Book: Смелые мечты



Кэрол Мортимер

Смелые мечты

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Арабелла смотрела на огромные двустворчатые ворота, за которыми стоял дом. Всего двое суток назад она сочла бы этот визит невозможным. Но, глядя на длинную подъездную аллею, она все отчетливее понимала – это не только возможно, но и необходимо, если она хочет сохранить отношения с Мерлином. Как бы ни испортили эти отношения отец с братом, Арабелла должна попытаться все уладить. Она до сих пор поеживалась, вспоминая нечаянно услышанный на днях разговор.

– То есть как – он даже не стал тебя слушать? Ты, должно быть…

– Папа, я же тебе сказал, – раздраженно перебил его Стивен. – Я даже не вошел в ворота, черт бы их побрал. Там были две огромные собаки..

– Стивен! Отец! – укорила их Арабелла, войдя в офис и закрыв за собой дверь. – В моем кабинете на другом конце коридора и то слышно, как вы ругаетесь. – Она окинула отца с братом вопросительным взглядом синих глаз. – Что у вас такое происходит?

Лицо отца заливал багровый румянец, и Арабелла знала, что дело тут не только в его несомненной ярости. Часы показывали половину четвертого, а отец больше всего на свете любил не спеша посидеть за ланчем, вволю потягивая свое любимое вино. Удивительно, что он вообще вернулся в офис... .

Что до ее брата Стивена, то он вообще не должен был здесь находиться – вчера отец отослал его по делам, и предполагалось, что он несколько дней будет отсутствовать. Хотя, судя по тому, что Арабелле удалось услышать из их возбужденного разговора, дискуссию вызвала именно неудачная поездка Стивена.

Отец сидел за солидным дубовым столом, обитым зеленой кожей. В свои пятьдесят с лишним он все еще был очень привлекательным мужчиной – только на висках его темные волосы подернулись заметной проседью.

Ледяными серыми глазами он смотрел на сына.

– Пусть брат тебе объяснит, – сказал он, презрительно кивнув на Стивена.

Стивен вспыхнул от обиды.

– Я уже объяснил, что не виноват, что...

– Это ведь ты говорила: «Дай ему более ответственную работу», – раздраженно упрекнул отец Арабеллу. – «Позволь ему доказать, на что он способен», – передразнил он. – И что происходит в первый же раз, как я решил последовать твоему совету? – Он подчеркнул свои слова, громко хлопнув ладонью по столу. – Его вышвырнули вон, как какого-нибудь разносчика! – Отец с отвращением покачал головой. – Как видишь, Арабелла, ничего хорошего. Мы с тобой знаем...

– Давайте остынем и здраво обсудим, что произошло, – примирительно произнесла Арабелла, обращаясь к мужчинам – сама она, как обычно, оставалась бесстрастной. Она не была полностью уверена, что во всем виноват Стивен – отец всегда любил давать ему невыполнимые задания. – Сядь, Стивен, – указала она на стул напротив отцовского стола. Он предпочел остаться в кожаном кресле на другом конце кабинета, и на его красивом юном лице появилось задиристое выражение. Волосы у ее брата были темные, как у отца, а глаза – обычно теплые и синие, как у Арабеллы. «Обычно» – потому что сейчас они сверкали от негодования.

Арабелла вздохнула – она сидела напротив отца, разглядывая эти упрямые, надменные лица. Она безумно любила обоих, но должна была признать, что, несмотря на тридцатилетнюю разницу в возрасте, отец и брат часто ссорились совершенно по-детски, и ей приходилось выступать арбитром. Мистера Атертона раздражала юношеская запальчивость Стивена, а тот считал отца замшелым консерватором: его отношение к бизнесу сильно отдавало викторианством.

Возможно, в последнем Стивен был прав – но отец являлся владельцем престижного издательского дома, принадлежавшего семье уже больше ста лет, и именно старомодное представление отца о жизненных ценностях сделало издательство «Атертон» таким, каким оно теперь стало. Здесь, на третьем этаже здания, где размещался офис компании, вдалеке от шума и суеты редакционного отдела на двух нижних этажах, время словно остановилось. А мебель, казалось, попала сюда – как и во все остальные кабинеты на этаже – прямиком из эпохи королевы Виктории.

Здесь все было именно так, как нравилось отцу – и Арабелле, если честно, тоже. Лишь двадцатипятилетний Стивен испытывал что-то вроде клаустрофобии. Три года назад он закончил университет и, вооруженный дипломом и множеством новых идей, вознамерился наконец перетащить издательство «Атертон» в двадцатый век, пусть даже с помощью пинков и окриков.

Отец принял свои меры: он постарался определить Стивена куда-нибудь, где он мог бы принести наименьший вред. Бедный парень на три года завяз в отделе школьных учебников. Арабелла не могла смотреть, как брат постепенно приходит к тихому помешательству, и поэтому убеждала отца дать ему более интересное занятие. Понадобилось несколько месяцев, чтобы отец наконец согласился; и, судя по тому, что ей удалось понять из их последнего разговора, эта попытка не увенчалась успехом.

– Так что же все-таки случилось? – снова примирительно спросила Арабелла. Она любила брата, хоть ей иногда и казалось, что на самом деле разница в возрасте между ними не два года, а двадцать лет. Должно быть, так получилось из-за того, что их мать умерла пятнадцать лет назад и ее заменила двенадцатилетняя Арабелла. С ролью матери семейства она справлялась вполне успешно – даже слишком, если судить по тому, как на нее полагались отец с братом.

Стивен взглянул на сестру, и его лицо стало менее угрюмым.

– Ну, я сделал то, что попросил отец, – поехал к этому Мерлину...

– Папа, зачем? – Арабелла не могла скрыть возмущения. Писатель, которого они все знали лишь под псевдонимом Мерлин, был известен как их самый несговорчивый автор. И к тому же затворник. Посылать к нему Стивена не только нечестно, но и нелепо. Кроме того, Мерлин был ее автором... – Ты что же, послал Стивена обговорить права на съемку фильма по его книге? – произнесла она с вызовом в голосе.

Теперь пришла очередь отца выглядеть смущенным. В глубоких синих глазах Арабеллы появился блеск, который не могли скрыть даже стекла очков, – это означало, что теперь начинает заявлять о себе ее собственный бурный нрав.

– Ты же сама говорила, что Стивен должен показать, на что он способен...

– Но только не с Мерлином! – Она вскочила, слишком взволнованная, чтобы усидеть на месте.

Стивен поехал встретиться с Мерлином – с человеком, которого она уже несколько лет хотела увидеть, а он постоянно отказывался от встреч!..

– Почему ты мне не сказал, куда поехал Стивен? – возмущенно спросила Арабелла у отца, хотя ответ был ей и так известен. Отец нарочно ни о чем ей не сказал – он знал, что Арабелла не допустит, чтобы Стивен приближался к «ее» автору. Все редакторы сами работали со своими авторами, и Арабелла не стала исключением, хотя у нее их было больше десятка. Мерлин являлся одним из них... – Если кто-то и должен был поехать к Мерлину, то только я, – сердито заявила она.

Красивое лицо отца приняло страдальческое выражение.

– Я начинаю с тобой соглашаться. – Он бросил еще один уничтожающий взгляд на Стивена.

Арабелла понимала, что отец лукавит: он просто хотел снова уязвить Стивена. Как бы отец ее ни ценил, для него она была прежде всего умелой хозяйкой дома, на которой лежали домашние дела и организация светских приемов. Да, она работала в семейном предприятии и имела собственный кабинет на том же этаже, почти такой же роскошный, как у отца. И тем не менее Арабелла понимала, что отец лишь потакал ее капризу, на самом деле считая, что мир бизнеса, особенно издательского, где в последние годы развелось столько акул, не место для женщины, особенно для такой тонкой натуры, какой, по его мнению, была Арабелла.

Идеи отца были по меньшей мере старомодными, но здесь, в этом кабинете, мало в чем изменившемся со времен ее прадедушки, становилось понятно, почему отец считал бизнес чисто мужским занятием. И разве то, что отец послал Стивена на встречу с Мерлином, не свидетельствует об этом?

Как бы отец ни доказывал обратное, Арабелла знала, что он по-прежнему против ее поездки к Мерлину. Просто устроил еще один экзамен для Стивена, который тот, по всей видимости, провалил. Его визит к одному из ее авторов был нарушением традиции, но об этом отец не сожалел. Да и сам Стивен тоже. К несчастью, отец воспитывал сына по своему образу и подобию, и прежде всего его убеждения сводились к тому, что женщина должна сидеть дома, обеспечивая мужу уют и ограждая его от хлопот.

Девять лет назад, когда Арабелле пришло время поступать в университет, она вдруг оказалась незаменимой в доме. Она-то думала, что отец счел ее достаточно компетентной для важной работы в издательстве, но это оказалось ошибкой. Арабелле хватило нескольких дней, чтобы понять – собственный кабинет был всего-навсего приманкой, чтобы задобрить ее и заставить остаться дома. Дав ей этот кабинет и должность помощника редактора, отец таким образом подсластил ей пилюлю. Даже видеть ее на рабочем месте он ожидал как можно реже – лишь когда это не нарушало размеренного хода его частной жизни.

Неудивительно, что отец не женился снова – теперь она понимала почему. После смерти матери Арабелла делала все, чтобы жизнь мистера Атертона была приятной и легкой, даже чересчур. Ему совершенно не нужно было связывать себя постоянными отношениями с какой-либо из женщин, с которыми он без всяких обязательств встречался последние пятнадцать лет.

В основном Арабелла была осведомлена о занятиях отца, и это не слишком ее беспокоило. Она со свойственным ей тихим упорством добилась положения в издательстве «Атертон», и теперь в ведении у Арабеллы находилось несколько популярных авторов, которые делали ей честь.

Мерлин был одним из них – его открыли случайно, когда лет пять назад он прислал свою рукопись. Мерлин – он с самого начала отказался, чтобы его знали под каким-либо другим именем! – написал головокружительное повествование о тайном агенте, работавшем на англичан во время войны с Наполеоном. И дело не только в том, что это был любимый исторический период Арабеллы – поэтому рукопись дали на просмотр именно ей, – но также и в том, что книга была прекрасно написана. А главный герой, майор Палфри, дьявольски красивый мужчина, с одинаковой легкостью пронзал шпагой противников и завлекал женщин в свои объятия, в то же время ни на минуту не отклоняясь от главной цели – служить Англии. Это был всего лишь приключенческий роман из серии «только для мальчиков», и Арабелла так и оценила его в разговоре с отцом, но чтение книги доставляло удовольствие, а исторические факты, легко переплетавшиеся с главным сюжетом, были безукоризненно точными.

Да и редактировать произведения Мерлина было сплошным удовольствием. После той, самой первой рукописи он присылал по книге ежегодно, все с тем же героем – с Палфри. С героем, в которого, если быть полностью честной, Арабелла была чуть ли не влюблена...

Роберт Палфри, благородный герой давно минувшей эпохи, был высоким, с длинными светлыми волосами, лукавыми голубыми глазами и гибким телом – эта гибкость давала Палфри полное преимущество, закалывал ли он шпагой противника или ласкал красивую женщину. Арабелла ничуть не удивилась, когда несколько месяцев назад одна голливудская кинокомпания предложила издательству вывести Палфри на большой экран. В прошлом году по телевидению с большим успехом прошел сериал с похожим главным героем, и кинокомпания теперь подыскивала собственного героя, чтобы сделать деньги на ностальгической волне. Книги о Палфри идеально подходили для этого.

К сожалению, Арабелле пока не удалось убедить в этом автора. Он даже не ответил на два ее письма, в которых она писала о предложении киношников.

Хотя уже одно это можно было считать ответом. С тех самых пор, как пять лет назад они приняли его первую рукопись, Мерлин оставался совершенно недосягаемым – он не только отказывался покинуть свой дом на юге Англии и приехать в Лондон для переговоров, но и категорически отвергал их предложения самим приехать к нему.

По прошествии этих пяти лет о нем все еще было известно только то, что его зовут Мерлин. Переговоры об условиях контракта велись исключительно по почте и только с самим автором – он отказывался нанять агента, который действовал бы от его имени. Да и переговоров приходилось вести не слишком много – сумма гонорара всегда устраивала обе стороны.

Единственным, что послужило предметом споров, явилось использование автором одного лишь имени «Мерлин». Но писатель оставался непреклонен, и в конце концов Арабелле удалось убедить отца в том, что это только идет на пользу, придавая ореол таинственности облику автора – а следовательно, и повышая тиражи. А им это лишь на руку.

За пять лет Арабелла смогла создать в воображении образ Мерлина: эдакий вспыльчивый старик с длинными седыми волосами, грубоватым загорелым лицом, жилистой фигурой и с темпераментом, соответствовавшим упрямству, которое он с избытком демонстрировал все эти годы.

Арабелле часто приходилось иметь с ним дело, хоть только и по почте – в его письмах никогда не упоминался номер телефона, и, несмотря на дурной характер писателя, она всегда думала о нем с нежностью, как о некоем далеком дедушке. Вот почему решение отца отправить к Мерлину Стивена вызвало у нее глубокое возмущение.

– Папа, ты меня не так понял, – холодно произнесла она. – Я хотела сказать, что ты без моего разрешения не имел права посылать Стивена к моему автору. – Ее спокойные голубые глаза вызывающе посмотрели на отца сквозь стекла очков в черепаховой оправе. Арабелла была высокой молодой женщиной хрупкого сложения. Огненно-рыжие волосы, унаследованные от матери, она убирала в строгий пучок на затылке. А небольшой, чуть заостренный подбородок на выразительном, но не особенно красивом лице был сейчас решительно приподнят.

– Ладно, Арабелла, не становись в позу. – Отец раздраженно вздохнул, увидев в ее глазах гневный блеск. – У нас хватает проблем – вот Стивена выставили из дома этого типа, а тут еще ты со своими...

– Мерлин имел полное право выставить Стивена, – вступилась Арабелла за автора и заметила, что брат поморщился при унизительном для него воспоминании. – Он даже не знает Стивена...

– Он мой сын, черт побери! – вскипел, отец.

– А Мерлину ты кем приходишься? – с раздражением спросила она.

Отец поднялся со своего кожаного кресла с высокой спинкой и надменно выпрямился.

– Издательство принадлежит мне!

Она покачала головой.

– Я не то хотела сказать, и ты это знаешь. Раньше Мерлин имел дело исключительно с А. Атертон...

– Все эти годы он был чертовским занудой, – перебил ее отец. – Мы еще не встречались с автором, с которым так трудно было бы иметь дело. Отшельник, и невидимка в придачу. У меня руки чешутся вообще...

– Эти пять лет книги Мерлина кормили нас, – негромко прервала Арабелла пустую болтовню отца, который готов был предложить отказаться от сотрудничества с Мерлином.

Одна мысль об этом нелепа – без Мерлина они вылетят в трубу. Да, у них имелись другие, менее популярные авторы, и их было множество, но книги о Палфри с самого начала стали мировыми бестселлерами и оставались таковыми по сей день.

Предложить писателю такого уровня искать другого издателя просто потому, что ее старомодный отец считает, что главное – это издательство, а не публикующиеся в нем авторы, было бы финансовым самоубийством. Особенно учитывая предстоящее подписание контракта на фильм. Представление отца об издательском деле отставало от жизни лет на двадцать, и вряд ли он когда-нибудь сможет догнать свое время...

– Есть другие авторы...

– Но они хуже, и ты это понимаешь, – устало произнесла она. – Надо было вам предупредить меня, – добавила она со вздохом. – Я сразу сказала бы вам, чем кончится дело.

Все эти годы Мерлин оставался непреклонным в своем желании сохранять полное уединение, поэтому неожиданный приезд Стивена – будь он из издательства «Атертон» или откуда-нибудь еще – не мог не иметь нежелательные последствия. Хорошо еще, если Мерлин не перейдет в другое издательство. Вот это будет настоящая катастрофа!..

Она опять вздохнула.

– Кому-то придется поехать и успокоить беднягу...

– Я не поеду! – тут же откликнулся Стивен – в это мгновение он очень походил на отца. – Он чокнутый.

– Во всяком случае, сам я этим заниматься не собираюсь, – высокомерно проговорил отец. – Я всегда считал этого типа странным. Его можно выносить только потому, что его книги хорошо покупают.

Тут оба выжидающе посмотрели на Арабеллу. Она должна была это предвидеть. Они были так похожи, и у обоих – ни намека на осторожность. За эти годы отец с сыном привыкли к мысли, что Арабелла сможет вытащить их из любого трудного положения, в которое они влипнут. Проблема состояла еще и в том, что ей это всегда удавалось. Хотя на этот раз дело зашло слишком далеко!



– Я напишу ему письмо...

– Думаешь, этого будет достаточно? – Стивен нахмурился. Казалось, он чувствует себя неловко. – Я... э-э... Боюсь, я немного... пошумел, прежде чем покинуть его владения. И наговорил что-то примерно в том же духе, что сейчас сказал отец. – Он смутился под осуждающим взглядом Арабеллы. – Но он так грубо себя вел, Арабелла, – поспешил оправдаться Стивен. – Я не мог допустить, чтобы он так со мной говорил.

Разумеется, не мог: ведь он – сам Стивен Атертон, сын Мартина Атертона. Боже, когда же эти двое поймут, что вечеринки с шампанским ушли в прошлое, что теперь все зависит от авторов, что без них не будет денег на ту жизнь, которую так любят отец со Стивеном? Хорошо, хоть один практичный человек есть в этой семье. Правда, спасти положение будет трудно даже ей, несмотря на весь ее такт и дипломатические способности.

Арабелла покачала головой.

– Я все-таки пошлю письмо, но после этого приеду к нему сама, – решительно произнесла она. – Напишу сейчас же, – твердо добавила она, – пока Мерлин первый не начнет возмущаться по поводу твоего бесцеремонного вторжения. – Бросив на них раздраженный взгляд, она вышла и направилась в свой кабинет, намереваясь написать письмо и отправить его этим же вечером.

Но Арабелла так и не нашлась, что сказать в оправдание своего брата, и в конце концов решила – что бы она ни написала, все равно это будет не то, что нужно. Поэтому Арабелла просто сообщила Мерлину, что через два дня сама к нему приедет, если только он не станет возражать. Она знала: единственное, что может успеть сделать Мерлин для отмены встречи, – это позвонить ей в офис. Но, так как за эти пять лет они ни разу не сподобились поговорить по телефону, Арабелле казалось маловероятным, что он позвонит.

Так все и вышло, он не позвонил. Наверное, хотел подождать ее приезда, чтобы точно так же вышвырнуть вон!

Но после всего, что натворили отец с братом, у Арабеллы не было другого выхода. Кроме того... надо признать, Мерлин вызывал у нее некоторое любопытство. И возможно – хотя и не обязательно, – что он не лишен благородства в духе своего героя Палфри и не станет применять грубую силу по отношению к женщине...

Герой Мерлина Палфри с самого начала захватил ее так сильно, что постепенно стал своеобразным мерилом, к которому она прибегала, чтобы судить о мужчинах, периодически появлявшихся в ее жизни. Все они неизменно казались Арабелле какими-то неполноценными. Да и не настолько она была глупа, чтобы думать, будто их интересует только она. Издательство «Атертон» и связанное с ним благосостояние, естественно, вдохновляли любого молодого человека – и старая дева, дочь из богатого семейства, казалась выгодной партией.

Но у Арабеллы было собственное представление о мужчине, с которым она хотела бы провести жизнь, – к сожалению, он жил почти две сотни лет назад и являлся полностью выдуманным героем, существовавшим только на книжных страницах и в воображении человека, с которым она, если повезет, скоро встретится.

Мысли о том, что она больше не будет получать рукописей Мерлина, что никогда снова не сможет погрузиться в жизнь Роберта Палфри, было достаточно, чтобы Арабелла сама отважилась поговорить с Мерлином. Пусть даже он отклонит предложение о съемках фильма, лишь бы только не переставал присылать рукописи о человеке, в которого она была почти влюблена...

И вот она в конце пути, у владений Мерлина. Доехав до деревни, неподалеку от которой находился дом, Арабелла без особого труда сумела найти его благодаря пояснениям Стивена. В последние два дня Стивен из кожи вон лез, чтобы хоть чем-нибудь ей услужить, – очевидно, он понимал, что все испортил своей поездкой, и теперь горел желанием хоть что-то поправить.

Как Арабелла и предполагала, звонка от Мерлина в ответ на ее письмо не последовало, так что она собралась в поездку, надеясь, что ей не придется ночевать в какой-нибудь местной гостинице. Она думала, что Мерлин не выдворит ее из дома, как он это сделал со Стивеном два дня назад.

– Берегись двух больших овчарок за воротами, – предостерег ее на прощание Стивен, когда утром она наконец выехала.

Теперь-то она поняла, что он имел в виду, когда назвал их «большими»!

Арабелла в жизни не видела более крупных овчарок. У них был совершенно одинаковый черно-коричневый окрас – должно быть, они состояли в родстве. Но не потому она закрылась в машине, что ее напугали их размеры и громкий лай. Дело было в том, что собаки находились не за этими высокими воротами – они прыгали прямо за окнами ее машины. Кто-то распахнул двустворчатые ворота и выпустил собак на свободу.

Мерлин явно ждал меня, мрачно решила Арабелла, глядя из машины на двух огромных, истекающих слюной тварей.

А они, похоже, и не собирались умолкать, а уж уходить – тем более. Арабелле подумалось, что, если она попытается задним ходом выбраться обратно на дорогу, собаки побегут за ней и, возможно, попадут под колеса. Хоть их поведение и раздражало Арабеллу, ей не хотелось их давить. Если же она поедет вперед, произойдет то же самое или даже хуже. Так что же делать?

Арабелла как-то видела фильм, где главный герой смело пошел навстречу разъяренным собакам и таким образом привел их в полное замешательство. Наверное, такие крупные псы больше привыкли к тому, чтобы люди убегали от них, а не шли навстречу. В конце концов, в фильме ведь это сработало!..

Но это не кино, а реальная жизнь, и у собак наверняка были острые зубы и широченные челюсти, и за считанные секунды они могли разорвать в клочья нежную человеческую плоть. Но, с другой стороны, не может же она просидеть вот так весь день – а самим собакам, похоже, эта игра еще не успела наскучить!

Глубоко вздохнув, она решила взять быка за рога – а точнее, бросить вызов собакам. Арабелла не стала медленно и нервозно выбираться из машины – она просто-напросто распахнула дверцу и через пару секунд уже стояла на посыпанной гравием дорожке, прямо перед двумя овчарками.

Не будь ситуация столь напряженной, выражение на их мордах показалось бы просто комичным. Огромные звери удивленно отскочили на пару метров. Они продолжали лаять, временами замолкая, а Арабелла пристально смотрела на овчарок, пока постепенно не наступила тишина. Прошло несколько минут, и взгляды собак стали озадаченными – это единственное прилагательное, которым их можно было бы описать. Если собаки способны удивляться, то это – ярчайший пример!

– Ну что, вроде успокоились? – насмешливо осведомилась Арабелла, в глубине души благодаря судьбу за то, что осталась цела. – Так как, отведете меня к хозяину или мне самой придется его искать?

Овчарки продолжали вопросительно смотреть на нее – они явно терялись в догадках о том, чего она от них хочет, и все же слова Арабеллы показались им достаточно весомыми. Сама же Арабелла не знала, что делать. Будут ли собаки по-прежнему держаться от нее на расстоянии, если она попытается пойти вперед по ведущей в усадьбу дорожке? Сейчас Арабелла еще не находилась в пределах владений Мерлина – вдруг, если она направится к дому, овчарки начнут защищать его собственность?

Но не может же она стоять здесь весь день и надеяться, что собаки на нее не нападут или что кто-нибудь будет проходить мимо и спасет ее! Никуда не денешься, придется рискнуть. Самое худшее, что они могут сделать, – всего-то навсего разорвать ее на части.

Веселенькие же мысли приходят в голову!

Арабелла зашагала по дорожке. Собаки трусцой побежали за ней. То, что она дерзнула бросить им вызов, явно сбило овчарок с толку. Именно на это она и надеялась.

Дорога заняла больше времени, чем думала Арабелла. И все же она наконец приблизилась к дому, а собаки шли справа и слева от нее, подобно конвоирам, – хотя, надо отдать им должное, они не делали никаких угрожающих выпадов.

Подойдя к дому, Арабелла услышала мужские голоса. Она повернула за угол, и голоса зазвучали совсем близко.

Пройдя этот последний поворот и увидев сам дом, она ахнула – и поразила ее не архитектура дома, а двое мужчин в саду. Мерлин оказался точно таким, каким она его себе представляла. Он сидел на низенькой веранде, выходившей прямо в сад. Это был умудренный жизнью человек лет шестидесяти, с длинными седыми волосами и кожей, за многие годы потемневшей и обветренной. Правда, в своем воображении Арабелла никогда не наделяла его клочковатой бородой, но борода у него оказалась такой же седой и растрепанной, как и волосы.

Но не Мерлин заставил ее ахнуть, а мужчина помоложе, работавший в саду, – высокий, с длинными светлыми волосами. На нем не было рубашки, и Арабелла видела, как напрягаются мускулы на его покрытом золотистым загаром торсе – мужчина сражался с упрямым древесным пнем. Насколько Арабелла могла видеть, его единственной одеждой были линялые джинсы.

Заметив ее присутствие, он выпрямился и посмотрел на нее такими голубыми глазами, каких она еще никогда не видела. Арабелла поняла, что глядит на человека, в которого чуть ли не влюблена. Этот человек сошел со страниц книг Мерлина. Но и плодом его воображения он не был. Роберт Палфри был садовником Мерлина!

ГЛАВА ВТОРАЯ

«Палфри» пришел в себя от неожиданной встречи гораздо скорее, чем Арабелла. Сощурившись, он настороженно оглядывал ее. Неудивительно, что он быстрее справился со своим удивлением, – ведь не он же встретился с книжным героем во плоти – и какой плоти!

Арабелла сама заказывала иллюстрации для обложек книг о Палфри, и если бы видела этого человека, прежде чем дать художнику его подробное описание, то не могла бы быть более точной. Он...

– Кто вы такая, черт вас возьми? – неожиданно рявкнул он, и резкий тон его голоса вывел ее из оцепенения.

Она была не в состоянии что-либо ответить – сияние его великолепной мужественности лишило ее дара речи. Он был красив и непоколебимо уверен в себе. Настоящий мужчина. И таким он и должен был быть.

– Май, Маргаритка, к ноге! – коротко бросил он собакам, и овчарки, послушно подбежав к хозяину, с обожанием уставились на него.

Арабелла понимала их чувства, она бы и сама с блаженством устроилась у его ног. Ведь в нескольких шагах от нее стоял настоящий Роберт Палфри!

– Я вас спрашиваю, – снова отрывисто произнес он. Его глубокие синие глаза сердито сузились. Казалось, «Палфри» хотел защитить дом и его обитателей от непрошеных гостей.

– Май и Маргаритка? – задумчиво проговорила Арабелла, осознавая, что так и не ответила на его вопрос. Но эти клички показались ей совершенно несовместимыми с такими свирепыми на вид овчарками. Если б кто и стал призывать собак, выкрикивая: «Май, Маргаритка, ко мне!» – вряд ли это можно было принять всерьез. Она представила, что скажет Стивен, когда узнает, что его чуть не растерзали псы с такими веселенькими именами.

В ответ на ее слегка насмешливый тон «Палфри» сжал губы.

– Пусть клички не вводят вас в заблуждение, – резко произнес он. – Эти собаки прекрасно знают свое дело!

Мерлин! Арабелла вдруг вспомнила, зачем она здесь. Оказавшись лицом к лицу с «Палфри», она совершенно потеряла голову.

– Я в этом не сомневаюсь, – спокойно ответила она. – Вообще-то у меня назначена деловая встреча с мистером... э-э... Мерлином, – докончила она робко и взглянула мимо «Палфри» на веранду, где все еще находился пожилой мужчина.

Голубые глаза «Палфри» сощурились еще сильнее.

– Неужели? – В его голосе прозвучала явная ирония.

Разве ее вид не соответствовал деловой встрече? Перед поездкой она уделила своей внешности много внимания. Правда, темно-серый пиджак в узкую полоску остался в машине, но зато на ней была модная белая блузка, колготки нейтрального цвета и черные туфли на невысоком каблуке, что смотрелось вполне по-деловому. Волосы, как всегда, были собраны в пучок, очки, как обычно, восседали на переносице – так что же было не в порядке?

– Да, именно так, – быстро подтвердила Арабелла, уже немного оправившись от встречи с настояшим, живым Палфри. Да и потом, она приехала не к нему, а вон к тому пожилому человеку. Ей уже удалось многого достичь, ее не выставили за дверь, и теперь Арабелла намеревалась в полной мере воспользоваться этой возможностью. После позавчерашней ссоры с отцом и со Стивеном будет просто унизительно, если и с ней произойдет то же самое. – Я сообщила ему в письме, что сегодня приеду, – подчеркнуто добавила она, намекая, чтобы «Палфри» поскорее ушел с дороги – ей надо было остаться наедине с Мерлином. «Палфри» бросил на нее хмурый взгляд.

– Правда?

Сначала Арабеллу привела в замешательство невероятная красота этого человека, но теперь разговор с ним начинал ее утомлять. Ведь она приехала поговорить с Мерлином, а не с его садовником!

– Я бы хотела сказать Мерлину несколько слов. – Она снова бросила взгляд на пожилого хозяина дома, который безразлично слушал их беседу.

– На какую же тему? – немедленно спросил «Палфри».

Здесь определенно творилось что-то странное. С самого ее приезда Мерлин не проронил ни слова, а блондин отнесся к ней с очевидной враждебностью. Садовник явно превышал свои полномочия, если позволял себе говорить за хозяина. Может, он одновременно выполнял обязанности телохранителя? Но даже если и так... Арабелла начала:

– Моя фамилия Атертон...

– Сынок, это из издательства. – Пожилой человек заговорил в. первый раз за все это время. Голос у него был скрипучим, словно старик не очень часто им пользовался. Он поднялся и встал рядом с молодым мужчиной. Вдвоем они смотрелись довольно нелепо: один такой прекрасный и высокий, а другой – старый и сморщенный. – Я верно говорю, мисс?

– Все правильно, – кивнула Арабелла, почувствовав, что наконец-то продвинулась вперед. – Я вам писала...

– Так это вы – А. Атертон? – снова подал голос «Палфри».

Арабелла метнула на него быстрый взгляд, и в ее глазах мелькнуло раздражение.

– Да, Арабелла Атертон, – нетерпеливо отрезала она и с некоторым удивлением посмотрела на негромко хихикающего Мерлина. Вскоре его хихиканье переросло в громкий хохот.

И что такого смешного в этом имени? Ну да, казалось, будто оно откуда-то из другого столетия – просто ее мать очень любила читать исторические романы. Отец часто говорил, что его жене нужно было родиться в далеком прошлом. Но, хотя когда-то Арабелла перенесла из-за своего имени много мучений, теперь она считала его достаточно милым. И определенно не слишком избитым.

– Формально мы незнакомы. – Она протянула руку и подошла к Мерлину поближе, поглядывая на собак, которые начали тихо рычать. – Но мы уже пять лет переписываемся, – добавила Арабелла, тепло улыбнувшись. – Меня зовут Арабелла Атертон. А вы...

– Эндрю, садовник. – Смех прекратился, хотя на лице у старика сохранилась веселая улыбка. – Старый слуга, – подчеркнуто закончил он.

– Твой возраст дает о себе знать, только когда надо выкорчевывать пни, – сухо произнес второй мужчина. – В остальное же время ты только и твердишь мне, в какой прекрасной форме находишься.

– Так оно и есть, мой мальчик, – усмехнулся Эндрю и снова обернулся к Арабелле. – Мерлин – это вот он. – И он кивнул в сторону человека, которого Арабелла приняла за Палфри.

Господи! Человек, чей торс еще блестел золотыми капельками пота после борьбы с пнем и который сам мог бы позировать для обложек книг о Палфри, и написал все эти книги! Мерлин и есть Палфри? Нет, Палфри был Мерлином! Эти двое – один и тот же человек!

Старый садовник снова засмеялся, увидев, как Арабелла с Мерлином изумленно рассматривают друг друга.

– По-моему, ты ее удивил не меньше, чем она тебя, – с улыбкой в голосе пробормотал он.

У Мерлина напряглась челюсть. Он уничтожающим взглядом окинул ее деловой костюм и наконец признался исполненным презрения голосом:

– А я предполагал, что А. Атертон – мужчина. Похоже, его не очень-то обрадовало, что его редактор – женщина, подумала Арабелла и вспыхнула от этой мысли.

– Мне кажется, вы оба имели неверные представления друг о друге. – Казалось, возникшая ситуация все еще крайне забавляла садовника.

Мерлин раздраженно взглянул на него.

– Пойди попроси Стеллу поставить чайник.

– Слушаюсь, сэр, – Эндрю откинул со лба воображаемый вихор. – Сию минуту, сэр. – Он кивнул, после чего обошел дом и исчез за дверью, которая, очевидно, вела в кухню.

Все еще раздраженный, Мерлин нахмурился.

– По-моему, я слишком часто закрывал глаза на его фамильярность, – сказал он, покачав головой.

Но ведь фамильярность порождает презрение, а ей так не показалось. Эти двое явно очень любили и уважали друг друга, между ними существовала искренняя привязанность.

– Чашечка чая будет очень кстати, спасибо, – сказала Арабелла, плавно переходя на другую тему. К тому же она не солгала – ей пришлось несколько часов провести за рулем, поэтому чай совсем не повредил бы.



Бросив в ее сторону угрюмый взгляд, Мерлин поднял с земли бледно-голубую джинсовую рубашку, натянул ее на свои широкие плечи и застегнул.

Арабелла негромко вздохнула. Она и не осознавала, что до этого самого мгновения постоянно сдерживала дыхание. Теперь, когда Мерлин полностью оделся, ей дышалось гораздо легче – и все же его внешнее сходство с собственным персонажем до сих пор ошеломляло ее. Арабелла всегда советовала начинающим авторам писать о том, что они знают, но она в первый раз видела, чтобы писатель и книжный персонаж были одним и тем же человеком!

– Я уже говорил вашему мужу, что нам не о чем говорить, – холодно бросил он.

Арабелле понадобилось некоторое время, чтобы понять, кого он имеет в виду.

– Стивен – мой брат, – поправила она. Одна мысль о том, что ее мужем может быть кто-то вроде Стивена, вызывала у нее улыбку. Разница между ними составляла всего два года, но для Арабеллы он всегда оставался ребенком. С начала своей работы в компании брат не сделал ничего, что могло бы заставить ее переменить мнение о нем.

Мерлин задумчиво оглядывал Арабеллу, склонив голову набок.

– Вы совсем непохожи, – с грустью сказал он наконец.

Ей всегда было это известно, и еще она знала, что Стивен унаследовал несомненную красоту отца, ну, а она... Арабелла даже не знала толком, на кого походила. Она не напоминала свою миниатюрную красивую мать, совсем дурнушкой не была, но и красавицей тоже. Казалось, она находилась где-то посередине – не уродина, но и ничего такого, что могло бы привлечь внимание.

Многие мужчины в прошлом убеждали Арабеллу, что если она, как в кинофильме, распустит волосы и снимет очки, то сразу превратится в красавицу. Однако их всех ждало горькое разочарование. Да, волосы Арабеллы были очень красивого рыжего цвета, но стоило их распустить, как они становились совершенно неуправляемыми, будто обретали собственную волю. А ее большие, умные голубые глаза, обрамленные темными ресницами, без очков теряли все эти качества и казались просто близорукими. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять – она абсолютно ничего не видит. Вот тебе и волшебное превращение!

– Он мой брат, могу вас уверить, – беззлобно ответила Арабелла. В конце концов, она такая, какая есть. – Могу только извиниться перед вами за то, что он без предупреждения заявился сюда два дня назад, – добавила она, нахмурившись. – Я узнала об этом, только когда он вернулся в офис.

– И, несомненно, с негодованием рассказывал о моем гнусном поведении, – предположил Мерлин (совершенно безошибочно!), и на его губах появилась насмешливая улыбка.

– Это еще мягко сказано, – подтвердила Арабелла, улыбнувшись в ответ.

Мерлин снова сощурил свои темно-голубые глаза.

– И вас послали сюда, чтобы унять страсти, – с издевкой произнес он.

– Никуда меня не «посылали». – Арабелла твердо покачала головой. – Надеюсь, все страсти остались в конторе. Я уехала, совершенно однозначно дав понять отцу и брату, что думаю о вмешательстве в наши с вами отношения, – серьезно пояснила она. Перед отъездом Арабелла сказала отцу, что если ей не удастся исправить положение, то ему придется услышать еще несколько неприятных слов по этому поводу.

– В наши отношения? – негромко повторил Мерлин.

В его голосе явно присутствовала насмешка, и Арабелла почувствовала, как к ее щекам приливает краска.

– Профессиональные отношения между писателем и редактором, – резко уточнила она. – Я...

– Чай готов, сынок, – позвал Эндрю из дома.

– Вероятно, мисс Атертон решила не оставаться на чай, – сухо произнес в ответ Мерлин, все еще пристально глядя на Арабеллу.

– Ну как же ей может не хотеться чаю, мой мальчик? – с иронией в голосе упрекнул его садовник. – Думаешь, она столько проехала, чтобы ее отправили назад и даже не предложили выпить чайку?

Арабелла знала, что отец наверняка согласился бы с замечаниями Мерлина о фамильярности Эндрю – у них дома слуг вообще не было видно и слышно, а хозяйство велось подобно часовому механизму. Однако очевидно, что эти двое не были просто хозяином и слугой, между ними явно существовала давнишняя дружба. Мерлин должен считать, что ему повезло, подумалось Арабелле.

– Было бы великолепно попить чаю, – легко согласилась она. По крайней мере ей удастся войти в дом! – Вообще-то мне надо бы сначала забрать сумочку и запереть машину, – добавила она, подумав.

Хоть это и не Лондон, все равно не стоит оставлять сумочку в незапертой машине, да еще в отдалении от дома. Когда она только приехала, то решила, что лучше ничего не брать в руки – собаки могли бы усмотреть в этом угрозу. Но в машине были документы, которые могли понадобиться во время разговора с Мерлином.

– А собак уже можно не бояться? – Арабелла все еще не решалась делать при них резкие движения.

Мерлин угрюмо посмотрел на нее.

– Вы один раз уже рисковали, когда вышли из машины.

Но ведь ей больше ничего не оставалось, разве что поджать хвост и удрать, как Стивен, однако она страшно злилась и на брата, и на отца, и не имела ни малейшего желания поступать так же. Хотя теперь Арабелла догадывалась, что как раз на это и рассчитывал Мерлин, когда отвязал собак...

– Я мигом, – с улыбкой сказала она.

– Можете не спешить, – небрежно махнул рукой Мерлин. – Когда будете готовы, идите прямо в дом. – С этими словами он и зашагал к двери. Овчарки послушно последовали за ним.

Арабелла печально улыбнулась и направилась к машине. Многое изменилось с тех пор, как двадцать лет назад ее отец вступил во владение издательством «Атертон Паблишинг»: тогда вся полнота власти принадлежала издателю. Но все же и теперь большинство писателей с трепетом относились к визитам редактора. Однако Мерлин дал ей понять, что ее присутствие лишь причиняет ему неудобства. Но ведь он один из самых читаемых авторов современности, и если ему не понравится, что его уединение нарушают, то его легко перехватит другое издательство.

Забрав сумку, Арабелла вошла в дом тем же путем, что и садовник с Мерлином, и оказалась прямо в кухне. Мужчины сидели за солидным дубовым столом, занимавшим середину просторного помещения. Женщина лет шестидесяти пяти подала чай, пирожные и булочки – последние выглядели по-домашнему аппетитно, но Арабелла поняла: сейчас чай интересует ее больше всего остального. Она неуверенно вошла, и Эндрю представил ей женщину, сказав:

– Это моя жена Стелла, – после чего с явным удовольствием добавил: – Стелла, а это редактор нашего Роба. – Очевидно, его все еще очень забавляло, что редактор оказался женщиной.

До этого Арабелле очень хотелось узнать имя Мерлина – не все же зовут его «сынок». Тем более, что ему уже за тридцать пять. Значит, Роб? Она проницательно взглянула на него. Значит, его зовут Роберт, как и его героя? Похоже, он не стремился ей об этом сообщать!

– Прошу вас, называйте меня Стеллой, – тепло произнесла женщина и, посадив Арабеллу рядом с Мерлином, поставила перед ней дымящуюся чашку чая.

– Арабелла, – негромко представилась девушка, с признательностью прихлебывая чай.

– Какое красивое имя, – мгновенно отозвалась женщина. – Как у твоих героинь, Роб. – Она улыбнулась, глядя на хозяина. Она была маленькая и полная, с волосами почти такими же белыми, как у мужа, и с таким же блеском в карих глазах. Очевидно, в этом доме очень счастливо жилось – даже несмотря на то, что хозяин дома несколько неразговорчив.

Мерлин хмыкнул в ответ. Его угрюмый взгляд не отрывался от чашки, из которой он пил. Внешне он копия своего Палфри, признала Арабелла, хотя на лице у него не было морщинок от частого смеха, а в голубых глазах не искрилось веселье, чего Палфри было не занимать. Но ведь эти книги писал Мерлин – значит, и он обладает чувством юмора, разве нет?.. Очевидно, нет, когда дело доходит до нежелательных визитов!

Вдруг он резко поднялся.

– Может, возьмем чай и пойдем ко мне в кабинет? – И он бросил на нее повелительный взгляд своих ледяных глаз.

– Конечно, – согласилась Арабелла. Теперь он хотя бы поговорит с ней. Ей уже удалось сделать больше, чем Стивену, а это лучше, чем ничего. Она виновато улыбнулась пожилой чете, Мерлин же, круто развернувшись, вышел из кухни. Арабелле ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Ей хотелось извиниться не за поведение Мерлина – к нему эта пара уже давно привыкла, – а за то, что она не расхвалила должным образом чудесный чай. Ведь Мерлин не дал ей на это времени!

Его кабинет мало чем отличался от того, что она видела у других писателей: доминирующее место занимал большой письменный стол – в данном случае красного дерева – со столешницей, обтянутой кожей. За ним стоял книжный шкаф, набитый справочниками. Единственное, что отличало этот кабинет, было отсутствие компьютера – теперь большинство писателей им пользовались. Однако рукописи Мерлина всегда были аккуратно распечатаны, так что компьютер должен находиться где-то в другом месте. Подумав об этом, Арабелла усомнилась, что именно здесь его рабочий кабинет.

– Садитесь, – коротко предложил он, уже устроившись за столом. С обеих сторон его охраняли овчарки.

Теперь Арабелла знала, каково приходится начинающим писателям, которых она принимает у себя в офисе. Как будто ты снова учишься в школе и тебя приволокли к директору из-за какой-то шалости. Ощущение опасности к тому же усугуб-ляли собаки. Шло время, но это ощущение и не думало проходить.

– Я полагаю, вы получили мое письмо? – наконец спросила Арабелла, нарушив молчание.

– Получил, – подтвердил он, откинувшись на высокую спинку кожаного кресла, и, сощурившись, взглянул на нее.

– Значит, вы все-таки ожидали моего приезда? – настаивала Арабелла, прекрасно зная ответ – ведь она видела собак и открытые ворота!

– Я ожидал приезда А. Атертона, – равнодушно ответил Мерлин и пожал плечами. – Я не знал, что «А» – это Арабелла.

Иначе он бы уже давно нашел себе другого редактора – говорил его обвинительный тон. Неужели женщина не может быть хорошим редактором?

– Я тоже не имела понятия, что вас зовут Роберт, – произнесла она мягко, но также многозначительно.

Несколько долгих мгновений Мерлин молчал, после чего его губы изогнулись в язвительной усмешке.

– Один – ноль, – кивнул он, уловив вызов в ее голосе.

Странно, но здесь, в уединенном кабинете, облик Роберта Мерлина казался Арабелле еще более знакомым. Конечно же, он напоминал своего героя Палфри, но здесь было что-то еще, уверенность, что где-то она его видела. Но только где? Она бы наверняка запомнила. Такую красоту и властную притягательность очень трудно забыть. И все же она знала, что где-то его встречала...

Вдруг, поймав его вопросительный взгляд, Арабелла поняла, что все еще всматривается в лицо Мерлина, и поспешно выпрямилась.

– Извините, – покраснев, виновато произнесла она. – Просто... Я тоже ожидала увидеть не совсем то. – Что и говорить, это было чудовищное преуменьшение. – Но теперь мы с вами пришли к выводу, что наши чувства обоюдны, – быстро добавила она, заметив, что с губ Мерлина вот-вот сорвется саркастическая реплика. Арабелла поставила пустую чашку на стол. – Я привезла кое-какие бумаги, чтобы вы взглянули...

– Если это по поводу экранизации Палфри, то я не заинтересован, – резко прервал он.

Арабелла подняла на него взгляд.

– Вы же еще не знаете, что вам предлагает кинокомпания, – осторожно возразила она, не желая еще больше восстанавливать его против себя и в то же время сознавая, какую прибыль ему может принести подписание контракта. И издательству «Атертон» тоже, грустно признала она, уверенная, что Мерлин незамедлительно укажет ей на это.

Одного взгляда на дом и пожилую пару слуг было достаточно, чтобы определить – Мерлин довольно состоятелен, и Арабелла прекрасно знала, сколько денег приносят ему книги о похождениях Палфри. Но кинокомпания предлагала писателю гораздо больше. С его стороны будет безрассудством отказываться от контракта, даже не взглянув на него...

Его рот насмешливо скривился.

– Палфри превратится в карикатуру на самого себя, если учесть, сколько вокруг него накрутят в Голливуде, – отрезал Мерлин.

Арабелла вынула контракт, вызывающий у Мерлина такое раздражение, и захлопнула сумочку.

– Я уверена, что компания готова вести с вами переговоры по поводу вашего участия в проекте. – Учитывая, с какой явной неохотой он отнесся к сотрудничеству, они будут готовы на любые условия! – И, конечно же, подпишет соответствующий контракт, – ободряюще добавила она.

– Который расторгнут сразу же, как только им захочется, – презрительно ответил Мерлин.

– Разумеется, они этого не сделают! – с негодующим изумлением воскликнула Арабелла.

– А вам часто приходилось сталкиваться с Голливудом, мисс Атертон? – язвительно поинтересовался он.

Издательство «Атертон» не занималось такими вещами, так как в основном славилось выпуском педагогической литературы и учебников. Арабелла первая предложила издавать современную художественную прозу, и Мерлин, несомненно, являлся одним из самых популярных авторов. И прекрасно это осознавал, поняла она, вглядываясь в его голубые глаза.

– Ну, а вам? – едко переспросила она, зная, что с этим человеком многого не добьется.

Насмешка покинула его взгляд, уступив место прежнему угрюмому выражению, и четкие черты лица Мерлина снова стали жесткими.

– У меня нет... – начал было он.

– Папа, меня зачислили в команду по плаванию! – Дверь кабинета распахнулась, и на пороге появилась молодая особа, которая и сделала это восторженное сообщение.

Несмотря на высокий рост, она была еще очень юна, лет тринадцати или четырнадцати – подросток, уже не девочка, но еще и не женщина. На ее плечи шелковистыми волнами ниспадали волосы цвета воронова крыла, а в очертаниях яркого красивого лица не было и намека на детскую припухлость, которая так досаждает в этом возрасте. Фигура у нее была стройная, уже с намеками на женственные выпуклости. Через несколько лет она превратится в необыкновенно красивую женщину.

И она назвала Мерлина «папа»...

Арабелла посмотрела на него новыми глазами. Значит, где-то поблизости есть и миссис Мерлин?..

Удивляться этому, и даже чувствовать разочарование, смешно с ее стороны. Роберт Мерлин – самый привлекательный мужчина, которого она встречала в жизни. Естественно, что в его жизни должна быть женщина – а возможно, даже жена. Последнее не было просто предположением, доказательством чему служила дочь Мерлина.

– Пап, ты слышал, что я сказала?

– Разумеется, слышал, Эмма, – снисходительно проговорил он. – Но ты разве не видишь, что у нас гости? – И он кивнул в сторону Арабеллы.

В глазах девочки, таких же голубых, как у отца, вдруг появилась робость.

– Извините, – смущенно сказала Эмма. – Я не хотела вас прерывать... но мне не терпелось сообщить папе новость, – решительно закончила она.

Арабелла улыбнулась, вспомнив, как в детстве сама мчалась домой из школы, чтобы поведать отцу захватывающие новости. К сожалению, таковыми они казались только ей самой, отец же слушал безо всякого интереса. Но Роберт Мерлин не остался безразличным к словам дочери, просто сейчас он был занят беседой с Арабеллой.

– Ну разумеется, твоя новость важнее, а мой разговор с твоим отцом подождет, – заверила она девочку с улыбкой.

– А о чем вы говорили? – простодушно спросила Эмма, присев на край стола.

– Эмма! – одернул ее отец.

Взглянув в лицо девочки, которое совсем не выглядело виноватым, Арабелла негромко рассмеялась.

– Я из издательства твоего отца, и...

– Вы А. Атертон? – В глубоких синих глазах Эммы вспыхнул интерес.

Роберт Мерлин выпрямился и медленно проговорил:

– А что ты знаешь об А. Атертон?

Эмма улыбнулась Арабелле – мрачный вид отца ее совсем не смущал.

– Так вы – А. Атертон? – настойчиво переспросила она. – У меня всегда было чувство, что вы женщина.

– Это почему же, черт возьми? – раздраженно поинтересовался Мерлин.

– Письма так написаны, – ответила девочка, пожав красивыми плечами.

– Как это – так? – озадаченно нахмурил брови Роберт Мерлин.

Эмма беззаботно усмехнулась.

– Безупречно вежливо и рассудительно, даже в ответ на твои грубости. – И она лукаво взглянула на отца. – Я всегда тебе говорила, что мужчина так бы этого не оставил.

Мерлин казался ошеломленным.

– Я никогда не был грубым.

Эмма Мерлин повернулась к Арабелле и состроила заговорщицкую гримаску.

– Ты еще когда-нибудь поймешь, что был. Хотя я уверена, что мисс Атертон тебя простила, – примирительно добавила она, заметив, что ее слова привели Мерлина в ярость.

На Арабеллу произвели впечатление зрелые суждения девочки. А какая проницательность! Фанатичное стремление Мерлина к уединению всегда приводило в бешенство отца и Стивена – свидетельством тому была провалившаяся попытка последнего прорваться сюда. Арабелла же всегда уважала это желание и старалась отвлекать внимание прессы от популярного писателя.

Ни отец, ни Стивен не разделяли ее точку зрения. По их мнению, если Мерлину нужна слава, – и деньги тоже, —которую приносили книги, то ему придется терпеть и некоторые неудобства. Одним из них был интерес к его личной жизни. Хотя отцу Арабеллы интерес к личной жизни не казался неудобством...

Да, Эмма была права – окажись редактором Мерлина отец или Стивен, с ним бы разговаривали совсем по-другому.

– Конечно, простила, – заверила девочку Арабелла.

Казалось, Роберту Мерлину совсем не нравился слегка снисходительный тон, которым обсуждали его эти две женщины. Взгляд его оставался суровым и холодным.

– Я совсем не... – начал было он.

– Твой отец – необыкновенно талантливый писатель, – продолжала Арабелла. – Поэтому ему многое можно простить.

– Кроме убийства Палфри, – с отвращением произнесла Эмма. – Ничего глупее нельзя было...

– Эмма! – взорвался Мерлин. – Может, ты все-таки замолчишь? – И он свирепо воззрился на нее.

Арабелла переводила взгляд с отца на дочь. На лице Эммы, вопреки гневу отца, была упрямая решимость. Но сейчас Арабеллу волновал Роберт Мерлин. Может, она ослышалась?

Как только ему могло прийти в голову убить Палфри?!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Итак, мисс Атертон? – Роберт Мерлин вызывающе смотрел на нее через письменный стол. – Вы хотите что-нибудь сказать и по этому поводу?

Что-нибудь сказать? Если это правда, то ей и в самом деле многое нужно сказать!

– Вы это не всерьез! – Вот все, что Арабелла смогла из себя выжать. Он просто не мог... Но неужели?..

Синие глаза Мерлина остались все такими же ледяными, когда он окинул взглядом ее изумленное лицо.

– Вы же сами сказали, что я «необыкновенно талантливый писатель», не так ли, мисс Атертон! – наконец проговорил он, растягивая слова.

– Т-так оно и есть, – запинаясь, подтвердила Арабелла. – Но...

– Есть какие-то «но», мисс Атертон? – с напряжением в голосе перебил ее Мерлин.

То, что он подчеркнуто называл ее «мисс Атертон», начинало давить на и без того истерзанные нервы Арабеллы: Разумеется, «но» существует – книги о Палфри были одной из самых читаемых серий, и вот Роберт Мерлин собирается убить главного героя!

Тут автор, подняв брови, взглянул на дочь, с явным удовольствием следившую за беседой.

– Эмма, разве тебе не надо делать уроки?

– Я...

– Или еще чем-нибудь заняться? – жестко спросил он, тем самым давая понять, что для нескольких минут она сказала уже достаточно.

– Да нет, – ответила Эмма, ничуть не смутившись.

– Тогда предлагаю тебе пойти поискать себе занятие, – резко произнес Мерлин.

Эмма поднялась. Двигалась она очень плавно – с возрастом это качество обещало перерасти в изящество и грацию.

– Ну ладно, – добродушно согласилась девочка. – Увидимся за ужином, – беззаботно сказала она Арабелле и тут же нахмурилась, уловив ее укоризненный взгляд. – Папа! – И Эмма подозрительно взглянула на отца. – Ты пригласил мисс Атертон на ужин? – Мысль, что он мог этого не сделать, казалась ей ужасной.

Роберту Мерлину, очевидно, не очень-то понравился ее осуждающий взгляд.

– Я...

– Ты же не допустишь, чтобы мисс Атертон возвращалась в Лондон голодная, – упрекнула его девочка. – И потом, она ведь столько проехала для того, чтобы встретиться с тобой!

Арабелла поняла: Роберт Мерлин не только не считал себя обязанным кормить Арабеллу, он и не собирался этого делать.

И снова ей пришлось признать, что его реакция на визит редактора совсем не типична – большинство писателей были только рады, когда к ним проявляли личный интерес. Однако Роберт Мерлин совсем не походил на тех авторов, с которыми ей доводилось иметь дело.

Он вздохнул с видом страдальца.

– Я с мисс Атертон даже и не поговорил толком, а ты нас еще и прервала, поэтому я не успел ее пригласить, – назидательно проговорил он.

Несмотря на гнев отца, Эмма была совершенно непоколебимой.

– Так давай пригласи, и скажи Стелле, чтобы она накрыла еще на одного человека, – и она послала ему задорную улыбку.

Две пары голубых глаз долго и испытующе смотрели друг на друга, пока Роберт Мерлин наконец не прервал воинственную тишину очередным раздраженным вздохом, после чего нетерпеливо обернулся к Арабелле и жестко осведомился:

– Вы останетесь поужинать?

Это было далеко не самое любезное приглашение, которое делали Арабелле, и она бы обязательно отказалась. Но для пользы дела нужно хотя бы попытаться отговорить Роберта Мерлина от совершения профессионального самоубийства. Арабелла очень сомневалась, что он сможет придумать другого героя, которого так же полюбят читатели – в том числе и она сама.

– Благодарю вас, – несколько высокопарно ответила Арабелла.

Мерлин обернулся к дочери и скрипучим голосом спросил:

– Ну что, довольна?

– Конечно. – Эмма улыбнулась, легонько поцеловала его в щеку и удовлетворенно добавила: – Значит, увидимся позже.

Уходя, Эмма заговорщически подмигнула Арабелле, но та не смогла ответить тем же – слишком ошеломляющей была новость о том, что Мерлин собрался избавиться от Палфри.

– Прошу извинить мою дочь, – холодно сказал Роберт Мерлин. – Иногда она бывает слишком фамильярной.

– В отличие от своего отца, – не подумав, ответила Арабелла и вспыхнула, когда Мерлин удивленно приподнял брови. – Я только констатирую факт, мистер Мерлин, – робко добавила она. Хотя теперь уже поздно волноваться о том, чтобы не обидеть этого человека, – он такой ершистый, что не задеть его просто невозможно.

– В отличие от отца, – сухо подтвердил он, глядя на нее с вновь ожившим интересом – как будто, единственный в доме, он вдруг заметил, что перед ним женщина.

Арабелла чувствовала, что краснеет под этим пристальным взглядом, и вдруг снова подумала о том, как она выглядит – строгий деловой костюм, собранные в пучок волосы, очки на кончике носа... Ей вдруг захотелось превратиться в сногсшибательную блондинку, с фигурой, на которую бы заглядывались мужчины. Но она такой не была – наверное, именно поэтому в свои двадцать семь лет она до сих пор не замужем!

– Извините, – несмело произнесла она. – Я высказалась довольно грубо.

– Да, грубо, – неторопливо признал он. – Но зато честно.

Арабелла пожала плечами.

– Я всегда честна, мистер Мерлин...

– Роберт, – с насмешкой в голосе произнес он. – В таких обстоятельствах формальности нелепы.

С этим Арабелла была совершенно согласна. Но в то же время ей казалось, что как раз формальности он и предпочитает.

– А я, как вы уже знаете, Арабелла, – натянуто проговорила она.

Он снова откинулся на спинку кресла.

– Как отметила Стелла – имя, как нельзя более подходящее для одной из дам Палфри.

Так как в представлении Арабеллы Мерлин слился с Палфри и был его живым воплощением, эта фраза лишила ее всякого присутствия духа.

– Если Эмма сказала правду, дам у Палфри больше не будет. – Она повернула щекотливый разговор в другое русло, чтобы больше не представлять себя в роли «дамы» Робе рта* Мерлина. Боже, ведь этот человек женат; доказательство тому – существование Эммы.

Мерлин вдруг ощетинился.

– Мало того, что моя дочь слишком фамильярна, она еще и не умеет держать язык за зубами!

– Но тем не менее она сказала правду? – осторожно уточнила Арабелла. Она не была окончательно уверена в его решении убить Палфри.

– Да, – отрезал он.

Определенности этого слова было достаточно, чтобы понять – он и вправду убьет Палфри! А она не могла в это поверить! Арабелла как будто узнала, что ее лю.бимый человек скоро умрет.

– Должно быть, эти качества Эмма унаследовала от матери, – смущенно произнесла она.

– Давайте не будем трогать мать Эммы! – Роберт Мерлин больше не сидел откинувшись на спинку – он наклонился и весь словно застыл в напряжении, а губы слились в одну жесткую линию.

Арабелла явно задела чувствительную струнку. Похоже, миссис Мерлин все-таки не существовало – к сожалению, развод сейчас стал привычным явлением, и Роберт Мерлин не первый, кто по суду получил опеку над ребенком. Но в том, что мать у Эммы была красавицей, не оставалось сомнений. Девочка совсем не походила на отца – разве что рост она могла унаследовать от него и, конечно же, голубые глаза.

Но раз Мерлину неприятно говорить о жене, то Арабелла и не собирается вновь затрагивать эту тему.

– Разумеется, – согласилась она. – Лично мне интереснее обсудить Палфри.

Губы его нетерпеливо дернулись.

– Я в этом не сомневаюсь, Арабелла. Но уверен, что вы понимаете – я ни с кем не обсуждаю свою работу.

За те пять лет, что Арабелла была редактором Мерлина, ей не приходилось много работать над его рукописями – он просто присылал их, никогда не спрашивая совета или указаний по поводу сюжетной линии, как все остальные. Да и редактировать было практически нечего – рукописи всегда отличались безупречным стилем.

– Кроме Эммы, разумеется, – уточнила она, все еще раздумывая, как же заставить Мерлина выслушать ее аргументы. Взять хотя бы саму Арабеллу: ей будет ужасно жаль, если Палфри погибнет, и не только с профессиональной точки зрения.

– Даже с Эммой, – покачал головой Мерлин. – У них в школе в прошлом году были компьютерные курсы, – пояснил он, уловив озадаченный взгляд Арабеллы. – И теперь она настаивает на том, чтобы набирать мои книги на компьютере. Я пишу от руки, – сухо уточнил Мерлин. – Пока Эмма не научилась работать на компьютере, ко мне приходила машинистка.

Вот почему в кабинете не было ни компьютера, ни пишущей машинки. А она и понятия не имела, что Мерлин пишет от руки, да и теперь совсем ничего о нем не знает... Кроме того, что он собирается убить Палфри!

Арабелла нахмурилась.

– Почему вы хотите, чтобы Палфри погиб?

Мерлин пожал плечами.

– Пришло время.

Какое время? Неужели ни ей, ни миллионам других читателей не придется больше с нетерпением ждать книг о Палфри?

– Я не согласна, – решительно тряхнула головой Арабелла. – Как это так – пришло время?

– Его образ изжил себя. – Голос Мерлина был неумолим. – Пора перейти к чему-нибудь новенькому.

Невероятно! Для нее Палфри не был просто книжным персонажем, он был настоящий – и для миллионов других людей тоже, в чем Арабелла не сомневалась.

Но, в конце концов, она ведь редактор Мерлина.

– Вы планируете начать другую серию книг? – деловым тоном осведомилась девушка.

– Возможно, – уклончиво ответил он. Мерлин совсем не хотел сотрудничать, и Арабелла едва сдерживала нарастающее раздражение.

– Очень трудно создать серию, которая будет иметь такой же успех, как книги о Палфри...

– Мне нравится соревноваться с самим собой, – непринужденно произнес он.

– Зато такой поворот может не понравиться поклонникам Палфри, – ровным голосом возразила она. «Может не понравиться»! Если реакция поклонников окажется такой же, что и у нее, то от этой новости они будут просто вне себя.

– Тогда чем скорее я закончу последнюю книгу о Палфри и начну работать над новой серией, тем лучше, – равнодушно проговорил Мерлин.

Он так ее и не понял! А может, ему было просто все равно... Когда Мерлин прислал в издательство первую рукопись, то уже жил в этом большом доме, среди обширных владений – следовательно, он был достаточно состоятельным человеком еще до того, как начал писать. Это означало, что Мерлин занимался этим не ради денег. Выходит, представить в качестве аргумента потерю прибыли Арабелле не удастся.

– Роберт... – Ей показалось или она действительно произнесла имя Мерлина низким хрипловатым голосом? – Вы, кажется, не понимаете...

– Да нет же, понимаю, – сухо заверил он ее и быстро добавил: – Возможно, моя дочь права насчет вашего приезда. – Тут Мерлин помрачнел. – Я велю Стелле показать вам комнату для гостей, там есть ванная. Вы сможете освежиться и отдохнуть перед ужином.

Другими словами, разговор окончен. Хорошо хоть, он не сразу выставил ее за дверь, как Стивена. Хотя этим она была обязана Эмме, а вовсе не тому, что Мерлин, хоть и с запозданием, вспомнил о хороших манерах.

Она не тешила себя надеждой, что за оставшееся время сможет еще раз обсудить с ним Палфри, – выражение лица у Роберта Мерлина оставалось непреклонным.

– Это было бы чудесно, – вежливо поблагодарила Арабелла.

Ей все равно надо поразмышлять и тщательно обдумать следующий ход – если только его удастся сделать!

Губы Мерлина дрогнули, словно он точно знал, о чем она думает, и это его порядком веселило.

– Пойду позову Стеллу, – кивнул он, открыл дверь и стал кричать на весь дом: «Стелла! Стелла!»

Арабелла поморщилась. Ее отец изменился бы в лице от такой бесцеремонности – в их доме все делалось под руководством Арабеллы, жизнь шла спокойно и гладко, без шума и суеты. Но тут было очевидно, что пожилые слуги являлись для Мерлина прежде всего друзьями, – возможно, для человека, который в одиночку воспитывал дочь, это даже необходимо.

Арабелле снова стало интересно, кто же такая эта миссис Мерлин, – хоть она и знала наверняка, что сам Мерлин ничего ей об этом не расскажет. Ведь совсем недавно она не знала даже, что у него есть дочь.

Пришла экономка и добродушно улыбнулась – очевидно, она уже привыкла к тому, что хозяин вызывает ее именно таким образом.

– Стелла, мисс Атертон останется с нами поужинать, – коротко сообщил ей Мерлин. – Покажи ей ее комнату и объясни, как пройти в столовую. Ужинать будем в восемь, – закончил он и снова сел за свой письменный стол.

Если экономку и удивило, что гостья остается, она ничем этого не выдала и продолжала весело болтать, показывая комнату для гостей. Комната, оформленная в кремовых и лимонных тонах, была красивой, но какой-то безликой.

– Чудесно. – Арабелла обернулась, чтобы поблагодарить женщину.

– На ужин я готовлю баранину, – сказала Стелла. – Надеюсь, она вам понравится, – у Роба это любимое блюдо.

Арабелле показалось, что, несмотря на отсутствие всяких церемоний, хозяйство велось в точности так, как предпочитал «Роб».

– Отлично, – улыбнулась она. – У меня это блюдо тоже любимое.

Казалось, женщине было приятно это слышать. Арабелла дождалась, пока она выйдет, и без сил упала на кровать. Она приехала сюда, надеясь убедить Роберта Мерлина принять предложение об экранизации книг о Палфри, а теперь вдруг выясняется, что всю серию книг о нем ждет скорый конец!

– Привет, – с улыбкой произнесла Эмма с порога. – Я решила за вами зайти.

В ее назойливости было столько невинного очарования! У Арабеллы не хватило духу сказать, что Стелла прекрасно объяснила ей, как найти столовую.

– Заходи, – пригласила она девочку. – Я как раз пыталась сделать прическу. – И она уныло показала на свои распущенные пряди.

Эмма изящной походкой вошла – она уже успела сменить школьную форму на черные леггинсы и свободную белую рубашку.

– Непослушные, наверно? – предположила она, глядя, как Арабелла собирала волосы в привычный пучок. – А вам никогда не хотелось постричься? – Эмма склонила голову набок, наблюдая за Арабеллой, и присела на кровать. – У вас такой чудесный цвет волос – я уверена, что стрижка будет смотреться прекрасно.

Арабелла никогда не думала о том, чтобы подстричься, у нее всегда были длинные волосы.

– Гадкому утенку в лебедя не превратиться, – шутливо ответила она.

Девочка залилась краской.

– Да я совсем не то хотела сказать, – возразила она.

Арабелле стало ее жалко, она вовсе не хотела смущать Эмму.

– Забудь об этом, Эмма, – беззаботно произнесла она.

– Нет, правда, – настаивала девочка. – Мне всегда хотелось быть рыжей, – печально добавила она.

– Но у тебя же очень красивые волосы, – с упреком сказала Арабелла.

– Понимаете, – ответила Эмма, состроив гримасу, – нам всем хочется того, что есть у других... Ну как, удалось вам поладить с папой?

– Поладить? – растерянно переспросила Арабелла – такая неожиданная смена темы застала ее врасплох.

Что имела в виду Эмма? Неужели она смотрит на Роберта Мерлина такими влюбленными глазами, что даже его дочь заметила это? Как неловко!

– Ну, убедили вы – его не убивать беднягу Палфри? – беспечно пояснила Эмма.

Ну, слава Богу! Это научит ее не делать преждевременных выводов. То, что Роберт Мерлин казался ей поразительно красивым, вовсе не значило, будто все остальные об этом знали. Она чуть было не выдала себя с головой! Все же беседовать о Палфри гораздо безопасней, чем о его создателе.

– Он отказывается обсуждать эту тему, – покачала головой Арабелла.

– Но вы-то наверняка не хотите говорить ни о чем другом, – понимающе произнесла Эмма.

Арабелле начало казаться, будто девочка пришла не только затем, чтобы предложить свою помощь. Эмма явно хотела поболтать с ней о книгах отца наедине. Но Арабелла уже достаточно хорошо знала Роберта Мерлина, чтобы понять – он не одобрит, если она будет с кем-то обсуждать его работу, даже с его собственной дочерью.

– Кажется, мне все-таки придется подчиниться желаниям твоего отца, – осторожно ответила Арабелла.

– Но...

– А если мы сейчас же не спустимся, то опоздаем к ужину, – дружески прервала она девочку. – Кажется, твой отец ярый поборник пунктуальности, – с улыбкой добавила она.

Эмма поднялась.

– И не только пунктуальности, – пожала плечами девочка. – Но вы же не можете позволить, чтобы он убил Палфри...

– Эмма! – строго упрекнула ее Арабелла. Брови над ее синими глазами приподнялись.

– Но...

– Пойдем ужинать. – И Арабелла открыла дверь, собираясь выйти. – Не знаю, как ты, а я ужасно хочу есть.

Решительно поджав губы, Эмма спустилась вслед за ней вниз по лестнице. Очевидно, ей не очень понравилось, что Арабелла пресекла все ее попытки поговорить о книгах отца наедине.

Арабелле было жаль девочку, жаль, что пришлось установить между ними барьер. Хорошо бы иметь в этом доме хоть одного союзника, но ведь нельзя и еще больше отдаляться от Мерлина – хотя куда уж больше...

Увидев поджидавшего их в столовой отца, Эмма заметно повеселела и с чувством чмокнула его в щеку.

– Ты сегодня очень красивый. – Она оценивающе посмотрела на Мерлина, окинув взглядом его темно-серый костюм и белоснежную рубашку, которая еще сильнее подчеркивала золотистый цвет его волос. – И что же заставило тебя так нарядиться к ужину? – поддела его Эмма. – Уж наверняка не мои успехи в плавании!

Если честно, у Арабеллы дыхание перехватило, как только она увидела его в этом одеянии. Пожалуй, в костюме Мерлин выглядел еще привлекательнее, чем в джинсах. Она была рада, что благодаря разговору отца с дочерью у нее появилась отсрочка – Арабелле было просто необходимо вновь обрести способность думать.

Мерлину совсем не понравилось, что Эмма привлекла всеобщее внимание к его непривычному виду.

– Эмма, у нас гости, – одернул он девочку и только после этого обернулся к Арабелле. – Хотите чего-нибудь выпить перед ужином? Может, бокал вина?

Только бы ее голос прозвучал как ни в чем не бывало!

– Спасибо. Пожалуй, не откажусь, – хрипловато ответила она. Господи, это ужасно – она приехала на деловую встречу, а ведет себя, как какая-нибудь угловатая школьница одних лет с Эммой. А все потому, что столкнулась лицом к лицу с человеком, о котором мечтала долгие годы!

И тут Арабелла с изумлением осознала, что и в самом деле мечтала о нем! Палфри со своими отважными похождениями и неизменным успехом у женщин явился причиной того, что за последние пять лет никто не сумел подойти ей как идеал мужчины. А в ее представлении Роберт Мерлин все быстрее превращался в Палфри...

И если раньше Арабелла не верила в любовь с первого взгляда, то теперь все изменилось.

Она была влюблена в Роберта Мерлина!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Влюблена?

Конечно же, нет! Она ведь даже не знает этого человека!

Может, ее просто тянет к нему физически?

О Боже, да! При одном взгляде на него у Арабеллы по спине пробегала дрожь. Желание... Было бы удивительно услышать об этом от женщины, проявлявшей к немногим мужчинам, с которыми она встречалась, лишь вялый интерес... Даже к Малкольму, ее нынешнему кавалеру. Никогда в жизни она не испытывала ничего похожего на это чисто физическое ощущение, и вот...

– Еще вина?

Арабелла вдруг осознала, что Мерлин разговаривает с ней. Она недоуменно посмотрела на него, не имея ни малейшего понятия, о чем же он ее спросил. Наверное, что-то насчет вина. Но ведь у нее полный бокал...

– Ваш бокал пуст, – напомнил он и нахмурился, поймав ее озабоченный взгляд. – Я поинтересовался, не налить ли вам еще.

Пуст?! Когда же она успела выпить все вино?

– Да, если можно, – робко произнесла Арабелла, протягивая бокал.

Прикрыв ресницы, она наблюдала, как он берет бутылку. В отличие от других членов семьи, она почти не пила и приняла предложение Мерлина лишь из вежливости. Однако бокал белого вина прошел незамеченным. Почти незамеченным, поскольку она ощущала внутри приятную теплоту...

Хотя, возможно, это из-за близости Роберта Мерлина. Наполняя для нее бокал, он наклонился очень близко – так близко, что она ощутила запах его лосьона после бритья, увидела влажные пряди волос на затылке – должно быть, он принял душ, прежде чем переодеться к ужину...

Пора остановиться!

Нужно прекратить думать о нем в такой манере, иначе она превратится в дрожащую от волнения размазню, не способную даже разговаривать, не способную ни на что!

Арабелла с храбростью отчаяния отхлебнула глоток вина, теперь уже привыкнув к нему – оно даже начало казаться приятным на вкус!

– На вашем месте я бы особенно не налегал на вино, – растягивая слова, сказал Роберт.

Она вскинула на него растерянный взгляд, в который раз поражаясь его высокому росту. Хотя вряд ли их разница в росте будет заметна в горизонтальном положении...

Ну вот, опять! Господи, да она никогда не будет находиться в горизонтальном положении с этим мужчиной! Как развеселился бы Стивен, узнай он о полуэротических мыслях, проносившихся у нее в голове с первой же встречи с Мерлином, – ведь брат считал ее «профессиональной девственницей». Ну, сейчас-то она таковой себя не ощущала!

– Вы, наверное, очень давно обедали и с тех пор ничего не ели, – объяснил Роберт. – И будет ужасно, если меня обвинят, будто я вас спаиваю, – сухо добавил он.

Обед? По пути сюда она даже не остановилась пообедать. Однако в этом не было ничего необычного – Арабелла часто обходилась без обеда, считая, что от еды ее клонит ко сну. Но тут она вспомнила, что завтракала десять часов назад!

– Я никогда не напиваюсь, – весело заверила она Мерлина, осознавая, что ее обычно тихий голос прозвучал слишком громко. А может, это ее слух вдруг обострился?

Мерлин равнодушно пожал плечами.

– Все когда-нибудь происходит в первый раз, – спокойно произнес он, ставя бутылку с белым вином обратно в ведерко со льдом.

Должно быть, этот первый раз и наступил, если несколько минут назад она представляла себе, как впервые лежит в постели с мужчиной. Да еще с таким!

Нелепо! Сама эта идея была просто смехотворна. Возможно, миссис Мерлин и не существует, но жизни такого сексуально привлекательного мужчины, как Роберт Мерлин, обязательно должна быть женщина...

Вызванная вином эйфория прошла, и словно резкий толчок вернул Арабеллу в реальный мир. Кто она такая? Двадцатисемилетняя старая дева с непослушными волосами, в очках и с фигурой, о которой в шестидесятых мечтали все модели, – очень худой и без всяких выпуклостей.

В ней не было ничего, что могло бы привлечь мужчину калибра Роберта Мерлина – красивого до такой степени, что лучше всех сыграл бы собственного персонажа в фильме, от которого отказался. Персонажа, которого собирался убить в следующей книге...

Первой ее мыслью при возвращении в реальность было осознание того, что Палфри погибнет.

– Папа, ты снова нагрубил, – упрекнула его Эмма. – Арабелла и сама уже достаточно взрослая, чтобы понять, хочет она еще вина или нет!

Роберт Мерлин испытующе посмотрел на Арабеллу – казалось, один этот всепроникающий взгляд позволил понять о ней все.

– Я бы сказал, более чем достаточно, – наконец согласился он.

Ради Бога, не настолько же она стара! Он говорил о ней, как о каком-нибудь Мафусаиле! Неужели она и вправду так похожа на старую деву?

Пожалуй, лучше не требовать ответа на этот вопрос: как сказал бы Стивен, он бы ей определенно не понравился!

Как удручающе... Может, стоит пойти к парикмахеру и сделать что-нибудь с волосами, и контактные линзы всегда можно заказать – просто Арабелла никогда не могла найти окна в своем жестком графике, чтобы спокойно привыкнуть к линзам. Но с фигурой ничего не поделаешь – ей никогда не добиться этих соблазнительных выпуклостей, которые так нравятся мужчинам. Однако можно изменить манеру одеваться...

«Прекрати!» – снова приказала себе Арабелла.

Это просто нелепо – вдруг пуститься в такие размышления после первой же встречи с мужчиной ее мечты. Даже если она изменит себя, то все равно останется лишь ненужным редактором Мерлина, вторгнувшимся в его частную жизнь. И после всего случившегося сегодня Арабелла не сомневалась, что это больше не повторится.

Девушка обрадовалась, когда именно в это мгновение прибыла Стелла с первым блюдом: красиво уложенными креветками с авокадо. И еще Арабелла почувствовала облегчение оттого, что стол такой большой и ей не придется сидеть слишком близко к Роберту Мерлину, хотя разговаривать они все же могли.

Светская застольная беседа в основном велась между отцом и дочерью, в то время как Арабелла, пользуясь случаем, собиралась с мыслями. Она ведь многие годы боролась за то, чтобы ее воспринимали серьезно, как деловую женщину, – а последние несколько минут вела себя как глупая курица. Так дальше не пойдет!

Она приехала сюда с определенной целью, даже более важной, чем она вначале себе представляла, если учесть, что ей рассказала Эмма о Палфри.

– ... возвращаетесть в Лондон сегодня вечером?

Арабелла подняла взгляд, уловив последнюю часть вопроса, и поняла, что задал его Мерлин.

– Сначала я собиралась, – ровным голосом ответила она. – Но, наверное, будет лучше переночевать в какой-нибудь местной гостинице. Может, порекомендуете мне что-нибудь? – беспечным тоном осведомилась она, понимая, что после ужина будет не в состоянии ехать в Лондон.

Кроме того, она еще не обсудила с Робертом все вопросы. Наверное, потому, что он вовсе не собирался их обсуждать.

– Я...

– Мы не можем позволить Арабелле ехать в гостиницу, папа, – перебила Эмма, нахмурившись. – У нас здесь полно места. Арабелла может занять комнату, которую ей уже показали.

Арабелла должна была предугадать, что девочка сделает такое предложение. При нормальных обстоятельствах она с удовольствием приняла бы его, но только не сейчас. И потом, ведь Роберт Мерлин приглашения не повторил.

– Вообще-то, Эмма... – обернулась Арабелла к девочке, – я лучше поеду в гостиницу. – Она улыбнулась, чтобы в ее словах не прозвучало ничего обидного. На самом деле, чем дальше от Роберта Мерлина она окажется в ближайшем будущем, тем лучше.

– Почему? – напрямик спросил он. Почему? Уж ему-то она точно не могла назвать причину! Мерлин не обрадуется, узнав, что в него влюбилась двадцатисемилетняя девственница, это уж точно.

– Я уже достаточно долго злоупотребляла вашим гостеприимством, – беззаботно ответила она.

Роберт насмешливо взглянул на нее в ответ.

– Вы ничем не злоупотребили, Арабелла, – наконец вкрадчиво сказал он.

Слишком вкрадчиво! Они оба знали, что если бы у Роберта Мерлина был выбор, то он даже не пригласил бы ее за стол. Так почему же теперь он так с ней любезничает? Ответ пришел без колебаний: чтобы поставить Арабеллу в неловкое положение. Вот и надо поставить его на место и принять приглашение Эммы!

Но она не примет его, ведь тогда ей придется провести еще некоторое время в обществе Роберта Мерлина. Чем скорее они вернутся к безличной переписке, тем лучше – это устраивало Арабеллу. Хоть она и сомневалась, что когда-либо забудет встречу с живым, настоящим Палфри.

– И тем не менее, – покачала она головой, – я отправлюсь в гостиницу.

В его взгляде она увидела вызов.

– Но это глупость, – вмешалась Эмма. – И потом, когда мы закончим есть, уже будет поздно, – добавила девочка, когда Стелла начала убирать со стола пустые тарелки, чтобы подать главное блюдо. – Папа, скажи Арабелле, что она не может ехать в гостиницу на ночь глядя.

– Эндрю велел передать, что подогнал машину мисс Атертон к дому, – ненавязчиво вставила Стелла, выходя из комнаты с использованной посудой.

Арабелла повернулась к Роберту Мерлину, удивленно подняв брови – она понятия не имела, что ее машину куда-то отгоняли.

– Ключи находились внутри, – с осуждением протянул Роберт. – И потом, – жестко добавил он, – вы поставили ее так, что невозможно было закрыть ворота.

Ах, вот это уже более похоже на него – ее машина мешала, и потому ее убрали с дороги.

– Значит, все решено, – удовлетворенно заявила Эмма. – Папа запер ворота на ночь, – пояснила она в ответ на недоуменный взгляд Арабеллы.

Арабелла же вовсе не считала, что все решено: Роберт Мерлин может просто отпереть ворота, и она уедет.

– Эмма, я с собой ничего не привезла, – продолжала вежливо отказываться она, нарочно не глядя на Мерлина, хотя все еще чувствовала на себе его насмешливый взгляд.

– Ерунда, – мгновенно отозвалась Эмма. – Я могу дать вам что-нибудь из своих вещей.

– Но...

– Вы уже согласились, что не сможете ехать в Лондон, – радостно заметила она.

– Ну да, однако...

– Значит, вам надо остаться, – объявила Эмма. – Правда, папа? – Она повернулась к отцу, чтобы тот подтвердил ее слова.

Он продолжал исподтишка смотреть на Арабеллу насмешливым взглядом.

– Если моя дочь что-то задумает, то может быть очень упрямой. – Неловкое положение Арабеллы явно забавляло Мерлина. – Кажется, на этот раз она решила заставить вас здесь ночевать!

И почему его все это так развеселило?

– Должно быть, упрямство она унаследовала от вас, – парировала Арабелла. Ведь в конце концов и сам Мерлин с настоящим фанатизмом защищает свое уединение.

И к тому же Арабелла заметила, что он до сих пор не повторил Эмминого приглашения...

– Возможно. – Губы Мерлина угрожающе сжались, глаза превратились в ледяные щелки, и все его веселье как рукой сняло. – Предлагаю доесть чудесный ужин Стеллы и вернуться к этой теме позже, – мрачно добавил он, как только женщина вернулась с подносом, заставленным дымящимися тарелками.

Никаких возвращений к теме – она собиралась в гостиницу.

Как непохоже все это на то, что Арабелла представляла себе утром! Тогда она хотела одного – любой ценой увидеться с Робертом Мерлином. А теперь не могла дождаться, когда уедет от него подальше! Но ведь утром Арабелла не могла предугадать, какое разрушительное влияние окажет на нее этот человек...

– ...вам надо позвонить?

Арабелла воззрилась на Мерлина, осознавая, что он снова что-то ей сказал, а она опять не услышала, погрузившись в свои мысли. Если так будет продолжаться и дальше, он посчитает ее полной кретинкой!

– Извините, что? – переспросила она, нахмурившись.

Он издал звук, похожий на раздраженный вздох.

– Я спросил, хотя должен был подумать об этом раньше: вам никому не надо позвонить? Чтобы они знали, что с вами все нормально и сегодня вечером вы не вернетесь, – добавил Роберт, а Арабелла продолжала смотреть на него отсутствующим взглядом.

Наверное, отцу и Стивену, предположила она. Хотя перед отъездом она мрачно пообещала, что не вернется, пока не поговорит с Мерлином и все не выяснит; если сегодня она заночует вдали от дома, они просто решат, что ей пришлось так же трудно, как и Стивену! Должно быть, эта мысль их даже позабавит.

– Нет, не думаю, спасибо, – вежливо ответила она. Даже Малкольма, ее нынешнего ухажера, не слишком обеспокоит ее отсутствие. Они встречались по вечерам раза два-три в неделю, и никто из них не расспрашивал другого, чем он занимался в остальные четыре-пять дней.

Арабелла подозревала, что Малкольм встречается еще с кем-то. Но для отношений, у которых не было серьезной основы, он вполне подходил, так что Арабелла решила – то, чем он занимается в другие дни, ее не касается. Ведь она не собиралась выходить замуж за этого человека – она только иногда ходила с ним куда-нибудь. Между ними не было и проблеска страсти, но ведь ее вообще никогда не тянуло к мужчине...

Во всяком случае, до сих пор!

До встречи с Робертом Мерлином Арабелла и не задумывалась, что такое плотская страсть. Да и вряд ли ей хотелось об этом узнать – Роберт был недосягаем, как звезды на небе.

– А какой-нибудь страстно влюбленный юноша разве не ждет от вас вестей? – с иронией в голосе осведомился он.

Малкольму было под пятьдесят, и его нельзя было назвать ни юношей, ни страстно влюбленным.

– Нет, – отрывисто произнесла она. – А баранина выглядит очень аппетитно. – Арабелла намеренно сменила тему, совершенно не собираясь обсуждать свою личную жизнь – или же ее отсутствие – с этим человеком.

Роберт все смотрел на нее, не сводя глаз и насмешливо приподняв брови; возникшее между ними напряжение явственно ощущалось в воздухе. Арабелле оно казалось таким сильным, что она взглянула на Эмму – заметила ли это девочка. Но Эмма увлеченно занималась выбором овощей и, казалось, не улавливала никаких изменений в атмосфере.

Синие глаза Арабеллы снова остановились на Роберте. Он помрачнел, и его взгляд потемнел от гнева. Арабелла почувствовала себя бабочкой, наколотой на булавку. Этот человек играл с ней, подчинял своей воле, не проронив ни единого слова. С этим пора кончать!

Она решительно отвела глаза, освобождаясь от этого повелительного, испытующего взгляда. Усилие было так велико, что, когда Арабелла взяла у Эммы блюдо с овощами, у нее задрожали руки. Наполняя свою тарелку, она изо всех сил старалась не встречаться взглядом с Робертом.

Хорошо, что за столом сидела Эмма! Целый час они с Робертом поддерживали с ней беседу, в то же время умудряясь не сказать ни единого слова друг другу. Арабеллу такое положение вещей вполне устраивало – ей больше нечего было сказать Роберту Мерлину. По ней и так все было видно.

Когда им подали кофе, было почти десять. Эмма сказала, чтобы ей сделали послабее, – очевидно, крепкий кофе был во вкусе Роберта Мерлина! – поскольку она ложится спать, а утром надо идти в школу. При одной мысли о том, что ей придется остаться наедине с Робертом Мерлином, Арабелла запаниковала и решила, что пора и ей уходить.

– Я найду для вас ночную рубашку, – произнесла Эмма, не дав Арабелле сказать, что она тоже пойдет ложиться спать.

И тут Арабелла в первый раз услышала, как Роберт смеется – смеется над ней! При первых же звуках его хрипловатого смеха по ее спине пробежала приятная дрожь.

– Придется вам смириться с неизбежным, Арабелла, – протянул он, и в глубине его глаз сверкнули искорки веселья. – Мы с вами уже пришли к заключению, что Эмма при желании может быть такой же настырной, как и я.

Уж Арабелла-то знала, каким непреклонным упрямством он отличается!

– Прекрасно. – Она решила, что лучше принять все это с достоинством. Когда на тебя обрушиваются сразу двое Мерлинов, это уже слишком! – Но, если вы не против, я тоже сейчас пойду спать. – От чудесного ужина и от вина Арабеллу начало клонить в сон. Кроме того, день выдался длинным и тяжелым.

– А если я против? – с негромким вызовом произнес Роберт.

– Папа! – снова возмутилась его грубостью Эмма.

Он безразлично пожал плечами.

– Может быть, мне нужно обсудить с Арабеллой кое-какие дела.

– В таком случае... – Арабелла, которая уже встала, чтобы выйти из-за стола, снова опустилась на стул. В конце концов, она приехала сюда именно ради разговора с Робертом Мерлином.

– Папа, перестань хулиганить, – ласково пожурила отца Эмма. – Хватит дразнить Арабеллу – она, похоже, устала.

Дразнить? Если таким образом Роберт Мерлин любил подразнить гостей, то Арабелле это совсем не нравилось!

Ее также угнетало то, что с уходом Эммы в комнате воцарилась гнетущая тишина. Арабелла все ждала и ждала, когда же Роберт Мерлин начнет деловой разговор, а в воздухе в это время словно потрескивали электрические разряды.

В конце концов напряжение стало невыносимым.

– Так какое же дело вы хотели со мной обсудить? – натянуто произнесла Арабелла.

– Никакого, – пожав плечами, ответил Роберт. Она широко раскрыла глаза.

– Но...

– Я просто сказал Эмме – возможно, мне нужно что-то с вами обсудить, – он насмешливо подчеркнул слово «возможно». – Но на самом деле мы уже обсудили все, что нужно.

Арабелла не могла с этим согласиться – предыдущий разговор с Мерлином ее не удовлетворил. Но сейчас она слишком устала, чтобы спорить; ей хотелось как можно скорее уйти отсюда, чтобы поразительное сходство Мерлина с его персонажем перестало оказывать на нее это магическое влияние.

Но ведь не может же она спокойно уехать, зная, что Палфри погибнет!..

Всему виной ее тяга к Роберту Мерлину – из-за нее Арабелла все принимает слишком близко к сердцу и не может применить к этому случаю свое обычное профессиональное умение и деловой подход. Да и как может быть иначе, когда при одном взгляде на Роберта Мерлина ей хочется броситься в его объятья, ощутить губами нежный натиск его губ, почувствовать силу его тела...

Она снова поднялась и резко произнесла:

– Мне нужно в постель.

– Если это приглашение, то ему не хватает тонкости, – с издевкой проговорил Роберт и тоже поднялся, мгновенно оказавшись на целую голову выше Арабеллы. И стоял он близко, так близко... – Зато честность все восполняет, – негромко добавил он, и от его теплого дыхания прядки волос у Арабеллы на висках всколыхнулись.

– Я... Вы... Я не говорила, что хочу лечь в постель с вами! – в замешательстве пролепетала она. Неужели она окончательно выдала себя? Последнее замечание Роберта навевало именно такую мысль!

Неужели? Знал ли этот человек, как воздействует на нее его присутствие? Не могла же она так плохо скрывать свое душевное смятение – с самой первой встречи? Если так оно и есть, то...

Видя ее явное смущение, он тихо рассмеялся.

– Сколько вам лет, Арабелла? – задумчиво спросил он, протянув к ней руку и осторожно пригладив несколько выбившихся из прически прядей.

От этого прикосновения она словно растаяла – появилась слабость в коленях, сердце громко заколотилось в груди. А вдруг он и это слышит? Нет, это всего лишь кровь пульсирует в жилах.

Сколько ей лет? Арабелла сумела понять, что у нее спрашивают, но внезапно собственный возраст выскочил у нее из головы! И в данных обстоятельствах определение «достаточно взрослая» явно не подходило. Так сколько же ей лет? Она снова почувствовала себя бабочкой, наколотой на булавку – только к месту ее приковывала неподвижная, неизмеримо глубокая синева его глаз...

– Ладно, неважно, – махнул рукой Роберт. – Просто я заигрывал с вами, Арабелла, дразнил вас, как сказала бы Эмма. – Голос его стал немного жестче. – Я не воспользуюсь тем, что мы остались одни, чтобы наброситься на гостью, которой не очень-то здесь нравится.

– Да нет же, я... – И Арабелла густо покраснела, поняв, что только все усложняет – если можно усложнить эту ситуацию еще больше. Но ведь она совсем не принимала участия в том, что Роберт называл «заигрыванием»!

Отец и брат считали ее компетентной в своем деле, невозмутимой и спокойной – но сейчас от всех этих качеств не осталось и следа. Арабелла вся горела и так дрожала, что едва стояла на ногах. А что до ее умения держать себя в руках, то она не могла бы сдвинуться с места, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Однако репутация редактора Мерлина не должна пострадать!

Тут Роберт коснулся щеки Арабеллы, нежно дотронулся до губ.

– В вас удивительно сочетаются несоединимые качества, Арабелла. – Он говорил тихо, словно сам с собой. – Очевидно, у вас большой опыт работы, вы прекрасно знаете свое дело – и все же могу поклясться, что как женщина... – Он остановился и нахмурился, его губы сжались от гнева.– Но внешность обманчива, – резко продолжил Мерлин. – Я никогда не встречал женщины, которая соответствовала бы своей внешней оболочке, и никогда больше не собираюсь иметь дела ни с одной из них!

Арабеллу настолько ошеломило столь беспардонное обвинение, что она не успела даже увернуться от натиска его губ, которые так быстро соединились с ее губами и стремились завладеть ими с такой яростью, что у нее перехватило дыхание.

Руки Роберта железной хваткой обвили ее талию, его мощный торс подавлял тело Арабеллы – она чувствовала каждый контур его мускулистой фигуры. Для этого ей не приходилось даже прилагать усилии, она так трепетала от желания, что кружилась голова. Не осознавая ничего, кроме присутствия этого человека и его губ, Арабелла сладострастно потянулась к нему...

Кончиками пальцев она ощущала мягкость его шелковистых волос – прижавшись к нему, она погрузила ладони в эти чудесные длинные волосы, а между тем поцелуй становился все глубже, и язык Роберта соблазнительно касался ее губ...

Вдруг Арабелла поняла, что не находится больше в его объятьях и ее пальцы уже не погружены в его золотые волосы. Теперь Роберт с мрачным лицом стоял в нескольких шагах от нее, и только то, как тяжело вздымалась и опускалась его грудь, свидетельствовало о его эмоциях.

Арабелла изумленно заморгала.

– Я...

– Что тебе нужно, Эмма? – Взгляд Роберта был сосредоточен не на Арабелле, а на дочери, замеревшей в дверях.

Сколько же времени она там стоит? – это было первое, о чем с ужасом подумала Арабелла. Неужели она видела их в объятьях друг друга? Очевидно, ее отца не очень-то радовала эта мысль.

Эмма с любопытством разглядывала обоих – и если даже и видела их несколько мгновений назад, то признаться в этом не собиралась.

Пусть отец и дочь поговорят между собой, а за это время Арабелла хоть немного придет в себя. Если кто-то из них задаст ей вопрос прямо сейчас, она вряд ли сумеет ответить. Во всяком случае, более или менее разумно.

Так что же случилось? Сначала Роберт был вне себя от злости – возможно, на нее? – она даже в этом не была уверена, – а в следующее мгновение он уже держал ее в своих объятьях, жадно прильнув к ее губам. Весь вечер Роберт не давал Арабелле успокоиться, «заигрывая» с ней, как он это называл. Но она понятия не имела, что это может закончиться страстными объятиями и поцелуем, от которого у нее закружилась голова...

– Я принесла Арабелле ночную рубашку, – ответила Эмма и показала какое-то одеяние голубого цвета. – Как и обещала, – оправдываясь, добавила она, потому что отец не спускал с нее пристального взгляда.

– Ты могла бы оставить рубашку в спальне, – отрывисто бросил Роберт.

– Я...

– Куда я и предлагаю тебе ее отнести, – холодно перебил он.

– Но...

– Эмма, быстрее, – с нажимом произнес Роберт, щека у него нервно подергивалась.

– Но я...

– Давай, Эмма! – сквозь зубы процедил он, будто лишь огромное усилие воли не позволяло ему окончательно выйти из себя. – Ты прервала нашу с Арабеллой личную беседу.

Эмма наверняка уже привыкла к тому, что ее отец часто бывает груб и раздражителен, как с другими, так и с ней, но вряд ли она когда-либо по-настоящему испытывала на себе его гнев. А сейчас Роберт срывал свою злость на дочери, но злился он совсем не на Эмму, а либо на Арабеллу, либо на самого себя. Но основной удар пришелся на бедную девочку. Глаза Эммы наполнились слезами – преисполнившись решимости не показать этого, она быстро заморгала.

– Я так и подумала, – натянуто ответила она, затем круто развернулась и торопливо вышла из комнаты.

– Эмма! – крикнул ей вдогонку Роберт, но Эмма предпочла не заметить оклика отца и побежала вверх по лестнице.

– Я пойду к ней. – Арабелла легко коснулась его руки.

Роберт взглянул на нее каким-то невидящим взором – казалось, он горько сожалел теперь, что так круто обошелся с дочерью, сорвав на ней злость, в которой она совсем не была виновата.

Арабелла все еще не понимала, кто же вызвал его гнев и кто был виноват в том, что только что произошло между ними. Она также не имела понятия, каким образом вдруг оказалась в его объятьях, как получилось, что он так страстно поцеловал ее...

Но сейчас ей не хотелось об этом думать, иначе она снова превратится в тварь дрожащую...

– Пойду успокою ее, – сказала Арабелла.

– Я же говорил, – сказал Роберт. – Сплошные неприятности. Когда имеешь дело с женщиной, получаются одни неприятности!

Арабелла быстро вышла из комнаты, не глядя на Роберта – посмотреть на него было выше ее сил.

Вообще-то она понятия не имела, что собирается сказать Эмме. Но необходимо что-нибудь придумать. Завтра она уедет, и то, что у нее произошло с Робертом Мерлином, вряд ли имело такое большое значение – во всяком случае, для Роберта, – чтобы после ее отъезда отношения между отцом и дочерью оставались натянутыми. Нужно придумать что-нибудь подходящее.

Арабелла догнала Эмму у самых дверей и вошла за ней в ее комнату.

И что же теперь? Как подобрать нужные слова?

Эмма с удрученным видом присела на краешек кровати – и на тумбочке, стоявшей рядом, Арабелла не могла не заметить большую цветную фотографию в рамке, на которой была изображена весело смеющаяся женщина, и ее сходство с Эммой было очевидным, но не это сходство так поразило Арабеллу.

Эмму обеспокоило молчание Арабеллы – подняв голову, она проследила за направлением ее взгляда и взяла фотографию, с нежностью проведя пальцем по лицу женщины.

– Это моя мама, – с гордостью объяснила она Арабелле. – Но она живет в Америке, и я редко с ней вижусь, – тоскливо прибавила девочка.

Эмма при первой же встрече показалась Арабелле удивительно привлекательной – но если Эмма еще не расцвела полностью, то эта женщина была ошеломляюще, поразительно красива. Огромные фиалковые глаза, занимавшие половину лица, безупречные черты – она была воплощением совершенства.

Арабелла мгновенно узнала ее.

То, кем оказалась мать Эммы, многое объясняло Теперь-то Арабелла поняла, почему Роберт Мерлин так ревностно оберегал свое уединение и зачем все эти собаки и ворота, запиравшиеся на ночь!

И еще она поняла, почему при первой же встрече его лицо показалось ей таким знакомым – если не считать сходства с Палфри. Она видела его прежде. Это было лет семь или, скорее, шесть назад. С тех пор он отпустил длинные волосы, и годы придали его лицу некоторую жесткость. И все же она узнала его.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Господи, Арабелла! Что ты сделала со своими волосами?

Арабелла оторвала взгляд от рукописи, которую читала у себя за столом, и печально улыбнулась брату.

– А как ты думаешь, что я с ними сделала? – с иронией в голосе переспросила она.

Стивен вошел в кабинет и присел на краешек стола. Взглянув на нее, он озадаченно склонил голову набок.

– Должен сказать, тебе так лучше, – наконец одобрительно кивнул он.

Арабелла снова улыбнулась.

– В твоих устах это самый настоящий комплимент.

Так оно и было, хотя ее не очень волновало, что скажет отец или Стивен. Она посетила парикмахерскую, и там ей коротко подстригли волосы, почти под мальчика. Почти – потому что мастер оставил несколько тонких завитков у шеи и на висках. А рыжий цвет ее волос приобрел теперь насыщенный оттенок блестящей меди.

Арабелла была поражена тем, насколько новый стиль изменил ее – глаза казались огромными и словно гипнотическими, а эти легкие пряди на висках подчеркивали безупречные линии скул и подбородка До вчерашнего вечера она и не осознавала, что у нее есть скулы!

Арабелле понравилось то, что она увидела, когда мастер закончил делать ей прическу феном и она посмотрелась в зеркало. Разница была невероятной: буйство непослушных рыжих волос заменили мягкие локоны медного цвета. В душе она осталась очень довольна этой переменой, у нее даже появилась уверенность в себе.

Стивен заговорщически улыбнулся ей и спросил:

– Так кто он, сестренка?

Она невозмутимо взглянула на него в ответ.

– Кто – он?

Брат усмехнулся.

– Да ладно, Арабелла, не прикидывайся. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. На прошлой неделе ты сменила очки на контактные линзы и вместо своих деловых костюмов начала носить более женственную, но и более дорогую одежду, – добавил он, заметив, что она хочет возразить. Арабелле не понравилось то, как он отозвался об ее обтягивающих черных брюках и серой шелковой блузке.

Стивен, конечно, не мог этого знать, но под брюками и блузкой было белье с черной кружевной отделкой – такого она никогда еще не покупала. Удивительно, но она и не знала раньше, как шелковое белье, которого не видит никто, кроме нее самой, заставляет чувствовать себя такой женственной – вне зависимости от того, что еще на ней надето.

Стивен сказал – на прошлой неделе. Неужели с тех пор, как она так внезапно покинула дом Мерлина, прошла только неделя? Ей казалось, что это случилось гораздо раньше.

Тем вечером Арабелла сбивчиво сказала Эмме несколько примирительных слов, после чего, едва не спотыкаясь, отправилась в свою комнату. Правда, она забыла взять ночную рубашку, но это не имело никакого значения – она не забралась под одеяло, а лишь без сна лежала на заправленной постели. Фотография в комнате у Эммы, женщина, которую так легко узнать, – эта прекрасная женщина была женой Мерлина...

От того, что она узнала, у Арабеллы кружилась голова. У Роберта Мерлина была красивая, ни с кем не сравнимая жена. Боже, кто бы мог подумать, что именно она была его женой? Это невероятно, просто невероятно; и собственные чувства казались Арабелле все более нелепыми. Кто знает, почему Роберт решил поцеловать ее, – но уж точно не потому, что считал ее привлекательной. Да и как он мог, если был женат на такой необыкновенной красавице, которую так любил?

В таких обстоятельствах его горькие чувства по отношению к женщинам были оправданны. Мать Эммы причинила ему ужасную боль – и сейчас он уединился здесь, в Англии, в надежде, что раны постепенно затянутся.

И теперь Арабелла понимала, что не имеет никакого смысла снова обсуждать экранизацию книг в Голливуде: Роберт никогда на это не согласится. Она только зря потратила бы время.

Где-то под утро Арабелла, измученная всеми этими размышлениями, забылась глубоким сном.

Когда она проснулась, шел десятый час, и ее приготовления к отъезду были торопливыми и беспорядочными.

В кухне она встретила только Стеллу, которая сказала, что Роберт повез Эмму в школу, но скоро вернется. Арабелла же, чувствуя небывалое облегчение, сбивчиво объяснила Стелле, что должна немедленно возвращаться в Лондон.

Бедная женщина была очень озадачена, когда Арабелла отказалась даже от чашки кофе, торопливо набросав Роберту Мерлину записку с благодарностью и уверением, что издательство «Атертон» войдет с ним в контакт в ближайшем будущем.

Май и Маргаритка сидели на подъездной дорожке рядом с машиной, но удостоили ее лишь беглым взглядом – казалось, они признали, что если хозяин позволил ей войти, то теперь он дозволяет ей уехать. Если бы только они знали, что хозяину было совершенно все равно, останется она или уедет!

И Арабелла уехала – так быстро, будто ее преследовали злые духи.

В какой-то степени так оно и было. Да, она носила очки, да, у нее были непослушные волосы. И Роберт Мерлин не мог считать ее никем другим, кроме как непрошеным нарушителем спокойствия.

Все это было правдой, и в последнем пункте она ничего не могла изменить. Но в остальных – могла!

И в последующую неделю, как точно подметил Стивен, этим она и занималась. Она не стала восхитительно красивой, да и никогда не станет – но, как уже заметил брат, перемены во внешности пошли ей на пользу.

– Здесь, должно быть, замешан мужчина, – настаивал Стивен. – Неужели ты все-таки влюбилась в старину Малкольма? – с насмешливой улыбкой добавил он. С самого первого дня знакомства с Малкольмом он не скрывал своего презрения к нему.

Арабелла приподняла брови.

– Что значит – «все-таки»?

– Просто он уже столько времени околачивается вокруг тебя, – беспечно произнес Стивен – Но я думал, что между вами нет ничего серьезного. – Он нахмурился при мысли, что это может оказаться не так. – Это не мужчина для тебя, Арабелла, – добавил он, покачав головой.

– Сама знаю. И серьезного ничего нет, – заверила его она.

На прошлой неделе ее новый облик полностью озадачил Малкольма. С другой стороны, те слабые ростки романтических чувств, которые Арабелла к нему испытывала, полностью исчезли после встречи с Робертом. Однако перемены в ее внешности настолько разожгли интерес Малкольма к ней, что он забросил все свои другие (в чем бы они ни заключались) интересы и чуть ли не каждый вечер звал ее куда-нибудь – большую часть этих приглашений Арабелла вежливо отклоняла, ссылаясь на другие дела.

Она не могла надеяться, что станет такой же красавицей, как жена Роберта, но в то же время Малкольм тоже не может сравниться с Робертом Мерлином! Несмотря на то, что Арабелла теперь знала о жене Мерлина, в ее представлении его об-раз все еще был переплетен с образом Палфри – после встречи с ним ее любовь к автору не уменьшилась, а стала еще сильнее. Стивен пожал плечами.

– Значит, как я уже сказал, здесь замешан еще какой-то мужчина?

Арабелла откинулась на спинку стула и иронично взглянула на брата.

– Типичный мужской шовинизм. – Она осуждающе покачала головой.

Стивен, ничуть не смутившись, усмехнулся.

– Конечно, я первый готов признать себя шовинистической свиньей, презирающей женский пол.

Она улыбнулась, но ее взгляд потеплел.

– Ты лучше, чем кто-либо, должен знать, что отец – не самый идеальный образец для подражания, Стивен, – поддела она его. – Ты... – Тут ее прервал телефонный звонок. Виновато улыбнувшись брату, она взяла трубку. – Слушаю, Ди?

Звонила секретарша из приемной.

– Арабелла, с тобой хочет поговорить какой-то человек, – немного растерянно произнесла Ди.

– Кто это, Ди? – Ее мысли еще были заняты разговором с братом.

– Он отказывается называть имя, – виновато ответила Ди. – Но сказал, что ему надо с тобой поговорить.

Арабелла вздохнула.

– Пока не назовет себя, не соединяй. – Начинающие писатели, прислав свою рукопись, часто вот так звонили – казалось, они не понимали, что до ознакомления с незнакомой рукописью могут пройти недели. Обычно таким авторам вежливо, но твердо говорили, чтобы они лучше подождали письменного извещения. И Арабелла была удивлена, что Ди не сделала этого в первую очередь.

– Ты не понимаешь, Арабелла, – тихо, но с некоторым отчаянием сказала Ди. – Он здесь, в приемной.

– Здесь? – с тяжелым вздохом переспросила она. Этот человек не только разузнал ее имя, он еще и явился сюда самолично. – Может, ты...

– Арабелла, он великолепен, – все еще немного потерянным голосом продолжала Ди. – Понимаешь, он не просто красив, он просто фантастичен! Я...

– Ди, – остановила ее Арабелла, вдруг застыв и крепко вцепившись в телефонную трубку. – Что ты имеешь в виду? – Она раздраженно сделала брату знак молчать, потому что он пытался вмешаться в разговор.

– Вообще-то это трудно объяснить, – робко пролепетала Ди.

Арабелла словно воочию видела секретаршу за столом, как та прикрывает трубку рукой, чтобы тот человек ничего не заподозрил.

– Попытайся, – настаивала Арабелла – ей вовсе не хотелось встречаться с тем, кто отказался даже представиться. Даже если он, как выразилась Ди, великолепен.

– Ну... Он высокий. Очень высокий, – восторженно выдохнула Ди, очевидно, оценивающе глядя на мужчину. – Блондин. Волосы слишком длинные, не по моде, но ему идет. И еще у него просто сногсшибательные голубые глаза. Я чуть в них не утонула, когда взглянула на него в первый раз! – добавила она.

Когда Ди описывала волосы мужчины, рука Арабеллы уже до боли сжала телефонную трубку, но теперь, когда та упомянула о его глазах, ее ногти впились в ладонь.

– Он такой красивый, – не унималась Ди – очевидно, она получала удовольствие от этого разговора, – но при этом настоящий мужчина! – добавила она, почти оправдываясь. – Арабелла, он просто потрясающий. И вообще, – задумчиво продолжала Ди, – таким ты ожидала бы увидеть...

– Палфри, – решительно докончила за нее Арабелла. Она побледнела, глаза ее были широко раскрыты. В приемной висел огромный плакат с обложкой книги про Палфри, и она явственно представила, как Ди сравнивает посетителя с плакатом и видит несомненное сходство – поскольку у Арабеллы возникло тяжелое чувство, будто она знает, кто этот человек в приемной.

Интерес же Стивена к разговору возобновился при упоминании Палфри. Арабелла изо всех сил старалась не встречаться с братом взглядом, в то время как в голове у нее проносились самые разные мысли. Она и так была достаточно взвинчена, не хватало только Стивена.

– Да! – в голосе Ди прозвучало облегчение оттого, что Арабелла поняла, о чем она говорит. – Ты его знаешь?

О да, она его знала! Но что Роберт Мерлин здесь делает? За эти пять лет он не принял от них ни одного приглашения приехать в издательство – и вдруг явился, когда его никто не ждал! Кого она сейчас меньше всего хотела видеть, так это его!

Но, зная Роберта Мерлина даже так мало, она понимала – ничего не поделаешь, придется его принять. О Господи, кто поможет ей?

– Да, Ди, я его знаю, – устало подтвердила Арабелла.

– Правда? – с благоговением произнесла Ди. – Тогда ты...

– Арабелла, так значит, Мерлин сейчас внизу? – с недоверием воскликнул Стивен – любопытство пересилило в нем хорошие манеры.

– Тихо, Стивен! – резко произнесла Арабелла. – Я разговариваю с Ди.

– Но...

– Да, Роберт Мерлин сейчас внизу! – натянуто ответила Арабелла. – А теперь дай мне поговорить с Ди.

Брат собирался сказать еще что-то, но она так взглянула на него, что он промолчал.

– Что ты сейчас говорила, Ди? – рассеянно спросила Арабелла, все еще поглощенная своими мыслями. Ей не хотелось видеть Роберта Мерлина. Одна только мысль о нем приводила Арабеллу в такое замешательство, что вряд ли она могла бы пережить еще одну такую встречу.

На прошлой неделе в доме Роберта она выставила себя полной дурой, к тому же дав ему понять, каким привлекательным он ей кажется, – а разве иначе он бы поцеловал ее? Он с ней «заигрывал»... Увидев фотографию женщины, на которой он был женат, Арабелла сразу поняла, как нелепа одна только мысль об этом!

А теперь он здесь, внизу. Разве она сможет снова оказаться с ним лицом к лицу?

– Так ты спустишься или пропустить его наверх? – В голосе секретарши все еще звучало благоговение: Ди определенно поражало то, что Арабелла знакома с таким необыкновенным красавцем.

– Пусть поднимется, – быстро ответила Арабелла, надеясь выиграть немного времени, чтобы успокоиться. – Объясни ему, как пройти в офис. Я буду его ждать. – Она тотчас же положила трубку, чтобы Ди не успела задать еще каких-нибудь вопросов.

«Будет ждать»! Она не хотела его видеть! Мерлин не имел никакого права вот так заявляться сюда. Но самое смешное то, что, если бы он сделал это до ее визита к нему, Арабелла была бы очень рада.

– Так Мерлин сейчас поднимется сюда? – Казалось, Стивен пребывал в такой же панике, как и она.

Несмотря на собственные чувства, Арабелла не могла не улыбнуться тому, как Стивен воспринял появление человека, который выставил его из своих владений десять дней назад.

– В чем дело, Стивен? – посмеиваясь, произнесла она. – Немного нервничаешь перед новой встречей?

– «Немного нервничаешь» – это чересчур мягко сказано, – не слишком смутившись, признался Стивен. – Я не горю желанием снова попасть ему под горячую руку!

Да и Арабелла тоже. Но, похоже, выбирать не приходилось: в эту самую минуту он поднимается к ней в кабинет!

– Стивен Атертон, а ну стой! – воскликнула она, когда тот направился к двери. – Куда это ты собрался? – нетерпеливо спросила она, подойдя к брату.

Стивен пожал плечами.

– Пошел к себе в кабинет работать Я зашел только поздороваться.

– С Робертом Мерлином ты тоже вполне можешь поздороваться, – злорадно заявила она. – И потом, должен же ты будешь когда-нибудь с ним еще раз поговорить.

– «Когда-нибудь» – вовсе не обязательно сейчас. – Он виновато коснулся ее щеки. – Желаю удачи, сестренка. – Он выглянул в коридор и состроил гримасу. – Мне кажется, она тебе понадобится!

Арабелла почувствовала, что бледнеет, когда увидела, почему он сделал такое лицо: Роберт с решительным видом выходил из лифта и шел по направлению к ее кабинету. Она велела Ди пропустить его наверх, чтобы получить небольшую передышку и собраться с мыслями. Должно быть, он поднялся сразу же, как только Ди объяснила ему дорогу.

Ди была права – он и вправду великолепен. Линялые голубые джинсы с бледно-голубой же рубашкой и наброшенный сверху черный пиджак придавали ему какой-то лихой вид. На фоне темного пиджака длинные волосы Роберта казались еще более золотыми, чем обычно, а лицо загорело от долгого пребывания на солнце – наверняка он сражался с упрямыми пнями!

– Увидимся позже, – сказал Стивен и отправился восвояси.

– Трус, – успела она парировать, прежде чем брат отошел слишком далеко.

Роберт сощурился, заметив приближающегося к нему по коридору Стивена.

– Атертон, – холодно произнес он, как только они поравнялись.

– Мерлин, – так же отрывисто отозвался Стивен с приветственным кивком, после чего продолжил путь в свой офис.

Арабелла не двинулась с порога – какой смысл? Роберт уже увидел ее. Кроме того, она все равно не может сейчас сделать ни шага – при одном взгляде на него ее ноги, казалось, стали ватными.

Нет, так не пойдет. Она была уже не той женщиной, которая нанесла ему визит на прошлой неделе, – и дело не только во внешности. Что-то изменилось в ней с тех пор, как она увидела фотографию Эмминой матери и почувствовала себя совсем ничтожной – потому что никогда в жизни не будет такой красавицей, как эта женщина, и не сможет привлечь внимание мужчины вроде Роберта Мерлина.

И тогда же она решила, что даже если так оно и есть, то это еще не причина, чтобы не выглядеть наилучшим образом. Пора отказаться от мечты о Палфри и искать любви с реальным человеком.

Поэтому Арабелла прошлась по магазинам и полностью обновила свой гардероб – как верхнюю одежду, так и белье – и отказалась от очков в пользу контактных линз. Носить их оказалось совсем не так трудно, как она думала, – часто она даже забывала, что на ней линзы. Последним изменением стали ее волосы – вчера вечером, после работы, она заехала к парикмахеру. Сегодня утром Арабелле показалось, что она видит в зеркале какую-то незнакомку, но в то же время ей нравилась эта перемена.

Она надеялась только, что новоявленная уверенность в себе не покинет ее при второй встрече с Робертом Мерлином.

– Роберт, – кратко поприветствовала его она, как только Роберт приблизился к ней. Стивен немного задержался в дверях своего кабинета и заговорщически подмигнул, после чего уверенность Арабеллы заметно пошатнулась. Он не только трус, он еще и представляет опасность!

Роберт стоял перед Арабеллой с загадочным выражением лица, рассматривая ее новый облик – во всяком случае, она предположила, что он его заметил. А возможно, он обратил так мало внимания на то, как она выглядела на прошлой неделе, что сейчас ничего не заметил.

– Арабелла, – с иронией отозвался он. Она посторонилась, чтобы дать ему пройти.

– Вы хотели меня видеть?

Он прошел за ней в кабинет, не торопясь ответить, и критически оглядел обстановку.

Арабелла прошла за ним и закрыла дверь – если она оставит ее приоткрытой, то Стивен вполне может подкрасться и подслушать разговор. А она не хотела давать ему эту возможность, поскольку понятия не имела, чему обязана честью такого визита.

Она тоже окинула взглядом офис, пытаясь увидеть его глазами Роберта: выкрашенные в спокойный персиковый цвет стены, украшающие их картины, на которых также отдыхал глаз, стол теплого каштанового оттенка, темно-синий ковер на полу, несколько цветущих растений на подоконнике и на деревянных шкафчиках вдоль стены.

В этой комнате было спокойно, и каждый раз, когда она ехала на работу, ей не терпелось оказаться здесь. Хотя Арабелла готова была признать, что Роберту кабинет может показаться слишком уютным, «женским», чтобы в нем работать.

Наконец он посмотрел на нее, все с тем же настороженным выражением в глазах.

– Вы обязательно должны сказать мне, кто был вашим дизайнером по интерьеру, – протянул он. – «Уиллоу-Хаусу» тоже не помешала бы женская рука.

Трудно было сказать, подшучивает он над ней или нет. Лицо Арабеллы вспыхнуло от негодования, и она натянуто ответила:

– Я сама выбирала всю мебель и отделку.

Это была вторая уступка уговорам отца после того, как он убедил ее отказаться от поступления в университет, чтобы работать в издательстве «Атертон», – и вплоть до этой минуты она была довольна всеми изменениями в своем кабинете...

Роберт одобрительно кивнул.

– Мне бы хотелось пригласить вас взглянуть на некоторые улучшения, внесенные мною в интерьер «Уиллоу-Хауса». – С этими словами он сел в удобное кресло прямо напротив Арабеллы, и теперь их разделял только письменный стол. Казалось, он полностью расслабился, развалившись на кремовом кожаном сиденье и положив ногу на ногу.

Теперь-то она поняла, что Роберт смеется над ней!

В глубине синих глаз Арабеллы сверкнул гнев. Она села за стол и встретилась с ним взглядом.

– Вы хотели со мной поговорить? – снова подтолкнула его к разговору Арабелла, на этот раз холодно.

С его лица не сходило одобрительное выражение.

– Больше узнаешь о человеке, когда встречаешься с ним на его территории, вам не кажется? – с тихой задумчивостью произнес он.

Да, ей так казалось – именно об этом она думала на прошлой неделе, когда наносила ему визит. Правда, Арабелла не ожидала столкнуться с живым воплощением Палфри, но теперь она была уже не так потрясена, и образы двух мужчин больше не смешивались в ее воображении Роберт действительно похож на Палфри, но его цинизм совершенно не напоминал книжного героя: у Палфри было великолепное чувство юмора и он обладал достойными чертами характера, проявлявшимися в заботе о ближних.

Сам факт, что автором этих книг являлся Роберт, говорил о том, что и ему не чужды все эти достоинства; но, так как он их никогда не выказывал, трудно было перепутать этих двоих. Арабелла влюбилась именно в Палфри, Роберт же просто пробудил в ней плотское желание, которого она не испытывала ранее.

– Вряд ли вы проделали такой долгий путь только для того, чтобы дать оценку обстановке в моем кабинете, – с иронией заметила она.

– Вовсе нет, – беспечно признался он. – Вообще-то я отвозил в город Эмму.

Значит, зайти в издательство, которое вот уже пять лет занимается выпуском его книг, просто пришло ему в голову между делом!

Уж не разочарована ли она? Конечно же, нет. Возможно, эти два человека все еще переплетены в ее воображении, несмотря на все старания...

Взгляд его не дрогнул.

– Эмма хочет знать, не пообедаете ли вы с нами, – тихо сказал Роберт.

Эмма хочет знать, а Роберт, видимо, нет!

– Почему? – Арабелла использовала тот же прием, что и неделю назад.

Однако в итоге смутилась она, а не Роберт. Он пожал плечами.

– Не знаю, спросите у нее самой. Желательно за обедом, – добавил он, посмеиваясь.

Как и всегда, он был очень самоуверен.

– Меня уже пригласили на обед, – объявила Арабелла. Слава Богу, так оно и было. Ей казалось, что Роберт легко распознал бы ложь.

Он спокойно встретился с ней взглядом.

– Тогда я предлагаю отказаться от приглашения.

Она набрала воздуху в легкие.

– Боюсь, что это невозможно, – произнесла Арабелла приятным извиняющимся голосом, но внутри у нее все кипело – она знала, что у Роберта трудный характер, но вести себя с таким высокомерием...

– На той неделе вы так внезапно уехали...

Такая резкая смена темы вновь застала Арабеллу врасплох, и она вспыхнула.

– Стелла сказала, что вы повезли Эмму в школу. Я оставила записку, – ответила она, оправдываясь.

– Я прочитал ее, – сухо подтвердил он. – «Спасибо за гостеприимство. Я дам о себе знать». – Роберт в точности повторил содержание. Честно говоря, много запоминать не надо было. Да и что она могла сказать после того, как увидела в комнате у Эммы фотографию ее матери? Похоже, Роберт не имел ни малейшего желания обсуждать эту женщину – это было более чем очевидно, когда Арабелла заговорила о ней в тот день. И еще он дал ей понять, что обсуждать экранизацию Палфри бессмысленно. Учитывая все перечисленное, единственное, о чем без всякого риска можно было написать в записке, – это благодарность за ужин и ночлег, а также обещание, что по приезде в Лондон она напишет или позвонит.

– Так я и сделала, – защищаясь, произнесла Арабелла.

– Вы имеете в виду вот это? – и Роберт достал из нагрудного кармана ее последнее письмо.

Арабелла насторожилась. Письмо означало, что его визит – будто бы для того, чтобы передать приглашение Эммы, – вовсе не случаен.

Интересно, знает ли он, что она видела фотографию? Сказала ли ему Эмма, как Арабелла была потрясена, увидев его жену, и как, быстро извинившись, выбежала из комнаты?

Однако на лице Роберта нельзя было ничего прочитать: он очень искусно скрывал свои чувства.

– Мне не нужен другой редактор, Арабелла, – хлопнув по письму ладонью, жестко произнес он.

Движения Арабеллы стали суетливыми, а румянец смущения, казалось, навечно поселился у нее на лице.

– Да, Стивен молод и, возможно, несколько импульсивен, – она попыталась извиниться за брата, который заявился к Роберту без приглашения, – но он хороший редактор, постоянно набирает опыт, и...

– Я совершенно уверен, что ваш брат – образчик добродетели...

– Этого я бы не сказала, – сухо прервала его Арабелла. Вряд ли некоторые молодые особы, знакомые со Стивеном, согласились бы с ней!

– Ну, скажем так – хорошо справляется с работой, – раздраженно согласился Роберт. Он заметно помрачнел. – Просто мне не требуется новый редактор, теперешний меня вполне устраивает.

Арабелла не могла не встретиться с его пронизывающим взглядом. Ей трудно было и дальше оставаться редактором у этого человека. Слишком много произошло тем вечером, чтобы она впредь могла общаться с Робертом без смущения. И дело не только в фотографии его жены.

Тогда, вернувшись в Лондон, она написала Роберту Мерлину короткое деловое письмо, сообщив о смене редактора Арабелле показалось, что это его обрадует.

Но теперь, глядя на его угрюмое лицо, она поняла, что ошиблась!

– При нынешних обстоятельствах...

– При каких обстоятельствах? – он взглянул на нее, сощурившись.

Он ведь прекрасно знал, при каких. То, что между ними произошло, нельзя назвать нормальными отношениями между автором и редактором – не говоря уже о фотографии!

Арабелла глубоко вздохнула, чтобы взять себя в руки, и сказала, стараясь придать своему голосу как можно более умиротворяющий тон:

– Я уверена, что с другим редактором вам будет лучше...

– По-моему, это уж мне решать, – резко перебил ее он и негромко, но с вызовом добавил: – Вам не кажется?

Нет, ей так не казалось! Арабелла приняла это решение потому, что искренне верила – с этим человеком она больше не сможет работать. После одного-единственного дня, проведенного с ним, оказалось, что она уже неспособна беспристрастно относиться к такой работе – слишком глубоко оказались затронуты ее чувства, чтобы и дальше поддерживать с Робертом чисто деловые отношения. Поэтому она и решила, что будет лучше для всех, если она исчезнет со сцены.

Но Арабелла никак не предполагала, что Роберт придет сюда и начнет оспаривать ее решение!

Отправив письмо, Арабелла целую неделю пребывала в полной уверенности, что Роберт тоже рад такому повороту. Но теперь оказалось, что своим молчанием он только вызвал у нее ложное чувство безопасности.

– Послушайте, Роберт, я... – Тут она прервалась, поскольку дверь в офис неожиданно распахнулась. В комнату уверенно зашел ее отец – человек, считавший, что в пределах своего издательства не обязан стучаться в двери.

Увидев, что Арабелла не одна, он слегка приподнял брови, но все же не извинился за то, что вторгся в кабинет таким образом.

– Арабелла, мы с тобой собирались вместе пообедать, – напомнил он с обычным высокомерием.

Она заметила, что Роберт с неожиданным интересом начал рассматривать ее отца, и по его оценивающему взгляду поняла – он не догадался, что это ее отец. И неудивительно – между отцом и дочерью не было никакого сходства. Но ведь о Роберте с Эммой можно сказать то же самое...

– Я помню, – беззаботным тоном заверила Арабелла отца. Она надеялась, что Роберт поймет намек и уйдет, ей не хотелось знакомить мужчин. Пусть Роберт лучше думает, что это ее друг. И еще ей не хотелось, чтобы отец знал, кто этот человек!

Но, словно разгадав ее невысказанное желание, Роберт лишь поудобнее устроился в кресле.

– Значит, дело улажено, – с нажимом произнесла Арабелла после нескольких мгновений нерешительного молчания.

Он покачал головой.

– Я не удовлетворен исходом.

Его поза свидетельствовала о том, что он не собирается уходить, пока не добьется своего.

Она чувствовала, как озадачен отец, но, зная его, подумала – надолго ли?

– Давайте перенесем встречу на другой раз, когда нам обоим будет удобно, – подчеркнуто произнесла Арабелла и открыла ежедневник.

Роберт снова покачал головой.

– Я пробуду в Лондоне только до завтрашнего утра.

Его тон явно давал понять, что он не собирается двигаться с места. Она терялась в догадках, не зная, что еще сказать.

– В чем дело? – Отца, как и следовало ожидать, начала раздражать эта загадочная беседа, ему уже надоело ждать Арабеллу.

– Дело в том, – Роберт успел ответить раньше Арабеллы, – что Арабелла назначила встречу за обедом сразу двоим. – Сделав это заявление, он с неприкрытым вызовом посмотрел на нее.

А все потому, что прекрасно знал – она вовсе не соглашалась с ним обедать, скорее напротив! Но по тому, как нахмурился отец, девушка поняла, что он поверил. А почему бы и нет? Зачем Роберту говорить такие вещи, если это неправда? Вот еще!

Арабелла встала с намерением взять ситуацию в свои руки, пока та еще не стала неуправляемой. Кроме того, Арабелла поняла – на что бы она ни надеялась раньше, придется их познакомить, ничего не поделаешь.

– Папа, это наш автор Мерлин – Роберт Мерлин. Роберт, это мой отец, Мартин Атертон. – Теперь, когда мужчины в замешательстве посмотрели друг на друга, Арабеллу охватило удовлетворение.

Если Роберт даже представить себе не мог, что этот высокий, представительный мужчина может быть ее отцом, то отец был удивлен еще больше.

Вернувшись домой на прошлой неделе, она мало говорила о Роберте, только сообщила отцу и Стивену, что ей не удалось убедить Мерлина. Но укоризненные фразы типа «я же тебе говорил» были бы просто мелочью, если бы она выставила себя на посмешище, сказав, что не только не смогла уговорить Мерлина – она еще и влюбилась в него!

– Мистер Мерлин, – отец быстро овладел собой и с приятным дружелюбием, как и предполагала Арабелла, протянул ему руку, – я так рад наконец встретиться с вами, – любезно добавил он, ни словом, ни жестом не выдав того, какими нелестными эпитетами награждал этого человека на прошлой неделе.

– Атертон, – Роберт несколько сдержанно пожал ему руку, словно прекрасно знал, как оскорбительно отзывался о нем отец Арабеллы.

Мартин Атертон задумчиво сощурился.

– Так значит, вы с Арабеллой собирались пообедать вместе?

Прежде чем снова обернуться к нему, Роберт послал Арабелле еще один вызывающий взгляд..

– Да, – коротко подтвердил он.

– Тогда, конечно, Арабелла, ты обязательно должна пообедать с мистером Мерлином. – И снова отец повел себя так же, как и всегда, ведь он отлично понимал, что никакой встречи за обедом она не назначала, ни с этим мужчиной, ни с кем-либо другим.

Но отец, очевидно, увидел здесь чудесную возможность: раз уж этот человек пришел, то Арабелле, может, удастся о чем-нибудь с ним договориться. Для Мартина Атертона мысль о прибыли для издательства была гораздо большим стимулом, чем обед с дочерью, которую он видел каждый день!

Теперь Арабелле стало ясно, что деваться некуда – разве только выказать себя полной дурой и оставить в неловкое положение отца.

И по победному блеску в глазах Роберта Арабелла поняла, что на это он и рассчитывал!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Когда вы подстриглись?

Ну наконец-то! Она уж думала, что Роберт не заметил. Вот отец точно не заметил. Утром она уехала на работу раньше отца и Стивена, а вчера вечером была на свидании с Малкольмом. Спасибо, хоть Стивен упомянул о ее новой прическе!

Я для них как предмет обстановки, решила тогда Арабелла.

Когда же отец в последний раз видел в ней женщину? Возможно, такого никогда не было, с горечью подумала Арабелла. Старая добрая Арабелла – она всегда находилась рядом и заботилась о том, чтобы в доме все шло гладко. Если не считать этого, у него не было причин ее замечать.

Вчера вечером Малкольм был необыкновенно предупредителен с ней – даже предложил еще раз встретиться на следующий день. Впрочем, Арабелле ничего не стоило отказаться от этого приглашения. Возможно, ее новый облик кажется Малкольму более привлекательным, но ее собственные чувства по отношению к нему совершенно не изменились. Для нее он был просто занятным спутником, и после трех месяцев, в течение которых он пребывал при ней в этом качестве, Арабелла не думала, что ее чувства могут углубиться.

Да, он достаточно привлекателен и весел и вчера вечером не оставил никаких сомнений в том, какую страсть к ней испытывал. Но с Палфри его не сравнить!

Да и с человеком, который сейчас ехал вместе с ней в ресторан, – тоже. Теперь Арабелла понимала – Малкольм не был даже Мерлином. И нельзя об этом забывать.

– Некоторое время назад, – ответила она, пытаясь пресечь дальнейший разговор.

– Мы с вами в последний раз виделись только на прошлой неделе, – насмешливо произнес Роберт.

– Правда? – Она холодно взглянула на него. – Я не считала дни.

Его губы изогнулись в ответ на ее сарказм.

– А вас удивит, если я скажу, что считал.

Он вопросительно поднял брови.

– Снова «заигрываете», Роберт? – язвительно спросила она.

Он повернулся и взглянул на Арабеллу еще более пристально, их колени едва ощутимо соприкоснулись.

– Похоже, за последнюю неделю изменилась не только прическа, – задумчиво произнес он.

Неделю назад она выставила себя на посмешище перед Робертом – она поняла это, как только увидела фотографию Эмминой матери. Роберт был прав: за последнюю неделю она переменилась, повзрослела, перестала искать Палфри. Просто потому, что его не существовало – даже в этом человеке, который так на него походил.

– Вам идет, Арабелла. – Роберт легко коснулся огненно-рыжих локонов у нее на щеке.

Арабелла это знала – вчера, когда парикмахер со всех ракурсов показал ей прическу в зеркале, она осталась очень довольна результатом. Арабелла сразу же стала выглядеть утонченнее, новая стрижка подчеркивала величину глаз, а лицо приобрело некую загадочность. Да и по пылкому поведению Малкольма вчера вечером было ясно, что ему ее новый облик нравится.

И Роберт, казалось, тоже его одобряет.

Арабелла отодвинулась поближе к двери и перестала чувствовать его руку у себя на щеке, а их колени больше не соприкасались.

– Спасибо, – с натянутой вежливостью поблагодарила она. – Зачем вы сказали, что привезли в Лондон Эмму? – Арабелла резко сменила тему, увидела, как сжались его губы, и поняла, что ему не очень приятно об этом говорить. Могут ли они говорить хоть о чем-нибудь, не испытывая неловкости? Разве что о погоде! Хотя даже здесь их мнения вряд ли сошлись бы – она любила холод и снег, от солнца у нее появлялись веснушки, а белая кожа краснела. А Роберт, судя по загару, предпочитал солнце.

– Просто сказал, и все, – резко ответил он с мрачным видом.

Ну вот, с грустью подумала Арабелла. Еще одна запретная тема. Впрочем, ей ведь тоже нечего было больше сказать о смене редактора. Игра на равных.

Она подчеркнуто выглянула в окно.

– Для этого времени года погода прекрасная, – заметила и обернулась, услышав смех Роберта. – Я сказала что-то смешное? – Она приподняла свои каштановые брови.

В уголках его глаз собрались морщинки, на загорелом лице сверкнули ровные белые зубы.

– Мир, Арабелла? – дружески протянул он руку.

Арабелла посмотрела на эту руку, вспомнив, как Роберт коснулся ее щеки несколько минут назад – она еще ощущала тепло его ладони. Его прикосновения по-прежнему действовали на нее...

– Арабелла, я не кусаюсь, – хрипловатым голосом подбодрил ее Роберт, все еще протягивая руку, которую она так и не пожала.

Внезапно Арабелла представила себе, как он целует ее пальцы, ухо, шею... Она закрыла глаза, чтобы отогнать чувственные видения. Но от этого они стали лишь более насыщенными – по спине у нее пробежала дрожь, она почти ощутила, как он прикасается губами к ее груди...

Хватит! Пора прекратить эти полеты фантазии при каждой встрече с Робертом.

– Так вам не кажется, что погода стоит отличная? – переспросила Арабелла.

Роберт пожал плечами.

– Для поздней весны погода... прекрасная. – И он вопросительно взглянул на нее.

Теперь пришла очередь Арабеллы рассмеяться.

– Возможно, нам стоит записать в своих дневниках: «Арабелла и Роберт пришли к согласию»! – проговорила она.

– Я уверен, что если мы хорошенько попытаемся, то сможем прийти к согласию и» по многим другим вопросам, – сказал Роберт, продолжая смотреть на нее.

Он все еще играл с ней, но, что бы он там себе ни вообразил после того, как она так бурно откликнулась на его объятия на прошлой неделе, больше попадаться на эти уловки она не собирается.

– Мне кажется, мы придерживаемся разных точек зрения по поводу вашего нового редактора, – напомнила она.

– Вовсе нет, Арабелла, – беззаботно возразил Мерлин. – Я признаю, что ваш брат очень способный молодой человек, просто мне не нужен другой редактор.

– На прошлой неделе у меня сложилось другое впечатление, – отрезала Арабелла. – Вы бы явно предпочли, чтобы А. Атертон оказался мужчиной.

Роберт пожал плечами.

– Но ведь это было на прошлой неделе.

По мнению Арабеллы, за это время ничего не изменилось – он не стал более сговорчивым, даже напротив!

Она глубоко вздохнула.

– Роберт, дело в том, что мне не нравится направление, которое приняли книги о Палфри.

Его губы насмешливо скривились.

– Они не приняли никакого направления, Арабелла, они заканчиваются!

– Вот именно, – напряженно подтвердила она. Светло-русые брови Мерлина приподнялись над ледяными голубыми глазами.

– Другим авторам вы тоже пытаетесь советовать, как писать романы?

– Иногда я... направляю их в нужную сторону. – Арабелла старалась тщательно подбирать слова. На самом деле она поступала так, только когда писатель сам просил ее об этом – если не знал, как развивать дальше сюжетную линию, или заходил в творческий тупик.

Но отношение Арабеллы к книгам о Палфри было слишком личным, и она понимала: будет лучше, если кончиной главного героя станет заниматься кто-нибудь другой. Это все равно что способствовать смерти старого любимого друга.

– Арабелла, мне не нужно, чтобы меня направляли...

– Я не согласна! – с горячностью перебила она Роберта. – Понимаете... – Арабелла вздохнула, осознав, как взволнованно говорит, – просто ничего не получится. – И она решительно покачала головой.

Роберт смотрел на нее.

– А почему бы вам не прочитать последнюю рукопись о Палфри, прежде чем принимать окончательное решение? – спросил он, стараясь ее подбодрить.

Внутри у Арабеллы что-то болезненно сжалось при словах «последняя рукопись о Палфри».

Она не хотела ее читать – пусть Палфри останется в ее памяти живым. Более того, она начинала чувствовать неприязнь к человеку, сидящему рядом, – ведь он был убийцей Палфри...

– Нет, – неумолимо произнесла Арабелла. – Где мы встретимся с Эммой? – внезапно повернула она разговор в другое русло. По-видимому, только на этой теме они могли сойтись, так как Арабелле нравились в девочке откровенность и отсутствие жеманства, а Роберт явно гордился дочерью.

Несколько мгновений он молча смотрел на нее, а потом кивнул головой, будто смирился с тем, что она уклоняется от разговора. Смирился на время. Арабелла не сомневалась, что вскоре он опять вернется к этой теме.

Но ее ответ останется неизменным. Здесь она не уступит. Никаких компромиссов быть не может.

Арабелла не станет редактировать книгу, в которой он убивает Палфри.

– В тихом ресторанчике, где подают чудесные спагетти и, к счастью, пока еще не слишком много народу, – сказал Роберт. – Мы с Эммой всегда туда заходим, когда бываем в Лондоне.

Почему ее совсем не удивило, что он предпочитает ресторан, где «не слишком много народу»?

– А вы часто приезжаете в Лондон? – спросила она, чтобы поддержать разговор.

– Довольно часто, – осторожно ответил Роберт, словно подозревал в ее вопросе какой-то умысел.

Странно! Она просто-напросто вела светскую беседу! Но стоило ей о чем-либо заговорить, как тут же возникало затаенное напряжение. Лучше вообще держать язык за зубами.

Арабелла умолкла, сосредоточив внимание на улицах, которые они проезжали по пути к неизвестному ресторану.

Однако неизвестным он не был!

Они приближались к дому Арабеллы, и тут она догадалась, в какой именно ресторан они собираются.

Арабелла часто ходила с семьей в тратторию «У Марио». Одно из блюд, спагетти «Арабелла», было названо в ее честь, потому что первые полгода, что она посещала этот ресторан, Арабелла всегда заказывала одни и те же вкусные спагетти. Теперь ей даже не приходилось делать заказ, Марио сам приносил любимое блюдо. В первый раз увидев новое название, Арабелла вспыхнула от смущения – и от удовольствия.

Но она была уверена, что ни разу не встречала там Роберта или Эмму, иначе запомнила бы их. Получается, «довольно часто» означает «изредка».

Арабелла не могла не улыбнуться при мысли о том, что скажет Мерлин, когда Марио по своему обыкновению встретит ее как родственницу, с которой он давным-давно не виделся, несмотря на то, что она приходила всего неделю назад.

Одних запахов, которые встречали посетителя при входе в этот уютный полуосвещенный ресторан, было достаточно, чтобы слюнки потекли. Благодаря многолетнему опыту Арабелла знала, что еда в ресторане еще вкуснее, чем можно было ожидать по запаху.

Арабелла хорошо понимала, что имел в виду Роберт, сказав, что там, «к счастью, не слишком много народу». Модная публика редко там бывала – возможно, потому, что заведение находилось слишком далеко от центра города.

Но, как обычно, сегодня ресторан был переполнен служащими из близлежащих офисов: пища здесь достаточно вкусная и недорогая, и они могли регулярно здесь обедать. Марио и его персонал встречали посетителей очень дружелюбно – всегда казалось, будто ты член огромной семьи.

– Эмма уже здесь, – произнес Роберт. – Она сидит...

– Арабелла! Бамбина! – Марио улыбнулся во весь рот, увидев ее. Ему было пятьдесят с хвостиком, рост – едва больше полутора метров, и примерно столько же в ширину и толщину. На нем, как всегда, была белая рубашка, черные брюки и огромный белый фартук, завязанный на поясе. Иссиня-черные волосы и узенькая полоска усов на верхней губе придавали Марио лихой вид. Он выглядел как типичный киношный итальянец. – Беллиссима...

– Говори по-английски, Марио, если уж собрался льстить мне, – с грубоватым дружелюбием прервала его Арабелла. – Мне это понравится ничуть не меньше, и ты прекрасно знаешь, что я ни слова не понимаю по-итальянски. – Еще она знала, что запас итальянских фраз у Марио всегда быстро исчерпывался, поскольку он родился в восточном пригороде Лондона и говорил на характерном для этого района английском просторечии – кокни.

Однажды он даже признался ей, что никогда не видел родины своих предков и язык тоже знает плохо, так как является эмигрантом во втором поколении. Но, к счастью для посетителей, родители все же передали ему по наследству секреты итальянской кухни.

– Тебе очень идут новые волосы. – Марио говорил с итальянским акцентом, как от него и ожидали посетители, хотя в приватном разговоре всегда переходил на самый ярко выраженный кокни, который Арабелла когда-либо слышала. – Роберто! – Он заметил Мерлина, стоявшего в дверях немного позади Арабеллы. – Два моих любимых человека приходят одновременно! – На лице Марио снова появилась широченная улыбка – его усы, казалось, протянулись от одного уха до другого. Он пожал Роберту руку с воодушевлением, которое, казалось, было присуще ему во всем.

– Мы пришли одновременно, потому что мы вместе, – сухо ответил Роберт, явно озадаченный такой встречей.

– Вы вместе? – от удивления Марио забыл про свой акцент. – Я... но... Это чуде-есно! – Он быстро взял себя в руки, и акцент вернулся. – Я дам вам лучший столик...

– Эмма уже сидит за ним, Марио, – с иронией перебил его Роберт.

Владелец ресторана оглянулся туда, где сидела Эмма, и девочка помахала им рукой.

– По крайней мере, – насмешливо добавил Роберт, – ты в прошлый раз говорил, что это лучший столик.

– Но так оно и есть. – Марио уже полностью пришел в себя. – Пойдемте, я вас к ней отведу. – Несмотря на толстый живот, он без труда лавировал между столиками.

– Вот тебе и любимый итальянский ресторанчик, в котором еще не слишком много народу, – насмешливо повторил собственные слова Роберт.

Арабелла повернулась к нему.

– Не переживайте, – сказала она, успокаивая его. – Вообще-то здесь довольно малолюдно. Я бываю здесь уже много лет. Мы с семьей живем недалеко, – пояснила она.

– Значит, это, так сказать, ваш придворный ресторан? – сухо осведомился Роберт.

Арабелла подумала о семейном особняке Атертонов с видом на парк, исключительно красиво расположенном и очень дорогом. Отец никогда и думать не станет о том, чтобы его продать: дом передавался по наследству старшему сыну уже многие поколения и, несомненно, когда-нибудь будет принадлежать Стивену и его жене... Арабелла быстро выбросила из головы мысли о том, что произойдет после этого лично с ней.

– Да, пожалуй, – уклончиво подтвердила она. – Марио, это деловой обед, – предупредила Арабелла, увидев, что итальянец чудом извлек откуда-то две свечи, которые обычно ставились на столики только вечером, и начал их зажигать.

– Деловой? – Казалось, Марио был очень удивлен. Он как раз собирался зажигать вторую свечу – первая уже горела, и это выглядело очень романтично.

– Да, деловой, – твердо произнесла она. – Я не...

– Зажигай свечку, Марио, – сухо попросил Роберт. – Мне пригодится любая помощь.

Эмма засмеялась, увидев, как Арабелла вспыхнула от смущения и злости.

– Я очень рада снова видеть вас, Арабелла, – приветливо сказала она. – И прическа у вас чудесная, – с восторгом добавила девочка, а ее лицо сияло дружелюбием. – У меня было предчувствие, что вы ее сделаете.

– Опять «предчувствие», Эмма? – беззаботно поддразнил ее отец и отодвинул для Арабеллы стул, после чего сел сам. – Когда же оно у тебя появилось на этот раз? – Он вопросительно поднял брови.

Марио ушел, чтобы дать им время взглянуть в меню.

– На прошлой неделе, дома, когда я собиралась проводить Арабеллу в столовую, – сообщила Эмма и снова повернулась к Арабелле. – И глаза у вас очень красивые, – с энтузиазмом произнесла девочка. – Вы были совершенно неправы насчет утенка. – И она довольно улыбнулась.

– В меню нет никакого утенка, – озадаченно нахмурился Роберт.

Эмма с Арабеллой заговорщически улыбнулись друг другу. В душе Арабелле было очень приятно слышать эти неумеренные комплименты.

– Но зато здесь есть спагетти «Арабелла»! Эмма снова засмеялась – главным образом над обескураженным лицом Роберта.

– Похоже, Эмма, что мы случайно наткнулись на любимый ресторан Арабеллы, – грустно признал он.

И так же случайно они наткнулись на тему для разговора, по поводу которой их мнения не расходились! Поразительно! Но это совершенно выбивало Арабеллу из колеи, поскольку ей было проще с Робертом, когда они о чем-то спорили.

Но не дуться же на Роберта в присутствии Эммы, исполненной воодушевления! Девочка даже настояла на том, чтобы они все заказали спагетти «Арабелла» в честь того, что ужинают с их тезкой.

– В этих спагетти главная составная часть дары моря, – озабоченно проговорила Арабелла. – Так что, если вы не любите морепродукты...

– Любим! – перебила ее Эмма и нетерпеливо произнесла: – Правда, папа?

– Да вроде бы, – коротко ответил Роберт и положил меню на стол, чтобы сделать заказ владельцу – Марио сам их обслуживал «в честь знаменательного события», как он заявил, приведя их всех в смущение.

– И бутылку моего лучшего красного вина, – сказал Марио, сияя от радости. – За счет заведения. В честь...

– ...знаменательного события, – закончил за него Роберт. – Ну, если ты так настаиваешь, Марио, – мрачно согласился он.

– Да, я настаиваю! – С лица толстяка не сходила широкая улыбка. – Я знаю Арабеллу еще с тех пор, как... в общем, давно, – спохватился Марио под ее строгим взглядом. – Но раньше она никогда не приводить с собой мужчина. А теперь она приводить тебя, из всех мужчин, которых она...

– Вообще-то, если быть абсолютно точными, это Роберт меня привел, – с чувством неловкости прервала его Арабелла – у нее не было ни малейшего желания, чтобы Роберт подумал, будто за все эти годы она ни разу не была здесь с мужчиной. Просто она ни в кого не была влюблена настолько, чтобы приводить его в свой любимый ресторан! Обычно они приходили вдвоем со Стивеном – оба любили итальянскую кухню, а у Марио она была очень хороша.

– А где сегодня Стивен? – Марио, казалось, читал ее мысли. – Он будет расстроиться, что пропустил такой обед – болоньезе сегодня особенно удачен.

– Я ему передам, – заверила Арабелла, желая, чтобы хозяин поскорее ушел. Марио ей очень нравился, но все же он слишком много говорил. Арабелле не хотелось, чтобы он обсуждал ее личную жизнь в присутствии Роберта Мерлина.

Словно вняв ее мыслям, Марио пошел распорядиться на кухне, и Арабелла облегченно вздохнула:

– Стивен? – с интересом переспросила Эмма Арабелла повернулась, чтобы ответить девочке:

– Стивен – мой младший брат...

– Молодой человек, которого я попросил уйти на прошлой неделе, – напомнил Роберт, лукаво взглянув на Арабеллу.

Эмма широко раскрыла глаза.

– По-моему, папа, «попросил уйти» – это слишком мягко сказано!

– А по-моему, с нашей стороны было бы несколько самонадеянно думать, что в жизни Арабеллы нет другого мужчины, – и все только из-за болтовни Марио, – сухо парировал Роберт.

Арабелла почувствовала, как снова краснеет под любопытными взглядами Роберта и Эммы.

– Очень самонадеянно, – наконец неловко промямлила она.

Роберт приподнял светлые брови.

– Так что же это означает – что мужчина есть, что его нет или что это вообще не наше дело?

Арабелла испытующе посмотрела на него. Почему появился такой интерес именно к этим словам Марио?

Но по его насмешливому лицу ничего нельзя было определить.

– Да, – ничего больше не придумав, ответила Арабелла.

Он сощурился, и теперь стало ясно, что за выражение приобрел его взгляд, – в нем сквозила досада!

– И что же это значит? – осведомился он.

– Это значит, – с улыбкой ответила Эмма, – что мужчина есть, и, возможно, даже несколько, но ничего серьезного.

Арабелла удивленно взглянула на девочку – видимо, в будущем придется осторожней выбирать слова в ее присутствии. В будущем? Нет, никаких встреч с членами семьи Мерлинов больше не будет!

Роберт уставился на дочь, слегка наморщив лоб.

– Как ты это вычислила? Снова предчувствия? – поддел он ее.

– Не совсем. – Эмма, войдя во вкус, откинулась на спинку стула. – Но если бы существовал мужчина, с которым у Арабеллы были бы серьезные отношения или даже помолвка, то тогда она не вела бы себя так скрытно. И потом, у нее нет кольца, – добавила она, со знанием дела посмотрев на левую руку Арабеллы.

Арабелла едва сдержала импульсивное желание спрятать эту предательскую руку под стол. Эмма оказалась очень хитрой и проницательной. А Арабелла думала, что нравится ей!

– Но ты все-таки думаешь, что мужчина есть? – Роберт тоже разговорился, но по другой причине: ему нравилось видеть смущение Арабеллы. – И стоящий? – добавил он, с испепеляющей иронией взглянув на Арабеллу.

И ирония его направлена на нее! Да, этим двоим, очевидно, нравилось вести разговоры, заставлявшие ее испытывать неловкость.

– Ага, – не сомневаясь, кивнула Эмма.

– А почему ты так считаешь? – спросил отец.

– Потому что Арабелла слишком красива, чтобы его не было, – удовлетворенно ответила девочка.

Теперь пришла очередь Арабеллы улыбаться. Добрая, милая Эмма, она все еще была ее другом.

– Нечего сказать, «элементарно, мой дорогой Ватсон», – с отвращением сказал Роберт. – Я... А вот и обед. – Он посмотрел на Марио, который спешил к их столику, как-то умудряясь не уронить три тарелки да еще корзинку с чесночным хлебом. – Что называется, как раз вовремя. – Роберт сказал это тихо, наклонившись к Арабелле, чтобы услышала только она.

Она ничего не ответила, изо всех сил стараясь даже не смотреть на него, и они все начали есть. Как всегда, было очень вкусно.

Арабелла повернулась к Эмме и сказала, чтобы поддержать разговор:

– Ну как, тебе понравилось ходить по магазинам?

– Э-э... да. – Эмма метнула быстрый взгляд на отца. – Что касается покупок, то нет ничего лучше Лондона, правда? – весело продолжила она.

– Правда, – рассеянно согласилась Арабелла, тоже взглянув на Роберта. Что-то здесь не так, но ни отец, ни дочь, похоже, не собирались посвящать ее в подробности.

Она снова сосредоточилась на еде, и, когда через несколько минут к столику подошел Марио, ее восхищение обедом было совершенно искренним.

– Да, Марио, спагетти чудесные, – присоединился Роберт к ее восхвалениям. – Почти такие же, как их тезка, – с юмором добавил он, как только Марио удалился.

– Папа! – тяжело вздохнула Эмма, закатив глаза. – Это же так банально!

Он пожал плечами.

– Я уже давно разучился говорить комплименты.

– Это уж точно, – согласилась Арабелла. – У Палфри получилось бы гораздо лучше.

– В этом я уверен, – сухо ответил Мерлин. – И Арабелла тут же растаяла бы в его объятиях. – Он снова насмешливо посмотрел на нее и добавил: – Но ведь я не Палфри.

Что правда, то правда! Если бы только она могла разделить автора и его персонажа в своем воображении! Но, к сожалению, это становилось все труднее...

– Я не собираюсь таять ни в чьих объятиях! – резко парировала Арабелла.

Нужно было сказать – «больше не собираюсь». Потому что однажды с ней это уже случилось.

Показалось ей или он и вправду вполголоса произнес: «Жаль...»?

Должно быть, это было игрой воображения, поскольку Роберт казался полностью поглощенным обедом.

У Арабеллы же пропал аппетит. Так нельзя. Если она не съест все, Марио ей никогда не простит. Она...

– Похоже, ваш отец все-таки нашел, с кем пообедать, – медленно произнес Роберт.

Арабелла подняла глаза и, нахмурившись, проследила за взглядом Роберта: ее отца как раз пригласили пройти к столику в другом конце зала, прямо напротив них. С мистером Атертоном была очень красивая блондинка – очевидно, Роберт имел в виду именно ее.

Женщина выглядела довольно молодо, лет на пять или на шесть старше Арабеллы, с прямыми светлыми волосами до плеч и с челкой, подчеркивающей глубину зеленых глаз. На ней было облегающее черное платье чуть выше колен, а ноги казались длинными и стройными, несмотря на то что она была совсем миниатюрной.

Женщина, несомненно, очень красива. Очевидно, отцу Арабеллы тоже так казалось. Жестом, полным внимания и заботы, он отодвинул для нее стул, после чего сел сам. Когда они вместе склонились над меню, их головы почти соприкасались, одна – светловолосая, вторая – гораздо более темная, но посеребренная сединой.

– Очень мила, – одобрительно протянул Роберт. – Друг семьи?

– Нет, – отрезала Арабелла и отвела взгляд от пары, полностью поглощенной друг другом. – Я ее никогда не видела. – Нельзя сказать, что ее не волновал тот факт, что насчет этой женщины Роберт явно придерживался того же мнения, что и отец. Как она уже поняла, Роберту нравились красавицы – если судить по его жене и по реакции на приятельницу отца.

Арабелла ревновала. Это была стопроцентная ревность, «чудовище с зелеными глазами»!

К счастью, Роберт все еще разглядывал пару и не заметил ее смущения.

– По-моему, ваш отец хорошо ее знает, – задумчиво сказал Роберт.

Арабелла поняла это с первой же минуты. Но она никогда не встречалась с ней, и Стивен наверняка тоже, иначе он обязательно упомянул бы ее как-нибудь в разговоре.

Так кто же она? Почему отец не рассказывал ни ей, ни Стивену о своем последнем увлечении? Обычно он не скрывал так тщательно свои личные дела. Но самое интересное, почему он выбрал именно ресторан Марио? Арабеллу он собирался повезти в гораздо более модное место.

И почему она чувствует себя так неуютно, глядя на отца с этой незнакомкой?

– Как вы думаете, ваша мать об этом знает? – неторопливо спросил Роберт, не сводя глаз с пары, сидящей напротив, – они вели себя так, будто знакомы давным-давно.

Арабелла резко повернулась к нему.

– Мама умерла пятнадцать лет назад!

Роберт нахмурился.

– Извините. Но вы так отреагировали на их появление вдвоем, что я подумал...

– Ну так не думайте, – резко бросила она. – Отец имеет полное право встречаться, с кем пожелает.

– Отлично. – Роберт, извиняясь, поднял обе руки. – Может, пойдете поздороваетесь с ними? – предложил он.

Подойти к ним? Честно говоря, Арабелле не хотелось, но вряд ли у нее был выбор – ведь рядом сидели Роберт с Эммой и с интересом смотрели на нее.

– Да, пожалуй, – с тяжелым сердцем согласилась Арабелла, потом нехотя встала и аккуратно положила свою клетчатую салфетку на стол. – Я ненадолго.

Она постарается не задержаться. Как все нелепо получилось! И отец вряд ли будет доволен, увидев ее здесь. Раньше он никогда не делал секрета из своих знакомств с женщинами, а на этот раз не сказал ни слова...

Когда Арабелла приблизилась к столику, они увлеченно разговаривали. Она уже подошла почти вплотную, когда отец поднял взгляд и заметил ее. Сказать, что он удивился, пожалуй, слишком мало – выражение его лица было чуть не виноватым. Он резко поднялся со стула.

– Арабелла! – сказал мистер Атертон слишком громко, так как силился придать своему голосу как можно более веселости. – Мы как раз говорили о тебе... – неуверенно добавил он.

Неужели? Почему же он не рассказывал ей о своей знакомой?

– Надеюсь, только хорошее? – И она неловко улыбнулась им.

– Мартин постоянно поет вам дифирамбы, Арабелла, – ответила женщина, нежно улыбнувшись мистеру Атертону. – Он как раз мне объяснял, что вы заняты по работе и не можете пообедать с ним, поэтому и пригласил на обед меня.

– Но, Элисон, – возразил отец, – ты же знаешь, я...

– Я уверен, что Мартин не мог сказать такую нелестную вещь, – примирительно произнес Роберт. Оказывается, он шел вслед за Арабеллой до столика! – Наверняка он, как и я, счастлив, что мне удалось похитить Арабеллу. – С этими словами он по-хозяйски взял девушку под руку.

Арабелла застыла, недовольная тем, как Роберт властно сжал ей локоть. Но если она отойдет в сторону, это его обидит.

– Я – Роберт Мерлин. – Он протянул блондинке свободную руку.

Женщина пожала руку, и ее взгляд потеплел, а глаза, казалось, стали еще зеленее.

– Элисон Уайлдер, – низким голосом представилась она.

Ее имя также ничего не говорило Арабелле – она терялась в догадках, кто эта женщина.

Тут Арабелла почувствовала рукопожатие Элисон Уайлдер.

– Арабелла Атертон, – машинально представилась она. – Но ведь... – Нахмурившись, Арабелла посмотрела на отца. – Вы уже знаете, что...

Отец нарочито старался не встречаться с ней взглядом, чем озадачил ее еще больше. Раньше он никогда не смущался из-за своих увлечений... Что бы это значило?

– Я бы пригласил вас присоединиться к нам, – беззаботно продолжал Роберт, – но мы уже почти закончили обедать, а вы только начинаете... – И он пожал плечами.

– Да, действительно, – с деланной веселостью сказал мистер Атертон. – Ну... не будем вас задерживать, – подчеркнуто добавил он, увидев, что они и не собираются уходить.

– Мартин! – с легким упреком произнесла Элисон.

– Э-э... я имел в виду – не будем заставлять ждать вашу прекрасную спутницу, – поспешил поправиться отец.

– Эмма – моя дочь, – сухо пояснил Роберт. Отец Арабеллы внимательно посмотрел на Эмму, сидевшую в другом конце зала.

– Очаровательная девочка, – наконец медленно произнес он.

– Спасибо, – поблагодарил Роберт, заканчивая беседу. – И вы совершенно правы – нам уже пора...

– Я не совсем то хотел сказать, Мерлин... – сконфуженно пробормотал мистер Атертон.

– Я тоже. – Роберт явно забавлялся неловким положением, в которое поставил собеседника. – Но мне все-таки нужно уговорить вашу упрямую дочь остаться моим редактором.

Арабелла тяжело вздохнула про себя – она не могла сделать это вслух, чтобы Роберт не понял, что благодаря этой фразе выиграл несколько очков. Теперь пришла ее очередь укрываться от испытующего взгляда отца!

– А что, есть какие-то сомнения на этот счет? – спросил отец у Роберта, но глаза его были прикованы к Арабелле.

Роберт же смотрел на них обоих.

– Похоже, что да... – неторопливо ответил он.

– А именно? – осведомился отец. Его губы сжались в тонкую жесткую линию.

– Вам не стоит беспокоиться, Атертон, – ответил Роберт. – Я сумею переубедить Арабеллу.

Она гневно взглянула на него. Он и не собирался ее переубеждать. Теперь, упомянув об этом в присутствии мистера Атертона, он знал, что добился своего. А отец, казалось, пришел в ярость.

– Если вам это не удастся, дайте знать, – отрывисто сказал он.

– Обязательно, – кивнул в ответ Роберт. – Надеюсь, вам понравится обед, – произнес он, обращаясь к Элисон Уайлдер.

– Я в этом уверена, – ровным голосом поблагодарила та.

– Попробуйте спагетти «Арабелла», – с иронией посоветовал он. – Очень вкусно!

Сама же Арабелла была вне себя, когда они возвращались к своему столику.

Как Роберт догадался, что отец понятия не имел о ее намерении не заниматься больше книгами Мерлина? Все же как-то он об этом узнал – и намеренно поставил ее в неловкое положение. Разумеется, Арабелла собиралась рассказать обо всем отцу, однако сделала бы это в подходящее время и в подходящей манере. Но Роберт Мерлин лишил ее этой возможности.

Отец не потерпит, что такое важное решение было принято без обсуждения с ним, и начнет требовать, чтобы она осталась редактором Роберта Мерлина.

И, разумеется, Роберт прекрасно все понимал, когда спровоцировал этот разговор.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда они вернулись за свой столик, губы Арабеллы сжались, а глаза метали молнии. Роберт Мерлин оказался хитрым, самодовольным интриганом...

– Я что-то не то сказал? – невинным голосом – слишком невинным! – осведомился он, сев за стол.

Арабелла с яростью воззрилась на него, ее грудь вздымалась и опускалась от гнева.

– Да, и вы это прекрасно знаете!

– Папа? – Эмма встревожилась, чувствуя, как от Арабеллы волной исходит ярость. – Что ты натворил?

– Понятия не имею, – сказал Роберт, озадаченно пожав плечами и с легкой насмешкой поглядывая на Арабеллу.

Он отлично знал, что натворил! Знал, и все это казалось ему очень смешным. Арабелла не сомневалась, что при следующей встрече отец наговорит ей много неприятных слов.

– Кто хочет десерт? – весело продолжал Роберт. – Может быть, порекомендуете нам что-нибудь, Арабелла?

Вместо рекомендации ей захотелось сказать ему все, что она думает и о десерте, и о нем самом, и о его книгах.

– Я никогда не ем десерт, – ответила она на оба вопроса Мерлина.

– Вы и так уже достаточно сладкая?

Еще не закончив фразу, Арабелла поняла, что дала ему повод для шуток, но теперь уже поздно что-то предпринимать. Ей нужно было догадаться, что он воспользуется такой возможностью!

Эмма глубоко вздохнула.

– На сей раз комплимент даже хуже, чем предыдущий, который ты пытался сделать Арабелле!

– А разве это были комплименты? – с насмешкой проговорила все еще рассерженная Арабелла. – Я и не поняла.

Эмма захихикала, увидев, как помрачнел отец: ей, очевидно, нравился их обмен любезностями.

– Видишь ли, Эмма, твой отец всегда избегал людей и поэтому разучился говорить любезности, – язвительно продолжала Арабелла, войдя во вкус. – А я не собираюсь заниматься вместо него связями с общественностью, когда мы устроим турне с раздачей автографов! – И она с вызовом встретилась с ним взглядом.

Роберт пожал плечами.

– Тогда у нас ничего не получится, потому что я намерен настоять, чтобы это делали вы!

– И настоит, – подтвердила Эмма, состроив гримасу. – Ему нравятся неловкие ситуации.

Арабелла это знала, и ему наверняка удастся добиться своего.

Она взглянула на часы и искренне удивилась, обнаружив, что уже почти два.

– Пора возвращаться в офис, – беспечно сказала девушка. – Тем более что отец, судя по всему, туда не собирается, – внезапно добавила она. Отец все еще был погружен в разговор с Элисон, и им только-только принесли первое блюдо.

– Элисон, похоже, приятная женщина, – негромко заметил Роберт.

У Арабеллы сжались губы. Безусловно, Элисон казалась приятной – она была очень красива. Не брюнетка, как жена Роберта, а блондинка северного типа. Конечно же, Роберт нашел ее привлекательной.

– Да, – лаконично согласилась она. – Но мне и в самом деле нужно идти. Прошу вас, продолжайте без меня, закажите десерт и кофе. – И деловым тоном добавила: – У издательства «Атертон» здесь открыт счет.

– Я пригласил вас на обед, Арабелла. И это означает, что по счету заплачу тоже я.

Арабелла собиралась возразить, но ледяное выражение его лица подсказало ей, что лучше этого не делать.

– Как хотите. – Пожав плечами, Арабелла повернулась к Эмме и ласково улыбнулась ей. – Было очень приятно снова с тобой увидеться. Спасибо, что вспомнила обо мне, – добавила она с искренней теплотой.

– Обо мне она ни словом не обмолвилась, ты заметила? – сказал Роберт дочери, подняв брови.

– По-моему, вы сами говорили, что это Эмма пригласила меня на обед, – язвительно парировала Арабелла.

– Он так сказал? – Эмма лукаво посмотрела на отца.

Роберт спокойно встретился с ней взглядом.

– Да, именно так я и сказал, – ровным голосом подтвердил он.

Эмма несколько секунд задумчиво смотрела на него, после чего пожала плечами и проговорила, повернувшись к Арабелле:

– Значит, это правда. Папа никогда не обманывает.

Может, когда-то так оно и было, но Арабелле казалось, что на сей раз он определенно солгал. Отсюда напрашивался вопрос: зачем ему было нужно, чтобы она пообедала с ним? И что еще более непонятно: зачем было говорить, будто это идея Эммы?

Арабелла встала.

– Как бы там ни было, мне очень понравился обед. И неважно, от кого исходило приглашение, – грустно добавила она.

Роберт поднял на нее взгляд.

– А наше общество? Оно вам понравилось?

Странно, но, пока не пришел отец вместе с Элисон, Арабелла прекрасно себя чувствовала. Она все еще боялась оставаться наедине с Робертом из-за тех ощущений, которые он пробуждал в ней, но в присутствии Эммы возникавшее между ними напряжение заметно убывало. Хотя Арабелла пока еще не осмеливалась поддразнивать Роберта так, как это делала Эмма Пока еще... Этого вообще никогда не произойдет, потому что вряд ли теперь она встретится с ним вновь. Она медленно кивнула.

– Да, и общество понравилось, – хрипловатым голосом признала она.

Роберт тоже встал, снова поразив ее своим высоким ростом.

– Я провожу вас до такси.

Арабелла не стала спорить, потому что знала, что сейчас это бесполезно. Она на прощание помахала Эмме и снова почувствовала, как Роберт по-хозяйски сжал ей локоть, помогая идти по переполненному залу. Арабелла бросила быстрый взгляд на отца, но тот все еще был поглощен разговором с Элисон, и она решила не прощаться. К тому же она не сомневалась, что очень скоро ей придется снова увидеться с ним!

– Надеюсь, ваш разговор с отцом не будет слишком тяжелым. – Роберт, казалось, читал ее мысли.

Они уже вышли на тротуар, и Арабелла со злой усмешкой взглянула на него.

– Неужели?

Он повернул ее к себе лицом.

– Я хочу, чтобы вы остались моим редактором, Арабелла, – мрачно произнес Роберт.

Арабелла состроила печальную гримасу.

– И готовы добиваться этого любыми средствами? – спросила она.

Роберт сжал губы.

– Если понадобится, то да, – выдавил он из себя и еще сильнее сдавил ей руку.

Арабелла посмотрела на него – это единственное, что она была в состоянии сделать. Для нее на земле не существовало сейчас никого, кроме них двоих.

– Почему? – спросила она хрипловатым и в то же время мягким голосом.

В ответ Роберт наклонился и с нежной требовательностью коснулся ее губ своими. Она ощущала всю мощь его тела рядом со своим. У них обоих надолго перехватило дыхание, и вот Роберт наконец поднял голову и посмотрел ей в лицо. Ди была права – в этих глазах можно запросто утонуть!

– Потому что я хочу этого, Арабелла, – низким голосом ответил он, все еще крепко прижимая ее к себе.

Она с трудом перевела дух, сомневаясь, что еще в состоянии говорить.

– Вы всегда получаете то, что хотите? – Голос ее прозвучал как шепот, но все же дар речи она не утеряла.

Роберт нетерпеливо покачал головой.

– Нет, достаточно редко. Но этого мне хочется больше, чем всего остального, – мрачно признался он.

Едва дыша, Арабелла облизнула пересохшие губы кончиком языка. Только после этого она поняла, что Роберт внимательно следит за всеми ее движениями и что выглядит она очень соблазнительно.

– Почему? – снова спросила Арабелла. В горле пересохло так, что слово едва вырвалось наружу.

– Потому что я очень хочу, чтобы вы прочитали последнюю книгу о Палфри, Арабелла, – взволнованно произнес он. – Я...

Он хотел, чтобы она прочитала книгу, в которой погиб Палфри!

Арабелла отстранилась от Роберта, ее дыхание стало тяжелым и неровным.

– Представьте рукопись, когда она будет готова, Роберт, – напряженно ответила она. – Я вам обещаю, что ее прочитают. – Но только не она. Ей все равно, что скажет отец, – она не будет заниматься этой книгой.

Роберт испытующе посмотрел на нее.

– Но только не вы. – Он правильно угадал, о чем она думает.

Арабелла проголосовала, чтобы остановить такси, и каким-то чудом первая же машина притормозила.

– Мне нужно ехать, Роберт. – Она ничего не ответила на его слова. – Еще раз спасибо за обед.

Тут она осознала, что протянула ему руку, и почувствовала себя довольно глупо. Рука беспомощно опустилась, а Роберт бросил Арабелле взгляд, ясно дававший понять, что в данных обстоятельствах рукопожатие просто смешно.

– Надеюсь, вы с Эммой хорошо проведете время в Лондоне. – Дверца такси уже была открыта, и шофер терпеливо ждал – нужно было садиться в машину.

Садиться в машину? Нет, броситься, забиться в машину! Необходимо оказаться подальше от этого человека, ведь она снова поддалась его чарам. Пока он не начал говорить о Палфри...

– Я в этом уверен, – с угрюмым выражением лица отозвался он. – Арабелла...

– Мне действительно пора ехать, Роберт, – быстро произнесла девушка. – Счастливо, – добавила она, торопливо забравшись в такси и надежно закрыв дверцу. К несчастью, стекло было опущено, так как день выдался очень теплый.

– Тебе тоже, Арабелла, – сказал Роберт через открытое окно. – До встречи, – негромко произнес он, и Арабелла нагнулась вперед, чтобы назвать водителю адрес.

Роберту она ничего не ответила, а когда такси влилось в транспортный поток, смотрела прямо перед собой. Они не встретятся больше. Ей все равно, что скажет отец, – она не может быть рядом с Робертом Мерлином. Ни при каких обстоятельствах.

– Когда расстаешься, всегда так – правда, крошка? – произнес шофер, обращаясь к ней. – Всегда грустно. Но плакать-то зачем? Он же сказал «до встречи», – дружески подбодрил он ее.

Плакать?.. Кто плачет?..

Плакала она! Теперь Арабелла чувствовала, как у нее по щекам струятся горячие слезы, и она слизнула с губ соленую влагу.

По ком же она плачет? По себе самой? По Роберту? Или по Палфри? Она уже ничего не понимала...


– Что это ты задумала, Арабелла? – призвал ее к ответу отец. Он только что приехал домой и уже держал в руке первую за вечер порцию виски.

Арабелла подняла взгляд от серебра – она всегда чистила его сама, сидя в столовой. Эта работа успокаивала ее, особенно когда нужно было отвлечься от тревожных мыслей, как это часто случалось раньше.

– Я имею право на отдых, как и все, кто работает в издательстве «Атертон», – пожав плечами, отрезала Арабелла. – Поэтому я и взяла выходной.

Сегодня у нее не было настроения возвращаться в офис, отвечать на вопросы Стивена и, возможно, спорить с отцом.

Поэтому, расставшись с Робертом, она сказала водителю, что передумала, и назвала домашний адрес. Большую часть дня она провела в ванне, чтобы никого не видеть и не отзываться на звонки.

Но появление отца не стало для Арабеллы неожиданностью – десять минут назад она услышала, что он приехал и наливает себе виски.

Отец исподлобья взглянул на нее.

– Я говорю не о твоем неожиданном выходном, и ты это прекрасно знаешь, – рассерженно воскликнул он.

Арабелла невозмутимо встретилась с ним взглядом – ее синие глаза были спокойны. Лежа в ванне, она продумала, что ответит на возможные нападки отца, и решила в крайнем случае заявить об уходе с работы. Таким образом Арабелла разрешит множество своих проблем!

– Что я знаю? – невозмутимо спросила она. Отец начал мерить шагами комнату – он явно был в ярости.

– Что ты затеяла?! – снова взорвался он. – Смена редактора у автора – это всегда коллективное решение, а не личное!

Арабелла подняла брови.

– Если только решение принял не ты, – насмешливо заметила она.

– Да, возможно! – непреклонно кивнул отец. – Я не могу допустить, чтобы редактор принимал такое решение, не посоветовавшись со мной! Даже если редактор – моя родная дочь! Когда Мерлин объяснял сегодня, почему вы обедаете вместе, я чувствовал себя полным дураком. – Он нахмурился.

Ага, вот теперь они подобрались к самой сути проблемы. Еще неделю назад отец считал, что Мерлин строит из себя невесть что, но в то же время проявлять инициативу в общении с этим автором не позволял никому, даже собственной дочери!

– Я совершенно искренне считаю, что если я перестану быть редактором Мерлина, то это в его же собственных интересах. – И в ее интересах, конечно, тоже. При первой же встрече с Робертом в ее чувствах началась полная неразбериха. – Мы ведь с тобой договорились несколько недель назад, что пора уже Стивену использовать свое дорогостоящее образование. – Арабелла в точности повторила недовольные слова отца – он изливал их на Стивена с тех самых пор, как тот закончил учебу.

Отец задумчиво сощурился, посмотрев на нее.

– А ты изменилась, Арабелла, – медленно произнес он.

Она откинулась на спинку стула.

– Я и не думала, что ты заметил, – тихо поддразнила она отца.

– Я говорю не о том, что ты выбросила очки и подстриглась, – раздраженно отмахнулся он. – Хотя мне непонятно, зачем ты сделала стрижку: мама всегда любила длинные волосы. – Отец нахмурился.

Да, это и вправду было так. Арабелла помнила, что перед сном мать всегда долго, до блеска, расчесывала ей волосы, расспрашивая Арабеллу, как та провела день. Для Арабеллы эти минуты были особенными, она их любила...

– Может, прежде они не были такими непослушными, – признала она. – Но мама уже давно ушла, времена меняются, и жизнь тоже. – Разговор естественным путем перешел на воспоминания о матери, и Арабелла не могла пожелать лучшего вступления.

Отец неловко взглянул на нее в ответ.

– Что ты имеешь в виду? – резко поинтересовался он, словно обороняясь.

Арабелла пожала плечами, не сводя с него пристального взгляда.

– Я хочу сказать, что мы со Стивеном больше не дети, время изменилось И люди тоже, – мягко добавила она.

Чуть раньше, лежа в ванне, она много думала. И не только о Мерлине ..

– А Элисон Уайлдер, кажется, очень приятная женщина, – непринужденно продолжала она, не получив ответа от отца.

– Так оно и есть. – Он покраснел, но на этот раз, кажется, не от гнева.

– Чем она занимается? – Арабелла была полна решимости довести до конца эту беседу.

– Она редактор одного модного журнала, – несколько натянуто сообщил отец.

Это объясняло и то, как они могли познакомиться, и шикарный вид Элисон. Значит, точкой их соприкосновения стало издательское дело. Арабелла кивнула.

– Может, как-нибудь пригласишь ее поужинать к нам?

Отец сжал губы.

– Арабелла...

– Если захочешь, конечно, – небрежно добавила она ободряющим тоном, нарочно не глядя отцу в глаза. Арабелла оказалась права насчет серьезности его отношений с Элисон – теперь она была в этом уверена.

– Конечно, мне этого хочется, – резко ответил мистер Атертон. – Я собирался обсудить все это с тобой сегодня за обедом, если бы только Мерлин не поставил меня в дурацкое положение. – Он заметно помрачнел. – Ты ..

– Эй, есть кто дома? – весело крикнул Стивен из коридора. – Надеюсь, что есть – я привел гостя к ужину!

Арабелла боялась поднять взгляд, различив в слишком уж радостном голосе брата нотку паники. Насколько она знала, только один человек оказывал на Стивена такое воздействие...

Когда открылась дверь, она медленно подняла голову, и перед глазами у нее оказался Роберт Мерлин.

– Черт меня побери, старина! – ошеломленно воскликнул отец. – Вы всю жизнь были затворником и вдруг начали везде мелькать.

– Надеюсь, я вас не потревожил, – ровным голосом отозвался Роберт, но смотрел он в это время на Арабеллу.

Что до нее, то этот человек всегда ее тревожил, а сейчас – вдвойне.

Он прервал ее очень личный разговор с отцом. Сегодня Арабелла столько времени размышляла о поведении отца, о том, какой он сделал неожиданный жест, пригласив ее пообедать наедине, и как без видимых усилий заменил ее на Элисон Уайл-дер, и об этой необыкновенной близости между ними.

Арабелла пришла к единственному выводу: у отца серьезные отношения с Элисон. Это объясняло, почему он был так скрытен: она слишком важна для него, чтобы беспечно говорить о ней. Возможно, он даже собирался жениться на Элисон!

Поняв это, Арабелла сначала удивилась, а затем принялась размышлять о том, как же она сама относится к такой возможности. Несколько минут назад она сказала отцу чистую правду: мама умерла, и времена изменились – и им всем тоже пора двигаться вперед. Если для отца это означало быть вместе с Элисон Уайлдер, то она была за них рада.

Останется ли сама Арабелла после этого жить здесь, она пока не решила. Знала лишь, что в доме может быть только одна хозяйка. Она немного нервничала при мысли о том, что наконец пора начать самостоятельную жизнь, но это решение казалось верным. Арабелла чувствовала то же, что и перед тем, как остричь волосы: время пришло.

– Совсем нет. – Опять вместо нее к Роберту обратился отец. – Рад снова видеть вас, – дружески добавил он.

Арабелле показалось, что, хоть отец и собирался поговорить с ней еще за обедом, теперь он был счастлив, что их перебили. Даже если это опять сделал Роберт Мерлин. И что имел в виду Стивен, когда сказал, что привел гостя к ужину?

– Я забыл отдать Арабелле вот эту вещь и вечером зашел в офис, а Стивен пригласил меня к вам поужинать, – ответил Роберт.

«Эта вещь» оказалась большим пухлым конвертом коричневого цвета – до сих пор никто не заметил, что он держит его в руках.

Арабелле конверт показался знакомым, она сразу его узнала.

Должно быть, со времени ее визита на прошлой неделе он успел закончить рукопись о Палфри. Но она ее читать не собиралась.

Арабелла кивнула с отстраненным выражением лица.

– Совместный ужин – отличная идея, вы сможете поближе познакомиться со Стивеном. А теперь, с вашего позволения... – Она не стала ждать ответа и решительно направилась к двери.

К сожалению, ей пришлось пройти совсем близко от Мерлина. Свободной рукой он схватил ее за запястье.

– Я хотел поговорить с вами, – хрипло произнес он.

Арабелла уставилась на некую точку чуть выше его левого плеча – одного беглого взгляда на только что вошедшего Роберта, неотразимого в своем темном костюме и белоснежной рубашке, было достаточно, чтобы у нее в бешеном ритме забилось сердце. Должно быть, он это понял, с мысленным вздохом решила Арабелла.

– Теперь ваш редактор – Стивен, – вяло произнесла она, высвобождая руку, хотя все еще чувствовала трепет в том месте, где ее коснулся Роберт. – И сегодня вечером я иду на свидание. – Теперь она подняла глаза и постаралась выдержать его взгляд. Она лгала ему, но ведь ей нужно было как-то уйти.

Его глаза сузились и превратились в ледяные щелочки.

– И на этот раз – не с отцом, – многозначительно произнес он.

Она сделала насмешливую гримасу.

– Ясно, что нет, – сухо ответила она.

– Кто-нибудь, с кем нет «ничего серьезного»?

Арабелла рассмеялась.

– Не все предчувствия Эммы сбываются, – загадочно произнесла она.– Желаю приятного вечера – я уверена, что с отцом и Стивеном вы замечательно проведете время. – И она снова направилась к двери.

– Арабелла!

Отец, судя по голосу, не ожидал такого поворота и разозлился. Арабелла понимала его положение. Должно быть, он хотел высказать ей все, что думал о ее свидании и бегстве с семейного ужина, но стеснялся гостя.

Она обернулась, вопросительно подняв бровь:

– Да?

В глазах отца сверкал гнев. Мартин Атертон всегда вел себя очень высокомерно и напыщенно, но в присутствии посторонних никогда не ругал детей за дурные манеры. На это Арабелла и рассчитывала.

Она прекрасно осознавала, что поступает грубо, даже Стивена ошеломило ее поведение, да он и сам выглядел каким-то взъерошенным, проведя столько времени с этим человеком. Она могла лишь посочувствовать брату в душе, так как не собиралась сидеть здесь и выслушивать саркастические замечания Роберта Мерлина.

Несомненно, отец еще выскажет ей все, что думает о ее поведении, поздно вечером или же завтра. Но сейчас Арабелле было все равно, только бы не оставаться в обществе Роберта Мерлина.

Ведь она еще раньше, когда он целовал ее у ресторана, поняла, что влюблена в писателя, а не в Палфри. Неважно, в какую игру он собрался играть с ее чувствами: она знала, что это всего лишь игра. Роберт так же недосягаем для нее, как луна и звезды.

Но этому человеку явно не нравилось, когда ему перечили, и он пользовался всеми доступными средствами, чтобы добиться своего. На этот раз – ее слабостью к нему. Он полон решимости сделать так, чтобы она осталась его редактором.

А Арабелла также была полна решимости настоять на своем! Это тот случай, когда «на неподвижный объект воздействует непреодолимая сила». Судя по всему, неминуемо должен последовать взрыв. Вот почему она уходит. Все равно куда. Главное, подальше от Роберта. – Когда ты вернешься? – натянуто спросил отец. Взгляд его все еще метал молнии.

Она пожала плечами.

– Понятия не имею. Наверное, поздно вечером. Когда буду уходить, скажу миссис Уиллис, что у нас гость к ужину. – И она снова повернулась, чтобы уйти.

– Арабелла...

Она остановилась. Теперь ее имя было произнесено шепотом, и на этот раз ее позвал Роберт.

Что ему нужно? Что еще они могли сказать друг другу? По мнению Роберта, что-то все же могли...

– Да? – нерешительно ответила она, зная, что если не уйдет как можно скорее, то ее решимость рассыплется в прах.

Несколько долгих мгновений Роберт молча смотрел на. нее и, казалось, был совершенно спокоен.

Арабелла чувствовала, что напряжение нарастает, и так крепко сжала кулаки, что ногти впились в ладони.

Тогда он очень медленно улыбнулся – искренней, теплой улыбкой, от которой у нее окончательно перехватило дыхание.

– Желаю приятно провести вечер, – хриплым голосом произнес он.

Он не сказал ничего обидного, и от облегчения у Арабеллы чуть не подкосились ноги.

– Спасибо, – отозвалась она и вдруг поняла, что старается сдержать слезы. Она не станет плакать! Это ее унизит!

Ничего не видя перед собой, Арабелла направилась к выходу и очень обрадовалась, что на этот раз ей наконец удалось переступить через порог. Закрыв за собой дверь и с трудом подавив желание бессильно прислониться к ней, она задержалась лишь затем, чтобы взять со столика в коридоре сумочку и ключи от машины, а также предупредить служанку о госте, после чего выбежала из дома, словно ее преследовали.

В каком-то смысле так оно и было – Роберт был у нее в офисе, в любимом ресторане, а сейчас заявился и домой. Вряд ли она может теперь найти место, которое не будет напоминать о нем.

Но ведь оставался Малкольм. Эта отчаянная мысль пришла Арабелле в голову, когда она выехала на дорогу. Он хотел увидеться с ней сегодня вечером, но она отказала. В последние дни он стал относиться к ней с большим пылом – возможно, заметив, что с ней произошли не только внешние перемены. Малкольм звонил ей по нескольку раз в день, хотя раньше никогда особенно не надоедал. Он даже позвонил сегодня утром, чтобы узнать, не передумала ли Арабелла насчет вечера. Она ответила, что нет, но разве непостоянство не привилегия женщины?

У следующего светофора Арабелла сменила направление. Теперь она знала, куда едет. Ей нужно отправиться туда, где она будет нужна, где ей не придется постоянно быть настороже. Рядом с Малкольмом она могла забыть Роберта Мерлина.

Машина Малкольма стояла во дворе, и Арабелла вздохнула с облегчением – значит, у него не появилось других планов на вечер. Возможно, пора уже позволить их дружбе перерасти во что-то более глубокое и поддаться уговорам Малкольма перевести их отношения на уровень физической близости.

Может, последствия не приведут ни к чему хорошему, но сейчас ее это не волновало!

Она заперла машину, быстро вошла в подъезд и стала подниматься на лифте. Она спешила, чтобы не отказаться от собственного решения. Нет, она не отступит! В конце концов, слыханное ли это дело – двадцатисемилетняя девственница?

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем в квартире Малкольма послышалась какая-то реакция на ее звонок, хотя Арабелла и знала, что минуло всего несколько минут. Как глупо. Господи, да ведь это всего-навсего Малкольм! Всего-навсего? Она же только что решила, что он станет ее первым любовником!

Арабелла еще больше смутилась, когда несколькими секундами позже дверь открылась и на пороге появился Малкольм. Он, очевидно, куда-то собирался – волосы все еще были взъерошены после душа, а рубашка только наполовину застегнута.

– Арабелла!.. – Казалось, он был застигнут врасплох ее визитом. Малкольму было под пятьдесят, но в волосах еще не появилась седина, лицо с карими глазами было скорее привлекательным, чем красивым. К тому же он обладал очень стройной и подтянутой для своего возраста фигурой – как знала Арабелла, он регулярно посещал спортзал.

Его удивление при виде Арабеллы было понятным – она никогда не появлялась у него в квартире вот так, с бухты-барахты.

Она преувеличенно весело улыбнулась.

– Я могла бы передумать насчет ужина?

– Я... ну... конечно, – сконфуженно ответил Малкольм. – Когда ты хочешь поужинать?

Арабелла слишком хорошо знала, что он человек привычки – все делал каждый день в одно и то же время. И все же, с ласковой улыбкой подумала она, если бы она сказала, что ему не хватает импульсивности, Малкольм начал бы горячо это отрицать.

Возможно, все окажется не так уж трудно – ведь неделю назад он ей нравился, пока Роберт... Нет! Она не станет думать о Роберте. Не станет!

– Сегодня, – хриплым голосом ответила она, размышляя, сколько же еще времени он продержит ее у порога.

– Сегодня? – немного растерянно повторил он. – Но я... я считал, ты сегодня занята. – Малкольм нахмурился.

– Я изменила планы, чтобы поужинать с тобой. – Арабелла ободряюще улыбнулась.

– Ну, я... Это чудесно!

Так «чудесно», что он даже не собирается пригласить меня войти? – раздраженно подумала Арабелла.

– Малкольм, дорогой, ты там еще долго? – послышался женский голос изнутри. – А то мне скоро надо уходить, и мы... О Господи! – воскликнула женщина, появившись в поле зрения. – Вы так тихо разговаривали, я думала, что гости уже ушли...

Если женщина удивилась, увидев Арабеллу – а так оно, очевидно, и было, – то Арабелла удивилась еще больше.

Она догадывалась, хотя никогда и не говорила об этом вслух, что у Малкольма есть другие «пассии». Но эту женщину она легко узнала, так как несколько раз заходила в банк, где Малкольм работал менеджером, и познакомилась там с его секретаршей.

Та была одета во что-то похожее на мужской халат, с длинными закатанными рукавами и с поясом, крепко завязанным на тонкой талии, чтобы слишком просторный халат не распахнулся.

За сотую долю секунды Арабелла поняла, что Малкольм не одевался, когда она пришла, а наоборот. Перед тем, как лечь в постель со своей замужней секретаршей!

– Вы сегодня работаете допоздна, Сюзанна? – Она каким-то образом смогла заговорить беззаботным голосом, зная, что ей надо это сделать ради спасения своего достоинства. Подумать только, что она сама собиралась лечь с этим человеком в постель! Видимо, придется встать в очередь. Как это унизительно!

Женщина, казалось, все еще не пришла в себя. Малкольм начал говорить:

– Я все могу объяснить, Арабелла...

– Не сомневаюсь, – приятным голосом заверила она. – Но мне кажется, для всех нас будет лучше, если ты не станешь ничего объяснять. Не делай такое встревоженное лицо, Малкольм, – поддела она его. – Между нами никогда не было ничего серьезного, и твоя личная жизнь – это твое дело. И мужа Сюзанны, наверное. – Арабелла нахмурилась. Бедняга, возможно, думает, что его жена допоздна задержалась в офисе!

– Вы ему не расскажете? – Сюзанна наконец обрела дар речи, в ее голосе звучала неприкрытая паника.

Арабелла в негодовании подняла брови. Хватит уже благородства и достоинства! Сюрприз, который она приготовила Малкольму, обернулся еще большим сюрпризом для нее самой. Все это так грязно...

– Я уже сказала, что это не мое дело, – холодно ответила она. – Не судите о других по себе, ведь у вас кодекс чести отсутствует, – язвительно добавила Арабелла и повернулась к Малкольму. – Пожалуйста, не звони мне больше, – ровным голосом сказала она.

Казалось, он пришел в еще больший ужас.

– Арабелла...

– Прощай, Малкольм, – твердо перебила она его. – Прощайте, Сюзанна. – Арабелла спокойно кивнула женщине, круто повернулась и ушла.

Арабелла спустилась вниз на лифте, приблизилась к машине, открыла ее и забралась внутрь. Ее охватила дрожь, а дыхание стало неровным.

Как ужасно. Как отвратительно. Ее никогда так не унижали.

Она догадывалась, что в жизни Малкольма должен быть «кто-то», но, по правде говоря, раньше Арабеллу это не волновало. Но подозревать – одно, а увидеть их вместе – совсем другое.

Если бы она приехала несколькими минутами позже, то могла бы застать их за... Нет, она даже думать об этом не хочет!

И о своем решении углубить отношения с Малкольмом – тоже!

Подумать только, стоило бы ей явиться сюда через час, она вполне могла бы улечься в постель, еще теплую после того, как Малкольм занимался в ней любовью с другой женщиной!

От одной мысли об этом ее затошнило. И Арабелла поняла – она высказала серьезное, продуманное решение, когда заявила, чтобы он ей больше не звонил. Арабелла не хотела его больше видеть. Она никогда, никогда не сможет доверять человеку, у которого роман с замужней женщиной. Если его так мало волнует чужая верность, то как же он относится к своей?

Арабелла вспомнила поговорку: «Когда одна дверь закрывается, открывается другая».

Похоже, в ее случае одна дверь закрылась, а другая захлопнулась прямо перед носом!

Во всяком случае, дверь с надписью «Малкольм» в будущем всегда будет плотно закрыта.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Наша скиталица вернулась!

Арабелла испуганно вздрогнула, услышав это восклицание, но тут же поняла, что с ней разговаривает Стивен, и немного успокоилась.

Слово «скитаться» прекрасно соответствовало тому, чем она занималась сегодня вечером. Так внезапно покинув дом Малкольма, она тем не менее не собиралась возвращаться к себе домой, пока не будет уверена, что неожиданный гость уже уехал. Вот почему в последние три часа ей ничего не оставалось, кроме как кружить по Лондону.

Она побывала в районах, о которых раньше и не подозревала, хотя прожила в Лондоне всю жизнь.

– Успокойся, Арабелла, – произнес Стивен, подшучивая над выражением ее лица в то мгновение, когда она пыталась пробраться в дом незамеченной, а он застиг ее врасплох, и попытка, стало быть, не удалась. – Наш гость ушел, – с иронией добавил он.

Арабелла чувствовала, что напряжение постепенно спадает, хотя и знала, что лицо ее все еще остается бледным.

Стивен, нахмурившись, посмотрел на нее.

– Пойдем выпьем бренди, по-моему, это тебе не повредит!

Возможно, бренди смогло бы только согреть замерзшую Арабеллу, но веру в мужчин оно бы ей все равно не вернуло.

Ни в одного мужчину. В Малкольма – из-за его предательства, в отца – из-за высокомерия, в Стивена – из-за самодовольства, а в Роберта – она сама не знала из-за чего. Он был загадкой, к разгадке которой она еще не приблизилась ни на шаг. И сегодня Арабелла решила, что оставит все попытки.

Они вошли в гостиную, и Стивен дал сестре стакан бренди, не переставая пристально смотреть на нее.

– Вечер выдался далеко не удачным, – произнес он, состроив гримасу.

Вот это явно мягко сказано!

– Вовсе нет, – через силу ответила она.

– Я имел в виду – не у тебя, – нетерпеливо проговорил брат, покачав головой. – Твой приятель Мерлин...

– Никакой он не мой! – горячо возразила девушка. И никогда не будет моим! – добавила она про себя.

– А по-моему, все-таки твой, – ответил Стивен. – Я как раз собирался тебе сказать – в отличие от прошлого раза, сегодня он был просто очарователен. Очень занимательный собеседник. Он несколько лет жил в Америке. Ты же знаешь, как я всегда интересовался Америкой, – воодушевленно добавил он.

Да, она это знала и не удивилась бы, если бы брат в конце концов там поселился. Впрочем, она сразу поняла, что Роберт бывал в Америке, как только увидела фотографию Эмминой матери. Но сейчас для нее важно другое.

– По-моему, мы ушли от темы, – заметила она.

– Что?.. Ах да, – кивнул он, вспомнив, с чего они начали. – Вечер прошел замечательно, даже отец в конце концов увлекся разговором. Но завершилось все тем, – быстро добавил он, увидев растущее нетерпение Арабеллы, – что ты остаешься редактором Мерлина.

– Ты прекрасно знаешь, что этого не будет, – немедленно ответила она, упрямо взглянув на Стивена.

Тот пожал плечами.

– Советую тебе обсудить эту тему с отцом. А пока... – И он извлек откуда-то большой коричневый конверт, который сегодня вечером принес Мерлин, и положил его на кофейный столик. – Папа попросил дать тебе вот это.

Последняя книга о Палфри! Арабелла посмотрела на нее так, будто перед ней была готовая ужалить змея.

– А где сейчас отец? – Она даже не взяла конверт.

– Пошел на одну из своих ночных прогулок. – Он пожал плечами.– С кем и куда, понятия не имею.

Но Арабелла знала: он наверняка отправился к Элисон Уайлдер. Если предчувствие ее не обманывало, то в скором будущем отец прекратит исчезать по ночам, Элисон станет его женой, а у Арабеллы со Стивеном появится мачеха...

Она кивнула.

– Поговорю с ним завтра.

Точнее, утром – если он вернется домой перед тем, как идти в офис. Или же Арабелле придется все обсудить с ним прямо там – в конце концов, это деловой вопрос.

Стивен нахмурился.

– Я думаю, ты поймешь, что тема закрыта.

Ну уж нет! И говорить собирается она.

– А что мне делать с этим? – Стивен кивнул на коричневый конверт.

Арабелле хотелось, чтобы он его выкинул. Уничтожил. Она хотела бы, чтобы последняя книга вообще никогда не была написана. Ей хотелось, чтобы он взял ее и...

– Спокойно, Арабелла, – предостерег ее брат, легко прочитав у нее на лице воинственные намерения.

Она устало вздохнула, глотнула бренди и, почувствовав, как по телу разливается тепло, ответила:

– Лучше сам возьми... – она сделала еще один глоток, – да прочитай! – Тут Арабелла улыбнулась, поскольку на лице Стивена появилось выражение явного облегчения – он ожидал гораздо более жесткого ответа.

Задумчиво посмотрев на нее, он сказал:

– Не знаю, что с тобой произошло, Арабелла, но ты какая-то другая. И дело даже не в твоей внешности – хотя должен сказать, сестренка, ты выглядишь совсем неплохо. – И он одобрительно улыбнулся.

– О, благодарю вас, сэр, – шутливо ответила она. От бренди по всему ее телу разлилось тепло, и она чувствовала, что щеки у нее порозовели.

– Я иногда могу быть добрым, – недовольно отозвался Стивен. – Знаешь, я ведь не всегда бываю избалованным юнцом.

– Знаю, Стивен. – Она с нежностью улыбнулась брату. – И совсем я не стала другой. Просто я на перепутье. И, честно говоря, не могу выбрать дорогу, – сумрачно добавила Арабелла.

Это было правдой – она действительно не могла. С Робертом и с отцом она зашла в тупик, и никто из них не хотел уступить ни на йоту: Арабелла – потому что просто не могла, а отец с Робертом – потому что у них был такой характер! Но никто не мог заставить Арабеллу делать то, что она не хотела. Хотя другой, единственный выход, который ей оставался, немного пугал Арабеллу. Оставить дом и издательство будет очень серьезным шагом.

Но все же ей придется сделать этот шаг...

– Арабелла? – тихо произнес голос Ди в телефонной трубке. – Тот человек снова пришел.

На сей раз Арабелле не надо было спрашивать, кто это. Ди говорила таким же восторженным голосом, как и тогда, когда в офис впервые явился Роберт Мерлин. И в глубине души Арабелла не могла не признать: при мысли о том, что он сейчас внизу, все ее чувства всколыхнулись, сердце забилось быстро-быстро, а дыхание стало неровным.

Но насчет книги о Палфри Арабелла была непреклонна. На этот раз Стивен прочитал рукопись и написал письмо с согласием – как будто кто-то сомневался, что они ее опубликуют. Арабелла уже попросила Стивена не обсуждать с ней это дело и сказала, что не хочет иметь ничего общего с книгой или же с другими книгами, которые еще напишет Мерлин. Стивен же, попутно рассыпаясь в похвалах великолепной повести – вот уж о чем Арабелла ничего не хотела знать! – уступил ее просьбам.

– Не могла бы ты сказать мистеру Мерлину, что ему нужно повидаться с моим братом, а не со мной? – твердо попросила она Ди.

На несколько секунд в трубке воцарилась тишина – Ди, очевидно, объяснялась с Робертом, – после чего снова заговорила еще более возбужденным голосом:

– Он сказал, что хочет встретиться именно с тобой!

Чтобы он опять играл с ней в свои игры? Арабелла не собиралась этого допускать.

– Пожалуйста, скажи мистеру Мерлину, что я сейчас ухожу. – Приняв внезапное решение пообедать сегодня пораньше, Арабелла взяла сумочку и поднялась. – А мой брат, по-моему, как раз у себя.

Она нисколько не сомневалась в этом – Стивен был очень загружен работой и каждый вечер по возвращении домой жаловался, что даже не успел перекусить. Арабелла сочувствовала ему, но сделать ничего не могла – две недели назад она приняла решение и не намеревалась его менять, даже если ее будут заставлять силой.

– Я ему скажу, Арабелла, – нервно ответила Ди. – Но только вряд ли он послушает.

Арабелла тоже так думала, поэтому она быстро положила трубку и решила сбежать, пока это возможно. Именно сбежать. В прошлый раз Роберт опередил ее, и сейчас она не позволит ему победить снова.

«Победить», несомненно, верное слово, потому что их отношения превратились в настоящую войну, напоминавшую похождения Палфри. Разница только в том, что Палфри всегда одерживал верх. А Арабелла не даст Роберту победить и на этот раз!

Но она не успела улизнуть из офиса, поскольку в кабинет ворвался взволнованный Стивен.

– Арабелла, он опять здесь! – У Стивена был такой вид, будто за ним гнались черти. – Может быть, я что-то не так написал в письме? – Он озабоченно нахмурился. – Насколько я помню, там все было правильно...

– Стивен, меня это не интересует, – твердо перебила она брата. – Я еще месяц назад говорила об этом и тебе, и отцу. Я ухожу, так что тебе самому придется с ним разбираться!

– Но что я скажу? Что?..

– Ну, во-первых, я бы на твоем месте перестала его бояться, – раздраженно ответила она. – Иначе...

– Вот Арабелла меня не боится. Правда? – насмешливо произнес некий знакомый голос.

Слишком знакомый...

И снова ей не удалось скрыться от Мерлина, теперь уже из-за Стивена.

Она приготовилась к тому, чтобы твердо посмотреть в глаза человеку, которого так избегала, и медленно обернулась. На губах Арабеллы заиграла веселая, бессмысленная улыбка, которая почти померкла, когда она увидела, как Роберт необыкновенно красив в своем голубом джемпере и линялых джинсах. Казалось, такой мягкий цвет не должен ему идти, но он, напротив, подчеркивал широкие плечи и светлые волосы. Ей пришла в голову неуместная мысль, что после их встречи две недели назад у них дома он подстригся...

Тут Арабелла рассердилась на себя за то, что подмечает такие вещи. Но что делать, если ей достаточно было лишь закрыть глаза, чтобы в точности представить себе Роберта. С Малкольмом она тоже виделась всего две недели назад, но сейчас с большим трудом воссоздала бы в воображении его черты.

Надо сказать, после того рокового вечера Малкольм пытался встретиться с ней. На следующий день он несколько раз ей звонил, но она не отвечала на звонки. Потом он пришел к Арабелле в офис, но – в отличие от Роберта Мерлина – не стал возражать, когда она передала через Ди, что не хочет его видеть.

Сначала он звонил часто, но теперь лишь только раз в день, и Арабелла с оттенком цинизма решила, что единственная причина такого настойчивого поведения Малкольма – страх, что она расскажет о его романе с замужней секретаршей. Как будто она собиралась это сделать! Достаточно унизительно и самой знать о собственной глупости, не хватало еще рассказывать об этом всем остальным!

На этот раз ей не нужно закрывать глаза, чтобы увидеть Роберта, – он стоял прямо перед ней!

– Нисколько, – легко ответила Арабелла на его насмешку и крепче вцепилась в свою сумочку, чтобы он не видел, как у нее дрожат руки. – Как поживаете, Мерлин? – Она нарочно использовала его профессиональное имя.

Похоже, Роберт это понял, так как его губы слегка сжались.

– Мой редактор отказывается со мной разговаривать и даже, что просто оскорбительно, не прочитал рукопись. А потом, ко всему прочему, я получаю от вашего брата письмо с согласием на издание! Как, по-вашему, я должен себя чувствовать? – заключил он с холодным вызовом в голосе.

Стивена, казалось, очень огорчили нападки Роберта. Но Арабелла не собиралась терять присутствие духа: она знала, что именно на это Мерлин и рассчитывает!

– Вы были очень упрямы, Мерлин...

– Меня зовут Роберт, – ледяным голосом произнес он. – А что касается моего упрямства... Атертон, вы не оставите нас одних? – обратился он к Стивену. – Мне кажется, этот разговор мы с Арабеллой должны провести наедине, – высокомерно добавил Роберт.

Стивен расстроился еще сильнее, хоть был и не в состоянии спорить. Этот человек вел себя так же надменно, как и их отец, разница заключалась в том, что Роберт являлся их лучшим автором, и вряд ли отец одобрит, если они начнут ему перечить. Арабелле уже было совершенно наплевать на это, но она знала, что брат придерживается другой точки зрения.

– Ничего, – язвительно произнесла она, обращаясь к брату. – Может, даже лучше, если ты не станешь участвовать в беседе.

Если начнутся трения с отцом, Стивен по меньшей мере сможет сказать, что он ни при чем.

Стивен же, казалось, почувствовал заметное облегчение – хотя и явно волновался за Арабеллу.

– Все будет в порядке, ты уверена? – Он колебался, не желая оставлять ее наедине с Мерлином.

– Ведь она вам только что сказала, что не боится меня, – насмешливо произнес Роберт, усаживаясь в кресло напротив стола Арабеллы.

Стивен бросил мимолетный взгляд на Роберта.

– Хорошо. Но...

– Все будет нормально, Стивен, – Арабелла ободряюще коснулась его руки. – Лучше сходи пообедай, ты в последнее время так много работаешь, что вполне это заслужил! – Она ласково улыбнулась ему и добавила: – Можешь выпить за меня.

Брату больше не понадобились уговоры: он поспешил вон из офиса, боясь, что передумает, если снова вспомнит о работе – или об отце. Арабелла могла только посочувствовать: в последние две недели отец все больше давил на него, и она боялась, что в конце концов Стивен сломается.

Ей было понятно, зачем отец это делает: на самом-то деле он хотел подобраться к^ней, он знал, как она любила младшего брата, которого помогала воспитывать. Все предыдущие ходы отец предпринимал для того, чтобы заставить ее снова подчиняться правилам, а когда у него ничего не вышло, он переключил внимание на Стивена, желая таким образом воздействовать на нее.

– А вам этого хочется? – Роберт вывел ее из задумчивого состояния. – Я имею в виду, выпить, – пояснил он в ответ на озадаченный взгляд Арабеллы.

Она уничтожающе взглянула на него и встала.

– Совершенно не хочется, – спокойно произнесла Арабелла. – Почему же с вами всегда так трудно? – Она нахмурилась. За пять лет совместной работы она никогда не видела его и жила спокойно, а когда встретила, все пошло кувырком.

Роберт нахмурился.

– Раньше нам удавалось сотрудничать в относительной гармонии, зачем нужно это менять?

Да, все ее неприятности начались именно три недели назад, когда она впервые повстречалась с ним...

Она устало вздохнула.

– Потому что...

– ...вам не нравится последняя рукопись, – закончил за нее Роберт. – Да вы ее даже не прочитали, черт побери! – Он так резко поднялся, что стул отскочил назад, а Арабелла отпрянула. – Не бойтесь, Арабелла, – холодно проговорил он. – Я ни разу в жизни не ударил женщину. – И мрачно добавил: – Несмотря на то, что некоторые меня вынуждали к этому, как могли.

– Но я не давала вам повода...

– Вы нарывались всеми способами, какими только возможно! – свирепо оборвал ее Роберт. Руки его сжались в кулаки, на щеке пульсировала жилка. – С того самого мгновения, как мы впервые встретились...

– ...вы были ужасно грубы со мной, – обвинила его Арабелла. – Я постоянно только и ждала, когда вы наконец спустите на меня своих собак!

– Май и Маргаритка мухи не обидят! – с презрительной насмешкой ответил Роберт.

– Если вы им не прикажете! – горячо возразила Арабелла, такая высокая и стройная в своей темно-синей облегающей блузке и брюках.

Он пересек комнату и, стоя теперь в нескольких сантиметрах от нее, близко наклонился к ней.

– Очевидно, именно это мне и надо было сделать, – произнес Роберт. – Во всяком случае, вы бы хоть на время задержались, чтобы я мог немного вас образумить! – И он рассерженно посмотрел на Арабеллу.

Она возмущенно взглянула на него в ответ.

– Это вы не способны мыслить разумно! – Ее голос возбужденно повысился. – Вы совершаете профессиональное самоубийство и отказываетесь слушать тех, у кого хватает смелости сказать вам об этом!

У Роберта покривились губы.

– Вы имеете в виду себя?

– Вот именно! – решительно подтвердила Арабелла, с трудом дыша от гнева.

– Это у вас-то хватает смелости, Арабелла? – рявкнул Роберт. – Я бы сказал, скорее напротив!

При этих словах она широко раскрыла глаза от ярости.

– Теперь, когда мы наконец встретилась, мне больше не хочется с вами работать, – язвительным тоном призналась она. – Лишь по той причине, что вы кажетесь мне надменным, твердолобым, не желающим идти ни на какое сотрудничество...

– Почти то же самое вы могли бы сказать и о себе, – с вызовом произнес он.

Арабелла сделала резкий вздох.

– Только «почти»?

Роберт пожал плечами, взгляд его оставался все таким же ледяным.

– Вы не всегда отказываетесь сотрудничать, – холодно ответил он.

Арабелла прекрасно понимала, что Роберт имеет в виду – он напоминал о том, как она оказалась в его объятиях, и о том, как очевидна была ее ответная реакция на них.

– Это было до того, как я поняла, какой вы высокомерный мерза...

– Милые бранятся? – весело произнес чей-то голос с порога. – Ну в самом деле, Арабелла, Мерлин, – беззаботно продолжал отец, войдя в кабинет и закрыв за собой дверь, – разве нельзя пойти куда-нибудь, где меньше народа, чтобы вы могли спокойно изливать друг на друга проявления своей страсти? Офис – неподходящее место, здесь каждый может вас услышать или просто случайно войти.

Арабеллу возмутила первая же фраза, с которой отец начал свою тираду, но он продолжал все в том же шутливом ключе, и она была готова растерзать его. Что он, интересно, имеет в виду?

– Если бы вы находились в более укромном местечке, то ты бы уже зацеловал ее до бесчувствия, – благожелательно сказал он Роберту. – И ваш спор разрешился бы раз и навсегда.

– Папа, да что с тобой, в конце концов? – возмущенно воскликнула Арабелла. – То, что вы с Элисон так сильно любите друг друга, вовсе не значит, что все остальные чувствуют то же самое. Мы с Робертом терпеть друг друга не можем!

– Не будь смешной, Арабелла, – произнес отец, словно выговаривая за что-то ребенку. – Когда вы вместе, воздух прямо трещит от эмоциональных разрядов!

– Я тебе уже сказала, что от ненависти! – выпалила она, защищаясь. Почему Роберт молчит, даже не скажет отцу, какие нелепые вещи тот сейчас говорил? Почему он просто стоит и слушает?

– Мне ужасно жаль, Роберт, – отец как раз обернулся к нему, – но похоже на то, что в некоторых отношениях моя дочь совершенно невоспитанна. Это, конечно же, потому, что у нее так рано умерла мать. – Он нахмурился. – Но, как бы там ни было, надо что-то сделать, чтобы исправить эти упущения. Когда мы с Элисон поженимся, у Арабеллы будет мачеха. Хотя, мне кажется, уже несколько поздновато. – Он сделал виноватое лицо. – Мне очень жаль, Роберт, – повторил мистер Атертон.

Чем больше говорил отец, тем больше Арабелла злилась. Можно подумать, ее здесь нет и она не может говорить за себя! Разумеется, она в состоянии это сделать, хотя и не так, как отец. Он как будто извиняется за непослушного ребенка!

– А я и не знал, что вас надо поздравить. Арабелла мне ничего не говорила, – нахмурился Роберт и протянул Атертону руку, осуждающе, как показалось Арабелле, взглянув на нее. – Когда свадьба? – с интересом спросил Роберт.

– Через две недели, представь себе, – неловко рассмеялся отец. Роберт явно был удивлен тем, как быстро развиваются события. – Но ты же сам видел Элисон, так что наверняка понимаешь, почему я так спешу на ней жениться, – многозначительно добавил он.

– Очень даже понимаю, – сухо согласился Роберт. – Она красивая женщина. Вам повезло.

Нетрудно было догадаться, что Роберт говорит правду, ведь и ему Эдисон показалась привлекательной!

– Мне тоже так кажется, – кивнул отец. Он выглядел счастливым, как никогда раньше.

Арабелла теперь понимала почему – она сама уже несколько раз встречалась с Эдисон. Эта женщина была не только красивой, но также на редкость дружелюбной – она изо всех сил старалась не показаться Арабелле некоей захватчицей. Но на этот счет Элисон могла не волноваться – Арабелла относилась к ней с симпатией и была рада, что отец нашел такую чудесную женщину.

– Мерлин, ты, конечно же, придешь на свадьбу? – не унимался отец. – Элисон будет очень приятно. Когда ты в тот раз ушел из ресторана, она ужасно расстроилась, что не сразу тебя узнала. Элисон – твоя большая поклонница, – с этими словами он широко улыбнулся, – читает все твои книги.

Роберт любезно кивнул, принимая комплимент.

– Хорошо, что хоть кто-то их читает, – негромко ответил он. Шпилька, очевидно, предназначалась Арабелле, так как он с вызовом взглянул на нее.

– И свою очаровательную дочку тоже приводи, – невозмутимо продолжал отец. – Будешь кавалером Арабеллы. Она...

– Ты закончил? – свирепо осведомилась Арабелла, наконец обретя дар речи. Невероятно! Мало того, что они говорили о ней так, будто ее здесь не было. Теперь отец собирался устроить так, чтобы она пришла на свадьбу с Робертом и Эммой, и это переходило всякие границы! – Я сама найду себе кавалера, если ты не против! – возмущенно сказала она, обращаясь к отцу. И это будет не Роберт Мерлин, и не Малкольм тоже, – добавила Арабелла про себя.

– Ну, с Малкольмом, похоже, ты больше не встречаешься. – Отец будто прочитал ее мысли. – Однако уверен, что с Робертом тебе скучать не придется...

– Оставим это на потом, Мартин, – спокойно прервал его Роберт: он видел, что Арабелла снова готова взорваться. – Что-нибудь придумаем, – убежденно добавил он.

Если Роберт хотел сказать, что уговорит ее пойти с ним на свадьбу, тогда его ждет большое разочарование!

– Надеюсь, – радостно кивнул отец, очевидно, полностью захваченный своими отношениями с Элисон. – Надо бы вам взять с нас пример и пожениться. Вы уже спорите, как муж с женой!

Арабелла безмолвно смотрела, как мужчины весело засмеялись – над ней! Она просто не верила своим ушам. Чтобы они с Робертом поженились? Скорее она будет второй женщиной, ставшей премьер-министром Англии, чем выйдет за этого человека, – а уж занимать пост премьер-министра она совершенно не стремилась!

– Ладно, оставлю вас вдвоем, чтобы... вы обо всем договорились. – Отец направился к двери. – В любом случае, Мерлин, через две недели увидимся на свадьбе. – Он взглянул на Арабеллу, увидел гнев в ее глазах и два ярких пятна на шеках, после чего повернулся к Роберту, состроив гримасу. – Попрошу Элисон прислать вам отдельные приглашения. Так, на всякий случай, – добавил он перед тем, как удалиться.

Когда отец ушел, Арабелла уставилась на закрывшуюся дверь. Просто не верится, что он все это говорил! Она знала, что он влюблен в Элисон и безумно счастлив с ней, но все же!..

– Думаю, пока ты снова не взорвалась, – тихо сказал Роберт, подойдя к ней очень близко, – я последую совету твоего отца.

Она недоуменно посмотрела на него. Какой именно совет? Отец надавал много советов! Роберт обнял ее и притянул к себе.

– Наверно, он был прав – надо зацеловать тебя до бесчувствия!

Так вот какой совет, успела подумать Арабелла, прежде чем губы Роберта слились с ее губами.

Казалось, она ждала этого с тех пор, как снова увидела его. Она словно растаяла в нем, ее губы податливо раскрылись, чтобы его язык мог проникнуть внутрь...

Одной рукой он ласкал густые рыжие локоны Арабеллы так, что по ее спине пробегала приятная дрожь, а другой держал ее за подбородок, вкушая сладость ее губ... Наконец он слегка приподнял голову и с вызовом посмотрел на нее.

– Ты самая упрямая женщина, которую я встречал, – сказал он, убирая непослушные пряди с пылающих щек Арабеллы.

– Ммм... – Голова у нее шла кругом. Ей хотелось только одного – чтобы он поцеловал ее снова.

Арабелла так желала его, она вся трепетала от переполнявших ее эмоций. Ей было необходимо, чтобы он занялся с ней любовью.

Роберт облегченно рассмеялся, потянул Арабеллу за собой на кожаное кресло напротив стола и удобно усадил ее у себя на коленях.

– Осторожно, Арабелла, – хрипловатым голосом прошептал Роберт. – Мы с тобой только что пришли к согласию еще по одному вопросу. У нас это может войти в привычку.

Арабелле хотелось, чтобы он замолчал и снова ее поцеловал. И он это сделал – и поцелуй был глубже и крепче, чем когда-либо. Они оба горели от вспыхнувшей страсти, их руки ласкали друг друга, они были словно в бреду. Арабелла потеряла всякое представление о времени, она не ощущала ничего, кроме палящего наслаждения от прикосновений Роберта, нежно ласкавшего ее груди под шелковой блузкой.

Она громко ахнула, когда пальцы Роберта бесцеремонно коснулись ее уже затвердевших сосков. Неведомое раньше блаженство разливалось по всему ее телу до самых бедер – тут Арабелла ощутила, как на нее нахлынула волна теплоты, вскоре превратившейся в сладостную боль, и девушка не знала, как ее утолить.

Зато знал Роберт – сквозь шелковистую ткань блузки она ощутила влажное прикосновение его губ к своему соску. Возбуждающее прикосновение его языка через газовую ткань исторгло у Арабеллы тихий вздох. Теперь руки Роберта покоились на ее бедрах, которые раскрылись навстречу ему, как весенние лепестки.

– О Боже, Арабелла, – простонал Роберт, он коснулся ее лба своим, на котором выступила испарина. – Твой отец был прав и насчет неподходящего места, я не могу целовать тебя здесь! – хриплым голосом объяснил он Арабелле, уставившейся на него ошеломленным взглядом. – В кабинет кто угодно может войти. Нам нужно поехать туда, где я смогу заниматься с тобой любовью, пока мы оба не окажемся способны только на то, чтобы заснуть в объятиях друг друга!

Арабелла все еще была переполнена наслаждением, и его слова лишь медленно тонули в буре страсти, которая грозила поглотить ее. Грозила? Но почему она уже думает в прошедшем времени?

Потому что эта страсть, парализовавшая все ее мысли, начала постепенно угасать и к Арабелле вернулась способность думать. Что она делает? И, что самое главное, с кем?!

– К тебе домой мы не можем поехать, – Роберт покачал головой, его лоб все еще касался ее лба, и от его теплого дыхания локон на виске у Арабеллы легонько затрепетал. – Я приехал только на день и поэтому не забронировал номер в гостинице. Но это не значит, что мы...

– Замолчи! – резко произнесла Арабелла, вырываясь из его объятий. Ей хотелось оказаться подальше от Роберта, и он ее не удерживал, потому что теперь ошеломленным выглядел он.

Чтобы застегнуть блузку, ей потребовалось много времени – гораздо больше, чем понадобилось Роберту, чтобы ее расстегнуть. Осознав это, Арабелла рассердилась еще пуще, на этот раз скорее на себя, чем на него. Нельзя его винить за то, что он пришел к таким выводам: ведь она с охотой отвечала на его поцелуи...

Арабелла покачала головой и встала.

– Я не собираюсь ехать с тобой ни в какую гостиницу! – пылко воскликнула она.

Роберт ненадолго закрыл глаза, устало провел рукой по нахмуренному лбу и снова взглянул на нее.

– Опять я все сделал не так, – хрипло произнес он и вздохнул. – Видимо, я действительно разучился ухаживать.

Арабелла прекрасно знала, почему: он так и не сумел оправиться после неудачного брака...

– И заново учиться этому со мной ты не будешь! – Арабелла гневно воззрилась на него.

– Арабелла...

– Ты уже сам объяснил, что не собираешься оставаться в Лондоне надолго. То, зачем ты пришел сюда, ты тоже уже сказал, так что предлагаю тебе уйти! – Она быстро отошла в другой конец комнаты, желая оказаться от Роберта как можно дальше, настолько это было допустимо в пределах кабинета. От волнения ее грудь бурно вздымалась и опускалась – грудь, которой Роберт несколько минут назад касался, которую целовал... Пора это прекратить! – Сейчас же, – холодно добавила она.

Роберт, больше не казавшийся изумленным, наклонился вперед в кресле.

– Я уйду, когда буду готов! – резко ответил он, сверкнув глазами. – Не знаю, что с тобой происходит: то ты горячая и страстная, то холодная, как лед. Но, если ты так хочешь, пусть так оно и будет. – Роберт резко поднялся и презрительно взглянул на Арабеллу, как только она непроизвольно сделала шаг назад. – Не беспокойся, Арабелла. Мне никогда в жизни не приходилось навязываться женщине.

Конечно, не приходилось! Имея такую красивую жену, как актриса Кейт Лоуренс, ему не нужно было этого делать! Вот основная причина ее страха перед Робертом Мерлином: он был женат на женщине, которую признавали одной из первых красавиц в мире На женщине, которую несколько лет назад похитили ради выкупа.

Об этой истории много дней подряд писали все газеты: о горе Роберта Лоуренса, о его попытках добыть деньги, требуемые похитителями, о том, что в конце концов его тесть достал нужную сумму и выкупил дочь.

Но похищение, казалось, навсегда изменило ход жизни главных героев – Кейт Лоуренс не простила мужу, что он не смог предоставить деньги для выкупа, и через несколько месяцев супруги развелись. Актриса, вся в слезах, выглядела на фотографиях совершенно убитой, а у молчаливого Роберта Лоуренса было непроницаемое выражение лица.

Трагедия произошла шесть лет назад. Роберт Лоуренс, который по праву считался талантливым сценаристом, уехал из Голливуда. Он сделал это почти сразу после развода, когда его бывшая жена вторично вышла замуж – за человека, который принес ей утешение после душераздирающих испытаний. Свою маленькую дочь Эмму Роберт Лоуренс забрал с собой, и больше о нем не слышали. Но Арабелла знала, кто он такой и где находится, знала, почему он публикует свои книги под псевдонимом Мерлин – он не хотел, чтобы кто-то обнаружил его и старая боль возобновилась.

Арабелла понимала, что сердце ее будет разбито наверняка, что это безумие – влюбиться в мужчину, который так любил свою жену и чувствовал, что никогда больше не сможет всем сердцем верить женщине...

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Во всяком случае, заниматься этим сейчас с тобой я не собираюсь, – жестко добавил Роберт. – Копия последней рукописи есть у Стивена. – Он направился к двери. – Прочитаешь ты ее или нет, мне уже наплевать!

Только что он был здесь, и его влиянию, казалось, подчинялось все вокруг – и вот он ушел, с плохо скрываемой злостью захлопнув за собой дверь, и Арабелла ощутила, что по ее щекам текут горячие слезы.

Она хотела побежать за Робертом, остановить его, зная, что если не сделает этого, то никогда больше его не увидит.

Но если даже она побежит за ним и как-то сможет все уладить, что тогда? Недолгая связь, которая, закончившись – а она наверняка закончится, – оставит ее одинокой и безутешной. Такой же, каким чувствовал себя и он, когда развелся с женой.

Но Арабелла любила его. Любила до боли. И боялась его, понимая: быть с ним – значит быть уверенной в том, что ее любовь обязательно завершится разлукой. Лучше совсем его не любить.

И все же она любила его. Не Палфри или некоего другого выдуманного героя, а Роберта Мерлина. Роберта Мерлина Лоуренса.

Необходимо это прекратить и снова взять себя в руки. За последние две недели Арабелле пришлось принять несколько важных решений. Она должна сосредоточиться на них, если хочет остаться в здравом уме.

Но прежде всего нужно будет пройти через свадьбу отца и Элисон. Она была уверена, что Роберт на эту свадьбу не придет. Он сам сказал, что не собирается никому навязываться, а Арабелла более чем ясно дала ему понять, что не хочет видеть его рядом с собой.

Нет, Роберт не придет на свадьбу отца... Но несмотря на планы, которые она собиралась претворить в жизнь в ближайшие две недели, Арабелла время от времени спрашивала у Элисон, ответили ли Роберт с Эммой на посланное приглашение. Молчание ее не успокаивало – согласия пока не поступало, но ведь и отказа тоже. Черт бы его побрал!

В какую игру он играет сейчас? В кошки-мышки – и она исполняет роль мышки? Если убеждать себя, что ей все равно, придет он или нет, ничего хорошего не получится. Потому что ей вовсе не все равно. Но в то же время не может быть и речи о том, чтобы не пойти на свадьбу, и причина не в отце, а в Элисон.

За это время Арабелла хорошо узнала и полюбила Элисон. Арабелле было известно, что Элисон очень беспокоится, что может незаконно захватить чужое место в доме Атертонов. Арабелле пришлось долго ее убеждать, что если она станет хозяйкой дома, то не займет ее места, а, напротив, освободит ее!

Арабелла искренне радовалась за счастливую парочку, особенно за отца. Было несомненно, что он наконец нашел свою любовь и собирался провести с этой женщиной всю оставшуюся жизнь. И если Арабелла не придет на свадьбу, тогда как все это время говорила о своей неподдельной радости, то они могут подумать, что она притворялась.

Но ведь она вела себя искренне! Появление Элисон в жизни Арабеллы давало ей свободу – она даже не осознавала, как ей не хватало этой свободы. Теперь она могла жить и работать, где ей самой хотелось, не чувствуя, что этим кого-то подводит, – одного этого хватало, чтобы ощутить вкус свободы! Вот почему в день свадьбы она была рада исполнять роль подружки невесты. Родители Элисон умерли, и вести невесту к алтарю намеревался ее дядя. Было решено, что перед свадьбой отец Арабеллы переночует в гостинице и возьмет с собой Стивена, чтобы Элисон могла одеться и поехать в церковь из дома Атертонов.

Все было решено как нельзя более разумно. Вещи Элисон уже были собраны и перенесены в спальню, примыкающую к спальне ее будущего мужа. Прежде чем вернуться в особняк Атертонов мужем и женой, они собирались совершить двухнедельное свадебное путешествие. Из Элисон получилась прекрасная невеста. Она никогда не была замужем и поэтому хотела надеть белое платье и фату, как и все невесты на первой свадьбе – хотя обычно они были гораздо моложе ее. Она не торопилась с браком, пока не встретила подходящего мужчину, и Арабелла была рада, что таковым оказался ее отец.

Вначале она немного беспокоилась, потому что знала отношение отца к работающим женщинам.

Но Элисон, несмотря на всю свою теплоту и мягкость, обладала сильной волей и не собиралась бросать работу. Наконец-то отцу Арабеллы придется перенестись в двадцатый век!

Арабелле же очень хотелось, чтобы Элисон знала, как она одобряет этот брак, и поэтому она приготовила будущей мачехе подарок.

– Кое-что старое, – тепло произнесла она и открыла футляр для драгоценностей, в котором лежало золотое викторианское колье в форме сердца.


[1]


– Оно принадлежало моей бабушке, – объяснила Арабелла, когда Элисон широко раскрыла глаза от удивления. – А мама оставила его мне, – добавила она, чтобы Элисон знала, как она рада ее приходу в их семью.

Элисон казалась встревоженной.

– Нет, я не могу это принять! – растерянно выдохнула она. Невеста выглядела бесподобно в своем белом атласном платье и с волосами, украшенными небольшими белыми цветами под фатой.

– Прошу тебя. – Арабелла ожидала, что Элисон будет возражать. – Когда мама умерла, отцу было всего сорок, – продолжала она, вынимая из футляра колье. – Мама знала, что умирает. Ей не хотелось, чтобы он остался один, Элисон. – С этими словами она ободряюще улыбнулась. – Мы со Стивеном так рады, что все это время он ждал тебя!

Элисон до того растрогалась, что в ее зеленых глазах появились слезы.

– Я тоже, – ответила она хрипловатым голосом. – И я с радостью надену это колье, Арабелла. – Девушка застегнула изящную золотую цепочку у нее на шее. – Но только в качестве «взятого взаймы», – мягко добавила Элисон. – Раз это украшение твоей матери, твой отец будет рад, если ты наденешь его на собственную свадьбу.

Арабелла улыбнулась.

– Может, он и был бы рад, только этого никогда не произойдет!

Элисон ласково коснулась ее щеки.

– Нам, работающим женщинам, всегда приходится туго, ты же знаешь, – произнесла она с иронией: ей было известно, как изменилось отношение ее будущего мужа к работающим женщинам. Элисон понимала, что в последние годы Арабелле приходилось несладко.

Арабелла не возражала, что ее так назвали, хотя в действительности никогда не считала себя «работающей». Если бы рядом появился подходящий мужчина, она без колебаний пожертвовала бы работой. Но он уже появился – и так же быстро исчез! Теперь самым важным для нее стала работа.

– Возможно, – уклончиво ответила она. – Поедем-ка мы лучше в церковь, а то отец подумает, что ты вообще не придешь, и разнервничается, как вчера, когда уезжал из дома! – Обычно уверенный в себе отец с приближением свадьбы все больше волновался и даже говорил невнятно.

Элисон улыбнулась, подумав о своем женихе.

– Да, я... О Боже! – вдруг воскликнула она, будто внезапно что-то вспомнив. – Да и я не лучше его! Утро прошло в такой суматохе – привезли цветы, приехал парикмахер, потом надо было дать последние указания обслуживающей фирме, и я совсем забыла тебе передать, что звонил твой отец...

– Но ведь говорить с тобой до свадьбы ему нельзя! – возмутилась Арабелла, узнав о таком нарушении традиции.

– Но вчера, в спешке, он забыл нам кое-что сказать, – возбужденно ответила Элисон, нахмурившись. – Вчера звонил Роберт Мерлин, он придет на свадьбу!

Арабелла почувствовала, что бледнеет. Должно быть, она стала белой, как свадебное платье Элисон. Роберт придет на свадьбу... Он собирается прийти, хотя и скрывал это от всех до последней минуты!

– Извини, что забыла сообщить, Арабелла, – Элисон сжала ей руку. – Похоже, он уезжал и вернулся домой только вчера.

И после этого сразу позвонил, чтобы принять приглашение. Но почему? По какой причине Мерлин хочет присутствовать на церемонии? Да, он был одним из самых престижных авторов в издательстве «Атертон», он один приносил наибольшую прибыль, но зачем Роберту являться на свадьбу к человеку, которого он едва знал, а его невесту вообще видел только однажды?

– Арабелла, хочешь, я попробую связаться с отцом? – Элисон обеспокоенно взглянула на нее. – Он бы мог...

– Нет!.. Нет, – уже спокойнее повторила она, мысленно ругая себя за такую реакцию. Значит, Роберт придет на свадьбу. Ну и что? Она – дочь жениха и подружка невесты, у нее свои обязанности. И потом, у нее ни на что не останется времени, кроме светской болтовни с гостями. А Роберт был одним из них. – Неважно, – беспечно произнесла она, окончательно взяв себя в руки. – А связаться с отцом вряд ли получится, – он, наверное, уже в церкви!

Элисон взглянула на часы.

– И правда! Пойдем скорей, – согласилась она, поспешила к дверям и вдруг резко остановилась, нерешительно оглянувшись на Арабеллу. – Я...

– Ты очень красивая, – тепло успокоила ее Арабелла, приблизившись к ней. – Папа уж точно со мной согласится, и все остальные тоже. Да и разве могут они подумать иначе? – поддразнила она Элисон, ненавязчиво направляя ее в сторону лестницы.

Элисон рассмеялась.

– В любом случае сейчас уже поздно что-либо менять! Ты тоже чудесно выглядишь, Арабелла. Я так рада, что ты согласилась надеть это платье. – Она одобрительно взглянула на ее атласное платье персикового цвета.

– Мне всегда хотелось побывать в. роли подружки невесты, но я понятия не имела, что это произойдет со мной в двадцать семь лет! – с улыбкой ответила Арабелла. Похоже, подружкой невесты она все-таки стала, а вот невестой ей не стать никогда!

До церкви они доехали даже быстрее, чем нужно. Все было как во сне. Там их ждал дядя Элисон. Они втроем зашагали по проходу, и заиграла специально выбранная для этого случая музыка.

Церковь была переполнена родственниками и друзьями – народу собралось так много, что Арабелла с трудом вспоминала имена. И слишком уж много, чтобы разглядеть в толпе одного определенного человека...

Но он был здесь, она каким-то образом это чувствовала – хотя, подойдя к алтарю, старалась сосредоточиться на службе. Отец и брат выглядели чудесно, а слово «да» было произнесено женихом и невестой с тихим достоинством.

Только когда пришло время возвращаться по проходу обратно, следуя за новобрачными – на этот раз рядом с братом, – Арабелла позволила себе поискать взглядом Роберта. Но она понимала, что является одним из главных участников церемонии, так что Роберт видит ее и, по-видимому, считает, что в этом персиковом платье и с кремовыми цветами в волосах она похожа на игрушку, снятую с новогодней елки. Но Элисон хотела, чтобы все было по правилам и чтобы ее как невесту сопровождала подружка – только Арабелла могла понять, как ей подходит это название.

Позировали для фотографий, казалось, целую вечность, и Арабелла прилагала огромные усилия, чтобы сохранять на лице улыбку. Все должны видеть, что она безумно рада этой свадьбе.

Некоторые газеты, в течение последних двух недель писавшие о помолвке и свадьбе главы издательства «Атертон», выражали по этому поводу сомнения. В семье было решено не обращать внимания на глупые выдумки. Что до Арабеллы, так свадьба не могла состояться в лучшее для нее время, даже если бы она сама познакомила парочку!

– Какая ты красивая, Арабелла!

Арабелла услышала совсем рядом голос Роберта, и ее улыбка растаяла. Фотограф начал снимать отца вдвоем с Элисон, и она отошла назад.

Старательно изобразив прохладно-дружелюбную улыбку, Арабелла обернулась к Роберту. Но сколько она ни старалась взять себя в руки, она все же не была готова к тому, что он окажется так дьявольски привлекателен в строгом черном костюме и белоснежной рубашке. Или же к тому, что она все еще так любит его!

Неужели это чувство никогда не исчезнет? Может быть, любовь к нему останется с ней до конца жизни?

– Арабелла? – Роберт нахмурился, не услышав ответа.

Скажи что-нибудь, черт возьми! – мысленно приказала себе Арабелла. Нельзя же и дальше так стоять и смотреть на него. Она знала, что он здесь будет, и придется теперь с этим смириться.

Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и снова улыбнулась, пересилив себя.

– Я думаю, что похожа на фею на верхушке рождественской елки, – с иронией возразила она Роберту. – Но это именно то, чего хотела Элисон. – Арабелла пожала плечами. – А где Эмма? – Она с любопытством осмотрелась, потому что девочки нигде не было видно.

– В гостях у дедушки, – отрывисто сообщил Роберт. – По-моему, они готовы ехать, – добавил он, кивнув в сторону гостей: они направлялись к машинам, которые должны были доставить их на прием в гостиницу.

Каким-то образом – позже Арабелла так и не смогла объяснить, как это произошло, – случилось так, что она оказалась во второй машине вместе с Робертом, а Стивен остался где-то позади.

– Как твои дела? – ворчливым голосом осведомился Роберт через несколько минут, в то время как их машина следовала за женихом и невестой.

Вообще-то у нее все было хорошо – пока она не думала о Роберте и сосредоточивалась на работе, и получалось это у нее отлично. Даже удивительно, думала она, когда размышляла о своих достижениях.

– Хорошо, спасибо, – резко ответила она. – А у тебя?

Задав этот вопрос, Арабелла нахмурилась – потому что при ближайшем рассмотрении Роберт казался мрачным, около глаз и у рта у него собрались напряженные морщинки. Она ни на минуту не позволила себе утешаться самообманом, воображая, будто это из-за нее.

– Ты сказал, Эмма у дедушки? – Тут она еще больше нахмурилась – раньше не было упоминаний ни о каком дедушке...

– Да, – натянуто подтвердил Роберт. – Твой отец и Элисон после свадьбы уезжают?

Тема Эммы закрыта. Арабелла прикусила губу: она чувствовала, будто под этим кроется что-то, о чем Роберт не хочет говорить. А она знала его достаточно хорошо, чтобы понять – если он о чем-то не хочет рассказывать, то и не станет!

– Да, уезжают, – кивнула Арабелла. – Но место назначения держится в тайне, – снисходительно добавила она, потому что прекрасно знала, что новобрачные едут на Бермуды, отец ей об этом сказал. По секрету, конечно.

Эта тема тоже оказалась исчерпана. Если так пойдет и дальше, то запас тем для разговора иссякнет еще раньше, чем они появятся в гостинице. Слава Богу, ехать осталось недолго. Что касается Роберта, то она выполнила свои светские обязанности, подумала Арабелла, и в оставшееся время может со спокойной душой не обращать на него внимания.

Ведь мало того, что они не могли прийти к согласию ни по одному вопросу, – теперь им вообще было почти нечего сказать друг другу! О его книгах Арабелла заговаривать не собиралась. Она принципиально не обсуждала этого со Стивеном и понятия не имела, как у них развиваются дела.

– Погода для этого времени прекрасная, не правда ли? – негромко произнес Роберт.

Арабелла непонимающе посмотрела на него. Что?.. Но озадаченное выражение ушло с ее лица, когда она увидела смех в его глазах и поняла, что он сказал.

– Для раннего лета – пожалуй, – дала она подходящий ответ. Со дня того обеда у Марио они ненамного продвинулись вперед! Хотя с тех пор жизнь Арабеллы коренным образом изменилась...

Тут она издала удивленный возглас: Роберт взял ее руку в свою, и их пальцы переплелись. Она взглянула на их соединенные руки. Ладонь Арабеллы была гораздо меньше, чем его, она была белой и изящной, а рука Роберта – загорелой и сильной. Прикосновение Роберта привело ее в полное замешательство, а вся ее смелость и решимость там, где дело касалось этого человека, рассыпалась на мелкие кусочки.

Сегодня он был совсем другим – она поняла это, взглянув на него из-под опущенных ресниц. И дело не только в морщинках около глаз и рта. Вдруг Арабелла поняла, в чем дело: за все время их разговора он не сказал ничего оскорбительного и вызывающего! Смешно, но этот факт совершенно лишал ее присутствия духа...

– Так как твои дела на самом деле, Арабелла? – мягко произнес Роберт, испытующе посмотрев на нее.

Что он имеет в виду? Она ведь сказала правду, отвечая ему. Все идет хорошо, и...

– Я бы тебе позвонил, – хрипловатым голосом продолжил он, когда ответа не последовало. – Но после нашего последнего... разговора я не знал точно, как бы меня приняли.

Была ли она когда-нибудь рада видеть этого человека? С тех пор, как она узнала, что Мерлин – это Палфри, такого не бывало. Во всяком случае, с тех пор, как она поняла, что любит его, этого не случалось. А еще после того, как Арабелле стало известно, что его бывшая жена – одна из самых красивых женщин в мире, актриса, любимая и обожаемая миллионами. Женщина, которая после развода оставила Роберта с разбитым сердцем.

– Я уверена, отец будет признателен, что ты пришел на свадьбу, – уклончиво ответила она.

Он нахмурился.

– А ты, Арабелла? Ты тоже рада меня видеть?

Что она должна ответить? Унизить себя еще сильнее, ответив утвердительно, она не собирается.

Кроме того, Арабелла не была уверена, что она действительно рада. Если она не будет видеть этого человека, не будет о нем думать, муки любви хоть немного уменьшатся... Роберт сжал губы.

– Судя по твоему лицу – нет, – напряженно произнес он. – Арабелла, я...

– Вот мы и приехали, – весело проговорила она (слава Богу!), как только машина остановилась у отеля и водитель вышел, чтобы открыть для них дверцу. – Мне и в самом деле нужно идти, Роберт, – подчеркнуто добавила Арабелла, так как он, казалось, не собирался выходить из машины. – Мы со Стивеном – главные распорядители. – Она понятия не имела, где ее брат, хотя и должна была ехать в машине вместе с ним.

– Арабелла, мне надо с тобой поговорить, – Роберт сжал ее ладонь.

– Не здесь, – взволнованно ответила она: ей было нечего сказать ему. – И уж точно не сейчас, – нетерпеливо добавила она, выбираясь из машины.

К ее огорчению, Роберт тоже вышел, продолжая крепко держать ее за руку. Подъезжали другие машины, и они с Арабеллой начали привлекать множество любопытных взглядов. Она была знакома с многими из этих людей, и большинство из них знали, что у нее нет постоянного друга. Чудесно! Теперь не только пресса будет следить за каждым ее шагом, придется еще и смириться со всеобщим любопытством и различными догадками на ее счет. А ведь ей и без этого нелегко!

– Арабелла, где ты, черт возьми... Роберт? Извини, я сначала не понял, что это ты. – Стивен тепло пожал Роберту руку. – Я только увидел, что Арабелла исчезает с каким-то мужчиной, забыв про меня!

– Это я виноват, – резко ответил Роберт, он был явно недоволен, что их прервали.

– Ничего, – беспечно отозвался Стивен. – Меня подвезли другие гости. Может, пойдем к остальным? – Он скорчил гримасу, его явно не радовала как эта перспектива, так и отведенная ему важная роль в свадебном торжестве.

Арабелла надеялась, что Роберт поймет намек и присоединится к другим гостям, чтобы не мешать ей и Стивену выполнять свои официальные обязанности. Но ей не повезло – Роберт по-хозяйски завладел ее рукой и вместе с ними направился в отель!

Отец с Элисон стояли у дверей и приветствовали гостей. Теперь, когда церемония венчания окончилась, они казались безумно счастливыми. Арабелла многое бы отдала, чтобы чувствовать себя так же, как они, но для нее самое трудное только начиналось!

– Я думаю, тебе понравится обложка новой книги о Палфри, – с воодушевлением произнес Стивен, обращаясь к Роберту.

– Наверняка, – натянуто согласился тот.

– Мы много над ней работали, и...

– Стивен, сейчас не время, – резко перебила его Арабелла, потому что они уже приблизились к отцу и Элисон.

У Роберта скривился рот.

– Ведь твоя сестра сказала, что умывает руки и не будет больше заниматься книгами о Палфри, – напомнил он Стивену.

Она возмущенно ахнула, на щеках у нее вспыхнули два красных пятна.

– Я...

– И не только книгами о Палфри, – ответил Стивен. – Арабелла покидает всех нас!

– Неправда! – возразила она, бросив пронзительный взгляд на Роберта и вдруг заметив, как в нем вспыхнул мрачноватый интерес. Конечно же, он не знал! Да и откуда ему было знать? Когда они разговаривали в последний раз, им было не до того. – Это не так, Стивен, и ты это знаешь, – нерешительно пролепетала она.

– Что – не так? – Роберт все еще пристально разглядывал их.

– Стивен, пришла тетя Кэтрин, – поспешила сказать Арабелла. – И она совсем одна. Кто-то из нас должен подойти к ней, чтобы у нее было с кем поговорить.

– Да, кто-то из нас, – согласился Стивен, проследив за ее взглядом, брошенным на их двоюродную бабушку, только что произнесшую добрые пожелания новобрачным. Это была высокая, властная женщина, несмотря на радостное событие одетая в свой любимый черный цвет. В детстве Арабелла со Стивеном страшно боялись ее. – Почему это должен быть я? – сказал Стивен, выдавая тем самым, что все еще испытывает священный ужас перед престарелой дамой.

– Потому что ты ее любимый внук, – сказала Арабелла, непреклонно развернув его в направлении бабушки.

Но Стивен не решался сделать этот шаг.

– Но я ведь ей только внучатый племянник!

– Вот именно, – удовлетворенно подтвердила Арабелла. – Если не будешь ходить перед ней на задних лапках, она вычеркнет тебя из завещания! Мне все равно уже поздно что-либо делать, – быстро прибавила она, видя, что брат снова собрался возражать. – Я опозорила себя в ее глазах, когда пошла работать. – Она понимала, что Роберт внимательно прислушивается к разговору, и хотела, чтобы Стивен побыстрее ушел.

– Именно так ты и поступила, – усмехнулся Стивен. – Я бы наверняка заслужил еще большее расположение, поведав ей о твоей последней выходке. Или лучше сказать – о желанном уходе?.. – сказал он, удаляясь в сторону престарелой родственницы и снова оставляя Арабеллу наедине с Робертом.

Должно быть, больше никто во всем зале не испытывал такой внезапно возникшей неловкости, как они. Арабелла оказалась не в состоянии даже взглянуть на Роберта – напряжение было почти осязаемым, воздух чуть ли не потрескивал.

Он вдруг схватил ее за руки и притянул к себе, повернув Арабеллу так, чтобы она смотрела на него.

– Арабелла, что он имел в виду? – процедил Роберт сквозь зубы. Лицо его стало угрюмым.

– Пусти, Роберт, – решительно произнесла она. – На нас смотрят! – В эту минуту они привлекали больше внимания, чем жених и невеста.

Щека у Роберта задергалась.

– Мне наплевать, что...

– Роберт! – громко позвал его мистер Атертон, с улыбкой пробираясь через зал – туда, где они стояли, словно застывшие изваяния. – Я рад, что ты все-таки приехал. – Он протянул Роберту руку, и тому, чтобы пожать ее, пришлось отпустить Арабеллу. Мужчины обменялись рукопожатием, но Роберт отпустил только одну руку Арабеллы, а другую сжал еще сильнее, словно боялся, что она сбежит.

Наверное, она так и сделала бы. Ей не хотелось с ним разговаривать – ведь все уже было сказано. Но он, очевидно, не разделял эту точку зрения и теперь снова крепко держал ее обеими руками. Почти каждая встреча с этим человеком заканчивалась синяками. Он и вправду был самым что ни на есть...

– Мартин, я хочу знать, что происходит, – мрачно произнес Роберт. – Арабелла, похоже, мало что может сказать, – сухо добавил он.

Отец продолжал улыбаться, и стоявшие рядом гости начали возвращаться к прерванным беседам.

– А в чем дело, Роберт? Что ты хочешь знать?

– Папа...

– По-моему, Роберта больше всего смутило твое молчание, так что дай мне самому ответить на вопрос, – прервал ее отец.

– Но...

– Арабелла, – мягко упрекнул ее мистер Атертон, – нельзя, чтобы на моей свадьбе гости ходили расстроенные.

– Кто расстроен, так это я, – возразила она.

– Но ты же не гость, – парировал отец. – Роберт? – И он обернулся к Мерлину.

Арабелла смотрела на них, не веря глазам. Как они могут так с ней поступать? Отец хочет избежать сцены, но ей все равно – она не позволит, чтобы с ней так обращались.

– Роберт расстроен, потому что никто не рассказал ему о вещах, которые его не касаются! – едко произнесла она. От злости к ее щекам прилила краска.

– Неужели? – Отец оставался невозмутимым. – И что это за вещи? – спросил он у Роберта.

– По-моему, я только что сказала, что его это не касается! – в негодовании воскликнула Арабелла.

– А я сделаю так, чтобы касалось, – ответил Роберт нарочито спокойным голосом, но то, как он крепко держал ее за руку, выдавало его внутреннее напряжение.

– Так в чем же дело? – безмятежно повторил отец.

Роберт тяжело вздохнул.

– Арабелла все еще работает в издательстве «Атертон»?

– Ты...

– Со вчерашнего дня – нет, – ответил отец так, будто Арабелла и не пыталась возражать.

Роберт обернулся к ней, сощурившись.

– Ты сама уволилась или тебя выгнали?

– Разумеется, сама! – воскликнула она. – Отец, конечно, многое решает, но...

– Когда ты ушла? – железным голосом осведомился Роберт.

– Это не твое...

– По всем правилам Арабелла должна была сообщить об этом за месяц, – снова ответил за нее отец. – Но мы скостили две недели.

Роберт, прищурив голубые глаза, посмотрел в упрямое лицо Арабеллы.

– Ты ушла из-за книги о Палфри – Это больше походило на утверждение, чем на вопрос.

– Невероятно, правда? – подхватил отец. – Мне всегда казалось, что Арабелла больше похожа на мать, но свою решительность она явно унаследовала от меня. – Он удивленно покачал головой. – Не знаю, чем эта книга так повлияла на Арабеллу, что она решила уйти с работы. – Атертон пожал плечами. – Но как мы ни старались эти две недели, ни я, ни Элисон... – и он нежно улыбнулся невесте, – не смогли ее переубедить. По-моему, моя дочь – единственный человек, которого не устраивает счастливый конец Палфри.

– Счастливый конец? – с отвращением переспросила она. – Странное же у вас, мужчин, представление о счастье! Отец, ты же только что обвенчался! Палфри, я полагаю, погиб в лучах славы, и тебе это кажется счастливым концом! – От волнения Арабелле трудно было дышать.

– Ты так и не прочитала эту чертову книгу, да? – Роберт, едва сдерживая гнев, встряхнул ее.

Она упрямо покачала головой.

– Я уже сказала тебе, что отказываюсь читать о смерти Палфри!

– О смерти? – Отец казался изумленным. – Но Палфри не погиб, Арабелла. – Он с недоверием покачал головой. – Палфри...

– Мартин, – негромко прервал его Роберт (все это время взгляд его сощуренных глаз был обращен к Арабелле), – мы с Арабеллой снова выбрали неподходящую обстановку для наших... словесных проявлений страсти. Ты не будешь возражать, если я на некоторое время уведу ее, чтобы мы могли продолжить беседу в более уединенном месте? Я обещаю чуть позже вернуть ее обратно, – добавил он.

– Мне кажется, это отличная мысль, – отец одобрительно кивнул. – И не возвращайтесь, пока не разберетесь во всем раз и навсегда.

Арабелла едва прислушивалась к разговору – ее ошеломило то, что Роберт вовсе не убивал Палфри. Почему никто ей об этом не сказал? Почему?.. Потому что в течение последнего месяца она упорно отказывалась обсуждать эту книгу и предпочла уйти с работы, только бы не говорить о ней. Но если Роберт не убивал Палфри, то какой же он придумал конец?..

– Роберт, – негромко произнес отец, пока Мерлин не увел ее. – Могу я посоветовать, чтобы на этот раз ты уж точно зацеловал ее до бесчувствия?

– Именно это я и собираюсь сделать, – мрачно заверил его Роберт.

Арабелла испуганно ахнула. Но стоило ей только взглянуть на жесткое выражение его лица, как она спохватилась. Если она произнесет хоть слово, Роберт окончательно взорвется – и тогда Бог знает что может случиться.

– У нее теперь есть собственная квартира, можете поехать туда, если хотите, – задумчиво сообщил отец. – Она вчера переехала, – объяснил он в ответ на вопросительный взгляд Роберта – Неплохая квартира – но для того, что вы сейчас собираетесь делать, слишком далеко, – и он подмигнул Роберту. – И еще, Арабелла, – мягко произнес отец, обращаясь к ней. – Твоя работа тебя ждет, если после разговора с Робертом ты захочешь вернуться.

– Не захочет, – надменно заявил Роберт. Отец вопросительно вскинул брови.

– Не захочет?

– Нет, – решительно произнес Роберт. – Но сюда мы вернемся, – мрачно пообещал он.

– Можете не торопиться, – беззаботно сказал отец.

Роберт резко кивнул.

– Я и не буду.

Арабелла не имела возможности ни возражать, ни сопротивляться, так как ее решительно и неумолимо потащили вон из отеля.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Куда мы едем? – слабым голосом спросила Арабелла. Она сидела рядом с Робертом в такси, в которое он посадил ее несколько минут назад.

– Ко мне в гостиницу, – ответил он не допускающим возражений тоном.

А она и не собиралась возражать – все равно ничего хорошего из этого бы не вышло. Роберт был очень зол: он сидел прямо, в напряженной позе, сжатые кулаки лежали на коленях. Спорить с ним сейчас было просто опасно Казалось, он готов задушить Арабеллу.

Да она и не знала толком, о чем спорить – ведь Палфри жив! В это с трудом верилось Арабелла понятия не имела, какую концовку придумал Роберт для своей книги. Все, что она – наконец-то! – узнала, это то, что все-таки он не убил Палфри.

Благодаря ее возражениям?.. Роберт был прав – им действительно нужно поговорить. Хотя не похоже, что это единственное, о чем он сейчас думал...

Она взглянула на него из-под опушенных ресниц и увидела волевой подбородок, прямую линию рта и бездонные глаза. Арабеллу так влекло к этому человеку, она любила его так сильно, что ее уже не волновала боль, которая может последовать за уходом Роберта из ее жизни. Она любила его, хотела оказаться в его объятьях...

Роберт повернулся к ней, изогнув светлые брови.

– Нечего сказать? – сухо осведомился он. Она стойко выдержала его взгляд.

– Нечего.

Он взял ее руку в свои.

– Арабелла, нам о многом нужно поговорить, но сначала я хочу заняться с тобой любовью. Ты согласна? – Роберт нахмурился.

Угрюмое выражение его лица рассмешило Арабеллу.

– Судя по твоему виду, это тебя не очень воодушевляет, – поддразнила она его, и голос ее прозвучал немного лукаво.

Он сделал печальную гримасу и покачал головой.

– Жаль, но повода для улыбок в последнее время не представлялось. Эндрю и Стелла уже потеряли покой, видя, как я места себе не нахожу. Эмма не могла дождаться, когда наконец поедет в Америку, и даже собаки стараются не попадаться мне на глаза!

Самой Арабелле приходилось ненамного лучше, но она пыталась сосредоточить все усилия на поисках новой работы и жилья, объяснив отцу, что ей это пойдет на пользу. Она смогла найти и работу, и квартиру, и только вчера перевезла туда последние вещи. В понедельник она получила место старшего редактора в «Роуч-Пресс». За последние две недели жизнь Арабеллы сильно переменилась.

Но чувства к этому человеку остались прежними...

– А что случилось? – Она приняла озабоченный вид. – У тебя проблемы с новой серией романов?

– Вот теперь она себя ведет как редактор! – Роберт возвел глаза к небу, еще крепче сжав ее руку. – Ты самая непонятная женщина, с которой мне приходилось иметь дело! Это все ты, из-за тебя я сейчас так жалок и все близкие мне люди стараются держаться от меня подальше! – Он схватил ее за плечи и легонько встряхнул, полный смятения.

– Из-за меня? – Она ошеломленно воззрилась на Роберта. – Но...

– Арабелла; не здесь, – свирепо процедил он сквозь зубы. Такси наконец остановилось у гостиницы, и Роберт, казалось, облегченно вздохнул. – Пойдем наверх, – мрачно произнес он, как только они вошли в холл.

Арабелла не стала возражать: она была слишком ошеломлена, и беспрекословно позволила отвести себя в номер, и вот теперь они стояли друг против друга.

Роберт покачал головой.

– Я знаю, что сначала мы должны поговорить, что между нами много недосказанного, но то единственное, о чем я сейчас могу думать, – это заняться с тобой любовью.

Ей хотелось, чтобы он наконец перешел от слов к делу.

Тут Арабелла нахмурилась, поскольку Роберт вдруг победоносно рассмеялся, подхватил ее на руки и понес в спальню – и она поняла, что, должно быть, произнесла эти слова вслух. Что же он о ней подумает?

То, что он о ней думал, стало очевидно в течение последующего часа. Роберт словно поклонялся богине в храме: он снял с нее персиковое платье, чтобы ласкать и целовать каждый миллиметр ее тела, и дарил Арабелле чувственное наслаждение, о существовании которого-она раньше и не подозревала. И все же Роберт не спешил овладеть ею, хотя его восставшая плоть свидетельствовала о том, как он хочет это сделать.

– Роберт, я хочу тебя! – простонала распростертая на постели Арабелла, ничуть не смущаясь своего обнаженного тела – ведь Роберт не оставил никаких сомнений по поводу того, какими прекрасными находит изящные изгибы ее фигуры.

– Я тоже хочу тебя, дорогая, – хрипло прошептал он, касаясь губами чувствительной ложбинки на ее шее.

– Тогда...

– Любовь моя, ты еще не готова. – Он поднял голову, чтобы взглянуть на нее, и в его лице пылала страсть.

Не готова?! Да она рассыплется на тысячу частей, если сейчас же не окажется в его безраздельной власти!

И вот его руки, его губы снова начали ласкать ее, и вдруг Арабелла поняла, что он имел в виду – жар страсти, загоревшись где-то на уровне бедер, переполнял каждую частичку ее тела и медленно, но верно испепелял ее.

– Роберт? – воскликнула Арабелла, широко раскрыв глаза. – Роберт! – ахнула она, в то время как наслаждение неуправляемой волной захлестнуло ее.

– Вот теперь ты готова! – благодарно простонал он, осторожно проникая в нее.

Блаженство дошло до такого предела, что Арабелле показалось, будто сейчас она потеряет сознание. Она прильнула к Роберту, обнимая его за плечи, и он начал медленно двигаться внутри нее, нагнетая поток страсти, пока их не захватил круговорот наслаждения, чтобы потом выбросить на берег задыхающимися и обессиленными.

– Это не имело бы значения, если... Я понимаю, что не имею права... Боже, я так рад, что был первым у тебя, Арабелла! – Роберт еще сильнее сжал ее в своих объятиях. Она лежала рядом, положив голову ему на плечо, а тела их еще оставались разгоряченными и влажными.

Арабелла счастливо рассмеялась.

– Я тоже! – Она провела рукой по его загорелой груди.

– Ты выйдешь за меня замуж?

Она метнула на него быстрый взгляд. Во рту вдруг пересохло. Неужели он только что...

– Арабелла? – Роберт, опираясь на локоть, приподнялся и взглянул в ее ошеломленное лицо. – Ты что, подумала – я увожу тебя со свадьбы отца, тащу в гостиницу, занимаюсь с тобой любовью и не хочу на тебе жениться? – Он помрачнел. – За кого ты меня принимаешь?

Арабелла с трудом сглотнула. Роберт делает ей предложение?

– Но я некрасивая! – возразила она – и тут же поняла, как нелепо это прозвучало. Но ведь она действительно не была красивой, а его жена – была. И даже очень.

Роберт озадаченно покачал головой.

– Как ты можешь такое говорить? – медленно произнес он. – Арабелла, для меня ты самая красивая женщина в мире. Как ты можешь сомневаться в этом после того, что произошло между нами?

– Ты был женат на самой красивой женщине в мире...

– Кейт. – Он откинулся на подушки и, коснувшись рукой лба, закрыл глаза. – Ты знаешь о Кейт? – резко проговорил он.

Теперь настала очередь Арабеллы посмотреть в его лицо.

– Я видела ее фотографию тогда, у тебя дома, в комнате у Эммы. Я... я ничего у нее не выпытывала, Роберт. Просто она была там, и... Роберт, прошу тебя! – Она умоляюще коснулась его щеки, почувствовав, как у него крепко сжаты челюсти. Роберт попросил ее выйти за него замуж, не мог же он передумать!

Он открыл глаза.

– Что ты, я на тебя не сержусь. – Он обнял ее и прижал к себе. – Если и сержусь, то только на себя. Эта злость управляла моей жизнью последние шесть лет. Но теперь все прошло. Я бы сам рассказал тебе о Кейт, Арабелла. Если бы ты вышла за меня, тебе все равно пришлось бы узнать о матери Эммы. – Роберт нахмурился.

– И о твоей жене, – мягко напомнила она.

– Да, и еще она была моей женой, – мрачно согласился он. – Но пока мы не начали об этом говорить, я хочу сказать, что люблю тебя, люблю со дня нашей первой встречи...

– Не может быть! – ахнула Арабелла. – В тот день я ужасно выглядела. Прическа, очки, одежда...

– Арабелла, я люблю тебя такую, какая ты сейчас, и я рад, что эти перемены сделали тебя счастливой, – но такую, какой ты была раньше, я тебя тоже любил. В тот день у тебя хватило смелости выйти из машины навстречу двум овчаркам...

– Ты нарочно выпустил их, чтобы загнать А. Атертон в угол! – осуждающим голосом произнесла она.

– Виноват, – сухо признал Роберт. – Но тебя это вовсе не смутило. Ты зашагала себе по дорожке, а собаки шли за тобой по пятам...

– И выставила себя полной дурой, когда решила, что Мерлин – это Эндрю, а ты садовник! – вспомнила она с тяжелым вздохом.

Роберт улыбнулся.

– Но ты сейчас же поправилась и, несмотря ни на что, была решительно настроена на переговоры о фильме.

– А ты был так же решительно настроен против этого!

– По причинам, о которых ты очень скоро узнала, – печально произнес он. – Я никогда не вернусь в Голливуд, Арабелла. Не отдавай Палфри этим людям. Понимаешь, я их слишком хорошо знаю, и знаю также, что они сделают с главным героем. Это мой персонаж, Арабелла, и я не позволю Голливуду засосать его, а потом выплюнуть совершенно неузнаваемым. – Роберт помрачнел. – Они умеют это делать с людьми!

– Ты имеешь в виду Кейт? – мягко поинтересовалась Арабелла, улавливая в его словах глубокую горечь и злость, о которой он ей уже говорил.

– Типичная избалованная девчонка из Голливуда, – кивнул он. – Она дочь владельца одной киностудии. Красивая, талантливая. И совершенно безнравственная.

– Роберт?.. – негромко ахнула она. Она-то думала, что Роберт обожал жену и был счастлив в браке.

– О да, Арабелла, когда-то я любил ее, можешь в этом не сомневаться. У нас было три отличных года, но потом она забеременела Эммой, – а Кейт ненавидела беременность, в основном из-за перемен во внешности. Красота и прекрасная фигура были для нее всем, а она казалась себе толстой и уродливой...

– Беременные женщины вовсе не толстые и не уродливые, – возразила Арабелла. – Ведь они вынашивают ребенка, который обычно является символом разделенной любви.

Роберт крепче сжал ее в своих объятиях и уткнулся лицом в ее шею.

– Я знал, что ты так думаешь. Я знал.

Арабелла не сомневалась, что так думает большинство женщин. Только не та, для которой внешность – главное в жизни... Арабелла бежала от этого мужчины с тех самых пор, как поняла, что любит его, и узнала, кто его жена. Теперь ей стало понятно, что все совсем не так, как ей казалось. Возможно, ей и не нужно было убегать. Но Арабеллу всегда интересовало, почему Эмма осталась с Робертом...

Роберт слегка откинулся назад и покачал головой.

– Кейт ненавидела этот период. А когда она родила... Она один разок взглянула на Эмму и после этого передала ее няне, которую наняла еще до рождения ребенка! Насколько я знаю, с тех пор Кейт на нее даже не смотрела – пока Эмме не исполнилось три года. Эмма была достаточно маленькой и хорошенькой, чтобы всем ее показывать, – и достаточно большой, чтобы вести себя, как ей скажут. Что касается меня... – Он хрипло вздохнул. – Я не мог прикасаться к Кейт после того, как она отказалась от нашей дочери. – При воспоминании об этом он помрачнел. – Чтобы наказать меня за это, она завела целую вереницу любовников. За последнего она вышла замуж, когда в Голливуде устроили шумиху вокруг нашего развода.

– Я понятия не имела!.. – воскликнула Арабелла, ошеломленная крушением голливудского мифа. Неудивительно, что Роберт ненавидел Голливуд и все с ним связанное!

– И не только ты, – резковато отозвался Роберт. – Потому что до похищения Кейт совершенно устраивало такое положение дел. Она могла жить, как хотела, под прикрытием респектабельного брака, в то же время удерживая последний козырь: все мои разговоры о разводе заканчивались тем, что она угрожала потребовать опеки над ребенком!

– О Боже .. – Арабелла слишком хорошо знала, как он любит дочь – и как Эмма любит его.

– Вот именно, – подавленно произнес он. – Этого я ни за что не мог допустить. Поэтому я остался с ней, погрузился в работу и закрыл глаза на приключения Кейт. Главное, чтобы она оставила в покое нас с Эммой, – остальное меня не волновало. Но похищение и тот факт, что выкупил ее отец, – все это позволило ей отказаться от дальнейшей жизни со мной и в то же время выглядеть Белоснежкой. Меня выставили в роли злодея, – с горечью продолжал вспоминать Роберт, – но меня и это устраивало – хоть бы наконец освободиться от брака, в котором нет любви. Единственное, что я требовал взамен за то, что был представлен в таком виде, – это передать Эмму под мою полную опеку. – У него скривились губы. – А так как Кейт дочка никогда не была нужна, такое условие прекрасно ей подошло.

Все это звучало ужасающе. Арабелла даже не решалась себе представить, каково это – вести такую жизнь. Если бы только она раньше знала об их фальшивом брачном союзе! Призрак, от которого она убегала все это время, не мог причинить ей вреда. Роберт любил ее.

– Сейчас Эмма в Штатах, вместе с Кейт, – горестно произнес Роберт. – До сих пор я пытался оградить ее от влияния Голливуда и от маминой жизни там, но, полюбив тебя, я понял, что не смогу вечно прятать Эмму. Когда-нибудь ей самой придется принимать решение о том, как относиться к матери. Кейт все еще замужем за тем человеком, детей у них нет, и она говорит, что наконец-то счастлива, что любит Эмму и хочет узнать ее получше. Раньше, когда Кейт просила прислать Эмму погостить, я всегда отказывал ей. – Он пожал плечами. – Я соглашался только на встречи в Лондоне, они обычно длились не больше нескольких часов. В последний раз это было утром того дня, когда мы пошли обедать к Марио, – подчеркнуто добавил он.

Вот почему Эмма была так удивлена, когда Арабелла спросила, понравилось ли ей ходить по магазинам!

– На этой неделе я отвез Эмму в Штаты, убедился, что она там нормально устроилась и они с матерью ладят, а потом вернулся, чтобы прийти на свадьбу к твоему отцу, – негромко пояснил Роберт. – Я не хотел оставлять тебя одну в такую минуту.

– Но я рада за них, – возразила она. – Правда.

– Тогда, в ресторане, ты расстроилась, увидев их вместе. – Он нахмурился. – И еще больше погрустнела потом, когда твой отец сообщил мне о свадьбе. А после этого ты переехала в отдельную квартиру, – напомнил он.

– В ресторане я расстроилась, потому что Элисон тебе явно очень понравилась, – с чувством неловкости призналась Арабелла. – Казалось, ты восхищался невестой, когда отец рассказал тебе о предстоящей свадьбе. А что касается квартиры – я переехала, потому что сама захотела, потому что...

– Ты ревновала меня к Элисон? – с недоверием перебил ее Роберт.

– Да, – вздохнула она. – Я...

– Арабелла, так ты тоже меня любишь! – победно объявил он.

– Ну разумеется, люблю, – нетерпеливо подтвердила она. – А иначе почему я здесь, с тобой?

– Арабелла, я уже минут пятнадцать назад сказал, что люблю тебя, а ты так ничего и не ответила, – снисходительно упрекнул ее Роберт.

Они сжимали друг друга в объятьях, обнаженные – несколько минут назад они занимались любовью, и это было так прекрасно, что Арабелла чуть не заплакала. Конечно, она любила его. Но Роберт был прав – она не слишком много говорила об этом.

– Я любила ту часть тебя, которую знала по книгам, еще до нашей встречи, – призналась она. – Роберт, ты – это Палфри.

– И его ты тоже любишь, правда? – (Она медленно кивнула.) – Я понял это в первый же день. Ты была потрясена, когда Эмма сказала, что он погибнет, – тихо произнес Роберт, вспоминая. – Только благодаря твоей реакции я сел и обдумал свое решение заново. Если ты так восприняла эту новость и была готова сама попытаться спасти Палфри – значит, другие почувствуют то же самое. И тогда я понял: хоть жизнь Палфри и находится в моей власти, я могу причинить кому-то сильную боль, злоупотребляя этой властью.

– А какой у Палфри конец? – затаив дыхание, спросила Арабелла; она была очень рада, что явилась главной причиной благополучного завершения.

– Это не конец, Арабелла, это только начало! Палфри влюбляется, женится и живет счастливо до конца своих дней. И автору хочется, чтобы его самого постигла та же судьба. Вместе с тобой. – Он взял ее за подбородок, так что Арабелла смотрела прямо ему в лицо, словно загипнотизированная. – Ответь мне, Арабелла, ты выйдешь за меня замуж?

Она может выйти замуж за этого человека, провести остаток жизни рядом с ним! У них появятся дети. Возможно даже, они уже зачали ребенка...

– О да, Роберт! – Она обвила его шею руками. – Я выйду за тебя, выйду! Я хочу жить так, чтобы ты был счастлив со мной.

Он нагнулся и нежно поцеловал ее в губы.

– Ты самая невероятная женщина, которую я когда-либо встречал, – с восхищением произнес Роберт. – И все-таки мне не верится, что ты ушла с работы из-за Палфри. – И он снисходительно покачал головой.

– Роберт, для меня он – настоящий. Совершенно настоящий. Потому что он – это ты, разве ты не понимаешь? Я встретила тебя, узнала человека, который стоит за Палфри, и если бы он умер – это как если бы умер ты. – Арабелла крепче сжала его в своих объятьях. – А я не могла этого вынести, Роберт. Ты же видишь, я так люблю тебя, – хрипловатым голосом призналась она.

– Чего я только не делал, чтобы ты прочитала последнюю книгу о Палфри, – вздохнул Роберт. – Хотел, чтобы ты увидела, как повлияли на меня твои слова. Но ты была так чертовски упряма...

– А ты не был упрямым? Не мог просто сказать мне, что передумал? И потом, ты не можешь сердиться на меня, – лукаво произнесла она, – теперь, когда сказал, что я самая невероятная женщина на свете!

– Верно, – кивнул он, улыбаясь. – Арабелла, я снова хочу тебя, но у нас впереди вся жизнь для того, чтобы заниматься любовью, говорить друг другу о своих чувствах, а пока... я обещал твоему отцу, что мы вернемся на свадьбу...

– Отец и свадьба подождут! – Роберт лежал на спине, и Арабелла теперь придвинулась к нему, накрыв его своим телом. – Я еще не полностью погрузилась в небытие, – вызывающе произнесла она, приблизив к Роберту лицо.

Роберт победоносно рассмеялся, крепко обняв ее.

– Требовательная жена? Я думаю, это будет прекрасно!

Жена. Жена Роберта. Для нее это уж точно будет прекрасно. До конца ее дней!

Примечания

1

По английской традиции, невеста должна надеть на свадьбу «что-нибудь старое», «что-нибудь новое», «что-нибудь взятое взаймы» и «что-нибудь голубое». – Прим. Перев.


home | my bookshelf | | Смелые мечты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 2.7 из 5



Оцените эту книгу