Book: Райский берег



Райский берег

Мелани Морган

Райский берег

Райский берег

Аннотация

Брайан Лавджой и Патрисия Кромптон, партнеры по бизнесу, желающие избавиться друг от друга, дабы безраздельно владеть фирмой, доставшейся им в наследство, волею судеб оказываются на далеком острове, затерянном в Индийском океане. Но события поворачиваются таким образом, что фирма, которая, казалось бы, имела для них такое значение, просто перестает для них существовать. Ведь произошло нечто более важное и из ряда вон выходящее - они полюбили друг друга...

Райский берег

Глава 1

Джессика Кромптон рявкнула в трубку:

— Да? Я! Кто? Откуда? Зачем?

— Послушайте, Джессика, радость моя, все решилось само собой, — раздался вкрадчивый голос Синклера Лавджоя. — Мой двоюродный брат просто обязан сопровождать Патрисию.

Иначе и быть не может. Мы партнеры, а значит, должны четко себе представлять, что делает каждый из нас.

— Ничего, не волнуйтесь, наше партнерство продлится недолго, — заявила Джессика.

— Это уж как угодно. Я тоже за то, чтобы фирма перешла под единоличное управление — старшему наследнику по мужской линии. Только вряд ли вам это придется по душе, ведь старший наследник — я.

— И не надейтесь! Ишь ты, разбежался, но магазина вам не видать как своих ушей!

— Посмотрим, — со скрытой угрозой произнес Синклер, хотя его голос оставался по-прежнему вкрадчивым. — Так не забудьте предупредить сестру, что Брайан будет сопровождать ее во время поездки на Кот д'Азур. Лучше скажите ей прямо сейчас, а то память у вас, наверное, девичья и…

Вместо ответа Джессика с грохотом положила трубку.

— Пат! — закричала она. Ответа не последовало. Джессика приказала себе успокоиться.

Встала, налила немного содовой, сделала глоток и уже спокойнее позвала:

— Льюис!

На пороге появился старый слуга.

— Узнай, где моя сестра. Скорее всего, она у себя, готовится к отъезду. Иди к ней и скажи, что мне нужно сообщить ей нечто важное.

— Слушаюсь, мисс Кромптон, — ответил Льюис и с поклоном удалился.

— Кот д'Азур? Это что ж такое? — нахмурился Брайан Лавджой и запустил пятерню в волосы. — А? И при чем тут кот?

Амелия Рент, его секретарша, не смогла сдержать улыбки.

— “Кот” — это по-французски “побережье”.

Кот д'Азур — Лазурный берег, любимое место отдыха политиков и кинозвезд, богачей и…

— Ладно, ладно, хватит! Я и так тебе верю.

Неужели ты думаешь, что я не знаю, что такое Лазурный берег?

Амелия пожала плечами.

— Вот как? Ты считаешь меня полным невеждой? Мне даже известно где находится этот воистину райский уголок. Во Франции!

— Я потрясена.

— Еще бы. Я и не такое знаю, ты только спроси. Одного не могу взять в толк, какого черта понадобилось там этой козочке?

— Патрисии? — Секретарша взглянула сверху вниз на шефа, сидевшего за огромным столом, заваленным бумагами. — Очевидно, у нее далеко идущие планы. Как-никак она теперь совладелица фирмы и кому как не ей решать, не настала ли пора открыть где-нибудь в Монте-Карло филиал “Кромптона и Лавджоя”.

— Ха! Что за чушь! На кой этим богатеям в Монте-Карло наши побрякушки? У этих мужиков других забот по горло: казино, спортивные автомобили, красивые куколки, которые так и норовят броситься им на шею! Дались им наши галстуки!

— Не забывайте, мистер Лавджой, — Амелия поправила прическу, — что ни Патрисию, ни Джессику простушками не назовешь. На вашем месте я была бы с ними поосторожнее. Я тут обзвонила кое-кого, навела справки. И знаете, что? Отзывы о ней самые восторженные.

Ведь она создает эксклюзивные модели женской одежды, которые затем поступают в продажу в магазине “Кромптон и Лавджой”.

— Подумаешь! Что она будет делать во Франции?

— Согласно официальной версии, покупать знаменитый французский шелк для женских шарфиков.

— Тьфу! — Брайан швырнул на стол папку, которую держал в руках. — Теперь еще придется сопровождать ее, пока она будет разглядывать эти дурацкие тряпки.

— Никакие не дурацкие! Французский шелк ценится во всем мире.

— Шелк тут вообще ни при чем. Все это лишь предлог, чтобы урвать кусок нашей фирмы. Ну, ничего, мои адвокаты с ней быстро разберутся!

— Вы явно не настроены отдохнуть. А ведь многие бы на вашем месте с ума сошли от зависти: Лазурный берег, роскошные виллы, пляжи, казино и все такое…

— Но я-то туда поеду не по своей воле. Так Синклер решил. К тому же я не отдыхать там собираюсь, а сделать так, чтобы выкинуть Кромптонов из нашей фирмы. Раз и навсегда.

— Да ладно вам! — рассмеялась Амелия. — Не такая уж она и противная, эта Патрисия. Уверена, у вас с ней много общего.

— Даже слишком много, — нахмурился Брайан. — Мы с ней сообща владеем фирмой, и меня это совершенно не устраивает.

— Зато у нее отличный вкус! Она создает прекрасные модели одежды, сама придумывает серьги, сама…

— Послушай, Амелия! Тебе что, правда, нечем больше заняться? Дай тебе волю, целый день только и делала бы, что выбирала сережки!

— А вам уж и жалко стало, да? Или боитесь, что она завлечет вас в свои сети?

Брайан резко отодвинул стул и встал.

— Все, разговор окончен! Беги, приготовь себе кофе, закажи ланч или отправляйся по магазинам. Только ради Бога, избавь меня от своей болтовни!

Секретарша смеясь удалилась. Убедившись, что за ним никто не следит, Брайан извлек из кармана бумажник, вытащил из потайного кармашка маленькую фотографию и взглянул на нее. Вихрастый мальчуган, сияя от счастья, сжимал в руках огромную морду овчарки.

Да, тогда, лет десять назад, он по наивности думал, что нашел райский уголок с женщиной, достойной зваться Евой. Тогда он и впрямь был счастлив. Но, увы, счастье длилось недолго. Что поделать, ведь так всегда бывает…

— Ну-ка повтори! — Патрисия не верила своим ушам. Неужели Джессика отважилась на такое?

— Нечего прикидываться! — сказала та. — Ты все прекрасно слышала. И знала об этом с самого начала. Когда месяц назад ты заявила о своем намерении отправиться во Францию, я предупредила тебя: жди беды! Но разве я могу переубедить свою упрямую сестрицу? Конечно нет! Коль скоро она уж вбила себе что-то в голову — пиши пропало! Даже зная о том, что Брайану Лавджою придется тебя сопровождать, ты все равно не посчитала необходимым отложить поездку. И вот, пожалуйста! Сегодня Синклер позвонил мне и поставил меня перед фактом: его кузен едет с тобой. Сначала я возмущалась, а потом подумала и поняла: так даже лучше. Ты сможешь из первых рук узнать, что они замышляют.

Вообще-то, Лазурный берег — милое место.

Да Патрисия отправилась бы и в африканские джунгли, лишь бы не участвовать в этой склоке между Лавджоями и Кромптонами. Тоже мне, Монтекки и Капулетти двадцатого века!

Но твердить об этом сестре бесполезно. Та заладила свое: мы во что бы то ни стало должны отвоевать нашу долю в фирме! Ради этого любые средства хороши.

— Ты же знаешь, — попыталась оправдаться Патрисия, — я получила письмо от шелковой фабрики. Они утверждают, что мои галстуки носит сам Помпиду! И он хотел бы, чтобы его любимые галстуки изготовлялись не из английского и итальянского шелка, а из французского.

— Конечно, еще бы! — с готовностью согласилась Джессика. — Мнение французского президента для нас чрезвычайно лестно. Но ты могла бы разработать рисунки здесь, а потом просто-напросто послать их на фабрику. Они изготовят ткань, ты ее посмотришь и одобришь конечно, если качество тебя устроит.

— Нет, так работать я не могу. — Патрисия достала из ящичка гребень, изготовленный из красного дерева — подарок жены американского посла, — и принялась расчесывать свои длинные черные кудри. — Я должна с самого начала знать, чего мне ждать. А в Сиднее мне все равно делать нечего. Управлять фирмой, нет, для этого я не создана. Пара-тройка идей для новой коллекции — это еще куда ни шло, но…

— Пара-тройка! — воскликнула Джессика. — Да ты сама не понимаешь, что именно тебе мы обязаны своим успехом. Не будь тебя, кто бы разрабатывал дизайн наших шарфиков, галстуков, платков, которые миллионеры носят в нагрудном кармане в тон галстуку?! А в этом сезоне? Эти великолепные запонки с бриллиантами? А твои серьги в виде ежевичных ягод?

Кому бы из нас пришла в голову подобная идея? Нет, что ни говори, ты для нас просто сокровище!

Патрисии показалось, что сестра переигрывает. Уж больно бурно она восторгается ее способностями. Раньше она что-то помалкивала о том, что Патрисия сокровище.

— Джесс, послушай…

— Даже не спорь! Ведь когда я тебя предупредила, возражений у тебя не возникло? Что же теперь изменилось? В конце концов, провести месяц в обществе этого болвана не такая уж большая жертва… — Джессика сделала многозначительную паузу. — Учитывая, что ты директор нашей фирмы.

— Ты прекрасно знаешь, я этого не хотела.

Не создана я для деловой жизни.

Они и впрямь буквально силой затащили ее в директорское кресло, как она ни брыкалась!

— И времени на то, чтобы возиться со всей этой ерундой у меня нет.

— Ладно, Пат, в первый и последний раз в жизни сделай мне одолжение. Обещаю, больше я тебя ни о чем не буду просить. Понимаю, тебе не просто, может даже противно, но хоть раз в жизни мы должны выступить одной командой. Показать, что нас так просто не сломить. Дать понять этим выскочкам, Лавджоям, что голыми руками нас не возьмешь. Так что, ради Бога, не создавай мне лишних проблем.

Именно этим Патрисии и хотелось заняться.

Она обожала создавать проблемы людям, которые привыкли, что им все подчиняются. Но Джессика все-таки ее сестра, так что надо найти способ отказать ей так, чтобы она не обиделась.

— Джесс, я еду на Лазурный берег не развлекаться и не затем, чтобы развлекать других.

Еще неизвестно, выйдет ли что-нибудь из этой идеи с шелком. К тому же мне нужно будет разрабатывать рисунок, возиться с красками, выяснять качество ткани, да мало ли еще что!

Возникнет уйма проблем! А этот Лавджой будет крутиться у меня под ногами.

— Пусть он лучше мешает тебе, чем лезет во все в самом бутике. Он так и норовит сунуть свой нос в то, что его не касается. Займи его, отвлеки его внимание. Спроси его мнение насчет рисунков для галстуков и шарфиков, пусть, в конце концов, попробует сам разработать какой-нибудь дизайн. Самое главное, чтобы его не было поблизости, пока мои адвокаты пытаются найти лазейку в договоре о партнерстве.

Договор о партнерстве предусматривал, что распоряжается фирмой старший партнер, а семья совладельцев ни во что не вмешивается.

Так оно и было раньше, только вот проблема: с недавних пор они никак не могут решить, кто у них старший партнер. Вот и норовит каждый из совладельцев выдавить конкурента и завладеть фирмой целиком.

— Ну и что там адвокаты?

— У Патрисии затеплилась надежда. — Обещают что-нибудь?

— Трудно сказать. В соглашении о партнерстве предусмотрено, что контроль над фирмой переходит к старшему наследнику мужского пола. Можно затеять юридический спор, ссылаясь на дискриминацию по половому признаку, но еще не известно выйдет ли из этого толк.

Ведь Синклер Лавджой все равно меня старше, так что, будь наследник хоть мужского пола, хоть женского, это ничего не меняет: так или иначе, если воспринимать соглашение буквально, все должен заграбастать тот, кто старше. А старше он.

— Потом, — не без ехидства заметила Патрисия, — начнется настоящая схватка: кто первым, мы или Лавджой, произведет на свет наследника. А через двадцать-тридцать лет — все сначала. И так до бесконечности.

Но ирония не возымела на Джессику Кромптон ни малейшего действия.

— Что касается рождения наследников, — заявила она, — это наше, женское дело решать.

Много ты сделаешь без мужчин, усмехнулась про себя Патрисия.

— В данный момент я занимаюсь тем, чтобы восстановить свое право участвовать в решении важнейших для нашей фирмы вопросов. И уж тут я ни в чем не намерена уступать Брайану Лавджою.

— Тогда валяй, не стесняйся! Объяви о своих грандиозных планах. Провозгласи, что полностью намерена изменить облик фирмы. Выпустить новую линию одежды. Создать оригинальную коллекцию мужских и женских аксессуаров. Продавать под маркой “Лавджой и Кромптон” не только спортивную, но и обычную обувь — С маркой-то вся и проблема, — вздохнула Джессика.

Патрисия молчала, ожидая продолжения.

— Дело в том, что, меняя облик фирмы, я намерена начать с названия. Выкинуть из него фамилию “Лавджой”.

— Что? — Патрисия не скрывала удивления.

— “Кромптон кутюр” — как тебе название?

По-моему, очень неплохо! В таком названии и новизна чувствуется, и стиль. Не то что это затасканное имя: “Лавджой”.

— Господи, зря я спросила! — Патрисия говорила правду. Она не любила тайн, никогда ничего не скрывала и чужие секреты хранить не собиралась. — По-моему, так ты все только усложняешь.

— Это все равно, что трясти красной тряпкой перед носом у быка! Но что поделать, выхода другого все равно нет… Конкуренция есть конкуренция.

— Ты же проблем не оберешься! Огласка в прессе, скандалы в суде, иски, Бог знает что еще придет Лавджоям в голову!

— Наконец-то ты поняла. Поэтому я и хочу, чтобы ты поехала с Брайаном Лавджоем во Францию. Отвлеки его внимание, нейтрализуй его! Докажи, что без тебя наша фирма загнется. Или еще что-нибудь придумай. В конце концов, соблазни его!

Патрисия чуть со стула не свалилась.

— Еще чего! Если ты думаешь, что я буду нейтрализовывать его подобным образом, то позволь тебе сказать, что я…

— Не начинай, Пат! Сейчас ты нужна мне.

Нужна, как никогда. Пойми это!

Вот уж точно, как никогда! До сих пор Джессика была вполне самодостаточна. Впервые она признала, что и от Патрисии есть хоть какая-то польза.

— Сомневаюсь, что у меня хватит сил отвлечь его внимание. Я целыми днями буду сидеть на фабрике, встречаться с художниками.

Мне будет не до походов по ресторанам и казино, и валяться на пляже я тоже не собираюсь.

— Пусть Брайан думает иначе.

— Думаешь, его так легко провести?

— Не надо тебе его обманывать, пойми ты наконец! — Джессика в отчаянии всплеснула руками. — Занимайся тем, что тебе интересно.

Встречайся с теми людьми, которые тебе нужны. У Брайана все равно не будет другого выхода, придется сидеть с умным видом и слушать, как ты общаешься с дизайнерами. Ну а если захочется с ним немного пофлиртовать, не бойся.

Ничего страшного в этом нет. Кстати, он весьма и весьма неплох собой. Вот, полюбуйся!

Джессика протянула ей последний номер “Форчуна”, раскрытый на развороте. Богатый плейбой Брайан Лавджой в окружении красавиц. Еще бы, он завидный жених: богат, к тому же и красив.

— Я не имею в виду ничего такого. В конце концов, от того, что ты сходишь с ним разок в ресторан, ничего страшного не произойдет. Только ради Бога не вздумай в него влюбляться!

То же мне, нашла о чем предупреждать. И так этот Брайан будет следовать за ней по пятам.

— Сомневаюсь, что у меня получится, — заметила Патрисия. — Типы вроде него просто-таки созданы для любви. Увидев его, девушки хлопаются в обморок. Он их может прямо коллекционировать.

Сколько бы Патрисия не иронизировала, и ей и Джессике было понятно: ее песенка спета.

Придется ей ехать во Францию с Брайаном.

— Так докажи ему, что ты не такая! — смеясь произнесла Джессика и заключила сестру в объятия.

Глава 2

Брайан устало откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Амелия постаралась на славу.

От собранных ею газетных статей и фотографий из журналов у него голова шла кругом. Оказывается, эта Патрисия Кромптон не такая уж дурнушка, как показалось ему сначала, когда он увидел ее на какой-то старой черно-белой фотографии из газеты. Может оказаться, что она даже очень ничего. Но в любом случае это всего лишь внешность, а внешность, как известно, обманчива.

Что же касается, так сказать, внутреннего содержания, скрытого аппетитной упаковкой, с этим проблемы. О ней почти ничего неизвестно. Все добытые Амелией материалы касаются семейства Кромптонов, которое вечно давало благодатную почву для сплетен и пересудов. В свое время газетчики только и писали о романах, на которые был горазд отец Патрисии, Лайонелл Кромптон. Впрочем, и его последняя жена (она же вторая, ибо Лайонелл был не из тех, кого легко заарканить и повести к алтарю) ничуть ему в этом не уступала. Теперь ей было уже за сорок, но косметическая хирургия нынче творит настоящие чудеса! В последний раз ее видели в обнимку с массажистом, который лет на пятнадцать ее моложе.

Вероятно, Патрисия тоже далеко не монахиня. Обидно же видеть, как вовсю резвятся родители, а самой прозябать вдали от поклонников. Впрочем, о ее любовных похождениях газеты почти не писали. На людях она появлялась редко, но, когда это все-таки происходило, ей было явно не по себе. Будто девственница, которая никак не возьмет в толк, что делать со своим телом, усмехнулся Брайан. Но нельзя же дожить до двадцати пяти и сохранить невинность!

В дверь постучали. Он бросил последний взгляд на цветную фотографию, на которой Патрисия была изображена с отцом и сестрой — видно, на каком-то светском приеме, — и крикнул:

— Войдите!

Нет, она определенно не в его вкусе. Хотя как знать. Может, стоит пригреть ее лучами своего внимания, и этот роскошный цветок распустится и проявит свой аромат?



— Сэр, машина ждет вас.

— Спасибо, Клиффорд, уже иду.

Брайан подхватил легкую дорожную сумку — паспорт, пара брюк и свитер, что еще нужно непритязательному холостяку? — и направился к выходу.

Шофер почтительно раскрыл перед ним дверцу “роллс-ройса”.

— Извините, мистер Лавджой, что пришлось вас поторопить. Надеюсь, я не оторвала вас от дел?

Патрисия Кромптон взглянула на него, откинув со лба прядь волос. Ни малейшего признака улыбки. Эдакая современная деловая женщина, холодная и недоступная. Впрочем, деловые женщины любят выглядеть профессионально, а на ней костюм то ли из хлопка, то ли изо льна, то ли из чего-то еще ужасно мнущегося, вьющиеся волосы лежат как попало, хотя она впихнула в прическу массу заколок и гребешков. Зато с косметикой явно напряженка. Короче говоря, она будто нарочно постаралась выглядеть как можно более непривлекательной. И ей это удалось.

Брайан расплылся в улыбке. Включать свое обаяние на полную мощность он не стал, но решил: крохотная улыбка в чисто деловом стиле не повредит.

— Называйте меня Брайан, — предложил он. — Вам не за что извиняться. Полно народу мечтает провести пару недель на Лазурном берегу в пятизвездочном отеле. И я не прочь отдохнуть, нежась в лучах ласкового солнышка.

Его улыбка осталась без ответа. Патрисия взглянула куда-то сквозь него и заметила:

— Мы едем не с развлекательной целью.

Наша задача — подобрать ткани для новой коллекции галстуков и других аксессуаров из шелка, убедиться, что фабрика в состоянии соответствовать нашим высоким требованиям к качеству материала, и разработать дизайн, решенный в едином стиле.

Вот дрянь! Если бы она только знала, как ненавистны ему женщины, которым пальцем о палец лень ударить, чтобы выглядеть хоть чуть-чуть женственными. Если она думает, что мужчина ценит в женщинах деловую хватку или, избави Господи, какую-то там внутреннюю красоту, то… да, как жестоко она заблуждается! Плевать нам на то, что у вас в душе.

Нам другое подавай.

Впрочем, ему-то какое дело? С какой стати он вообще так завелся?

Может, откровенность на нее больше подействует?

— Вообще-то я юрист, а не дизайнер. Поэтому в этом деле я вам явно не помощник.

Если уж быть до конца честным, то всякие финтифлюшки на галстуках его меньше всего волнуют. Он едет, чтобы вышвырнуть этих надоедливых Кромптонов из бизнеса, и, если получится, без скандала, в рамках закона. На то он и юрист.

Патрисия бросила на него недоуменный взгляд. Ресницы у нее оказались длинные и темные, голубые глаза глядели так, что, будь на ее месте другая женщина, он воспринял бы ее действия как приглашение к флирту. Но, похоже, этой особе и невдомек, какое действие производит подобный взгляд.

А может, она наоборот прекрасно обо всем знает? Уж наверняка распутные родители кое-чему ее научили!

— Значит, вы не берете с собой альбом для рисунков? — спросила она.

— А зачем? — удивился Брайан.

Патрисия пожала плечами.

— Чтобы делать зарисовки, записывать свои замечания. Если, конечно, вы действительно собираетесь посетить фабрику. Если нет, тогда другое дело. Возможно, вы предпочтете остаться на пляже.

Ясно, к чему ты клонишь! Ты-то уж наверняка захочешь, чтобы я оставил тебя в покое.

Зачем мне путаться под ногами и совать во все свой нос?

Но не надейся, не дождешься!

— Напротив, мисс Кромптон. Я обеими руками за то, чтобы проследить, чем будет заниматься эта фабрика. К тому же, — не без иронии закончил Брайан, — смотреть, как вы творите, вероятно, одно удовольствие.

Патрисия снова пожала плечами. Язвительность Брайана не произвела на нее никакого впечатления. Она углубилась в блокнот, лежавший у нее на коленях, давая понять, что разговор закончен.

Будь перед ним другая женщина, Брайан решил бы, что она затеяла сложную игру. Но эта Патрисия явно не из тех, кто любит подобные игры. Ей просто на все наплевать.

И мне тоже, решил Брайан, расстегивая молнию на сумке. Порывшись в ней, он извлек свежий номер “Плейбоя” и с невинным видом раскрыл его на развороте. Уголком глаз взглянул на Патрисию. Та как ни в чем не бывало что-то чертила в блокноте.

Интересно, он и впрямь такой осел, что считает меня несмышленой дурочкой? Будто я не пойму, к чему он клонит.

Зачем ему со мной заигрывать? Хотя у мужчин его типа это, скорее всего, происходит просто в силу привычки.

Вот он откидывает назад свои курчавые волосы, будто она не знает: это классический жест покорителя сердец. Небось в свое время практиковался перед зеркалом. Надо признать, выходит у него неплохо, даже не наигранно. Но ее-то так просто не проведешь.

Еще уселся в самолете с этим дурацким журнальчиком. Делает вид, что никто, кроме обнаженных красоток, его не интересует. А сам нет-нет да и взглянет на нее.

Ну и пусть разглядывает своих моделей! От попытки поддержать светскую беседу он отказался, а ей это как нельзя более на руку. Если повезет, до Лазурного берега они так и долетят молча.

— Меня зовут Патрисия Кромптон. Для меня забронирован номер?

Портье расплылся в улыбке.

— Разумеется, мисс Кромптон. Номер “люкс”, семьсот четыре, это на седьмом этаже.

— Благодарю вас.

Патрисия направилась было к лифту, но голос портье остановил ее.

— Мисс Кромптон!

— Да? — повернулась она к нему.

— Чуть не забыл. Для вас тут послание. Из Синушари.

— Вот как?

— Из Синушари? — нахмурился Брайан, извлекший из своей необъятной сумки паспорт. — Это где?

Патрисия пробежала глазами письмо. Оказалось, написал его старый знакомый — Инди Топану, министр туризма Синушари, этого острова, затерянного где-то в Индийском океане. После вежливого вступления, сдобренного целой вереницей любезностей, следовала суть.

“Два дня назад археологи, производившие раскопки в джунглях, сделали удивительное открытие. Под обломками древнего языческого святилища им удалось обнаружить гробницу жены вождя племени Нусанти-Хо, захороненную с подобающими ей царскими почестями. Среди находок, полученных при раскопках, наряду с сосудами для благовоний оказались великолепные ткани, не истлевшие, несмотря на прошествие нескольких столетий, золотые и платиновые украшения, красота которых способна поразить воображение самого взыскательного знатока, множество амулетов, которые также не оставят равнодушными никого, кто…”

Патрисия прервала чтение. Старина Топану пишет, будто он рекламный агент туристической фирмы, завлекающий простаков в романтическое путешествие. В чем же суть?

Ну-ка:

“…может представлять интерес для конкурирующих дизайнерских фирм. Учитывая наше давнее знакомство, оказавшееся, смею надеяться, взаимно приятным, я взял на себя почетную обязанность пригласить вас, мисс Кромптон, первой ознакомиться с находками археологов. Уверен, что они заинтересуют вас как художественно одаренную натуру. Мое правительство в свою очередь будет весьма признательно вам, если именно вы напишете о находке и о нашем острове в вашей прессе”.

Еще бы! Естественно, заметка главы преуспевающей фирмы, имя которой у всех на слуху, произведет гораздо больший эффект, нежели гора статей, состряпанных безвестным репортером. Тогда в Синушари направится целый поток туристов, жаждущих узреть золотые побрякушки и прочую экзотику. А ему как министру туризма только этого и надо.

Брайан, беседовавший с клерком отеля, искоса взглянул на Патрисию, привычным жестом откинув со лба волосы.

Все меня используют, вдруг подумала она.

Все кому не лень. Но раньше я была такой наивной глупышкой, что не понимала: все эти улыбки и знаки внимания не более чем хитрый способ получить свое. Но теперь-то я все это знаю, теперь я вижу, кто играет со мной и чего добивается.

Итак, Инди Топану послал Патрисии официальное приглашение посетить свою страну и написать о сокровищах, обнаруженных в гробнице Нусанти-Хо. Что же ему ответить?

— Мистер Топану сейчас во Франции? — спросила она у портье.

— Нет, он просил вас дать ему ответ телеграммой. Сказал, что, если вы согласитесь, встретит вас в аэропорту Синушари.

— Вот как?

Брайан зарегистрировался и подошел к ней.

— Что у вас тут творится?

— Хорошо, — произнесла Патрисия, полностью игнорируя и Брайана и его вопросы, — тогда… вы не могли бы принять телеграмму?

— Разумеется, мисс. — Портье с готовностью извлек откуда-то блокнот.

— Какую еще телеграмму? — спросил Брайан.

Патрисия снова проигнорировала его вопрос.

Она не раздумывала. Альтернативы нет: либо провести недели три, а то и месяц в обществе надоедливого представителя семейки Кромптонов, который будет следовать за ней по пятам и во все совать свой нос, мешая сосредоточиться, либо бросить все и полететь в Синушари. В конце концов, она получила официальное приглашение министра туризма! Джессика, конечно, будет в ярости, но это уже ее проблемы.

Нечего было плести хитроумные планы.

— Записывайте! Вылетаю в четверг, двадцать второго, первым рейсом. Патрисия Кромптон. Адрес мистера Топану у вас есть? Отлично! Отправьте телеграмму немедленно. И еще, когда ближайший рейс до Синушари?

— Минутку, — ответил портье. — Так, в четырнадцать ноль восемь. Это через полтора часа.

— Ну что ж, меня вполне устраивает. Не буду терять время.

— Мисс Кромптон, что происходит? — вмешался Брайан, возмущенный тем, что она на него не обращает никакого внимания, будто он пустое место. — Далеко ли вы собрались?

— В Синушари, — без запинки произнесла Патрисия, будто говорила о каком-то ресторанчике в Монте-Карло. — Это остров в Индийском океане. Тамошний министр туризма пригласил меня посетить их страну и написать о ней в каком-нибудь журнале. Обнаруженные при археологических раскопках драгоценности, возможно, вдохновят меня на создание новой ювелирной коллекции, а ткани и рисунки на стенах гробницы послужат основой для дизайна новых…

— Но… как же эта фабрика на Лазурном берегу? — Брайан не скрывал удивления.

— С фабрикой, мистер Лавджой, — невозмутимо сказала Патрисия, — придется подождать. Извините, — она повернулась к портье, — вы не забронируете мне билет на самолет?

— Да, разумеется.

— Два билета, — раздался голос рядом. — Я тоже полечу.

Патрисия кинула на него взгляд, полный недоумения и испуга. Брайан Лавджой широко улыбнулся и подмигнул ей.

— Не могу позволить себе, чтобы вас кусали змеи и жрали хищные тигры. Ими на этом островке наверняка кишмя кишит.

Патрисия попыталась овладеть собой.

— Мистер Лавджой, полагаю, нет ни малейшей необходимости сопровождать меня.

— Полагаю, есть. Вы полетите туда с намерением разработать новую коллекцию? Ювелирные изделия и галстуки, так? По-моему, там, на Синушари, вы будете заниматься примерно тем же, чем собирались заняться во Франции, — делами фирмы. А раз так, мне волей-неволей придется поехать с вами. Я должен повсюду сопровождать вас.

Патрисия поняла, что попалась в расставленные ею же самою сети. Лихорадочно пытаясь предотвратить грозящую катастрофу, она выпалила:

— Это будет… э… не совсем удобно. Мистер Топану, министр туризма, пригласил меня. Мы с ним давно знакомы. Думаю, присутствие посторонних не вполне желательно.

— Сомневаюсь. Он пригласил вас в качестве своей давней знакомой? Или все-таки как одного из директоров фирмы “Лавджой и Кромптон”? Если так, то я тоже совладелец и обязан присутствовать. Ладно, довольно препирательств. — Брайан наклонился к окошечку портье. — Закажите и мне билет до Синушари, будьте так добры. Вот мой паспорт.

От досады Патрисия была готова рвать на себе волосы. Надо же, она недооценила этого хитреца из семейки Лавджоев! Оказывается, он готов на все, лишь бы испортить ей жизнь.

— Не хотите пройтись по магазинам? — светским тоном предложил тот. — Здесь наверняка есть миленькие обувные бутики. Ведь мы будем лазить по джунглям или как это называется там у них, на Синушари? Нам понадобятся крепкие башмаки!

Глава 3

Все попытки Брайана завязать с Патрисией разговор во время перелета на Синушари, который как-никак продолжался семь часов, закончились провалом. Сначала она ограничивалась односложными ответами, делая вид, что занята записями в блокноте, а потом и вообще перестала обращать на него внимание. Откинулась на спинку кресла и задремала.

Когда он заявил, что полетит с ней, в ее глазах появилось настоящее бешенство. На секунду Брайану даже показалось, что она вот-вот набросится на него с кулаками. Он усмехнулся. Надо же, какая прыткая! Думает, он отпустит ее просто так.

Он взглянул на нее. Спит! И вид у нее умиротворенный, совсем не такой холодный, как ему показалось. Все они, женщины, такие. Лишь корчат из себя недотрог. Но у каждой свои слабости.

Стоит лишь убедить ее, что она может ему доверять, как она тут же примется изливать ему душу.

На кого она похожа? Пожалуй, на папашу.

Точно, на Лайонелла Кромптона. Веселенькое начало для девушки! Хотя, по правде говоря, уродиной ее никак не назовешь. Напротив, если присмотреться… Довольно милые глаза. Серые?

Нет, пожалуй, голубые. Необычный, редкий цвет. Длинные ресницы, черные брови с таким изгибом, как полагается.

Нос, правда, великоват. Или так только кажется? И губы у нее полные, чувственные. С такими губами недолго и обжечься, если, конечно, она захочет воспользоваться ими на полную катушку.

К тому же у нее отличная кожа, белая, бархатистая. И все это не благодаря косметике и всяким искусственным штучкам, которыми так любят пользоваться женщины. Все это настоящее, а не фальшивое. Что уже само по себе неплохо, ведь другие ради достижения того же самого результата накладывают на лицо целые килограммы косметики.

Кстати, о лице. Он ведь заметил: внешне она невозмутима, даже безразлична, но под этой маской скрывается страх. Чего же она боится?

Или кого? Уж не его ли? Но он вроде не давал ей повода. Пока что не давал.

Конечно, этой Патрисии палец в рот не клади, уж в чем, в чем, а в уме ей не откажешь. А таких особей женского пола Брайан терпеть не мог. Еще бы: невозмутимая, опасливая, к тому же умная! Да, он явно ошибся на ее счет: ведь ему казалось, что обвести ее вокруг пальца проще простого.

Из иллюминатора открылась великолепная панорама: горы, увенчанные снегом, разбитые на уступах цветущие сады и джунгли, занимавшие большую часть острова.

— Ух ты! — присвистнул Брайан.

Патрисия неодобрительно взглянула на него.

— Вам что, не нравится? Джунгли просто великолепны!

— Почему же, нравится, — произнесла она. — Просто я думала, вы боитесь тигров, змей и пауков. Помнится, в отеле вы с таким трепетом расписывали подстерегающие нас опасности. Или я ошибаюсь?

Брайан пожал плечами.

— Так что же? — продолжала Патрисия. — Стыдно признаться?

— В чем? В том, что терпеть не могу пауков?

Нет, не стыдно. — Он потупил взгляд и замолчал, чтобы признание зазвучало более правдоподобно. Никогда не нужно стесняться расписываться в своей слабости перед женщиной. В каждой из них силен материнский инстинкт. — У меня от них мурашки по коже.

Интересно, сработало? Похоже, нет. Мгновение Патрисия разглядывала его без тени сочувствия, а затем произнесла:

— Самолет снижается.

Черт, не разберешь, что там у нее на уме.

Он так не привык. У нормальных женщин что на уме, то и на языке. Или уж на лице хотя бы.

А у этой все не как у людей.

Дождавшись посадки, Брайан встал, снял с верхней полки чемоданы, натянул пиджак.

Дверь открылась, запах горючего смешивался с экзотическим ароматом тропиков.

— Да уж, — заметил Брайан, направляясь к выходу, — не то что в Сиднее в пасмурный день.

— В Сиднее по крайней мере не ползают змеи, — заметила Патрисия, доставая расческу. — Во всяком случае, за пределы зоопарка не выбираются.

— Это точно, — согласился Брайан.

Из лимузина в сопровождении охраны к ним направлялся невысокий толстяк в дорогом костюме и со вкусом подобранном галстуке. В его облике не было ничего такого, что не позволило бы принять его за австралийца или, скажем, американца. Подойдя к Патрисии, он вежливо склонил голову, а затем протянул ей руку.

— Добрый день, мисс Кромптон! Как приятно, что вы откликнулись на мое приглашение! До самого последнего момента я сомневался, примете ли вы его.

— Что вы, мистер Топану, мне очень лестно, что вы столь высокого мнения о моих способностях. Позвольте представить вам коллегу.

Инди Топану — Брайан Лавджой.

Туристический министр протянул ему руку.

— Здравствуйте, мистер Лавджой! Значит, вы тоже эксперт-ювелир?

— Нет, что вы! — усмехнулся Брайан. — Мисс Кромптон представила меня как своего коллегу просто потому, что у нас с ней много общего.

Объяснение вышло довольно двусмысленным, но, собственно, именно этого Брайан и добивался.

— Вот оно что? — протянул Топану. Тут до него дошло. — А, понятно! — Он слегка покраснел. — Что ж, уверен, вам у нас понравится. Ведь мисс Кромптон уже была у нас, а вы новичок. Возможно, организуем для вас познавательные экскурсии, пока мисс Кромптон будет работать. Ведь у нас здесь чудесно, так тихо, спокойно!

— Да, просто благодать! — с энтузиазмом согласился Брайан, уголком глаза продолжая следить за Патрисией. Та была явно вне себя от ярости, но пыталась не подавать виду. — Но, думаю, с экскурсиями придется подождать. Я буду неотступно следовать за… Пат.



После его довольно прозрачного намека глупо было бы называть ее “мисс Кромптон”. Топану молчал. Вид у него был такой, будто он жутко ревнует. Неужто он в нее влюбился? Нет, не может быть! Она на полголовы его выше, да к тому же одевается так, что на нее ни один нормальный мужик не посмотрит. Правда, возможно, Топану восхищается ее умом. Или просто он надеялся, что она все свое время посвятит этой дурацкой гробнице, а, оказалось, она притащила с собой спутника.

Патрисия раскрыла рот, явно намереваясь прояснить ситуацию, но Брайан улыбнулся и произнес:

— Тогда… мистер Топану, может, поедем в гостиницу?

— Да, да, конечно! — заторопился толстяк. — Прошу! — Он указал на свой роскошный лимузин.

Патрисия смерила Брайана холодным взглядом и, не произнеся ни слова, направилась к машине. Стоило ей оказаться на заднем сиденье рядом с министром, как она забросала его целой кучей вопросов про гробницу, раскопки и обнаруженные археологами бусы, серьги и прочие украшения. Если у Топану и были сомнения, посвятит ли Патрисия все свое время написанию статьи, то теперь они полностью развеялись.

Однако тут же возникла новая проблема. Патрисия заявила, что непременно желает своими глазами увидеть гробницу.

— Но зачем? — воскликнул Топану. — Археологи извлекли из нее все, что можно. Она пуста.

— Понимаю, но, думаю, посмотреть на нее мне не повредит.

— Вряд ли вам удастся добраться до нее. Дороги нет, даже мужчине пришлось бы не просто, вздумай он отправиться в горы.

А вот сравнивать способности мужчин и женщин тебе не стоило, подумал Брайан, это ты, дружок, дал маху. Теперь-то Патрисия наверняка настоит на своем, хотя бы ради того, чтобы доказать, что она ничем не хуже мужчины.

— К тому же еще раз повторяю: все найденные вещи перенесли в музей, так что совершать столь трудную экспедицию просто нет смысла.

— Но вы же сами в письме пригласили меня посмотреть на гробницу, — заметила Патрисия. — На стены с необычными рисунками.

— Увы, мисс Кромптон, — покачал головой Топану, — боюсь, это невозможно. — Он говорил так, словно искренне сожалел, что ему приходится разочаровывать заезжую туристку.

— Но почему?

Топану прочистил горло. Настойчивость Патрисии его явно смущала.

— Сооружение едва держится, — медленно произнес он. — Все-таки ему не одна тысяча лет.

Стены вот-вот обрушатся и погребут под собою всех, кто по каким-то причинам окажется на месте захоронения. Мы не можем так рисковать.

— Но вы, наверное, как-то пытаетесь восстановить гробницу? — спросил Брайан.

Топану с благодарностью взглянул на него.

— Разумеется. Уже составлено несколько проектов. К их разработке привлечены лучшие инженеры. Конечно, мы хотим вернуть гробнице Нусанти-Хо первоначальный облик. А рядом построить веранду и ресторан с традиционной кухней. Тогда туда можно будет водить туристов. Они смогут сполна насладиться атмосферой тропического леса…

— Если не свернут себе шею, — пробурчала Патрисия. — Все это замечательно, мистер Топану, но, повторяю: для моей статьи мне будет необходимо сфотографировать гробницу.

Брайан взял ее за руку, давая ей этим понять: прекрати настаивать на своем, неужели ты не видишь, что так ты ничего не добьешься!

Она пронзила его взглядом и отдернула руку, но замолчала.

— Что ж, оставляю вас. Мы уже прибыли. — Топану указал на роскошный отель, построенный в центре столицы. — У меня сейчас важная встреча, так что не обессудьте. Устраивайтесь. Думаю, вам здесь понравится. А мы встретимся после праздников.

— Как это? — не поняла Патрисия. — После каких праздников?

— Разве вы забыли? Завтра праздник урожая.

— Праздник урожая… — сокрушенно повторила она. — Я сломя голову лечу на другой конец света только ради того, чтобы целый день болтаться здесь, пока эти люди что-то празднуют. И чем прикажете заняться?

Но Топану ее не слышал: он уже укатил по делам на своем роскошном лимузине. Брайан мог бы предложить ей пару-тройку занятий искупаться, например, или принять солнечную ванну. Но счел за лучшее промолчать. А то еще, чего доброго, эта ненормальная набросится на него с кулаками.

Вместо этого он направился к конторке портье и протянул свой паспорт — второй раз за сегодняшний день. Хоть теперь-то им не придется срываться с места и нестись на другой конец света?

— Давайте ваши документы, — сказал он Патрисии.

Та, не глядя на него, протянула ему паспорт. Думала она о чем-то своем. О гробнице Нусанти-Хо, вероятно. О чем же еще?

Гостиничный комплекс, в котором их поселили, состоял из нескольких бунгало, выходивших к морю. Патрисии предложили, похоже, самый роскошный домик — большой, с верандой, тянущейся по второму этажу, великолепным тропическим садом и дорожкой, сбегающей к морю. Настоящий рай! И к тому же две спальни с огромными кроватями.

Ишь как Топану расстарался? С чего бы это?

Видно, должность обязывает: он же министр туризма, а у Патрисии Кромптон денег куры не клюют. По возвращении она расскажет подругам и знакомым о том, в какой роскоши она жила, и те тоже захотят прибыть на этот островок и поселиться в самых дорогих бунгало.

Впрочем, похоже, надеждам министра не суждено оправдаться. Патрисия даже не взглянула в окно, не восхитилась великолепным пейзажем. Ей, судя по всему, было глубоко наплевать на роскошную обстановку. Едва оказавшись у себя, она вытащила из сумочки фотографии археологических находок и углубилась в их изучение.

Да, зря Топану волновался, что спутник Патрисии отвлечет ее от работы, ради которой, собственно, она сюда и приехала. Ей вообще ничего не нужно. Она даже не заказала чего-нибудь выпить.

— Пат, не хотите позавтракать? — спросил Брайан, берясь за трубку телефона. — Пат!

Она оторвалась от фотографий.

— Что? — Не назови он ее по имени, она и не стала бы слушать его слова. — А, нет, не хочу. Ну… разве что чашку кофе. — И погрузилась в снимки.

А жаль, подумал Брайан, делая по телефону заказ. Я-то уж решил, что смог привлечь ее внимание. Оказывается, старье тысячелетней давности, извлеченное на свет божий археологами, волнует ее гораздо больше.

— Надо же, — Брайан взял у нее из рук фотографию с изображением какой-то брошки в виде жука, — столько шуму из-за этой ерунды!

Подумаешь, жук!

— Если находки подлинные, — Патрисия невозмутимо взглянула на него, — то мы присутствуем при величайшем историческом открытии. — Она принялась перебирать снимки.

— Что значит “если”?

Патрисия продолжала заниматься фотографиями.

— Вы сказали: если находки подлинные, — не отступал Брайан. — Почему? У вас есть сомнения?

— Что? — Патрисия рассеянно взглянула на него. — А, это. Думаю, мне нужно держать язык за зубами, иначе мистер Топану обидится.

— Значит, у вас возникли сомнения в подлинности найденных вещей?

— В науке всегда есть место сомнению. Я не могу ни о чем судить только на основании фотографий, как бы ни поражали они воображение профанов. Я должна побывать на месте раскопок.

— Зачем? Или вы не только специалист по дизайну и ювелирному делу, но еще и археолог-любитель?

Патрисия проигнорировала его иронию.

— Они хотят, чтобы я написала заметку для ведущих изданий Австралии и других стран Британского Содружества. Заметку, на которой будет стоять мое имя. Разве я могу это сделать, используя только фотографии? — Она откинула со лба волосы, пытаясь справиться с непокорной прядкой. — А вы сделали все, чтобы заткнуть мне рот, когда я добивалась возможности посетить место раскопок. Ради чего, хотела бы я знать!

Эта ее возня с прической не более чем способ самозащиты, подумал Брайан. Наклонив голову и занявшись волосами, она может не смотреть ему в глаза, создать между ними барьер.

Но почему? Боится прямых вопросов? Опасается, что он поймет, как ей далеко от той невозмутимой деловой леди, которую она из себя корчит.

Или это страх перед ним? Да нет, вряд ли.

Он же ничего не сделал, даже не очень хамил.

— От вашей настойчивости, — наконец произнес Брайан, — Топану явно стало не по себе.

— Почему?

Они подумали об одном и том же. Министру есть что скрывать. Патрисия опустила голову и вернулась к фотографиям.

— Просто невероятно, — пробурчала она, не поднимая головы, — придется сидеть тут два дня и ждать, прежде чем я своими глазами увижу эти вещи. Ужасно обидно!

— Не стоит так переживать. — Брайан говорил с обычной беззаботностью. — Наверняка на этом острове полно всего интересного. Помимо этой древней гробницы. Скажем, пляж.

Выглядит очень мило. Думаю, собираясь на Лазурный берег, вы захватили с собой купальный костюм.

Патрисия взглянула на него. Перевела взгляд в окно, из которого открывался вид на море.

— Мне и в голову не пришло ничего такого.

Но, думаю, это не помешает вам наслаждаться жизнью.

Она наклонилась, положила на диван свой портфель и принялась расстегивать замочек.

Брайан понял намек, встал и улыбнулся.

— Пойду распакую вещи.

Его дорожная сумка стояла в спальне. Эта комната понравилась ему больше всего. Обстановка простая — деревянные стены, небольшие коврики на полу, мебель без всяких завитушек. Но выглядит все чрезвычайно внушительно. Особенно кровать, напоминающая размерами футбольное поле.

На такой только и резвиться с какой-нибудь тропиканкой. Но откуда ж ее взять? Под рукой только Пат, а с ней не больно разгуляешься.

Господи, как я устал! Ей, кажется, все ни по чем, а у меня такое чувство, будто я вплавь пересек океан… И еще эта кровать.

Брайан хмыкнул, снял пиджак, стянул с себя рубашку и пошел в душ. Постояв под ледяными струями, он слегка пришел в себя.

Настолько, что нашел в себе силы не завалиться в белоснежную постель.

Патрисия едва удержалась, чтобы не взглянуть Брайану вслед. Она раскрыла блокнот, в котором делала зарисовки во время полета, достала из портфеля большой альбом и сделала вид, что сравнивает образцы тканей.

Можно, конечно, обманывать саму себя, но дизайн ее в данный момент нисколько не интересует. Что, хотелось бы знать, затеял Брайан Лавджой?

Взять хотя бы эту нелепую шутку, когда они знакомились с Инди Топану. Он ведь более чем прозрачно намекнул толстяку, что они с Патрисией любовники. И не дал ей и слова вставить.

А хотела ли она разубеждать Топану?

Патрисия тряхнула головой. Разумеется, хотела! Почему же тогда ничего не сказала? Да потому, что слишком долго было бы объяснять посторонним всю эту историю с фирмой “Лавджой и Кромптон”. К тому же вряд ли Топану это интересно.

Как-то странно он себя ведет. Как будто, с тех пор как он послал ей телеграмму утром, что-то изменилось, что-то произошло.

Она почесала ладонь. Ту самую, к которой в машине прикоснулся Брайан. В то мгновение она почувствовала, что во всем мире остались они двое, двое, которые чувствуют одно и то же, одинаково мыслят. В его прикосновении было нечто, что заставило сильнее колотиться ее сердце.

Какая чушь, какая банальщина! Легковерные девушки вроде нее тысячу раз попадались на этот крючок. Обаятельная белозубая улыбка, дружеское похлопывание — мол, не бойся, я с тобой, — хлоп, и готово! Влюбилась.

Но она-то не из таких. Сама говорила: меня на мякине не проведешь. Нашла способ обороняться от назойливого внимания бессовестных поклонников. Теперь ни ее имени, ни денег недостаточно, чтобы заставить нормального мужчину обратить на нее внимание.

Хотя с Брайаном ситуация несколько иная.

Ее денег ему не нужно, у самого куры не клюют, фамилия его красуется вместе с ее фамилией на вывеске фирмы. Но и посчитать ее привлекательной он никак не мог, тут уж она постаралась наверняка.

Значит, остается один вариант. Коварный Брайан вознамерился во что бы то ни стало прорвать оборону, воспользоваться какой-нибудь минутной слабостью и нанести удар из-за угла. Поэтому-то и поехал с ней на край света, в Синушари.

Уверившись в своей правоте, Патрисия зевнула и подвинула к себе блокнот и фотографии.

Все-таки душ — великое дело! Стоит постоять пару минут под веселыми струйками ледяной воды — и уже чувствуешь себя человеком.

Как будто сегодня и не случилось ничего такого ужасного. Теперь бы вот еще чашку кофе и бутерброд, тогда можно протянуть до наступления темноты.

Брайан направился к своей сумке. К счастью, во Франции в это время года тепло, почти так же, как и здесь. Поэтому запасенная им одежка сойдет и для местного климата. Натянув шорты и футболку, он вышел на веранду, где его уже поджидал официант с подносом.

— Завтрак? Наконец-то! Вот уж спасибо!

Благодарность в тоне Брайана была совершенно искренней. Он жутко проголодался. Конечно, шутка ли — не ел ничего существенного с тех самых пор, как вылетел из Сиднея.

Официант колебался.

— Сэр… — наконец произнес он. — Сэр, мадам… спит.

Решила вздремнуть пару часов? Вполне естественно, за день она вымоталась не меньше, чем он.

— Не стоит волноваться, — успокоил он официанта. — Мадам выпьет свой кофе потом.

— Вы не поняли. Она заснула в кресле.

— Ах вот в чем дело!

Понятно. От такого сна будет только хуже.

Она проснется с жуткой головной болью, а все тело будет болеть.

— Ладно, я разберусь.

Официант поклонился и бесшумно вышел.

Брайан сделал глоток кофе и направился в комнату Патрисии. Увидав ее, спящую за столом, он хмыкнул. Голова склонилась набок, альбом выпал из рук, фотографии рассыпались по полу.

Ишь как ее сморило! А ведь не так много времени прошло с тех пор, как он оставил ее наедине с портфелем и пошел в душ.

Брайан приблизился к ней и дотронулся до локтя. Ни малейшего эффекта. Он потряс ее за плечо. Она повернулась на другой бок, но продолжала спать.

Собрав с пола фотографии, Брайан сложил их в стопку и положил на стол, затем выпрямился и поглядел на спящую красавицу. Непростая задачка: засунуть ее в постель, чтобы при этом не произошло землетрясения. И роста и веса в ней достаточно. Такую невесту не каждый жених сможет на руках носить.

Но и оставлять ее в кресле нехорошо. В конце концов, он же обещал официанту! Да небось, когда она проснется в моих объятиях и завопит что есть мочи, я еще здорово пожалею о своей самонадеянности, усмехнулся Брайан и наклонился.

Ну не такая уж она и тяжелая! Голова свесилась ему на плечо, волосы защекотали тыльную сторону его ладони. Кстати, очень красивые волосы. Темные, вьющиеся, пышные. И длинные, доходящие чуть ли не до талии.

Странно, такая деловая дама — и вдруг такие волосы! Учитывая ее характер, было логично ожидать, что она не будет носить длинную прическу, а ограничится вполне функциональной короткой стрижкой.

Брайан выпрямился, убедился, что его позвоночник в порядке, и направился со своей ношей в спальню Патрисии. Она спала как убитая. Подойдя к кровати, он осторожно опустил ее на одеяло. Надо было швырнуть ее с размаху и посмотреть, что будет. Хотя, скорее всего, она все равно не проснулась бы. И уж благодарности-то от нее наверняка не дождешься. В лучшем случае посмотрит на него безразличным взглядом и скажет:

— Мистер Лавджой, зря вы так себя затрудняли.

Похоже, он не произвел на нее ни малейшего впечатления. Но до сегодняшнего дня он пользовался успехом у женщин. Конечно, среди них были и такие, кто предпочел бы, чтобы он горел в аду, но они сами виноваты: нечего было пытаться накинуть на него супружеское ярмо.

Брайан наклонился и снял с нее туфли. Вот это да! Изящные лодыжки, узкая стопа, прямые пальцы. Красивые ноги! А так, глядя на нее, не скажешь.

И самое главное — лак! Ногти на руках у нее обработаны как полагается, но лаком не покрыты. А на ногах красуется нежно-розовый лак.

Почему, спрашивается?

Отставив туфли в сторону, Брайан вознамерился снять с нее пиджак. Не потому, что опасался, что она его помнет, — измять его еще больше было невозможно. Просто удобнее спать в одной блузке.

И без юбки, подумал Брайан, снова наклоняясь к ней. Коль помирать, так с музыкой, “решил он, расстегивая молнию. И едва не вскрикнул от удивления. Какие милые сексуальные трусики!

Пожалуй, хватит, сказал он себе. А то уж слишком далеко заведет меня любопытство. Поэтому не стал снимать с нее очки в массивной оправе. Пусть спит в них. Нельзя же раздевать ее догола!

Все тело болело, голова была словно набита мокрой ватой. Ощущения такие, будто она очнулась после тяжелого похмелья.

Патрисия попыталась приподняться с подушки, но шейные мышцы застонали, и она снова откинулась на подушку. Ведь самое обидное, что она вообще не пила! Все этот Брайан Лавджой виноват. Будь он неладен!

Именно из-за него она сидела, уставившись в блокнот, во время длинного перелета из Франции в Синушари, делала вид, что работает, только чтобы не говорить с ним. И здесь, едва очутившись у себя, тут же засела за фотографии, переданные Топану, лишь бы избежать дальнейшего общения.

Почему же она так боится общаться с ним?

Боится одного его присутствия? Из-за того, что он безумно красив?

Ну и что с того? Да, он неплохо выглядит, у него располагающая улыбка, он обладает врожденным обаянием, но она-то здесь при чем? Ведь уже давным-давно она научилась держать свои чувства под контролем.

Патрисия поморщилась, вспомнив, что испытала, когда он уселся рядом с ней в лимузин. Все загнанные вглубь желания вновь нахлынули на нее, она испытала страстное влечение… Боже, какой стыд!

И ведь она сама виновата. Надо признать, Брайан Лавджой даже и не пытался с ней флиртовать. Она с самого начала дала понять, что настроена исключительно на деловые отношения, и он принял ее игру.

И вовсе не он, а она язвила при каждом удобном поводе. Так тоже нельзя. Ведь она обещала Джессике, что будет с ним любезна. Иначе как его нейтрализовать?

Патрисия предприняла вторую попытку усесться на кровати, на этот раз успешную. Протерев глаза, заметила на ночном столике бутылку воды и, наполнив стакан, залпом выпила. Так уже лучше!

За этот день она ужасно устала. Удивительно вообще, как до постели добралась. И как умудрилась стянуть с себя одежду. Должно быть, предыдущий печальный опыт кое-чему ее научил. После того как однажды ее сморил сон прямо за рабочим столом на фирме, ей потом целую неделю пришлось ходить на массаж: шея упорно не желала вставать на место.

Хорошо хоть на этот раз обошлось без тяжких последствий. Только представить себе, как хохотал бы Брайан, увидев, что она не в состоянии повернуть голову!

И что она так беспокоится о том, что он о ней думает? Раньше ей было плевать на такие вещи. Но этот красавчик то начинает улыбаться, то смотрит на нее так серьезно, с такой задумчивостью… Наверняка обзывает ее в душе глупой курицей или еще похлеще.

Неудивительно, что он зол. Ведь это из-за нее он околачивается у черта на куличках, когда как в его родном Сиднее кипит светская жизнь, а на том же Лазурном берегу полно песчаных пляжей и легкомысленных красавиц, которые только и ждут, как бы закрутить роман на день-два.

По крайней мере с ней он не пытался заигрывать. Надо признать, она и не поощряла его внимание, но мужчин его типа это редко останавливает. Они привыкли походя очаровывать всех вокруг, просто так, чтобы не терять хватки.

Тут даже не в том дело, что они такие испорченные. Напротив, они искренне уверены, что ведут себя как настоящие рыцари.

Да, в свое время она клевала на это. Слишком поздно поняла, насколько опасно доверять каждому проходимцу. Ну, ничего, зато теперь-то она знает, как себя вести.

Этот Лавджой, должно быть, локти кусает от досады! Как он ни старался, все бесполезно! Она даже не заверещала, когда он упомянул ядовитых пауков и змей! С такой далеко не разбежишься.

Потянувшись, Патрисия решила, что душ ей не помешает. Нашла халат и полотенце и отправилась в ванную.

Глава 4

— Ну, что, жизнь снова прекрасна? — раздался знакомый голос.

Брайан Лавджой расположился с какой-то книжкой в кресле на веранде. По местному времени было всего пять, солнце припекало вовсю. Он нацепил на себя джинсовые шорты и легкую футболку. Разумеется, не просто так. Ведь иначе как бы смогла Патрисия оценить его великолепные бицепсы и ноги, от одного вида которых сходила с ума не одна красотка?

Патрисия заставила себя оторваться от созерцания мужской плоти. Намереваясь ретироваться к себе — обнаружить Брайана на веранде она никак не ожидала, — она безразлично кивнула и ответила:

— Да, спасибо. Правда, голод дает о себе знать.

Это было ошибкой.

— Рядом с бассейном отличный ресторанчик. Кормят просто превосходно. — Брайан явно вознамерился начать светскую беседу. — Сам пробовал.

— Значит, вы не спали?

Патрисия подошла к барьерчику и принялась расчесывать волосы.

— Нет. Решил искупаться в бассейне. Так лучше всего — днем не спать, иначе ночью глаз не сомкнешь.

— Ну не все же такие супермены.

— Не обижайтесь, Пат. Ведь я спал во время полета. — Он поднялся. — Дайте-ка, я вам помогу.

Он взял из ее рук расческу, приподнял прядку мокрых волос и аккуратно расчесал их.

Патрисия не сопротивлялась. Что тут такого? Он просто помогает расчесать ей волосы.

Мокрые волосы расчесывать непросто. Это ничего не значит.

Но ее тело не желало подчиняться голосу разума. Впервые за столько времени она оказалась так близко с мужчиной, да еще с таким красавцем. Неудивительно, что каждая клеточка ее тела потянулась к нему, словно моля, чтобы он дотронулся до нее.

Господи, неужели так трудно устоять перед искушением?

— Мне нужно было поработать. Видно, я заснула.

Патрисия потуже затянула пояс на халате и сразу же пожалела об этом. Выглядит гак, будто она обороняется от врага, весь ее облик — слова, жесты — говорит о том, что она его боится.

Ну и пусть думает, что хочет. Не его дело, что она чувствует. В конце концов, она не обязана перед ним оправдываться из-за того, что решила вздремнуть.

— Да, уткнувшись головой в альбом, — сказал Брайан. Он покончил с тугой прядкой и продолжал расчесывать ее волосы. — Я решил, что в постели вам будет удобнее.

Патрисия застыла.

— Это вы уложили меня в постель.

— Вначале я попытался вас растормошить, — заверил Брайан. — Но все было напрасно.

Выходит… Он донес ее до спальни, уложил на кровать, раздел и укрыл одеялом. Как заботливый отец.

— Вот оно что. — Теперь по крайней мере понятно, почему она не помнит, как добралась до кровати. Патрисия сглотнула. — А я сразу и не поняла. — Снова ошибка! Надо было, сохраняя невозмутимость, сказать нечто вроде: благодарю, на вашем месте я поступила бы так же. И сделать вид, что ей все равно. — Спасибо, — выдавила она.

Ничего себе, он снял с нее пиджак, распустил волосы, даже про юбку не забыл. Это еще хуже, чем если бы он раздел ее донага! Она резко повернулась.

— Мне показалось, что ваш костюм слегка помялся, — Брайан опустил расческу, — поэтому я отдал его горничной. Пусть отпарит и слегка прогладит.

— Вы настоящий друг! — Друг? С каких это пор они успели подружиться? К тому же язвительность в данной ситуации явно неуместна.

Так, еще одна ошибка. Как бы исправиться?

— Пат, вы, должно быть, проголодались. — Брайан не дал ей времени проявить вежливость.

Она не испытывала к нему ни малейшей благодарности, она предпочла бы, чтобы он не стоял здесь с ее расческой в руках, а убрался куда-нибудь подальше, в Сидней или на Лазурный берег, и оставил ее в покое.

— Вы ведь почти ничего не ели с тех самых пор, как мы вылетели из Австралии. Ну-ка, идите одевайтесь, а я пока закажу вам что-нибудь перекусить. Отведайте ланч.

Надо же, какая заботливость! — Патрисия уже открыла было рот, намереваясь сказать ему, куда он может засунуть свой ланч, но здравый смысл взял свое. Он по крайней мере вежлив, а она ведет себя как капризная девчонка. Брайан наверняка не так прост, как кажется, но все-таки надо проявить хотя бы минимум любезности. Может, и удастся что-нибудь выведать для Джесс.

Патрисия выдавила из себя нечто похожее на улыбку и произнесла:

— Вы правы. Поесть мне, пожалуй, не повредит. Голодная я ужасно злая.

— Тогда это вам просто необходимо. — Брайан вернул ей расческу. — А то, чего доброго, наброситесь с кулаками на Топану. Он и не поймет в чем дело, а ваш имидж деловой образованной женщины полетит ко всем чертям.

Правда, я хоть убей не понимаю, на кой вам эта растрепанная прическа и мятый костюм?

Может быть, как-нибудь, насытившись, вы мне это объясните. — С этими словами он уселся в кресло, надвинул поглубже бейсболку и взял газету.

Патрисия потеряла дар речи. Она молча направилась в свою комнату.

Он глядел ей вслед и недоумевал. Надо же уродиться такой странной! И эта неожиданно появившаяся улыбка… Нет, неспроста она улыбнулась.

Правда, ноги у нее красивые. И волосы, по крайней мере пока она их не собирает заколками.

Странно, странно! Но ужасно интересно. А он еще раздумывал, лететь ему с ней в Синушари или нет!

Несколько часов сна и бутерброд пошли Патрисии на пользу. Мышцы перестали болеть, а туман в голове рассеялся. Отогнав широкополой шляпой какого-то пестрого жука, она огляделась вокруг.

Ресторан и вправду неплохой, в этом Брайан не ошибся. Посетителей маловато, всего пять-семь человек. Пожилая пара, отец с очаровательными ребятишками, красивая брюнетка, попивающая кофе и читающая книгу. Но вот сюрприз! Стоило пройти мимо нее Брайану, как книга тут же перестала ее интересовать. Она проследила за ними, пока они не дошли до столика у окна, затем опустила взгляд, но читать перестала. Еще бы! Брайан Лавджой — удовольствие почище самого захватывающего романа.

— Вам не кажется, что здесь мало народу?

— Ничего удивительного, — сказал Брайан. — Сейчас такая жара. Люди сидят по домам или на пляже валяются. — Он огляделся. — Днем, когда я плавал, было гораздо больше народу.

Как мило, подумала Патрисия. Представляю, как они на него глазели. Хотя ему, вероятно, не привыкать. Вот и ту брюнетку с книгой он проигнорировал.

— Сколько? — зачем-то спросила она.

— Человек двадцать-тридцать, наверное. Я не считал.

Еще бы, ведь это девушки, будто завороженные, следят за тобой, а не ты за ними. Они слетаются к тебе как мухи на мед.

Правда, справедливости ради стоит отметить, что Брайан, казалось, искренне не подозревал, какое действие производит на окружающих. А может, просто не привык смешивать работу и развлечения. Решил полностью посвятить себя ей, Патрисии, и ее проблемам.

Поскольку красотой она его привлечь явно не может, это означает, что он задумал каким-то способом выведать, что у нее на уме касательно фирмы.

— Здесь отличное курортное место, — заметила Патрисия. — Жаль, что вокруг почти нет туристов.

— Ну вы же сами знаете. Отель построен совсем недавно, туристы еще не успели разузнать про этот рай земной.

— Да, рекламы почти не было.

— То-то и оно, — согласился Брайан. — Ведь вы здесь именно за этим. Распишете местные красоты в крупной воскресной газете, расскажете про гробницу этой дамочки и про драгоценности, которые здесь обнаружили. Так, люди по крайней мере хоть узнают о существовании этого островка. Сюда слетятся журналисты, поднимется шумиха — и готово! От туристов отбоя не будет.

— Как у вас все просто, — покачала головой Патрисия. — Прежде чем о чем-либо писать, я должна увидеть все своими глазами, сделать несколько снимков.

Ей вспомнились слова Джессики. Она советовала почаще привлекать Брайана к работе: спрашивать его мнение, просить помощи. Может, ему захочется помочь ей со съемками?

— Кстати, тут вы мне пригодитесь. Умеете обращаться с фотоаппаратом? — Патрисия пожалела, что никогда не училась актерскому мастерству. С какой явной фальшью прозвучал вопрос! Нет, надо ей срочно осваивать науку притворства!

— Ну, с “мыльницей” совладаю, — ответил Брайан.

Что-то не больно верится! Такой парень привык обращаться со сложным оборудованием.

Она взглянула на его длинные пальцы. Вот они настраивают объектив… Нет, не может быть!

Брайан Лавджой знает, как обращаться с камерой. И не только с камерой.

Он сцепил пальцы на затылке и откинулся на спинку стула, давая ей вдоволь насладиться видом мускулистого живота и широкой груди, явственно просматривавшихся сквозь тонкую ткань футболки.

— Я же здесь, чтобы смотреть за вами, а не для того, чтобы делать за вас вашу работу.

Патрисия уставилась на него.

— Что-что?

Его глаза были скрыты солнцезащитными очками, уголки рта приподнялись, но улыбаться он явно не собирался. В данную секунду его мысли, его реакция были для Патрисии полной загадкой.

— Я здесь не для того…

— Я поняла, — прервала его Патрисия. — Речь идет не о том, что я хочу переложить на вас свои проблемы. — Она постаралась придать голосу спокойствие. Ему не удастся вывести ее из себя! — Просто с тех самых пор, как вы решили полететь со мной сюда, вместо того чтобы остаться на Лазурном берегу, я боюсь, что вам будет скучно. Поэтому и предложила мне помочь. Если вы станете единственным владельцем фирмы, какие-то знания, полученные здесь, вам, вероятнее всего, пригодятся.

Патрисия сама поражалась собственному великодушию. Как же, ведь она даже допустила возможность, что он приберет к рукам ее фирму! Говоря по правде, ей меньше всего хотелось, чтобы Брайан помогал ей делать снимки.

Она вообще предпочла бы, чтобы он остался во Франции. Поэтому-то не раздумывая и ответила согласием на предложение Топану.

Она и представить себе не могла, что ему взбредет в голову полететь с ней. И вот теперь она обречена проводить с ним дни напролет! А все потому, что не захотела остаться во Франции. Там она без конца ездила бы с фабрики на фабрику, общалась с художниками и дизайнерами. Это ему быстро надоело бы, и он отправился бы на пляж. И оставил ее в покое, а ей только этого и нужно!

Это все Джессика со своими нелепыми идеями! Не будь ее, Патрисия вообще сидела бы в Сиднее, у себя дома, и занималась бы любимым делом, вместо того чтобы потягивать кофе в обществе этого плейбоя.

Хотя Джессику тоже можно понять. Нелегко выпустить из рук фирму, в которую и ты и твои предки вложили всю жизнь, и на каком основании? Только потому, что совладелец — мужчина и он “старший наследник мужского пола”?

Сбежать бы сейчас обратно в Австралию!

Потихоньку собрать вещи и сесть на самолет.

Но и этого нельзя: это означает признать свое поражение. Джессика будет неистовствовать! А Топану? Как объяснит она ему свое исчезновение?

Нет, голубушка, сказала себе Патрисия, ты влипла по самые уши. Она мрачно взглянула на Брайана.

— Может быть, вы типичный представитель семейства Лавджоев и предпочитаете идти напролом? Просто чтобы доказать всем, что чего-то стоите? Почему же тогда уклоняетесь от сотрудничества?

Брайан оставил без внимания ее тираду.

— Какой вид деятельности вы предпочитаете: туристический бизнес или дизайн? Ответьте, тогда я пойму, чем могу быть вам полезен.

Она ожидала подвоха с этой стороны и заранее приготовила ответ. Тем не менее сделала вид, что раздумывает над ответом.

— Я сказала бы, что эти два вида деятельности дополняют друг друга, существуют во взаимной гармонии. Занимаясь археологическими находками, рассматривая древние украшения, надписи на стенах, ткани, не истлевшие от времени, я не только узнаю много любопытного, но и надеюсь, что все это может натолкнуть меня на какую-то идею.

— А писать рекламную статью для Топану вы будете, разумеется, тоже исключительно ради взаимной гармонии с министерством туризма?

Этот Брайан, хоть и придал себе беззаботный вид, так и норовит ее уколоть!

— Ваша ирония, мистер Лавджой, совершенно неуместна. В статье я могу рассказать о своих впечатлениях, поведать читателям о том, что думает заезжий путешественник о затерянном в океане острове. Мой непредвзятый подход импонирует министерству туризма. Что тут такого?

— Ничего. — Брайан взглянул на нее. — Я очень рад, что теперь вам найдется занятие на время праздников, пока музей все равно закрыт. А то вы все беспокоились, что будете терять время даром.

Он замолчал, но Патрисия н6 стала задавать вопросов, зная, что продолжение последует.

— За эти выходные вы вдоволь успеете насладиться местными достопримечательностями.

Будет о чем сообщить любопытствующим читателям.

— Из всех достопримечательностей меня интересует только одна.

— Понимаю, — с притворным сочувствием кивнул Брайан, — но вы же слышали, что сказал мистер Топану: туда нельзя. Горы и все такое. Слишком опасно. Не расстраивайтесь, и здесь есть на что посмотреть.

— Вы что, Брайан, испугались? Вам не по себе из-за того, что придется карабкаться в гору? Боитесь, что поход затянется?

— Я ничего не боюсь, только снаряжение альпиниста запамятовал с собой взять.

— Понятно. — Так, значит. Ну и пусть! Она так легко не сдастся! Увидит гробницу Нусанти-Хо своими глазами, чего бы ей это ни стоило. Патрисия пожала плечами. Брайану лень идти с ней в такую даль, ну и ради Бога! Естественно, кроме фирмы его вообще ничего не интересует. — Вы правы. Здесь много достопримечательностей — Вот именно. Начните сегодня же. Поезжайте на пляж, побродите по улицам, напитайтесь местной атмосферой. Или отправляйтесь в ресторан с местной кухней.

Говорит “поезжайте”, а не “поедем”. Имея в виду, что она будет развлекать себя сама, а он будет гулять сам по себе.

— А вы со мной не хотите? — спросила Патрисия.

— В ресторан? Зачем? Я уже убедился, что вы умеете красиво есть, знаете, в какой руке вилку держать, в какой нож.

Сама напросилась. Сколько раз намекала ему, что он не обязан следовать за ней по пятам. И вот он наконец понял намек. А ей теперь придется в одиночестве бродить по улочкам города, среди всех этих пальм и прочих деревьев.

После наступления темноты здесь, должно быть, ужасно. Брр! Веселенькая перспектива.

Но она лишь пожала плечами и сказала:

— Как хотите.

Патрисия взглянула налево, в окно, увидела уходящий в море траулер и перевела взгляд направо. Миловидная брюнетка по-прежнему сидела за столиком. Вот в чем дело!

Как она сразу не догадалась. Они с Брайаном уже наверняка договорились насчет дальнейшего распорядка дня, так что у него найдутся дела поинтереснее осмотра достопримечательностей.

— Ужинать будете здесь? — спросила Патрисия.

— Вряд ли. Мне хочется насладиться местным духом. А здесь кухня европейская.

— Понятно. Ну, если захотите, поедем в город вместе. Вы только скажите. Там наверняка есть заведения, где подают местную пищу.

— Это уж конечно, — согласился Брайан.

— Там вы точно насладитесь… духом. — Патрисия бросила многозначительный взгляд в сторону брюнетки.

Но на Брайане были темные очки, за их стеклами было не видно, куда он смотрит.

— Несомненно, — бесстрастно произнес Брайан. — Но, разумеется, если вы поедете в город по делу…

— Скорее всего. Люблю сочетать приятное с полезным.

— Тогда я должен буду сопровождать вас.

Он что, издевается?

— Не беспокойтесь, мистер Лавджой. Я все запишу, а вы, если найдется свободная минутка, просмотрите мои записи. Так что, прошу вас, не стесняйтесь. Поезжайте в ресторан, найдите там себе…

— Зовите меня Брайаном. — Он не дал ей договорить. — Мы ведь все-таки коллеги, Пат.

— Как скажешь, Брайан, — согласилась Патрисия, не обращая внимания на то, каким тоном он произнес слово “коллеги”. — Найдите себе компанию по душе и не волнуйтесь ни о чем. — Она решила, что немного язвительности не повредит. — Ведь так ты привык проводить свободное время?

— Мне все-таки кажется, что я должен не отходить от тебя ни на шаг.

Патрисия недоуменно взглянула на него.

— Когда в конце месяца мы полностью завладеем фирмой, — продолжал Брайан без тени смущения, — мне придется докладывать акционерам о том, куда были потрачены их деньги.

В частности, деньги на это путешествие.

Какой наглец! Ишь чего захотел, контроль над фирмой ему подавай! Патрисия уже собралась дать ему хорошенькую отповедь, как вдруг подумала: он ведь только и ждет, что я выйду из себя. Ну ничего, не доставлю ему подобного удовольствия!

— Ну, если ты настаиваешь, — пожала она плечами и улыбнулась. Мол, мне все равно. — Но завтра я собираюсь отправиться осматривать округу. — Она отмахнулась от мухи. — Все равно работать не придется. Думаю, здесь есть машины напрокат.

— Напрокат?

— Или внедорожники. Да, так даже будет лучше.

По выражению его лица было трудно понять, что у него на уме. Темные очки полностью скрывали его мысли.

— Дороги здесь наверняка не очень.

Пристальный взгляд Брайана нервировал ее.

Ужасно смотреть кому-то прямо в глаза и не видеть их за стеклами солнцезащитных очков.

— Ну, не знаю, — проговорил тот. — Пока мы ехали из аэропорта, мне показалось, что с этим здесь все в порядке. Или вы намерены поехать туда, где не проложены дороги.

Патрисия усмехнулась.

— Ну что ты! Я же здесь новичок, почти ничего не знаю. Хотя наверняка здесь множество старинных развалин.

— Развалин везде полно, — согласился Брайан без особого энтузиазма.

— И вряд ли они находятся на только что построенном шоссе. Вот ты был в магазине, есть у них карта острова? — Патрисия положила салфетку на стол и встала. — Будь любезен, закажи еще кофе, а я пойду взгляну. Или ты против? — Она ехидно изогнула губы. — Хочешь и в магазин проследовать за мной? Сомневаюсь, что тебе будет о чем доложить акционерам по результатам моих покупок.

Он спустил очки на нос и уставился на ее брюки. Брюки были вполне в стиле Патрисии: грязно-зеленого цвета, из хлопка, который мялся не меньше, чем ее знаменитый костюм, но зато с множеством глубоких карманов на молнии.

— Я того же мнения, — провозгласил Брайан и поправил очки.

Созерцание ее брюк вряд ли доставило ему Удовольствие, а вот Патрисия была на седьмом небе от счастья. Мало того, что она нашла удобный повод съязвить, ему явно не понравились ее брюки, а именно этого она и добивалась. Чтобы все мужчины знали: она одевается, имея в виду исключительно удобство. У нее даже и в мыслях нет доставить эстетическое наслаждение представителям сильного пола.

Когда-то она подходила к выбору одежды с прямо противоположных позиций, но ничего не выиграла, лишь пострадала.

По привычке поправляя волосы, она направилась в магазинчик в поисках карты. Желательно такой, на которой указано, где найти сокровища.

Брайан подозвал официанта.

— Пожалуйста, принесите еще два кофе.

Официант кивнул и удалился. Но Брайан смотрел не на него, а на Патрисию, которая уже успела обогнуть бассейн и шла прямиком к магазину.

У нее красивая походка, неожиданно для себя отметил он. Несмотря на эти ужасные брюки. Даже они не в силах срыть врожденное изящество.

Да, Патрисия Кромптон из тех, кто без одежды выглядит гораздо лучше. Красавицей ей в любом случае не быть, но и первое впечатление обманчиво. За внешней непритязательностью облика скрыто множество такого, о чем сразу и не догадаешься.

Мешковатые брюки, нелепые заколки в волосах — всего лишь фасад, маска. Но зачем ей скрывать свою истинную сущность? Что именно она утаивает?

Всего, что у нее на уме, Брайан не знал, но кое о чем догадался. Она буквально расцвела, когда ей пришла в голову мысль о карте острова и возможности взять напрокат джип. Почему?

Ясно как день. Завтра — праздник, выходной. Значит, лучшее, что она может сделать, — целый день охотиться за мухами. Но это ей явно не по душе, как и походы по ресторанам.

Она не из тех, кто страшится опасностей, они приятно щекочут ей нервы. К тому же Патрисия чертовски упряма. Инди Топану отказался свозить ее к гробнице Нусанти-Хо, и теперь она вознамерилась отправиться туда сама.

Но только не одна. Он сам по глупости заявил, что не будет отходить от нее ни на шаг. И теперь она обратит эту его угрозу против него.

Она же не сумасшедшая и не полезет одна в горы. А с ним поход к гробнице становится возможным.

Из всего этого может быть один вывод: он во что бы то ни стало должен ее остановить.

Министру туризма, этому Инди Топану, который говорит вкрадчивым голоском и все время улыбается, придется явно не по душе, что Патрисия Кромптон, такая задумчивая, вечно погруженная в свои проблемы, отправится вдруг на поиски приключений. Почему Топану не хочет, чтобы она побывала на территории гробницы, не его забота. Ему важно одно: остановить Патрисию, пока не поздно.

Вряд ли это будет трудно. Она, конечно, упряма, но без него не отправится. Ведь ни одна женщина не разбирается в картах и уж тем более не справится со своенравным двигателем внутреннего сгорания.

Брюнетка, сидящая поодаль, не сводит с Брайана глаз. Ей явно не терпится познакомиться. Причем желательно поближе. Брайан никогда не был против общения, но не с женщинами ее типа. К счастью, в этот момент вернулась Патрисия, и он смог без особых затруднений отвести взгляд.

— Ну как? — тепло приветствовал он ее. — Нашла то, что искала?

Патрисия не ожидала подобного приема. Она опустила сумку на стол и достала из нее карту и путеводитель.

— А это еще что такое? — Он подобрал выпавший из сумки компас. — Ты что, в джунгли вознамерилась идти? — Он уставился на нее открытым простодушным взором, прямо созданным для того, чтобы вызвать доверие.

Но она и не думает ему доверять. Выхватила компас и засунула его в бездонный карман своих мятых брюк.

— Просто беру компас по привычке.

— С таким снаряжением ты уж точно нигде не пропадешь. И карту приобрела — прямо загляденье!

Она угадала в его голосе иронию.

— А что такое? — спросила она с невинным видом, открывая обычную туристическую карту: основные дороги, значки достопримечательностей, горы, словно на детском рисунке.

— Да ничего. Такая карта сойдет, если ты и впрямь не собираешься забраться в джунгли в поисках той ужасной гробницы.

— В гробнице нет ничего ужасного.

— Но посетить ее тебе не удастся, — заметил Брайан.

— Это мы еще посмотрим! — Патрисия была настроена воинственно.

— Топану же сказал: исключено. Разве непонятно?

— Понятно. Не понятно только почему. Вот я и хочу узнать.

— Твое любопытство может тебе дорого обойтись. Там опасно, сама слышала.

— Неустойчивые своды, как говорит мистер Топану, — кивнула Патрисия. — Но меня это не пугает. Я буду осторожна. Мне дорога жизнь.

— И думать забудь! — воскликнул Брайан. — Ради бога, Пат, ты же знаешь, что я прав.

Она встала в эффектную позу: руки в боки, голова гордо поднята. Скривила губы в улыбке и произнесла:

— Брайан, ты же мужчина. Разве ты можешь ошибаться?!

Все это слова, ирония. За этой непритязательной маской скрывается стальная воля. Переубедить ее будет не так-то просто.

— Так ты не пойдешь туда? Скажи: да или нет?

— Да. Ведь ты это хотел услышать? Счастлив? Могу тебе обещать, что не полезу в джунгли. Я ведь даже не знаю, куда идти.

Отчего это она вдруг покраснела. От солнца? Или от стыда?

Брайан взял путеводитель и пролистнул его.

Обычные достопримечательности, на которые клюют туристы: храмы, пагоды, лавки с местными безделушками и прочее.

— О гробнице здесь ни слова, — заметил он.

— Это вполне объяснимо. Ведь ее обнаружили совсем недавно.

— А у тебя есть хоть малейшее представление, где находится гробница? — Он положил путеводитель на карту и отпил кофе. — Может, Топану тебе что-то сказал.

Наверняка она что-то знает, не собирается же она вслепую отправиться на поиски.

— Ты же слышал: это далеко в горах.

Нет, ей наверняка что-то известно, она держит то, что знает, в тайне, но по тому, как блестят ее глаза, видно: под внешним безразличием скрывается бешеное любопытство. Нет, она не игрок в покер и тайну хранить не умеет.

Для Брайана это только к лучшему: найди он к ней подход — моментально выведает все планы ее сестрицы, Джессики. Если, конечно, та посчитала нужным поделиться с Патрисией.

— Гробница представляет собой ценный памятник древности, — рассуждала она. — Вполне естественно, что правительство предпринимает все меры, чтобы защитить его от кладоискателей.

— От кого?

— От проходимцев, которых привлекут слухи о том, что в гробнице найдено золото. Они же не знают, что археологи извлекли все, что можно, и начнут крушить стены в поисках клада.

— Такого это сооружение точно не вынесет и погребет их под обломками. И поделом!

— Так-то оно, может, и так, но памятник будет разрушен.

— Не волнуйся, уверен, что его тщательно охраняют.

— Необязательно. Раз золото в музее, лучшая защита — полная тайна.

— Какая уж тут тайна, когда там работала бригада археологов, — заметил Брайан.

— В любом случае, — Патрисия резко сменила тему, — я арендовала на все время нашего пребывания полноприводной внедорожник.

— Джип?

— Так это, кажется, называется. Что ты удивился? Не волнуйся, это не армейский вездеход, последняя модель лучшей марки. Если хочешь сесть за руль, покажи в конторе водительское удостоверение. — Она кинула на него взгляд. — Или ты предпочел бы не ездить со мной в одной машине?

— С какой стати?

— Так я не буду тебе мешать наслаждаться жизнью.

А он не будет препятствовать ее поискам, так что ли? Похоже, он ее недооценил. Патрисии Кромптон достанет духу самолично отправиться на поиски.

— Не знаю, — объяснила она, — тебе вроде не до осмотра древних храмов и прогулок по кривым улочкам города. Может, я ошибаюсь, но мне именно так показалось.

Как она угадала?

— Намек понял. Пока ты вкалываешь как лошадь, я, мол, тут развлекаюсь, будто в отпуск приехал.

— Я ничего такого не говорила. Я вообще не против развлечений. Мне кажется, что ты охотнее провел бы завтрашний день в бассейне или на пляже, отдохнул после двух утомительных перелетов. — Она метнула красноречивый взгляд в сторону брюнетки.

— Тут ты ошиблась. — Брайан и впрямь не прочь поваляться бы денек на пляже. Но, как бы Патрисия ни старалась, он не оставит ее одну. Он терпеть не может все эти дурацкие достопримечательности, на которые клюют туристы. В них, как правило, нет ничего примечательного. Но делать нечего. Он не выпустит ее из виду. Какие-никакие, они все-таки партнеры, бросать ее в совершенно незнакомом месте — это не по нему. — Обожаю посещать достопримечательности. Так время летит просто незаметно.

Патрисия пожала плечами. Врет и не краснеет! Корчит из себя заядлого туриста, лишь бы она не пошла разыскивать гробницу. Думает, она не видит его насквозь?! Ну погоди, ты еще об этом пожалеешь.

— Вот и отлично, — проговорила она. — На Синушари выведена особая порода лошадей.

Конюшня находится, кажется, где-то здесь… Она ткнула пальцем в карту.

— Что, в горах?

— Это же особые лошади.

— Да уж. Не знал, что ты такая любительница лошадей. Впрочем, женщинам это свойственно. — Брайан взял путеводитель и перелистал его. — Вот отличный дворец, а вокруг пруд. Прямо парковый ансамбль. Разве не мило? — Он помахал путеводителем у нее перед носом. Как раз то, что тебе нравится.

— Да, интересно, — согласилась Патрисия.

— А ботанический сад? Разве такое великолепие можно пропустить?

— Ну-ка дайте посмотреть.

Она наклонилась, обдав его едва заметным ароматом, немного холодноватым, но чрезвычайно женственным. Секунда — и аромат исчез, а Брайан крепко призадумался. Снова это несоответствие между внешним притворством и тем, кто такая Патрисия на самом деле. Несмотря на мешковатую одежду, она ощущает себя женщиной. Отсюда длинные волосы вместо модной короткой стрижки, сексуальные трусики и дорогие духи.

— Твоему Топану было бы невредно подумать, какой громадный потенциал представляют для его острова молодожены. Это же настоящий клад! Многие захотели бы провести здесь медовый месяц, посмотреть на этих лошадей, сфотографироваться на фоне экзотических растений в ботаническом саду…

— Тогда непременно пойдем завтра в ботанический сад, — прервала его разглагольствования Патрисия. — А еще, — она взглянула в путеводитель, — тут написано про ткачей. Я бы не прочь взглянуть на местные ткани. Да, кстати, о лошадях, — вдруг вспомнила она, — конюшня ведь дальше всего. Пойдем сначала туда, а на обратном пути осмотрим остальные достопримечательности.

— Думаю, не стоит. Лошади везде одинаковы, что в Австралии, что на Синушари, что где-нибудь еще. Не факт, что тебе позволят проехаться на жеребце местной породы. Так что, по-моему, лучше начать нам с того дворца.

— Это по-твоему. А по-моему, лошади — это то, что надо. И вообще, я же не спрашивала твоего мнения. Начнем с конюшни, а там посмотрим. Да, как бы не забыть, надо будет попросить в отеле, чтобы собрали нам чего-нибудь поесть, ведь мы целый день будем путешествовать. Между прочим, недалеко от конюшни отличный бар, видишь? — Она показала ему фото в путеводителе. — Так что и там будет чем заняться. Поплаваем, а потом устроим пикник.

Брайан вытаращил на нее глаза.

— Ты что, отважишься плавать нагишом?

— Зачем это? — Патрисия пожала плечами.

— Помнится, во Франции ты сказала, что не взяла с собой купальник.

— Не взяла, да, — согласилась Патрисия. Но с этим проблем не будет. В гостинице продается все необходимое, да и цены вполне приемлемые. — Она попыталась не покраснеть. Куплю купальник здесь.

— Отличная мысль. — В голосе Брайана не чувствовалось энтузиазма.

— Что-то ты приуныл.

— Да нет, просто не знал, что это известие должно привести меня в восторг. Извиняюсь.

Это просто здорово — купить купальник в местном магазинчике. Думаю, лучше всего тебе подойдет бикини. — Предвкушение, с которым он произнес эти слова, было вполне искренним. Есть что-то такое в Патрисии, что не дает ему покоя, возбуждает в нем любопытство. Ему ужасно захотелось снять с нее шляпу, распустить волосы, посмотреть, как упадут они на плечи. А затем снимать с нее одежду, слой за слоем, пока он не доберется до настоящей женщины, до того, что составляет самую суть Патрисии Кромптон.

— Да я не о купальнике, — сказала она и зевнула, — похоже, ты не очень-то хочешь устроить пикник на пляже.

— Тут ты права. Песок и еда не больно-то сочетаются. Разве нет?

— Господи, не хочешь — не надо! Забудь про пляж. Перекусим в ботаническом саду, созерцая роскошные цветы. Заодно обсудим, насколько подходит здешний сад для празднования свадьбы. — Патрисия снова углубилась в путеводитель. — Надо же, как интересно!

— Что такое?

— Здесь водятся колибри размером с бабочек и даже меньше.

— Что-то их не видно, — мрачно буркнул Брайан. — И вообще, это уже извращение: птицы размером с насекомых, насекомые размером с кошку. Тут не сказано, вдруг здесь ползают свирепые гусеницы полуметровой длины и кусают всех вокруг?

Патрисия даже не поморщилась.

— Кто о чем, а ты о том же! Может, тебе лечиться надо, а?

— Мое отвращение к насекомым, если ты об этом, неизлечимо. Меня утешает лишь одно: таких, как я, на свете большинство. Немногие готовы выйти в теплый вечерок на полянку и подставить себя на съедение москитам. Поэтому и изобрели всякие штуки, которые отпугивают этих тварей, репелленты или как это там называется…

— Ты пользуешься репеллентами? — спросила Патрисия.

— Да, а что тут такого?

— Везет. А у меня на них аллергия.

Вот и отлично. Значит, мой репеллент и тебя отпугнет. Правда, моя задача в другом: не отходить от тебя ни на шаг, чтобы ты, не дай Бог, не угодила в гробницу в тот самый момент, когда та надумает рухнуть тебе на голову.

Что самое удивительное, Патрисия ни капли не похожа на искательницу приключений.

Скорее наоборот, со своим кислым видом она должна избегать любых неприятностей.

Или она ничего не имеет против приключений, если они не связаны с мужчинами? Отсюда бурная реакция на каждое его, даже самое невинное, замечание!

Но он здесь не затем, чтобы таскаться с ней по ботаническим садам. Ему нужно выведать, что задумали Кромптоны. А для этого необходимо подружиться с Патрисией. Понять, что таится за непроницаемой оболочкой, нащупать ее слабости, раскрыть секреты.

Не поздно начать прямо сейчас.

— Расскажи что-нибудь о себе, — попросил он. И, не давая ей времени удивиться, объяснил:

— На случай, если тебе потребуется медицинская помощь.

— Сомневаюсь, что такой случай наступит.

— Надеюсь, что ничего такого не случится, но все же мне не помешает знать…

— О чем?

— Ну, трудно сказать. — С этой Патрисией вообще все непросто. — Может, у тебя редкая группа крови или резус-фактор отрицательный.

Или аллергия не только на репелленты, но и на какие-то лекарства или пищу?

— Нет, только на химикаты, которые отпугивают насекомых. Кстати, говорят, что запах некоторых цветов и пряных трав тоже иногда действует как репеллент. Надо лишь подобрать верное сочетание. Кто-то посоветовал мне использовать для этого дорогие духи. — Она наклонила голову, подставив шею его взору. Понюхай. Не знаю, действует ли, но запах точно приятнее.

Будь на ее месте любая другая женщина, Брайан бы знал наверняка, что та задумала. Он должен не просто вдохнуть нежный аромат, а наклониться, наклониться поближе, чтобы ощутить его сполна, и не удержаться от поцелуя. А после поцелуя возможно все что угодно…

Но это с женщинами другого сорта. Патрисия Кромптон совсем не такая. А какая? Он и сам не знает. Во всяком случае, целовать ее в шею он не стал, да и обнюхивать не захотел. Вместо этого надел солнечные очки и вскочил с места.

— Боже правый, — произнесла Патрисия, — не знала, что этот запах будет таким противным.

— Спокойно, запах тут ни при чем. — Он взглянул на часы. — Вечером мы пойдем в ресторан, это значит, что мне нужно соснуть часок-другой. А то после дорогого вина захраплю прямо за столиком. Встретимся в восемь, да?

Она кивнула.

— Если я сам не проснусь, постучи ко мне в дверь, ладно?

— Значит, ты все-таки собрался спать. Какой прогресс! А я-то уж решила, что ты супермен, любые перелеты тебе нипочем.

— Местные жители привыкли спать после обеда. А во время отпуска сиеста вообще то что надо.

Она посмотрела на него снизу вверх, придерживая рукой широкополую шляпу.

— Но мы же не в отпуске. Ты сам это твердишь.

Так оно и есть. Будь он здесь с развлекательной целью, ни за что не связался бы с такой занудой. Неожиданно для самого себя Брайан почувствовал, что ужасно на нее зол.

Он взглянул на Патрисию и заявил:

— У тебя нос облезает. Воспользуйся кремом от солнца. Или у тебя такового нет?

Вместо ответа она раскрыла сумку и, нырнув в нее с головой, извлекла ярко-зеленый тюбик. Отвинтив колпачок, выдавила на палец порцию белого крема и нанесла его на нос.

— Доволен?

— Я просто в экстазе, — ответил он и направился к выходу.

Патрисия невольно посмотрела ему вслед.

Брайан Лавджой этого заслуживает: вид сзади у него ничем не хуже, чем спереди. Любая, самая требовательная женщина была бы в восторге.

Просто удивительно: кому-то, вроде этого Брайана, все, а кому-то ничего! Как несправедливо! Хотя это касается лишь внешности, что же до душевных качеств, тут все вполне обычно: привычная смесь иронии и самодовольства. Но благородство вообще редкое качество, нельзя же требовать его от современных мужчин.

Тем более по отношению к такой женщине, как она, Патрисия Кромптон. Брайан привык к роскошной жизни. Днем он не покладая рук трудится на адвокатской ниве, а по вечерам из преуспевающего юриста превращается в не менее завидного плейбоя, у которого от женщин отбоя нет. Похоже, к долгосрочным отношениям он не способен.

Но Патрисия избегает его не поэтому. Слишком близко его облик подходит к тому, о чем она мечтала. Будь он с ней поласковее, ей пришлось бы немало постараться, чтобы вызвать в себе неприязнь к нему.

Но, к счастью, он ведет себя, как и полагается представителю семейства Лавджоев, так что особых усилий по выработке надлежащего отношения прилагать не требуется.

Патрисия решила так: раз уж она пришла в ресторан и перед ней стоит дымящийся кофе, почему бы не воспользоваться возможностью и не посидеть просто так, наслаждаясь открывшимся отсюда видом? Оглядевшись, она заметила, что брюнетка еще сидит за столом и тоже потягивает кофе.

Вот это женщина как раз из разряда тех, с кем Брайан с удовольствием проводит время.

Правда, для него она немного старовата, но для разнообразия, пожалуй, сойдет.

Удивительно, что Брайан, несмотря на все ее старания, остался к ней равнодушным. Даже странно.

Да мне-то какое дело, разозлилась Патрисия на себя. Как будто мне больше подумать не о чем!

Она решительно поставила на стул рядом свою сумку и засунула руку на самое дно. Оглядевшись, чтобы убедиться, что врагов поблизости нет, достала карту. Но не ту, которую показывала Брайану, а настоящую, подробную, да к тому же с крестиком, который поставил любезный продавец. Крестиком была отмечена гробница Нусанти-Хо.

Пока Брайан прохлаждался в тиши своего номера, она разрабатывала коварный план на завтра, решая, что будет делать. Как незаметно сбежит от Брайана и как доберется до гробницы.

Нехорошо, конечно, так его обманывать, но должна же она ему доказать: женщины не такие дурехи, какими он привык их считать, и уж тем более женщины из рода Кромптонов.

К тому времени, когда Патрисия наметила план действий, солнце уже почти село. Она встала, направляясь в бунгало, но замешкалась, заметив, что брюнетка так и сидит за столиком. Патрисии даже стало ее жалко. Может, у нее что-то случилось? Надо подойти, поговорить с ней. Или не стоит?

Пока она принимала решение, к брюнетке подошел служащий гостиницы и передал какую-то записку. Мгновение поколебавшись, Патрисия пожала плечами и пошла к себе. До обеда ей еще нужно успеть принять душ и переодеться.

С переодеванием тут же возникли проблемы. Патрисия предпочитала путешествовать налегке. То, что Брайан Лавджой увязался с ней на Синушари, еще не означает, что она должна накупить себе кучу одежды. Больше того, в Сиднее темно-серый костюм из немнущейся шерсти ее вполне устраивал: к нему подходит и белая блузка, и голубая, и лиловато-розовая, его удобно уложить в чемодан. А когда достанешь — ему достаточно отвисеться и малейшие складки и помятости исчезнут. К тому же такой костюм классического покроя никогда не выходит из моды.

В том-то и беда. Патрисия разглядывала лежащий на кровати костюм с нескрываемым скептицизмом. Что подумаете ней Брайан, если она его наденет? Не пора ли сменить старый верный костюм на сногсшибательное платье, от которого у него глаза на лоб полезут?

Патрисия готова была расплакаться. Вот, снова началось! Когда-то она уже была такой идиоткой, наряжалась, желая понравиться мужчинам, не всем, конечно, на всех ей было наплевать, а тому, которого любила. И что из этого вышло? Море слез и разбитое сердце.

И тогда она дала себе обет, что никогда не будет вести себя как последняя идиотка. Никогда, ради кого бы то ни было! Понятно, в таких случаях все девушки заявляют с гордо поднятой головой: никогда! Но Патрисия-то сдержала свое слово. Другой вопрос, что это оказалось довольно просто.

Косметике — бой. Модной одежде и безделушкам — бой. Самая простая прическа.

Вплоть до недавнего времени. Да что там, еще час назад ее это вполне устраивало. Может потому, что не было искушения?

Патрисия заколола волосы. Не хватает еще, чтобы он посчитал ее неряхой! Хотя Брайан уже имел возможность во всех подробностях рассмотреть ее волосы. И не только волосы, если уж на то пошло.

Вообще, он слишком много себе позволил.

Буквально раздел ее. Обувь снял, это еще ладно, вполне логично: ведь ее ноги пропутешествовали из Сиднея в Монте-Карло, а оттуда на Синушари. Но зачем было раздевать ее, снимать жакет и юбку? Что это — следствие дурного воспитания или просто любопытство?

Надевая туфли, она заметила лак на пальцах. Она про него и думать забыла! Брайан, должно быть, немало позабавился. Интересно, что он об этом подумал?

Наверняка какую-нибудь гадость.

А ей все равно! Пусть считает, что хочет. Она весело взяла сумочку, отыскала в ящике комода ключи от машины, которую взяла напрокат, и вышла на веранду.

Будить Брайана она не стала: через стенку ванной было слышно, как льется вода. Раз он под душем, то уж точно не спит.

Глава 5

Он уже ждал ее. Облокотился о перила и взирал на океан, в котором отражалось заходящее солнце. Патрисия сразу отметила, что он не надел пиджак. На Брайане была пестрая рубашка, рукава слегка закатаны — видны сильные запястья. Брюки легкие, скорее всего из хлопка, волосы небрежно спадают на лоб. Короче, он оделся с той же простотой, что и она.

Разница лишь в том, что выглядел он, как с обложки модного журнала.

Услышав ее шаги, Брайан обернулся. Полсекунды или секунду бесстрастно созерцал ее.

Она уже привыкла к этому бесстрастному взгляду. Его уже ничто не удивляет. Он словно говорил: от тебя, Пат, я иного и не ожидал. И сокрушался: чем я заслужил такое несчастье, свалилась же мне на голову эта зануда!

Но… разве не этого она добивалась, старательно потрудившись над тем, чтобы придать своему облику непритязательность? Тогда что толку возмущаться?

Патрисия по привычке поправила прическу и спросила:

— Я не опоздала? Ты же говорил: в восемь.

— Не волнуйся, мне некуда спешить, — заверил ее Брайан.

Сказал, между прочим, чистейшую правду.

Надо наградить его за честность.

Он протянул ладонь, ожидая, что она вложит ему в руку ключи от джипа. Ничего подобного! Патрисия как ни в чем не бывало направилась по дорожке, ведущей к подземному гаражу. Если хочет, пусть идет за ней, а если не хочет, пусть делает, что пожелает.

Да, она нарочно так оделась и вряд ли могла рассчитывать, что он рассыплется в комплиментах, но разве от него убудет, прояви он хоть каплю вежливости?

Впрочем, у Брайана безвыходное положение.

Скажи он Патрисии: “ты отлично выглядишь!” — и она тут же обвинила бы его в неискренности.

Она едва сдерживала улыбку. Ничего, плейбой, ты у меня еще попляшешь!

У джипа Брайан нагнал ее и преградил доступ к водительской двери.

— Пат, я сам поведу, — заявил он.

Ну вот, оказывается, он просто мужлан! Из разряда тех мужчин, для которых женщина за рулем и катастрофа — синонимы. Чего уж удивляться, что он не согласен доверить ей и ее сестре управление фирмой, приносящей многомиллионные доходы.

А то, что ей самой противно управлять фирмой, это уже не его дело. Все-таки это ей решать, а не ему. Пусть хорошенько зарубит это себе на носу!

И только она будет решать, кто поведет ее машину.

— Если хочешь сесть за руль, Брайан, сам возьми машину напрокат, — проговорила она с улыбкой.

— Я договорился в здешней конторе, показал им права, так что они обо всем знают. Если тебя именно это беспокоит.

— Меня вообще ничего не беспокоит. Когда едешь один, управляй машиной сколько душе угодно. — Патрисия сжимала ключи в руке и ждала, когда он отойдет.

Но Брайан не сдвинулся с места.

— Не обижайся, Пат, но ты даже со своими волосами совладать не можешь. Возможно, с машиной ты хорошо справляешься, но я не из тех, кто готов экспериментировать на собственной шкуре. Раз уж я поеду на ней, я ее и поведу. — Продолжая в упор смотреть на нее, он взял из ее ладони ключи. Лишь после этого Патрисия, стоявшая как завороженная сжала пальцы. Но было слишком поздно. — Благодарю, произнес он, отпирая дверцу водителя.

Патрисия не шевелилась.

Брайан взглянул на нее и сказал:

— С радостью готов распахнуть перед тобой дверцу. Только вы, нынешние женщины, готовы вцепиться в горло тому, кто проявит подобную вежливость.

— Ты… ты… — Патрисия задохнулась от гнева.

Зато успела засунуть обратно слова, готовые вот-вот сорваться у нее с языка. Брайан только и добивается, чтобы она начала рвать и метать.

Вот будет потеха!

— Да? — поощрил он ее закончить мысль.

— Не знаю, что там у меня с волосами, но готова признать что ты прав. — Она застегнула заколку. — Что же до того, как я управляюсь с автомобилем… У меня есть права, и вряд ли я обязана тебе что-то доказывать. Если ты боишься навредить своему мужественному облику, когда я поведу машину, тогда что ж… не стесняйся, садись за руль. — С этими словами она обогнула джип и уселась справа. Помощь в том, чтобы залезть в автомобиль, ей, слава Богу, не нужна. Как и во многом другом. Она уступила — и вышла победительницей. Брайан стоит с озадаченным видом. Еще бы: последнее слово осталось за ней! Больше того, она обратила против него его собственную игру.

А это означает только одно: этот достойный представитель семейства Лавджоев действительно хотел вывести ее из себя. Но ничего не вышло.

Она-то уже давно не играет в эти детские игры. Хотя завтра у нее будет возможность отомстить и она ею воспользуется.

Бродить по острову в одиночку он наверняка тоже будет с этим злобно-растерянным видом.

— Я потеряла заколку. Ты ее не видел? — тоном светской беседы спросила она.

Брайан забрался внутрь и вставил ключ в замок зажигания.

— Сделай себе приятное, постригись.

— Да, как-то раз я едва не остригла волосы.

У них чисто деловые отношения, которые не предполагают бесед личного характера. Но надо же поддержать разговор! К тому же она знает, чего на самом деле стоят ее волосы, так что он не обидит ее, как бы ни старался.

— Что же остановилась на полпути? — спросил Брайан, выруливая на дорогу.

— Это не моя вина. Все Джим виноват. Или Джек. — Она покачала головой. — Не помню, как его звали.

— Что, мужчина? — вырвалось у Брайана.

Конечно, не собака! Он ласкал своими длинными пальцами ее волосы, говорил, что это не волосы, а шелк, лучше самого дорогого шелка на свете, что он никогда не видел ничего подобного. И попросил не стричь волосы.

Уж перед ним она никогда не появлялась непричесанной. Или с мокрыми волосами. Для него волосы должны были быть пышными, переливаться на свету.

И каждый день, причесываясь, она вспоминала нежные слова, которые он ей говорил.

И давала себе слово: никогда, никогда больше не верить мужчинам.

— Ладно тебе, Брайан, у тебя аж челюсть отвисла. Это даже некрасиво.

Насчет челюсти она преувеличила, конечно, но удивленное выражение, написанное на его физиономии, и впрямь выходило за рамки приличий.

— Ты не так меня поняла, — начал оправдываться Брайан. — Вполне естественно, что я поражен; надо же, Патрисия Кромптон — и вдруг собирается делать то, что ей сказал мужчина.

— Тогда я была еще совсем юной.

Юной? Это сколько же тебе было — шестнадцать? Двадцать? Интересно, как она выглядела в том возрасте? Невинной дурочкой, сердце которой разбил заезжий ловелас?

Брайан отогнал от себя навязчивые мысли.

— Тогда все понятно, — заявил он.

Но его поведение так и осталось необъясненным. Хотя кое-что ей должно быть ясно: так или иначе, но она могла сделать над собой усилие и хотя бы попытаться довести свой внешний вид до общепринятых стандартов.

Все-таки они в ресторан идут, а не на лошадях кататься!

Брайан думал, что у него хватит выдержки быть вежливым — по крайней мере в течение часа, что они будут обедать. И он сможет забыть про ее чертовы волосы. Но куда там!

Она даже губы не накрасила. На ногах допотопные черные туфли, вместо элегантного вечернего платья — мышиного цвета костюм. Судя по фасону, купленный еще ее бабушкой.

А ведь ногти на ногах она все-таки покрасила лаком, об этом он не забыл!

Ради кого? Того мужчины, имя которого она якобы не помнит?

Мне-то какое дело, разозлился на себя Брайан. Чего я так волнуюсь? Наверное, из-за того, что не привык к отказам. Естественно, с женщинами обычной разновидности — из тех, которые не чураются косметики и модных платьев, — все очень просто. Достаточно включить на полную мощь обаятельную улыбку — и они готовы поведать все свои самые сокровенные секреты.

А на Патрисию Кромптон его улыбка совершенно не действует. Видно, я так привык к легким победам, подумал Брайан, что разучился использовать свой шарм. Надо срочно наверстывать упущенное.

Для начала он взглянул на нее. Патрисия ответила ему заученной улыбкой. Так улыбаются американцы, которым с детства внушают: улыбка города берет. Брайан лишь нахмурился и перевел взгляд на дорогу, благо она и впрямь требовала его неотступного внимания. В честь предстоящего праздника на улицы высыпала уйма местных жителей, и им, разумеется, было не до соблюдения правил дорожного движения.

Брайан тихо чертыхнулся.

— Может, поставим машину и пойдем пешком? — предложила Патрисия. — Так будет быстрее, чем пробираться через толпу в час по чайной ложке. Вот там как раз свободное место, ты сможешь поставить машину? Это не просто, я не смогла бы. Мужчины намного превосходят женщин, когда дело касается парковки.

Брайан рассмеялся.

— Что тут смешного? — удивилась Патрисия.

— В таких случаях не мешает смотреть на собеседника, слегка прищурив глаза с длинными накладными ресницами. Так это больше впечатления производит. — Брайан точно вписался в пространство между двумя “мерседесами”. Не бери в голову. — Он посмотрел на нее. — Не то чтобы я против женщин-водителей, мне вообще не нравится, когда кто-то ведет машину. — И, вынимая ключ зажигания, добавил:

— Видно, я люблю все держать под контролем.

— Не прикидывайся, что тебе стыдно. Я же вижу, этого и в помине нет. Вы и вся твоя семейка — как мамонты. Или пещерные люди, которые никак не могут понять, что наступили новые времена.

— Мамонты вроде вымерли, а я упорно цепляюсь за жизнь. Или ты поможешь мне перестроиться?

— И не мечтай! — Она остановила его жестом. — Ты надеешься проявить благородство: вот сейчас протянешь мне ключи и заявишь, что на обратном пути машину поведу я. Но ничего не выйдет! Если ты думаешь, что я позволю тебе перепробовать все местные марки виски, а сама буду пить только минералку, то глубоко заблуждаешься.

У Брайана и в мыслях не было заказывать виски, но… Пусть думает, что хочет! Если ей кажется, что в этом словесном поединке за ней осталось последнее слово, — ради Бога!

— Ты раскрыла мой коварный план! — со смехом произнес он. — Идем, найдем, где тут кормят, сядем и ты перечислишь все мои грехи.

— Тогда, боюсь, мы до завтра не управимся.

— Ну что ты! Не такой уж я ужасный! Просто ты должна срочно заняться спасением моей души.

Заодно расскажешь, зачем покрасила ногти.

— На руках или на ногах?

— Сама знаешь где. — Он взял ее под руку: теперь они шли в толпе наряженных туземцев.

Патрисия, естественно, тут же устранилась. — Не бойся, просто мне не хочется, чтобы ты заблудилась в этой толпе.

— Ну вот, а еще говорил, что исправишься!

Брайан, я же не ребенок и сама в состоянии найти дорогу. Мне двадцать пять, я возглавляю преуспевающую австралийскую фирму. Обзывай меня как угодно, но я вовсе не беспомощна.

— Прости великодушно, — сказал Брайан. — Ты же знаешь, я мамонт!

Итак, он сама любезность. Даже пытается шутить. Патрисия тут же насторожилась: если у Брайана Лавджоя появились хорошие манеры, жди беды! Но она не выскажет ему свои подозрения. Пожав плечами, она позволила ему держать ее за руку.

Все в моей власти, напомнила она себе, закрыв глаза. Я контролирую ситуацию. Контролирую себя. И Брайану не удастся обвести меня вокруг пальца.

— Пат, что с тобой?

Она открыла глаза. Брайан нахмурившись смотрел на нее.

— Прошу прощения, — извинилась она. — Просто никак не могу решить, какого вида мамонт. Может, ты вообще не мамонт, а динозавр? Знаешь, такая большая птичка с длинной шеей и удивительно маленьким мозгом.

Или нет, ты, наверное, из подвида…

— Я поражен твоими познаниями в области палеонтологии, но, ради всего святого, оставь свои выводы при себе! Вряд ли ты сообщишь мне что-то лестное, так что лучше уж мне пребывать в счастливом неведении.

— Ну что ты! — заявила Патрисия. — Мама меня научила: хочешь, чтобы тебя слушал мужчина, заведи разговор о нем самом.

— Уж кому, кому знать, как не ей. Сколько раз она была замужем? Пять? Семь? Конечно, браки ее многому научили.

— Не преувеличивай воспитательную силу брака.

— Я и не думаю. Тем более что сейчас она встречается с каким-то тренером или массажистом, уж забыл с кем. Он-то уж точно просветит ее насчет здорового образа жизни.

Интересно, интересно! Брайану известно, с кем встречается его мать. И сколько раз она была замужем. Значит, он поехал с ней не просто так, вслепую, а собрал на нее досье?

Патрисия улыбнулась еще шире.

— В здоровом образе жизни она любому сто очков вперед даст. Кстати, я определила, кто ты: плентозавр. Нравится? Признайся, ты в восторге!

— В восторге — это еще мягко сказано, — улыбнулся он в ответ. — Я на седьмом небе от счастья. И все благодаря тебе.

Патрисия отвернулась и принялась разглядывать вывески.

— Ты, наверное, ужасно проголодался, — сказала она, не глядя в его сторону.

Лишь бы привести себя в порядок, лишь бы не поддаться зову плоти и руководствоваться велениями разума. Он сжимает ее локоть, она чувствует тепло его тела, его мускулы — и не может думать ни о чем другом.

Но высвободить руку тоже нельзя: это означает признать поражение. Показать, что он ей небезразличен.

— Какой великолепный рынок! — сказала она. — Может, зайдем?

— Обеими руками “за”. Веди меня, ведь ты тут главная!

— Это все слова, на самом деле вам не терпится завалиться спать.

— Ну что ты! — запротестовал Брайан, — Я, конечно, плентозавр, но не такой соня!

Да, враг не дремлет! Он предпочел провести вечер с ней, а не с кем-нибудь поинтереснее, скажем, с той брюнеткой из ресторана.

Почему? Да потому, что надеется выведать ее планы, а то, чего доброго, и окрутить ее. Вот и любезничает почем зря.

Но ничего у него не выйдет! Патрисия огляделась. Рынок поражал своим великолепием: благоухающие тропические фрукты, мясо на жаровне, приготавливаемое прямо здесь, на рынке, сувениры и безделушки.

Пока она рассматривала яркие платки, Брайан обнаружил на лотке пару сережек необычной формы и поднес их к ее уху.

— Странно, — произнес он, — вы занимаетесь дизайном, но не носите никаких украшений. Даже серег. Почему? Разве плохо служить рекламой собственным изделиям?

— Моя сестра Джессика именно этим и занимается. Гораздо успешнее, чем это получилось бы у меня. — Патрисия поежилась от прикосновения металла. Взяв серьги из его руки, она рассмотрела их. Отличная вещица: до шедевра, конечно, далеко, но никакому европейскому дизайнеру-авангардисту и в голову не пришло бы придать серьгам столь необычную форму. — Она повернулась к торговцу и спросила:

— Вы сами их изготовили?

— Не понимать, мисс. Не знать английска.

Патрисия начала объяснять жестами. Они так до конца и не поняли друг друга, зато посмеялись.

— Я их покупаю. Беру! — Патрисия сделала выразительный жест. Торговец засуетился с упаковкой. — Кстати, — сказала она Брайану, доставая кошелек, — ты заметил, что нигде не видно золотых украшений.

— Не хочешь же ты обнаружить на рынке настоящее золото!

— Почему бы и нет. — Она засунула покупку в свою необъятную сумку. — Ладно, какая разница…

— Тебе не дает покоя мысль: откуда в гробнице взялось столько золота, если его здесь нет! — угадал Брайан. — Думаешь, золото на острове не добывают?

— Насколько мне известно, нет. Было вроде одно месторождение, но его опустошили давным-давно. Скорее всего, золото Нусанти-Хо привезли сюда откуда-нибудь еще. Ведь и в те времена люди торговали. А может, его обменяли на какие-то другие ценности.

— Знаю, древние жители Синушари были пиратами, — выдвинул свою версию Брайан. Напали на какой-то корабль, перебили команду, а все, что было в трюмах, перевезли сюда.

— Может, и так, — пожала плечами Патрисия. — Твоя версия имеет право на жизнь. Вообще, предположений тут великое множество.

Скажем, Нусанти-Хо вообще могла жить где-то еще, а на Синушари оказалась проездом, заболела и умерла. Те, кто был с нею, похоронили ее с надлежащими почестями.

— Ничего себе почести! Они же соорудили для нее настоящую пирамиду, прямо как древние египтяне для своих фараонов!

— Возможно, она была предводительницей их племени. Или, как говорит Топану, женой вождя. А может, дочерью или матерью правителя. В любом случае история довольно загадочная. Как думаешь?

— Поэтому-то ты и желаешь сама побывать на месте раскопок?

— То-то и оно! Топану хочет, чтобы я написала статью про эту гробницу, но я же ничего не видела своими глазами! Пока у меня в распоряжении только фотографии.

— Он пригласит тебя в музей. Там можно будет осмотреть находки.

— Все равно, это не то. Я должна пропитаться атмосферой… Тут явно пахнет тайной, и я хочу ее раскрыть.

Черт, кажется, меня занесло, подумала Патрисия. Надо срочно заговорить о чем-нибудь еще.

Она огляделась по сторонам и воскликнула:

— Боже, ты только посмотри! Какая прелесть! — Подойдя к навесу, под которым примостился торговец тканями, она развернула выставленную на обозрение материю и накинула ее себе на плечо. — Ну, что скажешь?

— Да уж получше, чем фабрика на этом твоем Лазурном берегу. Придется тебе, видно, посетить на днях местных ткачей. — Он взглянул в небо. — И света будет побольше, а то тут красок не разобрать.

У Патрисии уже давно из головы вылетело, что они завтра намереваются осматривать достопримечательности. Предстоящий тайный поход в гробницу так увлек ее, что об остальном она и думать забыла. Только бы Брайан не догадался о ее планах! Надо отвлечь его внимание.

— Да, теперь понятно, почему те ткани в гробнице до сих пор не истлели. Качество у них просто превосходное. Первым делом пойду после выходных к ткачам! Ну так что, признавайся, какая ткань нравится тебе больше всего?

Брайан оглядел пестрый прилавок и выбрал темно-синий бархат, украшенный серебряной вышивкой. Он накинул образец Патрисии на плечи. Материя, казавшаяся на вид такой тяжелой, на самом деле была легче пушинки. Она легла ей на грудь красивыми складками.

— Вот эта, — сказал Брайан. — Эта ткань мне очень нравится. — Он посмотрел на нее со спины, представляя, как здорово было бы увидеть ее волосы ниспадающими на плечи.

Патрисия обернулась и посмотрела ему в глаза, пытаясь прочитать его мысли.

— Она подходит к твоим ногтям, — объяснил он. — Тем, которые на ногах.

Она резко отвернулась и завязала беседу с продавцом.

— Говоришь, первым делом пойдешь к ткачам? — не отставал от нее Брайан. — А как же музей? Неужели отложишь встречу с сокровищами Нусанти-Хо.

Патрисия нахмурилась. В его голосе звучал скептицизм, и она поняла: надо быть осторожнее. Будь она сама себе хозяйкой, оставила бы ткачей до тех пор, пока не прояснит окончательно обстановку с гробницей. Но она уже давно подыскивает нужные ей ткани, ради этого во Францию и собралась.

— Бизнес прежде всего, — заявила она, глядя Брайану в глаза. — Нужно поговорить с этими ткачами. Может, удастся наладить связи и они пришлют образцы тканей в Сидней. Но обо всем этом придется договариваться.

— Тогда не нужно было покупать эту ткань, — заметил он.

— Вовсе нет, ткань мне пригодится. Где бы тут найти приличного портного?

— Зачем тебе портной?

— Пусть сделает что-нибудь для меня из этой материи. Хочу посмотреть, как она сидит. — Патрисия отдала ему сумку с покупками. Раз уж он такой старомодный, пусть хоть от него будет какая-то польза. В знак признательности она не стала отстраняться, когда он взял ее за руку.

Что в этом такого? Простая вежливость. — Спасибо тебе.

— За что?

— За долготерпение.

— Не стоит меня благодарить! Делать покупки — ужасно трудная работа, а ты занимаешься этим во внеурочное время, что вообще выше всяких похвал.

— Ничего, — проговорила Патрисия, — мы еще посмотрим, как ты запоешь в следующем году, когда австралийки накинутся на костюмы, изготовленные из ткани с острова Синушари!

— Думаешь, я не уволю тебя, когда наша семья возьмет контроль над фирмой в свои руки?

Она рассмеялась.

— Поверь, Брайан, этого не произойдет.

Смирись с неизбежным: ничего у тебя не выйдет. Так что нечего это даже обсуждать.

— Согласен.

— Боже правый! — вскричала Патрисия. Вот речь не мальчика, но мужа!

— Я согласен лишь с тем, что здесь не место обсуждать подобные проблемы. Лучше поискать забегаловку с местной кухней. Мне захотелось экзотики!

У Патрисии и в мыслях не было, что Брайан Лавджой так легко откажется от права управлять фирмой. Он не из таких! Даже не пытается прикинуться серьезным.

— Нам сюда, — сказала она, указывая на дом, расположенный слева.

Брайан посмотрел, ожидая увидеть ресторан.

— Но там же не кормят!

— Естественно. Там шьют одежду. Видишь, мастерская работает и по выходным. Как раз то, что я искала.

— А как же еда?

— Я же сказала: бизнес прежде всего. Ничего, с голоду не помрешь. — Она решительно пересекла улицу, оставляя ему возможность свободного выбора: пойти поесть или плестись за ней.

Но Брайан не сделал ни того, ни другого.

Он нагнал ее и положил ей руку на спину. Даже сквозь одежду она ощутила прикосновение его ладони и поежилась.

— Долго это?

— Откуда мне знать? Я трудоголик, готова работать днем и ночью. Но тебе не обязательно присутствовать. — Она отстранилась и, быстрым шагом преодолев отделяющее ее от мастерской портного расстояние, поднялась по лестнице. Наверху остановилась и добавила: Здесь рядом бар. Поднимайся, возьмешь себе пива. — И дай мне вздохнуть спокойно, добавила она уже про себя. — А я, как только закончу, к тебе приду.

Брайан быстро присоединился к ней.

— Не знаю, Пат, что ты там себе напридумывала, но я тоже трудоголик, а не алкоголик.

Раз ты работаешь, я буду работать вместе с тобой. Просто несправедливо оставлять тебя одну.

— Это все пустые слова, — сказала Патрисия. — Брайан, ты же бывал у портного, знаешь процедуру. Для тебя здесь не будет ничего интересного.

— Конечно, а ты тут же наябедничаешь Джессике, что я сторонюсь работы, даже самой простой! Нет уж, не выйдет. Я должен тебя сопровождать, и точка. — И он решительно распахнул перед ней дверь.

— Что вам угодно?

К ним вышел престарелый портной, оказавшийся, к удивлению Патрисии, мастером своего дела. Он ответил на все ее вопросы, помог подобрать подходящее цветовое сочетание, подкладку и пуговицы. Но ни на секунду, беседуя с портным, она не забывала о присутствии Брайана.

Они прямо как дети, играют в кошки-мышки. Но что делать: прервать игру — значит признать поражение. А этого он от нее не дождется.

Даже когда портной начал снимать с нее мерки — грудь, талию, бедра, длину рукавов, — Брайан неотступно следил за ней.

Ей казалось, что это не старик портной держит сантиметр, а Брайан, что это он, Брайан, прикасается пальцами к ее запястью, к талии, к бедрам.

И ее тело, исстрадавшееся от вынужденного целомудрия, готово было ответить ему — ответить страстно и неистово.

— Все кончено, Пат.

— Что?

— Портной, кажется, уже снял мерки.

Она медленно спустилась с небес на землю, возвратилась к реальности, которая была отнюдь не утешительна: Брайану просто надоело на нее смотреть. А чего она ожидала? Что он будет следить за манипуляциями портного, затаив дыхание? — Старик проговорил что-то на смеси английского и местного наречия.

— Будет готово завтра, — разобрала Патрисия самое главное.

— Завтра? — уточнила она.

Портной кивнул.

— Замечательно.

— Ну, ты закончила? Можем идти?

— Вполне, — ответила Патрисия, которой и самой хотелось на свежий воздух.

Распрощавшись с портным, они вышли на улицу. Немного похолодало, влажность воздуха увеличилась. Но все равно на улице лучше, чем в крохотной комнатушке портного, где она ни на секунду не могла забыть о присутствии Брайана.

Тот огляделся по сторонам.

— Можем пообедать в том ресторане, — сказал он, указывая на вывеску в дальнем конце улицы.

— Да, — без выражения ответила она. — Там или еще где-то…

Брайан резко обернулся.

— С тобой все в порядке?

— Естественно! — рявкнула Патрисия.

— Если устала, можем вернуться в отель.

— Господи, Брайан, говорю же тебе: все замечательно. — Она перевела дыхание. — Прости, но я ужасно злюсь, когда хочу есть.

— Помню, помню. Ты говорила. — Но в его голосе не слышалось убежденности.

Она побледнела.

Может, конечно, фонари виноваты, но ему показалось, что она вот-вот упадет в обморок.

Все это вполне объяснимо: долгий перелет дает о себе знать. В ее голосе по-прежнему чувствуются командные нотки, а раз так, значит, ее еще рано списывать со счетов. Поест, поспит и оклемается.

Они добрались до ресторана на углу. Он был битком набит, но для Брайана, разумеется, не составило особого труда отыскать свободный столик. Договорившись с метрдотелем, он вернулся к ней, неся в руках стаканы с минеральной водой. Под мышкой он сжимал меню.

— Делай заказ сам, — сказала Патрисия. — А я пойду руки помою. Я ужасно чистоплотна. — Она встала из-за столика и направилась разыскивать умывальник.

Убедившись, что она не заблудится в толпе, Брайан сел на место и раскрыл меню. Но мысли его витали совсем далеко.

Поход к портному не прошел для него бесследно. Глядя, как возится портной с сантиметром, Брайан неожиданно для самого себя испытал такое, о чем даже и подозревать не мог. Он видел, как охватывает лента ее талию, такую тонкую и изящную, как Патрисия поднимает руки и под бесформенной блузкой обозначаются ее груди, как спадают на лоб ее кудрявые черные волосы.

Он смотрел на нее как завороженный, не в силах оторваться.

— Что будете заказывать сэр? — раздался голос с акцентом. Над ним почтительно склонился официант.

Брайан даже обрадовался его появлению. Теперь ему придется думать не о Патрисии, а о чем-то другом. И это к лучшему.

Лишь подойдя к умывальнику, Патрисия поняла, что вся дрожит. Щеки горят. Она вымыла руки, ополоснула холодной водой лицо. Оставшись в крохотной комнате в такой близости от Брайана, который следил за каждым ее движением, она испытала страстное желание. Стоило ему только посмотреть на нее, как она почувствовала себя шестнадцатилетней девчонкой, жаждущей любви.

Несколько мгновений она стояла и смотрела на себя в зеркало. Затем вытащила из волос заколки, причесалась и вернула их на место.

Снова вымыла руки и пошла обратно к своему мучителю.

Глава 6

Оказавшись за столиком, уставленным экзотическими блюдами, Патрисия, к своему неудовольствию, обнаружила, что не голодна.

Даже обидно, такая вкуснятина! Брайан без устали набивал себе рот то салатом из овощей и морепродуктов, то рыбой, панированной, как значилось в меню, рисовой мукой, то свежими фруктами, которые сами по себе способны были составить великолепный натюрморт.

Пока рот у него был забит пищей, он даже перестал над ней издеваться. Лишь спросил, увидев, как она достает из сумки сережки, которые купила на рынке:

— Ты что, собираешься скопировать их форму? В этом и заключается твоя задача как дизайнера?

— Ты меня удивляешь. — По тону Патрисии можно было заключить, что она и впрямь удивлена. — Я даже разочарована. Никак не думала, что, собирая на меня досье, ты остановишься на полпути. На слухах о любовных похождениях моих родителей. Согласна, это, конечно, гораздо интереснее, чем разглядывать фотографии с теми ювелирными украшениями, которые я придумала. — Она приподняла сережку и поднесла ее к свету. Та заблестела. — Удивительная вещица, не правда ли?

Жаль, что сработаны они не очень тщательно, а то я приобрела бы небольшую партию для нашего магазина.

— Так найди того, кто их изготавливает, — предложил Брайан. — Договорись с ним. Увидев твою заинтересованность, он расстарается.

— Он? Что заставляет тебя предположить, что это мужчина? Почему не женщина? Или ты полагаешь, что женщины к ювелирному делу непригодны. Как и к любому другому?

— Ничего я не полагаю. А “он” сказал по привычке. Так же проще.

Патрисия рассмеялась.

— Да ладно тебе, хороша привычка! Тебе и в голову не пришло, что женщина в состоянии открыть ювелирную мастерскую и руководить изготовлением изделий, которые будут раскупаться. Ты плентозавр Брайан, но нельзя с этим просто так смириться! На дворе двадцатый век.

— Как скажешь. Спорим на сто баксов, что я прав?

Патрисия много путешествовала. Ей приходилось бывать и в Азии, и в Африке. По курортам вроде Синушари она не ездила, но в тех местах, которые ей удалось посетить, твердо уверилась в одном: всю тяжелую работу выполняют женщины. А мужчины лишь полеживают на солнышке и потягивают брагу. К тому же, между прочим, приготовленную их женами.

На Синушари все может быть совсем наоборот, но вероятность этого очень невелика.

— Идет! — азартно произнесла она.

Дело не в ста долларах, а в принципе. Выиграть у него спор — значит доказать ему, что и женщины кое на что способны.

— Отчасти ты прав, — заявила Патрисия. — Учитывая, какими примитивными инструментами приходится орудовать ювелиру, эти серьги настоящий шедевр. Если мы оснастим ее мастерскую современным оборудованием, она сможет изготавливать украшения, ни в чем не уступающие лучшим европейским образцам.

— Ты прямо-таки добрая фея, которая в трудную минуту приходит на помощь очередной Золушке.

— Разумеется. Помогай ближнему своему!

Патрисия решила, что идея, только что пришедшая ей в голову, и вправду заслуживает более пристального внимания. Почему бы и нет?

Может быть, и впрямь стоит попытать счастья в ювелирной мастерской? Так она и Брайану нос утрет, и Джессика будет довольна: Патрисия докажет свое право директорствовать в фирме.

Она встала, и Брайан поднялся следом: хорошие манеры у него в крови, как ни старайся он быть грубым, все равно отличное воспитание даст о себе знать.

— Сиди, сиди! — проговорила Патрисия. — Торт выглядит ужасно аппетитно, не хочу портить тебе десерт. Я скоро.

Сжимая в руках серьги, она подхватила сумку и направилась к рынку на поиски торговца ювелирными изделиями.

Нечего и говорить, что Брайан не остался сидеть на месте в обнимку с тортом. Процедив сквозь зубы что-то о женщинах в целом и Патрисии Кромптон в частности — что-то явно нелестное, — он бросил на тарелочку кипу банкнот, которых хватило бы на десять таких обедов, и бросился к выходу.

Поравнявшись с нею, он заметил на ее лице удивление. Неужели она думала, что он оставит ее одну?

Жалкая притворщица!

— Зря ты торопишься, Брайан, — произнесла она с изысканной вежливостью. — Даже прожевать как следует не успел. У тебя будет несварение желудка.

Она подошла к торговцу, у которого купила серьги, извлекла из сумки блокнот, написала в нем свое имя и номер коттеджа, в котором они остановились, и протянула ему.

Торговец был явно озадачен.

— Бедняга не знает, что и думать, — заметил Брайан.

Патрисия потрясла серьгами, затем изобразила, как работает ювелир над своим изделием, и сказала:

— Мне нужно поговорить с тем, кто это сделал. — И указала на листочек из блокнота.

Торговец бессмысленно взирал на нее. Брайан, не успевший засунуть в карман бумажник, достал из него десятидолларовую бумажку и помахал ею перед его носом. Затем указал на сережки и на листок из блокнота Патрисии.

Торговец явно оживился, он что-то проговорил и энергично закивал.

— Деньги — язык, понятный каждому, — сказал Брайан.

— Может, он поймет, что нам нужно?

— Надо поговорить с портье в гостинице. Он наверняка знает, где разыскать переводчика.

— Верная мысль, — сказала Патрисия. — Тогда… займемся делом.

Брайан проследил за тем, куда был устремлен ее взгляд: она смотрела на фотографию, красовавшуюся у него в бумажнике. Он тут же его закрыл и засунул в карман брюк.

— Делом? — резко спросил он.

Патрисия кивнула.

— Каким делом?

— Пока не, знаю… — Казалось, она никак не может сосредоточиться на том, о чем шла речь всего несколько секунд назад. Ее взор был устремлен туда, куда отправился бумажник Брайана. — Мне бы хотелось взглянуть на мастерскую, где изготавливают эти изделия. — Она задумчиво посмотрела ему в лицо, явно желая о чем-то спросить. Но ничего не спросила.

— Зачем это тебе? — спросил он, чтобы отвлечь ее внимание.

Патрисия продолжала хмуриться.

— Тебе-то какая разница? — не отступал Брайан. — Закажи такие же сережки какой-то фабрике в Австралии или в Европе.

— Похоже, Брайан, ты не понимаешь даже основополагающих принципов, на которых построен наш бизнес.

— Да что ты!

— Когда ты в последний раз изучал товар?

— Давно, — сказал он. — В любом случае даже если бы я ежедневно забегал в магазин за покупками, то сережки приобретать не стал бы.

Они мне явно не к лицу.

Опять он начинает язвить.

— Естественно. Это же безделушки, бижутерия, не серебро и не золото. Разве можно их подарить женщинам, с которыми ты привык встречаться!

А тебе-то об этом что известно? — говорил его взгляд.

Патрисия в упор посмотрела на него, словно отвечая: еще скажи, что я не права!

Он оставил ее замечание без ответа.

— Такую вещицу с радостью купит молодая девушка — себе или подруге в подарок. Это что-то вроде сувенира, безделушка на память.

— Значит, эти серьги ты купила для своей сестры?

— Для Джессики? — вытаращилась на него Патрисия. — Господи, конечно же нет! Она такая утонченная, эти серьги будут выбиваться из стиля. Они для тех, кто моложе, кто не стесняется поразить окружающих. Кому это доставляет удовольствие.

— Ты с таким восторгом говоришь об этих серьгах, — заметил Брайан. — Как о восьмом чуде света.

— Мы всегда искали, чем бы привлечь в наш магазин молодых покупательниц.

— Думаешь, такие вещи будут покупать?

— Будут, если подать их как следует.

— Да ну? Ты, похоже, уверена в своей правоте. А я вот сомневаюсь. — Он остановился прямо посреди толпы, так что прохожим пришлось обходить их. — Примерь их.

— Что?

— Надень сережки, — сказал он. — Хочу убедиться, что ты права. Увидеть их на тебе.

— Что, прямо здесь? — удивилась Патрисия.

— Что тут такого? Я же не белье тебя прошу примерить.

Он подумал было, что она пошлет его куда подальше. Ей, вероятно, казалось так же, но она лишь пожала плечами и протянула ему серьги. Сама, наклоняя голову то влево, то вправо, сняла крохотные золотые сережки, украшавшие мочки ее ушей.

Да, от нижнего белья это далеко, но даже серьги она снимает обычно не на людях, а в тиши спальни. Где увидеть ее может лишь возлюбленный.

Движения Патрисии показались Брайану такими чувственными, интимными, будто она разоблачалась для него одного. Она положила свои серьги ему в руку, и он ощутил, что они еще несут тепло ее тела. Затем взяла из его ладони купленные серьги. Ее прикосновение было жарким, у Брайана было такое ощущение, словно кто-то открыл печной заслон и на него пахнуло жаром. Жаром, скрывавшимся за напускной холодностью.

Он затаил дыхание.

— Ну как? — спросила она, вставив серьги.

Брайан отреагировал не сразу.

— Дай присмотреться. — Он сжал кулак, в котором лежали ее крохотные сережки, и опустил их в карман. После чего взял Патрисию за руку и увлек к джипу, бросая на нее недоверчивые взгляды.

Сережки блестели в свете звезд и фонарей.

Надо же, ее шея кажется с этими сережками такой длинной, изящной! Да нет, серьгам это не под силу. Просто сама Патрисия высоко держит голову, чтобы он мог их получше рассмотреть. А может, он просто не замечал, какая у нее красивая шея, потому что раньше ничто не привлекало его внимания.

Патрисия обернулась, чтобы убедиться, что он смотрит на серьги. Увидев, что так оно и есть, машинально поднесла руку к уху. Раньше, встретившись с ним взглядом, она принималась теребить волосы. Теперь решила снять серьги. И только для того, чтобы не глядеть ему в глаза.

— Оставь, — резко сказал Брайан. — Не нужно снимать. — И, чтобы смягчить грубость тона, добавил:

— Лучше скажи, чем намереваешься заняться завтра. У тебя ведь уже составлен план?

— План — слишком сильно сказано. Скорее, у меня есть общее представление о том, куда бы мне хотелось пойти.

— Вот и отлично. Я же здесь для того, чтобы помогать тебе. Давай помогу выбрать мероприятия на завтра.

Патрисия искоса взглянула на него, чтобы понять, серьезно он говорит или нет. По всей видимости, она осталась довольна результатами, поскольку произнесла:

— Обожаю ремесленников. Мелкое производство меня подкупает: у них всегда есть что-нибудь интересное. Жаль, что в данном случае изделие выполнено несколько грубовато. Хотя, возможно, благодаря тебе мы сможем исправить этот недостаток.

— Благодаря мне?

— Ведь это ты сказал: человек, который занят этим ремеслом, постарается на славу, если обеспечить его надлежащими инструментами, создать ему подходящие условия труда. Может быть, обучить его чему-нибудь.

— А платить за все будет фирма? — поинтересовался Брайан.

— Почему это тебя удивляет? Первый закон бизнеса гласит: не умеешь изобретать, не сумеешь и заработать. — Она снова искоса взглянула на него, явно его провоцируя. — Ты же юрист Брайан, уж тебе ли не знать!

Конечно, он юрист! Юрист, а не торговец.

Семейство Лавджоев не привыкло заниматься такими мелочами, как серьги. Подробности того, как достаются деньги, их не интересовали. Для них важнее прибыль, звон монет. И неважно, откуда эти монеты берутся. Несколько крупных фирм, в основном английских, уже выходили на Брайана и его двоюродного брата Синклера с заманчивым предложением купить их знаменитый магазин в Сиднее и включить его в международную сеть.

Как только Лавджои завладеют фирмой, тут же сбудут ее с рук. За приличный куш, разумеется. И ни Патрисия Кромптон, ни ее взбалмошная сестрица и пикнуть не посмеют. Им останется лишь кусать локти от досады. И радоваться, если Синклер и Брайан поделятся с ними хотя бы скромной суммой, вырученной от продажи.

Так что нечего рассуждать тут о сережках, о ремесленниках и о прочей ерунде. Какое ему дело, на какие побрякушки — серебряные или платиновые — налетят молодые покупательницы? Лишь бы деньги платили!

— А второй? — спросил Брайан, пробираясь сквозь толпу к машине.

Патрисия даже остановилась от удивления.

— Кто второй?

— Второй закон бизнеса. Раз есть первый закон, должен быть и второй, разве не логично?

— Логично. Ты просто не слушаешь, что я тебе говорю. С той самой минуты, как мы встретились, я твержу: нужно во все совать свой нос.

Заботиться о малейшей детали, ибо от крохотных нюансов порой зависит успех или неуспех.

Да, перед нами превосходные серьги, они оригинальны, надолго запоминаются. К ним прекрасно подойдет пиджак из местной ткани, который я заказала у портного. Но ведь этого же не хватит! Нужны брюки или юбка, какая-то обувь. Скажем, узкие шелковые брюки пастельных тонов и сабо. — Патрисия замолчала, словно прикидывая, как будет смотреться ансамбль.

Затем взглянула на Брайана. — Теперь понимаешь? Ты приобретаешь эти сережки и думаешь: Господи, какая ерунда! Но под них приходится покупать все остальное.

— Значит, вот ты чем занимаешься! — сказал Брайан. — Смотришь, чтобы одно с другим сочеталось.

— Нет, за это отвечает Джессика. Под ее началом работают люди, которые поддерживают непосредственный контакт с производителями. Я лишь придумываю стиль новой коллекции.

— И во все суешь свой нос, — закончил Брайан. — Теперь понятно.

— Вижу, ты ничего не понял! — произнесла Патрисия резче, чем следовало. — Когда ты завладеешь фирмой, наверняка пойдешь по пути наименьшего сопротивления и серьги будешь заказывать на ювелирной фабрике?

— А что тут такого? — спросил Брайан с невинным видом и распахнул перед ней дверцу машины. Он даже и не подумал, что от этого в ней, того и гляди, снова взыграет феминистка.

А Патрисия была настолько возмущена его невежеством, что даже не потрудилась сказать ему спасибо.

— Как ты не понимаешь! — возмутилась Патрисия. — У нас же не дешевый супермаркет, где навалом всякого барахла. Каждая вещь, каждый предмет одежды, который у нас продается, уникален. — Она даже зарделась: видно, сама не ожидала, что так бурно отреагирует.

— Выпить не откажешься? — спросил Брайан, когда они вошли в холл.

— Откажусь! — бросила Патрисия. — Уже поздно.

— Ну что ты! Еще только одиннадцать.

— Да? — Она взглянула на часы и убедилась, что Брайан прав. — С этими перелетами никак не привыкну к местному времени! Ну что ж, пожалуй, я попробую виски с содовой.

Тогда ты Брайан, ступай в бар, а я спрошу у портье, не звонили ли мне, и присоединюсь к тебе.

На крутящемся табурете у стойки сидела давешняя брюнетка, по-прежнему ожидая кого-то. Она сменила брюки и однотонную розовую рубашку на вечернее платье, а в остальном выглядела так, будто не сходила с места.

— По крайней мере, — многозначительно добавила Патрисия, — тебе будет с кем поговорить.

Никаких новостей у портье для нее не было.

Она вернулась к Брайану, который по-прежнему стоял посреди холла.

— Что такое? У тебя деньги закончились?

— Просто вспомнил: ты завтра собиралась встать пораньше. Так что тебе пора баиньки.

Он взял ее под локоть и повел в бунгало.

У двери в спальню Патрисия остановилась и протянула руку.

— Ты не вернул мне сережки. — Пока она снимала рыночные серьги, он выудил из кармана ее крохотные золотые шарики. — Доволен прогулкой? Узнал для себя что-нибудь новое? — спросила она, разглядывая купленные серьги.

Узнал. Что у нее великолепная шелковая кожа. Что нелепые Серьги, болтавшиеся в ее ушах, чрезвычайно сексуальны. И что она дергается, стоит ему к ней прикоснуться.

— Только то, что эти серьги и впрямь ничего. Ты, наверное, права. В Сиднее их мигом расхватают.

— Надо же, какой прогресс! Брайан, ты, оказывается, не безнадежен. Мне особенно нравится, что ты признал мою правоту. — Она взяла из его ладони свои сережки, а вместо них положила купленные. — Держи. Это тебе сувенир.

Как только у тебя возникнут сомнения в моей правоте, посмотри на них.

— Благодарю.

— Не стоит. Увидимся завтра.

— Наверняка! И ты расскажешь мне, куда совать свой нос, — с улыбкой произнес Брайан.

Патрисия нахмурилась.

— Что такое?

— Кажется, я оставила в машине свои покупки. Дай мне ключи, я сбегаю.

Брайан хотел было предложить сбегать и взять покупки, но поостерегся: у Патрисии как пить дать разыграется приступ феминизма. Поэтому он, не говоря ни слова, с улыбкой протянул ей ключи.

Вот ведь шутник! Хочет, чтобы она научила его совать во все свой нос. Как будто он и так не лезет, куда его не просят. Она тоже хороша!

Наплела ему с три короба про законы бизнеса, про необходимость во всем участвовать. Хотя сама терпеть не может, когда лезут в ее дела, будь то работа или личная жизнь.

Патрисия с отвращением взглянула на себя в зеркало и вставила сережку в правое ухо. Отличная сережка, маленькая, незаметная.

Неотъемлемая часть ее нового облика, над созданием которого пришлось попотеть, после того как роскошный образ жизни доказал ей свою несостоятельность. А ведь были времена, когда она делала для себя сережки сама.

Что это были за сережки! Мимо них нельзя было пройти не обернувшись. Ведь она использовала первое, что попадалось под руку: перышки, кусочки ткани, даже маленькие леденцы в яркой упаковке.

Ей казалось, что она подавила в себе стремление заниматься подобными глупостями. Но куда там! Сегодня, ощущая на себе пристальный взгляд Брайана, она отчетливо вспомнила, как возбуждающе действовали на мужчин ее серьги.

Серьги с подвесками, которые буквально заставляли мужчин прикоснуться к ее уху, дотронуться до подвески, чтобы та закачалась с едва слышным звоном.

Патрисия поежилась, словно от холода, и поскорее забралась под одеяло. Не стоит тревожить старые воспоминания, ведь вспоминает она не о былом счастье, а о личной трагедии.

Она устроилась поудобнее и закрыла глаза.

Но мозг упорно не желал успокаиваться. Ее прямо-таки распирало от мыслей. Вот бы сейчас поговорить с Джессикой, изложить ей свою идею насчет местных ювелиров. Согласится ли она их поддержать? Или ее реакция будет далека от восторга?

Пока они ехали в гостиницу, Брайан нарисовал перед ней ужасающую картину того, насколько трудно — по крайней мере, с юридической точки зрения — будет организовать на Синушари производственный филиал фирмы “Лавджой и Кромптон”. Его слова не прибавили ей оптимизма, и все же Патрисия была ему благодарна: она теперь заранее знает о тех трудностях, о которых по приезде в Австралию будут твердить ее адвокаты.

Может, представить все в виде благотворительного фонда?

Надо будет спросить с утра у Брайана. Он же юрист и, возможно, захочет сам поучаствовать в его создании.

Почему бы и нет? Это ведь он навел ее на мысль о том, чтобы поддержать местных ювелиров, он явно не дурак. Да, ей не хочется, чтобы он увел у Джессики их фирму, но это не означает, что надо отказываться от его помощи там, где он действительно может помочь.

А еще эта великолепная ткань, которую делают местные ткачи! Вот это находка так находка! Ей обзавидуются лучшие итальянские и английские портные!

Вообще, она на Синушари недолго, но уже убедилась: здесь настоящий рай для туристов.

И она приехала сюда не зря, даже если ей и не удастся взглянуть на гробницу Нусанти-Хо.

Только теперь Патрисия поняла: впервые за весь вечер она вспомнила об истинной цеди своего визита. Разыгрывать перед Брайаном настоящую деловую женщину оказалось на удивление приятно. Но, вспоминая то, какие чувства охватили ее, когда он смотрел на нее, Патрисия ясно отдавала себе отчет в том, что столь активно реагирует она не на возможность проявить свои актерские способности, а на зрителя. На Брайана Лавджоя.

Кстати, о нем. Как он резко закрыл бумажник, стоило ей взглянуть на ту маленькую фотокарточку! С чего бы вдруг? Что там изображено? Светловолосый мальчуган лет пяти.

Мальчик с собакой. Вот и все.

Ну нет, с меня хватит, сказала себе Патрисия. И, отказавшись от попытки заснуть, вытащила из сумки бумаги и села за стол.

Патрисию бы, возможно, утешило известие о том, что Брайану тоже не спится. Он все размышлял о ее словах. О том, что надо во всем принимать участие, во все совать свой нос.

Надо признать, Патрисия действительно заботится о благосостоянии фирмы, делает для этого гораздо больше, чем сделал бы он. Да ему бы и не захотелось возиться со всякой ерундой.

Возможность сотрудничать с местными ювелирами привела ее в восторг. Но вовсе не потому, что она просто хочет заняться благотворительностью. Она понимает, какие возможности таит местное производство для развития их бизнеса.

Значит, когда они, Ладвжои, завладеют фирмой, не стоит сбрасывать Патрисию со счетов. Она им еще пригодится. У нее настоящий нюх на подобные вещи — где и что купить, что именно будет пользоваться спросом.

Конечно, Синклер имеет полное право возглавить фирму, но нельзя просто так ставить крест на таланте Патрисии. Из-за какого-то соглашения о партнерстве, которое писалось еще в прошлом веке. Когда и понятия были совсем другие.

Если мы завладеем фирмой, тогда Патрисию и всю ее семейку придется вышвырнуть на улицу, рассуждал Брайан. И нанять кого-то еще вместо нее. Но кого? Кто еще будет так трястись за каждую мелочь, совать во все свой нос?

Вот дьявол! Чертовка переманила меня на свою сторону. Я уже готов доказывать Синклеру, что ее увольнять никак нельзя.

Просто кошмар какой-то!

Перед его внутренним взором встала Патрисия. С какой утонченной женственностью вела она себя в комнатушке портного, когда тот снимал с нее мерки! Он глядел на нее и не мог оторваться.

Ему вспомнились серьги, которые она купила на рынке. Они мерцали при свете звезд, издавая легкий звон, подчеркивая изящество ее шеи и великолепную белую кожу. Интересно, на ощупь она такая же шелковистая, как на вид?

Мешковатая одежда, к которой она привыкла, оттеняет те особенности ее внешности, которые доступны лишь тонкому знатоку. А надень она дорогое платье, сделай модную прическу — и никто ничего не заметит.

Брайан вскочил с кровати. Нет, так невозможно! Эти мысли сведут его с ума.

Он натянул шорты и вышел на веранду. Холодный морской воздух приятно щекотал ноздри. Повернувшись направо, он заметил, что в окне Патрисии горит свет. Значит, ей тоже не спится?

Боже правый! На ней легкий халатик, волосы распущены и струятся шелковыми прядями по плечам, щекочут нежную кожу…

Это какой-то кошмар! Образ, который встал у него перед внутренним взором, неожиданно превратился в реальность.

Патрисия заметила его и обернулась. Только тут Брайан увидел, что перед ней стоит телефон. Боже, как он ошибся! Дело не в бессоннице, просто она решила доложить сестре обстановку, заверить ее, что все в порядке и этот осел Брайан ничего не понимает. А он-то думал!..

— Брайан, что случилось? Тебе что-то нужно?

Нужно. Мне тоже нужно было позвонить Синклеру.

Но что бы я ему сказал? Что Патрисия оказалась не такой простой? Что это не женщина, а загадка? И стоит ей надеть серебряные серьги, как он, Брайан Лавджой, едва сдерживается, чтобы не дотронуться до нее? И не только рукой, но и губами. Что ему хочется зарыться в ее волосы и ласкать их?

— Ничего не случилось, — хрипло ответил Брайан. — Ничего.

Патрисия потянулась к заколке.

— Не делай этого! — вырвалось у него.

Она замерла. Слегка задравшийся рукав халата обнажил ее тонкие запястья.

— Выкинь свои заколки! — рявкнул Брайан.

Он не собирался грубить, все вышло как-то само собой.

— Выкинуть?

— Ко всем чертям! Никогда больше их не носи.

— Вы только послушайте: советы красоты от Брайана Лавджоя!

Он вспомнил о том мужчине, который просил ее не постригать волосы. Должно быть, этот мужчина причинил ей большую боль. Да, в этом нет сомнений!

— Прости, — смешался Брайан, — не знал, что это тебя заденет. Вообще, это не мое дело!

Патрисия пожала плечами. А Брайан сказал сам себе: тот придурок прав. У нее просто замечательные волосы. Может, красивее он даже не встречал.

Но какое до этого дело Синклеру? Ему подавай конкретику, а не рассуждения о женской внешности.

— Пойду на пляж немножко остыть. Я туда и собирался, да вот вышел на веранду, смотрю, у тебя свет горит. Дай, думаю, зайду, мало ли что… Но ты говоришь по телефону…

— Нет, просто…

Просто весь вечер Патрисия не могла отделаться от теней прошлого, которые вдруг ворвались в ее сознание и снова принялись ее терзать. Он так смотрел на нее, так прикасался к ней, так брал ее за руку, что ей вновь захотелось почувствовать себя красивой, особенной, желанной.

Патрисия прекрасно знала все приемы, к которым прибегают мужчины, чтобы завладеть женским сердцем. Брайан по этой части мастак.

И, хотя она раскусила его игру, сопротивляться она уже не в силах.

Когда он появился перед нею посреди ночи, она приготовилась к душещипательной сцене.

Это тоже классика жанра: несчастный красавец изливает душу случайно оказавшейся рядом девушке, которая смотрит на него сочувственным взглядом из-под длинных ресниц.

Но, подумала Патрисия, вспомнив фотокарточку, которую Брайан хранит в бумажнике, может, в его жизни и впрямь все складывалось не так гладко? Как бы ей хотелось знать!..

— Просто я собиралась позвонить Джесс, объяснила Патрисия. — Моей сестре. Объяснить, где я нахожусь и почему. Давно надо было с ней связаться.

— Что ж, не буду тебе мешать.

В темноте было не разобрать выражения его лица. Но голос — мягкий, сочувственный голос — она слышала отчетливо. И хотела броситься на шею его обладателю, чтобы тот приласкал ее.

— Вряд ли у тебя получится, — резко произнесла Патрисия, злясь на саму себя. — Ты смущаешь меня одним своим видом.

— Неужели? Я не нарочно.

— Вот в этом позволь усомниться.

— Смущать девиц не мое призвание. К тому же ты выглядишь вполне уравновешенной. — И, поглядев на трубку, которую Патрисия по-прежнему сжимала в руке, Брайан добавил:

— Валяй, звони. Сестра ждет не дождется, когда ты ей обо всем доложишь.

Нет, нет! Он знает, что она заметила фотографию. И решил, видно, что она торопится сообщить Джессике: представляешь, сестрица, у Брайана Лавджоя, оказывается, есть сын!

В материалах, подготовленных Джессикой, нет упоминания о сыне. Это его тайна… Пусть тайной и останется.

Патрисия нагнулась к тумбочке и положила трубку на рычаг.

— Подожди, Брайан! Я с тобой! — крикнула она. И повернувшись, увидела, что он исчез. — Брайан! — Патрисия бросилась к окну.

Брайан бежал по ступенькам к песчаному берегу. Словно спасался от нее бегством.

Она стерла пот со лба. Не ему одному нужно охладиться. Ей самой это просто необходимо: из-за всего происшедшего состояние у нее, как у парового котла, который вот-вот взорвется.

Боже, он сказал, что собирается остыть. Пойти на пляж. Уж не думает ли он плавать? Один, в море, ночью? Это же безумие!

Глава 7

Брайан стоял у самой кромки моря. Ветер трепал его волосы, обдавал приятной прохладой обнаженное тело.

А в руках он сжимал заколку. Заколку, которую украл у Патрисии. Когда он укладывал ее в постель, он снял с нее заколки и положил их на ночной столик, рядом с бутылкой минеральной воды. Положил все, кроме одной.

Потому что в заколке кроется разгадка ее тайны. Тайны Патрисии Кромптон.

В том, что эта тайна существует, Брайан не сомневался. Это что-то личное, сокровенное, то, в чем она ему вряд ли признается. Да и не только ему…

И уж во всяком случае, Синклеру до этого не должно быть никакого дела. Его это никак не касается. Как, впрочем, и Брайана.

Но ему ужасно хотелось знать, что же загнало ее под эту броню, что заставляет изображать из себя недотрогу? Она не из тех, кто, едва обжегшись, прячет голову в песок. Она сильнее.

Зря он сбежал от нее. Лучше бы она стояла сейчас с ним. Темнота располагает к откровенности. Как знать, возможно, она раскроет перед ним душу.

А может, и нет. Вряд ли ему удастся сломить ту неприступную стену между собой и окружающими, которую она воздвигла.

Ведь он сам тоже едва ли смог бы раскрыться перед человеком, которого почти не знает, поведать о своей боли.

Брайан тряхнул вихрами и, сунув заколку в карман шорт, бросился в море.

При свете луны он выглядел еще великолепнее. Широкая грудь, мускулистые руки, сильные ноги, волосы, развевающиеся на ветру, — вот картина, достойная пера живописца.

Но Патрисии было не до красот. Надо же быть таким идиотом, чтобы в одиночку отправиться плавать посреди ночи, к тому же в незнакомом месте!

— Брайан…

Она едва услышала собственный голос. Ее босые ноги утопали в мягком песке. Кромка воды казалась такой далекой… Нет, ей не добежать…

— Брайан! — Патрисия остановилась и крикнула, теперь уже сильнее. — Брайан!

Но он уже исчез в волнах. Крик замер у нее в груди. Минута, и он вынырнул, но уже дальше от берега.

— Какой идиотизм… — едва выговорила Патрисия, садясь на песок.

Зачем? Чтобы следить за ним. И что она подразумевает под словом “идиотизм”? Чье поведение — его или свое?

Кого она ругает? Его — за то, что он пошел плавать ночью? Или себя — за то, что бросилась за ним? А может быть, за то, что ее нет сейчас с ним рядом?

Как же ей хочется именно этого — оказаться с ним рядом. Ощутить, как струится по ее разгоряченному телу нежная морская вода. Прижаться к Брайану — и чтобы их не разделяло ничего, кроме тонкого слоя воды.

Такое чувство, что мне снова шестнадцать, подумала Патрисия. И я по уши влюбилась в самого прекрасного человека на свете и не в состоянии больше думать ни о чем другом.

Она застонала и легла прямо на песок, вцепившись руками в камни, чтобы преодолеть искушение и не броситься к нему.

Брайану редко случалось терять контроль над собой. Он научился сдерживаться, владеть своей болью. Обычно он был так занят, что просто не успевал подумать о себе. Лишь в свободную минуту на него накатывали печальные мысли и воспоминания.

Он плыл и плыл, все дальше удаляясь от берега, он сознательно доводил себя до изнеможения, думая, что физическая боль заглушит душевные страдания.

Но ничего не вышло.

Боль становилась сильнее. Думая о ее переживаниях, он вспомнил о своих, отчего на душе стало еще паршивее. Смирившись с тем, что этой ночью ему не будет покоя, он поплыл к берегу. Тут он и заметил Патрисию, распластавшуюся на песке. Одной рукой она прикрыла глаза.

Выйдя на берег, он встал и несколько минут смотрел на нее, пораженный ее красотой.

Ее тело было почти полностью закрыто шелковым халатиком — она бросилась спасать его, не успев даже накинуть на себя что-нибудь более подходящее. Но налетевший ветерок теребил легкую ткань, подчеркивая контуры ее тела.

Великолепного тела, которое она зачем-то скрывала бесформенной одеждой.

На цыпочках, стараясь не производить ни малейшего шума, Брайан почти добрался до того места, где лежали его шорты.

— Плавать в одиночку в это время суток крайне неосмотрительно.

От неожиданности он подпрыгнул.

— Тебя могла бы съесть акула, и никто даже не догадался бы, что случилось.

— Что ж, если бы меня сожрала акула, — Брайан натянул шорты, — ваши проблемы мигом решились бы. — Он застегнул ширинку. — Можешь открыть глаза.

— А я их и не закрывала.

Брайан почувствовал, что краснеет. Прямо как девушка-подросток!

— Кстати, да будет тебе известно: плавать нагишом на Синушари строго запрещено. Это преступление, которое карается штрафом, а в некоторых случаях можно даже угодить за решетку.

— Откуда ты знаешь? Неужто сама пробовала?

— Нет. Просто от корки до корки прочитала путеводитель, пока ты наслаждался сиестой.

Она села, стряхнула с плеч песок и, поколебавшись, взялась за его руку, чтобы подняться.

Встала, но он не отпускал ее. Так они и стояли мгновение, держась за руки, как пара влюбленных. Тут она отдернула руку, чтобы стряхнуть песок с волос и с халата. Брайан едва не вскрикнул от разочарования: просторный халат — не халат, а балахон какой-то! — скрыл все то, свидетелем чему он был еще минуту назад.

Но Патрисия опоздала. Он все видел, все знал. И не понимал лишь одного: зачем таить такую красоту под уродливой одеждой.

На этот вопрос он не получил ответа. Ни слова не говоря, она повернулась и направилась обратно к коттеджу. Эдакая воплощенная добродетель.

Этой ночью судьба решила посмеяться над ними обоими. Над Брайаном, которому пришлось позировать голышом перед Патрисией.

И над Патрисией, дорогу которой внезапно преградил сверкающий глазами огромный краб, направлявшийся домой, в океан.

От неожиданности Патрисия вскрикнула, испортив свое эффектное шествие, и, поскользнувшись, едва не повалилась на краба, который, по правде сказать, испугался не меньше, чем она. После чего бросилась в объятия Брайана. Невольно признав, что защиты у сильного пола ищут даже феминистки.

— Пат, это же всего лишь краб, — сказал Брайан, обнимая ее дрожащее тело в стремлении сполна воспользоваться ее минутной слабостью.

Но уже в следующее мгновение отпустил ее, лишая ее возможности сказать: Брайан, горилла ты этакая, убери лапы!

Судя по всему, то ли от страха, то ли по какой другой причине, Патрисия потеряла голос. Он взглянул ей в глаза и вдруг испытал страстное желание коснуться ее губ и слиться с ней в поцелуе.

У него возникло и другое желание, гораздо более нескромное, чем поцелуй. Причем столь сильное, что он невольно отстранился, чтобы не произошло самого ужасного.

— Пожалуй, — хрипло произнес он, пытаясь придать голосу шутливое выражение, — мы, люди, для дикой природы и этих тварей гораздо опаснее, чем они для нас. Ты чуть не раздавила беднягу!

— Ничего себе бедняга! У него восемь ног, а у меня всего две! — Она вдруг нахмурилась. Или у него их десять? Сколько ног у краба?

— Столько, сколько нужно, чтобы спастись от неповоротливых двуногих. С крашеными ногтями.

Она попыталась сделать шаг назад и чуть не упала. Брайан взял ее за руку. Патрисия по-прежнему дрожала.

— Ну, все в порядке?

— У меня все отлично! — объявила она, правда не без истерических ноток в голосе.

Естественно, ей было стыдно, что она превратила себя в посмешище.

— Я так и понял, — успокоил ее Брайан. — Ты же ничего не боишься, даже гадюк. Только членистоногих.

— Я просто не ожидала… Вот и все!

Какие-то необычные нотки так и не исчезли из ее голоса. Глядя на ее зардевшиеся щеки и чувственные губы, Брайан никак не мог понять: неужели краб всему виной?

Решив во что бы то ни стало докопаться до истины, он сильнее сжал ее руку, а другой обнял за талию и притянул к себе. Мгновение — и Патрисия оказалась в его объятиях.

А он-то думал, что она будет сопротивляться!..

Наверное, он просто застал ее врасплох. А может, все дело в терпком запахе моря, в плеске волн. Это, наверное, они подавляют разум, вынуждая подчиняться велениям сердца.

Теперь не осталось ничего, кроме них двоих, они почти слились воедино, и разделяет его бешено колотящееся сердце и ее нежные груди лишь тонкий шелк ночного халатика.

— Брайан… — выдохнула она.

Что это — предупреждение или мольба?

Брайану пришлось решать самому, пришлось отважиться на риск. Но он готов был рисковать. Мягко обхватив ее голову ладонями, он прижал ее к себе, но не успел еще коснуться ее губами, как она снова прошептала:

— Брайан…

И он понял, что она хочет того же, чего и он.

Ее губы задрожали, в ней боролись два противоречивых стремления: поддаться велению страсти или подчиниться голосу разума. Страсть победила.

Их поцелуй был подобен дождю, пролившемуся в иссушенной солнцем пустыне.

Так, наверное, впервые поцеловались в раю Адам и Ева.

Он целовал ее, как целовал сказочный Принц свою Спящую красавицу, желая пробудить ее после столетнего сна: сначала нежно, едва касаясь губ, а затем входя все глубже, дерзко исследуя языком ее язык.

Когда она открыла рот, ожидая продолжения, Брайан не бросился в атаку. Как опытный полководец, он предпочел ждать, когда противник сам отважится на вылазку, зная что чем дольше он заставляет ее ждать, тем сильнее становится ее желание.

И он не прогадал. Какое-то мгновение они, не расцепляя объятий, смотрели друг на друга, затем Патрисия застонала и припала к его губам, не в силах больше сдерживаться.

А он-то думал, что ей и невдомек, для чего предназначено ее тело! Боже, как он заблуждался! Он прекрасно понимал, как непросто ей было решиться на такое, и от этого вкус победы становился еще приятнее.

Но ни на секунду Брайан не забывал о задаче, которую поставил перед ним Синклер: втереться ей в доверие, вызвать ее на откровенность и выведать их планы. Осталось лишь затащить Патрисию в постель — и приз ему обеспечен!

Сердце Брайана восставало против подобной холодной расчетливости. Ведь она не в бирюльки с ним играет. Здесь нет победителей и побежденных, она ему не противник, чтобы сдаваться.

Она предлагает ему то, что уже очень давно не предлагала никому: свое сердце. Потому что верит ему.

Мысль об этом буквально пронзила его, она стала для него полной неожиданностью, буквально откровением. Он вдруг ощутил, что должен взглянуть ей в глаза, чтобы прочесть по ним ее чувства.

Он поднял голову. Ее глаза жарко горели, щеки покрылись румянцем. Но было в ее лице нечто помимо страсти, нечто потаенное, чего он не мог понять.

И эта тайна испугала его. А правда ли, что этот несчастный краб так перепугал Пат? — вдруг подумал Брайан. Что, если она ухватилась за первый же подвернувшийся случай, чтобы сблизиться с ним?

Вот, оказывается, что задумала Джессика Кромптон! Соблазнить его! Действительно, зачем выкладываться на все сто, доказывать, что у сестер хватит мозгов заправлять фирмой? Зачем? Ведь можно затащить его в постель — и дело в шляпе!

Теперь все понятно. Понятно, почему Патрисия так одевается, понятно, зачем ей эти дурацкие заколки в длинных волосах. Имей она вид заправской соблазнительницы, Брайан бы мигом усек что к чему и был бы настороже. А так…

Так он растаял и попался в ее сети.

Когда она вдруг появилась из темноты, когда он увидел, как струится шелк по ее телу, рассмотрел распущенные волосы, она стала совсем иной и он не смог с собой совладать.

— Кажется, тебе пора спать, — резко произнес Брайан.

Она глубоко вздохнула, то ли от облегчения, то ли от разочарования. А может, от того и другого. Брайан вдруг захотел снова обнять ее, прижать к себе и… пропади все пропадом!

Но разум взял свое. Он мягко взял ее за плечи, поцеловал в лоб и сказал:

— Спасибо, что беспокоилась обо мне. — После чего отпустил ее.

Патрисия заколебалась. Ее разрывали два прямо противоположных чувства: стремление убежать со всех ног и вожделение, бушевавшее в груди.

Она отступила.

— Ну что ты! На моем месте ты поступил бы так же. — В ее тоне не слышалось ничего, кроме светской непринужденности. Но она тут же испортила всю сцену, добавив слабым голоском:

— Ты ведь не пойдешь больше плавать, правда? В одиночку?..

— На сегодня, пожалуй, хватит, — сказал Брайан. И хотел добавить: если, конечно, ты не хочешь со мной. Но предпочел оставить это пожелание при себе. Вместо этого он произнес:

— Ну тогда до встречи. Увидимся утром!

— Брайан… — начала она.

Он знал, что она спросит. Почему он поцеловал ее? И почему так резко остановился.

— Завтра, Пат. Завтра мы обо всем поговорим.

Она стояла, не шевелясь, лишь сжав пальцы в кулачки, и смотрела на него. А затем…

Затем она превратилась в прежнюю Патрисию Кромптон, истинную сущность которой не разглядишь под напускной холодностью.

— До завтра, — наклонив голову, произнесла она так, будто прощалась с секретаршей, и направилась к бунгало, ни разу не оглянувшись.

Вошла и закрыла за собой дверь. Через десять секунд в ее окне погас свет.

А Брайан еще долго стоял на месте, пытаясь понять, что произошло. Увидеть Патрисию — такую Патрисию — он не ожидал. У нее такое тело, что, одевайся она как следует, все мужчины были бы у ее ног. Но дело даже не в этом.

Оказывается, ей тоже ведомы плотские страсти! Из бесчувственной деловой женщины она превратилась в тигрицу. Или не в тигрицу, а в сгусток лавы, плавящей все вокруг силой своего вожделения.

Как она издевалась над ним за то, что он боится ядовитых змей! А сама, едва заприметив ночного краба, задрожала, перепугалась до смерти и бросилась ему в объятия.

Нет, такое невозможно сыграть! Или у нее актерские способности, достойные драматической актрисы самого высокого ранга?

Брайан невольно улыбнулся. Но радоваться, собственно, было нечему. Ведь страх перед несчастным крабом — первое проявление слабости. И пока что единственное.

Во всем остальном она железная леди, не отступающая перед лицом опасности. И чертовски упрямая и любопытная. Она не привыкла, чтобы ей отказывали, и пойдет на все, чтобы добиться своей цели. Значит, жди беды.

Она поставила перед собой задачу: найти гробницу Нусанти-Хо. Желание вполне понятное. Больше того, Брайан тоже был бы не прочь поглядеть, что это за пирамида такая. Но внутренний голос подсказывал ему, что лучше держаться от этого места подальше. Конечно, вовсе не потому, что строение ветхое и вот-вот свалится на голову любопытствующим туристам из Австралии, как утверждает Инди Топану. В это Брайан ни на секунду не поверил. А по каким-то другим причинам, говорить о которых Топану не захотел.

Может, конечно, стоило позволить Патрисии дожать этого хитреца министра. Он, естественно, все равно не раскололся бы, на то он и политик, но Патрисия хотя бы задумалась, что его нежелание сводить их к гробнице на экскурсию неспроста. Что-то за этим кроется.

Пока же…

Черт! Пока же Брайан вдруг понял, зачем понадобились ей ключи от джипа.

Женщинам вообще свойственно коварство, а уж Патрисии Кромптон тем более, особенно тогда, когда она вознамерилась добиться своего. Брайан почесал макушку.

Как она, хотелось бы знать, собирается добраться до гробницы? Машина у нее есть, но карта-то ни к черту не годится! Может, в магазинчике продается и другая? Надо посмотреть.

Несмотря на то что уже было за полночь, Брайан отправился к центральному входу. Он знал, что туристы привыкли засиживаться в ресторане допоздна, а на пути к своим коттеджам заскакивали в магазин купить сигарет или выпивку.

Так и есть, удовлетворенно подумал он, подходя к магазину. Удивительно, скольким не спится в такой поздний час!

— Чем могу помочь? — спросил услужливый продавец.

— Есть у вас приличная карта острова?

— У нас в продаже две карты. Мисс Кромптон купила обе.

— Обе?

— Обе! — Продавец достал с прилавка две карты: маленькую, для туристов, такую удобно носить в кармане. И большую, из тех, что вешают на стену, на которой стоял штамп местного географического общества.

На несколько секунд Брайан потерял дар речи.

— Речь о большой карте. Вот об этой. Я такой неловкий: разглядывал ее вместе с мисс Кромптон и, знаете, вылил на нее целый кофейник! Представляете?

Продавец сочувственно закивал.

— Так что теперь карта совсем испорчена. — Брайану вдруг пришла в голову идея. — Продайте мне, пожалуйста, эту карту и отметьте на ней, если можно, где находится гробница Нусанти-Хо.

Это продавцу явно не понравилось.

— По правде говоря, нам это не разрешается. Я уже один раз показал мисс Кромптон, где расположена гробница. Ладно, сейчас снова нарисую. — Он склонился над картой. — Я это делаю только ради нее, она же пишет такую важную статью! Вы ведь никому не скажете, что это я вам обозначил? — Он взглянул на Брайана.

— Разумеется! — заверил его тот.

— Я беспокоюсь за мисс Кромптон. Она не должна туда ходить, так ведь?

Брайан кивнул.

— Об этом я позабочусь. Только скажите мне почему? В чем там дело?

Продавец поежился.

— Недоброе это место, мистер Лавджой, недоброе. Пожалуйста, постарайтесь ей это внушить!

Внушишь ей, когда она ничего и слушать не хочет!

Отблагодарив любезного продавца, Брайан вернулся в бунгало, стараясь производить поменьше шуму. Свет в комнате Патрисии был выключен. Он не стал проверять, на месте ли она. Уж не такая она сумасшедшая, чтобы отправиться на поиски гробницы посреди ночи!

Брайан разулся, бросил карту на кровать и уселся рядом. Его взгляд упал на серьги, которые они с Патрисией купили на рынке.

Он накрыл их ладонью, вспоминая, как они позвякивали у нее в ушах, как светились радостью ее глаза, когда она их надела. Вспомнил, как она оживилась. Нет, это не игра, она вела себя вполне искренне.

И ее решимость увидеть гробницу тоже неподдельная.

Брайан раскрыл ее план. Она так долго убеждала его пойти посмотреть местную породу лошадей, которых разводят в горах, что это неспроста! Наверняка едва они доберутся до конюшни, как она скажет: может, пойдем дальше в горы, посмотрим, как там? И незаметно доведет его до того места, где расположена гробница.

Но, голубушка, про это и думать забудь! Ничего у тебя не выйдет!

На всякий случай Брайан решил проверить свои предположения. Он развернул карту и, к своему удивлению, обнаружил, что в конюшне гробницей и не пахнет. Это на другом конце острова.

Ничего себе! Вот это наглость! Она и не думала заниматься лошадьми, она вообще не собиралась терять с ним время, развлекая его. Она решила отправиться на поиски гробницы одна!

Брайан почесал нос. Можно сколько угодно обижаться на Патрисию, но ведь сегодня вечером она не на шутку за него беспокоилась, даже пошла убедиться, что с ним все в порядке.

Он перед ней в долгу. И меньшее, чем может ей отплатить, — это сделать для нее то же самое. Присмотреть, чтобы с ней ничего не случилось.

Глава 8

Патрисия предусмотрительно сунула будильник под подушку. Когда он зазвонит, Брайан ничего не услышит.

Впрочем, она пребывала в таком возбуждении, ожидая поездки, что проснулась и без будильника.

Боже, совсем темно! Она вздохнула, вылезая из постели.

Но долг зовет! Солнце едва окрасило горизонт в красивый розовато-желтый цвет, а Патрисия уже была одета. С вечера она положила в ванной белье, легкий свитер и джинсы. Взяв в одну руку ботинки, а в другую рюкзак, она на цыпочках выбралась из бунгало и направилась к главному входу.

Здесь, в туалете возле бассейна, она умылась и почистила зубы. Она знала: в такую рань ее никто не обнаружит. Зато Брайана уж наверняка не разбудит шум воды.

Появившись у конторки портье, она приветствовала ночного служащего, который по ее просьбе приготовил для нее съестное — несколько бутербродов и бутылку простой воды.

Вчера вечером она сказала ему, что они с Брайаном собрались на пляж, расположенный в дальнем конце острова. Помахала перед носом портье путеводителем, где значилось: “От красоты пейзажа захватывает дух”.

Раз дух захватывает, значит, и выехать надо пораньше.

— А где же мистер Лавджой? — встревоженно спросил портье. — Вы же не собираетесь ехать туда одна?

— Нет, конечно! Мистер Лавджой возится с машиной. Техобслуживание проводит. Проверяет, как там тормоза, охлаждение и все такое.

Он же у нас настоящий мужчина, — добавила она не без язвительности, чтобы скрыть свое беспокойство. — Большое вам спасибо!

— Не за что. Приятно отдохнуть! — Голос портье остановил Патрисию, когда она уже выходила:

— Мисс Кромптон! Пожалуйста, не съезжайте с шоссе! Здесь легко заблудиться.

Она улыбнулась ему и закрыла за собой дверь.

Убедившись, что вокруг ни души, побежала в гараж, залезла в джип, закрыла за собой дверь и бросила сумку на сиденье рядом. После чего рассмеялась.

Как же тут не смеяться! Брайан на стену от злости полезет, узнав, как она его провела. Ну ничего, сам виноват. Нечего было лезть целоваться.

Единственное, что не давало ей покоя, с чего это он вдруг так просто отпустил ее? Боялся, что зайдет слишком далеко, или… Или ему закончить поцелуй было гораздо легче, чем ей?

Пожалуй, надо поблагодарить его за это. Но благодарность подождет до следующего раза.

Когда он не будет таким невозмутимым.

Когда Брайан Лавджой будет рвать и метать от злости.

— Дрянь! Свинья! Ублюдок! Подлец!

Какой изысканный набор ругательств! Но явно не по адресу Патрисии Кромптон и не со стороны Брайана Лавджоя. А совсем наоборот.

Как же так? Ведь это он должен был рассвирепеть, а не она! В конце концов, кто кого провел?

Но именно Патрисия ворвалась в его спальню, не затрудняя себя стуком, приветствием или иными проявлениями вежливости, и принялась ругаться на чем свет стоит.

А он-то полночи думал, что будет, если закрыть выхлопной вентиль на паровом котле? Раздастся взрыв или пронесет?

Взрыв превзошел все его ожидания. Брайан приподнялся с подушки и посмотрел на Патрисию. Зрелище и впрямь достойное внимания: не каждый день приходится видеть женщину, столкнувшуюся с тем, что ее тщательно продуманные и до ужаса коварные планы натолкнулись на крохотное, но непреодолимое препятствие, о котором она и подумать не могла: на мужчину.

Мужчину, а именно Брайана Лавджоя, которому хватило сообразительности открутить клеммы аккумулятора в джипе, перед тем как завалиться спать.

Мужчину, который сначала позволил ей думать, что она улизнула, а затем дернул за поводок.

Да, Патрисия явно не в себе: глаза пылают от гнева, щеки горят, губы тоже раскраснелись. Впрочем, и волосы претерпели Кое-какие изменения: они собраны сзади в аккуратный пучок, выгодно оттеняющий белизну ее кожи. Ну еще бы, она же думала, что поедет одна!

Брайан хмыкнул. Он был удовлетворен.

— Где он? Куда ты его засунул?

— А, мисс Кромптон! — Лицо Брайана расплылось в дружеской улыбке. — Доброе утро!

Если, конечно, — он дотянулся до часов, лежащих на ночном столике, — половину пятого можно считать утром. Ты говорила, что хочешь выехать пораньше, но мне и в голову не пришло, что до наступления зари.

— Надо же, отодрал!..

— Что с тобой, Пат? — спросил Брайан, не давая ей закончить, что он там отодрал. — Он знал, что преимущество на его стороне. Она может бесноваться сколько угодно, но без его помощи она бессильна. Жалко только, что ей взбрело в голову подняться так рано. Он бы еще соснул часок-другой. — Бессонница одолела?

Она с отвращением взглянула на него. Как же! Ведь он затронул больное место: поцелуй, который, вполне вероятно, лишил ее сна.

— Спасибо, я хорошо спала. Верни мне аккумулятор и можешь продолжать валяться в постели.

— Не знал, что спать хотя бы до семи утра противозаконно. Наверное, таковы местные законы. Так что там у тебя с аккумулятором? Кто-то его украл? — Удивительно, она, оказывается, знает, как устроен двигатель внутреннего сгорания.

— Не прикидывайся! Ты обо всем догадался! Прошлой ночью ты уже все знал. А все эти поцелуйчики, все эти “поговорим утром” — все это лишь для прикрытия. Ты знал!

— Сейчас утро, пусть и раннее, — рассудительно заметил Брайан, — и мы, как видишь, беседуем. Что же касается, как ты выразилась, поцелуйчиков, тут я и вправду грешен. Жаль, что тебе не понравилось. Но, конечно, в подобных вещах у тебя куда больше опыта! — Он нарочно пытался ее побольнее уколоть. Надо задеть ее как следует, пока она вне себя от злости. Иначе Патрисия снова как улитка спрячется в свою раковину. — Кстати, ты изменила прическу… Мне нравится! — подлил он горючего во вспыхнувший пожар.

— Плевать мне, что тебе нравится! — Она сверкнула на него глазами как дикая кошка. — По какому праву ты лезешь в мои планы?

Брайан улегся на спину, приподнялся на подушке и принял полулежачее положение. Подтянул к себе одеяло, чтобы оно не съехало на пол.

— А у тебя были какие-то планы?

— Ты прекрасно знаешь, что я задумала!

— Позволь догадаться. Отправиться на прогулку по острову, так? В одиночку? — Брайан сложил руки на затылке в замок и поцокал языком. — Пат, Пат… Это же не по правилам! Я обязан тебя сопровождать. Куда ты, туда и я. А тайком от меня сбегать никуда не годится. — Он осуждающе покачал головой. — Кстати, почему ты не попросила другую машину?

Патрисия застыла от изумления. Брайан понял: эта мысль и в голову ей не пришла. Она так рассвирепела, что потеряла всякую способность соображать.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что ты бесишься из-за аккумулятора, а про то, что я нашел способ помешать тебе взять другой автомобиль, даже не упомянула.

— Что? Как это? Когда? Ты догадался, что…

— Естественно. Я же юрист и ложь чую за километр. Это называется профессиональный нюх.

— Я не лгала!..

— А еще я сходил проведать твоего приятеля из магазинчика. Знаешь, он продал мне точно такую же карту, как и тебе. И даже был настолько любезен, что отметил на ней, где именно расположена гробница. Ну как же иначе, ведь я дрожащим голосом молил его об этом: Боже, я был настолько неловок, что облил твою карту кофе!

У Патрисии отвисла челюсть.

— И ты еще меня обвиняешь во лжи!

— Я сказал ему, что ты позабыла, куда надо ехать.

— Здорово, — всплеснула Патрисия руками. Оказывается, я не только так глупа, что мои планы у тебя как на ладони, но и память у меня ни к черту!

— Прошлой ночью, отключив аккумулятор, я попросил служащего, который выдает машины, лично связаться со мной, если ты захочешь взять другую машину.

— Господи, Брайан, да я же на тебя в суд подам! На вас на всех. Это я арендовала машину, я заплатила за нее собственными деньгами! Я…

— Признаю, это ужасно, — произнес он с наигранным сочувствием. — Но, увы, Запад от нас далеко. А на Синушари древние законы.

Мужчины правят миром.

— А женщины только стирают и готовят обед? — Патрисия взглянула на него.

Брайан снова отметил: какие у нее длинные ресницы! Но ее взгляд скорее задумчивый, флиртом тут и не пахнет.

— Сдаюсь, ты умен и все предусмотрел.

— Кто умен: я лично или мы, мужчины?

— Ты. Лично. Брайан Лавджой собственной персоной. — Патрисия собралась было по привычке привести в порядок волосы, потянулась к голове и тут же отдернула руку: ведь теперь ее волосы были аккуратно уложены. — Кстати, мне все равно не удалось бы взять другую машину. Служащий забеспокоился, что я еду одна.

Пришлось соврать ему, что ты уже в машине.

Подними я шум, он догадался бы, что тебя там нет. Да, здесь правят мужчины. Он наверняка связался бы с тобой. — Она состроила гримасу. — Мужчины держатся друг за друга, да?

— Не всегда. Но в данном случае — несомненно. — Брайан сел на кровати. — Но только в данном случае. Тебе не приходило в голову, что, когда четверо — пусть даже это четверо мужчин — в один голос твердят, что ты совершаешь ошибку, возможно, стоит к ним прислушаться?

— Четверо? Это кто?

— Я, служащий, Инди Топану и продавец магазина. Он просил тебе напомнить, что гробница недоброе место. Надо держаться от него подальше.

Предупреждение не произвело на Патрисию никакого впечатления.

— Мне почему-то кажется, — заявила она, — что здесь что-то не так. Видно Топану есть что скрывать.

— По крайней мере, в этом наши взгляды сходятся.

— И я должна узнать, в чем дело. Тебе, Брайан, меня не остановить.

Это-то он и боялся. Но и из этой ситуации есть выход.

— Закажите-ка кофе, идет? А я пока приму душ. Потом сядем и обсудим все в спокойной обстановке.

Патрисия открыла было рот, собираясь ему нагрубить, но он догадался о ее намерениях, поэтому резко откинул одеяло и встал.

Ее как ветром сдуло.

Глядя на то, как улепетывает Патрисия Кромптон, Брайан засмеялся. Но он знал, что от нее можно ожидать всего. Поэтому, прежде чем удалиться в ванную, вытащил из-под кровати аккумулятор и взял его с собой.

Патрисия тем временем позвонила и заказала кофе. Услышав шум воды, она вернулась в спальню Брайана. Его не было: он пошел мыться. Но и аккумулятора тоже нигде не было видно. Поняв, что ее поиски не увенчаются успехом, она вернулась в гостиную, хотя ее так и подмывало посмотреть, что творится в ванной.

Разумеется, интересовал ее не голый Брайан, а аккумулятор.

Вернувшись в гостиную, она снова позвонила на ресепшн и заказала сок и булочки. Уж если с утра пораньше выехать ей не удалось, нет смысла голодать.

Патрисия подписывала счет официанту, когда на пороге комнаты появился Брайан. Еда источала умопомрачительный аромат, но Брайан выглядел еще умопомрачительнее: легкие светло-коричневые брюки и сандалии, однотонная рубашка с закатанными рукавами, еще мокрые после душа волосы, блестевшие в лучах восходящего солнца.

Пока официант расставлял на веранде тарелки, они молчали.

— Спасибо, — поблагодарил Брайан официанта. — С остальным мы сами справимся.

Тот раскланялся и удалился. Патрисия уселась в плетеное кресло за столом, разлила кофе по чашкам и одну протянула Брайану.

— Итак, — сказала она, — ты хотел все обсудить. Так вот, я собираюсь лично взглянуть на гробницу Нусанти-Хо. Пожалуйста, можешь открывать дискуссию.

У Брайана было время хорошенько обдумать свои слова. Когда он мылся, он уже, разумеется, знал, что она будет настаивать на своем. Но как ее остановить? Единственный надежный способ — засадить в камеру в кандалах. Или приковать наручниками к кровати.

Впрочем, эту мысль он сразу отбросил, уж слишком она была соблазнительной.

То, что случилось накануне ночью, не давало ему покоя. До этого он мог ей помогать, мог над ней подшучивать, но ему и в голову не приходило становиться ее союзником. Теперь же он был очень не прочь стать ей больше чем союзником. Больше чем другом.

Пришлось даже включить воду похолоднее.

Готов ли я, спросил себя Брайан, разрушить тот барьер, который воздвигла Патрисия между собой и остальным миром? Речь не о физическом барьере, прошлой ночью он его сокрушил. Даже сейчас, когда они сидят за столом, потягивая кофе, в воздухе пахнет сексом.

Брайан не сомневался: секс с Патрисией будет не похож ни на что из того, что он испытывал прежде. Как и она сама, секс будет напоен свежим ароматом, будет изысканным и запоминающимся.

Но даже секс не сломит тот барьер.

Так как же тогда быть? Насколько далеко он готов зайти? Насколько готов ей открыться?

Если удастся сделать так, чтобы Патрисия стала ему доверять — если это вообще возможно, — тогда ради этого стоит пойти на все.

— Обсуждать-то особенно нечего. — Он пожал плечами. — Тебя ничто не остановит, ты готова броситься в джунгли, неважно, со мной или без меня. Значит, вариант один: я пойду с тобой.

— Что-что? — переспросила она.

Похоже, то, что он переменил свое мнение, ее нисколько не тронуло. Он на ее месте был бы поосторожнее.

— Ты пойдешь со мной?

— Надо же кому-то проследить, чтоб ты в яму не свалилась.

— Боже, Брайан, ты настоящий джентльмен! Разве я могу устоять?

— И не пытайся. Все равно лучше меня тебе не найти. — Он внимательно взглянул на нее. Вопрос в другом. Мы не знаем, какие трудности встретятся нам на пути, поэтому надо принять все меры….

— Пищей я запаслась, — перебила его Патрисия. — И воды нам хватит.

— Отлично, ты молодчина! Но не хлебом единым жив человек. Нам понадобится еще кое-что. И я имею в виду не только компас. — — Бедный мой компас! — воскликнула она. — Из-за него ты обо всем догадался!

— Не буду скрывать, он навел меня на верные мысли. К тому же ты так самодовольно ухмылялась!.. Но не будем об этом.

Патрисия сидела как на иголках. Ей не терпелось бросить все и поскорее отправиться на поиски гробницы. Но Брайан не собирался идти неизвестно куда без подготовки.

— Перекуси, — сказал ей он. — Булочки просто объеденье.

Она заколебалась: голод уступил место жажде приключений. Но, поняв, что Брайан просто так ее не отпустит, она взяла булочку и, разрезав ее пополам, принялась мазать маслом.

— Я захватила фонарик, — сообщила Патрисия, сделав глоток кофе. — Привезла из Сиднея.

— Прямо девушка-светлячок! — не сдержался Брайан.

Она улыбнулась. Достаточно ей вот так искренне улыбнуться — и ради нее он готов своротить горы.

— А еще у нас две карты, — заметила она. — Если с одной вдруг что-то случится.

Какая самоуверенность! Она думает, что добилась своего, поэтому и шутит.

— Если мы прольем на нее кофе? Да, конечно, — согласился Брайан. — Хотя я предпочел бы, чтобы хоть кто-то знал, куда мы направились. На случай, если мы не вернемся.

— Господи, какой ужас!

— А еще я думал, что мне удастся тебя уговорить, поскольку там слишком опасно, и мы останемся дома.

— Еще бы!

Слишком быстро она среагировала!

— Объясни мне, откуда продавец в книжном магазине знает, где находится гробница? — спросил Брайан. — Ведь это такой секрет!

— Ты же сам говорил: стоит хотя бы двоим узнать тайну, пиши пропало!

— Я не вполне точно выразил свою мысль, признал он.

Двое могут хранить тайну. Могут, если для одного из них другой дороже жизни.

— К тому же о гробнице явно знают больше, чем двое. — Брайан нахмурился. — Между прочим, из твоих слов я заключил, что она где-то в глубине острова. Оказывается, всего в нескольких милях от побережья.

— Но я тоже сначала так думала! В конце концов, Синушари — это не Австралия. Так что и пять миль в глубину это уже много.

— Ты уверена, что продавец правильно нарисовал тебе, где это? — Будь у Брайана выбор, он не стал бы соваться туда, куда не следует. Топану ясно дал понять: у гробницы им делать нечего. — Может, он тебя обманул. Выдал желаемое за действительное.

— Сомневаюсь, — заявила Патрисия. — Есть кое-какая вероятность, но не слишком большая. Я рассказала ему, что пишу статью о сокровищах, найденных в гробнице Нусанти-Хо. Естественно, он захотел мне помочь. И проявил недюжинную осведомленность в этом деле.

— Но ведь именно он сказал: это недоброе место. Странно, что он имел в виду?

— Может, ничего особенного. Просто он не очень хорошо владеет английским, вот и не может выразить мысль как следует. Он хотел сказать, что нехорошо тревожить могилы покойников.

— Вряд ли. Ты же сказала ему, что сама туда не поедешь. Просто хочешь узнать местоположение гробницы для твоей статьи.

— Вижу, ты с ним подружился.

Брайану показалось, что она вот-вот снова улыбнется. Нет, ради этой улыбки он не только горы готов свернуть, если понадобится, он пересечет вплавь океан.

— Ладно, он не хотел мне ничего говорить, — продолжила она. — Когда я спросила его про гробницу, он ужаснулся. Но я отвлекла его внимание. Попросила посмотреть дорогой альбом с фотографиями.

— Да уж, чего-чего, а умения отвлекать внимание вам, мисс Кромптон, не занимать. — В его голосе неожиданно появились нежные нотки.

— Вы, мистер Лавджой, в этом деле тоже дока.

Он наклонился, обхватил ее подбородок и провел пальцем по губам.

— Если ты намекаешь на поцелуй, то им я хотел сказать: продолжение следует.

Патрисия покраснела и вскочила с кресла.

С чего вдруг? Не понравились его прикосновения или она захотела поскорее отправиться в путь?

— Вижу, ты уже позавтракал? — сказала она. — Тогда в путь!

По крайней мере, теперь она хоть не прикидывается железной леди. И на том спасибо.

Дорога петляла между деревьев и полей, расположенных слева, и океана справа. Солнце уже поднялось над горизонтом, стояла жара, но в джипе, в котором ехали Патрисия и Брайан, окна были раскрыты нараспашку, так что особых неудобств высокая температура им не причиняла.

Впереди, за тщательно возделанными полями, виднелись горы.

— Ты только полюбуйся! — в восхищении произнесла Патрисия. — Волшебный пейзаж!

Брайан кивнул. Красота природы никогда не оставляла его равнодушным.

— После твоей статьи и фотографий в журнале здесь отбою не будет от туристов, — заметил он.

— Надеюсь, — рассмеялась Патрисия. Иначе получится, что Топану зря тратил государственные деньги на нашу поездку. Но мне здесь и вправду нравится. Настоящий райский уголок!

Брайан снова ответил кивком. Он вел себя с исключительной вежливостью.

— Кстати, о фотографиях. Может, снимешь вон те заснеженные верхушки? Они будут великолепно смотреться на фоне ярко-голубого неба.

— Отличная мысль!

Он остановил машину. Патрисия схватила свою профессиональную камеру и сделала несколько снимков. Брайан не мог не обратить внимания на сноровку, с какой она обращается со столь сложной техникой.

— Судя по всему, — сказал он через несколько минут, когда они снова сели в машину, — мы должны повернуть здесь. — Он указал на ответвление в шоссе, видневшееся метрах в ста.

Патрисия сверилась с картой.

— Верно, — сказала она. — Поворачиваем!

Солнце палило все жарче, Брайану даже не верилось, что воздух может быть таким раскаленным. Распугивая домашнюю птицу, они пронеслись мимо деревеньки. Ребятишки глядели на них вытаращенными от страха глазами, будто они спустились с небес.

В деревне дорога была выложена щебнем, но вскоре щебенка кончилась. Вокруг не было ни малейших признаков цивилизации, лишь джунгли с их экзотической растительностью окружали их. И ветерок с моря тоже куда-то пропал. Воздух был буквально пропитан влагой.

— Наш путь сужается, — произнес Брайан. — Похоже, придется идти пешком.

— Ходьба полезна для здоровья, — оптимистично заметила Патрисия и выбралась из машины.

Было видно, что по дороге много ходили, и совсем недавно. Значит, направление взято верное.

— Судя по карте, уже близко, — произнес Брайан. — Будь я на месте тех, кому нужно сооружать монумент, я выбрал бы именно это место.

Патрисия расстегнула пуговицу на рубашке и помахала уголками воротничка, чтобы проветрить кожу.

— И для веранды, которую намерен соорудить Топану, лучше места не найти. Боже, какие великолепные цветы! Это какой-то необычный сорт орхидей!

Она схватилась за камеру. Затем полезла в маленькую сумку, висевшую у нее на поясе, порылась в ней, достала особый объектив для съемки крупным планом и принялась снимать.

— Замечательно: бабочка на фоне орхидеи, — проговорила она себе под нос. — Да уж, для естествоиспытателя тут полно материала. Согласен?

Ответа не последовало: Патрисия оглянулась.

Брайан исчез.

Глава 9

— Брайан! — крикнула Патрисия что было мочи. — Брайан!!!

— Я здесь.

От звука его голоса она подскочила. Голос раздавался откуда-то сверху, но видно не было откуда.

Задрав голову, она искала его глазами и наконец разглядела его яркую рубашку. По пальме, цепляясь за лианы, он забрался прямо на холм. Их отделяли всего несколько метров, но, не подай он голоса, она ни за что бы его не заметила.

— Лезь ко мне!

Патрисия почему-то опасливо огляделась вокруг. Экзотические бабочки и птицы, раскрашенные во все цвета радуги, это, конечно, здорово, но у каждой экзотики есть оборотная сторона: змеи, ядовитые насекомые, пауки с огромными цепкими клешнями.

Еще не хватает мне бояться, подумала Патрисия. И так уже тот краб поставил меня в дурацкое положение!

Она решительно отбросила опасения и полезла наверх. Брайан подал ей руку. Патрисия уже открыла было рот, чтобы попенять ему и сказать, что им нужно держаться вместе. Но вспомнила, что еще недавно собиралась отправиться сюда в одиночку, умолчав о своем местопребывании. Пожалуй, после такого говорить об опасности как-то даже неприлично.

И лишь тут она увидела картину, открывшуюся сверху.

— Боже правый!..

Вход в гробницу представлял собой расщелину в скале, расположенной напротив. Придерживая соломенную шляпу, Патрисия посмотрела выше. Можно тысячу раз быть здесь, но так и не осознать, что перед тобой. Вход покрылся растительностью, однако археологам пришлось срубить дикие лианы, чтобы проникнуть внутрь, а под лианами оказались какие-то древние скульптуры.

Патрисия отступила на шаг, пытаясь разобрать, что они изображают. Так сразу не поймешь: вроде птица какая-то, но с двумя головами. Может, это двуглавый дракон? Какие у него отвратительные морды!

У Патрисии волосы зашевелились на голове.

— Какой ужас! — сказала она.

— Это еще мягко сказано, — согласился Брайан. — Но производит впечатление. Прямо-таки благоговейный страх навевает.

Патрисия поежилась. Теперь ей было совсем не жарко.

— Собственно, для этого дракон и предназначен, — сказала она. — Но все-таки выглядит он ужасно, да еще такой громадный! — Патрисия задумалась. — Сама бы я гробницу ни за что не нашла. А ведь до нее от тропинки метров пять-шесть вверх, не больше.

— Ее скрывают лианы, издалека вообще ничего не заметишь.

— Как же ты заметил?

Брайан оглянулся на тропинку. Джунгли тянулись, казалось, до самого океана.

— Так… — неопределенно ответил он. — Догадался.

— Удивительная догадливость.

— Это есть, — согласился он. — Думаешь, поэтому местные жители боятся говорить про гробницу? Из-за того, что она наводит на них страх?

— Может. Как знать? — В голосе Патрисии слышалось сомнение. Дракон произвел на нее удручающее впечатление, хотя она, разумеется, прекрасно понимала: бояться тут совершенно нечего. Это только скульптура.

— Мало того, — продолжил Брайан. — Представь, ты пробираешься сюда, раздвигая заслоняющую путь густую растительность. Тебя снедает любопытство: что тут такое? И вдруг твоим глазам предстает это чудище и земля уходит из-под ног.

— Как это?

— Ты знаешь, на Синушари повышенная сейсмическая активность. Теперь подумай: археологи, а может, просто какие-то местные жители, пробираются сюда, и вдруг — гнев богов! следует сейсмический толчок! Все в ужасе! — Он указал на огромный камень, упавший в ущелье. Когда-то этот камень, похоже, изображал драконье крыло. — Землетрясение не из самых крупных, но достаточно, чтобы перепугать до смерти самозванных археологов.

— Испугались они или нет, но золото-то захватить не забыли! — заметила Патрисия.

Она более или менее пришла в себя, настроила камеру и приготовилась делать снимки. Ведь ради этого она сюда и забралась.

— Возможно, сначала они разграбили могилу, взяли все золото. — Брайан сделал несколько шагов и склонился над землей. — А потом вернулись взглянуть, не осталось ли еще чего интересного. Судя по земле, тут шли ливневые дожди. Основание гробницы они порядком подпортили, фундамент расшатался, и, когда началось небольшое землетрясение, посыпались камни.

— Версия имеет право на существование, — признала Патрисия. — Думаешь, разгадал тайну Инди Топану?

— До некоторой степени. — Брайан огляделся. — Этот Топану явно не простак, его россказнями про гнев богов не испугаешь. Но тот факт, что строительных лесов не видно, говорит сам за себя: восстановительными работами тут и не пахнет. — Он взглянул на Патрисию. — Хочешь зайти внутрь?

Не слишком, мрачноватое все-таки место.

— Думаешь, это не опасно?

— Я же не инженер! Какие я могу дать гарантии?!

Да уж, дождешься от тебя! От Брайана Лавджоя пока одни неприятности, и только. Наверное, решил, что у нее коленки от страха дрожат… Ну ничего, она сейчас покажет, кто из них трус!

Бояться тут нечего. Просто у нее воображение разыгралось, вот и все.

— Будет достаточно твоего мнения, — холодно произнесла она. — Ты же мужчина. И в состоянии высказать обоснованное мнение.

— Перестань, Пат! — В его голосе послышались резкие нотки.

От неожиданности она застыла с камерой в руках.

— Что?

Он молчал. — — Что перестать? — повторила она вопрос.

— Ты снова воспринимаешь меня как врага.

Я же здесь, рядом. — Брайан взглянул ей прямо в глаза. — Чтобы защитить тебя, а не ставить палки в колеса. Если хочешь посмотреть, что там внутри, я пойду с тобой.

Патрисии показалось, что земля уходит у нее из-под ног. Что, снова землетрясение?

Нет, это слова Брайана произвели на нее такой эффект: все принципы, с которыми она жила столько лет, вдруг в одночасье перестали существовать.

Сначала за руку ее взял, а она ее не отдернула. Естественно, она же умная, ему не удастся ее одурачить. А когда поняла, что бессильна сопротивляться чувствам, которые возбуждает в ней прикосновение этого мужчины, его взгляд, было уже слишком поздно.

А потом началось самое ужасное. Она совсем раскисла, стала о нем беспокоиться. Прибежала посреди ночи на пляж, чтобы убедиться: с ним все в порядке. Он обо всем догадался и поцеловал ее. Она же, вместо того чтобы дать ему пощечину, страстно отвечала поцелуем на поцелуй.

Забыв, что они соперники, что между ними схватка и ставки в этой игре слишком велики.

Что он задумал? Зачем ему все это?

Она не знала. А знала лишь одно: ей нужно, чтобы он был рядом, когда она войдет в гробницу, в это царство неизведанного.

Брайан будто читал ее мысли.

— Доверься мне, Пат, больше я тебя ни о чем не прошу. Ты же можешь просить меня о чем угодно.

Птицы перестали радостно щебетать вокруг, ожидая ее ответа.

Надо стоять до конца. Еще совсем недавно она была самодостаточна, автономна. Ей никто не был нужен.

Патрисия взглянула на чудище у входа. Какой ужас!

Но она не отступит, пройдет до конца и это испытание. Ни гробнице, ни Брайану не удастся ее запугать.

— Ты пойдешь со мной? — неожиданно для самой себя спросила она тихим шепотом.

— Дай руку. — Он протянул ей свою широкую ладонь.

Поколебавшись, Патрисия вложила в нее свою руку.

Он сжал ее и сказал:

— Все обойдется. Если, конечно, мы не будем пыхтеть как паровоз.

— Как паровоз?.. — повторила она, словно не понимая, что он ее имеет в виду.

Он крепче сжал ее руку.

— Готова?

А ведь правда: готова ли она?

К чему? К тому, чтобы сделать шаг в неизведанное.

Готова ли пойти на риск?

Патрисия тяжело вздохнула.

— Готова, — произнесла она.

Они подошли к входу. Вошли внутрь. Патрисия повернулась к Брайану и спросила:

— О чем угодно?

— Что? — не понял он.

— Ты сказал: проси о чем угодно. — Патрисия включила фонарик. Его луч пробежал по каменному полу и остановился на каком-то изображении на противоположной стене. — Ты и впрямь к этому готов?

А Брайан-то думал, что она его и не слушает, что гробница интересует ее гораздо больше, чем то, о чем он ей говорит.

Оказывается, она слышала каждое слово.

— А ты? — спросил он.

Патрисия помолчала. Задумавшись, она покрутила фонарик, чтобы осветить всю каменную стену. Перед ними предстала скульптура: на великолепном троне, украшенном драгоценными камнями, сидит великолепная женщина с распущенными волосами, мягко струящимися по плечам и обнаженной груди. Голову ее венчает диадема, на запястьях и лодыжках браслеты, на шее в несколько рядов ожерелье.

— Все так и есть, — прошептала Патрисия.

— Как же иначе?

— Я посчитала, что Топану лжет и никакой гробницы Нусанти-Хо не существует. И не было даже такой женщины. Он просто раздул эту историю для рекламы. Как-никак, он же министр туризма. Я думала, что они обнаружили какие-то развалины, сделали вид, что нашли там драгоценности, необычные ткани и все прочее, а на самом деле это подделка.

После чего Топану отправил мне телеграмму, чтобы я приехала, взглянула на фотографии и в наивном угаре раздула вокруг этого дела шумиху. Но, оказывается, гробница существует на самом деле.

— Невероятно. — Брайан был поражен, но вовсе не тем, что сказала Патрисия. Он приблизился к статуе и осторожно коснулся лица Нусанти-Хо. — Похожа на тебя, Пат. — Она повернулась к нему. — Стоит тебе распустить волосы, надеть на себя эту корону — и вас друг от друга не отличить. — Профиль Патрисии светился, будто золотой, от луча фонарика. Брайан коснулся рукой ее шеи. — Надеть на тебя бриллианты и изумруды, украсить руки золотыми браслетами…

Она сглотнула.

— Не говори ерунды. Я совсем на нее не похожа.

— Да ты — вылитая она! — Он нежно обхватил ее лицо руками и закрыл глаза. — Такие же брови. — Он потрогал их. — Носик. — Он провел по нему кончиком большого пальца. — Губы. — Ему не нужно видеть ее губы, он знает их до последней детали. Знает, какими они были перед самым поцелуем. И какими стали во время поцелуя, доставившего ему столько блаженства.

Зачем смотреть, если он и так все помнит? Эту вдруг появившуюся робкую улыбку, огонь в глазах, подсказавший ему: ей хочется того же, чего желает он сам. И, наконец, сам поцелуй. — Ты такая же, как она, — повторил он.

Патрисия отстранилась от него.

— Ничего подобного. Просто тебе кажется, что у меня слишком большой нос.

Брайан открыл глаза.

— Разве я сказал “нос”? Я сказал “носик”.

Если бы я считал, что у тебя не нос, а носище, я нашел бы слова, чтобы ясно выразить свою мысль. У тебя очень красивый носик, и, если хочешь знать, он отлично дополняет и без того красивое лицо. Твое лицо. — Не давая ей и слова вставить, он наклонился, снял резинку, державшую пучок у нее на голове, и сказал: Стой спокойно. Пожалуйста! Позволь мне хотя бы это. А потом я сниму вас обеих, тебя и Нусанти-Хо. И ты собственными глазами увидишь сходство. — Он осторожно принялся высвобождать ее волосы. — Так ты о чем-то хотела спросить меня, Пат? Или попросить?

Патрисия не шевелилась. Медленно, очень осторожно он вынул из пучка одну прядку волос, затем еще одну. Он едва дышал.

Она тоже затаила дыхание.

— Спросить, — наконец сказала она. — Ты сказал, что спрашивать можно о чем угодно.

Но это личный вопрос. Глубоко личный.

Они едва касались друг друга. Он случайно провел ладонью по ее груди и ощутил: ее соски напряглись под шелковой рубашкой, словно умоляя его коснуться их.

Но Брайан не откликнулся на этот зов. Он продолжал трудиться над ее волосами.

— Спрашивай. Спрашивай о чем угодно.

— Я… Мне… нужно знать… Ты любил когда-нибудь?

Этого вопроса Брайан не ожидал.

— А что значит “любить”?

— Я знала, что ты не захочешь отвечать.

Он дотронулся до ее запястья, повернул фонарик, который она по-прежнему сжимала в руке, и осветил корону, венчавшую голову Нусанти-Хо. Несколько секунд он молча смотрел на нее, не в силах и слова вымолвить от восхищения.

— Вот что они перевезли в музей! — сказал он. — Эти люди положили в могилу принадлежащие ей драгоценности. И корону.

— Наверное. — В ее голосе слышалось раздражение.

— А Топану не упоминал про скульптуру?

— Ты что? Неужели он сказал бы? Нет, он вовсе не глуп! Обмолвись он об этом хоть словом, я тут же бросилась бы разыскивать гробницу. Или у тебя есть другие соображения на этот счет? Ты считаешь, что он хотел удержать меня по какой-то другой причине?

В темноте она не могла иронично улыбнуться, не могла махнуть рукой, делая вид, что все в порядке. Брайан понял: она сердится из-за того, что он не ответил на ее вопрос. Сердится даже не на него, а на себя. За то, что поверила, что может спросить у него о чем угодно.

— Один раз я думал, что влюблен, — медленно произнес он.

Патрисия затаила дыхание.

— Мне казалось, это настоящая любовь. Но я ошибся.

— Что произошло?

— Ничего. Месяца три мы были вместе. В один прекрасный день она поцеловала меня в щеку и заявила, что между нами все кончено. И ушла.

— И ты не умолял ее остаться? Не предлагал жениться на ней? — Патрисия поспешила задать этот вопрос, будто боялась, что еще секунда — и ей не хватит смелости спросить.

Брайан невольно улыбнулся. Сам виноват. Заявил: спрашивай о чем угодно. Вот она и спрашивает.

— Да, я хотел, чтобы она осталась. И я действительно просил ее стать моей женой.

— Она была беременна?

— Нет. Вернее, тогда я этого не знал. Я узнал обо всем уже через несколько лет. Когда понял: это была не любовь. То, что я испытывал к ней… это была страсть. А она… Она тоже не любила меня.

Патрисия смотрела на него во все глаза и молчала, боясь пошевелиться.

Брайан получил ответ на вопрос, который его мучил. Он думал: смогу ли я раскрыть душу перед другим человеком? Смогу ли поведать о том, что меня гложет?

Ему это удалось. Патрисия окутала его невидимым, но таким сильным теплом своего сердца, и он понял, что может довериться ей.

— Стать моей женой я попросил ее тогда, когда пришел в особняк, где она жила. И увидел ее в саду. Ее и шестилетнего паренька, с которым она играла. Своего сына.

— Может быть, это не… — Патрисия запнулась. — Нет.

— Нет. Ты сама видела фотографию. Когда я… — Брайан запнулся и помолчал, — когда я увидел его, мне показалось, что я смотрю на самого себя в детстве.

Как странно! Здесь, почти в кромешной тьме, он доверяет ей свои тайны! Может, потому, что это место само окутано таинственностью, само располагает к тому, чтобы излить душу. Излить душу той, с которой он хотел бы познать самую большую тайну на свете.

Он не видел реакции Патрисии, но ему это и не было нужно: по ее прерывистому дыханию, по тому, что разлилось в воздухе вокруг них, он понимал: она сейчас рядом с ним не только физически, но и чувствует то же, что и он. Ведь именно это называется эмпатией.

— Значит, ты ничего не знал? Она тебе ничего не сказала?

Наконец он распустил ее волосы. Они заструились волнами, как у таинственной Нусанти-Хо, сидевшей и смотревшей на них. Ему так хотелось снять ее рубашку, увидеть, как ниспадают волосы на ее грудь… Но нет! Здесь это невозможно. Он разделил волосы на две пряди и перекинул их вперед, так, как на скульптуре.

— Я оказался прав, — не без гордости произнес он. — Вы словно сестры. Никогда не верил в переселение душ, но факты опровергают… — Он вдруг нахмурился. — Ты слышала?

Они прислушались. Издалека донесся какой-то шорох.

— Листья шелестят, — сказала Патрисия. Ей не терпелось получить ответ на свой вопрос. — Брайан… — Она взяла его за руку.

— Нет, я ничего не знал. Она скрыла от меня правду о ребенке. Ей не нужно было, чтобы я о чем-то знал. А сам я не догадался бы. В нашу первую встречу я принял ее за скучающую миллионершу, которая ищет приключений. Я тогда только что закончил университет и переехал в Европу. Сначала пожил на материке, а затем отправился в Англию изучать британскую систему права. В свободное время подрабатывал в кафе, просто так, для расширения кругозора. Конечно, ей и в голову не могло прийти, что простой официантишка, которого она подцепила в кафе, через шесть лет заявится к ней в дом — да не где-нибудь, а в Австралии — в качестве юриста, консультирующего ее мужа по вопросам законодательства.

Патрисия прижалась к нему.

— Брайан… Значит, она выбрала тебя, чтобы зачать ребенка? В этом состоял ее план?

Схватывает на лету!

— Мне она, естественно, об этом не говорила. Я думал, что ей лишь хочется развлечься со мной. Как можно устоять перед печальной красавицей? Кстати, печаль, думаю, была неподдельной. Она жила далеко от родины, рядом ни родных, ни друзей. Мне стало ее жалко.

Ну, а потом… удовольствие от… близкого общения со мной тоже было натуральным.

Патрисия болезненно поморщилась.

— На самом деле, — продолжал Брайан, она, оказывается, следовала трезвому расчету. Занималась, так сказать, селекцией: рост, телосложение, цвет волос и так далее. Я подошел.

— Расчетливая стерва! — вырвалось у Патрисии.

— Прекрати. Я ей нравился, пусть и не сильно, но нравился.

— Конечно!

— Вообще-то она любила своего мужа. Он аристократ с огромным состоянием, но вот беда: не мог иметь детей. Истратил целое состояние на врачей, но все бесполезно. Оставалось усыновить ребенка, что, однако, требовало мороки с бумагами. К тому же ребенок в таком случае был бы не его по рождению, и алчные родственники смогли бы вчинить иск и даже выиграть дело, урвав себе жирный куш.

Значит, надо было раздобыть наследника каким-то другим способом. Чем она и занялась.

— Ее муж обо всем знал?

— Догадывался. В подробности она его, конечно, не посвящала. И меня умоляла ничего ему не говорить. Он любит своего сына и…

— Своего? Но это же твой сын!

— Да. Ну и что с того? Что мне оставалось?

Заявить о своих правах и поставить крест на жизни троих человек?

Патрисия недоверчиво хмыкнула.

— Они хорошие люди, — добавил он.

— Еще бы!

— Правда. Они оказались в отчаянном положении, у них не было другого выхода. Так они, во всяком случае, думали. Но я видел, как любит ее муж сына, моего сына. Внутри у меня все переворачивалось, но я не мог ничего поделать.

— И все же просил ее стать твоей женой?

— Я предпринял последнюю попытку. Сначала она вообще не хотела меня видеть, потом испугалась, что я обо всем расскажу мужу или ребенку, и назначила мне встречу. И мы встретились… Я вышел из себя. Угрожал ей, требовал, чтобы она ушла от мужа и вышла за меня, потом даже упал на колени и умолял ее вернуть мне ребенка. Она молчала. Позволила мне выговориться, потому что знала: мне не остается ничего, кроме как смириться. Ведь я отец мальчика лишь биологически. Во всем остальном он сын ее мужа.

— Как его зовут? — спросила Патрисия.

— Морис. Красивое имя, правда?

Она кивнула. Брайан с облегчением вздохнул. О том, что у него есть сын, он узнал давно.

Настолько давно, что успел смириться с тем, что сын этот ему не принадлежит и никогда не узнает, кто его настоящий отец.

И все же ему нужно было выговориться, почувствовать, что кто-то разделяет его боль.

— Я не присутствовал при его рождении, сказал он. — Меня не было рядом, когда он произнес первое слово, когда начал ходить. Я не ухаживал за ним во время болезни и не пел ему колыбельную. — Брайану очень хотелось объяснить все Патрисии: так хоть чуть-чуть стихало чувство вины за свою отцовскую безответственность. — Ведь для этого и нужен отец. А Морис просто счастливый мальчуган. Заяви я о своих правах, потребуй провести экспертизу, принесло бы это счастье хоть кому-то? Ему, мне, его матери?

Патрисия по-прежнему держала его за руку.

Слегка сжала его ладонь, чтобы он знал: она понимает его, считает, что он поступил правильно.

— И больше никто об этом не знает?

— А кому я могу все рассказать? Родителям?

Представляю, каково будет им узнать, что у них есть внук, но увидеть этого внука, поговорить с ним им не удастся! Морису почти одиннадцать, он уже не ребенок. Если у него когда-нибудь возникнет во мне необходимость, я буду с ним. Но, честно говоря, лучше всего, чтобы я ему никогда не понадобился.

Патрисия высвободила ладонь. Она поднесла руки к его щеке и нежным прикосновением вытерла слезы, о которых он и не подозревал, после чего обхватила его голову руками.

— Ты сказал, что не знаешь, что такое любовь. Как ты ошибаешься! Узнав о ребенке, ты не стал настаивать на своих правах. И тем самым доказал, как любишь его. — Она взглянула ему в глаза. — А еще спасибо, что рассказал мне обо всем. Это доказывает, что ты мне доверяешь.

— По-моему, давно настало время нам довериться друг другу. Зачем лезть в драку?

— Ты имеешь в виду наши профессиональные взаимоотношения или личные?

— И те и другие.

Патрисия кивнула.

— Ну, на все посмотрела? — спросил Брайан. Сверху донеслось негромкое повизгивание и шум крыльев. — По мне, так нам пора выбираться отсюда.

— Я еще не все сняла. Неудобно снимать и фонарик держать. Может, возьмешь его, посветишь? А то совсем не видно, что я снимаю.

Сейчас быстренько закончу, и мы устроим пикник на пляже.

— Я не взял плавки.

— А я купальник.

— Ты вознамерилась сделать так, чтобы мы попали в кутузку, Патрисия Кромптон!

— Не знаю, как насчет “нас”, а вот Джессика была бы не прочь увидеть тебя за решеткой.

Брайан рассмеялся. Эхо далеко разнесло его голос под сводами пещеры, но его перекрыл какой-то странный звук. Не то вой, не то стон…

И еще это шелестение сверху, сбоку — повсюду…

Патрисия навела камеру и приготовилась снимать. И тут Брайан понял в чем дело.

— Патрисия! — крикнул он. — Не надо!..

Но было уже поздно. Темноту пронзила вспышка камеры, на несколько секунд Брайан ослеп, на ощупь взял Патрисию за руку и потащил к выходу.

— Я не закончила!

Но у него не было времени спорить. Он вытащил ее на свет, ослепивший их. Они стояли и моргали, пытаясь привыкнуть к яркому солнцу.

— В чем дело?

— Летучие мыши, — ответил Брайан.

Словно по сигналу, из ущелья полетели темно-серые создания: три, пять, десять, затем все больше и больше — целая уйма. Все вокруг наполнилось шумом крыльев, из щели словно клубы густого черного дыма валили.

Патрисия побелела, от ужаса ей хотелось кричать, но в глотке пересохло. Брайан заметил ее реакцию, открыл было рот, чтобы успокоить ее, но она вырвала руку и бросилась бежать.

— Пат! Стой!

Она неслась во весь опор.

— Стой, тебе говорят! — Он бросился догонять ее.

Краб просто душка, жаль, он оказался не в то время и не в том месте. Пауки еще куда ни шло, змеи — черт с ними. Но летучие мыши!..

Нет, это невыносимо! Она схватилась за голову: что, если они запутаются у нее в волосах?

Глупо, конечно, но что делать?

Она перепугалась не на шутку.

— Пат! Ничего страшного не произошло!..

Брайан попытался схватить ее, но она увернулась и принялась лезть вниз, туда, где стоял джип.

— Осторожно!

Патрисия зацепилась за корень и растянулась на земле. Но даже боль была не в состоянии остановить ее позорное бегство. Вскочив на ноги, руками по-прежнему держась за голову, она снова понеслась во весь опор, сама не зная куда.

Но Брайан оказался проворнее. Он успел схватить ее за рубашку. Патрисия рванулась, ткань начала рваться.

Брайан произнес:

— Хватит! Остановись.

Его голос, громкий, но спокойный и уверенный, наконец подействовал на нее. Она остановилась и призадумалась. А ему только это и было нужно.

— Пока я с тобой, ты в безопасности, — мягко произнес он, целуя ее в макушку. — Все будет хорошо. Все уже хорошо. Хорошо… — Он повторял это снова и снова, прижав ее к себе, и наконец она поверила ему.

— Прости, — сказала она, прильнув к его груди. — Прости меня. Не знаю, что на меня нашло.

— Все нормально.

— Просто я жутко перепугалась!

— Знаю.

Она взглянула ему в лицо: он что, смеется над ней?

— Конечно, это всего-навсего летучие мыши, — сказала она с чувством собственного достоинства.

Он поцеловал ее в губы.

— Летучие мыши. И крабы. — Уголок его рта слегка приподнялся.

Нет, он все-таки смеется над ней! Или не смеется? Просто слегка подшучивает. И, как ни странно, почему-то ей очень нравится, когда Брайан Лавджой над ней подшучивает. С чего бы вдруг?

— Самое главное — предупредить меня заранее, — сказал Брайан. — Чтобы я успел приготовиться. Какой реакции ожидать, если тебе подвернется нечто, действительно представляющее опасность. Гадюка? Здоровенный скорпион?

Патрисия застонала.

— Знаю, ты боишься их до смерти, — добавил он.

— Ничего подобного, — запротестовала она. — По крайней мере, теоретически.

— А практически?

— Мда… Но зато я не боюсь мышей!

— Каких? Цирковых?

— Нет, я правду говорю! — Она оперлась на правую ногу, схватившись за его рубашку, чтобы не упасть, и собралась встать.

Но Брайан вовсе не собирался отпустить ее просто так. Он взглянул на ее колено, увидел разорванную ткань и кровь и, ни слова не говоря, подхватил ее и понес к машине, осторожно ступая ногами, чтобы не покатиться кубарем вниз.

Первым ее побуждением было выразить протест: что это, в конце концов, за самоуправство? Но почему-то вместо этого она обняла его за шею, опустила голову ему на грудь и стала слушать мерное биение его большого доброго сердца.

— Держи. — Брайан открыл дверцу джипа, достал из дорожной сумки бутылку с водой и протянул Патрисии. Она благодарно кивнула.

Промочить горло — это как нельзя кстати!

Он тем временем занялся ее ногой. Извлек из аптечки спирт и пластырь, промыл водой рану, обработал края спиртом и заклеил пластырем.

— Может, забинтовать?

— Нет, не стоит, — сказала она. — Все просто замечательно. Родись ты женщиной, из тебя вышла бы отличная медсестра.

— Вот как? Родись ты парнем, из тебя вышел бы отличный бегун. Можешь участвовать в марафоне.

Патрисия покачала головой.

— В ближайшую неделю мне это явно не грозит. Но спасибо за предложение, надо будет попробовать!

Он хмыкнул.

— На, — она отдала ему бутылку, — заткни себе ею рот, а то еще какую-нибудь гадость скажешь.

Брайан поднес горлышко ко рту. Ей хотелось взглянуть ему в глаза, но она и так знала, что прочтет в них.

— Спасибо, Брайан. — Она махнула рукой в сторону гробницы. — За то, что вытащил меня оттуда. Справился с моей истерикой.

— Не стоит благодарности. — Он выпрямился и взглянул на нее. — Сейчас ты в порядке?

Сердце из груди не выпрыгивает?

Она-то, может, и в порядке, а вот сердце…

Что-то слишком часто оно бьется!

— Не совсем, — сказала она. — Честно говоря, никогда не чувствовала себя такой дурой.

Я же знаю: летучие мыши совершенно безобидны. Нечего их бояться. Теоретически, конечно.

— У меня тоже волосы встали дыбом. Надеюсь, тебя это утешит. Я ни капли не жалею, что мы подобру-поздорову убрались оттуда.

— Какой ты милашка! Правда, я тебе ни капельки не поверила, но все равно спа…

— Называй меня как угодно, Пат, только не милашкой! На милашку я совсем не похож.

Это точно. Она-то тоже хороша! Вот его братец Синклер порадовался бы, узнай он о том, что произошло. Подумать только, какую характеристику он бы ей дал: безответственная, истеричная, к тому же недалекая девица!

Патрисия поежилась.

— Теперь понятно, почему аборигены говорят, что это недоброе место.

— Что простые жители думают, понятно, а вот почему Инди Топану так не хотел, чтобы ты сюда заявилась, — вот вопрос!

— Наверное, эти летучие мыши какой-то редкой породы. Их нельзя беспокоить.

— Что ж он тогда об этом умолчал? Нет, мы оба понимаем: творится что-то странное. Так что, с твоего позволения, поехали-ка отсюда подобру-поздорову! — Он засунул бутылку на место, спустил ноги Патрисии на пол, сам залез на место водителя и вставил ключ в замок зажигания.

— Брайан…

Он взглянул на нее.

— Да?

Патрисия сглотнула, вдруг застеснявшись.

— Спасибо… Я так тебя как следует и не поблагодарила. За то, что… донес меня до самой машины. Тащить меня вниз по тропинке было непросто.

Брайан ухмыльнулся.

— Ничего, привыкну. Хотя, если ты считаешь, что мне придется заниматься этим постоянно, тебе не мешало бы слегка похудеть. А то я аж вспотел.

— Как это любезно с твоей стороны!

Патрисия, как ни странно, обрадовалась этим словам. Лучше правда, чем затасканный комплимент вроде: пустяки, ты же легкая как перышко!

— Другое дело, если ты намерена передвигаться на своих двоих. Тогда у меня никаких возражений: ты мне нравишься такой, какая ты есть.

Патрисия почувствовала, что краснеет. Пусть Брайан думает, что это из-за жары!

— Кроме заколок в волосах, — заметила она.

А то он стал что-то уж больно мил!

— Это да, — согласился Брайан. — К черту заколки!

— И накрашенные ногти на ногах?

— Против этого у меня, по-моему, не было возражений.

Она нарочно завела об этом разговор. Хотела узнать его мнение и поделиться своими тайнами. Брайану и самому хотелось узнать, что за этим кроется. Но не здесь, не при этих обстоятельствах.

Мотор взревел, джип выехал на узкую дорогу и покатил обратно, туда, где было асфальтированное шоссе. Оказавшись там, где обнаружились явные признаки цивилизации в виде фонарей и телеграфных столбов, они вздохнули спокойнее.

Патрисия молчала. Она глядела в окно: на море, на горы и песчаные отмели вдали. Брайан вдруг съехал на обочину. Ему в голову пришла одна мысль.

— Что случилось?

— Ничего. Мы отстали от графика. Все достопримечательности нам осмотреть явно не удастся. Может, устроим пикник прямо сейчас?

— Нет, Брайан… — сказала она.

Брайан тем временем вылез из машины и распахнул перед ней дверцу.

Патрисия раздумала пировать на берегу моря, у нее возникли другие планы: принять душ, смыть с себя пот, а вместе с ним и ужасные воспоминания о летучих мышах.

— Я хочу вымыться.

— Вымыться? Почему бы не искупаться в море? — Он указал на океан, переливавшийся под солнцем всеми цветами радуги. Патрисия почувствовала, что ее сопротивление слабеет.

Брайан скинул кроссовки и разделся до трусов.

— Конечно, я не вправе тебя ни к чему принуждать. И все же, по-моему, будет неплохо, если ты избавишься хотя бы от части своей одежды. Ты вся в пыли.

Патрисия сглотнула.

— Да, конечно.

— Тебе помочь?.. — начал он.

— Нет! — Она не дала ему договорить. — Я… сама справлюсь. — Она начала расстегивать пуговицы на рубашке.

— ..снять кроссовки? — закончил он. И ухмыльнулся.

— Н-нет, я сама. — Патрисия почувствовала, что ее рот словно набит ватой.

Но он все равно решил ей помочь. Наклонился, закрывая широченной спиной солнце, и принялся развязывать шнурки на кроссовках.

Патрисия тем временем сняла с себя рубашку, представ перед ним в спортивном бюстгальтере из плотной материи. Она и сама не знала, радоваться ей тому, что выглядит она вполне благопристойно, или печалиться?

Брайан осторожно стянул с ее ног кроссовки. Патрисия приподнялась, чтобы снять брюки, и, охнув, тут же опустилась обратно на сиденье. Колено пронзила боль, немилосердно вернувшая ее к жестокой реальности.

— Ничего не выйдет, — произнесла она с искренним огорчением. — По песку до моря мне не дойти. Да и плавать я с больной ногой не смогу. Прости, Брайан, мне, право, очень жаль.

Ты здорово приду… — Она взвизгнула. — Что ты делаешь?

Брайан просунул руки под ее колени и сказал:

— Наклонись и обними меня за шею. — Патрисия не пошевелилась. — Доверься мне. Пат.

Я же должен повсюду сопровождать тебя или ты забыла? А сейчас нас вообще не разлей водой. Причем в буквальном смысле.

Он легко подхватил ее и, пронеся по песку, окунул прямо в море.

Очутившись в прохладой воде, Патрисия воспрянула духом. Ее волосы расстелились по глади воды. Брайан нежно сжимал ее за талию.

Чего еще нужно для счастья? Такого она не могла себе представить в самом прекрасном сне.

— Вот что я скажу тебе, Брайан. — Она слегка обернулась, чтобы видеть его глаза. — Ты знаешь, как выбрать пляж. — Об этом она заговорила нарочно, чтобы не дать воображению разыграться. — Светлый песок, эти пальмы и водопад вдалеке. Ты здорово придумал!

— Да, случается иногда.

— Какой ты умный!

— Будь я умен, нашел бы способ отговорить тебя от посещения гробницы.

— Нет. Я ни о чем не жалею. — Патрисия говорила правду. Она помнила: там, в пещере, Брайан доверился ей, раскрыл ей душу. — Кроме летучих мышей, — добавила она.

— Я тоже рад. Так я узнал, какой была эта Нусанти-Хо.

Несколько секунд они плавали молча.

— Может, она приходила сюда, — сказала Патрисия. — Поплавать со своими подружками.

— Или с дружком. Ночью, при свете луны.

Патрисия вздохнула.

— Как жаль, что я не писательница! О ее жизни можно написать настоящий роман. Ведь мы ничего не знаем, кроме ее имени. Неизвестно, кто она, почему ее похоронили в той пещере с такими почестями.

Она снова посмотрела на него. Он глядел на нее в упор, и Патрисия вдруг почувствовала, что во рту у нее пересохло.

— Спасибо, что тебе хватило ума не отпустить меня сюда одну. Зная, сколько хлопот я тебе доставлю, ты все же решился пойти со мной.

— Как же иначе? Я был просто обязан это сделать. — Он вдруг взял ее за руку и поплыл с ней к берегу.

— Искупалась? — спросил Брайан, когда они вышли на песок. — Тогда пойдем под душ. — Он кивнул в сторону водопада, взял ее на руки и понес туда.

— Это уже не смешно! — заявила она. — Я же ногу подвернула, плюс у меня царапина на коленке. Это все-таки не открытый перелом!

— Я не готов рисковать твоим здоровьем, заявил он, поставил ее ноги и прижался к ней всем телом.

— Господи, Брайан, в каком я перед тобой долгу! — сказала она. — Никогда не забуду, что ты для меня сделал.

— Поосторожнее с этим, а то я еще потребую в счет возмещения долга твою долю фирмы.

Патрисия посмотрела ему в глаза. Она и забыла об этой чертовой фирме.

— Неужели тебя больше ничего не волнует?

Ты, наверное, следил за каждым моим движением, записывал каждую глупость, которую я совершила сегодня? — Она захотела отстраниться от него, отступила на шаг, больное колено подвернулось, но Брайан крепко держал ее в объятиях.

— Зачем мне записывать? — мягко произнес он. — Этот день навсегда отпечатался в моей памяти.

Навсегда. И в моей памяти тоже, подумала Патрисия.

— Есть правда нечто, чего я никак не могу понять, — добавил Брайан.

— Так спроси. Спрашивай обо всем.

Пусть спрашивает. Пусть, если захочет, выведает все планы Джессики, пусть ему достанется эта чертова фирма! Теперь все равно. Он видел ее с самой неприглядной стороны: она неслась во весь опор, спасаясь от летучих мышей, и подвернула ногу. Куда уж еще хуже?

— Обо всем? — переспросил он.

На них вдруг снова наползла тьма гробницы. Именно этот вопрос она ему задала, когда они вошли туда. И там он раскрыл ей душу, поведал тайну, о которой не говорил никому.

Именно в темноте она разглядела в нем такое, чего никогда не замечала при свете дня.

Брайан Лавджой оказался не плейбоем, которого заботит лишь собственное удовольствие.

Он способен на глубокие искренние чувства, и не его вина в том, что его любовь обманули и предали, что он встретил женщину, которая решила его использовать.

Патрисия чувствовала, что в долгу перед ним.

Ведь это Брайан отыскал гробницу. А когда она запаниковала и бросилась бежать, остановил ее и успокоил. Он даже носил ее на руках, чтобы уменьшить боль.

Понимает ли он ее чувства? Вряд ли. Может, потом, когда-нибудь, в далеком будущем, он вспомнит о ней и поймет, что она любила его. И хоть это позволит ему избавиться от тягостных воспоминаний о той женщине, которая предала его любовь.

— Патрисия? — услышала она его мягкий голос.

— О чем ты хочешь знать?

Она затаила дыхание. Сейчас начнется! Он попросит рассказать, что на уме у Джессики.

— Скажи… — тихо произнес он, — почему ты красишь ногти на ногах?

На мгновение ей показалось, что она ослышалась. Наверное, это сон!

— Что-что?

— Я о твоих ногтях. Просто интересно: на руках ты ногти не красишь, даже бесцветным лаком. А на ногах красишь, покрываешь розовым лаком, я видел. Почему?

Патрисия почувствовала, что снова возвращается к жизни. Что ее сердце снова бьется, и бьется радостно от сознания того, что она в раю с мужчиной из какой-то сказки, ибо наяву такие не встречаются.

И все-таки (она ущипнула себя) я не сплю!

Значит, такие экземпляры все-таки встречаются — добрый, нежный, отзывчивый… Он ни словом не упрекнул ее за то, что она втянула его в эту авантюру с гробницей.

Нет, такого не бывает! В конце концов, он же мужчина! Значит, потребует чего-то взамен.

Но чего? Не секса. Это они вчера вечером уже проходили. Стоит ему немножко поднажать, и она не совладает с собой. Против его натиска она беззащитна. А он все-таки не стал ее ни к чему принуждать, зная, какие страдания она будет испытывать потом, когда осознает, что натворила.

И вот сегодня, сейчас. Она перед ним в долгу, и сама ему об этом сказала. Он захотел задать вопрос. Но не о планах ее сестры, не о чем-то, касающемся фирмы.

— Тебя интересуют моги ногти?

— Да, вчера вечером, в гостинице, ты собралась сказать мне, зачем красишь ногти. Но мы съехали на другую тему.

— Значит, это и есть твой вопрос? — Патрисия никак не могла понять, к чему он клонит.

— В принципе да. В зависимости от того, что ты скажешь, у меня, возможно, возникнет дополнительный вопрос.

— Вот оно что…

А она-то уже была готова поверить, что поселилась в раю, в раю, сотворенном специально для нее. Как же она ошибалась! Брайан вовсе не прекрасный Принц из сказки. Он сопровождает ее по поручению кузена, его задача — доложить брату обо всех ошибках, которые она совершит, нащупать ее слабое место. И, надо признать, Патрисия сильно упрощает ему жизнь.

Но с ногтями сложнее. Вчера вечером она бы за милую душу рассказала ему всю правду.

Они вместе посмеялись бы, на том бы все и закончилось.

Теперь же это целая проблема.

— Ну? Зачем же? — Брайану не терпелось получить ответ.

— Ни за чем. Просто так.

Он молчал. Отговорки его не устраивают.

— Правда, мне даже неудобно… Все это глупости!

— Все настолько глупо, что ты стесняешься сказать?

— Я… дала клятву.

— Клятву? — недоверчиво переспросил он.

Он перестал улыбаться.

— Кому же ты поклялась?

— Это, надо понимать, дополнительный вопрос?

— Кому? — не отступал он.

Как бы ей хотелось выдать какую-нибудь историю о тайном возлюбленном, которому она поклялась: лишь смерть разлучит нас. А в знак любви пообещала красить ногти розовым лаком.

Но Брайан, увы, не настолько глуп, чтобы поверить в эту бесхитростную ложь. Стоит ей слегка зардеться — и он поймет, что она лжет.

А лгать ему она не может и не хочет.

— Я поклялась… своему крестнику.

Брайан моргнул: слова Патрисии его явно удивили. В другое время она порадовалась бы тому, что застала его врасплох, но сейчас ей почему-то было не до радости.

— Зачем?

— Не все ли равно?

— Нет. Я хочу знать. Должен знать. Мне нужно знать о тебе все.

— Правда? — Патрисия вдруг испытала какие-то явно неуместные чувства. Почему-то обрадовалась, что Брайану нужно знать о ней все, обрадовалась, что она ему небезразлична. А потом вспомнила: его фамилия Лавджой, а у Лавджоев в крови — выведать слабое место противника, а затем побольнее по нему ударить. — Он учится в престижной школе в Сиднее и участвует в соревновании по баскетболу между школьными командами.

— А при чем тут ногти?

— Ты не дослушал. В этом месяце у них игра с самыми заклятыми врагами. Я обещала ему прийти поболеть за него. Но тут подвернулась эта поездка на Лазурный берег, присутствовать на игре я не смогла.

— И все-таки я не понимаю. Ногти-то при чем?

— Видишь ли, я обязалась сделать что-нибудь такое, что постоянно напоминало бы мне о нем. В знак того, что я о нем думаю и желаю ему победы. Он заявил, что я должна выкрасить ногти цветами их баскетбольной команды — синим, розовым и белым. — Патрисия взглянула на свои ноги и пошевелила пальцами. — Мне пришлось согласиться. А что мне еще оставалось? Но я, по крайней мере, уговорила его не красить мне ногти всеми тремя цветами.

— Сколько ему лет? — спросил Брайан.

— Будет восемь.

— И он играет в баскетбол?

— Полно ребят в его возрасте играют в баскетбол.

— Но не все столь сноровисто покрывают лаком чужие ногти. К тому же на ногах.

— Я тоже приложила руку к процедуре, сказала Патрисия.

В душе она молилась: только ради Бога не спрашивай, как его зовут.

Тут же, словно прочитав ее мысли, Брайан задал вопрос:

— Как его зовут?

Патрисия молчала.

— Его ведь зовут Морис, так?

Она кивнула.

— Поэтому ты не хотела мне ничего говорить?

Патрисия пожала плечами и отвернулась от него. Она подошла к водопаду, чтобы смыть соль с кожи. А еще ей не хотелось, чтобы он видел, как она боится хоть чем-то ранить его.

— Я использую свое право на дополнительный вопрос.

— Разве ты его уже не использовал, причем дважды?

— Это не было дополнительным вопросом.

Просто мне пришлось вытягивать из тебя каждое слово. А дополнительный вопрос совсем другой. Почему ты не покрасила ногти на руках? Почему не покрыла их хотя бы бесцветным лаком? Или цветным? Кто ранил тебя, Пат? Что он натворил такое, из-за чего ты скрываешь от всех свою красоту?

— Ничего себе, дополнительный вопрос! — заметила Патрисия. — Да их тут целая дюжина!

Брайан встал рядом с ней под импровизированный душ. Он распустил ее волосы, промыл их под струей холодной воды.

— Не хочешь отвечать?

Он сказал, что она может спрашивать у него о чем угодно. Просить о чем угодно. Выложил ей свою самую сокровенную тайну, мучившую его на протяжении стольких лет.

Разве может она поступить иначе? Обмануть его доверие?

— Его звали Джейсон. — Она призадумалась.

Вернее, не звали, а зовут. Вряд ли с ним что-нибудь случилось.

— Точно? Не Джон и не Джим?

Патрисия вспомнила их давешний разговор в машине. Тогда она просто издевалась над Брайаном. А он запомнил!

— Джейсон. Никогда не забуду его имени.

— Не сомневаюсь!

— Красивее его мужчины я не видела, — сказала она. — Правда, тогда я вообще еще мало повидала мужчин. Черные вьющиеся волосы, спортивная фигура, мускулы и все прочее, что полагается пловцу-профессионалу. Он пловец.

Тренировал мою мать в нашем бассейне. Она тогда как раз развелась со своим сто двадцатым мужем и ей нечем было заняться, кроме плавания. — Патрисия отвернулась и подставила лицо под струи воды. — Это, наверное, так банально: лишиться невинности в постели у тренера?

— Не знаю… По-моему, говорить о невинности вообще банально.

— Мне было немногим больше восемнадцати. Я была наивной дурочкой, которая до этого и целоваться-то толком не умела. А он в этом деле был большой мастак!

— И ты набросилась на него?

— Да. Это ужасно?

— Почему же? Против гормонов не попрешь.

Наступает пора совершеннолетия, пора производить потомство, вот гормоны и разыгрываются.

— Наверное, ты прав. — Патрисия закрыла глаза, подставила лицо солнцу, почувствовала, как его тепло растекается по телу.

— Итак, поцелуями дело не закончилось?

— Естественно. Тогда я как раз увлеклась дизайном, начала делать сережки. Для друзей, для самой себя, разумеется. Превзошла саму себя, лишь бы он обратил внимание.

— Вряд ли его долго пришлось упрашивать.

— Ну что ты! Вначале он должен был меня немного помучить. Потом начал флиртовать. Но мне хотелось большего. Намного большего. — Она повернулась лицом к Брайану. — Сережки из перьев сыграли свою роль: ими он щекотал мне шею. Неплохо получилось и с серьгами из елочных игрушек.

— Елочных игрушек? — недоверчиво переспросил Брайан.

— Да, представь себе! Такие маленькие шарики! Они-то и навели меня на мысль. Я нацепила на себя серьги из двух вишенок, предварительно, конечно, украсила их соответствующим образом. Серьги получились броские, большие, а самое главное, съедобные.

Брайан застонал.

— Да-да! Даже святой не устоял бы перед таким искушением.

— Думаю, он был далеко не святой. Одного не понимаю: где же была твоя мать? Она не ревновала?

— Как ни странно, нет. Тогда она была слишком занята собственной персоной. Надо было слегка подремонтировать внешность, прежде чем искать сто двадцать первого мужа. А я была настолько глупа, что так и не догадалась: Джейсон увивается за ней. На меня ему было наплевать. Но я была такой наивной!

— Это, видно, его и привлекало.

— Скорее всего. Запретный плод сладок. А я постаралась на славу, чтобы сделать себя ужасно заманчивой.

— Он, разумеется, не сопротивлялся.

— Зачем? — спросила Патрисия и пожала плечами. — Очень удобно — иметь в распоряжении сразу и мать и дочурку. Одна надоела, зато другая рядом.

— Какой-то извращенец! — процедил Брайан.

— Перестань, не завидуй. Завидовать тут особенно нечему.

— Как же твоя мать обо всем узнала?

— А кто сказал, что она обо всем узнала?

Узнать горькую правду предстояло мне. Как-то раз мать поехала с ним на недельку в Европу. А по возвращении оказалось, что они уже муж и жена.

— Так это за него она вышла замуж? — озадаченно спросил Брайан. — А я думал, она недавно с тем парнем…

— Это уже другой! Странный ты! — рассмеялась Патрисия. — Она замужем больше полугода не бывает. Теперь у нее новый красавчик.

— Вы говорили с Джейсоном? Как он перед тобой оправдывался?

— Да никак! Ему все невдомек было, с чего это я так рассвирепела! А я думал, ты все знаешь, сказал он. Просто тебе хотелось показать, какая ты взрослая и самостоятельная, вот ты и решила отбить жениха у своей матери. А я тебе подыграл. Если хочешь, продолжим. Вот так вот.

— А матери ты рассказала?

— Ей? Зачем? Нет, конечно. Я же сама виновата. Сама сглупила и должна была расплачиваться за собственную наивность. К тому же злилась я не столько на него, сколько на себя саму. Джейсон мужчина. Чего еще от него ждать?

— Уж по крайней мере не такого.

— Не знаю. Отец мой, как тебе, судя по всему известно, тоже не ангел. И любовниц у него пруд пруди. Он особенно и не скрывался.

Брайан молчал.

Патрисия вздохнула.

— Не к чему было ее расстраивать. В конце концов, она в нем сама разочаровалась, без моей помощи. А я поехала развеяться во Францию, на родину импрессионизма. И немало преуспела в живописи. А когда вернулась, Джейсона уже и след простыл.

— Значит, ты никому о нем не рассказывала?

— Об этом знаешь только ты.

Он наклонился к ней и нежно дотронулся пальцами до ее лица. Ей показалось, что он поцелует ее, но сама мысль о том, что Брайан ее жалеет, была невыносима.

— Проголодался? — спросила она. Не дожидаясь ответа, повернулась и пошла к машине, стараясь не хромать, хотя колено болело.

— Кажется, ты выздоровела? — сказал он, нагоняя ее.

— Из водопада льет целебная вода. А может, холод снимает боль. — Она поежилась.

Вытерев руки и лицо о рубашку, она было собралась надеть ее, но заметила, что она разорвана: именно в этом месте Брайан дернул ее за футболку, чтобы остановить ее безумное бегство.

— На, надень. — Он протянул ей свою рубашку.

— Намокнет.

— Ну и что? Иначе обгоришь.

Патрисия заколебалась.

Брайан решительно взял рубашку и помог ей всунуть руки в длинные рукава, после чего наклонился и принялся застегивать пуговицы.

Он был так близко, его волосы ниспадали на подбородок, терлись о ее щеку.

— Спасибо, — сказала она.

Он выпрямился. Но отпускать ее вовсе не собирался. Наоборот, крепко прижал к себе.

— Надо было с кем-то поделиться, — мягко произнес он. — Рассказала бы обо всем Джессике. Или пошла бы к психологу. Он бы помог.

Ты же не сделала ничего плохого.

— Я не могла об этом говорить.

И все же сказала. Ему, Брайану. Потому что он доверился ей, и она поняла, что может доверять ему.

— Никогда ничего от меня не скрывай, ладно? Мы же партнеры. — Он поцеловал ее в лоб. — Обещай: никаких тайн! — Он поцеловал ее в губы. — И еще; избавься от своих заколок.

— Обещаю, — шепнула она.

Пальцы Брайана, сжимавшие рубашку, напряглись. Мгновение казалось, что он отважится сделать следующий шаг. Искушение было очень велико.

Ему так хотелось показать ей: он считает ее самой красивой женщиной на свете. Ей нет равных. Но поверит ли она его словам? Поверит ли, что он достоин ее доверия?

Но, раз уж об этом речь, что он о ней знает? Они поделились своими тайнами. Он рассказал ей такое, о чем не говорил никому. Она раскрыла перед ним душу. Все произошло быстро, слишком быстро. Он вот-вот потеряет голову, и тогда…

Нет, вчера ночью она чуть ли не бросилась в его объятия, сейчас смотрит на него так, что внутри у него все закипает от желания… А ведь еще три дня назад он ее почти не знал. И сейчас она для него по-прежнему загадка.

Брайан испугался. Он побоялся, что Патрисия причинит ему боль. История с сыном и так заставила его страдать. Ему не хотелось повторять старые ошибки.

Он высвободился из ее объятий и произнес:

— Так… Ну, раз мы все выяснили, давай перекусим.

У Патрисии был такой вид, будто он дал ей пощечину. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя.

— Если ты не против, вернемся в номер. Надо вымыть волосы хорошим шампунем, иначе я их больше не расчешу.

Оба они понимали: это всего лишь предлог.

Тем не менее Брайан забрался в машину. Патрисия села на свое место, и он включил мотор.

Обратный путь они проделали почти в полном молчании.

Зато в холле шуму было хоть отбавляй. Здесь явно что-то праздновали: расфуфыренные гости, нарядные официанты, шампанское.

В центре холла красовался толстяк Инди Топану, лицо которого расплылось в широченной улыбке. С ним рядом стояли та самая брюнетка из ресторана и импозантный мужчина лет сорока.

Заметив Патрисию и Брайана, Топану извинился перед собеседниками и подошел к ним.

— Мисс Кромптон! Мистер Лавджой! — В его голосе слышалась искренняя радость. — Вижу, вы приятно проводите время? Были у нас на пляже?

— Да, и на пляже тоже, — уклончиво ответил Брайан. — Что празднуем?

Топану подбоченился.

— Думаю, теперь вам можно сказать. Вы знаете, как бывает с такими странами, как наша.

Мы лишь недавно обрели независимость, у режима много врагов, всегда находятся люди, недовольные существующим положением дел.

— Да, конечно, — кивнул Брайан. — И что с того?

— Объявились повстанцы, которые намерены свергнуть правительство. Они заявляют, что мы предали нашу свободу… Какая чушь! Знаете, чем они мотивируют свои притязания? Тем, что мы пригласили для восстановления гробницы Нусанти-Хо инженеров из Англии — из нашей бывшей метрополии. Они устроили налет на англичан и захватили несколько человек в заложники. Среди них главу бригады.

— Что? И вам еще взбрело в голову пригласить телеграммой мисс Кромптон сюда? — возмутился Брайан.

— Все произошло так быстро! — посетовал Топану. — Заговорщики действовали чрезвычайно ловко, я даже не успел сообщить вам о чем-либо. Когда узнал о похищении, было слишком поздно.

— Что сейчас с заложниками? — вмешалась Патрисия. — Они живы? Что вы предпринимаете?

— К счастью, кризис разрешился. Сегодня утром наши войска получили приказ штурмовать убежище повстанцев. Всех заложников удалось спасти. Теперь они в полной безопасности. Он указал на брюнетку. — Это жена бригадира.

Все это время она держалась необычайно мужественно, что только можно…

— Мистер Топану! — вклинился в разговор кто-то еще. — Все разрешилось, как это здорово!

Топану извинился и повернулся к своему знакомому.

— Бедняжка, — сказала Патрисия, глядя на брюнетку. — Мне хотелось заговорить с ней, но я так и не собралась. — Она взглянула на Брайана и тут же поняла, почему он ее избегал. — Она напомнила тебе… Ох, прости!

Брайан взял ее за руку.

— Да, но это не значит, что она хотела позабавиться со мной. Нельзя предвзято относиться к людям. Надо быть внимательнее.

— Пока что мне не на что пожаловаться.

— Нет, ты слишком добра! — улыбнулся Брайан.

Топану поговорил со своим приятелем и вернулся к ним.

— Извините еще раз, старый знакомый, давно с ним не виделись. Так о чем мы говорили?

— О жене бригадира.

— Да, великолепная женщина! Я рад, что с ее мужем все в порядке. К счастью, и вы теперь, не опасаясь за свою безопасность, сможете посетить гробницу. Когда? Может, завтра утром? Вы увидите скульптуру, которая, уверен, вас поразит!

— Честно говоря, мистер Топану, — начала Патрисия, — мы уже…

— Мы уже посмотрели фотографии вещей, найденных при раскопках, — вмешался Брайан, — и остались в восхищении. Думаю, Патрисия предпочтет увидеть интерьер гробницы на фото. Не стоит зря рисковать. Зато первым же делом завтра мы отправимся в музей. Во сколько? В девять?

Топану поклонился.

— Отлично. Буду рад лично все вам показать.

Распрощавшись с Топану, Брайан подхватил Патрисию за руку и отвел ее в сторону.

— Не стоит рассказывать ему, как мы провели утро.

— Все равно я проболтаюсь!

Брайан покачал головой.

— Ту историю с пловцом ты держала при себе.

— Потому что это совсем другое. Но я не умею хранить тайны.

Он подошел к конторке портье. Патрисия была рядом.

— Значит, тебя не слишком сильно придется пытать, чтобы выведать, что задумала твоя сестрица?

— Как это — пытать?

— Прижигать пятки раскаленным утюгом.

Действует безотказно. — Казалось, Брайан говорит совершенно серьезно. — Да ты все равно ничего не знаешь, иначе давно проболталась бы.

Лицо Патрисии тут же приняло ярко-розовый цвет.

— Мисс Кромптон! — подошел к ним радушный портье. — Я уж начал беспокоиться. К вам гости?

— Гости? — машинально переспросила она, не сводя взгляда с лица Брайана.

Портье указал на мужчину и женщину, сидевших на диване.

— Вы просили их зайти, так они сказали. И решили подождать, хотя я не мог сообщить им, когда вы вернетесь.

— В любом случае, — Брайан повернулся и взглянул на посетителей, — я не хочу ничего знать.

— Но…

— Хватит. — Он прижал палец к ее губам. — Пойдем, побеседуем про сережки. Это гораздо интереснее.

Глава 10

— Довольна? — Брайан усмехнулся и взглянул на Патрисию. Совершила свой суточный минимум добрых дел? — Ювелир и его молодая жена только что ушли. Брайан запер за ними дверь и повернулся к Патрисии. Все-таки я выиграл. Это он делает серьги, а не она!

— Зато она знает английский и может переводить, — заметила Патрисия.

— Ладно, ладно, все равно я выиграл! Ты должна мне сто долларов!

— Не волнуйся, заплачу.

— Переведи их в какой-нибудь благотворительный фонд, которому доверяешь.

— Как благородно с твоей стороны!

— Или накорми меня на них обедом.

— Но мы же еще не завтракали, — напомнила ему Патрисия. Они посмотрели в сторону холла. Судя по доносившимся оттуда возгласам, праздник был в разгаре. — Я не расположена обедать в обществе посторонних. Закажем еду в номер?

— Идет.

— А я поеду к ткачам.

— У тебя коленка разбита и растяжение. Ты не сможешь вести машину.

— Зато ты сможешь. Ты же должен повсюду меня сопровождать, сам сказал. — Патрисия саркастически взглянула на него. — Или ты предпочел бы устроить себе послеобеденную сиесту?

— Неплохая мысль. В обществе девушки с разбитым коленом. — Патрисия покраснела как рак, и Брайан рассмеялся. — Надо же, я-то думал с тобой такая скукотища! Приведи себя в порядок, а я пока закажу нам что-нибудь поесть. На голодный желудок ходить по ботаническому саду мало радости.

— Нам еще надо забрать костюм у портного.

— Да, я и забыл. Отлично. Самое главное — пойти туда, где полно народу.

— Хочешь покрасоваться в толпе? — нахмурилась Патрисия.

— Просто нам нужно узнать друг друга получше, прежде чем… Пока мы не узнали друг друга совсем хорошо.

Патрисия побежала в душ. Однако закалывать волосы не стала и оделась весьма тщательно.

Настолько тщательно, что Брайан едва сдержался, чтобы не заключить ее в объятия, когда она появилась на веранде. Ее волосы были распущены, они почти касались талии, воротник белой рубашки подчеркивал белизну ее кожи, к тому же ногти на руках она покрыла лаком.

Еда тут же вылетела у него из головы, однако он еще был в состоянии сопротивляться искушению. Поэтому как настоящий джентльмен пригласил ее сесть за столик. Патрисия разложила на коленях салфетку, а Брайан попросил:

— Для начала расскажи мне о своем первом детском воспоминании.

Она подцепила вилкой салат из экзотических фруктов, попробовала и зажмурилась от удовольствия:

— Вот это деликатес! — Она нахмурилась и взглянула на него. — Похоже, ты и впрямь решил узнать меня получше.

— Я же сказал. У нас полное равноправие: сейчас я задал тебе вопрос, потом ты меня о чем-нибудь спросишь.

— О чем угодно?

— Только не о фирме.

Патрисия пожала плечами.

— Ладно, как скажешь. Первое, что я помню из детства, это как однажды мама пришла ко мне в спальню, чтобы поцеловать меня на ночь. Она склонилась надо мной. Помню, на ней было великолепное ожерелье, наверное из бриллиантов. Видимо, она шла на какую-то вечеринку. Я тут же сгребла ее за шею, ожерелье порвалось, бриллианты посыпались в разные стороны.

— Она, конечно, жутко рассердилась!

— Нет, представь себе. Она просто засмеялась и сказала: ты вся в меня!

— Тут она ошиблась.

— Пожалуй, нет. Нам обоим в жизни нужна любовь. Мы хотим знать, что небезразличны кому-то. Женщина дает секс, чтобы получить любовь.

— Да? А мужчины?

— Дают любовь, чтобы получить секс.

Брайан собрался сказать ей: нет, ты не права, это не так! Но промолчал. Как легко все на словах… А на деле?

Он должен доказать ей, что она не права.

— Твоя очередь.

— Задавать вопрос? Ладно. — Она подумала. — Как звали первую девушку, которую ты поцеловал?

— Линда Лейтон, — ответил Брайан без запинки. — Я тогда только пошел в школу. И захотел в туалет. А она пообещала сказать мне, где он, но с одним условием: если я ее поцелую. Вот так-то!

Патрисия рассмеялась.

— Милашка! Сколько ей было?

— Семь, столько же, сколько и мне. Тогда она преподала мне урок поважнее, чем всякая арифметика. Но я ничему не научился.

— Да ладно! Не все женщины такие, как она.

— Не все мужчины такие, как Джейсон.

Патрисия отвела взгляд.

— Закончил?

— Что: есть или задавать вопросы?

— Есть. На вторую половину дня у нас обширная программа.

— А ты выдержишь? В смысле, твоя нога? Я могу сам взять образцы тканей у ткачей и захватить твой костюм у портного.

Эти слова явно пришлись ей по душе, ибо она взяла его за руку и посмотрела в глаза.

— Хочу, чтобы ты был рядом. — От вожделения ее голос стал хриплым. — Ну а если боль разыграется… — Она опустила ресницы. — Поймаю тебя на слове. Ты ведь обещал носить меня на руках.

— Да? Точно? — Он поднес ее пальцы к своим губам, полюбовался ее ногтями. — Итак, мисс Кромптон, кто же теперь у нас милашка?

— Я так понимаю, что это следующий вопрос?

— Да. Но мой вам совет: воспользуйтесь правом хранить молчание. Иначе к ткачам мы так и не доберемся.

Снова настал момент, когда произойти может все что угодно. В такую минуту они готовы забыть, зачем приехали на Синушари, забыть о споре за право владеть фирмой, обо всем на свете.

Наступила пауза. Патрисия вдруг выпрямилась и произнесла:

— Мне действительно необходимо побывать у ткачей. — И, не давая Брайану вставить и слова, поднялась и пошла к выходу. Медленнее, чем обычно, чтобы он успел за ней угнаться.

Но все равно свобода выбора у него оставалась: он мог за ней и не идти.

— Эй! — Он взял ее под руку, чтобы она опиралась на него и не напрягала больную ногу. Мы же играем в одной команде! Ты руководишь, а я вожу машину. Забыла?

Патрисия взглянула на него.

— А одновременно вести машину и работать языком ты сможешь?

— А что? Мы снова будем играть в вопросы и ответы?

— По-моему, мы и не переставали.

— Тогда сейчас моя очередь.

— Ты ее упустил.

Нет, ничего он не упустил. Дважды — вчера ночью и только что — он сдержался и поступил правильно, хотя пришлось ему нелегко.

Секс дается легко, в отличие от настоящей любви, истинного доверия, готовности пожертвовать всем. Способны ли они на это?

— Так о чем ты хочешь узнать?

Патрисия призадумалась, даже остановилась.

Пришлось и ему встать посреди дороги.

— Обо всем. — И без предупреждения снова пошла. — Например, о том, какую пищу ты предпочитаешь? Или нет… Чего ты терпеть не можешь?

— Яблоки.

— Яблоки? Почему?

— У меня на них аллергия. А ты? Кефир?

— Ужас, — поморщилась Патрисия.

— А я брынзу. И овечье молоко. Правда, я его никогда не пробовал, но…

— Я тоже! У меня просто не хватало духу!..

Смеясь, они сели в машину.

Остаток дня прошел согласно плану: ткачи, предоставившие образцы материалов, которые они изготавливают, ботанический сад с великолепными орхидеями, визит к портному. Но игру в вопросы и ответы они так и не прекращали.

Ведь они обнаружили много общего, не только такого, над чем можно было бы посмеяться.

Пообедав в ресторанчике в центре города, они вернулись в бунгало.

— Брайан, — сказала Патрисия, берясь за ручку двери, — спасибо тебе за чудесный вечер! И чудесный день.

— Не считая летучих мышей.

— Теперь это воспоминание, которое нас объединяет.

— Скоро таких воспоминаний станет еще больше. — Он подарил ей нежнейший поцелуй. Увидимся утром.

Он не стал дожидаться, пока за ней закроется дверь спальни. Прошел к себе и, раздевшись, бросился в постель. И так и не вышел из комнаты, хотя сон не шел. Он проворочался в постели до самого утра.

Солнце пекло вовсю, они с облегчением вздохнули, спустившись в подвал музея. Здесь было темно, зато прохладно.

— Вот это да! — не удержался Брайан, увидев драгоценности, извлеченные археологами из гробницы Нусанти-Хо.

— Великолепно! — согласилась Патрисия.

Инди Топану светился от счастья.

— Мистер Топану, вас к телефону! — провозгласил служащий.

Топану извинился и прошел наверх. Убедившись, что дверь за ним плотно закрыта, Брайан подошел к драгоценностям и дотронулся до них.

— Можно?

Она кивнула. Он медленно поднял корону, осмотрел ее и увенчал ею голову Патрисии.

— Я был прав. Ты вылитая Нусанти-Хо.

— Нет…

— До чего же мне хочется увидеть, как ты будешь смотреться в этих великолепных… Что за черт?

Пол закачался, сверху посыпалась известка.

— Землетря… — Но Патрисия не успела договорить. Она почувствовала, как Брайан схватил ее, увидела, что прямо на них летит потолок.

Она мягко шлепнулась на пол, Брайан опустился сверху.

После этого их накрыла темнота.

Глава 11

— Брайан! Брайан! Где ты! Скажи хоть что-нибудь!

Вокруг по-прежнему было темно. Чихая от пыли и штукатурки, Патрисия на коленях пробиралась сквозь завал, пытаясь обнаружить Брайана. Но его нигде не было.

И тут она наткнулась на него. Он лежал без сознания, неподвижный, словно неживой. Патрисии хотелось рыдать, но она понимала: сейчас для этого самый неподходящий момент.

Она приложила голову к его груди. Бьется сердце? Не слышно. Нащупала в темноте его лицо, стряхнула пыль, дотронулась до волос и вскрикнула: ее пальцы пропитались кровью.

Брайан спас ей жизнь ценой собственной жизни. Ведь это она стояла под упавшей балкой, это ее бездыханное тело должно было сейчас лежать там, где лежит он.

— Помогите! — крикнула она. — На помощь!

Никто не отзывался.

— Есть тут кто-нибудь?!

Молчание.

— Брайан… Брайан, послушай. Не вздумай умирать, слышишь? Не вздумай! — Она попыталась нащупать пульс на шее. Так их учили на уроках первой помощи. Только одно дело урок, другое дело искать пульс в кромешной тьме у человека, которого любишь до безумия…

Надо успокоиться. Паникой делу не поможешь. Но как заставить его очнуться?

Слава Богу! Пульс есть. Значит, он жив.

— Черт возьми, Брайан! Очнись! — Она вцепилась в его рубашку. — Получай все, что хочешь! Слышишь? Получи все! Моя доля в фирме отныне твоя. Джессика поймет. Ни черта она не поймет, ну и плевать! — Она была в отчаянии.

— Ты слышишь? Хотел узнать все наши секреты? Ладно, я тебе все скажу! Она собирается выкинуть вас из названия. Фирма будет называться “Кромптон кутюр”. Тебе это не по душе?

Я остановлю ее, только ради Бога не умирай!

Он застонал.

Патрисия положила голову ему на грудь.

— Скажи мне, чего ты хочешь, любимый, и я все сделаю. Все сделаю, чтобы ты жил! Я дам тебе все… Все на свете.

Брайан закашлял.

— Ты жив!..

— Еще бы, — прохрипел он. — Помереть спокойно не дадут!

Патрисия бросилась ему на шею. Брайан испустил стон.

— Тебе больно! Прости, я совсем… Какая дура! Где болит?

— Везде. Что стряслось?

— Землетрясение, похоже. — Патрисия закашлялась. — Ты как настоящий рыцарь прикрыл меня своим телом, вместо того чтобы воспользоваться удобным случаем и устранить конкурента.

— Да, что-то я сплоховал!

— Еще бы, мистер Циник. Лежи спокойно. Я попытаюсь вызвать подмогу.

Он схватил ее за руку.

— Не уходи.

— Что с тобой? Чем помочь?

— Просто…

— Что?

Он дотронулся до короны, которая, как ни странно, не свалилась у Патрисии с головы.

— Принцесса, повтори снова. Скажи, что дашь мне все, что я захочу.

Она сглотнула, отправив в желудок наряду со слюной добрую порцию штукатурки.

— Бери. Ты выиграл.

— Что?

— Решающую схватку. Получай приз за то, что спас мне жизнь. — Она коснулась его лба. — Едва не потеряв свою.

— Пат…

Вдалеке раздались голоса и скрип камня под ногами.

— Скорей! — прокричала Патрисия. — Здесь раненый! — И повернулась к нему:

— Что еще?

— Ты сказала, что дашь мне все на свете. И я подумал, что хочу тебя. Да, я не умираю, но представь, что это так. Неужели ты меня не поцелуешь как следует?

Брайан провел в постели остаток дня. И Патрисия вместе с ним. Так посоветовал врач. Правда, он не предполагал, что она будет находиться не у постели больного, а в самой постели.

— Пат…

Его голос разбудил ее. Она открыла глаза и едва не свалилась на пол. Брайан подпер голову локтем и смотрел на нее.

— Привет! — сказал он.

— Привет! — ответила она.

— Скажи, что это правда: я умер и теперь на небесах?

— Врач приказал присматривать за тобой. На всякий случай. Вот я и присматриваю.

— Какой хороший врач! Сколько мне осталось?

— Думаю, лет до ста протянешь. У тебя пара синяков и здоровенная шишка на затылке. Сотрясения нет. Что сам скажешь, как ощущения?

— Вряд ли тебе понравится то, что я скажу.

— По крайней мере, голова у тебя не болит.

Или болит? — Патрисия выбралась из-под одеяла и опустила ноги на пол.

— Я все равно не заметил бы. Эй, ты это куда? — Мне нужно круглосуточное наблюдение.

— Может, выпьешь чего-нибудь? Или съешь?

— Мне нужно только одно. И прямо здесь и сейчас.

— Однако…

— Ты сказала: проси все, что хочешь. Но я не хочу тебя вынуждать. Ты ничем мне не обязана. Поступай как знаешь.

— Ты спас мне жизнь. Я в долгу перед тобой.

Брайан внимательно посмотрел на нее.

— Нет между нами никаких долгов, пойми!

За эти три дня мы прошли путь больший, чем некоторые за всю жизнь. Мы поделились друг с другом самыми сокровенными тайнами, раскрыли друг другу душу. Что бы ни случилось с фирмой, я хочу, чтобы мы оставались партнерами. Во всех “значениях этого слова.

— Обманщик! Ты притворялся, что без сознания, а сам все слышал!

— На минуту я и правда отключился. Зато, когда пришел в себя, услышал такое…

— Изображал из себя смертельно раненного, лишь бы насладиться моими страданиями!

А я-то думала, что никогда больше не смогу обнять тебя!.. — Она прижалась к нему.

— Ты говорила такое, что мне не хотелось тебя прерывать. О фирме. О нас с тобой. Мне не нужен этот чертов магазин, у меня хватает мозгов понять, что никто не сделает для него столько, сколько можешь сделать ты. Со своей самоотверженностью и энтузиазмом. — Он поцеловал ее в лоб, в щеки, в губы.

— Одно не дает мне покоя… — наконец произнесла Патрисия, неохотно прекращая поцелуй.

— Что именно, любимая?

— Как сообщить обо всем Джессике? Что она подумает?.. Представляю себе ее реакцию!

— Не волнуйся. Пригласим ее сюда, на Синушари. А мой кузен Синклер будет ее сопровождать, как я тебя. И будь я проклят, если здешний климат не подействует на них так же, как на нас с тобой! — Брайан потянулся к телефону.

— Тебе нельзя вставать! — обеспокоенно сказала Патрисия. — Давай я позвоню. Ты хочешь поговорить с Синклером?

— Нет. С Топану. Пока ты беседовала с врачом, Топану заходил в палату проведать меня.

Я договорился, что мы отпразднуем свадьбу в ботаническом саду, среди роскошных орхидей, под пение экзотических птиц.

— Свадьбу? — переспросила Патрисия, не веря своим ушам. — Свадьбу!

— Естественно, — улыбнулся Брайан. — Что может быть прекраснее, чем свадьба здесь? Самая красивая женщина на свете и до неприличия самоотверженный мужчина станут мужем и женой на этом райском острове. Как тебе такая перспектива? Ты согласна?

Вместо ответа Патрисия кинулась в его объятия, и весь мир перестал для них существовать…


home | my bookshelf | | Райский берег |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу