Book: Победителю достается все



Шэрон Мейн

Победителю достается все

Пролог

Она могла позвонить. Стал Эриксон надеялся, что звонка не будет, но все же, выйдя на веранду, взял с собой радиотелефон. Сегодня отмечали шестилетие его сына, и мальчик, хоть и уставший, но возбужденный, никак не хотел ложиться спать. Он сопротивлялся с тем же упорством, какое показывал на боксерском ринге его дед. И Стал не хотел, чтобы телефонный звонок разбудил наконец-то уснувшего мальчика — у него уже не хватило бы сил и терпения выдержать еще один раунд.

Кевин… Мысль о сыне заставила Стала улыбнуться. Он сел в шезлонг и поставил телефон рядом на пол. Милый упрямец… Его рождение было яркой вспышкой света среди мрака его воспоминаний, как отблеск луны в темных водах озера, плескавшегося перед ним.

Зазвонил телефон; Стал нахмурился. Лягушки и цикады, исполнявшие свою летнюю серенаду, казалось, сбились с ноты, луна скрылась в облаках. Стал протянул руку к телефону, нажал на кнопку, чтобы отключить звонок, и молча приложил трубку к уху.

— Стал? — Ее мягкий голос звучал нерешительно и беспомощно.

— Ты опоздала, он уже спит, — ответил Стал жестко.

— Я не могла раньше. Они бы не дали мне говорить. — Она замолчала, молчал и Стал, не спрашивая, кто «они». — У меня неприятности.

— Мы разведены, Лана. — Невольно он назвал ее сценическим именем, он никогда так не называл ее, когда они были женаты. Ее звали Карен Стивенс, когда они познакомились в школе, и Карен Эриксон, когда они поженились через день после выпускного бала. Пять лет спустя, начав выступать на сцене одного из многочисленных казино Лас-Вегаса, она взяла сценический псевдоним Лана Стивенс. В следующие два года она сильно изменилась: колесо рулетки стало интересовать ее больше, чем муж или сын.

После развода Стал не видел ее вот уже три года. Кевин тоже все эти годы не виделся с матерью. Иногда по почте от нее приходили подарки сыну. Стал понимал, что время получения этих подарков зависело от ее доходов и поэтому не совпадало со знаменательными датами в жизни Кевина. Это он пытался объяснить мальчику сегодня, когда в день его рождения от матери не последовало ни телефонного звонка, ни подарка, ни даже поздравительной открытки.

— Я больше не несу ответственности за твои долги, — добавил Стал, уверенный, что ее неприятности явно вызваны причинами финансового порядка.

— Я… знаю. — Теперь она уже плакала, всхлипывая, как котенок, которого впервые оторвали от мамы-кошки. — Мне так жаль…

Стал закрыл глаза; он старался сдержать нахлынувшие на него чувства и не мог. Он никогда не мог устоять против слез Карен, сколько бы она ни нарушала обещания перестать играть. Пока наконец она не подделала его подпись, чтобы взять деньги со счета, открытого дедом для Кевина. Он впервые назвал ее Ланой, когда объявил, что уходит от нее и забирает Кевина.

— Мистер Эриксон, — раздался в трубке мужской голос, и Стил сразу открыл глаза, — ваша жена задолжала моему хозяину крупную сумму денег…

— Она мне не жена.

— Она мать вашего сына.

— Она просто произвела его на свет — и все.

— Как бы там ни было, вы ее последний шанс расплатиться с долгом. Она, похоже, исчерпала все свои возможности, а мой хозяин не любит терять деньги.

— Ему бы следовало осторожнее раздавать кредиты.

— Вы же богаты, — не обращая внимания на слова Стала, продолжал незнакомый голос в трубке, — у вас красивый дом в Коннектикуте, процветающий спортивный центр…

— Который я унаследовал от моего отца после развода, — снова прервал Стил своего неизвестного собеседника. — Она забрала все, что у нас было. Больше она не получит ни цента. — Он уже хотел нажать на кнопку и прекратить этот затянувшийся разговор, но последние слова, которые успел сказать незнакомец, заставили его снова прижать трубку к уху.

— У вас ведь есть сын, не так ли? Его, кажется, зовут Кевин? Сегодня мальчику исполнилось шесть лет…

— Вы что — угрожаете Кевину? — Стил выпрямился в шезлонге, сжимая телефонную трубку.

— Ничего подобного, мистер Эриксон. Просто у мальчика может возникнуть желание провести какое-то время с матерью.

— Суд передал его полностью под мою опеку, и она согласилась. Учитывая ситуацию, в которой она сейчас оказалась, никакой судья не станет пересматривать решение в ее пользу.

— Мы не имеем в виду легальную опеку. Просто нежный визит ребенка к матери, с которой он побудет до тех пор, пока вы не приедете за ним с сотней тысяч баксов.

В ярости Стал вскочил и отшвырнул телефон. Этот человек угрожал похитить у него сына? Устремившись к дому и перепрыгивая по лестнице через три ступеньки, он вбежал в спальню Кевина. Мягкий свет ночника освещал светловолосую головку на подушке с наволочкой, разрисованной Снупи. Стал склонился над спящим мальчиком. Эрдельтерьер, спавший у того в ногах, поднял голову и с любопытством посмотрел на хозяина. Кевин не пошевелился.

Стал постепенно успокаивался. У него не было ста тысяч долларов, и он ни за что не станет продавать свой дом и свое дело, чтобы оплатить карточные долги Ланы. Она сама загнала себя в угол', пусть сама и, выбирается. Но угроза похитить Кевина… Стал задохнулся — слепой гнев вновь овладел им, не давая трезво обдумать ситуацию.

Он снова тяжело вздохнул и провел руками по лицу, как бы старая этот гнев. Затем нагнулся к мальчику и осторожно откинул одеяло.

— Еще один сюрприз тебе на день рождения, — пробормотал он, поднимая на руки маленькое теплое тельце.

Кевин что-то пробормотал спросонья и прижался к груди Стала. Поцеловав светлые волосы сынишки, так похожие на его собственные, Стал поспешил вниз, собака побежала за ним.

Никто, поклялся он себе, не отнимет у него сына. Первое, что нужно сделать, — это спрятать Кевина в безопасное место.

Затем он отыщет свою бывшую жену и отправит человека, грозившего Кевину, в тюрьму или… в ад.

Глава 1

Какой-то странный звук вывел ошалевшего от жары Стала из оцепенения, он сделал резкое движение, и сильная боль пронзила его. Стал застонал, сжав зубы, и остался лежать на спине, ожидая, пока спасительный адреналин рассеет туман, в котором пребывало его сознание.

Его застали врасплох этим утром. Нельзя допустить, чтобы это еще раз повторилось.

Ослепленный ярким солнечным светом, льющимся сквозь ветви мескитового дерева, под которым он лежал, Стал силился услышать что-нибудь сквозь боль, пульсирующую в голове. Где-то рядом несла свои воды река Колорадо, и журчание воды раздражало его пересохшее горло и разгоряченное тело. Прокричал ворон; легкий бриз шелестел листвой дерева. Все так обычно. Вроде бы ничто не могло его потревожить.

Как долго он пробыл без сознания? Он вышел из своего номера в гостинице в семь тридцать утра и направился к стоянке машин, где на него напали. Сейчас солнце стоит высоко в небе.

Хороший же он сыщик! Глупо было полагать, что его попытки отыскать Лану пройдут незамеченными, но, к счастью для него, эти бандиты оказались еще глупее.

Глаза Стала привыкли к яркому свету, и он посмотрел направо. «Харли», который ему удалось вырвать у напавших на него, все еще стоял, прислоненный к колючим веткам одиноко растущего куста.

Стал ничего не видел слева от себя — его левый глаз распух и заплыл.

Он скорее почувствовал, чем увидел, кого-то рядом. Он напряг зрение, сосредоточил все свое внимание, одновременно готовясь сделать усилие и дать отпор либо подняться и бежать.

Маленькая девочка с ярко-голубыми глазами и иссиня-черными кудряшками выглядывала из-за куста. Он попытался улыбнуться ей, но рассеченная губа не повиновалась. Девочка наклонилась, прячась за своим хлипким укрытием.

На пляже в нескольких футах от девочки он увидел высокую молодую женщину, одетую в желтый топ и длинную юбку того же цвета. Ее волнистые волосы, спадающие на плечи, были такими же темными, как у девочки.

— Дженни, — позвала она, и голос ее прозвучал хоть и громко, но очень мелодично, — иди-ка посмотри, какой камешек я нашла.

Женщина наклонилась. Стал понял, что она не может его видеть: зелень кустарника скрывала его. С лаем к женщине подбежала немецкая овчарка.

Теперь Стал окончательно понял, что за звуки вывели его из забытья. Дженни решительно направилась к нему, не обращая внимания на призывы посмотреть камешек.

— Па-па… — проговорила она и бросилась на грудь Стала. Обнимая его за шею, девчушка прижалась к нему и поцеловала в щеку.

Стилу приятно было прохладное прикосновение ее чуть влажной кофточки к своей разгоряченной груди, но он громко застонал, когда она своими маленькими ножками задела его ребра. Овчарка залаяла и подбежала к нему. Сердито рыча, она стояла над Стилом, насторожив уши и оскалив зубы.

Вслед за собакой подошла женщина. Оторвав девочку от Стала, она прижала ее к себе. Собака встала рядом с ней, ее лай барабанной дробью отдавался в раскалывающейся от боли голове Стала. Пронзительный визг протестующего ребенка, продолжавшего твердить свое «па-па», дополнял барабанную дробь звоном цимбал.

— Па-па! Па-па! — плача, причитала девочка, протягивая руки к Стилу и вырываясь из объятий женщины…

— Это не твой папа, — говорила женщина, — успокойся.

— Па-па! — упрямо повторяла девочка, но Стал понял с облегчением, что она это делает уже не так громко.

Женщина старалась одновременно утихомирить и собаку.

Он проглотил слюну, во рту совсем пересохло.

— Уходите, — произнес он тихо.

— Вам же плохо, — возразила женщина. Не шути, Шерлок, подумал Стал, пытаясь сложить свои воспаленные губы в некое подобие улыбки. Перед тем как залечь в свое убежище, он окунулся в реке, но сомневался, что купание сколько-нибудь улучшило его внешний вид.

— Я вызову «скорую помощь».

— Нет, — запротестовал Стал, пытаясь подняться. Острая боль в ребрах заставила его снова опуститься на землю. С опаской поглядывая на собаку, он прислонился спиной к стволу дерева. Снова проглотил слюну, но во рту было такое ощущение, будто он только что сжевал пачку сухой бумаги. — Вам не стоит вмешиваться.

Он устремил на женщину взгляд своего единственного способного видеть глаза, пытаясь этим взглядом заставить ее понять сложность положения. У нее были светло-голубые глаза, и смотрели они так, что ему казалось, будто эта женщина видит его насквозь, будто она может прочесть историю всей его жизни и поймет, что у него нет времени нежиться на больничной койке.

— Позаботьтесь о вашей девочке, — добавил он, думая о том, что Кевин в безопасности на далеком ранчо в Нью-Мексико под присмотром его друга Форреста Гамильтона.

Казалось, чернота волос бросала тень на ее лицо. Он моргал, стараясь лучше рассмотреть ее. Женщина озабоченно огляделась по сторонам.

— Не могу же я оставить вас здесь.

Он уже полностью пришел в себя, но сухая жара, заполнившая все его тело, казалось, парализовала волю, погружала его в подобие летаргического сна.

— Вы… вы ничего не сможете сделать. — Он закусил рассеченную губу, чтобы боль помогла ему побороть надвигающееся забытье. — Люди… которые сделали это… могут навредить… ребенку, — добавил он с усилием, — они отомстят вам. Уходите… — Но вы можете умереть на таком пекле! Стал уже не возражал. Потеряв сознание, он лежал, прислонившись к стволу дерева.

Бейли Ричарде смотрела на лежащего мужчину, несомненно самого высокого из когда-либо ей встречавшихся. Широкие плечи, огромные бицепсы, выпиравшие из-под коротких рукавов его белой нитяной футболки, мощная грудная клетка делали его талию необыкновенно тонкой.

Она смотрела на его пальцы, аккуратно подстриженные, красивой формы ногти. Вероятно, он сам тоже нанес несколько ударов своим противникам: сухажилья пальцев покраснели и распухли. На нем были джинсы, обтягивающие сильные, красиво вылепленные бедра и длинные ноги. Ступни ног вполне соответствовали его росту, в одну его туфлю могли войти обе туфельки Бейли. На кармане его футболки красовался фирменный знак; белокурые волосы коротко подстрижены.

Дженни старалась вырваться, но Бейли крепко держала ее за руку. Овчарка успокоилась, но продолжала сидеть между своей хозяйкой и чужим человеком. Бейли мучительно раздумывала, как ей поступить.

Чувство самосохранения подсказывало, что она должна последовать совету этого человека и не вмешиваться в его явно непростые дела, но как могла она просто так уйти, бросив его в таком состоянии? Его тревога за Дженни, за нее саму тронула Бейли. Из того немногого, что он успел сказать, она поняла, что он был жертвой, а не преступником.

Она знала, что за яркими огнями и необыкновенными возможностями игорных домов Лафлина на том берегу Колорадо, где уже штат Невада, существует и темная сторона. Но она жила в Булхед-Сити, в штате Аризона, и, как многие другие жители городка, никогда не наблюдала эту жизнь вблизи и никогда не задавала вопросов, касающихся этой жизни.

Она хотела вызвать «скорую помощь», чтобы другие позаботились об этом попавшем в беду человеке. Он считал, что само ее участие в его судьбе может оказаться небезопасным для нее и Дженни. Может быть, он преувеличивал? Она снова огляделась. Ему предстояло пересечь дюны, чтобы добраться до реки. Они были одни, вокруг ни души. Никто не увидит, что они делают.

Дженни снова потянула ее за руку, стараясь вырваться. Прижав девочку к себе, Бейли решила, что есть единственный способ помочь этому человеку так, чтобы никто об этом не знал.

Она поспешила к моторной лодке, пес Макс побежал следом. Усадив девочку, она объяснила ей, что сейчас отвезет ее к бабушке, а затем вернется, чтобы помочь больному человеку.

— Па-па, — одобрила ее план Дженни. — Папа, — повторяла она, пока Бейли доставала из походного холодильника бутылку яблочного сока.

— Это не твой папа, — осторожно остановила Бейли девочку. Дженни была ее племянницей, но она любила малышку как родную дочь. Держа в руке бутылку с соком, Бейли смотрела перед собой невидящим взглядом. Бонни, ее сестра, показывала дочке фотографии ее белокурого отца, и теперь малышка называла папой каждого светловолосого мужчину.

Дженни родилась в тот день, когда автомобильная авария сделала обеих сестер вдовами; она никогда не видела своего отца. Ни своего дядю, ни…

Бейли наклонилась и закрыла крышку холодильника. Сделав глубокий вдох, она заставила себя не поддаваться подступающим к горлу рыданиям.

Когда из-за испытанного потрясения у Бонни начались преждевременные роды, Бейли, сумев справиться с собственным горем, нашла в себе силы держать руку сестры, и в день смерти их мужей Бонни родила девочку. И до сих пор то, что Бонни вновь обрела радость и волю к жизни, помогает Бейли встречать каждый новый день.

— Довольно. — Она вздрогнула от звука собственного голоса и подняла голову. Она прошла через все страдания, все стадии горя, озлобления на весь мир, на мужа, на себя, прошла через раздумья о том, что было бы, если бы…

Осталась только боль потери, боль, которая усиливалась в часы, свободные от занятий, и отступала, когда Бейли была занята делами. Глубоко вздохнув, она дала Дженни бутылочку сока, затем надела на нее спасательный жилет и направила лодку вперед.

Через двадцать минут Бейли возвратилась на пляж, где на том же месте нашла избитого человека. Как она и ожидала, ее мать радостно приняла внучку и готова была нянчиться с ней, пока Бонни на работе.

Причаливая к берегу, она приказала Максу остаться в лодке, взяла пластмассовый баллон с водой из холодильника и ведро. Зачерпнув ведром речной воды, она пошла к рощице, где оставила незнакомца. Он все еще находился там, прислонившись к дереву. Поставив баллон с питьевой водой, она взяла ведро и осторожно облила незнакомца с головы до ног. Он пришел в себя, отфыркиваясь и что-то невнятно бормоча.

— Я хочу помочь вам, — сказала она, наклоняясь к нему, — но и вы должны помочь мне.

— Уходите…

— Попейте. — Она отвинтила пробку и протянула ему баллон. Здоровым глазом он посмотрел на нее, потом взял у нее из рук баллон и с жадностью стал пить. — Сейчас уже больше ста градусов[1], а ведь еще нет полудня, — сказала Бейли. — Скоро станет еще жарче, и лежать здесь — это самое нелепое, что только можно себе вообразить. Вы погибнете от жары. В июле это не самое удобное место.

— Оставьте мне воду. — Он отдал ей пустой баллон. — Я останусь здесь до наступления темноты, потом уйду.

— Вы уйдете сейчас. — Бейли поставила баллон рядом с собой.

— Вы ведь хотите спасти меня, а не убить…

— У меня здесь моторная лодка, и я отвезу вас в безопасное место. Никто не узнает.

— Почему вы это делаете? — Он с удивлением посмотрел на нее здоровым глазом.

Страшные картины катастрофы поплыли перед Бейли, когда она искала ответ на его простой вопрос. Разбитое лицо другого человека. Обломки грузовика. И…

Она вновь заставила себя вернуться к действительности.

— Как заводится ваш мопед? Нам он понадобится, чтобы вы могли добраться до лодки…

— Регулировка скорости справа, тормоз слева. — Он отодвинулся от ствола дерева и попытался встать, но пошатнулся с искаженным от боли лицом, схватившись за ребра. Бейли осторожно подхватила его за плечи.



— У вас что-то сломано? — спросила она.

— Скорее всего сильные ушибы. А ваша лодка далеко?

Она покачала головой.

— Заведите мопед, — попросил он. — Через минуту я поднимусь.

— Сидите спокойно. — Бейли встала и развязала на себе легкую хлопчатобумажную ткань, завязывающуюся на талии как юбка-саронг. Она заметила, как он, откинув голову, прошелся взглядом по ее обнаженным ногам, груди, прикрытой легким топом от бикини.

— Очень мило, — пробормотал он. — Мне всегда нравились длинные ноги…

Бейли удивленно заморгала. Меньше всего она ожидала, что в таком состоянии он начнет заигрывать с ней. Право же, напрасно он делает это. Все, что Бейли хочет сейчас, — это помочь попавшему в беду человеку, она вовсе не смотрит на него как женщина на мужчину.

Она присела, чтобы прекратить этот осмотр.

— Должно быть, вам не так уж больно, если вы еще способны флиртовать, — сказала она, нахмурившись, и поднесла к его груди квадрат желтой материи. Он послушно приподнял руки, но тут же сморщился и не смог поднять их выше.

— Хоть и одним глазом, но я вижу красивую женщину. — Он взглянул на нее, и нерассеченная сторона его губ сложилась в подобие улыбки.

Она видела пронзительно-голубой цвет его глаз и не могла не отметить, что в другом состоянии он, вероятно, весьма привлекателен.

Держа в растопыренных руках концы материи, она подошла к нему близко, чтобы связать их на его спине. Когда ее груди коснулись его тела, она невольно отпрянула, взволнованная этим прикосновением.

— Сколько же их напало на вас? — спросила она, чтобы скрыть смущение. Перехватив концы ткани, она обошла его, чтобы завязать узел на спине.

— Трое. Двое меня держали, а один молотил. Она очень сильно стянула концы и связала их, злясь на себя за все еще не проходившее возбуждение.

Он с трудом вздохнул.

— Слишком затянула? — сочувственно спросила Бейли.

Он еще раз вздохнул и отрицательно покачал головой.

— Я помогу вам встать.

Он с сомнением взглянул на нее.

Бейли поднялась.

— Я более пяти футов ростом и вешу сто тридцать фунтов, я выдержу.

— Во мне шесть с половиной футов и на девяносто фунтов больше, чем у вас. Вам не поднять меня. Она наклонилась и взяла его за руку.

— Я и не собираюсь вас поднимать, просто помогу вам.

— Вы, однако, упрямая, леди. Бейли улыбнулась и сжала руки, чтобы показать, какие твердые у нее бицепсы.

— Подождите, скоро вы узнаете скверные черты моего характера.

Он сделал еще одну попытку встать на ноги, она подхватила его под руку, стараясь не задеть ребра. Он застонал, на его лбу выступили крупные капли пота, но очень медленно он все-таки поднялся.

Внезапно он побледнел и пошатнулся. Обхватив его обеими руками за талию, Бейли изо всех сил старалась удержать его. Она слышала удары его сердца, чувствовала, как жар его разгоряченного тела проникает сквозь узкие полоски ее купального костюма.

Головокружение прошло, и теперь он уже мог стоять. Бейли отступила на шаг.

— Обопритесь о дерево, пока я заведу мопед. Он послушался и стоял так, приглядывая за ее действиями и давая указания, как и что делать. Затем, держась за дерево, обошел его, сел сзади нее на мопед и ухватился за середину руля, оставив ей возможность управлять.

Она ощутила за спиной его широкую грудь, его ноги сжали ее бедра, а руки почти касались ее груди.

— Может быть, вам все же лучше идти пешком, — проговорила Бейли, едва узнавая собственный голос.

— У меня кружится голова, как только я ее поднимаю. — Его дыхание щекотало ей ухо, подбородком он упирался ей в плечо— Постарайтесь избегать встрясок.

— Держитесь.

Бейли двинулась вперед, успокаивая себя, что ее реакция вполне нормальна для молодой женщины, находящейся так близко от незнакомого мужчины. Пока она осторожно лавировала между кустами и камнями, она успела сообщить ему свое имя и спросить, как зовут его.

— Стил[2], — ответил он, — пишется через «и», Стил Эриксон.

— Стил? — переспросила она недоверчиво.

— Мой отец был боксером, — ответил он слабым голосом. Его голова уже лежала на ее плече. Она искоса взглянула на него и увидела, что его лицо стало землистого оттенка.

Странное имя, подумала Бейли, но, скорее всего, так оно и есть, вряд ли он стал бы в его положении говорить не правду.

Не считая нескольких наездов на кочки, вызвавших его глухие стоны, они благополучно добрались до лодки. Макс приветствовал их радостным лаем, но по команде Бейли остался в лодке.

— До чего жарко, — проговорил Стил и, буквально свалившись с мопеда, ничком упал в воду. Бейли устремилась за ним.

— Я в порядке, — успокоил он ее, когда она присела на корточки рядом с ним, — но вода очень холодная. — Он весь дрожал, пытаясь снова подняться на ноги.

— Это потому, что вы перегрелись. — Она склонилась над ним, готовая поддержать, если у него закружится голова. Он вздохнул и закрыл глаза.

Зачерпнув рукой воду, Бейли полила водой ему на голову, провела холодными пальцами по лбу. Он все еще не открывал глаза. Глядя на его лицо, Бейли ощутила какой-то уже забытый приток нежности.

При огромном росте и мощной фигуре в своем нынешнем состоянии он казался еще более беспомощным и беззащитным. Она обхватила незнакомца руками, так что его голова оказалась на ее плече.

Прижимаясь щекой к его виску, она шептала какие-то слова утешения. Так они сидели, пока она не почувствовала, что зябнет.

— Вы мне можете помочь убрать в лодку ваш мопед? — спросила Бейли.

— Оботрите руль и оставьте мопед на берегу. — Он раскрыл здоровый глаз. — Это их мопед. Пусть они подумают, что я утонул.

Шатаясь, он поднялся на ноги, перекинулся через борт лодки и потерял сознание, силы покинули его. Бейли быстро стерла отпечатки их пальцев с Мопеда, затем села в лодку и включила мотор; они понеслись вверх по реке.

Когда они стали приближаться к дому, Бейли снизила скорость. У маленького причала она увидела знакомую фигуру. Макс радостно залаял, Бейли с тревогой посмотрела на Стала, распластавшегося на дне лодки у кормы.

Спрятать его было невозможно, разве что выбросить за борт. Она знала — сестра вот-вот увидит их. Вздохнув, она улыбнулась, стараясь скрыть свое замешательство, и направила лодку к причалу.

Глава 2

— Я чувствовала, что что-то случилось, просто чувствовала! Где Дженни? — Бонни силилась перекричать шум мотора, с тревогой глядя на пустое детское сиденье за спиной Бейли и на мужчину, лежащего у кормы лодки.

— Она у мамы с папой. — Бейли отключила мотор.

Бонни бросила ей веревку и по лестнице спустилась в лодку.

— Я была в регистрационном отделе, принимала одну седовласую пару, и тут услышала твою лодку, взяла перерыв на ланч и побежала к берегу. — Макс лизал ей «руку. Бонни погладила его и наклонилась посмотреть на незнакомца, без сознания лежавшего в лодке сестры. Увидев его разбитое лицо, она тут же в ужасе отшатнулась. — Чувствую, что ничего хорошего из этого не получится! Не думаю, что это имеет какое-то отношение к Дженни, но…

— Но ты должна непременно вмешаться в мои дела, сестричка, — прервала ее Бейли с улыбкой, которую Бонни хорошо знала.

Бейли прибегала к этой улыбке с самого детства; она всегда означала для Бонни, что ее сестра попала в беду и нуждалась в помощи.

— Даже не начинай, — предупредила Бонни, покачав головой, и стала подниматься по лестнице. — Я ничего не хочу знать.

— Ты же говорила, что я снова должна интересоваться мужчинами, — подозрительно мягко возразила Бейли.

Бонни обернулась.

— Но я не имела в виду, что ты притащишь домой неизвестного, до полусмерти избитого человека.

— Ну могла ли я допустить, чтобы такое фантастическое тело оставалось лежать на пляже? Его зовут Стал Эриксон. Я думала, ты одобришь мой поступок.

— Этому фантастическому телу нужен врач.

— Прежде всего его нужно переместить подальше от солнца. Помоги мне перенести его в дом. — Бейли намочила носовой платок и обтерла им лицо незнакомца. — Просыпайтесь, пора, — ласково позвала она. — Вас ждет удобная и прохладная постель.

— Надеюсь, ты имеешь в виду постель в больнице, — проговорила Бонни, искренне желая не допустить, чтобы ее безрассудная сестра оказалась втянутой в сомнительную историю. Она ни минуты не сомневалась, что этот человек не тот, за кого он себя выдает.

— Только не в больницу, — запротестовал незнакомец, открывая здоровый глаз и глядя на Бонни. Пробормотав что-то невнятное, явно пораженный, он перевел взгляд на Бейли.. Быстро заморгав, он снова посмотрел на Бонни, и на его лице появилось выражение ужаса.

— Нет-нет, не бойтесь, у вас не двоится в глазах, — поспешила заверить его Бейли, — мы близнецы и абсолютно похожи друг на друга. Это моя сестра Бонни Хэйворд. — (Он с облегчением вздохнул.) — Она появилась на свет через двадцать минут после меня, и осторожность — ее основная черта с самого рождения.

— Не нужно переносить этого человека в дом, — продолжала Бонни, не обращая внимания на слова сестры. — Врачи «скорой помощи» принесут носилки. Я пойду вызову.

— И не пытайся это делать! — Бейли вскочила на ноги и стала стаскивать сестру с лестницы. Бонни посмотрела ей прямо в глаза.

— Бейли, но это не…

— Соломенное чучело? Я это знаю. Это человек, и ему больно. Ты ведь понимаешь, что он…

— Нуждается в помощи? Совершенно верно, но он может получить эту помощь в больнице, а не у тебя дома. И не зови меня после этого…

— Цыпленком? — усмехнулась Бейли.

— Это прозвище действовало на меня, когда мы были детьми и ты замышляла что-нибудь нехорошее. Сейчас я говорю, чтобы ты рассуждала здраво — тебе двадцать восемь лет. Этого человека избили, он влип в какую-то скверную историю, это написано на нем, и те, кто это сделал…

— Могут прийти за мной. Все так. Но если я вызову «скорую», они уж точно узнают, что это я нашла его и помогла. У меня нет выбора, остается только внести его ко мне домой. Он сказал, что они могут даже причинить зло…

— Дженни? — закончила Бонни. — Кто может причинить зло Дженни? — Сестры одновременно повернулись и посмотрели на незнакомца. Он тоже смотрел на них остановившимся взглядом.

— Вы всегда заканчиваете предложения друг за друга? — тихо спросил он наконец.

Бонни взглянула на сестру, пожала плечами, кивнула и перевела снова взгляд на Стала, ожидая ответа на свой вопрос.

— Те же люди, которые хотели похитить моего сына, — отчетливо произнес он, и, наблюдая за ним, пока он говорил это, глотая воздух, Бонни поняла, скольких усилий стоил ему этот ответ. — Моя бывшая жена — азартный игрок, — продолжал он, нахмурившись. — Они хотели, чтобы я оплатил ее долги, и грозили похитить Кевина. Я пытался разыскать ее, чтобы она меня вывела на них, тогда бы я сообщил в полицию. И вот они напали на меня. — Он закрыл здоровый глаз.

Бейли сочувственно вздохнула, но Бонни не видела причин доверять ему.

— И где же сейчас ваш сын?

— В надежном месте. С моим другом, — совсем тихо ответил он.

— Давай перенесем его в постель. — Бейли наклонилась и взяла его за плечи. Бонни последовала ее примеру. В конце концов, избитый человек лежит на солнцепеке, а она спорит со своей упрямой сестрой, уговаривая ту не помогать ему.

Стал побледнел, когда им удалось поставить его на ноги, но самостоятельно дошел до лестницы, ведущей на причал.

— Бонни, иди первая, — скомандовала Бейли. Оказавшись на причале, Бонни посмотрела вниз. Стал поставил одну ногу на среднюю ступеньку, но, казалось, не может поднять руки, чтобы ухватиться за лестницу и подтянуться вверх. Бейли стояла позади него, беспомощно вытянув руки.

— Ну что там у тебя, Бейли? — спросила Бонни с самым невинным видом. — Подставь же наконец свои руки под его великолепные ягодицы и подтолкни парня!

Бейли тотчас спрятала руки за спину.

— Давай поменяемся местами, — попросила она.

— Ничего подобного, не я же привожу к себе домой незнакомых мужчин, не мне, стало быть, и поддерживать их за ягодицы.

— Ну же, — Стал посмотрел через плечо на Бейли, — подтолкните, иначе мне не одолеть эту лестницу.

— На счет «три»? — с нервным смешком проговорила Бейли и подставила руки под мускулистые холмы перед ней.

Он сосчитал, Бейли подтолкнула, а Бонни подхватила его под мышки. Под тяжестью его тела она подалась назад и опрокинулась на спину. Бейли пыталась поддержать его сзади, но оступилась и, не удержавшись на ногах, тоже упала. Макс выскочил из лодки и присоединился к ним, облизывая им лица.

Вылезая из-под Стала, Бонни услышала его стон.

— У него, наверное, есть повреждения внутренних органов, — с беспокойством сказала она.

— Нет, — пробормотал он. — Это другая боль. Болят ребра, голова, но главное — жар и слабость.

— Откуда вы знаете? — спросила Бонни, все еще не доверяя этому незнакомому человеку.

— У меня тренировочный центр. Я знаю анатомию.

— Где ваш центр?

— В Коннектикуте.

— Давай поможем ему добраться до дома, — прервала сестру Бейли, чувствуя, что у той готов сорваться с уст следующий вопрос. — Мы выслушаем все детали позднее.

Поддерживая Стала за плечи, они прошли в калитку за ограду, отделявшую маленькую пристань от двора, и последовали за Максом, бежавшим впереди.

— На твою кровать?! — возмутилась Бонни, когда, войдя в дом, они прошли в комнату Бейли.

— Это большая кровать. Он слишком высокий, чтобы уместиться в кроватке… — она замялась, — в другой комнате.

Как только они его уложили в постель, Стал тут же снова погрузился в забытье. Видимо поняв, что он должен охранять незнакомца, Макс расположился в изножье постели. Бейли включила кондиционер на полную мощность.

Бонни взяла с ночного столика фотографию в рамке и убрала ее в ящик.

— Нам потребуется место, — твердо сказала она, видя, как нахмурилась Бейли. По ее мнению, сестра слишком близко к сердцу принимала все, что касалось ее жизни с погибшим мужем, чересчур остро. — Принеси мыло и воду. Надо помыть его.

Бейли ножницами разрезала его рубашку и желтую ткань своей юбки, которой она перевязала его ушибленные ребра. Когда они отогнули части разрезанной материи, то замерли, увидев багровые кровоподтеки у него на груди, на ребрах и животе.

— Тебе следовало оставить его на пляже и, не называя себя, вызвать «скорую помощь» или полицию, — проговорила Бонни, возобновляя спор. В то же время она наклонилась над ним со своей стороны, чтобы помочь стянуть с него джинсы. — Мало того, что ты привела его в дом — совершенно незнакомого человека, так он еще в таком состоянии…

Она понимала, что Бейли ее не слушает, осторожно протирая влажным ватным тампоном израненное лицо незнакомца, его руки, грудь. Его мягкие, потемневшие от воды рыжеватые волосы никак не вязались с мощной мускулистой грудью.

Бейли осторожно спустила руку с влажным тампоном ниже и почувствовала, как напрягся от ее прикосновения плоский живот Стила. Обойдя черные плавки, она обтерла его крепкие бедра. У него действительно фантастическое тело, решила про себя молча наблюдавшая за этой процедурой Бонни.

— Наверное, он занимается бодибилдингом, или же он профессиональный спортсмен, — заметила Бейли. — С такими телами не рождаются, их делают.

— Он может быть кем угодно, — возразила Бонни, — врачом, адвокатом, вором, насильником, убийцей…

— Только хороший человек стал бы в его положении волноваться за безопасность ребенка.

Стал проснулся, когда они его приподняли, чтобы стянуть его ребра эластичным бинтом, затем он принял аспирин, который ему дала Бейли.

— Что с тобой творится, Бейлз? — поинтересовалась Бонни, видя тревогу и нежность в глазах сестры. — Ты полтора года не смотрела на мужчин, а теперь волнуешься и ухаживаешь за совершенно незнакомым человеком!

— Вы голодны? — спросила Бейли своего пациента, не обращая внимания на слова сестры.

У него в животе заурчало как бы в ответ на упоминание о пище.

— Я сейчас вернусь, — пообещала Бейли. Бонни вышла вслед за ней из комнаты, снова пытаясь уговорить сестру вызвать «скорую помощь».

Стал закрыл глаза и лежал так, надеясь, что Бейли не согласится с доводами сестры и не отправит его в больницу. Ему не нужен врач, ему нужен отдых. Голова еще болела, и малейшее движение причиняло ему страдания. Его клонило в сон, но он ничего не ел с предыдущего вечера и надеялся, что еда восстановит его силы. Чтобы не заснуть, он стал осматривать комнату. Из большого окна напротив кровати видна зеленая лужайка, обсаженная деревьями и украшенная клумбами с цветами. Лужайка вела к реке. Напротив огороженного места для лодки — детские качели и песочница. На другом берегу реки — высокие каменистые горы. Комната обставлена белой плетеной мебелью, на полу зеленое ковровое покрытие. Набивной рисунок на покрывале, гардинах и подушках добавлял оттенки персикового цвета в общую гамму. На туалетном столике стояли многочисленные бутылочки и баночки с косметикой. В комнате не было излишних украшений, но сразу становилось ясно, что это комната женщины. Ни единого признака пребывания здесь мужчины. Он вспомнил замечание Бонни о том, что Бейли больше года не смотрела на мужчин. Почему?



Жаль, что он не может оставаться здесь достаточно долго, чтобы узнать ответ на этот вопрос. У нее великолепные ноги; несмотря на боль, терзавшую его, Стила волновали ее прикосновения, нравились мягкие изгибы ее тела. Но он не хотел втягивать ее в круг неприятностей, в котором оказался сам.

Бейли вернулась в комнату со столиком-подносом, который поставила перед ним. Она надела поверх бикини короткое пляжное платье из махровой ткани. Стил уже готов был поделиться своим огорчением по этому поводу, но увидел, как вслед за Бейли в комнату вошла Бонни.

Он понимал, что враждебное к нему отношение Бонни объяснялось ее тревогой за сестру, но она могла бы отнестись к нему более снисходительно, как-то его подбодрить.

— Вот, — сказала Бейли, подвигая плетеное кресло-качалку к кровати, — здесь немного. Перекусите, позднее я приготовлю что-нибудь более существенное.

Стил взглянул на поднос. В китайской чашке был бульон с рисом. Рядом стояла такая же тарелка с хрустящими солеными крекерами. Это действительно не так уж много, но выглядит и пахнет на редкость аппетитно.

От куриного бульона шел аромат, не позволявший усомниться в том, что этот бульон приготовлен явно не из консервов. Бейли была не только красивая и добрая, она еще и превосходно стряпает.

— Все чудесно, — от души похвалил он, и Бейли радостно улыбнулась, польщенная этой похвалой.

Бонни дала ему несколько минут на то, чтобы насладиться горячим ароматным бульоном, после чего придвинула стул с другой стороны кровати и продолжила свой допрос:

— Ну и как велика опасность, вам грозящая?

— Право, не знаю, — начал Стил, — последний адрес Ланы, который у меня был, это где-то в Лафлине, но никто не видел ее в течение двух недель. Я многих там спрашивал, поэтому, наверное, эти трое сегодня утром и напали на меня на автостоянке. Они сказали, чтобы я заплатил долги Ланы, и предупредили, что должен молчать.

— Почему же вы не обратились в полицию?

— Они ничего не могут сделать, пока Кевина не похитят, а я не хочу ждать, чтобы это случилось.

Сестры обменялись многозначительными взглядами и молча сидели у кровати Стала, ожидая, когда он покончит с едой.

— Я очень благодарен вам за то, что вы сделали для меня, — сказал он, когда бульонная чашка опустела. — А теперь, чем меньше вы будете знать, тем лучше. Я отдохну немного и уйду отсюда.

Бонни вздохнула с облегчением, Бейли покачала головой.

— Единственное место, куда мы можем отпустить вас, — это больница.

— И там мне будут задавать массу вопросов? И я таким образом привлеку к себе внимание? — Стил твердо стоял на своем. — Ни в коем случае.

— Но по крайней мере вам необходимо сделать рентген. — Бейли стала забирать у него поднос, но он поймал ее руку.

— Поверьте, ничего серьезного у меня нет. Вы накормили меня, перевязали. Все, что мне нужно теперь, это отдых…

— Посмотрим.

— Бейли, — горячо вступила в разговор Бонни, — делай, как он говорит!

— Посмотрим, — повторила Бейли и освободила свою руку из сжимавших ее рук Стала. Взяв у него поднос, она протянула его сестре. Не успел он еще что-то сказать, как она убрала все подушки, которые поддерживали его в сидячем положении, и помогла лечь. Затем положила пузырь со льдом на подбитый глаз, намазала смягчающим кремом его воспаленные губы.

— Спите, — проговорила она и повернулась к Бонни. — Тебе, наверное, уже пора вернуться на работу?

Решив, что ему нужно набраться сил, чтобы сражаться с Бейли, Стал молча смотрел, как обе женщины выходили из комнаты. Его взгляд автоматически скользнул по их ногам. Простое летнее платье Бонни спускалось до колен, тогда как пляжное платье Бейли открывало ноги до половины бедра. Хоть они и совершенно идентичные близнецы, но ноги у Бейли красивее. Впрочем, они и в самом деле очень похожи, и Стал не мог себе объяснить, почему ему так показалось.

Он признался себе, что судит необъективно. Бейли вернулась и с улыбкой сказала:

— Приятного вам сна, — затем позвала Макса и, выйдя из комнаты, прикрыла дверь.

И Стал погрузился в сон, мечтая увидеть Бейли рядом с собой в постели, когда проснется.

Молчание Бонни, когда Бейли вошла на кухню, подействовало на нее сильнее, чем слова. Она слышала, как та поставила на место поднос, как открывала шкафчики, краны и холодильник, затем закрывала их. Бейли осторожно, стараясь не мешать Бонни, поставила чашку, из которой пил Стал, в посудомоечную машину. Бонни налила стакан молока, вылила в чашку остатки бульона и села за стол в угол у окна, выходящего на задний двор.

— Ну поставь себя на его место, — не выдержала Бейли, усаживаясь напротив. — Если бы кто-то угрожал Дженни…

— Я бы обратилась в полицию. — Бонни поднесла ложку с бульоном ко рту, но, так и не попробовав, положила ее обратно в чашку. — Не лезь во все это, Бейлз, прошу тебя, — горячо заговорила она. Лицо ее сморщилось. — Я не могу потерять и тебя тоже.

Бейли протянула руку и погладила руку сестры.

— Ничего со мной не случится. Бонни слабо улыбнулась и принялась за свой ланч. Через несколько минут она спросила:

— Ты собираешься помочь ему в поисках его жены? Так ведь? — Она отставила чашку с бульоном, сделав несколько глотков.

— Бывшей жены, — поправила Бейли, смутно понимая, что успела уже как-то привязаться к Стилу, затем тут же продолжила:

— Я просто хочу помочь ему поправиться.

— Почему? — Бонни положила руку на стол. — До этого случая ты не интересовалась ничем, что не касается нашей семьи. Что же теперь изменилось? В чем дело?

Не в силах видеть страдальческое выражение на лице сестры, Бейли повернулась к окну и посмотрела на детскую площадку для игр возле изгороди, отделявшей двор от пристани. Хотя там было пусто, ей виделась маленькая фигурка сына, качающегося на качелях.

— Его больше нет, — грустно проговорила Бонни. Бейли проследила за взглядом сестры, не удивляясь ее реакции. Она знала свою сестру.

— Тем, что ты поможешь этому парню, ты ничего не изменишь, — добавила мягко Бонни.

— У этого парня есть имя. Его зовут Стал Эрик-сон. Если бы ты смотрела на него как на личность, как на отца, защищающего своего сына, ты бы не заставляла меня выгонять его из дома.

Бонни согласно кивнула, принимая ее возражения, затем сказала:

— Но ты же не знала, что он отец, когда привезла его к себе домой. Что же заставило тебя так поступить?

— Он волновался за меня и за Дженни. Как после этого я могла оставить его? — Не дожидаясь ответа сестры, она добавила, стараясь быть честной перед собой:

— И еще, когда я дотронулась до него, что-то во мне ожило. — Она опустила глаза, потом с усилием подняла их. — Я вспомнила, что я женщина и что мне нужно все, что нужно женщине. Я была как лунатик, и…

— И когда проснулась, нашла избитого мужчину на пляже? — с иронией спросила Бонни.

— Ты представляешь себе, как он выглядит без подбитого глаза и рассеченной губы? Эти ярко-голубые глаза, белокурые волосы…

Бонни молча посмотрела на сестру, потом лукаво улыбнулась.

— Не знаю, как ты, дорогая моя, но, когда ты обтирала его губкой, мне менее всего хотелось смотреть на его лицо, Бейли засмеялась.

— Я думала, ты была слишком занята чтением мне наставлений, чтобы что-то замечать вообще!

— Не беспокойся, я все заметила. — Бонни отпила молока, затем серьезно взглянула на сестру. — Чего я не могу понять, так это почему после всего ты принимаешь участие в судьбе этого человека.

— Но он оказался полностью зависимым от меня, — тихо произнесла Бейли, сестра только мрачно взглянула на нее.

Бонни поставила на стол стакан.

— Ну хорошо, я могу понять, когда из христианского человеколюбия ты берешь его в дом и ухаживаешь за ним, но чего ради ты собираешься вмешиваться в историю, когда есть угроза похищения ребенка?

— Я не сказала…

— Тебе и не надо говорить этого! Я читаю твои мысли, как по открытой книге! Чего ради ты собираешься помогать ему? Что ты мне на это ответишь?

Бейли вскочила из-за стола, как будто расстояние могло оградить ее от упреков сестры.

— Хочешь еще молока? — спросила она, открывая холодильник и пряча лицо за дверкой.

— Что же ты мне не отвечаешь?

Со вздохом Бейли взяла минеральную воду и вернулась к столу. Она старалась не обращать внимания на подозрения, возникшие за последние несколько месяцев, но случай со Стилом снова разбередил их. Определенно что-то неладное творится в Лафлине.

— Тебе не показалось странным, что в «Санберсте», — она назвала казино, где они обе работали, — тебе предложили возглавить отдел предварительных заказов, а меня сделали менеджером в косметическом салоне, и все это за последние шесть месяцев после аварии?

Бонни покачала головой.

— Мы обе неплохо работаем; я, например, выкладываюсь на полную катушку.

— Почему твоя бывшая начальница уволилась?

— Ей предложили место получше, в Лас-Вегасе.

— Моей тоже.

Бонни смотрела на нее, широко раскрыв глаза.

— Ты что, думаешь, что им предоставили работу в Лас-Вегасе, чтобы освободить места нам с тобой? Бейли кивнула.

— Но зачем?

— Я сама пытаюсь это понять. — Бейли не делала никаких заключений, чтобы Бонни не прочла ее мыслей. Она щелкнула, открывая банку с колой, и стала пить.

— Они жалеют нас?

— И я так думала, когда получила повышение вскоре после того, как вернулась на работу, но, сама подумай, это ли не способ держать нас в поле зрения?

Бонни покачала головой.

— Зачем волноваться? Разве трудно заменить парикмахершу или регистратора?

— Чтобы следить за нами. — Бейли не дала сестре спросить, зачем за ними должны были следить. — Как только я вернулась, у меня появилось больше местных клиентов и клиенток, некоторые из них — жены высокопоставленных чинов. — Она добавила:

— И любовницы. Выразив мне свое сочувствие, они начинают расспрашивать об аварии.

Бонни поморщилась.

— Разве это не естественно? Никто — ни полиция, ни даже чиновники страховой компании — не может понять, как случилось, что грузовик Клиффа снесло с дороги.

— По вине водителя, — напомнила ей Бейли. Она стояла у стола. — Но и ты, и я — мы-то хорошо знаем, каким осторожным водителем был Клифф. — Она помолчала. — Мои новые клиентки, похоже, больше интересуются, что думаю обо всем этом я. Я им сказала, что для меня неважно, как это случилось. — Она снова замолчала, глубоко вздохнув. Боль воспоминаний никогда не покидала ее. — Сначала я не особенно задумывалась над этим, считала, что это просто вампиры, желающие попировать на моем горе. В конце концов я стала им отвечать, что не хочу говорить об этом, и большинство из них прекратило свои расспросы.

— Может быть, они просто любители страшных историй про грузовики и несчастные случаи, — высказала предположение Бонни. — Чужие трагедии их возбуждают.

— Не думаю, чтобы это было так.

— Что же еще может быть? Бейли снова села.

— Мне кажется, они хотели выяснить, не подозреваю ли я чего или кого-нибудь.

— Что подозреваешь? — На лице Бонни отразилось невольное замешательство.

— Был ли это несчастный случай. Не столкнули ли грузовик с дороги умышленно. Что Клифф, +++++ и… — Бейли не хватило воздуха, чтобы закончить фразу, — были убиты…

Глава 3

— Почему?

Этот вопрос Бонни еще долго звенел в воздухе после того, как она ушла на работу. У Бейли не было ответа. У нее возникали сильные подозрения, но Бонни отказывалась рассматривать даже само такое предположение. И это было обидно. Без поддержки сестры Бейли не могла проверить свои подозрения.

Чтобы чем-то себя занять, она поставила тушить говядину, затем вышла из дома. Наклонившись над красодневами, посаженными у дома, она сорвала увядшие цветы, вырвала сорняки. Обычно такая работа, не требующая размышлений, успокаивала ее, развеивала тревожные мысли, но сейчас, хотя она и обошла все клумбы, разбитые вокруг дома, ей не стало лучше.

Штокрозы росли перед столбами, поддерживавшими веранду, пурпурные ипомеи вились по решетке между ними. Бейли что-то напевала, ухаживая за цветами, но мелодия выходила грустной.

— Ты уверена, что понимаешь, что их уже нет? — спросила ее Бонни. — Ты же не можешь жить только прошлым и думами о мести? Не можешь искать объяснение необъяснимому…

— Но если есть малейшее опасение, что кто-то умышленно столкнул грузовик Клиффа с дороги, — возразила Бейли, — разве ты не хочешь это выяснить? Не Хочешь, чтобы виновный понес наказание?

На вопрос Бонни она отвечала вопросом, на который сама избегала отвечать, но который все чаще задавала себе. В последние месяцы Бонни снова начала встречаться с мужчинами, она даже продала дом, в котором они жили с +++++ом. Нужно забыть прошлое и продолжать жить, убеждала она Бейли. Впервые ее сестра взяла на себя лидерство и настаивала, чтобы Бейли следовала ее примеру. Но Бейли не могла расстаться с этой пристанью, с этим домом у реки, с которым у нее было связано столько счастливых воспоминаний.

В самом ли деле она не желала расставаться с призраками? Жила прошлым? Основывались ли ее подозрения на фактах, или же они появились в ее воображении из-за ран, которые нанесла эта авария ей, ее жизни?

Как может она жить дальше, не выяснив, что же произошло в тот день на дороге?

Она потеряла больше, чем Бонни, и должна использовать любую возможность узнать правду; может быть, есть связь между гибелью мужей ее и Бонни и исчезновением бывшей жены Стала?

Впрочем, лучше не втягивать Бонни во все это. У Бонни есть маленькая Дженни. Бейли свободно может рисковать собственной жизнью, но не имеет права подвергать опасности жизнь сестры и племянницы. И так ужасно, что +++++ тогда отправился вместе с Клиффом на грузовике, не говоря уже…

Не в силах закончить мысль, Бейли поднялась по ступенькам на веранду и села на удобный диван-качалку. Макс покинул свое убежище в тени цветущей мимозы и уютно устроился у нее в ногах.

— Что же мне делать? — спросила она его. Если что-нибудь с ней случится, это причинит страдания ее родителям и сестре, но как может она упустить возможность проверить свои подозрения, помогая Стилу в поисках его бывшей жены. Макс положил голову ей на колени. Гладя его, она неожиданно решилась.

У нее нет выбора. Помогая Стилу, она помогает себе.

Глядя, как солнце постепенно скрывается в горах за рекой, она погружалась в свои печальные мысли. И, давая выход этим мыслям, она запела балладу о потерянной любви, о горестях и радостях жизни.

— Одна из песенок Бесси Смит? — Подождав, пока песня кончится. Стал показался в дверном проеме.

Удивленная Бейли повернулась к нему. Овчарка зарычала и подняла голову, затем, вспомнив, что Стал гость ее хозяйки, снова улеглась и закрыла глаза.

— Ее пел Роберт Джонсон, — ответила Бейли с грустной улыбкой, называя другого исполнителя классических блюзов тридцатых годов. — Я разбудила вас? — Бейли встала. Он подошел к дивану-качалке. — Как вы себя чувствуете? — Она приложила ладонь к его лбу.

— Много лучше. Больно, но нет такой слабости и головокружений. — Стал смотрел в ее светлые глаза, затемненные дымкой печали, печали, которую он слышал в ее голосе. Он слушал ее пение, стоя в дверях и не решаясь нарушить ее уединения, и в то же время не в состоянии уйти. Ему было приятно чувствовать ее мягкую прохладную ладонь, но он хотел уютнее устроиться и поговорить с ней. — А как вы? — Он взял ее руку, осторожно, чтобы не побеспокоить собаку, сел на диван-качалку, усаживая Бейли рядом с собой. — Похоже, что вы не просто от нечего делать поете блюзы. Может быть, поговорим?

Она не отняла свою руку, но продолжала молчать, как-то отрешенно глядя на него своими светло-голубыми глазами.

— Вам не поможет, если я просто поддержу вас? — предложил он и, когда она по-прежнему не ответила, осторожно обнял ее и положил ее голову на свое плечо. — Прикосновение — замечательная вещь, — проговорил он, не обращая внимания на то, что она сидела рядом с ним неподвижная и холодная. — Оно говорит больше, чем слова, — продолжал он, лаская ее своим голосом, зная, что тон, каким говоришь, важнее и красноречивее смысла произносимых слов.

Постепенно она расслабилась, подобрала под себя ноги и придвинулась к нему поближе. Вскоре он замолчал, слабо покачивая диван. Он прижимался щекой к ее голове и гладил ее руку кончиками пальцев. Прикосновение имеет двойное действие, подумал он. Ощущение ее гладкой кожи и шелковистых волос успокаивало и его и приводило в порядок обрывки его собственных мыслей.

Через какое-то время она подняла голову и откинулась назад.

— Спасибо, — тихо сказала она, — мне это было нужно. Я чувствовала себя такой одинокой.

— Я рад, что так получилось. — Их взгляды встретились, и Стал почувствовал, как между ними перекинулся хрупкий мостик и они уже друг для друга не просто незнакомые люди.

— Опухоль, кажется, немного спала, — пробормотала Бейли и поднесла руку к его лицу. Ему показалось, что она искала извинения своему желанию дотронуться до него. Ее пальцы легко пробежали по подбитому глазу, спустились по щеке и задержались на рассеченной губе. Стал легко поцеловал эти пальцы, и она отняла свою руку.

— Вы прекрасная сиделка. Как я смогу отблагодарить вас?

Тень печали вновь появилась в ее глазах. Она смотрела куда-то мимо него, затем встала и пересекла двор. Стал проследил за ее взглядом, устремленным за реку, к горам, высившимся на противоположном берегу; вершины их темнели на фоне неба в золотых отблесках заходящего солнца.

— Есть что-то, что вы можете для меня сделать, — совсем тихо произнесла она, так тихо, что он вынужден был напрячься, чтобы услышать ее слова. — Если вы чувствуете себя достаточно хорошо, чтобы поговорить… — Она повернулась к нему, и теперь в ее глазах сверкала решимость.

— Я еще не в состоянии бежать марафон, но моя голова достаточно ясная, чтобы выслушать вас.

— У вас есть фотография вашей бывшей жены? Стал нахмурился: слишком неожиданно прозвучал ее вопрос.

— Зачем вам?

— Я работаю парикмахером в Лафлине, могла ее видеть.

Все еще удивленный ее вопросом, Стал встал и направился в дом за кошельком. Он и в самом деле зашел в тупик в своих поисках, и, если Бейли может предложить какой-то новый путь, он не должен пренебрегать им. Хотя он и не понимал, как фотография Ланы могла помочь.

Стал нашел свои джинсы на полу возле кровати и вытащил кошелек из заднего кармана. Он подумал, что, может быть, стоит надеть джинсы, но вечер был очень теплым, несмотря на то что солнце уже заходило и от свай, поддерживающих веранду, падала длинная тень. На нем были хлопчатобумажные плавки, и он решил остаться в них.

Вернувшись на веранду, он нашел Бейли удобно устроившейся на перилах и опиравшейся на столб спиной. Одна ее длинная, прекрасной формы нога была согнута, другая свободно спускалась. Она, видимо, заметила его восхищенный взгляд, потому что в ее ответном взгляде ему почудился вызов.

— Я должен надеть джинсы? — спросил он, обратив внимание, что на ней теперь голубые шорты и белая блузка без рукавов, вышитая цветочками пастельных тонов.

— Только не ради меня. — Она улыбнулась какой-то очень женской улыбкой. — Признаюсь, такие тела, как ваше, я видела только по телевизору или в кино.

Он усмехнулся и протянул ей фотографию.

— Я мог бы продемонстрировать вам кое-какие упражнения из моего бодибилдингового прошлого, но, боюсь, мои ребра не выдержат.

— Тогда за вами должок, — торжественно провозгласила Бейли.

Стал не ожидал, что она воспримет его обещание всерьез, и почувствовал, что краска заливает его лицо. Он быстро отвернулся и сел на качалку. Хоть он и привык демонстрировать упражнения бодибилдинга на сцене, мысль о том, чтобы давать представление перед этой женщиной, его смутила. Конечно, если она захочет не только смотреть… Он заерзал на месте, чувствуя, как знакомый жар разливается по его телу.

Бейли подняла глаза от фотографии.

— Она очень красивая. Кажется, я ее где-то видела, но — уверена — прически ей никогда не делала. Как ее зовут?

— Лана. — Стал не скрывал своей неприязни ни к этому имени, ни к женщине, которая его носила. — Лана Стивенс. Она до недавнего времени пела и танцевала в зале Колорадо-Белл, исполняла сольные номера. Вы могли видеть ее афиши. Две недели назад она уволилась, и с тех пор ее не видели. Ее босс сказал, что ей предложили какое-то выгодное место, но где — он не знает. Она не выступает ни в одном казино, я проверил.

— Я могу взять эту фотографию на работу. — Стал покачал головой, но она продолжала:

— И посмотрим, может быть, ее знает кто-нибудь из моих клиенток.

— Вы хотите это сделать после того, что случилось со мной? Я не могу этого допустить. — Он встал и протянул руку за фотографией. Бейли тотчас же спрятала ее за спиной. Стал схватил ее за кисть.

Сопротивляясь его мягкому, но настойчивому натиску, она решительно сказала, глядя ему прямо в глаза:

— Но я хочу сделать это.

— Нет. — Стал наклонился и быстро поцеловал ее в губы. Он хотел только поблагодарить ее за то, что она уже сделала для него, и за это ее предложение, но прикосновение к ее теплым податливым губам, желание почувствовать ее отклик, возникшее в укромных уголках его сознания, распалили его. Но он сумел сдержаться, отпрянул назад, зная, что если он этого не сделает, то рассеченная губа и разбитые ребра не дадут ему прижать ее ближе и поцеловать.

Он еще раз отрицательно покачал головой.

— Я хотел прийти к ней и спросить, но соседи уже давно не видели ее. Хозяин ее квартиры сказал, что она задержала плату. — Он вздохнул. — Сейчас все, что я могу сделать, — это ждать, пока мое лицо заживет, и заявить в полицию о пропаже человека.

— Я думала, что вы не хотите втягивать в это дело полицию.

— Не знаю, что еще я могу сделать. Никто не видел Ланы. Если им удастся найти ее, она выведет меня на людей, грозивших похитить Кевина.

— Зачем ждать, пока у вас заживет лицо? Разве вы не хотите, чтобы полиция арестовала парней, которые избили вас?

— Конечно, хочу, надо, чтобы они понесли наказание. — Стала затрясло при воспоминании о случившемся. — Но они были просто исполнителями, а я хочу выйти на их босса и не смогу сделать этого, если они сядут за решетку за нападение и побои.

— Вы их видели?

— Только одного из них, и уверен, что видел его раньше.

— В казино «Санберст»?

— Откуда вы знаете? — удивился Стал.

— Я там работаю; там же работал мой муж, и мне кажется, что там происходит что-то плохое. — Она посмотрела на него и увидела, что он рад точности ее догадки. — Вот почему я хочу помочь вам найти вашу бывшую жену.

— А ваш муж? — Стал старался задать этот вопрос как можно более безразличным тоном, но сам в своем голосе заметил нотку разочарования.

Она подтянула колени к груди, сжала пальцами лодыжки и опустила голову на колени.

— Он умер, — прошептала она внезапно севшим голосом, — полтора года назад.

— Простите, — тихо проговорил он, — я так сожалею. — Но, говоря откровенно, он вряд ли сожалел, что теперь она свободна.

Бейли подняла голову.

— Полиция решила, что это был несчастный случай. Его грузовик сошел с дороги и врезался в гору. С ним ехал муж Бонни. Он тоже погиб. — Она смотрела прямо перед собой. — Но я начинаю думать, что его столкнули с дороги.

— Почему?

— Клифф был крупье в казино «Санберст». Один из хозяев игорных залов как-то спросил его, не хотел бы он поработать во время одной частной игры. Ставки предполагались исключительно высокие. Все очень секретно. — Бейли замолчала, как будто потеряв нить рассказа. — Чаевые при таких играх бывают фантастическими, так что Клифф долго не раздумывал. В Лафлине нет такого количества игорных домов, как в Вегасе. Здесь играют люди среднего достатка, пенсионеры в бермудах.

Она снова взглянула на Стала и, собравшись с мыслями, продолжала:

— Это дело должно было занять два дня с длинной дорогой. Хэл, хозяин игорного зала, обещал Клиффу дополнительные три дня отдыха по возвращении. +++++ работал пожарным, и у него были свободные дни, так что они с Клиффом договорились, что поедут вместе на рыбалку.

Она незаметно стала говорить быстрее, уже не глядя на Стала.

— Клифф не должен был вернуться домой с работы до утра третьего дня, но он не остался на вторую ночь. Он мне сказал только, что летал на вертолете в одно шикарное место в Мертвых горах, но игра получилась паршивой. Он не хотел рассказывать о ней, и это было на него не похоже. Клифф отдал мне деньги и позвал +++++а, чтобы спросить, сможет ли он выехать рано утром. +++++ ответил, что сможет, тогда Клифф погрузил все, что нужно, в грузовик, поцеловал меня и вышел.

Когда она снова замолчала, Стал осторожно спросил ее:

— Что же заставляет вас думать, что его грузовик столкнули с дороги?

— Клифф был чем-то расстроен. Я уверена в этом. Он даже хотел нарушить свое обещание взять с собой… — Она оборвала себя на полуслове, вдруг часто заморгала, затем сказала, так и не закончив мысль:

— В Мертвых горах не зарегистрировано ни единого клуба или казино, я проверяла. Это значит, что там не ведется официального надзора за игрой. Я думаю, Клифф заметил, что игра велась нечестно, и настоял на своем отъезде. Он гордился своей работой, ему нравилось это сочетание искусства и удачи в игре в блэкджек. Он ненавидел жульничество в любой его форме.

Затем Бейли рассказала, как ей и Бонни предложили на работе более высокие должности и как новые клиентки расспрашивали ее об аварии. Но Стала особенно заинтересовало ее описание игры. Он был уверен, что Лана вряд ли могла упустить такую возможность. Скорее всего, она присоединилась к такой игре, проигралась по-крупному, и, когда не сумела расплатиться с долгами, ее задержали.

И все же Стал по-прежнему не хотел, чтобы Бейли показывала фотографию Ланы в своем салоне красоты, и сказал ей об этом. Однако он решил в заявлении в полицию об исчезновении бывшей жены упомянуть, что Лана говорила о намечавшейся игре в горах.

— Но они же знают о том, где эта игра состоялась, не больше, чем я, — возразила Бейли. — Могу поклясться, что, когда они начнут поиски, все следы этой игры начисто исчезнут. Вместе со следами Ланы. — Она соскочила с перил и села рядом с ним на качалку. — Мы должны получить приглашение на одну из таких игр. — Она опиралась рукой о спинку качалки. — Нужно зарегистрироваться в «Санберсте» и сделать вид, что мы бросаем большие деньги на ветер, вести себя этакими простачками, которые только и мечтают, как бы расстаться со своими баксами. Молва сделает свое дело. И тогда, — она не дала ему прервать себя, — оказавшись в частном казино, я знаю, как выследить мошенников. Клифф мне рассказывал, и отец мой тоже работал крупье. От них я многое узнала. Там вы сможете поискать Лану. Мы проиграем и попросим, чтобы нам дали возможность отыграться. Когда нас пригласят снова, мы поставим в известность полицию, и они туда приедут.

— Как мы получим приглашение, они же знают нас?

Бейли снисходительно улыбнулась.

— Вы не забыли? Я ведь парикмахер. Вы даже не представляете, как цвет волос и прическа могут изменить внешность. Пока мы будем ждать, чтобы зажило ваше лицо и вообще вы поправились, вы можете отрастить бороду, загореть, заказать цветные контактные линзы. — Она пристально посмотрела на него. — Трудно будет скрыть такое тело… Мне придется здорово поработать над вашими волосами, может быть, сделать завивку. — Она засмеялась. — Обещаю сфотографировать вас в кудряшках.

Стал скривился при этой мысли, но не мог не оценить ее идею.

— Лана может узнать мой голос. Я не уверен, что во всей этой истории она лишь невольный участник.

— Я научу вас, как изменить голос. Когда мы с Бонни были маленькими, мы участвовали в шоу близнецов. Вам, правда, придется тренироваться, пока не привыкнете. Тогда ваш голос никто не узнает, не сомневайтесь.

Стил почесал щеку, обдумывая предложенный план и стараясь найти в нем изъяны. Один изъян действительно был.

— Мне все это нравится, — наконец проговорил он, — но у меня есть одно условие: я все это сделаю один.

— Ни в коем случае. — Бейли вскочила на ноги. — Если вы пойдете туда один, они будут более внимательно присматриваться к вам. Уже ваш рост может привлечь внимание. А если вы будете со мной, я смогу отвлечь их. Я разоденусь в пух и прах и буду играть роль вашей избалованной игрушки. Они станут смотреть на нас как на пару, а не разглядывать каждого в отдельности. — Она остановилась, чтобы перевести дыхание, уж слишком быстро она все это говорила, боясь, что он вот-вот остановит ее.

— Бейли, — ласково сказал он, взяв ее руки в свои, — если все, что вы рассказываете про этот клуб, правда, ваш муж погиб не из-за несчастного случая. Он что-то увидел там… Как же вы просите меня, чтобы я подвергал риску вашу жизнь?

Бейли медленно опустилась перед ним на колени.

— Потому, — начала она, глотнув побольше воздуха, — что Клифф и +++++ были в грузовике не одни, — она снова глотнула, — Тревис, — в ее голосе послышались рыдания и в глазах сверкнули слезы, — мой четырехлетний сын, тоже ехал с ними…

Глава 4

Стил обнял Бейли и прижал к груди. Он сразу почувствовал, как больно стало его ушибленным ребрам, но готов был терпеть любую боль, только бы хоть немного облегчить ее страдания. Потерять Кевина, никогда больше не услышать, как он зовет его «Папа!», когда вбегает в дом, — сама мысль об этом приводила его в ужас. Одна только угроза похищения его мальчика погнала его из дома, заставила пересечь полстраны.

Мог ли он отказать Бейли в возможности отомстить за смерть ее сына? Она придумала блестящий план, но рискованный. Если что-нибудь сорвется, у нее не будет ни сил, чтобы защищаться, ни времени, чтобы убежать. Бейли задержит их обоих, и тогда им не избежать смерти. Он должен как-то убедить ее позволить ему действовать одному.

Но не сейчас.

Она прижалась к нему, ее тело содрогалось от рыданий, горячие слезы капали ему на грудь. Он осторожно гладил ее по спине и целовал темные волнистые волосы. Более беспомощным он себя еще не чувствовал. Что бы он ни сделал или ни сказал, это не возвратит ей сына… Да и что он, собственно, мог сделать?..

У него не было даже носового платка, чтобы вытереть ей слезы.

— Простите меня, — прошептала Бейли, выскользнув из его объятий, и пошла в дом. Овчарка поднялась и посмотрела на Стала, ожидая, что он последует за ее хозяйкой.

— Возможно, ей захочется побыть одной, — произнес Стил, рассуждая вслух и не зная, как поступить.

Макс стоял неподвижно, глядя на него. Стил тоже смотрел на собаку и размышлял. Макс коротко залаял, как бы призывая последовать за ним, и затрусил к двери, ведущей на кухню. У самой двери он оглянулся и нетерпеливо посмотрел на все еще сидевшего неподвижно Стала.

— Ну что ж, ты знаешь ее лучше, чем я. — Стал встал и направился за собакой. Макс провел его через холл и остановился перед закрытой дверью. Оттуда слышны были звуки струящейся из крана воды.

Когда эти звуки стихли, дверь открылась, и он отступил назад. Вышла Бейли с покрасневшим лицом и распухшими глазами, но ее плечи распрямились и голова была поднята. Увидев Макса, она наклонилась и обняла его.

В какой-то момент Стал почувствовал ревность к собаке. Похоже было, что Бейли ищет успокоения в общении с животным, в то время как он. Стал, не может дать ей его. Она поднялась и взглянула на него, в ее глазах появилась слабая тень улыбки.

— Иногда кажется, что ты выплакала уже все слезы, но нет, их хватит на всю жизнь, — тихо сказала она и пошла на кухню. — Вы, наверное, проголодались? — Она подняла крышку глиняного горшочка, и воздух наполнился немыслимым ароматом тушеного мяса.

— Умираю с голоду, — чистосердечно признался он. — Чем я могу вам помочь?

— Ничего не нужно, просто садитесь. Он сел за стол у окна и наблюдал, как она кормила Макса. Собака лизнула ее в щеку, когда она ставила миску с едой на пол. Она погладила Макса, показывая, что все у нее в порядке. Выпрямившись, она взглянула на Стала.

— Макс тоже тоскует по ним, — просто проговорила она.

Клифф и Тревис… Стал мысленно произнес их имена. Неудивительно, что она так привязана к собаке, это все, что осталось от ее семьи.

Бейли поставила на стол две тарелки с мясом и овощами.

— Расскажите мне о Лане, — попросила она, садясь напротив Стала и подвигая ему тарелку с порцией побольше. К своей она не притронулась.

— В последних классах школы мы полюбили друг друга. — Понимая, что сейчас нужно отвлечь ее от горестных дум, Стал начал рассказывать историю своей жизни с Ланой. — Тогда ее называли Карен, только позднее она взяла свое второе имя. — Он помолчал, стараясь подавить гнев, который почему-то всегда в нем вызывало это ее имя, потом попробовал тушеное мясо. Говядина была очень нежной, овощи вкусно приготовлены. Стал похвалил блюдо и продолжил свой рассказ:

— Ее перевели в наш класс, когда учебный год уже почти заканчивался. Высокая, около шести футов ростом, с длинными белокурыми волосами, она сразу привлекла мое внимание. — Он горестно усмехнулся своим воспоминаниям. Вспомнил, как Карен смотрела на него, словно желая сказать: «Отстань-ка ты от меня».

Он к тому времени уже победил в соревнованиях по бодибилдингу для подростков, и многие девочки его школы заглядывались на него, но он думал только о Карен, которая вела себя вызывающе и держалась за милю от него. Дочь домашней прислуги, жившая в кварталах меблированных комнат, она находилась в самом низу школьной социальной лестницы. В отличие от нее он был на одном уровне с большинством школьников, но знал, что значит быть на краю. Его отец, профессиональный боксер, зарабатывал деньги на ринге, а это далеко не то же самое, что принадлежать к сливкам общества, быть сынком какого-нибудь управляющего корпорацией.

Бейли слушала его, рассеянно поднося ложку ко рту.

— Я преуспевал в профессиональном бодибилдинге. К тому времени Карен закончила школу, и мы поженились, .. — рассказывал Стал, радуясь, что сумел хоть немного отвлечь ее и вернуть ей аппетит. — Когда мы не были в разъездах, мы работали в спортивной школе моего отца. Карен там вела занятия по аэробике. Мы жили вместе с моим отцом. Он любил Карен, как дочь, ему нравилось, что у нас в доме появилась женщина. Моя мама умерла, когда мне было пять лет; отец так и не женился больше. — Он улыбался, говоря об отце. — Я родился в бедном квартале пригорода Бриджпорта в штате Коннектикут. Каждый раз, когда отец достигал очередного успеха на ринге, мы переезжали в какое-нибудь место получше и, наконец, поселились в Вестпорте. Когда отец выбирал дом, где нам предстояло жить, он всегда в первую очередь смотрел, куда повесить портрет мамы. Теперь он висит в гостиной над камином.

— Вы помните свою мать? — спросила Бейли. Они уже кончили есть и поставили на пол тарелки, чтобы Макс вылизал остатки.

— У меня осталось воспоминание о чем-то мягком, теплом. Она была настоящей леди. Отец рассказывал, что долго не мог поверить, что она вышла за него замуж. Еще он рассказывал, как она встречала его, когда он возвращался домой. После ее смерти он часто видел ее во сне. Мы сидели с ним и рассматривали вместе ее портрет. — Стил замолк, чувствуя, как к горлу подступил комок.

Бейли взяла его руки в свои.

— Он тоже умер? — спросила она. Стил кивнул.

— В прошлом году, — хрипло произнес он. — Я очень скучаю по нему…

Опасаясь, что глубокое сочувствие и понимание в ее глазах окончательно его расстроит, он глубоко вздохнул и посмотрел на руки Бейли. Хотя ее пальцы были тоненькими, а руки маленькими, их пожатие оказалось сильным.

Он не мог скрыть своего восхищения Бейли. Она казалась мягкой и беззащитной, но Стил знал уже, какая у нее сильная воля. Пережив утрату мужа и ребенка, она теперь помогает ему, у нее хватает сострадания к совершенно незнакомому человеку, которого она случайно нашла избитым на пляже.

Ему хотелось приласкать ее, поцеловать. Хотелось заполнить печальные пустоты, которые страшная катастрофа принесла в ее жизнь, жаром своей жизни, дыханием своего тела.

Он осторожно высвободил свои руки. Сейчас он не мог подарить ей свою любовь, да и сомневался, примет ли она ее.

— Внешне мы с Карен были великолепной парой. Высокие, оба атлетичные, светловолосые. — Он усмехнулся каким-то своим мыслям. — Когда мне исполнился двадцать один год, я выиграл титул Мистер Олимпиец. Теперь, когда я достиг вершины, мы решили завести ребенка. С тех пор все у нас покатилось под откос.

Бейли удивленно раскрыла глаза.

— Видите ли, Карен нелегко переносила беременность. Она много болела, очень переживала, глядя на свое пополневшее тело. Когда родился Кевин, она сказала, что я ее должник. Она просила купить дом в Лас-Вегасе. — Теперь, дойдя до самой неприятной части своей истории, Стил заговорил быстрее, стараясь поскорее закончить рассказ. — Мы отправились туда на выходные, чтобы отпраздновать ее день рождения. Карен исполнился двадцать один год. Я не очень-то радовался этой затее, но, если бы тогда она попросила достать луну с неба, я бы попытался сделать это для нее. Я арендовал спортзал в хорошем месте и занимался тренерской работой, когда сам не участвовал в соревнованиях. Карен наняла няню для Кевина и поступила на работу в казино.

Воспоминания увлекли Стала; он смотрел на Бейли, но не видел ее.

— Я работал днем, Карен ночами. Она изменила имя и отныне называлась Ланой Стивенс. Изменив имя, она изменилась и сама, стала какой-то чужой. Я не знал, что она пристрастилась к рулетке, до тех пор, пока однажды утром Карен не засыпала меня множеством неоплаченных счетов. Я подумал, что она тратит свои собственные деньги, заполняя игрой в рулетку время между выступлениями, но вот настал момент, когда я получил уведомление из банка, что мои чеки больше не оплачиваются. Она попала в «малюсенькую полосу неудач». — Стал нахмурился. — Речь шла о двух тысячах баксов. Я заставил ее пообещать, что она прекратит играть.

Стал горько усмехнулся.

— Она все время нарушала данное обещание. Тогда я связался с организацией Анонимных игроков, и там мне посоветовали не давать ей денег. Оплачивая ее долги, я тем самым позволял ей продолжать играть, объяснили мне. Чтобы ее отвлечь, я должен был прежде всего помочь ей осознать, что она делает. Когда я ей сказал, что ее имени больше нет ни в одном из моих счетов и даже в кредитных карточках, она пришла в ярость. Она почти полностью израсходовала все, что было на кредитных карточках, обходя игровые автоматы окрестных казино.

— Азартные игроки подобны алкоголикам, — вставила Бейли.

— Хуже, — возразил Стал. — У алкоголиков бывают периоды трезвости, азартный же игрок всегда одержим своей манией. Карен не могла никогда провести целый день со мной или Кевином, ее все время тянуло к рулетке. И еще, игроки всегда лгут. — Он почти выкрикнул это слово. — Она говорила, что идет в бакалейную лавку, но через несколько часов я ее находил в казино на соседней улице. Она занимала деньги и потом не отдавала их. Я должен был остановить ее раньше, но…

— Вы все еще ее любите, — закончила за него Бейли, когда он остановился.

— Она сказала мне, что беременна. В то время мы больше ссорились, чем занимались любовью, но я все же поверил ей. Она пообещала подать заявление об уходе, потом я уехал по служебным делам. Когда вернулся, она мне сказала, что у нее был выкидыш, даже плакала, лила крокодиловы слезы. — Злясь на себя за свою излишнюю доверчивость, он стукнул кулаком по столу. Задремавший было Макс вскочил на ноги, Бейли успокоила собаку. Тем временем Стал продолжал, он уже не мог остановиться, воспоминания переполняли его. — На следующий день я позвонил врачу, у которого она консультировалась. Не знаю, может быть, я подозревал что-то… — Он пожал плечами. — Врач был удивлен, он ничего не знал о ее беременности и еще меньше — о выкидыше. Тогда она стала мне петь что-то о том, будто обращалась к другому доктору, но больше я не хотел ее слушать.

Вскоре после этого мне как-то позвонил отец и спросил, почему я не попросил у него взаймы, вместо того чтобы снимать деньги со счета, который он открыл для Кевина. — Стал закрыл глаза, с болью вспоминая этот день… — Это она разыскала в моих бумагах документ и подделала мою подпись.

Он снова открыл глаза и взглянул на Бейли.

— Я повесил трубку и сложил вещи. Затем отвез Кевина к моему другу и стал ждать, когда Лана придет домой. Карен для меня больше не существовала. — Он положил обе руки на стол, сжимая и разжимая кулаки. Бейли накрыла его руки своими.

Успокоившись, он продолжал:

— Когда я сказал ей, что хочу развестись и возьму Кевина с собой в Коннектикут, единственное, о чем она попросила, — это оставить ей дом. — Он покачал головой. — Я отдал ей дом, машину и деньги на том условии, что Кевин будет полностью на моем попечении. И она продала своего сына. За те три года, что мы в разводе, она его ни разу не видела.

— В глубине души она сознавала, что психически неуравновешенна и Кевину будет лучше с вами.

Стал уловил сочувствие в ее глазах и голосе, но на этот раз он с удивлением обнаружил, что она сочувствовала Лане.

— Она просто безвольная, — взорвался Стал, освобождая свои руки. — Из-за нее Кевину теперь грозит опасность. Если я уступлю этим бандитам, они все время будут давать ей взаймы, и над Кевином постоянно будет висеть угроза похищения.

— Я не имела в виду, что вы должны платить им ее долги, — быстро заговорила Бейли. — Мой отец, как и Клифф, тоже был крупье. Они оба рассказывали, что всегда могли распознать азартных игроков. Выигрыш — это экстаз, польем, восторг для каждого, но для некоторых — это болезнь, как алкогольная зависимость, как наркомания: они идут на все, только чтобы раздобыть наркотики. Чем больше они проигрывают, тем безрассуднее становятся. — Бейли печально покачала головой. — Похоже, что Лана принимала участие в такой тайной игре, как та, на которую приглашали Клиффа, ей сулили большой выигрыш, ради которого хотелось рискнуть всем.

— Включая ее собственного сына, — с горечью добавил Стал.

— Я уверена, она считала, что с вами он в безопасности, — снисходительно заметила Бейли.

Стал холодно посмотрел на нее, отказываясь верить, что у Ланы были подобные соображения.

— Если я права, — продолжала Бейли, — и между исчезновением Ланы и этим клубом в горах действительно существует связь, то нам, возможно, удастся посадить в тюрьму тех, кто угрожал похитить Кевина. И больше уже никто не будет угрожать ему. Конечно, потребуется много денег, ведь вам придется выдавать себя за азартного игрока, делающего крупные ставки, именно за того, кого вы имеете все основания ненавидеть. Вы уверены, что сумеете сделать это?

— Нет ничего, чего бы я не сделал, чтобы защитить Кевина.

— Во что вы лучше всего играете? Стал растерянно посмотрел на нее.

— В рулетку, как Лана? В кости? В блэкджек? В покер?

— Ни в одну из этих игр я не играю, — признался он. — Когда мы ездили отдыхать в Вегас, я с болью наблюдал за Карен. Она была похожа на ребенка в кондитерской. — Он поморщился, вспоминая, как блестели ее глаза, как она смеялась и хлопала в ладоши, как просила его бросить кость на счастье. Ни один из них тогда не подозревал, до чего доведет ее такое увлечение. — Я думал, что она умная.

— Тогда мы сделаем вас игроком в блэкджек. Клифф обучил меня всем премудростям этой игры.

— Договорились. — Стал попытался, но не смог подавить зевок.

Бейли посмотрела на часы.

— Вам нужно отдохнуть, а мне утром на работу. Уже поздно, день получился трудный, на сегодня достаточно.

Стал не хотел занимать ее постель, но Бейли настаивала. Ее плетеный диван и двухъярусная кровать в комнате Тревиса были коротки для него. Все еще упираясь, он стоял в дверях ее комнаты и смотрел, как она выбирает платье, которое утром наденет на работу; затем она вынула из шкафа белье и ночную рубашку.

— В конце концов мы всегда можем поделить эту кровать, — заметил Стал, глядя на яркий рисунок шелковой рубашки и шарфа, которые она положила поверх платья на руку.

— Не думаю. — Бейли старалась ответить строго, но не сдержала улыбки. Его попытки флиртовать льстили ее самолюбию.

— Может быть, как-нибудь потом, в далеком будущем? — не унимался он, когда Бейли прошла мимо него в ванную.

— Спокойной ночи, — пожелала ему Бейли, уклоняясь от ответа.

— Вы мне приснитесь в этом наряде, — продолжал Стал, обращаясь уже к закрытой двери ванной комнаты.

Бейли засмеялась, и, пока переодевалась в яркую ночную рубашку, улыбка играла на ее губах.

Она не могла ошибиться в Стиле, он, несомненно, хороший человек, умеющий сострадать, добрый. Ей казалось, что она знала его годы и годы, а вовсе не один короткий день. Они, бесспорно, доверяли друг другу, как солдаты в бою, как земляки на чужбине, они оказались в одной связке. И все же она отдавала себе отчет в том, что эта связка может распасться, когда минует опасность.

Бейли знала, что не стоит строить планы на будущее; комната, в которой она спала, напоминала ей об этом, это была комната Тревиса, ее маленького сына, у которого тоже могло быть будущее…

Она впустила в комнату Макса и прикрыла дверь. Не включая свет, она подошла к двухъярусной кровати и взяла с подушки внизу плюшевого зайца.

Прижимая игрушку к груди, она нырнула под одеяло. Ей не нужен был свет, чтобы видеть в углу комнаты ящик с игрушками ее сына, плакаты с изображением знаменитых бейсболистов на стенах.

Макс нежно лизнул ее в нос и улегся возле кровати, Бейли потрепала его за уши.

— Нас осталось двое. Макс, — прошептала она. Это стало у них ритуалом прощания на ночь. Его присутствие успокаивало Бейли в долгое темные ночные часы.

Она не рассказала Стилу, как часто, желая убежать от одиночества в своей двуспальной кровати, она ночевала в этой комнате, где все напоминало ей о сыне, все связывало с его короткой жизнью. Бонни она тоже не говорила этого, но ее сестре и не нужно было говорить, она все знала сама и не раз уговаривала Бейли отдать кому-нибудь игрушки Тревиса и по-новому обставить комнату. Но Бейли не могла себя заставить сделать это.

Если ее подозрения окажутся справедливыми, возможно, она найдет людей, виновных в смерти ее мужа и сына, этих людей накажут. Тогда, может статься, она смирится с потерей и начнет новую жизнь.

Возможно…

Когда Стал проснулся, в доме никого не было. В записке, которую он нашел в ванной, говорилось, что Бейли ушла на работу. Макс во дворе, но, может быть, захочет войти в дом. Она напоминала Стилу, чтобы он не брился, так как ему нужно отращивать бороду, просила его не выходить из дома и держать окна зашторенными до ее возвращения. Соседи, объясняла Бейли, могут подумать, что в дом забрался грабитель, и вызовут полицию. Пока он еще только привыкал к мысли, что должен скрываться, и невольное заключение раздражало его. Он не терпел бездействия, сидение у телевизора в дневное время быстро надоело ему.

Направляясь в кухню, где, как говорилось в записке, его ожидал кофе, он обратил внимание на дверь. Вчера закрытая, сегодня она была открыта. Он заглянул в комнату и узнал детскую.

Нижняя постель двухъярусной кровати была не прибрана, будто ребенок торопился в школу и должен вернуться домой после обеда. Но он знал, что Тревис никогда больше не вернется.

Две бейсбольные перчатки, одна большая, другая маленькая, свисали с крючков на стене.

Все в этой комнате напоминало Стилу о двух прерванных жизнях — отца и сына. Он снял с крючка маленькую бейсбольную перчатку. Кожа на перчатке была еще жесткой, перчаткой мало пользовались. Его сердце сжалось от боли, он повесил перчатку обратно и стал рассматривать фотографии на книжных полках.

С одной из них улыбалась Бейли в белом подвенечном наряде рядом с мужем, одетым в смокинг. Клифф — среднего роста, худощавый шатен с карими глазами. Глядя на это фото, Стал почувствовал что-то вроде облегчения — он совсем не похож на мужа Бейли.

На другой фотографии — Бейли на больничной койке с лысым краснолицым младенцем на руках. А здесь Тревису уже несколько месяцев, он голенький лежит на широкой кровати, у него темные, как у Бейли, волосы, широко открытые карие смеющиеся глазенки. Другие фотографии запечатлели всю семью, собравшуюся на день рождения или какой-то другой праздник. Вот свадебные фотографии Бонни; ее муж был светловолосым и более плотным, чем Клифф.

Последняя фотография стоит отдельно: Тревис в бейсбольной перчатке, все еще великоватой для него.

Он с гордым видом протягивает руку в перчатке отцу, на ладони бейсбольный мяч.

Стил очень отчетливо представил себе эту сцену:

Клифф отбил мяч прямо в руку сына, одетую в новую бейсбольную перчатку, и поздравляет с «потрясающей поимкой», а Бейли фиксирует этот торжественный момент на пленке.

Комок подступил к горлу, и Стил отвернулся. Он с минуту постоял у неприбранной постели, не видя ничего перед собой. Затем повернулся и увидел плюшевого зайца на подушке, так не вязавшегося с изображением сценок игры в бейсбол на простынях и одеяле.

Взяв игрушку в руки, Стил заметил, что с одной стороны плюш вытерся, одного глаза у зайца не хватало, одно ухо оторвано. Был этот заяц таким при Тревисе или это за год после его смерти Бейли довела его до такого состояния? Стил осторожно положил зайца на место.

Он поймал себя на мысли, что хочет, чтобы Бейли спала с кем-то, кто больше и теплее этого зайца. С ним…

В это утро Бейли часто смеялась на работе. Она улыбалась клиенткам, и ее чаевые резко возросли. Она знала, что такое хорошее настроение у нее после слез, принесших ей облегчение, и от сознания того, что наконец она сможет проверить свои подозрения.

Когда они с Бонни встретились, чтобы вместе перекусить, Бейли постаралась убедить сестру, что она просто увлечена Стилом и радуется, что он все-таки решил обратиться в полицию.

Это не было уж совсем ложью, и Бейли говорила очень убедительно. Она действительно успела привязаться к Стилу, что вовсе не означает, будто она строит какие-то планы на будущее. И они действительно собирались обратиться в полицию, когда найдут казино в Мертвых горах и подтвердится их догадка, что там устроен притон, где ведется нечестная игра.

— Будь осторожна, Бейлз, — предупредила ее Бонни, когда Бейли закончила свой рассказ.

Боясь, что сестра уловит ее недоговорки, Бейли почти давилась мясным салатом с помидорами и сыром.

— Ты, как маятник, шарахаешься от одной крайности к другой, — продолжала Бонни. — Остановись. Да, парень, пожалуй, не так уж плох, но что ты знаешь о нем?

Поняв, что Бонни только, как всегда, осторожничает, Бейли вздохнула свободнее.

— Я разбираюсь в мужчинах, сестричка. Помнишь, я сразу обратила твое внимание на +++++а?

— Насколько я помню, ты обманула меня тогда, — улыбнулась Бонни. — Ты была влюблена в Клиффа так, что вообще думать забыла, что у тебя есть сестра. Наконец я получила приглашение на обед к новобрачным и оказалась рядом с приятелем жениха по софтболу[3], совершенно мне не знакомым.

— И больше ты уже никогда ни на кого не смотрела. — Улыбка на губах Бейли угасла, когда она увидела, как ее сестра вздохнула и отвела взгляд. — Прости меня, — сказала она быстро и взяла Бонни за руку.

— Ничего. Эти воспоминания согревают, хотя и ранят, — ответила Бонни и стала говорить о чем-то другом. Но у Бейли испортилось настроение. Муж Бонни погиб. Он был всего лишь пассажиром в грузовике Клиффа. Безобидным пассажиром, как и Тревис…

Упрекая себя за то, что омрачила такое необычно радужное настроение сестры, Бонни стала ее расспрашивать о Стиле. Бейли рассказала ей то, что узнала о детстве и женитьбе Спила. Зная по рассказам отца об игре и азартных игроках, Бонни нашла этот рассказ правдоподобным и почувствовала некоторое расположение к Стилу.

Она видела в глазах Бейли женскую гордость и неподдельное удовольствие, когда та рассказывала, как Стал пытался заигрывать с ней. Все сомнения Бонни куда-то отступили.

— Я завидую тебе, сестричка. Ни один из моих нынешних знакомых не произвел на меня такого впечатления. Ты явно неравнодушна к Стилу.

— Та ли это Бонни, которая десять минут назад призывала меня к осторожности? — поддразнивая сестру, спросила Бейли.

— Это было до того, как ты мне рассказала о нем, — возразила Бонни. — Мне понравилось, как он старался помочь Лане и не порывал с ней, пока она не растратила деньги, положенные на имя их сына. — Покончив с сандвичами с тунцом, она отодвинула тарелку. — А больше всего мне нравятся искорки, которые он зажег в твоих глазах. Я давно уже не видела тебя такой радостной, оживленной. Честно говоря, ты меня вчера напугала своими рассказами об убийстве. Вам со Стилом, пожалуй, действительно стоит пойти в полицию. Расскажите там о своих опасениях, пусть проверят этот клуб в Мертвых горах.

Заметив нерешительность во взгляде сестры, Бонни сочла, что Бейли вспомнила трудный вчерашний день.

— Постарайся оставить прошлое в прошлом, — поспешила она завершить этот разговор. — Дай Стилу шанс. Ничто не вернет тебе Клиффа и Тревиса. Ты должна жить и строить свое будущее.

— Ну вот, я только познакомилась с мужчиной, — пожаловалась Бейли, — а ты уже сразу хочешь меня выдать за него замуж.

Наверное, я переборщила, поняла Бонни.

— Ну и что, — сказала она примирительно, — вот у меня есть знакомые, и все они маменькины сынки или же заядлые бабники. Как я могу допустить, чтобы ты упустила мужчину, в котором сочетаются ум, обаяние и такое тело?

Бейли засмеялась. Довольная, что ей удалось поднять настроение сестры, Бонни подозвала официантку, чтобы расплатиться. В какие-то двадцать четыре часа Стал вернул ее сестре желание жить. Она надеялась, что Бейли прислушается к ее совету, хотя и высказанному в шутливой форме. А тем временем она постарается сделать все, что в ее силах, чтобы отношения ее сестры и Стала продолжались; где-то в глубине души у нее теплилась надежда, что и она найдет еще себе спутника жизни.

Изнывающий от скуки Стал был не меньше Макса, радостно завилявшего хвостом, счастлив увидеть в дверях Бейли, вернувшуюся с работы.

— Ну как, вы готовы к первому уроку игры в блэкджек? — спросила она, протягивая ему пакет с покупками и освобождая руку, чтобы погладить Макса.

— Конечно, — согласился Стал, опять втайне завидуя Максу.

Она прошла на кухню. Войдя вслед за ней, Стал уселся, с удовольствием наблюдая за Бейли. Ее волнистые волосы были схвачены лентой в хвост, на ней было свободное короткое платье в лиловую и белую полоску, с ремешками на бедрах; на ногах белые сандалии, перевязанные шнурками у красивых лодыжек.

— Давайте сыграем «на раздевание»? Есть, кажется, такая разновидность игры в покер?[4] — невинным голосом предложил Стал.

Бейли разложила на столе пакеты с купленными продуктами и повернулась к нему.

— Вы неисправимый любитель пофлиртовать, не так ли? — с укором спросила она.

— Вовсе нет. — Это была правда, он почти не обращал внимания на женщин с тех пор, как они расстались с Ланой. — Просто вы меня вдохновляете.

— Ну ладно. — Укоризненно взглянув на него, Бейли отвернулась и начала разворачивать покупки. — Что бы вы хотели на обед?

— Я нашел у вас в морозильнике куриные грудки и разморозил их. Сейчас они маринуются в соусе терияки[5]. Я хотел бы их зажарить.

— Вы умеете готовить?

Он улыбнулся, видя ее удивление.

— Пришлось научиться. Три раза в неделю ко мне приходила уборщица, но готовить для моего сына я никому не доверял.

— Вы молодец.

От ее похвалы у Стала потеплело на душе.

— Кстати, я бы хотел позвонить ему, но лучше воспользоваться общественным телефоном.

С каждым часом росло в нем желание услышать голос сына. Несчастье Бейли заставило его задуматься о том, как коротка жизнь, как внезапно может она оборваться.

— Вы же можете позвонить от меня.

Стал покачал головой.

— Они могут засечь разговор. Насколько мне известно, за домом моих друзей установлено наблюдение. Я не хочу вас втягивать в это дело. — Но я уже втянута. — Она подняла брови.

— Во всяком случае, больше, чем вы уже втянуты… Право же, я не хочу.

Когда Бейли удивилась. Стал готов был проклясть свой неуклюжий язык.

— Что вы имеете в виду? — Она скрестила руки на груди и топнула ногой.

Очень мило, подумал Стал, желая броситься к ней и целовать до тех пор, пока она не забудет свой вопрос.

Стал молчал; Бейли подошла к нему.

— Даже не думайте устранить меня от выполнения нашего плана. — Она ткнула указательным пальцем в его голую грудь. Выстирав и просушив джинсы, Стал надел их, но, принимая душ, снял повязку с ребер; рубашки у него не было — ее Бейли разрезала, когда раздевала его. — Вы нуждаетесь во мне даже больше, чем я в вас, — продолжала она. Ее забранные в хвост волосы покачивались от каждого движения. — Вы не только не умеете играть в карты, у вас к тому же нет ни машины, ни одежды. Без меня вам пришлось бы идти в парикмахерскую, чтобы изменить прическу, и там бы вас все увидели.

— Хорошо, вы правы. — Стал поднял руки, сдаваясь. Ему нужно научиться играть в блэкджек и изменить свою внешность, а уж потом он попробует убедить ее, что лучше он дальше будет действовать один. — Кстати об одежде. Мне бы нужно как-то забрать мои вещи из гостиницы. И еще я должен позаботиться о машине, которую взял напрокат.

Бейли уже больше не сердилась на Стала, она сосредоточенно размышляла, как ему помочь.

— За вашей гостиницей могут наблюдать. Если вы выпишетесь, они поймут, что вы живы.

Стал кивнул: он и сам уже думал об этом.

— Я попытаюсь особенно не показываться, слетаю в Феникс и возьму машину напрокат. В гостинице скажу регистратору, что мне не повезло и я должен ехать домой; затем я верну машину в аэропорту, куплю билет и затеряюсь в толпе. Удостоверившись, что за мной не следят, я возьму другую машину и вернусь в Лафлин.

— А я на своей машине встречу вас в аэропорту, — подхватила Бейли. Стал попытался как-то выразить свое несогласие, но она продолжала:

— Мы можем купить в Фениксе все, что нам потребуется, чтобы изменить внешность. Это лучше, чем покупать здесь, где мы рискуем привлечь внимание.

— Разве вам не нужно быть на работе?

— Нужно, но я могу поменяться со сменщицей и взять день за свой счет. Завтра я работаю и постараюсь купить нам парики. Мы порепетируем наши роли в этой поездке. — Стал поморщился, но Бейли снова не обратила на это внимания. — Если в аэропорту вы зайдете в туалет, наденете ваш парик и поменяете одежду, можете быть уверены, что сумеете запутать любого, кто будет следить за вами. Я достану вам рубашку. Вы же не можете идти в гостиницу, — ее взгляд скользнул по голой груди Стала, и она запнулась, — вот так — Она быстро отошла от него, вдруг почувствовав неловкость оттого, что они стояли так близко друг к другу.

Стал улыбнулся, радуясь, что он ей не так уж безразличен, как она хочет показать.

— В любое время, когда вам захочется не только на меня взглянуть, но и дотронуться, я в вашем распоряжении, — медленно произнес он, расставив руки и тем самым как бы приглашая ее.

Бейли прошла мимо.

— Где же ваши цыплята? — спросила она, открывая холодильник. — Начнете готовить их, пока я приму душ и переоденусь?

Стал, неслышно ступая босыми ногами, подошел к ней.

— Не нужно вам из-за меня принимать холодный душ, — прошептал он ей на ухо.

Повернувшись к нему, Бейли протянула холодную пластмассовую коробку с грудками.

— Пожалуй, это вам понадобится холодный душ, чтобы немного охладить пыл, — парировала она и вышла из кухни.

Глава 5

Из крана с холодной водой в летние месяцы вода текла тепловатая и только усиливала возбуждение Бейли. Сейчас ей требовался ледяной душ. Стил звал ее, и в ней рождалось желание дотронуться до него, до его мускулистой груди. Со дня смерти Клиффа Бейли ничего подобного не чувствовала и не хотела чувствовать. Она не могла позволить ни желанию, ни любви, ни даже счастью притаиться в уголке горя, которое переживала.

Вспоминая, как она старалась обмануть сестру и как Бонни искренне советовала ей дать Стилу шанс, Бейли чувствовала угрызения совести — никогда прежде она не врала сестре. Но сейчас у нее не было выбора: Бонни не поймет ее. У Бонни осталась без отца маленькая дочь, и у нее есть повод искать новую любовь и устраивать свою жизнь.

Но Бейли потеряла и сына, и мужа и жаждала мести, а не новой жизни или любви. Если Бонни узнала бы о ее планах, она не только волновалась бы за нее, но и попыталась бы отговорить сестру.

Мысленно попросив у сестры прощения за все свои будущие действия, Бейли вышла из душа и вновь стала думать о Стиле. Прежде всего надо дать ему какую-нибудь рубашку Клиффа, решила она. Когда он прикроет свою широкую грудь, ей легче будет размышлять над их планом.

— Вам нужно что-то надеть, чтобы идти звонить из общественного телефона, — сказала она, увидев Стила, сидевшего на качалке. Бейли бросила ему тенниску Клиффа, чтобы он занялся делом, а не рассматривал ее ноги. — Мы пойдем, как только стемнеет.

— Вы не поможете мне надеть ее? — спросил Стил, ловко поймав тенниску. — Мне все еще больно поднимать руки над головой. — Он просунул руки в рукава и поднял их до уровня плеч.

Бейли с неохотой приблизилась к нему и натянула рукава на его тугие бицепсы. Ткань растянулась, но никак не налезала, слишком велики были его мускулы.

— Нам придется отпороть рукава, — проговорила Бейли и поспешила в дом за ножницами.

Когда она вернулась, Стил оставил на качалке рубашку и пошел посмотреть, как жарится цыпленок. Бейли видела, как играют мускулы у него на спине, пока он орудовал деревянной лопаткой. Она занялась тенниской. Раз рукава оказались узкими для Стила, ему, конечно, будут узки и проймы, и она вырезала проймы побольше, увеличила вырез вокруг шеи.

Закончив работу, Бейли протянула ему тенниску. Стил засмеялся.

— В этом я, пожалуй, привлеку больше внимания, чем если бы я был вообще без рубашки.

После того как он натянул тенниску, Бейли вынуждена была согласиться с ним. Вырезы пройм открывали грудь, как бы приглашая ее прикоснуться к его горячему телу. Незастегнутый ремень на джинсах соблазнял ее последовать дальше.

— Но все-таки она скрывает самые страшные ваши ушибы, — проговорила Бейли, — я привезу вас на лодке, и люди подумают, что вы жили в палатке и ловили рыбу, потому так одеты. Вам не придется заходить в магазин или заправляться на бензоколонке.

— Ну ладно. — Он посмотрел на нее, будто желая дать ей понять, что идет на уступки и наденет эту тенниску скорее ради ее спокойствия, а вовсе не для того, чтобы его голая грудь с ушибами не бросалась в глаза окружающим. И он вовсе не спешил застегивать ремень на джинсах.

Они поели и, когда спустились сумерки, вышли из дома. Пока Стал звонил из автомата, Бейли ждала его в лодке у причала в парке. Вода плескалась о сваи причала, чем-то вспугнутая, где-то невдалеке залаяла собака, больше она ничего не слышала вокруг.

Стил отсутствовал недолго, и все же, услышав звуки приближающихся шагов, она вскочила на ноги в волнении. Присмотревшись, она увидела, что Стил бежит к причалу. Сев снова в лодку, Бейли подготовила все, чтобы тронуться в путь сразу, как только он будет рядом. Он впрыгнул в лодку, и они отчалили на полной скорости. Стил занял сиденье у нее за спиной.

— Вы что, хотите нашей гибели? — закричал он, перекрывая шум мотора. — Давайте-ка помедленнее.

— Но они же поймают нас!

— Кто? — Стил оглянулся.

Бейли смотрела вперед. Лодок вокруг было совсем мало, но столкнуться на такой скорости грозило серьезной опасностью.

Стил закричал ей прямо в ухо:

— Да возьмите же себя в руки! Никто за нами не гонится!

Бейли снизила скорость и огляделась вокруг. Светила полная луна, и, если бы где-то рядом плыла лодка, они бы ее увидели, даже если бы на ней были потушены огни.

— Тогда зачем же вы бежали? — спросила она, оборачиваясь.

С удивленной улыбкой он ответил:

— Когда я позвонил, Кевин уже засыпал. Я недолго с ним разговаривал, но так обрадовался, услышав его голос после того, как целый день провел в одиночестве, что, сам того не замечая, помчался. — Он помолчал. — Я не хотел вас испугать. Ведь вы простите меня?

Не заглушая мотор, Бейли смотрела на него. Лунный свет лился через окна маленькой каюты, серебрил белокурые волосы Стала, высвечивал линии его прямого носа, твердый изгиб волевого подбородка. Она подумала: им грозит опасность, и все из-за того, что этот большой и красивый болван так обрадовался, услышав голос своего сына, что бежал к лодке, как восторженный ребенок.

— Вы же меня до смерти напугали! — воскликнула Бейли, чувствуя, что ее нервы на пределе и сердце готово выпрыгнуть из груди. — Я же могла врезаться в сваи или… или… — Больше она не могла говорить. Смеясь, она обрушила на него град ударов по плечам и голове. Стилу было совсем не больно, но он жалобно стонал и смотрел на нее со страхом и смирением.

Внезапно он поймал руки Бейли и обнял ее. Наклонив голову, он поцеловал ее в губы. Бейли закрыла глаза, почувствовав на своих губах незнакомые очертания его губ. Она погрузилась в тепло окружавшей ее ночи… желание наполняло ее, билось в каждой ее клеточке…

Но что-то мешало ей.

Она ощущала твердые мускулы, упиравшиеся ей в грудь, вместо знакомого жилистого тела; ей не хватало привычного резкого запаха крема после бритья.

Рядом с ней был не Клифф.

Клифф умер.

Она выскользнула из объятий Стала.

— Не могу… — тихо проговорила она, вернулась на свое место, завела мотор и направила лодку к дому.

Бейли скорее почувствовала, чем увидела, что Стал пристально смотрит на нее.

— Трое — это многовато, — пробормотал он.

— Четверо — еще хуже. Как насчет Ланы? — спросила она, вспоминая, с какой нежностью он рассказывал о своей Карен.

— Нет. — Спокойная сила, прозвучавшая в его ответе, заставила ее взглянуть на Стила. — У меня не осталось никаких чувств к женщине, которая предпочла сыну рулетку.

— Даже ненависти?

Мускул дрогнул на его щеке, он молча кивнул. Бейли поняла, что Стал, так же как и она, находится в плену воспоминаний, но она не стала возражать ему. Она смотрела на реку, расстилавшуюся вокруг, безлюдную и пустынную, как и ее опустошенное сердце.

Когда они вернулись домой, Бейли почувствовала усталость и вместе с Максом скрылась в комнате сына. Зная, какие воспоминания навевает ей эта комната, Стал попытался вызвать ее оттуда, но тщетно. Через закрытую дверь она ответила, что уроки игры в блэкджек могут подождать, все равно пройдет несколько недель, прежде чем он поправится.

Стал понял, что поторопился. Недовольный собой, он опустился на диван и попытался смотреть телевизор. Ему не нужно было целовать Бейли. В отличие от его брака с Карен ее брак был счастливым. С мужем ее разлучила трагедия, а не выбор.

Он поддался очарованию момента, смех объединил их, но…

Стал выключил телевизор и прошел в маленькую гостиную. Несмотря на то что ковер бежевых тонов и обивка мягкой мебели цвета слоновой кости зрительно увеличивали комнату, ему казалось, что стены наступают на него.

Здесь, в этом доме, Бейли любила другого мужчину и родила ему ребенка. Потом она потеряла их обоих. Как может он бороться с такими воспоминаниями? Что может противопоставить им?

Но до того, как она выскользнула из его объятий, он чувствовал: ее тело отвечало ему. Он должен постепенно приучать ее к своим прикосновениям, должен покорить ее своим долготерпением.

Как это трудно — терпеть, когда только дверь разделяет их. Стал через кухню вышел во двор, в ночь. Он бегал до реки и обратно до тех пор, пока не почувствовал, как его сердце колотится за больными ребрами. Тогда он остановился.

И долго еще не мог успокоиться.

— Вы меня избалуете, — сказала Бейли, вернувшись с работы и снова застав Стила за приготовлением ужина. Она решила сохранять дистанцию между собой и гостем и быстро наклонилась, чтобы погладить Макса, когда Стал попытался поцеловать ее в щеку. Затем прошла мимо него.

— Но это единственное, чем я могу вам помочь.

Я живу У вас, питаюсь, разоряю вас. — Стал последовал за ней в гостиную. — И вы не хотите брать у меня деньги за продукты.

— Вы сможете платить за наше питание во время поездки в Феникс. Я получила два выходных. Утром мы уже можем выехать. Я забронировала для нас номера в гостинице и записала нас на прием в оптику, где мы закажем контактные линзы. Бонни присмотрит за Максом. Я ничего не забыла?

— Вы заказали один или два номера?

— Два, конечно. — С раздражением посмотрев на Стила, Бейли поставила на диван сумку с покупками и достала оттуда рубашку. Неужели он до сих пор не понял, что в ответ на его заигрывания она отвечает «нет»? — Я обыскала весь город, чтобы купить такую большую; завтра вы сможете надеть ее в гостинице.

— Вы меня обижаете, — пробормотал Стал, изобразив на лице самую что ни на есть скорбь.

— Обижаю, — подтвердила Бейли, не в силах поддержать шутку. — Нам нужно будет найти в Фениксе магазин «Богатырь» — для толстых людей. Там мы купим вам костюм, в котором вы будете выглядеть просто как полный мужчина, чтобы скрыть вашу мускулатуру.

Он деланно содрогнулся.

— Прямо какой-то кошмар для чемпиона по бодибилдингу.

— Не горюйте, все равно вы будете красивым. — Она потрепала его по небритой щеке. — Особенно когда у вас отрастет борода.

— Правда? — Он обнял ее за талию и притянул к себе. — Я действительно буду красивым?

Я допустила ошибку, подумала Бейли, уставившись на его голую грудь, не следовало дотрагиваться до него. Это его шутка ослабила ее бдительность.

— Да, очень, — заверила его Бейли, стараясь выглядеть как можно беззаботнее. Выскользнув из его рук, она снова подошла к сумке с продуктами. — А в этом вы будете выглядеть еще лучше. — С этими словами она протянула ему парик с короткой стрижкой.

— Рыжий? — Он скорчил недовольную гримасу.

— Золотисто-каштановый. Я подумала, что он подойдет к вашей бороде. — На самом деле, выбирая парик, она вспомнила рыжеватые завитки волос у него на груди, но не стала говорить ему правду. — Я подстригу парик, чтобы он подошел вам к лицу. Никто и не догадается, что это не естественные ваши волосы. — Она положила парик на диван и вынула из сумки солнечные очки. — Я купила очки с такими большими стеклами, чтобы они скрывали ваш подбитый глаз. Они подойдут к парику и новому костюму, будьте уверены. Примерьте. — Стал послушался, и она рассмеялась:

— Вы похожи на Арнольда Шварценеггера в «Терминаторе-1».

— Hasta la vista[6], малышка, — прорычал Стил, подражая австрийскому акценту Шварценеггера.

— Это будет второй фильм.

— Все так, но лучше я буду играть хорошего парня, которого послали спасать Линду Гамильтон[7]. — Он подошел к Бейли, но она схватила свою сумку и проскользнула мимо Стила.

— Пойду переоденусь, потом возьмем ножницы и поправим вам парик на веранде. Кроме того, нам надо подумать о наших документах.

— Не могу дождаться. — В его голосе совсем не чувствовалось энтузиазма.

Бейли вышла из комнаты. Если он воспринял этот парик как ущемление его мужского достоинства, то можно представить себе, какова будет его реакция, когда она покрасит и завьет его волосы! Впрочем, если они будут действовать по разработанному плану, им необходимо изменить внешность так, чтобы никто их не узнал. Стил это понимает.

Она постепенно успокоилась, надевая парик, который купила и для себя тоже. Ведь ей предстоит играть роль любовницы Стила, и, чтобы делать это достоверно, ей придется дотрагиваться не только до его щеки. Бейли посмотрелась в зеркало — как-то непривычно видеть себя блондинкой.

Она может и должна все это сделать. Чтобы защитить своего сына, Стил должен сыграть роль игрока, швыряющего деньги на ветер. А ей, чтобы найти людей, которые убили ее родных, и увидеть, как они получат по заслугам, придется изображать легкомысленную девицу.

Карла — так отныне она будет зваться — занялась макияжем. Карла Кэнфилд будет говорить воркующим голоском, льнуть к Стилу, обниматься с ним.

Выйдя на веранду, она увидела во дворе Стила, который бросал сухой корм Максу.

— Ну, как вы находите? — спросила она. Его взгляд скользнул по ее ногам, поднялся выше по плотно облегающим, обрезанным до колен джинсам, задержался несколько дольше на голой полоске тела между джинсами и топом.

— Меня зовут Карла Кэнфилд, — объявила Бейли, когда взгляд Стила достиг наконец ее новых белокурых волос, спускающихся на плечи.

Стил почувствовал, что покрывается испариной от такого осмотра; его возбуждение усиливалось от своеобразного придыхания, заимствованного у Мерилин Монро, которое Бейли выбрала для своего нового облика.

— Завтра я встречу вас в аэропорту.

— Вы оденетесь так же? — Он поднялся на веранду, а Макс побежал к своей миске с водой, стоявшей в тени.

Бейли качнула головой, так что прядь прямых волос упала ей на лоб и закрыла глаз. Она с детства играла в любительских спектаклях, была прирожденной актрисой и сейчас оделась так, как оделась бы ее Карла.

— Ну, надеюсь, я сумею найти что-нибудь подходящее в шкафу у Бейли, чтобы вскружить голову мужчине.

— Бейли делает это и так. — Он остановился перед ней.

— Бейли не из тех женщин, которых содержат богатые мужчины, — парировала она, решив выдержать характер. Она провела по его груди длинным ногтем, покрашенным красным лаком вместо ее обычного розового. — А я из тех.

Стил задержал дыхание.

— Карла более благосклонна к мужчинам. — Он взял ее руки и обвил ими свою шею; его взгляд звал ее разыгрывать эту сцену и дальше.

— Только к тем мужчинам, которые ей помогают, — промурлыкала она.

Стил немного подвинулся и оперся о перила, затем положил свои руки ей на бедра и притянул к себе. Она почувствовала жар его напрягшегося тела, почувствовала, как твердеют и выпрямляются ее соски, касающиеся его груди.

Стил сейчас не играл, с волнением поняла Бейли; и она тоже, ощущая, как все ее тело отвечает ему, уже больше не играла.

— Я живу не так уж плохо, но, конечно, я недостаточно богат для такой шикарной женщины, как Карла. — Прищурившись, он смотрел на ее губы.

— Но вы… — Бейли задумалась, — Мэтт, Мэтт Логан… Как вы зарабатываете на жизнь, Мэтт?

— Почему вы мне не отвечаете? — Стал обнял ее. Бейли опустила глаза; ее лоб упирался ему в грудь. Она должна отойти от него. У него такое горячее тело. Ей тоже стало жарко, слишком жарко. И она наслаждалась этой жарой, тонула в ней.

— Вам нужно решить, — прошептала она. — Придумайте что-нибудь. — Она должна привыкнуть к его прикосновениям, напомнила себе Бейли, раз уж ей предстоит играть роль его любовницы.

— Мм… ммм, — Стал сжимал ее плечи, гладил руки. — Ну, допустим, у меня богатый отец. — Он произнес это, по-техасски растягивая слова.

Бейли подняла голову и одобрительно кивнула.

— Только попробуйте говорить еще более низким голосом, — посоветовала она.

— Он начинал с нефти, потом стал вкладывать капитал в разные предприятия, — продолжал Стал, доводя свой баритон почти до баса. — Его менеджеры следят за деталями, я же занимаюсь инвестициями.

— Когда не путешествуете с женщинами и не швыряете деньги на ветер, — добавила Бейли, снова опустив голову.

Его руки скользнули по ее спине.

— Мы познакомились в Вегасе. Я была там официанткой в коктейль-баре и принесла вам удачу за игорным столом.

— Не только. — Он опустил руки ниже, на ее ягодицы.

Это прикосновение было слишком интимным; пораженная, она взглянула на Стала. Чувственная улыбка играла на его губах, он поднял брови и крепко обнял ее.

Бейли молча отвела свои руки за спину и схватила его за руки. Воспользовавшись тем, что ее грудь оказалась незащищенной. Стал быстро наклонился и прижался губами к вырезу ее топа. Прикосновение его горячих влажных губ положило конец ее борьбе. Бейли опустила руки и застонала, по телу пробежала дрожь, жаркое дыхание Стала щекотало и ласкало ее кожу. Он поднял голову, но руки его продолжали гладить ее.

— Я хочу Бейли, а не Карлу. Кто в моих объятиях?

Слова Стала вывели ее из оцепенения. Она отпрянула от него и села на складной стул возле дома.

— Садитесь, — сказала она и, сняв парик, встряхнула волосами. Она не должна давать выход чувствам, зарождавшимся в ее душе. Не должна…

Стал сел рядом, тяжело дыша. Бейли удивленно смотрела на него.

— Бейли должна еще больше сопротивляться, чем Карла, — объяснил он, глядя на темные волны волос, рассыпавшиеся по ее плечам.

— Замолчите, — перебила его Бейли. Стал продолжал свои ухаживания, сейчас это смущало и раздражало ее. Она сняла с него парик и встала позади него.

Стал повернулся к ней.

— В чем дело? — Этот вопрос, заданный самым невинным тоном, окончательно вывел ее из себя.

— Давайте договоримся о некоторых правилах игры. — Она снова надела на него парик. — Я могу играть роль вашей любовницы, но это не значит, что вы можете… — она набрала воздух в легкие, — позволять себе вольности с моим телом.

Он вскочил на ноги.

— А что, черт возьми, вы делаете с моим?

— Я не делаю ничего, что не могла бы делать на людях.

— Но вы так внимательны ко мне!

— Разве я должна вести себя иначе?

— А как, вы думаете, я должен реагировать? Я, заметьте, мужчина, а не обломок скалы!

— Вы должны реагировать как прожигатель жизни, знающий, что цена таким женщинам, как я, грош в базарный день. Вы…

— Нет, Бейли, — остановил он ее, и голос его звучал скорее серьезно, чем сердито. — Для меня на земле нет другой такой женщины, как вы.

Бейли, открыв от удивления рот, быстро закрыла его; тряхнув головой, она решила не поддаваться на его лесть.

— Мы сейчас говорим о Карле, которая для Мэтта Логана не более чем дорогая игрушка. Именно так вы к ней и относитесь. — (Стал усмехнулся.) — А так как мы будем на людях, даже если мы репетируем…

— Репетируем? — снова прервал ее Стил. — Так вот, оказывается, чем мы занимаемся…

— А вы считаете, что я надела этот парик в такую жару исключительно для того, чтобы не простудиться? — Она помолчала, безуспешно пытаясь заставить его серьезно отнестись к ее словам. — Даже если мы репетируем одни, без свидетелей, вы должны оставаться в рамках приличия.

— И каковы же эти рамки? — растягивая слова, спросил он, продолжая улыбаться.

— Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду, — негодовала Бейли.

Скрестив руки, он облокотился о перила.

— Я не совсем уверен, что знаю. Объясните. Он нарочно старался разозлить ее. Желая перехитрить его, Бейли сделала вид, что попалась на удочку.

— Вы не должны хватать женщину за ягодицы или за груди при людях. Разве это не ясно? — Она стояла неподвижно, в то время как он задумчиво смотрел на ее грудь. — Вы также не должны таращить на нее глаза! — выпалила она, когда Стил уже собирался что-то сказать и отвел взгляд.

— А как насчет?.. — Теперь он разглядывал низ ее живота.

— И на это место тоже!

— Но вы же не упомянули об этом.

Бейли зажмурилась и стала вслух считать от сотни назад. Она дошла до девяноста трех, когда услышала скрип и поняла, что Стил подвигается к ней. Она быстро открыла глаза.

— Скажите, — посмеиваясь, проговорил он, — вы всегда так легко выходите из себя или только когда чувствуете себя сексуально не удовлетворенной?

Бейли схватила ножницы и указала ему на стул.

— Садитесь, — скомандовала она, — и помолчите, если не хотите, чтобы я выколола вам глаза.

На следующее утро Стил сидел на заднем сиденье старенького фургона Бейли; они направлялись в торговый центр, находившийся к западу от лафлинского казино. Приехав на место, Бейли припарковала машину между зеленым фургоном и голубым грузовиком, чтобы Стала не было видно, когда он будет выходить из машины. Он поймал такси до гостиницы «Риверсайд», чтобы зайти в свой номер и переодеться, а затем выписаться из гостиницы. Бейли собиралась из казино наблюдать, следует ли кто-нибудь за ним.

— Я прошу вас в последний раз, поезжайте в аэропорт и ждите меня в багажном отделении, — сказал Стил, вновь возвращаясь к их разговору накануне. — Эти люди не любят шутить.

— Но меня же никто не узнает в этом парике, — возразила Бейли. — Если я увижу, что кто-то вышел из казино и следует за вами, я проеду мимо вас и остановлюсь возле бензоколонки, где побольше народу. Вы тоже остановитесь, и я незаметно передам вам записку; таким образом, вы будете знать, кто за вами следит.

— Я не хочу, чтобы вас видели со мной рядом, пока я не изменю свою внешность.

— Вот упрямец! — Бейли подпрыгнула на своем сиденье. — Но если вы не узнаете, кто за вами следит, вы же можете привести этого человека за собой в багажное отделение аэропорта, где мы с вами должны встретиться. В толпе легче передать записку.

— Я сам удостоверюсь, что за мной не следят, перед тем как переодеться, — Вы же не сможете это знать наверняка. Мой план лучше. А теперь выходите, а то мы можем привлечь внимание.

— Черт возьми, вас не переспоришь, — шумно выдохнул Стал. Бейли улыбнулась. Он потянулся к ней и поцеловал в щеку. — Будьте осторожны.

— Вы тоже.

Бейли пришла в гостиницу раньше Стила. Остановившись у стойки, где разменивали мелочь, она купила несколько столбиков двадцатицентовых монет и села возле игрового автомата, от которого была видна стойка регистратора. Несмотря на ранний час, в казино уже были посетители, но бренчанье игральных автоматов еще не сливалось, как вечерами, в один все заглушающий гул. Она слышала, как Стал оформлял выписку из гостиницы, ссылаясь на свои проигрыши, невезение и необходимость прервать отпуск.

Прежде чем встать и последовать за ним, Бейли опустила в автомат еще несколько монет. Устремив взгляд на мелькающие цифры, она едва видела их, боковым зрением следя за тем, выйдет ли кто-нибудь вслед за Стилом.

Приземистый мужчина, сидевший за игральным автоматом слева от нее, поднялся, быстро позвонил по гостиничному телефону и направился к дверям. И в тот же самый момент мелькающие диски с цифрами перед ней быстро защелкали, а затем остановились. Раздались сигналы, вспыхнули красные огоньки, и в поддон для денег посыпались двадцатипятицентовые монеты.

Бейли похолодела. Кто же уходит, если выпадет выигрыш? Она не может покинуть игральный автомат, не может выйти сейчас же за этим человеком, иначе она привлечет к себе внимание.

Стараясь показать всем своим видом, что она очень рада, а вовсе не в ужасе, как это было на самом деле, Бейли сгребла мелочь и устремилась к кассиру. Затем, заставляя себя идти спокойным шагом, хотя ей нужно было бежать, Бейли покинула казино, став на пятьдесят долларов богаче, — минут через десять после Стила.

Она припарковалась в пролете, рядом с местом, где должен был находиться красный спортивный «мустанг», взятый Стилом напрокат, но машины уже не было. Почему он не подождал, пока не увидит ее, как они договорились? Он мог бы протянуть время, проверяя бензин, или же мог включить кондиционер и ждать, пока охладится воздух в салоне.

Не похитил ли его человек, который вышел вслед за ним из гостиницы? Дрожащими руками она пыталась открыть дверцу своей машины, но уронила ключи. Наклонившись, чтобы их поднять, она услышала голоса и инстинктивно пригнулась.

— Ты слишком долго возился! Он уже успел улизнуть!

— Ну и что? У нас в машине следящее устройство, мы его быстро найдем.

Дверцы машины открылись. Бейли выглянула из-за капота своей машины и увидела двух мужчин, садившихся в коричневый «седан». Один из них был тот самый загорелый человек из казино, другой — с волосами песочного цвета. Она постаралась запомнить их внешность и взглянула на номер машины.

Со Стилом все в порядке, успокаивала она себя, в то время как коричневый «седан» выезжал с места парковки. Сев в фургон, она вставила ключ в зажигание, затем остановилась. Ей нужно написать Стилу записку, дать ему описание внешности этих людей, но тогда они успеют уже скрыться из виду.

Руки ее вспотели, и она вытерла их об юбку. Она знала, какой дорогой Стал поедет в Феникс. Пусть она потеряет в скорости, но она сумеет его найти. Бейли быстро вынула бумагу и ручку из сумочки и стала писать записку.

Коричневый «седан» она нагнала в Юнион-Пасс, машина шла на восток по Аризонскому шоссе Шестьдесят восемь. Зная, что они смогут засечь Стала своим следящим устройством, преследователи не очень спешили. Бейли решила не привлекать их внимания и не следовать вплотную за ними.

На четырехрядной автомагистрали из Кингмена она их обошла и догнала Стала. Включив фары, она проскочила прямо перед его носом у въезда на Юго-восточное шоссе на Феникс. Он нажал на клаксон. В зеркало заднего вида она заметила, как Стал опустил окно и помахал ей рукой.

Бейли улыбнулась. Теперь она точно знала, что он последует за ней, когда она остановится у бензоколонки, хотя бы для того, чтобы отругать ее за неосторожную езду. Но у той бензоколонки в Уикиапе останавливается не настолько много автомобилистов, чтобы она смогла незаметно передать ему записку. Бейли поспешила в Уикенбург — город побольше — и остановилась на главной улице у бензоколонки, где одновременно был и магазин товаров широкого потребления.

Она уже начала накачивать бензин, когда увидела, что Стал проезжает мимо, а за ним следует коричневый «седан». Бормоча проклятия и ругая его за немыслимую тупость, она вытащила конец шланга из канистры и сбросила его обратно на насос. Она едва сдержалась, чтобы не сказать мужчине, стоявшему впереди нее в очереди в кассу и спросившему, как доехать до Сан-Сити, чтобы он заглянул в карту.

Когда она наконец выехала на оживленную улицу, красный свет преградил ей дорогу. Кипя от негодования, она решила, что Стал просто пытается освободиться от нее. Как еще можно объяснить, что он не остановился? И не подождал ее на стоянке, как они договорились?

Сама того не замечая, она прибавила скорость и быстро настигла коричневый «седан». Снижая скорость, она лихорадочно взвешивала свои возможности. Она знала, с какого входа должен пройти Стал в аэропорту, в то время как преследователи должны будут ехать за ним в пункт проката машин. Она может ехать вперед, припарковаться и оказаться там раньше их и Стала.

Ожидая за матовым стеклом аэровокзала, она видела, как Стал подвел взятую напрокат машину и как прямо за ним остановился коричневый «седан». Загорелый выходит из «седана» и следует за Стилом, а второй объезжает тротуар и направляется на стоянку.

Стал, похоже, ничего не заметил. Он вошел в здание аэровокзала и направился к билетной кассе. Маленькая очередь продвигалась быстро. С билетом в руке Стил пошел к выходу. Загорелый вынужден был один следовать за Стилом. Обрадовавшись, что шансы противной стороны уменьшились, Бейли побежала за бандитом и почти столкнулась с ним, когда он внезапно повернул назад в начале коридора, ведущего к выходу.

Поскольку теперь следовать за ним было опасно, она свернула за угол и увидела, что Стил проходит через турникет с рентгеновской установкой и металлоискателем. Остановившись возле стенда с расписанием полетов, она оглянулась в сторону вестибюля. Человек с волосами песочного цвета подошел к своему напарнику, и тот передал ему что-то, прикрывая полой пиджака. Затем он проследовал назад к выходу.

У Бейли пересохло во рту. У бандита пистолет! Вот почему он не мог следовать за Стилом через турникет с металлоискателем. Но теперь у него нет пистолета, напомнила себе Бейли и пошла за ним на контроль.

— Пройти могут только пассажиры с билетами, — предупредил контролер преследователя Стала.

— А я встречаю мужа, — перебила Бейли что-то начавшего было объяснять мужчину, говоря в нос. Она решила, что контролер мог в виде исключения пропустить одного человека, но уж для двоих он вряд ли сделает снисхождение.

— Простите, — повернулся к ней контролер, — вам придется подождать здесь; очень сожалею. Она посмотрела на загорелого.

— Ну разве они не перегибают палку? — жалобно проговорила она. — Конечно, это они так строги с нами, а вот бандита они могут поймать? Знаете, я тут на днях сказала моей соседке Джоан: женщине небезопасно…

— Я спешу, леди, — проворчал загорелый и пошел к вестибюлю, где его ожидал партнер.

— Как грубо! — Бейли скрыла торжество за этим возгласом возмущения и повернулась к контролеру, который смотрел на нее сочувственно.

Затем она отошла к противоположной стене, откуда был виден вестибюль. Темноволосый мужчина сел так, чтобы обозревать весь коридор. Второго не было видно. Может быть, он отправился покупать билет, чтобы пройти через турникеты контроля? Она повернулась к дверям, осматривая толпу людей, идущих в ее сторону, и про себя умоляя Стила, чтобы он поторопился.

Бейли понятия не имела, что будет на нем, кроме солнечных очков и рыжего парика, но узнала его мгновенно. И не только потому, что он был на голову выше других, — он выделялся из толпы своей энергичной походкой.

— Вот это сюрприз! — воскликнула Бейли, как только он миновал контроль, и в ту же секунду бросилась ему на шею.

— Что?.. — начал было он, хмурясь.

— Просто поцелуйте меня, идиот, — яростно зашептала Бейли.

Глава 6

Стил поставил на пол свой чемодан, обнял Бейли и поцеловал ее. Горячо поцеловал. Он не понимал, что, собственно, происходит, но упускать такой приятный случай не стал. Ее руки обвивали его шею, ее груди касались его груди; Бейли была так близко, совсем близко.

Он ласкал ее спину, его руки легко скользнули по мягкому шелку блузки без рукавов, надетой под льняным жакетом. Ее губы раскрылись навстречу его губам. Они оба забыли, где находятся, и только возглас «О, извините!» человека, наткнувшегося на них нечаянно, вернул их к действительности.

Стил опустил руки на широкий ремень, обтягивающий ее тонкую талию, а затем передвинул их ниже, на бедра, прикрытые длинным жакетом, и взглянул на Бейли. Сквозь запотевшие стекла очков трудно было что-то увидеть. Стил поднял руку, чтобы снять их.

— Нет, нет, — запротестовала Бейли. — Останьтесь в них. На нас смотрят, нельзя, чтобы увидели ваш подбитый глаз.

Выпрямившись, Стил сделал вид, что поправляет очки.

— Где он? Как выглядит? Скажите на милость, что вы здесь делаете?

— Их двое. Один сидит в вестибюле и смотрит на нас. На нем желтая спортивного типа рубашка, джинсы и коричневая ветровка. Он загорелый и приземистый. Второй, я думаю, пошел покупать билет, чтобы последовать за вами через контроль.

Очки Стала просохли, он посмотрел в вестибюль.

— Этого я знаю, — произнес он шепотом. — А другой со светлыми волосами? Бейли кивнула.

— Это они напали на меня. Третий, наверное, в больнице. — Не желая отпускать Бейли, Стил обнял ее за плечи, и они пошли вперед по коридору. Почему же, черт возьми, она не послушалась его и не ждала в багажном отделении?

— Они вооружены, — прошептала Бейли.

— Откуда вы знаете? — проворчал он и резко остановился.

— Улыбайтесь! — тихо сказала Бейли. — Потом я вам все объясню. Толпа редеет, нам нельзя оставаться здесь одним. — Она взяла его под руку, прижалась к нему теснее, подталкивая вперед. — Я наказала Мэтти не дотрагиваться до твоих гантелей, — добавила она громко. Стил вздрогнул и быстро зашагал к вестибюлю. — Но он меня никогда не слушается. Когда мы приедем домой, поговори с ним.

— Что за голос! — пробормотал Стил, понимая, что она разыгрывает сценку специально для тех, кто наблюдает за ними. — Хорошая взбучка ему не помешает, — произнес он громко, затем наклонил голову и прошептал:

— И вам тоже, ведь вы должны были ждать меня в багажном отделении.

Бейли бросила на него взгляд, который говорил «Только попробуй!», но ничего не ответила: они проходили мимо загорелого.

— Вот почему я решила встретить тебя, — пожаловалась она. — Я так устала! Мальчишка просто дичает, когда ты в отъезде. — Она продолжала что-то говорить жалобным тоном, пока они не прошли вестибюль и не оказались возле билетной кассы. Здесь они увидели второго бандита. Он, видимо, спешил к контрольному пункту и не обратил внимания на них. Дойдя до эскалатора, ведущего в багажное отделение, Стил оглянулся и не заметил никого из преследователей.

Бейли радостно взглянула на него.

— Мы от них оторвались!

— Вы должны мне кое-что объяснить. — Стил не разделял ее радости.

Когда они наконец оказались в ее машине, Бейли быстро захватила инициативу. С оскорбленным видом она спросила:

— Почему вы не подождали меня на автостоянке в Лафлине? — Она повернула ключ зажигания и включила кондиционер. — И почему вы не последовали за мной к бензоколонке в Уикенбурге, как мы договаривались?

— А вы почему не ждали меня в багажном отделении, как мы тоже договаривались? — Стил, казалось, освободился от пут, связывавших его в помещении аэропорта, он опустил стекло, снял свой спортивный пиджак, резко стянул с головы парик. В салоне стояла жуткая духота, машина долго была закрытой, даже от кондиционера шли волны горячего воздуха.

— Наденьте парик!

Он оставил ее требование без внимания.

— Поймите, если вы не будете меня слушаться, я не могу гарантировать вам безопасность. Вы напрасно рискуете. Я не могу допустить этого. Я должен действовать один!

Бейли повернулась к нему.

— Вы решили избавиться от меня?

— Для вашего же благополучия. Ее лицо сначала выражало просто удивление, теперь пылало от гнева.

— Если мы не будем действовать вместе, вы мне больше не нужны, — наконец проговорила она и движением руки указала на дверцу машины. — Вы можете уйти… прямо сейчас.

Стил уставился на нее. Светлый парик и макияж изменили ее внешность, но она оставалась такой же волевой, как и раньше. Он вздохнул и с отвращением провел рукой по волосам парика. Он может обучиться игре в блэкджек по книге, но понимает, что только Бейли сумеет научить его всем тонкостям, которые придется соблюдать, играя новую для него роль. Он вздохнул.

— Давайте поедем, чтобы стало хоть немного прохладнее, и расскажите мне все с самого начала.

— Так что же, мы действуем вместе?

— Да, черт возьми!

— Наденьте парик, эти парни могут припарковаться где-нибудь рядом.

Стил молча повиновался.

Они выехали со стоянки, расплатились за парковку, и Бейли начала свой рассказ. Когда она дошла до того момента, как один из бандитов передал другому пистолет и пытался пройти через контроль, а она остановила его, Стил взорвался.

— И вы прямо подошли к нему?

— Но он мог уговорить контролера, — возразила Бейли, напряженно глядя на дорогу — движение вокруг было слишком оживленным. — Нам придется использовать любые возможности, если мы собираемся добиться успеха в «Санберсте». Вам нужно изменить характер движений, походку. Если я тут же узнала вашу походку, то и Лана тоже, конечно, узнает. Вам нужно шаркать ногами или сутулиться…

Стил больше ее не слушал.

— Я знал, что, кто бы меня ни преследовал, у него нет билета и он не сможет пройти контроль. Разве вы не слышали о воздушном пиратстве? Контролер ни за что не сделал бы исключения.

— Это не всегда так. Я довольно часто бывала в Скай-Харборе и знаю, что на авиалиниях далеко не всегда проверяют пассажиров так уж тщательно.

— Это не ответ! — Ее упорное нежелание понять, что она напрасно подвергала свою жизнь опасности, раздражало его. Он решил твердо дать ей понять, что в будущем она должна его слушать. — Вы женщина и не сможете защитить себя, как это в случае чего могу сделать я. Физически вы меня слабее. Не забывайте же этого и позвольте мне самому позаботиться о себе. Ведите себя как женщина, а не как глупая клушка и постарайтесь не обременять себя моим спасением.

Бейли ничего ему не ответила. Они молча доехали до гостиницы «Скотгсдейл-отель», она завела фургон на стоянку и протянула ему ключи.

— Я пойду зарегистрируюсь. Встречайте меня в гостинице с чемоданами. Я слишком слабенькая, чтобы поднять хотя бы один из них. — Она резко захлопнула за собой дверцу машины.

Сосчитав до десяти, Стал вышел и запер машину на ключ. Его не удивило, что у Бейли королевский темперамент, у большинства волевых людей именно так. Ему только хотелось знать, как долго это будет продолжаться. Уверенный в своей правоте, он тем не менее должен извиняться, защищаться.

— Мы встретимся в вестибюле через двадцать минут, — сказала она, уставившись на закрытую дверь лифта, когда они поднимались. — Можно быстро перекусить, перед тем как идти к оптометристу, чтобы заказать контактные линзы… если вы хотите. — Она бросила сердитый взгляд в его сторону, затем вновь занялась разглядыванием дверей.

— Замечательно. — Стал смотрел на нее и подыскивал слова, чтобы успокоить ее. — Бейли, я просто волнуюсь за вас…

— Я могу сказать то же самое, но мужчина всегда горд и непобедим, не так ли? — Лифт остановился, и она вышла, снова оставив его с чемоданами.

— Можно я занесу ваш багаж в номер? — спросил он, когда они дошли до ее комнаты. Пока они будут делать покупки, ей не нужно распаковывать вещи, но он решил, что если зайдет к ней, то попробует спокойно поговорить.

— Это вовсе не обязательно, я сама справлюсь. — Бейли взяла свой чемодан и хлопнула дверью перед его носом.

Она бросила чемодан на кровать и открыла его. Ее руки тряслись от злости. Стил считает, что поступать по-женски означает слушаться его во всем? Прятаться по углам, когда он ежеминутно рискует? Пусть у нее нет таких мускулов, но у нее есть голова на плечах. Что могло бы случиться, если бы эти бандиты все-таки прошли через контроль? А если бы он не смог улизнуть от них еще до того, как изменил внешность? Он должен благодарить ее за то, что она так быстро сообразила, как действовать в этой ситуации, вместо того чтобы кричать на нее!

Бейли вынула черный в цветах костюм, чтобы в нем идти за покупками. Повесив перед собой, Бейли придирчиво оглядела его. Короткая узкая юбка и топ без бретелек выглядели, мягко говоря, весьма соблазнительно, особенно в сочетании с туфлями на шпильках. Догадываясь, какова будет реакция Стала, она почувствовала некоторое замешательство. Может быть, не стоит его злить…

Впрочем, не сейчас. Сейчас она с удовольствием будет щеголять перед ним в этом туалете, а затем целомудренно пожелает ему спокойной ночи, когда их тур за покупками завершится. Ясно, что он хочет решать, что делать, не следуя ее плану, и она не удивится, если он вообще однажды исключит ее из игры.

Он сполна заплатит за то, что считает ее дурочкой. Он бы хотел, чтобы она вела себя как беспомощная слабая женщина? Этого он от нее ждет? Нет, она будет играть роль легкомысленной красотки, пока он не попросит пощады.

Бейли умышленно заставила его ждать себя в вестибюле лишние десять минут. Когда она наконец появилась, стук ее каблуков по каменному полу заставил его оглянуться. Поднявшись с дивана, на котором сидел, Стил, сдвинув очки, смотрел на ее короткую облегающую юбку, открывающую длинные ноги, на топ с большим вырезом.

— Мэтт, дорогой, я заставила тебя додать? — проворковала она голоском Карлы — Мерилин Монро и повисла у него на руке. Бейли с особым ударением произнесла его имя, так как он был без парика, хотя она предупреждала, что этот рейд за покупками будет генеральной репетицией их поездки в «Санберст». Пусть он небрежно относится к ее планам, но она уважает его планы.

Он ничего не ответил, не сумев еще приспособиться к ее двум ипостасям.

Месть была сладкой. Улыбаясь и упиваясь ею, Бейли свободной рукой потрепала его по щеке.

— Ты же знаешь, мы, женщины, должны хорошо выглядеть, а то вы, мужчины, на нас и не взглянете.

Взгляд Стила говорил ей, что он сейчас чувствует, в то время как на губах его блуждала ласковая улыбка.

— Ну, дорогая, ты вполне заслуживаешь, чтобы тебя ждали, — по-техасски растягивая слова, проговорил он. — Означает ли это, что ты простила меня?

— А как ты думаешь? — Она скользнула рукой в открытый ворот его рубашки и провела кончиками пальцев по его шее.

Он обнял ее за бедра и прижал к себе.

— В эту игру, Бейли, играют двое, — прошептал он. — Будь осторожна. Я могу перекинуть тебя через плечо и унести наверх в мою комнату.

— Меня зовут Карла, — поправила она его с характерным придыханием, — и я боюсь, что у нас на это нет времени. Придется пропустить ланч и мчаться к оптометристу. — Она отступила назад и, по-прежнему держа под руку, потащила его к выходу. — Ключи у тебя? — спросила она, когда они подошли к машине и она остановилась со стороны места пассажира. Вместо ответа он открыл дверцу.

Стал сел за руль, включил зажигание и повернулся, пристально глядя на нее. Бейли подняла голову, положила ногу на ногу и взглянула на него.

— Ну и как?

— Здорово! — Он улыбнулся. — Сколько времени займут эти покупки?

— Весь день, — заверила его Бейли. — Мне трудно угодить. — Она стала смотреть в окно. Вспомнила его поцелуй в аэропорту. Несмотря на всю опасность ситуации, она ответила ему, и вовсе не из шалости. Она не могла себе лгать. Ощущение его мускулистого тела рядом с ее собственным, его запах, вкус его губ, даже наклон его головы, когда их губы встретились, — все становилось ей близким и волнующим. Разве может гнев обуздать тело, жаждущее ответить на его призыв?

Стал понял, что Бейли определенно злопамятна, она не забывает обиды. Между тем их визит к оптометристу оказался успешным. Она вела себя как стеснительный подросток, не вгоняя в краску убеленного сединами человека.

За ланчем было похуже. Стал не ожидал, что она будет так наклоняться за столом, когда разговаривала, или будет так явно выражать свою радость по поводу пирога с грибами и салата из шпината.

Однако, когда они оказались в Метроцентре — главном торговом центре Феникса, Бейли поистине отпустила тормоза. Она висла на его руке, пока они ходили по магазинам, и прижималась к нему при первой же возможности. Она везде примеряла одежду, независимо от того, собиралась ли ее купить, вертелась перед зеркалами под тем предлогом, что ей нужно узнать его мнение.

— Что ты думаешь об этом, дорогой? — вопрошала она голосом Мерилин Монро, демонстрируя перед ним свою безупречную фигуру.

Понимая, что она нарочно дразнит его. Стал боролся с желанием, рождавшимся в его теле. И он проиграл эту битву. Все чаще его ответы становились односложными. Его пальцы сжимались в предвкушении момента, когда они наконец возвратятся в гостиницу и он сорвет с нее все эти одежды.

Он вздохнул с облегчением: Бейли решила, что все, что ей нужно, уже куплено. Теперь они пошли в отдел мужской одежды.

— Мне кажется, немного тесно, — заметила она, когда он вышел из примерочной в костюме ковбойского покроя.

— Все в порядке, — заверил он ее. Чтобы отклонить ее идею сделать его полноватым господином в мешковатом костюме, он возразил, что богатый техасец может себе позволить одеваться у хорошего портного.

Она встала перед ним, давая ему возможность увидеть ее спину во всех зеркалах отдела. Она поправила его галстук «боло»[8], провела руками по его плечам и вдоль рук, чтобы проверить длину рукавов.

— Да, пожалуй, сидит хорошо, — согласилась она. Стал понял, что она еще не собирается покончить с его мучениями. — А как с рубашкой? — Ее руки скользнули под пиджак, прошлись вдоль его боков, затем оказались за ремнем. — Не слишком туго? — Она придвинулась совсем близко к нему и обвила руками его спину.

Затем, и в этом была ее ошибка, она улыбнулась ему.

— Все, достаточно! — Стал поймал ее голову правой рукой, в то время как левой не давал ей вырваться. От удивления она раскрыла рот. Воспользовавшись моментом, он яростно прижал свои губы к ее полураскрытым губам и с жаром долго сдерживаемого желания поцеловал.

Их языки встретились, их бедра сомкнулись. Стал обнял ее за плечи и гладил упругую шелковистую кожу. Затем он отпрянул от Бейли, тяжело дыша. Его грудь вздымалась, страсть билась в каждом сосудике, стучала в висках, готовая выплеснуться. Он ожидал, что Бейли будет сопротивляться, кусаться, колотить его кулаками в грудь, но никак не думал, что встретит ее страстный отклик.

Бейли больше не играла. Чувственные блики заволокли ее светлые глаза, грудь поднималась и опускалась в такт частому дыханию, румянец играл на ее щеках, губы вспухли и налились краской без всякой помады.

Продавец вежливо кашлянул.

— Означает ли это, что вам нравится этот костюм? — широко улыбаясь, спросил он. Стал не смог бы ответить на вопрос, если бы даже от этого зависела его жизнь. Он не отводил глаз от Бейли.

Она зажмурилась, поправила волосы, вздохнув, повернулась к продавцу.

— Простите меня, — проворковала она, бросая лукавый взгляд на Стала. — Мэтт бывает порой таким несносным мальчиком. Конечно, мы покупаем этот костюм. И принесите, пожалуйста, ковбойские ботинки фирмы «Стетсон».

Она вынула из сумочки губную помаду и повернулась к зеркалу. Стал следил за тем, как она красит губы, и с удовлетворением заметил, что у нее слегка дрожит рука. Бесспорно, Бейли была хорошей актрисой, но она вовсе не такая неприступная, какой ей хочется казаться.

Он примерял еще и еще одежду, которую им нужно было дня него купить. Бейли старалась уже не подходить к нему так близко.

— Может быть, мы отправимся обедать? — спросил Стал, когда она передала ему все покупки и они направились к машине.

— День получился таким трудным. Пожалуй, я закажу обед в номер.

— Прекрасно. — Он отпер машину и открыл перед ней дверцу.

— Для себя.

— В чем дело? — растягивая слова, поинтересовался он, садясь за руль. — Этот поцелуй был, чем-то большим, нежели ты ожидала?

— Я устала от всех этих магазинов, — уклончиво ответила Бейли. — Почему не едем? Здесь такая жара, больше ста градусов.

Он включил зажигание, затем кондиционер, но не трогался с места.

— Эта жара не жарче того поцелуя. Так в чем же дело? Ты боишься идти обедать со мной?

— Ну конечно же, нет. — Она смотрела в окошко. — Просто я действительно устала после этого длинного дня.

— Не возражаешь, если я присоединюсь к тебе? Ненавижу есть в одиночестве. Мы закажем обед в номер, будем смотреть телевизор. — Он тронулся с места и поехал по направлению к гостинице.

Оказавшись одна в номере, Бейли сняла парик и расчесала волосы. Конечно, она допустила тактическую ошибку, поцеловав Стала. Ей казалось, что она просто подразнит его и тем отомстит, но теперь сама испугалась, насколько все ее тело потянулось к нему. Как бы она ни противилась этому, она понимала, что ее чувство к Стилу становится все глубже и сильнее.

Удастся ли ей держать Стала на подобающем расстоянии, когда они останутся одни в ее комнате за обедом? Когда будут вдвоем смотреть телевизор?

Телевизор был явно последним, о чем думал Стал. Она отбросила щетку для волос и отошла от широкой кровати. Внезапно до нее дошло, что, настаивая на ресторане, он тем самым давал ей понять, что догадывается: она не доверяет себе настолько, чтобы остаться с ним наедине. Стал, бесспорно, попытается ухаживать за ней, пустит в ход свои чары, но насилия он не допустит. В этом она была уверена.

В чем она совершенно не была уверена, так это в том, что у нее хватит сил сопротивляться ему. Она выглянула в окно и увидела внизу бассейн.

Вот что нужно сделать! Она пригласит Стала поплавать в бассейне, а потом предложит ему пообедать во внутреннем дворике. Бейли быстро подошла к телефону и набрала номер его комнаты.

— Я думал, ты устала, — возразил он в ответ на ее предложение.

— Там есть и бассейн с горячими гейзерами. Ты себе представляешь, что значит ходить в туфлях на гвоздиках в такую жару! Каково это ногам…

— Я могу сделать тебе массаж.

— Все. Я иду в бассейн. Если хочешь, присоединяйся. — Она быстро положила трубку и вынула из чемодана желтый купальник. Через несколько минут к ней в дверь постучали.

— Массажист Эриксон к вашим услугам, мэм, — отрекомендовался Стал из-за двери.

— Я никого не вызывала!

— Любезность администрации гостиницы, — настаивал Стал.

— Благодарю вас, но нет. — Она завязала шнурки на трусиках бикини и надела лифчик.

— Я позвонил вниз. Горячие гейзеры не работают.

— Лжец. Я же вижу из окна моего номера. — Она не стала доставать пляжный халат и просто завязала полотенце вокруг талии. — Встретимся внизу!

Открыв дверь, она увидела, что Стал дожидается ее.

— Привет, Бейли! — поздоровался он, глядя на ее черные волосы, — Рад снова видеть тебя.

— Жаль, что не могу сказать того же. Как и у нее, у него вокруг талии было повязано полотенце. Избегая смотреть на его голую грудь, она поспешила в холл к лифту и нажала кнопку вызова, желая поскорее оказаться на людях.

— Ты предпочитаешь не носить парик, — сказала она, не глядя ему в глаза. — Ты имеешь полное право не слушать меня, когда я прошу не снимать его, в то же время я должна брать под козырек «слушаюсь, господин» и ждать тебя в багажном отделении, когда бандиты гонятся за тобой.

— Все еще злишься, а? — Он защекотал ее, желая рассмешить, но она только подняла на него глаза.

Лифт остановился. В кабине никого не было. Бейли зашла и нажала кнопку первого этажа.

— Давай поцелуемся и помиримся, — предложил Стал, стоя так близко от нее, что их руки соприкасались.

— Ни в коем случае. — Бейли отодвинулась, сосредоточенно глядя, как зажигаются кнопки с номерами этажей, пока они спускались. Когда они оказались на первом этаже, она прошла через вестибюль к бассейну, бросила полотенце и ключ от комнаты в шезлонг, стоявший возле горячей ванны, затем зашла с того конца, где глубже, и нырнула в воду.

В этот вечер вокруг никого не было. Стал легко догнал ее. Он плыл быстро, но Бейли знала, что у него все еще болят ребра, когда он поднимает руки. Вокруг глаза у него все еще красовался синяк, но опухоль уже спала, и места ушибов на грудной клетке становились из сине-кровавых желтыми.

Не разговаривая с ним, Бейли остановилась, перед тем как десятый раз плыть по дорожке, вышла из бассейна и направилась к ванне с горячей водой. Она закрыла глаза, чтобы не смотреть на Стала, когда он уселся возле массажной струи рядом с ней.

— Что я должен сделать, Бейли? — спросил он.

— Для чего? — Она открыла глаза.

— Чтобы ты снова смеялась. Я скучаю по тебе.

— Думаю, что это не все, чего ты хочешь. Он усмехнулся, не отрицая ее предположения.

— Ну, для начала.

Она вновь почувствовала, как волны его обаяния окутывают ее. Стал был с ней откровенен.

— Обещай, что ты не будешь снова пытаться от меня отделаться. Признайся, что я не зря сегодня рисковала. Считай меня равным партнером и запомни: в отличие от Карлы мне есть что предложить и кроме моего тела.

— Но тело у вас с Карлой одно и то же, и в данный момент Карла явно зовет меня, — пробормотал Стал и придвинулся ближе.

Бейли засмеялась, но увернулась от его руки, которой он пытался обнять ее за плечи. Тогда Стал обвил рукой ее талию, щекоча пальцами. Она извивалась и колотила его по плечам, но не могла вырваться.

— Перестань меня смущать, — взмолилась она. В ответ он с головой окунул ее в воду. Когда она, отфыркиваясь, всплыла на поверхность, он снова стал ее безжалостно щекотать, пока она не расхохоталась.

— Сдавайся! — скомандовал он.

— Никогда! — Конечно, Бейли не могла сравниться с ним в силе, но она знала, как заставить его остановиться.

Обхватив его руками за шею и прижавшись к его груди, она поцеловала его. Руки Стала замерли, его язык скользнул в ее рот и встретился с ее языком. Звуки струящейся воды отдавались в ее ушах, смешиваясь с биением сердца. Она едва сдерживала рождающееся желание.

Его руки вновь пришли в движение. Они теперь больше не щекотали, они гладили ее бедра, талию, поднимались выше и достигли груди. Она почувствовала, как большими пальцами он коснулся ее сосков, напряженно отвердевших под влажным трикотажем бикини.

— Скажи, что ты пойдешь ко мне, — попросил Стал, оторвав свои губы от ее губ, — или же я возьму тебя прямо здесь и сейчас. — Он положил руку на узел, стягивавший ее лифчик.

Медленно открыв глаза, Бейли встретилась с ним взглядом и в его голубых глазах прочла желание и страстную мольбу. И… она кивнула. Затем Бейли встала, не давая себе времени обдумать или же подвергнуть сомнению принятое решение. Она так же стремилась к Стилу, как и он к ней. И никакого значения не имели ни их прошлое, ни их будущее.

Этот миг и эта ночь принадлежат им.

Она взяла полотенце.

— Лучше повяжи полотенце вокруг талии, — посоветовала она, улыбнувшись и глядя на его мокрые плавки, туго натянувшиеся.

— Тебе бы тоже не мешало, — парировал он, бросив выразительный взгляд на ее груди.

— Мне просто нужен прохладный воздух, — сказала Бейли.

Стил взял полотенце и хлопнул ее по ягодицам.

Когда Бейли накинула на плечи полотенце и прикрыла грудь. Стал покачал головой.

— Я хочу видеть их, — запротестовал он, стягивая махровую ткань.

Ее соски, успокоившиеся было от прикосновений мягкой ткани, теперь под его волнующим взглядом вновь набухли и выпрямились.

Бейли сглотнула слюну.

— Тогда нам лучше подняться наверх, чтобы ты мог их разглядеть поближе.

— Ты абсолютно права. — Стал схватил ключи от их комнат и, потянув ее за руку, поспешил в вестибюль.

Он проклинал все на свете, когда им пришлось на лифте подниматься с пожилой парой. Ему хотелось целовать ее бесконечно и бездумно.

Кивнув своим спутникам. Стал нажал на кнопку своего этажа и встал впереди пожилой пары. Их этаж был выше, чем Стала и Бейли. Мысленно умоляя лифт двигаться быстрее, Стал обнял Бейли и положил руку под бретельку.

Ее глаза расширились, и она покачала головой в молчаливом протесте. Стал усмехнулся, и рука его скользнула еще ниже, дотронувшись до влажного тела.

— Стал!.. — прошептала она, показывая глазами на их спутников.

Он поцеловал ее в кончик носа. Через мгновение двери лифта распахнулись на их этаже. Стал схватил ее за руку и устремился в холл.

Влетев в свою комнату, он опрокинул Бейли на кровать.

— Мы же мокрые, — запротестовала она, смеясь. Он упал на нее. — Может быть, мы сначала вытремся?

— Я не могу ждать. — Стал прижался к ней губами, и больше она не возражала.

Целуя его со всей долго сдерживаемой страстью, Бейли не думала уже о том, почему она так злилась на него или почему сопротивлялась его ухаживаниям. Сейчас она ощущала его большое тело на своем, чувствовала, как с нее соскальзывают узкие полоски бикини.

Она слышала жаркий шепот: «Дай мне посмотреть на тебя», но крепко держала его в своих объятиях и не отпускала, боясь, что прекратится это восхитительное ощущение всего его тела, исчезнет, как наваждение, как мираж.

Стил чуть приподнялся и, потянув ее за собой, посадил, не выпуская ее груди из рук. Она изогнулась, подняла руки, убирая волосы с плеч. Бейли видела восторг в глазах Стала, в то время как его руки ласкали ее тело. Этот долгий день, когда она изображала безразличие ко всем его попыткам ухаживать за ней, измучил их обоих.

Он обнял ее за талию и обхватил ногами бедра. Она прижимала его к себе, чувствуя, как горячие волны прокатываются по ее телу.

Больше она уже не могла терпеть — вцепившись в пояс его узких плавок, она сорвала их и, бросив на пол, вскочила на ноги.

Стил сел и, схватив ее за руки, снова зашептал:

— Дай мне посмотреть… — с восхищением глядя на ее обнаженное тело. Он стал покрывать поцелуями ее грудь, живот, спускаясь все ниже. Ее колени дрожали. Стил взял ее на руки и опустил на кровать, лаская одной рукой завитки волос на «бугорке желания», а другой гладя ее соски.

Сгорая от охватившего ее желания, она умоляла его скорее подарить ей облегчение.

— Нет еще, — выдохнул он, сопротивляясь настойчивым движениям ее рук.

— Да, — настаивала Бейли и внезапно, захватив его врасплох, очутилась на нем. — Теперь моя очередь, — прошептала она, покрывая его тело поцелуями.

— Ну все, — пробормотал Стил и откатился от нее к прикроватному столику.

Бейли улыбнулась. С первой их встречи она инстинктивно поняла, что может доверять ему, и она не ошиблась.

Стил накрыл ее своим телом и вошел в нее. Вначале он делал это с необычайной нежностью, давая ей привыкнуть к их близости. Затем его движения становились все увереннее, настойчивее, их скорость возрастала.

Тела их переплелись, их шепот и стоны смешались, сердца яростно стучали, и наконец, дрожа от изнеможения, они достигли пика наслаждения.

Глава 7

Бейли прижалась к Стилу и шептала ему что-то нежное. Она улыбалась, целуя его в шею, чувствовала себя надежно защищенной, забыв о мире, лежавшем вне его объятий. Если бы только она могла остановить время…

— Ты ни о чем не сожалеешь? — В голосе Стала она уловила нотки беспокойства.

— Нет… — произнесла она, теснее прижимаясь к нему. Он хмыкнул и обнял ее. — Однако я хотела довести тебя до безумия от страсти, а сама оставаться холодной, — добавила она, откинув голову, чтобы видеть его лицо.

— Но, между прочим, ты все сделала отлично.

— Ты меня вдохновлял.

Они улыбнулись друг другу, поцеловались и какое-то время лежали молча, пока не почувствовали, что пора посмотреть, что им предлагается в меню на обед.

— Я, пожалуй, еще раз позвоню Кевину, — сказал Стил, после того как они сделали заказ и их попросили подождать полчаса. — Я уже соскучился по нему. Сегодня Форрест должен был взять его покататься на лошади.

— Пойду сполоснусь, — проговорила Бейли, думая, что он захочет поговорить с сыном без свидетелей, но он вернул ее, когда она попыталась встать.

— Мы это сделаем вместе. Я тебе потру спинку. — Он поцеловал ее и взялся за телефонную трубку.

Вспоминая, каким радостным он был после того разговора с Кевином, Бейли с улыбкой откинулась на подушку.

Набрав номер, Стил обнял ее за плечи и привлек к себе. Она услышала, как мужской голос ответил на звонок, но слов не разобрала.

— Ну что, наслаждаешься отдыхом за мой счет? — спросил Стил вместо приветствия. Человек на другом конце провода не рассмеялся; он быстро заговорил. Стил сначала разразился проклятиями, потом молча слушал.

Бейли, напрягая слух, старалась тоже что-нибудь услышать, но тщетно.

— Ладно, — согласился Стил. — Ровно в девять. — Повесив трубку, он поднялся с постели. — Форрест считает, что за ранчо следят. — Он достал из чемодана джинсы и натянул их. — Черт возьми! — Сделав несколько шагов, Стил повернулся к Бейли. — Похоже, они установили слежку за всеми моими друзьями, — как иначе они могли найти его?

— С Кевином все в порядке? — спросила Бейли, беспокоясь о мальчике больше, чем о том, каким путем бандиты обнаружили место, где он находится.

Стил кивнул.

— Я не мог поговорить с ним. Если Форрест прав в своих подозрениях, линия может прослушиваться и они определят по номеру, где мы сейчас. Мы с ним наметили план, перед тем как я уехал из Коннектикута, так что нам оставалось только договориться о времени.

Он остановился.

— У Тома, моего друга и хозяина этого ранчо, есть собственный самолет. Он заявит о своем намерении лететь в Лос-Анджелес, а затем радирует, что сделает в пути остановку в Фениксе. К моменту, когда он один объявится в Лос-Анджелесе, мы уже будем далеко от аэропорта.

Стил покачал головой.

— Эти парни расторопнее и сильнее, чем я ожидал. Если у них достаточно людей, чтобы пасти моих приятелей, они на все способны…

Он сел на край кровати и взял ее руки в свои.

— После того как мы встретимся с Кевином завтра, я хочу, чтобы ты забрала его и пересидела с ним в каком-нибудь мотеле, пока все это не кончится. Форрест может подстраховать меня в «Санберсте». Уверен, что он умеет играть в блэкджек. Он наверняка хороший игрок. Мы с ним все быстро сделаем.

— Нет. — Бейли высвободила свои руки. — У меня свой интерес в этом деле, и я хочу в нем участвовать. И кроме того, двое мужчин вызовут больше подозрений, чем мужчина и женщина.

— Бейли, пожалуйста!

— А что, если эти парни, которые охотятся за Кевином, отыщут нас? Как я с ними справлюсь? Ведь ты же сам говорил, что я всего лишь слабая, беззащитная женщина.

— Я найму телохранителей, найду для вас безопасное место. — Он помолчал, наматывая на палец прядь ее длинных волос. — Разве ты не понимаешь? Я должен защитить тебя и защитить моего сына.

Бейли отвела его руку.

— Я уже вполне взрослая, а твой сын — ребенок. Не нужно нас ставить на одну доску. — Она соскочила с кровати. Взяв полотенце, завернулась в него, закрепив под мышками. — Еще ты забываешь, что, возможно, эти люди убили моего сына, мужа и зятя… Я хочу предъявить свой счет и не собираюсь сидеть сложа руки, выполняя роль няньки.

Стал поднялся и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но она с жаром продолжала:

— Если бы с тобой поехал Форрест, он полностью бы сосредоточился на своей игре. Вряд ли он сумел бы следить за игрой в целом, за тем, честно ли она ведется. Вы не привыкли следить за игрой. Но даже если бы постарались, то не смогли бы делать это, небрежно склонившись на плечо спутника, как «Госпожа Удача», конечно, если только вы не будете изображать любовников.

Она выразительно посмотрела на Стила. Он еще не успел толком одеться, рубашка на груди распахнута. Трудно было себе представить его гомосексуалистом.

— Не думаю, что твои актерские таланты позволят тебе сыграть такую роль.

Стил усмехнулся, но она распалялась все больше, стараясь за гневом скрыть желание, вспыхнувшее в ней.

— Если не будете уверены, что они мошенники, как вы сообщите о них в полицию? Не сомневайся, никто не подойдет к вам и не скажет: «Это я убил Клиффа Ричардса» или же «Это я угрожал похитить сына Стила Эриксона»! Я буду нужна вам там. Форрест может пожить с Кевином в моем доме. Ведь никто не знает, что я нашла тебя. Последнее место, где они станут искать Кевина, — это на противоположном от Лафлина берегу реки.

Стил обошел кровать и встал перед ней. Бейли подняла голову и смотрела ему прямо в глаза, как бы утверждая: что бы он ни сказал, это не заставит ее изменить принятого решения.

— Как только любой из нас взойдет на вертолет и отправится в этот клуб в горах, — попытался возразить Стил, не обращая внимания на ее молчаливую решимость, — мы туг же оказываемся в их руках. Если что-нибудь получится не так, мы с Форрестом сможем оказать сопротивление, но, если ты будешь со мной, они могут использовать тебя, чтобы меня спровоцировать. Разве ты этого не понимаешь? — срывающимся голосом закончил он.

Тронутая нежностью, которую она видела в его голубых глазах, Бейли погладила его по небритой щеке.

— Если я поеду с тобой, больше шансов, что не случится ничего плохого, — ласково ответила она. — Я ценю твою заботу обо мне, действительно ценю, но я абсолютно уверена, что мой план все-таки лучше. Никто не ожидает, что ты возьмешь с собой женщину. Мы заберемся туда на вертолете, несколько дней будем играть, затем вернемся и обратимся в полицию. Туда и обратно… Никаких проблем…

Стил наклонился и поцеловал ее руку.

— Как ты можешь быть уверена в этом?

— Во всяком случае, более уверена, чем если ты отправишься туда с Форрестом. Кстати, а Лана знает его?

Стил неохотно кивнул.

— Тогда это удваивает шанс, что она узнает тебя. Даже если она и не имеет отношения к угрозам похитить Кевина, не исключено, что нечаянно она может выдать тебя.

— Лучше уж мне рисковать, чем тебе. Бейли опустила руку.

— У тебя нет выбора. — Упрямый огонек зажегся в ее глазах.

— Как ты можешь так говорить? — Он схватил ее за плечи. — Разве мы с тобой только что не занимались любовью? И разве это не было восхитительно? Я действительно волнуюсь за тебя и хочу, чтобы у нас впереди было время, чтобы наши чувства могли расти, развиваться, крепнуть. Мне кажется, это дает мне право на выбор решения. Если что-нибудь случится с тобой, у нас не будет будущего!

Вырвавшись из его рук, Бейли схватила ключ от своей комнаты и направилась к двери.

— В любом случае можешь не рассчитывать на будущее, Стал. Когда с грузовиком Клиффа случилась авария, я была дома в полной безопасности. Думаешь, это как-то утешает меня?

Она дошла до дверей, Стил обогнал ее и не дал ей выйти, придерживая рукой дверь.

— Но они не могут меня убить, — как тогда они получат мои деньги?

Бейли медленно повернулась к нему, облокотившись о дверь.

— Если ты увидишь клуб, ты сможешь их выдать, станешь опасен для них… Они не отпустят тебя живым.

Стил поднял руки и схватился за дверь по обе стороны от Бейли. Наклонив голову, он поцеловал ее, касаясь только губами, как бы безмолвно продолжая разговор, уговаривая послушаться его.

На его поцелуй, сладкий и нежный, она могла ответить только печальным взглядом. Больше никогда она не подарит ему свою любовь. Такая близость рождает надежду на будущее, о котором она не может мечтать, пока не смирится с прошлым.

Она должна поехать в этот клуб со Стилом, должна увидеть то, что увидел Клифф. Если все в этом клубе окажется честным и законным, она согласится тогда, что смерть ее мужа и сына была несчастным случаем. Если же нет, она должна увидеть, как убийцы понесут заслуженное наказание.

— Ты победила, — наконец проговорил Стил, поднимая голову. — Мы сделаем, как ты предлагаешь. — Он взялся за концы полотенца, стянутые в узел у нее на груди. — А теперь пойдем в постель.

Она положила свои руки поверх его.

— Нет.

Стил нахмурился, удивленный, но, прежде чем он успел что-либо сказать, стук в дверь заставил их отскочить друг от друга.

— Обед в номер, — раздалось из-за двери. Бейли скрылась в ванной. Когда официант ушел, она появилась в дверях ванной в одной из рубашек Стила.

— Мне больше нравилось полотенце, — пробормотал он, провожая ее к круглому столу у окна и отодвигая для нее стул.

Бейли улыбнулась, ничего не ответив. Она села и закатала рукава рубашки.

— Когда ты хочешь выехать завтра? — заговорила она, пока он откупоривал бутылку каберне, которую заказал к бифштексам.

— В восемь часов, чтобы не попасть в часы пик. Я хочу забрать Кевина из аэропорта побыстрее.

Бейли отрезала кусочек бифштекса.

— Сначала тост, — запротестовал Стил, наливая вино. Он сел и поднял свой бокал.

Бейли тоже подняла бокал с красным вином и чокнулась с ним.

— За нас, — проговорил он.

— За успех, — добавила Бейли и отпила вина. Стал выпил, поставил бокал на стол и посмотрел на нее. Бейли сосредоточенно занялась своим бифштексом.

— Почему ты не захотела выпить за нас? Она отложила вилку.

— Потому что нас не может быть, пока все не кончится.

Он сжал губы, взглядом требуя объяснений.

— Я же сказала тебе еще в лодке: ни один из нас не свободен от своего прошлого.

— Но я порвал со своим прошлым, когда развелся с Ланой. И ты тоже менее часа назад стала свободной. — Он выразительно посмотрел на смятую постель.

— Это была моя ошибка.

— Это могло быть чем угодно, имеющим чудесное начало и необыкновенный конец, но только не ошибкой.

— Ты воспринял это как начало будущего, к которому я уже готова. Но я живу одним днем, не заглядывая в будущее, с тех пор как Тревис… — быстро заморгав и не в силах продолжать, Бейли снова отхлебнула вина, — когда я потеряла свое будущее, — закончила она.

— Ты потеряла одно будущее, — мягко возразил Стил, — и я очень сочувствую тебе, но ты можешь иметь другое будущее.

Бейли не отвечала. Уставившись в свою тарелку, она принялась за еду. Бифштекс был нежный и сочный, но она, казалось, не замечала этого, механически пережевывая кусок за куском. Все, чего она хотела, — это покончить с едой и оказаться в одиночестве в своей комнате. Она так и не дотронулась до жареного картофеля, спаржи и соуса.

Стил тоже ел молча. Когда Бейли поставила свою тарелку на тележку, оставленную официантом, он положил вилку на стол. Не глядя на него, Бейли взяла с кровати свой купальный костюм, с туалетного столика — ключ от комнаты и направилась к двери.

— Ты что же, собираешься выйти в таком виде?

— Но это же соседняя дверь. И сначала я проверю, нет ли кого-нибудь в коридоре.

— Я не могу убедить тебя остаться? Бейли взялась за ручку двери и, не оборачиваясь, покачала головой.

— Никогда не думал, что ты такая трусиха. Она сжалась, хотела опровергнуть его обвинение, но как могла она отрицать то, что было правдой! Она действительно боялась чувств, которые он в ней вызывал, боялась, что она может позволить этим чувствам увлечь ее. Перед ней была дверь, она повернула ручку, выглянула, посмотрела по сторонам и быстро вышла.

Кевин, маленькая копия Стала, голубоглазый, светловолосый, крепкий, сбежал по трапу самолета и сразу оказался в объятиях отца.

— Ого! Где это ты заработал такой фонарь? — воскликнул он, сдергивая со Стала солнечные очки— Как это ты подбил глаз? Очень было больно? — Высвободившись из объятий Стала, он сжал кулачки и стал колотить по воздуху, будто бы сражаясь с невидимым противником, приговаривая: «Бум! Бам!»

— Увы! — Стил положил руку на плечо сына. — Ничего столь романтичного, я просто стукнулся о дверной косяк.

Кевин прекратил атаку и изумленно посмотрел на отца.

— Вот те на! Пап! Как же это ты умудрился так шлепнуться?

Стал бормотать что-то маловразумительное о том, как он споткнулся в незнакомой комнате в гостинице, когда там было темно. Затем он подтолкнул Бейли вперед. Он представил ее сначала Кевину, а потом и двум мужчинам, спустившимся с трапа самолета с клеткой, в которой сидел эрдельтерьер.

— Рад с вами познакомиться, — как-то механически произнес Кевин, явно больше заинтересованный тем, чтобы поскорее выпустить из клетки свою собаку, нежели знакомством с Бейли. Оставив Стала помогать сыну, двое его друзей проявили к Бейли значительно больший интерес.

Форрест Гамильтон был почта одного роста со Стилом, с темными волосами и карими глазами; он выглядел очень привлекательно. Пилот и хозяин ранчо, Том Эллиот, был небольшого роста, плотный.

Том не мог долго здесь задерживаться, он пригласил Бейли на свое ранчо в штате Нью-Мексико. Его жена Сью будет очень рада, ей там немного одиноко и очень не хватает женского общества, объяснил он.

— Мне тоже, — добавил Форрест.

Стал бросил на него угрожающий взгляд.

— Небольшое соперничество не помешает, — парировал Форрест, улыбаясь Стилу и обнимая Бейли за плечи.

— Дай задний ход, Гамильтон, — предупредил Стал, не поддерживая насмешливый тон приятеля.

— Или что? — Форрест наблюдал, как Стал тянет из клетки собаку за поводок. — Натравишь на меня Дарби?

— Или не познакомлю тебя с сестрой Бейли. Они близнецы.

— Абсолютно похожие друг на друга? — Когда Стал кивнул, Форрест отпустил Бейли и смиренно сложил руки. — Для каждого из нас по сестре? Просто здорово!

Бейли с удивлением взглянула на него и отошла погладить собаку.

— Мостовая очень горячая, — обратилась она к Кевину, — она может обжечь лапы. Давай я отведу ее на траву, пока твой папа загрузит вещи в машину.

— Я сам отведу, — сказал мальчик, отвязывая поводок, но Стал передал поводок Бейли.

— Дарби пока еще сильнее тебя, — пояснил он. — Пусть ее поведет Бейли. У нее тоже есть собака, немецкая овчарка по имени Макс. — Он повернулся к Бейли. — Ты думаешь, они поладят?

Бейли кивнула:

— Самцы никогда не дерутся с самками.

— В отличие от людей, а? — спросил он тихо.

— Дарби меня слушается, — настаивал Кевин. — Я хочу повести ее!

— Ты можешь идти рядом с Дарби, но поводок будет держать Бейли, — твердо заявил Стал, отдавая ей поводок.

Кевин закусил нижнюю губу, но поплелся рядом с Бейли.

— Дарби, кажется, очень любит тебя, — заметила Бейли.

— Мы ее взяли крошечным щенком, — сообщил Кевин, утешая себя рассказом о том, какой занятной была его собака маленькой. Бейли не спускала с собаки глаз.

Кевин не походил на Тревиса, но один вид его нежной кожи, круглых щечек, маленьких рук и крепких коротких ножек снова навеял на нее воспоминания. Тревис смотрит на нее своими большими доверчивыми карими глазами; Тревис сует свою ручонку в ее руку, когда они переходят улицу; Тревис хохочет и спотыкается, догоняя Макса у них во дворе…

Огорченное личико Тревиса, когда Клифф пытался сказать мальчику, что не может взять его в то злополучное путешествие…

Подозревал ли Клифф, что эта поездка может плохо кончиться? Может быть, он хотел остаться один с +++++ом, чтобы обсудить, как поступить после того, что он увидел в этом казино? Или же он просто считал, что лишний день в пути — это слишком тяжело для четырехлетнего малыша?

Каковы бы ни были причины нежелания Клиффа брать с собой сынишку, но, если бы она не настояла тогда, чтобы он сдержал обещание взять Тревиса в эту поездку, их мальчик был бы сейчас жив и ему было бы на несколько месяцев меньше, чем шестилетнему Кевину.

Как будто почувствовав, что она далеко в своих мыслях, Кевин говорил все громче, и громче, и на его голос, звонкий и пронзительный, отзывалось эхо в ее голове. Она хотела крикнуть ему: «Замолчи!», но вместо этого проговорила, направляясь к машине:

— Я думаю, твой папа уже ждет нас.

— Не возражаешь, если я сяду за руль? — спросил Стал, когда они подошли. — Боюсь, мы слишком перегрузили багажник, там и вещи Кевина, и его игрушки. Будет лучше, если ты сядешь между мной и Форрестом.

— Пусть Кевин сядет спереди, — предложила Бейли. — Он не займет много места и не будет загораживать зеркало заднего вида. А я сяду с Дарби на заднее сиденье.

— Нет, не нужно делать этого, — возразил Стил.

— Но мне хочется. — Бейли открыла заднюю дверцу, впустила собаку, которая тут же уселась на сиденье и устроилась рядом с ней. Кевин тем временем забрался на переднее сиденье.

— Мужчины должны сидеть вместе, — авторитетно объявил он.

— Мужчины, — подчеркнул Стил, недовольно взглянув на Бейли. Затем он сел за руль. Форрест занял место рядом с Кевином, они застегнули пристежные ремни и двинулись с места. Бейли откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, чтобы не видеть профиля Стала, его теплых улыбок, когда он слушал рассказы сына о его приключениях на ранчо в Нью-Мексико.

Дарби положила голову на лапы. Бейли щекотала ее за ушами и боролась с желанием отключиться и не слышать звонкий голосок Кевина. Жизнь прекрасна, напоминала она себе. Она не должна завидовать Стилу, имеющему сына, только потому, что она потеряла своего. И все-таки она ничего не могла с собой поделать…

Она права: нужно прекратить их отношения, пока это не зашло слишком далеко. Ведь, если бы у них было общее будущее, Стил вправе был бы надеяться, что она полюбит его сына и будет к нему относиться как к родному. Но она не сможет сделать этого. Она едва способна находиться рядом с Кевином.

Когда они приехали домой к Бейли, она, не выдавая своих истинных чувств и сомнений, с улыбкой предложила мужчинам сложить все вещи, за исключением игрушек Кевина, в гараж. Она отвела Дарби на задний двор и решила сходить к Бонни за Максом, как только Стил и Форрест покончат с разгрузкой машины. Рано или поздно Бонни обнаружит ее гостей, и Бейли предпочитала, чтобы это произошло позднее.

Открыв входную дверь, она направилась в комнату Тревиса, не сознавая, что делает, пока не очутилась на пороге детской. И увидела Кевина, рывшегося в ящике с игрушками.

— А чья это комната? — спросил мальчик, вставая и подходя к нижней кровати. Он сел и взял с подушки рваного зайца.

Успокойся, скомандовала себе Бейли, наблюдая, как руки Кевина гладили зайца по голове. Сердце Бейли билось так сильно, что казалось, готово было выпрыгнуть из груди.

— С этим зайкой, наверное, спал ребенок? Бейли не могла вымолвить ни слова. Она молча подошла к Кевину, взяла у него из рук зайца и положила его на верхнюю полку в шкаф. Тяжело вздохнув, она повернулась к Кевину.

— С этим зайчиком играл мой сын. Он был на два года моложе тебя. Если ты будешь спать в этой комнате, ты должен относиться бережно ко всему, что здесь есть. — Чувствуя, что она дрожит от волнения, Бейли присела на край кровати.

Кевин какое-то время молча смотрел на нее.

— Вы очень скучаете по нему? — Он задал этот вопрос не по-детски серьезно.

— Очень, — призналась Бейли. Он кивнул.

— Мой дедушка тоже умер. Я тоже очень скучаю по нему. Он был боксером, и у него были такие смешные зубы, которые вынимались. Вот так. — Он выпятил нижнюю челюсть и оттянул губы. — Только он мог их переставлять.

Вставная челюсть, догадалась Бейли и улыбнулась, тронутая тем, что этот маленький мальчик сумел связать смерть ее сына с собственной потерей; она едва не расплакалась.

— Папа говорит, что он счастлив на небе с бабушкой. Она умерла, когда папа был таким маленьким, как я. — Обняв коленки руками, Кевин оглядел комнату. Затем встал на стул и начал рассматривать фотографии на полках. — Это он? — Кевин дотронулся до фотографии в рамке, но Бейли не одернула его.

— Да. Его звали Тревис.

— А это кто? — Он показал на ее свадебное фото.

— Мой муж Клифф. Он и Тревис погибли в автомобильной катастрофе. — Она сдержала подступившие слезы. — Они тоже счастливы вместе на небесах.

— Вы живете совсем одна? — Он слез со стула и стоял теперь перед ней. Бейли молча кивнула.

— А я живу с папой. У меня есть мама, но папа говорит, что она больна и поэтому не живет с нами и не приходит ко мне. Иногда она присылает мне подарки.

— Может быть, она поправится… Кевин покачал головой.

— Папа так не считает. Бейли не знала, что сказать.

— Я уверена, твой папа счастлив, что у него есть ты и вы живете вместе, — проговорила она, переходя к более радостным предметам.

— Да. — Очевидно исчерпав эту тему, Кевин обошел комнату и спрашивал всякий раз, можно ли потрогать то или иное. И Бейли заметила, что ей уже не так больно говорить ему «да», чем это было, когда она только увидела его в комнате сына.

Когда он снова подошел к игрушкам, Бейли спросила:

— Ты хочешь спать на верхней или на нижней кровати?

— А вы тоже будете спать здесь? — спросил он с таким нескрываемым неудовольствием, что Бейли рассмеялась.

— Видишь ли, твой папа будет спать на моей кровати, потому что он слишком большой и здесь не поместится, — объяснила она.

Но Кевин не мог успокоиться.

— Папа! — закричал он во всю силу своих легких. Вбежал Стил, а за ним Форрест.

— Ведь я не буду спать с ней, ведь правда? — задыхаясь от волнения, спросил Кевин. Стил взглянул на Бейли, она кивнула.

— Я подумаю, как все лучше организовать, — примирительно заметил Стил, переглянувшись с Бейли, — но учти, ведь это ее дом.

— Фу! Гадость!

— Подожди несколько лет, и ты заговоришь иначе, — улыбнулся Форрест. — А как со мной?

— Ты можешь пойти в гостиницу, — проворчал Стил.

— У меня есть спальные мешки и поролоновые подушки, — сказала Бейли, обращаясь к Форресту. Уложив Кевина в детской и отправив Форреста в гостиницу, Стил, всего вероятнее, собирается снова делить с ней постель. — Я вас устрою в гостиной. Там вам будет удобно.

— Мы еще поговорим об этом, — проворчал Стил, похлопав Форреста по спине и подталкивая его к дверям.

— Я буду спать внизу, ладно? — попросил Кевин, когда они ушли. — Дарби любит спать со мной.

Макс тоже любил спать с Тревисом, вспомнила Бейли, но тут же постаралась подавить боль, которую вызвало это воспоминание. Какое-то мгновение ей показалось, что она слышит радостный лай Макса, но Кевин отвлек ее, спросив, можно ли ему с папой пользоваться перчатками для игры в бейсбол, которые висели на стене.

Чтобы оттянуть ответ, она потрогала перчатки и почувствовала, как они затвердели, оттого что ими долго никто не пользовался.

— Конечно, — с усилием произнесла она. Кевину нужно будет чем-то заняться во дворе, иначе он заскучает. — В гараже есть специальная паста, возьми и смажь их, чтобы они стали помягче.

Бейли пошла в гараж вместе с Кевином. Открыв банку с пастой, она услышала знакомый лай Макса. Конечно, это возвращалась ее сестра. Протянув Кевину чистую тряпочку, она послала его в дом, а сама поспешила на передний двор в надежде, что ей удастся отослать Бонни домой.

Но она опоздала. Красная малолитражка, припаркованная у края тротуара, была пуста, и Бейли услышала голос сестры, доносившийся с веранды. Обогнув угол дома, она увидела Форреста и Бонни, которые улыбались, глядя друг на друга. Стил, довольный, наблюдал за ними, а Дженни во все глазенки смотрела на Кевина, он как раз выходил из дома. Бейли поднялась по ступенькам на веранду. Форрест и Бонни едва взглянули на нее, но Дженни захлопала в ладоши и радостно засмеялась: «Бейли! Бейли!» Бейли подхватила ее на руки. В это время в сопровождении Дарби на веранду вбежал Макс, чтобы поздороваться с хозяйкой.

— Ты даже не предупредила, что привезешь из Феникса гостей, — заметила Бонни, наконец переключив свое внимание на сестру.

— Планы неожиданно изменились, — объяснила Бейли, радуясь, что говорит чистую правду и не приходится ничего выдумывать. Она не сказала сестре об истинных целях поездки в Феникс. Ложь влечет за собой еще большую ложь. — Ты, наверное, привезла Макса, потому что знала, что здесь что-то происходит? — изменила она тему разговора.

Бонни кивнула.

— Ты со всеми познакомилась? Бонни снова кивнула, ее взгляд остановился на Форресте.

— Стал говорит, что у вас тут полна коробочка.

— Не сомневаюсь, что он так и сказал. — Бейли покосилась в сторону Стала. Этот тип никак не успокоится. Он все еще пытается куда-нибудь сплавить Форреста, чтобы снова за ней поухаживать.

— Если это поможет, я предложила Форресту переночевать у меня на раскладушке.

— Я думаю, мы как-нибудь устроимся. — По сухому тону сестры Бонни поняла, что Бейли не поддерживает блестящую идею Стала.

— Я пригласил Бонни и Дженни пообедать с нами, — прервал наступившую паузу Стал. — Помочь тебе приготовить котлеты?

По пути домой они остановились у продуктового магазина, и Кевину было позволено выбрать меню их обеда.

— Ну что ж, пожалуй. — Бейли опустила Дженни на пол и отправилась на кухню. Едва дождавшись, когда Стал закроет за собой дверь, она стала ему выговаривать:

— Ты зря используешь Бонни, чтобы выдворить на ночь Форреста, — это никак не изменит моего решения.

Ничего ей не отвечая, Стал подошел к холодильнику и вынул оттуда фарш для гамбургеров.

— Я не собираюсь с тобой спать и не хочу вмешивать мою сестру в это дело.

Все так же молча он положил упаковку с гамбургерами на стол и открыл ее. Помыв руки, он взял немного фарша и слепил котлету.

Глядя на него, Бейли вынула из шкафа тарелку и поставила ее на стол перед Стилом. Черты его лица посуровели от сдерживаемого гнева, но голос был г-покойным, когда он наконец ответил:

— Все, что я сделал, — это представил Форреста Бонни как моего друга. — Он положил большую котлету на тарелку. — Мне показалось, что она хотела что-то спросить, но к нам присоединился Кевин. Она догадалась, что я не склонен что-либо объяснять при нем. Форрест начал играть с Дженни и заговорил с Бонни. Когда он упомянул о том, что будет спать на полу в гостиной, Бонни пригласила его к себе домой.

— Это не похоже на мою осторожную сестру. — Бейли вынула из шкафчика картофель и стала мыть его в раковине. Кевин еще заказывал картофель фри.

— Я не предлагал этого. Я только сказал, что нас тут многовато. — Стал говорил, не повышая голоса, но как-то ожесточенно лепил одну за другой большие котлеты. — Если ты настаиваешь, чтобы мы все это обсуждали, могу сказать, что это неплохая мысль. Форрест и впрямь мог бы остановиться у твоей сестры и в случае чего присматривать за твоей сестрой и Дженни, ну и за Кевином, пока мы будем в «Санберете». — Он помолчал.

Бейли кивнула. Пожалуй, то, что он говорит, имеет под собой веские основания.

— Кажется, Бонни вполне поладила с Форрестом, — добавил Стал. — Похоже, она не боится дать человеку шанс.

Бейли, наклонив голову над раковиной, чистила картошку и никак не ответила на его намек, что она боится дать ему такой шанс.

— Предупреди Форреста, чтобы он молчал, я не хочу посвящать Бонни в наши планы.

— Разве ты не сказала ей? Бейли покачала головой.

— Почему?

— Не хочу, чтобы она волновалась.

— Она бы не одобрила этого, — заметал Стал. — По крайней мере у одной из вас есть голова на плечах.

— Но у нее осталась Дженни! — Бейли повернулась к нему. — У тебя есть Кевин. Вам обоим легко говорить мне: «Живи дальше, строй свою жизнь». Но это не так просто! — Она отошла от раковины, и Стил занял ее место, чтобы помыть руки. — Не трогай меня, — проговорила Бейли, почувствовав, что он обнимает ее за талию. Стил привлек ее к себе, но Бейли не уступала.

— Мы с Бонни не просим тебя забыть Тревиса, мы только напоминаем тебе, что ты жива и должна жить. Ты не можешь похоронить себя в прошлом.

Бейли смотрела прямо перед собой на шкафчик, отделанный под дуб.

— Я хочу знать, как умерли мой сын и муж. Разве я прошу так много? — Она высвободилась из объятий Стала и повернулась к нему лицом.

— Много, если для этого ты должна рисковать своей жизнью.

— Но я рискую своей жизнью не более, чем ты своей.

Стил покачал головой и мягко заметил:

— Я же сказал, что сделаю, как ты хочешь. Почему же ты все еще на меня сердишься?

— Ты имеешь в виду, почему я не веду себя как покорная слабенькая женщина, довольствующаяся тем, что она согревает твою постель и сидит дома с твоим сыном?

— Ведь ты же знаешь, что мне от тебя нужно не только это.

Да, она знала. Она положила разделочную доску на стол и рывком открыла ящик, чтобы взять нож. Повернувшись спиной к Стилу, она стала резать картошку.

— Ты не боишься умереть, ты боишься жить, — сказал Стил. — Боишься любить меня.

Бейли чувствовала на себе его взгляд, но не повернулась.

— Зажги плиту. Кевин наверняка проголодался. Спустя мгновение она услышала скрип двери кладовой, шуршание по полу мешка с углем, затем шаги Стила — и кухонная дверь захлопнулась. Бейли продолжала резать картошку, но делала это механически. В ее голове звучали слова Стила: «Ты боишься жить. Боишься любить меня»…

Глава 8

Бонни заметила во время обеда некоторую натянутость между Стилом и Бейли, но Форрест говорил без умолку, Кевин и Дженни тоже помогли разрядить обстановку и занимали ее внимание. Форрест ей сразу понравился — с резко очерченным красивым лицом, рослый, мускулистый, хотя его фигура и уступала атлетической фигуре Стила. Сейчас она смотрела в его светившиеся умом карие глаза.

Участник местного театрального кружка, она завидовала тому, что он мог смотреть спектакли на Бродвее, и вполне понимала его переезд из провинции в Нью-Йорк для продолжения карьеры артиста.

Ему лишь изредка удавалось играть на сцене, и, чтобы как-то продержаться, он работал в одной охранной фирме, которая впоследствии расширила рамки своей деятельности и стала заниматься сыском.

— Я должен был выдавать себя за разных людей и обнаружил, что неплохо делаю это. — Он усмехнулся. — На этом я стал делать деньги и скоро смог открыть собственное агентство.

Бонни заметила, как загорелись глаза Форреста, когда она улыбнулась в ответ на его улыбку. Бонни поняла, что Форрест явно заинтересовался ею. Он был ей симпатичен гораздо больше других мужчин, с которыми она встречалась в последнее время, и ей нравилось, как легко он общается с Дженни. Она надеялась, что он примет приглашение остановиться в ее доме и у нее будет возможность узнать его лучше. Пусть Бейли и дальше называет ее чересчур осторожным цыпленком, на этот раз, подозревала она, они поменялись ролями.

Бонни чувствовала, что натянутость между Стилом и ее сестрой возникла из-за того, что Бейли, как обычно, не последовала ее совету. Цепляясь за свое горе, Бейли не оставила Стилу шанса.

Бонни не допустит такой ошибки. Форрест может впоследствии разочаровать ее, но она полна желания дать ему возможность доказать обратное.

Ей очень хотелось узнать о том, что делали Форрест с Кевином в Булхед-Сити, но его разговор за столом поглощал все ее внимание, пока детей не уложили спать. Когда наконец они остались вчетвером, Бонни спросила:

— Так что же все-таки происходит?

В ожидании ответа она не заметила, как Форрест сел рядом с ней на качалку. Бейли присела на перила веранды, пока Стал ходил за складным стулом.

Бейли откашливалась и запиналась, тщетно смотрела на Стила, взглядом умоляя о помощи. Затем она заговорила. Сжав губы, чтобы не прерывать сестру, Бонни, нахмурившись, слушала.

— Так ты мне лгала! — воскликнула она, когда Бейли замолчала. — Ты же мне говорила, что Стал собирается идти в полицию.

— Он и собирается, — пробормотала Бейли, опустив глаза, — как только мы точно узнаем, что творится в этом клубе. — Она взглянула на сестру. — Я не хотела тебя волновать, ведь ты же…

— Только не называй меня цыпленком! — Бонни вскочила. — Мы здесь не говорим о мужестве или трусости, мы говорим о здравом смысле. Вам не пристало ехать в этот клуб: кто-нибудь может узнать одного из вас или даже обоих. Пораскинь-ка мозгами, которые нам даны от рождения! Или все они достались мне одной?

— Мы изменим свою внешность, — настаивала Бейли, упрямо выставив подбородок — жест, хорошо знакомый Бонни. — Я поеду, что бы ты ни говорила, так что побереги силы и не уговаривай меня.

Бонни продолжала приводить сестре различные доводы, она не остановилась даже тогда, когда Стал заметил, что уже высказывал Бейли те же опасения и те же доводы. Форрест слушал всех внимательно, но дипломатично молчал.

— Во всяком случае, держите меня в курсе, — наконец сказала Бонни, откинувшись на спинку качалки и скрестив руки на груди. — Если получишь приглашение в этот клуб, пошли мне записку в отдел регистрации и сообщи, когда вы уезжаете и когда предполагаете вернуться.

— Если что-нибудь случится, они могут прийти за тобой, — возразила Бейли. — Я думаю, лучше будет, если Форрест увезет тебя, Дженни и Кевина из города. У нас с тобой наступает время отпусков, и люди подумают, что мы путешествуем где-нибудь вместе.

Бонни покачала головой, показывая, что и она может быть упрямой.

— Мама с папой хотели взять Дженни в Диснейленд. Они могут захватить с собой и Кевина. — Она взглянула на Стила, который одобрительно кивнул. — Ты можешь сказать им, что встречаешься с отцом Кевина и вы хотите провести несколько дней вдвоем.

— Я хочу, чтобы ты в этом не участвовала, — настаивала Бейли.

— Ничего подобного. Моя работа в отделе регистрации даст мне прекрасную возможность следить за вами. Если мы будем знать, когда вы должны вернуться, Форрест может притвориться туристом, который бродит по крыше, когда приземлится вертолет, и, если вас в нем не окажется, мы вызовем полицию.

— Мы будем вашими дублерами, — вступил в разговор Форрест. — Если вы позволите ехать мне… Тогда вы с Бонни могли бы быть дублерами моими и Стила.

— Я еду, — отрезала Бейли тоном, не терпящим возражений.

Бонни и Стал, ставшие теперь союзниками, выглядели расстроенными.

— Вам потребуются другие документы, если вы измените вашу внешность, — прервал наступившее молчание Форрест. — Даже если вы будете расплачиваться за комнату в гостинице наличными, эти парни могут проверить ваши кредитные карточки, прежде чем пригласить в свой клуб.

— Они не делали этого в случае с Ланой, — возразил Стал.

— Возможно, они наняли ее как артистку, — заметил Форрест, — а не пригласили как игрока.

— Ну и как мы подделаем кредитные карточки? — заволновалась Бейли.

— Я частный детектив, — напомнил ей Форрест. — У меня есть некоторые связи; это я улажу.

— Тебе лучше пользоваться общественным телефоном, и возьми с собой побольше мелочи, — посоветовал Стал. — За разговорами в кредит может быть установлена слежка. Если тебя видели с Кевином на ранчо, они будут разыскивать тебя.

— Как вы узнали, что за ранчо следят? — спросила Бонни. — И как вообще они узнали, что вы с Кевином там?

— Мы заметили аварийную машину, чинившую телефонный кабель. Том позвонил в офис компании, обслуживающей телефонную связь в округе. Выяснилось, что у них нет ни единой записи о том, что в наш район послана аварийная бригада. — Форрест покачал головой.

— Мы с Томом еще подростками участвовали в соревнованиях по бодибилдингу, — ответил Стал на второй вопрос Бонни. — Он так и не стал профессионалом, но мы остались друзьями. Лана была у него на ранчо и могла им сказать. — Он сжал в кулак правую руку и ударил ею по столу. — Мне казалось, это ранчо расположено так далеко и там Кевин будет в полной безопасности. Возможно, они все узнали заранее.

— Не стоит себя упрекать, — проговорил Форрест. — Это не какая-то дешевая контора, они могли себе позволить наблюдать за всеми твоими знакомыми.

Бонни смотрела на остроконечные вершины гор, высившихся на противоположном берегу реки. Замечание Форреста, казалось, сделало эту ночь зловещей, тени деревьев стали темнее, луна отражалась в воде холодным блеском.

Эта картина гнетуще подействовала на Бонни; ей вдруг захотелось в тепло и уют собственного дома. Она встала. Затея ее сестры безумна, но Бейли настаивает, и разубедить ее невозможно. Дальнейшие споры бесполезны.

Форрест тоже поднялся.

— Ваше предложение остановиться у вас все еще в силе?

— Конечно. — Бонни едва сдержала улыбку. — Пойду за Дженни, а вы пока возьмите свой чемодан.

Бейли и Стил проводили их до машины. Дженни раскапризничалась, когда ее усаживали на детское сиденье и застегивали ремни, но вскоре снова уснула.

— Ты злишься на меня? — спросила Бейли.

— Ужасно, — без колебаний ответила Бонни. — Но мы одно целое с тобой, близнецы… — Она поцеловала сестру, затем повернулась к Стилу и очень удивила его, когда крепко обняла. — Береги ее, — прошептала Бонни.

— Я пытаюсь, — угрюмо усмехнулся Стил. Вела машину Бонни, хотя Форрест предлагал, что сам сядет за руль. Теперь, оставшись с ним наедине, она почувствовала себя неловко, это чувство усугублялось тем, что они ехали к ней, в ее маленький дом. Что же она делает: приглашает незнакомого мужчину на ночь в свой дом?

— Я только уложу Дженни спать, а потом приготовлю постель для тебя, — сказала она, поднимаясь по лестнице. Она нарочно медлила, меняя простынку Дженни и укладывая ее в кроватку. Если она так явно выражала свой интерес к Форресту, не рассчитывает ли он, что она собирается сегодня спать с ним? Хотя эта мысль и не казалась ей столь уж непривлекательной, Бонни не чувствовала себя готовой к близким отношениям с Форрестом. Отдавая свое тело, она отдавала и сердце.

Убирая темный локон со щеки Дженни, она наклонилась, чтобы поцеловать девочку. Как ее дочь будет реагировать на то, что в их доме живет чужой мужчина? У Форреста темные волосы, по крайней мере она не будет называть его папой, как всех подряд мужчин со светлыми волосами.

— Называй его «мистер Гамильтон», — прошептала Бонни и выпрямилась. Она не могла допустить, чтобы Дженни слишком привязалась к нему. Бонни и сама боялась влюбиться в Форреста, тем более не могла подвергать риску чувства ребенка.

Спускаясь по лестнице с постельным бельем в руках, она молила Бога, чтобы Форрест не превратился в одно из ее увлечений-однодневок.

Форрест не сделал свет поменьше — это уже хороший знак. Он выдвинул складную кровать и, вытянувшись на ней, читал газету.

— Газетная бумага может запачкать диван, — проговорила Бонни, положив белье и забирая прочитанные газетные листы с дивана, обитого бледно-голубым ситцем.

Он отложил газету.

— Холостяк таких вещей не знает. — Он улыбнулся ей ленивой, зовущей улыбкой, от которой у нее перехватило дыхание.

— Это новый диван, — запинаясь, произнесла Бонни, мысленно ругая себя за то, что говорила с ним, как ворчливая жена. — Мне не надо было покупать с такой светлой обивкой, я не могу позволить Дженни сидеть на нем, когда она ест…

— Я понимаю, — перебил ее Форрест. Поднявшись с кровати, он встал рядом с ней. — Не стоит объяснять.

Продолжая что-то бормотать в свое оправдание, Бонни отошла к другому краю кровати. Хотя она и давала мудрые советы сестре, ее начинало беспокоить то обстоятельство, что ее явно тянуло к Форресту. Этот человек живет на другом конце страны, как можно думать о каком-то продолжении и развитии их отношений?

Застилая постель, она встряхнула простыню. Форрест, поймав ее за угол, стал помогать ей. Они говорили о чем-то, аккуратно расправляя простыню. Форрест смотрел, как это делает Бонни, и настаивал, чтобы она научила его заправлять простыню по углам.

— Так вот как это делается, что и утром простыня не сбивается, — удивленно заметил он, когда они закончили. — Я всегда просыпаюсь, и мои ноги мерзнут без покрывала.

— Бедный холостяк, — смеялась Бонни, подтрунивая над ним. — Правительству следовало бы установить закон, по которому мужчины обязаны учиться застилать постель!

— Ты выглядишь гораздо приятнее, чем сержант-инструктор. — Он уже не улыбался, он смотрел на ее губы.

Скажи же что-нибудь, приказывала Бонни своему внезапно одеревеневшему языку, но только смотрела на Форреста.

Медленно, давая ей время отступить, если она передумает, Форрест поднял руку и кончиками пальцев погладил Бонни по щеке.

— Я понимаю, мы с вами только что познакомились, но, если вы меня не поцелуете на ночь, я всю ночь не засну и буду думать, каким этот поцелуй мог бы быть.

Пусть на этот раз цыпленком будет Бейли, подумала Бонни, приближаясь к Форресту.

Он легко накрыл ее губы своими, постепенно прижимаясь к ней. Бонни обняла его за шею, крепко прижавшись к нему всем телом, и вдруг испытала странное чувство близости к этому человеку.

Она встречалась после смерти мужа с мужчинами, целовала их, но не испытывала каких-то глубоких чувств. Ей всегда было неловко, и, видя, как возбуждается мужчина, она уходила, не будучи в состоянии ответить на его чувство.

В поцелуе Форреста она тоже ощутила сдерживаемую страсть, но и в ней рождалась страсть. В этом поцелуе чувствовалось обещание, это был не просто поцелуй, но призыв к удовлетворению желания.

Подняв голову, Форрест сказал:

— Как я рад, что ты не едешь в этот клуб. Еще завороженная поцелуем, Бонни мигала, не понимая его слов.

— Я бы не хотел потерять тебя, — объяснил он. Ей были приятны слова Форреста, но мысль об опасности, которая подстерегала ее сестру, тут же вернула Бонни к действительности. Она опустила руки и отпрянула от него.

— Прости, я напомнил тебе о сестре. — Форрест обнял ее.

Не сопротивляясь, она стояла, уткнувшись головой ему в грудь, успокаиваемая ритмичным биением его сердца.

— Поверь мне, Стил сделает все возможное, чтобы защитить ее. Он любит ее, ведь ты знаешь.

— Он сказал тебе об этом? — Бонни подняла голову, чтобы увидеть его лицо.

— Ему не нужно этого говорить. Он даже, может быть, и не осознает еще, но я понял это, как только вышел из самолета, по тому, как он смотрел на Бейли.

— Надеюсь, ты прав, но ему нелегко будет с сестрой.

— Я это заметил, — усмехнулся Форрест. — Меня радует, что ты рассудительнее своей сестры.

— Ты хочешь тоже сказать, что я цыпленок? — спросила Бонни, которую насторожило сравнение с Бейли.

— Вовсе нет. Я хочу сказать, что в тебе совмещаются красота и здравый смысл. — Он поцеловал Бонни, на лице которой появилась беспомощная улыбка. — А теперь иди спать, а то я забуду, что мы с тобой едва знакомы, и попытаюсь сделать то, чего ты бы не хотела, чтобы я делал.

Бонни удивленно подняла брови — уж слишком он самоуверенный, но последовала его совету. Интересно, чувствует ли Форрест такую же близость к ней, как она по отношению к нему? Возможна ли любовь с первого взгляда? Или же это просто увлечение, внезапно вспыхнувшее?

Время покажет. Она поближе узнает Форреста, но постарается вести свою привычную жизнь; нельзя, чтобы все в ее доме перевернулось вверх дном. Она будет работать, как будто этот обаятельный мистер Гамильтон вовсе и не живет с ней под одной крышей.

Пожалуй, она немного поспешила, пригласив его остановиться у нее дома. Ей, по-видимому, так же трудно собрать осколки свой жизни и начать жить по-новому, как и ее сестре. По крайней мере она дала Форресту шанс, и этот шанс много больше, чем, как ей кажется, Бейли дает Стилу.

На этот раз она не будет цыпленком.

После того как Форрест и Бонни уехали, Бейли холодно пожелала Стилу спокойной ночи. Стал отпустил ее без возражений, считая, что близкие отношения сделали бы ее еще упрямее.

В следующие дни он проводил время с Форрестом и Кевином, часто брал моторку Бейли, и они спускались вниз по реке Колорадо, заплывая далеко от Лафлина. Кевин все еще думал, что они отдыхают. Стал часто возился с ним, Кевин задавал ему разные вопросы, они вместе играли.

После того как Кевина укладывали спать, Бейли начинала обучать Стала игре в блэкджек, но Стал не мог сосредоточиться. Суть игры была довольно простой и состояла в следующем: нужно набрать большее число очков, чем содержалось в розданных крупье картах, но не превосходящее двадцать одно. Проблема была в том, чтобы запомнить стратегию игры. Когда следует говорить «подкинь мне» или «еще разок», что означает, что он просит еще одну карту, и когда сказать «пропускаю». Это, объясняла Бейли еще и еще раз, зависит от карты, открытой крупье, как и от карт на руках игрока.

Сидя за кухонным столом напротив Бейли, Стил смотрел на нее и, пока она объясняла возможные, с точки зрения теории вероятностей, ситуации, мысленно возвращался к тем быстро промелькнувшим нескольким часам, когда они были вместе и он обладал ею. Чувствуя, что он не слушает ее, Бейли грозилась, что отправится в клуб с Форрестом.

Сама мысль о том, что Бейли под видом Карлы ласкается к Форресту, заставляла Стала сосредоточиться, но затем… Затем она касалась рукой своих волнистых волос… и он вспоминал их запах, их шелковистую мягкость, когда они касались его лица. Иногда его взгляд отрывался от карт, разложенных на столе, поднимался выше, скользил по полукружиям ее грудей… и снова он вспоминал, как его руки ласкали их, как из уст Бейли вырывался стон, когда он целовал ее упругие соски…

Время от времени он провоцировал ее в надежде, что она рассердится и повторит попытки Карлы соблазнить его, но она не поддавалась на его уловки. Она холодно смотрела на него своими голубыми глазами, и этот молчаливый взгляд ранил его.

Приходя с работы домой, Бейли больше не переодевалась в шорты. Он успевал взглянуть на ее красивые ноги, когда она проходила в свою комнату, а потом она надевала хлопчатобумажные, обтягивающие бедра леггинсы и свободную рубашку. Он не был уверен, от него или от самой себя старается она спрятать свою чувственность, но от этого ему не становилось легче. Он просто смотрел на нее пристальнее, и воспоминания об их близости дополняли образ.

Когда Стил предложил ей пойти загорать, чтобы еще более изменить их внешность, она отказалась.

— Я загораю во время ланча. При таком солнце, как сейчас, это мало что даст.

Он этого не отрицал. Теперь ее твердость в выбранной линии поведения скорее раздражала его, нежели впечатляла.

Он точно знал, что она все еще неравнодушна к нему. Он редко надевал что-нибудь, кроме шортов, и видел, как она смотрела на него, когда думала, что он этого не замечает.

На войне и в любви все средства хороши. По мнению Стала, в их отношениях было и то, и другое. Она старалась не дотрагиваться до него и всегда отходила, если он случайно касался ее рукой. Кевин мог с ней кувыркаться сколько угодно, Дарби и Макс тоже пользовались ее благосклонным вниманием;

Стил горячо надеялся, что ей так же одиноко длинной темной ночью, как и ему.

Только однажды Бейли была совсем близко от Стала, когда решила, что у него слишком длинные волосы, чтобы сделать завивку. Он испытывал сущие муки, когда она стояла возле стула, на котором он сидел, ее груди почти касались его… Если бы они были одни, он бы обнял ее, но она явно предвидела такой поворот событий и позвала Кевина помогать ей. Смеясь, мальчик подавал ей кусочки материи, в которые она заворачивала каждую прядь волос.

Чтобы как-то объяснить Кевину, зачем его отцу понадобилось завивать волосы, она сказала мальчику, что Стил проиграл ей в карты.

— Мужчина всегда должен платить свои долги, — добавил Стил, пытаясь поддержать свое пошатнувшееся мужское достоинство.

Кевин снова засмеялся.

Во время одной из их прогулок по реке на моторной лодке Стил узнал, что ухаживания Форреста тоже не особенно продвинулись. Он жил в ее доме уже две недели, и все это время ей звонили знакомые мужчины, и она даже ходила на свидания.

— Сегодня утром я заявил какому-то парню по телефону, что я ее любовник и чтобы он больше не звонил, — уныло рассказывал Форрест, когда они со Стилом смотрели, как Кевин строит крепость из песка на берегу небольшой бухты, которую они нашли. — Мы, собственно, и могли уже стать любовниками. Мы с ней беседуем, целуемся, и затем она говорит, что ей нужно время. Для чего? — И прежде, чем Стил ответил на этот вопрос, Форрест продолжал:

— И она просит меня не приучать к себе Дженни. Но мне нравится эта девчушка! Все, что мне позволено, — это улыбаться ей, а она в ответ заливается смехом. Ты бы послушал, как она говорит «мистер Гамильтон». Бонни не позволяет ей называть меня Форрестом. Я предложил «дядя», но Бонни почему-то жутко рассердилась.

Стил кивнул: ему легче было понять поведение Бонни, чем осторожность Бейли.

— Отношения осложняются, когда ты один воспитываешь ребенка, — пояснил он. — Приходится думать о тех, кто тебя окружает, присматриваться к ним. Конечно, плохо, когда что-то не получается, когда тебя обижают, но еще хуже, когда ребенок оказывается обманутым в своих ожиданиях.

— Как Кевин относится к Бейли?

— Она ему нравится, но он знает, что однажды мы уедем к себе домой, что здесь мы гостим. Если у нас с Бейли ничего не изменится, он так и запомнит ее как милую леди. — Стил помолчал. — Я тебя понимаю…

Разговор прервался. Внезапно Стил встал.

— Я не допущу, чтобы это случилось, — торжественно произнес он.

Форрест поднялся вслед за ним.

— Что ты собираешься делать?

— Буду действовать против ее воли. Этой же ночью. И к черту эти бесконечные ожидания и терпение. Все надо ускорить, надо, чтобы это произошло до нашего отъезда в «Санберст».

Да, он должен действовать, и не только потому, что у него уже зажил глаз и больше не болят ребра, — из разговора с Форрестом он понял, что сегодня будут готовы их кредитные карточки.

Форрест похлопал его по спине.

— Пожалуй, и я сегодня ночью кое-что предприму.

— Договорились.

Стилу казалось, что в этот вечер Кевин никогда не отправится спать. Закрыв наконец дверь комнаты, где спал его сын, Стил зашел на кухню и сказал Бейли, что их кредитные карточки готовы. Теперь им оставалось только отправить родителей Бейли с детьми в Диснейленд, и тогда они могут ехать в Феникс, получить контактные линзы, взять напрокат машину и, вернувшись в Лафлин, зарегистрироваться для поездки в «Санберст».

— Нам еще нужно покрасить волосы, и еще учти: ты никогда не сможешь играть на больших ставках, если не освоишь блэкджек в совершенстве, — возразила Бейли.

Стил улыбнулся, довольный, что она реагирует именно так, как он и предполагал.

— Я знаю основы игры, — поддержал он ее, — но мне нужна какая-то заинтересованность, какой-то стимул.

— Какой, например? — Она подозрительно взглянула на него.

— Я слышал, что есть игра в покер «на раздевание», как насчет таких же условий игры в блэкджек? — Он почувствовал себя немного виноватым. Такая стратегия была мало похожа на прямую атаку, которую он обещал предпринять.

— Ни о чем подобном и не думай! — Она скрестила руки на груди, и Стил в этом ее жесте увидел, что она подсознательно защищается.

— Цыпленок? — поддел он ее. — Боишься, что не сможешь себя контролировать при виде моего обнаженного тела?

— Ты и так разгуливаешь полуголый. Стил усмехнулся. По ее раздраженному тону он понял, что не ошибался, читая желание в ее глазах.

— Когда мы начнем игру, я полностью оденусь. Бейли задумчиво смотрела на него. Стил чувствовал, что она пытается сопротивляться желанию, но оно сильнее ее.

— А если проснется Кевин?

— Но ведь он не просыпался по ночам с того момента, как мы приехали? Я знаю Кевина шесть лет — его не разбудит ночью даже атомная бомбардировка.

Бейли отошла от него и задернула занавески у кухонного стола. Стил пошел в свою комнату и взял карты из ящика.

— Только никаких прикосновений, — поставила условие Бейли, когда они уселись за стол напротив друг друга. Она взяла карты и перетасовала их.

— Если ты этого не хочешь… — добавил Стил.

— Это может случиться только в твоих мечтах. — Она бросила карты на стол перед ним. — Сними. — Стил разделил колоду на две части, Бейли взяла карты. — Делай ставку.

— Твой лифчик, — выпалил он.

— Ставь на свои вещи, — отрезала Бейли, — а не на мои.

— Моя рубашка. А твоя ставка?

— Крупье не делают ставок, — возразила она, явно что-то замышляя.

— Но они выступают как банк, принимают или выплачивают ставки.

— Они не должны пользоваться собственной стратегией игры.

— Тогда я буду играть двумя руками. Одной — за тебя, другой — за себя. Ты будешь отдавать свою вещь, только когда будет проигрывать твоя рука.

— Ты же будешь специально проигрывать, играя моей рукой!

Стил засмеялся.

— Если ты сочтешь, что твоей рукой я сыграл нечестно, твой проигрыш не будет считаться.

— Ладно. Я ставлю туфлю. — Бейли сделала вид, что не заметила его разочарования. — Давай играть, только честно и по правилам.

— Если у крупье шестнадцать или меньше очков, он должен брать еще карты и остановиться, если у него семнадцать очков или выше. — Стил закрыл глаза, как во сне повторяя правила. — Я всегда добираюсь до одиннадцати или меньше и останавливаюсь на семнадцати или больше.

Он помолчал, вздохнул и открыл глаза.

— Мои дальнейшие действия при числах от двенадцати до шестнадцати зависят от верхней карты крупье и законов теории вероятностей, что означает огромнейшее количество комбинаций!

— Мы сегодня играем на большие ставки, так что напряги лучше свою память, — улыбнулась Бейли.

— Не будем все повторять? — встревожившись, спросил Стил.

— На карту поставлена моя скромность.

— У меня хорошая память, тебе не о чем беспокоиться. — Он оглядел ее свободную блузу. — Просто будь добросовестным учителем, и давай снова повторим комбинации. — Он выпрямился на своем стуле и сосредоточенно смотрел на нее. — Я весь внимание.

— Надеюсь, что все так и будет, — пробормотала Бейли, но начала быстро называть числа.

Стил весь подался вперед, стараясь запомнить. Ему казалось, что, только чтобы запутать его, она останавливалась перед тем, как объяснить, нужно ли делить пары или удваивать, когда удваивать ставку. Он смотрел в записи, которые делал раньше, и все эти цифры становились на место. Сегодня он хотел не только выиграть в блэкджек, но сделать так, чтобы вся одежда Бейли и сама она оказались у него в руках.

Сдавая карты, Бейли уже ругала себя за то, что согласилась на предложение Стала. Конечно, у него на уме было не только научиться играть в блэкджек. Он просматривал записи их прежних уроков, и у нее появилось сильное подозрение, что она знает, что отвлекало его внимание. Эти же мысли не давали и ей заснуть ночью.

Самым трудным испытанием для Бейли было наблюдать за Стилом, когда он играл со своим сыном. Любовь между ними была настолько ощутима, что казалось, до нее можно дотронуться, когда они возились вдвоем на полу или играли в догонялки во дворе. Их смех, нежность Стала, безудержное веселье Кевина рождали в ней воспоминания о других отце и сыне. И все же она не могла без улыбки смотреть на них обоих.

Кевин не был идеальным ребенком, часто выводил отца из терпения, особенно когда его укладывали спать. Когда же битва заканчивалась и Стал уже держал сына на руках, сидел на диване у столика с лампой и читал ему сказку, Бейли стоило труда удержаться, чтобы не расцеловать эти две светловолосых головы, склонившиеся над книжкой.

Она заставила себя снова сосредоточиться на игре, когда Стал поднял первую из двух своих карт. Он смотрел на открытую карту крупье — пятерку треф, и ее сердце тревожно забилось. Может быть, это предчувствие? Она не была уверена.

— Еще одну, — проговорил он. Бейли положила тройку рядом с его закрытыми картами.

— Еще.

Она дала ему пятерку червей.

— Достаточно.

Он проделал то же другой рукой, которой играл за нее. Лицо его было спокойно.

— Это не покер, — напомнила ему Бейли, ожидая развязки.

Он улыбнулся, но только заметил, что ему «достаточно».

Бейли перевернула закрытую карту крупье (это был король) и добавила десятку к уже открытой пятерке. Надеясь, что она выиграет — это означало бы, что Стал выиграл обе игры, — она взяла карту. Четверка давала ей теперь девятнадцать очков.

Стал перевернул свои нижние карты, добавляя двойку и четверку к тройке и пятерке, что в сумме давало четырнадцать.

— Пожалуй, я проиграл, — сказал он, изображая, как ей показалось, огорчение.

Он встал и начал снимать свою рубашку. Неторопливо. Мучительно долго. Бейли старалась отвести взгляд, но глаза отказывались ей повиноваться. Его рубашка медленно поднималась вверх, открывая широкую грудь над ремнем, плоский живот.

Бейли смотрела на него и вспоминала немного солоноватый вкус его губ, его запах, необъяснимый мужской запах, смешанный с запахом мыла и крема после бритья, вспоминала его кожу, гладкую, бархатистую, туго обтягивающую железные мускулы.

Стал стянул рубашку через голову, бросил ее в сторону и потянулся. Бейли перестала дышать. Горы мускулов, вены предстали ее взору, затем скрылись, когда он расслабился. Она смотрела на Стала и сдерживала дыхание, боясь выдать постепенно охватывавшее ее волнение.

Стал повернулся к ней спиной и снова потянулся. Его широкие плечи распрямились, талия сузилась — сложен он потрясающе.

Подняв руку ко рту, Бейли наконец сделала долгий вдох и бесшумно выдохнула.

Стил совмещал в себе огромную силу и удивительную нежность. Ее тянуло к нему. Но он хотел от нее слишком многого.

— А не включить ли нам какую-нибудь тихую музыку? — предложил Стил и вышел из комнаты.

Бейли напомнила себе, что надо успокоиться, моргая, осмотрела кухню, будто увидела ее впервые, затем качнула головой, чтобы отогнать наваждение. Тягучие звуки гитары и голос Би-Би Кинга поплыли по комнате, будоражащие душу, зовущие.

Стил определенно играл на больших ставках, которые заставляли его сосредоточиться, она это понимала, но у нее были серьезные опасения, сможет ли сосредоточиться она сама.

— Между прочим, я беру твою туфлю, — сказал Стал, возвращаясь и протягивая руку. — На твоих картах только семнадцать. — Он перевернул их и сел за стол.

Бейли отдала ему туфлю и пожалела, что на ней нет хотя бы рваных носков.

Глава 9

По мере того как игра набирала темп, Стил говорил все меньше и меньше, рукой показывая, нужна ли ему дополнительно карта. Бейли тоже притихла, и только мелодия блюза в исполнении Би-Би Кинга и хлопки карт по столу были единственными звуками в комнате, освещенной мягким светом лампы над столом.

Стил играл очень внимательно, принимал быстрые и правильные решения. Он не смотрел на Бейли, пока одна из его рук не делала очередной ход. Тогда он устремлял на нее взгляд, полный решимости и… желания, и Бейли казалось, что воздух накаляется, и становилось трудно дышать.

Время, которое обычно бывает на стороне крупье, шло вперед, и они расставались то с одним, то с другим предметом одежды. За рубашкой Стила на стул возле Бейли последовали его кроссовки и носки. Она рассталась со второй туфлей, затем с лентой, которая стягивала ее волосы в хвост. Когда она сняла ленту, Стил поцеловал ее. Бейли смотрела на его губы, мягкие и влажные в обрамлении рыжеватой бородки, и чувствовала, как дрожит, как щекочет ее кожу эта шелковистая бородка.

Он встал, чтобы снять ремень; медленно расстегивал его. Ее чувства были напряжены, она могла слышать трение кожи ремня о ткань джинсов, его движения дразнили ее, ей хотелось схватить его за руки, обнажить его тело.

Но вместо этого она сжала карты в руках и продолжила игру. Стил заметил, что она не тасовала колоду, не давала ему снимать, но он ничего не сказал. Следующий кон он играл за Бейли и проиграл, набрав больше двадцати одного очка. Как она ни старалась, она не могла придраться к его игре. Стратегия, которой она его обучила, была основана на вероятности, а не на уверенности.

Ей нужно было расстаться либо со слаксами, либо с блузой. Стил откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, с улыбкой ждал. Не вставая, она высвободилась из слаксов и протянула их Стилу.

Он не произнес ни слова, только глаза его чуть потемнели и улыбка появилась на лице, когда он взял ее слаксы. Игра продолжалась. Теперь на Стиле оставались только джинсы и плавки, а на Бейли — ее свободная блуза, лифчик и трусы.

В следующем круге они оба проиграли. Стил поднялся, Бейли пристально смотрела на его лицо, следя боковым зрением за его руками, спускающимися к поясу, и слыша звук расстегиваемой молнии.

Ее взгляд скользнул по великолепному торсу Стила и ниже — по легкой ткани на его бедрах. Его бледно-голубые плавки красиво смотрелись на бронзовой от загара коже, туго обтягивая все выпуклости его мощного тела. Сняв джинсы, он пригласил ее продолжить игру. Бейли хотела перетасовать карты, но они выпали из ее дрожащих рук.

— Твоя очередь, — сказал Стил, продолжая стоять.

Бейли стала неловко расстегивать сначала пуговицы на манжетах длинных рукавов блузы. Когда она подняла руки, чтобы расстегнуть саму блузу, он сел, следя за тем, как она медленно расстегивает каждую пуговицу.

Музыка смолкла, когда она, опустив голову, снимала блузу. Она слышала, как, шумно вздохнув, он затаил дыхание при виде ее грудей, едва прикрытых лифчиком из легких лилового цвета кружев.

— Сдавай, — проговорил Стал, и голос его прозвучал как-то резко и хрипло в тишине комнаты. Бейли встретила его взгляд и покачала головой.

— Игра закончена, — прошептала она, встала и подошла к нему. — Ты завоевал право «дотронуться» до меня, вполне завоевал.

Он откинулся на спинку стула, взглядом блуждая по ее груди, затем спускаясь к плоскому животу, изгибу бедер и ниже — по лиловому кружеву трусиков.

И за его обжигающим взглядом по ее телу тянулся жаркий след. Бейли расстегнула лифчик и обнажила грудь. Он прижался к ней лицом, чувствуя обволакивающее тепло, целуя один ставший твердым сосок, потом другой. В то же время его руки скользнули к единственной оставшейся на ее теле полоске ткани на бедрах. Она почувствовала, как эта последняя «одежда» сползла по ногам вниз. Бейли обнимала его, ее руки касались его волос, плеч, спины — каждой части его тела… Как же долго они ждали этих прикосновений!

Внезапно Стал встал, посадил ее на стол и схватил свои джинсы, висевшие на спинке стула. Засунув руку в карман, он вытащил оттуда пакетик, завернутый в фольгу.

Бейли взяла у него пакет, пока он стягивал свои плавки, помогла надеть презерватив. И тут же горячий поцелуй обжег ей губы; Стал приподнялся и одним толчком вошел в нее. Обнимая ногами его бедра, Бейли покачивалась, напрягая свое тело, прижимаясь все сильнее к Стилу, сливаясь с ним в одно целое.

Они тяжело дышали, их кожа блестела от пота, все чувства обострены до предела. Внезапно Стал качнулся и уложил ее на стол; карты попадали на пол. Он снова вошел в нее, и они вместе понеслись свободно, не сдерживая себя, в мир волшебных ощущений.

Успокоившись, Стал приподнялся и взглянул на ее покрасневшее лицо.

— Бейли, я…

Стук в дверь в передней прервал его.

— Бейли! Открой дверь! — Голос Бонни звучал приглушенно, но не узнать его Бейли не могла.

Стал выругался. Бейли скатилась на пол и схватила свою одежду.

— Одевайся, — прошептала она, затем побежала в спальню, крича на ходу, чтобы Бонни подождала минуту. Она бросила в шкаф блузу и слаксы, стянула с вешалки бледно-лиловый купальный халат, затем влезла в сандалии.

— Бейли! Я знаю, ты здесь! — кричала Бонни и стучала в дверь все сильнее. — Впусти меня сию же минуту!

Бейли выбежала и столкнулась со Стадом.

— Успокойся, — сказал он, когда Бейли отскочила от него. — Иди к ней, а то она разбудит Кевина, не говоря уже о соседях во всей округе.

Бейли поспешила в прихожую, на ходу приглаживая волосы.

Кевин открыл дверь детской.

— Иди спать, — бросила ему Бейли, — иди, все в порядке.

— Папа! — на всякий случай позвал Кевин.

— Иду, — отозвался Стал.

Бейли бросилась к входной двери.

Она чуть не рассмеялась, увидев Бонни в таком же, как и на ней, бледно-лиловом купальном халате, но расстроенное лицо сестры насторожило ее.

— Ну, наконец-то! — Бонни устремилась в гостиную. — Долго же ты собиралась! — Вы должны что-то предпринять… От этого Форреста Гамильтона можно с ума сойти! Я хочу, чтобы он убрался из моего дома…

Бейли только хотела закрыть дверь, как Форрест резко распахнул ее.

— Эриксон! — закричал он, затем замолчал при виде сестер-близнецов. — Черт возьми, где он?

Одетый в спортивные шорты, к ним присоединился Стил.

— Давайте потише, — призвал он всех. — Кевин пытается заснуть.

— Скажи своему другу, чтобы он не лез в мою жизнь, — обратилась к нему Бонни, — и тогда я буду рада уйти.

— Это все ты и твои гениальные идеи, Эрик-сон, — проворчал Форрест, сжимая кулаки. — Ты у меня получишь!

— Не обвиняй меня в своих неудачах, — возразил Стил у нас все шло хорошо, пока вы не начали барабанить в дверь. Вы оба достаточно взрослые, чтобы уйти отсюда и самим разобраться со своими проблемами. — Он пересек комнату и открыл входную дверь.

— Начните сначала, — проговорила Бейли, усаживая сестру на диван. Во время ежедневного ланча на работе Бонни все эти две недели рассказывала сестре о том, как ей все больше нравится Форрест, но Бейли не советовала торопить события.

Бонни хотелось выговориться.

— Мало того, что он отшивает всех мужчин, которые мне звонят, так он еще имел наглость сам себя пригласить, когда мы ужинали с Джимом Дэвиком! Встретил Джима в дверях и поинтересовался, нельзя ли ему присоединиться к нам!

Бейли показалось, что покашливание Стала сильно смахивает на сдерживаемый смех, но тут заговорил Форрест.

— Видите ли, отчаявшийся человек идет на крайние меры, — мрачно заметил он, усаживаясь на стул напротив дивана.

Бонни пропустила это замечание мимо ушей.

— И это после того, как утром он заявил Джиму по телефону, что он мой любовник и живет у меня. К счастью, у Джима хватило ума позвонить мне на работу и спросить, что, собственно, происходит.

— И что же ответил Джим? — спросил Стил. Он закрыл дверь, но остался стоять возле нее, не скрывая желания выпроводить поскорее незваных гостей.

— Конечно, Джим ему отказал. И тогда, только мы заказали ужин, подходит официантка и спрашивает, не я ли Бонни Хэйворд, и зовет меня к телефону. Этот умник, — она кивнула в сторону Форреста, — звонит и начинает мне нашептывать о том о сем. Я, естественно, вешаю трубку и говорю Джиму, что звонила мама, потому что Дженни хотела, чтобы я ей пожелала доброй ночи. Затем, когда официантка принесла нам ужин, она передала мне десять красных роз и объявила, что они от какого-то актера, который хочет, чтобы я поскорее вернулась домой!

На этот раз Стил уже не стал сдерживаться и расхохотался. Бонни с негодованием посмотрела на него, в то время как Бейли не рискнула бросить взгляд в его сторону, боясь, как бы самой не расхохотаться. Она знала, что Джим — хороший парень, Бонни уже два месяца встречается с ним, но их отношения топчутся на одном месте.

— Потом к нашему столику подплывает скрипач, — продолжала Бонни, — и начинает наигрывать эти слезливые любовные песенки, останавливаясь, только чтобы сказать, что их для меня заказал неважно кто. Наконец Джим не выдерживает и предлагает отвезти меня домой. Я прошу его пойти куда-нибудь в другое место, но он справедливо спрашивает, не станет ли этот шут гороховый обзванивать весь город и не отыщет ли он нас в любом месте, куда бы мы ни пошли.

— Надеюсь, ты не пользуешься своей кредитной карточкой? — озабоченно спросил Стал. Форрест отрицательно покачал головой.

— Я списал со счета, который нашел у Бонни.

— Что? Ты мне мешал, испортил свидание и из моего же кармана за все это платил?! — Бонни вскочила на ноги и мгновенно оказалась перед Форрестом.

— Я верну тебе деньги. — Форрест расставил руки, чтобы обнять ее. Бонни ловко увернулась. — А теперь расскажи им, что произошло, когда ты вернулась домой, — насмешливо подсказал он ей. — Расскажи, как ты бросилась в мои объятия и…

— Это ты схватил меня!

— ..и поцеловала меня, — продолжал Форрест, поднимаясь со стула. Бонни отступила еще на шаг. — Поцеловала так, будто этот день был единственным в нашей жизни и у нас не предполагалось «завтра»; будто ты тонула и только я мог тебя спасти; целовала, пока не зазвонил этот проклятый телефон и этот твой парень тебе не напомнил, что ты должна на меня злиться!

— То, что ты сделал, — это бестактно! Ты никакого права не имел портить мне свидание!

— Я имел все права. — Форрест уже почти обнял ее, но Бонни снова подскочила к дивану и, схватившись за Бейли, спрягалась за нее. — Я люблю тебя!

Бейли с удивлением смотрела на Форреста, чувствуя всю нелепость своего положения. Она хотела было отступить, но Бонни по-прежнему пряталась за ней.

Тишину нарушил Кевин.

— Что вы все тут кричите? — спросил он, стоя в дверях; он тер кулачками глаза и жмурился от яркого света.

Форрест присел перед ним на корточки.

— Иногда мужчины и женщины не могут прийти к согласию и дерутся, — объяснил он, — между тем все, что им действительно нужно, — это поцеловать друг друга и помириться.

— Ладно! — Кевин снова отправился в детскую. Форрест посмотрел на Стала, который кивнул, и они одновременно повернулись к женщинам.

— Ты говоришь исключительно с точки зрения мужчины, — сказала Бонни, снова прячась за сестру.

— А ты будь внимателен, смотри, кого из близнецов ты обнимаешь, — предупредила Бейли, поворачиваясь вместе с Бонни, когда к ним приблизился Стал.

Мужчины в нерешительности остановились. Бейли взяла Бонни за руку и направилась с ней к двери.

— У тебя ключи от машины? — спросила она.

— Оставили в зажигании!

С заднего двора раздался лай Дарби и Макса, которые были очень разочарованы, когда сестры прошли мимо них и, сев в машину, отъехали.

— Они даже не проводили нас, — заметила Бонни, глядя в зеркало заднего обзора.

— Уж не разочарование ли я слышу в твоем голосе?

— Скорее удивление, — возразила Бонни. — После того, что я пережила этой ночью, я бы не удивилась, если бы Форрест ударил меня дубиной по голове и за волосы потащил в свою пещеру. Бейли не смогла удержаться от смеха.

— Все это только для того, чтобы разжечь в тебе желание, не так ли? — спросила она и заметила, что ее сестра готова вот-вот расхохотаться.

— Бейли, я за рулем, не смеши меня! Но Бейли уже не могла остановиться.

— Дуралей? Шут гороховый? — смеялась она, тогда Бонни свернула к краю дороги и от души расхохоталась.

— Розы были такие красивые, но мне пришлось их отдать официантке, чтобы Джим не обиделся! — сквозь смех рассказывала Бонни. — И скрипач играл мои любимые песни!

— Звучит так романтично. Почему же ты так разозлилась на него?

— Потому что… потому что я люблю его! — И она снова засмеялась.

Бейли удивленно смотрела на нее.

— Бонни, глядя на тебя, становится ясно, почему мужчины жалуются, как им трудно постичь женскую душу. Даже я не вполне понимаю тебя!

— Это смех сквозь слезы, и я уже довольно наплакалась. — Бонни всхлипнула, снова засмеялась и выехала на дорогу.

Они молчали весь остаток пути, пока не остановились у дома Бонни и не зашли на кухню.

— Для серьезного разговора нам лучше сначала подкрепиться, — проговорила Бонни. — Достань яйца и масло из холодильника. Я возьму муку, сахар и чипсы.

Бейли улыбнулась, вспомнив, как шоколадные пирожные помогали им справиться с неприятностями в школьные годы. Они тут же взялись за дело, дружно просеяли муку, приготовили крем, взбили яйца, выложили тесто на противень. Бонни поставила противень в духовку, Бейли установила таймер, и они сели за круглый стол в центре комнаты.

— Я бы хотела выйти замуж за Форреста, хотела, чтобы наша встреча не была просто приключением, — произнесла Бонни без всякого вступления.

— Вы со Стилом прямо как сговорились, — пробормотала Бейли.

— Он что, хочет жениться на тебе? — Бонни выпрямилась на своем стуле. Бейли пожала плечами.

— Он все время говорит о будущем, но как я могу верить во что-то, что будет когда-нибудь?

— Жизнь — это игра, как в картах, — возразила Бонни. — То, что случилось, не может остановить жизнь.

— Ну а ты? Если ты любишь Форреста, почему сидишь здесь со мной? Зачем ты ходишь в ресторан с Джимом?

— Потому что Форрест не только живет в Манхэттене, у него там собственное дело. И я должна думать о Дженни. Я не хочу, чтобы она жила там, где я буду бояться гангстеров, наркоманов и выстрелов из проезжающих мимо машин.

— Может быть, Форрест переедет сюда? Как же ты мне советуешь начать новую жизнь, если сама бежишь от человека, которого любишь?

— Я должна думать о Дженни, — тихо повторила Бонни, — ты же можешь получить все, ничего не теряя.

— Что ты имеешь в виду? — Бейли резко отодвинула стул от стола и встала.

— Ты можешь ехать со Стилом в Коннектикут, Бейлз. Конечно, я буду по тебе скучать, и мама с папой тоже, но никто из нас не стал бы мешать твоему счастью… у тебя будет новая любовь, новая семья.

— О, конечно! — Бейли в отчаянии махнула рукой. — У меня будет другой ребенок… Совсем как в случае, когда у тебя умирает собака и тебе советуют сходить в общество защиты животных и взять другого щенка.

— Ты прекрасно понимаешь, что я не это имела в виду.

Бейли видела искреннее сочувствие на лице сестры. Она все понимала. Ее нервы были на пределе, и образы прошлого мелькали как в калейдоскопе. Бонни, бесспорно, ни в чем не виновата.

— Прости меня. — Она попыталась улыбнуться. — Пирог, должно быть, уже готов. Забудем о мужчинах, и давай полакомимся.

— Тебе молоко или кофе? — спросила Бонни.

Бейли приехала домой на следующее утро и обнаружила, что ее шкафчик с ликером пуст, а Стал и Форрест чувствуют себя весьма неважно из-за того, что накануне явно приняли лишнего. Кевин и собаки радостно приветствовали ее. Мужчины за столом пили крепкий кофе, сжав руками головы.

— Лучше бы мужчины искали утешение в сладостях, чем в алкоголе, — добродушно заметила им Бейли. Они с Бонни так и не решили, как им вести себя со Стилом и Форрестом, но были уверены, что чувствуют себя много лучше, чем эти двое парней, затуманенным взором глядевшие на нее.

— Что ты хочешь на завтрак? — спросила она Кевина.

— Французские гренки!

— С беконом, — решила Бейли, ставя сковороду на плиту. — Только подумала о них, уже чувствую их запах.

Форрест что-то проворчал и схватился за живот. Стал направился к двери.

— Не уходи слишком далеко, — предупредила его Бейли, — я хочу покрасить тебе сегодня волосы.

— Бонни разрешит мне вернуться к ней домой? — спросил Форрест.

— Нет. До тех пор, пока мы со Стилом не зарегистрируемся в «Санберсте».

— Как ты думаешь, у меня есть шанс?

— Никакого, если ты будешь в Нью-Йорке, а она здесь.

Сделав самый медленный огонь, Бейли повернулась, чтобы увидеть, как Форрест отреагирует на ее слова. Он нахмурился и пытался сосредоточенно думать, затем поднялся и поплелся вслед за Стилом.

— Что это за болезнь такая, из-за женщин? — поинтересовался Кевин, взяв игрушечную машинку с пола и усаживаясь на освободившееся место за столом. — Так сказал папа о себе и дяде Форресте, — объяснил он, когда Бейли с удивлением взглянула на него.

— Я думаю, тебе лучше спросить у него самого, договорились? — улыбнулась Бейли.

Кевин вскочил со стула и помчался к двери.

— Но не сейчас, — добавила Бейли. — Дай ему поправиться.

— У меня не будет таких проблем, — рассудительно заметил Кевин и снова уселся за стол. — Не хочу болеть.

Бейли усмехнулась и заверила его, что болезнь из-за женщин вовсе не заразная. После завтрака Бейли сжалилась над Стилом и Форрестом и позвала их.

— Алкоголь обезвоживает организм, — сообщила она им, — и жара тоже, даже в тени. Я приготовила вам сок с гренками. Поешьте, а затем выспитесь. У меня есть аспирин, если вы его уже не приняли.

— Ты ангел милосердия, — заявил Стал, взяв свой стакан сока. — Означает ли это, что ты мне составишь компанию, когда я пойду вздремнуть?

— Не искушай свою судьбу. — Бейли улыбнулась, увидев разочарованное лицо Стила. — Я уведу Кевина, чтобы вы отдохнули как следует.

— Ты можешь позвонить Бонни и сказать ей, что я умираю? — спросил Форрест, протянув руки к тарелке с гренками. — И что мои последние мысли — о ней?

— Конечно. — Бейли повернулась к Кевину. — Ты хочешь познакомиться с моими папой и мамой? Мой папа лучше всех играет на казу[9]. Он и тебя научит.

— А можно Дарби поедет с нами?

— Ей лучше остаться во дворе с Максом.

— Только не позволяй ему брать сюда казу, — взмолился Стил.

Родители Бейли с готовностью согласились взять с собой Кевина, когда они с Дженни поедут в Диснейленд, хотя и были разочарованы тем, что Бейли не познакомила их со Стилом.

— Мы не хотим торопить события, — объяснила Бейли матери, когда они остались одни. — Если я приведу мужчину в этот дом, папа непременно подвергнет его допросу, и тогда я уже никогда больше не увижу Стила.

Она не хотела лгать родителям, но решила, что лучше уж выкладывать не всю правду, чем заставлять их волноваться, опасаться за ее жизнь. Бейли успокаивала себя, решив, что расскажет им правду, когда все будет позади.

К огорчению Стила, Кевин вернулся домой с казу. Мужчины чувствовали себя значительно лучше, но все же Стил потребовал, чтобы его сын отправлялся во двор вместе со своим духовым инструментом. Когда Бейли приготовила краску, он выгнал из комнаты и Форреста.

Они остались вдвоем, Стил притянул Бейли к себе и поцеловал. Это был долгий и страстный поцелуй. Наконец Стил поднял голову.

— Я… — начал было он, но Бейли прижала руку к его рту.

— Не надо, — попросила она, боясь того, что он может сказать. — Не говори ничего, пожалуйста…

— Почему?

Бейли опустила голову ему на грудь и слушала, как бьется его сердце. Потому что, молча ответила она, я живу одним днем. Он хотел так много, но это было все, что она могла теперь ему дать.

— Потому что я не хочу ссориться, — сказала она, поднимая лицо. — Папа с мамой собираются завтра утром поехать с детьми в Диснейленд. Я забронировала для нас места в «Санберсте» на вечер завтра. Мы поговорим, когда все кончится.

— Обещаешь? — спросил Стил, стараясь поймать ее взгляд.

Она кивнула. Затем заговорила о другом:

— Форрест может выехать в Феникс рано утром. Мы возьмем напрокат машину, заберем наши контактные линзы и вернемся в Лафлин. Вечером я опять поеду к Бонни, она сделает мне прическу. Все понятно?

— Ты вернешься домой и мы проведем ночь вместе?

Бейли покачала головой.

— Завтра нам предстоит трудный день. Нам нужно как следует отдохнуть, — объяснила она.

Он нахмурился, затем лицо его просветлело.

— Только в «Санберсте» у нас будет одна комната, ладно?

— Конечно, но тебе там необходимо думать только об игре.

— Все так, но ты же видела, насколько лучше я играю, когда у меня есть настоящий стимул!

— Посмотрим, — успокоила его Бейли. Она хотела потрепать его по щеке, но вместо этого погладила по мягкой бородке. — Ну, иди помой голову, чтобы я могла покрасить тебе волосы.

— Я приму холодный душ. — Стал снова поцеловал ее. — Это до следующей ночи.

Глава 10

— Ты уверена, что хочешь покраситься? — спросила сестру Бонни. — Ведь несколько лет пройдет, пока твои волосы снова приобретут натуральный цвет.

— Наши с тобой волосы такие темные, — объяснила Бейли, ставя батарею бутылочек на полу в ванной комнате, — что сначала их придется осветлить и только затем красить. Как вы со Стилом справедливо заметили, наш план довольно опасен. Я не могу рисковать, надев парик. — Она указала на одну из бутылочек:

— Начни с этой. — И наклонила голову над раковиной.

Прядь за прядью смазывая волосы сестры осветляющим составом, Бонни боролась с желанием снова попытаться отговорить Бейли ехать со Стилом. Она понимала, что это было бесполезно, и не хотела ссориться в такой вечер, который мог оказаться последним, проведенным вместе.

— Когда все будет позади, ты снова их выкрасишь в свой цвет? — спросила она, глядя на голову сестры.

— Как можно ближе к натуральному, если только мне удастся. — Голос Бейли звучал глухо из-под полотенца, закрывавшего лицо. — Ведь ты не думаешь, что я хочу, чтобы люди отныне нас различали? Особенно перед твоей свадьбой…

— Ты имеешь в виду, перед своей свадьбой, — поправила ее Бонни. — Помни, вы со Стилом будете жить в одной комнате. Могу себе представить, что он окажется весьма настойчивым. — Она завязала полотенцем голову сестры.

— Мягко выражаясь, — согласилась Бейли, выпрямившись и задумчиво сдвинув брови. — Я живу только одним днем, пойми. А ты? Не думаю, чтобы в отсутствие Дженни и Кевина Форрест ограничился дружескими рукопожатиями и совместным просмотром телефильмов.

— Мы собирались с ним поговорить, — твердо заявила Бонни. — Я хочу объяснить ему, как я понимаю любовь и каким вижу наше совместное будущее. Я не сама себе хозяйка, мне нужно думать о Дженни. Еще я должна выяснить, что вообще он думает о браке и детях. Если он говорит о любви, только чтобы уложить меня в постель, то может забыть обо мне.

— И ты вспомнишь эту великолепную речь, когда он обнимет тебя? — Светлые глаза Бейли сузились.

Бонни покраснела. Она чувствовала, как краска заливает ее щеки. Сестра нащупала самую слабую точку в ее плане.

— Я не позволю ему меня обнимать, пока мы не поговорим.

— Правильно, — улыбнулась Бейли.

— Выведи Макса во двор, — сказала Бейли Кевину, когда на следующее утро он приехал со Стилом и Форрестом в дом Бонни. — Прямо через кухню. — Она открыла дверь мужчинам, шедшим по выложенной камнем дорожке. Бонни растерянно стояла рядом, держа Дженни за руку, как будто маленькая дочь была оберегающим ее сердце щитом. Вся ее решимость куда-то испарилась.

— Что-то случилось с твоими волосами? — встревоженно спросил Стил, глядя на шарф, повязанный вокруг головы Бейли и скрывающий новый цвет ее волос.

— Просто из предосторожности, — объяснила Бейли. — Ведь меня могут узнать, раз мы поедем в моей машине. — Она подняла лицо для поцелуя.

И в этот момент они стукнулись головами, потому что Форрест, толкнув Стала, устремился к Бонни. Он подхватил Дженни на руки, передал ее Стилу и заключил Бонни в объятия.

Бонни не проронила ни слова.

Дженни схватила Стала за бороду и неожиданно сильно потянула. Бейли не успела прийти на помощь Стилу, как вернулся Кевин. Он громко окликнул отца: «Папа!», но целующиеся Бонни и Форрест не обратили на него внимания.

Стил повернулся к сыну, оставляя клок бороды в руке Дженни. Бейли забрала девочку, а Стил, морщась от боли, потирал подбородок.

— У дяди Форреста опять будет болезнь из-за женщины!

— Нет, не будет, — заверил его Стил, скрывая улыбку и глядя на Бейли. — Болезнь из-за женщины бывает у мужчины только тогда, когда она его не целует.

— Как это? Не пойму…

— Ничего. Поймешь, когда станешь старше.

— Я никогда не собираюсь целовать девчонок! — Положив руки на бедра, Кевин с вызовом смотрел на отца.

Посмеиваясь, Стил присел перед ним на корточки.

— А как насчет того, чтобы обнять и поцеловать папу на прощание?

Кевин нахмурился. Глядя на изменившуюся до неузнаваемости внешность отца, он обдумывал ответ.

— И никогда не стану проигрывать пари девчонкам. Ты такой смешной!

— Но ведь ты меня и таким любишь, верно? — серьезно спросил Стил.

— Пожалуй, — сказал Кевин уклончиво, обнял и поцеловал Стала, пообещав, что будет хорошо себя вести в Диснейленде. Возбужденный расставанием, Кевин, казалось, вот-вот заплачет. Стил крепко обнял его.

Уже в машине Стил пробормотал:

— Мне бы нужно было ехать с ним в Диснейленд, а не охотиться за Ланой.

— Ему будет хорошо с моими родителями. — Бейли нашла его руку и сжала ее. — Через несколько дней ты сможешь поехать с ним куда угодно.

— Если не случится ничего плохого.

— Не случится. У нас дружная команда. — Она прильнула к нему и поцеловала в щеку. — Ты зря волнуешься…

Зная, что это ничего не даст, Стил не стал снова пытаться уговаривать ее, чтобы с ним поехал Форрест. Не разделяя ее уверенности в том, что все у них получится как нельзя лучше, он замолчал.

Бейли тоже молчала, пока они брали напрокат роскошный «седан», потом они попрощались с Форрестом и поехали за контактными линзами.

Когда, зайдя в туалет уже в контактных линзах, Стил взглянул на себя в зеркало, он вынужден был признать, что Бейли все задумала прекрасно. Теперь у него были карие с зеленоватым отливом глаза. Цвет его вьющихся волос был чуть темнее, чем рыжеватая борода, и выглядел совершенно естественным. В бежевой широкополой шляпе, бледно-голубой рубашке, отглаженных джинсах и ковбойских ботинках, он едва узнал себя. Конечно же, Лана его не узнает. Бейли заверила его, что кожаный ремень с вытисненным на нем именем «Мэтт» у него именно такой, как носят на Западе.

Глядя на себя в зеркало. Стал коснулся полей своей широкополой ковбойской шляпы и направился к залу ожидания, где они договорились встретиться с Бейли.

Если бы он не помнил оранжевого, обтягивающего тело полосатого вязаного платья, которое Бейли надела этим утром, он бы просто прошел мимо нее, правда посмотрев ей вслед с восхищением.

Она сняла шарф, покрывавший голову. Теперь ее волосы были рыжевато-коричневыми с прядями обесцвеченных пепельных, и это чудесным образом сочеталось с контактными линзами цвета какао, смелой расцветкой платья, подобранными в тон маникюром и педикюром, золотыми босоножками на высоких каблуках. Она выглядела как женщина, которая все свое время посвящает внешности, женщина — соблазнительница мужчин с толстыми кошельками.

Она подошла к Стилу, плавно покачивая бедрами. Он осмотрел ее с головы до ног.

— Ты прекрасно выглядишь. Карла, — заметил он, выговаривая слова с техасским акцентом.

— Ты тоже, мой мальчик, — ответила она, взяв Стала под руку и направляясь с ним к стойке, чтобы заплатить за линзы.

По дороге в Лафлин она объяснила, что ей пришлось сначала осветлить волосы. Волосы Стала приобретут свой естественный цвет через шесть-восемь недель, ей же придется ждать несколько лет. Стал понял, что она слишком близко к сердцу принимала их план и все, что им предстояло в ближайшие дни.

Оставив без внимания его замечание, что она слишком многое приносит в жертву, Бейли еще и еще раз просила его повторить рассказ об их прошлой жизни, который они вместе придумали.

— Говори с техасским акцентом, даже когда мы будем оставаться одни, — советовала она, — и не думай обо мне как о Бейли. Что-нибудь может выдать тебя, а мы не можем допустить ни единой осечки. И не забывай немного сутулиться. Походка, осанка, жесты — все может выдать.

Затем она снова начала спрашивать его о правилах игры в блэкджек. Стал легко отвечал на ее вопросы. Вскоре они замолчали. Поднявшись на холм, с которого открывался вид на Булхед-Сити и казино, сгрудившиеся на берегу реки Колорадо, Стал свернул на обочину дороги.

— Я хочу, чтобы ты узнала кое-что перед тем, как мы приедем, — сказал он, отстегивая ремень безопасности и поворачиваясь лицом к Бейли. — Я не хотел, чтобы ты участвовала в этом деле, потому что думал — ты будешь помехой. Нет, пожалуйста, — он закрыл рукой ей рот, не давая перебить себя, когда она уже была готова возразить. — Дай мне закончить. После смерти мамы я практически рос в спортзале моего отца, а там все спортсмены были только мужчины. Мужчины накачивали мускулатуру, женщины казались слабыми, нежными существами, которые всегда нуждались в защите.

Бейли кашлянула, не скрывая своего несогласия.

— Мой опыт жизни с Ланой только подтверждал такое мнение. — Стал отвернулся и стал смотреть вперед, на Лафлин, не в силах скрыть выражение горечи. — У нее не только не хватило сил бороться с пагубным пристрастием, она даже не хотела слышать о том, что у нее есть такая проблема… А потом я встретил тебя.

Он снова повернулся к Бейли, взял ее руку и поцеловал.

— Я понял, что ты волевая женщина, с того момента, когда ты настояла, чтобы я перебрался с пляжа к тебе домой, но я все же… — он замолчал, пристально глядя в лицо Бейли, — все же хотел, чтобы ты не ехала со мной, до сегодняшнего утра.

— А теперь? — Бейли посмотрела с подозрением.

— Теперь я вижу, как хорошо ты все спланировала, как ты сумела все продумать, учесть! — Стал придвинулся к ней и расстегнул пристежной ремень.

Смеясь и плача одновременно, Бейли обняла его. Когда он оторвался от ее губ, она напомнила:

— Я же говорила тебе, что мы с тобой хорошая команда.

— Команда на всю жизнь, — торжественно произнес Стал. — Я люблю тебя, и, когда все это кончится, я хочу на тебе жениться.

Он попытался поймать ее взгляд, но она опустила глаза и смотрела в одну точку куда-то ниже его подбородка. Он видел только ее темные длинные ресницы.

— Не могли бы мы поговорить об этом позднее?

— Нет.

Он скорее почувствовал, чем услышал ее вздох, затем она осторожно высвободилась из его объятий.

— В тот день, когда я коснулась тебя, что-то во мне ожило, — заговорила она, подняв глаза. — Я была как Спящая красавица, которую разбудил поцелуй прекрасного принца. — Она улыбнулась, и Стал улыбнулся ей в ответ. В его улыбке она прочла надежду на желание вселить в ее душу уверенность, что все у них будет хорошо. — Я не думала, что когда-нибудь вновь почувствую это. По правде говоря, я и не хотела… — Она остановилась, подыскивая слова. Стал сжал губы, делая усилие, чтобы не прерывать ее, дать ей высказаться. — Я люблю тебя, — наконец произнесла она. Стал хотел обнять ее, но она рукой отстранила его. — Но я могу говорить только о сегодняшнем дне. Я не готова давать обещания на всю жизнь, думаю, и ты тоже.

— Что ты имеешь в виду, черт подери? — выпалил Стал. Он явно был разочарован. Бейли вздрогнула, но не отвела глаз.

— Я должна точно узнать, что произошло с Клиффом. Это мой долг перед памятью о нем. А тебе нужно снова увидеть Лану.

— Все это отговорки, — горячо возразил Стал. — Ты все еще борешься со своим чувством! Борешься со мной! Я понимаю, твое прошлое все еще с тобой, это мучит тебя, но не думай, что я в таком же положении. Если бы Кевину не угрожали, я бы и не вспомнил о Лане.

— Стал, разве ты не видишь, как сильны твои чувства к ней? Посмотри на себя в зеркало, посмотри, как меняется твое лицо, стоит только произнести ее имя! — Голос Бейли сел, она судорожно глотнула воздух.

— Но это же ненависть, Бейли! Я ненавижу то, что она сделала. Из-за нее Кевин теперь в опасности. Как ты думаешь, могу я ей это простить?

— Мне нужно время, чтобы во всем этом убедиться.

Стал тяжело дышал, усилием воли подавив нетерпение.

— Ладно, пусть все это, черт возьми, уже скорее кончится, — проворчал он, отодвигаясь от Бейли и садясь за руль. Глядя на дорогу позади себя, он с такой силой нажал на акселератор, что шины забуксовали по гравию, когда он тронулся с места.

Съезжая с холма по дороге в Лафлин, он мысленно твердил себе, что Бейли любит его. Брак должен стать следующим логическим шагом. Ему просто нужно оказаться с ней вдвоем в номере гостиницы, и тогда они говорили бы на языке чувств, а не слов. Он сможет заставить ее поверить в их будущее.

Припарковывая машину на подъездной аллее, ведущей к главному входу в отель и казино «Санберст», Стал выскочил из машины и передал ключи швейцару.

— Вещи в багажнике, — бросил он, обходя машину, чтобы открыть дверь Бейли.

Она медленно выставила длинную красивую ногу и только после этого приняла его протянутую руку.

Одетые в оранжевые пиджаки служители отеля уставились на нее и тут же ринулись, толкая друг друга, забирать их вещи и отводить машину на стоянку.

Вынув пачку денег из кармана, Стал раздавал пяти — и десятидолларовые купюры, как будто это были центы.

— Сегодня, парни, я чувствую, мне повезет, — рокотал он. — Скажите крупье, Мэтт Логан слышит, как карты называют его имя.

Он положил руку на талию Бейли и последовал за коридорным, несущим их чемоданы через холл, устланный желто-оранжевыми коврами. Здесь, за вращающимися дверями, прохладный воздух освежал кожу, приглушенный свет и богатое убранство радовали глаз, а какофония звона игральных автоматов наполняла уши фальшивыми обещаниями легких денег.

— Милый, купи мне серебряных долларов, — попросила Бейли, выговаривая слова с придыханием, когда они проходили мимо огромного игрального автомата.

— Чуть позже, малышка, — протянул Стал, снисходительно улыбаясь и подталкивая ее к столу регистрации, за которой должно последовать уединение в их номере. Он почувствовал, как она слегка подалась назад, когда они подошли, и понял, что она узнала служащего.

Однако ни один мускул на ее лице не дрогнул, никаких признаков нервозности. Она смотрела с рассеянной улыбкой на уставившегося на нее молодого человека, пока Стал заполнял регистрационные бланки.

— Пошлите в номер бутылку шампанского, — сказал Стал, принимая ключи от комнаты и карточку, обработанную на компьютере. — Вашего лучшего. А также фрукты, сыр — и что там у вас? Мы хотим немного перекусить и расслабиться с дороги, перед тем как сядем играть. — Он подмигнул клерку, как бы поясняя, чем конкретно они хотят заняться.

Их номер, один из самых дорогих в отеле, с видом на реку, был расположен в конце коридора, в номере был бар со спиртными напитками и двуспальная кровать. Бейли едва сдержала улыбку, когда Стал прервал коридорного, который принялся рассказывать им об удобствах и достоинствах номера, торопливо выдал ему чаевые и выпроводил из комнаты. Желание, горевшее в его глазах, зажигало и ее.

— Скажи, что ты любишь меня, и не говори мне о всяких «если» и «но».

Бейли смотрела на его полное решимости лицо с удивлением и тревогой, затем нервно сглотнула. В ожидании ее ответа Стал положил руки ей на бедра и стал медленно собирать пальцами ткань платья, одновременно подталкивая ее к кровати.

— Я тебе уже сказала, что я чувствую, — уклончиво ответила она, отступая под его давлением. Ее ноги коснулись кровати.

— Я хочу больше, чем это. — Он остановился.

— Но ты просишь больше, чем я могу дать! — прошептала она, разрываясь между любовью и страхом. Она только начала жить одним сегодняшним днем. Как может он спрашивать ее о завтрашнем?

— Нет, если ты доверяешь своим чувствам, — настаивал он. — Я люблю тебя, и ничто не может изменить этого. Поверь мне. — Его руки продолжали осторожно ласкать ее бедра, все выше поднимая платье и обнажая тело. Прохладный воздух комнаты приятно овевал ей ноги. С каждым мгновением она все отчаяннее желала жарких объятий Стала.

Сжав отвороты ковбойской рубашки, она притянула его к себе и скользнула рукой по груди и широким плечам, затем, обвив его за шею, наклонила голову, чтобы поцеловать.

— Скажи мне, — снова попросил он, сопротивляясь. — Три коротких слова, не больше. — Его пальцы достигли края юбки. Он прижал Бейли к себе, чувствуя ее мягкое податливое тело рядом со своим, жестким и упругим.

Бейли стонала, она желала его, нуждалась в нем, любила его. Она хотела еще теснее прижаться к нему, но его руки, по-прежнему лежащие на ее бедрах, удерживали ее на месте.

— Скажи это, Бейли.

— Я люблю тебя! — вскрикнула она, больше не в силах бороться с ним и со своим чувством. — Катись ты ко всем чертям!

Рассмеявшись, он повернулся и упал на кровать, увлекая ее за собой. Он прижал свои губы к ее губам и целовал ее долго и страстно, пока не почувствовал соленый вкус ее слез.

Она спрятала лицо на груди Стала.

— Что с тобой? Я сделал тебе больно? Она покачала головой, судорожно глотнула воздух и подняла к нему заплаканное лицо.

— Когда ломаешь плотину, жди наводнения, — сказала она, улыбаясь сквозь слезы.

Растроганный, Стал нежно поцеловал ее в мокрые щеки.

— Я люблю, люблю тебя, — прошептал он. Улыбка на лице Бейли уступила место легкой усмешке.

— Может быть, тебе лучше доказать мне это? — задумчиво протянула она.

Платье Бейли и рубашка Стала, брошенные на пол, лежали возле кровати, когда стук в дверь возвестил о том, что им принесли заказанный ланч. Бейли скользнула под простыни и натянула их до шеи. Но ей и не нужно было этого делать. Стал своим телом загородил ее и ответил на стук. Он принял заказ и расплатился с официантом.

— Ты голодна? — спросил он, ставя ведерко с шампанским и блюдо с закусками на ночной столик возле кровати.

— Может, лучше сразу после ланча спустимся вниз? — нерешительно предложила Бейли.

— Мы должны устроить себе перерыв для любви, — покачал головой Стал.

Бейли больше не нуждалась в уговорах, она откинула простыни. Страсть и желание полностью захлестнули ее тело; разум уступил место долго сдерживаемым чувствам. И теперь она уже больше не сдерживалась. Каждое движение Стала, каждое его прикосновение вызывали в ней радостный ответ, говорили о любви, утверждали будущее.

Когда они наконец собрались выпить шампанское, лед в ведерке уже растаял.

— За нас, — поднял бокал Стал.

— Я всегда пойду за тобой, как в игре в блэкджек, «еще и еще раз», — добавила Бейли, хотя и затрепетала от страха, произнося эти бравые слова.

— Мы не проиграем, — пообещал он, подкрепляя свое обещание поцелуем.

Он передал ей блюдо с фруктами, сыром и хрустящими французскими хлебцами, затем вложил ей в рот ягоду клубники. Она протянула ему виноград. Так они весело кормили друг друга, пока блюдо не опустело.

Тогда они напоследок поцеловались, снова ощутив вкус уже выпитого шампанского, встали и оделись, последними штрихами завершив свой маскарад.

Завеса ночи упала на окна казино, еще более сгущая таинственную атмосферу игральных залов. Пройдя мимо бесчисленных игральных автоматов. Стал повел Бейли к столу, где шла игра в блэкджек по самым высоким ставкам.

Свободным оказалось одно место. Стал сел на стул, а Бейли устроилась у его плеча в классической позе «Госпожи Удачи». Крупье была молодая белокурая девушка. Бейли с облегчением вздохнула: эту девушку она не знала. Несмотря на то что она верила — они со Стилом совершенно неузнаваемы, — встречи с людьми, знакомыми ей или ее сестре, ее пугали.

За столом сидели пять игроков. Стал ждал, пока они закончат партию и крупье призовет делать новые ставки. Девушка-крупье, на желтой атласной блузке которой было вышито имя Бетти, приветствовала Стала, пока игроки клали свои деньги в «лунки» — клетки для ставок, нарисованные на зеленом сукне, покрывавшем стол. Попросив официанта принести кофе, крупье стала сдавать карты.

Стал представился партнерам как Мэтт из Техаса, кивнул им и сосредоточил внимание на картах, всем своим видом показывая, что он игрок серьезный. Он заказал содовой воды с ломтиком лимона, предпочтя безалкогольный напиток и подкрепляя таким выбором впечатление о себе.

Его игра, и Бейли с гордостью это отметила, показывала, что он полагается на свое мастерство, а не на случай. Все ее волнения, что он будет торопиться, действовать необдуманно и поспешно, оказались напрасными. Когда его выигрыш вырос, она заметила, как пит-босс[10] стал внимательнее следить за их столом. Ей не нужно было читать его имя на кармане рубашки. Она хорошо его знала: Хэл был тем самым человеком, который предложил Клиффу поработать крупье в частной игре во внеурочное время.

Бейли ощутила какое-то покалывание, будто шестое чувство предупреждало ее об опасности. Но когда она увидела, как он украдкой делает знаки крупье чаще перетасовывать карты, она поняла, что Хэл ее не узнал.

Перетасовывание карт было принятым в казино маневром, позволяющим обмануть желающих вести счет самостоятельно. Следя за оставшимися верхней и нижней картами, опытные игроки могут снизить выигрыш заведения процента на два — проклятие для счетчиков казино.

Зная, что за ней тоже наблюдают, Бейли старалась не дотрагиваться до Стала и не делать ему никаких знаков, когда он ходил. Как зритель, она могла делать ставку на его карты, но не имела права давать ему советы или показывать, как играть.

Когда перетасовыванием, или, как это называется на профессиональном языке, замесом, не удалось остановить победы Стила, Хэл сменил крупье. Бейли знала, что служащие казино еще более суеверны, чем игроки.

Клифф рассказывал ей о счастливых и несчастливых столах, и она смеялась, когда он описывал штрафную коробку, куда кладут «горячие» жетоны, которыми только что играли выигравшие в рулетку или в крэпс[11], пока пит-босс не решит, что они «остыли».

Игроки стали бросать игру, увидев, что «удача» перешла на сторону Стила; зрители, которые чутьем, свойственным картежникам, почувствовали, что у него полоса везения, собрались вокруг стола, делая на него ставки. Бейли попросила свободный стул, когда Стил жестом транжиры и азартного игрока заполнял «лунки» выбывших из игры.

— Играй сам, милый, — проворковала она, когда он предложил ей сыграть на одной из его карт. — Ты сегодня в ударе… Такой страстный… игрок. — Она ободряюще улыбнулась, и толпа наблюдателей засмеялась над ее двусмысленной шуткой.

Стил внимательно посмотрел на свои карты.

— Еще одну, — сказал он крупье, подмигнув Бейли. Она улыбнулась ему и тут возле стола заметила администратора с их этажа. Он долго наблюдал игру, затем что-то сказал Хэлу. Они вместе затерялись в толпе, собравшейся вокруг стола.

Вскоре после этого, прокладывая себе путь, к столу подошел стройный, с иголочки одетый человек в белом полотняном костюме. Он бросил несколько пятидесятидолларовых купюр в «лунку», которую Стил еще не занял.

— Рэй Холл, — отрекомендовался он и сел. — Не возражаете, если я присоединюсь?

Он приветливо улыбнулся, сверкнув золотым зубом, но Бейли заметила, что его голубые глаза оставались холодны. По неестественному блеску его темных волос она поняла, что он носит накладку. Впрочем, очень искусно сделанную и почти незаметную для нетренированного глаза.

— Чем нас больше, тем веселее, — добродушно согласился Стил, протягивая руку новому партнеру и называя свое имя. Рэй, как и Стил, играл молча и ничего не пил. Он играл сосредоточенно, чувствовалось, что он опытный игрок, но ему не удавалось переломить полосу везения Стила, которая была результатом как выбранной стратегии игры, так и благосклонности фортуны.

Под завораживающие звуки хлопанья карт о стол и шелест купюр незаметно летело время. У Стила затекла шея, и Бейли заботливо массировала ему шею и плечи. Подсчитав высокие стопки купюр, скопившиеся перед ним, она поняла, что его выигрыш достиг десятитысячедолларовой отметки и с него потребуют предъявить удостоверение об уплате налогов.

Во время перерыва в игре Бейли наклонилась к Стилу и прошептала ему на ухо:

— Остановись, а то нам придется заполнять бланки об уплате налогов.

Стил рассеянно потрепал ее по руке и проговорил с чуть заметной досадой:

— Подожди немного. Мы пойдем ужинать через несколько минут. — Потом спросил у крупье, который час.

— Час, когда играют в казино, — усмехнулся крупье, показывая, что у него нет часов. Он позвал Хэла, который ответил им, что сейчас около полуночи.

— Как насчет того, чтобы удвоить ставки в следующей партии? — спросил его Стал. — Даю заведению шанс отыграться.

Бейли едва удержалась, чтобы не ударить его. Они обзавелись фальшивыми удостоверениями, это правда, но стоит ли искушать судьбу: удастся ли им обмануть Государственную налоговую службу?

— Я согласен, — кивнул Рэй. Хэл явно колебался.

— Пойду посоветуюсь, — наконец бросил он и удалился.

— Пит-босс имеет право повышать ставки, — заметил Рэй, обращаясь к Стилу, — вы заставили его поволноваться.

Не только его одного, про себя добавила Бейли, надеясь, что Стал знает, что делает.

— Не ахти какое это заведение, раз они поднимают шум, если ставка будет не десять, а двадцать тысяч, — проворчал Стал.

— Обычно вы играете в Вегасе? — как бы невзначай поинтересовался Рэй, но при этом пристально посмотрел на Стала. Бейли поняла, что он пытается узнать, откуда Стал, где он играет, чтобы обеспечить себе возможность контролировать его.

— Я участвовал в частных играх в Техасе. Отец не очень-то жаловал азартные игры, так что мне приходилось скрывать это от него до самой его смерти. — Стал дотронулся до полей своей ковбойской шляпы, как бы отдавая дань памяти отцу, потом лукаво подмигнул Рэю. — Несколько месяцев назад нашел эту малышку, когда был в одном казино. — Он обнял Бейли за талию и положил ей руку на бедро. — Я тогда сорвал здоровенный куш.

Рэй медленно, оценивающе осмотрел ее. Сопротивляясь отчаянному желанию прикрыть декольте, открывавшее ложбинку между грудями, Бейли мысленно пообещала себе, что примет горячий душ, как только они возвратятся в свой номер, настолько отвратителен и мерзок показался ей его взгляд.

Вернулся Хэл, сообщив, что Стал и Рэй могут удвоить ставки.

— Карманная мелочь, — усмехнулся Стал. Делая вид, что волнуется, Бейли обняла его и зашептала на ухо:

— Эту партию проиграй!

— Надо заботиться о тех, кто сдает карты, — проговорил Стал, не обращая на нее внимания и показывая на стопку банкнот, которую он положил перед крупье; такие щедрые чаевые заставили крупье на мгновение забыть о своих профессиональных обязанностях, он стоял и рассеянно моргал от удивления.

Остальные купюры Стал разделил на две части.

— Это мне, — сказал он, подвигая к себе большую стопку, — а на это пусть сыграет моя малышка. — Он подмигнул Бейли. — Давай попробуй. Ты принесла мне удачу. Посмотрим, что получится у тебя.

По его самоуверенной улыбке Бейли поняла, что все это он задумал заранее, чтобы избежать уплаты налога. Улыбаясь, она в восторге захлопала в ладоши. Рэй затребовал себе две «лунки». Решив рискнуть, Бейли взяла остальные.

Крупье показал верхнюю карту. Это была восьмерка. Свет от свисающей лампы с зеленым абажуром стал как-то ярче, или ей это почудилось; зрители, плотной толпой окружавшие их стол, казались ей расплывчатыми тенями.

Сидящий слева от крупье Рэй начал игру. В свой первый ход он попросил еще две карты, затем сбросил их под кипу жетонов. Проверив свои следующие две карты, он попросил еще одну, затем сбросил их под другую кипу жетонов.

Бейли чувствовала, как от волнения кровь у нее пульсирует в венах. Она просмотрела свои карты и попросила крупье дать ей еще одну. Она не играла после смерти мужа, да и вообще никогда прежде не играла при таких высоких ставках. Едва приподняв за краешек свою новую карту, она снова взглянула на крупье и проговорила: «Еще раз», веря, что эта фраза принесет ей удачу.

Но получилось наоборот. Она проиграла. Подняв три карты, она виновато посмотрела на Стала, в то время как крупье сгребал ее жетоны. Не будь суеверной, сказала она себе. То, что, произнеся фразу «еще раз», она проиграла кон, еще не значит, что она потеряла Стала.

— Кому не везет в карты, повезет в любви, — утешил ее Стал.

И тем не менее какое-то предчувствие охватило ее. По коже пробежала дрожь, и она часто заморгала, чтобы скрыть слезы, готовые скатиться из-под ресниц. Играя вторую партию, она старалась не превысить двадцать одно очко и осталась с двумя картами; полученные затем две восьмерки вынудили ее прикупить еще жетонов на следующий кон, чтобы сделать ставку.

Крупье открыл свою нижнюю карту: шестерка присоединилась к открытой ранее восьмерке. Он открыл еще одну карту — четверка, получилось восемнадцать. С первого хода Рэй проиграл, со второго — обыграл заведение, набрав девятнадцать.

Не дождавшись, когда наблюдавшие за игрой кончат аплодировать, приветствуя победу Рэя, Бейли радостно вскрикнула — она набрала двадцать. Стал поцеловал ее, и толпа зрителей взвыла от восторга.

Несмотря на то что она проиграла кон, ее парные карты оставили ей право на три дополнительных хода. Выдержав, пока зрители успокоятся, она проговорила: «Блэкджек» — и показала свои две карты: валет и туз — настоящий блэкджек. Это давало ей преимущество три против двух. Толпа ликовала, затем сочувственно вздыхала, когда ход по первой из парных восьмерок дал в сумме меньше, чем восемнадцать очков, получившихся у крупье.

— Игра не кончится, пока поет эта толстая леди, — объявил Стал.

Крупье сгреб и эти жетоны. Бейли играла последнюю партию — восьмерка, десятка и тройка, снова двадцать одно, хотя и не «настоящее».

Не дожидаясь, когда крупье заплатит, она спрыгнула со стула и подскочила к Стилу, обняла его, радуясь, что не разочаровала, что выиграла. Зрители, окружавшие стол, поздравляли их, аплодировали. Бейли едва их замечала, упиваясь поцелуями Стала.

— Как насчет того, чтобы выпить? Надо передохнуть, — предложил Рэй, когда толпа стала таять. — В устричном баре наверху неплохой выбор закусок для леди.

— Плачу я, — заявил Стал. Подсчитывая выигрыш, они пошли в бар, где заказали шампанское и столько отварных клемов[12], жареных устриц и запеченных улиток, что можно было бы накормить целую армию.

— Откуда вы родом? — спросил Стал. Рэй отвечал довольно туманно и ловко переадресовывал вопросы Стилу. Бейли хранила молчание, справедливо считая, что ее роль скорее украшать компанию, чем вести беседу. Стал хохотал над шутками Рэя, изображая шумливого техасца, Бейли заставляла себя улыбаться.

Когда Рэй смотрел на Бейли, на его лице появлялось не просто похотливое выражение, его взгляд осквернял ее. Она подозревала, что для него секс скорее связан с властью и развратом, чем с удовольствием. Она надеялась, что он владеет каким-нибудь частным клубом и ей не придется без нужды бывать в его малоприятной компании.

Позевывая, она прижалась к Стилу в надежде, что это ускорит уход Рэя. Стол обнял ее за плечи, но продолжил разговор. Она дала Рэю еще десять минут, затем начала щекотать Стала, который сначала пытался этого не замечать, но потом наконец сказал Рэю:

— Думаю, леди хочет спать. Приятно было играть с вами. — Он сделал знак официанту принести счет, потом протянул руку Рэю. Бейли всю передернуло, и она решила, что обязательно заставит его помыть руки, прежде чем он дотронется до нее.

— Сколько вы здесь пробудете? — спросил Рэй. Он уже был уверен, что у них номер в «Санберсте».

Стал пожал плечами и вынул из кармана пачку денег.

— Пару дней, — ответил он, отсчитывая по счету и кладя деньги на стол. — Но мы, возможно, смотаемся еще в Вегас.

— А как вы посмотрите, если я устрою вам приглашение на частную игру?

Бейли уже хотела аплодировать Стилу за отлично проведенный спектакль, когда он сделал вид, что обдумывает предложение.

— Ставки? — коротко осведомился он.

— Беспредельны, — усмехнулся Рэй. — Это зависит от того, сколько зеленых у вас в кармане.

— Звучит заманчиво, — растягивая слова, проговорил Стал. — Позвоните мне утром, и мы поговорим. — Он с обольстительной улыбкой взглянул на Бейли, потом повернулся к Рэю и добавил:

— Только не очень рано…

Глава 11

Телефон в их номере зазвонил вскоре после полудня. Они были еще в постели и посмотрели друг на друга, сожалея, что закончилась их долгая ночь любви.

Стал последний раз поцеловал Бейли в губы и потянулся к телефонной трубке. С сильно бьющимся сердцем Бейли лежала рядом. Однако она с трудом узнала сладковатый голос Рэя. Стал отодвинулся от нее и оперся на кровать.

Встревоженная, Бейли смотрела на него. Он закрыл глаза, потом открыл их, тяжело вздохнул.

— Вертолет на крыше в восемь часов? Просто замечательно.

В его голосе не чувствовалось никакого волнения, но Бейли видела, чего ему это стоило: каждый мускул на его лице напрягся, побелели суставы пальцев, сжимавших телефонную трубку.

Когда Стал наконец закончил разговор, его глаза блестели от возбуждения. Он взглянул на радиоприемник, который они настроили на музыкальную программу на случай, если в их номере установят тайное подслушивающее устройство, пока они играют в казино. Он покачал головой, показывая, что надо соблюдать осторожность.

— Мы сегодня расплатимся и тронемся в путь, малышка, — проговорил он, по-техасски растягивая слова, затем увлек ее в ванную, где включил душ на полную мощность.

— Рэй — один из них, — прошептал он.

— Мы так и думали, — волнуясь, ответила она.

— Я имею в виду, один из тех, кто звонил и угрожал похитить Кевина! — покачал головой Стал. — Я это понял только теперь, когда услышал его голос. по телефону — Он поднял руки и гневно сжал кулаки.

— Успокойся — Бейли взяла его за руки — Он приведет нас к Лане, и потом мы засадим его в тюрьму. Помни об этом, когда ты смотришь на него, или ты нас выдашь.

— Мне хочется убить его, — хрипло проговорил Стил Бейли обняла его, стараясь успокоить и унять свое сердце, готовое выскочить из груди от волнения.

Отблески заходящего солнца еще озаряли ясное безоблачное небо, когда Стил и Бейли присоединились к четырем другим парам, уже ожидавшим на крыше. Три из них были пенсионеры, которые немедленно завели разговор о своих детях и внуках, четвертой была пара молодоженов. Слушая, как они возбужденно говорили о частной игре, которая им предстояла, Бейли надеялась, что они не станут сильно горевать о потерях, их ожидающих, в том, что их ожидали потери, Бейли не сомневалась.

Вскоре появился Рэй в сопровождении белокурой танцовщицы Бейли знала ее, это была Ди-Ди, одна из клиенток салона красоты, из тех, что расспрашивали ее о «несчастном случае» с Клиффом Появление Ди-Ди сразу сделало Рэя звеном в цепи событий, связанных с поездкой Клиффа, закончившейся так трагически — смертью ее мужа, сына и зятя. Помимо этого голос Рэя по телефону выдал в нем человека, угрожавшего похитить Кевина. Теперь Бейли могла лучше понять ярость Стила, говорившего с Рэем по телефону.

Стил взял Бейли за руку, не отвечая на ее безмолвный вопрос. Она вцепилась в него, а потом, придя в себя, отпустила. Но она не сумела выдавить улыбку или что-то вежливо сказать, когда Ди-Ди, явно заигрывая со Стилом, стала что-то ему мурлыкать, оттесняя Бейли в сторону. Изображая ревность, она с ненавистью взглянула на развязную блондинку и попыталась вцепиться ей в лицо.

— Мяу, — пробормотал Рэй, — вы прямо как кошки — Он придвинул Ди-Ди поближе к себе.

— Вертолет, слышите? — разрядил напряжение Стил, и все услышали отдаленные звуки приближающегося вертолета Темное пятно на безоблачном голубом небе, он быстро становился крупнее, рассекая горячий воздух и превращая его в яростный вихрь при посадке на крышу.

Стил схватился за свою ковбойскую шляпу. Присобранная юбка Бейли с рисунком «под леопарда» прилипла к бедрам Бейли смотрела на это черное чудище и думала, как одиноки и беззащитны они окажутся, вступив в его чрево. Внезапно ее охватил страх, и она оглянулась назад, на лестницу, ведущую вниз, в спасительные номера отеля. Высокий черноволосый мужчина проскользнул в освещенный вход вестибюля и исчез.

Бейли узнала Форреста.

Она вновь повернулась к вертолету. Под предлогом, что ей нужно оставить записку для «Мэтта», она после обеда передала Бонни сообщение о времени их прибытия и предполагаемом времени отъезда. Глядя на название туристической компании и белые цифры, выведенные на борту вертолета, она думала о том, что Форрест наверняка их заметит и в случае, если они вовремя не вернутся, организует поиски.

Так или иначе, она сумеет отомстить.

Мужество вернулось к ней, она поднялась в салон и заняла место у окна, в то время как Стил помогал грузить багаж Когда он сел рядом с Бейли, вечер поглотил последние лучи заходящего солнца. Вертолет поднялся в воздух.

Глядя на цепочку огней Лафлина, Бейли отметила, что они летят на запад, когда огни остались позади, и затем — на юг, когда вертолет изменил направление и слабые отблески огней стали видны с востока.

Вертолет летел к Мертвым горам.

Им казалось, что они уже целую вечность в воздухе, но прошло едва десять минут. Стал следил по часам, когда сверкающие огни прорезали разверзшуюся под ними темноту. Вертолет снизился и затем медленно приблизился к земле.

— Добро пожаловать в «Казино на небесах», — сказал в микрофон Рэй, сидевший рядом с пилотом. — Здесь только небеса могут быть пределом ваших ставок и выигрышей, — сострил он.

Пока дюжие парни разгружали багаж, Рэй повел группу к зданию из саманного кирпича, длинному, низкому, закругленной формы. Его плоскую крышу покрывала щебенка. Вся его конструкция делала эту постройку похожей на скалистое обнажение.

Высокий мужчина, болезненно худой, одетый в черный смокинг, распахнул перед ними тяжелые двойные двери. Улыбаясь и приглашая их войти, он представился как Дитер Хокинс — владелец заведения. Бейли он показался современным вампиром — с его бледным лицом, неестественно белыми волосами и тусклыми глазами за затемненными стеклами очков. Она задрожала и теснее прижалась к Стилу, который обнял ее за плечи.

— Очень рад, что вы изъявили желание посетить мой скромный игорный дом, — тяжело дыша, произнес слабым голосом Дитер, — здесь радость игры в кости и карты противостоит грохоту безмозглых игральных автоматов. — Он сделал изящный жест рукой, указывая на большой зал за ним.

Они стояли на обнесенной перилами площадке с широкими ступенями, ведущими в богато убранную комнату. Резные панно из темного ореха красиво сочетались с деревянными полированными столами, покрытыми зеленым сукном, и украшали стены, затянутые бархатом кремового цвета. Хрустальные светильники спускались с потолка, пол покрывали ковры в бордовых тонах.

Дитер провел их через игорный зал в столовую, обставленную с большим вкусом. От стола, на котором стояли различные блюда, распространялись восхитительные ароматы. Вокруг стола уже теснились посетители.

— Как видите, остальные наши гости уже приехали. — Дитер с сияющей улыбкой отвечал на приветствия обернувшихся на его голос гостей заведения. — После того как вы устроитесь, присоединяйтесь к ним. — Он открыл дверь в длинный коридор. — Ваши чемоданы вы найдете в ваших комнатах. — С любезным поклоном он покинул их.

Стал и Бейли, зайдя в свой номер, обнаружили, что там есть ванная, но в остальном он напоминал размерами тюремную камеру.

— Здесь нет радио, нет телевизора, — пожаловалась Бейли, которую огорчило, что они лишены таких элементарных удобств.

— Мы с тобой здесь для того, чтобы играть, — напомнил ей Стал голосом Мэтта, затем обнял ее и прошептал:

— Мы займемся любовью в ванной. — Его поцелуй успокоил Бейли. — Ну, малышка, скорее прихорашивайся, наряжайся, — сказал он громко, поднимая голову и хлопая ее по ягодицам. — Мне не терпится оказаться уже за одним из этих красивых столов.

Ни Стал, ни Бейли не могли похвастаться в этот вечер хорошим аппетитом, но они заставили себя поесть. Дитер принес им вина, затем тут же отошел.

Когда все закончили трапезу, хозяин широко распахнул двери в игральный зал.

— Игра начинается! — возвестил он.

Заметив портьеры на двойных дверях и микрофон на площадке перед залом, Бейли обменялась со Стилом многозначительным взглядом.

— У нас здесь будет представление? — спросил Стил у крупье, выбирая стол для игры в блэкджек в конце зала подальше от сцены. Он занял место слева от крупье, как они заранее планировали, чтобы ему первому сдавали карты и чтобы Бейли могла наблюдать за другими игроками, не вызывая подозрений.

— В полночь одна хорошенькая леди споет для нас, — ответил крупье.

Бейли была достаточно осторожна, чтобы не посмотреть на Стала. Она почти наверняка знала, что певицей, о которой шла речь, была Лана. Все здесь хорошо продумано. Слишком хорошо, и это беспокоило Бейли, у которой вновь появилось предчувствие, сродни тому, что она испытала у вертолета в «Санберете». Оглядывая комнату, она не узнавала никого из крупье за игорными столами. Если, как она подозревала, Клифф понял, что результаты игр предопределены, Дитер не нанимал на работу честных крупье.

Обратившись к Бейли, их крупье Чак указал ей на место слева от Стила.

— Она приносит мне удачу, это мой талисман, — сказал ему Стил, — но она не играет.

— У нас достаточно столов и стульев для наших гостей, — заверил его Чак и с восхищением взглянул на Бейли. — Если она будет рядом с вами, вы уж точно не проиграете.

— Совершенно согласен, — прогудел Рэй, присоединяясь к ним вместе с Ди-Ди и пожилой парой, которую он представил как Дона и Кейт. Маленького роста, полные, с седыми волосами, они скорее были братом и сестрой, чем супругами.

Ди-Ди села справа от крупье и попросила Дона сесть рядом с ней.

— Давайте сядем так: женщина, мужчина, женщина… — предложила она, хихикая.

Дон с готовностью согласился, усадив подле себя сестру. Рэй занял место между Бейли и Кейт.

— Ну что ж, начнем? — спросил Чак и стал снимать целлофановую обертку с четырех колод карт. Перетасовав, он положил их на стол рубашкой вверх и попросил Стила снять. Бейли внимательно следила за Чаком, когда он брал карты, подтасовки не могло быть. Какими бы ловкими ни были руки крупье, он не мог с такой быстротой сдвинуть снятую часть карт и вернуть колоде прежнее положение, чтобы этого не заметили игроки. — Делайте ваши ставки, — объявил крупье.

— Сегодня вы что-то больно осторожны, — поддразнил Рэй Стила, когда тот положил пятидесятидолларовый жетон в свою «лунку», оставив «лунку» перед Бейли пустой.

— Просто хочу сначала прощупать обстановку, — добродушно объяснил Стил. — А почему вы не используете эту свободную «лунку»?

— Мне не везет, — покачал головой Рэй. — Она ваша женщина.

Чак сдал карты. Чтобы как-то объяснить свое пристальное внимание к его рукам, Бейли с восторгом отозвалась о его кольце с розовым бриллиантом.

— Пожалуй, вам стоит купить леди такое же колечко. Пусть и у нее будут такие бриллианты, — подмигнул Чак Стилу. Бейли подняла глаза на его лицо, боясь, как бы он не понял истинную причину ее интереса к розовым бриллиантам.

— Пусть уж лучше они останутся у нее дома: так надежнее, — растягивая слова, ответил Стал, — незачем ей напрашиваться на неприятности.

— А я скучаю по ним, — надула губки Бейли, снова глядя на руки Чака. До сих пор он, насколько она могла судить, не делал ничего предосудительного с картами. Она не поймала его ни при следующем, ни при последнем замесе, не похоже было, чтобы он прятал карту.

Но руки опытного крупье могли быть проворнее глаза. Не желая подвергать себя риску вызвать подозрения Чака, Бейли стала изучать карты Стала. Они были из высококачественной бумаги, с затейливым рисунком в светлых тонах. Такой затейливый рисунок можно дополнить тенями, какими-нибудь линиями или дополнительной обводкой, бордюр же позволял добавить незаметную кайму. То, что колода была в новой целлофановой упаковке, на самом деле ничего не значило. Закон не запрещал пользоваться такими картами.

В течение часа она сравнивала рисунок на лицевой и оборотной сторонах карт разного достоинства, которые оказывались на руках у Стила, и это сравнение только подтвердило ее подозрение. Карты более высокого достоинства были чуть темнее сверху, и по мере снижения достоинства карты затемнение опускалось ниже.

Тем не менее, как казалось, никто не использовал эти пометы на картах. Бейли поняла, что это ловкий маневр: если игрок начинает проигрывать, он, вероятнее всего, снизит ставки. А так игроки, поверив в свое везение, продолжают щедро делать ставки, даже если в дальнейшем им и грозит проигрыш. Когда же настанет перелом в игре? — гадала Бейли.

Стал правильно поступил, расширив игру до двух рук, занимая теперь «лунку» перед Бейли, в то время как другие постоянно увеличивали размер своих ставок. Ди-Ди играла как-то рассеянно, делая ходы или пропуская их без видимой стратегии. Ее бесконечное хихиканье так раздражало Бейли, что ей уже было невмоготу видеть эту особу. Рэй и Дон, видимо, считали, что она умна, и всячески подбадривали ее. Кейт задумчиво потягивала из бокала, принесенного ей предупредительной полураздетой официанткой. Она тоже хохотала все громче и играла все хуже.

Стал играл молча. Он только сказал: «Еще один раз», попросив еще одну карту, и затем многозначительно взглянул на Бейли. Она улыбнулась ему, с тревогой ожидая, когда появится Лана.

Несмотря на все заверения Стила, что он порвал с Ланой и любит только ее одну, у Бейли было такое чувство, что она проживает сейчас время, которое ей дали взаймы. Что, если Лана учтет свои ошибки, освободится от пагубной страсти к азартным играм и снова станет Карен — той женщиной, которую он любил?

Стилу везло, и Бейли снова стала следить за игрой очень внимательно. Она видела, что Дон умел неплохо считать очки, но его потери начали возрастать. Рэй то выигрывал, то проигрывал. Наблюдая за Ди-Ди, Бейли наконец поняла, как фальсифицируется игра.

Схема была разработана виртуозно. Размещение игроков исключало какую бы то ни было необходимость общения с крупье. Место Ди-Ди давало ей последний перед крупье ход, и, читая крапленые карты, она заказывала еще или же останавливалась в зависимости от его карт, а не тех, что были у нее на руках. Если ему нужна была карта пониже той, что оказывалась сверху в колоде, Ди-Ди просила себе еще и еще, пока не показывалась нужная крупье карта. И наоборот, она пропускала ход, имея младшую карту, если следующей была карта, необходимая крупье. Вся затея проваливалась, если она быстро проигрывала, но тем не менее это давало казино значительное преимущество. Так как все игроки в блэкджек играли против казино, а не против друг друга, никому и в голову не могло прийти подозревать сумасбродную блондинку или любого другого игрока, сидевшего справа от крупье, в том, что они подыгрывают казино. Бейли видела, что за другими столами, где играли в блэкджек, сидели одни мужчины. Многие уже сильно захмелели, и их проигрыши могли быть списаны на то, что в таком состоянии они плохо соображали.

Поддерживая репутацию игрока, полагавшегося скорее на случай, чем на свое искусство, Ди-Ди взвизгивала и хохотала, когда выигрывала, и ругала себя за нерешительность, когда бывала в проигрыше.

Бейли была уверена, что Рэй тоже мог читать карты, но он, как и все остальные игроки, зависел от манипуляций Ди-Ди.

Стал снова стал играть на одну карту. — Пока удача не вернется, — объяснил он Рэю. Дон и Кейт делали все более высокие ставки, как будто величина их ставок могла повлиять на их везение.

Бейли следила за игрой на соседних столах. Возможно, крапленые карты были и у игроков в покер, но каким образом обманывали игроков в кости или в рулетку? Более тяжелые кости? Но это уже не имело значения. Крапленых карт вполне достаточно, чтобы вмешалась полиция. Но недостаточно только закрыть казино. Она будет настаивать, чтобы полиция возобновила расследование несчастного случая с Клиффом. Вряд ли время его работы в казино и его гибель были простым совпадением. И все же, почему ему позволили вернуться домой, если он видел и разгадал их схему обмана? И почему он не поехал прямо в полицию, а отправился на этот пикник? Узнает ли она когда-нибудь все это?

В полночь огни в игральном зале стали гаснуть, остались только светильники над каждым столом. Прожектор осветил сцену. Бейли сжала колено Стила под столом, но Стил едва это почувствовал. Он оторвал взгляд от стола и смотрел куда-то поверх Чака, на блондинку, показавшуюся из входной двери. Дитер объявил в микрофон, что перед ними «Госпожа Удача».

Лана…

Игроки за столами стали аплодировать, и Стил, повинуясь общему настрою, тоже зааплодировал, приветствуя ее блестящий выход. Но, посмотрев внимательнее, ужаснулся.

Лана выглядела чудовищно. Когда-то загорелая, с упругим телом, спортивно сложенная, сейчас она была худой и бледной. Казалось, на ее лице оставались одни только глаза, большие, голубые и… пустые. Куда девался их блеск, радость и свет, которые они излучали раньше, когда она выступала?

Ее собственные, с платиновым оттенком волосы были сухими и безжизненными, как волосы плохо окрашенных блондинок, а ведь прежде они блестели и огни рампы переливались в них. Худые ключицы виднелись над холмиками грудей, а сквозь обтягивающее вечернее платье угадывались костлявые бедра.

Ей потребовались обе руки, чтобы снять микрофон со стойки, и она споткнулась, спускаясь по ступенькам в игральный зал. Ее голос скорее напоминал шепот и казался эхом ее прежнего чистого и сильного голоса.

Она выглядела так, будто пагубное пристрастие к игре съедало ее изнутри, поглощало физические силы, забирало всю энергию. Она улыбалась, заигрывала с мужчинами-игроками во время пения, ходила между столами, но для Стала она выглядела марионеткой на веревочке, которая подчиняется неслышным командам невидимого хозяина.

Когда Лана приблизилась к их столу, в ее глазах появилась еще большая пустота. Она шла прямо к Стилу. Бейли одной рукой обняла его за плечи, но Лана, казалось не замечая ее, остановилась подле Стала. Он знал, что должен что-то сделать — что угодно, чтобы отвлечь Лану, когда она пела для него, но он оставался неподвижен под взглядом этой женщины, потерпевшей жизненный крах, женщины, которую он когда-то любил.

Бейли ущипнула его сзади за шею, довольно сильно, и он, собрав всю свою волю, мысленно спросил, как сейчас должен повести себя Мэтт.

Скривив губы в улыбке, он распахнул объятия и обнял за талии обеих женщин.

— Тот, кто сказал, что трое — это толпа[13], не был в моем положении, — проговорил он смеясь и так гнусаво, как только сумел.

Его слова были подхвачены усилителями, и все расхохотались. Лана закончила песню, сняла со Стала ковбойскую шляпу и надела себе на голову.

— Как вы посмотрите, если я спою песню в стиле «кантри» для этого великана-ковбоя? — спросила она, поворачиваясь к маленькому оркестру на сцене. Она звонко поцеловала Стала в щеку, отошла от их стола и запела, так и не сняв шляпу Стала.

— Если уж это не принесет мне удачу, то ничто не принесет, — заявил Стал всем сидящим за столом, но обращаясь к Рэю и следя за его реакцией. Темные глаза Рэя шарили по лицу Стала, будто старались раскрыть его тайну.

Узнала ли его Лана? Он мысленно пытался понять это и не знал, как поступить. Конечно, она пела не только для него, но это мало его утешало.

Демонстрируя свою ревность, Бейли стала салфеткой стирать со щеки Стала следы губной помады от поцелуя Ланы, но Стал только отмахнулся от нее.

— Не трогай, это ведь поцелуй «Госпожи Удачи», — резко проговорил он, вновь входя в свою роль. Затем увеличил ставку, уповая на поцелуй «Госпожи Удачи».

И проиграл. Когда Лана покинула зал, так и не вернув ему его шляпу, он пожаловался, что вот и тут он тоже проиграл.

— Вы ей явно пришлись по вкусу, она вернется, — заверил его Рэй, но Стал не был готов к еще одной встрече с бывшей женой. А кроме того, ему не понравился какой-то огонек сомнения, который он заметал во взгляде Рэя.

— Вот и чудесно, — проговорил Стал, пропуская ход и собирая оставшиеся жетоны. — Но мне лучше устроить перерыв, пока у меня еще остаются кое-какие вещички, рубашка например. — Взяв Бейли под локоть, он повел ее к входной двери. Он бы предпочел менее бросающийся в глаза уход, но другой двери Стал не заметил, а ему необходимо было сейчас уйти.

— Она узнала тебя, — тихо произнесла Бейли, подтверждая его худшие опасения, когда они уже достаточно отошли от дверей.

— Но как? — Не дожидаясь ответа. Стал поспешил увести ее за угол дома.

— Не знаю Наверное, женская интуиция Но мы в опасности.

Услышав, как открылись и затем закрылись двери казино, он сделал Бейли знак замолчать, затем прижал ее к стене Бейли сняла туфли и держала их теперь каблучками прямо перед собой, как оружие.

— Целься им в глаза, — прошептал Стил Почувствовав внезапную дрожь, она кивнула.

Раздался скрип шагов по крупному песку Стил сжался, готовый к прыжку.

Глава 12

— Лана — Имя бывшей жены вырвалось у Стила, когда он заметил фигуру женщины, огибавшей угол дома Зажав ей рот рукой, он прижал ее к себе, готовый толкнуть на любого, кто следует за ней.

Но никто не появлялся.

— Ты одна? — шепотом спросил он Лана кивнула, и он оттолкнул ее от себя.

— Стил Я знала, что ты приедешь ко мне — Она бросилась к нему — Я так боялась!

— Поэтому ты указала им на меня, чтобы они убили всех нас?! — Он схватил ее за плечи и снова оттолкнул от своей груди.

— Нет Я никому ничего не говорила — Она зажала в руках ворот его рубашки — Я надеялась, что ты приедешь за мной Я пела для каждого высокого мужчины, которого замечала в зале Ты здорово изменил свою внешность, но руки — Она взяла его руки в свои — Я никогда не забуду, какие они большие, сильные, нежные — Она поцеловала его правую ладонь Стил высвободил руки — Я забрала твою шляпу, — она взглянула на ковбойскую шляпу, которую уронила, — так у меня появился предлог заговорить с тобой. Никто ни о чем не догадывается.

— Откуда ты узнала, где мы?

— Рэй сказал, что вы вышли из зала.

— Значит, он где-то рядом, — заметила Бейли, впервые вступив в разговор — Нам нужно уйти отсюда.

— Кто она? — спросила Лана.

— Она необыкновенная женщина, — быстро произнес Стил, — и она права У нас нет времени для представлений Здесь где-нибудь есть джип или грузовик?

— Сообщение только по воздуху, — покачала головой Лана.

— Тогда нам придется уходить в горы — Стил выругался.

— Но мы не проживем и дня без воды, — возразила Бейли — Нам придется разыграть здесь сценку. Если ты наткнешься на Рэя или кто другой спросит, зачем ты пошла за нами, скажи, что ты отдавала эту шляпу. Если их такое объяснение не устроит, изобрази смятение и скажи, будто подумала, что это Стил, и хотела удостовериться до того, как вернуть его и вызвать переполох Я устрою сцену ревности и стану обвинять тебя в том, что ты отбиваешь моего мужчину Поняла?

— Вы должны забрать меня отсюда — Лана, всхлипывая, прижалась к груди Стила — Я больше никогда не буду играть, никогда Ты был прав, это болезнь Я была больна, но усвоила урок Пожалуйста, не оставляйте меня здесь.

— Но единственная возможность выбраться отсюда — это лететь вместе со всеми на вертолете — Стил снова взял Лану за плечи и оттолкнул ее от себя — Разве ты не понимаешь? Ты должна их убедить, что мы незнакомы, или всех нас уничтожат. Мы сообщим в полицию, как только вернемся в Лафлин.

— Нет! Я не могу оставаться здесь! — Слезы градом катились по ее лицу. — Они бьют меня! Я хочу к своему ребенку, хочу к тебе!

— Лана, пожалуйста… Мы должны держаться, быть сильными, — резко остановил ее Стал, но она повисла на его руках, и он вынужден был поддерживать ее.

— Бесполезно, Стал. — Голос Бейли был спокойным, но в нем звучали твердые нотки, которых он прежде не замечал. — Нет ли здесь какого-то места, где можно спрятаться, — обратилась она к Лане, — где мы смогли бы достать воду, одежду?.. Ну, прачечная или что-то подобное?

— Вы что, здесь совсем одни? Вам некому помочь? — сквозь слезы проговорила Лана.

— Да, именно так. — Стал взглянул на Бейли, которая всматривалась в темноту, ожидая, что Рэй может вот-вот появиться. — Ты знаешь это место, мы — нет. Куда мы можем пойти?

Наконец, похоже, Лана поняла их положение.

— Пойдемте. — Стал схватил свою шляпу. Она повела их к задней части здания и открыла какую-то дверь. Гул работающих машин указывал, что они в помещении, где находится электроустановка, снабжающая все здания электричеством.

— Здесь есть фонарик? — спросил Стал, не рискуя включать свет, чтобы не обнаружить их местонахождения.

— На противоположной стене. У них фонарики у каждой двери на случай, если отключится электроэнергия.

— Закрой нас и осторожно иди. Старайся не поднимать шума.

Держась рукой за стену, Стал продвигался в темноте по комнате к узким полоскам света, окаймлявшим дверь. Он задел полку, и какая-то бутылка упала ему на плечо, скатилась на грудь, где он ее поймал. Пот катился по его лбу и обжигал глаза при мысли, что дверь может открыться и бандит прошьет комнату пулями.

Как Лана могла быть такой глупой, чтобы подойти к нему!

Стараясь сохранять хладнокровие и не дать гневу овладеть им. Стал добрался до двери и нашел фонарик, висевший у выключателя. Он повернул ключ в двери, взял фонарик, включил его, посветил вниз, затем стал осматривать комнату.

Как он и ожидал, огромный генератор располагался посреди комнаты, в то время как загруженные полки, большие холодильники, стиральные и сушильные машины размещались вдоль стен. Лана метнулась к нему, но он оттолкнул ее и направил свет фонарика на Бейли, которая, как и он, осматривала комнату.

Вдруг они услышали, как кто-то взялся за ручку входной двери. Бейли испуганно взглянула на Стала.

— Прячемся, — прошептал он, указывая светом фонарика на генератор и подталкивая к нему Лану. Рванувшись к двери, он выключил фонарик.

— Закрыто, — послышался незнакомый голос за дверью.

— Ну так стреляй, — ответил Рэй. — Им некуда было убежать.

Прижавшись за дверью к стене, Стал напряженно ждал громкого взрыва, но услышал страшный шорох глушителя. Еще он услышал сдавленные вскрики, которые быстро прекратились. Он понял, что Лана начала кричать и Бейли заставила ее замолчать.

Дверь медленно открылась. Стал затаил дыхание, сжавшись в узком пространстве за дверью. Вооруженный бандит остановился на пороге и взялся за выключатель. Засовывая фонарик в карман, Стил весь напрягся, готовый к атаке, и схватился за ручку двери.

— Игра в прятки закончена, — проговорил с порога Рэй и усмехнулся. — Ну же, выходите!

Стил смотрел на дверь, ожидая, когда эти люди переступят порог и когда наконец он увидит оружие.

Внезапно на другом конце комнаты послышался звон разбитого стекла. Рэй и незнакомец бросились обратно к дверному проему. Навалившись на дверь всем телом, Стил старался захлопнуть ее, отталкивая Рэя и стараясь ударить бандита по руке, державшей пистолет.

Схватить пистолет ему не удалось, но после того, как он ударил по руке бандита и прижал его к стене, пистолет упал на пол. Стил обхватил незнакомца и швырнул его на Рэя, придавливая обоих к стене.

Рэй выстрелил из своего пистолета. Он ни в кого не попал, но, повернув руку, стал целиться в Стила.

— Брось оружие! — закричала Бейли под шорох глушителя. Пуля попала в дверь чуть выше головы Рэя. Пистолет выскользнул у него из рук, и Стил поймал его.

— Прекрасный выстрел, — похвалил он Бейли, разглядывая дырку в стене, менее чем в футе от того места, где только что была его собственная голова. — Руки кверху! — скомандовал он Рэю и второму бандиту, подталкивая их вперед и обыскивая. — Где ты научилась стрелять? — спросил он, обращаясь к Бейли.

— Клифф научил. — Она стояла, слегка согнув колени, держа пистолет двумя руками. Стояла твердо, ничто не выдавало ее волнения. Она смотрела на Рэя.

Из-за генератора появилась Лана.

— Сними колготки, — бросил ей Стил, — и поищи еще что-нибудь, чем я мог бы связать этих негодяев.

Лана бросилась к куче мешков с грязным бельем и вытащила веревки.

— Ты же знаешь, что не уйдешь отсюда, — проговорил Рэй, когда она передавала веревки Стилу. — Ты погибнешь в пустыне, если Дитер не пристрелит тебя раньше.

— Как он убил Клиффа Ричардса? — спросила Бейли. Она медленно подошла к Рэю, вызывающе покачивая бедрами. Низкий вырез ее обтягивающего платья открывал красивую грудь. С тонкой талией и округлыми бедрами, она казалась такой аппетитной и соблазнительной, и образ ее совсем не вязался с пистолетом, который она по-прежнему держала нацеленным на Рэя.

Рэй побледнел. То ли услышав знакомое имя, то ли испугавшись оружия, на него направленного, — Стил точно не знал.

— Вы его помните? — вкрадчиво спросила Бейли. — Честного крупье, который не хотел обманывать игроков.

Рэй смотрел на направленный в него пистолет, не произнося ни слова. Закончив связывать второго бандита, Стил заломил руки Рэя за спину.

— На колени! — скомандовала Бейли. Рэй вопросительно посмотрел на Стила.

— Я бы на твоем месте сделал, как говорит леди, — посоветовал Стил.

Не отводя глаз от пистолета Бейли, Рэй, дрожа, опустился на колени.

— Но вы боялись, что он не будет держать язык за зубами, так ведь? — Она все еще говорила шепотом. — И потому вы устроили так, что его грузовик перевернулся, грузовик, на котором ехал ни в чем не повинный человек, который должен был вот-вот стать отцом. — Теперь ее голос звучал жестко, она приставила дуло пистолета к виску Рэя. — И четырехлетний мальчик… мой сын.

Она взвела курок. Рэй закрыл глаза. Слезы вперемешку с потом катились по его лицу. Стал шагнул вперед, опасаясь, что Бейли может зайти слишком далеко. Он не был против ее мести, но знал — она не сможет жить с сознанием, что убила человека. Бейли сделала ему знак не вмешиваться.

— Как же вы могли так поступить, Рэй? — Она уже овладела собой и вновь говорила спокойным, ровным голосом.

Рэй весь дрожал.

— Я не делал этого, — сквозь слезы произнес он, открывая глаза. — Клянусь могилой моей матери!

— Кто же тогда, Рэй? И как?

— Дитер! Крупье сказал, что плохо себя чувствует, и хотел вернуться домой, но Дитер не поверил ему. Он отпустил его, потому что тот приехал вместе с другими крупье из Лафлина. Хэл, пит-босс из казино, который прислал его, знал, что он собирался еще ехать на рыбалку, знал и где этот пикник должен был быть. Дитер послал ему вслед вертолет. Я не имел к этому никакого отношения! Поверьте!

— Как нам выбраться отсюда, Рэй? Скажите, и я не убью вас.

— В соседнем помещении стоят мотороллеры. Дверь туда за бельевым шкафом, вон там. — Он показал глазами налево. — Ключ у меня в левом кармане.

Бейли опустила пистолет, и Рэй вздохнул с облегчением. Стал нашел связку ключей и протянул их Бейли, затем наволочками заткнул рты Рэю и второму бандиту.

Стал даже присвистнул, увидев целый арсенал оружия в соседней комнате. Он хотел было взорвать его, но боялся причинить вред невинным посетителям казино, да и времени у них было в обрез. Рэя могли хватиться. Взяв полуавтоматическое ружье, он наполнил карманы патронами, снял со стены огнетушитель и облил струей пены остальное оружие.

Бейли вывела три мотороллера в другую комнату, в то время как Стал сбил моторы с оставшихся машин.

— Вылей вино из этих бутылок и налей в них воды, — сказала Бейли Лане. — А я поищу какую-нибудь одежду, которая защитит нас от солнца.

Стил запер Рэя и второго бандита в потайной комнате и присоединился к женщинам. Бейли попросила его завернуть бутылки с водой в полотенца и уложить их в мешки. Они с Ланой переоделись в костюмы крупье — смокинги и черные брюки.

— Мы возьмем мешки на спину, — объяснила она. — Будем надеяться, что бутылки не разобьются.

Когда все было готово, Стил показал Лане, как управлять мотороллером. Бейли умела ездить на таких машинах, научилась еще подростком, она предложила ехать первой. Стил согласился, и она поехала, прокладывая путь в черной мгле Мертвых гор.

Бейли направлялась на север, в надежде найти дорогу в более знакомую местность в горах к западу от Лафлина. Клифф был заядлым туристом, и она сопровождала его в многочисленных путешествиях автостопом и на машине. Она знала, как вести себя в условиях пустыни, и была уверена, что они сумеют справиться с трудностями. Дитер решит, что они отправятся на восток, к более обжитой долине реки Колорадо, считала Бейли.

Как только она обогнула острый выступ утеса, достаточно большого, чтобы за ним их не было видно из казино, она включила фару. Стал нагнал ее, протестуя.

— Но мы же должны видеть дорогу, — настаивала Бейли. — Если мы наткнемся на камень или кактус, мы можем проколоть шину или пораниться. Нам нужно успеть отъехать как можно дальше, пока они не поняли, что произошло. Если мы услышим шум вертолета, придется ехать без фар.

Стал кивнул.

— Ты здесь дома, тебе и решать. — Он ласково похлопал ее по спине, и она поехала дальше.

Не находя тропы, Бейли старалась ехать поближе к холмам, чтобы избежать опасности свалиться в пропасть или каньон. Окруженный глубокой темнотой ночи, ее мир сузился теперь до полоски, освещаемой фарой, — мрачный, чужой, враждебный мир. Камни и колючий кустарник то и дело возникали совершенно неожиданно, тая угрозу. Остроконечные листья юкк казались копьями, готовыми вонзиться в беззащитных путников, в каких-то разлапистых деревьях им чудились притаившиеся чудовища, а в колючих кустах — страшные скорчившиеся животные.

На востоке небо слегка посветлело, предвещая скорый рассвет и пробуждая ото сна все живое в пустыне. Задвигались тени, заметались в узкой полоске света — то светлая спинка винторогой антилопы, выскочившей прямо из-под колес, то красноватые любопытные глаза койота.

Узнав бледную, поблескивающую при свете фары гремучую змею, пересекшую дорогу и исчезнувшую у подножия холма, она резко остановилась. Страх погони чуть было не заслонил всякую иную опасность, подстерегающую их в пустыне. Подъехали Стал и Лана, их лица были в пыли.

— Попьем воды, — проговорила Бейли, стараясь успокоиться, прежде чем рассказать им о змее.

Она внимательно осмотрелась, слезла с мотороллера и налила воды из мешка, который был на спине у Ланы.

— Нам придется ехать на большем расстоянии друг от друга, — сказала она своим спутникам, когда они попили. — В это время суток змеи очень активны, мы, вполне вероятно, можем наехать на какую-нибудь. Если это сделает едущий впереди и у змеи не будет возможности на него броситься, то, опомнившись, она может броситься на едущего за ним.

— Здесь гремучие змеи? — спросила Лана, и ее лицо побледнело, когда Бейли кивнула.

— Не бойтесь, если увидите одну из них, — предупредила Бейли. — Змеи стараются избегать встречи с человеком, так же как и мы с ними. Остановитесь или сверните в сторону, если можете, и помните: змея может броситься на расстояние, не превышающее половину ее длины.

Лана всхлипнула и чуть не уронила бутылку с водой. Стал взял ее у нее.

— Мы проедем еще часа два, затем поищем какое-нибудь место в тени и переждем самую жару. — Бейли уложила бутылку обратно в мешок Ланы. — Подождите, пока я не дам вам сигнал трогаться, и сохраняйте такое расстояние все время. — Она повернулась к Стилу:

— Я хочу ехать на восток от гор. — Бейли перешла на шепот:

— Надеюсь найти какое-то убежище, а то мы легкая добыча с вертолета.

Он кивнул и, обвив ее шею рукой, притянул к себе, чтобы поцеловать.

Под испытующим взглядом Ланы Бейли выскользнула из его объятий и подняла свой мотороллер, но не могла освободиться от сомнений, теснившихся в ее голове.

Так ли уж хорошо играет она свою роль в жизни, как придуманную роль любовницы Стала?

Солнце осветило линию горизонта, и сразу розовый свет зари смешался с белым маревом. Спускаясь большими петлями по склону горы, Бейли искала зеленую тень на равнине под ними, но видела только редкий колючий кустарник, полынь и одинокие юкки.

Бейли остановилась, когда они достигли равнины, но, пока они обсуждали, стоит ли им пересекать ее, послышался нарастающий рокот приближающегося вертолета.

Глава 13

Бейли в отчаянии смотрела вокруг себя. Конечно, им никогда не сбить вертолет здесь, на этой открытой равнине, и она повела свой маленький отряд к высохшему руслу, оставленному в склоне горы сильным дождем, которые очень редко, но случаются в пустыне.

Нигде не радовал глаз зеленый островок, питаемый подземными водами; со склона холма виднелся один только большой утес, вокруг которого песчаная почва была размыта. Сойдя с мотороллера, Бейли осторожно поставила его в тень впереди себя.

— Скорее! — торопила ее подоспевшая Лана.

Бейли покачала головой; ее страшил все нарастающий шум приближающегося вертолета, но странные следы на песке в форме английской буквы «джей» заставляли ее подумать еще об одной опасности, которая их подстерегала. Еще шаг, и она услышала сухой треск.

Не они одни искали убежища от палящего солнца. С виду безобидный песчаный холмик зашевелился — это гремучая змея Подняла свою рогатую головку, оторвав ее от собранного в кольцо тела.

— Назад! — крикнула Бейли. Мотороллер Ланы с грохотом упал позади, но Бейли не обернулась. Рокот вертолета становился все громче.

— Стреляйте же! — взмолилась Лана.

— Она опасна и после смерти, — проговорила Бейли. Включив мотор и топая ногами, она направила на змею мотороллер, в надежде запугать ее и заставить удалиться. Трещотки змеи издали дребезжащий звук, она раздраженно зашипела, подняла голову выше и приняла угрожающую позу, готовая напасть.

Из-за спины Бейли пролетел камень и упал около змеи. Она стремительно отскочила.

— Не надо мотороллером, — сказал Стил, протягивая Бейли горсть камней.

— Бросай с этой стороны, — подсказала Бейли, кинув камень и показывая, как это следует делать, — а то она почувствует себя в опасности и начнет защищаться.

Стил согласно кивнул. Змея под градом камней развернулась и уползла, плавно раскачивая свое тело.

Между тем рокот вертолета слышался уже почти над их головами. Бейли снова отвела свой мотороллер в тень к утесу, затем вернулась, чтобы помочь Стилу, управлявшемуся с двумя машинами. Лана стояла под палящим солнцем и как завороженная смотрела вслед удалявшейся змее.

— Пошли! — Стил взял ее за руку и потянул в тень. Обвив руками его шею, Лана повисла на нем, дрожа от ужаса. Бейли сняла их мешки, затем отвязала и свой тоже.

Вертолет кружил, бросая тень на равнину перед ними. Все трое прижались спинами к утесу. Сделав три круга, вертолет двинулся на восток.

Бейли медленно соскользнула на землю. Поджав колени к груди, она обхватила их руками и опустила голову. Лана все еще стояла, прижавшись к Стилу. Бейли вздохнула: она завидовала Лане, ей тоже хотелось почувствовать поддержку этих сильных рук, укрыться на этой широкой груди.

— Прекрати, Лана! — хрипло произнес Стал, и Бейли видела, как он оттолкнул от себя бывшую жену. — Ведь это все из-за тебя! И ты еще ждешь от меня сочувствия?

Лана, дрожащая от страха, опустилась на землю.

— Помоги ей, Стал, — как-то вяло проговорила Бейли, и слова ее с болью отозвались в сердце, — если она совсем раскиснет, мы отсюда вообще никогда не выберемся.

Повернувшись спиной к Лане, Стал присел на корточки перед Бейли.

— А ты-то как? — Он потрепал ее по щеке. Бейли закусила губу, еле сдерживаясь, чтобы не броситься к нему в объятия и не дать воли своему страху и усталости, забыться у него на груди, заплакать.

— Все в порядке, — ответила она, глядя вдаль. — Позаботься о своей жене.

— Бывшей жене, — поправил ее Стил. Лана всхлипнула.

— Надо попить немного воды. — Бейли сменила тему. — Затем поспать. — Она почувствовала, что ее глаза запорошило пылью и песком, и сняла контактные линзы. Стил сделал то же самое.

— Проста меня. — Лана придвинулась ближе к Стилу, когда он передал ей бутылку с водой. — Я никогда не думала, что так получится. — Лана заговорила быстро, будто опасаясь, что не успеет все объяснить. — Я просила Дитера не трогать тебя, не требовать с тебя денег. Я клялась, что верну ему долг, если только он отпустит меня обратно в Вегас — там я могла бы заработать. Я не говорила ему о тебе и о Кевине. Он нашел ваши фотографии в моем кошельке… — На глаза ее навернулись слезы, но она сдерживала их. — Дитер заставил Рэя издеваться надо мной. Рэй радуется, когда другие страдают. — Ее лицо исказила судорога. — Если бы я не делала то, что мне говорил Дитер, он отдал бы меня Рэю на ночь… Лана замолчала и схватила Стала за руку.

— Я никогда не хотела, чтобы вы с Кевином страдали… пожалуйста, поверь мне!

— Так же, как ты не хотела, чтобы мы страдали, когда сняла деньги со счета Кевина и проиграла их в рулетку? — Стил повернулся к ней. Бейли теперь не могла видеть его лица, но почувствовала всю горечь его слов.

— Я наделала много ошибок, — печально согласилась Лана, — и самой большой моей ошибкой было оставить тебя и Кевина. — Отдав ему обратно бутылку с водой, она легла спиной к Стилу.

Он снова повернулся к Бейли:

— Это не меняет моих чувств к тебе. Бейли смотрела на его лицо, лицо человека, которого она любила независимо от того, был ли он бородатым или гладко выбритым, белокурым или рыжим, с голубыми или с карими глазами.

— Сейчас не время говорить об этом, — просто сказала она. Стил нахмурился и хотел что-то возразить. — Сейчас нам важно прожить этот день в пустыне, при стоградусной жаре, — быстро добавила она, стараясь говорить громче, чтобы ее слова слышала Лана. — Когда мы разговариваем, мы теряем жидкость.

— Я люблю тебя, — прошептал Стил.

— Нужно держать рот закрытым и дышать носом, — посоветовала Бейли, отводя взгляд в сторону. Лана — мать его ребенка. Разве она не заслуживает, чтобы он дал ей еще один шанс? Но теперь, когда Бейли решила начать новую жизнь и все поставила на это, — разве может она теперь потерять его?

— Земля, скорее всего, градусов на тридцать горячее воздуха, — продолжала она упрямо, направляя все свои мысли на самое главное, — но мы должны отдохнуть. Ложитесь параллельно стене, здесь земля чуть прохладнее. Как бы вам ни было жарко, не снимайте одежды, она удерживает влагу.

Лана поменяла положение и легла, как советовала Бейли.

У стены могли поместиться только двое, тесно прижавшись друг к другу. Бейли подумала, что вряд ли сумеет уснуть, и предложила остаться караулить, но Стал настоял на том, чтобы первым караулил он.

— Садись на мотороллер, — сказала Бейли, — и пей воду, как только почувствуешь жажду. Не вздумай беречь ее. Каждый из нас должен выпить за день по крайней мере галлон[14] жидкости.

Бейли легла рядом с Ланой. Кто из них в будущем окажется рядом со Стилом? — думала она. Лана была истощена и эмоционально, и физически испытаниями, выпавшими на ее долю, но как она поведет себя, когда поправится?

Достоинство, с которым она встретила враждебное настроение Стала, показывало ее характер. Она может лечиться и научится преодолевать свою страсть к игре, слабость, которая оттолкнула от нее Стала. Она восстановит здоровье, и к ней вернется ее увядшая было красота. Она поймет свои ошибки, и к ней вернется чувство собственного достоинства.

Она снова станет прежней Карен, матерью ребенка Стала, женщиной, которую он любил и на которой женился.

Все эти мысли теснились в голове Бейли, мучили ее. В какой-то полудреме она провела полдня, затем встала и поменялась местами со Стилом. Лану они решили не беспокоить. Бейли позволила Стилу поцеловать себя, не в силах противиться желанию, чтобы он дотронулся до нее, но она снова отказалась обсуждать с ним их будущее.

Да и есть ли это будущее у кого-нибудь из них? Желудок у нее сводило от голода, сколько бы она ни пила. Ее терзали сомнения: сможет ли она найти дорогу в горах? Хватит ли у них сил на еще один переход в кромешной тьме безжалостной и бескрайней пустыни?

Время от времени она слышала где-то вдали рокот вертолета, но не видела его. Когда жара немного спала и солнце зашло за горизонт, она подавила в себе все страхи и повернулась к Лане и Стилу, чтобы разбудить. Головы их лежали совсем рядом. Она остановилась. А вдруг они все еще одно целое?

Стараясь не думать больше об этом, она осторожно растолкала их. Лицо Ланы, несмотря на отдых, было усталым и измученным. Однако она не жаловалась. Поднявшись, они напились воды и молча упаковали бутылки.

Бейли и сама чувствовала себя довольно скверно и представляла самочувствие женщины, которая была слабее ее.

— Ты молодец, — похвалила она Лану, когда они вновь сели на мотороллеры. — Держись, мы доедем.

Лана слабо улыбнулась, но слезы блестели в ее голубых глазах.

— Если я задерживаю вас, — она робко взглянула на Стала, который смотрел в сторону, — оставьте меня. Он прав: это я во всем виновата. Мне не следовало покидать казино, или же я должна была послушать тебя и встретиться с Рэем.

— Вот что, — прервала ее Бейли, ведя свой мотороллер рядом с Ланой. — Ты оказалась в безвыходном положении. Возможно, я поступила бы так же, будь я на твоем месте. Мы со Стилом ради этого сели играть в блэкджек. Мы не оставим тебя. Мы хотим выбраться отсюда, все вместе выбраться. Понимаешь?

Лана кивнула и вытерла слезы, затем решительно расправила плечи. Бейли похлопала ее по спине и поехала дальше по равнине. Ее собственные слова придали ей энергии и отваги.

Она ехала и думала о Бонни, которая ждет ее дома и волнуется. Если бы она послушала сестру, ей бы сейчас не пришлось бороться за свою жизнь в этой пустыне. Вспоминая другие случаи, когда она поступала вопреки советам Бонни, она также вспоминала, как сестра всегда подстраховывала ее. Сможет ли Бонни помочь ей и на этот раз?

Впервые в жизни она мысленно обращалась к Бонни, посылала ей свой призыв. Они почти всегда понимали друг друга без слов, улавливая ощущения, образы. И сейчас Бейли сообщала сестре о своем страхе, звала ее сквозь обступающую их тьму.

Постепенно она почувствовала, что успокаивается. Может, это Бонни отвечала ей? Она не знала, но радовалась этому успокоению, которое не покидало ее в пути.

Вертолет все еще рыскал в небе, ощупывая горы лучом прожектора. Они продвигались медленно, так как то и дело приходилось прятаться, когда вертолет приближался. Все время они ехали с погашенными фарами из опасения, что свет выдаст их.

На небе появился лунный серп. Бейли поняла, что они едут точно на северо-восток. При слабом свете луны Бейли даже показалось, что она видит далеко впереди огни Лафлина. Боясь, что это ошибка, она не стала говорить об этом Стилу и ехала молча, пока не заметила цепочку огней — группу освещенных зданий, неоновый оазис в темной пустыне. Радостный крик вырвался из ее пересохшего горла.

— Я знал, что ты выведешь нас! — Стал остановил мотороллер рядом с ней и обнял ее. Лана заплакала, но это были слезы радости.

— А я совсем не была уверена, — возразила Бейли. Стал засмеялся. Бейли засмеялась вместе с ним и вдруг почувствовала, как слезы брызнули у нее из глаз. — Мы еще не дома, — добавила она, плача и вытирая слезы. Розовые лучи зари разорвали горизонт над Лафлином, а им предстояло преодолеть еще мили и мили пути по открытому пространству, мили и мили пути по песку и камням при утреннем свете. — Нам не удастся доехать до рассвета…

Если их увидят с вертолета, то всего три выстрела — и их не станет. Бейли понимала, что у них нет выбора, им снова придется провести день на иссушающей, изнурительной жаре. И еще она знала, что у них остается очень мало воды. Когда вновь настанет ночь и спрячет белое раскаленное солнце, хватит ли у них сил подняться и продолжить путь?

Ужас охватил ее. Казалось, перед ними только два пути: умереть медленной смертью от жажды и обезвоживания организма или же мгновенно — от пули во время граничащего с самоубийством продвижения вперед к городу днем.

Закрыв глаза, она медленно глубоко вздохнула, чтобы немного успокоиться, затем осмотрелась. Надо было принимать решение. Прямо на севере перед ними и к западу от Лафлина высились знакомые контуры горы Ньюбери. Там, спрятанный в одном из многочисленных каньонов, протекал маленький, но круглый год не пересыхающий ручей, на берегах которого растут кедры, ивняк, камыш. Они могут окунуться, чтобы охладить разгоряченные тела, даже попить воды, когда их запасы закончатся. Если только…

Бонни просил кого-то помочь нам, шептала про себя она, и в ее воображении вставал каньон с непересыхающим ручьем, где они бывали вместе с мужьями, она и Бонни.

И Бейли свернула в сторону от огней Лафлина, светившихся вдали, не посоветовавшись со Стилом и Ланой. Не было времени обсуждать дальнейшие планы, надо было действовать. Чтобы найти каньон до того, как их обнаружат с вертолета, им предстояло продвигаться навстречу восходящему солнцу.

И они уже почти дошли.

Но в тот момент, когда они достигли знакомой тропы, ведущей к каньону, они услышали слабый шум моторов вертолета. Узкая и петляющая тропа тянулась вдоль утеса, открытая для пуль. Нигде не было никакого укрытия. Оставалось рискнуть, положившись на судьбу. Бейли оглянулась и бросила последний взгляд на Стила — в нем она черпала силы. Затем поехала вниз по тропе, слыша за спиной рев едущих за ней мотороллеров, но этот рев не заглушал рокот вертолета, преследующего их.

Его тень огромным, темным пятном падала на них, грохот моторов оглушал их, когда он зависал над ними, а затем стремительно падал, превращая воздух в слепящие клубы пыли и песка. Бейли бросилась налево и припала к стене утеса, в сторону от разверзнутой пропасти каньона.

Поднявшись на ноги, она спиной прижалась к каменной стене. Черный стеклянный верх вертолета был прямо над ней, затем он отшатнулся, будто резанул ее своими колесами, перед тем как вновь набрать высоту и скрыться из виду.

Посмотрев назад на тропу, Бейли увидела, как Стил помогает Лане выбраться из-под ее мотороллера, затем они приблизились к ней, Стил впереди.

— Я потерял ружье, — горестно посетовал он и взял ее за руку. Они стали, осторожно спускаясь вниз вдоль стены, пробираться на дно каньона.

Если им это удастся, то даже при условии, что вертолет приземлится, они сумеют себя защитить — у них есть два пистолета и много патронов.

Вертолет, как черный паук, снова и снова кружил над ними. Бейли не могла понять, почему их преследователи просто не расстреливают их, потом они могут представить их смерть, как и гибель Клиффа, трагической случайностью. Затем сообразила, что хоть этот вертолет и был меньше того, который доставил их в казино, но и он не мог пролететь в узком пространстве между склонами каньона. Значит, скоро они начнут стрелять?

Будто в ответ раздался выстрел, но пуля не долетела до них. Тропа становилась шире по мере их приближения ко дну каньона. Стил крикнул, чтобы она поспешила, и побежал сам, увлекая за собой Лану. Огибая поворот, Бейли остановилась как вкопанная, увидев джип, стоявший в конце тропы.

— Это ловушка! Мы в ловушке! — закричала она, оглядываясь на Стила. Такой конец после всего перенесенного… Она покачнулась, обессиленная…

Стил подбежал, помогая ей удержаться на ногах и подталкивая ее вперед.

— Куда же нам теперь? — прошептала Бейли и посмотрела туда, куда смотрел Стил. В нескольких метрах от них за большим камнем стоял Форрест с винтовкой на плече. Он целился в вертолет. Раздался выстрел. Рядом с Форрестом вынырнула темная головка Бонни, Форрест тут же пригнул ее к земле.

Бейли, забыв об усталости, высвободилась из рук Стала, который поддерживал ее, и бросилась к сестре.

— Ты услышала меня и вот ты со мной! — воскликнула она. Они обнялись и упали на землю за камнем.

Форрест протянул Стилу второе ружье. Лана опустилась на землю рядом с сестрами.

— Я была права, — захлебываясь, говорила Бейли, обращаясь к Бонни и ничего вокруг не замечая, — это они убили Клиффа и Тревиса, и +++++а. Они их преследовали на вертолете, как и нас сейчас.

Бонни успокаивала ее, говорила ласковые слова, но Бейли не могла остановиться, она все рассказывала и рассказывала.

Бонни чувствовала, что с ее сестрой что-то происходит, чувствовала это сердцем.

Весь тот долгий день, который Бейли провела в пустыне, горы на противоположном берегу реки, в Неваде, вставали перед глазами Бонни. Форреста приводили в замешательство ее дурные предчувствия; он уверял ее, что все это результат нервного напряжения последних дней. Когда спустились сумерки, ее охватил страх. Она вся дрожала и настояла, чтобы он поехал с ней в дом Бейли, где она с заднего двора смотрела на остроконечные контуры пустынных гор на противоположном берегу.

— Иди и возьми напрокат машину с четырехколесным приводом, — сказала она Форресту. Что-то в ее голосе заставило его повиноваться. Когда он ушел, она снова перевела взгляд на мрачные силуэты гор и сказала своей сестре-близнецу:

— Я здесь, я готова…

Они с Форрестом провели ночь в доме Бейли. Бонни проснулась на заре с ощущением, что видит глубокий каньон, ручей, протекающий на дне его, куда они с Бейли часто ездили со своими мужьями.

Открыв шкаф, где Клифф хранил свои охотничьи принадлежности, они взяли два ружья. Бонни уговорила знакомого полицейского сопровождать их.

— Мы его оставили в конце гравиевой дороги, — сказала она Бейли, — здесь его машина не могла пройти. Он услышит выстрелы и сообщит по радио в полицию. Нам пришлют помощь. Они схватят этих убийц. — Бонни обняла сестру. — И все это сумела сделать ты!

Бейли подняла голову и взглянула на Бонни.

— Я бы не сумела сделать этого без тебя. Клянусь, я никогда больше не назову тебя цыпленком!

— Цыпленок? — недоверчиво переспросила Лана. — Если бы я была наполовину такой мужественной, как любая из вас, ничего этого бы не случилось…

— Ты мужественная, — повернулась к ней Бейли и взяла ее за руки. — Ты признаешь свои ошибки, и теперь у тебя есть возможность исправить их.

— Как?

— Выступи в суде свидетелем против Дитера и Рэя.

— О, я сделаю это, обязательно сделаю, — горячо заговорила Лана. — Я хочу увидеть, как этих двоих надолго упрячут за решетку.

Бейли обняла Лану. Они не заметили, как стрельба прекратилась и прилетел другой вертолет, на борту которого была надпись «полиция».

— Я потеряла его, он теперь твой… Да? — нерешительно спросила Лана, освобождаясь из объятий Бейли.

Бейли знала, о ком говорит Лана. Стил вошел в ее сердце, в ее жизнь, он обещал ей новое будущее.

Она посмотрела на лицо Ланы, усталое и изможденное. Лицо матери Кевина.

— Нет, — твердо ответила она, — он твой.

Глава 14

— Что-что? — Стил подскочил и приподнял Бейли за плечи, поставил ее на ноги, затем оттеснил к каньону подальше от остальных. — Я не ослышался? — спросил он, остановившись за высоким кедром. — Ты отдаешь меня Лане, как использованную мебель?

Бейли провела рукой по его лицу, гладила бороду, стараясь своим прикосновением успокоить его.

— Лана — мать твоего ребенка, — сказала она. — Ради Кевина ты должен дать ей еще один шанс.

— Но она же бросила нас обоих. — Стил откинул голову.

— И очень сожалеет об этом, — тихо проговорила Бейли, опуская руки. — Она была больна и не могла сладить с собой. Ты что же, хочешь наказать ее на всю оставшуюся жизнь?

— Я помогу ей, Бейли. Я прослежу, чтобы она лечилась, позволю ей видеться с Кевином. Черт возьми, если она снова захочет преподавать аэробику, я даже дам ей работу. Но я не люблю ее, я люблю тебя! Ты думаешь, я могу переключать свои чувства, как водопроводный кран? А ты можешь?

Бейли внутренне содрогнулась, понимая, что ей приходится лгать Стилу.

— Давно ли мы знаем друг друга? Чуть больше месяца? — Она отвела взгляд и стала смотреть на ручей, не в силах глядеть ему в глаза. — Этот месяц ты провел вдали от дома, волнуясь за жизнь твоего сына и зная, что произошло с моей семьей. Опасность и несчастье свели нас вместе, Стил. Лана выступит в суде свидетелем против Дитера и Рэя. Кевину никто больше не угрожает, и ты теперь можешь вернуться в Коннектикут к своей прежней жизни, к той жизни, в которой была Лана и не было меня.

— В той жизни была Карен, — возразил он. — В ней не было и никогда не будет Ланы. Ты никогда не слышала выражения «ты не сможешь меня покинуть»? Теперь ты часть моей жизни, моего будущего! — Он взял ее за руки и притянул к себе.

— Карен и Лана — одна и та же женщина, — продолжала Бейли, глядя на его могучую грудь, к которой она уже никогда больше не прижмется. — Ты любил женщину по имени Карен. Лана может стать этой женщиной, если ты дашь ей шанс. Как я могу лишить ее этого шанса? — Она смотрела на него, ее глаза умоляли понять ее и прекратить этот такой тяжелый для нее разговор. — Я знаю, что значит потерять мужа и сына. Как я могу причинить такое зло другому?

— Она потеряла меня до того, как мы с тобой встретились. — Внезапно он выпустил ее из объятий, и она отступила на шаг. — Ты просто используешь ее как предлог, чтобы цепляться за прошлое и жить с призраками твоего мужа и сына.

Гнев в его голубых глазах обжег ее сильнее, чем палящее солнце. Не в силах вынести этот взгляд, она повернулась и пошла к остальным, стоявшим возле джипа.

— Трусиха! — кричал Стил ей вслед. — Ты боишься будущего!

Она вздрогнула, но не остановилась. Он поймет ее… Должен понять. Со временем… Она поступает правильно, честно, возвращая Стала в его семью.

Но почему же ей так горько?

Она вовсе не трусиха, говорила себе Бейли потом, когда вместе со Стилом и Ланой давала предварительные показания в полиции и когда их осматривал врач, на чем настояла Бонни. Разве на что-нибудь может потребоваться больше мужества, чем на то, чтобы отказаться от Стила, смотреть в будущее без него?

Оставшись с ним одна, она поняла это. У Ланы нашли признаки тяжелого истощения и обезвоживания организма, и ее оставили в больнице. Форрест отвез Стила и Бейли домой. Бонни решила накормить их и уложить в постель.

Стал не заговаривал с ней, после того как обвинил в трусости, но Бонни с Форрестом, казалось, не замечали этого. Они засыпали их вопросами о казино и о том, что им пришлось пережить. У себя дома, принимая душ, Бейли гадала, возобновит ли он снова этот разговор, когда они останутся одни. Но более всего ее волновало, сможет ли она оттолкнуть его и отослать к Лане, если он обнимет ее.

Она не знала и не хотела знать. После того как они поели. Стал попросил Форреста отвезти его в мотель.

— Этот дом — гробница покойников, — объяснил он удивленным Бонни и Форресту. — Я не могу здесь оставаться.

В его голосе Бейли уловила ту же горечь, с которой он говорил о Лане. Как быстро его любовь к ней превратилась в ненависть…

Бонни бросила тревожный взгляд на сестру и села поближе к ней, но Бейли покачала головой, предупреждая, чтобы сестра молчала, позднее она ей все объяснит.

Стал быстро упаковал вещи Кевина, его любимые игрушки. Остальное, сказал он, он переправит в Коннектикут. Закончив со всеми приготовлениями, он направился к двери.

— Так лучше, — тихо проговорила Бейли, когда дверь за ним закрылась. — Он принадлежит не мне, а своей семье.

— Мне кажется, вам обоим надо хорошенько выспаться, — заметил Форрест. — Похоже, вы посходили с ума.

Бейли кивнула, и на ее лице появилась грустная рассеянная улыбка. Сон не изменит ее решения, но она рада заснуть и уйти от своих печальных мыслей и чувств.

Оставшись одна, Бейли пошла в спальню и остановилась на пороге, увидев свою постель неприбранной, на подушке виднелась еще вмятина от головы Стила. Застонав, она бросилась в комнату сына, открыла дверцу стенного шкафа и взяла с полки потрепанного зайца. Прижимая игрушку сына к груди, она свернулась калачиком на нижней кровати, но что-то твердое вонзилось в тело. Сунув руку под простыню, она вытащила оттуда маленький игрушечный грузовичок Кевина.

Бейли сжала игрушку в руке так сильно, что поцарапала ладонь, поднесла грузовичок к губам и поцеловала. Затем она поцеловала зайца, осторожно положила обе игрушки на подушку и вышла из комнаты.

Вернувшись в детскую с коробкой из-под какого-то подарка, Бейли бережно завернула игрушки и, положив в коробку, поставила ее на полку в шкаф. Бонни много раз предлагала ей превратить спальню сына в комнату для гостей; завтра она это сделает.

Она не будет жить с призраками, как ее обвинил Стил, но сегодня она будет спать, думая о нем. Она положила голову на подушку, на которой он спал, укрылась простыней, которой он укрывался, вдыхая его запах — последний раз…

Когда родители Бейли и Бонни с детьми вернулись из поездки в Диснейленд, Стил забрал сына и Дарби и вернулся в Коннектикут вместе с Ланой. Форрест остался.

Он открыл в Лафлине охранную фирму.

Проверка клуба Дитера полицией привела к раскрытию целой сети тайных казино и за пределами «Санберста». Служащие казино в Лафлине получали взятки за то, что направляли Рэя за столы к игрокам, делающим крупные ставки, а он приглашал богатых посетителей на частные игры. Владельцы казино вынуждены были усилить охрану своих заведений — обстоятельство, которое давало возможность фирме Форреста хорошо зарабатывать, а Форресту думать о женитьбе: он вполне мог теперь содержать семью. Они с Бонни решили пожениться, и он хотел удочерить Дженни.

Бейли никогда не чувствовала себя такой одинокой. Она не хотела омрачать радостное настроение сестры, рассказывая, как она тоскует по Стилу… каким пустым кажется ей дом, когда она приходит с работы и один только Макс радуется ее возвращению… как, глядя на кухонный стол, она вспоминает ту ночь, когда они играли в блэкджек «на раздевание»… как она выходит во двор, садится на качалку и мечтает о том, чтобы его сильные и нежные руки обняли ее за плечи.

Чтобы справиться с тоской и болью, она старалась все время чем-то себя занять. Она сняла бейсбольные плакаты в спальне Тревиса и выкрасила стены комнаты в бледно-желтый цвет. Она отдала его игрушки благотворительной организации — все, кроме бейсбольных перчаток, которые положила в ту же коробку, где уже лежали плюшевый заяц ее сына и грузовичок Кевина. Она продала двухъярусную кровать, и теперь на ее месте стояла широкая кровать, покрытая веселым цветастым покрывалом.

Бейли вычистила книжные полки, убрала с них фотографии, которые заняли свое место в альбоме. Только одно фото, где они были все вместе: Клифф, Тревис и она сама, — Бейли поставила на свой туалетный столик. Они были частью ее прошлой жизни, и она их никогда не забудет.

Пролетел август, и наступил сентябрь. Форрест вернулся в Нью-Йорк, чтобы продать свою квартиру и отправить вещи к Бонни. Их свадьба была назначена на октябрь, когда спадет жара. Они планировали скромный ужин на воздухе, на берегу реки во дворе у Бейли.

— Ты, конечно, будешь подружкой невесты на моей свадьбе, — однажды сказала Бонни, когда они сидели у ворот на заднем дворе в доме Бейли. — А Форрест, — она помолчала, — хочет, чтобы его шафером был Стил.

Бейли встала и оперлась на столб ворот. Она смотрела на горы за рекой. Она знала, что увидит Стила и Лану, когда они приедут, чтобы выступить свидетелями на суде против Дитера и Рэя, но дата суда еще не была установлена.

Она думала, что у нее впереди еще много времени, чтобы забыть Стила.

— Ну и что, он приедет?

— Да…

Бейли повернулась к ней.

— Лана приедет с ним? — Конечно, она желала им счастья, но ей тяжело было бы видеть их вместе.

— Форрест мне не говорил. Она проходит курс лечения и преподает аэробику в спортивном центре Стила, но они не поженились.

— Еще… — чуть слышно прошептала Бейли.

Как всегда осторожная и предусмотрительная, Бонни решила дважды отрепетировать свадебную церемонию. Дженни, как девочка, несущая на свадьбе букет цветов, должна была идти вместе с Кевином, который будет нести на подушечке кольца, и Бонни боялась, что ее маленькая дочка собьется, когда увидит приятеля.

Бейли, желая по возможности сократить время, когда ей придется быть вместе со Стилом, возражала. Какая польза от этих репетиций, ведь гостей не будет? Бонни убеждала ее, что после двух репетиций Дженни усвоит свою роль, запомнит, как надо будет идти к навесу, который установили во дворе у Бейли. Она не хочет, чтобы во время свадебной церемонии ей пришлось ловить вздумавшую побегать дочь или же звать и уговаривать ее.

Зная, что сестра такая же упрямая, как и она сама, Бейли в конце концов согласилась. Бонни заслуживает, чтобы день ее свадьбы был таким, как ей хочется. Но все же она тихонько ругала Бонни, когда Стал с Кевином вошли в ее дом.

Мальчик радостно поздоровался с ней, и она ответила, приветливо улыбаясь Кевину, а заодно и Стилу, стоявшему рядом с сыном. Его волосы снова были белокурыми, лицо чисто выбрито. Он заметил, что Бейли выкрасила волосы в свой натуральный темный цвет, но она почувствовала, что ему так же неловко, как и ей.

— А где Лана? — заставила она себя спросить, зная, что Лана приняла приглашение на свадьбу.

— Она приедет в конце недели, — ответил Стал. К ним подошел Форрест. Бейли выскользнула из комнаты.

Но она не могла не смотреть на Стала, когда он показывал Кевину, как нести бархатную подушечку с кольцами.

— Ты должен стараться держать ее ровно, — объяснял Стал. — Представь себе, что это не кольца, а яички и они упадут и разобьются, если ты наклонишь подушечку.

Стал казался таким большим рядом со своим маленьким крепким сынишкой и таким нежным, терпеливым…

И он принадлежал Лане.

— Может быть, вам стоит потренироваться с настоящим яйцом? — весело предложила Бейли, стараясь заглушить боль потери, не оставлявшую ее. Открыв холодильник, она взяла яйцо и подошла, чтобы положить его на подушечку, в тот самый момент, когда Стал выпрямился и потянулся за ним. Их руки встретились. Бейли выронила яйцо, стремительно отдернув руку.

Кевин молниеносно подхватил яйцо на подушечку. Боковым зрением Бейли видела, как потеплели глаза Стала, как радостная улыбка появилась на его лице.

— Отличный захват, Кев! Ты молодчина! — похвалил он и повернулся, чтобы следовать за Форрестом и священником. Когда они подошли к навесу, Кевин и Дженни должны были вместе выйти в сопровождении Бейли.

Ее рука еще горела от прикосновения к руке Стала, сердце готово было выскочить из груди; Бейли чувствовала себя так, будто она стоит здесь одна и наблюдает за всем происходящим откуда-то издали. Она слышала, как Бонни, перед тем как выпустить детей из-за двери, напоминает им, чтобы они шли рядом друг с другом. Видела, как Кевин морщит от напряжения лоб, стараясь, чтобы яйцо не упало с подушечки. Она даже заметила гордые улыбки на лицах родителей, когда они встали по обе стороны от ее сестры. И тем не менее она чувствовала себя в каком-то отстранении от всей этой радостной суеты, одна со своим внутренним смятением.

— Следующая ты, — предупредила ее Бонни. Бейли стремительно вернулась к реальности: ее сестра вовсе не имеет в виду, что наступает очередь Бейли выходить во двор. Она еле удержалась, чтобы не застонать.

Бейли все еще любит Стала. И никогда не полюбит никого другого.

Вся эта укороченная церемония прошла как в тумане. Она старалась смотреть на священника, заставляя себя не смотреть в сторону Стила. Она теряла голову от одного только сознания, что он так близко, но навсегда потерян.

В тот момент, когда священник закончил, Бейли повернулась к матери.

— Пожалуйста, помоги мне немного на кухне, — попросила она, чтобы как-то объяснить свой побег. Накануне венчания они после репетиции пойдут ужинать в ресторан, но сегодня у них будет скромное застолье дома. Бейли уже приготовила жаркое на вертеле. — Папа, разожги нам угли! — крикнула она отцу. — А ты, Форрест, займись напитками. — И, не ожидая ответа, поспешила за матерью на кухню.

— К чему такая спешка? — пожаловалась миссис Ричарде, когда они поднялись по ступенькам на веранду.

— Форрест и Стил такие великаны, они много едят. — Бейли открыла застекленную дверь, и они вошли в кухню.

— Но здесь и делать-то, по сути, нечего, — все еще пыталась возразить мать. — Картофельный салат уже приготовлен. — Она села за стол. — Иди-ка сюда, садись, поговорим. Ты мне так мало рассказывала об этом Стиле. Когда ты не видишь, он все время смотрит на тебя.

— Я только поставлю варить фасоль. — Бейли вынула кастрюлю из холодильника и затолкала ее в духовку. Последнее, чем бы ей хотелось сейчас заняться, так это разговаривать с матерью о Стиле. И все же — что, он действительно смотрит на нее? — Пусть бифштексы будут комнатной температуры.

— Если бы ты включила плиту, фасоль сварилась бы гораздо быстрее, — улыбнулась миссис Ричарде. — Что с тобой творится? Ты суетишься, нервничаешь. Если бы я не знала, кто у нас невеста, я бы подумала, что ты.

Открылась дверь, и Кевин, запыхавшись, вбежал на кухню.

— Ничего, если я поиграю со старыми игрушками? — спросил он.

Бейли только открыла рот, чтобы ответить, что этих игрушек больше нет, но в тот момент, когда Кевин убежал, Стил появился в дверях, и слова застряли у нее в горле.

— Я сказал твоему отцу, что сам разожгу огонь. Угли на том же месте? — Он вошел в кухню и открыл кладовку.

— Бейли! — Кевин вновь примчался на кухню. — Игрушек нет! Ничего нет! Все исчезло!

— Что случилось? — Стил выглянул из кладовки и смотрел то на Бейли, то на Кевина. — Идем, покажи, что там такое? — Кевин выскочил в коридор, Стил пошел следом за ним.

Бейли стояла, прислонившись к холодильнику, и смотрела на мать, не в силах скрыть, как взволновало ее появление Стила.

— Знаешь, — проговорила миссис Ричарде с какой-то таинственной улыбкой, — когда вы с Бонни были еще маленькими девочками, я всегда мечтала о том, чтобы вы обвенчались в один и тот же день.

— Мне нравится эта мысль. — Стил вернулся на кухню и направился прямо к Бейли. — Означают ли все эти перемены в доме, что ты готова без страха смотреть в будущее?

— Я уже посмотрела в будущее без страха, — резко оборвала его Бейли, вновь обретя голос, — когда отправила тебя к твоей семье. — После месяца одиночества она все выдержит и не позволит ему снова обвинять ее в трусости. Порвать с ним, не просить его вернуться — это требовало всего ее мужества без остатка.

— А что, если я скажу тебе, что ни Лана, ни я больше не любим друг друга? — усмехнулся он.

Бейли почувствовала, как дрогнули ее губы. Язык больше ей не повиновался, она силилась понять смысл его слов.

— Понимаешь, мы были почти детьми, когда поженились, — заговорил Стил. — Теперь мы оба очень изменились. — Он замолчал, вглядываясь в ее лицо.

Бейли моргнула, потом еще и еще, чтобы убедиться, что все это не во сне.

Стил положил руки на холодильник поверх ее плеч и, наклонив голову, прижался к ее щеке.

— Лана живет неподалеку от нас, часто видится с Кевином, но мы с ней друзья, а не любовники.

— Не… любовники? — наконец с трудом переспросила Бейли и замерла, чувствуя, как его губы легко скользнули по ее губам.

— Правда… Нет. — Он поцеловал ее в губы. Она мотнула головой, подняла подбородок, чтобы освободиться от этих губ, мучивших ее, освободиться от человека, которого она любила.

— Вот это да! — Кевин захлебывался от восторга. — Ну так что же игрушки?

— На дворе у Макса есть мячик, поиграй с ним, — ответила за Бейли миссис Ричарде. Дверь тотчас же закрылась за ними.

— Бонни, ты была права! — услышали они. — Нам действительно понадобится вторая репетиция! Стил поднял голову.

— Ну так что? Венчание в один день с сестрой тебя привлекает?

Слишком взволнованная, чтобы ответить, Бейли кивнула и улыбнулась сквозь слезы.

— А как ты смотришь на то, чтобы жить в Коннектикуте? — осторожно спросил Стил. — У меня дом на берегу озера, огороженный двор для Макса. Мне бы не хотелось, честно говоря, увозить оттуда Кевина, продавать спортзал… Но я знаю, как вы близки с Бонни…

Бейли молча поцеловала его. Потом сказала:

— Телефоны и самолеты помогут нам оставаться близкими.

Дверь открылась. Сияющие Бонни и Форрест ворвались на кухню.

— Зачем нам с тобой телефон, Бейли? Я просто включу мою близнецовую антенну, — засмеялась Бонни, размахивая растопыренными пальцами над головой.

— Откуда вы могли знать, что это произойдет, если мы сами не знали этого?! — запротестовал Стил. Бонни и Форрест переглянулись.

— Ты выглядел таким несчастным, когда мы виделись в Нью-Йорке, — начал Форрест.

— А Бейли горевала здесь, — подхватила Бонни.

— Так что мы решили простую арифметическую задачку и дали вам время все продумать и присоединиться к нам у алтаря, — закончил Форрест.

— Мне нужны две репетиции. Я боюсь, как бы Дженни не превратила церемонию венчания в комедию, — передразнила Бейли сестру и засмеялась, обнимая Бонни и Форреста. Стил последовал ее примеру. Они вышли из кухни и присоединились к родителям Бейли и Бонни. Все стали обнимать и целовать друг друга. Кевину это все очень не понравилось.

Через два дня Кевин нес на бархатной подушечке четыре кольца, торжественно шествуя через двор у дома Бейли к украшенному цветами навесу. Гордая в своем новом нарядном платье, радом с ним семенила Дженни, размахивая корзинкой с цветами и разминая в пальцах нежные лепестки, перед тем как усыпать ими путь молодых.

Загорелая, поправившаяся Лана следовала за детьми. В последний момент Бейли попросила ее помочь, когда они со Стилом встретили ее в аэропорту. Лана так искренне благодарила ее за спасение, так горячо желала ей счастья, была такой открытой и чистосердечной, что Бейли поняла — одна подруга в Коннектикуте у нее уже есть.

Миссис Ричарде на свадьбе была замужней подругой невест, ее лицо, уже тронутое морщинами, было очень похоже на лица дочерей-близнецов, которые шли в сопровождении ее мужа, их отца.

Сестры были одеты в одинаковые платья персикового цвета, отделанные кантом цвета слоновой кости, и соломенные шляпы с широкими полями, украшенными атласными лентами.

Когда невесты и мистер Ричарде приблизились к священнику, Стал и Форрест выступили вперед, чтобы присоединиться к своим будущим женам. Бейли с любовью взглянула на Стала — он встал рядом с ней в тот же момент, когда Форрест встал подле Бонни.

Они произнесли слова клятвы, Бейли сжала руку Стала, когда священник торжественно проговорил:

— ..заботиться в горе и в радости. И вместе с ним она повторила:

— Отныне и навсегда.

Примечания

1

По Фаренгейту.

2

Стил (steel) в переводе с английского означает «сталь».

3

Разновидность бейсбола.

4

По условиям такой игры, в каждом коне проигравший отдает какой-то предмет одежды выигравшему.

5

Острый соус.

6

Прощай (исп.).

7

Актриса, игравшая в фильме «Терминатор».

8

Галстук в виде шнурка с орнаментальным зажимом.

9

Игрушечный духовой музыкальный инструмент.

10

Распорядитель игрального зала, в обязанности которого входит следить за игрой на столах, распределять крупье на игры.

11

Азартная игра в кости.

12

Съедобный моллюск.

13

Здесь Стал перефразирует английскую пословицу «Двое слишком много, а трое — уже толпа».

14

Мера жидкости, равная 4, 5 л .


home | my bookshelf | | Победителю достается все |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу