Book: Океан противоположности



Малахов Олег , Василенко Андрей

Океан противоположности

Олег МАЛАХОВ и Андрей ВАСИЛЕНКО

ОКЕАН ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ

Жарко... Видимо, запоздалое лето попыталось немного компенсировать холодную погоду июня, завысив среднесуточную температуру градусов на десять. Птицы, изможденные жарой не меньше, чем люди, совсем перестали чирикать. Даже комары, осы и другие насекомые, которые постоянно надоедают отдыхающим, и представляют собой ложку дегтя в бочке меда, коей и является отпуск для человека, все забились по каким-то прохладным щелям. На улице было исключительно тихо, и, казалось, сам воздух страдает от жары, обливаясь потом... Тридцать пять градусов по Цельсию выше нуля, шутка ли? Но, похоже, жара была вовсе не помехой для молодого мужчины, уютно устроившегося в гамаке под сенью огромных дубов, что росли рядом с его домом. В руках мужчина держал газету, но чувствовалось, что она совсем ему не нужна - просто, если бы он улегся в гамак без прессы, то наверняка выслушал бы от любимой жены нотацию о бесцельно потраченном времени. А так, с виду погруженный в чтение, он мог с полной самоотдачей предаваться своим мыслям. Слыша окружавшую его тишину, он искренне ей наслаждался. Дело в том, что в городе, где он проживал с женой и ребенком, обычно было очень шумно. Поэтому, только приехав сюда на дачу, он мог спокойно расслабиться и насладиться загородной тишиной. Однако даже здесь время от времени вспыхивали различные междоусобные конфликты, в которых от нечего делать всегда принимали участие его соседи. Ему же до конфликтов дела было мало, ведь он всегда придерживался точки зрения, что их следует избегать, и лучше уж двигаться туда, куда вынесет течение, - течение судьбы... Действительно, зачем пытаться что-то изменить? Своими поступками, плохими или хорошими, мы нарушаем идеальный баланс сил, установленный природой. Допустим, сделали вы хороший поступок. Думаете, что мир станет от этого чуть лучше?.. Нет!.. Для того чтобы мир стал снова замкнутой системой, кто-то должен делать кому-то зло. Иначе никак. Пора бы всем понять закон сохранения энергии! Тогда бы на всей планете закончились разрушительные войны, во время которых люди ради благих целей уничтожают себе подобных. Добро или зло эти войны?.. И то, и другое... Если бы каждый человек, как вот сейчас, например, ничего не делал, то баланс оставался бы неизменным. А следствием того было бы счастье всех на Земле живущих... Предаваясь таким мечтаниям, мужчина опустил газету себе на грудь, и закрыл глаза. Ему уже начинали представляться картины мира настоящего счастья, мира полного бездействия. Но... - Милый, ты спишь? - спросил приятный женский голос, и с мужчины тут же слетел всякий сон.

- Нет, дорогая, это я задумался, - быстро ответил мечтатель и, в принципе, был не столь далек от истины - Зая, можно тебя попросить кое о чем? вкрадчиво произнесла привлекательная женщина, подходя и - целуя мыслителя. Мужчина весь напрягся.

- Нельзя ли приехать сюда твоей маме?! Нет, упаси Боже!.. - Но почему?

- После прошлой недели я был, как выжатый лимон... - пояснил мужчина, - И вообще мы собирались - провести отпуск втроем. Втроем, понимаешь?! - он говорил так резко, потому что точно знал, - если - жена начнет его также мило упрашивать и дальше, то он не устоит.

- Нет, лапочка, тебе не придется терпеть мою маму, - сказала женщина и грустно улыбнулась, - Сходим с - Димкой в парк аттракционов, а?

- Куда? - переспросил мужчина.

- В парк, - повторила женщина.

- Ой, дорогая, - заныл он, - Ты посмотри только какая жара! Пока доедем до города, машина превратится в - пластилин, а мы в шашлык.

- А мы бы поехали на электричке - снова улыбнувшись, предложила женщина.

- Только не это, - еще сильнее захныкал автолюбитель, - Ты же знаешь, что я даже за хлебом на машине - езжу. - Ну, не пугайся, солнышко, это я просто пошутила, - произнесла женщина и погладила мужа по голове, - Тут всего в семи километрах от нас построили новый парк развлечений. - Это где?

- Помнишь такой здоровенный пустырь у шоссе? Мы еще все гадали, чего это его не покупают. А потом - там стройка началась... - Да.

- Вот там. Суперсовременный парк аттракционов!.. Так говорится в рекламе.

- Откуда ты знаешь, что он суперсовременный? - продолжал упрямиться мужчина, - Небось, опять - автодром, американские горки, иллюзион и тому подобное. - Нет, зая, вчера этот парк показывали по телевизору. Там действительно что-то невероятное сделали. Я - тебе серьезно говорю! Кроме того, сказали, что седьмого июля будет открытие парка... А это завтра.

- И что?

- Дима будет страшно рад. Должны же мы его как-нибудь развлечь. Ему тут скучно.

- Чего же ты сама его не хочешь развлекать? Почему обязательно вместе со мной?

- Женщина выразительно посмотрела на своего мужа.

- Ох, ладно! А что я с этого буду иметь? - хитро глядя на нее, спросил мужчина - А чего ты хочешь? - проворковала она.

- Тебя! - выпалил мужчина... Остается только позавидовать их любви. Все таки на улице было уже тридцать семь градусов выше нуля по Цельсию.

***

Банников поудобнее устроился за рулем и крикнул в открытое боковое окно машины:

- Димка, давай быстрее!.. Сколько тебя можно ждать?!

- Погоди чуть-чуть, - мягко произнесла Света, - Куда так торопиться? Сейчас он соберется... - Ты говорила, что открытие парка в двенадцать часов?! - прервал ее муж и взглянул на часы, - Сейчас - уже два. Аттракционы будут бесплатными до пяти. Сколько у нас времени осталось, соответственно?

- Целых три часа, - ответила Света.

- Не целых три часа, - поправил ее муж, - А всего три часа!.. И очередь там уже, наверное, обалдеть какая.

- Чуток постоим. Ничего страшного.

- Кому как! - мрачно отозвался Банников.

- Успокойся, родной мой, - сказала женщина и дотронулась до его руки, - Ты тоже удовольствие - получишь.

- Да?!

- Непременно... И, кроме того, удовольствие ты совсем недавно получил.

- Ты, кстати, тоже.

- И я тоже, - произнесла Света, улыбнувшись.

- Папа, я тут! - прокричал мальчик, подходя к автомобилю.

- Наконец-то, - протянул Банников, - Садись быстрее!

- Уже сажусь, - проговорил Дима и проворно заскочил на заднее сиденье.

- Теперь можно ехать, - констатировала женщина.

- Дмитрий, ты дверь плотно закрыл? - как можно строже спросил отец.

- Да, папочка, - ответил Дима, - Не вывалюсь.

- Не шути! - прикрикнул Банников и, увидев огорченно-удивленное лицо своей жены, добавил, обращаясь - к ней, - Его же надо научить делать такие элементарные вещи.

- Он всегда плотно закрывает дверь, - сказала Света, отвернувшись к окну.

- Не всегда, поверь мне!..

- Мы поедем? - задала вопрос женщина.

- Обижаешься? - вопросом на вопрос отреагировал Банников, - Конечно! Я ведь постоянно бываю не - прав... - Поедем? - повторила Света.

- Папа, поехали, - подал голос мальчик.

- Заткнись! - бросил Банников сыну и снова обратился к жене, - Не прав я, значит?

- Прав, - тихо произнесла Света.

- Не слышу... - Прав! - громко и отчетливо проговорила женщина.

- Чудесно, - заключил Банников, - Теперь поехали.

Автомобиль тронулся с места... Половина дороги, которую им предстояло проехать, представляла собой хорошо утрамбованный гравий. Вторая половина состояла из нормального и привычного для горожан асфальта, который, как известно, является чуть ли не единственным воочию виденным городскими школьниками полезным ископаемым. Банников злился на жену, злился на сына. Света никогда не воспринимала всерьез его взгляды на жизнь. А он ведь неотступно следовал этим взглядам. Не понимая того, каким образом строятся у него в голове мысли, нельзя понять и мотивы его поступков. Потому-то жена так часто обижалась на Банникова. Правда, любая обида длилась не очень долго максимум, минут пятнадцать.

Но все равно ему было неприятно. Он считал, что любит Свету. Во всяком случае, как женщина, она за одиннадцать лет супружеской жизни не перестала его интересовать. Да ей и сейчас-то всего двадцать девять!..

А ему уже целых тридцать шесть. Он знал, что постареет гораздо раньше нее. К тому же, мужчины живут меньше, чем женщины. Он и умрет, скорее всего, раньше, нежели Света... Несправедливая штука - жизнь!

***

- Ух, ты! - воскликнул Дима и тут же прибавил, глядя на Светлану, Мамочка, смотри как классно!

Банников отметил про себя, что сын в первую очередь обратился все-таки к матери, а не к нему, и нахмурился.

- Здорово! - сказала Света, - Саш, а тебе как?

- Никак, - тихо процедил сквозь зубы Банников. Однако, здесь действительно было чем восторгаться... Перед их взором предстал парк во всем своем великолепии. Парк с большой буквы! Огромная территория, огороженная высоким железным забором, цвету которого трудно было подобрать соответствующее название (что-то ультрасовременное, сияющее даже в тени); всевозможные аттракционы - от всем хорошо известных до совершенно необычных; потрясающей красоты лужайки и большие деревья, посаженные в центре каждой из них; детские площадки... - Мам, я на машинах хочу! - крикнул мальчик и бросился вперед. Подожди! - окликнул сына Банников, - Не убегай вперед!

- Светлана взяла мужа под руку и прошептала ему на ухо:

- Не кричи. Пусть побегает... - Ты только посмотри, сколько здесь народа, - прошипел в ответ мужчина, - Мы его потеряем. Я же - говорил, что раньше выезжать нужно было.

- Чуток в очереди постоим. Это ничего, - спокойно возразила Света.

- Чуток?! - снова повысил голос Банников, - Тут в каждой очереди, наверное, человек по пятьдесят.

- И что?.. Не злись, - мягко произнесла женщина.

- Тебе легко говорить. Ты полдня дома сидела. А я на солнцепеке был.

- Никто тебя на солнце не тянул. Ты же по своей воле уже второй день в гамаке лежишь и делаешь вид, - что читаешь.

Банников вспыхнул. Жена его раскусила. Хоть бы промолчала для приличия.

- Я действительно читал, - громко сказал он, отчеканивая каждое слово.

- Ладно, - согласилась Света, - Не спорю.

- Вот и не спорь, - веско проговорил ее муж и добавил, - Лучше иди и займи очередь.

- Димка уже сам занял.

- Димку сейчас оттуда вышвырнут. - Кто?

- Кто угодно, - сказал Банников. Светлана помрачнела. Видимо, даже ее ангельское терпение подходило к - концу. Мужчина достиг своей цели - он испортил-таки ей настроение. В конце концов, не ему же - одному раздражаться!.. Любовь - чувство эгоистичное. - Люди не звери, - произнесла Света, - Кому он вообще в этой очереди нужен?

- Всем, родная моя, - рассудительно молвил Банников, - У них тоже свои дети, которые хотят побыстрее - попасть на аттракционы. Я бы, к примеру, всеми силами распихивал народ.

- Ну, это ты бы. Не все ж такие умные.

- Слушай, за что ты меня так оскорбляешь? - безо всяких эмоций сказал мужчина.

- За то, - мрачно ответила Света, - Ты мне настроение портишь, а я тебе.

- Когда это я тебе настроение портил? - деланно возмутился Банников. Он знал психологию своей жены - и был уверен, что она быстро сдастся.

- Только что.

- Чудесно, - протянул мужчина, понизив голос. Света должна была воспринять это, как признак явной - обиды.

- Я вас сюда привез. Торчу, как идиот, на солнце, вместо того... - Где Дима? - резко оборвала его женщина.

- В очереди, - поморщившись, сказал Банников. Ну, не любил он, когда его прерывали на полуслове.

- Его там нет, - тревожно произнесла Светлана, - Сам посмотри.

- Я же говорил, что мы его потеряем, - ехидно заметил Банников.

- Ты можешь хоть сейчас помолчать?! Мужчина оторопел. Такой наглости он никак не ожидал. Света же растерянно оглядывалась по сторонам, ища сына. Дима почти сразу попался на глаза Банникову в толпе народа около одного из аттракционов. Но он решил промолчать, чтобы дать возможность жене прочувствовать свою ошибку.

- Дима! - крикнула Света.

- Надо было его не отпускать, - прошипел Банников, изображая злость.

- Отстань, - сказала женщина, и тут выражение ее лица с тревожного сменилось на облегченное. Видимо, - она тоже увидела сына. - Дима, почему ты от нас убежал?! - с этими словами она бросилась к ребенку. Банников же зло смотрел - на нее, понимая, что номер не удался. А потом... расслабился. Светлана действительно страшно - перепугалась. Хватит с нее на сегодня. Мальчик услышал крики и посмотрел на маму. Затем помахал ей рукой. Он не совсем понимал, почему она так недовольна. Но, приглядевшись, Дима понял, что мать не просто недовольна - она еще и испугана при этом.

Увидел ребенок и отца, который с недобрым выражением лица шел вслед за ней. Димка почему-то вспомнил, как однажды школьный приятель спросил его: "Почему у тебя отец какой-то недобрый?" Что мог ответить на это Дима? Сказал, что вообще-то отец не такой уж и злой, но с характером. Банников, нахмурившись, смотрел на сына, но молчал. Света же наоборот все твердила: "Почему ты убежал?"

Так продолжалось минут, наверное, пять, пока Дима не начал хлюпать носом в знак того, что вот-вот расплачется. Женщина тут же смягчилась и ласково потрепала ребенка по голове. И вот тут в разговор вступил Банников. Он строго проговорил:

- Значит так. Либо ты дашь честное слово, что больше ни на шаг от нас не отойдешь, либо мы сейчас же - уезжаем.

- Честное слово, - сквозь пробивающиеся слезы выдавил Дима.

- Ладно, - заключил Банников, - Надеюсь, что так и будет. - На какой ты хотел аттракцион? - спросила Светлана.

- На тот, где машины, - ответил мальчик, размазывая слезы по лицу своими маленькими ладошками.

- Пойдем, - сказала Света и взяла сына за руку.

- Я вас здесь подожду, - предложил мужчина, - Посмотрю, чего тут еще есть.

- Хорошо, - сказала Светлана, - Только и ты уж, будь добр, далеко не уходи.

- Конечно, - Банников кивнул. А мать и сын пошли занимать очередь.

***

Немногие взрослые помнят свое детство. То есть, конечно, какие-то основные события из памяти не стираются, но утрачивается способность своеобразно мыслить. Мыслить по-детски. Взросление - это своеобразное окостенение разума. Воспринимать мир с ребяческой непосредственностью становится труднее по мере того, как человек набирает годы... - Здесь все ваши мечты воплотятся в реальность! - услышал Банников вопль зазывалы, - Уникальный - аттракцион! Допускаются только совершеннолетние! Всего восемьдесят рублей!

Он посмотрел на кричавшего - высокого человека средних лет, одетого в джинсовую рубашку, которая уже давно выгорела на солнце, но, видимо, все еще продолжала исправно служить владельцу, и потертые джинсовые же брюки. Не соответствовал этот тип образу того, кто способен воплотить хоть чью-нибудь мечту в реальность. Он скорее был похож на измотанного и замученного тяжелой жизнью рабочего, который всю свою сознательную жизнь провел на оборонном предприятии. Теперь завод развалился и рабочему нечем стало кормить свою семью. Он и подался в шоу-бизнес.

Банников обернулся и поглядел на жену и сына. Они о чем-то оживленно болтали, причем Дима радостно улыбался. От слез не осталось и следа. Мужчина покачал головой, и, сетуя на недолговечность человеческих чувств, неожиданно пришел к выводу, что ему просто необходимо немного развеяться. Чем он хуже собственного сына? Он тоже может покататься на аттракционах! Было бы желание. А желание было и еще какое. Что-то забытое, какое-то смутное ощущение, корни которого следовало бы искать в детстве, неожиданно появилось. Банников быстрым шагом направился в сторону Димы и Светы. Те, удивленно выслушав его монолог, чуть ли не в такт закивали головами. Это действительно было событие для них Александр Банников резко впал в детство и захотел покататься на аттракционах. Света дала мужу денег на это веселое занятие (деньги всегда хранились у нее, что Банникова неизменно раздражало - он-то знал, какая транжира его жена) и спросила:

- Тебе что больше понравилось?

- Да, там какой-то мужик грозится воплотить все мои мечты в реальность, ответил мужчина, - усмехнувшись, - Пойду и посмотрю, как это у него получится.

- А где аттракцион?

- Вон там, - Банников указал пальцем на зазывалу.

- Папа, а я тоже в мечту хочу, - встрял в разговор Дима.

- Детям нельзя. Это только для взрослых, - сказал папа.

- А почему? - задал вполне закономерный вопрос мальчик.

- Не знаю. Я же там еще не был. - Мам, а почему нельзя? - проигнорировав слова Банникова, спросил Дима у матери.

- Я тоже не знаю, - ответила Светлана и прибавила, - Ты же на машинах хотел покататься.

- Я и на машинах, и туда, куда папа, хочу.

- Ну, нельзя, - мягко произнес Банников, - Я тебе потом все расскажу.

- Правда?

- Конечно!

- Слушай, - полушепотом сказала Светлана, когда сын потерял интерес к разговору об аттракционе, - Ты - там в мечтах-то не зарывайся. Детям до шестнадцати... Странно как-то. А то знаю я эти мечты.

***

Владельцами аттракциона оказались двое братьев-близнецов. Оба в кожаных жилетках поверх одинаковых коричневых рубах и черных брюках. У обоих длинные полуседые волосы. Банников очень удивился. По виду близнецам можно было дать максимум лет тридцать. А тут вдруг седые волосы. Но не это его интересовало.

- Мечта у вас есть? - спросил первый близнец, когда подошла очередь Банникова.

- Наверное, - ответил тот, - Как и у любого нормального человека. Побольше и получше поесть и вдоволь - выспаться.



- Понятно, - чуть улыбнувшись, проговорил второй близнец, - Мы вас спрашиваем не для того, чтобы вы - четко обозначили свою мечту. Это просто наш стандартный вопрос. - Человек должен иметь в голове хоть что-нибудь, когда мы подключаем его к датчикам, - пояснил - первый, - Иначе компьютер не совсем верно обработает информацию.

- Ваш компьютер читает мысли? - поинтересовался Банников, внутренне усмехаясь.

- Читает, - коротко и ясно ответил второй близнец, - Перед вами чудо техники.

- Давайте не будем задерживать других клиентов, - предложил первый, Садитесь в кресло и приступим.

- Я вам сейчас все объясню.

- Ладно, - сказал мужчина, усаживаясь в кресло. Оно было мягким и уютным. Первый брат-близнец направился к компьютеру, который на первый взгляд ничем не отличался от своих собратьев по искусственному разуму, если бы не один момент - длинные провода с присоединенными к ним датчиками. Второй близнец возился именно с ними. Он начал прикреплять их к голове Банникова, параллельно объясняя:

- Это самое настоящее чудо техники. Компьютер действительно читает мысли. - Виртуальная реальность? - спросил мужчина.

- Практически, - ответил близнец, одевая на Банникова что-то вроде очков с зеркальными стеклами, - Не - все ли вам равно. У нас ведь могут быть коммерческие тайны?

- Да.

- Вот это и есть наша коммерческая тайна... Я почти закончил. Расслабьтесь, успокойтесь. Сначала у вас - будет немного странное ощущение, будто вы теряете сознание. Но не пугайтесь. Так и должно быть.

- Главное, не дергайтесь. А то датчики слетят. - И самое главное, произнес первый близнец, которого Банников уже не видел, - Вы должны подумать о - чем-нибудь приятном.

- А подписывать мне ничего не нужно? - немного злорадно поинтересовался мужчина, - "В моей смерти - прошу никого не винить", или что-нибудь такое.

- Не нужно, - спокойно сказал второй, отходя в сторону. Свою работу он уже закончил.

- Жизнь мы вам гарантируем, - добавил первый и тоже задал вопрос, Начинаем?

- Давайте, - ответил Банников, облизнув внезапно пересохшие губы. Не то, чтобы он боялся, но... - Поехали!

Мужчина почувствовал, как проваливается куда-то. Действительно странное ощущение. Еще не сон, но уже не явь. Голова закружилась, а перед глазами поплыли, причудливо меняя форму, серые с черным узоры.

Банников отключился.

Серые узоры постепенно меняли цвет. Появились радужные круги, которые, резвясь, носились перед глазами, мешая сосредоточиться. Но не прошло и полминуты, как картина неизвестного нового мира предстала перед глазами ошеломленного Банникова. Мужчина уже не понимал, где здесь реальность настоящая, а где виртуальная. Он стоял на берегу невообразимо красивого, но при этом вызывающего какие-то противоречивые чувства моря. Это море и привлекало и отталкивало своей вызывающей красотой и безмятежностью. Казалось, что синяя и чистая вода не таит в себе никакой опасности, однако тут же неизвестно откуда вырастали огромные черные волны, которые со злобным ревом обрушивались на каменистую почву берега, напоминая о том, что каждый, кто бросит вызов морю, столкнется с неведомой силой, превосходящей его, с силой, существующей дольше него... Море освещалось неярким светом красного солнца. И непонятно было, заходит это солнце или восходит. Слабые лучи его не могли полностью рассеять сумерки странного мира. Банников очень осторожно вдохнул воздух, как будто боялся, что тот отравлен. Но здешний воздух был чище и свежей, чем в настоящем мире, а главное, что он был прохладным. Какое же счастье после удушающей жары оказаться в столь дивном уголке, пусть даже и уголке мечты!.. Поддавшись непреодолимому желанию, мужчина нагнулся, поднял камешек и, широко размахнувшись, бросил его в пучину вод... Море гневно зашумело в ответ, и внезапный порыв ветра растрепал волосы человека.

- Не надо обижать океан противоположности - раздался сзади мужчины слегка приглушенный ветром, но - достаточно различимый голос. Банников мгновенно обернулся. Он обернулся, чтобы увидеть высокого юношу достаточно приятной наружности. Губы его вроде бы усмехались, но глаза при этом казались печальными. Одет этот странный юноша был в черную одежду, которая как будто вся светилась мраком. Мужчина пригляделся повнимательнее.

Возникало своеобразное ощущение, будто рядом с юношей пространство немного темнее, чем чуть поодаль.

Но вполне возможно такой эффект создавался за счет тени падающей от большого камня, находящегося у юноши за спиной. - Не надо делать больно океану, он ведь может обидеться, - немного переформулировав первоначальную фразу, повторил юноша, теперь уже широко улыбнувшись, и от этого грусть в его глазах неожиданно - показалась мужчине злобой. От этого открытия его слегка передернуло.

- Я не знал что он живой, - начал оправдываться Банников. А потом осознал весь идиотизм ситуации - он - оправдывается перед собственным воображением! Поэтому мужчина просто спросил:

- Кто вы?

- Я Набам, - тихо ответил юноша и вопросительно посмотрел на мужчину.

- Мне это ни о чем не говорит, - жестко произнес Банников.

- Так и должно быть, иначе бы вас здесь не было. Вас же уже неделю ожидает Неполный Круг... Но - давайте я вам все объясню чуть позже, а не то меня обвинят в перетягивании одеяла на себя.

- Какого еще одеяла?

- Это метафора, - пояснил юноша таким тоном, как будто вел беседу с маленьким ребенком, - Призванная - обозначать... Не успел он договорить фразу, как из-за камня появился еще один человек, но в светлых одеяниях. Этот был не так молод, о чем говорили морщины на лице и огромная белая борода. Увидев Банникова, он остановился и с недоверием посмотрел на юношу.

- Почему ты не сказал Кругу о его прибытии? - достаточно зло проговорил он, - Ты хочешь переманить - его на свою сторону, пренебрегая правилом выбора? Мальчишка!

- Адонаи... - спокойно начал Набам, - Во-первых, я не собирался пренебрегать никакими правилами. А о - его прибытии не сообщил потому, что он прибыл буквально сию секунду... Старик вопросительно посмотрел мужчину, и тот, в подтверждение слов Набама, старательно закивал головой. - А во-вторых... немного повысил голос юноша, и в нем появилась нота зарождающейся ярости, Во-вторых, не считаешь ли ты меня недостойным чести состоять в Неполном Круге? Не считаешь ли ты, что рыцари Заката ошиблись в своем выборе? Не желаешь ли ты сказать, что рыцари глупы и не отвечают за свои поступки? Если ты все же сомневаешься в том, что Набам переродился именно во мне, то я тебе могу напомнить твои грешки лет этак за тыщу.

- Я никогда не ставил под сомнение опыт рыцарей, - скороговоркой забормотал старик, который, видимо, - почувствовал себя очень неловко за собственную подозрительность, - Я погорячился, назвав тебя - мальчишкой. Прошу прощения.

Последние слова он почти что выдавил из себя.

- Прощения, как известно, я не даю. Но могу сделать вид, что забыл оскорбление, - уже более спокойно - сказал Набам. Адонаи явно не был доволен таким ответом юноши, но почему-то произнес:

- Хорошо, пусть будет так. Банников никак не мог вникнуть в суть спора этих странных людей. Да, к тому же, люди ли они вообще?..

Набам отвернулся в сторону океана и чему-то усмехнулся. Усмешку эту Адонаи не заметил, но ее прекрасно видел мужчина. Ему даже показалось, что Набам специально усмехнулся, чтобы подчеркнуть свое превосходство над стариком. Молчание продлилось несколько минут, в течение которых гнев в глазах у Набама погас. И вдруг... Мужчина страшно удивился... Место былого гнева заняли слезы!.. Но Набам быстро взял себя в руки. Слезы исчезли также внезапно, как и появились. Он обернулся к старику уже с невозмутимым видом.

- Пойдемте к замку. Все уже должны знать о его прибытии, - мягко проговорил Набам. - А кто им про него сказал? - съязвил старик.

- Если им кто-то обязан постоянно все разжевывать и совать в рот в готовом виде, то они должны уйти из - Круга, так как не достигли достаточного уровня Знания - сказал Набам тоном не терпящим возражений.

- Хм... А ты как оказался именно в том месте и именно в то время, когда здесь появился он?

- О, Адонаи! - рассмеялся юноша - Ищи ответ внутри себя! Когда найдешь, не забудь сказать. - И не стыдно тебе издеваться над стариком? - Адонаи заглянул в глаза Набаму.

- Мы же с тобой ровесники. А то, что ты так плохо выглядишь, это от излишеств... - От излишеств?! - Адонаи снова взбесился - Каких излишеств?! Я за всю жизнь не выпил стакана вина, я - не набивал желудок ненужной пищей, я не... - Адонаи покраснел.

- Не предавался утехам с женщинами, - закончил за него Набам, - Вот я тебе и говорю, у тебя это от - излишеств в воздержании. После этих слов Адонаи было открыл рот, чтобы сказать что-то еще, но только сильнее покраснел и остался безмолвен. Набам расхохотался.

- Не сердись, тебе не положено. Ты у нас должен быть добрым, чистым, не испачканным влиянием - бренных желаний, стремлений и порывов, - язвительно заметил юноша - Да, кстати, вон идут и - остальные. Смотри, не опозорься перед ними.

За время этой перепалки Банников не удостоился даже взгляда со стороны спорящих. Они были погружены в свою вражду с головой. Когда же Набам указал в сторону склона ведущего к океану, мужчина поднял голову и увидел группу людей. Что было заметно уже издалека, так это цвет их одеяний: два человека в белом, как Адонаи, а два в черном, как Набам. Когда они приблизились, Банников увидел среди них двух девушек. Одна была постарше; ее черные, как смоль, волосы красиво развевались на ветру, а гордая осанка подчеркивала скрытую под черным платьем великолепную фигуру. В реальном мире она могла бы сразу попасть на обложку "Плэйбоя", где приветствуется кричащая красота... Вторая, как сразу подметил мужчина, казалась не менее привлекательной, но ее красота была как-то мягче, беззащитнее. Возможно, на мысль о беззащитности Банникова навели ее светлые волосы и белый цвет одежды, ведь все белое, как известно, четко ассоциируется с чистотой и невинностью. А, может, ее юность давала ей все преимущества первозданной свежести... Откуда у него только взялись эти фантазии?! Подошедшие мужчины были примерно одного возраста - около сорока лет каждому. У "черного" (с некоторых пор мужчина решил для себя их делить на черных и белых) лицо было суровей, а на щеке красовался большой шрам. У "белого" лицо просто излучало доброту, голубые глаза ласково смотрели на пришельца. Он сразу понравился Банникову.

- Рад приветствовать почтенное собрание, - торжественно произнес Набам, Я прошу прощения, что - сразу не проводил гостя в замок, и тем самым заставил спуститься сюда вас самих, но у нас с Адонаи - была философская беседа на тему воздержания. В этот момент Адонаи фыркнул, а "черная" девушка издала приглушенный смешок, но мужчины остались невозмутимыми. Только белокурая вступилась за старика:

- Набам, зачем ты так? Почему ты все время цепляешься к Адонаи? Ты же должен уважать здесь всех. Мы - равные среди равных. Ты знаешь правила.

- Орифиэль, ты как всегда бесподобна в своих благих страданиях за ближних, - сказал Набам и медленно - хлопнул в ладоши несколько раз, - Я восхищен... Что сделать мне, чтоб оправдать себя в ваших чистых - не терпящих зла глазах? Я могу броситься со скалы, чтобы доказать свою невиновность... Хотя... Нет, не - могу... Не могу лишить вас моей приятной компании!

В разговор влезла "черная" девушка:

- Набам, оставь свою иронию на потом! Этого события мы ждали много сотен лет! А когда оно все-таки - наступило, ты не можешь спокойно держать себя в руках... Я иногда сомневаюсь, что Орден правильно - поступил, направив сюда именно тебя, с твоим мальчишеством, а не более зрелого Астарота.

- Знаешь, Лилит, я пожалуй с тобой соглашусь, - почти зашипел юноша, - Я не просил направлять меня - сюда. На войне мне нравилось гораздо больше. Там я мог не только говорить, но и действовать. Я тоже - не согласен с Орденом, но его решение для меня закон. Поэтому я и здесь, а не на войне! Если тебя что-то не устраивает, то, будь уж так добра, напиши послание в Орден и потребуй моей замены. Буду - очень признателен!

- Набам, не раздражайся, - спохватилась Лилит, - Не обижайся. Я больше не буду... Ведь ты же знаешь, - что я тебя люблю.

- Так вот, если ты меня так любишь, то попридержи свой изумительно красивый язычок за не менее - красивыми зубками.

- Хорошо, - произнесла слегка дрогнувшим голосом Лилит и отвернулась, чтобы не показывать, как слезы - обиды потекли по ее щекам. Должно быть, Набам понял, что перестарался и помрачнел. Человек со - шрамом, покачав головой, подошел к юноше и быстро прошептал ему что-то на ухо. Набам состроил мученическое лицо и лишь махнул рукой в ответ на его слова. В разговоре образовалась пауза, каждый - чувствовал себя по-своему оплеванным. Паузу прервал "добряк":

- Послушайте, я предлагаю все же вернуться в замок. Нужно накормить нашего гостя и объяснить ему что - здесь к чему. - Спасибо, я не хочу есть, - сказал мужчина, ощущавший себя немного не в своей тарелке, но довольный - тем, что наконец вспомнили и про него. Фантазия быстро вышла из-под его контроля...

***

Первый близнец напряженно всматривался в монитор. Лицо его было тревожно.

- Что-то не так, - наконец молвил он.

- Что? - спросил второй.

- Пока не знаю... Похоже, Вадик, что комп полетел.

- Ты что?! - испуганно вскрикнул Вадик.

- Я серьезно. Мне не удается его вывести.

- Совсем?!

- Ну, ты подойди и сам посмотри! Какой-то сбой в программе.

Вадик приблизился к компьютеру. На экране было статичное изображение моря. Картинка не двигалась.

- И с чего бы это? - сказал он.

- Надо что-то делать, - проигнорировав вопрос, произнес первый близнец.

- Надо, - согласился второй, - Я звоню техникам.

- Давай. А я пока сам попытаюсь.

Вадик бросился к телефону. Дрожащими руками набрал он нужный номер. Услышав ответ в трубке, близнец затараторил:

- Ребята, срочно к нам! У нас ЧП!.. Серьезное! Серьезнее некуда... Чай пьете?!.. Вы совсем рехнулись?!

- ЧП у нас!.. Клиента не можем вывести... Да, вообще!.. Я-то почем знаю?! Это надо у Володьки - спрашивать... Володь, - обратился он к брату, - Они тебя просят.

- А подъехать они не могут? - зло бросил Володя.

- Им у тебя чего-то узнать надо, - объяснил Вадик.

- Ну-ка дай трубку! - первый близнец практически взлетел со своего места за компьютером и протянул - руку.

- На, - сказал Вадик, отдавая телефонную трубку.

- Ребятки, вам по-китайски говорить нужно? - довольно тихо начал Володя, а потом закричал, - Быстро - сюда! Если с клиентом что случится, нас всех посадят! И вас тоже не обделят!.. Пошел ты со своими - вопросами, кретин! Времени же нет!.. Жду! Произнеся последнее слово, он со всего размаху швырнул трубку на рычаг.

- Едут? - спросил Вадик упавшим голосом.

- Едут, - ответил его брат, вытирая пот со лба, - Закрывай лавочку.

- Ага, - Вадик кивнул головой и выбежал из помещения.

Володя тяжело вздохнул. Ситуация становилась критической. Они уже пять минут назад были обязаны вывести Банникова из синтезированного компьютером мира.

***

- Идем, - сказал "добряк". Он медленно оглядел всех и остановил свой взгляд на Набаме. - Ой, ну ладно!.. - воскликнул юноша, - А то вы меня совсем извергом показываете.

Набам подошел к Лилит, взял ее руку и поцеловал, после чего проникновенно произнес:

- Прости меня. Я был слишком жесток.

Лилит подняла голову и на ее лице, еще мокром от слез, появилась улыбка. Что с тобой делать? Я тебе всегда все прощаю... Даже то, что не должна.

Набам заглянул ей в глаза. - Что со мной делать? - с расстановкой задал он риторический вопрос, - Наверное, любить... Повеселев, все направились в замок. Банников шел сзади Орифиэль и с нескрываемым удовольствием смотрел на полупрозрачное платье девушки. Даже в неярких лучах здешнего красного солнца можно было разглядеть всю ее фигуру... По дороге к Набаму подошел Адонаи и, похлопав его по плечу, сказал:

- Даже грубые рыцари Заката могут совершать красивые поступки.

- И даже искушенные в красоте воины Зари могут их оценить, - откликнулся юноша. Оба улыбнулись...

***

Вадик вернулся еще более бледным, чем был. Он прямо с порога заявил:

- Не мы виноваты в этом.

- Возможно, - отреагировал его брат, - Ты все закрыл?

- Да... И объяснил ситуацию Юре.

- А он где?

- Сейчас придет, - ответил Вадик.

- Ну, он-то нам ничем не сможет помочь, - пробормотал Володя.

- Слушай... А давай с него просто датчики снимем.

- Я всегда поражался твоему остроумию, - абсолютно без эмоций сказал Володя, - Ты хочешь, чтобы он - всю оставшуюся жизнь лежал в коме и ходил под себя?

- Н-нет, - дрогнувшим голосом произнес Вадик.

- Вот поэтому мы и не можем просто взять и снять датчики. Он останется там же, где находится сейчас.

- Господи... - прошептал Вадик.

- Да. Помощь Господа нам сейчас как раз кстати.

- Нас могут посадить?

- А как же?.. Всех и посадят, если мы не решим эту проблему в течение ближайшего часа. - Ну... Не надо администрации сообщать пока, - предложил Вадик.

- Там тоже не идиоты сидят. Сейчас кто-нибудь увидит, что мы закрыты и обязательно поинтересуется.



- Что же тогда делать?

- Ждать, - коротко ответил Володя и повернулся к брату, - Успокойся, Вадя. Сядем вместе. У нас с тобой с - детства все общее. Может, и в камеру одну посадят.

- Т-ты так не это самое... Не нужно так шутить! - выпалил второй близнец.

- Я и не шучу... Помнишь, как мы с тобой влюбились в одну и ту же девушку? Это ведь наша первая - любовь была.

- Она-то здесь причем?

- К слову пришлась... Ирка тогда так и не смогла решить, кому из нас отдать предпочтение. Разбила - сердце обоим... Не хочешь вернуть свои шестнадцать лет?

- Ты лучше решай, что делать, - Вадик показал пальцем на компьютер.

- Вернуть свои шестнадцать лет, - сказал Володя и засмеялся странным, неестественным смехом.

***

Замок был очень древним. Нет, конечно, нельзя сказать, что он обветшал. Крепость его стен, похоже, ничуть не изменилась с момента постройки, а все внутреннее убранство говорило о внимательной заботе, с коей обитатели относились к зданию, но вся обстановка, какой-то особый воздух, наполнявший его своды, свидетельствовали о глубокой древности. Пройдя по длинным коридорам замка, Банников и его спутники очутились в огромном зале. По одну сторону этого зала были выставлены портреты людей в белых доспехах и белой одежде, по другую, соответственно, в черных доспехах и черной одежде. Зал как бы делился на две половины - белую и черную. Первую заполняли светлые с золотом стяги. На черной было представлено огромное количество темных со вставками красного цвета знамен. Посреди этого великолепия стоял большой стол, тоже поделенный на две половины - половина из черного камня, половина из белого... Банников никогда особенно не любил готику. Ни в архитектуре, ни в литературе. Поэтому он искренне недоумевал, разглядывая зал. Как компьютер мог вытащить из его сознания такое?.. И первый раз за все время мужчину посетила мысль: "А когда все это закончится?" Все расселись в соответствии с цветовой гаммой. Банникову указали на место во главе стола. Говорить начал "добряк". Он выдержал паузу, и со значением сказал:

- Думаю, в первую очередь нам надо представиться... Меня зовут Микаэль. Я представляю здесь орден - Зари. Этот орден... - Стоп! Хватит! - запротестовал мужчина со шрамом, - Говори о деле.

- Это Асмодей - старший среди представителей рыцарей Заката, - улыбнулся Микаэль и указал на - мужчину со шрамом, - Старший по возрасту, хотя для нас любой возраст относителен... Рядом с ним - сидит Лилит. Несмотря на свою молодость, она уже три года в Круге. И последний представитель - ордена Заката - вечный возмутитель спокойствия Набам, - после этих слов юноша с иронией глянул на - Микаэля; его взгляд будто говорил: "Вот погоди, дойдет до меня очередь, так я уж скажу!" - Набам только три месяца назад прибыл сюда, продолжил Микаэль, - И поэтому никак не может - привыкнуть к правилам Круга. Для него пока существует только закон войны... Рядом со мной сидит - Адонаи старейший член Круга. Меня еще на свете не было, когда он прибыл сюда представлять орден - Зари. А рядом с ним сидит наша гордость, наша надежда, не по годам мудрая Орифиэль, - после этих - слов у девушки на лице показался почти незаметный румянец, - Теперь, когда вы знаете всех нас, можете задавать вопросы. Мы с радостью ответим на них.

***

Пришел Юра. Он выглядел не таким испуганным, как близнецы, но напряжение чувствовалось в каждой морщинке его усталого лица.

- Ну, чего? - спросил он.

- Ничего, - ответил Володя, - Ждем.

- А сами никак?

- Да... Попробуй ты. Может, у тебя что получится.

- Я-то в компьютерах вообще не разбираюсь, - смутился Юра, - Это ты у нас специалист.

- Такой же, как ты и Вадик, - произнес первый близнец.

- Но работаешь на нем именно ты, - сказал на это Юра.

- Только работаю. И ничего больше.

- Должна же быть какая-то причина.

Володя тяжело вздохнул - уже который раз за этот безумный день. - Не знаю я причины, - медленно выговорил он, - Ну, не знаю.

- А клиент кажется бодреньким, - произнес Юра, разглядывая Банникова. Тот безвольно повис в кресле, - рот его был приоткрыт. Виднелся даже кончик языка.

- Скажешь это на суде, - раздраженно откликнулся Володя, - Клиент оставался бодрым до самой комы.

- Извиняюсь, но причем тут я? - Все при том же!.. Мы с тобой в одной упряжке. Ты ведь приглашаешь на аттракцион?

- Ну, я, - вызывающе сказал Юра, - Работа такая. Вы мне ничего про опасность аттракциона не говорили.

- А кто интересно подписывал бумагу о неразглашении коммерческой тайны? ядовито спросил Вадик.

- Бумагу?.. Подписывал. Но ты меня не трогай! А то я сейчас быстро в администрацию сгоняю.

- Хочешь стулом по голове? - как бы невзначай поинтересовался Володя.

- Угрожаешь?

- Ага, - подтвердил первый близнец, - А чего мне терять? Сяду уж и за убийство сразу.

- Ребята, вы бы успокоились, - боязливо пролепетал Вадик, у которого было стойкое ощущение, что он - прямо сейчас обделается. - Это не мне, это Юре говорить надо, - отозвался Володя все так же спокойно.

- Значит так, братцы, - решительно сказал зазывала, - Лично я ухожу. А вы как хотите.

- Загранпаспорт не забудь оформить, - вяло произнес первый близнец.

- Это зачем?

- Ну, тебе ведь придется скрываться?

- Боже мой! - не выдержал Юра, - Отстаньте от меня, уроды! Дайте хоть уйти спокойно.

Володя резко вскочил и уцепился за рукав джинсовой рубашки зазывалы. А потом прошипел ему прямо на ухо:

- Сиди, гад.

- Отпусти, - Юра запаниковал, - Убери свои поганые руки!

- Володя, отпусти, - очень тихо сказал Вадик, - Успокойся. Не усугубляй ситуацию.

- Погоди, - тяжело дыша, произнес первый близнец, - Дай мне ему по роже съездить.

- Сволочь! - завизжал насмерть перепуганный зазывала, - Отпусти!

- Скотина, - пробормотал Володя, занося руку для удара...

***

- Я даже не знаю с чего начать, - произнес Банников, - Столько впечатлений... Хотя... Вы говорите, что - все одного возраста, но при этом выглядите по-разному.

Мужчина не мог подобрать более умный вопрос, так как был совершенно сбит с толку. Его мысли занимало другое.

- Ну, это очень просто, - заулыбавшись, ответил Микаэль, - Дело в том, что каждый из нас сохраняет - память обо всех своих предыдущих жизнях. Хотя, конечно, память неполную. У нас остаются только - зрительные воспоминания. Мы можем изложить все, что видели много лет назад, но очень часто бывает - трудно сказать, кто те люди из прошлых жизней, которых мы видим. Мы не помним, о чем с ними - говорили, не знаем их имен, не можем даже припомнить никаких знаний, обретенных ранее, - при этих - словах Набам крякнул, и все посмотрели в его сторону.

- Не обращайте на меня, пожалуйста, внимания. Я просто поперхнулся, старательно проговорил юноша, - и создалось впечатление, что у него действительно першит в горле.

- Однако, зрительные воспоминания, - продолжил Микаэль, - отличительная черта каждого из нас. Нас - называют "вечными"... - А нас "пережившими смерть" - перебил Микаэля Асмодей.

- Их так, - кивнул головой Микаэль, - Одновременно "вечных" на земле может быть строго шесть человек.

- И нас шестеро, - снова встрял Асмодей.

Банников краем уха слушал "добряка" и человека со шрамом. Больший интерес у него вызывали обе девушки.

Черненькая периодически бросала на мужчину странные взгляды, которые можно было истолковать двояко: либо как явную симпатию, либо как антипатию. Первого Банников, естественно, желал больше. Эта девушка ему нравилась. Что-то порочное, но в то же время безумно красивое, было в ней.

- Допустим, один из нас умирает, - все говорил Микаэль, - Однако он тут же рождается в ином теле, - причем именно на территории того Ордена, в котором состоял ранее, и именно того пола, какого был.

- Почему так происходит, для нас загадка. Но проблема часто состоит в том, что мы не сразу можем - выявить, какой из новорожденных "вечный" или "переживший смерть", как их зовет Орден Заката.

- Только когда ребенок сам начинает описывать какие-нибудь странные события, которых точно не могли - быть в его короткой жизни, родители или опекуны сразу обращаются к магам. А те уже выясняют, - действительно ли перед ними тот, кого ищут. Быть родителями "вечных" очень почетно... Банников продолжал обмениваться взглядами с Лилит, как вдруг заметил, что на него пристально смотрит Набам. Этот был явно недоволен и выглядел, как мужчина, который сильно ревнует. Может, у них с Лилит что-то было?.. - Маги воспитывают ребенка, давая ему все необходимые знания. У таких детей быстрее развиваются магические способности, и способности эти гораздо сильнее, нежели у обычных магов. После обучения - "вечные" могут быть избраны в Неполный Круг Высшим Советом Магов. Нас трое с каждой стороны... - Простите, вам все это интересно? - неожиданно спросил Микаэль.

- Конечно, - ответил Банников и с огромным трудом оторвал взгляд от декольте платья Лилит. Микаэль - продолжил:

- Иногда выбор приходится делать из всех шести, а иногда выбора, собственно, и нет, так как известны, к - примеру, только трое "вечных". Но за все время существования Круга не было случая, чтобы Орден не - мог представить троих. Они всегда находились.

- Честно говоря, тяжело понять - признался мужчина, - Вы все время говорите о каких-то орденах... Микаэль снова хотел начать объяснение, но раньше его это сделала Орифиэль. Ее прелестный юный голосок полностью оторвал внимание Банникова от Лилит:

- Как вы уже наверное успели заметить, мы немного различаемся по одежде, да и по поведению, - после - этих слов Орифиэль кивнула в сторону Набама, но тот нарочно смотрел в потолок, - Так вот, очень - много лет назад... Мы сказать не можем сколько точно... В стране разразилась война. Воевали все против всех, но потом произошло разделение сторон на два лагеря. Почему так случилось никто теперь, - естественно, не помнит... - И так ли все это было, вдруг сказал Набам, а потом взглянул на Орифиэль и очень нежно добавил, Можешь продолжать, солнышко.

- Спасибо, - без тени злобы улыбнулась Набаму девушка, - Итак, в результате были организованы Орден - Зари и Орден Заката... Орден Зари проповедует терпимость, доброту, милосердие... - Ага, и из благих целей, чтобы помочь несчастным, воюет на протяжении веков с рыцарями - закончила - за нее Лилит, - Оригинально... Нет, я не спорю. Доброта - это прекрасно по отношению к друзьям. Но - врагов-то надо уничтожать... Банников мучительно выбирал между Лилит и Орифиэль. Ему начинало казаться, что от этого выбора зависит его дальнейшее времяпрепровождение в стране грез. Кроме того, он понимал, что все это ненадолго. Ведь должен же быть какой-то лимит во времени! - Милосердие хорошо, но только по отношению к сильным, - говорила Лилит, - Они могут пригодиться. А - слабые-то миру зачем?.. Терпимость? Ну, это вообще бред. Зачем терпеть обиду, когда под рукой есть - меч?

- Вот видите - сказала Орифиэль, - Мы полные противоположности. Поэтому и ведем войну. Но война - эта вынужденная, ведь если Орден Зари сдастся, то погибнет все. Злоба рыцарей уничтожит мир.

- А если победят они, то наш мир тем более погибнет, - не сдавалась Лилит, - Представляете?..

- Терпимость ко всему! Наводнение начнется, а они будут сидеть и терпеть.

- При чем здесь это? Мы не будем сидеть... Лилит, ты утрируешь. - Ты тоже утрируешь нашу злость! Мы хоть раз устраивали какие-нибудь зверства? Мы воевали по - законам войны, которые, между прочим, согласовываются здесь.

- А для чего здесь собраны все вы? Что вообще вам надо от меня лично? задал сразу два вопроса ничего - не понимающий мужчина.

***

В дверях показался техник. Володя, зло на него посмотрев, сказал:

- Пашенька... Оторвал-таки свою жирную задницу от стула?

- Ты чего? - непонимающе уставился на близнеца техник.

- Я?.. Ничего. А ты чего так долго не приходил?

- Чай пил, - объяснил Павел.

- Ах, так ты чай пил? - протянул Володя, - Понятно... Мы, значит, тут не знаем, куда деваться... Вон, - Юрка уже о побеге думает... А ты чай пил?

Мрачный Юра сидел в углу на корточках. Его нижняя губа была разбита. По подбородку тоненькой струйкой текла кровь. - Кто его так? - спросил техник.

- Он, - Вадик кивнул на брата.

- Садись, Пашенька, и принимайся за работу, - тихо произнес Володя, - А то тоже получишь.

- Ты что? - недоверчиво сказал техник.

- Садись! - крикнул Володя.

Тут Павел понял, что с ним не шутят. Он кинулся к компьютеру. - Сколько прошло времени? - уже по-деловому спросил он.

- Не знаю... Минут тридцать точно, - ответил Вадик.

- Так... - руки Павла легли на клавиатуру, - Я попробую что-нибудь сделать, но боюсь... - А ты не бойся, - прервал техника Володя, - Ты делай.

- Я же сказал, что попробую.

- Где Роман Александрович? - поинтересовался Вадик.

- Он был очень занят и пообещал, что, когда все закончит, тут же приедет, - пробормотал в ответ Павел. - Ну, он хотя бы с тобой был? Или ты ему звонил? - не отставал второй близнец.

- Не мешайте человеку работать, - подал голос Юра из своего угла, - А то вы, козлы, только и знаете, что - морду бить.

- Похоже, причина в одной банальной вещи, - сказал Павел, - Тут, скорее всего, обычный вирус - постарался. Сбой в программе из-за него.

Оба близнеца тут же, как по команде, повернули головы к Юре. Тот, будто защищаясь, закрыл лицо руками и хрипло проговорил:

- Мужики, это не я. Честно! Я к компьютеру не подходил.

Володя стоял над зазывалой, как палач над своей жертвой. Лицо его было страшным от ярости.

- Чего-то я сомневаюсь, - произнес он, - Ты, часом, не помнишь, кто вчера вечером после закрытия все - пытался новую игру на служебный компьютер установить?

- Она была лицензионная! - оправдываясь, закричал Юра.

- Где диск? - спросил Володя тоном, не предвещающим ничего хорошего.

- Т-там, - зазывала указал дрожащим пальцем на стол рядом с компьютером. Отлично, - сделал заключение первый близнец и подошел к стопке компакт-дисков, лежавших на столе, - - Сейчас ты, скотина, будешь есть эту лицензию.

Юра заорал благим матом...

***

- Мы здесь для того, чтобы улаживать некоторые споры мирным путем, - начал разъяснять Асмодей, - Мы - заключаем перемирие на время больших праздников. Мы пытаемся договориться... Долго пытаемся, но - пока еще ничего не добились. Круг существует практически столько же, сколько идет война, а когда она началась не помнит никто... Но появление Круга предвиделось в Книге, которую многие считают - легендой, однако она существует и хранится в этом замке. Вот и еще одна причина, по которой нам - необходимо находиться здесь. Мы храним древнее знание, не позволяя "не пережившим смерть"

- прикоснуться к этому источнику. Конечно, в нем даже нам многое не понятно... - Ясное дело! - перебил Адонаи, - Как вам, проповедующим зло, понять?

- В Книге говорится примерно следующее, - не обращая внимания на слова старика, продолжил Асмодей, - - "Придет необычный человек, и тогда Круг станет полным. Свершиться задуманное"... Мы не знаем, - что значит "задуманное", но Вы пришли, а, значит, и ждать осталось недолго. Может, именно вы - призваны разрешить, кто из нас прав. Раньше голоса делились поровну, но с вашим прибытием в Круге - появился седьмой участник... Ваш голос решающий.

Когда Асмодей произнес последние слова, все присутствующие услышали шум, узнать который Банников, естественно, не мог. Он ведь не знал, как волнуется Океан Противоположности. К тому же, мужчину в этот момент больше занимала Орифиэль, которая, молча слушая человека со шрамом, исподтишка изучала пришельца. Ее светлые волосы свободно спадали на плечи, а грудь порывисто вздымалась от учащенного дыхания. Должно быть, слова Асмодея серьезно затронули девушку... - Я не знаю, - сказал Банников. Все взгляды были устремлены к нему.

- Океан Противоположности хочет нам что-то сказать, - тихо произнес Микаэль, - Как бы я хотел знать, - что именно.

- А вы уверены, что от моего решения что-нибудь зависит? - спросил мужчина, внутренне смеясь над - этими придурковатыми существами (теперь он их людьми уже не считал). Как только человеческий мозг - может выдавать такие вещи?.. Банникову больше хотелось узнать, каково заниматься любовью с виртуальными женщинами. - Вы слышали, что Океан откликнулся, - торжественно молвил Асмодей, - Дело за вами.

- Ладно, - произнес Банников; ему явно нравилось ощущать собственную значимость, - Я подумал... И - кое-что решил!

- Что? - в один голос спросили Асмодей и Микаэль.

- Мне более симпатичны, конечно... - начал мужчина и поднял глаза на Орифиэль. Его взгляд был - моментально перехвачен Набамом. Он сразу понял, что хочет сказать этот чужой их миру человек, а - потому не дал пришельцу закончить фразу... - Я не последую тому решению, которое будет принято теперь, - достаточно внятно проговорил он.

***

Павел провел тыльной стороной ладони по мокрому от пота лбу. Его обреченный взгляд был направлен на монитор. Картинка не менялась.

- Я не могу, - сказал техник.

- Ты что?! - вскрикнул Володя, - С ума сошел?! Работай!

- Бесполезно, - простонал Павел, - Компьютер ни на что не реагирует. Выключить-то его нельзя.

- Интересно, он один в парк пришел или со знакомыми? - забормотал Вадик, Пора, ребята, думать о том, - как спрятать концы в воду.

- Так! - снова закричал Володя, - Спокойно!.. Сколько прошло времени?

- Пятьдесят минут, - ответил техник, - Если верить тому, что я сюда приехал через полчаса после того, как - все это началось.

- Хорошо, - уже более тихо произнес первый близнец, - Вадя, посмотри, что творится у входа.

- Нет, - твердо сказал его брат, - Я не пойду.

- Ладно, - согласился Володя, - Пойду я, если ты уже двигаться не можешь от страха.

Он странно посмотрел на Вадика и направился к двери. - Ушел, гадина, плаксиво протянул Юра, который сидел в углу. Теперь уже обе его губы распухли. На - носу висела длинная сопля, которую он даже не пытался стереть.

- Помолчи лучше, герой, - произнес Вадик, - Ишь, голос-то прорезался.

- Я не знал, что на диске вирус, - зазывала почти что плакал, - Откуда я мог знать?

- Тебе вообще не надо было трогать служебный компьютер! - жестко сказал Павел.

- Вот именно, - подтвердил второй близнец, - Но это все ерунда... Ты что решил, Паша?

- В смысле?

- Ну, как ты собираешься теперь поступить?

- Дождемся Романа Вячеславовича. Он эту машину собирал. Может, чего и сделает.

- Я не об этом... Уезжать куда-то нужно будет. - Зачем?

- Не суда же дожидаться!.. Клиент-то в кому впадет, наверное.

- А мы даже не знаем, как его зовут, - неожиданно произнес Павел.

- Ты это к чему?

- Вдруг он из "новых русских". Или какой-нибудь чиновник крутой. - Вас тогда из-под земли достанут, - глупо улыбаясь, проговорил Юра.

- Не трави душу, идиот! - выпалил Вадик.

Тем временем у двери послышалась возня. - Кто это там? - тревожно прошептал второй близнец.

- Да, небось, Володя возвращается, - поспешил его успокоить техник. И действительно. В помещение - вошел Володя. Но он был не один...

***

После слов Набама в зале на несколько минут воцарилась тишина. Кто-то с удивлением, а кто-то с негодованием смотрел на молодого человека, который посмел бросить вызов древнейшим обычаям, всему укладу, который существовал уже много сотен лет... Тишина... Долгая тишина... Только слышно, как где-то внизу шумит океан, и как испуганно шепчутся волны.

- Что ты сейчас сказал? - хрипло спросил Адонаи, после того, как сумел прийти в себя от неожиданности.

- Я сказал, - повторил Набам, глядя мимо старика, - Что не собираюсь следовать той глупости или, может, - той мудрости, которую сейчас вам посоветует этот человек.

- Как так? - сказал Асмодей.

- Вот так, - просто ответил юноша, - Кто он такой, чтобы решать за меня, сдаваться мне или нет? Кто он - такой, чтобы решать судьбу целого народа? К тому же, моего народа... Кто он вообще такой?.. Для меня - он, прежде всего, гость, и я согласен оказать ему все почести, свойственные приему даже самых важных - персон, но то, что он скажет, ничего не решит. Я сделаю так, как захочу!

Банников даже дар речи потерял от неожиданности. Этот виртуальный мир резко перестал ему нравиться. Он во второй раз задал себе достаточно праздный вопрос: "Когда я вернусь в реальность?"

- Ты на себя слишком много взял! - прогремел на весь зал голос Микаэля, который пришел в дикую ярость, - - Ты преступаешь закон Книги!

- Набам должен умереть! - вступил в разговор Адонаи.

- Да! - Микаэль кивнул, - Ты должен умереть!.. Я думаю, что за тебя не заступятся и твои соратники, если, - конечно, они чтут Книгу и своих предков. - Микаэль, - испуганно затараторила Лилит, - Набам сегодня, по-моему, плохо себя чувствует. Это он, - наверное, бредит... Я его, безусловно, не поддерживаю. Но зачем же так сразу? Он сейчас извиниться.

Набам презрительно посмотрел на девушку. А затем перевел взгляд на Микаэля и приказным тоном произнес:

"Сядь!". Тот сначала отшатнулся. Он не ждал такого поворота событий. Однако нерешительность его продолжалась недолго. Уже в следующую секунду Микаэль схватился за висевший под складками одежды меч.

- Сядь! - заорал Набам. Дальше произошло нечто... Микаэля неожиданно отбросило назад. Он пролетел - половину зала, стукнулся о стену и плавно сполз на пол. Меч выпал из его рук. - Я предупреждаю, - громко и отчетливо сказал Набам, - Тот, кто попытается поднять на меня руку, очень - сильно об этом пожалеет! Повторять не буду!

- Ты с ума сошел! - рассвирепел Асмодей, - Я тебя сам прибью! Банников не на шутку перепугался. Глупо, конечно, бояться фантазии, но уж больно реален был этот виртуальный мир. Мысли о сексе напрочь вылетели из головы мужчины. Он очень хотел обратно.

Асмодей демонстративно вытащил из ножен меч и отшвырнул его в сторону. Набам следил за противником, безмятежно улыбаясь. Видимо, эта улыбка окончательно вывела рыцаря из себя. Тот медленно поднял обе руки вверх и забормотал какие-то слова...

***

Володя привел с собой сразу трех человек. Одного из этих людей Вадик с техником знали - это был Роман Александрович. Двух других - довольно молодую женщину и маленького мальчика - они прежде никогда не видели.

- Ну, ребята, - произнес старший техник, - Что тут у вас?

На его вопрос никто не отреагировал. Вадик не удостоил Романа Александровича даже взгляда. А Павел вообще сидел с абсолютно отрешенным лицом. - Что с мужем? - спросила Света, глядя расширенными от ужаса глазами на Банникова.

- Понимаете... - начал Вадик.

- Лучше я все объясню, - сказал его брат, - Тут вот какое дело... Во время работы аттракциона сломалась - аппаратура. Ваш муж сейчас в виртуальном мире. Мы его пока что оттуда вывести не можем. - В каком мире? - переспросила женщина.

- В виртуальном, - пояснил Павел, - Короче говоря, в мире, созданном компьютером. - Не понимаю, - дрожащим голосом пробормотала Света. Она была близка к тому, чтобы заплакать. Ее - сын стоял рядом и удивленно смотрел на маму. Но молчал... - Простите, как вас зовут? - поинтересовался Володя.

- Светлана Игоревна.

- Светлана Игоревна, я объясню проще, - первый близнец почувствовал на себе тревожный взгляд - Вадика, но продолжил, - Ваш муж сейчас в состоянии, похожем на кому. Но это состояние целиком - зависит от работы компьютера. Если мы приведем аппаратуру в норму, все будет нормально.

- Мама, смотри! - раздался тоненький голосок Димы, - У дяди кровь.

Мальчик увидел зазывалу, который, обхватив голову руками, сидел на полу. Света оторопела.

- Ч-чем вы з-здесь занимаетесь? - заикаясь, пролепетала она.

- Только спокойно, - Володя сделал попытку дотронуться до женщины, но та отскочила, как ошпаренная.

- Не трогайте меня! - закричала она, - Дима, дай мне руку! Мы уходим.

- Куда? - спросил Вадик.

- В милицию!

- Я, пожалуй, тоже уйду, - произнес Роман Александрович.

- Вот ты стой! - прикрикнул Володя, - Ты это чудовище делал!

- Мне все равно, - равнодушно отозвался старший техник, - Я с вами, друзья, в тюрьму садиться не - собираюсь.

- Ну, все, придурки! - рявкнул первый близнец и потянулся к единственному свободному стулу в - помещении, который стоял у входа. Света завизжала...

***

- Ну, и чего ты добился? - сказал Набам, улыбнувшись еще шире, - Забудьте про свою магию. Здесь нет никого сильнее меня... Лучше послушайте спокойно.

В это время с пола со стоном начал подниматься Микаэль. Он услышал последние только последние слова Набама.

- Я тебе сейчас покажу "спокойно", - проговорил он себе под нос, пытаясь хоть немного придти в себя, и - еще не совсем понимая, что именно произошло.

- Поразительная самоотверженность, переходящая в ужасающую глупость, прибавил Набам, посмотрев - на Микаэля, - Если он сейчас же не прекратит свое бахвальство, то в следующий раз рискует проломить - собой стену. - Наб, не надо, - взмолилась Орифиэль, подбегая к Микаэлю и помогая ему подняться, - Я ему сейчас все - объясню.

- Сделай милость, солнышко. А то я не хотел бы никого убивать, но здесь есть напрашивающиеся на это, - отозвался юноша.

- Это переворот? - попыталась улыбнуться Лилит, но у нее от испуга рот кривился не в ту сторону.

- Да, переворот... Только в сознании, - поправил Набам, - Послушайте меня! Вы все хорошо знаете, - почему я оказался здесь?

- Тебя выбрал совет твоего Ордена, - сказала Орифиэль, которая уже заняла место у стола, посадив рядом - Микаэля, который все время охал и держался за голову. - Это понятно. Но почему отправили именно меня, вы знаете?

- Знаем, - быстро ответила Лилит, - Давай, не будем об этом.

- Почему же?.. Будем именно об этом. Или кто-нибудь против?

- Ну, что ты? - заискивающе произнесла Лилит и поднялась со своего места, - Продолжай, мой дорогой.

Банников даже глаза закрыл, чтобы не так сильно бояться. Он теперь страшно жалел, что ввязался в эту авантюру с аттракционом.

Набам тем временем заканчивал свою мысль:

- Так вот... Направили меня сюда не просто так. Тут дело не в обычном совета Ордена Заката... - сказав - это, юноша неожиданно сделал взмах рукой по направлению к Лилит. Та закричала, а на стол упал - выбитый из ее ладони кинжал.

- Спасибо, милая, - тихо произнес Набам, и трудно было сказать по его тону, злится он или нет, - "Пережившие смерть" постепенно мельчают... Начали выполнять прихоти Ордена?

Лилит молчала, в страхе отступая назад. Но юноша быстро ее настиг и схватил за плечи. - Орден предает всех, милая Лилит, - почти что нежно сказал Набам, - Что они тебе приказали?

- Нет! - застонала девушка. Тогда Набам сильно сжал ее. Та негромко вскрикнула и почти что выдавила из - себя:

- Попытаться узнать, как ты один убил триста рыцарей и пятнадцать магов Ордена Зари под Норвалом.

- И, конечно, сделать так, чтобы все это осталось тайной для представителей Ордена Зари, да?

- Да!

- Вот и вся любовь, - Набам отпустил девушку, - А как все было с виду романтично.

- Прямо на глазах у всех злоба в его взгляде сменилась на грусть. Юноша немного помолчал, оглядывая в - конец ошалевших присутствующих, а потом скорбно, но с чувством, произнес:

- Извините, но мне нужно побыть одному.

- Набам, прости! - попыталась удержать его слезливой истерикой Лилит, - Я дура, но прости меня!

Набам только спокойно покачал головой и быстро вышел из зала...

***

- Выбор у тебя, скотина, небольшой, - медленно говорил Володя, занеся стул над головой старшего - техника, - Либо ты срочно начинаешь исправлять ситуацию, либо ты больше уже вообще ничего не - сможешь исправить.

Роман Александрович был бледен, как мел. Уголок его рта дергался.

- Володенька, у меня жена и дети, - умоляюще, прошептал он.

- У него тоже, - первый близнец кивнул в сторону Светы и ее сына.

- Володя, даже я не знаю, что делать в таких случаях, - старший техник начал всхлипывать, - Пойми ты это - наконец.

- А кто знает?

- Никто... Я гарантирую, что никто. Мы же не учитывали возможность занесения в компьютер вируса.

- Ты и твой шеф ради денег готовы родных матерей на завтрак сожрать, раздраженно сказал Вадик.

Светлана уже не думала об уходе. Она постепенно успокаивалась. А что касается Димы, то мальчик был спокоен с самого начала. Он всю жизнь мечтал о настоящем приключении, и вот наконец-таки подходящий случай ему представился... Люди вообще склонны испытывать нечто среднее между удовольствием, восторгом и страхом одновременно, когда с их ближними происходит что-нибудь нехорошее.

- Володя, отпусти, - заканючил Роман Александрович, - Семья пропадет, если я сяду.

- Вы первым должны сесть, - значительно сказала Светлана.

- Она права, - согласился Павел.

- Ну, что? - задал Володя вполне закономерный вопрос.

- Ладно, - глухо молвил старший техник, борясь со слезами. Он постоял с полминуты, а потом направился - к компьютеру.

- Молодец, - мрачно иронизируя, заметил первый близнец, - Хороший мальчик.

***

Лилит, уронив голову на руки, громко рыдала. Микаэль все еще приходил в себя. Адонаи был внешне спокоен, однако выстукивал пальцами на столе какой-то ритм, что, естественно, выдавало его волнение. Орифиэль была как никогда задумчива. Банников помалкивал. Он уже проклял все на свете и лишь одна мысль удерживала его от нервного срыва (если, конечно, допустить, что в виртуальном мире человек способен испытывать стресс): "Когда выберусь отсюда, сотни тысяч долларов отсужу у этого поганого парка!"... Все молчали, пока тишину резко прервал не Асмодей:

- Его надо убить! Любым путем! Но надо!

- Точно! А то эта сволочь нас всех здесь перебьет, - не раздумывая, согласился Микаэль.

- Да. Убить нужно, чтобы не нарушить Закон, - сказал Адонаи, - Хотя мне очень жаль парня. Он, пожалуй, - самый талантливый из всех виденных мною здесь рыцарей.

- Именно поэтому ему нельзя жить. Вы сейчас видели, какие вещи может вытворять этот юноша, - настаивал Микаэль.

- Да если мы его не остановим, он захватит власть над обоими орденами! возмущался Асмодей.

- И тогда меня точно казнит, - всхлипнула Лилит, - Он даже не вспомнит, что спал со мной.

- Помолчи, дура! - заорал Асмодей, - Не за тебя печемся, а за уклад! Ради спасения мира его надо - уничтожить.

И тут за Набама неожиданно вступилась Орифиэль:

- Что он вам такого сделал?.. Он же никого бы не тронул, будь вы повыдержаннее. Набам всего лишь - хотел высказаться, а вы, не дав ему и слова сказать, захотели его сразу прикончить. Микаэль мрачно посмотрел на девушку. Уж от нее-то терпеть инакомыслия он не желал.

- Тебя кто-нибудь спрашивал? - резко сказал он.

- Вот именно, - подтвердил Асмодей.

- Этому ли учила нас Книга? - чуть патетично воскликнула смущенная, но не сдавшаяся Орифиэль, - Вы - боитесь, что он встанет во главе двух орденов?! Так почему же Орден Заката против?! Вы ведь - выиграете войну, ваш представитель сумеет завоевать нашу страну. Не об этом ли вы мечтали, Асмодей?

- Мой народ будет угнетен, мы будем страдать, но прекратится война!.. Это тоже кое-что.

Голос Набама перебил Орифиэль:

- Да не нужна им победа, пойми это наконец, - юноша стоял в дверях, - Не нужна! Мне не дали - договорить о битве при Норвале, а я хотел сказать... - Он хотел сказать - поспешно сказал Адонаи - что, там шел большой бой. Набам с пятьюдесятью воинами - был отправлен Орденом Заката на подмогу к рыцарям, терпящим поражение. Но уже тогда Набам - открыто игнорировал требования Высшего Совета Магов своего Ордена. Он был опасен для них. Те - передали сведения о его маршруте нашему ордену с просьбой устроить ему засаду и убить. Все выглядело - бы очень реально. Смерть в бою с превосходящими силами противника. В обмен на услугу рыцари - обещали отдать нам Норвал. Мы выделили триста лучших всадников и пятнадцать великолепных магов, - чтобы очень быстро разобраться с этим дельцем. Во главе операции стояла Орифиэль.

- Так значит, тот рыцарь был... - Орифиэль запнулась.

- Тот рыцарь был я, - усмехнулся Набам, - Конечно, тебе сейчас нелегко узнать меня без моего любимого - шлема в форме... - Грифона, - испуганно прошептала Орифиэль.

- В форме Грифона, - спокойно подтвердил Набам, - Я не расставался с ним на войне, поэтому мое лицо - представители Ордена Зари здесь увидели впервые... Но дальше ты можешь рассказать сама.

- Дальше... - Орифиэль снова запнулась, - Дальше мы напали на отряд Грифона в условленном месте.

- Тридцать воинов противника были убиты на месте, а потом... Потом я плохо помню, что было. Меня - сбросило с коня, и я ударилась головой о землю. А когда очнулась, то была уже связана. Вокруг меня - валялись обезображенные трупы моих солдат... Всех... Их убили всех... Зачем, Набам? - голос - Орифиэль дрогнул.

- Или убиваешь ты, или убьют тебя, - пояснил юноша, - Ты, случайно, не забыла, зачем тебя саму туда - отправили? - Да... Ты прав, - Орифиэль опустила голову, - Так вот, я очнулась связанная. Рыцари переговаривались - между собой и, видимо, хотели меня... Хотели... Я не могу сказать.

- Да, говори, как есть. Они хотели тебя изнасиловать, - помог ей Набам.

- Да. Но к ним подошел ты... Я только теперь ведь знаю, что это был ты... Ты подошел и сказал, чтобы - они дали мне коня и отпустили. Рыцари возмутились, но послушались. Я вернулась к своим. После этого - поражения меня направили сюда, решив, что я добьюсь большего успеха, как дипломат... Почему ты не - убил меня вместе со всеми? - спросила девушка, подняв взор на юношу. Эти милые глаза Орифиэль могли бы воскресить даже падшую душу своей неземной добротой. Набам сжалился. - Я отвечу на твой вопрос, но только начну по порядку... Если почтенная компания еще не решила как - меня угробить.

Все потупили глаза, а Набам рассмеялся...

***

- Поесть никто не хочет? - задал вопрос Юра, все еще сидевший в углу.

- Закрой пасть! - рявкнул Володя.

- А я бы поел, - проигнорировав реплику близнеца, произнес зазывала, Может, дадите мне выйти? Я еду - куплю.

- Тебя связать что ли надо? - спросил Павел, отведя глаза от монитора.

- Не надо.

- Вот и молчи, - закончил свою мысль техник.

Уже около двух часов Банников находился в виртуальном мире. Роман Александрович и Павел перепробовали все известные им средства, но изменить ситуацию не могли. Близнецы молча сидели рядом с техниками, стыдясь даже взглянуть Светлану, которая ни на шаг не отходила от мужа. Дима сидел на столе (том самом, со стопкой компакт-дисков) и болтал ногами. Для маленького мальчика он вел себя спокойно, хоть и страшно устал от бездействия. Погодите, сейчас администрация заявится, - не унимался Юра.

- Это вряд ли, - парировал Роман Александрович, который, отвлекшись, немного успокоился, - Я перед - приходом сюда им сказал, что у нас поломка компьютера, но мы сами справимся.

- Ты совсем идиот?! - незамедлительно прогремел голос Володи, - Какого хрена ты к ним вообще - поперся?

- Ну... - заоправдывался старший техник, поняв, что сказал лишнее, - Я как лучше хотел. - Ведите себя прилично, - произнесла Света, - Здесь ребенок. А вы позволяете себе выражаться.

- Извините, пожалуйста, - Вадик окончательно смутился.

- Отлично, - проревел Володя и обратился к Роману Александровичу, Пойдем-ка выйдем! От тебя здесь - все равно толку мало.

- Куда выйдем? - испуганно спросил старший техник.

- В другую комнату, - с явным намеком проговорил первый близнец.

- Мне и тут хорошо, - сказал Роман Александрович.

- Вставай!

- Знаете что?.. Я, кажется, понимаю, как можно... - Вставай! Третий раз повторять не буду.

Роман Александрович встал... А потом вдруг кинулся к выходу.

- Стоять! - заорал Володя, - Стоять, мразь!

Но догнать техника уже не представлялось возможным. Он резво выскочил на улицу, захлопнув дверь прямо перед носом взбешенного близнеца. Раздался его торжествующий вопль:

- Жди милицию, маньяк!

Дима с удовольствием наблюдал эту сцену. Когда Володя вернулся на свое место и сел, опустив голову на грудь, мальчик сказал:

- Не поймал... Маньяк.

Первый близнец неожиданно усмехнулся. Он грустно посмотрел на мальчика и произнес:

- Бывает и такое... Теперь мы сядем.

- Куда? - проявил свойственное его возрасту любопытство Дима.

- В тюрьму, - объяснил Володя, - Это такое место, где сидят маньяки, типа меня.

- А ты настоящий маньяк? - восторг Димы был очевиден.

- Спроси вон у того дяди, который в углу сидит...

***

- Как и всех "переживших смерть", меня воспитывали маги, - начал свой рассказ Набам, - О том, что я не - такой, как все, мои родители узнали, когда мне было пять лет. Я им рассказывал интересные истории, - которые, как мне казалось, я видел, но поначалу и папа, и мама посчитали меня фантазером. Догадались - они значительно позже... Я попал к магам, которые принялись за мое обучение. К шестнадцати годам я - освоил все.

- Рановато, - вставил Асмодей, - Странно... Я только к двадцати пяти смог хоть что-то сделать.

- Мои учителя тоже так говорили... Но о чем это я?.. Итак, все было хорошо, но так уж сложилось, что мне - не давали покоя отблески предыдущих жизнях. Я видел больше, чем другие рыцари, но не мог извлечь из - этого никакой выгоды. Спустя какое-то время ситуация изменилась. Долго перебирая зрительные - образы, я остановился на довольно странных воспоминаниях о некоей старинной книге. Что это за книга - мне трудно было понять, но, покопавшись в древнем наречии нашего Ордена, я смог расшифровать одну - из ее глав. Прямо по памяти. Речь шла о Законе... - Так это была... - Орифиэль подняла удивленные глаза на юношу.

- Да, та самая Книга, - просто ответил Набам, - Но об этом я узнал позже. Когда оказался здесь.

- Ты перевел Книгу? - недоверчиво спросил Адонаи.

- Не сразу... Пришлось провести много времени в библиотеках. Я искал древние рукописи на двух языках - - Ордена Зари и Ордена Заката, чтобы расшифровать оставшуюся часть. И все равно это мне ничего - дало... Тогда я немного подумал и изменил подход к тексту Книги.

- Что же ты сделал? - на этот раз спрашивал Асмодей.

- Ничего особенного. Соединил оба языка. - Но как? - не отставал человек со шрамом.

- Это мое личное дело. Я не отвечу на твой вопрос, можешь и не надеяться... В общем, я познал все! И снова послышался гул Океана Противоположности - в этот раз гораздо более сильный.

- Молчи, Набам! - вскричал испуганный Микаэль, - Океан сердится!

- Глупость, - ответил юноша, - Ты сейчас сказал дикую глупость. Тебе никогда не понять Океана!..

Банников наслаждался тем, что на него не обращали внимания. Но, Господи, как же он хотел вернуться к жене и сыну! Как же он хотел оказаться дома!..

***

Свою угрозу Роман Александрович выполнил - милиция заявилась минут через десять после его ухода.

Стражей порядка было трое. Их приходу предшествовал следующий разговор:

- Светлана Игоревна, пожалуйста, - умолял Вадик, - дайте нам возможность исправить ситуацию.

- Как? - жестко спросила Света. Она, хоть и изнервничалась, но держалась молодцом.

- Последний шанс... Пожалуйста, - вместо ответа промямлил второй близнец. Его брат в это время мило - беседовал с Димой на чрезвычайно занимательную тему - "Кто такие маньяки, и откуда они берутся?" - А что будет с мужем?

- Выход всегда есть. Просто мы его пока не нашли, - сказал Вадик, потупив глаза.

- Я приехала сюда, чтобы развлечь сына, - проговорила женщина, - И что получила?.. Муж в коме, а мы с - сыном сидим в компании четырех идиотов. Как вы думаете, что мне остается делать?

- Еще один шанс, - прошептал Вадик, выразительно посмотрев на женщину, и прибавил, - Если - вмешаются власти, мы вообще ничего не сможем сделать. Время будет упущено.

Света на мгновение задумалась. Ее мозг перебрал, наверное, тысячи комбинаций, пока не остановился на одной.

- Ладно, - произнесла она, - Даю вам шанс... Но только ради спасения мужа.

- Спасибо, - искренне поблагодарил второй близнец, - На свете еще остались хорошие люди. Вы только - поймите, что ведь мы в этом деле абсолютно не виноваты... Ни я, ни мой брат, ни оба техника. Это же - Юра занес вирус... Вошедшие милиционеры так объявили себя:

- Милиция! Всем оставаться на своих местах!

Потом они заставили всех (кроме ребенка и полулежащего в кресле Банникова, конечно) выстроиться вдоль стены и наскоро их обыскали. Юра страшно возмущался. Он, ничуть не смущаясь, орал:

- Меня-то за что, ребята! Я сам жертва!

- Стой спокойно! - прикрикнул один из "ментов". Зазывала сразу же заткнулся. Перспектива получить - дубинкой по спине его явно не прельщала.

- Так! - гаркнул самый высокий страж порядка, - Кто из вас Владимир Юматов?

- Я, - ответил первый близнец, - А в чем, собственно, дело?

- Поступило заявление, что вы угрожали старшему технику парка - господину Иштову. - Простите, а то кого поступило? - полюбопытствовал Вадик.

- От потерпевшего, - сказал милиционер, - Почему вы закрылись? Что у вас здесь случилось?

- Небольшая поломка, - пояснил Володя, - Кстати, а как вас по имени-отчеству?

- Лейтенант Щелконогов!.. Иван Константинович.

- Так вот, Иван Константинович, - продолжил близнец, - У нас случилась небольшая поломка - компьютерной системы...

***

- Часть Книги относилась к магическим тайнам древних, - рассказывал Набам, - А часть описывала - историю создания наших орденов... Очень, кстати, интересная часть... Так вот, не было никакой войны - всех против всех! Существовало единое государство, которым управлял Совет Шести... И все было бы - прекрасно, если бы спустя некоторое время Шесть Великих не вступили в конфликт сами с собой.

- Началось существование в вечном противоречии, в вечном противостоянии... Они перестали различать - добро и зло. Забыли суть этих понятий. Все дело закончилось тем, что произошло разделение на две - половины, и Великая Шестерка перестала существовать. - Как это? - Адонаи был озадачен.

- Шесть Великих переродились сразу в двенадцати людях. Шесть белых, шесть черных. Поскольку каждый - утратил свою половину, ни один из них не обладал всем набором знаний, а получал только те знания, - которые были распределены между орденами заранее. Деление на добро и зло стало еще более - условным. А обе стороны оказались равными по силе. Вот в этой-то противоположности и должно, - наконец, найтись согласие.

- Почему мы должны тебе верить?! - вскричал Асмодей. Еще бы - все его представления о мире, в котором - он жил, об идеалах, за которые он сражался, не щадя себя, были разрушены.

- Дослушай!.. Шесть Великих ошиблись. К согласию Совет, созданный еще тогда, не пришел. Так началась - война, которая идет уже не века, как вы говорите, а три тысячи лет.

- Три тысячи?! - выпалила Лилит.

- Замолчи, шлюха! - громко сказал девушке Асмодей, - С тобой мы потом поговорим.

- Это правильно, - согласился Набам, - Итак, я знаю все... Но, прежде всего, я знаю, того, кто написал - Книгу. Конечно, тогда этот человек был более самодостаточен. Сейчас-то он, так сказать, разделен на - две части... Вы, конечно, знаете, что одновременно оба Ордена могут обладать только шестью вечными, - из которых три мужчины и три женщины. Это не случайно. Мужская половина одного ордена, связана с - женской половиной другого. Свою половину я знаю!

- И кто же она? - спросил Адонаи.

- Она помнит то же, что и я, только, по-моему, не совсем догадывается об этом... Я веду речь об - Орифиэль.

- Я?! - девушка была повергнута в состояние шока. - Ты... - мягко сказал Набам, - Что я могу сделать? Я только рассказываю то, что знаю.

- Не может быть, - тихо произнесла девушка. - Я обрел знание, - продолжил Набам, - Я был сильнее всех, но никому, конечно, об этом не говорил... Но - и не знал, что мне делать со своей силой... Тогда я решил дождаться момента, когда все уложиться само - собой, но одна вещь постоянно грызла меня изнутри. Я не хотел находиться под властью жалкого - Ордена Заката.

- Жалкого?! - крикнул Асмодей, к которому снова начал возвращаться былой гнев, - Мы - величайшие - существа на земле! Все остальные - дерьмо по сравнению с рыцарями!

- Кто это здесь дерьмо?! - разозлился Микаэль, - Мы дерьмо?!

- Вы, а кто же еще?!

- Замолчали все! - эта реплика юноши в момент прекратила спор, - Слушайте дальше... На войне я - пытался давать рекомендации Совету Магов. Делалось это от искреннего желания помочь рыцарям - одержать верх. Правда, Шесть Великих задумывали все иначе, но я решил, что имею право решать судьбу - целого мира. И если бы не предательство Ордена Заката!.. Я шел со своим отрядом на помощь окруженным в Норвале рыцарям. На нас совершили нападение. Я бы мог его предвидеть, но был - погружен в собственные мысли, что стоило тридцати семьям отцов и сыновей... - Трехсот сорока пяти, Набам - тихо сквозь слезы проговорила Орифиэль, - Трехсот сорока пяти.

- Я могу понять твои чувства. Я хоронил своих воинов. Некоторые из них были моими друзьями, я с ними - вырос... Но вы напали подло, из засады, силами во много раз превосходившими наши. Что мне - оставалось делать? Дать убить себя? Не мог я этого сделать! Ну, не мог! Хотя мне было бы так легче. Но - кто бы остался из владеющих истинным знанием? И, в конце концов, - глаза Набама на мгновенье - зажглись яростью, - кто бы отомстил за моих воинов? За их подлое, варварское убийство! Вы получили - по заслугам... Но среди всех напавших, я сразу выделил главного. Мне было некогда. Еще мгновение, и - даже моя сила не спасла бы отряд. Поэтому я лишил сознания предводителя в надежде расквитаться с - ним после боя. Я мечтал только об одном - чтобы мне дали расправиться с ним! Ох, как долго бы я его - мучил! Смерть бы не пришла к нему рано... В первый раз я воспользовался скрытым знанием, и мы - победили. Мои люди связали главаря, который находился без сознания. Только когда они сорвали шлем, - я увидел, что передо мной не вовсе мужчина, как я ожидал, а девушка и, при этом, очень красивая, - Орифиэль покраснела, - Но перед тем как начать пытки, я решил выяснить, откуда Орден Зари узнал о - пути нашего следования... - Ты прочел мои мысли? - наполовину утверждая, а наполовину спрашивая, произнесла девушка.

- Исследуя закоулки твоей памяти, я явственно увидел письмо, написанное знакомой мне рукой, в - котором сообщалось о воле Совета Магов... - Набам повернулся к Лилит, - Рука между прочим была - твоего любимого Астарота... Но там же я к удивлению своему обнаружил собственные воспоминания.

- Воспоминания о Книге, о ее написании. Я осознал, что так и должно быть, что я просто столкнулся со - своей второй частью, но не мог себе представить этого так близко. Мне было о чем поговорить с тобой, - Орифиэль. Мне было о чем спросить, ведь не так часто встречаешься с собой, пусть даже и с тем собой, - каким когда-то был... Но я не смог... Если бы я не отпустил тебя сразу, то, боюсь, не смог бы отпустить - вообще. Мне было так жаль друзей, что я не захотел бы сохранить тебе жизнь. Потому-то и последовал - приказ тебя отпустить. Рыцари были резко против... - Они были правы, - снова еле слышно сказала Орифиэль, - Я это заслужила. Я согласилась на подлость. - Не зря сохранил тебе жизнь, - Набам улыбнулся и дотронулся своей рукой до ее руки, Ты способна - переосмысливать, а это значит, что ты способна меняться.

- Ей нет нужды меняться! - встрял Микаэль, - Она лучшая.

- Лучшая среди людей, желающих перерезать глотки таким же, как и они сами, только носящим другую - одежду? - чуть иронично спросил юноша.

- Мы принципиально разные! - злился Асмодей.

- Нет! - резко прервал его Набам, - Мы одинаковые... Нас разделяет только вражда. Мы сами вдолбили - себе, что у нас есть враги, с которыми трудно договориться, поскольку нет точек соприкосновения. А то, - что этих точек нет, мы тоже придумали сами... Ведь мы когда-то были одним целым. Пусть с внутренними противоречиями, но одним!

- Он прав, - неожиданно сказал мужчина, до сих пор молчавший (Банников сам удивился своей смелости, - но, видимо, он настолько вжился в этот странный мир!), - По тому, что вы сегодня делали, я понял одно - - вы все похожи. Вы все люди. И к какому бы Ордену не относились, людьми и остаетесь. Каждый со своими недостатками и со своими достоинствами. Вы совершаете и хорошие, и плохие поступки, вы - имеете одинаковые чувства... Я не понимаю, что вас разъединяет, - уверенно заключил Банников. Он - больше не боялся.

- Да, хотя бы вот, - хитро начал Адонаи, - Дарующая свет Звезда восходит или заходит?

- Восходит, - быстро отозвался Микаэль.

- Заходит! - зло откликнулся Асмодей.

- Какая разница? - возмутился Набам, - Я знаю, что было время, когда Звезда восходила, становилось - светло, и начинался день. Потом она садилась за горизонтом, делалось темно, и наступала ночь. Это - было три тысячи лет назад... Но какая разница теперь, когда она всегда стоит на месте и нет ни дня, ни - ночи?

- Дело в истине, - убежденно произнес Адонаи.

- Дело в глупости - не менее убежденно и горячо сказал Набам, - Вы сами не слушаете седьмого члена - Круга! А в этом еще недавно обвиняли меня... Хотя все и без того произойдет, как задумано. От решения - пришельца ничего не зависит. Книга говорит просто: "Когда придет необычный человек, совершится задуманное". Задуманное совершилось. Я ухожу!

- Как уходишь? - удивился Асмодей.

- Куда уходишь? - изумился Адонаи.

Орифиэль только подняла на Набама свои печальные глаза. - Не смотрите на меня так, - молвил юноша, - Я ухожу. Ухожу за Океан... - Ха, - усмехнулся Асмодей, - Океан убивает каждого, кто пытается его переплыть. Ты только погибнешь - зря.

- Да, если я пойду один, то погибну, - согласился Набам, - Мое "я" не будет полным. В Океан - Противоположности войдет только одна половина... Но я все равно пойду туда.

- Нет, - решительно сказала Орифиэль, ее глаза загорелись, - Ты не пойдешь один! Так или иначе, но ты - спас мне жизнь, и я пойду с тобой... Идем!

- Нет, Орифиэль, только не ты, - взмолился Адонаи, - Что ты забыла с этим эгоистом? - Действительно, - вторил Микаэль, - Он даже не из нашего Ордена.

- Я ухожу с ним, - повторила девушка, - Я не понимаю почему, но чувствую, что он прав, а с вами - существовать нельзя. Я долго жила иллюзией, что наш орден лучше, что я лучше, но ведь мы тоже - убиваем. И я сама чуть не убила Набама, считая, что делаю правое дело. Но легче ли мое преступление - от этого?.. Нет! Я ухожу!

***

Уже, наверное, минут пятнадцать Володя пытался объяснить лейтенанту Щелкогонову суть проблемы.

Милиционер наотрез отказывался понимать мудреное словосочетание "виртуальная реальность". Слово "реальность" он знал. В реальности Иван Щелкогонов занимался тем, что, как он сам думал, служил своей родине, защищая закон и порядок. Только вот методы этой защиты были уж слишком своеобразными.

Например, Роман Александрович оторвал его от весьма увлекательного занятия по отмачиванию одного молодого человека, который позволил себе выпить чуть больше положенного, в главном фонтане парка... - Не пудрите мне мозги! сказал лейтенант, - Какая виртуальность? Какой компьютер? Что вы мне ерунду несете?

- Это не я вам ерунду несу, это Роман Александрович к вам первым обратился, - произнес Володя.

- Старший техник испуганно сжался.

- Я не понимаю, какие у вас к нам претензии? - спросила Света у милиционера, - Я с ребенком гуляла в - парке, каталась на аттракционах. Это предосудительно.

- В кресле ваш муж? - вопросом на вопрос ответил Щелкогонов.

- Да, - подтвердила женщина, - А на столе сидит мой сын. Мы ждем, когда техник закончит чинить - компьютер.

- А зачем ждете? - лейтенант все равно ничего не понимал.

- Чтобы уйти из парка с мужем, а не вдвоем.

- А муж идти не может?

- Муж сейчас в виртуальной реальности.

Щелкогонов вздохнул. Он не хотел казаться идиотом в глазах подчиненных, но чувствовал, что так и получается. Тут в разговор вступил мальчик, который весело поинтересовался:

- А вы настоящие милиционеры?.. А то тут маньяк сидит.

- Какой маньяк? - оживился лейтенант.

- Простите, Иван Константинович, вы собрались доверять словам ребенка? проговорил Вадик.

- Нет... - быстро сказал милиционер, - Но почему мальчик говорит о маньяке.

- Я не мальчик, я Дима, - доверительно сообщил ребенок, - Мам, я писать хочу.

- Могу я выйти с сыном? - спросила Света.

- Нет! - резко произнес Щелкогонов, - То есть, да!

- Так, да или нет? - переспросила женщина.

- Да, конечно, - ответил один из стражей порядка.

- Погоди, - сказал лейтенант, - Здесь я решаю.

- Вы хотите, чтобы он описался прямо здесь? - в голосе Светланы чувствовалась плохо скрываемая - ирония.

- Не хочу, но, может, вы подучили ребенка, чтобы скрыться.

- Здесь есть туалет, - произнес Вадик, - Вам не нужно никуда уходить. Пойдемте, я вас провожу. Милиционер благодарно посмотрел на второго близнеца. В конце концов, он избавил его от необходимости срочно принимать важное решение.

- Стойте! - воскликнул Павел, про которого уже все забыли; темные глаза техника были устремлены на - монитор, а лицо его сияло, - Вы посмотрите!

Все резко повернулись к компьютеру и увидели, что картинка начала двигаться...

***

Орифиэль подошла к Набаму, взяла его за руку и сказала: "Идем". Юноша в первый раз за все время пребывания Банникова в виртуальной реальности улыбнулся искренне. Не со злобой, не с усмешкой, не издевательски. Набам просто улыбнулся и поцеловал девушку в лоб: "Идем, половина" - откликнулся он.

Однако уже на пороге зала юноша вдруг обернулся:

- Да, я забыл вам сказать... - произнес он, - Книгу я сжег, когда выходил. Теперь только вы знаете правду, - и только вы можете ее рассказать другим. Только от вас теперь зависит судьба нашего мира. Если хотите, - продолжайте воевать, а мы устали. Там, куда я ухожу, не нужно пользоваться магией. Мы попытаемся - построить хотя бы маленький мирок, в котором люди не будут делиться не "черных" и "белых"... Не - знаю, что получится, но мы должны это сделать. Так было решено.

Набам и Орифиэль ушли... Все сидели молча, и каждый обдумывал слова юноши. Царила тишина. Тихим был даже вечно бунтующий Океан противоположности... Где-то на горизонте медленно восходила дарующая свет Звезда. Наступал день. День новой Эры.

***

Так закончилась эта история... Александр Банников вернулся в реальный мир к жене и сыну. Братья Юматовы продолжили свою работу в парке, но теперь они обслуживают другой аттракцион (решением администрации "Виртуальная Реальность" закрылась, а Павел и Роман Александрович были страшно рады, что семейство Банниковых не подало на них в суд, и дело замялось). Лейтенант Щелкогонов до сих пор служит в милиции.

Он получил повышение и перешел на бумажную работу, которая ему нравится значительно больше, нежели патрулирование улиц и охрана парков. Юра тоже без дела не остался - он устроился дворником в собственном микрорайоне. Прошли годы... Дима женился, когда ему исполнилось двадцать лет. На свадьбу его отец с матерью подарили молодоженам отдельную квартиру. Спустя два-три года Банниковы-старшие стали бабушкой и дедушкой. Они очень полюбили своих внука и внучку. Александр Банников все это время молчал про свои приключения в виртуальном мире. Он много и напряженно размышлял, а с течением времени пришел к определенному выводу. Все мысли сложились в единое целое, когда он увидел уже подросших внуков. Мальчик и девочка так напоминали ему Набама и Орифиэль, когда-то покинувших странную землю, которая сейчас находится под слоем вечного льда!..

Землю, в которой погребены Адонаи, Асмодей, Микаэль и Лилит. Землю наших предков.


home | my bookshelf | | Океан противоположности |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу