Book: Влюбленный упрямец



Влюбленный упрямец

Энджи Рей

Влюбленный упрямец

Глава 1

Гарек Вишневски в жизни не видел более безвкусного и уродливого ожерелья. Рубины и изумруды были вправлены в блестящую золотую конструкцию, украшенную множеством завитушек, листиков и кружочков. Никакого понятия о красоте или элегантности. Зато дорого. Очень дорого.

– Какое совершенство! – сказал он блондинке, стоявшей за прилавком. – Я возьму его.

– Отличный выбор, – похвалила блондинка. – У вас исключительный вкус, мистер Вишневски.

– Благодарю.

Молодая женщина вроде бы не заметила его иронии. Положив ожерелье в обтянутый полосатым атласом футляр, она пошла по залу к кассе. Закончив расчеты, она протянула ему футляр с ожерельем и свою визитную карточку.

– Мой домашний телефон на обороте. Если захотите услышать частное мнение о нашем... предмете, пожалуйста, позвоните мне.

– В этом нет необходимости, – прорычал он, засовывая в карман футляр, и бросил ее визитку на прилавок.

Он шагнул к выходу и столкнулся с другим покупателем, который принес в магазин волну морозного ветра. Уставившись на Гарека, маленький и толстый человечек застыл в дверях, шмыгая носом.

– Эхе, а я вас знаю! – Мужчина со лбом неандертальца подмигнул Гареку. – Я видел вашу фотографию в "Чикаго трэмпитер". Правильно? Хе-хе-хе...

– Разрешите, – ледяным тоном произнес Гарек. – Вы блокировали дверь.

Человечек быстро шагнул в сторону. Гарек вышел из магазина. Дверь за ним с шумом захлопнулась. Да, ветер холодный. Дождь со снегом падал на лицо и руки. Он рывком достал перчатки и замотал шарфом подбородок. Раздосадованный Гарек проклинал себя за то, что согласился поговорить с проклятой репортершей.

Он нарушил свое обычное правило – никаких интервью. Та особа заверила его, что посвятит статью тому, как бизнесмены вносят вклад в возрождение города, создавая новые рабочие места. Если бы он знал ее истинные намерения, то немедленно выставил бы из кабинета. Стоило ему на мгновение ослабить оборону, и жизнь превратилась в ад. Сначала Гарек воспринимал эту историю с юмором. Ну, похабные шутки мужчин. Ну, заинтересованные взгляды жен-шин. Но потом пошли письма. Мешки писем. В офис начали приходить женщины. И в квартиру тоже. И в ресторан, где он обедал...

Гарек перешагнул через лужу. Вчера вечером в ресторане его терпение лопнуло. Сделка с перспективным клиентом была почти завершена. И в такой момент сопровождавшая Гарека певичка Лилли Лейд затянула очередной шлягер. Хотя, казалось, ее больше увлекает стриптиз, а не пение. Обедавшие матроны с ужасом смотрели на представление. Ему пришлось силой вывести Лилли из ресторана.

К несчастью, на улице она обвила его шею и впилась в губы. Он буквально оторвал Лилли от себя. Но с опозданием. Фотограф из ежедневной газеты несколько раз щелкнул его.

Положение больше не казалось Гареку забавным. С него хватит... Он сгорбился и завернул за угол, где его ждал лимузин.

– Уф, – тихо воскликнула женщина, на полной скорости налетев на него. Покупки, которые она несла, упали на тротуар. Она тоже шлепнулась в снег.

– С вами все в порядке? – Он склонился над ней.

– Да, все нормально, – кивнула она, хотя голубые глаза, окаймленные черными ресницами, смотрели на него ошеломленно.

Гарек загляделся на ее рот. Верхняя губа – длинная и абсолютно прямая, без намека на изгиб. Нижняя – чуть короче и полнее. Эффект получался насмешливо-чувственный.

– Простите.

– Нет, это моя вина. – Он наклонился ниже, чтобы лучше слышать ее. – Я не смотрел, куда иду.

– Да нет, это я бежала, надеясь успеть на трамвай.

Легко опершись на протянутую им руку, женщина встала и подняла упавшую коробку. Из-под смятой крышки виднелся бирюзовый шарф. Она засунула коробку в сумку.

– Вы уверены, что с вами все в порядке?

– Да, конечно. – Она печально улыбнулась. Зубы показались ему очень белыми, учитывая золотистый оттенок ее кожи. На щеках появились ямочки. – По-моему, мои покупки пострадали больше.

– Позвольте, я помогу вам. – Гарек подобрал несколько маленьких коробочек. Но его интересовала только женщина. Она вроде бы его не узнала. Наверное, не читает газет. Он не мог оценить ее фигуру, потому что она куталась в просторную, на несколько размеров больше, чем надо, потертую шубу. Рост, наверное, около ста шестидесяти сантиметров.

Женщина заспешила за баскетбольным мячом, катившимся к обочине. Гарек заметил журнал, страницы которого листал ветер.

– Это ваш? – спросил он, собираясь поднять его.

Она оглянулась и кивнула, еще не догнав мяч. Гарек подхватил журнал, и у него отвисла челюсть. С обложки на него смотрело его собственное лицо. Втиснув журнал в сумку, он подошел к незнакомке и отдал ей сумку.

– Вот, – бросил он. – В следующий раз смотрите, куда идете. – Гарек сделал шаг и угодил прямо в лужу. Ледяная вода залилась в ботинки. Беззвучно ругаясь, он пошел к лимузину и влез в него.

– Хардип, домой.

– Да, сэр, – ответил шофер.

Машина покатила по улице. Гарек глядел в окно. Женщина все еще стояла на обочине, сжимала свои покупки и смотрела на лимузин. На лице у нее застыло недоумение.

Злость переполняла его. Если бы не журнал, он бы поверил, что она случайно налетела на него. Он даже собирался предложить подвезти ее домой.

Гарек сидел в мрачном молчании, пока шофер не остановил лимузин перед зданием, где были его апартаменты. Выходя из машины, он поднес руку к карману и понял – что-то не так.

Исчезло ожерелье с изумрудами и рубинами.

* * *

Замерзшая, мокрая и усталая Элли вошла в квартиру, бросила покупки на кухонный стол и с облегчением вздохнула.

– Привет, Мартина. – (Ее кузина не отрывала взгляда от большой кастрюли, стоявшей на плите.) – Ты сдала экзамен?

– Да. Все оказалось легче, чем я ожидала. – Мартина вынула из кастрюли приготовленные на пару тамали[1] и поставила на стол. Потом оглянулась. – Малышка, что с тобой случилось?

Элли покачала головой, сбросила шубу и мокрые перчатки и протянула руки к старинной, но благословенно теплой плите.

– Долгая история. Достаточно сказать, что я налетела на мистера Грубияна и пропустила свой трамвай. – Она принюхивалась. – Тамали жутко как вкусно пахнут. Можно я возьму один?

– Ну... только один. Это для завтрашних гостей. А кто такой мистер Грубиян?

– Никто. – Элли пожала плечами. Судя по тонким кожаным перчаткам и дорогому лимузину, он, очевидно, богат и испорчен. Он вдруг решил, что она не стоит времени и усилий и не надо быть с ней вежливым. Опустившись в кресло, она откусила тамали.

– Ммм, Мартина, это фантастика! Лучше, чем делает твой отец. Тебе бы надо этим торговать. Ты бы сделала состояние.

– Мне нравится готовить... но не в таких количествах. – Мартина быстро разложила тамали на стеклянном блюде. – Как сегодня в галерее шел бизнес?

– Неплохо. Подходило много людей. Я договорилась с одной парой об уборке дома. И продала скульптуру. – Элли осторожно отломила кусочек тамали и наблюдала, как поднимается в воздух тоненькая струйка пара. – Покупательница сказала, что скульптура напоминает о чувстве, какое у нее появилось, когда она первый раз влюбилась. Но когда я назвала цену, она призналась, что не может позволить себе такую вещь, и попросила сделать скидку. Я согласилась на очень небольшую. А у нее оказалось совсем мало денег, половина цены, и...

– И ты отдала скульптуру фактически даром. – Мартина покачала головой. – Ты не умеешь выторговать даже цент. Эрнандес без гена торговли – это неестественно.

– Я постепенно исправляюсь. – Элли состроила гримаску.

– Да, конечно. По-моему, ты говорила, что мистеру Фогелю придется закрыть галерею, если она не начнет приносить доход.

Элли закусила губу. Да, это чистая правда. Пугающая. Последние три месяца галерея не оправдывала себя. Если в самое ближайшее время она что-нибудь не придумает, мистер Фогель свернет бизнес. Что будет с Томом, Бертрайс и другими художниками, которые выставляют в галерее свои работы? Что будет с ней самой? Элли любила свое дело.

Придется постоянно наводить порядок в чужих домах. Зато тогда она сохранит галерею, где случаются сотни волнующих событий. Приходят художники. Приходят покупатели, чтобы вырваться из своего обыденного существования и посмотреть на мир в другой перспективе. Перспективе линий, формы и цвета...

– Тебе нужна реклама. Бизнес держится на рекламе. – В колледже Мартина специализировалась в маркетинге и считала себя в двадцать один год крупным специалистом. – И контакты. Необходимо заводить полезные знакомства.

– То есть подлизываться к богатеям и их женам, – сморщила нос Элли.

– Какой ты сноб, Элли.

– Я не сноб!

– Когда речь идет об искусстве, ты сноб. Вспомни ту женщину, что приходила вчера в галерею...

– Мартина! Я же говорила тебе, что она заявила...

– О да, она хотела знать, стоит ли вкладывать деньги в живопись. Элли, разве это преступление – хотеть побольше заработать?

– Если ей нужны доходы, пусть скупает недвижимость. – Элли оглянулась и посмотрела на обшарпанную кожаную софу в гостиной и множество произведений искусства, покрывающих каждый свободный сантиметр стены. – Искусство не приносит денег.

– Элли, – вытаращила глаза Мартина, – тебе следовало подобрать что-нибудь и продать этой женщине, а не предлагать ей отправиться в другую галерею. Ты должна мыслить как бизнесмен. – Мартина поставила тамали в холодильник и занялась сумкой и свертками кузины. – Ты купила мне журнал?

– Да, он где-то там. – Элли рассеянно жевала. Может быть, Мартина права, а она сноб, когда речь заходит об искусстве? Ей не нравится, если покупатель смотрит на картину и видит цифры и доллары. Но нельзя требовать, чтобы люди ценили живопись и скульптуру так, как хочется ей.

– Хорошо, Мартина. Я буду холодной, твердой, безжалостной...

– Достаточно, если ты будешь просто практичной... Что это? – Мартина присвистнула.

Элли увидела, что кузина смотрит на содержимое плоского атласного футляра.

– Что ты натворила, Элли? Обчистила банк?

Элли подошла ближе, и у нее перехватило дыхание. Изумруды и рубины ярко сияли, так что в квартире стало светлее.

– Боже милостивый, – пробормотала Элли. – Это, должно быть, принадлежит тому мужчине, мистеру Грубияну.

– Вряд ли он обрадуется, когда обнаружит пропажу, – заметила Мартина.

– Вряд ли, – согласилась Элли. – Интересно, кому он купил безобразное ожерелье? Жене? Трудно представить высокомерную светскую особу, рискнувшую надеть такую безвкусицу. Любовнице? Похоже, – сморщила она нос.

Она прочитала имя ювелира на атласной обшивке крышки.

– Боюсь, завтра придется ехать к ювелиру. – Элли вздохнула. Завтра канун Рождества. А она еще должна убраться в двух домах и навести порядок после вечеринки у тети и дяди.

– Парень, должно быть, богатый, – Мартина покосилась на Элли. – Интересно, кто он.

– Понятия не имею. – Элли и не хотела знать.

– Ммм. – Мартина изучала выражение лица кузины. – Наверное, старик.

– Нет. Может быть, ему лет тридцать.

– Тридцать! Совсем неплохо. Симпатичный?

– Я так не думаю, – солгала Элли. На самом деле ее первое впечатление – какой привлекательный мужчина. Когда она увидела его озабоченное лицо, сердце сделало странный маленький кувырок. Он казался таким дружелюбным. Серые глаза улыбались... И вдруг без всякой причины они стали похожими на кусочки льда.

Из-за неожиданной грубости незнакомца она возмущалась всю дорогу домой. Столкновение произошло по его вине в такой же степени, как и по ее. Он шел очень быстро и не смотрел вперед. Поэтому и сбил Элли с ног. Мог хотя бы предложить подвезти ее. Правда, скорей всего, она отказалась бы...

Теперь Элли поняла – он совсем не привлекательный.

– Он большой и со злыми глазами, – пояснила она.

– Толстый?

– Не могу сказать. На нем был плащ. Похож на Ван Гога.

– Да? – удивилась Мартина. – У него одно ухо?

Элли засмеялась, покачала головой и больше ничего не сказала. Она отчетливо вспомнила лицо мужчины: густые брови, проницательные глаза, угловатые черты, немного асимметричные...

– Ммм. Не понимаю, почему все богатые мужчины обязательно должны быть уродливыми. – Мартина со вздохом полезла в сумку и вытащила журнал, который купила Элли. – Ну, может быть, не все богатые мужчины. – Она показала кузине обложку журнала. – Гарек Вишневски. Просто куколка. Ты не находишь?

Элли, приобретая журнал в супермаркете, даже не взглянула на обложку. Зато теперь она остолбенела.

Почти всю страницу занимала фотография полуодетой рыжей женщины и мужчины, сердито уставившегося в объектив. У него знакомые холодные серые глаза. На лице точно такое выражение, как несколько часов назад, когда он неожиданно бросил ее у обочины. Элли прочла подпись под фотографией: "НА ДЕСЕРТ – САМЫЙ ВОСТРЕБОВАННЫЙ ХОЛОСТЯК ЧИКАГО".



Глава 2

Встретиться с Гареком Вишневски оказалось чуть ли не труднее, чем попасть к Папе римскому. Охранник рассматривал ее удостоверение личности так, будто подозревал, что оно поддельное. Потом спросил, по какому она делу. Элли объяснила. И наконец он позвонил, не спуская с нее изучающего взгляда.

Десять минут. Двадцать... Элли начала злиться. Она пришла, закончив уборку во втором доме, и чувствовала себя грязной и потной. Хотелось поскорее попасть домой, вымыться и приготовиться к вечеринке. Почему вместо того, чтобы развлекаться у дяди, она должна стоять в холодном вестибюле и ждать Гарека Вишневски? И все из-за Мартины, уговорившей ее связаться с ним напрямую.

– Разве ты не понимаешь, Элли? – настаивала Мартина. – Это же твой шанс. Верни ожерелье и предложи купить какое-нибудь произведение искусства из галереи. Может быть, он и согласится. А если повезет, назначит тебе свидание.

– Сомневаюсь, что он способен ценить прекрасное, – возразила Элли. – И если он заговорит о свидании – чего не будет, – я ни за что не соглашусь. Ведь я говорила тебе, как груб он был. А фотография на обложке журнала с "экзотической танцовщицей"! Сразу понятно, какого это сорта мужчина.

– Может быть, он так грубо себя вел, потому что испытывал неловкость из-за снимка?

Неловкость? Вряд ли. В его манерах слишком много хамской самоуверенности. А этому нет оправдания. К тому же у него отвратительный вкус на женщин и... на драгоценности. Ожерелье прекрасно это подтверждает.

В конце концов Элли не сумела переубедить Мартину и собственную совесть. Если она серьезно хочет помочь друзьям-художникам, надо забыть о гордости и идти к Гареку Вишневски.

Наконец сверхбдительный охранник, положив трубку, повернулся к ней.

– Заполните анкету, укажите фамилию и адрес. Я дам вам пропуск, с которым вы подниметесь наверх. Оставьте пальто и вещи здесь.

Наверное, он думает, что она прячет в кармане бомбу. Элли сбросила мокрое пальто, заполнила анкету и указала адрес галереи, а не дома. Потом прикрепила пластиковый пропуск к ремешку сумки.

Наверху ее встретила женщина с седыми, великолепно уложенными волосами. Голубые глаза-буравчики неодобрительно уставились на джинсы и желтый свитер посетительницы. Она быстро позвонила и провела Элли в кабинет.

Деревянные панели, бархатный ковер и массивная мебель. На стенах банальные, но явно дорогие, написанные маслом пейзажи. А прямо перед ней в троноподобном кресле – мистер Самый Востребованный Холостяк.

Серый костюм в узкую полоску, белая рубашка и черный галстук. Он выглядел таким же консервативным, как и его кабинет, но не таким элегантным. Грубоватым чертам лица и мощной фигуре костюм не шел.

– Так вы выследили меня, – сказал он.

– Простите? – Элл и смотрела ему в глаза – такие же холодные, как ветер на улице.

– Думаете, вы первая женщина, подстроившая встречу? – Гарек цинично ухмыльнулся.

Элли остолбенела. Он решил, что она нарочно налетела на него. Чтобы познакомиться с Самым Востребованным Холостяком Чикаго. Поэтому так грубо обошелся с ней вчера.

Стараясь держать себя в руках, она сделала несколько шагов и протянула футляр с ожерельем.

– Я приехала, чтобы вернуть это.

Гарек взял футляр, приподнял крышку. С минуту смотрел на драгоценность. Потом, откинувшись на спинку кресла, поглядел на Элли.

– Полагаю, вы ожидаете награды?

Элли сжала кулаки. Первый импульс – с ледяной вежливостью отказаться от денег и немедленно уйти. Но только вчера она поклялась думать как бизнесмен. А бизнесмены не брезгуют никакими доходами.

– Да, я ожидаю награды, – собрав все силы, проговорила она. Элли встретила его взгляд холодно, не моргая. У него брови поползли вверх.

– Вы по крайней мере честны. – Он достал чековую книжку. – Сколько?

– Пять тысяч. – Она назвала первую пришедшую на ум цифру.

Гарек молчал. Вздернув подбородок, Элли ждала. Но недолго. Он пожал плечами, достал ручку, выписал чек и протянул ей.

Элли насторожилась. Может быть, она и не унаследовала гены Эрнандесов, но уж Вишневски-то должен уметь торговаться! Что это за бизнесмен, который так легко расстается с пятью тысячами долларов?

– Ну?

Элли подняла голову и увидела, что он, сощурившись, наблюдает за ней. Она быстро шагнула вперед и взяла чек. Скользнула взглядом по цифрам – пять и нужное число нулей. Она боролась со своей совестью и чуть не вернула чек, но тут раздался телефонный звонок.

Гарек Вишневски нажал на кнопку, и послышался голос его помощницы:

– Поступила информация по маркетингу.

– Пришлите ее сюда. – Его глаза сверкнули.

Ясно, с ней покончено. От его грубости Элли возмутилась, однако совесть ее успокоилась.

– Спасибо за награду, – беззаботно бросила девушка и, положив чек в сумку, направилась к выходу.

В этот момент дверь открылась и появился молодой человек с большим плоским прямоугольником, завернутым в ткань.

– Мистер Джонсон велел принести сюда, – промямлил он, положил прямоугольник на стол вишневого дерева и удалился.

Ткань соскользнула. Элли вытаращила глаза от изумления.

Нa картине Лилли Лейд с голой грудью и голыми ягодицами выходила из огромной белой раковины. Рыжие волосы контрастировали с ярко-голубым океаном. Два злобных купидона толклись в правом углу картины.

– Что-то еще?

Она вздрогнула при звуке хриплого голоса.

– Нет, нет, все. – И не удержавшись, добавила: – Я только подумала, что это именно та живопись, какую я ожидала увидеть у вас. – Она сладко улыбнулась.

– Вы противница "ню"?

– Нет, я противница плохого искусства.

– Ах! Эксперт.

Сарказм Гарека разозлил ее почти так же, как его грубость.

– Я работаю в галерее.

– Киоск с почтовыми открытками?

– "Фогель" в Пилсене, – фыркнула Элли. – Специализируюсь в современном искусстве. Заходите, если хотите купить что-нибудь концептуальное и действительно стоящее. – Она взялась за дверную ручку, но дверь не открывалась. Ее держала большая мужская рука. Как он ухитрился пересечь кабинет так быстро и так тихо?

– Не забудьте, я уже заплатил. Больше платить не буду. Если собираетесь что-нибудь мне предложить, то это будет даром.

– В галерее нет ничего, что я хотела бы вам предложить. – От злости Элли чуть ли не трясло. Она дергала дверь, но та не поддавалась. – Будьте любезны, уберите руку.

– Если передумаете, свяжитесь со мной. – Гарек изучал ее лицо, особенно рот. – Но сначала потратьтесь на приличную одежду.

Он отпустил дверь, Элли рывком открыла ее и вихрем вылетела из кабинета.

Она приехала домой, вошла в квартиру и захлопнула за собой дверь.

– Ты вернулась! – вышла из ванной Мартина. – Я уже начала волноваться. Как все прошло?

– Прекрасно. – Элли сняла пальто и ботинки, разместила их в шкафу и направилась в кухню. – Хотя я подумываю, не написать ли письмо в "Чикаго трэмпитер".

– Письмо? – Мартина удивленно заморгала.

– Да, и сказать им, что в отношении Гарека Вишневски они допустили ошибку. – Элли достала из сумки чек на пять тысяч долларов и положила его в обшарпанную шкатулку. Потом с треском закрыла ее. – Им следовало назвать его "Самый Отвратительный Холостяк в Чикаго".

* * *

Рождественский вечер для большинства – добрый семейный праздник. Гарек не разделял общего веселья. Для него этот день стал кульминацией совершенно неудавшегося месяца.

Портрет Лилли Лейд – дурацкая шутка Теда Джонсона – вызвал досаду. В добавление к пяти тысячам долларов, которые он отдал этой особе, Эрнандес. К тому же она стала свидетелем доставки портрета, что невыносимо гадко. Но это не идет ни в какое сравнение с пыткой, которая предстоит ему. Рождественский вечер с сестрой Дорин.

– Я ходила на концерт в кантри-клуб, – сообщила сестра. – Там были все известные люди – Митчеллы, Бренуэллы. Даже Палермо. Их племянник Энтони пригласил Карен танцевать.

– Энтони Палермо законченный дегенерат, – заявила ее дочь. – У него руки влажные, а дыхание вонючее, как собачий корм недельной давности.

– Карен! – воскликнула мать. – Ты не должна так говорить об Энтони. Палермо – одна из самых богатых и достойных семей в Чикаго. Тебе следует помнить об этом.

После ужина Дорин повела всех в гостиную, где под гигантской елкой громоздились рождественские подарки. Карен опустилась на колени и начала разворачивать свертки. Гарек достал элегантный плоский футляр и вручил сестре.

Дорин, сидя в кресле, обтянутом красной парчой, приняла подарок. Без видимого возбуждения, медленно и осторожно она снимала обертку. Но при виде содержимого футляра в обычно холодных серых глазах засверкали искры.

– Ах! – вырвалось у нее.

– Боже милостивый! – вскрикнула подошедшая к матери Карен, глядя на изумруды и рубины. – Дядя Гарек, ты, должно быть, потратил целое состояние!

– Карен, это невежливо, – проворчала Дорин.

Дочь ссутулилась и вернулась к своим подаркам. Она взяла ноутбук, принесенный Гареком, и отложила его в сторону без каких-либо эмоций.

– Карен, что надо сказать дяде? – напомнила Дорин, не спускавшая глаз с дочери.

– Спасибо, дядя Гарек, – без всякого энтузиазма, будто зомби, пробормотала Карен.

– Карен, мне не нравится твой тон, – сверкнула глазами Дорин. – Отправляйся лучше в свою комнату.

Карен взяла ноутбук и побрела к себе.

– Не знаю, что с ней происходит, – громко проговорила Дорин, хотя дочь еще не вышла из комнаты. – Боюсь, ее жуткие друзья плохо влияют на нее. У одной девочки отец – водитель грузовика! Если бы я могла послать ее в приличную школу! Та, куда она ходит сейчас, ужасна.

– Ты можешь оплатить приличную школу. – Гарек подошел к елке, разглядывая гору подарков. – Если захочешь.

Дорин чуть не уронила ожерелье, быстро захлопнула футляр и посмотрела на брата.

– Ты не понимаешь, что это значит – пережить смерть любимого мужа и остаться в нищете...

– Брось, Дорин. – Гарек наклонился и поднял теннисную ракетку. Он взмахнул ею, и легкая, идеально сбалансированная ракетка рассекла воздух. – Ты обеспечила свою долю при разводе задолго до его смерти. И он заплатил сполна, лишь бы избавиться от тебя. Будь твой муж немного сообразительнее, он заставил бы тебя подписать брачный контракт.

– Я бы никогда ничего подобного не подписала. Это же оскорбление! Я и так не получаю то, что мне положено. И в "Вишневски индастриз" тоже. Несправедливо, что отец оставил компанию тебе... Ради бога, тебе обязательно махать ракеткой? Хрусталь стоит целого состояния. Если ты разобьешь что-нибудь, я очень расстроюсь...

– Компания была банкротом.

Это замечание успешно отвлекло Дорин от мыслей о сохранности хрусталя.

– Временная неудача, ничего больше. Зато теперь компания зарабатывает миллионы.

– Из которых ты, как главный держатель акций, получаешь львиную долю. Я знаю, потому что подписываю чеки.

– На нищенские дивиденды я едва могу поддерживать свое положение в обществе, – фыркнула она. – При таких доходах я никогда не увижу своего имени в "Социальном регистре".

– Что еще за "Социальный регистр"?

– Это книга, в которую внесены имена известных людей. Таких, как Палермо. Тех, у кого предки...

– Наши деды – крестьяне, иммигранты из Польши. – Гарек едва мог поверить своим ушам. – Ты говоришь о такого рода предках?

– Древность рода только одно из условий. – У Дорин раздувались ноздри. – Есть и другие способы попасть туда. К примеру, основать благотворительный фонд. Этель создала симфонический фонд.

– Но ты же терпеть не можешь симфонии.

– Если ты, братец, не ценишь симфоническую музыку, – Дорин крепко сжала подлокотники кресла, – это еще не значит, что кто-то...

– Хорошо, хорошо, – пожал он плечами. – Если хочешь сделать взнос в симфонический фонд – прекрасно. Только не проси денег у меня.

– И не собираюсь. – Красные пятна выступили у нее на щеках. – Хотя это ты мог бы сделать. Отвратительный снимок, где изображены ты... и танцовщица, несомненно, повредит моим отношениям с комитетом "Социального регистра"...

– Дорин, я сказал "нет".

– Очень хорошо. – Морщины лучика окружили ее сжатые губы. – Я не собираюсь с тобой спорить. Если ты не поможешь с фондом, я больше времени буду уделять работе в "Женской лиге". Я говорила тебе, что Нина Лачленд состоит в одном со мной комитете? Она много рассказывает мне о бизнесе мужа. От нее я узнала, что "Вишневски индастриз" пытается купить "Лачленд компани". Для меня это новость.

– И? – Гарик сохранял расслабленную позу, но внутренне напрягся.

– Есть еще одна компания, заинтересованная в приобретении "Лачленд"? Ее мужу не очень нравится этот "Огремарк"...

– "Аграмарк".

– "Огремарк", "Аграмарк" – какая разница. Но мистер Лачленд может передумать, если обнаружит, что у тебя трудности с финансами.

– Ты пытаешься, Дорин, шантажировать меня? – очень мягко спросил Гарек, перестав махать ракеткой.

– Конечно, нет. – Она улыбнулась. – Не понимаю, почему ты так подумал.

В ответ Гарек не улыбнулся. Приобретение "Лачленд" – ключевой момент в его плане расширения "Вишневски индастриз". К сожалению, корпорация "Аграмарк" также хотела купить небольшую кораблестроительную компанию. У корпорации есть все преимущества: финансовые ресурсы, превосходящие возможности Гарека, связи с чиновниками, знающие адвокаты. Но, несмотря ни на что, Гарек твердо решил добиться успеха и уже почти сделал это.

Если Дорин не подставит ножку.

Как, черт возьми, она обнаружила, что у него проблемы с финансированием? Он долго-долго смотрел на нее.

– Дорин, я предупреждал тебя – не вмешивайся в мой бизнес.

– Бизнес, бизнес, бизнес – это единственное, о чем ты думаешь. Наступило время что-то сделать для семьи. Разве это так трудно? Мне много не надо. Все, что от тебя требуется, – спонсировать мой фонд.

– И это все? – иронически спросил он.

– Спасибо, что напомнил. Мне еще необходим помощник, который занимался бы деталями. Из-за слабого здоровья я не в состоянии делать все сама.

Дорин могла поспорить здоровьем с ломовой лошадью. Крупная, как у брата, фигура, большие ноги и руки. В молодости полная и сочная девица, когда она вышла замуж за Гранта Таррингтона и породнилась с "голубой кровью" Чикаго, то постаралась избавиться от лишнего веса, чтобы выглядеть "соответственно". К несчастью, похудев, Дорин стала костлявой и угловатой.

– Я также хочу, чтобы ты перестал саботировать мои усилия быть включенной в "Социальный регистр", – продолжала она. – Отказался от женщин с дурной репутацией и нашел себе приятную, уважаемую девушку. Вроде Эмбер Беллэйр. Мы с ней вчера встретились и договорились...

– Договорились о чем? – чересчур спокойно спросил Гарек.

– Оставь этот гадкий тон. Мы решили, что ты производишь впечатление... одинокого человека.

Гарек не хотел рисковать сделкой. Но он ни секунды не сомневался, что нельзя позволить Дорин думать, будто такими манипуляциями она всякий раз будет получать, что захочет.

– Единственная проблема в том, что Этель не понравится, если я организую конкурирующий фонд. – Дорин задумчиво барабанила наманикюренными ногтями по подлокотнику. – Она может рассердиться. И даже заблокировать мою кандидатуру в "Социальный регистр". Наверное, мне надо найти что-то другое. К примеру, балет. Или изобразительное искусство. Живопись – это очень шикарно. Можно открыть галерею на Мичиган-авеню. Или еще лучше на Ривер-Норт...

– Галерею?

– Выставку работ художников, которых мы спонсируем. Восходящих к успеху молодых людей, конечно рекомендованных Институтом искусств, а не дрянных современных мазилок...

Дорин продолжала болтать, но Гарек уже не слушал. Он вспомнил женщину, вернувшую ожерелье. Элеанор Эрнандес. О чем она говорила? Работает в галерее... Специализируется в современном искусстве... Заходите, если хотите что-нибудь купить.

Жадная, маленькая ведьма. Такая же жадная, как Дорин, только с парой ярких голубых глаз и самым сексуальным ртом, какой он видел.

– Гарек, не думаю, что я расточительна. Ты можешь это позволить. Знаешь, продемонстрировать щедрость тебе не повредит. Я твоя единственная сестра...

– Очень хорошо.

Дорин изумленно уставилась на него. Челюсть ее буквально отвисла, и появилась угроза, что пойдут насмарку недавние усилия пластического хирурга.

– Ты это сделаешь?

– А у меня есть выбор?

– Нет. Хоть один раз ты должен сделать то, что я хочу.

Любой бизнесмен, имевший дело с Гареком Вишневски, тотчас насторожился бы или отнесся скептически к его неожиданной покладистости. Но Дорин только самодовольно улыбалась, уже видя свое имя, напечатанное в "Социальном регистре". Она даже не заметила, что брат перехватил теннисную ракетку и исполнил – аккуратно и неотразимо – удар слева.

Глава 3

– Это твоя лучшая работа.

– Ты так считаешь, Элл и? – Карие глаза Тома Скарлатти сверкнули за толстыми линзами очков. – Мой сосед по комнате говорит, что это похоже на мазню двухлетнего ребенка.

Элли разглядывала холст, развернутый на конторке галереи. Хотя Том использовал ее в качестве модели, изображение не имело ни малейшего сходства с оригиналом. Свободно парящие линии и живые цвета создавали ощущение пространства и гармонии. Картина вызывала желание остановиться и смотреть.



– Твой сосед инженер, – напомнила Элли. – Он ничего не понимает в искусстве.

– Это правда. – Узкая грудь Тома будто расширилась. – Я думаю, "Женщина в голубом" хорошо пойдет. Хотя мне неприятно продавать ее.

– Если хочешь, я прикреплю табличку "Не для продажи", – предложила Элли. – Хотя уверена, что ты можешь назначить за нее отличную цену.

– Придется, – со вздохом сказал он. – Хозяин грозится выселить меня.

Зазвенел колокольчик, кто-то вошел в "Фогель-галерею". Том замолчал и посмотрел в сторону двери. Элли изобразила профессиональную улыбку, которая будто замерзла на губах, когда она увидела посетителя.

Гарек Вишневски!

Ради бога, что он здесь делает? После той безобразной сцены у него в офисе прошла неделя. Элли собрала все силы и выбросила его из головы. Но иногда приходилось вспоминать. К примеру, когда она заглядывала в обшарпанную шкатулку и видела чек на пять тысяч долларов, лежавший на дне. Ей никак не удавалось убедить себя, что надо пойти в банк и получить деньги.

Элли пожалела, что не заперла дверь. Зачем он явился? Сделать очередное хамское предложение?

– Извини, – пробормотала она Тому и вышла из-за конторки. – Добрый вечер, мистер Вишневски, – вежливо, но холодно проговорила она, внутренне приготовившись к отпору. – Могу я быть вам полезной?

Он задумчиво изучал ее. Наверное, собирается дать очередной совет насчет ее гардероба, сердито подумала Элли.

– Я хочу только посмотреть. – Он перевел взгляд на плоский стеклянный поднос с грязью и мусором. – Так это и есть концептуальное искусство? Очень впечатляюще.

Ее возмутил его саркастический тон. Конечно, не каждый способен оценить выдающиеся работы, представляющие современное искусство. Многие, приходя впервые, презрительно оглядывали галерею или насмешливо хихикали. Правда потом, когда Элли объясняла замысел художника, люди относились к увиденному с уважением.

Гареку Вишневски она ничего не собиралась объяснять. Зачем напрасно тратить время? Он, очевидно, пришел, чтобы посмеяться над ней. Делать ему нечего, что ли?

Похоже, что нечего. Он прохаживался по галерее, она следовала за ним. Гарек казался таким громадным, что она не доверяла ему – вдруг что-нибудь столкнет и разобьет.

– Мы закрываемся. – Его самодовольный вид доводил ее до бешенства. – Наверное, вы сможете прийти в другой день. – Элли изо всех сил старалась быть вежливой.

– Я побуду здесь еще несколько минут, – сказал Гарек и продолжал прогуливаться по галерее, будто в его распоряжении вечность. Он рассматривал работы, рот кривился в насмешливой улыбке. Он издевался даже над скульптурой гигантского таракана, сделанной Бертрайс из прессованного мусора.

Затем остановился перед конторкой и уставился на работу Тома.

– Это я возьму.

Элли моргнула, опасаясь, что она неправильно поняла.

– Вы хотите купить "Женщину в голубом"?

– Да. – Он вскинул брови. – Есть проблема?

– Нет, нет. Просто я удивлена. – "Остолбенела", пожалуй, было бы точнее. – Почему вы заинтересовались этой картиной?

– Вы у всех покупателей спрашиваете, почему они собираются сделать ту или иную покупку?

– Обычно нет. Но большинство моих покупателей любит современное искусство.

– Вы думаете, что я не люблю? Не стоит так быстро судить обо мне. – Он вытащил из внутреннего кармана пальто бумажник и достал платиновую кредитную карточку. Элли ее не взяла.

– "Женщина в голубом" не соответствует стилю вашего офиса. Вы уверены, что не желаете что-то другое? Что-то, лучше подходящее вашей личности? – На мгновение ее взгляд остановился на гигантском таракане.

Гарик заметил это, и глаза его засверкали. То ли от смеха, то ли от злости. Она бы предпочла злость.

– Мне нравится эта картина. – Он не убирал свою кредитку.

Элли не верила, что Вишневски пришел в галерею с целью купить картину. Но даже если и так, лучше бы он выбрал что-то еще. Она не хотела, чтобы он завладел "Женщиной в голубом", потому что он не способен оценить ее. Девушка уже открыла было рот, чтобы отказать, но остановилась.

Разве можно, будучи в здравом уме, не продать картину, когда галерея и Том так нуждаются в деньгах?

Ответ неприятный, но очевидный.

Взяв кредитку кончиками пальцев, она оформила продажу.

– Спасибо, мистер Вишневски, – выдавила Элли. – Завтра картина будет отправлена вам.

– Отлично. – Он посмотрел на нее, потом на часы. – Мисс Эрнандес, мне надо обсудить с вами один вопрос. Но я знаю, пришло время закрывать галерею. Чтобы мы могли поговорить, не пообедаете ли вы со мной?

– Нет. – Элли замерла. Значит, у него есть предложение.

– Это важно, – продолжал Гарек, глазом не моргнув, будто не слыша ее, – и касается галереи.

– Что такое? – встрепенулась Элли.

– За обедом я все объясню.

– Почему вы не можете рассказать сейчас?

– Я никогда не обсуждаю дела на пустой желудок.

Улыбка Гарека вызвала у Элли еще больше подозрений. Это была такая улыбка, которая заставляет женщин улыбнуться в ответ и выполнить любую просьбу. И он знал это!

– Если вас это не интересует, – заметил Гарек, не дождавшись ответа, – я могу найти другую галерею. – Он сделал шаг к двери.

– Постойте!

Он остановился, она закусила губу. Элли понимала, что Гарек манипулирует ею. Но любопытство пересилило все.

– Позвольте мне надеть шляпу и пальто и запереть галерею, – пробормотала она.

В этот вечер его не ждал лимузин. Он приехал на большом черном "мерседесе" с салоном, отделанным мягкой кожей. Но она не обратила внимания на тщеславную роскошь.

– Что насчет галереи? – спросила Элли, когда они ехали по улице. – Вы хотите купить еще какую-то картину?

– Не совсем так. – Гарек аккуратно обогнул сугроб. – Вы владелица галереи?

– Нет, мистер Фогель.

– Ах, тогда, видимо, мне надо поговорить с ним.

– В этом нет необходимости. Мистер Фогель не занимается делами с тех пор, как умерла его жена. Он старый, и у него слабое здоровье. Он позволяет мне управлять галереей и полностью доверяет.

– Доверяет? Тогда, очевидно, у меня не будет сложностей. – Сухие нотки в голосе заставили Элли насторожиться, но он заговорил снова:

– Простите, но мне надо сосредоточиться на вождении. Я объясню все за обедом.

Разумно. Дорога покрыта льдом и снегом, да еще и с рытвинами. Кроме того, плохая видимость. Но Элли не поверила ему.

В ресторане они сели за стол, покрытый белой льняной скатертью, уставленный фарфором и хрусталем.

– Вы бывали здесь прежде? – спросил Гарек.

– Нет. Но послушайте, в чем, собственно, дело?

– Вы всегда так нетерпеливы? – Он вскинул брови и взял карту вин.

– Только когда собеседник намеренно уклоняется от ответа.

У него опять странно засверкали глаза. Элли показалось, что Гарек хочет вышвырнуть ее из ресторана. Но он спокойно заговорил:

– Я хочу основать фонд в поддержку искусства. Для этого ищу художников, которых смогу спонсировать, и галерею, где буду выставлять их работы. Думаю, "Фогель" как раз то, что мне надо.

Элли откинулась на спинку кресла и вытаращила глаза. Сердце громко стучало. Фонд! Тогда для галереи начнется другая жизнь. Она наймет артфотографов, поместит рекламу в дорогих журналах, привлечет внимание критиков и коллекционеров. Они способны превратить неизвестного художника, вроде Тома, в светскую сенсацию. Она поменяет освещение, починит лифт и создаст на крыше сад скульптур, как мечтала...

Появился официант, и пока он принимал заказ, Элли пыталась справиться с волнением. В Чикаго тысяча галерей. Надо убедить Вишневски, что "Фогель" – лучший выбор для его спонсорства и фонда.

– "Фогель" идеально вам подходит, – начала она, когда официант удалился. – Наша цель – поддерживать прогрессивное искусство. Мы ищем работы, не скованные условностями, концептуальные и теоретически обоснованные. Все, что у нас выставлено, уникально...

К столу подошел соммелье. Пока он обсуждал с Гареком, какое вино подчеркнет вкус выбранных блюд, Элли еле сдерживала нетерпение. Наконец мужчины приняли решение, открыли бутылку, начали пробовать. Когда ритуал завершился, она смогла продолжить:

– Я уверена, что при серьезной поддержке Том Скарлатти – его картину вы купили – станет ярким представителем новой волны...

– Вы очень высокого мнения о Томе Скарлатти, – перебил ее Гарек.

– Да. – Она подняла бокал с вином. – Он великолепен, гений, если хотите.

– Он ваш бойфренд?

Элли посмотрела на человека, сидевшего напротив, и встретилась с холодными серыми глазами.

– Нет, – медленно ответила она. – Почему вы спрашиваете?

– Простое любопытство. В вашей жизни должен быть мужчина.

– Это не ваше дело, но я отвечу. У меня никого нет. В данный момент я не заинтересована в романтических отношениях.

– Вы хотите сосредоточиться на карьере? Я удивлен.

– Почему?

– Потому что большинство женщин предпочитают найти мужа, сколько бы они ни отрицали этого желания.

Ей не понравился его циничный тон.

– Неужели? Я сталкиваюсь с противоположным положением. Большинство мужчин, знакомых мне, отчаянно хотят жениться. Особенно солидные, такие, как вы.

– Мне двадцать девять, – бросил Гарек.

– Ох? – Она потупилась, чтобы спрятать улыбку, и отпила немного вина.

– Думаю, я всего на год-два старше вас, – уточнил он.

– Головки молодого лука в собственном соку, – объявил подошедший официант.

– Именно то, что нам надо, – заметил Гарек.

– Мне двадцать четыре. – Элли не могла сдержать смех. – Что касается галереи...

– Не надо больше ничего говорить, – покачал он головой. – Я уже принял решение. Это "Фогель".

Радость охватила Элли. Галерея спасена! Ей хотелось танцевать на столе, петь во всю силу легких, поцеловать Гарека Вишневски в губы...

Он будто прочел мысли девушки и уставился на ее губы. Праздник кончился. Он так же смотрел на нее и в офисе. Перед тем как сказал, что она может связаться с ним, если ей будет что ему предложить.

Судя по его заинтересованности ею, Элли отлично понимала, какая ей приготовлена ловушка.

– И что вы хотите за это? – прямо спросила она после того, как официант расставил все блюда и ушел.

Гарек положил в рот кусочек филейной части ягненка и долго жевал.

– Странный вопрос, – наконец произнес он. – Почему люди основывают фонд поддержки искусства?

– Потому что любят искусство.

– А вы считаете, что я не люблю? – Он предложил ей тушеные овощи, она покачала головой. – Я уже говорил вам – не судите меня так быстро.

Он очень уклончиво себя ведет.

– Почему вы выбрали мою галерею? Ведь я даже не нравлюсь вам.

– Откуда эта мысль? – Он поднял брови.

– Когда я возвращала ожерелье, вы были очень невежливы.

– Прошу прощения. Обычно у женщин, которые врываются ко мне, есть скрытые мотивы.

– Они хотят, чтобы их снимок попал в газету? – догадалась Элли.

– Они хотят выйти замуж.

Элли поперхнулась козьим сыром и красной, словно сердце, редиской. Бедный парень, он, очевидно, страдает серьезным психическим расстройством – манией самодовольства.

– У меня не появится желание выйти за вас замуж. Обещаю.

– Поэтому я и выбрал вашу галерею. – Гарек цинично усмехнулся. – Вы честно признались, что заинтересованы только в деньгах.

Элли открыла было рот, но не стала возражать. Нет смысла.

– Чем конкретно будет заниматься фонд? – вместо этого спросила она.

– Чем обычно. Выставки, презентации художников, чьи работы выставлены в галерее. Завтра я пошлю к вам помощницу, и вы скажете ей, что надо сделать. Кроме того, я хочу, чтобы вы с ней подготовили специальное мероприятие – скажем, "предоткрытие". Оно пройдет в доме моей сестры. Естественно, я надеюсь, что вы подберете работы.

Элли отпила глоток вина, прикидывая, кого из художников она пригласит. Без сомнения, Тома и Бертрайс, может быть, Карло Бустаменте...

– Также надеюсь, что вы организуете небольшой аукцион, – продолжал Гарек. – И в субботу мне придется повести вас на симфонический концерт.

– Симфонический концерт! – Элли поставила бокал. – Понятно, зачем нужен аукцион. Но почему концерт?

– Хочу познакомить вас с коллекционерами. Некоторые из них будут там.

– Почему вы не можете привести их в галерею?

– Я бизнесмен. У меня нет другого времени на общение с любителями искусства.

Элли заподозрила, что вся история с фондом – какой-то заговор. Чтобы затащить ее в постель? Весьма сомнительно. Вишневски богат и не так уж безобразен. Он вполне может без проблем найти женщину, которая ублажала бы его. Или он бездарный художник, которому нужно место, чтобы развешивать свои бесчисленные шедевры?..

– Этот портрет, который я видела у вас в офисе... – Элли старалась говорить беспечно, но внутри у нее все сжалось от ужаса. – Портрет Лилли Лейд... вы нарисовали?

– Милостивый боже! – Гарек выглядел совершенно ошеломленным. – Нет! Почему вы спросили?

– Просто так, – солгала она. Элли откинулась в кресле, приходя в себя от пережитого страха. Она не могла разрешить человеку вроде Гарека Вишневски превратить галерею во что-то несусветное.

– Если я соглашусь, – сказала она, – у меня есть несколько условий.

– Каких?

– Во-первых, я должна полностью контролировать направление галереи. При принятии решений мое слово – последнее и решающее. Ничто не может быть выставлено без моего согласия.

– Прекрасно. Я не хочу ничего менять. Галерея полностью устраивает меня.

Элли внимательно изучала его – ни в голосе, ни в лице сарказма нет.

– Во-вторых, наши отношения – деловые. И все.

– Естественно. А что еще?

– Вы принимаете мои условия? – насупилась она.

– Это все? Вы не хотите, чтобы я внес ваше имя в "Социальный регистр"?

– Простите? – Элли недоуменно вскинула голову.

– Неважно. Да, я принимаю ваши условия.

– Тогда я принимаю ваше предложение, – торжественно произнесла она.

– Благодарю вас, – слегка иронически сказал он. Она не сдержала улыбки.

Гарек улыбнулся в ответ. Сердце сделало странный маленький кувырок, как при первой встрече. Но Элли тотчас подавила подобную слабость. Несмотря на то, что он согласился на ее условия, Элли не доверяла ему. Ее не оставляло чувство, что у него есть скрытая цель, о которой он не говорит. Мистер Вишневски что-то задумал.

Но что?

Глава 4

Гарек терпеть на мог симфоническую музыку, но ему приходилось посещать концерты, сопровождая Эмбер или Дорин. Они ненавидели симфонии еще сильнее, чем он. Эмбер притворялась, что получает удовольствие, но больше интересовалась публикой в зале, а не оркестром. Гарек полагал, что она вообще глухая. В антрактах дамы обсуждали платье Баффи Вандерлорн и прикидывали, настоящие драгоценные камни в ожерелье Триши Митчелл или фальшивые.

Тем больше он удивился, обнаружив, что Элеанор с напряженным вниманием слушает музыку. Она сидела рядом с ним и казалась очень маленькой. Ее макушка едва доставала до его подбородка. Она выглядела такой хрупкой и беззащитной, как струны скрипки, а спина была прямой, словно палочка дирижера.

Вечер получился не таким, как ожидал Гарек. Когда он заехал за Элли, то просто остолбенел от ее вида. Тщательно уложенные локоны. Серебристое, украшенное бисером облегающее платье подчеркивало каждый изгиб фигуры. Она выглядела великолепно.

Он сказал ей об этом. Но, к его великой досаде, голос прозвучал хрипло, словно у подростка на первом свидании.

– Спасибо, – холодно поблагодарила она и оставалась безучастной, пока не зазвучала музыка.

Свет со сцены падал на ее лицо. Он наблюдал, как вспыхивали глаза при каждом призыве французских рожков, как дрожали губы при каждой жалобе скрипок. Звуки, ничего не говорившие Гарику, очевидно, очень много значили для нее. Ему это было непонятно.

Когда начался антракт, лицо Элли сияло. Но только до тех пор, пока она не заметила, что он наблюдает за ней. Тогда маленькая женщина снова замкнулась.

– Мне всегда нравился этот дирижер, – сказала она по дороге в фойе. – Он способен многого добиться от оркестра.

– Вы говорите как специалист.

– Я? – Она пожала плечами и привлекла его внимание к кремовым плечам, лишь едва прикрытым легкой шалью. – Я очень давно не была на концерте. Иногда мне удается послушать симфоническую музыку по радио. А вы часто бываете на концертах?

– От случая к случаю. – Свет от канделябров падал на ее серебристое платье, оно сверкало и привлекало внимание. Он взял Элли под локоть и повел в бар.

– Некоторые бизнесмены, с которыми у меня есть деловые связи, являются спонсорами симфонических оркестров. Поэтому мне надо иногда появляться на концертах. Не хотите шампанского?

– А вы что-нибудь делаете только для удовольствия? – Голос Элли звучал неодобрительно и одновременно удивленно.

– Если вы хотите преуспеть в бизнесе, на удовольствия времени не остается, – объяснил Гарек. – В жестоком окружении надо бороться за жизнь. Но награда огромна.

– Вы имеете в виду деньги? – Элли приняла из его рук бокал шампанского, но не успела продолжить свою мысль. Резкий голос позвал Гарека по имени. Он оглянулся и увидел Этель Палермо, которая, точно бульдозер, прокладывала в толпе путь. Сзади шел ее тихий маленький муж Джордж. Гарек представил ей Элеанор, но Этель не обратила внимания на его слова.

– Твоя сестра здесь?

– Я ее не видел.

– Я разговаривала с ней в полдень, – возмущенно сообщила Этель. – Она сказала, что завтра уезжает в круиз и должна собрать вещи. Я напомнила ей, как важно поддерживать симфонические концерты. Она обещала прийти.

– Может быть, у Дорин началась головная боль. Вы же знаете, как она страдает. – Особенно когда предстоит провести несколько часов в концертном зале.

Этель поправила бриллиантовую тиару в замысловатой прическе и перевела острый взгляд на Элли.

– Элеанор Эрнандес? Никогда не слышала о вас.

– Вы и не могли услышать, – улыбнулась Элли.

К удивлению Гарека, разговор на этом не оборвался. Через несколько минут Этель рассказывала Элли о своих трех сыновьях, неблагодарных болтунах. О дочери – источнике постоянных разочарований. И о десяти внуках, красивых, умных и талантливых. Когда Этель сообщила, что старший внук прекрасно рисует, Элли заметила, что, хотя талант часто бывает наследственным, его надо подпитывать.

– Вы или ваш муж занимаетесь творчеством? – спросила она.

– Я всегда любила искусство, – кивнула Этель. – А Джордж играет на скрипке.

– Вы играете? – Улыбка осветила Элли лицо. – Мой отец тоже играл. Что вы думаете о солисте?

– По-моему, его импровизация была слабовата. Не хватало страсти. – Гортанный голос Джорджа разносился по фойе.

Гарек не верил своим ушам. Джордж со счастливым лицом разбирал звучание каждой группы инструментов. Как Элли удалось очаровать самую надменную пару в Чикаго?!

То же самое случилось с Бренуэллами, великими снобами. И с Митчеллами, чьи рассуждения о Страшном суде могли бы испугать и самого неисправимого оптимиста.

– Вы, кажется, от души веселитесь? – спросил Гарек, когда они на минуту остались одни.

– Да, вы угадали.

– Вы прекрасно справились с Палермо.

– Я нашла их очень интересными людьми. – Элли посмотрела на кого-то за его спиной. Он оглянулся и увидел Джека Филлипса, старого делового партнера. С ним была высокая худая блондинка в черном атласном платье.

– Гарек, дорогой! – проворковала Эмбер Беллэйр. – Куда ты запропастился? Я не видела тебя целую вечность!

Гарек представил подошедшим Элли. Эмбер сверху вниз посмотрела на девушку и немедленно забыла про нее.

– Гарек, почему ты мне не звонишь? – обратилась она к Вишневски. – Я чувствую себя такой одинокой.

– Ты говорила, что видеть меня больше не хочешь.

– Дорогой, я пошутила. Мы всегда можем поболтать. – Она ткнула ярко-красным ногтем в его грудь. – В любое время.

Раздался звонок. Публика двинулась ко входу в зал.

– Мисс Беллэйр ваш хороший друг? – Голос Элли прозвучал так же холодно, как и голос Эмбер.

– Не совсем так. – Гарек пытался ускорить шаг, но в толпе это было невозможно. – Мы недолго встречались.

– И потом расстались?

– Она воспринимала все слишком... серьезно.

– Понимаю, – протянула Элли. – Вы не хотите быть Самым Востребованным Холостяком Чикаго?

Он вздрогнул: она слишком громко произнесла это.

– Идиотская статья принесла мне больше огорчений, чем вы можете себе вообразить.

– На вас тяжелым грузом давят деньги. – Она слегка коснулась его руки.

– С чего вы взяли? – Гарек всегда считал наличие денег большим преимуществом.

– Потому что... Ох, простите, мадам. – Элли отступила, пропуская даму с острыми локтями. Гарек повторил свой вопрос.

– Почему вы так считаете?

– Что? Ах да, – прошептала она. – Наверное, ужасно встречаться с женщинами, которых интересуют только ваши деньги.

Оркестр заиграл вступление. Элли переключила внимание на сцену. Гарек же напряженно смотрел на нее, пытаясь справиться с досадой. Всю вторую половину концерта он раздумывал, почему Элли решила, что женщины интересуются им только из-за денег?

Глава 5

На следующей неделе Гарек повел Элли во французский ресторан. Официант в смокинге усадил их в уединенном месте. Горели свечи, благоухали цветы, из окон открывался величественный вид на город. Убранство элегантное, клиенты высокого класса, и цены непомерные.

Элли ела атлантического лосося, капусту по-эльзасски и слушала Гарека, объяснявшего некоторые детали работы фонда поддержки искусства. Она не сомневалась, что он добьется успеха. И ей следовало быть безумно счастливой. Она и была бы, если бы не одно "но". Сам Гарек.

Она смотрела на угловатые черты его лица, слышала властные нотки в голосе, и сомнения одолевали ее. Он обладал самоуверенностью того рода, какая приходит от знания, что человек сумеет добиться успеха. Она могла бы восхищаться этой чертой, если бы не видела Эмбер Беллэйр. Трудно завидовать мужчине, который встречался с женщиной с такими холодными и расчетливыми глазами. Эмбер смотрела на Гарека, словно инвестор на выгодное вложение капитала.

– Хотите ознакомиться с бюджетом? – спросил он.

– Нет, благодарю вас.

Он вскинул брови.

– Я всегда предпочитала живопись и музыку математике. Колонки баланса вызывают у меня головную боль.

– По-моему, вы говорили, что Мартина изучает бизнес? – напомнил Гарек. – Вероятно, она вместо вас просмотрит цифры.

Он познакомился с Мартиной сегодня вечером, когда заезжал за Элли. Они моментально поняли друг друга. Мартина перекидывала гриву длинных темных волос за спину и флиртовала с Гареком, пока ее кузина надевала пальто.

– В этом нет необходимости, – пробормотала Элли.

– Вы думаете, она ничего не поймет?

– Конечно, поймет, – тут же вскипела Элли. – Мартина заканчивает колледж в июне, на год раньше. Она – гений.

– Мартина сказала, что вы из Филадельфии.

– Да. – Интересно, что еще сообщила эта болтушка?

– Ваши родители по-прежнему живут там?

– Они погибли в автомобильной катастрофе, когда мне было тринадцать.

Она сообщила об этом как о рядовом факте. Хотя на самом деле давняя утрата по сей день вызывала тупую боль в сердце.

– Простите, – спокойно проговорил он. – Должно быть, это было трудное для вас время.

– К счастью, нашлись родственники, которые взяли меня к себе. – Элли заставила себя улыбнуться: ей не нужно его сочувствие. – А какая у вас семья?

– Отец восемь лет назад умер от сердечного приступа. Мать через несколько лет снова вышла замуж и теперь живет во Флориде. Я редко ее вижу. Здесь только сестра и я. И пятнадцатилетняя племянница.

– Вы близки с племянницей и сестрой? – Элли с трудом подавила дурацкое желание коснуться его руки.

– Нет времени, – пожал он плечами. – Я почти всегда занят на работе.

– Вам надо освободить время для себя, – посоветовала она.

– Вы собираетесь открыть в газете колонку советов?

– По-моему, большая ошибка – ставить работу превыше всего. – Она не обратила внимания на насмешку.

– А если семья живет на деньги, которые вы зарабатываете?

– Ваши сестра и племянница зависят от вас материально? – нахмурилась Элли.

– Не совсем так. Я говорю гипотетически.

– Каждый должен выбирать. – Она обмакнула кусочек торта в малиновый сироп. – Но иногда люди жалеют о сделанном выборе.

– Гмм, – с сомнением промычал Гарек. – Расскажите о вашей семье.

Элли не хотелось упоминать о дедушке и о неприятных деталях их отчуждения. Поэтому она решила рассказать о дяде Родриго и тете Алме и об их шестерых детях. Трое старших уже обзавелись своими семьями.

– Потом идут Мартина, Роберто и Алисса, – продолжала она. – Алисса приблизительно в том же возрасте, что и ваша племянница, ей в марте будет четырнадцать.

– И давно вы живете вместе с Мартиной?

– Около года. С тех пор, как переехала в Чикаго. Я оказалась совсем без денег, а здесь не так много высокооплачиваемых мест для специалиста по истории искусства...

– У вас есть диплом?

– Да, магистра. Почему вы удивлены?

– Без причины. А ваш кузен Роберто еще учится в школе?

– Нет, он закончил школу в прошлом году. – Как раз перед тем, как попал в тюрьму. Но об этом она не станет рассказывать Гареку. – Он очень милый. Только иногда чересчур серьезен, но у него доброе сердце. Он считает нужным защищать меня.

– А вы нуждаетесь в защите?

– Нет, конечно. Хотя Робби думает, что нуждаюсь. Может быть, из-за... – Она замолчала, задумавшись, не слишком ли много наговорила.

– Из-за Рэйфа?

– Откуда вы о нем знаете?

– Мартина сказала, что я "большое достижение после Рэйфа". Вашего бывшего бой-френда, я правильно понял?

– Ммм. – Определенно, надо поговорить с Мартиной. – Я привезла его в Чикаго, чтобы со всеми познакомить. Мартине и Робби он не понравился. И оказалось, что они правы.

– Рэйф разбил вам сердце?

– Нет, просто немного ранил. – Чтобы прекратить расспросы, она беззаботно добавила: – У каждого есть по меньшей мере одна несчастная любовь. Держу пари, даже у вас.

Гарек долго молчал. Или их было столько, что он не мог вспомнить, или он ни разу не был влюблен. Интересно бы узнать.

– Моника Александер, – наконец проговорил он. – Я был безумно в нее влюблен.

– И что случилось?

– Она бросила меня, когда умер отец и его компания обанкротилась. Мне пришлось оставить колледж и заняться спасением бизнеса.

– Как ужасно!

– Ничего ужасного не произошло. – Он изумленно посмотрел на нее. – Наверное, со мной случилось лучшее из всего, что могло бы быть. Я сосредоточил все внимание на делах.

– Разве вы не испытывали обиду? Вас бросили в такой момент, когда особенно нужна поддержка.

– Я выжил, – пожал плечами Гарек.

Да, но какой ценой? Наверное, тогда его черты исказила печать цинизма, столь заметная теперь. И он перестал верить людям. Особенно женщинам.

Обед закончился, он отвез Элли домой. Вышел из машины и проводил до наружной лестницы, ведущей в квартиру.

– Завтра в Институте искусств открывается частная выставка. Я договорился о билетах. Заеду за вами в семь.

– Разве симфонического концерта недостаточно? – Слишком уж много времени ей приходится проводить с Гареком Вишневски.

– Я думал, вам нравятся вернисажи.

Конечно, она с удовольствием пойдет, несмотря на свои сомнения. И к тому же, как она может отказаться?

– Конечно. Спасибо.

Глава 6

В помощь Элли для работы в фонде Гарек выбрал яркую, инициативную и очень молодую (ей едва исполнилось восемнадцать) девушку, Стеси Хэтфилд. Элли с удовольствием бы работала с ней, если бы у Стеси не шла кругом голова от Гарека Вишневски.

Собственные чувства тоже все более и более приводили Элли в смущение. Последние недели полторы они с Гареком встречались почти каждый вечер. Она напоминала себе, что у них чисто деловые отношения, но иногда ненадолго забывала об этом. И тогда без сна лежала всю ночь и думала о нем. В галерее Стеси говорила тоже о Гареке. Элли, стараясь удрать от ее болтовни, поднималась наверх – в студию, где делали рамы. Стеси шла за ней и туда.

– Мистер Вишневски лучший работодатель, какого я знаю. – Ее пальцы порхали по клавиатуре компьютера. – Каждый в компании согласится, что мистер Вишневски замечательный. Он щедрый. Я сказала ему, что он мало вам платит, и он обещал удвоить зарплату.

– Стеси, я не смогу ее принять! – сверкнула Элли глазами.

– Прекрасно сможете. Вы ее заслужили. Вы работали как вол.

Это правда. Она трудилась, забывая о времени. Но принять двойной оклад... что-то здесь не так. Если бы мистер Фогель сделал это, она бы не возражала. Но Гарек...

– В субботу вы собираетесь с ним куда-нибудь пойти? – спросила Стеси. – Это его день рождения, знаете? Ему будет тридцать. Вроде бы многовато. Но он великолепен. Я почти не замечаю его возраста.

Почему он ничего не сказал ей?

– Как подвигается каталог для аукциона? – Элли надеялась перевести разговор на другие рельсы.

– Фантастически. Фотографии предметов искусства, которые сделал новый фотограф, потрясающие. Он также сделал снимки мистера Вишневски и миссис Таррингтон. Сестра мистера Вишневски послала их в газеты для публикации. Я так удивилась, что мистер Вишневски согласился. Он всячески избегает публичности.

Элли обычно подавляла желание задать Стеси вопрос о Гареке. Сейчас ей тоже пришлось обуздать любопытство, но она тихо ойкнула. Стеси в большем и не нуждалась.

– С тех пор, как его назвали Самым Востребованным Холостяком, женщины начали охотиться за ним, – с энтузиазмом продолжала девушка. – Я читала в "Чикаго трэмпитер", что одна ворвалась к нему в дом, украла нижнее белье и устроила распродажу. Полиция арестовала ее, но она успела всучить боксерские трусы пожилой даме из Флориды. Он пригрозил "Чикаго трэмпитер" судебным иском. Последнее время они немного поутихли.

Элли вспомнила, как Гарек вел себя на улице, когда она налетела на него. И потом у себя в кабинете. Она не могла простить ему грубость. Но теперь хотя бы понимала, в чем дело, и даже сочувствовала. Она тоже ненавидела публичность.

Элли не хотела, чтобы он ей нравился. Старалась не думать о нем. Но не получалось. Все чаще в его присутствии она ощущала знакомое томление внизу живота.

В один из вечеров она пригласила Гарека к себе на кофе. Он уселся на кушетку, поставил чашку и наклонился над Элли, вдыхая запах ее волос.

– Ммм, по-моему, клубника. – Он взял прядку и пропустил между пальцев. От его прикосновения кожу на голове закололо. Он продолжал гладить волосы, уставившись на рот Элли темным, напряженным взглядом.

Сердце билось так, словно пыталось вырваться на волю. Элли понимала, что ей надо отодвинуться. Понимала, что, позволив ему один поцелуй, она откроет дверь разного рода неприятностям. Но чувства обычно не бывают логичными. Один поцелуй. Всего лишь один...

– Элли? Элли? Эта рама не в порядке?

Она вышла из транса и обнаружила рядом Стеси, вытаращившую на нее глаза.

– Рама? – тупо повторила Элли, прежде чем сообразила, где она. – Ах, да. Все в порядке. Простите. Я просто задумалась.

– Понимаю. – Многозначительная улыбка заиграла на губах Стеси. – Я бы тоже грезила наяву, если бы в меня влюбился Гарек Вишневски.

– Стеси, пожалуйста. – Она почувствовала, как у нее загорелись щеки. – Гарек Вишневски не влюблен в меня. Мы только друзья.

Как еще описать их отношения? Конечно, это не просто бизнес. Но они и не влюбленные. Иначе он бы поцеловал ее вчера вечером, когда она и пальцем не пошевелила, чтобы остановить его.

Но вместо поцелуя Гарек бросился к двери. Элли смутилась. Неужели она неправильно истолковала его взгляд? Может быть, он так смотрел, потому что ему не нравится ее рот?

– Я заеду за вами в субботу в семь. – Он остановился у двери и нахмурился. Потом неожиданно схватил ее, сильно-сильно прижал к себе, быстро поцеловал и ушел.

Такой странный поцелуй... Она вначале даже не поняла, что он делает. А теперь уже второй день думает о нем. Самые страстные объятия Рэйфа не действовали на нее так, как этот мимолетный поцелуй.

– Я слышала, как он вчера разговаривал с сестрой по телефону. Он сказал, что собирается на днях представить вас ей. Сестра очень дорога Гареку. Я слышала, что на Рождество он купил ей ожерелье, которое стоит целое состояние. Изумруды и рубины. – Стеси с многозначительным видом кивнула.

Гарек купил ожерелье для сестры? Он почти не упоминал о Дорин Таррингтон, но, видимо, заботился о ней, если купил такой дорогой подарок. Хотя у него ужасный вкус...

– Считается, что его сестра опекает этот фонд. Но у нее слабое здоровье, и он не позволяет ей работать. А она любит искусство. И он основал для нее фонд.

– Для нее? – Дощечка в руках Элли раскололась.

– Да. Секретарь мистера Вишневски, миссис Грист, все мне рассказала. Сестра захотела создать фонд поддержки искусства. И он согласился финансировать его.

Элли вспомнила о своих подозрениях. Почему Гарек не признался, что делает это для сестры? Да, он же просил не выносить суждение о нем слишком быстро.

* * *

Во второй половине дня в пятницу Гарек был полностью погружен в работу. Когда зазвонил телефон, он нетерпеливо поднял глаза, покрасневшие от чтения напечатанных мелким шрифтом контрактов. Перед ним лежала стопка документов, которые необходимо изучить и подписать. Таким путем он завершит финансирование перспективной покупки "Лачленд компании". И закончить эту работу он собирался сегодня.

– Да? – кратко спросил он.

– Здесь миссис Таррингтон. Она хочет видеть вас, – сообщила его секретарь.

Дорин. Он посмотрел на контракт, который только что подписал. Сделка с "Лачленд" не доведена до конца, но с деньгами все в порядке.

– Пусть войдет, миссис Грист.

Появилась Дорин. В черном атласном платье от кутюр с черно-белым шарфом, приколотым к плечу. К несчастью, эффектный туалет только подчеркивал землистый цвет ее лица. В руках, затянутых в черные перчатки, она держала прямоугольную коробку.

– Поздравляю с днем рождения, Гарек. – Она поцеловала воздух возле его щеки и уселась в кожаное кресло напротив брата.

Он тоже сел и открыл коробку.

– Ах, галстук. – Горчично-желтый фон, и на нем – черные ветки. Галстук был безобразнее прошлогоднего, грязно-зеленого, украшенного инициалами известного дизайнера. И даже еще отвратительнее, чем два года назад, темно-бордового с золотом. На нем случайно сохранилась отметка об уценке.

– Я выяснила, что наше семейное древо восходит к польским королям, – торжественно произнесла Дорин. – Это его символ.

Гарек чуть не рассмеялся. Вишневски были потомками чистокровных крестьян. И Дорин знала это.

– Спасибо, Дорин. Как твой круиз?

Она немного покашляла, и ее обычный голос, напоминающий противотуманную сирену, стал чуть тише.

– Круиз прошел ужасно. Мы плыли в шторм, и меня все время тошнило. Карен напоминала тебя – такая же бессердечная. Никакого сочувствия. Она целый день крутилась возле бассейна и флиртовала с моряками. Я сделала замечание капитану, что он позволяет команде брататься с гостями... но никакого внимания. – Она пронзительно посмотрела на него. – Сегодня утром я разговаривала с Этель. Она сказала, что видела тебя на симфоническом концерте с какой-то женщиной. И на выставке. И в ресторане "Кейп-Код".

– Этель надо бы работать репортером в "Чикаго трэмпитер". – Гарек приподнялся с кресла. – Дорин, если это все...

– Нет, не все, Гарек Вишневски! Кто эта женщина?

– Ее имя Элеанор Эрнандес. – Гарек сел, пряча улыбку.

– Эрнандес – звучит по-мексикански.

– Так и есть.

В кабинете воцарилось молчание. Гарек откинулся на спинку кресла, ожидая взрыва. Дорин часто жаловалась на рост числа мексиканских иммигрантов. Когда он напоминал ей, что их предки – тоже иммигранты, она не хотела и слушать.

– Я рада, – наконец нарушила молчание Дорин, – что ты выполняешь свою часть нашего договора.

– Прошу прощения? – нахмурился он.

– Наш договор, – повторила она, – знакомство с приятной девушкой. Этель совершенно очарована ею.

Гарек не ответил. В этот момент он почти потерял дар речи.

– И еще Этель сказала, что получила приглашение на аукцион фонда поддержки искусства. Она сообщила мне, конечно конфиденциально, что ее друг из комитета "Социального регистра" под большим впечатлением от фонда. Он сделал пометку, когда Этель напомнила ему об этом. Вероятно, я буду внесена в летнее издание "Регистра". Оно выйдет из печати через несколько недель...

– Дорин, – прервал ее Гарек, – я должен работать. – Не обращая внимания на негодование сестры, он вывел ее из кабинета и с мрачным видом вернулся к столу. Его план преподать Дорин урок принял совершенно неожиданный оборот. В последние несколько недель многое пошло не так, как он задумывал. С того дня, как он встретил Элеанор Эрнандес.

Гарек поднял голову и посмотрел на полотно, висевшее на стене напротив его стола. "Женщина в голубом".

Он собирался послать эту картину Теду Джонсону. В ответ на портрет Лилли Лейд. Но по непонятному импульсу распорядился повесить у себя в кабинете. Картина обладала странным притягательным свойством. Почему? Он смотрел на нее и пытался разобраться. Безуспешно. Она очень похожа на Элли.

Он не мог вычислить, чего она хочет. Сначала думал, что ей нужны деньги. Просто и ясно. Но она почти не думала об этом. Когда Гарек повел ее на выставку, она пришла в восторг от маленькой керамической вазы. Он предложил купить ей эту вазу. Она отказалась. Прибавил зарплату. Элли пыталась протестовать. Он находил ее поведение странным. Наверняка ей что-то нужно. Но что? Известность галереи? Безусловно. Но этого мало. Нужна слава?

Пожалуй. Но трудно поверить, что человек, который так улыбается, может быть расчетливым. Когда Элли улыбалась, она излучала тепло. Бывало, видя ее улыбку, он ловил себя на том, что... любуется ею. Она нравилась ему... как друг. Хотя несколько вечеров назад, когда Гарек стоял у дверей ее квартиры, его обуревали вовсе не дружеские чувства. Глядя на ее сексуальный рот, он желал сорвать с нее одежду, уложить на пол и заняться с ней любовью... Пока они оба не смогут пошевелиться.

Черт подери!

После того, как Гарек завершит сделку с "Лачленд" и сестра обнаружит, что он подшутил над ней, Элли станет не нужна. Он собирался быстро, без скандала расстаться с Элеанор Эрнандес. И не стоит усложнять положение, играя с ней в любовь.

Помня о своем намерении, Гарек заехал за ней. Дверь открыла Мартина – в сапогах, джинсовой юбке и изумрудной блузке, которая очень шла ее темным волосам и глазам.

– Грандиозное свидание? – спросил Гарек.

– Сейчас приедет мой друг, и мы отправимся в Мэдисон.

– В Мэдисон? Долгое путешествие. Да еще в такую погоду.

– Мы собираемся провести там несколько дней. Проходите и садитесь. Элли еще не готова.

Он сел на кушетку, небрежно перебрасывался словами с Мартиной, а сам переваривал полученную информацию. Когда он привезет Элли домой, квартира будет пуста. Но это же не входит в его планы!

Мартина больше ничего не успела сказать, потому что из спальни вышла Элли. Синий бархат обтягивал ее грудь, талию, бедра и подчеркивал гармоничность линий. Она выглядела великолепно.

– С днем рождения, – улыбнулась она и протянула ему плоскую прямоугольную коробку.

Он открыл ее и увидел галстук, расписанный зелеными нотами на радужном фоне.

– Какой яркий, – протянул Гарек.

– Он немного экстравагантный, – согласилась Элли, озабоченно вглядываясь в его лицо. – Но я подумала, что вам нужно попробовать что-то не такое консервативное, как вы носите всегда.

Гареку вдруг захотелось смеяться. Он с трудом сохранял серьезность.

– Тогда помогите мне завязать его, – обратился он к Элли. Ее лучезарная улыбка с лихвой оплатила его жертву. Он снял галстук, в котором пришел, и наклонил голову. Лицо оказалось на уровне ее плеч. Гарек вдохнул легкий запах духов. Желание смеяться пропало. Он обхватил девушку за талию, такую тоненькую, что его большие руки словно не ощущали ее. Соски Элли почти касались его груди, их отделяли считанные сантиметры.

– Готово. – Она резко отступила назад.

Он посмотрел на узел, который она завязала удивительно быстро и ловко.

– Вы делали это раньше?

– Я всегда завязывала галстук дедушке, – неохотно пояснила она. – Позвольте, я надену пальто, и мы можем ехать.

На этот раз он привез Элли в маленький, темный клуб с интимной атмосферой и танцевальной площадкой. Танцуя, она двигалась с чувственностью, свойственной латинским народам. Наконец оркестр заиграл медленный танец, и он мог заключить ее в объятия.

Гарек постанывал. Он был в раю. И в аду. И отчаянно хотел скорей вернуться в ее квартиру...

– Гарек, – пробормотала она, – я знаю, почему вы создали фонд поддержки искусства.

– Что? – Он слегка оторопел.

– Вы это сделали для своей сестры. – Элли откинулась назад и улыбнулась ему. – Почему вы мне не сказали? По-моему, это очень добрый и щедрый поступок.

– Я бизнесмен, – проговорил он, глядя в ее сияющие глаза. – Я никогда не бываю добрым или щедрым.

Что бы она сказала, узнав, что он основал фонд назло сестре? Ему никогда и в голову не приходило доставить удовольствие Дорин.

Вдруг яркая вспышка почти ослепила его. Поморгав, Гарек заметил мужчину с фотокамерой, спешившего к дверям.

– Надеюсь, вы не возражаете, если вашу фотографию напечатают в газете? – беззаботно спросил он.

– Вы не попытаетесь остановить его? – Элли явно была в шоке.

– Могу остановить, если вы хотите.

Она молча кивнула.

Он поймал парня, когда тот садился в машину. После недолгой драки Гарек отнял у него аппарат и вытащил пленку.

– Не надо, – попросил фотограф. – Редактор обещал дать мне премию за этот снимок.

– Убирайся отсюда, – рявкнул Гарек, – пока я не разорвал тебя на куски.

Фотограф окинул Гарека оценивающим взглядом и решил воспользоваться советом.

– Вы поймали его? – озабоченно спросила Элли, когда он вернулся.

– Все в порядке. – Гарек посмотрел на ее побледневшее лицо и обнял за плечи. – Успокойтесь. Позвольте я отвезу вас домой.

Они ехали по темным обледеневшим улицам и молчали. Гарек думал об инциденте в клубе и реакции Элли. Ей следовало бы прийти в восторг от внимания прессы. Она так старалась сделать галерею известной. Какой нормальный человек откажется от такой золотой возможности?

Он остановил машину перед ее домом.

– Сегодня вы не представили меня клиентам, – вздохнула она.

– Да.

Они помолчали.

– Не зайдете выпить кофе? – предложила Элли.

Свет уличного фонаря подчеркивал ее большие, ясные глаза и нежные улыбающиеся губы. Может быть, она в самом деле такая честная и искренняя, какой кажется? Проблема в том, что он не хотел, чтобы она была такой. Он не хотел, чтобы она нравилась ему. Не стоит еще больше усложнять ситуацию. Если у него осталась хоть капля здравого смысла, Элли должна пойти домой одна...

Он посмотрел на ласковые глаза и манящие губы.

Этот рот!..

– С удовольствием.

Глава 7

Когда они вошли в квартиру, Элли сняла перчатки и потянулась к выключателю, но не успела включить свет. Рука Гарека легла на ее. Он тоже снял перчатки, пальцы у него были теплыми. Он закрыл дверь, и квартира погрузилась в кромешную тьму. Элли стояла не шевелясь. На улице завывал ветер. А в квартире была тишина. Она слышала только бурное биение своего сердца.

Он обнял ее, прижал к двери и начал целовать – настойчиво и требовательно. Она вытянула руки и уперлась ему в грудь, пытаясь оттолкнуть. Тогда поцелуи изменились. Стали ласковыми и нежными.

Элли колебалась. Она хотела, чтобы он целовал ее. По-настоящему целовал. Еще с того полупоцелуя ее сжигало любопытство. И теперь она знала. Знала, боже милосердный! Удивительное ощущение – целоваться с Гареком Вишневски. Он такой большой, Элли боялась, что он раздавит ее. Но он держал ее так легко, так ласково, будто закутывал в кокон. И в то же время в нем не было ничего мягкого. Жесткое, мускулистое тело. Твердые губы. У нее возникло чувство, будто она растворяется. Ей нравились его поцелуи. Нравилось, как он изучает и пробует ее губы, подбородок, шею...

Его пальцы расстегнули пуговицы на пальто Элли. Руки проникли внутрь и гладили ее. Тоже восхитительное чувство. Она поднялась на цыпочки, запустила пальцы в его волосы и крепче прижалась к нему. Его руки скользнули по бархатному платью к бедрам, потом поднялись к грудям, изучая их линию. Подушечки пальцев замерли на сосках, словно отдыхая.

Вдруг она поняла, что готова преступить некоторые незначительные запреты. Шагнуть дальше, чем намеревалась. Ей просто хотелось знать, так ли приятно целовать его. И все. Элли не ожидала, что возникнет желание. Что она так неудержимо захочет его.

Но она хотела. И ни о чем другом не могла думать. Она хотела, чтобы он целовал ее тело... ласкал ее груди. Хотела, чтобы он занялся с ней любовью...

Вдруг дверь за спиной Элли распахнулась и толкнула ее вперед. Гарек удержал девушку и отступил, прижимая к себе. Вспыхнул слепящий свет.

– Что-то заблокировало дверь, – сказал знакомый голос.

Элли моргнула. На пороге, открыв рот, стояла Мартина, за спиной у нее – бойфренд.

– Мартина! Что ты здесь делаешь? – Элли наконец осознала, что она все еще в объятиях Гарека, и отошла от него.

– Дорогу занесло. – Мартина переводила сверкающие глаза с Гарека на Элли и снова на Гарека. – Мы решили выехать завтра в полдень... Простите, мне искренне жаль. Я не хотела мешать вам!

– Ты не помешала. Привет, Билли, проходи, садись.

– Спасибо, но мне надо идти, – пробормотал он, глядя на каменное лицо Гарека. – Завтра увидимся, Мартина.

– Да свидания, Билли. – Как только он ушел, Мартина начала жаловаться: – Ох, как я устала. – Она подавила искусственный зевок. – Лучше пойду в постель. Спокойной ночи! – Кузина быстро нырнула в свою спальню.

– Поедем ко мне, – обернулся Гарек к Элли. Глаза темные, напряженные, голос низкий, хриплый.

– Нет. – Она избегала его требовательного взгляда.

– Завтра будем обедать у меня. – Он обхватил ее лицо и заставил посмотреть ему в глаза. – В моей квартире.

Этот почти приказ привел ее в ужас. Она знала, что не должна соглашаться. Элли открыла рот, собираясь сказать "нет".

– Да, – прошептала она.

– До завтра. – Огонь блеснул в его глазах. Он быстро поцеловал ее. И ушел.

Глава 8

На следующий день Элли обнаружила, что ей трудно сосредоточиться на работе. Она села на кожаную скамью, стоявшую посреди галереи. Посетители могли посидеть на ней и полюбоваться произведениями искусства. Через час пора идти домой, готовиться к обеду с Гареком.

И к любви.

Слова эти вслух никто не говорил, но Элли слышала их громко и ясно.

Должно быть, и вправду она сошла с ума. Иначе разве Гарек Вишневски повлиял бы так на нее? Вчера вечером она горела, жаждала его прикосновений, забыла обо всех предупреждениях, логике, здравом смысле...

Как ему удалось сделать с ней такое?

После его ухода она долго сидела будто в полусне на кушетке и не шевелилась. Потом услышала скрип дверных петель.

– Он уже ушел? – Мартина просунула голову в щелку. Элли кивнула, и кузина вошла. – Ох! – воскликнула она. – У тебя такой вид, точно ты умерла и вознеслась на небеса. Он, должно быть, мастер поцелуев.

– Мартина...

– Ох, брось, Эл... Не могу поверить тому, что видела. С тех пор, как ты приехала в Чикаго, ты никогда так не смотрела на мужчину. Я уже подумывала, не отправить ли тебя в ближайший монастырь.

– Если я не прыгаю в постель к каждому парню, с которым встречаюсь, это не значит, что я хочу быть монахиней, – запротестовала Элли.

– Да, да. – Мартина не обратила внимания на ее сердитый тон. – Но Гарек Вишневски! Я думала, ты его ненавидишь.

– Он не такой плохой, как я считала, – призналась Элли. – Он смешит меня. Он добрый. Заботится о своей сестре...

– Я видела, как Гарек смотрел на тебя. Он тебя любит. И скоро сам это поймет. – Мартина зевнула. – Мне завтра рано вставать. Спокойной ночи.

Элли тоже вскоре пошла спать. Но не могла уснуть. Думала о Гареке. Если она позволит их отношениям естественно продолжаться, если поедет к нему на квартиру и у них будет секс, вероятно, она полюбит его. Но будет ли он ее любить?..

Элли посмотрела на часы: четыре сорок семь, четыре сорок восемь, еще две минуты...

Дверь открылась, и вошла женщина. Ярко-синий костюм от кутюр, только что сделанная в салоне прическа и большой алмаз на пальце. На лице чувствуется хорошая работа пластического хирурга, возраст – от тридцати до пятидесяти лет.

– Могу я помочь вам? – Элли спрятала свое желание скорее уйти домой.

– Я Дорин Таррингтон, – объявила вошедшая особа.

Сестра Гарека. Элли улыбнулась, на сердце потеплело. Он прислал к ней сестру.

– Миссис Таррингтон, как приятно наконец познакомиться с вами. Я Элли Эрнандес, а это "Фогель-галерея".

Дорин не улыбнулась. Не взяла протянутую Элли руку. Злые серые глаза презрительно осматривали помещение. Отвращение исказило черты ее лица.

– Я знала. Я знала, – горько повторяла она.

– Вам что-то не нравится? – Элли опустила руку.

– Я бы сказала по-другому. Это отвратительно! Это не настоящее искусство. Что подумают Палермо и Бренуэллы? Он нарочно это сделал. Я уверена!

– Кто? – спросила Элли.

– Гарек. – Ненависть кипела в ее голосе. – Мой брат. Он выбрал эту галерею, чтобы унизить меня. Гнусная! Отвратительная!

– Миссис Таррингтон, вы не понимаете, что говорите. – У Элли судорогой стянуло желудок. – Гарек сделал это ради вас...

– Он так сказал вам? – Дорин цинично засмеялась. – Очевидно, вы его не знаете. Или знаете? – Пронзительные серые глаза стали очень похожими на глаза брата. – Он спит с вами, да? С простой продавщицей! Не могу поверить, что вы понравились Этель. Он нарочно выбрал самую затрапезную галерею, лишь бы досадить мне. Как это на него похоже!

Элли хотела что-то сказать, но Дорин продолжала. Ее злость была такая же острая и неодолимая, как ветер с озера Мичиган.

– А вы, полагаю, та "приятная девушка", которую я просила его найти. – Глаза Дорин снова сверлили Элли. – Сколько он заплатил вам за такую ужасную гадость, направленную против меня? Или вы делаете это бесплатно, думая, что он заботится о вас? Надеюсь, вы не так наивны. Единственно о ком заботится мой брат, так это о себе. И конечно, о деньгах.

Дорин, не попрощавшись, удалилась. Элли в полуобморочном состоянии прошла в свой маленький кабинет и села. Неужели она смотрела на мир через розовые очки и видела только то, что хотела видеть?

Эта ужасная женщина – сестра Гарека? А если она сказала правду? Гарек выбрал Элли и галерею Фогеля, чтобы унизить сестру?

Она не хотела этому верить. Но многое говорило, что это правда. Мелкие несовпадения, озадачивавшие ее, теперь стали ужасно, тошнотворно понятны. С фасада отпала штукатурка, и она увидела другого человека. Того, который бросил ее на ветру у обочины. Холодного, эгоистичного, бессердечного.

Элли положила руки на стол и опустила на них голову.

Она думала, что может полюбить его. Она думала, что и он может научиться любить ее. Нельзя быть такой глупой!

– Элли?

– Робби? – Элли вытерла слезы и посмотрела на своего красивого кузена. – Что ты здесь делаешь? Я думала, ты еще в тюрьме?

– Меня выпустили раньше за хорошее поведение. Я только должен раз в неделю отмечаться у офицера, который будет наблюдать за мной.

– Прекрасно. – Элли постаралась успокоиться и заняться Робби. – Тетя Алма и дядя Родриго уже знают?

– Еще нет. Не уверен, что они захотят меня видеть.

– Конечно, захотят. – Втайне она тоже не была уверена. Дядя Родриго страшно рассердился, когда его сын попал в тюрьму. – Как твои дела?

– Хорошо. Последние полгода я чист, никакой травки.

– Я горжусь тобой.

– Спасибо, Эл. Но не беспокойся обо мне. Почему ты плакала? – В его больших, как у Мартины, карих глазах застыла озабоченность.

– Так, пустяки. – Элли попыталась улыбнуться. – Я расстроилась из-за одного дела, здесь, в галерее.

– Ты плакала из-за этого парня, Вишневски?

– Откуда ты знаешь о нем? – Элли резко выпрямилась.

– Мартина сказала, что ты влюблена в него.

– Мартина?!

– Да. Я утром позвонил вам домой и поболтал с Мартиной. Она мне все рассказала о тебе и Вишневски.

Неужели Мартина не понимает, что Робби ничего нельзя говорить о любовных делах Элли?

– Это неправда. Может быть, я так думала минуту или две, но сейчас поняла, что ошибалась.

– Элли, мне неприятно надоедать тебе, когда твое сердце разбито...

– Робби, оно не разбито!

– ...но я не уверен, что отец пустит меня в дом. У меня есть друг, и, начиная с завтрашнего дня, я могу жить у него...

– Добро пожаловать, можешь переночевать у нас. Мартина уезжает, думаю, она не будет возражать, если ты воспользуешься ее комнатой.

– Спасибо, Эл. Лучше тебя на свете никого нет. И еще одно. У меня есть еще один друг. Он хочет быть художником. Он по-настоящему талантлив...

– Ты познакомился с ним в тюрьме? – У Элли екнуло сердце.

– Да, он был осужден за какую-то финансовую махинацию, но полностью перевоспитался. Он просто умный парень. Все курсы, какие нам по почте присылали, он освоил. Если когда-нибудь тебе понадобится управляющий, священник или адвокат, он в твоем распоряжении.

– Ох, а сколько же времени он сидел в тюрьме?

– Недолго. Прошу тебя, взгляни на его работу.

– Конечно, – без энтузиазма согласилась она. – Пусть завтра принесет.

– Спасибо, Эл. Я твой должник. Ты можешь дать мне ключ от твоей квартиры?

Она дала ему ключ, и он обнял ее за плечи.

– Еще раз спасибо, Эл. И послушай: если ты будешь нуждаться в помощи, если захочешь, чтобы я немножко поучил твоего друга, дай мне знать.

– Обязательно, – заверила Элли, тронутая его преданностью. Она надеялась, что больше никогда не увидит Гарека. И еще больше надеялась, что он и Робби никогда не встретятся.

* * *

Когда вечером зазвонил телефон, Элли сидела у себя в гостиной на кушетке напротив Робби и Каспара. Она изучала работы художника и делала вид, что не слышит звонка.

Каспар не мог дождаться следующего дня, и Робби пригласил его к Элли в тот же вечер. Высокий, худой, с прямыми русыми волосами и насмешливым взглядом, Каспар казался вполне приличным молодым человеком. Хотя Элли, вернувшись домой, не пришла в восторг, застав его у себя в квартире. Еще меньше воодушевили ее его творения.

Из автоответчика доносился хриплый, сердитый голос: "Элли? Элли? Где ты? Возьми трубку, или я сейчас приду".

Элли тоже рассердилась и перенесла телефон в кухню.

– Я сейчас не могу разговаривать, – фыркнула она. – Чего ты хочешь?

– А как ты думаешь, чего я хочу? – прорычал Гарек. – Я требую объяснения. Что за послание ты оставила у меня на телефоне?

Она увидела, что Робби и Каспар с нескрываемым интересом подслушивают ее разговор, и повернулась к ним спиной.

– Я не хочу больше видеть тебя, ты змея, – прошипела она. – Не понимаешь, жалкое подобие человека?

– Я понимаю, что ты чем-то огорчена. Но не знаю чем.

– Меня сегодня посетила твоя сестра. Она открыла мне глаза на твою истинную сущность.

Наступило долгое молчание. Потом мрачный голос сказал:

– Я сейчас приду.

– Придешь? Что ты имеешь в виду? – Элли бросилась к окну и увидела, как Гарек выходит из машины с мобильником в руке. – Нет! Не приходи! – Телефон отключился. Он уже поднимался по лестнице.

Паника охватила ее. Она не хотела его видеть. Надо попросить Робби остановить Гарека...

Робби! Боже милосердный, никто не может предсказать, как поведет себя Робби.

Раздался звонок в дверь. Если она не откроет, есть ли шанс, что Гарек уйдет? Звонок продолжал звонить.

– Робби, не могли бы вы с Каспаром зайти на несколько минут в комнату Мартины? Пожалуйста.

– Кто там за дверью? – нахмурился Робби. – Этот парень, которого ты любишь?

– Да не люблю я его! – взорвалась Элли. – Мне просто надо с ним поговорить. Наедине.

Робби не шелохнулся.

– Ты странно ведешь себя, Элли. То плачешь из-за этого Вишневски, то на меня кричишь...

– Она, наверное, беременна, приятель, – вступил в разговор Каспар. – Моя сестра тоже так себя вела, когда друг обрюхатил ее.

– Беременна! – Убийственная ярость засверкала в глазах Робби, и он вроде бы сделал шаг к входной двери.

– Робби, я не беременна! – Элли схватила его за руку.

– Моя сестра тоже все отрицала, – продолжал свою историю Каспар. – Но через пять месяцев она родила маленького Уилларда. Такой крохотный парень...

– Ох, ради бога! – Терпение Элли кончилось. – Робби, Каспар, марш в спальню! Сейчас же!

Робби не собирался никуда уходить. Элли строго посмотрела па него, и он нехотя позволил ей втолкнуть его в спальню.

Глубоко вздохнув, она вытерла влажные ладони о юбку, пригладила волосы и открыла дверь.

– Нам надо поговорить. – Гарек немедленно прошел в дом.

– О чем? – спросила она так холодно, как могла. – О фонде поддержки искусства, который ты создал ради сестры? Дорин объяснила, как она оценивает твои усилия.

– Неужели?

– Да! Да! Могу я задать тебе один вопрос? И пожалуйста, будь честен. Ты знал, что твоя сестра возненавидит галерею Фогеля?

– Знал, – после недолгой паузы ответил Гарек.

Элли хотелось убежать. Но нельзя позволять себе прятаться от правды.

– Ты намеренно выбрал мою галерею, чтобы разозлить ее?

– Да.

– И с этой целью ты всюду возил меня?

– Да.

– Тогда все. Мне нечего больше сказать. – Она отвернулась, стараясь не заплакать. Он взял ее за руку. Она вырвала ее. – Уходи. Ты выполнил все, что задумал.

Гарек отступил и засунул руки в карманы. Все, что она сказала, правда. Но в то же время и неправда. Он хотел насолить сестре, но давно уже забыл об этом. Ему не нравилось современное искусство, но он получал удовольствие, когда Элли объясняла замысел художника. Он собирался с помощью Элли прямо дать урок Дорин, но, когда Элли рядом, он забывает о сестре. Гарек смотрел на ее покрасневшие щеки и надутые губки, на ее округлые груди и сердитые глаза. Он хотел ее с такой жаждой, какой никогда раньше не испытывал. И не собирался отступать.

– Все, что я задумывал, теперь не имеет значения. Все изменилось. Я этого не ожидал и не хотел. Элли, между нами возникло что-то. Я не могу этого отрицать, и ты тоже не можешь. Признайся, ты так же сильно хочешь меня, как я тебя. – Голос у него низкий, соблазняющий.

– Ты с ума сошел. – Она сверкнула глазами, возмущенная дерзкой уверенностью его тона. – Как я могу хотеть тебя? Все, что мне в тебе нравилось, оказалось ложью. Ты не любишь свою семью, не любишь искусство и музыку. Ты не любишь даже меня.

– Ты не права, Элли. – Взгляд его стал чувственным. – Тебя я люблю.

Она не успела отойти. Он заключил ее в объятия и принялся целовать. В ту же секунду внутри все растаяло. Он прав. Она хотела Гарека. Она мечтала понять, что они испытывают друг к другу...

Но она не полностью поглупела. Собрав всю силу воли, Элли оттолкнула его.

– Нет, Гарек, я...

– Эй, Эл, тебе нужна помощь, чтобы избавиться от него?

Гарек и Элли одновременно повернулись к дверям спальни. Гарек сощурился, увидев на пороге незнакомца. Парень в татуировках и с глазами уличного мальчишки был готов к драке. И к тому же от него чрезмерно пахло одеколоном. Что такой тип делает в квартире Элли? Она тоже не казалась очень довольной появлением незнакомца.

– Робби, я же говорила тебе, что сама справлюсь.

– Робби? Твой кузен?

Она не ответила на его вопрос, сосредоточив все внимание на юноше.

– Пожалуйста, вернись в комнату Мартины.

– Через минуту. – Его глаза поймали взгляд Гарека. – Сначала я хочу узнать, что задумал этот подонок.

– А ты еще удивляешься, почему я предпочитаю держаться подальше от членов семьи, – процедил Гарек.

– Гарек, прошу тебя, успокойся... – Элли с тревогой наблюдала за происходящим.

– Не беспокойся, Эл, я заставлю его заткнуться. – Робби кинулся на Гарека.

Тот подождал, пока парень чуть ли не коснулся его, и сделал шаг в сторону. Робби пронесся мимо и налетел на кофейный столик.

– Робби! Гарек! Сейчас же перестаньте!

Робби будто не слышал кузину. С рычанием он вскочил на ноги и снова бросился на Гарека. Тот встретил его ударом в живот, отчего парень согнулся пополам. Гарек схватил его за плечи, поставил на ноги и двинул в челюсть. Робби рухнул на пол.

– Робби! Робби! Что с тобой? – с воплями кинулась к нему Элли.

– По-моему, ничего. – Сморщившись, Робби сел, потирая челюсть. – Думаешь, ты крутой, да? – Он зло посмотрел на Гарека. – Это еще не конец. Эта история – надолго. Ты не уйдешь просто так после того, что сделал с Элли. Будешь делать так, как я...

– Каспар, – быстро перебила его Элли, – помогите мне!

Гарек, опираясь спиной о дверь, наблюдал, как из комнаты Мартины вышел еще один мужчина и, поддерживая Робби, помог Элли увести его.

– Не беспокойся, приятель, – услышал Гарек бормотание Каспара, – мы что-нибудь придумаем.

Элли закрыла дверь в спальню и вернулась в гостиную.

– Очаровательный у тебя кузен, – проговорил Гарек.

– А тебе обязательно было бить его? – с негодованием сверкнула глазами Элли.

– Он напал на меня. – Гарек скрестил на груди руки.

– Надо было... показать силу?

Гарек, знакомый с женской нелогичностью, не стал отвечать.

– О чем он говорил? – вместо этого спросил он. – Что я сделал тебе?

Она отвела глаза и раздраженно пожала плечами:

– Ничего. Но только теперь, пожалуйста, уходи. По-моему, для одного вечера уже достаточно неприятностей.

– Я не уйду, пока мы не выясним, что происходит между нами...

Дверь спальни снова распахнулась.

– Что еще... – Она замолчала, не договорив.

Робби появился на пороге, только на этот раз с кольтом.

Глава 9

– Робби! – закричала Элли. – Что ты задумал? Сейчас же брось пистолет!

– Не дури, Эрнандес, – холодно проговорил Гарек.

– Робби, – Элли встала перед Гареком и загородила его, – вспомни, что случилось, когда ты стрелял в человека.

Гарек, напряженный и настороженный, попытался переместить ее за спину, но она вырвалась.

– Отойди, – прорычал он, – пока этот идиот не пристрелил тебя.

Она не шелохнулась.

– Робби, Гарек сейчас уйдет. Тебе не понадобится пистолет.

– Кто сказал, будто я хочу, чтобы он ушел? Мы с Каспаром лучше придумали. Тебе всего лишь надо сделать то, что я скажу. Или ты очень пожалеешь, – обратился он к Гареку.

– Чего ты хочешь?

– Ты женишься на Элли, – решительно объявил Робби. – Мой друг Каспар имеет духовный сан.

Каспар из спальни помахал рукой.

– Робби, ты с ума сошел! – пришла в ужас Элли. Она понюхала воздух и с подозрением посмотрела на него. – Ты не курил травку?

– Зачем? – удивился Робби. – Я всего лишь хочу, чтобы у твоего малыша был отец.

Она скорее почувствовала, чем увидела, как уставился на нее Гарек. У нее вспыхнули щеки, но она не спускала глаз с кузена.

– Робби, я уже говорила тебе, что НЕ БЕРЕМЕННА. А сейчас положи пистолет... – Элли пошла вперед, но Гарек за плечи удержал ее. Она подняла голову и пришла в ужас. Ярость буквально кипела у него в глазах, на щеках вздулись желваки. Ее охватило тошнотворное чувство страха.

– Очень хорошо, – сказал он Робби. – Давай поспешим и закончим это дело.

С видом победителя Робби, не опуская пистолета, сделал шаг в сторону и выпустил Каспара из спальни. Тот подошел к "счастливой паре" и открыл молитвенник в белом кожаном переплете.

– Дорогие возлюбленные, – начал он.

Элли попыталась вырваться. Но Гарек крепче сжал ее плечи.

– Сыграй свою роль, – прошептал он под театральные завывания Каспара. – Это лучше, чем выстрелы. Потом разберемся.

– Нет, – упрямо отрезала она. – Робби, я отказываюсь участвовать в этой церемонии. Что ты сделаешь со мной? Застрелишь?

– Элли, ты же знаешь, я никогда тебя не обижал. – В больших карих глазах застыла обида. – Я убью только твоего бойфренда.

– Это не смешно, Робби. – Она знала, что он говорит несерьезно. Но в Рэйфа он тоже не собирался стрелять... Она никогда не простит себе, если парень случайно ранит Гарека.

Пока она несколько секунд размышляла, Каспар прокашлялся:

– Вы, Гарек, берете ли эту женщину...

– Это нелепо! – взорвалась Элли. – И совершенно незаконно. Разве мы не должны сделать анализ крови или что-то в этом роде?

– В наши дни закон стал гораздо либеральнее, – покачал головой Каспар. – Анализы крови не требуются.

– А лицензия?

– Не беспокойтесь, я могу отыскать бланк в Интернете, – сообщил Каспар. – Он во всех штатах одинаковый.

И он продолжил церемонию.

Гарек с ледяным спокойствием ответил на вопросы. Элли с отвращением выплюнула что-то неопределенное.

– Объявляю вас мужем и женой, – провозгласил Каспар.

– Мои поздравления, – просиял Робби, не опуская направленного на них оружия.

– Благодарю, – голосом, полным сарказма, ответил Гарек. – Мы ценим ваши... добрые намерения. Теперь вы оба можете идти. Жена и я хотели бы остаться наедине.

– Нет уж, – покачал головой Робби. – Мы хотим убедиться, что все идет как положено.

Ночь, которую она так ждала, превратилась в кошмар. Единственное утешение – хуже быть не может.

– Сегодня ваша первая брачная ночь. – Робби сел и показал дулом пистолета на дверь в спальню. – И я должен проследить, чтобы она состоялась.

В спальне молодожены молча смотрели друг на друга.

– Что будем делать? – первой прервала молчание Элли.

– Спать. – Улегшись на спину, он наблюдал за ней. – Надеюсь, ты не храпишь?

– Нашел время для шуток.

– Я не шучу. У меня чуткий сон, и храп обычно меня будит. – Гарек чуть переместился на кровати, зевнул и похлопал по матрасу рядом с собой. – Иди спать... ЖЕНА.

Он что, с ума сошел? Элли видела, что он злится. И почему-то притворяется, будто брак настоящий.

– Гарек, перестань валять дурака.

– Кто валяет дурака? – Грациозным движением он встал и подошел к ней. – У нас впереди вся ночь... Давай воспользуемся этим. – Он уперся руками в деревянные панели по обе стороны от ее головы и завладел ее ртом.

Немедленно вспыхнуло влечение, которое Элли пыталась отрицать. Она инстинктивно ответила на поцелуй. Гарек взял ее на руки и понес к кровати. Потом нежно уложил, не прекращая поцелуя. Еще мгновение – сбросил пиджак и рубашку и расстегнул ее блузку. Теплые руки обхватили ее груди.

Элли стало нечем дышать. Ей казалось, что она поджаривается на огне. Поцелуй не был ни нежным, ни соблазняющим, ни в каком-то смысле почтительным. Гарек впился в ее рот, словно изголодавшийся, чувственный, ошеломляющий любовник. Он будто хотел завладеть и телом, и душой Элли, превратить ее в свою собственность.

– Перестань, – просила она, хватая ртом воздух. – Мы не должны так...

Теперь он целовал ее горло и закрытые кружевом груди. Пальцы расстегнули пуговицу на юбке и спустили молнию...

– Почему не должны? Разве ты не этого хотела? Выйти замуж за Самого Востребованного Холостяка Чикаго?

Сарказм в его голосе рассеял туман, окутывавший ее. Неужели он думает, что она вышла бы замуж за человека, который использовал ее, чтобы наказать свою сестру?

Его пальцы дразнили и ласкали кожу под трусиками. Элли собрала все силы, уперлась ладонями ему в грудь и высвободилась. Он выругался и откатился в сторону. Она приготовилась бежать при первом же его движении. Но он не двигался, тяжело дышал и закрывал рукой глаза. Вся его фигура выражала боль.

– Гарек? – Она нерешительно дотронулась до него.

Он убрал с глаз руку и посмотрел на нее. Взгляд жесткий, холодный.

– В следующий раз, когда устроишь мужчине брачную ловушку, убедись, что у тебя хватит куража довести дело до конца.

– О чем ты говоришь?

Он встал и показал рукой на дверь, за которой сидел Робби с кольтом.

– Я думал, что знаю все женские фортели, как заставить мужчину жениться. Но должен признать, у тебя блестящая фантазия.

– Ты ведь не думаешь, что я это спланировала? – Элли побледнела.

– Я чувствовал себя виноватым, поскольку использовал тебя. А ты такая же жадная, как все.

– Меня не интересуют твои деньги...

– Никогда не поверю, что идея брака пришла в голову твоему безмозглому кузену. Или что присутствие священника и друга – простое совпадение? И давай не забудем, что ты БЕРЕМЕННАЯ невеста. Скажи мне, это правда? Ты беременна? Какой-то парень "осчастливил" тебя, а ты решила переложить ответственность на меня? Или ты придумала эту историю, чтобы кузен и его друг помогли тебе?

– Лживый козел! Это ты привык лгать. Это ты решил мерзко подшутить над собственной сестрой. Даже если бы я была беременна, то не вышла бы за тебя замуж. Я бы не вышла за тебя замуж за все скульптуры Метрополитен-музея, за всю живопись Лувра, за...

– У меня есть идея. Если не возражаешь, я пойду спать. У меня завтра много работы.

Безразличный тон Гарека взбесил ее, отчего собственный показался немного истеричным.

– Где ты собираешься спать?

– На кровати, конечно. – Он взбил подушку.

– Это моя кровать.

– Уместимся оба. Твоя добродетель не пострадает.

– Ты можешь спать на полу.

– Я не рыцарь. Ложись на пол сама.

Он начал расстегивать пряжку на ремне. Элли повернулась спиной к кровати. Минуту спустя она услышала шелест простыней и щелчок выключателя. Спальня погрузилась в темноту.

Час спустя она настолько замерзла на твердом полу, что не могла унять дрожь. Еще ни разу в жизни ей не было так холодно. Вдруг теплые руки обхватили и подняли ее.

– Что ты делаешь? – еле выговорила она.

– Меня разбудил стук твоих зубов, – прорычал Гарик и уложил ее на кровать.

– Лучше умереть, чем лежать в одной постели с тобой, – гневно сообщила она.

– Если настаиваешь, не смею мешать. К тому же это сэкономит гонорар адвокату, который аннулирует наш брак.

В ярости Элли села на кровати и уставилась на темную фигуру. Нет, она не доставит ему такого удовольствия, не замерзнет до смерти. Полностью одетая, она осторожно легла, не обращая внимания на темную гору у себя за спиной.

Если он сделает хоть движение в ее сторону, она сама убьет его.

* * *

Элли медленно просыпалась. Сморщила нос. Какой-то чужой запах. Мужской. Она открыла глаза.

Загорелое плечо – в нескольких сантиметрах от нее. Инстинктивно девушка отодвинулась. Но Гарек не проснулся. При тусклом свете, пробивавшемся через жалюзи, она рассматривала его. Короткие волосы, широкий лоб. Между бровей глубокая морщина. Он хмурился даже во сне. Темные ресницы, хорошо очерченный нос и слегка оттопыренные уши, придававшие ему мальчишеский вид. Почти ровная верхняя губа и полная, с удивительно чувственным изгибом нижняя.

Заныла грудь. Всего два дня назад она думала, что он особенный. Два дня назад она бы, наверное, радовалась этой дурацкой церемонии. Конечно, без оружия.

Какая глупость!

Но плакать нет смысла. Хватит! Она плакала, расставшись с Рэйфом. Рыдать по Гареку Вишневски она не будет. Элли разгладила мятую юбку и вышла в гостиную.

Безумные мужчины с оружием исчезли. Их не было и в комнате Мартины. Тогда Элли пошла в кухню и приготовила кофе. За спиной раздался какой-то звук.

На пороге стоял Гарек и застегивал рубашку. Пиджак под мышкой. Волосы мокрые и зачесаны назад. На щеках темная щетина.

– Твой кузен решил не проводить с нами весь медовый месяц?

– Хочешь кофе?

– Как женственно это звучит.

Она немного помолчала и набрала побольше воздуха.

– Послушай, прости, что так получилось. Робби иногда бывает... немного импульсивным. Но намерения у него добрые.

– Уверен, что у Аль Капоне и у Бонни с Клайдом были тоже чистые намерения.

– Прости, что тебе пришлось провести здесь ночь. – Элли так сжала зубы, что они заболели. – Но ведь никакого вреда не было. – Она через силу улыбнулась. – Как ты сказал, брак будет аннулирован.

Он не улыбнулся в ответ. Угловатое лицо стало еще жестче.

– Адвокат позаботится обо всем. Я распоряжусь не уступать тебе ни единого цента.

– Прекрасно, – спокойно проговорила она. – Мне ничего от тебя не нужно.

– Неужели ты серьезно ждала, что я поверю, будто ты не собиралась нажиться за мой счет? – Сощурившись, он разглядывал ее.

– Меня не интересует, чему ты веришь. Но это правда.

– Хорошо. Ты ничего не получишь.

– Ты уже это говорил. – Элли устала от обвинений и подозрений. Она открыла окно. Ворвался холодный воздух. – А теперь тебе лучше пойти и приказать адвокату начать работу. Прямо сейчас.

Она опять разыгрывает невинность. Но он второй раз не попадется, надевая пальто и перчатки, подумал Гарек.

– Мой адвокат свяжется с тобой. Я добьюсь, что тебе предъявят обвинение за попытку шантажа.

– Замечательно. А теперь иди!

Гарек шагнул к двери.

– Мой адвокат займется твоим сумасшедшим кузеном, и его вернут в тюрьму...

– Робби? – (Гарек увидел, что попал в цель.) – Почему? Он не сделал тебе ничего плохого.

– Угроза оружием обычно квалифицируется как намерение причинить вред. Ему место в тюрьме...

– Ему нужен шанс, – с жаром сказала Элли. – Если ты сделаешь Робби что-нибудь плохое, я... я расскажу всем газетам историю нашей свадьбы.

Так вот как она собирается использовать ситуацию! Гарек догадывался, что у нее есть запасной план. Почти утихшая злость разгорелась с новой силой.

– Делай что хочешь, – рявкнул он. – Я не дам вам и цента.

Он наклонил голову, спасаясь от холодного ветра, и беззвучно ругал себя. Ведь когда Элли смотрела на него, он почти поверил, что она ни в чем не виновна.

Глава 10

В пятницу, во второй половине дня, когда Гарек разговаривал по телефону с управляющим производством, в кабинет вошел Ларри Ларсон, руководитель правового отдела "Вишневски индастриз".

– Разрешите я перезвоню вам, Эд. – Гарек повесил трубку и посмотрел на Ларри. – Ну?

– Есть хорошие новости, и есть плохие новости. – Ларри сел и аккуратно расправил полы пиджака. Он обожал дорогие костюмы и имел привычку зачесывать волосы так, чтобы прикрыть лысину на макушке. Это не мешало ему быть отличным юристом, умным и умелым.

– Продолжайте, – попросил Гарек.

– Хорошая новость. Я консультировался со специалистами, и они подтвердили то, что я вам говорил. Брак по принуждению автоматически считается недействительным. Следующее. После внимательного изучения удалось выяснить, что все штаты отказываются признавать брачную лицензию, полученную по Интернету. Мисс Эрнандес будет очень трудно предъявить вам какие-нибудь требования.

– А плохая новость? – Гарек откинулся в кресле и напряженно вглядывался в лицо адвоката.

– Да. – Ларри прокашлялся. – Плохая новость в том, что принуждение трудно доказать. Она может заявить, что вы оба заключили брак по свободной воле. Ваше слово против ее слова. И, к сожалению, Каспар Эгилберт – священник, законно возведенный в сан. У меня нет сомнений, что мы выиграем дело, но мисс Эрнандес может втянуть нас в нудный судебный процесс, который получит публичную огласку и не пойдет на пользу компании. В наши дни держатели акций хотят вкладывать деньги в безупречные предприятия.

– Меня не интересуют эти чертовы акционеры. – Ярость, которую он сдерживал всю неделю, выплеснулась наружу. – Я не заплачу ей ничего.

– Да, да, конечно, – поспешно успокоил его Ларри, поправляя узел галстука. – Если вы заглянете в эту папку, то увидите, что я все предусмотрел.

Удовлетворение слегка притушило ярость. Гарек взял у Ларри тяжелую папку. Сверху лежал документ о том, что галерея переходит в его собственность. Он схватил ручку.

– Бухгалтер проверил отчеты?

– Да, все в порядке. Хотя там есть одна вещь, которая кажется несколько странной...

– Какая? – Гарек напряженно смотрел на него.

– Несколько дней назад Институт искусств получил одну работу.

– И что в этом странного?

– Автору заплачено пять тысяч долларов. Деньги по чеку, который вы выписали на имя мисс Эрнандес, были сняты в тот же самый день... – (Гарек крепче сжал ручку.) – Я позвонил в Институт искусств и спросил, какая именно работа была оценена в такую сумму. Женщина ответила: гигантский... – Ларри замолчал.

– Гигантский таракан? – догадался Гарек.

– Вы знали? – Ларри вскинул белесые брови.

– Не совсем. – Гарек сощурился, подписал бумагу и отложил ее в сторону. Следующий документ гласил, что Элеанор Эрнандес отказывается от всех требований к нему. – Этот она уже подписала, – заметил он.

– Да, – с явным удовлетворением подтвердил Ларри. – Я утром разговаривал с ней.

– Вам пришлось повозиться?

– К моему удивлению, нет. По-моему, она поняла, что проиграла, и подписала как соглашение об аннулировании брака, так и отказ от требований. При этом просила напомнить вам о своем кузене.

– Ах да, кузен. – Гарек посмотрел на следующий лист – заявление против Робби. Фразы типа "угроза смертельно опасным оружием" и "тюремное заключение за уголовное преступление" бросились ему в глаза.

Всю последнюю неделю он думал о том, как раздавить ее галерею, ее кузена и особенно ее, Элеанор Эрнандес. Но сейчас что-то мучившее его вдруг прояснилось.

Элли искренне огорчилась, когда репортер снял Гарека с ней в ресторане. Мысль о том, что в газете может появиться ее фото, казалась ей такой же отвратительной, как и ему.

Гарек нахмурился.

Если она собиралась шантажировать его, то делала это очень неумело, говоря только о свободе для кузена. Если бы Элли охотилась за деньгами, то чек разменяла бы много недель назад. А она вместо этого сделала нелепый подарок Институту искусств. Зачем? Чтобы поставить его в глупое положение?

Если она собиралась предъявить ему какие-нибудь требования, то почему подписала эти бумаги? Почему не позволила заниматься любовью в ту ночь? И таким путем узаконить их брак?..

Все, что она делает, не имеет смысла...

Гарек заметил, что Ларри наблюдает за ним. Юрист показал линию в конце страницы.

– Вам всего лишь надо здесь подписать...

– Я передумал. – Гарек отложил бумагу в сторону. – Я не хочу, чтобы Роберто Эрнандеса арестовали.

– Но почему? – У Ларри отвисла челюсть.

– Я принял решение.

– Очень хорошо, – обиженно проговорил Ларри. – Если вы подпишете соглашение, аннулирующее брак, я пойду.

– Я сделаю это позже.

– Вы должны лишь подписать.

– Я хочу просмотреть его. Это все, Ларри, – не глядя на своего адвоката, проворчал он.

Когда Гарек услышал, что дверь закрылась, он поднял голову и посмотрел вдаль. В мозгу вспыхнула картина того утра, когда он проснулся в квартире Элли. Сначала он почувствовал запах, от которого напряглось все тело. Медленно открыл глаза и увидел темные взъерошенные локоны и длинные ресницы, оттенявшие нежный румянец щек. Сочные, алые губы чуть приоткрыты, будто приглашают его к поцелую... Он снова закрыл глаза и подождал, пока она проснется и выйдет. Только тогда он встал, оделся и оглядел комнату.

На комоде стояла маленькая фотография двух человек в овальной рамке. Мужчина – блондин с голубыми глазами и бодрой улыбкой. У женщины темные волосы и глаза и торжественное выражение лица. Несколько тонких морщин придают ей озабоченный вид. Молодые люди не смотрят друг на друга, но, казалось, нечто невидимое связывает их. Как мужчина держит руку женщины у локтя, с какой нежностью женщина склонила голову... Что-то было в этом снимке: он долго-долго разглядывал его...

Гарек смахнул в ящик стола документы, подвинул телефон и набрал номер.

Глава 11

Элли не желает с ним разговаривать.

Досада Гарека нарастала с каждым днем. Телефон ее молчал, или она не отвечала на его звонки. Он пошел в галерею. Застенчивый художник квакающим голосом сообщил, что ее не будет сегодня и завтра. Он поехал к ней на квартиру. Или ее не было дома, или она не хотела открыть ему дверь.

Терпение его иссякло. Он оставил сообщение на ее автоответчике. "Если хочешь сохранить работу в "Фогель", тебе лучше явиться сегодня в три часа в мой кабинет".

Ровно в три часа она вошла.

– Что еще ты придумал? – Элли держалась за спинку кожаного кресла напротив его стола. – Собираешься уговорить мистера Фогеля уволить меня? Он не прислушается к твоим советам. Он верит мне.

– Я вообще не буду разговаривать с Фогелем. – Гарек медленно встал. Вид собранный. Галстук на месте, волосы аккуратно причесаны, пиджак без единой морщины обтягивает плечи. Выражение лица жесткое и более отчужденное, чем всегда. – Я купил у него галерею.

– Не верю, Мистер Фогель сказал бы мне.

– Спроси у него.

Даже в толстом, теплом свитере Элли стало холодно. Галерея, ее галерея куплена Гареком Вишневски. Она отдана на его милость. Как и каждый, кто выставлялся там.

А он стоял за своим огромным столом, окруженный массивной мебелью, и, словно король, ждал униженных просьб. Ждал, что она попросит извинить и пожалеть ее. Ногти впились в толстое плетение свитера.

– Понятно. Ты позвал меня, чтобы уволить? Или сказать, что ты закрываешь галерею? Или просто позлорадствовать?

– Весьма привлекательный выбор. Но сначала я хочу выяснить другое. Я знаю, что ты подарила Институту искусств скульптуру. От моего имени.

Тогда это показалось хорошей идеей. Хотя в ретроспективе... Но слишком поздно исправлять или сожалеть.

– Да, я подарила скульптуру Бертрайс. – Элли вздернула подбородок. – При этом я поставила одно условие – указать твое имя. Каждый посетитель посмотрит на таракана и прочтет: "Гарек Вишневски". И тот, кто тебя знает, моментально поймет связь...

– Наверное, ты права, – намеренно спокойным тоном проговорил он. – Скажи мне, это стоило пяти тысяч долларов?

– Это стоило в десять раз больше. – Она вздрогнула от гнева. – Я знаю, это вне твоего понимания. Мне не нужны твои деньги. И никогда не были нужны. Тогда я взяла их, только чтобы наказать тебя за грубость, но потом обрадовалась. Они помогли Бертрайс. Хоть один человек что-то выиграл. Теперь весь мир узнает, что ты за насекомое...

– Ты кончила?

– Да. Но ты хотя бы подождешь, пока после закрытия "Фогель-галереи" я найду другое помещение?

– Я не собираюсь закрывать галерею.

– Что ты сказал? – Должно быть, она ослышалась.

– Я хочу, чтобы галерея работала и чтобы ты управляла ею.

– Почему? – недоверчиво спросила Элли.

– Может быть, я боюсь, что ты продашь историю нашей свадьбы газетчикам.

– Я же сказала, что сделаю это, только если ты тронешь Робби.

– То есть я могу закрыть галерею и не бояться возмездия?

– Да. Я имела в виду... но...

– Ты пойдешь со мной обедать? – Глаза темные, ни тени улыбки, губы сжаты.

– Я удивлена. Ты хочешь пойти в ресторан с "преступницей"?

– Для тебя я делаю исключение.

– Почему?

– Я подумал, что мы могли бы быть... друзьями. – Гарек засунул руки в карманы.

– Друзьями? – недоверчиво повторила она. После того, как он использовал ее, оскорбил, обвинил в том, что она заманила его в ловушку, чтобы женить на себе... И после этого предлагает быть ДРУЗЬЯМИ? – Нет, благодарю. Я очень разборчива в вопросах дружбы.

– Я могу быть очень хорошим другом. – Казалось, его не обидела грубость Элли.

– Что, по-твоему, это значит?

– Я могу вложить больше денег в фонд поддержки искусства. Могу перевести твою галерею в самый модный район города. Я могу...

– Ты пытаешься подкупить меня, чтобы я пошла с тобой обедать?

– Нет, конечно, нет.

– Это хорошо. Потому что ответ все равно отрицательный.

– В субботу в доме моей сестры Стеси Хэтфилд устраивает аукцион. – Лицо непроницаемое.

– Да?

– Ты должна быть там. Это бизнес.

– Уверена, что Стеси справится.

– Твое присутствие обязательно. Дарители любят знакомиться с людьми, которые будут работать с их деньгами.

– Они познакомятся с твоей сестрой и тобой.

– Я могу быть очень опасным врагом, – сощурился Гарек.

– Ты мне угрожаешь?

– Всего лишь пытаюсь обеспечить фонду успех, – равнодушно проговорил он. – Я вложил в него много денег.

– Да, правильно. Полагаю, у меня нет выбора. Скажи, ты всегда шантажируешь женщин, приглашая их на свидание?

– Нет, – мрачно буркнул Вишневски. – Ты первая.

* * *

– Почему? Почему ты хочешь заставить меня пройти через такое унижение? – Дорин Таррингтон шипела на брата и одновременно улыбалась паре, уплетавшей креветки и копченую ветчину. – Это будет катастрофа.

– Возможно. А возможно, и нет, – пробасил Гарек скучным тоном. Сестра ныла с того момента, как он приказал ей устроить обед. Она долго сопротивлялась, ссылаясь на всяческие болезни, но в конце концов нехотя согласилась. Ведь в перспективе кому-то предстояло платить за очередную пластическую операцию.

– Предупреждаю тебя, Гарек, – угрожающе проговорила Дорин, – если твоя безвкусная подружка или ее карикатурный спутник поставят меня в неловкое положение, я больше никогда не буду с тобой общаться.

Вначале, когда единственной целью Гарека было наказать сестру, он бы пришел в восторг от присутствия Каспара. Сейчас же он молился, чтобы все прошло гладко. Глядя на долговязую фигуру Каспара и ослепительную улыбку Элли, Гарек начинал сомневаться в точности своих расчетов.

Элли не хотела появляться здесь, в этой безобразной, без меры украшенной комнате, где каждый предмет, казалось, кричал: "Я дорого стою". Не хотела разговаривать с миссис Таррингтон, которая просто раздулась от снобизма. Проходя мимо Элли, она обязательно морщила нос и разглядывала ее, словно насекомое, обнаруженное в салате. Девушка не хотела сидеть за столом и всякий раз, поднимая голову от тарелки, видеть Гарека Вишневски. Он увлекся разговором со своей бывшей подругой, блондинкой Эмбер Беллэйр и вроде бы никого не замечал. На фоне ее "маленького черного платья", как говаривала Коко Шанель, простая синяя юбка Элли выглядела, словно экспонат из лавки старьевщика.

Гарек в прекрасно сидевшем на нем темном костюме был идеальным компаньоном блондинки. Хотя яркий галстук, который Элли подарила ему на день рождения, резко контрастировал с элегантным нарядом Эмбер. Зачем он его надел? Чтобы напомнить, какой глупой и наивной она была?

Элли не понимала, чего он хотел добиться, устраивая это представление. Она и на секунду не поверила его россказням о дружбе. Скорее, он решил по-прежнему с ее помощью раздражать сестру. Но Элли не собиралась подыгрывать ему, какие бы колкости ни выдавала миссис Таррингтон.

Элли озабоченно наблюдала за Каспаром, который сидел за столом напротив нее. Она приглашала художников из галереи. Все отказались. И только Каспар, к ее величайшему удивлению, попросил разрешения пойти с ней. Он сказал, что не боится враждебной современному искусству компании, а может быть, кто-нибудь из богатых людей купит его картины.

За столом зашел разговор о ресторанах.

– У подножия Швейцарских Альп есть ресторан, – тоном проповедника вещал Брандон Карлайл. – Я ответственно рекомендую...

– Нет, Брандон, – перебил его Сэм Кроунер, – лучшее блюдо получается, если вы сами поймали добычу. Когда мы с Бонни были на Аляске, то поймали форель. Это самая вкусная рыба, какую я в жизни ел.

– Единственно, что было плохо, – ее пришлось самим чистить, – подхватила его жена.

– Я ела лучшую рыбу на Гавайях, – громко перебила ее Дорин. – Абсолютно восхитительно! Помнишь, Эмбер? Вы с Гареком однажды тоже обедали в этом маленьком ресторане.

– Как же, конечно, помню. Там было хорошо. Очень хорошо. – Блондинка посмотрела на Гарека, и Элли поняла, что она имела в виду не рыбу.

– А вы, мисс Эрнандес? – продолжала Дорин. – Какой у вас любимый ресторан?

– "Тако Палас". – Элли казалось, что все смотрят на нее. – Там превосходно готовят рыбу такос.

Сара Карлайл засмеялась и обрызгала супом белое платье. Она, все еще смеясь, промокнула салфеткой капли.

– "Тако Палас"? Никогда не слышала. Но я люблю рыбу такос. Где он находится?

– На углу Двадцать пятой улицы и Кедзи в Малой Деревне.

– Мне тоже нравится мексиканская еда, – поддержал ее Сэм. – А там делают энчиладас, ну, острые пирожки с мясом или сыром?

– Самые лучшие, – заверила его Элли. – Но должна вас предупредить, что могу быть немного пристрастной. Владелец ресторана – мой дядя.

– Ваш дядя владелец "Тако Паласа"? – оторвался от супа Питер Бренуэлл, владелец ресторанной сети. – Я слышал о нем. Отличная репутация. Недорогая высококачественная еда. Ваш дядя не подумывает об объединении с большими предприятиями?

– Нет, он предпочитает сохранять семейное владение и управление.

– Семейное владение и управление? – Раздался невыносимый звук, будто поскребли ножом по металлу. Это засмеялась Дорин. – Можно подумать, что вы там работаете.

– Я там работаю. – Элли спокойно встретила взгляд Дорин. – Официанткой.

– Официанткой? – Дорин помахала рукой горничной, чтобы та убрала суповые чашки. – Не та профессия, о которой мечтают. Но, наверное, вы потомственная официантка?

– Нет, моя мать была уборщицей.

– Боже милостивый. А отец?

– Бедный папа. – Губы Элли скривились в печальной улыбке. – Он часто сидел без работы. Последнее время он продавал подержанные машины.

Принесли десерт. Элли взяла две вилки, которые лежали возле тарелки, размышляя, какую выбрать.

– Гмм. – Дорин деликатно прокашлялась и подчеркнуто взяла другую вилку. – Узнав о вашем воспитании, я поняла, почему некоторые нюансы этикета вам неведомы.

– Ох, нет, вовсе нет. – Элли поменяла вилки и сладко улыбнулась. – Моя мать научила меня: истинно хорошие манеры – это помогать другим чувствовать себя комфортно.

Элли показалось, что она заметила улыбку Гарека. Но он быстро прикрыл рот рукой и прокашлялся.

– Пора приступить к аукциону, – проговорил он, вставая. – У нас этим вечером особенный случай. Художник из галереи Фогеля Каспар Эгилберт сейчас расскажет вам, в чем дело.

Каспар на другом конце стола беседовал с Палермо. Услышав слова Гарека, он встал, откинул назад русые волосы и легким шагом подошел к мольберту.

– Я написал эту картину специально для нынешнего случая. Она символизирует мою любовь и благоговение перед моей матерью. – Он сдернул покрывало и открылись... груди.

Сотни грудей. Почти черные, серовато-зеленые, коричневые, алые и пара голубых. Кривые, татуированные, волосатые. Груди с сосками, которые были направлены прямо на зрителей, где бы они ни находились.

Вилка миссис Бренуэлл зазвенела о тарелку. Ее муж наклонился вперед, изогнул шею, чтобы лучше видеть. Эмбер сложила руки на груди. Дорин издала странный придушенный звук.

Гарек громко захохотал.

* * *

– Я рада, что тебе было весело, – заметила несколько часов спустя Элли, когда Гарек вез ее домой. – Чего не скажешь о твоей сестре. Но ведь ты этого и хотел, правда?

– Наверное, но только вначале, – сказал Гарек. – А ты? Тебе понравилось?

– Могло быть и хуже, – не очень вежливо ответила девушка. Ей не хотелось признаваться, что она хорошо провела время. После того, как Гарек засмеялся, гости почувствовали себя свободнее. Аукцион прошел прекрасно. Все развлекались, как умели. Кроме Дорин.

Миссис Таррингтон выглядела обиженной и вряд ли хоть слово сказала гостям. Но все же она пообщалась с одним человеком. С Элли. Женщина отвела ее в сторону, чтобы "предупредить" насчет Гарека. По словам сестры, он повинен в бесчисленном множестве грехов, эгоистичен и жаден.

Гарек припарковал машину под фонарем на улице, где жила Элли.

– Прошу прощения за Дорин, – серьезно произнес он.

– Почему? – удивилась она. – Дорин мне не докучала.

– Ты не против, когда тебя допрашивают о семье? – Он скептически покосился на нее. – Нападают на твои манеры и выплакивают на твоем плече свои обиды?

– По правде говоря, мне жаль твою сестру.

– Жаль? Ради бога, почему?

– Я вижу печальную, одинокую женщину, которая пытается купить себе место в жизни. Она, по-моему, не понимает, что деньги не могут сделать ее счастливой.

– Ты и правда думаешь, будто человек без денег может быть таким же счастливым, как человек с большим банковским счетом?

– Я согласна, что деньги могут сделать жизнь удобнее, – призналась она. – Но ты не замечал, сколько бы люди ни имели, они хотят больше? Если они зарабатывают десять тысяч долларов, то хотят тридцать тысяч. Если зарабатывают сто тысяч долларов, то хотят сто пятьдесят. Большинству людей мало того, что они имеют.

– И поэтому ты говоришь, что Дорин не докучала тебе. – Он перевел взгляд на ветровое стекло. – Это неправда. Я видел, как ты нервничала.

– Разве я нервничала? – удивилась Элли. Злилась – может быть. Но не нервничала.

– Да. – Он внимательно разглядывал ее. – Сколько я знаю тебя и в каких бы ресторанах мы ни были, ты никогда не путала, какой вилкой что есть.

– Ох! – Она отвела взгляд, потом снова посмотрела ему в глаза и печально улыбнулась. – Я хотела спровоцировать твою сестру. Не стоило этого делать.

Гарек ничего не сказал, вышел из машины, открыл ей дверцу и довел до квартиры.

– Завтра пойдешь со мной обедать? – Он взял ее за руку.

Неужели он думает, что они могут как ни в чем не бывало общаться и дальше.

– Нет, – ответила она и высвободила руку, ожидая, что Гарек начнет уговаривать или попытается поцеловать ее. Но он долго хмуро смотрел на нее, потом вдруг поднес ее руку ко рту и поцеловал, чуть сдвинув перчатку.

Смущенная Элли уставилась на него.

* * *

Гарек вернулся в дом сестры. Дорин металась по холлу.

– Все-таки приехал, – осуждающе прошипела она. – Меня удивляет, что ты не остался на всю ночь у своей подружки.

– Вероятно, надо бы.

– Что происходит между тобой и этой особой? – Дорин взглянула на него, будто ножом провела.

– Ничего. Абсолютно ничего.

– Но тебе она нравится?

– Ты просила меня приехать, чтобы допросить об отношениях с Элли?

– Да... нет! Я хочу высказать, что думаю о тебе. Подонок! Я бы не позволила тебе так со мной поступить, если бы отчаянно не нуждалась в деньгах. Ох! Что скажут мои друзья?!

– Твои друзья выглядели вполне довольными, – холодно заметил Гарек.

– Да, если бы не твоя подружка и этот ужасный художник. Я чувствовала себя абсолютно униженной. Ты понимал, как много значит для меня этот вечер, и даже не потрудился надеть приличный галстук.

– Он мне начинает нравиться. – Гарек посмотрел на полоску ткани. – Его мне Элли подарила.

– Я не удивлена. Ты не можешь серьезно относиться к этой девушке. Не притворяйся, что не понимаешь, о чем я говорю. Признаю, она привлекательна – для низшего класса. Но в нашем обществе она никогда не станет своей. Вспомни ее семью. Мать уборщица, отец торговец подержанными машинами, дядя владелец забегаловки. Кто знает, какие еще катастрофические подробности выяснятся о ее родственниках?

Гарек вспомнил фотографию родителей Элли у нее в спальне. Если его предположения справедливы, то еще одну подробность он уже знает.

– Ты должен быть осторожен с этой девушкой. Ее интересуют только твои деньги. Ты видел, как она оглядывала мою мебель? Будто оценивала. Мне знаком этот тип. Она забеременеет и заставит тебя жениться.

– Нет, она другая. У нее есть кузен, который под дулом пистолета заставляет ее выйти замуж.

– О чем ты говоришь? – У Дорин буквально отвисла челюсть.

Легкая улыбка мелькнула на губах Гарека, когда он увидел испуганный взгляд Дорин.

– Я сказал, дорогая сестра, что твои предупреждения опоздали. Мы с Элли уже женаты.

Глава 12

Элли позвонила Гареку утром и заявила, что ей надо с ним поговорить. Секретарь заставила ее долго ждать, а потом сообщила, что сейчас он занят. Но во время ланча готов встретиться в любом месте, какое она выберет.

– Он может поговорить со мной немедленно, – сладким голосом заявила Элли, – или встретиться в зоопарке.

Мистер Большая Обезьяна вряд ли согласится с ее предложением.

После обеда у Дорин Таррингтон у Элли возникло чувство, будто она провалилась в нору кролика. (Как Алиса в Стране чудес.) В галерею хлынули посетители. Буквально все гости, сидевшие за обеденным столом, и их многочисленные друзья заходили и что-нибудь покупали. Том, Бертрайс и другие переживали экстаз.

Элли тоже хотела бы радоваться. Да она и радовалась. Только хорошо бы, чтобы не Гарек был главной причиной неожиданного успеха. Она не желала даже думать о нем. А это оказалось невозможным. В особенности после вчерашнего...

Она только открыла галерею, как зазвенел колокольчик и вошла девушка-подросток. Высокая, с враждебными серыми глазами, она выглядела смутно знакомой. Элли понадобилась минута, чтобы вспомнить, где она видела это худое лицо и прямые русые волосы.

– Вы Карен Таррингтон? – спросила Элли.

– Откуда вы знаете? – подозрительно бросила она.

– Ваш дядя показывал мне фотографию.

– Показывал? – В глазах Карен мелькнул интерес и тут же потух. – Я и не знала, что у него есть. Наверное, мама дала ему дурацкий школьный снимок. Меня удивляет, почему он его не порвал и не выбросил. – Она презрительно оглядела помещение. – Какая куча хлама!

Девушка такая же очаровательная, как и мать, кисло подумала Элли.

– Ваша семья единодушна в этом мнении.

– Да, мама очень расстроена. Это, конечно, уничтожит ее шанс попасть в "Социальный регистр". Вы собираетесь на этом стуле сидеть? – Карен показала на сиденье, усыпанное бисером и кусочками стекла.

– Нет, конечно, нет. – Элли от удивления моргнула. – Это, скорее, аллегория. А что общего между галереей, вашей матерью и "Социальным регистром"?

– Мама захотела, чтобы дядя Гарек основал фонд поддержки искусства. Тогда ее имя могли бы внести в "Регистр". Дядя Гарек считал, что это дурацкая идея.

– Почему же он не отказал ей. – Хоть один раз Элли пришлось согласиться с ним.

– Не мог. Мама грозила помешать какой-то сделке, над которой он работал. Дядя Гарек был просто в бешенстве.

– Откуда вы это знаете? – Элли почти в ужасе смотрела на девушку.

– Они спорили об этом в Сочельник. Они всегда спорят. Дядя Гарек ненавидит мою маму.

– Сомневаюсь, что это так, – автоматически произнесла Элли и помолчала. – Я думаю, он просто сердился на нее за попытку помешать его бизнесу, – уже медленнее проговорила она.

– Какая разница. – Карен пожала плечами. – Он почти перестал приходить к нам.

– А раньше приходил?

– Да, когда я была маленькой. Он водил меня в парк, и на бейсбол, и на всякое такое. А однажды повел на симфонический концерт.

– На симфонический концерт?

– Да. На мой день рождения. Мне исполнилось тринадцать лет. А он купил мне белое кружевное платье с голубым атласным бантом. – На мгновение циничное выражение исчезло, и Элли увидела такую тоску, такое одиночество, что у нее перехватило дыхание. Потом маска снова закрыла лицо, и Карен продолжила: – Это было платье для маленькой девочки. Я не хотела его надевать, но мама настояла. Я ненавидела платье, ненавидела эту дурацкую симфонию, всю эту дряхлую классическую музыку. После этого дядя Гарек перестал приходить. Говорил, что должен работать.

– Наверное, это правда, – мягко заметила Элли.

– Ну так что здесь происходит? – Карен нагнулась, чтобы лучше рассмотреть рыбью кость в раме, висевшую на стене. – Теперь вы моя тетя или как?

– О чем вы говорите? – остолбенела Элли.

– Вы и дядя Гарек поженились? Вчера вечером он сказал маме. Она скоро лопнет от злости...

– Ты рассказал сестре? – спросила Элли, когда они встретились в зоопарке.

– Понимаю, тебе досталось. – Он стрельнул в нее взглядом.

– Я звонила ей. Как она только ни обзывала меня! Когда мне удалось немного успокоить ее и объяснить, что церемония недействительна и фактически мы не женаты, она объявила меня лгуньей.

– Прости, пожалуйста.

– Но почему ты сказал ей? – Элли подозрительно посмотрела на него.

– Соскользнуло с языка.

– По моим представлениям, ты не принадлежишь к тому типу мужчин, которые позволяют чему-то соскользнуть с языка.

– Может быть, ты не знаешь меня так хорошо, как тебе кажется.

– Я знаю столько, сколько хочу знать.

– Ты уверена, Элли? Почему бы тебе не разобраться до конца?

– А почему я должна?

– Не знаю. – Он провел пальцами по волосам. – Но я не желаю, чтобы ты исчезла из моей жизни. Надо же использовать шанс, который дает нам взаимное влечение.

– О чем это ты говоришь? Еще не потерял надежду затащить меня в постель? Я не лягу с тобой в постель даже перед концом света. Я не лягу с тобой в постель, даже если от этого будет зависеть выживание человечества. Я не лягу...

– Хорошо, хорошо, – прервал он ее риторику.

– Не думаю, что ты знаешь, как дружить с женщиной.

– Ты могла бы научить меня.

– Не хочу тебя ничему учить. – Она открыла дверь, ведущую к вольерам крупных млекопитающих. – Я поняла, что секс до свадьбы – большая ошибка. Моя новая жизненная философия – не заниматься сексом без обручального кольца. Что ты об этом думаешь?

– Я все еще хочу быть с тобой.

Он, наверное, не расслышал ее слов.

– Секса не будет. И больших расходов тоже не будет. Сможешь ли ты так жить?

– Смогу, – мягко произнес Гарек.

Элли не поверила ему. Он устанет от исключительно дружеских отношений. И месяца не выдержит.

Удовлетворенная, она посмотрела на зверей, игравших на площадке. Два огромных полярных медведя яростно спаривались, ни на кого не обращая внимания. Элли вытаращила глаза и покосилась на Гарека. Совершенно серьезное лицо, только в глазах скачут искры смеха.

– Конечно, если ты сможешь без этого обойтись, – заявил он.

Глава 13

– Что ты об этом думаешь? – месяц спустя спросила Элли в антракте симфонического концерта.

– Если по правде, невероятно скучно. – Гарек увидел, что она шокирована. Но потом выражение ее лица смягчилось, она засмеялась.

– Во всяком случае, честно. Ты испорчен. Ты привык к легким развлечениям. А иногда надо потрудиться.

– Как?

– Попытайся понять музыку, прежде чем судить о ней. Мысленно представь сюжет, который она выражает. Что ты чувствовал, когда слушал симфонию?

– Хотел спать.

– Это слишком просто. – Элли снова засмеялась и покачала головой.

– Я берегу силы для бизнеса.

– Это единственное стоящее занятие в твоей жизни? – Она с любопытством посмотрела на него.

Несколько месяцев назад Гарек без сомнений сказал бы "да". Сейчас он не был так уверен.

– Управление компанией требует полной отдачи. Живопись и музыка оставляют полную свободу.

– Ты не прав. Живопись, скульптура учат наблюдать и видеть не только то, что на поверхности. Музыка учит слушать и слышать больше, чем сказано.

Антракт закончился, и Элли замолчала. Гарек всю вторую половину концерта размышлял над ее словами.

Она не хотела ходить по дорогим ресторанам. Поэтому они бывали в музеях, на лекциях, в дешевых кафе. Это немного напоминало детство. До того, как отец основал компанию, каждую субботу Гарек, сестра и их родители гуляли в парке. Дорин в свободное время сидела с детьми. И на заработанные деньги катала брата на карусели и покупала мороженое. Тогда она была совсем другой...

Гарек посмотрел на Элли. Вместо вечернего платья на ней джинсы и свитер. Но она явно наслаждается.

В отличие от Дорин, кажется, на нее не производят впечатления богатство и положение. Гарек удивлялся, как ей удалось достичь этого. Ее жизнь не была легкой. За последний месяц он много узнал о семье Элли. О родителях и родственниках матери.

Элли охотно говорила о своих шести кузинах и кузенах и их отпрысках, но не часто упоминала о матери и отце. Из отдельных фраз Гарек понял, что отец любил живопись и скрипку и водил ее еще маленькой девочкой на репетиции симфонических оркестров. Но ни на одной работе он долго не удерживался. Мать, добрая и любящая, надрываясь, в одиночку содержала семью.

Гарек догадался, что ее родители не были женаты. Элли носила фамилию матери. И очень сдержанно упоминала о родных отца. И еще он догадался, что трудное детство сформировало две яркие черты ее характера. Любовь к семье и способность находить удовольствие в самых нудных занятиях и работе. Вероятно, в этом секрет ее притягательности. Как иначе это объяснить? Он не знал.

С подачи Элли он отправился помочь Карен разобраться с компьютером. Визит получился далеко не приятным. Весь вечер Карен угрюмо молчала.

– Ты же не ждал чуда, – уверяла Элли, когда он рассказал ей о племяннице. – Особенно если имеешь дело с подростком.

– Но почему она всегда такая злая?

– Наверное, девочка не умеет выразить свои чувства. Или боится. У некоторых детей беда с этим.

– Ты предлагаешь мне не обращать на это внимания, пока она не повзрослеет?

– У взрослых иногда остаются те же проблемы. – (Он хмуро смотрел на нее, не понимая, что же ему делать.) – Представь, будто ты начинаешь бизнес. День за днем ты работаешь, но ничего не получаешь. Тебе приходится потратить много времени и сил, прежде чем начнется отдача. Так и в отношениях.

Гарек долго переваривал ее слова и снова пошел помогать Карен. Даже остался обедать...

Взрыв аплодисментов прервал его мысли. Элли самозабвенно хлопала исполнителям. Он смотрел на нее сверху вниз. Даже на высоких каблуках она едва доставала ему до подбородка. Такая маленькая – и занимает столько места в его жизни.

– Ты позволишь пригласить тебя на обед? – спросил он, когда шум в зале немного стих. – Недорогое заведение, обещаю.

На мгновение Гарек увидел ответную улыбку, но она тут же исчезла.

– Я не смогу. У меня другие планы.

– У тебя с кем-то свидание?

– Нет, не то. У моей кузины Алиссы день рождения. Дядя и тетя устраивают вечеринку.

– Понимаю.

Элли даже поежилась от его холодного тона. Может быть, пригласить Гарека? Но она тут же отказалась от этой мысли. Ей было трудно представить его в кругу своей семьи. Они все много работают, небогаты. Но она не знала, какими он увидит их. Выражение его глаз беспокоило ее больше, чем она хотела. Он иногда выглядит таким одиноким, будто у него совсем нет родных. С другой стороны, ведь это вечеринка для девочки четырнадцати лет. Будет много глупых игр, визга, шума... Но ведь он не обидится, если она спросит.

– Хочешь пойти со мной?

Гарек остановился и посмотрел на нее.

– Ты не обязан соглашаться, – поспешно предупредила Элли. – Может возникнуть неловкость. Там будет Робби. И хотя я взяла с него слово никому не рассказывать, что случилось, он способен проболтаться.

– Я с восторгом пойду с тобой. – Он приложил палец к ее губам и моментально убрал его. Но у нее мурашки забегали по телу. Во рту пересохло. Ей хотелось облизать губы, но она не стала, увидев, как он смотрит на ее рот.

Лучше бы забыть, какое возникало чувство, когда Гарек целовал ее. Лучше бы сердце не пускалось в счастливый галоп, когда он так смотрел на нее...

* * *

Они приехали к тете и дяде Элли. На ступенях дома их встречал Робби с пивом в руках. Увидев Гарека, он сощурился. Но потом разулыбался и хлопнул его по плечу.

– Как поживаешь, приятель?

– Повежливее, – нахмурилась Элли. – Помни свое обещание.

Когда они вошли в переполненную гостиную, Робби громко объявил:

– Эй, посмотрите все сюда. Это Элли и ее муж!

Элли страшно устала. Весь вечер она объясняла снова и снова, что они с Гареком не женаты, что это шутка Робби. Но родственники, похоже, ей не верили.

– Мне понравился твой муж, – сказала ей прабабушка Пилар. – Очень милый молодой человек. Но ты должна была пригласить меня на свадьбу.

Элли решила что-нибудь съесть, подошла к столу и поискала глазами Гарека.

Он танцевал с Алиссой. Девушка с острыми коленками и локтями пребывала, казалось, на седьмом небе. Или даже на восьмом или девятом. Она что-то говорила, Гарек смеялся. Будто почувствовав ее взгляд, он посмотрел в сторону Элли. Их глаза встретились. Он улыбнулся ей и завертел Алиссу в танце.

Элли громко втянула воздух, у нее закружилась голова, пересохло во рту. В долю секунды ей открылась правда, которую она так отрицала.

Она любила его. Несмотря ни на что, любила Гарека Вишневски.

– Мне понравилась твоя семья, – сказал он, когда вез ее домой. – Тебе повезло, что у тебя есть такие родственники.

– Да, я знаю. – Она и правда знала. Но как он сумел разглядеть? Его не испугали обшарпанный дом, бедная одежда. Он разглядел взаимную любовь и умение радоваться каждому дню.

Гарек – дерзкий, жесткий, вспыльчивый. Элли думала, что никогда не сможет полюбить такого человека. Но за последние недели она поняла, что его черствость всего лишь фасад, за которым скрывается уязвимый человек. Просто форма защиты от обиды и обидчиков. В этом он похож на Робби. И также никогда не станет говорить о чувствах. В особенности о таких, как любовь...

Они подъехали к ее дому. Он вышел и проводил Элли до квартиры.

– Спасибо, что пригласила меня, – улыбался он с высоты своего роста. – Завтра в полдень я заеду за тобой.

– Я... я не смогу.

– Почему? – рявкнул он, даже не сумев вежливо принять отказ.

– Дядя попросил меня поработать завтра в ресторане. У него не хватает людей. И я пообещала, что помогу, – соврала Элли.

– Дядя не может найти кого-то другого?

– Все заняты.

– Но это неприемлемо.

– Что ты имеешь в виду? – Она приготовилась к борьбе.

– Я не хочу, чтобы ты работала в "Тако Палас".

– Ты не имеешь права диктовать мне, что делать.

– Я твой работодатель. Меня не устроит, если в понедельник ты придешь в галерею уставшая и не способная работать.

– О, мне следовало знать. Ты беспокоишься о бизнесе. Ты никогда не изменишься. Почему я думала, будто это возможно? А теперь уходи.

– Нет. Я хочу сказать...

– А я не хочу слушать.

– Придется. – Гарек побледнел, голос мрачный. – Потому что ты должна выслушать.

– Выслушать что? – рассердилась Элли.

– Мы поженимся. На этот раз по-настоящему.

Глава 14

– Это что? Предложение? – Элли в удивлении уставилась на него.

– Да. – Сжатые губы не выглядели особенно романтичными.

– Больше похоже на приказ.

– Элли... я... это самое, проклятье! – Гарек закрыл глаза и глубоко вздохнул. Когда он поднял веки, глаза стали темными. – Я не могу жить без тебя, Элли. Выходи, пожалуйста, за меня замуж.

Когда Гарек замолчал, облака разошлись и выглянула луна.

– Гарек, – выдохнула Элли. – Ох, Гарек! – И она бросилась ему в объятия. Выражение, незнакомое ей, зажглось в его глазах. Он прижимал ее к себе и целовал, самозабвенно и яростно. Она отвечала ему с такой же страстью. Счастье переполняло ее. Элли казалось, что она парит над землей.

– Я не собираюсь отвергать твою политику "нет секса до свадьбы". Но успеешь ли ты к завтрашнему дню?

– Завтра? – удивленно и несколько растерянно повторила она. – К чему успею?

– К нашей свадьбе, конечно.

– Ты хочешь, чтобы свадьба была завтра? Но это невозможно.

– Почему? – На лице Гарека появилось упрямое выражение, хорошо знакомое ей. У нее вырвался коротенький смешок.

– Я должна купить платье. Дать Мартине время найти новую соседку. Освободиться на работе.

– Я заплачу за квартиру Мартины. А ты можешь бросить работу. – Глаза его горели от страсти. – Элли, – прошептал он, – я не могу дольше ждать.

– Дай мне неделю. – Элли тоже не хотела ждать.

– У тебя есть неделя. Но предупреждаю – через неделю я украду тебя.

– Неделя не такой большой срок, – засмеялась она. – Придется отменить наше завтрашнее свидание.

– Если ты считаешь нужным, хорошо. – Он снова принялся целовать ее, пока они оба не задохнулись.

– Может быть, лучше мне эту неделю вообще не видеть тебя? – Он потерся лбом о ее в лоб. – Я могу не выдержать.

– Нам не обязательно ждать, – еще не отдышавшись, заявила она. – Почему бы тебе не зайти?

– Элли... – Гарек откинулся назад. – Один раз в жизни я хочу все сделать правильно. Сначала я женюсь на тебе. – Он снова целовал ее. – Я не выдержу целую неделю, – пожаловался он. – Пойдем в понедельник на ланч? Жду тебя в офисе в полдень.

Она кивнула. Еще один прощальный поцелуй, он разжал объятия и засунул руки в карманы.

* * *

Насвистывая, утром в понедельник Гарек вошел в свой офис. Ларри и миссис Грист уже ждали его.

– Доброе утро, – с улыбкой приветствовал он их.

Секретарь вежливо ответила, а Ларри изумленно посмотрел на него.

– Миссис Грист, – приступил к делам Гарек, – отмените все встречи на месяц. Начиная со следующей недели, я буду недоступен.

– А как же встреча с адвокатами "Лачленд компани"? – озадаченно спросила секретарь. – У них много вопросов, хотя есть и нелепые.

– Перенесите встречу на эту неделю.

– Что случилось? – нахмурился Ларри.

– Ничего. – Гарек заметил озабоченность на лицах своих помощников. – Если не считать того, что мы с Элли собираемся пожениться.

– Поздравляю, мистер Вишневски, – засияла, как сотня елочных лампочек, миссис Грист. – Как раз вовремя! Она прекрасная молодая женщина. Я уверена, вы будете счастливы.

– Спасибо, миссис Грист, – улыбнулся ей Гарек и перевел взгляд на юриста. Того новость не порадовала, и выглядел он чрезвычайно озабоченным. – В чем дело, Ларри? – вскинул брови Гарек.

– Что? Ах, да. Нет, нет. Мои поздравления, – поспешно исправился Ларри. – Не могли бы мы поговорить у вас в кабинете?

– Да? – Гарек сел за письменный стол и посмотрел на серьезное лицо юриста. Тот с минуту поколебался, но все же начал:

– Эта девушка, Элеанор Эрнандес... Что вы знаете о ее финансах?

– Ничего, – удивился Гарек.

– Мне не хотелось бы прослыть перестраховщиком, – вздохнул Ларри, – но это часть моей работы. Пусть она подпишет брачный контракт.

Настала очередь Гарека хмуриться.

– Не думаю, что это необходимо.

– Это обязательно. Вы не хуже меня знаете, что половина браков кончается разводом...

– У меня нет намерения разводиться.

– Ни у кого не бывает такого намерения, Гарек. Но люди меняются. И вы не можете предсказать, что будет с вашими чувствами через пять, десять, пятнадцать лет.

– Мы не собираемся разводиться, – повторил Гарек с металлом в голосе. – Но даже если такое случится, я поступлю с Элли справедливо.

– Не сомневаюсь. Но ваше понимание справедливости может отличаться от ее. Я пережил четыре развода и знаю, о чем говорю, поверьте мне. Женщины бывают очень мстительны, если они сердятся.

– Элли не такая.

– Может быть, и не такая. Но она по закону имеет право на ваше имущество. А вы должны защищать интересы ваших акционеров.

Гарек нахмурился. В словах Ларри есть смысл. Он и правда несет ответственность за компанию и не может пренебрегать ее интересами.

– Сколько потребуется времени, чтобы составить брачный договор? – сердито бросил Гарек.

– Мне надо проконсультироваться со специалистами, получить сведения у вашего бухгалтера... – Ларри назвал еще с десяток документов, нужных ему, и закончил: – По-моему, месяц, может быть, два...

– В вашем распоряжении время до четверга.

– До четверга? Но... – Ларри замолчал на середине фразы. Что-то в выражении лица босса подсказало ему, что лучше промолчать. – Хорошо, – закончил он разговор, – я все подготовлю.

Ларри вышел. А Гарек с минуту смотрел на "Женщину в голубом", потом перевел взгляд на бумагу, лежавшую на столе. Отчет независимого аудитора. Он предвидел, что там неприятности, много неприятностей.

Он снял трубку телефона.

– Я буду весь день занят с отчетом аудитора. Миссис Грист, позвоните мисс Эрнандес, отмените наш ланч.

Глава 15

Наверное, хорошо, что Гарек отменил встречу в понедельник. Элли весь день была ужасно занята. И во вторник, и в среду тоже. Она отказалась от аренды квартиры. Мартина собиралась переехать к подругам, у которых пустовала одна комната. Элли купила за полцены красивое кружевное белое платье. Она договорилась с Бертрайс, чтобы та временно заменила ее в галерее. Бертрайс сначала отказывалась, но, услышав, как много платит Гарек, согласилась.

Власть денег, подумала Элли.

Но этот факт теперь не мучил ее так, как раньше. Она знала, что найдет полезное применение деньгам Гарека. Какая глупость – бояться богатства. Деньги не смогут разрушить их любовь. Она не позволит.

Оставались еще некоторые проблемы. Ни одна из них не имеет большого значения, но он должен знать. Она собиралась сказать все в понедельник, однако позвонила его секретарь и сообщила, что ланч отменяется. Элли не огорчилась, потому что понимала – Гарек занят. Она ждала, что он позвонит вечером.

Он не позвонил, и она испытала небольшое разочарование. Прошел еще день – телефон молчал. Тогда она позвонила сама и предложила завтра вместе пообедать. Гарек согласился: – Хорошо. Я должен тебе что-то сказать.

– Я тоже. – Она с минуту помолчала, потом спросила: – У тебя все в порядке?

– Да. Мне только невыносимо это проклятое ожидание.

Услышав отчаяние в его голосе, Элли воспарила духом. Он любит ее. Она любит его.

И вот она тихо вошла в кабинет Гарека и увидела его за столом, взъерошенного, со съехавшим набок галстуком.

Боже, как она любила его! Как могла сомневаться в нем хоть минуту?

– Привет, дорогой. – Она шла к нему, и улыбка трепетала у нее на губах.

Гарек поднял голову, в глазах что-то мелькнуло, но он не улыбнулся в ответ. Напряженный взгляд, сжатые губы. Раздался тихий кашель. Элли оглянулась. Со стула вставал невысокий человек.

– Элли, – Гарек тоже встал. – Это Ларри Ларсон, адвокат нашей компании. У него готовы бумаги. Подпиши их.

– Подписать? – озадаченно повторила Элли. – Какие бумаги?

Гарек твердо выдержал ее изумленный взгляд.

– Брачный контракт.

Ларри принялся излагать содержание контракта, а Гарек наблюдал за ней. Она побледнела и сидела очень тихо. И вряд ли слышала хоть слово из объяснений Ларри. О чем она думает?

Проклятие! Она не имеет права так смотреть. Здравый смысл говорит, что надо решить перед свадьбой финансовые вопросы. Это не связано с их отношениями. Неужели она не понимает?

Ларри закончил говорить, достал ручку.

– Вот здесь надо расписаться, – показал он строчку на последней странице.

Элли не взяла ручку, поднялась и собрала бумаги.

– Что-то не так? – спросил Ларри.

– Нет, нет, – холодно возразила она. – Я хочу взять соглашение домой и прочесть еще раз.

– Но я объяснил вам все параграфы, – нахмурился Ларри.

– Да, я знаю. Но я хочу прочесть их сама.

– Тебе что-то непонятно? – Гарек тоже нахмурился.

– Нет, ничего такого.

– Тогда нет причины откладывать подписание. – В голосе адвоката позвякивали льдинки.

– Я с вами не согласна. – В ее голосе холода было не меньше. – Разве здравый смысл не подсказывает, что надо изучить, что подписываешь. Возможно, и мой адвокат посмотрит это соглашение. Ты не возражаешь, если мы отменим обед? – От ее улыбки у Гарека упало сердце. – Я не голодна... – Она вышла из комнаты.

Гарек бросился за ней.

– Элли! – схватил он ее за локоть возле стола миссис Грист. – Проклятие, я не хотел, чтобы получилось так...

– Как? – Выражение лица холодное и отчужденное. Только глаза – огромные голубые озера боли. Он отпустил ее и засунул руки в карманы.

– Я не могу допустить в бизнесе случайности.

– Знаю, знаю. По-моему, я еще в шоке. Почему ты не сказал мне раньше?

– Я был занят. Только сегодня утром оформил покупку "Лачленд". Это очень важно для "Вишневски индастриз".

– Я счастлива за тебя. – Элли отвернулась и смахнула влагу со щек. – Прости. Мне надо идти. – И она заспешила к лестнице.

Он снова кинулся за ней. Но его задержал Ларри.

– Пусть идет, – сказал адвокат. – Не попадайтесь на слезы.

– Что за черт? О чем вы говорите? – сверкнул глазами Гарек.

– Слезы. – Ларри покачал головой. – На мужчин очень действуют слезы. Я сам четыре раза позволил обмануть себя. Оставьте ее одну. Она подпишет соглашение и забудет о нем до развода... Если будет развод, – поспешно добавил он.

– Убирайтесь ко всем чертям! – рявкнул Гарек.

Ларри быстро испарился.

* * *

После этой сцены несколько часов Гарек пытался сосредоточиться на работе. Для "Вишневски индастриз" наступило волнующее время. Он мог бы с удовольствием заниматься деталями вхождения купленной компании в общий механизм, но вместо этого думал об Элли.

Гарек хотел жениться на Элли. Решение он принял импульсивно. Сейчас он уже не был так уверен. Гарек не любил, когда ему предъявляли требования. И вдруг он понял, что по-своему Элли более требовательна, чем Дорин и Эмбер, вместе взятые.

Он почти хотел, чтобы она охотилась за деньгами. Это желание легко выполнить. Но ей нужно что-то другое.

А его цель – вроде бы всего лишь спать с ней.

Но оказалось, что этого мало. Гарек нуждался в чем-то большем. Но в чем? Он не знал. Что с ним происходит?

Он насупился и уставился на картину, висевшую на стене.

"Женщина в голубом".

Сначала картина ему не понравилась. Он считал, что она глупая, тупая и бессмысленная. Но каким-то образом несколько последних месяцев она изменялась у него на глазах. Она освещала кабинет, делала его не таким скучным, не таким замкнутым. Картина словно открывала вид на альтернативную реальность.

Сейчас он смотрел на нее и видел, как переливаются цвета, как голубой становится все более и более насыщенным и ярким по мере приближения к центру картины, пока не превращается в сияющий сапфир...

И вдруг он понял.

* * *

Всю вторую половину дня и весь вечер Гарек пытался найти Элли. Она будто исчезла из Чикаго. Телефон отключен, в окнах квартиры нет света, дверь никто не открывает. В галерее сказали, что Элли в отпуске. Он даже пошел к ее тете и дяде. Но они холодно посмотрели на него и объяснили, что не имеют понятия, где она.

Их холодность натолкнула его на мысль, что они лгут. Он припарковался в конце улицы и простоял там несколько часов. Но Элли не появилась.

Гарек вернулся к ее квартире и ждал до трех часов ночи. Потом забарабанил в дверь хозяина дома, жившего внизу, разбудил его и уговорил открыть ее дверь на случай, если она потеряла сознание. При свете кухонной лампы Гарек осмотрел голые стены и упакованные чемоданы и сумки.

– Элли говорила, что у вас завтра свадьба, – сказал хозяин. – Вы боитесь, что она передумала?

У Гарека скрутило судорогой желудок, легкие вытолкнули воздух, он задохнулся.

– Нет, – возразил он резче, чем хотел бы.

Хозяин квартиры жалостливо уставился на него.

* * *

– Я всегда считал, что он подонок, – рычал Робби. – Зря ты не позволила мне расквасить ему рожу.

– Робби! – Элли сидела на ветхой кушетке в его квартире. У нее болела спина после сна на жестких подушках и раскалывалась голова от запаха одеколона кузена. Меньше всего ей хотелось слушать его угрозы. – Мне нужен совет, а не очередная драка. Логичный совет, основанный на здравом смысле.

– И ты пришла ко мне? – Робби устроился на кушетке рядом с ней и поливал томатным соком рыбу, которую ел на завтрак. Выжатый помидор пролетел в воздухе и упал на брачный контракт, лежавший на кофейном столике. – Гмм, да, тебе надо поговорить с твоим дедушкой. Он в таких делах разбирается.

– Нет. – Элли убрала помидор с документа и нахмурилась, увидев оставшиеся следы. – Я сама справлюсь.

– Не справишься, – уверенно объявил Робби. – Иначе ты бы не пришла ко мне за советом.

Парень откусил большой кусок рыбы, Элли ждала, пока он дожует. Вчера она искала место, где можно спокойно подумать. Сегодня ей хотелось поговорить и услышать совет.

– Знаешь, Элли, – Робби проглотил наконец рыбу, – если по правде, то, по-моему, нельзя проклинать парня за то, что он хочет защитить свой бизнес.

– Я и не обвиняю. Не совсем обвиняю. Это всего лишь... – Она замолчала, подбирая слова.

– Что всего лишь? – спросил Робби.

– Очевидно, Гарек много размышлял над делами своей компании. – Она запнулась. – Я всего лишь хочу, чтобы он так же долго размышлял и обо мне.

– Послушай, если парень не любит тебя, то он идиот и гони его в шею, – вздохнул Робби.

– По-моему, он любит меня. Он только не знает, как любить.

– Он девственник? – Робби посмотрел на остатки рыбы. – Если хочешь, я дам ему пару уроков.

– Я не это имею в виду. Просто Гарек не умеет строить отношения, не знает, как обсуждать житейские вопросы, идти на компромиссы. Не позволяет себе иногда выглядеть слабым.

– Ты знаешь хоть одного парня, который на это способен? – Лицо Робби выражало сомнение.

Не стоило приходить к Робби. Лучше бы она позвонила Мартине или тете Алме. Когда нужен совет, Робби безнадежен. У него нет и капли здравого смысла. Он никогда не руководствуется логикой или чем-нибудь подобным. Он всегда во власти чувств.

Но, может быть, это и есть ответ, который она искала?

Глава 16

Гарек сидел за столом, уставившись на бумагу, лежавшую перед ним. Он все пытался читать, но голова и глаза отказывались сотрудничать. Уже почти четыре часа, а он еще ничего не слышал об Элли. Он сорвал галстук, вскочил и начал быстрыми шагами мерить комнату, потирая небритую челюсть.

Он оставил записку в ее квартире: "Не надо ничего подписывать. Позвони мне". Хозяин дома обещал позвонить ему, когда Элли придет за вещами. Потом Гарек поехал домой, но уснуть не мог. Вернулся в офис. У него было много работы, а он ничего не делал.

Гарек снял трубку, набрал номер.

– Алло? – донесся голос с легким акцентом.

– Миссис Эрнандес, это Гарек Вишневски. Ничего не слышно от Элли?

– Через пятнадцать минут после вашего последнего звонка? Нет, ничего.

Неужели он потерял ее? Он не мог забыть, какой была вчера Элли. Лицо побледнело, глаза огромные, потемневшие от обиды. Он не собирался обижать ее. Не следовало давать ей это дурацкое соглашение. Он идиот. Если она вернется, он попросит прощения. Расскажет, каким был дураком. Он заставит ее поверить...

Если у него будет шанс.

Почему она не звонит?

Он опять схватил трубку и набрал номер миссис Грист.

– Мистер Вишневски! Я как раз собиралась позвонить вам...

– Элли? – В груди вспыхнула надежда.

– Нет, но мистер Ларсен хочет поговорить с вами...

Надежда превратилась в пепел.

– Скажите Ларри, чтобы он убирался к черту, – прорычал Гарек. – Я хочу, чтобы вы позвонили во все ближайшие больницы, нет ли у них женщины, соответствующей описанию Элли и поступившей в последние двадцать четыре часа...

– Да, мистер Вишневски, но...

– Никаких "но". Свяжитесь с полицией, не зафиксирован ли несчастный случай...

– Но мистер Ларсен сказал, что разговор пойдет об Элли...

– Элли? Что об Элли?

– Я точно не знаю, он только просит вас спуститься в конференц-зал и утверждает, что это важно.

Ларри что-то узнал? Она тоже там? Он нахмурился.

Когда Гарек вошел в конференц-зал, Элли он не увидел. Только каких-то бизнесменов в серых костюмах, с черными кейсами. Они напоминали клонов. Отличался от них лишь невысокий пожилой краснолицый мужчина в зеленом клетчатом пиджаке. Он сидел во главе дальнего от двери конца стола.

Мужчина показался знакомым, хотя Гареку понадобилась минута, чтобы вспомнить, кто он. Кэлвин Джей Хибберт, финансист, самый богатый представитель респектабельной семьи Хиббертов. Одна из его компаний конкурировала с "Вишневски индастриз" во время покупки "Лачленд".

– Ах, Гарек, наконец-то! Вы не представляете, что случилось...

– Мистер Гарек Вишневски? – заговорил один из "клонов". – Я Рекс Рэтскеллер, старший партнер юридической фирмы "Рэтскеллер, Брод и Кэмпбелл". Это мистер Брод, мистер Кэмпбелл и наши помощники.

Гарек слыхал об этой фирме. Штаб-квартира у нее в Филадельфии, она считается одной из лучших в стране.

– Вы здесь в связи с компанией "Лачленд"...

– "Лачленд"? – Адвокат, видимо, смутился. Потом коллега что-то прошептал ему на ухо. Морщины на лбу разгладились. – А, понимаю. Нет, мистер Вишневски, это не имеет отношения к вашему бизнесу. Нас наняли, чтобы обсудить брачный контракт...

Колокола загудели в ушах Гарека. Он больше не слышал, о чем говорил Рэтскеллер. Последние двадцать четыре часа он носился по городу – искал Элли. Наполовину сошел с ума от страха и тревоги. А она в это время нанимает свору адвокатов? И не просто адвокатов, а самых опытных, самых беспощадных, самых дорогих. Определенно, мир перевернулся.

Возбужденный голос Ларри пробился будто сквозь вату:

– Мистер Рэтскеллер заявляет, что у Элли есть свои деньги. Он заявляет...

– Ничего он не заявляет, – вмешался пожилой мужчина в зеленом пиджаке. – Он констатирует факты. Я Кэлвин Джей Хибберт. Элеанор Грасиела Хибберт Эрнандес – моя внучка. Она владеет состоянием, которое оценивается в двести миллионов долларов.

– Двести... миллионов! – У Ларри глаза полезли на лоб, он задыхался и почти утонул в кресле.

Мгновение все молчали. Тишину нарушали только шумные вздохи Ларри. Потом вдруг дверь распахнулась. В нее заглянула миниатюрная женщина с темными растрепанными локонами и большими голубыми глазами. Она вроде бы оторопела от такого количества мужчин, но потом увидела Хибберта.

– Дедушка? – выдохнула она. – Дедушка! – Она побежала и бросилась ему в объятия. Она обнимала его, смеялась, целовала. – Ради бога, дедушка, что ты тут делаешь?

Глава 17

Увидев Элли живой и невредимой, Гарек испытал огромное облегчение. Но длилось оно недолго. Гарек стиснул зубы. Она не обращала на него никакого внимания. Еще бы! Один из самых богатых людей в стране – ее дедушка.

– Мне позвонил твой кузен Роберто, – объяснял старик свое появление. – Похоже, молодой человек первый раз в жизни проявил здравый смысл. Он сказал, что моя единственная внучка выходит замуж.

– Прости, дедушка. Я сомневалась... – Элли виновато покраснела.

– И я приехал сюда. – Хибберт пренебрежительно махнул рукой, будто отметая ее объяснения, и неодобрительно оглядел Гарека. – Я хотел познакомиться с твоим женихом. Должен сказать, Элеанор, я не в восторге от твоего выбора...

– Дедушка...

– Но Роберто считает, что он лучше предыдущего. Во всяком случае, кажется, у него есть немного собственных денег. Мне не понравился тон брачного контракта. Но с другой стороны, и я не хочу, чтобы тебя обманули с твоим наследством.

– С каким наследством? – Улыбка ее исчезла, голос стал ледяным. – Ты же лишил меня наследства, помнишь?

Теперь наступила очередь Хибберта краснеть. Щеки его побагровели.

– Глупости, – фыркнул он. – Ты же знаешь, я просто рассердился.

– Но ты именно так наказал папу.

– Ну, – старик прорычал что-то неразборчивое, – я учусь на ошибках. Элеанор, ты все, что у меня есть.

– Ох, дедушка. – У нее повлажнели глаза.

– Мисс Хибберт, мне неприятно прерывать ваше трогательное воссоединение, – вмешался саркастический голос. – Но не могли бы вы поговорить со мной? Наедине.

Она подняла голову и увидела Гарека, который держал открытой дверь в маленький кабинет, примыкающий к конференц-залу. Она вошла туда, Гарек закрыл дверь и прислонился к ней, скрестив на груди руки.

– Ну? – требовательно гаркнул он.

– Что с тобой случилось? – Она неуверенно посмотрела на него. – Ты ужасно выглядишь.

– Элеанор, не уходи от темы.

– Полагаю, мне следовало раньше рассказать тебе... – Она теребила ремешок сумки.

– ТЫ ПОЛАГАЕШЬ? Когда ты собиралась сказать мне, что у тебя в банке лежат двести миллионов долларов?

– Это не так. Мы с дедушкой поссорились, и я уехала. Почти год я не видела его и не разговаривала с ним. Я не хотела жить так, как требовал он, и мне не нужны были его деньги. Он лишил меня наследства, и я была рада.

– Не похоже, что он собирается лишить тебя наследства.

– Видимо, он передумал.

– Но ты же знала, что будет так.

– На самом деле было совсем не похоже, что он может изменить решение. Он то же самое сделал с моим отцом. Мои родители жили в нищете, потому что дедушка не одобрял женитьбу папы на мексиканке-уборщице. Только когда мама и папа погибли, он взял меня к себе. И очень быстро дал понять, что мне придется жить под его контролем. Он проверял, как я учусь, проверял моих подруг, проверял даже мужчин, с которыми я встречалась. Когда я больше не могла выдержать, то уехала.

– Но ты так и не объяснила, почему не сказала мне об этом.

– Иногда люди меняют отношение ко мне, – она стрельнула в него взглядом, – когда узнают, как богат мой дедушка.

– Понимаю. Я должен верить, что ты любишь меня не из-за моих денег. Однако сама ты мне не доверяешь?

– Все не так! Мне это не казалось важным. Особенно после того, как дедушка лишил меня наследства. Я была бы счастлива, если бы все так и осталось. Деньги все портят.

– Глупости. – Гарек сделал шаг вперед. – Каждый должен иметь деньги, чтобы выжить. Деньги делают жизнь удобнее.

– Люди по-другому смотрят на меня, узнав о моих миллионах. Наверное, и ты тоже.

Гарек запротестовал, но вскоре замолчал. В ее словах была правда. В некотором смысле их отношения изменились. Он уже не богатый бизнесмен, спасающий бедную работящую девушку от жизни в нищете. Больше того, он это только сейчас понял, деньги не дают ему преимущества. Теперь у него нет чувства превосходства, и она не должна испытывать к нему благодарности. У нее больше денег, чем у него. Мысль не из приятных.

– Согласен, многое изменилось...

– Понимаю...

– Нет, ты не понимаешь. – Он взял ее за руку. – Я не могу отрицать, Элли, что люди теперь по-другому будут смотреть на нас. Но мои чувства к тебе не изменились.

– И какие же это чувства, Гарек?

Он стоял и молчал. А у Элли сердце разрывалось. Она шагнула к двери. В этот момент он заговорил.

– Картина, – очень тихо сказал он. – "Женщина в голубом". – Вначале она мне не нравилась. Я не видел в ней смысла. Цвета и линии казались случайными и необъяснимыми. Но чем больше я смотрел на нее, тем понятнее она становилась. Я оценил равновесие, которое связывало все элементы. И потом я оценил интенсивный голубой цвет. Такой яркий. Такой правдивый.

Он подошел к ней.

– Это ты, Элли. Правда? "Женщина в голубом" – это ты. Мне понадобилось много времени, чтобы понять. И наконец я понял. И теперь мне все ясно. – Он обнял ее за плечи и повернул лицом к себе. – Я сделал много глупых ошибок. Зачем я просил тебя подписать это дурацкое соглашение? Ты однажды уже дала мне второй шанс. Теперь я должен просить тебя в третий раз. Отношения, оказывается, такая сложная вещь. Но я буду учиться, потому что люблю тебя, Элли. Я люблю тебя и, если ты согласишься выйти за меня замуж, всю жизнь буду доказывать тебе это.

– Ох, Гарек. – Она потрясенно улыбнулась. – Я так люблю тебя.

Моментально она очутилась в его объятиях. Он целовал ее так, словно она важнее, дороже и прекраснее всех сокровищ мира.

– Ох, Гарек, – выдохнула Элли, когда они прервали поцелуй из-за нехватки кислорода, – давай отдадим адвокатам документы, а сами удерем.

– Какие документы? – Он убрал с ее лба темный локон.

– Которые подготовил Ларри. Я подумала и поняла, что позволила деньгам взять надо мной верх. Я слишком люблю тебя, чтобы позволить чему-то испортить нам жизнь. Вот контракт, я все подписала. – Она вытащила из сумки бумаги.

– Ты подписала, хотя я просил тебя не делать этого?

– Ты просил меня не подписывать? – Она удивленно смотрела на него.

– Да, в записке, которую оставил хозяину твоей квартиры. Ты не прочла ее?

– Я не была дома. Но это неважно. Давай отдадим все адвокатам.

– Контракт недействителен. Нам нужен новый.

– Почему?

– Чтобы защитить твое наследство.

– Я верю тебе.

– Пусть юристы копаются в денежных вопросах, а мы заключим наше собственное соглашение.

– Наше собственное соглашение? – Сдвинув брови, она наблюдала, как он достал из ящика стола лист бумаги и ручку и подвинул к ней. – Что ты имеешь в виду?

– Ты напишешь, что больше никогда не будешь водить меня на скучные лекции.

Улыбаясь, она покорно села и взяла ручку.

"Элеанор Грасиела Хибберт Эрнандес обещает никогда не водить Гарека Вишневски на скучные лекции.

Элеанор Грасиела Хибберт Эрнандес получает право выбирать произведения искусства для дома".

– Гмм. – Гарек притворился, что изучает эти строчки. – Согласен, если ты не будешь покупать их у Каспара.

– Даже для ванной? – лукаво улыбнулась она.

– Особенно для ванной.

– Очень хорошо, – засмеялась Элли. – Я хочу, чтобы мы провели рождественский вечер в моей семье.

– Не возражаю. – Он немного помолчал, потом медленно добавил: – Я бы хотел пригласить сестру и племянницу.

– Прекрасная идея, – улыбнулась Элли.

– Не уверен. Может быть, потом всю жизнь буду жалеть об этом.

– Не будешь, – твердо сказала она.

– Верю тебе. Кстати, я вспомнил... Ты никогда не будешь покупать мне галстуки.

– Я думала тебе нравится тот, что я подарила.

– Мне нравится. Поэтому я хочу, чтобы он висел у меня в шкафу.

– Хорошо, – подумав, согласилась она. – Но ты не должен покупать мне никаких ювелирных безделушек.

– Боюсь, я уже нарушил это правило. – Гарек достал из кармана маленькую коробочку и протянул ей. – Открой, Элли.

Дрожащими пальцами она подняла крышку, и у нее перехватило дыхание. Простое платиновое кольцо с прекрасно ограненным сапфиром.

– Ох, Гарек, какое красивое. Боюсь, придется на сей раз сделать исключение.

* * *

Немного спустя они вышли из кабинета в конференц-зал и направились к двери.

– Куда это вы? – нахмурился Хибберт.

– Дедушка, я выхожу замуж.

– А брачный контракт? – задохнулся Ларри.

– У нас с Элли есть собственное соглашение. – Гарек оглядел адвокатов. – А вы до полудня должны составить контракт, приемлемый для обеих сторон. Иначе все будете уволены.

Адвокаты с мрачными лицами вытащили из своих кейсов стопки бумаги.

– Любовь, – презрительно произнес один из них.

Хибберт смотрел в окно, сдвинув брови. Он собрался что-то сказать, но увидел Элли и Гарека, выходивших из парадного. От нетерпения Гарек не стал ждать лимузин, а остановил первое же такси. Когда они отъезжали, Хибберт заметил, что пара целуется.

– Да, – печально пробормотал он, – любовь.

Примечания

1

Мексиканское блюдо из толченой кукурузы, мяса и красного перца. – Прим. перев.


home | my bookshelf | | Влюбленный упрямец |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу