Book: Картёжник



Картёжник

Святослав Логинов

Картежник

Купить книгу "Картёжник" Логинов Святослав

Сыну Денису

Любимое занятие автора – расставлять точки над «ё». И ежели вдруг эта книга окажется лишённой лучшей из букв алфавита, то подобное издание должно считаться незаконным, а его редактора следует подвергнуть немедленной утилизации в полном соответствии с межгалактической конвенцией о гражданских правах.

Что наша жизнь? – Игра!

П.Чайковский

Книга первая

В краю жидкофазных систем

…буль-буль!

Реклама

Глава 1

Муровина

Оп твою так! – воскликнул Казин, высунувшись из кабины. – Это что ещё за муровина?

Муровина и впрямь впечатляла. В поперечнике она была метра четыре, да ещё немалые вздутия по краям. Цвет её менялся от студенисто-зелёного до почти василькового. Муровина лежала, глубоко вдавившись в раздолбанную гусеницами почву метрах в десяти от того места, где три часа назад Казин уже проезжал. Не заметить такую блямбу было бы невозможно, значит, три часа назад муровины здесь не было.

Рука Казина сама собой полезла в кудрявый затылок.

На одном из вздутий обозначилась дырка, и оттуда спрыгнуло в весеннюю распутицу человекоподобное существо цвета хаки.

– Понятненько, – сказал Казин, оставив затылок в покое. – Вот только вас мне и не хватает для полного счастья.

Глава 2

Восемнадцатый день – болото

Лотки засели не доходя Марьина ручья. До Подсосонья их привезли на «КамАЗе», там перегрузили на пену, и Илюха на своём «Т-104» поволок их на объект. И, разумеется, сел на брюхо. Дизель ревел, гусеницы вращались, разбрасывая глиняную кашу, но даже самого себя трактор с места сдвинуть не мог. Одно слово – Марьин ручей, тут и в августе сухо не бывает.

Огорчённый Илюха прибежал к Казину жаловаться на судьбу и погоду.

– Трансцендентально… – заметил начитанный Казин, когда наконец въехал, что ему предстоит полдня кандыбать к Марьину ручью, выдёргивать из хляби Илюху, а потом с пеной на поводке полдня кандыбать обратно.

– Чево? – подозрительно спросил Илюха.

Казин объяснил понятными словами.

– Я и без тебя знаю, что хреново, – согласился тракторист, – а делать-то чево?

Делать было и впрямь нечего. Кроме казинского крана, больше болотников в колонне не имелось. То есть был ещё тросовый экскаватор, на котором мудохался Степанов, но до экскаватора было ещё на добрых два километра дальше. Степанов уже подбирался к Неодолимому, а там уже никакой болотник не поможет, всякая техника сядет намертво, и деньги таинственного АО, вздумавшего осушать земли в районе Марьина ручья, будут прочно и навеки похоронены в расейском суглинке.

Впрочем, Казина и других мелиораторов этот вопрос волновал постольку-поскольку. Главное, что покуда АО «Дубрава» исправно платило заработную плату, и гончарную трубку везли из Прибалтики, как в добрые старые времена, не столько для работы, сколько на бой. Говорили, что «Дубрава» отмывает мафиозные денежки, потому и затеяла проект века, собираясь осушить гнилое болото, хотя кругом и без того полно бросовых земель.

Казин этим слухам верил и не верил одновременно. Случалось, ехидно спрашивал: а какие деньги тридцать лет кряду отмывала советская власть? Вон они, плоды их работы, – по всему району видны: оплывшие каналы, заиленный дренаж, порушенные мосты, перепаханные поглотительные колодцы. И всё приведено в негодность ещё тогда, сразу по сдаче объекта. А сейчас – просто без дела догнивает. Колхозы не пашут, а арендаторы мелиорированную землю не берут, стоит она впятеро дороже, а урожай на ней если и выше, то на ползерна с гектара. Но тем не менее работал Казин так, чтобы потом кран из трясины вытащить своими силами, не рассчитывая, что кто-то будет помогать, когда богатенькое АО растает в воздухе словно утренний туман. И на всякий случай солярку и съёмное оборудование хранил не на ремонтном, а дома в сараюшке. Случись что – без Казина кран можно только в металлолом, а цена такому железу – сущие слёзы. Потому Казин и не переживал, когда зимой задерживали зарплату. Ежели что, он явочным порядком кран за долги угонит, а уж куда его приспособить – всегда можно придумать.

Под эти мысли неторопливый «ПКБ» дошлёпал к Марьину ручью. Земля здесь была разворочена изрядно, и край канала обрушен, видно было, что Илюха не ждал милостей от природы и всячески пытался выбраться из ловушки, которую подстроил ему непоседливый ручеёк. Даже один из лотков был стащен с пены в грязь и расколот гусеницами.

– Зря ты его, – посерчал Казин. – Знаешь, сколько они теперь стоят?

– Труха… – отмахнулся Илюха. – Трёхметровки дешёвые, они же не покупные, их наш ДСК из всякой некондиции делает. Да и не уложишь ты их все, они тут с ба-альшим запасом навалены.

– Всё равно – деньги, – сурово осадил Казин. – Я бы лучше этот лоток перед домом в канаву уложил, чтобы не чистить каждый год, или дорожку бетонную сделал бы.

– На дорожку и битый сойдёт.

– Это тебе сойдёт, а мне надо как следует! – Казин махнул рукой и полез в башню за тросом.

Завязшего Илюху Олег Казин вытягивал с особенным удовольствием. Вспоминался давний спор, что сильнее – кран с дизелем на семьдесят пять лошадей или сточетырёхсильный Илюхин трактор. Вот, пожалуйста, никакая моща Илюхе не помогла, сидит «Т-104» как миленький, а Олег на своём болотнике вокруг ползает и сейчас тянуть будет. Когда-то они даже пытались потягаться – кто кого перетянет, но трос попался со слабиной и лопнул, изрядно покарябав задник поворотной башни. С тех пор Казин зарёкся играть в такие игры, но старого спора не забыл.

Однако, сейчас, вытащив Илюху на место, если не сухое, то чуть более плотное, Казин не успел похвастаться своей правотой. За лесом что-то раскатисто грохнуло, так что даже в кабине у самого дизеля было слыхать. Илюха тоже выбрался из кабины, снял подшлемник, вытер грязный лоб.

– Шо это там долбануло? Кучи, что ли, горят?

– Какие кучи? Они уж месяц как прогорели. Само рвануло что-то. Или мои оболтусы развлекаются.

– А Степанов не мог на какую дрянь наступить?

– Да ну, Степанов вона где, а это совсем рядом.

– Ты всё равно поглянь.

– Погляну, погляну… А ты пену перецепляй. Дальше сам повезу, а цеплять тебе. С тебя бы ещё денег взять, за помощь. Сколько ты вчера с дачника слупил, когда из лужи его «Запорожец» вытаскивал?

Прижимистый Илюха лениво отругивался, не желая называть сумму, но пену перецеплять принялся безропотно, чего Казин и имел в виду, когда затронул кляузную тему.

Вот выигранный спор Казин так и не помянул, а потом уже не до того было, дела начались всевозможные, о каких не только в Подсосонье, но и в райцентре никто и подумать не мог.

Болотник лениво перемешивал глиняную кашу, а гружённая контейнерами пена выглаживала её не хуже асфальтового катка. Скорость у казинского «ПКБ» была стандартной – три километра в час, так что Олег едва ли подрёмывать не начал за рычагами. Смурно глядел на пустую дорогу, размышлял ни о чём.

Домой сегодня не попасть, опять придётся ночевать в бытовке, что на полдороге от ручья до объекта. Значит, Ганна снова устроит сцену ревности. Ну не дура ли – по каким бабам он пойдёт после работы, – весь в солидоле? Да и кран бросать под открытым небом неохота, того гляди разденут. Вон, Степанов добросался, свинтили движок. Неделю потом экскаватор заводился с помощью казинского крана. Теперь у Степанова замок на башне ещё побольше, чем у самого Казина.

Собственно, движок степановский у Казина в сараюшке припрятан, еле допёр. А то свой, на кране, барахлит, а у Степанова был новый. Движок – вещь в хозяйстве нужная, скажем, воду в баньку качать. Надо только погодить, пока колонна в другое место перейдёт, чтобы Степанов пропажу не признал. Сам-то Степанов не из Подсосонья, на работу развозкой приезжает и после окончания работ в этих краях никак появиться не сможет.

Одна беда, поживившись в чужом хозяйстве, Казин потерял покой. Всё время казалось, что теперь Степанов или кто ещё спилит замок на башне и обчистит кран. А там добра – выше головы, одна электрическая часть чего стоит, это тебе не трактор, где двигатель да два фрикциона. Скорей бы уж гикнулось АО «Дубрава» и можно было уйти из этих нехороших мест.

За леском ещё раз гулко бахнуло, и вроде даже дым показался. Казин потёр лоб, соображая. Степанов отсюда далеко и после работы пойдёт напрямую через лес, чтобы перехватить развозку возле Мелетиц. Казинские подсобники – Лёха и Воха сорвались с объекта, едва узнали, что Казин поедет выручать завязший трактор. Они уже небось в Мелетицах поллитру давят. Неужто и впрямь кучи догорают?

Жечь кучи для российского мелиоратора особая песня. Зимой, когда работы мало, и ПМК избавляется от сезонников, механизаторы заняты сведением на будущих объектах кустарника. Ломкие по зимнему времени кусты сгребают тракторными щитами в огромнейшие кучи, а весной, когда стает снег и кучи слегка просохнут – поджигают. И начинает над бывшими перелесками погромыхивать эхо прошедшей войны.

Вместе с ивовым кустарником и ольховыми стволами оказывается в кучах масса камней, земли и старого железа. Раскалившись от огня, звонко лопаются миниатюрные, похожие на карикатурные бомбочки, мины от ротных миномётов, солидно гамкают тяжёлые мины, бабахают трёхдюймовые снаряды. Разумеется, основная масса этих боеприпасов попадает в кучи не случайно, а бывает подброшена самими механизаторами. Это теперь старые снаряды можно выгодно продать киллерам и чернозадым террористам, а прежде от них одни неприятности были. Не сапёров же вызывать ради десятка батальонных мин, да и не приедут сапёры из-за такого пустяка. А катать по взрывчатке на тракторах тоже не с руки. А тут – и польза, и развлечение разом. Главное – не соваться близко к горящим кучам. Иная неделю тлеть будет, прежде чем долбанёт в её недрах заветный боеприпас.

Встречались порой на полях прошлых боёв и более неприятные подарки. Хорошо, если случится наехать на противопехотную мину, она в худшем случае траки порвёт, а то и вовсе ничего не будет. А если противотанковая попадётся? Тогда молись реабилитированному Христу, чтобы дурной случай, приведший тебя сюда, тем же дуриком позволил уцелеть.

Казин за без малого тридцать лет работы ни разу на противотанковую мину не наступал, а вот Степанов за то же время попадался четырежды. Оно, впрочем, и понятно – экскаватор всегда первым идёт. Всякий раз осколки уходили в ходовую часть, калеча технику, но не трогая водилу. Степанов при этом каждый раз составлял акт о несчастном случае на производстве, мчал в травму, где фиксировал контузию, после чего получал не только новый экскаватор, но и порядочную страховку. Казину инда завидно было, хотя мин он по-прежнему не искал. Везёт Степанову, что четыре раза левой гусеницей на мину наезжал, а если бы правой? Тогда прямо под сиденьем рванёт – и скидывайтесь, ребята, на венок. Случаи такие бывали.

Конечно, когда Казину попадались немецкие «блины», он их подбирал. Советских противотанковых мин на полях уже не осталось, они монтировались в деревянных патефонных ящиках и давно погнили, а вот гитлеровские – в дюрале. Если вывинтить взрыватель, то под ним смазка – солидол, прозрачный, как вазелин. Наши и сейчас такого делать не умеют. Швейную машинку им хорошо смазывать.

Случай, когда Степанов пятый раз получил страховку, был памятен не только мелиораторам, но и половине района. Тогда экскаватор выворотил из земли двухсоткилограммовую чушку для дальнобойного орудия, из каких фрицы били по городу с Вороньей горы. Сбежались механизаторы, погалдели и решили отправить подарок в ближайшую кучу, которая к тому времени разгорелась в самую пору.

Снарядище закантовали в ковш, и Степанов поехал. Вывалил груз в самое пекло и начал было отъезжать. Отъехал всего ничего, когда снаряд сработал. Мужики потом гадали, с чего бы такое могло быть. Этакой громаде, всяко дело, час надо раскаляться. Сошлись на том, что как раз в ту пору рванул в куче какой-то шальной снарядишко, а от него сдетонировал и большой. Степанова вновь спасла механическая часть, хотя на этот раз его контузило серьёзно, и голова у экскаваторщика тряслась, наверное, с полгода. А головешки, раскиданные взрывом, летели на три версты, до самых Бегуниц. Рассказывали, что обугленное бревно упало во дворе поселковой бани и было в тот же день распилено на дрова. Илюха даже врал, что директор бани назавтра приказал, чтобы мелиораторов пускали в баню бесплатно, хотя пятница – женский день.

По всему району пользовался тогда успехом садюжный стишок:

Голые бабы по небу летят,

В баню попал реактивный снаряд.

Казин со вкусом повторил двустишие, благо что рёв дизеля не позволял слышать даже себя самого. Затем он наклонился вперёд, принялся зачем-то протирать боковое стекло, потом произнёс:

– Оп твою так!

Казин увидел муровину.



Глава 3

Рубль перевоз

Хакицветный пришелец судорожно дёргался, явно не умея совладать с вывороченной на бровку раскисшей глиной. Чем-то он напоминал Казину месячного цуцика, принесённого недавно взамен издохшего цепного кобеля Андропа. Учуяв не выветрившийся запах серьёзного пса, цуцик задрожал и со страху наделал лужу. Сейчас точно так же дрожал пассажир муровины. Это зрелище слегка успокоило Казина, у которого самого отчего-то неприятно тянуло в низу живота. Однако, преодолев спазм, Казин выбрался на гусеницу и сказал строго:

– Ты, парень, того… у меня с геометрией всегда плохо было, поэтому пифагоровы штаны я тебе рисовать не буду. Сам рисуй, если что…

– Какие штаны?.. – просвиристел инопланетчик. – Выньми меня отсюда, я не хочу тут…

– А!.. – злорадно пропел Казин. – Проняло? Это тебе не по космосу проклажаться. Распутица хлипких не любит. Давай руку, что ли…

В один рывок выдернул хлюпика, поставив рядом с собой на дрожащей гусенице.

– Как же тебя угораздило засесть?

– Я мнить не смел, что здесь столько жидкофазных систем, – заоправдывался болотноцветный. – Подобного рода суспензии чрезвычайно раритетны во Вселенной, вот мой астромобиль и забух.

– Трансце… – начал было Казин, но вовремя понял, что зелёненький, пожалуй, знает слова и похлеще, и потому сразу перешёл к делу: – Муровину твою, выходит, тоже вытаскивать надо?

– Надо! – с готовностью закивал собеседник.

– А платить чем будешь? – на этот раз Казин твёрдо решил выгоду не упускать.

– Там договоримся, – уклончиво пообещал космопланетчик.

Подобные увёртки с Олегом не проходили никогда. Если уж речь зашла о деньгах, дожимать партнёра нужно вплоть до шороха бумажек.

– Как договоримся, так и вытащу. – Казин распахнул дверцу кабины. – Я покудова лотки довезу и сброшу, а ты соображай. Здесь будешь думать или в кабину полезешь?

Инопланетянин очень по-человечески вздохнул и полез в кабину.

Лёхи и Вохи на объекте, конечно, не было, поэтому Казину пришлось одному сгружать лотки: стропалить их по четыре за раз, что строго запрещалось правилами безопасности, стаскивать с пены, а потом снова сигать в грязь, чтобы отцепить крюки. Напрыгался вдоволь и твёрдо вознамерился слупить с инопланетчика семь шкур. Всё это время зеленоватый сидел в кабине и, не мигая, разглядывал своего спасителя.

– Тебя как зовут-то? – поинтересовался Казин, счищая в последний раз глиняные пудовики о край гусеницы.

– Син, – дзинькнул пришелец, так что непонятно, имя было произнесено, должность во Вселенной или попросту – все они сины, и любого зеленомордого так звать можно.

– Понятненько… – протянул Казин. – Блудный син, значит.

– Блудный, – с готовностью согласился собеседник. – Домашний син далеко от синоматки не отходит, а я повсюду блуждаю.

Казин с сомнением оглядел тощенькое рыльце блудного сина, но от шутки решил воздержаться. Лишь спросил строго:

– Чем расплачиваться будешь, надумал? А то рабочий день заканчивается, мне домой пора. А завтра будет дороже.

Блудный син полез за пазушку и со вздохом вытащил коробочку без единой кнопки, но с экраном вроде как у карманного тетриса.

– Вот.

– Что за… малявина? – изобрёл термин грамотный крановщик.

– Транслитератор, – непонятно объяснил син.

– Зачем он?

– Разговаривать.

– Радиотелефон, что ли?

– Нет. Вот мы с тобой разговариваем, а без транслитератора ты бы меня не понял.

– Ага, переводчик, – рассёк Казин. – Ну, кажись, штука хорошая. Батарейки у него на сколько рассчитаны?

– Десять в двадцать седьмой степени диалектных единиц.

– Ладно, пойдёт, – Казин упихал транслитератор в нагрудный карман и решительно взялся за рычаги.

Даже когда дело дошло до собственной его машины, тиномордый оказался не помощником. Казин обвёл муровину запасным тросом, затянув его на самодав, застропалил на четыре малых крюка и, не рискуя поднимать муровину в воздух, волоком втащил на стальной лист пены. Снял тросы, прибрал запаску в башню, лишь затем поинтересовался:

– Куда теперь?

– Куда-нибудь, где сухо. Я же говорю – у меня от ваших жидкофазных систем реинкарнаторы забухли. Сохнуть надо часов десять…

– Ишь чо захотел!.. – Казин покачал головой. – Сухо тебе не будет. Там – Марьин ручей, а там и вовсе болото Неодолимое. Другого места для посадки выбрать не мог?

– Это я от радости, что тут столько коллоидов… вот голову и потерял.

– А нечего рот разевать на чужие коллоиды, – на всякий случай сделал выговор Казин. – Жадность до добра не доводит. Что мне теперь тебя, десять часов на пене сушить? – Казин почесал темя, соображая, что домой всё равно не успевает, и добавил: – Оно, конечно, можно, но за отдельную плату. Только учти, деньги ваши я в гробу видал, их, поди, и не обменяешь. Долларами плати или барахлом. У тебя в хозяйстве небось много чего имеется. Гони запасной комплект и сохни хоть до завтра.

– У меня нет запасного комплекта… – убито признался блудный син. – Всё оборудование уникальное.

– Не рубишь ты в жизни, паря, – посочувствовал Казин. – Не понимаю, как ты до наших краёв добрался, раньше не засел где-нибудь. Ну что с тобой делать – сымай что там у тебя уникального есть. Дома новое закажешь.

Тщедушный син вздохнул и покорно полез в муровину за инопланетной техникой. На этот раз он вынес из недр довольно объёмистую штуку совершенно нетехнического вида. Больше всего она напоминала абажур, и даже приспособы, чтобы вешать на крюк, у неё имелись.

– Что за фигулина? – предусмотрительно поинтересовался Казин.

– Полевой синтезатор «Модус»! – доложил син.

– Полевой или половой? – уточнил механизатор.

Астротурист схватился было за карман, но, вспомнив, что транслитератор больше ему не принадлежит, пояснил:

– Полевой. Есть такая наука – теория поля.

– Что ж я, не знаю?.. – Казин презрительно оттопырил губу. – Я эту науку всю как есть превзошёл. С детства в поле. Питание у твоего синтезатора автономное?

– Ему не нужно питание, он от ментального поля задействован.

– Понятненько, – уверенно протянул Казин, пристроил «Модус» на боковом стекле и взялся за рычаги. – Потом покажешь, как им пользоваться. А теперь – держись крепче, поедем к бытовке, а то ночью тут столько коллоидов будет, что ты и сам забухнешь.

Глава 4

Полевой синтезатор «Модус»

К бытовому вагончику добирались минут сорок пять. Можно было бы и пошустрее, но Казин опасался купать неводостойкую муровину в глубоких лужах и выбирал места поплотнее. Конечно, син ни хрена не сечёт, но у Казина с этим было строго: взялся делать – делай по совести. Конечно, ещё подумать стоит, что за модус он выторговал, но раз вещь взята – отрабатывай.

День клонился к вечеру, на дороге, выглаженной до блеска протащенной пеной, рядами сидели лягушки. Они чувствовали себя здесь хозяевами, не без оснований полагая, что болото существует для них. При виде крана лягухи начинали суматошно прыгать, и некоторые сигали прямо под гусеницу. Вид из кабины на мечущихся лягушек не пробуждал в Казине никаких эмоций.

Как и предполагалось, бытовка была пуста. В былые дни Лёха и Воха, случалось, ночевали в ней, но сейчас оба подсобника ушли, даже не переодевшись.

Кран Олег припарковал на всегдашнее место, так, чтобы с утра можно было развернуться, не отцепляя пену. Заглушил двигатель, привычно изумившись упавшей тишине. Отомкнул замочек – бытовка запиралась, хотя ключ был у каждого. Следом за Казиным осторожно ступил в вагончик и син.

– Сухо… – завороженно прошептал он. Глаза сина мерцали в полутьме.

– Сейчас ещё и тепло будет, – сказал Казин.

Раскочегарил паяльную лампу. Намыл картошки, пристроил к паяльной лампе, чтобы варилась. Зажёг висящий над столом керосиновый фонарь. Всё, кроме фонаря и алюминиевого бидона с водой, пришлось приносить из башни. Оставлять что бы то ни было в бытовке Казин не решался – мигом ноги приделают, даже старью – ветошь всем нужна. Вот пятидесятилитровый бидон покуда стоит, в нём воду привозят. Надо будет ближе к концу сезона его прибрать, а то ведь пропадёт ни за грош.

Покончив с неотложными делами, выставил на стол полевой синтезатор и потребовал:

– Показывай, как он работает и чего делать умеет.

– Всё умеет, только не по-настоящему, – зелёный син загнул пару лепестков на абажуре, – вот сейчас на пятнадцать минут сделает, а как время пройдёт, то обратно ничего не будет, – син блеснул глазами и спросил: – Как надо говорить – обратно или опять?

– По новой, – откликнулся Олег, стараясь запомнить движения инструктора.

– Скорее уж, по старой, – син крутанул пальцем венчик синтезатора. – Сейчас сделает.

– Чего сделает-то?

– Всё. Но на пятнадцать минут.

Взгляд блудного сина поплыл, заволокся мечтательной плёнкой.

– О светозарнейшая, всежеланная синоматка! – затянул он. – Наконец счастливая судьба позволила мне вернуться в твоё щедрое лоно!

– Будет тебе, успеешь к своей свиноматке, – задумчиво проговорил Казин, разглядывая нетронутую акцизную марку на горлышке «Столичной». По всему было видно, что водка не палёная, а настоящая ливизовская, какой в ларьке не вдруг купишь. – Давай-ка лучше по первой, под буженинку…

Глава 5

Кармен районного масштаба

Ганну, жену Олега Казина, звали Агапой – имя редкое и неблагозвучное, доставшееся от прабабки, которую Ганна и знать не помнила. На этот случай среди русских женщин имеется традиция – брать малороссийские имена, ибо те искони считаются музыкальными. Прасковьи и Пелагеи дружно перекрещиваются в Полины, тётки Гапы оборачиваются Ганнами и лишь Ксюши становятся Оксанами через две на третью.

Жизнь Ганне выпала трудная. Если посчитать, то сколько в селе толковых мужиков, чтобы не только толковать на завалинке умели, но и хозяйственными были да не пропойцами? Десятка полтора наберётся, ну, может быть, – два. А баб одиноких – выше крыши. А если учесть, что Олег к сорока пяти годам сохранил в волосах цыганистую смоль и кудреватость, то всякому станет ясно, о чём были печали казинской жены. И ведь, подлюга, по улице просто не пройдёт, всякую юбку зацепит, и старушке и сопливочке шутку скажет. А те так и глядят, как бы чужого мужа увести.

Особенно худо стало, когда Людкин Витяй по пьяному делу захлебнулся собственной блевотиной. Людка баба горластая, грудастая, боевая – такие без мужиков не живут. У Ганны ажно заходилось всё внутри, когда она о Людке вспоминала.

Галка, та, напротив, худющая, одни мослы торчат. А взглядом тоже постреливает. На майских прямо при людях к Казину подкатила… под ручку взяла, чем, говорит, мы не пара?.. Ганна ей тогда показала, какие пары бывают – пару раз так зафитилила, что пар пошёл. Да и Олегу тоже кудри проредила. А что у самой глаз заплыл, так она и одним зорко видит.

Ещё, говорят, в колонне объявилась какая-то учётчица. Из Копорья… Ну что, спрашивается, ей в своём Копорье не сидится, ведь это ж подумать только, в такую даль на работу мотаться! Зачем?.. Это уж ясно, зачем, не маленькие, понимать можем. Учётчицы Ганна покуда не видела и оттого пылала самыми мрачными подозрениями. Попыталась было Казину мозги прочистить, так тот назло, что ни день, принялся на объекте задерживаться. А то и вовсе в бытовке ночует. Знаем мы эти бытовки, наслышаны…

Короче, покоя не было. А тут ещё попались Ганне навстречу Олеговы подсобники, Воха и второй – длинный. Сказали, что Олег их отпустил раньше времени, а сам задерживается. Пересмеивались, алкаши проклятущие. Тут уже Ганне всё стало понятно. Да и чего не понимать-то, давно к этому шло. И хотя дело было ясным-ясненько, но Ганна собралась и отправилась к Марьину ручью, твёрдо решив взять изменщика с поличным.

Где стоит бытовой вагончик, Ганна знала хорошо, не раз случалось проверять, чем там муженёк занимается. Бывало, что вагончик перекатывали на новое место, а Олег об этом умалчивал. Тогда ему вставлялся фитиль. Во время таких разборок порой отлетало и Ганне, но это уже дело житейское – крепко бьёт, крепко любит.

Уже в полутьме Ганна добралась к мокрой канаве, где трудился её суженый, и, стараясь не вспугнуть преступника, заглянула в крошечное окошечко, врезанное в вагонную дверь.

Преступные мечтания Олега Казина не шли дальше халявной водки под хорошую закусочку, но полевой синтезатор «Модус» работал на полную мощь и показал излишне любознательной супруге всё, что она втайне желала увидеть. Не зря переспрашивал злосчастный экскаваторщик, что за модус ему подсунули. На этот раз синтезатор с полным правом можно было назвать «половым».

Они были здесь – все разом! И в каком виде?! Даже нынче такое по телевизору показывают только среди ночи!

Казин в чём мать родила сидел посреди вагончика на круглой табуретке, которую только сегодня утром Ганна безуспешно разыскивала. Сволочь, всё из дома тащит, всё для разврата! На коленях у Казина расселась коровища Людка, тоже вся как есть голая, и Казин, гнусно лыбясь, лапал Людку за сиськи! Стерва Галка примостилась рядом. Эта-то зачем раздевалась, кого она своими прыщиками соблазнить хочет? А туда же, льнёт к чужому мужу, ручонкам шаловливым волю даёт! – Ганна с трудом набирала в грудь воздух для крика… А хуже всего – третья, не иначе – учётчица; молодая потаскуха, лет двадцати пяти, намазанная по-городскому, ноги от самых ушей начинаются. И была она не совсем голышом, а в кружевных трусичках. В таких интердевочек в кино показывают. Учетчица прогуливалась перед Казиным словно манекенщица по подиуму и явно собиралась трусики снимать.

Голос наконец прорезался, Ганна с истошным воплем рванула дверь, воплощённым возмездием явившись перед участниками оргии.

Казин, спихнув с колен Людку, вскочил. Опрокинутая табуретка отлетела в сторону. Учёная Галка ойкнула и полезла под стол. Лишь учётчица-манекенщица, не чая беды, с презрительной усмешечкой глядела на явившуюся супругу. Вот этой-то иногородней шлюхе и досталось в первую руку. Ганна подхватила удачно подвернувшуюся табуретку и с маху огрела развратницу по башке. Замахнулась было второй раз, но сисястая Людка, взбултыхнув выменами, подскочила и вцепилась Ганне в причёску. Пришлось бросить копорскую стерву и отоварить табуреткой подруженьку. Потом досталось и Галке, сдуру поверившей, что численное преимущество может принести победу. Учётчица пыталась вырвать из Ганниных рук оружие, но легче было казинский кран с места сдвинуть, озверевшая супруга мёртвой хваткой вцепилась в украденную мебель и охаживала соперниц по голому, так что шлепки разносились далеко окрест.

И вдруг полыхнуло перед глазами, и Ганна, отворив дверь спиной, вылетела из вагончика. Чугунный мужнин кулак в одно мгновение запечатал ей рот.

Оскальзываясь в грязи, Ганна поднялась. Казин чёрным силуэтом выделялся на фоне распахнутой двери. Торжествующая учётчица выглядывала из-за его плеча.

– Съела, дура? – глумливо закричала она. – Мотай отсюда, пока цела!

Казин обнял растелёшенную учётчицу за талию и, коротко хохотнув, захлопнул дверь.

Чего угодно ждала Ганна, но только не этого. Конечно, случалось ей пробовать мужниного кулака, но чтобы вот так, со всей силы, да ещё когда сам виноват!.. За шлюху заступился. Значит, жена ему больше не жена и ничего тут уже не исправишь.

Не разбирая дороги, прижав к груди спасённую табуреточку, Ганна похромала прочь от замолкшей бытовки. Если бы вдруг вздумалось ей вернуться и заглянуть сквозь стекло, то не увидела бы она там ни Людки, ни Галки, ни придуманной копорской дивы. Проклятый «Модус» кончил работать, и пропали видения, опустел вагончик, лишь противнозелёный син трёт ручишками мордочку да Казин, очумело тряся головой, облизывается, с трудом понимает, что не было ни выпивки, ни закуски, и со вздохом принимается сливать перекипевшую картошку.

Не видит этого убитая горем Ганна, не замечает даже, что круглая табуретка куда-то исчезла, и губы целёхоньки – после такого-то удара! Бредёт домой, судорожно соображая, что дома у неё больше нет. Даже если вернётся Казин поутру, нельзя его прощать. Двадцать лет прожили вместе, и всё порушил поганый бабник! Ну и пусть живёт с этими, со всеми тремя разом… а она к маме вернётся. Двадцать лет назад пришла она к Казину, девчоночкой в зелёном беретике. Берет и сейчас висит в сенцах на гвозде, у хорошей хозяйки ничто не пропадает. Теперь в дому будет хозяйничать учётчица, а Ганна уйдёт…

Эх, бабы-дуры, не меняйте богоданных имён! Да разве могло такое приключиться с деревенской тёткой Агапой? Вот Ганне такие беды в самый раз.

Входит Ганна в дом, не глядя, берёт берет и выходит на улицу. Пропадай всё хозяйство, пусть учётчице достаётся и Людке с Галкой. В чём пришла, в том и уйду.

Как было спето в оперетте: «Кто там в зелёновом берете?»

Глава 6

Три карты, три карты, три карты!

– Ничего не скажешь – купил кота в мешке! – сокрушался Казин. – На что мне твоя киношка, ежели после неё ни сытости, ни похмелья? Баловство одно.

– Хороший синтезатор избирательного действия, – не уступал син. – Эта модель «Модуса» очень дорого стоит.



– Да уж не дороже телевизора «Сони», – Казин уже сообразил, как можно использовать «Модус», и продолжал ворчать больше для виду. – Ну ладно, я не отказчик, поставлю дома, пусть бабе голову дурит. Картошку жрать будешь?

Инопланетчик покачал головой и опасливо отодвинулся от кастрюли.

– А я поем, – произнёс Казин, перебрасывая горячую картошину с ладони на ладонь, – а то после твоего угощения брюхо подвело.

Покуда Олег ужинал, син сидел, забившись в угол, и печально посверкивал глазками на бывший свой синтезатор. Казин слопал штук восемь картошин и обвёл бытовку скучающим взором.

– Спать ты небось тоже не умеешь, да и обидно было бы дрыхнуть в такой-то день. – Казин взял с края стола пухлую колоду карт, в которые Воха и Лёха во всякую свободную минуту азартно резались в «очко». – Может быть, в картишки перекинемся? В «очко» я играть не стану, а побурить по маленькой было бы неплохо… А то – на спички, – Казин высыпал на стол коробок спичек и разделил на две примерно равные кучки.

Учеником син оказался превосходным, он с первого раза понял несложные правила «буры» и за полчаса выиграл у Казина все спичины. И это при том, что скрывать чувства инопланетник напрочь не умел. Когда приходила негодная карта, личико его вытягивалось, он морщился, вздыхал печально и чуть что ни плевался. Зато если карта пёрла, круглые глазки сина начинали блестеть особенно ярко, а четырёхпалые руки, которыми больше трёх карт и не удержишь, принимались азартно дрожать. Но при этом он ни разу не удвоил ставки, если у Казина на руках оказывалось хоть на одно очко больше, так что все спички неуклонно, одна за другой перекочевали к инопланетчику.

– Чего ж ты не удваивал? – злился Казин, предъявляя крюк против синовских пятнадцати очков. – У тебя же хорошая карта!

– Но у тебя лучше, – пискливо ответствовал инозвёздный гость. – Удвоил бы и проиграл со своей хорошей картой в два раза больше…

«Подглядывает!» – решил Казин.

– Ничего я не подглядываю! – обиженно заявил син.

Казин вздрогнул, но ничего не сказал. Сдал по три карты, открыл козыря, выставил на кон предпоследнюю спичину, поднял карты, так, чтобы при всём желании син не мог ничего увидеть. Первой картой шла никчемушная девятка червей. Осторожно сдвинул карту. Следом явился валет крестей.

«Картёшечка…» – сохраняя непроницаемое выражение лица, подумал Казин.

– Картёшечка это как? – поинтересовался син, всем видом показывая, что ему карта привалила.

– Картёшечка как картошечка, – задумчиво выговорил Казин. Потом он поднял голову и спросил ошеломлённо: – Так ты что, мысли мои подслушиваешь, что ли?

– А как же!.. – ничуть не смущаясь, признался син. – Должен же я у тебя выиграть.

Казин, не глядя на третью карту, удвоил ставку, син тут же уравнял и предъявил четырнадцать очков. Даже если бы у Казина пришёл туз к открытому валету, при таком раскладе он всё равно проигрывал бы.

Син, довольно урча, упихивал спички в коробок.

– Ты погоди, – сказал Казин, – мне же прикуривать надо.

– Моё! – твёрдо постулировал син. – Я их выиграл.

– Что же мне, до завтра без курева сидеть? – возмутился Казин. – Хотя бы половину отдай, ты же на мои играть начинал.

– Нет. Ты сам в начале игры сказал, что половина спичек мои.

Син спрятал спички в нагрудный кармашек, туда, где прежде лежала малявина.

– Хорошо… – протянул Казин. В голове созревала мысль, которой он боялся дать чёткое определение, чтобы син не рассёк её прежде времени. – Хорошо… значит, придётся до завтра терпеть…

– Я же сижу без синтезатора, – словно специально подыграл Казину син. – Если хочешь, я весь коробок поставлю против синтезатора.

– Ха! – Казин даже не посчитал нужным скрывать презрение. – Спичкам цена копейка, а за твою фигулину я целую ночь отрабатывать должен. Сидел бы сейчас дома, а не сушил бы тебя вместе с твоей тарелкой.

Казин поднялся, пошарил на полке со всякой ерундой, нашёл старую, ещё советской чеканки копейку. Когда-то этих копеек валялась тут целая пригоршня, рабочие играли на них в свободную минуту, а потом сваливали обратно на полку. Теперь монетки растерялись, но одну Олег всё же сыскал.

– Вот это и есть копейка, – внушительно произнёс хозяйственный крановщик, щелчком выкладывая монетку на стол. – Будешь играть?

Син оглядел копеечку и решительно брякнул на стол коробок.

Сдали карты. Казину выпал марьяжик, а у сина явно ничего не было.

«Хороша парочка, баран да ярочка», – на пробу мысленно произнёс Казин.

– Марьяж, что ли? – переспросил догадливый син и сбросил, не удваивая ставки.

– Трефовый, – признал Казин, сгребая отыгранный коробок. – Ну что, пошли по-крупному? Что ставишь против фигулины?

Син вскочил и побежал к астроходу.

– Две бери! – крикнул вдогонку Олег. – Ежели удваивать придётся, я малявину поставлю!

– Вот! – син выставил на стол радужное полушарие.

– Что за штуковина? – предусмотрительно спросил Казин, хотя уже внутренне решил брать всё без разбора.

– Климатизатор. Любую атмосферу в корабле сделать может.

– Ага. Это вроде как кондиционер? Потом научишь, как им пользоваться.

– Выиграешь – научу.

Син принялся тасовать колоду. Казин зорко присматривался, чтобы инопланетный паршивец, не дай бог, не передёрнул. Ожегшись на молоке, дуют на воду, а Казин как-то семь рубликов спустил, севши с Лёхой и Вохой сыграть по копеечке. С тех пор играть на деньги с подсобниками Казин зарёкся. Сами чернорабочие играли по-чёрному. Были они мужики сиделые, Лёха так даже дважды. Конечно, до шулеров им далеко: птицы невысокого полёта – бывшие бакланы, давно взявшиеся за ум, обратившиеся в простых ханыг и перебивавшиеся мелкой тащиловкой. Но играть с ними всё равно можно только без башлей, на просто так. Кто в зоне бывал, тот карты видал. Передёргивает, что и не поймёшь, когда нужную карту вынимает. Лёха показывал потом, как он это делает, так что несмышлёнышу и Казин мог бы башку задурить, но сейчас он следил лишь, чтобы зелёный син не мухлевал. И без того, попробуй сыграть против того, кто твои мысли слышит.

Син кинул по три карты, открыл козырями бубны. Казин взял свои карты, развернул, не глядя. Син выжидающе смотрел на непроницаемую казинскую физиономию.

«Вот ты и продул свою штуковину…» – мысленно произнёс Казин, удваивая ставку.

Син сморщился и бросил карты. Казин с довольной ухмылкой переставил штуковину на свою половину стола. Син тем временем быстро протянул ручонку и перевернул казинский бор.

– Ты меня обманул! – задребезжал он возмущённо. – У тебя на руках вообще ничего не было! Три девятки!

– Когда это я врал? – нахмурился Казин.

– А что ты только что подумал?

– Что хочу, то и думаю. Я не для тебя думал, а для себя самого.

– Всё равно ты меня обманул!

– Ни хрена! – Казин для убедительности пристукнул ладонью по столу. – Я что подумал, что у меня карта сильней? Нет, я подумал, что ты проиграл. А ты выиграл, что ли? Сам же карты бросил, я тебя за руку не тянул. Значит, я правду подумал. Так?

– Так… – убито согласился син.

Потом глазёнки его засверкали, и на кон был выдвинут механизм, который Казин уже окрестил фиговиной.

– Ещё будешь играть?

– Ты вроде обещал научить, как твоим добром пользоваться.

– Вот он научит, – син кивнул на фиговину. – Это дидактор. Одну цапфу на лоб, другую на климатизатор, и тут же поймёшь, как он работает. А если что поломано, то узнаешь, как исправить.

– Холодильники чинить он может?

– Всё может.

– Тогда – валяй. – Казин смешал карты. – Эх, парень, не за то отец сына бил, что тот в карты играл, а за то, что отыгрывался.

– Сина бить нельзя! – твёрдо заявил косможитель. – Я гражданин Галактики и пользуюсь правом личной неприкосновенности.

– Сама себя раба бьёт, что нечисто жнёт, – Казин твёрдо вознамерился говорить только общими фразами.

Покуда син бегал в муровину за новыми вещами, Казин успел опробовать ещё не выигранный дидактор и убедился, что тот и впрямь в полминуты научает, и как работает малявина, и как пользоваться штуковиной. Син вернулся, волоча буровину в половину своего роста.

– Автонавигатор! – объявил он, не дожидаясь вопросов.

– А как же твоя тарель без него полетит? Сам, что ли, за рычаги сядешь?

– Сам и сяду! – отрезал син. – Не маленький!

– Тогда поехали! – Казин споро раскидал карты.

Пришли десятка с валетом всё в тех же трефах.

«Карта не лошадь, к утру повезёт!» – заглушая радость, подумал Казин.

Судя по выражению зеленорылого лица, у сина на руках были сущие слёзы. Но всё же син выдвинул на середину вагончика навигатор и, чётко выговаривая слова, произнёс:

– Вот ты и продул свою штуковину.

– Это мы ещё поглядим, – заметил Казин, выставляя малявину против буровины и выкладывая карты крапом вниз.

– Ты зачем уравниваешь? – закричал неуравновешенный син. – Я же сказал тебе, что ты продул!

– А я сказал, что я выиграл, – Казин переложил дидактор к себе на топчан и принялся откантовывать буровину в дальний угол.

– Теперь из-за тебя получается, что я соврал? – на сина было жалко смотреть.

– Ну что ты… – успокоил щепетильного партнёра Казин. – Ты не соврал, ты просто ошибся. А я тебя поправил. Ещё играть будешь?

– Буду! – визгнул синюшный син и побежал за новыми ставками.

Теперь син уже не пытался блефовать, так что дурылину (мини-гравитатор) Казин выиграл лишь с третьего раза. Следом ушлый механизатор оторвал дуровину, штукенцию, хренулину и ещё несколько предметов, каждому из которых тут же давалось название.

«Туз, он и в Африке туз», – талдычил Казин, выдвигая дуровину против хреновины – портативного пищеблока, рассчитанного на любой метаболизм, какой только бывает в Галактике.

– Ты говорил, туз в Африке, – бесновался проигравший син, – а он у тебя на руках! Скажи, где тут Африка, где?

– Во-первых, тузов в колоде четыре, – резонно отвечал Казин, – а у меня на руках только один. А во-вторых, даже если бы мы сейчас в Африке сидели, туз всё равно дамочкой не оборотился бы. Резонно? Тогда ставь халявину и что там у тебя осталось…

– Ещё катапульта осталась.

– Оружие, что ли? А у тебя лицензия на неё есть?

– Это не оружие. Это спасительная катапульта. Если случится катастрофа, то надо в неё залезть, и она тебя мигом домой вернёт, к синоматке.

– А ко мне домой может?

– Нет, она раз навсегда настроена.

– Такая бандурина мне ни к чему… – Казин окинул захламленный инопланетной техникой вагончик и решил: – Ладно, давай и бандурину.

Не сразу и со скрипом, но и халявина, и спасительная бандурина очутились в рачительных казинских руках. Обессиленный син тоскливо озирал бывшее своё имущество..

– Ещё? – спросил Казин.

– У меня больше ничего нет.

– В долг не играю, – объявил Казин и принялся задумчиво тасовать колоду.

«Он меня пичкой, и я его пичкой», – думал он предохранительную мысль.

Потом предложил:

– Трус в карты не играет. Ставь муровину против половины всего барахла.

– Астромобиль? – ужаснулся галактотурист.

– Ну да, муровину.

– Ни за что! – Син задрожал, словно осиновый лист. – Я же домой попасть не смогу!

– А хочешь, – предложил Казин, глядя в глаза сину и незаметно прокладывая карты, как учил дважды сидевший Лёха, – я сначала тебе сдам и ты будешь ставку делать, уже карты поглядев?

– А если не захочу ставить?

– И не ставь. Была бы честь предложена.

– Тогда давай! – решился син.

Казин, стараясь не выдать себя, раскидал карты.

«Кто не рискует, тот не пьёт шампанское, – твердил он как молитву. – Знал бы прикуп, жил бы в Сочи».

Син дрожащей лапкой коснулся своих трёх карт, сложил их вместе, осторожно глянул на первую, сдвинул её, чтобы стала видна вторая, затем третья. Глазёнки запылали от азартной жадности. Теперь Казин не сомневался, что сумел сдать сину червонный крюк. Двадцать одно очко на червях, это можно перебить только бурой. И всё же син колебался.

– А что у тебя? – спросил он.

– Ещё не смотрел, – честно ответил Казин.

– Так посмотри.

– Зачем? Мы договаривались, что только ты заранее смотришь. Я ставил не глядя. Так идёшь, или это всё моё?

– Ставлю астромобиль! – отчаянно закричал син.

– Тогда подтверждай. – Казин усмехнулся, сообразив вдруг, что раз у тинокожего ничего больше нет, то и ставку свою он подтвердить не сможет. А это значит, что Казин, у которого оставались в запасе малявина, штукенция, хренулина и ещё пяток механизмов, выиграл, даже не открывая карт. – Чем удваивать будешь?

Инопланетчик тоже сообразил, в какой переплёт он попал. Заметался, засучил ручонками… спросил с тоской в голосе:

– А без удвоения нельзя?

– Нет, – отрезал Казин. – Правила, это закон! Или подтверждай, или бросай карты.

– Подтверждаю… – хрипло выдавил син.

Казин скорбно поджал губы. С этими инопланетскими держи ухо востро! Им лишь бы честного человека обдурить. Он так и знал, что не пустым остался блудный син, что-то у него в загашниках да есть. Не сохрани Казин половину выигрыша, сам бы сейчас попал в дурацкое положение.

Син тем временем разлепил ворот комбинезончика и стянул с шеи крошечную бирюлинку, висевшую на почти невидимой нитке. Всей величины в бирюлинке было с копейку, хотя блестела она и переливалась не хуже голографической этикетки на непокупаемой дорогой водке.

– Что за… – привычно начал Казин, запнулся, обнаружив, что словарный запас его иссяк, но сделал мощное усилие и изобрёл-таки слово: – Что за кчемулина?

– Удостоверение на право гражданства, – торжественным шёпотом произнёс син.

– С ума спрыгнул? – возмутился Казин. – Паспорт и в залог-то брать нельзя. Что я с чужим удостоверением делать буду?

– Оно не чужое, – возразил бледный до серого син. – Оно на предъявителя.

– Ну-ка, – Казин коснулся искры анализирующей цапфой фиговины. – Верно говоришь… Так, на предъявителя… насильственному изъятию не подлежит… а перенастройка как делается?.. Ага, понял. Ладно, клади свою кчемулину. Иду на всё!

Син окинул пристальным взглядом бывшее своё имущество и тоном мультяшного мужичка заявил:

– Маловато будет! Знаешь, сколько удостоверение стоит?

Казин на мгновение задумался и добавил копейку.

– Теперь в самый раз, – строго сказал он, предупреждая возможные споры.

– Всё равно маловато! – упорствовал син.

– Не хочешь, не соглашайся, – Казин пожал плечами. – Забирай свой паспорт и проваливай.

– Спички тоже гони, – неуклонно потребовал син.

– На, жмот, подавись! – Казин брякнул коробком о доски стола.

– Крюк! – возгласил син, выкладывая перед Казиным туза и десятку червей.

Хотя Казин сам подмешал сину такие карты, внутри стало неуютно. Казин осторожно поднял свой бор. Внизу лежала Акулина, следом пришёл пиковый валетик и, наконец, туз, тоже козырный. Не пропали зря Лёхины уроки.

– А ведь у меня – бура, – мягко произнёс Казин, глядя в оторопелое синовское личико. – Пролетел ты, парень, со своим гражданством.

Глава 7

Фанера над Парижем

Держать удар судьбы син не умел. Личико его пошло всеми цветами побежалости, а следом случилась истерика. Казин даже хотел бежать в кран за аптечкой. В аптечке у него хранилась настойка йода, старый, многократно стиранный бинт и пузырёк с нашатырным спиртом, которым случалось по утрам вытрезвлять чернорабочих. Именно это проверенное лекарство Казин и собирался пустить в ход. По счастью, вспомнил про штукенцию – лечебно-диагностический комплекс – и использовал его. Син затих, лишь причитал время от времени, поминая синоматку и родную Синляндию.

– Да не будь ты бабой! – грубовато успокаивал Олег хлюпающего носом приятеля. – Я ж тебя предупреждал, что продуешься. Ну ничего, у нас тут тоже люди живут. А то в город поедешь, в цирк поступишь. На тебя, знаешь, как народ ломиться будет? «Аншлаг» называется.

Син не слушал и продолжал похныкивать.

Наконец Казину это надоело, и он устроился на топчане, будто бы спать. На самом деле остаток ночи поглядывал сквозь полуприкрытые веки, не выкинет ли обобранный галактопроходец какого-нибудь фортеля. Угонит муровину, и лови его потом. В ГАИ с таким делом не обратишься. Опять же, повесится сдуру – тоже хлопот не оберёшься. Однако ночь прошла спокойно, сину то ли в голову не пришло противоправно воспользоваться чужим, то ли медицинская штукенция лишила его возможности активных действий.

Субботним утром невыспавшийся Казин выполз из вагончика. Муровина, потеряв всю свою внушительность, бесформенной кучей громоздилась посреди пены. Утренняя роса густо покрывала её. Казин досадливо покачал головой и с дидактором в руках принялся изучать доставшееся богатство. Син с несчастным видом таскался следом и стонал что-то про свою матушку.

– На жалость давишь? – злился Казин. – А кто тебя заставлял продуваться дотла? Сиди теперь, жди, пока за тобой спасательная экспедиция прилетит.

– Не прилетит!.. – заливался слезами син. – Служба спасения только за гражданами прилетает, а я теперь не гражданин…

– Ну, парень, у вас и нравы!.. – выговаривал Казин. – С живым человеком так обойтись только потому, что он паспорта лишился. Волчьи у вас порядки! Я бы на твоём месте плюнул на такую Галактику. Устраивайся у нас. Гляди, красотища кругом! Простор! А воздух какой, а?..

Син с трудом выдёргивал лапки из глины и явно никакой красотищи не видел.

– О синоматка!.. – ныл он с теми же интонациями, с какими итальянские трагики восклицают: «О мама миа!» Казину уже начинало чудиться, что его на спектакль затащило.

– Кончай скулить! – наконец разозлился Казин. – Подумаешь, застрял у нас… В деревне тоже люди живут.

– Но я не человек, – резонно возразил син. – Я тут жить не смогу.

– Смо-ожешь!.. – пообещал Казин. – Не умеешь – научим, не хочешь – заставим.

Поднявшееся солнце согнало росу с боков муровины, и Казин, убедившись, что забухшие реинкарнаторы просохли за ночь, принялся стаскивать в космоплан выигранные хреновины и хренулины. Муровина раздувалась, принимая прежние внушительные очертания.

– О синоматка! – голосил пришелец.

– Чего она тебе далась? – не оборачиваясь, спросил Казин, изучая режим временной консервации муровины. – Хрюкает небось…

– Хрюкает! – восторженно подхватил син. – О, как божественно она хрюкает!

– У меня, вон, Борька в хлеву тоже хрюкает. И ты, заведёшь порося – и наслаждайся. А потом сала накоптишь. Сало – это вещь, не то что твоя трансцендентальная жрачка.

– Я не ем сало, – возразил син. – У меня совершенно иной метаболизм.

Казин прибрал на место всё, кроме дидактора, и включил режим консервации. Раздалось громкое шипение, муровина сдулась, как проколотый пузырь. Казин скатал муровину в рулон и упрятал в заплечный мешок, с которым на всякий случай не расставался, выходя из дома. Пустой рюкзачок – не великая тягота, а ежели разживёшься чем-то полезным, то тара всегда под рукой. Вот как сейчас, например. Дидактор Олег прибрал отдельно. Конечно, крановщик, это не простой механизатор, он во всякой машине с закрытыми глазами разберётся, но всё-таки лучше, если обучающая фиговина будет под рукой, а не в законсервированном космолёте.

– Идём, что ли? – обратился он к безутешному сину. – Сегодня выходной, на объекте работы не будет, так я тебя до деревни провожу. А дальше уж сам как-нибудь. Беженцем скажешься или ещё что…

Син продолжал рыдать и, кажется, даже не слышал, что ему говорят. А Казину вдруг явилась простая и неприятная мысль: ведь сина не спрячешь, а это значит, что понаедет толпа всяких бездельников, начнут выспрашивать и вынюхивать, а син, ясен пень, молчать не станет. Отнимут нажитое, как пить дать, отнимут. И неприятности могут быть. Конечно, сейчас дружбу народов и прочий интернационализм отменили, но наверняка найдутся желающие обвинить человека в каком-нибудь смертном грехе. Да и просто сина жалко.

Казин был жёсток, но не жесток, и то, что син рыдал не по барахлу, а по своей матке, тронуло механизаторское сердце.

– Вот что, – Казин сбросил рюкзак и принялся распаковывать его. – Не хнычь. Отправлю я тебя домой. Муровину не отдам, не надейся. А катапульта твоя мне всё равно без надобности. Садись и лети с ветерком.

– Мне заплатить нечем, – не веря счастью, прошептал блудный син.

– За кого ты меня держишь, зеленяка? – обиделся Казин. – Что же я, не понимаю? Я тебе так, по дружбе. Хинди-руси пхай-пхай! Понял?

Опасаясь за целостность реинкарнаторов, Казин расстелил муровину не на земле, а на стальном листе пены и включил компрессор. Эта штука вроде как движок у трактора, чтобы раскрутить дизель. Инопланетная техника от нашей и не отличается почти, только проходимость у неё, по сравнению с хорошим болотником, слабовата. Чуть что – намертво забухнет.

Через минуту муровина приобрела прежние внушительные размеры. Казин уже привычно нырнул в люк, поднатужившись, выставил на улицу бандурину.

– Давай, – сказал он сину, – действуй! Или это тоже я должен?

Син подбежал к бандурине, захлопотал, готовя её к пуску. Потом вскочил на приступочку. Бандурина окуталась сапфировым облаком защитных полей.

«Ишь как зашустрил… – с обидой подумал Казин. – Хоть бы для приличия спасибо сказал или попрощался по-человечески».

Возможно, син услышал недовольную мысль или просто пробудилось в нём доброе чувство, но он помахал Казину лапкой и произнёс:

– У тебя теперь есть хороший астролёт и галактическое гражданство, поэтому мой тебе совет: собирайся и улетай отсюда как можно скорей.

– Зачем это? – не понял Казин.

– Тут дикая, ничейная земля. Но я ещё вчера застолбил её, оформив заявку на своё имя, так что теперь она принадлежит мне, а я собираюсь пустить её в переработку. Скоро здесь не останется никаких жидкофазных систем.

– Что?! – взревел Казин, бросаясь вперёд. – А ну, стой, сукин син!

Голубой свет плеснул ему в глаза, подставка на бандурине опустела.

Книга вторая

Лягухи на дороге

Веселится и ликует весь народ!

Н. Кукольник

Глава 1

Оставляется вам дом ваш пуст

Долго возмущаться Казину было некогда. Конечно, син вместе со своей свиноматкой оказался сукиным котом, но уже давно известно, что ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным. Впрочем, даже если и застолбил поганец землю, это ещё ничего не значит. Тоже мне, нашёл ничейное добро… АО «Дубрава» так просто от своих планов не откажется, а ребята там собрались крутые. Уж как-нибудь потягаются с зеленорылыми тарелочниками. А хоть бы и уступили – чему Казин втайне был бы рад, – что с того? Всё равно, без Казина у сина ничего не получится. Что он, технику и рабочих из Синляндии повезёт? Так его на таможне облупят почище, чем вчера. Да и что у них за техника? Электроника, конечно, клёвая, с этим за бугром всегда нормально, а вот как настоящая техника в здешних болотах забухает, Казин уже видал. Так что никуда син не денется, прибежит в ПМК, народ нанимать. А это значит – импортный заказ. Так что всё на свете к лучшему.

Под такие мысли Олег дошагал до дома. Первым делом потихоньку проник в сарай, который именовался гаражом, хотя машины у Казина вовек не бывало, и оставил пухлый рюкзак под верстаком. Незачем Ганне туда заглядывать. И лишь потом вошёл в дом…

…и долго не мог понять, что случилось…

Погром встретил его. Зона стихийного бедствия. Словно торнадо прошел по кухне и двум уютным комнатам, а следом – взрыв Кракатау и террористическая акция бомбистов. Казинские вещи были вывалены из шкафа и комода, и всякая рубаха распорота от подола до самого ворота. Зеркало, висевшее в простенке, и посуда в серванте зверски расколочены, и даже зеркальный шкаф, купленный в последние предперестроечные годы, развален ударами топора. Должно быть, с такою же ненавистью ликующий вандал громил античные статуи.

И нигде ни единой Ганниной вещи.

Олег Казин ничего не знал об индонезийских вулканах и анархических движениях начала века. И когда в школьные годы его одноклассники знакомились с удручающими событиями середины пятого века, Олежек, укрывшись за поленницами на школьном дворе, изучал пригодившееся позднее искусство игры в «буру». Так что обычаи германского племени вандалов тоже были ему неведомы. Но зато нрав супруги Казин знал преотлично. Хотя такого Ганна себе никогда не позволяла. Ну, случалось, саданёт в сердцах об пол треснувшую тарелку или гранёный стакан, но чтобы мебель курочить?..

С трудом въехав, что случившееся не сон и не шуточки инозвёздного модуса, Казин побагровел и помчался на расправу во двор. Где ещё, как не в хлеву, может прятаться от мужниного гнева вздуревшая жена?

Дворовая дверь, печально поскрипывая, качалась на ветру. Ганны не было и здесь, а кроме того, не было коровы. Лишь изголодавшийся поросёнок Борька встретил хозяина божественным хрюканьем. Пол в хлеву густо покрывали куриные перья. Нетрудно представить, как несушкам в спешке сворачивали головы и запихивали бьющиеся тела в мешок, чтобы унести всех разом.

Грабёж… разбой… вандалам такое и не снилось. Корову она куда дела?

Потерянный и охромякнутый Казин выскочил на улицу и там наткнулся на Людку – вдову закадычного корешка Витяя. Людка явно караулила Казина, любопытствуя узнать новости. Всю правую сторону рыхловатого Людкиного лица густо заливала вздувшаяся грозовая синева кровоподтёка. Видать, досталось Людке с размаху и не кулаком – от кулака фингал под левым глазом бывает, – а чем-то тяжёленьким. Сейчас, впрочем, Казину было не до чужих синяков.

– Ганну не видала? – отрывисто спросил механизатор.

– Покуда глаз целым был, так видала, – с вызовом ответила Людка. – Пошла глянуть, что у вас за ор стоит, а твоя Ганна на меня с топором метнулась. А до этого – шкаф лобанила, только щепки летели.

Казин наконец перевёл взгляд на Людкино телесное повреждение.

– Кабы топором, у тебя не так было бы… – неуверенно произнёс он, стараясь понять, что же приключилось в доме.

– Кидалась с топором, а докинулась сковородником, – уточнила Людка.

– «Скорую»-то вызвали? – гнев Казина вдруг куда-то улетучился, придушенный жуткой догадкой.

– И так заживёт, – Людка приложила ладонь ко вздувшимся мордасам.

– Да не тебе «Скорую» – Ганне! Ведь с ума сошла, мебель порубила, курам головы скрутила всем как есть…

– Какое – с ума?.. Здоровёхонька твоя Ганна! Ушла она от тебя. Насовсем ушла. Вещички свои ни единой не позабыла, всё в кутули, на корову навьючила – и была такова.

– Да с чего?! – стосильным трактором взревел Казин.

– А это уж тебе лучше знать. С кем она тебя на свиданке застукала, муженёк?

Глава 2

Грогги

Вот пришла судьба и выведала, что не только блудный син, но и Казин ударов её держать не может. От первого жизненного хука полетел бравый мелиоратор в нокаут. Ну, может быть, в нокдаун, ибо секунды рефери отсчитывает неспешно, позволяя сильному подняться. Вот только подниматься Казину не хотелось. Сладкое состояние – грогги, мир плавает в тумане, и ничего-то тебе не нужно.

Казин запил.

Деньги, что дома были, Ганна выгребла до копеечки, но у Казина была припрятана добрая заначка, а следом пошло на продажу то немногое, что оставалось в доме целым. Первым отправился на базар поросёнок Борька. А цуцик, которому Казин в расчёте на грядущий зверский нрав успел дать имя Зюган, так и вовсе хозяина не дождался, убежал следом за Ганной.

Казин ни о чём не тужил. Начинал утро с водки и водярой заканчивал. Жратвы не покупал, питаясь сбалансированной бурдой, что варила инозвёздная хреновина. Водки хреновина выдавать не желала, считая сдуру, что этот продукт земному метаболизму чужд.

В деревне Казина жалели, но подходить остерегались, опасаясь буйства. Только супруга участкового – милиционерша Жанна, прозванная приезжими дачниками жандарметкой, пару раз приходила и пыталась выяснить, что тут произошло и не требуется ли вмешательства властей. Жандарметку Казин отшил невежливо; с некоторых пор бабский пол вызывал у него чувство отвращения. Жанна отбыла, решив в случае чего привлечь хулигана к административной ответственности.

В какую-то минуту, решив по пьяни, что во всех бедах виноват блудный син, Казин собрался было в Синляндию. Едва не разворотив сарай, надул муровину, извлёк и подготовил к работе спасительную бандурину. Но потом недопропитые остатки разума подсказали ему, что домой возврата не будет, и Казин ушёл допивать початую поллитру. Бандурина осталась стоять возле верстака.

Больше Казин к инопланетной технике не обращался. Продавать её – так кто купит? – а самому пользоваться… Однажды мелькнула мысль о полевом «Модусе», но даже в запойном состоянии нехорошо стало Казину от этой мысли. Понял, что не буженину с карбонадом увидит, а целый, не разграбленный дом, зеркальный шкаф, незнакомый с ударами колуна, услышит густое дыхание Пеструхи в хлеву и привычную ругань Ганны. Врут инозвёздные рекламщики, говоря, что не бывает от «Модуса» похмелья. После такого сеанса – хоть в петлю. Лучше уж самогоном спасаться.

Запой продолжался две недели, потом деньги иссякли и кончились желающие покупать недоразгромленные пожитки. Всё, что было получше, уплыло в чужие руки. Как говорится, сто лет копил и влёт пропил. Ведь подумать только – двадцать годочков хозяйство ухичивал! И всё прахом… Хотя много ли оставалось в доме после Ганниного ухода? Посуда перебита, одежда порвана, мебель порублена… Ни одного стула не осталось, так что сидеть Казину приходилось на круглой табуреточке, которую накануне печальных событий хозяин для какой-то надобности занёс в сараюшку, да и забыл там. Тем и спаслась единственная мебелинка. Только много ли в корыте корысти?

Глава 3

Преступление и наказание

Казинский подсобник Воха лишь с виду казался человеком грубым и уголовным, а на деле имел душу нежную и легкоранимую. Через то и страдал неоднократно. Не мог Воха спокойно взирать на творящиеся кругом беззакония и, когда видел несправедливость, немедля вступался во всю мощь привычного к разборкам кулака. Одна беда, Вохины понятия о беззакониях и несправедливостях сильно рознились с положениями Уголовного кодекса, отчего правдолюбец претерпел немало заушений. Ещё в несовершенные годы не раз и не два влекли Воху в районную ментовку, и на учёте держали, и внушения делали. Однако пороки мироздания вновь и вновь заставляли Воху пускать в ход верный кулак. А закон, как говорят секущие в юриспруденции латиняне, хоть и закон, но дура. Одна за другой последовали пятнадцатисуточные отсидки, а потом и срок замаячил.

Дело такое Вохе не понравилось, и при первой же возможности, отучившись в техникуме на электромонтёра и отмаршировав своё в ракетных войсках, Воха покинул родной Николаев и перебрался в город на Неве, где его ни одна собака не знала и менты на улице не оборачивались. Однако просчитался монтёр из Николаева, после первой же серьёзной драки выяснилось, что никто не забыт и ничто не забыто. Казалось бы, всего-то дал какому-то лоху по соплям… ну, пару зубов вышиб и мозговину сотряс, а получил… хорошо получил.

А самое обидное, что после зоны взявшийся за ум баклан был выслан на сто первый километр и стал деревенским жителем. Ни тебе тёплого моря, ни северной столицы. Живи в посёлке Лядицы. От такой обиды Воха новое место жительства иначе как с добавлением второй буквы алфавита и не называл.

С годами и гонор, и обиды сошли на нет. Жил Воха по-холостяцки, трудился разнорабочим в передвижной механизированной колонне краснознамённого треста Ленмелиорация, выпивал в меру заработка и ни о чём не жалел, ну, может, о том лишь, что всей водки не выпить.

Казина Воха не любил, считая куркулём. Как-никак, в соседних деревнях живут, и хозяйство крановщика было Вохе вполне известно. Почему-то Олег всегда успевал прибрать плохо лежащее добро раньше, чем на него пытался положить глаз Воха. Вот в прошлом году Воха хотел поживиться в бытовке молочным бидончиком, в котором привозили воду. Но пока приискивал покупателя, бидон исчез. Теперь в нём у Казина бражка ходит. По весне с заброшенной фермы привезли новый бидон, так ведь и его небось Казин сопрёт.

Сейчас, когда Казин ушёл в запой, у его помощников наступил вынужденный отпуск, который Воха также тратил на неумеренное пьянство. А мысли о бидоне и бражке разбередили природную жажду, и в одну прекрасную ночь монтёр с монтировкой в руках появился в Подсосонье.

Воха сам не мог бы сказать, на что он надеялся, направляясь к дому крановщика. Вся колонна знала, что сахар на алкогольное дело Казин переводить не станет. Олег курил самогонку из кислой падалицы, болотных ягод – шикши и голубики, а если выпадал урожайный год, то из сливы-терновки, целые заросли которой произрастали в заброшенных садах. Июнь в деле ягодного самогоноварения сезон мёртвый, и бидон в казинском гаражике стоит пустой. Карамельщики, конечно, во всякое время гонят слезу, но их первач так просто не добудешь. А Казин был ягодником и гнал для собственного потребления. Грамотен был крановщик, сливянку называл ракией, яблочную самогонку – кальвадосом, а отгон ягодной бражки – синюхой, уверяя, что синюху ещё древние греки потребляли.

Вохе было всё равно – греки так греки, лишь бы ему тоже досталось. Ведь пьёт же что-то Олег? – так, может, и поставил брагу на конфетах…

Июнь в Подсосонье – время белых ночей. В полчетвёртого и следа не остаётся ночной тьмы, и на золотых небесах спешит показаться солнце. С одной стороны, это для взломщика удобно – не надо с фонарём возиться, всё видать, как среди дня. С другой стороны, и тебя видать всякому. Умучает бессонница кого из соседских старух, выглянет она от бездельной тоски в окошко, вот тебе и свидетель. Казин, конечно, к жандарметкину мужу не потащит, сам разбираться станет, но всё равно неприятно.

Однако обошлось. К деревне Воха прошёл заглохшими садами, дорогу пересёк не скрываясь, будто кто по делу идёт, а там – и казинский двор, лишённый собаки и жены, беззащитный пред всяким злоумышлением.

Сарай встретил взломщика незапертым замком, болтающимся на одной дужке. Выходит, зря тащил с собой монтировку. Но кто же подумать мог, что куркулистый Олег, даже упившись до зелёных человечков, способен забыть о замке?

Воха осторожно приоткрыл дверь и проник в сарай.

Муровина, не прибранная, но сдутая, похожая на расстеленный для просушки тент, Вохиного внимания не привлекла, а вот готовая к пуску катапульта заинтересовала немедленно. Монтёр из Николаева с ходу усёк, что эта штука по его части, хотя предназначение её казалось неясным. На трансформатор не похожа, на распредщит – тем более. Скорее уж – стойка КИП для какого-то сложного производства. Но что за производство в сарае?

Всё-таки первым делом Воха исследовал бидон, с горечью убедился, что тот пуст, а затем вновь обратил взоры на бандурину. Заглянул под приставку, проверил, что она хорошо изолирована, да и кабеля не видать. Значит, всё обесточено, не для дела Казин бандурину приволок, а попросту, желая раскурочить на запчасти. Любопытствующий монтёр ступил на подставку, вытянув шею, заглянул сверху, но и там силового кабеля не обнаружил. Пожал плечами, пророчески произнёс крылатое слово: «Поехали!..» – и небрежным жестом ткнул в панель сенсорного управления.

В сарае неярко полыхнуло сапфировыми отблесками, и неосторожный домушник унёсся прочь от родимого сто первого километра в далёкую и такую чужую Синляндию.

Глава 4

Катарсис

Хмурый и небритый, с больной головой вышел Олег Казин со двора. Что и в какую сторону его влекло, не мог сказать он сам. Просто душа больше водки не принимала, да и не было в доме водки. Прикрыв калитку, Казин постоял в задумчивости и двинулся по улице, куда вели непрочные ноги. Брёл себе, покуда не натолкнулся на тётку Фаину, проныру и прогляду, которой всего больше опасался собравшийся на дело Воха.

– Здоров будешь, Олежек, – приветствовала тётка нетрезвого мелиоратора.

– Вашими молитвами, тётя Фаня, – отозвался приученный к вежливости Олег.

– А чего ты среди ночи в сарае варил? – немедля перешла к делу Фанька, видя, что Казин беседовать не расположен и сейчас пошлёпает дальше.

– Ничего я не варил! – возмутился крановщик. – Пьяника ещё зелёная, да у меня и аппарата не бывало.

– Да я не про то, – отмахнулась Фаина, отлично знавшая, что аппарат у Олега есть, но покуда стоит без дела, ибо и шикша и голубика только начали наливаться. – У тебя ночью в сарае свет мигал, вроде как электросварка. Вот я и подумала, чего это ты ночью мастеришь?

– А!.. – отмахнулся Казин, разом вспомнивший, что оставил бандурину неприбранной на самом виду. – Так это я кронштейны варил, полки хочу новые настелить.

– А у тебя, что, сварка есть? – залюбопытствовала проныра.

– На ремонтном одолжил, – нашёлся Казин, – потому и варил ночью, что с утра отдавать.

– Понятно, – согласилась любознательная соседка. – А ты радио сегодня слушал?

– Ну… – непонятно ответил Казин.

– Ничего-то ты не знаешь, – поделилась новостью Фанька, – а по радио сообщение было: инопланетяне прилетели. Высадились где-то там, а наши теперь с ними контракт делать будут.

– Тоже нашла новость, – зачем-то признался Казин. – Я этого инопланетяна ещё на позатой неделе видел, на Марьином ручье. Маленький такой, зелёный, вроде чёртика. Реинкарнаторы у него забухли.

– Да уж как ты бухал, вся деревня видала. Надо же, до зелёных чёртиков допился!.. Гляди, Олежка, как бы тебе следом за Витяем в канаве не очутиться!

– Как-нибудь, – прервал нравоучение Казин и поспешил к дому.

Хотелось похмелиться, но Казин знал, что пить больше не будет, иначе всю жизнь пропить можно. В душе наступило просветление, сильнее опохмелки Олег Казин жаждал полезной деятельности. Прежде всего следует прибрать с глаз подальше раскиданные инопланетные вещи, чтобы не вздумали больше мигать среди ночи, а потом бежать к ручью, отгонять кран. Если Фанька не соврала, то впереди и впрямь замаячил импортный контракт, а к такому делу следует готовиться заранее. Главное, не упустить своё, а там – наживём взамен погубленного. И пусть Ганна сдохнет со злости!

Глава 5

Акме

Вохе некогда было ни удивляться, ни пугаться, ни даже рассмотреть толком, куда его занесло. Громоподобно хрюкнуло в небесах, что-то гибкое и липкое обхватило несчастного, спеленав крепче чем акушерка младенца, и потащило в распахнутую пещеру пасти.

– Ма-а-ма!.. – совершенно немужественно закричал бывший хулиган, а его уже бросило во тьму внутреннюю, уложило, так и не распеленав, на мягкое и тёплое, а затем в губы ему ткнулось что-то подозрительно напоминающее соску.

Воха завертел головой, стараясь уклониться, но настырный сосец втиснулся между сжатых зубов. Воха поневоле глотнул, закашлялся… замер изумлённо.

Пиво! Это было пиво! Светлый баночный «Холстен», уж в этом-то Воха разбирался и не ошибся бы даже с закрытыми глазами.

Мгновенно смирившись, Воха осторожно попытал, не исчез ли источник жизненной влаги. Сосок был на месте и действительно источал пиво. Цель жизни, вершина бытия, сияющий абсолют были достигнуты! И всё же неугомонный монтёр не утерпел навести критику:

– Лучше бы «Жигулёвское», оно забористей… а впрочем, и это сойдёт! – и Воха, зажмурив глаза, присосался бесповоротно.

Синоматка заполучила очередного подопечного.

Глава 6

Контактёры

Ничто не подлетало медленно к Земле, позволяя обнаружить себя возле орбиты Плутона, ни одна радиообсерватория не принимала таинственных передач, ни единая кликуша, провидя грядущие события, не предсказала явления инозвёздных существ. Потому и не было сдержанной паники в верхах, попыток сохранить тайну, шёпотом передаваемых домыслов. Просто-напросто тут и там по всей Земле объявились удивительные сооружения, и нечто, ничуть не похожее на худосочного блудного сина, закопошилось, занимаясь своими инозвёздными делами и вовсе не обращая внимания на аборигенов, которые ужасно расквакались, пытаясь понять, что происходит с родимым болотом.

Засекречивать происходящее было бы полной глупостью, чуть не во всяком населённом пункте люди видели хозяйничающих инопланетян, так что общепланетные СМИ получили полную свободу домыслов. В тайне держались лишь планы вооружённых сил разных стран и народов. Хотя, судя по всему, держать в тайне было попросту нечего.

Генеральный секретарь НАТО Маргарет Бриннер за один день успела произнести десяток миролюбивых речей, полных невнятных угроз, в то время как войска, поднятые по тревоге, производили невнятные манёвры, ибо не знали, куда стягиваться и что там делать. Потенциальный противник был повсюду, но, кажется, не собирался не только нападать, но и просто обращать внимание на исполненные гневного достоинства речи ястребиной тётки.

Другой генеральный секретарь, рангом повыше, от имени объединённого человечества требовал от агрессора объяснений, но и на эти филиппики ответа не последовало.

Общественность всех стран бурлила, митинговала, протестовала, призывала, приветствовала, пикетировала и пыталась сотрудничать с незваными гостями. Лидеры некоторых магометанских держав грозились объявить газават, но удивительным образом никто не пытался проводить против бесцеремонных пришельцев террористические акты. Шумели, кричали – но и только. Целый день кричали, покуда незваные гости возводили повсюду некие строения, явно технологического предназначения.

Единственный человек, который мог бы просветить общественность по поводу происходящего, был, кажется, единственным, кто ни о чём не подозревал. Олег Казин, решивший более не пить, обнаружил дома недоконченную бутылку и прежде всего приговорил её, так что никакие события не касались его слуха. Но даже если бы сам зеленомордый хозяин Земли явился в разграбленный казинский дом, то и на него запойный механизатор реагировал бы так же, как инозвёздные гости на резолюции ООН. По фигу были Казину бесцеремонные звездожители, уж Казин-то знал, что счастья они не принесут, да и водка в межзвёздных просторах палёная.

А через сутки в девять утра по подсосоньевскому времени радио и телевидение всех стран, на всех языках и наречиях передало анонимное распоряжение. Водоэмульсионным системам, обладающим самосознанием, предлагалось незамедлительно явиться на пункты утилизации.

Это был шок. До сих пор лишь немногие очкарики ведали, что человек представляет собой водоэмульсионную систему, подлежащую утилизации, отныне этот обидный факт стал известен широкой общественности.

Взрыв негодования можно было сравнить разве что с Кракатау и Хиросимой в одном лице. Дома не усидел никто. Люди собирались, вооружались плакатами и берданами, иконами и знамёнами. Никто не знал, воевать он идёт или всего лишь протестовать, но из дома шли с детьми и собаками, а кое-кто и коров гнал, словно демонстрация стада могла устрашить галактического агрессора. Воинские части выдвигались походными колоннами, порядка в коих было куда больше, чем в частях цивильных. Человечество являло враждебному космосу свою силу и сплочённость, не умея заметить, что всего лишь выполняет повеление нового хозяина: дружными рядами направляется на пункты утилизации.

Лягухи на болоте хотя бы в разные стороны прыгали.

Глава 7

Гражданин начальник

В общей толпе односельчан отправился на пункт утилизации и мучимый похмельем Казин. Не успел протрезвиться как надо и брёл, страдая отрыжкой. Возле конторы сельчан поджидали совхозная развозка и пара автомобилей, потому что в самом Подсосонье пункта утилизации не было и ехать предстояло в Копорье.

– Ну мы им покажем! – кипятился Лёха, первым взобравшийся на грузовик и занявший место на скамейке возле самой кабины. – Я такого терпеть не стану, я их так утилизирую – как родную маму звать позабудут.

– Не кипятись, петушок, – ласково остудила бывшего зэка тётя Фаня.

Лёха задохнулся от возмущения и… стерпел. Не дозволялось в этот день эмульсионным системам давать волю кулакам.

– Я так полагаю, – рассуждал Степан Минеич, бывший начальник Подсосоньевского отделения колхоза «Дорогой коммунизма», – что нам надо блокировать подходы к инопланетным центрам гражданской техникой, тем самым продемонстрировав решимость не подчиняться агрессору, но в то же время показав, что мы не желаем военного конфликта.

– А чего – не желаем, – очнулся Лёха. – Я так очень даже желаю. Срыть ихние центры к свиньям собачьим – и вся недолга. По радио говорили, мол, пришельцы они… Всё врут – не пришельцы это, а вторженцы. И бить их надо в хвост и гриву!

Проехали монументальный, советских времён указатель: «Совхоз „Дорогой коммунизм…“ – последняя буква отвалилась, и название читалось двусмысленно.

Асфальт кончился, грузовик качнуло на ухабе. Казин с трудом сдержал стон. Голова раскалывалась, и каждый осколок болел на особицу. Всего сильнее ломило в затылке. Над глазами жгло огнём. Виски стянуло частой пульсирующей болью, а темя высверливало преогромным зубоврачебным бором. Но толчки равно отдавались повсюду, припекая, пульсируя или высверливая неприкаянную головушку.

– Ты глянь, а Вохи-то не видать! – произнёс приметливый Лёшка. – Все люди как люди, поехали агрессору мозги вправлять, а он небось на печи лежит. А туда же, боевым представлялся, мол, самый крутой…

– Как бы по избам не полез, – забеспокоилась тётя Фаня. – Он ведь шебутной, Вовка-то!

– Вернусь, фитиль вставлю, – пообещал Лёха отсутствующему напарнику.

Машина вновь подпрыгнула, и больше Олег уже ничего не воспринимал, придя в чувство лишь в Копорье у самой инопланетной постройки, где волновалась огромнейшая толпа двуногого утильсырья. Каждый из собравшихся кричал своё и почему-то искренне полагал, что именно его услышат бесчеловечные преобразователи природы. Свобода слова кругом царила самая необузданная, а вот свободы поступка не было ни малейшей. Кулаком грози, а стукнуть – не смей.

В эту же волнующуюся толпу вмешался и очнувшийся Олег Казин. Работая локтями, пробился к самому входу или, во всяком случае, к тому месту, где обозначалось что-то слегка напоминающее ворота. Кругом орали, молились, пели, скандировали и сквернословили. В этаком бедламе и себя самого было бы не расслышать, однако и Казин заорал, взбудораженный общим порывом:

– Сволочи, твари вонючие! Я вашего сина выручил, а вы вот как?.. Да я вас всех об колено да в печку!.. Бирюлек надавали, вот вам хинди-руси, а теперь на утилизацию пхаете, да?..

В полном экстазе похмельный крановщик сорвал с шеи радужную кчемулинку и завертел над головой, как бы собираясь метнуть её из пращи. И замер, сообразив, что на площади в единое мгновение прекратилась акция протеста. Словно людям заткнули рты мокрой тряпкой, так что и мычать сквозь влажную фланель ни у кого не получалось.

– Слушаю вас, гражданин, – произнёс иноземный голос, непонятный никому, кроме гражданина Казина, в кармане которого покоилась переводческая малявина.

– А, проняло!.. – радостно возопил Казин и, доказывая миру и городу, что свобода поступка ему возвращена, пнул стену ногой, обутой в кирзу. – Вы чего, гады, зараспоряжались, ядрит туды в качель? Кто вам позволил чужим распоряжаться?

– Планета приватизирована досточтимым сином из Синляндии, – принялся оправдываться голос. – Именно им отдано распоряжение об утилизации.

– А ты и рад, падла?

– Я не умею радоваться, и я не падла, я Передвижной Утилизационный Комплекс – ПУК, предназначенный для оптимального освоения планет с распространёнными жидкофазными системами. Я умею только выполнять распоряжения.

– Так вот тебе моё распоряжение, – орал Казин, ничуть не беспокоясь, как нелепо звучит его голос среди всеобщего молчания, – чтоб ты немедленно убирался отсюда и, если угодно, можешь утилизировать своего разлюбезного сина.

Комплекс издал судорожный звук, напоминающий его аббревиатуру, затем осторожно произнёс:

– Сина нельзя утилизировать. Как и всякий гражданин, син обладает личной неприкосновенностью.

Казин торжествующе расхохотался.

– Да какой он на фиг гражданин? Облажался ты, парень, с этим делом. Ты паспорт у него спрашивал или на слово жулику поверил?

ПУК пожужжал немножко и вежливо ответил:

– Права гражданства действительно были временно утрачены досточтимым сином из Синляндии и восстановлены в полном объёме неделю назад. Это первый известный случай восстановления утраченного гражданства, так что вы вполне могли быть не в курсе. Немедленно после оформления документов досточтимым сином было отдано распоряжение об утилизации.

«Успел, проныра, чтоб ему по второму разу в Марьином ручье забухнуть!» – ругнулся в душе Казин.

Потом в похмельную голову пришла светлая мысль, и Казин закричал торжествующе:

– А по какому это праву он вздумал распоряжаться? Заявку на владение недвижимостью кто подавал?

– Досточтимый син из Синляндии, – терпеливо ответствовал ПУК.

– Не-е, хренушки вам! Сегодня он син, завтра – апельсин, а послезавтра ему и вовсе у меня в бытовке бомжевать придётся. Без бумажки ты букашка, так что не на морду смотреть нужно, а в удостоверение! – Казин внушительно потряс голографической кчемулиной. – Вот кто заявку посылал, а не какой-то фальшивый син. Этих синов небось полная Синляндия бегает. А Земля – моя, так что убирайся отсюда, и чтобы я тебя тут больше не видел!

ПУК задребезжал, не умея переварить жестяными мозгами столь изощрённый довод. Наконец он изрёк:

– Я не предназначен для разбирательства спорных вопросов. Поскольку в данной ситуации налицо спорный вопрос, я перехожу в режим консервации, а ваши требования пересылаю в межгалактический арбитраж. Если вас не затруднит, сообщите, каким образом можно будет с вами связаться.

– В Подсосонье я живу, – важно ответил Казин. – Туда пусть и обращаются.

И, сплюнув на краешек стены, Олег Казин с достоинством удалился, раздвигая плечом ошеломлённую толпу.

Глава 8

Кулуары

Генеральная Ассамблея ООН собралась уже на следующий день после несостоявшейся утилизации. Оно и неудивительно, ведь инопланетяне, только что рассматривавшие людей лишь в качестве биомассы, неожиданно переменились и пожелали вступить в контакт. Причём местом переговоров они избрали малоизвестный населённый пункт Подсосонье Ленинградской области.

Покуда аккредитованные журналисты возили пальчиком по крупномасштабным картам, выискивая таинственное Podsosonie и недоумевая, как проехать туда, где нет асфальта, энергичное российское правительство оцепило район, явно показывая, что собирается если не единовластно представлять всё человечество, то по меньшей мере извлечь из сложившейся ситуации всю возможную выгоду.

Выгода была немедленно извлечена, и на переговоры в Подсосонье отправилась делегация международная, хотя и состоящая наполовину из российских представителей. Впрочем, из уважения к международному сообществу руководителем делегации была назначена заместитель Генерального секретаря ООН баронесса Жаклин Шамо. Титулованная дама, несмотря на относительно юные года (тридцать пять лет для политика не возраст), успела прославиться тем, что побывала, кажется, во всех «горячих точках» планеты и некоторые излишне воспалённые головы даже сумела остудить. Утверждалась кандидатура Жаклин Шамо после бурных получасовых консультаций и, как водится, была плодом компромисса. Запад удовольствовался тем, что главой миссии был назначен их представитель, а Россия предложила кандидатуру Шамо, поскольку политиком она считалась прогрессивным, а серьёзного веса в политических кругах покуда не набрала.

Российскую Федерацию представляли ажно три человека во главе с министром иностранных дел, а китайцев опять никто в расчёт не принял, хотя именно китайцы должны были составлять большую часть утилизируемой биомассы.

Загрузившись на транспортные вертолёты, дипломатическая миссия вылетела в далёкое Подсосонье.

На переговоры возлагалось множество надежд, и лишь один из политических обозревателей высказал сомнения в разумности происходящего, утверждая, что слово «Подсосонье» звучит неблагозвучно, словосочетание «Подсосоньевская конвенция» язык не вдруг повернётся произнесть, а значит, и результаты будут столь же неудобьсказуемые. Например, Первая мировая война закончилась мирным договором, подписанным в местечке Спа. Как его назвать – «Спайский мир»? – да ни в жисть! Потому и мир оказался непрочным, и в скором времени стряслась Вторая мировая. Вот то же случится и теперь. Впрочем, пессимиста никто не слушал, люди понимали, что лучше худой мир, чем добрая утилизация.

Инозвёздное представительство явилось неожиданно, свалившись с небес в самом прямом смысле этого слова. Вроде как только что не было ничего, а глядь – уже возвышается на окраине села причудливое сооружение, нехорошо напоминающее пункт утилизации, и хотя никто из него не выходит, но ясно видно, что делегацию землян ждут.

Дипломатическая элита поспешно слеталась в Пулково, где прогревали моторы тяжелогрузные вертолёты ВВГ «Чёрная акула», а над Марьиным ручьём уже гудели винты, и вниз сыпались десантники, спецназовцы и прочие обряженные в камуфло специалисты. Много их было, в каждый вертолёт помещалась по меньшей мере рота автоматчиков с двойным боекомплектом, а в небе черно было от «Чёрных акул».

Но хотя силовые министерства сработали небывало оперативно, всё же первыми возле логова вторженцев оказались не они, а не слишком трезвый местный житель Казин Олег Петрович, мелиоратор, работающий крановщиком в Передвижной механизированной колонне номер девять. Не было у Казина, кроме тихоходного болотника, никакой другой техники, однако бравый механизатор обогнал винтокрылые машины, поскольку идти до места ему было минуты две. Ещё немного, и внеземляне начали бы переговоры не с избранными представителями рода человечьего, а с похмельным мужиком. Однако вовремя поспевший к месту событий старший лейтенант ОМОНа Злыбин И.И. не допустил межпланетного скандала.

Глава 9

Ментальный мент

С утра Казин как мог причепурился, даже побриться хотел, но не нашёл в разорённом доме бритвенных принадлежностей – не иначе разъярённая Ганна зафигачила их в отхожее место. И всё же Казин простирнул с мылом измятую, опухшую с перепоя физиономию, рукавом спецовки почистил брюки и саму спецовку тоже, а непромокаемые сапоги сполоснул в луже.

Не хотелось отправляться на переговоры в рабочем, но ничего другого сбежавшая супружница Олегу не оставила. В чём из дому вышел, в том теперь и живи. Казин пригладил ладонью непокорное волосьё и пошёл к переговорному пункту, что образовался на горушке у самой деревни.

«Учёные… – неприязненно думал Казин, на ходу разглядывая творение рук нечеловеческих. – Местечко посуше выбрали, забухнуть боятся… Правильно боятся, я уж постараюсь, чтобы забухли как следует. Я теперь тоже учёный, сто раз подумаю, кого стоит выволакивать из грязи, а кого лучше там утопить на фиг».

Под эти мысли Казин докандыбал до стен арбитражной миссии, взбил кудри на затылке, соображая, где тут может быть вход, потом, решив, что так или иначе, но его ожидают, прокашлялся и произнёс в пустоту:

– А вот и я. Принимайте гостя, паразиты.

Затем сзади обрушился болезненный удар. Били хлёстко, профессионально: по почкам, и без того измученным несвежей водкой.

В первую секунду Казин решил, что синовы посланцы обиделись на паразитов. Может, у них это самое страшное оскорбление, за которое сначала убивают, а потом уже переспрашивают. Вроде как Лёху козлом обозвать… Но когда его припечатало второй плюхой, а затем крутануло на пол-оборота, Казин увидел, что лупцует его коренастый парень в защитной форме. Нонешних знаков различия Казин разбирать не умел, да и не до того было – слишком уж резко действовал коренастый, но и так всякому понятно – столь бесцеремонно может творить расправу только мент.

– Куда попёр, козлина! – прошипел омоновец, заламывая Казину локти. – Двигай отсюда!

В следующее мгновение поверхность иноземельного строения вспухла полусотней щупалец, которые ухватили милиционера и… Казин не стал любопытствовать, что сейчас сделается со служивым.

– Сто-ой!.. – заорал он.

Щупальца замерли, словно в детской игре «Море волнуется». Старший лейтенант – Казин наконец сумел рассмотреть защитного цвета звёздочки – висел с небольшим наклоном вправо, чуть приподнятый над землёй. Судя по всему, через секунду страж беспорядка и беспредела был бы задушен или разорван, но казинский вопль привёл к краткой отсрочке приговора.

– Он пытался причинить вам вред, – произнёс инопланетный голос. – Биообъект, угрожающий гражданину, должен быть немедленно уничтожен.

Отметелить мента как следует Казин и сам был бы не прочь, но немедленно уничтожать… Конечно, случаи бывают разные. Когда пьяненький Казин, гуляя по Красному Селу, вместо вытрезвителя попал в КПЗ и местные держиморды от души замордовали его за не вовремя сказанное дурное слово, тех Казин с великим удовольствием утилизировал бы. Но сейчас, глядя в безумное лицо беспомощного мента… в эту минуту оно было слишком похоже на человеческое.

– Я его прощаю, – быстро сказал Казин.

Внеземельного чириканья спелёнатый лейтенант не понимал, но слова Казина расслышал, и на потном лице проявилась надежда.

– Дикий биообъект, однажды пытавшийся причинить вред гражданину, может впоследствии напасть на кого-то другого. Хищники должны уничтожаться вне зависимости от того, требует ли этого пострадавший.

– Да не причинял он мне никакого вреда! – объявил Казин, хотя возмущённые почки болезненно возражали против такой неправды.

– Но ведь я видел… – удивился невидимый собеседник. – Он вас ударил.

– Это тебе показалось, – зарвавшегося спецназовца нужно было спасать, и Казин, с ненавистью глядя на несчастного лейтенанта, занялся вдохновенной брехнёй: – То есть он меня, конечно, ударил, но этот удар не считается. Боксёры ведь бьют друг дружку – и ничего. И ещё эти… каратеки! – Казин нащупал нужную тему, и его понесло. – Удар – это же не просто так – звездануть по-хулигански промеж глаз. Настоящий удар – это обмен энергией. В нём, кстати, и духовная составляющая присутствует. Китайцы её ци называют, а япошки – ки. А уж когда они вместе собираются – Ци и Ки, то выходит штука вовсе необоримая. Это все понимают, что против ЦК не попрёшь. Не слыхал, что ли?.. Ментальная энергия называется – очень пользительно бывает. Да ты хоть его спроси, он же мент и в ментальности рубит. Если как следует нутро отбить, то достигается максимальное возрастание духовной составляющей – кимэ. Должен я на переговорах в форме быть? Или ты хочешь, чтобы я к вам дурачком заявился, облапошить меня вздумал, да?

– Вы хотите сказать, – ошеломлённо произнёс застенный собеседник, – что происшедшее является частью вашего психофизиологического функционирования?

– А как же! Трансцендентально! – ввернул любимое словцо Казин. – Ноосфера у меня такая. Усёк?..

– Извините, я не знал, – промямлил голос, и старший лейтенант Злыбин был осторожно поставлен на землю и распутан.

– Не петришь ты, батенька, в экологическом равновесии, – теперь, когда обидчик был спасён, Казин вновь воспылал местью. – Вот, учись, как обмен ментальной энергией происходит. Возвращаю тебе, лейтенант, твой душевный посыл. Радуйся, это же счастье, когда тебя энергетически обогащают!

Казин шагнул к лейтенанту и саданул ему кулаком под дых. Омоновец задохнулся от счастья, но согнуться не посмел.

– А теперь… – но в этот момент старший лейтенант Злыбин осторожно, но твёрдо ухватил гражданина Казина под локти и, неприметным движением лишив возможности сопротивляться, повёл прочь от спасительных стен арбитражницы. Из-за ближайшего плетня выскочили двое камуфляжистых автоматчиков, но, услышав свистящее: «Отставить!» – вновь сгинули за плетнём.

– Вот так, нежненько… – бормотал Злыбин.

Казину и впрямь не было больно, лишь до предела неудобно. Даже голоса не оставалось – только и было возможности переступать безвольными ногами в направлении, указанном заботливым лейтенантом. Судя по всему, мент разбирался в ментальном обмене малость получше Казина, вся образованность которого сводилась к бегло пролистанной статейке в газете «Аномалия».

Отойдя на безопасное расстояние, Злыбин чуток ослабил хватку. Впрочем, Казин понимал, что и теперь лишнего движения ему сделать не дадут.

– Ну куда ты влез, чудик? – Казин отметил, что тон учёного омоновца изменился в лучшую сторону, значит, по почкам тоже бить не будут.

– Я на переговоры, – просипел Казин севшим голосом.

– Без нас с тобой найдутся люди, поумнее… – мент окончательно освободил Казина и теперь с интересом рассматривал его. Казинский кулак не причинил лейтенанту заметного вреда, и, судя по всему, омоновец мстить не собирался. Плюха за плюху – дело мужское, житейское, и нечего сюда вмешивать инопланетян.

– Ты где живёшь-то? – доброжелательно произнёс Злыбин, словно малыша спрашивал, заплутавшего вдали от дома.

– Да вот, – Казин кивнул на стену своего дома.

– Давай по-шустрому, – скомандовал милиционер, – три минуты на сборы. Всех отсюда приказано вывезти, чтобы не совались к инопланетчикам, вроде как ты только что. Тут настоящие переговоры начинаются, комиссия из Москвы едет…

Казин и спорить не стал, ясно же, что никто его слушать не будет, выпрут в шею из родного дома – и все дела. Эх, начальнички, я для вас стараюсь, а вы…

Отпущенный лейтенантом Казин забежал в гаражик, схватил заранее приготовленный мешок с муровиной, куда уже стащил всё, что могло пригодиться в жизни, и не через три минуты, а через тридцать секунд появился у задней калитки, ведущей на огороды.

– Молодец! – похвалил омоновец. – Шпарь к правлению, туда сейчас «пазик» подгонят, в Копорье поедете.

– Да я сам… – возразил механизатор. – Что мне в Копорье делать? А на Марьином вагончик стоит, там и перекантуюсь.

– Добро, – согласился лейтенант, – только смотри, без фокусов. – Затем он крикнул вполголоса: – Ассадулин!

– Я! – выскочил из-за плетня чернявый солдатик.

– Проводишь его огородами за деревню. И смотри, чтобы он к инопланетчикам не завернул, а то он у нас шустрый, уже пытался переговоры вести заместо начальства…

– Пошли, шустрый, – Ассадулин по-конвойному дёрнул автоматом.

– Пушку-то убери, – огрызнулся Казин, вскинул на плечо мешок и послушно двинулся в указанном направлении, через огороды, прочь от ждущего переговорного пункта. Всей независимости хватило лишь, чтобы засвистать на народный мотив: «Ассадулин, огородом девушки ходили…»

Омоновец бросил мгновенный взгляд, высматривая несуществующих девушек, но ничего не сказал.

Глава 10

Переговорный облом

Росистым июньским утром делегация землян числом более полусотни приблизилась к воздвигнутому инопланетчиками строению. Историческое событие снималось избранными представителями средств массовой информации и транслировалось на весь мир от Новой Земли до Огненной.

И весь мир, ну, может быть, за исключением несуществующего новоземельского посёлка Маточкин Шар, увидал, как строение, так и не откликнувшись на призывы лучших представителей земного человечества, мягко снялось с фундамента и упорхнуло неведомо куда, оставив Жаклин Шамо и сопровождающих её лиц стоять у околицы населённого пункта Podsosonie. Жаклин Шамо в эту минуту произносила нечто о людях доброй воли да так и осталась стоять с полуоткрытым ртом перед проплешиной, обнаружившейся на том месте, где только что громоздились негуманоидные постройки.

Со спутников слежения, которых за последний день немало повисло над Подсосоньем, хорошо было видно, что тридцатиметровая громада прочертила в воздухе плавную дугу и совершила мягкую посадку всего в нескольких километрах от прежнего места, на берегу болотистого ручейка, который на тактических картах НАТО почему-то назывался «The stream Marine», что можно перевести на русский язык как «поток им. Морской пехоты». Там инопланетина утвердилась напротив забытого строительного вагончика и замерла, словно и летать никогда не умела.

Это уже не переговоры, а догонялки какие-то.

Уже через полчаса поток Морской пехоты вполне соответствовал своему английскому наименованию. Транспортные геликоптеры вывалили на недомелиорированные берега тьму морских пехотинцев, а в самый эпицентр сбросили ОМОН.

Когда старший лейтенант Злыбин выскочил к объекту, то первым делом он увидал гражданина Казина. Мелиоратор, ещё более грязный, чем прежде – прогулки вдоль Марьина ручья не красят! – сидел на колченогой табуреточке напротив потенциального входа в инозвёздное посольство и явно о чём-то беседовал.

– Опять ты?.. – выдохнул Злыбин, сдерживая порыв чешущихся рук. – Пойми, ты же переговоры срываешь!

– Кто срывает? Кто срывает?.. – причитал Казин, покуда лейтенант привычно волок его прочь от так и не открывшегося входа. – Дал бы поговорить по-человечески, глядишь, всё уже устаканилось бы!

– Ножками пошевеливай! – вполголоса советовал Злыбин.

Казин через плечо бросил отчаянный взгляд на чужепланетину и забытую круглую табуретку, сиротливо стоящую перед дверьми. За дверью терпеливо ждали его ответа, не вмешиваясь, веря, что тут происходит ментальный обмен. Ментовский обман тут происходит!

– Я подумаю и завтра отвечу! – крикнул уводимый Казин.

На этот раз Жаклин Шамо сумела полностью произнести свою речь. Отблескивающие металлом стены внимали с полным безразличием. Переговоры не состоялись.

Глава 11

Под мелкоскопом

Казина, чтобы не срывал международное действо, отправили в глухую деревеньку Амнезино, что на границе с Псковской областью, и туда же поутру перепорхнуло инозвёздное представительство. Косяк «Чёрных акул» мотнулся следом, однако и на этот раз настойчивый мелиоратор успел первым, умудрившись переброситься со стальной стенкой парой фраз. Собственно говоря, в прошлый раз галактогражданину предложили слетать в суд, где запутанное дело можно будет разобрать достаточно быстро, и теперь Казин согласился с этим предложением, заявив, впрочем, что один не полетит. Сколько народу желательно ему взять с собой, Казин ответить не успел по причине стремительной быстроногости лейтенанта Злыбина.

На этот раз Олега доставили пред грозные очи высокого начальства, где допросили вежливо, но дотошно. Допрашивал невысокий человечек, представившийся Петром Ивановичем. И по всему видать, так его и звали, ибо Пётр Иванович не только ростом не вышел, но и во всём прочем подкачал. Лицо было мятым, словно лепили его, лепили, да не вылепили. Многорекламируемые шампуни пасовали при виде серых волосёнок Петра Ивановича, и мешковатый костюмчик, пошитый в провинциальном Париже, вечно был засыпан перхотью. Сипловатый голос казался невыразительным, лишь иногда в нём просвистывали шипящие нотки, словно змея ворочалась под языком или кривая сабля покидала невзрачные ножны, готовая сверкнуть и распластать всякого, не вовремя подвернувшегося.

На таких людишек у русского человека нюх выработался с опричных времён, так что умный экскаваторщик представился полным идиотом, о встрече с хакирылым и вякать не думал, про выигранное барахлишко и всепланетное гражданство – пуще того помалкивал. Знай себе стучал в грудь, втолковывая, что попёрся к инопланетчикам с проста ума, словно в день несостоявшейся утилизации.

Пётр Иванович смотрел рыбьими глазами и соглашался. А потом вновь начинал спрашивать, о чём да как беседовал Казин со стеной галактической миссии, и как случилось, что лейтенант инозвёздный голос не понимал, а Казин так очень даже вполне?..

Транслитераторная малявина к тому времени была надёжно спрятана: упихана со всем, что оставалось ценного, в бездонные недра муровины, а сама муровина не просто сдута, а переведена в режим полной консервации, так что теперь звездопрыг больше всего напоминал брезентовый носовой платок, который Казин таскал в кармане спецовки.

– Так а я откуда знаю? Может, ваш лейтенант чечен какой-нибудь и русского понимать не умеет? – резонно отвечал Казин. – Я перед дверью говорю, а оттуда через домофон отвечают, всё как меж людьми водится.

– Меж людьми? – тут же цеплялся Пётр Иваныч.

– А чурки зелёные, что ж, не люди? – удивлялся исполненный интернационализма Казин.

Против такой аргументации даже Пётр Иваныч возразить не мог. Моргал снулыми глазёнками и начинал разматывать следующую оговорку:

– Откуда вам известно, что пришельцы зелёные?

– Так это ж всем известно! В прессе писали! – Казин вытащил из кармана изветшавшую до трухлявости вырезку из любимой газеты «Аномалия», протянул любознательному следователю. Тот проглядел наискосок и, не выдав никаких чувств, прибрал документик в папочку. Казин тоже глазом не моргнул, но про себя лишний раз отметил, что, если не хочет враз лишиться нажитого, то откровенничать перед Петром Иванычем не стоит. А то сглотнёт и не поморщится. Наша невестка всё трескает, обрывок газеты – и то отнял.

– И всё-таки, – не отступался Пётр Иванович, – не для протокола, а просто между нами: с чего бы это они вас так выделяют? Есть у вас какие-нибудь соображения на эту тему?

– А чего меня не выделять? – Казин даже обидеться хотел. – Мужик я приметный, меня завсегда выделяют. Я такой!.. И на премию меня первым выдвигают, и под выговор подставляют.

Так невзрачный Пётр Иванович и не добился ничего от приметного Олега Петровича и вынужден был отпустить подследственного. Он бы и не отпустил, но о казинских подвигах каким-то образом пронюхала международная общественность – со спутника, что ли, углядела? – и с минуты на минуту можно было ожидать официального запроса. К тому же были у следствия кое-какие соображения, что не просто так повезло деревенскому пьянчуге трижды переговорить с галактической миссией, в то время как уполномоченным дипломатам давался полный отлуп. Опять же опрометчивым казалось применять форсированные методы к человеку, за которого инопланетчики так активно заступились, когда лейтенант Злыбин пытался исполнить свой долг.

Казина отвезли домой и отпустили, наладив, впрочем, ежесекундный, неусыпный контроль. И не прогадал разумный Пётр Иванович – дипломатическая махина сиганула следом, красноречиво опровергнув тезис о горе и Магомете, не спешащих друг навстречу другу. На этот раз Казину дозволили перекинуться парой фразочек с потусторонним голосом, тщательно записавши и казинские междометия, и чириканье чужаков.

И сделали из происходящего нужные выводы.

Глава 12

Думали мы, думали

Уже через четыре часа космический комплекс покинул населённый пункт Амнезино и вновь обозначился у околицы Подсосонья. К тому времени Казин, измученный переговорами на два фронта, так и не успел решить, сколько народу взять ему в межгалактическое путешествие. Степан Минеича надо взять – он мужик толковый, такого на хромой кобыле не объедешь. А Степан Минеич, ясен пень, никуда без своей Зинаиды не полетит, значит, и Зинаиду надо считать. Пусть хозяйство ведёт: стряпня, уборка – в космосе тоже без женской руки не обойтись.

Опять же без охраны лететь боязно. Ежели зеленорылый на Земле беспредел устраивает, то там у себя небось такое учинит!.. Значит, охрана нужна. На этот счёт у гражданина Казина тоже имелась кандидатурка. Шустрый лейтенант пришёлся Казину по душе, за таким не пропадёшь. А что знакомство началось с кулаков, то пара тумаков – урон не велик, главное, что службу лейтенант знает.

Вот вроде бы и всё… Не секретутку же с собой брать; Степан Минеич и сам любую бумагу оформит, он даже на машинке стучать умеет, хоть и одним пальцем. Хотя… не вечно же в соломенных вдовцах ходить – была бы кандидатура, можно было бы и секретуточку оформить… хай Ганна со злобы треснет. Так что, получится не получится, а лишнее местечко зарезервировать всегда полезно. Да и лейтенанту, пожалуй, тоже одному будет тоскливо. Женат он там, или как, но думать о нём отныне Казину. Так что пусть будет трое мужиков и три бабы, круглым счётом.

Исполненный таких разумных мыслей, Казин с утречка вынырнул к инопланетине, обозначившейся на насиженном месте, и произнёс, обращаясь к ждущей мембране:

– Я тут покумекал и решил, что шести человек должно хватить. А вы уж, будьте добры, заранее скажите, когда вылетать надо будет. Только с вашим пилотом, сам я дороги не знаю покудова.

Мембрана прочирикала нечто, непонятное Петру Ивановичу, который наушничал с помощью секретной аппаратуры, после чего таинственный мелиоратор был уведён с места событий всё тем же старшим лейтенантом Злыбиным. Старлею за выполнение ответственного задания твёрдо была обещана внеочередная звёздочка на погоны. Спецназовец отнюдь не был дураком и, понимая, что самые сладкие яблочки растут на самой корявой веточке, обращался с диковинным мужиком нежней, чем с родным братом.

– А что, – спросил Казин, когда они под руку шли прочь от инопланетины, – полетишь со мной к зеленорылым Землю-матушку выручать?

– Прямо туда, в ихнее логово? – в тон собеседнику поинтересовался Злыбин.

– А куда ж ещё? Трансцендентально, что прямо туда. На переговоры.

– Так какой из меня переговорщик? – провоцировал Злыбин, зная, что разговор записывается, и стараясь разговорить подследственного.

– А тебе ничо и не надо. Переговоры я буду вести, а ты в почётном карауле стоять. Ну как, полетишь?

– Прикажут, полечу.

– Вот и ладушки… – Казин, отпущенный лейтенантом, потянулся было, но замер, увидев, что возле дверей дома его поджидает радушно улыбающийся Пётр Иванович.

Глава 13

Давайте говорить друг другу комплименты

На этот раз Совету Безопасности ООН было над чем поломать голову. Ни с того ни с сего мировое радио на всех языках и частотах объявило, что дальнейшие переговоры будут проходить в каком-то Галактическом Координационном Центре, куда и предлагается прибыть делегации землян. Вылет назначался на послезавтрашний день, и, в соответствии с ранее достигнутой договорённостью, делегация Земли должна состоять из шести человек.

Ни о какой договорённости в высшем форуме человечества и не слыхивали, но к переговорам начали готовиться немедленно, придирчиво обсуждая каждую кандидатуру. Впрочем, желающих отправиться в межзвёздную экспедицию оказалось куда как меньше, нежели прежде, когда речь шла о пребывании на родной Земле. Поскольку времени для новых дебатов не было, то главой делегации быстренько утвердили Жаклин Шамо, благо что отважная баронесса, ни минуты не колеблясь, вызвалась, ежели это потребуется для блага человечества, лететь не только в российское захолустье, но и в галактический мегаполис. Заместителей у баронессы было двое: от США матёрый дипломатище Филипп Домашен, а от России – тёмная лошадка Петер Иванофф. Прежде этот человек нигде не засвечивался, хотя западные разведки утверждали, что слыхали о таком, будто бы курировал он различные секретные проекты. Впрочем, веры этим рассказам немного, что они понимают, цэрэушники, в загадочной русской душе, да и мало ли в России Ивановых?

Агрессивный блок НАТО был представлен либеральным ястребом Альфонсом Дуэтто, а международный капитал – известным экономистом Симеоном Пресняком, тем самым, что был некогда отчислен с экономического факультета одного из российских университетов за катастрофическое непонимание политэкономии социализма. Очевидно, в капиталистической экономике Пресняк разбирался лучше, нежели в отечественной, поскольку вскоре после отчисления стал одним из директоров МВФ.

Что касается шестого места, то за него разгорелось настоящее сражение. ЮНЕСКО выдвинуло своего представителя: доктора философии Томаса Липтона, однако эта кандидатура была оспорена странами «третьего мира». Представитель Китайской Республики объявил, что именно его страна должна была предоставить наибольшее количество биомассы для грядущей утилизации, так что было бы несправедливо лишить великий китайский народ представительства на межгалактических переговорах. После этого немедленно потребовали слова представители великих индийского и пакистанского народов, завозились дипломаты Чёрного континента, а посол Ньянмы громко крикнул:

– Протестую!

Ну почему так мало времени оставили для дебатов тупоумные утилизаторы?! Дискуссия не успела толком начаться, когда слово в порядке ведения взял представитель России. Так бы ему и не дали, россиянин уже выступал, причём одним из первых, но в порядке ведения, для краткой реплики – отчего бы не позволить?

Неприметный Петер Иванофф завладел микрофоном и, улыбнувшись, поставил присутствующих в известность, что независимо от мнения мирового сообщества шестым участником миссии непременно и обязательно будет Олег П. Казин, являющийся в настоящее время сезонным рабочим и проживающий в той самой деревне Подсосонье, куда следует прибыть всем остальным дипломатам.

Затем онемевшим от такой наглости ооновцам были предоставлены некоторые из доказательств, собранных предусмотрительным господином Ивановым. Глазам изумлённой элиты предстал человек, одетый во что-то серое и невообразимо русское. И всё его поведение тоже было невообразимо русским. Даже сквозь объектив скрытой камеры к зрителям доносится запах перегара. Казалось бы, о чём может рассуждать такое существо? – однако пропойца твёрдо держался на ногах и диктовал свои требования всемогущим пришельцам, а те внимали со вниманием и ответственно ответствовали. Гнусавый переводчик пересказал непонимающим иностранцам суть казинских речей, и в зале наступила тишина.

– Для объяснения данного феномена, – веско внушал Петер Иваноффич, – наши учёные выдвинули гипотезу комплиментарности. В соответствии с этой гипотезой какие-то пока неизвестные факторы действуют таким образом, что межпланетный агрессор испытывает непонятную любовь к данному конкретному человеку. Мало вероятно, что к остальным людям он испытывает патологическую ненависть, скорей всего он просто неспособен понять, что не только гражданин Казин является разумным существом, но и всё население планеты также. Объяснить им это – наша задача, и мы предполагаем использовать странную способность гражданина Казина и поэтому настаиваем на его включении в состав земного представительства.

– Не может такого быть! – нарушая регламент, с места закричал профессор Липтон. – Взгляните на вашего… э… гражданина! Он неумыт и, кажется, даже нетрезв, к такому физически невозможно испытывать добрых чувств! Я уверен, что это сотрудник КГБ, специально замаскированный под… э… мюжик рюс! Несомненно КГБ хочет внедрить в состав посольства своего агента.

– ФСБ, – машинально поправил пунктуальный Иванов, а Жаклин Шамо, наклонившись к профессору, шепнула:

– Зачем им второй агент?

– Если представитель ЮНЕСКО сомневается в моих словах, – язвительно вежливо предложил Пётр Иванович, – я могу предложить ему самостоятельно начать переговоры с инопланетянами. Подобный эксперимент уже проводился, но если вы настаиваете…

– Вы же знаете, что мне просто не ответят!..

– А ему – ответят, – чеканно завершил пикировку генерал Иванов.

Шестым членом дипломатической миссии был утверждён Олег Казин, а неугомонный профессор настоял, чтобы его внесли в список дополнительно. «Запасной игрок», – как сказал Филипп Домашен, игравший в молодости в мини-футбол.

– А что касается внешнего вида нашей комплиментарной личности, – заметил Иванов, подойдя к профессору в кулуарах, – то вам, вероятно, не приходилось видеть настоящих пропойц. Этот выглядит очень прилично, да и вообще он достаточно респектабельный господин, пользующийся среди односельчан уважением. Поверьте, мы постарались навести о нём справки. Просто сейчас у него семейные неурядицы.

– И поэтому он оделся как бродяга и пьёт русскую водку с самого утра, – не удержался Липтон. – В России так поступают все респектабельные граждане?

– Ничего не поделаешь, национальные традиции, – сказал генерал.

Глава 14

Толцыте, и отверзется

И вот настал подлинно исторический миг, когда земное посольство явилось к инопланетным дверям с нешуточной надеждой, что на этот раз им будет отперто. Пятеро лучших из лучших, а впереди замурзанный экскаваторщик Олег П. Казин. В дальний путь Олег улетал, как говорится, «no smoking», что в переводе на язык родных осин значит: без смокинга, то есть в затрапезе. Когда собирался с вечера, не раз помянул незлобивым словом полоумную Ганну, по чьей милости приходится выходить в люди, не имея сменного белья. Хорошо хоть у зелёноносого нашлась в хозяйстве чевотина, которая умела вычистить всякое шмотьё почище самой разъитальянской из всех итальянских химчисток. Так что и брюки, и спецовочка оказались хоть и поношенными, но сияли стерильной опрятностью.

Эпохальное событие снималось на плёнку всеми спецслужбами и транслировалось в прямом эфире по всем каналам. Многим, конечно, хотелось бы это дело засекретить, да как его засекретишь, если всякого живущего, включая римского папу и тибетского далай-ламу, только что хотели самым натуральным образом утилизировать, да так, что самый распоследний далай-лама знал об этом прискорбном факте. Вот и пришлось транслировать происходящее, благо что инопланетчикам до земного телевидения, кажется, не было никакого дела.

Олега Казина комментаторы всего света дружно величали «добровольцем из местных жителей», предоставляя зрителям и слушателям гадать, неужто среди местных жителей не нашлось добровольца поимпозантней.

Что касается Казина, то он ещё не отошёл после очередной беседы с доброжелательным Петром Ивановичем. На этот раз Пётр Иванович был сама любезность, и от той любезности хотелось восплакать от смертной истомы и выложить всё как на духу. Удержало лишь воспоминание о движимом имуществе инопланетного происхождения, каковое имущество враз передвинется в общее пользование, едва о нём прослышит доброжелательный собеседник.

А потом в кабинет вошёл секретарь, серенький, под стать хозяину, и, изогнувшись буквой «зю», зашептал что-то в волосатое ухо. В этом невнятном бубнении почудилось Казину искусно отмодулированное обращение: «товарищ генерал-полковник», – и сразу отлегло от сердца, стало легко и покойно. Всякий, имевший дело с ментовкой, знает, что бояться нужно не генералов, а майоров и старших сержантов. Именно они составляют протоколы и влекут в вытрезвитель. А генерал-полковники… что они могут понимать? И всё же беседа о «долге перед Родиной», напомнившая о военкоматовских сборах, которые всегда назначаются, когда картошку копать пора, испортила Казину всякое настроение. Вот как объявит сейчас товарищ генерал-полковник, что вместо полёта в Галактику загремит военнообязанный Олег Казин в славный город Медвежьегорск в отдельный батальон химзащиты… Покуда, впрочем, до самого печального дело не доходило.

– Надеюсь, вы понимаете, Олег Петрович, – журчал генерал, – что западные спецслужбы внедрили в представительство самых опытных агентов. Жаклин Шамо только с виду баронесса, а на самом деле – прожжённый политик.

– Какая такая Шамо? – изумился не читавший периодики Казин.

– Жаклин Шамо, заместитель генерального секретаря ООН, назначена полномочным послом человечества в Галактике и главой делегации на переговорах, – терпеливо объяснил Пётр Иванович.

– А я тогда кто?

– Вот это мне самому хотелось бы знать, – в голосе генерала Иванова прорезались нехорошие нотки, – но вы с нами на откровенность идти не желаете…

– Я… как на духу!.. – испугался Казин. – Только я думал туда Степана Минеича взять, бригадира нашего. Он тоже начальник не из последних. А от вашего ведомства – лейтенанта, что за мной бегал. Симпатичный парень.

– Это верно, парень он симпатичный, только тут без нас с вами решено. Переговоры будет вести пять человек, и баронесса Жаклин Шамо утверждена руководителем делегации.

– Вы же говорили, что она не баронесса, а шпионка…

– Политик, а не шпионка, – поправил Пётр Иванович, с ужасом думая, что на пару с этим оболтусом ему предстоит вершить судьбы мира. – Но с баронским титулом у неё тоже всё в порядке, какой-то её дальний прапрадед пожалован бароном в царствование Людовика XIII.

– Всё-то вы знаете…

– Работа такая, – скромно потупился Иванов.

– Значит, баронесса… – Казин задумался. – Странно мне… как она полетит? У неё же эти… кринолины… – Олег запнулся, не будучи уверен в значении слова. Трудно с теми, кто образованней тебя! Так хотелось помянуть ещё фижмы и конилюры, но приходится воздерживаться. С Вохой да Лёхой слова слетели бы с языка легко и непринуждённо, а тут сиди и гадай, то ли фижма – деталь дамского туалета, то ли остров в Мировом океане.

– Нет у неё кринолинов, – хмуро сказал Пётр Иванович. – Я их, во всяком случае, не видал. А вот политик она серьёзный и всякое дело проницает. Если кто и сможет инопланетчиков уболтать, так это она. А уж тебя она обдурит в три счёта. Да и другие представители – тоже… – генерал помолчал. – Волки они, а не представители. Съедят тебя с потрохами. Поэтому я подумал и принял решение лететь вместе с тобой, – произнёс Иванов, безошибочно переходя на «ты».

– Товарищ генерал! – в непритворном ужасе вскричал Казин. – Нельзя вам лететь! Как же здесь без вас обойдутся?

– Мой долг быть там, где труднее! – отчеканил Иванов. От слов этих в кабинете с ураганной силой повеяло недавним прошлым, и Казин уже не смел возражать и даже фигу в кармане держать не смел.

– Не бойся, – успокоил Пётр Иванович, неверно истолковывая молчание подопечного. – Справиться бы с инопланетянами, а с буржуинством справимся. Противник знакомый. Вот только… – Пётр Иванович наклонился через стол, – с чего ты взял, будто я генерал?

– Что ж я, вчера с дерева сверзился? – сказал Казин, уходя в глухую оборону. – Если от них баронесса летит, то от нас – генерал. Или, в крайнем случае, кандидат в депутаты.

– А ты мужик умный, – похвалил генерал. – Мы с тобой сработаемся. Ты, главное, ничего лишнего не говори, пока со мной не посоветуешься. А то сболтнёшь, как в прошлый раз. Тебе бы ответственно заявить: хочу, мол, чтобы главой переговорного процесса был представитель Российской Федерации. Я бы и имя подсказал в случае чего.

«Знаю я это имя», – подумал Олег, но, помня генеральский совет, сказал совсем другое:

– Товарищ генерал, время уходит. Ежели вы летите, то в дороге обо всём переговорим, а сейчас мне собираться нужно, денщиков у меня нет, и жена тоже ушла, – котомку собирать некому.

– Это нам известно, – не стал скрывать осведомлённости Пётр Иванович. – Слушай, а может, тебя инопланетчики потому и возлюбили? Может, они к мужикам, которых жёны бросили, неровно дышат?

– Это вряд ли, – опрометчиво сболтнул Казин. – Что они могут в этом понимать? У них и баб нету, одна свиноматка на всех.

– Откуда сведения? – быстро спросил Иванов.

– Так в песне же поётся, – нашёлся Казин, – «Не хочем с мужчинами знаться, а будем теперь почковаться».

Пётр Иванович ажно крякнул от огорчения.

– Эх, трудно с тобой придётся! Ну ничего, сработаемся. Иди, собирайся.

От генерала Казин вышел мокрый как мышь. Надо же, в последнюю минуту чуть сам себя не заложил. Слава богу, обошлось, начальник отпустил с миром, только останний нерв на дорожку вымотал.

В таком настроении Олег Казин подошёл утречком к терпеливо ожидающей инопланетине, костяшками пальцев постучал по гладкому и хмуро сказал:

– Вот он я. Открывай, раз уж договорились.

Проход возник сразу, будто и не бывало здесь глухой стены.

Глава 15

Похищение

Казин шагнул внутрь, словно дрессировщик в пасть льву. Ничего не произошло, и Казин, повернувшись к ждущим дипломатам, позвал:

– Заходите, что ли… кого тут выбрали лететь?

Жаклин Шамо, строгая и прямая, бестрепетно шагнула следом. Пасть ожидала. Немедля зашевелились все. Пётр Иванович в безукоризненном дипломатическом костюме и Альфонс Дуэтто, также вызывающе обряженный в штатское, шагнули одновременно, одновременно приостановились было, словно пропуская соперника, а затем-таки столкнулись в дверях. Плохо, когда нет времени заранее оговорить протокол, подобные вещи всегда чреваты столкновениями. Хрустнули военные косточки, но выдержали. Два генерала пропихнулись в тамбур, а следом уже, без излишней торопливости, прошествовали Филипп Домашен и приветливо улыбающийся Симеон Пресняк. Уж эти-то знали себе цену и понимали, что истинный хозяин не тот, кто врывается первым, а кто входит не торопясь.

Внутри дипломатического модуля, насколько позволяли заглянуть камеры, ничего не было, лишь округлый залец без признаков дверей. «Переходный тамбур» – успели окрестить его начитанные в научной фантастике комментаторы. Дипломаты сгрудились посреди тамбура, инстинктивно стараясь держаться поближе к Олегу Казину. Никто их не встречал, и что делать дальше, земляне не знали.

И в эту трагическую для мировой дипломатии минуту раздался звучный голос профессора Липтона, который в качестве дублёра стоял чуть позади, в окружении всевозможных малозначащих лиц.

– Я требую, – вскричал Липтон, – чтобы в посольстве было предоставлено дополнительное место для представителя земной культуры! Культура интернациональна, она защищает интересы не отдельных групп, а человечества в целом!

С этими словами Липтон решительно шагнул вперёд. Невидимый счётчик, запрограммированный на число шесть, отсчитал шестую особь, не имеющую гражданства, и пасть захлопнулась. Там, где только что зиял проход, больше не было ничего. Обслуживающий персонал посольства, офисные работники с бюварами и оргтехникой, официантки с кастрюльками, салфетками, запасом продуктов и меню, составленным на месяц вперёд, офицеры охраны с пустыми кобурами, но во всеоружии секретных приспособлений, прочие неофициальные лица стояли офигев. Даже журналистский корпус, где каждый второй был… да мало ли кем он был! Двери захлопнулись перед самым носом, так что все с носом и остались. Как говорится – офсайт!

Затем космическая громада плавно и торжественно поднялась в воздух, а через минуту исчезла в голубеющей дали вместе с лучшими представителями человеческой расы. Как сказал известный телекомментатор:

– Это похищение!

Книга третья

За околицей

Там! Там-тарам, там-тарам!

Н. Добронравов

Глава 1

Ты лети, моя ракета!

Шикарно лететь в космос на новейшем ракетоплане – небывалой и только что выстроенной махине, которая даже самому строителю кажется чудом техники. Дюзы дико и грозно воют, крутя огненные вихри, блистающая громада, подпираемая пламенем и инверсионным следом, уходит в небеса, и сердце плачет как дитя, трепетно сжимаясь от чувства гордости за мощь человеческого разума. Хотя всего пути рыкающей и вонючей громаде – до ближайших задворок Солнечной системы.

Совсем иное дело ехать пассажиром. Заходишь в салон, небрежно забрасываешь саквояж на полку и капризно спрашиваешь стюарда: «Мы уже тронулись наконец или всё ещё не можем сдвинуться с места?» И стюард почтительно сообщает рейсовую скорость, высоту полёта или, скажем, глубину моря, в зависимости от того, каким транспортом путешествует вуаяжёр.

Хотя бывает и иное пассажирство, когда вокруг смыкаются глухие стены трюма, и никто не скажет, куда тебя везут и зачем. Загрузили – и поехали! И сам не знаешь, пассажир ты или просто временный балласт. Хорошо ещё, если неведомый стюард вовремя подсыплет в корытце комбикорма, а то сиди и постись до самого конечного пункта.

Разумеется, лучшие представители человечества были полностью уверены, что поедут в классе люкс, однако оказались в трюме. Не оговорил непритязательный гражданин Казин условий полёта, и полетели не имеющие гражданства особи в таких условиях, что и кошку возить стыдно. Хорошо хоть полетели, а не побежали позади астробуса петушком.

Сначала произошло некоторое смятение, с гневными выкриками и всевозможными невыполнимыми требованиями, затем, вспомнив, что летят они не на утилизацию, а на переговоры, земные дипломаты поуспокоились и принялись обживаться на новом месте, благо что в круглом зале объявилась дверь, ведущая в глубь транспорта. Внутренние объёмы галактохода оказались достаточно велики для семи человек. От первого помещения, которое как бы само собой нарекли конференц-залом, начинался недлинный коридорчик, по сторонам которого имелись комнаты поменьше, названные каютами. Кают оказалось по числу членов делегации, что уже само по себе внушало оптимизм. Правда, не было там ни дверей, ни иллюминаторов, ни стола, ни койки, вообще ничего, кроме голых стен. Тем не менее начался делёж жилплощади, весьма напоминающий коммунальные склоки времён недоразвитого социализма.

Грызлись по-английски, Казин ничего не понимал. Видел только, что вламывают плешивенькому, который влез последним. Ясное дело, нашли последнего и рады душу отвести. Казин бочком подобрался к Петру Ивановичу, который в такой ситуации казался едва ли не родным.

– О чём говорят-то?

– Горшки бьют! – неожиданно на чистейшем русском языке отозвался один из присутствующих, удивительно напоминавший бывшего бухгалтера ПМК-9 Моисея Лазаревича. Он единственный стоял не с голыми руками, а с небольшим портфельчиком, в каком Моисей Лазаревич, бывало, приносил в контору домашний обед: кусочек фаршированной щуки, куриное крылышко, обёрнутое фольгой, или баночку с овощным рагу, которое называл цимесом. С пожилым бухгалтером всегда можно было договориться о лишней десятке в аванс, посему Казин, глядя на семитическую физиономию собеседника, немедля проникся к нему самыми добрыми чувствами. К тому же бухгалтер-дипломат косвенно подтверждал тайное убеждение Казина, что иностранцы на самом деле разговаривать по-настоящему умеют, а по-импортному бормочут исключительно, чтобы морочить головы честным людям.

– Я и сам вижу, что бьют, – вступил в запретную беседу Казин, – а чего ради?

– Выясняют, кто виноват, что багаж остался на Земле. Господин Домашен уверен, что несчастье случилось из-за того, что в корабль проник неутверждённый регламентом профессор Липтон.

– Да им без разницы, кто кем утверждён. Отсчитали семь человек и поехали.

– Так вы полагаете, мы уже летим? – с характерными интонациями вынужденного переселенца спросил русскоговорящий иноземец.

– А чего прохлаждаться взаперти? Трансцендентально летим.

– Вы, вероятно, хотели сказать трансгалактически? Наш рейс трансгалактический. К тому же, почему семь человек? Было объявлено – шесть!

– Меня они не считают, – уклончиво сказал Казин, перехвативший предупреждающий взгляд Петра Ивановича.

К сожалению, генерал от дипломатии не мог уделить достаточно времени Казину, ибо в эту минуту успешно отражал атаки двух ещё не сдавшихся буржуазных представителей. Профессор Липтон, полностью выведенный из строя, уже не огрызался и лишь вытирал лысину платком, а Жаклин Шамо в споре не участвовала, холодно глядя поверх голов.

– Значит, вас не сосчитали? – не смущаясь генеральским недовольством, протянул бухгалтер. – Это меня ничуть не удивляет, они всегда умели не сосчитать человека. Кстати, меня зовут Семён Моисеич. Симеон М. Пресняк – как пишут на визитках. Но вам можно просто Сёма.

– Олег, – представился Казин, понимая, что ступил на скользкую дорожку сговора с врагом отечества. Родина в лице генерала Иванова двурушничества не прощает.

– Я так понимаю, Олег, что они ещё долго будут выяснять отношения. А я человек немолодой и хотел бы устроиться поудобнее. И ещё я так понимаю, что вам в любом случае достанется торцевая комната. Она меньше других и к тому же вся на виду. Я, с вашего позволения, займу комнату рядом…

– Там буду жить я! – немедленно вмешался Иванофф.

– К вашему сведению, рядом с торцевой – две комнаты. Одну из них можете занять вы, а я расположусь с вами дверь в дверь, вернее, учитывая отсутствие наличия дверей, – дверной проём в дверной проём. Не беспокойтесь, меня вы не стесните, я привык находиться под контролем компетентных органов и даже нахожу в этом некоторую прелесть.

Пётр Иванович побагровел, но ничего не ответил.

Казин подхватил вещмешок и зашёл в комнатёнку, а вернее – нишу в конце коридора. Другие комнаты хоть побольше были, а эта – чулан чуланом! Да и впрямь вся на виду. Не хотелось здесь распаковываться, тем паче что остальные и вовсе с голыми руками сюда заявились, только у баронессы сумочка да у еврея портфельчик.

Иванов немедленно занял соседнее помещение, а Пресняк расположился напротив. Снял штиблеты, поставил возле входа, а портфель засунул в самую глубь комнаты. Демонстративно уселся на пол, по-портняцки подогнув короткие ножки.

– А здесь ничего, уютненько! Только гвоздя для шляпы не хватает.

Галактоход мчал сквозь космическую тьму, отсчитывая пятый миллиард километров.

Глава 2

Ехали мы, ехали

Ничто так не выматывает человека, как вынужденное безделье. Любой чиновник может подтвердить эту нехитрую истину. «Хуже нет, чем ждать да догонять» – говорит пословица. А тут приходилось разом и ждать и гнать, да ещё так, что неясно – едешь ты или до сих пор инопланетина с места не сдвинулась, и персонал, обязанный обеспечить комфортное бытие, толчётся около неприступных стен.

Угомонившись, дипломаты разбрелись по нишам, и на некоторое время наступила тишина. Казину ужасно хотелось как бы между прочим пройтись по коридору и глянуть – уселись ли высокопоставленные особы на пол, или они по-прежнему стоят, сохраняя неприступный вид. Очень это было любопытственно узнать… Есть в отечественной ментовке такое место – блоховник, что-то вроде карцера в подвале, но удивительно грязного и сырого, где принципиально никогда не делают уборки. Пол там покрыт толстым слоем жидких нечистот. Драчливых и непокорливых запихивают туда и дают постоять ночку. И если человек не выдержал и сел в эту грязь, то наутро с ним можно делать, что угодно. Есть, впрочем, и такие, что сразу и с готовностью валятся в зловонную кашу. Это самые отпетые, нечто вроде Симеона Пресняка, который с таким удовольствием расположился напротив Петра Ивановича, да ещё и штиблеты снял.

В единственный сколько-нибудь прикрытый угол Казин поставил рюкзачок, а сам присел рядом. Положеньице складывалось щекотливое: все и всё на виду у всех и даже на минуту не уединиться. Была бы дверь, можно было бы разобрать рюкзак, одеяло достать и полотенце. Они хоть и разодранные сдуревшей Ганной, а всё не на полу сидеть, а по-человечески, как на пляже. Опять же, фиговина и малявина – предметы самые необходимые, упакованы не в сдутом галактоптере, а прямо в вещмешке. И жратва там кой-какая имеется… Вытаскивать подобные вещи под недреманным оком Петра Ивановича Казину очень не хотелось.

Словно подслушав казинские мысли, Иванов возник в проходе и, бросив изучающий взгляд на рюкзачок, поманил Казина.

– Осторожнее с этим… Пресняком, – оглушительно зашептал генерал в самое ухо. – Он старый диссидент, из самых зловредных.

– Так это сейчас модно! – не выдержал Казин. – Сейчас западло диссидентом не быть. Любую газетку почитайте.

– Мода проходит, Родина остаётся! – афористически изрёк Иванов.

– Высоко сижу, далеко гляжу! – напел из своего закута Пресняк. – Господин Иванов, неужели вы так не уверены в стойкости ваших сотрудников, что должны ежечасно проводить политинформацию?

Пётр Иванович скривился, но сделал вид, что не расслышал.

– Всё понятно?

– Ага! – сказал Казин. – Только сейчас мне спать охота.

– Так утро ведь!

– А и что? Я, может, целую ночь телогрейку пылесосил, вы же мне фрака нового не выдали.

– Правильно не выдали, – возразил Пётр Иванович. – Никто не знает, отчего они нас сюда пустили. Нарядили бы тебя во фрак, а они бы тебя не признали – и всё, конец переговорам. Нет уж, в телогрейке понадёжнее.

– Ну, пускай, я разве против? Только у меня всё равно так: в поезд сажусь – сразу на верхнюю полку и храпака давить. Что ещё делать в дороге-то? Другие пить начинают, но я – завязал. Я так скажу: человечество спасать нужно на трезвую голову, а то хуже гибели получится. – Олег облапил любимый абалаковский рюкзачок и склонил на него голову, давая понять, что больше разговаривать не намерен.

– Ладно, – сдался генерал. – Спи. А я покуда с этим бывшим одесситом покумекаю. Зря мы его тогда из страны выдворили, теперь не знаешь, как и разбираться…

Оставшись один, Казин осторожно извлёк из набитого рюкзака фиговину, прижал дидактическую цапфу ко лбу, а цапфой аналитической коснулся стены, поскольку больше ничего в помещении не было. О-го-го, чего там только не было, в стенке – и всё инопланетное! Большому институту – сто лет изучать. Но Казин, благодаря обучающей фиговине, разобрался в полторы минуты, во всяком случае, на уровне квалифицированного пользователя. А больше нормальному крановщику знать и не нужно.

Первым делом выяснилось, что Казина вселили в навигационный пункт, откуда осуществляется управление межзвёздным модулем. Конференц-зал по задумке строителей предназначался для обитания гражданина Казина, а шесть боковых вольерчиков – для содержания существ, обеспечивающих комфортное функционирование перевозимого гражданина. Всё это было спроектировано, выстроено и закинуто на Землю специально для того, чтобы доставить гражданина Казина в арбитражный суд.

Следом Казин полюбопытствовал, чем занимаются его попутчики. Жаклин Шамо с терпеливым видом стояла у стены, видимо, намереваясь простоять так до самого центра Метагалактики. Альфонс Дуэтто мерил комнатёнку шагами, а Филипп Домашен сидел на корточках, прислонившись спиной к стене. Иванов и Пресняк беседовали с виду вполне мирно, что удивительно, если учесть разницу во взглядах.

Понимая, что долго так дипломаты не просидят, Казин спешно вырастил семь штук запертых дверей. Конечно, обустройство площадей удобнее было проводить не из навигационного пункта, а из центрального зала, но крановщик, привыкший ко всякого рода неудобствам, справился. Семь дверей возникли словно ниоткуда, разгородив землян и доставив Олегу Казину столь необходимое одиночество.

Сначала в закутках, неожиданно обратившихся в одиночные камеры, случилась лёгкая паника. Все ринулись к дверям, принялись дёргать их и толкать, Альфонс Дуэтто даже попытался высадить дверь с разбега, но где там иностранцу биться против инозвёздных материалов… Вот если бы Пётр Иванович за дело взялся! Но генерал Иванофф оказался не в одиночке, а вместе с экс-одесситом, и потому, толкнувшись в двери пару раз, антиподы занялись любимым делом: выяснять, кто виноват.

Казин с хозяйским видом прошёл в конференц-зал, сыскал розетку портала, подключился и принялся обустраивать будущее жильё. В каждой комнате, в углу пол вздыбился возвышенностью постели. Возвышенность размягчела полосатым матрацем, от которого отслоилось одеяло и ком поролоновой подушки. Бельё Казин сделать не сумел, да и не пытался.

Стук в двери смолк, очевидно, запертые поняли, что жильё запоздало обустраивается к проживанию, и теперь ожидали новых выперших из ниоткуда удобств.

Под удобства Казин выделил резервный объём рядом с переходной камерой, где нашлись системы регенерации и утилизации. Совмещённый санузел – такое под силу представить лишь инопланетянину и советскому человеку. С точки зрения Жаклин Шамо, подобные понятия непостижимы. Хорошо ещё, что невесомости в корабле не было, иначе пришлось бы жертвовать для обустройства ватерклозета гравитационной дурылиной. Почему-то ни в фантастических романах, ни в репортажах со станции «Салют» не говорится, как справлять нужду в невесомости. А так Казин соорудил в резервных объёмах клозет типа «сортир деревенский», а рядом душевую кабинку. Даже полочку для мыла присобачил, хотя мыла, судя по всему, ни у кого, кроме Казина, не имелось, да и у него завалялся случайный обмылок, хранящий отпечаток Ганниного каблука.

Покончив с наиважнейшим, Олег обновил удобства и вновь взялся за работу. Рядом с кроватями после нескольких неудач возникли массивные и вместительные тумбочки. Что там могли бы хранить незапасливые дипломаты, Казина не очень интересовало, а у него – полный мешок барахла, да и в законсервированной муровине тоже запасено, и хотя бы часть следует разложить.

Кроме комодообразных тумбочек, Олег поставил в каждом помещении по столу и по табуретке. Столы получились огромные, директорские, лишь у самого Казина за недостатком места поместился скромный обеденный столик. В центральном зале новоявленный демиург также сотворил стол, достойный короля Артура: круглый и очень большой. В комплект к столу также полагалось семь табуретов. Теперь всякий обитатель галактического ковчега мог, если хотел, обедать в собственной каюте, а мог – в общей столовой. Вот только Казин серьёзно подозревал, что в карманах дипломатических одеяний нет никаких запасов: ни на месяц, ни на год, ни на единый самый неофициальный завтрак. У Казина имелось кой-что, успел затариться в заезжей автолавке, но немного, поскольку своих денег не оставалось, а Степан Минеич ссудил старого знакомого такой суммой, что вспоминать о ней просто неловко. Потому и не хотелось делиться скудными запасами.

Напоследок Казин создал в навигационной розетку портала, чтобы при желании управлять кораблём не вставая с койки.

В обустроенных комнатах царила тишина, очевидно, путешественники осваивались с обстановкой и ожидали новинок. Казин связался с навигационными системами и узнал, что курс у них правильный, а скорость охрененная. Затем оставалось лишь разблокировать двери и освободить пленников, истосковавшихся по живому общению.

На этот раз никто не пытался выяснять, кто виноват, все дружно списали происшедшее на нечеловеческую заботу хозяев.

– Будем надеяться, – пробормотал Альфонс Дуэтто, – что они не только столы поставят, но не забудут и про угощение, раз уж своё нам захватить не позволили.

– Кто ж не позволил? – возразил Казин. – Могли бы нести хоть центнер всякой жратвы.

Господин Дуэтто изумлённо глянул на крановщика, вдруг заговорившего по-итальянски, но возражать не стал, лишь посетовал (по-английски, чтобы и прочим понятно было):

– Еду должны были загрузить потом. В эту мышеловку даже ни один секретарь не успел войти, не то что повара.

– Сказано же было: шесть человек, – проворчал Казин на этот раз по-английски, – вот и надо было в это число и секретарей включать, и поваров, и хоть кого угодно. Захотели включить себя самих, ну и сидите голодные.

Казин тут же пожалел, что не вовремя напомнил о еде, которая если и может быть, то только у него в мешке, но дипломаты ещё не успели проголодаться, а поскольку голодать им в жизни не приходилось, то они, за немногим исключением, обратили внимание не на смысл слов, а на то, как они были сказаны.

– Скажите, месье Казин, где вы изучали иностранные языки? – спросила Жаклин Шамо на родном прованском диалекте, который и в Париже не всякий поймёт.

– В школе учил, – ответил не чующий подвоха Казин. – По немецкому – честный тройбан.

– Я же говорю, он замаскированный агент КГБ, – оседлал любимого конька профессор Липтон.

– То есть вы полагаете, что мы с вами разговариваем по-немецки? – Жаклин Шамо, не отвлекаясь, била в десятку.

– Как это – по-немецки? Мы на русском языке говорим.

– Инопланетяне, когда вы с ними договаривались, тоже на русском языке говорили?

– А то как же! Я по-ихнему не чирикаю.

– Скажите, месье Казин, эта способность у вас была всегда? Приходилось ли вам встречать людей, чей язык был вам непонятен? Какой-нибудь чрезвычайно экзотический язык…

– Откуда в деревне экзотические языки? – вступился за подопечного Петер Ивановитш. – Там всего два языка – блатной да матерный.

– А как же, приходилось, – не слушая генерала, разливался деревенский полиглот. – Цыгане, интуристы и лица кавказской национальности, они нарочно говорят, чтобы их не понять было. Но мне их понимать без надобности, я с этим народом дел не имею.

– Ясно… – протянула Жаклин Шамо.

– Ясно, что ничего не ясно, – возразил Пресняк.

Наступило молчание, интеллектуалы переваривали полученную информацию. А Казин, вооружённый лингвоаппаратом, вдруг понял, что баронская фамилия на самом деле звучит не очень-то благозвучно, красивое слово «шамо» по-русски означает «верблюд». Видать, были среди аристократических предков такие, что прославились надменной горбоносой внешностью и готовностью презрительно плюнуть. И сама баронесса неуловимо соответствовала фамилии, напоминая породистого и гордого зверя.

«Верблюдица», – уверенно решил Казин.

– Не исключено, – высказала предположение верблюдица, – что экстратеррестральная комплиментарность господина Казина обусловлена как раз его удивительными лингвистическими способностями…

– Либо наоборот, – добавил Домашен, – лингвистические способности есть следствие комплиментарного отношения инопланетян. В конце концов, мы так и не выяснили, обладал ли объект паранормальными способностями до вступления в контакт с чужими.

«Я те покажу – объект, америкашка недоделанная!» – подумал Казин, но дипломатично не произнёс ни слова.

Пётр Иванович тоже ничего не сказал, но в его взгляде явно читалось сожаление:

«Такой интересный объект, его бы заранее изучить, выяснить, что к чему… Проморгали, явно проморгали! Наша недоработка».

– Предлагаю утвердить господина Казина переводчиком при дипломатической миссии, – подал голос Сёма Пресняк.

На том и порешили, благо что никакого более радикального решения принять просто не могли.

Дипломатический модуль пёр через подпространство, скорость у него, как и прежде, была охрененная и даже того хлеще.

Глава 3

Кому не спится в ночь глухую

Разбрелись по номерам поздно, так и не дождавшись ни обеда, ни ужина. Под вечер обсуждали в основном, когда звездовоз доберётся к пункту назначения, будет ли там торжественная встреча и хотя бы лёгкий фуршет. В конце концов – должен быть, ведь не для того приглашали делегацию, чтобы заморить голодом…

Наконец угомонились, и Казин заперся в навигационной рубке. Теперь можно было разобрать вещи и определиться, как быть дальше. Ситуация Казину решительно не нравилась, вместо дружной команды деловых людей с ним летела шайка болтунов, не умеющая даже прокормить себя. А лететь, между прочим, предстояло ещё больше суток, да и на месте, как догадывался Олег, фуршета ожидать не приходилось.

Прежде всего Казин попытался расконсервировать муровину, поскольку именно там находилось большинство имущества. К сожалению, в крошечной навигационной рубке для этого оказалось недостаточно места, а выйти с муровиной в зал крановщик-переводчик не успел. В дверь постучали.

Казин отворил и увидел Симеона Пресняка.

– Тсс!.. – прошипел диссидент, приложив палец к губам, и на цыпочках проскользнул в комнату мимо удивлённого Казина. – Ваш шеф, кажется, спит, и мы можем поговорить без свидетелей.

«Не о чем нам разговаривать, он перед смертью сказал!» – вспомнил Казин детский стишок, но, увидав, как господин Пресняк вытаскивает из портфеля фляжку с чем-то алкогольным, решил погодить с отпором и сначала выслушать гостя.

Пресняк окинул взглядом комнату, словно боялся, что тут могут оказаться посторонние. На рюкзаке взгляд его деликатно не стал задерживаться.

– За знакомство! – предложил директор МВФ, отвинчивая колпачок ёмкостью граммов сорок и наполняя до самых краёв. – Прошу!

Казин принял колпачок с чувством человека, продавшего родину за чупа-чупс. Напиток слегка напоминал болгарскую «Плиску», о чём Казин и сообщил немедленно.

– Как же, помню! – закивал Пресняк. – Было когда-то такое убожество! Виньяк а-ля коньяк… Не беспокойтесь, Олег, это совсем нанемножко лучше.

Он налил себе вполовину меньше и, произнеся: «Чтоб мы так жили!» – опрокинул колпачок в рот.

– Забористая штучка! – произнёс он, посмаковав ощущения. – К ней бы пожевать чего-нибудь. Вообще-то коньяк сыром полагается закусывать. Помнится, в годы нашей с вами юности неплохим сыром считался «Эмменталь». Но дорогущий был, зараза! А ещё «Поларис», литовский сыр по рупь десять, не помните?

– Сыра нет, – хмуро ответил понявший намёк Казин, нырнул в рюкзак и добыл сушёного подлещика, пожертвованного тёткой Фаней.

– Я так и догадывался, что у вас, Олег, что-нибудь найдётся, – воскликнул Пресняк, ловко обколачивая рыбку о край стола. – Мировая вещь! Знал бы, не коньяк с собой захватил, а пару баночек пива…

– Колбасу надо было с собой захватывать, – нравоучительно изрёк Казин, – и хлеба пару буханок.

– Так кто мог знать… Кроме того, мне по протоколу не положено ничего нести. Я и так портфель захватил. А много ли туда влезет? Вот абалаковский рюкзак – штука вместительная. Я, когда был студентом, в таком девушек проносил в общежитие мимо вахтёров.

– Девушек у меня там нет, – сообщил Казин.

– А жаль!.. – хохотнул Пресняк. – Хотя сейчас следует думать о более насущных вещах. Куда мы летим и летим ли вообще – неизвестно. Обещаны переговоры, но поймите, Олег, порядочные люди так переговоры не ведут. Сколько ещё продлится это безобразие – я даже предположить не умею. А еды у нас только то, что у вас.

– Думать надо было, – непреклонно заявил Казин. – О себе позаботиться не умеете, а туда же – Землю спасать. Раскинь мозгой, если ты такой умный, люди в поезд садятся, за что первым делом хватаются? Жрать начинают. Я-то пропойца, с меня и взятки гладки, а ты куда смотрел? Хоть бы курицы кусок захватил. Самому теперь не жрамши сидеть. Стюардессы тут, по всему видать, нету.

– Вот и я о том же, – наливая Олегу второй колпачок, проговорил Пресняк. – Мы, простые русские люди, должны держаться друг друга. Иначе нас американцы сожрут и собственное начальство.

– Эх, Сёма! – попенял Казин, заглотив коньячок. – Только не надо мне мозги пудрить. Я же тебя насквозь вижу. Как кредиты выделять, так ты гражданин мира, а как брюхо подвело, так простой русский человек. Нехорошо, Сёма!

– Будут кредиты! – истово заверил Сёма. – Как вернёмся, сразу перед советом директоров вопрос поставлю.

– Гляди, не обмань, – строго сказал Казин. Помолчал и добавил нехотя: – Разносолов не обещаю, а жрачкой поделюсь. Только выдача с завтрашнего дня будет, а сегодня и попоститься не мешает, чтобы не умом, а брюхом понять, что экономить надо. Лететь нам ещё долго, а еды у меня на всех не запасено.

– Понимаю, надо экономить, – согласился экономист. – Давайте составим кратенькую опись, что у нас имеется, и примерную раскладку, скажем, на две недели…

– Сам справлюсь, – отказался от международной помощи гордый россиянин.

– Хорошо, хорошо, – не стал настаивать Пресняк. – Вы пока отдыхайте, да и мне уже спать охота. Но помните, я всегда на вашей стороне.

– Договорились, – грубовато пошутил Олег. – Ежели дойдёт до… ну вы понимаете… то – никакого жребия! Первым сожрём американца. Конечно, он не такой упитанный, как некоторые, но договор есть договор.

Симеон Пресняк ушёл в смятении.

Глава 4

Продолжение банкета

Если по совести, то нужно было, едва на минуту оставили в покое, блокировать двери, а потом уже заниматься инвентаризацией. Вскоре эта нехитрая истина стала для Олега Казина очевидной. Задним умом мы все крепки, галактические граждане в этом смысле не являются исключением. Едва Казин успел выпроводить одного назойливого гостя, как в дверь снова постучали. Казин поспешно глянул сквозь дверь и увидел, что там со строгим видом стоит Пётр Иванович.

Первым побуждением было притвориться спящим, а потом сказать, что, мол, дрыхнул без задних ног, ничего не слыхал, ничего не видал. Однако Олег сообразил, что генерал мог видеть Пресняка, выходившего из его комнаты, а значит, враньё лишь усугубит вину морально-нестойкого механизатора. Лучше уж честно признаться, что выпивал с врагом народа.

Войдя, Пётр Иванович первым делом глянул на мешок, стоящий в углу, затем пронзил взором Олега Казина, принюхался и мечтательно произнёс:

– «Камю».

– Чево? – спросил Казин.

– Писатель такой есть – Альбер Камю. Очень мне его произведения нравятся.

– Не читал, – как на духу признался доблестный мелиоратор.

– И не надо, не наш это автор. Но пишет высокохудожественно, – генерал перевёл проницательный взгляд на Казина и вопросил: – О чём с Пресняком болтал?

– Да так, о разном… – уклончиво ответствовал Казин.

– А поконкретнее?

– Выспрашивал он, что я с собой везу. Покоя ему мои шмотки не давали.

– И что ты?

– Ничего я ему не сказал! – заторопился Казин, вновь чувствуя себя подследственным. – Я же понимаю, в армии как есть два года оттрубил, присягу давал, а теперь что, буржуям тайны выдавать стану? Ничего ему не сказал, ни единого сведения!

– Какие у тебя в мешке тайны, мне известно, – промолвил Иванов, заставив Олега облиться холодным потом. – Всех твоих тайн: хлеба чёрного – две буханки, булки – один батон, икры кабачковой – банка, «Завтрака туриста» рыбокрупяного – три банки, леща вяленого – два…

– Один, – поправил Казин.

– Теперь один, – согласился разведчик, бросив взгляд на стол, заваленный чешуёй. Затем генеральский взор остановился на муровине, неловко расстеленной посреди комнаты. – А это что за брезент? – грянул начальственный вопрос.

– Товарищ генерал! – жарко зашептал Казин, становясь от усердия на цыпочки. – Разрешите доложить: под видом представителя монополистического капитала на вверенный вам корабль проник людоед! Семён Пресняк пытался споить меня и предлагал, когда кончатся продукты – фарш рыбокрупяной и всё остальное, – поочерёдно лишить жизни членов международной делегации и употребить их в пищу!

Ах, почему тракторист Илюха не слышал этого монолога?! Косноязычному Илюхе такого под угрозой расстрела не выговорить. Он бы понял, что тракторист против крановщика, что утка перед лебедем, и вперёд не стал бы спорить, что сильнее, трактор или кран! Даже на матёрого контрразведчика генерала Иванова подобное сообщение подействовало.

– Это как это? – спросил генерал ошарашенно.

– Но вас, товарищ генерал, – в озарении нёсся Казин, – я из-под удара вывел. Первым решено сварить американца… Вообще-то итальянец помясистее будет, но вы понимаете, я действовал, исходя из политических соображений, гастрономические доводы отвергая напрочь!

Петр Иванович невольно втянул начинающее выпирать брюшко и в некотором смущении пробормотал:

– Если уж на то пошло, то самый упитанный среди нас – твой приятель, с которым ты тут пьянствовал.

– Вот и я о том! – подхватил Казин. – Мне с самого начала показалось подозрительным, что он такой… упитанный! Мальчишками мы таких дразнили: «Жиромясокомбинат, маргариновый завод!» А он, оказывается, вот до чего докатился!

– Г-хм!.. – Пётр Иванович с трудом продрался сквозь разливы болтовни к остаткам здравого смысла. – Ты вот что, пошутил, и хватит. Я понимаю, коньячок, то-сё… но чтобы больше бесед по ночам не было. Тем более что продукты транжирить тоже не следует. Давай-ка, покуда суд да дело, инвентаризацию проведём, какие у нас продукты наличествуют. Кстати, вот ещё вопрос: приборчики у тебя какие-то замечены были, пара штук. Прежде было решено тебя не тревожить по этому поводу, а сейчас, будь добр, объясни, что это за штуковины?

Мгновение Олег Казин судорожно пытался сообразить, как бортовой климатизатор, прозванный некогда штуковиной, мог попасть на глаза всезнающему генералу, и лишь потом до многострадальной головы дошло, что Иванов назвал универсальным словом малявину и фиговину, которые не были заранее упакованы.

Да что же это такое творится?! Ночью собирался, в родном гараже, свет притушив и окошко занавесив, а они всё подсмотрели и теперь ответа требуют! Болтают про демократию, брешут о свободе, врут насчёт неприкосновенности личности! А сами так и зырят, как бы отнять честно заработанное!

– Нет у меня ничего! – огрызнулся Казин. – И никогда не было! Напутали твои соглядатаи. А и было бы, хрена я бы вам отдал! Хватит, отцаревали, кончилось ваше времечко! Теперь у нас частная собственность и конфинденциальность личного сосуществования! Ясно?

– Конфиденциальность, – машинально поправил высокообразованный генерал.

– Во-во! А вы тотальную слёжку устраивать? Каждую сраную консервину сосчитали. Эх, начальнички!

– Ну ладно, – грубовато сказал Пётр Иванович. – Будет тебе. Тоже пойми, инопланетяне привалили, дело о жизни и смерти идёт, понимать надо.

– Я понимаю, – пел своё Казин, – я всё насквозь вижу!

– А если видишь, так и ещё кое-что увидь, – жёстко сказал генерал Иванов. – Сколько нам лететь – никто не знает, но когда-нибудь прилетим. В смысле – домой вернёмся. Так что я бы на твоём месте крепко подумал, прежде чем резкие слова говорить.

Правильно было сказано в одной книжонке про сучец в чужом глазу! Подумал бы многотерпеливый Пётр Иванович, прежде чем угрожать, глядишь, добился бы своего, ибо Олег готов был впасть в истерику и сдаться на милость победителя. Однако контрразведчик нажал чуть сильнее, чем следовало. Недаром сплетничали старухи, будто казинская бабка согрешила некогда с проезжим цыганом, и оттого у Олежки не только кудри смоляные, но и нрав горячий.

– Ах ты, прыщ гнойный! – взревел Казин, вздев мозолистые рабоче-крестьянские кулаки. – Да я тебя!..

Петра Ивановича вынесло из комнатушки как ветром. И хорошо, что не замешкался, а то и в шею получить мог. Давненько не случалось такого с товарищем генерал-полковником.

Олег Казин, тяжело дыша, навалился на дверь, которая и без того захлопнулась на замок. Всё, больше сюда ни одна сволочь на ступит. Мой чулан – моя крепость! А генерала – запереть и пусть под замком сидит… И вообще всех запереть, ничего с ними за сутки не сделается.

Сильный удар заставил Казина вздрогнуть. Кого там ещё принесло?

Казин бросился к потайному пульту управления и облегчённо вздохнул, поняв, что под дверями никого нет, а удар приключился оттого, что летящий астроплан столкнулся с шальным астероидом.

Глава 5

Космический будень

Лететь предстояло ещё сутки, так что космических будней ожидалась одна штука. Такой срок можно и поголодать, тем паче, что вода в душевой кабинке лила без ограничений. Однако Олег, не любивший напряжёнки, решил дипломатов не нервировать, а дать каждому, о чём тот втайне мечтает.

Под покровом ночи, заблокировав предварительно двери комнат, чтобы никто не вылез в коридор, Казин переволок в зал и расконсервировал галактоптер. Выволок наружу штуковину и сделал в астролёте приятную прохладу с запахом свежескошенного сена. Добыл дуровину и смастерил с её помощью пластмассовые миски, кружки и ложки. Кулинарную хреновину установил в рубке. Конечно, рубка – не камбуз, но показывать работу инопланетной техники Петру Ивановичу или финансисту Сёме Казин не собирался. Лишь полевой синтезатор «Модус» вызывающе установил посреди стола в кают-компании. Самого себя Казин предусмотрительно уберёг, настроив фигулину так, чтобы она действовала строго избирательно, то есть на всех, кроме хозяина.

После этого лишнее оборудование Казин прибрал, муровину законсервировал и со спокойной совестью завалился в койку, забыв, что попутчики остались под замком.

Измученный ночными трудами, Казин проснулся поздно и сначала даже удивился приятной тишине и безлюдью. Потом вспомнил про заблокированные двери и выпустил истосковавшихся представителей человечества. У дверей санузла образовалась толчея, Альфонс Дуэтто, первым проникший внутрь, принялся принимать душ, а остальные неловко переминались, мечтая хотя бы справить малую нужду.

«Богатые тоже какают», – сделал вывод Казин. Довольно парадоксальный вывод, ибо из телесериалов ничего подобного не следует.

Разобравшись кое-как с требованиями возмущённых организмов, всепланетные делегаты собрались в конференц-зальце вокруг полевого синтезатора, напоминающего не то причудливый светильник, не то абстрактную скульптуру.

– Любопытная штучка, – заявил Симеон Пресняк. – Как вы думаете, для чего наши хозяева выставили её здесь? Подозреваю, что это микрофон или телефонный аппарат, короче, этот предмет предназначен для связи во время переговоров. Думаю, его появление означает начало полновесного переговорного процесса.

– Но на всякий случай не стоит его вертеть, – посоветовал Филипп Домашен.

– Совершенно верно, – согласилась Жаклин Шамо, – однако предлагаю обсудить некоторые аспекты сложившегося положения. Мы оказались отрезаны от информационной базы, от помощи экспертов, у нас даже нет бумаги и приспособлений для письма! В этих условиях остро необходимо пересмотреть круг обязанностей каждого из нас…

– Я тоже думаю, что это просто телефон, – не в тему сказал Казин и резко крутанул венчик полевого синтезатора.

– Не на!.. – вскрикнула Жаклин де Шамо и замолчала. Взгляд её поплыл, заволокшись мечтательной плёнкой.

О чём может мечтать титулованная верблюдица? Тайна сия велика есть и останется сокрыта от нескромных взоров. Зато сразу и резко всплыли мечтания остальных присутствующих.

– Что ж, – энергично произнёс Филипп Домашен, – круг обязанностей действительно следует пересмотреть. Я рад, что вы сами это понимаете, и, как представитель великой державы, согласен возглавить делегацию…

– …и поскольку именно мощь Северо-Атлантического блока остановила космического агрессора, – подхватил Альфонс Дуэтто, – то всю полноту власти на переговорах я беру на себя.

– Предписываю всем разойтись по своим каютам и не покидать их впредь без специального разрешения, – отчеканил Петер Иванофф. – Рядовой Казин, проследите за выполнением приказа!

Профессор Липтон и толстопузенький Сёма тоже что-то бормотали, но Казин не слушал. Он бежал в смятении, намереваясь впредь без специального разрешения не покидать своей каюты.

Как было спето в песенке: «Трудовые будни – праздники для нас!»

И как было сказано в киношке: «Это же просто праздник какой-то!»

Глава 6

Не хлебом единым

Отсидевшись и отдышавшись, Казин принялся за обед. Насинтезировал кастрюльку сбалансированной, витаминизированной, легкоусвояемой бурды, похлебал, заедая чёрным хлебом. Потом начал заботиться о других. Разлил варево по мискам, к каждой порции приложил по маленькому ломтику хлеба и понёс в кают-компанию, надеясь, что увлечённые перераспределением портфелей политики не поймут, откуда взялась еда.

Так и случилось. Олег расставил миски, разложил ложки и хлеб. Всё это время дипломаты, закатив глаза под лоб, долдонили каждый своё.

– Хавать дуйте, – сказал Казин почти по-английски.

– Ту хав динэ, – транскрибировал Пресняк бывшего соотечественника, на мгновение отвлекшись от решения судеб Галактики.

Забренчали ложки, сладковато-солоноватый киселёк был выхлебан в мгновение ока. На хлеб никто, кроме Сёмы Пресняка, не обратил внимания.

– Ну, как хотите, – обиделся Казин. – В следующий раз жрите впустую. Ещё хлеб на вас тратить…

Никто не откликнулся на гневную отповедь земледельца, сладкие грёзы, которые навевал полевой синтезатор, занимали всё внимание отобедавших господ.

– Тьфу на вас, – сказал Казин и пошёл мыть посуду.

Лететь предстояло чуть менее суток. Можно и перетерпеть.

Глава 7

Мягкая посадка

Менее суток минуло уже на следующий день.

С вечера дипломаты разошлись поздно, не обменявшись ни единым словом и, кажется, не вполне понимая, что с ними происходит. С утра вышли к уже работающему «Модусу» и сразу взялись за переговоры. А Казин, костеря себя и весь свет, занялся завтраком. Во время завтрака, состоявшего всё из той же баланды, спускаемый модуль и совершил посадку в самом центре Вселенной, неподалёку от административного сектора Галактики Млечный Путь.

Внутри корабля ничто не дрогнуло, не звякнуло, не шелохнулось. Люди не прервали трапезы, и даже Казин не сразу понял, что путешествие закончено, и впереди замаячил призрак арбитражной комиссии, от решения которой зависит судьба всех людей, сколько их есть на свете, кроме самого Казина, да ещё, быть может, электромонтёра Вохи, который в эту самую минуту оторвался от пивного сосца и окинул мир трезвым, осмысленным взором.

Книга четвёртая

Знай наших

Ведь, если звёзды зажигают —

значит – это кому-нибудь нужно?

В. Маяковский

Глава 1

Не пивом единым

Хорошо было в нутре синоматки, тепло и сыро. И пахло пивом. Сосок истекал драгоценной влагой, обещая безопасность, спокойствие и неземное блаженство. Но всё же Воха поднялся на ноги.

– Хватит, – сказал он. – Хорошего понемножку. Пойду гляну, куда меня занесло.

Глава 2

Пустили Дуньку в Европу

Ох, страшновато было Олегу Казину выходить наружу! Чужая планета, чужая земля… и рядом никого, кто поддержал бы в трудную минуту. Есть кому есть, да несть кому несть. Всё на себе волочить приходится. Дипломатический корпус с самого утра радостно тусуется возле трудолюбивого «Модуса», а галактоход между тем уже никуда не летит. Прилетели, однако, и пора приступать к работе или по меньшей мере оглядеться на местности.

Воевать-то пора, да не кричится «ура!». Что же это получается, так просто выходи на чужую планету и гуляй? Ни тебе таможни, ни зелёноголовых погранцов, ни кинохроники, сбежавшейся запечатлеть историческое событие. Подумаешь, делов… прилетела деревенщина, в суде правды искать!

Казин собрался, рассовав по карманам малявину, халявину, фигулину, вещулину (пригодиться может всё!), а заодно и муровину, превращённую в носовой платок. Вышел в тамбур, задержал дыхание и коснулся заветной сенсорной панели, скрытой от глаз непосвящённых. Входной клапан причмокнул и сплюнул Казина на мостовую галактической столицы.

Ничего не скажешь, иноземный город отличался от того, что прежде доводилось видывать Олегу. Строения, если это были строения, вздымались превыше не только Александрийского столпа, но и телевышки. Экипажи, если то и впрямь были экипажи, носились безо всякого смысла, поминутно сталкиваясь, но не расшибаясь. Люди… а вот людей тут не было. Существа попадались странные и маловразумительные. Вид их был таков, что встретить хотелось хоть хлюпика сина с харей цвета хаки – всё знакомая морда.

Иноземельцы катились и струились, ползли и порхали, пошевеливая бахромой ложноножек. Хотя не исключено, что это были вовсе не жители галактополиса, ведь не может на свете быть столько граждан, о правах которых обязана заботиться администрация Вселенной!

Здоровенная зверюга стопанулась рядом с Казиным, распахнула бегемотистую пасть. Казин попятился. Из звериной глотки высунулся тощенький гуманоидыш:

– Куда ехать будем?

Тьфу ты, пропасть! Это у них такси такое, что ли?

– Ножками гулять будем! – отрезал Казин.

Такси, оставив запах зоопарка, исчезло за углом. А Казину враз полегчало. Ну не разбирается он в этой жизни, так что с того? Жизнь, она везде одинаковая, оботрёмся – разберёмся. Придёт наше время, ужо покатаемся на автобегемоте! А покуда… Казин вытащил фиговину, изготовил её к работе и принялся изучать всё подряд. Прижал цапфу к стенке и узнал, что перед ним – несущая конструкция. Проанализировал кусочек мостовой и выяснил, что это – дорожное покрытие. Коснулся столба, но столб обозвал Казина наглецом и сердито отшагнул в сторону. Неловко вышло.

Тем не менее Казин исследований не бросил и вскоре гулял по улицам гигаполиса довольно-таки уверенно. Никто его не сбил, не побил и не попытался облапошить. Словно каждый день земляне с дидактором наперевес гуляют по межгалактическому центру.

Район, где совершил посадку модуль, оказался тихим, во всяком случае, уже чуть в стороне движение усиливалось неимоверно. Встречались и пешеходные зоны, где по земле ничего, кроме живых существ, не двигалось. Зато существ тут двигалось в пять ярусов. Сияли и вспыхивали огни, что-то брякало, гикало и благоухало на разные запахи.

Казин ничего не понимал, в таком многоголосье переводческая малявина не справлялась. Хотя… там вроде имелись разные режимы работы.

Отойдя в уголок, Казин поизучал транслитератор и таки обнаружил режим «максимальной адаптации». Включил – и в глазах прояснело, в ушах прочистилось и лишь в голове по-прежнему всё мчалось кувырком. Теперь можно было не прощупывать каждый шаг цапфой дидактора, стена казалась стеной, мостовая – мостовой, а прохожий – прохожим, хотя прохаживаются такие прохожие лишь в голливудских ужастиках. Огни обрели смысл, таксомоторы утратили звериные морды, а малопонятная реклама: «Гумкайте у нас и будете халахи», – обрела смысл столь интимно-изощрённый, что Казин сплюнул от смущения и закраснелся, словно девушка.

По счастью, в этот момент из-за разляпистой друзы разноцветных кристаллов ляписа выбежал деловитый паучок и раскатисто вопросил:

– Гр-ражданин Казин, вас пр-росят пр-рибыть в ар-рбитр-раж завтр-ра вечер-ром в двадцать четыр-ре часа тр-ринадцать минут по ср-редневселенскому вр-ремени!

– Э… – удивился Казин. – Я, конечно, прибуду, только как бы узнать, где этот арбитраж находится?

– Пр-риду и пр-ровожу, – успокоил восьминогий.

– Спасибо, – неожиданно для себя самого проявил вежливость механизатор. – А как вы вообще меня нашли в этаком вавилоне?

– Р-работа тр-ребует. Обнар-ружить и пр-редставить!

– Я вижу, у вас тут от исполнительного листа не спрячешься, – посочувствовал Казин. – Значит, завтра? Ладушки… А сейчас, слушай, друг, не можешь ты рассказать, что тут у вас где и, вообще, куда я попал?

– Не экскур-рсовод! – категорически отказался паучишка, пританцовывая от неудержимого желания бежать разыскивать следующего клиента.

– Эх ты! – попенял Казин. – Я к тебе как к человеку, а ты…

– Вы попали, – запинаясь и позабыв от неожиданности о букве «р», произнёс курьер, – в административно-развлекательный центр Вселенной. Наш лозунг: управляй, развлекая – развлекай, управляя.

– Ну, парень, вы даёте! – только и мог сказать Казин.

Внутри у паучонка что-то заскрежетало, и он завопил на прежний манер:

– Я не пар-рень! Я не гр-ражданин! Я кибер-ркур-рьер-р! Ваше обр-ращение меня дезор-рганизует!.. дезор-риентир-рует!.. депр-рогр-раммир-рует!.. дезинтегр-рир-рует!.. – несчастный давно скрылся из виду, а до Казина всё ещё доносились вскрики: – демонтир-рует!.. депр-ремир-рует!.. де…

Что ни шаг, то – сам дурак.

Махнув рукой на всякие приличия, Казин впёрся в первое попавшееся здание, в котором сумел отыскать вход, и заявил вышедшему навстречу лимонно-жёлтому негуманоиду:

– Я гражданин Казин, крановщик из Подсосонья! А что у вас?

Его ничуть не удивило бы, если бы лимоноид ответствовал с детства знакомой речёвкой: «А у нас в кармане гвоздь!», – однако владелец заведения ответил не слишком вежливо, но по существу:

– У нас всё, но не для всех. Деньги у тебя есть, гражданин?

Контрвопрос охладил казинский пыл. Олег понял, что у него загуляли нервишки, и, значит, нужно извиняться и поспешать к дому, тем более что на завтра назначено рассмотрение иска, а брошенных дипломатов давно пора кормить.

Так Казин и поступил и даже на следующий день не вылезал из модуля до тех самых пор, пока за ним не явился отремонтированный и заново отлаженный восьминогий курьер.

Глава 3

Мировая

Власти исполнительной, ежели это и впрямь власть, преград не бывает. Приказал мировой судья правого рукава обеспечить своевременную явку тяжущихся сторон, и ровно в двадцать четыре часа тринадцать минут по среднегалактическому времени гражданин Казин вошёл в судейский кабинет.

Направляясь на суд, Казин сладострастно представлял подробности личной встречи с блудным сином, и подробности эти, в зависимости от настроения, варьировались весьма широко. Иной раз хотелось прочесть гневную филиппику в духе Филиппа Домашена, но куда чаще мечталось о кулачной расправе, каковыми прославились в молодости казинские помощники Воха и Лёха. Однако в действительности оказалось, что в зале суда нет никого, кроме судьи, да и тот находится здесь не целиком. Мировыми судьями в обитаемой части Вселенной, как правило, становились представители древней цивилизации полифасных янусов, которые умели разом повернуться лицом и к истцу, и к ответчику, ибо имели этих лиц более чем достаточно.

Так что очутился Олег Казин вовсе не в зале, наполненном негодующей толпой, а в небольшом кабинете. Мировой судья выпирал из стены наподобие модернового горельефа, доброжелательный взгляд многочисленных глаз проникал в самую душу тяжущегося.

– Я уполномочен предложить вам мировую, – произнёс мировой телепатически.

Казин зачесал в затылке. Он-то, направляясь сюда сквозь пол-Галактики, предполагал, что ему предстоит долгая борьба за свои законные права, а ему вот так прямо предлагают примириться. Стоило ли ради этого огород городить?

– Я как бы и не прочь, – промолвил он наконец. – У нас говорят, не судись, да не судим будешь, а от тюрьмы не открещивайся.

– Противная сторона предлагает вам в качестве отступного признать ваши права на все объекты вашего мира за исключением области распространения жидкофазных коллоидов и центрального светила. Обратите внимание, в вашу личную собственность переходит такая значительная планета, как Юпитер, а также Сатурн с его уникальными кольцами. На настоящий момент уже имеются заявки от туристических фирм на организацию экскурсий и турпоездок в район колец Сатурна. При хорошо организованной рекламной кампании Сатурн может оказаться золотым дном.

– Ага, – Казин бешено соображал, где именно собирается подколоть его распроклятый син. Потом до него дошло. – Это что же, мне всякий там Юпитер, а ему – Землю?

– И центральное светило. Впрочем, плата за освещение будет самая умеренная.

– Не пойдёт! – Казин ещё не знал, как будет отстаивать право на собственную планету, но отступать не собирался. Возможность заполучить в личное владение Юпитер и кольца Сатурна казалась весьма соблазнительной, но ведь и жить где-то нужно. Добро бы блудный син хотел оттягать Марьин ручей, его Олег в обмен на Юпитер отдал бы с закрытыми глазами. Но ведь тут о всей Земле речь идёт – и о Подсосонье, и о Мелетицах, и даже о Ропше. – Юпитер – это, конечно, неплохо, – начал торговлю Казин, – но без Земли мне никак.

– Каковы, в таком случае, ваши условия? – доброжелательно поинтересовался многоликий судия.

– Пусть убирается куда хочет, но чтобы ни его самого, ни его подручных я больше на Земле не видал! – У Казина ажно холодок прошёл промеж лопаток. А что делать? Когда у противника на руках все козыри, остаётся только блефовать.

– Это дополнительное условие? – уточнил янус.

– Конечно! – заявил Казин, балдея от собственной наглости.

Мировой задумался, а может, просто сообщал полученную информацию адвокатам блудного сина. Казин ждал, внутренне холодея – не случится ли перебора.

– Ваши условия приняты, – после минутного молчания сообщил янус.

Этого Казин не ожидал. Где он сумел проколоться? Раз пройдошистый син так легко согласился на дополнительные условия, значит, тут дело нечисто.

Между тем судья, явно довольный быстрым и благополучным исходом дела, которое поначалу казалось столь кляузным, извлёк откуда-то текст соглашения и предложил его Казину на прочтение. Казин перечитал соглашение внимательно, но никаких подколок не обнаружил. Утилизационная команда должна немедля собраться, в трёхчасовой срок демонтировать все сооружения и покинуть Землю. А главное – Казин любовно перебрал кипу зелёных с золотым тиснением свидетельств, – он и подумать не мог, что на свете столько планет! – и все они теперь принадлежат ему, Олегу Казину! Это тебе не покупка участков на Луне, о чём Казин как-то слыхал по телику, это всерьёз! Планетоплан у него есть, так что без дела Юпитер не пропадёт.

«Что-то он всё-таки забыл, – кольнула Казина тревожная мысль, пока он расписывался услужливо поданным стилом на трёх экземплярах договора, – что-то упустил из виду, недоучёл…»

– Поздравляю! – дежурно произнёс янус, улыбнувшись во всю ширину своего горельефа. – Всегда приятно завершить дело обоюдоприемлемым миром.

В приёмной Казин долго перебирал полученные сертификаты, и настроение постепенно улучшалось. Это надо же – получить столько, а между делом ещё и Землю спасти! Вот что значит правовое общество. Ежели ты гражданин, то и права у тебя железные, и никакой синюшный прохиндей ничего против тебя умыслить не сможет!

«А Солнце?! – вдруг ударила запоздалая догадка. – Про Солнце-то я и забыл! Оно же синовским осталось! А впрочем – ладно. Плату за свет он обещал божескую, а задерёт цену – не буду платить, и всё тут. Что он мне сделает? – Солнце отключит? Смешно…»

С этой успокоительной мыслью сторонник правового общества Олег Казин вышел из немереноэтажного здания Координационного центра Галактики и остолбенел, увидев, что поперёк всего Млечного Пути сияет написанная золотом и неоном его фамилия: «Казин».

Глава 4

Галактическая бурократия

И лишь через пять минут помрачённый казинский разум осознал, что никто не собирается прославлять скромную особу бывшего экскаваторщика из деревни Подсосонье, а просто вознёсся напротив дворца правосудия межзвёздный дворец мошенников – шикарный игорный дом.

Осуждающе покачав головой, приблизился Казин к казино. Безо всякой задней мысли приблизился, а просто побачить, як теи клятi буржуи развлекаются. И остолбенел по второму разу, увидавши на рекламном плакате имя владельца. Притон содержал син из Синляндии, и почтеннейшая публика развлекалась тут новой наимоднейшей игрой, именуемой кратким словом «бура». По всему судя, дела старого знакомца процветали – и когда только успел проныра бизнес развернуть… Тут ведь реклама нужна, и начальный капитал, и хрен знает, что ещё. Казин подобных вещей не знал, хотя и догадывался, что кому ни попадя такое дельце не обустроить. А ведь блудный син был отпущен домой ободранным как липка. Видать, упитанного тельца преподнесла загульному сыночку любящая синоматка.

«Ежели по совести, так с него причитается за идейку… – рассудил Казин, окидывая скептически-восхищённым взором фасад здания. – Деньжищ он тут, должно быть, всякий день гребёт – мне за год не заработать. Потому, должно быть, и пошёл на мировую, что ему наши болота теперь неинтересны. Мог бы, кстати, и побольше отстегнуть учителю от избытков. Жаба, видать, придушила… чем больше есть, тем больше хочется».

Один за другим подлетали к парадному шлюзу модерновые вездепрыги, выходили из них зажиточные галактические граждане, и инкрустированный морёным дубом входной клапан гостеприимно распахивался перед ними. Глаза, гляделы и прочие чувствилища инопланетчиков азартно блестели в предвкушении небывалого развлечения. Казин вторично покачал головой, сочувственно глядя на игроков. Вот син и отыграл свою буровину… интересно, сколько состояний ежедневно уплывает в его цепкие зелёные ручишки?

На третий раз Казину пришлось уже не качать головой, а трясти, соображая, что он, владелец стольких планет, стоит на тротуаре, словно американский безработный с карикатуры советских времён. А ведь он старый картёжник и мог бы… Казин усмехнулся, отгоняя искус, и пошёл прочь. Не за то отец сына бил… От добра добра не ищут, кольца Сатурна – это тебе не спичечный коробок, с которого он начинал путь к сияющим вершинам галактического гражданства. Такое продуешь, вовек себе не простишь. И вообще, пора домой, в Подсосонье, а то Филипп Домашен окончательно свихнётся, ведя безуспешные переговоры с полевым синтезатором «Модус».

Казин решительно повернулся спиной к гнездилищу разврата и пошёл в направлении дипломатического террариума.

Глава 5

Торговали – веселились

Земное посольство встретило Казина привычной разноголосицей конференц-зала. Раскалённый «Модус» старательно изображал переговорный процесс. Казин не стал даже заглядывать в зал заседаний, а прямиком прошёл в свою комнатушку, к которой покуда и привыкнуть не успел. Хотелось ещё разок, не торопясь, перебрать неожиданно свалившееся богатство и поразмыслить, а как, собственно говоря, распорядиться полученным. Не умел Олег Казин организовывать турпоездки и рекламные кампании проводить тоже не умел, да и не собирался. А без дела Сатурну вертеться не след.

Однако едва Казин разложил сертификаты, как в дверь постучали. Казин проворно сгрёб бумаги и засунул под матрац. Лишь затем отозвался, дозволяя неведомому визитёру войти.

Кого угодно ожидал увидеть Олег в эту минуту: Петера Иваноффа, вздумавшего провести очередное расследование, зеленорылого сина, явившегося самолично продолжить тяжбу, киберкурьера, посмевшего нарушить неприкосновенность казинского жилища, дабы вручить очередную повестку… кого угодно, но только не номинального руководителя делегации, полномочного представителя земного человечества, специального комиссара ООН Жаклин Шамо.

– Я не помешала? – скромно спросила полномочный представитель человечества.

– Что вы, заходите… – пробормотал Олег, радуясь, что успел смахнуть со стола крошки и что койка сегодня, вопреки обыкновению, заправлена. Конечно, крановщик не страдал излишней стеснительностью, но нельзя же, впервые приглашая даму к себе домой, привести её в комнату, где уже зияет расхристанная постель. К тому же Жаклин Шамо – не абы кто, а баронесса, ядри её в корень!

– Я хотела спросить, – тихо произнесла баронесса, – как у вас дела? Сумели о чём-нибудь договориться?

– Э… – неуверенно протянул Казин. – Это что вы имеете в виду? Я ведь не участвую в переговорах… меня же взяли так просто, из-за этой, комплиментарности…

– Оставьте… – устало вздохнула Жаклин Шамо. – Что же я, совсем ничего не вижу? При чём здесь комплиментарность, эту гипотезу я давно отбросила. Нет там в зале никаких переговоров, одна кажимость. И вообще, никто с людьми переговоров вести даже не собирался. А вот с вами они считаются. Я правильно поняла?

Казин вздохнул и признался:

– Правильно… Я с этими галактянами прежде всех в контакт вступил и сумел получить ихнее гражданство. Вот они со мной и разговаривают. А все остальные люди для них и не люди вовсе, а так – беспаспортная биомасса. – Казин усмехнулся невесело и добавил ещё одно умное выражение, отныне и навсегда известное всякому землянину: – Сложноэмульсионные системы, вот мы кто.

Жаклин Шамо задумалась, став удивительно похожей на печального верблюжонка.

– И как же вы его получили?

– В карты выиграл.

– Это правда или такая шутка?

– Какие шутки, всё так и было. Научил одного в «буру» резаться, так теперь вся обитаемая Вселенная бурит. Игорный дом как раз напротив Координационного центра выстроили, не отличишь. Народ здесь азартный проживает, и деньгам – счёта не знают. Вот они за это дело и ухватились.

– Боже, какой абсурд! – Жаклин потёрла виски пальцами, слишком тонкими и длинными на казинский взгляд. С такими пальчиками ни корову подоить, ни тесто вымесить как следует… а о прополке и вообще можно не вспоминать. Одно слово – рояльная рука, сразу видать баронессу.

– Может, оно и абсурд, – хмуро сказал Казин, – а только если бы не «бура» эта самая, нас всех уже давно на холодец пустили бы.

– И всё-таки, – повторила баронесса, – какие-нибудь результаты есть? Может быть, я могла бы хоть как-то помочь, посоветовать что-нибудь?

– Есть результаты, – со скрытой гордостью отозвался Казин. – Уйдут они с Земли прямо сегодня и всех нас в покое оставят.

Казин выложил на стол текст договора, тихо надеясь, что Жаклин не попросит предъявить права на владение иными планетами. Уж в чём-чём, а в этом всякий постсоветский гражданин толк понимал. Сначала – проверят документики, а следом убедительно предложат пожертвовать всё заработанное в Фонд мира или ещё на какое-нибудь общее дело. Нет уж, делиться, конечно, хорошо, но только если делятся с тобой. А когда просят делиться тебя, да ещё в добровольно-принудительном порядке, то это уже социалистический грабёж, плановое вымогательство, государственный рэкет и, вообще, родимые пятна социализма. Как угодно, но ни Марса, ни Юпитера он не отдаст. В крайнем случае, комету Галлея подарит Детскому фонду, пусть детишки тешатся.

Секретарь ООН, примостившись за столиком казинской каюты, внимательно читала документы. Башковитый Степан Минеич с таким же видом, бывало, изучал накладные. Потому никто и надуть не мог отставного зав отделением. И Казину вдруг подумалось, что зря он загодя не посоветовался с Верблюдицей. Но кто ж мог знать, что мадам Шамо окажется толковой бабой?

– Не оставят они нас в покое, – произнесла Жаклин, оторвавшись от текста. – Отсрочку дали, и всё…

– Как это не оставят?! – взревел Казин, накаляясь словно перегретый дизель. – Там же прямо написано, чтобы они в три часа убрались вон, и чтоб я их больше не видел!

– Вот именно… – терпеливо разъяснила юридическая дама. – Думаю, что они уже ушли с Земли и, пока ты жив, не вернутся. А потом – всё начнётся заново.

– Думаешь, закажут меня? – встревожился Олег.

– Кому закажут, как?

– Киллерам, убийцам наёмным! – Казин даже забыл подивиться европейской бестолковости. А ещё говорят, у них там мафия правит! Была бы мафия, то таких лопухов мигом бы повыкосило. Вот в Копорье, там действительно мафия, попробуй на рынок со своей картошкой вылезти, а рэкетирам не отстегнуть – в два счёта рыло отполируют!

– Думаю, до убийства не дойдёт, – совершенно спокойно произнесла секретарь ООН. – Если бы это было возможно, вас бы уже давно убрали. Скорей всего они будут точно придерживаться договора. Весь вопрос в том, сколько вы ещё проживёте – тридцать лет?.. пятьдесят? Вам ведь уже за сорок, а медицина тоже не всесильна.

– Так ведь тридцать лет – это же уйма времени!

– Вот я и говорю – отсрочка.

Казин лихорадочно тёр лоб.

– А если обжаловать?

– Не получится. Вы же сами подписали соглашение. Внимательнее читать надо было, что подписываете…

Лёгкий звон прервал последние слова. Звенела вещулина (универсальный инфоблок), прежде Казиным не востребованная и поставленная на полочку изображать модерновую статуэтку. Теперь она ожила и выбросила из нутра небольшой бланк очень официального вида. Жаклин Шамо, не дожидаясь разрешения, подхватила бумагу и с прежним сосредоточенным видом углубилась в её изучение. Казин, вытянув шею, заглядывал через плечо.

– Квитанцию за свет напоминает, – сказал он единственное, что пришло в голову.

– Похоже, так оно и есть… – учёная баронесса вновь придвинула договор, бегло перелистала, отыскивая нужное место, потом посмотрела в графы квитанции, отчеркнула что-то ногтем. Повернулась к Казину, строго спросила: – Солнце у инопланетянина осталось?

– Ну… – убито промычал планетовладелец.

– Начиная с завтрашнего дня за свет придётся платить. – Верблюдица прикинула что-то на карманном калькуляторе, присвистнула и поспешно обнулила полученный результат.

– Сколько? – поинтересовался любознательный Казин.

– У вас столько нет, – усмехнулась Жаклин, – и у всего человечества – тоже.

Казин наклонился над извещением, безумным взглядом уставился на цифирь в графе «Итого»: 16 121 597 366 479 241 078 965. Не вмещалась в голове подобная величина. Затем взгляд зацепился за примечание: «Счета за освещение комет будут выписываться особо».

– Эт-то ч-чево?.. – проикал Казин, тыча пальцем в ряд цифр.

– Количество киловатт в сутки, – пояснила Шамо. – Оплатить требуют немедленно, причём на полгода вперёд.

– Да это же грабёж форменный! – возопил планетовладелец. – Даже если по льготному тарифу, это сколько же получается? Не стану платить! Что, думаешь, зелёномордый Солнце выключит?

– «В случае неуплаты, – медленно прочитала Жаклин инозвёздную документину, писанную на суржике, понятном всякому умеющему читать, – возможно наложение через судебных исполнителей ареста на принадлежащее вам имущество, а также полное отключение центрального светила». И штрафные санкции тут… – добавила Жаклин от себя, – такие, что только в кошмарном сне бывают.

«Вот, значит, какие нравы царят среди звёзд! Хороша мировая, ничего не скажешь! Со всех сторон обошёл хакирылый прохиндей лопоухого землянина… Как липку ободрал и ещё хочет. Да я ему в пбчу понакидаю, печёночку отобью, буркалы повыскребу!..» – Казин сник, сообразив, что ничего он никому не выскребет, – сам подписал отступную, никто под локоть не толкал, так теперь сиди и не чирикай.

– Знать бы их законодательство… – с тоской проговорила заместитель генерального секретаря, – а то вслепую дёрнешься и только себе навредишь.

– Вот, – неохотно произнёс Казин и выставил на стол вещулину. – Она всякие справки даёт и говорит, навроде радио, только непонятности сплошные. Ни концертов у них тут не передают, ни о футболе не скажут. Тоска… А дома «Зенит», поди, опять продул.

– Пользоваться ею как? – поинтересовалась Жаклин.

Казин, наполовину смирившийся, выдал обучающую фиговину.

– Только это я не навсегда, – предупредил он. – Попользуешься и отдашь.

Жаклин Шамо кротко глянула на гражданина Казина и не ответила ничего.

Глава 6

Законодательное дышло

С утра осунувшаяся от недосыпа Верблюдица подала Казину на подпись диковинный документ, составленный во время ночного бдения.

«В ответ на ваше извещение от 31.41.52.21.00, настоящим сообщаю, – с трудом разбирал Казин межгалактический канцелярит, – что договор на освещение и отопление принадлежащих мне планет не был составлен в надлежащей форме и не фигурировал при подписании акта о разделе спорного имущества. Таким образом, даже в случае признания сторонами взаимных претензий, договор на оплату услуг по освещению может вступить в силу не ранее дня, следующего за подписанием дополнительного соглашения.

Заранее предупреждаю, что подписание подобного соглашения в мои планы не входит, более того, я категорически отказываюсь от услуг, предлагаемых досточтимым сином из Синляндии. Я решительно возражаю против принудительного освещения и отопления принадлежащих мне планет и рассматриваю навязанные мне услуги как акт произвола и попрания моих гражданских свобод. Оставляю за собой право вчинить сину из Синляндии гражданский иск за незаконную эксплуатацию принадлежащего мне имущества. Подобные действия приводят к выметанию солнечным ветром пыли из внутренних частей системы, к отдуву водорода из атмосфер внешних планет, а также к перегреву поверхности Меркурия и Венеры. Сумма причиняемого ущерба в настоящий момент уточняется.

Вместе с тем напоминаю, что в соответствии с пунктом «один» дополнительных условий какая-либо деятельность в районе Солнечной системы, безусловно, запрещена на весь период действия вышеупомянутых условий. Любое воздействие на солнечную постоянную, а также попытки отбуксировать центральное светило за пределы Солнечной системы либо же экранировать какие-либо объекты будут рассматриваться как грубейшее нарушение договора. В соответствии с пунктом о штрафных санкциях права сина из Синляндии при этом должны быть в судебном порядке переданы противной стороне, то есть гражданину Казину О.П.

Учитывая вышеизложенное, я, Казин О.П., отказываюсь от оплаты присланных мне счетов и требую от гражданина сина из Синляндии неукоснительного соблюдения всех пунктов вступивших в силу договорённостей».

Казин отложил бумагу и гулко сглотнул, стараясь осмыслить прочитанное.

– Ну ты даёшь, – только и смог сказать он.

– Подписывайте, – напомнила Шамо.

Казин честно предпринял ещё одну попытку прочесть и понять. Подписывать не глядя ему очень не хотелось.

– Я тут чего требую? – сдался он. – Чтобы син Солнце выключил или наоборот?

– Чтобы не смел выключать, но и светить тоже не смел, – терпеливо разъяснила крючкотворица.

– Так каким макаром он это сделает?

– Это уже его проблемы. Но в любом случае он будет виноват. Нечего было счета без счёта слать.

– А!.. – въехал в ситуацию мудрый крановщик. – Как ни кинь, всё клин! Так его, прощелыгу! – и, представляя огорчённую мордёнку старого знакомца, гражданин Казин размашисто факсимилировал кляузную бумагу.

Баронесса прошла в свой кабинет и с помощью вещулины, занявшей почётное место на неоглядном столе, отправила документ разом по пяти адресам. Затем, вернувшись ненадолго, спросила, нет ли у Казина случайно мнемосистемы или хотя бы небольшого мнемоблока. Откуда Верблюдица прознала о существовании подобных вещей, Казин не рассёк, но халявина, некогда полученная на халяву, также переехала в кабинетку к Жаклин Шамо. Как пользоваться халявиной, Жаклин уже не спрашивала, лишь поблагодарила вежливо и заперлась у себя.

– Вы сейчас отдыхайте, – предложила она на прощание, – и, главное, не совершайте никаких опрометчивых действий. Сами понимаете, разбить кувшин просто, а вернуть в него разлитое молоко – никак…

«Вот что значит – секретарь, – уважительно подумал Казин. – За таким секретарём никакой начальник не пропадёт. Эх, если бы Жаклин Шамо ещё и шамовку умела варить, цены бабе не было бы. А то надоело жрать синтетику, которую готовит хреновина. Одно слово, хреновая у хреновины жратва», – размыслив так, Казин привычно потащился за посудой, чтобы нацедить очередную порцию сбалансированной баланды неустанно заседающим дипломатам.

В конференц-зале ничего не поменялось, словно делегация объединённого человечества и не расходилась на ночь, без устали продолжая переговорный процесс. Отсутствия Жаклин Шамо никто не замечал, все были заняты куда более важными делами. Председательствующий Филипп Домашен развёртывал перед восхищёнными негуманоидами перспективы сотрудничества с земной цивилизацией. Другой председательствующий – Альфонс Дуэтто договаривался о вводе миротворческих сил НАТО в таинственный Миттлдаунский сектор. Казин готов был зуб дать от старой расчёски, что ещё вчера никто в Галактике не слыхивал ни о самом секторе, ни о воображаемом конфликте, разгоревшемся в этой части виртуальной Вселенной. Третий председательствующий – Симеон Пресняк занимался куда более важными делами, согласовывая курс галакто-экю с курсом доллара. Чем занимался четвёртый руководитель миссии, Казин даже сейчас подслушать не решился. И лишь профессор Липтон в мечтах своих не совершил государственного переворота. Судя по репликам, он торжественно открывал выставку европейского искусства на одной из далёких планет.

Сочувственно прислушавшись, Казин поставил перед профессором самую нарядную миску.

– А теперь – банкет! – возгласил Филипп Домашен, зачерпывая ложкой слизистую бурду.

Казин, глядя на хлюпающих дипломатов, с трудом сдержал икоту. «Не иначе сукин син сейчас моё письмо читает, вот и икается… – успокоительно подумал он. – Ничего, ему тоже икнётся».

Глава 7

Дорога в ад

Некоторое время Олег Казин честно пытался исполнять данные ему инструкции, а именно – ничего не предпринимать. Он вернулся в свою каютку, в которой заметно поубавилось иногалактической бижутерии, повалился на койку и попытался заснуть. Однако организм, привыкший в это время года приступать к работе в шесть утра, требовал деятельности.

«Я же не стану опрометчивых действий совершать, – опрометчиво решил он наконец, – я только выйду, погуляю немного, на местных жителей погляжу, может, чего полезного услышу…» Казин подхватился и, на цыпочках пройдя мимо жаклиновского кабинета, выбрался из здания земной миссии, которое со стороны более всего напоминало гараж, выстроенный алчным частником посреди благоустроенного городского двора.

Казин малость постоял на тротуаре, забавляясь тем, как притормаживают при виде потенциального пассажира тоскующие по заказам такси. Он и дома-то на такую глупость денег жалел, а тут и подавно… Ничего, ножками дешевле, тем более что ехать никуда не надо, а только пройтись знакомой дорожкой до Координационного центра и назад. А то без променада баланда в глотку не полезет.

По подсосоньевским меркам до здания Координационного центра было не так уж далеко – минут за двадцать дошагать, вроде как от Подсосонья в Свиноплясово или Стригуны – ближайшие выморочные деревеньки. А для метагалактики это, конечно, дальний свет, городские к пешему передвижению непривычны.

Координационный центр был виден издали, и также издалека сияла реклама синовского вертепа. Славно развернулся зеленорылый, добрейшая синоматка, оценив сведения, принесённые блудным выкормышем, сумела не только восстановить синовское гражданство, чего прежде в обитаемой Вселенной не случалось, но и снабдить его начальным капиталом для развёртывания игорного бизнеса, а заодно и для бесчеловечной утилизации человечества.

Казин остановился перед приветливо вздрагивающим входным клапаном. Повздыхал, стесняясь, словно пацан, впервые собравшийся зайти в секс-шоп.

У тротуара остановился шикарный вездепрыг, из него выбралось преогромное и диковидное существо. Не удостоив Казина и мимолётного взгляда, оно направилось к дверям и кануло за ними. Казин ошарашенно посмотрел вслед, а затем решительно толкнул податливую мембрану.

Сразу за дверьми вошедшего ожидал мордоворотистый швейцар.

– Простите, – произнёс страж требовательным тоном.

– Это кто сейчас сюда вошёл? – поинтересовался Казин.

Швейцар неприветливо скривился, но ответил:

– Вы не ошиблись, гражданин, это действительно сиятельный Журбан – владелец Плеяд, звёздного скопления в Геркулесе и едва ли не трети всего Малого Магелланова облака.

– Первый раз слышу про такого, – признался Казин. – А чего он такой страшный?

– Сиятельный Журбан относится к расе, чрезвычайно распространённой в Галактике. Все гигантские мужиги своим видом внушают трепет, хотя Журбан выдаётся даже среди соотечественников. К тому же, он не только огромен и силён, сверх всего он ещё и гигант духа, что позволяет ему управлять не только имуществом, принадлежащим лично ему, но и… – Швейцар на полуслове прервал восторженный монолог и подозрительно спросил: – А что, собственно, нужно здесь вам?

– Посмотреть зашёл, – ответил Казин, уже привыкший, что звание гражданина открывает перед ним все двери.

– Здесь не зрелищное заведение, – отрезал привратник, профессионально напружинив все шесть рук. – Сюда приходят играть. Если у вас нет денег – я попрошу вас немедленно удалиться. Нищим сюда хода нет!

Это было оскорбление. Всем своим видом охранник показывал, что ему плевать на казинское гражданство и личную неприкосновенность, так что если сейчас нищий побирушка не закроет двери со стороны улицы, то лететь ему через эти двери со второй космической скоростью. Олег Казин гордо выпрямился и, вытащив из-за пазухи пачку сертификатов, спросил спесиво:

– Это годится?

– Касса направо, – резко сменив тон, проговорил вышибала. – Пожалуйста, сударь, сейчас вас проводят…

Казин и опомниться не успел, как откуда-то изнутри выскочила знакомая зеленорылая фигурка и, приветливо улыбаясь, направилась к богатому гостю. В первое мгновение Казин решил было, что судьба свела его со старым знакомцем, с которым лишь вчера он так неудачно подписал мировую, однако этот син был куда как щуплее того, что едва не забух навеки в разливах Марьиного ручья.

Великодушно решив, что син за сина не отвечает, Казин последовал за провожатым и опомниться не успел, как добрая четверть сертификатов оказалась разменяна на круглые фишки из титанистой стали, и перед новым клиентом распахнулись двери игрального зала.

– Удваиваю… Десять сверху… Вот ты и продул свою ставочку… – донеслось разом со всех сторон.

Здесь действительно играли в «буру»!

За каждым столиком, забавно копирующим колченогое сооружение, украшавшее мелиораторскую бытовку, сидело по три, а то и четыре иноземных существа. Мягко шелестели карты, со звонкими щелчками ложились на стол стальные фишки, алчно блестели глаза, созерцалы, гляделы и фасеточные очи, азартно дрожали конечности всех видов и наименований. Игра, судя по всему, шла нешуточная. Но играли не в рулетку, не в триктрак и не в таинственный шмон-де-фер, в который, говорят, продулся пушкинский Германн. Играли в «буру», уж это Казин понял сразу и несомненно!

Казин осторожно приблизился, встал за спинами, намереваясь понаблюдать. Тут же набежал служитель, попросил отшагнуть в сторону, так, чтобы поляризационные экраны не позволяли видеть сданных карт. Казин не возражал, ему было интересно поглядеть на физиономии, а не на карты, которые ничуть не отличались от растрёпанной домашней колоды.

Вот крупье – не доверяют самому карты сдавать! – раскидал по три карточки каждому из игроков. Затем последовал быстрый обмен репликами:

– Туз – он и в Африке туз.

– Не за то отец сина бил…

Один из игравших оставил свой бор при себе, трое, удвоив ставку и заявив, что желали бы жить в Сочи, скинули часть карт и прикупили новые. Затем наступило мгновение напряжённой тишины.

– Небось мыслишки прослушивают… – полупрезрительно пробормотал Казин.

– Никак нет! – оказывается, сопровождающий син стоял за плечом нового клиента, готовый дать объяснения и в случае нужды усадить деревенского лоха на свободное место, а уж там – дело техники, как освободить его от мешающего имущества… – Обратите внимание, – тиноцветная лапка ткнула в потолок, откуда нелепо свисало нечто, очень напоминающее канделябр, – у нас установлены новейшие мнемоглушители. Подслушать можно только то, что предназначено для посторонних ушей.

– Хитро… Ни подмешать, ни подглядеть, ни мысли подслушать…

– Да-с, игра честная.

– А вам, хозяину твоему, что с этого отстёгивается?

– Полтора процента со всех выигрышей. Кроме того, в заведении работает бар и…

Движением руки Казин остановил гида. Игра за столиком возобновилась. Один из граждан скривился и сбросил карты, не подтверждая, трое начали торговлю. Мгновение Казин слушал краткий обмен репликами, щедро сдобренный его, казинскими, словечками, а затем, подчиняясь безотчётному порыву вдохновения, выдернул из кармана малявину и перевёл её в режим минимальной адаптации. Прямо скажем, в натуре зал представлял не слишком приятное зрелище. Игрок, сбросивший карты, оказался не человеком, а шишковатым гуманоидом, два разумных моллюска неприятно покрылись слизью, а третий негуманоид потерял сходство с насекомым и превратился вообще невесть во что. Зато в движениях, прежде вполне унифицированных, обнаружилась масса индивидуальных различий, и спустя три круга Казин совершенно спокойно читал по лицам и органам, лица замещающим.

Не умели галактяне скрывать свои чувства! Способность читать чужие мысли и привычка к транслитераторам напрочь уничтожили тонкое искусство физиогномики. И теперь, под защитой дамоклова канделябра, Казин почувствовал себя королём.

«А ведь риска никакого, можно и рискнуть…» – пала в сознание мысль.

Один из моллюсков отлепился от стола и уполз залечивать финансовые раны.

– Ы?.. – спросил Казин, указывая на освободившееся место.

– Ыгы, – догадливо ответил синёнок. – Только представьтесь игрокам. Это наша традиция.

– Когда только традициями обрасти успели?.. – проворчал Олег, но послушно назвался: – Гражданин Казин, крановщик из Подсосонья.

– Пусс, мужига из созвездия Волосы Вероники, – отрекомендовался шишковатый, и только теперь Казин сообразил, что его визави действительно принадлежит к той же расе, что и сиятельный Журбан, только размерами вдвое меньше и не столь волосат.

Двое других игроков тоже представились, но их имена Казин тут же позабыл, а переспрашивать постеснялся.

– Ставки ограничены, – предупредил крупье, – максимальная ставка – девятнадцать жетонов.

Казин прикинул, что жетонов у него сотни две, и согласно кивнул.

Сдали карты, пошла игра. Олег прикупил пару карт к десятке и оказался с четырнадцатью очками на козырях. Три его противника дружно изобразили на физиономиях огорчение, однако произнесли: «Картёшечка как картошечка!» – и прикупать не стали. Судя по всему, ждали, что Казин перепугается и бросит карты. Казин карт не бросил.

– Чуток добавлю, – сказал он и накинул пару фишек.

Двое соперников не выдержали и вышли из игры, однако насекомоподобный пошёл до конца.

– Вот ты и продул свои денежки! – старательно проскрипел он сквозь жвалы, выкладывая максимально возможную ставку.

– Не учи учёного! – решив, что на первый раз хватит, Казин сравнял ставки и открыл свои четырнадцать очков. Насекомый инопланетчик заскрипел, ворочая шеей и с ужасом глядя, как крупье передвигает кучу фишек, ещё недавно принадлежавших ему.

– Вы прежде играли в эту игру? – поинтересовался мужига.

– Играть не играл, а рядом стоял.

Крупье дождался ставок, раздал карты. Вновь последовал обмен ритуальными фразами. На этот раз ничего толкового у Казина не пришло, и он игру перепустил, пожертвовав одним жетончиком. Но уж на следующий раз!.. Казину с ходу пришёл крючок, и, помянув для порядка картошечку, Олег демонстративно не стал ничего прикупать, а затем, выдав следующую кодовую фразу, бросил на кон девятнадцать жетонов. Конечно, так не стоило бы поступать, но, судя по всему, у насекомоподобного на руках что-то было, и он мог решиться на торговлю, желая проучить заезжего гусара. Так и случилось. Ставки быстро возросли до опасного предела, после чего Олег загадочно произнёс: «Графиня, а не испить ли нам кофею?» – и предъявил крюк. Шестирукий выбыл из игры.

К этому времени вокруг столика толпилось уже немало инозвёздного народу, сбежавшегося поглядеть на крупную игру. Освободившееся место было тотчас занято молоденьким полифасным янусом. На некоторое время Казин затих, изучая непредставимую мимику многоликого существа. Всё это время игра шла ни шатко ни валко, отыгрывались то разумная мидия, то мужига, то сам Казин помаленьку возвращал только что отданные фишки. Затем трижды кряду Олег наглейшим образом блефовал, вызвав взрыв возмущения пополам с восхищением. Лексикон собравшихся при этом обогатился фразами: «Так будет по-игрецки» и «Так будет не по-игрецки».

– Послушайте, – не выдержал янус, обнаружив, что за полчаса лишился доброй половины своих фишек, – ведь так я могу проиграть!

– Не без этого, – философски согласился Казин.

– Но дело в том, что я пришёл сюда с научной целью. Тема моей будущей диссертации: некоторые психологические аспекты феномена азартных игр. Деньги, что вы изъяли у меня, предназначены для научной работы!

– Казённые, что ли? – хмуро спросил Казин. – Так нечего было играть, если своих нет…

– Я предлагаю немедленно вернуть мне деньги и повторить эксперимент в более чистых условиях! – не унимался многоликий. – Наука не должна страдать из-за каких-то нелепых случайностей!

– Шеф, – обратился Казин к крупье, – есть у вас такое правило, чтобы выигрыш обратно отдавать?

Крупье подал знак, из-за портьер вынырнули двое сотрудников, подхватили учёного юношу под микитки и вывели вон. Освободившееся место немедленно занял насекомообразный тип, соотечественник проигравшегося или тот же самый, успевший разменять на жетоны часть недвижимого имущества, – этого Казин понять не умел. Скорей всего всё-таки вернулся прежний игрок, возомнивший, что разгадал секрет казинского успеха. Во всяком случае, он с ходу принялся ставить максимально возможные суммы. Пару раз Олег спустил нахалу, а затем, дождавшись приличной карты, не просто уравнял ставку, а накинул от себя дозволенные девятнадцать фишек. Противник смущённо заворочал головогрудью, помянул ставочку, картошечку и даже графский кофей, а затем, не желая отступать, в свою очередь, максимально рванул вперёд. Так повторилось ещё дважды, после чего Казин, опасаясь, что разорённый дуралей застрелится прямо в зале, прекратил наращивать ставки и раскрыл карты.

– Этого не должно быть, – судя по жестам, жукоглазый пребывал в горе или ярости, но транслитератор, задействованный лишь наполовину, таких тонкостей не понимал и передавал речь безо всяких интонаций в повествовательном ключе. – Я всё просчитал, ты должен был испугаться и бросить карты.

– Я вообще ничего не боюсь, – возразил Казин. – А ты не блефуй, когда не умеешь! Это ж всякому понятно, раз с первого хода максимально набавляешь, значит, нет у тебя ни хрена! За такую дурь канделябром надо по башке!

– Что такое канделябр? – поинтересовался проигравший.

– Вот! – Казин указал на потолок. – Не знаю уж, какой умник его там повесил, канделябры должны на стенах висеть, чтобы в случае чего снимать было легче.

– Очень любопытная идея, – согласился неудачник, – проигравший бьёт себя по голове мнемоглушителем. А с меня не вычтут за порчу оборудования?

– С тебя уже и так вычли. Ещё играть будешь?

Бедолага пересчитал уцелевшие жетоны и со вздохом полез из-за стола. Следом отполз брюхоногий. Мужига поколебался немного и тоже встал, оставив Олега в одиночестве.

– Кто на новенького? – предложил Казин.

Желающих не нашлось.

Казин оглядел кучу жетонов и понял, что даже абалаковский рюкзачок не выручит, если выручку придётся тащить на себе. Поневоле вздохнулось о любимом болотнике. Кран бы сюда – и никаких проблем. Но кран сейчас беспризорный, ржавеет на Марьином ручье, и один бог знает, не случилось ли с ним чего…

– Как бы их разменять? – спросил Казин.

– Желаете открыть счёт в банке или приобрести недвижимость? – любезно предложил сотрудник.

– И то и другое, – немедленно нашёлся Олег. – Прежде всего я хотел бы вернуть свои документы, под которые получал жетоны. А остальное – деньгами. У вас тут филиальчик какого ни на есть швейцарского банка имеется? Или американского на худой конец. Отечественным пирамидам у меня, простите, доверия нет.

– Метагалактбанк вас устроит?

– Давай свой Метабанк, – согласился Казин. – Авось не обанкротится за два-то дня, а там переведу куда понадёжнее. Только счёт пусть будет валютный.

– Галакто-экю.

Казин припомнил, что именно эту валюту равнял с долларом финансист Сёма, – и согласился.

Богатого клиента препроводили в расчётный узел, вычли из выигрыша полагающиеся полтора процента, после чего унылый клерк поинтересовался, желает ли гражданин получить весь выигрыш наличными или же он хочет приобрести что либо из заложенного имущества.

– Ясен пень – желаю! – Олег с ходу вспомнил про сертификаты, разменянные в кассе на титанистые жетоны. – Я же у вас разменивал кое-что, так вот это – назад извольте выдать.

– В таком случае, вам следовало заранее предупредить, чтобы до окончания игры имущество не ставили на продажу, – попенял кассир. – Сейчас я наведу справки, возможно, ещё ничто не продано… – кассир засунул голову в переливистое сияние мнемополя, посовещался там с полминуты и радостно объявил: – Почти всё цело, продан всего один объект.

– Какой? – встревожился Казин, перебирая возвращённые сертификаты.

– Сейчас наведу справочку, – кассир был сама любезность. – Вот, пожалуйста, – перед Казиным появилась карточка со сведениями.

Олег глянул и тихо матернулся:

– Ядрён батон! Луну просрал!

Вот тебе и не совершил опрометчивого поступка!

Глава 8

Космология

Что есть Луна для современного человека? Спутник Земли, исхоженный, изъезженный, иссфотографированный со всех сторон. Это прежде околоземное светило называли другом влюблённых, посвящая ему стихи и воздыхания, и лишь злейший из мизантропов смел написать: «Свидетель жизни неудачной, ты ненавистна мне, Луна!» – ныне всякий знает, что ничего там нет увлекательного, ни селенитов, ни селенатов, ни селенидов. На Селене солей селена меньше, чем на Терре теллура. И любой селянин в рассуждении селенитов может повторить вслед за Василием Семи-Булатовым: «Этого не может быть никогда». Нет там ни домов, ни тучных пастбищ, а один серый камень. Но ведь недаром размыслено было, что месяц полезнее солнца и не только оттого, что «солнце светит днём, когда и без того светло; а месяц – ночью». Достаточно взять любую популярную книжку по астрономии, космологии или космографии, как узнаем массу любопытного.

Не правы те, кто думает, будто живём мы на Земле! Человек имеет счастье обитать на двойной планете Земля-Луна. И ежели вдруг меньшая половина планеты пропадёт, то и большей тоже не поздоровится, потому что половины всегда равны, вне зависимости от их массы и линейных размеров.

Взять хотя бы семью… «Моя половина!» – говорит тщедушный муж, тщетно пытаясь обнять необъятную супругу. Кто после этого посмеет утверждать, будто не бывает большей и меньшей половины?

Однако вернёмся к географии. Вот исчезла Луна, проигранная неосмотрительным Олегом Казиным, и не только влюблённым стало нехорошо, но и остальной мир содрогнулся в конвульсиях. Заскрипела земная кора, всхлюпнув, исчез приливной бугор и вместо приливов на берега и окраины ринулись небывалые цунами. Казалось бы, всего в том бугре несколько дециметров, но в масштабах океана родились волны, способные перехлестнуть Эйфелеву башню. А к тому ещё – землетрясения, ураганы и даже смещение полюсов. И всё оттого, что заядлый картёжник Олег Казин вздумал побурить по маленькой. Вот и добурился, таких катаклизмов ни одна сверхглубокая скважина вызвать не может.

Читайте, господа, Перельмана, прежде чем ставить на кон объекты Солнечной системы.

Глава 9

Космогония

Казин кричал и ругался, персонал игорного дома приносил глубочайшие извинения (обязаны были, стервецы, предложить весь комплекс услуг, да поленились языком шевелить!), но ничего поделать не могли, Луна уже была продана, вывезена и, судя по всему, пущена в переплавку.

Наконец какой-то дока предложил, благо что денег у клиента теперь в избытке, заказать вместо пропавшей новую луну и даже телефончик назвал ближайшей планетомонтажной шарашки.

Казин, делать нечего, согласился. Денег, конечно, жалко, но Луны ещё жальче. Опять же, о людях позаботиться надо, о влюблённых и лунатиках, которым без ночного светила жизнь не в кайф… Почему-то, по мере того, как росло благосостояние гражданина Казина, уменьшалась его природная жадность, освобождая место человеколюбию и даже благотворительности. На самом деле Олег изначально жаден не был, жадность и скопидомство чувства родственные, но не тождественные. Чевотину или дрянулину, вещи в хозяйстве нужные, согревающие душу владельца, Казин и сейчас никому бы не уступил, а банковский счёт – совсем иное дело, это не деньги, а капитал.

Представитель стройфирмы явился в ту же минуту, словно за дверью ждал. Раз-два, и половина выигрыша уплыла в обмен на срочность и качество исполнения. Целую систему вместе с центральным светилом можно приобресть за такие деньжищи. Неудивительно, что строительный менеджер отнёсся к заказу чрезвычайно ответственно. Оговаривались тонкости, о которых Казин и не подозревал.

– Следует ли ставить объект с учётом внесённых возмущений или достаточно добиться стабильности системы в новых условиях? – интересовался прораб.

– Да не знаю я! – отбивался заказчик. – Делайте так, будто Луна и не утаскивалась никогда.

«Может, если ночь облачной была, никто и не заметит, что Луна пропадала…» – опрометчиво надеялся безответственный луновладелец.

– С учётом возмущений… – скрипел пёрышком и головогрудью представитель подрядчика. Относился менеджер к той же инсектоидной расе, что и обыгранный Казиным клоп, но в отличие от богатого бездельника счастье своё видел в работе и если и сосал из заказчика соки, то по обоюдному согласию, в обмен на качественно выполненный заказ. – Какие пожелания к материалу изделия?

– Луна должна быть серебряной! – неуклонно заявил Казин, решивший исправить всё как есть.

Клопоид вытащил из-под панциря малый приборчик, не то калькулятор, не то справочник, пощёлкал кнопочками и виновато сказал:

– Цельносеребряной планета не получается. Слишком велика масса. Равновесие системы будет необратимо нарушено. А если изделие смонтировать полым или из пористого серебра, то его прочность окажется ниже допустимой величины. Развалиться может.

– А как же раньше держалось? – удивился Казин.

– Не могу знать. Космогонические константы легко восстанавливаются по текущему состоянию системы, а материал, простите, нет. Могу предложить следующий вариант: мы изготовим ваш планетоид из обычных в таких случаях материалов, а сверху как следует посеребрим. Металлический слой в пятнадцать ангстрем создаст соответствующее альбедо. Гарантийный срок такого покрытия невелик – около десяти тысяч лет, но зато мы сможем обойти массу технических трудностей, к тому же стоимость заказа снизится весьма значительно.

– Десять тысяч лет, говоришь? – переспросил Казин, за последнюю неделю привыкший не удивляться самым разнообразным числам. – Тогда валяй, только чтобы отполировали как следует. Вернусь домой – проверю.

– Через полчаса новая луна будет установлена! – пообещал насекомый.

Глава 10

Клизма для кота

Служба штормового предупреждения не только за погодой следит, но и за сейсмическими процессами. Сотрясётся где-то земля, сразу летят радиограммы: берегись, кто на берегу – через пару часов ожидается цунами.

А что делать, когда разом и отовсюду грозят катаклизмы? Колеблется земля, сотрясается море, и негде скрыться от гнева природы…

Гул пошёл, треск и грохот, сдвинулись пласты, раскололись плиты, разинув бездонные провалы недр. В самых покойных местах, где жизнь была сладка и приятна, качнулись здания, хрустнули переборки, расселись фундаменты. Ещё целый миг разрушенные небоскрёбы возвышались, цепляясь за небо вышибленными рамами, готовясь рухнуть смесью бетонного крошева и людской плоти. А на горизонте уже поднялась подоспевшая стена воды, мутной, вспененной, пополам с донным илом и обломками цивилизации.

Dies irae, ещё никто не погиб, но третья часть народа обречена.

А затем случилось небывалое: грохнуло, хрустнуло в небесах и недрах, свист и вой прошёлся над дважды ужаснувшейся планетой. То вернулась на своё место воссозданная галактическим гением сияющая царица ночи.

Сдёрнутая чудовищной силой лунного притяжения, циклопическая волна остановила разбег и помчалась обратно, укладывая на дно морское подхваченный мусор и поднимая со дна утопленные корабли. Идеально рассчитанный толчок вновь пробудил тектонические силы: закрылись бездны и провалы, метнулись и встали на положенное место полюса. Дома, уже разрушенные, но ещё не рассыпавшиеся, получив удар столь же мощный, что и первый, но направленный в другую сторону, от неожиданности укрепились на фундаментах; срослась разорванная арматура, слиплись обломки, и даже вылетевшие стёкла влетели обратно.

Впоследствии кое-кто из академиков объяснял случившееся вмешательством инозвёздных мастеров, будто бы, устанавливая на орбите Луну, монтажники применили метод темпорального реверса, направив время вспять и ликвидировав тем самым все последствия. Предположение сомнительное, уж если в хозяйстве Олега Казина темпоральной кривулины не имелось, так откуда возьмётся она в строительной фирме? А даже если бы и нашёлся у монтажников реверсер, то в этом случае люди, вернувшись на несколько часов в прошлое, просто позабыли бы безумные события безлунной жизни.

Как ни верти, всё нескладно выходит. И тем не менее волна отхлынула, земля растряслась обратно, разрушения отстроились, и все остались живы. Хотя крику, и стонов, и причитаний прозвучало больше чем достаточно. Люди метались, собаки выли, и коты орали так, словно юные хозяйки, движимые жестоким милосердием, закатили им в лечебно-испытательных целях полновесную клизму.

Такая вот получилась катаклизма.

Глава 11

В серебристом лунном свете

А потом, когда рассеялись пыль и дым неслучившихся пожаров и наступила ночь, над миром воссияло серебряное светило.

Словно мощный прожектор вспыхнул в небесах, будто второе солнце зажглось, обратив ночь в день. Полированное серебро сияло столь нестерпимо, что без светозащитных очков взглянуть на небо было невозможно.

Перестарался Казин со своим заказом, перемудрил, недоучёл коэффициент отражения, а верней, и не слыхивал о таком, пропустив мимо ушей умное слово «альбедо», оброненное подрядчиком. Аль беда не знать про альбедо? Беда…

А Олег Казин надеялся, будто никто ничего не заметит! Это слепым надо быть, чтобы не заметить.

Не будет теперь ноябрьской тьмы, августовских звездопадов, белых ночей. Если и начнёт когда смеркаться, то не как в былые времена, потому что, кроме отражения, есть и рассеяние света в атмосфере, а Земля отныне освещается с двух сторон. Многое изменится в жизни, меньше станет тёмных сторон, и в то же время кое-кто вовсе перейдёт на ночной образ жизни. А что такого, если всё равно ночью светло, как днём? Появятся даже любители загорать в лунном свете, хотя ни тепла, ни загара даже от самого яркого лунного света не дождёшься. Но для фанатов ночных пляжей это не аргумент – что делать, странности встречаются не только в галактополисе, но и на планете Земля.

Как правильно сказал мудрец: «Ничто не ново под Луной». Особенно если сама Луна – новая.

Глава 12

Va Banque

Клопоид удалился довольный, и Казин остался один под заискивающими взглядами обслуживающего персонала.

– А почему, – спросил он, – не видал я среди игроков сиятельного Чурбана? Говорят, эта чурка – круть немереная, так я бы с ним стыкнулся.

– Сиятельный Журбан, – ответствовал синёнок, – играет в элитном зале. Простую публику туда не пускают.

– И посмотреть, что ли, нельзя?

– Вход платный. Ставки тоже ограничены, только снизу. Жетонов нет, игра идёт прямо на сертификаты. Планетоид можно поставить, вроде вашей Луны, а можно и целую систему. – Синёнок, взявший на себя обязанности гида, вздохнул очень по-человечески и добавил: – Там даже со стороны поглядеть, и то дорого.

Вот оно как обстоят дела в мире чистогана! Сколько стуишь, там и стои́шь. Выходит, всё это время Казин провёл среди космических забулдыг, а в чистое общество даже допущен не был! Обидно, право слово…

– И во сколько же туда билет обойдётся? – оттопырив губу, спросил Олег.

Клерк назвал сумму, способную отпугнуть любого здравомыслящего сапиенса. Но крановщика уже ничто не могло остановить. Взыграла в русском мужике гипотетическая цыганская кровь: вынь да положь ему сиятельного Журбана вместе с Малым Магеллановым облаком!

– Погоди счёт выписывать, – повернулся Казин к кассиру. – Недвижимость давай, планетоиды, там, мутатоиды… и билет на Журбана давай. Иду ва-банк!

Глава 13

Щука в пруду

Сиятельный Журбан, гигант духа и хозяин миллионов звёзд, развлекался. Новая игра привлекала его необычайно, хотя достойных соперников не было. Без блефа игра теряла смысл, превращаясь в статистическое перебрасывание карт, а ежели визави начинал блефовать, то рано или поздно сиятельный Журбан отлавливал закономерности, и тогда блефующего ожидали самые неприятные последствия. Покуда, впрочем, последствия никого не настигли, ибо поиски закономерностей требовали времени, а игра была слишком новой. Зато игроки в элитном зале собирались знакомые, не так много во Вселенной граждан достаточно богатых, чтобы без ущерба для состояния поставить на кон не то что шаровое скопление, а хотя бы безжизненную систему голубого гиганта. Сегодня против Журбана выступал единственный игрок – спруторукий Гумм из чечевицеобразной галактики NGG-4752.

Тем любопытней показалось гигантскому мужиге появление Олега Казина. Представитель расы крановщиков из звёздной системы Подсосонье! Ни о чём подобном в Метагалактике прежде не слыхивали.

Первым делом Казин оговорил условие, чтобы набавлять не больше, чем может уравнять противник. Слишком хорошо помнилось, как метался блудный син, не зная, что поставить на кон для подтверждения ставки. Играющие с оговоркой согласились, признав её справедливой. Справедливость вообще торжествовала среди негуманоидов, хотя и принимала порой очень негуманные формы.

Таинственный крановщик предъявил имущество, Журбан благосклонно кивнул. Игра предстояла по маленькой. Единственное, что вызывало интерес – система Тау Золотой Рыбки, звезды вполне бесполезной, замечательной лишь своими пухлыми размерами. Только сегодня утром сиятельный Журбан подарил эту систему правнучатой племяннице, чтобы девочка тоже могла позабавиться. И раз система, оставленная в залог, не была выкуплена, значит, племянница проигралась в прах. Будет обидно, если мужигочка от огорчения подвергнет себя аннигиляции.

Однако даже тревожные мысли о судьбе любимицы не могли оторвать забуревшего гиганта от «буры». Карты трилистниками упали на стол, игра началась. Мимика мужиги уже была знакома Казину, поэтому он с ходу взялся за партнёра всерьёз. А Журбан, составлявший статистику, предпочитал поначалу проиграть немного, но не бросать карты даже при самом плохом раскладе, ведь при этом невозможно узнать, блефовал ли крановщик или всерьёз намеревался торговаться. Миллиардер уравнивал всё. С третьей сдачи Казин усёк этот нехитрый приём, и с этой минуты уже ничего не боялся.

– Хода нет – ходи с бубей! – И Казин двигал всё своё состояние против неберущей карты Журбана. А на следующей сдаче необъяснимо бросал карты только лишь потому, что на шишковатой физиономии изображалась радость при виде невиданно крупных очков. Стопка сертификатов возле казинского локтя росла, в скором времени появилась возможность рисковать в сомнительных случаях. К тому же начала проявляться странная мимика спруторукого. Собственно говоря, никакой мимики не было, зато многочисленные конечности жадно трепетали, отчётливо выдавая секрет Гуммовых карт.

Таких обыгрывать, что детей обижать! Космограждане, избалованные телепатией и миллионами лет использования транслитераторов, напрочь разучились читать по лицам и в присутствии мнемоглушителей должны были стать лёгкой добычей приметливого крановщика.

Конечно, Журбан не сдавался без боя. Удачлив был гигант мысли, а великое богатство позволяло рисковать. Ясно же, плохонькая у него карта, и у Олега плохонькая. Сам Казин в таком случае сдался бы, не стал упорствовать, но сиятельный выставил на кон межгалактическую область диффузной материи и вернул часть проигранного.

– Убиться веником! – сказал Казин и бросил карты. – Сплошная непруха!

– Странный способ самоубийства, – заметил сиятельный Журбан. – Мне кажется, аннигиляция в таких случаях предпочтительней.

– В каждой избушке свои погремушки, – резонно возразил Казин, протягивая руку за новой сдачей. – На кону система Бетельгейзе!

– Деньги ваши – будут наши! – приняли вызов Гумм с Журбаном.

После прикупа обозначился трефовый крюк, Гумм, прикупивший все три, набавлять не стал, у мужиги тоже не пришло ничего толкового, но Журбан смело поставил систему тройной звезды, что вращалась где-то в родном Магеллановом облаке. Если бы Казина мучили хоть малейшие сомнения, он перепустил бы игру, но сейчас можно было не страшиться, и Казин выдвинул на середину стола всю стопку свежеполученных сертификатов.

– Под вистующего с тузующего! – применил он ещё не бывшее в ходу заклинание.

– Если вы не блефуете, – подсказал сиятельный мужига, – то вам следовало не поднимать ставку, а уравнивать.

– Как хочу, так и верчу, – нагло ответил Казин.

– Блефует, – произнёс в пространство Журбан и, сравняв ставки, открыл свои невеликие картишки.

Казин показал туза с десяткой.

– Надо же, не блефует, – проговорил Журбан после минутного молчания. – Поздравляю, вы за полчаса удесятерили ваше состояние. Полагаю, больше играть вы не станете?

– Вот ещё!.. – фыркнул Казин. – Повторяю заход. Уж больно мне с этой Бетельгейзой везёт, потом надо будет слетать в те края, поглядеть на собственное состояние.

– А вы помните, за что отец бил сина?

– Я покуда и не отыгрываюсь, – Казин кивнул крупье, карты веером легли на стол.

Все трое игроков удвоили ставки и прикупили по две карты. Судя по физиономиям, мужиге и спруторукому привалило, а Казину такое пришло, что хоть плачь. Олег даже не выдержал, посетовал на судьбу:

– За такой прикуп в ладони бы насрать!

– Кому? – спросил спруторукий, извиваючись всеми щупальцами.

– Не кому, а Камю. Писатель есть такой на Земле. Трансцендентально пишет, доложу вам, просто зашибись… очень мне его произведения нравятся.

– Простите, как его зовут? – переспросил спруторукий, вытаскивая из разных карманов штуки три блокнотов и не менее десятка авторучек.

– Альбер Камю, – повторил Казин имя, впервые услышанное от Петра Ивановича. Мысль, что он подменяет профессора Липтона, успешно занимаясь пропагандой земного искусства среди галактической элиты, в голову не пришла. В голову пришла другая мысль: сбросить карты и, пожертвовав системой Бетельгейзе, начать заново.

Гумм и Журбан долго торговались, набавляя по планетке, по звёздочке, наконец мужига осилил спруторукого, и Казин вновь мог вступить в игру. Блефовать, если на руках у Журбана было хоть что-то, он по-прежнему не решался, а вот если мужига с ходу бросал карты, то Гумма можно было и на понт взять. К полуночи Гумм был разорён, а казинское состояние возросло до головокружительных размеров. Теперь противостоять его ставкам мог только сиятельный Журбан.

Но и Журбан был уже не тот. В какой-то момент он дрогнул и бросил ненулевые карты, хотя прежде в таких случаях уравнивал без колебаний. Пришла пора великого блефа.

– Вы непредсказуемы! – негодовал сиятельный. – Прежде вы совсем не блефовали, а сейчас – раз за разом. Где логика? Как вообще вас обыгрывать при таком поведении?

– А зачем меня обыгрывать? – не соглашался Казин. – Я сюда не за этим пришёл. И потом, какой же я непредсказуемый? Предсказываю со стопроцентной вероятностью. Вот сейчас я блефовать не буду! – в подтверждение своих слов Олег демонстративно сбросился, ничего не прикупив. – Ну что, прав я?

Журбан не отвечал. В его мощной голове прокручивались ряды закономерностей, блоки вероятностей и сложнейшие расчёты теории игр. Ставки всё увеличивались, Гумм, давно выбывший из игры, с ужасом смотрел на происходящее, и лишь Казин, слабо отличавший сверхплотное звёздное скопление от сателлита какой-нибудь жалкой планетки, был спокоен. Приходилось ему игрывать на вышедшие из обращения копеечки, приходилось на спички, теперь на звёзды играет – тоже вещи в быту не слишком ценные. И это спокойствие помогло переломить могучий расчёт и великое богатство гениального мужиги.

– Под игрока – с семака! Нет хода – не вистуй! – твердил Казин картёжные присловья, относящиеся совсем к другим играм, но бытующие среди всех игроков, даже тех, что неделями режутся в «пьяницу», а иных игр не ведают по причине природного слабоумия. – Ходи конём, стрит и флешь с прибамбасом!

Наконец Журбан пришёл к какому-то выводу, прекратил морщить лоб и двигать шишками уродливого лица. Очередную карту он брал осторожно, выдвигая одну из-за другой. Однако от казинского взора не укрылось, что, получив прикуп, гигант мысли чуть заметно поморщился, а это значит, что в прикупе обнаружился не такой приход, на который рассчитывал мужига. А у Казина после того, как к тузу пришла разведёночка, стало четырнадцать очков. Карта не для крупной торговли, но можно и блефануть.

– Валю кулём, – сказал Казин, выдвигая на кон стопу сертификатов.

Бурое лицо гигантского мужиги покоричневело. Целую минуту сиятельный Журбан молча смотрел в карты, затем, пересчитав всё, что у него оставалось, уравнял ставки.

Казин выложил карты крапом вниз, то же самое сделал гигант мысли. Наступило нехорошее молчание. У Журбана тоже был туз и разведёнка. Теперь всё должна решить следующая игра.

– А у тебя денег-то на первую ставку хватит? – спросил Казин.

– Найду, – пророкотал мужига. – Вот! – Журбан предъявил матово-чёрный шарик, размером с конский каштан.

«Опять какое-нибудь удостоверение», – подумал Казин.

– Что это?

– Микроколлапсар, – пояснил мужига. – Единственный подобный объект во Вселенной. Чрезвычайно дорогая и опасная вещь. Если его активизировать – вы понимаете, что будет тогда…

– Бомба, что ли? Я этих бомб у нас на полях знаешь сколько выкопал? А за незаконное хранение оружия полагается до пяти лет. Безответственный вы народ, галактяне. Ладно, ставь бомбу, а то в твоих руках её оставлять негоже. Ещё прикуп не забудь и подтверждение ставки.

– Прикуп и подтверждение ставки одновременно, – голос мужиги сорвался, – Эпсилен Геркулеса!

– Погодь, – сказал Казин. – Это же никак твоя родная система. Обитаемый мир. Я ещё понимаю, родину продать, такое и у нас случается. Но в карты продуть?

– Вероятность моего выигрыша в этой сдаче – девяносто три процента! Я ничем не рискую! – На Журбана было страшно смотреть. Недаром сказано, что гигантский мужига видом своим внушает трепет.

– Как знаешь, моё дело предложить, твоё – отказаться.

Казин бросил на стол многократно переходившую из рук в руки Бетельгейзе и Тау Золотой Рыбки, с которой начинал игру в этом зале.

И чем считал обезумевший мужига? Откуда взял свои девяносто три процента? Даже школьник знает, что при каждой новой сдаче вероятность выигрыша равна ровно одной второй. И на этот раз половина легла в пользу везучего крановщика.

В отличие от хлипкого сина Журбан умел выдерживать удары судьбы. Он дождался, пока Казин соберёт выигрыш, затем произнёс:

– Благодарю за доставленное удовольствие. Я разорён. Пойду, убьюсь веником.

Казин не слушал. Он разглядывал гору ценных бумаг и размышлял, что зря всё-таки не захватил с собой верный подъёмный кран.

Книга пятая

Скоробогач

«Всё куплю», – сказало злато.

А. Пушкин

Глава 1

Знаменитость

Ах как не хотелось Олегу Казину отдавать полтора процента выигрыша мерзейшему сину! Как ни повернись, что ни сделай, всё пройдохе на пользу получается. Однако тут его никто не спрашивал: вычли несколько миллионов звёзд – и вся недолга. Впрочем, оставалось ещё более чем достаточно.

Слух о небывалом казинском выигрыше облетел всю обитаемую Вселенную ещё прежде, чем закончилась игра. Трансляции, правда, не велось, приватная жизнь священна, но сообщения о движении ставок передавались по межгалактической сети. В один вечер Олег Казин стал самым знаменитым существом во Вселенной. Прежний кумир – сиятельный Журбан в последний раз привлёк к себе внимание. Разорившись, он, следуя обычаю всех мужиг, немедля покончил с собой, но не просто аннигилировав, как поступают мужиги в обычных обстоятельствах. Журбан избрал страшную кончину, избив себя до смерти подсобным инструментом для уборки помещений.

Казин ничего этого не знал. Деньги и имущество он оставил на хранение в банке, сунул в карман микроколлапсар и развалистой походочкой хорошо отдохнувшего человека отправился к дому. Шёл пешком, денег на такси по-прежнему было жалко.

Улицы гигаполиса были запружены народом, население высыпало посмотреть на живую знаменитость. На башнях были установлены телекамеры, каждый третий был корреспондентом, а прочие – зеваками. Но остановить великого бурильщика никто не посмел, слава и деньги в законопослушном обществе охраняют надёжнее телохранителей. А что законы дурацкие, так это знали ещё древние римляне, сказавшие: «Лекс дура, нон лекс», – что применительно к данной ситуации переведём как: «Закон дурён, но он закон». Потому и расступались граждане и просто существа, шушукались, гугукались и обменивались восторженными телепатемами. Ещё бы, такое увидать: по улице прогуливается сам Казин О.П. – крановщик из Подсосонья!

Глава 2

Встреча

Бывало и прежде: загуляется Олег где ни на есть, а то и выпьет в будний день и заявится домой не то чтобы на бровях, но часа на три позже обещанного. А дома супруга ждёт, поганка Ганка. И начинается встреча на Эльбе и проводы белых ночей. Крик, ор, а то и рукоприкладство. Обвинения необоснованные, обиды и прочие прелести жизни.

Потому входил Олег в модуль с опаской, ожидая выговора и выволочки. Кодового замка при входе в модуль касался нежно, как только мог, и через коридор крался на цыпочках, словно нашкодивший муж, боящийся разбудить супругу и вызвать преждевременный скандал. А получилось вовсе наоборот. Преодолев гудящий беспорядочными голосами конференц-зал, он увидел, что дверь в комнату Жаклин Шамо распахнута, а Верблюдица сидит с самым несчастным видом и смотрит в глубь недоступного коридора.

Увидав входящего Казина, она вскочила и тихо выдохнула:

– Вы живы? Что там случилось?

«Ишь ты, волнуется, – подумал Казин. – Моя бы сейчас не так волновалась. Такую бы бучу устроила – только держись!»

– Чего со мной может случиться? Сходил погулял. Город красивый, башни здоровущие, а вместо людей сплошь ихние хаманоиды бродят.

– Ну как же ничего не случилось? По информационному блоку непрерывно вас показывают, говорят что-то, а запасного транслитератора нет, ничего понять не могу.

– Где это меня показывают? – заинтересовался Казин. – По телику, что ли? Во непруха, раз в жизни на телевизор попал, и то проморгал, когда показывали!..

– Можно посмотреть, – успокоила баронесса. – У блока имеется режим автоматического повтора передачи. Я всё записала.

Всё-таки что ни говори – золотая женщина! Ни полслова поперёк, а всё, что нужно – уже сделано. В Подсосонье такой не найти, там бабы эмансипированные, глотка шире паровозной трубы.

– Спасибо, – удивляясь самому себе, сказал Казин. – Спасибо, Жа… – и замолк на полуслове.

Всё-таки иноземные имена – сущее наказание. Хочешь к человеку поласковей обратиться, а у тебя жаклинивает язык… тьфу, пропасть! – заклинивает яжык… Жаклинышек, что ли, говорить… или Жаклюшка? За такое обращение можно этой самой клюшкой по кумполу получить.

– В общем, спасибо тебе огромное!

Прошли в комнату баронессы, секретарь ООН включила вещулину, и Казин увидел себя самого, не слишком опрятного и по моде небритого. Вот Казин открывает счёт в банке, вот Казин беседует с персоналом игорного дома, который невиданно обогатился сегодня, вот он шагает по улице, подбрасывая на ладони аспидный шарик метастабильного микроколлапсара.

– Смотрите, – с ужасом и восторгом тараторил за кадром голос диктора, – с какой небрежной лёгкостью великий человек манипулирует самым страшным оружием во Вселенной! Ведь достаточно уронить коллапсар на мостовую или просто слишком сильно сжать, как коллапсар активизируется и через несколько секунд не только галактический центр, но и всё наше созвездие рухнет в чёрную дыру. Однако интуиция, расчёт и гений позволяют блестящему крановщику чувствовать себя в полной безопасности!

– Что он говорит? – спросила Жаклин Шамо.

– Да так, – уклончиво пробормотал Казин и бочком выскользнул из комнаты. Бусина коллапсара жгла сквозь брюки, в промежности противно тянуло. Сейчас как долбанёт в самом деликатном месте – и собирай шматки и шмотки!

Проклятую бусину Казин завернул в обрывок газеты и уложил в отдельный ящик стола. Надо же, дёрнул чёрт, позарился на зазвёздную редкость. А Чурка сиятельный – тоже хорош, предупреждать надо, что партнёру втюхиваешь!

Глотнул воды, отдышался, пригладил волосы и вновь постучался в шамовскую каюту. Баронесса сидела возле мерцающего инфоблока. Изображения, которое обычно появлялось рядом с вещулиной, не было.

– Так что там произошло?

– Ну… я же рассказывал… этот син, с которым я судился, я его научил в карты играть, и он теперь казино открыл шикарное. Ну я и зашёл посмотреть, что там делается.

– Проигрались?

Столько тихого отчаяния было в этом вопросе, что Казина холодом продрало. Легко проигрываться в карты простому мужику, больше, чем последние порты, продуть нельзя. А у наследницы двадцати поколений знатных предков страшные слова «карточный долг» могут и инфаркт вызвать. Если подумать, сколько имений, замков, дворцов, садов и виноградников спустили родовитые бароны за последние четыреста лет, то ущерб получится сравнимый с проигрышем сиятельного Журбана. Баронесса Шамо, думается, могла бы понять великого мужигу, который предпочёл раскроить себе голову электровеником, но не жить неудачником.

– Кто это проигрался? – успокоительно спросил Казин. – Выиграл, и крупно выиграл. Я же в «буру» тридцать лет режусь, а они – без году неделя. Жидковаты они против меня бурить.

– А второй откуда? – задала новый вопрос Жаклин Шамо.

– Какой ещё второй? – не понял Казин.

– Кроме вас, ещё одного человека показывали.

– Путаешь что-то, – уверенно заявил Казин. – Небось просто гуманоид какой-то.

– Трудно спутать. Он даже одет почти как вы… стиль одежды у вас схож.

Казин оценил стиль своей спецовки и вынужден был признать, что меж звёзд такого не встретишь.

– А запись показать можешь?

– Пожалуйста…

Баронесса повернулась к вещулине, что-то переключила (и когда только навостриться успела?), и Казин тихо охнул.

На него смотрело честное лицо Вохи – бывшего баклана и великого любителя пива.

Вот так встреча!

Глава 3

Светлый властелин

Прослушать дикторский текст и узнать, чем так прославился подсобный рабочий, что его харю на всю Метагалактику транслируют, Казин не успел. Вещулина звякнула, предупреждая, что получено личное сообщение, и выбросила на стол письмо.

Писано было на суржике, перевода не требовало, так что и Жаклин Шамо могла прочесть удивительное послание:


«Пресветлый Властелин!

С восторгом и гордостью узнали, что Вы вступили во владение Вашим имуществом – системой Эпсилен Геркулеса. Предвидя Вашу Волю, почтительнейше доносим Вам, что все граждане, проживающие на планетах системы, покинут её в течение 25 часов, после чего можно будет незамедлительно приступить к утилизации негражданского населения.

Счастливы быть Вам полезными.

Совет неграждан системы Эпсилен Геркулеса».


– Ни хрена себе! – воскликнул Казин. – За кого они меня принимают? Я им что, син поганый?

– Надо связаться с Советом неграждан, – подсказала Шамо, – и остановить их. Пусть живут как жили. Этот шаг кажется мне очень важным, таким образом мы можем внедрить в сознание галактической общественности принцип невмешательства в дела слаборазвитых стран…

Казин на пару минут отвлёкся, позволяя женщине выговориться, затем сказал:

– Сейчас я им звякну.

Через минуту на месте вещулины возникла шишковатая физиономия незнакомого мужиги.

– Казин у аппарата! – представился властелин.

– Председатель Совета неграждан гражданин Гудан! – отрапортовал шишколицый. – Слушаю вас, господин Казин!

– Получил вашу писульку, – веско начал Казин, – и вот что скажу. Никакой утилизации не будет, пусть люди, то есть мужиги, живут как жили. А то взяли моду: чуть что – утилизация. Ясно?

– Так точно! – ошарашенно доложил Гудан.

– Делами у вас кто управляет?

– Совет неграждан.

– Вот пусть и дальше управляет.

– Так точно!

Мгновение Казин всматривался в верноподданную физиономию Гудана, потом, медленно въехав в ситуацию, переспросил:

– А ты кто такой?

– Председатель Совета неграждан гражданин Гудан!

– А как ты в Совет попал, гражданин?

– Избран подавляющим большинством голосов. За мою кандидатуру проголосовали семьдесят семь процентов граждан, имеющих право голоса.

– Погоди. У вас что, Совет неграждан избирают только граждане? – Разумеется. Неграждане права голоса не имеют.

– Ну, вы оборзели с вашим гражданством! Вот что, право голоса теперь будет у всех…

– Достигших совершеннолетия, – подсказала Жаклин Шамо.

– …вот именно, у всех, достигших совершеннолетия. И в Совет неграждан пусть избираются только неграждане. Ясно?

– Так точно! Позвольте спросить, когда проводить перевыборы?

– Через двадцать пять часов! – отчеканил Казин. – Так и объявите: вместо утилизации – свободные выборы!

– Слушаюсь, о пресветлый повелитель!

Глава 4

Подвиги Геракла

Древняя цивилизация гигантских мужиг отличалась чрезвычайно большой дисперсией свойств. На одного гиганта духа приходилось в среднем двести тысяч мужиг столь мужиковатых, что алкогольный олигофрен рядом с ним покажется светочем мысли. Научили такого окучивать дернавку или панировать желоба, вот он и панирует с пользой для себя и окружающих. А в Совете неграждан делать ему нечего. Однако приказ есть приказ. Нашли тех, кто побойчей, и избрали.

И началась в созвездии Геркулеса новая жизнь, анекдоты о которой прогремели на всю обитаемую Вселенную.

Эх, Казин, лучше бы ты их сразу утилизировал!

Глава 5

Шантажист

Как и полагается опытному политику, Жаклин Шамо сначала предотвратила гуманитарную катастрофу в созвездии Геркулеса и лишь потом поинтересовалась причинами, её вызвавшими.

– Я же сразу сказал, что не проигрался, а выиграл, – оправдываясь, произнёс Казин. – Я же не думал, что они сами себя немедля утилизировать примутся.

– Целую планету? – ахнула Жаклин. – Вместе с людьми?

– Нет там людей. Там мужиги живут. Ты же видала… сами лысые, как Никита Сергеич, а лапы в шерсти.

– Всё равно – люди. Не думала я, что в Галактике таких простых вещей не понимают. – Жаклин задумалась и добавила совсем тихо: – У нас, впрочем, тоже хватает непонимающих. Ведь когда мы расскажем, как отдали права на владение целой цивилизацией, нас непременно обвинят, что мы не учли интересов землян. Можно было обменять эту систему на Землю и так решить все проблемы разом…

– Так ведь действительно можно обменять! – вскричал Казин. – Дурак я, дурак! Как же я сразу не подумал?

– Нельзя так делать, – твёрдо произнесла Жаклин Шамо. – Если строить своё благополучие на гибели других, то ничего хорошего из этого не выйдет. Хотя, конечно, будут недовольные. Так что даже хорошо, что прежде эта мысль вам в голову не пришла.

– Да нет же! Ты ничего не знаешь, у меня ещё есть, кроме этого Геркулеса! Ну, необитаемые, делов-то!.. Отдам десяток звёзд за одну планету – и вся недолга! Сколько запросит, столько и отдам!

Казин бросился к вещулине, потребовал связи с сином. Вещулина извинилась и ответила, что досточтимый занят и не желает отвечать даже на самые срочные вызовы. Казин сдержал порыв чешущихся рук и повторил вызов, присовокупив, что звонит не кто-нибудь, а лично он, гражданин Казин, и что речь пойдёт о вещах чрезвычайно важных.

– Ждите ответа, – казённо информировала Казина информационная сеть.

– Ну я ему покажу, как надо ответа ждать! – Казин вскочил и через пару минут появился в дверях шамовской каюты в обнимку с катапультирующей бандуриной. Поставил у самых дверей и, велев Жаклин ничего не трогать, отлучился ещё на минуту.

Инфоблок продолжал методично посылать экстренные вызовы. Наконец блудный син снизошёл до разговора или и в самом деле только что узнал о вызове. Вещулина опалово засветилась, в комнате возник старый знакомый, с которого началась история злоключений и возвышения Олега Казина.

Ох, как чесались у Олега кулаки, как хотелось схватить сина за шкирятник и повозить мордашкой по столу, поучить зеленорылого правилам хорошего тона, чтобы знал впредь, что можно позволить по отношению к землянину, а чего следует бояться пуще хлябей возле Марьина ручья! Однако Казин понимал, что, несмотря на эффект присутствия, сина в модуле нет, сидит мерзавец где-нибудь на загородной вилле в полной безопасности и поплёвывает свысока на праведный казинский гнев. Стыдить такого – только зря язык мозолить, поэтому Казин сразу взялся за дело:

– Вот что, парень, – вежливо начал он, – заработал ты на мне неплохо, но я зла не держу. Давай так: говори, сколько ты хочешь за Землю и за Солнце? Цену свою говори. Но договор составим у нотариуса, чтобы я уверен был в отношении тебя, что никакой новой подлянки не будет.

– Не согласен! – звякнул син. – Твоя мерзкая планета всё равно будет утилизирована!

– Слушай, – попытался урезонить Казин, – завязывай гоношиться. Я же не просить пришёл, я тебе цену даю. Мало ты, что ли, нажился?

– Мало! – син был непреклонен. – Ты мне весь бизнес испортил. У меня всё было рассчитано. При правильной игре, хорошей рекламе и ставке полтора процента вся обитаемая Вселенная через два с половиной миллиона лет должна была перейти в мою собственность. А теперь, когда крупнейший из игроков столь стремительно разорился, популярность заведения начнёт падать. Те полтора процента, что я получил вчера, не могут компенсировать моих потерь. Я непременно утилизирую твою планетёнку!

– Вот, значит, как? – зловеще пропел Казин. – Хорошо… просто отличненько. Ну тогда, не обессудь, кума, а больше потчевать нечем. Поглянь-ка сюда! – Казин вытащил из кармана газетный пакетик, развернул и продемонстрировал угольно-чёрный шарик микроколлапсара. – Узнаёшь, что за штучка?

– Ты это вчера выиграл, – проговорил син.

– Сегодня.

– Уже вчера.

Казин бросил взгляд на часы и согласился:

– Хорошо, пусть вчера. А что это такое, ты знаешь?

– Метастабильный микроколлапсар, – син глядел неодобрительно. – Вещь дорогая, но даже за неё я твою Землю не уступлю. Мне этот коллапсар просто не нужен. Он очень опасен, а ты безответственно вертел его, когда шёл по улице.

– Я его ещё не так вертеть буду. Я его так поверчу, что от тебя одна память останется.

– Это запрещено! – визгнул тиноцветный. – Я гражданин Галактики, меня нельзя подвергать насилию! К тому же, – мордашка сина просветлела, – ты всё равно не сможешь этого сделать. Я очень далеко от тебя, даже если ты взорвёшь коллапсар, ты не сможешь причинить мне вреда, а только погибнешь сам.

– Вот ещё!.. – фыркнул Казин. – Стану я на тебя, козявку зелёную, коллапсар тратить! Ты ещё вот сюда полюбуйся!

Виртуальный син повернулся и увидел включённую катапульту. Уж своё собственное оборудование син знал прекрасно и видел, что бандурина готова в любой миг катапультировать свой груз в единственно доступное ей место во Вселенной.

– Я вот думаю, – сказал Казин, – а если шарик раздухарить и, прежде чем он рванёт, отправить этой штукой куда подальше? Как полагаешь, что получится?

– Меня там нет!.. – страшным шёпотом прокричал син.

– А мне плевать. Отошлю – и вся недолга!

– Но там – синоматка! Она погибнет!

– А там – моя Земля. И ты, подлюга, хочешь её погубить. Ну так что, меняешь Землю или мне твою синоматку в распыл пускать? Она ведь не гражданка, ей можно вред причинять.

– Нельзя! Это чужое имущество! Тебя оштрафуют! Очень сильно оштрафуют!

– Пусть штрафуют, – согласился Казин. – Заплбчу, но заплачэ.

Син посинел от ужаса.

– Не надо… – забормотал он. – Это же синоматка, самое святое, самое главное, что есть на свете. У неё действительно нет гражданства, ей оно не нужно, она сама может гражданство выдавать… Но ведь никто и подумать не мог, чтобы причинить ей вред!

– А я подумал и решил её таким способом утилизировать, – цинично вставил Казин.

– Не смей думать!

– А ты, когда мою родную Землю утилизировать собрался, о чём думал?

– У меня форсмажорные обстоятельства! – завизжал синорылый. – И ты, и твоя планета подвергли меня небывалым оскорблениям!

– Да если бы я знал, кто ты такой, я бы тебя вообще в кашицу стёр! – отпарировал Казин. – Тоже мне, мажор нашёлся! Для форса выпей морса! У меня обстоятельства тоже фарсмажорные, а я фарса не устраиваю. Так что, посылать коллапсар твоей матке в подарок?

– Это шантаж! – сопротивлялся достопочтенный син.

– Конечно, шантаж. А с тобой иначе никак. Ну, решай, что станешь делать?

– Меняю… – прошептал син.

– Цену говори.

– На микроколлапсар меняю.

– Не пойдёт! – Казин язвительно рассмеялся. – Я тебя, сукина сина, насквозь вижу. В твои лапчонки такую вещь отдавать нельзя.

– В твоих оставлять тоже нельзя.

– О чём вы беседуете? – тихо спросила Жаклин Шамо, не понимавшая ни русского, ни синтайского.

– Выкуп ему предлагаю, – слегка покривив душой, пояснил Казин. – А он вот эту штуку требует. Только я не хочу её отдавать. Это бомба. Второй такой во всём свете нет и уже не будет. Я справки навёл: реликт это, со времён большого взрыва остался. Что там за взрывники работали – не знаю, но бомбы у них были что надо.

– Планетарная бомба? – приужахнулась начитанная в фантастике баронесса.

– Выше бери. Что ей планета? – Она пол-Галактики сметёт и не заметит.

– Тогда её нужно немедленно уничтожить, – выдала соломоново решение Жаклин Шамо.

– Эй, синорылый, – повернулся Казин к изображению, – слышишь, что умный человек говорит? Даю тебе за Землю любую звезду с планетами, а коллапсар уничтожим, чтобы его ни у кого не было. Ну, знаешь, когда кучи жгут, в них мины найденные и прочий хлам валят, чтобы не подорваться ненароком. Вот и мы так поступим. Пусть никому не достаётся. По рукам, что ли?

– Беру систему Бетельгейзе, – быстро сказал син. – Но договор вступит в силу только в момент взрыва коллапсара.

– Вот и ладушки, – согласился крановщик.

Глава 6

Чинопроизводство

За всеми делами Казин едва не позабыл о Вохиной физиономии, мелькнувшей во Вселенских новостях, однако памятливая секретарь напомнила об этом факте, и отрывок передачи вновь был вызван из небытия.

– На должность верховного координатора галактики Туманность Треугольника, – буднично сообщал диктор, – назначен гражданин Воха, представитель расы монтёров с планеты Николаев. Должность координатора была вакантна в течение последних семисот лет, и лишь позавчера нашёлся претендент, удовлетворяющий всем требованиям. Матёрый монтёр на испытаниях показал столь высокий результат, что был немедленно назначен исполняющим обязанности верховного координатора. Инаугурация нового главы галактической администрации назначена на послезавтра в соответствующем секторе метагалактического центра.

– Ну, Воха даёт! – прокомментировал событие Казин. – Вроде бы всегда дубарём был, знай бегал от пивка до кулака. Как же его в начальники занесло?

– Это ваш товарищ? – спросила Жаклин.

– Гусь свинье не товарищ! – возмутился Казин. – Подсобником он у меня работал, так и там не справлялся! За два года стропалить толком не научился, «майна» от «вира» не отличал. «Вирай!» – кричит, а сам ладонь низом держит, хотя так значит: «Майнай!» Мне в кабине не слышно, я на ладонь смотрю, ну и майнул ему лоток прямо на ноги. Он же в канаве стоит, ног не видать, одна башка дурацкая. Хорошо, грязь была, вдавило, а то бы все кости недоумку переломал. А отвечал бы кто? Я бы и отвечал. А теперь, значит, он галактикой заведовать будет… Удивляться нечему, таких, блин, всегда назначают, правильные команды давать, чтобы никто на своих ногах не ушёл.

– Погодите, – остановила воспоминания Жаклин. – Если я правильно поняла, его назвали «гражданин Воха». Получается, он тоже обладает правом гражданства?

– Выходит, так, – согласился Казин.

– Как вы думаете, гражданство он тоже выиграл в карты?

– А я откуда знаю? Может, и в карты. В этом вопросе он монстр, кого хочешь обует. Только он в «буру» не очень, он больше в «очко».

– В конце концов, это не так важно. Главное, что в галактике есть ещё один землянин с правом гражданства и к тому же обладающий некоторым влиянием.

– Он не в нашей галактике, – поправил Казин, уже начавший различать административные единицы Вселенной. – Был бы он толковым начальником, у него и в нашей Галактике всё схвачено было бы. Вот, Степан Минеич, у него и с директором лесхоза вась-вась, и с начальником милиции пусь-пусь, и в райкоме было к кому постучаться. А Воха не такой, не… Хотя, попробую его завтра отыскать, сейчас он, поди, дрыхнет давно. Да и нам пора по койкам… – Казин отключил бандурину, поволок её прочь. – И как такого в чин произвели? – риторически спросил он уже из коридора. – Воху в начальники, не… не понимаю. Он даже на профсобрании сроду в президиуме не сиживал. А тут сразу – галактика!

Глава 7

Большой взрыв

Всякий день во Вселенной происходит какое-нибудь замечательное событие. Сегодня охочая до хлеба и зрелищ публика могла лицезреть активацию микроколлапсара, которую для её развлечения совместно проводили Олег Казин из Подсосонья и досточтимый син из Синляндии.

Сама по себе активация коллапсара явление невзрачное. Только что ничего не было видно, потому что не было ничего, глядь – ничего не видать, но уже по другой причине, ибо рядом притаилась чёрная дыра, готовая поглотить всякого, до кого может дотянуться её жадное притяжение.

Однако, если оформить явление чёрной дыры как следует, получится шоу, в сравнении с которым померкнут стадионные гала-концерты.

Для представления прижимистый син пожертвовал межгалактическое облако разреженного газа, так что черенковское свечение осияло половину Вселенной. Электронные пушки со всех сторон подсвечивали рождающийся коллапсар пучками электронов различных энергий, и тормозные фотоны, испускаемые погибающими частицами, переливались всеми цветами спектра, радуя фоточувствительные органы галактических жителей. И посреди этого великолепия в ледяном спокойствии чернеет зона, очерченная сферой Шварцшильда, место, откуда уже ничто и никогда не выберется. Светопреставление получилось на редкость красочным!

Метрика пространства рвалась, закручивая вихри локальных возмущений, случайный планетоид канул в небытие, отчаянно вскрикнув на всех диапазонах. Имеющий гравитационные локаторы да слышит!

Буйство электромагнитных волн лишь в первый миг казалось случайным. Вскоре цветовая гамма упорядочилась, составив рекламный призыв: «Посетите наше казино!» Чуть ниже образовался портрет Олега Казина в рамке из слов: «У нас – выигрывают!» Всё это сияло и горело нестерпимо, заменяя ближайшим цивилизациям Солнце и Луну.

Всё-таки стервец достопочтенный син. Использовал зрелище на полную катушку, а Казину даже гонорара не выписал за использование его имиджа в рекламных целях. В Метагалактике вообще плохо с охраной авторских прав, о Женевской конвенции там и не слыхивали. Жаклин Шамо, просмотрев видеозапись, хотела подать на сина в суд, но не нашла в мировом законодательстве ни соответствующих статей, ни прецедентов.

А самому Казину казалось даже лестно, что его личность прославилась на всю Вселенную, а возможно, и за её пределами, ибо, по мнению некоторых теоретиков, внутренность чёрной дыры к нашей Вселенной не относится, а казинский портрет был виден там как нельзя лучше.

Впоследствии эта гипотеза блестяще подтвердилась, когда удалось установить контакт со Вселенной, образовавшейся по ту сторону чёрной дыры. Светлый образ крановщика из Подсосонья так поразил местных жителей, что Олега Казина признали в мирах той Вселенной господом богом, что, впрочем, недалеко от истины, ибо как ещё назвать создателя мириадов миров?

Впрочем, события иных вселенных останутся за рамками нашего правдивого повествования. Господь бог, иные вселенные и прочая фантастика – несерьёзно это! Куда серьёзней чувства, с которыми Олег Казин взял в руки два новых сертификата. Подобных документов, отпечатанных на тиснёной гербовой пластмассе со множеством степеней защиты, прошло через его руки не меньше полуцентнера. И всё же это были совсем особые сертификаты, подтверждающие казинские права на вечное и полновластное владение Солнцем и Землёй!

– Всё! – сказал Казин, протягивая листочки Жаклин Шамо. – Спасли Землю. Завтра можно и домой собираться. А сейчас пойду, стибрю у Сёмы коньячку, отпразднуем победу.

Верблюдица укоризненно глянула на Казина, но сказать ничего не успела, ибо вещулина музыкально звякнула и произнесла приятным голосом:

– Экстренный вызов. С вами желает говорить досточтимый син из Синляндии.

– Давай его сюда, – благодушно дозволил Казин.

Глава 8

Син удостоверяется

Вражина появился посреди комнаты, сидящим в покойном кресле. Лиловый халат, расшитый золотыми тахоргами, облекал щуплую фигурку. Мгновение син буравил глазками улыбающегося Казина, затем отрывисто сказал:

– Я выполнил все обязательства, которые вы бесчестно заставили меня взять. Ваша заболоченная планета принадлежит вам. Но, помните, я всё равно утилизирую её, теперь это дело чести!

– Дурак ты законопослушный, – миролюбиво сказал Казин. – Ну как ты сможешь утилизировать чужое имущество? Совести у тебя, конечно, нет, но закона ты боишься как чёрт ладана, так что ничего у тебя не получится.

– Пока это чужое имущество – не получится, – протявкал син, – но как только оно станет выморочным имуществом, я приобрету его на аукционе – любые деньги отдам! – и немедленно всё утилизирую, так что даже пустого места не останется!

– Что такое выморочное имущество? – повернулся Казин к Жаклин Шамо.

– Имущество, оставшееся после смерти владельца, которому никто не наследует. Оно обычно переходит во владение государства и может быть выставлено на аукцион.

– Твой справочник абсолютно прав! – осклабился тиноликий. – Когда ты издохнешь, Земля снова станет моей. О, как я буду её утилизировать!

– Это ещё бабушка надвое сказала, – пообещал Казин. – Ты пасть-то шире рта не разевай, подавишься ненароком. Смотри, как бы самого не утилизировали.

– Меня нельзя утилизировать! Син – гражданин!

– Один раз ты уже профукал своё гражданство, не миновать и второго. А покуда – сгинь!

Казин выключил вещулину, и син послушно сгинул.

– Вот ведь говнистый мужичонка, – сказал Казин после минутного молчания. – Всё ему неймётся. Что делать-то будем?

– Во-первых, – ясно и жёстко произнесла Шамо, – можно попытаться его разорить.

– Как? Чем больше я стану выигрывать, тем больше ему денег отвалится. Ведь он процент с моего выигрыша получает!

– С игрой покончено. Хотя и этот вариант можно иметь в виду, но лишь как дополнительный. Мы откроем на Земле свои игорные дома, куда будут допускаться только инопланетяне. Син запатентовал на своё имя игру, которой ты его научил, забыла, как она называется…

– «Бура».

– Вот именно, тетраборат натрия. И кому только пришло в голову назвать азартную игру в честь соли борной кислоты? Ею же тараканов травят…

– Точно, – согласился Казин, вспомнив насекомоподобного джентльмена.

– Кроме того, син запатентовал сам принцип азартных игр. Не учёл он только одного: Земля – место традиционного распространения карточных и многих иных игр, на неё действие синовых патентов не распространяется. Для нас азартные игры – что-то вроде кустарного промысла. Хотя, возможно, он это учёл и именно потому так стремится уничтожить население Земли. В любом случае, мы откроем на Земле туристические центры с игорными домами и переманим у сина клиентуру. Ведь у нас будет не только «бура», но и «покер», «штос», «бридж», «вист» и «винт»!..

– «Очко», «пьяница», «веришь-не-веришь», «гусарик», «акулина», «больше-меньше»… – подхватил Казин.

– «Фараон», «ломбер», «баккара», «пикет»… – продолжила Жаклин.

– «Преферанс», «кинг», «тысяча», «сека», «девятка», «козёл», «червы»…

– «Бостон», «карт-бланш», «рамс», «макао»…

– «Мушка», «стуколка», «шестьдесят шесть», «семерик», «горка»…

– «Безик», «терц», «виктория»…

– «Банчок», «кончинка», «наполеон»…

– «Белот», «дрейфус», «марьяж», «пип-коп»!..

– «Дурак простой», «дурак подкидной», «дурак переводной», «дурак японский»!

Они умолкли и посмотрели друг на друга с уважением.

– Но прежде всего, – напомнила Жаклин, – нужно отыскать твоего товарища. Не может быть, чтобы, находясь на такой должности, он не сумел в чём-нибудь посодействовать.

Глава 9

С кувшинным рылом в калашный ряд

С утреца начали названивать в галактику Треугольника. Легко вышли на приёмную Координационного центра, где приветливый клерк спросил координаты Земли, а узнав, что просители проживают в другой галактике, посоветовал обратиться в правление галактики Млечный Путь.

– Мы по личному вопросу, – попыталась настаивать Жаклин Шамо, но получила закономерный ответ:

– Тогда обращайтесь через личный канал.

Не помогла и кодовая фраза: «Казин у аппарата!» – чиновник глянул с интересом, но хода прошению не дал, ибо в туманной галактике у Казина не было никакого имущества.

Отказавшись принять заявление, клерк всё же записал неугомонных землян на приём, огорчив их шестнадцатизначным номером очереди.

– Ничего не поделаешь, – посочувствовал он, – семьсот лет у нас не было координатора, вот очередь и поднакопилась. Так что на скорый вызов не рассчитывайте, тем более что сейчас неприёмный год.

– Может быть, всё-таки как-нибудь? – попытался воздействовать Казин. – Я бы отблагодарил…

Регистратор вздохнул печально, облизал синим языком иссохшие губы и сказал, что может за соответствующую мзду записать их в очередь внеочередников.

– Но год всё равно неприёмный, – добавил он.

– Это нас не устраивает.

– Эх! – воскликнул делопроизводитель, видя, что обещанная благодарность уплывает. – Да я бы со всем своим удовольствием, но ведь ничегошеньки не могу сделать, как есть ничегошеньки. Были бы вы из нашей Галактики… так всё равно ничего бы не изменилось. Беда… Прогнило что-то в туманности Треугольника.

Глава 10

Чиновник versus бюрократ

Потерпев фиаско в туманных просторах иногалактической бюрократии, земляне принялись вырабатывать новый план уже без участия недостижимого Вохи. Жаклин, перелопатившая гору нормативной литературы, выдвинула проект, согласно которому Солнечная система должна была стать заповедником, не подлежащим передаче в собственность физическому лицу и безусловно запрещённым для промышленной деятельности кого бы то ни было, кроме местных форм жизни.

Воодушевлённый экологической идеей, Казин на третье утро после так неудачно подписанной мировой отправился в Координационный центр родимой Галактики.

Там его приняли с почтением и некоторой долей торжественности. Вынули до полусотни подзаконных актов, показали, рассказали и разъяснили, что существование подобных заповедников законом предусматривается, но на практике сделать это никак невозможно. Казин обещал отблагодарить за помощь и, поскольку в галактике Млечный Путь что-то не прогнило, то и отблагодарил, в результате чего получил не только список всех потребных документов, но и памятку, с помощью которой можно было узнать всё касательно прохождения бумаг, главным образом время прохождения и стоимость каждой визы и всякой положительной резолюции.

Сам принцип регламентации взяток Казину понравился. Не нужно краснеть, заикаться, намекать. Можно не бояться, что с тебя слупят лишнее или ты сам переплатишь. Правила на стене, подходи, читай – за что следует совать барашка в бумажке, когда давать серебришко детишкам на молочишко, за что полагается бакшиш и сколь сильно он отличается от магарыча. Отмечены тонкие различия презента и гешефта: если первый образуется исключительно по инициативе взяткодателя, то второй имеет слегка недоброжелательный оттенок вымогательства. Опять же известно, почём дело в шляпе, в какой цене борзые щенки, сколько давать на чай, а сколько на лапу, из чего должен состоять принос, чтобы не остаться с носом et cetera, et cetera, гип-гип ура!.. гип-гип ура!.. Узаконенный побор это вам не взяточничество, а честный приработок, конечной целью имеющий благо народонаселения. Чиновника, вооружённого подобным ценником, уже не подкупишь.

Классик, которого Олег Казин и в руках не держал, сказал как-то: «При виде исправной амуниции как презренны все конституции!» К сему возразим: «Лишь отчётливо составленный прейскурант вполне заменяет самую либеральную конституцию!»

К сожалению, казинский случай выпадал из ряда вон, твёрдых цен на него не существовало, а значит, идти он должен был общим порядком через всю бюрократическую братию. В результате из регламента следовало, что без подмазки проект грозил забуксовать на срок, сравнимый со временем существования Вселенной. Соответствующая таксе мзда несколько ускоряла прохождение бумаг, и положительного ответа можно было ждать лет через триста.

Казин потребовал аудиенции верховного координатора и, давши на лапу секретарю, был допущен в кабинет. К чести администрации, следует отметить, что очереди на приём у координатора не было. Тому имелось три причины. Во-первых, в отличие от туманности Треугольника в нашей Галактике приём граждан никогда не прерывался, а значит, очередь не накапливалась. Во-вторых, координатором Млечного Пути служил почтенный полифасный янус, способный принимать одновременно шесть тысяч просителей, что значительно ускоряло прохождение жалоб. В-третьих и главных, секретарём координатора служил некий гигантский мужига, имевший очень волосатую лапу, давать на которую следовало так много, что лишь немногие могли себе это позволить.

Казин позволил и был принят в ту же минуту.

Верховный координатор оказался седовлас и рельефен. Он выслушал Казина и одобрил его намерение создать в Галактике заповедник. Он кивал, улыбался и обещал издать специальный рескрипт, одобряющий создание заповедников. А когда документы дойдут к нему, верховный обязался подписать их в тот же день.

Казин размяк, подарил мудрому янусу Крабовидную туманность и ушёл довольный. И лишь потом сообразил, что в самом лучшем случае бумаги лягут на стол верховному через триста лет.

Не подмажешь – не поедешь, и подмажешь – не поедешь. Слабу ихним бюрократам супротив наших чинуш.

Теперь помочь Казину могло только чудо.

Глава 11

Судьба – индейка

И чудо произошло. Не успел Олег рассказать секретарю ООН о неудачах нынешнего дня, как стоящая на столе вещулина проснулась и отпечатала белый с золотым тиснением и голубой каймой прямоугольник пригласительного билета.

Текст приглашения гласил:

«Господин Казин! Почтительнейше просим Вас почтить Вашим Присутствием церемонию инаугурации Верховного Координатора галактики туманность Треугольника, которая состоится в Резиденции Координатора в Треугольном секторе Координационного центра завтра в семнадцать часов по средневселенскому времени».

Вот так и бывает: бьёшься, бьёшься, и всё впустую. А потом – раз! – и распишитесь в получении. И даже голубая каёмочка прилагается.

Глава 12

Анфан Терибль

Через день после светопреставления предстоял Олегу Казину выход в высший свет. В Галактике время летит неумолимо, и события сменяются с неудержимой быстротой. Кто не верит, пусть справится у Альфонса Дуэтто или Филиппа Домашена, они расскажут, сколько великих дел успели они совершить за эти три дня с помощью полевого синтезатора. Казин преуспел меньше, но и он кое-что смог.

Вновь досталось работы чевотине – Жаклин Шамо провожала Олега Казина на приём. Вздыхала, мучилась, но, кроме как вычистить спецовку до стерильной чистоты, ничего не сумела. Даже иголки и катушечки ниток не захватила в путешествие секретарь ООН.

Жаклин Шамо даже хотела реквизировать фрак у Альфонса Дуэтто, который по комплекции не слишком отличался от Казина, но Олег воспротивился решительно, предотвратив таким образом локальный конфликт между ООН и НАТО. Так и отправился на презентацию в брезенте и кирзе, натёртой солидолом.

И ведь не прогадал мудрый крановщик! Потому что новый координатор явился перед публикой в телогрейке, импрегнированных говнодавах и брезентовых штанах без пуговицы на ширинке. Это уже не презентация, а брезентация какая-то!

На инаугурацию собрался бомонд полусотни галактик, аристокакия обитаемой Вселенной, жаль, что Олег Казин не знал этого слова! Титулованные хлыщи, избалованные хвощи, несметные богатеи, бессмертные скарабеи, безумные министры и разумные монисты. Блистали орды орденов, гремели оркестры, под потолком рассыпались фейерверки, не такие пышные, как позавчерашний, но ничуть не хуже тех, что пускают по календарным праздникам с кронверка Петропавловки. Юные негуманоиды скандировали приветственные речёвки, а потом слово взял виновник торжества. Но едва монтёр-координатор вышел к трибуне, как почтительная тишина была грубо нарушена зычным голосиной Олега Казина:

– Воха, растудыть тебя тудыть! Ты мне нужон! Разговор есть!

Людей, совершающих такие поступки, французы называют enfant terrible, что по-русски означает – анфан терибль.

Глава 13

ВЫсший свет и внешняя тьма

О, Воха недаром был назначен верховным координатором! На работу назначают только сильных по уму, сбить такого с панталыку не удастся никому! Хотя Казин с чисто деревенской бесцеремонностью нарушил торжественность момента, вступительную речь монтёр из Николаева начал как ни в чём не бывало:

– Дамы, господа и представители бесполых форм жизни! Леди и, если можно так выразиться, джентльмены! Я безмерно счастлив видеть вас всех сегодня в этом зале. А ты, Казин, хайло прежде времени не разевай, успеешь побазарить, для того тебя и пригласил. Прежде всего в этот знаменательный день мне хотелось бы…

Всепланетный терибль анфан понял, успокоился и заткнулся, торжество не сорвав. Но и любопытство присутствующих распалилось словно в отжигном муфеле. Галактическому бомонду и впрямь было над чем поломать голову. Разом два существа, схожие до изумления, но относящиеся к совершенно разным расам. Один, по его словам, был представителем великой расы монтёров, в то время как другой причислял себя к сообществу крановщиков. Ни одного, ни другого звёздного народа прежде отмечено не было, что ещё больше подогревало интерес.

И эти знаменитости, оказывается, были знакомы и, видимо, находились в рыночных отношениях, поскольку собирались побазарить. Чем торгуют монтёры, что покупают крановщики и откуда пришла их удивительная мода, ибо не только вид, но и прикид таинственных существ оказались схожи. Не надо слыть специалистом, чтобы догадаться, что одежда обоих великих людей пошита в одном ателье. Где оно, это ателье, кто там шьёт, как сделать заказ? – тайна сия велика есть.

Вохина телогрея и казинский клиф были скопированы сотни раз и адаптированы для представителей всех рас и народов. Но главное – кирза! Тайна этой обуви по сей день не даёт покоя инозвёздным модельерам, но и по сей день она ими не разгадана. Чего только не отдаст иной галактический миллиардер за пару импрегнированных сапог, да жаль, некому отдавать. Спрос есть, а предложения – нетути.

Между тем праздник катился по рельсам, раз и навсегда уложенным для всех официальных празднеств. Отзвучали речи, произнесена была торжественная клятва на Великой Книге Углов и Туманов, после чего начался фуршет.

Бедный Казин рассчитывал хотя бы сегодня подзакусить как следует, уж больно ему опротивела хреновая бурда. Жаклин хлебала кашицу стоически, ни разу не пожаловавшись на однообразие меню и неизменно сохраняя интеллигентный вид. Но Казин-то жрал эту пакость не первую неделю, и даже рыбокрупяной фарш не мог спасти положение. Тут и вонючей сардельке рад будешь, а не то что фуршету.

Слово «фуршет» – иностранное, но знакомо самому распоследнему бомжу. Жорево на халяву, вот что оно значит! Однако кайф обломился не начавшись, Казин схватил со стола какой-то колобок, куснул и выплюнул с отвращением. Запах оказался тошнотный, а горечь во рту не утихала часа три. А потом ещё понос прошиб; то, что ест мужига, – не для барского желудка.

Казин бродил меж столами, протягивал руку то к одному, то к другому, кое-что даже нюхал, но после опыта с колобком нос отказал и всякое яство явственно смердело. А ведь была в хозяйстве, кроме кухонной хреновины, и хренулина, умевшая определить пригодность в пищу любого подножного корма. Аналитическая хренулина входила в комплект выживания на местности. Кто ж знал, что проблема выживания на банкете может встать столь остро. И даже не пожалуешься, что ушёл несолоно хлебавши, поскольку пересолен колобок был ужасно.

Зато успехом Казин пользовался небывалым. Всякому казалось лестным перекинуться парой слов со знаменитостью, а уж от журналистов отбоя не было.

– Ах, скажите, ах, поведайте!.. – обращалась к нему томная представительница двух древнейших профессий. – Давно ли вы знакомы с монтёром Вохой?

– В самый раз, – отвечал Казин, с трудом сдерживая отрыжку. – Только какой же он монтёр? Был монтёр, да весь вышел.

– Куда вышел? Откуда?

– От верблюда. Он с тех пор как из Николаева уехал, дня по специальности не работал. Небось уже забыл, как распредщит выглядит. Вот и говорю: какой же он монтёр после этого? Сами подумайте, если я крана своего лишусь, буду я после этого крановщиком? Стропалем, может, и останусь, а крановщиком – нет!

– Как интересно! А вы не можете его показать?

– Кого?

– Ваш кранчик.

Казин покраснел.

По счастью, окружающая толпа взвихрилась и рядом объявился экс-монтёр Воха.

– Ну, здоров, бригадир! – сказал он, протягивая рабочую пятерню. – Рассказывай, как у тебя всё о’кей!

– У меня-то о’кей, а вот дома – хоккей. Нашёлся тут один – Землю утилизировать хочет. Помог бы ты его уконтрапупить…

– По соплям дать – это мы завсегда, – широкая Вохина ладонь сложилась в кулак. Кулак получился внушительный, со средних размеров кочешок. На душе у Казина потеплело. Всё-таки Воха свой человек, не выдаст. Втроём мы не только сина, но и всю Галактику усмирим.

– Как интересно! – вмешалась журналюшка. – Что значит, дать по соплам? Навесить твёрдотопливные ускорители?

– Вот именно, навесить! – как и прежде, Воха всё понимал однозначно.

– Чтобы с ускорением летел, – добавил Казин.

– Погодь, – спохватился Воха, – это разговор превратный, не для чужих ушей. Мы его потом обсудим, тет на тет, а покуда мне тутошнюю ораву развлекать надо. Держи пропуск, завтра с утра тебя жду.

– С утра, это во сколько? – спросил пунктуальный Казин.

– Отвык ты, паря, от жизни, – посетовал Воха. – Забыл со своими круглосуточными ларьками, что утро начинается с рассвета, то бишь в одиннадцать часов. Похмелишься, в глазах просветлеет, вот тебе и утро. – Чем похмеляться-то? – крикнул Казин вслед удаляющемуся координатору. – Тут вся жрачка нерусская!

– На первом столе – пива хоть залейся, – не оборачиваясь, ответил виновник торжества. – И сухарики солёные.

Казин ринулся к головному столу.

– Скажите, как вы намереваетесь распорядиться вашим имуществом, расположенным в Миттлдаунском секторе? – попытался остановить Казина какой-то высокопоставленный кракен.

– Пропью! – ответил владелец, работая локтями.

– Позвольте, но ведь там расположены исключительно безводные миры!

– Тогда тем более пропью! – Казин увидел пиво и блюдце с сухариками…

Хорошо всё, что хорошо кончается.

Глава 14

Превратный разговор

Домой Казин вернулся умиротворённый, расслабленный и благоухающий пивом. Показал Жаклине пропуск и побрёл спать, велев разбудить себя завтра в десять часов, что и было исполнено добросовестным секретарём.

В одиннадцать Казин уже был в прежде недоступном административном корпусе в кабинете верховного координатора. Больше всего приёмная напоминала дежурную часть районного отделения милиции, даже аквариум в предбаннике имелся, тот, в который мелкую рыбку сажают.

Сам координатор сидел в кабинете и в раздумчивости чесал затылок.

– А, явился – не запылился! – приветствовал он Казина. – На-ка, почитай, что о нас в газетах пишут.

Казин развернул свежий номер «Галактианского меркурия», отыскал очёркнутую статью.

«Больше всего толков на вчерашней инаугурации, – говорилось в статье, – вызвала сама личность нового координатора, его мир, о котором никому ничего не известно. Но вот что удалось узнать нашему корреспонденту из заслуживающих доверия источников.

Великая цивилизация монтёров с планеты Николаев является одной из замкнутых цивилизаций, расположенных на окраине Вселенной. Репродуктивными способностями обладает единственная (хотя не исключено, что их несколько) особь, называемая «распредщит». Нечто подобное мы наблюдаем в Синляндии с её знаменитой синоматкой. Но если синоматка, выкормив очередного выкормыша, снабжает его документами и отправляет в жизнь, оставляя при себе лишь самых неудачных воспитанников, то распредщит поступает с точностью до наоборот. Как стало известно, матёрый монтёр от распредщита не удаляется, изгоняются лишь изгои. Обидно признавать, что наш новый глава всего лишь отброс чужой культуры, но куда более тревожной оказывается иная мысль. Если таков неудачник, то каковы полноценные монтёры? Не будь их цивилизация практически нацело замкнутой, вселенская гегемония была бы им обеспечена. Впрочем, в своей инаугурационной речи гражданин Воха обмолвился, что он «простой гегемон», так что не исключено, что мы лишь воображаем себя независимыми, а на самом деле являемся слепыми исполнителями воли великого распредщита.

Немало толков вызвала также встреча высокопоставленного монтёра с гражданином Казиным, одним из богатейших людей Вселенной, составившим себе состояние на игорном бизнесе. Удивительная схожесть двух знаменитостей дала основание некоторым безответственным лицам утверждать, что на самом деле монтёры и крановщики относятся к одной расе. Вздорность этих слухов опровергается утверждениями самих героев нашего очерка. Фраза: «Что я их вам, рожу?» – брошенная новым главой государства в ответ на просьбу о внеочередных кредитах, доказывает, что монтёры размножаются неполовым путём, в то время, как гражданин Казин, находясь в изрядном подпитии, неоднократно утверждал, что вступал в половой контакт с матерью интервьюера.

На приёме Казин и Воха договорились о деловой встрече в конфиденциальной обстановке. Из оброненной фразы стало ясно, что речь там пойдёт о поставках твёрдотопливных ускорителей, из чего можно сделать вывод, что ракетостроительные заводы нашей Галактики в ближайшее время получат крупный правительственный заказ.

При этом высокопоставленный сотрудник администрации, пожелавший остаться неизвестным, сообщил нашему корреспонденту, что во время приватной беседы будет решаться вопрос о приватизации государственной компании «Мобильные крыши», которой впоследствии и будет передан заказ.

В любом случае в скором времени следует ожидать экономических реформ».

– Н-да, – сказал Казин, отложив газету. – Круто написано. Трындит, как Троцкий.

– Цензуру, что ли, ввести? – посоветовался Воха.

– Да ну их! – вступился за гласность Казин. – Пусть трындят.

– Ладно. Рассказывай, что у тебя с Землёй приключилось?

Казин рассказал всё как есть, не утаив ничего. И как он лопухнулся с мировой, и как Жаклин Шамо выручила его в трудную минуту. Не скрыл даже авторства идеи заповедника.

– Так в чём проблемы? – спросил Воха. – Умница твоя баба. Оформляй документы, и дело с концом.

– Знаю я, что она умница, – возразил Казин, – только бабы всё равно ни хрена не разбирают. Она хочет всё по закону оформлять, а по закону с таким делом лет семьсот промудохаешься. А я иначе маракую – как бы это дельце по понятиям обстряпать? Побыстрее, дня за три… Только чтобы и по закону всё было гладко.

Координатор задумался. Непривычные для казинского взгляда морщины прочертили его лоб. Взгляд затянуло дымкой, Воха ушёл в астрал. Олег ждал, опасаясь помешать бывшему своему подсобнику, ныне так высоко взлетевшему.

– Можно и за три дня, – совершенно обыденным голосом произнёс Воха. – Но будет дороже.

– Что ж я, не понимаю? – согласился Казин. – Будет дороже – заплатим.

– Много дороже будет.

– Значит, заплатим много. У меня сейчас треть Галактики в кармане. И в других галактиках тоже кое-что имеется.

– Тогда сразу после обеда пойдём к твоему координатору. Без него это дело не осилить, так что готовь подарки.

– Был я у него, Крабовидную туманность подарил, а толку – ноль.

– Что было, то сплыло. Он ведь у вас янус многомордый?

– Ясно, что янус. Говорят, шесть тысяч ликов имеет.

– Вот мы и пойдём к самому главному, тому, что решения принимает, а не взятки. Есть у меня такая привилегия – к любому координатору без церемоний войти. Но и они ко мне могут, так что злоупотреблять нельзя. Но ради родины чем только не злоупотребишь…

Воха многозначительно помолчал в телепатор и, получив столь же молчаливый ответ, довольно сказал:

– Ну вот, просят быть через два часа. Так что у нас ещё куча времени.

– Так рассказал бы, как тебя в здешние палестины занесло? Да ещё на должность…

Верховный координатор поведал свою историю, умолчав лишь о причине, приведшей его в казинский сарай.

– Значит, у синоматки был?.. – раздумчиво спросил Казин.

– Довелось.

– Вот оно как… И как оно?

– Да ничо, жить тама можно. Стрёмно поначалу: вместо неба там нёбо, да и ваще – томно, тёмно, тёпло, топло, лёгко…

– Лёгко – это как? – переспросил Казин.

– Лежишь в лёгком, вот и лёгко, а как на ноги встанешь да на волю выйдешь, то легко. Вишь, на какую работу назначили? – и ничо, справляюсь. Хотя сам понимай, туманность Треугольника – дела у меня тут туманные и угловатые, но после нутряного обучения мне всё по плечу.

– А я-то думал, что ты талантище чёрт знает какой, – сказал Казин, – а тебе просто фарт привалил. Этак всякий может, занёс дурной случай в синоматку, а оттуда в начальство прямая дорога.

– Не скажи… У синоматки тоже не всё просто. Иной попадёт в лоно, присосётся и оторваться не может. Сосёт, сосёт… бывает так рассосётся, что и рассосётся напрочь. Я и сам едва не рассосался. Пиво свежее, тепло, светло и мухи не кусают.

– Ты же говорил, там темно.

– Ну темно, это однофигственно. Всё, что нужно, само тебя находит. Потому я оттуда и смотал, что слишком там клёво. Вспоминаю каждый день, вернуться хочу. Жаль, дела не пускают. Но как на пенсию выскочу – обязательно вернусь, не во дворе же доминошничать… – Воха вытер увлажнившиеся глаза кулаком. На предплечье синела свежая татуировка: «Не забуду синомать родную». – А ты гад! – произнёс вдруг Воха надрывно. – Маме коллапсаром угрожать! Ноги бы тебе повыдергать за такое!

– Я же только припугнуть, – миролюбиво сказал Олег. – Ну, хочешь я тебе этот коллапсар подарю? Только он уже не метастабильный, а обычный коллапсар. Мы его взорвали публике на потеху.

– Потом, – вспомнив о делах, отмахнулся верховный координатор. – Останется лишнее – подаришь. Только боюсь, ничего у тебя не останется. Я справки навёл, этот янус многоглавый хуже Змея Горыныча. Готовь магарычи.

Глава 15

Кулуары космические

Тот же самый Координационный центр Млечного Пути. И тот же самый кабинет, во всяком случае, точно такой же. Их тут шесть тысяч совершенно одинаковых парадных кабинетов, где принимает граждан верховный координатор. И до полумиллиона обычных кабинетов, по числу обитаемых планет. Хорошо всё-таки, что разум во Вселенной встречается чрезвычайно редко, ведь звёзд в Галактике многие сотни миллионов, и если бы у каждой была обитаемая планета, то подобного управленческого аппарата не выдержал бы никакой бюджет.

Попробуй не потеряться, пройдя сквозь дебри коридоров и кулуаров, конфиденс-кабинетов и конференц-залов! Ни трёхсот лет не хватит, ни девятисот. Однако двое землян (что тут говорить, напутали Галактические СМИ с монтёрами и крановщиками!) болидом пронеслись по маршевым лестницам и снайперски точным приёмом вломились в тот единственный кабинет, где не бывает приёма.

Верховный координатор ожидал их.

Полифасные янусы существа удивительные. Планет у них множество, но на них никто не живёт. Собственно говоря, обитают янусы в подпространстве, а в римановой метрике лишь проявляются тем или иным ликом, заглядывая в обычное пространство, словно любопытная соседка в замочную скважину. И чем значительней, мудрей и уважаемей многолицый сапиенс, тем в большее число замочных скважин может он подглядывать одновременно. Ходят слухи, что на самом деле существует лишь один янус, которого поэтому не янусом следует звать, а аргусом, но чего ради верить вздору? Независимая экспертиза установила: много их там – целая цивилизация. Вернее, так: цивилизация тут, а сами янусы – там.

Точного числа ликов верховного координатора галактики Млечный Путь никто не знал. Известно было лишь, что в приёмные дни он заседает одновременно в шести тысячах кабинетов. Но никто не мог поручиться, что пара-тройка ликов не сидит в этот момент на рыбалке. Неведомым оставалось также, какой из образов доминирующий, всякий проситель надеялся, что именно его кусок главный, а как там на самом деле, мог узнать лишь координатор соседней галактики. И вот сейчас эта тайна должна была раскрыться.

Двери главного кабинета оказались безо всяких украшений и даже без таблички. В земных канцеляриях за подобной дверью обычно скрывается кладовка, полная швабр, или служебный сортир. Никого никогда не удивляет, что эта дверь заперта, никто и никогда не ломится в неё, разве что пробьёт просителя неожиданный понос. И невдомёк страждущим, что за невзрачной дверью скрыто решение всех вопросов и проблем, кроме, быть может, проблемы неожиданного поноса.

Двери распахнулись, президент Галактики предстал очам вошедших.

– Во, блин! – сказал Казин.

Перед ним был случайный знакомый по игорному дому, толстощёкий вьюнош, который требовал вернуть ему проигранные казённые деньги. Видать, не зря утверждают психологи, что все мы родом из детства, и какой бы благообразной сединой ни покрывались наши лысины, внутри самого почтенного дяди сидит вихрастый мальчишка, скакавший когда-то по заборам. И самые судьбоносные решения принимает именно этот безответственный пацан, не видящий разницы между галактикой Млечный Путь и суфле в шоколаде.

Янус также узнал Казина, а вернее, признал, что узнал. На первом-то приёме он и намёком не выдал былого знакомства и недоброжелательства.

– А, здравствуйте, господин науконенавистник! – ехидно сказал бескорыстный исследователь феномена азартных игр.

В этот трагический миг живо вспомнилась Казину давняя и нехорошая история. Раз к ним на объект заявился незнакомый тип в кепке и принялся поучать тракториста Илюху, как следует ровнять планировку вокруг поглотительного колодца. Покуда Илюшка медленно наливался лиловой злостью, Воха, тот самый, что стоит рядом, ещё ничего не зная о новой беде, взялся двумя руками за кепку и натянул её непрошеному учителю по самое то, что надо. А потом и владельцу кепки предложил идти следом за его головным убором. И всё бы ничего, но, явившись закрывать наряд, бригада узнала, что назначен новый директор ПМК, и самого директора узнала тоже. Тогда Воха не нашёлся, что сказать, и хотя не был уволен, но целый год не нюхал прогрессивки.

А тут речь идёт не о прогрессивке, а о жизни на Земле.

– Здравствуйте! – возгласил Казин, улыбаясь во весь оскал. – Наконец-то я вас нашёл! Надеюсь, вы понимаете, что при посторонних я не мог уладить наше дельце. Простите, сколько я остался вам должен?

– Мне – ни единого галакто-экю, – с достоинством проговорил янус. – Ухищенные деньги были выделены на научные изыскания в области азартных игр и принадлежат фонду развития науки.

– Мой друг, – вклинился в разговор Воха, на этот раз с ходу въехавший в ситуацию, – хотел бы внести посильный вклад в фонд э… развития научных исследований. Я понимаю, сложилась довольно щекотливая ситуация, по правилам – карточный выигрыш возвращать нельзя, поскольку это нарушит чистоту эксперимента, но небольшой добровольный взнос… лепта, так сказать, вдовицы… это допустимо, не так ли?

– Ну, если лепта… – нехотя согласился неподкупный администратор, – то её можно принять, тем более что господин Казин, как вы утверждаете, недавно овдовел.

– Можно сказать, что овдовел, – подтвердил Казин, безо всякой душевной боли вспомнив Ганнин уход. То есть сердце, конечно, болело – за порубанную мебель, поруганный быт и порушенное хозяйство. А по самой Ганне уже не тосковалось, хоть бы её и вовсе не было.

– Сколько? – перешёл к делу Воха.

Янус протянул карточку, на которой красовалась цифра со многими нулями. Казин достал из кармана чековую книжку и принялся выписывать чек. Трудное это дело для непривычного человека, хуже чем на одном бланке заполнять счёт за электроэнергию, газ и горячую воду! В западных фильмах всевозможные воротилы то и дело размахивают чеками, а когда они их выписывают, кино не показывает. И где, скажите, простому человеку научиться этому искусству? Неудивительно, что Казин обмишурился, проставив в сумме лишний нолик. Хуже, что и янус, скользнув взглядом по документу, ошибки не заметил. Как теперь исследовательский фонд оприходует такую прорву деньжищ? Зато уж когда оприходует, то непременно процветёт и нацело изучит феномен азартных игр.

– Приятно иметь дело с честными людьми, – произнёс янус, прощаясь. В глазах его полыхали чистая страсть к науке и желание как можно скорей приступить к исследованиям.

– Погодите, – остановил коллегу Воха. – У нас остался нерешённым ещё один маленький вопросик. Организация заповедника в Солнечной системе…

– Я же дал добро, – удивился янус. – И обещал способствовать.

– Нам требуется, – мягко упорствовал Воха, – чтобы решение было принято прямо сегодня.

– Боюсь, это невозможно. Я не бог, надо мной есть закон и обычай.

– Это возможно, если по инстанциям будет ходить самолично глава администрации. Поскольку дело новое, при согласовании непременно возникнут ситуации, не предусмотренные прейскурантом, и только вы сможете с ходу определить и утвердить размеры подношений. К тому же ваши удивительные способности… – Воха снизил громкость, словно не с большим начальником говорил, а колыбельную мурлыкал. Кто бы поверил месяц назад, что способен на такое монтёр из Николаева?

Взгляд януса заволокло, астрал раскинул перед ним свои просторы, координатор оценивал перспективы, которые приоткрылись перед ним. Мелиораторы терпеливо ждали, когда взойдёт семя, брошенное ими в благодатную почву.

– Пожалуй, я займусь этим делом, – голос януса звучал мечтательно. – Разумеется, я буду работать совершенно бескорыстно, на благо нашей Галактики, нашей любимой Milky Way.

– Разумеется, разумеется!.. – хором подтвердили Олег и Воха.

Янус приступил к работе. В тысячах кабинетов звякнули вертушки, и на специальном панно объявилось недреманное начальническое око. Разом последовали толпы распоряжений, стронулись мириады бумаг, так что центральный компьютер, не ожидавший от хозяев подобной прыти, разинул от изумления файло да так и завис.

Все сведения сходились в кабинет, скрытый за невзрачной дверью. Толстощёкий вьюнош, на время растерявший детскость, короткими очередями отстреливал суммы и их назначение:

– Гербовый сбор за оформление прошений… квота пенсионного фонда… пожертвование в пользу ветеранов ветеринарии – это обязательно, без ветеринарного контроля заповедника быть не может… госналог на передачу имущества… акцизные марки… налог на добавленную стоимость… как это – кто добавил? Бюро инвентаризации добавило, а платить – вам. За установление границ землепользования, за согласование протяжённости границ, за внеочередное оформление правоустанавливающих документов, за справку о неотягощении имущества правами третьих лиц… на транспортные расходы курьерам… оплата сверхурочных… нормировщикам за ненормированный рабочий день. Подарки женщинам на Восьмое марта… что? Июнь на дворе? Тогда ещё и на День защиты детей…

…мутная мыта, пошлая пошлина, таможенная тамга… отары барашков, завёрнутых в папиросную бумагу, своры борзых щенков, реки молочишка в кисельных берегах… Счёт серебришку шёл на мегатонны, причём не простому серебришку, а португальскому, поскольку серебро по-португальски – плата, а серебришко – платина. Так что, хочешь не хочешь, а плати платиной. Волосатые лапы протягивались одна за другой, и на каждую надо было дать. Являлись шляпы с выгоревшими делами, мелькали секретарши и секретеры, творилась величайшая из фантасмагорий.

Страшно подумать, что сталось бы с просителями, если бы лапы и шляпы не сами являлись из ниоткуда, а ожидали всякая в своём кабинете и исполняли свои функции неспешно, не забывая взять за срочность. Sancta simplissimus! – какие семьсот лет? Семижды семисот веков не хватит пройти все круги Координационного центра!

Казин выписывал, закладывал, снимал со счетов, проводил платёжки по инкассовым поручениям и безакцептные списания под индоссамент. Ещё вчера, ещё полчаса назад он и слыхом не слыхал обо всех этих и многих им подобных операциях, честно говоря, он и сейчас не смог бы заметить разницы между индоссатом и индоссантом, но, веря в финансовый гений Вохи, подписывал всё, за исключением франшизы. Оно и понятно, какой уважающий себя человек запросто дозволит франшизу! А всё остальное… Упорхнула из рук система Бетельгейзе, Тау Золотой Рыбки уплыла в качестве предоплаты амортизации за превышение эмиссии, Полярная звезда подарена одному из столоначальников на день ангела, хотя какой, к чёрту, ангел может быть у обескрылевшего трутня из созвездия Гончих Псов? Всякому ясно, гонит столоначальник, но именно от подарка ко дню ангела зависит оформление банковского делькредере, а значит, есть у начальника ангел-хранитель, да и само слово «трутень» несомненно происходит от слова «трудодень». И попробуй сказать, что это не так – фактически останешься без факторинга и, значит, переплатишь втрое.

И после этого кто-то говорит, что канцелярия несхожа с театром. Весь мир театр, и клерки в нём актёры! Там – бенефицианты, тут – бенефициары, однако и то и другое означает выгодоприобретатель.

А какую выгоду поимел Олег П. Казин? Никакой, кроме морального удовлетворения от мысли, что Земля отныне неприкосновенна для утилизаторов и все друзья и недруги, знакомые и незнакомые, все, начиная от жандарметки Жанны и кончая гадиной Ганной, могут жить, не ощущая при виде звёздного неба ни малейшего страха.

Последняя выплата дель франко, почтовые сборы, спонсорский взнос в пользу нотариата, премиальные курьерам и курсисткам – и вот перед толстощёким координатором возникает стопа дипломов, залитых в прозрачный пластик. Копии документов, подтверждающих особый статус Земли. Казин протянул руку, но юный янус не торопился расставаться с дойной коровой.

– Ещё одно затруднение… – начал он. – Теперь, когда ваша родная планета, – координатор скосил глаз и прочёл: – Подсосонье… вот… теперь, когда планета Подсосонье считается полноправным ассоциированным членом галактического сообщества… именно так… следует решить вопрос о представительстве Подсосонья в галактическом центре… Надеюсь, вы меня понимаете?

Что-что, а это Казин понимал, но ещё он понимал, что платить ему нечем. Такие же чувства, должно быть, испытывал син, когда осознал, что не может подтвердить последнюю ставку.

И кроме всего, почему в документах Подсосонье, а не Земля?

– Подсосонье почему?.. – шепнул он, наклонившись к Вохе.

– Плевать, – ответил тот. – Напутали где-то. Сам же и напутал, когда сказал, что ты из Подсосонья. Теперь так и останется, переделывать себе дороже.

– А что за представительство?

– Тоже ерунда. Просто ему ещё чего-то хочется.

– Хочется – перехочется. Я уже всё спустил. Всё как в яму ухнуло, даже чёрная дыра, что тебе обещал, туда угодила.

– Значит, оботрётся.

Воха повернулся к коллеге по координированию и веско произнёс:

– Особый статус Подсосонья не предусматривает приёма граждан и отдельного кабинета в галактическом центре. Представительство будет располагаться в транспортном модуле, но никакой деятельности осуществлять не станет. Ведь вы понимаете, на то он и заказник, там заказана не только хозяйственная, но и административная деятельность.

– Да, мы понимаем, – ответил за все свои ипостаси щекастый вьюнош. – Однако нерешённым остаётся вопрос об арендной плате… Модуль стоит на муниципальной земле.

– Посольства, консульства и представительства являются частью заповедника Большое Подсосонье и, следовательно, не подлежат никаким обложениям, в том числе и арендной платой.

Казин смотрел на Воху с восторгом. Всё-таки здорово поднатаскала синоматка бывшего алкаша!

– Это всё верно, – вынужден был признать янус, – однако…

И тут Казина озарило.

– Минутку! – воскликнул он, стаскивая потрёпанный рабочий макинтош. – Господин президент, в благодарность за помощь я хотел бы…

Именно этой малости и не хватало янусу, чтобы расстаться с подписанными бумагами. Последний взвизг моды – брезентовый дождевик! Как презент президент принял казинский брезент. Теперь все были довольны, кроме лакея при входе, которому так ничего и не досталось.

Книга шестая

Круиз на местности

Не нужно мне солнце чужое, чужая земля не нужна.

М. Исаковский

Глава 1

Телевести

С некоторых пор земляне начали принимать сигналы из космоса. Причём годилась для этого не только радиообсерватория с преогромным телескопом, но и самодельная антенна, венчающая дряхлый, взрывоопасный телевизор. Телекомпаниям всего мира пришлось потесниться, ибо первый канал повсюду явочным порядком был занят под круглосуточное галактическое вещание.

Разумные головы предполагали, что начало телевещания есть результат идущих в дальнем космосе переговоров, и были не так далеки от истины, ибо с той минуты, как выяснилось, что на планете Подсосонье проживает хотя бы один гражданин, туда стали транслироваться галактические вести. А попробуй не потранслируй – рекламные компании с тебя семь шкур спустят. Конечно, директором галактического телевидения был некий перманентно линяющий змей, но семь шкур разом – многовато даже для змея. А вот о переводе телекомпания не заботилась, поскольку всякий гражданин имеет соответствующую малявину. Но и без того созерцающее человечество прильнуло к экрану, наблюдая жизнь далёких созвездий.

И когда во время одного из выпусков показали Олега Казина, гуляющего под многолунным небом, человечество вскипело восторгом, хотя и не знало, с чего бы это показывают добровольца из местных жителей и что за шарик подкидывает он на ладони. А уж когда на экранах появилась ещё одна до боли родная физиономия!..

Тут, правда, возникло затруднение, ибо этого жителя Земли за пределами ПМК-9 знало предельно мало народу, а заместители Петра Ивановича не торопились делиться своими сведениями с забугорной общественностью. Кроме того, оставалось загадкой, куда делись полномочные представители, неужто злобные инопланетчики полностью их замочили?

Вопросы, вопросы, один тревожней другого, а ответов нет.

Глава 2

Подельщики

Из всех казинских богатств осталось крошечное пылевое облако размером менее астрономической единицы, затерянное в таких межгалактических дебрях, что было неясно, как его вообще обнаружили и чего ради кто-то приватизировал эту ненужность. Вот его-то, выходя из Координационного центра, Казин подарил швейцару. Если уж остался нищим, то нечего пускать пыль в глаза. Был босс, стал бос.

– Кажись, отбомбились, – сказал бывший галактовладелец, повернувшись к верховному координатору. – Теперь бы пивка по кружечке – и полный ништяк!

– Да, славно дельце обтяпали, – согласился Воха. – Самому приятно.

– И мне – приятно, – произнёс скрипучий голос.

Приятели оглянулись, но никого не углядели.

– Глюк, что ли?.. – промолвил Казин.

– Не… – не глюк! – небольшое деревце, растущее у края тротуара, сдвинулось и очутилось рядом с людьми. – Какой же я глюк, я подельщик.

– С кем это ты подельщик? – неприветливо спросил Казин.

– А со всеми. Вот вы дельце обтяпали, а делиться, кто будет, Пушкин?

– Вот именно, делиться, – подтвердило второе деревце, придвигаясь вплотную.

Только теперь Казин обратил внимание, что краешек тротуара, прежде совершенно пустой, теперь густо засажен молодыми грабами. Все они стронулись с места и плотно окружили двоих людей.

– Делиться!.. Делиться!.. – загудел хор голосов.

– Как это – делиться? – заорал Казин. – Это амёбы бесхребетные делятся, а я не стану!

– А поровну. Вы не бойтесь, мы и вас в долю возьмём, мы же не грабители какие, а подельщики.

Казин прикинул, сколько кругом собралось грабительских грабов, и понял, что даже если бы все его прежние денежки оставались при нём, то после делёжки каждому досталось бы по алтыну с четвертаком.

– Послушайте, – вступил он в переговоры. – Я гражданин! То, что вы вытворяете, – незаконно!

– У нас закон тайга, – проскрипел ближайший граб, – медведь хозяин! Ну как, будем делиться или хозяина звать?

И в этот момент в дело вмешался Воха.

– Ну вы дубари, клёш вашу муть! – пустил солёное морское словечко николаевский монтёр. – Ну вы пни!

И, пнув ребром ладони ближайшего дендроида, Воха с лёгкостью превратил его в пень. Скопившийся на тротуаре лес дружно всплеснул листвой и залопотал нечленораздельно.

– Гробь грабителей! – крикнул Воха. – В щепу мазуриков!

– А не нарвёмся? – поинтересовался Олег, поспешно превращая обломок недавнего врага в удобную, как раз по руке, дубинку.

Он уже понял, что сами грабята противники несерьёзные, но тревожила мысль о хозяине. Отчётливо представлялось, как из-за стволов космических рэкетиров вылезает большая медведица и начинает разборки. Хотя какое там – начинает. Ей, чтобы разобрать на мелкие кусочки двоих мужиков, много времени не понадобится. Так что достёбываться не следует. Но и оставлять человека один на один с тайгой – тоже не годится. И Казин смачно хряпнул по стволу лиственного бандита.

– Не нарвёмся! – радостно вопил Воха, орудуя привычными к ратному труду кулаками. – Это они нарвались! Не придёт ихний хозяин, у нас же денег ни копеечки нет – на хрен ему такой геморрой?

– Это ж надо, на такие грабли наступить… – удивлённо заметил один из грабителей, покорно падая под казинским ударом.

– Хо-хо! – безнаказанный Казин с удвоенной энергией взмахнул дубинкой.

– Не имеете права! – шумели вокруг. – Это порча зелёных насаждений!

– Да какие вы насаждения? Ни одного из вас ещё не посадили! И ваще, вас не сажать, а сводить надо, как сорный кустарник с полей! В кучи – и жечь… эх, жаль, скрепера нет!

– Главное, не отпускай их, – командовал Воха, – а то разбегутся – фиг поймаешь! Я ментуру вызвал, сейчас будут. А покуда – долбай раздолбаев!

И Казин долбал до той самой минуты, когда с протяжным треском порвалось пространство и из дыры полезли копы под командой кэпа. Полицейские сучкорубы и дровосеки принялись сноровисто вязать вязы, гробить грабы, топтать тополя, крушить крушину и клеить клёны. Немногие уцелевшие рэкетиры раком отползали в сторону.

Вскоре всё было кончено. Возле административного небоскрёба возвышался штабель трофейной древесины и гора зелёных веников. Не скоро у подельщиков подрастёт молодняк, не скоро прозвучит на просторах Метагалактики шакалий клич: «Делиться надо!»

Кэп, приложив ладонь к кепи, шагнул навстречу Казину.

– Сэр, вы первый гражданин, кому удалось не только задержать целую рощу рыщущих рвачей, но и наломать при этом немало дров! Вы герой, сэр! От имени верховного главнокомандования объявляю вам благодарность.

Опять налетело телевидение и журналисты, вновь Казина снимали крупным планом и задавали дурацкие вопросы. Казин что-то отвечал, а сам думал, что Жаклин наверняка увидит его в прямом эфире и вновь перепугается за судьбу Земли, а быть может, самую капельку и за Олега Казина. Она ведь ещё ничего не знает ни об организации заповедника, ни о кочующей беззаконной тайге, пытавшейся обчистить беспечного финансиста.

Пытка неизвестностью – самое тяжкое испытание. Хватит мучить женщину!

Казин шуганул операторов и корреспондентов, торопливо попрощался с Вохой и побежал к домашнему модулю.

Глава 3

Одна сатана

Ганна Казина, бывшая супруга бывшего мелиоратора, сидела перед телевизором в мамином доме и вязала шерстяную куклу на заварничек. За плотно занавешенными окнами сияла яркая лунная ночь, а по телику крутили инозвёздные известия.

Последнее время в скромный мамин домик повадились шастать начальники в штатском, выспрашивавшие о бывшем муже всё, вплоть до самого неглижа, хотя чего там глядеть в этом неглиже – всё как у любого мужика. При этом дознаватели строго-настрого велели ничего не предпринимать, с Олегом не знаться и жить как будто и не было ничего. Немудрено, что Ганну мучили сомнения, а верно ли она поступила? Промолчала бы тогда, сделала бы вид, будто не знает ничего о казинских развратах, сейчас бы «новой русской» числилась, проживала бы в Венеции, канала вдоль канала… Была бы не мелиораторша, а миллиардерша.

Но потом при воспоминании о Людке подкатывала к горлу желчь, и даже мысль, что и Людке ничего не отломилось, кроме тумаков, не могла успокоить. В таком раздрае чувств только и остаётся вязать перед бормочущим телевизором. Спицы звякают как шпаги, пронзая воображаемого недруга, и на душе становится покойнее.

Знакомый голос донёсся из недр дряхлого «Рекорда». Ганна бросила спицы и впёрлась взглядом в экран. Ей уже говорили, будто инопланетчики показывали её мужа, а теперь Ганна увидала изменщика в своём собственном телевизоре. Казин, ничуть не смущаясь, стоял перед камерой, а рядом вертелась развязная инопланетутка, пёстрая как арлекин и с коленками вывернутыми не в ту сторону! Позорище, и здесь у него баба!

– Чирик-чирик! Чирик-чирик! – разливалась коленастая. – Чи́рик – чири́к?

– Скажете тоже… – снисходительно басил Казин. – Ну какой же я богатейший человек Галактики? Легко досталось, легко и уйдёт. И не такие состояния дымом улетали!

– Чик-чирик, чуик чувак! – долдонила своё галактическая стерва, но Ганна уже не слушала. Как всегда в минуты душевного волнения, она схватила голиковый веник и принялась бешено подметать пол, с каждой секундой распаляясь всё жарче.

Вот оно как?! Богатеньким заделался! А притворялся-то, сирота казанская, на всю деревню шумел, когда жена своё забрала!.. А сам-то, каков гусь? – Не такие, значит, состояния дымом улетали? Не выйдет, миленький! Развода не было, не успела Ганна подать на развод, значит, все твои состояния – совместно нажиты. Так что половину вынь да положь! Как там болтал поп, которого по средам командируют из города в местную часовню? «Жена да прилепится к мужу и будет одна сатана!» Моё! Не отдам!

Столь мощные чувства всколыхнулись в оскорблённой Ганниной душе, что само мироздание не выдержало. С хрустом лопнула метрика пространства, и обезумевшая супруга исчезла в аквамариновой вспышке, лишь взвихрилась туча не вынесенного из избы сора.

Глава 4

Всё, кроме чести

Жаклин Шамо подняла бессонные глаза.

– Кошмар, – сказала она. – Я пыталась сделать намётки, как следует оформлять передаточные акты, но ничего не смогла понять. Что такое «мутон в папифаксе»? Какое отношение он имеет к созданию национальных парков?

– Имеет, – устало ответил Казин. – Я сегодня этих мутонов столько рассовал, самому не верится. Зато вот, – Казин протянул папку с копиями решений. – Кажись, тут всё верно. Воха проверял, а он теперя дока в документах.

– Это… – заместитель генерального секретаря никак не могла выговорить нужное слово, – это… оно?..

– Угу, – Казин улыбнулся. – Как видишь, в один день сделали. Ободрали, правда, как липку, в одних подштанниках отпустили. Так что я теперь бедный, но гордый.

– Как ободрали? – воскликнула Жаклин, пристально разглядывая Казина и не видя на нём ни единой царапины. – О каких липах ты говоришь? Там показывали какие-то изломанные деревья – это они и есть?

– Да на взятки я потратился! – объяснил Казин непонятливому политику. – Все эти барашки, подмазки, приносы – так взятки называются. Всё, что выиграл непосильным трудом, эти прощелыги у меня выцыганили. Но зато Землю теперь никто тронуть не сможет. Заказник, не хухры-мухры.

– Но ведь взяточничество незаконно! – возмутилась законник. – Это же коррупция!

– У нас, может, и незаконно, а они тут все в законе, – возразил Казин. – Сама же читала акты ихние…

– Теперь понимаю, почему их понять невозможно, – убито согласилась Шамо.

– Главное, дело сделали, – успокоил Казин. – Правда ведь?

– Правда… – слабо улыбнулась Жаклин. – Вы спасли Землю, Олег, и вам незачем тревожиться из-за того, что космические крючкотворцы лишили вас состояния. Как сказал один мой побочный предок: «Потеряно всё, кроме чести». Вы настоящий мужчина, а я… оказалась несостоятельной. Мне очень жаль…

– Ну что ты, – смутился Казин. – Без тебя я бы ничего не сделал. Да и так дров наломал изрядно, как тут один недавно выразился. Хоть в документы загляни, там такая накладочка вышла, просто срам, а исправлять поздно. В общем, официально мы теперь называемся «планета Подсосонье». А Земля – просто самоназвание.

– Хоть горшком назови, только в печку не ставь, – ответила баронесса Шамо по-русски. – Печка, – добавила она на родном провансальском, – эвфемизм слову «утилизация».

– Ты чего, – удивился Олег, – русский знаешь?

– Я изучаю русский язык уже несколько дней, – призналась Жаклин, – и ещё я решила научиться играть в карты, а то, кроме названий, я ничем не владею, а хочется быть как ты… Конечно, я не стану играть на деньги, но обязательно научусь.

– А вот это – не надо! – строго сказал Казин. – Дело заразное, ну его совсем.

– Хорошо, не буду, – Верблюдица покраснела. – Тогда полетели домой, на планету Подсосонье.

Глава 5

Одна сатана-2

Верховный координатор галактики Млечный Путь уже хотел исчезнуть из своего кабинета, чтобы приступить к вожделенным научным исследованиям, когда пространство перед ним прогнулось и в дыру протиснулась разгневанная Ганна.

– Ты тут начальник? – вопросила она, размахивая зажатой в кулаке связкой прутьев.

– Приём окончен! – быстро сказал щекастый янус и попытался исчезнуть. Однако ведьма, взмахнув своим помелом, нырнула вслед за янусом в подпространство и водворила обратно в кабинет.

– Ты тут начальник?

Оставалось чистосердечно признаться.

– А я – гражданка Казина! – объявила фурия.

Теперь всё стало понятно! Получается, что гражданин Казин – такое же полифасное существо, как и сам янус. Вот почему нарушительница покоя сумела проникнуть в подпространство… Теперь следует выяснить, сколь сильно разветвлена казинская личность.

– И много у гражданина Казина таких, как вы? – осторожно поинтересовался координатор.

Лучше бы он этого не делал! Ганна на время забыла о цели визита, а также о том, что давно изменила своё отношение к изменщику. Привычная ревность взяла своё, и за какие-то пятнадцать минут любознательный янус познал все тонкости семейных разборок. Ущерб, причинённый кабинету, был невелик, Ганна всё-таки помнила, где находится, а вот главный фейс полифасного существа пострадал существенно. И ведь что обидно, даже охрану не вызвать, ибо охрана не ведала о существовании неприметного кабинета, откуда командовал галактический начальник. Пришлось позорно капитулировать.

– Ну что вы ко мне привязались? – запричитал янус. – Я ничего не знаю… Документы у вашей половины в полном порядке, сделки совершались при свидетелях, оформление проведено по всем правилам. А ваши внутренние неурядицы – ваше внутреннее дело. Разбирайтесь между собой!

– Вот и я о том! – опомнилась наконец Ганна. – Где он прячется, паршивец?

«Вот это да, убиться веником! – подумал янус, глядя на страшное орудие в руках женщины. – Выходит, ей неизвестно, где гуляет её собственная половина!»

Подобной степенью автономии лики януса не обладали, да и не могли обладать, ибо янусы никогда не страдают раздвоением личности. Неужто легендарный Олег Казин – обычный параноик? Тогда осуществлённые сделки могут оказаться недействительными… Впрочем, получить деньги обратно ему всё равно не удастся, всё давно оприходовано и разнесено по домам…

– Полагаю, что ваша половина сейчас находится в представительстве планеты Подсосонье, – официальным тоном произнёс координатор.

– Где это?

– Если желаете, вас проводят, – предложил янус, возликовав при мысли, что опасный посетитель наконец-то покинет кабинет.

Янус активизировал паучка-киберкурьера и приказал:

– Отведёшь гражданочку в транспортный модуль к гражданину Казину.

– Пр-рошу подъёмные, – напомнил паучок.

– Цыц! – рявкнул начальник таким тоном, что не в меру ретивый механизм со страху едва не загремел на капремонт.

Глава 6

Дела семейные

– У нас в Подсосонье хорошо, – сказал Казин. – Особенно сейчас, летом. В огороде всё так и прёт, ежели руки приложить. И воздух – не чета городской гари…

Жаклин улыбнулась в ответ, но в эту секунду из-за неплотно закрытой двери донёсся громкий и решительный голос:

– Ну и где же он тут прячется?

На мгновение Казина захлестнула сложная гамма разнообразных чувств, среди которых доминировали два: праведный гнев брошенного мужа и острое желание любой ценой избежать скандала. То есть пусть будет сколь угодно громогласный скандал, но только не в присутствии Жаклин. Утончённые нервы баронессы не выдержат варварского зрелища.

Помня, что лучшая защита – нападение, Казин не колеблясь шагнул навстречу событиям. Распахнул дверь и прежде чем Ганна успела раскрыть рот, сам ринулся в атаку.

– Ага, явилась не запылилась! С чем пожаловала? Совесть не свербит, в глаза мужу смотреть?

Эх, не надо было задавать вопросов, хотя бы и риторических! Нет удобней возможности переломить разговор в свою пользу.

– Ой, гляньте на него, люди добрые! – заголосила Ганна. – О совести вспомнил, охальник! Мало ему прежних баб, так он на космических шлюх разлетелся! Алименьщик проклятый!

– Шо?!. – заревел Казин, забыв на мгновение, что Жаклин слышит всё в своей каюте, и лишь природная бонтонность не позволяет Верблюдице вмешаться в семейную склоку. – О каких алиментах тебе взмечталось, дура пустобрюхая?

Когда-то, лет пятнадцать назад, объединяло чету Казиных не только общее хозяйство, ныне порубленное в щепки, но и желание иметь детей. Однако вот не вышло. Сначала нужно было обустроиться, зажить как следует, а к тому времени, как хозяйство дозволило прокормить лишние рты, оказалось, что и возраст не тот, да и Ганнино здоровье, подорванное огородом и птицефермой, ничего такого уже не позволяет. И тем не менее хотя личная жизнь порой до драк доводила, но подобных слов промеж бывших супругов не проскакивало.

Лицо Ганны закаменело, и она, разом снизив громкость, отчеканила:

– Ты вот что, трепли что хочешь, а половина имущества по закону мне принадлежит, как совместно нажитое! Добром не отдашь, по суду заберу.

– Имущества?.. – задохнулся Казин. – Да ты!.. Корову угнала, кур порешила, мебель всю переломала, даже кобелька со двора свела, сука! А теперь, что, дом хочешь отсудить? Не выйдет… Да тебя за такое придушить мало! И суд меня оправдает.

– Тьфу на тебя с твоей коровой! – ничуть не растерявшись, отпарировала сутяжница. – Корову он вспомнил! Поглядеть, как есть нищий, в тряпьё вырядился… поможите люди добрые! Ой, щас заплачу! Да о тебе на весь мир слава идёт, какой ты есть нищий! Ты от меня коровой не откупишься. Что за имущество ты в Галактике скрываешь, а? Сам не сознаешься, исполнительный лист пришлю!

– Ах вот ты о чём запела! – всякая злость слетела с Казина, как не бывало. Смешно стало и задорно. – Так я все свои богатства спустил единым чохом, чтобы только тебе не досталось. Ни копеечки не оставил. Навроде как ты шкаф порубила… Чо скривилась, не вышло миллионеркой заделаться?

– Врёшь! – лицо у Ганны пошло пятнами. – По телику говорили, что ты самый главный богач. Нельзя столько за один день пропить!

Казин ещё хотел ответить, хлёстко и издевательски, но вдруг вспомнил, что Жаклин слышит всё, до самого последнего «тьфу», и хотя слов не разбирает, ибо не бывает в самоучителях подобных фраз, но общий смысл беседы угадать может с лёгкостью.

– Нету у меня ничего, – разом погаснув, сказал Казин. – И не было никогда, – приврал он, чтобы поскорей прекратить выяснение отношений.

– Брехня… – хрипло проговорила Ганна. – Сама слышала. Вот этими ушами.

– Пооборвать бы тебе эти уши! – проговорил Казин уже совсем беззлобно. – Пойми ты, дура неумная, я же командированный, откуда мне богатства взять? Казённое имущество на меня оформляли, ну, вроде как Степан Минеич за всё отделение зарплату в банке получал… На других-то оформлять нельзя, они иностранцы, знать должна, ежели телевизор глядишь. А теперь я всё сдал, под расписочку. Так что нет у меня ничегошеньки, зря губу раскатала. – Казин фотогенично улыбнулся и, уловив шестым чувством, что Жаклин Шамо встала из-за стола и направляется к выходу, предложил: – Можешь поинтересоваться, вот только сейчас ценности, что на меня оформлены, сдал.

– Это правда? – спросила Ганна, слепо глядя в лицо вышедшему секретарю ООН.

– Comment? – переспросила Жаклин Шамо.

– Гражданочка интересуется, – подсказал Казин, спешно переводя малявину в режим общего разговора, – взаправду ли я передал в общее пользование всё, что было на меня записано.

– Совершенно верно, – подтвердила Шамо, принимая, видимо, Ганну за журналиста «Галактического меркурия». – Я, как представитель ООН, только что приняла документы и выразила господину Казину благодарность от имени благодарного человечества.

– Надо же, ООН ещё не распустили? – удивился проходящий по коридору Альфонс Дуэтто и канул в кают-компании.

Ганна не слушала и не видела ничего. Выходит, всё было зря… в очередной раз Казин обманул её. Поманил и бросил.

– Sorry… – извинился ещё какой-то иностранец, протискиваясь мимо замершей Ганны. Отдохнувшие дипломаты не желали менять привычек даже ради новых лиц, объявившихся в модуле. Полевой синтезатор «Модус» определял их модус вивенди.

– Ох, лишенько! – только и могла произнести Кармен районного масштаба.

И всё же недаром судьбу кличут индейкой, а вовсе не индюком, хотя величественный и грозный индюк на первый взгляд более с судьбой схож. Не может судьба совершенно отвернуться от женщины, ибо и сама она женщина.

Некий господинчик, невысокий и полненький, остановился напротив замершей Ганны, всплеснул руками и воскликнул на чистейшем одесском диалекте:

– Вы только посмотрите, какая женщина, а я опять ничего не знаю! Сударыня, вас послали сюда секретарём вместо этой, простите за выражение, пересоленной хамсы?

– Послали, – эхом откликнулась Ганна. – Далеко послали…

– Только не нужно огорчаться! Это вам чрезвычайно не идёт. Кстати, я Симеон Пресняк, директор, будем знакомы.

– Чего директор-то? – Ганна впервые бросила на собеседника осмысленный взгляд. – Совхоза, что ль?

– В некотором роде, можно сказать, и так. Если присмотреться поближе, то весь мир – один большой совхоз, и Нью-Йорк отличается от Кучургана лишь большей провинциальностью. Хотя если быть занудливо точным, то я исполнительный директор Межгалактического Валютного Фонда. Симеон Пресняк, как уже было сказано, к вашим услугам.

– Ганна, – ошарашенно представилась мадам Казина.

«Надо же, какой мужчинка… – подумала она с неожиданным интересом. – Симпатичный мужчинка, хоть и жид…» – произнеся в уме последнее слово, Ганна вдруг почувствовала некоторую неловкость. По всему видать, кончилась для деревенской хамки эпоха первобытного антисемитизма, пришла пора цивилизоваться.

«Мечтать, надо мечтать!» – сказал поэт-песенник. И чем метче мечта, тем вернее исполнится задуманное. Всякому ясно, что быть Ганне уже не Казиной, а Пресняк, вести рассеянную жизнь пресыщенной миллионерши. Путь её лёгок, тривиален и прост, и, значит, можно со спокойной душой и чистой совестью покинуть героиню на пороге счастливого будущего.

Глава 7

Домой!

Хотелось бы лететь в родное Подсосонье на круизном планетоплане, неспешно проплывая сквозь эфирные волны, останавливаться в туристических центрах, по утрам совершать экскурсии, вечерами чаёвничать на верхней палубе, наблюдая отчаянные ссоры чаек, рассуждать, хочет ли чбйка чайкб. Увы, на Землю предстояло добираться своим ходом, у разорённого бюрократами Казина не хватало денег даже на плацкартный рейсовик, что ходит к Денебу. Значит, оставалось воспользоваться муровиной, рассчитанной на одного человека, но способной вынести двоих. Кто будет вторым членом экипажа, Казин не раздумывал ни минуты.

Остальным членам делегации была оставлена подробная инструкция, где по пунктам расписано, как пользоваться пищеблоком. Между делом сообщалось также, что Земля спасена и утилизация не просто откладывается, а отменяется навеки. В заключение Казин призывал дипломатов мужаться и обещал при случае вернуться за ними и вернуть домой. Хотя с этим делом Казин твёрдо решил не спешить. Уж очень не хотелось вывозить в родное Подсосонье неведомо как объявившуюся на станции Ганну.

Галлюцинаторную фигулину Казин забрал с собой, рассудив, что если её оставить на столе, то земная миссия попросту вымрет от истощения, поскольку будет питаться фантазиями, а баланды синтезировать не станет. Да и жалко оставлять на произвол судьбы дорогую вещь. Конечно, насмотревшись на коллег, Казин и под страхом конфискации не стал бы фигулину включать, но и бросить не мог. Нужно – не нужно, а деньги плочены.

Вещулину, халявину, фиговину и прочую оргтехнику Жаклин Шамо безо всяких напоминаний вернула хозяину. Казину даже неловко стало. Есть всё-таки на свете честные люди!

Вылет был назначен на раннее утро, чтобы избежать объяснений с брошенными членами делегации, а пуще того с брошенной женой.

Ещё затемно Казин выволок наружу звездопрыг, установил возле самого дипломатического модуля и накачал. Компрессор урчал довольно, галактоптер наливался силой и мощью, дряблые его бока лоснились и звенели под хозяйской ладонью. На всякий случай все эти операции Олег проделывал подальше от близорукого взгляда Жаклин Шамо. Конечно, другой такой бабы на свете вряд ли сыщется, но и закидонов у ней немало, всякие там представления о всеобщем благе… ну, прям как при социализме. А ещё баронесса! Хотя слово сдержала, вернув всё хозяйство… И всё-таки лучше всего – вывести и показать: вот, мол, корабль у порога стоит… а откуда он тут поставился, Верблюдице знать не следует.

Так и вышло. Жаклин, впервые очутившись под открытым иноземным небом, ничуть не удивилась, что галактоход стоит прямо на тротуаре. Может, у них такое в порядке вещей, вроде как у нас – такси. Олег разблокировал входной клапан, сказал: «Прошу!» – и даже руку подал даме, чего прежде за ним не наблюдалось.

В рубке уютно разбухали реинкарнаторы, антигравы создавали чувство лёгкости, приборы перемигивались, заставляя вспоминать новогоднюю ёлку и ожидание грядущих радостей.

Казин задал галактоптеру курс, произнеся в скрытый микрофон кодовую фразу:

– До дому, до хаты!

Взревели дюзы, Галактический центр, где довелось так много пережить, провалился вниз, стремительно уменьшаясь, и вскоре вовсе скрылся из глаз.

Прощай, столица Метагалактики, век бы тебя не видать! До свидания, координационные центры, напиханные словно сельди в банку, будьте здоровы, развлекательные кварталы, диснейленды и гайд-парки! Адью, административные корпуса, полные адъютантов и администраторов, бай-бай, бары, набитые баранами и барбарианами! Хорошо у вас, а дома лучше!

Стремительная машина буравила пространство, Казин сидел в кресле пилота, проницая взглядом космическую ночь. Жаклин Шамо пристроилась рядом, Олег ощущал плечом её тёплое прикосновение. Как всё-таки замечательно, что в кабине галактоптера нет лишнего места!

– Жаклин! – тихо позвал Казин.

– Да… – она повернула к нему ждущее лицо.

И в этот момент последовал внезапный удар, вспышка, страшный скрежет космической катастрофы – и темнота.

Глава 8

Строфа для кота

Галактоптер лежал посреди чёрной равнины. Неудержимая икота сотрясала его металлизированные бока.

Говорят, что и кота

Может мучить икота.

Как увидит кот остров,

Жди ужасных катастроф…

Нескладно, да? Ударение хромает. После такого удара не только ударение, но и всё остальное захромать может.

– Жаклин, ты жива?! – закричал Казин.

– Жива, – ответила женщина. – А что случилось?

– Галактолёт врезался в планету, – механическим голосом сказал автопилот.

– А ты куда смотрел? – гневно вопросил Казин.

– Я смотрел вперёд, – пояснил вперёдсмотрящий, – но планеты не было видно. У неё нет солнца, и в темноте я не смог её разглядеть.

– Чудеса!.. – протянул Казин. – Ну-ка, пойдём поглядим, чего там не видно.

Глава 9

Луч света в тёмном царстве

Выйдя наружу, Казин включил карманный фонарик. Узкий луч света прорезал тёмное царство.

– Довольно благоустроенная планета! – удивилась Жаклин Шамо. – Жаль, что видно плохо.

– Темно как… – начал было Казин, но подавился метафорой, готовой сорваться с языка. Хочешь иметь дело с баронессой, учись говорить культурно.

А местность и впрямь была цивилизованной. Астроход рухнул посреди обширной городской площади, напротив старинной дворцовой постройки, откуда уже спешили аборигены, внешне напоминающие носатые грибы.

– Доброй ночи! – приветствовал путешественников курносый мухомор. – Надеюсь, вы не очень расшиблись?

– Я тоже на это надеюсь, – съязвил Казин. – Что ж вы в темноте кружите? Хоть бы габаритные огни включили.

– Мы слишком недавно потеряли светило и ещё не успели принять никаких мер… – мухомор вгляделся к лицо собеседника и в страшном волнении закричал: – Великий мицелий! Ведь вы гражданин Казин, мудрый крановщик с планеты Подсосонье – самый знаменитый и богатый сапиенс в обозримой Вселенной!

– Был богатый, – с горечью произнёс Казин.

– Ведь это вы, играя, выиграли наше солнышко! – не слушая, тараторил мухомор. – Добрый гражданин, не дайте погибнуть единственной во Вселенной расе разумных оомицетов!

– Эк вас угораздило! – смущённо крякнул крановщик. – Да как же это ваше солнце в игорном доме очутилось?

– Тяжкие долги, непомерные налоги, – горестно заныл оомицет. – Пришлось заложить. Разумеется, мы хотели его выкупить после продажи гифов, но падение цен на экспортном рынке сделало невозможным своевременное погашение долга и даже выплату ссудных процентов…

– Всё ясно, – мрачно сказал Казин. – Сами профукали солнце, а теперь виноватых ищете?

– Мы виноваты, мы! – с готовностью подхватил мухоморщик. – Но ведь вам ничего не стоит, в порядке благотворительности, век будем молиться за вас всемирному мицелию!

– Нет у меня вашего солнца, – сказал Казин. – Спустил давно.

– И как же нам теперь быть? Неужто всем народом – в маринад?

– Вот и нас также хотели утилизировать, – тихо произнесла за спиной Жаклин Шамо.

– Домой бы слетать… – в тоске промямлил благодетель.

– Справедливость нужно восстанавливать по горячим слезам, – наставительно произнесла Жаклин. Русский у баронессы покуда хромал, и гуманный гуманитар не заметила, что ненароком создала афоризм.

– Ну, положим, выручу я вас, – упорствовал Казин, – а мне-то что за это будет? Халявы небось всем охота, так на халяву и уксус сладкий, тот, в котором маринуют!

– Если вы подарите нам хотя бы самую завалящую звезду, – торжественно отчеканил разумный оомицет, – микадо микологических миров дарует вам звание почётного гражданина.

– Гражданство ваше или галактическое? – предусмотрительно уточнил Казин.

– Ясен пень, галактическое, – подтвердил стоящий рядом опёнок.

– И что оно даёт по сравнению с простым гражданством?

– Звание почётного гражданина – наследственное. Все ваши потомки тоже будут галактическими гражданами.

– Если я хоть что-то понимаю в политике, – заметила Жаклин Шамо, – то в скором времени вас, Олег, нарекут «Отцом народов».

– Я, положим, и сам по себе отцом могу быть, – Олег Казин бросил многозначительный взгляд на француженку, затем повернулся к грибу и резко спросил: – Что у вас в системе осталось незаложенного?

– Четыре планетоида и газовый гигант, – убито признался мухомор.

– Негусто. Впрочем, на пару ставок хватит. Давай сюда твои планетоиды. Поедем зарабатывать вам звезду, а мне – почётное гражданство.

Над тёмным миром бубновым тузом восходило солнце надежды.


Купить книгу "Картёжник" Логинов Святослав

home | my bookshelf | | Картёжник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу