Book: Кровавая Мэри



Новиков Николай

Кровавая Мэри

НОВИКОВ НИКОЛАЙ

"Кровавая Мэри"

Второй роман о приключениях сыщика Корнилова и его друга Борьки

Аннотация

На оппозиционной радиостанции - ЧП. Уволенный комментатор, напившись, убивает начальника, которого некогда привел на радиостанцию, считая, что тот "подсидел" его. Но так ли это на самом деле? ФСБ просит Корнилова и Сырника разобраться в этом деле. Отказаться они не могут, но лучше б им держаться подальше от этих дел! Правда, Борька помогает друзьям, как может, но и ему достается. "Обложенные" со всех сторон, Корнилов и Сырник все же распуывают сложное дело.

1

Я прочитал материалы дела, выключил компьютер, откинулся на спинку кресла и попытался выстроить события, предшествующие убийству, в хронологическом порядке. Вот что получилось. Две недели назад, примерно в половине четвертого главный редактор "Люкс-радио" господин Суетов вызвал к себе в кабинет спортивного комментатора информационного отдела Вадима Хованцева. Наверное, этот главный редактор был чрезвычайно лохматый, и волосы торчали в разные стороны, как у профессора из американского фильма "Назад в будущее", после того, как профессора долбануло разрядом 6000 вольт. Наверное, и борода у Суетова имелась, по всяком случае, главный редактор радиостанции представлялся мне именно таким. Его подчиненный Хованцев, бывший боксер-средневес, имел квадратную физиономию и короткий ежик седоватых волос (тут ничего домысливать не пришлось, в деле имелась фотография). По-видимому, он не стал отпускать бороду и примазываться к интеллигентам, чтобы в жестоких дебрях радийного бизнеса помнили - он бывший боксер, неоднократный призер чемпионатов СССР и России, и связываться с ним небезопасно. В том числе и главному редактору. А может, просто не любил, когда в бороде лапша застревает. Однако, лохматый (по моему разумению) главный, похоже, плевать хотел на угрожающий вид подчиненного. Он сразу сообщил Хованцеву пренеприятнейшее известие, мол, недоволен я твоей работой, парень. Что сказал конкретно, не знаю, может быть, рейтинг низкий, может, радиоспециалисты обнаружили вдруг профнепригодность комментатора, а может менеджеры выяснили, что с таким сотрудником рекламодателей не дождешься. Но это не так уж и важно. Главное - начальник выразил свое недовольство. Хованцев оправдываться не стал, поскольку считал себя вполне квалифицированным радиобоксером, работал на станции со дня ее основания и доселе нареканий не имел (как следует из показаний). Но бородато-лохматый главред (а может, он был абсолютно лысым), настроился на решительный тон, и разговор принял серьезный оборот. Настолько серьезный, что обрывки его слышала секретарша главного Жанна Пигулева, о чем и доложила потом дотошному следователю, особо подчеркнув, что дверь была плотно закрыта. Значит, ор стоял в кабинете еще тот! Подумав о секретарше, я представил себе пухленькую блондинку, при виде которой у главреда волосы дыбом встают от вожделения (все же он виделся мне жутко волосатым). Хованцев кричал, что все это - происки заведующего отделом информации Люсина, который спит и видит, как бы избавиться от него, Хованцева. Суетов орал, что Люсин тут не при чем, он и сам кое-что понимает в своем деле. Люсин - профессиональный журналист, бывший друг Хованцева. Последний сам привел его на "Люкс-радио", опекал на первых порах, и тот был всецело предан своему благодетелю, о чем не раз говорил во время выпивок в кафе радиостанции (после окончания рабочего дня, разумеется). А может, и во время рабочего дня, нравы у них там вполне демократические. Я против этого ничего не имею, если человек в поддатом состоянии говорит в микрофон лучше, нежели в трезвом, так и пусть поддает на здоровье. Но это я отвлекся. Так вот, потом освободилась должность заведующего отделом информации, и все сотрудники не сомневались, что ее займет Хованцев, сам он тоже так думал. Но Люсин вовремя подкатился к главному со своими проектами и предложениями, был замечен, отмечен и назначен заведующим. Хованцев из покровителя разом превратился в подчиненного Люсина и, понятное дело, простить этого не мог. Потому-то и уверен был, что гнев Суетова спровоцирован Люсиным. В общем, договорились они до того, что главный дал комментатору две недели на поиски нового места работы, пообещав потом уволить за профнепригодность, а бывший боксер заявил, что не хочет руки марать о всяких придурков, но вот паскуду Люсина он точно прибьет. Кого он считал придурком, мне лично понятно. Хованцев еще долго не мог успокоиться, бушевал в коридоре, и многие сотрудники слышали, что он собирается убить Люсина. Но конечно, никто не принимал эти угрозы всерьез. У нас ведь крик "убью" означает в худшем случае "набью морду", но чаще - "сам дурак". Люсин предполагал, что может произойти худший случай и на время уехал из редакции, якобы, по срочным делам. Разозленный и обиженный Хованцев, не найдя Люсина, спортивной информацией заниматься не стал, а пошел в кафе на первом этаже и стал заливать свое горе "Кровавой Мэри", любимым напитком. Вскоре к нему присоединилась Маргарита Решетина, второй корреспондент отдела информации, коллега и подруга, просто подруга, ибо Хованцев был примерным семьянином. Хотела помочь в трудную минуту, успокоить. Она тоже пила "Кровавую Мэри" и говорила, что главный погорячился, завтра остынет и изменит свое решение, не стоит брать дурного в голову. Что на самом деле, все ценят и уважают Хованцева (и это было правдой). Но бывшего боксера понесло, и, чем больше он пил, тем громче кричал, что непременно прибьет козла Люсина, который отнял у него должность зав. отделом, а теперь вообще хочет убрать из редакции. Такое не прощается, и так далее. Уже стемнело, когда Рита убедила коллегу отправиться домой. Она даже предлагала отвезти его, но Хованцев отказался. Он бушевал так, что выбил из рук Риты бокал с "Кровавой Мэри", потоптался в томатно-алкагольной жиже, извиняясь, а потом выскочил во двор. Какое-то время ходил возле своей машины туда-сюда, о чем свидетельствовали следы его кроссовок, а потом сел в машину и уехал. Как он добрался домой никто не знает, но ГИБДД его не останавливало. Значит, добрался без проблем. Оставил машину на стоянке у дома, поднялся в квартиру, жене сказал, что у него проблемы, но какие именно, объяснять не стал, наверное, уже сил не было. Переоделся в тренировочный костюм и завалился спать на диване в своем кабинете. Через полчаса после его отъезда на стоянке машин, там, где стояла "Ауди" Хованцева и были его следы, нашли труп Люсина с ножницами в груди. Ножницы - с рабочего стола Хованцева. Отпечатки пальцев на них - Хованцева. Следы явно свидетельствовали о том, что не сел в машину и не уехал сразу, а ходил и ждал. И, похоже, дождался. Кого - понятно. Когда следственная группа пообщалась с оставшимися сотрудниками и получила нужные показания, она прямиком направилась на квартиру бывшего боксера. Он безмятежно спал, но был довольно-таки бесцеремонно разбужен. Наверное, трудно ему было сообразить, зачем эти люди ворвались в квартиру и разбудили его. Еще труднее было объяснить, почему на подошвах его кроссовок наличествуют следы не только заметной "Кровавой Мэри", но и кровь Люсина. Он угрожал, да, но не убивал, а просто сел в машину и поехал домой. Правда, не помнил, как сел и как поехал. И вообще, не помнит, как вышел из редакционного кафе. Как поехал дальше, и как сел в другом смысле этого слова, он, я думаю, запомнит на всю жизнь. Честно говоря, мне было жаль мужика. Просыпаться с жуткого похмелья, видеть перед собой суровые лица автоматчиков и наглых следователей, а потом ехать в СИЗО - такого и врагу не пожелаешь. Ну что тут скажешь? Не надо было убивать Люсина, а если не убивал - не надо было кричать, что убьет. И пить не надо было. Во всяком случае, так много. Убивать, оно конечно, нехорошо, а вот кричать, мол, убью, задушу, изничтожу падлу - после того, как тебя крупно "кинули", а потом напиваться - как же без этого у нас в России? И вот, к чему это привело. Улики налицо, доказательства весомые, виновность Хованцева следствием доказана полностью. Дело передано в суд, и бывший боксер сидит в Бутырке, ожидая своей очереди на вынесение сурового приговора. Ну а при чем тут отставной офицер ФСБ Андрей Корнилов, который только недавно, благодаря своей бывшей возлюбленной, опять стал частным сыщиком, то есть, я? Да при том, черт возьми, что!.. Ладно, расскажу все, как было.

Вечером приехал мой друг, майор ФСБ Гена Басинский. Когда-то мы работали вместе, а потом я ушел, как говорится, на "вольные хлеба", надеясь заработать много денег для красавицы Наташи, которая все-таки вышла замуж за богатого "папика". Денег я заработал немного, а потом разорился и влип в такую ситуацию, что вынужден был обратиться к Гене за помощью. Он выручил, я опять стал частным сыщиком и, конечно же, не мог отказать Гене, когда он позвонил и сказал, что надо бы встретиться, есть дело. Хотя и догадывался, что пользы мне от его дела будет мало, а вреда - много. Поначалу разговор был вполне приличный, можно даже сказать - семейный. Дело в том, что у меня с некоторых пор жил в клетке крысенок Борька, которого я весной избавил от смерти у стены нашего дома. Он оказался таким умницей, что вскоре я стал считать его своим маленьким другом. Басинский знал об этом, иронизировал, он терпеть не мог крыс, но после окончания того сложного дела, где я чуть было не погиб, все же пришел ко мне в гости с женой и дочкой. Мой Борька очаровал гостей настолько, что шестилетняя дочка Басинского не выпускала из рук серенького проказника и кормила его из губ, а жена, прежде падавшая в обморок при виде мышей, даже несколько раз погладила его блестящую шерстку (я перед их визитом вымыл Борьку абрикосовым шампунем). После этого Гена вынужден был купить дочери на Птичьем рынке крысенка, девочку, назвали ее Крыстиной, и мы договорились дружить семьями. Потому-то и был наш разговор поначалу почти семейным, но Басинский не хотел дружить.

- Нет, и не надейся,- сказал Гена.- Не дам.

- Но почему?- возразил я.- Мы ведь договаривались дружить семьями.

- Да потому, что твой Борька такой же, как и ты - бабник. Он позабавится с моей малышкой, а мне что потом делать? Раздавать крысят всем желающим? Как ты думаешь, много их найдется? Или топить крысят? Я не злодей. Нет, и не мечтай. Честно говоря, мне было приятно слышать такую заботу о крысе. Вот как меняется человек! Прежде, когда я рассказывал о моем Борьке, он лишь брезгливо хмыкал, а появилась своя Крыстина в доме, так сразу - не дам! Эгоист какой!

- Да может, они просто пообщаются,- сказал я.- Мой Борька и твоя Крыстина.

- Нет. Твой Борька и так испоганил мне жизнь. Вот уж не думал, что жена потребует купить крысу! Но ведь он же, негодник, всех очаровал! Теперь - нате вам, Крыстина!

- Она тебе мешает? Мне Борька только помогает.

- Мешает? Да она мне... форменные брюки прогрызла! Дочка принесла ее в гостиную вечером, пусть побегает. Ну, пусть, я не возражаю, смотрю телевизор. А на кресле мои брюки висят, жена погладила. Дочка пошла на кухню, а эта Крыстина забралась в штанину, я-то видел. Ну-ну, думаю, выше спинки кресла не пролезешь, посмотрим, как спускаться будешь. А тут по телевизору что-то интересное сообщили, я увлекся, потом глядь - а из брюк торчит ее голова! Не стала спускаться по штанине, а прогрызла дырку на заднице!

- Правильно,- сказал я.- Зачем спускаться, если можно дырку прогрызть и вылезть? Умная девушка.

- А брюки-то испорчены,- с сожалением вздохнул Гена.- Я, конечно, заорал на нее, тут прибежали жена и дочка, и, как думаешь, что сказали?

- Что ты сам виноват,- предположил я.

- Именно так. Но самое интересное, что Крыстина эта, чертовка, прибежала ко мне, уткнулась в ладонь и стала облизывать мой палец, такая пай-девочка, мол, прости, я не специально. Ты представляешь, Андрюха? Нет, есть что-то в них такое, чего нет ни у собак, ни у кошек. Интеллект.

- Ты это мне рассказываешь?

- Кому ж еще такое можно рассказать? На службе мужики засмеют. Знаешь, после этого, как только дочка выпустит из клетки, она сразу ко мне. Прямо, как собачонка, так и вертится вокруг, да норовит на колени забраться. Ну просто фантастика. А дочка так вообще души в ней не чает. Да и жена тоже.

- А ведь говорил - свихнулся Корнилов на почве неразделенной любви, стал крыс разводить!

- Ладно, я был неправ. Крыстина сразу несколько проблем решила. Дочка собаку хотела, но с ней же гулять надо! А с Крыстиной никаких проблем, выпустили из клетки, и пусть бегает. И - не гадит, не кусается, действительно, дружелюбная, общительная зверушка, мягкая, пушистая, мы ее моем, плавает отлично в ванной. Так что, спасибо, Андрюха.

- Пожалуйста. Ну вот и давай познакомим Борьку с твоей Крыстиной.

- И не надейся. Крысю я твоему охламону не дам.

- Нахал ты, Гена,- сказал я.- Собственник чертов. Ну ладно, мы и без твоей Крыстины обойдемся. Мы допили бутылку, которую принес Гена, я достал из бара вторую. Закусывали солеными огурцами и ананасами в сиропе. Я мог себе позволить ананасы в сиропе после того, как согласился взять у Наташи деньги за избавление от гибели.

- А я вообще-то к тебе по делу,- сказал Гена, махнув очередную рюмашку.- И по серьезному. Я тоже выпил, закусил кусочком ананаса и наполнил рюмки по-новой.

- Понял уже. Ну давай, докладывай.

- Для начала напомню, что ты мне должен,- заявил Гена.

- А я думал, мы квиты.

- Все-таки, должен. Если б не я, кончили б тебя на даче твоей Наташи. В лучшем случае - посадили б. Я мог бы тоже кое-что напомнить. К примеру, где б теперь был майор Гена, если б я ни прикрыл его однажды, вызвав на себя гнев начальства. Но промолчал.

- Проблема вот в чем,- продолжал Басинский.- Шеф знает, что мы с тобой дружим, ну и попросил меня... А ты знаешь, если он просит, это равносильно приказу, так что давай, выручай. Ты ведь снова частный сыщик с лицензией, так? Я поднял рюмку, стукнул ее о рюмку Басинского и выпил. Закусил соленым огурцом, все-таки, это привычнее и приятнее, чем ананас в сиропе.

- Так. Говори, Гена.

- Слышал, наверное, про убийство на радиостанции "Люкс-радио"?

- Что-то слышал, но не вникал.

- Убили заведующего информационным отделом. Все улики против спортивного комментатора Хованцева. Его задержали. Против него абсолютно все. Факт преступления очевиден. Но дело в том, что этот Хованцев женат на племяннице шефа, родственник, мать его! Племянница напела шефу, что муж не мог никого убить, да и сам шеф он так думает, хорошо знал этого парня.

- Ну и при чем тут я? Шеф думает, что он невиновен, так пусть задействует свои силы в этом деле. Контора, как я понимаю, теперь в фаворе.

- Но не в том фаворе, какой был, когда мы с тобой в Академии учились. У Конторы с этой радиостанцией проблемы возникли, а демократию пока никто не отменил. Они критиковали нас, кстати, за дело, так что... Мигом просекут, что шеф защищает своего родственника, хай поднимут - будь здоров,- Гена махом опрокинул свою рюмку, закусил соленым огурцом.- Короче, нужен независимый следователь, толковый и осторожный. Шеф вспомнил о тебе, а я обещал уговорить тебя заняться этим делом. Я живо вспомнил, что этот шеф, полковник Алентьев, недолюбливал меня, вечно придирался и был несказанно рад, когда я решил уйти из Конторы. Вот на кого работать мне совершенно не хотелось, даже за большие деньги. А Басинский намекает, что я должен бесплатно влезать в это дерьмо.

- Гена!- закричал я.- Если тебе что нужно

- сделаю, но работать на Алентьева - извини! Пусть сам занимается своими родственниками! Гена облизнул губы, торопливо наполнил свою рюмку, выпил. Закусил опять же огурцом и после этого сказал:

- Андрюха, сейчас ему нужен именно ты, а я обещал. Хочешь поругаться со мной?

- Да пошел он на хрен, твой полковник! Ну не хочу я работать на него, понимаешь?

- Я-то понимаю, но пойми и ты, Андрюха,- Гена снова облизнул губы.- У тебя лицензия, разрешение на оружие, и все такое. Что будет со всем этим дальше, можешь себе представить, ты полковника не хуже меня знаешь. Но я и пальцем не пошевелю, чтобы тебе помочь, потому как ты меня не выручил. Понял? Я понял. Я, действительно, хорошо знал полковника Алентьева, и ничуть не сомневался, что все будет именно так, как описал Гена. Не хотелось помогать бывшему начальнику, но еще больше не хотелось стать козлом отпущения за его дурного родственника.

- Лады, убедил,- сказал я.- Но с условием - полная твоя "крыша". Нужна команда, она в моем распоряжении, нужны данные - они у меня. В общем, я работаю в полном контакте с тобой и Конторой.

- Нет проблем!- радостно воскликнул Гена и достал из кармана куртки дискету.- Здесь не официальные документы, которые в ментуре, а мое вольное изложение их, чтобы не было никаких проблем. Посмотри, подумай, что не ясно - звони. Так, значит, договорились? Я шефу так и скажу?

- Так и скажи,- мрачно подтвердил я.- Не забудь добавить, что у меня коммерческая фирма, за просто так не работаем.



- Хованцев не бедный человек,- сказал Гена, наполняя свою рюмку.Поможешь - отблагодарит. Да и на будущее - полковник твой должник. Он, понятное дело, суровый мужик, но долги свои помнит. Я это знал и подумал с кислой усмешкой: ну хоть что-то приятное в данной ситуации. Если, конечно, я сумею доказать невиновность этого родственника. А если нет?

Когда Гена ушел, я дал Борьке кусочек ананаса в сиропе. Он жил у меня уже больше полугода и за это время превратился из робкого крысенка в солидного крыса. Как-то я заметил, что, забравшись на книжную полку, он вытянулся и запросто достал носом до верха. Измерил расстояние - оказалось 27 сантиметров. Такой стал мой Борька, если вытянется. Но в остальном он был тем же шаловливым малышом, что и прежде. Борька взял кусочек ананаса, устроился на крыше деревянного домика внутри высокой клетки для попугайчиков, где он жил, и стал есть, держа ананас в розовых лапках.

- Нравится?- спросил я. Можно было и не спрашивать, Борька был гурманом, обожал яблоки, огурцы, ананасы, бананы и куриную грудку. Не брезговал и сосисками, и вареной картошкой. На традиционную пищу грызунов, всякие там злаки, он смотрел с некоторым презрением.- Это все благодаря Наташе. Ты ее не знаешь, но она была очень признательна мне и Сырнику за свое избавление и дала нам денег. Я, правда, не хотел брать, но Сырник стал орать, что из-за Наташи он остался без работы... Поэтому мы теперь опять частные сыщики и можем есть ананасы в сиропе. Олега Сырникова, бывшего ОМОНовца, а теперь моего помошника, Борька не любил, потому что тот, приходя ко мне, дразнил малыша и разговаривал с ним грубо. Завидев Сырника, он забирался в деревянный домик, и даже ананасы не могли его выманить оттуда. Я открыл дверцу клетки, и сел на диван. Хозяйственный Борька занес недоеденный кусочек ананаса в домик и выскочил наружу. Вприпрыжку примчался ко мне, запрыгнул на колени и стал игриво прыгать вокруг меня. Засиделся малыш, пока мы разговаривали с Геной, хотелось ему побегать, пошалить.

- Ну что, серенький, браться нам за это дело, или нет?спросил я? Борька упал на спину и, обхватив розовыми лапками мой палец, стал покусывать его, словно призывая - поиграй со мной.

- Нет, малыш,- сказал я.- Ты уж извини, но мне надо бы вникнуть в суть дела. А для этого следует просмотреть дискету, которую дал Гена. Я посижу за компьютером, а ты пока побегай по комнате. Извини, но Крыстина опасается, что ты ужасный бабник, как и я, поэтому, пока не хочет приезжать к нам, и к себе не приглашает. Я сел за компьютер, но Борька не мог долго бегать по комнате сам по себе. Вскоре он забрался по моим тренировочным брюкам на колени, а потом и на стол, и даже нажал несколько клавиш на клавиатуре, сбил программу. После этого я посадил его в клетку. Конечно, малышу хотелось погулять, но у меня времени не было присматривать за ним. А оставлять без присмотра... Мои джинсы на спинке кресла висят.

Ближе к полуночи я сумел составить полную картину того, что случилось на "Люкс-радио", собственно, с нее-то и начал свой рассказ. Но чем больше я думал об этом деле, таком успешном для следователей и их начальников (еще бы - раскрыли почти что "громкое убийство" по горячим следам, много ли таких успехов у них?), тем больше вопросов у меня возникало. Во-первых, Люсин. Он, понятное дело, заинтересован был в том, чтобы убрать своего благодетеля из отдела. Но мог ли он напрямую накеросинить босса, зная, что Хованцева уважают на радиостанции? Глупый ход, а Люсин, судя по всему, был далеко не дурак. Скорее всего, он делал это исподволь, и однажды босс не выдержал. Но что интересно - в тот день Люсин не заходил к Суетову. Почему же главный осерчал именно в тот день? Может, еще кто-то "капал" на Хованцева? Во-вторых, Решетина. Вздумалось ей поддержать, утешить коллегу, который прилюдно обещал убить заведующего отделом. Но ведь знала, кто такой Люсин, и на что он способен, и - решилась поддержать Хованцева? Никто не решился, а она - пожалуйста. Такая смелая, такая незаменимая? И самое главное, очень вовремя опрокинула фужер с "Кровавой Мэри", именно тогда, когда Хованцев собрался ехать домой. Когда следы останутся на асфальте, а они ведь были главной уликой. Свидетели показывают, что Хованцев излишне резко махнул рукой и выбил фужер из рук Решетиной, но ведь она могла специально подставить его под руку Хованцева. А зачем? И самое главное Хованцев кричал, что убьет Люсина, но не собирался его убивать. Мог это сделать по пьяне, из-за временного помутнения рассудка, но ведь он, спустившись с третьего этажа в кафе, больше не поднимался в свой кабинет. Значит, ножницы взял еще до того, как напился. Кричал, что убьет, и взял ножницы, чтобы убить - это верх глупости. На них же отпечатки его пальцев! Если не он взял со стола ножницы, то кто? Да и где вы видели человека, в общем-то нормального, который кричит убью-убью, а потом, действительно, убивает? Кто хочет убить - не кричит об этом на всю Ивановскую. И само убийство... Если человек пьян в стельку, разве мог он так уверенно и точно вогнать ножницы в грудь Люсину, точно в сердце? А тот даже не пикнул. Ни криков о помощи, ни ругани никто не слышал. Допустим, Люсин не принимал всерьез угрозы убить его, но то, что Хованцев попытается набить ему морду при встрече, мог бы предположить. И увидев его на стоянке машин, мог бы насторожиться? Ни хрена подобного! А с другой стороны - какого черта Хованцев топтался возле своей машины? И каким образом оказалась на его подошвах кровь убитого Люсина? На все эти вопросы должен будет ответить суд. Полковнику Алентьеву нужно было нанять хорошего адвоката, и все дела. Но адвокат дорого стоит, а Корнилов будет пахать бесплатно, потому что не хочет подставлять друга Басинского, и не хочет лишиться лицензии или подвергнуться обыску с выемкой таких вещичек, о которых он и не подозревает... Черт бы побрал этого полковника! Но отступать было некуда. Как говорится, взялся за хвост, тащи бегемота. Из болота.

- Борька,- сказал я своему крысу.- Мы начинаем расследование сложного дела. Ты готов? Мой малыш забрался под самый потолок своей клетки и старательно грыз железные прутья, которые не мог перегрызть. А зачем это делал, я понимал. Таким образом Борька говорил мне: выпусти из клетки, хочу побегать. Как и всякое умное существо, он не любил сидеть в клетке. Я выпустил его.

- Погуляй пока,- сказал я.- Почищу зубы, умоюсь, а потом пойдешь спать. Я тоже лягу, завтра предстоит нелегкий день. Борька вприпрыжку помчался за мной, наверное, тоже хотел почистить зубы. Но я прикрыл дверь, предупредив его, что могу прищемить розовый кончик его носа.

2

Утром я первым делом наполнил персональную миску серого малыша кусочками огурца, вчерашних ананасов, хлеба и яблок, и налил ему воды. Мы в ответе за тех, кого приручили, прав был Сент-Экзюпери. Они ведь, наши младшие братья, не скажут, хочу того, хочу этого, надо самим угадывать их желания. Что я и делал с утра. Правда, то, чего больше всего хотел Борька, я не смог ему дать. Он хотел погулять, а у меня времени на это не было. Я привел себя в порядок, а потом позвонил Сырнику и велел немедленно ехать ко мне. Сырника вы легко можете представить себе - здоровый светловолосый парень тридцати лет с мрачным взглядом серых глаз. Бывший ОМОНовец, которого уволили за то, что застрелил двух южан, содержателей притона с малолетними проститутками. Судить не стали, все понимали, что он был прав, но уволили от греха подальше. Прекрасный семьянин, отец двух дочерей. Жена у него отнюдь не Шарон Стоун, но почему-то хочет жить не хуже кинозвезды, наверное поэтому серые глаза Сырника смотрят на мир так мрачно. И от того, что я хотел сообщить ему, они вряд ли станут смотреть веселее. Но что поделаешь, такова наша доля! Сырник приехал через час, и первым делом вознамерился пойти к Борьке и сказать ему, что он - крыс бесхвостый, и вообще - тупой грызун. Странно, Сырник все время хотел пообщаться с моим Борькой, но - для того, чтобы сказать ему то, что хотел, но не мог сказать жене. Я уже знал это, и избавил малыша от оскорблений.

- Перебьешься,- сказал я Сырнику.- Борька еще спит и вообще, не намерен общаться с тобой. Давай на кухню.

- Тебе, Корнилов, крыс дороже людей,- мрачно сказал Сырник.- Тоже мне, субьект... федерации! Я понял, что жена Сырника достала его какими-то очередными просьбами. Может, хотела на Гавайи слетать, а может - пальто от "Живанши" потребовала. То ли он скажет, когда узнает, что надо работать бесплатно! И я решил начать, как говорится, сначала.

- Олег, я ведь не хотел брать деньги у Наташи, ты настоял на этом.

- Ни хрена себе! Нас чуть не замочили, чуть не посадили, и после этого отказываться от двадцати тысяч баксов? Да ей эти бабки - все равно, что тебе рубль в метро отдать жертве геноцида в Бурунди!- возмутился Сырник.- А я, к тому же, работы лишился. Как-никак, пятьсот баксов в месяц обещали. Короче, если бы ты отказался - убил бы гада.

- Не сомневаюсь,- сказал я.- Но теперь, когда дела у нас идут хорошо, и есть прибыль, возникли проблемы.

- Кто их возникает?- спросил Сырник, сжимая кулаки. "Знал бы, с какой просьбой придет Гена, пригласил бы и Сырника,- подумал я.- Вот интересно было бы посмотреть на их разговор!"

- Ты не дергайся, они имеют на это право,- сказал я, и объяснил, чем нам предстоит заниматься в ближайшее время.

- Да они оборзели совсем!- заревел Сырник.- На хрен мне это нужно, пахать на чужого дядю бесплатно! У меня семья, две дочки! Я более обстоятельно и более убедительно объяснил Сырнику, что работать надо не за бесплатно, а за то, чтобы впредь иметь возможность заниматься своим делом на более высоком уровне - с поддержкой и информацией из самых компетентных источников. Он долго кряхтел, сосредоточенно чесал затылок, а потом процедил сквозь зубы:

- Вот козлы, а, вот козлы! Ты хоть обговорим с ними условия? Ну, что за ними должок?

- Гена не торговался, когда нам нужна была помощь. Просто помог и все. Мы сидели на кухне, но мне показалось, что даже Борька в своей клетке в комнате слышал, как Сырник скреб толстыми пальцами затылок, разглядывая при этом свои башмаки. Потом поднял голову, махнул рукой.

- Ладно, хрен с ними. Будем надеяться, что не забудут про услугу. С чего начнем?

- Прежде всего, введу тебя в курс дела,- сказал я.- А потом поедешь к жене Хованцева и выяснишь все, что нужно выяснить. Круг знакомства вне службы, увлечения, деловые связи, может, угрозы были. А я поеду на радиостанцию, поговорю с людьми. Вечером, в семь, жду тебя здесь. Сверим показания.

- Крысу своему что скажешь?- мрачно поинтересовался Сырник.- Уехал на задание? Жаль, что не поговорил с ним, сказал бы, какой он дармоед бесполезный.

- Не оскорбляй моего друга,- сказал я.- Если бы ты был таким другом, как Борька, я бы и тебя кормил и поил.

- И держал бы в клетке?- хмыкнул Сырник.

- Ну почему же... Иногда бы выпускал погулять по квартире,- объяснил я.

Офис "Люкс-радио" располагался в солидном купеческом особняке. Трехэтажный дом, просторный двор, окруженный забором с кирпичными столбами и кованой оградой, массивные ворота. Когда я подъехал к ним, из будки вышел самый настоящий охранник. То есть, здоровый и одетый в камуфляж, мог бы запросто лежать в засаде под деревьями во дворе или на улице. А в смысле профессиональной деятельности он оказался обыкновенным швейцаром. Я сказал, что приехал к Вячеславу Андреевичу Суетову, и он гостеприимно распахнул ворота - проезжай, дорогой. Если бы я дал ему червонец, думаю, не отказался б.

- Ты всем веришь на слово?- спросил я.

- Мое дело маленькое, пропускать машины,- сказал он.

- А если я наврал?

- Ври дальше, может и попадешь к Суетову.

- Поэтому у вас убивают журналистов?

- Чекист, что ли?- охранник внимательно посмотрел на меня и, похоже, понял, с кем имеет дело. До того, как стать швейцаром, он носил погоны, в этом я не сомневался.- Так тогда чужих почти и не было. Свои поцапались, вот и случилось недоразумение. Я следакам уже все рассказал, хоть и не дежурил в тот вечер. "Коллега Сырника,- подумал я,- бывший ОМОНовец".

- А кто дежурил, твой напарник? Он не делился своими соображениями?

- А ты его и поспрашивай, чего ко мне вяжешься? Ну так как, едешь, или нет?

- Поеду. Спасибо за информацию,- сказал я. В овальном дворе, посередине, стояла гипсовая статуя античного божества, вокруг нее была разбита клумба, обложенная половинками кирпичей. Летом на ней был, наверное, цветник, а теперь только пожухлая трава. Между клумбой и забором двумя полукругами стояли машины сотрудников радиостанции и, похоже, стояли, согласно штатной иерархии - ближе к дверям особняка солидные иномарки, ближе к улице

- все больше "Жигули" и "Москвичи". Впрочем, я знал, что сотрудники отдела информации ставили машины рядом в середине правого полукруга: "семерка" Люсина, "восьмерка" Решетиной и "Ауди" Хованцева. И теперь понял - не по ранжиру, машина Люсина - ближе всех к улице. Видимо, став зав. отделом, он не решился усугублять обиду Хованцева, заняв его место на стоянке. Но это мелочи, пока что ничего не значащие. Я заранее договорился с главным редактором о встрече, поэтому с охранником у входа, таким же пятнистым, как и его коллега в будке у ворот, особых проблем не возникло. Я показал ему свое удостоверение, он сверил фамилию со своими записями в журнале, одобрительно кивнул и сказал, как пройти к кабинету Суетова на втором этаже. Я тоже кивнул, поблагодарил парня и пошел к широкой мраморной лестнице. Наверное, до революции в этом особняке жил какой-то граф или солидный купец, который в Парижских ресторанах бил венецианские зеркала от скуки, а в Москве построил дом с мраморной лестницей. Потом пришли большевики и сказали: а ну пошел на хрен отсюда, экспроприатор! И купец,или граф, пошел. Большевики попользовались домом, а потом пришли демократы и сказали: новой радиостанции (3765-й в России) негде разместиться, а ну, пошли на хрен отсюда! И большевики пошли. Так и стал господин Суетов хозяином роскошного особняка. Может, и не полноправным хозяином, но кто ж его здесь ослушается? В "предбаннике" его кабинета мое внимание привлекла, конечно же, не стандартная офисная мебель, а секретарша. Она оказалась вовсе не блондинкой, а очень даже симпатичной шатенкой лет двадцати с озорными карими глазами. Это я вчера от перенапряжения представил ее блондинкой, забыл совсем, что она ведь - Жанна. Может, где-то и есть блондинки Жанны, но мне пока что не попадались.

- Привет,- сказал я.- До сих пор не могу себе простить, что представлял вас блондинкой. Теперь только понял, что блондинок по имени Жанна не бывает. А вы как думаете?

- Да сколько угодно,- сказала Жанна.- Извините, не знаю, как вас зовут...

- Андрей, просто Андрей.

- Извините Андрей, Вячеслав Андреевич говорит по телефону, пожалуйста, подождите,- сказала Жанна.- Хотите чаю, или кофе? Ну да, конечно. Хозяин такого особняка, новый большевик-демократ не станет сразу принимать какого-то частного сыщика, которого наняла жена почти уволенного за профнепригодность сотрудника, к тому же и убийцы. Он просто обязан помариновать сыщика в приемной, якобы общаясь с диллерами, киллерами и хрен знает, с кем, а скорее всего, шлифуя свои ногти алмазной пилочкой. Не впервой сталкиваюсь с таким "гостеприимством", привык уже.

- Хочу вас,- с улыбкой сказал я. Выдержал паузу, глядя в округлившиеся глаза девушки, и добавил.- Пригласить на дружеский ужин. Имею честь предложить виски, джин и ликер "Бейлиз", приятную беседу и полную безопасность.

Жанна не успела возмутиться, а потом это желание пропало. Она внимательно посмотрела на меня и сказала:

- Первый раз вижу такого бесцеремонного автора. Вы пишете модные романы, да? Хотите, чтобы их читали с продолжением? До середины будущего года не получится. Не зря говорят, что нахальство - второе счастье. Вот меня уже приняли за модного писателя. Ну уж нет, дорогая Жанна, я все-таки останусь самим собой, дабы не разочаровывать тебя в будущем, если оно, конечно, наступит.

- Я не автор, а частный детектив,- признался я, понимая, что шансы на встречу падают. Но у меня в запасе был коронный номер.- Скажите, Жанна, а Вячеслав Андреевич, действительно, устроил "разгон" Хованцеву в тот день?

- А-а...- разочарованно протянула девушка.- Ничего не скажу, спрашивайте у начальства. Я ненароком распахнул куртку, чтобы она увидела подплечную кобуру с моим "ИЖ-71-м", это и был мой коронный номер. Оружие воодушевляет симпатичных девушек.

- Разумеется, спрошу. Но ведь все знают, что Хованцев подвергся обструкции, ему предложили поискать новое место работы. Ведь так?

- Ой, а он у вас настоящий? Ну, в смысле - пистолет?- тут же отреагировала девушка.

- Вы полагаете, что я ношу игрушечный специально для того, чтобы соблазнять симпатичных девушек?- строго спросил я. Хотя на самом деле именно для этого и прихватил пистолет. Опасался, что бдительная охрана может изъять его на время визита, такое уже бывало, но - пронесло.

- А можно подержать его? Ну пожалуйста, Андрей, только на минутку, а?попросила Жанна. Глаза ее заблестели. Ничего удивительного в этом не было. По телевизору только и видишь, как люди стреляют друг в друга из пистолетов, и девушке-секретарше конечно захотелось подержать в руках игрушку, которую много раз видела. Тем более, ее обладатель уже пригласил на ужин, чего ж ни попросить?



- Да пожалуйста,- великодушно сказал я, вытащил пистолет и протянул Жанне. Она взяла ненадежное оружие сыщика ("ИЖ-71" это даже не "ПСМ") долго разглядывала, а потом, держа пистолет двумя руками, прицелилась в стенку за моей спиной. Ну прямо-таки Никита, только шатенка.

- Осторожнее,- сказал я.- Это боевое оружие. Стрелять без надобности не разрешается.

- Я не нажимаю на курок, я понимаю,- бодро ответила Жанна и направила ствол в сторону двери кабинета, обитой черным кожзаменителем. В это время дверь распахнулась, видимо, начальник решил, что выдержал нужную паузу и можно принять незваного гостя. Увидев дуло пистолета, направленного ему в грудь, Суетов заморгал ресницами, разинул рот и довольно-таки громко пукнул. Наверное, Жанна решила, что выстрелила и убила своего босса. Она испуганно вскрикнула, выронила оружие. Мой "ИЖ-71-й" с грохотом упал на блестящий паркет. Был бы заряжен, мог бы и выстрелить, но я с заряженным оружием к секретаршам не хожу. Я поднял пистолет, сунул его в кобуру и сказал оторопевшему начальнику:

- Извините, Вячеслав Андреевич, мы тут с Жанной обсуждали, какой вид оружия наиболее приемлим для девушек, чтобы защищаться от хулиганов. Я рекомендовал... в общем, это моя вина, Жанна просто хотела понять, сможет ли держать в руках оружие. Пистолет не заряжен.

- Простите, Вячеслав Андреевич, я не хотела...- пробормотала девушка, все еще не веря, что это не пистолет выстрелил.

- Я тоже не хотел,- пришел в себя Суетов.- Проходите, Корнилов. А ты, Жанна, чтобы никогда больше!..

- Я никогда!..- тотчас же заверила его Жанна, прижимая ладони к своей очень даже привлекательной груди. В просторном кабинете, где царствовал громадный письменный стол, с пультами и клавиатурами, а "свиту" составляли кожаные диваны и кресла, я понял, что ошибался насчет внешности главного редактора. Он был грузным, солидным человеком лет пятидесяти пяти, в очках с тонкой, видимо, золотой оправой. Совершенно безбородый, и аккуратно подстриженный, впрочем, стричь там особо нечего было. Ну что ж, значит, есть и такие главные редакторы. Я мог бы понять это чуть раньше, в "предбаннике", но пистолет помешал. Суетов сел в свое кресло, махнул рукой в сторону кресла сбоку.

- Присаживайтесь, господин сыщик. Я принял вас только потому, что уважаю своих сотрудников, даже тех, кого давно пора было уволить. Я имею в виду Хованцева. Я присел в кресло, внимательно посмотрел на загорелое лицо с блестящими черными глазками, и сказал:

- Вы замечательно выглядите, Вячеслав Андреевич. Наверное, хорошо отдохнули летом?

- Спасибо, вы тоже, Андрей... простите, как по батюшке?

- Неважно, просто Андрей.

- Хорошо, Андрей. Итак, вы занимаетесь расследованием убийства нашего сотрудника Юрия Люсина. Мы демократическая организация, и готовы содействовать всяческому установлению истины. Хотя... в данном случае, мне кажется, все ясно.

- Кому ясно, а кому и нет. Скажите, Вячеслав Андреевич, почему вы устроили разгон Хованцеву именно в тот день? Какие были причины для столь серьезного разговора?

- Вполне объективные. Хованцев не раз выглядел в прямом эфире как... извините меня, обалдуй. До поры до времени я терпел, то всякому терпению есть предел.

- Вы предупреждали его? Делали замечания?

- Нет, у нас это не принято. Я вот что скажу вам, Андрей. Конечно, жаль супругу Хованцева, детей, но я чувствовал, что у нас с ним будут большие проблемы. Слишком амбициозный сотрудник при чрезвычайно низком рейтинге, понимаете? Я не понимал.

- Еще раз извините, Вячеслав Андреевич, но если вы не сделали ни одного замечания Хованцеву, как он мог понять, что работает... не совсем так, как нужно?

- Рейтинг! Отношение рекламодателей.

- Вы можете показать мне этот рейтинг и назвать фамилии тех, кто оценивал работу Хованцева?

- Это сугубо внутренние дела, господин Корнилов.- Еще вопросы есть?

- Да. Эти сугубо внутренние дела не фигурируют в деле, а они весьма существенны. Похоже, вас просто не спрашивали об этом, а вы не отвечали. Но рано или поздно - придется.

- У вас чересчур большие познания, господин сыщик,- холодно сказал Суетов. Я понял, что пора и мне показать зубки. Чтоб не думал, что общается с лохом.

- Разумеется, господин редактор,- жестко сказал я.- Таких дел на моем счету не один десяток, и можете не сомневаться, я всегда доводил их до логического финала. Он уже пожалел о том, что назначил мне встречу, однако, хотел отделаться малой кровью.

- Андрей, что вы хотите? В конце-концов, я определяю политику радиостанции, я могу увольнять тех, кто меня не устраивает, имею, как говорится, право. Хованцев меня не устраивал, как сотрудник, и я решил его уволить. Сказать по правде, дело тут даже не в рейтинге, который, повторяю, был чрезвычайно низок, а в том, что работа отдела информации была под угрозой. Хованцев и Люсин не могли работать вместе, я это понимал, и не только я, вся редакция знала. Надо было выбирать, и я выбрал.

- В результате вашего выбора Люсин убит, а Хованцев ожидает приговора,- напомнил я.

- Не смейте инкриминировать мне!..- закричал Суетов.- Хованцев неуправляемый тип, к тому же, был пьян, как свинья!

- Вы верите, что это он убил Люсина?

- Я верю официальному следствию, официальному заключению. Он был пьян, не соображал, что делал.

- Но в пьяном виде он не поднимался в свой кабинет за ножницами. Следовательно, положил их в карман, когда был трезвым. Положил с намерением вонзить их в грудь Люсину, несмотря на то, что ножницы опознают, и отпечатки пальцев идентифицируют. Он был таким дураком, что мог решиться на это безрассудство, будучи, повторяю, еще совершенно трезвым? Суетов судорожно облизнул пересохшие губы. Он явно не знал, что сказать, и явно не хотел, чтобы Хованцева оправдали. Ведь сейчас все просто и ясно, можно выражать сожаления, можно даже выделить материальную помощь семье непутевого сотрудника. А если не он убил Люсина, тогда кто? Свой, чужой? Новые допросы, проверки, скомканная программа вещания, проблемы с рекламодателями... Кому это нужно?

- Ножницы могли быть у него в кармане постоянно,- нашелся наконец-то Суетов.- И он их использовал машинально, не отдавая себе отчета, так сказать.

- А зачем ножницы вашим сотрудникам?

- Ну как же... канцпринадлежности. Они набирают свои материалы на компьютере, получают распечатку. При необходимости могут быстро разрезать, склеить... Нормальная редакторская работа.

- И часто Хованцев занимался этим в кафе?

- Не знаю, я не следил за ним. Извините, ваше время вышло. У меня назначена встреча, извините.

- Еще минута, Вячеслав Андреевич. Люсин был заинтересован в устранении Хованцева?

- Наверное, отношения между ними в последнее время окончательно испортились. Но точно сказать не могу. Мне он ничего плохого о Хованцеве не говорил.

- Кто-то другой был заинтересован в этом?

- Не знаю. Решение принимал я сам.

- Спасибо, Вячеслав Андреевич. Не возражаете, если я поговорю с вашими сотрудниками?

- Пожалуйста, Андрей, пожалуйста. Всего вам доброго. Стандартная фраза, а сколько за ней загадок! Всего доброго мне, значит, всего недоброго ему, ибо, исходя из разговора, интересы наши немножко противоположны. Значит, врет. А с точки зрения Хованцева, сидящего в Бутырке, это вообще значит черт-те что. Ибо он не знает меня, не верит в меня, и Суетова не считает злодеем, не желает ему зла. Да, уволил, но не посадил. А я не очень-то верил, что Хованцев невиновен, всякое повидал на своем веку. Оказавшись снова в "предбаннике" я понял, что просто обязан познакомиться ближе с секретаршей Жанной. Не зря же мой друг Гена Басинский считал меня бабником. По-моему, он просто завидовал мне. Жанна смотрела на меня широко раскрытыми карими глазами, и, похоже, была удивлена, что Суетов, после всего случившегося, выпустил меня из кабинета живым.

- Нормальный мужик, правда, слишком закомплексованный,сказал я.- Надо поговорить с сотрудниками, где у вас тут отдел информации, на третьем этаже? Она молча кивнула. Подобные громкие высказывания о дорогом боссе не способствовали ее разговорчивости.

- А мое предложение остается в силе.

- Спасибо, Андрей, вы меня здорово выручили,- сказала наконец Жанна.Я уж думала, после всего этого - меня точно уволят. Но теперь...

- Можете не сомневаться, я попросил Вячеслава Андреевича не обижать вас. Так что скажете насчет моего предложения? Она могла сказать что угодно. Спасибо, у меня есть муж, спасибо, мой парень... Спасибо, не хочу. Но сказала почему-то именно то, что я ожидал.

- Спасибо, предложение интересное, я подумаю.

- Значит, договорились,- решительно сказал я.- Вот моя визитка, тут телефон и адрес, но я вас буду ждать у входа на "Таганскую-кольцевую" ровно в восемь. Она взяла карточку, повертела в руках и спросила:

- А почему в восемь? Не объяснять же, что в семь ко мне приедет Сырник!

- Потому что, до этого времени я буду занят.

- Ну, я не знаю...- сказала она. Я улыбнулся и вышел. Это был лучший способ убедить девушку в том, что ей просто необходимо встретиться со мной. Ну хотя бы для того, чтобы еще раз подержать в руках пистолет. Из разговора с Суетовым я понял одно - никому тут не нужно оправдание Хованцева. Дело ясное, дело трагическое, дело решенное, оно уже сполна отрабатывалось на радиостанции. А ну, как все повернется по-другому, это же лишние проблемы! Ничего нового, интересного я для себя не выяснил. Правда, чуть сильнее стало желание оправдать Хованцева, если все против него, должен же быть кто-то - за? Но как именно это сделать, я еще не понимал. Может, разговор с Ритой Решетиной подскажет? Я надеялся на это, поднимаясь на третий этаж.

Маргарита Решетина (ударение на втором слоге) оказалась невысокой, стройной блондинкой, впрочем, крашенной. Короткая стрижка, минимум косметики на лице, отсутствие лака на коротких ногтях, строгий серый костюм. Лет ей было около тридцати. Незамужняя, эмансипированная бизнес-леди. Когда я вежливо постучал в дверь и вошел в кабинет и.о. зав. отделом информации, с твердым намерением очаровать еще одну даму (аппетит, как известно, приходит во время еды), ее серые глаза посмотрели на меня весьма неприязненно и снова опустились к стопке бумаги на столе.

- Что вам угодно?- спросила Решетина, не поднимая головы. Ну что ж, и такое могло быть. Если босс не дурак, быстренько сообразил, куда я пойду, быстренько позвонил и предупредил, чтобы лишнего не болтала. Поскольку боссов у нас очень сильно уважают, ибо от них зависит зарплата и уровень жизни, она решила не просто выполнить, но и перевыполнить его пожелание, то есть, вообще не хотела со мной говорить. Но я не оставлял надежд очаровать и эту даму.

- Сударь,- сказал я.

- Что? Она вскинула голову, на этот раз долго смотрела на меня, даже слегка прищурилась, дабы не упустить чего-то важного в моей персоне.

- Когда говорят "чего вам угодно", добавляют "сударь", так принято,пояснил я.- А когда не добавляют, говорят проще: чё те надо тута?

- Вы за этим пришли сюда? Вообще-то я пришел, чтобы кое о чем порасспрашивать даму, а приходилось самому отвечать на вопросы, и мне это уже не совсем нравилось. И желание очаровывать ее как-то само собой исчезло. Я подошел к столу, сел на стул, закинул ногу на ногу и сказал:

- Я частный детектив Андрей Корнилов, можно просто Андрей. По просьбе супруги Вадима Хованцева занимаюсь расследованием убийства господина Люсина. Поскольку Хованцев считал и считает вас другом, надеюсь, вы поможете мне.

- Мне очень жаль, но совершенно нет времени, приходится работать за троих. К тому же, я все уже рассказала следователю,- она попыталась улыбнуться, но лучше б не делала этого.

- К тому же вы имели к этому происшествию некоторое отношение,напомнил я.- И к тому же ваш уважаемый босс Вячеслав Андреевич позволил мне оторвать вас от дел минут на двадцать. Будьте добры, уделите их мне. Решетина тяжело вздохнула и нехотя кивнула.

- Хованцев часто работал со своими материалами в кафе, за рюмкой водки?

- Работал?- искренне удивилась дама.- Никогда. Зачем, если у него свой кабинет имелся, а в кафе шум, гам. Разве там можно работать? Тут же удивление в ее глазах сменилось настороженностью. Она не понимала, почему я об этом спрашиваю, не знала, можно ли отвечать на этот вопрос (по мнению босса) или нет. А его же не спросишь!

- Спасибо, Маргарита. Значит, он не имел привычки, спускаясь в кафе, брать с собой ножницы?

- Нет. Зачем... Ножницы? Вы хотите сказать...

- И он не выходил из кафе, не поднимался к себе за ножницами, так?

- Ну... я не сразу к нему присоединилась. Может, раньше и выходил, не знаю.

- "Раньше" меня не интересует, потому что раньше Хованцев был вполне вменяем, как и весь день до вечера. Ведь он напился уже при вас, верно?

- Да, он много пил, очень переживал, грозился... Честно говоря, я никогда его таким не видела, даже страшно было.

- Но ведь ножницы он взял тогда, когда еще был вполне трезв, отдавал отчет своим действиям. Взял, чтобы убить Люсина, как и обещал. Знал, что многие подтвердят его угрозы в адрес Люсина, что ножницы опознают, его непременно посадят, дети останутся без отца, а жена без мужа, и все же взял. Вы верите в это?

- Нет. То есть... вы совсем запутали меня. Я не знаю, когда он взял ножницы и зачем. Не знаю!

- Ну так представьте, мог ли он сделать это до кафе, если потом не мог!- заорал я.- И скажите мне, откуда вообще взялись эти ножницы, если их, судя по всему, не было у Хованцева! А может, вы верите, что кто-то вложил ему в руку ножницы по дороге от кафе к машине? Надоела ее фальшивая растерянность. Или она очень хотела угодить боссу (что вполне естественно, ведь он мог назначить ее зав. отделом, а мог и не назначить), но не знала, как; или не хотела говорить все, что знала. А почему не хотела?

- Не смейте кричать на меня!- взвизгнула Решетина. Разволновалась. В такой ситуации необходима смена ритма, и я сказал негромко, почти ласково:

- Маргарита, вы решили помочь Хованцеву в тот черный день, я хочу помочь ему теперь, когда дела его намного хуже. Ну зачем нам спорить, обижаться друг на друга? Неужто вы верите, что Хованцев убийца?

- Не знаю. В том состоянии он мог сделать все, что угодно. Он был невменяем.

- И выбил бокал у вас из рук?

- Да. Махал руками, кричал, вообще, еле стоял на ногах.

- А потом дождался Люсина и вполне профессионально вонзил ему ножницы точно в сердце. Я не из детского сада пришел в частные сыщики, Маргарита, и скажу вам точно - такого не бывает. Если человек пьян - он пьян, выстрелить может, попасть случайно даже в сердце - да. Но вонзить нож, а тем более, ножницы точно в цель, если еле стоит на ногах и с трудом соображает, где находиться - нет. Но если бы и мог, допустим, Люсин-то был трезв! Видел перед собой совершенно пьяного человека, который грозился убить, и - что? Молча подставил грудь и ждал, когда Хованцев ударит его?

- Не знаю... Я даже хотела отвезти Вадима домой на своей машине...

- Я знаком с материалами дела. Она еще больше растерялась, развела руками.

- Если вы все знаете... Юра, Люсин, должен был вернуться в офис, и я пошла наверх искать его. Я хотела, чтобы он поговорил с Вячеславом Андреевичем, помог Вадиму. Но не нашла. Поехала домой. Вадим к тому времени уже уехал. А это интересная деталь. Ее машина стояла между машинами Хованцева и Люсина. Если Хованцев уже уехал, как она могла не заметить труп Люсина, лежащий рядом с машиной Хованцева и, значит, рядом с ее машиной? Об этом я и спросил перепуганную даму.

- Я уже все объяснила следователю. Днем я была на пресс-конференции Явлинского, а когда вернулась, на моем месте стояла машина Марины. Я свою поставила почти у ворот. с другой стороны. Потом села в нее и поехала домой. Обследовать место, где стояла машина Хованцева, там темно, я не собиралась.

- Марина - это кто?

- Жена Вячеслава Андреевича.

- И часто она приезжает к нему на службу?

- Иногда приезжает. А что? Скоро я выяснил, что жена Суетова приехала где-то в половине третьего, поставила машину между машинами Люсина и Хованцева и, конечно же, направилась к своему мужу. Следовательно, она говорила с Суетовым незадолго до того, как главный редактор вызвал Хованцева и устроил ему разгон. Причина его - Марина? А ей зачем это нужно? И вообще, зачем она приезжала? Маргарита Решетина не могла ответить на эти вопросы. Даже если знала ответы - не могла. Семейная жизнь босса - табу для подчиненных. Я положил на стол перед ней свою визитную карточку.

- Вспомните что-нибудь интересное, звоните, не стесняйтесь, даже в четыре утра. Всего вам доброго, Рита. Она испуганно дернулась назад, словно я положил на стол не визитную карточку, а ядовитого паука. Я всем своим видом выразил глубокое сочувствие по поводу сложной ситуации, в которой оказалась дама, и ушел, оставив ее в тяжелых раздумьях: навредила она боссу своими ответами, или нет. Побеседовал с другими сотрудниками радиостанции, они все жалели Хованцева и не слишком лестно отзывались о покойном Люсине, но - в общих словах. Ничего конкретного, ничего интересного для меня. Народ тут вообще был не очень-то разговорчивый, наверное, хорошо платили, и люди дорожили своей работой. Кафе было закрыто. Я побывал на стоянке машин, где был обнаружен труп Люсина. Машины стояли так тесно, что ни черта не видно было между ними. Но кое-что я все же узнал. Марина! И как-то забылось, что заниматься этим делом меня вынудил полковник Алентьев. Выезжая из барского двора, я спросил охранника:

- Слушай, начальник, тот, кто дежурил, когда убили Люсина, завтра будет работать, или послезавтра? Какой у вас тут график?

- Простой, через день работаем,- нехотя ответил он.

- Домашний адрес не знаешь?

- Нет.

- И на том спасибо. Я понял, что вернусь сюда завтра, и поехал домой. Пообедать и покормить Борьку. А потом надо было кое-что сделать по делу о неверности состоятельного супруга. Мы же с Сырником организация коммерческая, и должны выполнять свои обязательства, даже если на голову свалился полковник Алентьев собственной персоной.

3

Вечером я сидел дома и с нетерпением ждал Сырника. Не хотелось, чтобы он опаздывал, ведь мне надо было еще съездить к "Таганской" и встретить Жанну, если она, конечно, решится на свидание. А если не решится, я перехвачу ее завтра вечером, на выходе из барской усадьбы. И не только потому, что она была симпатичной девушкой, с которой приятно провести свободный вечер. Жанна

- секретарша, и знает о тайнах радиомадридского двора больше, чем, кто либо из сотрудников. И много чего интересного может рассказать. Например, о жене Суетова Марине. Борьку я выпустил погулять, и когда раздался звонок в дверь, он сидел у меня на плече и что-то шептал на ухо. Я не понимал крысиный язык, но слушал внимательно, а потом пошел открывать дверь. Сырник вошел в квартиру, посмотрел на Борьку на моем плече, и мрачно сказал:

- А-а, тунеядец бесполезный, грызун несчастный, сидишь на шее и радуешься? Борька тут же повернулся спиной к моему невежливому соратнику, и теперь его длинный хвост свисал мне на грудь, как серый аксельбант. Честно говоря, я порадовался за малыша, он правильно отреагировал на оскорбительную тираду Сырника. Я давно уже не удивлялся интеллекту моего серенького друга, ибо понял - он есть. Ну представьте себе, как преодолевают препятствия наши самые близкие "братья меньшие" собаки и кошки - они перепрыгивают, перелезают, карабкаются. А что сделал крысенок Борька, когда я выстроил книжную баррикаду между стеной и гардеробом? Он забегал туда и с упоением драл обои, пользуясь тем, что я не видел его. Я забаррикадировал это пространство книгами. Борька побегал вокруг книжной баррикады, не стал пытаться ее перепрыгивать, а полез на штору, которая была наполовину с этой стороны книжной баррикады, наполовину с той. Я снял его со шторы, залезать-то легко, а спускаться труднее, и непонятно было, чего это он туда полез. Но Борька парень настырный, опять стал карабкаться на штору. Я смотрел на него и думал: ну-ну, интересно, что дальше-то делать будешь! Он поднялся над баррикадой на этой стороне и, перебирая розовыми лапками, стал двигаться горизонтально, пока ни очутился на той стороне, и стал спускаться. Я, конечно, не дал ему спуститься, но с тех пор еще больше зауважал крысенка. Это ж надо до такого додуматься! Ни кошка, ни собака не смогли бы! И теперь, когда Борька повернулся задом к Сырнику, я ничуть не удивился этому.

- Что, получил?- спросил я Сырника.- Скажи спасибо, что он разговаривать не умеет, а то сказал бы тебе такое!..

- Нахал!- возмутился Сырник.- Эй ты, крыс несчастный, чего отворачиваешься, когда с тобой разговаривают? Но Борька никак не отреагировал на это. Он по-прежнему не хотел смотреть на Сырника.

- Кончай орать, Олег, иди на кухню, у меня времени мало,сказал я и пошел в комнату, чтобы посадить Борьку в клетку.

- Какой-то прямо-таки невероятный крыс,- озадаченно пробормотал Сырник.- Уж больно грамотный, скотина!

- Сам ты скотина,- от имени Борьки сказал я. На кухне Сырник сам нашел в холодильнике бутылку водки, налил себе в чайную чашку и успел выпить, когда я присоединился к нему. Сырник наполнил свою чашку еще раз, плеснул и в другую, предназначавшуюся для меня.

- Рассказывай,- сказал я.

- Ничего существенного. Жена у Хованцева - классная женщина, умница и вообще, красавица. И ждет его, и считает, что он невиновен. Дети ждут папу домой, скучают без него, он с ними постоянно возился. гулял, и вообще... Увлечения - особых нет. Семья, дети, для него были самым главным, как я понял. И он для них был самым главным, везет же...

- Дуракам?

- Да ладно тебе, Корнилов! Короче, мое мнение такое - Хованцев не убивал. И надо помочь мужику, не потому, что козлы из ФСБ давят, а просто так. Врагов у мужика не было, бизнесом не занимался, карточных долгов не имел. Ринат Идрисов, бывший боксер, друг, сказал, что Хованцев вспыльчив, но быстро отходит. Надежный друг. Иван Киселев, Хасан Батраков

- тоже друзья. Убеждены, что Хованцев не мог кого-то убить. Я с ними встретился, поговорил. Но знаешь, дело не в этом. Короче, с такими отношениями в семье, с такими детьми, не может нормальный человек убить кого-то, даже если ему на... на голову. Я мысленно посочувствовал Сырнику. В его семье все было далеко не так.

- Тоже склоняюсь к такому мнению,- сказал я. И пересказал все, что узнал в офисе "Люкс-радио".

- Его подставили,- категорично заявил Сырник.- Кто-то все очень хитро устроил, падла!

- А кровь Люсина на кроссовках?- напомнил я.

- И кровь подставили!- сказал Сырник.

- А чего он топтался возле своей машины?

- Подставили!

- Кто, как и зачем?- спросил я.

- "Зачем"

- вот, что надо выяснить. Тогда станет ясно, кто, и как,- сказал Сырник. Иногда он рассуждал очень даже правильно.

- Ладно,- сказал я,- дуй домой, завтра скажу, что надо делать. Ты отлично отработал ситуацию. У меня сегодня встреча с девушкой.

- Корнилов, дело надо делать, а ты с бабами забавляешься!- с угрозой сказал Сырник.

- Баба, между прочим, секретарша Суетова, главного редактора "Люкс-радио",- сказал я.- Может многое прояснить в непринужденной обстановке. Но если хочешь, встречайся с ней сам.

- Секретарша - ключевой момент в любой фирме,- сказал Сырник.- Если так, давай, работай, а я поехал домой. Крысу твоему можно сказать напоследок пару слов? Он же просто оскорбил меня, повернулся ко мне хвостом!.

- Нельзя.

- Да пошел ты! Сырник вскочил с кухонной табуретки и двинулся в комнату. Я пошел следом.

- Ты наглый крыс, тупой и невоспитанный!- грозно сказал Сырник, склоняясь над клеткой. Борька спрятался в деревянном домике внутри клетки и никак не реагировал на Сырника.

- Он не тупой,- сказал я,- он умный парень.

- Пусть так, но я не позволю какому-то крысу поворачиваться ко мне хвостом!- проворчал Сырник.- Соображать надо, кто тут крыс, а кто человек! После этого он удалился, а я еще долго думал, кто тут крыс, а кто человек. Борька сидел у меня на плече и сосредоточенно тер лапками мордочку. Умывался. Ну еще бы, после всего, что было сказано в его адрес!

Свидания с Жанной я ждал так, как ни с одной девчонкой прежде. Потому что Жанна была не просто красивой девушкой, а еще и кладезем информации, в который я жаждал окунуться. В кладезь же окунаются, или как? Смотря какой кладезь, есть, в которые можно свалиться и утонуть, но я надеялся, что Жанна не из таких. По дороге к метро "Таганская" я изрядно потратился, дабы сделать былью все свои обещания. Купил бутылку джина "Гриналз", виски "Джим Бим", содовую и тоник "Швепс", и пузатую бутылку ликера "Бейлиз". А в качестве закусок купил в супермаркете всяких нарезок. Ну давай, Жанна, приходи к метро! Она запросто могла не прийти. Но пришла. В черных джинсах, красной курточке и белой вязаной шапочке она выглядела еще симпатичнее, чем на своем рабочем месте. Села в машину, смущенно улыбнулась и сказала:

- Сама не знаю, почему пришла... У вас есть "Бейлиз"?

- Во-первых, давай-ка, на "ты", раз уж мы встретились в нерабочей обстановке, а во-вторых, возьми с заднего сидения пакет, посмотри, все ли там есть, что тебе хочется, а если нет, скажи, мы исправим ситуацию. Жанна взяла пакет, заглянула в него, довольно улыбнулась и чмокнула меня в щеку. Хорошее начало.

- Ты боишься мышей?- спросил я Жанну, когда мы вошли в квартиру.

- Ужасно,- ответила она.

- А крыс?

- Тем более!

- Тогда иди на кухню и разбирайся с выпивкой и закуской. А в комнату заходить не рекомендую.

- Почему? Нет, ну скажи, почему?

- Там живет мой друг, крыс Борька, а ты его боишься. Не хочу тебя пугать.

- Ой-ёй! Он что, прямо по комнате бегает?

- Иногда, но сейчас отдыхает в своей клетке.

- Как интересно! Я хочу посмотреть на него.

- Ты же боишься крыс.

- Боюсь, но в клетке... Хочу посмотреть. Что вышло из этого хотения, понятно. Не было такой дамы, боящейся крыс, которую Борька не мог бы очаровать. И Жанна не стала исключением. Увидев, как малыш, выбравшись из клетки, вскарабкался мне на плечо, она захотела его погладить. Погладила, убедилась, что крыс не кусается, села рядом с клеткой и пригласила к себе на колени. Борька не стал отказываться, и на коленях посидел, и на груди, и на плечо вскарабкался, а потом прибежал ко мне, несмотря на то, что Жанна говорила:

- Черноглазик, иди ко мне, Ну иди, я же хочу тебя погладить! У тебя такая мягкая шубка! Борька сидел у меня на коленях (а я сидел рядом с Жанной) и не собирался принимать столь заманчивое предложение. Я бы с удовольствием заменил его, но меня Жанна еще не хотела погладить. Ничего, подожду, главное, знакомство состоялось. Я посадил малыша в клетку, и мы с Жанной пошли на кухню.

Было уже заполночь, когда я спросил Жанну:

- Останешься, или домой отвезти? Она сладко потянулась, лукаво посмотрела на меня большими карими глазами и сказала:

- Неохота вылезать из-под одеяла... На улице дождь, холодрыга... Бр-р-р-р!

- Значит, решено. Поедешь к своему Суетову от меня. Вернее, отвезу.

- Только родителям позвоню, чтоб не беспокоились.

- Не забудь сказать, что осталась ночевать у подруги.

- Нахал! А ну-ка, немедленно отвернись, я тебя стесняюсь.

- Тоже мне, проблема! Если ты стесняешься, то что делать всем остальным женщинам мира?

- Не забудь сказать, что я сто двадцать пятая девушка, которая слышала от тебя эту фразу,- съязвила Жанна.

- Ошибаешься,- возразил я,- всего лишь сто девятнадцатая. Жанна набросилась на меня, немножко поколотила (чтоб меня всю жизнь так колотили!), а потом я послушно отвернулся, а она облачилась в мой свитер и пошла к телефону. Минут пять она убеждала мать, что все нормально, не следует беспокоиться, завтра после работы приедет домой и все такое. Честно говоря, приятно было слышать этот разговор, коли мать разволновалась не на шутку, значит, дочь не так часто остается ночевать "у подруги". Борька вскарабкался под самый верх своей клетки и, держась передними лапками за вертикальные прутья, наблюдал за Жанной. Она положила трубку, склонилась над клеткой, пощекотала пальцем светло-серую грудку малыша, а потом сбросила свитер и прыгнула под одеяло. Я не успел отвернуться и не пожалел об этом.

- Холодно, холодно, холодно...- пробормотала Жанна, тесно прижимаясь ко мне. Я подумал, что в этом кладезе (конечно, не информации, а нечто более важного и прекрасного) можно и утонуть.

- Хочешь, скажу банальную фразу?- спросил я.

- Ну попробуй,- усмехнулась она.

- Ты обалденно красивая девчонка. Банальная фраза очень понравилась Жанне, она еще крепче прижалась ко мне. Я хотел выключить светильник, но Жанна, приподнявшись на локте, вдруг спросила:

- Андрюш, а как твое расследование убийства Люсина? Я думала ты об этом станешь меня расспрашивать, а ты все про Борьку, да про то, как в ФСБ работал. Что-то удалось узнать? Я специально не говорил о деле, ждал, когда она сама об этом спросит. Как говорится, проходили психологию общения. Но именно сейчас у меня были совсем другие намерения.

- Кое-что узнал. А как ты относилась к ним, я имею в виду Люсина и Хованцева?

- Да как и все. Понимаешь, Хованцев, хоть и бывший боксер, но симпатичный мужчина. Такой большой, добродушный, шумный, и... честный. Ну, не притворщик. О своих ляпах рассказывал так, что все, кто слышал, хохотали, как сумасшедшие, и он тоже. День рождения у него - так приглашает в кафе всех, что я, что босс, никаких различий: дорогие коллеги, после окончания рабочего дня прошу пожаловать... Ну знаешь, есть такие люди, которые как бы стесняются своей силы. Его все уважали. А Люсин был совсем другим. Как журналист, он, наверное, опытнее Вадима, но был обязан ему. И когда говорил об этом, я лично не верила. Такой, знаешь, себе на уме. Вроде, не хитрован, не подлец, а... непонятно, кто. Но с амбициями.

- Хованцева уважали, а Люсина сделали зав. отделом,- напомнил я.

- Ой, да все знают, почему так вышло. Марго сделала его завом, она же спала с ним. Все знают, ни никто в редакции даже не заикнулся об этом. А информация-то самая важная за сегодняшний, вернее, уже за минувший день!

- Она мне об этом не сказала,- пробормотал я.

- Дура она, что ли? Люсин с виду был симпатичным мужчиной, я бы даже сказала - красавчиком. Такой весь из себя холеный, холодный брюнетик. Немного похож на этого, который играл в "Твин Пиксе", забыла... Конечно, поначалу любезничал с Марго, он же никого не знал у нас, а она, ни будь дурой, и воспользовалась этим на всю катушку.

- И сделала его зав. отделом? Каким образом? Она что, имеет влияние на Суетова?

- Да нет! Марго - подруга Марины, жены босса. Я так думаю, Марина и уговорила Вячеслава Андреевича взять Марго в отдел информации. Он взял, но не очень доверял Марго. Знаешь, почему?

- Догадываюсь,- сказал я.- "Государево око" в редакции, если под государем подразумевать супругу босса.

- Именно. У самой-то Марго тогда не было шансов стать завом, вот она через Марину и пробила Люсина. Все были жутко удивлены этим решением. А босс чувствовал себя виноватым, уж я-то это видела. Какая наблюдательная девушка мне попалась! Да это не кладезь, это озеро информации! И какой информации!

- А ты уверена, что Люсин спал с Решетиной?

- А то нет! Бывало, понадобится боссу, ищешь ее - нет нигде. А потом смотришь - из ее кабинета выходит Люсин, весь растрепанный. А она сидит за столом и чистит перышки. Скажи Вячеславу Андреевичу, сейчас буду. Я работала над интервью... Смешно слушать, но - подруга Марины!

- Марина была в день убийства у Суетова в кабинете?

- Да. После нее босс и вызвал Вадима.

- Думаешь, это она "накеросинила" Суетова?

- Не знаю, я пошла обедать. Но потом босс набросился на Вадима, и тот не на шутку разозлился. Первый раз видела его таким. Да оно и понятно...

- Он мог потом убить Люсина?

- Нет. Я ж тебе говорила - шумный, добродушный мужик. Не умеет притворяться. Разозлился, так и стал орать - убью, убью! У него что в уме, то и на языке. Но затаиться и потом, действительно, убить он просто не мог. Да и не стал бы кричать об этом, если б хотел убить. Поколотить Люсина это да, мог, но только если б сразу нашел его. А потом - нет.

- Ты меня ставишь в неловкое положение, Жанка,- сказал я.

- Почему?

- Потому, что твои показания здорово меняют всю картину преступления, а я не для этого пригласил тебя. Немного соврал, но только немного. Да, хотел воспользоваться кладезем информации, но к тому времени это был уже совсем другой "кладезь".

- Андрюш, ты хочешь помочь Хованцеву, я тоже хочу. Я тебе верю, потому и рассказала все это. Следователю ничего такого не говорила, знаешь, почему? Потому что Марина и следователей купила, я так думаю. Я верю, что ты меня не выдашь. Ну прямо, как Борька - доверятся человеку, который хорошо к ней относится. Я обнял ее, поцеловал кончик носа, щеку, потом губы. И тихо сказал:

- Сама никому не говори о том, что встречаешься со мной. И будь осторожна. Похоже, дело серьезнее, чем я предполагал.

- Но ты же со мной,- прошептала она.

- С тобой и только с тобой,- сказал я.

4

Утром я проснулся раньше Жанны. И впервые за последние месяцы не занялся кормлением Борьки, а быстро привел себя в порядок, вскипятил на кухне чайник, сделал десяток бутербродов, с магазинными "нарезками" это было совсем несложно - клади на хлеб ломтики бастурмы, ветчины и карбоната, и все дела. Я даже нашел в морозилке пучок петрушки, и украсил мороженными листочками бутерброды, надеясь, что когда Жанна проснется, они оттают. А потом пошел будить мою девушку.

- Андрюша, я еще немного посплю...- капризно сказала она.- А где кофе в постель? Ты можешь мне сделать кофе?

- Уже сделал. Но в постель - это величайшая глупость. Во время сна во рту скапливается много микробов, так что, давай в ванную, новая зубная щетка там на полочке, а потом - прошу на кухню.

- Я бы еще поспала...

- И не надейся. Я откинул одеяло, несколько секунд любовался самым великим сокровищем, которое может быть у мужчины в этом мире, а потом подхватил его на руки и отнес в ванную. А потом занялся едой и питьем для Борьки. Когда Жанна, умытая, одетая и причесанная появилась на кухне, петрушка на бутербродах оттаяла, и выглядела вполне съедобно. И растворимый кофе был уже растворен в чашках, от них поднимался ароматный пар.

- Ой, какой натюрморт...- сказала Жанна.- Все-то ты умеешь, Андрюша, и даму ублажить, и секреты выведать, и накормить лентяйку утром, и... пистолет у тебя есть.

- Жанка, перестань болтать и принимайся завтракать!строго сказал я.- У нас мало времени. Но девушку, похоже, занимали другие проблемы. Она села за стол, взяла чашку с кофе, и задумалась.

- Я вчера перебрала ликеру, и очень много болтала,- наконец, сказала она.

- Ты вчера и сегодня была и есть великолепна,- сказал я.

- Мне так понравилось у тебя... А дальше что? Хороший вопрос, но у меня был готов ответ. Мы в ответе за тех, кого приручили. И Борька, и Жанна только радовали меня.

- А нам с Борькой очень понравилось, что ты была у нас,сказал я.Ликер еще остался, и виски, а джин мы даже и не начали пить. Я хотел бы повторить вчерашний вечер, но не знаю, как это сделать. Твоя мать не поверит, что ты вторую ночь подряд остаешься у подруги.

- Не поверит,- кивнула Жанна.

- А представиться ей в качестве официального жениха я не могу. Мне хорошо с тобой, но я сыщик, Хожу по лезвию бритвы, сегодня здесь, а завтра, не исключено, что - там. Где "там" я не стал объяснять.

- Какой идиот,- задумчиво сказала Жанна.- Знаешь, ты похож на Хованцева. Не внешностью, а... даже не знаю, как сказать. И почему я тебе верю?

- Можешь не верить, я не обижусь.

- Нет, буду!

- Спасибо, я очень растроган высоким доверием, оказанным моей скромной персоне.

- Помолчи,- сказала Жанна.- Какой-то болтливый ты с утра, Андрюша. Я думаю, что сделать... А, ладно! Встретишь меня в девять на "Таганской", там, где и вчера? Я смотаюсь после работы домой, успокою родителей, и... Встретишь?

- Хотел бы я посмотреть на того, кто запретит мне это,сказал я.

- Вот это другой разговор,- оживилась Жанна и взяла бутерброд с карбонадом. После завтрака Жанна попрощалась с Борькой, и даже сама выпустила его из клетки и села рядом. Благодарный малыш тут же забрался к ней на колени, и вообще, как я понял, признался в любви. Жанна забыла, что еще вчера она ужасно боялась крыс, и была в восторге от общения с малышом, и мне нравилось, что они подружились.

По дороге к барскому особняку я несколько раз повторил Жанне, чтобы она никому не говорила о нашем свидании и вообще, вела себя естественно, как и всегда. Она обещала мне это. Я остановил машину за квартал до офиса радиостанции, объяснив Жанне, что это расстояние ей придется пройти пешком в целях безопасности. Возможно, я буду в офисе, но если встретит меня никаких эмоций. Все вечером, после девяти, а пока что она меня знать не знает. Жанна поняла. Я сидел в машине и пытался понять, кому было выгодно убийство Люсина. Итак, Решетина - его любовница, она же - подруга жены босса Марины. Она же ставит своего любовника во главе отдела. Шумный Хованцев оказывается тут третьим лишним, его нужно убрать, это тоже понятно. Допустим, жена Марина согласилась с доводами Решетиной, приехала и потребовала, чтобы муж уволил Хованцева. Рейтинги, специалисты, рекламодатели - все это чушь собачья. Жена захотела, и, если муж "подкаблучник"... А кстати, если Марина подруга Решетиной, значит, ей тоже около тридцати, а ему-то вон сколько! Молодая, энергичная, значит, имела влияние на мужа, если смогла устроить Решетину, сделать зав. отделом Люсина. Могла и потребовать уволить Хованцева. Ну а дальше-то что? Погибает Люсин! Кому это выгодно? Решетиной нет, он ведь был ее любовником, Марине нет, она в делах радиостанции ориентировалась на Решетину и Люсина. Хованцев не мог убить, я все больше и больше верил в это. Так кто же, черт возьми?! Кто, который знал весь расклад и мог даже ножницы из кабинета Хованцева взять? Машина Суетовой стояла на месте машины Решетиной, а сама Решетина пошла утешать Хованцева и опрокинула бокал с "Кровавой Мэри", перед его уходом... Ну и что все это значит? Для меня только одно - надо еще раз поговорить с Решетиной, и посмотреть за Мариной. Насчет второго я тут же отдал приказание Сырнику. Позвонил по мобильному и велел ему взять под наблюдение Марину Суетову. Ее адрес Сырник мог определить по своему компьютеру. И не только это - самая последняя программа ФСБ позволяла узнать очень многое о субъекте. который вас заинтересовал. Вплоть до номеров счетов в забугорных банках. Благодаря Гене Басинскому, у нас эта программа имелась, и Сырник мог без труда найти свое нынешнее место работы. Жанна была уже в своем "предбаннике", когда я подъехал к воротам барского особняка. Охранник был другой, но если особо не присматриваться, могло показаться - тот же. Я показал ему удостоверение, он лениво кивнул, позволяя въехать во двор.

- Мне сказали, что ты дежурил в день убийства Люсина,сказал я.

- Ну, я,- насторожился охранник.- А в чем дело? Он реагировал на мой вопрос так же, как и его напарник, я и не ожидал иного. Сидит себе в будке человек, вроде как охраняет и зарплату получает. И влезать в барские проблемы не собирается. Ему ж за это не платят.

- Я Андрей, а тебя как зовут?- вполне дружелюбным тоном сказал я.

- Ну, Илья, а что?- а ему плевать было на мой тон.

- Скажи мне, Илья, когда в тот вечер уехала машина Марины Суетовой, жены босса.

- Я что, время засекал? Не помню.

- Илья, я не спрашиваю точное время, мне нужно знать, раньше Хованцева или после него уехала отсюда Марина Суетова в тот вечер,- жестко сказал я.Вот тебе три причины, почему надо отвечать. У Хованцева много друзей, не бандиты, но крутые мужики, им очень не понравится твоя скрытность - раз. Все, что скажешь, останется между нами - два. И третье - мне это тоже не понравится.

- Пугаешь?

- Нет, просто дело очень серьезное, большие люди в нем замешаны. И если тебе платят за молчание - молчи, изворачивайся, по крайней мере, знаешь, за что зарабатываешь приключения на свою жопу. А если не платят, имеешь право сказать то, что видел. И никто не посмеет тронуть тебя, потому что - не было уговора, насчет молчания. Ну?

- Суетова? В тот вечер?- он задумчиво поскреб затылок.Ну, минут через пять после того, как уехал Хованцев. А по времени... точно не скажу. Только, слышь. мужик... я тебе этого не подтвердю официально, понял, да? На хрен мне нужны ихние дела.

- Я свое слово держу. Спасибо, Илья,- сказал я. Итак, что мы имеем? Хованцев потоптался у своей машины, кстати, зачем он это делал, придется выяснить. Потоптался и уехал. Рядом с его машиной стояла машина Марины. Она уехала позже, и не могла не заметить трупа Люсина рядом, если его убил Хованцев. Но она не заметила, поскольку Хованцев не убивал, и никакого трупа рядом с машиной не было, вот еще один довод. Тогда - кто же? Я поставил машину неподалеку от ворот и пошел к особняку. Охранник на входе не сразу пропустил меня, несмотря на удостоверение, позвонил в кабинет главного редактора, и лишь после этого дозволил войти. Главный редактор еще не приехал руководить своей радиостанцией, но я не долго думал о том, кто приказал пропустить меня. И мысленно пожурил Жанну. Не надо было, сам бы что-то придумал. В уже знакомом мне кабинете на третьем этаже Маргарита Решетина весьма удивилась, увидев меня.

- Это опять вы? Но я ведь все уже сказала!

- Не все. Маргарита,- решительно сказал я.- Многое утаили, и когда я передам материалы в прокуратуру, вам придется несладко, можете не сомневаться. Пособничество в убийстве там не поощряют, уж поверьте на слово.

- Это ложь!- крикнула она.- Я не намерена терпеть ваши...

- Вы ведь были любовницей Люсина, так?

- Нет!

- Вы подруга Марины Суетовой, и с ее помощью сделали зав. отделом Люсина, а потом решили устранить Хованцева? Он ведь был третьим лишним в вашем дружном коллективе?

- Нет!

- Марина попросила вас спуститься в кафе и "успокоить" Хованцева?

- Откуда вы все это знаете? Я хотела сказать, кто вам наговорил эту чушь?

- Логика. Великая вещь, Маргарита. Наши следователи не всегда ею пользуются, их можно понять - по десять дел висит на каждом, люди пашут день и ночь, а толку ноль. Знаете, почему? Они работают против денег, а я работаю за деньги. Итак, в результате вашей "помощи" был убит Люсин. Но вы не были заинтересованы в этом, вы ведь любили его, верно?

- Нет... то есть... Если женщина любит, ей очень трудно сказать после гибели мужчины: плевать я хотела на него. Я давно это знал. А она впервые с подобным столкнулась.

- Рита,- почти ласково сказал я,- Хованцев не мог убить Люсина, он уехал раньше Марины, а она не могла не заметить труп рядом с машиной. Все случилось позже. И вы, наверное, догадываетесь, кто это сделал. Кто надоумил вас "успокоить" Хованцева, и разлить коктейль.

- Это было случайно!

- У вас, Рита, возникли проблемы, и очень серьезные. Рано или поздно вы станете представлять опасность для людей, которые хотели, чтобы вы спустились вниз и разлили коктейль. И тогда вас уберут.

- Не надо мне угрожать!

- Это не угроза, это такие правила в игре, в которую вас втянули. Одного человека убили, другого без вины посадили в камеру. Какие у вас основания надеяться, что с вами поступят благородно?

- Откуда вы знаете, что Хованцев уехал раньше? Вы это придумали, чтобы выгородить его! Напугал я даму, побледнела, губы подрагивали. Надо продолжать, глядишь, и созреет для показаний.

- Если вы, действительно, невиновны, и твердо убеждены, что Люсина убил Хованцев, нагло, глупо, демонстративно, вам нечего опасаться. Но если это не так... Как говорится, спасение утопающих - дело рук самих утопающих.

- Сколько вам заплатила Татьяна?- неожиданно спросила Решетина. Надо полагать, что Татьяна - жена Хованцева. Черт! Я даже не знал ее имени, и вчера не спросил у Сырника! Старею, что ли? Или слишком много думаю о Жанне?

- Марина больше не даст,- уверенно сказал я.- Потому что, не возьму. Я же предупредил вас, что в этой игре свои правила, надо бы их знать. Итак, что сказала вам Марина в тот день? Из кабинета мужа она направилась к вам. Я не знал, куда в тот день направилась Марина Суетова, но Решетина не возражала. Значит, угадал.

- Я не могу ничего говорить здесь.

- Поехали туда, где можете.

- Нет. Давайте условимся - позвоните мне завтра вечером. Домой. Надеюсь, телефон мой найдете, если вы такой информированный. Может быть, я скажу кое-что еще. При определенных гарантиях, разумеется.

- Значит, есть, что сказать?

- Есть вещи, о которых я не обязана распространяться в силу их деликатного характера. Возможно, они не представляют для вас интереса. Представляют, еще как представляют! За пустые сплетни гарантий не требуют. Я понял, что она будет торговаться с моими противниками. Опасное это дело!

- Гарантий я вам никаких не даю, я предоставляю вам шанс выпутаться из этой ситуации. Предоставлю возможность использовать этот шанс. Поверьте, Рита, время для вас не деньги, время - жизнь.

- Свой шанс я и сама найду! Позвоните мне завтра вечером, а сейчас уходите. Она все поняла, оставалось только ждать. Что победит, природная осторожность, или деньги Марины, которые в конечном итоге будут потрачены на очередные похороны.

- Будьте осторожны, Рита,- сказал я. И вышел из кабинета. Теперь меня больше интересовала Марина, супруга босса радиостанции и подруга Решетиной. Кстати, ударение в этой фамилии почему-то хотелось перенести на третий слог: Решет2И0на.

5

Рабочий день уже начался, в коридоре, на лестнице и в вестибюле мне встречались сотрудники, и все они, опустив головы, ускоряли шаг и торопливо проскакивали мимо. А еще говорят - в Северной Корее трудящиеся массы соблюдают жесткую дисциплину! Но, может быть, в кафе люди более разговорчивы? Кстати, я вчера так и не попал туда. На сей раз кафе было открыто, видимо, специально для тех, кто не успел позавтракать. Я толкнул стеклянную дверь и попал в довольно уютный, небольшой зал с мозаикой на стенах, приличной мебелью и дородной барышней за стойкой бара. Посетителей было два человека, сидели в углу, пили пиво и о чем-то спорили. Я не стал им мешать и прямиком направился к бару.

- Привет,- сказал я гранд-даме отечественного демсервиса.- Посетителей у вас негусто.

- Не сезон,- сказала она.- И в смысле времени года и в смысле времени суток. Что пить будете?

- Томатный сок. Я посмотрел на пол, словно там еще могло быть пятно "Кровавой Мэри", разлитой Решетиной (с ударением на третьем слоге), но ничего подобного не увидел. Пятно давно уже устранили доблестные уборщицы. Барменша с кислым видом поставила на стойку бара высокий фужер с томатным соком. В принципе я понимал ее, бедный клиент - плохой клиент, чего ему улыбаться? Но каюсь, грешен, люблю подлое занятие обламывать зазнавшихся барменш, а также барменов, швейцаров и прочих демслужащих.

- Очень хочется сказать, что я козел, если не заказываю виски, джин или, на худой конец, водку, верно?- предположил я.- Ну так скажите, чего мучиться.

- Зачем говорить,- презрительно усмехнулась барменша. В смысле - и так все ясно. Стойкие у нас люди! Такие перемены в стране, частные радиостанции, частные кафе, а они все те же. И, когда можно - обязательно показывают свое социалистическое воспитание. А когда нельзя - не показывают.

- Как хотите,- с приятной улыбкой сказал я, ненароком распахивая полы куртки, чтобы дама могла увидеть кобуру с моим "ИЖ-71-м". А потом резко спросил.- О чем говорили Решетина и Хованцев в день убийства Люсина?! Как был опрокинут бокал с коктейлем?! Дама испуганно попятилась, глядя на меня широко раскрытыми глазами. Пауза продолжалась примерно минуту, а потом она попыталась улыбнуться и сказала:

- Простите... я не знаю, я в тот день не дежурила.

- Арестовать вас, что ли?- вслух подумал я.

- Интересно, за что?- барменша скрестила руки на своей обширной груди, посмотрела более уверенно. Знала, что за грубость не арестовывают.

- За плохое обслуживание клиентов,- сказал я, и прочитал даме лекцию о том, что всякий клиент заслуживает уважение независимо от того, что он заказывает, виски с содовой за пятьдесят семь рублей порция, или томатный сок за восемь рублей. Я знал, что всех барменш не перевоспитаю, как и всех красивых женщин не перетрахаю, но стремиться к этому почему-то хотелось. К первому. А насчет второго, тут я честно признаюсь, никаких таких стремлений в себе не ощущал, ибо думал о том, как вечером встречусь с Жанной. И это меня изрядно беспокоило, ибо я не хотел связывать свою жизнь с одной женщиной. Спасибо, была жена, спасибо, была Наташа, которая после трех месяцев безумной любви сказала прямо: извини, дорогой, я люблю тебя, но жизнь коротка, а зарплата капитана ФСБ еще больше укоротит ее. И вышла замуж за богатого "папика". Не хотелось мне думать только о Жанне, но это как-то само собой получалось. Объяснив барменше, как нужно обслуживать посетителей, я выпил сок и поехал домой. У меня и другие дела имелись. Неделю назад одна состоятельная особа пришла с просьбой разоблачить ее неверного супруга. Мы получили аванс и стали присматривать за мужиком, в надежде получить весьма приличный гонорар. Жалко было мужика, да что поделаешь? Работа такая. Теперь, когда Сырник занимался Мариной, надо было поразмыслить, как совместить контроль за сбором компромата с новым расследованием. Но была и еще одна причина для задумчивости. Я серьезно озадачил Риту Решетину, а она, в свою очередь, озадачит кое-кого еще. И кое-кто станет думать, кого проще убрать корреспондентку, а ныне и. о. зав. отделом информации "Люкс-радио", или чересчур резвого сыщика. Проще убрать Решетину, и концы в воду. А если они глупы и начнут охоту за мной? Такой вариант возможен и, значит, надо иметь его в виду. Дома я дал Борьке зеленого горошка, хлеба и ветчины, налил малышу воды, а потом решил, что неплохо бы и самому перекусить. Сварил бульон из кубиков, добавил в него копченой колбасы, мелко порубленной, чего-то из нарезок, замороженной петрушки, и вполне сносно пообедал. Заодно и рюмку виски без содовой выпил. ГИБДД я не опасался, на случай встречи с ними имелось удостоверение сотрудника ФСБ. Если кто думает, что частное детективное агентство - это я и Сырник, он глубоко ошибается. Есть еще немало "бойцов невидимого фронта", которые за деньги делают то, что мне нужно. Главное - правильно распределить обязанности, и не жадничать. Похоже, я правильно распределил обязанности, ибо данные наружного наблюдения принесли вполне конкретные результаты симпатичный мужик, тридцати пяти лет от роду, изменяет толстой жене, которая старше его лет на десять. Дело оказалось сверхудачным, скорее всего, потому, что мужик не особо скрывал свою связь с симпатичной актрисой. А раз так, не должен и обижаться на меня, если узнает, кто за ним следил. Я преподнес материалы гранд-даме отечественного бизнеса, и получил гонорар, на который мы с Сырником могли жить, не бедствуя, полгода. Правда, эта гранд-дама была так счастлива, и так неприлично выражалась по поводу своего мужа и всех мужчин вообще, что мне хотелось швырнуть ей в морду эти деньги. Но я уже говорил, что работаю за деньги, а не против них. Я снова вернулся домой, выпустил малыша из клетки и стал думать о деле Хованцева. Если за убийством Люсина стоит Марина - зачем ей это нужно? Отдел информации практически в руках ее подруги, муж под наблюдением, подруга имеет полную свободу действий (при таком-то заведующем!), все довольны. Хованцев занимается своими спортивными репортажами, ну и пусть занимается, он же никому всерьез не мешает. Или - мешал? Но убили-то Люсина, можно сказать, своего, если к этому причастна Марина. А кстати, кого хотели убрать, Люсина или Хованцева? И главное - мотив! Машина Марины уехала вслед за Хованцевым, если Хованцев убил Люсина, во что я не верил, рядом с машиной Марины должен лежать труп. И она не могла не увидеть его. Но уехала тихо-мирно. Значит, трупа не было. Откуда он потом появился? А если охранник врет? Это возможно, но вряд ли. Решетина испугалась не на шутку, допускает возможность откровенного разговора, но - под гарантии безопасности. Черт возьми, голова идет кругом! Допустим, Марине плевать на Хованцева, а Решетиной нужно убрать его. Но - не ценой же смерти Люсина, которого она любила? А может, не так уж и любила? Убрать обоих и стать во главе отдела? Но ведь она была с Хованцевым в кафе, а машина Марины стояла рядом с машинами Люсина и Хованцева. Представить, что ради далекоидуших планов подруги жена босса может пойти на убийство, я не мог. Тогда - кто убил Люсина, ради чего? И не просто убил, но сделал все так, что Хованцев стал главным подозреваемым. И Решетина участвовала в этом плане, но не хотела смерти Люсина. А точнее, не знала, для чего ее используют... Полный привет. Борька прыгал вокруг меня на диване, пытаясь привлечь внимание к своей персоне. Он уже несколько раз игриво покусывал мои пальцы, падал на спину, ожидая, что я стану щекотать его грудку, но я все думал и думал... А потом позвонил Сырнику.

- Белый "Форд",- отрапортовал Сырник.- Водитель похож на Редфорда, знаешь такого актера? Короче, вполне симпатичный блондинчик, думаю, она трахается с ним. Ездила в супермаркет, потом в Дом моды на Кузнецком, чего-то покупала, чего ж ей ни покупать, если бабок навалом. Я удивляюсь этому хрену, мужу ее, оставлять такую телку с таким хахалем без присмотра полный ...!

- В офис радиостанции не заезжала?

- Нет.

- Дай мне номер ее мобильника, при случае позвоню. Кстати, дело госпожи Панкратовой завершилось. Все о`кей, свои две тысячи баксов можешь получить в любое время.

- Я всегда верил в тебя. Корнилов!- заревел Сырник.- Получу немедленно, она дома, похоже, никуда не собирается. Так что, я - к тебе!

- Давай,- сказал я,- Борька ждет не дождется, когда ты приедешь.

Сырник даже Борьку не стал донимать глупыми разговорами о бесполезности грызунов. И водку пить отказался.

- Давай!- с порога потребовал он.- Мои кровные, честно заработанные, налогом не облагаемые. Люблю получать зарплату в баксах! Куплю жене цветы, детям...

- Мороженое,- подсказал я.- Только смотри, не перепутай. Но вначале скажи мне, ты ничего подозрительного не заметил?

- Нет, а что, проблемы возникли?

- Могут возникнуть. Я сегодня серьезно поговорил с Решетиной, здорово напугал ее. Возможно, завтра она созреет для более серьезного разговора. Ты мог засветиться, наблюдая за мадам Суетовой. Не исключено, что кому-то не понравятся наши действия.

- Рановато,- махнул рукой Сырник.- Нужно время, чтобы выяснить, кто мы, да чего хотим, попробовать договориться, а уж если не получится, думать, чего дальше делать. Так принято у цивилизованных бандитов.

- Ты уверен, что они цивилизованные?

- А если придурки - пусть обижаются на себя. Давай бабки, и я пошел. Крысу привет и наилучшие пожелания. Сегодня я добрый, так что, пусть живет. Пока. Вопросы по сегодняшней работе есть? Нет?

- Смотри в оба,- предупредил я. Отдал деньги, на том и попрощались. Сырник ушел, а мы с Борькой стали смотреть телевизор. До встречи с Жанной оставалось еще полтора часа. Борька попрыгал на диване вокруг меня, убедился, что я не расположен играть с ним и поскакал к журнальному столику. А я и телевизор-то не смотрел, все размышлял о нашем нынешнем деле. И не мог найти ни одной более-менее подходящей версии. А вот ощущение опасности усилилось, я даже знал, почему. Две дамы причастны к этому делу, особы жесткие и решительные. Одну я видел, другая, судя по всему, тоже не промах, если разъезжает в белом "Форде" с красавцем водителем. Если хоть одна из них решилась на убийство, зря Сырник надеется, что нам противостоят "цивилизованные бандиты". Дамы в таких ситуациях не думают о правилах, действуют по интуиции, жестко и решительно. А если - обе причастны? Но зачем это нужно хоть одной из них? В конце-концов, я решил, что пора бы мне озадачить друга Гену, пусть тоже поработает, соберет все данные на обеих подружек. А я завтра поеду к жене Хованцева, надо хоть познакомиться, а то действую от ее имени, и не знаю даже, как она выглядит. Может и выплывут какие-то интересные детали, на что Сырник не обратил внимания. Ну а потом постараюсь познакомиться с Мариной Суетовой. А сегодня... Честно говоря, я жалел, что договорился о встрече с Жанной. Устал чертовски, ночью спал мало, а весь день мотался по городу, и сейчас больше всего хотелось выпить пару порций виски с содовой, да завалиться спать. Но в таких ситуациях всегда приходила в голову знаменитая фраза Сент-Экзюпери о том, что мы в ответе за тех, кого приручили. Гениальный был мужик! Я позвал Борьку, он тут же прискакал с журнального столика, встал на задние лапки, ухватившись передними за джинсы, задрал мордочку, словно спрашивал: зачем звал? Вскоре понял, зачем, и, наверное подумал: лучше б я спрятался! Заперев Борьку в клетке, я сказал, что малышам пора спать и погасил свет в комнате. Когда выезжал со двора, следом за мной оторвалась от бордюра темная "восьмерка". Я не люблю, когда следом за мной выруливает на улицу незнакомая машина. Пусть это в ста случаях из ста будут простые жители, пенсионеры или подростки, как пел Высоцкий: "Я это никогда не полюблю". На улице, при свете фонарей, я увидел, что машина темно-синяя. И, похоже, она ехала именно за мной, не приближаясь и не удаляясь. Я знал, как проверить свои опасения, и вначале прибавил газу, потом резко сбросил скорость. "Восьмерка" повторила мои маневры. Рискуя опоздать на встречу с Жанной, я свернул за дом, обогнул восемнадцатиэтажную махину и выехал с другой стороны. Синяя "восьмерка" исправно следовала за мной метрах в пятнадцати-двадцати. В современном микрорайоне почти невозможно оторваться от преследователей даже ночью. Там нет темных, узких дворов, где так здорово отрываются от преследователей герои детективных фильмов. К тому же, водитель "восьмерки" рулил вполне уверенно. Значит, уже начались серьезные игры. Это Решетина, или Марина? Или сам Суетов? А может быть, Жанна? Она была такой лапочкой, столько интересного сказала, может и не случайно? К сожалению, и такой вариант я не мог игнорировать, но после недолгих размышлений, отбросил его. Она действительно, много интересного сказала, и Решетина призадумалась - откуда у меня такие сведения? Могла ненароком выведать у Суетова, что я давал Жанне подержать пистолет, а раз так, мог встретиться с ней и в неформальной, как говорят о политиках, обстановке. Сама ли организовала "хвост", Марина, Суетов, или те кто пока что в тени неважно. Они хотят знать, встречаюсь я с Жанной, или нет! За ней следить сложнее, она ведь поедет на метро, а там можно потерять девушку, а за мной проще. Заодно и дать понять: ты под контролем. Черт побери! Знал бы, так не отпустил бы Сырника, вдвоем что-нибудь... да нет, нельзя мне встречаться с Жанной. Нельзя! Даже если оторвусь, они будут ждать у подъезда. Извини, Жанна, сегодня мы не встретимся. Я не хочу подвергать тебя опасности. Я еще минут двадцать колесил по Крылатскому, а потом поехал домой. Оставив машину на платной стоянке, сунул пистолет в карман, передернул затвор, и пошел к подъезду. Синяя "восьмерка" замерла у бордюра в двадцати метрах. Я шагнул к ней, машина дернулась назад. Я помахал в воздухе указательным пальцем, не шалите, мол, ребята. Они тоже должны знать, что я про них знаю, и в следующий раз будет совсем другой разговор. Номер я даже не пытался запомнить, потому что он наверняка был фальшивый. У двери я понял, что в моей квартире были гости, может, и сейчас есть. Как я это понял? Скажу по секрету: ключ из второго замка я вынимаю, развернув прорезь под определенным углом. Нижняя часть прорези находится на одной линии с почти незаметной царапиной на дерматине. И, возвращаясь, всегда смотрю на прорезь второго замка. Сейчас ее никак нельзя было соединить прямой с царапиной. Значит, замок отпирался после того, как я вышел из квартиры и поехал встречать Жанну. Я достал пистолет, огляделся, не заметил на лестнице ничего подозрительного, медленно отпер замки и, встав за стенку, резко распахнул дверь. Тишина. Я нащупал выключатель, быстро включил свет тишина. Вошел в прихожую, запер дверь на засов, заглянул в ванную, туалет, на кухню - никого. Рванулся в комнату. Вот, что меня больше всего беспокоило! Борькина клетка была опрокинута, мой малыш серым комочком застыл в углу. Но жив был, слава Богу, жив! Чуть позже я заметил, что компьютер разбит вдребезги, но тут уж ничего не исправишь. Дверь на лоджию была заперта изнутри. Были, но ушли. Я поставил клетку, открыл дверцу.

- Малыш, иди ко мне, иди, мой хороший. За ушком у Борьки темнело небольшое кровавое пятно. Я скрипнул зубами. Козлы! Ну со мной имеете дело, зачем же зверушку трогать?! Ублюдки! Лады, ребятки, за мной должок, падлы! Борька испуганно подошел к дверце, но выходить боялся. Я вытащил малыша и понес на кухню. К счастью, ранка была несерьезная, видимо, уходя, козел со злостью ударил ногой клетку, и малыш поранился. Он пищал и царапался, когда я смазывал ранку йодом, а я уговаривал его потерпеть. Потом оставил его на диване в комнате, а чуть позже. когда я менял опилки в клетке, наливал в мисочки воду и клал еду, Борька уже неуверенно семенил по комнате и недовольно фыркал, словно чуял следы чужих ног. Понемногу мой малыш оживал, и наверное, все больше склонялся к мысли, что не все люди такие козлы, как те, кто обидел его. Во всяком случае, на меня он не обижался. Я сел на диван, и малыш тут же забрался ко мне, положил голову на мою ладонь. Я осторожно поглаживал его, стараясь не потревожить ранку, и думал о том, что было. Значит, за мной был "хвост", чтобы установить, не Жанна ли рассказала мне интересные подробности их жизни дружного коллектива радиостанции? А в это время другие ребятки проникли в мою квартиру. Интересно им было понять, знаю я что-то большее, или нет? Посмотрели в компьютер, порылись в ящиках стола - ничего не обнаружили. А тут звонок, мол, едет домой, сматывайтесь. Со злости разбили компьютер, опрокинули клетку малыша и смотались. Кстати, наверное, клетка и спасла его. Могли бы убить, если б вытащили, но побоялись - а вдруг укусит? Козлы! Кстати, а мои деньги? Они лежали в томе Шекспира, который стоял на книжной полке. Там и лежали. Все ясно, не деньги интересовали тех, кто приходил ко мне. Я оставил Борьку на диване, пошел на кухню, для начала выпил неразбавленного виски. А потом понял, что надо позвонить Жанне, объяснить, почему я не приехал к "Таганской". Наверное, она уже вернулась домой. А номер ее домашнего телефона я не знал. И компьютер разбит. Но у Сырника-то работает. Я позвонил ему домой.

- Олег еще не вернулся,- сердито сказала его жена.- Понятия не имею, где он шастает! Она едва выслушала мою просьбу, передать мужу, чтобы перезвонил мне, когда вернется, и бросила трубку. Так и хочется сказать шваркнула трубку! А богатый Сырник где? Давно должен быть дома с цветами и мороженым. Неужто его перехватили и сделали бедным, а может, и калекой? Ну, дела-а! Я выпил еще и вспомнил, что работаю под прикрытием такой солидной "крыши", как ФСБ. Пора бы им тоже что-то делать. Я позвонил Гене Басинскому домой.

- Ну что у тебя? Есть новости?- как-то очень буднично спросил он. Словно просил меня тещу на вокзал отвезти!

- Еще какие!- сказал я.- Сплошные новости. Сырник исчез, за мной "хвост" болтался внаглую, а домой гости пожаловали. Разбили компьютер, и чуть не убили Борьку.

- Борьку?! Я же сказал, выйдите и закройте дверь!- заорал Гена, я так понял, на своих домочадцев. Потом - в трубку.- Что ж ты молчал?! Кто, есть соображения?

- Я не молчал, вот, звоню тебе и говорю. Соображения есть, но это не телефонный разговор.

- Завтра приеду, расскажешь.

- Гена, они следят за мной, и тебе негоже тут светиться. Договоримся о встрече на нейтральной территории. Ты сейчас выясни у дежурного по городу, где Сырник. В смысле, не было ли каких происшествий с его участием. Давай, занимайся делом, потом перезвони мне.

- Что ты выяснил?

- Ничего особенного. Но наши противники перешли в контратаку. Причем, весьма нагло. Работай, Гена, и звони. Детали обсудим потом. Да, и вот еще что! Дай мне домашний телефон секретарши Суетова, ее зовут Жанна, а фамилия, если не ошибаюсь, Пигулева. Выяснишь, сразу перезвони. Я отключил связь и налил себе еще виски. Черт бы побрал этого Сырника, предупреждал же, будь осторожнее! Выпил, сходил в комнату, посмотрел на малыша

- Борька дремал на диване. Вернулся на кухню с трубкой в руке. И тут она ожила.

- Да!- крикнул я.

- Корнилов!- послышался в трубке знакомый бас.- Ты что, боишься за меня? Не надо! Жена тут волновалась, но уже успокоилась. А еще и ты - это лишнее.

- Где ты был, придурок?

- Где, где! В магазине, покупал жене дубленку, фирменную! Но там же выбор - глаза разбегаются. Я и застрял. Ну и еще кое-что купил, для души, надо же гонорар обмыть. И дочкам подарки, в общем, все, как у людей. А ты чего звонил? Можно было перевести дух, а то уже всякие дурные мысли в голову полезли. При таком раскладе Сырник мог запросто не доехать домой, по крайней мере - с деньгами.

- Хотел узнать домашний телефон Жанны. У меня были "гости", компьютер разбили, Борьку ранили.

- Крыса? Ни хрена себе... Оборзели совсем! Крыс твой хоть и бесполезный, но вреда никому не делал... Так чего тебе, телефон секретутки?

- Уже не надо, Басинский скажет. Ладно, отдыхай, только не очень, завтра непростой день.

- Не учи ученого. Я не стал ждать звонка Гены, сам позвонил ему, чтоб не дергался насчет Сырника.

- Связь отличная,- сказал Басинский.- Только потянулся к телефону, а он верещит, и ты на проводе. Даже номер набирать не надо. Значит, так. Происшествий с участием Олега Сырникова и похожих на него не зафиксировано. Думаешь, его могли...

- С ним все нормально, дома уже. Но все равно, спасибо. А телефон Жанны?

- Записывай. Было уже около одиннадцати, когда я узнал домашний телефон Жанны. Идиот, мог бы просто спросить и записать. Но тогда его могли бы обнаружить те, кто приходил ко мне. Что ни случается - все к лучшему, так, что ли? Похоже, что так. В комнате я осторожно потрогал Борькины бока, нет ли у малыша скрытых переломов, опасных ушибов? Может, нужно к ветеринару везти, он же сам не скажет, что у него болит. Вроде ничего опаснее ранки за ухом не было, и я посадил его в клетку. А сам пошел на кухню звонить Жанне. Но сперва плеснул в стакан виски, добавил и содовой, встряхнул и стал набирать номер. Голос Жанны не очень понравился мне. Какой-то чересчур спокойный, даже равнодушный. Обиделась, что ли?

- У тебя все нормально?- спросил я.

- Да. А у тебя?

- По-всякому.

- Ты извини, Андрей, но я сегодня не смогла приехать, потому что родители волновались и не хотели отпускать. Я думаю, нам нужно какое-то время... Вот оно, в чем дело!

- Слушай меня внимательно, Жанна, и не перебивай. Я тебе звоню с тем, чтобы сказать - ты правильно думаешь. Более того, никому в своей конторе не говори, что встречалась со мной, даже лучшей подруге. Никому. Тебя уже спрашивали, верно?

- Да, Вячеслав Андреевич... Я ничего не сказала, а он строго предупредил, чтобы я не вздумала с тобой встречаться, и вообще, говорить лишнее... Андрей, тебе угрожали?

- Пусть попробуют. Когда все кончится, я тебя найду, и все будет отлично. Обязательно найду. Только ты не делай никаких глупостей, и даже имя мое забудь. На время. Ее голос малость ожил.

- Ты правда, найдешь меня? И все... по-прежнему?

- Все даже больше, чем по-прежнему, главное, не делай глупостей. И, лучше не выходи из дома в темное время. Все, пока, Жанна!

- Борьке передай привет!- почти весело крикнула она. Борька дремал на крыше деревянного домика внутри клетки, и я не стал его тревожить. Застелил постель, погасил свет и лег. Но перед тем, как уснуть, успел еще раз проанализировать ситуацию. Получалось вот что. После моего разговора с Решетиной, сам Суетов стал выяснять, не встречалась ли Жанна со мной вечером, не сболтнула ли чего лишнего еще на службе? Она, естественно, все отрицала и была предупреждена - мол, заметим такое, якобы, нарушение устава, разглашение тайн дружного коллектива - тут же вылетишь со службы. Поэтому Жанна и не приехала к "Таганской". Понятно, что Суетов расспрашивал Жанну после разговора с Решетиной. Он сам пошел на это, или Решетина заставила? Или она поговорила с Мариной, а та позвонила мужу, мол, наведи порядок у себя в редакции? Или звонили некие люди после беседы с Решетиной... Или с Мариной? А черт его знает! Одно ясно - все начинается с Решетиной. Жанна не "раскололась", и некие люди, а может, Суетов, а может, Решетина или Марина с помощью неких людей решили, проследить за мной. С кем это я встречаюсь? От кого получаю информацию? А пока я катался по Крылатскому, наведались и в квартиру, надеясь обнаружить в компьютере, в записных книжках знакомые фамилии, ну хоть какие-то штрихи. Все это несложно было предположить. Вопрос в том, кто эти люди? И почему они убили Люсина? Те, кто входит в круг подозреваемых, или другие? Может быть, и Суетов, и Решетина, и Марина тут не при чем, а сидит в соседнем кабинете криминальный талант, который ненавидел Люсина, и убил его, подставив Хованцева... А теперь аккуратно дергает за ниточки, и все трясутся, и я тоже. Может быть...

6

Я проснулся в восемь, и первым делом побежал к Борькиной клетке, посмотреть, в порядке ли его здоровье. Кое-кто, наверное, подумает: что за мужик, так заботится об обыкновенной серой крысе? Ладно бы еще - о породистой, белой, или еще какой, а то - о самой обыкновенной, которая родилась где-то в грязном подвале! Он сыщик, или сентиментальная барышня? Хотите думать, что барышня? Да ради Бога! Только вот что я вам скажу. Когда все хреново, и даже женщины не радуют, потому что попадаются не те, а которые те - уходят к другим, когда друзья предают, и с деньгами проблема, приходишь домой, садишься на диван, и к тебе на колени запрыгивает пушистый серый зверек, и, уткнув острую мордашку в ладони, прикрывает глаза. И ты понимаешь, что он с тобой, понимает тебя и никогда не предаст. А если ты предашь его - кто тогда ты сам? И еще скажу, может быть, самое главное. Я случайно спас крысенка. Чуть позже подошел бы к дому - убили бы его, и я бы не заметил, а заметил - не огорчился б. Подумаешь, крысенка убили! Их и надо убивать - я сам так думал. Я страшно ошибался! Ибо лишь в тридцать лет, познакомившись ближе с этими загадочными существами, понял - крыса намного умнее, дружелюбнее и благодарнее собаки, не говоря уже о кошках. Всегда жила рядом с человеком и ничего плохого ему не делала, в отличие от собак и кошек. Не помогала - да, а может, мы сами в этом виновны? Но не вредила. Что плохого вам сделала крыса? Может, шебуршала ночью в углу, и вы, напуганные, непонятно чем, ставили крысоловки, травили ядом? А она просто есть хотела, и если бы вы дали ей то, что выбрасываете каждый день в мусор, всякие там очистки, у вас бы появился маленький друг. Умный, чуткий, благодарный и верный. Как все просто, но мы не можем избавиться от ощущения, что крыса - чуть ли не исчадие ада. Некоторые недоумки даже в предвыборных роликах использовали крыс, как олицетворение зла, мол, полчища крыс - это ужас. Не знаю, что больший ужас, полчища крыс, или полчища нас, людей, или полчища кандидатов в начальники. Короче, хотите убедиться? Приютите крысенка, и вы не будете одиноки. А если у вас есть дети, которые любят животных, они будут счастливы обрести маленького серого друга. Настоящего друга, который только с виду поход на живую плющевую игрушку, а на самом деле - умница! А кто я такой - сыщик, или сентиментальная барышня - судите сами, мне лично все равно. Борька, увидев меня, встал на задние лапки, и принялся старательно грызть железные прутья клетки. Это означало, что у него прекрасное настроение, и надо выпустить малыша. Уже хорошо. Я дал ему воды, корма для грызунов с кусочками вареной колбасы и огурца, и пошел в ванную. Пусть спокойно поест. Если открыть дверцу клетки сейчас, то, пока я буду мыться, малыш перетаскает еду за диван, там у него тайный склад, куда он сносил обрывки газет, фантики, пластиковые безделушки, в общем, все, что ему нравилось. Это ладно, пусть занимается хозяйственными хлопотами, но вот колбаса за диваном ни к чему, протухнет, потом ищи ее там! Нет, малыш, есть нужно за столом, то есть, в клетке. В ванной было хорошо, мысли прояснились, но ответа на главные вопросы так и не появилось. Я решил первым делом встретиться с Мариной Суетовой, интересно, как она вообще отнесется к такой идее? Потом - с Геной Басинским, не хрена ему пребывать в счастливом неведении, пусть вместе с боссом начинают работать на меня, то есть, на себя. Потом - встреча с женой Хованцева, познакомиться все же надо. А потом... видно будет. Вместо "видно будет" в сознании всплывало имя "Жанна", но я старательно заталкивал его вглубь сознания. Рисковать жизнью девчонки нельзя. Выйдя из ванной, я открыл дверцу клетки и выпустил сытого Борьку на волю. Он тут же поскакал следом за мной, встал на задние лапки, вцепившись передними в тренировочные брюки, задрал голову, глядя на меня черными глазенками, словно хотел спросить: ты куда уезжаешь? Надолго? А я?

- Не бойся, малыш, они больше не придут,- сказал я.- Рано или поздно я найду их и набью морды так, что эти козлы надолго запомнят, что малышей нельзя обижать. Можешь не сомневаться. Я был в халате, посадил Борьку на плечо и стал надевать джинсы, натягивать носки. Борька и на плече встал на задние лапки и принялся что-то шептать мне на ухо.

- Да знаю, малыш, что еще болит. Но ты уж потерпи, скоро заживет, я тебе куплю сегодня ананасов в сиропе, бананов, будешь объедаться. Лечиться. А пока будь примерным малышом погуляй, но не хулигань, то есть, не грызи обои и мои тренировочные, как Крыстина Басинского его форменные брюки. Я оставил малыша на диване, надел рубашку и свитер, тренировочный костюм на всякий случай запер в шкаф, и пошел на кухню звонить, плотно прикрыв за собой дверь. Сперва - Сырнику, чтобы продолжил наблюдение за Суетовой, и доложил мне, когда супруг поедет на службу. Сырник явно был с похмелья, но заверил меня, что через двадцать минут придет в нормальное состояние, а еще через полчаса поставит машину на своем рабочем месте. Похоже, в его семейной жизни произошли позитивные перемены, это всегда случается, когда в семье появляются деньги, а у жен - фирменные дубленки. Ничего против не имею. Тут главное - чтобы делу не мешали обновки и обмывки. У меня было пятьдесят минут в запасе, можно вплотную подумать о завтраке. Что я и сделал. Среди позавчерашних нарезок было много всяких копченостей, которые я мелко порубил, разогрел на сковородке и залил двумя яйцами. Получился очень даже приличный омлет, похожий на английский. И виски к нему имелось, но я виски утром не пил, потому ограничился чашкой крепкого кофе. Растворимого. После завтрака я позвонил Басинскому и договорился с ним о встрече в два пополудни на Кузнецком мосту. Жене Хованцева я звонить не стал, сделаю это потом, когда первоочередные задачи будут решены. В начале одиннадцатого, мы в это время смотрели с Борькой новости по НТВ, позвонил Сырник.

- Шеф, усе у порядке,- крикнул он, подражая знаменитому Лёлеку из "Бриллиантовой руки".- Муж уехал, баба дома!

- Не выпускай из поля зрения!- приказал я. Отключил связь и быстро набрал номер мобильного телефона Марины Суетовой.

- Да, я слушаю,- раздался в трубке мелодичный голос.

- Добрый день, это Марина Суетова?

- Да, я слушаю.

- Вас беспокоит Андрей Корнилов, я частный детектив, работаю по просьбе супруги Вадима Хованцева.

- Да-а? Я слушаю. "Интересно, она знает какие-то другие слова?"подумал я.

- Марина, мы могли бы сегодня встретиться?

- Да? А зачем?

- Есть у меня несколько вопросов к вам. Ответите - спасибо. Нет распишитесь и будьте благоразумны.

- Да? Я как бы не понимаю вас.

- Вопросы - это когда я спрашиваю, а мне отвечают,- пояснил я.Отсутствие ответов порождает новые вопросы. Не всегда приятные. Это понятно?

- О, да, конечно. Вы хотите приехать ко мне и спросить меня, что я думаю об убийстве Хованцева, правильно? Занятная дама. Придуривается, или, действительно, такая? Скорее всего, придуриватся.

- А вы пригласите меня к себе прямо сейчас, и я все объясню на месте.

- Да-а? Почему бы и нет? Приезжайте, господин Трефилов, я подожду вас дома.

- Корнилов,- сказал я.- Андрей Корнилов! До встречи, Мариелена! Не мог удержаться от сарказма. Посмотрим, как она отреагирует на это. Да и вообще, интересно побеседовать с ней.

Квартира главного редактора популярной радиостанции впечатляла своей роскошью. Она располагалась в солидном доме на Кутузовском проспекте, правда, не в том, где жил Брежнев, но все равно - приятно (хозяевам). И жена главного редактора впечатляла, о ней можно было сказать двумя словами - "роскошная блондинка". Настолько роскошная, что если б меня спросили: хочешь такую?- я мог бы запросто брякнуть: а сколько это стоит? И вежливо отказаться. Никогда не комплексовал по поводу солидного состояния или сногсшибательной красоты женщины, бывал, как говориться, знаком со всякими, но тут этот комплекс вырос в моей душе за считанные секунды. Так впечатлила меня Марина Суетова. Я поприветствовал даму раскрытым удостоверением и замер, в ожидании ответа.

- Корнилов, я запомнила,- нараспев сказала она,- проходите. Не возражаете, если мы поговорим на кухне?

- Я тоже запомнил, вы - Марина, спасибо за приглашение. Обожаю беседовать на кухне. Там же много всего вкусного.

- Вы полагаете, я буду вас угощать?- усмехнулась она.

- "Я полагаю, что все это следует шить",- ответил я словами некогда популярной песни.

- А вы интересный тип,- сказала Марина, протягивая руку в сторону кухни. Чуть было ни сказал, что она тоже интересный тип. Со времени нашего телефонного разговора с ней произошли разительные перемены. Но сдержался. Я двинулся в указанном направлении и вскоре очутился в комнате, которую сразу и не принял бы за кухню, настолько она была просторна и уставлена, похоже, антикварной мебелью.

- Кофе, чай?- спросила Марина, присаживаясь на край затейливого диванчика, Я сел на столь же интересный стул напротив.

- Спасибо, нет. Когда меня угощают только из вежливости, аппетит пропадает напрочь.

- А как еще можно угощать?- искренно удивилась она. Я тоже удивился и даже призадумался.

- Ну ладно, не буду вас отвлекать. Можете задавать свои вопросы.

- Для начала задам ваши. Вы знакомы с Маргаритой Решетиной?

- С Риткой? О, да. Ей не везет в жизни. Пашет, пашет, а все букашка. Я ей иногда помогаю, изредка.

- Когда вы познакомились?

- Вас это интересует? Пожалуйста. Мы вместе учились в пединституте. Дружили. Она - москвичка, я из Клина. Мне нужно было остаться в Москве, выйти замуж за солидного человека, и я это сделала. Ей не нужно было оставаться в Москве, и она ничего не сделала. Бывает. Видите, я совершенно искренне говорю с вами, надеюсь, это останется между нами.

- Разумеется. Это вы ее устроили на радиостанцию мужа?

- Я попросила Славу. Она работала в какой-то газетенке, получала гроши, а вообще-то - способная журналистка и достойна лучшей участи.

- Вы знали Хованцева?

- Знала, что есть такой сотрудник, видела на банкетах и всяких мероприятиях. И все.

- А Люсина?

- То же самое.

- О чем вы говорили с мужем в день убийства Люсина?

- Я увидела в бутике на Тверской совершенно обалденный белый костюм, стоил он прилично, и я приехала спросить мужа, не возражает ли он, если я его куплю. Надеюсь, ничего предосудительного в этом нет? Конечно, нет, если это не связано с убийством. Но говорить ей это я не стал.

- И до вечера были в редакции?

- О, да. Поболтала с Риткой, потом зашла в кафе, потом вернулась к Ритке.

- Это вы посоветовали ей "успокоить" Хованцева?

- Нет-нет, она сама. Я советовала ей не влезать в эти дела. Пусть перегрызутся, ей же лучше будет, глядишь, и станет заведующей отделом. Но она пошла, психология неудачницы.

- Почему?

- Потому что Люсину это не понравилось бы, а ей такое отношение заведующего совсем ни к чему. Тогда же никто не знал, что его убьют, верно? Но ей же плевать на правила, на перспективы роста, у нее же свои принципы!

- Насчет перспектив Решетиной вы могли бы не волноваться. У нее были особые отношения с покойным Люсиным.

- Хотите сказать, что они тра... в смысле - спали?

- В смысле - да.

- Откуда вам известно? Я об этом ничего не знаю.

- Земля слухами полнится, а редакция уже переполнена ими. Странно, что вы, подруга, не знали этого.

- Ничего странного. Слухи они и есть слухи. У вас есть доказательства?

- Косвенные,- многозначительно сказал я.- А что вы делали в редакции до вечера?

- Сидела в Риткином кабинете. Зачиталась материалами о связях Администрации президента со спецслужбами. Этот материал готовился к выходу в рубрике "Специальное расследование". Жутко интересно было почитать о том, что еще никто не знает. Она была явно не дурой, все мои наскоки отбивала спокойно и даже, с тенью превосходства. Манера поведения, рассчитанная на замученных делами следователей, соблюдающих, к тому же, нормы закона, которые много чего не позволяют. Но со мной такой номер дает прямо противоположный результат. Уверенные, четкие ответы свидетельствовали о том, что Суетова подготовилась к встрече, предвидела, какие вопросы будут заданы, и знала, как на них отвечать. Ни тени сомнения на красивом лице! С таким умом и такой выдержкой вполне могла спланировать и осуществить весьма сложный преступный замысел, коим и было убийство Люсина. Пока только "могла", всего лишь одна из версий, гроша ломаного не стоящая без мотива преступления.

- А как же белый костюм?

- Почему не побежала сразу покупать? А куда он денется? Муж не возражал против костюма, настроение было отличное, и я решила пообщаться с подругой, а потом увлеклась эксклюзивными материалами... Купить костюм можно было и на следующий день, что я и сделала. Кстати, хотите взглянуть на чек? Там указана дата. А вот прочитать такое о первых лицах государства... Костюм - не музыкальный центр, на него не дается двухлетняя гарантия. Примерила, все нормально - значит, покупка состоялась. Для чего же хранить ненужный чек?

- А что, по чеку можно и через две недели обменить костюм? Или бесплатно заштопать дырку?- поинтересовался я.

- По чеку можно отчитаться перед мужем. А потом его можно хранить, как память о приятной покупке. У меня много таких чеков, могу их тоже показать.

- Не надо, я вам верю. Скажите, Марина, когда вы уехала в тот вечер домой?

- Точно не помню, уже стемнело.

- Ваша машина стояла там, где обычно стояла машина Решетиной. Между машинами Люсина и Хованцева, верно?

- Мой водитель, Сергей, увидел свободное место и припарковался. Вот и все. Я не обращала внимания, чьи машины стояли рядом. Зачем это мне?- она пожала плечами.

- Именно в этот вечер, именно между этими машинами разыгралась трагедия.

- Я этого не заметила.

- Но ведь вы уехали после Хованцева?

- Кто это сказал? Я уехала, его машина еще стояла рядом.

- Значит, все-таки, знали, чьи это машины?

- Знала, что машины рядом - стоят, а чьи они, мне было все равно. Тогда. Потом, конечно, мне сказали, а тогда... Как сейчас помню - Сергей вывел "Форд" с трудом, потому что совсем рядом стояли другие машины. Я еще сказала ему - осторожнее, не изуродуй мой "Форд". Вот оно, явное вранье. Жанна могла говорить о слухах, Решетина могла нервничать совсем по другому поводу, но охранник Илья не мог соврать. Не было смысла подставлять гранд-даму радиостанции. Не было смысла рисковать! Значит, она лгала. Так же спокойно, как до этого говорила правду. Она вполне могла устроить слежку за мной, могла послать козлов в мою квартиру. Все это было только версией, но знала бы она, каких трудов стоило мне оставаться спокойным!

- У меня есть свидетельские показания, что вы уехали вслед за Хованцевым,- сказал я.

- Назовите мне этих свидетелей, пригласите их сюда, и мы посмотрим, что стоят их показания,- с непоколебимой уверенностью ответила она. Супер-дама! Я даже посочувствовал Суетову, она ведь с такой же уверенностью говорит, что полночи обсуждала линию Мажино в современных моделях женского трикотажа, и он вынужден верить!

- Не назову,- сказал я,- и не приглашу. Их показания зафиксированы на пленку и, возможно, будут использованы в суде. Но если вы утверждаете, что уехали раньше, пусть будет так.

- Вы душка, Андрей,- сказала она.- Не то, что эти занудливые менты. Это будет именно так, можете не сомневаться. Надеюсь, что я вам уже все сказала, и теперь позвольте предложить чашку кофе не из вежливости, а - как символ приятного знакомства с приятным детективом. Ну? Я посмотрел на часы

- до встречи с Басинским было еще много времени, и согласно кивнул.

- Не возражаю.

- Отлично! Она поставила "турку" с молотым кофе на стекловолокно электроплиты, села на диван, поддернула края халата так, что красивые белые ноги обнажились почти полностью, и с выражением полной невинности спросила:

- Не хотите ли чего-то еще, Андрей?

- Хочу,- сглотнув слюну, сказал я.- Но скажу об этом позже, ладно? Когда выясню, кто убил Люсина.

7

Я вышел во двор, огляделся, увидел белый "Форд" неподалеку от подъезда. Водитель сидел за рулем, ожидая выхода, а может, звонка хозяйки. Только ли хозяйки? Я подошел к иномарке, легонько постучал в боковое стекло водителя. Оно опустилось на треть. Сырник довольно-таки точно описал парня, действительно, не сравнить с главным редактором! Кстати, машину Сырника я не заметил поблизости, да и не было ему смысла торчать во дворе.

- Чего надо?- спросил водитель.

- Это машина Марины Суетовой, а ты Сергей?

- А тебе какое дело? Вали отсюда. Не понравился он мне. И не потому, что считал себя крутым. Глаза не понравились.

- Мы с Мариной только что мило беседовали, кофе пили. Она и про тебя рассказывала, решил познакомиться.

- Познакомился? Ну и вали! "Она и про меня рассказывала",- подумал я.

- Особенно, про то, как ты ловко выезжал со стоянки в редакции, тесно было, но молодец, справился, машину дорогую не помял. Каскадером раньше работал?

- Я же сказал тебе!..- он демонстративно взялся за ручку дверцы, давая понять, что щас ка-ак выйдет!.. На ком-то хоть можно сорвать свою злость? Надоело терпеть, честное слово! Я резко бросил руку над стеклом, ударил его костяшками пальцев в шею. Не сильно, но чувствительно. Он опрокинулся на пассажирское сидение, захрипел, потом с трудом сел, посмотрел на меня с откровенной ненавистью. Я тоже смотрел на него без притворства.

- Ну, холуйчик, лакей хренов, желаешь выйти, поговорить со мной? Козел мерзопакостный, я тебя за яйца повешу вот на этом дереве, сучара! Иногда я выглядел очень невоспитанным, но что поделаешь, вынуждали! Водитель ткнул пальцем в кнопку, и стекло поехало вверх, но я успел положить на него ладонь. Дверной моторчик оказался слабее, и стекло забуксовало.

- Испортишь машину, придурок,- сказал я. Он снова нажал кнопку. Стекло замерло, а водитель отодвинулся к пассажирскому сидению.

- Чё те надо?- прошипел он.

- Ответа на вопрос. Как ты сумел выехать со стоянки во дворе офиса мужа твоей, скажем так, хозяйки?

- Пошел ты!..- он еще дальше отодвинулся, и теперь его трудно было достать. Не ломать же машину, она дорогая.

- Ты пока подумай, да почитай книжки про то, как надо вежливо разговаривать со старшими. В общем, приготовься к следующему разговору. И я пошел к своей машине. Чего хотел, добился - вывел его из себя. Теперь, как говорят наши мудрые телеведущие, мяч был на стороне Совета Федерации. Если он просто водитель и даже, просто любовник, это одно, если не просто совсем другое. Вот и пусть покажет, кто он есть на самом деле. Это важно для развития... федерализма в России. Выехав на Кутузовский, я заметил у обочины "копейку" Сырника, но даже не помахал ему. Надеюсь, он не обидится. Два вопроса донимали меня, и оба не имели отношения к делу. Первый - неужто Марина права, и все мы, действительно, угощаем только из вежливости, или по необходимости? Большой разницы тут нет, ибо, не нужному человеку и вежливость демонстрировать не нужно. Сам-то я всегда думал по-другому, и угощал друзей, женщин просто потому что хотел сделать их пребывание в моем доме приятным. Мне нравилось чувствовать себя радушным хозяином. Но может быть, я подсознательно действовал по необходимости? Друзья могут помочь, женщины

- приласкать, все должны чувствовать себя хорошо в моей квартире, чтобы еще и еще приходить туда, мне же это нужно! Тогда получается, что и Борьку я угощаю чем-то вкусным потому, что он мне нужен! Значит, действую из выгоды? По необходимости? И Марина, которая прямо об этом сказала, была права? А с другой стороны, друзья есть друзья, женщины есть женщины, накормить-напоить их в своем доме - моя святая обязанность, независимо от того, что будет дальше. Про Борьку и говорить нечего, я люблю малыша, потому и балую его всякими лакомствами. А мог давать только корм для грызунов, и он бы все равно скакал за мной по комнате, как шаловливая собачонка, и любил бы меня ничуть не меньше. Только я кем бы себя чувствовал? Нет, Марина, несчастная ты женщина, если не знаешь, как можно угощать не из вежливости и не по необходимости! В общем, на один вопрос я ответил, а вот на второй даже не пытался. Хотя был он предельно прост: за счет чего главный редактор живет так хорошо, что жена имеет персонального водителя? У них рекламы столько, что расходы вряд ли покрывает. Оно, конечно, негоже считать деньги в чужом кармане, но все-таки интересно. Может, если б наши богачи разъясняли, как стали богатыми, легче жить было бы? Например, какой-то Бревнов рассказал бы, что получает столько-то, имеет от бизнеса столько, три месяца голодал, питался только ливерной колбасой и "Чаппи", сэкономил столько-то и смог нанять самолет до Америки и обратно, чтобы тещу привезти - так и люди больше бы уважали власть? Потому, как знали б - поголодаешь три месяца - и нанимай самолет, лети в Америку? Но все мы почему-то живем в состоянии боя в Крыму - все в дыму и ни хрена не видно. Вернее, все видно, но ни хрена не понятно. Вот и я не понимал, ну и ладно. Я проверил, нет ли за мной "хвоста", на сей раз не было, потом оставил машину на Неглинке, пешком прошелся до Кузнецкого моста, поднялся вверх по Кузнецкому, и вскоре увидел Гену Басинского.

- Как Борька?- спросил он. Вот вам и подтверждение тезиса, что мы в общем-то тупые и запрограммированные на определенные реакции существа. Человек, который брезгливо поджимал губы и мысленно плевался, когда я говорил о своем крысенке, теперь интересовался его здоровьем. На полном серьезе! А все потому что вырвался из общепринятых норм, открыл глаза и увидел - да он же ошибался!

- Нормально,- сказал я.- Ранку я смазал, серьезных повреждений вроде бы нет. Оживает парень. Они, суки, просто пнули со злости его клетку и смылись. Компьютер тоже пнули.

- Привет Борьке передай... от Крыстины.

- Она придет в гости?- тут же спросил я. Гена болезненно поморщился и покачал головой.

- Все испортил,- с сожалением сказал он.

- Не бери дурного в голову. Ты мне вот что скажи, каким образом главный редактор радиостанции, пусть, популярной, может позволить своей жене ездить на "Форде" с личным водителем, одеваться в дорогих бутиках и жить в квартире с антикварной мебелью? Я слушал "Люкс-радио", есть у них реклама, но вряд ли она покрывает их дневные расходы. Откуда сверхприбыль? Гена еще сильнее поморщился, взгляд его стал совсем тоскливым.

- Ты же знаешь законодательство, проверить, на что он живет, практически невозможно. А я знаю, откуда бабки, но ничего не могу сделать. У них акционерное общество, значит, есть акционеры, то есть, те, кто вкладывает бабки в радиостанцию.

- Только не надо ликбеза,- сказал я.

- А кто эти акционеры? Богатые иностранцы и политические партии, за которыми стоят финансово-промышленные группы. И сами финансово-промышленные группы. Не для того вкладывают бабки, чтобы рекламу свою бесплатно давать, нет. Свои большие интересы защищают. А теперь представь, что им стоит всем вместе кинуть миллион баксов на радиостанцию, которая целый год будет вещать в их пользу? Пустяк. И она вещает. Я тебе скажу годовой расклад: четыреста тысяч баксов на аренду и оплату техсредств. Двести тысяч - оплата сотрудников. Сто двадцать тысяч - зарплата главного редактора, он определяет политику, он за нее головой отвечает. Остальное - гонорары, премиальные и непредвиденные расходы.

- Кучеряво живут,- сказал я.

- И попробуй их тронь! В ход пойдет не один миллион, а много, весь мир на дыбы встанет. Потому-то шеф и не может в открытую помочь своему родственнику. Эти дятлы и так уже достали нас!..

- Не завидую я тебе, Гена. Но спасибо, просветил. Теперь не буду удивляться роскоши главного балабола радиостанции. Кстати, я сегодня встречался с его женой в его квартире. Потому и возникли вопросы.

- Она тебе отдалась на антикварном диване?

- Пыталась, но я оказался морально устойчивым. Короче, вот какие у меня соображения, Гена. И я рассказал ему о своих действиях и возникших при этом соображениях.

- Я примерно так же думал, но показания охранника - это серьезно! Почему ж он, падла, следователю не сказал?

- Потому что спрашивали неправильно. Но это ведь пока не имеет значения для суда. Ты немедленно свяжись с ним, сегодня парень отдыхает, и сними официальные показания. Лучше - на видеокамеру. Ну, не сам, заставь следователя это сделать.

- Заставишь тут! Они себе на уме, и плевать хотели на нас. Но я проинформирую шефа, когда вернется с совещания.

- Ты дурак, Гена? Немедленно свяжись с шефом, пусть заставит следователя как можно скорее снять показания. Это главный довод в пользу невиновности Хованцева! Иначе - пошли вы на хрен, сами занимайтесь этим делом, у меня и так достаточно неприятностей с этим делом!- я не на шутку разозлился.

- С компьютером я решил проблему. Зайдешь в магазин "Книги", увидишь мужика с коробкой, покажешь свое удостоверение. Коробка твоя, а в ней компьютер с модемом и нужными программами. Из резервного фонда. А с охранником... все понимаю, но шеф уехал на совещание! Как вернется, что-то придумаем. Сам-то я не могу. Что тебе еще нужно? Все это походило на маразм. Вместо того, чтобы взять охранника под любым предлогом, а потом снять показания и вызволить Хованцева, он должен ждать, когда шеф вернется с совещания! Да за это время черт-те что может случиться! Об этом я и сказал Гене. Он досадливо поморщился, и опять спросил, что мне еще нужно.

- Пару оперативников к моему подъезду, пусть дежурят круглосуточно. При отъезде

- следуют за мной. Связь с ними. Полная информация на Суетова, его жену, Решетину и водителя жены, некоего Сергея. Любая деталь важна.

- Не слишком ли ты много просишь, Андрюха?- спросил Басинский.

- И все данные о хозяевах радиостанции, в смысле - акционерах,добавил я.- Возможно, причины убийства в конкуренции бизнесменов за право влияния. Пока все, а там видно будет.

- Круто берешь.

- А как ты думаешь бороться с радиостанцией, у которой хозяева иностранные миллионеры, политики и олигархи, у которой бабки такие, что можно купить любого киллера? Если только моими слабыми силами - извини, я не враг себе.

- Сделаю. Все, как ты сказал. Знаешь, Андрюха, года полтора назад, ты уже ушел, у шефа был юбилей, полтинник. Отмечали в кабаке, и там я познакомился с Хованцевым. Классный мужик, он не мог убить.

- Я это уже понял, теперь нужно доказать, что зажравшиеся агенты международного империализма хотят посадить классного мужика. С международным империализмом я в одиночку справиться не могу. И не хочу в это дело ввязываться, ты понял? Международный империализм упомянул потому, что такие мы вольнодумцы были. В ранней молодости на вечеринках белогвардейские песни пели и над партийными гимнами издевались, а теперь, когда сытые телепопки из своих цветных клеток далдонят, что они свободнее и демократичнее Клинтона, не захочешь, а скажешь что-то совсем другое.

- Я понял. Постараюсь убедить шефа. Я сам уже зациклился на этом деле. Лады, вечером перезвоню, скажу, что сделал. Привет Борьке.

- А ты передай привет Крыстине - от нас. Кстати, Гена, если международный империализм узнает, что мы обожаем крыс, он, при всенародной любви к этим зверушкам, с дерьмом смешает нас.

- Не смешает,- уверенно сказал Гена.- Боссы не позволят, у них же главные любимцы - Микки-Маус и крыс Рокфор, так что, мы ближе к международному империализму, чем его агенты.

- Тогда прямо так и объявят,- со вздохом сказал я.- И уж точно смешают. Мы попрощались, и я пошел в магазин "Книги" получать свой компьютер из резервного фонда ФСБ. Получил без проблем, купил в магазине ананасы в сиропе, связку бананов и поехал домой. Я все еще беспокоился за здоровье малыша.

К счастью. Борька чувствовал себя нормально. Он сидел на самом верху своей клетки и радостно семафорил мне лапками, будто дисциплинированный моряк с пиратского судна, мол, земля! Я и вправду был для него тем же, что и земля для пиратов, долго болтавшихся в открытом море. Вот, кто меня все время ждет и все время рад мне. И не потому, что я привез бананы и ананасы, а просто - я пришел, он увидел и обрадовался. Понятное дело, я угостил малыша деликатесами, а потом, когда он управился с едой, выпустил из клетки. Борька решил меня порадовать свежей (по его мнению) прессой, схватил газету с нижней полки журнального столика и понес ее к дивану, где сидел я. Это надо видеть, как он скакал к дивану с газетой в зубах! Она, хоть и свернутая вчетверо, все же большая, и скакать, держа ее в зубах, невозможно, поскольку лапки окажутся на той же газете. Поэтому Борька скакал сбоку от газеты, но крепко держал ее в зубах, и таким образом добрался до дивана. И прыгнул, но газету во время прыжка выронил, тяжелая все-таки. Сам забрался на диван, а газета осталась на полу. Он спрыгнул вниз, снова взял ее в зубы и снова прыгнул. Опять не получилось, газета была не только тяжелая, но и неудобная, слишком большая по площади. Тогда он отодрал кусок газеты, запрыгнул с ним на диван и положил мне на колени. А потом зарылся мордашкой в мою ладонь на диване и замер, блаженно прижмурив черные глазенки. "Прессу", которую притащил мне малыш, я, конечно, не стал читать. Но от души посмеялся над представлением, которое он мне устроил, в цирк ходить не надо! А когда смеешься, не думаешь о плохом.

- Спасибо, малыш, ты - настоящий друг,- сказал я, почесывая его за ушком. Нравилось ему это. Я уже договорился о встрече с Татьяной Хованцевой, надо было только перекусить и ехать. Но не хотелось. И вообще, было грустно от мысли, что и сегодня я буду спать один. В иные времена можно было и месяц не думать о женщинах, но сегодня почему-то думалось. Можно было пригласить Лену или Вику, есть ликер, есть джин с тоником, но ведь потом их запросто могут "угостить" кастетом по голове, не говоря уже о худшем. Значит, нельзя. Да и не очень хотелось. А кого хотелось - и подавно нельзя. Ну и подлая же у меня работа! Сам виноват, никто меня не заставлял браться за нее.

Осенью грустно даже в Москве, особенно, если не очень везет, как мне в последнее время. Любил девушку, тоже, кстати, секретаршу в то время, но она вдруг сказала, что зарплата капитана ФСБ ее не устраивает, и выскочила замуж за того, чья зарплата соответствовала ее интересам. Ничего, что он был толстым и пожилым то ли узбеком, то ли таджиком, главное бизнесмен солидный. и когда его убили, переживать особо не нужно было. Сама стала большой бизнесменшей. Потом женился, но вовремя понял, что ошибся, вовремя развелся. Ушел из конторы, стал частным детективом, да не очень удачливым. Теперь вот живу сам в однокомнатной квартире в Крылатском, и даже девушку не могу пригласить, потому как - опасно. Говорил же мне отец, теперь начальник солидной строительной фирмы, иди в МИСИ! Теперь был бы его замом и горя не знал. Но я не любил строить, я любил разрушать то, что незаконно построили и подстроили другие. Разгадывать их сложные схемы и - разрушать. И вот результат. Можно было покаяться и пойти к отцу начальником охраны, но это означало

- признать свои ошибки и умолять о прощении. А я не ошибался. Просто не везло, да и время неподходящее для честной государевой службы. Ну, один, осенью грустновато бывает, зато - свободен, в отличие от "свободной прессы", и плевать мне на всяких боссов! Да и не совсем один, у меня Борька есть, маленький, но преданый друг. Я его назвал так потому, что имя очень уж государственное, хотя был он ни державно-седым, ни угрожающе лысым, ни подозрительно-кучерявым. Зато оказался верным другом, честным и скромным парнем. Учитесь, господа, если будете такими, как он, глядишь, и Россия изменится в лучшую сторону. Так ведь скажут, как можно быть похожими на крысу? Никогда! И народ заревет - верно, верно! Эх, народ, народ! А что ты знаешь о крысах? Вот о чем я думал, когда ехал по влажным. пятнистым от опавших листьев московским улицам на встречу с Татьяной Хованцевой, тоже красавицей, судя по рассказу Сырника и примерной женой. Ну что ж, посмотрим, какая она на самом деле. Далековато она жила, в Измайлово, на Сиреневом бульваре ровно другой конец города, однако, я доехал без происшествий. И вскоре выяснил, что в этом случае Сырник не здорово преувеличивал. Татьяна Хованцева была довольно-таки симпатичной шатенкой, несмотря на усталый вид и тени под глазами. Про то, какая она жена, можно было судить по грустному взгляду ее красивых карих глаз. Пятилетний сын и четырехлетняя дочь Хованцева стояли в прихожей за спиной матери.

- Добрый день, Таня,- сказал я и обратился к подрастающему поколению.Привет, начальство! У вас есть домашние звери?

- Есть лыбки,- робко сказала девочка.

- Вы освободите папу?- спросил парень.

- Конечно, освобожу, у вас замечательный папа. Но чтобы не грустить, пока он отсутствует, заведите себе крысенка. Маленького, серенького.

- Клыса? Фу, у нее длинный хвост,- брезгливо поморщилась девочка.

- Я вот что вам скажу,- я присел на корточки и продолжил заговорщицким тоном.- У меня дома живет крысенок, Борька. Так он такой проказник, каких вы не видели. запрыгивает на диван, бегает по мне, кувыркается, а сегодня притащил мне газету. Но не смог запрыгнуть с ней на диван, поэтому отодрал кусок и положил мне на колени, на, читай.

- Так не бывает,- сказал парень.

- Приходи ко мне в гости, сам увидишь,- сказал я.- Он такой дружелюбный, и обожает гостей.

- Дети, идите к себе, мне нужно поговорить с Андреем Владимировичем.строго сказала Татьяна. Я снова оказался на кухне, но теперь это была вполне нормальная, наша кухня. И мне второй раз за сегодняшний день хозяйка предложила чай или кофе.

- Из вежливости?- спросил я?

- Что? Я рассказал о своем свидании с Мариной Суетовой, объясняя вопрос.

- Нет, просто потому, что вы гость. И потому что я... как бы это сказать... Ну. в общем, верю вам. Вы мне внушили надежду. Тут уж я не понял, почему я ее внушил, надежду.

- Честно вам признаюсь... Ваш сотрудник, Олег, весьма милый человек, но я сильно сомневалась в том, что он сможет распутать это преступление и помочь Вадиму. А глядя на вас, подумала, что... Поверила.

- Спасибо за комплимент, но мы лишь внешне отличаемся, а в душе близнецы и братья. Спасибо за предложение, чай я только что пил дома.

- Вы что-то выяснили?- с затаенной тревогой спросила она.

- Да. Ваш муж невиновен. Если бы можно было сейчас собрать коллегию Верховного суда и привести туда всех заинтересованных лиц, судьи единогласно бы постановили освободить Вадима Хованцева. Но это фантастика. Судьи не соберутся ради вашего мужа, а если и соберутся, свидетели не подтвердят свои показания. Потому что боятся, или им заплатили.

- Простите, а тогда зачем я вам понадобилась?

- Вы меня тоже извините, Таня, мне просто необходимо было с вами познакомиться. Я говорил с разными людьми, утверждая, что действую по вашему поручению, а даже не знал, как вы выглядите.

- И... что? В смысле, что вы думаете делать дальше? Валентин Никодимович сказал, что вы самый талантливый его сотрудник.

- Он мог добавить - бывший. Мог бы еще добавить - к моей великой радости. Но это не имеет никакого отношения к делу. Ваш муж, Таня, невиновен, и я сделаю все, чтобы это доказать.

- Не знаю почему, но я вам верю... А скажите, вы правду говорили о крысенке, или это такой ход? Я знаю, что они очень умные, но дома... Я рассказал ей о Борьке много интересного, чему и сам до сих пор удивлялся. Упомянул и о жене Гены Басинского, которая до смерти боялась мышей, а после общения с Борькой велела мужу ехать на Птичий рынок, в результате чего у Басинского появилась Крыстина, через "ы". Я не ставил себе цели убедить всех москвичей приручить диких грызунов и таким образом решить одну из проблем мегаполиса, но Татьяна слушала меня с улыбкой, похоже, ей нравился мой рассказ, немного отвлек от тоскливых мыслей. И то хорошо.

- Ваши дети будут возиться со зверушкой все время, им это поможет. Да и вам тоже,- закончил я свой рассказ.

- Я подумаю. Скажите, Андрей, вы хотите, наверное, спросить у меня, знаю ли что-то... Ну, интересное для вас?

- Если знаете, скажите. Но судя по той информации, которую я имею, ничего интересного для меня вы добавить не можете.

- Абсолютно, абсолютно верно! У Вадима не было врагов, он работал... просто работал. Никаких звонков, угроз... Поэтому я... ничего не могу понять.

- Вам нужно просто верить и ждать,- сказал я.- А понять постараюсь я. Договорились?

- Спасибо вам, Андрей...

8

По дороге домой я позвонил Сырнику, он с радостью заявил, что теперь знает адреса всех престижных магазинов, и когда станет богатым, поедет именно туда покупать шмотки жене. Я поздравил его с приятной работой, ненароком поинтересовался, нет ли чего странного в передвижениях Марины.

- Нет!- сказал Сырник.- Была еще в одной фирме, похоже, американской, называется "Мичиган". Что там делала, не знаю. Да, сегодня она сама за рулем, красавчик отдыхает. Может, переутомился прямо с утра, а? Ты как считаешь?

- Смотри внимательно,- сказал я. И подумал: а где у нас красавчик? Почему не за рулем, чем занимается в это время? Связано ли его отсутствие с моим визитом к Суетовой? И - каким образом? Интересный вопрос. Дома я поинтересовался, как себя чувствует малыш, он снова обрадовался моему возвращению, и был немедленно выпущен из клетки. Но играть с ним я не стал, надо было поразмыслить над теми крохами информации, что удалось получить, и решить, в каком направлении двигаться дальше. Я сел за стол, достал из ящика чистый лист бумаги, взял авторучку и стал думать. Итак, вот моя версия событий. С подачи Марины Суетов отправляет Решетину на пресс-конференцию, Марина приезжает и ставит свою машину на место машины подруги - как раз между "семеркой" Люсина и "Ауди" Хованцева. Потом она отправилась к мужу и настояла, чтобы тот уволил Хованцева, причем, сказал ему об этом немедленно. Суетов сказал. Пока Хованцев бушевал, Марина отсиживалась у Решетиной, а потом попросила подругу "успокоить" уволенного коллегу, то есть, задержать его отъезд домой до наступления темноты, и проследить, чтобы он напился до потери памяти. В обществе симпатичной женщины расстроенный мужчина вполне способен на такое. А когда соберется домой, необходимо опрокинуть стакан "кровавой Мэри", но так, чтобы все подумали, будто он спьяну выбил стакан из рук. Решетина не могла ей отказать, она ведь была обязана Марине. Между тем, в офис вернулся Люсин, возможно, незадолго до окончания рабочего дня, дабы обезопасить себя от встречи с разгневанным Хованцевым. Марина затащила его в кабинет Решетиной, заболтала, пока ни стемнело. Сотрудники дневной смены разошлись, ночная приступила к работе. Поговорив с женой босса, Люсин заторопился домой, вышел из офиса, направился к своей машине. Фонари в этой части двора не горели, три машины стояли плотно, между ними Люсину вогнали в сердце ножницы. Марине не составило большого труда зайти в кабинет Хованцева и взять их со стола, пока тот говорил с боссом. А потом передать убийце. То есть, красавчику, он ведь сидел в ее машине! Я нарисовал всех действующих лиц в виде кружков, соединил их стрелками. Как убили Люсина? Водитель подозвал его к себе, выглянув со стороны машины Хованцева. Вполне вероятно, сказал, что Марина звонит по сотовому, хочет что-то спросить. Люсин подошел и был убит. Красавчик оттащил труп в сторону, возможно, за свою машину, а потом сдал чуток назад и - не видно. Когда Хованцев с "кровавой Мэри" на подошвах кроссовок подошел к своей машине, его окликнули. Марина? Может быть. О чем-то он говорил несколько минут, топтался на месте, не замечая крови под ногами. Там же было темно. Потом сел в "Ауди" и уехал. Труп положили там, где он и был убит, и где видны были следы кроссовок Хованцева, и Марина поехала домой. Стоп. Согласно материалам дела, Люсина никто не видел в редакции. Значит, ему было велено ждать в машине, или... Убили в другом месте. Нет, это глупо, приезжать в редакцию средь бела дня с трупом в багажнике. Могла Марина позвонить ему по сотовому и попросить приехать, но ждать ее в машине? Мол, есть перспективы... Вполне. Стоп. За "Фордом" Марины и вообще, в других местах следов крови не обнаружено. Вряд ли ее стирали тряпками с асфальтами и светили при этом фарами. Значит, труп спрятали... В ее машине! Тут же! Открытая задняя дверца. Удар ножницами в грудь, убийца быстро заталкивает труп на заднее сидение. А потом так же быстро выбрасывает его, когда Хованцев отъезжает. Следы крови были в "Форде" Марины, но кто их там искал? А теперь, через две недели, скорее всего, задние сидения "Форда" заменено, не отмыто, а заменено, не только сидение, но и покрытие пола. Просто и надежно. И - никаких следов. Только те, что остались на кроссовках Хованцева. Вот это уже ближе к цели. Борька вскарабкался по джинсам на мои колени, а потом легко запрыгнул на стол. Уткнулся своим длинным носом в лист бумаги и недовольно фыркнул.

- Что-то не так?- спросил я.- У тебя есть свое особое мнение? Или ты просто недоволен тем, что я занят работой? Он оторвал уголок листа, спрыгнул с ним мне на колени, потом спустился на пол и потащил свою добычу за диван.

- Понимаю,- сказал я.- Когда меня прикончат, ты организуешь музей великого сыщика Корнилова, так? Я почти не сомневался, что правильно понимаю, как было организовано убийство. И уже знал, чем займусь завтра. Где-то же чинят новые "Форды", меняют окровавленные сидения? А куда их потом выбрасывают? И наверное, эта автомастерская находится неподалеку от дома Суетова... нет, скорее, неподалеку от офиса, вряд ли Марина решилась ехать с окровавленным задним сидением через весь город. Хоть выдержка у нее - ого-го, какая, а все ж таки опасно. Надо будет найти эту мастерскую. И поговорить с красавчиком вполне серьезно. Даже если и не он убивал (в это самое время ходил, к примеру, пописать в офис), про кровь на сидении не может не знать. И если связать все это с показаниями охранника в будке уже кое-что! Да одних этих показаний достаточно, чтобы развалить дело в суде и оправдать Хованцева! Кружки теснились на листке бумаги, стрелки соединяли их в порядке взаимодействия, но вверху было чистое пространство. Мотив! Я не знал мотив преступления, и не знал, кого же хотела наказать Марина, или те, кто за ней стоит - Люсина или Хованцева? Неизвестно, что страшнее, быть убитым, или сидеть в тюрьме за убийство, которое не совершал! Чистое пространство над кружками было временем до дня убийства. Что-то случилось, и стало мотивом преступления. Какое-то событие, возможно, для непосвященных - незначительное, мелкое, незаметное, но оно имело место. Тут мне должна была помочь Жанна. Правда, ее рабочий день заканчивался через полчаса, звонить в офис я не хотел, значит, надо подождать, когда она приедет домой. Кстати, и Гена может подсказать, если выполнил мою просьбу и законспектировал все данные, которые у них есть на интересующих меня личностей. Гене можно было позвонить, заодно и спросить, как обстоят дела с другими моими просьбами. Я позвонил, но Гены в кабинете не оказалось. Зато на столе опять появился хитрец Борька, явно с намерением отодрать еще один угол с моей схемы и утащить за диван. Но я не позволил. Взял его и опустил на пол.

- Не мешай мне работать, малыш. И вообще, знаешь, не надо мне музея, лучше еще немного поживу. Кто-то же должен о тебе заботиться. Но Борька упрямец еще тот! Если уж чего решил (почти как в песне Высоцкого про джинна), то будет добиваться этого. Он снова оказался на столе. Тогда я посадил его в клетку.

- Погулял, похулиганил - и хватит. Сейчас я принесу тебе что-то вкусное, перекуси, отдохни малость. Мне тоже надо перекусить и позвонить. Наполнив мисочку Борьки деликатесами, между прочим, отнюдь не крысиными, и налив ему воды, я пошел на кухню. Но прежде, чем заняться своим ужином, позвонил Решетиной на службу. Ей-то, в отличие от Жанны, можно было позвонить, и даже нужно. Услышав в трубке ее чересчур серьезный голос, я сказал:

- Привет, Рита, это Корнилов вас беспокоит. Я к вам тут заходил на днях, надеюсь, помните?

- Да, я помню. Извините, у меня нет времени с вами разговаривать. Вот так-то.

- Не бросайте трубку!- резко сказал я.- Вчера вы сами просили, чтобы я перезвонил вам! У меня тоже нет времени разговаривать впустую... Ох, что мне хотелось добавить к этому! Но я сдержался, и зря. Потому что Решетина бросила трубку. Значит, посоветовалась и договорилась. Дура! Я ведь предупреждал ее, что свидетелей убирают, правда, иногда не предупреждают об этом заранее. Но она поверила не мне.

Виски осталось в бутылке на пару порций, и я их выпил, пока готовил яичницу с помидорами, ветчиной, гренками и сырокопченой колбасой. Будь я американским детективом, конечно, поехал бы в какой-то ресторанчик, там перекусил, а заодно и выяснил бы кое-что для себя интересное. Ведь американские детективы ездят именно в те забегаловки, где бывали пострадавшие и потерпевшие, и востроглазые бармены за несколько долларов тут же выдают нужные сведения. Конечно, у меня были знакомые бармены и официанты, и я мог бы куда-то поехать, но не хотел. Сыро на улице, холодно. У нас, русских сыщиков, как говорится, свой менталитет, потому и предпочитаю оставаться дома. Выпить, расслабиться, тем более, в ситуации, когда нельзя даже даму к себе пригласить. Тем более, к обалденной яичнице у меня хороший джин "Гриналз" и непочатая бутылка тоника "Швепс". В общем, ужин выдался на славу. У меня даже настроение поднялось, несмотря на катастрофическое отсутствие женщин. Взглянув на часы, я взял трубку и набрал домашний номер телефона Жанны.

- Добрый вечер,- ответила мне, судя по голосу, пожилая женщина.Жанну? Сейчас позову. Похоже, догадалась, у какой "подруги" ночевала ее дочь, слишком уж холодно, почти презрительно, согласилась дать трубку Жанне. И явно не спешила с этим. Я ждал минут пять, пока, наконец, ни услышал знакомый голос.

- Але, я слушаю.

- Привет, Жанна. Все у тебя нормально?

- Ой, это ты? Привет. По тому, как менялся звуковой фон в моей трубке, я понял, что в руках Жанны радиотелефон, и она перемещается со своей трубкой в место, откуда можно разговаривать.

- Тебя контролируют?- спросил я.

- Родители... Они до сих пор переживают, что я не ночевала дома позавчера. Раньше такого не было... Но теперь нормально, избавилась... Как ты Андрей? Приятно было слышать это.

- Пока нормально. Плохо, что мы не можем встретиться, и Борька так думает, но что поделаешь...

- А может...

- Нет, Жанна. Тебе не следует рисковать. Извини, но я звоню по делу, хотя признаюсь, чертовски приятно слышать твой голос.

- Мне тоже.

- Тогда скажи, какие события у вас были незадолго до убийства Люсина? Может, какие-то ссоры, споры, подозрения, несогласие с политикой руководства, меня все интересует.

- Ты уже знаешь, кто убил Люсина? Вот женщина! Ее спрашиваешь об одном, а она тебе - о другом!

- Жанна, пожалуйста, ответь на мой вопрос.

- Даже не знаю, что сказать... Никаких особенных споров, никаких серьезных разногласий. Ну, конечно, спорили по поводу отдельных материалов, так это всегда бывает. И никаких ссор, скорее, наоборот.

- Что значит "наоборот"?

- Ну-у... Где-то за неделю до того жуткого дня мы отмечали пятилетие радиостанции. Был шикарный банкет, приехали важные акционеры, даже господин Джексон был.

- Майкл?

- Нет, его зовут Норман, такой, худой, лысый, с бородавкой на губе. Все пили, веселились, было замечательно.

- Этот Норман не пытался тебя соблазнить?- ревниво спросил я.

- Нет,- засмеялась она.- Он был очень любезен с Мариной, женой босса. Они даже вместе уходили из кафе, подышать свежим воздухом, а потом вернулись. Так что - на скромную секретаршу он и внимания не обращал, можешь не переживать. Но я неожиданно понял, что задал очень правильный и важный вопрос. Совершенно случайно.

- Скажи пожалуйста, а Люсин и Хованцев там были?

- Ну конечно. Хованцев, как всегда, хохмил, а Люсин вовсю любезничал с Решетиной, а потом потерял ее и пошел искать.

- Нашел?

- Не знаю, но вернулся какой-то странный, весь в красных пятнах, вспотевший. Я даже подумала, а не нашел ли он Решетину в компании с кем-то другим? Но ничего, потом они опять мило беседовали. И вообще, все было хорошо.

- Спасибо, Жанна,- сказал я.- Пожалуйста, будь осторожна.

- Так ты что-то выяснил или нет? Когда все это закончится, и мы сможем спокойно встречаться?

- Стараюсь изо всех сил, но пока - будь осторожна. Я думаю о тебе двадцать четыре часа в сутки.

- Так мало?

- Меньше не бывает. Я попрощался с красивой девушкой, к сожалению, пока недоступной, и стал думать о том, что она сказала. Потом побежал в комнату, взял листок со своей схемой и стал чертить вверху новые кружки. Некий Джексон, не Майкл, но, судя по всему, важный забугорный акционер радиостанции, его связь с Мариной. Суетов мог не знать об этом, мог знать и терпеть, потому как, наверное, от Джексона зависело, будет он главным редактором, или нет. Джексон уединяется с Мариной... где он мог с ней уединиться? В кабинете лучшей подруги Марины - Решетиной! Ну не в кабинете же главного редактора, это было бы слишком. А захмелевший Люсин идет искать Решетину, заглядывает в ее кабинет... Стоп! Скорее всего, у него был ключ, и он открыл запертую дверь, и увидел... Понятно, почему лицо его покрылось красными пятнами, которые долго не исчезали! Такое нельзя видеть, тем более, Люсину, человеку хитрому, интригану! Он же мог использовать увиденное в своих интересах, и Марина прекрасно знала об этом. И Люсин понял, и наверное, улучив минутку, поспешил заверить Марину, что все останется между ними. Но она не поверила. Вот вам и мотив. И тогда уже решила, что Люсина следовало убрать, но так, чтобы обеспечить себе стопроцентное алиби. Лучше всего это получается, когда подозрения четко падают на вполне определенную личность, когда есть мотив и доказательства его преступления. Так она и сделала. Женщина властная, жесткая, умная. И с деньгами. Захотела, придумала - и сделала. Так?! Почему бы и нет? Но где доказательства? Жанна вряд ли подтвердит это следователю. Хотя, многие из присутствующих на том банкете, видели то же самое. Но это - не доказательство. Значит, надо искать, но уже понятно направление. И, тем не менее, пара звонков кое-что добавили к моей схеме и пониманию сути случившегося. Насчет менталитета российских сыщиков, которые сидят дома в плохую погоду и пьют виски, я иронизировал. У нас-то как раз и надо бегать и бегать, чтобы свести концы с концами, по себе знаю. Но иногда бывает, что телефонные разговоры приносят больше пользы, нежели беготня (на колесах, разумеется) по городу. Кстати, я ведь еще с Геной не разговаривал, наверное, он уже вернулся домой.

- Привет,- сказал Гена, настроение у него было паршивое, я это сразу понял.

- Тебе тоже привет и наилучшие пожелания. Ну рассказывай, как дела. Я тебе звонил на службу, никто не подходил к телефону. Извини, что дома беспокою.

- Делами занимался.

- Нашими? Учти, брошу все это к едрене фене, если ты там и пальцем не пошевельнул, чтобы взять нужные показания. А будет твой полковник доставать меня - пойду к Суетову за помощью!

- Заткнись, Андрей! Информацию я тебе перегоню на компьютер, ты его подключил? Про новый компьютер я как-то забыл, не до того было. Так и объяснил Гене.

- Подключай,- сказал он.- Завтра вечером подошлю к тебе человечка, он сам даст о себе знать. Думаю, днем тебе прикрытие ни к чему.

- Спасибо и за то. А чего такой кислый? Вы сняли показания охранника?

- Потому и кислый, что охранник не дождался нашего прихода. Он решил помыть окна в своей квартире и нечаянно вывалился с пятого этажа... В реанимации, но врачи говорят - дело хреновое. Это означало, что охранника убрали, и вряд ли кто теперь подтвердит, что Марина уехала позже Хованцева. Мы оба молчали, и молчание это длилось с минуту. А потом я сказал, стараясь сдерживать себя.

- Ты же знал, придурок, что его показания - ключ к освобождению Хованцева, я же тебе все расписал! Я же тебя просил немедленно займись им!

- А что я мог сделать? Официально этим делом не занимаюсь, а шеф на совещании был. Или ты думал, что я ворвусь к генералам, скажу им: извините, мужики, надо с шефом потолковать по делу его родственника?!

- А сам не мог поехать, идиот?! Да любую причину придумал бы, задержал на время!.. Вы что там, совсем дохлые стали?!

- Сам не мог. А если б он заартачился, корреспондентов пригласил бы из этого долбанного "Люкс-радио", что тогда? Кто я, по какому праву? Родственника шефа, убийцу, пытаюсь выгородить? Шеф приказал вести себя осторожно. Дело-то щекотливое, поэтому без него...

- Да пошел ты!- заорал я.- Короче, так. Я с этим делом завязываю, возитесь сами! Все, что мог - я сделал, туз козырный был у вас на руках, а вы его снесли, придурки! И выключил связь. Радиотелефон не обязательно бросать на аппарат, тем более, что аппарат в комнате, а я на кухне. А бросать на стол или на пол жалко, он ведь денег стоит. Я аккуратно положил его на стол. О, где ты, советская власть? Дерьмо, конечно, еще то, но хоть что-то понятно было! А теперь полковник ФСБ, зная, что его родственник не виноват, ни хрена сделать не может. Полный привет! Я налил себе еще джина, глотнул, не разбавляя. Чем-то похож на "Тройной одеколон", который пробовал в армии. Значит, охранник Илья сегодня был дома один, жена, вероятно, на работе, может, он не был женат, это не важно. И он решил помыть окна, в такую-то слякотную погоду! И, конечно же, вывалился из окна. Интересно, сам Гена в это верит? Может, уже и такому верит?! Жаль, не спросил его... А красавчик-то наш, водитель, был отпущен на свободу, мадам сама управляла "Фордом". Почему сама? Потому что кто-то должен был убрать охранника! И сделать это мог человек, которого Илья без разговоров пустит в свою квартиру (знал жену босса и ее водителя). Человек, который не мог отказаться, потому что... повязан кровью. Кровью Люсина. Да мне-то теперь что до этого? Плевать... Может кто-то и забывает свои обещания. А я помнил. И помнил глаза Татьяны Хованцевой, и глазенки детей, которые поверили, что дядя освободит их папу. Мы в ответе за тех... А то нет? Зазвонил телефон, я взял трубку.

- Андрюха, кончай целку из себя строить,- сказал Басинский.- Я все понимаю, но не все в моей власти. Подключай компьютер, перегоню тебе все, что нашел, а ты - свои вопросы. Что смогу - сделаю. Я понимаю, что облажался, как последний козел, но и ты меня пойми. И в этом случае работала гениальная формула Сент-Экзюпери. Формула отношений между людьми.

9

Приснилась Наташа. Мы шли с ней по улице, держась за руки, и было мне так хорошо, как не чувствовал себя даже тогда, когда лежали в постели. Как там говорят писатели? Испытывал несказанное блаженство? Так вот, мне было на порядок лучше. А потом она сказала:

- На тебе двадцать тысяч за то, что помог найти убийц моего мужа Рахмат-лукума, раскрыл заговор подлецов в его фирме. Теперь эта фирма моя, и я твоя должница. Ее красивые глаза смотрели на меня с восторгом, но слова замутили свет. Я отказывался, я умоляюще протягивал руки, я говорил, что-то вроде: о чем ты, Наташа? Какие деньги, фирмы, какой Рахмат-лукум? Мне так хорошо с тобой просто идти с тобой по улице, просто знать, что ты рядом... А она говорила и говорила про деньги, благодарила меня и смотрела, не отрываясь, как умеет смотреть только она. Но свет мерк в моих глазах, скрадывая очертания ее лица, а потом и глаза погасли. Все исчезло, я остался один на пустынной, черной от дождя улице. Ни прохожих, ни машин, ни светящихся окон в огромных черных домах. И так больно стало, и так обидно, что я заплакал. Шел по нескончаемой черной улице и плакал. А каблуки моих ботинок почему-то звенели о влажный асфальт: цзынь-цзынь... Я открыл глаза, звон продолжался, хотя я постепенно приходил к выводу, что лежу в своей квартире, на своем диване. Спал, а теперь проснулся. Не было ни Наташи, ни чертовой черной улицы... А звон-то почему остался? А потому, что звонили в дверь. Какой идиот приперся ко мне в такую рань? Посмотрел на часы - десять утра. Ого, на самом-то деле уже давно не рань! Я поднялся с дивана, пошел к двери. В голове гулко звучал тревожный набат, видно, я вчера слишком расстроился, причин для этого было немало, и увлекся джином с тоником. Придумали же буржуи долбанные! Пьешь, как газировку с малыми градусами, а пьянеешь в два раза быстрее, чем от чистой водки. Понятно, почему - тоник с пузырьками, но пьется так легко и приятно, что понимаешь это только утром. Я подошел к двери, спросил:

- Кто там?

- Открывай, Корнилов!- заорал Сырник.- Я тут два часа звоню, хотел уже ментов позвать, думал, все, замочили моего начальника! Когда он вошел, я спросил:

- Чего приперся так рано?

- Здрассте!- язвительно сказал Сырник, и даже поклонился.- А кто вчера приказал мне приехать ровно в десять?

- Неужели я?

- Ну ты даешь, начальник! Что, всю ночь квасил со своей телкой, да? А как же убийство охранника, может, спьяну привиделось? Убийство охранника... Да-да-да... Разговор с Геной, обрывки версий... Но как звонил Сырнику - не помню.

- И что я сказал?

- Что-что! Охранника устранил красавчик водитель, потому и не возил свою кралю по городу. Ты чего, Андрюха, совсем ни хрена не соображаешь? Про охранника я вспомнил уже все, потому и сказал:

- Придурок!

- Кто, я?- обиделся Сырник.

- Не ты, а Басинский. Я же его умолял, займись парнем немедленно, его показания - ключ к освобождению Хованцева,- я даже вспомнил, что так и сказал - ключ!- А он упустил его. Теперь этим показаниям грош цена!

- Так ты один, что ли?

- Я не один, у меня друг есть, и ты его знаешь,- сказал я, растирая пальцами виски.

- С ним и спишь?- хмыкнул Сырник, но тут же сменил тему.Слушай, Андрюха, ты сбегай в ванную, прими душ, а я пока обожду. Вчера ты все классно мне расписал, а теперь и сам не соображаешь. Давай, приходи в себя.

- Это верно. Иди на кухню, подожди там. В комнату не ходи, Борьку не травмируй, его и так ранили. Хотя... можешь дать ему кусочек яблока и налить воды?

- Ладно, попробую. Я раненых крысов не обижаю, хоть он и бесполезный тунеядец. Я пошел в ванную, минут десять лежал в теплой воде, включив гидромассажный душ. Жемчужные пузырьки приятно щекотали тело, голова прояснилась, и вскоре я вспомнил все события вчерашнего дня. Кроме одного как я звонил Сырнику и что говорил ему. Я почистил зубы, а потом несколько минут истязал себя контрастным душем. Помогло. Во всяком случае, я знал, что надо делать, и готов был к действиям. Вышел из ванной и услышал грозный рык Сырника в комнате:

- Ты никчемный, пустой грызун! Тунеядец! И не смей отворачиваться, когда с тобой Олег Сырников разговаривает! Я поспешил в комнату.

- Олег! Отойди от Борьки, не то я прибью тебя! Как бы я это сделал, учитывая габариты Сырника - рост 190, вес 105, я понятия не имел, но готов был защитить своего маленького друга. Он сидел на деревянном домике и фыркал, отвернув мордочку от Сырника, который сидел на корточках перед клеткой.

- Да я что?- Сырник поднялся с корточек, пожал плечами.Я ему, понимаешь, яблока принес, и воду сменил на чистую. А он? Он даже смотреть на меня не желает! И яблоко не берет. Он что, аристократ у тебя? Я посмотрел на Сырника и рассмеялся. Потом обнял его за плечи и повел на кухню.

- Олег, если тебе будут говорить: Сырник, ты козел, урод несчастный, придурок

- как будешь реагировать?- спросил я по дороге.

- Даже тебе могу морду набить,- признался Сырник.

- А теперь соображай. Вот он маленький, серенький, сидит себе в клетке, не аристократ, просто крыс. но знаешь, какая у него особенность?

- Ну?

- Он не глупее нас с тобой. Может быть, он не слова понимает, а интонацию, тембр голоса, но реагирует абсолютно точно. Скажи ему: хороший парень, Борька, симпатичный, черноглазый, и он будет рад тебе. Скажешь, что он дурак - и смотреть в твою сторону не станет. Ты сам поступишь точно так же.

- Ты не преувеличивай, Корнилов,- озадаченно сказал Сырник, никак не мог смириться, что крыс может по-своему послать его, Олега Сырникова!Всему есть предел.

- Ты его видел?- спросил я.

Сырник объяснил мне, что вчера мы решили всерьез поговорить с красавчиком, попросту, взять его утром на выходе из дома, отвезти подальше и выяснить все, что хотели. В связи с гибелью охранника этот ход показался ему вполне нормальным, хотя и опасным. Я должен был выяснить фамилию красавчика у Басинского, и определить адрес. Правда, непонятно было, для чего я велел ему приезжать ко мне в десять утра? Адрес можно было сказать по телефону, и встретиться на месте. Мне тоже непонятно было это. Хотя... наверное, подсознательно понимал, что раньше я вряд ли могу проснуться. Как бы то ни было, время мы упустили, красавчик, наверняка, уже был возле дома своей хозяйки, а может и возил ее по городу, взять его можно было только вечером. Придется заниматься другой проблемой, поисками окровавленного сидения "Форда". Просмотрев на компьютере все данные об авторемонтных мастерских вблизи офиса, мы поехали искать ту, в которой красавчик менял сидение, а может, только обшивку, но это вряд ли. И покрытие пола - точно. Это была всего лишь версия, и если бы я не выпил вчера лишнего, и сегодня мы взяли бы красавчика и поговорили с ним, возможно, она отпала бы сама собой. Или у нас появился бы точный адрес мастерской. Но теперь что об этом вспоминать? В двух мастерских сидениями не занимались, невыгодно было. В третьей, называлась она "Авто-Аура", дама приятной наружности обнадежила меня, мол, сделаем, если надо. И показала спеца, который ответит на конкретные вопросы. Сырник вышел из своей "копейки", на ней мы и приехали, чего две машины гонять, и следом за мной вошел в просторный кирпичный бокс.

- Слушай, начальник,- сказал я парню в синей униформе.Проблема с моим "Фордом".

- Все проблемы решаем,- с вежливой улыбкой сказал он.Где машина?

- Понимаешь, у меня ее сперли, козлы! Лицо парня сразу напряглось. Глаза пытались высверлить дырки в моей голове, дабы понять - я подозреваю их в том, что используют запчасти краденных машин, или что я вообще хочу от честных авторемонтников?

- Не знаю, чем могу...- начал он.

- Да нашли машину, нашли!- сказал я, и ремонтник снова заулыбался.Какие-то "отморозки" решили покататься. И, козлы, изрезали ножами все заднее сидение. Места живого не оставили! Ну, придурки!

- Это не вопрос, гоните машину, поставим новые сидения. Одну только обивку не меняем, а целиком сидение

- запросто. Цены у нас европейские, а качество работы получше будет. Нужный цвет подберем, на складе есть всякие. Я порадовался прогрессу отечественного автосервиса, а потом стал рассказывать, что изрядно потратился на поиски машины, "браткам" дал, ментам дал, а дела в моей фирме идут неважно. И спросил, нет ли у них какого-то некондиционного заднего сидения, может быть, даже снятого с другой машины? За ремонт я заплачу по-европейски, а о цене самого сидения договоримся. Парень пожал плечами и пошел советоваться с начальством. Через пять минут к нам подошел более солидный авторемонтник, хотя, в такой же синей униформе. О том, что он более солидный, я догадался по его морде. Пришлось заново рассказывать ему мою душещипательную историю. Мужик посочувствовал, сказал, что народ наглеет, варварство процветает, и что у них есть задние сидения б\у, за полцены может уступить. Правда, нужного цвета может не оказаться. И он жестом пригласил меня пойти во двор и выбрать.

- Наконец-то тебе повезло, Андрюха,- довольно пробасил Сырник.- Видно, профессионалы работают, не то, что другие.

- Посмотрим, что у них есть,- сказал я. Мы прошли через цех и оказались во дворе, где под навесами лежали автомобильные запчасти с виду вполне пригодные для установки: дверцы, бамперы, крышки багажников и даже двигатели. Сидений было штук десять, передних и задних. Несколько с порезами, правда, не такими, как у моего виртуального "Форда", а остальные с разнообразными пятнами. Я не очень хорошо представлял себе людей, которые из-за порезов и пятен способны менять все сидение. Хотя... если порезвился с молодой красоткой, заделал сидение, а завтра ревнивая жена возвращается из командировки, оно, конечно, проще заменить все сидение, если деньги имеются. Тот мужик, которого я сдал позавчера толстой жене, вполне был способен на это. Но он поступил проще - снял квартиру для своей актриски. На том и погорел. Но такое ведь редко бывает, а сидений вон сколько! Я знал, что искать. Помнил свой короткий разговор с красавчиком, помнил, что в салоне "Форда" была голубая велюровая обивка. Вот он, голубой велюр. Судя по темным пятнам на торце сидения, труп Люсина лежал на полу машины. Наверное, здесь же меняли и покрытие пола. Даже если его не удастся найти, сидения вполне достаточно, чтобы доказать: оно из машины Суетовой, кровь принадлежит Люсину, факт ремонта должен быть зафиксирован в документации мастерской. А если не зафиксирован - им же хуже! И все это вместе полностью дискредитирует доказательства обвинения! Сердце гулко заколотилось в груди. Я был прав в своих предположениях! Черт возьми, прав! С этим сидением можно было требовать освобождения Хованцева немедленно. С ним и сам полковник Алентьев может смело вмешиваться в дело, не боясь, что "Люкс-радио" со товарищи поднимет шум. Ну вот и все, я свое дело сделал. Осталось позвонить Басинскому, приезжай, дорогой вместе со своим любимым шефом, и работайте. Все условия я для вас создал.

- По цвету мне подходит вот это,- сказал я.- Пятна отмою, это не проблема. Надеюсь, на нем не убивали?

- На нем, сам видишь, нет,- мрачно усмехнулся солидный авторемонтник.Кажется, дама ногу поранила на даче, а в дороге потревожила рану.

- Где б найти такую даму, которая сидения меняет, как прокладки?сказал я,- Так значит, полцены? Годится. Поеду за тачкой, через час буду. Я посмотрел на Сырника, надеясь, что и он понял - наша работа на Контору закончена. Но Сырник смотрел в сторону, лицо его было напряжено. Я резко обернулся - во двор стремительной шеренгой выдвигались трое мужиков, на ходу доставая пистолеты. Совсем распустился народ, средь бела дня, с пистолетами!

- Ложись!- крикнул я солидному авторемонтнику, и "нырнул" за сидение. Сырника не нужно было предупреждать, он и сам грамотный, и уже успел прыгнуть в другую сторону от прохода, за груду еще приличного металлолома. Они не стали сразу стрелять в нас потому, что солидный авторемонтник шагнул навстречу, загораживая обзор, и с возмущением задал вполне глупый вопрос:

- Что вы здесь делаете?! Две пули свалили его на грязный асфальт. Следующими жертвами, как я понял, должны были стать я и Сырник. Но вскоре мне подсказали, что ошибся. Нас просто хотели выгнать мо двора, выгнать без голубого сидения!

- А ну валите отсюда, козлы!- заорал тот, что стоял в середине.- Через забор и - бегом! Минуту даю, не трону! За нашими спинами был кирпичный забор метровой высоты с металлической сеткой сверху, перемахнуть через него не составляло труда. Но и они здорово ошибались, если думали, что мы побежим после того, что случилось.

- Оружие на пол, суки!- заревел Сырник.- Вы арестованы!и сделал предупредительный выстрел, на мгновение выглянув из-за укрытия. В ответ послышался отборный мат, застучали выстрелы. Я достал свой пистолет, выглянул с другой стороны сидения и дважды выстрелил. Не попал, а вот Сырник мгновением позже, кажется, попал в того, что стоял справа. Он вскрикнул, выронил "пушку". На секунду возникла пауза, и я снова выстрелил. Успел заметить, что попал в раненого. Какой-то он был невезучий. Сырник тоже выстрелил, промазал. Наши пистолеты сильно удивили нападавших, видимо, ребяток не проинструктировали, что мы вооружены. Теперь их было тоже двое, и, хотя вооружены они были заметно лучше, но стояли на открытом месте, а мы были за укрытиями.

- Вам же сказано было - оружие на пол! Руки за головы!крикнул я. Они, понятное дело, не послушались, но уже не настаивали на нашем бегстве. Отстреливаясь, двое подхватили третьего под руки и пятились к тяжелой двери цеха. Это я понял по стуку шагов и скрежету волочащихся ботинок. Интенсивность обстрела была такая, что головы не поднять, патронов они явно не жалели. Наконец, хлопнула дверь. Я осторожно выглянул из-за сидения во дворе никого. Ушли в цех. Сырник тоже поднял голову, преследовать нападавших он, как я понял, не собирался. Я тоже. Теперь надо было сообразить, что они дальше собираются делать? По всем прикидкам должны были смыться, пока менты ни подоспели, ремонтники-то уже позвонили куда следует. А вдруг совсем "отморозки"? Пойдешь к цеху, тут дверь распахивается и получай за нашего братка-кореша! Трах-бах - и кто будет кормить моего Борьку? Я с одной стороны, Сырник с другой, прижимаясь к боковым стенам двора, медленно двинулись к двери цеха, готовые в любой момент выстрелить. Солидный ремонтник лежал на животе, неловко подогнув ноги. Подходить к нему было опасно. Вокруг него красные пятна крови, кровавые следы тянулись к двери. Не разберешь, где кровь бандита, а где - их жертвы. На улице взревел мотор мощной иномарки. Я снова посмотрел на Сырника, он согласно кивнул, рванулся к двери и ударом ноги распахнул ее, отпрыгнув в сторону - как его учили в ОМОНе. Никто в него не стрелял, и вообще, цех был пуст. В смысле, народу там не было. И лишь когда мы стремительно зашагали к другой двери, из подсобок стали выглядывать испуганные авторемонтники.

- Извините, мужики, что так получилось,- сказал я.- Эти козлы стреляли в вашего товарища. Посмотрите, может, живой. Вызовите "Скорую". В ответ гробовое молчание. Оно и понятно, у нас ведь тоже были пистолеты в руках, и на куртках не висели жетоны с крупными буквами: "МЫ ХОРОШИЕ!" Где-то вдалеке... идут грибные дожди, гудят поезда, самолеты сбиваются с пути... какая чушь лезла в голову! И все потому, что вдалеке слышались звуки милицейских сирен. Наверное, сюда, быстро отреагировали. Нам тоже нужно было спешить, светиться тут совсем ни к чему. Мы прыгнули в "копейку" и Сырник рванул с места, удаляясь от нехорошей автомастерской. Правда, она тут была не при чем, скорее всего, за нами следили, докладывали, кому следует, а кто следует сообразил, что мы ищем криминальное сидение и непременно найдем, и приказал обратить нас в бегство, а может и убрать, чтоб не копались в старых сидениях. Кто знает, что случилось, если б мы побежали...

- Андрюха, ты прикинул, с кем мы воюем?- мрачно поинтересовался Сырник. Я уже прикинул. Те, кто позапрошлым вечером вел "наружку" за моей машиной, делали это вполне профессионально и, значит, не могли стрелять средь бела дня. И те, кто залез ко мне в квартиру, тоже были профессионалами в своем деле, таких стрелять не пошлют, для этого есть иные профессионалы. Елки-палки! Сколько ж их есть на самом деле? Это уже не убийство на бытовой почве, не хитроумная женская месть! Неужто Гена Басинский не знает, с кем сталкивает меня?! Если не знает, то на хрена нам нужен такой майор ФСБ? А если знает - на хрена мне такой друг?

- Все, Олег,- сказал я.- Наше участие в этом деле закончилось. Сейчас звоню Гене, пусть сам, или вместе с ментами, как ему заблагорассудится, приезжает, забирает сидение, проводит экспертизу и освобождает Хованцева. Мы не возражаем, что все лавры достанутся ему, верно?

- Козе понятно,- сказал Сырник.- Только, слышь, Андрюха? Чует мое сердце - это не конец. Я бы подумал, что ты меня хочешь подставить со своими корешами из Конторы, если б не обидели твоего крыса. На такое ты не пойдешь, точно знаю.

- А на то, чтобы подставить тебя - пойду?!- разозлился я.- Ну, спасибо на добром слове, Олежек!

- Не обижайся, Корнилов, это я так... а вообще-то верю тебе. Но ты сам прикинь - такие дела творятся, а они не мычат, не телятся. Что за хренотень? Да мы еще вчера должны были выйти из игры. Ты расписал своему Басинскому все, как по нотам, ну и пускай ищет сидение, и работает дальше. Мы свое дело сделали, ну, не мы, а ты все четко просчитал. И что получается? Охранника убрали, они почему-то не успели, сидение мы сами ищем... Да на хрена ж нам это надо?! Он был прав.

- Не надо,- сказал я, доставая сотовый телефон и набирая служебный номер Гены Басинского.- Але, Гена? Хорошо, что иногда тебя можно застать на месте.

- Какие новости, Андрей?

- Хреновые, мать твою! Бери своего долбанного Алентьева и гони в автомастерскую на улице Полковника Никонина. Там я нашел заднее сидение из машины Суетовой со следами крови Люсина. Труп лежал в машине Суетовой, почти на месте убийства. А когда Хованцев уехал, его выбросили из машины. Потом сидение заменили, и я нашел его, то самое. Приезжай, забирай. Этого достаточно, чтобы снять с Хованцева все обвинения. Все, я свою работу сделал, я тебе помог, Гена. Остальное, как говорится, дело техники.

- Я доложу шефу.

- Да пошел ты на хрен со своими докладами! Сидение - голубой велюр, наверное, там следы пуль имеются. Три козла хотели кончить меня и Сырника... Олега. Они убили сотрудника автомастерской, но мы подстрелили одного. Есть еще водитель Сергей, который менял сидение, должны быть документы, подтверждающие эту замену. Если б ты не упустил охранника, так прямо сказка получилась бы. Короче - вот тебе и белка, и свисток. Бутылку поставишь потом, когда Хованцева выпустят. Все.

- Не нравится мне это,- мрачно сказал Сырник. Мне тоже не нравилось.

10

Мы с Сырником сидели у меня на кухне и пили водку. Борьку я покормил, но гулять не выпустил, потому как - Сырник в доме. Закуска осталась еще с того вечера, когда Жанна приезжала, да мы ее почти не трогали. Купили соленых огурцов у бабульки возле метро, кусок сала у другой бабульки, вот и получилось то, шо надо. Уже вечерело, мы выпили по паре рюмок, но настроение было хреновым. Вместо праздника освобождения - тягостное ожидание непонятно чего. Скорее всего - не очень приятного. Гена Басинский не спешил сообщать мне о результатах следственных мероприятий в автомастерской.

- А если у них опять облом получится?- спросил Сырник.

- Как ты себе представляешь это? Не найдут сидение, или не найдут автомастерскую? Или найдут после того, как сидение продадут другому автолюбителю? Так и его найти не проблема с их возможностями.

- Ихние возможности уже известны... Слышь, Андрюха, а можно я с твоим крысом поговорю?- неожиданно вежливо спросил Сырник.- Ему скажешь все, что думаешь, так потом легче на душе становится, точно.

- Скажешь, что он плохой чекист, ни хрена не смыслит в деле борьбы с бандформированиями?- язвительно спросил я.

- Да нет, просто, что-нибудь скажу. Он ведь, скотина, все понимает, это я и без тебя сообразил.

- Нет. Заведи себе крысенка и говори ему все, что вздумаешь. А Борьке - не надо.

- Себе? Я что, сумасшедший?

- А Гена Басинский купил, дочка потребовала, после того, как пообщалась с Борькой. А у тебя две дочки.

- Нет, мне не надо. Слышь, Андрюха, я скажу, что он, конечно, тупой крыс, но твои дружки-чекисты еще тупее. Ему приятно будет это услышать. Я готов был расхохотаться, когда представил себе, как Сырник, непоколебимо уверенный в том, что вредных грызунов следует истреблять, будет объяснять Борьке, что тот лучше наших чекистов. Но в последний момент сдержался. Посидишь за ненадежным укрытием, когда в тебя палят, не жалея патронов, потом еще и не такое скажешь! Вот только Борька не знал, в какой переделке мы побывали, как нам повезло, что живы остались. Он просто не любил Сырника и не хотел его видеть. Ну и не надо к нему приставать.

- Ты хоть соображаешь, что несешь, Олег? Ты собираешься объяснять Борьке, что чекисты, которые вообще-то умные, на самом деле тупее его, и, значит, он парень, что надо? Думаешь, Борька знает, кто такие чекисты?

- Не придирайся к словам. Я просто так сказал, хочется пообщаться с крысом. Он, зараза, обижается на меня, даже яблоко утром не взял, отвернулся. Не уважает, да, но ведь честно все. А сколько людей таких, что улыбаются, а потом гадят за спиной? Вот и получается, что с ним иногда приятнее разговаривать. Все понимает, но не врет. Слышь, Андрюха, ты мне осточертел, и на душе муторно. Можно с крысом поговорить? Я давно подозревал, что Сырник в душе симпатизирует Борьке, как и все нормальные люди, которые знакомились с малышом, но признаться не может. Стрессовая ситуация подтолкнула его к этому. Ну что, пусть поговорит? Мне и самому хотелось пообщаться с малышом, затянулось ожидание.

- Ну ладно,- сказал я.- Только в моем присутствии. Будешь грубить выгоню из комнаты. Мы пошли в комнату, и там Сырник уселся на ковер рядом с клеткой, я сел возле него и сказал:

- Борька, это вот дядя Олег, он хочет сказать, что вел себя неправильно.

- Заткнись, Андрюха, не надо меня представлять,- сердито сказал Сырник и, смягчив тон, обратился к Борьке.- Слышь ты, крыс, я понимаю, что не уважаешь меня, но мы же по одну сторону баррикад.- Тебя ранили козлы, так мы их найдем и морды понабиваем, это я тебе обещаю! Ты вообще-то неплохой парень, я даже думаю - суперкрыс. Видишь, я это признаю. И не потому, что водки выпил. Видел бы нас посторонний, точно подумал бы: напились мужики, не соображают, что делают! А мы-то выпили всего по паре рюмок, больше не хотелось. Борька вскарабкался под самый верх своей высокой клетки и, вцепившись розовыми пальчиками за вертикальные прутья, просунул сквозь них острый нос. Потом помахал лапкой, умоляя меня выпустить его. Или избавить от общества Сырника? Я пощекотал пальцем его светло-серую грудку, а Сырник продолжал на полном серьезе говорить, что надо бы помириться. Я понял, что еще чуть, и он разразится градом ругани в адрес Борьки, который даже не смотрел в его сторону. Почему бы их и впрямь ни помирить, пока Сырник настроен на это? Я открыл дверцу клетки, Борька тотчас же спустился вниз, высунул голову, огляделся и стремительно забрался мне под свитер. Я вытащил его оттуда, посадил на колени.

- Борька, вот этот большой дядя хочет с тобой дружить. Он вообще-то хороший, только сказать об этом не может.

- Чего это не могу? Борька, ты суперкрыс, это я тебе точно говорю. Сырник с опаской протянул руку, я подтолкнул малыша к ней. Тот недовольно фыркнул, посмотрел на меня, а потом побежал по руке Сырника к нему на колени. Встал на задние лапки, посмотрел на Олега, снова фыркнул и стал карабкаться вверх по свитеру Сырника. Тот замер, напряженно глядя вниз. Я насторожился, готовый в любой момент помочь малышу.

- Андрюха, а он... не кусается?

- Возьми и опусти его на пол, если боишься. Но Борька не стал залезать на плечо, спустился на колени. Сырник осторожно поднял руку, погладил малыша. Борька спрыгнул с его колен и прибежал ко мне.

- Корнилов!- заревел Сырник

.- Я ж тебе говорил, что он суперкрыс! Понял, что я к нему - со всей душой!.. В дверь позвонили.

- Кого это черт принес?- недовольно сказал Сырник.

- Сейчас узнаем. Я посадил Борьку в клетку и пошел в прихожую. Сырник нехотя двинулся за мной. Я посмотрел в дверной "глазок", увидел на лестничной площадке Гену Басинского и открыл дверь. Если уж сам решил зайти ко мне, значит, все позади. Неужто, Хованцева так быстро выпустили? Однако, вид у Гены был явно не праздничный, и бутылку ставить мне он не спешил. Прошел на кухню, сел за стол, налил себе водки, выпил. Мы с Сырником стояли рядом и вопрошающе смотрели на него.

- Ну что, чекист хренов?- спросил Сырник.- Вы сделали то, что должны были сделать? Нашли сидение, провели экспертизу?

- Ты сядь, не маячь перед глазами!- жестко сказал Гена. Сырник сжал кулаки, да и мне этот тон не понравился.

- В чем дело, Гена?- спросил я, чувствуя неладное.- Вы опять напартачили? Но каким образом?!

- И ты тоже сядь! Холодные капли пота покатились по моей спине. Так говорят с преступниками, на худой конец - с сильно подозреваемыми. Похоже, таковыми мы и казались теперь Гене. Веселенькое дельце получалось, ни хрена не скажешь!

- Не ори тут!- разозлился я.- Приперся, так выкладывай, за каким хреном! Нервишки-то были на пределе. Я налил себе водки, Сырник протянул рюмку, я и ему плеснул, мы выпили. Гена тяжело вздохнул, тоскливо поморщился, качнул головой.

- Короче так,- сказал он.- Никакого сидения там не было. Вернее, были, но конкретно голубого, велюрового, да еще и со следами пуль - нет. Со следами крови - тоже нет. Сотрудники автомастерской показали, что двое вооруженных мужчин ворвались к ним, приметы их сам знаешь, посмотри на своего дружка, а потом в зеркало. Ворвались, угрожая пистолетами, вывели мастера во двор, и там серьезно ранили. Состояние критическое, вряд ли выкарабкается. У меня глаза на лоб полезли. У Сырника тоже.

- Ты был в этой долбанной мастерской?- спросил я.- И не видел следов перестрелки? Допустим, сидение исчезло, но следы перестрелки остались! Хотя бы на металлоломе, за которым прятался Олег! А пули, которыми ранен мастер, из наших пистолетов были выпущены? Ты что городишь, идиот?!

- Что слышал. Я не был там, шеф послал опергруппу. И вот результаты.

- А почему ты сам не поехал туда?! Я же говорил тебе дело серьезное! Нас там чуть не пристрелили, а ты... Да пошел ты на хрен, козел паскудный, с такими делами! Да, иногда я бываю совсем невежливым.

- Ты меня не оскорбляй, Корнилов, понял?! Я не в гости к тебе приехал, шеф приказал. Приехал, между прочим, чтобы помочь тебе. Вам обоим.

- Ты - хочешь помочь мне?! После всего, что мы сделали, нам еще и помощь нужна?!- заорал я.- Вы когда приехали туда, через два часа после моего звонка?! Когда все улики убрали, и двор подмели?

- Успокойся. Сразу послать опергруппу не получилось, там уже были менты. Ну и что это меняет? Сотрудники мастерской утверждают, что стреляли только вы, что заднего сидения "Форда" с обивкой из голубого велюра у них и не было, ремонт машины Суетовой в документах не зафиксирован. Это официальные данные, они запротоколированы, подтверждены показаниями и уликами. Может, я сплю, и мне снится жуткий сон?

- Я предполагал, что все это плохо кончится,- сказал Сырник.- Я чувствовал. Следов перестрелки они не заметили? Полный привет! Очки надо прописать твоим козлам! Какое там - сплю! Такое и в самом жутком сне не приснится! Надо успокоиться, попытаться понять, что же случилось. Не очень-то получалось успокоиться...

- Ты что, действительно, веришь, что я мог ворваться, убить мастера?спросил я, едва сдерживаясь.- Уже есть результаты баллистической экспертизы? В нас черт знает, сколько палили без остановки и не перезаряжали, я думаю, из "Дротиков", у них магазин на 24 патрона. Ваши эксперты еще могут отличить пулю "ОЦ-23" от пули "ИЖ-71-го"? А кровь третьего бандита, которого мы подстрелили?!

- Нет таких данных,- Гена долил в свой стакан остатки водки, залпом выпил.

- Чего водку нашу жрешь, провокатор?- мрачно спросил Сырник.Подставил нас, думаешь, тебе это простится?

- Если в мастерской не видели трех громил, которые палили в нас, не жалея патронов, понятно, что и следов крови третьего там нет,- сжимая кулаки, сказал я.- И пули, убившие мастера, выпущены из наших пистолетов, при желании можно обнаружить наши пули во дворе. А можно извлечь из тела третьего, и сказать... Ты в какое дерьмо меня затащил, Гена? Кому это нужно, для чего?!

- Ты успокойся, Андрей, не дергайся. Не знаю, что там произошло, но вы - в жопе. Скажи спасибо, шеф не отдал вас в розыск. Работайте дальше, ищите, связь будем держать, как и прежде. Найдете - все спишем. Это и абсурдом-то не назовешь. Бред какой-то, гнусный, подлый бред!

- Кого мы должны найти?!- заорал я.- Уже два раза нашли, бери и пользуйся! А ты мне что несешь?!

- Провокатор он, кончать надо козла,- мрачно сказал Сырник.- Любая экспертиза подтвердит все наши данные, но ему и шефу его никакая экспертиза и на хрен не нужна. Подставили нас, падлы. И он ударил Гену, правда, в последнее мгновение опустил руку и попал в плечо. Не то пришлось бы майору вставлять десяток зубов. Гена свалился на пол и даже не пытался защититься.

- Успокой своего мента, Корнилов,- сказал он, поднимаясь на ноги и потирая ушибленное плечо.

- Оставь его, Олег,- сказал я.- Так мы ни хрена не добьемся.

- Уже добились! Тебе мало, Андрюха? Это они к тебе наведывались, они крыса обидели, а я обещал ему... Сам слышал! Он поднял кулачище, похоже, и вправду хотел выполнить обещание, данное Борьке. При всем желании я не мог себе представить, что Гена обидел малыша. Перехватил руку Сырника, с трудом отвел кулак от Басинского.

- Стоять, Олег! Насчет Борьки - это ты зря. Но теперь Басинский вышел из себя.

- Ты чего мелешь, псих?!- крикнул он, вставая в боксерскую стойку. Бред, ну - полный бред!

- Выгоню, на хрен, обоих!- заорал я.- Значит, так! Гена, ты, действительно, веришь, что все было так, как зафиксировано в свидетельских показаниях? Почему не проверили их? Не провели своего расследования?

- Показания проверили, двор осмотрели! Сам вижу, что-то не так, не то! Постоянно какие-то накладки возникают!

- Почему они возникают? Твой долбанный шеф не хочет освободить своего родственника?!

- Откуда я знаю? Все не так... как надо.

- Об этом уже сказал Высоцкий. Так кого же мы должны найти? Скажи, Гена.

- Убийцу...

- Но ведь мы его вычислили! А вы упустили свидетеля, упустили сидение. Почему?!

- Пустой разговор. Короче, так - ищи, Корнилов. И убери от меня этого гориллу. Вы оба под "колпаком", дернетесь к прессе - на себя обижайтесь. Компьютер-то подключи, перегоню данные, которые просил. Все.

- Пошел ты со своими данными!

- Может, хоть морду набьем?- спросил Сырник.- Хуже не будет, зато на душе полекшает.

- Охота тебе руки марать о всякое дерьмо?- сказал я. Из всех слов, которые мне хотелось сказать бывшему другу, эти были самыми мягкими. Гена медленно поднялся со стула и пошел в прихожую, сопровождаемый ненавидящим взглядом Сырника. Я смотрел себе под ноги. Стукнула дверь, и мы остались одни. Бежать, запирать дверь не хотелось, после того, что сказал Гена, никакие бандиты были не страшны.

Прошло полчаса, прежде чем мы пришли в себя и могли без эмоций обсуждать сложившуюся ситуацию. В том, что Гену могли использовать "втемную", и он, действительно, непричастен к визиту незваных гостей и не обижал малыша, мне удалось убедить Сырника. Об остальном поспорили, и в результате вот какая картинка сложилась. Нас использует Контора в своих темных целях. Алентьев то ли не хочет освобождать Хованцева, надеется, что мы выйдем на кого-то более важного, нежели водитель Суетовой; то ли не может освободить своего родственника, кто-то весьма информированный все время опережает его, уничтожает свидетелей и улики, тем более, что полковник не может задействовать в этой игре все ресурсы Конторы. По этому вопросу наши мнения разошлись. Сырник считал, что за всем стоит Контора и только она, я допускал присутствие третьей силы. За радиостанцией стоят большие деньги, у них могут быть свои интересы в этой игре. Не у самих денег, конечно, а у их обладателей. Мнения разошлись, но и то, и другое не сулили нам ничего хорошего. Что делать?

- Надо просветить жену Хованцева,- предложил Сырник.Рассказать ей, что мы дважды находили такие данные, с которыми ее муж давно был бы дома. А паскудный дядя все время упускает такую возможность. Вот пусть и спросит, почему он не хочет, чтобы ее муж был дома? Пусть прижмет его к стенке, устроит истерику, расскажет другим родственникам, какой козел этот полковник. Глядишь, он зашевелится в нужном направлении. Я живо представил себе Татьяну Хованцеву и отрицательно покачал головой.

- Исключено. Такая информация опасна для нее. Дядю не испугает, а кого-то может насторожить. Да и что за дела - впутывать женщин в расследование?

- А на хрена было меня впутывать в ихние проблемы?- с досадой сказал Сырник, но про жену Хованцева больше не упоминал. Можно было найти парня из автомастерской, с которым я говорил перед тем, как он позвал мастера, нажать и выяснить, что у них там произошло на самом деле, куда делось заднее сидение, можно было послать знакомого журналиста в отделение милиции, на территории которого находилась автомастерская, выяснить, как идет расследование, что у них есть против нас. Не исключено, что - ничего, Гена, вернее, Алентьев брал нас на испуг. Можно было, да нельзя. Потому что все упиралось в слова Басинского, сказанные в конце разговора: "под колпаком". Это было явным предупреждением, мол, начнешь копать под нас, сам в этой яме и окажешься. Серьезное предупреждение, потому как речь идет о чести мундира, а в Конторе умеют о ней позаботиться, это я не понаслышке знаю. Можно было ничего не делать, сидеть и ждать, чем все это кончится, но такой вариант почему-то не устраивал ни меня, ни Сырника.

- Зато мы можем поговорить с водителем,- сказал я.- Против этого, по-моему, никто не возражает.

- Можем,- с кислой усмешкой согласился Сырник.

- Нашли свидетеля - не взяли, нашли улику - не взяли. Ну ладно, найдем им исполнителя, привезем с повинной, пусть только попробуют не взять!- я уже пытался шутить.

- Интересно, что ты тогда сделаешь?- угрюмо поинтересовался Сырник.

11

Надо было успокоиться, отправить Сырника домой, а самому посидеть за столом, рисуя кружки на листке бумаги, да соединяя их стрелками - так у меня лучше получалось думать. Ко вчерашней картине преступления добавились новые разрозненные детали, их следовало пристроить на место, соединить с тем, что я уже знал, а потом, как следует, поразмыслить над новой картиной. И может быть, скорректировать наши действия. Но останавливаться не хотелось. Тем более, что разговор с водителем Суетовой, с этим красавчиком Сергеем, казался нам очень важным, решающим звеном в цепочке доказательств невиновности Хованцева. Я не шутил, когда сказал Сырнику, что на сей раз привезем красавчика прямо к Басинскому, где он ни был, дома или в Конторе. Разумеется, после того, как "расколем" его. Адреса его мы не знали, как выяснилось, и фамилию тоже. Звонить Басинскому не хотелось, и мы поехали на Кутузовский, надеясь, что мадам еще колесит по городу. Вернется домой, отпустит красавчика домой (не у нее же он будет ночевать!), тогда и перехватим его. Трудно ему будет выкручиваться, особенно, если учесть плохое настроение Сырника. Потому и оказались мы во дворе солидного дома на Кутузовском, и уже полчаса сидели в машине Сырника, поджидая красавчика. "Форда" во дворе не было, значит, мадам еще в городе. Правда, она опять могла сама управлять машиной, но об этом не хотелось думать. Сырник поставил свою "копейку" в дальнем углу двора, красавчик и днем вряд ли заметил бы нас, а теперь, когда совсем стемнело, и подавно. А нам обоим хорошо виден был подъезд мадам Суетовой. За стенами дома монотонно гудела правительственная трасса, освещенная желтыми фонарями. Рев сотен двигателей и шипение шин на влажном асфальте сливались в единый неумолчный и монотонный гул со всхлипами тормозов и визгами нетерпеливых сигналов. Крупные капли дождя лениво барабанили по крыше "копейки", усиливая желание откинуть голову на спинку и подремать часок. Заканчивался четверг, четвертый день работы над этим делом. Не очень успешной, честно говоря, работы, и, самое ужасное

- не оплачиваемой. Я не хапуга, если просили - помогал просто так, и не раз, но когда меня принуждают работать бесплатно, начинаю злиться. Сколько себя помню, всякие там субботники, воскресники и прочие овощебазы воспринимал, как личное оскорбление.

- Слышь, Корнилов, я тут подумал и понял... Знаешь, что?сказал Сырник, поворачиваясь ко мне.

- Будем кемарить по очереди?- спросил я.

- Дома будешь кемарить. Я про другое. Похоже, ты прав был, когда говорил, что не только Контора шустрит против нас. Потому как - на хрен им следить, с кем ты едешь встречаться? И так знают - с секретуткой.

- Не оскорбляй хорошую девушку,- лениво сказал я.

- Хорошие сразу не прыгают в койку ко всяким там отставным капитанам.

- А к отставным лейтенантам и плохие не прыгают,- язвительно сказал я, но Сырник пропустил мое замечание мимо ушей.

- Ну так вот, и не надо было им наведываться в твою квартиру, чего там искать, если ты и так все докладываешь? На кой хрен разбивать компьютер, если сами же потом и выдают другой? А это интересная мысль! Чего это они такие добрые - сразу дали новый компьютер? А может, видимость обыска была создана лишь для того, чтобы заменить мой компьютер на тот, который им больше подходит? А таком случае... неужели Басинский связан с козлами, которые обидели малыша? Или не проинструктировал своих подчиненных, что Борьку нельзя обижать? Или... Вернусь домой, разберусь с этим компьютером, там видно будет.

- Вот я и думаю, что еще какая-то падла...- продолжал бубнить Сырник.

- Сегодня раз десять говорил тебе это,- прервал я его.

- Так то было раньше, а потом, когда твой Басинский подставил нас наглым образом, все изменилось. Но теперь я думаю, что, да, какая-то...

- Заткнись, Олег,- сказал я.- Проехали эту остановку. Ты мне лучше скажи, если красавчик менял сидение без всяких там записей, квитанций, значит, он связан с автомастерской? И раз так, должен знать о том, что сегодня произошло в автомастерской. Что ты думаешь по этому поводу?

- Может, связан, а может и нет. Они работу сделали, он им наличкой отстегнул, и никаких квитанций. Тем более, сидение почти новое, но с кровью, подозрительное. Всем выгодно не афишировать работу. Тут он был прав. Черт возьми, я вроде все понял, и улики нашел, а эти кретины их упустили! Время идет, вопросов стало больше, и - ни одной серьезной зацепки! Такая злость меня взяла, что и спать расхотелось. Ну где он, это красавчик?! Мы ждали еще минут сорок, и дождались. Белый "Форд" вырулил из-за угла и мягко остановился у подъезда. Красавчик выскочил из машины, открыл заднюю дверцу, подал мадам руку. По высшему разряду обслуживает! Сырник тоже это заметил.

- Чё ковровую дорожку не раскатал, падла?- мрачно процедил он сквозь зубы. Суетова была в длинном белом плаще и, кажется, в брючном костюме. Она подождала, пока водитель отопрет кодовый замок и откроет дверь, а потом они вместе исчезли в подъезде.

- А если он там и останется?- не выдержал Сырник.

- Не думаю,- сказал я.- Машину не запер, значит сейчас вернется, отгонит ее на стоянку, сядет в свою и поедет, а мы поедем следом. Так оно и вышло. С платной стоянки красавчик выехал на зеленой "семерке". Сырник поехал следом, не выпуская красавчика из виду. Миновали Триумфальную Арку, Парк Победы, выбрались на Минскую улицу, потом свернули на Мосфильмовскую. Там красавчик свернул за угол серого кирпичного дома. Я машинально передернул затвор, сунул пистолет за пояс, то же самое сделал и Сырник. Дождь усилился, но это было только на руку нам - народу во дворе не было. Когда красавчик вышел из машины и направился к подъезду, мы тут же оказались рядом. Сырник резко тормознул, мы одновременно, с двух стороны выпрыгнули из "копейки", наверное, со стороны это выглядело как в кино.

- Привет, Сергей,- сказал я.- Надеюсь, ты сегодня будешь вести себя прилично? Садись в машину, поговорить надо.

- Это опять ты?- он нервно поглядывал то на меня, то на Сырника.Отвали, не то...

- Ах ты коз-зел!..- прорычал Сырник. Но ударить не успел, красавчик резко толкнул его в грудь и рванул в сторону улицы. Правильно соображал, там народ, машины, менты могут оказаться неподалеку. Из-за того, что Сырник взмахнул руками, удерживая равновесие, я не сразу стартовал, отпустил беглеца метров на пять. Парень бегал быстро, от меня, может и ушел бы, но не от Сырника. На короткие дистанции мой напарник вполне мог бы выступать на первенстве России, правда, таких дистанций, в тридцать, максимум пятьдесят метров в программе соревнований не было. Но и тридцати метров вполне хватило Сырнику, чтобы догнать красавчика, прежде, чем он выскочит на улицу. Олег в прыжке сбил парня с ног, ну а дальше - понятно, что было. Я сел в "копейку", подогнал машину, открыл заднюю дверцу. Сырник схватил парня за воротник кожаной куртки и за джинсы на заднице и, словно бревно, швырнул на заднее сидение. Ногой забил в салон торчащие ботинки и яростно захлопнул дверцу. Красавчик и не думал возражать.

- Ты не убил его, Олег?- поинтересовался я.

- Жить будет,- обнадежил меня Сырник.- И разговаривать будет вежливо, падла! Я уступил Сырнику место за рулем, перебрался на заднее сидение, и пока усаживал красавчика, Сырник отогнал машину к небольшому скверу, где было темно и тихо. Красавчик был бледен, хрипло дышал, но видимых повреждений я не заметил. Оно понятно - Сырник знал, куда бить.

- Ну что, Сережа, допрыгался?- вежливо спросил я.- Предупреждали ведь тебя, надо быть вежливым. А ты не послушал, и вот что получилось.

- Что... что тебе надо?- дрожащим голосом спросил он.

- Заткнись, падла!- рявкнул я и легонько шлепнул его по щеке, хотя очень хотелось врезать от всей души.- Скажу, когда можно говорить, понял?! Он мелко закивал.

- Итак, тот день, когда убили Хованцева, ты поставил "Форд" между машинами Хованцева и Люсина?

- Я не ставил...

- Потом дождался Люсина, убил его, затолкал тело в машину и стал ждать Хованцева, так?

- Нет, не так. Мужики...

- Ах ты, сука! Дай, я его поспрашиваю,- дернулся на переднем сидении Сырник.- Он у меня живо заговорит, падла!

- Твое время еще наступит, не спеши. Итак, продолжим. Но учти, потом все эти вопросы повторит мой напарник, ты его видишь, слышишь. можешь представить, как это будет. Тем же вечером ты отогнал "Форд" в автомастерскую на лице Полковника Никонина, заменил сидение.

- Не менял.

- И даже не заметил, что заднее сидение новое?- удивился я. Надо было вывести его из ступора.

- Заметил, ну и что? Мне какое дело? Хоть всю машину пусть заменят, я не... Вы ошиблись, мужики... Я в тот день не был в офисе. Я отпросился на два дня... был в Серпухове... На свадьбе, сестра замуж выходила. Я глянул на Сырника. Он снова дернулся, но промолчал. И у меня возникло нехорошее предчувствие.

- Ты давно работаешь водителем Суетовой?

- Полтора года, но тогда... Я там не был. Наконец я догадался спросить то, о чем должен был спросить еще вчера, и спрашивал, но ведь он не ответил!

- Ты Сергей?

- Я покажу пропуск в офис...

- Только медленно! Он снова закивал, медленно достал из внутреннего кармана куртки картонную карточку с цветной фотографией. Сырник включил свет в салоне. Рядом с изображением красавчика было написано "Бойчук Дмитрий Валентинович", что я и прочитал вслух.

- Что ж ты падла выпендривался?!- яростно прошипел Сырник, протягивая к нему лапищи.- Задушу!

- Я не думал, что вы...

- А надо думать,- с досадой сказал я, возвращая пропуск.Я же вчера спросил тебя - Сергей? А ты грубить начал, вот и нарвался на неприятности. Но это еще мелочи. В машине, которая стояла рядом с местом преступления, меняют новое сидение на другое, но ты ведь не сказал об этом следователю.

- Меня об этом не спрашивали. Да и не знал я, где стояла машина в тот вечер. И то верно. И что за дерьмовый день сегодня? Сплошные неудачи.

- Где ты был вчера во второй половине дня? Он с облегчением вздохнул и затараторил.

- Я нудист, раз в месяц мы арендуем бассейн, сейчас холодно, поэтому, собираемся в бассейне... В выходные не получается, дорого, ну вот, как раз вчера... Марина, она запрещает называть себя по отчеству, Марина знает об этом и отпускает меня. Вчера, всю вторую половину дня я был в бассейне, можете проверить, нас там сорок три человека было... Если б он вчера так вежливо разговаривал, сам бы не пострадал, и мы бы не торчали во дворе дома на Кутузовском! Мы выяснили, что заменял красавчика скорее всего Сергей Беликов по кличке Боцман, который работал в охране офиса, но в последнее время куда-то исчез. Марина часто бывает в офисе компании "Мичиган", одного из соучредителей "Люкс-радио". У нее какие-то свои дела с американцами. А вообще она вполне нормальная дама, занимается в основном собой - салоны, парикмахерские, магазины и все прочее, что жизненно необходимо светской львице. Он с ней не спит и даже не пытался, но отношения дружеские. Я бы не удивился, если б он сказал, что сорок три нудиста в бассейне - сплошь мужики. Спроси я его, с кем спит сейчас и какие позы предпочитает - и про это рассказал бы охотно. Пережив смертельную опасность, некоторые люди становятся чересчур болтливыми. Но мне уже надоело его слушать. Мы предупредили парня, что рассказывать о нашей встрече ему не следует, что, возможно, еще встретимся, зададим кое-какие вопросы, пусть не убегает, потом извинились и отпустили. А что оставалось делать?

- Оплошал ты, Корнилов,- ухмыльнулся Сырник по дороге в Крылатское.Стареешь, что ли?

- Зато у нас есть Беликов по кличке Боцман,- сказал я.- И фирма "Мичиган", сдается мне, ею руководит Джексон, который не Майкл и даже не Джесси.

- Ни хрена у нас нет, окромя неприятностей,- пробормотал Сырник. Честно говоря, я тоже так думал. Поэтому сказал, когда Сырник остановил машину у моего подъезда.

- Следить за Суетовой бесполезно, красавчик видел твою машину. Завтра съезжу в офис, поговорю с боссом, если он знает, где искать Беликова, пусть Басинский ищет. А потом устроим себе выходные. В понедельник встретимся, решим, что делать дальше. Сходи с дочками в кино, или в театр, а я завтра вечерком махну на дачу.

- Первый раз за сегодняшний день слышу толковую речь!обрадовался Сырник.- Точно, на хрена нам горбатиться на какого-то дядю? Если б хотел давно бы вызволил своего родственника! Не хочет - ну и пошел!.. Четыре дня крутились с утра до вечера, одного бензина пожгли хрен знает, сколько. Имеем полное право на выходные. Ты, значит, на дачу к предкам? А как же твой крыс?

- Возьму с собой.

- Понятно. Секретутку тоже возьмешь?

- Там видно будет.

- Потом расскажешь, хорошо было или нет. А я не в кино, я на вещевой рынок с дочками рвану. Пообносились девчонки, давно пора им шмоток подкупить.

- Потом расскажешь, хорошо было или нет,- в тон ему ответил я.

Такое впечатление, что жизнь остановилась, замерла в напряженном ожидании. Целый день решал какие-то проблемы, вернулся домой - а их меньше не стало, наоборот, новые добавились! За окном черная ночь, я живой, и могу лечь спать, но так хреново на душе, что и спать не хочется. Прямо, Змей-Горыныч какой-то! Отрубил одну голову - две выросло, отрубил две четыре выросло! Так может, не надо рубить их с бухты-барахты? В смысле, не надо было рассказывать Гене про охранника, а сразу ехать с этим долбанным майором и опергруппой к тому парню; не надо было самим лезть в мастерскую, а приехать туда опять же с Геной и опергруппой - вот сидение, берите, немедленно на экспертизу! Да кто же знал, что целых два ключа от камеры Хованцева будут так бездарно утеряны! Единственным приятным моментом было то, что меня дома ждали. Если бы малыш не сидел в клетке, он бы обязательно прискакал встречать меня у двери. Но он и так встречал меня, мигом вскарабкался наверх своей клетки и давай махать мне лапкой, мол, привет, Корнилов, привет, дружище! Его черные глаза-бусинки радостно блестели.

- Привет, малыш, привет, мой серенький,- сказал я.- Ты и воду свою опрокинул, и проголодался, наверное. Я налил малышу воды, дал ему кусочек вареной картошки, кусочек сосиски и огурца. Конечно, картошку я почистил, а огурец помыл, вообще, я давал малышу то, что ел сам. В отдельную мисочку насыпал зеленого горошка. Борька съел картошку и метнулся к дверце клетки, встал на задние лапки, и давай передними теребить прутья дверцы! Потом взобрался наверх клетки, просунул сквозь прутья нос и уставился на меня. Я понял, что он хотел сказать: ты уже пришел, а я все еще в клетке сижу. Это безобразие! Я открыл дверцу, Борька выскочил из клетки, несколько прыжков, и он уже карабкается по моим джинсам.

- Ну что, соскучился?- сказал я, взял его в руки, поднес к лицу. Симпатичный он парень!- Ты замечательный малыш. Поможешь мне разобраться с нашим новым компьютером? Надо было проверить, так ли уж бескорыстно Контора предоставила мне сей агрегат? Я отвинтил четыре шурупа, снял крышку корпуса, внимательно осмотрел системный блок, в смысле - компьютер. Борька был рядом, он тоже принимал участие в осмотре, фыркал и даже пробовал на зуб провода, похоже, они оказались не вкусными. Вдвоем мы выяснили, что "жучков" а тем более, миниатюрных видеокамер в системном блоке нет. Может, имеются, какие навороты, позволяющие выяснить, что я делаю на компьютере, ну и пусть имеются. Я просто не буду его включать и все дела. Борька был того же мнения. Потом, минут десять я лежал на диване, а Борька прыгал по мне и вокруг меня, игриво покусывал мои пальцы, носил какие-то бумажки со стола, словом, пытался развеять мои тоскливые мысли. И ему это почти удалось. Я вспомнил, что надо позвонить отцу, сказать, что я завтра приеду на дачу. Кто там будет в эти выходные - он, мать, или сестра с мужем? Или никого? Тогда нужно взять с собой еды. Кстати, и сейчас перекусить не мешало бы. И не только перекусить.

- Завтра мы с тобой поедем на дачу, малыш,- сказал я.Побегаешь там по участку, а мы с Жанной будем приглядывать за тобой. Если она согласится составить нам компанию. А если нет - мы другую даму пригласим, из числа твоих знакомых. Я оставил Борьку в комнате, плотно прикрыл дверь, чтобы он не выскочил в коридор, и пошел на кухню, прихватив трубку радиотелефона. В принципе, малыш мог бегать по всей квартире, но тогда мне бы пришлось передвигаться, не отрывая от пола ступни, чтобы не наступить на него. Борька любил обследовать незнакомые места, забираться во все неплотно закрытые дверцы, а потом неожиданно выскакивал и бросался мне под ноги. Все никак не могу привыкнуть к этому парадоксу - крысенок, да что там, уже солидный крыс бежит не от человека, а навстречу человеку, бежит с самыми добрыми намерениями! Выпусти его на волю - убьют ведь, подумают - нападает. Тупые мы все-таки, "цари природы", в некоторых вопросах! На кухне я включил электрочайник и стал думать, стоит ли мне звонить Жанне, или нет. С одной, стороны, завтра увидимся в офисе, когда я приеду к Суетову, тогда и поговорим, а сейчас уже поздно, двенадцатый час - значит, не стоит. Но с другой стороны, я бы встретил ее сразу после работы, и - прямиком на дачу, не тратя времени на сборы. Да и решить этот вопрос в офисе будет непросто, значит - надо позвонить. Был еще один довод в пользу последнего - если она по каким-то причинам не сможет поехать, я уже сегодня начну думать, кого еще можно взять с собой (кроме Борьки, разумеется, его-то я точно возьму). Вчерашнего джина осталось в литровой бутылке грамм двести. Без тоника самое то. А закусить можно бутербродом. Готовить что-то более серьезное на ужин не хотелось. Отхлебнув глоток джина и куснув бутерброд, я взял трубку, но она вдруг запиликала у меня в руках. И кто бы это мог быть? Время десять минут двенадцатого!

- Да,- сказал я,- Корнилов слушает.

- Господин Корнилов?- вот и женский голос появился у меня в квартире. Правда, не тот, который был бы мне приятен в это мгновение.- Решетина вас беспокоит.

- Рита, рад вас слышать,- я торопливо глотнул джина.- Пожалуйста, будьте проще. Я - Андрей. У вас что-то случилось?

- Я несколько раз вам звонила... Андрей, но не могла дозвониться!

- Извините, Рита. Волка ноги кормят, так ведь говорят умные люди, в смысле - народ?

- Мне не до поговорок! Вы знаете, что вчера вывалился из окна охранник, который дежурил в тот вечер?

- Знаю. Не только он, сегодня еще одного участника этих событий убрали. Авторемонтника, который менял заднее сидение в машине Суетовой. Между прочим, труп Люсина лежал в ее машине, а когда Хованцев уехал, его выбросили на асфальт. Просто и практически незаметно. Но сиденье-то испачкано кровью, и его заменили. Сегодня авторемонтника пристрелили. Хотели и меня, но не получилось. Убежали и унесли раненного, а может, убитого, проверить не удалось.

- Господи, какой ужас!

- А я вас предупреждал, Рита, они уберут всех свидетелей.

- Андрей, вы поможете мне?

- С удовольствием, Рита. Но лишь в том случае, если вы будете со мной откровенны.

- Я буду... я все скажу! Поймите, мне страшно!

- Понимаю. Повторяю - я предупреждал вас, но вы, к сожалению, не поверили. Где мы встретимся завтра? А может быть, сегодня? Сейчас?

- Ох, нет. Я уже приняла снотворное и ложусь спать. Приезжайте ко мне завтра, часам к одиннадцати. Предварительно позвоните. Запишите адрес. Я записал. А потом с удовольствием опорожнил стакан с неразбавленным джином, поскольку мигом понял, что я сделаю завтра. Позвоню Басинскому, пусть приезжает ко мне в десять, и мы вместе поедем к Решетиной. Он сам поговорит с ней, при мне, разумеется, и сам решает, что делать дальше. А я у Таганки заберу Жанну, и - вперед, на дачу! С сознанием выполненного долга. Правда, неизвестно, согласна ли Жанна с моим планом (относительно дачи). Ну, это мы сейчас выясним. Я набрал домашний номер Жанны и стал ждать.

- Кто это?- минуты через две ответил недовольный мужской голос, похоже, папаша. На просьбу позвать к телефону Жанну, он еще более недовольно отрезал.- Она спит! Уже хорошо, что не дискотеке, не с другим мужиком, а спит дома. Приятное сообщение.

- ФСБ,- рявкнул я.- По поводу убийства редактора Люсина. Разбудите! В трубке послышалось шебуршание, а потом раздался встревоженный голос Жанны. Я бы не сказал, что - спросонья.

- Да? Я вас слушаю!

- Привет, Жанна, это я. Не удивляйся, и не подавай виду, что мы знакомы, если предки стоят над душой. Она все поняла.

- Да, конечно... Ой, папа, иди, иди, тебя это не касается! Да, скажу, скажу, все, пока... Ну?

- Мой отец

- богатый человек, у него есть двухэтажный кирпичный дворец в Лобне, в смысле

- неподалеку от Лобни. Приглашаю тебя на выходные. Поедешь?

- А когда?

- Завтра. Я позвоню, заберу тебя от Таганки. Возьми вещи, которые считаешь нужными, предупреди предков. Если сможешь освободиться пораньше хорошо. Я завтра буду в офисе, шепнешь, когда тебя ждать. Все остальное гарантирую. Бар, камин, ананасы в шампанском, "Виагру".

- Не понимаю, что вы имеете в виду, в смысле последнего вашего заявления?

- Не надо "Виагру"? Ладно, как скажешь. Ты согласна?

- Да. Я все расскажу, когда вы завтра придете к Вячеславу Андреевичу. До свидания, товарищ капитан! Она сделала ударение на слове "свидания", сообразительная девушка! Я доел бутерброд, почистил зубы и пошел в комнату. Осторожно открыл дверь, дабы не прищемить Борьке нос, если он "дежурит" под дверью. Но он был в другом конце комнаты и теперь вприпрыжку мчался ко мне. Я подхватил малыша на руки, прижал его к щеке. Пушистый, теплый... как плюшевая игрушка, но такой умница!

- Борька, завтра поедем на дачу. Все не так уж плохо!сказал я и посадил малыша в клетку. Он, конечно, возражал, но что поделаешь! Надо спать, дабы завтра быть в форме. Я бы позволил малышу улечься на постели, но боялся, что могу придавить его ночью. Он ведь такой доверчивый, устроится под боком...

12

Утром, в половине десятого я позвонил Басинскому домой. Трубку взяла его жена Света.

- Что стряслось, Андрюша?- спросила она.- Генка злой, как черт, на всех рычит, даже на Крыстинку. И сожалеет о том, что связался с тобой. Как ни велик был соблазн рассказать ей о том, как этот Генка подставил меня, я сказал:

- Совесть, наверное, замучила. Дай-ка мне его, Света.

- Ну что у тебя еще?- грубо спросил Басинский.

- Ничего,- в тон ему сказал я.- На дураков больше не полагаюсь, сам отведу к свидетелю, ткну носом и - работайте, а меня оставьте в покое. Максимум через сорок минут будь у меня, подождешь внизу.

- Что за дела?! Ты мне условия диктуешь?

- Не совсем так. Я почти не сомневаюсь, что если скажу тебе имя и адрес этого человека, его уберут, пока ты будешь согласовывать свои действия с шефом. Поэтому я ничего не буду говорить, просто привезу тебя туда, куда нужно. Если откажешься - вали на все четыре и забудь обо мне, понял? И не вздумай кому-то сказать хоть слово, шефу, или еще кому! Через сорок минут - у моего подъезда! Все. Я не сомневался, что Басинский приедет. Ну вот и пусть услышит рассказ Решетиной. Она поведает о том, как ее срочно отправили на пресс-конференцию Явлинского, в чем особой нужды не было, что Марина приказала ей пойти в кафе к Хованцеву, способствовать опьянению страдальца, а под конец опрокинуть стакан с "кровавой Мэри" ему под ноги. Потом были инструкции, что можно говорить, а что нет. Дальше Басинский должен будет увезти ее в Контору, обследовать "Форд" Суетовой, выяснить, по какому случаю менялось заднее сидение, и кто этим занимался, в какой мастерской. Найти Беликова и... И все. У Борьки было все необходимое, кроме свободы, но я убедил его, что скоро он будет запросто бегать по всему участку в двенадцать соток, и ради такого удовольствия стоит потерпеть немного. Кажется, он понял. Я позвонил Решетиной, но трубку никто не взял. Похоже, дама так разволновалась, что выпила не одну таблетку снотворного, а две, и теперь дрыхнет без задних ног. Через десять минут я еще раз позвонил - снова тишина в трубке, вернее, длинные гудки. Недоброе предчувствие возникло в моей груди, или где оно должно возникать? Неважно, главное - оно было, и уже отравляло мое существование. Может, проснулась и теперь принимает ванну? Дай-то Бог! Перед тем, как выйти из квартиры, я снова позвонил, и снова не дождался ответа. Это было уже плохо, и все мои благие намерения летели к чертям собачьим, в тартарарары. Вишневая "восьмерка" Гены стояла у подъезда. Я открыл дверцу и сел на переднее сидение.

- Хочешь использовать меня в качестве таксиста?- мрачно поинтересовался Гена. Его тон вывел меня из себя.

- Какого хрена ты строишь из себя обиженного, придурок?заорал я.Шантажист долбанный! Заставил меня заниматься каким-то дерьмом, дважды упустил важные улики, подставил меня, и еще обижаешься?! Я что тебе плохого сделал? Он долго сопел, морщился, потом сказал:

- Ты прав, дерьмовое дело. Если б знал, что так получится, сказал бы шефу - нет. Но я тебя не подставлял. В автомастерской действительно показали на вас, и голубого сидения там не было. Я верю людям, которых посылал туда, они свое дело знают.

- И ты подумал, что мы с Сырником приехали, пристрелили мастера и удалились, даже не прихватив с собой сидения? Скажи пожалуйста, на хрена мне это нужно?

- Я знаю, что не вы убили мастера, но факты и улики свидетельствуют о другом. Сам ни черта не понимаю.

- Заднее сидение в "Форде" Суетовой заменено, это даже водитель заметил. Почему? Кстати, этот водитель, Бойчук, в тот день был в Серпухове, на свадьбе сестры. Машину вел некий Сергей Беликов по кличке Боцман. Он же и убил Люсина, он заменил сидение. Надо просто найти Беликова! Он скажет, в какой мастерской менял сидение, зачем это делал. И тогда станет ясно, что вы просто дилетанты или подлецы.

- Беликов? Он вчера убит в перестрелке.

- Вот как?! А ты откуда знаешь?

- Прошла информация.

- Как вовремя...- пробормотал я.

- Когда прошла, тогда и прошла. Все, что ты говоришь, интересно, но Суетова в деле не фигурирует, следствие закончено, теперь, чтобы к ней подобраться, нужна очень веская причина. А ее нет.

- Замена сидения в машине, которая стояла рядом с местом преступления, которая уехала оттуда позже Хованцева - не причина? Ладно, поехали, сейчас у тебя будет причина. После этого я уезжаю на дачу к отцу, а вы решайте можно или нельзя. Я вышел из машины и пошел к своей. Использовать Басинского в качестве таксиста я не хотел. Потому что не хотел ехать в одной машине с этим человеком. Решетина жила на Земляном Валу, довольно далеко от меня. По дороге я еще несколько раз звонил ей по сотовому, но результат был все тот же - тишина. И это было плохо, очень плохо. Либо Маргарита расхотела исповедоваться (заплатили, запугали), либо... Об этом думать не хотелось. Я въехал во двор старого шестиэтажного дома, остановил машину у второго подъезда. Басинский остановился за мной. Мы вышли из машин, и я сказал:

- На втором этаже, в квартире 33 живет Маргарита Решетина, та самая, которая успокаивала Хованцева в кафе и вылила "кровавую Мэри" ему под ноги. Вчера ночью она позвонила мне и сказала, что боится за свою жизнь, после того, как узнала, что охранник выпал из окна, просит помощи и хочет рассказать правду о том, как все было. Мы договорились встретиться в одиннадцать, у нее. Но я несколько раз звонил сегодня - никто не отвечает. В карих глазах Басинского мелькнул хищный огонек.

- Думаешь, ее убрали? И значит, не только мы опаздываем, но и ты сам тоже?

- А может, она передумала откровенничать,- сказал я. Но сам не очень-то верил в это. Мы поднялись по грязной лестнице на второй этаж, и я сразу же стал давить на кнопку звонка. Тишина. Прошло несколько минут - в квартире 33 не было никаких признаков жизни. Басинский занервничал.

- Ну и что все это значит?- спросил он.

- Понятия не имею. Вызывай опергруппу, надо вскрыть дверь. Думаю, ее убрали.

- Да? А если она сидит у себя в кабинете и готовит очередной выпуск новостей?

- Сейчас проверим... Я позвонил по сотовому Жанне, официальным тоном попросил ее выяснить, пришла на службу Маргарита Решетина, или нет. Сказал, что подожду у телефона. Но Жанна сразу сказала, что Решетиной на работе не было, сам босс Вячеслав Андреевич ищет ее, но не может найти.

- Вызывай нужных людей,- сказал я Басинскому и медленно пошел вниз. Около часа мы сидели в своих машинах, ожидая, пока прибудет спецгруппа ФСБ, пока вскроют дверь, и за это время не сказали друг-другу ни слова. О чем говорить, если я почти не сомневался - Решетину убрали. Хотел показать Басинскому, как надо работать, а вышло то же, что и у них. Ну точно хотели, как лучше, а получилось, как всегда! И ведь никто не знал, что мы сегодня встретимся... Да нет, кто-то, видимо знал. Но это не "Контора". Время близилось к полудню, когда мы вошли в квартиру Решетиной. Маргарита лежала в кровати, а рядом, на тумбочке, лежали десять пустых упаковок "Имована", довольно сильного снотворного, стояли пустой стакан и наполовину опорожненная бутылка водки. Решетина была мертва. И - никаких, во всяком случае, заметных, следов насилия. Но это уже не мое дело, есть эксперты, пусть изучают проблему, дают заключение о причинах смерти.

- Ты шантажировал ее?- нехотя спросил Басинский. Он и сам не верил, что я мог быть причиной смерти женщины. Спросил просто так, для протокола.

- Она позвонила мне в начале двенадцатого, сказала, несколько раз пыталась связаться, но не могла. С вашими возможностями это несложно проверить,- сказал я.

- Проверим... Ты сейчас куда, на дачу?

- Нет, поеду к Суетову, надо бы выяснить, почему его жена заменила сидение в своей машине, и почему уволился Беликов. А потом, может быть... Ты знаешь, кто такой Джексон, не Майкл, а Норман? Американский бизнесмен, один из учредителей "Люкс-радио"?

- Козел,- ответил Басинский.- Гуманитарные поставки, биржевые операции. Провокации, в том числе и против нас. Я не сомневаюсь, что с его подачи была организована серия передач о незаконных действиях спецслужб.

- Он связан с Суетовой, и, похоже, не только общими делами. Если удастся, поговорю и с ним. Неожиданно Басинский вцепился пальцами в мою куртку, горячо зашептал на ухо:

- Андрюха, будь осторожен, прошу тебя. О результатах переговоров немедленно сообщи мне. А потом - поезжай на дачу, отдохни до понедельника. Лады?

- Договорились,- сказал я. Честно признаться, был несколько удивлен этим порывом бывшего друга. И инстинктивно почувствовал - проблема в Суетове и этом Джексоне. А при чем тут Хованцев?

В домике у въезда во двор радиостанции сидел уже знакомый мне охранник. Он лениво махнул мне рукой, мол проезжай. Но я не спешил проезжать, остановился и спросил его:

- Твоего коллегу вывалили из окна, знаешь?

- Меньше болтать надо,- с усмешкой сказал охранник.- Так что, ни о чем меня не спрашивай, я ничего не знаю, и не скажу, понял?

- Понял. Все молчат до поры до времени, так что смотри, не вывались из окна,- сказал я ему. Поставил машину неподалеку от ворот, ближе места не было, и зашагал к двери барского особняка. Охранник у двери был не столь любезен, но я и слушать его не стал.

- Знаешь, что Решетину убили сегодня?- спросил я. Он побледнел, испуганно заморгал белесыми ресницами, видимо, устал от череды смертей на радиостанции, и решил, что будет непременно следующим. Я не стал его обнадеживать, говорить, что это не так, и направился прямиком в кабинет босса. Увидев меня, Жанна испуганно вскочила с кресла, но я жестом успокоил ее и сказал строгим голосом:

- Дорогая, Вячеслав Андреевич у себя?

- Да, но у него... - она взмахнула руками, что должно было означать важное совещание, президент США, сам Сорес, Бжезинский, или что-то в этом роде. Я наклонился к ней и шепотом спросил:

- Ты готова? Все нужное - с тобой? Она испуганно кивнула.

- Да...

- В пять у Таганки, на том же месте жду тебя. Постарайся сделать так, чтобы никто не понял, куда ты направляешься. Я подмигнул ей, и толкнул тяжелую дверь кабинета. Там и вправду было что-то вроде совещания, сидели люди и слушали босса, который говорил нечто важное. Увидев меня, он замолчал, облизнул мясистые губы и махнул рукой, мол, пошел вон. Я пошел в другую сторону, к его начальственному столу, остановился напротив босса, изумленного подобной наглостью, и сказал:

- Сегодня ночью была убита Маргарита Решетина. Надо бы поговорить, Вячеслав Андреевич. Тяжелый вздох нарушил напряженную тишину кабинета, люди отказывались верить тому, что я сказал. Суетов жадно глотнул воздух, пожал плечами и торопливо пробормотал:

- Извините, господа, продолжим позже. Будьте на своих местах, я вас вызову. Господа уходили с неохотой, им хотелось услышать подробности, что, да как, но я молчал, а Суетов поднялся, давая понять, что не шутит.

- Это правда?- спросил он, когда господа покинули кабинет.- Риту убили?

- Я думаю, да. Но окончательный ответ даст экспертиза. Она звонила мне вчера ночью, хотела рассказать кое-какие детали того вечера, когда был убит Люсин. Но не успела.

- Какие детали? Все же ясно!

- Не все. Например, почему вы уволили Сергея Беликова, который в тот день привез вашу жену в офис?

- Я не увольнял, он сам... Сам уволился.

- Почему ваша жена заменила заднее сидение в своем "Форде"?

- Да? Заменила? Я об этом не знал...

- Осмотрите внимательно салон ее машины, вы сами это поймете. Экспертиза докажет без труда. А теперь я вам расскажу, почему она заменила сидение! Я четко и жестко изложил ему свою версию преступления. Добавил, что он, вероятно, причастен к этому. Суетов покраснел, вытащил носовой платок, принялся стирать пот со лба.

- Нет, вы ошибаетесь, я ничего, я...

- Вы приказали Решетиной не говорить о том, что было в тот день, о ее роли в убийстве Люсина.

- Нет! Я просто хотел... Если все ясно, зачем лишние разбирательства? Мы - честная станция, мы за правду.

- Замечательно,- с издевкой сказал я.- А что делала ваша супруга на банкете по случаю дня образования "Люкс-радио"?

- А что она делала? Я не садист, но вчерашнее поведение Басинского, человека, которому я всецело доверял, что-то изменило в сознании. И я сказал Суетову:

- Она трахалась с вашим главным акционером Джексоном в кабинете Решетиной. А Люсин это увидел. Он искал Решетину, которая, возможно, отлучилась в туалет, открыл своим ключом ее кабинет и увидел то, что не должен был увидеть. За это и был убит.

- Вы лжете!- закричал Суетов. Однако, я понял, что сие известие не было для него сногсшибательной новостью. О связи жены с Джексоном он знал и молчал. Но связь ее с убийством Люсина не мог принять, это было уже слишком.

- Вячеслав Андреевич, вы - руководитель довольно популярной и смелой радиостанции. Может быть, так же честно и смело оцените то, что случилось?

- Это ложь! Его глаза налились кровью, казалось, еще чуть, и он бросится на меня с кулаками. Не бросился. Потому что я умел смотреть так, что умный поймет и остановится, дурак озвереет и потеряет координацию. И пожалеет об этом, дуракам только в сказках везет.

- Кстати, Сергей Беликов, убийца Люсина, был вчера убит в перестрелке. Очень кстати, не так ли?

- Я не желаю больше разговаривать с вами. Я не желаю вас видеть здесь. Вон! Обиженный и беспомощный начальник всегда вызывал у меня чувство жалости и брезгливости.

- Я не думаю, что вы причастны к этим событиям, и поэтому прошу вас об одолжении, Вячеслав Андреевич.

- Вон, я сказал!

- Хочу встретиться с мистером Джексоном, не поможете ли? Это снимет с вас большую часть ответственности, если не всю. Понимаете, о чем я?

- Не понимаю. С Джексоном? Зачем он вам?

- Чтобы сказать ему: вы прокололись, мистер Джексон, и подставили Вячеслава Андреевича. Он всячески пытался выгородить вас, но факты упрямая вещь.

- Вы... вы скажете ему это?

- Обязательно скажу. Интересно будет услышать, что он ответит. Вам тоже, наверное, интересно это услышать. Я не враг вам, Вячеслав Андреевич, перезвоню, поделюсь информацией. Ну?

- Я... я не верю вам, господин Корнилов. Он уже не выгонял меня из кабинета, а выторговывал условия, на которых свяжет меня с Джексоном. Ну что ж, я просто обязан был сказать ему то, что он хотел услышать.

- Обещаю - позвоню. Вячеслав Андреевич, проблема настолько серьезна, что лучше предоставить боссу право решать ее. Коль скоро он имеет прямое отношение к ней. Вы ничем не рискуете, и я не подставлю вас. Спрошу его о том, что меня интересует, и пусть думает. А вы тут - не при чем. Мы еще минут пять препирались, но в конце-концов Суетов согласился позвонить Джексону и попросить его принять меня. Это был прогресс, ибо личность Джексона интересовала меня не меньше, чем Марина Суетова. Разговор с ним мог подсказать ответы на некоторые весьма важные вопросы. Я не думал, что мистер Джексон возьмет, да и признается в совершении ужасных преступлений на территории суверенной России, а потом зашлепает босыми ногами по осенним лужам прямиком в "Лефортово". Важно было услышать его мнение по некоторым вопросам, а остальное нетрудно понять. Во всяком случае - для себя. Когда я вышел из кабинета, Жанна смотрела на меня широко раскрытыми глазами.

- Все нормально,- сказал я ей, наклонился и прошептал.Жду тебя в пять, придумай что-нибудь и уйди раньше. Она тоже наклонилась ко мне и прошептала:

- Возьми пистолет, хочу пострелять. Ладно? Я улыбнулся, согласно кивнул и вышел.

Двухэтажный дом в Онофрином переулке выглядел настоящей крепостью окна первого этажа закрыты решетками, телекамеры по бокам, и - ни намека на входную дверь. Солидная вывеска на фронтоне "АО "Мичиган" говорила о том, что я не ошибся адресом, теперь бы понять, где тут вход. Я зашел с тыльной стороны дома и увидел довольно-таки просторный двор, огороженный железным забором. Во дворе - десятка два машин на асфальтовой стоянке, зеленая лужайка и несколько серебристых елочек. Как говорится, просто, но со вкусом. По бокам здания еще две телекамеры, но в центре была желтая дверь. Охранник у ворот, как и положено, сидел в будке и читал газету. Но выглядел он вполне респектабельно - черная кожаная куртка, белая рубашка, галстук. Я даже мельком подумал: а что, если это сам мистер Джексон, сидит у ворот своей фирмы и отоваривает жителей Москвы куриными окорочками? Иногда даже покрикивает: а вот американские окорочка, кому окорочка?

- Привет,- сказал я.- Ты случайно не мистер Джексон?

- Нет,- спокойно ответил он, профессиональным взглядом оценивая мою фигуру.

- Я Корнилов, пропустишь такого?

- Если докажешь, что ты Корнилов, а не Чубайс. Коллега! Я достал паспорт, протянул охраннику. Он посмотрел на фотографию, сравнил ее с оригиналом и жестом показал, что можно идти дальше. Но мне почему-то захотелось переброситься с ним парой слов.

- Слушай,- спросил я,- а мистер Джексон не родственник тому, Майклу?

- Так тот же негр.

- А этот - нет?

- Когда моим боссом будет негр, я повешусь,- сказал блюститель демократии и частного предпринимательства. Я понял, что Россия еще жива и по-прежнему уникальна, и пошел дальше. За желтой дверью с честью выдержал еще одну проверку, поднялся по мраморной лестнице с ковровой дорожкой на второй этаж, свернул направо и вскоре уже стоял перед столом секретарши, настоящей русской красавицы, какими их представляют настоящие американцы: тридцатилетняя крашеная блондинка имела необъятный бюст и столь же необъятные бедра. Честно признаюсь, мне совершенно не хотелось их обнять, видимо, понимал в чисто русской красоте много меньше, чем мистер Джексон. Но секретаршей она была именно такой, какими я их представлял себе.

- Мисс, или - миссис?..

- Ты Корнилов?- низким, грудным голосом сказала русская красавица.- А я - Анжелика.

- Корнилов де Пейрак,- сказал я.

- Шалун!- кокетливо улыбнулась мне русская красавица, пригрозила пальчиком и стала докладывать боссу о моем прибытии. Я не дурачился и не пытался понравиться даме. Все эти чистые лужайки, серебристые елочки, охранники при галстуках и ковровые дорожки выбивали из колеи. Я, простой русский сыщик, должен был говорить с хозяином всего этого, и не только этого, но еще и радиостанции "Люкс-радио" и много чего другого. Говорить серьезно, а не улыбаться и поддакивать. Мне просто нужно было прийти в себя.

- Проходи, де Пейрак,- разрешила русская красавица Анжелика.- Мистер Джексон ждет тебя. Он оказался невысоким, лысым мужичком лет пятидесяти, чем-то похожим на усушенного Суетова, и бородавка на верхней губе имела место. Но, несмотря на описание Жанны, мне почему-то казалось, что встречу жизнерадостного здоровяка, лоснящегося от собственного богатства и дружелюбия. Я представился, он согласно кивнул, жестом показал на стул у начальственного стола.

- Господин Суетов сказал, что вы расследуете убийство господина Люсина, имеете свое мнение. Рад буду услышать его, рад буду помочь, если смогу. Он довольно-таки хорошо говорил по-русски. Я сел на стул и подумал, что вряд ли он будет рад услышать то, что я скажу.

- Господин Джексон, не возражаете, если я задам вам несколько вопросов?

- Ради этого я уделил вам свое время. Мой бизнес честный, я готов ответить даже частному сыщику.

- Извините, если некоторые вопросы будут носить деликатный характер. Он усмехнулся, мол, ну-ну, попробуй, но в глазах блеснула тревога.

- Пожалуйста, я слушаю вас.

- Господин Джексон, вы являетесь главным акционером радиостанции "Люкс-радио", я правильно понимаю?

- О, да. Я вложил свои деньги в независимую радиостанцию. Я считаю, что свобода слова - главная гарантия демократии в России. Моя радиостанция не есть американская, она русская, честная и независимая. Она говорит правду. "Моя"- хорошо сказано, а главное - верно.

- Честная радиостанция должна иметь репутацию высоконравственной команды, не так ли?

- Так и есть.

- Вы помните банкет по случаю годовщины радиостанции?

- О, да. Было очень весело. А теперь сразу, в самую болевую точку!

- Что вы делали с госпожей Суетовой в кабинете ее подруги Решетиной? Почему закрылись на ключ?- быстро спросил я. Джексон долго вспоминал, что же он там делал, потом решил, что такого не было. И сурово сдвинул брови.

- Это ложь. Кто вам сказал? Суетов?

- Ну что вы! Вячеслав Андреевич все отрицает. Но у меня есть свидетели, которые видели вас с Мариной Суетовой в кабинете Решетиной. Более того, свидетели подтверждают, что видели, как Люсин открыл своим ключом дверь кабинета Решетиной. То, что он увидел, вряд ли соответствовало имиджу радиостанции. И тогда...

- Это ложь! Вы пришли сюда для того, чтобы шантажировать меня?! Кто вас послал? ФСБ? Респектабельный господин вмиг стал нервным, встревоженным мужичком. А мог бы просто усмехнуться в ответ и сказать что-то вроде: ну-ну, пусть твои свидетели расскажут об этом в суде, а я посмотрю, так ли они уверены в том, что видели. И подниму такой шум, что прессу в России притесняют - пожалеете о содеяном! Но он растерялся, занервничал. Выходит, я попал!

- Я работаю по просьбе жены Хованцева. ФСБ тут не при чем. Позвольте мне рассказать, что было дальше. Я вкратце пересказал ему свою версию того, что случилось потом. Он слушал, похрустывая суставами пальцев.

- Ваша версия интересная, но лишена основательности. Это всего лишь домыслы. Норман Джексон - известное имя в Америке и в России.

- Разумеется, господин Джексон, кто ж с этим спорит? Но ведь и в Америке и в России никто не скажет, что Норман Джексон равнодушен к красивым женщинам, верно? Кстати, Марина Суетова довольно часто бывает здесь без мужа. Насколько я знаю, серьезных деловых проектов с ней у вас нет. Или это тоже - вымысел?

- Она бывает, да... Я не обязан вам рассказывать... Я не дал ему договорить. Разумеется, он не пойдет в "Лефортово", шлепая босыми ногами по осенним лужам. А то, что я хотел, я понял - Джексон был причастен к убийству Люсина. Самое время красиво удалиться.

- Спасибо, господин Джексон. Я благодарен вам за то, что уделили мне время. Всего доброго! Я резко встал и пошел к двери, чувствуя спиной напряженный взгляд хозяина кабинета. Это было приятное чувство. Он понял, что ему грозит опасность, но не знал, откуда. Ну что ж, вперед, мистер Джексон, посмотрим, на что вы способны!

13

Я обещал Суетову позвонить после встречи с Джексоном, и позвонил ему.

- Вячеслав Андреевич, Джексон озабочен сложившейся ситуацией, более того, он напуган. О вас я выразился не совсем лестно, мол, не желаете сотрудничать, все отрицаете. Так что вы - вне подозрений. Пожалуй, все.

- Чтоб ты провалился!- честно сказал Суетов. Иного я и не ожидал от него услышать. Потом я позвонил Басинскому на службу, тоже обещал.

- Джексон нервничает, думаю, он как-то причастен к убийству Люсина. Правда, не знаю, можно ли это доказать. Что нового по делу Решетиной?

- Она приняла пару таблеток, расслабилась. В это время пришел кто-то знакомый. На бутылке водки и стакане - никаких отпечатков. Понял? Я понял. Нет отпечатков, значит, не сама запивала таблетки водкой, и не сама глотала их. Как это было, несложно представить: один придержал расслабленную женщину, другой высыпал в рот таблетки, залил стаканом водки и подождал, пока она все это проглотит. Потом накрыли Маргариту одеялом и проследили, чтоб не пыталась кричать, бежать, или вызывать рвоту. Они были в перчатках, поэтому - никаких следов на стакане и бутылке. Но открыла она не им, а... скорее всего, Суетовой, подруге и жене босса. Об этом я сказал Гене.

- Или тебе,- сказал Басинский.

- Пошел ты на хрен!- честно ответил я. Он не обиделся, только сказал:

- Под ногтями обнаружены следы крови, кого-то она все же поцарапала. У тебя есть свежие царапины?

- Приезжай, посмотри.

- Короче так, Андрюха, мы держим ситуацию под контролем, но ты там будь осторожен, на даче, понял? Надо же, он говорил так, будто не было вчерашнего визита ко мне и запредельно гнусного разговора. Но я-то помнил, что это было, и еще раз послал Басинского. После этого я подумал, что Сырник сейчас покупает сапожки и курточки для своих девчонок, поэтому не стал ему звонить. Зачем отрывать человека от важного и приятно занятия? Да я и не обещал ему звонить. Кстати, мне тоже надо было заняться покупками. Я разменял сотню долларов и пошел в супермаркет. Купил опять то, что понравилось Жанне в нашу прежнюю встречу: виски и содовую, джин и тоник, ликер "Бейлиз"... Дорогой, черт возьми, себе б не взял, будь он и в три раза дешевле, но для дамы чего ни сделаешь! Ну и всякой закуски, чтоб на пару дней хватило. О деле старался не думать, к черту все дела. Два дня на природе, с красивой девушкой и хорошей выпивкой - именно то, что нужно моей уставшей голове. Правда, отец сказал, что, может быть, на дачу приедет моя сестрица Ольга со своим мужем, служащим банка, ну и черт с ними! Будут мешать - выгоню к едрене-фене. Дома я упаковал все покупки в пластиковые пакеты, отнес их в багажник машины, пообедал бульоном из кубиков и яичницей с помидорами. Потом выпил кофе, съел бутерброд с маслом - полезная штука в подобных ситуациях. Особенно, если сестрица с мужем припрутся. Банковский служащий то не пил (дисциплина у них построже, чем в Северной Корее), а то пил, как лошадь, наверстывая упущенное. Вроде, все сделал, и время еще оставалось. Я выпустил Борьку побегать, а сам прилег на диване. Но у малыша не было желания скакать по комнате и проказничать. Он забрался под мой локоть, и задремал там. А когда я пощекотал его за ушком, высунул мордочку, положил ее на мою руку, и снова задремал. Тепло ему было, и уютно рядом со мной. Я это понял, и минут тридцать не тревожил малыша. В конце-концов, все разумные существа стремятся к комфорту и уюту, и Борька не был исключением. Без десяти четыре я разбудил его и посадил в клетку.

- Борька, мы едем на дачу, там ты будешь бегать по всему участку, но только завтра,- сказал я ему. Малышу в клетку не хотелось, а кому хочется? Но я был строг, пора в путь-дорогу. Когда мы спускались вниз по лестнице (Борька в клетке, а клетка в моей руке), нам встретилась Ирина Васильевна из квартиры этажом выше.

- Ой, Андрюша, это у вас что, хомячок?- спросила она.Ой, хвост... Да это же крыса!

- Это Борька,- ответил я.- Замечательный парень, красавец и умница.

- И что... можно вот так, держать в доме крысу? Пропагандировать приручение крыс и превращение их в наших лучших друзей я готов был всегда и везде. Поэтому приподнял клетку, приблизил ее к соседке, мол, посмотрите сами, какой он симпатичный. Ирина Васильевна испуганно отстранилась, потом брезгливо передернулась и, не говоря ни слова, помчалась вверх по лестнице. Все-таки, тупые мы, люди. Во многих ситуациях крысы умнее, честнее и приветливее нас. Клетку с Борькой я поставил на переднее сидение и пристегнул ремнем безопасности. Он впервые отправлялся в столь длительное путешествие, и немного нервничал - спрятался в деревянном домике, только нос выглядывал оттуда. Я подбадривал малыша, и надеялся, что ему понравится на даче, уж там он порезвиться вволю. Завтра. Интересно, что за все лето я не разу не выбрался к родителям на дачу, хотя мать много раз приглашала. У меня с отцом были весьма натянутые отношения, он считал, что я неудачник, легкомысленный эгоист, думающий только об удовольствиях, а я не спешил разуверять его в этом. В пример мне всегда ставили младшую сестру Ольгу, которая вышла замуж за банковского клерка, родила сына, и теперь ездила на "Ауди" и пять раз в году бывала в дальнем зарубежье. С ней, а тем более, с клерком, у меня тоже не сложились отношения, потому и не ездил на дачу. К чему осложнять жизнь себе и людям? Но теперь, когда кончалась относительно теплая осень, на следующей неделе обещали похолодание и дождь со снегом, я решил подышать чистым воздухом, надеясь, что там никого из родственников не будет. А вот поди ж ты, сестрица тоже решила приехать! Я проверил, нет ли "хвоста", и без десяти пять остановил машину неподалеку от станции метро "Таганская-кольцевая". Клетку с Борькой поставил себе на колени, освободив пассажирское сидение. Вскоре из толпы выскочила Жанна, подбежала к машине, бросила объемистую сумку на заднее сидение, плюхнулась на переднее и поцеловала меня.

- Никто не следил за тобой?

- Если и следил, то не выследил,- с довольной улыбкой сказала она.Давай мне Борьку, я буду его держать.

- Только ремень пристегни. Что там было у вас после моего ухода?

- Да ничего особенного. Все шокированы гибелью Решетиной. Звонил господин Джексон, о чем-то долго говорил с Вячеславом Андреевичем. Кстати, отделу криминальных расследований поручили подготовить серию репортажей о давлении на нас со стороны спецслужб. Ты тоже - давитель, работающий на спецслужбы... Ох, я, кажется, выдала служебную тайну.

- Ну а кто же еще?- спросил я, включая двигатель.- Я ведь был у Джексона и спросил его, зачем он трахал Марину Суетову в кабинете Решетиной. Такие вопросы - это ведь давление на свободную, демократическую прессу, верно?

- Ух ты! Прям так и сказал ему? Слушай, а он не догадается, от кого ты узнал про это?

- Надеюсь, что нет.

- Ты нашел убийцу Люсина? - Нашел. И заказчиков тоже. Но убийцу вчера пристрелили, а на остальных у меня нет никаких доказательств.

- Как интересно! Расскажи!

Уже давно стемнело, когда мы подъехали к железному забору родительской дачи. В доме горел свет, а на площадке для шашлыков полыхал костер.

- А кто там?- испуганно спросила Жанна и почему-то посмотрела на Борьку.

- Сестра, черт бы ее побрал! Именно в эти выходные она тоже решила приехать на дачу со своим мужем.

- А-а, ну ладно, веселее будет,- с облегчением вздохнула Жанна.

- А ты думала - тут куча мужиков, ждут, когда я девушку привезу?спросил я.

- А что бы подумал о тебе Борька?

- Это верно. Я вышел из машины, открыл калитку, распахнул ворота. Жанна с сумкой в одной руке и клеткой в другой вошла во двор. Навстречу нам шагала моя сестрица, со времени нашей последней встречи она еще больше поправилась, стала блондинкой и теперь вполне походила на русскую красавицу из фирмы "Мичиган". Удивительно, как фирменный спортивный костюм "Адидас" выдерживал такую нагрузку. Что значит, немецкое качество! Наш бы давно разошелся по швам.

- Андрюша! Как я рада тебя видеть!- закричала она, бросаясь мне на шею. После родственных поцелуев Ольга внимательно посмотрела на Жанну и сказала.- А это кто? Познакомь с девушкой, мы ведь раньше не виделись, да?

- Это Жанна, а это моя сестра Ольга.

- Жанна! Да ты настоящая Жанна д`Арк, если встречаешься с моим братцем!- ехидно сказала сестрица.- Одних Наташ я здесь видела штуки три, а уж других имен и перечислять не стану. Но Жанны еще не было.

- Ольга! Я здесь год уже не был.

- Спасибо, Ольга,- неожиданно уверенно сказала Жанна.- Я и сама знаю, что Андрей настоящий мужчина, к которому так и льнут женщины, а не какой-то задрипанный клерк. Приятно, что мы с тобой единомышленницы. Лучшего ответа я себе и представить не мог. И со спокойной душой пошел к машине, надо ж было загнать ее во двор. Заперев ворота и калитку, и пошел к костру, возле которого стояли Жанна, Ольга, и ее муж Вася. Муж бы ровесником Ольги, тоже двадцать пять лет. Разница в возрасте между нами вроде бы не большая, но мне этот долговязый, тощий парень казался щенком. Правда, ему повезло, попал "в струю" и горя не знал один банк разорился, он тут же оказался в другом. Пять тысяч рублей официальный оклад, две тысячи долларов в конверте, ежеквартальная премия от пяти до десяти тысяч баксов. Разумеется, тоже в конверте. Идеал молодого, целеустремленного человека для моего отца. Плевать я хотел на такие идеалы! А еще он говорил, как лаял: гав-гав-гав!

- Корнилов? Хорошо, что приехал!- сказал он, протягивая мне узкую ладонь.- Мы тут шашлыки... присоединяйся. Слушай, а это твой крыс, да? Одна теща его видела. Он что, такой умный, разговаривать умеет?

- Запросто,- сказал я, стиснув узкую ладонь.- Ща как пошлет всех, кто ему не нравится! И я вынужден буду выполнить его пожелание,- я распахнул куртку, показывая Васе пистолет. Муж Вася попятился, мог бы и в костер опуститься задницей, если б Ольга ни схватила его за рукав.

- Перестань выпендриваться, Андрей!- сердито сказала Ольга.- Приперся, так веди себя прилично! Я хотел было выяснить, кто из нас "приперся", и не приватизировали ли они родительскую дачу? Но Жанна сказала:

- О чем вы спорите? Борька не умеет говорить, но он прекрасно все понимает. И очень ценит вежливое обращение. Она просунула палец сквозь прутья клетки, малыш выглянул из своего домика, оперся на ее палец розовыми лапками и посмотрел на присутствующих черными глазенками.

- Не кусается,- с удивлением сказала сестра.

- А если его вытащить из клетки?- спросил Вася. Жанна открыла дверцу и протянула Борьке ладонь. После недолгих раздумий он с опаской вскарабкался на нее, и был водружен на плечо моей дамы. Я был удивлен уверенностью Жанны.

- Дай ему кусочек огурца,- сказала она Васе.- Кстати, они мытые? Борька не любит грязные овощи.

- Конечно, помыли,- сказала Ольга. Сама отрезала кусочек огурца и протянула Жанне.

- Пусть Вася ему даст, познакомьтесь,- скомандовала Жанна. Я едва сдерживался от смеха, наблюдая, как Ольга передает огурец Васе, а тот нерешительно протягивает его малышу. Но когда Борька аккуратно взял огурец и принялся с хрустом есть его, сжимая передними лапками, обстановка разрядилась. Вася изъявил желание посадить малыша к себе на плечо, Жанна сделала это, и Вася едва не умер от страха, когда Борька, съев огурец, встал на задние лапки, обхватив передними ухо банкира. Мне показалось, Вася мысленно попрощался со своим ухом, но чуть позже он довольно заулыбался, убедившись, что Борька не собирается что-либо отгрызать у него. Даже погладил малыша и сказал:

- Крутой у тебя крыс, Корнилов.

- Как и сам Корнилов,- усмехнулась сестра. Я выяснил, кто где располагается, отнес наши вещи в гостевую спальню на втором этаже, туда же отнес и Борьку, и выпустил его из клетки. Если что погрызет в мое отсутствие - не жалко. А потом спустился вниз. Костер прогорел, остались угли, и Вася старательно нанизывал на шампуры куски мяса из большой кастрюли с фирменным знаком "Zepter". Похоже, он хотел произвести впечатление на Жанну, ибо с энтузиазмом рассказывал, как купил себе в Испании часы за тысячу триста баксов. Сравнивая двух женщин, скажу, что я бы сделал то же самое, в смысле, постарался бы понравиться Жанне. Заметив меня, Вася важно сказал:

- Шашлык - истинно мужское дело. Его нельзя доверять женщине. Я согласно кивнул, и присоединился к сестре, которая делала салат. Жанна показала себя девушкой умной и вполне самостоятельной, и мне приятно было наблюдать, как Вася хочет ей понравиться. Лучше мести сестрице не придумаешь.

- Если настоящая готовка - истинно мужское дело, то почему Корнилов кроме яичницы ничего не может приготовить?- ревниво спросила она.- Он же настоящий мужчина, даже более того супермен с пистолетом.

- Корнилов в других ипостасях проявляет своим мужские способности,невинно заметила Жанна. Это слова воодушевили Васю на новые рассказы о своих путешествиях и покупках, а Ольгу повергли в уныние. Мне стало жаль сестру, и я завел разговор о ее сыне, моем племяннике, коего видел два раза. Плохой я дядя, каюсь. У двухлетнего Женьки все было просто отлично частные ясли, дорогие игрушки, вечером - любящие дедушка с бабушкой, в общем, то, что положено иметь сыну состоятельных родителей и внуку еще более состоятельных дедушки и бабушки. Если бы я слушался отца, мой ребенок тоже имел бы все это. Но я был неудачником и плохим сыном. А еще

- плохим мужем и так и не стал отцом. Однако, рассказывая о счастливом детстве моего племянника, Ольга почему-то с тоской поглядывала на своего мужа. Я понимал ее - безбедное, беспроблемное существование требует жертв. Шашлыки аппетитно подрумянивались на горячих углях, и задолго до их готовности, мы стали пробовать спиртные напитки, которыми запасся Вася. Мой "Джим Бим" он отверг сразу, как "дешевку", выставил истинного "Джонни Уокера" для мужчин, а дамам предлагалось отведать коллекционный крымский "Херес". Когда шашлыки созрели, лозунг "надо есть и запивать" стал неактуален. Всем надо было закусывать, но и пить, конечно. На пожухлой траве возник музыкальный центр с батарейками, зазвучала музыка, и Вася тут же пригласил на танец Жанну. Я не стал им мешать. Взял кусочек шашлыка и пошел в нашу спальню на втором этаже. Борька уже немного освоился в новом интерьере, он весело прискакал ко мне и с удовольствием принялся за шашлык. Я погладил малыша, предупредил, чтобы он не здорово хулиганил тут, и вернулся вниз.

- Вася!- раздраженно сказала моя сестра.- Может, хватит танцевать?

- Да, конечно,- тут же согласился банкир.- У нас есть еще выпить.Жанна, это бутылка стоит почти пять тысяч, попробуй, это же... настоящий "Херес"! А мы плеснем себе виски, без содовой, не возражаешь, Андрей? За здоровье твоего крыса! Он вполне симпатичный, точно.

- Идиот какой! Вася!

- Да, дорогая? Мы с Жанной пьем и танцуем. А ты почему сидишь? Я присел рядом с сестрой, обнял ее за плечи.

- Слушай, Андрюшка, и почему они так липнут к тебе?спросила Ольга.Ну, еще когда был капитаном ФСБ, можно понять. При погонах, и ФСБ все-таки, солидная фирма. Но теперь - ни денег, ни положения, ни перспектив. А баб у тебя все больше и больше. И ведь симпатичные, стервы!

- А ты сама прикинь,- сказал я. Она давно уже все "прикинула", но жила так, как воспитывал нас отец, всегда (сколько себя помню) большой строительный начальник, а теперь и большой бизнесмен. А я пошел своим путем, стал изгоем в своей семье, о чем не жалею. Ибо живу, как мне хочется.

- Он хочет ее трахнуть,- сердито сказала сестра.- Дай ему в морду, Андрей.- Ты просто обязан это сделать по двум причинам - твою даму соблазняют, и твою сестру оскорбляют.

- Зачем? Успокойся и не мешай людям отдыхать, как им хочется,беспечно сказал я.

- Тогда я дам ему в морду! Я остановил ее.

- Потом, ладно? Помоете посуду, пойдете в свою спальню и - вперед. Зачем же выносить сор из избы?

- Провокатор!- прошипела Ольга. Мы доели шашлыки, и я сказал:

- Дорогие гости, вечер кончился, пора спать. Кто с кем, решать вам. Одно могу сказать точно, я с Ольгой уже спал в одной кровати, в раннем детстве, и ничего не ощутил. Жанна подбежала ко мне, обняла, страстно поцеловала в губы.

- О чем речь, мой капитан!- пьяным голосом сказала она.

- Действительно...- пробормотал Вася, неприятно удивленный поведением Жанны. Она ведь так соблазнительно танцевала с ним, и вдруг...

- Вы, ребята, разводили костер, вам и тушить. Каким способом - решайте сами,- сказал я, обнял Жанну и повел в дом. Я догадывался, что тушить им придется не только костер, но не злорадствовал. В спальне я посадил Борьку в клетку, объяснив ему, что малышам пора спать. И снова обнял Жанну.

14

- Расскажи мне о себе,- попросила Жанна, в изнеможении откинувшись на подушку. Ей было хорошо, мне тоже.

- Я уже рассказывал.

- Нет, о своей личной жизни. У тебя, правда, много женщин? Они и теперь есть?

- Ну... как тебе сказать? Если мы вдруг разбежимся, ты у меня будешь или нет? Если я через год позвоню тебе и скажу, давай встретимся, ты можешь послать меня, а можешь согласиться. Я не знаю, кто у меня есть, а кого нет из бывших подруг. Вообще-то, я не злодей, никого не обижал, поэтому... Да, неважно. Сейчас у меня есть ты, и мне это нравится.

- Ты никогда не хотел жениться, завести детей?

- Я был женат, но скоро развелся. Не получилось то, что хотел, она тоже это поняла, и мы расстались без проблем.

- А я?... Мне не хотелось усложнять разговор.

- Ты сегодня была просто великолепна. Давай спать?

- Давай... Но знаешь, что? Завтра мы во-первых, выпустим Борьку погулять во дворе, а во-вторых, я хочу пострелять из твоего пистолета.

- Это не проблема,- сказал я. Она быстро уснула, а я вдруг вспомнил предостережение Басинского. Он просил, чтобы я был осторожен на даче. Почему? О моей поездке знал только он и Сырник, насчет Сырника я был уверен на все сто, насчет Басинского - нет. Что означает его предупреждение? Я не знал. Для кого-то я был - как кость в горле, собственно, знал, для кого. Но ведь они понятия не имеют, где я нахожусь. Или имеют? Я осторожно поднялся, достал пистолет из кобуры, брошенной на кресло, положил под подушку. Я знал, кто, как и зачем убил Люсина и подставил Хованцева. Но не имел серьезных доказательств. Но они теперь тоже знали, что я знаю. А таких убирают, не сам ли я часто говорил об этом? С этими мыслями и уснул.

Проснулся от того, что открылась и тут же захлопнулась дверь спальни. Я выхватил из-под подушки пистолет, и только потом понял, что Жанны рядом нет. Она вышла в коридор и направилась к лестнице, ведущей вниз? Зачем? Туалет был в другой стороне, я показал ей, где... В считанные секунды я натянул джинсы, набросил куртку, сунул ноги в кроссовки и выскочил в коридор, снимая пистолет с предохранителя. Успел заметить, как внизу мелькнула голубая ночная рубашка Жанны. Мелькнула и исчезла. Хлопнула входная дверь. Какого черта ей понадобилось гулять по двору ночью?!

- Жанна!- крикнул я, но ответа не дождался. Подбежал к двери, встал рядом, сжимая пистолет обеими руками. Потом резко распахнул дверь. Жанна стремительно прошла вдоль дома, свернула за угол.

- Жанна!- еще раз крикнул я, но она не обернулась. Это было плохо вдвойне. Если она с ними, значит, они знают, где я - раз. А я сейчас не в лучшей форме - два. Успел подумать, что, наверное, в таком же состоянии был Хованцев, когда за ним приехали... Дурное сравнение. Но у меня в руке был пистолет, а они вряд ли пришли сюда с позволения прокурора. А с другой стороны, в моем "подвешенном" состоянии я не мог стрелять на поражение. Только в плечо, в ногу, надеясь, что бандит сбежит и не станет заявлять об этом инциденте. Я быстро пошел следом за Жанной. Ближе к углу, возле стены дома росли густые кусты жасмина. За спиной послышался шорох, я резко обернулся и ударил ногой, даже не разглядев лица человека. Он захрипел, отскочил назад. Я поднял пистолет, но выстрелить не успел - снова за спиной услышал шаги. Инстинктивно шагнул вправо, резко выбросил левую руку туда, где мог находиться второй противник. Не попал. Он уклонился от удара, и попытался ударить сам. Здоровый мужик! Я ушел от удара, без раздумий выстрелил в ногу нападавшего. Он скорчился, глухо заматерился. За углом дома раздался вскрик Жанны. Я метнулся вперед, по пути добавил раненому кулаком по голове, чтоб не дергался. Но за углом я увидел еще более массивную фигуру, рука которой с резиновой дубинкой (а может и не резиновой) уже была занесена для удара. Уклониться от него я не успел. В глазах вспыхнуло белое пламя, потом еще раз, а потом наступила кромешная мгла. Очнувшись, я почувствовал себя селедкой в банке, правда, не соленой, но изрядно пробензиненной. Голова болела жутко, но главное - я не мог разогнуться. Прошло минуты две, прежде чем я сообразил - моя консервная банка - багажник машины, которая куда-то едет. Холодно там было! Меня не кончили на месте, это уже хорошо, но куда-то везут в багажнике - это плохо. А где Жанна? Какая разница... Куда шла, там и оказалась. Встала с кровати и унесла мой приятный отдых на природе с собой. И не только отдых, надежду на новые, не менее приятные встречи, тоже унесла. Что было совсем плохо Борька остался один на даче. Кто позаботится о моем маленьком друге? Сестра вряд ли, более того, она может утром отыграться за вчерашнее на малыше, чтобы досадить мне. Для этого достаточно просто выпустить Борьку во двор и уехать. Он будет искать людей, найдет, побежит к человеку за помощью, с самыми добрыми намерениями побежит, и его убьют... Тупые мы, люди, в некоторых вопросах. Бравые супермены лихо заявляют в фильмах и романах - я борюсь с крысами, меня не любят крысы, демонстрируя при этом что борются со злом. А что вы знаете о крысах, придурки? Об этих существах, которые умнее кошки и собаки вместе взятых? Об их жизни, отношении к человеку? Ни хрена они не знают, и знать не хотят. Где-то слышали, что крыса - это плохо, с тем и живут... Я напрягся, надавил спиной на крышку багажника, но не смог открыть ее и заскрежетал зубами в бессильной злобе. Не себя хотелось спасти - Борьке помочь. Нельзя, чтобы доверчивый малыш бежал к человеку за помощью, с надеждой, а его за это убивали. Так не может быть! Но очень часто бывает...

- Вылезай, козел,- сказал громадный лысый субъект, открыв крышку багажника. И на всякий случай ткнул меня кулаком. Попал в плечо. Я выбросил ноги наружу, потом вывалился сам. Поднялся, обнаружил, что правая кроссовка исчезла. Заглянул в багажник там его не было, видимо, свалился, когда меня тащили к машине. Я мог бы поставить правую ступню на левую и попытаться сохранить равновесие, но предпочел стоять босой ногой на обжигающе-холодном асфальте. Посмотрел на хозяина ситуации - злить его не стоило, у мужика и так нервы были на пределе, а в руках он держал АКС-74. Но я все же сказал:

- Такой большой - и с автоматом. Гнилой внутри, что ли?

- Заткнись, козел!- он коротко, без замаха, ударил меня в лицо. Во рту возник солоноватый привкус крови. Я давно уже знал, что язык мой - враг мой. Вокруг был забор, впереди - двухэтажный кирпичный дом, красная коробка без особых архитектурных изысков. Понятно чья-то дача. Чья? Мне это не объяснили. Подталкиваемый дулом автомата, я спустился по бетонным ступенькам вниз и оказался в подвале под домом. Тот еще подвал! Коридор бетонная труба прямоугольного сечения, а с двух сторон - четыре железные двери. Может, хозяйке, которая спускается сюда за картошкой или квашенной капустой, он кажется вполне симпатичным, но мне казался жутковатым. Какие-то мысли нехорошие лезли в голову. Одна железная дверь была приоткрыта, автоматчик приказал, повернуть направо, и я оказался в бетонном же помещении два на два метра. Дверь захлопнулась, заскрежетал ключ в замке. Да, это было намного хуже того, что испытал Хованцев, доставленный с похмельной головой в СИЗО. Ему хоть нары предоставили, а у меня тут бетонный пол и такие же стены. Дурное сравнение, да что поделаешь... Хотелось лечь, на полчаса отключиться, но как приляжешь, если даже стоять холодно? Босая нога уже онемела... Я поставил правую ступню на левую кросовку, вжался спиной в угол, стоял и думал: интересно, долго ли выдержу в таком положении? Потом решил, что когда устану, попытаюсь сесть на левый кроссовок. Но до этого не дошло. Железная дверь открылась, в проеме показался уже знакомый лысый мужик с автоматом, а за ним - усталый брюнет в костюме и при галстуке. Света в подвале было достаточно, и я успел разглядеть царапины на морде лысого. Царапины! Вот чья кровь была под ногтями мертвой Решетиной! Вот, кто ее убил! А кто позвонил в дверь, кому она безоговорочно верила и открыла? Суетова, Суетов или сам Джексон! Только им троим она могла открыть. И лысый ублюдок вполне мог прояснить эту ситуацию! Еще одно доказательство моей версии, еще один свидетель, но вряд ли я воспользуюсь его показаниями. Лысый остановился у двери, демонстративно сжимая в руках автомат, брюнет подошел ко мне.

- Ну что, чекист, хреново тебе?- спросил он.

- Я не чекист,- объяснил я,- я частный сыщик, работаю по просьбе жены Хованцева и за деньги.

- Так я тебе и поверил!- ухмыльнулся брюнет.

- Не хочешь - не верь.

- Что тебе известно о деле Хованцева?

- То же, что и тебе. Все свои соображения я изложил твоим хозяевам. И супругам Суетовым, и Джексону. Мне нечего скрывать. Так что, спроси у них, если до сих пор тебя не поставили в известность.

- Не напрягай меня, козел, крыса хренова!

- Коршун, да?- сказал я. Он, как я и догадывался, не понял.

- Что-о?!

- Коршун - это плохо,- пояснил я.- Орел - хорошо, а сокол - вообще замечательно. Проблема в том, что мало кто может отличить коршуна от сокола. Но все говорят так, как им вбили в головы. Это я к тому, что крыса - намного умнее и вежливее вас обоих. У меня живет крысенок, Борька, так что я знаю, что говорю, можешь поверить на слово.

- Что ты несешь, козел?!

- Что слышал. Называешь меня крысой - спасибо за комплимент. Глядя на вас, я хочу быть крысой, а не злобным, тупым уродцем.

- Заткнись! Ты работаешь на ФСБ? На кого именно? "Ну, ребятки,подумал я,- если вы этого не знаете, вам и не следует знать."

- Я работаю на жену Хованцева Татьяну. Можете спросить у нее самой. Слушай, чернявый, когда твои люди забрались в мою квартиру, разбили компьютер, зачем они Борьку обидели? Что он плохого вам сделал?

- Достал ты меня!.. Миша, объясни козлу, где он!- приказал брюнет. Миша двинулся ко мне и ударил прикладом автомата в скулу. К тому же я стукнулся затылком о бетонную стену. Сопротивляться я не мог, все же автомат, да и голова болела...

- Понял, нет?!- крикнул чернявый.- Почему задержали охранника из "Люкс-радио"?! Задержали? Это уже интересно.

- Насколько мне известно,- сказал я, сплевывая кровь,- он выпал из окна.

- Ты мне туфту не гони! Он не прыгал из окна, его просто взяли и увезли чекисты. С твоей подачи! А я думал, Басинский и его шеф потеряли важного свидетеля. Выходит, приобрели? Тогда почему Хованцев еще в СИЗО? Показаний охранника достаточно, чтобы освободить его.

- Не по делу базаришь, начальник,- сказал я на его языке, может, быстрее дойдет?- Если б охранник был жив, Хованцева уже освободили б. И моя работа закончилась - бабки на стол, и привет. Потому что только охранник знал, что Хованцев уехал раньше, чем Суетова. Но он выпал из окна еще до того, как я успел снять показания. Брюнет болезненно морщился, глядя на меня, пытался что-то понять и, похоже, не мог.

- Да брешет он, козел, на понт берет!- сказал автоматчик.- Митяю ногу продырявил, козел, пришлось лепилу тащить к нему! Я понял, почему он такой злой. Мог бы и раньше догадаться, но голова тяжелая...

- Я частный предприниматель, работаю сам по себе,- медленно сказал я брюнету.- Люди просят - помогаю. В каком-то смысле мы коллеги, ты ведь тоже помогаешь Суетовой, верно? Давай-ка я растолкую, что к чему. Только убери эту гориллу с автоматом подальше, а то разговора не получится.

- Толкуй, при нем,- приказал брюнет. Выходит, я погорячился насчет того, что разговора не получится. Бывает...

- Допустим: я связан с ФСБ. Тогда что было бы? Я беру охранника, везу в Контору, снимаю показания. Тут же водителя Суетовой сажают, ее саму тоже, я получаю благодарность, а ты остаешься без работы. Или составляешь им компанию, если причастен к убийству Люсина. Все просто и понятно. Но так почему-то не вышло. Почему? Да потому, что я не связан с Конторой, работаю сам и не всегда успеваю. Далее я честно поведал ему свою версию случившегося. Брюнет слушал внимательно, нервно теребя край галстука. Похоже, теперь он совсем ничего не понимал.

- У меня другие данные, совсем другие,- наконец, сказал он, еще сильнее морщась.- Ты чего-то путаешь, фраерок. Но сказал не совсем уверенно.

- Конечно, я путаю, ошибаюсь, вру. Тогда почему ты бегаешь впереди меня, то свидетеля уберешь, то сидение утащишь? Он покачал головой.

- Не трогали мы охранника, понял? Не успели. И в автомастерской моих людей не, не было. Так значит... это ты кончил в мастерской Беликова? Говорили, он был связан с чекистами. Тут настала моя очередь удивляться. Да и было чему!

- Беликова?! Ты хочешь сказать, что мы пристрелили убийцу Люсина? И он работал на Контору?!- я чуть было ни начал объяснять брюнету, почему это невозможно, но вовремя сдержался. Перевел дух и сказал.- Лады, я признаюсь, что работаю на ФСБ, если ты объяснишь мне, зачем они пытались убить меня. И почему простили убийство своего же? Брюнет пожал плечами, ясного ответа на мой вопрос у него не было. У меня тоже. И снова повисла долгая пауза. Моя левая нога уже онемела, да и босая правая чувствовала себя ненамного лучше.

- А ты уверен, что они хотели убрать тебя? Может, наоборот, привалили, чтобы помочь?

- Когда в тебя три амбала разряжают по обойме, это помощь, или как? Когда мастера положили только за то, что рот открыл...- я на мгновение замолчал. Мастер! Контора так не работает, это исключено.- Что ты мне мозги пудришь, там были твои люди! Или другие, такие же.

- Не было там моих людей!- заорал он так громко и неожиданно, что боров у двери дернулся, вскинул автомат. Мог бы и пальнуть, придурок. А ствол-то смотрит мне в живот...

- Горилла нервничает,- сказал я.- Ты бы убрал его, не то палить начнет с перепугу. Брюнет искоса посмотрел на автоматчика, тот развел руками, мол, я хороший, без приказа никого не расстреливаю. И за то спасибо. Я глубоко вздохнул, выдохнул и спросил:

- Слушай, а какое отношение имеет ко всему этому Жанна?

- Какая, на хрен, Жанна?!

- Та, которая вышла из дома и вытащила меня. Ты что, не видел девушку в голубой ночной рубашке? Брюнет не видел. И не знал, кто такая Жанна. Это я понял по его глазам, значит, не был на даче. Он снова бросил косой взгляд на автоматчика, жестко спросил:

- Миша, что за Жанна?

- Мы прикидывали напоследок... но тут из двери вывалилась телка, а потом и он. Ну, мы ее товарнули по шарабану и бросили там. Насчет телки уговору ж не было. А этот, падла, Митяю ногу продырявил! Брюнет снова впился в меня маленькими черными глазками.

- Кто она?

- Секретарша Суетова,- не стал скрывать я.- Ночью устроила скандал, сказала, что пойдет погуляет. После того, что случилось, я думал, она специально вытащила меня на улицу. Так вы ее не знаете? Ответить на мой вопрос брюнет явно не мог. Но я и без этого понял, что Жанна на них не работает. Тогда почему она вышла из дома? Что все это значит? Если б я мог хоть чуть отдохнуть, успокоить головную боль!

- Слушай,- сказал я брюнету.- Скажи, пусть принесут мне бутылку пива и какой-то матрас. Я тебе все честно рассказал, чуток отдохну, может, еще что вспомню. Он теперь по каждому поводу задумывался надолго. Но в конце-концов согласно кивнул и приказал автоматчику:

- Миша, принесешь ему матрас и грамм двести. Если то, что он рассказал - правда, я ни хрена не понимаю. Но скоро пойму, и тогда решу, что делать.

- Так он же, падла...- начал было Миша-автоматчик, но брюнет резко оборвал его.

- Делай, что тебе сказано! Он круто развернулся и вышел из подвального помещения. Я так понял

- пошел советоваться с заказчиками, что дальше со мной делать. Не великий умник, но и не дурак, сообразил, что человек, убивший сотрудника ФСБ, не может работать на ФСБ. Следом за ним вышел лысый с царапинами на морде. С лязгом захлопнулась железная дверь, заскрежетал ржавый замок. Хоть бы смазали его, козлы! Я уже не мог стоять в углу на одной ноге, поджав под себя левую, попытался пристроить свой зад на кроссовке, не очень-то удобно получалось! И где этот долбанный Миша? Ему ж было приказано! Снова заскрежетал замок, дверь распахнулась.

- Стоять, падла!- зарычал Миша, появляясь в проеме. С автоматом, матрасом и бутылкой в руках он выглядел бесподобно.

- Не могу стоять,- сказал я.- Холодно. Ты оставь, что принес, и вали отсюда. И так тошно, а тут еще ты со своей паскудной рожей светишься. Миша бросил старый матрас, поставил у двери початую бутылку водки и сказал:

- Скажи спасибо, что никого не месте нету! Но завтра я с тобой поговорю, падла! За Митяя ты мне ответишь, коз-зел!

- А ты мне за базар ответишь,- сказал я.- И за то, что девушку обидел. Когда дверь закрылась, бросил матрас поближе к уже знакомому углу, где стоял, лег, вытянул затекшие ноги. Хорошо-то как! Правда, холодно, но... Я хлебнул из горла водки и почувствовал себя не хуже, чем миллионер-язвенник в номере пятизвездочного отеля. Но это чувство длилось всего несколько мгновений. А потом нахлынули мысли, вернее, вопросы. Почему Жанна выскочила из дома? Где на самом деле находится охранник, в реанимации, или в камере Конторы? Кто, если не бандиты, пытался убрать нас с Сырником в автомастерской? Неужто, Контора? А зачем? И главное - если Жанна поехала со мной по чьему-то приказу, значит ли это, что она так же по приказу симпатизировала Борьке? Поможет малышу без меня, или нет? Если, конечно, оклемается после удара по голове. "Товарнули по шарабану" именно это и означает. Много вопросов, и ни одного ответа. Как их можно было найти, сидя в бетонном подвале, я не знал. Попытаться, как в кино, постучать в дверь, а самому повиснуть над ней, и когда лысый войдет, прыгнуть на него - не получится. Над дверью была гладкая стена, не за что уцепиться. Можно, как граф Монте-Кристо, выковырять осколком бутылки кирпичи их стены и выбраться наружу. Но похоже, стены тут из бетонных блоков, попробуй, выковыряй что-нибудь! Это вам не замок Иф! Я допил водку и закрыл глаза. Говорят, утро вечера мудренее, может, оно и вправду так? А мне-то какое дело до этого? От моей мудрости ничего не зависит, а боров с автоматом, что утром, что вечером - как был дураком, так и останется...

15

Опять приснилась Наташа. Не Жанна и даже не Борька. Наташа, ее огромные голубые глаза смотрели на меня с нескрываемой нежностью, и я млел под ее взглядом, как сибиряк под лучами солнца на пляже в Сочи. Или в Турции. Она просто смотрела, а я чувствовал себя так хорошо, как ни с какой другой женщиной в постели, даже с самой Наташей. Она смотрела - и мне больше ничего не нужно было. Под этим взглядом я был счастливейшим из смертных. С тем и проснулся. В дверь кто-то царапался. Я не сразу понял, что это за звуки такие, а когда понял, что в дверь царапаются, представил себе лысого, который скребет ногтями по железной двери, чтобы испоганить мой прекрасный сон, отнять прекрасный взгляд Наташи. Я сел на матрасе, тряхнул головой, и тут услышал:

- Андрюха, ты живой? Корнилов... Знакомый голос, черт возьми... Да это же Сырник! А он-то как оказался здесь?! Я вскочил на ноги, голова уже не так болела, значит, смог малость отдохнуть. Несмотря на обжигающе-холодный бетон пола, подбежал к двери.

- Сырник? Олег?

- Это я, Андрюха.

- Купил дочкам шмотки?- почему-то спросил я.

- Потом. Ты в порядке? Ходить можешь? Я наконец-то пришел в себя.

- Как ты оказался тут, Олег?

- Долго рассказывать. Ну так что?

- Я в порядке.

- Попробую вытащить тебя.

- Ключ от двери у жирного лысого козла по кличке Миша,сказал я.- Раз уж ты здесь, постарайся найти его и пусть он отдаст ключ. Но смотри, у него АКС.

- Понял. Все, жди меня тут. Как будто я мог куда-то уйти! Но сказать об этом Сырнику я не успел, он исчез. А как оказался в подвале? В этой деревне, именно в этом доме? Вот, у меня еще одна загадка появилась. Черт возьми, да что творится на белом свете? Как все это понимать прикажете? Никак не приказывают... Я остался у двери, подтащил к ней матрас, свернул вдвое, встал на него - уже легче, и стал ждать. Если Сырник не сумеет взять у Миши ключ от двери, и сам Миша примчится проверять, на месте ли я, может и удастся ему врезать хоть разок за все хорошее. А нет - так нет. Наверху послышался шум, чьи-то голоса, крики, стоны. Через несколько минут за дверью раздались тяжелые шаги, заскрежетал ключ в замочной скважине. Я напрягся, готовый к самому худшему. Дверь распахнулась, и я увидел Сырника. Он бросил мне АКС лысого и крикнул:

- Уходим, Андрюха! Я схватил автомат и выбежал в темный коридор. Сырник уже мчался огромными прыжками к выходу, я побежал за ним. Сырник преодолел половину бетонной лестницы и готов был выскочить во двор, но автоматная очередь помешала ему это сделать. Он прикрыл дверь, повернулся ко мне.

- Двор простреливается, бежать - гиблое дело. Я даже не знаю, откуда стреляют.

- Я тоже,- честно признался я.- Что будем делать?

- Подождем, пока рассветет. Не будут же они днем палить из автоматов! Тут же и соседи, наверное, есть. Автоматная очередь очередь ударила прямо в дверь, пули засвистели над головами. Мы дернулись в разные стороны, укрываясь за бетонной стеной. Дырок в деревянной двери становилось все больше. Дверь приоткрылась. Сырник ударом руки снова захлопнул ее, повернулся ко мне.

- Надо отходить в подвальные помещения.

- Я уже там был,- сказал я.- Лучше приоткрой дверь, я лягу на лестнице, попробую ответить. Но ребятки брюнета, а тут он был главный, я не сомневался в этом, уже не просто палили по двери, а стреляли вниз и в обе стороны. Поняли, где мы стоим, и вполне могли нас достать, если подойдут поближе.

- Ты прав, Олег,- сказал я.- Отходим на заранее подготовленные позиции. И как только стрельба стихла, мы помчались по коридору обратно, к моей подвальной келье. Новые автоматные очереди загнали нас в бетонную нору. Дверь подвала с грохотом распахнулась. Я выглянул, саданул короткой очередью, но, кажется, не попал. Наши оппоненты не остались в долгу, серые брызги полетели с бетонных стен. Но теперь пули не могли нас достать.

- Упрямые, падлы,- сказал Сырник.- Но в коридор не сунутся, положим. Теперь только я заметил в него в руке "Беретту М-84" с магазином на 13 патронов. Хорошая "пушка", надежная и эффективная. Но откуда она у него?

- Твой лысый кореш не только АКС имел, но еще и "Беретту". Грех было не позаимствовать,- объяснил Сырник.

- Надеюсь, ты не кончил его?- спросил я.- Нам надо кое-что обсудить после этой заварушки.

- Я тоже надеюсь,- буркнул Сырник.- Но не гарантирую. И то, что мы выберемся отсюда, тоже не гарантирую. Еще несколько очередей наполнили смачным щелканьем коридор, а потом воцарилась подозрительная тишина. Я выглянул в коридор - никого. Кажется, они тоже понимали, что соваться сюда бессмысленно. Значит, сейчас предложат условия мира или капитуляции, они же хозяева. Так оно и вышло.

- Корнилов!- крикнул из-за стены брюнет, я сразу узнал его голос.Бросай "пушку" и выходи по-хорошему! И своего кореша прыткого выводи. Жить будешь, обещаю, ты мне и на хрен не нужен, козел!

- Ты мне тоже, ишак! Приди и возьми у меня "пушку".

- Корнилов, тут уже светло, я с тобой долго базарить не намерен, понял, да? Или ты выходишь, или...

- Давай сразу второе!- крикнул я.

- А лучше - оружие на пол, руки за голову!- рявкнул Сырник.- Тебе конец, падла!

- Ну смотри, Корнилов, я хотел по-хорошему договориться!крикнул брюнет.- Обижайся на себя, козел!

- Надо прорываться,- сказал я Сырнику.- Не иначе, будут нас "выкуривать".

- Как прорвешься? В этом коридоре ты не прикроешь меня, а им и целиться не нужно. Лупи в коридор, и все дела. Не прямо, так рикошетом достанется, и не одна.

- Тогда, я пойду первым.

- Наружная дверь открыта, выйдншь, и ты - как на ладони, а их ни хрена не видно. Положат за милую душу. Нет, надо сидеть и ждать. В коридор они не сунутся. Посмотрим, что придумают. Тогда и мы будем думать, как ответить. Тут он был прав.

- А ты как здесь оказался?- спросил я. Надо было хоть одну загадку разгадать.

- Телка твоя... в смысле, Жанна, позвонила. Сказала, что на вас напали, тебя увезли в деревню Стрешнево, дом 14, держат, скорей всего, в подвале. Я сел в машину и поехал. Так и нашел тебя.

- Интересно... Она-то откуда знает все это? Ее стукнули по голове на даче, когда напали на меня.

- Этого я тебе сказать не могу.

- Слушай, Олег, она не сказала, позаботиться о Борьке, или нет?

- Корнилов! Надо думать, как выбраться отсюда, а ты про своего крыса!.. Ни хрена я про него не знаю!

- Жаль,- сказал я.- И все-таки непонятно, откуда у нее такие данные? Может, Контора навела?

- Если навела, то где она? Почему мы тут отстреливаемся от банды, а вокруг тишь, да гладь? И на хрена наводить меня? Знаете, где банда приезжайте и берите. У них больше возможностей, чем у одного Сырника. Ну и где они? Вот так разгадка! Вопросов только прибавилось.

- Корнилов!- крикнул брюнет.- Последний раз тебя предупреждаю - выходи по-хорошему.

- Последний раз тебе говорю - приди, потолкуем,- крикнул я в ответ.

- Ну, смотри, Корнилов! Не стреляли, и я выглянул в коридор. На порог входной двери в подвал шлепнулся ребристый шланг, из него вырвалась мощная струя воды, хлынула в коридор. Если учесть, что порог двери был на уровне моей шеи, они вполне могли затопить все подвальные помещения. А если закрыть дверь, оставив место для шланга, то и утопить нас тут. При том, что они по-прежнему с легкостью простреливали коридор, а нам было все труднее передвигаться, вода-то поднималась. Не стали нас "выкуривать"! Я уже понимал, почему. Дым, он ведь не только в подвал повалит, из подвала тоже. Соседи могут подумать - пожар. Да и мы из дыма вдруг можем выскочить. А по воде шлепать надо, а то и плыть... Вода все прибывала, черные струи мчались по коридору, бурлили у задней стенки. Еще пара минут, и они хлынут через железный порог в нашу келью. Мы скатали матрас, потом сложили ватный столб вдвое, на него и вскарабкались, держась за железную коробку двери. Сантиметров двадцать выиграли, но Сырнику пришлось согнуться, в полный рост он не помещался.

- Какие будут предложения?- спросил я.

- Курточки девчонкам купил,- неожиданно сказал Сырник.Джинсы черные обеим. Свитерки модные. Сапоги, какие хотели. Ну там, колготки, прочие вещи, это уж супруга распоряжалась. У девчонок праздник был, самый настоящий. Потом все переодевались, выскакивали и - пап, ну как я? Да отлично! Потом другая: пап, а я как в этой куртке? Может, с юбкой будет лучше? А я хрен его знает, как оно лучше. Нормально, девчонки, вы просто классно выглядите! Они такие радостные были...

- Ну ладно,- сказал я.- раз такое дело... Пойду вдоль правой стенки, если сможешь, прикрой. Постараюсь выбраться и шугануть их. Ты тогда давай следом. Понял? Если что - о Борьке позаботься. Сырник положил мне на плечо тяжелую ладонь.

- Сам позаботишься. Куда ты, на хрен, намылился? Они стоят с боков, не достанешь, а простреливают коридор насквозь. Уложат за милую душу, надо подождать.

- Чего ждать? Пока еще можно идти, а потом надо будет плыть, тогда вообще ни хрена не светит! Или ты думаешь нырнуть и вынырнуть у самой двери?

- Но кто-то же сказал твоей телке, где ты? Кто-то навел меня на верный след? И правильно навел. Неужто они будут молчать? Я вспомнил, как брюнет удивился, когда услышал о перестрелке в автомастерской. И это было искреннее удивление, я-то видел. Не его боевики были там, другие. А может, ребята из Конторы, я уже никому и ничему не верил. Кто-то нас хотел убрать, не получилось там - получится здесь. И без всяких усилий - надо просто молчать и ждать. Они велели Жанне поехать со мной, выскочить в два часа ночи из дому, а потом приказали позвонить Сырнику. Не для того, чтобы меня спасти, а чтобы нас вместе убрать. Но кто они, что им нужно от меня и Сырника?! Хоть бы сказали, легче б стало...

- Слышишь, Олег, я тут говорил с ними, кое-что интересное узнал. Они, конечно, бандюки, и главный тут - брюнет с маленькими глазками, это он предлагал нам сдаться. Но его люди не трогали охранника, не успели. И вообще, считают, что парень жив-здоров. А самое интересное в другом.

- Хочешь сказать - охранник не выпадал из окна?

- Хочу сказать, что эти козлы, которые нас утопить хотят, и в автомастерской не появлялись. А мы с тобой пристрелили... кого, как думаешь?

- Кого?

- Сергея Беликова, который был за рулем "Форда" в тот вечер, когда замочили Люсина.

- Погоди... Того самого? Убийцу?

- Этот долбанный брюнет уверен, что Беликов работал на Контору. Что получается?

- Не понял...- озадаченно пробормотал Сырник.- То есть, ты хочешь сказать, там были твои дружки? Дурацкий разговор я затеял, а главное нашел время!

- Не знаю, кто там был, но, скорее всего, на помощь рассчитывать не следует. И значит, надо выбираться, пока еще можно идти. А вода все прибывала и прибывала, уже вовсю плескалась в бетонной келье. Мокрый матрас проседал под нашей тяжестью, у Сырника промокли кроссовки, а у меня сводило от холода босую ногу. Даже если и выберусь - воспаление легких обеспечено. В коридоре было уже, наверное, по колено.

- А если дверь закрыть? Замкнуть?- спросил Сырник.- У нас же ключи имеются.

- Думаешь, она герметичная? Да мы тут от холода загнемся, прежде, чем утонуть. Я пошел, если рожок был полный, на несколько коротких очередей хватит.

- Не дергайся, Андрюха. Подождем.

- Чего ждать?!- заорал я.- Пока нас тут утопят?

- Пусть только попробуют!- с угрозой сказал Сырник. И тут снова послышались выстрелы.

Я подумал, что брюнет угадал мое намерение и хочет предупредить попытку выбраться, и ошибся. Во дворе слышались не только выстрелы, но и знакомые, яростные команды, ядреный мат и отчаянные вопли.

- Ну! А я что говорил? Вот и помощь подоспела!- заорал мне на ухо Сырник.

- Ты уверен, что это помощь?

- Думаешь, нет?

- Пойду посмотрю.

- Андрюха... Но я чувствовал себя так хреново, что было все равно, кто там. Друзья, враги, посторонние... Вышел в коридор, воды там, действительно, было по колено, и держа палец на спусковом крючке автомата, побрел к выходу. Воду перекрыли, но мне от этого не стало легче. В проеме двери показалась высокая фигура в кожаной куртке.

- Корнилов?

- Ну, я. А ты кто?

- Свои.

- Кто свои?

- ФСБ, майор Витрук. Давай, выбирайся. Сырник шумно рванулся следом за мной. Когда я вышел во двор, чувствовал себя примерно так же, как Балбес из "Кавказской пленницы", вылезающий из рефрижератора. Но понял, что майор причастен ко всем этим событиям. На сигнал о перестрелке могли приехать местные менты из районного УВД, но вряд ли могли поспеть оперативники ФСБ из Москвы. Да им и перестрелка не нужна, знали, где я был, ждали только приказа. Все это мелькнуло в голове и пропало. Я чертовски устал и замерз, и не хотел ничего выяснять. Во дворе стояли четверо бандитов, включая лысого, его морда изрядно распухла, не иначе, Сырник постарался. Пятый сидел на земле, возможно, тот, которому я прострелил ногу. Шестой лежал чуть поодаль, ему уже ничего не было нужно. То ли Сырник уложил, когда пробирался ко мне, то ли оперативники, их было человек десять.

- Падла! Как же ты меня наколол, падла!- яростно заорал брюнет. Но тут же получил жестокий удар прикладом автомата в морду и заткнулся, зажимая разбитый, а скорее всего, раздробленный нос. Спишется на издержки задержания, все же - брали вооруженную банду, не до церемоний было. Майор взял у меня автомат, я отдал. Сырник тут же оказался рядом, хлопнул майора по плечу, отчего тот непроизвольно кивнул. Сырник был все же повыше ростом и раза в полтора шире в плечах.

- Молодец, майор!- одобрительно сказал мой напарник.Вовремя успел, я так и знал - успеют!- он вытащил "Беретту", отдал майору.- На, это я у лысого козла взял. Слушай, Корнилов задубел тут босиком, надо башмаки у кого-то снять.

- Сними с трупа,- сказал майор. Я отрицательно качнул головой.

- Витрук... я тебя не знаю. Из какого отдела?

- Тебе это не нужно знать,- майор внимательно посмотрел на меня, потом махнул рукой, отметая формальности, и сказал.Ты неважно выглядишь, Корнилов. Давай, бери обувь у любого из них, и поезжай отсюда. У твоего друга есть машина? Вот и отлично. Понадобишься - вызовем. И на том спасибо. А за это я не стал задавать ему вопросы, которые вяло крутились в моей голове. Только напомнил:

- Они мой пистолет взяли, надо найти.

- Найдем - вызовем. Уезжай, отогревайся.

- Ну так что, Андрюха?- спросил Сырник, хищно глядя на добротные ботинки брюнета.

- Где ты машину оставил, Олег?

- Да тут неподалеку, за углом.

- Побежали,- сказал я. И мы побежали к железной калитке. Я еще мог бежать, расходуя свои последние силы.

16

Вася открыл ворота, и Сырник подогнал "копейку" прямо к веранде дома, откуда уже выскочила встревоженная сестрица.

- Ты Борьку кормила?- спросил я, выйдя из машины.

- Какого?.. а, ты имеешь в виду крыса... Ну да, да. Знаешь, он такой забавный... Андрей, а что случилось? Ночью стрельба была, утром я видела следы крови. У тебя неприятности? Господи, да ты же босиком! Сырник затолкал меня в дом. Там было тепло, и ковер приятно щекотал босую ступню.

- Жанна?

- Она ушла утром. Взяла свою сумку и ушла.

- Понятно.

- Кончай базарить!- сказал Сырник.- Где у вас тут свободная кровать? Пошли, будем лечиться. У тебя спирт есть?- спросил он подошедшего Васю.

- Нет. Виски есть.

- Ну давай, тащи виски, все, что есть крепкое. Пошли в дом, Андрюха!

- У меня в багажнике есть виски и джин, возьмите,- сказал я.- Буду лечиться своим материалом.

- Слушай, Сырник, ты стал, по-моему, еще больше и еще наглее,язвительно сказала Ольга. Я пошел на второй этаж, но слышал, как Сырник разговаривал с моей сестрицей.

- В нас стреляли из автоматов, мать твою!.. Топили ледяной водой в подвале, а ты тут рассуждаешь, лахудра ...! Андрюху еще и оглушили, и он босиком стоял в ледяной воде, трам-пам-пам! Похоже, он произвел впечатление. Во всяком случае, банкир Вася не стал возмущаться, а Ольга заткнулась. Я вошел в спальню, откуда там стремительно выскочил ночью. Первым делом подошел к клетке. Малыш прыгал по ней, как серая обезьянка, у него все было нормально, и он был рад, что я вернулся. Я открыл дверцу клетки и повалился на кровать. Теплая комната, мягкая кровать, это реальность, или я тону и мне чудится? Я не тонул, потому что мягкий, теплый, серый малыш уже запрыгнул на кровать, и скакал по мне к уху. Что-то пошептал, потом подбежал к моей руке, обхватил розовыми пальчиками мой палец и принялся его игриво покусывать. Я погладил его, легонько почесал за ушком.

- Я тоже рад, малыш. Но чертовски устал. Извини, не могу с тобой поиграть. Открылась дверь, и в комнату вошла Ольга. Шагнула к кровати и замерла, увидев малыша.

- Ой, он на свободе...- пробормотала она. Следом за ней вошел Сырник, но тоже в нерешительности остановился у кровати.

- Слышь, Корнилов, ты бы убрал его, надо массаж сделать, и вообще, ставить тебя на ноги.

- Посади его в клетку,- сказал я. Лихой Сырник, который расправился с охранником во дворе, пробрался в подвал, а потом и в прихожую, где "вырубил" лысого амбала, неуверенно затоптался на месте. Одно дело, когда крыс бегает по нему с согласия хозяина, и совсем другое - отрывать его от хозяина после разлуки! Ведь и тяпнуть может, он же не простой, а суперкрыс! А на меня такая усталость навалилась, что лень было пошевелиться. Уверенней всех чувствовал себя банкир Вася. Он просто взял Борьку и посадил в клетку.

- Он ведь ручной крыс, верно?- сказал Вася.- Значит, не следует бояться. Кстати, дорогая, можно будет купить такого Женьке, видишь, они вполне дружелюбны. После этих слов я зауважал банкира. Черт возьми, они предельно практичны, и все схватывают на лету!

- Андрюша, ты хочешь поесть? Или, может, выпить? Виски помогает от стресса,- сказала Ольга.

- Посмотрите возле дома, там, где меня тащили к машине может, найдете мою "пушку".- сказал я.

- Короче, так,- пришел в себя Сырник.- Идите и делайте, что было сказано. Ищите пистолет. Бутылки оставьте здесь, я сделаю ему массаж, растирание, дам внутрь, а потом, если захочет, пусть ест. Но я думаю, он должен поспать. Сырник так массировал и растирал меня, что скоро вся спальня пропахла американскими ароматами, а кожа у меня горела, особенно, на правой ноге. После этого он заставил меня выпить стакан для "внутреннего массажа", и укрыл толстым одеялом. Теперь мне совсем ничего не хотелось. Я закрыл глаза и мгновенно уснул.

Проснулся - за окном уже стемнело. Чувствовал я себя вполне нормально, оделся, выпустил малыша на волю, и пошел вниз. Там, на веранде, сидели Ольга, Вася и Сырник. Мужики, похоже, изрядно "помассировали" свои внутренности виски, Ольга тоже захмелела.

- Да у вас тут полный консенсус,- сказал я.- Олег, ты хоть жене позвонил?

- Само собой! Слушай, Корнилов, твои родственники - отличные ребята! Мы тут классно поговорили. Даже пытались решить этот чертов кроссворд! Понимаешь, если Люсина убил Беликов, а Беликова убили мы, кто тогда убил охранника? Или, куда он, на хрен, вообще делся? И кто прикончил Решетину? И откуда взялся этот долбанный брюнет, который хотел нас утопить в подвале, падла?! Ольга, пьяно улыбаясь и одобрительно кивала, глядя на Сырника а Вася загрустил. Я понял, в чем тут дело. Сестрица решила отомстить мужу за его вчерашнее увлечение Жанной, и Сырник поплыл. Жена небедного парня смотрит на него с явным интересом, испуганно охает и ахает - как же тут не рассказать о своих подвигах? Да еще и под виски с закуской из мидий, красной и белой рыбы... Тут и не хочешь, а станешь рассказывать, какой ты крутой. Мой пистолет они не нашли.

- Садись, Андрей, выпей с нами,- предложил Вася.

- Пить не буду, поеду домой. Но перекушу с удовольствием,- я сел за стол, налег на бутерброды с икрой.

- Да ты чё, Андрюха?!- возмутился Сырник.- После того, что было, мы просто обязаны расслабиться! Завтра воскресенье, выспимся и махнем домой. Слушай, мне тут нравится! И ребята классные, чего дергаться?

- Спасибо, Олег, ты мне здорово помог, я твой должник. Но сейчас я хочу домой. Борька тоже хочет.

- Я... я уговорю твоего Борьку! Я доел третий бутерброд и принялся за семгу. Чертовски вкусная рыба!

- Нет, Олег. Если хочешь, можешь остаться, а мне надо домой. Ситуация хреновая, кстати сказать. Моего пистолета нет, из него можно прикончить кого угодно,- я посмотрел на часы половина восьмого.- Надо продумать всевозможные комбинации. А ты меньше болтай, есть вещи, о которых дамам совсем не обязательно знать. Я имел в виду не только дам, и не столько их.

- Андрей, я тут послушала, подумала...- сказала Ольга.Может, бросишь эту работу, найдешь себе нормальную? Не то - и убить ведь могут, а у меня второго брата нет. Если надо, я займу тебе тысяч пять... долларов, пока то, да се, мы займем, верно, Вася? Супруг согласно закивал. Он готов был и больше занять, только бы я увез Сырника в Москву. Черт возьми, давненько я не испытывал такого удовольствия от общения с сестрой! И с ее мужем, банкиром Васей. Симпатичные они ребята, но мне их обеспеченное бытие не по нутру.

- Спасибо, Ольга. Не за деньги, за добрые слова - спасибо. Можешь занять Олегу, если он пожелает начать спокойную, безопасную жизнь.

- За кого ты меня принимаешь, Корнилов?- рассердился Сырник.- Да я работал на складе... Это знаешь... Это хуже концлагеря! Я с тобой, понял? Ты мой должник, помнишь? Так вот, твой долг - чтобы мы были вместе! Вася с откровенным любопытством смотрел на Сырника. Он знал о бандитских разборках, убийствах и прочих криминальных делах, но никогда не сталкивался с этим напрямую. Он не понимал нас. Капитану ФСБ предлагают пять тысяч долларов, бери, поживи, осмотрись, найди себе спокойное и высокооплачиваемое место, с твоими-то возможностями и способностями это не проблема - не берет. Мало того, и громила, который ездит на "копейке", тоже отказывается! Идиоты. Возможно, мы таковыми и были. Но, как говорится, что выросло, то выросло.

- Все,- сказал я, поднимаясь из-за стола.- Пора ехать.

- Я тоже поеду домой,- сказал Сырник. Я посмотрел на него - в таком состоянии могут возникнуть проблемы. Но Сырник был настроен решительно, и я не стал его отговаривать. Ольга вздохнула с облегчением, а банкир принес мне бутылку дорогого виски в дорогу. Интересно, сколько этих бутылок он привез на дачу? Я не стал отказываться. В конце-концов, парень давал от души, благодарил меня за то, что Сырник тоже уезжает. Кстати, ему тоже перепала какая-то бутылка в подарок. Перед отъездом я взял у Сырника обещание, что ехать будет за мной, осторожно, а когда вернется домой, непременно позвонит. Борька слопал кусочек огурца и кусочек семги, и тоже захотел домой. Жаль, что не удалось ему погулять по участку! Но может быть, на следующий год, весной, получится?

Сырник позвонил в начале одиннадцатого, сообщил, что добрался нормально, в чем я и не сомневался. Еще сказал, что жена рада, и они вместе "обмывают" встречу, которой могло и не быть, если бы нас утопили в ледяной воде. Ну ладно, если ледяная вода способствует семейному счастью, почему бы о ней не рассказать жене? В это время я сидел за столом и смотрел на чистый лист бумаги. Борька скакал по комнате, подняв свой длинный хвост. Малыш явно был доволен, что вернулся домой, и чувствовал себя хозяином. Он несколько раз забирался на стол и даже пытался унести лист бумаги, но я не позволил. Что-то мешало сосредоточиться, и в конце-концов я понял надо позвонить Жанне. Ведь она знала, кто надоумил ее выйти из дома ночью, кто велел позвонить Сырнику. Из этого, правда, следовало, что она поехала со мной на дачу то чьему-то приказу, но что поделаешь! Вряд ли она скажет, но и по тону можно кое-что понять. Я взял трубку и набрал номер ее домашнего телефона. Долгое время слышал только заунывные длинные гудки, а потом раздался уже знакомый мужской голос. Такой же недовольный, как и в прошлый раз.

- Жанны нет дома!- отрезал он, и тут же бросил трубку. Или просто нажал на кнопку. Напугать его сообщением, что звонят из ФСБ я не успел, в моей трубке звучали короткие гудки. Ну, короткие, так короткие. Можно было позвонить Басинскому, попытаться выяснить, кто такой этот майор Витрук, по чьему приказу явился в деревню Стрешнево. Но он ведь тоже ничего толкового не скажет, во всяком случае - по телефону. Я стал рисовать кружки на бумаге. Суетова, Суетов, Джексон, Решетина, Жанна, Беликов. Брюнет со своей бандой. Сотрудники ФСБ вроде майора Витрука, которые невероятно быстро оказываются на месте происшествия. Получалось, что неизвестная сила в лице таинственного подразделения ФСБ, о котором даже я не знал, уничтожила, или похитила охранника "Люкс-радио", потом попыталась убрать меня и Сырника в автомастерской. Среди них был Сергей Беликов, водитель Суетовой, который убил Люсина. Но зачем они убили мастера? Могли бы просто выгнать его со двора, "вырубить", но не убивать! Непонятно. Допустим, охранника взяли и держат в качестве свидетеля, как считал брюнет. Но почему позволили лысому мордовороту убрать Решетину? Должны были знать и про нее, должны были, как и охранника, подержать под замком до поры до времени, если за ней нет чего-то более серьезного. В том, что брюнет и его банда причастны к смерти Маргариты, я не сомневался. И дело не только в царапинах на морде лысого борова. О Решетиной брюнет ничего не сказал, хотя я и об этом убийстве ему поведал. Насчет охранника и автомастерской сказал, что непричастен, растерялся, задумался, а про Решетину - ни слова! Но почему Витрук позволил ему убить женщину, свидетеля? Она - опасный для Витрука свидетель? На меня напали сразу после того, как я побывал у Суетова и у Джексона. Кто из них "заказал" меня? Какую цель преследовал Витрук, посылая Жанну на дачу и приказав ей выскочить ночью из комнаты? Ах, Жанна, Жанна, как великолепно ты смотрелась на даче, как здорово дразнила Васю и злила мою сестрицу! Да и во всем остальном была дамой вполне приятной. Только верить тебе не следовало. Теперь приходиться гадать, что в твоих словах было правдой, а что ложью, ведь моя версия строилась на твоих показаниях, и до вчерашнего дня казалась верной. Черт возьми, голова идет кругом. Борька снова забрался на стол и принялся недовольно фыркать. Не нравилось малышу, что я слишком много времени уделяю работе. Мне тоже это не нравилось. А в баре стояли две бутылки виски, джин, тоник и бутылка чертовски дорогого ликера "Бейлиз". То, что я купил перед поездкой на дачу, осталось нетронутым, и еда тоже. Да еще прибавилась бутылка, подаренная Васей-банкиром. Пить не хотелось, и сидеть за столом, над листом бумаги с кружками и стрелками тоже не хотелось. Но можно было посмотреть телевизор... со стаканчиком дорогого виски в руке. Имею право отдохнуть культурно. А раз так, грех не воспользоваться этим правом. Я наполнил "стаканчик", включил телевизор и сел на диван, куда тотчас же прискакал мой серый малыш. Я обмакнул мизинец в золотистую жидкость, протянул Борьке. Он с удовольствием облизал его. Разбирается в напитках! И вот вам полная картина моей личной жизни, сложившаяся на тот вечер: Жанна предала меня, даже по телефону не пожелала что-то объяснить. Басинский просто подставил меня. Сырник спас мне жизнь, надежный друг, но он с женой и детьми. Сестра с мужем. А со мной только Борька, этот парень никогда не бросит меня, не предаст. Оказывается, с ним и выпить можно, не исключено, что посидим пару часиков, так и споем что-нибудь вместе... Это, понятное дело, шутка. Малыш прыгал вокруг меня, играл со мной, и, похоже, хотел еще попробовать заморского напитка. Но я был строг и непреклонен. Погрозил ему пальцем и сказал:

- Пить виски в твоем возрасте вредно для здоровья. Так что, даже и не проси. А чтобы не дразнить Борьку, быстро опорожнил свой "стаканчик". Вмещал он двести пятьдесят граммов.

17

В восемь утра я был уже на ногах и чувствовал себя превосходно. Дорогой виски, как и хороший коньяк, не вызывает похмельной горечи во рту и головной боли, если, конечно, пить в меру. Вчера вечером я так и сделал, и теперь был полон решимости прояснить кое-какие моменты в этом чертом деле. Как обычно, первым делом покормил малыша, а потом занялся собой, и в восемь сорок готов был выйти из квартиры. Но меня остановил телефонный звонок.

- Андрюха, я рад, что все обошлось,- сказал Басинский.Сегодня только узнал подробности. Можешь не сомневаться, те козлы свое отпрыгали, уж мы позаботимся об этом.

- Спасибо,- сказал я таким тоном, каким обычно говорят нечто прямо противоположное.

- Понимаю, ты в обиде, но я звоню, чтобы сообщить более приятную новость. Сегодня в десять выходит на свободу Хованцев. Шеф благодарен тебе за работу, просил передать - он твой должник. Разумеется, никаких проблем у тебя и твоего Сырника нет, на содействие можешь рассчитывать. У меня было много вопросов к Басинскому, но не хотелось их задавать, по крайней мере, сейчас.

- Служу Отечеству,- с издевкой сказал я. Гена понял это по-своему.

- Я знаю, что Хованцев намерен зайти к тебе, поблагодарить за помощь. Я же говорил, он человек небедный. Он заедет домой, а потом, если ты не возражаешь, мы вместе подскочим к тебе часиков в двенадцать, и все обсудим. Я возражал, но это я. Сырник, наверняка, думал по-другому. Отвечать за двоих я не мог, поэтому и сказал:

- Нет, ко мне не надо. После всего, что было, мне нужны только твои извинения и полная ясность во всем, что со мной было за последнюю неделю. Если, конечно, я тебе нужен, как друг, а не как подопытный кролик.

- А когда на тебе три убийства висели, менты искали по всей Москве, а я, рискуя всем, помогал тебе, ты нужен был мне как кто?- заорал Басинский.

- Гена, с Хованцевым поезжай к Сырнику, как Олег решит, так и будет. Он вчера мне жизнь спас, рискуя, между прочим, своей. А потом подъезжай ко мне, тогда и поговорим. Кстати, у меня есть джин и два сорта виски. Один жутко дорогой. Но я очень сомневаюсь, что возникнет желание угостить тебя. Все, конец связи. Я положил трубку на базу, пожал розовую лапку Борьки, которую он просунул сквозь прутья клетки, и вышел из квартиры. Путь мой лежал к барскому особняку "Люкс-радио", и я намеревался к половине десятого быть на месте. Рабочий день Жанны начинался в десять, значит, смогу перехватить ее и поспрашивать. Вопросов было много, начиная от того, действительно ли Решетина и Люсин были любовниками, и кончая тем, кто приказал ей выскочить из дома позапрошлой ночью, и зачем. О том, почему она уехала с дачи, не дождавшись меня, я не собирался спрашивать. Это и так было понятно. Я успел даже раньше половины десятого, остановил машину у обочины, метрах в двадцати от ворот барского особняка, и стал ждать. Насколько я помнил, Жанна добиралась на службу своим ходом, вернее, на метро, и значит, должна была пройти мимо меня. Так что, я смотрел больше назад, нежели на ворота. Они, в смысле, ворота, открывались все чаще, все больше машин проезжало во двор особняка. Близилось начало рабочего дня основных служб радиостанции. Ночью, как я понял из бесед с сотрудниками, работали дежурные смены - музыкальный затейник, информационный, и технический персонал. Ну а днем народу было намного больше. Я ждал, и не спрашивал себя, зачем это нужно, когда все закончено? Хованцев на свободе, мне ничто не угрожает, ну и хрен с ними всеми... Но в данном случае формула "следствие закончено, забудьте", меня не устраивала. Не я его начинал, не я заканчивал, но я принимал в нем участие. Забыть его сейчас, не выяснив то, что меня интересует, я не мог. Это - как с женщиной, она говорит тебе: все нормально, можешь спать, а ты все не можешь и не можешь остановиться, потому как не получил того, что должен был получить. Удовлетворения. Вот уже и десять, а Жанны все нет. Может она приехала на машине? Секретарши, как правило, не опаздывают, тем более, в частных компаниях, где дисциплина на уровне КНДР. Я подождал еще пять минут, но Жанна так и не появилась. Уж не попала ли она в какую-то переделку? Уж не случилось ли с ней то же, что с Маргаритой? Я вышел из машины, подошел к воротам барского особняка. Шагнул в калитку и замер, пораженный увиденным. За стеклянным окном будки охранника, как ни в чем ни бывало, сидел Илья, тот самый, который выпал из окна и должен был бороться со смертью в реанимации. Тот самый, который не мог подтвердить Басинскому свои ценные показания из-за того, что выпал... Выходит, брюнет прав, охранник не выпадал из окна, его просто увезли и заперли?

- Привет,- после паузы сказал я.- Ты меня здорово напугал, Илья.

- Чего это?- спросил он.

- Ну как же, все говорили, что ты выпал из окна, сильно разбился, лежишь в реанимации...

- Я там и был, но недолго. Удачно выпал.

- Поздравляю. И не скажешь, как это случилось? Кто с тобой беседовал до и после выпадения?

- Нет.

- Я так и думал. Ну ладно...- я даже на время забыл, зачем пришел сюда. Но скоро вспомнил.- Мне нужна Жанна, секретарша Суетова. Она прибыла на службу?

- Жанна в отпуске со вчерашнего дня,- уверенно ответил Илья, как будто она специально предупредила его: если приедет Корнилов и станет спрашивать - скажи, что я в отпуске. Да так оно и было, и не Жанна его проинструктировала, а некто неизвестный. Вроде майора Витрука.

- Ладно, спасибо,- сказал я, понимая, что больше мне здесь нечего делать. Его же не только насчет Жанны проинструктировали, но и насчет всего остального. И если даже Решетина поверила, что он выпал и разбился, и готова была исповедоваться мне, проинструктировали серьезно. Я вернулся к своей машине, сел за руль и минут пять сидел не двигаясь. А потом включил зажигание, и поехал. Куда? В автомастерскую на улице Полковника Никонина! Благо, она находилась неподалеку от барского особняка. Одна деталь не давала мне покоя. А именно - к охраннику и к перестрелке в автомастерской люди брюнета не имели отношения. В первом случае охранник оказался жив-здоров, но мне об этом не сказали. А во втором?

- Привет,- сказал я вахтеру.- Мне нужен мастер, тот, который занимается сидениями иномарок. Можно с ним поговорить?

- Конечно,- сказал вахтер.- Вон он... Но я уже сам увидел его. Тяжело раненый во дворе мастер ("в реанимации, вряд ли выкарабкается", за что меня и Сырника грозились объявить в розыск, найти и посадить), воскрес таким же счастливым образом, как и охранник и теперь с солидным видом расхаживал между машинами, отдавая приказы подмастерьям. Все это напоминало театр абсурда. Я не был в подобном театре, но в юности читал перепечатанные на машинке пьесы Эжена Йонеско и Самуэля Беккета. Я подошел к мастеру.

- Вас же тяжело ранили во дворе несколько дней назад. Два выстрела в упор! Как вам удалось так быстро поправиться? Он вздрогнул, увидев меня, криво усмехнулся.

- Да нет, к счастью, не тяжело. Так, царапина, повезло... Нет, не тяжело. Царапина?! После выстрелов в грудь. в упор с расстояния двух метров?! Хотел бы я видеть такого стрелка, который мог бы сделать подобную "царапину"! Я схватил его за отвороты фирменной синей куртки и тряхнул с такой силой, что мастер взвизгнул от страха, хоть и был килограммов на двадцать тяжелее меня.

- Что ты базаришь, падла?! Где заднее сидение от "Форда", которое ты мне показывал?! Голубой велюр, со следами крови? Куда оно исчезло?!

- Я ничего не знаю, абсолютно ничего не знаю. Какие были сидения во дворе, такие и остались. Я вам честное слово даю, что я тут не при чем...

- Да пошел ты на хрен со своим честным словом! Я отпустил мастера и направился во двор. Все там было по-прежнему, только сидения от "Форда" Суетовой я не нашел. И не надеялся найти. Кирпичный забор был покрашен зеленой краской, но вмятины остались. Странная кучность вмятин - с двух сторон от моего сидения и с двух сторон от груды металлолома, за которым прятался Сырник, явно свидетельствовала о том, что нас не велено было трогать, даже после того, как одного из них кончили. Да, я был прав, когда думал, что Контора не убивает без повода. на и не убила мастера. А теперь у нее есть повод, брюнет-то был прав, пристрелили мы товарища в невидимых погонах. Но, может, простят, он же был убийцей Люсина... Простят, Басинский уже сказал об этом. Больше мне нечего было здесь делать. Расспрашивать мастера ни к чему, его, как и охранника Илью, проинструктировали. Грустно было сознавать, что и меня использовали "втемную", как пацана, но так оно и было, и обижаться следовало только на себя. Я сел в машину и поехал домой с твердым намерением напиться до потери сознания. Иногда очень хочется потерять его.

Борька носился по комнате, забираясь на книжные полки, на стол и кресло, а потом прибегал ко мне на диван, словно хотел рассказать, где он только что побывал, что интересного увидел, каким образом похулиганил.

- Ты зачем таскаешь бумаги под диван?- спрашивал я?- Думаешь там поселиться? Ничего не выйдет, ушастик! У тебя есть клетка, это твой дом, понял? Борька фыркал и пытался добраться до стакана с виски в моей руке, но я поднимал его повыше. Я хватал малыша, подносил его, серого, мягкого к своей щеке и говорил:

- Малышам пить не положено. Извини, но я тебе виски не дам. И не проси. Не потому, что жалко, я просто забочусь о твоем здоровье. Потом я упирался носом в его розовый "пятачок", Борька смешно махал лапками, будто хотел сказать: мне эти телячьи нежности ни к чему! А мне они были в самый раз. Я опускал малыша на диван, и чесал ему за ушком. Он вытягивал мордочку, прижмуривал черные глазенки, только что не мурлыкал от удовольствия. Плохо, что он был молчун, только фыркал, но я любил его именно такого. Сознание еще было при мне, и я почти все понял. Люсина убили не только за любовные тайны, видимо, сильно досадил моим бывшим коллегам. Хованцева подставили случайно, не знали, чей он родственник. Кто не знал? Суетова. Следовательно, она организовала убийство. Черт возьми, неужто она работает на Контору? Допустим. Когда выяснилось, что подставили не того, ко мне явился Басинский с деловым предложением, а точнее сказать приказом. Мы с Сырником начали "копать", нашли охранника - его нейтрализовали на время, дабы показания против Суетовой не попали к следователю, я ведь мог передать свидетеля ему, а не Басинскому. Мы нашли сидение, более, чем весомую улику против Суетовой. Нас решили напугать, и это были не люди Алентьева, иначе не стали бы действовать так топорно. А мастер... Проинструктировали, как вести себя, потому что автомастерская негласно принадлежала Конторе! Жанне тоже сделали предложение, от которого она не смогла отказаться. Суетова знала, куда мы едем, предупредила Жанну, и предупредила брюнета. Но зачем, черт возьми, было организовывать нападение на меня? Хотели взять брюнета и его банду с поличным? Да! И повесить на него убийство Люсина! Свобода Хованцеву, Суетова не при чем! Для этого меня и втянули в расследование? А зачем позволили убить Решетину? Найти ответ на этот вопрос я не успел зазвонил телефон. Я оставил Борьку на диване и взял трубку. Ничего не сказал, но сразу все услышал.

- Корнилов!- орал Сырник.- Я еду на Канары! Все, осто... мне эта московская осень! Махну с женой на недельку, погреюсь на солнышке!

- У тебя дочки где?- спросил я, опасаясь, что девчонки могут услышать голос папы и не на шутку испугаться.

- Как где? В школе. А жена на работе. Ты не врубаешься, да? Выпустили Хованцева, к нам никаких претензий, все чисто! Он приехал ко мне с благодарностью, вместе с твоим корешом, кстати. Ну я и сказал! Пять тысяч баксов. Он тут же отсчитал. Я с Басинским делиться не стал, пошел он на ...! Живем, Андрюха! Напополам - получается по две с половиной штуки на брата! Я правильно думал, что у нас с Сырником разные взгляды на проблему благодарности со стороны Хованцева.

- Я знал, что Хованцева должны выпустить. Деньги не трогай. В лучшем случае пустим их в дело, на развитие нашей сыскной деятельности. В худшем придется вернуть.

- Как это - вернуть? Ты что, с катушек съехал?

- Охранник Илья, который выпал из окна, жив-здоров и дежурит у ворот офиса "Люкс-радио",- сказал я.

- Да? Ну и хрен с ним. Пускай и дальше живет,

- А мастер из автомастерской, которого продырявили во дворе, работает на своем месте.

- Да? Ну и... Погоди, ты что, вмазал, Андрюха? Как - работает? У него что, бронежилет был? Откуда?..

- Я час назад был там, говорил с ним. Утверждает, что получил легкое касательное ранение. Сидения от "Форда", конечно, и в помине нет.

- Какое касательное?!- заорал Сырник.- В него же стреляли в упор!

- А ты видел, куда бы направлен ствол пистолета? То-то и оно. Я тоже не видел, думал - стреляли в упор, любой бы так решил.

- На хрена ж он тогда притворялся, падла? Ты пьяный, Андрюха?- спросил Сырник, сопя в трубку.

- Объясню при встрече. Темное это дело, поэтому, не трать деньги, потом решим, что с ними делать.

- Да ну тебя на хрен, весь кайф испортил! Я уже позвонил жене, обрадовал... Слушай, ну хоть сто баксов из них я могу использовать на пир в своей семье по случаю окончания дела? И, чтобы жена не злилась, а? Зря, что ли мучились?

- Сто баксов можешь,- сказал я. Через полчаса после этого разговора в дверь позвонили. Борька по-прежнему носился по комнате, занимаясь своими, ему только ведомыми делами, а я не ограничивал малыша. Пусть погуляет. Я открыл дверь и увидел Басинского. На плече у него висела черная сумка.

- Я принес,- сказал Гена, отодвигая меня, чтобы войти в прихожую.- Это самое лучшее мое извинение. Самое большее, на которое я способен. Понял, Корнилов?

- Не понял,- сказал я. Басинский запустил руку в сумку и достал вполне симпатичную серую крыску.

- Это Крыстина. Пусть познакомится с твоим охламоном.

- А... а если будет потомство?- спросил я.

- Утоплю, хотя... там видно будет. Может, твой жлоб Сырник захочет завести себе.

- Ладно, принимаю извинения. Я взял из рук Басинского серую малышку она была похожа на Борьку, но чуть поменьше, и немного другая. Даже не знаю, как это объяснить, но это была другая крыса, хотя такая же дружелюбная и домашняя. Я погладил ее и отнес в комнату. Крыстина замерла, вытянулась на паласе, испуганно оглядываясь, а Борька вприпрыжку помчался к ней, обнюхал и довольно зафыркал. Крыстина сделала то же самое. Убедившись, что они не собираются кусать друг-друга, я взял две бутылки виски, но вдруг остановился, свинтил пробку с подаренной бутылки, намочил мизинец и протянул Борьке.

- Так уж быть, ради такого события... Давай малыш, для смелости! Он посмотрел на меня, понюхал мизинец, фыркнул и снова повернулся к Крыстине. А вот она с удовольствием облизала мизинец. Она ведь была девушкой, робела в незнакомой обстановке, ей "для смелости" как раз нужно было. Иногда эти зверушки казались мне умнее нас, людей. А может, так оно и было.

- Ну, ребятки, отдыхайте, никто вам не помешает,- сказал я и пошел на кухню.

Чертов Гена, знал, чем задобрить меня! Мы выпили, закусили, чем Бог послал из холодильника.

- А ничего пошла!- сказал Басинский.

- Знаешь, сколько стоит?- спросил я.

- Да какая разница!

- Гена, как вы завербовали Суетову? Он внимательно посмотрел на меня, потом - на свой стакан. Я плеснул ему и себе тоже.

- Кое-что скажу тебе, Андрюха. Ты все же наш человек, отлично знаешь, что будет, если эти сведения появятся в прессе. Так значит, "как"? Очень просто. Суетова вела богемный образ жизни. Ты смотрел "Криминальное чтиво", читаешь "желтую прессу"? Что делают продвинутые мира сего? Актеры, политики, журналисты на своих вечеринках? Они нюхают кокаин. И наши продвинутые, задрав штаны и юбки, бегут за ихним "комсомолом" семимильными шагами. Суетова решила запастись дурью впрок, мы ее и взяли. Профессионально, со свидетелями, с видеосъемкой, короче, статья горела нешуточная. И она, баба неглупая, согласилась сотрудничать.

- И организовала убийство Люсина?

- Нет, никто не хотел его убивать. Она должна была приструнить его. Через Решетину, спокойно. Но Люсин был большой интриган, он знал, что Решетина подруга Суетовой и давит на него, пользуясь этой дружбой. И, чтобы избавить себя от давления, установил в ее кабинете видеокамеру. Когда у них был юбилейный вечер. Чтобы при случае приструнить Решетину, мол, смотри, какие мы любовники, это в фирме не поощряется, будешь доставать меня вылетим оба.

- А камера засняла совсем другое. Джексона и Суетову?

- Именно. Я видел эту пленку, интересное кино. А Суетова видела, что Люсин засек их, когда заглянул в кабинет. Она стала требовать, чтобы супруг убрал Люсина, но тот был против, и Джексон был против. Кстати, Джексон связан с ЦРУ, и финансировал радиостанцию на деньги ЦРУ. Люсин его вполне устраивал.

- И тогда вы решили убрать его?

- Нет. Суетова сама предложила Люсину уйти, а он отказался. Показал ей фрагменты из видеозаписи, и пригрозил, если его тронут, он докажет Джексону, что Суетова устроила эту запись, чтобы шантажировать американца. Рисковый был парень!

- Потому и стал зав. отделом. Зачем было нужно его убивать?

- Мы не планировали это. Предоставили Суетовой свободу действий с одним лишь условием: решишь проблему по-умному, поможем, вляпаешься - туда тебе и дорога.

- Она заставила Беликова убить Люсина?

- Нет, он не убивал.

- Кто же вогнал тому в грудь ножницы?

- Отстань, Андрюха. Подумай хорошенько и поймешь сам.

- Неужто - Суетова?! Так обиделась за видеозапись?

- Я же сказал - отстань. Кстати, это Беликов был у тебя в квартире, но я к этому не причастен. Если б знал - предупредил бы насчет Борьки. Но ты и сам наказал дурака. И все, хватит.

- Ты с самого начала знал об этом?

- Частично. Но наши люди не участвовали ни в одной операции. Другой отдел занимался, новый.

- А на хрена было похищать меня?

- Этого я не знаю, но догадываюсь. Слушай радио, поймешь. И все, все, проехали. Не обижайся, когда я соглашался поговорить с тобой насчет этого дела, поставил одно условие - ни волоска с твоей головы. Если б не я к тебе пришел, что-то другое придумали б. Ну а после автомастерской... Ты ж понимаешь, все жутко злые были. Меня костерили, еле убедил... А пришел к тебе - новые проблемы. Я верил Басинскому, потому, что сам не раз бывал в его шкуре. Когда не хочется, а надо использовать человека. Злость исчезла, легче стало на душе. И паскудная работа закончена, и Басинский снова был другом, и виски был вполне достойным употребления, и Борька обрел подругу. Ну прямо, типично киношный "хэппи-энд". Только Жанны не хватало для полного счастья. Правда, не все мне было ясно в этом деле, но Гена же сказал слушай радио. Буду слушать. Через пару часов мы вместе вошли в комнату. Первым из-за дивана выскочил Борька, вид у него был такой довольный, что я заулыбался. А Басинский недовольно скривился.

- Дон-Жуан чертов!- сказал он.

- У Дон-Жуана было много женщин, а Борьке нравится одна,поправил я.Так что, он вполне приличный член общества. За Борькой показалась Крыстина. Осторожно выбралась из-за дивана, замерла, поглядывая на нас.

- Пойдем, детка, домой,- сказал Гена, взял Крыстину и посадил в сумку, висевшую на плече.- А то там уже скандал назревает, куда подевалась самая маленькая девчонка. Скажем, гуляли в парке. И тут Борька запищал. Первый раз на моей памяти, когда ему не прищемил нечаянно хвост или лапку, а просто так, от возмущения. Он прыгнул на джинсы Басинского и стал карабкаться к черной сумке. И такой же писк раздался из сумки. Я взял Борьку в руки, посадил его в клетку.

- Остынь, малыш, вы еще встретитесь,- сказал я. Басинский заторопился домой, я не удерживал его.

ЭПИЛОГ

На следующий день Басинский позвонил мне и сказал, что я могу приехать за своим пистолетом, он у него. Я приехал, пропуск был заказан. Забрал свой "ИЖ-71-й", спросил, как там Крыстина и домашние. Он сказал, что Крыстина загрустила, домашние боятся, как бы она ни простудилась в парке. Мой Борька тоже загрустил, дремал в своем домике, и даже не выскочил, когда я утром наливал ему воду и наполнял мисочки. Мы пришли к общему мнению, что крысы такие же умные, как и люди, только не пьют, не курят, не воруют и взяток не берут. Когда я вышел на улицу, следом за мной вышел мужчина в сером плаще. Приглядевшись, я узнал господина Джексона. Не Майкла, а Нормана. Он тоже узнал меня, что-то злобно прошипел по-американски, и ринулся к своей машине, у которой стоял телохранитель. Вид у него был очень даже расстроенный. И я понял, для чего был устроен этот мерзкий спектакль. Если Джексон встречался с Беликовым и брюнетом, и это зафиксировано на видеокамеру, если он был у Решетиной незадолго до ее гибели, а такое вполне могло случиться, то (учитывая видеокассету с его половыми подвигами) лучше б ему забыть о своих инвестициях и поскорее улететь в Америку. Но он останется, деньги-то жалко, и, зная, что над шеей висит тяжелый топор, который в любой момент может опуститься, будет делать то, что скажут. Ни единого резкого движения не позволит себе. Дома я лишь укрепился в своем мнении, когда узнал из телевизионных новостей, что совет директоров "Люкс-радио" единогласно избрал новым главным редактором Марину Суетову. Кстати, вечером ко мне приходила Жанна, но того чувства, которое Борька испытывал к Крыстине, у меня к Жанне уже не было, и я сказал, что занят.


home | my bookshelf | | Кровавая Мэри |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу