек не смог бы смотреть в глаза эльфа без опасности для себя. Во всяком случае, так объясняли гномы.

- Маленькие злодеи просят о милости. А чтобы не навлечь проклятия, посылают тебя, - эльф говорил монотонно, без всякого выражения. Кроме движений лица, необходимых при разговоре, тело его не двигалось вовсе.

- Проклятия? - Стан пришел к выводу, что гномы специально умолчали о слишком многом.

- При расставании мы обещали, что первый из них, который появится перед нами, будет проклят со всем своим родом. Тебя мне проклинать не пристало. Надо подумать. - Старший поднял глаза вверх.

- Но... - Стан пытался что-нибудь сказать.

- Тихо, - эльф не испытывал желания поболтать. Он взмахнул рукой и Стан понял, что никак не может заставить свой язык пошевелиться. Тем временем эльф говорил сам с собой. Звуки собственного голоса доставляли ему удовольствие.

- Стоит ли помогать меньшим еще раз? Чем мне руководствоваться, жалостью или законом? Должен ли я преклониться перед жизнью, как диктуют нам правила, или отомстить, как желает того душа? - Эльф говорил исключительно красиво. Он легко бы выиграл любой дикторский конкурс.

Он опять посмотрел на Стана.

- Мне безразлично, что ты скажешь, поэтому молчи. Я освобождаю тебя от чар, они мне мешают. Но в любой момент могу наложить новые.

- Я должен принять тяжелое решение, дочка, - обратился он к Алине. Не говори ничего, остановил он ее движением руки. - Я знаю что твои нежность и впечатлительность заставляют тебя просить о милости, но кроме чувств существуют и законы, иногда мы должны пользоваться и ими. Это тяжелая обязанность, поверь мне, но несу я ее с гордостью.

Эльф был таким надутым и самодовольным, что Стан не вытерпел:

- Не мудри. Решение принимаешь не ты. Я прошу встречи с твоей королевой, - выпалил он.

Алина была настолько человеком, что безгранично обиделась. Она подняла ладонь намереваясь послать Стана обратно под потолок, но старший оказался проворней. Плавным движение он пнул Стана в пах. Атака была очень неожиданной, единственное чем смог ответить Стан - скорчиться на полу и стонать от боли. Эльф стоял над ним. Он уже отказался от возвышенных жестов и поз, не желая тратить их на человека. Куда-то исчезла и его невозмутимость. Он шипел как потревоженная змея:

- Она не моя. А ты заплатишь за свою наглость. Мы многое приготовили для гномов, но часть испытаем на тебе. Увидеться с королевой! Еще чего!

Вдруг кто-то сказал.

- Оставь это мне, мой Старший.

Стан не мог повернуться, чтобы посмотреть на говорившую женщину. И это было невыносимо. Поскольку голос ее был самым желанным в мире. Было в нем все, чего мог пожелать мужчина. Каждое слово пробуждало в нем тысячи видений, и во всех них были только он и она. А волшебный голос продолжил:

- Ты многое можешь будучи Старшим и умело пользуешься этим. У меня нет причин для недовольства тобой. Но есть вопросы, по которым ты должен обращаться ко мне и покорно ждать моего решения. Это такой вопрос.

- Королева... - было слышно, что эльф старается произнести это слово с большой буквы. Внезапно его голос оказался способным передавать подобные чувства. - Я никогда не посмел бы захватить твою власть. Мне не пришло в голову, что таким мелким делом я могу занимать твое время.

- Мелким? Или ты стареешь, или твое твое пренебрежение к меньшим превратило тебя в человека. А если так ты ускоришь гибель наших подземных братьев? Только от того, что они однажды нарушили договор? Для тебя этого достаточно? - оказалось, что голос мог быть резким и хлестким.

- Королева... - теперь Старший не пытался объясняться, он только просил пощады.

Несколько следующих лет проведешь на нашей заимке. Подумаешь, кто ты есть и кем хочешь быть. Мне кажется, что частые контакты с людьми тебе не на пользу. - Решение было окончательным и Старший знал это. Он исчез непрерывно кланяясь.

Королева Инихе появилась перед Станом. Она сложила ладони перед лицом, как для молитвы, и спросила:

- Что мне с тобой делать, младший?

Стан не отвечал. Когда-то на корабле он смеялся на Тереем, но теперь понял его опасения. Если эльфийку сфотографировать, ничем особенным она бы не отличалась. Простого описания ее красоты тоже недостаточно. Была она невысокой, мелкой, черноволосой, с темной кожей. А еще слегка шепелявила, но Стан никогда прежде не видел такой красивой женщины. Каждое ее движение, каждый жест были полны эльфийского очарования, того, что желал бы видеть всякий мужчина. Она без проблем могла поработить его, а он бы еще и радовался. Но она хотела не этого.

- Еще один, - в волшебном голосе не было ни удивления, ни нетерпения. На какое-то мгновение на лице королевы даже появилась улыбка. - Всегда забываю про это. Эх вы, младшие! Всегда одинаковые. Не задумываясь суете голову в любую аферу. Тебе не приходило в голову спросить почему ни один из меньших не показался нам?

- Они сказали, что вы не захотите их видеть. - Стан начал осознавать собственную глупость.

- Как раз наоборот, младший, как раз наоборот. Хотим и даже очень. До боли, - теперь голос стал зловещим.

- Они просили о встрече во имя гор, - Стан искал в голове аргументы.

- Думаешь, это настроит меня лучше? Да, я связана клятвой. Давно, сразу после ухода моей госпожи, я встретила короля гномов. Он помог мне выжить, а я взамен должна им помочь. Но это не должно мне нравиться. Инихе на секунду остановилась, она волновалась.

- Знак Искателя у тебя от них? - спросила она.

- Да, - Стан придумывал, что сделает с Тереем. "Для начала подпалю ему бороду", - мысленно решил он.

- Хорошо, действительно хорошо. Если бы ты встретил нервного эльфа, который не захотел проверить, человек ты или нет - быть тебе трупом. Вызывай своих бородачей. Мне кажется, что я должна с ними серьезно побеседовать. - Королева говорила голосом не терпящим возражений.

- Мне надо выйти наружу, - промычал Стан.

- Зачем? - спросила Королева. И сама себе ответила. - Вызов через землю. Значит, с ними кто-то рожденный здесь. Должно быть достаточно старый... Как он выглядит? - вдруг спросила она.

- Маленький, с длинной бородой, а в ней золотые нити...

- Как его зовут? - Стан не успел закончить описания.

- Мортигерм.

Королева взглянула на него. Ее лицо было намного выразительнее, чем у Старшего, несмотря на это, прочитать по нему можно было не много.

- Ты знаешь с кем путешествовал? - спросила она.

- С кем-нибудь важным? - Стан не был настроен на сообразительность.

- С самим королем меньших. Во время отлета Мортигерм был наследником трона. А его отец уже был старым. - Инихе вздохнула. - Он умер, я в этом уверена. Жаль.

- Ну хорошо, я летел на одном корабле с королем гномов. Это так важно? - Стан собирал информацию, которую намеревался выплеснуть в лицо гномам. Маленькие улыбающиеся человечки выставили его дураком.

- Король для меньших нечто иное, чем для вас, младший. Он отец всего народа, хранилище их магии и традиций. Без него меньшие утратят речь, магию и разум. Станут животными. Их хорошо прижало. Что ж, вызывай этого карлика, поговорим. - Королева решилась. Гномы получили свой шанс.

* * *

Согласно инструкции Стан вышел во двор, присел, дотронулся до земли и тихо сказал: "Мортигерм". Через мгновение в двух шагах от него земля лопнула. Из щели появился старый гном и две его тени. Все трое отряхнулись от земли. Стан заметил, что Терей и Унук несколько бледноваты. Видно, путешествие было интересным.

Мортигерм подошел к королеве и низко поклонился.

- Благодарю тебя за то, что ты согласилась нас выслушать. - Покорно произнес он.

- Не за что, - ответ прозвучал холодно. - Я делаю это не из симпатии, а потому что должна. Если бы не твой отец, сейчас бы ты говорил намного громче.

- Королева, как раз ты должна знать, что я был за то, чтобы вам заплатить. И ты знаешь, как тяжело нам расставаться с тем, что мы создали. Именно поэтому мы должны были бежать. Младшие бы этого не поняли никогда. А теперь младшие добрались туда, куда мы бежали, где искали безопасности. Если они найдут нас, у нас не останется шансов. - Мортигерм старался как мог.

- Королева, мы должны найти другое место, - продолжил он. - Там где мы сейчас, жить больше нельзя. Я знаю ваши законы. Достаточно, чтобы ты согласилась, и другие королевы пойдут за тобой.

- Да. Но ты действительно думаешь, что я приму такое решение сама? Спросила королева Инихе. - Заставлю весь наш народ выполнять это задание? Оставить все, над чем мы работаем? Однажды мы так сделали и до сих пор жалеем. Даже клятва, которую я дала когда-то твоему отцу, не заставит меня сделать это. А есть еще и другая сторона медали.

Королева легко пошевелила ладонью. Люди так вытирают слезы. Однако в ее движении было больше нетерпения, чем грусти.

- Плата за ваш отъезд оказалась больше, чем мы ожидали, Мортигерм. За усилия, необходимые для вашего отправления, некоторые из нас расплатились жизнью. Если бы вы не обманули нас, кто знает? Все бы забылось. Но когда те, кто вас вез, вернулись ни с чем, наша ярость не имела границ. Видишь ли, Мортигерм, многие из нас могут сказать по этому делу гораздо больше меня. Я как раз вызвала двух своих подруг. Если убедишь их, что мы должны вам помочь - ты выиграл.

Две обещанные королевы появились одновременно. Их приход не имел ничего общего с плавностью и угловатостью движений Старшего. Просто в одно мгновение комната наполнилась их присутствием. Стан воспринял это как удар по челюсти гидрантом. Они были так же прекрасны, как королева Инихе, хотя тип их красоты был другим. Золотоволосая Танихе была выше ростом и полнее. Лицо ее было круглым, черты лица нежнее. Ее карие глаза не имели в себе огня, который Инихе, казалось, излучала каждым открытым участком тела. Котархе была потоньше, с голубыми глазами, кожей чуть светлее алебастра. У нее, как у ведьмы, нос слегка загнулся вниз. Но это ничуть не уменьшало производимого ею эффекта.

- Вот я и встретила свою мечту, - Танихе деликатно усмехнулась. - Сам король гномов переступил наш порог. Я бы поклонилась, только не знаю как. Чувствуй себя привеченным, Мортигерм.

- Как ты смеешь, - Терей как всегда не вытерпел. Но он не успел сообщить королеве о совершенном ею преступлении. Унук схватил его за кафтан и потянул назад. На одно мгновение его опередил Мортигерм, который вонзил кулак в солнечное сплетение Терея. По знаку поданному рукой, Унук оттянул Терея в угол. После чего Мортигерм низко поклонился каждой из королев.

- Я знаю о вашей обиде и сожалею о ней... - начал он.

Закончить он не успел. Здесь явно никто не хотел слушать друг друга. Королева Танихе бесцеремонно перебила его:

- Ничего ты не знаешь, сморчок. Сладкая беседа о нашей обиде еще впереди, обещаю. А для начала объясни зачем вы втянули в это дело младшего. Ты же знаешь, что уже много лет мы укрываемся от них.

- Он был единственным посредником, который мог обеспечить контакт с вами, - ответил Мортигерм.

- Меня это не касается, - Танихе не желала принимать аргументы гнома. - Нам не нужны разговоры. Расчеты тоже, но ты, кажется, желаешь чего-то иного? А с младшим придется что-то делать. Убить его мы не можем, стирание памяти никогда полностью не проходит. Достаточно ему снова увидеть когонибудь из этой комнаты или купить себе собаку. Может скажешь мне, как я должна поступить?

- Раньше, тех из младших, кто рассказывал, что видел нас сжигали на костре. - Мортигерм слегка оживился. - Если эта традиция осталась, можно заставить его молчать.

- А моего слова вам не достаточно? - Стан решил предложить выход из ситуации. В их головы могла прийти гениальная мысль заточить его до самой смерти. А если еще в товарищи он получит трех гномов... жуть.

Но внешне гениальную мысль гномы наградили взглядами исподлобья. Королевы громко засмеялись.

- Доверять слову младшего, - хохотала Инихе, - это такая идиома, означающая "дать себя обмануть". Сиди лучше тихо, Стан. У твоего рода нет восторженных рецензий в нашей прессе.

- Много вы ему рассказали? - спросила Котархе.

- Ничего из истории. Из ваших обычаев то, что могло оказаться полезным, - ответил Мортигерм.

Танихе повернулась к Стану.

- Если уж ты такой образованный, скажи, человек, какова наибольшая связь между двумя эльфами? - задала вопрос золотоволосая королева.

- Между двумя королевами, которые дали клятву раздела - общность в каждом слове, действии и мысли. Следующая... - Слова вылетали из Стана как автоматные очереди.

- Достаточно, человек, - приказала золотоволосая.

- Ты не должна злиться, - осторожно напомнила Котархе, - ему и так нелегко..

Котархе обратилась к Мортигерму:

- Мы обе принесли клятву раздела незадолго до вашего отлета. И обе потеряли сестер. Не представляю, как ты сможешь убедить нас помочь вам, Мортигерм. Более того, я не вижу способа, который позволит тебе избежать кары.

Танихе улыбнулась. У нее появилась еще одна зловредная мысль. Стан был уверен в этом.

- Мортигерм, мы даем тебе шанс убедить нас, - сказала она. - Но тебе придется нелегко.

Она пару раз взмахнула руками, продолжая улыбаться.

- Терей и Унук моментально начали превращаться. Через минуту Стан мог видеть пару котов необычной рыже-красной масти. Мортигерм справлялся лучше, хотя его напоминающее кошачью морду лицо тоже приобретало красноватый оттенок. По лбу, точнее по тому, что от него осталось, потекли капли пота. Старому гному пришлось противопоставить свою могучую волю чарам превращения, и при этом думать над ответом королеве. Ту же никак не заботило его состояние.

- Ну, старик, у тебя уже есть ответ? Выдавишь ты наконец из себя причину, по которой я должна отказаться от мести? - спросила она пренебрежительно.

- Убей меня сейчас, - прохрипел Мортигерм, - и ты убьешь мой народ. Ты возьмешь на себя такую ношу, Королева?

- Я не собираюсь убивать тебя, только изменю. Это не повлияет на твой народ, - прозвучал бесстрастный ответ.

- Если моя миссия не удастся, это все равно как убить нас. - Каждое слово, казалось, доставляло Мортигерму боль.

- Смерть вам не грозит, низший. Не шантажируй меня. Вам просто придется, как крысам, прятаться от людей. У вас всегда это хорошо получалось. - Королева сохраняла каменное спокойствие.

- Это не все, - слова гнома становились все неразборчивей. - Мы умираем. Нас в десять раз меньше, чем перед отлетом. До вымирания осталось пятьдесят лет.

Превращение прекратилось.

- Если это правда, меньший, ты прекрасно знаешь, что мы должны вам помочь. - Теперь говорила Котархе.

- Вы знаете, что на Земле осталось чуть больше половины из нас. Не все могли бросить то, что создали здесь. Тем кто остался, пришлось жить без короля и они вымерли. Некоторые хоронили себя живьем, обрушив на свои головы своды наших жилищ. Когда мы долетели, привязанность к нашим вещам превозмогла нашу честь. Мы дорого заплатили за это. Сначала мы начали тосковать. Вроде бы ничего особенного, но это ослабило наш иммунитет. Мы начали умирать от неизвестной раньше болезни. Некоторые умирали от холода и голода, хотя всегда было тепло, а еды было вдоволь. Так ушел мой отец, который спас тебе жизнь, королева Инихе. Единственного лекарства от тоски - возвращения домой, мы себя лишили. Уже тогда мы стали искать возможность договориться с вами. Но для нашей магии пустота - непреодолимый барьер. А потом все чаще стали рождаться мальчики. Сначала это было незаметно. Но потом росло и росло. Теперь на сотню из нас рождается одна женщина. Дело даже не в том, что нас все меньше. Но впервые в нашей истории гномы сражаются между собой.

Все королевы молчали. Наконец отозвалась Инихе:

- Вы знаете отчего это?

- Мы всегда были такими, как мир, который нас окружает. И теперь становимся такими, как Титан. Холодными и жесткими, как камень. И как камень мертвыми. - Мортигерм сумел одолеть чары превращения и теперь говорил нормально. Унук и Терей тоже постепенно возвращали свой первоначальный облик.

Опять заговорила Инихе. Две другие молча бесились из-за необходимости отказаться от планируемой веками мести.

- Мы не отказывались от Клятвы Жизни и не откажемся от нее никогда. Во всяком случае, ради такого пустячного дела, как месть. Но мы потребуем от тебя оплаты Мортигерм. Такой платы, которая затмит воспоминания о смерти наших сестер и сыновей. Дело в том, что мы понятия не имеем, как вам расплатиться.

- А вы не можете просто простить их? - вмешался Стан.

- Не учи нас милосердию, человек! - Танихе обнаружила объект на котором можно сорвать свою злость. - Вы не прощали никого, у кого не хватило ума бежать отсюда! Все дело в том, что на самом деле это ваша вина! Это вы должны расплатиться с нами!

- Минутку, - перебила ее Инихе. - Может сделаем так, сестра, если он в это замешан, используем его?

- А что конкретно ты имеешь в виду? - в отличие от своей светловолосой сестры, Котархе решила приберечь гнев на потом.

- Он знает нас, знает гномов. Пусть найдет выход из ситуации. У младших всегда были хорошие идеи. - Инихе лучезарно улыбнулась. - Мы ничем не рискуем. Если он ничего не придумает, окажемся в том положении, что и раньше. Принимайся за работу, малыш! - Она снова улыбнулась, но теперь Стану.

За эту улыбку Стан готов был на плечах перетащить всех гномов. Но для начала он решил подумать.

- Хорошо. Решим, кто чего хочет. - Стан уважал порядок и методичность. Не ожидая ответа, он добавил: - Проблему конфликта с людьми можно решить.

- Как? - спросил Мортигерм. Он, казалось, заинтересовался.

- Откуда я знаю, - ответила Котархе. - Ты говоришь про заимку, младший?

- Да, - ответил Стан. - Насколько я понимаю, это ваши делишки? Наверное и закон о запрещении добычи возник по вашей инициативе?

- И то и другое, - пробормотала в ответ Котархе. - Как ты догадался?

- Инихе отослала старшего на заимку. Речь могла идти только о нем. Особенно, если знаешь ваши приоритеты. Я уже рассказываю в чем дело, добавил Стан увидев что Терей набирает в легкие воздух.

- Уже несколько лет на Земле возникают заимки. Другого определения нет. Это суперзаповедники природы. Туда нельзя входить ни под каким предлогом. Их охраняют лучше любой тюрьмы. Вокруг них не может существовать ничего кроме сельского хозяйства, причем использующего только небольшие добавки навоза, без всяких пестицидов. Возникновение заимок преследовало целью сохранение существующих видов животных и растений. Это прекрасно подтвердилось, и теперь постоянно возникают новые заимки. Мне кажется, что именно там вы и живете. - Последние слова Стан с гордостью обратил к королеве Инихе. В награду та улыбнулась.

- Более того, - продолжил Стан, могу предположить, что существует пара незаселенных заимок, в которых гномы могли бы никому не мешать.

- Несколько найдется, - призналась Котархе. - Но это не все. Не забудь про нашу плату.

- Одно связано с другим. Причина конфликта среди гномов - избыток неженатых, этот конфликт надо разрешить? - Стан посмотрел на Мортигерма. Тот кивнул.

- Сделаем так. Все неженатые гномы поселятся на заимках эльфов и остаток жизни проведут на службе, пока им не найдется невеста. Семьи поселятся на заимках свободных от эльфов. Вы получите свою плату, - Стан обратился к эльфам - а вы место для жизни, - сказал он повернувшись к гномам. - При случае решаются и ваши общественные проблемы, - добавил он.

- Ты думаешь мы согласимся на это? - запищал Терей. - Отдаться в неволю? Лучше мы погибнем!

- Сиди тихо, говнюк, - сказал Мортигерм. - Если бы ты слушал внимательно, то заметил бы, что эту службу можно оставить, рано или поздно так и произойдет. А благодаря этому, первые столетия на Земле мы проведем спокойно, без битв в коридорах. Я согласен. А вы? - он посмотрел на Королев.

- Да, - сказала Танихе. - Мне нравится эта идея. Может, наконец, возьмете пример с тех, кто умнее вас, и начнете слушаться своих женщин.

- Ты прекрасно справился, Стан, - королева Инихе опять улыбалась. Осталось еще одно дело.

Она взмахнула рукой и Стан заснул. Стоя.

* * *

Стан проснулся и огляделся вокруг. Все семеро смотрели на него.

- Стан, скажи-ка мне, как меня зовут, - попросил Мортигерм с улыбкой.

- Мортигерм? - Стан решил пока выполнять приказы гнома. Но у просьбы Мортигерма оказалось второе дно. Стан с испугом осознал, что из его горла вырывается механический скрежет и хрип.

- Что вы со мной сделали? - закричал он. И аж скривился. Звук был, как скребком по стеклу.

Благодарим тебя за сотрудничество, младший. Но мы хотели удостовериться, что никто не узнает о том, что произошло. Мы слегка изменили твой центр речи и голосовые связки. И для этого использовали планы твоего корабля, которые гномы захватили с собой. У вас на корабле есть такое механическое разговорное устройство. Мы частично уподобили ему твой мозг. - Лицо Танихе как всегда оставалось непроницаемым. Гномы не могли справиться с собой. Покраснев, они задыхались от смеха. Один Мортигерм сохранял спокойствие, хотя и он подозрительно часто поглядывал на потолок.

"Писих, - подумал Стан, - черт меня раздери, теперь я говорю как Писих."

- Конечно не навсегда. Но если ты попробуешь произнести имя когонибудь из нас, сказать "эльф" или "гном", начнешь говорить именно так, и будешь говорить следующие два дня, - на лице Инихе не было и тени улыбки. Это было сочувствие.

- Но несмотря на это, ты можешь попробовать рассказать обо всем, что здесь происходило. Во время полета у тебя были галлюцинации. А твоя новая речь покажется вдвойне странной. Если начнешь рассказывать про эльфов и гномов, предвещаю тебе некоторые проблемы. Скорее всего с тобой поступят, как со всяким сумасшедшим. - Котархе не моргнув и глазом угрожала Стану закрытым учреждением.

Стан ошеломленно стоял. Спасла его Алина:

- Те два дня, пока к тебе не вернется речь, я укрою тебя. А пока иди наверх и отдыхай, - сказала она, беря его под руку. - Для одного дня у тебя было слишком много впечатлений. Как выспишься - поговорим.

Стан позволил уложить себя в постель. Он сам не знал, что будет лучше, когда проснется - узнать, что это был нехороший сон, или продолжать скрипеть при разговоре.

* * *

- Скажи мне еще одно, меньший, - спросила Инихе, - зачем вы дали ему знак Искателя? У него были огромные шансы погибнуть. А тогда ваши шансы стали бы ничтожны. Ты знаешь, что первый встреченный Старший послал бы вас на небо.

Мортигерм завизжал:

- Какой знак Искателя? Он должен был получить знак Просителя! Терей!

Гном обвел взглядом всех и процедил:

- Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Среди нас есть такие, которые смерть предпочтут унижению. Еще немного и все получилось бы. Наложи на меня заклятие молчания, старик, отними разум, но у меня останется честь.

Все молчали. Унук испуганно смотрел на Терея. Но Мортигерм не нервничал. Он спокойно сказал:

- А я то думал, чего это мой младший братик так тебя рекомендует. Теперь не удивляюсь. Ты так же глуп, как он. А наказывать я тебя не стану. Это сделает кто-нибудь другой.

- Королева Танихе, - Мортигерм поклонился золотоволосой. - Перед тобой наследник тех, кто вас обманул. Их будет больше. Предлагаю создать для них отдельную заимку, без возможности возвращения. Среди своих детей я их терпеть не стану.

Танихе злорадно улыбнулась. Теперь она выглядела как настоящая ведьма.

- Недавно, в связи с уникальными геологическими условиями создали заимку на Камчатке. Рядом месторождение золота. И приятно и полезно.

Котархе подняла ладонь.

- Спокойно, сестра. Они должны работать на нас, но мы не хотим их замучать. Место подходит, но присматривать за ними буду я.

Она обратилась к Мортигерму:

- Через три недели от сегодняшнего дня отправляемся за первыми из вас. Хорошо будет, если вы подготовитесь к транспортировке. Ты знаешь, как вернуться на Титан?

Мортигерм глянул на Унука, после чего улыбнулся от уха до уха:

- Через две недели у Стана заканчивается отпуск. Он нам поможет, это хороший парень.


home | my bookshelf | | Три маленькие проблемы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу