Book: Наследство Уэстмера



Мэри Николс

Наследство Уэстмера

Глава первая

Март 1816 г.

– Сильвестр! – Рык Уильяма Хантли, графа Уэстмера, долетел до кухни, где Белла обсуждала с поварихой дневное меню. – Сильвестр! Будь ты проклят! Иди сюда.

– О господи! Опять у него разыгралась подагра, – сказала Белла. – А где Сильвестр?

На лестничной площадке у них над головой раздались торопливые шаги, затем все затихло, но спустя пару минут высокий худощавый мужчина в черном костюме появился в дверях и передал Дейзи, служанке на кухне, большой кувшин.

– Он хочет одеться и спуститься вниз, – сказал камердинер графа.

– Но он еще не завтракал.

– Он говорит, что позавтракает в гостиной через полчаса.

– О боже, – произнесла Дейзи, наполняя кувшин горячей водой из огромного чайника, стоящего на плите. – Но там не топлено.

– Тогда поскорее разведи огонь в камине.

– А кто же поможет мне приготовить завтрак, если девчонка займется растопкой камина? – недовольным тоном осведомилась повариха. – Уговорите его позавтракать у себя, как обычно. И что ему вдруг понадобилось спускаться вниз? Он целую вечность этого не делал.

– Он говорит, что уже решил и от своего решения не отступится.

– Ох, и зачем это?

Камердинер пожал тощими плечами.

– Откуда мне знать? Пойду, пожалуй, пока он снова не начал кричать.

– Подагра подагрой, а голос как у здорового, – заметила повариха, поскольку снова раздался крик его светлости.

– У него очень сильные боли, – мягко вставила Белла, когда камердинер с кувшином выбежал из кухни. – Ему сразу станет лучше после того, как Сильвестр подаст ему умыться, побреет его и перевяжет больную ногу. Дейзи, пойди и растопи камин, а я помогу приготовить завтрак.

Тринадцатилетняя Дейзи, подхватив корзинку с дровами, старую газету и коробок спичек, вышла из кухни. А Белла отыскала фартук в ящике комода и закатала рукава платья, чтобы готовить завтрак для всех обитателей дома. Работа ей предстояла не очень трудная, так как хотя граф едва ли нуждался в деньгах, но был расчетлив, чтобы не сказать – скуп, и держал ровно столько прислуги, сколько было необходимо для собственного удобства и для поддержания надлежащего порядка в доме и в поместье. Это были: Сильвестр – камердинер, Сэм Джоллифф – дворецкий, Марта Тук – экономка и одновременно повариха, Дейзи – служанка на кухне, прачка, а также две приходящие из деревни, но не живущие в доме женщины, которые прибирались в восточном крыле огромного особняка, поскольку жилой была только эта часть.

Считалось, что количество прислуги вполне достаточно для семьи, состоящей из графа, Беллы и Эллен Баттерзби – горничной и компаньонки Беллы. Пожилая мисс Баттерзби в настоящее время отсутствовала – она уехала навестить больную сестру, – и Белла очень по ней скучала.

Изабелла, которую все звали Беллой, приходилась графу внучкой. Она была единственным ребенком его сына Чарлза. Все свои семнадцать лет она прожила в Уэстмере. Мать свою она почти не помнила: она ей представлялась, неким нереальным прекрасным созданием, благоухающим духами. Мама умерла от лихорадки, родив сына, который пережил ее всего на два дня. От отца у Беллы остались другие воспоминания. Он пах табаком и бренди, бренди в особенности. Иногда он бывал очень веселым, а иногда таким мрачным, что по несколько часов, а то и дней, молчал. К тому же он обладал буйным нравом, что вызывало тяжкие вздохи у деда.

– Уж не знаю, от кого он это унаследовал. Я сам очень мягкий человек.

Отец умер в 1805 году, когда Белле было шесть лет. Событие это запечатлелось у нее в памяти только потому, что она наконец-то перестала бояться.

Что касалось дедушки-графа, то он тоже мог вспылить, но, в отличие от отца, суров с ней не был. Когда-то он был весьма красив, высокий, осанистый, с густыми вьющимися волосами и карими глазами под изящно изогнутыми бровями – наследственная черта почти всех мужчин рода Хантли. Теперь, конечно же, он состарился. Семьдесят девять лет – солидный возраст, и волосы у него, хотя до сих пор густые, сделались совершенно белыми, а в глазах частенько мелькала боль. Он постоянно говорил, что скоро протянет ноги. Беллу это очень огорчало.

Порой он с тоской вспоминал времена, когда они с братом Джоном были мальчиками, а Уэстмер представлял собой всего лишь небольшое возвышение среди болотистой местности. Частенько зимой Уэстмер затопляло. Теперь это было трудно себе представить, потому что большую часть болота осушили и превратили в поля.

Белла решила, что именно смерть брата сделала деда таким раздражительным. Джон был младше его на три года, и, должно быть, поэтому граф осознал, что и он смертен.

– Кто мог подумать, что я его переживу? – вопрошал он. – Он ни разу в жизни не болел, а я вот годами страдаю от подагры и сердца.

Сэр Джон Хантли, баронет, умер внезапно во сне у себя дома в поместье Палгрейв в графстве Эссекс, как раз когда церковные колокола оповещали своим звоном наступление нового, 1816 года. Он, так же как и граф, пережил свою жену и единственного сына, но после него остались две вдовствующие дочери, внучка и четыре внука. Белла чувствовала напряженность, царившую на похоронах два месяца назад, хотя не могла понять, в чем дело.

Церковь была переполнена, присутствующие на погребении выглядели печальными, но потом, когда друзья и дальние родственники разъехались и семья собралась в Палгрейве, чтобы позавтракать и ознакомиться с завещанием, все начали шепотом обсуждать вопрос наследства.

– Не понимаю, почему возникли разногласия по этому поводу, – сказала Белла, обращаясь к деду на обратном пути из Палгрейва в Уэстмер. – Мне кажется, что сэр Джон всем распорядился очень правильно. Эдуард получает титул и поместье. Так и должно быть. Об остальных он тоже позаботился: троим мужчинам ежегодная рента и щедрые подарки дамам. Даже слуги не забыты.

– Конечно же, все довольны, – проворчал граф. – Но их беспокоит не поместье Джона. Они уже положили глаз на мое наследство, не говоря о титуле.

– Ваше? – удивилась Белла.

– У меня нет ни сына, ни внуков. Моим наследником был брат. Теперь, когда он умер, они слетелись, словно стая грифов, ожидая, когда я тоже загнусь.

– Ой, дедушка, я уверена, что это не так, – воскликнула Белла. Она не могла себе представить, что кто-нибудь из четырех троюродных братьев может оказаться таким корыстным. – Они просто тревожатся о вашем здоровье, вот и все.

– О, разумеется, – усмехнулся дед. – Придется мне жить вечно, чтобы разрушить их планы.

– Я надеюсь, что вы проживете очень долго, дедушка.

– Милое дитя, я-то знаю, что только ты этого хочешь. – Выглянув из кареты, он внезапно переменил тему разговора: сказал, глядя на унылый пейзаж, что ждет не дождется весны, когда на полях зарезвятся новорожденные ягнята. Белла сделала вывод, что умирать он пока не собирается.

Дед больше не возобновлял этого разговора, и жизнь потекла обычным чередом. Каждый день он завтракал у себя в комнате, затем следовал неторопливый туалет, после чего он спускался вниз в маленькую гостиную. Затем, если позволяло самочувствие, объезжал верхом поместье и беседовал с управляющим. Иногда его сопровождала Белла, и они в карете наносили визиты соседям. Обедали обычно в три, а ужинали в семь, после чего дед удалялся к себе и ложился спать. Каждое воскресное утро они ездили в церковь в деревню Уэстмер. После службы граф останавливался обсудить с пастором проповедь. Домой они возвращались как раз к обеду.

Помимо составления ежедневного меню с Мартой в обязанности Беллы входило написание писем для деда и чтение ему «Морнинг пост» и «Тайме», которые регулярно присылали из Лондона. Он также подписался на «Политический журнал», чтение которого, правда, часто заканчивалось взрывом негодования. Белла недоумевала: зачем просить ее читать ему вслух, если радикальные взгляды так сильно его раздражали? Граф называл это «ничтожным вздором», но у него была привычка не соглашаться ни с кем просто из-за любви к спору.

Когда Белла бывала свободна от услуг, оказываемых ею деду, она гуляла, занималась благотворительностью, шила и вела дневник. Ей нравилось записывать свои впечатления от людей, подмечать их слабости, а также следить за сменой времен года: отметить, когда пошел первый снег, первое кукование кукушки, день жатвы и день, когда замерз пруд и все встали на коньки. Она описывала незначительные домашние дела и деревенские новости: кто рожает, кто умер и кто за кем ухаживает.

Она читала ежемесячный дамский журнал и брала в библиотеке последние вышедшие романы. Она даже сама начала писать роман о безответной любви, где было много таинственных дуэлей и опасных приключений. Это помогало преодолевать скуку однообразной жизни. Ей хотелось, чтобы случилось что-то волнующее.

Долго ждать ей не пришлось. Как только они закончили завтракать, граф встал, оттолкнув Сильвестра, когда тот подбежал, чтобы ему помочь, и, повернувшись к Белле, сказал:

– Пойдем со мной. Я хочу, чтобы ты написала несколько писем.

Она последовала за ним в библиотеку, где дед опустился в кресло у камина.

– Вы не очень хорошо выглядите, дедушка. Может, сегодня этим не заниматься? – спросила она.

– Нет, я и так слишком долго это откладывал.

– Хорошо, но, если устанете, мы прекратим.

– Хватит суетиться, дитя. Достань письменные принадлежности. Я хочу написать четыре письма.

– Четыре? – изумилась Белла, усаживаясь за большой, покрытый кожей письменный стол и доставая из ящика бумагу и перья.

– По одному для каждого из моих внучатых племянников. Их адреса тебе известны.

– Да. – Она обмакнула перо в чернила и приготовилась.

– Ну, начинай. «Дорогой» и так далее, – произнес граф. – Не имеет значения, с кого ты начнешь, – все письма одинаковые. «Прошу тебя незамедлительно посетить меня в Уэстмер-Холле в четверг, 20 марта, в два часа дня».

– Дедушка, почему так срочно? – осмелилась вставить Белла. – Двадцатое – это всего через три дня.

– Да они прибегут высунув язык… вот увидишь. – Он засмеялся.

– Почему вы хотите принять их всех сразу? Вы же устанете.

– Это утомит меня меньше, чем общаться с каждым в отдельности. И к тому же они не смогут начать спорить друг с другом по поводу того, что я им сообщу.

– Что вы им сообщите, дедушка?

– Мое завещание.

– Но это… – Она в ужасе замерла. – О, пожалуйста, только не говорите, что вам плохо.

– Я стар, Белла, и думаю о том, что мне необходимо сделать, чтобы примириться с прошлым и обеспечить будущее. Твое будущее.

– Мое?

Ей никогда не приходило в голову, что с ней будет после смерти деда. Она полагала, что если это произойдет до ее брака, то она останется на попечении того, кто наследует деду, но до настоящего времени не думала, кто это может быть. Луи был старшим из внучатых племянников, но он – сын дочери. А Эдуард был старшим сыном сына и носил родовое имя Хантли, чего не мог себе позволить Луи. Белла предчувствовала, что станет свидетельницей ссор. Дедушка, несомненно, это предвидел и захотел по-своему все разрешить. А куда вписываются Джеймс – он ведь тоже племянник по женской линии – и Роберт, младший брат Эдуарда?

Все они порядочные люди и позаботятся, чтобы у нее была крыша над головой. Вдруг Белле стало страшно: у деда нет на этот счет уверенности, иначе он не стал бы им писать. Сердце у нее сильно застучало, а рука застыла над письмом.

– Да, моя дорогая. Когда меня призовут к ответу, я не хочу оказаться не на высоте в отношении тебя. Ты – женщина, к тому же очень молоденькая и хорошенькая. – Он замолчал и стал внимательно разглядывать ее с головы до ног, как будто долго не видел: большие карие глаза, овальное лицо, темные локоны, гордая посадка головы, покатые плечи. Ее изящная фигурка в светло-зеленом платье из мериносовой шерсти была выше и худее, чем ему хотелось бы, но он полагал, что с возрастом она пополнеет. Ему нравились женщины в теле. – И ты уже брачного возраста. Тебе необходимы совет и наставления.

– Но ведь есть мисс Баттерзби, дедушка.

– Ха-ха! Ее голова набита романтической ерундой. Она выдаст тебя за первого же улыбчивого красавца.

– Она вовсе не такая глупая, да и я тоже.

– Возможно. Но я не могу рисковать. Я хочу выдать тебя замуж до того, как умру. – Он помолчал. – Тебе ведь известно, что, будучи женщиной, ты не можешь сама наследовать Уэстмер?

– Да, дедушка, и, хотя мне не хочется об этом думать, я уверена, что вы меня обеспечите. Я не спешу выходить замуж.

– Ты-то можешь не спешить, а я спешу. Вот почему я посылаю за этой четверкой. Ты выйдешь за одного из них.

– Дедушка! – Белла была потрясена до глубины души. – Неужели вы собираетесь приказать одному из них жениться на мне?

– Нет. Выбор за тобой.

У Беллы путались мысли. Она откинулась на спинку кресла, забыв про письма. Она не могла представить, что станет женой одного из этих мужчин. Хотя они были всего лишь троюродные братья, она воспринимала их как родственников, которые появлялись и исчезали, а иногда ласково трепали ее по подбородку и спрашивали, как у нее дела.

– Дедушка, – стараясь унять дрожь в голосе, произнесла она. – Они намного меня старше и все – светские люди. Я уверена, что ни один из них не захочет взять меня в жены.

– Я абсолютно уверен, что они с радостью это сделают. Вот увидишь – они будут осыпать тебя комплиментами и просить твоей руки уже через час, если не раньше. – Он засмеялся. – Тот, кто проявит себя с лучшей стороны, станет моим наследником.

– Дедушка! – в ужасе воскликнула Белла. – Выходит, что меня меняют на наследство?

– Жаль, что ты не мальчик, – сказал он, не обращая внимания на ее возмущение. – Тогда ты унаследовала бы все по закону, и никаких вопросов не возникло бы. Я могу оставить тебе деньги, но какой в этом смысл? Ты же не сможешь ими распорядиться. Они должны достаться твоему мужу, и будет лучше, если им окажется член семьи.

– Но я не хочу никого из них. Я их не люблю.

– Люблю, не люблю!.. Старая Баттерз забила тебе голову ерундой. Любовь не имеет никакого отношения к браку.

– Но я была уверена, что вы любили свою жену. – Белла никогда не видела своей бабушки-графини, но Эллен говорила, что это была красивая женщина – правда, довольно холодная и надменная. По словам Эллен, она умерла от разбитого сердца, хотя, когда Белла спросила почему, Эллен отказалась объяснить.

– Нет, я ее не любил. Это был брак по расчету – я ее почти не знал, но мы ладили друг с другом. А это самое главное – уметь ладить.

– Я уверена, что папа любил маму.

– И куда это его привело? Умер спустя несколько лет после нее. Впустую потраченная жизнь. Как у всех нас… – Он прикрыл глаза, словно вспоминал прошлые несчастья. – Первая жена ему совершенно не подходила. Я говорил ему, что ничего хорошего из этого не выйдет, что у него молоко еще на губах не обсохло, что ему следует повидать мир, прежде чем связывать себя женитьбой, но он и слышать ничего не хотел. Я пустил все на самотек. Но с тобой я не совершу подобной ошибки.

Белла ни разу не осмелилась спросить о первой жене отца. Все, что она знала – от мисс Баттерзби, – это то, что отец женился на дочери местного врача, когда оба они были слишком юны, и что она умерла после десяти лет брака и десяти выкидышей. Зачатие наследника считалось более важным делом, чем забота о здоровье женщины. Отец сразу же снова женился, и через год родилась Изабелла. Прошло еще четыре года, прежде чем появился долгожданный наследник, но он умер почти одновременно с матерью. Когда вскоре умер и отец, Белла осталась одна, если не считать внучатых племянников деда.

Луи был сыном Элизабет, старшей из дочерей сэра Джона, которая вышла замуж за французского графа де Курвиля и прожила во Франции до тех пор, пока он не погиб на гильотине в 1793 году. Элизабет вернулась в Англию с Луи, новым графом де Курвилем, и маленькой дочкой Колетт. Белла почти не видела Луи, когда тот рос, так как его честолюбивая маменька прилагала массу усилий, чтобы его заметили в высшем свете. И своего она добилась. Судя по словам мисс Баттерзби, Луи стал источником сплетен. Его считали повесой и игроком. Он постоянно появлялся с разными женщинами. В мужья он явно не годился.

Джеймс Тренчард, сын Хелен, второй дочери, вдовец с двумя девочками-близнецами, Констанцией и Фейт, унаследовал от отца болотистую местность и был типичным фермером даже по виду, начиная со шляпы с низкой тульей и кончая забрызганными грязью сапогами. Сильный и основательный человек, он, конечно, не вызывал у Беллы никаких романтических чувств.

Затем шли братья Эдуард и Роберт – потомство единственного сына сэра Джона. Эдуард – сэр Эдуард после смерти деда – обладал прекрасной фигурой и при этом не был фатом. Одевался он хорошо, но скромно, был высок и имел внушительную внешность. Дед называл его упрямцем, но Белле так не казалось – для нее он был вроде любимого дядюшки. По словам Эллен, он являлся выгодным женихом, но, хотя Шарлотта Меллиш, светская красавица, почти «поймала» его, он не делал ей предложения.



Роберт нравился ей как сообщник в их детских проделках. Именно Роберт вытащил ее из замерзшей канавы, куда она провалилась, катаясь на коньках. Он взял вину на себя. Она с улыбкой вспомнила, как она замерзла, а он завернул ее в свое пальто и отнес домой.

Последние несколько лет она мало его видела, так как он воевал в чине капитана гусаров и отличился на войне и на Пиренейском полуострове, и при Ватерлоо. Она помнила его долговязым улыбчивым юношей. Правда, когда прошлым летом после окончания войны он заехал в Уэстмер, Белла обнаружила, что Роберт превратился в высокого, мускулистого и потрясающе красивого мужчину с карими насмешливыми глазами. Из четырех троюродных братьев он нравился ей больше всех, но Эллен Баттерзби сказала, что он стал слишком независимым после увольнения из армии. Белла не могла себе представить, что он сделает ей предложение, а если и сделает, то она ему откажет, так как у нее достаточно гордости, чтобы не согласиться на брак, продиктованный дедушкиными условиями. То, что он ей нравится, ничего не значит. Это ведь не любовь…

– Я уверен, что ты сделаешь разумный выбор, – продолжал граф. – Управлять поместьем, подобным Уэстмеру, – огромная ответственность. Надо думать не только о своих интересах, но и обо всех тех, чья жизнь зависит от состояния дел в нем. Это не один лишь дом с прилегающими угодьями, но и крестьяне. Я всегда старался получше устроить их жизнь.

– Знаю, дедушка, но разве не лучше выбрать преемника и не ставить ему условия жениться на мне? Я смогла бы заработать себе на жизнь.

– Не будь простофилей, дитя, – ты же внучка графа, а не какого-то крестьянина. И что ты умеешь?

– Я могла бы давать уроки. Дедушка, пожалуйста, не делайте того, что вы задумали.

– Я решил, – сказал он. – А теперь заканчивай письма, и мы отошлем их почтой.

Белла снова взялась за перо. Рука у нее дрожала. Как бы отложить их отправку? Ведь граф будет ждать приезда молодых людей и, если они не появятся, опять пошлет за ними. Она медленно продолжала писать, а скатившаяся по щеке слезинка капнула на бумагу. Но Белла этого даже не заметила. Старик начал терять терпение и зазвонил в колокольчик. Сильвестр вошел так быстро, что было ясно: он подслушивал под дверью. Ох, какая лакомая сплетня для прислуги!

– Подай бокал бренди, – приказал его светлость. – И налей мисс Хантли ликера. Думаю, он ей понадобится. Затем возьми эти письма и отнеси их в деревню. Проследи, чтобы они были отправлены. Сделай это сам. Если узнаю, что ты отдал их какому-нибудь конюху, я тебя уволю. Понял?

– Понял, милорд.

Сильвестр налил бренди из графина, стоящего на буфете, затем взял бутылку с ликером. Ликер держали для Беллы, когда дед иногда приглашал ее перекусить вместе с ним. Белла закончила последнее письмо и промокнула его, прежде чем подать деду на подпись.

– Хорошо, – сказал он, небрежно выводя «Уэстмер» в конце каждого. – У тебя отличный почерк.

Торопливо проглотив ликер, Белла извинилась и ушла, оставив деда наедине с Сильвестром. Ей необходимо выбраться из душной обстановки дома, глотнуть свежего воздуха и обдумать свою будущую жизнь. У нее не было сомнений в том, что ее жизнь изменится. Как ей не хватает мисс Баттерзби! Неужели дедушка специально выбрал время для объявления своих намерений, когда она не имеет возможности обратиться за советом и утешением к старой няньке?

Захватив шаль, она вышла в сад, пересекла лужайки и направилась к ручью, который струился в глубине сада. Она даже не заметила, что вода в нем настолько поднялась, что заливала траву. Мысли Беллы были заняты другим. Как она сможет встретиться с мужчинами после того, что они услышат от деда? Это унизительно. А если они выразят свое презрение? Либо, как сказал дедушка, с удовольствием согласятся исполнить его желание и кто-нибудь из них сделает ей предложение? Если они так поступят, то, несомненно, сделают это из-за денег, власти и титула, а не потому, что питают к ней нежные чувства. А если она примет одно из предложений, то ее побуждения тоже весьма сомнительны. Ей необходима крыша над головой, обеспеченность и… Но не оставит же ее дедушка без гроша, если она всем откажет! А если уклониться от обсуждения? Или уйти из дома? Но куда? У нее нет больше родственников, и денег тоже нет. Выход один – она должна постараться убедить дедушку переменить решение.

Белла пошла к дому и увидела Сильвестра, который торопливой походкой направлялся в сторону деревни, держа в руке письма, которые наложат печать на ее судьбу. Поздно, поняла Белла. Ей придется прождать три дня, а затем она узнает, что на самом деле представляют из себя дедушкины внучатые племянники. Три дня. А потом…

Ей не хотелось об этом думать, и она заставила себя заняться приготовлениями к приезду гостей. Следующие два дня она была занята проветриванием комнат, в которых давно никто не жил, а также успокаивала рассерженных повариху и Дейзи, поскольку на них свалилась лишняя работа. К утру, когда должны были появиться гости, они почти взбунтовались.

– Найми пару лакеев, – сказал дед, когда Белла пожаловалась ему. – Стоило беспокоиться, когда кругом полно людей, не имеющих работы.

Она не стала спорить и указывать деду, что большинство безработных понятия не имеют об обязанностях лакеев, а торопливо поднялась к себе, надела темно-зеленую амазонку, шляпу с широким плюмажем ей в тон, натянула сапожки и отправилась на конюшню, чтобы ей оседлали Дымку. Она была рада сбежать от гнетущей атмосферы дома и насладиться последними часами независимой жизни.

Серая кобылка не отличалась изяществом, но зато была резвая и игривая. Последние дни из-за холодной погоды Белла не совершала длительных поездок, и лошадь тоже нуждалась в прогулке. Дымка несла ее через парк, а у Беллы голова шла кругом от мыслей, но в результате все они возвращались к одному и тому же – ультиматуму деда.

За парком пейзаж изменился. Местность была ровная, лишь кое-где виднелись одинокие дома да несколько ив и медленно крутящихся ветряных мельниц, использовавшихся для того, чтобы отвести воду с полей и слить ее в сточные канавы, пересекающие землю. Из-за нескончаемых дождей, начавшихся сразу после таяния снега, землю почти не пахали. Вместо молодых побегов озимой пшеницы кругом была черная, пропитанная водой земля, и мельницы вертелись не переставая, чтобы пашня не превратилась в болотистую топь.

Белла пустила Дымку рысью, когда свернула на дорогу, ведущую в Илай – ближайший городок. До последнего времени в нем процветала торговля, дороги были запружены каретами, повозками и почтовыми экипажами, которые останавливались на нескольких постоялых дворах, а у городского причала с лодок и барж сгружали всевозможные товары и загружали обратно то, чем богата была эта местность: зерно, рыбу, овощи, ивняк. Теперь же большая часть товаров сгнивала прежде, чем находился покупатель.

В Илае слонялось множество бездельников. Двоих из них она узнала – они раньше работали на ферме в поместье деда. У них были жены и дети, которых надо кормить, но они рассмеялись, когда она спешилась и спросила, не захотят ли они два-три дня поработать в господском доме.

– Мы никому не кланяемся и не шаркаем ножкой, и перед вами в том числе, – заявили они и отвернулись.

Тут вдруг Белла сообразила, что кругом больше, чем обычно, народу и все двигаются в одном направлении – к рынку. Ее одолело любопытство, и она присоединилась к толпе, ведя лошадь под уздцы. Открытое пространство заполнили мужчины и женщины, молодые и старые, – все окружили телегу, на которой стоял высокий, весьма немолодой человек с обветренным лицом и копной седых волос. Он что-то говорил, обращаясь к толпе. Не нужно было быть очень сообразительной, чтобы понять: это сборище мятежников, Белла испугалась, ее охватила нервная дрожь и предчувствие чего-то нехорошего.

Цены на зерно были очень высоки, и голодные работники не могли купить себе хлеба. Они вместе с солдатами и моряками, которых уволили из армии, даже не поблагодарив за участие в борьбе с Наполеоном, дошли до предела терпения. Уже начались беспорядки: скирды и амбары поджигались, мельницы и пекарни окружали толпы с криками «Хлеб или кровь!».

– В мое время это не могло произойти, – ворчал дед. – Люди знали свое место, а землевладельцы несли ответственность по отношению к арендаторам. А эти новоявленные помещики, которые получили свои деньги не на земле, а на фабриках, заинтересованы только в наживе. Как вести дела, они понятия не имеют.

Белла остановилась и прислушалась.

– Вы можете пожать плечами и сказать: «Ко мне это не имеет отношения», – говорил мужчина. – Но мы все собратья. Если работник в деревне теряет работу, то такая же участь ждет рабочих на фабриках, докеров, всех тех, кто не имеет права голоса, потому что парламент отказывает им в этом. – (Толпа молчала, внимательно слушая.) – Когда придет время, все люди должны сплотиться против угнетателей, которые считают, что владение собственностью дает им право над нами, чье достояние – пот на лбу и сильные руки. – Говоривший замолчал, а по толпе прокатился доброжелательный гул. – Но эти достояние бесценно, друзья мои. Государство не может существовать без него. Вы готовы к тому, чтобы ваш голос был услышан?

– Да! – раздался громкий крик. – Справедливая зарплата! Право голоса для рабочих! Хлеб или кровь!

Белла понимала, что должна уйти, но ее словно околдовали, и она стала пробираться вперед, чтобы лучше слышать. Она оказалась не единственным посторонним лицом в толпе. Шагах в десяти от нее стоял высокий молодой человек, явно не относящийся к рабочему сословию. На нем был костюм для верховой езды. Темные волосы, видневшиеся из-под высокой шляпы, завивались около ушей по последней моде. Несомненно, этот джентльмен принадлежал к ненавистной знати. Словно почувствовав ее взгляд, он повернулся, и она, пораженная, прикрыла рот затянутой в перчатку ладонью – это был ее кузен Роберт. Он тоже удивился и поднял бровь.

– Белла, что ты здесь делаешь?

Он показался ей выше и шире в плечах, чем прежде, и еще красивее, хотя трудно было определить выражение его лица. Он пробрался сквозь толпу и стоял, глядя на нее сверху вниз. Она решила, что он раздосадован, увидев ее здесь. Но какое он имеет на это право?

– Я могу спросить тебя о том же, – ответила она, стараясь не обращать внимания на сильное сердцебиение и спазм в груди. Наверное, это от неожиданности встречи, подумала она.

– Спросить-то ты можешь, но это не означает, что я отвечу.

– Конечно, не ответишь, потому что тебе не следует слушать подстрекательские речи… Ты ведь должен быть в Уэстмере.

– Да? Интересно – зачем? – Он вдруг ухмыльнулся.

Белла могла бы ему сказать, предупредить о плане деда, но передумала. Его светлость желает, чтобы все об этом услышали одновременно, и рассердится, если она предвосхитит его сообщение.

– Если хочешь узнать, тебе придется поехать туда.

– Ясно, что это имеет отношение к наследству, а поскольку мне ждать нечего, то в моем присутствии смысла нет.

– Если ты откажешься, то проявишь невежливость…

– Невежливость. – Он рассмеялся. – «Прошу незамедлительно посетить» – это что, пример исключительной вежливости?

– Да просто у дедушки такая манера изъясняться. – Она помолчала. – Если ты не собираешься к нему ехать, то почему ты в Илае?

– Например, чтобы навестить тебя.

– Меня? – изумилась Белла.

– Разве я не могу навестить хорошенькую молодую кузину?

Она смущенно засмеялась от этого комплимента.

– Не разыгрывай меня.

– Вовсе нет. Меня разбирает любопытство. Почерк не похож на твой обычный, и бумага в пятнах от слез. Я испугался, что его светлость при смерти. Это действительно так?

Белла немного успокоилась – значит, его волнение связано с ней, а не с наследством.

– Нет-нет, – ответила она. – Его мучает подагра, как обычно.

– Тогда в чем дело?

– Он тебе сообщит.

– Если я приеду, – сказал Роберт. – Он знает, что тебя никто не сопровождает?

– Мне никто не нужен. Я живу здесь всю жизнь и все меня знают, так что никакой опасности нет.

– Ты так думаешь? – Он оглядел толпу. Все смотрели на них с подозрением, включая высокого седовласого старика, который прекратил говорить, дожидаясь, когда внимание будет обращено только на него. Раздался недовольный ропот. Если бы собравшиеся признали в Белле внучку самого богатого землевладельца в округе, то вполне могли бы перейти к действиям. – Езжай домой, Белла, – сказал Роберт. – И забудь о том, что ты вообще видела этих людей.

– Почему? – рассердилась она. – Я слышала, что говорил тот мужчина. И ты тоже слышал. Как ты думаешь, что они предпримут?

– Не знаю. – Он, правда, собирался как раз все разузнать, но тут появилась Белла, и теперь он сомневался, что это ему удастся. Да и Белле угрожала опасность. Держа одной рукой уздечку Дымки, другой он подхватил Беллу и посадил в седло. Очутившись на лошади таким неэлегантным образом, она собралась было высказать ему свое недовольство, но вовремя одумалась, увидев враждебный настрой толпы.

– А ты? Ты тоже поедешь? – спросила Белла, вставив ноги в стремена и подобрав поводья.

– Нет – Он резко хлопнул кобылку по крупу. Роберт наблюдал, как Белла скачет по дороге, до тех пор, пока она не скрылась из виду.

Въехав в ворота Уэстмер-Холла, Белла вздохнула, подумав, сколько еще времени это место будет ее домом, если она откажется подчиниться деду. Уэстмер-Холлу было сто пятьдесят лет, и он представлял собой огромное прямоугольное сооружение, построенное из камня, взятого с руин разрушенного аббатства, и кирпича, привезенного из Питерборо. Ступени вели к высокой и весьма древней дубовой двери, тоже взятой из аббатства. Фасад был обращен на восток, весь особняк окружали подстриженные лужайки и клумбы, а множество окон блестели в лучах солнца.

Белла отвела Дымку на конюшню и вошла в дом через заднюю дверь. В ответ на вопрос деда она ответила, что не смогла найти в Илае работников.

– Зачем было ехать в Илай? В деревне полно людей.

– Я пошлю туда Джоллиффа. – Белла ничего не сказала ни о сборище, на которое попала, ни о встрече с Робертом. Интересно, появится он сегодня днем?

Первым прибыл Джеймс Тренчард, живущий всего в пяти милях, в Истмере. У него был такой вид, словно он только что вернулся с поля.

– Надеюсь, это не займет много времени, – сказал он, пока Джоллифф снимал с него коричневое суконное пальто и плоскую шляпу. Его брюки из грубой кожи, башмаки и гетры были измазаны грязью. Хорошо, если это всего лишь грязь со двора фермы, а не что-нибудь похуже, подумала Белла. – Так в чем же дело все-таки? Старик не заболел, надеюсь?

– Нет, он на удивление бодр, за исключением его подагры. Пожалуйста, проходите в гостиную. Джоллифф принесет вам перекусить, пока вы ждете.

– Жду?

– Остальных – графа де Курвиля, сэра Эдуарда и капитана Хантли.

– А, семейный совет, да?

– Что-то вроде этого. А теперь простите меня…

Белла с облегчением его покинула. Она не удивится, если он первым откликнется на предложение деда. Возможно даже, что он будет единственным. Неужели ей придется принять его предложение, если оно последует? Прошло два года после смерти его жены, и двум маленьким дочкам нужна мать. Белле было их жалко, но от мысли о браке с ним ее бросило в дрожь. Она ничего не имела против фермеров, особенно таких усердных, как Джеймс, но… На свою внешность внимания он не обращал, и Белла сомневалась, принимает ли он вообще ванну. Что касается его дома… Он, конечно, неплохой, но поскольку его убирает всего одна приходящая прислуга, то там наверняка жуткий беспорядок. Ее ожидает трудная работа, помимо воспитания девочек. Тут и речи нет ни о любви, ни о нежности.

Белла пошла на кухню посмотреть, как повариха справляется с обедом, который подадут после того, как граф объявит свой ультиматум. Обед обещал стать большим испытанием. Когда Белла вернулась в гостиную, там уже находился Эдуард.

Он стоял у окна, глядя в сад, но повернулся на ее шаги. Он не был так высок, как Роберт, но тоже красив, хотя черты лица у него были потяжелее. Коричневый сюртук – безупречного покроя, светло-коричневые брюки заправлены в блестящие, словно зеркала, ботфорты с кисточками, волосы коротко подстрижены, а шейный платок повязан безукоризненно. Все выглядело сдержанно и элегантно.

– Белла, – произнес он, поклонившись. – Надеюсь, ты здорова?

– Да, Эдуард. Спасибо. – Она чувствовала себя весьма неловко, зная, что предстоит, но попыталась скрыть волнение за хорошими манерами хозяйки. – За твоими лошадьми присмотрели?

– Да. Я сам отвел их на конюшню. Джеймс сказал мне, что мы все приглашены на этот «праздник».

– Я думала, ты приедешь вместе с капитаном.

– Я не знал, что мы оба приглашены, – в письме ничего об этом не сказано. Роб в Лондоне, письмо было ему переслано. Сомневаюсь, что он здесь появится, так как занят светской жизнью. Я сам с трудом выбрался.



– Тогда зачем же ты приехал?

– Письмо было составлено в таких выражениях, что подразумевалась определенная срочность. Я решил, что его светлость болен. Джеймс сказал мне, что это не так.

Белла едва удержалась от улыбки: Эдуард пришел к такому же ошибочному заключению, как и Роберт, решив, что его светлость при смерти, но выразился не столь откровенно.

– За исключением подагры, он чувствует себя хорошо.

– А с головой у него все в порядке? – спросил Джеймс. – Старики иногда способны на чудачества. Помню, когда умирала мать Сары, она не могла даже вспомнить, где живет, – говорила сама с собой, считая, что бродит по болотам.

– У его светлости ясный ум, – сказала Белла, а в душе засомневалась.

– Где он сейчас?

– Отдыхает у себя в комнате, пока вы все не собрались.

– Тогда ему придется долго ждать, – заметил Эдуард. – Луи никогда в жизни не отличался пунктуальностью, а Роб, как я уже говорил, может вообще не приехать.

Их разговор был прерван шумом подъезжающей кареты, и Белла подошла к окну – перед входом появился запряженный четверкой лошадей великолепный красно-зеленый экипаж, сбоку украшенный гербом де Курвилей. Форейтор и кучер ловко спрыгнули вниз, чтобы отворить дверцу и помочь выйти господам.

У Беллы перехватило дыхание, когда она увидела графиню де Курвиль в бархатном дорожном платье и высокой шляпе с плюмажем. За ее светлостью следовали горничная, камердинер ее сына и, наконец, появился сам Луи. Высокий и тощий как щепка, он был одет в зеленые клетчатые брюки, желтый жилет и ярко-зеленый фрак с черными бархатными лацканами. Кончики воротника задевали нарумяненные щеки, а галстук был так искусно накрахмален, что походил на взбитую пену.

– Боже, ты только взгляни на это зрелище, – пробормотал Эдуард. – Франт, который перещеголял всех. Странно, что он может себе это позволить.

– Я должна пойти поздороваться с ними, – сказала Белла. Где же она всех разместит? Она не могла предположить, что ее светлость приедет вместе с сыном, да к тому же привезет с собой служанку, не говоря уже о форейторе и кучере. Она надеялась, что Спунер, главный конюх деда, сможет найти места для всех лошадей.

Белла вошла в вестибюль, как раз когда ее светлость впереди сына появилась в доме, а Джоллифф с раскрытым от удивления ртом двинулся им навстречу. Горничная и камердинер с трудом тащили багаж, рассчитанный, наверное, на месяц.

– Ваша светлость, какая приятная неожиданность, – произнесла Белла. – Прошу вас, проходите в гостиную и перекусите, пока приготовят для вас комнаты. Вы хорошо доехали?

– Нет, очень плохо, – сказала графиня. – Мы испытали массу неудобств: не успели как следует упаковать вещи, договориться об остановках в пути…

– Мне очень жаль, – сказала Белла, подумав про себя, что графиня сама во всем виновата, так как ее никто не приглашал. С чего она взяла, что требуется ее присутствие? Что-то скажет дедушка? Он не очень жаловал как раз эту племянницу.

Луи, сняв шляпу с загнутыми полями и оглядев все вокруг, наконец устремил взгляд своих бледно-голубых глаз на Беллу. Он отвесил ей вычурный поклон и взял ее за рку.

– Белла, я к твоим услугам. Ты хороша как картинка.

Белла нарочно постаралась выглядеть как можно непривлекательнее, выбрав простого покроя батистовое платье серого цвета, который ей не шел. Причесалась она тоже просто и не надела никаких украшений. Им всем придется преодолеть антипатию к ее внешности, прежде чем они решатся поухаживать за ней. Кажется, Луи уже начал это делать. Правда, он очень близорук.

Белла провела их в гостиную. Графиня остановилась на середине комнаты и разразилась новой тирадой по поводу конюхов на постоялом дворе. Тут она заметила Джеймса и Эдуарда.

– А вы что здесь делаете?

– За нами послали, как и за вами, – ответил, поклонившись, Эдуард. – Как поживаете, тетя?

– Послали? – спросила она, не ответив на приветствие. – Я не знала, что это будет прием. Я думала, его светлость хочет поговорить с Луи о наследстве, и решила приехать вместе с ним, чтобы все услышать самой.

– Мама сгущает краски, – пробурчал Луи, разглядывая Джеймса сквозь лорнет. – Послушай, кузен, ты бы по крайней мере помылся, прежде чем появиться здесь. Твой вид оскорбителен для мамы и для мисс Хантли. Разве тебе это непонятно?

– Вас, сэр, это не касается. Я честно зарабатываю на жизнь, и если наш родственник не предупреждает меня заранее, то пусть принимает таким, каков я есть.

Белла поняла, что пора вмешаться.

– Эдуард, если ты уверен, что Роберт не приедет, то, полагаю, я могу сообщить его светлости, что все собрались.

Она поспешно вышла из комнаты, боясь даже предположить, как поведет себя дед, когда увидит графиню, и что скажет, узнав, что Роберт не соизволил подчиниться его требованию.

Глава вторая

Сильвестр открыл Белле, когда она постучала в дверь графских покоев.

– Пожалуйста, скажи его светлости, что мистер Тренчард, граф де Курвиль и сэр Эдуард прибыли, но сэр Эдуард не уверен, что капитан Хантли получил приглашение вовремя и приедет. – И, помолчав, добавила: – И предупреди его, что здесь также графиня.

– Так она приехала? – послышался крик из внутренней комнаты. – Ну что ж, я встречу ее надлежащим образом, раз она сует свой нос, куда не следует. – Дед появился в дверях с палкой в руке, одетый в темно-красный бархатный камзол и такие же брюки. – Возьми меня под руку, девочка. Посмотрим, на что годны эти денди.

– Разве я вам нужна? – робко спросила она. – Не могу ли я подождать у себя?

– Нет, не можешь. Хочу посмотреть на их лица…

– Но я не хочу.

– Хочешь, хочешь.

Белла ничего на это не ответила, и они медленно и величественно спустились в гостиную. Прежде чем войти, граф остановился на пороге и оглядел собравшихся. Эдуард отвесил легкий поклон, Джеймс кивнул, а Луи нелепо всплеснул руками и низко поклонился со словами:

– К вашим услугам, милорд.

Граф фыркнул и, тяжело опираясь на руку Беллы, прошел к креслу с высокой спинкой и опустился в него. Повернувшись к графине, он осведомился:

– А ты что здесь делаешь? Я не припоминаю, чтобы приглашал тебя.

Она сделала книксен.

– Я уверена, дядя, что вы просто забыли. Как ваше здоровье?

– Неплохо. Ноги протягивать пока не собираюсь.

– Надеюсь, что нет! – с притворной живостью воскликнула она. – Но если вы намерены устроить свои дела, то должна заметить, что этим никогда не мешает заняться.

– Какое это имеет отношение к вам, мадам?

– Луи – ваш наследник.

– Разве? Посмотрим.

– Что вы хотите этим сказать? Господи, если вы попытаетесь лишить его наследства, то мое присутствие весьма кстати.

– Вы слишком много на себя берете, мадам. Я хотел бы, чтобы ты нас оставила. Займись чем-нибудь, пока я поговорю с этими повесами.

У Элизабет был такой вид, словно ее сейчас хватит удар, но, поняв, что граф не станет продолжать, пока она не уйдет, она с презрительным, но гордым видом выплыла из комнаты. Белла, стоящая около кресла деда, наклонилась к нему и прошептала:

– Дедушка, может, мне тоже уйти? Она очень обижена, и я с ней побуду.

– Нет, ты останешься здесь. Сядь на скамейку. – И он указал на скамеечку у его ног, затем смерил взглядом троих молодых мужчин. – Сядьте, иначе у меня затечет шея. – Когда они уселись, он спросил: – Эдуард, где твой гулена братец?

– Он был в Лондоне, когда пришли ваши письма, милорд. Я переслал ему письмо, но он, возможно, не получил его вовремя, чтобы успеть сюда добраться.

– Скорее всего, показывает свою независимость, – усмехнулся граф. – А он наименее независимый из всех вас.

– Возможно, он еще приедет, – вставила Белла, недоумевая, где Роберт. – Мы могли бы немного подождать.

– Я не привык ждать невоспитанных щеголей.

– Милорд, – возмутился Эдуард, – мой брат не страдает невоспитанностью.

– Мы начнем без него. – Граф с улыбкой оглядел всех. – Ну и стадо же вы гусей. Но других у меня нет, исключая Беллу. Вы ее не стоите, ни один из вас, и если бы у меня был выбор, я бы вас и на милю к ней не подпустил. – Он тяжело вздохнул. – Но я принял решение. Она достанется одному из вас.

Белла, которая сидела опустив голову, осмелилась взглянуть на братьев. На нее уставились три лица с открытыми ртами. Все молчали, словно онемели.

– Ну? – произнес старик. – Что вы на это скажете?

– А что вы хотели бы от нас услышать? – первым пришел в себя Эдуард. – Мисс Хантли – милое дитя, я ее очень люблю, но…

– По крайней мере, это начало. Но неужели вы настолько слепы и не видите того, что у вас перед глазами? Она уже не ребенок. Пока вы изволили гулять и беситься, она выросла и по возрасту может быть невестой.

Эдуард повернулся к Белле. Он улыбался, видно стараясь улыбкой смягчить свой отказ.

– Прости, Белла, я не хотел тебя обидеть. Ты красивая, и мужчина не может это не видеть, но…

– Но ты не терпишь принуждения, – быстро вставила она, давая ему понять, что не сама придумала это действо. – Я тоже этого не люблю. Пожалуйста, не считай себя обязанным.

– Тогда в чем смысл этой встречи?

– Я вам скажу, – снова заговорил граф. – Изабелла не может получить наследство, хотя я не сомневаюсь, что она лучше с ним управится, чем ты, Луи. – Он взглянул на экстравагантный наряд молодого человека. – Один лишь счет от портного разорит поместье. Я мог бы назначить опекунов до ее замужества, но эта мысль мне не нравится. Я хочу выдать ее замуж до того, как умру.

– Весьма похвально, – заметил Луи. – Но я сам выберу себе жену.

– Конечно. Я в этом уверена, – сказала Белла. Она была на грани слез не потому, что ее отвергли, а от унизительности всего происходящего.

– Белла, пожалуйста, не плачь, – сказал Эдуард. – У тебя еще много времени впереди, чтобы удачно выйти замуж, несмотря на старческие выходки.

– Я мог бы исключить тебя из списка за такую дерзость.

– Я уже исключил себя, сэр, но не забудьте, что мой брат еще не сказал своего слова.

– Кто же в этом виноват? Я говорил Белле, что выбор за ней, но если она вздыхает по этому недоумку, то пусть найдет способ доставить его сюда.

– Дедушка, я не вздыхаю по нему. Я вообще ни по кому не вздыхаю, и, пожалуйста, не говорите обо мне так, словно меня нет в комнате. Мне лучше уйти и побыть с графиней. – Такая смелость была несвойственна ей, но терпеть больше она не могла.

– Тогда это должен быть кто-то из остальных, – продолжал дед, не обращая на нее внимания.

– Ваш наследник – я, – сказал Луи. – Но это не означает, что вы можете диктовать…

Старик улыбнулся.

– Ты в этом уверен?

– Нет, конечно, он в этом не уверен, – заявил Эдуард. – Поместье находится в майоратном наследовании и должно быть передано по мужской линии, а значит – через нашего отца.

– Да? – Казалось, старик получает удовольствие, дразня их, хотя голос его звучал капризно и раздраженно. – Ты очень спешишь заявить о своих правах, но я не слышал, чтобы ты сделал предложение Изабелле.

Джеймс, который с ошеломленным видом следил за обменом «любезностями», вдруг оживился и посмотрел сначала на Беллу, потом на графа.

– Вы хотите сказать, что тот, кто женится на Белле, станет наследником?

– Да, но он должен поторопиться: как я уже сказал, время не ждет.

– Уж не хотите ли вы сказать, что разорвали майорат? – спросил потрясенный Эдуард. – Вы не могли это сделать.

– Я этому не верю, – заявил Луи. – Старик пытается обмануть нас, чтобы кто-нибудь женился на девчушке.

– Мисс Хантли, – вмешался Джеймс, – могу ли я просить вас уделить мне минутку наедине?

Все взоры были обращены на полного фермера в грязной одежде. Не в его правилах принимать поспешные решения, но он знал, что если первым сделает предложение, то получит преимущество перед остальными.

– Ох, Белла, – произнес Эдуард, глядя на Беллу, на лице которой отразился ужас. – Ты не обязана принимать его предложение, что бы там ни говорил его светлость.

Луи, молча наблюдавший за всем сквозь лорнет, отбросил его и повернулся к Джеймсу.

– Неужели ты полагаешь, что мисс Хантли примет твое предложение? Ты только взгляни на себя, – сказал он. – А как ты пахнешь? Пойди домой, прими ванну и переоденься.

– А ты тем временем займешь мое место. Луи захохотал тоненьким голоском.

– Да это последнее, что я сделаю. – Он достал из кармана кружевной платок и замахал им у себя под носом. – Милорд, пожалуйста, отошлите его прочь.

– Белла! – Граф взглянул на нее. – Ты хочешь, чтобы он ушел?

Прежде чем она успела ответить, в вестибюле послышались шум и громкий протестующий голос Джоллиффа. Затем раздался другой голос, сердитый:

– Я пришел поговорить с мистером Тренчардом – и поговорю с ним.

– Пойди посмотри, что случилось, – приказал граф Белле. – Прикажи Джоллиффу выгнать того, кто пришел. Я не потерплю скандалов у себя в доме.

Белла, обрадовавшись передышке, поспешила выполнить требование деда. В вестибюле стоял мужчина средних лет в рабочей одежде и мял в руках шапку.

– В чем дело, Джоллифф?

– Он хочет поговорить с мистером Тренчардом, – сердито сообщил дворецкий. – Я сказал ему, что вы все собираетесь обедать…

– Вам повезло, что у вас есть обед, – зло заявил мужчина. – Вы что, думаете, мне хотелось сюда идти? Мне не поздоровится, если они об этом прослышат.

– Кто это «они»? – спросила Белла.

– Жители Истмера, мисс. Они сказали, что снесут амбар и сожгут дом, если мистер Тренчард не приедет и не даст им денег.

Джеймс вслед за Беллой вышел в вестибюль.

– В чем дело? Неужели я не могу отлучиться на пять минут, чтобы ты за мной не бегал?

– Мистер Тренчард, сэр, мужики пришли на ферму и бунтуют. Денег требуют. Говорят, подавай пятьдесят фунтов в счет зарплаты и цен на хлеб.

– Хорошо бы мне их иметь, эти пятьдесят фунтов, – угрюмо ответил Джеймс. – Скажи им, чтобы пошли к приходскому попечителю – вот к кому им следует обращаться.

– Сэр, вы должны приехать, иначе они подожгут дом.

– А где Фейт и Констанция? – в тревоге спросил Джеймс.

– Они с миссис Кларк, но она боится и за собственную жизнь…

– Джеймс, вы должны ехать, – сказала Белла. Наверное, это отголоски сборища в Илае. Толпа от слов перешла к действиям. Но почему они выбрали Джеймса? И где Роберт? Знает ли он об этом? – Я уверена, граф вас простит.

– Да, я должен уехать. – И, обратившись к своему работнику, сказал: – Я поеду верхом, а ты иди следом, и побыстрее, так как можешь мне понадобиться. – Уже на полпути к двери он остановился и повернулся к Белле. – Мисс Хантли, я прошу разрешения вернуться и уладить дело, которое мы обсуждали.

Она молча кивнула. В гостиной она сообщила графу о том, что случилось. Его мало волновала безопасность Джеймса. Он и мысли не допускал, что нельзя справиться с горсткой взбунтовавшихся работников.

– О чем только думают власти, – сказал он. – В прошлом году в Суффолке они уступили толпе, и теперь, похоже, происходит то же самое. Надо послать за войсками – посидят в тюрьме и быстренько одумаются.

– Дедушка, они голодают и доведены до крайности, – заметила Белла.

– Ну и что? – Графа больше интересовали собственные дела, чем то, что происходило в деревнях и на полях Восточной Англии. – А ты бы лучше обдумала свое положение. Одно предложение у тебя уже есть.

Белла знала, что Джеймс очень стеснен в средствах, несмотря на небольшую ежегодную ренту, получаемую от деда. Ей было жаль его, но не выходить же из-за этого за него замуж.

– Милорд, пожалуйста, не заставляйте меня принять предложение Джеймса.

– Я не собираюсь этого делать, дитя. Я буду удручен, если ты слишком быстро согласишься. Он здесь не единственный.

Белла была озадачена. Она взглянула на оставшихся двоих мужчин. Эдуард был рассержен, а Луи насмешливо улыбался. О чем они думают?

Снова появился Джоллифф.

– Милорд, подождать с обедом или подавать?

– Ох, нет, – сказала Белла. – Ждать нельзя – иначе все остынет. Дедушка, пожалуйста, давайте отложим разговор.

– Хорошо. Мы не можем продолжать без Джеймса. Скажи поварихе, что мы идем в столовую. И пошли Сильвестра за графиней. – Он позволил Эдуарду помочь ему подняться, затем под руку с Беллой вышел из комнаты и через обширный коридор прошествовал в большую столовую, где было очень холодно. Белла хотела, чтобы обед состоялся в одной из меньших столовых, но дед отклонил ее предложение. – Я хочу показать этим выскочкам, как принимает гостей граф, – заявил он. – Одному из них придется к этому привыкнуть.

Когда они уселись за длинный узкий стол, появилась графиня. Граф сидел во главе стола, а Белла – напротив. Элизабет заняла место слева от графа.

– Здесь холодно, как в склепе, – сказала она, глядя на слабый огонь в камине. – И так же уныло.

– Простите, миледи, – ответила Белла. – Мы не часто пользуемся большой столовой и в этом году впервые в ней затопили. Наверное, надо прочистить трубы. Завтра же прикажу это сделать.

– Дядя, вам необходима нормальная экономка, – сказала Элизабет. – Изабелла слишком юна для такой ответственности.

– Я считаю, что Белла прекрасно справляется, – вставил Эдуард. – Думаю, что его светлость не дал ей достаточно времени, чтобы подготовиться к внезапному наплыву посетителей.

– Тогда понятно, почему моя комната в таком состоянии, – сказала Элизабет. – Там лежит слой пыли, а огонь в камине едва теплится.

– Ты сама виновата, – сказал граф. – Мы не держим наготове комнаты для незваных гостей. В такие трудные времена это преступная трата денег. Поменяйся апартаментами с сыном – для него комнаты были приготовлены.

– Конечно, мама, – поспешно сказал Луи, не желая ссориться с двоюродным дедом. – Я сразу же после обеда перенесу свои вещи.

Слегка ублаженная Элизабет повернулась к Белле.

– А где мисс Батгерзби? Я ожидала, что она позаботится обо мне, поскольку ты слишком занята другими.

– Она навещает больную сестру в Даунем-Маркет. Я жду ее со дня на день, – объяснила Белла.

Элизабет пришла в ужас.

– Милорд, неужели молодая незамужняя девушка живет здесь без компаньонки? Если об этом узнают, то не избежать чудовищного скандала.

– Ерунда! Я ее дед, и здесь ее дом. И всегда будет здесь.

– Что касается дома, то я уверена, что Луи не такой жестокосердный, чтобы отказать ей в доме, когда он обзаведется собственным, но едва ли ей прилично оставаться здесь, пока он не жена.

– Вы слишком много себе позволяете, мадам. – Граф смерил ее ледяным взглядом.

– Мама, – вмешался Луи, – его светлость решил, что мисс Хантли произведет на свет наследника до его смерти.

– Какое это имеет ко всему отношение? Граф вздохнул.

– Объясни ей, Луи.

– Его светлость решил выдать ее замуж за одного из нас. Это условие наследования.

– Ты хочешь сказать, что он пытается заставить тебя жениться на Изабелле? – Она окинула девушку таким взглядом, который ясно говорил, что она обо всем этом думает.

– Это может быть Эдуард, либо Джеймс, либо Роберт, – угрюмо произнес Луи. – Ее ребенок будет обладать правом первенства.

– Он не может это сделать, – заявила Элизабет.

– Она – женщина, а поместье находится в майоратном наследовании.

– Ты осмелишься это проверить? – спросил его светлость.

– Я признаю: Эдуард может считать, что у него есть на это право, – сказала Элизабет, – но он заблуждается. Остальные двое… – Голос ее зазвучал громче. – Я не могу предположить, что вы рассчитываете на них. Один – олух, а другой – шалопай.

– Я сказал, что выбор сделает Белла, и от этого не отступлюсь, – ответил граф. – Джеймс уже высказал свое намерение сделать ей предложение.

– И вы отдадите ее этой куче навоза? Господи, вы, должно быть, сошли с ума. Подумать только: Джеймс Тренчард в этом доме! – Элизабет громко захохотала. – Да он будет держать свиней в гостиной, а цыплят – в вестибюле. Надеюсь у Изабеллы хватит ума, чтобы даже не думать о подобном предложении. Что касается тебя, Эдуард, то ты уже помолвлен с мисс Шарлоттой Меллиш.

– Не совсем, – отрезал он.

– То есть как – не совсем? Ты либо помолвлен, либо нет, а из надежного источника мне известно, что ожидается лишь объявление в газете. Ты прослывешь последним распутником, если изменишь своему слову.

– Что касается ваших сведений, мэм, то я еще не сделал официального предложения и могу быть отвергнут.

– О, значит, ты собираешься проявить себя настолько мерзко по отношению к мисс Меллиш, что она без колебания разорвет помолвку. Очень умно. – Она повернулась к Белле. – Ты сделаешь роковую ошибку, если примешь его предложение при таких условиях, моя дорогая.

– Я не сказала, что приму предложение от кого-либо из них, – с болью в голосе ответила Белла. – Все эти ссоры и споры не доставляют никому радости. Дедушка, пожалуйста, скажите, что вы всех разыгрываете.

– Ничего подобного я не скажу. – Он повернулся к лакею, принесшему второе блюдо, и сделал знак подавать. – А теперь мирно закончим трапезу.

Графиня открыла было рот, чтобы опять что-то сказать, но передумала и стала сосредоточенно поглощать рыбу. Белла чувствовала, что она все равно выскажется, как только закончится обед, и со страхом ждала этого.

Обед тянулся нескончаемо долго, одно блюдо сменялось другим. Дамы хранили молчание, а Луи без конца угощался вином его светлости. Даже Эдуард выглядел уже не таким высокомерным, когда перешли к фруктам. Кажется, все забыли – или делали вид, что забыли, – о причине, по которой они собрались, и говорили о чем угодно, но не о том, что было у каждого на уме. Все это походило на игру в кошки-мышки, и Белла ждала минуты, когда можно будет удалиться. Тут вошел Джоллифф и объявил его светлости, что прибыл капитан Хантли.

– Что ж, останется голодным, – заявил его светлость. – Мы уже почти закончили. Отведи его в гостиную – пусть подождет нас там.

– Милорд, он… – Джоллифф запнулся, – он несколько… растрепан. Мне кажется, с ним произошел несчастный случай.

У Беллы перехватило дыхание, а Эдуард положил на стол вилку и нож и встал.

– Он ранен? Где он?

В дверях за спиной Джоллиффа появился сам Роберт. Его красивый модный сюртук был порван и испачкан, галстук съехал набок. Но что хуже всего, так это то, что над глазом у него зияла рана с засохшей кровью, а под глазом – огромный багровый синяк. Он поклонился Элизабет и одновременно насмешливо улыбнулся Белле, которая хотела кинуться ему на помощь, но он остановил ее взглядом.

– Тысяча извинений, дамы. Я удаляюсь, чтобы привести себя в порядок. Простите, милорд. Помоги мне, Тедди, – обратился он к Эдуарду, – мне необходимо принять ванну. – И, хромая, вышел из комнаты, опираясь на руку брата.

– Ну и ну! – воскликнула Элизабет. – Небось участвовал в уличной драке и осмеливается после этого появиться в столовой. Куда мир катится? Ни манер, ни уважения. Что ж удивляться, когда низшие слои восстают против хозяев: у них есть с кого брать пример.

– Я уверена, что Роберт не дрался, – сказала Белла. – Он, разумеется, расскажет, в чем дело, когда приведет себя в порядок.

– В таком случае мы с тобой удалимся в гостиную, – заявила графиня. – Мы поболтаем, а его светлость и Луи поговорят о деле. – Она крепко взяла Беллу за руку, сделала реверанс графу и чуть ли не силком втащила Беллу в гостиную. – Ну, – сказала она, когда они уселись и им принесли поднос с чаем, – что же побудило твоего деда устроить этот спектакль? Ты не заметила – он последнее время не вел себя странно? Может, он не в себе?

– Он совершенно нормально себя ведет. Вот только подагра… Он не желает следовать совету доктора и воздерживаться от спиртного. Говорит, что подагра не имеет отношения к кларету и бургундскому, а причина ее – в сырой погоде. Возможно, он прав. Такой дождливой весны давно не было. Многие поля не вспаханы. Фермеры, как и Джеймс, находятся в бедственном положении и не могут заплатить своим работникам, которые вынуждены обращаться к приходским властям…

– Зачем ты притворяешься глупой, Изабелла? Меня совершенно не интересуют фермеры. Главное – чтобы они вовремя платили ренту. Я говорю об этой безумной идее выдать тебя замуж за наследство. Уверена, что дядю к этому склоняет старина Хансон.

Мистер Джордж Хансон был поверенным графа.

– Зачем ему это делать?

– Чтобы лишить наследства Луи. Ему никогда не нравился мой сын. Он считает его французом и поэтому смотрит на него с подозрением. Как это несправедливо по отношению к моему бедному мальчику! Он ведь почти всю жизнь прожил в Англии и отказался от своих земель во Франции.

– Отказался? – удивилась Белла. – Я думала, они были отняты у него революционерами.

– Да, это так, но предпринимались шаги, чтобы вернуть их. Конечно, сейчас там все разрушено и они ничего не стоят. – Графиня вздрогнула. – А если мы не проявим осмотрительности, то эта зараза распространится и мы получим революцию у себя на пороге.

– Не может быть!

– По дороге сюда я видела сожженные скирды, снесенные амбары и на пустых лавках плакаты «Хлеб или кровь». Вот и во Франции так все начиналось. Нам, чтобы это предотвратить, нужны у власти твердые люди, такие как Луи. Вот почему так важно, чтобы его наследство не было выставлено на торги.

Белла не назвала бы Луи твердым, но промолчала, спрятав улыбку.

– Миледи, неужели вам так отвратительна мысль о браке вашего сына со мной?

– О, ты довольно-таки приятная девочка, но скажи на милость, разве ты можешь соответствовать такому светскому человеку, как Луи? Ты живешь безвыездно в деревне, в обществе старика, который давно забыл, что значит вращаться в свете. Откуда тебе знать, как себя вести? Луи нужна представительная светская дама, а не робкая мышка. При дворе полно красивых женщин, а Колетт пользуется благосклонным вниманием принца-регента, который даст нам совет.

Беллу посетила непочтительная мысль, что дочка Элизабет пользуется не только благосклонным вниманием Георга, но и… Луи же являет собой жалкое подобие мужчины, если позволяет матери и сестре выбирать ему невесту.

– Я и не помышляю о том, чтобы помешать придворной карьере Луи, – сказала она.

– Хорошо. Значит, мы договорились – ты отказываешься от этой причуды графа и никого из них не выбираешь в мужья. Я от имени Луи могу пообещать, что он не даст тебе умереть от голода.

Белла поняла, что должна поблагодарить за это, но, прежде чем она придумала подходящий ответ, в комнату вошли граф и Луи. Оба были крайне раздражены. У Луи горели уши, а граф весь побагровел. Белла испугалась, что его может хватить удар.

– Дедушка, вы переутомились, – сказала она. – Не прилечь ли вам?

– Когда будет нужно, я это сделаю. Где Эдуард и Роберт?

– Они еще не спустились. Граф яростно затряс колокольчиком и послал лакея за молодыми людьми. Когда они появились, Роберт был умыт и одет в зеленый сюртук и высокие сапоги, а также в чистую рубашку и новый галстук. Правда, синяк и рана по-прежнему красовались у него на лице.

– Ну, что скажешь? – спросил его светлость, когда молодой человек принес извинения.

– Я ехал сюда и натолкнулся на толпу, – сказал он, усаживаясь и взяв чашку чая из дрожащих рук Беллы. – У них был не менее кровожадный вид, чем у французских солдат на поле боя. Я без оружия, но и пистолет меня не спас бы – их было слишком много. Они стещили меня с лошади и потребовали денег.

– Где это произошло? – спросила Белла.

Он повернулся к ней и внимательно ее оглядел: обыденное серое платье и разрумянившееся лицо. Ее усилия казаться непривлекательной возымели обратный эффект – она была прехорошенькой.

– На перекрестке между Уэстмером и Истмером. Они шагали, заняв всю дорогу, так что я не мог их объехать.

– Выходит, ты им сдался? – уточнила Элизабет.

– Если бы я этого не сделал, то не сидел бы сейчас здесь, но я сопротивлялся. В результате один из них ударил меня дубинкой.

– Вот сброд! – возмутилась графиня. – Надо вызвать войска и повесить побольше мятежников, либо мы закончим так же, как во Франции.

– Нет, до этого дело не дойдет, – мягко сказал Роберт. – Это разные случаи. У нас простой люд доведен до крайности. Когда я выразил свое сочувствие, они взяли деньги, которые я им предложил, и дали мне возможность уехать. Они не забрали ни ценностей, ни багажа – иначе мне не во что было бы переодеться.

– Ты видел мистера Тренчарда? – спросила Белла.

– Нет.

– За ним послали из дома. Слуга сказал, что работники угрожают снести амбар и дом.

– Нет, я его не видел. Но он не единственный в таком положении – толпа, встреченная мною, неистовствовала уже долгое время, некоторые были пьяны. Вернуть их по домам можно только при помощи войск.

– О господи, надеюсь, обойдется без кровопролития, – сказала Белла. – Бедняки настрадались. Цена на муку и хлеб поднялась очень высоко, а заработная плата слишком мала.

– Твое сочувствие им, Белла, делает тебе честь, – заметил Эдуард. – Но это не дает им права выступать против закона и крушить собственность тех, от кого они зависят.

– Ты узнал их имена? – спросил граф у Роберта. – Я могу послать за констеблем, и их арестуют.

– Нет, я этого не сделал. Маловероятно, что они сообщили бы мне их. – Роберт поставил чашку и встал. – А теперь прошу меня извинить, так как я страшно голоден и, если Эдуард будет так добр, что пополнит содержимое моего кошелька, отправлюсь в местный трактир и закажу себе обед.

– Ой, какая же я беспечная, – воскликнула Белла. – Роберт, пожалуйста, сядь, а я попрошу повариху что-нибудь тебе сготовить.

– Не надо, моя дорогая. Я прекрасно поем в трактире.

– Но разве тебя не интересует, почему его светлость созвал нас всех вместе? – спросил Луи.

– Эдуард ввел меня в курс дела. Простите, но я считаю, что все это сплошной вздор и лучше было бы не тратиться на поездку. Тогда у меня не забрали бы кошелек. А оно, – он указал на свое лицо, – осталось бы нормального размера и цвета.

Беллу повеселил его ответ, и она улыбнулась. Он отвесил ей галантный поклон, взял ее руку и поднес к губам. Его карие глаза смеялись. Белла была рада, что хоть кому-то эта ситуация кажется смешной.

– Прости, милая Белла. Я не хочу тебя унизить, но ты должна понимать, что любой брак, основанный на принуждении, обречен на провал. К тому же, как бы ни желал этого, я не могу соперничать с братом – права у него, а не у меня.

– Права! – негодующе выкрикнул Луи. – Если у кого они есть, то…

– О, пожалуйста, не ссорьтесь, – вмешалась Белла. – Я этого не вынесу. Дедушка, скажите же что-нибудь.

Но граф лишь улыбнулся и позвонил в колокольчик. Как только он ушел, поддерживаемый Сильвестром, Элизабет велела Луи сопроводить ее наверх, чтобы проверить, переменили ли слуги их комнаты, и, разумеется, чтобы обсудить дальнейшие действия. Белла осталась с Эдуардом и Робертом. Она в отчаянии переводила взгляд с одного на другого.

– Мне очень жаль, – вздохнула она. – Все это не я придумала. Не знаю, что нашло на дедушку.

– Тронулся, – сказал Роберт. – Очень может быть. По отношению к тебе это совершенно несправедливо. Правда, Тедди?

Брат охотно с ним согласился.

– Если он думает о твоем будущем, как он заявляет, мог бы обеспечить тебя ежегодной рентой или хорошим приданым.

– Но как же вы не понимаете? – воскликнула Белла. – Мое приданое – это Уэстмер.

– Я не уверен, что по закону это так, – сказал Эдуард.

– Как жаль, что папы нет в живых, – произнесла она. – Тогда не было бы никаких споров и ничего этого.

– Если тебя это хоть немного утешит, – сказал Роберт, – то мы тебя поддержим. Я обещаю, что ни один из нас не сделает тебе предложения.

Это было уж слишком, и Белла убежала в свою комнату, где бросилась на кровать и разрыдалась. Как дедушка может быть таким жестоким? А Роберт? Неужели он думает, что ее утешит, если она будет знать, что он не хочет делать ей предложение? Он все еще смотрит на нее как на маленькую кузину, которую иногда снисходительно развлекал: учил девочку ездить верхом и удить рыбу, когда приезжал в Уэстмер на летние каникулы из Кембриджа. Но, как заметил дед, она выросла и теперь вполне годится в невесты. Ох, до чего же ей не хватает мисс Баттерзби!

Эллен Баттерзби была немного легкомысленная и романтичная особа. Она любила вздыхать над романами и считала, что в жизни надо брать пример с литературных персонажей. Граф часто был прямолинеен и даже груб с ней, поэтому бедняжка старалась его избегать. Возможно, это было одной из причин ее долгого отсутствия. Но Белла в ней нуждалась.

Если мисс Баттерзби не сможет вернуться, Белла поедет к ней. До Даунем-Маркета легко добраться верхом. Если ситуация с наследством не изменится, Белла уедет и найдет способ зарабатывать себе на жизнь. Она встала и переоделась в амазонку. Ей не хотелось встречаться с кем-либо в доме, поэтому она взяла сапожки в руку и на цыпочках прокралась по верхней галерее к задней лестнице.

В той части дома, где не жили, было темно и пахло сыростью. Беллу проняла дрожь, словно ее преследовали призраки рода Хантли. Наконец она добралась до маленькой двери в самой древней части дома и вышла на свежий воздух.

Она надела сапожки и, приподняв юбки, побежала к конюшне. Никого из конюхов там не было. Белла тихонько разговаривала с Дымкой, чтобы лошадь не ржала, пока она ее седлала и выводила из конюшни. Белла села в седло, встав на чурбан у двери конюшни, и поехала сначала по аллее, а потом по дороге, где повернула в сторону Даунем-Маркета.

Погрузившись в свои мысли, она забыла о мятежниках и о возможной опасности. Но, как только въехала в деревушку в Истмере, встретилась с озлобленной толпой, двигавшейся по улице с вилами и дубинками. Двое несли кусок ткани, на котором корявыми буквами было написано: «Хлеб или кровь».

Белла натянула поводья и свернула на обочину, чтобы дать пройти людям, но их было очень много, и все были страшно возбуждены. Они толкались и испугали кобылку, которая захрапела и встала на дыбы. Белла изо всех сил удерживала поводья, но лошадь, непривычная к резкому обращению, так сильно дернулась, что сбросила Беллу прямо под ноги идущим.

Первым, кого она увидела, открыв глаза, был Роберт. Ее голова лежала у него на коленях.

– Слава богу, – сказал он. – Я думал, что ты умерла…

– Меня сбросила Дымка.

– Знаю. К счастью, я видел, как это случилось. Я просто не мог поверить своим глазам. После того, что было сегодня утром, как ты могла поехать одна?

У Беллы при падении с лошади упала шляпа, и волосы растрепались. Она прекрасно осознавала, какой у нее вид, и постаралась сесть, но у нее закружилась голова, и она опустилась прямо ему на руки.

Роберт смотрел на нее со смешанным чувством: то ли ругать ее, то ли утешать.

– Ты ушиблась? Ничего не сломала?

Странно, как тепло, уютно и безопасно находиться в его объятиях, несмотря на то, что над ними все еще раздаются крики и их вполне могут растоптать.

– Нет, вряд ли. Но голова болит.

Роберт осторожно подложил руку ей под затылок.

– Неудивительно. У тебя там шишка величиной с яйцо и идет кровь.

Он огляделся вокруг в поисках безопасного места. Через дорогу находился трактир, в котором мятежники уже побывали и, выпив все, что там было, двинулись дальше. Это заведение мало подходило для нежной юной леди, но другого выхода не было. Роберт поднялся на ноги, нашел шляпу Беллы и сунул ей в руки, затем, нагнувшись, поднял ее на руки, словно ребенка. Распахнув ногой дверь трактира, он внес ее внутрь, усадил на скамью и сам сел рядом.

– Лучше подождать здесь, пока все не утихнет. В закоптелой, с низким потолком комнате, где пахло прокисшим пивом, никто к ним не подошел, что было неудивительно. Но стоящий на пороге задней комнаты мальчик лет одиннадцати-двенадцати уставился на них с любопытством.

– Получишь шесть пенсов, если поймаешь серую лошадь и приведешь ее сюда, – сказал ему Роберт. – И еще один шестипенсовик, если приведешь черного жеребца, привязанного на постоялом дворе «Корона».

Мальчик мгновенно исчез.

– Он может привести с собой мятежников, – прошептала Белла.

– Нет. Они заняты своим делом. – Роберт отошел от нее, вернулся со стаканом воды и помог ей напиться. Затем принес миску с водой. – Чистого полотенца нет, – сказал он, вынимая льняной носовой платок из кармана сюртука и смачивая его в миске. – Дай-ка я взгляну на твою рану. – Пальцы Роберта очень нежно касались ее затылка, когда он смывал кровь с волос. – Все не так страшно, как я сначала подумал, – сказал он и, переместив руку с затылка, погладил Беллу по щеке указательным пальцем. – Бедняжка моя, ты бледная, словно призрак.

От его ласкового прикосновения ее бросило сначала в жар, потом в холод. А может, это просто последствия падения с лошади?

– Я немного перепугана, – сказала она. – Но скоро приду в себя.

– Буду очень рад. – Он улыбался, отчего багровая опухоль у него под глазом стала еще более заметной.

– Роберт, что ты здесь делаешь?

– Забочусь о тебе.

– Да нет, я не об этом. Я имею в виду Истмер.

– Приехал узнать, могу ли я чем-нибудь помочь Джеймсу. Они говорили о нем в «Короне», где я обедал. Они, кажется, считают, что он, скорее всего, даст им денег без особого сопротивления – из-за детей.

– Ты думаешь, ему грозит опасность?

– Трудно сказать, но лучше отдать им то, что они требуют.

– А иначе они поступят с ним так же, как с тобой.

Роберт дотронулся до синяка на щеке и печально улыбнулся.

– Наверное.

– Это произошло в Илае после того, как я уехала?

– Илай, Истмер… Какое это имеет значение? – загадочно ответил он. – Брожение происходит по всей стране.

– Как ты думаешь, графиня права? Я хочу сказать – насчет революции.

– Нет, не думаю. Но как только доставлю тебя домой, поеду к Джеймсу. Возможно, я смогу ему помочь.

– Я не собираюсь ехать домой.

– Нет? А куда ты направлялась?

– Я ехала в Даунем-Маркет к мисс Баттерзби.

– К старушке Баттерзби? Зачем?

– Мне необходим ее совет.

– А, понятно. – Он ехидно ухмыльнулся. – Попасть в разгар бунта и быть сбитой с лошади предпочтительнее, чем выбрать себе мужа, да?

– Это дело нешуточное.

– Что именно: бунт или муж?

– И то, и другое. – Белла помолчала – у нее продолжала кружиться голова. – Просто не знаю, что делать. Дедушка не так уж хорошо себя чувствует, и, если я его ослушаюсь, с ним может случиться удар. Я ведь его очень люблю.

– Конечно любишь, моя милая, но он поступил с тобой на редкость не по-доброму. В то время, как других леди твоего возраста отправляют в Лондон, в свет, где они танцуют на балах, посещают званые вечера и пикники, ты сидишь в деревне со старым скрягой, который думает больше о сохранении своих земель и поместья, чем о чувствах внучки.

– Он не скряга. – Преданная Белла стала защищать графа. – Просто он стареет и мучается от подагры и от этого делается таким своенравным. И его беспокоит, что станет со мной, когда… – Она не смогла заставить себя закончить фразу.

– Ты, как всегда, верна ему, моя дорогая. Я не стал бы тебя винить, если бы ты послала всех нас к черту.

– Ты ни в чем не виноват.

– И Эдуард тоже. Тебе ведь нравится старина Тедди, правда?

Ее удивил его тон.

– Да, конечно, но ты мне тоже нравишься…

– Очень приятно это слышать, – сказал Роберт. – Но разница существует. Он – законный наследник, и я уверен, что его светлость просто решил повеселиться.

– Мне от этого совсем не весело.

– Нет, конечно. Но само собой разумеется, чего он ждет – что ты выберешь Эдуарда. Кого же еще?

– Эдуард помолвлен.

– Но он не сделал предложения.

– Не хочешь же ты сказать, что он разорвет помолвку? Ох, Роберт, я не могу так плохо о нем думать – он честный человек.

– Титул и богатство – веские аргументы. Я рад, что передо мной не стоит подобный выбор. – Она молчала, и это убедило Роберта в том, что он прав: Беллу удерживает от того, чтобы выбрать Эдуарда, только его помолвка. – Подумай о себе, – продолжал он. – Почему бы тебе не попросить его светлость, чтобы у тебя был светский сезон в Лондоне, как это полагается? Ты можешь встретить кого-нибудь, кто тебе понравится и подойдет в женихи.

– О, это было бы чудесно! Но как же я смогу поехать? Меня некому вывести в свет.

– Моя мама могла бы это сделать, – сказал Роберт. – Она снимает дом в городе на время светского сезона.

– Дедушка меня не отпустит. Он не позволит мне никуда уехать, пока я не скажу, за кого из вас выйду замуж.

– Тогда мы зашли в тупик.

Вдруг ее осенила мысль, но такая дерзкая и в то же время простая, что Белла удивилась, как же не додумалась до этого раньше.

– Ты мог бы кое-что для меня сделать, – медленно произнесла она.

– Что угодно, милая Белла. Все, что в моих силах.

– Если дедушку удастся убедить в том, что я сделала выбор, он больше не вернется к этому вопросу.

– Конечно.

– Тогда, пожалуйста, сделай мне предложение.

– Я? – Роберт не мог поверить своим ушам.

– Ой, не пугайся так. Я не имею в виду, что это будет настоящая помолвка, но если бы мы могли притвориться…

Он был поражен и заинтригован.

– И что это даст?

– Мне необходимо время и… немного свободы на несколько недель. Если мы скажем его светлости, что пришли к согласию, он позволит мне нанести визит твоей маме. Конечно, если кузина Генриетта будет так добра, что пригласит меня. Я на самом деле не в состоянии ничего сообразить, пока нахожусь в Уэстмере. Возможно, когда я уеду, мне что-нибудь придет в голову.

– Белла, по-моему, удар по голове отразился на твоих мозгах. Ты подумала, чем это кончится, даже если я соглашусь? Я не тот человек, который разрывает помолвки. Ничего не получится. Высший свет вынесет мне смертный приговор, как только это станет известно. Меня не примут ни в одном приличном доме. А лорд Уэстмер придет в бешенство, не говоря уже об Эдуарде.

– А почему он будет возражать?

– Белла, ты только подумай. Он знает, что наследник – он, и мы оба договорились, что не играем в игры, затеянные его светлостью.

– Пожалуйста, Роберт. Нам не нужно официальное объявление о помолвке, и твоя гордость не пострадает, когда все закончится.

– Тогда для чего все это?

– Чтобы ублажить дедушку.

– Ты хочешь сказать – одурачить его.

– Мне некого больше попросить. Джеймс уж точно не повезет меня в Лондон. Ему нужна экономка и мать для девочек, больше ничего. А если я появлюсь в Лондоне в обществе Луи…

– Да, понятно, – Роберт улыбнулся. – Тебя примут за одну из его «подружек».

– Значит, ты мне поможешь?

– Белла, ты милая девочка, но… – Он замолк. Искушение рискнуть и попытать счастья было велико, но он не может себе это позволить, так как уверен в том, что граф хочет, чтобы Белла вышла за Эдуарда, а это законно и справедливо. Эдуард сможет дать ей намного больше, чем он, Роберт, и обеспечит ей жизнь в ее любимом Уэстмере. Просто граф избрал своеобразный способ соединить их, а мисс Меллиш препятствием он не считает. – Как ты думаешь, мы можем уже ехать? – спросил он.

Ей стало очень грустно. На мгновение она подумала, что нашла выход, но Роберт прав – это безрассудный план.

– Да, можем.

– Я выйду и посмотрю, привел ли мальчик наших лошадей.

Белла встала и прошлась по комнате. Дойдя до окна, она выглянула на улицу. Там все было спокойно, никакой точны, только Роберт и мальчик вели Дымку и черного жеребца к трактиру. Роберту повезло, что его коня не украли, подумала Белла. Она вдруг осознала, какой Роберт высокий и сильный, какие у него резкие, но красивые черты загорелого лица и смеющиеся карие глаза. Ее это взволновало.

– Мятеж закончился? – спросила она.

– Мальчик говорит, что все собрались на рыночной площади. Уверен, чем скорее ты уедешь домой, тем лучше.

– Но как же мисс Баттерзби и Джеймс…

– Я поеду и посмотрю, как они, после того, как провожу тебя в Уэстмер, – сказал он, помогая ей сесть на лошадь.

– Спасибо, Роберт, но меня не надо провожать. – Голос прозвучал слишком резко. Она этого совсем не хотела, так как сердилась на себя больше, чем на него Как она могла попросить его сделать ей предложение? Одного этого вполне достаточно, чтобы он стал испытывать к ней отвращение. – Гораздо важнее узнать, что случилось. Привези Эллен домой. И ее сестру тоже, если она пожелает.

– Тем не менее я настаиваю. Неизвестно, кого ты встретишь по пути.

– Глупости! Я езжу по этим дорогам всю жизнь.

Но она сказала это ради приличия, и они молча поехали рядом. Когда они достигли окраины деревни Уэстмер и впереди показалась северная ограда поместья, Белла остановилась у калитки и сказала:

– Я почти дома, капитан, и доберусь через лес, срезав часть дороги. Спасибо за то, что спас меня.

Она явно прощалась с ним. Роберт хотел было поспорить, но передумал. Белла – прекрасная наездница, и на землях поместья ей ничто не угрожает. А ему не очень-то хотелось возвращаться в гнетущую обстановку Уэстмер-Холла.

Он спешился и отворил ей калитку. Белла улыбнулась и слегка поклонилась ему. Когда она скрылась среди деревьев, он закрыл калитку и снова сел в седло.

Глава третья

Уэстмерский лес был единственным лесом в округе. Здесь графский егерь разводил фазанов и куропаток для охоты, хотя граф давно не охотился. Белла подозревала, что много дичи попадало в руки браконьеров, но если птицы утоляли голод бедняков, что ж… Под деревьями буйно разрослись примулы. Белла решила собрать букет себе в комнату – возможно, сладкий запах цветов улучшит ей настроение.

Она спешилась и, нагнувшись, стала собирать нежные цветки Вдруг ей показалось, что за ней следят. Она внимательно огляделась – крохотная старушка в рваном черном плаще, позеленевшем от древности, стояла и смотрела на Беллу. На ее темном морщинистом лице светились на редкость ясные голубые глаза.

– Кто вы? – спросила Белла. Она хотела добавить, что женщина вторглась во владения Хантли, но удержалась, решив, что та, наверное, тоже просто собирает цветы.

Старушка не ответила на вопрос, зато предложила:

– Хотите, я вам погадаю, милочка? – и протянула костлявую руку.

– Нет, спасибо, не надо…

– Советую узнать свою судьбу – ведь вам предстоит принять решение…

– Откуда вам это известно? – изумилась Белла.

– Я обладаю даром предвидения. – Голос старухи был на удивление приятным. – Разве вам не хочется узнать, какое будущее вас ждет, если вы сделаете правильный выбор? – Она помолчала. – Или неправильный…

– Я не знаю… – Белла колебалась.

– Пойдемте со мной. – Старая женщина указала на лачугу, которая когда-то была жилищем лесника.

– Вы там живете?

– Да. Пойдемте. Вы сможете отдохнуть, прежде чем вернетесь домой. – Не ожидая ответа Беллы, она взяла поводья Дымки, привязала лошадь к дереву и пошла к лачуге, около которой был разбит ухоженный садик.

Смущенная Белла последовала за ней. Нагнув голову под низкой притолокой, она вошла в комнату с земляным полом и единственным окном. В комнате были стол, пара стульев и кровать в углу, покрытая лоскутным одеялом. На комоде у стены стояли глиняная посуда, какие-то кувшинчики. Сверху, с потолочной балки, свисали пучки трав для просушки. На малюсеньком подоконнике ничего не стояло, и везде было на удивление чисто.

– Садитесь, – приказала хозяйка. – Я дам вам питье из трав, чтобы вы успокоились.

Белле даже в голову не пришло ослушаться. Она наблюдала, как эта маленькая женщина порхает по комнате, готовя ей питье: что-то налила из бутылки, что-то добавила из кувшина, затем долила чистой воды и перемешала все тоненькой палочкой. Несмотря на преклонный возраст, от нее исходила живительная сила. Сколько ей лет? Пятьдесят? Шестьдесят? Семьдесят? Возможно и больше. Она была такой худой, словно ни разу в жизни плотно не поела. Но какие у нее глаза!.. Они зачаровывали.

– Кто вы? – спросила Белла. – Как давно вы здесь живете?

– Как давно? – повторила женщина. – Время ничего для меня не значит, да и для всех тоже. Мы посланы на эту землю на короткий период, чтобы жить, дышать, любить, ненавидеть и произвести потомство, а потом… фьють!

– О, как вы циничны! Жизнь, несомненно, нечто большее.

– Жизнь – это то, что вы из нее сделаете, – сказала женщина, усаживаясь напротив Беллы. – Радость или горе – выбор есть всегда. Кто-то делает хороший выбор, кто-то – плохой. – Она замолчала и посмотрела на девушку. Это был внимательный взгляд, проникающий внутрь. – Если бы я сделала правильный выбор, то не была бы сейчас здесь, да и вы тоже.

– Что вы хотите этим сказать? Женщина засмеялась.

– Ну, если бы я не была здесь, вы бы со мной не разговаривали, не так ли? Возможно, это судьба. – Она помолчала и передала Белле стакан. – Выпейте это.

– Что это?

– Кое-какие успокоительные травы. Я приготовила это питье по рецепту, которому меня научили добрые монахини.

Белла маленькими глотками выпила мутную жидкость с горьковато-сладким вкусом.

– Вы монахиня?

– Нет. Я никогда не чувствовала себя достаточно набожной. Слишком многое подвергала сомнению.

– Не понимаю.

– Вас это не касается – вы молоды и невинны. Но остерегайтесь других. Вас ждут тяжкие испытания, прежде чем вы обретете счастье.

– Но я его обрету? – Белле очень хотелось быть в этом уверенной.

– Дайте мне руку.

Белла протянула руку. Женщина перевернула ее ладонью вверх и стала изучать.

– Разве я не должна сначала позолотить вам ручку?

– Нет. Я не гадаю за деньги.

– Тогда на что вы живете?

– Как я вижу, вам свойственно любопытство.

– Вы увидели это на моей руке? Она засмеялась.

– Нет, услышала на вашем языке. А теперь давайте-ка посмотрим. Вот это бремя, которое вы вынуждены нести… – Она смотрела не на ладонь Беллы, а прямо ей в глаза.

– Вы об этом знаете?

– Только то, что оно существует. Если хотите, можете мне рассказать. Дальше этих четырех стен об этом никто не узнает, а я, может быть, дам вам совет.

Белле очень хотелось кому-нибудь довериться, но эта любопытная женщина совсем ей незнакома. Как же можно рассказывать ей о своих бедах? С другой стороны, посторонний человек может быть более беспристрастным.

– Я должна выбрать себе мужа, – сказала она.

– Я не вижу в этом ничего тягостного. Для большинства юных леди это самое лучшее время в жизни – наблюдать, как их обожатели из кожи вон лезут, чтобы их завоевать.

– Мой выбор ограничен. – Белла печально улыбнулась.

– Сколько же их?

– Четверо.

– Это больше, чем у большинства молодых дам. – Но это совсем иной случай.

– Почему?

Белла заколебалась.

– Мне никто из них не нужен. Я хочу сказать, что я не уверена… Ой, у меня все мысли перепутались. К тому же я не думаю, что кто-либо из них сделает мне предложение, а если сделает, я буду думать о них еще хуже.

– Ну и головоломка. Я люблю головоломки. Как же вы ее разгадаете?

– Не знаю.

– Будьте осторожны в выборе того, кому доверитесь.

– Дело не в доверии. Я всем им доверяю. Это вопрос…

– Счастья? – закончила за Беллу женщина и улыбнулась. – Вы считаете, что каждый имеет право на счастье?

– А почему нет? Если это никому не наносит вреда.

– Вот в чем камень преткновения. Любой эгоистичный поступок вредит кому-нибудь.

– Я не хотела бы, чтобы меня упрекнули в эгоизме.

– С другой стороны, уступить моральному шантажу было бы бескорыстно, но в высшей степени глупо.

– Моральному шантажу? Я не понимаю.

– Думаю, понимаете. – Женщина помолчала. – Там замешаны деньги?

– Да.

– И титул?

Белла резко вскинула голову.

– Я не верю, что вы увидели это на моей ладони. – Нет.

– Значит, вам известно, кто я? – О да.

– В таком случае у вас передо мной преимущество.

– Да.

– Скажите, как вас зовут.

– Чтобы вы могли пойти к его светлости или к управляющему и потребовать, чтобы меня выгнали с его собственности?

– Нет, я вас не выдам.

– Если вы так не поступите, то будете первой из рода Хантли, кто этого не сделает.

– Что вы хотите сказать? У вас обида на нашу семью?

– Нет, – быстро ответила она. – Я глупая старая женщина. Не обращайте внимания на мои слова.

Белла ей, разумеется, не поверила и на минуту забыла про собственные трудности. Что плохого могли Хантли причинить этой женщине? Но она знала, что, если спросит, та все равно ей не скажет. Зачем только она упомянула о собственной беде?

– Вы ведь никому не расскажете о том, что узнали от меня?

– Кому я могу рассказать? Я почти никого не вижу, а те, кого вижу, больше заняты своими делами. Они приходят за лечением, гаданием либо за любовными напитками.

– Любовных напитков не существует.

– Хотите верьте, хотите нет, но другие с вами не согласятся. Что касается Уильяма Хантли, то с глаз долой – из сердца вон.

– Я ему не скажу, – заверила ее Белла, удивляясь тому, что женщина говорит о графе почти презрительно.

– Вы немного успокоились?

– Да. – Белла чувствовала сонливость. Что было в той смеси, которую она выпила? Почему она проглотила ее без возражений?

– Это хорошо. Вам пора идти. Если хотите совета, то подождите и посмотрите, кто сделает вам предложение, и уж тогда решайте. Не спешите – старик не собирается умирать. Подразните их. Это вас позабавит. – Старая дама улыбнулась и от этой улыбки сделалась на много лет моложе. Белла представила себе, какой та была когда-то красивой.

Белла медленно шла к своей лошади. Усевшись в седло, она обернулась: лачуга стояла на месте, приютившись среди деревьев, но странной старухи нигде не было видно. К своему удивлению, Белла заметила, что успокоилась, хотя особой радости не испытывала. Колдунья старуха или нет, но в одном она права – не стоит расстраиваться раньше времени.

Белла пересекла парк и выехала на аллею. Потом поднялась к себе в комнату и села на кровать.

Нервы были на пределе, голова раскалывалась, к тому же она ушибла бок, и ей больно было поворачиваться. Хорошо бы поужинать у себя, но через час ей придется изображать безупречную хозяйку, веселую и остроумную. Ультиматум деда не выходил у нее из головы. Ей нельзя принимать необдуманные решения. Что сказала та странная женщина в лесу? «Подразните их»?

Но их вовсе не соблазнял брак с ней, и ни один не выразил никакого удовольствия от этой перспективы, даже Роберт. Он очень ей сочувствовал, но не настолько, чтобы согласиться с ее планом. А план был хороший.

Белла неохотно поднялась с кровати и переоделась в бледно-голубое шелковое платье с широкой юбкой и маленькими рукавчиками с буфами. Вырез платья украшали кружевные рюши. Платье было не очень модное, но дедушка не одобрял полупрозрачных одеяний, которые нынче носили. Сунув ноги в атласные туфельки, она спустилась вниз и зашла на кухню проследить, чтобы ужин был готов вовремя.

– Все идет своим чередом, мисс Хантли, – заверила ее Марта.

– Я предполагаю, что может вернуться мисс Баттерзби и привезти с собой сестру, так что будь добра, приготовь две лишние порции.

– Слушаю, мисс.

Чтобы скоротать время до ужина, Белла вошла в гостиную, взяла с полки книгу и стала ее перелистывать. Это оказался томик поэзии Уильяма Харрисона, молодого поэта, живущего и получившего известность в Болотном крае. Его стихи не принесли Белле облегчения, но одно короткое стихотворение привлекло ее внимание. Оно называлось «Жалоба глупца».


Пока война Европу сотрясала,

Крестьянское хозяйство процветало.

Теперь на цепь посажен зверь,

И для нужды открылась дверь.

Так возродись опять, война,

Чтобы заполнить закрома.


Белла с улыбкой подумала о Джеймсе: как будто эти строки были написаны им. Но вообще-то совсем невесело излечивать болезни, которыми страдает страна, при помощи войны.

В комнату забрел Луи, одетый в вечерние черные атласные брюки, белые чулки и парчовый фрак, украшенный серебряным сутажом. Оборки манжет нависали на кисти рук, а белый муслиновый галстук был завязан таким сложным и плотным узлом, что казалось, Луи вот-вот задохнется.

– А, кузина Изабелла, – произнес он, поднося к глазам лорнет. – Вы одна?

– Как видите. – Она со вздохом отложила книгу.

– Хорошо. – Он опустил лорнет и сел рядом с ней на диван. – Я надеялся, что застану вас одну. Надо поговорить.

Сердце у нее упало.

– Я слушаю.

– Разговаривал с мамой относительно этого идиотского плана его светлости.

– Ваша мама уже поговорила со мной, Луи.

– Она мне об этом сказала. Вы с ней единодушны.

– Да. Я не ожидаю от вас предложения о браке.

– Это то, что надо, – сказал он. – Но… – Он замолчал и стал разглядывать ее лицо. – Хорошенькая девчушка. Это несомненно. Дам денег на наряды.

– О, Луи, спасибо, – ответила Белла, удивляясь его манере говорить обрывочными фразами.

– Но если его светлость настаивает на этом…

– Да, он настроен решительно, хотя Эдуард не думает, что он может законным образом это сделать.

– Стоит денег, – сказал Луи. – Хождение по судам, имею в виду.

– Наверное.

– Есть выход.

– Тогда, пожалуйста, скажите мне. Я больше всего хочу найти выход из этого положения.

– Вам нравится жить в Уэстмере?

– Да. Я прожила здесь всю жизнь. Но если мне придется уехать, я уеду.

– В этом нет необходимости. Мы можем прийти к компромиссу: manage de convenance. Брак по расчету. Вы остаетесь жить в деревне, не вмешиваетесь в мои дела, и мы замечательно поладим.

– Но, Луи, это ни к чему не приведет. Дедушка хочет наследника.

– Естественно, свой долг выполню. – Он откинулся на спинку дивана с довольным вздохом. – Итак, что скажете? Поженимся?

Белла понимала, что должна ответить: она сознает оказанную ей честь, но не может принять его предложение. Слова застряли в горле. Это было еще хуже неуклюжей попытки Джеймса.

– Вы подразумеваете, что я буду покорной женой, буду содержать дом и производить на свет отпрысков так часто, как вы того пожелаете, а вы продолжите жизнь холостяка? Нет, благодарю вас, Луи.

– Засыплю украшениями, когда вступлю в права наследования. Все, что пожелаете… хотя для тихой жизни в деревне вам немного нужно.

Он явно повторял слова матери. Как же Белла ненавидела в этот момент Элизабет, графиню де Курвиль!

– Луи, несмотря на мою огромную любовь к Уэстмеру, я не могу выйти за вас замуж, – сказала она.

Он встал.

– Уверен, что вы одумаетесь. Слишком много потеряете.

– Ей не надо одумываться, – раздался голос.

Белла подняла глаза и увидела Роберта, который лениво оперся о косяк двери. Сколько времени он здесь стоит? И что успел услышать?

– К тебе это не имеет отношения, – заявил Луи. – Ты в женихи не годишься.

– Гожусь, – ответил Роберт и медленно прошел в комнату. – И мисс Хантли уже приняла мое предложение.

– Я тебе не верю. Ты обманываешь.

– Вовсе нет. Мы собирались повидать его светлость и сообщить всем за ужином. – Он повернулся к Белле – его карие глаза озорно блестели. – Не так ли, любовь моя?

Она почувствовала такое облегчение, что едва не заплакала. Вместо этого она улыбнулась и ответила:

– Да. Я собиралась объяснить это Луи, но он не дал мне возможности вставить слово.

Луи был в ярости. Он поднялся с дивана и двинулся к Роберту.

– Подхалим! Выскочка! Болван! Неужели ты думаешь, что если женишься на девчонке, то получишь титул и наследство?

– Ты-то на это рассчитывал.

– Я – другое дело. Но ты-то, повторяю, не годишься в женихи, что бы ты о себе ни возомнил. Я буду с тобой драться…

– Ой, Луи, не надо! – вскрикнула Белла. – Пожалуйста, не вызывайте его на дуэль.

Роберт продолжал улыбаться.

– Буду счастлив, кузен, оказать тебе эту услугу, но что скажет на это граф, я не знаю.

– Да я не стану пачкать об тебя руки. Затаскаю по судам.

– Поступайте, как вам угодно, сэр, но мое предложение мисс Хантли не предполагает, чтобы она сидела одна в Уэстмере. Также я не рассчитываю на титул или на наследство. Тебе придется судиться не со мной, а с графом Уэстмером.

– Ох, Роберт, – задыхаясь, с сияющими глазами, вымолвила Белла. – Как ты великодушен.

Он нагнулся, взял ее руку с колен и поцеловал. Его смеющиеся глаза оказались на одном уровне с ее лицом.

– Это не так, моя дорогая. Мы слишком долго держали все в секрете, правда? – Он повернулся к насупленному Луи. – Мы договорились уже давно. Можешь нас поздравить.

В ответ Луи громко фыркнул и поспешил удалиться. Несомненно, побежал к своей мамочке. Двое молодых людей просто умирали со смеху.

Первой пришла в себя Белла.

– Роберт, я благодарна за то, что ты спас меня от Луи, но что нам делать теперь?

– Идти к его светлости.

– Но ты же сказал, что не пойдешь.

– Я передумал, когда увидел, как… как это пугало огородное осмелился предложить тебе то, что он предложил. Я не мог это допустить. – Он улыбнулся. – Итак, мы задействовали твой план.

– Роберт, спасибо тебе, спасибо.

– Но не будет никакого официального объявления, – твердо заявил он.

– О, конечно, нет. Я и не помышляю просить тебя об этом. Я обещаю тебе, Роберт, что ты выйдешь из этой истории с незапятнанной репутацией. Как только мы приедем в Лондон, я ничего не стану от тебя требовать.

– Значит, договорились. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку, в душе желая, чтобы она потребовала от него как можно больше. – А теперь, моя дорогая, перейдем к другим делам. Я нашел мисс Баттерзби, но ее сестра еще недостаточно здорова для поездки, и она не может ее оставить.

– Я этого боялась. – Щека Беллы горела в том месте, где ее коснулись губы Роберта, она была смущена, и он это видел. Она ведет себя очень глупо – ведь он только притворился, что любит ее.

– Я не думаю, что им угрожает опасность. В Даунем-Маркете все спокойно, и в Истмере тоже.

– Ты видел Джеймса?

– Да, он вернулся вместе со мной. Мы привезли детей и миссис Кларк, экономку. Я взял на себя смелость и попросил Джоллиффа дать указания Дейзи, чтобы она разместила их в комнатах. Сейчас они наверху – устраиваются.

– О, тогда я должна пойти и поздороваться с ними. Бедные малышки, наверное, до смерти перепуганы. Пожалуйста, извини меня, Роберт. – Белла поспешно вышла из комнаты, а он остался стоять, поглаживая подбородок и раздумывая о том, куда он себя завлек и что на это скажет граф.

Белла обнаружила Дейзи снующей из комнаты в комнату со стопками постельного белья, а одна из приходящих прислуг несла дрова и уголь для каминов. Миссис Кларк сидела на кровати в спальне, обняв двух маленьких девочек. Когда Белла вошла, они все встали, и девочки по указке немолодой, тучной миссис Кларк сделали книксен.

– О, мои милые, не надо передо мной делать книксен, – сказала Белла. – Я рада, что вы живы и невредимы, и хочу устроить вас поудобнее. Уже поздно, и ужин вам принесут сюда, а потом миссис Кларк уложит вас спать. Мы поговорим завтра. – Она взглянула на миссис Кларк. – Это, наверное, было ужасно.

– Да, мисс, я смертельно испугалась. С этими людьми бесполезно спорить. Они сожгли бы нас прямо в постелях, если бы мистер Тренчард не вернулся и не дал им денег. Мне очень жаль…

– Жаль? – не поняла Белла.

– Что пришлось послать за ним и отвлечь его от вас.

– Господи, не думайте об этом. Собственная семья важнее любого визита.

Белла велела Дейзи прислуживать вновь прибывшим гостям. В результате повариха, лишенная помощи служанки, заявила, что не может одна приготовить ужин на семь человек. Белле пришлось самой помочь ей, и поэтому она появилась в гостиной спустя час после того, как там собрались все.

– Опаздывать изволите, мисс, – сказал дед.

– Простите.

Белла остановилась на пороге и оглядела присутствующих. Она встретилась взглядом с Робертом и была вознаграждена подмигиванием, отчего ее разгорячившееся от плиты лицо запылало еще больше. Эдуард стоял у окна и смотрел на террасу. На нем были безупречный черный сюртук и брюки, штрипки которых застегивались под подошвами начищенных ботинок. Его длинные ноги казались еще длиннее. Белая рубашка без украшений и черный галстук, завязанный большим бантом, завершали наряд. Он повернулся к Белле и молча поклонился.

Луи в своем сверкакщем костюме стоял около матери, одетой в ярко-розовое атласное платье, отороченное белыми перьями. Перья также украшали ее прическу, а на шее блестели бриллианты. Оба не соизволили улыбнуться.

Белла повернулась к Джеймсу. Он переоделся в старомодные вечерние брюки, которые, вероятно, извлек из глубин шкафа. Они, так же как и сюртук, плотно обтягивали его дородную фигуру. Но он умылся и почистил ботинки. Любезно улыбаясь, он произнес:

– К вашим услугам, мисс Хантли. Могу ли я выразить вам признательность за то, что взяли под свое крыло моих девочек…

Боже, неужели он считает, что она сделала это по иной причине, а не из-за обычного сострадания? – подумала Белла. Она помнила, что он обещал вернуться к разговору, и, должно быть, он расценил ее доброту к его детям как благоприятный знак. Его ждет большое разочарование, когда он узнает, что она приняла предложение Роберта…

– Их нельзя было оставлять на милость толпы, – сказала она, надеясь, что этот ответ подготовит его к отказу. – Мы рады их принять.

– С тех пор, как ты ходила на помочах, детей здесь не было, – заявил граф. – Я уже стар, и они будут мне мешать.

– Я уверена, что этого не случится, дедушка, – сказала она. – За ними смотрит миссис Кларк.

– Они уже помешали ужину. Сколько еще ждать, когда его подадут?

– Ужин почти готов.

– Тогда пойдемте к столу.

Когда Белла уселась на свое место, то обнаружила с одной стороны от себя Джеймса, а с другой Роберта. Оба были полны решимости оказывать ей знаки внимания.

– Полагаю, что бунт закончился, – сказала она Джеймсу, глядя, как Дейзи наливает ей в тарелку суп.

– Да, благодарение Богу. Магистраты вняли требованиям. А что им еще оставалось делать, когда они оказались окруженными людьми с вилами и ружьями.

– Ружьями! – в испуге вскрикнула Элизабет. – То же самое было во Франции. Нас всех перебьют прямо в постелях.

– Не думаю, что кучку голодающих работников можно считать революционерами, – лаконично заметил Роберт.

– А разве не послали за войсками? – спросил Луи.

– Нет, в этом не было необходимости, – ответил Джеймс. – Магистраты пообещали повысить им содержание. Должен сказать, что я ужасно этому рад, так как сам не в состоянии это сделать. Затем пастор напомнил толпе о необходимости соблюдать закон об охране общественного порядка, и все разошлись.

– Я уверена, ничего бы этого не было, если бы им платили достаточно, – заметила Белла.

– Нет! – заявил граф. – С этими людьми надо проявлять твердость. Жаль, что я отказался от места в парламенте. А то показал бы этой трусливой черни, кто хозяин. Следовало арестовать зачинщика.

Белла вспомнила человека, который обращался к толпе, стоя на телеге.

– А известно, кто он? – спросила она.

– Это нетрудно выяснить. Заслать к ним провокаторов, и вскоре смутьяны будут пойманы. В Истмере ведь пастор является магистратом. Я ему это посоветую.

Белла чуть было не сказала, что это нечестно, но увидела, как Роберт, глядя на нее, медленно качает головой, словно читает ее мысли. Конечно, спорить с дедом не следует, так как он рассердится и может не согласиться на ее помолвку с Робертом. Она улыбнулась Роберту, показывая, что поняла его.

– Давайте переменим тему, – предложила Элизабет. – От всех этих разговоров о бунтах и революциях у меня совсем пропал аппетит.

– Правильно, – поддержал ее граф. – Меня-то это не очень волнует. Но если тебе не нравятся наши разговоры, возвращайся в Лондон.

– Я бы с удовольствием это сделала, если бы вы согласились с тем, что ваш наследник – Луи.

– Разве Изабелла выбрала его? – Граф поднял густую седую бровь.

– О, это нечестно, – воскликнул Джеймс. – Я первым сделал предложение. И она сказала, что даст мне ответ.

– Я так сказала? – удивилась Белла и чуть не расплескала суп.

– Моя дорогая, ты, кажется, подавилась? – Роберт подмигнул ей и осторожно похлопал ее по спине.

– Нет, просто горячо.

Граф внимательно наблюдал за ней.

– Ну, дитя, у тебя, кажется, два жениха, готовых сражаться за твою руку.

– Три, – уточнил Роберт.

– Выходит, третий – ты, поскольку Эдуард говорит, что он не принимает в этом участия.

– Да, это я, – сказал Роберт. – И мое предложение принято. Разумеется, если вы согласны.

– Черт тебя возьми! – воскликнул Луи. У Джеймса отвисла челюсть, а Эдуард удивленно поднял брови – он был слишком благовоспитан, чтобы позволить себе хоть какое-то замечание.

– Что ж, я желаю вам обоим счастья, – сказала Элизабет. – Но это ничего не меняет, так как наследник – Луи.

– Почему ты так решила? – осведомился его светлость.

– Вам прекрасно известно, что он старший. И вы не имеете права по прихоти отдать наследство девочке, которая только что перестала посещать классную комнату.

– Я могу поступать так, как пожелаю.

– Я не поверю, что кто-либо в своем уме передаст поместье этому юному шалопаю. Он через полгода разорит его. Это невыносимо. Луи, мы уедем завтра же утром и поговорим с нашими адвокатами. Посмотрим, у кого права.

– Если уж речь зашла о правах, – вмешался Эдуард, – то у меня более веские притязания, но я и не помышляю добиваться своего против воли его светлости. Он достаточно ясно выразил свое желание. – Повернувшись к брату, сидевшему рядом, Эдуард сказал: – Роб, прими мои поздравления. Желаю тебе счастья.

Он произнес это тихо и сдержанно, но Белла, взглянув на него, была поражена, когда увидела суровый блеск его глаз, чего никогда раньше не замечала. Он рассержен? Но на кого? На Роберта или на нее?

Его светлость переводил взгляд с одного на другого и криво улыбался. Было такое впечатление, что он получает от всего удовольствие.

– Роберт, после ужина мы побеседуем в библиотеке.

Кажется, наступил конец обсуждениям, и Белла, невыразимо обрадованная тем, как все сложилось, начала обдумывать поездку в Лондон. Только бы граф позволил ей это. В душе она молилась, чтобы позволил.

– Кузина Элизабет, пожалуйста, расскажите нам все последние лондонские пикантные новости, – попросила она. – И про фасоны тоже.

Элизабет с удовольствием это сделала, не забывая упомянуть свои связи при дворе, а также что принц-регент сказал Колетт и как ее дочь «обставила» других фавориток регента. Она говорила и о предстоящем светском сезоне.

– В прошлом году было столько празднеств в связи с окончанием войны и возвращением Веллингтона! Город бурлил все лето. Этот сезон, я уверена, будет спокойнее.

– Вы так думаете? – спросила немного разочарованная Белла.

– Да, но все важные особы будут, можешь не сомневаться. Я собираюсь дать бал для Колетт, на котором обещал появиться принц. И, разумеется, нас пригласят на свадьбу принцессы Шарлотты. Ради этого в Лондон съедутся все.

– Если бы принц не был женат на этой эксцентричной Каролине, – тихо произнес Роберт на ухо Белле, – уверен, что Элизабет постаралась бы сделать из Колетт королеву.

– Не может быть, – тоже шепотом ответила Белла.

– О чем вы там шепчетесь? – недовольным тоном спросила Элизабет. – Это недопустимо в обществе.

– Виноват, – сказал с улыбкой Роберт. – Просто мы любезничаем. Вы же понимаете.

Элизабет презрительно хмыкнула, а Белла бросила взгляд на деда, но тот сидел в кресле и добродушно улыбался, словно кругом царили мир и благодать.

Когда закончилась трапеза, Белла и Элизабет удалились в гостиную пить чай. Тут-то Элизабет дала выход своему гневу.

– Вы все с ума посходили, – сказала она. – А у графа старческое слабоумие. Это установит любой суд.

– Ой, миледи, умоляю вас не обращаться в суд. Это ужасно расстроит его светлость, а он ведь старый.

– Именно это я и сделаю. Ему нельзя позволить так поступить, а тебе лучше смириться. Даже если его светлость сможет разорвать майорат, никто из здравомыслящих людей не представит себе капитана Хантли наследником. Он – хлыщ, ничтожество и стал капитаном только потому, что мой отец купил ему патент на этот чин. Иначе он никогда не поднялся бы выше прапорщика.

– Он не хлыщ и доблестно служил. Сам Веллингтон его хвалил.

– Вы чересчур рьяно его защищаете, мисс.

– А почему мне его не защищать? В конце концов, мы помолвлены.

К ним вскоре присоединились Луи, Джеймс и Эдуард, а Роберт, вероятно, был у деда. Белла предложила всем чай, заставляя себя говорить спокойным голосом.

В комнату наконец вошел Роберт и сообщил, что его светлость решил лечь спать, поэтому если кто-либо хочет продолжить спор, то пусть подождет до утра. Элизабет удалилась в угол комнаты и подозвала к себе Луи. Они явно обсуждали, как сорвать планы графа.

Белла попыталась завязать разговор с оставшимися около нее тремя мужчинами, но они не были расположены к праздной беседе. Тогда она подошла к фортепьяно и принялась играть. Роберт встал рядом и начал напевать мелодию, которую она играла, потом предложил спеть вместе.

– Хорошо, – согласилась Белла, хотя предпочла бы, чтобы он рассказал ей, о чем договорился с дедом.

Они спели дуэтом, и Белла обнаружила, что у него очень приятный голос. Когда песня закончилась, он нагнулся к ней и прошептал:

– Все хорошо.

Пальцы Беллы перебирали клавиши, чтобы заглушить их голоса.

– Что он сказал о моей поездке в Лондон?

– Я его не спросил.

– Как «не спросил»? – едва не выкрикнула Белла.

– Тише. Он сразу сообразил бы, что этот план мы придумали вместе. Он ведь не дурак, правда?

– Да, но что же нам делать?

– Я попрошу маму, а она попросит его. Что может быть естественнее – она приглашает тебя провести с ней время.

Красивые карие глаза Беллы засветились от радости.

– Роберт, какой ты умный! Но захочет ли кузина Генриетта?

– Конечно, захочет. Как же ей не познакомиться с будущей невесткой?

– Но она ведь потом узнает, что все это уловка.

– Не узнает. Мама – прелесть, и я ее люблю, но у нее есть один недостаток: она не умеет хранить секреты, поэтому мы ей ничего не скажем.

– Но ей придется сказать, когда в конце сезона мы расторгнем помолвку.

– Вот тогда она и узнает, но нет смысла говорить об этом раньше времени. И мама будет вести себя более непринужденно.

Белла немного испугалась, так как ее обман грозил распространиться за пределы Уэстмера.

– Ой, Роберт, я не уверена…

– Ты что, хочешь все отменить? Я не стану тебя отговаривать. В конце концов, это была твоя идея, но если ты останешься здесь, то его светлость продолжит принуждать тебя принять решение, а Джеймс и Луи будут тебе постоянно докучать.

Она вздрогнула.

– Нет, я этого не вынесу. Спасибо, Роберт, огромное спасибо.

Он поднес ее руку к губам и с улыбкой прошептал:

– Завтра я уезжаю в Палгрейв. – Затем, уже громко, сказал: – Спокойной ночи, мисс Хантли. – Он поклонился графине. – Миледи, прошу меня извинить, но я очень устал. Джентльмены, спокойной ночи. – С этими словами он удалился.

Белла оказалась в обществе троих агрессивно настроенных людей и Эдуарда, который смотрел на нее так, словно ждал, когда она останется одна, чтобы расспросить ее. Поэтому Белла тоже извинилась и ушла, сославшись на усталость. Это было правдой. День выдался трудный, и голова у нее раскалывалась от боли.

Она думала, что уснет, как только коснется подушки, но этого не произошло – мысли роились в голове. Тогда она встала, подошла к окну и отдернула тяжелые шторы. Снова пошел дождь. Листва на деревьях и крыша конюшни блестели при слабом свете луны. Ее внимание привлекли звуки на гравийной дорожке – кто-то выводил лошадь из конюшни. Она узнала Роберта – он вскочил на лошадь и поскакал по аллее. Куда он отправился? Не поехал же он в Палгрейв среди ночи? Если это так, то утром ей придется одной, без его поддержки, общаться с дедом и остальными. Чувство одиночества охватило Беллу. Она снова легла в постель и долго ворочалась, пока наконец ее не сморил сон.


Странная вещь – судьба. Так размышлял Роберт во время езды. До того, как его вызвал к себе граф, он проводил время в Лондоне в обществе двоих друзей: Джорджа Фулбрайта и Дезмонда Нортона.

Джордж был огромного роста мужчиной и участвовал во всех военных кампаниях. Они вместе уволились из армии и вместе развлекались в городе. Джордж располагал небольшим состоянием и мог себе это позволить. В картах ему везло, и он даже собирался купить лошадь, для чего думал поехать в Ньюмаркет.

– Тогда мы все поедем, – заявил Роберт. – Я хочу исчезнуть из города.

– Убегаешь от долгов, Роб? – с улыбкой поинтересовался Дезмонд. Он был самым старшим из троих и возглавлял процветающее издательство, унаследованное от отца. Он отличался неистощимой трудоспособностью, хорошо зарабатывал и умел наслаждаться жизнью. Роберт, всегда стесненный в средствах, завидовал ему.

– Как обычно. Расплачусь, как только получу очередное содержание на карманные расходы.

А на следующий день его призвали в Уэстмер, и он решил ради любопытства съездить туда и узнать, что нужно от него старику. Любопытство его возросло, когда он встретил в Илае Беллу. Узнав о намерениях графа, он был просто сражен. Бедняжка Белла! Она была пешкой в затеянной стариком игре. И что хуже всего, Роберт не догадывался, что это за игра.

Залитая лунным светом дорога мелькала под копытами коня. Он сам не знал, куда скачет. Так с ним бывало и на Пиренеях – ночная езда всегда проясняла мысли перед сражением. А какое сражение ждет его здесь?

В том, что ему предстоит битва, он не сомневался. Белла, как и он, умудрялась попадать в переделки. Увидев, как она упала с лошади прямо в толпу, он, не колеблясь, кинулся ее спасать. Когда он обнимал ее, то вдруг осознал, что она уже не малышка Белла, не ребенок, а красивая молодая леди. Это открытие его совершенно потрясло, и на него нахлынуло желание поцеловать ее, покрепче прижать и защитить от любого зла. А когда она изложила ему свой невероятный план, он не проявил энтузиазма, но в душе знал, что согласится, знал еще до того, как услыхал, что говорил ей Луи. Почему он так поступил? Как они поладят в городе? Ведь ему придется изображать из себя влюбленного. Против этого он не возражал, но с братом у него могут испортиться отношения, так как они заключили соглашение, а он его нарушил. Все это плохо кончится, и для него в первую очередь. Но отказать Белле он теперь не мог.

Роберт развернулся и рысью пустился обратно.

Глава четвертая

Что касается Роберта, то тут Белла ошиблась. Он вышел к завтраку раньше всех, в костюме для верховой езды, вычищенном и выглаженном Дейзи.

Белла, которая спала урывками, поднялась рано, чтобы помочь приготовить завтрак, и уже была в столовой. Она без всякого аппетита ковыряла ложечкой яйцо всмятку.

– Доброе утро, Белла, – веселым голосом произнес он.

– Доброе утро, Роберт. Ты хорошо спал?

Он положил себе на тарелку яичницу с ветчиной и пирог с мясом и уселся рядом с ней.

– Хорошо. А почему я должен плохо спать?

– У тебя много разных проблем…

Белле было странно, что она не ощущает разницы в их отношениях, хотя сидит рядом с ним и считается с ним помолвленной. Возможно, если бы помолвка была настоящей, то и чувства у нее были бы другие. Она налила ему кофе и украдкой взглянула на него. Он выглядел совершенно спокойным, словно ничего не произошло. Наверное, так оно и есть, и только в присутствии графа и кузенов он вынужден изображать из себя влюбленного.

– А, это… Не вижу смысла лежать без сна, когда все решено.

Она хотела спросить, куда он ездил ночью, но передумала.

– Ты не изменил своего решения?

– Нет. Я не беру своих слов обратно, Белла. Вот позавтракаю и поеду в Палгрейв.

– Роберт, что ты скажешь Эдуарду? – неуверенным тоном спросила она.

– А что ты хочешь, чтобы я сказал?

– Ничего.

– Тогда я ничего и не скажу.

Их разговор был прерван появлением Джеймса, который снова переоделся в обычный костюм. Следом за ним вошли Эдуард и Луи, чей жилет в желто-голубую полоску резал глаза. Они молча стали накладывать на тарелки еду, стоящую на буфете.

Первым заговорил Луи:

– Мы с мамой сегодня возвращаемся в Лондон. Нет смысла здесь оставаться. Ясно, что его светлость – ненормальный. Надо встретиться с адвокатами.

– А я должен вернуться в Истмер, – сказал Джеймс. – Белла, если бы вы были так добры и приютили моих малышек еще на несколько дней, я был бы весьма вам обязан. Я не уверен, что опасность миновала.

– Конечно, – сказала она. – И миссис Кларк тоже пусть остается. Констанция и Фейт будут чувствовать себя уютнее с ней – они ведь к ней привыкли.

Джеймс, обеспокоенный положением дел на ферме, которую он покинул исключительно ради ожидаемого благоприятного разговора с Беллой, ушел. Он был, разумеется, очень рассержен.

– Я тоже уезжаю, – сказал Роберт.

– Уже, брат? – удивился Эдуард. – Я думал, ты останешься хотя бы ненадолго. Не каждый день человек делает предложение руки и сердца, а покидать леди уже на следующий день – значит ставить под сомнение глубину своих чувств.

– Не беспокойся относительно глубины моих чувств, Тедди, – с улыбкой ответил Роберт. – Но должен же я сообщить новость маме.

– До того, как она узнает об этом из газеты. Правильно.

– Помолвка не будет официальной, – поспешно вставила Белла.

– Да? – Эдуард посмотрел на нее, и она покраснела. – Но почему?

– Потому что… – Она замолчала, так как не знала, что ответить.

– … потому что люди сочтут ее слишком неожиданной, – подхватил Роберт. – Если просочатся слухи о планах его светлости, то все решат, что я делаю это из-за наследства, что, уверяю тебя, дорогой брат, не соответствует действительности.

– Лучше сказать – слухи о его нездоровье, – заявил Луи. – Твоя точка зрения мне ясна. Ты будешь выглядеть полным дураком, когда адвокаты докажут, что он не в своем уме и не может составить такое завещание.

Роберт не стал с ним спорить и закончил завтрак. Белла проводила его до дверей, где Джоллифф подал ему плащ и шляпу.

– Снова пошел дождь, капитан, – сказал дворецкий.

– Небольшой дождик мне не помеха, Джоллифф. – Роберт обнял Беллу за плечи и заглянул ей в лицо. Ее большие карие глаза смотрели на него с тревогой. – Обещаю, что в конце концов все завершится благополучно, – тихо произнес он. – Через два-три дня я вернусь и заберу тебя. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку. – Аu revoir[1], моя дорогая.

Вскоре появилась графиня, которая завтракала у себя в комнате. За ней следовали ее горничная и камердинер Луи с чемоданами и коробками. Луи крикнул, чтобы подавали карету, и они быстро уехали.

В этот день граф не спускался вниз, но Эдуард попросил принять его. О чем они говорили, Белла так и не узнала. Эдуард ушел от графа в странном настроении и заявил, что не видит смысла в своем дальнейшем пребывании здесь.

И вот все разъехались. Белла осталась одна – размышлять о том, что произошло и чего ей ждать.

Но долго побыть одной ей не пришлось, так как Констанция и Фейт убежали от миссис Кларк и кинулись вниз по лестнице. Им хотелось поиграть, но в саду было сыро, и Белла предложила показать им дом.

– Здесь много интересных вещей, – сказала она, взяв девочек за руки. – Пойдемте осмотрим западное крыло. Господи, да я там не была с детства.

– А привидения там есть? – спросила Констанция, которая была побойчее сестры.

– Я о них никогда не слышала. Пойдемте, мы начнем осмотр снизу.

Они прошли через вестибюль, и Белла открыла дверь в нежилую часть дома. Миновав переднюю, они вошли в бальную залу. Это была очень большая комната без мебели, только на стенах висели огромные картины. На одной из них был изображен свирепого вида кавалерист, скачущий на черном коне, со шпагой в руке.

– Это граф? – спросила Фейт.

Белла подошла поближе, чтобы прочитать надпись.

– Не теперешний граф, а его отец. Они очень похожи. Глаза особенно. Оба прищуриваются, и у обоих изогнутые брови. То же самое я заметила у сэра Эдуарда и капитана Хантли.

– И у папы?

– Да, и у него тоже, – сказала Белла. – А вот граф де Курвиль похож на свою мать.

– Почему эта комната называется бальной залой? – спросила Констанция.

– Балы – это большое событие. Все одеваются в лучшие наряды, звучит танцевальная музыка, подают угощение и напитки, – с улыбкой объяснила Белла. – Когда мама и графиня были живы, то здесь давалось много балов.

– А вы на них ходили?

– Нет, я тогда была маленькой девочкой. Уже давно никаких балов нет. Его светлость ими не интересуется.

– Папа сказал, что когда он получит наследство, то устроит нам бал… когда мы вырастем.

– Он так сказал? – изумилась Белла.

– Да, вчера, когда мы сюда приехали. Он сказал, что мы станем богатыми и у нас будут новые платья, игрушки и все, все, все.

– Надеюсь, что так и случится. А теперь поднимемся наверх?

Настроение у Беллы совсем упало. Бедняга Джеймс. Ей было его жаль, но выйти за него замуж она не может. Ему не следовало говорить девочкам такие вещи.

Поднявшись по парадной лестнице, они очутились на галерее, которой, казалось, не было конца.

– Здесь находятся спальни хозяев, – сказала Белла и раскрыла первую из дверей.

Они заглянули за пыльные драпировки кровати под балдахином, осмотрели туалетные столики с зеркалами в пятнах и пустые шкафы с открытыми дверцами.

– Здесь для вас нет ничего интересного, – сказала Белла, – но на следующем этаже расположены детская и классная комнаты. Пойдемте посмотрим – может быть, там остались игрушки, в которые вы поиграете.

Классная вызвала у девочек интерес – в ней все осталось в том же виде, как при отце Беллы. Сама Белла не пользовалась этой комнатой, потому что, когда ей начали давать уроки, западное крыло закрыли. Гувернантка занималась с ней в маленькой комнате напротив ее спальни в восточной части дома.

Белла наблюдала, как девочки рассматривали содержимое шкафов. Они нашли книжки с картинками, несколько игрушек-головоломок и грифельных досок, а также глобус. Белла стала показывать им континенты, океаны и города, но они вскоре устали, открыли большой сундук и начали в нем рыться. Белла им не препятствовала. Она ходила по комнате, разглядывая карты и иллюстрации, приколотые к стенам. Вдруг ее взгляд остановился на двух маленьких портретах, висящих рядом. На них были изображены два мальчика в костюмчиках тридцати-сорокалетней давности. На вид им было лет восемь-девять, и они были похожи как две капли воды: – темные волосы, темные озорные глаза, красиво изогнутые брови, как у большинства Хантли. В одном она узнала отца. А кто второй? Беллу это заинтересовало.

Она могла бы спросить деда, но он был не в том расположении духа, чтобы удовлетворить ее любопытство. Скорее всего, это сделает Эллен – уж она-то знает. Вспомнив про мисс Баттерзби, Белла подумала, что, вероятно, она уже уедет в Палгрейв, когда Эллен вернется.

– Мисс Белла, – прервал ее размышления голос Констанции. Девочка держала в руках коробку бирюлек. – Можно мы возьмем это к себе в комнату и поиграем?

– Конечно. – Белла была не очень уверена, что имеет право распоряжаться чужими вещами, но граф наверняка забыл об их существовании. – Отнесите их к миссис Кларк, и она покажет вам, как в них играть.

Они спустились на первый этаж. Девочки стремглав убежали, едва очутившись в знакомом помещении, а Белла заперла дверь и, обернувшись, увидела мисс Баттерзби, входящую в вестибюль.

– Эллен! Как я рада вас видеть. Но как вы добрались? Не пешком же. Почему вы не сказали Роберту, что сегодня возвращаетесь? Мы послали бы за вами карету.

– Джефро Монк ехал в Илай на своей двуколке и довез меня до ворот. – Эллен было уже за шестьдесят. Пухлая и розовощекая, она по сей день сохранила живость. Эллен смотрела на Беллу как на собственную дочь. Так же она относилась и к ее отцу. – Капитан дал мне понять, что я тебе нужна.

– Да, очень нужны. Но он сказал, что ваша сестра недостаточно хорошо себя чувствует для путешествия.

– Она поправляется. С ней побудет наша кузина, поэтому я смогла приехать.

– Я так рада вас видеть. – И Белла расплакалась.

Эллен поставила чемодан на пол и поспешила обнять трясущиеся плечи девушки.

– Любимая моя, что случилось?

– Все плохо. Я никогда не думала, что дедушка может так жестоко поступить.

– Что? Что он сделал? – Она повела Беллу к лестнице. – Ну-ну, вытри глазки. Пойдем к тебе, и ты все расскажешь своей старой Баттерз.

Усевшись у себя в комнате в обнимку с Эллен, Белла, сморкаясь и икая, излила ей душу.

– Все было ужасно унизительно, – сказала она, вытерев слезы платком Эллен. – Я им не нужна, но вы бы видели, как они взвешивали преимущества брака. Я чувствовала себя как корова на рынке.

– Ах, бедняжка моя, какой это был для тебя удар. – Эллен помолчала и заметила: – Но признай: настало время, когда надо подумать о браке.

– Вы считаете, что я должна повиноваться желаниям дедушки? Эллен, как вы можете? Я думала, что уж вы-то меня поймете. Луи предложил мне брак по расчету. По его расчету. Он сказал, что законный наследник – он, и преподнес все так, как будто оказывает мне услугу.

– И ты сразу же ему отказала.

– Конечно, отказала. А Джеймсу нужна прислуга и мать для его девочек… Честно говоря, я решила не принимать ни одного предложения, но боялась, что мой категорический отказ скажется на дедушке. И вот… и вот…

– Что «и вот»? Выкладывай.

– Я придумала план.

– План? – Эллен украдкой улыбнулась. – Что же это за план?

Когда Белла закончила свой рассказ, Эллен уже улыбалась во весь рот, но постаралась, чтобы Белла этого не заметила.

– И капитан Хантли согласился?

– Да. Правда, после небольших уговоров.

– А как ты собираешься довести свой план до конца?

– Не знаю. Мы просто скажем, что не подходим друг другу.

– А потом? Ты думаешь, его светлость про все забудет?

– Он увидит, что я решительно настроена против, и передумает. Мне все равно, кто будет наследником, а что касается меня…

– Граф может так на тебя рассердиться, что оставит без гроша…

– Эллен, он этого никогда не сделает. Он любит меня. Я, кроме этого раза, всегда его слушалась.

Эллен ничего на это не сказала. Граф привык во всем поступать по-своему и, если ему противоречили, мог быть мстительным даже в отношении тех, кого любил. Эллен не хотела, чтобы Белла сама в этом убедилась.

– Но, милочка, рано или поздно ты должна выйти замуж. Каждая женщина хочет иметь мужа и детей, а если ей повезет и попадется богатый и влиятельный джентльмен, то она может считать, что ей повезло вдвойне.

– А вы, Эллен? Разве вам никогда не хотелось выйти замуж?

– У меня не было такой возможности.

– И вы никогда не были влюблены?

– О, это целая история…

– Расскажите.

– Нет, дорогая. Все давно миновало. – Она вдруг улыбнулась. – У меня были дети и без брака. Твой папочка и ты – вот моя семья.

– Сколько лет было папе, когда вы приехали сюда?

– Еще года не исполнилось. Он был такой слабенький, ручки словно палочки, а головка чересчур большая для худенького тельца. Но благодаря моему уходу он вырос сильным и красивым, и все дамы замирали при виде его.

Белла была удивлена. Она помнила отца высоким, широкоплечим, с тяжелыми чертами лица, которое оживляли лишь выразительные глаза и красиво изогнутые брови. У нее самой тоже такие брови. На том портрете в классной он не выглядит хилым. Но, возможно, живописец проявил художественную вольность.

– Раз уж мы заговорили об отце… Сегодня, приведя девочек Джеймса в классную комнату, я увидела два портрета маленьких мальчиков. На одном, я уверена, изображен мой отец, а кто второй?

У Эллен был потрясенный вид.

– Он все еще там? Я считала, что его уничтожили, как и все остальные…

– Уничтожили? Но почему? Кто второй мальчик? Они выглядели как близнецы.

– Ох, милая, не мое это дело – рассказывать тебе о таких вещах…

– Кто же еще мне расскажет? Может, спросить у дедушки?

– Нет. С ним ты об этом не говори.

– Тогда вы расскажите.

– Ты права: один из мальчиков – твой отец. Другой… Ох, не знаю даже, как сказать, чтобы тебя не расстроить… Это Генри, второй сын графа. Он на два года младше твоего отца, но Чарлз, я тебе уже говорила, был мал ростом и очень худенький. Поэтому мальчики выглядели почти одинаково.

– Генри? Я никогда о нем не слышала. Что с ним случилось?

– Он погиб от несчастного случая, когда ему было девять лет. Братья играли в лесу и лазили по деревьям. Генри упал и сломал шею.

– Какой ужас! Но почему уничтожили его портреты?

– Трагедия так повлила на графиню, что она лишилась рассудка. Ей делалось плохо, когда она видела твоего папу, поэтому его старались к ней не подпускать, а все, что было связано с Генри, от нее спрятали.

– Но мой отец потерял брата… разве мать и сын не могли друг друга утешить?

– Чарлз был маленьким и худеньким, зато очень прытким, и за случившееся мать винила его. Она сказала, что, если бы Чарлз не подбивал Генри, тот ни за что не полез бы на дерево, так как боялся высоты.

Рассказ ужаснул Беллу. Неудивительно, что отец был замкнутым и угрюмым: он, должно быть, чувствовал, что его не любят, и, возможно, тоже винил себя. Однажды, когда Белла была совсем маленькой, он посадил ее к себе на колени и сказал, чтобы она никогда не доверялась бессердечным женщинам. Тогда она сразу забыла о сказанном, но теперь ей стало так жаль отца, что собственные беды отошли на задний план.

– А граф? Папа ведь был и его сыном тоже. Он, разумеется, не смотрел сквозь пальцы на то, как графиня с ним обращается?

– Нет, он хорошо относился к мальчику, но мало что мог сделать. Вот почему, как мне кажется, он так старается устроить твою жизнь, моя любимая.

– Когда он мне об этом сказал, то подчеркнул, что должен примириться с прошлым и обеспечить будущее. Как вы считаете, он имел в виду то несчастье?

– Несомненно, моя милая. Итак, ты же видишь, что должна быть осмотрительной. Если граф узнает, что вы с Робертом его обманываете, он очень рассердится.

– Он не узнает. Все закончится вполне естественно после моего сезона дебютантки.

– Зачем было просить капитана? Почему не Луи или даже сэра Эдуарда?

– Я не доверяю Луи. Вы сами сказали, что он распутник и вы бы не хотели, чтобы я появлялась в его обществе.

– Ты права. Значит, Луи отпадает. Но что ты скажешь о сэре Эдуарде? Он подходящий жених по всем статьям, и я уверена, что граф имел в виду именно его.

– Эдуард собирается обручиться с мисс Шарлоттой Меллиш.

– Значит, капитан Хантли был выбран методом исключения. Бедняга! Интересно, он об этом знает? – Эллен усмехнулась.

– Мне нравится Роберт. Он единственный бескорыстный. Знаете, он ведь вообще не хотел приезжать. И он был такой добрый, когда Дымка испугалась толпы и сбросила меня.

– Сбросила тебя? Он мне ничего не сказал.

– Он не хотел, чтобы вы меня бранили. Эллен понимающе посмотрела на свою подопечную.

– А граф принял твой выбор безо всяких уверток?

– Он не мог отказать, так как я поймала его на слове. И он согласился с тем, чтобы мы не давали объявления о помолвке до конца светского сезона.

– Конечно, – пробормотала Эллен. – Он хитрый старый лис.

– Что вы хотите этим сказать?

– Ничего особенного, моя милая. Прости, что выразилась так непочтительно. А теперь я должна распаковать чемодан. Когда вернется капитан Хантли?

– Дня через два-три.

– Вот тогда и посмотрим, что делать.


Ньюмаркет был приблизительно на полпути между Уэстмером и Палгрейвом. Роберт свернул во двор таверны и оставил лошадь конюху. Войдя внутрь, он увидел, что Джордж и Дезмонд уже сидят за столом за обильным обедом.

– Мы решили, что ты не появишься, – сказал Дезмонд, когда Роберт скинул плащ и устало опустился на стул. – Ты говорил, что поездка не займет у тебя больше чем полдня.

– Если бы я не знал, что ты едешь в деревню, то сказал бы, что ты злоупотребил посещением злачных мест, – заметил Джордж, глядя на синяк под глазом Роберта. – Чем ты занимался? Роберт улыбнулся.

– Я слушал приказания двоюродного деда, наблюдал, как ссорятся кузены, не говоря уже о тетушке, которая трезвонила у меня над ухом. Помимо этого я попал в «кроваво-хлебный» бунт… – Он замолчал, едва не упомянув Беллу.

– Ну, теперь ты здесь, – сказал Джордж. – Ешь, и пойдем смотреть на гнедую кобылку, которую я купил. – И он принялся расхваливать свою лошадь. – Мы пустили ее галопом сегодня утром. Она просто летит, правда, Дезмонд?

Дезмонд подтвердил это, но его заинтриговало отсутствие у Роберта большого интереса.

– В чем дело, дружище? Уныние не в твоем духе. Старик не раскошелился?

Они решили, что он ездил к двоюродному деду просить денег, но поездка оказалась безуспешной. Роберт печально усмехнулся.

– Не в этом дело. Боюсь, я должен снова вас покинуть. Еду в Палгрейв.

– А, понятно. Попытай счастья там. Увидимся в городе в конце недели…

В Палгрейв он прибыл очень поздно, когда все уже спали. Роберт поставил лошадь в стойло на конюшне и вошел в дом через заднюю дверь. Он поел на кухне и, сняв сапоги и держа их в руке, прокрался наверх. С матерью он поговорит утром после завтрака. Ее, несомненно, придется убеждать в том, что ему уже пора жениться, так как она знала его отношение к браку…

Он оказался прав. Кое-как объяснив, где он заработал синяк под глазом, Роберт сообщил матери о том, что сделал предложение Белле. Мать молча уставилась на него, не донеся до рта вилку с кусочком ветчины.

Она, как правило, проявляла снисходительность к непредсказуемому поведению своих сыновей, но это заявление превзошло все ее ожидания. Роберта вполне устраивала свободная жизнь, он любил ездить по окрестностям, охотиться на лисиц, участвовать в гонках на двухколесных экипажах и боксировать в клубе Джексона. О женщинах он мало думал. Таким его сделала война, решила мать, но он еще достаточно молод…

– Я сделал предложение Белле, и она его приняла, – повторил он.

– Роберт, ты с ума сошел? На что ты будешь содержать жену? И где вы будете жить?

– О, еще есть масса времени, чтобы об этом подумать, – беспечно ответил он. – Мы не собираемся делать помолвку официальной до конца светского сезона. Пока что это секрет.

– Но почему, Роберт, почему?

Он улыбнулся и повторил матери те же аргументы, которые высказал брату: он не хочет, чтобы думали, будто он сделал это ради наследства. Наследство не имеет отношения к его предложению.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что влюбился в кузену?

– А почему нет?

– Но она еще сущий ребенок и к тому же сидит в деревне взаперти. Как можно ожидать от нее принятия такого серьезного решения? Что говорит дядя по этому поводу? Ты с ним беседовал?

– Да, разумеется. Он полностью меня поддерживает.

– Значит, он еще больший повеса, чем ты. Роберт усмехнулся.

– Тетя Элизабет такого же мнения. Она вне себя от возмущения и считает, что Луи обошли.

Генриетта понимающе улыбнулась.

– Луи ни за что не сделал бы Белле предложение.

– Он таки сделал, но в весьма нелестных выражениях.

– Понятно. А ты решил спасти ее от Луи…

– И от Джеймса.

– Роберт, это недостаточно веская причина, чтобы делать предложение. Ты раскаешься в этом.

– Мама, ты постоянно твердишь, что я должен угомониться, а Белла давно мне нравится. Я к ней очень привязан.

– Когда ты успел так к ней привязаться?

– Когда мы ездили в Уэстмер еще мальчишками, потом – когда я вернулся из армии и останавливался в Уэстмере по пути из Питерборо, а также на похоронах деда.

– Я ее помню – маленькое бессловесное существо в черном.

– Она была удручена всем происходящим. На самом деле она веселая, остроумная и смелая, как лев.

– Таких лестных комплиментов я никогда не слышала. Мне не терпится самой убедиться в ее добродетелях.

– Убедишься, поскольку я сказал ей, что ты пригласишь ее погостить у тебя.

– Конечно, приглашу, но, Роберт, ты забыл, что я переезжаю в Лондон в конце недели?

– Нет, не забыл, но ты могла бы взять ее с собой и вывести в свет. Она будет просто счастлива.

– Устроить ей дебют? Ты это хочешь сказать?

– Да, мама. Пожалуйста, согласись. Ей очень этого хочется.

– А что сказал по этому поводу граф?

– Я ему ничего не говорил. Думаю, будет лучше, если ты сама ее пригласишь. Тебе он не откажет. Напиши, что хочешь получше узнать Беллу.

Генриетта улыбнулась. Значит, они это замыслили лишь для того, чтобы Белла побывала в Лондоне, и к браку ее визит не имеет никакого отношения. Она с облегчением вздохнула. Роберт не такой уж дурачок.

– Прекрасно, но не могла бы она подождать, пока я не устроюсь на Холлес-стрит?

– Видишь ли, мы смогли бы доехать из Уэстмера до Палгрейва за один день, но если ехать прямо в Лондон, то придется ночевать на постоялых дворах, а это неудобно.

– «Мы»? – спросила мать.

– Да, я обещал заехать за ней. Если я привезу ее сюда, она будет под твоим присмотром всю дорогу.

– Почему ты всегда так спешишь? Неужели нельзя остановиться и подумать о последствиях своих действий?

– Если бы ты только видела бедную девочку и то, как на нее давит его светлость, ты бы сама поспешила забрать ее.

Генриетта вздохнула. Она не могла отказать сыну в том, что было в ее силах. Да и на Беллу посмотреть любопытно. Чем она его пленила?

– Хорошо, – согласилась она. – Честно говоря, с ней мне будет веселее.


Белла ехала на Дымке по дороге, ведущей к деревне Уэстмер. Она с трудом коротала время до возвращения Роберта. Дед, судя по всему, ушел в себя, словно истратил все силы на встречу с внучатыми племянниками. Он не желал, чтобы девочки Джеймса жили у него в доме, и не делал из этого секрета. Миссис Кларк приходилось уводить их подальше от его покоев. Она старалась быть полезной и помогала Марте на кухне, поэтому у Беллы оказалось больше свободного времени.

Она попросила, чтобы ей оседлали Дымку, и отправилась погулять. Опасность ей не грозила. В Уэстмере все было мирно, во многом благодаря тому, что граф, несмотря на свою скупость в отношении домашних расходов, не требовал от фермеров слишком большую ренту. Главное – чтобы они платили работникам прилично. Помимо этого, Белла, поощряемая графом, относила в деревню продукты и свою старую одежду. Такое старомодное отношение деда к крестьянам обеспечивало их верность, и Белла не ждала бунта от жителей. Мысли о бунтовщиках напомнили ей о Роберте, о том, как он ее спас, и не только от толпы, но и от деда. Интересно, удалось ли ему договориться со своей мамой?

Белла раздала крестьянам подношения и возвращалась домой. Впереди она увидела согбенную фигуру, бредущую вдоль дороги, и узнала старую женщину из леса. Она несла корзину, в которой лежал один-единственный букетик примул.

– Добрый день, сударыня, – сказала Белла, натягивая поводья.

– О, это вы, мисс. Как поживаете? Белла спрыгнула с лошади.

– Хорошо, благодарю вас. А вы?

– Холод и сырость не для моих старых костей, – сказала она. – Но против возраста нет лекарств.

– У меня есть пирожок с мясом. – Белла вынула пакет из седельной сумки. – Хотите? Его испекли сегодня утром.

– Вы считаете, что я нуждаюсь в благотворительности?

– Нет. – Беллу поразил такой невежливый ответ. – Просто предлагаю по-соседски.

– А разве это не та же благотворительность?

– Извините, в следующий раз я подумаю, прежде чем что-либо предлагать. Хотя случай вряд ли представится, так как я уезжаю в Лондон на светский сезон.

– Да? – Женщину это, кажется, заинтересовало. – Значит, вы в результате сделали выбор.

– Нет. Я решила последовать вашему совету и потянуть время.

– Я слышала другое. Я слышала, что вы приняли предложение капитана Роберта Хантли…

– Кто вам это сказал?

– Птичка. – Старая дама улыбнулась и, вынув из корзинки примулы, отдала их Белле. – Я была на рынке в Илае и кто-то оставил там цветы. Возьмите их как плату за пирог.

Белла засмеялась. Примулы, несомненно, были сорваны в дедовом лесу, но она не стала спорить, а отдала пирог и взяла букет из шишковатых пальцев женщины.

– Остерегайтесь, малышка, – сказала та, сунув пакет в корзину. – Есть люди, которые желают вам зла.

С этими словами она свернула с дороги и скрылась в лесу, а Белла снова села в седло и поехала домой, думая о странной женщине, которая, видно, знала все о том, что происходит в Уэстмер-Холле.

Белла отвела Дымку на конюшню и обнаружила во дворе темно-зеленое ландо и двух новых лошадей, около которых находились незнакомые ей конюх и прыщеватый мальчишка.

– Чьи это лошади? – спросила она Спунера.

– Капитана Хантли, мисс.

Роберт вернулся! Белла едва удержалась, чтобы тут же не побежать к нему. Она поднялась к себе, переоделась в скромное крапчатое муслиновое платье, отделанное розовыми лентами, и только после этого спустилась вниз.

Еще не дойдя до гостиной, Белла услышала радостный визг девочек. Когда она открыла дверь, то увидела Роберта, ползающего по полу на коленях, а девочки сидели у него на спине и изображали наездниц, подгоняющих хлыстом лошадь. Увидев Беллу, он распластался на полу, и девочки упали поверх него.

– Белла, вот и ты. – Он встал, отослал детей к миссис Кларк и поклонился Белле.

Белла тоже ему кивнула, сдерживая смех: волосы у него стояли дыбом, а галстук съехал набок.

– Здравствуй, Роберт. Как дела?

– Хорошо. А как ты? Его светлость тебя не журил?

– Нет, я его почти не видела. Ему мешают дети, и он не выходит из своей комнаты.

Белла почувствовала какую-то напряженность между ними, и это ее удивило, так как раньше ей всегда было с ним легко.

– Жажда его светлости получить наследника не простирается так далеко, чтобы наслаждаться обществом детей?

– Нет. – Белла не хотела, чтобы ей напоминали об основной причине, по которой дедушка решил выдать ее замуж.

– Жаль, – сказал Роберт. – С ними чудесно проводишь время.

– Я помню, как ты с Эдуардом катал меня на спине, когда я была маленькой. – Это напомнило ей об их разнице в возрасте: когда ей было столько лет, сколько сейчас близнецам, Роберт уже был долговязым пятнадцатилетним подростком, а Эдуард поступил в университет.

– Да, мы с тобой тоже так играли. А я и забыл.

– Роберт… – начала было она.

– Ты хочешь узнать, что сказала моя мама?

– Да. Я сойду с ума, если останусь здесь еще хоть на день.

– Значит, не останешься. – Он достал из кармана письмо и передал ей. – Уверен, что это приглашение от мамы погостить.

– Роберт, ты ангел! – Она обхватила его за шею и расцеловала в обе щеки, словно ребенок, получивший угощение. Он поднял было руки к ее плечам, но затем, не зная, как поступить дальше, опустил. Белла вдруг поняла, что смутила его, и, покраснев, сделала шаг назад. – Ой, извини…

Но ему этот жест понравился. Он заулыбался и, протянув руку, погладил ее по щеке пальцем.

– Моя дорогая, ты, как всегда, порывиста. Но ты должна помнить, что мы уже не дети. Общество придет в ужас от подобной смелости, особенно если мы договорились держать в секрете нашу помолвку.

– Я буду помнить. – Белла вообще не знала, как следует вести себя в обществе, поскольку дед не считал нужным объяснять ей это, а опыт мисс Баттерзби был весьма ограничен. Одна надежда на миссис Хантли, которая ее просветит. – Дедушка знает о приглашении?

– Мама написала аналогичное письмо и ему, а я отослал Сильвестра отдать его Вскоре мы узнаем, что он думает по этому поводу.

Они узнали это за обедом. Граф подождал, когда подали палтуса под сливочным соусом, и отпустил Дейзи. У Беллы заколотилось сердце. Она была уверена, что он разгадал их хитрость и ужасно рассердился.

– Ну-с, мисс, – начал граф, – я правильно понял: ты получила приглашение от миссис Хантли нанести ей визит?

– Да, дедушка.

– И тебе хочется погостить у нее?

– Конечно, дедушка. Вполне естественно, что она хочет меня видеть.

– Не понимаю, почему. Она тебя ведь знает. И что я буду без тебя делать?

– Я уверена, что вы обойдетесь без меня. Мисс Батерзби будет вести дом. – Белла решила не обращать внимания на удивление Эллен. – Ей поможет миссис Кларк. Последнюю неделю я совсем не занималась хозяйством, и все шло гладко. Пожалуйста, разрешите мне поехать.

– Но, милочка, – вставила Эллен, – если я остаюсь здесь, то кто будет тебя сопровождать?

Белла об этом не подумала.

– А разве мне кто-то нужен? – спросила она, переведя взгляд с Эллен на деда, затем взглянув на Роберта.

– Конечно, нужен, – сказала Эллен.

– Обеих я вас не отпущу, – заявил граф. – Одна нужна мне здесь.

– Тогда я возьму с собой Дейзи, – твердым голосом произнесла Белла. – Мисс Баттерзби найдет в деревне другую служанку.

Роберт с восторгом наблюдал, как она все уладила, и наградил ее ободряющей улыбкой.

– Мы уедем завтра рано утром. Ты успеешь собраться?

– Да. Я моментально упакую вещи.

– Не сомневаюсь, что ты захочешь покататься верхом, пока будешь жить у мамы, поэтому я привез с собой мальчика-конюха – он поедет на твоей кобылке до Палгрейва. Ехать в дамском седле он категорически отказался, так что придется погрузить твое седло в коляску вместе с багажом.

– Роберт, какой ты предусмотрительный!

Довольный Роберт покраснел, а его светлость криво усмехнулся.

День пролетел в приготовлениях. Дейзи то радовалась, то пугалась: ведь ее произвели в горничные и хозяйка берет ее с собой в Лондон. Багажа у Беллы оказалось немного, и все поместилось в один сундучок и небольшой чемодан.

Роберт, глядя, как конюх укладывает багаж в коляску, подумал, что Белле для светского лондонского сезона понадобится обновить гардероб. Когда они приедут в город, он должен проследить за тем, чтобы она была одета по последней моде. Она очаровательна: наивна, смела и открыто не признает условностей. Успех ей обеспечен. Роберту хотелось, чтобы она забыла то, как с ней обошелся дед, и порадовалась жизни. Это, по крайней мере, она заслужила.

Как ни странно, но его светлость подумал о ее нарядах. Когда Белла, одетая в зеленое хлопчатобумажное дорожное платье, темно-зеленую мантилью и бархатную шляпу с шелковой отделкой горохового цвета, пошла в библиотеку попрощаться с дедом, он поцеловал ее и вручил ей сверток.

– Тебе понадобится новый гардероб… чтобы в свете не судачили, будто я не в состоянии тебя одеть, – проворчал он. – Купи все, что необходимо. Не скупись. И, Изабелла… – он замолчал и посмотрел на нее, явно волнуясь, – развлекайся. И пиши мне. Я должен знать, как ты проводишь время.

Расчувствовавшись, Белла сначала не могла говорить. На глаза навернулись слезы. Она потянулась к деду и поцеловала его в щеку.

– Конечно, я буду писать. Большое спасибо, дедушка. – И, сделав книксен, она вышла из комнаты.

Роберт ждал ее около коляски. Старик появился у дверей и встал около мисс Баттерзби и Джоллиффа. Роберт помог Белле сесть. Она повернулась к провожавшим с сияющим, взволнованным лицом. Роберт забрался в коляску и сел рядом, крикнув кучеру, чтобы ехал. Юный конюх по имени Дэнни взобрался на Дымку, и маленькая кавалькада тронулась в путь. Белла махала рукой, пока ландо не выехало за ворота и дома не стало видно. Вдруг она поняла, что оставляет позади старую жизнь – детство, двух самых любимых людей, дом, деревню – и ее ждет неизведанное будущее.

– Жребий брошен, моя дорогая, – с понимающей улыбкой произнес Роберт.

Глава пятая

Путешествие оказалось долгим и утомительным из-за ухабистой, размытой дождями дороги. Когда колеса кареты застревали в рытвинах, Роберт и Белла падали друг на друга. У Беллы от волнения трепетало сердце и перехватывало дыхание. Конечно, это глупо. Ведь она знает Роберта всю жизнь и всегда смотрела на него как на товарища по играм, с кем хорошо было ездить верхом и удить рыбу. И вот теперь ее пронимает дрожь, когда она сквозь одежду ощущает его крепкое бедро. Неужели он чувствует ее волнение?

Девушка села прямо и уцепилась за ременную петлю, чтобы снова на него не упасть. Но все было тщетно: карета опять резко накренилась и… Белла оказалась почти что у него на коленях. Роберту пришлось подхватить ее, чтобы она не упала на пол. Он молча улыбался. Белла понимала, что это крайне неприлично, но уж очень уютно находиться в его объятиях. Да он может обидеться, если она от него отстранится! В конце концов, они ведь помолвлены. Тогда почему она так смущается, коснувшись его?

Испуганнная Дейзи вжалась в угол кареты. Ее мутило от тряски, и она громко стенала. Но, несмотря на свои недомогания, служанка могла слышать их разговоры, и поэтому Белла предпочитала молчать, чтобы ненароком не выдать их с Робертом секрет. От слуг Уэстмер-Холла мало что можно было скрыть, а уж если странная женщина в лесу так много знала, то Дейзи наверняка догадывалась о тайной помолвке своей хозяйки и Роберта. Но Дейзи не могла знать, что все это обман.

Ипподром в Ньюмаркете был открыт, и Белле удалось разглядеть несколько красивых лошадей. Болотистые равнины сменились полями и лугами, окруженными живыми изгородями. Дорога стала лучше, трясло меньше, и Роберту больше не нужно было удерживать Беллу от падения, поэтому он скрестил руки на груди и молча смотрел в окно.

Он заранее договорился о смене лошадей, и они не теряли времени на то, чтобы выйти из коляски и размяться. Правда, в середине дня сделали долгую остановку на обед. Когда они снова уселись в ландо, Дейзи попросила разрешить ей ехать на козлах вместе с кучером.

– На воздухе мне будет лучше, – сказала она. В отсутствие служанки Белла почувствовала себя свободнее и спросила Роберта:

– Почему мы едем в такой спешке?

– Я обещал маме, что доставлю тебя в Палгрейв до наступления темноты.

– А… – Белла решила, что это путешествие для него – скучная обязанность и он предпринял его исключительно потому, что дал ей опрометчивое обещание. Она вздохнула, а потом улыбнулась. Все-таки она поступила по-своему и у нее будет сезон дебютантки! – Когда кузина Генриетта переезжает в Лондон?

– Полагаю, дня через два. Она сняла дом на Холлес-стрит на время светского сезона, но думаю, что она вообще поселится в Лондоне, так как дом в Палгрейве теперь принадлежит Эдуарду. Мама не хочет там оставаться после его женитьбы. Я ее понимаю.

– Значит, Эдуард вскоре собирается сделать предложение мисс Меллиш?

Роберт пристально на нее посмотрел, как бы решая для себя, чем вызван ее вопрос.

– Думаю, что скоро.

– Твоей маме не нравится мисс Меллиш?

– Она так не говорит, – сдержанно произнес он. – В конце концов, это ведь выбор Тедди.

– И мисс Меллиш.

– Само собой.

Белла не заметила, что ответы Роберта немного натянутые.

– Да, Понимаю, как это, должно быть, больно – передать бразды правления другой женщине. В Уэстмере этого не произошло, потому что мама умерла, а графиня всем занималась сама до самой смерти. А потом была только я.

– Трудно следить за порядком в таком огромном сарае, как дом твоего деда?

– Это не сарай. Это красивый дом. Мой дом.

– Видно, поэтому граф столь решительно настроен оставить тебя в нем. Он ведь знает, как ты любишь это место.

– Возможно. Он желает мне добра, и поэтому мне очень трудно не считаться с его желанием.

– Не считаться с его желанием! – Роберт рассмеялся. – Он назовет это по-другому, когда закончится сезон и ты не поступишь так, как хочет он.

– Ты, я вижу, уже жалеешь, что согласился помочь мне. Может, развернуть карету и вернуться? Я тебя пойму.

– Не будь дурочкой. Я же сказал, что помогу, но тебе не следует закрывать глаза на последствия твоего поступка.

– Я и не закрываю. – Она помолчала и вдруг спросила: – Ты знал, что у моего папы был брат?

Он с удивлением повернулся к ней.

– Нет, никогда об этом не слышал. Ты в этом уверена?

– Да. Мне Баттерз сказала. Но он умер, когда ему было восемь лет. Знаешь, если бы он был жив, то он стал бы наследником, а не папа. А обо мне и речи не было бы. Не было бы всей этой неразберихи с наследством. Мой дядя женился бы, имел бы детей, которые и наследовали бы ему, а не я, не ты, не Эдуард или Луи с Джеймсом. Странно, правда?

– Да, действительно.

– Интересно, что бы я сейчас делала и где жила? У меня вся жизнь протекала бы иначе. И папа был бы другим.

– Твои домыслы бессмысленны, – сказал Роберт, не поверив ей. Он решил, что все это выдумка. Мисс Баттерзби, вероятно, вычитала в книжке похожую историю. – Принимай жизнь такой, какова она есть.

– Я-то считала, что ты любишь рисковать.

– Не больше, чем любой человек моего положения.

– Ты выигрываешь в карты?

– Большей частью выигрываю. А иногда проигрываю. Почему тебя это интересует?

– Да потому, что мы оба сейчас рискуем. Разве нет? Я делаю ставку на то, что дедушка изменит свое намерение выдать меня замуж. А ты – на то, что я не осложню твою жизнь и ты выйдешь из этой истории с незапятнанной репутацией.

– В чем-то ты права.

– Обещаю: я расторгну нашу помолвку самым мирным образом. Тебя никто ни в чем не обвинит.

Он натянуто засмеялся.

– Спасибо, моя дорогая.

– Скажи, где мы будем жить в Лондоне? На Холлес-стрит?

– Нет. У меня холостяцкая квартирка в Олбани.

– А Эдуард?

– Когда брат бывает в городе, он живет на Ганноверской площади в Бландингз-Хаусе.

Белла знала, что девичья фамилия их матери Бландингз и дом унаследован от ее отца.

– Понятно, – сказала она.

– Неужели ты вообразила, что мы все живем как в курятнике? Упаси боже!

– Нет, конечно, нет, – ответила она. – Но ты будешь нас навещать?

– Разумеется, буду. Мама считает, что мы помолвлены.

– Ты уверен, что не надо сказать ей правду? – Белла побаивалась встречи с его матерью, и ее беспокоило, что их «маскарад» вышел за пределы Уэстмера. Она не думала, что так получится, когда предлагала Роберту свой план. Она всего лишь хотела усыпить подозрительность деда и ненадолго уехать, а не обманывать всех кругом. – Тогда нам не нужно было бы часто видеться.

Он криво усмехнулся. Выходит, он оказал ей услугу, освободил от деда, и теперь она хочет использовать эту свободу, чтобы получить удовольствие, а не связывать себя узами, ни реальными, ни придуманными.

– Я постараюсь чем-нибудь заняться, моя дорогая, но вместе нам тоже придется бывать. Не бойся, я не помешаю твоим развлечениям.

– А я – твоим, – язвительно ответила она. Пусть Роберт не думает, что она будет по нему горевать или пытаться его «заловить».

– Значит, мы договорились.

Дальнейший путь они продолжили в молчании, поддерживая необходимый разговор, лишь когда останавливались сменить лошадей.

Почти совсем стемнело, когда карета прогрохотала по главной улице деревушки и Роберт сообщил Белле, что это Палгрейв. Они свернули в сторону и через железные ворота подъехали к двери Палгрейв-Хауса.

Дом был вполовину меньше Уэстмер-Холла. В центре по фасаду находилась парадная дверь с портиком, а с двух сторон ее украшали окна. Какие-то красные растения вились по стенам к крыше. Дом притягивал простотой и уютом. Белла это сразу почувствовала, еще не входя внутрь.

Их впустил дворецкий, но не успел он открыть дверь в гостиную, как к ним вышла маленькая пухленькая женщина. Генриетта все еще носила траур по свекру и была одета в черное шелковое платье с белой кружевной вставкой на груди. Вместо траурного капора она повязала волосы черной кружевной лентой. Но улыбка у нее была вовсе не скорбная. Она взяла Беллу за обе руки и расцеловала.

– Вот вы и приехали! Я так рада, моя дорогая. Путешествие вас не утомило?

Белла была потрясена таким приемом, и ей стало очень стыдно за свой обман.

– Нет, благодарю вас, мэм.

– Не называйте меня «мэм». Я от этого чувствую себя совсем дряхлой. Лучше называйте «кузина Генриетта». – Она оглядела Беллу с головы до ног. – Дитя мое, у вас усталый вид. Роберт гнал без остановок? Он все делает в спешке, и его мало волнует, что других это может утомить.

– Мама, не преувеличивай.

– Нет, мэм… я хочу сказать, кузина, он был очень заботлив, – сказала Белла.

Генриетта обняла Беллу и повела наверх по лестнице.

– Пойдемте, я провожу вас в вашу комнату, а когда вы отдохнете и переоденетесь, мы за ужином поболтаем, и вы расскажете мне, каким образом моему сыну-непоседе удалось хоть на минуту задержаться на месте и сделать вам предложение. – Она повернулась к ошеломленному Роберту. – Распорядись, чтобы вещи отнесли наверх, Роберт. Ужин будет через час.

Оказавшись без поддержки Роберта, Белла потеряла дар речи. Она смогла выдавить из себя лишь слова благодарности за приглашение.

– Господи, дитя мое, не надо меня все время благодарить. Совершенно естественно, что я вас пригласила. Надо же нам получше познакомиться. Конечно, я знаю вас с рождения, но ведь мы не часто виделись, правда? А теперь вы уже молодая леди и оказали моему шалопаю сыну честь стать его женой, так что нам есть о чем поразмышлять. – Она открыла дверь на галерею, которая тянулась вдоль верхнего этажа. – Вот ваша комната. Надеюсь, вам будет в ней удобно.

– О, я в этом уверена. – Белла дрожала от волнения и чувства вины. Она от всей души желала, чтобы Роберт поведал матери правду. Как только она останется с ним наедине, то настоит на том, чтобы он это сделал.

– А вот и ваша горничная и Питер с сундуком. Я челела принести горячей воды для умывания и чашку шоколада. Это вас подбодрит. Спускайтесь вниз, когда будете готовы, но не торопитесь. Сегодня вечером особых деликатесов на ужин не будет – только суп, жареная утка и фруктовое мороженое. Я нахожу, что тяжелая пища на ночь глядя плохо влияет на пищеварение. Правда?

– Да, конечно.

– Вы застенчивы. – Генриетта с улыбкой смотрела на свою юную гостью. – Роберт говорил, что это не так, но что он, мужчина, в этом понимает?

– Я немного смущена вашей добротой, мэм.

– Хорошо, не будем больше об этом. Я так рада, что вы составите мне компанию в Лондоне. Мы будем ходить по магазинам и посещать разные интересные места. А когда начнется светский сезон, то появятся приглашения на музыкальные и литературные вечера, не говоря уже о разных раутах и балах, от которых очень устаешь.

Постучав в дверь, вошла служанка с большим кувшином воды и поставила его на умывальник.

– А теперь я вас оставляю. Будьте как дома.

Когда Генриетта ушла, Белла огляделась. Комната была выдержана в розово-кремовых тонах, начиная от спинки кровати и дверец большого шкафа и кончая кувшинами и тазиком на умывальнике. Ступая по розовому ковру, Белла подошла к окну – оно выходило в сад, за которым тянулся парк с озером, а посередине озера был остров. Потом она обязательно все осмотрит, а сейчас ей надо переодеться и спуститься вниз, где ее ждет хозяйка. Белла повернулась к горничной.

– Помоги мне снять это платье, Дейзи. Вынь розовое муслиновое и алую шаль.

Выбрать наряд было нетрудно, так как помимо этого платья оставалось только белое шелковое с накидкой, подходящее для вечера. Белла улыбнулась. Дедушка дал ей пятьсот фунтов, чтобы она могла купить все необходимое, когда они с миссис Хантли поедут по магазинам, и ей не терпелось этим заняться. Хотя на кого она собирается произвести впечатление? На Роберта? Или на неизвестного ухажера, который ждет своего часа, чтобы заявить о себе?


Выполнив указания матери и поручив лакею отнести наверх сундук Беллы, а также отправив Дейзи к хозяйке, Роберт ушел в библиотеку, где налил себе из графина полный бокал бренди и удобно устроился в кресле, перекинув длинные ноги через подлокотник.

Ему необходимо выпить, поскольку предстоящие несколько часов обещали быть самыми трудными во всей этой смелой проделке. Ему придется действовать очень осторожно, чтобы, с одной стороны, убедить мать в его намерении жениться, а с другой – не усложнить отношения с Беллой.

К объяснению с братом он не был готов, поэтому, когда в комнату вошел Эдуард, Роберт был застигнут врасплох. Он спустил ноги вниз и сказал:

– Тедди, вот уж не ожидал тебя увидеть.

– Почему я не могу сюда прийти? Это мой дом.

– Да, конечно, но я полагал, что ты вернулся в Лондон.

– Я не обязан отчитываться перед тобой в своих поступках, брат, но уж если ты спрашиваешь, то я приехал узнать, не надо ли помочь маме перебраться на Холлес-стрит. Дом готов, и я нанял прислугу, но могут быть и другие поручения.

– Прости, Эдуард. Конечно же, мы оба должны помогать маме.

– Особенно когда ты навязал ей гостью.

– Белла для нее необременительна. Она составит маме компанию, и в любом случае она – член семьи.

– Троюродная сестра. – Эдуард улыбнулся. – Но вскоре, я полагаю, ее родство станет более близким. Должен сказать, что я с трудом поверил тому, как изменились твои чувства. До нашей поездки в Уэстмер ты не обращал на Беллу особенного внимания. Ты всегда утверждал, что брак не для тебя. Мы с тобой договорились не участвовать в играх его светлости. И что происходит, как только ты остаешься с Беллой наедине? Делаешь ей предложение.

– Которое было принято. Об этом не забудь.

– Уверен, что она приняла его как меньшее из всех зол, поскольку я не сделал ей предложения.

Роберт понимал, что брат прав, но не признался в этом, так как обещал Белле, что ничего не скажет Эдуарду.

– Ничего подобного. Мы договорились с ней заранее.

– Когда же?

На этот вопрос Роберт подготовил ответ.

– Когда я в последний раз был в Уэстмере. Я нанес им визит, вернувшись с войны.

– Его светлость знал об этом?

– Нет, конечно. Тогда не знал. Она была слишком юна.

– Она и сейчас слишком юна, чтобы противостоять графу Уэстмеру и нищему бывшему солдату, если они оба сговорились против нее. Но учти, брат, если ты ее обманешь, то тебе придется держать ответ передо мной.

Дело пахло ссорой, а они не ссорились с детства, да и тогда это были лишь перебранки из-за игрушек. Но Белла не игрушка. Он должен помнить, что этот «маскарад» кончится вместе со светским сезоном и она уступит желанию деда. У Роберта не было сомнений на этот счет – желание деда не предполагало брака с «нищим бывшим солдатом», как выразился Эдуард.

– Не волнуйся. Мы оба сознаем, что к чему. А теперь извини, мне надо переодеться к ужину. Ты останешься?

– Да. Не пропущу его ни за что на свете. Этого-то Роберт и опасался. Он ушел в свою комнату, стянул с себя грязную одежду, в которой путешествовал, и вымылся горячей водой, принесенной камердинером Адамом Гоутобедом, который служил у него со времен военной кампании. Слуга он был посредственный, но преданный, изучивший все нюансы в настроении хозяина и не боявшийся высказывать свое мнение.

– Что вы наденете, капитан?

Роберт задумался. Одеться так, чтобы произвести впечатление, или продемонстрировать безразличие к своей внешности? Он решил избрать что-то среднее и остановился на черных брюках, белой льняной рубашке, парчовом жилете с серебряными пуговицами и бледно-голубом шелковом галстуке. Затем надел черные ботинки с пряжками и темно-синий бархатный фрак. Наряд дополнили кружевной платок, кончик которого выглядывал из рукава фрака, и лорнет, свисающий на ленте с шеи. На ден-ди он не похож, но выглядит достаточно щегольски. Напевая себе под нос, Роберт неторопливо спустился в гостиную, где уже были Эдуард с матерью, оживленно обсуждавшие новый дом.

– Мне понадобится карета, – сказала Генриетта. – Я не могу без конца пользоваться семейным экипажем – он ведь твой и нужен тебе самому, – но если я должна вывозить Беллу в свет, то не могу же постоянно вызывать кеб!

– Мама, этим займусь я, – вмешался Роберт, не дав Эдуарду возможности ответить. – У меня больше свободного времени, чем у Эдуарда, и к тому же я лучше его разбираюсь в лошадях.

– Ты так думаешь? – брат недовольно поднял бровь.

– Я кавалерист, и разбираться в лошадях – моя профессия.

– Ты считаешь, что маме и Белле нужны кавалерийские лошади? – рассмеялся Эдуард. – Ты только представь себе это. Да над ними все будут потешаться. И во что их впрягать? В фаэтоны с высокой посадкой?

– Не говори глупостей.

– Мальчики! Мальчики! – Генриетта тоже засмеялась. – Не ссорьтесь.

– Только оттого, что у него неожиданно появились планы на будущее, он внезапно стал крупным знатоком, – сказал Эдуард. – Я бы не рассчитывал на это, брат. Луи собирается доказать, что старик тронулся и не может составить подобное завещание.

– Разве? – удивилась Генриетта. – Кто это точно может сказать?

– Луи говорит, что обратится в суд, хотя не представляю, как это ему поможет. У него меньше прав, чем у меня. – Эдуард усмехнулся. – Посмотрим. – Заметив в дверях Беллу, он как ни в чем не бывало произнес: – А вот и кузина Изабелла.

Братья одновременно встали и сделали шаг ей навстречу, едва не столкнувшись. Смущенная Белла взяла их обоих под руки и была препровождена к дивану, где сидела Генриетта.

– Как чудесно вы выглядите, – сказала Генриетта.

– Благодарю вас, – тихо ответила Белла и замолчала. Она сбежала из Уэстмера от дедовского приговора – и что она видит здесь? Из-за нее возникла ссора. Ей не верилось, что ссору затеял Эдуард, который до сих пор изображал равнодушие к предложению графа.

Когда Белла стояла за дверью, стараясь взять себя в руки, прежде чем войти, ее поразил голос Эдуарда. Она привыкла к его спокойному, чуть насмешливому тону, а теперь услыхала в его голосе презрение и вспомнила злобное выражение, промелькнувшее на его лице, когда он впервые узнал, что она приняла предложение Роберта. Ему явно это не нравилось. Неужели и его привлекает наследство, как Джеймса и Луи?

Вошел лакей и объявил, что ужин подан. Они направились в столовую: Эдуард – под руку с матерью, а Белла – едва касаясь ладонью рукава фрака Роберта.

Аппетит у нее пропал, и она почти не притронулась к вкусным блюдам. Отвечала она односложно и лишь когда к ней обращались. Как же ей жить здесь дальше? Затеянная ею игра не приведет к счастливому концу.

– Бедное дитя, – сказала Генриетта, когда ужин закончился. – Вы устали, а мы болтаем словно стая сорок. Вы, наверное, хотите лечь спать?

– Да, если можно.

Она пожелала всем спокойной ночи и ушла, закрыв за собой дверь. Вдруг кто-то из слуг приоткрыл дверь, и Белла услышала голос миссис Хантли:

– Понимаю, что она могла устать после дороги, но я никогда не встречала такой молчаливой особы, Роберт. Ты, кажется, говорил, что она живая и умная.

– Она такая и есть, мама. Она утомилась и немножко тебя побаивается.

– Что ж, мне очень жаль… – Дверь снова закрылась, а Белла с трудом дошла до своей комнаты, где Дейзи помогла ей улечься в постель.

Белла не думала, что сумеет заснуть, но провалилась в сон, как только голова коснулась подушки. Утром проснулась в совсем другом настроении: она впервые в жизни уехала из дома и ей не терпелось появиться в обществе. Белла улыбнулась и стала одеваться. Она намерена получить удовольствие от светского сезона, а что произойдет дальше, будет видно.

Генриетта была занята весь день, давая указания слугам, что взять в новый дом. Хотя дом на Холлес-стрит был меблирован, нашлось множество мелочей, без которых она не могла обойтись. Белла не в состоянии была ей помочь и поэтому вышла погулять и осмотреть окрестности.

Она стояла на берегу озера, глядя на свое отражение в прозрачной воде. Вдруг она увидела еще чье-то лицо. Белла подняла голову – рядом с ней стоял Эдуард.

– Ой, Эдуард, ты меня испугал.

– Прости. Но скажи, о чем ты так глубоко задумалась, что не услышала шагов у себя за спиной?

– Ни о чем. Я вышла погулять. Кузина Генриетта занята, и я не хочу ей мешать.

– Ты никому не мешаешь, малышка. Но тебя беспокоит совсем другое. Это чудовищно со стороны дедушки Уильяма – заставлять тебя выйти замуж за одного из его внучатых племянников. Ты уверена, что нашла правильный выход из этого положения? Роберт – милый парень и мой брат, но какой из него муж?

– Почему нет? – спросила Белла. – И при чем здесь мой дед?

– Ну-ну, Белла, я не зеленый юнец. – Эдуард улыбнулся. – Роберт не имел ни малейшего желания жениться на тебе до того, как на прошлой неделе приехал в Уэстмер.

– Луи и Джеймс тоже не собирались и тем не менее… Не сомневаюсь, что если бы ты не был уже помолвлен, то тоже ухватился бы за эту возможность. Мне не нравится, когда меня используют, Эдуард.

– А Роберт тебя не использует?

– Нет, он не использует! – резко ответила она. – Он хороший и добрый, и его совершенно не интересует дедушкино наследство.

– Да ну? – Эдуард скривил губы. – В таком случае я желаю вам обоим счастья.

Что на это скажешь? Белла вежливо поблагодарила его, и они молча пошли к дому. Из окна гостиной на них смотрел Роберт, которого охватило необъяснимое желание встать между ними. Очевидно, что выбор графа Уэстмера пал на Эдуарда, но, зная, что тот собирается объявить о своей помолвке, старик притворился, что предоставляет Белле возможность выбора. Он тянет время, зная, что Эдуарду наследство нужно больше, чем Шарлотта Меллиш. Неужели его брат даже сейчас сеет семена сомнения в мыслях Беллы?

Роберт торопливо вышел им навстречу.

– Привет вам. Хорошо погуляли?

– Да, спасибо, – чопорно ответила Белла. – Я прохаживалась вдоль озера, когда ко мне присоединился Эдуард. Там очень красиво.

– Красиво. – Роберт взял руку Беллы и положил на свой согнутый локоть. – Но владения не столь обширны, как в Уэстмере. Надеюсь, тебе все же не захочется сразу вернуться домой.

Она улыбнулась.

– Я буду слишком занята, чтобы скучать по дому.

– Надеюсь. Я со своей стороны постараюсь, чтобы ты ни минуты не скучала.

Белла прекрасно сознавала, что этот ответ предназначался исключительно для Эдуарда. Эдуард это понял и, насмешливо улыбнувшись, сказал, что едва ли разгульный образ жизни Роберта создаст у Беллы благоприятное впечатление о светском обществе. Братья обменивались колкостями, и Белле это совсем не нравилось.

Она не могла не сравнивать Эдуарда и Роберта. Первый – образцовый джентльмен, о котором вздыхает любая молодая леди, а второй – веселый и легкомысленный кавалер для развлечений. Но его предложение о браке было серьезным. Это не было шуткой, иначе он не прилагал бы столько усилий, чтобы обмануть мать и брата. И есть ли у Роберта иные причины для этого? Или он просто пожалел ее? Белле претила мысль о том, что ее жалеют, и она решила особенно не полагаться на Роберта.

После ланча повозку загрузили вещами Генриетты. Туда же поставили сундучок Беллы и дамское седло. Повозка вместе с несколькими слугами, включая Адама Гоутобеда, который ехал в квартиру Роберта в Олбани, чтобы приготовить ее к приезду хозяина, отправилась в путь заранее.

Молодой конюх Дэнни ехал на Дымке. Белле был оставлен только чемодан с необходимыми вещами на одну ночь в Палгрейве. На следующее утро сразу после завтрака Генриетта, ее горничная Анетта и Белла с Дейзи сели в карету и отправились в путь, который, как ожидала Белла, должен стать этапом в ее жизни.

Роберт с Эдуардом следовали сзади в двухколесном экипаже Эдуарда, но вскоре они обогнали карету.

– Они приедут раньше нас, – заметила Белла, когда экипаж скрылся из виду.

– Они едут не на Холлес-стрит, – пояснила Генриетта. – Эдуард отправляется в Бландингз-Хаус, а Роберт – в свою квартиру в Олбани. Но, несомненно, Роберт завтра нанесет нам визит, и тогда мы решим относительно наших планов. Жизнь в Лондоне совсем не такая, как в деревне, моя дорогая. Здесь все подчинено правилам этикета, но, поскольку я вас буду направлять, мы справимся со всеми трудностями.

– Расскажите мне о них, – попросила Белла. – Я совершенно невежественна, хотя много читала. – Она вздохнула. – В Уэстмере больше нечем заняться. Конечно, мисс Баттерзби очень эрудированная, но думаю, что ее знания тоже большей частью из книг.

– О, вам не стоит волноваться, моя дорогая. Мы с Робертом вам поможем, да и Эдуард будет часто нас навещать. Он хороший сын и очень внимателен. Он позаботится о том, чтобы нас пригласили туда, куда следует, и чтобы мы познакомились с респектабельными людьми. Я давно не была в Лондоне, потому что мой муж умер внезапно, а после этого свекор пригласил меня вести его дом в Палгрейве, и я потеряла связь со старыми знакомыми. – Она повернулась к Белле и так тепло улыбнулась, что Белла почувствовала, как ее тянет к этой женщине.

Уже наступил вечер, когда они прибыли в Лондон. Дороги были запружены транспортом, и карете Хантли пришлось продвигаться медленно. Зато Белла смогла оглядеться, пока они ехали по Оксфорд-стрит. Такого разнообразия экипажей она никогда не видела: фургоны, двуколки, кебы. И повсюду множество людей – от модно одетых дам и сопровождавших их джентльменов до уличных торговцев с лотками и ручными тележками, оборванных нищих и босоногих детей. Все без исключения подвергали свои жизни опасности, когда переходили дорогу.

Карета неожиданно резко свернула вправо, и они очутились у двери высокого дома с террасами.

– Вот мы и приехали, – сказала Генриетта и засмеялась, так как раскрылась дверь и на пороге появился Роберт. – О, нас уже ждут.

Когда они все уселись в гостиной, чтобы перекусить, Роберт объяснил, что пришел убедиться в том, что они благополучно добрались, а также чтобы договориться о планах на следующий день. Белла удивилась тому, как ей приятно его видеть. Он, оказывается, такой основательный и надежный. Она представила, как на него полагались солдаты и как, наверное, любили его.

– Что вначале: покупка кареты или магазины? – спросил он.

– Вначале карета, – заявила мать. – Но это будет во второй половине дня. Я хочу выспаться, и у меня к тому же много дел. Надо устроиться и расставить мебель. Приходи в два часа.

Роберт встал, заверив их, что не опоздает, так как они живут в пяти минутах ходьбы от его квартиры. Он поклонился матери, поцеловал Белле руку и удалился.

Белла немного расстроилась: ей не удалось побыть с Робертом наедине и сказать, что пора кончать с обманом. Теперь же ей ничего не оставалось, как беседовать с Генриеттой, этой приятной женщиной, которая до сих пор думает, что они помолвлены. Генриетта излагала ей планы на следующий день.

– Я встану в половине одиннадцатого, – сказала она. – У меня будет достаточно времени до прихода Роберта, чтобы проследить, как распакуют вещи и куда повесят картины. А чем вы займетесь? Если хотите, можете понежиться в постели.

– Нет, что вы! Я хотела бы все осмотреть.

– Конечно. Осмотрите дом и сад, но учтите, что на улицу нельзя выходить одной. Вы можете взять с собой Дейзи.

– Нет. Бедняжку Дейзи укачало в карете, и я разрешила ей завтра отдохнуть. Я никуда не выйду из дома.

– А я должна поехать с Робертом покупать карету. Нам необходим крытый экипаж, так как погода стоит холодная. Такой дождливой весны я не помню. А вы как считаете?

Все, что Белла знала о модных каретах, ограничивалось иллюстрациями в дедовом «Журнале для мужчин». Поэтому она сочла разумным согласиться с хозяйкой дома.

– Вам бы хотелось поехать с нами? – спросила Генриетта.

– О, конечно, если можно.

Когда на следующий день ровно в два часа прибыл Роберт, его ожидали не одна, а две дамы. Он приятно удивился тому, что Белла едет с ними. Поверх батистового прогулочного платья лимонного цвета она надела красивую ярко-желтую мантилью. Этот цвет очень шел к ее темным локонам. Все уселись в карету и поехали на Маунт-стрит в торговый дом «Робинсон и Кук».

Беллу привело в восторг множество выставленных на продажу экипажей. Это были пышные кареты, а также различные двуколки и фаэтоны.

– Мне нужно что-то легкое для передвижения по городу, – сказала Роберту Генриетта.

– Тогда фаэтон, – предложил Роберт и, наблюдая, как Белла бродит среди карет, сказал ей: – Сядь в одну из них. – И пошел к ней, чтобы помочь забраться внутрь. Он представил себе, как она будет очаровательно выглядеть в высоком, модном экипаже, когда он повезет ее кататься.

– Господи, это так высоко, – сказала она. – Ты уверен, что я не упаду?

– В надежных руках не упадешь, – ответил он.

– Все это очень хорошо, – вставила Генриетта, – но старый Уолтер всплеснет руками от ужаса, если я попрошу его управлять фаэтоном. К тому же мне нужно, чтобы в карету поместилось четверо, а также чтобы она имела верх, который можно в зависимости от погоды поднимать или опускать.

Роберт вздохнул и помог Белле выйти из кареты.

– Хорошо, пусть будет ландо.

Они осмотрели выставленные на обозрение ландо, выбрали понравившееся, обсудили, в какой цвет его покрасить, и сделка была заключена.

– Эдуард не возражает, чтобы я пока пользовалась семейной каретой, – сказала Генриетта.

– Кузина Генриетта, я ввожу вас в расходы. Дедушка дал мне пятьсот фунтов…

– Господи, дитя мое, не думайте об этом. Я в любом случае купила бы карету, и я вовсе не бедна. Мой отец оставил мне значительную сумму, и ее вполне хватает, так как расходы у меня незначительные. – Она улыбнулась. Они вернулись к карете.

– А теперь в Таттерсоллз, – заявил Роберт. – Ты, кажется, собираешься купить пару лошадок. Да, мама?

– Ты хвастался, что хорошо разбираешься в лошадях, поэтому займись этим сам. Но учти, Уолтер не столь молод, как ты, и выбирай не слишком резвых.

– Мама, он совсем дряхлый. Я удивляюсь, почему ты до сих пор не отправила его на покой. – Роберт повернулся к Белле. – Уолтер – старый слуга. Он учил маму ездить на лошади, когда она была маленькой девочкой; она и мысли не допускает с ним расстаться.

– Он надежный человек, – ответила Генриетта. – Я не переживу, если граф обвинит меня в том, что я подвергала опасности жизнь его внучки. Тебе тоже следует подумать о Белле.

– Само собой разумеется, что я о ней думаю. – Роберт усмехнулся, глядя на Беллу, а ее вновь охватило чувство вины.

Роберт не был опрометчив, как боялась его мать, и тщательно выбрал пару гнедых красавцев, привычных к езде в городе. Лошади обошлись, по мнению Беллы, в колоссальную сумму денег.

– В Лондоне все так дорого стоит? – спросила она, беспокоясь, на сколько ей хватит пятисот фунтов.

– За качество всегда стоит заплатить, – ответила Генриетта. – А теперь возвращаемся домой пить чай. Завтра – день покупок, а послезавтра, когда прибудет наш новенький экипаж, мы в нем отправимся развозить приглашения и, возможно, прокатимся по парку. Роберт, надеюсь, ты присоединишься к нам?

Роберт заколебался, и это напомнило Белле об их «сделке». Он не обещал ходить перед ней на задних лапках, и ей, если она собирается познакомиться с подходящими молодыми людьми, это совсем не нужно. Поэтому она сказала:

– Если у тебя другие планы, то, пожалуйста, из-за меня их не отменяй.

– Что такое? – удивилась Генриетта. – Женихи так себя не ведут. Белла, такое самопожертвование ни к чему. Конечно же, он должен поехать с нами. Правда, Роберт?

– С удовольствием поеду, – ответил он и улыбнулся Белле, а ей захотелось его ударить.

Они едва успели усесться в гостиной за чаем, как дворецкий объявил о приходе сэра Эдуарда Хантли и мисс Шарлотты Меллиш. Белла оцепенела от страха.

– Шарлотта, позволь представить тебе мою кузину Беллу, – сказал Эдуард. – Помнишь, я тебе о ней рассказывал? Она составит маме компанию на этот сезон.

– О, конечно! Это же ведь маленькая наследница.

Шарлотта была ниже ростом, чем Белла, но держалась словно королева – спина прямая, подбородок задран, на всех смотрит свысока. Волосы у нее были такие светлые, что выглядели выцветшими. Высокую прическу она украсила крошечной шляпкой с огромным пером. Открытое платье из прозрачного узорчатого муслина было надето на зеленовато-голубой чехол из тафты, на руках – кружевные перчатки, зонтик и сумочка дополняли наряд.

Белла остро ощутила, что она не конкурентка Шарлотте, и от этого сделалась дерзкой. Она выпрямилась во весь рост и, глядя сверху вниз на Шарлотту, с улыбкой произнесла:

– Не такая уж я маленькая, мисс Меллиш, и вовсе не наследница. Как вам должно быть известно, женщина не властна над своим состоянием. Если бы я могла, то изменила бы этот порядок.

– Да? – Шарлотта уселась рядом с миссис Хантли на диван и отложила в сторону сумочку и зонтик, чтобы снять перчатки. – Значит, вы из тех современных женщин, которые считают, что могут заниматься делами не хуже мужчин?

– Все зависит от мужчины и женщины, – сказала Белла и тоже села. – Есть весьма неумелые мужчины.

– Ты права, – засмеялся Эдуард.

– Но не ты, дорогой. – Шарлотта испепелила его взглядом, но при этом улыбка не сходила с ее губ. Как только ей это удается? – подумала Белла. – Я уверена, что в твоих руках состояние любой женщины будет в целости и сохранности.

– Уж точно в большей сохранности, чем в руках Роберта, – пробормотал Эдуард. – Роберт, ты ведь позволишь дать тебе совет, когда станешь обладателем уэстмерского наследства?

Стоящий у окна Роберт повернулся к брату, улыбнулся, но ничего не сказал. Обстановка накалялась. Белла, зная, что тому причиной является она, чувствовала себя крайне неуютно.

– Дедушка может передумать, Эдуард, – сказала она. – Мне бы очень не хотелось лишать тебя законного наследства.

– Ты здесь ни при чем, – ответил он.

Роберт внимательно посмотрел на брата, а Генриетта поспешила вмешаться – стала предлагать всем чай и переменила тему разговора:

– Шарлотта, Эдуард сказал мне, что ваши родители дают бал в вашу честь.

– Да, но мы пока не установили точную дату. Думаем, где-то в середине мая… недель через шесть. – Она улыбнулась Эдуарду. – Мы объявим о помолвке. Будут все значительные люди. Родители, разумеется, пришлют вам приглашение. Приглашение распространится и на капитана Хантли с мисс Хантли, если вы этого захотите.

– Спасибо, – сказала Генриетта, а Роберт и Белла в ужасе посмотрели друг на друга. Как им себя вести на таком официальном сборище? Белла обещала, что Роберт выйдет из этой истории с незапятнанной репутацией, но дело все более и более осложнялось.

Роберт встал и поклонился Шарлотте.

– Мы будем очень рады, мисс Меллиш, – ответил он за них обоих. – А теперь мне пора идти. – Он поцеловал в щеку мать, затем взял руку Беллы и тоже поцеловал. – Белла, не забудь, что завтра днем мы катаемся верхом в парке. Дымка застоялась и нуждается в прогулке.

Белла впервые услышала об этом. Она не сомневалась, что он сказал это исключительно из-за Эдуарда, но осталась довольна – прогулка верхом ей необходима.

– Я буду готова к двум часам, – с улыбкой ответила она.

Он ушел, а Белла оказалась в затруднительном положении, так как не знала, о чем говорить с Шарлоттой и Эдуардом.

К счастью, Шарлотта заявила, что им надо уходить, поскольку у них есть еще визиты. Она еле заметно кивнула Белле и пошла к дверям, прежде чем Эдуард успел попрощаться с матерью и кузиной.

– Шарлотта порой просто подавляет, – вздохнула Генриетта. – Хотя я не думаю, что она делает это намеренно. Ее отец сэр Джордж Меллиш, эдакий нувориш, стал фабрикантом и нажил состояние. Претензий у него хоть отбавляй, и это передалось единственной дочке. Но деньги не заменят хорошее воспитание. Конечно, мне не следует говорить подобные вещи, и прошу вас этого не повторять. В конце концов, она моя будущая невестка.

Глава шестая

Следующее утро было посвящено покупкам. Это занятие доставило бы Белле намного больше удовольствия, если бы она не переживала из-за высоких цен. А нужно так много всего купить! По словам Генриетты, даже самый скромный дневной гардероб должен состоять из нескольких нарядов для визитов, двух или трех – для поездок в карете и по крайней мере еще одной амазонки, помимо уже имеющейся у Беллы.

Предполагались вечерние приемы, посещения оперы и театра, где их будут лицезреть представители высшего общества, и просто немыслимо появиться в одном платье дважды. И у нее должно быть не менее двух бальных платьев, а если им повезет и их пригласят еще, то, соответственно, увеличивается и количество нарядов. Также необходимы домашнее платье, белье, аксессуары, обувь и головные уборы.

Пятьсот фунтов, которые целый год кормили и одевали бы всю деревню Уэстмер, растаяли задолго до того, как были сделаны все эти покупки. Беллу мучило чувство вины, возросшее еще и оттого, что она получила их от графа в результате обмана.

Он всегда отличался бережливостью и ее приучил к тому же.

Белла была вынуждена признаться Генриетте, что у нее кончились деньги.

– Как это похоже на мужчин! – воскликнула та. – Они не имеют ни малейшего представления, сколько требуется, чтобы вывести в свет молодую леди.

Они шли к карете. Руки едва удерживали множество свертков, а на следующий день должны были доставить остальные покупки. Два платья еще находились у портнихи, и Белла сожалела о том, что позволила уговорить себя накупить так много вещей.

– Я вполне обошлась бы тем, что мы уже купили, кузина Генриетта.

– Глупости! – Генриетта передала свои свертки кучеру, который, увидев их, распахнул дверцу кареты. – Домой, Уолтер, – приказала она. Свертки уложили на сиденье, Уолтер захлопнул дверцу и уселся на козлы. – Никаких «обошлась бы», – сказала Генриетта, как только они отъехали от магазинов. – Дебют в свете происходит один раз и должен стать радостным событием. Нельзя чувствовать себя несчастной из-за того, что у вас нет необходимых вещей. Граф такой же, как мой отец: он покорно за все заплатит, когда я напишу ему и сообщу о том, какие высокие нынче цены. И я намерена дать бал в конце сезона, на котором мы объявим о вашей с Робертом помолвке.

Белла пришла в ужас:

– Ой, нет! Вы не должны этого делать! Удивленная Генриетта повернулась к Белле.

– Почему?

– Мне не хочется никакой суеты и хлопот. Я уверена, что Роберт тоже этого не хочет.

– Но почему ему этого не хотеть?

Белла смутилась и замолчала, не зная, что сказать.

– Все будут на меня смотреть и строить домыслы о… о…

– А, вы имеете в виду решение графа. Сомневаюсь, что всем об этом известно, но даже если так, то к концу сезона это забудется. А если не забудется, то, когда люди увидят, как вы замечательно подходите друг другу, будет ясно, что дело не в наследстве.

– Надеюсь, что так и произойдет, – ответила Белла, спрашивая себя, как отговорить Генриетту. – Мне совсем не хочется, чтобы к Роберту стали плохо относиться.

– Моя дорогая, не стоит придавать этому слишком большое значение. Я не представляю себе, чтобы его светлость нарушил майорат. Эдуард абсолютно уверен в том, что он этого не сделал. И Роберт того же мнения. Помимо всего прочего, я очень хочу дать бал, а поскольку своей дочки у меня нет, то вы должны мне уступить.

Что на это скажешь? Что бы Белла ни сказала, обман выплывет наружу. Прежде надо поговорить с Робертом. Если признаваться, то вместе, так как Белле не хотелось, чтобы вся вина пала на него одного. Как только они останутся наедине, она настоит на том, чтобы они признались Генриетте. Надо это сделать, когда они поедут кататься верхом.

Он пришел ровно в два часа. Белла уже поджидала его, прохаживаясь по вестибюлю в новой амазонке из темно-синей тафты, жакет которой украшала застежка в два ряда из серебряных петель. Белла была такой красивой, что у него перехватило дыхание, и он молча и восхищенно смотрел на нее. Затем, опомнившись, улыбнулся и поклонился. – Ты выглядишь очаровательно, Белла.

Она сделала реверанс.

– Вы очень добры, сэр.

– День для поездки просто превосходный. Дождь наконец кончился, и светит солнце. Нельсону не терпится показать Дымке свою ретивость.

– Тогда поедем. – Белла надела шляпу с плюмажем и натянула перчатки.

Она держалась очень чопорно и скованно и совсем не походила на ту Беллу, которую он хорошо знал. У нее что-то на уме, предположил он. Что ж, скоро он это узнает.

Спустя пять минут они уже ехали по Оксфорд-стрит к Гайд-парку. Из-за оживленного движения они не могли ехать рядом и разговаривать, а когда свернули к входу в парк, то Белла, ждавшая возможности побеседовать с Робертом, поняла, что и здесь это не удастся: огромное количество карет и наездников заполонило проезжую часть парка и аллею для верховой езды. Когда же они наконец выбрались на свободное пространство, Белле хотелось только одного – скакать и чтобы ветер бил ей в лицо. Поэтому она пришпорила лошадь и, не глядя на Роберта, понеслась вперед. Он последовал за ней, и они, свернув с аллеи, со смехом понеслись галопом рядом по лужайке.

Белла была в восторге, ей хотелось еще скакать, но, поскольку Дымку не выгуливали несколько дней, она побоялась утомить свою лошадку. Белла остановилась и, не дожидаясь помощи Роберта, спрыгнула на землю.

– Господи, Белла, а ты, оказывается, отличная наездница, – сказал он и тоже спешился. Ведя лошадей, они направились к рощице.

– В Уэстмере большие просторы, а я обожаю скакать галопом.

– И на псовую охоту ездишь?

– Иногда. Дедушка раньше ездил, но его начала мучить подагра, а одну он меня не отпускает, так что теперь я редко езжу.

– Неудивительно, что он беспокоится, если ты всегда так скачешь.

– Как?

– Словно за тобой гонится бес и ты решила его обскакать. – Он засмеялся. – Может, ты считаешь, что я тоже бес с рогами и хвостом?

– Нет. Разумеется, я так не считаю. – Она остановилась под дубом, чтобы Дымка пощипала траву. – Роберт, я должна с тобой поговорить.

Он усмехнулся.

– Ты уже со мной говоришь.

– Я хочу поговорить серьезно.

– Тогда давай сядем. – Он набросил поводья лошади на сук, снял сюртук и расстелил его под деревом. Затем сел на него и похлопал ладонью около себя: – Садись.

Белла послушно села. Как же он близко от нее сидит! Они почти касаются друг друга. Она разрывалась между желанием положить голову ему на плечо, как тогда в Истмере, и необходимостью соблюсти приличия и отодвинуться подальше. Она не сделала ни того, ни другого, а напряженно выпрямилась и стала смотреть вперед, чувствуя на себе его внимательный взгляд.

– Итак, что же такого я сделал, чтобы заслужить твое недовольство?

– Разве я это сказала?

– Нет, но я знаю этот твой суровый взгляд. Для будущего мужа я был недостаточно внимателен?

– Совсем наоборот.

– Тогда в чем же дело?

– Дело в твоей маме. Мне претит ее обманывать. Я к ней очень привязалась.

– И она к тебе. Она сказала, что самое лучшее, что я сделал в жизни, – это предложил тебе выйти за меня замуж.

– Этого еще не хватало! – воскликнула Белла и повернулась к нему лицом. От его пристального взгляда она почувствовала себя очень неловко. – Роберт, она собирается дать бал в конце сезона и объявить о нашей помолвке.

– Черт возьми!

– Я считаю, что мы с тобой должны поссориться и разорвать помолвку, прежде чем совсем запутаемся.

– А какая причина ссоры? – резонно спросил он.

– Что угодно… это не имеет значения. Главное – чтобы она поняла: мы друг другу не подходим.

– Это должно быть что-то серьезное, а иначе она пригрозит дать нам по подзатыльнику и заставит нас поцеловаться и помириться.

– Мы могли бы сказать ей правду.

– Нет, – твердо заявил он. – Еще не время. Тогда тебе придется вернуться в Уэстмер. Его светлость разозлится, мама обидится, а мы с тобой ничего не добьемся. Ты же видишь, как она рада, что ты здесь.

– Но чем дольше это продолжается, тем труднее закончить. Твоя репутация…

– Позволь мне самому позаботиться о своей репутации, – заявил он. – Вот что я тебе скажу: мы устроим грандиозную ссору на балу у Меллишей. Идет? – Он явно дразнил ее.

– Твоя бедная мама упадет в обморок. К тому же я не хочу выглядеть дурой.

– Ну давай поссоримся вполголоса.

– Я же сказала, что хочу поговорить с тобой серьезно, – рассердилась Белла. – А ты все превращаешь в шутку. Не понимаю, как я могла согласиться на этот розыгрыш.

– Согласиться? Да ты сама все придумала. Ты упрашивала меня…

– Ничего подобного. Я никогда не упрашиваю. Мне просто пришла в голову эта мысль. Я и не думала, что ее можно воспринять серьезно.

– Не рассказывай мне сказки.

– Да это ты сам сказал Луи, что мы…

– Значит, тебе было бы лучше выйти за Луи?

– Нет. Не искажай мои слова. Это ты настоял на том, чтобы мы скрывали правду от твоей мамы. Я этого не хотела, и ты это знаешь.

– Видишь ли, – спокойно сказал Роберт, – мы с тобой сейчас замечательно ссоримся, но нас никто не слышит. И нет мамы, которая заставила бы нас поцеловаться. Как жаль. – Он вдруг улыбнулся. – Подумай только – это ведь было бы очень приятно. Давай попробуем.

– Что попробуем?

– Поцелуемся и помиримся. – Он взял в ладонь ее подбородок и повернул лицо Беллы к себе. – Я намерен попробовать это сейчас.

Она сидела словно зачарованная, глядя на него во все глаза и чуть-чуть приоткрыв губы. Роберт нагнул голову и поцеловал ее. От прикосновения его теплого, влажного рта у Беллы внутри все перевернулось, а он осторожно водил языком по ее губам, отчего у нее по телу пробежала дрожь. Она прильнула к нему, забыв обо всем на свете.

Прошло несколько секунд, прежде чем Белла справилась со своими чувствами и оттолкнула его. Как он мог? Такими поцелуями обмениваются с возлюбленной, а он ясно дал понять, что не любит ее. И она его не любит. Не любит!

Роберт поднял голову и с улыбкой сказал:

– Вот это да, моя маленькая недотрога! А я-то думал, что ты наивное дитя…

– Я тебя презираю!

– Значит, ссориться, а потом мириться тебе не по душе?

– Нет.

– В таком случае мы зашли в тупик.

– Ты насмехаешься надо мной, а это неприлично.

Он провел пальцем по краешкам ее вспухших от поцелуя губ.

– Бедняжка Белла, прости меня. Обещаю, это больше не повторится.

– Совершенно верно, так как «маскарад» должен закончиться, и чем скорее, тем лучше.

– Ну нет, мы подождем, – уже без смеха сказал он. – Судьба имеет обыкновение неожиданно привести все к счастливому концу. Пока что мы продолжим вести себя так, как договорились. – Он улыбнулся. – Не бойся: я не больше, чем ты, желаю связать себя браком без любви.

– Хорошо. – Она встала и схватила Дымку за уздечку. – Но я буду весьма обязана, если ты в будущем найдешь неотложные дела, которые не дадут тебе возможности часто видеться со мной.

– Как же я могу это сделать? Мама предполагает, что я буду сопровождать вас.

– Вот поэтому-то и нужно ей все рассказать.

– Нет. Еще не время.

– Когда же это время наступит? Чем дольше мы ее обманываем, тем хуже.

– Это твоя выдумка. Я с самого начала сказал, что тебе придется смириться с ее последствиями. Одна из тягот этого положения – мое общество. По крайней мере до конца сезона.

Он встал, встряхнул сюртук и надел его. Затем протянул ей сложенные ладони, чтобы помочь сесть в седло, но она была настолько рассержена, что вскочила в седло без его помощи и направила Дымку обратно к воротам.

Белла сама не знала, почему она так разозлилась – Роберт ведь не виноват. Поцелуй открыл ей глаза на то, о чем она до сих пор лишь читала в книгах: о физическом влечении между мужчиной и женщиной. Но ведь это не может быть любовью? Любовь что-то большее: привязанность, взаимное уважение и честность. Она мрачно улыбнулась. Роберт был честен. Он сказал, что не желает связывать себя браком без любви, и у нее не оставалось сомнений в его искренности.

Роберт догнал ее, и они поехали рядом, присоединившись к кавалькаде наездников. Говорить было не о чем, и остальной путь они проделали молча. Около дома Роберт помог Белле спешиться и отправил ее лошадь на конюшню. Своего жеребца он привязал к столбу у дверей, так как собирался лишь поздороваться с матерью и удалиться. Но улизнуть ему не удалось. Мать настояла на том, чтобы он попил с ними чаю.

– Завтра доставят новую карету, – сказала она. – Я бы хотела, чтобы ты был здесь, за всем проследил и проверил, как впрягут лошадей.

– Мама, разве Уолтер не может это сделать? У меня дела. Я обещал быть у Джорджа Фулбрайта. Мы собирались уехать из города на несколько дней.

– Джордж Фулбрайт? Господи, как ты можешь говорить о том, что уезжаешь с этим шалопаем, когда Белла только что приехала? Не понимаю.

– Мама, Джордж не шалопай, он – верный друг и соратник. А его мама, как я считал, твоя задушевная приятельница.

– Обо мне не беспокойтесь. – Белла чувствова-ла себя так же неуютно, как и Роберт. – Я не хочу лишать Роберта общества его друзей. Пусть поступает по своему усмотрению.

Генриетта перевела взгляд с Роберта на Беллу.

– Белла, вы здоровы?

– Совершенно здорова, кузина Генриетта.

– Значит, вы поссорились. Роберт, мне стыдно за тебя. Завтра ты придешь и будешь вести себя прилично. А на вечер я пригласила знакомых, чтобы представить им Беллу, и настаиваю на том, чтобы ты был.

– Хорошо, мама. – Он с улыбкой повернулся к Белле. – Поцелуемся и помиримся, да, дорогая?

О, как же она его ненавидела! И если бы это не огорчило его маму, то она так и заявила бы ему. Белла протянула руку, давая понять, что прощается с ним, но он поднес ее пальцы к губам и заглянул ей в глаза.

– До завтра, любимая, – произнес он тоном влюбленного жениха. – Мы отправимся на прогулку в новой карете и с новыми лошадьми всем на зависть, и я обещаю вести себя хорошо.

Когда он ушел, Генриетта вздохнула.

– Он раньше не был невоспитанным, – сказала она. – Все дело в армии. Его огрубили война и мужская компания. Но он хороший мальчик, и вы скоро его укротите.

В этом Белла сомневалась. Ему совсем не хочется, чтобы его укрощали, подумала она. В воображении она часто рисовала себе любовные картинки, почерпнутые из книг: вот стоящий перед ней на коленях красивый джентльмен целует ее, признается в любви и умоляет выйти за него замуж, а она кокетливо отвечает, что они должны подождать. Она представляла себе поцелуй незнакомого кавалера: он целомудренно коснется ее рта плотно сжатыми губами. Но Роберт целовал ее совсем по-другому. До сих пор это были сплошные фантазии, а вот губы Роберта на ее губах – это реальность. Даже закрыв глаза, она ощущала его губы. А тело ныло… от желания. Догадался ли он об этом?..

Белле ничего не оставалось, как выслушивать планы Генриетты о том, как они будут проводить время. Роберт постоянно присутствовал в этих планах, и Белла наконец не выдержала:

– Кузина Генриетта, предполагается, что наша помолвка – секрет, но если нас слишком часто будут видеть вместе, то начнутся сплетни.

– Какое это имеет значение?

– Для Роберта имеет, он не хочет, чтобы его считали охотником за наследством.

– Какая ерунда! Вы гостите у меня, а Роберт – мой сын. Что может быть более естественным для него, как не сопровождать нас? Но если хотите, то я познакомлю вас с другими молодыми людьми, а уж он пусть постарается, чтобы вы не предпочли кого-нибудь из них ему.

– Уверена, что ему это понравится, – ответила Белла и поспешно добавила: – Я имею в виду общество других молодых людей.

– Тогда он глупец, так как вы очень красивы и свет вас, несомненно, оценит.

– Спасибо, кузина Генриетта.

Генриетта понимала, что не все гладко в отношениях ее сына и его маленькой кузины. И это не связано ни с наследством, ни с помолвкой. Но она решила ничего не говорить. Рано или поздно кто-нибудь из них все ей расскажет. Одно ясно: они созданы друг для друга. Генриетта улыбнулась и похлопала Беллу по руке.

– Пожалуй, я прилягу, так как мы вечером идем к леди Бротон, а у нее не подают ужин раньше полуночи, и мы вернемся домой очень поздно. Советую вам тоже отдохнуть.

Но Белла была слишком взволнованна, чтобы лежать, поэтому взялась за письмо к деду и стала излагать свои впечатления от Лондона. Она постаралась придать письму бодрый тон, чтобы у старика создалось впечатление, что она счастлива. Она знала, что он призовет мисс Баттерз прочитать ему письмо вслух и его содержание будет обсуждаться и слугами, и в деревне.

До отъезда на званый вечер еще было время, и Белла раскрыла рукопись романа, который сочиняла. Она придумала историю, взяв что-то из своей жизни и немного позаимствовав из прочитанного. Героиня жила с опекуном и ничего не знала о своем происхождении. Пытаясь хоть что-нибудь разузнать об этом, она оказывается вовлеченной в клубок тайн и интриг, дуэлей и опасных приключений, а также любовных перипетий. Писать было очень интересно, хотя Белла не рассчитывала на то, что найдется издатель, который это напечатает.

Но на этот раз муза ее покинула; исчеркав несколько страниц, Белла со вздохом отложила перо и уставилась невидящим взором в окно. Она думала только об одном – в какое жуткое положение она попала. Если они с Робертом не поостерегутся, то окончательно запутаются, и иного выхода, кроме женитьбы, у них не будет, а эта ситуация ненавистна им обоим.

Вошла Дейзи с горячей водой. Белла заперла в ящик секретера письменные принадлежности и стала готовиться к вечеру. Сегодня, по крайней мере, Роберта не будет и некому нарушить ее покой…

Вечер оказался невыносимо скучным. Матроны чесали языками, а девицы хихикали над глупыми шутками ухажеров. Белла была рада, когда они смогли уехать.

Ночью опять шел сильный дождь, но на следующее утро, несмотря на порывистый ветер, сияло солнце. Днем приехал Роберт – он сам управлял новой каретой. Генриетта радовалась как ребенок и решила поехать покататься сразу после ланча.

– У ландо преимущество перед более модными экипажами, – сказала она. – У него прочный верх, который можно поднимать, когда идет дождь.

Они отправились на прогулку. Генриетта и Белла сидели рядом, а Роберт – напротив. Белла просто не могла на него смотреть. Их ссора давила ей на плечи, словно камень. Но, как ни странно, на Роберта, кажется, ничто не действовало, и он беспечно ей улыбался.

Парк был не столь переполнен, как вчера, вероятно из-за переменчивой погоды, но они все равно встретили знакомых Генриетты и останавливались, чтобы обменяться любезностями и представить Беллу. В результате они получили несколько приглашений.

– Вот так! – сказала Генриетта, когда они повернули обратно. – Все очень удачно. В пятницу мы обедаем у Говардов, на следующей неделе идем в театр вместе с мистером и миссис Фулбрайт, а леди Коллисон обещала прийти ко мне на вечер. Это очень хорошо, так как она придет с сыном Питером. – Она обращалась к Белле, но бросила взгляд из-под полей шляпы на Роберта. – Я уверена, он вам понравится, моя дорогая. Приятный молодой джентльмен.

Роберт догадался, что затеяла мать, и улыбнулся.

– Зеленый юнец, и глуповатый в придачу, но вообще-то безобидный.

Спустя две минуты они подъехали к дому. Роберт проводил их внутрь и, препоручив карету и лошадей заботам Уолтера, отправился в боксерский клуб Джексона, где у него была назначена встреча с Джорджем и Дезмондом. Он был в отвратительном настроении и, когда они с Джорджем начали боксировать, тому достались слишком яростные удары.

– Роб, перед тобой твой друг, – закричал Джордж, отступая и вытирая нос, из которого текла кровь. – Если хочешь выместить свое плохое настроение, найди кого-нибудь еще.

– Прости, Джордж, я забылся.

– Что случилось? Дама оказалась не козырной?

– Что? – вначале не понял Роберт, а затем рассмеялся. – А, ты имеешь в виду маму и мои пустые карманы. Я не могу у нее просить – она и так слишком потратилась последнее время, выводя в свет мою маленькую кузину.

– Рад это слышать. Какова она, эта твоя кузина? Сколько ей лет? Толстая или худая, темная или светловолосая? Умная или скучная?

– Вот уж точно не скучная. Она может извести кого угодно.

– Понятно, – усмехнулся Джордж. – Слышишь, Дезмонд? Наш Робби наконец-то влюбился.

– Не будь ты моим другом, тебе попало бы на орехи, – огрызнулся Роберт.

– Когда же мы с ней познакомимся?

– Твои родители пригласили ее и мою маму в театр на следующей неделе. Ты пойдешь?

– Теперь пойду. А ты?

– Нет, если смогу отвертеться, – твердо заявил Роберт.

– Послушай, а почему бы нам всем не пойти? – предложил Дезмонд. – У меня есть на примете две девушки, которые будут очень рады побывать в театре.

– Но только не в ложе моей мамы, – предупредил Джордж.

– Мы возьмем другую ложу и сможем наблюдать издали за совсем не скучной, надоедливой кузиной.

– Белла будет вне себя, если узнает об этом.

– Белла? Хорошенькое имя. А она хорошенькая?

– Да, но совсем юная. – Роберт старался говорить безразличным тоном, но это ему не удалось.

– Значит, юная. Ох, Роб, ты меня удручаешь. Придется тобой заняться.

– А я все еще не раздумал выставить тебя на кларет, – сказал Роберт. – И нечего мной заниматься. Юная леди – моя троюродная сестра, внучка графа Уэстмера, а поскольку родители у нее умерли, она находится под покровительством моей мамы, которая взяла на себя труд вывести ее в свет. Удовлетворен?

– Я пока не стану высказывать свое мнение, – заявил Джордж. – В настоящий момент я страшно голоден. Может, прервемся и поедим?

– Ты говорил о графе Уэстмере? – спросил Дезмонд, когда они направились из клуба Джексона в ближайший трактир.

– Да, он мой двоюродный дед. А почему ты заинтересовался?

– Я слышал о нем. В молодости он прослыл повесой и постоянно попадал в переделки, так что его отец был просто в отчаянии. Мой отец его знал. – Дезмонд был старше друзей на несколько лет и к тому же поздний ребенок. Он частенько рассказывал пикантные истории из жизни предыдущего поколения. – Он старше моего отца, но ты ведь знаешь, как это бывает – дурная слава долго тянется. Ходили слухи, что он наградил жену отцовского управляющего ребенком и она исчезла. Говорили, что ее убили.

– Это выдумка, – рассмеялся Роберт. – Никогда ничего подобного не слышал.

– Откуда тебе знать? Такие вещи в семье обычно скрываются. Но в этом году старый Джон… извини, Роберт, твой дед умер, и вместе с ним похоронена правда. Мой отец вспомнил об этом, когда прочитал некролог. Он сказал, что, несмотря на свое богатство, старый нечестивец не преуспел в жизни и не оставил наследника. Он имел в виду графа, конечно, а не твоего деда.

– А что случилось с ребенком?

– Каким ребенком?

– Ну, тем, которым он наградил жену управляющего.

– Никто не знает. Если ее убили до рождения ребенка, то он так и не появился на свет. С другой стороны, с ним могло случиться все что угодно – его могли усыновить, он мог стать богатым или бедным, уважаемым человеком или преступником…

– Если ребенок выжил и оказался мальчиком, то это повлияло бы на наследование? – спросил Джордж.

– Нет, разумеется, – сказал Роберт. – Ты же знаешь, что внебрачные дети не являются наследниками. Тогда было бы неизвестно, кто сидит в палате лордов. – Он засмеялся. – Или на троне.

– А что случилось с управляющим? – спросил Дезмонда Джордж.

– Выгнали, конечно. О нем, как и о его жене, больше не слышали.

Они пришли в трактир, и разговор перешел на другие темы, а эту историю Роберт выбросил из головы.


Генриетта пригласила на вечер столько народу, что ее маленькая гостиная не вместила всех, и гости с бокалами вина вышли в коридор. Белла, проведя с Питером Коллисоном минут десять и слушая, как он разглагольствует про антиквариат, который являлся его страстью, поняла, что Роберт был прав. Потом Коллисон перешел к дебатам в парламенте о качестве и ценности мрамора, приобретенного лордом Элджином, когда он был послом в Константинополе.

– Эти экспонаты выставлены в частном музее в саду лорда Элджина на Пиккадилли, – сообщил он Белле. – Вы окажете мне честь, если согласитесь, чтобы я сопровождал вас туда.

– Мне казалось, что было решено сделать их общественным достоянием, – сказала Белла, вспомнив статью, которую она читала деду. – Разве они еще не в Британском музее?

– Я не знаю, назначена ли дата, когда их будут переносить. – Питер был удивлен, что она столь осведомлена. – Я сам знаток этого. Во время последней поездки в Грецию я привез несколько скульптур из храма, посвященного Бахусу.

– Богу виноделия, – уточнила Белла.

– Вам это известно? – с удивлением спросил Питер. – Я поставил его в беседке из роз в моем загородном доме. Вы должны приехать и сами это увидеть. Общество античности считает, что это прекрасная скульптура и лучше, чем мраморные экспонаты Элджина, поскольку у моей целы все детали.

– Вы о чем? – спросил подошедший Роберт. Он увидел, что Белла внимательно слушает, и ему захотелось поскорее узнать, о чем разговор. Перед друзьями он мог изображать равнодушие, но на самом деле был далек от этого. Чем чаще он видел свою хорошенькую кузину, тем тревожнее себя чувствовал.

– Мистер Коллисон рассказывал мне о своих путешествиях в Грецию и о статуе Бахуса, которую он привез домой, – сказала она. Белла улыбалась, но сердце у нее готово было выскочить из груди, и она знала, что это из-за появления Роберта. Она не представляла, как проживет следующие несколько недель. Ей хотелось, чтобы Роберт находился около нее, потому что в его присутствии она оживала, но ради ее же спокойствия надо было, чтобы он ушел. – Полагаю, что вся одежда Бахуса состоит из виноградных листьев.

– И закрывает нужные места? – Роберт насмешливо приподнял бровь.

– Конечно. – Молодой человек разозлился на него: Роберт прервал его в тот момент, когда он завладел, как ему казалось, вниманием маленькой наследницы. – Я не стал бы оскорблять мисс Хантли проявлением дурного тона.

– Рад это слышать, поскольку мисс Хантли, как вам известно, находится под покровительством моей мамы, и под моим, кстати, тоже.

– Роберт, не будь таким высокопарным, – вмешалась Белла. – Наш разговор о греческой античности совершенно приличен.

– Я не стану высказывать свое мнение о людях, которые увозят бесценные предметы культуры для удовлетворения своей алчности.

– Сэр, ни я, ни мисс Хантли вашего мнения не спрашивали, – заявил Коллисон.

– Именно так, Роберт, – сказала Белла. В душе она была с ним согласна, но ни за что на свете не даст ему это понять.

– В таком случае простите, что я вам помешал. – И Роберт с поклоном удалился.

У Беллы упало сердце, так как она была рада этому вмешательству. Мистер Коллисон уж чересчур пристально на нее смотрел – словно раздевал взглядом. Белла увидела Генриетту в противоположном конце комнаты и, сказав Коллисону, что хозяйка дома зовет ее, с извинением отошла от него, прежде чем он успел повторить приглашение полюбоваться на его скульптуры.

Генриетта была занята разговором с толстым джентльменом в старомодных панталонах и чулках со стрелками. Чтобы не рассмеяться, Белла вышла в коридор. До нее донеслись голоса из библиотеки, так как там была приоткрыта дверь.

– Нет, Шарлотта, это невозможно. Его светлость не изменит своего решения. Он мне так и сказал.

– Значит, ты его спрашивал? – Естественно.

– Другими словами, он хочет, чтобы ты женился на этой маленькой мышке – кузине, – в ярости произнесла мисс Меллиш.

– Только в том случае, если я сделаю ей предложение.

– И ты его сделаешь?

– Конечно же, нет! Я помолвлен с тобой.

– Да. Но я подумала, что ты мог об этом и забыть. Тебе она нравится, а наследство – такая сладкая приманка. Правда, она чересчур молода для тебя, Эдуард. Найди-ка лучше другой способ завладеть состоянием двоюродного дедушки.

– И каким же образом? – Голос Эдуарда прозвучал неприятно резко, и Белла поняла, что он очень сердит.

– Ну, докажи, что майорат не был нарушен. Это сделать непросто. Но должны быть документы. Хороший адвокат найдет в них ошибки. А если таких документов нет, то граф тебя просто разыгрывает.

– Зачем ему это?

– Чтобы упрочить положение своей внучки. – Шарлотта засмеялась. – Ты будешь выгдядеть жутким дураком, если женишься на ней и обнаружишь, что в этом не было необходимости.

– Я не собираюсь на ней жениться. Я помолвлен с тобой.

– Помолвлен. И если в свете подумают, что ты разорвал помолвку, уступив фантазиям этого старика, то твоей репутации конец. Ты что, думаешь, я отпущу тебя, не рассказав всем, что произошло?

– Шарлотта, – устало сказал он, – у нас нет причин для ссоры. Перестань волноваться и предоставь все мне. Здесь нужно действовать осторожно.

– Ты что-нибудь сделаешь?

– Конечно, сделаю. Я не позволю старику меня провести.

– Ой, Эдуард, ты просто душка!

Наступило молчание, и Белла рискнула заглянуть в щелку. Они стояли перед окном, освещенные бледным светом луны. Шарлотта обняла Эдуарда за шею, а он крепко прижал ее к себе. Они целовались. Белла убежала к себе в комнату и бросилась на кровать.

Эдуард не лучше остальных, только умнее, и сделает все возможное, чтобы оставить ее без наследства. Что ж, ей все равно. Она заработает себе на жизнь, и пусть они все переругаются между собой. Как же дедушка будет над ними смеяться!

Белла села за секретер и, вынув письменные принадлежности из ящика, написала на чистом листе бумаги: «Часть шестая». Взглянув в окно на облака, бегущие по небу, она преобразилась в свою героиню и начала писать…

Глава седьмая

В театр Белла надела шелковое розовое платье. Лента более густого оттенка была продернута сквозь ткань на лифе и на рукавах с буфами. Темные локоны украшала малюсенькая розовая шляпка, отделанная крошечными перышками тоже розового цвета. Шляпка завязывалась под подбородком бантом из лент. На шее у нее красовались темно-красные гранатовые бусы, когда-то принадлежавшие матери и отданные Белле отцом. Несмотря на свой высокий рост, Белла была очень женственной и утонченной.

Генриетта сменила траурный наряд на темно-фиолетовый, и они с Беллой отправились в новой карете в «Ковент-Гарден». Они подъехали прямо к его дверям. Белла впервые в жизни вошла в лондонский театр. Какое же это оказалось помпезное зрелище! Все были одеты по последней моде и с любопытством разглядывали друг друга. Как только они присоединились к мистеру и миссис Фулбрайт и заняли свои места в ложе, Белла тоже принялась с интересом на все смотреть.

Внизу в партере публика либо читала программки, либо лицезрела окружающих сквозь лорнеты. С передних рядов балкона раздавались шум и смех – знакомые здоровались и разговаривали. А высоко наверху, на галерке, сидели те, кто не мог себе позволить дорогие билеты, но и эти зрители были настроены на то, чтобы получить удовольствие. Напротив располагались ложи, и в одной из них Белла разглядела Роберта в черном фраке, белом узорчатом жилете и пурпурном галстуке, в котором блестела бриллиантовая булавка. Она не видела его со званого вечера Генриетты Он оживленно беседовал с двумя молодыми джентльменами и тремя дамами. Вдруг он заметил Беллу и, прежде чем она успела отвести взгляд, поклонился ей. После этого он продолжил веселый разговор с молодой леди, сидящей рядом с ним.

– Вон там Роберт, – Белла указала на него Генриетте.

– Понятно. Он не сказал мне, что собирается в театр Если бы я об этом знала, он поехал бы с нами.

– Кузина Генриетта, так или иначе, но он занят с другими. – Белла безуспешно попыталась скрыть обиду.

– Вижу. – Генриетта поджала губы. – Мне есть что сказать по поводу его безобразного отношения к вам. Я-то думала, что вы помирились.

– Мы и помирились. Пожалуйста, ничего ему не говорите.

Генриетта не успела ответить, так как оркестр заиграл увертюру и поднялся занавес. Белла повернулась к сцене, твердо решив насладиться увиденным. До антракта она и взгляда не бросила в сторону ложи Роберта, но когда все же посмотрела туда, то удивилась – ложа была пуста.

Вокруг ходили люди, здоровались друг с другом, заглядывали в соседние ложи. Мистер Фулбрайт тоже вышел, но вскоре вернулся в сопровождении Джорджа, Роберта и Дезмонда.

– Вы знакомы с моим сыном Джорджем? – обратился мистер Фулбрайт к Генриетте.

– Да, конечно. Добрый вечер, мистер Фулбрайт. Позвольте представить вам мисс Хантли.

Джордж поклонился им обеим.

– Миссис Хантли. Мисс Хантли. Могу ли я познакомить вас с мистером Дезмондом Нортоном?

Перед Беллой стоял мужчина лет сорока, худой и жилистый, с резкими, аскетическими чертами лица и пытливыми серыми глазами. Они обменялись поклонами.

– Роберт, – обратилась Генриетта к сыну, стоявшему позади Джорджа и Дезмонда. – Я жду тебя завтра в полдень на Холлес-стрит. Мне необходимо с тобой поговорить.

Белла уже сожалела о том, что указала Генриетте на Роберта, когда он сидел в ложе, но, несомненно, та все равно его увидела бы. А куда, интересно, подевались молодые дамы, которые тоже там были?

– Хорошо, мама, – Роберт согласно кивнул и повернулся к Белле. – Мисс Хантли, я к вашим услугам.

Белла слегка склонила голову, не зная, что ему сказать.

– Капитан, вам нравится спектакль?

– Да, очень веселый, – ответил он – и попал впросак, так как давали трагедию. Вероятно, ему было весело от общества молодых дам.

– Как вы находите Лондон, мисс Хантли? – спросил Джордж.

– Мне все очень интересно, – ответила Белла. – Это город контрастов: богатство и бедность, широкие улицы и грязные переулки, однообразие и яркий колорит, великолепие и убожество. И очень шумно.

– Вы хорошо все описали, мисс Хантли, – сказал Дезмонд. – Надеюсь, на вас это не навевает скуку.

– О нет.

– Мисс Хантли многим интересуется, – вставил Роберт. – На днях я слышал, как она рассуждала об античности. И проблемы крестьян ей тоже знакомы.

Он хотел уколоть ее, но Белла и виду не подала, что он попал в цель. Вместо этого она пустила в Роберта его же стрелу:

– Если бы люди, обладающие привилегиями, больше обращали внимания на то, что происходит вокруг них, то, вероятно, заметили бы несчастья других и поняли бы, что в жизни присутствуют не только наслаждения.

Джордж рассмеялся.

– Вы выиграли партию, мисс Хантли. Что ты на это скажешь, Роберт, дружище?

Но тут зазвенел звонок, оповещающий о конце антракта, и все начали расходиться по своим местам.

– Тебя спас звонок, – сказал Роберту Джордж. Белла наблюдала за противоположной ложей.

Спустя две минуты там вновь появились дамы. Миссис Хантли неодобрительно прищелкнула языком. Белле было трудно следить за ходом спектакля, так как одна из дам, прикрывшись веером, что-то шептала на ухо Роберту, а он смеялся в ответ.

До сих пор Белла не знала, что такое ревность, но сейчас она кипела от злости.


Роберт сам себя ненавидел и с трудом выносил Китти, которая всегда была его верной подругой и любовницей. Он видел, как юная леди в розовом платье из ложи напротив, напряженно выпрямившись и приподняв подбородок, не сводит глаз со сцены и при этом так яростно обмахивается веером, что дуновение воздуха доносится до всех сидящих в ложе. Он заслужил ее недовольство. А завтра ему предстоит выговор от матери. И это он тоже заслужил.

Почему он настаивал на продолжении их «игры»? Ведь Белла хочет, чтобы они ее прекратили. Она так и сказала: «чем скорее, тем лучше». Поэтому-то он и устроил собственный «спектакль», демонстрируя ей свою независимость, а теперь горько в этом раскаивается. Белла ни за что его не простит. Еще до конца представления он встал и, извинившись, удалился. Ему необходимо время, чтобы подумать, а в компании это сделать невозможно. Он не стал брать кеб, а пошел пешком.

Зачем он согласился на предложение Дезмонда взять отдельную ложу и пригласить трех дам? Он хотел вовсе не этого, а объяснения с Беллой. Хотел попросить ее забыть про наследство и стать его женой. Он сможет заработать на жизнь. Пусть она не будет графиней Уэстмер, но он сделает для ее счастья все, что в его силах.

Он не помнил, как добрался до дома и где был. Раздевшись, бросился на кровать. Завтра – вернее сегодня, так как уже светало, – он должен пойти на Холлес-стрит и встретиться с мамой. И с Беллой. Белла… Он заснул, шепча ее имя.


На следующее утро Генриетта «была дома» для посетителей. Кое-кто просто оставил свою визитную карточку, а другие были расположены побеседовать за угощением. Белла сидела рядом со своей «опекуншей», вела непринужденный разговор и слушала сплетни. Некоторые показались ей настолько неприличными, что она с трудом сохраняла невозмутимость. Почти наступил полдень, и посетители стали расходиться. Появился дворецкий, и у Беллы перехватило дыхание, но пришел не Роберт, а Эдуард с Шарлоттой. Они задержались в дверях, оглядывая присутствующих. Наконец Эдуард поспешно поклонился матери, которая встала им навстречу.

– Как я рада вас видеть. Вы со всеми знакомы, не так ли? – спросила Генриетта, целуя Шарлотту в щеку.

– Да, мэм. – Она посмотрела на Беллу и сказала: – Как поживаете, мисс Хантли?

– Спасибо, хорошо, мисс Меллиш. Шарлотта тут же повернулась к ней спиной и заговорила с Генриеттой:

– Я принесла приглашения на бал, миссис Хантли. Он состоится в пятницу, семнадцатого мая, и, как я уже говорила, на нем будет объявлено о помолвке.

– Благодарю, дорогая. Желаю вам обоим счастья. Шарлотта вдруг повернулась к Белле.

– А вы, мисс Хантли? Вы желаете нам счастья? Белла не сводила глаз с двери, ожидая прихода Роберта. Шарлотта с вызовом смотрела на нее, и Белла выдавила улыбку.

– Конечно, я желаю вам счастья. Примите мои поздравления.

– Как чувствует себя ваш дедушка?

Белла изумилась столь неожиданному повороту разговора, но спокойно ответила:

– Мисс Баттерзби сообщила мне, что он здоров, за исключением подагры.

На лице Шарлотты появилась довольная кошачья улыбка.

– Ну, от подагры не умирают. Будем надеяться, что он еще долго протянет.

– Дай Бог, – сказала Генриетта, видя, что ее юная родственница настолько потрясена, что молчит.

Белла украдкой взглянула на Эдуарда. Он выглядел как обычно: красив и ухожен, с дружелюбной улыбкой. Старая дама в Уэстмерском лесу предупреждала Беллу быть осторожной с теми, кому она доверяет. Уж не Эдуарда ли она имела в виду? Нет, конечно. Эта мысль просто нелепа.

– Капитан Роберт Хантли, мэм, – услышала она голос дворецкого.

И вот уже Роберт стоял среди них, одетый в коричневый сюртук тонкого сукна и полосатые брюки, обтягивающие его длинные ноги. Он раскланивался и здоровался со всеми, смеясь и шутливо перебраниваясь с братом. Но Беллу поразило то, что он бледен, осунулся и под глазами у него темные круги. Это ее вина!

Обойдя всех, он остановился перед Беллой и низко ей поклонился.

– Мисс Хантли, – подчеркнуто вежливо произнес он, – надеюсь, вы в добром здравии?

Она сделала реверанс и ответила:

– Да, благодарю вас. – Но затем не удержалась и сказала: – Я уверена, что вы получили удовольствие от вчерашнего спектакля… судя по тому, как вы были оживлены.

Роберт улыбнулся и устало произнес:

– Внешность может быть обманчива.

– Да, конечно. Мне жаль, если спектакль вам не понравился, но зато вы наслаждались компанией. Что касается меня, то игра актеров показалась мне немного утрированной. Когда человек умирает от несчастной любви, он не кричит, правда? О душевной муке трудно даже говорить.

Ему хотелось спросить ее, не по собственному ли опыту она знает это, но он передумал. Хотя Белла права – говорить об этом невозможно.

– Сомневаюсь, что актера услышали бы на галерке, если бы он не повысил голоса.

– Согласна. Но конец меня разочаровал. А вы как считаете?

– Я не остался до конца, так как мне надоел герой с его слабостями.

– Неужели это настолько плохо? – раздался голос Шарлотты. – Мы с Эдуардом собираемся пойти на этот спектакль, но теперь, наверное, воздержимся. Я ненавижу слабость в мужчине.

– Иногда это не слабость, а чувствительность. Не следует путать эти два понятия.

– Но чувствительность может быть неуместна. Некоторые ею пользуются. Вот Эдуард, например, так чувствителен к предполагаемым бедам других, что пренебрегает собственными интересами.

– В таком случае я рада, что у него есть вы, чтобы исправить этот недостаток, мисс Меллиш, – сказала Белла, а Роберт отвернулся и закашлял, чтобы не рассмеяться.

– Я это и делаю, – невозмутимо заявила Шарлотта. – Будьте в этом уверены, мисс Хантли. Вам никогда не стать графиней Уэстмер.

– Шарлотта! – Эдуард, беседовавший с матерью, повернулся к невесте, услыхав ее последнее замечание. – Тебе не следовало это говорить.

– Ей надо об этом знать.

– Белла прекрасно во всем разбирается. – Роберт подошел к Белле. – И вам ни к чему вдаваться в тонкости этого дела.

– О, какой вы, оказывается, верный любовник. А я слышала обратное. Я слышала, что некая Китти О’Донован…

– Любовник? – У Роберта приподнялась бровь, и он сделался очень похожим на брата. Белла раньше этого не замечала. Но быть похожим внешне не значит иметь такой же характер. Один обладает изысканными манерами и спокойным темпераментом, другой непостоянен и переменчив. – Это слово оскорбительно для мисс Хантли и для меня.

– Полагаю, что Шарлотта хотела сказать «жених», – поспешил вмешаться Эдуард. – Вы ведь, в конце концов, помолвлены.

– Эдуард, это же секрет, – ужаснулась Белла.

– Секрет! – воскликнула Шарлотта. – Да о нем знают все – весь высший свет говорит об этом и высчитывает, сколько вы стоите. Одни говорят, двадцать тысяч в год по крайней мере, а другие лучше осведомлены, но помалкивают, так как старый граф помешался и запутался в собственных делах. И это не упоминая менее приятные слухи. Пересказать их вам?

– Шарлотта, – Эдуард предостерегающе положил руку ей на плечо, – ты и так сказала более чем достаточно. – Он повернулся к Белле, растерявшейся от поведения Шарлотты. – Я весьма сожалею, Белла. Но не я выдал твой секрет.

– Я не желаю об этом говорить, – сказала Белла. Шарлотта расхохоталась – ее не остановил упрек Эдуарда.

– Неужели вы думаете, что этот дурачок граф де Курвиль будет держать язык за зубами? Он рассказал своей сестрице Колетт, а та – леди Бостон, страшной болтушке. Вы ее, разумеется, не знаете, поскольку в Лондоне недавно, но могу вас заверить, что эта дама знает все, а то, чего не знает, разузнает.

Белла была в ужасе. Она совсем забыла о Луи, но ведь именно неуклюжая попытка Луи сделать ей предложение побудила Роберта привезти ее в Лондон.

– Луи в городе?

– Где же ему еще быть? – ответила Шарлотта. – Он говорит, что вы получите по заслугам… да и он тоже, так как ему никогда не бывать графом Уэстмером.

– Шарлотта, нам пора, – прервал ее Эдуард, пока она не наговорила еще чего-нибудь. – Пойдем. – Он схватил ее за руку и повел к двери.

– Что случилось с Эдуардом? – спросила Генриетта, которая провожала своих гостей. – Он собирался побыть у меня, а сейчас буквально выбежал из дверей.

– По-моему, Шарлотте нездоровится, – ответил Роберт. – Ей стало жарко. – Он взглянул на Беллу и заметил ответный насмешливый огонек в ее глазах.

– Здесь совсем не жарко, – удивилась Генриетта.

– Я не это имею в виду, мама. Ее разгорячил спор.

– Ты, надеюсь, с ней не поссорился? Что с тобой происходит?

– Они не поссорились, – заступилась за Роберта Белла. – Просто не поняли друг друга.

– А… дело о наследстве. Видите ли, я начинаю думать, что слухи оправданны и его светлость немного не в себе, если стал причиной стольких пересудов.

– Вы тоже об этом слышали? – спросила Белла.

– О, это ничего не значит. Жизнь некоторых людей настолько пуста, что они заполняют ее разговорами о других. Пусть вас это не волнует. А теперь я должна попрощаться с остальными гостями. После этого, Роберт, я хочу поговорить с тобой.

Она оставила Роберта и Беллу вдвоем. Белла спрятала сжатые в кулаки ладони в складках юбки, чтобы унять дрожь. На Роберта она старалась не смотреть. Выходит, что из всех людей, кого она встретила в Лондоне, только Генриетта выказала ей сердечность. Для остальных она была предметом зависти, неприязни и, в лучшем случае, любопытства.

– Белла, мне очень жаль, что тебе пришлось это выслушать, – тихо сказал Роберт.

– Ты знал о слухах?

– Слухи есть всегда. Мама права – некоторым людям просто нечего делать.

– Что они говорят?

– Обсуждают душевное здоровье его светлости… ну, то, о чем говорил в Уэстмере Луи.

– Но ты ведь знаешь, что у дедушки с головой все в порядке. У него острый ум.

– Да, острее не бывает.

Она не заметила иронии, прозвучавшей в его голосе.

– Пожалуй, я завтра поеду домой. Все оказалось совсем не так, как я себе представляла. Мне ничего не остается, как вернуться в Уэстмер и сказать дедушке, что я не могу подчиниться его желанию.

– Не будь такой простофилей.

– Я не простофиля, – сквозь зубы процедила она, боясь, что Генриетта может их услышать. – Я не могу выйти замуж ни за кого из вас, а дедушка не изменит своего решения. Он так и сказал Эдуарду.

– Откуда тебе это известно?

– Я случайно услышала, как Эдуард говорил это Шарлотте. Вот почему она так злится. Роберт, я не хочу, чтобы люди злились. Я должна вернуться домой и уповать на дедушкину милость.

– Разве ты не понимаешь, что это еще больше развяжет людям языки? Где твоя гордость?

– Моя гордость! При чем здесь моя гордость?

– А вот моя гордость имеет ко всему этому отношение, – сказал Роберт. – Из-за тебя я буду выглядеть дураком.

– Ты прекрасно справляешься с этим и без моего участия, развлекаясь с другой дамой на виду у всех, – не сдержалась Белла. – И если Шарлотта права и наша помолвка – так называемая помолвка – ни для кого не секрет, то такое поведение непростительно.

– Ты хотела ссоры, и вот случай для тебя представился. Скажи маме, что никогда меня не простишь. Расторгни помолвку. – Роберт рисковал, как никогда в жизни, хотя сохранял спокойное выражение лица.

Белла колебалась, уставившись в пол. Неужели он намеренно любезничал в театре с молодыми дамами, чтобы дать ей возможность с ним поссориться? У нее не было сил посмотреть на него, так как она сразу вспомнит о том поцелуе и начнет дрожать. С ней так уже бывало, даже если он не находился рядом. А теперь, когда он стоял настолько близко, что она почти ощущала тепло его тела, унять дрожь было невозможно. Ноги у нее вдруг подогнулись, и она опустилась на диван.

– Итак? – потребовал он ответа.

– Твоя мама сочтет меня черствой, если я разорву помолвку всего лишь из-за одного проступка. – Белле удалось холодно улыбнуться. – Она настоит на том, чтобы мы поцеловались и помирились.

Он откинул полы сюртука и уселся около нее.

– Тебе этого хочется? – еле слышно произнес он. Он опять ее дразнит. Он что, лоцелует ее, если она скажет «да»?

– Я могла бы обвинить твоих дурных друзей в том, что они сбивают тебя с пути.

– Меня никто не сбивает, – заявил Роберт, но сердце у него подпрыгнуло оттого, что она не ухватилась за предложенную ей возможность расторгнуть помолвку. – Что касается дурных друзей, то к Джорджу Фулбрайту это никак не относится. Он – верный собрат по оружию. И по отношению к его родителям, у которых ты вчера была в гостях, это тоже несправедливо. Дезмонд Нортон – джентльмен. Он владеет весьма уважаемой и процветающей издательской фирмой и наследник отцовского состояния.

– Он издатель? – оживилась Белла, на минуту забыв про ссору. – Роберт, ты должен меня с ним познакомить.

– Джордж, насколько мне помнится, познакомил вас вчера вечером.

– Я имею в виду – представить официально. Пожалуйста, Роберт.

– Но зачем?

– Я должна зарабатывать себе на жизнь. Мне кажется, что я могла бы писать.

– Зарабатывать себе на жизнь! Какая чушь.

– Это не чушь. Я давно об этом думала. Если я буду самостоятельна, то мне не придется вообще выходить замуж.

– Глупости! Ты понятия не имеешь, как это трудно.

– Я должна попробовать. Пожалуйста, Роберт.

– И что потом? – уже мягче спросил он.

– Потом?

– Ты станешь такой богатой и известной, что не соизволишь меня узнать?

– Грешно так меня дразнить.

– С чего ты решила, что я тебя дразню?

– Я слишком хорошо тебя изучила. – Белла едва сдерживала слезы. – Уходи и оставь меня одну.

Но тут вошла Генриетта и направилась к ним. Роберт встал, а она уселась около Беллы.

– Ну-с, Роберт, я хочу, чтобы ты объяснился, – начала Генриетта. – Привести этих… этих…

– Дам легкого поведения, – уточнила Белла, бросив на Роберта ядовитый взгляд.

Генриетта была поражена, но продолжила отчитывать сына:

– Ради бога, сядь. Я сверну себе шею, глядя на тебя снизу вверх. – Она подождала, пока он сядет на стул напротив. – Ты перешел все границы дозволенного, когда пригласил этих… этих женщин сомнительного поведения туда, где, как тебе известно, будем мы с Беллой. О чем ты только думаешь? Удивительно, что Белла согласилась выйти за тебя.

– Я тоже этому удивляюсь, – печальным голосом сказал он.

– И поделом тебе будет, если она расторгнет помолвку. Вы о ней еще не объявили, так что… Но я надеюсь, что до этого дело не дойдет. Белла, ради меня, вы простите этого шалопая и дадите ему возможность исправиться?

Как ей поступить? Не может же она сказать, что сейчас же разорвет помолвку. И заявить, что она уже устала от Лондона и хочет вернуться домой, тоже не может. А тут еще появилась возможность познакомиться с настоящим издателем.

– Да, конечно, – ответила Белла. – В конце концов, это всего лишь небольшой проступок, и было бы несправедливо так наказывать его.

Генриетта с облегчением вздохнула.

– Роберт, ты прощен, но не многие молодые леди поступили бы так великодушно.

– Спасибо, дорогая, – голосом раскаивающегося грешника произнес Роберт, подходя к Белле и поднося к губам ее руку. При этом он улыбался, и Белле очень захотелось залепить ему пощечину.

Генриетта позвонила в колокольчик, а когда появилась служанка, велела подавать ланч.

– После еды Роберт поедет с вами покататься верхом, – сказала она Белле. – И постарайтесь, чтобы вас увидели вместе. Только так можно заставить сплетников замолчать.

– Не лучше ли нам прокатиться в ландо? – предложила Белла, опасаясь оставаться с Робертом наедине. – Тогда и вы могли бы поехать с нами.

– Нет, карета нужна мне самой. Я собираюсь навестить леди Джерси. Она обещала достать билеты в Альмакс, а Роберт нас туда сопроводит.

– Мама, трудно представить себе что-то более скучное, – запротестовал Роберт. – Придется нарядиться в короткие панталоны и чулки, танцевать бесконечные контрдансы, а пить один лимонад.

– Тем не менее, если ты хочешь, чтобы на тебя обратили внимание, необходимо появиться именно в этом зале.

Ясно, что Генриетта была полна решимости их соединить, и Белле ничего не оставалось, как в течение всего ланча слушать ее рассказы про еженедельные танцы с ужином в Альмаксе, которые устраивали пять самых влиятельных лондонских матрон. Но хуже всего было то, что Роберт пребывал в развеселом настроении. Как можно быть таким легкомысленным? – недоумевала Белла.

Она отправилась кататься верхом с тяжелым сердцем. От болтовни Роберта ей хотелось кричать, проклиная злую судьбу, которая загнала ее в эту ситуацию. Они ехали шагом по аллее, раскланиваясь направо и налево, так что указания Генриетты они выполнили.

– Мы сделали то, о чем просила твоя мама, – сказала наконец Белла. – Теперь мы можем вернуться домой?

– Хорошо.

– Ой, ты только взгляни туда. Ты когда-нибудь видел что-нибудь подобное? – Белла указала хлыстом в сторону, а Роберт подумал, что Белле несвойственно долго находиться в подавленном настроении.

Он увидел высоченный бледно-желтый фаэтон с черными полосками и завитушками, громадными желтыми колесами и красными спицами. Им управлял Луи, граф де Курвиль, одетый в блестящий желтый сюртук с огромными перламутровыми пуговицами и полосатый черно-желтый жилет. Рядом с ним сидела молодая леди в такой большой желтой соломенной шляпе, каких Белла никогда не видела. Большущее перо обвивало поля шляпы и свисало вниз, касаясь нарумяненной щеки.

– Это Луи, – пробормотал Роберт.

– А кто молодая леди?

– Его сестра Колетт. Ты ее знаешь?

– Кажется, нет. Возможно, я видела ее, когда была совсем маленькой.

Луи их заметил и придержал прекрасную пару вороных.

– Да это кузен Роберт, – весело крикнул он, приподнимая шляпу. – И кузина Изабелла. Как поживаете? – Он окинул ее взглядом. – Вы хорошо выглядите. Городская жизнь пошла вам на пользу.

– Благодарю вас, Луи. – Белла не оробела и посмотрела ему прямо в глаза. – Вы тоже замечательно выглядите.

– Спасибо. Вы знакомы с моей сестрой?

– Нет. Здравствуйте, мисс де Курвиль.

– Так это и есть наследница? – спросила у брата Колетт. – Да она очень мила. – Колетт улыбнулась Белле. – Мне так вас жалко, дорогая. Это нелегко…

– Что нелегко?

– Ну, стать женой капитана, когда вы рассчитывали на состояние. Но лучше это, чем ничего, правда?

– Дедушка еще жив и здоров, мэм.

– О, люди всегда строят догадки, и этого не изменить. Даже капитану Хантли. Если он делает ставку на то, что его светлость сдержит слово, то его ждет разочарование.

– Я уже слышал сегодня подобное мнение, – с беспечной улыбкой заметил Роберт. – Представьте себе, мне все равно. Наследство или его отсутствие меня особенно не занимает.

Луи засмеялся.

– Бедняжка Изабелла. Вам следовало принять мое предложение. Возможно, вы еще передумаете.

– Я бы на это не рассчитывал, – холодно заметил Роберт.

– А кто ты такой, чтобы отвечать за нее? Ваша помолвка не иначе как розыгрыш, раз вы о ней не объявляете.

Дымка начала беспокойно перебирать ногами, и Белла воспользовалась этим, чтобы сказать:

– Роберт, нам пора. Мы загораживаем путь.

– Он получит по физиономии, если снова станет так с тобой разговаривать, – недовольно произнес Роберт, когда они отъехали.

– Ой, не принимай всерьез свои обязанности жениха. Я вполне в состоянии поставить Луи на место и без твоей помощи.

– Как ты уже это делала.

– Я бы сделала это, но тут влез ты.

– Ты этого хотела, и не отрицай.

– Да, но… – Белла замолчала. Не скажешь же ему, что все обернулось сплошными неприятностями.

– Что «но»?

– Пожалуйста, прекратим этот разговор.

– Он прав. Я имею в виду объявление помолвки. Все выглядит так, как будто я чего-то жду…

– В таком случае тебе известно, что надо делать.

– Объявить о помолвке?

– Нет, конечно. Ты прекрасно знаешь, что я не об этом. – Белла так нервничала, что плохо соображала. – Откажись от меня.

– Я не могу так поступить, – ужаснулся Роберт. – И ссориться с тобой тоже не могу.

– Не можешь? – Она рассмеялась, но смех получился горький. – Да мы ничего другого не делаем, как ссоримся.

– Я этого не хочу, но с тобой нелегко.

– Тогда облегчи свое положение. Забудь о том, что мы заключили это глупое соглашение, и я уеду домой в Уэстмер.

– Белла, как можно? Это означает, что ты подчинишься деду и докажешь, что Луи прав. Ты ведь понимаешь, что он запугивает тебя. А что мы скажем маме? Она считает, что ты меня простила.

– Я простила.

– Не похоже что-то. Я действительно сожалею о том, что поставил тебя в неловкое положение. Я уже говорил тебе.

– При чем здесь это?

– Тогда что же? Ты об Эдуарде и Шарлотте?

– В какой-то мере – да. Я, наверное, не пойду на бал. Это будет слишком унизительно для меня. – Белла едва не плакала.

Роберту хотелось схватить ее за плечи, хорошенько встряхнуть и заорать: «Забудь Эдуарда! Забудь Луи! Посмотри на меня! Они тебя не любят, а я люблю. Я здесь и жду тебя». Но он этого не сделал, а направил Нельсона к воротам, и они поехали по Оксфорд-стрит. Доставив Беллу домой, он вежливо откланялся.

Он не мог поступить так, как просит она. Это было бы бесчестно, да ему и не нужен никто, кроме Беллы. Она заполнила его сердце и мысли. Почему он это допустил?

Наверное, ему следовало давным-давно сказать ей правду, признаться в том, что он больше всего в жизни хочет настоящей помолвки и брака с ней. Он так и сделал бы, если бы не проклятое наследство. Да он почти ненавидит графа Уэстмера за это.

Роберт вернулся в свою квартиру, переоделся и отправился в клуб Уайте, где у него была намечена встреча с Джорджем и Дезмондом. Они собирались пообедать и провести вечер за игрой в карты. Они почти закончили обед, когда Джордж неожиданно произнес:

– Твоя мисс Хантли вовсе не такая, какой я ее представлял.

– Какой же ты ее представлял?

– Ну, она красавица и к тому же умная. Я-то думал, что она застенчивая.

– Застенчивая! – расхохотался Роберт. – Ну, нет, она далеко не застенчивая.

– А мы ее еще увидим? Или ты не хочешь ее никому показывать?

– Вовсе нет. Честно говоря, она попросила познакомить ее с тобой, Дезмонд.

– Со мной? – удивился тот. – Да я ей в отцы гожусь, и потом, я закоренелый холостяк.

– Ее привлекает не твоя внешность, дружище, а твой интеллект. Вернее, то, чем ты зарабатываешь себе на жизнь. Она собирается стать писательницей и публиковаться.

– Да ну? А она хорошо пишет?

– Понятия не имею. Я не видел ничего из написанного ею. Полагаю, она оставляет эту привилегию для тебя.

– Ох, нет, – со стоном возразил Дезмонд. – Ты небось сказал, что я с удовольствием прочитаю то, что она написала, если ты меня об этом попросишь.

– Нет. Она сделает это сама. Я же просто представлю тебя и удалюсь.

– Что ж, приводи ее ко мне, – сказал Дезмонд. – Она привезла в Лондон свои работы?

– Не знаю. Она лишь мельком упомянула о них.

– Миссис Хантли будет вместе с ней завтра на музыкальном вечере у моей мамы, – сообщил Джордж. – Вот там вы и встретитесь.

– Отличная мысль, – согласился Дезмонд. – Но, Роб, я рассчитываю на тебя – если наш разговор окажется чересчур скучным, ты меня спасешь… Кажется, появился твой брат. – Дезмонд кивнул в сторону двери.

Роберт обернулся. Эдуард в безупречном черном вечернем костюме и белоснежном галстуке оглядывал зал, ища глазами знакомое лицо. Роберт помахал брату, и Эдуард медленно двинулся к ним. Его слегка покачивало.

– Если я не ошибаюсь, он немного пьян, – сказал Джордж.

Роберт редко видел брата в таком состоянии, и это его потрясло.

– Что-то случилось, – пробормотал он и встал.

– Робби, я тебя искал.

– Вот и нашел. – Роберт взял Эдуарда за руку. – Пойдем в тихий уголок.

– Я пьян, – сказал Эдуард, когда они уселись в библиотеке.

– Вижу. На тебя это не похоже. В чем дело?

– Совершил ошибку. – Эдуард старался отчетливо произносить слова. – Доведен до крайности. – (Роберту не нужно было говорить, что Эдуард имеет в виду Шарлотту. Он ждал, что еще скажет брат.) – Она никак не угомонится. Можно подумать, что она выходит за меня только из-за возможности получить наследство. Она без конца говорит об Уэстмере. Я ей сказал, что старик принял окончательное решение, но она требует, чтобы я объявил его сумасшедшим. Роберт, я не могу так с ним поступить. Он этого не заслуживает, каким бы ненормальным ни был.

– Тебе не надо ничего предпринимать. Этим занимается Луи, насколько мне известно, а он угрызений совести не испытывает.

– Я запутался, Роберт.

– Ты про свою помолвку? Я никогда не мог понять, зачем ты сделал ей предложение.

– Наверное, я был покорен ее красотой… да и родители меня поощряли. До этой истории с дедушкой Уильямом я находил ее очаровательной. Она открыто призналась мне в любви. Теперь я сомневаюсь, способна ли она вообще на это чувство.

– Если ты откажешься предпринимать шаги, чтобы завладеть наследством, то она сама положит конец вашим отношениям.

– Она грозит сейчас порвать со мной. И говорит, что расскажет всем, почему.

– Объяви ее обманщицей.

– Меня изгонят из общества.

– Те, кто знает правду, так не поступят. Эдуард оживился.

– Ты так думаешь? – Он помолчал и поднял глаза на брата. – А что Белла на это скажет?

– На что «это»? – Роберта охватило беспокойство.

– Предложение о браке, если мы с Шарлоттой решим, что не подходим друг другу.

– Я не могу решать за Беллу, Тедди.

– Я знаю, что она выбрала бы меня, если бы я был свободен. Готов держать пари, что его светлость с самого начала так и думал. Никаких сомнений в отношении наследства не было. Он просто хотел обеспечить будущее Беллы и придумал для нее возможность выбора.

– А ты забыл про то, что я помолвлен с Беллой? – спросил Роберт. – Я что, тоже должен расторгнуть помолвку?

– О, это несерьезно, ты же знаешь. Она ухватилась за тебя, так как ей был нужен кто-нибудь, чтобы привезти ее в Лондон. Я не мог этого сделать, а у нее хватило ума не обращаться ни к Джеймсу, ни к Луи. А раз я свободен, то она признается, что выбрала меня.

Роберт впал в отчаяние. Ему не хотелось соглашаться с тем, что сказал Эдуард. А это ведь правда. Сможет ли он расстаться с ней? Эдуард найдет выход, как ему отделаться от Шарлотты, а вот он, Роберт, потеряет единственную женщину, которую когда-либо любил. Но препятствовать их счастью он не может.

– Ты ведь не веришь в то, что граф сделает тебя наследником? – спросил Эдуард.

Роберт пожал плечами.

– Мне это безразлично.

– Тогда поступи как порядочный человек и исчезни на пару недель.

– Эдуард, ты что, серьезно? Ты пьян.

– Серьезно. Благодаря тебе я рассудителен, словно судья.

– А если Белла тебе откажет?

– Не откажет. Я смогу предложить ей все, что она пожелает: дом, который она любит, достаточно денег, чтобы исполнить любую ее блажь, титул…

Роберт встал, с трудом подавляя гнев.

– Тебе следует поехать домой. Вызвать тебе кеб?

– Нет, я приехал в своей карете. Тебя куда-нибудь подвезти?

– Нет, спасибо.

– Тогда всего хорошего.

Эдуард встал и уже более уверенной походкой пошел к двери. Роберт мрачно усмехнулся. Возвращаться к друзьям он не стал. Ему было необходимо побыть одному, и он отправился бродить по улицам.

Лишь когда раздался громкий голос, он очнулся от раздумий и понял, что находится на одной из самых грязных улиц перед кучкой людей, слушающих речь стоящего на повозке человека. Роберту показалось, что он его где-то раньше видел. Уже немолодой, очень крупный мужчина с обветренным лицом моряка, кривым носом боксера и пышной седой шевелюрой. И вдруг Роберт вспомнил. Это было в Илае, в день его приезда в Уэстмер. Этот день перевернул всю его жизнь. Тогда он был независимым, свободным человеком, а теперь связан по рукам и ногам.

– Вы кто – люди или мыши? – вопрошал мужчина. – Вас устраивает, что землевладельцы решают, кто будет и кто не будет заседать в парламенте? Вы хотите, чтобы ваш голос был услышан? Если да, то вы должны научиться кричать. Не ждите, что право участвовать в выборах будет преподнесено вам на тарелочке. Те, кто стоит у власти, добровольно ее не отдадут. Вы должны сражаться за это любыми средствами…

Роберт, с трудом отвлекшись от мыслей о Белле, остановился и стал слушать. Откуда этот человек? Кто он? Мужчина, стоящий рядом, пристально посмотрел на Роберта и сразу признал в нем представителя ненавистного высшего класса.

– Среди нас шпион, – закричал он и схватил Роберта за рукав модного сюртука.

Сопротивляться было бесполезно – это Роберт уяснил еще в Илае. Его притащили к повозке, где стоял оратор. Несмотря на грозный вид, лицо у этого человека было умное. Он улыбнулся Роберту, сверкнув ровными белоснежными зубами.

– Ну и ну. Решили присоединиться к пролетариату, сэр?

– Нет, просто проходил мимо.

– Просто так? И вам все равно, что кое-кого из ваших соотечественников втаптывают в грязь?

– Нет, не все равно.

– Тогда, может, посидим в трактире за углом? Вдруг мне удастся вас заинтересовать? Что вы на это скажете?

– С удовольствием.

Это лучше, чем бродить по улицам, предаваясь унынию по поводу неразделенной любви и упущенных возможностей. Помимо всего, ему был любопытен этот человек.

– Джозеф Мостин, к вашим услугам, – сказал он, спрыгнув с повозки и протягивая Роберту руку.

– Роберт Хантли. – Роберт пожал ему руку. – Капитан Хантли, если это имеет какое-то значение.

– Звание – нет, а вот фамилия Хантли – да. Вы родственник графа Уэстмера?

– Он мой двоюродный дед.

– Значит, вы один из внуков старого Джона. Роберт хотел было отчитать его за невежливость, проявленную к деду, но передумал.

– Я – младший из внуков.

Толпа расступилась, когда они направились в сторону трактира.

– Тогда маловероятно, что вы станете следующим графом Уэстмером.

– Я бы сказал, что это невозможно, – криво усмехнулся Роберт и подумал о Белле. – Но откуда вам так много известно о моей семье? Вы сами из Уэстмера?

– Я жил там много лет назад – до того, как стал моряком.

– Я так и подумал, что вы бороздили моря, – по вашему лицу видно. А почему вы заинтересовались положением рабочих?

– Морская жизнь надоедает, и я захотел закончить свои дни на суше. Но возвращаться мне было некуда, а страна находилась в бедственном положении. Я слушал выступления оратора Ханта и познакомился с ним. Результат вы видите.

Роберту показалось, что Мостин не все ему рассказал, но он не стал его расспрашивать. Они вошли в трактир, но остальные за ними не последовали. Сторожат на улице, решил Роберт.

– Эль? – спросил Джозеф.

– Подойдет и эль.

Они выпили, и Роберт слушал то, о чем говорил Мостин, иногда вставляя слово. Когда же он вернулся домой, то знал намного больше о целях чартист-ского движения, чем о самом Джозефе Мостине. Зато Роберт принял определенное решение.

Мостин говорил о борьбе любыми средствами. А он, Роберт, ведь солдат, и ему следовало бы помнить об этом. За Беллу стоит бороться. Ей не нужен свободный как ветер бывший военный или пустоголовый денди. Он должен доказать, что стоит большего! Роберт вспомнил ее слова о людях, которые всю жизнь занимают привилегированное положение: им не мешало бы заметить, что происходит вокруг них, и тогда они, возможно, поняли бы, что жизнь создана не только для наслаждения. Белла права – хватит ему, представителю привилегированного сословия, бездумно плыть по течению. Привилегии обязывают быть ответственным. Он станет членом парламента, чтобы оказывать влияние на действия правительства, и попытается хоть что-нибудь сделать для рабочего люда. Может, тогда Белла выйдет за него? Удастся ли ему убедить ее в том, что он достоин ее, что ему не нужно наследство графа и что он хочет только ее одну? А вдруг уже поздно?

Глава восьмая

Сразу же после ухода Роберта Белла поняла, что упустила свое счастье. Она любила его до боли и все же сознательно с ним поссорилась. Зачем она так безжалостно прогнала его? А если он больше не появится?

Генриетта еще не вернулась от леди Джерси, но Белла решила, что, как только та придет, она тотчас признается в том, что помолвка – всего лишь уловка. Она попросит разрешения уехать обратно в Уэстмер. Это надо было сделать давно, когда дело не зашло настолько далеко. Почему же она так не поступила? О, причина ей известна: она лелеяла слабую надежду на то, что Роберт полюбит ее так же сильно, как она его. Мечты не сбылись.

Белле не сиделось на месте, и она вышла побродить по саду. Дом какое-то время не сдавался, поэтому сад был запущен, зарос травой и кустарником, что вполне соответствовало настроению Беллы. Солнце, до сих пор ярко светившее, вдруг скрылось за облаком, налетел порыв ветра, и Беллу пробрала дрожь. Ну и весна! В Уэстмере фермеры наверняка ругаются, не зная, смогут ли собрать хоть какой-то урожай, а это значит, что крестьяне будут голодные и злые. Эллен писала, что мятежи прекратились, но, если положение не улучшится, можно не сомневаться в том, что они повторятся.

«У меня есть еще новости, – писала она. – Мистер Тренчард собирается осенью жениться на миссис Кларк. Представляешь? Они объявили об этом вскоре после того, как миссис Кларк вместе с детьми вернулась домой. Она призналась мне в том, что всегда была неравнодушна к мистеру Тренчарду и ее самое заветное желание – выйти за него замуж. Она впала в отчаяние, когда он сделал тебе предложение. Итак, любимая моя, ты оказала ей услугу, отвергнув его. Я уверена, что она станет ему хорошей женой, а девочки очень ее любят».

Белла порадовалась за миссис Кларк, которая, несомненно, подходит в жены Джеймсу намного больше, чем она. Этот брак решит проблему матери для его детей, но не поможет Джеймсу в финансовых трудностях, так как миссис Кларк – вдова, у которой помимо скромного домика есть, возможно, только ежегодная рента от покойного мужа. Белла вздохнула. Если это брак по любви, как пишет Эллен, то любовь поможет им в жизни.

Белле хотелось, чтобы любовь помогла и ей найти выход из трудного положения. Она уехала из дома от дедушки, от Эллен и от добрых соседей ради собственного удовольствия, которое обернулось жестоким разочарованием. Что сказала та странная женщина? Каждый эгоистичный поступок наносит вред кому-то? Она обидела Роберта, кузину Генриетту и дедушку, которому, наверное, без нее очень одиноко.

Он ведь хотел упрочить ее будущее. Самое правильное для нее – это поговорить с ним, поделиться своими чувствами. Он поймет ее, и их жизнь потечет по-прежнему. Но в глубине души она знала, что так, как было прежде, уже не будет. Она повзрослела, из девочки превратилась в женщину и неожиданно по-настоящему влюбилась.

Первые капли дождя заставили ее укрыться в доме. Генриетта еще не вернулась, и Белла решила написать деду. Но это оказалось трудным занятием: сообщить ему, что она несчастлива и хочет приехать домой, или продолжать притворяться, что все у нее хорошо? Письмо осталось недописанным, и она принялась за роман.

Здесь, по крайней мере, она может окунуться в дела своей героини, которую она назвала Джулианой, и забыть о своих собственных. От старой служанки Джулиана узнала, что ее отец в ранней молодости влюбился в юную леди, которая не нравилась его семье, поскольку была не очень высокого происхождения. Он уступил настояниям родителей и расстался с ней, не зная, что она беременна. Позднее он женился на другой, но брак оказался несчастливым. Он вспоминал утраченную любимую и сожалел о том, что подчинился воле родителей. И вдруг он узнает, что его любимая умирает, и бросается искать ее.

Белла сидела, отложив перо и уставившись в рукопись. Писать ей больше не хотелось. Она перебирала в памяти все, что они с Робертом наговорили друг другу. То он являл собой образцового кавалера, доброго, надежного и внимательного; то бранил ее, обвиняя неизвестно в чем. Она не могла понять суть их ссор.

В голове у нее все смешалось, веки отяжелели, словно она выпила какое-то зелье.

Когда пришла Дейзи, чтобы приготовить на ночь постель и развести огонь в камине, то обнаружила свою госпожу спящей за секретером.

– Мисс Белла. – Она легонько потрясла ее за плечо. – Мисс Белла, вы больны?

Белла проснулась и пробормотала:

– Я так устала. Так устала.

– Чему же тут удивляться, – ответила Дейзи. – Вы целыми днями бегаете по городу и спать не ложитесь до полуночи. Пойдемте, я уложу вас в постель.

– Кузина Генриетта… – Язык не слушался Беллу. – Я должна ей сказать…

– Не беспокойтесь. Я скажу миссис Хантли, что вы заснули. Она поймет.

– Да? – Белла не сопротивлялась, когда Дейзи переодела ее в ночную рубашку.

– Конечно, поймет. – Дейзи подоткнула одеяло со всех сторон и загасила лампу. – Спите. Завтра успеете поговорить с миссис Хантли, когда вам станет лучше.

Белла проспала до полудня.

– Миссис Хантли нет дома, – сообщила ей Дейзи, принеся воды для умывания. – Она уехала с визитами и велела вас не будить. Вам получше?

– Да, спасибо. Она сказала, когда вернется?

– Нет, но сегодня вечером вы должны куда-то пойти, и она приказала подать легкий обед в пять. Принести вам чего-нибудь перекусить?

– Нет, я подожду миссис Хантли.

Но когда Генриетта появилась, то сказала, что очень устала и будет отдыхать до самого отъезда на музыкальный вечер.

– И вам советую сделать то же самое, дорогая. Вы все еще плохо выглядите. Может, нам сегодня никуда не ехать? Я пошлю записку с извинениями.

Белла знала, как Генриетте хочется поехать на этот вечер, и не посмела лишить ее удовольствия.

– Нет, я себя хорошо чувствую, – заявила она. – Мы обязательно поедем.

Как только они прибыли в особняк Фулбрайтов, их провели в переполненный, душный зал, и поговорить не удалось – концерт должен был начаться с минуты на минуту. Генриетта знала почти всех и во время перерыва оживленно беседовала с одной из дам, поэтому Белла уселась в тихом уголке, откуда могла наблюдать за гостями, не принимая участия в разговорах о музыке.

– Белла.

Она подняла голову и увидела стоящего перед ней Роберта. У нее едва не выскочило сердце. На нем был прекрасно сшитый вечерний костюм и белоснежный галстук, но выглядел он изможденным, словно не спал ночь.

– Роберт, я не ожидала увидеть тебя здесь.

Он глядел на нее сверху вниз: у нее темные круги под глазами и она бледна. Белла так же несчастна, как и он, заключил Роберт.

– Ты здорова?

– Совершенно здорова. А ты?

– О, у меня, как всегда, жизнь бьет ключом, – весело ответил он. – Ты помнишь мистера Нортона?

Белла не сводила глаз с Роберта и не сразу заметила стоящего за ним другого мужчину. Она улыбнулась и протянула ему руку.

– Конечно, помню. Мистер Нортон, как приятно снова вас встретить.

Он поклонился.

– К вашим услугам, мисс Хантли.

– Садитесь, пожалуйста. И ты, Роберт, тоже. Придвиньте вон те кресла.

– Я вас оставляю, – сказал Роберт, когда Дезмонд уселся. – Должен поздороваться с мамой и с нашей хозяйкой. Пожалуйста, извините меня. – И с поклоном удалился.

С упавшим сердцем Белла проводила его взглядом. Она поняла, что их последняя ссора была окончательной.

– Мисс Хантли?

Она заставила себя посмотреть на мистера Нортона.

– Простите. Я думала о том, что Роберт не очень хорошо выглядит.

– Он просто не выспался – долго слушал выступление какого-то политического оратора. Так он мне сказал.

– Вот как? – Она вспомнила об их встрече в Илае. Тогда Роберт тоже слушал оратора. Как же давно это было!

– Да. Завтра он будет в полном порядке. Наш Роб силен, как бык, и упрям, как мул.

Белла улыбнулась.

– Полагаю, что это семейная черта, мистер Нортон.

– Он сказал мне, что вы занимаетесь литературным творчеством, мисс Хантли.

– Неужели сказал? – Белла удивилась, так как Роберт пытался отговорить ее от этого занятия.

– Что же вы пишете? Вы ведете дневник? Или это стихи? А может, что-то более весомое?

Она засмеялась.

– Если судить по весу, тогда это можно считать весомым, но если вас интересует содержание, то оно легкое. Я пишу роман и почти его закончила.

– О, вы соперничаете с мисс Остен?

– Что вы, нет. Я для этого недостаточна умна.

– Вы хотели бы, чтобы я прочитал его и высказал свое мнение?

– Да, пожалуйста. – Глаза Беллы засветились надеждой.

– Пришлите его мне. – Дезмонд с улыбкой вынул из фалды фрака футляр, а оттуда – визитную карточку. – Вот мой адрес.

Белла положила карточку в ридикюль, и тут к ним подошел Роберт со словами:

– Надеюсь, встреча была плодотворной, мисс Хантли.

– Да, благодарю вас, капитан, – также официально произнесла она и, взглянув ему в глаза, добавила: – Спасибо за все.

– Не стоит благодарности. – Огромные светло-карие глаза Беллы зачаровывали, и он не сразу ей ответил.

– Мистер Нортон говорит, что ты прошлой ночью слушал речи политического оратора. Я и не подозревала, что ты интересуешься политикой.

– Очень интересуюсь. И серьезно думаю об этом.

Из его слов она заключила, что их ссора не очень-то его расстроила, если он с такой легкостью нашел, чем отвлечься.

– И к какому решению ты пришел?

– В жизни есть вещи, за которые стоит побороться, – произнес он. – Ты согласна?

Почему он как-то странно на нее смотрит, подумала Белла. И сердце у нее забилось сильно-сильно.

– Да, согласна.

Роберт улыбнулся. Он видел, что Дезмонд очень внимательно его слушает.

– Вот этим я и займусь. На это потребуется время, но я одержу победу.

– Надеюсь.

– Спасибо. – Оркестранты начали настраивать инструменты, и они не могли продолжать разговор. Роберт взял Беллу за руку и церемонно поклонился. – Мисс Хантли, я должен с вами попрощаться. Дела. Пойдем, Дезмонд.

Дезмонд был поражен, но встал и отошел вместе с Робертом. Белла заставила себя улыбнуться, но душа у нее рыдала. Роберт не может даже находиться с ней в одной комнате и говорит какими-то загадками. Что он имеет в виду под борьбой? Их постоянные ссоры?

Она должна выбросить его из головы и сосредоточиться на своей книге. Сколько времени потребуется, чтобы ее закончить? Если она не будет отвлекаться, то недели три, может, меньше.

Белла вернулась к Генриетте и села рядом с ней, но не слышала ни единой ноты, так как погрузилась в воображаемый мир своего романа, повторяя в уме диалоги, перемещая персонажи и придумывая сцены из их жизни. Аплодисменты в конце концерта застали ее врасплох, и она не сразу сообразила, что следует похлопать.

Приглашенные начали расходиться, а Белла все еще пребывала в мире своей фантазии. Они с Генриеттой попрощались с хозяевами и стояли в вестибюле, ожидая, когда подадут их карету.

Белла решила, что отец не мог привезти Джулиану домой к своей жене. Ни одна жена не примет незаконного ребенка мужа. Но Джулиана – дочь его любимой женщины, он ее любит и не может бросить или отдать кому-нибудь на воспитание. Он должен найти выход.

Беллу осенило, когда они ехали домой. Он должен сказать жене, что Джулиана – дочь его друга, который умер и назначил его опекуном девочки. Таким образом он сможет воспитать ее. Белла решила, что завтра она сошлется на головную боль, не будет никуда выходить и запишет то, что придумала.

На следующее утро у Генриетты не было визитов и она решила полежать в постели, а Белла, проснувшись на рассвете, взялась за перо. Она как раз дошла до середины повествования и описывала трогательную сцену, когда умирающая женщина завещает дочь человеку, который обманул ее. У Беллы защипало в носу от жалости. Вошла Дейзи и сообщила, что в гостиной находится сэр Эдуард.

– Миссис Хантли знает, что он здесь? – Белла неохотно отложила перо.

– Горничная ей, наверное, сказала, но он хочет видеть вас.

Белла поправила прическу и спустилась вниз, недоумевая, что же случилось. Для обычных утренних визитов было слишком рано, и она не представляла себе, почему он хочет ее видеть.

Эдуард стоял, опершись о камин, и, опустив голову, разглядывал каминную решетку. Услыхав ее шаги, он поднял лицо и улыбнулся. Беллу поразил его вид. Костюм для верховой езды был, как всегда, безукоризнен. Это неудивительно, так как у него отличный камердинер. Однако накрахмаленный муслиновый галстук морщил, словно Эдуард теребил его; лицо у него осунулось, а глаза потускнели. Можно было предположить, что вчера он выпил лишнего, но такое просто не пришло Белле в голову.

– Эдуард, ты нездоров. Что-то произошло?

– Ничего особенного.

– О, извини.

– Тебе не за что извиняться. Я был дураком и должен это поправить.

– Я не могу представить, чтобы ты совершил глупость.

Он как-то странно засмеялся.

– С моей стороны было глупо решить, что я влюбился.

– А, тебя огорчила мисс Меллиш. Мне очень жаль, Эдуард, но, возможно, ты расстроился из-за пустяка и вы скоро помиритесь. Дедушка всегда повторял мне, что главное – жить в мире.

– И ты этому веришь?

– Немного, – уклончиво ответила она. – Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Ты могла бы покататься со мной верхом. – Он взял себя в руки и одарил ее прежней улыбкой.

– Когда?

– Сейчас. Я именно поэтому рано приехал. Белла не знала, что ответить, но тут в комнату вошла Генриетта в кремовом пеньюаре и кружевном капоре, который сидел немного косо.

– Эдуард, почему ты так рано? Что-нибудь случилось?

– Нет, мама. Я просто приехал, чтобы пригласить Беллу покататься верхом. Роба нет и…

– Я этого не знала. Куда он уехал?

– Мне он этого не счел нужным сообщить. – Что-то в голосе Эдуарда насторожило Беллу – ей показалось, что он говорит неправду.

– А где Шарлотта?

– Поехала с матерью покупать платье для бала. Колетт заманила-таки принца-регента, он появится на балу, и хотя пробудет всего лишь минут пять, но платье, которое уже было выбрано, сочли недостаточно хорошим, и посему Шарлотта «вынуждена» купить другое, невзирая на стоимость. В моем присутствии она не нуждается, а поскольку у меня нет других дел, то мне пришло в голову, что Белла, возможно, захочет прогуляться верхом. Генриетта повернулась к Белле.

– Вам хочется прогуляться?

Белла заколебалась. Еще совсем недавно она обрадовалась бы этому, но сейчас… Не говоря уже о том, что мисс Меллиш будет крайне недовольна, Эдуард находится в странном настроении и, скорее всего, продолжит «услаждать» ее слух жалобами на Шарлотту, чего ей вовсе не хочется. Или станет извиняться за грубость Шарлотты по отношению к ней, а Белла от этого уже устала. С другой стороны, он такой печальный, да и ей стоит проехаться и подышать свежим воздухом.

– Я бы с удовольствием покаталась, – с улыбкой сказала она.

Белла удалилась у себе в комнату переодеться, а Эдуард распорядился, чтобы Дэнни оседлал Дымку и подвел лошадь к парадной двери. Менее чем через полчаса Белла уже была в седле и ехала рядом с Эдуардом по Оксфорд-стрит.

– Поедем в Грин-парк? – предложил Эдуард. Он ехал на большом гнедом жеребце и возвышался над Беллой. – Там не так многолюдно и мы даже можем позволить себе галоп.

Она поняла, что он не хочет, чтобы их видели вместе. Это не лестно, но вполне разумно. Если сплетники догадаются, что он поссорился с Шарлоттой, и увидят его вместе с Беллой, то быстро решат, что он нацелился на наследство. Как же ей все это ненавистно! Если бы она так сильно не любила деда, то подумала бы, что он умышленно хочет ей навредить.

– Хорошо, – согласилась Белла.

Сопровождаемые Дэнни, который следовал за ними на низкорослой лошадке, они свернули с Бонд-стрит на Пиккадилли и медленно поехали по улице, где опять образовалось скопление из экипажей, поскольку многие горожане делали покупки, оставляя кареты около магазинов.

Как только они въехали в Грин-парк, Белла поскакала по зеленой лужайке. Эдуард мчался следом, немного поотстав. Наконец она натянула поводья и соскользнула с седла у рощицы в середине парка. От быстрой езды она раскраснелась, а глаза возбужденно блестели; несколько прядок волос выбились из-под шляпы и развевались на ветру. Она со смехом прижала их ладонью.

– Ох, как замечательно!

Он подошел к ней, ведя лошадь рядом.

– Я давно не получал такого удовольствия от езды. Я и забыл, как хорошо ты ездишь верхом.

– Спасибо. – Беллу порадовал комплимент Эдуарда. – Прошло много времени с тех пор, как ты учил меня этому. – Она вспомнила, как он сажал ее на первого в жизни пони и шел около нее, ведя лошадку под уздцы, и они совершали круг по дорожке для верховой езды. – Ты был необыкновенно терпелив по сравнению с дедушкой, который тоже пытался меня учить. А потом приехал Роберт. Таких учителей не было ни у одного ребенка. Я считала вас совсем взрослыми. Но вы такими и были… На сколько лет вы меня старше?

– Я – на одиннадцать, – ответил Эдуард. – А Роберт на девять.

– Ты всегда был благоразумным, следил, чтобы я ехала осторожно, и не позволял перескакивать через слишком высокие изгороди. А Роберт подбивал меня не бояться и проявлять храбрость.

– Был благоразумным, – с горечью повторил Эдуард. – Ну и репутация у меня.

Она засмеялась.

– Что в этом плохого?

– Порой мне хочется, чтобы было иначе – тогда я мог бы отбросить условности и поступать так, как пожелаю.

– Думаю, иногда нам всем этого хочется.

– Я уверен, что ты не страдаешь от угрызений совести и поэтому попросила Роберта привезти тебя в Лондон.

– С чего ты так решил? – твердым голосом спросила она.

– Он не питал никаких иллюзий относительно наследства, когда его светлость впервые заговорил о нем. Роберт, так же как и я, решил не участвовать в этом деле. И вдруг он делает тебе предложение, которое ты принимаешь. Сам он до этого не додумался бы.

– Мне не верится, что ты не захотел участвовать в этом, – сказала Белла, стараясь избежать обсуждения мотивов их с Робертом поведения.

– Ты знала, что граф нарушил майоратное наследование?

– Нет, не знала. Если он это сделал, то зря. Ничего хорошего это никому не принесло.

– Я прав в отношении тебя и Роберта? – продолжал настаивать на своем Эдуард. – Вся эта история – сплошной обман. Вот он и уехал в деревню, чтобы тебе было легче расторгнуть помолвку.

Белла понятия не имела о том, что Роберт уехал из Лондона. Вот почему он так торопился прошлым вечером!

– У него свои причины, – сказала она. – А почему тебя это так интересует?

– Белла, я должен знать. Ты свободна сделать новый выбор.

Она делано засмеялась.

– Трое отпали, остался один. Отпали Джеймс, Луи и Роберт, остаешься ты. Полагаю, что мисс Меллиш от тебя отказалась и теперь ты стал подходящим женихом. – Белла ждала, что он будет ей возражать, но он этого не сделал, и она добавила: – Ой, нет, Эдуард, я не такая расчетливая, как ты только что изволил заметить. Я отвергаю вас всех. – Она вскочила в седло. – Если ты не возражаешь, то я хотела бы вернуться домой.

Он последовал за ней в тяжком молчании. У дверей материнского дома спрыгнул с коня и помог ей спешиться. Она натянуто поблагодарила его и пошла к двери, уже открытой дворецким. Эдуард не пошел за ней. Белла медленно поднялась к себе в комнату и бросилась на кровать.

Где Роберт? У нее душа разрывалась. Неужели он на самом деле уехал, чтобы дать ей возможность расторгнуть помолвку? Как он мог так поступить? И слова ей не сказал. Но ведь именно это она велела ему сделать! Так что причин для недовольства у нее не должно быть.

Последовавшие три недели Белла ездила с Генриеттой кататься в карете, наносила визиты, посещала магазины, библиотеку, музыкальные вечера, а Роберт все не появлялся.

– Привезли ваше бальное платье, – сообщила Дейзи, когда Белла поднялась к себе, чтобы переодеться для вечера в Альмаксе. – Такое красивое. – Дейзи вынула платье из коробки и протянула Белле. Платье, сшитое из тончайшего газа голубовато-зеленого цвета, переливалось в руках Дейзи. Лиф украшали крохотные шелковые цветочки и ленточки из зеленого бархата. – Ой, мисс Белла, давайте посмотрим, как оно на вас сидит! – воскликнула Дейзи.

Несмотря на свои невеселые мысли, Белла не удержалась и надела его. На платье ушел не один ярд материи, но она была настолько тонкой, что, подобно легкой морской волне, облегала стройную фигурку Беллы, обрисовывая каждый изгиб и свободно кружась вокруг лодыжек. Дейзи глубоко вздохнула.

– Вы такая красивая, мисс Белла. Все молодые джентльмены будут вас добиваться.

Но Белла вовсе этого не желала. Она устала от «борьбы», от напряжения и дурацких слухов, от этого так называемого веселья. Она сняла платье и сказала Дейзи:

– Убери его. Бал будет еще только через неделю.

– А что вы сегодня наденете? – спросила Дейзи.

– Да что угодно. Голубое шелковое платье.

– Но оно такое простое…

– Я же сказала – голубое шелковое, – оборвала горничную Белла и тут же пожалела об этом. – Прости, Дейзи, я не хотела срываться на тебе. Пожалуйста, прости меня.

– Не беспокойтесь, мисс. Разве я не понимаю, что вы скучаете по капитану Хантли? – Она сочувственно взглянула на Беллу, отчего та снова едва не взвилась. Но ей удалось совладать с собой. Дейзи помогла ей надеть платье и застегнуть маленькие пуговички на спине, после этого причесала ее, а Белла сунула ноги в атласные туфельки и накинула поверх платья короткую мантилью. Взяв веер, она спустилась вниз, полная решимости не показывать больше своей обиды.

– Это просто безобразие, – сказала Генриетта, когда они ехали в ландо. – Мне стоило неимоверных усилий достать для нас билеты. Держу пари, Роберт уехал в деревню с Джорджем Фулбрайтом. Мне ужасно стыдно за него и за то, как он к вам относится.

– Это не имеет никакого значения, кузина Генриетта. Он не обещал нас сопровождать. Если вы помните, он не хотел ехать в Альмакс.

– Вы, наверное, опять поссорились.

– Нет, дело не в этом… – Белла прикусила язык. Если она сейчас признается, то ее отошлют домой, – а как же тогда их любовь? Она хотела найти возможность извиниться перед Робертом, сказать ему о своей любви, даже если он ее не разделяет. Она должна это сделать до того, как ее прогонят.

– Так в чем же дело?

– Возможно, он уехал, чтобы дать слухам утихнуть.

– Мне кажется, было бы лучше оставаться около вас и доказать тем самым, что все ошибаются.

У Генриетты было собственное мнение о том, что происходит с молодой парой, но, пока ни один из них ей не доверился, она решила не вмешиваться. Правда, ей очень хотелось дать им по оплеухе, и ее заблудшему сыну этого не избежать – пусть только вернется из своих скитаний.

Как и предсказывал Роберт, Альмакс разочаровал Беллу. Все было чопорно и официально. Молодые люди, пришедшие туда, явно сделали это лишь по настоянию старших. Беллу приглашали танцевать, в том числе и Питер Коллисон, который возобновил разговор о ее визите к нему с тем, чтобы полюбоваться на статую.

Белле не хватало Роберта. Ей казалось, что на нее все глазеют и обсуждают наследство, которое камнем висело у нее на шее.

Лучше ей не стало, когда прибыли Эдуард с Шарлоттой и ее матерью. Они подошли поздороваться с миссис Хантли, и поэтому Генриетте пришлось представить Беллу леди Меллиш.

– Я жду вас на балу Шарлотты на следующей неделе, – сказала она, разглядывая Беллу сквозь лорнет. – Бал обещает стать примечательным событием сезона.

– Мы с нетерпением ждем этого, – ответила Генриетта.

– Капитан Хантли вернется ко дню бала?

– Да, конечно, – сказала Генриетта. – Он уехал по делам, но я знаю, что он постарается быть на бале.

Леди Меллиш улыбнулась, слегка поклонилась и поплыла дальше.

Белла видела, как Эдуард и Шарлотта беседовали с окружающими и даже дважды вместе станцевали, но между собой почти не говорили и уехали рано.

– Без Роберта все совсем не так, как хотелось, – сказала Генриетта, и Белла в душе с ней согласилась.

Она приказала себе выбросить из головы все мысли о нем, чтобы быть в состоянии закончить роман. А это оказалось не так-то просто, поскольку в законах о наследстве существовали сложности. Джулиана, узнав о том, что она незаконнорожденная, должна будет осознать, что она – пария в обществе и не может выйти замуж за любимого человека. Ей придется отказаться от него и самой пробивать себе путь в жизни. Пойдет ли он на это, если сказать ему правду? И как закончить роман? Белла не любила несчастливых концов, но данный случай был созвучен ее настроению, и последнюю страницу она поливала слезами. Это произошло спустя три недели после музыкального вечера.

Белле пришлось признаться в том, что она пишет роман, Генриетте, которая испугалась, что ее подопечная серьезно заболела, поскольку проводит слишком много времени одна у себя в комнате. Но Белла не сказала ей, что надеется напечатать роман. Ей казалось, что если она об этом скажет, то неумолимая судьба разрушит ее надежды. Генриетта не стала задавать вопросов. Если для девочки это способ преодолеть уныние, то почему ей не написать роман? Возможно, это занятие поможет Белле понять, в чем заключено ее счастье.

Как только роман был закончен и проверен, Белла запечатала рукопись и отправила Дэнни отнести ее мистеру Нортону. Она чувствовала опустошенность и усталость, словно перенесла тяжелую болезнь, но в то же время и некоторую радость. Даже если мистер Нортон скажет, что это никуда не годится, то, что она все же закончила роман, является достижением. Белла отправилась вместе с Генриеттой с визитом к леди Коллисон и лицезрела удивительную фигуру Бахуса, что, как ни странно, доставило ей удовольствие.

Роберт провел три недели, слушая выступления Джозефа Мостина в его поездках по центральным графствам Англии. После этого вернулся на юг. Мостин был сильным оратором, но этого недостаточно, чтобы заставить правительство или землевладельцев изменить отношение к требованиям наемных работников. Роберт догадывался, что Мостину это тоже известно. В воздухе витало недовольство, которое было чревато вспышками насилия. Эти настроения людей отвечали и его собственному состоянию: Роберт был зол и беспомощен.

Он затеял самую азартную в своей жизни игру, когда уехал из Лондона. Эдуард думает, что он освободил ему путь. В какой-то мере это так. Но Белла не раз повторяла, что не выйдет замуж ни за одного из них, и Роберт рассчитывал, что брата она тоже отвергнет. Он не мог объясниться ей в любви, рассказать о своих планах, попросить разделить с ним его жизнь до тех пор, пока она окончательно и бесповоротно не выбросит Эдуарда из головы. Они должны начать заново без груза старых ошибок.

Роберт приехал в Лондон очень уставшим и с ссадинами, натертыми седлом. Оставив коня на ближайшей конюшне, он с седельной сумкой в руке направился в свою квартиру, собираясь переодеться и сразу же идти на Холлес-стрит. Но потом он передумал. Было уже поздно, и мать, скорее всего, уехала куда-нибудь вместе с Беллой, а ему необходимо хорошенько выспаться, если он намерен произвести нужное впечатление. И еще он хочет твердо знать, что Белла не приняла предложения Эдуарда. Утром он поедет в Бландингз-Хаус, а потом уже – на Холлес-стрит.

У дверей его встретил Адам.

– Рад видеть вас дома, капитан, – сказал он, взяв из рук Роберта сумку. – Вам необходимо поесть и что-нибудь выпить.

– И помыться. Пожалуйста, принеси горячей воды. Есть сообщения?

– Несколько записок от миссис Хантли, сэр. Она хочет знать, где вы. Заходил сэр Эдуард, но он не оставил записки – сказал, что дело терпит. А вот мистер Нортон велел вам передать, что вы ему очень нужны.

– Он сказал зачем?

– Нет, сэр. Сказал только, что почти все вечера проводит в Уайтсе.

– В таком случае ужин мне не подавай. Я поем в клубе. Приготовь бордовый фрак, серые брюки, свежую рубашку и галстук.

Спустя час Роберт приближался к клубу, недоумевая, что понадобилось от него Дезмонду. Он быстро поднялся по ступеням и сразу пошел в комнату для игры в карты, где ожидал встретить друга. Его радушно приветствовали знакомые, но Дезмонда среди них не было.

– Кто-нибудь видел Нортона? – спросил Роберт.

– Полагаю, он в библиотеке, – откликнулся один из игроков.

Дезмонд сидел в глубоком кресле с подголовником, держа в одной руке бокал с бренди. У него на коленях лежала раскрытая рукопись, которую он читал при свете масляной лампы, стоящей рядом на столике. В комнате никого больше не было. Он поднял голову, когда тень Роберта упала на рукопись.

– О, Роб, вот и ты.

– Как видишь. – Роберт не стал звать лакея, а сам налил себе рюмку коньяку, взяв бутылку с буфета. Сев в кресло напротив Дезмонда, он спросил: – Что стряслось? Ты сказал моему камердинеру, что дело срочное.

– Да. Я чертовски озабочен. – Дезмонд явно был в замешательстве. – Это касается мисс Хантли.

– Беллы? – Роберт подался вперед. – Что с ней? Выкладывай.

– До тебя дошли слухи?

– Ты имеешь в виду наследство и то, что я искатель богатых невест? На это не стоит обращать внимания. Я так и сказал Белле. – Роберт помолчал, а потом спросил: – Надеюсь, ты обо мне так не думаешь?

– Мне такое и в голову не могло прийти, – ответил Дезмонд. – Но я не об этом. Ты знаешь, что говорят помимо того, что граф тронулся?

– Нет.

– Что Белла вовсе не внучка его, а дочь… дитя любви, и он пытается всучить ее тому из внучатых племянников, который достаточно жаден, чтобы не придавать этому значения.

Роберта охватили ужас и ярость.

– Какая наглая ложь! Я вызову на дуэль любого, кто осмелится повторить это мне.

– Ты уверен, что это неправда?

– Конечно, неправда. Я знаю Беллу с младенчества.

– Не совсем так. Я спрашивал у твоего брата, и он мне сказал, что в первый раз вы приехали в Уэстмер на похороны графини, а Белле тогда было около двух лет.

– Ты говорил об этом с моим братом?

– Да. А почему я не мог спросить его? Тебя нигде не было. Какая разница?

– Никакой. Мы оба знаем Беллу всю ее жизнь – она выросла в Уэстмере. Неужели ты думаешь, что графиня отнеслась бы сочувственно к подобному вопиющему поведению? Да эти болтуны просто ненормальные.

– Но зачем им говорить такое, если в этом нет ни крупицы истины?

– Не знаю. Ах нет, знаю. Все это исходит от Луи. Робер не может заставить своих адвокатов доказать, что граф сошел с ума, и поэтому придумал новый способ, чтобы оклеветать его и лишить Беллу наследства. – Роберт проглотил остатки коньяка и встал. – Я заставлю его взять свои слова обратно. Если он этого не сделает, живого места на нем не оставлю.

– Сядь, Роб. Я еще не закончил.

– Что еще? – Роберт опустился в кресло.

– Я же сказал, что я в замешательстве.

– Ты так сказал, но это ведь не твои трудности.

– Не мои. Но как мне быть вот с этим? – Он похлопал по рукописи у себя на коленях. – Это – роман мисс Хантли. Она мне его прислала. Она тебе говорила, о чем он?

– Нет, просто сказала, что это роман. Я решил, что наподобие тех, что пишет мисс Остен.

Дезмонд криво усмехнулся.

– Не совсем. Не думаю, что мисс Остен стала бы столь открыто писать о незаконнорожденности, а если бы и стала, то уж точно не сделала бы свою героиню побочным ребенком.

– Белла это написала? – изумился Роберт. Ну и ну! Ему еще предстоит познакомиться с тайнами мисс Изабеллы Хантли.

– Да, написала. И сделала это чрезвычайно умело. Книга, несомненно, будет иметь огромный успех.

– Ты собираешься ее напечатать?

– Если бы я был беспринципен, то безусловно напечатал бы. И я, и она обогатились бы. Но я не способен на это. У меня такое впечатление, что она знает об этих слухах и намеренно их подтверждает.

– Не могу этому поверить.

– Прочитай сам. – Дезмонд сложил страницы, завязал рукопись ленточкой и передал Роберту. – Потом скажешь, что мне делать.

Придя домой, Роберт отослал Адама, запер дверь в спальню и уселся читать. Забрезжил рассвет, а он все еще читал. Дезмонд оказался прав – все могло произойти именно так. Верила ли сама Белла в это? Ох, бедняжка моя ненаглядная, пробормотал он, перевернув последнюю страницу. Он должен пойти к ней и сказать, что он уверен: в сплетнях нет ни доли правды. А даже если бы и были, то ему все равно. Он любит ее такой, какая она есть, без всякого наследства. Он должен заставить ее поверить ему. А как поступить с Луи?

Сразу же после завтрака Роберт направился в Бландингз-Хаус, чтобы поговорить с Эдуардом. Брат был один в столовой – пил кофе с гренками. Он сделал знак Роберту сесть и велел лакею поставить еще прибор.

– Мне не надо, – отказался Роберт. – Я уже позавтракал.

– Где ты был последние недели?

– Ездил по окрестностям. Ты намекнул мне, чтобы я удалился, и я, как дурак, выполнил твою просьбу. Вчера вечером я увиделся с Дезмондом Нортоном…

– Значит, тебе известно об этой книге? – Да.

– Наследство Уэстмера предстает совсем в другом свете, как ты считаешь? Если Белла дитя любви старика…

– Господи! Ты этому веришь? Это же непристойно.

– Роберт, подумай хорошенько. Белле было два или три года, когда мы впервые ее увидели. Так называемый отец не испытывал к ней ни малейшей привязанности. Это неудивительно, если она не его дочь, а внебрачный ребенок его отца. И как только старику удалось уговорить сына притвориться, что Белла – его дочь?! Наверное, чтобы облегчить горе графини.

Роберт не верил своим ушам. Его родной брат согласился с этим вымыслом? Это чудовищно.

– Я этому не верю. В книге все придумано.

– Да? Тогда откуда же появились слухи? Сами по себе они не могли возникнуть.

– Их распустил Луи, чтобы опорочить графа и повысить свои шансы на получение наследства.

Эдуард рассмеялся.

– Не все ли равно? Секрет старика выплыл наружу, а Белла его подтвердила. Она, должно быть, сама душевно больна, если такое написала. Кому она теперь нужна?

Роберт был вне себя от негодования.

– Я думал, ты ее любишь. Ты намекнул, что у меня нет никакой перспективы, и я уехал. Я правильно понял – ты не сделал ей предложения?

– Почти что сделал, но теперь в этом нет необходимости, как видишь.

Роберт вскочил на ноги, опрокинув кресло.

– Никогда не думал, что настанет день, когда я откажусь признавать тебя братом. Так вот сейчас я отказываюсь от тебя. Если не хочешь, чтобы я призвал тебя к ответу, лучше не попадайся на моем пути.

Эдуард захохотал.

– Роберт, не устраивай мелодраму. – Но не успел он договорить, как Роберт ушел, громко хлопнув дверью.

Роберт кинулся к Дезмонду и нашел его в издательстве за огромным письменным столом, заваленным бумагами и рукописями.

– Боже мой, Роб, ты так выглядишь, словно тебя вот-вот хватит удар, – сказал Дезмонд. Он встал из-за стола и налил другу стакан вина. – Присядь-ка.

Роберт никак не мог перевести дух, так как почти всю дорогу бежал. Он повалился в кресло, залпом выпил вино и протянул стакан Дезмонду, тот налил ему еще.

– Судя по твоему состоянию, рукопись ты прочитал.

– Да. Дезмонд, ты не должен ее печатать. Это убьет Беллу.

– Но тогда почему она это написала?

– Это художественное произведение. Не думаю, что она связала повествование с собственными жизненными обстоятельствами. Готов поклясться чем угодно.

– Тогда зачем тебе пресекать это? Роман можно опубликовать анонимно.

– После всех слухов люди догадаются, кого представляют собой персонажи.

– Жаль. Роман многообещающий. Что я ей скажу?

– Предложи ей написать что-нибудь другое.

– А если она отошлет его еще какому-нибудь издателю, который не будет таким щепетильным?

– Разве есть копия рукописи?

– Сомневаюсь. У нее просто не было времени сделать копию. Но я должен вернуть ей оригинал.

– Скажи, что он потерян… или украден. – Роберт криво усмехнулся. – Это будет правдой, так как я не намерен тебе его возвращать.

– Ужасно жаль. – Дезмонд вздохнул.

– Сделай это для меня, дружище. – Роберт встал и протянул Дезмонду руку. – Я тебе очень благодарен.

Домой Роберт вернулся вконец измученный, так как не прилег всю предыдущую ночь, а до этого ночевал в отвратительном трактире и тоже не сомкнул глаз. Ему необходимо немного поспать, прежде чем увидеться с Беллой.

Его разбудил Адам, который наливал горячую воду в ванну, стоящую у камина.

– Простите, что разбудил вас, капитан, но иначе вы проспали бы всю ночь.

Роберт сел и запустил руку в волосы.

– Который час?

– Восемь. И вам не мешает поесть поплотнее до ухода. У Меллишей подадут, небось, одни сладости, которыми даже котенок не наестся.

Бал! Он совершенно забыл о нем. А там будут мама с Беллой, Эдуард с Шарлоттой и, разумеется, Луи, не говоря уже о великосветских острословах. Он громко выругался. Идти на Холлес-стрит было поздно. Они заняты приготовлениями к отъезду, и его визит их не обрадует. Придется ехать на этот проклятый бал и постараться выглядеть самоуверенным. Белле необходима его поддержка. Кто еще ее защитит? Он вылез из постели, скинул белье и уселся в ванну.


Белла была уверена, что бал не доставит ей радости. Все будут судачить о ней, о наследстве Уэстмера и о том, как Роберт сделал ей предложение, чтобы заполучить это наследство, а затем смалодушничал и удрал. Миссис Хантли была уверена, что он появится.

– И я не собираюсь давать еще большую пищу слухам и оставаться дома, – заявила она Белле, когда та предложила не ехать на бал.

Белла медленно и рассеянно одевалась, не придавая значения тому, как она выглядит. Накинув на плечи шелковый плащ, она спустилась вниз, где ее уже ждала Генриетта.

– Наконец-то! Чем вы занимались, дитя мое?

– На подоле платья обнаружилась дырка, и Дейзи ее зачинила.

– Как это могло произойти? Ах, да ладно, поедем. У Меллиш-Хауса будет длинная очередь из карет, и мы можем попасть туда только к ужину.

Предположения Генриетты почти оправдались – они остановились на большом расстоянии от дома, а перед ними медленно двигалась вереница карет. Как ни странно, но минут через пятнадцать Генриетта и Белла оказались перед раскрытым, залитым светом парадным входом и поднялись по лестнице. Лорд и леди Меллиш вместе с Шарлоттой приветствовали гостей. Белла сделала низкий реверанс, а Генриетта спросила у Шарлотты, одетой в розовое шелковое платье, приехал ли Эдуард.

– Да, он рано приехал, чтобы убедиться, все ли в порядке. Он – надежная опора. – При этом Шарлотта окинула Беллу пронзительным взглядом, но у Беллы хватило гордости оставаться спокойной. – Роберта, конечно, нет.

– Роберт занят важными семейными делами, – сухо ответила Генриетта. – Если он сможет, то приедет. – И Генриетта направилась в бальную залу.

Огромных размеров комната уже была переполнена гостями. Беллу ошеломили шум, обилие света и ярких нарядов. Среди всех выделялся Луи в зеленом фраке, бледно-желтых атласных панталонах и белых чулках. Кружевные рюши рубашки закрывали кисти рук, а завязанный вычурным узлом галстук украшала сверкающая бриллиантовая булавка. Он был с Китти О’Донован, что очень удивило Беллу, учитывая презрительное отношение Шарлотты к этой даме. Рядом с ними она увидела Колетт с матерью, которая не отводила от носа лорнета.

Генриетта тоже их увидела и не могла с ними не поздороваться. Затем она, увлекая за собой Беллу, направилась к мистеру и миссис Фулбрайт.

– Мисс Хантли, я буду польщен, если вы потанцуете со мной.

Перед Беллой стоял Питер Коллисон, кланяясь и протягивая ей руку. Она положила ладонь ему на локоть, и они заняли места среди танцующих контрданс.

После этого Беллу приглашали бесперебойно. При других обстоятельствах она была бы в восторге от восхищенных взглядов и комплиментов. Но ее глаза искали Роберта. Если бы она не была ему безразлична, он не отсутствовал бы сегодня на балу. Белла поставила на карту все и проиграла.

Глава девятая

Роберт стоял в дверях, оглядывая красочное сборище гостей и ища глазами Беллу. Наконец он ее увидел танцующей с прыщеватым юнцом, голова которого едва доходила ей до плеча.

Белла выглядела потрясающе. Бальное платье совсем простого покроя струилось во время танца вокруг ее фигуры, подчеркивая ее достоинства и оттеняя кремовую кожу плеч. Диадема из цветов чуть-чуть съехала набок, и от этого у нее был немного проказливый вид. Сердце у Роберта подпрыгнуло.

Его взгляд упал на Эдуарда с Шарлоттой, сидящих около лорда и леди Меллиш. Шарлотта вымученно улыбалась, а у Эдуарда было суровое выражение лица. Счастливой парой их никак не назовешь, подумал Роберт. С нарочито беспечным видом он подошел к ним, чтобы засвидетельствовать свое почтение.

– Вы что-то поздно, капитан, – сказала Шарлотта после того, как он поздоровался с лордом и леди Меллиш, отрывисто бросив брату «Эдуард», на что тот лишь едва заметно кивнул. – Я была уверена, что вы не окажете нам честь своим присутствием.

– Прошу прощения, но меня задержали дела.

– Наверстывайте упущенное, – радушно сказала леди Меллиш. – Впишите свое имя в танцевальные карточки.

Но Роберт хотел, чтобы его имя было только в одной карточке. Поклонившись Меллишам, он поторопился к Белле, которая только что вернулась в сопровождении прыщеватого юноши на свое место около Генриетты.

Белла подняла лицо и увидела, как он устремился к ним. У нее перехватило дыхание. Она всегда считала Роберта красивым, но сейчас его красота была особенно заметна. Черный вечерний костюм обтягивал широкие плечи и длинные ноги, а белоснежный муслиновый галстук привлекал внимание к загорелому лицу и темным волосам. Сердце болезненно забилось, и она крепко сжала на коленях ладони, чтобы они не дрожали.

– Добрый вечер, мама. Белла, я к твоим услугам. – Он отвесил им обеим замысловатый низкий поклон.

– Роберт, я очень на тебя сердита, – сказала Генриетта. – Где ты был?

– В деревне. – Он улыбнулся. – Обучался политике.

– Политике! Господи, зачем?

– Порой не мешает этим заняться. Очень познавательно.

– Весьма странно! И почему как раз сейчас? Почему надо исчезать, когда ты нужен мне здесь? И Белле ты совершенно необходим.

Он повернулся к Белле.

– Да? Помнится, ты отослала меня прочь и сказала, чтобы я оставил тебя в покое. Я ничего не перепутал?

– Я… – Белла замолчала, не в состоянии признаться, как сильно она в нем нуждалась. – Я просто не могла поверить, что ты уехал лишь оттого, что я так сказала. Тут какая-то другая причина.

– Возможно.

– И ты нам ее сообщишь? – потребовала ответа мать.

– Попозже. – Оркестр начал играть вальс, и Роберт потянул Беллу за руку. Она встала, не успев сказать, что танец уже занят. Он закружил ее, и они пронеслись мимо молодого человека, направлявшегося к Белле, чтобы пригласить ее.

Танцевали они молча, изо всех сил пытаясь придумать какие-нибудь слова, которые не усугубили бы их отношений, а признаться в своих чувствах не могли. Неужели они так и не поговорят без ссоры? Белла начала расслабляться по мере того, как его тело ближе прижималось к ней, а сильные руки крепче обнимали. Тепло, исходящее от него, и ритм танца постепенно успокоили ее.

– Вот так-то лучше, – прошептал Роберт. – Ты здорово танцуешь. А может, мы просто созданы друг для друга?

– Созданы друг для друга, – повторила потрясенная Белла и чуть не споткнулась.

Он поддержал ее и закружил вновь.

– Да. А ты не согласна? Мы очень гармоничны.

– Роберт, пожалуйста, не морочь мне голову. Я этого не вынесу.

– Бедняжка моя! Тебе тяжело пришлось. Мама была права – мне не следовало оставлять тебя одну с этой стаей волков.

– Каких волков?

– С Эдуардом, например.

– Ты знал! – Она поразилась. – Знал о том, что он собирался объясниться со мной…

– Конечно. Он заявил мне, что совершил ошибку и хочет ее исправить. Он считает, что выбор графа пал на него и что это также и твой выбор, но ты не признаешься в этом из-за мисс Меллиш. Поэтому я решил отступить.

– Ох, Роберт, что тебя заставило ему поверить?

– Ты же сказала мне, что любишь его… что он тебе нравится – это твои слова.

– Когда это было? – Белла искренно удивилась.

– В тот день в марте, когда его светлость послал за нами и тебя сбросила лошадь.

– Неужели я так сказала? – рассеянно спросила она. – Если и сказала, то не имела в виду любовь… ну, в том смысле, чтобы выходить за него замуж.

– Так ты его не любишь?

– Конечно, нет. – Она посмотрела на него и робко улыбнулась. – Роберт, я оказалась такой дурочкой…

– Очаровательной дурочкой.

Они провальсировали до дверей залы и очутились в коридоре. Взяв Беллу за руку, Роберт увлек ее в оранжерею, где было влажно и тепло. Она не сопротивлялась, но спросила:

– Куда мы идем?

– Туда, где никого нет. – Он затащил ее за огромную тропическую виноградную лозу. – Туда, где я могу тебя целовать. – И, прежде чем она успела запротестовать, он ее поцеловал.

Она грезила об этом, вспоминая вкус его последнего поцелуя и желая, чтобы это повторилось. И все повторилось… Белла затрепетала. Дрожь начиналась от кончиков пальцев, текла по животу к паху и разливалась по ногам. Она забыла, где она. Обвив руками шею Роберта, она вцепилась ладонью в его кудрявые волосы, словно боясь, что он отпрянет, чего он, разумеется, совсем не собирался делать.

Губы Роберта переместились с ее рта на щеки и шею.

– Белла, – простонал он. – Скажи мне, что я не сплю, что ты в моих объятиях, что ты любишь меня.

– Ты не спишь, и я тебя люблю.

– Ай-ай-ай! Да это маленькая внебрачная дочурка графа, – произнес насмешливый голос. – На вашем месте, капитан, я бы действовал осторожнее. Иначе про вас скажут, что вы одним миром мазаны.

Они отскочили друг от друга и в раздвинутых ветках лозы увидели Луи. Роберт со сжатыми кулаками шагнул к нему.

– Ты возьмешь свои слова обратно, де Курвиль, или я тебя выпотрошу.

– Но это же правда. Господи, ты, кажется, готов пойти на что угодно, лишь бы заполучить деньги графа. Даже жениться на дочке его chere-amie[2]. Но ничего не выйдет, так как теперь секрет выплыл наружу.

Удар, который получил Луи, был настолько внезапный и сильный, что он с грохотом рухнул среди растений. Сбежались гости посмотреть, что случилось. Эдуард и Шарлотта помогли Луи встать на ноги. Вытирая кровь, текущую из носа, он сказал:

– От солдафона только этого и следовало ожидать.

– Вот и хорошо. – Роберт с трудом сдерживался. – Выбирай оружие.

– Нет! Нет! – закричала Белла. – Пожалуйста, не надо драться.

Но на нее не обратили внимания.

– Ты уверен, что она того стоит? – глумливо усмехнулся Луи. – Она же вовсе не та наследница, которую ты себе вообразил. Она даже не Хантли.

Белла, ничего не понимая, переводила взгляд с одного на другого.

– Роберт, что это значит?

– Ничего.

Но тут раздался звенящий смех Шарлотты.

– Это значит, моя дорогая, что у незаконнорожденной дочери любовницы графа нет ни положения в обществе, ни прав и, конечно же, наследства. В общем, вас нельзя впускать ни в один почтенный дом, и уж, разумеется, вам не место на моем балу. Но Эдуард упросил меня, сказал, что вы ни в чем не виноваты… Наконец мы увидели вас в истинном свете.

– Я вам не верю, – еле слышно вымолвила Белла. – Мисс Меллиш ошибается, – сказал Роберт. Белла повернулась к Эдуарду, но он старался не смотреть ей в лицо. Вокруг образовалась целая толпа, и все глазели, раскрыв рты. Подобного случая в городе давно не было. Белла болезненно охнула и, опустив голову, пробралась сквозь толпу, не слушая крика Роберта: «Белла! Вернись!»

Она не заметила подошедшей на шум Генриетты и побежала подобно раненому зверьку, ища место, где можно укрыться. Она неслась по коридорам, распахивая двери, – ей было все равно, куда бежать, лишь бы спрятаться от любопытных глаз и злых языков.

Она очутилась в саду и побежала к беседке. Там было темно, но она открыла дверцу и опустилась на скамью.

Темнота скрывала ее фигуру, но не могла затуманить мысли, которые роились у нее в голове. Есть ли в слухах правда? Граф – ее отец? Выходит, что человек, которого она всегда считала отцом, вовсе не отец ей, а сводный брат. Если это так, то вся ее жизнь с самого начала – сплошной обман. И всем это известно, кроме нее. Кто же она? И кто ее мать? Знал ли Роберт правду? Как он мог не знать, когда Эдуард и Луи это знали, да и все остальные тоже? И вот теперь, когда она знает, что Роберт ее любит так же, как она его, и они наконец-то могут подумать о счастливом будущем, все опять изменилось в худшую сторону. Почему он не побежал за ней следом, если на самом деле любит? Значит, он поверил Луи. Зачем он ее целовал? Что ж, с незаконнорожденной можно позволить любую вольность.

В один миг она превратилась из любимой внучки знатного английского лорда в ничтожество, в безродное существо, совсем как героиня ее романа. И, подобно героине, она не может выйти замуж за любимого человека, потому что ее позор падет и на него. Неужели Дезмонд Нортон рассказал кому-то о содержании романа, считая написанное правдой? Способен ли он на подобную низость?

И тут Белла вспомнила: Шарлотта намекала на отвратительные слухи еще до того, как она отослала книгу мистеру Нортону, так что все это – ужасное совпадение. Она должна забрать рукопись. Сегодня. Сейчас же. А затем уехать домой в Уэстмер и поговорить с дедом. Нет, не с дедом, а с графом Уэстмером. Он жестоко обошелся с ней. И дело не только в том, что скрывал правду, но и в том, что хотел женить на ней одного из его ничего не подозревающих внучатых племянников.

Ночь была холодной, и у нее по телу пробежала дрожь. Сколько времени она сидит в беседке?

Белла понятия не имела. Утерев лицо подолом платья, она встала и выглянула наружу. Из бальной залы доносился шум и веселые голоса – там ей не место. Белла тихонько прошла через боковую дверь и направилась в дамский будуар, где оставила плащ и мантилью. Одевшись, она спустилась вниз. У парадной двери никого не было, так как лакей, обычно стоявший там, подошел к бальной зале и, вытянувшись на цыпочках, наблюдал за происходящим. Наверное, объявляют о помолвке Эдуарда и Шарлотты, подумала Белла.

Роберту не повезло. Он бросился следом за Беллой и почти столкнулся с принцем-регентом, который как раз прибыл вместе с Колетт. Колетт торжествовала и с напыщенным видом демонстрировала каждому свой «успех». Она стала представлять Роберта его высочеству. Затем последовала очередь Шарлотты и Эдуарда. Около них столпились гости, и Роберт был увлечен толпой обратно в залу.

Он смог выбраться оттуда через несколько минут, но этого было достаточно, чтобы потерять Беллу. Он кинулся ее искать, но ни в одной из нижних комнат ее не было. Он побежал наверх, думая, что она в дамском будуаре, но там никого не было, даже служанки, которая, очевидно, устроилась на галерее, чтобы смотреть на танцы.

Он прошел сквозь оранжерею в сад… Полчаса прошло в бесплодных поисках, и он понял, что Белла покинула дом. Лакей у парадной двери заверил его, что никто мимо него не проходил. Принц собрался уезжать, и снова в вестибюле образовалась толпа. Роберт протиснулся к матери.

– Мама, я не могу найти Беллу. Боюсь, что она убежала.

– Не может быть! Куда она пошла? Она должна быть в доме.

– Я все обыскал.

– А сад?

– В саду ее нет.

– Не следует ли оповестить леди Меллиш и Эдуарда?

– Нет, – отрезал он. – И так достаточно разговоров. Я пойду ее искать на улице. Она, вероятно, пошла домой.

– Пешком? Среди ночи? Неужели она настолько опрометчива?

– Она в отчаянии, мама. Я с радостью придушил бы Луи и… – Он хотел добавить «и Эдуарда», но, чтобы не причинить боль матери, осекся. – Пожалуйста, извинись за нас, скажи, что Белла плохо себя почувствовала, и уезжай домой. А я пойду следом пешком.

Роберт обыскивал улицы, но все было тщетно – Беллы он не нашел. Вернувшись на рассвете на Холлес-стрит, он застал мать, ходившую взад и вперед по вестибюлю. Увидев, что он вернулся один, Генриетта понуро опустилась в кресло.

– Роберт, что нам делать? Что мы скажем его светлости? Она же была на моем попечении…

– Возможно, она попытается вернуться в Уэстмер. Я сейчас же оседлаю коня и объеду почтовые станции. Верхом это будет быстрее. – Он положил матери руку на плечо. – Мы найдем ее, мама. – С этими словами Роберт ушел.

Всю дорогу до Олбани он бежал и, запыхавшись, появился у себя в квартире, где его уже поджидал Адам.

– Сообщение от мистера Нортона, – сказал он. – Мисс Хантли у него…

– Она у Дезмонда?

– Выходит, что так, – ответил Адам. – Он просил, чтобы вы пришли как можно скорее. Он не знает, как поступить.

– Я сейчас же иду туда, а ты – на Холлес-стрит. Скажи миссис Хантли, что мисс Хантли в безопасности и я скоро привезу ее домой.

Спустя десять минут Роберт колотил в дверь дома Дезмонда, которую сразу же отворил сам хозяин.

– Она еще здесь?

– Входи. Она пришла час назад и потребовала вернуть ей рукопись, – шепотом сообщил Дезмонд, открывая дверь в гостиную.

Белла лежала на диване, укрытая одеялом, и крепко спала.

– Я с трудом ее успокоил. Она ужасно разволновалась, когда я сказал, что книги у меня нет. Пришлось дать ей немного бренди. А что мне делать теперь?

Роберт присел на край дивана и с нежностью убрал спутанные пряди волос с ее лица.

– Моя бедная, бедная девочка. Это оказалось выше твоих сил.

– Слава богу, что на улице никого не было, когда она пришла, – прошептал Дезмонд. – Это чудо, что к ней никто не пристал по дороге.

– Да, слава богу. А тебе, мой друг, большое спасибо. Я у тебя в долгу.

– Могу ли я еще чем-нибудь помочь? Нам предстоит незаметно вывести ее отсюда. Я-то переживу сплетни, а ей каково?

– У нее сейчас куда большие неприятности. Нам нужна карета.

– Мое ландо к вашим услугам. Ты пока ее разбуди, а я пойду и впрягу лошадей.

Он ушел, а Роберт легонько потряс Беллу за плечо.

– Белла, любимая, проснись.

Она шевельнулась, открыла глаза и снова закрыла.

– Не трогайте меня, – невнятно произнесла она.

– Нет, Белла, ты не можешь здесь оставаться. Пойдем. – Он обнял ее за плечи и посадил. – Белла, мы должны поехать домой.

– Домой?

– На Холлес-стрит. К маме. Она обезумела от твоего исчезновения.

Белла покачала головой и отбросила волосы с лица.

– Мне очень жаль, но я не могла больше оставаться среди этих кошмарных людей…

Он положил ее голову себе на плечо.

– Я знаю. Забудь о них.

– Но, Роберт, если то, что они говорят, правда…

– Это неправда.

– Ты не можешь быть в этом уверен. И я не уверена. Я написала эту книгу…

– Знаю. Я ее прочитал. Дезмонд дал ее мне и спросил, что ему с ней делать.

– Ты прочитал?

– Да. Она спрятана в надежном месте. Вставай, моя любимая. – Он помог ей подняться. Она неуверенно держалась на ногах и прижалась к нему. – Он засмеялся. – Сколько же бренди ты выпила?

– Не знаю. Полный стакан. Дезмонд заставил меня его выпить. У меня голова болит.

– Конечно, болит. Пока Дезмонд готовит карету, мы с тобой походим.

Он несколько раз провел ее по комнате, держа за руку.

– Роберт, что мне делать? – спросила Белла.

– Прежде всего поедем домой и Дейзи уложит тебя спать. Затем я отправлюсь в Уэстмер и поговорю с графом. А потом мы решим, как положить конец всей этой болтовне.

Появился Дезмонд.

– Карета у дверей. Мисс Хантли, я вам советую натянуть на голову капюшон.

Белла решила, что им стыдно за нее, но сделала так, как ей велели. Дезмонд вышел вместе с ними и оглядел улицу – там никого не было, за исключением молочницы, ведущей корову.

– Можно идти, – сказал он, когда молочница скрылась за углом.

Роберт поднял Беллу на руки и осторожно усадил в карету.

– Ты садись рядом с ней. Я сам вас отвезу, – сказал Дезмонд.

– Спасибо, мой друг.

– Я хочу вернуться в Уэстмер, – сказала Белла. – Там я себя чувствую в безопасности.

– Белла, тебе ничто не угрожает. Знаешь, собака лает, ветер носит. Не надо обращать внимания на злые языки. Скоро они найдут что-нибудь еще, о чем судачить.

– Мы с тобой одним миром мазаны, – прошептала она, вспомнив слова Луи. – Ты – такой же, как я, раз защищаешь меня. Если бы я знала о… ну, ты знаешь, о чем… я ни за что не попросила бы тебя привезти меня в Лондон. А твоя бедная мама… люди будут о ней злословить, говорить, что она обо всем знала.

– Глупости! Ты просто вне себя. Завтра ты будешь лучше себя чувствовать.

– Откуда тебе знать, как я себя сейчас чувствую? И как буду чувствовать завтра? Сплетни завтра не утихнут.

Роберт замолчал. Он готов был поклясться, что, когда они танцевали и когда он ее поцеловал, их связывало родство душ, влечение, а не обычный флирт. Тогда зачем убегать от него? Неужели Белла не понимает, что ему безразлично, кто ее отец?

Спустя несколько минут они остановились у дома на Холлес-стрит. Дверь распахнулась, и Генриетта сбежала по ступеням вниз.

– Ты ее нашел? – Затем, разглядев Беллу, она воскликнула: – Ах, моя дорогая, как я рада видеть вас невредимой. – Роберт помог Белле выбраться из кареты, а Генриетта обняла девушку и повела в дом. – Входите же, входите. Как вы нас напугали! Я была в ужасе. Роберт все кругом обыскал.

– Да? – рассеянно произнесла Белла.

– Конечно, как только смог уйти от регента. Колетт настояла, чтобы Роберт был представлен.

– Я спряталась в беседке. А потом пошла забирать свою рукопись от мистера Нортона.

В комнате Беллу ждала Дейзи. Генриетта вместе с горничной сняли с Беллы запачканное бальное платье и белье.

– Теперь вы должны поспать, – сказала Генриетта, надевая на нее ночную рубашку. – Мы поговорим, когда вы проснетесь… – Она натянула одеяло на дрожащее тело Беллы, поцеловала ее в щеку и, наказав Дейзи не спускать с нее глаз, ушла.


Белла проснулась от громкого стука в парадную дверь. Она не сразу вспомнила, где она и что случилось. В комнату вбежала Дейзи с кувшином горячей воды, и Белла встала.

– Мисс Белла, графа хватил удар. За вами приехал Спунер.

Как громом пораженная, Белла опустилась на кровать.

– Он не… не…

– Нет, мисс, он не умер, но он зовет вас. Миссис Хантли велела мне вас разбудить. Они вместе с капитаном отвезут вас домой.

Дейзи забегала по комнате, вытаскивая вещи из шкафов и складывая их в сундук, который оказался слишком мал для всех купленных нарядов.

Белла сидела, не в силах пошевелиться от этого нового удара. Вошла Генриетта и села рядом, взяв Беллу за руку.

– Я так вам сочувствую, дорогая. Но, возможно, дела обстоят не настолько плохо. Увидим, когда приедем. А теперь Дейзи вас оденет. – И, обращаясь к служанке, сказала: – Не надо упаковывать все вещи. Их можно отослать потом, или они останутся здесь до возвращения мисс Хантли. Возьми только самое необходимое.

– Я не хочу, чтобы Роберт ехал, – уныло произнесла Белла. – Уговорите его остаться.

– Мне он необходим, дитя, а к тому же его светлость просил Роберта тоже приехать. А также Эдуарда и Луи.


Они прибыли в Уэстмер в прекрасный солнечный день.

– Да уже май, – с удивлением сказала Белла, заметив расцветший боярышник и зазеленевшие посевы на полях.

– Конечно. Сегодня воскресенье, девятнадцатое мая. Вы забыли?

– Да. В городе все по-другому. Я едва замечала, как бегут дни.

– Дома вам будет хорошо.

– Да. Но это звучит неблагодарно – вы ведь были так добры ко мне, хотя я этого не заслужила.

Генриетта засмеялась и похлопала ее по руке.

– Роберт мне все рассказал.

– Ой! Разве вы сможете простить меня?

– Уже простила. Все забыто. Теперь мы должны приготовиться к тому, что нас ждет в Уэстмер-Холле.

– Да. – Беспокойство о человеке, которого она привыкла считать дедом, вытеснило все остальные мысли из головы. Отец или дед, он воспитал ее в любви и ласке, а этого не забудешь, так же как свою любовь к нему, что бы он ни сделал.

На первый взгляд в Уэстмере ничего не изменилось: слуги, вестибюль, мебель, украшения и картины остались такими же, как и раньше. Жилая часть дома сияла чистотой. Эллен встретила Беллу с объятиями. Как только приехавшие сняли верхнюю одежду и уселись в маленькой гостиной выпить чаю с кексом, Эллен сообщила им новости о здоровье его светлости.

– У графа случился удар два дня назад, – рассказывала она. – Сначала мы решили, что это конец, но ему стало немного лучше, правда, левая сторона парализована. Он не говорил, а сегодня мы смогли различить несколько слов. Доктор Грэхем считает, что это обнадеживающие признаки. Он предупредил нас ничем его не расстраивать.

– Но я могу его увидеть? – спросила Белла.

– Конечно. Прежде всего он спросил о тебе. Белла встала, собираясь идти. Роберт тоже поднялся.

– Я пойду одна, – сказала она ему. – Если он попросит прийти тебя, я пошлю за тобой. – Она вышла из гостиной. Как трудно отдалять от себя Роберта, когда безумно хочется находиться около него, ощущать крепость его рук, быть им любимой. Но этому не бывать, и она должна оставаться равнодушной и отстраненной до тех пор, пока не решит, как ей поступить. А это в основном зависит от графа.

Белла неслышно вошла в затемненную спальню и приблизилась к кровати. Граф лежал высоко на подушках, одна половинка рта была опущена, глаза закрыты. Руки покоились поверх одеяла, а кожа на них была сморщенная и в пятнышках. Он выглядел высохшим и намного меньше, чем тот крупный мужчина, каким она оставила его всего несколько недель назад. Она села в кресло около кровати и взяла его за правую руку.

Он что-то неразборчиво пробормотал и заметался по подушке словно в дурном сне. Затем открыл один глаз.

– Фанни? – спросил он, сжав ей руку. – Фанни, это ты? – Он продолжал со стоном бормотать, но Белла различила только «жаль», «плохо» и «все плохо». Вдруг она уловила слово «прости».

– Дедушка, – сказала она. – Это я, Белла. Вы меня узнаете?

– Фанни?

– Нет, Белла.

Он повернул к ней голову и взглянул так, как будто впервые увидел.

– Изабелла. Хорошая… девочка.

– Вам что-нибудь нужно?

– По-почитай… мне. – Каждое слово давалось ему с трудом. – Там. – Он махнул правой рукой в сторону стола, где лежала книга. – Не-не могу… выносить… Б-Баттерз…

– Она старается, дедушка. – Белла взяла книгу.

– Юный… Роберт… с тобой…

– Да, и кузина Генриетта. – Он… лу-лучше всех…

– Кто? Роберт?

– Да. Объявили… о по-помолв… – Ему не удалось одолеть это слово, и он замолчал.

– Пока нет, – ответила она, едва не сказав, что не собирается выходить замуж, но вспомнила предписание доктора не огорчать его. – Объявим, когда вам станет лучше. Вам почитать, да?

Это был маленький томик сонетов Шекспира. Белла удивилась такому выбору. Вот уж не подозревала, что дед любит поэзию. Но, возможно, эту книгу выбрала Эллен. Она раскрыла томик там, где лежала закладка, и начала читать:


Когда, в мечты свои душою погруженный,

Я вспоминаю путь, когда-то мной пройденный,

Мне много вспоминать приходится потерь

И сгибшее давно оплакивать теперь.


Отвыкшие от слез глаза их вновь роняют

По дорогим друзьям, что мирно почивают,

– И, плача о своих остынувших страстях,

Я сетую о злом оплаченных мечтах.[3]


Она подняла голову, и ее глаза наполнились слезами. Белла увидела, что дед заснул. Она закрыла книгу и неслышно вышла из комнаты.

Пока она была наверху, приехали остальные члены семьи. Эдуард с Шарлоттой, Луи, как всегда вычурно одетый, с матерью и Джеймс, жалующийся на то, что незачем было за ним посылать.

– Сейчас не время покидать ферму. Работники опять начнут угрожать, если узнают, что я уехал. В Норфолке век неделю бунтовали, и мятежники приближаются. На прошлой неделе они пришли в Норидж, и прчшлось вызывать кавалерию, чтобы освободить улицы. Вчера были беспорядки в Фелтуэлле, где разрушили дренажные канавы, а в Садери напали на ферму Роберта Мартина – это всего в десяти милях от Истмера. Все намного хуже, чем ранней весной. Раз старик поправляется, я ухожу.

Никто не стал его отговаривать, и он ушел, оставив после себя запах скотного двора.

– Слава богу, – сказал Луи, помахав надушенным платком после ухода кузена. – А зачем здесь вы, непонятно, – добавил он, глядя на Эдуарда и Роберта.

– За нами послали, так же как и за тобой, – ответил Эдуард.

– Надеюсь, старик не начнет опять выдавать девчонку замуж за наследство. Если все повторится, то я прямо скажу, что его игра раскрыта. Я не потерплю, чтобы мне навязали внебрачную…

– Граф, вы напрасно беспокоитесь, – с достоинством произнесла Белла. – У меня нет намерения выходить замуж за кого-либо из вас. Вы можете драться за наследство без моего участия.

– Белла! – воскликнул Роберт. – Я думал…

– Роберт, и за тебя тоже. А теперь, если позволите, я удалюсь: у меня дела. – Она повернулась и вышла. Не будь все так трагично, она бы рассмеялась. Поделом им – если нет никакого наследства, кроме дома, требующего больших денег на его содержание, и земли, которая постоянно затопляется.

Эллен была на маслодельне, помогая одной из приходящих служанок сбивать масло. Увидев Беллу, она сняла фартук, и они пошли в маленькую гостиную Эллен, выходящую в сад, где только-только начали расцветать летние цветы.

– Как он? – опросила Эллен, когда они уселись по обе стороны камина.

– Я и не представляла, что он может быть таким маленьким и беспомощным.

– Он очень стар, дорогая. Не может же он жить вечно.

– Знаешь, а я думала, что может. Вот почему я не придала особого значения, когда он сказал, что я должна выйти замуж. Мне казалось, что спешить с этим нечего.

– Но ты выбрала капитана.

– Да, но лишь для того, чтобы у меня был сезон дебютантки. С моей стороны это очень эгоистично?

– Нет, конечно, нет.

– Да нет, эгоистично. И за это я понесла наказание.

– Его светлость все равно заболел бы, независимо от того, здесь ты или нет. Ты не должна себя винить.

– Дела обстоят еще хуже. Разразился скандал…

– Скандал? Господи, дитя мое, что ты натворила?

– Это не я, а дедушка. – Белла перевела дыхание, прежде чем продолжать. – Давным-давно.

– Значит, это всплыло.

– Выходит, все правда – я не внучка графа.

– Конечно, внучка. А кто же ты еще? – Эллен заглянула Белле в лицо. – Белла, в чем дело? У тебя такой вид, словно ты увидела привидение.

– Эллен, скажи мне правду. Я должна знать. Говорят… Говорят, что я… – Она не хотела сказать «незаконнорожденная» и выпалила: – Что я внебрачная дочь его светлости.

– Что? – Эллен пришла в ужас – Кто это говорит?

– Все. Луи. Эдуард. Даже Роберт этому верит, хотя и старается избегать этой темы.

– Ах, моя бедная девочка. – Эллен встала, уселась рядом с Беллой, обняла ее и стала качать, как в детстве. – Это ложь.

– Ты уверена?

– Абсолютно. Я была здесь, когда ты родилась и во время всей беременности твоей матери.

– Тогда почему все говорят обо мне такие жуткие вещи?

– Полуправда обычно выплывает наружу в искаженном виде, – пробормотала Эллен.

– Полуправда? Значит, что-то в этом есть…

– Ты не «дитя любви» графа. – Эллен помолчала, словно собираясь с духом. – Им был твой отец. И это неудивительно – уж очень они с Генри были похожи. Все знает только граф.

– Папа! Расскажи мне, что знаешь. Все.

– Граф однажды уехал в большой спешке и отсутствовал целую неделю. Вернулся он с маленьким двухлетним мальчиком и сказал, что это ребенок его дальнего родственника, который, умирая, препоручил его заботам графа. Он настоял, чтобы мальчик воспитывался как его собственный сын. Графиня так к нему и не привязалась, и для его воспитания наняли меня. Он стал «моим» ребенком. Я очень сильно его любила, несмотря на то что он рос трудным, упрямым мальчиком и часто по пустякам приходил в ярость. А когда умер Генри… Я ведь тебе про это рассказывала?

– Да.

– Как только достиг определенного возраста, он женился на дочке врача, лишь бы уйти из дома. Это обернулось несчастьем. Бедная девушка безумно его любила, а он держался отстраненно, бывал жесток и вспыльчив. Я сбилась со счета от ее выкидышей. В конце концов это ее и убило.

– А папа опять женился.

– Да. И на этот раз по любви. Маргарита де Орсен, твоя мама, была француженкой, как ты знаешь. Она отличалась красотой и прекрасно одевалась. Твой папа ничего для нее не жалел. Потом родилась ты. О, я полюбила тебя с первого взгляда и была вне себя от радости, когда мне сказали, что я буду твоей няней. Твоя мама тоже тебя любила, но твой папа ужасно ревновал ее ко всем, даже к собственной дочери. Поэтому, чтобы не злить его, тебя держали подальше от них. Мне казалось, что матери надлежало проявить твердость и воспротивиться этому, но я никогда ничего такого не говорила, боясь чтобы меня не выгнали. Я этого не пережила бы. Когда она умерла, родив мертвого сына, твой папа чуть не сошел с ума от горя.

– Теперь многое становится понятным, – сказала Белла. – Жаль, что я этого тогда не знала.

– Ты была маленькой девочкой. Спустя два года умер и твой папа. Тебя вырастил дед – он тебя обожал. Вот почему он хотел обеспечить тебя после своей смерти. Твой отец не мог ему наследовать, и ты тоже. Полагаю, что он видел выход в том, чтобы ты вышла замуж за одного из его внучатых племянников.

– Но это принесло столько несчастья и показало их с худшей стороны.

– А Роберт?

– Я не хочу о нем говорить.

– Почему? Он ведь твоя истинная любовь?

– Тем больше причин, чтобы он уехал. На мне позорное пятно.

– Не говори глупостей. Это не твоя вина.

– Общество другого мнения, а важно лишь то, что принято в обществе. Я никогда не смогу выйти замуж.

– Разумеется, сможешь.

– Нет. – Белла встала. – Я пойду посижу с дедушкой.

– Хорошо. Но предупреждаю: ничего ему не говори из того, что узнала от меня. Это может его убить.

– Ничего не скажу. Главное – я знаю правду.

Белла шла по коридору, намереваясь поговорить с Генриеттой, но в гостиной никого не было, кроме Элизабет, а уж с ней-то Белле совсем не хотелось разговаривать. Проходя мимо открытой двери в библиотеку, она увидела Шарлотту, сидящую за письменным столом деда. Она выдвинула один из ящиков и рылась в содержимом.

– Что вы делаете? Вы не имеете права здесь находиться, – резко произнесла Белла.

– Имею, – воинственно заявила та. – Если старик разорвал майорат, то должны быть подтверждающие документы. Где-то же он их держит. И завещание заодно.

– Думаю, что и то, и другое находятся у его поверенного, – холодно ответила Белла. – И он еще не умер. И даже не умирает, а, наоборот, поправляется, так что вы можете вернуться в Лондон и оставить нас в покое.

Белла удивилась собственному самообладанию. Словно правда об отце и осознание того, что у нее нет законного права ни на что, смыло все сомнения и принесло ясное понимание мотивов поведения людей.

Шарлотта встала и пошла в гостиную, где, несомненно, поделилась с Элизабет своим разочарованием. А Белла, открыв ключом дверь в западную часть дома, медленно поднялась в старую классную и застыла перед портретами двоих мальчиков – подлинного наследника и самозванца, – настолько похожих, что никто не мог отрицать их родства. Ее отец… Он – дитя любви, а кто его мать? Фанни? Какая Фанни? Дедушка назвал ее, Беллу, Фанни. И просил прощения.

– Белла.

Она обернулась – перед ней стоял Роберт.

– Что ты здесь делаешь?

– Ищу тебя. Последнее время я постоянно этим занимаюсь. Ты меня избегаешь?

Она повернулась к картинам, чтобы не смотреть на него и не расплакаться:

– Я стараюсь всех избегать. Тогда я никого не обижу.

– Ты меня не обижаешь. За исключением того, что приравняла меня к остальным. Я-то считал себя другим. Ты ко мне обратилась, когда тебе понадобилась помощь. Помнишь?

– Это было ошибкой. Мне следовало остаться здесь с дедушкой. Кстати, сплетники ошибаются – он на самом деле мой дед.

– Я никогда в этом не сомневался. Да мне все равно. – Он хотел ее обнять, но она выглядела такой неприступной, что он не осмелился. – Белла, пожалуйста, послушай…

– Нет. Я ничего не хочу слышать. Разве ты не понимаешь? – Она повернулась к нему. На ее бледном, почти прозрачном лице было написано страдание. – Оставь меня, Роберт. Возвращайся в Лондон.

Он отступил назад, словно его ударили. Затем взял себя в руки.

– Когда я целовал тебя, ты меня не отталкивала. Ты сказала, что любишь меня.

– Я… – Она запнулась. – Я была смущена и не сознавала, что говорю. Я устала от всех этих споров и пререканий и именно поэтому попросила тебя увезти меня в Лондон. Я не понимала, что там это продолжится и что будет еще хуже. Мне не следовало идти против воли дедушки…

– Ты хочешь сказать, что приняла бы предложение Эдуарда?

– Нет. Говорю тебе: я не хочу выходить замуж ни за кого из вас. И, как только дедушке станет лучше, я так ему и скажу.

– Но когда я тебя целовал…

– Это ничего не значило ни для меня, ни для тебя. Забудь об этом.

Он протянул руку, чтобы обнять ее за плечи, и был потрясен, когда она нагнулась под его рукой и устремилась к двери.

– Белла! – крикнул он, но она убежала вниз по лестнице и по коридорам, расположение которых было известно только ей.

Глава десятая

Роберт весь вечер пил в трактире «Корона» в Даунем-Маркете, вполуха прислушиваясь к разговорам местных крестьян, которые ругали вероломных господ, нанявших сыщика полицейского суда для того, чтобы он внедрился в среду браконьеров. Судя по тому, что браконьеры оказались за решеткой, сыщик со своей задачей справился.

Но в основном мысли Роберта были заняты Беллой. Почему она приравняла его к остальным кузенам? Ему наплевать на наследство. Он любит ее – разве этого недостаточно?

К полуночи он столько выпил, что был готов проклинать всех женщин. Когда же трактирщик осведомился, не нужна ли ему комната на ночь, Роберт согласился.

Утром, спустившись к завтраку, Роберт застал хозяина в хлопотах.

– Мы ждем членов магистрата и попечителей, сэр. У них здесь встреча, – сообщил он Роберту. – Они собираются каждый понедельник.

Пока Роберт расплачивался, прибыли те, кого ждали.

– Люди идут маршем из Садери. Они в боевом настроении, – сказал один из них.

Роберту совсем не хотелось попасть в гущу мятежа. Он должен вернуться в Уэстмер, заставить Беллу выслушать его и убедить в том, что ее происхождение ему безразлично. Он любит ее. Уезжая, он услышал, как член магистрата приказал кому-то ехать к капитану Ли в Апуэлл и мобилизовать кавалерию. Роберт опасался, что бунт захлестнет всю округу, включая Уэстмер, и граф, самый влиятельный землевладелец этих мест, не уцелеет от ярости мятежников. А в Уэстмере Белла и мама… Роберт вскочил в седло и помчался в Уэстмер.

Белла встала утром с тяжелым сердцем. Есть ей не хотелось, да и видеть кого-либо – тоже. Нанятая сиделка сообщила ей, что дедушка провел спокойную ночь и все еще спал. Роберт, как уехал с вечера, так и не вернулся. Это Белле сказал Сильвестр, приставленный к нему вместо Адама Гоутобеда. Остальные приехавшие привыкли вставать поздно и еще не поднимались. Белла была этому рада – тем меньше она услышит их перебранок.

Она печально улыбнулась. Вот она снова дома и вольна поступать по своему усмотрению, не думая о лондонском этикете. Она может ездить одна верхом и ходить гулять – никто не удивится и не остановит ее. Накинув плащ поверх простого батистового платья и надев прочные ботинки, она отправилась пройтись по парку.

Почему Роберт отсутствовал всю ночь? Снова уехал на политическое сборище? Если Джеймс прав, то ехать ему пришлось недалеко – беспорядки были почти на пороге дома. Правда, странно, что он уехал, не сказав об этом матери.

Белла обнаружила, что идет вдоль кромки леса. Она вспомнила о живущей здесь старой даме и свернула с тропинки. Вот и крошечный домик, из трубы которого вьется струйка дыма. Растворилась дверь, и на пороге появилась женщина.

– Значит, вы вернулись, – сказала она. – Да.

– Вы сделали выбор? – Нет.

– Это неправда.

Белла чувствовала, что врать бесполезно, так как старая женщина знала все, хотя непонятно откуда.

– Правда, – сказала Белла. – Я не приняла ни одного предложения. Дедушка поступит так, как пожелает.

– Он в любом случае поступит по-своему. Уильям Хантли всегда так делал.

– Откуда вам это про него известно?

– О, я уж знаю. – Старуха постучала себя по носу длинным костлявым пальцем. – Мне почти все про него известно.

– Тогда расскажите и мне.

– Нет, пусть сам рассказывает.

– Он не может – у него удар. Его почти невозможно понять, но он все время говорит о какой-то Фанни.

– Фанни. – Женщина шепотом повторила это имя.

– Да, и просит прощения. Может, я могла бы ее найти…

– Нет, моя дорогая, – старуха не дала Белле договорить. – Прошлое лучше забыть, а не ворошить.

– Но вам известно, кто она?

– Да, – отрезала старуха и быстро перевела разговор на другое. – Расскажите мне о молодом человеке. О том, которого вы якобы не выбрали.

– Я люблю его. – И…

– Я не могу выйти за него.

– Почему?

Белла молчала. Как сказать незнакомому человеку, что она запятнана позором и что тот, кто женится на ней, навсегда будет окружен сплетнями, особенно если дед сдержит слово и сделает его своим наследником?

– У меня есть на то свои причины.

– Глупости. – Голос женщины прозвучал сердито. – Он вас любит?

– Не знаю. Наверное, немножко любит, но…

– Тогда какие могут быть причины? Счастье похоже на бабочку, дитя. Вам надо поймать ее, пока она сидит на месте, а иначе она улетит. Если он считает ваши причины непреодолимыми, то он вас не стоит.

– Но он уехал. Он уехал прошлой ночью и еще не вернулся. Я не знаю, где он.

– Он вернется.

– Вы уверены?

– Уверена. Разве я не говорила вам, что у меня дар предвидения? – Женщина улыбнулась, и лицо ее помолодело. – Идите, милочка, и не теряйте время на болтовню со старой каргой. Скажите ему о своих чувствах. Как же еще он о них узнает?

Белла порывисто нагнулась, поцеловала старую даму в щеку и пошла к дому.

– Идите и потом расскажите, что из этого получилось, – услышала она вслед. Если бы девушка обернулась, то увидела бы, как старуха водит рукой по щеке, куда ее поцеловала Белла.

Все родственники, за исключением Джеймса и Роберта, сидели за столом в гостиной, где обычно завтракали, и галдели, оспаривая права на наследство. Они походили на хищников, ожидающих смерти старика. Белла была не в состоянии находиться с ними в одной комнате. Извинившись, она вышла в сад.

Был прекрасный, теплый день. Она села на скамью, наблюдая, как ласточки устремляются вниз, чтобы поймать мошек. Она предпримет попытку поймать бабочку и постарается, чтобы та не проскользнула у нее между пальцев.

Услыхав цокот копыт, она вскочила на ноги, побежала по дорожке и обогнула дом. Но это был не Роберт, а Джеймс. Он управлял своей ветхой двуколкой, в которой сидела миссис Кларк, прижимая к себе девочек.

– Где Роберт? – крикнул он.

– Я не знаю.

– Проклятье! Простите, Белла, но я так рассчитывал, что застану его здесь. – Он протянул руку и помог миссис Кларк выйти из коляски, затем спустил на землю девочек. – В Даунем-Маркете потасовки с самого утра. Сотни мужчин и женщин неистовствуют, грабят и угрожают жителям ружьями и вилами. Если беспорядки распространятся дальше, то докатятся до Истмера. Я боюсь за детей. Если бы вы смогли их приютить, пока не минует опасность, я был бы весьма признателен.

– Конечно. Почему опять начались волнения? Ведь магистраты в марте обещали увеличить беднякам пособие.

– Они не сдержали слова. Я же говорил, что так и будет, помните? Страдают-то фермеры, а не магистраты.

– Что вы намерены делать?

– Попытаюсь их уговорить, но, если это не поможет, придется дать им денег. – Он хрипло рассмеялся. – Я бы не возражал, но они все пропьют. – Он повернулся к девочкам и поцеловал каждую в макушку. – Ведите себя хорошо. – А Белле сказал: – Когда Роберт вернется, пришлите его ко мне, ладно? – И, забравшись обратно в двуколку, Джеймс уехал.

Белла отослала детей на кухню.

– Повариха даст вам чаю с кексом. – Повернувшись к миссис Кларк, она произнесла: – Примите мои поздравления с помолвкой, мэм. Желаю вам счастья.

– Спасибо. – Лицо женщины немного оживилось.

– Отчего стали бунтовать на этот раз? – спросила Белла, провожая миссис Кларк в гостиную.

– Это все из-за высоких цен на муку и хлеб и низкой заработной платы. Джеймс не виноват, мисс Хантли. Он не может платить больше. Если работники разрушат ферму, то вообще останутся без денег, но они ничего не хотят слышать. Я боюсь за Джеймса… – (Появилась служанка с чайным подносом и поставила его на столик.) – Если бы капитан был здесь… За ним нельзя послать? Он военный человек, и они его послушаются.

Белла передала ей чашку чая.

– Я понятия не имею, где Роберт. – Она не успела договорить, как послышался топот. Белла подбежала к окну. – Это Роберт.

– Благодарение Богу. – Миссис Кларк, подхватив юбки, выбежала в вестибюль.

Роберт собирался поговорить с Беллой наедине и был расстроен, увидев миссис Кларк. Он поклонился и поздоровался с ней.

– Роберт, в Даунеме беда, – сообщила Белла, появившаяся следом за миссис Кларк. – Джеймс боится, что беспорядки достигнут Истмера. Он привез миссис Кларк с девочками сюда.

– Джеймсу нужна ваша помощь, капитан, – сказала миссис Кларк. – Одному ему не справиться.

Роберт тяжело вздохнул. Неужели его планы должны постоянно срываться?

– Конечно, я поеду к нему.

– О, благодарю вас, сэр. Я уверена, что работники вас послушаются.

Роберт посмотрел на Беллу, пытаясь угадать ее мысли, но во взгляде больших светло-карих глаз ничего, кроме волнения за миссис Кларк, не прочел.

– В Уэстмере все спокойно? – спросил он.

– Да, Роберт. Непохоже, что здесь могут возникнуть неприятности.

– Все равно лучше подготовиться. Поставьте заграждения на подходах к поместью, и пусть кто-нибудь стоит на часах, чтобы предупредить вас. Попроси Эдуарда организовать все это. Я вернусь как можно скорее. – Белла проводила его до двери. Он грустно улыбнулся. – Мы поговорим, когда я вернусь. Не делай глупостей. Оставайся в доме.

Она вымученно засмеялась.

– Куда мне идти?

Она наблюдала за тем, как Роберт галопом пронесся по аллее, затем вернулась в дом. Ей придется запастись терпением.


Дорога в Истмер проходила через Даунем-Маркет, куда уже прибыли мятежники. К ним присоединились жители. Местечко представляло собой бурлящий котел: мужчины и женщины размахивали ружьями, палками и вилами. Повсюду слышалось: «Хлеб или кровь!»

Роберт не смог проехать сквозь толпу, и ему пришлось сидеть в седле. Он насчитал до пятнадцати сотен людей, столпившихся на рынке и на дорогах, прилегающих к нему.

Группа людей выдвинулась навстречу приходскому попечителю, вышедшему из трактира «Корона»:

– Вот наши представители. Они будут говорить с властями от нашего имени, – раздались крики.

Попечитель повел их в «Корону», откуда они вышли спустя несколько минут, радостно потрясая кулаками. Вскарабкавшись на ящики, они сообщили собравшимся, что добились заработной платы в два шиллинга за день, а цены на муку – в два шиллинга и шесть пенсов.

Кто-то закричал:

– А как же наши мужики, что сидят в тюрьме?

Мятежники кинулись обратно в трактир, требуя освободить браконьеров. Там они начали крушить все, что попадалось под руку.

Роберт пришел в ужас. Он чувствовал себя совершенно беспомощным. Его они слушать не станут – он для них никто. Тут он вспомнил, что сегодня вечером Джозеф Мостин должен выступать на собрании в Питерборо. Вот его мятежники могут послушаться. Роберт развернул коня и направился по дороге, ведущей из Истмера в Питерборо.


Для Беллы день тянулся бесконечно. Кузены холодно встретили появление миссис Кларк и не удостоили ее разговором, так что бедняжке пришлось удалиться на кухню, сделав вид, что ей необходимо приглядеть за детьми.

А Белла укрылась в спальне деда, у которого бывали минуты просветления и он узнавал ее, но чаще называл ее Фанни.

В три часа ему принесли обед, и сиделка принялась кормить его из ложки. Белла поняла, что ее присутствие при этой процедуре для него унизительно, и спустилась вниз. Роберт еще не вернулся, никаких новостей из Истмера не было. Правда, проходивший мимо поместья мужчина сказал, что Даунем-Маркет превратился в поле боя. Это сообщил Белле Спунер, когда она отправилась на конюшню сказать, чтобы ей оседлали Дымку.

– Вам не следует выезжать, мисс. Неизвестно, куда они отправятся потом, – предостерег он Беллу.

Она отказалась от мысли поехать верхом и вернулась в дом, где, как обычно, спорили Эдуард и Луи, но на этот раз не о наследстве, а о народных волнениях. Луи, подстрекаемый Элизабет, призывал всех вернуться в Лондон, куда мятежники ни за что не войдут, поскольку это большой город и там заседает правительство.

– А я считаю, что мы должны приготовиться к тому, чтобы защищать дом, как посоветовал Роберт, – возражал ему Эдуард.

– Какой в этом прок? Их же будут тысячи. Луи, я требую, чтобы ты увез меня домой. Я не желаю умирать в этом мрачном доме, – настаивала Элизабет.

– У меня к нему тоже отвращение, – присоединилась к Элизабет Шарлотта. – Он разваливается, так что пусть достанется бунтовщикам. Мне все равно. Поедем в Палгрейв. Если же беспорядки дойдут и туда, то твоя первейшая обязанность, Эдуард, предотвратить возможные разрушения там.

– Мама, что ты скажешь? – спросил Эдуард.

– Думаю, Шарлотта права, но мы не можем оставить Беллу одну. Она должна поехать с нами.

– Нет, я не могу оставить дедушку, Эллен и миссис Кларк. И слуг тоже. Роберт скоро вернется.

– Роберт! – воскликнула Шарлотта, бросив на Беллу злобный взгляд. – Я не удивлюсь, если он окажется на стороне мятежников. В любом случае, если он так стремится наследовать Уэстмер, то пусть и займется его защитой.

– Белла, пожалуйста, поедем с нами, – попросила Генриетта. – Здесь оставаться опасно.

– Сегодня уже поздно ехать, – сказал Эдуард. – После ужина совсем стемнеет. Отправимся завтра утром. Возможно, к тому времени вернется Роберт и сумеет убедить Беллу уехать.

– Он меня не уговорит, – твердо заявила она. – Мое место здесь.

На следующее утро сразу после завтрака Луи пошел на конюшню распорядиться, чтобы приготовили кареты. Элизабет, Шарлотта и Генриетта велели своим горничным упаковать вещи, а Эдуард обошел дом вокруг, проверяя окна и двери и давая указания Джоллиффу и лакеям. Затем он послал Дэнни выяснить, что происходит в окрестностях и не опасно ли выезжать за ворота парка.

Дэнни вернулся с вестями, что все спокойно даже в Даунем-Маркете – там констебли и кавалерия навели порядок.

– И в Истмере? – спросила Белла, думая о Джеймсе и Роберте.

– Все тихо. Мистер Тренчард сказал, что он будет благодарен, если вы подержите девочек еще денек для большей уверенности.

– В таком случае – едем, – распорядился Луи.

– Вы точно решили не ехать с нами? – спросила Беллу Генриетта. – Мне тревожно за вас. Лучше мне тоже остаться.

– Нет, что вы. В этом нет никакой необходимости. Мы здесь в полной безопасности, и я должна дождаться Роберта.

– На Роберта лучше не рассчитывать, – заметил Эдуард. – Он вполне может не вернуться, а поехать прямо в Лондон.

– Он вернется. – Белла произнесла это с уверенностью, которой вовсе не испытывала.

Она смотрела, как уезжали кареты. Теперь она снова осталась одна с дедом, словно последнего месяца, проведенного в городе, не было.

Она пошла сообщить графу, что все разъехались. Он принял эту новость с фырканьем. Правой рукой он ухватился за Беллу и потянул к себе.

– В твоем мизинце больше ума, чем у них всех, вместе взятых.

Белла удивилась, что ему удалось отчетливо произнести целое предложение, хотя все равно надо было внимательно вслушиваться в слова.

– Спасибо, дедушка. Но вы несправедливы к Роберту.

– Ага, значит, он – твой выбор? Я-то думал, что ты обманывала меня, лишь бы провести несколько недель в городе.

– Вы знали? – поразилась она.

– Конечно. Уж больно ты старалась сделать из этого секрет. – Он замолчал. – А где он сейчас? Уехал с остальными?

– Нет. Я не знаю, где он. – Белла решила ничего не говорить про мятеж, чтобы не огорчать деда.

– Наверняка уехал искать где-нибудь утешение. Он не может наследовать Уэстмер, ты ведь знаешь. Я не разрывал майорат.

– Но почему вы говорили обратное?

– Я этого не говорил. Разумеется, титул и поместье перейдут к Эдуарду, но тебя это не должно беспокоить. Поместье – не основная часть моего состояния, которое я унаследовал от деда по материнской линии, и поэтому могу им распоряжаться, как пожелаю. Я потратил кое-какие средства на содержание дома и земель, но остальное было выгодно вложено. Дом, поместье и вложения составляют кругленькую сумму. – Граф помолчал, переводя дух, и Белла напоила его водой из стакана, стоящего на тумбочке. – Я думал, что ты выберешь в мужья Эдуарда и тогда все достанется ему, а он уж о тебе позаботится.

– Но вы сами сказали, что выбор за мной.

– Да. И слова своего обратно не возьму. Титул и поместье отойдут Эдуарду – этого я не могу изменить, но остальное достанется тому, за кого ты выйдешь замуж. Это ведь Роберт, не так ли?

– Да, – еле слышно произнесла она.

– Так где он?

– Точно не знаю. Думаю, что у Джеймса.

– Тогда не трать зря время, поезжай и отыщи его.

– А потом что?

– Господи, девочка, неужели тебе нужно объяснять, что делать?

Она улыбнулась и, нагнувшись, поцеловала его в щеку.

– Я люблю вас, дедушка. Он поднес ее руку к губам.

– Так похожа на нее, – прошептал он. – Так похожа…

– На Фанни?

– Что тебе о ней известно? – Он был поражен.

– Ничего. Вы несколько раз повторяли ее имя во время болезни. – Белла помолчала. – Она была моей бабушкой? – (Он посмотрел ей прямо в глаза и, увидев в них глубокое понимание и доверие, с улыбкой кивнул.) – Что с ней случилось?

– Я не знаю. Мы расстались. – Он отпустил ее руку. – А теперь иди, чтобы с то бой не произошло того же. Приведи сюда этого молодого человека. Я хочу его видеть.

Белла пошла переодеться в амазонку. Дымку необходимо прогулять, а теперь, когда бунты, кажется, утихли, ехать в Истмер безопасно.

Был полдень, и Джеймс на скотном дворе кормил свиней, но, увидев Беллу, быстро подошел к ней.

– Что-то случилось? С девочками? С Розой?

– Все живы и здоровы. Я ищу Роберта. Вы его видели?

– Вы с ума сошли, приехав сюда одна! Разве вы не знаете о бунте?

– Знаю, но мне сказали, что он закончился, а я должна отыскать Роберта.

– Он был здесь, но уехал. Наверное, обратно в Уэстмер. Странно, что вы его не встретили по пути.

– Я ехала вдоль реки. А мятежники сюда приходили?

– Нет, Роб убедил их оставить меня в покое, хотя это было рискованное дело. Он уехал сразу после завтрака, чтобы разузнать, безопасно ли ехать дальше, и вернулся с сообщением, что из Садери в Даунем направляется еще толпа мятежников с требованием освободить арестованных. Они вооружены, и среди них есть человек, который научил их, как отбивать атаку кавалерии. Езжайте-ка домой. Мне следовало бы поехать вместе с вами, но…

– Джеймс, в этом нет нужды. Я догоню Роберта. – Белла развернула лошадь и поехала обратно, обдумывая, что скажет Роберту, когда найдет его.

Она въехала в местечко Литтлпорт, все еще размышляя о разговоре с Робертом, представляя себе, как он снова ее поцелует. На этот раз она не вырвется из его объятий и не убежит. А когда он скажет, что любит ее, она прямо признается в своей любви. Это были приятные мысли, но вдруг ей пришло в голову, что придется рассказать ему – правду про деда и таинственную Фанни. Что он на это скажет? Наверняка поймет. А если нет? Что сказала старая дама? «Если он считает ваши причины непреодолимыми, то он вас не стоит». Белла выпрямилась в седле и вскинула голову. Если так, то он не тот, за кого она его принимала, и ей будет лучше без него…

Вдруг Белла обнаружила, что ее окружила воинственно настроенная толпа людей, и натянула поводья. Кто-то схватил Дымку за уздечку и перепугал несчастную кобылку. Дымка попятилась.

– Что вам надо? – закричала Белла, пытаясь усмирить лошадь. – Мне нечего вам дать.

– Нечего? – раздался смех. – У такой леди точно кое-что есть, и очень вкусное.

Даже с высоты лошади Белла почувствовала запах спиртного.

– Оставьте меня. – Она подняла хлыст, собираясь пустить его в ход, но мужчина со смехом выхватил его из рук Беллы. Дымка, обычно смирная, стала на дыбы, храпя от страха. Человек, державший уздечку, был вынужден отпустить ее, но лошадь перестала подчиняться Белле и заходила по кругу, лягаясь задними ногами. Белла едва держалась в седле. Кто-то восхищался ее умением и храбростью, другие смеялись и кричали: «Давай, давай, девочка!» Все кончилось тем, что Дымка скинула Беллу через голову, и она упала на дорогу.

Белла пришла в себя на скамье в трактире. Какая-то женщина вытирала ей лицо мокрым полотенцем. Рядом стояли мужчины, которые ее задержали на дороге. Она хотела сесть, но у нее закружилась голова и она снова опустилась на скамью.

– Где я?

– В «Короне», мисс, – ответила женщина. – Я – миссис Джонсон. Вы сильно ушиблись.

– Благодаря им. – Белла бросила на мужчин суровый взгляд. – Они не пропускали мою лошадь. Они что, приняли меня за фермершу?

– Не-ет, за дочку джентльмена.

– Но это не причина, чтобы пугать мою лошадь.

– Они – несчастные, голодные люди, которые не могут заработать себе на жизнь, – сказала миссис Джонсон, – а тут увидели вас на лошади, богато одетую… Да одна только лошадь стоит больше, чем они могут заработать за год.

– А сколько у вас с собой денег? – прохрипел один из мятежников.

– У меня нет денег. Я не думала, что они мне понадобятся.

– Тогда сойдет и лошадь.

– Как же я доберусь домой? – Белле было странно, что она совсем их не боится, словно она – другой человек, а не мисс Изабелла Хантли. Это, наверное, от удара головой, решила она.

– Сомневаюсь, что вы сможете ехать верхом, – сказала миссис Джонсон. – Полежите, а мы пока что пошлем кого-нибудь сообщить, чтобы вас забрали домой.

– Она не может здесь оставаться, – заявил один из мужчин. – Скоро у нас будет собрание.

– Отведите ее наверх, – предложил другой. – И уложите в постель. – Он грубо расхохотался.

– Не обращайте на них внимания, – сказала женщина, взяв Беллу за руку. – Мы с вами пойдем на кухню, и вы выпьете чашечку чая. Хорошо?

Белла покорно согласилась. Все мысли у нее были об одном – как убежать. Через переднюю дверь это невозможно, судя по голосам собравшихся мужчин. Миссис Джонсон с мужем несколько раз заходили на кухню за пивом, и, когда дверь раскрывалась, до Беллы долетали крики спорящих:

– С фермерами говорить бесполезно… Где Мостин и тот второй мужик?

– Уже поздно, – сказала Белла миссис Джонсон. – Моя семья волнуется.

– Я не могу вас выпустить, пока не закончится собрание.

Белла поняла, что она – узница. Что ее ждет? Вполне возможно, что завтра ее мертвое тело обнаружат где-нибудь в канаве.

Сборище из соседней комнаты выплеснулось на улицу с веселыми криками. На кухню вошел мужчина и сказал:

– Держите ее здесь. У нас пока есть другие дела. Мы потом отвезем ее домой. – Он смерил Беллу жестким взглядом. – Не думайте, что мы не знаем, кто вы. Старик дорого заплатит за ваше возвращение.

– Он болен, – сказала Белла, – и не знает, что происходит вокруг.

– Но вы-то знаете. А также знаете свою цену. Сидите смирно, и тогда с вами ничего плохого не случится.

– Меня будут искать.

– Здесь? – со смехом спросил мужчина. – Не думаю. – И ушел.

Не надо было выходить на улицу, чтобы понять, что там происходит, – оттуда доносились угрожающие звуки.

К ночи толпа вернулась в трактир, вооруженная ружьями, неся бочонки с порохом и дробью.

Все это тут же стали распределять. Дело принимало очень серьезный оборот – это уже не походило на выступление недовольных крестьян. Белла понимала, что должна бежать и предупредить Роберта с Джеймсом.

Пока бунтовщики были поглощены раздачей боеприпасов, она выскользнула на улицу и очутилась в толпе. Многие мужчины и женщины были пьяны и почти все хоть чем-то вооружены: спортивными ружьями, старыми мушкетами, заостренными палками и вилами. Неподалеку стояла повозка, запряженная парой крупных лошадей. На повозке лежало большущее охотничье ружье с длинным, как у пушки, дулом. Белла свернула во двор, ища Дымку.

– Куда это вы направляетесь? – раздался голос в тот самый момент, когда она принялась отвязывать кобылку от столба.

Белла обернулась и очутилась лицом к лицу с мужчиной, который ее поймал.

– Домой, – решительным тоном ответила она.

– Только тогда, когда вам разрешат. – Он схватил ее за руку. – Вижу, вам нельзя доверять, поэтому вы поедете с нами. – Он потащил ее к повозке, бесцеремонно поднял и почти забросил внутрь, где на ящике с дробью сидел паренек. – Свяжи ее, – приказал он.

– Куда вы меня везете? – спросила Белла, когда повозка тронулась, а мальчик стал связывать ей руки. Она заметила, что один из мятежников ведет под уздцы Дымку.

– В Илай, – ответил паренек.

– В Илай? – Белла ужаснулась: там ее никто не будет разыскивать.

Ехали медленно, и по пути к ним присоединялось все больше и больше народу. Вдруг Белла увидела лежащего на дне повозки человека. Он был стар и седовлас, с обветренным лицом. Голова его была обвязана грязной тряпкой и одна рука беспомощно свисала.

– Что они с нами сделают? – прошептала Белла, пытаясь вспомнить, где она его уже видела. И охнула, узнав в нем оратора из Илая. – Вы – один из них.

– Нет. Как и вы, я заложник. Я пришел сюда в надежде успокоить и образумить их, но наши взгляды больше не совпадают.

– И они вот так с вами расправились? – она указала на покалеченную руку.

– Нет, это дело рук полиции. – Он усмехнулся. – Наказание за то, что я такой крупный – удобная мишень.

– Они в вас стреляли?

– Нет, задели саблей.

– Рана большая?

– Довольно большая. Вы собираетесь сбежать, не так ли?

– А почему нет? – Она высунулась за борт повозки. – Эта дорога скоро пойдет лесом, и мы могли бы там скрыться…

– Каким образом? У вас же руки связаны.

– А вы не будете столь любезны их развязать?

– Вы, сударыня, бесспорно, смелая особа, – сказал он и начал развязывать узел. Это заняло много времени, так как он мог действовать только одной рукой.

Неожиданно стемнело: нависшие ветви деревьев скрыли луну. Они въехали в лес, и дорога сузилась. Людям пришлось идти впереди повозки.

Наконец руки у Беллы оказались свободными, и она стала внимательно следить за парнем, сидящим сзади с флягой спиртного. Он свесил ноги и со смехом перекликался с приятелями. Белла услышала шепот: «Прыгайте». В то же мгновение старик подтолкнул ее, и она перевалилась через борт повозки.

Белла приземлилась на ладони и колени, затем быстро перекатилась в тень деревьев. Обернувшись, она увидела, как старик тоже спрыгнул на дорогу. Он присоединился к ней, и они прижались к земле под деревом, а телега прогрохотала мимо них.

– Вы не ушиблись? – спросил Беллу ее спаситель, заметив, что она трет колени.

– Ничего страшного. А вы?

– Проклятая рана снова открылась.

Ему необходим доктор, а единственный известный ей врач жил в Илае. И вдруг она вспомнила про старую даму и ее снадобья. Они же совсем рядом с ее жилищем!

– Я знаю одного человека, который вам поможет, – сказала Белла. – Вы можете идти?

– У меня рука покалечена, а не ноги, – проворчал он. – Нам надо поскорее отсюда удирать.

Белла шла впереди, показывая дорогу и моля Бога, чтобы преследователи их не настигли. Она свернула с тропы и петляла среди деревьев, надеясь, что не заблудится и они вскоре доберутся до домика старой женщины. Колени у нее саднили, а старик, идущий за ней следом, стонал от боли.

Но вот они вышли на поляну и увидели освещенное окно лачуги.

– Здесь вы будете в безопасности и вам окажут помощь, – сказала Белла. – Тут живет знахарка.

Поддерживая старика за плечи, она помогла ему сделать последние шаги до порога. Дверь открылась еще до того, как они в нее постучали, и перед ними возник освещенный силуэт старой дамы.

– Мой знакомый поранился, – крикнула Белла. – Вы ему поможете?

– Входите.

Белла помогла старику пройти в комнату. Он опустился на стул, а женщина склонилась над ним.

– Господи, да это Джозеф Мостин.

– Вы знакомы? – изумилась Белла.

– Были когда-то знакомы. Я была за ним замужем.

На звук ее голоса он поднял голову и глаза у него полезли на лоб.

– Фанни! Не может быть! – рассмеялся он. Фанни! Белла посмотрела на женщину. Она стояла руки в боки и глядела на него сверху вниз. Фанни – распространенное имя. Но эта Фанни знала слишком много о графе. Она – ее бабушка? Неожиданно женщина тоже засмеялась.

– Посмотреть, что с твоей рукой? – спросила она Джозефа. – Или боишься, что я тебя замараю?

– Вы – Фанни. Вы – моя бабушка, – вымолвила Белла.

Женщина улыбнулась.

– Да, моя милая. Не очень приятная новость, да? Белла не успела ответить, так как перед хибарой послышались чьи-то шаги. Они замерли.

– За вами следили? – спросила Фанни.

– Возможно, – проворчал ее муж. – И вот что: если бы я знал, кто она, то ни за что не помог бы ей убежать.

– Не неси вздор! Это не ее вина. Она всего лишь невинное дитя.

– Я не хотела причинить вам неприятности, мэм, – сказала Белла. – Но если эти люди нас найдут…

– Сюда – ложись на кровать. – Фанни схватила Джозефа за здоровую руку и толкнула в постель, навалив поверх него кучу одеял, покрывал и одежды. – Если они тебя найдут, притворись пьяным, – прошептала она, затем повернулась к Белле. – А вы наденьте мой фартук. И шаль на голову. Испачкайте лицо. Раз вы моя внучка, то должны выглядеть замарашкой.

Белла быстро стянула с себя жакет амазонки и засунула его в шкаф у очага, потом сдернула фартук и шаль с крючка за дверью и надела их. Раздался громкий стук в дверь, и мужской голос закричал:

– Кто там есть? Открывайте!

Фанни оглядела комнату, чтобы убедиться, все ли выглядит правдоподобно, и пошла открывать дверь.

Глава одиннадцатая

Роберт был в отчаянии. Он часами объезжал окрестности на уставшей лошади в поисках Беллы. Куда она могла подеваться? Если бы ее сбросили где-нибудь в канаву, то Дымка вернулась бы домой. Уже было глубоко за полночь, а он так и не обнаружил ни Беллы, ни ее лошади.

Доставив Джозефа Мостина в Даунем-Маркет, он поехал в Истмер на помощь Джеймсу. На ферму пришла всего кучка мятежников, и не потребовалось больших усилий, чтобы уговорить их разойтись по домам. Правда, Роберту пришлось отдать им все имеющиеся у него деньги до последнего пенни.

После этого он поскакал обратно в Уэстмер. Мисс Баттерзби прибежала на конюшню, как только увидела, что он приехал, и сообщила, что все отправились либо в Палгрейв, либо в Лондон. Все, кроме Беллы.

– Тогда где же она? – потребовал он ответа, мысленно проклиная бездушных родственников, которые бросили Беллу. Но ведь и он поступил не лучше их, с горечью подумал Роберт.

– Я не знаю. Лошади ее нет, – сказала мисс Баттерзби.

– Вы что же, отпустили ее одну в то время, как кругом мятежи?

– Мы бы воспротивились этому, но она нам ничего не сказала.

– Куда она могла поехать?

– Не знаю. Возможно, в Истмер.

– Но я только что оттуда.

– Может, вы с ней разминулись?

– В таком случае мне лучше туда вернуться.

– Граф спрашивал о ней. И о вас тоже, но мы не решаемся сказать ему, что вас обоих нет.

– Старик подождет. – Роберт развернулся и снова ускакал.

Он ехал по дороге в Истмер, но Беллу на ней никто не видел. Джеймс сказал, что она искала его, но немедленно отправилась обратно домой. Это было еще днем, и он решил, что для нее вполне безопасно ехать по дороге вдоль берега реки, а у него полно дел, иначе он поехал бы с ней.

Ругать Джеймса было бесполезно – у того действительно много забот. Роберт прискакал в Уэстмер по дороге, идущей вдоль реки. А Белла домой так и не вернулась.

Решив, что ему лучше для поисков переодеться во что-нибудь попроще, Роберт, одолжив у Спунера фланелевые сюртук и брюки, вновь отправился в путь.

Он услышал шум приближающейся толпы мятежников задолго до того, как их увидел. Все кричали и пели пьяными голосами. Роберт спешился и спрятался вместе с конем за кустами боярышника, растущего у дороги. Марширующие шли по нескольку человек в ряд. Роберт насчитал не одну сотню людей, заполнивших собой дорогу. Некоторые несли ружья, другие – вилы, грабли и дубинки. Сзади ехала повозка, на которой помещалось охотничье ружье, а за повозкой ехал на лошади мальчик. Это была Дымка!

Роберт едва не выскочил из своего укрытия. Переждав, пока они проедут мимо, он привязал своего коня на ближайшей лужайке и присоединился к толпе. Он с трудом сдерживал нетерпение, но старался не привлекать к себе внимания, чтобы не насторожить окружающих.

Наступило утро, когда они достигли окраин Илая, где их встретил член магистрата с вопросом, что им надо. Управляющий повозкой мужчина заявил, что они поедут на рыночную площадь, где выдвинут свои обычные требования о повышении заработной платы и снижении цен на муку.

Но все это Роберта не интересовало. Он протиснулся сквозь толпу к мальчишке, державшему под уздцы лошадь Беллы.

– Какая хорошая кобылка, – сказал Роберт. – Твоя?

– Не-е, я за ней присматриваю.

– А чья она?

– Не знаю.

– А может, это лошадь молодой леди? Такая красивая молодая леди.

– Не знаю.

Роберт вынул из кармана золотую монету и показал ее мальчику.

– Получишь вот это, если скажешь мне, как сюда попала лошадь.

Мальчишка подозрительно посмотрел на него. Роберт не походил на рабочего, хотя одет был в простую одежду и у него даже прореха на кармане.

– Эй ты! Ты случаем не из тех сыщиков с Боу-стрит, которые за нами следят?

– Нет, парень, я не сыщик. Но я должен помочь даме – хозяйке этой лошади. Она… – Роберт помолчал и улыбнулся. – Она – моя возлюбленная. Понимаешь?

– Ну и что?

– Вот гинея. Она твоя, если скажешь мне, где эта дама.

Парень схватил монету и надкусил.

– Она ехала на телеге…

– Ехала? А где она теперь? Мальчишка пожал плечами.

– Откуда мне знать. Сбежала. Ее искали, но было темно, и наш главный сказал, что мы зря теряем время. Лошадь-то у нас осталась. Он послал мужиков ее поискать, а мы пошли дальше.

– Она что, спрыгнула с повозки?

– Ага.

Белла могла разбиться и лежит теперь, умирая, где-нибудь в канаве! Или ее поймали те, кто пошел на поиски.

– Где это было?

– На повороте к лесу лорда Уэстмера. Роберт вынул вторую гинею.

– Мне нужна эта лошадь, чтобы туда доехать.

– Ну, не знаю. Они меня отдубасят, если я ее отдам.

– Скажи, что она испугалась криков толпы и ты не смог ее удержать. – Роберт взъерошил мальчишке вихры. – А иначе я отведу тебя в магистрат и скажу, что ты ее украл. – Угроза, конечно, была пустая, но Роберт не стал ждать ответа, схватил Дымку за поводья и вскочил в седло, больно ударившись при этом, так как седло было дамское. Он понесся во весь опор прочь из города.

Местность он знал хорошо. В лесу была тропинка, ведущая к дому. Возможно, Белла уже там, цела и невредима. Вот она обрадуется тому, что Дымка вернулась!

Роберт спрыгнул с лошади там, где оставил собственного коня. Отвязав его от куста, он повел лошадей к дороге.

Спустя минут пять он нашел то место, где, скорее всего, выпрыгнула из повозки Белла. Одна из веток в кустах была сломана, а когда он нагнулся и посмотрел повнимательнее, то увидел пятно крови. Она поранилась! Сердце бешено колотилось у него в груди, пока он осматривал траву. Вот еще кровь и еще. А вот лоскуток шелка такого же цвета, как у нее амазонка, повис на кусте. Роберт, согнувшись, шел по следу на лесной тропинке. И вдруг след оборвался. Либо у нее перестала идти кровь, либо ее поймали и куда-то увели. А может, он просто потерял след? Роберт вернулся обратно и стал кружить по лесу. Вдруг он увидел кровь на стволе дерева, а рядом на ветке висел порванный льняной платочек. Он огляделся – в пятидесяти ярдах от него стояла маленькая хибарка, из трубы которой поднимался дым.

Роберт осторожно приблизился.


Фанни сердитым, дрожащим старческим голосом убеждала нагрянувших в лачугу мужчин в том, что беглецов здесь нет и что они не имеют права пугать бедную женщину, крича на нее и угрожая.

– Это моя внучка, – сказала она, указывая на Беллу. – Она глуповата, но девочка хорошая.

Белла успела замазать золой один зуб и взлохматить волосы перед тем, как Фанни открыла дверь. Теперь она улыбалась, изображая дурочку.

Они поторопились уйти, велев Фанни не впускать в дом крупного мужчину с седыми волосами и молодую, модно одетую леди, поскольку они представляют опасность.

После ухода мужчин Белла попросила:

– Расскажите мне о себе и о графе, – и добавила: – Я никого не виню, но я же должна знать правду.

Фанни подошла к кровати и, убедившись, что Джозеф спит, сказала:

– Сядьте, дитя мое. Конечно, вам следует это знать, хотя история-то печальная.

Белла села на стул у очага, а Фанни взяла чайник и приготовила им чай из трав. С кружкой в руке она устроилась на другом стуле.

– С чего начать… – Она мысленно перенеслась совсем в другие времена и места. – Мой отец был сельским адвокатом…

– В Уэстмере?

– В Хантингдоне. Не перебивайте меня. И так трудно говорить про это.

– Простите.

– Джо Мостин был красивым мужчиной. Все считали, что это выгодная партия. Мне он нравился, хотя я его не любила. Мы поженились в… – Она задумалась. – Кажется, в тысяча семьсот шестидесятом году. Он работал управляющим у графа Уэстмера. Не у теперешнего графа, разумеется, а у его отца. Мы жили в доме, расположенном в поместье. За три года брака ребенок у нас так и не появился. Джо это очень огорчало. Он… Нет, я не стану вдаваться в подробности, скажу только, что он не всегда был добр со мной. Я его не виню. Я часто видела лорда Хантли, наследника графа, – он заходил поговорить с Джо о делах поместья.

Иногда они вдвоем охотились или рыбачили. Однажды явился посыльный с запиской для молодого господина, и я пошла на болота, чтобы отдать ее. Я думала, что Джо там с ним. Позже я узнала, что Джо частенько отправлялся якобы на охоту с его светлостью, а на самом деле развлекался в другом месте… Но это неважно. Я поговорила с Уильямом, и после этого мы стали встречаться. Он и Джо вместе уходили на охоту, а потом Уильям возвращался ко мне. Мы любили друг друга.

– Значит, это была любовь.

– Конечно. Я знала, что поступаю дурно, и он тоже это сознавал, но тогда молодые аристократы почти все имели любовниц.

– Он был женат?

– Нет, тогда не был. Но о браке между нами не могло быть и речи. Он должен был жениться на ровне ему, на девушке, которую выберут ему родители…

– Но он, разумеется, противился этому?

– Нет. С какой стати? – Она хрипло рассмеялась. – Когда он совершал свадебное путешествие, я поняла, что беременна. Я сделала вид, что это ребенок Джо.

– А Джо узнал об этом?

– Да. Когда Уильям вернулся, я пришла к нему и все рассказала. То, что произошло, я не могла предугадать – Джо нас подслушал. Он накинулся на Уильяма и сломал ему нос. Был ужасный шум, все сбежались. В результате Джо выгнали и он стал моряком. Мне не позволили остаться не только в нашем доме, но даже в деревне. Уильям отправил меня в женский монастырь. Там я и родила нашего ребенка. А он и думать обо мне забыл. Граф, его отец, сказал мне, что если я когда-либо осмелюсь вернуться, он объявит меня безумной и засадит в сумасшедший дом. Он вполне мог осуществить свою угрозу.

– Но как же можно было объявить вас сумасшедшей, раз это неправда?

Фанни улыбнулась.

– Думаю, что немножко сумасшедшей я все же была. И еще в полном отчаянии. Уильям дал мне денег, но они скоро кончились. Мы голодали. Я почти умирала, и вот…

– Вы вернулись.

– Отец Уильяма умер, и графом стал он. Он не отвечал на мои письма, и тогда я написала Джошуа Баттерзби, одному из фермеров его светлости.

– Отцу Эллен?

– Я попросила его передать мое письмо графу и убедиться в том, что он его прочел. Он прочел и приехал увидеться со мной. Разговор получился тягостный. Я жила в нищенской лачуге, намного худшей, чем эта, и почувствовала его отвращение. Но у него хватило мужества не оставлять собственного сына в таких условиях. Он сказал, что воспитает его, но я должна от него отказаться.

– И вы согласились! – Белле не верилось, что ее дед мог быть столь бесчувственным.

– У меня не было выбора. Я хотела сделать так, как лучше для сына. Граф обменял его на кошелек, набитый гинеями. Этих денег мне хватило, чтобы приобрести магазинчик, где я торговала снадобьями и травами, лечебным свойствам которых обучилась у монахинь. Чарлза я больше никогда не видела.

– Бедняжка. Мне вас очень жаль. Я никогда не думала, что дедушка такой жестокий.

– Не надо слишком корить его. Он – человек своего времени, и его поведение не хуже, чем у сотен других. Он воспитал Чарлза как своего сына, несмотря на протесты графини, а это было нелегко.

– Когда вы переехали сюда?

– Два года назад. Я состарилась и захотела перед смертью увидеть вас. Я не собиралась признаваться в том, кто я. Просто хотела убедиться, что вы счастливы, но… – Фанни пожала плечами.

– Дедушка знает, что вы живете так близко от него?

– Нет. И не должен этого знать.

– Но почему? Он сожалеет о прошлом. Я уверена, что он хочет сам вам об этом сказать.

– Слишком поздно. Я уже говорила вам, что с прошлым покончено. Все, что меня волнует, это ваше счастье. – Она посмотрела на Беллу. – Этот человек…

– Роберт.

– Он хороший?

– Да. Самый лучший, но… – Белла прислушалась. – Кажется, я слышу какой-то звук, – прошептала она. – Они вернулись.

Фанни поднялась и подхватила ружье, стоящее за дверью.

– Сейчас они получат по заслугам. Откройте дверь и спрячьтесь за ней.

Белла послушалась. Ей была видна только бабушка, целящаяся из ружья.

– Убирайтесь вон отсюда! Оставьте нас в покое, а то получите пулю в живот.

– Я ищу молодую леди… – послышался мужской голос.

– Знаю. Ваши дружки нам про это говорили. Здесь нет молодой леди, только я, мой пьяница-муж и внучка.

– О, простите за беспокойство.

У Беллы замерло сердце. За дверью Роберт!

Она хотела выйти к нему, но что-то остановило ее. Как он себя поведет, узнав, что она – внучка этой странной старухи? Она еще не свыклась с этой мыслью.

– Хантли? – раздался сзади голос Мостина.

– Джо, это вы? – спросил удивленный Роберт. – Что вы здесь делаете?

– Это долгая история. – Мостин прошел мимо Беллы и взял из рук Фанни ружье. – Друзей так не встречают. Пригласи его войти.

Роберт шагнул вперед и увидел перед собой девушку в грязной одежде, со спутанными волосами, но в юбке от амазонки из дорогой материи, порванной и измазанной кровью.

– Белла? – Он не мог поверить своим глазам. – Это ты?

Она захохотала, широко раскрыв рот, чтобы он увидел черный зуб. Роберт отпрянул, и Белла прекратила этот идиотский смех.

– Видишь, на что приходится идти девушке, чтобы выжить в эти дни?

– Это и есть капитан Роберт Хантли? – спросила Фанни.

– К вашим услугам. – Роберт нагнулся под притолокой и вошел в дом.

– Садитесь, молодой человек, садитесь, – пригласила его Фанни, а Белла скрылась под навесом позади дома, чтобы умыться. – И ты тоже, Джо. Зачем ты встал с постели?

– Да ты бы застрелила моего друга! Женщинам нельзя давать в руки ружье, особенно старухам. К тому же я вполне здоров, чтобы попутешествовать.

– Тебе не надо никуда идти… если ты этого сам не хочешь.

– Кто-нибудь может мне объяснить, что происходит? – спросил Роберт, когда Белла, умывшись, вернулась в комнату. Она причесалась, и темные волосы рассыпались у нее по плечам. Она выглядела беззащитной и очень красивой. Он взял ее за руку.

– Меня поймали мятежники и посадили в повозку, – сообщила ему Белла.

– Это я знаю. Я искал тебя всю ночь.

– Ты искал меня?

– Тебя это удивляет? Тебя искали все, и все о тебе беспокоились.

– Как дедушка?

Роберт мрачно усмехнулся.

– Ему не посмели сказать, что ты исчезла.

– Ох, как я рада. Ему могло стать хуже, а поскольку со мной ничего не случилось…

– Тебе удалось убежать.

– С помощью мистера Мостина. Его ранили, и поэтому я привела его сюда к… – Она замолчала. Он должен рано или поздно это узнать! – К моей бабушке, которая является его женой, но я тогда этого не знала.

– Расскажи мне все, – тихо произнес Роберт. Вся история была ему изложена. Закончив, Белла ждала, что он скажет, ждала, что он отпустит ее руку, которую так крепко сжимал, и, отговорившись, уйдет. Но этого не произошло. Он рассмеялся и сказал:

– Ну и неразбериха! – И крепко обнял ее. – Что теперь будем делать?

– Полагаю, что вам надо отвезти Беллу домой, – сказала Фанни. – Она измучена. Поговорите потом. – И улыбнулась Роберту. – Хорошо к ней относитесь, слышите? Я хочу знать, что она счастлива, но если будет не так, то я наложу на вас колдовское проклятие. – А когда он засмеялся, добавила: – И не думайте, что я не смогу этого сделать.

Они ушли, держась за руки, отвязали своих лошадей и отправились в путь.

– Что теперь? – повторил Роберт.

– Я стану известной романисткой, – весело заявила Белла. – Правда, странно, что книга, которую я послала мистеру Нортону, оказалась так близка к истине? Только дитя любви не я, а мой отец. Как ты думаешь, я интуитивно это почувствовала?

– Нет. Просто у тебя живое воображение, вот и все. Но я не об этом тебя спрашиваю, и тебе это известно. Я хочу знать, как ты поступишь с нашей помолвкой.

– Какой помолвкой?

– Белла, ты добиваешься того, чтобы я стащил тебя с лошади и отшлепал?

– Только попробуй. – Она вонзила шпоры в бока Дымки, и Роберт смог догнать ее только во дворе конюшни. Но там их окружили обитатели дома: всем хотелось поскорее узнать, не ранена ли она и где была. Роберт отвечал очень кратко, затем заключил Беллу в объятия и сказал:

– Мисс Хантли устала. Скоро вы все узнаете. Он отнес ее в дом, поднялся в спальню и осторожно уложил на кровать.

– Роберт, ты не должен сюда заходить, – запротестовала Белла.

– Я буду заходить туда, куда пожелаю, – заявил он, – и не уйду до тех пор, пока ты не скажешь мне то, что я хочу от тебя узнать.

– И что же это такое? – Белла бросила взгляд на распахнутую дверь в надежде, что войдет Эллен и отошлет Роберта.

– Ты выйдешь за меня замуж? – Он сел на край кровати и заключил ее руку в свои.

– Тебе не нужно на мне жениться, – сказала Белла. – Наша помолвка была задумана как розыгрыш. Ты же знаешь, что я ничего от тебя не требую. Дедушке об этом известно. Он ведь не разорвал майорат. Он мне так и сказал, и хотя я не думаю, что он оставит меня без гроша, у меня нет права ожидать…

– Зачем ты все это говоришь? Какое это имеет отношение к моему предложению выйти за меня замуж? Я люблю тебя, дурочка, а то, что произошло в прошлом или что сделал твой дед со своим наследством, не имеет значения. Я хочу на тебе жениться, даже если нам придется жить в хижине в лесу. Мы сможем быть счастливы.

– Ты в этом уверен?

– Разве у меня такой вид, словно я шучу?

– Ох, Роберт! Он улыбнулся.

– Это значит, что ты согласна? – Да.

Он нагнулся и очень нежно поцеловал ее.

– А теперь – спать. Я тоже посплю. А потом пойду к его светлости…

– Он знает, – прошептала Белла, закрыв глаза. – Я сказала ему, что люблю тебя.

– Ну, Белла! Если бы я не так устал, то на самом деле отшлепал бы тебя за то, что ты столько времени водила меня за нос.

Но она уже погрузилась в сон, и он тихонько вышел из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.


Граф Уэстмер дожил до их свадьбы. Он умер во сне, не успев узнать, что Белла носит под сердцем его правнука. К этому времени Эдуард женился на Шарлотте, и хотя он стал следующим графом Уэстмер, в поместье он не прожил и дня. Дом был продан, и в нем разместилась частная школа. Его светлость распределил свое состояние между всеми внучатыми племянниками, но значительная сумма перешла к Белле. Луи уехал во Францию, чтобы затребовать обратно отцовское имение. Там он познакомился с дочерью тоже вернувшегося эмигранта и женился на ней. Джеймс женился на Розе Кларк, а Джозеф Мостин с Фанни переехали жить в Питерборо, откуда время от времени наносили визиты Роберту и Белле, которые поселились недалеко от Уэстмера. Белла ждала рождения ребенка и писала второй роман.

Маленький Роберт Уильям Хантли родился в мае 1817 года и своим появлением на свет принес огромную радость семье. У него не было титула и надежд на его наследование тоже не было, но Белла твердо знала, что он вырастет великим человеком.

– Как же может быть иначе? – шаловливо спросила она своего мужа, которого наконец впустили к ней в спальню. – Ведь у него такие одаренные родители!

– Еще бы: знаменитая писательница и приобретающий известность член парламента, – сказал Роберт, присаживаясь на край постели и не обращая внимания на неодобрительные возгласы няньки. – Я люблю вас, миссис Хантли. – И Роберт с улыбкой посмотрел на свою очаровательную жену, держащую на руках младенца. Сердце его готово было разорваться от любви и гордости.

– И я люблю вас, мистер Хантли.

Увидев, как покраснела от смущения нянька, они разразились хохотом. В этом не было ничего необычного – в их доме смех звучал постоянно.

Примечания

1

До свидания (фр.).

2

Любовница (фр.).

3

30-й сонет Шекспира в переводе П. В. Гербеля


home | my bookshelf | | Наследство Уэстмера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу