Book: Фонтан тайн



Фонтан тайн

Джози Литтон

Фонтан тайн

Глава 1

Лето 1837 года

День выдался безветренным. Гейвин Хоукфорт, вытащивший свою лодку из воды, выпрямился и огляделся. Здесь, на пустынном берегу, за много миль от человеческих поселений, ему вдруг показалось, что за ним кто-то наблюдает. Насторожившись, он взялся за рукоятку короткого меча, висевшего у него на поясе. Однако на прибрежной полосе, блестевшей под лучами полуденного солнца, никого не было видно.

Одетый в один лишь плиссированный белый килт акоранского воина, Гейвин закрепил лодку и потянулся. Он приплыл с соседнего острова. После долгой гребли тело его затекло. Королевство Акора, окутанное легендой и тайнами, состояло из нескольких островов, которые томились под гнетом духоты. Один из них назывался Дейматос. Акору Гейвин считал своим домом, несмотря на то что являлся наследником высокого английского титула, хотя такие мысли он решил оставить на потом.

Золотой извилистый берег омывался лазурными водами. Пальмы перемежались с чахлой низкорослой травой и цветущими кустами гибискуса. Глядя на чудесный пейзаж, трудно поверить, что здешние края пережили страшное прошлое.

Босиком, с парусиновым мешком, в котором лежало его снаряжение, и двумя деревянными рейками Гейвин поднялся на высокий берег к растущим на берегу деревьям, надел сандалии и продолжил свой путь. Вскоре земля у него под ногами стала каменистой, с вкраплениями черной шероховатой породы.

Обернувшись, он внимательно осмотрел берег. Вдали виднелся Фобос – остров, с которого он прибыл, а за ним, на горизонте, смутно маячил остров Тарбос. Три маленьких островка – вот все, что осталось от затопленной Акоры после того, как несколько тысяч лет назад здесь случилось извержение вулкана.

Произошла ужасная трагедия, в результате которой родился мир, близкий и дорогой Гейвину. Мир, который он знал, любил и боялся потерять.

И снова у него появилось неприятное ощущение, что за ним кто-то следит. Он остановился и огляделся, но опять не увидел ничего подозрительного. Тревога сменилась досадой. Вот уже несколько месяцев он пребывал в беспокойном состоянии, и сейчас, наверное, у него просто разыгралось воображение. Надо как можно скорее приступать к работе!

Если верить карте, ближайший вход в пещеры находился впереди. К нему вела заросшая тропинка, по которой, судя по всему, уже много лет не ступала нога человека. Подобное обстоятельство не удивило Гейвина, ведь Дейматос необитаем.

Здесь, на острове, располагалось много пещер, но далеко не каждая считалась доступной. Входы в них разрушены во время боевых действий четверть века назад. Родители Гейвина и другие его родственники принимали участие в том сражении и, к счастью, остались живы. По имеющимся у него сведениям, на Дейматосе осталось всего несколько незаваленных входов. Он надеялся, что идет к одному из них.

Чуть дальше тропинка раздвоилась. Ее боковой придаток уходил резко к западу. Гейвин взглянул в ту сторону, но продолжал шагать вперед. Внезапно он остановился и обернулся.

Трава, росшая на развилке, оказалась примята. Три дня назад прошел сильный дождь – значит, следы появились позже.

Может быть, здесь прошел какой-то зверь? Он нагнулся, но не различил на земле отпечатков копыт или лап. Наверное, когда он обучался воинскому искусству, ему следовало уделять больше внимания общению с опытными охотниками, а не тратить все свое время на борьбу и сооружение осадных орудий.

Гейвин двинулся дальше, помня, что на острове может обитать некто большой и скорее всего враждебный. Хорошо вооруженный, он не сомневался, что сможет избежать опасности. Его беспокоила безопасность других людей, а их очень и очень много.

Возле входа в пещеру он остановился, опустил свой мешок, достал инструменты и выложил их на землю, все время прислушиваясь к звукам и пытаясь уловить краем глаза какое-нибудь подозрительное движение.

Когда он выгрузил мешок, за спиной опять раздался шорох – словно ветер пошевелил листвой. Но в неподвижном воздухе не чувствовалось ни малейшего ветерка.

Не оборачиваясь, он медленно вытащил свой меч из ножен, чтобы защититься от выжидающего удобного момента зверя.

Однако нападения не последовало. Гейвин обернулся и оглядел окрестности пещеры. Никого. Впрочем, зверь или человек мог притаиться за большим валуном или за деревом.

Убрав меч, Гейвин вернулся к работе, держась начеку. Он решил начать измерения перед самой пещерой. Установив рейки, точная высота которых ему известна, он отошел назад, настроил секстант, наведя его на вершину холма, расположенного над пещерой, и дважды снял показания прибора, записав их в блокнот.

Когда он переставлял рейки, за деревьями что-то мелькнуло. Солнце светило ему прямо в глаза, и он заметил лишь контуры человеческой фигуры. Стройная и юркая, она появилась и исчезла в ту же секунду.

Значит, его преследует не зверь, а человек. Невысокий и хрупкий, скорее всего мальчик. Интересно, что он делает на Дейматосе?

Гейвин положил рейки на землю и убрал драгоценный секстант в мешок.

– Я знаю, что ты здесь! – крикнул он. – Выходи! – Не дождавшись ответа, он строго добавил: – Прятаться в траве – позорно!

По-прежнему ничего.

– Ты хочешь, чтобы я счел тебя врагом? – угрожающе спросил Гейвин.

Он решил, что и эти его слова тоже не возымеют своего действия, но тут шагах в тридцати от него из-за камня показался силуэт. Гейвин заслонил глаза от солнца, но смог увидеть лишь, что мальчик, ростом на несколько дюймов меньше шести футов, в тунике и с луком, имел худощавый вид. Незнакомец стоял спиной к солнцу, выбрав выгодное положение. Судя по его росту, он достаточно взрослый, но зачем вставать в боевую позицию против товарища-акоранца?

Паренек шагнул вперед с высоко поднятой головой без всяких признаков страха.

– Кто вы? Что вы здесь делаете? – спросил он. Гейвин нахмурился, услышав тонкий голос, никак не подходивший такому высокому мальчику. Неужели перед ним… женщина?

– Снимите свой меч.

На сей раз у Гейвина не осталось сомнений. Он имел дело с женщиной. Странно, что она так с ним разговаривала. Ни один мужчина никогда не позволил бы женщине его разоружить.

Незнакомка вскинула лук. Гейвин не видел стрелу, но предполагал, что она там есть.

– Снимите свой меч, – повторила женщина четким, уверенным голосом, в котором не слышалось даже намека на страх.

Но Гейвин вовсе не собирался повиноваться. Хватит и того, что он не достал меч из ножен. Самые священные акоранские традиции запрещали причинять вред женщине. Набравшись терпения, Гейвин спросил:

– Что вы сделаете, если я не подчинюсь, – застрелите меня?

Стрела со свистом пролетела в нескольких дюймах от его плеча и вонзилась в землю. Не успел он и глазом моргнуть, как женщина вставила в лук новую стрелу.

– Предупреждаю, я никогда не промахиваюсь, – уведомила она. – Снимите свой меч.

– Просто смешно. – Он всерьез разозлился и направился к ней. – Если вы не сумасшедшая, вы не станете меня убивать.

Конечно, вполне могло случиться, что она действительно сумасшедшая и ему осталось жить всего несколько мгновений. Какая ирония судьбы: он, заслуживший репутацию спокойного, сдержанного человека, умрет из-за приступа гнева!

Однако он действительно рассердился, и его настроение не улучшилось, когда он подошел ближе и увидел незнакомку более отчетливо. В мужской короткой тунике, едва доходившей ей до колен, с золотисто-каштановыми волосами, заплетенными в косы и туго скрученными вокруг головы, с большими глазами, густо опушенными ресницами, полными губами и аккуратным носиком она выглядела весьма соблазнительно. Судя по сильно загорелой коже, женщина проводила много времени на открытом воздухе. При худенькой фигурке на ее обнаженных руках, державших лук, вздувались мускулы.

– Я не сумасшедшая, – наконец изрекла незнакомка.

– Очень рад слышать.

– Если вы пришли с миром, зачем вам меч?

– Э… мне немножко неловко объяснять вам, – признался Гейвин, продолжая приближаться к женщине. – Надев утром килт, я обнаружил, что на нем нет пряжки. Я торопился и решил закрепить килт на поясе с помощью портупеи. Вы просите меня снять меч, но боюсь, что, если я его сниму, мой килт упадет, а под ним ничего нет…

Ее насыщенно-карие глаза с золотистыми крапинками стали огромными, как блюдца. Пользуясь тем, что она отвлеклась, Гейвин преодолел оставшееся между ними расстояние, взял незнакомку за руки и выдернул лук из ее пальцев.

– Черт побери! – воскликнула женщина, отчаянно вырываясь:

Гейвин тут же ее отпустил, чтобы ненароком не сделать ей больно. Однако короткого прикосновения оказалось достаточно, чтобы понять: несмотря на мужскую одежду и воинственное поведение, она обладала гибким и стройным телом.

Гейвин отшвырнул лук ногой, пытаясь избавиться от своих неуместных мыслей.

– Первая заповедь воина – берись за оружие только в том случае, если хочешь убить врага, – сказал он.

Незнакомка настороженно посмотрела на него, но по-прежнему не выказывала никаких признаков страха. Оставшись без оружия, она не утратила мужества и силы духа.

– Вы хотите сказать, что я должна вас застрелить?

– Я хочу сказать, что мы оба должны вести себя как цивилизованные люди.

Впрочем, те чувства, которые она в нем вызывала, никак нельзя назвать цивилизованными. Сначала он рассердился, теперь испытывал вожделение. Какая нелепость! Ведь он джентльмен – человек культурный, образованный и здравомыслящий. Женщины – чудесные существа, а страсть – один из великих даров Создателя, но всему свое время и место.

Стараясь обуздать волнение плоти, он объявил:

– Меня зовут Гейвин Хоукфорт, а вас?

Услышав его имя, незнакомка отпрянула и, как ему показалось, слегка побледнела.

– Ваша мать – принцесса Кассандра из дома Атрейдис, а отец – лорд Хоук? – спросила она.

Гейвин поразился. Разумеется, он понимал, что его семья хорошо известна не только на Акоре, но и в Англии, однако его неизменно удивляла степень ее популярности.

– Так его называют здесь. В Англии он граф Хоукфорт.

Она быстро взглянула на лук, но не стала делать попыток до него дотянуться. Вновь обратив глаза на Гейвина, она поинтересовалась:

– Зачем вы сюда приплыли?

– Не все сразу. Я назвал свое имя. Теперь вы назовите свое.

Она заколебалась, но спустя секунду ответила:

– Меня зовут Персефона.

Странно, что кто-то дал ребенку такое необычное имя. Помнится, по легенде, украденная дочь Земли стала владычицей подземного мира. Но Гейвин решил ничем не проявлять своего удивления.

– Персефона… – повторил он, кивнув. – Что привело вас на Дейматос?

– То же самое я хотела спросить у вас. Я видела, чем вы занимались. Зачем вы производили топографическую съемку? – В ее словах звучал неприкрытый вызов.

– Я просто сделал несколько измерений.

Она нахмурилась и опять покосилась на свой лук.

– Что, Атрейдисы собираются начать строительство на Дейматосе?

– Строительство? Конечно же, нет.

– Мой вопрос не так глуп, как вам кажется. Какой смысл мерить землю, если вы не собираетесь строить?

– Я просто хочу сравнить результаты своих измерений с результатами более ранней съемки. Только и всего.

Она сухо усмехнулась:

– Принц Атрейдис выполняет черную работу? Трудно поверить.

– Почему? Мой брат, мои кузены, вообще все мы, привыкли к любым видам деятельности. Итак, я сказал вам, зачем сюда приплыл. Теперь я хочу услышать от вас ответ на тот же вопрос.

Странная женщина в мужском облачении все больше и больше нравилась Гейвину. Однако он не собирался забывать о своем долге.

Персефона так долго молчала, что он уже не надеялся на ее ответ. Наконец она произнесла:

– Я здесь живу. Дейматос – мой дом.

Какое невероятное происшествие! В разгаре самого обычного дня она вдруг повстречалась с таким необычным человеком. Подобные вещи еще не случались в ее простой одинокой жизни.

Она целилась из лука в принца Атрейдиса и осталась жива, что вызвало ее удивление. А сам принц…

Он даже бровью не повел, когда она сказала, что живет на Дейматосе, но ее не так-то просто одурачить. Перед ней опытный воин, не привыкший показывать свои мысли и потому еще более опасный. Он наверняка выжидает удобного момента, чтобы напасть.

Ему без всяких видимых усилий удалось ее разоружить. Правда, когда они вместе пошли к пещере, он вернул ей лук.

Гейвин не причинил ей никакого вреда, хотя легко мог. Она была высокой женщиной, но он все же превосходил ее в росте. К тому же его мускулистая грудь и широкие плечи не оставляли ей никаких надежд на победу в рукопашной схватке.

Она предположила, что он ее ровесник – двадцать четыре года, может, чуть больше. Представитель золотой молодежи, которую так любили жители Акоры, выходец из разветвленного королевского дома Атрейдис. Его темно-русые очень густые волосы, зачесанные назад, ниспадали почти до самых плеч. Глубоко посаженные глаза, тонкий прямой нос и высокие скулы, обтянутые загорелой кожей, создавали облик красивого, привлекательного человека. Персефона впервые видела такого яркого мужчину.

Впрочем, она вообще нечасто сталкивалась с людьми, предпочитая вести уединенную жизнь.

– Я в самом деле всего лишь провожу измерения, – объяснил он, когда они подошли ко входу в пещеру, – и не хочу причинить вам никакого вреда.

Но в душе Персефоны остались сомнения. Она не знакома с Атрейдисами, но изучала их необычную историю по своим драгоценным книгам. Вот уже больше трех тысяч лет члены их семьи управляли Акорой, проявляя мужество, упорство, а когда надо – и жестокость. То, что сейчас здесь появился один из них, наверняка не просто случайность.

– Хорошо, – протянула она. – И что же вы измеряете?

– Высоту разных пунктов, расположенных на территории острова.

– Для сравнения? Он кивнул.

– Топографическая съемка проводилась здесь около ста лет назад. Я нашел ее запись в библиотеке дворца.

– В библиотеке? – Персефона невольно улыбнулась. – А, ну да.

– Вы ее знаете?

– Я время от времени там бываю.

Дворец и его великолепная библиотека господствовали над королевским городом Илиусом. Персефона избегала столицу и наведывалась туда лишь в крайних случаях, когда одиночество становилось невыносимым или когда ее одолевала жажда знаний. Она собиралась в скором времени прибыть туда и рассказать людям о своем пугающем открытии.

– Значит, вы здесь живете? – спросил Гейвин.

– Да.

– С семьей?

Она поняла, что ей не уйти от вопросов. Мало того что Гейвин превосходил ее в физической силе, в нем чувствовался крепкий пытливый ум, противостоять которому практически невозможно.

– У меня нет семьи, – отозвалась она и заметила инструмент, лежавший в открытом мешке. – Это секстант?

– Да. Семья есть у всех.

– Вы не правы, потому что у меня ее нет.

Она считала свою логику неопровержимой, но Гейвин имел другое мнение.

– На Акоре свыше трехсот пятидесяти тысяч жителей, – проговорил он. – Если не считать ксеносов – чужаков, недавно прибывших сюда, мы все связаны друг с другом сложными узами родства. Вы наверняка акоранка и, значит, являетесь частью огромной сети кровных связей.

– Думайте что хотите, но я повторяю: у меня нет родных. Во всяком случае, они мне неизвестны. Почему вы решили проверить топографическую съемку острова, выполненную век назад?

– Как же вы умудряетесь выживать в одиночку? Его вопрос рассмешил Персефону. Она знала из книг, что Акора – страна, «где воины управляют, а женщины прислуживают». Подразумевалось, что женщины не способны жить самостоятельно, они должны подчиняться своим господам – мужчинам, которые великодушно о них заботятся. Одна мысль о таком существовании повергала ее в уныние.

– Я прекрасно обхожусь без посторонней помощи, – заявила она, гордо вскинув подбородок.

– Похоже на то. И давно вы здесь живете?

– Давно. Вы задаете слишком много вопросов, принц Атрейдис.

Он пропустил ее реплику мимо ушей и продолжил беседу, смущая Персефону своим пристальным взглядом.

– Значит, вы хорошо знаете остров? Она кивнула.

Он замялся, словно что-то мысленно взвешивая, потом небрежно, как бы между прочим, спросил:

– Вы не замечали здесь в последнее время ничего необычного?

Вот оно! Она сразу поняла, что принц Акоры неспроста приплыл на Дейматос.

Она думала, что ей придется ехать к людям, убеждать, доказывать, но все получилось гораздо проще. Ей надо только показать Гейвину свои находки.

– Я видела то, что вас интересует. То, ради чего вы сюда прибыли.

Она подняла глаза, и ее поразили в его взгляде мудрость и сила. Господи, только бы зрение ее не обмануло!

На острове царили тишина и спокойствие. Широкие листья пальм поникли без движения, алые цветы гибискуса тоже не шевелились. Солнце играло на лазурной глади моря, золотых берегах, зеленых холмах и черных каменных обнажениях. Казалось, само время замерло, остановилось, но впечатление неподвижности и покоя обманчиво. Время неумолимо летело вперед, неся их навстречу суровым испытаниям.



Персефона надеялась, что Гейвин каким-то образом поможет ей пережить надвигающуюся катастрофу.

Тихо, словно боясь потревожить безмятежность пейзажа, она произнесла:

– Вулкан, который разорвал Акору на части свыше трех тысяч лет назад, просыпается.

Глава 2

– Показывайте, – попросил Гейвин.

Он не стал с ней спорить, не выказал никакого удивления, просто попросил, чтобы она предъявила ему доказательства.

Они вошли в пещеру. Гейвин остановился, дожидаясь, когда его глаза привыкнут к полумраку. Тем временем Персефона взяла из ящика у входа кремень и трут, высекла искру и зажгла небольшую лампу.

– Масла в лампе хватит часа на два, – предупредила она и протянула Гейвину второй, незажженный светильник. – Вот, возьмите про запас. В пещерах очень темно. Потеряться в темноте – значит погибнуть.

– Вы обследовали пещеры? – Она кивнула, и он спросил: – Одна?

– Я вела себя очень осторожно.

Гейвина потрясло ее сообщение до глубины души. Он с детства усвоил правило, что женщин нужно опекать, и не мог себе даже представить, как она в одиночку бродила там, где каждый неверный шаг грозил медленной смертью. Ему хотелось схватить ее за руку и отчитать за глупость.

Между тем Персефона уже двинулась в глубь пещеры.

– Если бы я их не обследовала, – она оглянулась на него, – то не смогла бы ничего вам показать.

Гейвин не стал спорить, просто еще раз убедился в том, что ее образ жизни далеко не безопасен.

Они шли по подземному коридору, который постепенно сужался. Воздух сначала стал прохладным, потом опять потеплел. Лампа отбрасывала маленький кружок света. Гейвин поспешал за Персефоной. Она находилась так близко от него, что он чувствовал ее запах.

От нее веяло солнечным светом, солью и шиповником.

На Акоре было много шиповника. Он рос на восточном острове Илиус – там, где находилась столица страны; западнее, на Лейосе, острове равнин, известном своими великолепными племенными лошадями, и даже на трех маленьких островках, расположенных между ними.

Теплыми летними днями воздух пропитывался одуряющим ароматом диких роз. Женщины Акоры готовили из шиповника изысканные и, как говорили, обольстительные духи.

Гейвин сомневался, что женщина, которая чуть не вонзила в него стрелу, пользовалась такими духами. Как бы она достала их здесь, на Дейматосе? Но она могла собрать розовые лепестки, получить из них масло, а потом втереть его в кожу или добавить в ванну…

Кажется, он сходит с ума. Последние несколько месяцев он провел в жутком напряжении, отсюда и результат. Он бродил по Акоре, обмерял каждый холмик и каждую расщелинку, с беспокойством анализируя полученные цифры. Родные Гейвина просматривали его отчеты и сходились во мнении, что он делает «интересное» изыскание, заслуживающее «дальнейшего исследования», и не обращали внимания на его тревогу.

И вот теперь он хочет женщину, с которой только что познакомился, тогда как ему следует сосредоточить все свои помыслы на крайне важном и неотложном деле.

Он давно подозревал, что у мужчины есть два мозговых центра: один, как известно, в голове, а другой – значительно ниже. Второй – устроен куда примитивнее первого и имел узко направленный интерес. Наука не подтверждала теорию Гейвина, но он убеждался в ее правоте.

– Мы почти пришли, – объявила Персефона, пригнувшись, чтобы не удариться головой о низкий потолок.

Гейвин сложился чуть ли не вдвое и вступил следом за своей провожатой в большую каверну.

Во всяком случае, он решил, что каверна большая, услышав, как отдается эхом голос Персефоны. Отбрасываемый лампой кружок света не мог соперничать с бесконечным мраком.

– Я думаю, раньше здесь было гораздо больше коридоров, – сообщила Персефона, – но их завалило камнями.

– Двадцать пять лет назад предатель Дейлос заманил сюда моих родителей, – уведомил Гейвин. – Он и его люди устроили взрывы, пытаясь их убить.

Персефона долго молчала. Он не видел ее лица, потому что она отступила в тень.

– Вот как? – наконец спросила она. – Я не знала.

– Потом мой дядя, ванакс Атреус, приказал заблокировать и другие опасные ходы.

В дальнем конце каверны начинался другой ход. Аромат роз сменился едким запахом расплавленного камня. Постепенно Гейвин начал более ясно различать стены коридора из-за проникавшего сюда красного свечения.

Они миновали коридор и очутились на узком выступе, под которым кипела и пузырилась лава. В огне образовывались и тут же растворялись тонкие черные корки горной породы. Необычный пейзаж тянулся насколько хватало глаз. На какой-то миг Гейвину показалось, что они попали в ад: представшая их взорам картина очень напоминала легендарное подземное царство.

Когда я только обнаружила это место, – промолвила Персефона, – поток лавы казался очень маленьким.

– Когда вы обнаружили это?

– Десять лет назад.

– Вы так давно живете на острове? – потрясенно спросил Гейвин, мысленно вычислив, что в то время ей от силы исполнилось тринадцать-четырнадцать лет.

– Мама привезла меня сюда вскоре после моего рождения.

Он отвернулся от огня и взглянул в ее лицо, на котором играли тени.

– А где ваша мама сейчас?

– Она умерла несколько лет назад. Я решила остаться здесь.

– Не понимаю почему. И почему никто из ваших родных не попытался вас остановить.

– Я уже сказала вам…

– Да, вы сказали, что у вас нет родных. Ладно, мы обсудим вопрос о родных позже.

– Здесь нечего обсуждать. Когда я пришла сюда впервые, я увидела, как прибывает и убывает поток лавы. Похоже, происходит естественный процесс, который продолжается очень долгое время.

– Под дворцом тоже есть потоки лавы, – оповестил Гейвин. – Они подчиняются такому же циклу и не причиняют людям никакого вреда.

Персефона кивнула.

– Но здесь другое дело. Месяца четыре назад лава начала растекаться все дальше. Я думаю, вскоре она захватит выступ и просочится в пещеру. – Она помолчала, глядя на бушующий огонь. – Или случится нечто более страшное. Возможно, то, что мы здесь видим, всего лишь предупреждение о тех ужасных силах, которые накапливаются в земле, чтобы нас уничтожить.

Гейвин не стал отрицать такую вероятность, тем более что вот уже несколько месяцев он жил в страхе, предвидя жуткую катастрофу.

– Вы заметили какие-нибудь еще изменения? – спросил он.

– Новые скопления лавы появились и в других местах острова, но до сих пор они остаются небольшими.

Гейвин присел на корточки, разглядывая лаву. Ему уже доводилось видеть подобное зрелище, и тут не заключалось ничего удивительного, ведь данная группа островов возникла в результате извержения вулкана. Однако здесь лавовые потоки достигали угрожающих размеров.

На Акоре что-то происходило, и он изо всех сил пытался понять, что именно. Показания инструментов, наблюдения и анализ данных указывали на очевидное: его родине и его любимым людям грозит большая беда.

– Вы кому-нибудь говорили о своем наблюдении? – спросил он, вставая.

– Я хотела отправиться на Илиус, но засомневалась, что хоть кто-нибудь из тамошних жителей мне поверит.

Гейвин прекрасно понимал Персефону. Он жил неизмеримо ближе к властям, но сталкивался с той же проблемой. Они пошли к выходу. Сделав несколько шагов, Персефона вдруг споткнулась и попыталась ухватиться за стену коридора, но Гейвин поймал ее прежде.

На короткий миг прижав ее к своему боку, он ощутил тепло и мягкость ее кожи. Голова Персефоны легла на его обнаженное плечо…

– Со мной все в порядке, – резко выпрямилась она.

– Но вы чуть не упали. – На всякий случай он добавил: – С лампой.

– У вас есть другая. Обычно я ношу светильники сама.

– Они принесли вам мало пользы, если бы вы их разбили. И потом, вы могли удариться и потерять сознание.

– Со мной никогда не случалось ничего подобного.

– И поэтому вы считаете себя неуязвимой?

В тусклом мерцающем свете маленького огонька он видел ее бледное напряженное лицо.

– Здесь мой дом, – ответила Персефона. – Здесь я в безопасности. – Она посмотрела на него в упор. – По крайней мере была.

Она отвернулась и быстро вышла из пещеры. Гейвин поспешил за ней.

Только когда они вновь оказались на солнце, Персефона соблаговолила опять заговорить с Гейвином. Взглянув на геодезическое оборудование, которое он оставил перед входом в пещеру, она спросила:

– На основании чего вы сделали тот же вывод, что и я?

Он молча смотрел на нее. Ему еще никогда не доводилось встречаться с такими странными женщинами. Его родственницы, сильные духом и отважные, имели мягкий заботливый характер и – чего уж греха таить? – умели угождать мужчинам.

Его приятельницы, не входившие в круг его семьи, несмотря на разные нравы, обладали одной общей чертой: всем им хотелось, чтобы принц Акоры, да к тому же наследник графского титула, пребывал в хорошем расположении духа.

Персефона совершенно другая – недоверчивая, ершистая, нелюбезная, не говоря уже о том, что она первая из всех знакомых ему женщин целилась в него из лука.

– Вы имеете в виду ваш вывод о том, что вулкан просыпается? – Он решил оставить ее любопытство неутоленным. – Долгая история, а день уже клонится к вечеру. Я должен разбить лагерь.

– Вы останетесь здесь на ночь? – спросила она с явным удивлением и таким же явным неудовольствием.

– Я приплыл с Фобоса, а он не ближний свет. У меня нет желания возвращаться туда сегодня. К тому же мне еще нужно сделать много измерений.

Персефона мысленно укорила себя за грубость. В конце концов, он не виноват, что в его присутствии она чувствует себя такой растерянной… Да, она не привыкла общаться с людьми, и все же ей следовало обращаться с ним хоть чуть-чуть повежливее.

– Простите, – несколько суховато произнесла она, – просто я не привыкла к посетителям.

Гейвин пожал плечами, но она увидела, что он больше не сердится.

– Я не буду вам докучать, – успокоил он. – Я заночую на берегу, но мне бы хотелось, чтобы завтра вы показали мне остров.

– На берегу крабы, – выпалила она, не подумав.

– Крабы?

– Маленькие голубые крабы с очень острыми клешнями. Они выходят по ночам и кусаются.

Он поморщился, но в следующую секунду улыбнулся:

– Спасибо за предупреждение. Может быть, вы предложите мне более уютное место для ночлега?

Персефона заколебалась.

«Пусть моя душа воспарит, как душа ребенка, ничем не скованная и свободная. Я буду танцевать в сполохах света и петь от радости».

Строки одного из великих поэтов Акоры Персефона берегла и лелеяла в себе, наверное, потому, что никогда не ощущала себя таким счастливым ребенком.

Однако, стоя перед входом в пещеру в угасающем свете дня, глядя на мужчину, который так внезапно появился здесь, она чувствовала, как светлеет ее душа.

– Пойдемте со мной.

Услышав ее приглашение, он вскинул бровь, но, слава Богу, ничего не сказал. Они молча отошли от пещер и начали подниматься в гору, приближаясь к центру острова. Подъем оказался крутым, но на вершине перед ними открылась изумительно красивая панорама. На западе, над островом Лейос, краснело заходящее солнце. Восточный горизонт над Илиусом уже покрылся россыпью звезд. Молодой полумесяц отбрасывал на морские воды серебристую дорожку.

– Какое великолепие! – воскликнул Гейвин. Опустив на землю парусиновый мешок и рейки, он встал, упершись руками в бедра, и принялся обозревать незнакомую местность.

Ее дом! Она жила здесь одна больше десяти лет, с тех пор как умерла ее мама, и никогда не приглашала сюда других людей.

Персефона вдруг забеспокоилась. А вдруг он сочтет ее жилище убогим? Она построила его сама, используя плотничьи навыки, усвоенные от матери, которая, в свою очередь, училась у отца. Что-то не получалось, что-то пришлось переделывать, но Персефона гордилась конечным результатом. Однако она не тешила себя напрасными надеждами, понимая, что ее постройка не сравнится с тем, что привык видеть Гейвин.

Между тем в его глазах вспыхнули живой интерес и удивление.

– Шалаш? – спросил он, разглядывая домик, расположенный на крепком ореховом дереве тридцати футов высотой.

– Да. Я люблю сидеть там в теплые дни и наслаждаться легким ветерком.

– Каким образом вы подняли туда доски?

– При помощи лебедки, шкива и прочной веревки. Совсем нетрудно.

Он внимательно посмотрел на нее.

– Вы умеете пользоваться лебедкой и шкивом?

– А вы считаете, что женщинам подобное умение недоступно?

– Я такого не говорил, – спокойно ответил он. – Спрячьте свои коготки. Они вам не пригодятся. Во всяком случае, пока вы имеете дело со мной.

Персефона покраснела. И все же она не собиралась сдаваться.

– Не считайте меня невежественной, – заявила она. – Да, я почти всю свою жизнь прожила на Дейматосе, но у меня есть книги, и я постоянно их читаю.

– Замечательно, но из книг всего не узнаешь.

– И тем не менее я узнала очень много, особенно об акоранской жизни. Например, мне известно, что женщинам положено просто прислуживать, тогда как воины руководят.

Гейвин долго смотрел на нее, потом вдруг расхохотался:

– Вы имели в виду: «Воины правят, а женщины прислуживают»?

Она прищурилась, пытаясь понять, что его так развеселило.

– Да. Первый и самый важный закон Акоры. Разве не так?

– Пожалуй. Но известно ли вам, что у формулы есть продолжение? – Она молчала, и он продолжал: – Мужчина не имеет права причинять вред женщине – первое, что должен усвоить каждый мальчик, достигший соответствующего возраста. Его учат подобному правилу отец, дед, дяди, старшие братья, если они у него есть, учителя, преподаватели воинского искусства – словом, все, кто его окружает. Кроме того, он видит действие данного закона в жизни. Как вы думаете, за какой срок женщины сумели доказать, что положение прислужницы само по себе вредно?

– Не знаю, – пробормотала Персефона, глядя ему в глаза. Он с совершенно серьезным видом описывал незнакомые ей вещи.

– По нашим оценкам, самое большее – за два дня, – изрек он с абсолютно бесстрастным лицом. – Свыше трехсот лет назад, но мы до сих пор пытаемся разрешить подобное противоречие.

– И все-таки некоторые мужчины причиняют вред женщинам.

И он не мог ее разубедить.

– Верно, – тихо проговорил Гейвин, – но их очень мало. Мы сурово наказываем таких преступников.

– Вот как?

Она знала одного мужчину, которого сурово наказали, но совсем по другой причине.

– Разве в ваших книгах о данных случаях не сказано?

Да, она читала о них, но не придавала прочитанному никакого значения, относя их к пустым словам, не имеющим ничего общего с реальной жизнью. Оказывается, на самом деле все совсем не так, как она себе представляла.

Взять хотя бы принца Атрейдиса. Под его пристальным взглядом она остро сознавала свою женскую сущность. Он и опасен, и притягателен одновременно, каким бы диким ни казалось подобное сочетание. Он разговаривал с ней как с равной, и это не вязалось с ее представлениями о жизни. В нем угадывались ум и приветливость.

Что же касается его внешности…

Нет, она не будет думать о ней.

– Вы, наверное, голодны, – предположила Персефона. Сама она очень хотела есть: ее активный образ жизни предполагал наличие здорового аппетита. К тому же она любила готовить.

– Как волк, – признался Гейвин. – Вчера я поймал на Фобосе пару рыбешек и как следует подкрепился. Правда, моя стряпня оставляет желать лучшего.

– Вы сами готовите? – удивилась Персефона. Она знала, что для таких целей у него есть прислуга.

– Мои родные считают, что люди должны уметь заботиться о своих основных потребностях, в том числе готовить себе еду.

– Но вы плохой кулинар?

– Я так не говорил. Как правило, мне удается превратить сырой продукт в вареный, тушеный или жареный.

Она улыбнулась:

– Уже кое-что.

– Вся беда в том, что приготовленная мной пища редко бывает вкусной.

– Ну что ж, может быть, мне удастся все исправить. – Она направилась к небольшой кухоньке, расположенной в дальнем конце поляны.

Гейвин пошел за ней, совершенно очарованный открывавшейся перед ним картиной. То, что он видел, говорило о годах упорного труда, решимости и изобретательности. Скопление маленьких домиков, каждый из которых явно имел свое особое назначение, ухоженный сад и шалаш на дереве – все вместе составляло деревенский рай. Даже не верилось, что здесь живет всего один человек. Гейвин тоже любил уединение, но не мог представить себе подобное существование.

Она приготовила суп из морских ежей и подала к нему лепешку, испеченную в каменной печи. Тесто для лепешки состояло из зерна, которое в диком виде росло на острове.

– Что здесь только не растет! – поделилась она за обедом. – Мне кажется, что на Дейматосе когда-то жили люди, и те растения, которые они выращивали, впоследствии одичали.

– Почему вы так думаете? – спросил Гейвин, пробуя суп, который оказался неожиданно вкусным. Судя по всему, Персефона умела пользоваться приправами.

– Они требуют больше ухода, чем по-настоящему дикие растения. К примеру, они очень чувствительны к сорнякам и гораздо лучше растут, если их удобрить морскими водорослями и рыбьими костями.



– Возможно, – согласился Гейвин. – Я не изучал историю острова, меня интересовали только происходившие здесь геологические события. Однако мне известно, что Дейматос долгое время принадлежал семье Дейлоса.

Персефона резко встала и отнесла их миски, представлявшие собой половинки скорлупы кокосового ореха, обратно в кухню. Вернувшись, она поставила перед ним железный котелок, источавший дивные ароматы.

– Маринос! – удивленно воскликнул Гейвин.

Рыбное рагу являлось национальным блюдом Акоры. Каждая семья имела свой фирменный рецепт. На ежегодных соревнованиях определялся лучший из них.

Персефона наверняка выиграла бы первый приз.

– Когда вы успели приготовить? – спросил он, зачерпывая ложкой жидкость, в которой плавали кусочки морепродуктов, специй и овощей.

– Утром я поставила рагу тушиться и несколько раз возвращалась, чтобы подлить воды.

– Вы готовили и одновременно наблюдали за мной? Даже в свете заходящего солнца он увидел, как она покраснела.

– Надеюсь, вы понимаете, почему вы меня насторожили?

– Вы так долго живете одна, что вас насторожил бы любой.

– Я не отшельница.

– Правда? Однако вы обретаетесь здесь в отрыве от человеческого общества.

– Я могу пользоваться его благами, когда захочу.

– И как часто вы хотите и покидаете свой уединенный уголок?

– Несколько раз в году. Я плаваю на Илиус за продуктами и прочими необходимыми вещами. Я посещаю Фобос и Тарбос. По правде говоря, я знаю острова не хуже любого другого.

– Замечательно. А как насчет Лейоса?

– Там я тоже бывала. Чудесный остров.

– Вы всегда плаваете одна?

– У вас не укладывается в голове? По-вашему, женщина не может быть самодостаточной?

Да, он действительно так думал. Его потряс и даже опечалил ее странный образ жизни. Между тем многие люди, особенно англичане, назвали бы ее остров раем. И Персефона отнюдь не выглядела несчастной. Напротив, она производила впечатление женщины, вполне довольной своим существованием.

В том-то все и дело. Его мужская натура восставала против мысли о том, что Персефона довольна, живя без мужа, без детей, без того повседневного общения, которое составляет канву жизни.

– Самодостаточность – хорошая вещь, – проговорил он, не совсем веря в свои слова.

Когда она наклонилась, чтобы наложить в его миску еще мариноса, он заметил ее грудь, мелькнувшую в вырезе туники.

Отлично! Кажется, он опять превращается в похотливого юнца.

– Но… – протянула она, побуждая его высказаться до конца.

– Но люди – как мужчины, так и женщины – существа общественные. Мы все нуждаемся друг в друге, по крайней мере до определенной степени.

– Как я уже сказала, я бываю на Илиусе и других островах.

– Да, я слышал. Почему ваша мама приехала сюда жить?

Она отвернулась, но он успел заметить, как помрачнело ее лицо.

– У нее были свои причины.

– Трудно представить, какие причины могли подтолкнуть ее к одиночеству.

– Значит, вы счастливый человек, принц Атрейдис. Вы не имеете понятия о тех бедах, с которыми иногда приходится сталкиваться людям.

– В силу своего привилегированного положения я живу не такой тяжелой жизнью, как некоторые, – признал он, – но совсем не значит, что я закрываю глаза на трудности простых людей.

Персефона пожала плечами и встала. Он увидел ее длинные изящные ноги.

– Ну что ж, вам виднее, – заверила она. – Я сегодня рано встала и устала за день. Спокойной ночи.

Гейвин еще немного посидел у огня. Он смотрел на пылающие угли и вспоминал лаву в пещере. А еще он думал о Персефоне, легендарная тезка которой попала в плен и очутилась в подземном мире. Интересно, какая она – живая Персефона? Так ли она свободна и счастлива, как хочет казаться? Может, ставший ее домом остров, переживший предательство и теперь грозящий новой катастрофой, тоже своего рода плен?

Персефона вошла в один из домиков и появилась, держа в руках сложенное одеяло. Ни слова не говоря, она вскарабкалась на дерево и юркнула в шалаш, в котором, очевидно, и собиралась заночевать.

Он растянулся на земле, но спустя какое-то время достал из своего парусинового мешка одеяло, закутался и лег, подложив руки под голову и глядя на звездное небо. Но Гейвина больше привлекала земля, еще хранившая тепло ушедшего дня. Земля, на которой он родился.

Старший сын, наследник великого графства Хоукфорт, он тем не менее появился на свет на Акоре. Мама-принцесса предпочла дать ему жизнь именно здесь. Он всегда испытывал особую тягу к этим краям и не мог, как ни пытался, полюбить Хоукфорт.

Однако в конце концов ему придется его полюбить, ибо титул обязывал служить Англии. Но сердце Гейвина отдано Акоре, тем более сейчас, когда ей грозила смертельная опасность.

Акора, отделенная от всего мира, независимая и гордая в своем уединении…

Персефона, одинокая и решительно защищающая свое одиночество…

Женщина и страна переплелись в его сознании, и он наконец забылся тревожным сном.

Глава 3

– Вот так, – показал Гейвин. – Держите прямо. Он навел секстант на рейку, посмотрел в окуляр и записал показания прибора, после чего подошел к Персефоне.

Утро началось с мелкого дождичка, который прекратился, пока они завтракали. Потом небо прояснилось. Тучи побежали к востоку, между ними появились все расширяющиеся голубые полосы. С запада дул легкий ветерок, насыщенный соленым запахом бескрайнего океана.

Гейвин взял у Персефоны рейку и заметил:

– Результаты согласуются с тем, что мы видели в пещере. Я сравнил их с результатами съемки столетней давности и обнаружил, что некоторые точки острова слегка приподнялись.

Персефона кивнула, не глядя ему в глаза. Все утро ее одолевала нелепая робость перед мужчиной. Он снился ей ночью, и сейчас она не смела вспоминать свои сны. Несколько раз она просыпалась и испытывала приятное удивление: она не одна – он здесь, рядом…

Она постоянно ощущала его присутствие, подмечая все, даже самые мелкие детали. Перед завтраком Гейвин побрился с помощью мыла, маленького зеркальца, установленного на ветке дерева, и бритвы, которую он достал из своего вещевого мешка. Персефона впервые видела, как мужчина бреется. Она старалась не смотреть, но глаза сами обращались в его сторону. Когда он закончил, ей вдруг захотелось провести руками по его гладкой квадратной челюсти… по широким плечам и мускулистой груди… ощутить под ладонями упругую кожу, золотившуюся на солнце…

– Плохо, – отозвалась она, вернув свои непослушные мысли в нужное русло.

Они пошли дальше вдоль маленькой речки, на берегу которой Гейвин решил провести измерения. Он выбрал указанное Персефоной место, потому что, по ее словам, здесь появилось несколько мелких разливов лавы. Кроме того, оно находилось почти в самом центре Дейматоса – там, где высота местности была наибольшей.

– Как жаль, что мы так мало знаем о вулканах! – вздохнул Гейвин. – Мы не имеем понятия, почему они существуют, и не умеем предсказывать извержения.

Персефона удивилась: произнеся такие слова, он откровенно признался в собственном бессилии. Она как могла помогала ему в его измерениях, поражаясь его компетенции и серьезному отношению к делу.

– Но нам известно, что здешний вулкан извергался, – заметила она, – свыше трех тысяч лет назад.

– Верно, и мы вряд ли ошибемся, если скажем, что он будет извергаться опять. Но когда? Через три тысячи лет или на следующей неделе?

Она с тревогой взглянула на Гейвина:

– На следующей неделе? Вы думаете, трагедия может случиться так скоро?

– В том-то и дело, что я не знаю. Вы же не скажете населению в триста пятьдесят тысяч человек, что их мир вот-вот разрушится, если у вас не будет абсолютной уверенности.

– Но если слишком долго откладывать сообщение…

– Вот именно. Я должен понять, что происходит, по крайней мере настолько, насколько возможно. Вы покажете мне что-нибудь еще?

Персефона заколебалась. С одной стороны, ее так и подмывало отправить его восвояси, но, с другой стороны, она не прочь продолжить общение с таким обаятельным мужчиной. Да, она предпочитала одиночество, но ее собственные желания меркли в сравнении с жизнями многих людей, которые могли оказаться в опасности, если вулкан в самом деле опять начнет извергаться.

– Да, но туда трудно добраться.

– Тогда не будем откладывать.

Они пешком пересекли остров, следуя узкими тропами, по которым Персефона ходила всю свою жизнь. Покинув приятную тень высокогорного леса, где находилось ее жилище, они поднялись на каменистое плато, напоенное ароматами диких трав и цветов. В вышине парили ястребы, но пернатые хищники не трогали стада рогатых овец, которые держались на расстоянии от людей, хотя и не выказывали страха перед ними.

День выдался теплым, и с каждым часом становилось все теплее. Один раз они остановились передохнуть у маленького ручейка, с журчанием вытекавшего из земли, потом двинулись дальше. Ближе к вечеру они оказались на гребне горы, с которого открывался вид на отлогий морской берег. Черный песок блестел на солнце, точно стекло.

– Я никогда не видел столько черного песка. – Гейвин удивленно оглядывал пляж.

Он поднял руку, чтобы защитить глаза от яркого света. Персефона опять невольно залюбовалась своим спутником. Подул легкий ветерок, и килт облепил его крепкие ягодицы. Она судорожно сглотнула и начала спускаться к морю.

– Я хочу показать вам подземные воды, – заявила она. – Нам придется нырнуть. Вы не против?

Гейвин шел сзади. Она не видела его, но слышала в его голосе веселое удивление:

– Вовсе нет. Как-нибудь справлюсь.

Они добрались до кромки воды. Персефона привыкла купаться нагишом, но сейчас она сняла только сандалии, оставив тунику.

– Мы отплывем от берега футов на пятьдесят, а потом опустимся на глубину примерно двадцать футов.

– Как вы обнаружили это место? – спросил Гейвин, тоже снимая сандалии и кладя на них свой меч.

Вчера он предупредил ее о том, что, если он снимет портупею, его килт может упасть, но ничего подобного не случилось. И слава Богу! Она вовсе не хотела увидеть его голым.

– Я искала морских ежей. Здесь обитают самые сладкие. Они высоко ценятся в Илиусе.

– Полагаю, нет смысла говорить вам о том, как опасно нырять в одиночку?

Она уже начала заходить в воду, но, услышав его вопрос, остановилась и оглянулась. Он стоял на песке в одном килте, великолепный, точно древний бог – статный, сильный, по-мужски красивый. Чтобы скрыть свое восхищение, Персефона прибегла к насмешке:

– Не волнуйтесь, принц Атрейдис, я вас не брошу!

Она поплыла по почти гладкой, насыщенно-бирюзовой глади моря, равномерно разгребая воду руками. Гейвин быстро догнал ее. Она чувствовала, что он плывет не в полную силу, чтобы держаться с ней наравне, но ее не задевало такое снисхождение с его стороны. Скоро придет время нырять, тогда-то они и поквитаются.

Увидев, что они достигли нужного места, Персефона остановилась.

– Вы должны точно определить момент, когда вам необходимо вынырнуть на поверхность и подышать воздухом. Это очень важно. Если вы пробудете под водой слишком долго, у вас закружится голова и вы потеряете ориентацию.

– Вы знаете все из собственного опыта?

– Я знаю свои возможности, – уточнила она. – Надеюсь, что вы знаете свои.

Не дожидаясь ответа, она сделала глубокий вдох и нырнула. Свет померк, и она погрузилась в сумеречный мир. Вода становилась все холоднее, говоря о том, что задерживаться опасно. Гейвин плыл рядом с ней. Она показала вниз, и он кивнул. Они миновали риф из белого камня и достигли скопления морских ежей. Персефоне очень хотелось схватить парочку колючих существ, но она удержалась и привлекла внимание Гейвина к тонким струйкам дыма, выходившим из трещины в морском дне.

Почувствовав нехватку воздуха, она собралась вынырнуть, но тут заметила, что Гейвин опускается к трещине. Она метнулась к нему и попыталась схватить его за ногу, чтобы остановить, но он двигался слишком быстро. Персефона прекрасно сознавала, что ее легкие почти пусты, но боялась, что его положение не лучше, поэтому устремилась за ним.

К ее великому облегчению, он отплыл не слишком далеко. Внимательно оглядев дымок, поднимавшийся со дна моря, Гейвин сделал кувырок и приготовился к подъему. Тут он увидел Персефону. В глазах его мелькнул страх. Быстрым властным жестом он указал наверх и пропустил ее вперед.

Не успели они подняться на поверхность, как Гейвин резко спросил:

– Черт возьми, куда вы полезли?

– А вы куда полезли? – воскликнула она, хватая ртом воздух и смаргивая воду. – Я же говорила вам, чтобы вы не задерживались под водой!

– И сами же задержались. Клянусь Богом, Персефона, вы испытываете мое терпение!

Они оба плыли стоя, буравя друг друга глазами. Она открыла рот, собираясь его отругать, но слова застряли у нее в горле. Как часто она втайне мечтала о человеке, с которым можно поговорить, и вот теперь лишилась дара речи!

Гейвин стальной хваткой взял ее за талию и поплыл к берегу, не переставая читать нотации:

– Так нельзя. Вы не можете делать все, что хотите! Вы рискуете жизнью и, кажется, даже не сознаете всей опасности своих поступков. Вы укрылись от мира по каким-то своим, совершенно непонятным мне причинам и теперь…

Он плыл быстро и уверенно. Она чувствовала его ровное дыхание, холодок его кожи, игру сильных мышц и случайные прикосновения его ног к ее ногам.

Это уже слишком! Он обращается с ней, как с беспомощным созданием, лишенным собственной воли! Рассердившись, она попыталась вывернуться из его объятий.

– Я не нуждаюсь в вашей помощи!

– Ах вот как? Отлично! Он резко отпустил ее.

Не ожидавшая подобного поступка Персефона ушла под воду. Когда она, отплевываясь, вновь появилась на поверхности, он уже собирался нырять за ней.

– Не приближайтесь ко мне! – взвизгнула она.

Спустя несколько мгновений она, пошатываясь и тяжело дыша, выбралась на берег. Сердце ее бешено колотилось, в голове царил хаос. Ей надо побыть в одиночестве, успокоиться и привести в порядок свои мысли.

Он только хотел ей помочь.

Да, его поведение чересчур своевольно, но он руководствовался благими намерениями, и она не могла его обвинять…

– Персефона… – ласково обратился к ней Гейвин. Он стоял перед ней, и ручейки воды стекали по его великолепному телу.

– Простите… – Она вздохнула, пытаясь выровнять голос. – Я поступаю с вами несправедливо. Я знаю, что вы за меня испугались. Просто я не привыкла к вниманию.

– Не привыкли к тому, чтобы о вас заботились? Она кивнула.

– Можете мне не верить, но я прекрасно справляюсь со всеми трудностями самостоятельно. И намерена делать так и впредь. Будет лучше, если вы смиритесь с таким положением вещей, даже если оно не поддается вашему пониманию.

– Я понимаю больше, чем вам кажется.

– Нет. У меня есть веские причины, чтобы жить так, как я живу.

– Какие же?

– Они вас не касаются. Я не буду ничего объяснять.

Отжав мокрый подол своей туники, она взглянула на небо.

– Нам пора возвращаться. Скоро стемнеет.

Они молча двинулись в обратный путь и добрались до того места, где отдыхали по дороге к морю.

– Мне надо остановиться, – нехотя произнесла Персефона, опустилась на мшистую землю и принялась черпать горстями воду из ручья.

Гейвин лег на живот, опершись на локти, и стал наблюдать за ее действиями. Когда она напилась, он спросил:

– И давно появились подводные газы? Персефона обрадовалась, что разговор повернул в другое русло и перестал затрагивать ее сокровенные чувства.

– Месяц назад, но их стало заметно больше выделяться, они увеличиваются.

– В книгах мне встречались описания подобных явлений. Они наблюдаются вблизи вулканов и связаны с пляжами из черного песка.

– Значит, извержение может произойти рядом с Дейматосом? – спросила она.

– Да. Скорее всего оно вызовет мощные волны, которые могут разрушить берега.

– Большинство людей живет вдоль берегов, – тихо отметила Персефона.

– Их придется эвакуировать.

Она повернула голову и встретилась с его взглядом.

– Эвакуировать триста пятьдесят тысяч человек? По лицу Гейвина пробежала тень. Она поняла, что он вполне сознает чудовищные размеры надвигающегося бедствия.

– Да, непростая задача.

Он встал и подал руку Персефоне. Она машинально взялась за нее и тут же почувствовала прикосновение его длинных сильных пальцев, неожиданное и приятное. Она чуть не вскрикнула от удовольствия.

– Поедем со мной на Илиус, Персефона. Ты поможешь мне понять, что происходит, и при необходимости убедить остальных.

Он что, шутит? Какая из нее помощница? Она хотела отдернуть руку и убежать прочь, но ее тело почему-то отказывалось повиноваться разуму.

– Зачем я тебе?

– Ты единственный человек, понимающий опасность, с которой нам, возможно, придется столкнуться. Я думал над происходящим на протяжении четырех месяцев, денно и нощно. Мне нужна помощь.

– Но есть ученые, специалисты…

– Они знают о вулканах не больше, чем я. Не хочу хвастаться, но я перечитал о них все, что есть в дворцовых библиотеках, а потом попытался совместить теорию с явлениями реальной жизни. Порой мне кажется, что у меня что-то получается, но гораздо чаще создается впечатление, что чем больше усилий я прилагаю, тем запутаннее становится ситуация.

– Может быть, ты прилагаешь слишком много усилий?

– Я должен все понять и взвесить.

– Да, но… – Персефона замолчала, не зная, стоит ли высказываться до конца. Если она будет с ним полностью откровенна, он сочтет ее сумасшедшей и, возможно, будет прав. Она живет совсем не так, как другие люди… и даже думает по-иному. – Обстановку надо прочувствовать, – наконец промолвила она.

– Что значит «прочувствовать»?

– А ты не знаешь?

Конечно. Она единственная, кому открывались подобные вещи. Изолированная от всего мира, она тем не менее никогда не оставалась по-настоящему одинокой.

– Когда ты думаешь об Акоре, что ты чувствуешь? – спросила Персефона.

– Тоску, – быстро ответил он, – желание находиться здесь. А если я здесь, то радость и удовлетворение.

Она кивнула. Сердце ее вдруг наполнилось симпатией к человеку, который до того вызывал в ней лишь чувственное влечение.

– Акора – твоя страна.

– Да, но в конце концов мне придется жить в Англии.

– Почему?

Его глаза – зеленые, с золотистыми крапинками – резко потемнели. Она подозревала, что он пытается скрыть свои чувства не только от нее, но и от себя самого.

– Потому что я наследник своего отца. Хоукфорт – очень старое и уважаемое графство. Нас называют щитом Англии. В один прекрасный день мне придется взять на себя ответственность за него.

– Даже если ты не хочешь?

Она прекрасно видела, что он не хочет. Казалось, его чувства передаются ей через прикосновение его руки.

– Даже если я не хочу. Но пока я здесь, я должен сделать все, что в моих силах. – Он крепко сжал ее пальцы. – Поедем со мной, Персефона! Или ты собираешься сидеть здесь сложа руки и ждать катастрофы? Я не могу допустить подобного.

– Не можешь допустить?

Она попыталась выдернуть руку, но он привлек ее к себе, и она ощутила тепло его большого сильного тела. В уголках его смеющихся глаз появились лучики-морщинки.

– Меня с самого детства учили быть лидером и защитником. Я не могу отказаться от такой роли, как не могу перестать дышать.

– И все остальные должны идти за тобой? – спросила она, пытаясь скрыть за холодным тоном нежность, которую рождали в ней его объятия.

Солнце золотило густые ресницы Гейвина, прикрывающие глаза охотника, решительного и зоркого.

– Идти не за мной, а рядом, – уточнил он. – Помоги мне.

Возможно, где-то на земле и жила женщина, которая могла поспорить с принцем Атрейдисом, но ее звали не Персефона.

В глубине души она понимала, что происходит. В конце концов, она читала о подобных вещах. Он соблазнял ее своей улыбкой, голосом, прикосновениями… Ей, несомненно, приятно сознавать себя нужной и желанной. Одним словом, он покорил ее своим обаянием.

Впрочем, Персефона пыталась сопротивляться. Она напоминала себе о том, что ее вполне устраивает ее жизнь.

Однако теперь ей казалось, что такая жизнь не приносила ей ни счастья, ни даже удовлетворения. Она жила вдали от людей и не рассчитывала на большее. Но сейчас ее поманила надежда.

У нее появилась возможность хотя бы частично избавиться от стыда и гнетущего чувства вины, которые не давали ей покоя.

Персефона понимала, что Гейвин Хоукфорт – опасный соблазнитель, но не могла отказать в его просьбе.

– Хорошо, я поеду с тобой, – согласилась она, осторожно высвобождаясь из его объятий.

Глава 4

С того момента как она решила ехать, Персефону охватило нетерпение. Ей хотелось отправиться в путь немедленно, но обстоятельства не благоприятствовали столь быстрому отъезду. Приближалась ночь, а они находились в нескольких милях от ее лагеря.

Она облегченно вздохнула, когда они наконец добрались до ее жилища у побережья. Если бы не Гейвин, она бы погрызла корочку хлеба и легла спать, закутавшись в одеяло.

Но присутствие гостя – к тому же принца – обязывало.

– Не суетись, – пытался остановить ее Гейвин, когда она принялась ворошить угли в очаге. – Мы оба устали.

Персефона оглянулась. Она-то действительно устала, а вот он, судя по его виду, мог бы еще несколько часов ходить, плавать, нырять и спасать тонущих девушек. В одной из многочисленных книг, прочитанных ею за долгие годы затворничества, она наткнулась на описание воинских тренировок, которыми занимались практически все мужчины Акоры. Тренировки начинались лет с девяти и главным образом совершенствовали бойцовские качества воинов, а также вырабатывали силу и выносливость. Персефоне пришлось признать, что Гейвин превосходил ее и в том, и в другом.

– Я лучше сплю на сытый желудок, – продолжала она ворошить угли.

Гейвин взял у нее зеленую ветку, которую она использовала в качестве кочерги, и сам занялся разведением очага.

Персефона пробормотала спасибо и пошла к маленькому прудику, в котором она держала рыбу. На прудик естественного происхождения она потратила целую весну, чтобы очистить его, углубить и прорыть канал, по которому из моря в него поступала свежая вода. Имея запасы рыбы, она не зависела от ежедневного улова и могла не рыбачить в плохую погоду или в тех редких случаях, когда ей нездоровилось.

Она вернулась со связкой жирных карпов и начала их чистить, бросая кишки в огонь, чтобы они не привлекали падалыциков. Гейвин молча наблюдал за ней, и она, чувствуя его взгляд, сосредоточилась на приготовлении ужина. Пока тушилась рыба, она отварила длинные бобы, собранные накануне, и, быстро замесив тесто, испекла на горячих камнях румяные лепешки.

– Вот уж не ожидал, собираясь на остров, – заявил Гейвин чуть позже, – что меня здесь будут так баловать.

Он лежал на боку рядом с ней и доедал последние куски рыбы, которая, надо признать, удалась на славу. Персефона и сама не понимала, почему ее сильно огорчило, если бы ужин получился невкусным.

Покатые плечи и мускулистые руки Гейвина блестели в свете огня. Она старалась не смотреть на него слишком долго, но он притягивал ее взгляд как магнит. Она прекрасно помнила, как он касался ее в воде своим крепким и гладким телом, и его прикосновения пугали и манили ее…

Нет, так не пойдет! Она будет дурой, если забудет, что он один из них, Атрейдис до мозга костей. Он называет себя англичанином. Почему же тогда он не в Англии? Почему не занимается чисто английскими делами? Пил бы чай, охотился верхом с собаками (до чего ужасный обычай!). Что еще делают англичане? Ах да, играют в крикет! Она пыталась освоить их игру по книге, но вконец запуталась с шарами, битами, воротцами и прочей галиматьей.

– Интересно, о чем ты сейчас думаешь? – спросил он с улыбкой.

– Ты играешь в крикет?

– О Боже, нет! Я не умею. Персефона невольно засмеялась:

– Ты шутишь?

– Вовсе нет. Мой брат играет в крикет. Он пытался меня научить, но я безнадежен. Пока он объяснял мне правила, я думал только об одном: почему?

Все еще улыбаясь, она покачала головой.

– Что почему?

– Почему взрослые люди занимаются глупыми вещами? Тратят часы – иногда даже дни, – гоняя шар по полю. Мне говорили, что они таким образом вырабатывают дисциплину, стратегию, концентрацию внимания, и у меня нет причин не верить им. Но я не могу… их понять.

У нее появилось желание узнать больше о нем как о человеке. Нет, узнать все.

– А что ты можешь понять?

– Землю… воду… как они взаимодействуют друг с другом. Как ветер пролетает над травянистым лугом и по прошествии определенного времени формирует рельеф. – Он слегка подался вперед, лицо его стало сосредоточенным. – Мне кажется, время – великая сила. Есть люди, которые думают, что миру всего несколько тысяч лет…

– Почему они так думают?

– Из Библии. Ты читала Библию?

– Не всю. Там есть замечательные истории.

– Какая твоя любимая?

– Про Самсона и Далилу, – без колебаний ответила Персефона.

Гейвин поморщился:

– История о герое, лишенном силы из-за коварства женщины. – Ему она не очень нравилась.

– Из-за ее мужества. Она защищала свой народ.

– Ну, как посмотреть. Во всяком случае, если прибавить к возрасту людей, упомянутых в Библии, поколения, которые жили между ними, можно определить дату рождения земли.

– Дату, в которую ты не веришь?

– Видишь ли, всего через несколько тысяч лет после этой даты появилась Акора и началась наша собственная история. Мне трудно поверить, что за такой короткий срок люди вышли из райского сада, распространились по всему миру, научились водить корабли, ковать железо и делать все остальное.

– Тогда сколько же лет, по-твоему, существует земля?

– Много… очень много, во всяком случае, в сравнении с нами. Я чувствую это каждый раз, когда сюда возвращаюсь.

Он сел, упершись ладонями в землю. Огонь догорал, но Персефона ясно видела своего собеседника. Он казался ей невероятно красивым.

Она закрыла глаза, чтобы избавиться от искушающего зрелища.

– Ты устала, – проговорил Гейвин.

– День оказался долгий и трудный, – пробормотала Персефона, отвернувшись и уставившись в окружавшую их тьму.

– Иди спать, я сам здесь разберусь.

Персефона хотела поспорить, но вдруг ощутила невыносимую усталость и медленно встала.

– Течение меняется в полдень, – сообщила она. Он тоже встал, не спуская с нее глаз. От угасающего огня поднимались искры.

– Поговорим утром.

Она кивнула и ушла. Только потом, глядя сквозь щели в шалаше на серебристый полумесяц, она спросила себя, о чем же еще он хотел с ней поговорить.

Проснувшись, Персефона обнаружила, что его нет, и чуть не ударилась в панику, но спустя некоторое время заметила записку, нацарапанную на клочке бумаги и пришпиленную к стволу дерева.

«Я решил сделать еще несколько измерений», – говорилось в записке.

Персефона надулась. Почему он не разбудил ее и не взял с собой? Она хотела спросить его, когда он вернулся, но он отставил в сторону мешок с инструментами и рейки, подошел к ней и заговорил ласковым голосом, нежно поглаживая ее руку. Видимо, своим жестом он пытался ее успокоить, но реакция Персефоны оказалась прямо противоположной. У нее побежали мурашки в тех местах, где он до нее дотрагивался, и ей стало трудно сосредоточиться на его словах.

– Возможно, ты сюда уже не вернешься, – предположил Гейвин.

– Возможно… – повторила она.

– Ты сюда не вернешься. Если наши опасения подтвердятся, остров сильно изменится или даже будет разрушен.

– Я так не думаю.

Честно говоря, она вообще ни о чем не думала, хотя, разумеется, Гейвин прав. Если произойдет извержение, Дейматос пострадает в первую очередь.

– Персефона, я понимаю, что здесь твой дом…

– Я живу на острове почти с рождения и не помню других мест.

– Тебе надо продумать, что ты отсюда возьмешь.

Она растерянно оглядела поляну и полдюжины стоявших на ней домиков. Да, они совсем маленькие, но принадлежали только ей.

– Я не могу…

– Ты хочешь увезти с собой только воспоминания?

– Я хочу, чтобы все осталось по-прежнему. – Ее слова звучали слишком по-детски.

– Прости, – серьезно произнес Гейвин.

Она пожала печами, пытаясь сохранить достоинство.

– Ты ни в чем не виноват. Наверное, мне следует подготовиться к отъезду.

Но как именно готовиться и с чего начинать, она не имела понятия. Гейвин опять ушел, чтобы продолжить, свои измерения, а она обошла лагерь, пытаясь решить, что делать.

Прежде всего, конечно, надо взять книги. И одежду. А еще лук и стрелы. Она не собиралась оставлять здесь оружие и инструменты. Необходимо упаковать гвозди, кастрюли и прочую кухонную утварь. Зачем терять то, что нажито, ведь в конце концов она вернется на остров и начнет все сначала.

Или не вернется? Для того чтобы устранить разрушения, причиненные вулканом, понадобятся годы, а может, и десятилетия. Наверное, ей придется жить где-нибудь в другом месте.

Впрочем, возможно, она уже не сможет жить на острове при любых обстоятельствах. Вряд ли, обнаружив ее присутствие на Дейматосе, Атрейдис позволит ей здесь остаться.

В ее голове роилось множество вариантов и проблем, требующих внимания. Персефона прогнала их прочь, понимая, что зря теряет драгоценное время. В конце концов, чему быть, того не миновать. Она начала быстро собирать свои пожитки, складывая их в маленькую кучку посреди лагеря. Собираясь в дорогу, она то и дело прерывалась. Воспоминания пробуждались в ней при виде даже самых простых и обыденных предметов.

Вот, к примеру, топор. Она купила его на Илиусе, и по счету он уже был третий, которым она пользовалась. Его металлическое лезвие стало щербатым, ведь ей пришлось срубить много деревьев, чтобы построить себе жилище. Она задумчиво провела большим пальцем по краю безнадежно затупленного инструмента. Что ж, все имеет свой конец.

А вот книга стихов, которую ей часто читала мама. Открыв ее впервые за много лет, Персефона понюхала страницы, и ей показалось, что она уловила слабый аромат лаванды – любимого маминого цветка.

На глаза ей навернулись слезы. Она захлопнула маленький томик и бережно отложила его в сторону, потом взяла в руки другой и взглянула на корешок, где аккуратные рельефные буквы обозначали название книги: «Учебник географии». К ней прилагались вполне приличные, но слишком маленькие карты. Мама рисовала их на песке в увеличенном виде. С помощью кусочков ракушек и мелких камешков она выводила контуры рек, гор и морских берегов, а потом Персефона неделями изучала их. Она научилась находить Париж так же легко, как и Дейматос, хоть последний – всего лишь крохотная точка в Акоранском море, которое само по себе казалось до смешного ничтожным по сравнению с огромным миром.

Однако остров, на котором она жила, составлял весь ее мир. Другого она просто не знала.

И не желала знать. Ей и в голову не приходило покинуть Акору, уехать с Дейматоса навсегда.

Под сложенным плащом она обнаружила маленькую деревянную, с облупившейся от времени краской шкатулку, которая принадлежала ее маме. Шкатулку украшали резные цветы.

Персефона настороженно огляделась. Убедившись, что Гейвин еще не возвратился, она села, скрестив ноги, на нагретый солнцем песок и медленно открыла крышку.

Содержимое шкатулки ей хорошо известно, но, как и в случае с книгой, она давно ее не открывала. Солнечный свет упал на изящный браслет, сделанный из филигранных золотых нитей с нанизанными мелкими жемчужинами. Нити такие тонкие, что, если взглянуть на браслет под определенным углом, казалось, будто жемчуг ничем не связан и сам по себе охватывает запястье.

Однажды, рассказывая Персефоне о своей жизни до переезда на Дейматос (надо заметить, что подобное случалось довольно редко), мама сказала, что браслет ей подарили родители на шестнадцатилетие. В то время перед юной девушкой открывалась вся жизнь. Никто не думал тогда, что она станет опозоренной женщиной, которая навлечет на свой дом бесчестье. Персефона никогда не видела, чтобы ее мама носила браслет, и не надевала его сама. Самое большее, что она себе позволяла, – легонько дотронуться до украшения. Она закрыла шкатулку и поставила ее к остальным вещам, подготовленным для перевозки.

Так, что еще? Она обвела взглядом поляну. Кухня… Персефона так долго трудилась, чтобы соорудить большую глиняную печь, но ее, к сожалению, не сдвинуть с места. Маленький уютный домик, в котором она спала в те редкие зимние дни, когда наступали холода. Она украсила стены резьбой и рисунками. Но их тоже не заберешь. Решетки, на которых она сушила рыбу, слишком большие и громоздкие. Ткацкий станок. На нем она пыталась ткать, но пришла к выводу, что данное ремесло не для нее. Разумеется, брать такой агрегат с собой нет необходимости.

Рыба! Ее нельзя оставлять в пруду. Персефона со всей силы потянула неподатливые деревянные ворота-шлюзы, и они наконец поднялись. Вспомнив, скольких трудов ей стоило соорудить и наполнить прудик, она почти передумала. Однако есть рыбу – одно, а обрекать ее на бессмысленную смерть – совсем другое. Пусть лучше бедные существа вернутся в море.

Как только ворота-шлюзы открылись, она обеспечила рыбе доступ к свободе. Однако отлив еще не наступил, и карпы спокойно плавали кругами по пруду, явно не собираясь покидать водоем. Ничего страшного. Когда сменится течение, в их куриных мозгах произойдет просветление и они уплывут в море.

Кстати, о куриных мозгах. Персефона вспомнила про своих кур и устало опустила плечи. Птицы могут летать, но не настолько хорошо, чтобы покинуть остров, когда на нем начнется извержение. Их надо согнать в стаю и отвезти, посадив в клетки, в которых она возила продавать на Илиус морских ежей. Но сначала кур надо поймать.

Полчаса спустя, вспотевшая и запыхавшаяся, Персефона пришла к ошеломительному выводу: курица, которую вознамерились зарезать, ощипать и сварить на обед, спокойно пойдет навстречу своей смерти, безмятежно клюя носом землю, тогда как курица, которую хотят спасти, будет носиться как угорелая, выписывая зигзаги и кидаясь в разные стороны, лишь бы только увернуться от своего спасителя.

Рябая несушка, распушив коричнево-рыжие перья, пробежала как раз между рук Персефоны и умчалась прочь, громко кудахча. Три бело-коричневые молодки метались у нее под ногами. Пытаясь не задавить их, она потеряла равновесие и упала, приземлившись на пятую точку.

– Черт побери!

Тут до нее долетел мужской смех.

– Что-то не так? – вежливо осведомился Гейвин, выходя на поляну.

Персефона встала, подавив желание потереть ушибленное место, и постаралась сдержать гнев.

– Да нет, все в полном порядке! Просто обожаю бегать за безмозглыми тварями, которые не желают быть спасенными!

– Так ты пытаешься их спасти?

– Я не могу оставить их здесь. Они погибнут.

Поделившись своим планом, она вдруг поняла, насколько он глуп. Ведь она собиралась в конце концов съесть курочек, так что им все равно суждено умереть. К ее облегчению и даже удивлению, Гейвин согласно кивнул.

– У тебя есть сеть?

Сеть она имела, и Персефона мысленно обругала себя за то, что не догадалась раньше воспользоваться полезным приспособлением. С помощью сети они быстро поймали половину всех несушек, и тут Персефона заметила рядом с поляной, в кустах, чью-то движущуюся тень. Присмотревшись, она судорожно вздохнула.

– Гейвин… – прошептала Персефона, застыв в неподвижности.

– Что?

– Не шевелись. Там кабан.

Она терпеть не могла кабанов, особенно самцов. Самки представляли угрозу только в том случае, если кто-то беспокоил их детенышей, но хряки, вооруженные острыми как бритва клыками, относились к самым злобным и опасным животным на Дейматосе. Персефоне пару раз приходилось иметь с ними дело. Впрочем, раньше дикие свиньи никогда не подходили так близко к ее лагерю. То ли кабан, злобно сверкавший глазками, обладал особенной наглостью, то ли геологические события на острове заставляли его обитателей менять сложившиеся привычки. Как бы то ни было, с кабаном следовало разобраться, и как можно скорее.

Лук и стрелы остались на другой стороне поляны. У нее не оказалось даже ножа за поясом, а дротики, которые она иногда использовала, лежали аккуратной стопкой возле кухни.

Толстая щетинистая шкура кабана собралась в складки на спине – знак того, что он готов к нападению. Мало того, хряк рыл землю копытами, которые вполне могли размозжить череп взрослого человека.

Куры закудахтали еще громче. Персефона прикинула расстояние до дротиков. У нее сильная рука, и она метко стреляла. Только бы добраться до оружия…

– Стой на месте.

Она слегка повернула голову и с испугом увидела, что Гейвин подошел ближе к кабану.

– Зайди мне за спину, – скомандовал он властным тоном человека, привыкшего к повиновению.

Ситуация сложилась угрожающая, и Персефона радовалась, что у нее есть помощник. Однако она вовсе не собиралась прятаться за его спиной, предоставив ему одному встретиться с опасностью.

– Если я сумею подобраться к дротикам… – начала она.

– До них двадцать шагов. Кабан набросится на тебя, не успеешь ты пройти и половину.

– Посмотри на его спину. Он в любом случае сейчас на нас нападет.

Гейвин кивнул и взялся за рукоятку меча.

– Делай, что я говорю, – тихо приказал он, не сводя глаз с кабана. – Зайди мне за спину. – Она хотела поспорить, но он добавил: – Чем дольше ты будешь тянуть, тем хуже будет для нас обоих.

Уверенная, что еще пожалеет о своем поступке, Персефона шагнула ему за спину.

Как только она встала у него за спиной, Гейвин выхватил меч. Персефона испуганно округлила глаза. Он прицелился и метнул орудие в кабана. До зверя оставалось тридцать шагов. Попасть с такого расстояния в цель дротиком или ножом довольно трудно, а уж о том, чтобы справиться с такой задачей при помощи меча, Персефона вообще не могла помыслить.

За мгновение до удара кабан повернулся, и лезвие попало не в горло, как задумывал Гейвин, а в бок животного. И все же бросок был поразительно ловкий. Яростный вопль потряс воздух, и кабан ринулся прямо на Гейвина. Острые клыки оказались в нескольких дюймах от его лица. Гейвин ожидал нападения и приготовился к нему. Одной рукой схватив хряка за шею, другой он попытался выдернуть меч, но лезвие сидело глубоко в теле животного.

Персефона не стала терять времени даром. Она быстро пересекла поляну, схватила дротик и побежала обратно. Гейвин и кабан тесно сплелись в смертельной схватке. Малейший просчет грозил бедой. Персефона без колебаний занесла дротик над головой и погрузила его прямо в сердце кабана. Тот в последний раз пронзительно вскрикнул и, вмиг ослабев, рухнул на землю.

Забрызганные кровью мертвого кабана, Персефона и Гейвин, усталые, но живые, еле переводили дух.

Сердце девушки отчаянно колотилось. Пытаясь успокоиться, она сделала два глубоких вдоха. Свет на поляне почему-то стал казаться ярче, а запахи моря и травы, доносимые ветерком, сделались острее и слаще. Чудом избежав смерти, она в полную силу ощутила самую обычную, но такую чудесную жизнь.

– Я никогда не видела, чтобы кто-то так искусно орудовал мечом, – призналась она, не в силах сдержать восхищения.

– Вообще-то мне следовало подпустить кабана поближе, прежде чем на него нападать.

Ей тоже приходило в голову подобное соображение.

– Почему же ты так не сделал?

Он недоуменно взглянул на Персефону:

– Я не хотел, чтобы он подходил ближе, ведь ты находилась рядом со мной.

– А-а…

Он подверг себя лишнему риску, чтобы обеспечить ей максимальную защиту. Вот уже много лет она заботилась о себе сама, и теперь ей стало как-то неловко чувствовать себя под крылышком у Гейвина…

– Спасибо.

– Пожалуйста.

Он выдернул меч из кабана, потом нагнулся и вытер его о траву.

Она сделала то же самое с дротиком, краем глаза наблюдая за своим спасителем. Его движения поражали своей грацией. Обнаженные грудь и спина блестели на солнце. Ноги, прикрытые сверху короткой туникой, бугрились мускулами. Когда он выпрямился и вложил меч в ножны, Персефона забылась и открыто смотрела на него.

– Что-то не так? – спросил Гейвин. – Ты не поранилась?

– Разумеется, нет.

– Ну и отлично. Где ты научилась метать дротики? Только не говори, что освоила такую науку по книгам.

– Вообще-то именно так и было. По крайней мере из книг я узнала основные принципы, а до остального дошла методом проб и ошибок.

Проб и ошибок насчитывалось несметное множество. Она вдруг подумала, что Гейвин, наверное, испытывает досаду от того, что решающий удар кабану нанес не он.

Однако он ничем не выдал себя.

– Кажется, я начинаю понимать, почему тебе удалось так хорошо здесь прижиться. Ты наделена двумя очень важными качествами – умом и мужеством.

Персефону несказанно обрадовала такая оценка. Если бы он назвал ее самой красивой женщиной земли, она бы, пожалуй, радовалась меньше.

Впрочем, как знать?

Тем не менее щеки ее зарделись от удовольствия.

– Но если бы ты не метнул в кабана меч, я не успела бы взять дротик.

Он кивнул:

– Мы отлично сработались.

Пока она размышляла над его фразой, Гейвин взглянул на поверженного кабана.

– Жаль, что нам надо уезжать.

– Почему?

– Жареный кабан – очень вкусная вещь.

– Ты умеешь жарить кабанов? Он усмехнулся:

– Я умею их есть.

Сказав так, он схватил пробегавшую по поляне курицу, сунул ее под мышку и отправился за другой.

Глава 5

Они сели в лодку Персефоны, потому что она оказалась больше, а лодку Гейвина повели на буксире. В принципе не имело значения, на чьей лодке плыть, но Персефона испытывала тайную гордость, что ее судно стало ведущим.

– Где ты взяла свою лодку? – спросил Гейвин.

По его прикидке, от кормы до носа – двадцать футов. На лодке имелась одна мачта. Хорошая оснастка и плавные линии корпуса свидетельствовали, что судно добротное и произведено на ирландской или американской верфи.

Персефона со знанием дела проверила парус и обернулась к Гейвину. Ветер усиливался, и океан становился неспокойным. Дейматос медленно таял на горизонте.

– Я нашла ее года два назад. Она села на мель после сильного удара.

Он кивнул, ничуть не удивившись ответу Персефоны. Подобные вещи часто случались на Акоре: яростные шторма, гуляющие по Атлантике, разбивали в щепки морские суда, швыряя их на отвесные скалы, или, к счастью для моряков, выносили их в узкие проливы, которые вели во Внутреннее море.

– Тебе что-нибудь известно о судьбе тех, кто плыл в лодке? Они выжили?

– В лодке лежали два мертвеца. Судя по всему, они пытались ухватиться за мачту, но судно затопило, и они утонули. Я нашла книги, на которых стояло имя их владельца – Лайам Кемпбелл. Наверное, один из погибших.

Персефона говорила спокойным голосом, но в глазах ее сквозила печаль.

– Как ни странно, – добавила она, – сама лодка пострадала несильно. Я починила ее и научилась ею управлять. Мне было нетрудно, ведь я почти всю свою жизнь плаваю под парусами.

Персефона похоронила найденных мертвецов, восстановила разбитое судно и вполне сносно освоила науку судовождения.

И все она делала одна! Больше того, она явно не считала свои достижения чем-то из ряда вон выходящим.

– Ты поразительно способная женщина! – удивился Гейвин.

Она недоверчиво взглянула на него, словно подозревая, что он над ней насмехается.

– Серьезно, Персефона. Я не знаю ни одного человека, которому удалось бы жить в таких условиях, не говоря уже о том, чтобы жить так хорошо, как ты.

Она пробормотала что-то вроде «спасибо» и сосредоточила внимание на руле.

Гейвин следил за парусами, а потом, когда Персефона ушла вниз готовить ужин, подсел к рулю. Они поели в сумерках и задержались на палубе, чтобы посмотреть на восход луны. Редкие облака разошлись, и небо стало чистым.

Гейвин увидел, как в вышине сверкнул метеорит, за ним другой.

– Помнишь, – спросил он, – лет восемь назад на Акоре прошел необычно сильный метеоритный дождь?

– Помню. Великолепное зрелище!

– Ты смотрела на него вместе с мамой? Персефона долго молчала, потом ответила:

– Моя мама умерла примерно за полгода до дождя.

Лежа на спине, он слегка повернул голову и посмотрел на свою спутницу. Она сидела на скамье у руля, подтянув колени к подбородку и обхватив их свободной рукой.

Ему передалось ее грустное настроение.

– Почему твоя мама уехала на остров? Что заставило ее выбрать для жительства именно Дейматос?

– Она искала одиночества.

Ночной ветер трепал прямые пряди волос, выбившиеся из ее тугих кос. Она не смотрела на Гейвина и не поднимала голову, опущенную на колени.

– Но почему?

– Она имела причины… личного свойства.

Он понял, что Персефона не хочет обсуждать жизнь своей матери.

Когда Персефона спала на носу лодки, завернувшись в одеяло, Гейвин вел судно сквозь лунную ночь и гадал, какие тайны скрывает его новая знакомая.

У него появилось желание как можно скорее узнать ее тайны и понять, что подтолкнуло юную деву к такому странному образу жизни.

Утром на горизонте появился королевский город Илиус. Ряды разноцветных домов поднимались над побережьем до тех пор, пока не достигли большого плато на холме, где возвышался огромный дворец.

Персефона стояла у поручней, а Гейвин заводил лодку в гавань. Она слегка напряглась в ожидании легкой паники, которую всегда испытывала, прибывая из своего одинокого мирка в суетную столицу Акоры. Но как ни странно, сейчас паники она не чувствовала. Впрочем, что здесь странного? Просто она полностью отвлеклась, любуясь сильными грациозными движениями мужчины, стоявшего у руля.

Гейвин опустил парус, поигрывая мускулами широкой спины. Солнечные лучи золотили его густую копну темно-русых волос. Он внезапно обернулся, поймал на себе внимательный взгляд Персефоны и усмехнулся.

Она отвела глаза, но щеки ее зарумянились. Приливная волна вынесла их к берегу. Слегка дернувшись, лодка встала в док.

Не дожидаясь Гейвина, Персефона встала и привязала судно веревкой. Гейвин подтащил свою лодку и тоже закрепил ее у причала.

– Ну что, пойдем? – спросил он.

Персефона подхватила небольшую сумку со своими вещами и отправилась вместе с ним в город.

Утро было в самом разгаре, и улицы кишели людьми. Мальчики толкали ручные тележки, мужчины и женщины везли по оживленным дорогам фургоны. Время от времени проезжали фаэтоны, запряженные холеными мускулистыми лошадьми, которые потряхивали гривами и нетерпеливо ржали, когда приходилось замедлять ход.

Воздух, наполненный дразнящими ароматами, исходил из продуктовых магазинов, где торговали фруктами, сыром, хлебом, специями, мясом, рыбой, а также многочисленными дарами акоранских полей, садов и пастбищ. Несмотря на свою занятость, горожане находили время, чтобы посидеть в придорожных кафе, выпить по чашечке крепкого черного кофе, отведать медовых пирожных и, самое главное, побеседовать.

Гейвина узнавали и приветствовали на протяжении всего пути. Он вежливо отказывался, когда его приглашали перекусить, и продолжал идти дальше. Персефона ловила на себе любопытные взгляды его знакомых. Раньше, во время своих редких визитов на Илиус, она ходила по улицам, не привлекая ничьего внимания. Здесь ее знала лишь крохотная горстка людей. В компании принца Атрейдиса все происходящее выглядело по-другому.

Она испытала облегчение, когда они наконец поднялись на вершину холма и направились к дворцу. Но облегчение длилось недолго. Пройдя между двумя огромными каменными львицами и миновав шеренгу из полудюжины мужчин, охраняющих вход во дворец, они попали во внутренний двор – такой большой, что поговаривали, будто в нем можно собрать все население Акоры.

Внутренний двор обрамлял дворец с трех сторон. Яркие колонны красного, желтого и оранжевого цветов возвышались на три этажа до крыши, выложенной голубой черепицей. Внешние, ослепительно белые стены местами украшали геометрические узоры. Под навесами крыши выступали резные каменные рога. Широкие ступеньки уходили наверх к большим открытым двойным дверям.

– Сюда, – показал Гейвин и повел ее в сторону от главного входа, вдоль длинной колоннады к каменной лестнице, ведущей в отдельное крыло.

– Куда мы идем? – спросила Персефона.

– В семейные апартаменты. Тебе там будем удобно. Ей будет удобно? В королевских апартаментах Атрейдисов? О да, конечно, там она найдет подходящую для себя обстановку.

– Я могу спать в лодке.

Гейвин взглянул на нее, но ничего не сказал и продолжал идти вперед. Ей показалось, что он слегка покачал головой.

Они шли по длинному коридору, по обеим сторонам которого тянулись резные двери, расположенные на большом расстоянии друг от друга. На пороге одной из дверей, распахнутой настежь, появилась стройная женщина шестидесяти с лишним лет, одетая в элегантную золотистую тунику, с заплетенными в косу седыми волосами.

– Здравствуй, Сайда, – улыбнулся Гейвин. – Только не говори, что ты опять убираешь.

Женщина засмеялась, раскинула руки и нежно обняла Гейвина. Рядом с ним она казалась совсем маленькой, что не помешало ей его отчитать.

– В ваших комнатах страшный кавардак, принц. Повсюду разбросаны бумаги. Сперва я решила, что в окна налетел ураганный ветер и перевернул все вверх дном, но потом поняла, что погром устроили вы сами.

– Я прекрасно ориентируюсь в своем погроме, Сайда. А после того как ты уберешь, я неделями ищу нужные вещи. – В его ласковом голосе слышалась добрая насмешка.

– Хм-м, я просто принесла чистое белье. – Ее острый, как клинок, взгляд обратился на Персефону. – А кого вы привели, милорд?

– Персефона. Она какое-то время поживет у нас. Познакомься, Персефона, это Сайда. Она фактически заправляет дворцовым хозяйством. Здесь есть люди, которым кажется, будто эту почетную миссию выполняют они, но Сайда просто позволяет им так думать.

– Очень приятно, – пробормотала Персефона, осторожно кивнув.

– Мне тоже. – Взглянув на маленькую сумку в руке у Персефоны, Сайда спросила: – Все ваши вещи?

– Да.

– Хорошо. Я положу их в комнату.

Она потянулась к сумке, и тут Гейвин остановил ее:

– Персефона остановится в гостевых апартаментах, Сайда.

Пожилая женщина вскинула брови.

– Как вам будет угодно, милорд. – Ее взгляд говорил красноречивее слов.

– Боюсь, что мы ее разочаровали, – усмехнулся Гейвин, открывая дверь в свои комнаты и отступая в сторону, чтобы дать Персефоне войти. – Несколько недель назад моя кузина Амелия вышла замуж.

– Понятно… – протянула Персефона, ровным счетом ничего не понимая. Может, он имел в виду, что Сайда приняла ее за его невесту? Какая нелепость! – За кого же она вышла замуж?

– За американца Нилса Вулфсона. Мне нравится ее муж. Похоже, он хороший человек. Они сейчас в Америке, у них медовый месяц.

Она слушала его вполуха, сосредоточив почти все свое внимание на осмотре комнаты, элегантно, но скудно обставленной. Большие окна выходили на гавань, на широком столе, заваленном книгами и бумагами, и на ближайших к нему полках стояли научные приборы. В дальнем конце комнаты возвышалась просторная кровать, открытая дверь вела в ванную комнату.

– Вот что я хотел тебе показать. – Гейвин вытянул из стопки книг маленький томик в кожаном переплете. – Запись геодезической съемки, выполненной в прошлом столетии. Съемку проводила женщина по имени Амаренсис…

– Женщина?

– А ты думала, мужчина? Напрасно. Мужчины обладают большей физической силой и защищают женщин, что является правильным и справедливым. Однако женщины способны делать почти все то, что делают мужчины.

Повисла долгая пауза. Наконец Персефона спросила:

– Ты надо мной издеваешься?

– Вовсе нет. Я говорю совершенно серьезно. Амаренсис в своей работе ссылается на более раннюю съемку. Она использовала ее так же, как я использовал ее съемку – для сравнения. Вся беда в том, что я не сумел найти ту работу, на которую она ссылается.

– Она должна храниться в дворцовой библиотеке?

– Должна, но ее там нет. Может, завтра я попробую поискать ее еще раз, и ты мне поможешь. А еще я хотел бы показать тебе лавовые потоки под дворцом. Ты не против?

– Конечно, нет…

– Вот и отлично. Поужинай со мной. Внезапное приглашение прозвучало как приказ.

– Что? – испуганно спросила Персефона.

– Пойдем ужинать. Думаю, тебе придется по вкусу еда, приготовленная другими людьми. У нас здесь отличные повара.

– Я не сомневаюсь, – машинально ответила она, погруженная в размышления.

Они ели вместе на Дейматосе и в лодке. Что изменится, если она разделит с ним трапезу во дворце? Однако здесь его мир, и окружающие относились к нему с любовью и уважением. Персефона остро чувствовала пропасть, которая их разделяла.

– Разреши мне проводить тебя в твои апартаменты, – ласково проговорил Гейвин, словно угадав ее мысли.

Комната, в которую он ее привел, находилась в дальнем конце семейного крыла. Он открыл дверь, и Персефона увидела яркую просторную спальню, залитую струившимися в окна лучами предвечернего солнца. Стены, расписанные фресками, изображали подводные сады и населяющие их существа. Обстановка оказалась простой, но изящной: скамья и стол у стены, на другой стороне кровать – почти такая же большая, как у Гейвина, несколько кресел и диван между ними. На полу при помощи светлых и темных паркетин выложены точно такие же геометрические узоры, что и на стенах дворца.

– Надеюсь, тебе здесь будет удобно, – проговорил Гейвин.

– Даже не сомневайся, – заверила она его.

– Ужин в восемь, – бросил он, подойдя к двери и одарив ее быстрой улыбкой.

– Здесь нет часов.

Она никогда не нуждалась в них, но знала об их существовании.

– Сайда тебе скажет.

Он вышел из комнаты. Чуть позже дверь опять распахнулась, и на пороге появилась та самая женщина, с которой Персефона познакомилась несколько минут назад. В руках она держала целый ворох одежды, лицо хранило строгое выражение.

Они настороженно поприветствовали друг друга, после чего Сайда приступила к делу.

– Что за имя – Персефона? – спросила она обманчиво-мягким тоном.

– Так меня зовут.

Получив столь краткий ответ, Сайда нахмурилась и продолжила расспросы:

– Кто ваши родители?

– Принц Гейвин поручил вам расспросить меня?

– Разумеется, нет. Принц сам задает вопросы, как вы, наверное, знаете. – Она положила одежду на ближайшую скамью и внимательно посмотрела на Персефону. – Дайте-ка я взгляну на ваши волосы.

– Они здесь, у меня на голове.

– Я хочу, чтобы вы их распустили. Мне надо понять, что с ними делать.

– Ничего. Мои волосы прикреплены к моему черепу.

– Вы слишком грубы. – Сайда смерила Персефону презрительным взглядом. – Почему вы одеты, как мужчина?

– Мужская туника более удобна, и в ней легче двигаться.

– Снимите ее.

– Что?

– Снимите свою тунику. О Господи! Только не говорите, что вы не будете мыться!

– Конечно, я буду мыться, но ваша помощь мне не нужна.

– Как хотите, только помойтесь как следует. Рядом с ванной есть мыло и лосьоны.

– Я разберусь, спасибо.

– Когда помоетесь, я позабочусь о ваших волосах.

– Я же сказала вам…

– А я говорю вам, что вы останетесь довольны результатом.

«Вряд ли», – подумала Персефона и с удовольствием уединилась в просторной ванной комнате в форме ракушки. Рядом располагались такая же раковина и кафельная ниша со сливной трубой в днище и золоченым дельфином-фонтанчиком наверху. Персефона подошла к ванне и осторожно повернула краны, чтобы ее наполнить. На Дейматосе ей приходилось довольствоваться минеральным источником, расположенным недалеко от ее лагеря. Однако ванна намного приятнее. Персефона почувствовала всю ее прелесть, лишь только шагнула в дымящуюся воду. Поддавшись минутному порыву, она взяла в руки один из стеклянных флаконов, стоявших возле ванны, откупорила его и понюхала горлышко.

В нос ей ударил резкий запах жасмина. Она поняла, что взяла эссенцию: сами цветы обладали гораздо более слабым ароматом. Налив несколько капель в воду, она стала смотреть, как вокруг нее расплывается радужное масло, потом откинулась на край ванны и закрыла глаза.

По правде говоря, она никогда не пребывала в такой роскоши и даже не мечтала о ней. До сих пор подобные вещи были ей недоступны.

Персефона открыла глаза и уставилась на скопище разноцветных флакончиков. Вынимая одну пробку за другой, она обнаружила другие ароматические масла и жидкое мыло.

Мыло входило в число тех немногих вещей, которые ей приходилось приобретать в обмен на морских ежей. Она привыкла пользоваться простым мылом, напоминающим жидкий шелк. Однажды в торговой лавке Илиуса она щупала шелковую ткань и запомнила свои ощущения.

Быстро распустив волосы, Персефона опустила их в воду и принялась втирать мыло в мокрые пряди. Покончив с волосами, она с удовольствием вымыла все тело.

Вода уже начала остывать, когда Персефона сполоснулась, вылезла из ванны и насухо вытерлась белой льняной простыней, висевшей на стенном крючке. Вернувшись в спальню, она обнаружила там Сайду.

– Вы долго пробыли в ванной. Хорошо помылись?

– Да. Где моя сумка?

– Вон там, в комоде. Только, пожалуйста, не надевайте одну из ваших жутких туник. У меня есть для вас кое-что получше. – Она встала и плавным жестом повесила одеяние себе на руку.

Персефона увидела женскую тунику, гораздо длиннее и тоньше ее собственной. Ее вдруг охватило страстное желание надеть ее и поужинать с мужчиной, который ей нравился. Совсем ненадолго сделать вид, что она обычная женщина, открытая для смеха и… (страшно даже подумать!) для любви.

Сайда ласково улыбнулась:

– А теперь давайте посмотрим, что можно сделать с вашими волосами.

Глава 6

Час спустя Гейвин расхаживал по холлу, примыкавшему к его апартаментам. Он помылся, побрился и надел травянисто-зеленую тунику с золотой вышивкой на подоле. Близился вечер, и холл освещали косые лучи заходящего солнца. Издалека доносился уличный шум: люди готовились к концу дня – закрывали магазины, ставили лошадей в конюшни и звали детей домой.

В такие дни даже самые обычные места и события отзывались болью в сердце Гейвина. Он знал, что его прекрасная страна, свято чтившая свое прошлое, возможно, совсем скоро тоже отойдет в небытие.

Отогнав прочь страшные мысли, Гейвин сосредоточил свое внимание на двери, расположенной в дальнем конце холла. Спустя несколько мгновений дверь распахнулась, и его взору предстала женщина.

Персефона. Но куда подевалась отважная охотница, которая чуть не пронзила его стрелой, а потом привела его в адское огненное подземелье, которая божественно готовила, бросала на него взгляды, полные тайного вожделения, и надувалась от гордости?

Перед ним стояла прекрасная акоранка в белой тунике, мерцающей и колышущейся при ходьбе. Она шла к нему с высоко поднятой головой, прямо глядя ему в глаза, но он видел ее напряженные плечи и руки, сжатые в кулаки так сильно, что ногти, должно быть, впивались в кожу ладоней.

Ее волосы, обычно заплетенные в косы и уложенные в тугой пучок, сейчас свободно ниспадали на спину и блестели как шелк. Туника подчеркивала ее высокую полную грудь, тонкую талию и округлые бедра. Когда она приблизилась, Гейвин заметил, что ее щеки пылают.

Он быстрым шагом пошел ей навстречу.

– Ты чудесно выглядишь.

Она ничего не ответила, продолжая смотреть на него. Он взял ее руки в свои и нежно разжал скрюченные пальцы.

Она судорожно вздохнула:

– Я так глупо себя чувствую!

– Почему? – искренне удивился Гейвин.

– Я никогда не носила подобную одежду. У меня такое ощущение, что на мне ничего нет.

Гейвин сдержал улыбку.

– Все на месте, уверяю тебя. Твоя скромность надежно защищена.

– Примерно то же самое сказала и Сайда. Она что-то сделала с моими волосами. – Персефона смущенно потеребила в пальцах золотисто-каштановый локон.

– Они тоже чудесно выглядят.

– Да… спасибо. Ты, кажется, говорил про ужин? Поняв, что она хочет сменить тему, он кивнул и направился к лестнице.

– Ты хорошо знаешь дворец?

– Нет. Я бывала в здешней библиотеке, а больше никуда не ходила.

– Значит, тебе многое предстоит увидеть, начиная с крыши.

Взяв Персефону под локоть, он вывел ее из дворца и увлек за угол, к наружной лестнице. Когда они очутились на пространстве площадью в несколько акров, покрывающем дворец, Персефона удивленно огляделась.

– Я и не подозревала, что здесь так много интересного!

– Большинство посетителей тоже ничего не знают.

Гейвин указал на тропинки, проложенные между благоухающими цветочными клумбами, по обеим сторонам которых стояли скамейки. Фонтаны выплескивали воду, блестевшую в лучах заходящего солнца.

– В самом дворце трудно добраться до нужного помещения: там тысячи комнат и коридоров. Чтобы срезать путь, несколько веков назад люди начали использовать крышу, и со временем до них дошло, что здесь можно приятно отдохнуть, укрывшись от толпы.

Персефона кивнула:

– Здесь совсем другой мир.

– И в нем много сюрпризов. Вон, смотри.

Он кивнул на круглое здание из белого камня, крыша которого казалась расколотой надвое.

– Что там?

– Обсерватория. Здесь акоранские астрономы наблюдают звезды. Наш первый телескоп привезен из Англии двести лет назад. Вскоре мы научились шлифовать линзы и с тех пор сами делаем телескопы. Самый последний телескоп собрали лет десять назад и до сих пор пользуются им.

На крыше появилась группа мужчин и женщин в темно-синих одеждах, направлявшихся к обсерватории.

Надвигалась ночь. На востоке заблестели первые, еще неяркие звездочки. Солнечный свет медленно гас, уступая свои права бледному полумесяцу.

В дальнем углу крыши, на значительном расстоянии от обсерватории, горели факелы. Гейвин и Персефона пошли туда через сад, обрамленный душистыми кустами восковницы, в изобилии увешанными мелкими белыми ягодами. В глубине сада росли белый жасмин и высокие белые лилии, которыми славилась Акора.

– Сад разбила одна из моих прародительниц, – сообщил Гейвин. – Она хотела, чтобы лучше всего он смотрелся при лунном свете.

– «Не в добрый час я при сиянье лунном надменную Титанию встречаю», – тихо проговорила Персефона. Слова вырвались у нее помимо воли.

В саду не наблюдалось ничего зловещего, однако обстоятельства, которые привели сюда ее и Гейвина, в самом деле вселяли ужас.

Гейвин приподнял бровь:

– Шекспир?

– Да. «Сон в летнюю ночь».

– Ты говорила, что много читаешь. Это действительно так?

– Когда моя мама решила остаться жить на Дейматосе, она привезла туда целую кипу книг. Они стали для нее утешением. Перечитав их, я начала посещать здешнюю библиотеку.

– Ты берешь книги и увозишь их на Дейматос?

– Да, но я всегда их возвращаю. – Она поднесла руку к цветку жасмина, нежно подержала его на ладони и отпустила. – Я держу книги месяцами, но я очень бережно с ними обращаюсь и никогда не беру издания, выпущенные маленьким тиражом.

– Ты знаешь, что из дворцовой библиотеки пропало свыше полумиллиона книг?

– Что? Просто ужасно!

– Нет, как раз хорошо. Я уверен, что большинство книг благополучно хранится в акоранских домах. К тому же чем больше экземпляров книги пропадает, тем больше выпускается новых.

– В самом деле? А я-то переживала!

– Из-за чего?

Она смущенно взглянула на Гейвина и тут же отвела глаза.

– Из-за того, что я слишком долго держала некоторые книги.

– Несколько месяцев?

– Дольше.

Он засмеялся, услышав ее признание.

– Интересно, какие именно книги ты сочла нужным так долго держать?

– Практические пособия – например, учебники по мореходству и плотницкому делу.

Она не сказала, что в число книг входили поэтические сборники, пьесы, романы.

Они углубились в лунный сад. Персефона увидела каменный стол, по обеим сторонам которого стояли две скамейки с мягкими сиденьями. К запаху цветов прибавились новые дразнящие ароматы.

– Мы будем ужинать здесь?

– Я подумал, что тебе понравится, – заявил Гейвин.

Он отодвинул одну скамью, дождался, пока Персефона сядет, и занял место напротив! Стол накрыли на двоих. На нем стоял целый ряд закрытых крышками блюд, некоторые подогревались на маленьких горелках.

– Как чудесно! – пробормотала Персефона, стараясь скрыть свое удивление.

Она думала, что они будут ужинать не одни, и волновалась перед встречей с другими людьми. Теперь же ее немного пугала перспектива остаться с Гейвином тет-а-тет.

– Я дал поварам кое-какие указания. – Он приподнял крышки, заглянул в тарелки и усмехнулся. – Похоже, они превзошли самих себя.

– Что здесь? – спросила Персефона, когда он поставил перед ней тарелку.

– Бифштекс с красным вином и острым соусом. Она съела кусочек, закрыла глаза и глубоко вздохнула:

– Божественно!

– Ты выращиваешь кур – я их видел – и ловишь рыбу.

Персефона кивнула.

– Во время моих редких визитов на Илиус я покупаю немного говядины. Но я никогда не готовила ее так вкусно.

Он налил рубиновый кларет в два бокала и протянул один Персефоне.

– Ты когда-нибудь думала о том, чтобы уехать с Дейматоса?

– Время от времени я уезжаю.

– Я имею в виду уехать насовсем и жить в каком-нибудь другом месте.

– Ты хочешь сказать – среди людей? Ты по-прежнему считаешь мою жизнь неестественной?

– Да, – без колебаний согласился Гейвин. – А еще я считаю ее опасной и одинокой.

– Какую опасность ты усмотрел в моей жизни? Я дожила до двадцати четырех лет, сохранив бодрость и здоровье.

– Тебе просто везет. А как насчет одиночества?

– Ты, наверное, удивишься, узнав о том, что я его почти не ощущаю.

Во всяком случае, она не ощущала его до тех пор, пока в ее жизни не появился Гейвин и не нарушил плавный ход ее дней.

Ее мирок напоминал стоячий пруд – спокойный, тихий и неподвижный в ожидании легкого ветерка… или нет, скорее, урагана.

– Ты никогда не думала о муже… о детях?

– Нет, никогда, – категорично ответила она.

И она говорила сущую правду. Глупо мечтать о том, что заведомо недоступно. Она трезво оценивала свои возможности и не тешила себя пустыми надеждами.

– Тебе не хотелось, чтобы кто-нибудь воспользовался плодами твоего труда?

– Несколько лачужек, шалаш на дереве и лодка – вот и все плоды моего труда.

– И тебе достаточно?

Бифштекс уже не казался Персефоне таким вкусным. Она отодвинула тарелку в сторону и хлебнула вина.

– Что значит достаточно с точки зрения человеческой жизни? – Она смотрела на Гейвина и видела за его спиной черное, точно бархатное, небо и целую россыпь звезд. Картина мироздания придала ей смелости. – Что значит достаточно для тебя, принц Атрейдис? Что наполняет смыслом твое существование?

– Долг, – не задумываясь ответил Гейвин. – Я обязан выполнять свой долг – ни больше, ни меньше.

– Долг по отношению к твоей стране? – Он кивнул, и она нанесла точно рассчитанный удар: – К какой именно стране? Ты наследник Хоукфорта, щита Англии, как ты сам сказал. Однако сейчас ты здесь, на Акоре.

– Потому что здесь сложилась необычная ситуация, которая требует исследования.

– Но ты хочешь жить в этой стране. Он не стал отрицать, а объяснил:

– Мы не можем всегда получать то, что хотим.

Они принялись смаковать крупную малину, посыпанную кусочками засахаренной апельсиновой цедры. Где-то там, вдали, астрономы разглядывали небеса. Высокая луна отбрасывала на море полоску серебристого света.

– Течение жизни должно продолжаться вечно, – еле слышно произнесла Персефона.

– Я тоже так думал, но наши желания – ничто в сравнении с теми силами, которые здесь присутствуют.

Резко похолодало.

– Ты серьезно? – удивленно спросила Персефона.

– Конечно. Или ты думаешь, что я верю в некий дух Акоры, который нас защищает?

Его откровенный скептицизм шокировал Персефо-ну. Если бы он заявил, что на небе нет звезд или что солнце ненастоящее, она не так бы поразилась. Подумать только: то, что составляло сущность ее бытия, подвергается сомнению со стороны принца Атрейдиса, чей род, как полагали люди, связан с тем самым духом, в существование которого он не верил.

– Но он есть.

– Я знаю лишь то, что видят мои глаза, и то, что поддается научному объяснению.

– А как же вера?

– Да, я верю. Но я не думаю, что Бог, создавший Вселенную, делает все в точности так, как нам бы хотелось. Пути Господни неисповедимы.

– Мы не можем до конца понять его творение. Доказательство тому находится здесь, на Акоре.

– Я тоже люблю Акору, Персефона, но…

– Я говорю о вещах более сложных, чем любовь к родине. Неужели ты их не чувствуешь?

Он потянулся через стол и взял Персефону за руку, прежде чем она успела ее отдернуть.

– Я чувствую тепло твоей кожи. – Он провел большим пальцем по внутренней стороне ее запястья. – Чувствую пульсацию жизни, которая движется по твоему телу, то есть то, что реально. А что касается остального…

– Ты боишься, – покачала она головой, потрясенная собственным открытием.

Однако оно имело разумное обоснование. В конце концов, Гейвин достаточно рассказан ей о себе, и она понимала, что с ним происходит.

Он резко отпустил ее руку.

– Твое счастье, что ты женщина. – Он откинулся на спинку скамьи, глаза его сверкали мрачным огнем. – Я бы не потерпел подобного оскорбления от мужчины.

Гейвин старательно сдерживал свои чувства, но Персефона видела, что он сильно разгневан. Однако она не испугалась.

– Я отвечаю за свои слова и поступки, так же как и любой мужчина. В правде нет оскорбления, принц Атрейдис.

– Ты сказала, что я боюсь. Фактически назвала меня трусом. Вот твоя правда?

– Бояться еще не значит быть трусом. Страх может преследовать даже самого храброго из храбрецов. Ты мечешься между двух огней и никак не можешь определиться со своим будущим.

– Ты поняла мое состояние после столь короткого знакомства со мной? Твои предположения ошибочны. Мое будущее принадлежит Англии, что бы ни случилось здесь, на Акоре.

Она подцепила последнюю малинку на серебряную ложку и поднесла ко рту. Ягода имела вкус солнца и лета, к ее насыщенному сладкому запаху примешивались ароматы земли, на которой она выросла.

– Ты испытываешь сильное искушение и считаешь его неподобающим для себя.

Он нехотя улыбнулся:

– Ты права, я действительно испытываю искушение.

Он прошелся медленным взглядом по ее губам, шее, округлостям груди… Персефону накрыло жаркой волной.

Она вдруг поняла, какого рода искушение испытывает он.

Боже, он, наверное, считает ее невероятно наивной! Пока она разглагольствовала о вере и страхе, он думал о куда более земных вещах.

– Я, пожалуй, пойду спать, – пробормотала она и встала, не дожидаясь, пока у нее ослабеют ноги.

Гейвин вызвался ее проводить. Они молча пересекли крышу и прошествовали в семейное крыло. Остановившись перед ее дверью, он сказал:

– Ты видишь больше, чем мне бы хотелось, Персефона с Дейматоса, но это не значит, что у тебя слишком острое зрение.

Она удивилась, услышав такое признание из уст человека, которого она только что оскорбила.

– Я редко общаюсь с людьми и не умею вести разговоры.

– Да нет, у тебя неплохо получается.

Дверь находилась у нее за спиной. Она чувствовала, как резное дерево вдавливается в ее кожу. Где же ручка? Надо открыть дверь, сказать «спокойной ночи», войти в спальню и захлопнуть дверь.

Он стоял совсем близко. Персефону охватила тревога, но она почему-то не могла сдвинуться с места. Ее ноги словно приросли к полу. Когда он успел обнять ее? От него пахло сандаловым деревом и вином, которое они пили за ужином. Она ощущала тепло его нагретого солнцем тела…

– Персефона…

– Что?

Ее губы раскрылись и тут же попали в плен его губ. Ошеломленная и напуганная таким напором, она схватила Гейвина за плечи, словно собираясь его оттолкнуть. Но ее решимость оказалась ненамного крепче тонкой корочки льда, которую можно увидеть в ведре с водой редким морозным утром.

Откуда-то из глубин ее существа, словно из-под треснувшего льда, поднимались горячие волны страсти.

Их тела слились воедино. Ее соски уперлись в его твердокаменную грудь. Она ощущала силу его бедер и рук. Однако он обнимал ее так нежно и благоговейно, что она не чувствовала никакого насилия с его стороны. Напротив, ей стало хорошо и спокойно в его надежных объятиях.

И все же она больше не могла выносить сладкую пытку. Тихо всхлипнув, Персефона прервала поцелуй и вывернулась из его рук, получив свободу только потому, что он ее отпустил. Ее вовсе не устраивала такая зависимость. Она уже очень давно жила одна и привыкла сама о себе заботиться. С юного возраста, с тех самых пор как умерла ее мама, она никому не разрешала собой повелевать.

– Ты слишком много себе позволяешь, принц Атрейдис, – выговорила она и демонстративно вытерла губы тыльной стороной ладони.

Гейвин долго смотрел на нее, и она уже подумала, что перегнула палку. И тут он засмеялся.

– Колючая Персефона, ты ничего не знаешь о мужчинах, верно?

Она опустила руку, расправила плечи и сердито сверкнула глазами.

– Я знаю, как выпотрошить мужчину, если мне когда-нибудь он понадобится.

Ее слова не возымели того действия, на которое она рассчитывала. Он улыбнулся еще шире и стал похож не на гордого принца, а на озорного мальчишку.

– Если бы ты получила подобающее акоранское образование, ты бы знала гораздо больше.

Он протянул руку и нежно провел по ее щеке длинным сильным пальцем.

– Ты умеешь водить лодку, строить дома, потрошить рыбу… – его взгляд задержался на ее губах, – и мужчин, но ты совершенно бесхитростна. Я впервые встречаю такую женщину.

Она сохраняла неподвижность, несмотря на блаженную дрожь, которую вызывали в ней его прикосновения.

– Значит, акоранских женщин учат манипулировать мужчинами? – спросила она с нескрываемым презрением.

– Их учат нам угождать. Они умеют доставлять мужчинам удовольствие.

Предательская мысль о том, чтобы доставить удовольствие принцу Атрейдису, приятно взволновала Персефону.

– Потому что женщины прислуживают, а мужчины управляют? – резко спросила она, пытаясь избавиться от неуместных желаний.

Гейвин нагнулся ближе, и она напряглась, решив, что он опять хочет ее поцеловать. Но он произнес:

– Потому что женщины знают то, чему тебе еще предстоит научиться. Когда люди дарят друг другу удовольствие, они становятся равными. В спальне нет начальников и подчиненных, Персефона, и то, что там происходит, определяет отношения мужчин и женщин в целом.

Он еще несколько мгновений постоял рядом с ней, овевая своим дыханием ее щеку и согревая ее теплом своего тела. Она инстинктивно подалась в его сторону.

Наконец он размашистым шагом пересек холл и удалился в свои апартаменты.

Стоит ли говорить, что Персефона плохо спала ночь – ее первую ночь в старинном замке на холме, возвышающемся над Внутренним морем?

Глава 7

Персефона не нашла тунику, в которой она приехала с Дейматоса, так же как и ту, которую она взяла про запас. Услышав ее вопрос, Сайда пожала плечами и сказала, что они в стирке.

А потом принесла еще одну красивую тунику из переливающейся белой ткани – любимую одежду молодых акоранок.

– Я бы хотела носить свои вещи, – высказалась Персефона, усаживаясь на скамью перед зеркалом, чтобы Сайда сделала ей прическу.

– Вещи, которые я приношу, ваши.

– Нет.

– Да. Так приказал принц Гейвин.

– Я не желаю принимать от него подарки.

– Почему? Он вас чем-то обидел?

– Вы неправильно истолковываете мои слова. Я просто не нуждаюсь в благотворительности… Оу!!!

– Вы спали с распущенными волосами. – Сайда взглянула на кровать, расстеленную только с одной стороны. Отпечаток головы имелся лишь на одной подушке. – Насколько я вижу, вы могли не расплетать косу. И потом, вы усматриваете обиду там, где ее нет.

Их глаза встретились в зеркале. Старая женщина и молодая мерили друг друга взглядами.

– Ваш принц называет меня колючей.

Сайда засмеялась:

– Наш парень с детства бойкий на язычок!

– Вы знаете его с детства?

Персефона мысленно улыбнулась, представив Гейвина маленьким.

– С самых пеленок. Он родился здесь, в апартаментах его родителей. Так пожелала принцесса Кассандра.

– И ее муж не возражал?

– Лорд Хоук ее обожает. Он разрешает ей все, кроме тех вещей, которые могут принести ей опасность. Впрочем, ничего опасного уже давно не случалось.

– Со времен Дейлоса?

– Вы в курсе? – Сайда покачала головой. – Ужасное время. Ванакс Атреус находился при смерти после покушения на его жизнь, и принцесса Кассандра взяла власть в свои руки. Она и лорд Хоук много сделали для нашей страны. Мы все радовались, когда они поженились.

– Лорд Хоук наверняка хотел, чтобы его старший сын родился в Англии – на земле, которая в один прекрасный день станет его собственностью.

– Возможно, но он согласился с принцессой Кассандрой, когда она выбрала Акору. Мальчик впервые увидел свет здесь. Именно здесь он сделал свой первый вдох.

– Однако он пытается побороть любовь к этим местам. Сайда перестала причесывать Персефону и тихо спросила:

– Зачем вы так сказали?

Как ответить на ее вопрос? В ее душе хранилось слишком много тайн, которые отдаляли ее от других людей.

– Просто у меня сложилось такое впечатление.

– Вы плохо его знаете, – не очень уверенно проговорила Сайда, словно боясь оказаться неправой.

– Да, конечно.

Сайда слегка расслабилась и вновь взялась за расческу. Вскоре она закончила причесывать Персефону и заявила:

– Принц Гейвин ждет вас в библиотеке. Вы знаете, где она находится?

Персефона кивнула:

– Я там уже бывала.

И все же она понимала, что ей будет трудно найти библиотеку в лабиринте коридоров. Решив избрать другой путь, она вышла из дворца и пересекла просторный внутренний двор, уже сейчас заполненный посетителями. К середине дня желающих попасть во дворец будет несколько тысяч. Люди приходили сюда по самым разным причинам или просто из любопытства.

Она торопливо шагала вперед, не обращая внимания на многочисленные восхищенные взгляды, которые бросали на нее мужчины. Она думала о предстоящей встрече с Гейвином. Как она будет смотреть ему в глаза после того, что произошло вчера вечером? Погруженная в раздумья, она завернула за угол и налетела на мужчину. Очень высокого, очень мускулистого мужчину с поразительно голубыми глазами, черными волосами и нахальной усмешкой.

– Привет, милашка! – приветствовал он ее по-акорански с таким сильным акцентом, что она с трудом его поняла. – Куда вы так спешите?

Он положил руки ей на плечи. Она быстро отступила назад и уставилась на незнакомца.

Что-то в последнее время она стала слишком часто сталкиваться со статными и безупречно сложенными представителями сильного пола! Сначала Гейвин, теперь…

– Кто вы такой? – спросила Персефона. Он сверкнул ослепительной улыбкой.

– Я Лайам Кемпбелл, милая, из шотландского города Абердин. Но в настоящее время живу здесь, на солнечной Акоре. А вы кто?

Лайам Кемпбелл? Знакомое имя. Оно написано на книгах, которые она нашла в разбившейся лодке.

– Мистер Кемпбелл… вы давно на Акоре?

– Два года, милая. Роскошное место! Но почему у вас такой встревоженный вид?

– Мистер Кемпбелл… давайте на минутку присядем.

– Хорошо, милая, но позвольте узнать – так, между прочим, – у вас, случайно, нет отца, братьев, кузенов, дядьев или – упаси Боже! – мужа, которые будут возражать против нашей дружеской беседы?

Персефона невольно улыбнулась.

– Не волнуйтесь, – посерьезнела она и кивнула на скамью, стоявшую в стороне от шумной улицы. Когда они сели, она сделала быстрый вдох и спросила: – Вы пережили кораблекрушение, не так ли?

– Да и, по счастью, остался жив.

– Вы плавали не один.

Он напрягся и пристально посмотрел на Персефону.

– К чему ваши вопросы, милая?

– У меня есть ваши книги. Во всяком случае, так мне кажется. На них написано «Лайам Кемпбелл».

– Мои книги? Как они к вам попали?

– Ваша лодка прибилась к берегу одного из маленьких островков Внутреннего моря. Я ее нашла. – Она опустила глаза и посмотрела на свои руки, собираясь с духом перед трудным разговором. – Мистер Кемпбелл, там, в лодке, оставалось два мужских трупа. Я читала, что большинство ксеносов погребает своих умерших сородичей, поэтому я закопала их в землю.

Он шумно выдохнул и покачал головой, словно пытаясь избавиться от душевной боли.

– Мои кузены. Они погибли. Хорошие парни.

– Мне очень жаль.

Он отвернулся, но Персефона успела заметить слезы в его глазах. Она ждала, когда он справится с наплывом чувств. Наконец он сказал:

– Спасибо вам за то, что вы о них позаботились. Я знал, что они погибли: с тех пор как они пропали, прошло слишком много времени. Но меня утешает, что они приняли достойную смерть.

– Я постараюсь вернуть вам ваши книги, – пообещала Персефона, хоть и не представляла, как она сможет осуществить обещанное в данных обстоятельствах.

– Не беспокойтесь. Главное, что вы их спасли. К тому же я посещаю здешнюю библиотеку – кстати, весьма неплохую.

Слегка смущенно, ибо она не привыкла делиться своими мыслями с другими людьми, Персефона произнесла:

– Мое самое любимое место на Акоре.

– И мое тоже. Я приятно удивлен, когда узнал, что туда могут ходить простые люди и читать все, что им захочется. Я открыл для себя целый мир.

– А в шотландском Абердине нет библиотек?

– Есть парочка маленьких, но только для богатых. Мне еще повезло, что в детстве я научился читать.

– Я не представляю себе жизнь без книг, – призналась Персефона.

– Сейчас я читаю Платона. Знаете такого?

– Немного. Некоторые его высказывания кажутся вполне разумными, а некоторые – просто глупыми.

– Совершенно с вами согласен. Он труден для понимания, но в его работах рассыпаны крупицы мудрости.

Они принялись обсуждать другие книги, прочитанные ими обоими, и самозабвенно болтали, до тех пор пока на скамью, где они сидели, не упала чья-то тень. Персефона подняла глаза и увидела Гейвина.

Но не того Гейвина, которого она знала. Не того, который стоял с каменным лицом, когда всего в нескольких дюймах от него пролетала стрела, выпущенная Персефоной. Не того, который спокойно выслушивал ее грубости, хвалил ее стряпню и чуть не довел ее до исступления своим поцелуем.

Он подошел к ним так быстро и уверенно, как будто хотел пройти сквозь Лайама Кемпбелла. Теперь, когда оба мужчины оказались рядом, Персефона заметила, как они похожи.

– Отойдите от нее, – прорычал принц Атрейдис. Шотландец быстро встал, но не отошел от своей собеседницы. Его брови сошлись на переносице.

– Я вас узнал. Вы член семьи Атрейдисов.

– Я Гейвин Атрейдис. Делайте, что я сказал.

– Почему я должен вам подчиняться? Потому что вы вместе с вашими родственниками управляете страной?

– Мы ею не управляем, мистер…

– Кемпбелл. Лайам Кемпбелл. А мне кажется, что вы считаете себя главными.

– Ты ошибаешься, шотландец. Кроме того, ты задержал женщину, которая шла ко мне, и заставил меня ее искать.

Лайам быстро взглянул на Персефону и опять сосредоточил свое внимание на человеке, который бросил ему вызов.

– Если она твоя жена, я принесу тебе свои извинения.

– Она мне не жена.

– Может быть, невеста?

– Нет.

– Значит, у нас с тобой честная игра, – усмехнулся Кемпбелл.

Наблюдая за ссорой двух мужчин, Персефона испытывала странное волнение. Однако их препирательства явно затянулись.

– Никаких игр не будет, мистер Кемпбелл, – отрезала она, отходя от скамьи, и добавила, оглянувшись через плечо: – Вы можете ссориться сколько хотите, а мне надо работать.

Привыкшая к строжайшей самодисциплине, она заставила себя идти вперед, больше не оборачиваясь. Однако до нее долетели мужские голоса:

– Я разберусь с тобой позже, Атрейдис.

– Когда тебе будет угодно, шотландец.

– Вы устроили глупый спектакль, – заявила Персефона, когда Гейвин ее догнал. – Когда бодаются два барана – забавно, но взрослые мужчины…

Она искоса взглянула на него и обнаружила, что он совсем не выглядит сердитым. Напротив, всем своим видом он выражал полнейшее самодовольство.

– Ты слишком невинна, – бросил Гейвин.

Она хотела возразить, но передумала. После вчерашнего поцелуя он прекрасно знал, насколько она невинна. В отличие от обученных акоранских женщин она не умела угождать мужчинам.

– Я сама могу себя защитить, принц Атрейдис, и не нуждаюсь ни в чьей помощи.

– Я видел на Дейматосе, как хорошо ты себя защищаешь. Мне понадобилось всего две минуты, чтобы тебя разоружить… – Он открыл двойные двери библиотеки и отошел в сторону, уступая ей дорогу. – И ты ничего не могла со мной поделать.

Правда задела Персефону. В ее голосе появилось раздражение.

– Кажется, ты утверждал, что мужчина не может обидеть женщину.

– Акоранский мужчина. А Кемпбелл не акоранец. Возможно, когда-нибудь он им станет, и его дети, если он проживет достаточно долго и успеет их завести, – в тоне Гейвина чувствовалось сомнение, – тоже будут акоранцами. Но он воспитывался на других законах. Советую тебе это запомнить.

– Спасибо за совет, но меня совершенно не интересует Лайам Кемпбелл… – она многозначительно посмотрела на Гейвина, – равно как и все другие мужчины, А теперь, если мы уладили данный вопрос, мне бы хотелось начать поиск старинных записей топографической съемки, на которые ссылается Амаренсис.

Они вошли в огромную комнату. На высоком потолке красовались яркие фрески, изображавшие сценки из акоранской жизни. Из широких окон, расположенных над балконом, струился свет. Вдоль стен тянулись полки с книгами и шкафы со свитками. У длинных полированных столов стояли удобные кресла, на столах – чернильницы и лампы. Здесь работало несколько дюжин ученых. Библиотекари сновали взад-вперед, поднося им материалы.

Персефона уверенным шагом направилась к двери между высокими книжными шкафами. За дверью каменная винтовая лестница вела на нижние, подземные этажи библиотеки.

– Я вижу, ты неплохо здесь ориентируешься, – заметил Гейвин, когда они вступили в большое помещение, заполненное бесконечными рядами полок.

– Я бы не стала так часто приезжать на Илиус, если бы не библиотека.

– Говорят, что моя кузина Клио здесь спит.

– Правда?

– Она изучает историю нашего рода.

– У нее рыжие волосы?

– Да. Она унаследовала цвет волос от своей мамы.

– Жены ванакса, леди Брайанны. Я несколько раз видела здесь твою кузину, и однажды мне показалось, что она спит.

– Мои дядя и тетя раньше беспокоились, а потом махнули на нее рукой.

Он так запросто говорил о правителе Акоры и его супруге, как будто они обычные люди. Персефоне представилась возможность немного узнать о жизни тех, кого она всегда считала избранными, почти легендарными.

Она попыталась представить, что значит иметь двух любящих родителей, которые желают своей дочери счастья.

– Твоей кузине очень повезло.

– Верно. Кстати, она отлично знает библиотеку. К сожалению, в данный момент ее нет на Акоре, иначе я попросил бы ее помочь нам в наших поисках.

– Я тоже немного знакома с этим заведением, – уведомила Персефона, – но есть человек, который знает гораздо больше меня. Может быть, мы его найдем.

– Кого? – спросил Гейвин, когда они пошли мимо рядов книг, рукописей и свитков, в которых хранились знания, накопленные акоранцами за тысячелетия.

Отрезанная от всего мира, Акора никогда не переживала трудные времена, периоды бедствий и разрушений. Она тщательно оберегала свою независимость и свой самобытный образ жизни.

Путь принцу и Персефоне освещали каменные лампы, укрепленные в настенных железных кронштейнах.

– Одного моего друга. Он должен находиться здесь. Они отмахали добрые четверть мили, лавируя между стеллажами, и очутились в небольшой нише, обставленной, как рабочий кабинет. За столом сидел древний старик с длинными седыми волосами и такой же длинной седой бородой.

– Нестор? – удивленно спросил Гейвин. – Я думал, ты вышел на отдых.

– Да, принц, я действительно оставил работу, но через несколько месяцев заскучал и с радостью вернулся к своему занятию.

– Вы знакомы? – спросила Персефона.

– Я имел честь состоять одним из домашних учителей маленького Гейвина, – улыбнулся старик. – Мы провели немало приятных часов, беседуя о древних греках и римлянах. Насколько я помню, вы находили историю гораздо более интересной, чем такие приземленные предметы, как математика.

– С тех пор я расширил свой кругозор. Клио будет восторге, когда узнает о твоем возвращении.

– С нетерпением жду встречи с ней. А теперь ублажите старика и расскажите, каким образом вы двое оказались здесь вместе.

– Мы ищем записи топографической съемки, выполненной несколько веков назад, на которые ссылается некая Амаренсис, – объяснил Гейвин.

– Ах, Амаренсис! – просиял Нестор. – Ребенком я встречался с ней.

– Она умерла сто лет назад, – удивилась Персефона.

– Не совсем так. Мне девяносто лет. Когда я родился, она была еще жива. Наши дорожки пересеклись, когда мне исполнилось восемь лет. Замечательная женщина! Я до сих пор ее вспоминаю.

– В своей работе она ссылается на топографическую съемку, выполненную около пятисот лет назад, – объяснил Гейвин. – Очевидно, у нее была запись съемки, взятая в дворцовой библиотеке. Но я не могу найти ее.

– Странно. Обычно такие документы находятся довольно легко.

– Я тоже так думаю, но я искал запись в течение многих месяцев, и все безуспешно. Больше того, ее не смог отыскать ни один библиотекарь.

Гейвин знал, что Нестор любит трудные задачи. Вот и сейчас старик усмехнулся, потом медленно, но уверенно встал с кресла и расправил свою темно-синюю робу.

– Пойдемте посмотрим. Топографическая съемка, говоришь?

– Да. Она включает измерения высот местности на всей территории Акоры.

– И тебе нужна такая информация?

– Да, более подробная, чем та, которую дает Амаренсис.

– По правде говоря, подобные материалы привлекают к себе мало интереса. Возможно, есть всего два экземпляра этой работы.

– Почему два? – спросила Персефона.

– Потому что по одному экземпляру не делают никогда. Если Амаренсис взяла один экземпляр и не вернула его…

– Значит, в библиотеке должен остаться всего один, последний, – закончил Гейвин, – но и он пропал.

Нестор кивнул и повел их по проходам между стеллажами. Они осмотрели все места, где могла находиться запись топографической съемки, но по прошествии нескольких часов даже старый библиотекарь признал свое поражение.

– Не понимаю, – пробормотал Нестор. – Единственный оставшийся экземпляр не отдали бы на руки. Сначала сделали бы еще одну копию.

– Его никто не мог забрать? – спросила Персефона. Старик замялся:

– Никто… кроме одного человека.

– Кого? – оживился Гейвин. – Кто является исключением из правила?

– Ванакс, – ответил Нестор. – Только ванакс Атреус мог взять из библиотеки последний экземпляр книги. Больше того, только он мог так сделать, не поставив никого в известность и не оставив никаких записей на этот счет.

– Но зачем ему… – начала Персефона и осеклась.

Причина, по которой ванакс изъял из библиотеки материалы старой топографической съемки, очевидна. Из результатов съемки следовало, что Акора в скором времени может пережить катастрофическое извержение вулкана. Он не хотел предавать данный факт огласке, дабы не сеять панику среди населения.

– Спасибо, Нестор, – поблагодарил Гейвин и взял Персефону за руку. – Кажется, теперь я знаю, где искать нужную нам работу.

– Пусть вам сопутствует удача, – с чувством пожелал старик, окинув взглядом обоих своих собеседников. – Моя жизнь подходит к концу, но Акора будет жить вечно. Мы должны в это верить.

Его слова еще долго звучали в голове Персефоны. Простившись со старцем, она и Гейвин вышли из библиотеки и поспешили обратно во дворец.

– Нестор очень мудр, – заметила Персефона. – Мы должны прислушиваться к тому, что он говорит.

Гейвин выглядел мрачным.

– Будет лучше, если мы прислушаемся к движениям земли. От них зависит наша судьба.

– Где ты собираешься искать материалы съемки?

– Если их действительно взял Атреус, то они могут лежать только в одном месте.

Он повел ее по лабиринту коридоров в одну из старейших частей дворца. Они вошли в просторную, но скромно обставленную комнату с каменным полом, окна которой выходили на город. Стены, украшенные строгими геометрическими узорами, так любили их предки. На полках стояла коллекция маленьких скульптур, явно выполненных талантливым мастером. Самым заметным предметом в комнате был большой простой стол, на котором ничего не лежало. Он стоял абсолютно пустой.

– Куда мы пришли? – спросила Персефона.

– В кабинет Атреуса.

Она беспокойно огляделась, уверенная, что ванаксу не понравилось бы их вторжение. Между тем Гейвин подошел к столу и выдвинул ящик.

– Что ты делаешь?

– Ищу ответы на наши вопросы. – Он быстро достал свиток, взглянул на него и кивнул. – Вот она, пропавшая запись съемки!

К свитку прилагалось письмо, запечатанное с помощью мазка красного воска с оттиснутой головой быка – гербом Акоры. Гейвин взломал печать и пробежал глазами по строчкам. Спустя мгновение он глубоко вздохнул.

Персефона обогнула стол и встала рядом с Гейвином.

– Что это? – спросила она.

– Атреус оставил мне письмо.

– Не понимаю.

– Он пишет, что если я зашел так далеко, значит, я по-прежнему обеспокоен вулканом. Он выражает уверенность в том, что я сумею уладить ситуацию.

– Почему он не сказал тебе при встрече? Гейвин удивленно взглянул на Персефону:

– А ты не знаешь? Атреус и Брайанна уехали в Англию с государственным визитом к новой молодой королеве Виктории.

– Ванакса и его супруги нет на Акоре?

– Ну конечно.

– Но ты говорил, что твои родные в курсе происходящего.

– Они велели мне продолжать исследования.

– Ясно, – обронила Персефона, хоть на самом деле ей многое оставалось неясным. Однако в душе у нее зашевелились ужасные подозрения. – Твоя кузина Клио тоже в Англии?

Гейвин кивнул:

– Со своими родителями.

– У нее есть брат, принц Андреас.

– Он в Америке. Его недавно назначили туда послом.

– А другая твоя кузина… как ее зовут? Амелия, кажется? Которая только что вышла замуж за американца?

– Она в свадебном путешествии.

– А твои братья и сестры?

– Они в Англии. К чему все твои вопросы, Персефона?

– А где остальные твои кузены, кузины, дяди, тети, родители, бабушки, дедушки?

– В Англии и в Америке. Но какое это имеет значение?

– Какое значение? Акора на грани гибели, а все члены семьи Атрейдисов, кроме тебя, отсутствуют. Я правильно поняла?

– Очевидно, они не слишком встревожены сложившимся положением.

– А может быть, наоборот, чересчур встревожены?

Вопрос-обвинение Персефоны повис в тишине комнаты. Гейвин бросил письмо, шагнул к Персефоне и схватил ее за руки:

– О чем ты говоришь?

Персефона испугалась: может быть, по своей неопытности она перегнула палку? Впрочем, какая разница? Он должен услышать правду.

– Я говорю, что Атрейдисы выживут, даже если Акора и все остальные ее жители погибнут. Вопрос в том, будет ли это счастливой случайностью или результатом продуманных действий?

Он крепче, почти до боли, сжал ее руки.

– Атреус никогда не уехал бы с Акоры, если бы знал, что страна в опасности.

– Атреус – избранный. Он связан с Акорой такими узами, о которых нам, простым смертным, остается только догадываться. Как он мог не знать?

Гейвин развел руками.

– Ты никогда не говорил с ним об этом?

– Мне известно лишь то, что известно всем: кандидат на пост правителя уходит в пещеры, расположенные под дворцом. Там его подвергают испытанию. Если он проходит испытание, то остается жив. Если нет, умирает.

– И что ты думаешь о таком положении вещей?

– Ничего, – категорически ответил Гейвин. – Мне не приходило в голову размышлять об этом.

– Лжешь!

Он больно стиснул ее руку и тут же отпустил, испугавшись своей реакции.

– Черт бы тебя побрал, Персефона!

– Правда глаза колет, принц Атрейдис. – Она потерла руку. – Я не верю, что ты никогда об этом не задумывался.

– Я не имею права давать волю воображению.

– И сердцу тоже. Позволь мне сказать тебе то, что должен знать каждый акоранец, и ты в том числе. Ванакс избран духом Акоры, который нас поддерживает и защищает. Духом, который всегда жил на наших островах, каким бы именем его ни называли. Он живой, он существует. Почему ты его отрицаешь?

– Он всего лишь легенда. Она хрипло хохотнула:

– Ты глубоко ошибаешься, и я не могу понять причину твоего заблуждения. Ты должен верить в духа Акоры.

– Потому что я Атрейдис? Прежде всего я Хоукфорт, Персефона. Моя жизнь и мои обязательства связаны с Англией.

– Нет, принц Атрейдис. Сайда сказала мне, что ты впервые увидел свет на Акоре и именно здесь сделал свой первый вдох. Так захотела твоя мама-провидица, которая умеет предсказывать будущее. Ты никогда не спрашивал ее, почему она родила тебя на Акоре?

– У меня не было повода спрашивать! – крикнул Гейвин и опять протянул к ней руку, гневно сверкая глазами.

Персефона смотрела на Него в упор.

– Если Акора действительно в опасности, есть только два варианта: либо твои родные уехали с Акоры, чтобы спастись от смерти, либо ванакс хочет проверить, сумеешь ли ты вывести Акору из кризиса.

– Атреус не способен на бесчестные поступки. Он никогда бы не доверил другому свое место правителя.

– Ты уверен?

– Абсолютно.

– Значит, никакой опасности нет. Ты так считаешь?

– Нет… возможно… не знаю. Я видел признаки скорого извержения.

– Я тоже их видела.

Она глубоко вздохнула, пытаясь избавиться от своих страхов, и приложила ладонь к его щеке.

– Ты говорил, что под дворцом есть лавовые потоки. Он кивнул, накрыв ее руку своей. Они стояли почти вплотную друг к другу.

– Покажи мне их, – попросила она.

Глава 8

– На какую глубину нам предстоит опуститься? – спросила Персефона.

Они спускались по каменной лестнице, устроенной рядом с семейными апартаментами. Ее голос отражался от стен, поросших лишайником.

– Пещеры находятся примерно футах в шестидесяти от самого нижнего этажа дворца, – ответил Гейвин.

– Становится холодно. Разве лавовые потоки не согревают воздух, как на Дейматосе?

– До лавовых потоков еще надо дойти.

Они достигли подножия лестницы. Фонарь осветил большую комнату, которая в первый момент показалась Персефоне наполненной людьми. Она испуганно охнула, но потом поняла, что перед ней статуи в человеческий рост – сотни статуй, установленных в нишах и выполненных так правдоподобно, что у нее возникло ощущение, будто она смотрит на лица живых людей.

За комнатой располагалась огромная арка, верхняя часть которой тонула во мраке. Когда они миновали ее своды, пол из каменных плит кончился, и они пошли по холодной сырой земле. С высокого потолка пещеры свисали тонкие конусовидные образования – сверкающие, точно усыпанные драгоценными камнями. Такие же наросты торчали из пола. Получившиеся между ними проходы вели к широкому каменному выступу в дальнем конце пещеры. Там поблескивало что-то красное, но Персефона не успела понять, что именно: Гейвин подвел ее к туннелю, отходившему от главной комнаты.

Они прошли немного вперед, и Персефона обнаружила, что различает предметы за кругом света, отбрасываемым фонарем. Темнота постепенно рассеивалась.

– Что дальше? – спросила Персефона.

– Впереди вода, а в ней живут крошечные существа, способные вырабатывать свет. Они обитают и в других частях Акоры. Ты что, никогда их не видела?

Персефона покачала головой:

– Если они и есть на Дейматосе, то скорее всего в тех пещерах, входы в которые завалены камнями…

Она резко замолчала. Выйдя из туннеля, они очутились… на берегу! Невероятно! Волны с плеском набегали на сырой песок. Казалось, что они попали в какой-то потусторонний грот. Росшие в изобилии лишайники и мох только усиливали такое впечатление. Здесь стояло даже маленькое строение, напоминающее храм: ряд колонн поддерживал остроконечную крышу.

– Какое странное место! – пробормотала Персефона.

– Мы думаем, что раньше оно располагалось на поверхности и, как ни странно, опустилось под землю во время извержения вулкана. Люди, которым удалось сюда добраться, выжили.

– Поразительно! Я и понятия не имела о существовании водоема.

– Его стоит исследовать, но позже.

Они двинулись по еще одному длинному узкому коридору, вход в который представлял собой расщелину в стене пещеры. Живой свет померк, а воздух стал теплее.

Спустя несколько минут, в течение которых они уверенно спускались по наклонному туннелю, Персефона заметила впереди красное свечение и одновременно почувствовала едкий запах серы.

– Мы приближаемся к лавовому потоку? – спросила она.

Гейвин кивнул и оглянулся.

– Как свидетельствуют наши записи, лава появилась здесь вскоре после катаклизма. Поток то увеличивался, то уменьшался, но не представлял ни малейшей опасности.

Добравшись до выступа, Персефона увидела котлообразный провал, полный огня и дыма. Столбы искр выстреливали кверху, прорываясь сквозь тонкую корку, которая образовывалась и исчезала у них на глазах. Стены, буквально нагреваясь докрасна, горели, местами они выжигались огнем дочерна. Почти невыносимый жар заставил Персефону быстро отступить.

– Несколько месяцев назад, – промолвил Гейвин, – поток можно было пересечь. На поверхности оставалось достаточно камней, образующих дорожки. Такие переходы опасны, но осуществимы.

– Зачем и кому нужно так рисковать?

– Атреус регулярно приходит сюда, чтобы проверить лавовый поток, как делали все ванаксы до него. Кроме моего дяди, о существовании потока почти никто не знает.

– Все держится в секрете?

Гейвин кивнул:

– Чтобы понапрасну не тревожить людей. – Он поставил фонарь на выступ, где они стояли, и взглянул на бушующее пламя. – Предатель Дейлос нашел это место и начал обманывать своих сторонников, утверждая, что Акора находится на грани катастрофы, и только он может ее спасти. По иронии судьбы он сам принял смерть в огне лавы.

– Правда? Каким образом? – спросила Персефона. В горячем, насыщенном серными парами воздухе ее голос звучал высоко и тонко.

– Произошла битва между ним и Атреусом. Дейлос потерпел поражение. Если бы его взяли живым, ему пришлось бы ответить за свои преступления. Чтобы избежать суда, он прыгнул в кипящую лаву.

– Он, наверное, сошел с ума.

– Кое-кто высказывал такое мнение, но я не уверен в его правоте. Трудно понять, что толкает человека на путь порока.

– Значит, ты думаешь, что он был порочным?

– Его поступки не оставляют в этом никакого сомнения. Ну что, налюбовалась?

– Вполне, – ответила она, мечтая поскорее уйти из ада.

Они вернулись в грот. Персефона, погруженная в свои мысли, почувствовала растущую жажду. Она взглянула на светящуюся воду.

– Эту воду можно пить? Гейвин кивнул.

– Существа, которые в ней живут, безвредны для человеческого организма. – Он помолчал, внимательно глядя на Персефону. Она не могла отвести глаз от его магнетического взгляда. – Но здесь есть вода получше. – Кивком головы он указал на маленький храм. – Если тебе хватит смелости рискнуть.

– Не понимаю. О каком риске ты говоришь?

– Вода для совокупления. – Увидев, что она недоуменно сдвинула брови, Гейвин спросил: – Ты никогда не задумывалась, откуда она берется?

– Вода для совокупления? Впервые слышу.

– Неужели? Ты же много читаешь. Впрочем, ты не могла прочесть о таких вещах в пособии по плотницкому делу и прочей технической литературе.

– Издеваешься, да?

Потрясенная увиденным, она не желала в довершение всего становиться предметом насмешек. Он ласково посмотрел на нее:

– Нет, Персефона, не издеваюсь. Просто мне немного странно, что ты не знаешь обычных вещей. Вода для совокупления – часть обряда венчания. Молодые пьют ее в первую брачную ночь.

– Зачем?

– Говорят, что она… усиливает желание.

Щеки Персефоны вспыхнули огнем.

– И ты веришь?

– Я никогда не пробовал эту воду.

– Вода, она и есть вода.

– Тогда давай утолим жажду.

Он вошел в маленький храм и обернулся, дожидаясь свою спутницу. Персефона сделала вдох и медленно выдохнула.

– Что за лицо? – спросила она.

С древнего камня на нее смотрело лицо, настолько истертое временем, что трудно определить, кому оно принадлежит – мужчине или женщине.

– Я думал, ты узнаешь изображение, ведь ты человек верующий. Говорят, будто это дух Акоры.

– Какая нелепость! Дух Акоры вездесущ, его нельзя передать с помощью резьбы.

И все же она задумалась. Что, если каменный лик выполнили первые поселенцы, пришедшие на Акору еще до катаклизма? Изображение казалось достаточно древним, чтобы отнести его к тем далеким временам.

По камню текла вода, а в каждой его трещинке рос мох. Глаза… нос… губы… создавалось впечатление, что лицо – творение самой земли.

Гейвин нагнулся, зачерпнул пригоршней воду и выпил.

– Сладкая, – определил он спустя мгновение, – и холодная.

– Значит, чистая вода, без всяких примесей.

– Почему же тогда она заслужила такую репутацию? Персефона пожала плечами и выпила воду.

– Я знаю, что люди верят в самые разные вещи. Они стояли так близко, что она задела рукой его руку.

Прикосновение отозвалось трепетом во всем ее теле.

– Скажи, почему ты сюда пришла?

– Я хотела увидеть то, что видел ты, и понять, насколько положение опасно.

– Тебя напугало то, что ты здесь увидела?

– Да. Здесь хуже, чем на Дейматосе. До сих пор я верила, что Акоре не грозит новый катаклизм. Теперь мое мнение изменилось.

Гейвин выпил еще воды, сел на землю и вытянул свои длинные ноги. Глядя на его мускулистые ноги, Персефона подумала, что он, должно быть, много ездил верхом, а обучаясь воинскому искусству, до седьмого пота занимался фехтованием и борьбой. Она не могла не признать, что у него очень спортивная фигура.

– У меня есть другое объяснение. – Он жестом пригласил ее сесть рядом.

Персефона замялась, но все-таки опустилась на землю. Они сидели так близко, что она чувствовала тепло его тела.

– Какое же?

– Я о нем уже говорил. Мы мало знаем о земле и о тех процессах, которые в ней происходят. Мы слишком долго обращали внимание на суеверия и мифы и теперь вряд ли сумеем разглядеть правду, даже если она окажется у нас под самым носом.

– В твоих речах чувствуется привкус горечи, принц Атрейдис. Странно для человека, который только что выпил сладкой воды.

Он засмеялся.

– Именно это я и имею в виду. Есть люди, которые искренне верят в то, что здешняя вода – афродизиак.

– На мой взгляд, обыкновенная вода.

В подтверждение она сделала еще один глоток.

– Потому что ты умна и умеешь логически мыслить. Она быстро взглянула на него, чтобы проверить, не издевается ли он над ней опять, но Гейвин выглядел совершенно серьезным.

– Спасибо…

– Тебя удивила моя похвала?

– Ну, в общем… да, удивила.

Он нагнулся ближе и убрал с ее лба выбившуюся прядь волос. Его прикосновение оказалось крайне приятным.

Она не стала возражать, когда его палец скользнул по ее щеке.

– Ты напрасно удивляешься, – проговорил он. – Любой мужчина, у которого есть хоть капля мозгов, способен заметить, что ты не просто красивая девушка.

– Красивая девушка?

Может, она спит? Если так, то пусть ее сон подольше не кончается. Принц Атрейдис назвал ее красивой, умной и… что еще он сказал? Ах да, логически мыслящей. По крайней мере последняя часть его утверждения – абсолютная правда. Она действительно привыкла во всем руководствоваться логикой.

В данный момент ей показалось вполне логичным выпить еще воды.

Гейвин сделал то же самое.

– Здесь намного приятнее. Персефона кивнула.

– И прохладнее. Мы, наверное, чересчур перегрелись возле лавы, и поэтому нам так захотелось пить.

– Наверное. У тебя красивые губы.

– Что?

– Твои губы. Они красивые.

– О! Честно говоря, твои губы мне тоже нравятся.

– Вот как? – удивленно спросил он.

– Да. Во всяком случае, они нравились мне, когда ты меня целовал.

Неужели она так сказала? Просто невероятно! Впрочем, она чувствовала себя немного не в своей тарелке. Когда она смотрела в котел с адским огнем, в котором сварился заживо предатель Дейлос (его всегда называли именно так, как будто у него не существовало других отличительных черт), ее переполняли ужас и боль. Теперь же, спустя такое короткое время, она ощутила странную и совсем несвойственную ей легкость.

Она определенно стала другой. Надежда на то, что Акоре ничего не грозит, оказалась несостоятельной. Время быстротечно, и, может быть, совсем скоро им придется пережить новый катаклизм. Но в настоящий момент она словно плыла вне времени и пространства, находясь в каком-то фантастическом мире, где нет ничего реального.

И ничего запретного.

Персефона смотрела на человека, который нарушил ее уединение. В нем она видела не только красивого мужчину, но силу и симметрию его черт, не только грацию и изящество его мускулистой фигуры, но и то, что таилось внутри.

Она зачерпнула в горсть пузырящуюся воду и протянула ему. Он нагнулся и выпил, коснувшись губами ее ладони.

– Персефона, – проговорил он низким, чуть хрипловатым голосом и притянул ее к себе.

В следующее мгновение она оказалась под ним. Надо сопротивляться!

– Отпусти меня, дурачок! – пробормотала Персефона.

Он засмеялся и прижал ее к холодной сырой земле.

– Ты говоришь «дурачок» с большей нежностью, чем «принц Атрейдис». В твоих устах мое имя звучит как ругательство.

Ее руки уперлись в его плечи… потом заключили их в объятия.

– Но ты же и есть…

– Кто? Дурачок или принц?

– Мужчина… Ты мужчина, а я… я женщина. Но не такая, как акоранки. Ты говорил, что если бы я получила такое же образование, как они, я знала бы некоторые вещи. Но я не получила такого образования.

– Ничего страшного, – ласково проговорил он и припал губами к ее губам.

Поцелуй показался таким же сладким, как вода и воздух.

Персефона выгнулась от удовольствия и задрала кверху его тунику. Их языки играли друг с другом, но ее тело жаждало большего.

Гейвин слегка отстранился. Она возмущенно вскрикнула, но в следующую секунду блаженно вздохнула: он снова лег на нее, но уже без одежды.

Его кожа, туго обтягивающая мышцы и жилы, такая восхитительно-теплая, такая притягательная… Она крепче прижалась к нему и почувствовала у себя между ног что-то твердое.

– Не бойся, – шепнул он, сгреб своими большими руками подол ее туники и медленно обнажил ее бедра и грудь.

Прохладный воздух приятно освежал ее разгоряченное тело. Персефона содрогнулась, но не от холода, а от внезапной робости, смешанной с яростной страстью.

Она столько лет провела в одиночестве, мучимая чувством вины, стыдом, гневом и страхом… По щекам ее побежали слезы. Она ощутила их соленый вкус, когда Гейвин прервал поцелуй и нащупал губами пульс на ее шее.

Персефону охватило неведомое доселе желание. Она не могла лежать неподвижно. Ей хотелось трогать его, исследовать, узнавать…

– Не торопись, – прохрипел он, обхватив ладонями ее груди.

Его большие пальцы принялись описывать круги вокруг затвердевших сосков. Вскоре на смену им пришел язык. Все тело ее напряглось, как натянутая тетива.

– Я не выдержу! – всхлипнула она.

Он поднял голову и, с трудом сдерживая свое желание, успокоил ее: – Выдержишь.

Губы Гейвина двинулись ниже, оставляя за собой дорожку огня. Его руки скользнули под ее ягодицы и приподняли их над землей.

Ошеломленная его ласками, Персефона почувствовала, как по ней прокатываются горячие волны удовольствия.

Между тем он медленно вошел в нее. Почувствовав боль, Персефона испугалась, но уже в следующее мгновение забыла о ней, отдавшись во власть упоительных ощущений.

Взлетев на вершину блаженства, она невольно выкрикнула его имя и воспарила в волшебном мире грез.

Гейвин лежал на боку, держа Персефону в своих объятиях, и не отрываясь смотрел на поросший мхом каменный лик. Ему казалось, будто дух Акоры улыбается.

Несомненно, он видел игру света и затуманенного сознания. Но сознание быстро прояснялось, и в нем билась только одна мысль: «Черт возьми, что я наделал?»

Он возжелал Персефону с первого взгляда, как только увидел ее, дерзкую и решительную, в мужской тунике и с луком наизготовку. Ему уже тогда захотелось уложить ее на песок и овладеть ею.

Но мужчина не должен давать волю своим низменным инстинктам, если у него есть хоть капля порядочности и здравого смысла, а Гейвин всегда считал себя порядочным человеком. Неужели он ошибался?

Она спала в его объятиях, такая теплая и мягкая, поразившая его своей страстностью. Несмотря на терзания совести, он испытывал странное умиротворение, как будто то, что между ними произошло, – в порядке вещей.

Но чувства его обманывали. Она была девственницей, а он опытным мужчиной. Он знал, что надо держаться от нее на расстоянии, и теперь обязан принять ответственность на себя.

И что же делать, ведь его будущее связано с Англией, тогда как Персефона родилась и выросла на Акоре. Он не мог представить ее в какой-то другой стране.

Осторожно отодвинувшись от нее, он встал на мягкую землю и сладко потянулся. По всему его телу разливалось приятное чувство удовлетворенности.

Однако к нему примешивалось и чувство вины.

Персефона спала на боку, спиной к нему. Он невольно залюбовался ее изящными изгибами, тонкой талией и высокой округлостью груди, и где-то в глубине его существа вновь зашевелилось желание.

Сдержанно застонав, Гейвин нашел тунику Персе-фоны и накрыл спящую, потом взял собственную тунику и вышел из храма. В гроте он случайно взглянул вниз, увидел на себе кровь Персефоны. Тихо выругавшись, он вспомнил о своем бесчестном поступке.

Зайдя в воду, он проплавал несколько минут, пытаясь решить, что делать дальше.

Начать следовало с самого неотложного. Выйдя из озера, он поднял с земли свою тунику, оторвал от нее лоскут, а то, что осталось, надел на себя, подпоясав ремнем стройную талию. Когда он вернулся в храм, Персефона еще спала. Бегло взглянув на каменный лик, который по-прежнему улыбался, Гейвин смочил оторванный лоскут водой и осторожно, чтобы не разбудить, повернул Персефону на спину. Она что-то пробормотала, но не проснулась. Он раздвинул ее ноги и аккуратно провел мокрой тряпочкой по нежной коже.

В следующее мгновение он почувствовал на себе ее взгляд.

– Что ты делаешь? – спросила она, не меняя позы. Ее голос прозвучал тихо, слова она выговаривала не совсем внятно.

– Ухаживаю за тобой.

– Я могу…

– Я знаю, ты можешь все сделать сама.

– Дай мне встать.

Она потянулась к своей тунике.

Гейвин отошел в сторону и отвернулся, чтобы не смущать Персефону. Она довольно быстро оделась и прошла мимо него.

Он схватил ее за руку:

– Куда ты?

Она посмотрела на него. Английский джентльмен, которого в нем воспитывали с детства, отпустил бы ее. Но акоранский принц не видел такой необходимости.

– Обратно во дворец, – ответила Персефона.

– Ты хочешь уйти отсюда, как будто ничего не случилось?

– Ничего и не случилось, во всяком случае, ничего важного.

Гейвин не был тщеславным, но ее заявление больно задело его самолюбие. Мало того, оно повергло его в шок.

– Персефона…

– Я действительно так думаю, Гейвин. Не знаю, что на нас нашло… Может, в той воде действительно что-то есть, а может, мы просто…

Она сказала «на нас», «мы». Значит, она все-таки признавала, что они оба принимали участие в процессе.

– Что – просто?

– Просто сделали то, что хотели сделать.

Ее прямота вызвала в Гейвине невольное восхищение.

– Но наши действия не имеют значения, – продолжала она. – Вулкан, который находится под Акорой, вот-вот начнет извергаться. Опасности подвергнутся сотни тысяч людей. Вот о чем надо сейчас думать.

Конечно, она права. Но в данную минуту Гейвин думал о том, как она ослепительно красива.

– Почему ты улыбаешься? – спросила Персефона.

– Потому что ты мне нравишься.

Он нежно погладил ее руку и сжал пальцы. Их тела прижались друг к другу, и она ощутила его тепло…

Долгая волнообразная дрожь прокатилась по земле. Послышался глухой шум камнепада. В следующую секунду на них обрушился град из осколков породы.

Глава 9

Мальчик перестал подметать коридор и, открыв рот, уставился на пару, которая спустилась по лестнице.

– Принц?

– Здесь все в порядке? – спросил Гейвин.

– Да… да, сэр, кажется, все в порядке.

– Травм нет?

– Травм? Нет… сэр… Я не слышал ни о каких травмах. В холле стояла тишина. Никто не подавал сигналов тревоги, не бегал по дворцу и не звал на помощь.

Прижав к себе Персефону, как он делал все время, пока они выбирались из пещер, Гейвин спросил у мальчика:

– Ты почувствовал?

– Что именно, сэр?

Паренек смотрел на него с искренним недоумением. На вид он выглядел лет на тринадцать, может, чуть больше, и его нельзя назвать испуганным, скорее, озадаченным, как будто его непонятно почему вдруг отвлекли от нудного занятия.

– Ладно, не важно, – бросил Гейвин и одарил юного уборщика давно отработанной обворожительной улыбкой, которая возымела желаемое действие: мальчик облегченно вздохнул.

– Он ничего не почувствовал, – удивленно заметила Персефона, когда они двинулись дальше по коридору.

– Похоже, что так. Наверное, землетрясение произошло на большой глубине.

– Может быть, такие землетрясения случаются постоянно, а мы их просто не замечаем.

– Я так не думаю.

Он открыл дверь своих апартаментов и жестом пригласил Персефону войти. Сайда, которая ровняла ряды книг, оставила свое занятие.

– Пришли! – констатировала пожилая женщина. – А я уже начала волноваться. – Она пригляделась к вошедшим и хмуро сдвинула брови. – Чем вы обсыпаны?

Только сейчас Гейвин заметил, что их волосы, кожа и одежда покрыты мелким белым порошком. Видимо, он просыпался с потолка пещеры во время землетрясения.

– Пылью, – коротко ответил он и оглядел комнату.

Хотя некоторым, особенно Сайде, Гейвин казался неорганизованным, он прекрасно знал местоположение каждой своей вещи. Сейчас же его книги, бумаги, инструменты, даже мебель – все казалось немного сдвинутым. Большинство людей даже не заметили бы, но Гейвин сразу углядел беспорядок.

– Что здесь случилось? – спросил он.

– Не имею понятия, – отозвалась Сайда. – Я принесла свежий виноград, – она указала на вазочку, стоявшую на столе, – и обнаружила, что все ваши вещи слегка сместились. Конечно, совсем не похоже на кавардак, какой вы обычно устраиваете, но все же странно.

– Вы тоже ничего не почувствовали? – спросила Персефона.

Сайда выгнула бровь:

– Что именно я должна почувствовать?

– Нет-нет, ничего, – поспешно вставил Гейвин. – Спасибо за виноград и за то, что вы расставили книги.

– Ну, я пошла. – Сайда поняла, что Гейвин ждет ее ухода. Уже открыв дверь, она добавила: – Вас искал Нестор.

– Зачем я ему понадобился? – поинтересовался Гейвин.

– Он не сказал.

– Если увидишь его, передай, что я здесь.

Сайда кивнула и вышла из комнаты. Персефона немного постояла и тоже повернулась к двери.

– Не уходи, – то ли попросил, то ли приказал Гейвин.

– Мне надо принять ванну.

– Мне тоже. Мы можем помыться вместе.

– Я не думаю…

– Вот и хорошо, не надо думать, – усмехнулся он и подошел к ней.

За окнами текла обычная городская жизнь. Люди деловито сновали по улицам, не подозревая, что творится в подземных пещерах. Однако в данный момент Гейвин ничего не мог поделать.

И он решил дать волю своим желаниям.

– Ты уже испробовала душ? – спросил он. Настороженно глядя на него (он подозревал, что она так смотрит на все новое и опасное), Персефона покачала головой.

– Я вполне могу помыться в своей собственной комнате.

– Конечно, можешь.

Но он не собирался ее отпускать. Его кровь бурлила, а самому ему очень хотелось дотронуться до Персефоны.

Быстро загородив ей дорогу к двери, он начал теснить ее к ванной комнате. Она прошла несколько шагов, потом остановилась и посмотрела на него в упор.

– Гейвин… – строго начала она, но он пренебрег ее тоном.

– Ты назвала меня гораздо лучше, чем «принц Атрейдис» или «дурачок».

Она слегка покраснела и заявила:

– Я пойду к себе.

Он обнял ее за талию, прижал к своей груди и прошептал, касаясь губами ее гладкой теплой щеки:

– Доставь мне удовольствие, Персефона. И позволь мне сделать то же самое тебе.

Когда, в какой момент она потеряла свою независимость и самодостаточность? А ведь она относилась к женщинам, довольным своей одинокой жизнью.

Ну хорошо, допустим, она никогда не чувствовала себя по-настоящему довольной, но она прекрасно обходилась без людей.

Сейчас же все изменилось.

Ее голова откинута назад, волосы выбились из косы и спадали до самой талии. Она стояла нагая под струями теплой воды, в нежных объятиях мужчины, полностью отдавшись во власть своим упоительным ощущениям.

Белая пыль пещеры, кружась, исчезала в сливной трубе у них под ногами. Руки Гейвина, скользкие от мыла с запахом сандалового дерева, ласкали грудь Персефоны.

– Потрясающе, – пробормотал он, повернул ее лицом к стене и принялся мыть ей спину, ягодицы и ноги.

Он так старался, что ей пришлось прислониться к стене душевой кабинки, чтобы сохранить равновесие.

Засмеявшись, он выпрямился и опять повернул ее лицом к себе. Его палец скользнул у нее между ног и начал ласкать самое чувствительное место.

Она раскинула руки и уперлась ими в стены, чувствуя, как внутри ее медленно вскипает страсть.

– Дай себе волю, – прошептал Гейвин и опустился перед ней на колени.

Персефона испуганно охнула. Нет, он так не сделает… Но он сделал, и эффект оказался незамедлительным.

Гейвин сжал ее в объятиях, дожидаясь, когда она придет в себя.

– Теперь моя очередь, – сказал он. Персефона густо покраснела, неправильно истолковав его слова. Он засмеялся и протянул ей мыло.

– Успокойся, милая. Просто делай то, что тебе хочется.

Получив столь опрометчивое разрешение, Персефона принялась обследовать его тело. Гейвин был очень крупный мужчина. Только сейчас она получила возможность по достоинству оценить его фигуру. Ее намыленные руки прошлись по его теплой, гладкой и упругой коже. Прядь мягких каштановых волос упала ему на грудь. Она отвела ее в сторону, и тут ее пальцы наткнулись на тонкий шрам у него под ребрами.

– Откуда он у тебя? – тихо спросила она.

– Споткнулся на тренировочном поле.

Она нахмурилась, представив его в такой опасной ситуации.

– Ты серьезно пострадал?

– Серьезно пострадала только моя гордость.

– Ты поразительно красив.

Он удивленно вскинул брови. Она даже заметила, что он покраснел.

Принц Атрейдис краснеет? Не может быть!

– Красива ты, – поправил он и поднял руки, словно собираясь ее обнять, но увидел ее вызывающий взгляд и сдержался, – а я мужчина.

Она улыбнулась:

– Я заметила.

– Я хочу сказать, что мужчинам не нужно быть красивыми.

– Это написано в тех книгах, которые я не читала? Плюнь на них! Ты гораздо красивее меня. Я обыкновенная. А ты… нет.

– Наверное, мы по-разному понимаем красоту.

– Хм-м.

Персефону уже не интересовал разговор. Она продолжала с увлечением исследовать тело Гейвина, восторгаясь его реакцией на ее прикосновения.

Оказывается, мужчины так уязвимы! В отличие от женщин они не могут скрыть свои желания и потребности…

– Персефона… – простонал он, запустив пальцы в ее волосы.

Она грациозно опустилась на колени, желая узнать его запах и вкус.

Он не возражал, но через несколько мгновений потянул ее кверху.

– Хватит, – прохрипел он. – Я больше не выдержу. Она припала губами к его губам, вобрав в себя его дыхание и саму его жизнь. Вода текла по их обнаженным телам. Подходил к концу еще один чудесный день на Акоре.

Некоторое время спустя они вышли из ванной, закутанные в пушистые банные халаты. Халат, который дал Персефоне Гейвин, доходил ей до пят. Руки полностью скрывались в рукавах. В последнее время она слишком часто стала чувствовать себя маленькой и хрупкой – ощущение, которого она ни разу не испытывала с тех пор, как окончательно выросла. Жизнь дарила ей все новые волнующие открытия.

И очередное открытие состояло в том, что они не могли и дальше прятаться от мира. Услышав стук, Гейвин открыл дверь. На пороге стоял Нестор.

– Надеюсь, я не помешал? – спросил он с улыбкой, оглядев обоих.

– Нисколько, – заверил его Гейвин. – Входи.

Персефона поборола волну смущения, которая грозила затопить ее с головой, и нашла в себе силы сохранить невозмутимость. Тем временем старый библиотекарь вытянул из-под своей робы небольшой свиток и протянул его Гейвину.

– Когда вы ушли, – объяснил Нестор, – я подумал, что он может вас заинтересовать. Свиток хранился на одном из нижних этажей библиотеки. Я спустился туда, чтобы его найти, и тут случилась престранная вещь.

– Ты почувствовал землетрясение, – догадался Гейвин, разворачивая свиток и быстро пробегая его глазами.

– Совершенно верно. Но откуда вы знаете? Кажется, больше его никто не заметил.

– Мы находились в пещерах, – ответила Персефона. – Там трясло гораздо сильнее.

Нестор нахмурился.

– Понятно… – протянул он. – В таком случае хорошо, что я его нашел. – Он указал на свиток.

Персефона подошла к Гейвину и заглянула в текст, составленный на незнакомом ей языке.

– Что там? – спросила она.

– Письмо, – ответил библиотекарь. – Разумеется, копия – на латинском, как и оригинал. Письмо датировано первым веком нашей эры. Его автор – молодой человек по имени Плиний, римлянин. Он свидетель извержения вулкана, которое разрушило Помпею.

Гейвин оторвался от свитка. Его взгляд не выражал никаких чувств.

– Плиний пишет, что за несколько дней до извержения в том районе произошли землетрясения, – пробормотал он. – Извини, Нестор, но я не могу понять, как к тебе пришла мысль, что мне может понадобиться письмо, принесенное тобой.

– Мне свойственно задавать вопросы, – спокойно объяснил старик, – и искать на них ответы. Например, я спросил себя, зачем вам понадобился отчет столетней давности о высотах точек местности, расположенных в разных частях Акоры. И чем такой отчет мог заинтересовать ванакса. Почему он изъял его из библиотеки, не оставив никаких записей?

– И куда завели вас такие вопросы? – осведомилась Персефона.

– К новым вопросам. – Нестор виновато пожал плечами. – В отличие от ванакса вы, принц Гейвин, не можете брать книги без соответствующей записи. Мне не составило труда выяснить, что предмет вашего всепоглощающего интереса – вулканы.

Гейвин скатал свиток и вернул его старику.

– Надеюсь, ты ни с кем не поделился своим открытием.

– Нет. Да я и не собирался. Однако мне захотелось вам помочь. Насколько я понял, вы прочитали множество материалов, посвященных данной теме. Заметив, что вы пропустили Плиния, я пошел его искать… и пережил землетрясение. Напрашивается вопрос: ваш интерес к вулканам не является чисто академическим?

Гейвин молча отошел к окну и стал смотреть на город, повернувшись спиной к своим гостям.

Персефона отодвинула кресло от стола и предложила Нестору сесть. Старый библиотекарь с благодарной улыбкой принял ее приглашение.

– Пойду оденусь, – бросила Персефона, чувствуя, как пылают ее щеки, и быстро выскользнула из комнаты.

Гейвин обернулся, чтобы ее остановить, но передумал. Ей пришлось пережить слишком много волнений за такое короткое время. Он понимал ее желание уединиться – хотя бы только для того, чтобы восстановить спокойствие духа. И он не возражал. Однако очень скоро она должна будет признать, что теперь ее жизнь неразрывно связана с его жизнью.

Между тем ему следовало разобраться с библиотекарем.

– Спасибо, что принес мне свиток, Нестор, – кивнул ему Гейвин.

Старик наклонил голову:

– Плиний напомнил мне, что наши старинные летописи содержат воспоминания тех, кто выжил в катаклизме. Думаю, на них стоит взглянуть.

– Я их уже просматривал. Там очень мало полезной информации.

– Наверное, люди, которые строили новый мир, не обременяли себя мемуарами. И все же я немного пороюсь в их записях. – Он встал с кресла. – Позвольте узнать, что вы намерены делать дальше?

Гейвин понял, что своим вопросом Нестор хотел подчеркнуть деликатность сложившейся ситуации и необходимость принятия срочных мер. Он опять представил себе, как отреагируют сотни тысяч людей, узнав, что их мир вот-вот погибнет. В большинстве своем акоранцы обладали мужеством и самодисциплиной, но даже такие качества едва ли могли спасти народ от паники.

– Для начала я поговорю с Полонусом.

Нестор кивнул:

– Хороший выбор, принц. Твой дядя знает настроение Совета.

– На что я и рассчитываю.

Гейвин простился с библиотекарем и быстро надел простую небеленую тунику и сандалии. Выйдя в коридор, он взглянул в ту сторону, где располагались комнаты Персефоны, но не стал ее беспокоить, а отправился к Полонусу один.

День клонился к вечеру, и Гейвин нашел своего дядю там, где и предполагал. В опустевшей дворцовой школе стояла тишина. Здесь осталось лишь несколько студентов. Проходя мимо классных комнат, в стенах которых он учился во время своих визитов на Акору, Гейвин разрывался между милыми сердцу воспоминаниями и тревогой о будущем. Ему по-прежнему казалось непостижимым, что образ жизни, наработанный тысячелетиями, может в одночасье разрушиться, между тем как опасность пугала своей неизбежностью.

С такими мыслями Гейвин зашел в кабинет дяди. Полонус заканчивал беседу с молодым человеком, который, судя по его виду, чувствовал себя гораздо свободнее на тренировочном поле, чем в учебной аудитории.

– Ваша последняя работа значительно лучше предыдущих, – мягко говорил Полонус. – Я вижу, что вы размышляли над предметом на более глубоком уровне.

– Я старался, – отвечал юноша. – Как только я начал входить в тему, она стала казаться мне все более интересной.

– Так обычно и бывает, когда работаешь головой.

Паренек кивнул, вежливо поклонился Гейвину и вышел из класса. Оставшись наедине с племянником, Полонус изрек:

– Вот ради чего я занимаюсь преподавательской деятельностью.

– Ради момента прозрения? – с улыбкой спросил Гейвин.

– Совершенно верно. Полгода назад Джейсон производил впечатление человека, у которого вместо мозгов деревянная чурка.

– Твое упорство принесло свои плоды, и могу засвидетельствовать, что не в первый раз.

– Ну, с тобой мне приходилось гораздо легче. – Полонус принялся складывать свои бумаги. – Так что тебя сюда привело?

Гейвин заколебался. Пока о его страхах знали только Персефона и Нестор. Как только он расскажет о них Полонусу, который являлся членом Совета, путь к отступлению будет отрезан.

Однако молчать больше нельзя.

– Мне надо с тобой поговорить, – тихо произнес он.

Полонус выгнул бровь. Еще совсем стройный мужчина среднего роста пятидесяти с небольшим лет, довольно приятной внешности, он мог бы показаться незаметным, если бы не его добрые карие глаза, в которых отражались внимание и участие.

– Но не здесь, – добавил Гейвин. – Давай прогуляемся.

Они вышли из школы и пересекли внутренний двор перед дворцом. Плохо утоптанная тропинка вела к берегу. Полонус молчал, до тех пор пока они не дошли до воды, где Гейвин остановился и устремил взгляд на море.

– Зачем ты привел меня сюда? – спросил его дядя.

– У меня к тебе два вопроса. Один личный, другой нет.

– С какого же ты начнешь?

– С первого. Полонус… – Гейвин замялся, подбирая слова. – Ты знал предателя Дейлоса.

Учитель слегка нахмурился.

– Слабо сказано. Как тебе известно, какое-то время я находился среди его обманутых сторонников.

– Ты давно исправил свою ошибку. У меня нет желания будить неприятные воспоминания, но я хотел бы… – Гейвин замолчал, вдруг засомневавшись, стоит ли продолжать разговор. Подобная нерешительность иногда одолевала его, но он не собирался ей потворствовать. – Я хотел бы побольше узнать о Дей-лосе. Например, был ли он женат?

– Женат? – Вопрос явно удивил Полонуса. – Нет. Он хотел жениться на твоей маме, а когда она ему отказала, он попытался ее убить.

– И он никогда не имел жены?

Полонус пристально посмотрел на Гейвина.

– Я не берусь утверждать наверняка, но я ничего не слышал о его жене. – Он поморщился. – Видишь ли, мы по своей наивности боготворили Дейлоса: он предлагал очень простые ответы на сложные жизненные вопросы. Во всяком случае, все, что с ним связано, служило пищей для сплетен. Мы обсуждали, что он ел, что пил, что говорил по поводу самых обычных вещей, как выглядел в тот или иной момент. Если бы у него была жена, мы бы знали.

– Значит, он не имел детей?

– Детей? Тут совсем другое. Для того чтобы завести детей, не обязательно жениться.

– Конечно, но на Акоре дети редко рождаются вне брака.

– Дейлос уезжал в Англию. Ты хочешь знать, был ли у него ребенок там?

Гейвин отрывисто покачал головой:

– Нет.

– Значит, тебя интересует его акоранский ребенок. Который, если он есть, сейчас уже далеко не ребенок, а взрослый мужчина… – Взгляд Полонуса стал острым. – Или женщина?

Но Гейвин ушел от прямого ответа и задал новый вопрос:

– Ты когда-нибудь слышал о существовании такого человека?

– Нет, не слышал, но Дейлос зарекомендовал себя как человек высоких моральных принципов. Знаю, в такое трудно поверить, учитывая его жестокие поступки, но тем не менее так. Если бы у него появился ребенок, тем более внебрачный, он сделал бы все возможное, чтобы сохранить это в тайне.

– Однако кто-то должен был помочь ему в этом, не так ли?

– Да, пожалуй.

– Дейлос имел семью: маму и сестру.

– Две сестры. Его мать давно умерла, а сестры до сих пор живы.

– Ты о них что-нибудь знаешь? Полонус задумался.

– Я знаю, что им не вменили в вину его преступления. Помнится, Дейлос оставил после себя весьма внушительное состояние. Его сестер признали наследницами, и имущество поделили между ними.

– Но они никогда не вступали во владение Дейматосом?

– Верно. Остров принадлежал семье Дейлоса на протяжении многих поколений, но после ужасных событий, которые там разыгрались, сестры решили передать его государству. Я думаю, они были только рады от него избавиться.

– И их можно понять, – мрачно изрек Гейвин.

– Конечно. Какой еще вопрос ты хотел со мной обсудить?

Гейвин медленно, спокойно и обстоятельно изложил Полонусу все, что ему удалось выяснить относительно ситуации на Акоре.

Учитель внимательно слушал, время от времени задавая необходимые вопросы, что следовало ожидать от человека, который учил других делать то же самое.

В процессе разговора лицо Полонуса постепенно бледнело. Когда Гейвин закончил, его дядя несколько минут молчал. Наконец он спросил:

– Кто-нибудь еще знает о рассказанном тобой?

– Нестор, но он никому не скажет. И еще один человек.

– Кто?

– Ее зовут Персефона, и я думаю, что тебе пора с ней познакомиться.

Глава 10

Здравый смысл, которого у нее всегда хватало в избытке, призывал Персефону отдохнуть, но она так не привыкла спать в кровати, что ее глаза никак не хотели закрываться. Проворочавшись в постели около часа, она наконец сдалась и решила поискать себе другое занятие.

Лишь только ее ноги коснулись пола, как она поняла, куда ей хочется пойти.

Разумеется, она прекрасно сознавала, что ей вовсе не следует туда ходить, что она поступает крайне глупо, что это опасно, но ноги сами несли ее по коридору. Она тревожно озиралась, боясь, как бы ее не остановили, но ей удалось беспрепятственно дойти до лестницы.

Спустившись на первый этаж, она взяла лампу, зажгла ее и проследовала дальше. Комната со статуями показалась ей еще просторнее и таинственнее, чем в первый раз. Она ненадолго остановилась, гадая, кто здесь увековечен и за какие заслуги они удостоились такой чести.

Двинувшись дальше, Персефона быстро миновала первую пещеру и пошла тем путем, который ей указал Гейвин. Когда впереди замаячил подземный пляж, она аккуратно поставила лампу на землю. Свет, посылаемый обитающими в воде крошечными живыми существами, выхватывал из мрака маленький храм. Она осторожно подошла к нему, прекрасно помня, что случилось под его сводами.

Зачем она сюда вернулась? Что толкнуло ее на столь безумный шаг? В обществе Гейвина она почти не замечала окружающей обстановки. Сейчас же она полностью сосредоточилась на увиденном. Поросший мхом каменный лик выглядел не совсем так, как ей запомнилось. Казалось, что он стал более спокойным.

Разумеется, она просто фантазировала. Резное изображение не могло измениться, разве что обветшать со временем.

Персефона нагнулась, вглядываясь в лицо изваяния. По нему бежали струйки воды, но она не собиралась пить воду. Ей надо сохранять ясную голову.

– Кто ты? – тихо проговорила она, проведя пальцем по камню.

Теплому камню.

Теплому? Как странно… Вода же охлаждала его.

Неужели лавовые потоки располагались совсем близко к поверхности? Но она не видела никаких признаков их. К тому же земля на ощупь совершенно холодная.

И тем не менее камень оказался теплым. Персефона вздохнула и опустилась на колени, продолжая смотреть на лик духа.

Постепенно всем ее существом завладело чувство, которое она испытывала большую часть своей жизни и которое нисколько ее не пугало, – чувство единения с некой живой субстанцией.

Гейвин думал, что Персефона страдала в одиночестве, особенно после смерти мамы, на самом же деле она никогда не чувствовала себя по-настоящему одинокой.

Рядом с ней постоянно присутствовал дух Акоры, и если другие люди просто верили в него, как в Бога, то она твердо знала, что он есть – такой же реальный и близкий, как песчинка на ее ладони. Он оживлял сны и разгонял страхи.

– Ты… – тихо произнесла Персефона и немного смутилась. Но она одна, ее никто не мог услышать и высмеять. – Ты здесь?

Ей показалось, что теплый камень под ее рукой немного пошевелился.

Она прислонилась к замшелой стене и закрыла глаза. Дыхание ее стало ровным и глубоким.

– Помоги мне, – прошептала она. – Помоги мне понять, что происходит…

Под ее веками возникло видение. Огонь. Большие языки пламени вырывались из земли и устремлялись к небу. Земля дрожала и покрывалась трещинами, образуя адский ландшафт. Солнце закрылось черными тучами. Раскаленная лава медленными гигантскими волнами растекалась по окрестностям. Там, где она встречалась с морем, кверху вздымались огромные столбы пара. Казалось, будто океан вскипает.

Но тут все прекратилось. Лава остыла. Море успокоилось. В прояснившемся небе вновь появились птицы. Там, где бурлили красные потоки лавы, чернела земля – новая земля, рожденная в огне и готовая сама рождать жизнь.

Персефона отдернула руку от каменного лика. Вода, искрясь на солнце и тихо журча, бежала по стене и уходила в почву.

Итак, новый катаклизм неизбежен. Последние надежды Персефоны, что извержения не будет, рассыпались в прах. И все же она надеялась, что жизнь на Акоре сохранится…

Надо сказать Гейвину.

Но Гейвин не верил в духа. Вернее, не позволял себе в него верить. Долг призывал его посвятить всего себя Англии. Как человек чести, принц Атрейдис не мог отступиться от своих обязательств. Но он ошибался.

Его место на Акоре, рядом с ней.

На Акоре – да, но не рядом с ней. То, что между ними произошло, всего лишь украденный момент счастья, который останется драгоценным воспоминанием.

«Убеди его, направь его. Пусть он почувствует то, что чувствуешь ты, и узнает то, что знаешь ты».

Персефона встала, отбросив в сторону свои неуместные мысли, и вышла из храма. Все убыстряя шаг, она добралась до лестницы и совершила восхождение от сумрака пещер к свету уходящего дня. В коридоре ее встретил Гейвин. Он стоял, сердито сверкая глазами и упершись руками в узкие бедра.

– Черт возьми, где ты была? – мрачно спросил он.

Его поза и тон застали Персефону врасплох. Перед ней стоял не тот страстный и нежный любовник, который самозабвенно ласкал ее прошлой ночью, и даже не тот благородный принц, чьи терпение и самообладание казались почти бесконечными. Поглощенная серьезной проблемой, она тем не менее удивилась откровенной грубости Гейвина и, наверное, ответила бы ему в той же манере, если бы не другой мужчина, стоявший у него за спиной и смотревший на нее с насмешливым любопытством.

– Гуляла, – бросила она и быстро добавила; – Что-то случилось?

– Я не знал, где ты.

Персефона не привыкла к тому, чтобы о ней думали, за нее волновались. Ответ Гейвина поразил ее и глубоко тронул.

– Ну вот… как видишь, со мной все в порядке.

– Да… хорошо. – Гейвин обернулся к мужчине постарше, который с приветливым интересом следил за их разговором. – Это мой дядя Полонус. Полонус, это Персефона.

– Очень приятно с вами познакомиться, милая, – проговорил Полонус. – Вы с Илиуса?

– Нет, – коротко ответила она, не желая распространяться о своем происхождении.

– А… понятно.

– Персефона знает о ситуации на Акоре, – сообщил Гейвин. – Она мне помогает.

– Тогда нам троим нужно поговорить, – предложил Полонус.

В дальнем конце семейного крыла располагался приятный закуток с большими окнами, выходящими на море, удобными диванами и креслами. Гейвин сел рядом с Персефоной, Полонус устроился напротив и внимательно наблюдал за молодыми. Судя по его ласковой улыбке, ему нравилось то, что он видел.

– Ты уже думал о том, какой будет твой следующий шаг? – спросил он у Гейвина.

– Нам надо обратиться в Совет.

– Зачем? – спросила Персефона. Она не спорила с Гейвином, а просто хотела понять, что он намерен делать.

– Члены Совета помогут нам подготовить людей к тому, что может случиться, – объяснил Гейвин.

К тому, что должно случиться, мысленно уточнила Персефона, но не стала поправлять его в присутствии Полонуса. Лучше дождаться, когда они с Гейвином останутся одни.

– Но поверят ли они тебе? – усомнилась она.

– Я ему верю, – вмешался Полонус. – Во всяком случае, я согласен с тем, что этот вопрос требует самого пристального внимания. А я член Совета. Еще один дядя Гейвина, принц Александрос, тоже входит в Совет, но в настоящее время Алекса нет на Акоре. Остаются трое: целительница Елена – самая старшая среди нас, Марселлус, который раньше служил (причем служил безупречно) главным магистратом, и Горан, самый младший. Пожалуй, убедить Горана будет труднее всего.

Персефона откинулась на спинку дивана. Она очень устала за день, но все равно пыталась вникнуть в суть разговора.

– Почему? – спросила она.

– Он с Лейоса, – объяснил Гейвин, назвав остров, расположенный по сравнению с Илиусом на противоположном участке Внутреннего моря.

Персефона несколько раз плавала туда на лодке, и ее поразила красота Лейоса, славившегося своими великолепными лошадьми. Когда она поделилась своими впечатлениями об острове, Гейвин усмехнулся и вдруг сделался моложе. Персефона увидела, каким он мог быть, если бы не бремя ответственности, лежавшее на его плечах.

– Лошади Лейоса чудесны, – согласился он, – но остров также известен невероятным упрямством населения. Жители Лейоса медленно раскачиваются и еще медленнее берутся за дело, но уж если они за что-то взялись, то никто не сравнится с ними в силе и упорстве.

– Значит, Горан будет важным союзником, – сказала Персефона.

– Совершенно верно, – согласился Полонус и пустился обсуждать с Гейвином, как лучше подступиться к советнику с Лейоса.

Персефона очень хотела участвовать в их беседе, но веки ее постепенно тяжелели, и ей приходилось прикладывать все силы к тому, чтобы не заснуть.

Она должна победить сон, ведь ей предстоял очень серьезный разговор с Гейвином… Но усталость за день, до предела насыщенного событиями, взяла свое. Персефона непроизвольно положила голову Гейвину на плечо и закрыла глаза. Увидев, что она спит, Гейвин прижал ее к себе.

Наконец принц Атрейдис обратился к Полонусу:

– Спасибо тебе за помощь, дядя. Персефону уже сморило, но отдохнуть не мешает нам всем.

Он встал, бережно подняв ее с дивана. Она не проснулась, лишь прильнула к его широкой груди – так естественно, как будто всю жизнь провела у него на руках.

Полонус тоже поднялся.

– Горан сейчас в городе, так что ты можешь уже завтра обратиться в Совет. Если хочешь, я устрою.

– Конечно, хочу. Нет смысла откладывать.

Он пожелал дяде спокойной ночи и пошел к двери, но тут Полонус тихо произнес:

– Я не вижу в ней ничего общего с Дейлосом. Гейвин остановился и крепче обнял Персефону, словно хотел ее защитить. Но получилось глупо, потому что она спала и ничего не слышала. К тому же Полонус вовсе не думал ее обидеть. Он догадался, почему Гейвин расспрашивал его про Дейлоса, и сделал свои выводы.

– Она не похожа на него ни внешностью, ни манерами, – продолжал дядя Гейвина. – И все же она кого-то мне напоминает.

– Кого?

– Не знаю. Не могу вспомнить. Может быть, со временем до меня дойдет. Или она сама скажет тебе, кто она такая.

Полонус ушел, воспользовавшись лестницей, которая соединяла семейное крыло с нижними этажами. Оставшись наедине со спящей Персефоной, Гейвин, ни секунды не колеблясь, прошел мимо гостевых комнат и двинулся дальше, к собственным апартаментам. Не потревожив свою живую ношу, он толкнул дверь, шагнул за порог, закрыл ногой деревянную створку и направился прямиком к кровати.

В окна спальни струился лунный свет. Гейвин уложил Персефону в постель, потом быстро снял с нее сандалии и тунику. В Англии женщины носили невероятно затейливые туалеты, усложненные пуговицами, петельками и пряжками. Мода становилась все более пуританской, и бедные дамы напяливали на себя невообразимое количество вещей. Одевание, так же как и раздевание, являлось долгим и непростым ритуалом. То ли дело на Акоре. Платье Персефоны легко снималось.

При виде ее нагого тела, белеющего в серебряных лучах луны, Гейвин возбудился так быстро, что ему пришлось втянуть ртом воздух и напомнить себе, что она, во-первых, еще не привыкла к плотским утехам, а во-вторых, очень устала.

Что же делать? Найти другую кровать или бросить одеяло на пол и устроиться там? Последний вариант не привлекал Гейвина, а первый отпадал сам собой. Он не мог оставить Персефону одну. Наконец, решившись, он собрался с духом и лег рядом с ней. Она слегка пошевелилась, но не проснулась.

Облегченно вздохнув, Гейвин повернулся на бок и прижал ее к своему большому сильному телу. Впереди была долгая ночь.

Наконец он забылся неглубоким сном, наполненным обрывками мыслей.

Персефона… кто она? Что скрывает?

Хоукфорт… долг…

Эвакуация? Но как эвакуировать такое количество людей?

Персефона… такая мягкая, такая… уютная…

Каменный лик в пещере. Он знал его всю жизнь, видел бессчетное множество раз.

Он никогда до него не дотрагивался. • Когда-нибудь он дотронется, и тогда…

Хоукфорт. Долг. Он не может следовать зову сердца, как бы ни настойчив был зов. Он не может…

Персефона…

На плечо Гейвина легла холодная рука. Тихий голос вырвал его из беспокойного сна: – Гейвин, проснись.

Он лежал на спине, охваченный минутным бессилием, которое иногда сопровождает внезапное пробуждение. Персефона сидела рядом с ним, одной рукой придерживая простыню на груди, а другой касаясь его плеча. На ее лице играл очаровательный румянец. Черт возьми, как же она хороша!

– Я думал, как эвакуировать триста пятьдесят тысяч человек, – пробормотал Гейвин. – Если, конечно, понадобится.

Персефона на миг отвела глаза. Когда она опять посмотрела на Гейвина, взгляд ее стал мрачным.

– Понадобится, – со значением произнесла она.

– Мы пока не знаем.

– Я знаю. Гейвин, ты должен меня выслушать. Его так и подмывало привлечь ее в свои объятия и страстно поцеловать. Но она выглядела такой серьезной, такой решительной, что он сдержался.

– Я не хотела засыпать вчера вечером, – поведала Персефона. – Я ждала, когда уйдет Полонус, чтобы поговорить с тобой с глазу на глаз.

– Поговорим сейчас. – Гейвин откинул одеяло и встал с кровати. Услышав, как за его спиной Персефона тихо охнула, он весело усмехнулся. – Мужчина часто просыпается возбужденным, здесь нет ничего необычного. К тому же на меня влияет твое присутствие.

– Мне не следует здесь находиться. Почему ты не отнес меня в мою комнату? А еще лучше – разбудил бы меня.

Он потер рукой подбородок, вспомнив, что нужно принять душ и побриться. Полонус не любит терять времени. Если он обещал созвать Совет, то он сделает это без промедления.

– Я не хотел тебя будить, – признался Гейвин. Его откровенность удивила Персефону.

– Не хотел?

– Нет. Я хотел, чтобы ты оставалась здесь, со мной.

– Чтобы я спала в твоей постели? Его губы скривились в усмешке.

– Да. Вообще-то довольно странно. До сих пор я предпочитал спать один.

– Я тоже.

– Ты по-прежнему любишь уединение?

Она села, придерживая простыню на груди, и в упор посмотрела на Гейвина.

– Нет, и ты знаешь.

– Откуда? Ведь ты ничего мне не говорила.

– Зато теперь сказала. Ну ладно, хватит. Нам надо обсудить куда более важные вопросы.

– Сначала я приму душ.

– Гейвин… тебе нужно срочно?

– Ты можешь помыться вместе со мной. Она покраснела еще гуще.

– Не думаю, что ты высказал хорошую идею. Он пожал плечами:

– Как хочешь. Тогда подожди, я быстро.

Когда он вернулся, еще мокрый и с полотенцем, закрученным вокруг бедер, Персефона сидела за столом у окна, облаченная в мягкий белый халат.

Сайда принесла завтрак и ушла. Они остались одни, их разделяли невысказанные слова, незримо витавшие в воздухе.

Гейвин сел напротив Персефоны. Она налила ему кофе. На подносе лежали круглые тосты с маслом, яичница и тонкие, как бумага, куски ветчины. Гейвин с удивлением понял, как ему приятно участвовать в такой простой, почти семейной трапезе.

Несколько минут они молча ели, потом Персефона положила свою вилку и промокнула губы салфеткой.

– Ты должен меня выслушать.

Гейвин допил кофе и снова наполнил чашку, мысленно приготовившись к разговору.

– Я весь внимание.

– И не только выслушать, но и поверить.

– Я обещаю серьезно обдумать твои слова.

Такой ответ явно не удовлетворил Персефону, однако она продолжала:

– Еще в раннем детстве я узнала, что Акора живая. Опять! Он-то думал, что Персефона расскажет ему о себе, а она вернулась к тому, что они уже обсуждали.

– Да, люди в нее верят, – подтвердил он.

– И не напрасно. Я долго жила одна, в тишине… Я говорю не о той тишине, когда нет шума, а о той, что у нас в душе. Меня редко отвлекали посторонние вещи, и я спокойно слушала землю, воду, ветер. Я слышала Акору.

– Персефона… – Гейвин помолчал, подбирая слова. Он только сейчас начал понимать, как сильно ему нравится эта женщина. Да, древний закон запрещал причинять вред представительницам слабого пола, но даже без закона он не представлял себе, что мог бы сознательно ее обидеть. – Ты много времени провела в одиночестве, ты сама сказала. Такой образ жизни…

– Ты думаешь, я страдаю галлюцинациями? – тихо спросила она, словно предвидя подобное предположение. А может быть, такая мысль посещала и ее саму.

– Нет. На мой взгляд, вполне естественно, что ты воображаешь присутствие другого существа…

– Нет, Гейвин, я ничего не воображаю. Мы знаем, что Акора, возможно, всего лишь крошечная часть чего-то огромного, которое меняется. – Она вздохнула. Гейвин видел в ее глазах боль. – Нас ждет новый катаклизм.

Его поразила та уверенность, с которой она произнесла свои слова. Он оттолкнулся от стола и встал, желая немного отдалиться от своей собеседницы.

– Мы пока не знаем.

Персефона тоже встала. Бледные лучи утреннего солнца осветили ее прямую стройную фигурку и сосредоточенное лицо.

– Я знаю! Ты должен меня выслушать. Подготовь свой разум, распахни свое сердце…

– Мой разум помог мне понять, что происходит на Акоре. По-твоему, чем я занимался последние месяцы? Изучал, исследовал, открывал…

– Да, ты прав. Тебя подводит не разум, а сердце.

– Эмоции не решают проблему.

– А интеллект решит? Ты хочешь понять происходящее и надеешься найти верный ответ с помощью одного лишь интеллекта, но признаешь, что тебе не хватает знаний. Их неоткуда взять просто потому, что их не существует. Послушай же меня. Ты акоранец и…

– Мы уже говорили на эту тему. Долг обязывает меня посвятить всего себя Англии.

– Ты выдаешь желаемое за действительное.

– Думаешь, я хочу жить в Англии? Черт возьми, Персефона, нет!

Гейвин быстро пересек разделявшее их пространство и вцепился в ее плечи. Он должен сделать так, чтобы она поняла!

– Я совсем не хочу, – повторил он более спокойным голосом.

Близость Персефоны смягчила его гнев, несмотря на то что, по его мнению, она вела себя излишне самоуверенно, пытаясь заставить его посмотреть в глаза неприятной правде.

Неудивительно, что он ее любил.

– Что случилось? – спросила она, испуганно округлив глаза.

– Ничего.

– Только что у тебя сделалось очень странное лицо. Еще бы! Секунду назад он почувствовал, будто вся кровь вдруг прилила к ногам. Какая нелепость: он, которого с малых лет учили мужеству, потерял самообладание при мысли о таком ничтожном чувстве, как любовь!

Гейвин внутренне собрался. Он расслабил пальцы, сделав свое прикосновение нежным, и заявил:

– Хорошо, насколько я понял, тебе кажется, что ты каким-то особым образом можешь общаться с духом Акоры, что ты его «чувствуешь». И у тебя появилась уверенность, что в ближайшее время произойдет извержение вулкана. Так?

– Да. Знаю, ты мне не веришь, но…

– Черт возьми, если бы мы состояли в родстве, я бы, может, тебе и поверил.

Персефона нахмурилась:

– Ты доверяешь только родным людям?

– Нет. Дело в том, что в моем роду значилось много женщин, наделенных необычными способностями, хотя их способности зачастую становились даже не просто обузой, а настоящим проклятием. Моя родная мать – хороший тому пример.

– Говорят, твоя мама умеет предсказывать будущее.

– Умела когда-то, много лет назад – еще до моего рождения. Теперь она несказанно рада, что избавилась от этого «дара», хотя в свое время он помог ей спасти Акору.

– От предателя Дейлоса?

Персефона отвела глаза, потом опять посмотрела на Гейвина.

– Не только от него. Есть еще моя тетя Джоанна, которая находит пропавшие вещи или по крайней мере находила их раньше. – Он улыбнулся. – Сейчас она заявляет, что не сможет найти даже шляпной булавки, но когда-то ее умение по-настоящему служило людям.

Персефона озадаченно сдвинула брови.

– Но принцесса Джоанна пришла в вашу семью благодаря замужеству, разве нет? Она не связана с твоими родственниками кровными узами.

– Верно, но род Хоукфортов тесно связан с Акорой. Младший сын Хоукфорта приехал сюда несколько веков назад и женился на представительнице семьи Атрейдисов. Похоже, именно он привнес в нашу семью провидческий дар, который, впрочем, никогда не проявлялся у мужчин.

Гейвин задумчиво посмотрел на Персефону.

– Прошло уже много лет с тех пор. Возможно, твой род отдаленно связан с моим.

– Вряд ли.

– Мы ведем тщательную документацию. Тебе нужно лишь сказать, кто ты, и я просмотрю наши архивы.

Наступила тишина, нарушаемая пением зябликов, которые свили гнезда под самыми окнами, и отдаленным приглушенным шумом города. Солнце уже взошло над горизонтом и медленно поднималось выше.

– Я Персефона, – наконец заявила она, вскинув голову и на шаг отступив от Гейвина. В ее тоне звучала гордость, смешанная с толикой грусти. – Мне достаточно называться так.

Он позволил ей уйти. А что еще оставалось делать? Скоро соберется Совет, на котором будут обсуждаться очень серьезные вопросы.

Если Персефона права…

Провидческий дар проявлялся у женщин его семьи в те моменты, когда в нем нуждались больше всего. Иногда он развивался с годами, а потом пропадал, после того как кризисная ситуация улаживалась.

Может быть, прозрение Персефоны – новое звено в цепи. В таком случае положение на Акоре еще опаснее, чем он думал, и надо принимать срочные меры.

Гейвин быстро оделся и вышел из комнаты.

Глава 11

«Тебе нужно лишь сказать, кто ты». Слова, произнесенные им только что, звучали в голове у Гейвина, когда он шел по коридору к лестнице. Он нарочно проговорил их небрежно, как бы невзначай, но она ему не ответила. «Я Персефона. Мне достаточно называться так». Он невольно улыбнулся. Она обладала не только мужеством, но и врожденным чувством собственного достоинства, которое больше подошло бы женщине или мужчине старше ее на несколько десятков лет.

Видимо, долгое одиночество сделало ее такой. А может, здесь сыграли роль одолевавшие ее демоны.

Гейвин не сомневался в их существовании. Его беспокоил лишь один вопрос: как их изгнать?

А провидческий дар Персефоны? Конечно, ее удивила его реакция. Но она удивилась бы еще больше, если бы узнала, насколько хорошо он знаком с подобным явлением. Она наверняка что-то слышала про его маму и тетушек, однако в его роду целые поколения женщин обладали необычным талантом провидения, который всегда проявлялся в моменты опасности.

То же самое происходило и сейчас. Вполне возможно, что Персефона – его дальняя родственница. В библиотеке Акоры хранилась книга с записью его генеалогического древа – по одному тому на каждое столетие – всего по меньшей мере тридцать пять томов. Некоторые из них очень старые, воссозданные по древним свиткам. Другие составлялись сравнительно недавно. Когда кузина Гейвина Амелия вышла замуж, из библиотеки торжественно (Гейвин присутствовал на церемонии) вынесли последний том и вписали туда имя ее мужа, Нилса Вулфсона. Со временем в книгу будут добавлены имена их детей, а потом – детей их детей и так далее.

Он не имел понятия, сколько имен занесено в многочисленные тома книги, но предполагал, что они исчисляются десятками тысяч. Почти все эти люди жили на Акоре, и значит, вероятность того, что кто-то из них когда-то пересекся с предками Персефоны, отнюдь не являлась фантастической.

Но характер ее дара… Он никогда не слышал о подобных вещах, во всяком случае, касательно женщин. Чувствовать Акору, общаться с ее духом? Согласно широко распространенному мнению, мужчины, ставшие ванаксами, неким образом связаны с землей, которой они служили. Никто не знал точно, что за связь существовала у них, разумеется, кроме самих мужчин, а они предпочитали отмалчиваться.

Во всяком случае, Атреус никогда не затрагивал подобную тему. Атреус – дядя и друг Гейвина, неизменно помогавший ему преодолевать жизненные трудности. Атреус очень мало говорил о том, что значит состоять в роду ванаксов, заменяя слова делами. Кроме того, он слыл любящим мужем и отцом, а еще считался по-настоящему талантливым художником.

У основания лестницы, ведущей во внутренний двор дворца, красовался один из многочисленных фонтанов, разбросанных не только по Илиусу, но и по всей Акоре. Фонтан внутреннего двора имел одну отличительную особенность, известную лишь горстке посвященных: каменную резьбу вокруг и над ним выполнял Атреус, так же как и другие резные украшения и статуи в окрестностях дворца. Ванакс Атреус отличался скромностью и не хотел повсюду ставить на созданное им произведение свое имя. Однажды он сказал Гейвину, что работа должна говорить сама за себя; если люди знают, кто автор того или иного произведения искусства, их впечатления нередко бывают предвзятыми.

Фонтан украшал увитый плющ, тоже вырезанный из камня. Однако при взгляде на него казалось, что он вот-вот затрепещет от ветра. Мастер изобразил растение необычайно подробно, вплоть до жилок на каждом листочке. Из-под плюща проглядывало лицо, вернее, намек на лицо. Странно, что Гейвин не замечал его раньше, а ведь он по меньшей мере сотни раз проходил мимо фонтана.

Но сейчас, нагнувшись, он явственно различил каменный лик, созданный не игрой света или плодом его воображения. Вытесанные черты едва проступали из камня, словно Атреус хотел лишь обозначить изображение. Гейвин осторожно протянул руку и прикоснулся пальцем к тому месту, где, по его разумению, должны находиться губы.

Камень оказался теплым.

Гейвин выпрямился, не сводя глаз с резьбы. Солнце, всходившее на востоке, отбрасывало тень на фонтан. Пройдет несколько часов, прежде чем камень согреется под его лучами. Вдобавок по изваянию текла вода, постоянно охлаждаемая подземным источником.

И все же камень определенно теплый.

А вдруг бушующие лавовые потоки каким-то непостижимым образом успели подняться к поверхности земли? Гейвин быстро приложил ладонь к боковой стене дворца и с облегчением убедился, что она холодная. Все в полном порядке, если не считать изображенного на фонтане каменного лика.

Поддавшись минутному порыву, он зачерпнул горстью воду и с удовольствием хлебнул чистой, холодной и вкусной влаги. Люди могли собирать дождевую воду и иногда делали это, но грунтовая вода считалась гораздо лучше дождевой. Чтобы до нее добраться, приходилось рыть колодцы, что считалось очень тяжелым трудом.

Однажды весной, когда ему исполнилось… тринадцать?… нет, четырнадцать лет, Гейвин помог вырыть несколько колодцев. Он отправился на остров Лейос в компании парней его возраста под присмотром взрослых мужчин, которые знали, как копать колодцы. И воспитывать мальчиков.

Мужчины первым делом спросили ребят, как, по их мнению, надо рыть колодец, а потом предоставили им возможность осуществить свои предложения на практике. Они терпеливо ждали, пока мальчики выроют яму, что оказалось не так просто, как мальчикам думалось. Земляные стены крошились и осыпались, но никого из юных копателей не завалило, ибо их наставники заранее замечали опасность и вовремя приказывали ребятам вылезти на поверхность. Вопреки ожиданиям подростков в нужный момент вода не появилась, и им пришлось долго и упорно думать, где же все-таки следует копать. Вскоре извлекать землю из шахты вручную стало им не под силу. Ребята поняли, что шестерни и шкивы лежали в куче снаряжения совсем не случайно, и соорудили простейший подъемник.

В первую неделю они вырыли один действующий колодец, усвоив в процессе работы кое-какие житейские премудрости, а заодно получше узнали друг друга. Кто-то из них не думая рвался скорее закончить дело, а кто-то понимал важность предварительного планирования; кто-то продолжал работать, несмотря на усталость; кто-то поддерживал дух в своих товарищах с помощью доброй шутки и веселого настроения; кто-то руководил, а кто-то выполнял указания; и, наконец, кто-то проталкивался вперед, чтобы первым попить из колодца, а кто-то стоял сзади, ожидая, когда утолят жажду другие.

Мужчины наблюдали за мальчиками, слушали их разговоры, делали заметки. Позднее, уже вернувшись на Илиус, Гейвин столкнулся с некоторыми из них, когда они выходили из кабинета Атреуса Увидев его, мужчины остановились, приветливо кивнули, улыбнулись и пошли по своим делам. В тот вечер Гейвин ужинал наедине с Атреусом. Он не помнил, о чем они говорили, но разговор был приятным.

Теперь, много лет спустя, его захлестнули неожиданно яркие воспоминания о тех днях. Сейчас перед ним стояла задача куда более сложная, чем рытье колодца. Речь шла о спасении людей. Он должен заставить их увидеть грозящую им опасность и принять меры.

Сосредоточившись на своих мыслях, он шел по внутреннему двору, запруженному деловито снующей толпой. По пути его то и дело останавливали и втягивали в разговор. Многих он лично знал, но некоторых видел впервые. Кому-то требовался его совет, но большинство просто сообщали ему о своих новостях и спрашивали, что новенького у Гейвина, надолго ли он приехал на Акору, как дела в Англии, правда ли, что там сейчас правит совсем молоденькая королева.

Он вежливо отвечал на все вопросы, умалчивая, однако, о том, что волновало его больше всего. Мало-помалу ему удалось пересечь внутренний двор и выйти к воротам со львами. Но там его заметил Полонус.

Догнав своего племянника, Полонус облегченно вздохнул.

– Я искал тебя, – заявил он. – Я ошибся, Горана сейчас нет в городе. Он приехал сюда с Лейоса, но вчера отправился инспектировать мельницу, которая находится в двадцати милях к югу от Илиуса. Я отправил ему сообщение с просьбой вернуться, но нам придется ждать его несколько часов.

– Ты поговорил с остальными – Еленой и Марселлусом?

– Да. Они, разумеется, хотят знать, почему мы созываем Совет в отсутствие Атреуса и Александроса. Я как мог отвертелся от их вопросов, но, кажется, ненадолго.

– Я отвечу на все их вопросы. А пока…

Любая задержка нежелательна, но Гейвин решил воспользоваться свободным временем и потратить его на то, чтобы купить Персефоне подарок. Он давно хотел порадовать ее, проявить внимание, догадываясь, что она никогда не получала подарков.

Простившись с Полонусом, он направился в город. Внизу, в гавани, стояло на якорях несколько дюжин кораблей. Другие суда находились во Внутреннем море. На западе туманная дымка скрывала три маленьких островка, в том числе и Дейматос. За ними находился большой остров Лейос. День выдался теплым и солнечным. Повсюду город украшали цветы – в ухоженных садах, вдоль стен, в подвесных корзинах возле домов, выкрашенных в яркие тона синего, желтого, зеленого и красного. В центре города магазины демонстрировали свои товары, аккуратно разложенные на прилавках под тентами.

Гейвин на несколько минут задержался перед магазином, торгующим стеклянными флаконами для духов. Каждый флакон имел оригинальную форму, стекло перемежалось со спиральными узорами из золота и серебра и закрывался такой же красивой пробкой. Он чуть не купил один из таких флаконов, но вовремя остановился.

Пройдя немного вперед, он оказался у входа в квартал писцов – старое название, появившееся в те далекие дни, когда книги приходилось переписывать от руки. Теперь здесь гремели печатные станки, но по соседству с ними размещались мастера-книжники, которые использовали самую лучшую бумагу, печатали с величайшей аккуратностью и переплетали результат своих трудов тисненой кожей. Выбор книг представлялся очень разнообразным – от поэзии до навигации, истории и оружейного дела. Гейвин двинулся дальше.

Если и существовало на свете место, где мужчина мог без проблем купить подарок женщине, то им являлся Илиус. Магазины ломились от красивых тканей, изысканных драгоценностей, духов, лосьонов и маленьких украшений, назначение которых Гейвин не знал. Словом, здесь продавалось все, что любили акоранки. Но ни один предмет его не заинтересовал.

Он остановился возле магазина, торгующего оружием, и задумался: что же все-таки подарить Персефоне? Внезапно к его ногам упала чья-то тень. Обернувшись, он увидел вчерашнего шотландца.

– Привет, Атрейдис, – поздоровался с ним Лайам Кемпбелл. Его кривая усмешка говорила о том, что он не слишком рад встрече.

Гейвин нехотя кивнул:

– Здравствуй, Кемпбелл.

– Кажется, мы с тобой не слишком удачно начали наше знакомство.

Гейвин понял, что своей фразой он как бы извинился за свое поведение, решив пойти на мировую.

– Верно, – согласился он. – Персефона сказала, что ты потерял друзей, когда плыл сюда.

– Они приходились мне не только друзьями, но и кузенами.

– Прими мои соболезнования. Как ты устроился?

Кемпбелл слабо улыбнулся:

– Грех жаловаться. Я сотрудничаю с одним акоран-цем, владельцем торгового судна. Мы хорошо зарабатываем на грузах, которые прибывают сюда с континента, но у нас есть мысль наладить связи с американцами.

– Тебе надо поговорить с моим кузеном Андреасом, когда он в следующий раз приплывет на Илиус, – посоветовал Гейвин и грустно подумал: «Если, конечно, он будет – этот следующий раз». Впрочем, как бы опасен ни был просыпающийся вулкан, человек имел право строить планы на будущее. – Его недавно назначили послом в Вашингтон.

– Вот как? Я вижу, Акора потихоньку становится открытой страной.

– Совершенно верно. Мы далеко шагнули за последние несколько лет, но мы по-прежнему соблюдаем осторожность.

Кемпбелл кивнул:

– И правильно. Не стоит рисковать достигнутым. – Он опустил глаза и взглянул на ближайший к Гейвину прилавок. – Хочешь купить нож?

– Да нет.

Но тут его внимание привлек один клинок с лезвием длиной около восьми дюймов, кожаной рукояткой и такими же ножнами, выкрашенными в темно-синий цвет и вышитыми жемчугом.

Он повертел нож в руках и заметил удивленное лицо Кемпбелла.

– Нравится? – спросил шотландец.

– Даже не знаю…

– Никогда бы не подумал, что такой клинок придется тебе по вкусу.

Гейвин вдруг понял, в каком направлении текут мысли Кемпбелла, и усмехнулся.

– Я ищу подарок для Персефоны, – объяснил он. Кемпбелл с облегчением засмеялся:

– Ах, вот оно что! Но неужели ты хочешь подарить ей нож?

– Думаешь, ей не понравится?

– Трудно сказать… я не знаю эту девушку. Но хотел бы узнать, – быстро добавил он.

Гейвин прищурился:

– Ты опять за свое?

Шотландец пожал плечами:

– Нет. Возможно, она еще не сознает своего чувства, но… я видел, как она на тебя смотрит.

– Она здорово отчитала меня после нашей стычки.

– Лишний раз доказывает, что ты ей нравишься.

– В самом деле? Ну и что ты скажешь? – Он показал на нож. – Покупать или нет?

Кемпбелл опять засмеялся:

– Зависит от обстоятельств. Ты считаешь себя уверенным человеком?

– Более или менее. А почему ты спрашиваешь?

– Если ты точно знаешь, что не дашь ей повода для недовольства…

Вспомнив страстный поцелуй Персефоны, Гейвин кивнул:

– Решено. Я беру нож.

Сделав покупку, он еще ненадолго задержался в магазине, чтобы осмотреть вместе с Кемпбеллом выставленные на продажу мечи. Шотландец хорошо разбирался в стали. Они продолжали обсуждать достоинства и недостатки испанской и австрийской стали, а также преимущества короткого меча по сравнению с длинным в ближайшей таверне, запивая пивом холодное мясо и сыр. В конце концов, человек должен есть, и нет ничего плохого в том, что он вкушает пищу в приятной компании.

Персефона шла по дороге, ведущей из дворца, потом вдруг остановилась и удивленно округлила глаза. Сначала ей показалось, что она обозналась, но при более внимательном рассмотрении картина приобрела полную ясность. Двое мужчин, обнажившись по пояс, грелись на солнце и непринужденно потягивали пиво из кружек, увлеченные дружеской беседой.

До недавнего времени Персефона почти ничего не знала о мужчинах, да и сейчас она имела представление о них, весьма далекое от совершенства. Однако женская интуиция подсказывала ей, что увиденная ею сценка – вполне нормальное явление и что ей не стоит вмешиваться в мужской разговор.

Она свернула на боковую улочку, ведущую к гавани. Ее лодка стояла у причала – там, где она ее и оставила. Спустившись вниз, Персефона быстро осмотрела маленькую каюту, заваленную вещами, которые она привезла с Дейматоса. Среди них она стала искать книги Лайама Кемпбелла, – наверное, единственное, что осталось от его прошлой жизни. Они лежали в ящиках вперемешку с ее собственными книгами. Чтобы не оставаться в душной каюте, Персефона перетащила ящики на палубу, села на пол, скрестив ноги, и принялась за дело.

Обложившись книгами, она быстро нашла около двух дюжин томов, подписанных Лайамом, отнесла остальные обратно в каюту и спрыгнула на причал.

– Ты знаешь, где живет человек по имени Лайам Кемпбелл? – спросила она проходившего мимо мальчика с ручной тележкой.

– Кемпбелл… дайте подумать… такой дюжий парень из Шотландии?

Она кивнула.

– У меня его книги. Я хотела бы их вернуть.

И желательно в отсутствии вышеозначенного джентльмена, подумала она.

Мальчик указал на пакгауз, стоявший рядом с причалом:

– Он живет там.

Персефона с сомнением взглянула на здание:

– Ты уверен?

– Да, на втором этаже. Отсюда ему проще приглядывать за бизнесом.

Персефона поблагодарила мальчика и вернулась на лодку, чтобы забрать книги. Держа их в руках, она пересекла причал и подошла к пакгаузу, прочному Двухэтажному сооружению из беленого камня с покатой крышей, двойные деревянные двери которого держались открытыми. Она вошла в большое прохладное помещение пятидесяти футов длиной и тридцати футов шириной. Часть помещения использовалась под склад. Персефона увидела ящики, коробки и тюки. Оставшаяся, меньшая, часть служила рабочим кабинетом. Возле письменного стола стояла женщина средних лет в темно-зеленой тунике до щиколоток. Заметив Персефону, она улыбнулась:

– Чем могу вам помочь? Персефона указала на свою ношу:

– Здесь книги мистера Лайама Кемпбелла. Можно, я оставлю их здесь для него?

– Да, конечно. – Женщина убрала с ближайшего стола стопку бумаг. – Положите их сюда. Лайама сейчас нет, но если он вернется до моего ухода, я скажу ему про книги. Если же меня не будет, то ему скажет мой муж.

– Очень любезно с вашей стороны, леди…

Женщина держалась приветливо и обладала приятной наружностью. Круглое открытое лицо и темно-каштановые волосы с редкой проседью, заплетенные в косу и уложенные вокруг головы, придавали ей привлекательный вид.

– Мелисса. А вас как зовут?

– Персефона. – Любопытство и вежливость собеседницы побудили ее спросить: – Мистер Кемпбелл здесь работает?

– Он напарник моего мужа. Като и Лайам управляют торговыми судами, которые возят товары с континента на Акору.

– Понятно…

– Като нашел Лайама, когда тот потерпел кораблекрушение, – охотно продолжала рассказ леди Мелисса. – Так волнующе – найти ксеноса!

– Да, наверное…

Персефона читала, что любой человек, нашедший на берегах Акоры потерпевшего бедствие незнакомца, считал свою находку Божьим даром и началом особых взаимоотношений. Зачастую он селил найденного ксеноса в своем доме и делал его членом своей семьи.

– Мы с вами не встречались раньше? – спросила Мелисса.

– Нет, не думаю.

Бывая на Илиусе, Персефона знакомилась с разными людьми, но Мелиссу она видела впервые.

– Мне как будто знакомо ваше лицо…

Персефона слегка побледнела. Ей меньше всего хотелось встретить человека, который мог бы связать ее с прошлым.

– Спасибо за помощь. Я пойду.

Она отвернулась, но Мелисса быстро шагнула вперед и ласково тронула ее за руку:

– Подождите… Простите, если я чем-то вас огорчила.

– Нет-нет, все в порядке. Просто мне надо идти. Пропустив ее слова мимо ушей, Мелисса спросила:

– Вы ведь не с Илиуса?

– Нет. Пожалуйста, скажите мистеру Кемпбеллу про книги.

Персефона как можно вежливее высвободила руку. Женщина больше не пыталась ее задерживать. Радуясь такому обстоятельству, Персефона поспешила удалиться и направилась к выходу, но тут ее взгляд упал на каменную притолоку, расположенную прямо над дверями. На камне значилось вырезанное слово: «Деймейдес». Под ним стояла дата, уходившая на несколько десятилетий в прошлое. Персефона машинально обернулась к женщине:

– Что означает надпись на камне?

Мелисса стояла, выпрямив спину, скрестив на груди руки, и спокойно смотрела на Персефону.

– Деймейдес – моя фамилия. Пакгауз построил мой дед. Мы с сестрой унаследовали здание после смерти нашего брата. – Она помолчала, потом тихо добавила: – Я хотела убрать камень, потому что, как известно, мой брат обесчестил нашу фамилию.

– Вот как? – вырвалось у Персефоны. Ей показалось, что она слышит собственный голос как бы издалека.

– Его называют предатель Дейлос, к сожалению, заслуженно. Но было время, когда фамилия Деймейдес звучала гордо. В память о нем я оставила камень на прежнем месте.

Персефона медленно выговорила:

– Я не знала, что Дейлос имел сестер.

– А почему вы должны знать? По счастью, теперь о моем брате редко говорят.

Персефона удивленно смотрела на женщину, о существовании которой она даже не подозревала. А ведь у нее еще есть и сестра, о которой упомянула Мелисса!

– Ваша сестра живет в Илиусе?

– Электра и ее муж владеют виноградником в нескольких часах езды к северу отсюда. – Женщина немного помолчала, потом спросила: – Что с вами, милая? Вы очень бледны. Может, присядете?

– Нет, не волнуйтесь, я прекрасно себя чувствую. Надо поскорее уйти от ее добрых и внимательных глаз! Пробыв здесь еще немного, она может сболтнуть лишнее.

Выйдя из полумрака пакгауза, Персефона на минуту остановилась, дожидаясь, когда ее глаза привыкнут к яркому солнечному свету.

«Было время, когда фамилия Деймейдес звучала гордо».

Неужели правда? Неужели наследие Дейлоса не только позор и бесчестие? Она побрела вперед, не заботясь о направлении, но вскоре остановилась и оглянулась на пакгауз. Мелисса стояла у открытых дверей и разговаривала с мужчиной средних лет, наверное, с мужем. Оба смотрели в сторону Персефоны.

Она быстро скрылась в тенистом переулке, ведущем наверх, к дворцу, и пересекла внутренний двор. Тут ее окликнул Гейвин.

– Вот и ты! – воскликнул он, подходя ближе. – Все в порядке?

– Кажется, да. Ты знаешь, когда состоится собрание Совета?

– Горана нет в городе, но он уже едет. Его надо подождать. – Взяв Персефону под локоток, Гейвин увлек ее под одну из многочисленных арок, которые вели на первый этаж дворца. – У меня для тебя кое-что есть.

Он протянул ей маленький матерчатый сверток. Она растерянно взглянула сначала на сверток, потом на Гейвина:

– Что это?

– Подарок, – ласково объяснил он и сунул сверток ей в руки. – Ну же, открывай.

Персефона неуверенно повиновалась. Когда-то мама дарила ей подарки – простые вещи, сделанные своими руками. Но больше никто не удостаивал ее такой радости, и она не знала, как реагировать.

Под развернутой тканью оказалось что-то бело-синее. Приглядевшись, Персефона поняла, что синей была кожа, расшитая жемчугом. Какая красота! У Персефоны захватило дух, и лишь через мгновение до нее дошло, что она держит ножны, в которые вложен…

Кинжал! С рукояткой из такой же кожи, но без жемчужин, которые мешали бы руке. Закругленное лезвие с гравировкой в виде спиральных узоров заканчивалось смертоносным острием.

Гейвин стоял совсем рядом. Она подняла глаза и с удивлением прочла в его взгляде легкую растерянность.

– Ты даришь мне нож? – спросила она. Он кивнул.

– Нравится?

– Впервые вижу такую красивую вещь! Он расслабился и усмехнулся:

– Я знал, что тебе понравится. Ножом можно убивать кабанов и… прочих тварей.

Она вовсе не собиралась плакать. Такая реакция стала бы позором. Женщина, достойная такого кинжала, не должна реветь. Однако когда Персефона засовывала подаренный нож за пояс своей туники, она не смогла сдержать слез.

– Спасибо, – пробормотала она, прижавшись к Гейвину и с упоением вбирая в себя его тепло и силу.

Он крепко обнял Персефону. Они стояли, прильнув друг к другу, в темном арочном проходе, и Гейвин мечтал о том, чтобы демоны навсегда покинули ее душу.

Глава 12

Собрание советников правителя Акоры состоялось в маленькой, строго обставленной комнате, ничем не отличавшейся от множества подобных комнат огромного дворца.

Овальный стол, окруженный не слишком удобными креслами, поставленными так, видимо, специально, чтобы отбить охоту к долгим и нудным речам.

На стене висела большая карта Акоры. Медные жаровни на треногах не горели: день достаточно теплый, и дополнительного обогрева не требовалось. На маленьком столике стояли бокалы и запотевший графин с водой.

Мужчины и женщины, собравшиеся в комнате, представляли интересы простых акоранцев – людей, от которых их ничто не отличало: ни одежда, ни манеры.

Советники были облечены немалой властью и несли на своих плечах большую ответственность.

Елене, единственной женщине, присутствовавшей на собрании, если не считать Персефоны, шел уже восьмой десяток. Седая и немного сутулая, знаменитая целительница нуждалась в помощи трости, но весь ее вид говорил о том, что она вполне способна справиться с возложенными на нее обязанностями.

Она разговаривала с каким-то мужчиной. Персефона догадалась, что с Марселлусом. Стройный и мускулистый, с коротко остриженными темными волосами и бородкой, он выглядел моложе своих пятидесяти лет. Бывший магистрат написал замечательные книги об истории Акоры, каждую из которых Персефона прочла несколько раз.

Последним явился на заседание Горан – самый младший член Совета: ему едва перевалило за тридцать пять. Почти такой же высокий, как Гейвин, он обладал внешностью воина, что неудивительно, ибо практически все мужчины Акоры прошли обучение боевым искусствам. Он кивнул Гейвину, бросил вопросительный взгляд на Персефону и подсел к коллегам-советникам.

Когда все собрались, Полонус не стал терять время даром.

– Спасибо вам всем за то, что явились сюда без промедления, – тихо произнес он. – Пожалуйста, садитесь. Принц Гейвин должен обсудить с нами один важный вопрос.

Советники устроились за столом, и Гейвин начал свою речь. Прежде всего он коротко представил Персефону как свою помощницу ибез дальнейших проволочек объявил:

– Есть вероятность, что вулкан, который разорвал Акору на части свыше трех тысяч лет назад, вскоре опять начнет извергаться.

Три советника, которые еще не знали о надвигающейся беде, по-разному отреагировали на сообщение Гейвина. Елена резко вскинула голову. Глаза ее заблестели. Персефоне показалось, что она вдруг стала моложе и энергичнее. Марселлус сжал в кулаки свои большие натруженные руки. Горан воспринял сообщение спокойнее. Он поднял перо, лежавшее рядом с его блокнотом, ирассеянно покрутил его в пальцах, не сводя внимательного взгляда с Гейвина.

– С чего вы взяли? – спросил он.

Гейвин сжато описал те действия, которые он предпринял за последние несколько месяцев, ите явления, которые он обнаружил. В заключение он сказал:

– Лавовые потоки под дворцом достигли небывалого уровня. Так же сильно увеличились лавовые потоки в пещерах Дейматоса. В море, у берегов этого острова, появились струйки пара, образующиеся в результате разлива лавы. Вчера глубоко под дворцом произошло землетрясение. В ближайшем будущем возможны новые колебания почвы, которые служат признаком надвигающегося извержения. Мы стоим на пороге катаклизма и должны принять срочные меры.

Несколько минут в комнате стояла тишина. Собравшиеся за столом переваривали услышанное. Наконец Елена заметила:

– Принц Гейвин, позвольте задать вам вопрос, который, как я полагаю, беспокоит всех нас прежде всего: куда подевался ванакс?

– Атреус в курсе. Несколько месяцев назад я показал ему подготовленный мной предварительный отчет. Он выразил убежденность в том, что ситуация будет улажена подобающим образом.

– Значит, он спокоен? – спросил Марселлус.

– Я бы так не сказал, – покачал головой Гейвин.

– Но его нет на Акоре, – отозвался Горан. – Вряд ли он уехал бы, зная, что стране грозит опасность.

В том-то и загвоздка, подумала Персефона. Вполне естественно ожидать, что люди, хорошо знающие ванакса и доверяющие ему, сочтут его отсутствие доказательством того, что ничего серьезного не происходит.

Перед ней и Гейвином стоит задача убедить их в обратном.

– Нет смысла гадать, какими соображениями руководствовался ванакс, – произнесла Персефона ровным тоном. Она и сама совсем недавно ломала голову над подобным вопросом, о чем теперь сильно сожалела. – Главное, что скоро начнется извержение вулкана.

– Вы уверены? – спросила Елена, пристально глядя на Персефону.

– Да. Я чувствую.

Сидевшие за овальным столом советники переглянулись. Воспользовавшись их замешательством, Гейвин подтвердил:

– Мы все знаем, что в прошлом бывали случаи, когда женщины, обладающие необычными способностями, помогали спасти Акору от серьезной опасности.

Полонус в удивлении поднял бровь.

– Ты хочешь сказать, что Персефона – одна из таких женщин?

Гейвин демонстративно потянулся через стол и взял Персефону за руку.

– Да.

У нее перехватило дыхание. На какое-то мгновение, показавшееся ей вечностью, она потеряла дар речи, застигнутая врасплох нахлынувшими чувствами. Она не ожидала, что Гейвин так сильно в нее верит, что он не побоится выразить свою веру в нее перед людьми, мнение которых очень много для него значит. Она удостоилась такой чести совершенно незаслуженно. К сожалению, когда-нибудь он поймет.

Но сейчас она испытывала до боли щемящее волнение и с трудом сдерживала слезы.

– Как странно, – мягко произнесла Елена. – Значит, она связана кровными узами с вашей семьей, ибо до сих пор подобный дар встречался только среди женщин вашего рода.

Горан перестал крутить в пальцах перо и устремил на Персефону пристальный взгляд.

– Вы родственница принца Гейвина? – спросил он.

– Насколько я знаю, нет, – ответила она как можно спокойнее.

– Родственные связи – сложный вопрос, – вставил Полонус. – Оставим эту увлекательную тему для следующего раза.

Персефона взглянула на него с благодарностью, но Горан не собирался сдаваться.

– Нет уж, давайте рассмотрим все прямо сейчас, – с нажимом сказал самый младший советник. – В конце концов, нас просят прислушаться к словам этой дамы, приняв во внимание, что она обладает некими уникальными способностями. Лично я не вижу никаких причин ей верить и полагаю, что здоровый скептицизм в данном случае вполне уместен.

Гейвин крепче сжал ее руку и хотел что-то ответить, но Персефона его опередила.

– Вы можете мне не верить, советник Горан, – тихо проговорила она, – но население Акоры должно заранее подготовиться к предстоящему катаклизму, и каждый день, каждый час отсрочки может стоить человеческих жизней.

Горан поморщился, явно задетый за живое. Персефона понимала, что он хороший человек, просто ему не хотелось верить в мрачные перспективы, ожидавшие его страну.

– Принц Гейвин представил нам факты, – ответил он. – Кто-то может не согласиться с тем, как он их истолковал, но они тем не менее есть, и от них никуда не деться. Вы же говорите, что «чувствуете» надвигающуюся беду. Что значит «чувствуете»?

Вопрос прозвучал справедливо, но Персефона не знала простого ответа.

– Все имеет свой рисунок, – медленно начала она, – форма зеленого листа, путь облаков, движение звезд на небосклоне. Когда что-то меняется, рисунок нарушается. Мне кажется, такие перемены можно почувствовать. Когда я почувствовала, что рисунок Акоры стал другим, я начала искать видимые изменения и обнаружила лавовые потоки на Дейматосе, а также подводные струйки дыма.

– Вы самолично их обнаружили? – удивилась Елена. – Как же вы оказались на Дейматосе?

Персефона опять замешкалась с ответом, хотя и знала, что ей придется-таки рассказать правду.

– Я там живу.

– Там никто не живет, – авторитетно заявил Марселлус.

Елена задумчиво взглянула на Персефону, но обратилась к бывшему магистрату:

– Почему вы так уверены?

– Потому что жить там запрещено, – объяснил он. – После смерти предателя Дейлоса Дейматос передан государству. Он не может заселяться или использоваться как-то иначе без разрешения Совета.

Престарелая целительница ласково улыбнулась:

– Мой дорогой Марселлус, неужели вы думаете, что некое событие не может произойти только потому, что оно запрещено законом?

– Конечно, случиться может всякое, но с какой стати люди будут селиться на необитаемом острове? Ведь тогда им пришлось бы сознательно отрезать себя от остальной Акоры.

– Именно так и хотела сделать моя мама, когда переехала жить на Дейматос, – тихо произнесла Персефона.

Горан прищурился:

– Ваша мама? Почему она пошла на такой шаг? И кстати, кто она?

– Довольно! – бесстрастно отрезал Гейвин, пресекая ответ Персефоны. – Я позвал сюда Персефону не для того, чтобы ее допрашивали. Вы можете пренебречь ее словами, но имейте в виду: я буду действовать, даже если не получу вашей поддержки.

Советники явно всполошились, но Марселлус быстро пришел в себя.

– Не сочтите за неуважение, принц, но у вас нет полномочий, – заявил он.

– Вот как? – В глазах Гейвина мелькнуло веселое удивление. Персефона видела, что его не обидел и не разозлил выпад советника. Гейвин оставался по-прежнему уверен в себе и непоколебим. – В настоящий момент я единственный представитель моей семьи на Акоре, – заявил он. – Поэтому я должен действовать так, как, по моему мнению, стали бы действовать мои родные, и прежде всего Атреус.

– Вы хотите заменить ванакса? – спросил Горан вкрадчивым тоном, в котором сквозило плохо скрываемое пренебрежение.

Гейвин покачал головой:

– Я никогда бы не осмелился на такое. Но я выполню свой долг и сделаю то, что необходимо.

– И что же, по-твоему, необходимо сделать? – спросил Полонус.

Не колеблясь Гейвин ответил:

– Необходимо сообщить людям о надвигающейся катастрофе.

Елена сдвинула брови.

– Сообщение может привести к панике, – предположила она. – А паника, в свою очередь, приведет к травмам или даже смертям.

– Никакой паники не будет, – возразил Гейвин. – Нам всем следует позаботиться, чтобы ее не случилось. Акоранцы – мужественные, дисциплинированные люди. Справившись с первым потрясением, они начнут выполнять то, что от них требуется.

– Вы поразительно уверены в нашем народе, – сухо заметил Горан. – Не могу сказать, что я не разделяю вашей уверенности. Однако вы просите нас поверить вам… – он кивнул на Персефону, – и этой даме в очень и очень серьезном вопросе. Долг обязывает нас повременить с решением. Мы должны обдумать ваши слова и взвесить возможные последствия наших будущих действий.

– Совершенно верно, – согласилась Елена. – Нельзя пороть горячку. Сначала надо как следует все обмозговать.

Марселлус кивнул.

– Жаль, что ванакс в отъезде, – вымолвил он. – Что бы вы ни говорили, принц, у вас нет его полномочий.

– У него есть письмо ванакса, – вмешалась Персефона.

Она больше не могла молчать. Советники не понимали, насколько опасна ситуация. Между тем драгоценное время утекало из-под пальцев, как вода.

– Какое письмо? – спросил Марселлус, переводя взгляд с нее на Гейвина.

После некоторого колебания Гейвин ответил:

– Личное письмо Атреуса, адресованное мне. Если хотите, можете его увидеть, но я не думаю…

– Спасибо, – перебил Горан. – Нам бы очень хотелось на него взглянуть.

Гейвин вытянул письмо из небольшой стопки бумаг, которые он принес на собрание, и протянул его Горану. Тот быстро прочел бумагу и передал ее следующему. Когда все советники ознакомились с посланием Атреуса, Полонус с улыбкой вернул его Гейвину.

– Итак, Атреус тебе доверяет и не сомневается в том, что ты сумеешь уладить ситуацию. Почему же ты сразу не показал нам письмо?

– Как я уже сказал, оно личное.

– Похоже, ванакс с легким сердцем оставил такой важный вопрос на ваше рассмотрение, – признал Горан, даже не пытаясь скрыть своего удивления. – Я не помню, чтобы Атреус когда-нибудь полностью перепоручал какое-то дело другому, но сейчас, кажется, произошло именно так.

Персефона решила, что члены Совета работают вместе уже много лет и научились общаться друг с другом без помощи слов. Действительно, сидевшие за столом обменялись быстрыми взглядами и кивками. Горан по-прежнему хмурился, Марселлус выглядел задумчивым, Елена улыбалась, а Полонус… Полонус казался совершенно удовлетворенным.

– Ну что ж, – наконец отозвался дядя Гейвина, – давайте послушаем, какую стратегию предлагает нам принц Гейвин.

– Да. Как, по-вашему, мы должны действовать? – не без вызова спросил Горан.

Гейвин встал и подошел к висевшей на стене карте. Указав на большой остров, расположенный в дальнем западном конце Внутреннего моря, он сказал:

– Отсюда до Лейоса два дня морского пути. Горан, вы должны ехать прямо сейчас.

– Я? – спросил самый младший советник, с независимым видом откинувшись на спинку кресла.

– Кто-то должен оповестить жителей Лейоса о грозящей им опасности, и я не вижу более подходящей кандидатуры, чем вы. Надо, чтобы все семьи подготовились к отплытию, снарядили лодки, собрали животных… ведь вы заберете своих лошадей?

– Можете не сомневаться. – Судя по испуганному лицу Горана, его устрашила одна мысль о том, чтобы оставить племенных лошадей на верную смерть. – Но как надо готовиться? Если то, что вы рассказали, правда, на Ахоре не останется ни одного безопасного места.

– Такое место будет, – уведомил Гейвин. – И оно – единственное! – Открытое море.

– А Внутреннее море? – спросила Елена.

– Нет, мы должны заплыть за пределы Акоры. По счастью, акоранцы – нация мореходов. И все же эвакуация трехсот пятидесяти тысяч человек и их животных – задача не из легких. Все суда, имеющиеся в нашем распоряжении, должны как можно быстрее подготовиться к плаванию.

– Вы ведете речь о тысячах кораблей и лодок, – задумчиво проговорил Горан, всем видом показывая, что он уже серьезно задумался над поставленной задачей. – Самые крупные военные и торговые суда возьмут на борт по нескольку сот человек каждый, но будет ли такого количества достаточно?

– Не забудьте про рыбацкие лодки, – напомнил ему Марселлус, – многие из которых бороздят Открытое море.

– Каждое судно должно иметь продовольствие и воду – как для людей, так и для животных, – добавил Гейвин. – Мы не знаем, как долго нам придется оставаться в море.

Персефона заметила ужас в глазах советников. Похоже, они только сейчас до конца осознали, что ждало их в ближайшем будущем.

– Вы хотите сказать, что, возможно, мы не сумеем вернуться обратно? – спросила Елена почти шепотом.

– Мы вернемся, – быстро уверила всех Персефона. – Акора выживет, и мы тоже, если примем своевременные меры. Но принц Гейвин прав: нам придется оставаться в море до тех пор, пока не минует опасность.

– А как же все остальное? – спросил Марселлус. – Наше искусство, наши книги, все наши сокровища. Что делать с ними?

– Библиотеку тоже нужно эвакуировать, – твердо заявил Гейвин. – В ней хранятся наши воспоминания и сведения о нашем прошлом. Полонус, библиотечное дело я поручаю тебе. Нестор наверняка тебе поможет, он же привлечет остальных. Только распределите содержимое библиотеки с умом. Проследите, чтобы все экземпляры той или иной книги не отправлялись на одном судне.

– Я соберу целителей, – вызвалась Елена, вставая. – Их тоже надо распределить по судам, чтобы они помогли возможным пострадавшим.

– В эвакуации еще много неясностей, – обратил внимание Марселлус. – Сколько и каких вещей можно будет взять с собой на судно? Когда начинать погрузку? Каким образом мы удержим флот, достигнув открытого моря?

Полонус тихо добавил:

– Как мы убедим людей в том, что их мир скоро погибнет?

Гейвин шумно вздохнул. Он чувствовал облегчение от того, что собрание пошло по нужному руслу, и одновременно решимость, необходимую в таком трудном деле.

– Если мы с Персефоной правы, будет много знаков, которые возвестят о начале землетрясения.

Горан оттолкнулся от стола. Лицо его стало мрачным.

– Ну ладно, – подытожил он. – Начнем действовать, и пусть удача нам улыбнется.

Старинное акоранское напутствие звучало эхом в голове Персефоны, когда она выходила из комнаты вслед за Гейвином.

– Найди Сайду, – велел он ей, как только они покинули собрание. – Введи ее в курс дела…

– Она мне не поверит.

Он ласково прикоснулся к ее щеке:

– Поверит. Скажи ей, что ты говоришь от моего имени. Все семьи Илиуса так или иначе связаны с дворцом. Сайда сообразит, как можно быстро их оповестить.

Персефона кивнула, с трудом сознавая, что все происходит наяву.

– А где будешь ты? – тихо спросила она, подняв глаза на Гейвина.

– В гарнизоне. Персефона, я должен знать, что ты в безопасности. Обещай мне, что, если мы разлучимся, ты не станешь медлить и уедешь с Акоры.

Она опустила голову, боясь, как бы он не прочел в ее взгляде те страшные мысли, которые ее одолевали.

– Гейвин, ты должен выжить. Надеюсь, ты понимаешь?

– Нет человека, чья жизнь была бы настолько важна…

– Твоя жизнь очень важна. Когда ты впервые показал мне письмо Атреуса, я неправильно отреагировала и прошу у тебя прощения. Я располагала временем, чтобы подумать и, главное, поближе узнать тебя. – Ее щеки покрылись румянцем, когда она вспомнила, насколько близко они узнали друг друга. – Ты ни разу не задавался вопросом, почему ты здесь вместо Атреуса?

– Он не знал, что опасность настолько реальна…

– Как он мог не знать? Он, ванакс, избранный властелин Акоры! Он знал й все равно уехал, оставив тебя за главного.

– Никак не пойму, о чем ты. К тому же у нас мало времени…

Она подошла ближе, положила руки на широкие плечи Гейвина и прижалась к его телу, с удовольствием вбирая его тепло и силу. Неужели в последний раз? Нет, не может быть!

Встав на цыпочки, она прикоснулась губами к его губам, поймав его дыхание, и ласково прошептала:

– Наследник Хоукфорта, присягнувший Англии, ты все же находишься здесь, на Акоре. Мы все равняемся на тебя – не на Горана, не на Марселлуса, не на кого-то еще, а на тебя, Гейвин.

Он заметно напрягся.

– Ты преувеличиваешь. Атреус не знал о грозящей нам беде, иначе он остался бы на Акоре.

– Он знал – так же, как и ты. Прислушайся к своему сердцу, Гейвин. Вспомни, кто ты.

Голос Персефоны сорвался. Слезы, которые она так долго сдерживала, наконец хлынули из глаз. Чтобы Гейвин их не увидел, она резко отвернулась и побежала по длинному коридору. Она убегала от него и от себя самой, от отчаянного желания прижаться к нему и забыть обо всем на свете.

Он позвал ее по имени, но она не остановилась. Она знала, что он не станет ее догонять: ему надо идти в гарнизон, к мужчинам, которые, так же как и он, прошли боевую выучку и умеют противостоять любой опасности.

Их он поведет на борьбу с ужасным испытанием, выпавшим на долю страны. А что будет делать она?

Она найдет Сайду и, заручившись ее помощью, приложит все силы к тому, чтобы спасти Акору, – людей и животных, произведения искусства и книги, мечты и воспоминания – ту драгоценную канву жизни, складывающуюся на протяжении многих тысяч лет.

Персефона смахнула слезы и поспешила вперед.

Глава 13

На следующее утро с приливом Горан готовился отправиться на остров Лейос. Накануне отплытия он решил разыскать Гейвина инашел его в гарнизоне, на тренировочном полигоне под Илиусом – там, где известная всему миру армия оттачивала свое смертоносное искусство. Мужчины складировали оружие, сгоняли лошадей в табун и убирали палатки, готовя все для перевозки в гавань.

Самый младший советник не стал терять времени даром и сразу приступил к делу:

– Марселлус хочет послать магистратов на пригородные фермы, чтобы предупредить людей об извержении.

Разгоряченный работой, Гейвин вытер пот со лба и выпрямился, подставив солнцу обнаженную грудь. Лицо его приняло сосредоточенное выражение: он держал в голове почти бесконечный список дел.

– Есть какие-то проблемы?

– Местные горожане, жители Илиуса, знают магистратов, уважают их и без колебаний последуют их указаниям. Но селяне – народ особый. – Горан немного помолчал. – Я сужу по сельским жителям Лейоса. Они… не то чтобы не доверяют властям, просто относятся к ним скептически.

Гейвин махнул рукой, отгоняя муху.

– И что вы предлагаете?

– Вы должны поехать туда сами, – высказал предложение Горан. – К вам они прислушаются быстрее, чем к магистратам.

– Они меня не знают, – заметил Гейвин.

– Они знают, кто вы такой. Кроме того, они знают ваших родителей и доверяют им. А еще они знают вашу сестру Атланту. Она провела много времени на фермах и виноградниках в пригородах Илиуса.

– Она интересуется растениями, – тихо проговорил Гейвин.

Девятнадцатилетняя Атланта, старшая из двух его сестер, любила Акору почти так же сильно, как и он сам.

– Во всяком случае, люди отнесутся к вам с большим доверием. Я считаю, что ехать должны вы.

– Вы, верно, не представляете, сколько дел здесь надо переделать.

– Я сам прослежу за их выполнением, – вызвался Горан. – Послушайте, мне надо поймать прилив, поэтому я буду торопиться. Если вы поедете сами, там будет меньше споров и проволочек. Мы сэкономим драгоценное время. Подумайте над моим предложением!

Когда Горан ушел, Гейвин последовал его совету. Он планировал остаться в Илиусе и помочь в сборах, но Горан прав. В Англии и во всех остальных странах горожане и сельские жители не всегда одинаково смотрели на жизнь. Атреус умел их сплачивать, однако его магистраты не обладали искусством дипломатии. В большинстве своем резкие на язык люди, которые очень четко знали, как следует поступать в том или ином случае, и не терпели возражений.

Что ж, пожалуй, ему следует отправиться за город. И не одному. Да, он заставил Совет озаботиться кризисной ситуацией и принять срочные меры, однако, как бы ему ни хотелось приписать эту заслугу исключительно собственному красноречию, он прекрасно понимал, что поворотным моментом собрания стало упоминание Персефоны про письмо Атреуса. Она лучше, чем он, оценила настроение советников и поняла, как их можно убедить.

Она поможет ему повлиять на умы селян. К тому же подвернулся хороший повод побыть с ней вдвоем.

Гейвин криво усмехнулся. Они провели порознь всего одну ночь, а он уже ищет повод для новой встречи!

Закончив свои дела на тренировочном полигоне, он быстро сполоснулся под душем (установленным для водных процедур баком с водой), надел свежий килт и отправился в город.

Въехав в Илиус, он поразился произошедшим переменам. Очаги стояли холодными: из печных труб не вырывались струйки дыма. Пешеходные дорожки перед жилыми домами и магазинами, обычно чисто выметенные, покрыты пылью и песком, нанесенным с берега. Веревки для сушки белья пустовали. По улицам не прохаживались под ручку пары, не бегали дети. Нормальная жизнь города была парализована, возможно, навсегда.

На Гейвина накатила волна доселе неизведанного горя. Ему показалось, что залитая солнцем улица и все находящееся на ней вдруг исчезло, погрузилось в небытие. Он моргнул, и мир вернулся на прежнее место. Все последние месяцы, с тех пор как он впервые заподозрил, что вулкан просыпается, Гейвин запрещал себе думать о возможной гибели Акоры. Сначала он надеялся, что его опасения не подтвердятся. Однако очень скоро ему пришлось признать безосновательность таких надежд. Но даже тогда он старался не делать выводов. Хватаясь за практические задачи, он держал свои чувства в узде.

До настоящей минуты. Стоя под ярким солнцем, глядя на холодные очаги и серьезных детей, он больше не мог отрицать своей любви к Акоре, которая стала частью его самого. Мысль о том, что он может ее потерять, причиняла невыносимые страдания.

В нем с детства воспитывали мужественность, умение противостоять ужасам смерти. Но надвигавшаяся беда грозила сломить его дух. Он судорожно вздохнул и вдруг почувствовал, как кто-то ласково тронул его за руку:

– Гейвин… что с тобой?

Он обернулся и увидел рядом с собой Персефону, на красивом лице которой читалось участие. Ему сразу стало легче. Терзавшие его душу страхи слегка ослабели.

– Ничего. Я в полном порядке, – ответил он, стараясь не показывать своей слабости.

– Что-то не похоже. Может, ты перегрелся на солнце?

– О Господи, нет!

Несмотря на его близкое сходство с отцом-англичанином, даже летнее солнце Акоры не причиняло ему неудобств.

Гейвин внимательнее взглянул на Персефону и накрыл ее руку, все еще лежавшую на его руке, своей широкой ладонью.

– А я собирался тебя искать, – поведал он. Вчера, когда они расстались, Персефона казалась очень взволнованной, и сейчас Гейвин с радостью отметил, что она выглядит значительно спокойнее. – Горан предложил мне отправиться за город и сообщить селянам об извержении.

– Но под Илиусом несколько дюжин поселков. Ты не сможешь оповестить всех.

– Разумеется, нет. Я приеду в один из крупнейших поселков и поговорю с его жителями, а они передадут известие остальным. Главное – убедить людей, заставить их отнестись к вопросу серьезно.

– Горан прав, – без колебаний заверила Персефона. – Ты должен сам выехать.

– Поедем вместе.

Она удивленно вскинула брови, но Гейвин успел заметить в ее взгляде мгновенную вспышку удовольствия.

– У нас с Сайдой много работы, – попыталась возразить Персефона.

Он шагнул чуть ближе и взял ее за руку.

– Поедем! Ты помогла мне убедить Совет.

– Тебе помогло письмо Атреуса. Возьми его с собой.

– Сельские жители знают Атреуса и уважают его, но в отличие от советников они не придадут большого значения его письму.

– Я уверена, что ты без труда уговоришь их…

– Мужчин – возможно. Они обучались воинскому искусству и привыкли выполнять приказы. А вот женщины… – Он нагнул голову, и она ощутила на своей щеке его теплое дыхание. – Они требуют более деликатного обращения.

Она слегка отступила назад. Ее улыбка, смелая, вызывающая и крайне женственная, а также слегка осуждающая, смутила его.

– По-моему, ты научился уговаривать женщин с тех самых пор, как впервые их увидел.

Гейвин улыбнулся:

– Ты так думаешь?

– Да. И все-таки я поеду с тобой.

Гейвин не ожидал, что она согласится. Однако, будучи человеком разумным, он не стал искушать судьбу, высказывая удивление или недоверие, а предложил:

– Давай отправимся за город в фаэтоне.

Он не знал, умеет ли она ездить верхом, а дорога предстояла не ближняя. На Дейматосе он не видел лошадей, и вряд ли она имела возможность обучиться искусству наездницы за время своих редких визитов на Илиус. Заметив, как загорелись глаза Персефоны, Гейвин понял, что не ошибся: ее явно обрадовало его предложение.

– В фаэтоне? Я видела их, но никогда в них не каталась.

– Тебе понравится, – заверил он Персефону и быстро повел ее к дворцу, не дожидаясь, пока она передумает.

О Господи, ну почему она согласилась? Его присутствие стало для нее сладкой пыткой, которая не отпускала ее ни наяву, ни во сне. Он пробуждал в ней целый сонм самых противоречивых чувств. Ее влекло к нему, и в то же время она испытывала желание убежать от него подальше. Она хотела находиться рядом с ним и боялась жестокой, но неизбежной расплаты за счастливые минуты близости. Она привыкла во всем полагаться только на себя и смотреть на жизнь трезвым практическим взглядом, но после знакомства с Гейвином все чаще стала чувствовать себя слабой и мечтать о несбыточных вещах. Ее так и подмывало отбросить все доводы разума и кинуться в омут с головой.

И естественно, она не могла отказаться от возможности провести в его обществе еще какое-то время.

Ее мама заплатила за свою безрассудную любовь всем – гордостью, будущим, надеждами. Нет, она, Персефона, не так слаба.

Или ей только кажется?

Стоило Гейвину только попросить, и она тут же согласилась, запоздало удивившись собственной уступчивости. Она даже не пыталась ему отказать! Взявшись за руки, они поднялись по дороге в гору и пересекли внутренний двор. Обогнув дворец, они направились к конюшне – длинному приземистому зданию из белого камня, крытому красной черепицей, которое тянулось параллельно дворцу, но отделялось от него несколькими сотнями ярдов. За конюшней, на склоне холма, противоположном городу, располагались просторные площадки для выгула, где паслись лошади.

Гейвин взял в сарае уздечку, подошел к ближайшей площадке и издал долгий низкий свист. Великолепная черная кобыла, шкура которой отливала серебром, вскинула голову, посмотрела в его сторону и галопом понеслась на зов.

– Спокойно, Ипполита, – ласково проговорил Гейвин, похлопав лошадь по длинной белой полоске между глазами.

Кобыла наклонила голову ипринялась бить землю копытом.

– Ты назвал ее вчесть царицы амазонок? – спросила Персефона.

– Мне показалось, что она достойна ее громкого имени. Ты что-нибудь знаешь о лошадях?

Персефона знала ивидела больших исильных животных, от которых старалась держаться подальше. Случайный удар крупом мог свалить человека с ног, арезкий пинок копытом сулил гораздо большие неприятности. К тому же эти милые создания повсюду оставляли вонючие лепешки.

– Немного… – пробормотала она, глядя на кобылу, которая мрачно косила глазом.

– Ипполита – отличная лошадь. Я присутствовал при ее рождении ирастил ее.

Он продолжал гладить кобылу, которая тихо ржала и тыкалась внего мордой.

Персефона почувствовала легкий укол ревности. Замечательно! Мало того что у нее в душе кружится целый вихрь самых разных эмоций, так она еще позавидовала тупому животному!

– Нам надо ехать, – бросила она.

Гейвин кивнул ибыстро надел на Ипполиту уздечку. Кобыла спокойно вытерпела подобную процедуру.

– Она обучена для верховой езды, но предпочитает возить фаэтоны. – Гейвин вывел лошадь с площадки для выгула.

Радостное предвкушение, охватившее Персефону перед поездкой, слегка померкло. Она еще раз скептически взглянула на вороную кобылу, которая вознаградила ее за внимание взмахом хорошо расчесанного хвоста. Однако надо отдать Ипполите должное: как только Гейвин запряг ее в фаэтон, она повела себя спокойно ис достоинством. Персефона шагнула в плетеный кузов и с удивлением обнаружила, насколько он легок и хрупок. Ухватившись рукой за борт, она вымученно улыбнулась, когда Гейвин занял место впереди и поднял поводья.

Ипполита тронулась с места. Фаэтон слегка накренился, и Персефона вцепилась в борт сразу двумя руками. В следующее мгновение она допустила ошибку: посмотрела вниз и увидела, как земля, сливаясь в одно расплывчатое пятно, проносится мимо. Охнув, она подняла глаза и уставилась на горизонт.

Между тем фаэтон подпрыгнул на кочке и выкатил на дорогу, ведущую к северу.

– К-куда мы едем? – спросила Персефона, с трудом удерживая равновесие.

– В Заповедник, – ответил Гейвин, назвав место, о котором она слышала, но которое никогда не посещала. – Я вспомнил, что сегодня день подношений. Там соберутся сотни селян. Мы введем их в курс дела и отправим гонцов, которые оповестят все поселки.

Хороший план. Все, что от них требуется, – проехать двадцать миль до места назначения, не вылетев из фаэтона и не оставшись умирать на обочине.

– Нравится? – спросил Гейвин, оглянувшись через плечо.

Он стоял, широко расставив ноги, и держал поводья в мускулистых руках. Ветер задул его волосы назад, обнажив строгие линии лица и шеи. На губах его играла радостная улыбка.

– Конечно, – пробормотала Персефона и вскоре с удивлением обнаружила, что поездка и впрямь доставляет ей удовольствие.

То ли Ипполита немного сбавила ход, то ли она сама приноровилась к ритму фаэтона, но ей уже не хотелось мертвой хваткой сжимать борт кузова.

– Я думала, что фаэтоны прочнее, – обратилась она к широкой спине Гейвина – гладкой, загорелой и сильной.

– Они предназначены для быстрой езды, поэтому такие легкие.

– Понятно, – рассеянно бросила Персефона, борясь с желанием совсем отпустить борт и крепко обнять Гейвина.

Она сосредоточилась мыслями на том месте, куда они ехали. Заповедник, древняя оливковая роща в пригороде Илиуса, существовал несколько тысяч лет и увековечен влегендах. Говорили, что именно там разыгралась крупнейшая драма в жизни Акоры после первого катаклизма.

Одна из немногих выживших, молодая жрица по имени Лира, убежала туда с группой других женщин, восстав против власти мужчин, которые пришли на их разоренную родину в качестве завоевателей. Женщины отстаивали свою независимость, под страхом смерти отказываясь жить в подчинении.

В конце концов мужчины перестали гневаться и решили пойти на мировую. Так совершилось заключение древнего соглашения: воины управляют, а женщины прислуживают… но ни один мужчина не имеет права обидеть женщину.

С тех пор место, где состоялся знаменательный разговор, стало излюбленным у акоранцев. Ежемесячно там устраивался день подношений жрецам и жрицам, ухаживавшим за рощей, им приносили дары.

Дорога, по которой они ехали, стала более оживленной. Они обгоняли другие фаэтоны, фургоны, всадников и пешеходов. Наконец впереди показалась каменная стена, обозначавшая вход в рощу.

– Как по-твоему, рассказы о происходившем здесь когда-то – правда? – спросил Гейвин, когда они миновали стену.

– Возможно, кое-что – правда, но не все.

– Почему не все? Она сухо объяснила:

– Я не верю в то, что женщины воздвигли стену из огня, чтобы защититься от мужчин. И в то, что языки пламени поднимались выше самого рослого воина. А также в то, что огонь горел, не угасая, десять дней и ночей.

Гейвин остановил фаэтон и спросил:

– А в то, что Атрейдис перепрыгнул через костер, чтобы добиться расположения своей возлюбленной?

– В это тоже.

– Но он действительно добился ее расположения – нам доподлинно известно. И потом, древние свитки говорят, что здесь еще несколько лет оставались выжженные отметины. – Сойдя на землю, он процитировал: – «Пятнадцатый год после катаклизма: последние следы огня потускнели и перестали быть различимы».

Держась за его протянутую руку, Персефона легко вышла из фаэтона.

– Ты знаешь летописи наизусть?

– Несколько отрывков. Этот особенно врезался в память. – Он слегка смущенно добавил: – Я приезжал сюда десять лет назад и долго бродил по округе, надеясь обнаружить хоть какое-то свидетельство былых событий.

– Спустя свыше трех тысяч лет? Неужели ты всерьез рассчитывал что-то найти?

– Нет, но я очень хотел попробовать. Впрочем, кое-что я все-таки нашел. – Он указал на оливковую рощу, к которой они приближались. Персефона увидела искривленные стволы и серебристо-серую листву, блестевшую на солнце. – Деревья закрывают рельеф местности, но внешний край рощи образует кольцо, внутри которого наблюдается подъем земли.

– И что? – с искренним любопытством спросила Персефона.

– Под рощей находится холм. Видимо, деревья посажены на его вершине. Разумеется, ни одна из олив не восходит ко времени Лиры и Атрейдиса, но большинству уже несколько сот лет. Насколько мне известно, холм никогда не исследовался. Многие люди считают его почти священным и не хотят, чтобы его трогали.

Они вошли в рощу. Оливы с их раскидистыми ветвями и большими корнями нуждались в просторе, поэтому деревья располагались на приличном расстоянии друг от друга. Прохаживаясь между ними, Персефона заметила маленькие дощечки у основания многих стволов.

– Что за дощечки? – поинтересовалась она. Гейвин проследил за ее взглядом.

– Все деревья, которые ты здесь видишь, являются даром различных семей. Считается большой честью, если тебя пригласили посадить оливу. На дощечках написаны имена дарителей. – Он указал на одно из самых больших и старых деревьев, которое росло недалеко от них. – Вот посмотри. Здесь написано «Атрейдис». Значит, дерево посадил кто-то из моей семьи – судя по виду дерева, около ста лет назад.

– Хороший обычай.

– И практичный. Масло, отжатое из здешних олив, идет на заправку священных ламп по всей Акоре.

– Я слышала, что…

Она осеклась и уставилась на очередную дощечку, укрепленную поддеревом. Олива, на которую она смотрела, явно моложе той, которую ей показал Гейвин, но не менее крепкая. На дощечке стояла надпись: «Деймейдес».

Медленно выпрямившись, Персефона спросила:

– Как по-твоему, сколько лет этому дереву?

– Я не специалист по оливам, но я бы дал ему… лет пятьдесят.

Пятьдесят лет. Значит, полвека назад кого-то из семьи Деймейдесов удостоили честью посадить дерево в священной роще Акоры.

«Было время, когда фамилия Деймейдес звучала гордо».

Стоя под солнечными лучами, которые пробивались сквозь ветки олив, Персефона вдруг почувствовала, как в ней впервые робко зашевелилась надежда. Надежда на то, что слова о гордости фамилии Деймейдесов – правда.

К ним подошла женщина в алой тунике жрицы. Она поставила на землю корзину, вкоторую укладывала сорванные оливы, и улыбнулась Гейвину как старому знакомому. С приветливым интересом она поглядывала на Персефону.

Через пару минут улыбка сошла с лица жрицы, а сама она поспешила созвать остальных работников рощи, чтобы те послушали сообщение Гейвина.

Глава 14

– Я понимаю, как вам трудно, – обратился к собравшимся Гейвин.

Он стоял перед жрецами и жрицами, которые собрались по его просьбе и теперь слушали его речь. Двадцать человек – именно столько обычно работало в заповедной роще – внимали ему с напряжением. Десять мужчин и десять женщин, самый младший из которых был в белом одеянии, самый старший – в алом, смотрели на него во все глаза.

Персефона стояла рядом с Гейвином. Они отошли подальше от посетителей Заповедника, не желая пугать их неприятным известием. Очень скоро они узнают об извержении, но сначала Гейвин хотел оповестить тех, кто, как он надеялся, отреагирует быстро и эффективно.

– Все свидетельствует о том, что вулкан под Акорой скоро проснется, – продолжал Гейвин. – Мы не можем абсолютно уверенно утверждать это, но пренебречь предупреждениями – значит подвергнуться смертельному риску.

Люди зашумели. Как он и ожидал, у них появилось много вопросов.

– Когда началось его действие?

– Как вы обнаружили?

– Почему вы пришли к такому выводу? Гейвин поднял руку.

– Мы расскажем вам все, что знаем, но, к сожалению, у нас нет времени для долгой дискуссии. Несколько месяцев назад я убедился в том, что Акора меняется. Земля начала приподниматься – небыстро и незаметно, однако мои измерения подтвердили подобный факт. Примерно в то же время я обнаружил, что лавовые потоки, существовавшие на протяжении нескольких веков, увеличиваются в объеме.

– И вы никому ничего не сказали? – спросила женщина, которая первая с ними поздоровалась. Ее звали Рея, и она считалась самой старшей хранительницей рощи.

– Я сообщил о своих открытиях ванаксу и еще нескольким людям. Они велели мне продолжать исследования, что я и сделал. В конце концов я встретил Персефону, которая самостоятельно обнаружила те же явления, что и я. Мы объединили наши усилия и стали работать вместе.

– И сейчас вы оба уверены в том, что вулкан просыпается?

– Да, – ответила Персефона. – Хотя, как сказал принц Гейвин, абсолютной уверенности у нас нет. К сожалению, если мы будем ждать окончательного подтверждения наших догадок, мы не успеем спастись.

Рея нахмурилась, но не стала спорить.

– Вы говорите, что жители Илиуса уже в курсе? – спросила она.

Гейвин кивнул.

– Они уже начали готовиться к эвакуации. Несмотря на серьезность ситуации, один парень с ухмылкой заметил:

– Представляю, какая там поднялась суматоха! Небось купцы и хозяева магазинов бегают взад-вперед, не зная, за что хвататься…

Кое-кто улыбнулся, но большинство не восприняло шутку. Одна девушка проронила:

– А мы-то гадали, что же происходит. Остальные закивали.

Гейвин и Персефона удивленно переглянулись.

– Что вы имеете в виду? – спросила Персефона.

– В этом году уродилось очень мало оливок и высохло несколько родников, несмотря на дожди.

– Птицы раньше обычного покинули свои гнезда, – добавила женщина постарше. – Почти все они вырастили только один выводок и больше не стали откладывать яйца. – Она оглядела собравшихся. – Помните, мы все удивлялись?

Люди опять закивали.

– В здешних долинах осталось совсем мало птиц, – продолжал один мужчина. – В последнее время мы часто видим на поверхности подземных животных – кротов, мышей и даже змей. Похоже, они тоже уходят.

– А на прошлой неделе, – добавила еще одна женщина, – в пруду неподалеку отсюда погибла вся рыба.

Мы поняли почему, когда пощупали воду: она резко потеплела.

– Значит, есть и другие признаки надвигающегося извержения, – тихо проговорила Персефона. Она шагнула поближе к Гейвину и взяла его за руку. – Земля разрушается изнутри, но она вернется к своему прежнему состоянию, если мы ей поможем.

Рея, которая все время внимательно смотрела на Персефону, вдруг подошла и легко прикоснулась к ее щеке.

– Кто вы, леди? Почему вы приехали сюда вместе с принцем? Его мы знаем, а вас нет. Однако в вас есть что-то знакомое…

– Персефона помогла мне понять, что происходит, – быстро объяснил Гейвин. – Она почувствовала, что ритмы Акоры стали другими.

– В самом деле? – спросила Рея. Она убрала руку, но не отошла и не отвела глаз от Персефоны. Казалось, то, что она видела, подтверждало какие-то ее догадки. Наконец она заметила: – Я давно живу в Заповеднике: я поселилась здесь еще молодой, моложе, чем вы сейчас. Обычно люди приезжают, выполняют свою работу и уезжают, я же осталась и повидала всякое – и хорошее, и плохое.

– Что вас здесь удерживает? – поинтересовалась Персефона.

– Я чувствую, что здесь мое место и я могу принести пользу именно в Заповеднике. Прожив долгую жизнь, я поняла, как важно всем нам работать на благо Акоры.

– И что же вы видели… плохого?

Взгляд жрицы притягивал Персефону. Впрочем, она и не пыталась отвести глаза, чувствуя некую связь с женщиной.

– Когда появился предатель Дейлос, – тихо начала Рея, – он нашел немало союзников среди работавшей здесь молодежи. В то время я и сама относилась к молодой части населения. Я прекрасно помню, как все происходило.

Они приехали сюда не для того, чтобы говорить о Дейлосе. Их цель – предупредить людей о вулкане, все остальное – напрасная трата времени. И все же искушение узнать побольше притягивало непреодолимо.

– Я видела в оливковой роще его фамилию – Деймейдес.

Рея кивнула.

– Многие члены семьи Деймейдесов служили здесь жрецами и жрицами на протяжении столетий. Они всегда щедро делились своим богатством в пользу Заповедника. Семья была старинная и досточтимая.

– Однако из нее вышел Дейлос.

Персефона впервые всерьез задумалась над его происхождением.

– Кто способен постичь тайну зла? – спросила Рея. – Никто не знает, где оно берет свои корни.

– Почему люди его слушали? Как случилось, что они не разглядели его истинную сущность?

Такого рода вопросы преследовали Персефону всю жизнь, но она думала, что никогда не получит на них ответов. И сейчас, стоя лицом к лицу с женщиной, которая могла пролить свет на события прошлого, она облекла в слова крик своей души.

– Он делал вид, что печется о благоденствии Акоры, – объяснила Рея, – и защищает наши традиции. Ванакс Атреус стремился расширить наши связи с внешним миром. Многие боялись последствий такой политики.

– Странно, – заметил Гейвин. – Обычно старики более консервативны, чем молодежь.

Он крепче сжал руку Персефоны, поддерживая ее, напоминая, что он рядом.

– Это верно, – согласилась Рея. – Но молодые люди, которые только начинают искать свое место в жизни, страшатся любых перемен и пытаются ухватиться за то, что им хорошо известно. Дейлос умел обольщать. Он точно знал, что и когда следует сказать и сделать. Некоторые наши лучшие умы попались к нему на крючок.

Она немного отступила назад, не сводя глаз с Персефоны и Гейвина. В ее ласковом мудром взгляде читался вопрос.

– Моя близкая подруга, тоже жрица, с которой мы дружили с детства, мужественная и благородная девушка, попала под его влияние. Дейлос буквально покорил ее.

– Что с ней стало? – тихо спросила Персефона.

– Не знаю. Она уехала вместе с ним, с тех пор я ее не видела. – Рея помолчала. – Я слышала, что она вернулась к своим родным, но не осталась там жить. – Жрица понизила голос, продолжая смотреть на Персефону. – Говорили, что она родила ребенка.

– Никто не спорит, что из прошлого можно вынести много полезных уроков, – резко вмешался Гейвин. – Но в данный момент мы должны уделить внимание настоящему… и будущему. Советник Горан отправился на Лейос, чтобы оповестить о случившемся жителей острова. Я хочу, чтобы вы помогли мне сделать то же самое здесь.

– Мы готовы вам помочь, принц, – откликнулся пожилой мужчина. – Но в то, что вы говорите, трудно поверить. Если птицы перестали откладывать яйца, звери уходят из своих нор, а рыба по каким-то загадочным причинам гибнет в прудах, еще не значит, что скоро наступит конец света.

– Конца света не будет, – спокойно изрек Гейвин. – Мало того, Персефона считает, что Акора тоже останется цела. Мы сможем сюда вернуться, но только если выживем.

– И что, по-вашему, нам надо делать? – спросил парень, который посмеивался над городскими жителями. Сейчас он говорил серьезно и сосредоточенно.

– Пошлите гонцов в каждый двор, виноградник и поселок острова. Перескажите мои слова всем остальным. Люди прислушаются к жрецам и жрицам Заповедника, поймут, насколько важно ваше сообщение, и начнут действовать.

– Как именно действовать?

– Все жители должны в трехдневный срок собраться в Илиусе, захватив с собой только те вещи, которые они смогут унести, продукты и своих животных.

– А как же страда? – спросила одна девушка. – Мы собрали неплохой урожай, но уборка еще не закончена. Что нам делать с теми культурами, которые остались на полях?

– Их придется бросить, – решительно заявил Гейвин. – У нас нет времени собрать весь виноград до последней грозди и всю пшеницу до последнего зернышка.

– На высокогорных пастбищах гуляют овцы, – заметил один юноша. – Мы не сможем привести их обратно в трехдневный срок, не говоря уж о том, чтобы оттранспортировать их в Илиус.

– Значит, их тоже придется оставить. Собравшиеся зашумели. Крестьяне не хотели бросать свою скотину, даже зная, что несчастным животным изначально уготована смерть под ножом. Выждав несколько минут, Рея подняла руку, призывая к тишине.

Не сводя глаз с Персефоны, она обратилась ко всем собравшимся:

– Нас всегда защищал дух Акоры, но мы знаем, что наша страна однажды уже пережила катастрофу. В наших летописях содержатся намеки (только намеки, однако их нельзя не учитывать!) на то, что юная Лира по некоторым признакам догадалась о приближающейся беде и попыталась спасти свой народ. Но молодую девушку не послушали. Выжила лишь горстка людей, да и то благодаря своевременному прибытию Атрейдиса и его воинов.

Она обернулась к Гейвину.

– Сейчас к нам приехал другой Атрейдис. Он велит нам спасаться. Может быть, на самом деле никакой опасности нет, но мы обязаны принять меры предосторожности. У нас мало времени, а работы невпроворот. Самое главное для нас сейчас – сохранить наши жизни и жизни наших соотечественников.

Однако не все еще поверили говорившим, многие по-прежнему сомневались.

– А что будет с рощей? – спросила одна девушка дрожащим от волнения голосом. – Разве мы можем ее бросить?

– Если вы останетесь, – мягко ответил Гейвин, – вы все равно не сможете ее спасти. Роща выживет или погибнет как с вами, так и без вас. Вы должны позаботиться о собственной безопасности.

– Вы можете взять сдеревьев черенки, – предложила Персефона. Такая мысль только сейчас пришла ей в голову, но она срадостью за нее ухватилась. – Таким образом мы спасем наши растения.

– Прежде чем деревья вырастут такими же большими, как сейчас, сменится не одно поколение, – возразила девушка, но в глазах ее появилась надежда.

– Значит, потомки скажут нам спасибо за нашу дальновидность, – отозвался Гейвин. – Итак, что от вас требуется? Выберите гонцов и разошлите их по окрестностям, чтобы они оповестили всех остальных без всяких проволочек: у людей и так очень мало времени на сборы.

– Я поеду на юг, – вызвался один парень, шагнув вперед. – Там находится ферма моих родителей. Если я отправлюсь в путь прямо сейчас и погоню свою лошадь быстрым галопом, то к завтрашнему утру домчусь до места. По дороге я буду останавливаться у каждого крестьянского двора.

– А я двину на север, – известил другой юноша.

К нему тут же примкнул третий мужчина, решивший ехать вместе с ним.

Жрецы и жрицы отбросили свои страхи и сомнения и разбились на две группы. Одна – оставалась в Заповеднике и собирала то, что можно спасти, в том числе и черенки, как предложила Персефона. Второй группе предстояло рассредоточиться, объехать весь остров и оповестить население о приближающейся опасности.

Служители рощи принесли карты, тщательно изучили их и обсудили наилучшие маршруты.

– Нам льстит ваше доверие, принц, – заверила Рея, когда уже обсудили и составили все планы, – но будет лучше, если мы привезем крестьянам весточку, написанную вашей рукой. – Она указала на маленькое беленое здание, где хранились летописи Заповедника. Там уже работало несколько жрецов: они упаковывали записи, готовя их к перевозке в Илиус. – Если каждый гонец возьмет по такому письму…

Гейвин усмотрел в предложении Реи зерно мудрости и быстро согласился. Служители рощи вынесли на солнце стол, и он сел за работу. Первым делом надо решить, что именно написать. Он остановился на простом и ясном сообщении: «Предъявитель сего действует от моего имени. Прислушайтесь к его предупреждению и без промедления приезжайте в Илиус. Гейвин Атрейдис, принц Акоры».

Внизу каждого листка он поставил кляксу из горячего воска и оттиснул на ней рисунок своего перстня, изображавший голову быка – печать Атрейдисов.

Когда он закончил, гонцы стали подходить к Гейвину по одному, выслушивать его напутствия и получать письма. В большинстве своем молодые люди не теряли присутствия духа, но среди них оказалось несколько зрелых мужчин, которые бросали печальные взгляды на рощу, мысленно прощаясь с плодами своих трудов. Однако они обещали с честью выполнить свою миссию, их прощание с Гейвином отмечалось неизменно крепким пожатием руки.

– Я заставлю крестьян отправиться в путь, даже если мне придется поджечь их сандалии, – пообещал один гонец, садясь на свою лошадь.

Товарищи, слышавшие его слова, весело расхохотались. Но их смех умолк, когда настало время отъезда.

– Прошу вас лишь об одном: сделайте все, что в ваших силах, – попросил Гейвин, а потом повторил слова, которые знал каждый мужчина со времен обучения воинскому искусству и которые часто слышали женщины: – Будьте спокойны, уверены в себе и решительны.

– Короче, будьте акоранцами, – подытожил один из юношей.

Гейвин улыбнулся:

– Да, именно так: будьте акоранцами. Нам надо лишь сделать все необходимое, тогда мы выживем. И Акора тоже.

Хотя обещание основывалось скорее на вере, чем на доводах разума, все же, стоя в тени рощи, где когда-то он искал следы древнего пожара, Гейвин всем сердцем чувствовал правоту собственных слов.

А еще он чувствовал нежное прикосновение женщины, стоявшей рядом и державшей его за руку. Когда последние гонцы уехали, а Рея вернулась в маленькое здание, Гейвин привлек Персефону в свои объятия и запечатлел на ее губах нежный и страстный поцелуй.

За его спиной ветер шуршал в ветвях олив, а солнце клонилось к западу, унося с собой еще один драгоценный день.

Глава 15

– Осторожно! – прикрикнул очень крупный мужчина, следивший за погрузкой скота на один из многочисленных кораблей, теснившихся в гавани Илиуса. Завладев вниманием всех, кто находился в пределах слышимости, он добавил более любезным тоном: – Корова не принесет вам никакой пользы, парни, если вы доставите ее на борт трехногой.

Молодые парни, помогавшие поднимать корову на судно, прислушались к замечанию и стали обращаться с животным значительно аккуратнее. Недовольно мыча, корова медленно, но верно поднималась по трапу.

Лайам Кемпбелл вытер пот со лба и тут заметил женщину, которая стояла неподалеку и с улыбкой наблюдала за мужчинами.

– Не понимаю, что здесь смешного, милая? – спросил он с беззлобной усмешкой.

– По-моему, лучше смеяться, чем плакать, шотландец, – ответила Персефона.

Уставшая и грязная, она почти достигла состояния блаженного оцепенения. Впрочем, все жители Илиуса, да и вообще все акоранцы, еще трудились в поте лица.

Повсюду, куда ни кинь взгляд, царил управляемый хаос. Три дня назад людям сообщили о грозящей им опасности, и они отреагировали вполне естественно. Первоначальный шок сменился недоверием, а потом и отрицанием: нет, этого не может быть – тут ошибка, недоразумение!

На смену отрицанию пришел гнев, который, по счастью, быстро прошел. Направляемый Гейвином, поддерживаемый гарнизоном и поощряемый теми мужчинами и женщинами, которые вызвались стать лидерами и организаторами, народ Акоры сплотился и дружно взялся за дело.

Животные, привезенные с загородных ферм, непрерывным потоком грузились на морские суда. Рядом протянулась живая цепь, состоящая из клерков, солдат и простых горожан. Она брала начало в недрах дворцовой библиотеки и заканчивалась в доках. Люди очень бережно, но проворно передавали из рук вруки драгоценные книги и свитки, которые затем складывались втрюмах кораблей. На пристани высились постоянно растущие горы узлов, корзин, ящиков и сундуков, приготовленных к погрузке. Здесь же стояли глиняные сосуды высотой с десятилетнего ребенка, наполненные оливковым маслом и вином. По трапам катили доставляемые фургонами бочки с водой.

Во время суматохи Лайам Кемпбелл подошел к Персефоне. Шотландец хотя выглядел усталым и деловитым, но не терял веселого расположения духа.

– Вы совершенно правы, милая. Смех полезен в любое время. Чудесный денек, не правда ли?

– Да, конечно. Как вам нравится то, что происходит вокруг?

Кемпбелл пожал плечами:

– Я ожидал худшего. Чем дольше я здесь нахожусь, тем больше убеждаюсь, что вы, акоранцы, очень похожи на моих соотечественников. Думаю, в ваших жилах течет шотландская кровь.

– Возможно.

Она села на кучу узлов и обмахнулась рукой. Лайам устроился рядом. Несколько мгновений они молча наблюдали за кипевшей в порту работой.

Наконец Лайам спросил:

– А где Атрейдис?

– Гейвин с гарнизоном. Они руководят движением судов в гавани, эвакуируют жителей дальних ферм и поддерживают общий порядок.

По правде говоря, она почти не видела Гейвина и безуспешно пыталась внушить себе, что к лучшему.

– Можно вас кое о чем спросить? – задал вопрос Лайам.

– Пожалуйста.

– Вы в самом деле думаете, что вулкан скоро начнет извергаться?

– К сожалению, да, – кратко ответила Персефона, решив не вдаваться в подробности.

Шотландец оказался на удивление приятным человеком, но существовали вещи, которые она не могла рассказать даже ему.

– Не знаю, – проговорил Лайам, подавшись вперед и опустив руки на колени. – До того как меня вынесло к вашим берегам, я некоторое время плавал в южных морях. Там очень много вулканов, и они время от времени извергаются, но их извержению предшествует целый ряд предупреждений.

– Каких именно?

– Землетрясения, выбросы пара, иногда – грязевые потоки, вслед за которыми появляются потоки лавы. Конечно, подобные события могут остаться без последствий.

Люди, живущие вблизи вулканов, просто не обращают на них внимания.

– Возможно, они демонстрируют напускное равнодушие, за которым прячется страх.

– Возможно. То же самое происходит с человеком, который свистит, проходя мимо кладбища.

Она удивленно взглянула на Лайама:

– Вы о чем?

– Люди боятся ходить мимо кладбищ и поэтому насвистывают, чтобы взбодриться. – Он на секунду задумался. – Впрочем, насколько я знаю, у вас здесь нет кладбищ.

– Почему же? Некоторые ксеносы изъявляют желание похоронить своих близких. Но я не понимаю, отчего люди боятся мертвецов.

– Я тоже. Ведь мертвецы – те же люди, только ушедшие в мир иной.

– Прекрасная трактовка, Лайам Кемпбелл.

– Спасибо, Персефона. Кстати, у вас красивое имя.

– Моя легендарная тезка приходилась дочерью Деметре, богине плодородия. Аид забрал Персефону в подземный мир, где вынуждал ее проводить несколько месяцев в году.

Лайам помолчал, переваривая услышанное, потом спросил:

– Кто же вас так назвал? Ваша мама? Персефона невольно улыбнулась, уловив в его голосе нотки испуганного удивления.

– Я думаю, ею руководили благие побуждения.

– Почему вы так решили?

– Легендарную Персефону помиловали, ведь первоначально Аид хотел оставить ее в подземном царстве навсегда.

– Но она освободилась не полностью?

– Нет. Ей пришлось смириться с такой жизнью. Более того, она начала находить в ней иположительные стороны…

Персефона осеклась. Она еще никогда и ни с кем не говорила о подобных вещах, и сейчас ей казалось странным, что ее вывел на такой разговор шотландец. Однако с его помощью она поняла нечто такое, чего не понимала раньше.

Что имела в виду мама, называя ее так? И почему она растила ее почти в полной изоляции от остального мира? Волей-неволей Персефона научилась рассчитывать только на себя и преодолевать практически любые препятствия, что воспитало в ней уверенность в собственных силах. Она не просто выживала, но и находила красоту и удовольствие в каждом дне.

Теперь же, когда она столкнулась с миром людей и, главное, познакомилась с человеком, который поколебал все ее представления о жизни, в ней открылись какие-то новые, еще не задействованные чувства и переживания. Она с трудом верила в то, что происходило в ее душе…

– Что случилось, милая? – участливо спросил Лайам.

– Нет, ничего. Простите, я, кажется, задумалась.

– Вы устали. Вам нужно отдохнуть.

Он прав, но она не могла уйти спать, бросив все дела. На пристань вышли люди, одетые в синие робы, – те самые астрономы, которых она видела несколько дней назад, ужиная вместе с Гейвином на крыше дворца. Они с крайней осторожностью несли большие, тщательно завернутые предметы.

– Телескопы, – тихо пояснила Персефона. – Видимо, они разобрали их на части.

Лайам встал, собираясь вернуться к работе.

– Надеюсь, они не пожалеют о сделанном, – бросил он. – Люди не обрадуются, если окажется, что все их труды оказались напрасными.

– К сожалению, такого не случится.

– Верю вам на слово. Вы уже знаете, на какой лодке поплывете?

– Да. На собственной, – без колебания ответила она. Ей и в голову не приходило, что она может занять чье-то место, когда у нее имелось свое транспортное средство.

– Я так и думал, – усмехнулся Лайам. – Говорю вам, милая, копните поглубже, и вы обнаружите, что у вас шотландские корни.

– Принимаю ваши слова за комплимент, Лайам Кемпбелл, Спасибо. Пусть вам сопутствует удача.

– Она всегда мне сопутствует, милая, – ответил он и зашагал в док.

Персефона осталась сидеть на узлах. Погода, как нарочно, выдалась великолепная: на ясном лазурно-голубом небе не видно ни облачка, в воздухе витал аромат лимоновых рощ. В такой день сам Бог велел влюбленным прогуливаться под ручку, детям – беззаботно резвиться, поэтам – мечтать, а старикам – нежиться на солнышке и вспоминать прошлое.

Немного отдохнув, Персефона отправилась искать себе полезное занятие. Женские бригады готовили еду для тех, кто работал в доках и на улицах города. Присоединившись к одной из таких бригад, она принялась разливать половником суп и раздавать хлеб усталым мужчинам, женщинам и детям. Держа свои порции в руках, люди сбивались в маленькие, по большей части молчаливые группки. Дети жались к родителям. На разговоры не оставалось сил. Да и о чем говорить?

Наливая суп пожилому осанистому мужчине, она подняла глаза и увидела Гейвина в мятом белом килте и грязных сандалиях. Растрепанные ветром темно-русые волосы и небритые щеки довершали его усталый вид. Он стоял в окружении воинов и о чем-то с ними беседовал. Персефона отметила, как хорошо он вписывается в их компанию. Крепкие мускулы его обнаженного торса блестели в свете факелов, установленных с наступлением вечера по всему причалу. Ничто не выдавало старшинства Гейвина, если не считать того почтения, с которым его слушали остальные мужчины. Закончив говорить, он кивнул на столы с едой. Воины выстроились в очередь, Гейвин встал в конец.

Персефона опустила глаза. Она знала, что он ее видит, чувствовала на себе его пристальный взгляд. Остро сознавая его присутствие, она тем не менее уделяла внимание каждому, кто к ней подходил, раздавая вместе с едой улыбки и приветливые слова.

Наконец по прошествии нескольких минут, показавшихся Персефоне вечностью, Гейвин встал перед ней. Слегка дрожащей рукой она подняла миску и налила в нее похлебку.

– Суп вкусный, – тихо проговорила она.

– Не сомневаюсь. Ты ела? Она кивнула:

– Да, недавно. Кажется, все идет как надо.

– Верно.

Он накрыл ладонями ее руки, державшие миску. Его теплое дразнящее прикосновение на секунду прогнало усталость, вдруг свалившуюся на Персефону.

Она нехотя убрала руки, спрятав их в кармане фартука.

– Тебе надо поспать, – ласково предложил Гейвин.

– Знаю.

Он взял у нее ложку и хлеб. Его люди сели неподалеку. Она видела, что некоторые воины поглядывают в их сторону. Один с ухмылкой ткнул соседа локтем.

Гейвин улыбнулся и нагнулся ближе, обдав ее щеку своим теплым дыханием.

– Я хочу, чтобы сегодня ночью ты спала в моей постели, Персефона.

Ее сердце, которое и без того билось довольно часто, подпрыгнуло.

– В твоей постели?

– Да. Мне будет приятно сознавать, что ты со мной.

– Вот как? Но… ты тоже должен поспать.

Она чувствовала, как пылают ее щеки. Еще немного, и мужчины сумеют по ее румянцу прочесть ее мысли. Внимательнее приглядевшись к Гейвину, она заметила, что он выглядит очень усталым. В уголках его рта пролегли глубокие морщины, глаза покраснели. Ей не следовало ни о чем его просить, ибо в данный момент он должен уделять внимание другим, куда более важным вопросам.

– Я останусь с гарнизоном, – сообщил он.

– Да, конечно…

Она попыталась понять его и скрыть свое разочарование.

– Но я предпочел бы провести сегодняшнюю ночь в собственной постели. – Очень ровным тоном, как будто речь шла о самых обычных вещах, он добавил: – Я скорее всего задержусь.

– Ну разумеется… Я не жду…

– Жди, Персефона. Ты имеешь полное право. Превозмогая усталость, она раздала оставшийся суп и отставила в сторону пустой котелок. Подошли уже отдохнувшие женщины, которые собирались работать всю ночь.

Полчаса спустя, когда у нее не осталось никаких дел, Персефона незаметно ускользнула из гавани и медленно побрела по дороге, ведущей наверх, к дворцу. В домах, мимо которых она проходила, было темно и тихо. Видимо, люди пытались отдохнуть несколько часов в родных стенах, которые очень скоро им придется покинуть.

Она уже прошла половину пути, когда дорогу ей перебежала серая кошка. Персефона резко остановилась, пораженная тревожной мыслью: что же станет с многочисленными и любимыми питомцами акоранцев? Бывая на Илиусе, она обратила внимание, что в каждой семье есть какая-то живность: кошки, собаки, козы, голуби…

Пока она размышляла, из тени ближайшего дома выскочила девочка лет пятнадцати.

– Мурка, иди сюда! – позвала она.

Кошка остановилась и оглянулась, но, будучи истинной кошкой, не потрудилась прийти на зов. Девочка подхватила ее на руки и прижала к груди.

– Глупая Мурка, я не могу гоняться за тобой всю ночь напролет! Ты должна спать в своей корзинке.

Она почесала кошку за ушком. Та охотно приняла хозяйскую ласку.

Увидев Персефону, девочка смущенно улыбнулась.

– Я не знала, что здесь кто-то есть, – сказала она.

– Я шла мимо – возвращалась к себе, чтобы поспать. Я рада, что ты нашла свою кошку.

– Я тоже. Я бы не пережила, если бы с ней что-то случилось. – Девочка помолчала, потом спросила: – Ваша семья готова к отъезду?

Персефоне не хотелось опять объяснять, что у нее нет семьи, поэтому она кивнула:

– Почти. А твоя?

– Да. Мы собрали все, что смогли! Маме не хочется ничего оставлять, но мы понимаем, что места на лодках ограничены. В происходящее трудно поверить, правда? – выпалила она с детской непосредственностью. – Похоже на какой-то дурной сон. Я все время жду, что вот-вот проснусь.

– Мне бы очень хотелось, чтобы все мы проснулись и поняли, что нам приснился лишь сон. Но к сожалению, нам придется пройти через посланное нам испытание наяву.

Крепче прижав кошку к груди, девочка огляделась и тихо проговорила, словно обращаясь к себе самой:

– Я всю жизнь жила на этой улице и думала, что если выйду замуж, то перееду не дальше соседнего квартала. Ну на худой конец моим новым местом жительства станет остров Лейос. Страшно представить, что все окружающее может погибнуть…

– Не думай так, все будет хорошо, – успокоила ее Персефона.

Поддавшись минутному порыву, она подошла к девочке и обняла ее за плечи. Кошка, жмурясь, поглядывала на них обоих.

– Самое главное – люди… – Она с улыбкой посмотрела на кошку. – Прости меня, Мурка, самое главное – живые обитатели Акоры. Все остальное мы восстановим.

– Рианна… – Из дома вышла женщина средних лет. Увидев девочку, она улыбнулась. – Вот ты где, милая! – Взглянув на Персефону, она спросила: – Все в порядке?

– Да, – заверила ее Персефона. – Мы нашли вашу кошку.

Женщина подошла ближе.

– Вы ведь леди Персефона, я не ошиблась?

– Меня зовут Персефона, но…

– Сайда говорила о вас. Вы… подруга принца Гейвина.

Женщина быстро переглянулась со своей дочерью. Обе понимающе улыбнулись.

– Принц Гейвин – очень симпатичный мужчина, – захихикала Рианна. – Половина моих подружек по уши влюблены в него.

– В самом деле? – невольно вырвалось у Персефоны.

Она не росла в таких условиях, как Рианна и ее подруги, и ничего не знала о детских увлечениях. Любовь пришла к ней в зрелом возрасте и захватила всю ее душу.

Любовь?

Да, любовь.

К чему отрицать очевидное? И потом, она слишком устала, чтобы играть в прятки даже с собой.

– Принц Гейвин – очень хороший человек, – подтвердила Персефона.

Женщина кивнула:

– Нам повезло, что он с нами, особенно сейчас. Попрощавшись с Рианной, ее мамой и Муркой, она продолжила свой путь, который давался ей уже с большим трудом, так она устала. Ухватившись за перила, она кое-как вскарабкалась по ступенькам, где располагались семейные апартаменты. Преодолев невероятно длинный коридор, она наконец подошла к комнате Гейвина. Ни секунды не раздумывая (усталость сделала ее решительной), Персефона толкнула дверь и вошла внутрь.

Комната, погруженная в темноту, освещалась лишь звездным светом, струившимся из окна. Большая кровать манила, но Персефона хотела сначала помыться. На ходу сбросив с себя одежду, она прошлепала по инкрустированному каменному полу в ванную комнату и быстро повернула до отказа краны в душе. Конечно, неплохо принять ванну, но в таком состоянии она могла запросто утонуть. Намылившись, Персефона шагнула под струи воды… а спустя какое-то время очнулась и поняла, что ее голова прислонена к стене душевой кабинки и она практически спит стоя.

Тихо застонав, она выключила воду, завернулась в полотенце и вернулась в спальню. Тех сил, которые у нее остались, хватило лишь на то, чтобы наскоро обтереться и нырнуть под одеяло.

Персефона не знала, как долго она проспала. Ее разбудил шум дождя. Впрочем, нет, шумела вода в душе. Она улыбнулась, сама не зная чему, и вновь погрузилась в сон, но вскоре опять проснулась, почувствовав, как чьи-то сильные руки поглаживают ее тело.

Гейвин ласково и нежно обнимал Персефону, и тепло его обнаженного тела передавалось и ей.

Она не видела его лица, но узнавала его прикосновения и низкий тембр его голоса, повторявшего ее имя.

– Может, мне не стоило тебя будить? – пробормотал он.

Ответ Персефоны удивил ее саму и, как она догадывалась, поверг в шок Гейвина.

– Еще как стоило, – ответила она и взяла в руки, нежно поглаживая, его мужское достоинство.

Наверное, разбуженная таким чудесным способом, она забыла про все запреты. Или, может быть, на нее подействовало то обстоятельство, что в скором времени мир, который она знала, должен коренным образом измениться.

Он засмеялся, сотрясая кровать.

– Утоли мое желание, сладкая Персефона. У меня больше нет сил терпеть.

Она растерянно взглянула на него, а он объяснил:

– Я слишком долго не видел тебя.

Он опустился к ее ногам, взял в каждую руку по ступне и принялся массировать сверхчувствительные подушечки, расположенные под самыми пальцами. От удовольствия по спине Персефоны побежали мурашки.

– О-о-о! Не останавливайся! Как приятно… оооооу!

– Знаешь, есть такая теория, – вкрадчиво произнес Гейвин, продолжая ласкать ее ноги, – что при определенных условиях женщина может достичь сексуального удовлетворения от умелого массажа ступней.

– Хорошая теория, – согласилась Персефона на выдохе, выгибая спину.

– Пальцы ног становятся особенно чувствительными, если…

Она вскочила с постели так внезапно, что Гейвин потерял равновесие и свалился на пол. Молчание сменилось дружным хохотом.

Он встал – огромный, взъерошенный, крайне возбужденный, – потер свой зад и с размаху бросился на кровать, подмяв под себя Персефону.

– Если у тебя такие чувствительные ступни, то интересно, как отреагируют на мои ласки те места, которые находятся под твоими коленями.

– Дай мне встать.

– Не дам.

Он повернул ее на живот и сел сверху, чтобы продолжать свои исследования.

Персефона беспомощно стонала, вцепившись руками в подушку. Его язык творил чудеса. Она взмывала к вершинам экстаза, наслаждаясь каждым мгновением, но лежать пассивно, подчиняясь воле Гейвина, становилось невыносимо. Она попыталась перевернуться, но он не позволил, обхватив рукой ее бедра и поставив ее на колени, лицом вниз. Слегка сжав в ладонях ее груди, он вошел в ее лоно. Персефона охнула от удовольствия.

Она не могла до него дотронуться, не могла изменить ритм соития, ей оставалось лишь переживать бурные чувства, которые он в ней вызывал. Они прокатывались по ней горячими волнами, заставляя ее содрогаться в конвульсиях. На пике блаженства – такого острого, что Персефона едва не лишилась сознания, – она услышала, как он выкрикнул ее имя.

Долгое время она пребывала в полной прострации и не воспринимала реальный мир. Немного придя в себя, она поняла, что ее голова покоится на шелковой подушке, а Гейвин по-прежнему лежит на ней, придавив ее своим тяжелым неподвижным телом. Странно, но его тяжесть была ей приятна, и она не хотела менять позу.

В недрах ее естества еще звучали медленно затухающие отголоски страсти. Она с упоением вбирала в себя жар его сильного тела, вдыхая мускусный аромат, которым пропитался воздух.

Ей казалось, что в таком взбудораженном состоянии она не сумеет заснуть, однако усталость дня и сладкое изнеможение после любовной близости в конце концов взяли свое. Когда она проснулась, в окна струился яркий солнечный свет, а Гейвин уже ушел.

Глава 16

Нож соскользнул. Персефона удивленно уставилась на тонкую струйку крови, которая потекла из подушечки ее большого пальца. Секунду спустя появилась слабая боль. Она вздохнула – скорее раздраженно, чем испуганно, – и отложила нож в сторону. Туго обернув палец уголком фартука, она огляделась.

Оливковая роща – одна из многих, посаженных вокруг Илиуса, состояла из большого количества деревьев.

Толстые искривленные стволы поддерживали ветки с кожистыми зеленовато-серебристыми листьями. Большую часть олив уже собрали, но отжим масла только начался. Если процесс прервется больше чем на несколько дней, весь урожай будет потерян.

В худшем случае погибнут сами рощи. Но они опять возродятся, если работа, в которой сейчас принимала участие Персефона, пройдет успешно.

Она размотала палец, увидела, что кровотечение прекратилось, и опять взяла в руку нож. Осторожно срезав с дерева молодой стебель, она завернула его в мокрую тряпку и положила в корзину, уже наполовину заполненную такими же черенками.

Вокруг нее мужчины и женщины делали то же самое, что и она, – срезали черенки с самых сильных олив. В результате у них останется несколько тысяч саженцев, которые они бережно сохранят до того дня, когда возникнет необходимость посадить новые рощи.

Уложив очередной черенок в корзину, Персефона выпрямилась и немного постояла, прижав руку к пояснице, где нарастала тупая боль. Вдалеке, за оливковыми рощами, она различила вереницу людей, шагающих по дороге. Скорее всего они направлялись к лимоновым рощам, которые на протяжении большей части года придавали Акоре ее неповторимый аромат. Сайда сказала, что черенки брали практически у всех растений, которые можно сохранить: у жасмина, роз, дикой лилии и тимьяна, растущего на склонах холмов, у горных маков, цитрусовых и яблонь из маленьких семейных садов.

Однако сколько будет потеряно! Такая мысль сводила ее с ума, поэтому она вернулась к работе, ровный ритм которой изгонял из головы тяжелые размышления. Наполнив корзину доверху, она понесла ее к дороге – там стояли фургоны, которые отвезут драгоценные черенки в доки.

Мужчина, управлявший фургоном, приветливо улыбнулся:

– Добрый день, леди Персефона. Все идет как надо? Леди Персефона! Ее назвали так уже во второй раз.

Обращение резало ей слух, но мужчина выглядел таким же усталым, как и все остальные, и она не видела смысла его поправлять.

– Мы сделали много работы. Вы не подвезете меня в Илиус?

Она обещала Сайде, что найдет ее и позаботится об остальных делах.

Мужчина улыбнулся шире:

– Почту за честь. Разрешите вас подсадить. Персефона не нуждалась в помощи, но отказываться не стала. Сняв фартук, она устроилась на сиденье рядом с возничим и расправила складки своей туники. Фургон тронулся в путь. Он несколько раз останавливался, чтобы взять новые черенки у тех, кто работал в роще. Почти все встречные тоже приветствовали «леди Персефону».

Оставив рощу позади, они выехали на дорогу, ведущую к Илиусу. Мужчина, назвавшийся Маркусом, явно хотел с ней побеседовать.

– Знаете, леди, моя жена очень расстроена возникшими событиями. Нет, она держится молодцом, но я вижу, как ей тяжело.

Персефона заметила, что акоранские женщины поразительно хорошо справлялись с ситуацией. Раньше она всерьез полагала, что они задавлены мужчинами, полностью подчинены их воле. К счастью, она ошибалась. Впрочем, она поняла еще одну вещь: мужчины старательно скрывали свою тревогу, делая вид, что только представительницы слабого пола обеспокоены создавшимся в стране положением.

– Ваша жена наверняка высоко оценивает все то, что вы делаете, – ласково заверила его Персефона.

Он кивнул:

– Она сказала мне об этом вчера вечером, когда уложила детей спать.

– Сколько же у вас детей?

– Две дочки и сын. – Он усмехнулся. – Страшные озорники! – Посерьезнев, он добавил: – Я всегда думал, что здесь им не грозит никакая опасность. Каждый раз, когда я слышал о неприятностях в других странах мира – войнах и прочих бедствиях, – я жалел людей, на долю которых выпали испытания, но не тревожился за свою семью. Мне казалось, что беды обойдут нашу родину стороной, а если не ровен час беда все же случится, мы сумеем с ней справиться.

Персефона прекрасно понимала опасения Маркуса.

– Мы выстоим, как бы тяжело нам ни было, – твердо произнесла она. – Может быть, ваши дети будут жить в другой, изменившейся Акоре, но они все равно останутся акоранцами.

Немного помолчав, мужчина ответил:

– Мы вряд ли выжили бы, если бы нас заранее не предупредили об опасности. Люди говорят, что принц Гейвин вот уже несколько месяцев озабочен сложившимся положением. Вот почему он разъезжал по стране, измерял местность и все такое. А вы… – Он осекся и взглянул на Персефону.

– Что – я?

– Вы ему помогали. Все знают. Что касается остального…

– Чего остального? – тихо спросила она.

– Да так. Просто люди строят предположения.

– О чем?

– О вас и принце Гейвине. Женщины говорят, что вы появились ниоткуда. – Он слегка смущенно улыбнулся. – По их мнению, это романтично.

Персефона не знала, как относиться к его словам. Она привыкла жить незаметно и вдруг в одночасье стала объектом самого пристального внимания!

– Ваши отношения отвлекают их от мрачных мыслей. – Маркус пожал плечами.

– Наверное…

– Хотите, я подвезу вас к дворцу?

Она только сейчас заметила, что они почти подъехали к Илиусу. Город расстилался перед ними, сияя на солнце. При виде такого великолепия у Персефоны сжалось сердце.

– Нет, спасибо. Я не хочу отнимать у вас время, поэтому выйду на пристани.

– Как скажете, – бросил Маркус и подстегнул лошадь.

Персефона миновала скопище ожидавших разгрузки фургонов и торопливо зашагала по дороге, лавируя в толпе увешанных вещами людей.

Пройдя ворота со львами, она увидела Сайду, которая отдавала распоряжения нескольким дюжинам дворцовых слуг. Когда они разошлись, чтобы приступить к работе, Сайда отрывисто кивнула Персефоне.

– Работа в садах продолжается, леди?

– На мой взгляд, она почти закончена. А как идут дела здесь?

Сайда выглядела усталой и расстроенной.

– Неважно. Похоже, библиотекари поняли, что им не удастся спасти все. Сейчас они пытаются отобрать самое ценное. Очень трудная задача! Помимо книг, нам придется оставить еще много всего: красивые фрески на стенах, мебель, стеклянную посуду – слишком хрупкую, чтобы ее везти, работы самого ванакса.

– Принц Гейвин знает? Сайда кивнула.

– Когда я в последний раз его видела, он направлялся в пещеры. Но он в курсе происходящего.

Женщина поспешно ушла. Персефона продолжала путь во дворец. Она шла по дворцовым помещениям и не узнавала их. В последние дни они претерпели необратимые изменения. Здесь больше не собирались разбившиеся на кучки праздные собеседники. Просторные залы для приемов и длинные коридоры опустели. Жизнь кипела лишь в библиотеке и еще в нескольких помещениях.

Персефона поборола в себе тягостное чувство пустоты, понимая, что сейчас не время думать о неминуемых потерях, и отыскала лестницу, ведущую в пещеры. Спустившись в комнату со статуями, она увидела, что оттуда ничего не взято. Ну конечно, статуи слишком большие, их очень трудно перетащить в доки, но мысль о том, что памятники великим акоранцам обречены на уничтожение, казалась особенно пугающей.

Она нашла Гейвина в пещере, где находился маленький храм. Он как раз выходил из коридора, ведущего к лавовым потокам. Лицо его помрачнело, белый килт местами почернел.

– Что происходит? – встревоженно спросила Персефона, кинувшись к нему.

Когда он ее увидел, его взгляд немного смягчился, но остался серьезным.

– Лава захлестнула выступ и продолжает подниматься. В полу коридора имеется несколько трещин. Из них валит пар. – Он глубоко вздохнул и на какую-то долю секунды прижался к ней своим крупным крепким телом. – Я думаю, землетрясение произойдет очень скоро, – выпрямился он.

Персефона молча кивнула, боясь выдать голосом всю глубину своего страха, но тут ее мысли обратились на Гейвина. Она увидела на его правой руке длинный уродливый ожог.

– Ты обжегся, – произнесла она почти осуждающе. Как он посмел прийти в пещеры без нее и подвергнуть себя опасности?

Гейвин взглянул на свою руку.

– Пустяки! – бросил он. – Пойдем отсюда.

– Ожоги надо сразу же обрабатывать. Давай я хотя бы смочу больное место водой, чтобы охладить его и предотвратить лишние повреждения кожи.

Не дожидаясь разрешения Гейвина, она схватила его за руку л потащила к храму. Возможно, светящаяся вода в озере вполне безопасна, но Персефона не хотела рисковать.

Гейвин покорно шел за ней, понимая, что спорить бесполезно. В храме Персефона сложила руки горсточкой, набрала воды и полила ее на ожог. Она знала, что ее заботы чрезмерны, но, ухаживая за ним, она успокаивалась и забывала обо всем остальном.

– Нам нельзя здесь задерживаться, – предупредил Гейвин, вернув ее к реальности.

Он прав, но ей не хотелось уходить. В храме с ней произошло слишком много важного.

– Я видела статуи, – проговорила она, продолжая поливать водой его руку. – Неужели нет возможности взять хотя бы одну из них?

– Какую именно? Мы с Еленой обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что лучше оставить их там, где они всегда стояли.

– Наверное… – Она взглянула на каменный лик, изображенный на замшелой стене. – А как насчет него?

Гейвин помолчал.

– Чтобы его взять, пришлось бы вырезать часть стены пещеры. Вряд ли разумно так поступать.

Персефона мысленно согласилась с Гейвином. Резать стену пещеры – значит совершать насилие над самой природой.

Гейвин устало откинулся назад, опершись спиной о камень, и как бы между прочим обронил:

– Здесь проходит испытание перед выбором ванакса.

Она удивленно подняла брови:

– Неужели прямо здесь? Он кивнул.

– Я понятия не имею, в чем состоит оно, но его устраивают именно здесь.

– Откуда ты знаешь?

– Мне сказал Атреус.

– Кажется, ты говорил, что тебе не представилось повода обсуждать с ним подобные вещи.

– Мы их и не обсуждали. Он просто упомянул об этом как-то раз, когда мы с ним находились здесь.

– А что еще он сказал?

– Ритуал выборов как-то связан с храмом.

– И ты не проявил любопытство? Не захотел узнать больше?

Он переступил с ноги на ногу.

– Мне как-то ни к чему.

– А вот Атреус, видимо, рассудил по-другому, иначе он не сказал бы тебе про испытание.

– Ты придаешь его словам слишком большое значение. Мы просто разговаривали.

– Атреус любит болтать попусту?

Все знали, что за ванаксом такого не водилось.

– Конечно, нет, но у нас происходила самая обычная беседа.

– И он сказал тебе, где проходит испытание перед выбором ванакса. О таком факте знают многие?

– Нет, – нехотя ответил Гейвин, – вряд ли. О нем не принято говорить.

– Однако тебе рассказал сам ванакс.

– Ну и что?

Он встал и подал ей руку.

Она тоже встала, воспользовавшись его помощью, но не захотела ставить точку в начатом разговоре и спросила нарочито небрежным тоном:

– Тебе известно, что некоторые ванаксы заранее знали, кто станет их преемником?

Он остановился и уставился на нее:

– Что ты сказала?

Она сделала невинное лицо.

– Я читала подобные упоминания в книгах. Подробностей там не описывалось, но я поняла, что у человека, ставшего ванаксом, часто во время испытания бывает видение, из которого он узнает, кто будет его преемником.

– Похоже на легенду, – усмехнулся Гейвин.

– Почти вся наша история легендарна.

– Я имею в виду другое. Когда у людей нет реальных фактов, они начинают выдумывать небылицы. Атреус никогда не говорил мне ни про какие видения.

– И понятно. Разве ты не знаешь, что ванаксы по большей части оставляли свою должность не потому, что умирали, а потому, что выходили в отставку?

Он резко обернулся и взглянул на Персефону:

– Что? Я не знал. Ты уверена?

– Вполне. Не забывай, что я располагала большим количеством свободного времени, которое посвящала чтению. А читала я в основном об истории Акоры. По крайней мере две трети ванаксов спокойно вышли в отставку, передав свой пост преемникам.

– Атреус стал ванаксом, после того как умер его дед.

– Он исключение из правила. Ну подумай сам: если бы все ванаксы умирали на посту, наша история изобиловала бы периодами неопределенности и даже нестабильности. Нам приходилось бы ждать, пока новый преемник подвергнется испытанию. Однако в истории Акоры очень мало таких периодов. А все потому, что обычно один ванакс еще при жизни передает власть другому.

Он заглянул ей в глаза.

– Я ничего не слышал о таком. Я уже говорил тебе, что мое предназначение – служить Хоукфорту. – Он привлек ее в свои объятия. – Пойми, Персефона, я знаю, как сильно ты любишь Акору, но мир гораздо шире.

Его объятия и пристальный взгляд внесли сумятицу в ее мысли.

– Тебе понравится Англия. Хоукфорт – красивое место. Когда утреннее солнце озаряет галечный берег перед домом, пейзаж становится очень необычным. А когда все вокруг скрывается в тумане, кажется, будто само время остановилось.

– Ты любишь Хоукфорт, – медленно проговорила Персефона, пораженная своим открытием.

– Да, наверное. А почему мне его не любить? Он родина моего отца и его предков, которые жили там на протяжении тысячи лет. Конечно, никто не любит Хоукфорт так, как мой отец…

– Никто?

– У меня есть брат.

– Я слышала. Говорят, что он редко сюда приезжает. Как его зовут?

– Дэвид. Он младше меня на два года. Дэвид знает Хоукфорт лучше, чем кто бы то ни было, если не считать нашего отца, – каждый холм, каждую долину, каждый камень и каждое деревце. Просто поразительно! В юности мы с ним исследовали окрестности. Дэвид показывал мне вещи, которые я даже не замечал.

– Неужели тебе никогда не приходило в голову, что в Хоукфорте должен жить Дэвид?

К ее удивлению, Гейвин ответил:

– Я часто думал, что Дэвиду следовало родиться первым. Но первым родился я.

Наверное, судьба.

Персефона помолчала. Сейчас, когда стране грозила серьезная опасность, не стоило терять время на обсуждение посторонних вещей, но она тоже отличалась упрямством. И тоже обладала чувством долга.

– Да, ты первый ребенок принцессы Кассандры, которая взяла на себя обязанности ванакса и возглавила Акору в тот момент, когда Атреус стал недееспособен. Она помогла Акоре выстоять во время величайшего испытания, выпавшего на ее долю после катаклизма.

– Моя мама первая сказала бы тебе, что ты преувеличиваешь.

– Пусть так. Но задумывался ли ты когда-нибудь, что ты не только сын своего отца, но и ее сын тоже?

Гейвин засмеялся:

– Если бы ты знала мою маму, ты не задавала бы мне таких вопросов.

Протянув руку, она коснулась его тяжелого подбородка и мягко проговорила:

– Мне известен ответ на мой вопрос, Гейвин. Я хочу донести его до тебя.

Он вдруг застыл, словно ее слова повергли его в ступор. Персефона подумала, что он опять собирается ей возразить, но он промолчал, и вдруг пол в пещере задрожал, а по коридору потекла лава.

Глава 17

– Беги!

Не дожидаясь ответа, Гейвин схватил ее за руку и потащил из храма. Они пересекли пещеру с кристаллами, пронеслись мимо статуй и добрались до лестницы, которая вела наверх, во дворец. Не успели они преодолеть несколько ступенек, как еще один мощный толчок чуть не сбил их с ног.

Персефона вскрикнула и крепко вцепилась в Гейвина. Не медля ни секунды, он подхватил ее на руки и продолжил восхождение. Они поднялись на площадку первого этажа и, пошатываясь и кашляя, вышли во двор.

Там началось настоящее столпотворение. Люди метались из стороны в сторону, пытаясь увернуться от тяжелых каменных глыб, которые сыпались с фасада дворца. По счастью, пострадавших не наблюдалось, однако в толпе царила паника.

Персефона заметила мужчин из гарнизона, достаточно напутанных, но боевая выучка помогала им обуздывать страх. Воины направляли людей и следили за порядком, привнося спокойствие в массы.

Увидев Гейвина, они собрались вокруг него, чтобы выслушать распоряжения. Гейвин взял Персефону за руку.

– Землетрясение не закончилось, – мрачно предупредил он. – Скорее всего толчки будут усиливаться.

Проследите, чтобы люди продолжали работу. У нас еще есть немного времени.

Когда мужчины разошлись, Гейвин обернулся к Персефоне.

– Мне надо идти, – сообщил он, не отпуская ее руку.

– Я понимаю… – пробормотала она, с трудом поборов желание броситься ему на шею и умолять остаться.

– Но сначала скажи мне, где твоя лодка.

– На якоре в гавани. В доках не осталось места, и я поставила ее немного дальше. Но до лодки легко добраться.

– Сегодня вечером ты пойдешь туда и будешь спать в лодке, готовая отплыть в случае необходимости.

– Нет.

Все ее существо восставало против его идеи.

– Персефона…

– Я серьезно, Гейвин. Не знаю, сколько времени мы пробудем вместе, но без тебя я никуда не поеду.

Она удивлялась себе – независимая женщина, которая так гордилась своим одиночеством! Если бы стремительный поток событий оставил ей хоть немного времени на размышления, она поразилась бы тому, как круто изменились ее представления о счастье, причем всего за каких-то несколько дней.

– Глупо. Скоро здесь начнется хаос, и ты не узнаешь, уехал я или нет.

– Узнаю.

Он погладил ее и сомкнул пальцы на ее плечах.

– Я должен убедиться в твоей безопасности, иначе я не смогу спокойно заниматься делами.

– Тогда пообещай мне, что ты меня отыщешь. Мы выйдем в открытое море вместе.

– Не жди меня, Персефона. Когда поймешь, что пора ехать, поезжай.

– Нет.

Она знала, что спорить глупо. Он волновался о ее безопасности, и она могла успокоить его простым обещанием.

Он крепче сжал ее, и на какую-то долю секунды его лицо отразило чувство, которое она никогда не замечала в нем прежде, – страх. Отважный мужчина боялся – боялся за нее.

– Черт возьми, Персефона, ты должна меня послушать!

«Черт возьми, принц Атрейдис, призванный служить Хоукфорту! Зачем ты увез меня с Дейматоса? Зачем нарушил мое блаженное уединение? Я никогда не испытывала желания влиться в беспокойный мир людей!»

Она не произнесла этих слов вслух, потому что знала: они лживы и вызваны страхом.

– Пожалуйста, Гейвин, давай не будем спорить, тем более сейчас. – Персефона нежно коснулась его губ кончиками пальцев.

Где-то в глубине ее сознания возникла мысль: в конце концов, она акоранка, понимающая гордость и силу благородных мужчин, которые делались крайне уязвимыми благодаря своему чувству долга.

– Я не хочу причинять тебе никаких хлопот, – абсолютно искренне поведала она. – Я просто не могу уехать без тебя.

– Ты должна уехать, – настаивал он. – Как бы трудно тебе ни было, ты обязана.

Она не ответила, и он привлек ее в свои объятия.

– Персефона, – произнес он, ласково поглаживая ее по волосам, – возможно, ты носишь под сердцем нашего ребенка. Если ты не думаешь о собственной безопасности, подумай хотя бы о нем.

В первый момент она хотела поспорить, но слова отрицания так и остались невысказанными. Потрясение сменилось приливом восторга. Живя в одиночестве, она не позволяла себе думать о ребенке. Но сейчас…

Ее охватило всепоглощающее желание защитить еще не рожденного малыша. Она уперлась ладонями в широкую грудь Гейвина и посмотрела ему в глаза.

– Ребенку нужны оба родителя, Гейвин Атрейдис. Не забывай!

Его взгляд смягчился.

– Я не забуду, – пообещал он, – и сделаю все, что в моих силах.

– Я тоже. – Она глубоко вздохнула. – А теперь иди. Нам нельзя терять время.

Прежде чем уйти, он прижал ее к себе и надолго приник губами к ее губам. В поцелуе она почувствовала всю его страсть и обещания на будущее.

Их захватила дневная суета. Лихорадочная деятельность набирала обороты, прерываясь лишь на короткое время, когда землю сотрясали очередные толчки. Лошади и мулы, тянувшие фургоны, впадали в панику, но возницы их быстро успокаивали. Некоторые люди теряли равновесие и падали, а потом вставали и продолжали работу.

Уже под вечер Персефона одолжила маленькую шлюпку и отправилась на свою лодку, чтобы пополнить запасы воды и продуктов. Солнце клонилось к западу, когда она вернулась в док и увидела на пристани Нестора. Бледный и усталый библиотекарь приосанился, заметив свою добрую знакомую.

– А вот и вы! Я искал вас повсюду. Вы видели принца Гейвина?

– Да, но несколько часов назад. Давайте присядем. Она осторожно подвела старика к каменной скамье возле пустого магазина. Остальные торговые точки, расположенные здесь, уже закрылись и опустели. Покидая свои дома и места работы, люди, несмотря на спешку, позаботились о том, чтобы после них остался идеальный порядок. Они полили напоследок цветы в подвесных корзинах и в садах, чисто вымели лесенки при входах в здания, сняли с веревок белье и убрали мусор. Все вокруг свидетельствовало об их нежном и рачительном отношении к родному городу.

На ближайшей стене дома красовалась одна из многочисленных фресок, разбросанных по всему Илиусу. Она изображала обедавшую в саду семью – вполне возможно, ту самую, которая жила здесь. В нижней части фрески виднелись аккуратно выписанные краской слова: «Мы вернемся».

Нестор, поморщившись, опустился на скамью и виновато улыбнулся:

– Мои колени наказывают меня за то, что я не думал о них в молодости.

Судя по тому, как он держался, его мучила сильная боль. Старый библиотекарь явно преуменьшал свои страдания, и Персефона догадывалась, что ему не понравится ее сочувствие. Ласково посмотрев на него, она заботливо осведомилась:

– Вы что-нибудь ели?

– Конечно… то есть наверное. – Он вздохнул и покачал головой. – По правде говоря, я не помню, когда ел в последний раз. У меня столько дел, а время поджимает.

– И все же вы должны поесть. Подождите-ка.

Не дав ему возразить, Персефона поспешно удалилась. Женщины, кормившие рабочих, уже сворачивались, но у них еще оставались хлеб, сыр и сладкий яблочный сидр. Взяв всего понемногу, Персефона вернулась к Нестору. Он обрадовался простой еде, точно изысканным яствам, но съел совсем немного.

Отламывая кусочек сыра, он поделился с ней новостями:

– Я наконец нашел записки выживших в катаклизме. Их содержание по большей части не представляет интереса для наших современников, однако я подобрал кое-какую полезную информацию. Все без исключения свидетели описывают подземные толчки, подобные тем, которые мы сейчас переживаем. Землетрясение началось за несколько дней до извержения и постепенно набирало силу. Но самое главное, что накануне катастрофы люди с ужасом увидели огромный столб пара, поднимавшийся из кратера вулкана в небо. Они еще гадали, что бы он мог значить, когда, меньше суток спустя, вулкан начал извергаться.

– Вы думаете, мы можем получить такое же предупреждение?

– Вполне вероятно, – допустил Нестор. – Но мы не должны рисковать нашими жизнями, дожидаясь особых знаков. Очень скоро нам придется выйти в море.

Персефона согласилась. Она уже хотела попрощаться с библиотекарем и попытаться найти Гейвина, чтобы рассказать ему об открытиях Нестора, но тут в дальнем конце улицы показался Полонус. Советник услышал ее окрик, быстро подошел и поздоровался с ними обоими.

Нахмурившись, он посоветовал Нестору:

– Мой милый друг, вам пора в постель.

– В постель? – взвился старик. – Вы шутите? Видимо, вы не представляете себе, сколько бесценных книг и свитков еще осталось в библиотеке. Я должен сам решить, что необходимо оттуда вывезти. Если я переложу такую задачу на других, мы можем лишиться незаменимых документов. Голоса наших предков будут потеряны навсегда.

Заметно раздосадованный, Нестор начал, кряхтя, подниматься со скамьи. Персефона взяла старика под руку и помогла ему встать.

– Вы напрасно так расстраиваетесь, – ласково убеждала она его. – Советник Полонус не хотел вас обидеть. Просто мы оба беспокоимся за вас.

– Конечно, – подтвердил Полонус. – Вы должны понимать, что люди тоже наше сокровище. Вы, Нестор, очень важны для нас. Мы хотим, чтобы вы еще много лет наставляли нас и делились с нами своей мудростью.

Старика явно удивило такое признание. Придя в себя, он криво усмехнулся:

– Дорогой советник, я весьма польщен вашей заботой. Я и сам с радостью воспользуюсь тем временем, которое мне отмерено, но я не могу поставить свою жизнь выше духовного наследия наших соотечественников. Я должен вернуться в библиотеку.

– Я с вами, – вызвалась Персефона.

Она решила помочь Нестору. Он попытался ее отговорить, но не слишком убедительно и вскоре сдался. Они вкратце рассказали Полонусу о том, что узнал Нестор из старинных летописей, и, заручившись обещанием советника довести полученные сведения до Гейвина, отбыли из дока на попутном фургоне. Как только они добрались до дворца, Нестор, не теряя времени даром, повел Персефону в библиотеку.

Она резко остановилась на пороге просторной комнаты, уставленной письменными столами. Вдоль стен тянулись нескончаемые ряды пустых книжных полок. На лестнице стояла цепочка из библиотекарей, клерков, солдат и простых горожан, которые непрерывно передавали из рук в руки книги и свитки.

Нестор начал протискиваться сквозь толпу, Персефона шла следом. Они спустились на нижний этаж библиотеки, где хранились самые древние и ценные материалы. Здесь работа отличалась особенной напряженностью.

– Говорю тебе, – предостерегал лысый мужчина, – книги слишком ветхие. Любое неосторожное движение, и они рассыплются.

Слушавший его солдат терпеливо кивнул.

– Значит, мы будем обращаться с ними очень осторожно. Но их обязательно надо вывезти.

– Что-то не так, Эфраим? – поинтересовался Нестор.

При виде Нестора на лице лысого появилось облегчение.

– Нет, сэр, все в порядке, – отозвался он. – Просто я боюсь, что некоторые свитки не перенесут транспортировку.

– А если оставить их здесь и начнется извержение вулкана, тогда они точно погибнут.

– Вы правы, сэр… Нестор обратился к солдату:

– Я бы посоветовал вам найти крепкие деревянные ящики, уложить в них свитки и с должной аккуратностью погрузить их в фургоны.

Попрощавшись с Эфраимом, Нестор зашагал дальше, бормоча на ходу:

– Спорят о таких вещах… теряют драгоценное время… ну что за люди, а?

Персефона сомневалась, что он ждет ответа, но все равно заметила:

– Они не желают до конца осознавать происходящее. Даже перед лицом страшной опасности они предпочитают делать вид, что все идет своим чередом.

– Эфраим – человек далеко не глупый. Он прекрасно знает, что к чему.

– Да, безусловно, но я уверена, что сейчас он растерян… впрочем, как и все мы.

– Ну, вы-то держитесь весьма неплохо, – улыбнулся Нестор.

Персефона удивилась такому комплименту.

– Я – дело другое. Я привыкла преодолевать трудности и сохранять спокойствие в критических ситуациях.

– Вы научились этому, живя на Дейматосе?

Она кивнула. Нестор пошел вдоль полок, выбирая свитки и протягивая их Персефоне. Когда у нее в руках образовалась приличная стопка, он заметил:

– Вы никогда не рассказывали о себе.

– Я боялась, что, если вы узнаете обо мне все, то не разрешите мне брать книги.

Он изумленно взглянул на нее:

– Вы в самом деле так думали? Я никогда не запретил бы вам пользоваться библиотекой.

– Я поступала глупо, простите, – с улыбкой созналась Персефона.

– Признаюсь, я слегка тревожился за вас. Вы ни словом не обмолвились о своей семье и всегда приходили сюда одна.

– У меня нет семьи. Нестор покачал головой:

– Только не говорите, что вы вылупились из яйца. Она невольно рассмеялась:

– Конечно же, нет. Разумеется, я, как все, имела родителей.

– Ваша мама умерла, когда вы были ребенком?

По спине Персефоны пробежал холодок.

– Откуда вы знаете?

– Со мной случилось то же самое. Я долго страдал от тоски и одиночества и никак не мог найти свое место в жизни. Моя мама считалась удивительной женщиной. Я горячо любил ее и люблю до сих пор, несмотря на преклонный возраст. Я последний из живых, кто ее помнит. – Положив на вершину стопки еще один свиток, он добавил: – Вы помогли мне оживить давние воспоминания.

– Моя мама тоже была хорошей женщиной, – тихо произнесла Персефона. – Мне ее очень не хватает.

– Я вас прекрасно понимаю. Она умерла на Дейматосе?

– Нет… – Здесь, в тиши книгохранилища, наедине со старым библиотекарем, Персефона решилась сказать то, о чем никогда и никому не говорила. – Она заболела, но несколько недель скрывала от меня свое состояние. В конце концов я уговорила ее обратиться за помощью. Она уехала на Илиус, велев мне остаться.

Персефона долго упрашивала маму, чтобы она взяла ее с собой, но та оставалась непреклонной. Теперь, оглядываясь назад, Персефона догадывалась о причине ее упрямства: мама не знала, как ее примут на Илиусе, и не хотела подвергать опасности свою дочь. Во всяком случае, Персефона надеялась, что правильно истолковала ее поведение. Ей не хотелось даже думать о других вариантах.

– Вы послушались свою маму, – отозвался Нестор. – И тут нет ничего постыдного.

– Через три дня после ее отъезда волны прибили к берегу пустую лодку. Я не нашла в ней никаких следов моей мамы.

Увидев пустую лодку, Персефона несколько недель бродила по берегам Дейматоса и выкликала мамино имя, но все без толку.

– Вы говорите, она заболела?

– Да, серьезно заболела. Однако она уверяла меня, что справится с лодкой.

– Она переоценила свои силы, – тихо проговорил Нестор.

– Наверное.

А может, она решила покончить со своей одинокой безрадостной жизнью и сознательно бросила единственного ребенка. Персефона отказывалась верить в такие предположения, однако неизвестность судьбы ее матери до сих пор не давала ей покоя.

– Давайте отнесем книги наверх, – предложил Нестор.

Подойдя к лестнице, Персефона заметила знакомое лицо. Лайам Кемпбелл тоже увидел ее и усмехнулся:

– Что у вас там, милочка?

– Бесценные сокровища, – ответила она, протягивая ему стопку книг.

Он передал ее по цепочке.

Персефона одарила его улыбкой и поспешно вернулась к Нестору. Они продолжали сортировать печатные материалы, на ходу решая, что спасти, а что оставить. Зачастую их решения давались нелегко. Персефона отнесла на лестницу еще несколько стопок и обменялась быстрыми репликами с Лайамом.

Они провели в библиотеке около часа, работая молча, в усталой и мрачной сосредоточенности. Земля снова задрожала.

Волнообразные толчки возникали в глубоких недрах и сопровождались стремительно нарастающей звуковой волной. Казалось, весь мир сотрясается в конвульсиях.

Персефона застыла, взглянула на Нестора и, преодолевая страх, крикнула:

– Держитесь!

Она увидела, что старый библиотекарь ухватился за одну из полок, и попыталась сделать то же самое, но огромные нагромождения стеллажей, тянувшихся от пола до потолка; начали медленно сдвигаться из-за тряски, и ее рука не смогла зацепиться за ближайшую доску. Персефона потеряла равновесие и упала, ударившись головой о тяжелую деревянную полку. Острая боль погрузила ее в темноту, отключив сознание.

Придя в себя, Персефона поняла, что лежит на полу в кромешной тьме и слышит зов Нестора:

– Персефона! Где вы?

Она обрадовалась: судя по голосу, библиотекарь цел и невредим. Однако следующим ее чувством стала тревога за себя. Она попыталась встать, но сумела подняться лишь на несколько дюймов и наткнулась на неподвижное препятствие. Что-то очень тяжелое держало ее в западне.

– Я здесь! – крикнула Персефона. – У меня все в порядке… – Однако она явно преувеличивала: ее голова раскалывалась от боли. – Но я не могу вылезти. Надо мной висит какой-то предмет.

В следующую секунду ее ноздри уловили запах гари.

– Нестор, пожар!

– Пожара-то я и боялся. Наверное, упал фонарь. Вряд ли в библиотеке зажигали фонари, зная, что слишком опасно. Впрочем, даже одного горящего светильника хватило бы, чтобы причинить непоправимый урон.

– Уходите! – громко велела она. – Позовите подмогу, пусть потушат пожар!

– Вы…

– Я подожду. Ступайте!

Он ушел, сообразив, что сейчас самое главное – побыстрее привести сюда людей, которые сумеют справиться с огнем. Тем временем Персефона опять попыталась выбраться из своего заточения. Запах горящего дерева и паленой бумаги усиливался. Она закашлялась и прикрыла рот и нос подолом туники.

Несмотря на все старания, ей так и не удалось сдвинуть нависший над ней предмет. Если бы он упал на пол, ее бы раздавило или она получила бы серьезные травмы. Ей повезло: ее просто зажало в помещении, охваченном огнем.

Она уже слышала, как потрескивают языки пламени. Треск напоминал шелест сухих листьев под ногами. Умереть такой ужасной смертью!..

Страх придал ей сил. Она снова принялась толкать препятствие, потом встала на четвереньки и попыталась поднять его спиной. Бесполезно.

Из ее горла вырвался стон отчаяния. Она судорожно вдохнула, опять закашлялась и крикнула:

– Нестор… кто-нибудь… помогите!

Ответом ей стал все усиливающийся треск огня.

Что, если старик упал или просто не смог выбраться из подвала? И никто не узнает о ее местонахождении? Сколько еще времени она сможет здесь продержаться?

Дым стал таким густым, что она почувствовала его вкус во рту. Грудь сдавило, каждый вдох давался с трудом. Сердце гулко колотилось. Кашель уже не прекращался.

Она читала, что в Европе в жуткие годы инквизиции бедняги, осужденные на сожжение, часто погибали от удушья раньше, чем их пожирало пламя. Неужели ее ждет такая же участь?

Из глаз Персефоны брызнули слезы. Нет, не может быть! Ведь она только начала жить по-настоящему… Она больше никогда не увидит Гейвина, не сможет рассказать ему о своих чувствах…

– Персефона!

Надежда, уже покидавшая ее сердце, вновь возникла в ней.

– Я здесь! Здесь!

– Держись!

Она будет держаться, она должна держаться… Дым окутывал ее плотным туманом. Грудь распирало от нехватки воздуха. Едва вдохнув, она тут же начинала кашлять.

Но Гейвин уже здесь. Он не даст ей умереть. Она может на него положиться.

– Черт возьми, я не могу сдвинуть полки!

Он находился прямо над ней. Она слышала его голос и голоса других мужчин, боровшихся с огнем. Если они успеют… Но она не могла дышать. В ее легких не осталось ничего, кроме острой боли. Она погружалась во мрак, разрезанный пляшущими огоньками, но все-таки отчаянно цеплялась за ускользающее сознание.

Глава 18

– Она у меня, – произнес низкий взволнованный голос Гейвина.

– Знаю, – отозвался еще один мужской голос, в котором слышалась нотка веселого удивления.

Сильные руки вынесли Персефону на холодный, упоительно свежий воздух. Она сделала вдох, другой… Легкие постепенно наполнились.

– Гейвин… – Неужели тонкий тихий голосок принадлежит ей?

– Да, милая. – Он на секунду остановился и посмотрел на нее с таким участием, что она заморгала, отгоняя подступившие слезы. – Слава Богу! – произнес он и крепче сжал ее в объятиях.

Через несколько минут она лежала на земле во внутреннем дворе дворца. Вокруг ходили люди. До нее долетали голоса – одни спокойные, другие встревоженные.

– Нестор… – с трудом прохрипела она. Перед ней возникло лицо библиотекаря.

– Со мной все в порядке, милая, не беспокойся. Как ты себя чувствуешь?

Как она себя чувствует? Гейвин рядом, держит ее за руку. Она дышит! Она выбралась из западни и уже не ждет, что с минуты на минуту до нее дотянутся обжигающие языки пламени, сулящие страшную смерть… Жизнь прекрасна!

– Хорошо, – совершенно искренне ответила она. Гейвин на секунду прижался головой к ее макушке, потом выпрямился и обратился к крупному мужчине, стоявшему тут же и наблюдавшему за ними:

– Спасибо, шотландец. Лайам Кемпбелл усмехнулся:

– Рад, что сумел тебе помочь, Атрейдис. Впрочем, ты наверняка в одиночку раскидал бы нависший над ней завал, если бы я не пришел на помощь.

– Возможно. Но дорого было каждое мгновение. Теперь я твой должник.

– Ну что ж, так даже лучше. Помнится, совсем недавно ты смотрел на меня волком. – Лайам взглянул на Персефону. – Избегай низин и подвалов, милая. Сейчас они очень опасны.

– Согласен, – вставил Нестор. – Учитывая последнее происшествие, я думаю, у нас осталось совсем мало времени.

– Еще так много надо сделать, – слабо возразила Персефона. Казалось, ее покинула обычно присущая ей жизненная энергия.

– Значит, все дела придется завершить сегодня ночью, – предупредил Гейвин. – Надо иметь в виду, что здания потеряли былую прочность и что в любую минуту могут произойти новые подземные толчки. Вскоре после рассвета начнется прилив, и флотилия выйдет в море.

Лайам одобрительно кивнул.

– Я передам остальным, – пообещал он.

Когда шотландец ушел, Гейвин ласково обратился к Нестору:

– Мой старый друг и учитель, вы должны остаться здесь. В библиотеке слишком опасно.

Нестор хотел возразить, но Гейвин остановил его:

– Если вы туда вернетесь, другие тоже пойдут. Они последуют за вами из уважения и подвергнут себя серьезному риску.

Библиотекарь печально взглянул на Персефону:

– Вы тоже пострадали из-за меня.

– Я пошла туда по собственной воле, – убедила она его.

Гейвин нехотя выпустил ее из своих объятий.

– Я должен найти Марселлуса и остальных. К рассвету нам надо закончить все приготовления.

– Иди, – разрешила она и сжала его руку, как бы говоря, что с ней все в порядке.

Вскоре после его ухода к ним подошла молодая целительница. Вне всяких сомнений, ее прислал Гейвин. Убедившись в том, что Персефона не получила никаких повреждений и, что называется, вышла сухой из воды, целительница сосредоточила свое внимание на Несторе. Она стала уговаривать библиотекаря пройти вместе с ней в палатку, которую поставили для стариков и матерей с маленькими детьми. Он согласился только тогда, когда целительница попросила его рассказать малышам сказки.

Персефона еще сидела на земле, пытаясь найти в себе силы подняться и продолжать работу, когда к ней подбежала Сайда.

– Я только что узнала о вашем злоключении. Как вы себя чувствуете?

– Прекрасно. Я сейчас встану.

Сайда нахмурилась и опустилась на колени рядом с Персефоной.

– Вы вся в копоти, ваша туника обгорела, а прическа… Нет, о ней лучше не говорить!

Персефона невольно засмеялась. Вокруг нее люди пытались завершить начатые дела или просто сидели, устало ожидая новых подземных толчков. Где-то рядом плакал ребенок, которому давно полагалось спать. Чуть поодаль маленький мальчик обнимал свою сестру, привалившись спинами к стене дворца, под надзором бледной матери.

– Сайда, мне кажется, что в данный момент моя прическа не имеет никакого значения.

– Весьма неразумное мнение.

Сайда решительно достала из сумки расческу и взялась за работу. Она молчала, но само ее присутствие успокаивало, как и успокаивали движения ее рук, массирующих волосы, после которых Персефона избавилась от томившего ее напряжения. Ужасное происшествие в библиотеке, те минуты, когда она всерьез готовилась умереть, теперь казались всего лишь дурным сном.

– Пойдемте! – велела Сайда, убирая расческу. – Вы не можете спать на земле.

– Но вернуться во дворец я тоже не могу, – пробормотала Персефона. – Там небезопасно.

– Воины устанавливают палатки.

На просторной территории двора выстроился целый лес палаток, далеко не шикарных, зато прочных и надежных. Ими пользовались акоранские солдаты во время боевых учений.

Сайда подвела Персефону к маленькой палатке, располагавшейся под внешней лестницей, ведущей в семейные апартаменты, и протянула ей сумку. Персефона вздрогнула, увидев ту самую сумку, которую она привезла с Дейматоса.

– Я доложила туда несколько вещей, которые вы забыли, – сообщила Сайда и кивнула на ведро, стоявшее на земле: – Здесь горячая вода. – Подойдя к пологу палатки, она остановилась. – На случай, если мы больше не увидимся перед отъездом: берегите себя, леди-Персефона! Всего вам доброго!

– Леди Персефона… Почему люди так меня называют? Как-то очень странно звучит.

– Ничего странного, – бросила Сайда и, не вдаваясь в объяснения, вышла из палатки.

Оставшись одна, Персефона закрыла полог, скинула с себя испорченную тунику и с удовольствием вымылась горячей водой с мылом. Вытершись насухо, она на секунду задумалась. В сумке вместе с ее старыми туниками лежали новые красивые платья. Наконец решившись, она надела платье, отставила сумку в сторону и села на походную кровать, состоящую всего лишь из тонкого матраса, накрытого одеялами. Однако простое ложе показалось ей на редкость удобным.

Несколько минут спустя в палатку, пригнувшись, вошел Гейвин. Когда он выпрямился, его голова чуть не задела парусиновый потолок. У Персефоны создалось впечатление, будто он заполнил собой все свободное пространство. Ей стало трудно дышать, но уже не от едкого дыма в объятой пожаром библиотеке.

Проведя рукой по своим густым волосам, Гейвин заметил:

– Я решил немного отдохнуть до начала прилива. Он неуверенно смотрел на нее, как бы спрашивая, не возражает ли она.

– Очень разумно с твоей стороны. А ну-ка… – Не спрашивая разрешения, она расстегнула его портупею и аккуратно отложила ее в сторону, после чего с улыбкой спросила: – На тебе другой килт, верно?

Он удивленно вскинул бровь:

– Какой другой?

– Ну, не тот, в котором ты приплыл на Дейматос и который имел неисправную застежку. Помнишь, он мог упасть, если бы ты снял портупею.

Он вспомнил и засмеялся:

– Ах да! Я тебя обманул.

– Зачем? Чтобы я смутилась?

– Вот именно.

– Ах ты, негодник! – отчитала она его без всякой злобы.

Когда он находился рядом, она чувствовала себя счастливой. В ее душе просыпались неведомые доселе чувства: нежность и желание заботиться о другом человеке. Ей хотелось хоть чуть-чуть облегчить тот груз, который лежал на его плечах.

Пряча внезапно охватившее ее волнение, Персефона сняла с него килт и сандалии. Он не шевелился, лишь издал глубокий вздох, когда она смочила тряпочку еще теплой водой, взяла в руку мыло и начала медленно, аккуратно смывать копоть с его груди, спины, рук и ног. Тело Гейвина, красивое и мужественное, восхищало ее. Характер Гейвина нельзя назвать мягким. Однако он обладал строжайшей самодисциплиной и, самое главное, благородством, не позволявшим ему обижать невинных.

Сейчас видно было, как он устал. В его глазах Персефона увидела утомление и благодарность за заботу.

Очень осторожно умыв лицо Гейвина, она подвела его к походной кровати и заставила лечь. Он послушно опустился на матрас и увлек ее за собой. Она прижалась к нему, и он заснул.

Персефона долго не смыкала глаз, наслаждаясь бесценными мгновениями счастья. Она слышала, как поднялся ветер и полил дождь.

К рассвету, когда начался прилив, гроза набрала полную силу. Она пришла, как обычно, с запада, и обрушилась на Акору яростным ливнем и воющим ветром.

Вскоре по внутреннему двору потекли ручьи грязной воды. Вокруг палаток образовались лужи. Приятное летнее тепло уступило место промозглому холоду. Гейвин ушел на встречу с советниками, а Персефона надела одну из своих старых туник и побежала в соседнюю палатку.

Войдя, она увидела группу подавленных мужчин и женщин. Лишь дети вертелись под ногами и беспокойно ерзали на скамейках, не зная, чем себя занять.

В палатке горело несколько костерков, на которых женщины готовили завтрак. Однако жаровни для обогрева воздуха отсутствовали: в замкнутом пространстве, битком набитом людьми, они представляли слишком большую опасность.

Девочка лет семи с грязным пятном на носу заметила Персефону, спрыгнула со скамьи и подошла поближе.

– Пожалуйста, леди, скажите, чем мне можно заняться, – попросила она, подняв глаза.

Персефона прекрасно понимала настроение малышки. Сейчас, в минуту опасности, взрослым некогда заниматься детьми. Они выполняли возложенные на них обязанности. Детей необходимо чем-то отвлечь, чтобы они тоже что-то делали и не мешали взрослым.

– Ну, – неуверенно проговорила Персефона, – мы могли бы поиграть.

Девочка просияла, энергично закивала головой и, схватив Персефону за руку, подвела ее к кучке детей, которые заметно оживились в предвкушении чего-то интересного.

Смущенная мама девочки попыталась вмешаться:

– Дафна, не приставай к леди Персефоне! Простите, леди. У вас и так много забот.

– Вообще-то сейчас я свободна. – Завтрак почти готов, а на улице бушевала непогода. Она с улыбкой обернулась к Дафне: – Во что ты хочешь поиграть?

– В шарики, – не раздумывая ответила малышка. – Давайте играть в шарики.

Персефона никогда не играла в шарики, но выразила желание научиться.

– Хорошо… что надо делать?

– Сначала нарисуем круг. – Дафна огляделась в поисках подходящего места и указала на участок, не заставленный скамейками. – Вон там!

Персефона встала на четвереньки и, следуя указаниям девочки, аккуратно начертила на земле кружок. К ним подошли остальные дети, и даже взрослые столпились вокруг, чтобы посмотреть на игру.

Дафна объяснила правила и показала, как выбивать один камешек другим. Все выглядело довольно просто, однако, попробовав, Персефона с удивлением поняла, что игра требует определенной сноровки.

Дети стали просить, чтобы им тоже нарисовали кружки. Люди отодвинули столы, чтобы расчистить больше места. Некоторые взрослые присоединились к игре, остальные стояли рядом и поощряли игроков.

Кто-то взял флейту и начал тихо наигрывать красивую, напевную мелодию, которую вскоре подхватило еще несколько музыкантов. Палатка наполнилась нежными звуками, перекрывавшими резкую барабанную дробь дождя.

Персефона отошла назад, уступая место ребенку, который хотел поиграть в шарики, и села на скамью рядом с женщиной, казавшейся на несколько лет старше ее самой и одарившей ее приветливой улыбкой. Один из детей женщины, маленький мальчик, забрался к Персефоне на колени и заснул с большим пальцем во рту. Женщина хотела его забрать, но Персефона попросила его не трогать. Ей было приятно держать на коленях спящего малыша.

Какое-то время спустя в палатку вошел Гейвин. Остановившись на пороге, он огляделся и, увидев Персефону, направился прямо к ней.

– Что за паренек? – спросил он с веселой улыбкой.

– Мой младший сын, милорд, – ответила соседка Персефоны.

Пробормотав слова благодарности, она взяла спящего ребенка и поспешила к своему мужу, который тоже только что вошел в палатку.

Персефона встала и отряхнула тунику, вдруг вспомнив о своем внешнем виде. Когда она опять подняла глаза, Гейвин все еще улыбался.

– Я слышал, что здесь идет азартный турнир по шарикам.

Она чуть смущенно усмехнулась:

– Ах да! Дети скучали. Их пришлось занять игрой в шарики.

– Теперь, похоже, они при деле.

И действительно, в палатке бурлила жизнь. Здесь не только играли в шарики. В одном углу дети с увлечением рисовали, в другом проходило захватывающее соревнование по армрестлингу. Семьи завтракали в компании с друзьями – старыми и новыми. Персефона видела, что за последние дни городские жители Илиуса и люди, приехавшие из деревень, заметно сблизились, преодолев разделявшие их барьеры.

– Гроза стихает? – спросила она, подходя вместе с Гейвином к очереди за едой.

– Пока нет. На время шторма мы поставили на якорь почти все лодки, бывшие в гавани, но две из них отвязались и разбились о пристань.

– На борту никого не оставалось? Гейвин покачал головой.

– Нам пришлось выгрузить на берег всех животных: они могли испугаться шторма и причинить вред самим себе. Как только погода наладится, мы опять погрузим их на корабли.

Персефона кивнула. Шторм дорого обошелся акоранцам. Им пришлось потратить огромные усилия на то, чтобы организовать защиту животных и морских судов.

– Ты, наверное, устал, – тихо произнесла она, садясь рядом с ним за стол.

– Совсем немного. Меня поразили мужчины. С некоторыми я познакомился на занятиях по воинскому искусству, других узнал за время своих визитов на Илиус, но я и представить себе не мог, на что они способны.

– Ты обучался воинскому искусству? А еще ты говорил, что твоим учителем был Нестор. Я думала, ты получил образование в Англии.

– В Англию принято посылать детей из аристократических семей в привилегированные школы, причем в очень раннем возрасте. Мои родители не захотели никуда отсылать меня. По их мнению, обучение в таких школах часто наносит детям вред. – Он немного помолчал, потом продолжил: – Надо сказать, что мои наблюдения за британской аристократией подтверждают мнение родителей.

– А твой отец? Он учился в такой школе? Гейвин прожевал хлеб и покачал головой:

– Мы всегда шли своим путем, что отчасти объясняет нашу живучесть.

– Значит, ты приехал сюда мальчиком, чтобы получить образование?

– Так захотела моя мама. И отец с ней согласился.

– А ты как реагировал? Он усмехнулся:

– Я пришел в восторг. Даже мой брат Дэвид, который любит Хоукфорт, с удовольствием учился на Акоре. Мы вместе овладевали воинским искусством, но я всегда опережал брата. Дэвид провел в Англии больше времени, чем я, но ему нанимали домашних учителей, которые занимались с ним в Хоукфорте. В конце концов он по собственной инициативе поступил в Оксфордский университет и весьма успешно его окончил.

– А ты не захотел пойти по его стопам?

– Я предпочел учиться здесь. – Он поднял руку, предвосхищая ее ответную реплику. – Знаю-знаю: я рожден, чтобы жить на Акоре.

Она улыбнулась, взяла его руку и приложила ее к своей щеке.

– Возможно, мне не следует вмешиваться в естественный ход событий. В конце концов ты сам сделаешь нужные выводы.

Он провел губами по ее ладони и довольно усмехнулся, заметив, что она задрожала.

– Что касается тебя, то ты с поразительной скоростью восполняешь пробелы в своем образовании.

– Какие пробелы?

– Акоранские женщины отлично знают, как манипулировать несчастными особями мужского пола. Они обучаются своему искусству, еще сидя на коленях у своих матерей.

– И вас, мужчин, подобное не возмущает?

– Время от времени мы ворчим, но все остается по-прежнему.

– Почему? – спросила она с легким придыханием.

– Нас вполне устраивает такое положение вещей. Да и какой разумный мужчина не остался бы доволен подобными отношениями?

Она знала такого мужчину. Он всегда выражал недовольство и хотел получить сразу все – власть, славу, почет. Он разрушил жизнь ее матери и превратил ее собственную жизнь в тюрьму, в которой она провела годы, полные мучительного стыда и одиночества.

А потом пришел принц Атрейдис и освободил ее.

– Что-то не так? – спросил Гейвин.

– Нет-нет, все в порядке.

– Ты только что подумала о чем-то очень неприятном.

– Неужели так легко читать мои мысли?

– Да нет, просто мне небезразлично твое настроение. Персефона отвернулась, боясь взглядом выдать себя.

– Ты умеешь играть в шарики? – вдруг спросила она.

– Умею ли я играть в шарики? Ты шутишь? Да я никогда не проигрываю!

Она скептически взглянула на него:

– Так уж и никогда?

– Представь себе. В юности, – он весело усмехнулся и сразу стал как будто моложе, – я был чемпионом по игре в шарики.

Она засмеялась и встала.

– В таком случае тебе надо познакомиться с одной маленькой девочкой по имени Дафна.

Он пошел с ней, но предупредил:

– Учти, что я много лет не играл в шарики. Персефона оглянулась.

– Погоди оправдываться! Я уверена, что Дафна будет к тебе снисходительна, по крайней мере вначале.

Целый час она с превеликим удовольствием наблюдала, как Гейвин играет в шарики. Надо отдать ему должное, он оказался хорошим игроком. А главное, добрым. Дафне очень понравилось с ним соперничать, как и многим другим детям, которые по очереди вступали в игру на глазах у своих заинтересованных родителей.

Однако первый раунд он проиграл, за что Персефона стала любить его еще больше.

Игра все еще продолжалась, когда земля опять задрожала.

Глава 19

Персефона вышла из палатки, где провела беспокойную и почти одинокую ночь. Гейвин продолжал работать с мужчинами из гарнизона. Она смутно помнила, как он подошел к ней в темноте, лег рядом и привлек ее в свои объятия. Ее тело еще хранило отголоски его тепла.

Она заслонила глаза рукой и прищурилась от яркого солнца. Ветер еще не совсем утих, но значительно ослабел. По небу еще носились тучи.

Вокруг царило оживление. Люди покидали палатки и начинали складывать вещи. Она сделала то же самое и присоединилась к потоку, тянувшемуся через ворота со львами вниз, в гавань.

Мощные волны по-прежнему разбивались о громоздившиеся в доках тюки и ящики, но вынесенные на причал обломки свидетельствовали о том, что во время шторма море бушевало гораздо сильнее. Мужчины из гарнизона, а с ними и Гейвин снимали морские суда с якорей и подводили их к берегу. Почти все стапеля заполнились судами.

Люди в напряженном молчании ждали, когда погрузят животных, чтобы взойти на борт следом за ними. По окончании погрузки корабль отходил от причала, освобождая место для следующего. Так продолжалось все утро. Ветер постепенно стихал.

Персефона не стала ждать, когда подадут к берегу ее лодку. Она села в маленькую шлюпку и сама добралась до своего судна, с облегчением обнаружив, что оно хорошо перенесло шторм.

Однако ей надо еще уложить вещи в тюки. Несмотря на утомительное однообразие работы, она ни разу не передохнула и остановилась только тогда, когда все закончила. Тем временем от причала продолжали отходить груженые суда. Вокруг нее формировалась флотилия. Персефона знала, что то же самое сейчас происходит на других набережных Илиуса и на втором крупном острове Лейосе. Через несколько часов опять начнется прилив, они должны успеть подготовиться к отплытию.

Покончив с тюками, она выпрямилась и потянулась, закинув вверх обгоревшие на солнце руки и пытаясь разогнать ломоту в спине и плечах. Ее взгляд устремился вдаль – туда, где синел один из двух узких проливов, соединявших Внутреннее море с открытым океаном.

На протяжении многих веков иноземные моряки, приближаясь к Акоре, думали, что видят один огромный остров. Проливы, надежно защищенные бдительным акоранским флотом, считались практически неприступными. Только те ксеносы, которым посчастливилось проскочить через них во время шторма, имели шанс доплыть до золотистых берегов Акоры.

В последнее десятилетие страна начала приветствовать более близкие связи с внешним миром. Однако Персефона заметила, что в гавани нет ни одного корабля ксеносов. Несколько дней назад им всем приказали отойти, поскольку Акора готовилась к срочной эвакуации.

Спустя пару часов, когда у причала теснились последние корабли флотилии, к корпусу ее лодки приткнулась маленькая шлюпка. Персефона перегнулась через поручни, увидела Гейвина и, издав радостный возглас, поспешила ему навстречу.

– Я обещал, – ласково напомнил он ей.

– Да, обещал, и я ждала тебя. Как хорошо, что ты здесь!

Он сжал ее в объятиях и одновременно быстро, но внимательно осмотрел лодку. Палуба сухая, паруса подняты, а весла на всякий случай вставлены в уключины.

– Я вижу, ты готова к отплытию.

Персефона кивнула.

– Скоро прилив?

– Меньше чем через час.

Он слегка отступил назад, но не убрал руку с ее талии. Они устремили взгляды за гавань – туда, где блестел на солнце опустевший Илиус.

На палубах окружавших их кораблей стояли тысячи мужчин, женщин и детей. Они тоже в последний раз обозревали свой любимый город.

– Как красиво! – тихо вздохнула Персефона.

– Я не могу представить, что все исчезнет, – пробормотал Гейвин, обняв ее крепче.

– Я тоже.

Однако они понимали, что вероятность такого исхода до боли реальна. Никто не мог заранее предугадать масштаб разрушений, которые вызовет извергающийся вулкан. Но все знали, что извержение, случившееся свыше трех тысяч лет назад, обернулось настоящей катастрофой, уничтожившей все.

Они стояли молча, когда истекли последние минуты и медленно, но неумолимо начался прилив.

На первом корабле флотилии прогремел пушечный выстрел – долгожданный сигнал. На всех судах развернули паруса и подняли якоря.

Постепенно набирая скорость, флотилия двинулась в сторону Открытого моря.

Персефона охотно предоставила Гейвину управлять рулем.

– Как странно, – обронила она, присев рядом.

– Что именно?

– При желании я легко могу представить себе, что сегодня обычный погожий денек и мы с тобой просто решили прогуляться под парусами.

– Мы обязательно прогуляемся, когда все закончится.

Он впервые заговорил об их совместном будущем. Охваченная волнением, она отвела глаза… и тут начались новые подземные толчки.

Вода значительно смягчала их силу, но чувствовалось, что трясло основательно. По всей каменной пристани Илиуса – а она имела длину больше мили – вдруг побежали волны, как по морю. Вскоре набережная раскололась на части. Огромные каменные глыбы падали в воду, остальные превращались в тучи пыли.

Персефона только-только оправилась от первого потрясения, как на них обрушился чудовищный рев. Продолжая держать одной сильной рукой руль, другой рукой Гейвин схватил Персефону. Вдали, во Внутреннем море, со стороны Дейматоса, к небесам вознесся огромный столб пара.

– Нестор говорил мне о таком столбе! – крикнула Персефона, пытаясь перекричать странный шум. – Уцелевшие в катаклизме записали, что столб пара – последний, предвестник извержения.

Гейвин мрачно кивнул:

– Я знаю. Нам надо молить Бога, чтобы ветер не утих.

Если такое случится, им придется изо всех сил грести веслами, чтобы уплыть подальше от стремительно надвигающейся опасности.

Столб пара держался, не уменьшаясь в размерах, но ветер дул с прежней силой. Вместе с остальной флотилией они быстро вышли из гавани и двинулись вдоль берега к южному проливу. Сельская местность, мимо которой они проплывали, поражала своей красотой. От нее просто захватывало дух. Из воды поднимались зеленые холмы, усеянные белыми фермерскими домиками и изящными церквушками, засаженные фруктовыми садами. По иронии судьбы, даже далеко в море воздух благоухал лимоном, жасмином и олеандром – ароматами, присущими только Акоре: путешественники говорили, что больше нигде его не ощущали.

Персефона видела, как стая из сотен маленьких черных птичек вдруг поднялась в небо и принялась описывать большие круги. «Интересно, что побудило их это сделать?» – подумала она, и тут в лодку ударила сильная волна. Море, которое быстро успокаивалось после шторма, опять стало бушующим.

– Что происходит? – взволнованно спросила она. Гейвин положил ее руку на руль и встал, устремив взгляд на растущий столб пара.

– Не знаю, но это мне не нравится.

Море металось и взбрыкивало, точно дикая норовистая лошадь. Нос лодки погрузился в воду, волны захлестывали палубу.

То же самое происходило и с другими судами. Гейвин опять взялся за руль и выругался, увидев, что два корабля подошли вплотную друг к другу. Еще немного – и они столкнутся.

– Разойдитесь! – крикнул он. – Держите дистанцию! Мужчины на ближайших судах услышали Гейвина и подчинились, а приказ передали дальше. Флотилия рассредоточилась. Некоторые суда и впрямь находились в пугающей близости друг от друга, но по крайней мере, насколько видела Персефона, ни один из нескольких сот кораблей не пострадал.

Море продолжало неистовствовать. Когда они подплыли к южному проливу, стало еще хуже. Здесь свободный ход воды был затруднен. Персефона опять встала у руля, а Гейвин занялся парусами. Вдруг слева по борту она заметила тонущий корабль.

– Гейвин, смотри!

Он обернулся. Судя по размерам, корабль вмещал человек двадцать пассажиров. В его трюме скорее всего находились животные. Лодка Персефоны подошла ближе. Теперь им стало видно хмурое лицо рулевого. Остальные мужчины пытались убрать паруса, чтобы уменьшить скорость и сделать судно более управляемым.

Однако все их усилия оказывались напрасными. Беспощадные волны гнали осевший в воду корабль к каменистому берегу. Если не предпринять срочных мер по его спасению, то через несколько минут он разобьется о скалы.

Остальные суда находились далеко и не могли помочь. Гейвин схватил длинную веревку, убедился в том, что она привязана к носу их лодки, и кивнул Персе-фоне:

– Иди на сближение, милая!

Она судорожно сглотнула, прекрасно сознавая, какое огромное доверие он ей оказывает. Если подойти слишком близко, суда столкнутся, и все они погибнут в морской пучине. Если же выдержать большую дистанцию, им не удастся спасти тонущий корабль.

Осторожно… очень осторожно, пытаясь оценить силу волн по ударам о корпус лодки и тяжести руля, она принялась сужать разделявшую их полоску голубой воды. Осторожно…

Гейвин держал в руках смотанную веревку.

Осторожно… еще чуть-чуть…

– Хорошо, – подбадривал он. – Так держать! – Напрягшись всем телом – она видела, как вздулись сильные мускулы на его спине и руках, – он бросил веревку за борт. Ее конец упал на палубу другого судна, где его быстро схватили и привязали. – Давай!

Повинуясь приказу Гейвина, она изо всех сил налегла на руль и повернула лодку обратно в море, очень надеясь, что тонущий корабль потянется за ними. Только бы не утих ветер, иначе им конец!

Но ветер не утих, а, наоборот, даже слегка усилился, позволив лодке отбуксировать терпящее бедствие судно в безопасное место. С корабля донеслись радостные возгласы: люди на борту поняли, что спасены. Впереди остальная флотилия преодолевала пролив, чтобы обрести безопасность в Открытом море.

Гейвин обрезал веревку, соединявшую их с судном. Спасенный корабль быстро проплыл мимо. С его борта летели новые ликующие крики и слова благодарности. Персефона в страхе поняла, что их лодка оказалась в самом хвосте флотилии. Однако, когда они приблизились к проливу, все ее тело напряглось, а сердце сжалось при мысли о том, что она вот-вот покинет Акору. Да, им грозит серьезная опасность и оставаться никак нельзя, и все же…

Персефона ни разу в жизни не уезжала с Акоры, и сейчас ее охватила паника. Однако она ничего не сказала, продолжая молча смотреть на пролив. Другого выхода нет. Они должны уехать. Она еще несколько дней назад поняла, что такой момент неизбежно наступит. Надо оставаться храброй и сильной. Хотя бы ради Гейвина.

Надо…

Рев, исходивший от парового столба, внезапно удвоился. Казалось, они попали в некий шумовой туннель. Одновременно их маленькую лодку подбросило на волнах. Гейвин мгновенно подлетел к Персефоне и схватился за руль, чтобы помочь ей справиться с управлением. Она с удивлением увидела, что пролив начал от них удаляться.

– Что происходит?! – крикнула она.

Лицо Гейвина приобрело суровое выражение.

– Начинается отлив. Нас относит назад.

– Как же так? Не понимаю…

– Наверное, все дело в вулкане. Он вытягивает воду из моря, превращая ее в пар.

– Но нам надо уходить!

Он знал это не хуже ее, но ничего не мог поделать. Они намертво застряли в огромном вертящемся котле энергии, в который превратилась Акора, и теперь стремительно приближались к Илиусу.

Им оставалось лишь вцепиться друг в друга и ждать, когда отважная лодочка вернется в гавань и ударится о разрушенный причал.

Лишь только они оказались у причала, Гейвин выпрыгнул на берег и потянул Персефону за собой. Разбитую лодку быстро унесло волнами. Еще несколько минут, и она затонет. Растрескавшиеся плиты набережной у них под ногами продолжали совершать волнообразные движения. Здания, стоявшие вдоль гавани, начали падать.

– Нам надо найти укрытие, – проговорил Гейвин.

– Люди спасались в пещерах…

– Нет, тот храм стоял на поверхности. Он ушел под землю во время катаклизма, и люди каким-то чудом остались живы, но пещеры начали наполняться лавой еще до извержения. Вниз идти нельзя.

– Значит, пойдем вверх?

Персефона взглянула на дворец, расположенный на высоком холме. С того места, где она стояла, он казался почти невредимым. Но кто знает, что будет дальше?

– Но только не во дворец, – предупредил Гейвин. – Если подземные толчки усилятся, он может рухнуть.

Гейвин на минуту задумался, потом решительно тряхнул головой:

– Пошли!

– Куда? – спросила Персефона, торопливо шагая за ним.

Его рука по-прежнему сжимала ее руку.

– В горы. Мы не знаем, на какую высоту поднимутся лавовые потоки, поэтому попробуем забраться как можно выше.

Она согласилась – впрочем, она все равно не могла предложить ничего лучшего. Позади них падали все новые здания. Они побежали к дворцу, но не стали входить в ворота со львами. Дорога вела в гору. Они миновали выстроенный на склоне театр под открытым небом и двинулись дальше. Столб пара продолжал реветь.

– Долго еще? – спросила она, задыхаясь.

– Очень долго. Ты в порядке? Тебе не нужна помощь?

– Я в полном порядке. Не останавливайся!

Город кончился, а знакомые ей места и подавно. Тропинка, по которой они шли, уводила их все выше и выше. Впереди маячил каменистый утес, а за ним зияло глубокое ущелье, пересеченное узким мостом.

Оглянувшись, она увидела внизу панораму Илиуса. Отсюда город казался безмятежным. Все его улицы опустели, но дома и окружавшие их сады словно ждали, когда вернутся их обитатели. Сначала Персефона не заметила никаких разрушений, но потом, приглядевшись, увидела. В далекой гавани один за другим рушились здания.

– Куда мы идем? – повторила она вопрос, когда они продолжали восхождение.

– Высоко в горах есть лагерь. У нас будет укрытие, вода, может быть, даже пища.

Если они сумеют туда добраться и если извержение не разнесет на части саму гору, подумала Персефона, но свои соображения оставила при себе. Она шагала вслед за Гейвином по крутой и извилистой тропке, удаляясь все дальше от бурливого моря, которое подпитывало вздымавшийся в небо огромный столб пара.

Глава 20

Персефона настолько привыкла к многочасовому реву пара и грохоту падающих камней, что не сразу осознала неожиданно воцарившуюся тишину. Ей вдруг показалось, что камешек, покатившийся вниз по тропинке, слишком сильно гремит. Она слышала собственное дыхание и шорох травы, плавно гнувшейся под ослабевшим ветром.

В воздухе разливалась приятная прохлада, небо испещряли полоски облаков, скорее всего ложных. Персефона предположила, что они составляли остатки пара, который столбом взмывал ввысь.

Какая-то птичка залилась звонкой трелью. Ее смелое жизнерадостное пение звучало, словно гимн миру, уцелевшему после нешуточного испытания.

Они продолжали подниматься в гору, но уже медленнее: отчаянное стремление поскорее убежать от опасности прошло. Вдобавок начало сказываться утомление, во всяком случае, у Персефоны. Гейвин выглядел так, как будто он мог целый день на предельной скорости шагать в гору. Впрочем, он человек обученный. Воинские тренировки – кстати, вполне вероятно, что они проходили именно в горах, – закалили его выдержку.

– Мы направляемся в военный лагерь? – спросила Персефона, когда они сделали короткую остановку.

Она глубоко дышала, нагнувшись вперед и упершись руками в колени. Пот заливал ей глаза, и она знала, что Сайда, увидев ее, не одобрила бы ее прическу.

Гейвин казался абсолютно безучастным, но Персефона понимала, что это впечатление обманчиво. Он был настороже и внимательно оглядывал окружавшую их местность, готовый к немедленным действиям.

– Цель наша не военный лагерь, – ответил он. – Кое-что получше. – Поймав ее вопросительный взгляд, он добавил: – Пусть будет тебе сюрприз.

– Я не хочу новых сюрпризов.

Он засмеялся и двинулся дальше. Она поспешила за ним.

Чуть позже, когда они забрались еще выше, Персефона заметила какое-то движение на склоне горы. Коричневая козочка, щипавшая скудную чахлую траву, которая росла на такой высоте, остановилась и уставилась на проходивших мимо людей.

Корабли забрали только домашних животных. Однако на Акоре осталось несметное число диких зверей, в том числе и увиденное ими маленькое стадо коз, очевидно, лишенных чувства опасности.

Прошло еще немного времени, и они опять остановились, уже возле маленького родника. Персефона догадалась, что они сделали привал исключительно ради нее и испытала к Гейвину невольную благодарность. Устало вздохнув, она села на замшелый камень и окунула руку в родник. Еще никогда в жизни ей не доводилось пробовать такой вкусной воды! Жадно напившись, она плеснула водой на свое разгоряченное лицо.

Гейвин сделал то же самое, потом выпрямился и окинул окрестности долгим взглядом.

– Нам осталось идти совсем немного, – сообщил он.

– Мы уже прошли несколько миль. – Она разогнулась, чувствуя себя значительно лучше. – Здесь, наверху, так тихо, что кажется, будто и нет никакого извержения.

Словно в подтверждение ее слов мимо пролетела черно-оранжевая бабочка.

– Будем надеяться, что тишина сохранится как можно дольше.

Они продолжали взбираться к белому меловому хребту. Под ними расстилалась вся Акора. В центре Внутреннего моря, под столбом пара, виднелись острова Дейматос, Тарбос и Фобос. За ними легкое сгущение вдоль горизонта обозначало побережье Лейоса.

С такого расстояния море казалось спокойным. Лишь слабая дымка из поднявшейся каменной пыли, которая висела над гаванью Илиуса, свидетельствовала о происходивших там разрушениях. Далеко за мысами синела водная гладь открытого океана, на которой посверкивали мелкие белые точки – паруса флотилии. В противоположной стороне, за северным проливом, такое же скопление белых точек указывало на присутствие флота с Лейоса.

– Похоже, все акоранцы вышли в море, – заметила Персефона.

В следующую секунду до их ушей долетел глухой утробный гул.

– Землетрясение, – заявил Гейвин, – настолько сильное, что мы слышим его даже здесь, наверху.

Несколько минут спустя, когда они добрались до белого мелового хребта, гул раздался снова.

– Не останавливайся, – велел Гейвин и помог ей преодолеть хребет.

Сразу за ним тянулась большая поляна, поросшая луговыми цветами – нивяником, крокусами, фиалками, ирисами и маками. Пестрое многоцветье слегка колыхалось на ветру. Почти в самом центре поляны стояла маленькая аккуратная хижина, сделанная из бревен, подогнанных друг к другу с помощью зарубок, крытая поросшей мхом кровельной дранкой.

Перед хижиной стоял огромный медведь, вырезанный из ствола старого дерева. Изображение зверя выполнено настолько реалистично, что захватывало дух. На поляне, окружавшей хижину, разместились и другие большие скульптуры из дерева и металла. Все они приковывали взгляд.

– Что это? – спросила Персефона.

– Хижина Атреуса и Брайанны. – Гейвин зашагал по цветочной поляне. – Мой дядя в шутку говорит, что хотел бы поселиться здесь, когда отойдет от дел.

– Почему ты думаешь, что он шутит?

– Хороший вопрос. Просто когда он так говорил, я не воспринимал его слова всерьез.

– А сейчас?

– Сейчас не знаю. – Он обнял ее за талию. – Давай зайдем внутрь.

Хижина имела всего одну комнату с двумя небольшими смежными помещениями. Одно предназначалось для приготовления пищи, другое – для мытья. Персефона с удивлением увидела, что в ванной течет горячий источник. Прямо под кухней вырыт колодец, из которого можно черпать пресную воду.

Жилище обставлено просто, но красиво: большая кровать из резного дерева, покрытая гобеленом, который объединил в себе все цвета предзакатного или предрассветного неба; несколько низких кушеток и резной стол. Возле одной стены располагалось нечто, чего она никогда не видела раньше, но о чем читала.

– Камин? – спросила она, глядя на выложенную кирпичом нишу.

Гейвин кивнул:

– Здесь, в горах, иногда холодно, так что камин вполне уместен. Я сейчас проверю запасы продуктов.

– А они здесь есть?

– Атреус и Брайанна приходят сюда довольно часто и поэтому оставляют еду. Здесь также должно храниться снаряжение для ловли рыбы и охоты.

В кухонных шкафчиках нашлись бочонки с мукой, солью и сахаром и глиняные банки с оливковым маслом и медом. А еще на кухне лежали стручки сушеного перца, говядина, фрукты, сырный шар и крекеры.

– Голодать нам не придется, – заметила Персефона. Она никак не ожидала, что их временное пристанище окажется таким уютным, но еще больше ее удивляла банальность собственной реакции. – Я страшно хочу есть.

– Я тоже. Я бы с радостью тебе помог, но, по правде говоря, я понятия не имею как.

Может быть, сказалась обыденность ситуации, вдруг сменившая множество наполненных страхом дней и ночей. Или ей просто сделалось хорошо рядом с Гейвином. Трудно сказать почему, но Персефона чувствовала себя беспечно-веселой и хотела немножко подразнить своего спутника.

– Что же ты делал, когда поднимался в горы во время обучения воинскому искусству?

– Жевал сушеную говядину, жесткую, как обувная кожа. Если нам хотелось устроить пир, мы ловили кузнечиков.

– Не желаю слушать подобного ужаса! – прервала его Персефона.

Он усмехнулся и замолчал, а потом предложил более серьезным тоном:

– Я затоплю печь, а потом обследую местность, хорошо?

Она согласилась. Он заложил в печь дрова – весьма умело, как заметила Персефона, после чего нашел маленький коробок, в котором лежали деревянные палочки, и чиркнул одной палочкой по боковой стенке плиты. Высеченная искра быстро превратилась в пламя.

– Как ты сделал?

– Эти палочки называются спичками. – Он протянул ей коробок. – Они жутко воняют, но с их помощью можно легко разжечь огонь. Только обращайся с ними очень осторожно.

Недоумевая, каким образом палочка может заменить нудное действие, для которого необходимы кремень и трут, Персефона достала из колодца воду и поставила котелок на огонь, потом порезала сушеную говядину тонкими ломтиками и бросила их в посудину. Более детальный осмотр кухни обнаружил множество разных специй. Персефона отложила их в сторону и, пока говядина размягчалась в кипятке, порезала сушеный перец и фрукты. Когда вернулся Гейвин, все уже тушилось в оливковом масле с добавлением меда и специй. Кроме того, она замесила тесто для лепешек и выпекла их на противнях в печи.

Он одобрительно потянул носом:

– Судя по запахам, ты сотворила чудо.

Она попыталась скрыть свое удовольствие от похвалы, но не слишком преуспела. Они отнесли еду в главную комнату и сели за резной стол.

– Что ты увидел? – спросила Персефона, когда они приступили к трапезе.

– То, на что и надеялся. Я приходил сюда всего несколько раз, но мне казалось, что я хорошо запомнил окрестности. Здесь другие скальные породы. Обсидиана нет вообще, зато много гранита.

– И что это значит?

– То, что здесь находится часть исконной Акоры, которая уцелела в катаклизме. Скорее всего она выстоит и сейчас.

– Радостно сознавать, – признала Персефона. Вдали опять загрохотало. Чтобы успокоить себя, она попыталась представить грозу, во время которой гремел гром.

– Нам надо отдохнуть, – мягко проговорил Гейвин.

Но у Персефоны возникла другая идея. На Дейматосе она привыкла купаться в минеральных источниках. После отъезда с острова такие купания стали единственной вещью, которой ей не хватало. Перемыв посуду, она решила, что больше не может ждать.

– Я хочу принять ванну, – заявила она и, будучи женщиной смелой и страстной – словом, настоящей акоранкой, добавила: – Хочешь составить мне компанию?

Для человека, сидящего над просыпающимся вулканом, Гейвин выглядел на удивление довольным. Переваривая вкусный обед и обнимая одной рукой Персефону, он чувствовал, как горячий минеральный источник успокаивает его шишки и царапины, полученные за те несколько дней напряженной работы, пока он готовил флотилию к отплытию.

– Неудивительно, что Атреус любит бывать здесь, – пробормотал он, откинув голову на бортик кафельной ванны, установленной таким образом, чтобы минеральный источник вливался прямо в нее.

Персефона слегка пошевелилась, задев его скользким и гладким боком.

– Здесь очень мило, – заметила она.

Ее полные сочные губы находились совсем близко от его губ.

Он поднял руку и, обхватив ладонью затылок Персефоны, притянул ее к себе. Его язык медленно прошелся по изгибам ее рта. Она тихо постанывала от удовольствия, и ее стон горячил его кровь.

В свете свечей, которые Персефона расставила вокруг ванны, ее распущенные волосы серебрились, кожа казалась медовой, а кончики ресниц отливали золотом.

Он вдруг вспомнил ее заразительный смех и невольно улыбнулся. Нет, все-таки она удивительная женщина!

Он целовал высокие круглые груди, а она гладила и ласкала его чресла.

Они любили друг друга медленно и нежно, превращая каждое мгновение в сказку.

Потом они нежились в источнике, до тех пор пока холодный воздух не вернул их к действительности. Гейвин вышел из ванны, укутал сонно бормочущую Персефону в полотенце и понес ее к кровати. Усадив ее на край, он очень бережно и заботливо вытер ее, после чего вытерся сам. Персефона откинула покрывало, и они оба легли. Гейвин молча обнял Персефону, угнездив ее голову в ложбинке на своем плече.

Издали по-прежнему доносился подземный грохот.

Тот же шум продолжался и утром. Гейвин вышел осмотреться, а Персефона тем временем приготовила кофе из запасов, найденных в кухонном шкафчике.

– Ну, что там? – спросила она, когда Гейвин вернулся.

Ему показалось, что она выглядит подавленной, даже немного бледной, но он объяснил ее вид напряжением и треволнением последних дней.

– Очень густой туман. Я дошел до мелового хребта и повернул обратно.

Он взял у нее из рук чашку и с удовольствием отхлебнул кофе.

– Я не смог ничего разглядеть, зато уловил слабый запах серы.

– А может, извержение уже произошло, но мы ничего не знаем?

– Если так, значит, оно совсем незначительное. В дальнем конце поляны есть ручей. Я немного порыбачу. А если туман рассеется, схожу на охоту. Мы пробудем здесь еще какое-то время, и я хочу, чтобы у нас хватило еды.

Персефона кивнула, не глядя на Гейвина.

– За кухней растут ягоды, – сообщила она. – Я нарву немножко, а потом приду к тебе.

Пока она отсутствовала, он поймал трех жирных форелей. Подойдя к ручью, Персефона села рядом с Гейвином и свесила ноги в воду.

– Я не беременна, – тихо проронила она.

Он хотел ответить что-нибудь подобающее случаю, но не смог до конца совладать с неожиданным приступом разочарования. Его сердце мечтательно замирало при мысли об их общем ребенке.

– Как ты себя чувствуешь? – участливо спросил Гейвин. Имея двух сестер, он прекрасно знал, что такое женские недомогания.

Щеки Персефоны покраснели.

– Отлично. Во всяком случае, нам обоим не о чем тревожиться.

– Почему?

Она глубоко вздохнула и уставилась на воду.

– Ты мне ничего не должен, Гейвин.

Он крепче сжал рыболовную сеть и осторожно отложил ее в сторону.

– Вот как?

Она посмотрела на него, но он не сумел ничего прочесть в ее взгляде.

– Да. У тебя много обязанностей и наверняка будет еще больше. Я не хочу стать для тебя обузой.

– Я никогда не считал тебя обузой! – рассердился он. Как она могла такое подумать после всего, что у них было? Неужели она не знает, как она ему дорога?

– Вообще-то мне очень жаль, что ты не беременна, – признался он.

Увидев ее потрясенное лицо, он испытал слабое удовлетворение, но оно быстро померкло, когда она обронила:

– Ты, наверное, шутишь.

– Почему ты так решила? Я такой же человек, как все, и мне хочется иметь детей.

Интересно, каким будет их ребенок? Девочкой с маминым отважным характером? Мальчиком с отцовским интересом к науке? Или у них родится совершенно неожиданное дитя, таинственный мир которого им еще придется открыть.

Персефона сидела совершенно неподвижно, сложенные на коленях руки она так крепко стиснула, что у нее побелели костяшки пальцев.

– Это всего лишь мечта, – выдохнула она.

– Ты о чем? – ласково спросил он, чувствуя, как она уязвима, и боясь задеть ее резким тоном.

– Когда ты попросил меня уехать с Акоры, если ты не сможешь меня сопровождать, и объяснил, что, возможно, у меня под сердцем твой ребенок, я так разволновалась… Я позволила себе… – Она осеклась и уставилась на свои руки.

– Помечтать? Она молча кивнула.

Он накрыл ладонью ее руки.

– Иногда наши мечты – самое лучшее, что в нас есть.

Она шмыгнула носом и вымученно улыбнулась, как бы благодаря его за попытку ее утешить.

– Послушай, Гейвин… ты мне очень дорог. Но когда все закончится – если, конечно, мы останемся живы, – нам придется расстаться.

Тренированная выдержка позволила Гейвину совладать с собой, несмотря на сдавивший его сердце страх. Нет, он ни за что ее не отпустит!

– Почему? – спросил он как можно спокойнее.

– У наших отношений нет будущего. Вспомни, кто ты, а кто я.

– Ты леди Персефона.

Пусть не думает, будто он не знает о том уважении, которым она пользуется! Она грустно усмехнулась:

– Люди называли меня так, потому что видели нас вместе и сделали поспешные выводы.

– Ты так думаешь? А по-моему, они видели, как ты работала бок о бок с ними, помогала им, направляла, поддерживала и ободряла в трудные минуты, успокаивала детей и делала все возможное, чтобы встретить опасность мужественно и решительно.

По ее щеке покатилась слезинка и, серебрясь в лучах солнца, упала ему на руку. Персефона поднялась. Гейвин не стал ее останавливать, но тоже встал, готовый удержать ее, если она выкинет какую-нибудь глупость, например, попытается уйти.

– Вздор! – воскликнула она, сердито вытирая слезы. – Есть одна вещь, которую ты обо мне не знаешь.

– Да, конечно. Я очень многого не знаю, но у нас впереди целая жизнь, мы успеем познакомиться поближе.

Во всяком случае, он так считал. Только бы проклятый вулкан не спутал его планы!

– Если бы я забеременела, то совершила бы ужасную ошибку.

Он взял ее за плечи и встряхнул – очень-очень легко. Дело не только в законе, запрещавшем обижать женщин. Сама мысль о том, чтобы сделать ей больно, приводила его в ужас.

– Не говори так. Ребенок не может быть ошибкой.

– Даже ребенок Дейлоса?

– Дейлоса?

Он перестал дышать и внимательно посмотрел на нее.

– Дейлос был моим отцом, – произнесла она глухим голосом, словно долетевшим из глубокого колодца скорби и стыда.

Гейвина затопила волна облегчения. Он радовался, что она наконец-то доверила ему свою тайну.

– Я думал о такой вероятности.

Она резко вскинула голову и вперила в него потрясенный взгляд.

– Что? Не может быть! Ведь ты не выказал по отношению ко мне никакого осуждения. И потом, ты бы никогда…

– Не стал твоим любовником? Но я же стал им, верно? Естественно, я задавался вопросом, кто твои родители. Ты жила на Дейматосе – острове, который тесно связан с именем Дейлоса, и в конце концов я предположил, что ты имеешь к нему какое-то отношение. Тут нет ничего странного.

Она продолжала озадаченно смотреть на него, и он продолжал мягким тоном:

– Ты с таким упрямством твердила, что у тебя нет семьи. А еще я заметил, как ты удивилась, узнав, что закон, запрещающий мужчинам обижать женщин, на самом деле действует и соблюдается, и что те немногие, кто его нарушает, являются преступниками.

– Ну хорошо. Допустим, ты догадался, кто я, но почему же ты молчал о своих догадках?

– Я не молчал. Я поделился ими… с Полонусом.

– С Полонусом? – Она побледнела и чуть не лишилась дара речи. – Почему именно с ним?

– Потому что Полонус знал Дейлоса. Он находился в числе его сторонников.

Еще одно потрясение! Он крепче обнял ее, чтобы она не упала.

– Не может быть, – возразила Персефона. – Полонус – уважаемый, почтенный… член Совета, твой дядя.

– Все правильно. Он замечательный человек, но в юности, или, как он говорит, в «непутевой юности», он поддерживал Дейлоса, как и сотни других акоранцев, в основном молодых людей.

– Сторонники Дейлоса погибли в схватках с Атрейдисом.

– Погибли воины-предатели, но подавляющее большинство его сторонников помирились со своими семьями. Они вернулись к обычной жизни, а некоторые, такие, как Полонус, даже заняли весьма ответственные посты в государстве.

– Помирились? – Персефона печально покачала головой. – Существовала по крайней мере одна семья, которая не захотела идти на примирение.

– Ты говоришь про семью твоей матери? – спросил Гейвин.

– Да. Она тоже была сторонницей Дейлоса и безгранично ему доверяла. Когда родилась я, ее родные отреклись от нее.

– И тогда она переселилась на Дейматос? Персефона кивнула.

– Она не хотела иметь ничего общего с остальным миром и полагала, что мне будет лучше вдали от него. Ей казалось, что, если люди узнают о моем происхождении, они отвернутся от меня.

– Она ошибалась. Надеюсь, сейчас ты поняла ее неправоту.

– Могла ли она рассчитывать на что-то другое? К Дейлосу навсегда прилепилось прозвище «предатель». Да и кто осудит людей за то, что они его так называют? Он делал ужасные вещи.

– Он, а не ты. Дети неповинны в грехах своих отцов. Тебя нельзя осуждать за то, что делал Дейлос.

– Во мне его кровь, и я передам ее своему будущему ребенку.

– Ну и что? Какая разница, что течет в наших жилах? Мы сами строим свои судьбы, и только нам решать, на что мы употребим отпущенное нам время – на добро или на зло.

По щекам Персефоны опять побежали слезы. Она больше не пыталась с ними бороться.

– Не надо, Гейвин… Я знаю, ты хочешь, как лучше, но не вселяй в мою душу напрасные надежды. Ты человек незаурядный. Тебе предстоит стать ванаксом после Атреуса.

Он застыл и уставился на Персефону. Она уже намекала на это раньше, но столь откровенное предсказание повергло его в шок.

– Ты не можешь знать, что меня ждет, – пробормотал он и тут вспомнил про ее необычный дар.

Она чувствовала глубинные ритмы Акоры и понимала их на таком уровне, который недоступен простым смертным.

– Я знаю, и не только я. Мне кажется, Атреус тоже знает. Иначе как объяснить его желание уехать с Акоры в столь критический момент?

– Ты думаешь, он уехал, чтобы испытать меня? Подобная мысль ошеломляла, но в ней заключался определенный смысл.

– Не только. Он хотел, чтобы люди получше тебя узнали и увидели в тебе лидера, которому можно доверять.

Что ж, логичное предположение. Более того, Атреус вполне мог пойти на такой шаг. И все же Гейвин пришел в смятение. Он знал, что его будущее связано с Хоукфортом, а не с Акорой. Оно лежало тяжким грузом на его душе. Он мечтал провести свою жизнь здесь, в единении с родной землей, и посвятить всего себя служению людям, которые ее населяют.

И вот теперь заплаканная женщина, смело смотревшая ему в глаза, заставила его поверить в мечту.

– Персефона!

Смеясь, он схватил ее и закружил в объятиях, даже не задумываясь о том, как нелепо подобное поведение в момент кризиса.

Он любит ее, любит Акору! Перед ним вдруг открылся мир во всем его великолепии.

– Мне нет дела до твоего отца, и всем остальным тоже. Мы созданы друг для друга, леди Персефона, госпожа Акоры! – Крепко обняв ее за плечи, он заглянул ей в глаза и произнес: – Однажды я уже просил тебя о помощи. Сейчас я обращаюсь к тебе снова. Пойдем по жизни вместе.

Она опять залилась слезами и крепко обняла его за шею.

– Гейвин, любимый мой…

Тишину разорвал хриплый крик парившего в небе ястреба. С деревьев вспорхнули птицы. Заяц, сидевший на краю поляны возле ручья, сначала замер, потом испуганно метнулся в кусты.

Откуда-то из недр земли донесся низкий утробный гул. Гора задрожала, а вместе с ней задрожали Гейвин и Персефона, которые все еще стояли, обнявшись, точно слились в единое целое.

Столб пара, непрерывно взмывавший ввысь на протяжении двух суток, внезапно исчез.

Прошла минута, другая. Гул все усиливался. Казалось, что трясется даже небо. Началось извержение вулкана.

Глава 21

За Дейматосом, недалеко от того места, откуда совсем недавно поднимался паровой столб, появился сноп огня. В самом центре он был белым, а ближе к краям менялся от ярко-желтого и оранжевого до красного. Во все стороны выстреливали огромные языки пламени и искры.

Красивое зрелище!

Какая странная, даже нелепая мысль! Но Персефона никак не могла от нее отделаться. Сейчас у нее на глазах происходило то, что доводилось видеть совсем немногим, – во всяком случае, немногим из тех, кто потом остался жив. Она искренне надеялась, что попадет в число уцелевших свидетелей катаклизма.

Гейвин стоял и абсолютно невозмутимо смотрел на происходящее. Она рассказала ему страшную тайну, которая всю жизнь тяжким грузом лежала на ее плечах, а он даже бровью не повел. Его совсем не взволновал тот факт, что ее жестокий хитроумный отец чуть не убил его родителей и дядю, что он пытался организовать восстание против всей его семьи, что ему удалось нарушить спокойствие и стабильность Акоры, уничтожив все, что на протяжении многих тысячелетий защищали Атрейдисы.

«Дети неповинны в грехах своих отцов», – сказал он как само собой разумеющееся, словно такая точка зрения совершенно нормальна. Но из множества книг, прочитанных ею за годы вынужденного одиночества, Персефона знала, что все совсем не так. Почти во всем мире кровная месть считалась в порядке вещей. Старые обиды любовно пестовались, а потомки обиженных жестоко расправлялись с потомками обидчиков, учиняя новый виток кровопролития.

Однако Акора жила по иным законам. Иные законы царили и в сердце человека, который в один прекрасный день должен стать ее правителем.

– Удивительное зрелище, – тихо проговорил Гейвин. Они стояли, крепко обнявшись, и затаив дыхание смотрели, как природа демонстрирует им свою невообразимо огромную мощь.

Длинные искрящиеся струи расплавленной лавы продолжали выстреливать в небо и, повисев там несколько мгновений, проливались дождем на три маленьких островка.

– На мой взгляд, не так уж и опасно, – промолвила Персефона.

Впрочем, если бы она осталась на Дейматосе, она сейчас бы так не говорила.

– К сожалению, все только начинается.

Через несколько минут стало ясно, что он прав. Пучины ада загрохотали и взметнули ввысь гигантское облако пепла и камней. Облако поднялось так высоко, что казалось, у него нет конца. Оно повисло, заслонив собой солнце, и стало быстро увеличиваться в размерах.

В такой картине красота уже отсутствовала. В ней чувствовалось что-то демоническое и страшное. Персефона не на шутку испугалась.

– Пойдем-ка лучше в дом, – спокойно позвал ее Гейвин и направился к хижине.

Войдя в комнату, они заткнули полосками ткани щель под дверью и оконные рамы. Гейвин убедился в том, что дымоход камина закрыт, а потом наполнил водой несколько ведер и поставил их так, чтобы они оставались под рукой.

Персефона не стала спрашивать, зачем вода. В пепельном облаке наверняка присутствовали горящие частицы. Если их принесет сюда, деревянная хижина может загореться.

Стоял полдень, но свет быстро мерк. Небо над Ако-рой сделалось сначала серым, потом черным. Пока еще что-то различалось, Персефона и Гейвин видели за окнами растущее облако пепла. Скорее всего ветра не было, потому что облако поднималось прямо вверх, постепенно сгущаясь.

Вскоре совсем стемнело, и Гейвин зажег небольшой фонарь. Они сели вдвоем на кушетку, он обнял ее за плечи. Воздухом, хотя и едким от дыма, можно еще было дышать. Гейвин дважды выходил из хижины, чтобы проверить крышу и осмотреть окрестности.

Когда он вернулся во второй раз, лоскут, закрывавший его лицо под глазами, стал темным от пепла.

– Ну, как там? Совсем плохо? – спросила Персефона.

– Идет легкий дождь из пепла, но я ожидал худшего. Огня нигде не видно, и, что самое главное, нет даже намека на газ.

– Ты ожидал, что будет газ?

– Я читал, что некоторые вулканы выпускают быстро движущиеся облака ядовитого газа. Если такие облака проносятся над населенными районами, то люди почти наверняка погибают.

– Ты ничего не говорил.

– Зачем? Напуганные акоранцы и без того понимали, что им следует как можно быстрее покинуть острова. Они не нуждались в дальнейших уговорах. Если появится газовое облако, его задержат горы и утесы, образующие границы Акоры. Людям на кораблях не грозит отравление.

Персефона кивнула. Она только сейчас начала постигать, какое бремя ответственности лежало на плечах Гейвина. Он лучше всего знал истинный характер опасности, с которой они столкнулись, и масштабы бедствия, которое могло постигнуть акоранцев.

Чтобы отвлечься от тяжелой темы, Персефона спросила:

– Как там медведь? Гейвин улыбнулся:

– Мишка в полном порядке. На поляну просыпалось несколько кусков пемзы, но пока все не так уж плохо. Хороший дождичек смоет весь пепел. – Опять сев рядом с ней, он добавил: – Думаю, внизу дела обстоят гораздо хуже.

– Если бы ветер дул в нашу сторону, нам бы не поздоровилось.

Он кивнул.

– Удача пока нам улыбается.

Удача продолжала им улыбаться на всем протяжении неестественно долгой ночи. Персефона и Гейвин почти не разговаривали: непрерывный рев вулкана служил напоминанием о нависшей над ними опасности. Они съели ягоды, которые набрала Персефона, и оставшиеся лепешки. Гейвин еще несколько раз выходил из хижины, чтобы удостовериться в отсутствии пожара. Ближе к рассвету на хижину со стуком упал какой-то предмет. Персефона мгновенно очнулась от легкой дремоты. Гейвин подбежал к двери.

– Сиди здесь, – приказал он, вновь заматывая лицо тряпкой, и ушел, затворив за собой дверь.

Персефона думала, что он скоро вернется, но минуты шли, а он все не приходил, и она решила отправиться за ним. Несомненно, он привык раздавать приказы, но с какой стати она должна ему подчиняться? Особенно сейчас, когда внутренний голос подсказывал ей, что с ним может случиться беда.

Защитив собственное дыхание тряпкой, она толкнула дверь и шагнула в кошмар. Вулканическое облако немного уменьшилось, и она смогла рассмотреть изменившийся ландшафт, подсвеченный лучами восходящего солнца. Первое, что она заметила: здесь присутствовал только один цвет – серый. Серыми стали поляна, хижина, деревья вдали, медведь и остальные скульптуры, стоявшие на прежних местах. Персефона осторожно шагнула вперед, погрузив ногу в мягкий пепел, который тут же начал оседать на ее обнаженные руки и тунику.

– Гейвин! – крикнула она. Повязка, закрывавшая ее рот и нос, слегка заглушала голос. Не дождавшись ответа, она крикнула громче: – Гейвин!

Он вышел из-за угла хижины, держа в руке большой кусок камня.

– Я же велел тебе сидеть в доме!

– Я волновалась за тебя.

Его глаза над повязкой весело блеснули. Неожиданно он бросил в нее камень.

Она охнула и инстинктивно выставила вперед руки, поймав до странности легкий булыжник.

– Что это?

– Пемза, – пояснил Гейвин. – Прямо из кратера вулкана. Она почти такая же невесомая, как воздух.

Персефона взвесила кусок камня на ладони. С виду очень тяжелый, он действительно оказался легким как пушинка.

– Он упал на хижину?

– Думаю, да. Удар получился сильным не столько из-за веса камня, сколько из-за его скорости.

Персефона засмеялась и бросила пемзу на землю.

– Облако уменьшается, – заметила она, взглянув в сторону Внутреннего моря.

Гейвин кивнул.

– Зато вернулась лава. Зрелище потрясающее! Она хотела пойти посмотреть, но он ее удержал:

– Пока не ходи. Сверху еще сыплются куски пемзы. Она нахмурилась, но спорить не стала. Вернувшись в хижину, она смыла пепел с рук и лица и прошла в главную комнату. Гейвин стоял у окна и смотрел в него.

– Ты можешь разглядеть что-нибудь внизу? – спросила Персефона, подойдя ближе.

С тех пор как началось извержение, они не разговаривали на личные темы. У них и так хватало проблем, но его близость рождала в ее душе приятное волнение. Обстоятельства заставили их уединиться от всего мира, и Персефона чувствовала себя счастливой, находясь рядом с Гейвином.

– Совсем немного, – ответил он, обернувшись к ней. – Отсюда невозможно понять, насколько серьезный урон нанесен островам.

– Мы должны верить, что все будет хорошо, что мы сумеем восстановить утраченное.

Гейвин молча смотрел на нее. В слабом свете, словно проникавшем из потустороннего мира, он казался очень большим и суровым. Но Персефона помнила, как совсем недавно он весело шутил, обнимал ее ночью и клялся, что прошлое не имеет значения.

– Твои родные не одобрят мое происхождение, даже если тебе оно безразлично, – выпалила она.

– Почему ты так думаешь?

– Они тебя любят.

– Да, но, кроме того, они мне доверяют.

С его словами трудно не согласиться – даже невозможно, учитывая все последние события. И все же Персефона думала, что он ошибается. Если она ему поверит, в ее сердце проснутся новые мечты, а с ними так больно расставаться!

Сейчас перед ними стояли куда более важные вопросы. Каковы последствия извержения? С чем столкнутся люди, вернувшись на острова? И когда они смогут вернуться? Насколько значителен ущерб, причиненный стихией?

Они провели в ожидании еще одну ночь и один день. Град из пемзы больше не шел. Земля не дрожала. Воздух очистился от едкого запаха дыма. Когда лавовые потоки остановились, настала пора поиска ответов.

– Я бы хотел, чтобы ты осталась здесь, – произнес Гейвин тоном человека, который слабо верит в то, что его послушают.

– Я достаточно много времени провела в одиночестве, – отозвалась Персефона.

Гейвин ошибался: его семья никогда ее не примет. А вставать между ним и его родными она не хотела. Однако ей страшно даже подумать о том, что она вернется к своей прежней жизни. Может, она найдет себе какое-нибудь дело, связанное с восстановлением Акоры? Но в таком случае ей придется остаться рядом с Гейвином. Вряд ли она выдержит такую муку.

– Ты идешь? – спросил он, стоя у двери.

Они вышли в серый мир и направились вниз под гору. Спуск оказался трудным. Тропинку, по которой они поднимались, засыпало пеплом, и им приходилось шагать наугад. Кроме того, пепел скользил, ноги разъезжались в разные стороны. Персефона несколько раз поскользнулась, но сумела удержать равновесие. Маленький родник, у которого они останавливались, чтобы освежиться, завалило камнями.

Когда они приблизились к городу, напряжение стало почти осязаемым. Вулкан не разорвал Акору на части, как случилось свыше трех тысяч лет назад, и все же его последствия были значительными.

Завернув за угол, Гейвин резко остановился. Перед ними возвышался дворец.

– Стоит, – проговорил он с искренним облегчением.

И в самом деле, огромное здание, за которым бережно ухаживали и которое периодически достраивалось со времен первого извержения, смотрелось целым и невредимым. На крыше осел пепел, а во внутреннем дворе валялись каменные глыбы, но все колонны оставались на месте, а когда они подошли ближе, Персефона увидела, что на стенах нет даже намека на трещины.

– Все в порядке! – воскликнула она.

– Еще неизвестно, – предупредил Гейвин. – Точный ответ дадут инженеры.

Они подошли к воротам. Когда Персефона увидела двух одинаковых львиц, которые на протяжении целого тысячелетия стояли на страже дворца, она издала радостный возглас:

– К черту инженеров! Ворота прекрасно сохранились. Что плохого могло случиться с самим дворцом?

Гейвин усмехнулся над ее воодушевлением. Они двинулись дальше, минуя жилые дома и разные учреждения, которые, по счастью, выглядели целыми, только нуждались в основательной чистке. Приблизившись к гавани, они заметили первые серьезные признаки разрушений. Сам причал и почти все ближайшие здания лежали в руинах.

Однако когда Персефона взглянула на море, у нее перехватило дыхание.

Там, где раньше существовали острова Дейматос, Тарбос и Фобос – их названия напоминали о том давнем ужасе, который пережила Акора, – виднелся всего один, но очень большой остров, покрытый дымящейся лавой.

То место, где Персефона жила, с позором уединившись от всего мира, исчезло. Появилась новая земля, обещавшая со временем родить новую жизнь.

Гейвин задумчиво рассматривал измененный пейзаж.

– Я всегда думал, что вулкан способен только разрушать, – заметил он. – Оказывается, иногда он еще и созидает.

– Наверное, чего-то подобного следовало ожидать. Как ты думаешь, извержение действительно закончилось?

– Пойдем посмотрим, – взял он ее за руку.

Они пошли по дороге, ведущей наверх, к дворцу, и, миновав ворота со львами, вступили в пугающе тихий внутренний двор.

– Существует еще один путь в пещеры, – сообщил Гейвин.

Он обогнул дворец и спустился по узкой тропинке в небольшой симпатичный грот, покрытый, как и все остальное, пеплом. Однако, оглядев тесное пространство грота, Персефона не заметила никаких разрушений. По одной стене струился маленький водопад с пресной водой. Они напились и двинулись дальше.

Тропинка тянулась до берега подземного озера. Но где-то на середине пути они приблизились к узкой расщелине.

– Здесь трудно пролезть, – предостерег Гейвин, – по крайней мере мне, но коридор за расщелиной ведет прямиком в хрустальную пещеру.

– Но мы же ничего не увидим, – напомнила ему Персефона.

Он достал из мешка фонарь и спичечный коробок.

– Хотя я не научился стряпать на занятиях по воинскому искусству, зато я твердо усвоил, как следует готовиться к сложным переходам.

Они проползли через расщелину (Гейвин полз впереди) и очутились в хрустальной пещере. Гейвин поднял фонарь и посветил им во всех направлениях. Желтый свет отразился от блестящих конусообразных наростов, которые свисали с потолка и торчали из пола. Здесь не чувствовалось никаких следов разрушений.

– Давай посмотрим комнату со статуями, – предложила Персефона.

Они сразу увидели явные признаки недавнего вулканического извержения. Несколько статуй упало и раскололось на крупные куски, которые, впрочем, вполне можно постараться собрать и соединить. Большая часть скульптур осталась стоять внишах.

– Я думал, лава дойдет сюда, – предположил Гейвин.

– Похоже, она выбрала другое направление.

Какое именно направление выбрала лава, они узнали несколько минут спустя, когда подошли к маленькому подземному храму. Он выглядел вточности таким, каким запомнила его Персефона. Озеро, где обитали светлячки, по-прежнему наполняло пещеру серебристым сиянием. Персефона не сомневалась в том, что каменный лик, проступавший на замшелой стене, прекрасно сохранился.

– Не может быть, – пробормотал Гейвин.

Он быстро миновал коридор, ведущий к лавовым потокам. Но там, где всего пару дней назад пузырились огненные реки, теперь не было ничего, кроме твердой земли.

Место гибели Дейлоса – то адское варево, в которое он прыгнул, – исчезло, как и остров, на котором он вынашивал свои коварные планы.

– Все кончилось, – тихо произнесла Персефона. Стоявший рядом Гейвин пожал плечами и покачал головой.

– В прошлый раз, – пояснил он, – прошло несколько лет, прежде чем появились первые признаки лавы.

– А следующее извержение произошло только через три тысячи лет.

Луч фонаря осветил суровые черты Гейвина.

– Теперь Акора очень долгое время будет в безопасности, – согласился он.

Они вернулись к маленькому храму. Гейвин опустился, встав коленями на мягкую землю, – туда, где они впервые познали друг друга, и потянул ее за собой. Держа ее за руки, он заглянул ей в глаза. Его голос стал хриплым и глубоким. Будучи человеком далеким от поэзии, он тем не менее говорил от всей души, и его слова звучали поэтично:

– Я не знаю, что ждет меня впереди, но без тебя мне не будет счастья. Стань моей женой, Персефона. Давай забудем прошлое, как забыла его сама Акора, и начнем вместе строить будущее.

Разумеется, Персефона заплакала. Она, которая столько лет считала себя сильной и стойкой, в последние дни не могла удержаться от слез. Их губы соединились, и сердце ее затопила жаркая волна счастья.

– Я люблю тебя, Гейвин Атрейдис, и всегда буду рядом с тобой.

Каменный лик взирал на них с ласковой улыбкой.

Некоторое время спустя они, держась за руки, вышли из пещер и обнаружили, что их вынужденное одиночество кончается. Акоранская флотилия возвращалась в гавань Илиуса, белые паруса победно раздувались на ветру.

Глава 22

Сайда одной из первых сошла на плавучий деревянный пирс, наскоро сколоченный мужчинами из гарнизона и призванный временно заменить разрушенные каменные доки. Она шагнула на потрескавшийся причал и, уперев руки в бока, обвела долгим взглядом окрестности.

– Ну что ж, могло быть и хуже, – вынесла она свой вердикт.

Мужчины, женщины и дети, толпившиеся на палубах кораблей и вереницей тянувшиеся на пирс, явно поддерживали ее. Некоторые падали духом, увидев свои разрушенные дома и магазины, но их быстро успокаивали, предлагая жилище и помощь в ремонте.

Персефона не смогла сдержать своего ликования и бросилась Сайде на шею.

– Я так рада вас видеть! – воскликнула она. Сайда крепко обняла Персефону, потом отступила на шаг и сурово оглядела ее с головы до ног.

– Знаю-знаю, – поспешно предвосхитила ее слова Персефона, – у меня ужасная прическа.

– Вообще-то я думала о том, что вы довольно неплохо выглядите для человека, который чудом избежал смерти.

Персефоне показалось, что в глазах Сайды блеснули слезы. Нет, не может быть!

– Мы ужасно волновались, – продолжала экономка. – Люди сказали, что ваша лодка так и не вышла из Внутреннего моря, что ее унесло течением обратно. Грустная весть разнеслась по всем судам. Мы беспрестанно молились за вас и принца Гейвина.

– Наверное, ваши молитвы Бог услышал, – ласково проговорила Персефона.

Ее глубоко тронуло участие Сайды, правда, оно же повергло ее в легкое замешательство. Она просто не привыкла к тому, чтобы люди переживали за ее судьбу, но догадывалась, что скоро ей придется привыкнуть.

– Вы оба целы? – с надеждой спросила Сайда. Персефона взяла ее за руку, и они направились в город.

– Мы в полном порядке. Гейвин вспомнил про хижину в горах – ту, которая принадлежит ванаксу и леди Брайанне. Мы переждали извержение там. Надо сказать, нам открылось незабываемое зрелище.

– Мы видели облако пепла, – рассказывала Сайда, – а когда вернулись во Внутреннее море, с превеликим удивлением обнаружили один новый остров там, где раньше стояло несколько островов. Может, здесь произошли еще какие-то изменения?

– Под дворцом больше нет лавы. Гейвин думает, что ее затянуло под землю.

– Гейвин так думает? А еще Гейвин вспомнил про хижину? – Сайда хитро усмехнулась. – Похоже, вы с ним крепко подружились.

Щеки Персефоны вспыхнули румянцем.

– Я очень рада за вас, – улыбнулась экономка. – Ну ладно, пойдемте взглянем на дворец.

«Взглянуть» в понимании Сайды означало тщательно обследовать каждый закуток огромного здания. Персефона следовала за ней и в процессе прогулки увидела много нового, а заодно познакомилась не с одним десятком людей, работающих и живущих во дворце. Все они приветливо здоровались с «леди Персефоной».

Инженеры быстро переходили из одной части здания в другую. Они закрыли несколько комнат и коридоров, чтобы укрепить там стены, объявив остальное здание безопасным.

Едва услышав их вердикт, Сайда созвала бригаду уборщиков, вооруженных метлами и швабрами.

– Вычистите все – сверху донизу! – распорядилась она. – И чтобы не осталось даже частички пепла!

По счастью, день выдался ветреный. Все окна во дворце распахнули настежь, и пыль уносилась в сторону Внутреннего моря, образуя висящую над водой едва различимую дымку.

Ближе к вечеру Персефона выскользнула из дворца и пошла по городу. На улицах кипела работа. Женщины, орудуя метлами, боролись с пеплом, мужчины оттаскивали от разрушенных зданий упавшие балки и камни. В гавани воины из гарнизона убирали мусор и поднимали крупные глыбы с помощью кранов.

Персефона немного постояла, наблюдая за тем, как один из кранов вытягивает из воды возле самого пирса огромный кусок камня. Заметив Гейвина, который разговаривал с группой инженеров, она не стала его отвлекать и ушла. Судя по всему, Гейвин с инженерами увлеченно обсуждали план очистки гавани и выглядели очень занятыми.

Приближалась ночь. В сгущавшихся сумерках звучали усталые, но счастливые голоса мужчин и женщин. Возвращаясь во дворец, Персефона увидела знакомое лицо. Рианна, маленькая девочка, которая искала заблудившуюся кошку за несколько часов до эвакуации, набирала воду из колодца в своем саду.

– Леди Персефона! – крикнула девочка и, отставив ведро в сторону, поспешила к ней. – Вы целы! Я уже слышала, что у вас все в порядке, я так рада вас видеть!

– Спасибо. Я тоже рада тебя видеть. Как поживает Мурка?

– Мы наконец-то разрешили ей выйти из корзины, и теперь она счастлива, – засмеялась Рианна и немного смущенно добавила: – Вы не могли бы ненадолго задержаться? У нас полный дом гостей, скоро будет ужин. Было бы здорово, если бы вы к нам присоединились.

Персефона решила, что отказываться неудобно, тем более что нос ее уже учуял дразнящий аромат жареного мяса. Она пошла за Рианной в дом и вскоре очутилась на кухне в компании весело гомонящих женщин.

– Ого! – воскликнула подружка Рианны, узнав, где Персефона пережидала извержение. – В горах с принцем Гейвином? Расскажите!

Ощущая себя в центре всеобщего внимания, Персефона серьезно поведала:

– Пришлось пережить много грохота и шума… и целые тучи пепла. Все потемнело. – Собравшиеся в кружок женщины с любопытством смотрели на нее, ожидая продолжения рассказа, и она добавила: – А потом на хижину упал большой кусок пемзы.

– И что сделал принц Гейвин? – срывающимся от волнения голосом спросила полная брюнетка.

– Он вышел проверить, нет ли повреждений.

– Какой смелый! – вздохнула одна женщина.

– Какой благородный! – вставила другая.

– Но ничего страшного – всего лишь кусок пемзы, – слегка раздраженно заметила Персефона, но акоранки продолжали наперебой расхваливать принца: он замечательный; он спас их от смерти; даже ребенком он отличался от всех.

Они все еще изливали свой восторг, колдуя над праздничным ужином (Персефоне показалось, что они наготовили целые горы еды), когда в дом вошел сам Гейвин, искавший Персефону.

Его появление вызвало бурю восторга. Мужчины хлопали Гейвина по спине и совали ему в руки бокалы с вином, а женщины возбужденно перешептывались и широко улыбались.

Наконец Гейвину удалось пробраться к Персефоне. Грязный, усталый, растрепанный, он тем не менее выглядел великолепно.

– Сайда сказала, что тебя видели здесь, – сообщил он, хлебнув вина из бокала.

Персефона убрала с его лба выбившуюся прядь темно-русых волос и ласково улыбнулась.

– Я видела тебя в гавани.

– Да? Почему же ты не подошла ко мне?

– Ты был занят. Я наблюдала за тобой издали. Наверное, она выпила слишком много вина, и поэтому у нее развязался язык.

Он слегка удивился ее словам, но удивление было приятное. Ужин накрыли на длинном столе в саду. На низких ветках деревьев покачивались фонари. Подобные сборища устраивались и в других дворах: люди гуляли и веселились, несмотря на то что им предстояло впереди еще много работы.

Угощаясь нанизанной на шампур жареной говядиной, Персефона смотрела, как Гейвин участвует в соревновании по армрестлингу. Он победил нескольких соперников и в конце концов проиграл огромному мужчине ростом под семь футов. Повалив руку Гейвина, великан радостно захохотал и поздравил Гейвина с тем, что он так долго продержался.

Некоторое время спустя Персефона обнаружила, что сидит на земле, а на коленях у нее – кошка Мурка, аккуратно поедающая кусок говядины. Гейвин лежал рядом итихо похрапывал.

Персефона могла бы остаться здесь на всю ночь, но назавтра ей опять предстояло много работы, поэтому она осторожно разбудила Гейвина, и они, обнявшись, пошли во дворец.

Три последующих дня она провела за уборкой. Пока Гейвин работал с инженерами и бригадами ремонтников, Персефона выполняла бесконечные поручения Сайды – мыла, скребла, терла, подметала. Но даже поглощенная делами, она постоянно возвращалась мыслями к новой неприятности, уже маячившей на горизонте: скоро на Акору должен вернуться ванакс… и не один, ас родителями Гейвина.

Каждый раз, когда она вспоминала о предстоящем событии, сердце ее заходилось от волнения. Она увидит людей, которых ее отец пытался убить. Осмелится ли она встать рядом с их сыном и племянником и сказать о своем желании навсегда связать с ним свою жизнь?

Выдержит ли она то потрясение и тот гнев, которые они наверняка испытают?

Шли дни, и их приезд становился все более неотвратимым. Персефона совсем потеряла покой. Дела помогали ей справляться с тревогой, но лишь до определенной степени. Гейвин тоже все время проводил на работе. Они виделись только во время редких перерывов и никогда не оставались наедине. Спали урывками где придется, ели наскоро что придется.

На четвертый день ритм работ начал замедляться. Первый всплеск радости и энтузиазма, атакже энергии угас. Здания, грозившие обрушением, снесли, на их месте уже возводились новые. В гавани построили деревянные пирсы, и движение морских судов возобновилось.

На одном из них прибыл советник Горан и сообщил, что на Лейосе все в порядке.

– Побережье длиной в четверть мили завалено грудами камней, – поведал он людям, столпившимся вокруг него, в числе которых находилась и Персефона. —

А еще у нас много пепла. Сгорело несколько зданий – видимо, пожар возник из-за летавших в воздухе тлеющих углей, но сгорели всего лишь сараи, их довольно легко восстановить. А вообще мы страшно рады, что все более-менее обошлось.

Заметив Персефону, он подошел к ней и приветливо кивнул:

– А как обстоят дела здесь, леди?

– Отлично. Дворец получил лишь легкие повреждения, а гавань, как вы можете видеть, уже отремонтирована.

Он огляделся.

– Нам сказочно повезло. – Подумав, он добавил: – Я сказал правду насчет Лейоса, но я не упомянул о том, что почти по всему острову прокатилась по крайней мере одна огромная волна, которая оставила следы на каждом здании и на каждом поле. Повреждений не осталось, но если бы мы не уехали и не взяли с собой наших животных, последствия оказались бы гораздо серьезнее.

– Волны нанесли урон нашей гавани, – известила Персефона, – и, как я слышала, некоторым другим районам. Но такого, как вы описываете, здесь не случилось.

– Лейос лежит значительно ниже, чем Илиус, по сравнению с уровнем моря. Почти весь наш остров представляет собой плоскую равнину, очень удобную для разведения лошадей, но уязвимую при извержениях. – Он в упор посмотрел на нее. – Вы с Гейвином вовремя настояли на том, чтобы мы начали готовиться к эвакуации. Затянув с отплытием, мы могли бы потерять много жизней.

Слушая его тихие слова, Персефона думала о том, что они находились на волосок от ужасной трагедии. Да, она помогла избежать ее, но все произошедшее настолько ошеломило ее, что сознание собственной значимости не пробуждало в ее душе гордости.

– Я очень рада, что все остались живы, – отозвалась она.

Они еще немного поговорили, и Персефона пошла в город помочь Нестору, который руководил работой в библиотеке. Сейчас, когда состояние дворца признано безопасным и когда многочисленные уборщики навели в нем чистоту и порядок, следовало заново заполнить книжные полки библиотеки. Пройдя несколько шагов, Персефона услышала, как ее окликнули по имени. Она обернулась и увидела Полонуса, торопливо шагавшего к ней.

Наступил полдень. Ночью прошел легкий дождик, и теперь умытые булыжники мостовой и листья на деревьях блестели в лучах солнца. Впервые после извержения в воздухе пахло не пеплом, а жасмином и лимоном. На лазурном небе кудрявились белые облачка. Над водами Открытого моря проступал бледный полумесяц.

Персефона, оглядев пейзаж, вдохнула от охватившего ее чувства умиротворения. Она приветливо улыбнулась Полонусу и даже не изменилась в лице, вспомнив, что говорил о нем Гейвин. Перед ней стоял человек, который знал ее отца и даже одно время поддерживал его. Однако, как ни странно, темное прошлое не оставило пятен ни на его характере, ни на его репутации.

– Я вас искал, – передохнул Полонус, слегка запыхавшийся после быстрой ходьбы.

– Рада вас видеть. Как вы себя чувствуете?

– Замечательно. Похоже, мне полезно разгребать лопатой пепел и убирать мусор. – Он усмехнулся и почесал в затылке. – Никогда бы не подумал, что в мои годы тяжелый физический труд принесет мне столько удовольствия!

Он взглянул на вновь открывшееся кафе, где подавали кофе, напитки и легкие закуски.

– У них здесь отличный лимонад. Не откажетесь составить мне компанию?

Они нашли свободный столик на заднем дворе, возле шпалер с цветущими розами. Полонус сел, блаженно вздохнув. Когда улыбающаяся девушка принесла им напитки и вазочку с орешками, глазированными медом, он промолвил:

– Я много путешествовал по свету, однако Акора – единственное место, где я хотел бы жить.

– С какой целью вы путешествовали? – спросила Персефона.

– После победы над Дейлосом Атреус отправил меня за границу. Он хотел, чтобы я переосмыслил свои жизненные позиции.

Она отпила лимонада, который и впрямь оказался очень вкусным, и медленно поставила стакан на столик.

– Гейвин рассказывал мне, что вы относились к сторонникам Дейлоса.

– Совершенно верно. Вы совсем на него не похожи. Она резко вскинула голову:

– Правда?

– Ничего общего. Зато вы похожи на свою маму, – мягко добавил он.

От наплыва чувств у Персефоны болезненно сжалось горло.

– Вы ее знали? Полонус кивнул.

– Когда я с вами познакомился, вы кого-то мне напомнили. Я не сразу понял, кого именно.

Официантка принесла им еще лимонада. Когда она ушла, Полонус сказал:

– Дейлос умел увлекать людей. Он взывал к нашему идеализму и к нашему тщеславию. Слушая его, мы верили, что решение ванакса сделать нашу страну более открытой для внешнего мира действительно опасно. Мы мнили себя героями, призванными спасти Акору.

– Моя мама ничего не говорила мне. Я знаю только, что Дейлос очень сильно ее обидел.

– Ваша мама была молода, но сильна духом. Дейлоса задевала ее самостоятельность. Тем из нас, кто, по его словам, составлял его ближайшее окружение (а нам льстило чувствовать себя избранными), он признался в своей решимости провести в жизнь древний закон о том, что воины управляют, а женщины прислуживают. Он сказал, что жизнь тогда будет лучше для всех, в том числе и для женщин.

– И вы поверили? Полонус глубоко вздохнул.

– Юношам свойственна некоторая неустойчивость взглядов. Меня привлекла идея о том, что женщина должна мне подчиняться. Я думаю, Дейлос выбрал вашу маму из-за ее сильного характера. Обманывая ее, он получал извращенное удовольствие.

– Больше того, он заставил ее до конца жизни испытывать стыд и чувство вины.

– Она вас любила? – вкрадчиво спросил Полонус. Любила ли она ее? Женщина, с которой они ходили, взявшись за руки, по засыпанным ракушками пляжам, которая показывала ей места обитания мелких ярко окрашенных рыбешек, которая качала ее на руках по ночам, пела ей песни, рассказывала сказки, учила читать и знакомила с миром, таящимся на страницах книг… Любила ли ее эта женщина?

– Да, – очень тихо ответила Персефона, как бы признавая мужество и силу характера ее матери. – Она меня любила.

– Значит, Дейлос не смог ее одолеть. – Полонус отставил в сторону свой стакан и встал. – Человека, который был вашим отцом, больше нет, Персефона. От него ничего не осталось – даже острова, на котором он замышлял свои злодейства. А вы являетесь самым главным доказательством его поражения.

Прощаясь, он ласково тронул ее за плечо и ушел.

Персефона еще немного посидела, вдыхая аромат роз и слушая, как воркуют голуби. На землю медленно наползали сумерки.

Наконец она встала и направилась во дворец.

Глава 23

Гейвин толкнул дверь, ведущую в его апартаменты, с единственной мыслью – поскорее принять душ. Он прошагал прямиком в ванную комнату, на ходу скинув одежду и сандалии, и открыл краны на полную мощность. Встав под блаженно-горячие струи, он откинул голову назад и закрыл глаза, позволяя воде смыть с него усталость долгого дня.

Заметно повеселев, он выключил душ, одним полотенцем обмотал бедра, а другим вытер запотевшее зеркало над раковиной, намылил подбородок и побрился. Когда он закончил, его голова более-менее высохла. Он сдернул с себя полотенце и бросил его вместе с туникой в корзину под раковиной, следуя укоренившейся привычке не оставлять после себя беспорядок.

Обнаженный, он прошел в спальню. Пока он мылся, наступила ночь. В высокие окна поддувал легкий ветерок. Покрывало, аккуратно сложенное в изножье кровати, белело своей чистотой, а на постели на боку, лицом к Гейвину, лежала нагая Персефона. Лунный свет озарял ее высокие груди, изящную талию и длинные ноги. Распущенные волосы ниспадали на плечи спутанными золотисто-каштановыми локонами, на пухлых губах играла улыбка. Потрясающе красивая и соблазнительно женственная, она, несмотря на попытку всегда демонстрировать свою смелость, казалась несколько смущенной.

Усталость окончательно покинула Гейвина, уступив место яростному желанию и постепенно нарастающей радости. На протяжении трех тяжелых дней он отдавал всего себя неотложной работе, предоставив Персефоне возможность разобраться в собственных чувствах.

Теперь он не сомневался, что она сделала выбор.

Персефона протянула руку, подзывая его к себе.

– Ты собираешься простоять там всю ночь?

– Нет, – ответил он, шагнув к кровати. – Мне кажется, мы можем найти занятие получше.

Она подвинулась, освобождая ему место.

– Какое, например?

Он молча приступил к действию.

Его ласки, неторопливые и размеренные, пленяли ее, хотя он старательно обуздывал свою страсть и усмирял ее нетерпение, осыпая поцелуями все ее тело.

– В следующий раз, – хрипло произнес он, касаясь губами ее губ, – твоя очередь будет делать со мной все, что хочешь.

– Обещаешь? – прошептала она на вздохе, прогибаясь ему навстречу.

Он улыбнулся, представив сладкую пытку, которой она его подвергнет.

– Обещаю. Но только в следующий раз. А сейчас…

Он вошел в нее и одним сильным толчком проник в самую глубину. Она с готовностью прильнула к нему, вскрикнув от удовольствия. Ее тело охватили блаженные конвульсии. Она снова испытала, как и Гейвин, наслаждение от взаимного разделенного желания…

Высоко в небе светила луна, окутывая своим серебристым сиянием пылких любовников и исцеленную землю.

Все хорошее, в том числе и ночь сладострастия, когда-нибудь кончается. Персефона только начала засыпать, как в ее сон ворвались резкие звуки горна. Невидимый горнист трубил и трубил, разгоняя последние остатки дремоты.

Потом послышались взволнованные крики и топот бегущих ног.

Она села и потрясла головой.

– К гавани подходит корабль, – объяснил Гейвин. Он стоял у окна и торопливо натягивал на себя одежду.

– Ну и что? – проворчала Персефона. – Корабли прибывают в Илиус постоянно.

Она обняла подушку и вновь попыталась устроиться в теплой постели.

– Звуки горна – сигнал, возвещающий о приезде ванакса.

У нее засосало под ложечкой. Как быстро! Она надеялась, что у нее есть еще немного времени…

Гейвин засмеялся и стянул ее с кровати. Она попыталась лягнуть его ногой, но он увернулся.

– Советую тебе одеться, – предупредил он, с удовольствием оглядывая ее нагое тело. – Или ты хочешь встретить моих родных во всей своей красе?

Персефона вырвалась из его объятий и пошла в ванную, с трудом перебирая дрожащими ногами. Когда она, приняв обжигающе-холодный душ, вернулась в спальню, Гейвин уже исчез. Зато ее поджидала Сайда.

– Садитесь, – деловито распорядилась она. – Не будем терять время.

Персефона опустилась в кресло.

– Бесполезно, – вздохнула она. – Я никогда не буду выглядеть так, как надо.

– А как надо? – спросила Сайда, проводя расческой по ее волосам.

– Я должна выглядеть как принцесса, – очень тихо проговорила Персефона, стараясь не выдать голосом своего страха.

– Я не рассказывала вам о своей первой встрече с принцессой Джоанной? В тунике принца Александроса она выглядела нищей замарашкой.

Удивленно округлившиеся глаза Персефоны встретились в зеркале с глазами Сайды.

– Не может быть!

Они говорили о леди Джоанне Атрейдис, принцессе Акоры и тете Гейвина – легендарной женщине, которая помогла спасти страну.

– Уверяю вас, все произошло именно так, как я говорю. А принцесса Кассандра? Да, обычно она само воплощение красоты, но, как известно, время от времени на нее нападает желание облачиться в отрепья.

– Мама Гейвина пользуется всеобщей любовью и восхищением…

– И заслуженно. Однако она человек, как и все родственники принца Гейвина. Ну вот, теперь вставайте!

Персефона послушалась. Сайда надела на нее темно-оранжевое шелковое платье, перехватив его поясом на талии и расправив пышные складки юбки.

Персефона впервые видела такое красивое платье. Конечно, ее уверенность в себе не зависела от подобных мелочей, но в таком платье она почему-то чувствовала себя более уверенно.

– Вам идет этот цвет, – заметила Сайда. – Почаще носите оранжевое. Ну-ка, нагните голову.

На шее Персефоны появилось золотое колье с блестящими зелеными камешками.

– Это ведь…

– Да, изумруды. Принц Гейвин нашел их несколько лет назад, когда только начинал обследовать пещеры. – Сайда ласково улыбнулась. – Он сделал из них колье и отдал его мне на хранение, вернувшись вместе с вами с Дейматоса, сказав, чтобы я надела его на вас, когда придет время.

Персефона потрясенно молчала. Сайда указала на дверь:

– Ступайте. Ваш принц ждет вас.

Гейвин стоял у подножия лестницы, ведущей в семейные апартаменты, в тунике из тончайшего белого льна. На поясе висел меч с рукояткой, инкрустированной драгоценными камнями. Золотые ободки перехватывали его сильные предплечья. От его красоты у Персефоны закружилась голова и чуть не подкосились ноги.

Он обернулся, увидел ее и поднялся на несколько ступенек, чтобы взять ее за руку. Они пересекли просторный внутренний двор, тепло приветствуемые всеми, мимо кого они проходили, и направились вниз по украшенной цветами дороге, которую заполняли мужчины и женщины, спешившие в гавань. На берегу собралась большая толпа, но, завидев Персефону и Гейвина, люди расступались, позволив им подойти к деревянному пирсу. Возле пирса только что пришвартовался огромный корабль, нос которого украшала вырезанная в виде головы быка эмблема Акоры.

Когда спустили трап, толпа радостно загомонила. Первым с корабля сошел сам ванакс Атреус. Грациозный и элегантный, он выглядел гораздо моложе своих пятидесяти лет. Только серебристая проседь в черных как смоль волосах и легкие морщинки вокруг мудрых глаз выдавали его истинный возраст. Рядом с ним шла его супруга Брайанна, женщина редкой красоты, в небесно-голубом платье, прекрасно оттенявшем ее огненно-рыжие волосы. Мать двоих детей, любимая всеми королева Акоры энергично махала рукой друзьям, стоявшим на набережной.

Внимание Атреуса привлекал только Гейвин. Мужчины пожали друг другу руки и обменялись понимающими взглядами.

– Молодец, племянник! – похвалил его ванакс с нескрываемым восхищением. – Ты оправдал мои надежды.

– Спасибо, дядя. Но я действовал не один. Познакомься, это Персефона, моя невеста.

Персефона, которая за время знакомства с Гейвином могла бы уже привыкнуть к его решительной манере, смутилась столь откровенным заявлением. Обняв будущую жену за талию, он подтолкнул ее вперед. Она собралась с духом и встретила любопытный, но доброжелательный взгляд ванакса.

– Спасибо за помощь, Персефона.

– Не стоит благодарности, сэр. Я…

Она не договорила, ибо в следующее мгновение к ним подошла Кассандра. Ее темные волосы, заплетенные в косы и уложенные вокруг головы, украшали нежные цветочки. В глазах, густо опушенных ресницами, плясали веселые искорки. Она обратила внимание на изумрудное колье, висевшее на шее Персефоны.

– Невеста? Это правда, Гейвин? Ты действительно нашел себе невесту?

Сын принцессы Кассандры засмеялся и обнял мать.

– Я бы уточнил, мы нашли друг друга.

Спутник Кассандры – высокий мужчина с такими же темно-русыми волосами, как у Гейвина, и с такой же обезоруживающей улыбкой – оценил:

– Отлично, сын.

Ройс, граф Хоукфорт, долго смотрел на Персефону, потом одобрительно кивнул.

Гейвин отпустил мать и протянул руку отцу.

– Нам надо поговорить, сэр. Я многое должен тебе объяснить.

Ройс удивленно поднял бровь:

– Вот как? Может, ты передумаешь, если узнаешь, что мы с Атреусом обсуждали твое будущее. Я, в свою очередь, поговорил с твоим братом Дэвидом, который остался в Хоукфорте, чтобы заправлять там делами на время моего отсутствия. Он шлет тебе горячий привет.

Гейвин облегченно вздохнул. Слава Богу! Значит, ему не придется объяснять отцу, почему он не может стать будущим графом Хоукфортом. Вопрос уже улажен.

Остался один, последний.

Прямо там, на пирсе, Гейвин выпалил:

– Тебе, наверное, будет интересно узнать, что Персефона – дочь Дейлоса.

Воцарилась тишина. Сердце Персефоны оборвалось и ухнуло куда-то вниз, но тут Кассандра весело воскликнула:

– Правда? Ты совсем на него не похожа! Кстати, чудесное платье! Его выбрала Сайда? Как она, все такая же вредная?

Она шагнула вперед, взяла Персефону за руку и, не переставая говорить, потащила ее по дороге к дворцу. За ними последовали остальные члены семьи.

Потом все понеслось и закружилось, словно в тумане. Персефону поздравляли горожане и дворцовые служащие. У акоранцев, конечно, много достоинств, но она начала подозревать, что самое главное из них – способность от всей души праздновать радостные события.

Посреди всей суматохи она отчаянно пыталась поверить, по-настоящему поверить в то, что родным Гейвина, так же как и ему самому, совершенно безразлично, кто ее отец. Слишком невероятно, но и Кассандра, и Брайанна не выказали по отношению к ней абсолютно никакой неприязни.

– Несколько недель назад Атреус сказал нам, что скорее всего на Акоре произойдет извержение вулкана, – сообщила Брайанна, когда они обходили дворец. Обе женщины с радостью убеждались в том, что недавний катаклизм не нанес зданию непоправимого урона. – Когда мы уезжали в Англию, у меня закралось предчувствие, что здесь назревает что-то серьезное. И все равно слова Атреуса повергли меня в шок.

– Он успокаивал нас, говоря, что все обойдется, – вставила Кассандра. – И потом я наконец поняла одну вещь, которая очень долго оставалась для меня загадкой.

– Что вы имеете в виду? – тихо спросила Персефона, удивляясь тому, как быстро она освоилась в обществе двух знатных дам.

– Как вы, наверное, знаете, раньше я умела предсказывать будущее, что для меня, по сути, было ужасным бременем, но оно сослужило хорошую службу, когда Акора находилась в опасности. Я с легкостью могла объяснить почти все свои видения, но одно из них привело меня в замешательство. Я увидела темноволосого мальчика, играющего на древних стенах Хоукфорта, и поняла, что мальчик – наш с Ройсом сын. Мне показалось, что его предназначение – служить Хоукфорту.

Когда родился Гейвин, я, к своему удивлению, не нашла в нем никакого сходства с тем мальчиком. А потом оказалось, что я видела своего второго сына, Дэвида. – Она помолчала и тихо продолжила: – Одно время я боялась, что Гейвин не доживет до вступления в должность правителя Хоукфорта. Но страх почему-то казался мне неоправданным. У меня родилось такое чувство, что Гейвина ждет нечто иное. – Она улыбнулась и сжала руку Персефоны. – Я так рада, что мой сын нашел свое будущее!

Потом начались слезы, объятия, смех, и из души Персефоны ушли последние опасения.

Она окончательно убедилась в том, что родные Гейвина приняли ее к себе в семью, подтвердив свое хорошее отношение к ней во время праздничного обеда. Гейвин, Атреус и Ройс немного запоздали, потому что обсуждали серьезные вопросы.

К ним присоединились и другие гости, в том числе тетушки Персефоны – Мелисса и Электра. С последней она увиделась впервые. Сестры Дейлоса привели своих мужей, сыновей и дочерей. Все они радовались знакомству с Персефоной. Кроме того, Гейвин пригласил на торжество Лайама Кемпбелла. Правда, он вряд ли предполагал, что нахальный шотландец сядет рядом с его сестрой Атлантой и очень быстро завяжет с ней весьма приятные отношения.

Их стол стоял под высокими окнами, откуда врывались городские запахи и шумы Илиуса. Когда обед закончился, Атреус взглянул на Персефону.

– Мы думали, как назвать новый остров, – промолвил он ей. – Гейвин внес отличное предложение.

– Какое же? – поинтересовалась она, улыбнувшись своему жениху, который сидел рядом.

– Как звали вашу маму? – спросил Атреус.

– Мою маму… Гейвин тихо проговорил:

– Дейматоса больше нет, милая. На его месте возник новый остров. В тех краях жила твоя мама, там она растила своего ребенка. Нам хотелось бы, чтобы вновь рожденная земля напоминала людям о том, что прошлое, как бы мы его ни лелеяли, не определяет наше будущее. Его можем сделать только мы сами.

В глазах Персефоны блеснули слезы, к горлу подкатил комок.

– Мою маму звали Аврора, – только и смогла выдавить она.

– Аврора, – с удовольствием повторил Гейвин. – «Рассвет»! Точно: новый остров будет новым рассветом Акоры.

Сидевший напротив ванакс провозгласил:

– Добро пожаловать в нашу семью, Персефона. Это большая честь для всех нас.

На этом позвольте оставить наших героев прямо там, во дворце, расположенном высоко на холме, откуда открывается панорама Акоры. Но прежде давайте задержимся в обеденном зале еще на несколько мгновений и послушаем, о чем пойдет речь дальше. Гейвин, отдохнувший, счастливый, влюбленный, вдруг спросил:

– А кстати, где Клио? Я думал, она первая захочет вернуться.

Клио – такая же рыжеволосая, как и ее мама… Девушка, которая увлекалась историей Акоры и засыпала в библиотеке, изучая старинные документы. Почему же она не приехала домой вместе со своими родителями?

– Клио осталась в Англии, – тихо сказала Брайанна и взглянула на мужа. – Ее удерживает там один молодой человек.

Да-да, дело обстояло именно так. Но это уже другая история.


home | my bookshelf | | Фонтан тайн |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу