Book: Пророчество Двух Лун



Владимир Ленский

Пророчество Двух Лун

Издательство: Эксмо

Год издания: 2006

АННОТАЦИЯ

Раз в четырнадцать лет две луны, что светят над государством, в котором правят потомки короля-человека и эльфийской принцессы, сходятся в опасной близости. Одна из них посвящена рыцарю Ночи и ярче светит в краях, где живут эльфы. Вторая, принадлежащая рыцарю Солнца, любит заглядывать в лица спящим людям. Но тяготеет над лунами проклятие сумерек, и обречены они столкнуться. И тогда прольется кровавый ливень, звезды не удержатся на небе… и все живое умрет.

Владимир Ленский

Пророчество Двух Лун

Пролог

Талиессин открыл глаза. За то время, что он спал, лес изменился: деревья стали выше, их стволы отливали яркой медью, а кроны то смыкались, то раздвигались высоко над головой, постоянно изменяя форму синего просвета.

«Небо преследует меня», – подумал Талиессин.

Он лежал на траве, подсунув ладонь под затылок, и рассматривал свою поднятую левую руку. Шевелил пальцами. Его как будто удивляло то обстоятельство, что руки еще подчиняются ему, что он может дышать, смотреть.

Потом ему надоело лежать, и он уселся. В траве осталось примятое гнездо, указывающее место, где принц провел ночь.

Лес, окружающий Талиессина, был огромен – гораздо больше, чем юноша мог себе представить. Деревья стояли на почтительном расстоянии друг от друга. Время от времени под порывом ветра, который ходил между ними, точно доброе чувство или вышколенный лакей, они обменивались вежливыми репликами.

В траве иногда попадались изысканные сучья, упавшие сверху, или большие камни, поросшие узорным лишайником. Лес не был мертвым, вовсе нет: здесь обитало множество всякого зверья и птиц, но они все же были гостями, в лучшем случае – квартирантами; этот лес не принадлежал ни зверью, ни птицам, он был сам по себе с начала времен, зыбкая и в то же время вполне осязаемая граница между миром людей и миром эльфов, между миром обыденного и миром чудесного.

Талиессин встал, забрался на камень. И сразу увидел еще один. Перешагнуть с камня на камень – это показалось ему забавным, и он сделал шаг. Третий камень явился ему тотчас, затем четвертый, и вдруг лес потемнел, между стволами выступил туман. Или, может быть, это был дым? Лучи солнца, потерянные в лесу, безнадежно плутали среди белых полос этого неожиданного тумана, и Талиессин пошел вслед за ними.

Ему хотелось потеряться здесь: потеряв себя, он мог бы, наверное, избавиться и от боли, что взбешенной кошкой царапала его сердце.

Он вспомнил, как бежал по улицам столицы, как отделался от преследователя – чума на этого Эмери с его неизменно добрыми намерениями! – и как потом, миновав последнюю из шести стен города, Новую, выбрался в густо застроенные домами предместья. Уже начало темнеть, когда дорога пошла под уклон, дома сделались меньше, а сады вокруг зданий – гуще; Талиессин приближался к реке.

Мостовую пошлину здесь не брали. Так распорядилась ее величество правящая королева, мать Талиессина: довольно было и того, что в ярмарочные дни пошлину взимали при входе в город. Незачем раздражать людей двойным побором, полагала она.

А Талиессин считал людей неблагодарными скотами, потому что они не переставали злоумышлять против его матери.

Простонародье ненавидело королей эльфийской династии. Любой неурожай, любую болезнь приписывали порченой крови Эльсион Лакар, а о принце, наследнике трона, говорили, будто он извращенное жалкое существо, не мужчина и не женщина.

Эмери уверял, вслед за своим премудрым дядюшкой Адобекком, что у всякого слуха, даже у такого, который давно укоренен в народе, имеется автор. Не бывает безымянных песен, всегда найдется некто первый, кто спел хотя бы начало куплета.

Адобекк умен и по-своему очень хорош; недаром мать брала его в свою постель. Он и сейчас ее обожает. Талиессин знал, что королева советуется с Адобекком почти во всех случаях, когда требуется принять необратимое решение.

И все же сам Талиессин склонен был верить не Адобекку с его добросердечным племянником, а «народу». Тем, кто открыто называл принца выродком.

Он остановился на камне, пошатался, обретая временное равновесие, поднес к глазам растопыренные пальцы и сказал:

– Я выродок.

И сделал еще один шаг вперед.

– Ай! – завопило нечто в тумане, и чьи-то сильные руки клещами вцепились в его плечи.

Не удержавшись, оба – принц и невидимка – полетели в траву, причем Талиессин упал на какой-то сук, с треском сломавшийся под тяжестью его тела, а сверху на принца повалился тот, второй.

Несколько мгновений они лежали неподвижно, приходя в себя и собираясь с мыслями. Потом незнакомец поспешно вскочил и протянул Талиессину руку.

– Вставай! Ты не ушибся?

Талиессин поднялся.

– Кажется, порвал одежду. Бок саднит.

– А, – сразу успокоился незнакомец, – ну так это ерунда. Тебя не будут ругать за тряпки?

– Нет, – сказал Талиессин, ничуть не удивившись вопросу. Года три назад он, пожалуй, дал бы утвердительный ответ.

– Есть хочешь? – осведомился неизвестный.

– Да, – сказал Талиессин.

Они устроились рядом на траве. Талиессин с интересом уставился на нового знакомца: очень молодой, со светленькими жиденькими волосами и грустным взором прозрачных глаз, он напоминал безнадежно влюбленного поэта. Из тех поэтов, что не столько слагают стихи, сколько превращают в печальную поэму собственную жизнь.

– Посмотрим, что тут у нас, – деловито продолжал «поэт», раскладывая на коленях тряпичный сверток.

В тряпице оказалось несколько яблок, смятая половинка хлебной лепешки с тмином и маленькая, но чрезвычайно пухлая колбаска.

– Ух ты! – восхитился «поэт» и обратил взгляд на Талиессина. – Хочешь?

Талиессин молча кивнул и придвинулся чуть ближе.

Несколько минут они ели. Все то время, что длилась трапеза, ни один из двоих не проронил ни слова. По завершении беловолосый юноша свернул тряпицу и сунул ее за пазуху.

– Ты кто? – спросил «поэт» у Талиессина. И быстро предупредил: – Только не ври. У меня от вранья начинают кости ныть.

Он постучал костяшками пальцев себя по коленке.

– Ладно, скажу правду, только ты не поверишь, – согласился принц.

– Да ну? – поразился беловолосый. – Почему это я не поверю?

– Так.

Талиессин вздохнул и посмотрел на небо, которое опять изменилось – поднялось еще выше и сделалось чуть более фиолетовым.

– Ладно, – согласился беловолосый. – Говори. А потом я скажу. – И фыркнул: – Мы с тобой как две девки в купальне, которые спорят, кто первая снимет нижние юбки. Видал когда-нибудь, как они препираются?

Талиессин вдруг расхохотался. Он смеялся через силу, смех причинял ему страдание, потому что мешал той боли, что считала себя полновластной хозяйкой Талиессиновой души. Но остановить этот смех он не мог.

– Что с тобой? – спросил беловолосый подозрительно.

Принц только покачал головой. Он отер лицо рукой и сказал:

– Хорошо, я первая снимаю юбки. Я – принц Талиессин.

– У! – сказал беловолосый. – А я – беглый крепостной одного болвана из столицы.

– У! – сказал Талиессин. Но получилось у него хуже, чем у беловолосого.

Похожий на поэта парень пошарил у себя за пазухой и извлек маленькую кожаную фляжку. Встряхнул, там мелодично булькнуло.

– Хочешь?

– Крепкое? – осведомился Талиессин.

– Обижаешь, – неопределенно отозвался беловолосый.

– Тогда хочу.

Они сделали по глотку. Содержимое фляжки приятно обожгло рот и согрело живот, так что съеденное сразу почувствовало себя весьма уютно в своем новом прибежище.

– Вот теперь все встало на места, – выразил общее ощущение беловолосый.

Талиессин молча кивнул.

Беловолосый сказал:

– А если взаправду – как тебя зовут?

Талиессин ответил:

– Меня зовут Гайфье.

– А, – протянул беловолосый – А меня Кустер. Продолжим?

– Ладно.

– Ты из столицы, говоришь?

– Да.

– Вот видишь, – обрадовался Кустер, – и я из столицы.

– Хорошего мало, – заметил принц.

– Да уж, – согласился Кустер.

– Как же ты оказался здесь, если ты чей-то там крепостной да еще из столицы?

– Говорят же тебе: сбежал.

– Сбежать не так просто, – сказал Талиессин. – Разве тебя не ищут?

– Не, – улыбнулся Кустер, – они думают, я помер. За меня и неустойку хозяину заплатили как за умершего. А хочешь знать мою цену?

– Зачем?

– Так. – Кустер пожал плечами. – Вот ты, положим, себе цену не знаешь. А я свою знаю.

– Человек не деньгами измеряется, – сказал Талиессин.

– А меня, между прочим, не деньгами и мерили, – обиделся Кустер.

– А чем? – удивился Талиессин.

– Другим человеком… Даже и не человеком! Эльфийская дева обменяла себя на меня. Сама отдала свою судьбу в чужие руки.

– Сама? – Талиессин привстал, воззрился на Кустера с нескрываемым изумлением. – Где же ты ее нашел?

– Так встретил на дороге.

– Она тебя любит?

Кустер помотал головой.

– Ну вот еще! – сердито ответил он. – Если бы она меня любила, стала бы она меняться! Она бы со мной осталась. Нет, мы с ней друзья.

Талиессин потер лицо ладонями. Кустер неожиданно начал его раздражать.

Беловолосый мгновенно почуял перемену настроения собеседника.

– Говорят тебе, мы с ней большие друзья, – настойчиво повторил он. – Мы оба лошадники, понимаешь? Она и я. Это сближает.

– Знаешь, Кустер, я жутко не люблю, когда мне врут, – сказал Талиессин. – У меня от этого вся кожа под одеждой чешется.

– Ты же мне соврал, – возразил Кустер.

– Когда? – Талиессин прищурился.

– Когда назвался принцем.

– А, – сказал Талиессин. – Я так и думал.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПОЖАР

Глава первая

ТРЕБОВАНИЕ МЕСТИ

Господин Адобекк, главный конюший ее величества и первейший интриган при дворе, взирал на племянника с холодным отвращением, и в глазах господина Адобекка, обычно рассеянных и как бы плавающих взором по поверхности созерцаемого, пылала ярость. И притом ярость его вовсе не была напускной: Ренье понял это по тому простому обстоятельству, что дядя – быть может, впервые в жизни – вызывал у него настоящий ужас.

– Ты позволил принцу уйти? – переспросил он. – Ты оставил его высочество без присмотра?

Ренье переступил с ноги на ногу, потупил голову, как виноватый ребенок.

– Не мог же я все время бежать за ним, – пробормотал он.

Дядя приблизил к племяннику лицо, и Ренье уставился на крупный дядин нос в больших порах. Нос блестел и шевелился.

– Ты должен был бежать за ним, – прошипел Адобекк. – Постоянно. До конца времен. На край света. Это не так далеко, как тебе кажется.

Ренье испытал глубокую тоску. Как быть теперь? Оправдываться? Он действительно гнался за Талиессином несколько кварталов по улицам столицы. Поначалу Талиессин, ослепнув от ужаса случившегося, не замечал погони, но затем внезапно сделался чрезвычайно осмотрительным и чутким. На углу одного крохотного переулка, как раз под вывеской с изображением блошки, скачущей по замкнутой петле ватрушки (это была кондитерская, и притом недурная), Талиессин резко остановился.

Ренье с разбегу налетел на него.

Принц быстро, молча стиснул руками шею своего придворного. Хватка у юного принца оказалась нешуточная: Ренье едва не задохнулся. Прикосновение пальцев Талиессина было неприятным: шершавые и слишком горячие руки и притом почти физически ощущаемая ненависть.

– Пустите… – прохрипел Ренье.

Талиессин еще раз сдавил его шею и выпустил. Ренье закашлялся. Талиессин с отвращением наблюдал за тем, как его преследователь приходит в себя.

– Убирайся, – сказал Талиессин ровным, обманчиво спокойным тоном. – Ты понял меня? Убирайся. Я хочу быть один.

С этим он повернулся к Ренье спиной и быстро скрылся за углом. Ренье проводил его взглядом, потер шею и поплелся домой, к дяде Адобекку, – рассказывать о случившемся.

В доме королевского конюшего было тихо, спокойно. Никто еще не знал о несчастье. Никто, кроме. Ренье, вестника беды, и дяди Адобекка.

Слышно было, как в кухне работает дядина стряпуха Домнола: она прикасалась к тщательно вычищенной медной посуде так, словно то была великая святыня, и крошила овощи столь благоговейно, будто воистину вершила обряды в некоем храме.

Прежде, когда Ренье испытывал беспокойство, он всегда заходил в кухню и смотрел на Домнолу. Она представлялась ему оплотом, основанием Правильного Порядка Вещей. И коль скоро Домнола находится на кухне и проводит свои неизменные таинственные ритуалы по превращению груды продуктов в произведения искусства, то и мирозданию в общем и целом ничто не грозит.

Ренье слушал сдержанный стук кухонного ножа, аккуратные шажки, выверенные за годы перемещений по кухне. «Неужто все это сейчас будет разрушено?» – подумал он в страхе.

Выше несколькими этажами приглушенно звучали клавикорды. Старший брат Ренье, Эмери, играл. В последнее время Эмери сочинял какую-то грандиозную симфонию: должно быть, упорядочивал впечатления от своей поездки по королевству. Музыка была для Эмери таким же способом приводить вселенную в порядок, каким служила для Домнолы ее кропотливая работа по изготовлению супов, изобретению тортов, созданию бифштексов и алхимическому претворению десяти ингредиентов в единый соус.

Об Эмери можно было сказать, что он думал и чувствовал с помощью музыки: музыка являлась частью его естества. Почти наверняка сейчас рядом с Эмери находится Уида женщина, которую он привез из своего путешествия. Его добыча, его трофей. Девушка, предназначенная в жены для принца Талиессина.

Уида не нравилась ни Ренье, ни Адобекку; вряд ли она понравилась бы и принцу, но выбора у Талиессина не было: последний в роду эльфийских королей, он обязан жениться на чистокровной эльфийке и вернуть эльфийское благословение земле королевства.

Много поколений подряд представители эльфийской династии заключали браки с людьми, и кровь их становилась все более человеческой. Для Талиессина надежды на брак по любви не оставалось: недавно родившийся ребенок от его возлюбленной Эйле не имел ни одного эльфийского признака.

Уиде предстояло стать нелюбимой женой, своего рода жертвой династического брака. Талиессин и после свадьбы имел бы право содержать любовницу и открыто пренебрегать супругой; эльфийской же принцессе предстояло томиться в одиночестве все отпущенные ей долгие годы.

И все же она согласилась.

Уида приехала в столицу вместе с Эмери совсем недавно и еще не была представлена при дворе. Талиессин ни разу не видел свою будущую невесту и, разумеется, не испытывал никакого желания ее увидеть.

Для чего ему какая-то неизвестная эльфийская дева? Он уже сделал свой выбор. У Талиессина была Эйле. Простая девушка из деревни, швея при королевском дворе. Веселая и милая, с конопушками на лице и руках. Эйле, которая родила для своего принца сына, мальчика без единой приметы Эльсион Лакар и все-таки ужасно похожего на отца: с причудливо изогнутой верхней губой и диковатыми раскосыми глазами.

Эйле. Теперь она мертва.

– Как все случилось? – спросил Адобекк.

Племянник осторожно зашевелился, огляделся по сторонам, словно в поисках поддержки, поежился. Адобекк ощутил брезгливую жалость по отношению к этому недотепе. И ведь юнец изображал из себя бывалого придворного, столичного жителя… До сих пор у Ренье недурно получалось, следует признать. Вполне недурно. И вот – такая ошибка! А последствия могут быть непоправимыми.

Адобекк любил своих внучатых племянников, обоих: и Эмери, законного сына Оггуль, давно умершей племянницы, и Ренье, ребенка незаконного, чье появление на свет и дальнейшее существование было скрыто от людских глаз.

Считалось, что у Адобекка не два внучатых племянника, а всего один – по имени Эмери. Братья не без успеха выдавали себя за одного человека: внешне они были похожи, а разница в возрасте между ними составляла меньше года. Те немногие, кто видел их вместе, понимали, насколько они отличаются друг от друга: веселый Ренье, любимец женщин, и мрачноватый Эмери, погруженный в свои грезы сочинитель музыки; но в большинстве своем люди ненаблюдательны и разницу в поведении «Эмери», который представал то серьезным, то легкомысленным, то хмурым и высокомерным, то простым и разудалым, приписывали обыкновенным скачкам настроения.

Игра с двойниками пригодилась Адобекку, когда враги правящей королевы приступили к активным действиям. Герцог Вейенто, потомок старшей ветви древней семьи, основавшей королевство, открыто претендовал на корону. Особенно теперь, когда эльфийская династия готова была иссякнуть.

До трона герцогу оставалось сделать лишь два небольших шага. Требовалось предотвратить любую возможность эльфийского брака для принца, а после устранить самого принца. Так, чтобы после смерти Талиессина не осталось наследника.

Поиски эльфийской невесты представляли немалую опасность: за любыми попытками такого рода бдительно следили люди герцога. Поэтому поисками занимался Эмери – тайно. А Ренье, вполне открыто, жил при дворе, дружил с принцем и выдавал себя за старшего брата. Таким образом миссия Эмери сохранялась в строжайшем секрете.

И вот теперь бегство принца поставило под угрозу будущее всего королевства. Планы, разрабатываемые и осуществляемые годами, могли рухнуть в любое мгновение. Ренье и сам чувствовал себя достойным жалости и отвращения.



– Можно, я сяду? – пробормотал он и тут же плюхнулся, не разбирая, в большое дядино кресло.

Адобекк выразительнейшим образом поднял бровь, однако комментировать этот поступок никак не стал.

– Мы с Эйле искали Талиессина, – сказал Ренье, уныло глядя на свои колени. – В конце концов, я ее лучший друг. Или, точнее выразить, подруга. Талиессин пропадал где-то на окраинах города. Шлялся по кабакам, чудил.

– Ты говоришь о королевской особе, – заметил Адобекк.

Ренье безнадежно махнул рукой.

– Принц действительно шлялся по кабакам, – повторил он. – Эйле не видела его уже несколько дней, и я пошел с ней… Я ведь должен был пойти с ней?

– Не оправдывайся, – сказал Адобекк. – Просто перечисляй события.

– Она первая увидела, как тот человек достал нож.

– Была драка? – осведомился Адобекк.

– Обычная пьяная потасовка. Ничего опасного. Несколько человек выбрались на улицу помахать кулаками. Талиессин был там. Мне кажется, он развлекался. Его даже не узнавали.

– Немудрено – кто бы заподозрил, что принц может находиться в подобном месте, – проворчал Адобекк. И посмотрел на племянника чуть более благосклонно. Точнее, с чуть меньшей неприязнью.

– А тот человек вдруг вытащил нож, – сказал Ренье. – И Эйле заметила это. Дядя, тут у Ренье задрожали и расплылись губы, – она бросилась под нож, сама!

Адобекк подошел к племяннику. Ренье поднял голову. Слезы катились по его лицу. Адобекк провел, царапнув, жесткой от шитья манжетой по щекам молодого человека.

– Будет тебе, не плачь, – вздохнул он. – Девочка поступила правильно.

– Она так любила его! – прошептал Ренье.

– Талиессин достоин любви, – заворчал Адобекк. – Не вижу ничего удивительного.

Он прошелся по комнате, остановился возле узкого окна, посмотрел на маленький клочок улицы, который можно было увидеть отсюда.

– Но самое странное не это, – добавил вдруг Ренье.

Адобекк вздрогнул и резко повернулся.

– Что?

– Они были знакомы. Эйле и тот человек с ножом. Она назвала его по имени.

Адобекк потер виски.

– Слишком много для одного раза. Я должен выпить. Позови Фоллона, пусть принесет мне прохладительного… и покрепче.

Фоллон, доверенный слуга, хорошо знал вкусы хозяина. Не задав ни одного вопроса, он подал кувшин и два стакана, после чего степенно удалился.

Ренье не сомневался в том, что Фоллон подслушивал их разговор. Впрочем, Адобекк, кажется, одобрял подобный образ действий: чем больше Фоллон знает, тем точнее будет выполнять хозяйские распоряжения, а рассказывать Фоллону обо всех нюансах происходящего у Адобекка не было ни желания, ни времени.

– Убийца – ваш бывший крепостной человек, дядя, сказал Ренье, когда Адобекк сделал несколько глотков из хрустального стакана. – Его имя Радихена.

Адобекк поперхнулся. Он выронил стакан, тотчас разбившийся с праздничным звоном, и принялся отчаянно кашлять. Изо рта у него пошла пена. Ренье испуганно подскочил к нему, но Адобекк сильным толчком отбросил племянника обратно в кресло. Затем как ни в чем не бывало отер лицо своим кружевным жабо, сорвал его с рубашки и небрежным жестом бросил на пол вслед за разбитым стаканом в лужу пролитого вина.

– Мой бывший крепостной? – переспросил Адобекк. – Почему бывший?

– Вы его продали, дядя.

– А, – сказал Адобекк, – в таком случае какое отношение он имеет ко мне?

– Никакого…

– Тогда меня это не касается. Кому он принадлежит формально?

– Кажется, герцогу Вейенто, – неуверенно произнес Ренье.

– В герцогстве нет крепостных. У Вейенто все свободные, – с неудовольствием проговорил дядя.

– Стало быть, этот человек сам за себя отвечает, – сказал Ренье.

Адобекк согнал племянника с кресла и уселся сам. Отобрал у Ренье стакан, допил вино. Покачал ногой.

– Стало быть, так, – промолвил наконец Адобекк. – Свободный человек для собственного удовольствия зарезал свою бывшую любовницу, которая в последнее время была любовницей принца. Отвечать за это будет он лично, в одиночку, поскольку хозяина у него нет. – И вдруг выкрикнул пронзительно, с тоскливой злобой: – Прелестно!

* * *

Избавившись от Ренье, Талиессин сразу вроде бы успокоился. Пошел медленнее. У него пропало ощущение, будто он бежит от чего-то сломя голову. От чего-то жуткого, что грозит, настигнув, разорвать его в клочья.

Мир находился на прежнем месте, ничто не исчезло: мостовая из пестрых булыжников рябила под ногами; Талиессина окружали доброжелательные дома богатых кварталов с башенками, многоцветные, украшенные по фасадам забавными или патетическими скульптурами, с куполами, похожими на пузыри или шапочки, с ажурными флюгерами…

Талиессин, щурясь, смотрел на них. У него ломило глаза, и вдруг он понял, что стал болезненно остро воспринимать красоту. Краски были чересчур яркими, формы – слишком рельефными. Материальность мира как будто придвинулась вплотную, заняла место абсолюта.

Талиессин неожиданно подумал о том, что так видят мир истинные Эльсион Лакар, эльфы – носители старшей крови. Об Эльсион Лакар говорят, будто они существуют в снах, в мечтах, в призрачном, перетекающем любые границы мире; но теперь Талиессин был уверен в обратном.

Бессмертные Эльсион Лакар помещены в самый эпицентр материального мира, мира вещей, всего, что можно потрогать руками. Создавать себе иллюзии, возводить границы между собой и предметами – реальными предметами, как они есть, занятие для людей. Поэтому людскому зрению мир является затуманенным, как бы подернутым дымкой.

Эльф же видит все обнаженным. Тот строительный материал, из которого создана вселенная, для эльфа очевиден; более того, любой эльф умеет худо-бедно работать с этим материалом – отсюда и впечатление текучести эльфийского мира.

«На самом деле это вовсе не текучесть – напротив, это сверхреальность, – думал Талиессин. – Для эльфа не было бы нужды красить фасады так ярко; но люди в таком случае не заметили бы и десятой доли цвета…»

Он вытащил из-за пояса кинжал и медленно надрезал себе запястье. Драгоценная эльфийская кровь, пусть и многократно разбавленная человеческой, потекла прямо на мостовую. Завтра, послезавтра, через несколько дней здесь вырастет трава, а на углу, где принц простоял, забыв о своей маленькой ране, несколько минут, несомненно, появится прямо из камней пышный куст.

Талиессин знал, какие чувства вызывает у людей его кровь. Даже у самых близких, у придворных, которые видят его каждый день. Стоит им заметить, как он поранился, в их глазах появляется нескрываемый блеск жадности и любопытства. Ярко-красная, жидкая, эльфийская кровь способна пробуждать в наблюдателе-человеке сильные чувства: от неудержимого сладострастия до столь же неудержимого отвращения.

После рождения сына о Талиессине перестали говорить, что он не мужчина, что он не в состоянии иметь детей, что он вообще «никто», извращенное существо без признаков пола. По крайней мере в столице про это больше не болтали.

Он поднес запястье ко рту, лизнул ранку, и она затянулась. Когда-то давно Талиессин, хилый отпрыск угасающей династии, видел себя в мечтах грозным эльфийским королем, истинным Эльсион Лакар: чернокожим, с раскосыми зелеными глазами, рослым, яростным.

Он криво усмехнулся. В детстве, когда еще неясно, каким получится из мальчика взрослый мужчина, дозволено грезить подобным образом. Но теперь, когда Талиессин вырос, стало слишком очевидно, что ему не быть таким королем. Он был смуглый, но не черный. В минуты сильного волнения еле заметные золотистые розы проступали на его щеках и тыльной стороне ладоней, на правой ярче, на левой – более тускло. Глаза у принца точно были раскосые; однако напоминал он не грозного воина, а хищного и вороватого зверька, случайно забежавшего в человеческое жилье.

– Эйле, – громко произнес Талиессин.

Имя погибшей женщины повисло в воздухе. Людей в переулке не было, и Талиессин мог слушать отзвук собственного голоса. Ему казалось, что имя Эйле проникло во все миры, сквозь все границы и нигде не встретило отклика. Эйле больше лет.

Он снова повторил, тише: «Эйле». Медленно, нежно имя растворилось в пустоте.

Он остановился, прижался к стене какого-то дома с нарисованными на фасаде листьями и цветами. Перевел дыхание. В иные мгновения потеря казалась ему игрой: некто как будто пугал Талиессина, испытывал его, показывая страшные видения: «А что ты будешь делать, если Эйле умрет…» – и Талиессин заглядывал в себя и находил там страх, боль, одиночество; но потом ему начинало казаться, что все это происходит понарошку, и страх, и боль, и одиночество принимали гротескные, чрезмерные, неестественные формы, они переставали мучить и начинали вызывать любопытство.

А затем, сквозь игру чувствами, сквозь их неестественность, иглой вонзалась в сознание правда: все происходит на самом деле. Эйле действительно мертва. Мертва во всех мирах, мертва навсегда. Даже Эльсион Лакар не умеют оживлять убитых.

Талиессин остановился, огляделся по сторонам. Обычная жизнь столицы, обычные люди ходят по улицам. Куда от них уйти?

* * *

Услышав шаги стражника возле двери, Радихена даже не пошевелился. Он не испытывал голода, хотя просидел взаперти почти сутки, и за все это время к нему ни разу не приходили.

Его поместили в одной из крепостных башен самой старой из городских стен. Эти помещения теперь не использовали в качестве тюрьмы. О них вообще мало кто знал.

Пояс, которым связали руки Радихене, когда его схватили на улице прямо над телом Эйле, так и продолжал стягивать запястья пленника. Кисти рук онемели. Он попробовал было освободиться – не для того, чтобы бежать, разумеется, поскольку бежать из глухого помещения без окон было невозможно. Но узел не поддавался, и Радихена оставил все как есть. Он никогда не любил долгой борьбы.

Засов лязгнул и отодвинулся, в душную комнату ворвалась струя свежего воздуха и вслед за нею – запах от горящего факела. Ноздри у пленника дрогнули, он испытал почти животное чувство благодарности по отношению к стражнику, который на миг отворил дверь.

Факел осветил камеру, подвигался. Звучный низкий голос произнес:

– Выходи.

Радихена с трудом поднялся и заковылял к выходу. Чья-то рука грубо схватила его за связанные запястья и выволокла наружу, крепко приложив к стене. На мгновение Радихена увидел хмурое лицо стражника, а затем факел снова промелькнул у него перед лицом, и Радихена закрыл глаза.

Стражник потащил его за собой по переходам к лестнице. Радихена спотыкался, но послушно шагал туда, куда его направляли.

Они спустились на несколько пролетов ниже и оказались в подвальном помещении. Стражник сунул факел в гнездо.

Радихена осторожно осмотрелся. Они находились в подвале, слабо освещенном огнем единственного факела. Стены из крупных булыжников, утоптанный земляной пол с колодцем посередине. Таинственная чернота колодца помаргивала, как будто собиралась сообщить Радихене некий завораживающе-отвратительный секрет.

– Знаешь, что здесь было раньше? – спросил стражник.

Радихена молча перевел взгляд на него. Удивительно красивый голос. Странно, что этот человек служит в охране, а не выступает перед придворными с какими-нибудь героическими романсами.

– Здесь пытали, – сказал стражник. – Давно, при первых королях. Кое-что сохранилось. Смотри.

Он показал на какие-то ржавые клещи, что одиноко болтались на большом крюке.

– Жуткая штука. Мне в первый раз показали, я полночи не спал.

Радихена пожал плечами. Ему было неловко. Все эти орудия пытки явно не имели к нему никакого отношения. Они выглядели безнадежно мертвыми – мертвей тех, кто по их милости давно лежал в могиле.

Другое дело – большая бочка, стоявшая в луже курящейся паром воды.

Стражник разрезал путы на руках пленника.

– Раздевайся, – буркнул он. – Велено привести тебя в приличный вид. Тебя будет допрашивать важное лицо.

Радихена долго растирал запястья, прежде чем решился пошевелить пальцами. Стражник утратил терпение и тем же ножом вспорол рубаху у пленника на спине. Радихена тотчас пожалел о рубахе: отправляя своего агента на задание, герцог Вейенто распорядился выдать ему одежду из наилучшего полотна, тонкого и отбеленного. Радихена очень любил свою новую одежду.

Кое-как ворочая непослушными руками, Радихена избавился от штанов. Стражник махнул рукой в сторону бочки:

– Иди умойся. Ты воняешь.

Радихена смотрел на этого солдата и видел, что тому совершенно нет дела до пленника: похоже, стражник вообще не был осведомлен о преступлении, за которое его схватили.

Все чувства Радихены молчали. Он даже не знал прежде, как много у него, оказывается, было чувств: в душе постоянно что-то шумело, требовало выхода, изнемогало от желаний, от негодования, порой и от радости – такое ведь тоже случалось. И от всего этого богатства не осталось ровным счетом ничего. Тишина, ни звука: душа онемела и оглохла.

Прежде Радихена воображал, будто его медленно убивают разные важные господа, от которых что-то зависело в жизни. Сначала – отец Эйле, когда он сплавил дочкурукодельницу в столицу, во дворец. Отправил ее подальше от нежелательного ухажера. И то сказать, какой жених для Эйле из рыжего подпаска, такого чумазого и безбашенного? Никакого жениха из рыжего не получится.

И ведь не получилось! Эйле уехала и навсегда исчезла из жизни Радихены; он даже забыл ее имя.

Второй раз его убили, продав на север, в шахты герцога Вейенто; но тогда уж Радихене все было безразлично. Господа что-то там решили между собой, вот и увезли рыжего в горы.

Но, как выяснилось теперь, даже тогда, после двух смертей, он еще был жив и вел постоянный диалог с собственной душой: душа просила, жаловалась, требовала, а Радихена только злился и отказывал – нет, не время, невозможно…

И только сейчас душа замолчала. Поняла, видать, что и впрямь невозможно.

Невозможно жить. Невозможно быть, оставаться на свете.

– Что? – спросил вдруг Радихена.

Стражник подтолкнул его к бочке.

– Умойся, вот что.

Радихена забрался в бочку. Вода оказалась чересчур горячей, и Радихена молча заплакал: он всегда боялся физической боли, и даже теперь, когда душа его омертвела, тело продолжало страдать и испытывать страх.

Стражник бросил ему мочалку – комок грубых спутанных ниток, пропитанный ароматическим маслом.

– Разотрись. Ты что, никогда в общественных банях не был?

Радихена принялся вяло возить мочалкой под водой.

От горячей воды на бледной коже пленника проступили шрамы и рубцы – все те приметы, по которым его можно было бы найти, если бы он посещал продажных женщин или общественные бани. Серая краска облезала с рыжих волос, на свет явились медные пряди.

Новая одежда, приготовленная для Радихены, оказалась приметно хуже прежней; и он вдруг до самых печенок ощутил, как начинается его путь назад: от доверенного лица герцога Вейенто – обратно, к пьянице и оборванцу, к негодному крепостному господина Адобекка.

Его доставили в одну из комнат башни, несколькими витками винтовой лестницы выше подвала; здесь имелось окно, и пятна света празднично лежали на каменном полу. Восемь тонких витых колонн, раскрашенных золотыми и синими спиралями, поддерживали низкий потолок, не сводчатый, как в большинстве помещений башни, а плоский. Сразу за колоннами у стены стояли старые клавикорды, на них лежал толстый слой пыли, но тем не менее они придавали всей комнате чрезвычайно обжитой, уютный вид.

Второй стражник ждал в комнате. Радихену втолкнули внутрь и привязали к двум колоннам, растянув его руки крестом. В присутствии клавикордов все это выглядело особенно глупо.

Важный господин вошел спустя несколько минут после того, как пленника надлежащим образом приготовили к разговору. Появлению важного господина предшествовал обильный шелковый шелест, шагов же совершенно не было слышно, их звук скрадывали мягкие туфли.

Однако первым в комнату проник не тот, в шумном одеянии, но кто-то другой, закутанный в просторный черный плащ с капюшоном. Складки плаща извивались при каждом движении, отчего безликая тень выглядела зловеще. Она скользнула за колонны и быстро скрылась из виду.

И вошел царедворец – рослый, крепкий. От него так и разило благополучием: здоровым сытым телом, привычкой к власти, к полной свободе. Пышные рукава, собранные в пузыри на локтях и плечах, делали его фигуру еще шире. Огромный лоснящийся нос шевелился на мясистом лице, как хоботок.

Царедворец уселся в кресло напротив привязанного пленника, расставил ноги, натянув длинную тунику на колени.

Он повернул лицо к стражникам и великолепно изогнул левую бровь:

– Выйдите.

Стражники безмолвно удалились, а царедворец впервые за все это время перевел взор на Радихену. Он осмотрел пленника быстро и вместе с тем очень внимательно, и Радихена вдруг понял, что этот человек привык выносить суждения о людях – сходным образом смотрел на проданных крестьян тот человек, что подписывал с ними контракт на двадцатилетний срок отработки в шахтах.

Царедворец спросил:

– Ты грамотен?

В этом вопросе Радихене послышалось глубокое участие, уместное скорее в вопросе: «Ты голоден?» В этот миг Радихена понял: царедворец, несмотря на все свое внешнее и внутреннее благополучие, действительно разбирается в людях.



И ответил:

– Да.

– А! – отрывисто бросил царедворец. Шевельнулся на кресле, покосился в сторону пыльных клавикордов. – Что читал?

– «Книгу разлук и встреч», – назвал Радихена.

Тоска захлестнула его. В те дни в замке Вейенто, покуда Радихена готовился к заданию, изысканные образы стихотворного любовного романа владели его воображением, руки оставались в праздности, а в груди зрело предчувствие будущего счастья свой дом, жена, покой.

– Хорошо, хорошо, – одобрил царедворец. Он пробежался пальцами по подлокотнику кресла. – Хорошая книга. Я тоже читал.

И встретился с Радихеной глазами.

«Этими глазами он читал ту же самую книгу, – подумал Радихена смятенно. – Он знает про ее героев все – и стало быть, все знает про меня…»

– Хорошо, – повторил царедворец. Пожевал губами. – Как тебя зовут?

– Радихена.

– Видишь ли, Радихена, – заговорил царедворец почти дружески, как обратился бы один грамотный человек к другому, – у меня есть основания предполагать, что ты приехал в столицу с намерением убить его высочество.

Радихена тускло смотрел на спрашивающего. Из пустоты, из молчания, в которое он погрузился после смерти Эйле, прозвучало «да». Сейчас это «да» ничего не значило и не стоило ни гроша.

* * *

Кустер лежал в траве, положив голову на камень, и рисовал пальцем в воздухе короны. В медном лесу постепенно темнело, и короны получались все более и более яркими. Они повисали в пустом пространстве, между пальцами Кустера и стволами деревьев, и тихо мерцали голубоватым и желтоватым, а после таяли.

Талиессин сидел чуть поодаль, скрестив ноги, и смотрел на плавающие повсюду короны. Они были разные: с тремя разновеликими зубцами, и с множеством мелких зубчиков, и в виде обруча с камнем надо лбом, и в форме диадемы, изогнутой как охотничий лук.

Одна особенно понравилась Талиессину с пятью длинными выгнутыми зубцами, каждый из которых был увенчан камнем; зубцы были голубые, камни – ярко-желтые. Талиессин протянул руку, и корона вплыла ему на запястье. Ее прикосновение оказалось прохладным, шелковистым. Несколько секунд она медлила на руке Талиессина, а затем растаяла.

– А ты видел короля? – спросил Кустер. От долгого молчания голос его прозвучал хрипло.

– Ты хочешь сказать правящую королеву? – поправил Талиессин.

Кустер приподнялся, опираясь на локоть.

– Нет, я говорю о короле о том короле, который носит в себе все королевство…

– Нет, – сказал Талиессин. – Я не видел такого короля.

– Его зовут Гион, – с благоговейным вздохом проговорил Кустер. Он снова улегся на свой камень и быстро начертил в воздухе профиль, но лицо исчезло почти сразу. – Я видел его. Несколько раз.

Талиессин сдвинул брови. Разумеется, он знал имя короля Гиона того, что был первым в эльфийской династии.

Кустер добавил:

– Он бывает молодым, бывает очень старым, у него пестрое лицо, сквозь которое можно разглядеть города, леса и замки: он их все носит в себе. Я никогда не встречал более красивого человека.

Талиессин долго молчал. В тоне Кустера он слышал убежденность, которая не оставляла сомнений: молодой человек хорошо отдает себе отчет в своих словах. Он не лжет. По крайней мере, верит в собственную правдивость.

Помолчав, Талиессин спросил:

– Как же вышло, что ты смог его увидеть?

– А, – ответил Кустер охотно, – нет ничего проще: я сумел ему присниться.

Наступила ночь – почти мгновенно: последний свет, слабо мерцавший на медной коре деревьев, моргнул и исчез. Еще один день без Эйле закончился.

* * *

Адобекк не сводил с Радихены глаз. Разумеется, господин королевский конюший не испытывал никакой вины из-за случившегося. Хотя наверняка найдутся доброжелатели, которым захочется сделать так, чтобы Адобекк ощущал определенную ответственность за преступление Радихены. Адобекк даже знал, как это будет проделано: сочувственное лицо, дружеская рука, приглушенный голос: «О, это так ужасно, ужасно! Но вы не должны чувствовать себя виноватым. Конечно, этот человек принадлежал вам, но вы ведь не можете отвечать за поступки всех ваших крепостных… Это было бы неестественно. К тому же вы, кажется, его продали? Да-да. Это абсолютно не ваша вина. Даже и не думайте, вас никто не обвиняет. Говорят, этот человек ожесточился? Ну, вы ведь не могли предположить…»

Мысленно воображая себе подобных господ, Адобекк кривил губы. Нет уж. Радихену он допросит лично и только при одном свидетеле. «Ожесточился»? Многие люди ожесточаются, но не все ведь соглашаются после этого пойти на убийство.

С Радихеной поступили несправедливо? Возможно, и так. Возможно, он счел несправедливостью тот факт, что его продали на шахты. А что, ему нравилось оставаться крестьянином? Очутиться на новом месте, получить возможность начать новую жизнь – далеко не худшая участь. Не собаками же его затравили, этого Радихену, на потеху господ.

Адобекк заранее решил не пренебрегать никакими средствами для того, чтобы заставить Радихену говорить правду. Официального процесса с признанием и публичным вынесением приговора не будет, в этом Адобекк отдавал себе полный отчет. Если на особу королевской крови совершено покушение в центре столицы, то это верный признак роковой слабости королевской власти. Сигнал Для всех недовольных, для зреющего мятежа: пора. Нет Уж. Все произойдет в глубочайшей тайне.

Интересно, догадывается ли об этом сам Радихена? И как много он согласится рассказать, прежде чем придется перейти к угрозам?

Адобекк откашлялся и дружески взглянул в лицо пленника.

– Ты грамотный человек, Радихена, читал хорошие книги. Ты многое должен понимать.

Радихена не шевелился – он не моргал, не дышал. Несомненно, понимал он немало разных вещей, и полезных, и страшных, и сейчас отчаянно старался сообразить, о чем из этого многообразия пойдет речь.

Адобекк устроился удобнее, закинул ногу на ногу, немного утратил фундаментальность, зато приобрел некоторую сердечность. Это должно было расположить пленника к откровенности.

– Кстати, я в любом случае выясню, почему ты собирался убить его высочество, – произнес Адобекк.

– Да, – с легкой горечью промолвил Радихена. – Это ведь для вас самое главное.

Его большой, неопределенно обрисованный рот скособочился. Адобекк насторожился.

– А разве покушение на жизнь наследника – не главное? – удивился он строго.

Радихена развязно ухмыльнулся.

– Нет, – ответил он, как будто забавляясь. – Совершенно не главное.

– Интересно.

Адобекк снова уселся прямо, положил руки на колени ладонями вниз: так выглядело одно из королевских надгробий. Внушительная поза.

– Что же, по-твоему, главное, Радихена?

– Я убил Эйле, вот что я сделал. Понятно вам? – сказал Радихена. И вдруг мелко захихикал.

Его тело, растянутое между колоннами, тряслось и вздрагивало. Адобекк позволил себе поднять бровь.

– Только недоучки опускаются до истерик, – заметил Адобекк, дав пленнику несколько минут для этого странного смеха. И вздохнул с видом полной безнадежности: – Я так о тебе и думал: ты – недоучка. А жаль.

– А мне-то как жаль! – выкрикнул Радихена. – Мне как жаль! Знаете, господин, почему я согласился? Знаете, почему я решился убить принца? – Он перестал дрожать, застыл, и отвратительная слюнявая гримаса замерла на его лице.

– Разумеется, я этого не знаю, – холодным тоном отозвался Адобекк.

– Ради нее, – сказал Радихена. – Ради Эйле. Представляете? Я согласился на все только ради Эйле!

– Любовь поселян на лоне природы очаровательна только в пасторалях, – сказал Адобекк. – В натуральном, так сказать, исполнении она довольно скучна и наполнена банальностями…

Но глаза царедворца сделались чрезвычайно внимательными, а на лице проступило сочувственное выражение: он уловил в словах арестованного нечто важное. Нечто такое, чем можно будет воспользоваться в дальнейшем.

– Она, – повторил Радихена и посмотрел в потолок. – Она, она… Я даже забыл ее имя, представляете? Вы можете представить себе, мой господин, чтобы человек забыл имя возлюбленной?

– Мне доводилось, – сдержанно ответил Адобекк. – Однако для тебя это еще не повод считать себя ровней мне или кому бы то ни было.

– О, я никому не ровня! – горячо согласился Радихена. – Ведь каждый человек что-нибудь из себя да представляет, а я – никто. Меня не существует. Потому я и забыл ее. Я никто, а никто не знает никого. Понимаете?

– Выражайся проще, – поморщился Адобекк. – Поменьше патетики.

Радихена упивался этим разговором. Несмотря на только что высказанное замечание касательно «недоучки», Адобекк то и дело принимался общаться с Радихеной как с равным себе – если не по происхождению, то по образованию: «пастораль», «патетика», «банальности»…

– О том, что случилось, я хочу знать как можно больше, – сказал Адобекк. – Будь точен. Ты ведь не сам по себе решился убить принца, не так ли?

– Нет, мой господин! – ответил Радихена, посмеиваясь. Его опять начала колотить дрожь. – Разумеется, нет. Какое мне дело до принца? Ведь не принц уничтожил мою жизнь.

– Кто же это сделал? – осведомился Адобекк, заранее зная ответ.

– Господин Адобекк, вот кто! – Радихена оскалился, серая прядь волос упала ему на лоб и приклеилась: лоб оказался потным. – Господин Адобекк, королевский конюший, который даже не подозревал о моем существовании.

– Вернемся к покушению на жизнь его высочества. – Адобекк сделал жест почти театральный, с непревзойденным изяществом закрутив во взмахе кисть. – Твоя жизнь сейчас не стоит ни гроша, так что много рассуждать о ней нет никакого смысла.

– Моя жизнь никогда не стоила ни гроша…

Адобекк сказал:

– Радихена, я прикажу тебя пытать. В королевстве очень давно этого не делали, но клянусь тебе всем, что есть на земле отвратительного, я отдам такое распоряжение! Вот тогда ты перестанешь наконец рассуждать на отвлеченные темы и поведаешь о покушении все. Все до последней капельки.

Радихена дернул рукой, но ремни, которыми его привязали, держали крепко.

– Что? – удивился Адобекк. До сих пор пленник держался довольно смирно.

Радихена сказал:

– Не надо.

– Хорошо.

– Герцог Вейенто имеет больше прав на престол, чем принц Талиессин, – сказал Радихена. – Вейенто происходит от старшей ветви…

Адобекк с силой хлопнул ладонью по подлокотнику кресла и вскочил. Лицо его побагровело.

– Как ты смеешь рассуждать о таких вещах!

Радихена замолчал, слизнул капельку пота, скатившуюся ему на губу.

– Грязный холоп! – орал Адобекк, топоча ногами. – Животное! Я отправлю тебя жрать навоз!

Радихена смотрел на бушующего царедворца кротко, как корова, и шевелил пушистыми светлыми ресницами.

Внезапно Адобекк совершенно успокоился и вновь уселся. Изысканным жестом поправил выбившийся из прически локон.

– Следовательно, друг мой, это высокородный герцог Вейенто попросил вас об услуге, не так ли?

– Да, – сказал Радихена.

– Искусный ход, – похвалил Адобекк. – А волосы покрасить – тоже он придумал?

– Да…

– Отвратительный цвет: рыжий с серым. Нечто пегое. Лошадь такого окраса не приняли бы даже на скотобойне. Но если тебя казнят публично, может ненадолго войти в моду, так что стоило бы поразмыслить над этим тщательнее… Как обставить поинтереснее, то, се… Музыкантов пригласить. Фонтаны, бочки с пивом на перекрестках. Непременно прыжки через костры и лазанье на шест для окраинных кварталов. В принципе казнь всегда большой праздник. В ней заключена определенная избыточность… своего рода расточительство по большому счету… – Адобекк пробормотал все это себе под нос, однако достаточно громко, так что пленник хорошо разобрал каждое слово.

– Ладно. – Адобекк решительно отложил проблему организации казни на потом. – Вернемся к твоему поручению. Вейенто приказал тебе убить Талиессина. – Он поморщился. Звучит отвратительно. По-плебейски откровенно и как-то неизящно, не находишь? Как будто речь идет о каких-то двух мужланах… Но факт остается фактом. И ты, читавший «Книгу разлук и встреч», согласился на подобную низость. Почему?

Радихена судорожно сглотнул.

– Потому что взамен, после исполнения дела, герцог обещал мне свободу, деньги, дом…

– Убив его высочество, ты получил бы наконец возможность жениться на девушке, чье имя забыл? – сочувственно покивал Адобекк. – Понимаю… Странная, должно быть, жизнь у таких, как ты… Я, правда, никогда не пытался представить себя на твоем месте, но иной раз задумывался. Да! Не поверишь, но задумывался. Бывало, посылаешь своих людей в деревню с приказанием вздуть десяток строптивых мужланов, а сам поневоле воображаешь в уме: как там они живут, что за жуть творится в их лохматых головах… А после, как вообразится нечто, так полночи не спишь. Ты, должно быть, понимаешь это куда яснее, чем я.

– Она сама бросилась под нож, – сказал Радихена. – Сама.

Адобекк отметил: убийца описывает смерть девушки теми же словами, что и Ренье. Да, именно все так и происходило. Эйле закрыла собой Талиессина, потому что любила его.

– Она очень любила его, – машинально произнес Адобекк.

Радихена спросил – очень просто, как будто разговаривал сейчас с давним, близким другом:

– Она ведь была счастлива?

– Эйле? – Адобекк сам не заметил, как ответил в том же тоне. – Я не слишком хорошо ее знал. Думаю, да. Она была счастлива.

Радихена закрыл глаза, перевел дыхание. Теперь он выглядел совершенно спокойным.

Адобекк встал, крикнул стражу.

– Отвяжите этого человека и уведите его в прежнюю камеру, распорядился он. Оставьте ему еды и питья, дайте одеяло. Заприте и не открывайте дверь ни под каким предлогом – никому, кроме меня.

И Радихену увели.

Только тогда человек, закутанный в плащ, выбрался из тени. Адобекк тотчас встал, уступая кресло.

Ее величество правящая королева опустилась на сиденье, устало склонила голову к плечу. Адобекк подошел к ней вплотную, осторожно привлек к себе, наклонился, поцеловал волосы. Он ощущал ее дыхание на своих руках, и от этого мурашки врассыпную бежали по его коже.

– Благодарю вас за этот допрос. Я не смогла бы разговаривать с ним, – прошептала она.

– Вам и не нужно, ваше величество, – отозвался Адобекк. – Я сожалею о том, что вы вообще увидели этого человека.

Она молчала, покусывала губу. Сейчас королева выглядела совсем юной, почти девочкой. Адобекк никогда не уставал любоваться ее переменчивой наружностью. Он не помнил такого дня, чтобы королева выглядела так же, как накануне. Порой перед людьми представала грозная эльфийская владычица, наследница Эльсион Лакар: высокая, смуглая, с ярко очерченными золотыми розами на почти черных щеках. В другой день она являлась мягкой, ласковой, едва ли не розовой. Она бывала задумчивой, трогательной, случалось ей показываться Адобекку встревоженной, постаревшей – в такие дни отчетливо сказывалось преобладание человеческой крови.

Сегодня она выглядела незаслуженно обиженным ребенком: очень бледная, с темными глазами и большим безвольным ртом. Адобекку хотелось взять в ладони милое лицо, поцеловать в лоб, обещать прогулку до кондитерской и знакомство с чудной лошадкой.

– Он так просто говорил об этом, – сказала королева. – «Вейенто хотел, чтобы я убил Талиессина». – Она покачала головой. – Это убийственно. Эта простота – убийственна.

– Пока еще нет, – отозвался Адобекк. – Простите за то, что вынудил вас присутствовать… Но вам следовало посмотреть на него лично. Не слушать мои пересказы, не доверяться моему мнению, а составить собственное.

– Да, – сказала она, выпрямляясь и отстраняя его от себя. – Вы были правы, мой дорогой друг. Мне действительно стоило увидеть все своими глазами, иначе я могла бы принять неверное решение… Однако скажите: что это он говорил о том, что вы сломали его жизнь?

Адобекк заложил руки за спину, стиснул пальцы так, что они хрустнули.

– Вынужден сознаться: когда-то этот человек принадлежал мне.

– Вам?

– Помилуйте, любовь моя! – вскричал Адобекк. – Мне принадлежат сотни крестьян, а я знаю в лицо и по имени хорошо если десяток. Прочие живут где-то там, на лоне окультуренной природы, как им хочется, и я ни во что не вмешиваюсь, покуда они исправно выплачивают подати.

– Исправно? – Королева чуть улыбнулась: она была, кажется, рада тому, что разговор хотя бы на время отошел от судьбы пленника.

– Ну, не вполне исправно, – чуть поморщился Адобекк. – В этом отношении я довольно беспечен. Пока воровство и недоимки не выходят за рамки обычного холопского лукавства, я даже никаких мер не принимаю.

Она улыбнулась, погладила его по плечу.

– Я знаю.

– А этого парня вообще продал не я, а их деревенский староста. Я только утвердил список. Мне было абсолютно безразлично. Я намеревался продать десять человек на север, потому что срочно потребовались деньги. Получив распоряжение, староста выполнил его, вот и все. Обычно для такой цели отбирают либо бесполезных членов общества, либо холостяков, которые не знают, куда приложить лишние силы. Откуда я знал, что этот Радихена влюблен и страдает? Мне вообще практически ничего не известно о способности мужланов на страстную любовь. Я всегда полагал, что эта болезнь поражает лишь аристократов – нечто вроде подагры.

Королева покусала губу.

– Не оправдывайтесь, милый. Нам достаточно знать, что мой дорогой брат герцог нашел озлобленного человека, обласкал его и превратил в свое орудие.

– У вашего величества уже есть предположения касательно его будущей судьбы? – осведомился Адобекк не без осторожности.

– Возможно… Но сперва я хотела бы выслушать ваши соображения.

– Оставьте его в живых, – быстро ответил Адобекк. – Не нужно, чтобы о покушении узнали.

– Его ведь можно убить и тайно, в тюрьме, – сказала королева почти сладострастно.

Тонкий контур розы, бледно-золотой, проступил на ее смуглой щеке, она провела кончиком языка по губе.

Адобекк задохнулся от неожиданности. В таком обличье развращенной девочки-подростка – он не видел свою королеву, пожалуй, никогда.

– Вы намерены подослать к нему в камеру убийцу, ваше величество? – спросил Адобекк.

Она откинулась в кресле. Из-под длинного одеяния показалась босая ступня. Пальцы смуглой ножки зашевелились. А потом все исчезло: и сладенькая улыбка, и босая ножка, и тонкая розочка. Складки капюшона легли вокруг лица так неподвижно и рельефно, словно принадлежали статуе из темных пород камня.

– Нет, холодно сказала королева. – Вы правы. Он может еще пригодиться, этот ваш Радихена. – Ее ноздри чуть дрогнули.

– В таком случае как мы поступим?

– Если отправить его назад, к Вейенто, герцог попросту убьет его, – произнесла королева. – Радихена не справился с поручением, он попал к нам в руки, и герцог ни мгновения не будет сомневаться в том, что его человек, оказавшись в тюрьме, рассказал обо всем.

– Естественно, – вздохнул Адобекк.

– Выпустить его на волю? – продолжала она. – Однако он может быть опасен.

– Нет. – Адобекк покачал головой. – Опасен – вряд ли, а вот бесполезен – это точно. Я бы предпочел держать его под рукой.

– Полагаете, он не повторит попытку? – тихо спросила королева.

– Теперь убийство принца лишилось для него всякой ценности и смысла, – ответил Адобекк. – Мы ведь слышали его рассказ. У него была единственная цель – эта девушка, Эйле. Сейчас, когда она мертва, ему безразлично, где и как жить. Я даже думаю, что он не слишком боится смерти.

– Но пыток он испугался.

– Это другое.

Они помолчали. Адобекк боролся с искушением позвать стражу и потребовать, чтобы принесли кувшин прохладного сидра. Страже не следовало знать о присутствии королевы.

Наконец Адобекк прервал молчание:

– В какой-то мере мне даже жаль его. Он – худшее из возможного: невежественный мужлан, который поднахватался грамоты, приобрел некоторое понятие о лучшей жизни – точнее, о том, что в представлении мужлана считается лучшей жизнью… И теперь страдает, как безвинно мучимое животное. Самое ужасное заключается в том, что пути назад для таких, как он, не существует. Он не сможет забыть того, что видел, что прочел, о чем мечтал. Проклятье! – Адобекк стукнул себя кулаком по бедру. – Ненавижу мечтательных мужланов, даже в пасторалях.

Королева чуть улыбнулась.

– Не старайтесь меня насмешить. Я ценю вашу попытку, но это… не смешно. Это ужасно.

Адобекк вздохнул:

– Вот и я говорю, что это ужасно… На что он рассчитывал? Даже если бы ему удалось ускользнуть от нас, герцог не стал бы рисковать: я не верю, что господин Вейенто доверился бы другому человеку вот так, всецело…

Внезапно лицо Адобекка потемнело. Королева насторожилась, приподнялась в кресле.

– Что?.. – сорвалось с ее губ.

– Скорее всего, Вейенто отправил еще одного убийцу – чтобы устранить Радихену сразу же после покушения. Это вполне в его стиле.

Ее величество опустила веки. Тень ресниц полукружьями легла на щеки королевы.

– Я устала, – сказала она. – Проводите меня в мои покои. Пленник поступает в ваше полное распоряжение, друг мой. Обещаю вам мое одобрение в любом случае… И не убивайте его. Пока.

– Только распущу об этом слухи, – обещал Адобекк, предлагая ее величеству руку.

* * *

Талиессин появился в покоях своей матери перед рассветом. Неизвестно, где принц провел ночь; в его волосах застряла солома, одежда была пыльной, руки и лицо – грязными.

– Гайфье, – сказал Талиессин, и королева мгновенно пробудилась.

В полумраке блеснули ее глаза, видно было, как шевельнулись и изогнулись темные губы.

– Это ты? – тихо окликнула она.

Прошуршало покрывало: королева села, набросила на плечи шелковую ткань. Талиессин молча стоял на пороге и смотрел на мать. Покрывало стекало с ее плеч, как вода; королева всегда ладила с вещами здешнего мира.

– Я знал, что это имя разбудит вас, матушка, – сказал Талиессин, криво усмехаясь.

– Зачем ты назвал имя своего отца, Талиессин? – спросила она.

– Я назвал вам имя моего сына, матушка, – ответил Талиессин. – Вы ни разу не изволили взглянуть на своего внука. Неужто вы пренебрегли моим бастардом только потому, что он ни в малейшей степени не является Эльсион Лакар? Или вам не нравится, что он рожден не в браке?

– Я могла бы спросить тебя, отчего ты сам не принес мне ребенка для благословения, – отозвалась мать. – Или, по-твоему, правящая королева должна была сама отправиться за четвертую стену, в дом твоей возлюбленной?

Талиессин оскалился.

– Моей возлюбленной больше нет, мама. Слышите, ваше величество? Ни я, ни все ваше королевство не уберегли ее.

– Чего ты добиваешься, Талиессин? – спросила королева. – Ты взрослый мужчина, ты – отец, ты – Эльсион Лакар, как и я. Если ты явился ко мне среди ночи, следовательно, ты отдаешь себе отчет в важности своего требования.

– Мое требование очень простое, – сказал Талиессин.

Он вынул кинжал и на глазах у своей матери четырежды полоснул себя по лицу – широкими, размашистыми движениями. Рука его не дрогнула и не замедлилась ни на мгновение.

Королева не вскрикнула, даже не вздрогнула, когда широкие темные полосы перечеркнули лицо сына. Молча смотрела, как кровь бежит со щек, через губы, как капает с подбородка, заливает одежду и душистый пол королевской опочивальни.

В тех редких случаях, когда эльфийские короли выносили смертный приговор, они наносили себе четыре небольшие ранки на губах – в знак грядущего обновления и в знак скорби по человеку, умирающему по их воле. Талиессин видел этот обряд десять лет назад, когда королева приговорила к казни убийцу нескольких женщин.

Теперь то, чему она научила сына, вернулось к матери умноженным десятикратно. В тот далекий день, во время казни, королева едва только наколола свою нижнюю губу; Талиессин располосовал себя щедро, не боясь ни боли, ни уродства.

Рот принца стал огромным, бесформенным. Раскосые глаза светились в темноте.

– Я хочу его смерти, – сказал он. – Я требую, чтобы вы казнили его.

– Нет, – проговорила королева.

Он продолжал стоять неподвижно. Затем заговорил с лихорадочной дрожью в голосе:

– Отдайте мне его, матушка, я сам убью его.

– Уходи, Талиессин, – попросила королева.

– Вы не отдадите его мне?

– Нет.

В тишине слышно было, как он всхлипывает. Потом звякнул брошенный нож. Талиессин метнулся к матери, упал к ее ногам, пачкая кровью ее шелковые одежды.

– Мама! – кричал он, хватаясь в темноте за ее руки. – Пожалуйста, отдайте! Вы ничего не узнаете, ничего! Вы никогда не увидите его… того, что с ним стало! А завтра я принесу вам внука.

Королева молча отбивалась от него. Теперь он стал сильнее, чем она, а ведь еще несколько лет назад она могла схватить его за руки и удерживать, как бы яростно он ни пытался высвободиться.

А потом все прекратилось. Одним прыжком Талиессин отскочил обратно к порогу. Засмеялся сквозь зубы, наклонился – поднять нож. И выскользнул за дверь.

Комната наполнилась слабым запахом вереска. Королева отдернула штору. Рассветный луч скользнул в опочивальню, озарив цветущие вересковые кусты, выросшие там, где стоял Талиессин.

– Эльсион Лакар, – сказала королева угасшим голосом. – Это несправедливо, несправедливо…

Она сдернула с себя испорченное покрывало, забралась обратно в постель. Слишком давно ее величеству правящей королеве не доводилось плакать. Она и забыла, как это бывает сладко – рыдать на рассвете от обиды, уткнувшись лицом в подушку.

* * *

Талиессин знал, что спит и видит сон, но вместе с тем он явственно ощущал, что в своем сновидении не одинок: как будто некто пробрался в его сон и направляет грезы по совершенно иному руслу. Это ощущение было странным и, пожалуй, неприятным, но вместе с тем оно рождало внутреннюю щекотку, стремление действовать.

Густой воздух был наполнен плывущими коронами. Идти было трудно – приходилось постоянно преодолевать упругое сопротивление. Иногда впереди мелькал Кустер, и тогда Талиессин прибавлял шагу: ему хотелось непременно настичь беловолосого парня, не позволить тому ускользнуть.

Затем Талиессин увидел третьего: это был высокий старик с узким лицом. Свет обеих лун как будто навечно отпечатался на его щеках: левая сторона лица была ядовито-желтой, дряблой, правая – отчаянно-синей, в густой сети резких морщин.

Кустер бежал к старику, протягивая к нему руки и смеясь от радости. Засмеялся и старик. Он повернулся, бросил взгляд куда-то себе за плечо, щелкнул пальцами, и на тропинку выступил вороной конь. Талиессин видел, как лоснится его шкура, как длинная грива ниспадает почти до земли. Кустер вскочил на коня, и почти тотчас оба пропали, а старик повернулся к Талиессину.

– Эй, Гайфье, – сказал старик, – убирайся-ка ты из моего сновидения!

И Талиессин проснулся.

Он был в лесу один. Деревья как будто отступили с поляны, где он заночевал. Никаких следов вчерашнего знакомца на поляне Талиессин не обнаружил. Однако лес точно был медный – тот самый, из сна.

Талиессин зачерпнул росы и обтер лицо, изгоняя ночное смятение. Шрамы на его лице уже поджили, но при любом неловком прикосновении начинали опять кровоточить. Странно – обычно все раны заживали у него быстро. Должно быть, эти растравляла боль, что обитала в его сердце.

Он уселся скрестив ноги, как часто сидел в саду своей матери, в королевском квартале, за первой стеной. Стал думать.

Что еще было странного?

Он точно помнил, что произошло после того, как он в бешенстве выскочил из спальни своей матери. Королева отказалась выдать ему убийцу Эйле. Должно быть, у ее величества имелись веские основания поступить подобным образом. Наверняка не обошлось без ее любимого советчика, главного конюшего – Адобекка.

Талиессин, разумеется, знал, что после смерти принца-консорта, отца наследника, у королевы были любовники. Подобным образом она обзаводилась преданнейшими из своих сторонников. Для мальчика это обстоятельство оставалось в порядке вещей: он никогда не судил свою мать. Она была королевой и к тому же эльфийской дамой; эльфийские дамы иначе смотрят на физическую близость с мужчиной, нежели обычные женщины.

Талиессин не сомневался также и в том, что ни Адобекк, ни кто-либо другой из числа бывших возлюбленных королевы никогда не причинят ей вреда. Адобекк счел правильным оставить убийцу в живых следовательно, Адобекк строит некие планы с участием этого человека.

Но для самого Талиессина не существовало никаких разумных доводов, никаких планов, никаких достаточно важных причин. Он просто желал уничтожить источник своего страдания, все прочее оставалось не важным. Менее всего Талиессин ожидал, что мать откажет ему. В последние годы они не часто сходились за доверительным разговором.

Талиессин, от природы скрытный, с возрастом все больше отдалялся от матери. Он видел, что она печалится из-за этого, но не мог преодолеть собственного характера: то, что происходило в его душе, пока он взрослел, не желало выходить на свет и облекаться в слова.

Мать подсылала к нему молодых людей, которым давала поручение «подружиться» с наследником. Большинство этих превосходных молодых людей добросовестно старались угодить принцу, но он хорошо видел, что на самом деле вызывает у них странное чувство: смесь любопытства и брезгливости. Один только Эмери казался другим. Впрочем, сейчас это не имеет значения.

Талиессин взял с земли ветку и принялся обламывать с нее прутики. Какой-то человек в плаще преследовал принца по улицам столицы. Талиессина забавляла эта игра: таскать за собой неизменного таинственного спутника, из кабака в кабак, из дома в дом, по всем переулкам. Затем Талиессину захотелось внести в эти прогулки некоторое разнообразие, и он спросил незнакомца: «Кто ты?»

Тот назвался Смертью вполне в духе их совместной игры, продолжавшейся несколько недель.

Дальнейшее Талиессину вспоминалось хуже.

Он помнил, как убегал оттуда, где умерла Эйле: ему почему-то казалось, что существует настоятельная необходимость находиться как можно дальше от того места, где осталась Смерть. Как будто расстояние между Талиессином и Смертью имеет какое-то значение.

Из столицы Талиессин уходил пешком вместе с какими-то торговцами. Его, кажется, приняли за забулдыгу, подравшегося накануне в кабаке, и какой-то приказчик, благоухающий свежевыпитой горькой настойкой, осуждающе разглагольствовал о «неразумии младости». Талиессин отмалчивался и при первой же возможности свернул в сторону.

Наконец-то он остался один. Любой проселок открывал перед ним мириады возможностей: он мог избрать любое направление – к любому растению, к любому причудливому пню, к любой деревне. Все яблоки мира были к его услугам, все ручьи королевства, все родники, каждый лист, каждая травинка. Все, что угодно, – по его выбору.

«Ни прошлого, ни будущего, – думал Талиессин. Только я и весь мир для меня».

Несколько долгих мгновений ему казалось, что в этом можно обрести счастье, однако почти сразу же это счастье оказалось лишь подобием подлинника, а затем и вовсе рассыпалось в прах.

Просто одинокий юноша на пыльной дороге, и никого рядом.

* * *

Ночью Талиессина разбудило зарево. Свет разливался по «неправильной» – северной – стороне горизонта; он исходил снизу, с земли, и в этом Талиессин видел злой знак. И даже не с земли, а как бы из-под земли. Огонь из недр, из самых глубин ненависти и страха.

Он поднялся и долго стоял, повернувшись лицом к зареву. Горячий воздух как будто долетал оттуда до Талиессина. Молодой человек ощущал жар очень издалека. Кожу на лице начало покалывать, глаза заслезились, волосы отпрянули ото лба, спасаясь от обжигающего дуновения.

Пожар притягивал взор, как бы ни противилось этому зрелищу сердце, и Талиессин пошел на багровый свет. С каждым шагом ему становилось жарче. Он понял, что, переживая горе в одиночестве, становится ближе к Эльсион Лакар, нежели был прежде: все его чувства обострились.

Это пугало его. Он не видел своего лица и боялся, что на щеках у него выступили эльфийские узоры. Здешние крестьяне могли убить эльфа. Их достаточно запугали и озлобили для подобного поступка.

Талиессин никогда не боялся умереть. Но он боялся умереть не той смертью, которую выберет сам. И меньше всего ему хотелось быть растерзанным ожесточенными мужланами.

Он плотнее закутался в плащ и слился с ночной чернотой.

Дорога сперва шла под уклон, затем начала подниматься. Талиессин без труда находил путь: он неплохо видел в темноте. Зарево становилось все ярче, так что скоро ночь отступила, изгнанная из своих законных пределов. Талиессин увидел полыхающую усадьбу и десятки маленьких черных фигур, бегающих на фоне разверстого огненного чрева.

Слышались громкие хлопки, как будто что-то лопалось, и после каждого хлопка раздавался оглушительный рев, вырывающийся из человеческих глоток.

Талиессин подобрался еще ближе. Увлеченные разгромом люди не замечали его.

Горел деревянный дом, выстроенный причудливо и богато раскрашенный. Рядом с домом Талиессин увидел несколько черных полусфер. Внезапно одна из них взорвалась и послышался звон разбитого стекла.

И тогда Талиессин вдруг вспомнил, что бывал здесь с матерью, очень давно, в детстве.

Это было имение некоего господина Алхвине, землевладельца средней руки, который все доходы от своего небольшого имения вкладывал в оптические лаборатории. Вокруг усадьбы он неустанно возводил сферы из разноцветного стекла. Господин Алхвине сам разрабатывал узоры. Он показывал ее величеству картоны, на которых лично вычертил несколько фигур.

Талиессин закрыл глаза, и тотчас зрелище пожара исчезло: перед взором Талиессина отчетливо встал тот давний день. Мать – она была, как с удивлением понял юноша, намного моложе, чем теперь, в сиянии эльфийской красоты, с двумя толстыми медными косами, с мило косящими зелеными глазами, с большим улыбчивым ртом. Волосы у королевы были недлинные, но очень густые, так что ее косы не лежали на спине и не извивались плавно, как подобало бы, а, чуть изгибаясь баранками, лежали на плечах, и их пушистые хвостики подпрыгивали при каждом шаге ее величества.

Она улыбалась этому господину Алхвине, а он, вне себя от восторга, суетился и демонстрировал все новые и новые достижения своих лабораторий.

Алхвине был невысок ростом, лет сорока с лишком, в черной бороде – ярко-белая проседь. Он нравился Талиессину: принц всегда с любопытством относился к разного рода чудакам. Нынешний Талиессин вдруг догадался: мать нарочно затеяла поездку к господину Алхвине, чтобы развлечь угрюмого подростка, каким был в те годы Дофин. А тогдашний Талиессин ни о чем не подозревал. Воображал, будто королева прибыла сюда для собственного развлечения или, еще хуже, по делу, поскольку намеревалась вручить господину Алхвине высшую степень отличия – Знак Королевской Руки, символ полного одобрения его опытов со стороны королевской власти.

И пока королева любезно слушала разъяснения господина Алхвине, Талиессин рассматривал витражи. Он находился внутри одной из сфер, окруженный пестрым подвижным светом. Каждое мгновение воздух внутри сферы менялся: преобладание зеленых лучей уступало место преобладанию красного или желтого.

Другими становились и изображения на витражах. Они как будто жили собственной жизнью. Сначала Талиессин видел в основном речку, опоясывающую сферу по всему диаметру. Каждый камешек в этой реке горел отдельным световым пятном, каждая лягушка была готова, кажется, ожить и квакнуть. Затем внезапно в глаза начали бросаться цветы, изображенные на стеклянном лугу. Их лепестки, их листья. Чуть позже ожили насекомые и птицы, но тогда погасла река.

А если стоять в самом центре сферы и крутиться, обнаружил Талиессин, то весь стеклянный мир вокруг приходит в движение, и в конце концов становится просто жутко, потому что ты сам перестаешь существовать и превращаешься в наблюдателя, в постороннего, в того, кто только смотрит, но лишен права говорить и действовать.

Королева замечала, что сын ее в восторге. Теперь Талиессин знал это наверняка. Именно поэтому она пожелала заночевать в доме господина Алхвине, хотя до столицы оставалось полдня пути.

Талиессин провел ночь внутри одной из сфер. Смотрел, как чернеет искусственный мир, как извне пронзают его звездные иглы, а затем внутрь властно входят, точно мечи, перед которыми расступается все, широкие лучи двух лун, Ассэ и Стексэ. На их перекрестье, в самом центре сферы, появилось призрачное изображение ладьи с надутым парусом.

Днем господин Алхвине объяснял, как создается это изображение. Показывал схемы и чертежи. Преломление лунных лучей, особые углы, под которыми расположены стекла витража, элементы ладьи, скрытые в узорах, преимущественно в изображении цветов, – все это приводит к проецированию картинки на воздух…

Талиессин же знал тогда только одно: он увидел чудо. Ладья возникла из пустоты, из игры света и цветных стекол. Тихо висела она над головой мальчика, а он стоял, запрокинув к ней лицо, и пестрые пятна, синие и желтые, медленно перемещались по его лбу и щекам. И когда созерцание ладьи начало причинять ему боль, изображение стало медленно таять – ни мгновением раньше. И по этому признаку Талиессин понял: чудо, созданное господином Алхвине, совершенно.

…Наполненная дымом сфера лопнула. Осколки взметнулись в воздух жутким фейерверком; вслед за ними мчались, догоняя их, длинные струи огня. «Если бы в аду устраивали праздники, подумал Талиессин, – они выглядели бы похоже». Безрадостные черные осколки осыпались дождем обратно в пламя. Раз или два сверкнуло цветное стекло, но оно было сразу поглощено огнем.

Талиессин сделал еще несколько шагов и вдруг наткнулся на нечто свисающее с ветки. Он не заметил препятствия, потому что не сводил глаз с пожара.

Юноша отпрянул, капюшон упал с его головы.

Прямо перед его лицом покачивалось лицо господина Алхвине. Оно было перевернуто, черные с проседью волосы свисали к земле – находись господин Алхвине в нормальном положении, Талиессин сказал бы, что они стояли дыбом. Рот господина Алхвине был раскрыт, и Талиессин видел, что зубы у него раскрошены. Пожар отражался в распахнутых глазах.

Талиессин шарахнулся в сторону, а затем побежал. Он скатился с холма, нырнул в чащу леса и бежал не разбирая дороги, пока зарево на северном, «неправильном» краю горизонта не отдалилось настолько, что Талиессин перестал ощущать долетающий от него жар.

* * *

Когда Талиессин добрался до леса, у него был целый мешок краденых яблок, но с каждым разом яблоки оказывались все более кислыми, и в конце концов Талиессин оставил их на одной поляне.

А потом он встретил Кустера. Сейчас он не был вполне уверен в том, что действительно повстречался с реальным человеком. Впрочем, вряд ли это имело большое значение.

Раздумывая над этим, Талиессин постепенно избавлялся от ощущения, оставленного сновидением. И когда последний привкус тревожащего ночного явления исчез, он вдруг понял, что поблизости от него на поляне находится кто-то еще.

* * *

Радихена не знал, как долго он пробыл в тюрьме. Повинуясь распоряжению царедворца, что допрашивал его, стражники принесли пленнику кусачее шерстяное одеяло, бутыль с водой и корзину съестного, после чего закрыли тяжелую дверь и оставили его в темноте.

Больше ничего не происходило. Тьма поглотила Радихену – такая густая, что даже сны не решались ему сниться. Он не столько засыпал в обычном смысле слова, сколько погружался в болезненный обморок. Пробуждению обычно способствовал голод, и тогда он немного ел из корзинки.

Иногда он думал о той женщине, которая пришла к нему в замке герцога Вейенто. О той танцовщице, что пожелала одарить его ласками. Она не была особенно красивой – просто веселой и ужасно живой. От нее удивительно пахло пряностями.

Он пытался вспомнить Эйле, но она опять исчезла из его памяти. Он знал: это не потому, что он убил ее; за свою смерть она на него не сердится. Она знает, что он вовсе не собирался ее убивать. Очевидно, дело в другом: ни при жизни, ни после смерти Эйле не может принадлежать ему. Даже на воспоминания о ней он не имеет права. И в конце концов Радихена смирился с этим.

Корзинка опустела, бутыль с водой иссякла, но в камеру больше никто не приходил.

Глава вторая

УБИЙЦЫ ПРО ЗАПАС

Уида стояла у раскрытых клавикордов и била пальцем по одной и той же клавише: раз, другой, третий… десятый, двадцатый… Одинокая нота наполняла весь дом Адобекка, все пять этажей узкого здания, втиснутого между другими подобными же строениями. Ни одна комната не осталась не потревоженной, повсюду проникал резкий звук, в котором слышалось то отчаяние, то попытка успокоения, то печаль, то ярость.

Грусть расплывалась по хорошеньким старинным портретам, вывешенным в маленьких столовых, – на первом этаже, возле кухни, и на пятом, у спальни самого хозяина дома, господина Адобекка. Беспокойно вздрагивали цветы в широких деревянных ящиках, украшающие кабинет – самую светлую комнату дома. Скупо разбросанные по стенам солнечные пятна как будто начали перемещаться, сгоняемые с места назойливым повторением ноты. Шевелились листки бумаги на столе Адобекка, жались друг к другу нотные знаки в тетрадях Эмери, сползались плотнее и спутывались нитки в вышивальных корзинах Ренье, любителя рисовать иглой.

Дом звенел тревогой, а нота все звучала и звучала.

Эмери долго стоял у двери комнаты, где находилась Уида, не решаясь войти. Эльфийская дева, которую он нашел ради принца Талиессина, продолжала оставаться для молодого человека загадкой. Прежде всего потому, что он не слышал в ней музыки.

Эмери мог найти музыку во всем: в стуке капель, в шагах за окном, в ругани возчиков, в выкликах торговок. Он слышал мелодию каждого человека, которого встречал, и всегда мог наиграть главную музыкальную тему любого из своих знакомцев.

Из-за своего дара Эмери почти никогда не ошибался в людях: чуткое ухо мгновенно улавливало фальшь, отступление от мелодии.

Но Уида в присутствии Эмери «молчала». Для нее он не находил музыкальной темы.

Эмери отказывался поверить в то, что эльфийская дева не обладает собственной музыкой – такое было бы, с его точки зрения, просто невозможно. Она скрывалась от него, это вернее. Будь она чужда музыке, она никогда не вложила бы в одну-единственную ноту столько смысла и силы.

Наконец он вошел.

Уида обернулась на звук шагов, чуть раздвинула губы в улыбке.

– Я звала тебя.

– Знаю, – проворчал он. – Что ты хотела сказать?

– Ты разозлился.

Она отошла от клавикордов, уселась в кресло, лениво пролистала тетрадь с нотными записями. Отбросила в сторону.

– Где мой жених?

Эмери наклонился, поднял тетрадь. Женщина наблюдала за ним с усмешкой. Она была сейчас некрасива: очень темная, растрепанная. Потертый корсаж едва стягивал длинную бесформенную рубаху с рукавами, распущенные завязки болтались.

– Куда подевался мой жених? – повторила Уида.

Эмери остановился перед ней. Она запрокинула к нему лицо, и он увидел злые огоньки в ее глазах.

– Он сбежал, верно? – сказала Уида. – Удрал. Он от меня удрал, да?

– Уида, – проговорил Эмери, – скажи, почему я не слышу твоей музыки?

Она не изменила ни позы, ни выражения лица. Так и осталась сидеть, точно крестьянка, разбирающая ягоды для варенья, с расставленными коленями, а лицо ее было плаксивым и недовольным.

– Если ты ее услышишь, ты влюбишься, – ответила она с кривой ухмылкой. – А я обещана не тебе, а наследнику престола. Для чего тебе страдать, Эмери? Из страдания ничего хорошего не выходит. Моя музыка предназначена только для моего жениха, а он сбежал. Как ты думаешь, что это значит? Ему уже донесли, что я нехороша собой и что нрав у меня гадкий?

– Думаю, он вообще о тебе ничего еще не знает, – ответил Эмери. Он был слишком поражен ее признанием, чтобы думать сейчас о Талиессине.

Она взяла его за руку:

– Королева тоже не должна пока знать, да? Никто не должен?

– Уида, – Эмери растерянно прошелся по комнате, погладил мимоходом крышку клавикордов, – скажу тебе все как есть. Та девушка, возлюбленная Талиессина, она умерла, и я не представляю себе…

– Лучше ответь, – перебила она, – как ты считаешь: теперь Талиессин в безопасности?

Эмери уставился на нее удивленно:

– Поясни.

– Сколько убийц подослал к нему, по-твоему, герцог?

– Одного…

Она резко щелкнула пальцами.

– Ладно, Эмери, будем рассуждать по-другому. Предположим, тебе нужно убить принца Талиессина. Непременно нужно, понимаешь? Обязательно. Сколько убийц ты отправишь к нему? Одного?

Эмери молчал.

– Куда он уехал? – спросила Уида мягче. И добавила: – Я не хотела тебя обидеть.

– Ты не обидела меня… Никто не знает, куда он сбежал.

– У него есть цель?

– Уида! – закричал Эмери. – Я пытаюсь тебе объяснить: Талиессин почти мальчик, и он только что потерял возлюбленную, которая умерла вместо него. Какая у него может быть цель?

– Не знаю. – Она пожала плечами. – Разделаться с врагами, например. Взойти на престол вопреки всем их интригам. Мало ли какая цель может быть у молодого человека.

Она переменила позу, устроившись в кресле с ногами, и добавила:

– Я ведь должна полюбить его.

* * *

Господин Адобекк проснулся в своей роскошной кровати под балдахином и, едва открыв глаза, ощутил нечто неладное. Тяжелые занавеси балдахина шевелились, хотя никаких сквозняков в комнате не было: об этом тщательно заботился Фоллон. Адобекк потянул за шнур, раскрывая занавеси, и в первое мгновение застыл от ужаса: прямо на него смотрело бледное лицо.

Лицо улыбалось. Затем руки в шелковых белых перчатках ухватились за стойки балдахина, мелькнули ноги в чулках и взвихренные кружевные юбки: исполнив акробатический прыжок, некая юная дама с обезьяньей ловкостью спрыгнула с балдахина и предстала перед Адобекком.

Дама была преступно молода и явно злоупотребляла косметикой: гигантские тени окружали ее глаза, кроваво-красные губы были искусственно увеличены почти в два раза, а алые точки румян на скулах производили впечатление чахоточного румянца.

Волосы дамы были убраны под покрывало, а платье являло собой нечто среднее между разудалым пеньюаром и погребальным саваном.

– Мы, озабоченные представительницы благотворительного общества попечения о бедных преступниках, встревожены отсутствием сведений касательно известного вам убийцы, – тонким голосом заговорила дама.

– Ренье! – взревел Адобекк, могучим пинком отбрасывая одеяло и вскакивая. – Какая чума занесла тебя на мой балдахин?

– Я уже говорила вам, сударь, что мы, озабоченные представительницы… – пропищал Ренье.

– Проклятье, ты испугал меня… – Адобекк уселся на кровать и энергично потер лицо ладонями.

– Так и было задумано, дядя, – признался Ренье.

– Ты что, провел там всю ночь? – Адобекк глянул на Ренье с подозрением.

Племянник поспешно затряс головой.

– Нет, дядя, что вы! Я дождался, чтобы та госпожа покинула дом, и только после этого… э…

Адобекк тихо зарычал сквозь зубы. Ренье засмеялся.

– Но ведь это вполне естественно, дядя!

– Да, – сказал Адобекк. – Неестественно переодеваться женщиной и забираться на балдахин постели королевского конюшего. Вот это неестественно, Ренье.

– Между прочим, никакого Ренье не существует, – сказал юноша, щурясь. – Вряд ли мои выходки повредят вашей репутации.

– Не повредят, если не выйдут за пределы этого дома.

– Должен же я был удивить вас, дядюшка… Так что с преступником? Мы, озабоченные благотворительницы, весьма озабочены. И даже решились на крайние меры, потому что вы упорно молчите, а никто другой ничего не знает.

– Ты почти убедил меня дать тебе ответ, – вздохнул Адобекк. Он посмотрел на племянника и фыркнул: – Проклятье, я не могу с тобой разговаривать!

– Почему? – удивился Ренье и склонил голову набок.

– Потому что меня не оставляет ощущение, будто я откровенничаю в борделе.

– Вы посещали бордель, дядя? – изумился Ренье.

– Я бывал в самых разных местах, дитя мое, – веско ответил Адобекк. – Когда ты поймешь, что такое долг, ты поймешь и это.

– А, – сказал Ренье.

Адобекк вздохнул.

– Слушай и запоминай, глупая женщина, и, быть может, наука старого Адобекка когда-нибудь пригодится и тебе. Очень давно я взял себе за правило никогда не принимать решений сразу. Трудно судить о человеке вот так, по первому впечатлению. И даже в тех случаях, когда поступки означенного человека, казалось бы, вопиют – даже и тогда можно ошибиться.

– Вы говорите о нашем убийце?

– Да.

– Он еще жив?

– Вот именно, – сердито сказал Адобекк. – И в немалой степени потому, что я попросил королеву сохранить ему жизнь.

– Почему?

– Нет ничего проще, чем отдать приказание удавить его в тюрьме… Но это было бы бессмысленно, – сказал Адобекк. – Чем больше я думаю о нем, тем меньше привлекает меня подобный исход.

– Объяснитесь, дядя.

– Нет, это ты объяснись, Ренье! – вспылил Адобекк. – Чего ты добиваешься?

– Скажу потом. Сперва вы.

Адобекк пожевал губы, вытащил из-под подушки несколько липких фиг и сунул их в рот.

– Иногда по утрам хочется сладкого, – пояснил он. – У меня даже голова кружится, так велика моя потребность в сладком, а подобные потребности следует удовлетворять, не медля ни мгновения.

– Понимаю, дядя.

– Одного понимания мало для того, чтобы я согласился поделиться с тобой фигами, – предупредил Адобекк.

– Ну, это я так, чтобы подластиться, – отрекся Ренье.

– Гибкость хорошее качество для придворного, – одобрил Адобекк. – Так вот, этот парень, Радихена, попал между двумя жерновами.

– Вы имеете в виду королеву и герцога Вейенто?

– Я имею в виду его мужланское невежество и те крохи образованности, которых он успел нахвататься, – оборвал Адобекк. – Я не так примитивно мыслю, как ты, Ренье! Ты глуп даже для женщины.

– Для того я и задаю вопросы, дядя, чтобы поумнеть.

– Опять льстишь. – Адобекк хмыкнул. – Из тебя выйдет толк. У меня имеются некие планы насчет этого Радихены. Пока еще весьма неопределенные. Для начала я хочу, чтобы он связывал свое будущее со мной и моим расположением к нему… Ладно. Выкладывай, с чем пожаловал.

– Мы, то есть Эмери, Уида и я, мы считаем, что Вейенто подослал к Талиессину не одного убийцу, а нескольких. Радихена нам ясен, а вот о тех, кому поручено завершить незаконченное им, – об этих мы не знаем ничего.

– Я тоже предполагаю наличие так называемых дополнительных убийц, – сказал Адобекк. – Что дальше?

– Возможно, имеет смысл спросить об этом Радихену, – сказал Ренье. – Не исключено, что ему что-то известно. Что-то более содержательное, чем наши предположения.

Адобекк уставился на племянника. В утреннем свете отчетливо вырисовывались все морщины на мясистом лице старого царедворца, видны были мешки под глазами, тяжелые складки у рта.

– Вы очень умны, ты, Эмери и Уида. Пожалуй, я сойду в могилу спокойный за будущее королевства, – сказал Адобекк. – Но, видишь ли, Ренье, я не мог просто так прийти к Радихене и начать задавать ему вопросы.

– Почему?

– Потому что Радихена еще не готов отвечать мне. Потому что он пока еще не начал видеть свое будущее. И уж тем более не научился связывать его с моими возможными благодеяниями. Говоря проще, он не созрел. По моим сведениям, ты совсем недавно был ребенком и, следовательно, не забыл еще, что бывает, если съесть десяток зеленых яблок.

Ренье сказал:

– Ну, разное бывает… Иногда и без последствий обходится.

Адобекк поискал под подушкой, но фиги закончились, поэтому королевский конюший вытер руки о покрывало и стал озираться в поисках одежды.

– Вам подать приборы для умывания, дядя? – спросил Ренье, уловив этот взгляд.

– Нет, я позову Фоллона… Потом, когда ты наконец меня покинешь. Почему-то мне не хочется, чтобы слуги видели, как из моей комнаты выходит столь отъявленная женщина.

– Но ведь это естественно, дядя!

– Вторая за ночь!

– Это только сделало бы вам честь, дядя.

– Чума на твою голову, Ренье! Ты можешь в конце концов объяснить мне, для чего ты вырядился столь чудовищным образом?

– Чтобы вы захотели со мной разговаривать, дядя.

* * *

Когда дверь в камеру Радихены отворилась, пленник даже не поднял головы. Адобекк рассчитал верно: заключенный был достаточно слаб, чтобы представлять собой угрозу даже в том случае, если господин Адобекк останется с ним наедине.

А королевский конюший желал поговорить с пленником без свидетелей. Стражник не стал возражать. Опасности действительно не было, и не столько потому, что Радихена изголодался, сколько потому, что он нал духом.

Пока в камере меняли солому на свежую, пока приносили стул для господина Адобекка, Радихена лежал, забившись в угол, и не поворачивал головы.

– Он там, часом, не помер? – спросил стражник с озабоченным видом. Он принюхивался, пытаясь понять, не с трупом ли имеет дело.

– Мертвецы так не смердят, если ты об этом, – сказал Адобекк. – Поверь мне, они источают гораздо менее гнусный запах. По крайней мере поначалу. Живое всегда менее привлекательно – кстати, вот очередная загадка мироздания.

И извлек из манжеты душистый носовой платок.

Наконец все было устроено, и господин Адобекк вступил в камеру. Он расположился на стульчике. Вслед за тем внесли бутыли с чистой водой и корзины со свежим хлебом, целой сырной головкой, сушеными фруктами и ветчиной.

Стражник поставил факел в специальное отверстие в стене и закрыл дверь. Адобекк остался один на один с пленником.

– Можешь пошевелиться, – сказал он небрежно. – Сядь и повернись к свету, только будь осторожен, не то глаза разболятся.

Радихена не двигался.

– В чем дело? – осведомился Адобекк. – У меня мало времени, так что изволь слушаться. Не стану же я сидеть здесь и любоваться твоей спиной.

– Почему? – шепнул Радихена.

– У меня найдутся способы исправить твое поведение. Делай, что велят, и не рассуждай.

Радихена с трудом выпрямился и сел.

– Вы принесли еду? – хрипло прошептал он.

– Я распорядился о том, чтобы тебе принесли еду, – поправил Адобекк внушительно. – Будешь есть, когда я уйду. Не хватало еще мне смотреть, как ты чавкаешь.

– Меня обучали хорошим манерам, – сообщил Радихена.

– Возможно, я сумею оценить их – потом, – сказал Адобекк. – Обычно голодные люди не в состоянии помнить о манерах. Я знавал лишь одного или двоих – разумеется, чрезвычайно хорошего происхождения, – кто сохранял изысканность поведения в ситуациях, сходных с твоей… Сидеть! – прикрикнул он на Радихену, который двинулся было к корзине. – Сидеть и отвечать на мои вопросы!

Радихена замер. Он медленно открыл глаза и посмотрел на Адобекка. И тогда господин Адобекк сменил тон. Негромко спросил:

– Ты скучаешь здесь?

Подумав, Радихена ответил:

– Иногда – очень…

– Я думал о тебе, – сказал Адобекк. – Видишь ли, Радихена, ты опасен и плох не тем, что ты сделал, а тем, чего тебе сделать не удалось…

Радихена смотрел на корзину с припасами, с трудом подавляя дрожь. Затем он заметил, что Адобекк наблюдает за ним, и через силу сказал:

– Да.

– Подумай вот над чем, Радихена: один ли ты должен был отправиться в столицу, чтобы совершить убийство.

– Я не понимаю. – Пленник покачал головой. – Его сиятельство герцог лично говорил со мной. Он обещал мне…

– Да, я знаю, что тебе обещал его сиятельство, но спрашиваю о другом: были ли у тебя сообщники.

– Не знаю, господин, – уныло сказал Радихена.

– Когда мужчина говорит «не знаю», это звучит еще отвратительнее, нежели «нет» в устах женщины, – назидательно произнес Адобекк. – Давай притворимся, что ты не давал мне этого ответа. Попробуем еще разок. Тебе известны люди, которым поручено закончить то, что не удалось закончить тебе?

– Я не… – Радихена поперхнулся и замолчал, обреченно глядя на корзину с едой.

– Ты прав, дитя мое, я велю унести отсюда корзину, если ты не ответишь правильно, – одобрительным тоном заметил Адобекк. – Итак, в третий раз.

– Его сиятельство ничего не говорил мне о том, что подобные люди существуют, – сказал Радихена.

– Уже лучше.

– Однако я и сам предполагал, что такое может быть.

– Прекрасно.

– А иногда, – продолжал Радихена, – особенно сразу после пробуждения, рано утром, мне думалось: что мешает его сиятельству пустить по моему следу других убийц? Таких, чтобы убрали меня после того, как я сделаю свое дело.

– Для мужлана ты на удивление ясно мыслишь, – одобрил Адобекк. – Скажу более: ход твоих мыслей поистине достоин самого герцога Вейенто. Должно быть, он неплохо натаскал тебя, если ты научился соображать так подло.

– Простите, господин, – проговорил Радихена безразличным тоном, – я сказал вам все, что мне было известно.

– Итак, мое предположение касательно еще одного убийцы, посланного одновременно с тобой, не лишено оснований, – заключил Адобекк.

Радихена помолчал немного, осмысливая услышанное, а после молча кивнул.

– Хорошо. – Адобекк встал. – Как насчет его имени?

Нет, – сказал Радихена. И прибавил: – Возможно, не один человек, а двое или даже трое. Хотя двое – вероятнее.

– Я кое-что тебе принес, – сказал Адобекк. Он раскрыл плащ и извлек из-за пояса небольшой плоский сверток. Положил его на стул, с которого только что поднялся. – Возьми, это тебе.

Радихена спросил:

– Можно?

– Да-да, – нетерпеливо ответил Адобекк. – Разговор окончен, теперь можно.

Одним скачком пленник переместился к стулу и схватил сверток. Адобекк наблюдал за ним из-под опущенных век. Любопытство оказалось в Радихене сильнее голода.

Ткань, в которую был завернут подарок Адобекка, полетела на пол, и Радихена увидел, что царедворец принес ему книгу. Пленник медленно перевел глаза на Адобекка. Господин королевский конюший не вполне был уверен в выражении этих глаз. И быстро проговорил, скрывая смущение:

– Это стихотворные описания разных чудесных существ: грифонов, единорогов… О них существует много любопытных легенд.

– Как я буду читать, мой господин, – тихо сказал Радихена, – если в камере совсем темно? Не оставят же мне факел; да он ведь скоро погаснет…

– А, хорошо, что напомнил, – отозвался Адобекк, запуская руку за пазуху и извлекая еще один сверточек, поменьше. – Это тоже для тебя.

Он вложил второй подарок прямо в руку Радихене – впервые их пальцы соприкоснулись.

– Что там?

– Светлячок. Довольно яркий. Он будет светить, пока у него не закончится брачный период, не меньше месяца. Успеешь дочитать книгу.

Радихена быстро откинул уголки платка, опустил голову и уставился на светящуюся точку у себя на ладони. Голубоватые огоньки замерли на лице Радихены, изменяя его черты. Не отрывая взгляда от светляка, он спросил:

– Зачем вы все это сделали, господин?

– Ты мне нужен, – ответил Адобекк.

– Для чего?

– Не веди себя нагло, – предупредил Адобекк. – У меня дома полным-полно предметов, которые могут мне пригодиться: они лежат себе на полках и не задают вопросов. Советую тебе благоразумно следовать их примеру.

Он забрал факел и направился к двери. Радихена спрятал светляка в ладони. Он сделал это без малейшего намека со стороны царедворца, и тот одобрительно отметил догадливость пленника.

Стражник раскрыл дверь, выпуская Адобекка. Уже на пороге царедворец повернулся к Радихене.

– Кстати, не вздумай садиться на мой стул. Пусть остается здесь – я желаю иметь собственную мебель в комнатах, которые намерен посещать время от времени. Ты хорошо меня понял, Радихена? Не прикасайся к моей собственности!

* * *

– Эльфы умеют подсматривать чужие сны, – сказал старший из всадников младшему.

– Боишься – не берись, – отозвался младший.

Старший отмолчался.

Поручение пришлось не по душе обоим, но отказываться было поздно.

– Как вышло, что нас втянули в это дело? – снова заговорил младший.

– Ты знаешь, – бросил старший.

И они опять замолчали.

Старшего звали Сафрак, младшего Алатей. Сафрак был высоким, белокурым, с открытым, сразу располагающим к себе лицом. Алатей – коренастый, с вьющимися темными волосами и низким лбом, отличался поразительной способностью держаться в тени, так что Сафрак иногда дразнил товарища, называя его гномом, хотя это и было неправдой. В жилах Алатея текла только человеческая кровь, без примеси какой-либо иной.

Несмотря на разницу во внешности, они были отдаленной родней, более того – молочными братьями: когда мать Алатея умерла при родах, Сафраку было полгода от роду, и мать белокурого парня взяла к себе второго мальчика: молока у нее хватило на обоих.

Ни Сафрак, ни Алатей не хотели работать в шахтах и, когда вошли в возраст, не стали подписывать контракт. С ними поступили так, как обычно поступали во владениях герцога с юношами, не желающими подписывать контракт, то есть попытались уговорить. Расписывали прекрасное будущее, которое ожидает их по исполнении контракта. Угрожали нищетой. Обещали даже вышвырнуть за пределы герцогства.

Наконец за братьями явилась герцогская стража, и обоих упрямцев заперли в подвале ратуши того небольшого городка, где оба выросли. Охраняли братьев не слишком тщательно: их и в тюрьму-то посадили больше для того, чтобы запугать, – это было обычным делом, если человек настаивал на своем праве отказаться от контакта.

Пытаясь освободиться, они случайно убили стражника и бежали. Их поймали недалеко от границы и препроводили к замку Вейенто.

С того дня началась их новая жизнь. Как и Радихена они перешли в безраздельное и бесконтрольное распоряжение его сиятельства и сделались исполнителями его воли.

– Что мы должны были сделать? Мы должны были зарезать этого крестьянина, – сказал Сафрак. – Радихена убивает принца, мы убиваем Радихену – и никто ничего не знает. Мы не обязывались пустить кровь принцу. Знаешь, что мне кажется? Мне кажется, это опасно.

– Что опасно? – недовольно поморщился Алатей.

– Прикосновение к его крови. Ну, принца.

– Я тебе объяснял несколько раз, что это обычное суеверие, – сказал Алатей. – Эльсион Лакар умирают точно так же, как и настоящие люди.

Из двоих молочных братьев Алатей один был грамотен; Сафрак упорно не желал обучаться чтению и письму, считая, что это ослабляет руку и делает глаз менее верным.

– Люди попусту не говорят, – стоял на своем Сафрак.

– Люди глупы и часто болтают попусту, – возразил Алатей.

Они ехали по проселку, мимо цветущих садов и виноградников, стекающих по холмам в долину. Талиессин опережал их дня на два. Торопиться смысла не было: след принца хорошо читался на дороге. За годы службы молочные братья выследили для герцога не один десяток человек: некоторых они похищали и доставляли в замок, об иных лишь собирали сведения, третьих попросту убивали, и ни разу еще у них не случалось ошибок.

Не будь Талиессин потомком Эльсион Лакар, он считался бы чрезвычайно простой добычей. Принц не пытался изменить внешность или хотя бы разжиться другой одеждой. Он шел пешком, ночевал в сараях, под заборами – его видели крестьяне. В одном саду он утащил целый мешок яблок. Это тоже видели, да только преследовать не стали. Не такая уж великая ценность мешок яблок, чтобы гоняться за незнакомцем, который может быть вооружен.

– Ты видел когда-нибудь магию Эльсион Лакар? – спросил Сафрак.

– Сам знаешь, что нет, ответил брат рассеянно. Я вообще сомневаюсь в том, что подобная магия существует. В отличие от суеверов я не верю в магию. Только в очевидные и доказанные факты. И тебе советую, громила.

– А в твоих книгах про это что пишут? – настаивал Сафрак. – Ты ведь читал. Даже пересказывал как-то.

– Не помню… Ничего существенного. Легенды, предания, истории любви. Словом, разные глупости.

– Но летать-то они умеют, эти эльфы.

– Эльфы не летают, – сказал Алатей. – Они левитируют. Висят в воздухе.

– Зачем?

– Нравится им. Кстати, это умеют не только Эльсион Лакар. Некоторые аристократы с юга – тоже. Этому даже учат в их академии. Так что ничего магического или особо эльфийского в этом нет.

Сафрак помолчал, а после заметил:

– И все-таки если Ассэ столкнется со Стексэ, будет одна большая луна.

– Вообще никакой луны больше не будет, – сказал Алатей.

Они спорили о лунах с тех самых пор, как их умы смутил торговец книгами. Тот человек, черноусый, с горящими черными глазками, размахивал пачкой тонких книжек и кричал сухим, неживым голосом, точно скрипучее дерево в лесу:

– А вот если Ассэ падет на Стексэ! Новейшие расчеты!

Алатей купил «новейшие расчеты» и изучил их. Из книжки следовало, что столкновение лун неизбежно, после чего – приводились диаграммы – произойдут наводнения, землетрясения, исчезновение обеих лун и прочие бедствия.

Сафрак, с которым брат поделился прочитанным, считал, вопреки расчетам, что после столкновения луна будет одна, но большая. Он немного колебался касательно цвета этой грядущей новой луны. Как-то раз он пригласил брата полюбоваться на научный опыт.

В прозрачный сосуд Сафрак налил воду, окрашенную желтым. Затем из стакана добавил туда синюю воду. Цвет смеси получился отвратительно грязным.

– Вот, – сказал Сафрак, – полагаю, после столкновения единая большая луна приобретет вот такой окрас.

– Не будет никакой единой большой луны! – закричал Алатей. – И хвала небесам за это, потому что лучше жить вовсе без луны, чем с эдаким кошмаром над головой!

– Да? – Сафрак посмотрел на сосуд, который держал в руке, поболтал его. И добавил не без отеческой гордости за свое творение: – А мне даже нравится.

Спор о двух лунах был единственным вопросом, где мнения братьев расходились. Необходимость убить одного из Эльсион Лакар стала второй такой темой.

– Положим, я боюсь, – сказал Сафрак с некоторым вызовом. – Ну и что? Я этого не скрываю. По крайней мере от тебя. Эта ядовитая гадина, принц Талиессин, – настоящая отрава для королевства. Все так говорят, и его сиятельство – первый.

– И поэтому мы обязаны избавить от него нашу прекрасную страну, – заключил Алатей. – Коль скоро дурак Радихена не справился с работой.

– Как вышло, что он провалил дело? – с досадой проговорил Сафрак. – Чума на его пегую башку! Я всегда подозревал, что этот недоносок ни на что не годен.

– Если подозревал, почему не предупредил?

– Я предупреждал, да кто меня слушает? Ты же сам громилой называешь, – заметил Сафрак.

Алатей рассудительно произнес:

– Его сиятельство все предусмотрел. Так?

Сафрак кивнул.

– Если мы не будем верить в предусмотрительность его сиятельства, – продолжал Алатей, – мы закончим свои дни так же, как Радихена.

– А как он закончил свои дни? – заинтересовался Сафрак. На его широкоскулом лице появилась насмешливая ухмылка. Он сощурил глаза, по лбу пробежали густые морщинки. – Тебе и это известно, умник?

– Полагаю, его уже удавили, – уверенно сказал Алатей.

– Полагаешь?

– Он попался на месте преступления, его схватили прямо над трупом девчонки – и с тех пор о нем ничего не известно. Как ты сам-то думаешь, что с ним сделали?

Сафрак молчал.

– Ну вот лично ты – что бы ты с ним сделал? – уточнил Алатей.

Сафрак сказал:

– Зарезал бы в тюрьме, без лишних слов и огласки… Мне другое непонятно: как вышло, что он испортил все дело? Держался вроде бы хорошо, действовал правильно. Узнал о жертве все. Изучил его привычки. Выводил из себя, преследовал, нарвался на драку… Ну, убил он по глупой случайности эту девицу. Что ему мешало после этого ткнуть ножом принца и сбежать?

– Ты же сам сказал: глупость, – фыркнул Алатей. – Глупость и ничто иное. Холопом он был, этот Радихена, холопом и подох. Все южане одинаковы, рабство у них в крови. Хоть сколько лет в герцогстве проведут, все равно рано или поздно вылезет холопское мурло. А нам теперь доделывать за него работу. Спасибо Талиессину, удрал из столицы. Здесь нам будет проще до него добраться.

– Мы умрем, – помолчав, сказал Сафрак. – Я это чувствую.

– Ты суеверен, как крестьянин, – поморщился Алатей. – Талиессин, братишка, – просто-напросто мальчишка-выродок. Мы без особых хлопот отправим его под землю. Тебе лишь не следует видеть в нем человека, только и всего.

Сафрак поморщился. Любой, кого они с братом убивали, никогда не представлялся им человеком в полном смысле слова, ровней им самим: это была добыча.

– Да ведь он и не человек, – сказал Сафрак, – в этом-то все и дело… Нетрудно представить себе человека – не человеком; а как быть с нелюдью?

– С нелюдью будет еще легче, – уверенно произнес Алатей.

– Не уверен, – пробормотал Сафрак.

* * *

Они остановились на краю леса. Здесь отчетливые следы Талиессина терялись, но так было еще интереснее.

Пока молочные братья шли за Талиессином по проселкам, они успели многое узнать о своей будущей жертве. Алатей особенно любил эту часть их работы. Буквально из ничего, из ничтожных мелочей, подхваченных по пути, складывать в пустоте некий мозаичный образ, а после при встрече смотреть, как восполняются недостающие части картины, – и в тот миг, когда все встает на свои места, когда образ делается полнокровным и живым, нанести смертельный удар. Создание целостности – и окончательное завершение.

– Что мы знаем о Талиессине? – задумчиво промолвил Алатей.

Он уставился на ветку ближайшего дерева. Ветка чуть покачивалась, как бы соглашаясь с каждым произнесенным словом.

– Выродок Эльсион Лакар, – пробурчал Сафрак.

– Это нам сообщили, – отмахнулся Алатей. – Я говорю сейчас о том, что мы поняли о нем сами.

– Молод.

– Не считается. Это тоже было известно заранее.

– По-настоящему молод, – настаивал Сафрак. – То есть неопытен и глуп.

– Согласен, – кивнул Алатей. – Кроме того труслив.

– Похоже на то…

– Нелюдим. Украл яблоки, вместо того чтобы попросить их.

– Боится людей?

– Возможно.

– Недоверчив. Предпочитает одиночество. Легко переносит голод.

– Кстати, о голоде: скорее всего, сейчас он довольно слаб – давно не ел.

– Насчет фехтования нас предупреждали, – заметил Алатей. – У него были неплохие преподаватели.

Сафрак сморщил нос.

– Я готов признать, что преподаватели у него были хорошие, но это еще не делает Талиессина серьезным противником. Ослабел – раз. Утратил волю к жизни – два.

– И ушел из столицы с одним только ножом – три, – смеясь, добавил Алатей. – Очко в твою пользу, братишка. Фехтовальщика из него сейчас не получится.

– Как будем действовать?

– Убьем из засады, – решил Алатей. – Благородство проявлять не будем.

Они посмотрели на лес, куда им предстояло войти. Деревья росли так, словно их нарочно высаживали, – на расстоянии друг от друга. Никакого кустарника, никакого подлеска. Ровные стволы и слой опавших листьев и хвои на земле.

– Куда же он пошел? – Сафрак сунул толстый палец в ухо и повертел. Прочищает голову, – весело заметил он. От его дурных предчувствий не осталось и следа.

– Разделимся, – предложил Алатей. – Он где-то здесь, в лесу. Нам не обязательно нападать на него вдвоем. Первый, кто найдет Талиессина, справится сам и позовет второго.

Они тихонько посмеялись и развели коней; Алатей двинулся правее, Сафрак – левее. Талиессин находился поблизости, и один из двоих молочных братьев непременно натолкнется на него. Рано или поздно это случится.

Глава третья

МЯТЕЖНИКИ

Сафрак спешился, привязал коня. Настороженно огляделся по сторонам. Поляна, где он стоял, была пуста, но, судя по оставленным следам, тот, кого выслеживали, покинул ее совсем недавно. На земле еще белели свежие крошки хлеба – птицы не успели их склевать. Опавшие листья, устилавшие землю, были смяты и сдвинуты: там сидели, лежали, ерзали, ворочались.

Сафрак раздул ноздри. Тишина входила в его уши, но теперь это была совсем другая тишина – в ней Сафрак улавливал чье-то близкое дыхание.

Он первым нашел Талиессина. Добыча рядом. Нужно лишь протянуть руку и взять.

Звук чужого дыхания смолк. Тот, спрятавшийся, почуял опасность. Сафрак беззвучно засмеялся. Его открытое, доброе лицо пошло морщинками, какие появляются с годами у человека, привыкшего улыбаться. Светлые глаза сощурились, как будто Сафрак оценил чужую шутку.

Он обошел поляну кругом, двигаясь пружинящим шагом, странно легким для такого рослого, громоздкого человека.

Никого и ничего. Звук дыхания становился то ближе, то дальше; иногда затихал совсем, но потом всегда возобновлялся. Несколько раз Сафраку чудилось, будто некто смотрит прямо ему в затылок, но, обернувшись, не замечал никого. Даже тени не шевелились на поляне, и ни одна веточка не колыхнулась.

«Эльфийская магия? – подумал Сафрак смятенно. – Но ведь магии не существует… Они умеют левитировать. И это все. Но левитация не магия, она не имеет отношения к колдовству. Никакого отношения к колдовству. Никакого. И здесь никто не левитирует. Для этого нужна ночь. Кажется, да – нужна ночь, непременно. Две луны. Пока они еще не столкнулись… Две луны, две».

Что-то прошуршало у него за спиной. Сафрак резко обернулся. На сей раз он увидел нечто. Какое-то смутное движение воздуха, сероватая тень, скользнувшая и исчезнувшая в тот же миг. Как будто здешний мир на мгновение застыл, расступился и явил Сафраку крохотную часть мира иного, а после снова задвинул перед его глазами непроницаемый занавес.

Сафрака кинуло в жар. Он шумно выдохнул и несколько секунд стоял неподвижно. Все вокруг выглядело прежним: равнодушное шевеление зеленых крон в вышине, роскошь древних медных стволов, тусклое мерцание умерших листьев под ногами. Две-три бабочки в солнечном луче сверкнули и исчезли.

Чужое дыхание стало откровенным. Тот, кто таился поблизости, перестал наконец прятаться и подошел к Сафраку вплотную.

Сафрак резко повернулся и встретился взглядом с пустотой. А затем на стволе одного из деревьев дерзко распахнулись раскосые зеленые глаза.

* * *

Талиессин заметил всадника и испугался. Юноша не знал, кто этот всадник, понятия не имел о том, что он делает в лесу; и все же испугался.

Талиессин не мог объяснить разумно, что вызвало у него этот страх. Он вел себя как испуганный зверь: таился и не нападал, покуда его не загнали в угол.

Талиессин спрятался. Прижался к стволу дерева и принялся наблюдать за всадником украдкой. Красивый человек. Приятное лицо, хорошее сложение. Наверное, мужчины охотно завязывают с ним дружбу, а женщины легко пускают в свою постель.

И едва Талиессин подумал об этом, как незнакомец вызвал у него острую неприязнь. Должно быть, в Талиессине начала действовать зависть, а у зависти самые зоркие глаза, какие только можно вообразить. И тотчас он заметил жесткую складку у рта чужака и то, как тот озирается по сторонам. Мгновенная догадка: чужак ищет Талиессина, чтобы убить. Мысль пришла и сразу утвердилась; Талиессин был убежден в том, что не ошибается.

Еще одна навязанная ему смерть. Сперва Радихена, теперь этот незнакомец. Неужели ему все-таки суждено быть зарезанным в лесу, бесславно, тайком? Нет уж. Куда лучше помереть от обжорства на каком-нибудь пиршестве, устроенном по почину господина Адобекка, прилюдно, под грохот шутих и фейерверков! Что угодно лучше, чем подобный конец.

Талиессин усмехнулся, представив себя багровым, с выпученными глазами и торчащим изо рта рыбьим хвостом, в разноцветных огнях веселого взрыва, и почти сразу почувствовал, что страх отступает.

Он замер. С удивлением быстро проверил всего себя, как бы мысленно пробежав по себе сверху донизу.

Ум? Находит некоторую прелесть в ситуации. Сердце? Бьется весело и быстро. Как насчет живота – не скручиваются ли кишки от звериного ужаса? Живот с готовностью побурчал, намекая на то, что неплохо бы перекусить, но никаких неправильных сигналов оттуда не поступало.

Осознав, что страха в нем на самом деле нет и в помине, Талиессин пережил восторг, какого, кажется, не испытывал никогда.

Он выпрямился, вытащил нож. Прижался спиной к стволу дерева и стал ждать, пока незнакомый человек его разглядит и перейдет к действиям.

А чужак все никак не замечал Талиессина. Вот он спешился, медленно обошел поляну кругом. Несколько раз его взгляд рассеянно цеплял фигуру принца, но ни разу не задержался на ней. «Он и впрямь меня не видит», – подумал Талиессин. Он облизал губы и растянул их в усмешке. Вот теперь он воистину ощутил себя всемогущим – способным победить, и скорое столкновение с противником предстало ему желанным праздником.

Истинные Эльсион Лакар обладали способностью сливаться с окружающим миром, но никогда прежде Талиессин не подозревал такого умения у себя. Королева не делала этого, и принц, унаследовавший еще меньше эльфийской крови, нежели его мать, полагал, что и вовсе обделен большинством из даров Эльсион Лакар.

Талиессин смотрел на человека, который кружил по поляне и с каждой минутой выглядел все более растерянным. Вот он остановился, покрутил головой, запустил широкую пятерню в свои густые белокурые волосы, усмехнулся. Он как будто не вполне верил в происходящее.

Талиессин внимательно рассматривал своего будущего убийцу. Да, очень красивый человек. Уверенный в себе воин. Ладный меч на бедре, тренированные движения. «Дурак», – подумал Талиессин с презрением.

И встретился с ним взглядом.

* * *

Сафрак побледнел и отпрянул. Талиессин шагнул вперед, отделяясь от дерева. Гладкий блестящий ствол как будто оттолкнул от себя юношу, дружески направил его вперед: пора. Узкое лицо с раскосыми зелеными глазами, располосованное четырьмя вертикальными шрамами, некрасиво ухмылялось. Молодой человек постоянно облизывал разрезанные губы, как будто желая непременно обновлять кровь, выступающую из ранок. Сафрак завороженно смотрел на мелькающий кончик его языка: движение было ящеричье, не человеческое.

«Нелюдь. Он». Если бы не страх, явственно проступивший на лице Сафрака, Талиессин мог бы помедлить, отступить, удержать руку. Но Сафрак испугался.

Он даже не потянулся к мечу. Он шарахнулся, а затем повернулся к Талиессину спиной и помчался прочь, крича на бегу: «Алатей! Алатей!»

Человек струсил. Этого оказалось достаточно. Хищник проснулся и устремился в погоню.

Талиессин метнулся следом. Он бежал пригибаясь и делая большие прыжки, как бы чуть взлетая над поверхностью земли. Ему было весело, очень весело. Вся злоба, вся тоска последних дней вдруг переплавились в это веселье, и вот оно вырвалось наружу.

Сафрак был хорошо виден между деревьями. Как ни старался он петлять, чтобы уйти от взора Талиессина, принц постоянно различал свою будущую жертву среди деревьев: древний медный лес благоволил к преследователю, не к убегающему.

Несколько раз Сафрак останавливался, бросал взгляды назад: умоляющие, как казалось Талиессину, и это еще больше веселило юношу. Теперь он, как ему думалось, понимал причины, заставляющие людей соглашаться на работу наемного убийцы. Если бы Талиессина сейчас спросили, что движет подобными людьми, он бы ответил: «Это забавно».

Несколько раз Талиессин приседал и скрывался среди опавшей листвы. Беглец переставал его видеть и впадал в панику. Начинал метаться, озираясь по сторонам. А потом Талиессин поднимался, разбрасывая вокруг себя старые листья, и смеялся, и из его глаз летели зеленые искры.

Наконец Сафрак не выдержал. Выхватив меч, он пошел навстречу эльфу: будь что будет.

– Я не боюсь тебя, слышишь? – крикнул он с вызовом.

Юноша остановился, расставив ноги и держа в опущенной левой руке нож. Глянул исподлобья.

Сафрак побежал к нему с мечом. Талиессин легко уклонился от первого выпада, заскочил за спину противника и стал невидимым. Тихо хлопнул в ладоши.

Сафрак резко развернулся и никого не увидел. Но он знал, что эльф где-то неподалеку, и несколько раз ткнул мечом наугад.

– Грязный прием! – крикнул Сафрак.

– Зато действует, – отозвался Талиессин, снова появляясь перед ним.

Сафрак поднял меч, чтобы нанести второй удар. Он все рассчитал заранее: если сделать обманный выпад, а затем ударить снизу, целя в живот, у парня не будет времени уклониться. Эльф даже не сможет закрыться – нечем. Ни подходящего дерева поблизости, ни меча, ни щита, а нож в этом случае бесполезен.

И тут он встретил холодный взгляд Талиессина и замешкался лишь на единый миг; но этого мига оказалось довольно. Не раздумывая, Талиессин взмахнул левой рукой и метнул нож прямо в грудь человека.

Лезвие сверкнуло на солнце всего один раз, а затем погасло. Сафрак выронил меч, схватился за пустоту и повалился затылком на землю.

– Алатей, – пробормотал он.

Одним прыжком Талиессин очутился возле него, присел рядом на корточки, криво, почти неестественно изогнул шею, заглянул раненому в лицо.

– Кто ты? – спросил Талиессин и опять быстро облизал губы.

– Сафрак, – хрипло выдохнул раненый.

Талиессин приподнялся, потрогал рукоять своего ножа. Сафрак глухо застонал. Талиессин отдернул руку. Узкое лицо принца – располосованная мордочка хищного зверька – снова возникло перед затуманенным взором Сафрака. Четыре темных шрама закачались вверх-вниз.

– Кто такой Алатей?

– Второй.

– Вас двое? Хорошо. – Талиессин засмеялся. Солнечный свет проник сквозь густые кроны и осыпался на его макушку теплыми брызгами. – Хорошо! – повторил Талиессин. Глаза его отливали зеленью. – Я убил тебя.

– Еще нет, – прошептал Сафрак.

– Это Вейенто, да? – сказал принц, приближая свои глаза к глазам умирающего. – Это он, герцог, да? Ах, как хорошо, как хорошо! Остался один… Один…

Внезапно Талиессин быстро вскочил и наступил на кисть руки Сафрака: он успел заметить, как тот из последних сил потянулся к своему мечу. Сафрак прижался щекой к земле, опустил веки. По его подбородку сползала розовая слюна.

– Какое уродство – человеческая кровь, – сказал Талиессин. И снова засмеялся.

Он обошел свою жертву кругом, подталкивая его ногой. Сафрак устало вскрикивал при каждом толчке, а Талиессин посмеивался сквозь зубы. Затем он наклонился, поднял выроненный Сафраком меч. Повертел его, покачал на вытянутой руке. В глазах Сафрака то и дело отражались отблески стали.

Талиессин сказал:

– Я заберу твою лошадь, хорошо?

И быстрым взмахом меча перерезал лежащему горло.

* * *

Усадьба господина Алхвине уже почти догорела, но оставались еще сараи, склады, лаборатории и последняя из трех построенных им витражных сфер; туда-то и переместилось большинство бунтовщиков. Какие-то люди, растрепанные и оборванные, угрюмо кидали на телеги мешки с зерном. Возле усадьбы их прежде не видели, и откуда они появились – никто не мог взять в толк. Терпеливые лошадки переступали с ноги на ногу и трясли гривами: им не нравился запах близкого пожара.

Две бабы в подоткнутых юбках вдруг с визгом вцепились друг другу в волосы; это произошло совершенно неожиданно для всех. Их не растаскивали до тех пор, пока они не покатились по земле прямо под ноги грузившим мешки. Тогда один из мужчин огрел их здоровенной дубиной, и они с новым визгом разбежались в разные стороны.

Тонконогий вороной конь промчался, минуя пожарище, и люди расступились, не смея ему противостоять; миг – и прекрасное животное исчезло. День перешел на вторую свою половину.

Личной прислуги в доме господина Алхвине было не много. Почти все слуги погибли в огне: их заперли в кухне, когда поджигали господское жилище. Одна девушка выбралась было через соседнее окно, но ее вовремя заметили и закидали камнями и поленьями.

Возле стеклянной сферы сидела на земле женщина с распущенными волосами; одежда на ее груди была вся разорвана, а перед нею лежал мертвый младенец. Мимо женщины бегали взад и вперед люди, иногда толкали ее, но она не замечала происходящего и глядела перед собой остекленевшими глазами. Лишь изредка она испускала короткий звук, похожий на мычание.

Всадник показался на дороге, ведущей к усадьбе, как раз в тот миг, когда внутрь последней из стеклянных сфер метнули большой пылающий шар: это были скатанные тряпки, обмазанные смолой и подожженные. Внутри шара сразу загорелось. Огни пробежали по витражам, на лицах стеклянных людей вспыхнул нездоровый румянец, затем они начали стремительно смуглеть, чернеть, и вдруг взорвалось все разом. Густой фонтан осколков взметнулся в небо.

Несколько человек успели отбежать, двое упали, и дождь из стекла обрушился на них сверху. Липкая кровь растеклась вокруг упавших, измарала стекла, смешалась с копотью.

На какое-то время все замолчали. Слышен был только рев пламени, а затем поднялся тонкий пронзительный крик: верещала какая-то девушка, почти подросток, Она была босая, в одной рубашке на голое тело, с распущенной косичкой, полной хлопьев пепла.

Взобравшись на крышу сарая, широко расставив тощие ноги, она глядела на двоих мертвецов и кричала, кричала. В ее крике было что-то птичье: так надрывалась бы самка, заметив угрозу возле своего гнезда.

Второй звук прибавился к первому на фоне ровного гудения пламени: мерный стук копыт. Он нарастал, делался все более властным и громким. Серый широкогрудый конь не боялся ни толпы, ни мертвецов, ни пожара; он был хорошо обучен и вполне доверял всаднику.

Всадник, молодой человек с жуткими шрамами на лице, влетел на площадь перед взорвавшейся стеклянной сферой и резко натянул поводья. Второй человек свешивался с коня, его руки и светлые волосы болтались с одной стороны, ноги – с другой. Он был мертв.

Юный всадник придерживал его за пояс. Сильным движением сбросив убитого на землю, юноша громко крикнул:

– А вот еще один!

Конь покосился на седока, тихо заржал, и юноша бегло погладил его по морде. Развернул коня, позволил ему поплясать, брыкнуться разок, а затем опять натянул поводья.

Люди обступили всадника. Кое-кто приглядывался к убитому, нож незаметно вытащили из груди мертвеца и припрятали. Все приметили в новом человеке бунтовщики: и грязные стоптанные сапоги (должно быть, немало довелось ходить пешком, прежде чем разжился лошадью), и уверенную посадку, и испачканные руки с обломанными ногтями.

Он не был крестьянином, этот юноша; но он, несомненно, был из числа своих. От него исходила та же сила, что и от разожженного бунтом пожара. Неуловимым образом он напоминал бунтовщикам одного из тех главарей, что сейчас лежал зарезанный стеклом.

Искажая лицо, юноша закричал:

– Есть еще один! Еще один поблизости его надо найти и убить!

И тут женщина, сидевшая перед трупиком младенца на земле, ожила. Она вскочила, тряся обвисшими грудями в прорехе своей рваной рубахи, и отчаянно вцепилась в стремя. Ее белые глаза блуждали по страшному лицу всадника, не в состоянии остановиться на чем-либо одном. Из сухого рта вылетали отрывистые слова:

– Шесть пальчиков, шесть! Стекла, цветные стекла!

Ее схватили за плечи, оттащили. Она мотала головой, то ли отрицая что-то, то ли просто пытаясь избавиться от прядей волос, упавших на глаза, и громко мычала.

– Младенчик-то уродом народился, – сказала какая-то женщина рядом с Талиессином и глубоко вздохнула. Очень спокойная, понимающая женщина. – Урод, шесть пальчиков на левой руке. Ну и убили его. Как оставить? Шесть пальчиков, урод.

– Алхвине виноват, – сказал Талиессин, оскалившись. – Да?

Женщина опять вздохнула, глубоко, всей утробой, и ответила:

– Да.

– Цветные стекла, лунные лучи. Да?

– Да, – повторила женщина.

– Эльфийская кровь, – сказал Талиессин. – Яд. Выродки.

И пронзительно расхохотался.

Женщина смотрела снизу вверх хохочущего всадника, а потом, когда он замолчал и опять задвигал своим располосованным лицом, спокойно сказала:

– Да.

– Ух ты! – закричал Талиессин, наклонившись к ней. Он схватил ее за толстые щеки и потряс. – Люблю, когда женщина говорит «да».

Он выпустил ее и тронул коня. Рядом побежали сразу несколько человек – мужчин.

– Что делать-то? – спросил один из них на бегу.

– Сюда придет второй, назовется Алатей, – ответил Талиессин, повернув голову к спросившему. – Убить его. – Он показал рукой в сторону темных строений: – А там что? Склад?

– Кладовые там у него… Зерно из амбара уже увезли, а там штуки полотна и, думается, кой-что из посуды, одежда, разные вещи, – рассудительно сказал другой мужчина.

– Забрать, – отрывисто велел Талиессин. – Дома эти потом сжечь. Вещи заберите, не надо, чтобы они пропадали. Да?

Не отвечая, мужчины бросились к кладовым. Талиессин проводил их взглядом. Облизал губы. Тотчас девочка-растрепа (когда только успела слезть с крыши?) подбежала и сунула ему в руки кувшин с холодной водой.

– Выпей, благодетель.

– Зови меня Гай, – сказал Талиессин.

– А меня – Хейта, – сказала она, как будто похвалялась.

Талиессин вернул ей кувшин и двинулся дальше по дороге. Дым пожара ел ему глаза, но Талиессин даже не моргал. Теперь он был частью этого пожара, и ничто здесь не могло устрашить его, ничто не в силах было причинить ему вред.

* * *

– Так и будешь сердиться на меня? – спросила Уида, поглядывая на Эмери сбоку.

На сей раз она приняла обличье благовоспитанной девушки; смуглая яркость ее лица и необычный разрез глаз казались всего-навсего эксцентричным способом наносить косметику. Для Уиды, по ее просьбе, Адобекк приобрел богатое дорожное платье: серое, с широкими рукавами и гладкой меховой оторочкой. Свои разбойничьи косы она убрала под плотное покрывало, также серое. Темный цвет кожи не так сильно контрастировал с серым и меньше обращал на себя внимание, как неизбежно случилось бы, будь ее покрывало, согласно обычаю, белым.

Глаза девушки поблескивали, и Эмери это не нравилось. Насколько он успел узнать Уиду, это означало, что у нее на уме какая-то каверза.

Он действительно отнюдь не был в восторге от их затеи, но мнением Эмери не интересовались, ни дядя Адобекк, ни Уида.

Когда стало известно, что Талиессин пропал, Адобекк счел необходимым отправить на поиски принца не большой отряд, а двух-трех человек, которые проделали бы весь путь незаметно и уладили бы вопрос без лишнего шума.

Первоначально предполагалось, что такими людьми будут сам Адобекк и один из его племянников, но затем вмешалась Уида.

– Я сама разыщу его, – объявила она. – Будет лучше, если мы с Талиессином встретимся случайно.

В уме Эмери вдруг зазвучала та самая одинокая нота, которая вылетала из-под пальца Уиды, когда девушка касалась клавикордов: тревожная, упрямая, обладающая множеством голосов. Он понял, что переубедить эльфийку невозможно, хуже того – она права. И со вздохом подержал ее:

Уида справится с этим делом лучше вас, дядя.

– Она не поедет одна, – всполошился Адобекк.

Он ощущал себя старой курицей, но ничего не мог поделать. С таким трудом найденная эльфийская невеста не должна сгинуть на дорогах королевства. И не важно, что станет тому причиной: злодейства врагов или ее собственное легкомыслие. Адобекку было бы спокойнее, если бы удалось запереть Уиду где-нибудь в казематах старой стены и держать там до тех пор, пока Талиессин не будет обнаружен и водворен обратно.

Однако царедворец понимал, что это невозможно. И втайне глубоко скорбел.

Разумеется, он испытывал радость оттого, что его внучатые племянники выросли, превратились в сообразительных, храбрых молодых людей, и все это произошло на глазах самого Адобекка (и не без его участия), но… Лучше бы они все-таки оставались милыми и послушными. Проклятье, он оказался не готов полностью доверять им. А еще эта Уида! Когда речь заходила о прекрасной эльфийской деве, в мыслях Адобекка рисовалось подобие его королевы: сдержанная и прекрасная, полная внутреннего света, глубокая натура, умеющая управлять людьми одной только своей женской притягательностью.

Моложе королевы – да, смуглее – да; но не такая же! Уида была некрасива, с манерами как у конюха, с громким смехом. Она вообще не обладала женской притягательностью, по мнению Адобекка. Не более чем связка жердин, на которую была похожа эльфийка.

– В ней нет музыки, – проговорился как-то раз Эмери.

Адобекк хорошо понял племянника. Именно так: нет музыки. А ведь даже у простушки Эйле имелась своя мелодия – незатейливая любовная песенка.

– И еще Уиду как-то раз чуть не повесили за конокрадство, – добавил Эмери обреченно.

На это умудренный жизнью Адобекк ответил почти так же, как некогда сама Уида:

– Ну так не повесили же, и на том спасибо.

Впервые Уида вызвала у Адобекка проблеск одобрения в тот день, когда попросила доставить ей дорожное платье и подробно описала какое.

А затем прибавила:

– Я взяла бы в спутники Эмери. Конечно, правильнее было бы выбрать Ренье, потому что он лучше знает Талиессина, но зато Эмери лучше знает меня…

И Эмери, как он ни противился, был снова оторван от любимых клавикордов, усажен на лошадь и отправлен в странствие. Понятное дело, он злился на Уиду и совершенно не скрывал этого.

– Почему ты так уверена, что мы найдем его?

– Если бы ты был лошадью, Эмери, мне было бы легче найти с тобой общий язык, – ответила она неопределенно.

– Если бы я был лошадью, я бы, пожалуй, тебя лягнул, – сказал Эмери.

– Ну нет, – уверенно молвила она, – ты бы обожал меня, не сомневайся.

Она пожелала непременно завернуть на тот постоялый двор, где Эмери нанял Кустера.

– Для чего это тебе? – Эмери даже не пытался скрыть раздражение.

– Хочу посмотреть, в какой обстановке он жил, – пояснила Уида. – Видишь ли, я намерена взять его ко двору, когда взойду на трон.

– Кустера?

– А что такого? Он мне подходит.

– Ради всего небесного, Уида! – вспылил Эмери. – Мы потеряем время.

– Оставьте, сержант. Операцией руковожу я, и… А, вот, кажется, это заведение! – обрадовалась она, завидев вывеску постоялого двора. – Давай здесь пообедаем, а?

– Мы недавно завтракали в столице, – напомнил Эмери.

– Ты не любишь трактирную еду? – она изумленно подняла брови. – Я обожаю.

– А еще существуют полба и толченый овес, – проворчал Эмери.

Уида уже направила коня к постоялому двору. Ее подол с меховой оторочкой красиво развевался, приоткрывая стройную лодыжку; сапожки из тонкой кожи облегали ноги до середины икры. Уида сидела на коне уверенно, но чуть напрягала спину, как это делают дамы, когда красуются верхом. Обычно, насколько знал Эмери, Уида ехала развалившись в седле, как в кресле. Но сейчас она изображала аристократку.

Приостановившись, Уида обернулась к Эмери через плечо, блеснула улыбкой.

– Что же ты? Вперед!

На мгновение ему предстала смуглая красавица с точеными чертами лица и зовущим взором; затем видение исчезло. Уида чинно подъехала к дверям постоялого двора. Эмери смотрел, как она капризничает, требуя, чтобы ей держали стремя, чтобы ее поддерживали за руку, чтобы ей помогли сойти с коня, войти в двери, устроиться на скамье.

– В прошлый раз, когда я здесь была, – сказала она хозяину, подбежавшему к аристократической гостье, – у вас служил прелестный юноша, такой печальный и поэтический… Он весьма мне помог.

– А, Кустер, – сказал хозяин. – К несчастью, он умер.

– О! – воскликнула Уида, прикрывая лицо ладонью. Затем она зевнула и добавила: – Чрезвычайно жаль.

– Да, его нанял один знатный… э… словом, я обещал не сообщать, – сказал хозяин.

Уида умильно улыбнулась ему и снова зевнула.

Почему-то подбодренный этой пантомимой, хозяин добавил:

– Угробил мне и лошадь, и парня, а денег заплатил чуть. Но я не жалею…

Эмери вошел и уселся напротив Уиды. Хозяин, судя по взгляду, который он бросил на нового гостя, узнал Эмери, однако виду не подал.

– Ах, бедный покойный Кустер, – сказала Уида. – Ну ладно, принесите нам толченой полбы.

– Извольте, – сказал хозяин и удалился.

Эмери уставился на Уиду.

Она обнаружила на столе какого-то залетного жука и увлеченно гоняла его пальцем. Жук спасался, но без особенного успеха.

– Куда поедем? – спросил Эмери.

– У него никого нет, – сказала Уида. И подняла глаза на своего спутника. – Куда бы ты отправился, если бы у тебя никого не было?

– В пустоту, – ответил Эмери.

Хозяин лично подал им рыбный суп с клецками.

– Весьма оригинальная полба, – похвалила Уида. – А вы знаете, милейший, что бедный покойный Кустер был изрядным кулинаром? Да-да, ваша потеря гораздо больше, чем вы подозреваете. Он варил изумительные фрикадельки. Я не раз наслаждалась ими. Честное слово.

Хозяин откланялся и удалился, пятясь первые пять шагов.

– Что ты делаешь? – прошипел Эмери. – Кончится тем, что он потребует доплаты за Кустера.

– Полагаешь, он тебя узнал? – Уида сощурилась.

– Разумеется.

– Ну и доплатишь… Что тебе, денег жалко за бедного покойного Кустера? Он был такой хороший… – Она всхлипнула. – Волосы мне заплетал. Он отменно заплетал косы. Ты, небось, не умеешь.

– Умею, – огрызнулся Эмери. – Когда мой брат переодевается женщиной, я всегда делаю для него прически.

Уида выловила клецку пальцами и сунула в рот.

– Вкусно, – сообщила она. – Не понимаю, чем недовольны крестьяне. Толченая полба – чудесное блюдо. Хочешь попробовать?

Она поймала вторую клецку и протянула Эмери.

– У меня есть свои, – заметил он, указывая на стоявшую перед ним миску.

– Ненавижу, когда проявляют эгоизм, – сообщила Уида.

Пренебрегая столовыми приборами, она уничтожила суп и, допивая из миски бульон, пролила себе на платье. Увидев, что случилось, Уида вскочила, в ужасе разбила миску и, не колеблясь ни мгновения, оглушительно завизжала. Тотчас набежали служанки, выскочил, топоча, сам хозяин. Все захлопотали вокруг важной гостьи, а Уида стояла, окруженная прислугой, глядела на пятно у себя на платье и визжала, не переводя духа.

Наконец ее кое-как утихомирили. Одна служанка тянула к ней кружку с прохладительным ягодным напитком, другая, ползая на коленях, промакивала платье чистыми салфетками, третья терла Уиде виски, а хозяин бормотал бессвязные извинения.

– Бедный покойный Кустер сшил мне это платье, – рыдала безутешная Уида. – Бедный покойный Кустер трудился над ним, не разгибая спины. Он был превосходный портной, вам это известно? О, какая потеря!

– Выпейте, моя госпожа, выпейте, – говорила служанка.

Уида взяла наконец кружку, хлебнула морса, подавилась, закашлялась, обрызгала платье. Тут она упала на скамью и разразилась плачем.

Эмери встал и направился к выходу.

Уида стряхнула с себя прислугу и побежала следом.

– Ты куда? – закричала она ему в спину.

– В действующую армию, – бросил он, не оборачиваясь.

– Зачем?

– Подальше от тебя.

– Глупо! – выкрикнула она, остановившись и топая ногой.

Хозяин выскочил за ней во двор. Он растерянно смотрел, как Эмери садится на коня и галопом мчится прочь. Уида проводила глазами своего спутника, вытерла лицо рукавом и повернулась к хозяину постоялого двора. На лице женщины появилась развеселая улыбка.

– Нет, ну каков? – заговорила она совершенно спокойно. – Ненавижу, когда вот так, без предупреждения, прыг – и готов, умчался. Все мужчины таковы. Кроме бедного покойного Кустера, разумеется. Он, по крайней мере, успел со мною проститься.

Хозяин молча смотрел на нее. Он явно опасался проронить хоть слово, чтобы это не вызвало нового взрыва ярости. Уида проникновенным жестом вложила ему в руку кошелек.

– Это в память о бедном… А, не важно. Я хочу, чтобы в следующий раз, когда я буду в ваших краях, здесь стояла какая-нибудь траурная статуя. С соответствующей надписью. И обязательно напишите, что он был любовник, каких мало.

Она притянула к себе хозяина и поцеловала его в покорно закрывшиеся глаза.

– Прощайте. Где моя лошадь?

Ей привели лошадь, и Уида помчалась догонять Эмери. Он удирал от нее так, словно и впрямь надеялся избавиться от своей спутницы.

– Эмери! Подожди меня!

Он, не отвечая, погонял коня.

– Эмери, я больше не буду!

– Врешь, – прошипел он, но она не услышала.

– Эмери! Эй!

Наконец она поравнялась с ним. Он увидел, что она смеется, и сказал, натягивая поводья:

– Послушай, Уида, у твоего отца, часом, нет другой дочери? Какой-нибудь младшей, дурнушки?

– Ты сказал, Талиессин отправился куда-то в пустоту, в никуда, – заговорила она возбужденно, блестя влажными зубами. – А где, по-твоему, может находиться эта пустота?

– Где угодно, – сердито отозвался он.

– Нет, Эмери, ты сильно ошибаешься, – возразила Уида. – Пустота не бывает на пустом месте. Ха-ха! У каждого человека есть собственная пустота. Никто в здравом уме не станет прятаться в чужой, коль скоро имеется своя. Подумай о Талиессине. Кто он, какой он. Ну?

– Талиессин принц из эльфийской династии, – нехотя начал Эмери. И вдруг понял, к чему клонит Уида. – Ты хочешь сказать, что он в конце концов непременно окажется в Медном лесу? Там, где все начиналось, где король Гион встретился с Ринхвивар?

– Нет сомнений. – Она тряхнула головой. – Даже если у него и в мыслях не будет туда поехать, Чильбарроэс все равно увидит его в своем сне. – Уида звонко щелкнула пальцами. – И готово дело! Медный лес место, где эльфийские короли зализывают раны, где они встречаются с возлюбленными, где они бывают счастливы и несчастны… И Приграничье там ближе всего подступает к самому королевству.

Она забралась в седло с ногами, устроившись, как кочевник, на корточки. Лошадь лениво шла по дороге, кося глазами на причудливую всадницу.

– Я стянула в трактире две колбасины, – сообщила Уида, шаря у себя под платьем. – Широкие рукава – прелестное изобретение человечества. Бедный покойный Кустер, несомненно, знал в этом толк.

* * *

Талиессин смотрел, как трое крестьян снимают повешенного господина Алхвине. В воздухе болтались руки убитого, и Талиессин вдруг узнал их. Лицо Алхвине изменилось, когда из него ушла жизнь, а вот руки остались прежними. Даже пятно от чернил на сгибе пальца и зигзагообразный шрамик на тыльной стороне левой ладони. Талиессин вспомнил этот шрамик, он еще в детстве этому удивился: состоятельный человек, много пишет и читает – и вдруг ранка.

Человек, который понравился матери Талиессина, был отмечен ее личной наградой. Теперь он лежал на земле, изуродованный, изломанный. Совершенно неповинный в том, что глупая баба родила шестипалого младенца. Талиессин знал, что в деревнях нередко заключают браки между родственниками: боятся потерять имущество. Не землю, понятное дело, а какую-нибудь корову поделить не могут или денег на постройку нового дома жалеют.

Он привык презирать крестьян за это. Он, обреченный жениться на нелюбимой женщине ради эльфийской крови. Ему потребовалось убить человека, чтобы стать одним из них, из тех, кто внизу, выросших в грязи, суеверии и невежестве. Сейчас Талиессин, кажется, ничем не отличался от Радихены.

Бунт стремительно превращался из младенца в мальчика, из мальчика – в юношу, из юноши – в зрелого мужа: бунту исполнилось уже полтора дня, срок немалый. Скоро о случившемся станет известно, и из столицы прибудут солдаты. Нужно торопиться.

Господина Алхвине похоронили там, где некогда находилась одна из стеклянных сфер; место могилы разровняли и затерли ногами, чтобы никто никогда не нашел его. Талиессин смотрел издалека, как пять или шесть крестьян сосредоточенно топчутся над прахом их убитого господина. Принц пытался понять, что он чувствует, но нашел одну только пустоту: он не оправдывал этих людей, но больше и не осуждал их. Он просто был одним из них, вот и все.

Та девчонка, Хейта, снова оказалась рядом. Глаза ее беспокойно шевелились в орбитах, она перебирала босыми ногами, не в силах устоять на одном месте.

– Что? – спросил Талиессин, чуть наклонившись к ней с седла.

Она вцепилась чумазыми пальцами в гриву коня. Зашептала:

– А ты будешь сегодня со мной спать?

– Нет, – ответил Талиессин.

– Ну, – сказала Хейта и почесала за ухом. – Понятно. – И засмеялась. Ее горло подрагивало, как у птицы. – А когда мы его вешали, он плакал.

– Тебе его не жаль?

– Нет. Младенчик-то, видал? Нет, не жалко. У него своих детей нет, ему все равно.

– Младенчик, да, – выговорил Талиессин. – А кто убил шестипалого?

– Мужчины, – сказала Хейта. От нее тянуло жаром, как от печки, и пахло горчим телом. – Они сперва ребенка отобрали и убили, а после – господина Алхвине. А он плакал.

– Я бы на его месте тоже плакал, – сказал Талиессин и засмеялся.

Хейта улыбнулась ему, потерлась головой о его колено и убежала.

Талиессин еще раз объехал усадьбу. К нему подходили люди, спрашивали, что делать с тем, с этим, Талиессин отвечал. Затем услышал шум и, быстро развернув коня, помчался туда.

Человек десять стояли перед разрушенным господским домом. Из-под черного бревна торчали обугленные ноги: там лежал кто-то из прислуги. Ни бунтовщики, ни те, кто к ним явился, не обращали на это ни малейшего внимания.

Талиессин, растолкав конем толпу, выбрался вперед.

– Что здесь? – властно спросил он.

Один из зачинщиков ответил:

– Из соседнего имения люди. Спрашивают, как им поступать. Мы тут обсуждаем.

– Обсуждать нечего! – закричал Талиессин. И повернулся к пришлым: – Убирайтесь, откуда пришли! Здесь наше дело, не ваше!

– Мы вот рассудили, – заговорил один из вновь пришедших, – когда зарево увидели, что у вас тут мятеж. Да? Мятеж. И господина убили, мы уже узнали. Да?

– Да, – сказал Талиессин, хмуря брови. – У нас-то мятеж, а вы при чем?

– Ну вот, – продолжал этот человек, нимало не смущаясь и не пугаясь нахмуренных бровей всадника. – Мы так рассудили: мы чем хуже? Одна деревня – сила, две деревни – две силы.

– Нет, сказал Талиессин. – Это наш бунт, а не ваш. У вас шестипалых младенцев не нарождалось. Вам здесь не место. – Он приподнялся на стременах и громко продолжил: – Задурят две деревни – солдат пришлют вчетверо больше. С одним отрядом мы справимся, а попробуй-ка с четырьмя!

– Ты-то сам кто такой? – осведомился у Талиессина пришлый крестьянин, упрямо не желая сдаваться и соглашаться с доводами. – Откуда тебе знать про четыре отряда?

– Оттуда, – сказал Талиессин, – что это не первый бунт у меня. Я знаю.

Тут люди из имения Алхвине заволновались, зароились вокруг своего всадника.

– Это наш, это нашенский, – стали наступать они на пришлых. – Вы что его задираете? Он-то наш, а вы кто? Он дело говорит. Придут солдаты, как быть?

– Ступайте по домам, – приказал чужим крестьянам Талиессин.

А бывшие люди Алхвине добавили:

– Ступайте, пока вам добром говорят. Ступайте!

И те, ворча, ушли.

Так Талиессин в первый раз задумался над завтрашним днем, ибо назавтра бунт превратится в старика, одержимого множеством болезней, и следовало позаботиться об этом заранее.

Закат уже подступал, предметы начали расплываться в сумеречном воздухе, и Талиессин в последний раз объехал разоренное имение, осматривая, не осталось ли чего-нибудь, что необходимо сжечь, втоптать в землю, уничтожить, убить.

Тишина готова была утвердиться в уставшем мире, и новый взрыв криков показался Талиессину сейчас болезненно неуместным. Он подтолкнул коня коленями. Он и сам не мог бы сейчас объяснить, почему так торопился туда. Ему просто хотелось поскорее прекратить шум.

– Гляди, Гай! – заорал кто-то, завидев Талиессина.

Он вздрогнул: он и забыл, что назвался перед Хейтой именем своего отца.

– Гляди, кого поймали! Это он – второй. Тот, шпион. Помнишь, ты предупреждал? Нашли… Теперь – все, теперь нет большой опасности.

К Талиессину подтащили какого-то человека, опутанного сеткой – с такими браконьеры ходят на мелкую Дичь.

– Вот Гай, смотри! – весело надсаживался какой-то бородач (должно быть, это он и браконьерил в былые времена при попустительстве рассеянного и ученого господина Алхвине). – Какова скотина! И вооружен был, сетку резать пытался.

Талиессин холодно посмотрел с высоты седла на заданного в сетке человека. Лицо у Алатея было разбито, он таращился на Талиессина сквозь сетку и пытался заговорить, но расквашенные губы не слушались.

Талиессин повернулся к своим соратникам.

– Да, это он – Алатей. Второй шпион. Молодцы, что выследили!

Человек в сетке яростно забился. Должно быть, понял, чей меч сейчас у Талиессина, на чьем коне он сидит.

Талиессину довольно было на один только миг встретиться взглядом с пленником, чтобы понять: тот мучается от бешенства, от бессилия, от непонимания. Талиессина забавляло это. Забавляло, пожалуй, еще больше, чем внезапный испуг Сафрака.

Алатей искал раздавленного горем избалованного мальчика, сторонящегося людей. А перед ним был главарь мятежников, с черным пятном сажи на щеке, с жуткими кровоточащими шрамами от середины скулы до подбородка. И этот главарь ухмылялся во весь рот.

– Ты ведь меня искал, Алатей? – Талиессин засмеялся. – Ну, рассказывай: рад ли ты, что нашел меня?

Алатей сжался, как будто собирался прыгнуть, а потом, надсаживаясь, заверещал из сетки:

– Люди! Вы хоть знаете, кто он? Кого вы слушаете? Кто он такой – вы знаете? Знаете?

Бородач браконьер, широко улыбаясь Талиессину, стукнул пленника кулаком по макушке. Алатей крякнул, прикусив язык, и только глаза его зло сверкали.

Над горизонтом, перебивая тихое свечение заката, показалась желтая луна – Стексэ. Ее отчетливо вычерченные края пылали оранжевым. Сегодня она была особенно большой и яркой. Талиессину вдруг показалось странным, что Алатей не отрываясь смотрит на нее.

А Алатей думал: «Столкновение лун возможно. Случится взрыв… Я никогда этого не пойму, но одно знаю точно: если они столкнутся, не останется ни Ассэ, ни Стексэ. Наводнение, буря… и пустота. Не будет одной большой луны. Только пустота».

– Где его меч? – спросил Талиессин, оглядываясь на своих людей.

Ему показали отобранный у Алатея меч. Талиессин быстро осмотрел клинок, двойник того, что был у Сафрака, и протянул бородачу:

– Убей шпиона, а его меч оставь себе. Хороший меч, верно?

И повернулся к происходящему спиной.

Нужно было решать, как провести завтрашний день.

* * *

– Эта дорога – на Мизену, – говорил, показывая рукой на хорошо вымощенную дорогу, хозяин маленькой харчевни, где Эмери и Уида остановились на ночь. – А вон тот проселок, – неопределенное вращательное движение кистью, он точно уходит дальше к границе.

– Какой проселок? – спросил Эмери, щурясь.

Он вышел вместе с хозяином на дорожку перед харчевней и рассматривал идиллическую местность. Никакого проселка здесь не было и в помине: хорошо возделанные сады, домики за оградами, несколько каменных строений: мельница, общественный амбар, большой скотный двор, принадлежащий какому-то богатею, живущему в Мизене. И одна-единственная дорога, вымощенная деревянным брусом, что вела от столицы в Мизену.

Был вечер, и неестественно яркая Стексэ нависала над горизонтом. Неожиданно Эмери почудилось, будто он улавливает запах гари.

Молодой человек насторожился.

– У вас поблизости горят леса?

– Нет, – хозяин покачал головой, – с лесами все в порядке, а вот одна деревня точно сгорела… Дела там обстоят скверно, потому я и говорю, чтобы вам проселком не ехать.

Ничего подобного хозяин прежде не говорил – и, вероятно, не заговорил бы об этом, если бы Эмери не спросил о запахе дыма.

– Я не вижу никакого проселка, – начал было Эмери, но хозяин перебил его:

– Отсюда не видать, он дальше, за мельницей. Но если той дорогой ехать, то путь пройдет как раз мимо деревни, где скверно, а чужакам туда лучше не заглядывать. Туда и свои сейчас не ходят. Дней несколько бы переждать, пока солдаты не подойдут. – И посмотрел на Эмери с почти искренней заботой: – Я не ради приработка советую: вижу уж, что на вас с вашей дамой много не заработаешь; я о вас беспокоюсь. Знаете, – задумчиво прибавил он, – иной раз кормишь-поишь человека, а спустя день – ну, предположим – находят его убитым где-нибудь. Смотришь и думаешь: «Только что у меня в харчевне пиво пил – а теперь вот ни на что не годен, одно воспоминание…» Всегда не по себе от таких вещей.

– Что там, в конце концов, происходит, в той деревне? Расскажите, – попросил Эмери. И добавил вполголоса: – Рассказывайте как есть – мне можно довериться.

– Да уж вижу, вам-то можно, а вот спутница у вас, мой господин, – перец в кипятке. Как вы с ней уживаетесь?

– А я с ней и, не уживаюсь, – ответил Эмери. – Терпеть ее не могу.

– Ну, так-то, не по-доброму, – так ведь тоже не стоит, – внезапно переменил свое мнение хозяин. Очевидно, неодобрительно отзываясь о нраве Уиды, он рассчитывал вызнать о ней какие-нибудь пикантные подробности. – Все-таки она женщина. Видная женщина, я имею в виду.

– Вот и бедный покойный Кустер так говорил: «Видная», – вздохнул Эмери. – Расскажите лучше подробней о той деревне, что горела.

– Бунт, – понизив голос, сообщил владелец харчевни. – Хозяина убили и все вокруг спалили. Все подчистую.

Эмери вздрогнул.

Хозяин сразу заметил это:

– А, вас уже и в дрожь кинуло. Вот и я говорю: плохо там. Главарь у них – головорез, двух человек собственными руками прикончил.

– В столицу дали знать?

– А как же! – Хозяин почесал бровь с исключительно задумчивым видом. – Обязательно. Сообщили в столицу. Скоро солдаты прибудут. Непременно прибудут и разберутся на месте. Другие деревни побаиваются, а этим, бунтарям, – им уже ничего не страшно, они свое злое дело сделали. Впору только сидеть и ждать расплаты. И хозяин-то у них, кстати, был добрый. Больше научными изысканиями был занят, чем своей землей и людьми. Надо было поприжать, а он, наоборот, – распустил.

– Как его звали?

– Господин Алхвине. Странный был человек, но, по моему мнению, зла никому не хотел. Жаль, что убили. Вот так всегда: живешь-живешь, а потом…

Хозяин махнул рукой. О господине Алхвине он сожалел весьма отвлеченно, поскольку господин Алхвине никогда не пил пива в маленькой харчевне и не угощался здесь жареной птицей на вертеле. И даже здешние пироги с ягодой его не приманивали.

Эмери тоже не знал господина Алхвине, но имя запомнил, чтобы потом справиться у дяди Адобекка: тот наверняка расскажет о нем что-нибудь интересное.

Неожиданно Эмери услышал шорох за спиной и обернулся. Уида стояла в дверях с отсутствующим видом и любовалась луной на фоне заката.

– Подслушиваешь? – осведомился Эмери.

Она пожала плечами.

– Надо же как-то скоротать мои девичьи будни… Стало быть, там, куда мы направляемся, – кровавый бунт, и главарь у негодяев – из головорезов первейший головорез?

Хозяин исподлобья поглядывал на женщину, не отнимая палец от брови, и помалкивал. Ждал, как ответит Эмери.

Эмери же сказал:

– Поедем обходным путем.

– Ты сумасшедший? – Уида так и вскинулась. – Ты намерен пропустить бунт?

– В каком смысле – «пропустить»? – не понял Эмери. – Там ведь не лошадиная ярмарка, Уида, там людей убивают.

Она поморщилась.

– Ну, убили кого-то… Может, он был плохой – этот, кого убили?

– Мы поедем обходной дорогой, – повторил Эмери.

– Обходной-то дороги, пожалуй, нет, – вступил хозяин. – Только одна здесь дорога, если вам к границе. Дальше опять развилка, но мимо той деревни проехать придется.

– Рискнем? – Глаза Уиды блеснули.

– Отправляемся завтра, – сдался Эмери. – Нужно выспаться.

Он надеялся, что к утру прибудут солдаты из столицы и с бунтом будет покончено.

Глава четвертая

ТАЙНАЯ КРЕПОСТЬ В МЕДНОМ ЛЕСУ

Эмери был разбужен грохотом, который раздавался отовсюду, – весь мир, казалось, полнился мириадами неблагозвучных стуков: за окном гремели копыта, бубнили не в лад барабаны, гоготали голоса, а в дверь комнаты колотил чей-то негодующий кулак.

– Эмери! – закричала Уида.

Ее вопль, пусть и пронзительный, резкий, был сейчас единственным, что не являлось грохотом, и Эмери ощутил подобие благодарности к неугомонной девице.

– Ты спишь? – опять крикнула она и пнула дверь ногой.

Эмери поднялся с кровати и, пошатываясь, добрел до двери. Отодвинул задвижку. Уида, в необъятной белой рубахе, босая, еще размякшая спросонок, упала в его объятия.

– Видал? – спросила она, укладывая голову на его плечо и поглядывая на него блестящими глазами.

– Что?

– Солдаты.

Она отскочила от него, схватила за руку, подтащила к окну, ударом кулака распахнула ставни.

По дороге, в сторону невидимого отсюда проселка, двигался отряд – человек пятьдесят, и десять из них конные. Эмери молча смотрел на них, и ничем не объяснимая тревога охватывала его все сильнее. В музыке, которую он теперь ясно слышал в стуке, грохоте и гомоне, звучала главенствующей темой лихая обреченность. В бравурной тональности явственно слышалось: «Мы славно все умрем…»

Эмери закричал:

– Капитан!

Но ни один из проходивших мимо не обернулся в сторону окна.

Эмери уселся на кровать, Уида с размаху плюхнулась рядом. Так они и посидели немного рядком, как двое добрых приятелей.

Эмери сказал:

– Если ты права, Талиессин сейчас в безопасности.

Уида изогнула брови.

– Он в Медном лесу, в чем у меня нет сомнений; но в безопасности ли? – покачала головой эльфийка. – Поблизости мятеж. И в столице этот мятеж сочли достаточно серьезным, чтобы прислать сравнительно большой отряд. Знать бы, что там происходит, в этой деревне! – Уида запустила руки в свои распущенные волосы, растрепала их еще больше, словно надеясь таким образом стряхнуть с себя остатки сонливости. – Надо было вчера туда поехать и все выведать. А теперь уж поздно. Скоро там начнется… а-а-а… – Она не удержалась и зевнула, но все же закончила фразу: – …кровавое месиво.

Эмери молча смотрел на нее. Он явно не поспевал за ходом ее мыслей. Может быть, потому, что она все-таки успела проснуться, а он еще наполовину плавал в сонных грезах.

Уида сказала:

– Давай рассуждать. Солдаты разгонят мятежников. Те побегут спасаться. Куда?

– В лес, – сказал Эмери.

– Кого они там могут встретить? – продолжала Уида, пристально всматриваясь в лицо своего собеседника.

– Талиессина…

– Нет, Эмери, – поправила Уида со вздохом, – они встретят там эльфа. Понимаешь теперь? И поблизости не будет никого, кто сможет защитить его. Разве что мой отец и король Гион окажутся неподалеку… если только они не уехали куда-нибудь развлекаться в компании с бедным покойным.

– А такое возможно?

– Что возможно? – Уида усмехнулась. – Что король Гион и мой отец уехали развлекаться? И Кустера с собой прихватили? Да разумеется! Они и в прежние времена нередко исчезали на несколько лет, а уж теперь, когда у них появился новый приятель, которого можно дурачить, пугать и удивлять, – теперь, я думаю, и подавно! А ты не знал? Как ты полагаешь, почему я постоянно в ссоре с моим отцом?

– Потому что вы с ним похожи, – сказал Эмери.

– Вероятно, – сморщилась Уида. – Не хочу это обсуждать.

– Как тебе угодно. Ты ведь первая об этом заговорила.

– Ну вот, началось… – Всем своим видом она изобразила тоскливую досаду. – «Ты первая начала!» – «Нет, это ты первый начал!»… Печальные воспоминания детства. Впрочем, у тебя есть брат, тебе это должно быть понятно.

– Нет, – сказал Эмери.

– Что – «нет»? – вскинулась Уида. – Нет брата? Мне-то можешь голову не морочить, я ведь имела удовольствие наблюдать вас вместе.

– Ну да, – сказал Эмери. – Брат у меня есть. И ты достаточно долго видела нас вместе, чтобы заметить, что мы не ссоримся.

Уида махнула рукой.

– Это вы нарочно изображали, чтобы мне досадить. А еще говорят, будто мужчины не мелочны и им, дескать, чуждо коварство!

– Да, – подтвердил Эмери, – мы, мужчины, дьявольски коварны. Кстати, почему ты расхаживаешь в одной рубахе? Нам скоро выезжать.

Она сверкнула улыбкой.

– Так ты согласен? Со всеми моими предположениями? И со всеми доводами? Вообще – со мной? Целиком и полностью?

– Да, – ответил Эмери. – Поступим по-твоему. Сперва заглянем в деревню, чтобы убедиться…

Он осекся, не в силах выговорить то, что пришло ему на ум.

Уида спокойно завершила:

– Чтобы убедиться в том, что Талиессина там нет и что он не пострадал во время мятежа.

– Да, – Эмери кивнул, – а после, не дожидаясь солдат, отправимся в Медный лес…

Уида с задумчивым видом жевала свой локон. Заметив, что Эмери наблюдает за ней, выплюнула волосы и сказала:

– Вот и мне почему-то не хочется, чтобы солдаты обнаружили Талиессина раньше, чем его встретим мы. Сама не могу объяснить, откуда такое предчувствие…

* * *

Человека, командовавшего солдатами, звали Мельгос. О мятеже ему было известно не многое. Только то, что сообщили отряду перед отправкой из столицы: убийство землевладельца, поджоги, грабеж. Так он и сказал двум знатным господам, которые догнали отряд уже возле самой деревни.

Знатные господа, мужчина и женщина, были встревожены. Они отправились в путешествие, как они заявили, наедине, дабы укрепить свои брачные узы. Поэтому они не взяли с собой даже слуг. Дама, в богатом дорожном платье, добавила при этом:

– Разумеется, мы отдавали себе отчет в том, что возможны разного рода приключения… Но не настолько же отвратительные! К тому же это просто опасно.

Ее лицо, неправильное, но очень привлекательное, глядело из-под покрывала ясно и простодушно. Мельгос был очарован.

Он ответил с поклоном:

– Мы сделаем все возможное, госпожа, чтобы ваше приключение не стало отвратительным. Вероятно, было бы разумнее избрать другую дорогу.

– Нет, – вмешался Эмери, – мы не намерены отступать от нашего первоначального плана. Подобное отступление испортило бы нам настроение. К тому же теперь, когда нам стало известно о здешних неприятностях, мы желаем убедиться в том, что бунт подавлен.

– Можете не сомневаться, – заверил Мельгос. – Даю вам слово.

– Я уверена в том, что вы сделаете все, дабы это слово сдержать, – заявила Уида, – однако обстоятельства могут оказаться сильнее. Мне уже разок доводилось видеть, как это бывает. Однажды мой покойный брат, его звали Кустер, дал мне слово, что поймает для меня хорька – я непременно желала иметь ручного хорька. Положим, я поверила брату и уже приготовила для своей комнаты вышивку: «Здесь живет хозяйка хорька». И что же? Той же ночью, как он ушел на ловитву, он оступился в темноте и сломал себе шею.

– Не слушайте мою жену, – перебил Эмери, – она весьма огорчена смертью своего брата.

– Да, понимаю. – Мельгос глянул на Эмери с мимолетным сочувствием. – Каждый переносит горе по-своему. Бывают весьма странные способы. Это очевидно.

– Поэтому, – очаровательно улыбаясь, заключила Уида, – мы непременно желали бы посмотреть, как вы усмиряете бунт. Хорошо? Мы постоим в сторонке.

– Боюсь, сударыня, что вид этих людей… э… – Мельгос поперхнулся.

Уида схватила его за руку.

– Ерунда! Я отлично знаю, что бунтовщики, если их схватить, выглядят как самые обычные люди, только еще более жалкие.

– Это, госпожа, я и хотел сказать, – с достоинством объявил Мельгос.

Он уже понял, что от попутчиков не избавиться. Он не мог запретить им ехать по той же дороге, не мог арестовать их и отправить восвояси. К тому же и этот Эмери держался так, словно имел связи при дворе, – стоит ли раздражать его?

Мельгос сказал ему:

– Защищайте вашу спутницу сами. У меня вряд ли хватит солдат для того, чтобы охранять такую… м-м… оживленную даму. Если она окажется в гуще событий, то, боюсь, я могу оказаться бессилен…

Эмери молча кивнул. Мельгос сжал его руку и отъехал в сторону.

Деревня открылась сразу за поворотом. Здесь действительно начинался проселок, отметил Эмери. Уида остановила коня и громко, весело свистнула. Перед ними лежали руины. Вялый дым поднимался в воздух. Воняло перегаром, от горечи першило в горле. У бунта началось похмелье.

Первыми в деревню вошли всадники. Кони брезгливо ступали среди развалин, обходили горы битого стекла, поднимали тучи пепла.

Уида быстро оглядывалась по сторонам.

– Я не вижу здесь никаких мятежников…

– Может, они прячутся? – шепнул Эмери.

Уида покачала головой.

– Нет, они ушли. Здесь только женщины и старики, да еще несколько мужчин, которые не боятся за себя.

Действительно, скоро из одного из уцелевших домов послышались плач и отчаянные крики. Солдаты вытащили наружу женщину с мятым покрывалом поверх встрепанных волос. К ее юбке прицепились двое чумазых мальцов, а следом бежал нескладный мужчина и невнятно ругался.

– Ушли! – отчаянно кричала женщина, отрывая от себя мальцов и делая мужчине непонятные знаки. – Ушли, все ушли!

Мельгос наклонился к ней с седла. Она вдруг заметила высоко в небе всадника и перепугалась. Присела, замолчала, двигая губами.

– Куда они ушли?

Женщина молчала, прибитая к земле ужасом.

Мужчина сказал:

– Что вы к бабе прицепились? Меня спросите.

Он, конечно, знал, что солдаты держат его на прицеле: добрая половина пеших в отряде была вооружена луками.

– Они ушли в Медный лес. Здесь только крестьяне. Не всем бунтовать охота, кто-то хочет просто жить. А вы как думали?

И он вздохнул.

Мельгос спросил:

– Где господин Алхвине?

– Повесили его, – сказал тощий мужчина.

– Где тело?

– Закопали.

– Куда закопали?

– Не знаю. Тут один распоряжался, он и приказал.

– Кто распоряжался? – Мельгос насторожился.

– Не знаю. Похож на пришлого, но такой уверенный! Без него, пожалуй, вы нас всех бы поубивали, а так – глядите-ка, чтобы вас самих тут всех не поубивали. Он это дело хорошо знает.

Мельгос задумался. Потом уточнил:

– Так это он увел отсюда мятежников?

Тощий мужчина покивал:

– Забрал всех, кому это понравилось, и скрылся. Умно придумал! Здесь против вас оборону не выдержать, а у него поблизости присмотрена целая крепость. Так он сказал.

– Кто он такой? – Мельгос становился все более озабоченным.

Крестьянин пожал плечами.

– Мне-то откуда знать?

– Он ведь как-то назвался? Каким именем?

– Сказал, его зовут Гай.

Имя ничего не говорило – ни Мельгосу, ни Эмери, ни Уиде. Они недоуменно переглянулись.

– Должно быть, какой-нибудь ополоумевший капитан, дезертир из числа бывших наемников Ларренса, – прошептал Эмери.

Мельгос стал мрачнее тучи. Прямо у него под носом появилась готовая шайка разбойников. Если теперь Мельгос не настигнет этого Гая с его бандитами, каждое убийство, совершенное ими, каждый грабеж лягут на совесть Мельгоса и отяготят ее до скончания дней. Нужно было торопиться.

* * *

– Любой из оставшихся в той деревне может быть виновным, – говорил Мельгос, обращаясь преимущественно к Эмери, хотя Уида ехала рядом и внимательно ловила каждое слово. – Но что мне делать? Задержаться в деревне на несколько суток и допрашивать каждого?

– Нет, это было бы бессмысленной тратой времени, – сказал Эмери. – Мужланы лукавы и бывают на удивление тупы. Особенно когда им это выгодно. – Он усмехнулся. – Не думайте, я вовсе не презираю их. Скорее наоборот: отдаю дань уважения их хитрости. Непроходимая тупость – вот то оружие, которым они легко отбивают любые атаки умников.

– Согласен, – сквозь зубы проговорил Мельгос – Стало быть, пусть у нас в тылу остаются возможные враги?

– Гай забрал с собой лучших, – вмешалась наконец Уида. – Те, что остались, для него бесполезны и, следовательно, практически безопасны для нас.

– Они, скорее всего, будут проданы на север, – произнес со вздохом Мельгос. – Разобщены, разбросаны по разным поселкам. Если это будет зависеть от меня, я дам настоятельную рекомендацию при продаже разбивать семьи.

Эмери молчал. Он думал о Радихене. «Как правило, самых злых врагов мы создаем себе сами, размышлял он. – Впрочем, кто поручится за то, что герцог Вейенто не делает сейчас того же самого? Хотел бы я знать, как выглядит тот враг, который, возможно, уже скоро выйдет из его наковален отточенным, точно меч!»

Проселок незаметно завел их в лес. Эмери показалось, что деревья сами собой вдруг выросли вокруг, а дорога рассыпалась на мириады тропинок между стволами. Люди и кони пошли медленнее. Уида озиралась по сторонам, жадно втягивая ноздрями лесной воздух: она откровенно наслаждалась поездкой.

– Я знаю, – проговорила она тихо, поймав взгляд Эмери, – что скоро здесь может произойти сражение, многие люди умрут… Но мне трудно думать об этом. Такие, как я, мы не умеем беспокоиться заранее.

– Где-то здесь находится он. Тот, кого мы ищем, – еле слышно шепнул Эмери. – А если он по какой-нибудь глупой случайности погибнет, то…

Уида вздрогнула и на миг стала серьезной, а затем блаженная улыбка вернулась на ее лицо.

– Но ведь этого еще не случилось, – отозвалась девушка. – И до тех пор, пока вообще ничего не случилось, Эмери, позволь мне просто дышать полной грудью!

Он молча отвернулся. И застыл. Перед ними находилась та самая скрытая крепость, о которой упоминал крестьянин в сгоревшей деревне: высокий деревянный частокол, скрывающий некое строение. И было совершенно очевидно, что недавно здесь уже побывали какие-то солдаты. Под стенами маленькой крепости виднелись обрывки старой палатки, наполовину сгнившей после дождей. Толстый ковер прошлогодней и позапрошлогодней листвы и темной хвои был разрыт – по нему долго топтались люди и кони. Осталось несколько больших кострищ, и посреди одного валялся солдатский котелок с пробитым донышком.

– Мы пришли, – сказал Мельгос, спешиваясь. И оглянулся на «молодоженов»: – Похоже, мы застрянем тут на некоторое время, так что, если вы останетесь с нами, ваше путешествие изрядно затянется. Не передумали? По-моему, вам лучше было бы оставить отряд.

Уида перестала улыбаться. Она осматривалась по сторонам с таким видом, словно прикидывала: как лучше штурмовать выросшее перед ней укрепление. Заметив, что Мельгос не сводит с нее взгляда, она проговорила:

– Обойти крепость и поскакать дальше – так поступают только кочевники пустыни. Хвала небесам, мои предки родились на обычной земле, среди травы, а не в песках. Нет уж, господин Мельгос, я задержусь на неопределенный срок и посмотрю, как вы возьмете эту крепость.

Эмери вздохнул и сказал, обращаясь к капитану:

– Крестьянский бунт посреди королевства – это, по-моему, оскорбительно. А вы как находите, господин Мельгос?

* * *

– Они пришли, Гай! – возбужденно крикнула Хейта, врываясь в комнату, где расположился Талиессин с десятком своих приближенных.

Некогда это был пиршественный зал в охотничьем домике короля Гиона. Очень давно, столетия назад, здесь собирались молодые люди, утомленные долгой скачкой по лесам и неравной схваткой с каким-нибудь свирепым кабаном. Здесь выпивались моря отменного вина и съедались горы свежайшего мяса. Где-то на одной из мозаичных картин затерялся портрет самого короля Гиона: он был изображен среди множества юных всадников, богато разодетых и всячески разукрашенных; но который из них был он – не мог бы определить сейчас никто, разве что Чильбарроэс.

Несколько оленьих голов с огромными ветвистыми рогами висели на стенах справа и слева; в центре комнаты красовался гигантский пиршественный стол. На столе, на скамьях вокруг него и на полу спали вповалку люди, которых Талиессин забрал с собой из деревни, уводя от неизбежной расправы. Самые молодые и сильные мужчины, самые озлобленные из тех, кто взбунтовался.

Женщина была с ними одна – Хейта. Талиессин, который прежде никогда толком не разбирался в людях, сразу определил в ней не столько юную девушку-подростка, сколько вздорное бесполое существо, склонное к хаосу: только посреди мятежей и беспорядков уверенно колотилось ее маленькое сердечко; мирная жизнь медленно убивала ее.

Хейта как будто впервые родилась на свет только тогда, когда вспыхнули первые искры пожара. Из бесформенного комка глины вытянулись ножки и ручки, тонкие, прохладные, липкие от возбуждения; загорелись хищные глазки, выставились в улыбочке остренькие зубки.

Из полусна, в котором протекли первые четырнадцать лет ее жизни, она восстала, ликуя, и сразу узрела перед собою божество, что призвало ее к полноценному бытию: человека, который назвал себя Гай.

Пылая любовью и благодарностью, она размышляла о нем целый день и всю ночь и утром сказала ему:

– А я думала-думала и теперь знаю.

– Что? – спросил он, болезненно щуря глаза.

– Гай – неполное имя. Уменьшительное. Да?

– Да, – сказал Талиессин.

– А какое полное?

«Гайфье», – хотел было ответить Талиессин, таким сильным оказался ее напор, но вовремя смолчал: назваться Гайфье означало практически выдать себя.

– Думай дальше, – сказал он.

И она отошла, покусывая палец.

Талиессин вспомнил об охотничьем домике, когда солнце окончательно скрылось за горизонтом и обе луны утвердились на небе. Он объявил людям, что знает в лесу хорошее укрытие.

– Уйдем все! – кричали кругом, волнуясь. – Завтра придут солдаты, уйдем все!

Женщины напирали на него, раскрывая рты, и он видел их потемневшие, раскрошенные зубы, и почему-то его втайне утешала мысль о том, что такими зубами они не смогут его разорвать.

– Забери всех! – надрывались они. – Ты ведь знаешь, что с нами сделают солдаты!

– Тихо! – заорал Талиессин, оттесняя их крупом коня. – Ничего они с вами не сделают, вы, курицы! Ничего, ясно вам?

Они притихли, и только в задних рядах кто-то продолжал недовольно ворчать.

Чуть тише Талиессин продолжил:

– Солдаты придут, это точно. Думаю, завтра – сразу после рассвета. В столице уже знают.

Он безошибочно метнул взгляд в ту сторону, где уже зрел вопрос: «А откуда, умник, тебе известно о том, что знают и чего не знают в столице?» – и быстро добавил:

– Это не первый мой бунт.

– Он верно говорит! – крикнули из толпы. – В столице уже все знают, мешкать нельзя!

– Если мы заберем с собой всех, то не успеем вовремя добраться до крепости, – продолжал Талиессин.

И снова его поддержал голос невидимки из темноты:

– Точно, точно! Бабы будут на хвосте висеть!

– Оставим всех, кто сойдет за мирных жителей, – продолжал Талиессин. – Солдаты не станут убивать женщин и детей.

– Почему? – заверещала какая-то женщина совсем близко от Талиессина, и принц почувствовал, как вздрогнул под ним конь.

– Потому что раньше они этого не делали, – устало сказал Талиессин. – Пусть и мужчины останутся, кто не хочет уходить. Потому что тем, кто уйдет со мной, дороги назад уже не будет: нас всех повесят, если схватят.

– Королева не вешает, – громко сказал какой-то мужчина.

Талиессину подумалось, что он знает, кто сейчас заговорил: невысокий, с ручищами как лопаты, с серенькой лысинкой, проглядывающей сквозь серенькие волосики. Неопределенных лет. Должно быть, этот.

Талиессин криво ухмыльнулся своим мыслям. Вот и настало время проверить, истинный ли он потомок Эльсион Лакар!

– Королева вешает, – уверенно произнес Талиессин. – Я сам видел, как она это делала. Стояла и смотрела, а тот человек дергался и вертелся на виселице. Рассказать?

– Да нет, – равнодушно отозвался прежний голос. – Я и сам знаю, что вешает. Просто тебя хотел проверить.

Талиессин внезапно поднял коня на дыбы. Толпа в темноте шарахнулась.

– Я беру всех мужчин, кто захочет, – крикнул Талиессин, и конь опустился передними копытами на землю. – Оставшиеся пусть ломают дурака, авось им поверят.

– Что ты обещаешь? – снова спросил рассудительный человечек с серой лысинкой.

– Ничего, кроме той крепости в Медном лесу, – сказал Талиессин. – И еще то, что не оставлю вас.

– А вот в это мы, пожалуй, верим, – сказал рассудительный человечек.

Отряд быстро собрался в темноте, которую рассеивали только лунные лучи, когда им удавалось пробиться сквозь тучи. Талиессин никого не принуждал – решение каждый принимал самостоятельно.

И когда они уже вышли на дорогу и двинулись в сторону леса, кто-то зашлепал босыми ногами по проселку и, догнав Талиессина, вцепился горячими руками в его рукав.

– Гай, возьми меня! Возьми меня с собой!

Он молча подхватил Хейту за руку и усадил в седло. Уткнулся подбородком в ее пыльные волосы, пахнущие мышами. Два широких луча, синий и желтый, скрещивались перед всадником на дороге, и Талиессин, не дрогнув, направил коня прямо в их перекрестье.

Охотничий домик короля Гиона принадлежал герцогу Вейенто. Сейчас это была его земля, его личные угодья. Герцог мог вернуться сюда в любое мгновение, мог прислать своих людей, мог отправить какого-нибудь капрала – проверить, что происходит.

«Что ж, – думал Талиессин, – пожалуй, люди Вейенто были бы сейчас для нас весьма кстати. Мы нанялись бы к нему охранять рудники. Меньше всего дорогому герцогу придет на ум разыскивать принца Талиессина у себя под носом. Да, это было бы забавно… Особенно если кто-нибудь из людей Вейенто распознал бы в Гае, капитане наемников, эльфа».

По счастью, в охотничьем домике за частоколом никого не оказалось. Только следы недавнего присутствия какого-то военного отряда.

В одной из комнат Талиессин обнаружил разбитую посуду, порванную одежду, пятна крови. Там до сих пор пахло бедой: отчаянием, быть может – неволей. И – полная неизвестность касательно участи тех, чья кровь осталась в доме.

Но Хейта, побывав здесь, пришла в неистовый восторг: она обнаружила несколько дорогих предметов, явно принадлежавших женщине: гребешки, обрывки лент, наборный поясок, туфельки.

– А мужчины еще болтают, будто девочка не может быть бандитом, – ликующе объявила Хейта Талиессину, вплетая мятую ленту в свои косматые волосы.

Он не стал возражать.

Едва только начало светать, Талиессин вышел проверить частокол. Пришлось укрепить несколько бревен и заменить брус на воротах, но в общем охотничий домик действительно выглядел настоящей крепостью. Талиессин остался доволен.

Он пересчитал своих соратников: двадцать четыре человека. Двадцать пять, включая Хейту. В доме им будет тесновато. Кое-что из продуктов обнаружилось в кладовых. По мнению громилы с плоским лицом и крохотными глазками – этот крестьянин, несмотря на свою неприглядную внешность, хорошо считал и отличался на удивление уравновешенным характером, – еды хватит на два дня. «Потом мужички возмутятся», – добавил он с таким видом, словно сам не принадлежал к числу «мужичков».

Его звали Сиган. В деревне у него остались жена и пять детей, но почему-то Сиган о них совершенно не беспокоился. Когда Талиессин спросил об этом, Сиган небрежно махнул рукой: «Надоели».

– Как думаешь, – спросил Талиессин, – скоро ли придут солдаты?

Сиган глянул на розовеющее небо.

– Лучше бы поскорее, – отозвался он. – Мы их тут побьем, съедим здешние запасы, а заодно избавимся от лишних людей…

– И на север, – заключил Талиессин. – Да?

Сиган перевел взгляд на него, коротко рассмеялся.

– Да, – подтвердил он.

Талиессин пожал плечами:

– Я и сам об этом подумывал.

– Вот и договорились, – сказал Сиган и ушел в общую комнату, откуда доносился разноголосый храп.

Талиессин вскоре последовал за ним. Остановился в дверях, рассматривая спящих. Позавчера он еще не знал об их существовании, а сегодня свяжет с ними свою жизнь. Эльсион Лакар могли нарушить любую клятву, только не такую; и с каждым мгновением Талиессин все больше ощущал себя истинным потомком эльфийских королей. «Наверное, все дело в том, что я оказался в Медном лесу, – думал он. – Здесь слишком жива память о короле Гионе и его возлюбленной. А может быть, я просто взрослею…»

Он медленно обводил глазами своих людей, одного за другим, подолгу задерживаясь на них взглядом. Тот, с серенькой лысинкой, тоже был здесь. И костлявый верзила. И благообразный селянин с кудрявыми волосами, лет тридцати. И еще драчун со шрамом на лбу. Белобрысый подручный мельника. Предстоит запомнить двадцать четыре лица, двадцать четыре имени. Даже если после сегодняшнего столкновения с солдатами некоторые имена и лица ему больше не понадобятся.

Талиессин устроился возле самого выхода из комнаты и сидя заснул – сам не заметил как.

* * *

– Идут, Гай! Они идут! кричала, приплясывая в дверях, Хейта. – Вставайте, берите оружие! Они здесь.

Мужчины зашевелились. Талиессин снял со стены старый охотничий рог и не задумываясь дунул. Из раструба вылетела пыль, за ней – сиплый, сдавленный звук. Талиессин откашлялся и дунул вновь: тревога разлетелась по дому, прочищая головы спящих. Люди вскочили, потянулись к оружию.

– Берите пики, охотничьи луки – кто умеет стрелять; мы слишком долго спали! – кричал Талиессин. – Не бойтесь! Хейта, будешь бросать камни.

– Я умею сбивать птиц из пращи, – похвалилась она, снимая с пояса какую-то грязную, разлохмаченную веревочку с ремешком.

– Умница, – бросил Талиессин. – Убей их капитана, и я сделаю тебя моей любовницей.

Он отправил пять человек с луками на крышу дома, десятерых – защищать ворота, а сам с оставшимися обошел весь частокол кругом. В первый раз они осматривали укрепление при плохом свете, уставшие и вполне могли что-нибудь пропустить.

За частоколом, совсем близко, фыркали кони, слышны были голоса. Один раз что-то стукнуло прямо в частокол; удар отозвался у Талиессина во всем теле: он как раз стоял возле самого бревна, чуть ли не приложив к нему ухо.

– Копьем ткнули, – сказал равнодушно Сиган. Он не отходил от Талиессина, будто взялся охранять его. – Проверяют, не покачнется ли. Решили, должно быть, что частокол у нас ветхий.

– Интересно, что они нам посулят, когда предложат сдаться? – заметил Талиессин.

Сиган посмотрел на него сонно.

– Ничего не предложат… Станут они с нами разговаривать.

Талиессин криво улыбнулся. Кажется, он допустил ошибку, рассуждая о своем мнимом опыте участия в мятежах. К счастью, Сиган не стал обращать на это внимания. Не столько личность Гая занимала рассудительного крестьянина, сколько крепость, которую им предстояло удерживать.

– По гладкой стене на колья им не забраться, да и разломать – надо потрудиться. – Сиган по-хозяйски ощущал пару бревен. – Выдержат. Колодец тут есть? Надо бы водой облить, не то подожгут нас… – Он вздохнул перевел взгляд на своего собеседника. – А ты уж как-нибудь постарайся держаться осторожней, Гай. Без тебя мы, пожалуй, пропадем. Когда солдаты уйдут, нам придется быстро удирать на север. И кто же за нас заступится перед герцогом Вейенто, если не ты? Сдается мне, ты ему какая-то родня.

– Если даже и родня, то очень далекая, – сказал Гай. – А если тебе что-то сдается, просто помалкивай. Так будет лучше. Для всех, можешь мне поверить.

Сиган пожал плечами и ничего не ответил.

* * *

– Мы на месте, – уверенно произнес Мельгос, показывая на частокол.

Множество следов пестрело вокруг: здесь, очевидно, совсем недавно побывали люди. Ворота стояли наглухо закрытыми, за ограждением не ощущалось никакого присутствия жизни: было тихо. Крепость затаилась, глухая и немая. В какой-то миг как будто донеслось шуршание быстрых шагов, но оно сразу стихло.

– Как, по-вашему, сколько там скрывается народу? – спросил Эмери. Он стоял рядом с Мельгосом и внимательно осматривал частокол.

– Меньше, чем нас, – уверенно сказал капитан. – К тому же это обычные крестьяне.

– Не вполне обычные, – возразил Эмери. – Судя по делам, которые они наворотили в деревне.

– Да бросьте вы! – Мельгос махнул рукой. – Они в любом случае боятся вооруженных людей.

– Сейчас они и сами, думаю, неплохо вооружены.

– Крестьянин боится солдата. И точка.

– Они больше не крестьяне, – сказал Эмери. – Процесс необратим. Крестьянин, побывавший солдатом, никогда не вернется к своей сохе. Но кто же такой этот Гай, который сумел их организовать? Каковы ваши предположения, капитан?

– Мы с вами это уже обсуждали, и я склонен придерживаться изначального мнения. Гай – отбившийся от стаи профессиональный вояка, – вздохнул Мельгос. – Убьем его – разгоним остальных. Вы пока осмотритесь здесь, а я, если позволите, вернусь к моим людям.

И Мельгос, оставив Эмери, отправился к солдатам. Эмери слышал, как он отдал приказ набирать хворост.

Эмери подъехал к Уиде: спешившись, эльфийка бродила по траве, рассматривала старые следы, ворошила ногой пепел в костре. Дырявый солдатский котелок со звоном отлетел в сторону.

Лошадь Уиды спокойно паслась в отдалении; девушка знала, что может подозвать ее свистом в любой миг.

При приближении Эмери Уида подняла голову и дружески кивнула.

– Рада тебя видеть. Не сочти за насмешку, действительно рада. Мне как-то одиноко, знаешь? Все эти солдаты – какие-то скучные люди, и капитан у них угрюмый, не находишь?

– Самый обычный, – сказал Эмери.

– Вот именно. Самый обычный. То, чего я не выношу в людях. Ненавижу, когда самые обычные. От таких можно всего ожидать, если ты меня понимаешь.

– Вполне.

Уида тряхнула волосами; под покрывалом звякнули серьги.

– Он попытается поджечь этот частокол, верно?

– Верно.

– Сумасшедший, – сказала Уида.

– Уида, – заговорил Эмери, – мне кажется, пора нам уходить отсюда. Мы не обязаны смотреть на то, чем закончится крестьянский бунт. Бунты всегда заканчиваются одинаково.

– О, бунт уже закончился, – возразила Уида. – Мы присутствуем при совершенно другой истории. Не обольщайся приятными призраками, Эмери. То, что сейчас делает Гай, он делает не ради крестьянского мятежа, а лично для себя. Сейчас он отобьется от Мельгоса – а он непременно отобьется! – и в окрестностях столицы появится банда.

– Давай уйдем, – повторил Эмери. – Нам нечего здесь делать.

– Боишься? – Она с вызовом сощурила глаза.

Эмери неприятно улыбнулся.

– Просто помню цель нашего путешествия. Талиессина здесь нет.

– Вот это-то и кажется мне самым странным, – признала Уида. – Его здесь нет, и я нигде сейчас не нахожу его следов… а должна бы, ведь он – один из нашего народа.

Глава пятая

ЭЛЬФИЙСКАЯ НЕВЕСТА

Эмери очнулся в темноте, и первым, что он ощутил, была чудовищная головная боль. Он попробовал было пошевелиться, но не смог: руки и ноги отказывали ему в повиновении. Наугад он позвал: «Уида!» – и почти сразу получил ответ:

– Я здесь. Не дергай руками, ты связан.

– А ты?

– Я, разумеется, тоже, – со смешком отозвалась она.

– Где мы?

– Полагаю, внутри крепости, – сказала Уида. – Здесь нет окон, так что время суток определить затруднительно.

Эмери закрыл глаза, и тихие золотистые спирали начали медленно свиваться перед его взором.

– Тебя огрели по голове, если ты интересуешься, – добавила Уида. Как большинство эльфов, она неплохо видела даже в полной темноте, так что состояние Эмери не было для нее загадкой.

– Как это вышло?

– Да так и вышло… – Она вздохнула. – Если говорить честно, я восхищаюсь тем, как эти ублюдки нас разделали. Знаю, это свидетельствует о порочности и извращенности моей натуры, но… Искусство заслуживает уважения.

– Ты говоришь о Гае?

– Именно. А что ты помнишь? – полюбопытствовала она. – Мне всегда хотелось знать, как воспринимают действительность люди, оказавшиеся в эпицентре событий. Мой отец утверждает, что непосредственные участники истории, как правило, знают меньше всех.

– Вероятно, твой отец прав. – Эмери с трудом давалась связная речь, но зато спирали перед глазами исчезли, и голова стала болеть меньше.

– Эй, не спи! – в голосе Уиды вдруг промелькнула тревожная нотка.

Эмери встрепенулся и заговорил опять:

– Мы поджигали частокол, а они лили воду. Там где-то внутри крепости есть родничок, и им хватило воды намочить бревна, а заодно и погасить наши костры. На крыше у них стояли лучники, так?

– Да, только стрелять они не умеют. Напрасно стрелы тратили.

– Откуда у них стрелы?

– Это ведь охотничий домик. Тут всегда хранятся запасы стрел и прочего. Если нам повезет и мы выберемся, я покажу тебе портрет короля Гиона. Ты знаешь, что он очень похоже изображен на одной из картин? Большая кавалькада, несколько десятков молодых и удалых красавцев. И никто толком не знает, который из них Гион.

– А ты знаешь?

– Я его на любом изображении узнаю, в любом обличье, – уверенно объявила Уида. – Ладно, рассказывай дальше.

– Я считал, что Мельгос принял верное решение. Время от времени пытаться поджечь частокол, а так – просто сидеть под стенами и ждать, пока эти ублюдки изголодаются и сделают вылазку. Их вдвое меньше, чем солдат; встретиться с противником в открытом бою при таком численном неравенстве для них чистейшее самоубийство! В общем, приблизительно так мы рассуждали.

– Ага, – сказала Уида. – Я ведь говорила: ненавижу, когда люди самые обычные, без завихрений. Никогда не знаешь заранее, чем может закончиться дело, которое ты ведешь вот с таким «самым обычным» человеком. Верно?

– Я не успеваю за ходом твоей легкокрылой мысли, Уида, – поморщился Эмери.

– Постарайся. Если ты сосредоточишься на моей легкокрылой мысли, у тебя и голова болеть перестанет. Проверенное средство. Ты не знал? Глубокие размышления о том, о сем весьма способствуют укреплению здоровья.

– Уида, ты монстр, – сказал Эмери. – Я совершенно не уверен в том, что по определенным дням ты не превращаешься в жабу.

– Я тоже в этом не уверена, Эмери. Но в рассуждениях Мельгоса имелась серьезная ошибка, это точно. И знаешь, в чем она заключалась?

– В том, что Мельгос – нормальный человек.

– Наконец-то ты начал думать, Эмери. Мельгос – нормальный человек. – В тоне Уиды послышалось легкое отвращение. – А Гай – ненормальный. Поэтому Гай дождался темноты и вместе со своими головорезами выбрался наружу. Ни один здравомыслящий повстанец, запертый в надежном укреплении, не стал бы так поступать. По крайней мере до тех пор, пока у него не закончится еда.

– Возможно, у Гая очень мало опыта, – сказал Эмери.

– Не исключено. – Уида быстро покивала в темноте. К счастью, Эмери ее не видел, иначе у него мучительно закружилась бы голова. – Или, наоборот, очень много опыта. Не важно. Важно другое: он поступил неправильно.

– Где они выбрались? – спросил Эмери. – Ты видела?

– Имела случай наблюдать – разумеется, это случилось не в начале атаки, а много позднее, потом, когда меня тащили в крепость, – с удовольствием поведала она. – Естественно, они выскочили не из ворот. У ворот Мельгос посадил нескольких бдительных болванов, которые благополучно проспали начало атаки. Мятежники вылезали по лестнице с противоположной стороны.

– А, дальше я помню, – сказал Эмери.

– Да, подтвердила Уида. Дальше началась свалка. Масса впечатлений! Сразу ясно, что ты редко бываешь на конских ярмарках, Эмери.

– Не могу утверждать, что сильно сожалею об этом обстоятельстве.

– Прискорбно, прискорбно… Ты многое потерял. Кстати, ты погрузился в небытие, когда тебя огрели дубиной.

– О! – выговорил Эмери. – А тебя?

– Меня, пожалуй, тоже. Этого я не помню. Говорят же тебе, участники событий всегда знают о них меньше всего.

Эмери дернул углом рта. Уида замолчала. Неожиданно Эмери услышал, что она всхлипнула, и встревожился:

– Что с тобой?

– Полагаю, мне все-таки немного страшно, только и всего, – призналась она. И тут же вздохнула: – Не дергай руками, ты связан. Только зря кожу испортишь, потом будет болеть.

Эмери произнес:

– Я ведь должен что-то делать. Спасать тебя.

Помолчав, она ответила:

– А ты знаешь, что солдаты отошли в лес? Здесь только пленные и мертвецы.

– И сколько пленных?

– Понятия не имею.

* * *

Пленных было всего двое: Эмери и Уида. Убитых солдат – пятеро. Раненых оставили на месте; Гай не позволил своим людям добивать их. Сказал:

– Выживут – хорошо, помрут – их собственное несчастье. Мы довольно уже набедокурили.

Убийство господина Алхвине и его слуг Гай с готовностью брал на себя: став частью мятежа, его главой, он не посмел отрекаться от тех дел, что творились в его отсутствие.

Он еще раз обошел поле боя. Было темно, свет обеих лун не проникал сквозь полог леса: Ассэ и Стексэ не поднялись еще достаточно высоко; косые же лучи застревали в листве и лишь кое-где наполняли ее бледным зеленым свечением.

В руке Сигана, шагавшего рядом с Гаем, пылал факел. По знаку главаря Сиган то и дело опускал факел и освещал лицо кого-нибудь из лежавших на земле. Гай нашел тех пятерых из своих людей, о ком точно знал, что они погибнут. Последний из них был еще жив, но Гай видел, что осталось ему недолго – час, быть может.

Гай наклонился над ним, провел пальцами по его щеке, затем выпрямился, подозвал одного из бывших крестьян:

– Посиди с ним, пока он не испустит дух.

– А что делать? – встревожился тот.

– Ничего, просто подержи за руку.

– А если смерть на меня перекинется? – спросил крестьянин, округляя глаза.

– Не перекинется, – сказал Гай.

А Сиган прикрикнул:

– Делай, как велят!

Гай снова закружил по поляне. Он не знал, что или кого ищет, просто чувствовал, что дела его здесь еще не закончены. Наконец он заметил человека, лежавшего неподвижно. Судя по одежде, это был не солдат. Скорее какой-то путешествующий дворянин, щеголь.

– Этого связать – и в дом, – распорядился Гай.

Сиган не стал ни обсуждать, ни обдумывать приказ.

Нынешняя ночная вылазка потрясла основательный ум крестьянина. Впервые в жизни им удалось силой сломить другую силу. Вешая беспомощного господина Алхвине они ощущали себя шкодливыми котятами, которые точно знают, что за пакостную проделку им не поздоровится, когда придет хозяин. Сражаясь ночью с солдатами пусть сонными, пусть плохо соображающими и не успевшими толком вооружиться, – люди Гая почувствовали себя воинами. Такого с ними прежде не случалось.

– Девку поймали! – донесся радостный вопль издалека, и Гай побежал на голос. Сиган с факелом помчался следом. Лохматый огонь скакал и дергался, и пятно света вихляло перед бегущим Гаем.

Он увидел, как двое крестьян крутят руки высокой женщине. Она отбивалась молча, яростно. Что-то в ее поведении вдруг напомнило Гаю девочку Хейту. Да и в их внешности имелось неуловимое сходство.

«Должно быть, все дело в сложении, – подумал Гай. Обе тощие и никогда не растолстеют. В старости высохнут как хворостины. Говорят, была одна старуха, которая выжила из ума и иссохла так, что ее считали сухой веткой и держали в углу. Обращались к ней, только когда возникала надобность посечь детей…»

Он и сам не понимал, откуда у него взялось время вспомнить древний анекдот, которым насмешил когда-то мать Талиессина господин Адобекк.

Сиган подбежал с факелом, шумно дыша.

– Погоди, без света не ровен час споткнешься, – пропыхтел Сиган. – Сломаешь себе шею. Говорят тебе, будь осторожнее!

– Не сломаю, – сказал Гай и осекся: он едва не проговорился о том, что хорошо видит в темноте.

Главарь мятежников остановился перед своими людьми. Они почти одолели женщину. Один держал ее за локти, другой тянул за волосы. Покрывало упало с ее головы и смутно белело во мраке.

– Кто такая? – спросил Гай.

Женщина молчала. Ее грудь вздымалась от тяжелого дыхания. Один рукав красивого платья с меховой оторочкой был порван, в прореху виднелась царапина. На загорелом лице поблескивали светлые глаза, свет факела совершенно тонул в них.

– Связать – и в крепость, – махнул рукой Гай. – Я потом с ней поговорю. – Он обернулся и бросил быстрый взгляд на тех, кто поймал женщину: – Пальцем ее не трогайте! Если она важная дама, мы ее хорошо продадим, а если обычная дура – проучим после того, как она ответит мне на пару вопросов.

– Ясно, – пробурчал один, а другой молча кивнул.

Гай ушел, не оборачиваясь. Женщина пристально смотрела ему вслед, и он чувствовал на себе ее взгляд. Она не вызывала у него ни особенного интереса, ни тем более желания. Сейчас он просто хотел спать.

Наверное, Гай мог бы устроиться на ночлег в какой-нибудь из многочисленных отдельных комнаток охотничьего домика. Здесь имелись недурно обставленные места для уединения. Но Гай предпочел ночевать с остальными, поэтому он просто расстелил плащ под столом, как будто желая скрыться от взоров мозаичного короля Гиона и его развеселой свиты, и растянулся на полу, подложив руки под голову.

Все тело у него ломило, и Гай ощущал, как заботы и усталость минувшего дня переплавляются в его душе в некое необъяснимое веселье. Никогда прежде он не чувствовал себя таким живым.

«Я взрослею, – сонно тянулись в его голове неспешные мысли, – и становлюсь все больше и больше Эльсион Лакар. В эльфах слишком много жизни. Я и раньше не раз думал об этом, но никогда прежде я этим не был… Близость чужой смерти только усиливает чрезмерность моей жизни. Еще одна любопытная особенность. Интересно, она только моя – или так происходит у всех Эльсион Лакар?»

И еще он подумал о женщине, которую крестьяне захватили в лесу. Несомненно, это какая-то знатная дама. Странно, что он никогда не видел ее при дворе. Должно быть, она как раз направлялась к королеве, дабы быть представленной ее величеству.

Загорелая – любопытная особенность. Такой цвет лица бывает у аристократок, которые увлекаются соколиной охотой и верховой ездой. Должно быть, так оно и есть, особенно если вспомнить, с какой бешеной силой она отбивалась от двух мужчин.

Гаю сделалось забавно: он попытался представить себе их завтрашний разговор. Хотелось бы знать, какие мысли бродят сейчас у нее в голове. Можно будет спросить. Наверняка она ответит – она гордая и не станет отмалчиваться. Непременно наговорит ему разных гадостей.

Гай улыбнулся в темноте и провалился в сон.

– Гай! – услышал он знакомый пронзительный голосок.

Крепкие липкие ручки сильно толкали его в бок, тормошили, тянули за волосы.

– Гай! Гай, проснись! Я хочу мое!

Он со стоном приоткрыл глаза.

В темноте, почти совершенно не разгоняя мрак, коптила маленькая масляная лампа. Она освещала только грязную руку: пальцы с черными обломанными ногтями, ссадины, цыпки.

– Что тебе нужно, Хейта? – пробормотал Гай. – Я только что заснул. Давай поболтаем завтра.

– Нет уж, сегодня! – настырно приставала она и, видя, что он снова опускает веки, с силой ткнула его под ребра. – Не спи! Гай!

Он сел, поморгал.

– Поставь лампу на пол, – приказал он. – Из-за этого коптящего уродца я ничего не вижу.

Хейта поставила лампу возле его ноги и растянула рот в плаксивой ухмылке.

– Кто коптящий уродец? Я?

– Нет, лампа.

– Нет, я! Ты меня ненавидишь, да?

– Хейта, я взял тебя в отряд, я не выгнал тебя, даже не заставил умыться. С чего ты вообразила, будто я тебя ненавижу?

– А «уродец»?..

– Я уже сказал, что ты не уродец, – с широченным зевком ответил Гай. – Довольно об этом. Что тебе нужно от меня да еще так срочно?

– Смотри.

Она чуть отодвинулась, и Гай увидел, что среди спящих лежит труп. Хейта, торжествуя, перевернула покойника лицом вверх, и Гай узнал Мельгоса.

– Видишь? – сказала Хейта. – Это их капитан. По одежде понятно и по лицу. Я видала, как он распоряжался: «Вы – сюда, вы – туда, отсюда – стрелять, тут поджигать»…

– Это ты притащила его сюда? – спросил Гай удивленно.

Хейта с торжеством кивнула, и Гай подивился ее немалой силе: Мельгос был человеком довольно крупным. К тому же Хейта принесла его вместе с его оружием и кирасой.

– Скажи мне, девочка, зачем ты приволокла на себе тяжеленного покойника прямо в комнату, где спит полным полно народу? – осведомился Гай как можно мягче. – Дорогая моя, здесь ведь и без того дышать нечем!

– Я твоя дорогая? – быстро спросила Хейта.

– Вообще-то это было вежливое обращение мужчины к девочке, – сказал Гай. – Но в нашем с тобой случае я действительно считаю тебя весьма дорогой.

Хейта подозрительно надула губы.

– В каком смысле? В смысле цены?

– В том смысле, что ты хорошая, Хейта.

– А! – Она просияла. – Ну, я так и думала. Помнишь, ты мне сказал насчет пращи?

– Насчет пращи?

– Если я убью их командира, ты сделаешь меня своей любовницей.

Гай нахмурился: он и впрямь брякнул что-то в таком роде. Вероятно, счел фразу красивой и подходящей моменту.

– Это их командир, и он мертв, – сказала Хейта.

– Многие после этой ночи мертвы, – заметил Гай.

– Гляди внимательнее. – Хейта подняла лампу с пола и поднесла к телу. Она посветила на лицо Мельгоса, и Гай увидел, что висок Мельгоса проломлен.

– Ты уверена, что это не удар от дубины?

– Нет, – сказала она. – И ты тоже будешь уверен, когда рассмотришь повнимательнее. Это от камня из моей пращи. Я тебе нарочно его оставляю, чтоб без сомнений. Ну так что?

Гай взял ее за руку, слабо сжал горячие пальчики.

– Хейта, – сказал он, – мое слово остается в силе. А сейчас давай спать.

– Обещаешь?

– Я же поклялся.

Она счастливо вздохнула, загасила лампу и юркнула к нему на плащ. Он со вздохом обнял ее и почувствовал, как горячее тельце прикорнуло у него под мышкой.

* * *

Талиессин всегда легко засыпал и легко просыпался; поэтому и Гай проснулся первым из всей своей разбойничьей шайки. В комнате, где когда-то пировали друзья короля Гиона, сейчас храпели все, даже бдительный Сиган, даже маленькая Хейта. Молчали лишь двое: Мельгос, потому что был мертв, да вот еще этот непонятный Гай.

Четвертое утро мятежа окончательно похоронило труп изначального бунта. То, что народилось сейчас, больше не имело никакого отношения к возмущенным крестьянам господина Алхвине. Все сделалось серьезней. Этот второй новорожденный был крепче, сильнее, долговечней, и сегодня Гаю предстояло основательно поразмыслить над его судьбой.

Он высвободился из детских объятий Хейты и положил на чумазую ладошку свою застежку от плаща – чтобы девочке не было скучно, если она проснется и увидит, что его нет рядом. Осторожно вышел из комнаты.

Солнце только что встало, оно было прохладным и едва начало набухать жаром. Все запахи в лесу обострились, все краски сделались отчетливыми и на короткое время утратили оттенки: зелень потеряла малейший намек на синеву или желтизну, из красного исчезли воспоминания о лиловом. Все было ярко и строго, все взывало к сосредоточенности.

Частокол местами был закопчен и вонял головешками. Свежая могила бугрилась рыхлой спиной; казалось, там копался огромный крот. Дырявый солдатский котелок по-прежнему валялся у старого кострища. Кажется, единственная вещь, которой ничего не сделалось.

Солдаты ушли. Те, кто смог уйти. Гай огляделся еще раз. Может быть, кто-то и остался. Засел в засаде, наблюдает. Сейчас это не имело значения.

В доме оставалось еще двое пленников. Какие-то знатные люди, муж и жена, брат и сестра, а может быть, любовники. Следовало бы поговорить с ними прежде, чем проснутся остальные. Когда люди Гая захотят знать, как их главарь намерен поступить с пленными, у Гая уже должно иметься собственное мнение.

Он вернулся в дом и взял четыре факела. Не заглядывая в общую комнату, прошел туда, где держали пленников. В маленькое помещение без окон – какую-то кладовку, должно быть. Несколько месяцев назад здесь тоже находился какой-то узник. Точнее, если принять во внимание вещи, найденные Хейтой, какая-то узница. Еще одна загадка.

Талиессин, наверное, заинтересовался бы тайной пропавшей пленницы, но Гаю было не до нее. У него и своих забот хватало.

Он открыл дверь и сразу уловил в темноте легкое движение. Оба пленника не спали. Тревожно шевельнулись, заслышав чьи-то шаги. Гай чуть улыбнулся. Пусть волнуются – это хорошо.

Он расставил факелы по углам, зажигая их друг от друга. От мирного огня комната сразу сделалась обжитой, как будто в ней разожгли камин. Солнечные лучи явили бы царивший здесь разгром во всем его безобразии, но свет факелов скрыл беспорядок и наполнил воздух теплом.

Гай встал посреди комнаты, заложив руки за пояс. Наверное, ему и прежде приходилось решать чью-то судьбу: от принца Талиессина зависело много людей, и он распоряжался их карьерой, даже пару раз просил мать кого-то наказать или поощрить. Но никогда при этом Талиессин не чувствовал, что он на самом деле волен в чьей-то жизни. Тогда это выглядело как игра: королева позволяла сыну командовать, а сын, чтобы сделать ей приятное, раздавал приказы.

Теперь все изменилось. Эти двое действительно находились во власти Гая. Он прислушался к себе: не ощущает ли удовольствия от этого обстоятельства. Несомненно, да. Должно быть, чувство недозволенное. Мать точно не одобрила бы этого.

– Ладно, – вслух проговорил Гай. И повернулся к своим пленникам.

Мужчина находился ближе к двери. Застыл в неловкой позе, губы искусаны, глаза злые. Женщина устроилась у противоположной стены и, судя по всему, не испытывала особенных неудобств, ни физических, ни душевных.

Гай сощурился. Они не муж и жена. И вероятно, не брат и сестра. Посторонние друг другу люди. Попутчики? Нет, и на простых попутчиков не похожи. Скажем так друзья.

Он решил начать с мужчины, но заговорить с ним не успел. Пленник широко распахнул глаза, и на его лице появилось такое глубокое, такое искреннее удивление, что Гай неожиданно смутился.

– Что? – бросил Гай отрывисто. – Что с вами?

Эмери не ответил. В первое мгновение пленник едва не совершил ошибку, спросив у главаря мятежников – уж не исчезнувший ли принц перед ними. Предостережение оказалось слишком сильным: странная мелодия возникла в мыслях Эмери – она напоминала злую вариацию темы Талиессина. Когда-то Эмери, расставаясь с Ренье, сыграл эту тему для брата и попросил запомнить ее. «Напевай, когда будешь плохо понимать происходящее с принцем. Если уловишь странности или несоответствия, знай: творится что-то неладное».

Мысленно Эмери пропел первые несколько тактов, но мог бы и не делать этого. Тема Талиессина звучала не просто странно, как бы мимо нот (что легко могло случиться, если, к примеру, у принца было бы скверное настроение), она перешла в другую гармонию, утратила былую светлую стройность; теперь в ней гремели диссонансы. Но не узнать мелодию, при всех постигших ее искажениях, Эмери не мог. Главарь мятежников был Талиессин.

И лучше бы не напоминать Талиессину о том, кто он такой.

Поэтому Эмери молчал. Ждал, узнает ли его принц.

– Мое имя Гай, – сказал, выждав некоторое время главарь. – Назовитесь теперь вы.

– Эмери, – сказал Эмери. – Я приближенный ко двору ее величества правящей королевы. Надеюсь на ваше благоразумие.

– Эмери? – Брови Талиессина взлетели. – Эмери? Вы ничего не перепутали?

Эмери не моргая смотрел на принца. Талиессин знал Ренье, дружил с ним – насколько Талиессин способен был на подобные отношения. Ренье проводил с наследником очень много времени. Не может быть, чтобы Талиессин не узнал сейчас в пленнике своего придворного.

Но Талиессин действительно не узнавал Эмери. Удивление принца не было наигранным.

Это был первый раз, когда братьев не перепутали. Даже проницательный Элизахар не различал двойников, когда те морочили ему голову в Академии Коммарши.

«Он эльф, – подумал Эмери смятенно. – Настоящий Эльсион Лакар. Мы слишком долго считали его выродком. Даже мы с братом, доблестные племянники доблестного Адобекка. Даже мы. Никто из нас не принимал Талиессина всерьез, и вот мне, похоже, настала пора расплачиваться за наше общее высокомерие. Потому что он видит не внешнее, как обычный человек, а внутреннее. Воспринимает не наружность, а то неуловимое, что делает каждую личность неповторимой».

И Эмери с удивлением понял, что испытывает не страх, а стыд.

Гай спокойно проговорил:

– Некогда я хорошо знал господина Эмери и могу вас заверить: вы с ним совершенно не похожи. Не могли бы вы назваться каким-нибудь другим именем? Иначе я, пожалуй, сочту вас лжецом и шпионом.

Он сделал короткую паузу и просто добавил:

– А мне бы не хотелось вас вешать.

– Мое имя Ренье, – сказал Эмери, опуская глаза. – Простите. Господин Эмери – мой родственник, и он действительно принят при дворе. Некоторые общие знакомые считают, что мы с ним похожи. Называясь его именем, я рассчитывал произвести на вас благоприятное впечатление.

– А, ну тогда другое дело, – беспечно произнес Гай. – Ваше извинение принято. Я хотел бы потребовать денег за ваше освобождение, но у нас, к сожалению, не будет времени ждать, когда ваша спутница вернется с платой.

– Я могу отдать вам то, что у нас с собой, – предложил Эмери.

Гай весело фыркнул.

– А я могу это и так у вас забрать, – сообщил он. – Тем более что руки у вас связаны.

– И ноги, – вставил Эмери.

Гай бросил беглый взгляд под ноги пленнику.

– Какие мелочи! – заметил он. И быстро подошел к пленнице. – А вы? Назовитесь.

– Уида, – отозвалась эльфийка.

В глухом звучании ее голоса Эмери безошибочно уловил обольстительные нотки, едва заметные и оттого еще более опасные.

Гай присел рядом с ней на корточки, взял ее руки в свои и принялся развязывать стянутые веревкой запястья. Уида смотрела, как он трудится. С досады эльфийка прикусила губу. По тому, что Гай не разрезал веревку, а взялся распутывать узел, она догадалась: решение у него уже готово и переубедить его не получится.

– Зачем вы возитесь с этим вервием, если все равно не собираетесь отпускать нас на свободу? – спросила она тихо.

Гай даже не поднял головы.

– Хочу поглядеть, что скрывается под этими покрывалами и плащами.

Уида вздрогнула – как показалось Эмери, от радости. Второй раз за все то время, что Эмери знал Уиду, до него донесся слабый отголосок ее собственной мелодии: внезапно затрепетавшая на ветру паутинка, пронизанная солнцем.

Уида зашевелила руками, скорее выдергивая их из грубых веревочных петель. Тряхнула головой, и покрывало само упало с ее волос. Неуловимое движение рук под горлом – долой пряжку! – избавило ее от плаща. Она осталась в платье. Стремительно встала, прошумев широченной юбкой. Эмери она показалась немного выше, чем Талиессин; вероятно, так оно и было: Уида превосходила ростом многих мужчин.

Несколько мгновений Уида смотрела прямо в лицо Гаю. По сравнению с эльфийкой он выглядел очень светлокожим, но обмануться в разрезе его глаз было невозможно. В расширенных зрачках Талиессина подергивались четкие яркие отражения пылающего факела. Уида замерла, глядя в эти глаза.

– Ну, что же ты? – проговорил он, склоняя голову набок. – Кто ты?

«Кто я? – яростно думала она. – Лошадница, однажды пойманная за конокрадство, вот кто я. Женщина, которая бродит по дорогам и делает, что ей вздумается. А кого ты хотел встретить? Эльфийскую невесту? Ну так вот же тебе эльфийская невеста!»

И с силой дернула шнуровку у себя на груди.

Шелковый шнур выскочил на свободу, обвился на миг вокруг сильного запястья женщины, скользнул по ее пальцам и выпал на пол. И вслед за ним с ее плеч рухнуло платье. Уида предстала перед Талиессином совершенно обнаженной – такой, какой участвовала в скачках на конской ярмарке под стенами Дарконы, на равнине.

Несколько мгновений Гай рассматривал ее, затем взял факел и поднес поближе к девушке. Провел факелом снизу вверх, высвечивая то узкие бедра, то крепкие, резко очерченные над животом ребра, то почти совсем плоскую грудь. Огонь рисовал причудливые тени на смуглом теле Уиды, в капельках пота поблескивали искорки.

Отведя левую руку с факелом назад, Гай протянул правую к девушке и провел пальцами по ее телу, как будто прикасался к шелку из размотанного рулона или к незнакомой лошади, бережно и вместе с тем оценивающе.

В тот же миг по темной коже пробежал огонь: так пламя на миг проступает из трещин черного, почти совершенно сгоревшего дерева, когда порыв ветра неожиданно хлестнет его, налетев издалека. В лицо Талиессину дохнуло жаром. Он улыбался так, словно увидел то, что и ожидал.

В комнате, полной золотистого света, тело эльфийки выглядело черным, и множество пылающих золотых роз проступили на нем, покрывая его, точно одеждой.

Уида смотрела прямо в глаза Талиессину, серьезная, спокойная.

– Эльфийка, – проговорил он, отводя от нее руку. – Вот кто ты такая.

Он отступил на несколько шагов, как будто из опасения находиться слишком близко. Всем своим существом Талиессин воспринимал ее внутренний жар. Впервые после смерти Эйле он согрелся по-настоящему.

Никаких чувств по отношению к незнакомой эльфийской женщине Талиессин не испытал. Просто ему стало тепло. Он даже не был благодарен Уиде за это.

– Они не должны знать, кто ты такая, – сказал он ей. – Скорей оденься и спрячь лицо. Мне было бы жаль, если бы тебя растерзали, как господина Алхвине, – ты слишком красива для этого.

– Вы же не верите в то, что эльфийская кровь причиняет вред земле и людям? – спросила Уида, делая шаг к нему.

Он отошел еще дальше.

– Если бы я знал ответ, ты бы получила его, – ответил Гай. – Но сейчас у меня нет ответов. Я не знаю Может быть, тот шестипалый ребенок родился из-за порченой эльфийской крови, что течет в жилах правящей династии, а может – из-за невежества крестьян и родственных браков. Я действительно этого не знаю. Но мне не хотелось бы видеть тебя мертвой, Уида.

Она молча наклонилась за своим платьем, набросила его на плечи. Медленно принялась шнуровать лиф. Она вся была поглощена этим занятием и не заметила, как Гай вышел и пленники остались в комнате одни.

* * *

Хозяин маленькой таверны, что стояла на перепутье большой дороги на Мизену и проселка, что вел в Медный лес и к границе, увидел своих недавних постояльцев и немало подивился произошедшей в них перемене. Во-первых, они вернулись к нему пешком, а прежде ехали на лошадях. Во-вторых, мужчина был в ярости, а женщина – сильно опечалена. И в-третьих, у них не было с собой денег, чтобы заплатить за ночлег и еду: опытный харчевник заметил это по их походке, уж на такое-то глаз у него наметанный.

Уида почти все время молчала, предоставив Эмери договариваться с харчевником. Казалось, девушке безразлично, где она будет ночевать и удастся ли ей сегодня поесть или придется терпеть голод до самой столицы. Впрочем, так оно и было: как и многие Эльсион Лакар, Уида легко переносила физические лишения. Она была полностью поглощена своим мрачным настроением. Такого с ней давно уже не случалось. Уида постоянно ощущала себя переполненной жизнью и впечатлениями. Все, что она видела и встречала, лишь питало ее внутренний жар. Ей было весело жить. Что бы с ней ни происходило, ей всегда было весело.

Эмери вышел из харчевни и позвал ее к ужину. Она почти не притронулась к трапезе, хотя харчевник и постарался: изготовил наилучший из возможных омлетов, присыпанных зеленью и пряностями. Равнодушно проглотила стакан горячего молока.

Эмери сказал хозяину, извиняясь за поведение своей спутницы:

– Она потрясена увиденным.

– О, можете не объяснять! – Он махнул рукой и скорчил физиономию, которая яснее всяких слов говорила: «Объясните-ка мне лучше все хорошенько, и тогда, быть может, я забуду о том, сколько вы мне задолжали».

Уида поднялась из-за стола, и Эмери поспешно вышел вслед за нею, чтобы проводить ее в постель. Он боялся, что эльфийка выкинет какой-нибудь фокус. Сбежит, например. Само по себе бегство Уиды таило в себе множество неприятностей для ее спутника. Ее умение становиться невидимой могло серьезно осложнить дальнейшие поиски.

У Эмери была хорошая возможность познакомиться с нравом девушки во всех подробностях. Он не сомневался: догадаться, куда направится беглянка, будет невозможно. С одинаковым успехом она может погнаться за Талиессином или, наоборот, скрыться в туманах между мирами, чтобы избыть в одиночестве свое разочарование.

Нет уж. Эмери глаз с нее не спустит.

Она, кажется, догадалась, о чем он думал. Остановилась на пороге спальни такая грустная и юная, что у ее спутника захватило дух.

«Это эльфийские чары, – строго сказал себе Эмери. Что бы там ни говорили о том, что никаких чар не существует, она – женщина и эльфийка, она умеет проделывать с людьми разные штуки… Не поддамся ни за что».

Приняв такое благое решение, он уверенно вошел в комнату и закрыл дверь.

– Боишься, что я убегу? – спросила она негромко.

– Боюсь. – Он не стал отпираться.

– Я не убегу.

Она села на кровать, снова принялась за свою шнуровку. Вспомнила о Талиессине, остановилась. Прикусила губу.

Эмери осторожно подсел рядом. Она повернула к нему голову.

– Ты уверен в том, что это был он? – спросила Уида. – Талиессин?

– Да, – сказал Эмери. – Я ведь встречался с ним во дворце. Точнее, видел его там, а он меня не видел.

– Подсматривал за ним?

– Было дело. – Эмери вздохнул. – Дядя Адобекк считал, что так будет лучше.

– Понятно.

Она с силой дернула шнуровку, шелковый шнур запутался и затянулся вокруг ее пальца.

– Чума! – сказала Уида, на мгновение становясь прежней.

Эмери потянулся к ней:

– Позволь, я распутаю. У меня хорошо получается.

– Большой опыт? – фыркнула она.

– Большой опыт в распутывании узлов, – уточнил Эмери. – Не смешивай меня с моим братом. Это он любитель и любимец женщин. А я просто хроменький музыкантик.

– Если ты заметил, – сказала Уида, безразлично позволяя ему заняться шнуровкой и своим плененным в шелковой петле пальцем, – мы, Эльсион Лакар, никогда не смешиваем тебя, хромой бедняжка, с Ренье, который тоже хромой, но не бедняжка, а почему-то любитель и любимец женщин.

– Да, – сказал Эмери, – я это заметил.

– Талиессин, – повторила Уида задумчиво. – Почему он назвался Гаем?

– Гайфье, – сказал Эмери. – Так звали его отца.

– Это кое-что объясняет, – согласилась Уида. – Хотя и не все. По-твоему, он не вернется?

Эмери пожал плечами.

– Талиессин всегда был для меня в своем роде загадкой, – признал он. – Если говорить честно, я никогда не воспринимал его всерьез. Мне он казался мальчиком. Не слишком умным. Не слишком счастливым. Чересчур независимый нрав при изобилии обязательств, ограничений и требований. С самого детства знать, что станешь королем, что обязан жениться на той женщине, которую для тебя найдут, и ни на какой другой… Наверное, тяжелая участь. Хотя желания пожалеть Талиессина у меня никогда не возникало. Мне вообще трудно представить себе, какой он.

– Теперь ты знаешь его получше, верно? – Уида наконец освободилась от завязок и потянула платье через голову. Скрываясь в обильных юбках, проговорила: – Можешь не отворачиваться, ты видел меня голой уже дважды, так что третий раз ничего не изменит.

– Это точно, – сказал Эмери.

Она вынырнула из вороха волнующейся ткани.

– По-твоему, он решил навсегда связать свою жизнь с этими бандитами? – спросила она. И чуть рассердилась: – Проклятье, Эмери, твой дядя все-таки придворный, и братец твой – тоже изрядный дворцовый щелкопер. Вы обязаны знать о принце хотя бы малость.

– Выходит, что ничего мы о нем не знали, – проговорил Эмери. И когда она показала ему кулак, добавил: – Все это случилось слишком неожиданно. Он был ребенком. Предполагалось, что все его странности – просто от возраста. Никто ведь не знал, что, став взрослым, он окажется вот таким… – Эмери дернул углом рта.

– Дети всегда вырастают неожиданно, – назидательно изрекла Уида. – Еще вчера, пухленький и в ямочках, он сидит на ручках у мамочки, а сегодня, жилистый и с волосатыми ногами, отправляется странствовать, и на бедре у него меч, снятый с какого-нибудь мертвого тела. Такова вкратце история любого мужчины.

– Если Талиессин будет отсутствовать слишком долго, в королевстве наступит хаос, – сказал Эмери. – Скрывать исчезновение принца будет весьма трудно. Мне даже страшно представить себе, что произойдет, когда станет известно, что ее величество лишилась наследника.

– А бастард? – спросила Уида. – Нельзя ли объявить наследником его?

– Бастард не может наследовать трон, – ответил Эмери. – Он не Эльсион Лакар, не законный сын… Он вообще никто. Просто ребенок какой-то девушки Эйле. Талиессин даже не признал его официально.

– Не успел или не захотел? – уточнила Уида.

– Полагаю, не успел… Мне кажется, – добавил Эмери, – он не оставлял надежды жениться на Эйле, так или иначе.

– Теперь уже не женится. – В тоне Уиды вдруг проскользнула мстительная нотка.

Эмери удивленно посмотрел на нее. Точно, она злилась.

Перехватив его взгляд, Уида вспыхнула:

– А чего ты ожидал? Что я буду оплакивать смерть любовницы моего жениха? Будь Эйле живой, она бы только все усложнила. Разумеется, я в состоянии выйти замуж за наследника без любви. И даже родить будущего короля – без любви. Но эльфийская женщина не может жить без любви, и рано или поздно я все равно встретила бы человека себе по сердцу. С этого мгновения в королевство пришла бы беда. Любовь королевы к недозволенному мужчине способна погубить целую страну.

Она помолчала, прикусив губу. Потом прижалась годовой к плечу Эмери:

– Хорошо, что ты мой друг. С тобой спокойно. Почти как с лошадью.

– Будь я лошадью, я обожал бы тебя, – сказал он, погладив ее по волосам. – Объясни мне теперь, что там произошло, в той комнате, когда ты разделась перед Талиессином? Ты пыталась соблазнить его и увести с собой в столицу?

– Нет, это было невозможно: он дал слово тем людям и не скоро нарушит его. Все гораздо хуже, Эмери, все просто ужасно: я в него влюбилась.

Глава шестая

ДЖЕХАН

Эмери открыл глаза и увидел, что перед кроватью, где ночевали они с Уидой, стоит какой-то человек. Комнату заливал блеклый серый свет; было раннее утро – мертвые минуты перед самым рассветом.

В первое мгновение Эмери подумалось, что он видит сон, но человек оставался в комнате и с каждой секундой делался все более живым и материальным. Плоский силуэт приобрел объем, вместо темного пятна проступило лицо.

– Проснулись? – осведомился человек. – Хорошо.

Эмери потянулся за мечом и нашел его, к своему облегчению, на прежнем месте.

Человек тихонько, коротко рассмеялся.

– Вставайте скорей. Разбудите вашу подругу. Вам нужно уходить.

Эмери тряхнул Уиду за плечо. Девушка распахнула глаза, и вдруг в комнате стало очень светло. Солнце выступило из-за горизонта и разлилось повсюду. Серая неопределенность отступила. Незнакомец – это действительно был незнакомец, и Эмери окончательно уверился в том, что никогда прежде его не встречал, – предстал перед молодыми людьми во всех подробностях.

Это был мужчина лет сорока, в простой добротной одежде. Чем-то он напоминал Роола – брата погибшей Софены. Наверное, такой же мелкий землевладелец, привыкший распоряжаться в своих небольших владениях и лично отвечать там за каждую травинку.

После мгновенного размышления Эмери понял, что внешность незнакомца не вызывает больших симпатий. Когда-то, в ранней молодости, он, вероятно, был очень красив, но с возрастом красота его увяла. Когда такое случается с женщинами, это выглядит естественно, но в случае с мужчиной все обстоит несколько иначе. В истрепанном годами красавце всегда угадывается вырождение.

Чужак торопливо произнес:

– Меня зовут Джехан. Мы не знакомы. Не можем быть знакомы. Я живу неподалеку… Кое-что видел. Вам нужно уезжать отсюда как можно скорее.

– Что случилось? – сонно осведомилась Уида.

Он повернулся к ней. На фоне белых покрывал, которыми была застлана постель, лицо девушки выглядело предательски темным.

– Ты – эльфийка, – сказал Джехан. В его тоне не звучало ни малейшего сомнения, он был уверен в том, что говорит. – Ты сумела обмануть многих, но только не здешнего хозяина.

– Собственно, господин Джехан, почему вы обращаетесь к моей даме таким неподобающим образом? – возмутился Эмери.

Он и сам не ожидал, что его слова произведут такой эффект. Джехан смутился, опустил глаза.

– Простите, – пробормотал он. – В мыслях я всегда называл эльфов на «ты»… как духа или божество.

– О, – молвила Уида, – извинение принято. – Она приподнялась, опираясь на локоть, взглянула на Эмери. – Мне он нравится.

– Одевайтесь, – сказал Джехан, направляясь к двери. – Я подожду.

– Лучше просто отвернитесь, – подсказала Уида. – Будем разговаривать. Мне не хочется терять время… Давайте рассказывайте все по порядку… Эмери, помоги мне со шнуровкой. У тебя вчера хорошо получалось.

Эмери быстро натянул на себя одежду.

Между тем Джехан говорил:

– Я живу неподалеку. У меня небольшое поместье. Если не лукавить, то… совсем маленькое. Но большего мне и не нужно.

– А жена у вас есть? – спросила Уида, любопытствуя. Она изогнулась и бросила на Джехана взгляд из-за плеча.

Он покачал головой.

– Торопитесь, – добавил он. – Они скоро будут здесь.

– Кто?

– Потом объясню. Сейчас некогда. Они знают, что лошадей у вас больше нет, так что на дороге вас легко будет догнать. Единственное место, где можно сейчас спрятаться, – у меня в поместье. Туда они не сунутся.

– Почему? – спросил Эмери.

– Просто потому, что не сообразят искать вас у меня. – Он покачал головой. – Для эльфийской дамы опасно разъезжать вот так, открыто и без всякой охраны. Да еще в наших краях, когда тут такое творится.

– Я же не знала, что это будет настолько опасно, – с покаянным видом произнесла Уида.

Эмери, однако, догадывался, что опущенные глаза, грустные улыбки и полные печали жесты – все это сплошное притворство. Уида ни на миг не сомневалась в том, что запросто выберется из любой заварушки. Она была настоящей Эльсион Лакар. Не полукровкой. В определенной степени этот Джехан был прав, обращаясь к ней на «ты», как к духу или даже божеству.

В маленькой харчевне было до странного тихо. Обычно в это время хозяин уже разводил огонь в очаге и готовил завтрак для посетителей. Но сегодня все в доме спали.

– Он ушел в деревню, – прошептал Джехан, проводя своих спутников через общий зал харчевни. – А слуги, разумеется, пользуются случаем и бездельничают. Что нам весьма на руку.

Эмери шел последним, держа обнаженный меч. Джехан вызывал у него странные чувства. Он и нравился молодому человеку, и в то же время неприятно нервировал его. Кто же он все-таки такой, этот мелкий землевладелец, сосед Алхвине? Истинным ли именем он назвался, когда представился? Как вышло, что он внезапно появился здесь, в харчевне? Куда завлекает Эмери с Уидой?

Джехан, вероятно, прочитал мысли спутника Уиды, потому что сказал, не поворачиваясь:

– Я все объясню чуть позже, хорошо? Просто доверяйте мне. Вы не пожалеете.

Эмери отмолчался. Как бы самому Джехану не пожалеть о содеянном, если он затевает предательство.

На заднем дворе они увидели двух лошадей, привязанных прямо к столбу у ворот. Эмери вопросительно глянул на Джехана. Тот ответил:

– Я нарочно взял двух. Если мятежники все-таки сообразят, где нас искать, и обнаружат наши следы, пусть считают, будто вы где-то добыли лошадей и сбежали вдвоем. Три лошади – значит, и беглецов трое; а кто третий? Начнут соображать, искать. Пожалуй, додумаются до того, чтобы ко мне заявиться.

– Что, учитывая ситуацию, было бы излишним, – подхватила Уида. – Умно затеяно. Но вот о чем я подумала: вы с господином Эмери, пожалуй, будете тяжеловатой ношей для одной лошадки.

– Я и не предполагал ехать на одной лошади с господином Эмери, – ответил Джехан.

– Вот как? – деланно изумилась Уида.

Но сбить Джехана с толку ей не удалось. Он ответил совершенно спокойно:

– Да. Я предполагал, что с ним поедете вы, моя госпожа.

– А! – произнесла Уида. Ее лицо прояснилось. – Теперь понимаю. Конечно, вы переоцениваете мою воздушную невесомость, но все равно – благодарю вас за лестное мнение.

Она вскочила на коня, протянула Эмери руку. Он забрался в седло вслед за нею, приобнял ее одной рукой.

Джехан отвязал обеих лошадей и выехал со двора. Молодые люди следовали за ним.

Джехан знал еще один проселок, уводивший с большой дороги в лес, – чуть дальше первого, того, что соединял дорогу с имением Алхвине.

Эмери ощущал тело Уиды, прижимающейся к нему. Никакой женственной мягкости. Странно думать о том, что это угловатое создание могло влюбиться в молодого мужчину, захотеть стать желанной.

Оглядываясь по сторонам и вслушиваясь в любые шорохи, Эмери почему-то не чувствовал близкой опасности. То ли просто не обладал чутьем, то ли на него подобным образом действовало волшебство роскошного утра, в которое они погрузились, едва только покинули полутемное помещение спальни.

Джехан погнал коня по проселку. Эмери последовал за ним. Уида лихо присвистнула, когда конь побежал быстрее, торопясь догнать сотоварища.

Эмери спросил свою спутницу:

– Тебе, кажется, весело?

– А тебе разве нет? – отозвалась она. – Чудесное утро, чудесные лошади… вообще все чудесно.

– Чудесный Джехан, – пробормотал Эмери.

Джехан, похоже, услышал, потому что бросил на него быстрый взгляд через плечо.

– Скоро мы свернем с дороги в лес, а по тропинкам нас не выследят, даже если захотят. Тут каменистая почва…

– Из крестьян плохие следопыты, – сказал Эмери, повышая голос. – Они не найдут нас не то что на каменистой, на любой тропинке. Если только не заметят издалека. А теперь вы объясните нам наконец, что происходит?

– Хозяин харчевни признал в даме эльфийку, – сказал Джехан. – Он дождался, чтобы вы устроились спать, и отправился в ту деревню. В ту, которая принадлежала господину Алхвине. Словом, вы меня поняли – к кому.

– Но ведь мятежники уже ушли оттуда, – удивленно возразил Эмери. – Там остались только мирные жители, те, кому неохота больше бунтовать. Люди, так сказать, чуждые авантюрному духу.

Джехан придержал коня, чтобы Эмери поравнялся с ним. Солнечный свет, пробиваясь сквозь листву, падал на лицо Джехана. Свежесть утра словно бы передалась и человеку: сейчас не было заметно, как увяла его кожа, как мелкие морщинки высыпали вокруг глаз. Остались лишь очертания, абрис – воспоминание об ослепительно красивом юноше.

Джехан повернул голову, и очарование развеялось. Он улыбнулся так, что Эмери вдруг понял: Джехану давным-давно известно, какое впечатление производит его наружность на людей. Может быть, поэтому он и остался жить в глуши.

Джехан сказал, пожимая плечами:

– Ушли те, кто захотел для себя новой жизни. Кто осознал, что никогда не вернется к прежнему. Проще выражаясь, все желающие стать бандитами. Остались крестьяне. Вместе со всеми их суевериями, с их страхами, с их склонностью впадать в панику и творить в этом состоянии кровавые расправы над совершенно неповинными людьми. По-вашему, с позавчерашнего дня крепостные господина Алхвине изменились хоть сколько-нибудь?

Уида сказала:

– Люди вообще не склонны изменяться. Во всяком случае, коренным образом. Они могут быть испуганы на время, но потом все возвращается…

– Хозяин харчевни – милейший человек, – продолжал Джехан. – Мне он всегда нравился. У него хорошая кухня, неплохое пиво, приветливая служанка. Он умеет создать уют, если вы понимаете, о чем я.

– А вы это цените? – перебила Уида.

– Уют? Конечно! – ответил Джехан. – Сам я этого совершенно не умею. У меня дома… впрочем, вы сами увидите. Уже скоро.

Они поехали бок о бок шагом. Джехан продолжал:

– Иногда я заезжаю к нему – посидеть у очага, поболтать, выпить. Посетителей в харчевне обычно немного, так что у него находится для меня минутка. А вчера мне, кроме всего прочего, хотелось порасспросить его о новостях. Он был мрачен, чего за ним обычно не водилось. «Это только начало, – сказал он мне, когда мы сидели с ним на кухне. – Помяните мое слово. Помяните мое слово, господин Джехан, это только начало!»

– Что он имел в виду? – Эмери зажмурился, потер пальцем веки: он плохо выспался, и солнечный свет резал ему глаза.

– Эльфийскую кровь, что же еще, – вместо Джехана ответила Уида.

Джехан покосился на нее.

– Именно так, любезная дама, – подтвердил он.

– Когда он разгадал меня?

– Когда вы вернулись в харчевню после того, как побывали в деревне Алхвине. В первый-то раз он, как думаю, и многие до него, счел вас обычной любительницей верховой езды. Сейчас в моде загорелая кожа – признак отменного здоровья и веселого нрава. Видите, я слежу за модой! – добавил он с наивной гордостью провинциала.

Эмери мимолетно улыбнулся этому, но сразу же вновь стал серьезен.

Джехан продолжал:

– Но потом, когда он снова увидел госпожу Уиду, что-то «вступило ему в голову», как он выразился. У него как будто глаза открылись.

– Я знаю, почему это вышло, – вздохнула Уида. – Моя вина, целиком и полностью. – Она откинулась к Эмери, прижалась головой к его груди, заглянула снизу вверх в его лицо. – Когда эльфийка влюбляется, она во многом теряет власть над собой. Я больше не умею притворяться, как прежде.

– Поясните, – попросил Джехан.

Уида повторила слова, которые Эмери когда-то слышал от королевы:

– Истинные чувства эльфа – любовь и сострадание. Все прочие – обыкновенное притворство. Эльфа очень трудно вывести из себя, заставить сердиться или испугать. Поэтому мы умеем скрываться среди людей, если это нам, конечно, нужно. Но утаить любовь эльф не в состоянии.

Эмери поразило, с какой простотой Уида говорила о своих чувствах. Обычно девушки избегали открывать подобные вещи – и не только посторонним людям, но и близким. Однако для Уиды это было так же естественно, как дыхание.

Джехан сумел отнестись к этому признанию с уважением.

– Не буду притворяться, что вполне понимаю вас, – сказал он. – Но общая картина ясна. Сделав свое открытие, хозяин наш перепугался. Он боится эльфийской крови. Боится вашего влияния. Видите ли, у него ничего нет, кроме этой харчевни. Что будет, если продукты испортятся, если люди, побывавшие под его крышей, начнут болеть? Он долго говорил со мной об этом. Я даже не пытался разубеждать его.

– Почему? – спросил Эмери.

– Бесполезно, – кратко ответил Джехан и замолчал.

Они миновали поляну, спустились к ручью. Уида жадно втягивала ноздрями воздух: здесь пахло сладкими пушистыми цветами, которые часто облюбовывают подобные сырые долинки.

Джехан снова нарушил молчание:

– Он долго объяснял, почему обязан уничтожить всякое эльфийское влияние… Наконец он взял лошадь и отправился в деревню. Сказал, что позовет мужчин, какие остались, чтобы уничтожить эльфийку. Смыть ее следы, так сказать.

– А он не боялся, что, пролив эльфийскую кровь в своем владении, он навсегда отравит собственную землю? – с презрительным видом осведомилась Уида. Ее раздражал контраст между прекрасной природой, которую она созерцала, и жуткими разговорами, в которых она вынуждена была участвовать.

Джехан грустно улыбнулся.

– Никто и не собирался проливать вашу кровь, моя госпожа. Вас бы попросту сожгли.

Уида фыркнула:

– Меня вы такими разговорами не испугаете, господин Джехан. Однажды меня чуть не повесили, знаете?

– Тоже ненавистники эльфов?

– Нет, честные граждане… Я воровала лошадей. Правда.

Джехан засмеялся.

– Что ж, хоть что-то хорошее, не так ли?

Он не стал уточнять, что именно нашел хорошего в услышанном. Эмери же счел, что Уида чересчур похваляется своими подвигами по части конокрадства. В этом было что-то непростительно ребяческое.

Усадьба Джехана показалась вскоре после того, как они поднялись из долинки. Небольшой крепкий дом недавней постройки был обнесен высокой оградой.

– Там дальше есть поле, которое я сдаю в аренду, – махнул рукой Джехан. – У меня два арендатора. Собственно, они-то меня и кормят.

– Вы живете один? – спросила Уида, метнув на него испытующий взгляд.

– Да.

– Что, и уборку сами делаете? И готовите себе сами?

– Нет. Через каждые три дня приходит жена одного из арендаторов. За это я снизил им плату.

– Послушайте, – Уида протянула руку, коснулась седла, в котором сидел Джехан, – вы не обязаны прятать нас. Я знаю, что мы вас стесним. Вы же не любите людей.

– И эльфов тоже, – добавил Джехан. – Это правда. Больше всего на свете я люблю одиночество. Есть люди, которые боятся оставаться одни. Обзаводятся компаньонками, любовницами, целым штатом бесполезной прислуги. Или открывают лавку.

– А у вас была возможность выбора? – осведомился Эмери.

– Что-то в таком роде… – Джехан вздохнул.

– Поясните, – сказал Эмери.

– Сперва устроимся в доме и закроем ворота. – И Джехан первым въехал на двор.

В доме их действительно никто не встречал. Вокруг было пусто и тихо. Эмери оглядывался по сторонам, однако не замечал присутствия никаких других людей. Везде Царил практически безупречный порядок, но он почему-то вызывал ощущение чего-то неживого. Вещи находились на своих местах не потому, что здесь следили за ними, а потому, что ими крайне редко пользовались.

Казалось, хозяин усадьбы ходит по невидимым маленьким дорожкам, которые сам проложил для себя в своих владениях. Он не притрагивался к большей части предметов, не заходил в большую часть помещений. Точно здесь раз и навсегда было установлено множество мелких запретов, которые неукоснительно соблюдались много лет.

Едва появившись в этой «зачарованной» усадьбе, Уида мгновенно нарушила все эти запреты. Одно только присутствие эльфийки смело невидимые преграды. Она сразу же заполонила собой почти весь дом. Повсюду слышался ее голос. Она разговаривала сама с собой, то напевала, то возмущалась, трогала вещи, передвигала и перекладывала их, кое-что даже ломала, а маленькое золотое колечко, которое можно надеть только на женский мизинчик, попросту украла.

Джехан остался наедине с Эмери. Внимательно прислушиваясь к шумам, производимым Уидой по всей усадьбе, он только разводил руками:

– Я совершенно к такому не привык. Меня это, честно говоря, сильно раздражает, но я понимаю, что остановить вашу даму невозможно… Эльсион Лакар не станет слушаться. Простите меня за то, что говорю вам все это. Жена арендатора – та, что у меня прибирается и готовит, – такая же молчаливая, как и я. Даже более угрюмая. Собственно, я и предпочел ее услуги по этой причине.

– Я хорошо вас понимаю, – кивнул Эмери, непринужденно располагаясь в старом кресле возле окна.

Ему почему-то сразу стало хорошо в этом доме, невзирая на идеальный порядок и мелкие разгромы, которыми сейчас развлекалась Уида. И внешность хозяина перестала его отталкивать. Вероятно, за недолгое время знакомства Эмери успел к нему привыкнуть. А может быть, дело в музыке. Негромкая, невеселая мелодия. Такую хорошо исполнять квартетом: один струнный инструмент, два духовых и непременно клавикорды.

Еще одна странность. Джехан небогат, явно малообразован – скорее всего, едва-едва умеет читать, – а музыка, которая звучит возле него, изысканна и подходит для вечера наедине с любимой женщиной.

– Это, должно быть, хозяйское кресло? – вдруг спохватился Эмери, очнувшись от задумчивости.

Джехан остался стоять посреди комнаты.

– Не беспокойтесь об этом. – Джехан чуть улыбнулся. – Вы знатный господин и можете сидеть, где вам заблагорассудится. Я знаю свое место.

– Не понимаю. – Эмери чуть напрягся. – Если вы знаете свое место, то вам, должно быть, известно, что вы хозяин в этом доме, а я – всего лишь ваш гость.

– Помните, госпожа Уида интересовалась тем, был ли у меня выбор – кем стать, – заговорил Джехан. – Большинство мелких землевладельцев вроде меня такого выбора не имеют. Пускают на свои поля арендаторов, женятся на небогатых наследницах, обзаводятся детьми… Или не женятся и не обзаводятся, это уж кто как захочет. А я действительно мог сделаться кем угодно. Открыть лавку, завести харчевню, поселиться где-нибудь в городе и устроить там мастерскую… Понимаете?

– Не вполне.

Уида сбежала по лестнице и ворвалась в комнату, где находились мужчины. На одной ее щеке красовалось пыльное пятно, в руке она держала музыкальную шкатулку с секретом. Секрет был распотрошен, механическая мелодия робко пыталась наигрывать, когда крышка шкатулки приоткрывалась.

– Здесь довольно занятно, – сообщила эльфийская дама, водружая шкатулку на полочку возле камина. – Дом прекрасный. И вы, господин Джехан, – она приблизилась к хозяину и коснулась его волос кончиками пальцев, – превосходный человек. Это очевидно. Только грустный.

Она устроилась с ногами на подоконнике, возле хозяйского кресла, – еще одно излюбленное место, где Джехан сиживал вечерами. Эмери протянул к ней руку и обтер ее щеку своей манжетой.

– Продолжайте, – молвила Уида, обратив на Джехана сияющий взгляд. – Я хочу знать всю историю. С самого начала. Откуда у вас деньги?

Эмери покраснел, а Уида засмеялась.

– Ага, я угадала! Все уходит корнями в тот день, когда вам предложили деньги. Деньги и означали тот выбор, о котором вы говорите. Я права?

– Да, – кивнул Джехан. – Вы правы, моя госпожа. Тот день, когда мне предложили деньги… И я решил купить кусок земли где-нибудь в глуши, чтобы поменьше встречаться с людьми.

– А кто дал вам деньги?

– Моя хозяйка.

– Все интереснее и интереснее… – Уида заерзала на подоконнике. – Продолжайте же, умоляю. Вы были любовником своей хозяйки?

– Не хозяйки. Ее дочери. – Он отошел к стене и прижался к ней спиной, как будто рассчитывал таким образом обрести поддержку. – Она была замужем. Нежная, всегда грустная. Я прислуживал на кухне. Чистил там котлы и распевал во все горло. А она, бывало, войдет незаметно, стоит в дверях и слушает. Я ее замечу – не сразу, конечно, а спустя время – и замолчу. Она всегда просила, чтобы я пел дальше. «Не то догадаются, что я пришла», так она объясняла. Она всегда была очень грустная. – Джехан покачал головой. – Такая грустная! Ее муж часто уезжал. У него были какие-то земли намного южнее, и он наведывался туда, чтобы лучше управлять ими. У нее недавно родился ребенок. Сам я его, разумеется, не видел, да и желания такого не имел, а кухарка говорила, будто болезненный. Повитуха его, мол, чуть не угробила, когда вытаскивала на свет. И мать чудом жива осталась.

– Будет любовная история, – сказала Уида, блестя глазами.

Он перевел взгляд на нее и просто согласился:

– Да, любовная. Я скоро стал замечать: если не вижу ее подолгу, то места себе не нахожу. И она, похоже, тоже. Так дело тянулось и тянулось, и до чего мне сладко от этого было! Как подумаю о ней, так сразу сладость… Она была очень милая, понимаете?

Джехан помолчал немного, потер лицо ладонями.

– Я не хотел для нее ничего дурного! – сказал он наконец. – Ее муж уехал на несколько месяцев, и как-то раз ночью она сама пришла ко мне. Наверное, я должен был прогнать ее. Или убежать. Но я не смог. И больше она уже не ходила на кухню – послушать, как я пою, отчищая котлы. Она приходила только ночью. Я даже лица ее не помню. Всегда в темноте. Когда ее муж вернулся, она ждала ребенка.

– После этого вам и предложили денег, чтобы вы исчезли, – тихо заключил Эмери.

Джехан молча кивнул.

– И вы не старались разузнать, что случилось с вашей возлюбленной и с ребенком? – спросила Уида.

Джехан помолчал немного. Потом сказал:

– Последовательность событий была немного иная, нежели вы себе представляете. Началось вовсе не с того, что мне дали денег. Началось с того, что ее муж, обо всем узнав, избил мою возлюбленную. Он не убил ее только чудом: хозяйка услышала крики и прибежала. Он закрылся с женой в комнате, но хозяйка моя была женщина сильная. Она выломала дверь и огрела зятя по голове. Поднялся страшный шум. Слуги, разумеется, все слышали. Слово за слово – и хозяйке открылась вся правда. Она стала кричать на дочь, требовала назвать имя любовника. Разве можно было так с ней разговаривать! Она только плакала. Все плакала и плакала. Я подглядывал вместе с другими слугами. Потом пришел хозяйкин брат он иногда гостил у госпожи. Мы любили, когда он приезжал, потому что тогда все в доме шло вверх дном: большой был шутник! Я до сих пор помню, как он сказал: «Ублюдок? У малышки будет ублюдок? И из-за этого вы все так раскричались? Да что в этом страшного? Пусть живет себе – про запас. Законный-то мальчишка слабенький, да еще ножка у него хромая – чума на эту повитуху! – вдруг помрет? Эдак мы и вовсе без внуков останемся».

Эмери вдруг побледнел.

Джехан, увлеченный воспоминанием, не сразу обратил на это внимание. Зато Уида мгновенно заметила состояние своего спутника и хлопнула в ладоши.

– Господин Джехан! Принесите воды, да скорее!

Джехан молча вышел из комнаты. Уида уставилась на Эмери вопросительно, но он только махнул ей рукой, чтобы не задавала сейчас никаких вопросов.

Вернулся Джехан с кувшином вина и кружками, надетыми на пальцы.

– Простите, это моя вина, – улыбнулся он. – Я должен был сразу предложить вам какое-нибудь угощение. У меня совершенно необжитой дом.

– Это потому, что вы забились в щель, как клоп, – сказала Уида. – Так нельзя. Занялись бы чем-нибудь полезным, глядишь, и душа перестала бы морщиться, точно старый носовой платок.

– Полезным? – Джехан искоса глядел на нее.

Уида отобрала у него кувшин, по-хозяйски налила в кружку и сунула в руки Эмери.

– Ну да, полезным, – повторила она. – Например, псовой охотой. Вы почему свору собак не держите? А еще мелкопоместный. Да все мелкопоместные, сколько я их знаю, непременно занимаются собаками!

– Учту. – Джехан чуть наклонил голову.

– Вот и учтите. – Уида помахала пальцем, как бы наставляя его. – Хотите, я вам из столицы выпишу? У меня большие связи.

Эмери заговорил:

– Простите. Я глупо себя повел. Я должен был сразу сказать, что догадываюсь…

Он дернул углом рта и жадно отпил из кружки.

– О чем? – Джехан непонимающе поднял брови. – О чем вы догадывались?

– О том, кто вы такой. Брат хозяйки, говорите? Когда он приезжал, все в доме шло вверх дном? М-да… Сдается мне, знаю я этого человека. И эту семью я тоже знаю. Хромой, болезненный первенец и бастард, оставленный в семье «про запас»…

– Звучит цинично, но в этом имелся определенный резон.

– Разумеется, резон имелся! – Эмери чуть приподнялся в кресле. – И какой резон! С ума можно сойти… Однако рассказывайте дальше. Значит, мой отец избил ее. Я так и думал. Адобекк не стал бы убивать человека без достаточных на то оснований. Моего отца ведь убил Адобекк, не так ли? Я это лет с пятнадцати уже подозреваю.

Он глянул на Джехана исподлобья. Теперь бледен был Джехан. Пустая кружка покачивалась у него на пальце, потом соскользнула на пол и, как бы не спеша, развалилась на несколько глиняных кусков.

– Чему вы удивляетесь? – осведомился Эмери, вздернув верхнюю губу. – Да, хроменький первенец – это я. Не помер, хотя все этого боялись. Кстати, ваш Ренье теперь тоже хромает. Упал с лошади, когда ему было четырнадцать, и повредил ногу.

– Ренье, – повторил Джехан. – Так его назвали? Ренье.

– А вы и этого не знали? – поразился Эмери. – Здорово же вы спрятались от людей.

– А что мне оставалось? – Джехан наклонился, подобрал осколки кружки, посмотрел на них, снова бросил на пол. – После того как законный супруг Оггуль «случайно» упал в пропасть, когда отправился в горы по какой-то деловой надобности, я жил в постоянном страхе. Господин Адобекк не слишком церемонится с людьми, которых считает нужным убрать.

– Вы переоцениваете нашего дядю, – возразил Эмери. – Убить какого-нибудь засранца – тут его рука не дрогнет, но ведь вы-то не… – Он вдруг засмеялся и закончил фразу: – Вы не засранец. Простите за такие слова. Я сам себя загнал в ловушку и не нахожу другого выхода из ситуации: пришлось называть вещи своими именами.

– Я знаю, кто я такой, – сказал Джехан. – Я забыл свое место. Вот отчего случились все беды. Она умерла вскоре после рождения второго ребенка. Я даже не знал, кто у нее родился.

– Неужели слухи о семействе господина Адобекка до вас не доходили? – спросил Эмери. – Не могу поверить в то, что вы не пытались разузнать хоть что-нибудь о своем сыне.

Джехан сказал:

– Разумеется, кое-что я выведал. Но задавать вопросы напрямую не решался. Чтобы не очернить память Оггуль. А я мог случайно сказать что-нибудь не то не тому человеку. Последнее, что я узнал, – господин Адобекк представил ко двору своего внучатого племянника. Одного. Весьма многообещающий юноша. Об этом рассказывал в харчевне, откуда мы только что сбежали, какой-то проезжий господин. Он похвалялся, что только что едет из столицы и знает все новости… Странно было слушать об этом. Кто этот единственный племянник Адобекка? Вдруг тот, законный, ребенок умер, как и опасались, и юноша, которого представили ко двору, – мой сын? Но способа проверить у меня не было.

– Ко двору был представлен Ренье, – сказал Эмери. – Ваш Ренье. Королева приняла его весьма милостиво. Не без протекции Адобекка, разумеется, но, полагаю, сейчас он уже обзавелся собственной репутацией.

– Какой он? – спросил Джехан неловко.

– Похож на меня. – Эмери обвел свое лицо пальцем по контуру. – Только красивый. Что-то не поддающееся определению. Что-то, чего у меня нет, а у него в изобилии.

– Понятно, – сказал Джехан.

Эмери видел, что Джехан хочет спросить кое-что еще, но не решается. Молодой человек догадывался о чем. Нет уж, на этот вопрос Эмери отвечать не станет. Если когда-нибудь Джехан увидит братьев вместе, он сам поймет: никогда между ними не существовало ни зависти, ни соперничества. То обстоятельство, что на протяжении двух десятков лет их двоих выдавали за одного человека, только сблизило их.

Но Джехан с чуткостью, которая была воспитана в нем привычкой улавливать господское настроение и которая так и не была забыта за годы самостоятельного житья в собственном доме, ни о чем больше не спросил.

Весь день они втроем разговаривали о разных интересных вещах. О конских ярмарках, о псовой охоте, о музыке, о короле Гионе, о праздниках в столице, о глупых традициях студентов из Академии Коммарши.

Утром следующего дня молодые люди уехали. Джехан остался один. Он долго слушал тишину, воцарившуюся в доме, и ощущал усталость, которая навалилась на него после этого бесконечного визита. Что-то неуловимо изменилось в доме и в нем самом, и он в точности знал, что послужило тому причиной. Не воспоминания об Оггуль, не встреча с единоутробным братом Ренье и даже не мысль об Адобекке с его развеселой улыбкой – об Адобекке, который не задумываясь решил судьбу трех человек: одного убил, другого запрятал в глуши, а третьего объявил несуществующим… Нет, все дело в эльфийке. Это она перебудоражила весь дом, разворошила мысли Джехана, поселила в его душу крохотное желаньице: действительно выполнить обещание, данное при расставании Эмери, и приехать в столицу на ежегодный праздник.

* * *

Господин Адобекк глазам своим не поверил, когда перед ним предстали Эмери и Уида – уставшие, в одежде, забрызганной дорожной грязью, верхом на чужих, плохоньких лошадях.

– Немедленно уведите эту скотину в конюшни! – завопил он, высовываясь из окна пятого этажа. – Городские власти запрещают держать животных в центре города! А таких животных я бы вообще запретил держать где бы то ни было. Их вид оскорбителен.

– Дядя! – жалобно сказал Эмери. – Позвольте нам хотя бы войти в дом. Пусть лошадьми займется Фоллон.

– Нет! – рявкнул Адобекк. – Вон отсюда! В конюшни! Фоллона им!.. Я слишком дорожу этим человеком.

Адобекк скрылся в комнатах, и до путешественников донесся его гневный рев: «Любезный Фоллон, ты меня слышал: я запрещаю тебе даже приближаться к двери!»

Эмери вздохнул:

– Нас не пустят, даже если мы встанем на колени и будем биться о порог лбами.

Из окна третьего этажа показался Ренье, опухший спросонок.

– Еще одно кошмарное зрелище, – молвил Эмери, подняв к нему голову. – И я вынужден созерцать это каждое утро!

– Ой, – сказал Ренье, ныряя обратно в комнату. Эмери опять услышал дядин возмущенный голос, слегка приглушенный стенами.

– Старый негодяй! – возмутилась Уида. – Так-то он обращается со своей будущей королевой! Я все ему припомню.

– Сперва найди Талиессина и уговори его жениться на тебе, – хмыкнул Эмери.

Он развернул коня.

– Ты куда? – удивилась Уида.

– В конюшни. Дядя не станет с нами разговаривать, пока мы не выполним его приказание. В подобных случаях он беспощаден.

Когда они вернулись к дому, на сей раз пешие и еще более грязные и уставшие, Адобекк наконец позволил им войти.

Ренье спустился в одну из маленьких приемных: в доме Адобекка их имелось несколько, на всякий случай. Мало ли что. Старый интриган предпочитал не компрометировать своих посетителей. В свое время, когда он морочил голову сразу нескольким придворным дамам, у него для каждой имелась собственная комнатка.

Эмери бросил дорожный плащ прямо на пол, наступил на него, плюхнулся в кресло с бархатной обивкой. Адобекк посмотрел на племянника с пылающей ненавистью во взоре. Эмери ответил умудренным взглядом человека, который немало пожил на свете, а повидал и того больше.

Ренье растерянно наблюдал за этой пантомимой. На младшем брате был роскошный шелковый халат с кистями и вышивками. Этой вещью он обзавелся недавно и в явное подражание Адобекку.

Эмери сказал ему:

– Скоро у тебя вырастет брюшко.

– Что?

– Да, такое обвисшее, рыхлое… Есть женщины, которым это нравится Они будут пощипывать тебя пальчиками за круглые бочка… – мстительно добавил Эмери.

– Что с тобой, а? – Ренье растерянно моргал, чем раздражал старшего брата еще больше.

– Можно подумать, это ты неженка, а не я! – сказал Эмери. – Я должен беречь руки! Между прочим, я играю на клавикордах. И фехтую не слишком хорошо. А меня отправляют в самое пекло, в то время как этот бездельник под видом важных государственных интриг забирается под юбки к дамам и ничего больше не делает…

Адобекк гулко хлопнул в ладоши.

– Прекратить! Где Талиессин?

– Дядя, – сказал Эмери, разваливаясь в кресле, – я ведь только что рассказывал про «самое пекло». Вы что, не слушали?

– Нет, – отрезал Адобекк. Он повернулся к Уиде: – Говорите вы, дорогая. Может быть, от вас больше толку.

– У меня хорошая новость, – тотчас произнесла Уида.

Адобекк приосанился.

– Слушаю.

– Я в него влюбилась!

«Еще недавно она считала это чем-то ужасным, – подумал Эмери. – А теперь выдает за хорошую новость… Должно быть, она и вправду его очень любит. Осталось поймать его и привести к ней на аркане».

– Где Талиессин? – заревел Адобекк.

Эмери закрыл ладонями уши, а Ренье засмеялся.

– Его здесь нет, дядя.

– Вижу, что нет. Где он?

– Талиессина тоже больше нет, – сказал Эмери. – Есть Гайфье, точнее – Гай, вожак разбойничьей шайки.

– А мне не показалось, что он намерен заниматься разбоем, – вмешалась Уида. – По-моему, это было бы чересчур даже для Гая.

– Поясни, – быстро сказал Ренье.

Она одарила его ослепительной улыбкой.

– Вероятнее всего, они попробуют наняться в армию Ларренса, – сказала она. – Это позволит Гаю избыть злобу и удержать в узде своих людей.

Адобекк громко застонал, схватил себя за волосы на висках и медленно опустился на пол. Оба племянника, привыкшие к выходкам дядюшки, созерцали его с интересом. Адобекк немного повыл, раскачиваясь из стороны в сторону, затем посидел тихо и наконец обвел собравшихся невозмутимым взором.

– Я правильно понял? – осведомился он. – Если некто захочет найти Талиессина, ему нужно искать Гая, капитана наемников?

– Да, – сказал Эмери. – Сформулировано с академической точностью, дядя.

– Не льсти мне, недоучка. Какой у него отряд?

– Головорезы, – фыркнул Эмери. – Я к ним не присматривался.

– Я не спрашиваю об их внешних данных! – разъярился Адобекк. Однако взгляд его оставался спокойным и даже как будто сочувственным. – Сколько их?

– Человек двадцать.

– Немного.

– Сколько было! – огрызнулся Эмери.

Адобекк покачал головой и совершенно другим тоном заметил:

– Чего угодно я ожидал от Талиессина, но только не этого! И что мне теперь, спрашивается, делать? Что я скажу ее величеству королеве?

– Что он жив, по крайней мере, – подал голос Ренье.

– Он умеет командовать людьми, – сказал Эмери. – Он умеет принимать решения.

– Он мужчина, – сказала Уида.

И послала Адобекку самую соблазнительную из своих улыбок.

– Отстаньте от меня, вы все! – проворчал он. – Провалить такое простое дело! Отыскать в лесах потерявшегося мальчика, спасти его, совратить, заманить к себе под юбку и вернуть к мамочке, дабы в конце концов усадить на трон! Вы и этого не сумели, так чего ожидать от вас в будущем? Королевство катится в пропасть!

* * *

– Ты готов? – спросил Эмери у брата, когда бури и громы улеглись и путешественники окончательно водворились в своих покоях в доме Адобекка.

– К чему я должен быть готов? – полюбопытствовал Ренье.

Они устроились в комнате, отведенной Эмери. Клавикорды, обласканные любящими пальцами, стояли открытыми.

– Слушать.

Эмери вытащил тетрадь, испещренную нотными знаками.

– Новая пьеса?

Ренье устроился поближе к клавикордам. Эмери тронул клавиши, сыграл два такта, остановился.

– Это должен быть квартет, но пока послушай, как сочинилось…

И заиграл снова. Ренье никогда не закрывал глаза, когда слушал музыку, – считал это дурным тоном; но и с открытыми глазами видел совсем не то, что находилось в комнате. Нет, он видел редкий лес, небольшое поле и отдаленных людей на нем, он видел чистую кухню, где нет хозяйки, и странного человека, погруженного в молчание. Иногда, вторым, третьим голосом, вдруг начинала звучать музыкальная тема Оггуль – очень старая тема, одна из первых, которую записал Эмери.

Когда музыка стихла, Ренье долго не решался нарушить молчание. Эмери заговорил первым:

– Это почти так же важно, как и то, что случилось с Талиессином.

– Кстати, я так и не понял, что именно случилось с Талиессином, – признался Ренье.

– Спроси дядю Адобекка, он растолкует тебе во всех подробностях… Сыграть еще раз?

– Потом.

– Ренье, – сказал Эмери, – я видел твоего отца. Провел с ним целый день.

Ренье прикусил губу, чтобы не брякнуть чего-нибудь лишнего. Эмери аккуратно закрыл крышку клавикордов.

– Помнишь, мы всегда считали, что у нас с тобой общий отец? Что ты – незаконнорожденный сын мужа Оггуль?

– Да, – еле слышно выговорил Ренье.

Эмери покачал головой.

– Если бы ты действительно был рожден какой-нибудь отцовой любовницей, Адобекк и бабушка Ронуэн не стали бы скрывать самого факта твоего существования. Для мужчины иметь бастарда – не зазорно.

– Значит, это мать? Это она имела любовника? – шепнул Ренье.

– Да.

– И он до сих пор жив?

– Да.

Ренье опустил глаза.

– Какой он?

– Ренье, он был крепостным. Чистил котлы на кухне Оггуль влюбилась в него и сама захотела ему отдаться.

После этого в комнате стало тихо, только в глубине клавикордов вдруг загудела одинокая струна. Молчание, однако, не разделяло, а сближало обоих братьев, «Вот что они скрывали, бабушка Ронуэн и Адобекк, – думал Ренье. – У моей матери был любовник. Мое рождение стало свидетельством ее позора…»

Эмери разрушил безмолвие:

– Ты хоть понимаешь, Ренье, что это значит?

Ренье молча тряхнул волосами.

– Наверное, сейчас это уже ничего не значит.

– Оггуль принадлежит нам обоим, – быстро проговорил Эмери. – Ты всегда немного смущался, когда мы останавливались у ее гробницы. Конечно, ты считал ее своей матерью, поскольку не знал никакой иной, но на самом деле…

– Да, – сказал Ренье и вдруг расцвел улыбкой. – Оггуль принадлежит нам обоим. – Он встал, прошелся по комнате, свыкаясь с новой мыслью о своем происхождении. И вдруг резко повернулся к брату: – А он, мой отец… Как его зовут?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ТАНЦОВЩИКИ НА КРАЮ БЕЗДНЫ

Глава седьмая

ЗАПИСКА И КОЛЬЦО

Владения герцога Вейенто были невелики, если сравнивать их со всем королевством, и вряд ли могли по-настоящему удовлетворять претензии герцога, потомка старшей ветви правящей семьи. И все же замок, выстроенный в горах еще первым герцогом, Мэлгвином, не мог не поражать воображение. Старинная твердыня сама рассказывала свою историю, пользуясь для этого выразительным и лаконичным языком архитектуры.

Темные от времени башни, квадратные в сечении, приземистые и крепкие, восходили к самым древним временам. Они составляли костяк, основу замка. Более новые, облицованные светлым камнем, создавались в эпоху, когда в цене было все изысканное, тщательно и продуманно обработанное.

Внутри замка также можно было найти помещения на любой вкус: от грубых казарм, лишенных какого-либо «украшательства», до женских покоев, где находились огромные коллекции предметов роскоши, безделушек и настоящих произведений искусства.

Причудливое строение просто завораживало Ингалору. Танцовщица со своим напарником Софиром обитала в той части замка, что была отведена госпоже Эмеше, любовнице герцога Вейенто.

Эмеше знала, что никогда не станет официально признанной женой: герцог в своих матримониальных планах метил гораздо выше, нежели женитьба на дочке простого дворянина. Когда-нибудь Вейенто введет в свой дом по-настоящему знатную девушку, и тогда Эмеше придется уйти.

Но пока этого не случилось, она была единственной полноправной хозяйкой большей части замка и в печальные минуты находила утешение в искусстве.

Пригласить танцовщиков было ее идеей. Выписали самых лучших, по рекомендации доверенных лиц. Госпожа Эмеше не была разочарована: оба артиста, и мужчина и женщина, выступали прелестно и совершенно очевидно обладали и вкусом, и мастерством.

Она почти не разговаривала с танцовщиками, лишь иногда присылала к ним слуг, дабы те передали пожелания госпожи. И поскольку эти пожелания исполнялись в точности, то все остальное время Ингалора и Софир были предоставлены сами себе и могли развлекаться сообразно своим наклонностям.

Софир предпочитал отдыхать в отведенных ему покоях, зато Ингалора без устали бродила по замку. Она быстро примелькалась всем его обитателям. На кухне и в казарме, в дамских апартаментах и даже в комнатах личной прислуги герцога – везде видели гибкую фигурку танцовщицы, ее длинные желтые косы со вплетенными в них многочисленными украшениями, что при малейшем ее движении принимались плясать на спине между лопаток.

Она была податлива на ласку и никогда не отказывала мужчинам, а если уж отказывала, то так, чтобы не обидеть. Ингалора хорошо помнила один из уроков Лебоверы, великого человека, воспитателя множества танцовщиков, создателя праздников. Лебовера, большой любитель и девушек, и юношей, говаривал, бывало: «Если хочешь добиться успеха, то говори «нет» лишь тому, кого все терпеть не могут…»

У Ингалоры была клетка с почтовыми птицами. Она объяснила госпоже Эмеше, что птицы нужны ей для выступлений: она предполагает показать танец с ручными голубями. Госпожа Эмеше как будто поверила, так что танцовщица без всяких затруднений смогла отправить послание господину Адобекку в столицу и оповестить его о готовящемся покушении на принца Талиессина. Она угадала будущего убийцу в Радихене и описала внешность этого человека, каждый его шрам, каждую отметину на его теле.

А после этого начались неприятности.

Ингалора как раз возвращалась в свои покои после одного из вздорных приключений, на которые она была горазда в последние дни, когда услышала взволнованный голос Софира и воркующий говорок госпожи Эмеше.

Девушка отдернула тяжелый занавес, отделявший ее покои от большого зала, где жили «хозяюшки» – прислужницы госпожи Эмеше, – и увидела…

Софир, заламывая руки, бегал по комнате и хватался то за одну безделушку, то за другую, благо здесь их имелось предостаточно.

– Госпожа, но эти птицы нам жизненно необходимы! – заклинал он.

В расстроенных чувствах Софир взял какую-то тяжелую шкатулку и, даже не замечая того, что делает, попытался сломать ее замок. Затем он случайно нажал потайную пружину, и из дна шкатулочки высыпалось два десятка тонких золотых колечек. С криком ужаса Софир бросился подбирать их с пола.

– Мой дорогой, – говорила госпожа Эмеше, вынимая из клетки одну птицу за другой, – мой дорогой, ни одно живое существо не должно находиться в неволе. Мне подсказало это мое сердце.

Она взяла очередную птичку в ладони, погладила перышки и ласково выпустила в окно.

Софир застонал сквозь зубы, как от приступа отчаянной боли.

– Госпожа, это чудовищно – то, что вы творите! Ни одна из этих птиц не страдала. А вот мне вы причиняете неимоверные страдания. За что? Разве мы дурно вас развлекали? Мы старались выполнить малейшее ваше желание.

– И я благодарна вам за это, – подхватила Эмеше. – Именно в знак моей благодарности я избавляю вас от тяжелого бремени – владеть кем-то живым…

– Это невыносимо! – закричал Софир. Он сцапал за горло какой-то декоративный кувшин, украшенный эмалями, и сильно тряхнул. В кувшине зазвенело: там хранились порванные бусы, и сейчас они громко напомнили о себе.

Ингалора остановилась в дверях. Эмеше живо повернулась к девушке.

Возлюбленная герцога была довольно привлекательной полной женщиной средних лет. В иные минуты Ингалора думала о ней с симпатией: танцовщица видела, что эта дама действительно любит своего герцога, а искренняя любовь, на кого бы она ни была направлена, заслуживала, по мнению Ингалоры, глубокого уважения.

Тем не менее поступки госпожи Эмеше не всегда встречали у Ингалоры понимание и участие. Сейчас танцовщица была попросту возмущена до глубины души.

– Моя госпожа, Софир прав: ваш поступок чудовищен! Я хорошо относилась к моим птицам, и они были мне необходимы… Они такие же полноправные участники празднеств, как и я.

– Но вас никто не держит в клетке, дорогая, – возразила Эмеше. – Между тем как они сидели взаперти.

– Я сама держу себя в клетке, – возразила Ингалора. – Никуда не ухожу из замка, не покидаю вас, покуда вы сами не пожелаете со мной расстаться… Разве это не заточение своего рода?

Эмеше выпустила последнюю птицу и уселась в кресло. Она выглядела уставшей, ее широкоскулое лицо покраснело, щеки чуть вздрагивали от волнения. Блестящими глазами она посмотрела сперва на огорченного вконец Софира, затем на Ингалору, бледную, с красными пятнами гневного румянца.

– Я открою вам мою тайну, – проговорила она. – Обещайте молчать… Впрочем, это не важно, потому что мои тайны совершенно никому не интересны.

Ингалора опять почувствовала то, что сама называла «приступом доброго отношения» к госпоже Эмеше. Ей с трудом удалось подавить желание подойти к ней и погладить по руке.

– Вы, наверное, уже поняли, что господин Вейенто присматривает невесту, равную себе по положению, – выговорила Эмеше, краснея, как девочка. – Я не осуждаю его. Он, разумеется, прав. Особенно если учесть его происхождение – от старшей ветви, от Мэлгвина. Я полюбила человека, который знатнее правящей королевы!

Из ее глаз брызнули слезы, но она быстро совладала сними: привычка человека, который часто плачет и может внезапно разрыдаться просто от мимолетной мысли, пришедшей в голову.

– Мне было видение, – сказала Эмеше тихо. – Сон. Может быть, меня посетил призрак… или просто то был ответ на мои мольбы… Не подумайте, я вовсе не желаю препятствовать счастью моего Вейенто: он заслужил всего, к чему стремится. Но… – Она помолчала и беспомощно заключила: – Но как же я?

Ингалора приблизилась к ней и присела перед ней на корточки. Уставилась на плачущую женщину горящими базами. А затем быстро наклонила голову и – не поцеловала, а остренько клюнула – губами ее руку.

Эмеше вздрогнула.

– Вам было видение, госпожа, – напомнил Софир тихонько. Бусины опять протестующе звякнули в кувшине, который он по-прежнему держал в руке.

– Да. Возможно, Вейенто останется со мной еще на долгие годы… Но я не должна никого неволить. Никого ни одно живое существо…

Софир поставил кувшин на место. Подобрал с пола брошенную Ингалорой пряжку. Несколько раз открыл и закрыл застежку.

Ингалора встала, отошла от Эмеше.

– Вы в своем праве, госпожа, – проговорила она ровным голосом. – Я придумаю какой-нибудь другой номер для следующего выступления.

– Я рада, что ты меня понимаешь, – величественно молвила Эмеше. Слезы высохли на ее глазах, она почти улыбалась. Успокоенная, она благосклонно кивнула Софиру, послала Ингалоре ласковый взор и выплыла из комнаты.

– Проклятье! – шепотом проговорила Ингалора, с силой ломая в пальцах дешевенький, но весьма милый браслет – подарок ее последнего «приключения».

– Совершенно с тобой согласен.

Софир уколол палец пряжкой, выронил ее, вскрикнул и показал Ингалоре капельку крови.

– Что ты мне демонстрируешь? – скривилась она.

– Ты что, не видишь? – Он с ужасом уставился на свой тонкий ухоженный палец.

– Ну и что?

– Пряжка медная. Вдруг я заразился? Я знаю, что бывает, если уколоться медной иглой. Рука может распухнуть. Ингалора, ты меня слушаешь?

– Да, – рассеянно отозвалась она. – Вероятно, ты умрешь. Но это не решит главной проблемы: как мы без почтовых птиц будем отправлять сообщения в столицу?

– Мы ведь уже отправили… ты бессердечная дьяволица! – Он упал на ее постель, держа кисть руки кверху.

Ингалора взяла его за запястье и сунула пораненный палец себе в рот. Софир вздрогнул.

– Что ты делаешь? – вопросил он.

– Отсасываю зараженную кровь, – ответила она невнятно.

– Это поможет?

– Нет, но, надеюсь, немного успокоит тебя.

– Жаль, что ты не мальчик. – Он закрыл глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. – В конце концов, почему я так разволновался из-за этих птиц? Человек, который должен совершить покушение, обнаружен, его описание составлено… И Адобекк обо всем оповещен.

Он сладко зевнул.

Ингалора устроилась рядом с Софиром на кровати, обняла его, положила голову ему на плечо. Желтые косы расползлись по всей постели, одна улеглась поперек горла молодого человека, точно намеревалась его придушить.

– Софир, – тихим голосом заговорила Ингалора. Он ощущал ее дыхание у себя на ухе. – Мы здесь для того, чтобы присматривать за герцогом и сообщать господину Адобекку малейшие подробности. Убить Талиессина – только часть интриги. Смерть наследника не возведет Вейенто на престол. Требуется что-то еще.

Софир содрогнулся всем телом.

– Убить ее величество? – прошептал он.

– Думаю, да.

– Ты так легко говоришь об этом! – Он приподнялся, посмотрел на нее возмущенно. – У меня дух захватывает, когда я только представляю себе подобное святотатство… – Он поднес к глазам свой раненый палец и с укоризной уставился на него. Кровь почти перестала идти, но теперь палец начал болеть. Плачущим голосом Софир добавил: – Одна только капля ее крови – и весь мир наполняется любовью и сладострастием. Желанием размножаться, если угодно. Я никогда не испытывал таких сильных эмоций, как во время ежегодных жертвоприношений.

– О чем мы говорим? – осведомилась Ингалора. – О твоих эмоциях или о нашем деле?

– Одно неразрывно связано с другим, – сказал Софир, опять укладываясь на подушки. – Отправишь донесение с каким-нибудь торговцем. В конце концов, они сюда приезжают довольно часто.

* * *

Аббана ни разу еще не пожалела о том, что избрала для себя военную карьеру. Жизнь жестоко обманула эту девушку. Ни привлекательная наружность, ни образование, полученное в Академии Коммарши, не открывали перед ней настоящей дороги к успеху. Все, на что она могла бы рассчитывать, было место домоправительницы у какого-нибудь землевладельца средней руки. Ну и, если повезет, – брак с означенным землевладельцем или с его сыном.

Записавшись в армию, Аббана только выиграла. Она была грамотна и хорошо считала, поэтому ее быстро сделали сержантом и дали ей в подчинение десять человек. Точно такой же путь прошел и друг Аббаны, ее возлюбленный, человек, который был ей ближе, чем брат, – Гальен, другой неудавшийся студент Академии.

Сейчас они оба, в составе армии герцога Ларренса, временно находились на землях Вейенто.

Ларренс со своими людьми двигался к Саканьясу, укрепленному городку на границе с пустыней. Саканьяс был ключевым пунктом, и каждый раз, когда кочевники пытались оторвать от королевства клочок плодородной земли, они подходили к этой крепости.

Несколько отрядов армии Ларренса остановились в самом замке Вейенто, и Аббана с Гальеном оказались в их числе. Встреча с Ингалорой и Софиром оказалась для наемников полной неожиданностью. В тот день, когда они увиделись во дворе замка, Аббана долго не могла успокоиться.

– Что они здесь делают? – бормотала она, когда они с Гальеном уже отправились отдыхать в комнаты, отведенные для солдат: небольшие помещения в толще одной из древнейших стен замка. – Мы ушли из Изиохона, надеясь никогда больше не видеться с подобными людьми, а они тут как тут!

– Ты считаешь, что они нарочно нас преследуют? – удивился Гальен.

В полумраке он услышал, как Аббана отчетливо скрипнула зубами.

– Я ненавижу таких, как они! – выговорила девушка. – Считают себя артистами! Дешевые фигляры… Какую нужно иметь душу, чтобы вести подобную жизнь? Иногда я думаю об этом, знаешь?

– Нет, – сказал Гальен. И потянулся, чтобы обнять ее. – Аббана, с каждым днем ты удивляешь меня все больше! Как ты можешь думать о… о душе таких, как Ингалора и Софир? Они ведь… доступны.

– Да, – сказала она с силой, – а держатся как аристократы.

– Просто фигляры, ты же сама говоришь.

Он погладил ее по плечу.

– Давай будем спать, Аббана.

Она улеглась рядом, прижалась к нему всем телом, и он с удивлением почувствовал, что она дрожит.

– Ты плачешь?

– Нет, – отозвалась она голосом, который не оставлял никакого сомнения в обратном. – Не плачу. Мне просто обидно. Я никому бы в этом не призналась, кроме тебя, потому что это стыдно. Но я обижена, смертельно обижена! Они отвернулись от нас там, в Изиохоне, как от грязи.

– Ты опять за свое, – с тяжелым вздохом проговорил он.

– Но я чувствую! – Она взметнулась на постели, устремила на него страстный взгляд. – Я чувствую, что в них есть какая-то гнильца! Такие люди не могут просто так. У них есть тайна. Гаденькая, отвратительная тайна, я уверена.

– Аббана, я сплю…

Гальен закрыл глаза и действительно вскоре тихо засопел. Она гневно слушала его ровное дыхание. Сердце ее колотилось у самого горла.

Ингалора, тощая, как прут, похожая на вечно голодное животное, рыскающее в поисках пищи, – Ингалора, актерка, уличная танцовщица, семнадцатилетняя девчонка, которая не отказала, наверное, ни одному мужчине из встреченных ею, – Ингалора посмела издеваться над Аббаной, над девушкой из хорошей семьи, над образованной женщиной, над сержантом армии Ларренса!

– Я с тебя глаз не спущу, шлюха, – прошептала Аббана, обращаясь к пустоте. – Я выведу тебя на чистую воду. Я еще увижу, как тебя потащат на виселицу. Шлюха, шлюха, шлюха!

* * *

Минуло несколько дней после пиршества, которое герцог Вейенто устроил в честь доблестных воинов Ларренса. То и дело Аббана видела Ингалору во дворе замка: желтоволосая танцорка гуляла под руку то с одним, то с другим солдатом, смеялась с младшими офицерами, болтала с прислугой. Она выглядела веселой и общительной и, что самое неприятное, не испытывала ни малейших неудобств при встречах с Аббаной: не отводила глаз, не пыталась увильнуть. Танцорка попросту смотрела сквозь Аббану, точно не замечала ее.

Наконец Аббана нарочно преградила дорогу ей и какому-то белобрысому солдату, который угощал ее фруктами и время от времени трепал по спине. Ингалора водила плечами, щекотала ладонь солдата острыми лопатками, жевала, смеялась – все одновременно.

Очутившись у них на пути, Аббана насмешливо смотрела на парочку.

– И что все это значит? – вопросила она.

Ингалора высоко вскинула брови, а солдат, ничуть не смущаясь, сказал чужому сержанту:

– Отойди-ка, хорошо? Мы ничего дурного не делаем.

– Так уж и не делаете? – Аббана издала нервный смешок. – Кто тебе это сказал? Ты разлагаешься.

– Что я делаю? – изумился солдат.

Ингалора расхохоталась.

Аббана, однако, нимало не смутилась.

– Мы находимся в состоянии войны. Сейчас не до женщин.

– Ну, тебе, может быть, и не до женщин, – все еще дружески отозвался солдат и подмигнул Аббане, – а мне, подруга, очень даже до них. То есть до вас.

Аббана зашипела:

– Как ты разговариваешь с сержантом?

– Ну, извини. – Солдат пожал широкими плечами. – Разговариваю, как получается. Ты ведь тоже не слишком стесняешься в выражениях, правда?

– Я тебя! – закричала Аббана.

Солдат подошел к ней вплотную, заглянул в лицо.

– Что ты меня? – передразнил он. – Что ты мне сделаешь? Мы не на поле боя, не командуй. А если ты моей подружке позавидовала, то приходи к вечеру: меня на всех хватит.

Он мягко отодвинул Аббану в сторону и прошел мимо вместе с Ингалорой. Танцовщица ловко вильнула бедрами, чтобы не задеть взбешенную Аббану, и удалилась вместе со своим поклонником. Аббана долго смотрела ей вслед, кусая губы и давая себе клятвы отомстить, одну страшнее другой.

Случай поквитаться, как ни странно, представился Аббане гораздо быстрее, чем она рассчитывала. Ближе к вечеру, когда девушка вышла с кувшином молодого вина чтобы отдохнуть перед завтрашними учениями – командование настояло на небольшой тренировке в окрестностях замка Вейенто, – она увидела странную картину Ингалора, гибкая, как ящерица, карабкалась по стене замка. Внизу стояли несколько человек, трое солдат и один работник из числа замковой прислуги. Задрав головы, они наблюдали за танцоркой.

Косы Ингалоры струились по плечам, цеплялись за булыжник стены, они то повисали отвесно, когда она, запрокинув голову, смотрела вверх, то принимались ползать по спине и обвивать руки. Зрелище завораживало; казалось, Ингалора исполняет какой-то немыслимый танец, распростертая на фоне серого булыжника. Ее босые ноги без труда находили опору в малейшем выступе, в любом промежутке между крупными камнями. Длинные пальцы ног хватались за стену, руки буквально приклеивались к вертикальной опоре. Создавалось такое впечатление, будто Ингалоре не составляет труда подниматься и передвигаться по стене. Танцовщица сделалась частью замка, его живым украшением.

Затем она подобралась к окну и замерла там. Несколько раз она изменяла позу: то поднимала согнутую ногу, то откидывалась назад, держась одной рукой за выступ у оконного проема, то продвигалась взад-вперед, изгибаясь всем телом.

Зрители внизу свистели и хлопали в ладоши. Ингалора время от времени посылала им воздушные поцелуи.

Аббана тянула вино из кувшина и завороженно наблюдала за девушкой. Отсюда, снизу, Ингалора не представлялась больше обычным человеческим существом. Она выглядела странно разумным животным, ручным зверьком, на которого невозможно сердиться. Хитреньким, вечно голодным, сладострастным зверьком.

Хитреньким… Очень хитреньким…

Аббана медленно перевела взгляд на окно. Ингалора как раз в очередной раз сделала танцевальное па, лицо танцовщицы на мгновение заглянуло в окно и снова скрылось, прижатое щекой к стене.

«Чье это окно? – подумала Аббана. – Проклятье, я поклялась уничтожить актерку, и я это сделаю… В чье окно она заглядывает? О, очень умно придумано! Устроить настоящее представление на глазах у всех, не таясь, в открытую. Забраться на стену и выплясывать у герцогского окна. А заодно и подслушивать. Наверняка она шпионка. Нет сомнений, она шпионка. Подлая, низкая тварь! Впрочем, я никогда в этом не сомневалась…»

Аббана задохнулась от своей догадки. Ее бросило в жар, и она поскорее отхлебнула еще из кувшина, чтобы немного успокоиться.

Следовало рассуждать логически. Она – сержант, потому что у нее имеется какое-никакое образование. Она не позволит эмоциям взять верх над разумом. Следует поразмыслить. Выстроить цепочку.

Ингалора – низкая тварь. Это данность. Ингалора смеет презирать Аббану. Еще одна данность.

«…И не важно, в чью пользу она здесь шпионит! – вдруг оборвала все логические цепочки Аббана. – Для меня это не имеет ни малейшего значения, потому что я желаю только одного: увидеть, как эту девку схватят за ее желтые косы и потащат вешать. Ничего более».

Она допила вино, аккуратно водрузила пустой кувшин на первую ступеньку лестницы, ведущей на замковую стену и отправилась спать. На сегодня ей было достаточно: Аббана видела все, что ей требовалось.

* * *

– Это слишком опасно, – шептал Софир.

Ингалора смотрела не на своего собеседника, а куда-то вдаль.

– Опасно? – Ее губы едва шевелились, она цедила слова сквозь зубы, так что любой посторонний наблюдатель вряд ли догадался бы, о чем идет речь. – Любовь моя, здесь все опасно… Ты забыл, зачем мы сюда приехали?

– Любовь моя, я согласен, что быть шпионом – рискованное занятие, – шелестел он в ее ухо, – но у всего есть предел. Я не стыжусь признаться в том, что побаиваюсь. Да-да. – Он с вызовом двинул плечом и снова прижался к Ингалоре. – Ты собираешься довериться совершенно незнакомому человеку.

– По-твоему, у меня есть выбор?

– Изумительная фраза, – фыркнул Софир. – Достойная Аббаны.

– Проклятье, я слишком часто встречаюсь с ней в последнее время, – вздохнула Ингалора. – По-моему, она следит за мной.

– Вот еще один довод против твоей затеи, – сказал Софир.

– С другой стороны, она просто-напросто завистливая дура, – вздохнула Ингалора. – У нее не хватает воображения.

– Жизнь у Лебоверы тебя разбаловала, – заметил Софир. – Да, впрочем, и не тебя одну. Отвыкаешь от заурядностей. Становишься высокомерным. Начинаешь отказывать бездарным людям в праве на существование. А ведь таковых большинство… Что же, пусть остаются только талантливые? Это по меньшей мере неосуществимо.

– Мне приятно слышать, как ты называешь меня талантливой, – сказала Ингалора, потягиваясь.

Софир выглядел страшно удивленным.

– Разве я сказал, что ты талантлива?

– Ты ведь сам только что говорил… – начала было она, но он перебил:

– Я имел в виду исключительно себя самого, если ты о моей последней фразе. Впрочем, в данном случае это не имеет большого значения. Важен принцип: бездарностей много.

– Согласна, – быстро кивнула Ингалора. – Важен принцип. Герцог действительно намерен довести начатое до конца. Помимо Радихены, о котором мы выяснили очень многое, он отправил в столицу еще двоих. Он разговаривал об этом с одним своим приближенным. Помнишь, такой, с напомаженными волосами? У него под левым глазом бородавка.

– Под лед бородавку, – сказал Софир, отмахиваясь. – Это отвратительно. Продолжай. Что нового о покушении?

– Если говорить честно, то они обсуждали не столько покушение, сколько предстоящий брак герцога.

– Что? – ужаснулся Софир.

– Все сходится, – быстро проговорила Ингалора. – Он действительно намерен перейти к решительным действиям. Когда ее величество и ее сын будут… устранены… – Она качнула головой, как бы отгоняя самую мысль о подобных вещах, но Софир больно стиснул ее пальцы:

– Продолжай. Не стесняйся в выражениях, сейчас некогда.

– Ну да, – кивнула Ингалора. – Словом, когда путь к трону будет свободен, Вейенто будет уже женат. Законным браком на юной, девственной аристократке. Он очень серьезно настроен, Софир! Кроме Радихены он отправил в столицу еще двоих. Я слышала их имена: Алатей и Сафрак.

– Кошмар, – поморщился Софир. – Отвратительные имена.

– Софир, душенька, ты ведь не будешь мне мешать, правда? – Ингалора поцеловала его в висок.

Он отстранился, махнул рукой и ушел в свои апартаменты. Ингалора положила ладонь на грудь, где прятала листок с запиской, адресованной Адобекку, и быстрым шагом направилась к воротам замка.

* * *

Торговца звали Эвремар. Он не был ни особенно богат, ни слишком удачлив; впрочем, там, куда он приходил, его всегда встречали с неизменным радушием. Он выполнял заказы. Привозил красивую посуду или модную одежду, доставал редкие книги, высматривал, где продаются драгоценности. Ему доверяли подчас немалые суммы денег, и не бывало такого случая, чтобы Эвремар подвел своих клиентов.

Госпожа Эмеше пользовалась особым его расположением. Он готов был, по его собственным словам, пройти по любым дорогам, на любое расстояние, лишь бы угодить ей.

На сей раз он привез своей любимой клиентке роскошный альбом в бархатном переплете. Альбом содержал пятнадцать самых редких растений королевства, тщательно засушенных и приклеенных к страницам. Рядом имелись прориси тех же растений и пояснительные подписи. Вещь исключительно дорогая. Госпожа Эмеше пришла в восторг и щедро наградила торговца, так что он, распродав попутно кинжалы, чаши с лихими надписями и два десятка пряжек, уходил из замка страшно довольный.

Ингалора догнала его уже на дороге.

Заметив бегущую девушку, торговец, правивший небольшой повозкой, натянул поводья. Флегматичная лошадка остановилась и сразу потянулась губами к пыльному пучку травы. Эвремар с удовольствием смотрел на Ингалору: она бежала легко и красиво, ее распущенные желтые волосы развевались как флаг, напоенный солнцем.

– Добро пожаловать, – сказал ей Эвремар, когда Ингалора, ничуть не запыхавшись, подлетела к телеге и схватилась обеими руками за бортик. – Чем могу служить, красавица?

– Вы торговец? – заговорила она, быстро водя из стороны в сторону диковатыми глазами.

– Этому ремеслу я отдал большую часть моей никчемной жизни, – степенно согласился Эвремар.

Девушка стремительно сдвинула брови.

– Отчего же ваша жизнь никчемна?

– Просто так говорится… На самом деле я нахожу ее весьма содержательной.

Он с усмешкой глазел на нее. Такая вряд ли что-нибудь купит, но деньги у нее водятся, это точно. Обычно девушки подобного рода просили Эвремара выполнить сугубо личное и страшно тайное поручение. Скрытно передать письмо или навести справки о каком-нибудь человеке. И поскольку платили они щедро, Эвремар никогда им не отказывал.

Ингалора облизала губы, отбросила со лба волосы. Пробежала пальцами по бортику телеги так, словно пыталась играть на невидимых клавикордах.

– А куда вы направляетесь? – спросила она.

– Как получится, – отозвался торговец уклончиво.

Не следовало сразу называть место назначения. Если девице, скажем, потребуется, чтобы он сделал для нее кое-что в Мизене, нужно дать понять ей, что его незамедлительно ожидают совсем в другом месте. Тогда она заплатит за Мизену дороже.

Но с Ингалорой этот номер не прошел.

– Нет уж, не «как получится», а просто говорите, куда едете! – рассердилась она. – Знаю я вашего брата, я ведь и сама такая. Никогда правды не скажу, а буду плясать вокруг да около. Отменный способ набить себе цену.

– Голубушка, я отправлюсь туда, куда ты захочешь, – сдался торговец. – И в зависимости от того, сколько ты заплатишь, – скоро или погодя.

– И почем же ваши услуги? – спросила она жадно. И тотчас предупредила: – Если я услышу, что они бесценны, то…

Эвремар махнул рукой и засмеялся:

– Они-то как раз все оценены, и не по одному разу.

Ингалора тоже засмеялась, только неискренне, и вытащила сложенное в несколько раз маленькое письмо.

– Это адресовано господину Адобекку, королевскому конюшему, – сказала она. – Его дом в столице, недалеко от дворца. Спросите, вам покажут. Он великий интриган, бывший любовник королевы и вообще… богат. Он щедро наградит вас, и за скорость, и за участие. Ну и за молчание, конечно, тоже.

– А, – уронил торговец, напустив на себя суровость. – А ты-то сама что, ничего мне не заплатишь?

– У меня почти ничего нет, – ответила Ингалора. – Герцог, прямо скажем, скуповат, а госпожа Эмеше осыпает меня подарками, но не деньгами. – Она стянула колечко с пальца, вручила торговцу. – Разве что вот это. Неплохое.

– Милая безделушка, – согласился торговец, опуская вещицу в кошель.

– Адобекк заплатит гораздо больше, – заверила Ингалора. – Только молчок, хорошо? Иначе будет беда для всех: и для Адобекка, и для меня, да и для вас, пожалуй, тоже.

– Интриги? – Торговец подмигнул ей. – Ладно, красавица, сделаем. Ничего не знаю, ничего не желаю знать, послание передам и обо всем забуду. Поцелуешь старика на прощание?

– Вы не старик, хоть и противный, – сказала Ингалора, охотно подставляя ему губы.

Эвремар шевельнул поводьями. Лошадка поспешно оборвала последние травинки и зашагала по дороге. Скоро телега скрылась за поворотом, а Ингалора, снова бегом, возвратилась в замок.

У нее было назначено свидание с белобрысым солдатом. Помимо всего прочего, он нравился Ингалоре тем, что смешил ее: иногда они не столько занимались любовью, сколько лежали обнявшись и хохотали – а над чем, она и сама не могла бы сказать.

Софир назвал бы это «переизбытком жизненных сил». Подобные определения он изрекал с видом глубочайшего отвращения, поскольку считал, что артист обязан жить в состоянии постоянного морального упадка и разложения.

«Иначе не получится искусства, – пояснял он. – Искусство требует внутренней трагедии, а таковое невозможно при наличии здоровой натуры. Пора бы тебе обзавестись каким-нибудь извращением, Ингалора, не то на тебя смотреть, уж извини, отвратительно».

Ингалора пересказывала эти речи своему простецкому любовнику, и они смеялись над ними без удержу…

* * *

Эвремар услышал за спиной стук копыт и понял, что его нагоняют несколько всадников. Он не сделал ни малейшей попытки уйти от погони – это было бы попросту бессмысленно и к тому же вызвало бы лишние подозрения. Нет, он натянул поводья, остановился и подождал, пока маленький отряд поравняется с его телегой.

Грабителей Эвремар не боялся. Здесь, на территории королевства, подобные случаи были весьма редки. Да и поживиться у Эвремара особенно нечем – во всяком случае, так его облезлая телега выглядела со стороны.

Лошадка – пожилая, пожившая; с первого же взгляда становилось очевидно, что это животное предпочитает передвигаться размеренным шагом. Телега хороша разве что для перевозки хвороста, навес над ней многократно зашит и заштопан. И сам возница – немолодой, с обширной загорелой лысиной, с грубыми руками.

Требовалось знать Эвремара в лицо, чтобы догадаться о том, что он возвращается к себе домой, в Даркону, с неплохими деньгами.

А на землях Вейенто грабителей вообще не бывало никогда. Герцог очень строго следил за порядком в своих владениях. Это была еще одна причина его популярности в народе, и его сиятельство тщательно заботился о том, чтобы ничто не вредило его репутации.

Поэтому Эвремар чувствовал себя совершенно спокойно, когда пятеро всадников окружили телегу. Их предводитель, рослая женщина с суровым лицом, остановилась прямо перед торговцем.

– Вы Эвремар? – спросила она резким тоном.

Ее конь поднялся на дыбы, заржал и опустился перед самым носом у лошадки торговца. Кроткая лошадь несколько раз моргнула, но в целом эта великолепная жеребячья демонстрация не произвела на старушку ни малейшего впечатления.

– Да, я Эвремар, – охотно ответил торговец. – С кем имею честь?

– Мое имя Аббана, я – сержант в армии герцога Ларренса, – отрывисто сообщила женщина. – Сейчас мы временно стоим в замке Вейенто. Возможно, вы даже видели нас там.

– Возможно, – согласился Эвремар. – Хотя сомневаюсь. Если бы мне довелось повстречаться лицом к лицу с такой воинственной красоткой, я бы наверняка запомнил.

Аббана дернула углом рта.

– Я не красотка, и лесть вам не поможет. Я превосходно осведомлена о своей наружности, так что можете не стараться.

Эвремар пожал плечами.

– Да я особенно и не стараюсь… Перейдем прямо к делу, хорошо? Надеюсь, вы не имеете намерения ограбить меня? Потому что в таком случае я вынужден буду подать жалобу его сиятельству…

– Ограбить? – Аббана оскорбленно побледнела. – За кого вы меня принимаете?

– Пока вы не перешли к делу, дорогая, – за кого угодно, – ответил Эвремар. Впервые за время их разговора его лицо стало жестким, и Аббана поняла, что этот человек умеет при необходимости ставить других на место.

Ей совершенно не хотелось, чтобы какой-то торговец посадил ее в лужу при ее же подчиненных, поэтому она заговорила резким, официальным тоном:

– Когда вы покинули замок, господин Эвремар, были ли у вас какие-либо встречи на дороге?

– Голубушка, на дороге постоянно происходят разные встречи, – добродушно ответил Эвремар. От жесткости не осталось и следа, он разговаривал с ней чуть покровительственно, как и положено пожилому мужчине в беседе с молодой женщиной. – Взять, к примеру, то, как мы с вами встретились… Разве это не чудо, не утешение для меня на старости лет?

Аббана надвинулась на него.

– Кто нагонял вас на дороге? Спрашиваю в последний раз, потом перейду к действиям.

– Кажется, это театральный прием, – сказал Эвремар. – Герои сперва объявляют о своих намерениях, чтобы зрители, даже самые тупые, не ошиблись, а потом делают то-то или то-то… Вы любите театр, сержант?

– Ненавижу, – сквозь зубы ответила Аббана.

– Что ж. – Эвремар вздохнул. – В таком случае перейду к вашему делу. Да, неподалеку от замка меня действительно нагоняла какая-то девушка. Забавная. Знаете, у таких девиц всегда бывают разные таинственные надобности. По любовнику в каждом городе и все такое… И каждому она хочет скрытно передать весточку. Иногда подобные вещи не заканчиваются даже после замужества. Можете себе представить?

– Могу, – во взгляде Аббаны вдруг мелькнула симпатия к торговцу, и Эвремар поежился. Последнее обстоятельство насторожило его куда больше, нежели напор и грубое обращение, проявленные Аббаной в самом начале их встречи.

– Эта девица с таинственными надобностями – она передавала вам что-нибудь? – спросила Аббана.

– Только колечко, – сказал Эвремар. – Я должен вручить его в Мизене одному парню. Сын содержателя трактира. Уж не знаю, чем он привлек такую девушку. У этих харчевников от волос всегда воняет кухней. Позвольте…

Он забрался в свой кошель и извлек оттуда колечко, которое Ингалора сняла с пальца.

– Узнаете? Его подарила нашей девице сама госпожа Эмеше, но, видать, юная особа слишком заинтересована в своем парне из Мизены, так что не пожалела ради него подарка госпожи…

– Дайте. – Аббана выхватила кольцо у торговца, попыталась нацепить на палец, затем, спохватившись, сжала в кулаке. – Это не то, – сказала она. – Я уверена, что у нее имелось письмо. И не в Мизену, а куда-то еще. В столицу, например. И адресованное отнюдь не харчевнику.

– Моя дорогая, давайте не будем рассуждать о чужих письмах, – предложил Эвремар с кислым видом. – Вы спрашивали о послании, я ответил. И даже отдал вам кольцо. Кстати, за него можно выручить неплохие деньги, если удачно продать… Что-нибудь еще?

Аббана, не отвечая, повернулась к своим людям.

– Обыскать его! – крикнула она. – Просмотрите все его вещи, только ничего не берите. Мы ищем письмо. Все документы, какие найдете, показывайте мне.

Эвремар схватился за кнут, но двое солдат, внимательно наблюдавших за торговцем, опередили его. Один вырвал у торговца кнут, второй скрутил пленника и бросил лицом вниз на дорогу. Эвремар едва не задохнулся, глотая пыль, пока чужие руки бесцеремонно обшаривали одежду и сумки.

Письмо Ингалоры было совсем маленьким. Эвремар положил листок в потайной кармашек на поясе. Некоторое время торговец надеялся, что до этого тайника солдаты не доберутся, но он недооценил Аббану.

– Поднимите его, – приказала женщина-сержант. – Клянусь тьмой, я разыщу письмо, даже если мне придется раздеть этого странствующего разносчика блох и осмотреть каждую щель на его теле!

– Сильно сказано, – заметил Эвремар, за что получил удар тяжелыми перчатками по губам.

– Молчать! – резко произнесла Аббана. – Молчать! Перед вами – младший командир.

– О! – высказался Эвремар, облизывая разбитую губу.

Аббана повернулась к нему спиной.

– Снимите с него всю одежду, – распорядилась она.

Солдаты замешкались. Один высказал общее мнение:

– Ты слишком круто взяла, Аббана. В конце концов, это просто торговец, а мы на землях Вейенто. Если мы ничего не найдем, герцог спустит с нас шкуру.

– Мы на войне и подчиняемся не Вейенто, а Ларренсу, – сквозь зубы проговорила она.

Солдат подошел к ней совсем близко.

– Аббана, мы рискуем.

Глядя прямо ему в глаза, Аббана заорала:

– Именно! Рискуем! И если мы не найдем письмо, нам конец. Ты понял? Нас вздернут за грабеж на большой дороге. И колечко госпожи Эмеше нас не спасет. Колечко ничего не означает. Девка действительно могла переслать его какому-нибудь из своих любовников. Письмо – другое дело. Письмо докажет…

Аббана задохнулась. Солдат, несколько ошеломленный ее напором, отошел и сказал вполголоса остальным:

– Сделаем, как она велит, ребята. В конце концов, если что, ей и отдуваться.

С Эвремара сняли пояс и распустили завязки на штанах. Он предвидел, что с этого начнут: уж если солдаты решились обобрать мирного торговца, то постараются унизить его как можно сильнее. По неизвестной причине это обстоятельство помогало им в обыске. Вероятно, потому, что к человеку со спущенными штанами трудно относиться как к чему-то заслуживающему уважения.

Сделав подобный вывод, Эвремар закрыл глаза. Он вдруг понял, что созерцание Аббаны причиняет ему почти физическое страдание.

Аббана стояла вполоборота к торговцу. Это была рослая женщина с прямыми плечами и узкими мальчишескими бедрами. Она выглядела бы довольно привлекательно, если бы не лицо: напускная суровость делала его фальшивым. Казалось, для нее составляет мучительную трудность держать брови постоянно нахмуренными, а уголки губ – опущенными.

Один из солдат возил пальцами за низенькими голенищами сапог торговца, другой мял сдернутую с него шапку.

Аббана проговорила сквозь зубы:

– Все самое интересное мужчины обычно держат в области пояса.

И подтолкнула ногой снятый с Эвремара пояс.

Повинуясь намеку, тот солдат, что пытался возражать Аббане в самом начале этого бесцеремонного обыска, взял пояс и принялся ощупывать его пальцами. Эвремар похолодел, и сердце у него болезненно сжалось, когда он услышал удивленное:

– Нашел!

Из кармашка вытащили несколько листков: два рекомендательных письма и записку Ингалоры. Аббана метнулась к солдату, выхватила у него бумаги.

– Давай.

Она быстро пробежала их глазами (Эвремар не без удивления отметил хорошую грамотность сержанта), рекомендательные письма скомкала и бросила на дорогу. Донесение Ингалоры исторгло из груди Аббаны громкий ликующий крик.

– Я ведь говорила!

Она быстро повернулась к торговцу и сказала своим людям:

– Отпустите торговца. Пусть едет по своим делам. – А затем обратилась к самому Эвремару: – Я не советую тебе рассказывать об этом эпизоде кому бы то ни было. Ты хорошо меня понимаешь?

Эвремар молча смотрел на нее.

Аббана досадливо топнула ногой.

– Мне некогда! Отвечай, понимаешь ли ты меня, и уезжай.

Тогда Эвремар проговорил вполголоса:

– Ты плохо закончишь свои дни, Аббана.

– Не смей обращаться ко мне по имени! – вскипела она. – Про обыск – молчать! Все. Вон отсюда!

Однако торговец не тронулся с места. Он даже не спешил подтягивать штаны. Сверкая голой задницей, наклонился, подобрал свой пояс. Затем, путаясь в спущенных штанах, прошел несколько шагов, чтобы взять с земли рекомендательные письма. Разгладил их.

Повернулся к Аббане.

– Посоветуйте мне, дорогая, как быть: меня ведь спросят, отчего столь ценные для меня бумаги находятся в таком плачевном состоянии. Смяты, испачканы. Что мне ответить? Что меня пытались ограбить?

Аббана невольно опустила глаза и увидела, как на курчавых волосках внизу Эвремарова живота поблескивают капельки пота. Она ощутила во рту соленый вкус и поскорее отвела взгляд.

И встретилась со взглядом Эвремара. Торговец хоть и был немолод, но еще не утратил способности вожделеть женщину. И сейчас он смотрел на сержанта вполне откровенно. Даже чуть приоткрыл губы.

– Вы и вправду весьма миловидны, сержант, – произнес он.

– Я сказала вон отсюда! – рявкнула Аббана.

Но она убралась с места происшествия первой, как будто отдала приказание самой себе. Вскочила на коня и помчалась прочь. Эвремар, неторопливо затягивая завязки на штанах, смотрел ей вслед.

– Какова бестия, – проговорил он, покачивая головой. – Колечко-то прикарманила! Тьфу ты, а изображает из себя важную птицу…

Глава восьмая

ПЛЕННИКИ

Софир разрисовывал Ингалоре ногти на ногах, когда тень упала с неба и закрыла для них свет.

Молодой человек прищурился, недовольно поднял голову. Тоненькая кисточка с золотистой краской начертила в воздухе неопределенный знак.

– Не могли бы вы отойти? – обратился он к рослому человеку, который приблизился к танцовщикам и остановился возле них.

– Встать! – прозвучал резкий женский голос.

Ингалора узнала Аббану, шевельнула ногой. Плохо засохшая краска размазалась по пальцу.

– Что еще? – пробормотала Ингалора.

– Встать! – закричала Аббана.

В ее тоне Ингалоре почудилось торжество, и девушка насторожилась.

– Ну хорошо, я встану, – сказала Ингалора, передергивая плечами. – Софир, подай мне руку. Что-то меня тут разморило на солнышке.

– И ты тоже, – обратилась Аббана к Софиру. – Пойдешь вместе с нами.

– Что происходит? – фыркнул он. – Неужели нельзя оставить артистов в покое? У нас через два дня выступление перед госпожой Эмеше, она просила подготовить романтический танец – историю встречи и разлуки… – Он сделал изящный жест, махнув расслабленной кистью.

Аббана с размаху ударила его ногой.

– Встать! – заорала она.

Софир повалился на землю. Он больно ударился виском о маленький камушек и расцарапал себе скулу.

Аббана наблюдала за ним с интересом. Этот человек осмелился высмеять ее. Еще тогда, в Изиохоне, когда Аббана и Гальен, растерянные, одинокие, пытались обрести себя и найти новых друзей. Они пришли в таверну «Тигровая крыса», где собирались артисты из труппы Лебоверы.

Между прочим, сам Лебовера их и пригласил! Теперь понятно – для чего. Жирный негодяй попросту хотел доставить своим питомцам развлечение. И те развлеклись на славу. Издевались над студентами, как умели, – а умели они очень хорошо.

Теперь настал черед Аббаны. Она долго ждала случая. И до чего же удачно все сложилось! Ей даже не пришлось ничего подстраивать. Ингалора сделала за Аббану большую часть работы. Аббане оставалось только наблюдать, делать выводы – и решительно действовать в нужный момент.

Софир лежал на земле молча. Он даже не вскрикнул, когда упал.

– Ты убила его! – заверещала Ингалора и, подпрыгнув, вцепилась Аббане в волосы.

Двое солдат подхватили танцовщицу, оторвали ее от растрепанной и исцарапанной женщины, потащили прочь. Ингалора вопила и отбивалась, и ее несколько раз ударили кулаком так, что она задохнулась.

Разумеется, Софир вовсе не был убит, хоть и больно ударился. Он был вполне здоров и даже в полном сознании. Когда солдат наклонился над ним и подхватил его под мышки, Софир негромко произнес:

– Ты весьма симпатичный мальчик. Тебе об этом уже говорили?

Солдат поперхнулся, но пленника не выпустил. Сказал зло:

– Замолчи. Тебе это не поможет.

– Если я замолчу, то это мне не поможет, – вздохнул Софир. – Так что, пожалуй, не стану я молчать. Вытри мне лицо, любезный. Хотя бы о такой малости я могу попросить?

Солдат не ответил.

Аббана резко крутанулась на каблуках и побежала вслед за солдатами, тащившими Ингалору. Ее светлые волосы взлетали над плечами, локти энергично двигались на бегу.

Солдат сказал Софиру:

– Пойдешь сам или сперва тебя поколотить?

– А если ты меня поколотишь, то понесешь потом на руках? – заинтересовался Софир. – Пожалуй, я готов выбрать второе.

Солдат покачался с пятки на носок и сказал обезоруживающе просто, как бы сдаваясь:

– Просто иди, хорошо?

– Хорошо, – согласился Софир, переставая закатывать глаза.

Он прошел несколько шагов и вдруг, метнувшись в сторону, нырнул в первую же открытую дверь. Подобной прыти от изнеженного ломаки не ожидал никто.

Солдат почему-то не закричал, не стал звать на помощь. Погнался за беглецом молча.

Почти сразу же выяснилось, что Софир знает замок Вейенто гораздо лучше, чем простой вояка. Актер успел изучить множество ходов и выходов, он исследовал каждый лаз, какой только встречал на пути. Так, на всякий случай. Правда, под «случаем» Софир разумел любовные приключения, которые предпочитал сохранять в тайне.

С поразительной ловкостью Софир вскарабкался на стену, там, где старая лестница развалилась и между двумя пролетами находился промежуток в полтора человеческих роста. Он прижался к стене и замер, стараясь дышать как можно тише.

Преследователь был уже близко. Он пробежал несколько шагов, остановился, поглядел по сторонам, высматривая, куда мог подеваться беглец. Одно углубление в стене вызвало подозрение солдата, и он заглянул туда Пусто.

Софир находился прямо над головой у солдата, распластавшись на камнях стены. Молодой человек проделывал этот трюк почти с той же ловкостью, с какой Ингалора недавно демонстрировала свой «танец» у герцогского окна.

Недоверчиво покачав головой, солдат прошел чуть дальше и заглянул еще в один темный лаз под лестницей. Софир сместился повыше, ухватился руками за верхний край обрушенного лестничного пролета.

Холеные ногти молодого человека ломались и пачкались, кожа мгновенно покрылась кровоточащими ссадинами. Софир, имевший обыкновение разражаться слезливыми жалобами по поводу малейшего неудобства, сейчас не обращал на это никакого внимания.

* * *

Как и большинство воспитанников Лебоверы, Софир пережил тяжелое детство. Он не любил вспоминать об этом. К актерскому ремеслу его приучали голодом и побоями, и, сбежав от своих приемных родителей, мальчик менее всего предполагал, что и впоследствии будет зарабатывать танцами и участием в спектаклях.

Он начал самостоятельную жизнь на улицах, предлагая свое тело за деньги. Лебовера стал его четвертым клиентом.

Утром, проснувшись в необъятной постели в спальне на чердаке «Тигровой крысы», Софир долго смотрел в низкий деревянный потолок. Лебоверы рядом не было, он поднялся гораздо раньше и уже куда-то ушел. Деньги для мальчика лежали на столе. Пять монеток в ряд. А рядом – маленький серебряный цветок с четырьмя лепестками: застежка для волос.

Не обращая внимания на деньги, Софир взял украшение, поднес к глазам. Вещица не слишком дорогая. Наверняка куплена где-нибудь на блошином рынке. Но в ней имелся определенный стиль. И, более того, она идеально подходила Софиру. Как будто ее создавали для него на заказ.

Мальчик сел на кровать скрестив ноги, положил застежку на колено. Он был странно взволнован. Лебовера оказался первым человеком, который постарался понять Софира, разгадать – какой он, какие вещи любит, к чему имеет склонность.

Софир заколол волосы и выбрался из спальни. Короткая, очень прочная лестница привела его в нижние помещения, и он очутился в большой комнате, которая некогда была харчевней – или, может быть, сочетала в себе харчевню и лавку, где можно приобрести готовую еду и припасы по недорогой цене.

Старые закопченные стены, рухлядь на посудных полках, вместо люстры – тележное колесо… И тем не менее во всех этих предметах мальчик ощущал некий единый стиль. А стиль означал благополучие, и Софир инстинктивно понимал это.

На стойке, предназначенной для харчевника, восседал жирный полуголый Лебовера, а перед ним на столе танцевали две юные девушки. Лебовера то орал, сотрясаясь брюхом: «Гениально!», то ревел: «Мерзавки, никуда не годится!» и принимался выделывать огромными ручищами разные нелепые жесты. Девушки останавливались, наблюдали за ним, а затем повторяли его движения и танец возобновлялся.

Софир вскочил на стол, вильнул костлявыми бедрами, втискиваясь между ними. Ему невыносимо было стоять в стороне и просто смотреть, как Лебовера и две танцовщицы из пустоты совместно выстраивают свой крохотный балет.

Лебовера начал хлопать в ладоши, отбивая ритм. Софир поднялся на пальцы, сделал несколько шагов, медленно опустился на спину, перевернулся, встал на руки, завел ноги за голову, выставив коленки. Глянул тревожно на Лебоверу и вдруг упал на стол – размяк, рассыпался. Танец развалился.

Лебовера встал, величественно колыхаясь жировыми складками, и проревел:

– Софир – так тебя зовут, да? Останься у меня хотя бы на время. Иди пока передохни и позавтракай. Если хочешь, конечно.

«Если хочешь, конечно». Обычная присказка Лебоверы. Хозяин не навязывал своего общества в постели, не требовал безоговорочной верности. Он только одного не простил бы: если бы участник представления вдруг отказался бы выступать. Подписался на дело – работай. Не хочешь – не подписывайся.

«Софир, я отправляю Ингалору в Вейенто, чтобы она пригляделась к его честолюбивому сиятельству. Ходят назойливые слухи о том, что герцог готовит покушение на наследника… Т-с, это тайна. Ингалора, думаю, справится, но мне хотелось бы, чтобы она поехала туда не одна. Может быть, ты будешь сопровождать ее? Если хочешь, конечно».

Софир видел, что Лебовера страшно озабочен. Хозяин «Тигровой крысы» любил своих танцовщиков так, как любил собственную душу. По большому счету они и были его душой: ведь им досталось не по кусочку Лебоверы, а весь Лебовера, целиком. Они не могли даже разделить его между собой, ибо он ухитрялся отдавать всего себя каждому из них.

Разумеется, Софиру не хотелось покидать Изиохон с его теплым морем и бесконечной музыкой прибоя и отправляться в горы, к самому опасному из врагов ее величества. Разумеется, ему совершенно не по душе была идея путешествовать в компании со взбалмошной и непредсказуемой Ингалорой.

Софир сказал Лебовере: «Конечно хочу».

* * *

Беглец ухватился за край стены, подтянулся и перевалился на противоположную сторону. Здесь стена обрывалась в пропасть. Высоты Софир не боялся: лет с пяти он начал ходить по канату, а в шесть уже стоял на руках на веревке, протянутой между деревьями, на высоте в три-четыре человеческих роста.

Он поставил ногу на выступ между камнями и начал спускаться.

* * *

Аббана не скоро заметила отсутствие Софира. Ее внимание было полностью поглощено Ингалорой. Грудь Аббаны вздымалась, глаза блестели: молодая женщина предвкушала разговор с герцогом.

– Охраняйте ее, – приказала Аббана двоим из своих людей. – Смотрите, чтобы не удрала. Актерка – ловкая бестия. Не позволяйте ей говорить, не то она заморочит вам голову. Будет дергаться, сразу бейте! Потеряете бдительность – она вывернется из пут так, что вы и не поймете, как она это проделала. Вам все ясно?

Солдатам все было ясно, и Аббана отправилась разыскивать его сиятельство, дабы раскрыть ему глаза на чудовищный заговор.

Считая свое дело чрезвычайно важным, Аббана бесстрашно подошла к Вейенто, когда тот стоял с одним из своих приближенных и вполголоса обсуждал некое предприятие.

Аббана поспешно вытянулась в струну. Она успела расслышать:

– …Глупости. Кто посмеет утверждать, будто властители Ларра худородны? У Ларренса как раз созрела пара дочек, и я желаю…

– Ваше сиятельство! – громко произнесла Аббана, прежде чем подбежавшие слуги успели ей помешать.

Герцог с неудовольствием повернулся к сержанту:

– Что тебе?

Судя по его виду, он был недалек от распоряжения «вывести отсюда эту нахалку да хорошенько всыпать ей, покуда армейское начальство не проведало».

– Прошу меня простить, – продолжала Аббана, не опуская глаз, – но…

Она сделала паузу. Герцог чуть покраснел. Теперь он вообще не знал, как быть: прогневаться на дерзкую особу или все-таки выслушать ее. Вдруг у нее действительно имеется какое-то важное сообщение?

Солдаты зачастую ставили Вейенто в тупик. Аристократ, привыкший повелевать преданными слугами, Вейенто обращался с подчиненными тиранически. Самолично распоряжался, кого карать, кого миловать. Те, кто давно служил Вейенто, сносили это вполне достойно. Но многие из вояк, стоявших нынче на постое в замке, были наняты не Вейенто, а Ларренсом и воевали за плату; эти держались с некоторым вызовом.

А нахальный сержант, посмевший прервать беседу Вейенто с человеком, которого герцог намеревался отправить с брачным предложением к одной из дочерей Ларренса (тайна, тайна и еще раз тайна – особенно от госпожи Эмеше!), к тому же являлся женщиной. Подобная порода людей всегда выводила Вейенто из себя.

Аббана созерцала герцога задумчиво, как бы размышляя: стоит ли рассказывать ему о своем открытии.

Внешне Вейенто напоминал деревенского молотобойца: приземистая, широкая в кости фигура, выступающие надбровные дуги, крепкий подбородок с глубокой ямкой. Но нежная кожа на руках и безупречные манеры выдавали в нем подлинного аристократа.

– Ваше сиятельство, заговор! – выпалила наконец Аббана.

Брови герцога поползли вверх.

– Простите… э… сержант, – выдавил Вейенто, демонстративно уставившись на грудь Аббаны.

Аббана выпятила грудь еще больше; казалось, соски грозят порвать ткань и вырваться на волю.

– Заговор, – повторила она.

И метнула взгляд на спутника Вейенто. Тот опустил веки и с деланным безразличием отошел чуть в сторону.

– Вашу конфиденциальную беседу подслушали, – понизив голос, заговорила Аббана. – Шпионы, ваше сиятельство. Шпионы некоего Адобекка, конюшего ее величества королевы. Главного вашего врага и отъявленного заговорщика.

– Шпионы? – переспросил герцог. Он рассмеялся, Покровительственно потрепал Аббану по плечу. – Это невозможно, моя дорогая. Впервые слышу подобную чушь.

Аббана дернулась, как будто он ударил ее.

– Отнюдь! – тявкнула она. – Говорю же, вас подслушали.

– Кто? Когда? Какую беседу? Я решительно отказываюсь понимать, что именно вы имеете в виду, сержант…

Все еще посмеиваясь, герцог повернулся к своему прежнему собеседнику, явно намереваясь оставить Аббану одну.

Аббана выдернула из рукава записку Ингалоры.

– Прочтите, ваше сиятельство!

– Что это? – Герцог брезгливо взял записку, развернул.

Аббана с интересом наблюдала за ним. По мере того как содержимое письма становилось известно Вейенто, герцог мрачнел все больше и больше. По щекам и скулам его забегали пятна, брови сошлись на переносице. Сквозь редкие светлые волосы видно было, как заливается краской грядущая лысина герцога.

Наконец он уставился на Аббану.

– Вы читали письмо, сержант?

– Только самое начало.

Он сложил листок, вздохнул.

– Значит, читали… Ну конечно, как же могло быть иначе.

Аббана не дрогнула.

– Если бы я не прочла письмо, ваше сиятельство, я не поняла бы всей важности заговора.

– Где человек, написавший письмо?

– Она схвачена.

– Это женщина?

– Актерка, – с презрением ответила Аббана.

Она коротко свистнула, подавая сигнал. Растрепанную Ингалору подтащили к его сиятельству, бросили к его ногам и для верности придавили коленом, потому что танцовщица ни на миг не переставала отбиваться.

Герцог брезгливо поморщился и отступил на несколько шагов.

– Что это? Преступница? Почему она так выглядит? И почему она так себя ведет?

– Она только что поймана, ваше сиятельство, – сообщила Аббана.

– Приведите ее в надлежащий вид. Внушите ей правила хорошего тона. После этого я жду вас с ней у меня в кабинете. Наедине, – добавил герцог. – Довольно и того, что вам стало известно… лишнее. Дорогая моя, я ценю вашу преданность, но вы совершенно очевидно не подумали о том, что подвергаете себя риску.

– Я знаю, что в герцогстве Вейенто царит справедливость, – ответила Аббана.

Герцог криво ухмыльнулся.

– Вот именно, – пробормотал он.

* * *

Им пришлось изрядно повозиться с Ингалорой. Один из солдат, бывший некогда скотником, предложил:

– А если у них на скотном дворе попросить? Тут должен быть один подходящий микстур.

– Какой еще «микстур»? – нахмурилась Аббана.

Ингалора, связанная по рукам и ногам, дергалась на полу. Ее желтые волосы мгновенно измарались и свалялись, превратившись в войлочные космы, изо рта текла розоватая слюна, она накусала себе губы и охрипла от постоянного крика.

– А у нас был такой микстур, давали буйной скотине, когда везли забивать, – охотно пояснил солдат. – Вот и ей бы. Она бы хоть утихомирилась, что ли.

– А если она от этого зелья окончательно отупеет и не сможет внятно отвечать на вопросы его сиятельства? – задумалась Аббана.

– А ей и не придется ничего отвечать, – возразил солдат. – Все, что надо, его сиятельство уже знает. Ну, что она – мерзавка. Верно? Пусть кивнет – да или нет, – и дело готово.

– Иди спроси свой «микстур», -разрешила Аббана. И демонстративно вздохнула: – С кем приходится работать!

Она присела на корточки перед пленницей.

– Ну, – прошептала она, – вот ты и попалась! А какая была гордая, помнишь? Еще сделала вид, будто не узнаешь меня.

Лихорадочно блестящие глаза пленницы дрожали в орбитах, губы быстро шевелились: Ингалора не отвечала.

– Где Софир? – спросила Аббана. – Куда он сбежал?

Она тут же поняла, что совершила ошибку. Ингалора ничего не знала о бегстве Софира. Услышав о том, что ее приятель на свободе, пленница широко улыбнулась.

Аббана попыталась исправить положение.

– А ты, никак, надеешься, что он придет вызволять тебя? Не предавайся глупым мечтам, от этого человек слабеет и раскисает. Ты меня понимаешь, верно? Не прикидывайся дурочкой. Я знаю, что понимаешь. Он просто сбежал. Бросил тебя. Чего ожидать от мужчины, который в постели предпочитает мужчин?

– Ну, не тебя же ему предпочитать, – неожиданно звучным и ровным голосом произнесла Ингалора. И снова засипела, безумно водя глазами из стороны в сторону.

– Ах ты!.. – Аббана вскочила и с силой ударила ее в бок ногой.

Ингалора покатилась по полу, стукнулась о стену, затихла.

Явился солдат с бутылкой в чумазом кулаке.

– Принес, – сообщил он, довольный.

– Держи ее, – распорядилась Аббана.

Она уселась возле головы пленницы, зажала ее между колен и всунула ей между зубами кинжал.

– Разжимаю! – крикнула она.

Солдат, выказывая немалую сноровку, влил Ингалоре в рот несколько глотков мутноватой желтой жидкости. Девушка не стала пить, большая часть пролилась на пол, но кое-что все-таки попало в горло. Ингалора мучительно закашлялась. Некоторое время ее тело содрогалось между колен Аббаны, а потом затихло.

Аббана подняла взгляд на солдата.

– Эй, она там не померла?

Он озабоченно покачал головой.

– Не, обычно не помирают. Может, поспит часок.

– Герцог ждет! – вскипела Аббана. – Какой еще часок? И кто ищет Софира? Кто-нибудь ищет Софира?

Оказалось, что Софира не ищет никто, даже тот солдат, который упустил его. Аббана махнула рукой:

– Оставим его на потом. Сейчас главное – подготовить нашу красотку для встречи с его сиятельством.

Они облили бесчувственную Ингалору водой, вытерли ей лицо, переодели в платье, которое нашли у нее в комнате.

Девушка спала. Ее разбудили десятком крепких пощечин, и она все еще ничего не соображала, когда солдаты втащили ее на третий этаж одной из башен и втолкнули в комнату, где ожидал Вейенто.

Герцог посмотрел на Аббану.

– Долго же вы провозились, – заметил он.

Ингалора пошатнулась и привалилась к Аббане.

– Она что, спит? – удивился герцог.

Аббана покачала головой:

– Она – актерка. Притворяется. Таково ее ремесло.

– Кто пригласил ее в замок? – спросил Вейенто.

Аббана отвела взгляд.

– Я не знаю этого, ваше сиятельство.

– Зато я знаю. – Герцог задумчиво постучал пальцами себя по колену. – Госпожа Эмеше.

– Госпожа Эмеше не могла предполагать…

– Разумеется, – оборвал Аббану Вейенто. – Разумеется, госпожа Эмеше ничего подобного предполагать не могла. Ее основная забота – доставлять мне удовольствие. И до последнего времени она прекрасно с этим справлялась. Да, до последнего времени…

Он вздохнул. Было совершенно очевидно, что предполагаемый брак с юной аристократкой не доставляет Вейенто ни малейшей радости. Впрочем, личные чувства его сиятельства Аббану никак не беспокоили.

– Буду ли я права, высказав предположение, что госпожа Эмеше… – начала было Аббана.

Герцог сделал быстрый жест:

– Оставим в покое госпожу Эмеше. Как тебе пришло в голову обыскать танцорку?

Аббана перевела хищный взгляд на Ингалору.

– О, я давно с ней познакомилась! Еще в те времена, когда не служила в армии. С первой же нашей встречи она показалась мне гнусной интриганкой. Разумеется, встретив ее вновь, я следила…

– Очень увлекательно, – сказал герцог. В его тоне мелькнуло одобрение. – Следует доверять инстинктам.

Подбодренная, Аббана сказала:

– Я видела, как она подслушивала. Она забралась по стене.

– По стене замка? Это невозможно!

Герцог с удивлением рассматривал покачивающуюся пленницу. Та отвечала мутными взорами и время от времени надувала на губах пузыри.

– Она танцовщица и акробатка, – возразила Аббана. – То, что кажется невероятным для обычных людей, для нее – ремесло. Способ заработка.

– Любопытно…

Вейенто пожевал губами, встал, приблизился к Ингалоре, взял ее за подбородок двумя пальцами. Она как раз надула очередной пузырь. Пузырь лопнул, крохотные брызги попали герцогу на лицо.

– Ты понимаешь, о чем здесь говорится? – спросил Вейенто у девушки.

Та удивленно смотрела на него, потом закатила глаза и начала оседать на пол.

Герцог выпустил ее, позволив ей упасть. Перешагнул через бесчувственное тело, подошел к окну. Некоторое время стоял к Аббане спиной. Он размышлял. Затем резко повернулся к сержанту:

– Ты понимаешь, что попала в весьма двусмысленное положение?

Аббана преданно моргала, не отвечая.

Герцог продолжал:

– Ты узнала нечто, о чем тебе знать не следовало.

– Я готова служить вашему сиятельству, – сказала Аббана.

– Это вызовет подозрения… К тому же я не перевербовываю людей. Тебе платит Ларренс, ты служишь Ларренсу. И так будет до конца нынешней кампании.

– Когда мы отгоним врага от Саканьяса, я вернусь к вашему сиятельству, – ровным тоном произнесла Аббана.

– Возможно, у меня найдется работа для тебя, – сказал герцог. – Более интересная и, главное, более перспективная. В конце концов, женщине с такими задатками, как у тебя, негоже всю жизнь оставаться в сержантах. Не так ли?

– Я получила очень хорошее, фундаментальное образование в Академии Коммарши, ваше сиятельство, – проговорила Аббана. – Я способна понять и оценить милости вашего сиятельства.

Она отсалютовала и вышла. Сердце Аббаны сильно билось в груди.

Разумеется, она помнила, как их товарища, Эгрея, обвели вокруг пальца. Пообещали хорошую работу, вынудили совершить убийство, а после выяснилось, что никакой хорошей работы вовсе не существует. Парня попросту использовали.

Что ж, нужно рискнуть. Ведь не все аристократы – негодяи, верно? Герцог производит впечатление человека, верного слову. И репутация у него соответствующая. Нужно будет все рассказать Гальену.

И тут Аббана вдруг сообразила, что отныне ее дороги с Гальеном могут разойтись навсегда. Гальена в замке нет: его вместе с десятком подчиненных ему солдат отправили с телегами в поселок, дабы он привез продовольствие для солдат. Операцию по захвату шпионки Аббана провела одна, единолично. Под собственную ответственность.

У нее перехватило дыхание. Теперь судьба Гальена полностью в ее руках. Если будет на то добрая воля Аббаны, она пригласит Гальена разделить ее успех, перейти после окончания кампании на службу к Вейенто. А если Гальен чем-нибудь Аббану прогневает, то… То бедный Гальен останется сержантом навсегда. В то время как Аббану ждет блестящее будущее.

Она несколько раз глубоко вдохнула, чтобы лучше усвоить эту мысль. Идея превосходства над старым товарищем стоила того, чтобы ею насладиться.

Затем девушка качнула головой. Разумеется, она не оставит Гальена. Она даже не станет подчеркивать, что именно ей он обязан своим счастьем. Зачем? Все и так будет очевидно.

А Ингалору повесят! И Софира, если его найдут, тоже.

* * *

Танцовщица проснулась среди ночи. На мгновение ей показалось, что она вернулась в детство, что она вновь та маленькая девочка, которая ночует под лодками и отказывается разговаривать с людьми. Она попробовала произнести несколько самых простых слов: «хочу», «Софир», «рыба», но у нее ничего не получилось. Язык распух и не ворочался во рту. Она попробовала мычать, однако голос не повиновался: она сорвала его, когда орала, сопротивляясь солдатам.

«Как все странно», – подумала Ингалора.

Она села, быстро провела по телу руками. На ней было какое-то незнакомое платье. Или знакомое? Она не могла понять. Во всяком случае, явно не то, которое она надевала утром.

Где же Софир? Что произошло?

Потом Ингалора догадалась: Аббана нашла письмо. Женщина-сержант догнала торговца и отобрала у него записку, адресованную господину Адобекку.

– О-о, – прошептала Ингалора, пугая себя собственным голосом и одновременно с тем наслаждаясь этим страхом. – Я умру-у…

Глава девятая

ПРОВИАНТМЕЙСТЕРЫ

Должность провиантмейстера, вероятно, самая неблагодарная в армии. Солдаты ворчат на тебя за то, что ты привез мало провизии, или за то, что провизия дрянного качества, или за то, что достал не то, о чем они мечтали. Местные землевладельцы, обязанные по контракту поставлять армии хлеб, мясо и фрукты, недовольны твоим появлением и норовят уклониться от исполнения обязательств.

В герцогстве, как и повсюду в королевстве, также действовали армейские контракты, и Гальен с десятком солдат был отправлен в ближайшую местность, где ему должны были поставить четыре телеги зерна и прочее.

Горы угнетали его. Он ехал на худородной армейской лошади впереди своего небольшого отряда и смотрел по сторонам. И сколько бы он ни вглядывался в окружающий его пейзаж, везде встречал одно и то же: нависающие над головой скалы, голые камни, едва прикрытые скудной растительностью, узкие извилистые тропы, исчезающие в неизвестности. Ему чудилось, будто сама природа здесь глубоко враждебна человеку. Даже дыхание давалось ему с трудом.

Землевладелец, к которому направлялись за провиантом солдаты, жил в дневном переходе от замка Вейенто. Здесь, в горах, это расстояние считалось большим: в иные дни оно становилось и вовсе непреодолимым, например во время непогоды или если в горах случался камнепад.

Гальен, выросший среди плодородных равнин юга, не мог знать этого. Как не мог он знать и другого: Вейенто нарочно отдал армейский контракт именно в тот труднодоступный район. Герцог никогда не нарушал закон, это правда. Но в его владениях действовали немного другие законы, и время от времени справедливый герцог являл себя милостивым деспотом: он чуть-чуть подыгрывал своим подданным в их маленькой игре против слуг королевства. И за это они любили его еще больше.

Гальен услышал отдаленный грохот и натянул поводья. Он поднял руку, слушая, как солдаты также останавливаются позади него. Затем медленно обернулся.

– Что это? – спросил он, махнув в сторону грохота. – Кто-нибудь понимает?

– Обвал в горах, – предположил один из солдат.

Гальен задумался. Грохот повторился, более тихий. Шум и подземная вибрация распространялись из эпицентра, захватывая все более широкие области, и наконец под ногами у Гальена камень чуть вздрогнул.

Конь шарахнулся, и Гальен с трудом удержался в седле.

– Интересно, – сквозь зубы выговорил Гальен, – часто ли у них такое случается?

– Если бы часто, они вообще не смогли бы тут жить, – высказался другой солдат.

Гальен покачал головой.

– Жуткое местечко, ребята! Не знаю, как вы, а я здорово напуган.

Они сгрудились вокруг своего командира.

– Что будем делать? – раздался вопрос из задних рядов.

– Подъедем поближе, – решил Гальен. – Нам нужно как раз в ту сторону, иначе мы не выполним задание.

– Можете меня повесить, но я туда не поеду, – донесся хрипловатый голос. Это говорил старый служака, который служил у Ларренса третью кампанию (довольно редкий случай, если учесть, как мало Ларренс склонен был щадить своих людей).

Гальен посмотрел на солдата, которого считал опорой своего десятка.

– Разумеется, я не стану вешать… – начал он и тотчас почувствовал себя страшно глупо. – Объясни, что ты имеешь в виду.

Солдат безрадостно захохотал, широко разевая пасть.

– Неужто я непонятно выразился? Не поеду я туда, вот что я сказал. И никто не поедет. – Он перестал хохотать, обвел прочих взглядом. – Правда ведь, братцы? Там земля трясется, камни падают с небес – человеку в таком месте делать нечего. Нас попросту прибьет. И провианта не добудем, и сами не вернемся. Вы как хотите, а я поворачиваю коня.

Отдаленный грохот прозвучал вновь, словно поддерживая говорящего.

– Стой! – быстро сказал Гальен, видя, что на остальных произвели впечатление слова старого солдата. – Погодите, ребята. Провиант-то нам добыть надо, так? Иначе будут неприятности. И не только у нас. Другим охота есть… Солдат не может голодать, голодный солдат превращается в мародера.

– Сразу видать, что ты ученый, – сказал старый служака. – Нам ведь тебя в начальники потому и дали, что ты ученый.

– Не стану спорить. – Гальен попытался говорить решительно. – Я не многое знаю о солдатской службе, зато умею читать и считать.

– Вот и считай: что с нами будет, если нас всех прихлопнет, – фыркнул смутьян из задних рядов.

Старый служака поддержал его:

– Тут семи пядей во лбу быть не надо. Лучше уж получить взыскание по службе.

– Да при чем тут взыскание! – закричал Гальен, теряя терпение. – Я говорю, что армия начнет голодать и примется мародерствовать.

– А командиры на что? – деланно удивился старый солдат. – Будут сдерживать… э… естественные позывы солдат спереть пару куриц.

– Естественные позывы сдержать невозможно, – сказал Гальен. – Уж сколько раз я пробовал заставить тебя не пердеть!

Это подействовало: старый служака засмеялся, на сей раз от души.

Гальен посмотрел на него добрым взором: он испытывал благодарность к этому человеку за то, что тот позволил себя насмешить и перешел в лагерь союзников сержанта.

– У тебя есть предложения? – спросил его Гальен.

– Возьмем провиант в другом месте, – ответил он, потянув своего коня за повод. – Здесь поблизости находится шахтерский поселок. У них наверняка что-нибудь сыщется и для нас. Покажем им документы, объясним ситуацию… Они поймут. Они ведь тоже люди.

И отряд двинулся в противоположном направлении.

* * *

Поселок протянулся как продолжение дороги, проложенной в горах. Вдоль единственной улицы стояли, забравшись на скалы, длинные дома. Они были выстроены уступами: их архитектура полностью подчинялась естественной линии скалы.

Колодец находился прямо посреди дороги. Отгороженный небольшим валом из белых камней, он отчетливо выделялся впереди.

Гальен остановил возле него коня, спешился, заглянул в отверстие – и у него закружилась голова: до воды было огромное расстояние. Камень летел бы больше минуты, прежде чем бросивший его услышал бы всплеск.

– Здесь, наверное, нет поблизости источников, – пробормотал Гальен. Его почему-то устрашало трудолюбие местных жителей. От людей, способных пробить в скале такой колодец, можно ожидать чего угодно.

Улица была безлюдна: вероятно, все находились на работах. Только раз прошла женщина, но она показалась лишь в отдалении и быстро скрылась в одном из домов.

Гальен двинулся по улице, отряд – за ним. Гальен смотрел налево, направо, и его охватывала тягостная скука. Как можно жить в подобном месте? Ни зелени, ни прохладных садов, ни ручьев… ничего. Только серые скалы и серые стены.

Он попытался представить себе, что обречен остаться здесь навсегда. Каждое утро видеть унылое однообразие поселка, каждое утро отправляться на работу в шахты, а потом возвращаться сюда – и так до самой смерти. Его пробрала дрожь. Тысячу раз лучше умереть молодым, свернуть себе шею, упав с лошади, истечь кровью в глупой дуэли, как бедная Софена, или утонуть в болотах, как незадачливый Эгрей… Или погибнуть в бою, как, возможно, предстоит Гальену с Аббаной.

Наконец поселок закончился. Последнее здание было деревянным. Оно показалось Гальену «господским» он не мог подобрать другого, более точного слова для обозначения административной постройки. Просто дом отличался от остальных. Он был небольшим, а над окнами – о чудо! – имелось резное украшение гномской работы.

Гальен спешился возле здания, кинул поводья старому служаке и быстро вошел внутрь.

Единственная комната первого этажа была совершенно голой, если не считать стола, стула и длинной скамьи вдоль стены. Над скамьей на стене висела большая карта с обозначением шахт и поселков. Каменная лестница со ступенями разной величины вела на второй этаж.

Гальен вынул из ножен кинжал и громко постучал рукояткой по столу.

Сверху донесся голос:

– Кто здесь?

– Не могли бы вы спуститься? – крикнул Гальен. – Я сержант армии Ларренса и хочу поговорить с вами!

– Сержант? – В голосе послышалось нескрываемое удивление. – Армии Ларренса? Впервые слышу о том, что мы находимся в состоянии войны с армией Ларренса.

– Речь идет вовсе не о войне… То есть о войне… – Гальен запутался и рассердился: – Спуститесь же!

– Иду, иду. – Обладатель голоса лениво сошел вниз по ступенькам.

Он оказался невысоким широкоплечим человеком с большой бородавкой на подбородке. Если бы не это «украшение» с двумя черными волосками, он мог бы даже считаться привлекательным. Но бородавка невольно притягивала взор и отвлекала его от несомненных достоинств лица: широко расставленных ясных глаз, твердых губ, прямого носа.

Этого человека звали Лумель. Он проделал путь от простого шахтера до главы поселка и распорядителя двух шахт, имеющих отношение к этому поселку, за очень короткий срок: всего за десять лет. Поговаривали, будто Лумелю довелось под землей спасти гнома – по счастливой случайности, разумеется, – и с тех пор гномы взяли заботу о его процветании на себя. Самые богатые рудные жилы доставались бригаде Лумеля. За несколько лет работы в этой бригаде не произошло ни одного несчастного случая.

Однако везение было лишь частью успешной карьеры Лумеля. Многим он был обязан исключительно собственному трудолюбию и стремлению выслужиться.

– Я сержант армии Ларренса, – повторил Гальен, когда Лумель предстал перед ним.

– Да, уже слышал, – небрежно отозвался Лумель. – Чем могу быть полезен? Желаете наняться на работы? У меня есть несколько вакансий. Оплата у нас небольшая, зато очень выгодные контракты. Хотите почитать? Вы умеете читать?

– Я пришел поговорить вовсе не о контрактах, – возразил Гальен. – У нас возникли проблемы.

– Понимаю! – живо откликнулся Лумель. – И вы хотели бы решить их за мой счет? Очень похвально, а главное – откровенно.

– Я не вполне понимаю ваш тон…

– Правда? – Лумель прищурился. – В таком случае извольте выслушать истолкование. Мой тон был насмешливым. Потому что я не намерен решать ваши проблемы за собственный счет.

– Но выслушайте по крайней мере!.. – горячо произнес Гальен. И добавил с подкупающей искренностью: – Мне нечем кормить людей.

– Кажется, где-то дальше к северу действуют армейские контракты о поставке продовольствия, – напомнил Лумель. – Вы, вероятно, заблудились. Это не у нас. У нас нет собственного продовольствия. Мы сами получаем его.

– Да, мы туда и направлялись, – сказал Гальен. – Вот, посмотрите наши документы.

Он достал бумаги и протянул их Лумелю. Тот быстро просмотрел листы и вернул их владельцу.

– Не вижу, какое отношение они имеют ко мне. Здесь обозначен пункт, который находится гораздо севернее. Вы сбились с пути. Позвольте, я покажу вам на карте.

– Нет, мы вовсе не сбились с пути, – остановил Лумеля Гальен. – Я знаю дорогу. Армейские сержанты менее глупы, нежели вам бы хотелось.

– Касательно армейских сержантов я не имею ни одного желания, – сообщил Лумель. – Разве что желания поскорее расстаться с ними.

– Вы должны нам помочь, – сказал Гальен твердо. – Иначе начнутся беспорядки. Мы не можем добраться до обозначенного в контракте района: там только что произошло землетрясение. Дорога перекрыта.

– Землетрясения у нас не редкость, и никого они не повергают в панику, – сказал Лумель, пожимая плечами. – Вам я также не советую огорчаться. Дорогу разберут завтра-послезавтра, и сообщение восстановится.

– Да, но провизия нужна мне сегодня, иначе через три-четыре дня голодная армия примется за разбой.

– Любезный… э… не знаю вашего имени. Любезный сержант, какое отношение ваши беды имеют к моему поселку?

– Отдайте провизию, – сказал Гальен прямо. – Вам привезут нашу, а я заберу вашу. Иначе случится беда.

– Слушай, ты, – произнес Лумель, темнея лицом, – если ты не понимаешь обычных слов, скажу по-твоему, по-армейски. Убирайся к дьяволу! Ты хорошо меня понял?

– Да, – сказал Гальен.

Он повернулся и вышел. Лумель посмотрел ему вслед. Уселся за стол, схватился за голову, поскреб в волосах.

– Ерунда какая-то, – пробормотал он. – Не могу же я отдать воякам провизию, предназначенную для шахтеров?

Он представил себе, как люди, вернувшись из шахт, обнаруживают, что в столовых пусто, и засмеялся. Глупости. Он все сделал правильно. Вояки должны убраться из поселка.

Лумель поднялся на крышу дома и стал смотреть. Отряд из десяти человек потоптался на единственной улице, затем развернулся и поехал прочь. Но не на север, где действительно сегодня утром было землетрясение, а на юг. Лумель нахмурился. Что им потребовалось на границе герцогства?

* * *

Когда поселок скрылся из виду, Гальен остановил коня.

– Этот засранец дал мне понять, что провизию к ним привозят откуда-то из другого места. Предполагаю, направление мы взяли правильное. Хлеб выращивают на юге.

– Мы можем прождать здесь не один день, прежде чем появится обоз, – предупредил один из солдат.

Гальен повернулся к нему, насмешливо сощурился.

– Ничего подобного. Ты недооцениваешь меня, кажется. Недаром меня обучали в Академии. А ты где учился?

Солдат отмолчался.

Гальен сказал:

– У них в столовых пусто. Никто не готовит еду, дым из трубы не валит. И этот их начальник сидит в поселке. Знаете, что это значит? Это значит, что он как раз ожидает обоза. И обоз запаздывает. Так что мы посидим здесь какое-то время и посмотрим, не ошибся ли я.

Старый служака восхитился:

– Молодец. Не зря просиживал задницу в Академии. На мародера тебя отменно выучили.

– Даже диплом выдали, – весело согласился Гальен.

Обоз появился спустя пару часов. Ожидание не показалось отряду Гальена слишком долгим. Солдаты охотно расположились на отдых. Лошади выискивали редкие травинки среди камней и выглядели озабоченно, люди валялись на камнях, устроившись, кто как умел, когда за поворотом дороги, очень близко, раздались конское ржание и грохот колес.

Солдаты вскочили, схватились за оружие. Гальен снова извлек из-за пазухи свои бумаги.

– Попробуем договориться, – шепнул он.

Служака покачал головой.

– Лучше нападем без предупреждения, – предложил он. – Если начнутся разговоры, они успеют подготовиться. Решили действовать силой – будем действовать силой.

– Ты прав! – Гальен сунул бумаги обратно и вытащил меч. – Вперед!

Обоз вынырнул из-за поворота, и на узкой дороге сразу стало очень тесно. Лошадь, запряженная в первую телегу, шарахнулась в сторону при виде сверкающей стали, и телега с хрустом припечаталась к скале. Лошадь взбрыкнула, махнув в воздухе копытами. Один из солдат, получив сильный удар в грудь, повалился на землю, и его затоптали двое других, бежавших навстречу обозу.

Гальен вскочил на телегу и поднес меч к горлу сидящего на козлах человека.

– Мы забираем ваш обоз, – объявил он.

Вместо ответа человек огрел его кулаком. Это произошло так неожиданно, что Гальен не успел отреагировать. Ахнув, он упал и поскорее откатился в сторону, пока бьющаяся лошадь не ударила его копытом.

Началась свалка. Люди Гальена набрасывались на возниц, те отбивались кнутами и кулаками. Никто не ожидал грабежа на дорогах герцогства, в двух часах езды до ближайшего поселка, поэтому возницы не были вооружены. Тем не менее они сумели дать достойный отпор нагадавшим. Двое из солдат были серьезно ранены, а тот, кого лягнула лошадь, умер.

Возницы пострадали куда серьезнее, хотя не умер из них никто. Солдаты старались бить неприятелей по рукам, чтобы заставить тех прекратить сопротивление, но по возможности не слишком увечить. Гальен и его люди вполне отдавали себе отчет в том, что произойдет, если они поубивают весь обоз.

Когда сражение закончилось, Гальен велел всех раненых собрать у одной из телег. Сержант уселся в седло подъехал к телеге и остановился. На него уставились злые, утомленные глаза.

– Я не хотел этого, – проговорил Гальен. – Но вы не пожелали сотрудничать. Нам нужен хлеб, нам нужны фрукты. Это для армии. Вот контракт, видите?

Возницы молчали, только один плюнул.

– У меня есть контракт, и я поступил так, как меня вынудили, – настойчиво повторил Гальен. – Мы не причинили вам большого вреда. Мы вообще не причинили бы вам вреда, если бы вы проявили добрую волю.

– Нас ведь не спросили, – подал голос один из возниц.

– А если бы я спросил, что бы вы ответили? – поинтересовался Гальен.

– Убирайся под землю! – рявкнул другой возница.

Гальен засмеялся.

– Вот видите! Прощайте, добрые люди.

Он махнул рукой своим солдатам:

– Забирайте телеги. У нас мало времени. Прогоним их через поселок, прежде чем шахтеры вернутся с работ.

Да, вот это Гальен не обдумал. Как они будут возвращаться в замок? Если бы они находились на равнине, никаких проблем бы не возникло. Они попросту избрали бы кружной путь. Но здесь, в горах, будь они неладны, не существовало никакого кружного пути. Только одна дорога. Взад – вперед. Через поселок. Где скоро появятся толпы обозленных горняков, у которых отобрали продовольствие.

«Вторая ошибка, – подумал Гальен. – Горняки не южные крестьяне. Не крепостные. Не тупые невежды, которые побесятся-побесятся, да и успокоятся. Это свободные люди, которые хорошо знают, чего они хотят. А хотят они сытно питаться, много работать, выработать свой контракт и закончить дни в уютном домике, на свободе и в покое… Нужно спешить».

– Поспешим! – крикнул он. – Не копайтесь!

Они кое-как успокоили лошадей и двинулись обратно, к поселку.

* * *

Еще одно коварство гор заключалось в том, что здесь можно было видеть издалека. Забравшись на какую-нибудь скалу, кто-нибудь вроде Лумеля имел возможность разглядеть свалку на дороге в нескольких милях от поселка. А затем, зажигая сигнальные огни, вызвать горняков наверх раньше времени.

Поэтому к тому моменту, когда захваченный солдатами обоз приблизился к поселку, людей Гальена уже поджидали. Навстречу солдатам хлынули обозленные горняки. Они были вооружены молотками, ломами, острыми кирками. Гальен сделал единственное, что можно было сделать в подобном положении: приказал всем спешиться и укрыться за телегами.

На узкой горной дороге это получилось не слишком удачно. Телеги прикрывали солдат только спереди и сзади; с флангов отряд Гальена оставался открытым, поскольку втиснуть телеги между людьми и почти отвесной скалой не удалось.

И именно оттуда, сверху, со скал, на солдат набрасывались горняки. Гальен увидел, как рядом с ним упал солдат с разбитой головой. Старый служака широко размахнулся мечом, оскалил зубы:

– Придется убивать! – крикнул он своему незадачливому командиру.

Но ни одного выпада он сделать не успел: сверху на него бросили кирку, и острый ее конец вонзился солдату в висок.

Гальен отбил удар железного лома, на мгновение увидев возле своего лица пыльную физиономию с вытаращенными глазами; горняк явно не имел ни малейшего представления о фехтовании и действовал исключительно на гребне ярости. Что ж, ему придется поплатиться за это. Гальен сделал быстрый выпад, уклонился от нового удара и почувствовал, как лезвие входит в тело противника. Глаза, почти белые на испачканном лице, выпучились еще больше, горняк булькнул, выговорил невнятное слово и упал.

Гальен выдернул меч и тотчас столкнулся лицом к лицу с новыми противниками: на него бежали сразу двое. Сзади его толкали. Бросив беглый взгляд через плечо, Гальен увидел, что к нему пробиваются еще трое врагов. Один-единственный солдат с трудом сдерживал их натиск. Долго парень не продержится.

Самым ужасным в этом столкновении была теснота. Гальен не мог ни размахнуться, ни уклониться от удара, даже если и видел, как надлежит действовать, и имел время и возможность это сделать. Поэтому он неожиданно наклонился и нырнул под телеги. Забравшись в узкое пространство между колесами, сержант скорчился и стал просто ждать, пока сражение завершится.

Это случилось почти сразу. Двое солдат, последние из остававшихся невредимыми, побросали оружие и сдались. Одного из раненых успели добить, прежде чем до обозленных горняков дошло, что они одержали победу и враг сдается на милость победителей.

Затем Гальену стало легче дышать. Телеги растащили в стороны. Показался Лумель. Он быстро шел среди лежавших на дороге, истекающих кровью людей. За ним спешили еще пять человек. К каждому из лежащих Лумель стремительно наклонялся, бегло осматривал и отдавал распоряжения своим спутникам.

Гальен поразился тому, как ловко и слаженно действуют подчиненные Лумеля. Должно быть, он и впрямь отменный руководитель.

Наконец Лумель добрался до Гальена. Сержант сидел на земле и тряс головой, пытаясь прийти в себя. Лумель вырос над ним: невысокий, коренастый, прочно стоящий на своей земле.

– Ну, господин хороший, вы, как я вижу, не вняли доброму совету, – сказал Лумель. И, нагнувшись к сержанту, отчетливо произнес: – Сволочь!

* * *

Десять горняков верхом на солдатских лошадях примчались в замок Вейенто вечером того дня, когда Аббана разоблачила заговор Ингалоры и схватила шпионку. Гальена тащили привязанным между двух лошадей. Он бежал всю дорогу – благо она, хоть и каменистая, была довольно ровной. Лумель возглавлял кавалькаду.

Шахтеры появились перед воротами замка. Лумель громко закричал, требуя призвать самого герцога и взывая к справедливости.

Герцог, разумеется, к воротам не явился. Перед горняками возник начальник стражи.

– Тихо, тихо, – заговорил он успокаивающим тоном. – Если что-то случилось, говорите мне. Я передам его сиятельству, а его сиятельство примет решение.

– Мы хотим видеть его, – твердо сказал Лумель.

Начальник стражи окинул Лумеля испытующим взором и, судя по всему, остался весьма доволен увиденным.

– Что ж, вы его увидите. Но сперва расскажите все мне, хорошо? – проговорил он.

– Хорошо. – Лумель кивнул. – Мы привели сюда человека, который, как он утверждает, гостит у его сиятельства в замке. Мы хотим сообщить герцогу о том, что он приютил под своей крышей грабителя! Мы обвиняем этого человека, которого привели сюда, перед лицом герцога Вейенто в нападении на наш продовольственный обоз в грабеже и убийстве.

Начальник стражи поднял брови и задержал их в этом положении. Затем перевел взор на Гальена.

Гальен являл собой жалкое зрелище и сам знал об этом. Его сапоги развалились, он был весь покрыт липким потом и пылью, забрызган чужой кровью и к тому же избит: несколько шахтеров, не удержавшись, выместили досаду на беззащитном пленнике, и Лумель не захотел им препятствовать.

– Это правда? – спросил начальник стражи.

Гальен опустил голову и повис на своих путах: он потерял последние силы. Начальник стражи поднял взор на Лумеля.

– Я заберу его и закрою в комнате. У него будут связаны руки и ноги, так что он не сбежит. Сдается мне, разговоры следует перенести на завтра. Сегодня он не скажет нам ни слова, даже если и захочет.

– Зато я могу сказать, и очень многое, – объявил Лумель.

– Хорошо, – подумав, решил начальник стражи. – Входим в замок. Вы располагаетесь на постой. Пленника я забираю. Завтра герцог вас примет.

– Только утром, пораньше, – предупредил Лумель. – Нам нужно возвращаться на работу.

* * *

Однако герцог предпочел разобраться в ситуации с горняками сразу же, едва только ему доложили о случившемся, не дожидаясь утра. Для начала Вейенто потребовал, чтобы к нему привели Гальена.

– Он почти обезумел, – предупредил начальник стражи, – Вряд ли сможет объяснить что-нибудь связно.

Вейенто не стал ни возражать, ни настаивать, просто повернулся к начальнику стражи спиной и стал ждать. Поэтому спустя несколько минут Гальена втащили в кабинет его сиятельства и бросили там на пол.

Герцог медленно обратил взгляд на распростертого сержанта.

– Сядь, – приказал он. – Не смущайся, садись прямо на полу. Прислонись спиной к стене. Мне нужно, чтобы ты ответил на несколько вопросов. Потом можешь отдыхать.

– Хорошо, – невнятно пробормотал Гальен.

– Ты пытался захватить продовольственный обоз, предназначенный для шахтерского поселка? – спросил герцог.

– Да.

– Почему?

– Контракт… – Гальен потянулся к своей рубахе, где по-прежнему лежали документы.

– Ты провиантмейстер?

– Да.

– Почему ты не поехал в то место, которое было указано в контракте?

– Там случилось землетрясение.

– Ты просил о помощи в поселке?

– Да.

– Тебе отказали?

– Да.

– Они имели на это право. Но как ты догадался, что обоз должен подойти вот-вот?

– Не было дыма над кухней… И этот Лумель явно ожидал прибытия телег с хлебом и прочим. Это очевидно, – выговорил с трудом Гальен.

– Ты сообразителен, но глуп, – сказал герцог. – Нападение не удалось, насколько я вижу.

– Сперва удалось. Они отбились потом, – отозвался Гальен.

– Где твои солдаты?

– Убиты.

– Все?

– Нет, есть раненые. Не знаю сколько. Они остались в поселке.

– Как же ты уцелел?

Гальен долго молчал, прежде чем ответить на этот вопрос. Он пытался придумать что-нибудь красивое, достойное. «Отбился», «случайность», «просто нас учили сражаться, вот я и…» Но ничто не шло на ум. И Гальен просто ответил правду:

– Спрятался под телегой.

– Умно. – Герцог пожевал губами. – Ты ведь дружок этой женщины-сержанта, Аббаны?

– Да. – Гальен удивился тому, что герцог осведомлен об этом. Впрочем, чему удивляться! В своих владениях Вейенто знает обо всем.

– Она умна, как и ты. И глупа не меньше твоего. Вы оба мне подходите. Я не выдам тебя Лумелю, хотя он сейчас будет просить об этом. Скажу, что ты подлежишь военному суду и что разбираться с тобой будет Ларренс.

– Спасибо, – пробормотал Гальен, закатывая глаза.

– Можешь отдыхать, – позволил Вейенто.

Гальена утащили, а герцог распорядился позвать к нему горняков.

* * *

Слух о произошедшем уже разошелся по всему замку среди солдат. Поначалу люди Ларренса отказывались верить в услышанное. Как? Для них нет продовольствия? И не будет? Да еще восемь человек погибли?

Постепенно возле шахтеров, прибывших вместе с Лумелем, начали собираться вояки. И те и другие поглядывали друг на друга с подозрением. Потом начались всякие разговоры.

– Эй, это правда, что, если шахтер сломает в забое руку, другие добивают его ударом молотка по голове, чтоб не мучился? – спросил один из солдат.

– Что? – возмутился молодой шахтер.

– Да то, что слышал! Мы про вас знаем… Вы ведь лазаете к гномкам под юбки, поэтому у вас и волосьев на лобке нет… Гномки любят выщипывать. Что, не так?

– Молчи, – прошипел один из шахтеров и взял было товарища за руку, но тот стряхнул его руку и взорвался:

– Ты, ублюдок! Это твоя мать твоему отцу выщипывала…

Он не закончил: раздался хруст – сильный удар кулаком выбил шахтеру зуб.

Молодой человек взревел и набросился на обидчика, плюясь кровью и обломками зуба. Солдат не остался в долгу. По счастью, никто не был вооружен: люди отдыхали в конце дня и готовились уже отойти ко сну. Тем не менее драка закипела мгновенно.

Замелькали факелы. Прибежал офицер:

– Немедленно прекратить!

Ему ответили злобным ругательством, и он ударил сквернослова по голове жезлом. Но разъяренный солдат, вместо того чтобы успокоиться, схватился за жезл и дернул. Офицер повалился на землю, и ему тут же намяли бока.

Факелы метались в темноте, раздавались утробные вскрики, в воздухе повис стойкий звериный дух разгоряченных тел.

Сквозь сумятицу свалки один солдат, рослый и белобрысый, вдруг расслышал знакомый голос:

– Эй, я здесь! Выпусти меня!

Он остановился, смел со своего пути нескольких шахтеров, сделав это без особенного труда, и вырвался из клубка дерущихся. Прислушался. Неужели ему не почудилось и он действительно услышал, как зовет танцовщица? Но где она? И почему ее надо «выпустить»?

– Ингалора! – позвал он, громовым ревом перекрывая шум потасовки.

– Я здесь! – снова донесся голос.

Солдат повернулся и увидел маленькую дверь в стене. Вот так дела – оказывается, танцовщицу заперли! Любопытно бы узнать почему. Набедокурила где-то, не иначе. Нрав у нее буйный, ничего не скажешь. В постели это бывает хорошо, а в иных ситуациях, видать, не слишком.

Если за этой дверкой располагается гауптвахта, то перед нею должен находиться охранник. Однако охранника как раз в эту минуту здесь не было, и по очень простой причине: битва вспыхнула как раз в этом месте, и охранника затянуло в общий водоворот.

Не долго раздумывая, белобрысый вышиб дверь ногой, ворвался в темное, тесное помещение и растерянно огляделся. Мгновенно худое горячее тело возлюбленной влетело в его объятия.

– Меня хотят повесить! – сообщила она, жалуясь и ластясь к нему.

– Сволочи.

– Будь осторожней, это герцог.

– Герцог хочет тебя повесить?

– Да.

– Не верю.

– А, никто не верит! – небрежно отмахнулась Ингалора. – Я шпионка – не в пользу кочевников, конечно, а в пользу одной дворцовой интриги, – и он про это узнал. Он тоже замешан, представляешь?

– Идем.

Не слушая ее болтовню, солдат схватил девушку за руку и вытащил наружу. Свалка была в разгаре. Перевес оставался на стороне солдат – в силу их численного преимущества. И все же шахтеры в обиду себя не давали. Не такой они народ, чтобы в обиду себя давать.

Ингалора быстро, деловито огляделась по сторонам. Увиденное немало порадовало ее, судя по тому, какое выражение приняло ее остренькое личико.

– Ух, как они друг друга! – восхитилась она.

Багровый свет пламени пробегал по ее лицу, как румянец, ее глаза то вспыхивали, то гасли. Солдат поглядывал на нее сбоку, и вдруг несвойственная ему доселе мысль пришла в его голову: должно быть, он никогда до конца не поймет ни одну из тех женщин, что ему нравятся. А жаль, потому что Ингалора очень ему пришлась по душе. Так и провел бы с нею остаток жизни.

– Ты милая, – сказал он и поцеловал ее в щеку.

Она улыбнулась.

– Ты тоже милый. Прощай: мне нужно исчезнуть, пока никто не хватился.

– Понимаю, – с громовым вздохом отозвался белобрысый.

Ингалора живо повернулась к нему, повисла на его шее, сильно стиснув ее костлявыми руками.

– Обидно вот так расставаться!

– Если ты не соврала насчет шпионки и остального, – сказал солдат рассудительно, – то не так уж обидно. Лучше ты будешь далеко, да живая, чем близко, да мертвая.

– Ходил бы ко мне на могилку, – предложила она, щекоча его ухо губами.

– Толку-то? Мы все равно скоро покидаем замок.

– В таком случае прощай…

Она оттолкнулась от него, как будто собралась прыгать, и побежала прочь. Он смотрел, как она бежит, уворачиваясь от размахивающих кулаков и лягающихся ног почему-то ему становилось все веселее и веселее. Странная девушка, но очень хорошая. Авось, частичка ее удачи перешла и к ее любовнику.

Белобрысый отвернулся и с громким воплем опять ввязался в драку. Ингалора исчезла, растворилась в темноте; сейчас солдат готов был поверить в то, что эта девушка вообще никогда не существовала. Просто приснилась ему в одну хорошую ночь.

Он сжал кулак и радостно опустил его на голову подвернувшемуся человеку: кстати, тот оказался не шахтером, а своим братом, из солдат. Да какая, собственно, разница!

* * *

Лумель явился к Вейенто по первому требованию. Один. Безупречно вежливый, знающий себе цену, хорошо осведомленный о своих правах. С достоинством поклонился.

Вейенто кивнул ему на стул. Лумель, не замедлив ни мгновения, уселся.

– Мне сообщили о случившемся, – начал герцог без излишних предисловий. – Жаль, что дело обернулось именно таким образом. Все это можно было уладить гораздо более мирным путем.

– Не понимаю, почему ваше сиятельство говорит о мирном пути мне, а не сержанту, – возразил Лумель.

– Сержант, насколько мне известно, поставил вас в известность о происходящем. Ему срочно требовалась провизия, а в местности, где действовал армейский контракт, произошло землетрясение.

– Он не имел никакого права на наш продовольственный обоз.

– Да. Но армию необходимо кормить.

– Моих людей – тоже. И это был наш обоз, – настойчиво повторил Лумель.

– Я не оправдываю сержанта. Однако прошу отметить: у него имелись довольно серьезные резоны и он поступал в соответствии со своими понятиями, – сказал Вейенто.

Лумель приподнялся. На его лице появилось недоумевающее выражение.

– Я не ослышался? – спросил он. – Ваше сиятельство намерены нарушить сейчас собственный закон?

– Чего вы хотите? – спросил Вейенто.

– Справедливости.

– Более определенно и четко, пожалуйста. Я очень устал. Вы же видите, я готов удовлетворить ваши требования. Особенно если это будут разумные требования.

– В таком случае мы хотели бы публичной экзекуции сержанта.

Вейенто помолчал, постукивая пальцами по колену. Лумель безмолвно смотрел на него. В конце концов Вейенто решился:

– С вами я буду говорить абсолютно откровенно. Вы имеете право требовать экзекуции для бедолаги сержанта. Вероятно, это залечит ваши раны и утихомирит оскорбленное чувство справедливости. Вероятно. Но мне не хотелось бы подобным образом портить отношения с Ларренсом, который платит этому человеку и в определенной степени несет за него ответственность.

Стало тихо. Потом Лумель встал.

– Вы отказываете нам?

– Нет. Сядьте! – резко прикрикнул на него герцог. Лумель, правда, остался на ногах, но замер возле двери. – Я предлагаю сократить срок контракта всем пострадавшим в этом деле. Скажем, на пять лет. Вас это устроит? Или вы предпочтете взыскание за учиненные вами беспорядки, чтобы в награду получить право увидеть поротую задницу какого-то дурака? Я бы на вашем месте крепко подумал, прежде чем настаивать на своем.

– Мы подумаем, – сказал Лумель. – Позвольте искренне поблагодарить ваше сиятельство.

Он поклонился и выскользнул за дверь.

* * *

Ингалора бежала в темноте. Луны еще не взошли, звезды еле-еле освещали горную дорогу. Девушка не знала, какое направление она выбрала, северное или южное. Она плохо ориентировалась по звездам. А лун, как назло, все не было и не было. Наконец она решила остановиться и дождаться хоть какого-нибудь света.

Ингалора не задумывалась о случившемся. Ее схватили – плохо. Удалось удрать – хорошо. Разоблачили плохо. Софир спасся – хорошо. У герцога в руках есть доказательство участия Адобекка в некоем заговоре против Вейенто – наверное, это плохо…

Она зевнула. Теперь самое главное – добраться до Изиохона. Она вдруг поняла Софира. До самой глубины души поняла его стремление сидеть в Изиохоне на берегу теплого моря и никуда не бежать, не подвергаться риску, не заниматься опасными вещами… Вообще ничем не заниматься. Красить ногти, готовиться к выступлению, обнимать любовника.

Ингалора сладко потянулась, как будто уже лежала на горячем песке в Изиохоне, неподалеку от «Тигровой крысы».

– Ах, Лебовера, – пробормотала она. – Будь благословен, Лебовера… Вернусь – подарю тебе три незабываемые ночи. Если, конечно, захочешь.

* * *

Когда она открыла глаза, было светло. Солнце как раз забралось на вершину горы и испускало оттуда ослепительные лучи, хотя самого диска еще не было видно.

Второе, что заметила Ингалора, была человеческая фигура. Некто сидел поблизости на камне и не отрываясь смотрел на нее.

Потом этот некто потянулся, и по неповторимой лености жеста Ингалора сразу его узнала.

– Софир! – Она обрадовалась и вскочила, чтобы броситься к нему.

Он чуть отстранился.

– Своими объятиями ты уронишь меня в пропасть.

– Отсюда до пропасти далеко, тебя пришлось бы катить по земле, чтобы сбросить… Как ты здесь очутился?

– Так же, как и ты. Как раз такое расстояние пробегает испуганный человек, который спасается от гнева герцога Вейенто. На этом самом месте у беглеца заканчиваются силы, он падает и засыпает. Так произошло со мной, и я подумал, что с тобой случится абсолютно то же самое. Как видишь, я не ошибся.

– Ты что, сидел здесь и ждал, пока я появлюсь? – спросила Ингалора.

– Вот именно, – отозвался он, наслаждаясь ее растерянностью.

– Не может быть! – Она покачала головой. – Нет, этого просто не может быть!

– Чего не может быть, любовь моя? Того, что я окажусь настолько догадливым?

– И ты даже не попытался вызволить меня из кутузки? – Ее гнев нарастал, лицо темнело, из глаз готовы были посыпаться молнии. – Просто сидел и ждал, пока я освобожусь сама? А если бы я не освободилась?

Разумеется, Софир лгал и нарочно дразнил ее. Он прятался под стенами замка несколько часов, дожидаясь темноты, чтобы забраться обратно и попытаться вызволить подругу. Сперва ему помешало появление горняков, а затем, когда в замке началась потасовка, Софир вдруг увидел бегущую Ингалору и понял, что ей удалось скрыться. Он не стал выяснять, каким именно образом. В конце концов, сейчас это было не важно. Когда все останется позади, она и сама с удовольствием расскажет. Он погнался за ней и бежал до тех пор, пока она не свалилась на землю и не заснула.

А засыпала она мгновенно, как наигравшийся щенок. И Софир всю ночь, пока Ингалора не начала выказывать признаки скорого пробуждения, лежал, прижавшись к ней всем телом, обнимал ее и согревался от одного только ее присутствия.

Глава десятая

НАЕМНИКИ

– Многие почему-то считают, что акробатки лучше других подходят для воровства, – говорила Ингалора, хотя Софир, казалось, совершенно не расположен был внимать ее жалобам. – Дескать, ловкие руки, гибкое тело, хорошая координация движений. Ты меня слушаешь? Так вот, осмелюсь тебе заметить, что это не так! Выступать с танцем во время праздника и шарить по запертым складам – два совершенно различных ремесла. Ты понял?

– Я понял, – невозмутимо отвечал он, – но пойми и ты: есть нам нечего, полей и садов, где можно кое-что позаимствовать, на севере не встречается, а люд здесь хмурый и вечно занятой, за выступление нам никто не заплатит. Что остается? Просить милостыню? Если ты заметила, любимым божком здешнего люда является Труд. Чрезвычайно скупой, требовательный и кровожадный божок. Местные жители сочтут нас бездельниками и не подадут ни гроша, даже если мы будем подыхать у них на пороге. Разве что предложат работу по контракту.

Софир был совершенно прав, и Ингалора с недовольным видом промолчала.

Они шли по землям Вейенто уже второй день. Оба устали и были голодны. Одно только было хорошо в их грустном путешествии: за ними, кажется, никто не гнался. Если на поиски скрывшихся шпионов Адобекка и были отряжены какие-то люди, то они, во всяком случае до сих пор, не добрались до беглецов.

Когда над головой путников пролетала какая-нибудь заблудившаяся в небе птица или из-под ног вдруг вышмыгивала мышь, Софир провожал их жадным взором. Под гладкими перьями, под пушистой шкуркой он прозревал съестное, но – увы! – был совершенно бессилен охотиться, особенно без надлежащего снаряжения, не умели ни Софир, ни Ингалора, а ручьев, где водилась бы рыба, им не попадалось.

– Теперь я понимаю, на что рассчитывает герцог, – сказала Ингалора. – Он не станет тратить силы на прочесывание местности.

Софир обратил внимание на солдатское слово в ее речи и поморщился.

Девушка продолжала:

– Нет, его сиятельство просто будет ждать, пока мы заберемся на какой-нибудь склад, чтобы утащить оттуда еду. Потому что мы непременно попадемся, если залезем. Ты бы видел, какой шум поднялся из-за одного паршивого обоза с продовольствием! Они тут все законники и страшно уважают свои права.

Софир выдержал долгую паузу, прежде чем заговорить снова:

– Припомни, Ингалора, как ты жила до того, как попала к Лебовере? Воровала еду? Или выпрашивала?

Ингалора задумалась. Она думала и думала. Она молчала так долго, что Софир предположил, будто она уж и не ответит, но девушка вдруг произнесла:

– Не помню.

Софир ни на миг не усомнился в правдивости ее слов: для многих из них жизнь по-настоящему началась только после встречи с Лебоверой.

Они обошли стороной очередной поселок, повстречавшийся им на пути. Пришлось забираться довольно высоко в горы и выискивать там какие-то козьи тропы, но другого способа не было. Софир считал любую встречу с людьми опасной.

– Горняки непременно выдадут нас людям герцога, если мы покажемся в поселке, – уверял он.

Ингалора не спорила. Софир счел это дурным знаком: похоже, девушка совсем ослабла. А еще говорят, будто женщины выносливее мужчин! Когда он сообщил ей свое наблюдение в надежде хоть немного расшевелить ее, Ингалора улыбнулась:

– Ты сам почти женщина, Софир, так что не указывай на мои слабости. Я-то почти мужчина.

Ближе к вечеру они спустились с горы обратно на дорогу. Поселок остался позади, дорога успела повернуть, так что даже вечерних огней путники больше не видели. Одна из лун подступала к горизонту, и небо над горами слегка посветлело.

– Тише.

Софир остановился, держа Ингалору за руку.

Она прислушалась.

– Тебе показалось.

– Нет, слушай внимательнее.

Теперь оба затаили дыхание. Конечно, не исключено, что Софиру и в самом деле почудилось, но пренебрегать такими вещами не следует: всегда остается вероятность того, что он уловил первые признаки надвигающейся опасности.

Неожиданно звук стал отчетливым. Скрип телеги, голоса.

– Ты не ошибся, – прошептала Ингалора.

Он только стиснул ее руку и не ответил. Оба отошли в сторону и спрятались на обочине за большим камнем.

В полутьме показался отряд. Человек двадцать, как насчитал Софир (Ингалора ничего не считала: она просто закрыла глаза и прижалась к земле: сперва ежилась от страха, а после как-то незаметно для себя заснула).

Солдаты. Даже лязг оружия и доспехов не сказал бы о них Софиру больше, чем простой звук их шагов. Тяжелые, утверждающие себя на земле, мерные. Люди, которым предстоит пройти очень большое расстояние. Люди, которым предстоит идти, несмотря на любые преграды, какие только воздвигнутся перед ними.

«А в телеге у них, вероятно, продовольствие, – подумал Софир. – Ужасное слово для обозначения ветчины сыра, фруктов, хлебных лепешек, крупы для свежей каши… а может, и сметаны!»

Он погладил спящую Ингалору. Она пробормотала что-то сладкое и свернулась еще более тугим калачиком.

Скрываясь за выступом скалы, Софир наблюдал за отрядом еще час. Солдаты развели костер. Вода была у них с собой: видимо, набрали по пути, когда было еще светло, и везли в телеге.

Всеми делами распоряжался один человек, очень рослый и мясистый, с плоской физиономией и невыразительными крохотными глазками. Он отдавал отрывистые команды, коротко взмахивал руками, показывая: туда, сюда; но Софир ясно видел, что этот громила выслуживается перед настоящим командиром отряда.

Существует некто, от кого все зависит. Некто, являющийся сердцем отряда. Когда настанет пора, он возьмет командование на себя и всех спасет, а пока – просто отдыхает. Ждет, пока для него разобьют лагерь и подадут поесть.

Софир не видел этого человека, только угадывал его присутствие.

«До поры его можно не принимать в расчет, – подумал он. – А если все пройдет удачно, о нем вообще можно будет забыть. Пока все заняты, самое время подобраться к телеге поближе».

Он скользнул в темноту и, стелясь низко к земле, побежал в сторону телеги. Костер пылал и слепил глаза собравшимся вокруг него усталым людям. Так что подкрадывающегося Софира никто из солдат не увидит. Да никто из них и не всматривался в темноту окружающих гор: ничего не видно, да и для чего озираться по сторонам, если до неприятеля еще далеко?

Софир уже чуял запах конского пота. Он подобрался к телеге и настороженно осмотрелся. Никого. Разумеется. Нет причины выставлять охрану здесь, посреди земель Вейенто, где нет ни грабителей, ни врагов королевства, ни – тем более! – мятежных крестьян.

Выждав несколько мгновений, Софир стремительно выпрямился и забрался в телегу.

– Ну надо же! – послышался громкий голос, и чьи-то крепкие ручищи сдавили Софиру горло.

Он пискнул, взмахнул руками и обмяк. Держа незадачливого вора за шею, как пойманную курицу, солдат выбрался наружу.

– Гляди, Сиган! – закричал он, подталкивая Софира вперед. – Гай был прав!

– Отпусти его, – низким басом проговорил Сиган, приближаясь к Софиру и заглядывая в его посиневшее лицо. – Отпусти, не то он помрет.

– Да и пусть себе помрет, – ответил солдат, но хватку разжал.

Кашляя и жадно глотая воздух, Софир повалился прямо на дорогу. Его обступили смеющиеся люди.

– Отойдите, – сказал кто-то очень спокойно.

И солдаты расступились. Перед Софиром появилась пара сапог. Ничего особенного в этих сапогах не наблюдалось, обычные солдатские сапоги, даже не слишком новые, но уж очень ладно они сидели. Нравилось их смятым и пыльным голенищам облегать эти ноги, нравилось, и все тут.

«О чем я думаю? – смятенно пронеслось в голове у Софира. – Ведь меня сейчас растерзают!»

Обладатель сапог присел перед ним на корточки. Софир увидел лицо, неожиданно молодое, с чуть раскосыми глазами. Четыре длинных вертикальных шрама, почти параллельных друг другу, выделялись более светлыми полосами на загорелой коже.

– Не будь ты наемником, я бы решил, что ты эльф, – Просипел Софир.

– Никогда так не решай, – сказал молодой человек. Он привстал и обратился к своим людям: – Ступай отдыхать. Я разберусь с ним. Я все сделаю правильно.

– Слыхали, что вам говорят? – захрипел Сиган. – Ступайте! Гай все сделает правильно. Он всегда поступает правильно.

И они разошлись, посмеиваясь между собой, ничуть не огорченные тем обстоятельством, что им не позволили учинить расправу над вором самолично.

– Где второй? – спросил Гай, наклоняясь низко над Софиром.

Софир не ответил.

Гай тряхнул его за плечо.

– Тебе лучше ответить.

– Не трогай ее, – просипел Софир. – Она спит.

– Спит?

– Она устала.

Гай устроился на камнях рядом с Софиром. Поднял камушек, лениво кинул в темноту.

– Как тебя зовут?

– Софир.

– Кто ты такой?

– Я не мог тебя где-нибудь видеть? – вдруг спросил Софир. – Твое лицо кажется мне знакомым.

– Мое лицо многим кажется знакомым, потому что у меня стандартная внешность… Если бы мы с тобой когда-нибудь встречались, я-то точно бы тебя запомнил. А я тебя не помню.

– Нет, я видел тебя… На кого-то ты похож.

– Ты уже говорил: на эльфа. И я попросил тебя больше так не говорить. Помнишь? – очень мягко проговорил Гай.

– Последняя попытка, – умоляюще произнес Софир. – Гай – настоящее имя?

– Нет.

– Уменьшительное?

– Давай лучше от Гая вернемся обратно к Софиру, – предложил Гай. – Где твоя спутница?

– Спит за камнями. Она очень устала. И очень голодна.

– Ты забрался в нашу телегу ради нее?

– И ради себя, если тебе интересна вся правда, как она есть, голая и неприкрытая. Мы танцовщики и актеры.

– Что делают актеры на горной дороге, посреди герцогства Вейенто? – изумился Гай. – Впервые слышу о том, чтобы его сиятельство выписывал танцовщиков для своих шахтеров. Или что-то изменилось, а я об этом и не подозревал?

Софир молчал.

Гай взял его за руку.

– Тебе ведь нравятся мужчины, верно?

– Вряд ли это имеет отношение к делу, – пробормотал Софир. Но он уже понял, что пропал: от этого Гая исходило непобедимое обаяние. Хотелось рассказать парню все, довериться ему до конца. Даже если это закончится плохо. Даже если это вообще ничем не закончится.

– Бери свою спутницу и веди ее сюда, – сказал Гай. – Не бойся, мои люди и пальцем ее не тронут.

– Она, между прочим, была бы не против, если б и тронули. – Софир позволил себе улыбнуться. – Ты позволишь нам переночевать у вас в лагере?

– Забирайтесь оба в телегу. Поешьте, только ничего не берите с собой: у нас не так много припасов. Обещаешь не мародерствовать?

– Обещаю, – пробормотал Софир.

Гай засмеялся.

– Люди, которые меня обманывали, очень дурно закончили свои дни.

– Между прочим, мы можем отработать, – обиделся Софир.

– Я не хотел бы приучать моих ребят к продажной любви, – серьезно отозвался Гай, – хотя, конечно, рано или поздно это произойдет.

Софир раскрыл рот от удивления.

– Тебя беспокоят такие вещи?

– Меня многое беспокоит, – сказал Гай. Он легко поднялся с земли и ушел.

Ингалору случившееся удивило куда меньше, нежели ее друга.

– Такие вещи случаются время от времени, – сообщила она, сидя в телеге в полной темноте и заглатывая одну колбаску за другой.

– Тебя стошнит, – обеспокоился наконец Софир. Он не понимал, как такая хрупкая девушка может есть так много.

– Меня? – На миг она перестала чавкать. – Стошнит?

Ее глаза блеснули, их мерцание было заметно даже во мраке. Потом Ингалора задумалась.

– Может, ты и прав, – пробормотала она, откладывая седьмую по счету колбаску. Софир услышал, как она сладко зевнула. – Я опять хочу спать.

– Спи, – разрешил Софир.

Его и самого тянуло в сон. Голоса солдат звучали в отдалении, приглушенный смех и звук шагов убаюкивали: было на удивление хорошо. Как будто они уже возвратились в Изиохон и отдыхают на чердаке в «Тигровой крысе», где иной раз репетиции шли даже ночами, если Лебоверу посещало неурочное вдохновение.

* * *

Рассвет в отличие от ночи был колючим и холодным: в крепкий сон вторглись чужие голоса. Совсем близко от телеги топотала чья-то лошадь, и конские яблоки звучно падали на камень дороги.

Софир проснулся первым и поскорее положил ладонь на рот Ингалоре. Девушка пробудилась в следующее мгновение. Ее глаза расширились, горло напряглось, но крикнуть она не сумела: Софир вовремя принял меры к тому, чтобы этого не случилось.

– Закрой глаза и делай вид, будто спишь, – шепнул он ей в ухо.

– Кто здесь?

– По-моему, люди Вейенто.

– А ты говорил, будто нас не преследуют, – упрекнула она, как будто он был в этом виноват.

– Я ошибался.

Спустя несколько минут Ингалора оживилась снова.

– Положим, если дойдет до обыска, ты можешь сойти за солдата, – зашелестела она ему в ухо. – Если сильно постараешься и будешь энергично выражаться. А я? Меня они сразу раскусят.

– В отряде есть одна женщина, почему бы не быть двум? – тихо отозвался Софир. – Не шуми.

Голоса приблизились. Теперь беглецы ясно различали каждое слово.

– …Его сиятельство весьма заинтересован в поимке этих шпионов, – говорил всадник. – Мы предполагаем, что они могли пойти по этой дороге.

Хриплый бас отвечал:

– Сейчас разбужу Гая.

«Сиган, – подумал Софир. – Это тот, вчерашний, который здесь распоряжался. Интересно, почему он сам не отвечает на вопрос?»

Судя по всему, всадника также интересовала эта проблема, потому что он опять обратился к Сигану:

– А ты, лично ты – никого здесь не видел?

– Я спрошу Гая, – повторил Сиган.

– Я разговариваю сейчас не с Гаем, а с тобой.

– А я тебе отвечаю, что лично я никого не видел. У нас в отряде так не принято, чтобы рядовой говорил за командира, понял? Или у вас иначе?

– Послушай, что я тебе скажу, – настаивал всадник. – Мы ищем шпионов. Шпионом может оказаться человек совсем простого, звания, однако его ремесло делает его чрезвычайно важной персоной. И в таком деле, как поимка сбежавшего шпиона, важно любое свидетельство любого человека. Даже рядового. Потому что командир может не заметить того, что заметил рядовой.

Сиган хрипло расхохотался.

– Командир? – выкрикнул он. – Это наш-то командир может что-то не заметить? Ну, насмешил! Нет, господин хороший, наш командир не может не заметить чего-то, что заметил кто-то из нас, уж поверь мне на слово.

– Итак, ты положительно утверждаешь, что никаких посторонних лиц на дороге не видел? – Голос всадника стал жестким.

– Да, – сказал Сиган. – Пойду разбужу Гая.

Гай скоро явился. У Софира стало теплее на сердце, когда он услышал спокойный, ровный голос молодого человека:

– Кого вы здесь ищете? У меня в отряде нет никаких шпионов. Все они со мной с самого начала, и я поручусь за любого из них.

– Речь не идет о ком-либо из твоего отряда, любезный, – заговорил всадник с некоторой досадой. – Я спрашивал о посторонних. О незнакомцах. Возможно, вы встречали кого-то на дороге. Твои люди отказываются говорить со мной на эту тему. Чем ты их запугал?

– Я никого не запугивал, и они вовсе не отказываются говорить с тобой, – отвечал Гай. Софиру показалось, что он слышит, как тот улыбается. – Просто мы действительно никого не встречали. Мне жаль разочаровывать тебя.

– Подумай, подумай хорошенько, – настаивал человек герцога. – За них назначена хорошая награда.

– В чем же они провинились?

– Они шпионы. Большего я и сам не знаю. Тебе и твоим людям не будет нужды скитаться по дорогам и рисковать собой в кампаниях Ларренса, если ты расскажешь мне, встречались ли вам какие-нибудь странные личности. Его сиятельство Вейенто заплатит вам столько, что вы забудете нужду до конца дней своих. Поверь мне, герцог всегда держит слово. Уж такой он человек.

В тоне всадника проскользнуло искреннее восхищение.

Гай миролюбиво произнес:

– Опиши их, и я попытаюсь припомнить. Может быть, я кого-то и видел.

Софир сжался. Ему хотелось выкрикнуть: «Этого не может быть!» Он не верил, что Гай, человек с таким спокойным, таким теплым голосом, сейчас все-таки откинет полог и покажет их с Ингалорой человеку Вейенто. Впрочем, кто осудит Гая? Бездомные актеры ему не родня, а деньги, судя по всему, предлагаются очень хорошие. И Гай как настоящий командир обязан заботиться в первую очередь о своих людях. Все закономерно. Все логично, чтоб оно провалилось!

– А кого ты видел? – насторожился всадник.

– Две старухи собирали хворост, – задумчиво молвил Гай. – Довольно странные с виду старухи, честно говоря. Это было в полутора днях пути отсюда.

– Мы ищем молодых людей, мужчину и женщину, – сказал всадник. – Они танцовщики. Герцог испытывает большое желание задать им несколько вопросов.

– Только старухи, – повторил Гай. – Прощай.

Он хлопнул лошадь всадника по крупу ладонью. Послышался стук копыт, всадник уехал. Гай однако продолжал стоять возле телеги. Затем беглецы услышали, как он садится на телегу, и миг спустя под пологом появилось его лицо: он откинулся назад и разлегся на полу, прямо на припасах, между Ингалорой и Софиром. Чуть раскосые глаза Гая блестели.

– Значит, вы шпионы, да? Как интересно!

– Ничего подобного, – с достоинством ответила Ингалора. – Мы честные артисты.

– Вы честные шпионы. – Гай тихо засмеялся. – Да ладно вам! Я же вас не выдал, хотя он предлагал действительно очень хорошие деньги.

– Что-то я не слышал суммы, – буркнул Софир. – А ты, дорогая? Ты расслышала сумму?

Она не поддержала игры. Промолчала и отвернулась.

Гай фыркнул:

– Он нарисовал ее пальцем в воздухе. Очень много нулей и перед ними – пятерка. Каково? Кто же вы такие, а? Почему так дорого стоите?

– Если ты все знаешь, зачем спрашивать? – проворчала Ингалора. – Сам сказал: мы шпионы.

– А что вы такого интересного вызнали? Наверное, ужасные интриги. А? Жуткие замысли, которые варятся в большом вонючем котле при дворе его сиятельства герцога Вейенто, – подзуживал их Гай. – Ну, говорите, говорите же, не то я все-таки вас выдам.

– Покушение на принца Талиессина, – сказала девушка. – Теперь ты доволен? Вейенто хочет убрать Талиессина с дороги.

– О, у его сиятельства есть все права на престол, ведь он происходит от старшей ветви семьи, – с самым серьезным видом отозвался Гай. – А еще что?

– Имена тех, кто должен убить принца.

– Назовите! – жадно потребовал он.

– Зачем тебе?

– Не твое дело, женщина. Просто назови имена.

– Алатей и Сафрак, – сказала Ингалора.

– Отлично! – Гай подскочил на месте, схватил Ингалору в объятия и расцеловал в обе щеки. Затем повернулся к Софиру и проделал с ним то же самое.

– Никогда больше не вытворяй такого! – возмутилась Ингалора, обтирая лицо ладонями. – И его не трогай. Он сейчас в обморок упадет.

Софир слабо улыбнулся и заверил Гая в том, что Ингалора, по своему обыкновению, преувеличивает:

– Она большая фантазерка.

Гай порылся в кошеле у себя на поясе, вытащил несколько серебряных монет, сунул в руку Софиру.

Тот раскрыл ладонь. Монетки блеснули, и совершенно так же блеснули глаза Ингалоры.

Гай сказал:

– Я предложил бы вам проделать часть пути вместе с нами и под нашей защитой, да вот незадача – мы двигаемся в противоположном направлении, к Ларренсу. Так что возьмите деньги и ступайте. До границ владений Вейенто – полтора дня пути. Пока не выберетесь из герцогства – избегайте людей и ничего не покупайте. Продержитесь до первого города. Сможете, бродяги?

Ингалора придвинулась к Гаю, обвила его ноги ногами, запутала его в своих юбках.

– Почему ты делаешь это для нас, Гай? – прошептала она ему на ухо, обдавая его горячим дыханием. – Кто из нас двоих пришелся тебе больше по сердцу?

Он запустил пальцы ей в волосы, пробежался губами по ее лицу.

– Вы оба мне по сердцу, – засмеялся он. – И больше всего потому, что вы не солгали. Алатей и Сафрак, говорите? Вряд ли эти двое теперь кого-нибудь убьют. Впрочем – т-с! – об этом даже шпионам знать не положено…

Тут полог телеги отлетел в сторону, и в сером утреннем свете показалась Хейта в своем стареньком крестьянском платье, переделанном из мужской рубахи, с пращой на поясе.

– Эй ты, шлюха! – завопила она, адресуясь к Ингалоре. – Убери от него свои ноги – это мой парень!

Глава одиннадцатая

ВИДЕНИЕ ПРИХОДИТ

Элизахар искал Фейнне.

Иногда ему казалось, что в его жизни не было такого времени, чтобы он не искал Фейнне. И не только в том было дело, что некогда он разыскивал ее по всему королевству – после того, как ее похитили по указке герцога Вейенто. Просто Фейнне была его призом.

Приз. Так наемники называют город, который отдается им на разграбление. Нужно долго выслуживаться, вертеться на глазах у начальства, проявлять себя с самой лучшей стороны, чтобы в конце концов услышать: «Когда мы возьмем Толесант, твой отряд может разграбить его целиком».

Толесант – одна из немногих пустынных крепостей, где хранится сокровищница нескольких союзных племен. Получить в качестве приза Толесант – заветная мечта каждого капитана. Говорят, однажды Ларренс отдал такое распоряжение… но это было очень давно. Еще до первой женитьбы Ларренса на дочери одного из кочевых вождей.

Элизахар часто пытался представить себе: каково это – стоять под серыми стенами такой крепости, обласкивая ее любящим взором и предвкушая то, что произойдет после победы. В жизни Элизахара-сержанта такой крепости никогда не было.

В жизни Элизахара-телохранителя она появилась. И он повел долгую, терпеливую осаду, почти без надежды на победу.

Женщина – это крепость. В Академии Коммарши Элизахар читал сонеты, где развивалась эта тема. Он находил их неумными: ни один из попадавшихся ему поэтов никогда не участвовал в настоящей осаде: ни крепости, ни женщины.

А потом оказалось, что нет нужды ни в стенобитных башнях, ни в катапультах, ни в штурмовых лестницах. Не потребовалось ничего: он нашел Фейнне в мире Эльсион Лакар, и для счастья им не пришлось даже долго разговаривать друг с другом. Все случилось так естественно и просто, словно подразумевалось всегда.

Вероятно, тогда Элизахар окончательно уверился в бесполезности поэзии.

В эльфийском мире Фейнне обрела зрение. Слепая от рождения, теперь она видела. Элизахар часто наблюдал за тем, как она расхаживает по траве, то и дело останавливаясь, чтобы насладиться созерцанием какого-нибудь крохотного жучка или пера, оброненного птицей. Ее радовала любая, мельчайшая подробность, доступная ее глазам.

«Странно, что все-таки существует некое подобие справедливости, – думал Элизахар лениво. – Сколько раз мне хотелось вовсе не иметь зрения, чтобы только не видеть того, что я видел. И в детстве – например, когда слуг наказывали. И потом, особенно в армии. Не во время стычек с кочевниками, понятное дело, потому что слепого они бы меня зарубили, а вот когда мы под Толесантом одно стойбище разграбили… И другие разы – тоже. Или, скажем, в каком-нибудь милом городке, в лавке. Иной Раз такие рожи соберутся, что лучше бы ослепнуть прежде, чем их увидеть. А Фейнне едва открыла глаза – и сразу перед ней эта река, полная света, и деревья до неба, и распахнутые навстречу лесу дворцы Эльсион Лакар. И ничего больше. Ну и я еще, конечно, – не слишком приятное зрелище, как утверждают многие, хотя она терпит…»

Они по целым дням ничего не делали. Точнее, они были чрезвычайно заняты: перебирались с места на место и рассматривали все, что попадалось им по пути. Или лежали на берегу реки, обнявшись, и смотрели в небо. Однажды Элизахар взялся перецеловать каждую прядь ее каштановых волос и предавался этой кропотливой работе бесконечно долго, пока оба не проголодались и не отправились на поиски каких-нибудь трапезников.

– А здесь мы еще не были, – сказала вдруг Фейнне и остановилась.

Замер и Элизахар. Действительно, перед ними открылась совершенно новая картина. Крутой берег реки делался все выше и выше, и в конце концов на поверхность сквозь густую траву, точно разрывая ткань, проступила скальная порода. И там, где вода размыла камень, образовалась большая пещера.

Под ее певучими сводами бежала подземная река, вливаясь в реку поднебесную более светлыми, более холодными струями. А чуть дальше начинались фонтаны.

Фейнне остановилась на вершине скалы, замирая от благоговейного восторга. Элизахар догнал ее – теперь, когда она обрела зрение, сделать это было довольно трудно – и застыл возле девушки.

Фонтаны изливались с небес. Их источник не был виден отсюда – он терялся за густыми облаками. Густые, пышные струи воды падали сверху вниз ровными столбами, их струи завивались и были похожи на нетуго заплетенные женские косы.

Здесь стоял неумолчный шум. Вода не пела – она хохотала, скандалила, требовала, выкликала, насмешничала. У одного фонтана был высокий тембр, у другого на несколько тонов ниже. Они не сливались в хор, напротив – звучали на удивление не дружно, как будто готовы были поссориться в любое мгновение.

Фейнне подняла руку и провела пальцами по воздуху. В пустоте на миг повисли пять разноцветных полос. Задрожав, они растаяли.

Фейнне помедлила, затем быстро обвела пальцем конур. Явилось изображение бабочки. Два легких тычка – и у бабочки расцветились пятнами верхушки крыльев. Щедрый мазок – она сделалась желтой. Извилистая полоса – выросла зеленая ветка. Бабочка, подхваченная ладонью Фейнне, тихо опустилась на ветку и замерла.

Фейнне отошла на несколько шагов назад, склонила голову набок, рассматривая свое невесомое творение, а потом тихо рассмеялась. Картина продолжала висеть в воздухе: она и существовала, и не существовала. Это был образ, замысел – но здесь, среди бьющих с неба фонтанов, он обрел зримое воплощение, не будучи воплощенным в красках и холсте.

Элизахар смотрел то на девушку, то на созданное ею и вдруг с особенной остротой ощутил, насколько они с Фейнне разнятся – насколько не подходят друг другу. Он даже боялся заговаривать с ней о будущем. Так и не сказал ей о своем титуле, который, возможно, скоро унаследует – поскольку никто, даже герцог Ларренс, не собирается жить вечно.

Ему думалось: судьба дала ему несколько дней полного, ничем не омраченного счастья. Вдвоем с Фейнне, там, где их никто не найдет, никто не потревожит. И у нее появилось зрение. Все прочие мысли следовало отмести, изгнать и растоптать.

В шуме фонтанов Элизахару стало чудиться вдруг нечто противоестественное – нечто такое, чего не может быть, ни в эльфийском мире, ни в человеческом, потому что природа не в состоянии так сильно искажать самое себя. Может быть, дело в несовместимости шумящих голосов, которые угадывались за пением воды. Для людей естественно быть разобщенными, но водные струи не бывают настолько дисгармоничными.

Он обнял Фейнне, как будто искал у нее помощи посреди этого разлада вод. Она рассеянно прижалась к нему. В воздухе перед ней возникали и тотчас пропадали картины. Ей не требовалось теперь даже поднимать руку, чтобы что-то нарисовать, образы являлись сами собой, держались недолгое время и рассыпались на мириады мерцающих искр.

Создавалось ощущение, будто эти искры – живые существа, обитающие среди фонтанных струй. Та же сила, что заставляет их складываться в определенные узоры, вынуждает их бежать прочь друг от друга. Что-то взрывалось внутри каждой из картин и убивало ее.

– Я потеряла браслет! – послышался крик.

Этот голос, мелодичный, наполненный низко звучащей медью, показался еще одним соперником среди толкотни звуков; но нет – скоро среди фонтанных струй возникла женская фигура.

– Я видела ее прежде, – сказала Фейнне, с такой простотой произнося слово «видела», что сердце Элизахара стукнуло и на миг застыло. – Ее имя Аруидвар.

– Какая она? – спросил он.

– Красивая. Странная. Как можно описать эльфийку? Она везде и нигде.

Фейнне обвела в воздухе контур, кивнула собственному наброску, точно старому приятелю, и контур наполнился красками: появились раскосые, почти черные глаза, зеленоватые волосы – как окислившаяся медь, большой рот. Затем рисунок поднялся вверх, дрожа в воздухе, как будто сохраняться в целости давалось ему огромным напряжением воли. Некоторое время он был виден среди фонтанов, а потом приблизился к женской фигуре и лопнул, точно мыльный пузырь, осыпав Аруидвар водопадов разноцветных искр.

– Элизахар! – кричала она. – Я потеряла браслет!

– Она меня знает? – удивился Элизахар.

Фейнне прижалась к нему теснее.

– Не ходите туда. Никакого браслета она не теряла. Она играет.

Аруидвар раскинула руки и бросилась в ближайший фонтан. Струи подхватили ее, поволокли вниз. С того места, где стояли Элизахар и Фейнне, видно было, как водные потоки окутывают тело эльфийки, точно полосы ткани, как связывают ее и начинают переворачивать, запутывая все больше и больше.

В тот миг, когда она должна была с силой удариться о землю, водные путы лопнули, и Аруидвар, перевернувшись в падении, легко опустилась на ноги.

Вода струилась по ее телу, волосы, одежда – все было мокрым. Лицо ее сияло.

Она протянула к обоим наблюдателям руки, и с кончиков ее пальцев полились разноцветные струи.

– Я потеряла браслет! – снова крикнула она. – Уронила в водопад.

Элизахар посмотрел на Фейнне.

– Помочь ей?

Девушка вздохнула:

– Она не уйдет, пока не получит то, для чего приходила. Она ведь Эльсион Лакар.

– Любая женщина так поступает, – засмеялся Элизахар, но Фейнне даже не улыбнулась.

– Не любая.

– Там не в браслете дело, – сказал Элизахар задумчиво. – Она потеряла нечто большее, чем браслет.

– Или вообще ничего, – добавила Фейнне.

Аруидвар отступила, подняла над головой руки, зарылась ими в струи другого фонтана. Сквозь густую пелену воды видно было только, как сверкает, точно зеркало, ее темное лицо.

Зрелище завораживало: оно было красивым и вместе с тем отталкивающим, и все же Элизахар не мог оторвать глаз.

– Я пойду, – сказал он.

И быстро шагнул навстречу Аруидвар. Фейнне заметалась на месте. Ей хотелось крикнуть ему, чтобы он остался с нею, чтобы не приближался к эльфийской деве, у которой явно на уме какая-то проказа. Среди Эльсион Лакар были такие, что преследовали влюбленных и старались разрушить их чувство. Истинная любовь неразрушима, говорили они, но попробовать стоит.

Элизахар остановился в десятке шагов от Аруидвар. Теперь он отчетливо видел ее всю: очень смуглую, гибкую, очень высокую. Ее кожа светилась, каждый изгиб ее тела переливался сиянием, а глаза, напротив, были матовыми и тусклыми.

Она засмеялась, рассматривая Элизахара в упор, отступила еще на шаг и вдруг пропала среди струй фонтана. Вода поглотила ее.

В тот же миг Элизахар увидел на дне ущелья браслет: широкий золотой ободок, массивный, украшенный десятками самоцветов. Такое украшение вызывающе смотрится на тонком смуглом запястье, оно красиво на руке царственной особы и отвратительно на жирной лапе торговца. Изобилие украшений на этой вещи требовало особенного отношения, и Элизахар вдруг хорошо понял, почему Аруидвар так огорчалась из-за своей потери.

Он осторожно начал спускаться. Сперва это удавалось ему без особого труда, но затем выступы на скале стали значительно меньше, сам отвес – куда круче, но главное – камень здесь был сырой, скользкий, пальцы едва могли держаться.

Рев фонтанных струй был внизу почти невыносим. Диссонансы избивали слух, терзали его – так, как в другом мире бил бы по обнаженной спине кнут.

Неожиданно Элизахар понял, что не может выбраться. Струи были кругом, они обступили его и сомкнулись, тесно сплетясь, как ветви терновника. Пустые пространства между фонтанами были теперь затянуты картинами.

И каждая обладала собственным звучанием, как если бы Элизахар очутился в комнате, у которой вместо стен – раскрытые двери, и каждая, в свою очередь, ведет в другую комнату, а там, в той, другой комнате, происходят какие-то бурные, шумные события.

«Может быть, здесь родина музыки, – подумал Элизахар. – В первозданной грубости, страстная, она появляется на свет в фонтанных струях, низвергающихся с неба, а дальше – расходится по сторонам. Некоторые люди в силах услышать ее и записать, а другие – только воспринимают и передают, даже не подозревая об этом».

Он почти совсем добрался до браслета и потянулся уже, чтобы поднять вещь, когда неожиданно ощутил чье-то близкое присутствие. Он выпрямился и поднял голову. Аруидвар и Фейнне стояли где-то очень далеко, отделенные от него блестящей водной пеленой. Обе выглядели недостижимыми. Близость с Фейнне представилась теперь Элизахару как нечто невозможное, и он понял, что находится совершенно в другом мире.

Между тем чужое присутствие становилось все более настойчивым. Элизахар огляделся. Ему думалось, что, разглядев незнакомца, он сумеет понять, как выйти из ловушки. Но все происходило по непонятным правилам, и Элизахар, чтобы не растеряться окончательно, решил до поры вовсе не двигаться.

Издали он услышал крик Фейнне, и почти сразу картины, возникающие между столбами бьющей воды, вспыхнули ярче. Элизахар не понял, что послужило тому причиной. Может быть, они и появились сейчас здесь потому, что Фейнне представила их в своих мыслях. А может, они были здесь всегда, и приближение людей лишь вырвало их из пустоты и наполнило красками и светом.

В бесконечном падении застыла женщина; окутанная развевающимся шелком, она падала на острия мечей, вонзенных в землю, и каждый был нацелен на нее. Пылающие короны метались, как охваченные огнем бабочки, и среди них неподвижно стоял юноша с черным лицом и зелеными глазами: ни одна не задевала его. А затем появились две луны, гигантский золотой шар и ярко-синий шар поменьше, и они, расталкивая короны, то сближались, то расходились, выписывая в воздухе странные фигуры.

Элизахар подставил руку под струю воды, чтобы охладить кожу; он поранил ладонь, когда карабкался наверх. Он отвлекся и пропустил то мгновение, когда обе луны вдруг соединились и взорвались ослепительной вспышкой.

Все исчезло в этой вспышке: и неподвижный юноша, и короны, и женщина с мечами; только свет, пронзивший разом все водяные столбы и окрасивший высоко в небе облака – источники опрокинутых фонтанов.

Сквозь невыносимое для глаз пятно света проступило лицо. В первое мгновение оно казалось принадлежащим мальчику лет пятнадцати с веселыми глазами и улыбчивым ртом; но почти сразу же через все это лицо пробежала огромная безобразная трещина. Лицо распалось на две половины и начало стремительно стареть. Рот исказился в гримасе, глаза запрыгали в орбитах.

«Чильбарроэс», – подумал Элизахар.

И как будто он вызвал старика, назвав в мыслях его имя, Чильбарроэс явился перед ним. Двуцветный старик выскочил из столба, пронзенной светом воды, крича и простирая руки. Темные молнии пробегали по его телу, один глаз горел желтым, другой – синим; короны кривлялись над его волосами, то норовя уколоть острыми зубцами, то сминаясь и превращаясь в бесформенный ком.

Элизахару почудилось, будто Чильбарроэс смотрит на него – умоляюще, вопрошающе, отчаянно. Но длилось это всего лишь миг; затем, испустив пронзительный вопль, Чильбарроэс нырнул в фонтанную струю.

Элизахар увидел, как столб воды подхватил Чильбарроэса и потащил его наверх вопреки всем законам естества. В пестром переплетении струй видны были руки, ноги, растопыренные пальцы – каждый своего цвета, вытаращенные глаза, растрепанные пестрые волосы. Только что Чильбарроэс вновь представал юным королем Гионом, а затем вдруг становился похожим на своего сына Тегана и на других своих потомков, мужчин и женщин, одного за другим, вплоть до Талиессина. Чильбарроэс нырнул и опустился ниже, и Элизахар увидел, что старик опять превратился в мальчика, совсем маленького, лет десяти. Побыв в этом обличье недолго, Чильбарроэс скорчил гримасу, исказился – и вдруг перед Элизахаром явилась девочка, еще младше мальчика, с раскосыми глазами и темной кожей: настоящая эльфийская принцесса, и над ней плясала корона.

Видение держалось миг, после чего двойное лицо – мальчишеское слева, девичье справа – вдруг взорвалось и исчезло.

Остались только фонтаны. Их шумный плеск показался теперь Элизахару гармоничным. Он наклонился и поднял браслет, лежавший возле самых его ног.

– Я поднимаюсь! – крикнул он, обращаясь к Фейнне.

Та стояла на краю скалы и смотрела вниз, на него. Элизахар не знал, видела она то же, что и он, или просто наблюдала за ним, радуясь тому, что вообще может видеть – сверкающий мир Эльсион Лакар, сумасшедшие струи воды, упавшие с небес, прекрасное дикое лицо эльфийки, стоявшей поблизости и обнимавшей Фейнне за плечи.

Элизахар медленно забрался наверх. Протянул Аруидвар ее украшение.

Она засмеялась:

– Это для Фейнне. Подарок. Я хочу, чтобы вы сочетались неразрушимым эльфийским браком. Такое уже бывало – когда люди вступали в эльфийский брак. Знаешь, чем это заканчивается?

– Чем? – спросил Элизахар. Ему не нравилась Аруидвар, и он хотел, чтобы она поскорее ушла.

– Как и все в мире людей – смертью.

Элизахар взял ее за руку и сильно стиснул запястье.

– Любовь не заканчивается смертью, – сказал он. – Смерть не разлучает возлюбленных. Их вообще ничто не в состоянии разлучить.

Она высвободилась.

– Кроме них самих, разумеется, – сказала она и, смеясь, убежала.

Фейнне коснулась пальцами браслета, сиявшего на ее руке.

– А мне он нравится, – прошептала она.

– Чильбарроэс, – сказал Элизахар. – Я видел его. Он был испуган.

– Он вмещает в себя всех королей, все королевство, – сказала Фейнне. – У него есть основания бояться. Я рисовала его, когда думала об этом.

Она подняла руку, пошевелила пальцами.

– Я рисовала его в воздухе. Он застывал, а потом разваливался – мои воздушные картины живут совсем недолго. И еще, – она понизила голос, – они своевольничают. Выходят не такими, как мне хочется, а какими-то другими. Всегда новость, всегда неожиданно.

Элизахар поймал ее за руку и поцеловал.

* * *

Чильбарроэс бежал сквозь воду, сквозь падение он рвался наверх, на воздух, но и воздух обманывал его, оказывался плотным, почти непригодным для дыхания. Он забивал легкие, как будто состоял из одной ваты.

Бранясь, крича, Чильбарроэс бежал и бежал, и внутри его разрывающегося естества кричали и рвались на волю все его потомки, вплоть до тех, что еще не родились, и он был Теганом и Талиессином, он был мальчиком без капли эльфийской крови – Гайфье, и он был еще не рожденной девочкой, которую назовут Эскива.

Ассэ и Стексэ соединялись в нем и взрывались – каждую минуту они взрывались снова и снова. Мир обрушился на его голову и разорвал Чильбарроэса на части.

Он не понимал, что с ним происходит. Впрочем, он никогда этого не понимал, даже в те времена, когда еще был Гионом, братом будущего короля – Мэлгвина. Юношей, который осмелился взять в жены эльфийскую принцессу.

Почему это случилось? Как это вышло? Ринхвивар полюбила его, он ответил – не смог не ответить. Родился Теган, была основана династия.

Все совершенно ясно и понятно…

Но на самом деле ничего не было понятно. Мир не стоял на месте, в мире постоянно нечто изменялось, и Чильбарроэс страдал от того, что не понимал ни сути этих перемен, ни их закономерности. Луны то сходились, то раздвигались, их орбиты не пересекались, смыкались только лучи, по которым стало возможно подниматься к небу, в воздух. А потом луны слились воедино, и мир залило нестерпимое сияние, которое предшествовало полной тьме – гибели.

Это не была гибель всего и вся; в полыхании белого пожара сгорала лишь та часть вселенной, которая была Чильбарроэсом. Наверное, любое другое существо усмотрело бы в частичности этой гибели залог спасения для прочих; но только не Чильбарроэс.

Он кричал так, словно лунные орбиты рассекали на части его самого, – собственно, так оно и было, только в отдаленном будущем, которое неожиданно представилось ему чересчур явно.

Казалось, нет конца этому еще не наступившему будущему. И вдруг все исчезло. Отошла боль, погас свет. Чильбарроэс осторожно открыл глаза и увидел, что перед ним стоит молодая женщина с длинными желтыми волосами, очень запыленная, уставшая и недовольная с виду. А рядом с ней переминается с ноги на ногу молодой человек.

Старик опустил взгляд: он находился в какой-то процветающей сельской местности. Странно было обнаружить себя на дороге, проложенной между гречишными полями. Пчелы гудели, окутанные сладким ароматом цветущей гречихи; казалось, в этом воздухе не существует ничего, кроме пыльцы. Даже ресницы у желтоволосой женщины были покрыты легким налетом пыльцы.

– Нет, это не снится, – проговорила она. – По-моему, он настоящий.

– Я не… могу быть настоящим, – сказал Чильбарроэс. Или подумал? Во всяком случае, женщина повела себя так, словно ничего из сказанного незнакомцем не услышала.

– Как он тебе нравится, Софир? – продолжала она, обращаясь к своему спутнику.

– Никак не нравится, – буркнул Софир.

– Думаешь, его послали шпионить за нами?

– Нет, Ингалора. – Софир выглядел усталым, и не столько даже от долгого пути, сколько от взбалмошных выходок своей подруги. – Это было бы слишком – посылать такое существо, чтобы оно приглядывало за столь ловкими шпионами.

– Сдается мне, он еще более ловок, чем мы, – возразила Ингалора. – Ты можешь понять, откуда он взялся?

– Свалился с неба. Идем – нам еще дня три добираться.

– Две луны, – хрипло каркнул Чильбарроэс. Он поднял руку, раздвинул пальцы, и тотчас темная трещина зигзагом побежала по его ладони, словно намереваясь разделить ее пополам. – Две луны соединились и взорвались. Это понятно?

– Мне иногда снится такое, – нахмурился Софир. – Но мне кажется, это довольно обычный сон. Случается, когда сильно устанешь.

– Многим снится, – кивнула Ингалора с важным видом.

– Тебе-то точно ничего подобного в голову не приходит! – напустился на нее Софир. – Ты вообще спишь без сновидений. Как всякий человек, лишенный воображения. Только брыкаешься во сне.

– Значит, что-то все-таки снится… – задумчиво молвила Ингалора. – Но что нам делать с этим стариканом? Он по виду голоден.

– Предлагаешь поделиться с ним припасами? – осведомился Софир.

Лицо Ингалоры заметно омрачилось.

– Ну, не настолько же я озабочена его судьбой. – И обратилась к Чильбарроэсу: – Ты голоден?

Он озадаченно заморгал. Он настолько был поглощен собственными мыслями, что не обращал внимания на свое самочувствие. Но когда Ингалора заговорила о еде, Чильбарроэс ощутил вдруг лютый голод. И потому молча выхватил у нее из рук узелок с какими-то съестными припасами. Не разворачивая ткань, Чильбарроэс сунул узелок в рот и разгрыз. Потом выплюнул пожеванные лоскутки.

– Вот и все, – сказал Софир, философски созерцая то, что осталось от их узелка. – Ловко он с этим управился, не находишь?

– Может, взять его в труппу? – прищурилась Ингалора.

– Такой трюк вряд ли понравится публике. – Софир покачал головой. – Выглядит неаппетитно. К тому же в толпе всегда найдется десяток бродяг, готовых повторить этот номер.

– Две луны, – повторил Чильбарроэс. – Они столкнутся. Двое детей, две луны.

– Тема для балета, – высказался Софир. – Столкновение двух лун как образ единения и противоборства двух начал.

– Затасканный образ, – поморщилась Ингалора.

– Нет, – забормотал Чильбарроэс. – Король Гион. Видишь? – Он поднял голову, и на миг сквозь изможденный облик старика проступило юное лицо. – И другие. Один за другим. Мужчины и женщины. Двое последних… Это пророчество. Когда один и тот же сон начинают видеть все, сон превращается в пророчество.

– Пророчество Двух Лун, – произнес Софир, пробуя эти слова на вкус. – Красивая тема. Лебовере понравится.

Казалось, старику знакомо было имя Лебоверы: Чильбарроэс напрягся, заморгал и повторил:

– Лебовера. Да, он поймет. Ему понравится. Это важно.

Ингалора и Софир обменялись взглядами. Ингалора сказала, минуя старика, прямо своему напарнику:

– Он безумен… и понимает, в чем его безумие.

– Гион! – крикнул Чильбарроэс. – Король Гион – это и есть королевство, он – все короли… и он распадется на части вместе с королевством.

– Если соединятся и взорвутся две луны, – заключила Ингалора.

Он схватил ее за запястья с такой силой, что она вскрикнула.

– Ты поняла! – заорал Чильбарроэс. – Ты сама дура и потому поняла! Скажи Лебовере, слышишь?

Он поцеловал ее – прикосновение его губ было двойным, как будто ее тронула языком змея; миг спустя образ старика рассыпался в воздухе, и все, что осталось перед девушкой, была горстка переливающегося пепла.

– Он сгорел? – удивленно проговорил Софир.

Ингалора медленно покачала головой.

– Нет, просто ушел.

– Странный способ уходить.

– Должно быть, иначе у него не получается.

Софир задумался.

– Странные вещи творятся с нами, Ингалора, не находишь? Сперва этот Гай – виданное ли дело, чтобы наемник отказался от хорошего заработка? – теперь какой-то сумасшедший, распадающийся на куски. И этот его бред про две луны… Ты поняла, о чем он говорил?

– Поняла, что Лебовера может сделать из этого отменный балет, а большего и не требуется, – сказала Ингалора.

Софир взял ее за руку, словно желая проверить, не спит ли он и не видит ли все происходящее во сне. Она дернулась:

– Что с тобой?

– Хочу убедиться в том, что ты здесь.

– Я здесь. – Она легонько щелкнула его по лбу. – Вот же я.

– Он целовал тебя, – сказал Софир. – Как, по-твоему, он тоже был здесь? Как ты или я?

Она уставилась прямо ему в глаза.

– Несомненно, Софир. Он, несомненно, был здесь. Живехонький и настоящий. – Она зевнула. – Предлагаю хорошенько выспаться вон в тех кустах. Ближе к вечеру нам идти в деревню и искать там себе пропитание. Честно говоря, мне надоело уже плясать в деревенских кабаках.

– Можем добраться до столицы и на голодный желудок, – предложил Софир. – Мы и так почти без забот проделали весь путь благодаря деньгам Гая.

– Когда встретим его снова, – сказала Ингалора, – поблагодарим как следует.

– Если ему от нас что-нибудь будет нужно, – добавил Софир.

Наступило самое жаркое время дня, и они отправились искать удобное местечко в тени, чтобы передохнуть. До столицы оставалась еще пара дней неспешного пути. Учитывая все, что пережили за эту поездку артисты Лебоверы, – сущие пустяки.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

НАСЛЕДНИКИ ЛАРРЕНСА

Глава двенадцатая

РАЗВЕДЧИЦА

Саканьяс – небольшой город на границе горных областей Вейенто и пустыни – много раз бывал разрушен и столько же раз отстраивался заново. Он считался ключом к королевству, поскольку перекрывал единственную доступную в этих краях дорогу через горы. Разумеется, имелись разного рода козьи тропы, но они были опасны, и к тому же по ним не могла пройти армия: там едва пробирался пеший человек.

Когда Аббана впервые увидела Саканьяс, она не могла сдержать восхищенного возгласа: прямо из скалы вырастали массивные темно-серые стены; многочисленные башни, надстроенные в разные времена, казались причудливыми выступами в этой скале, а узкие бойницы представлялись украшениями, так живописно они были разбросаны.

На очень короткий миг в памяти Аббаны мелькнули картины, которые рисовала Фейнне, слепая девушка, что училась вместе с ней в Академии Коммарши. В другой жизни, в другую эпоху. Фейнне писала на ощупь, используя рельефные краски с разными запахами. Среди образов ее фантазии были и замки, и один из них, некогда поразивший воображение Аббаны, очень напоминал крепость Саканьяса.

Только на картине Фейнне вокруг мощных, непобедимых стен летали запутавшиеся в лунных лучах человеческие фигуры.

Аббана тряхнула головой, отгоняя непрошеное воспоминание. Ее задача не наслаждаться красотами пейзажа а командовать своей сотней солдат. Она получила повышение по рекомендации Вейенто. Ларренс утвердил это повышение, а Ларренс хорошо разбирается в людях. Ему хватило минуты, чтобы понять: Аббана способна командовать сотней. Теперь Гальен, пониженный до рядового солдата, находился в ее подчинении.

В первую же ночь они решили выяснить отношения. Аббана сама пришла к нему и вызвала на разговор.

– Мы оба поступили так, как должны были поступить, – сказала она своему приятелю. – Твое решение сочли преступлением, мое – подвигом; но мотивы у нас были одинаковые, рассуждали мы с тобой одинаково, и цель у нас одна и та же.

– Хочешь сказать, что между нами все будет по-прежнему? – криво усмехнулся Гальен.

– Почему бы и нет? – Аббана дружески положила руку ему на плечо. – Я знаю тебе цену, Гальен. Когда закончится эта кампания, я перейду на службу к Вейенто. Он сам предложил мне. Сам, слышишь?

– Выйдет как с Эгреем, – сказал Гальен хмуро. – Я до сих пор не могу забыть, как с ним поступили. Тоже предложили хорошую работу, а потом… – Он опустил глаза и заключил сквозь зубы: – Аристократы всегда смеются над такими, как мы. Они используют нас, Аббана! Используют, а потом бросают.

– Да, используют! – Она передернула плечами. – И пусть! Лишь бы мы получали от этого собственную выгоду. В конце концов, Эгрей немного потерял, когда оставил учебу в Академии. В армии его уважали.

– И еще он бесславно погиб, – добавил Гальен, – и тоже в армии.

– Он погиб, выполняя задание, – строго возразила Аббана. – Я не назвала бы такую смерть бесславной. Послушай, я хочу денег, собственную землю, уважения. Наверное, и ты хочешь того же самого. Проклятье, я хочу доказать им всем – слышишь, им всем! – что я тоже кое-чего стою. И я добьюсь своего. Любой ценой. Если понадобится, пойду по головам.

– Так говорила и Софена, – напомнил Гальен.

– Софена была моей подругой, – улыбнулась Аббана. – Она многому меня научила. Да, многому. По-своему она была очень мудрым человеком.

У Гальена имелось собственное мнение касательно мудрости Софены, но высказывать его вслух он не стал. В конце концов, теперь Аббана командовала сотней, а он, Гальен, понижен до рядового. И когда у Аббаны иссякнут логические доводы, она прибегнет к неопровержимому: напомнит, кто здесь командир.

– Ты со мной? – прямо спросила Аббана.

– Да, – сказал Гальен. И не стал больше ни о чем спрашивать.

Иногда они проводили вместе ночи, но чаще, утомленные после дневного перехода, просто засыпали сразу после ужина.

Саканьяс поразил Гальена не меньше, чем Аббану. И, странное дело, Гальену вдруг страстно захотелось остаться в этом городе. Поселиться здесь навсегда. Ему показалось, что нет на свете ничего более надежного, чем эти стены. Ни одна беда, ни один неприятель не доберется до него, если он спрячется в одной из башен Саканьяса.

«Минутная слабость, – осудил себя Гальен. – Если я дезертирую, меня найдут и повесят. Ларренс с такими не церемонится. Наверное, правильно делает. Вероятно, я поступал бы точно так же, будь я Ларренсом».

Они обошли город и вышли на дорогу, которая уводила в пустыню. Горы здесь обрывались почти отвесно, как будто кто-то обрубил их ножом, дабы дать место ровным, бескрайним пескам.

Вдоль армии, растянувшейся по дороге, проскакал всадник. Он появился в полуденных лучах, как бы одетый маревом: воздух дрожал вокруг его плеч, окутывал коня, обволакивал фигуру сиреневой дымкой. На всем скаку всадник кричал:

– Впереди! Впереди!

Аббана сдвинула брови. Правильно ли она поняла? «Впереди»? Что – впереди?

Она подняла руку, чтобы остановить свою сотню, но отдавать приказание не потребовалось: впереди вдруг возникло смятение, и люди сами начали замедлять шаг, а после и вовсе остановились.

Аббана крикнула своим:

– Ждите – я узнаю, что происходит!

И погнала коня туда, где началась свалка. Ей подумалось, что идет сражение с передовыми отрядами кочевников. Те любят выскочить, укусить движущегося колонной неприятеля и поскорее скрыться в пустыне.

Так оно и оказалось; однако к тому моменту, когда Аббана прибыла к месту происшествия, схватка уже закончилась. Человек семь солдат лежали на дороге, пронзенные стрелами, еще один, с разрубленной рукой, корчился от боли. Двое кочевников спешно уносились прочь; их не преследовали. Третий, прижатый к скале, еще огрызался, отбивался от наседающих солдат.

Аббана видела вздувающееся синее покрывало, яркие блики, вспыхивающие на мече. Затем всадник тонко вскрикнул и метнулся в сторону, намереваясь вырваться и уйти; в тот же миг брошенный кем-то нож вонзился ему в спину в опасной близости от сердца, и всадник рухнул на землю. Покрывало взлетело в воздух и, помедлив миг, накрыло упавшего.

Аббана подбежала к раненому кочевнику вместе с другими. С него сдернули покрывало, и перед солдатам предстала женщина. Совсем юная, с удлиненным бледным лицом и татуировкой на щеке. Она сипела и косилась на своих врагов обезумевшими глазами. Зрачки их были расширены так, что не видно было радужки. Аббане этот взор казался бездонным.

– Взять ее! – послышался голос.

Солдаты расступились. К пленнице приближался сам Ларренс. Аббана почтительно отошла в сторону. Подобно большинству наемников, она воспринимала Ларренса как своего рода божество.

Это был рослый плотный мужчина лет пятидесяти с лишним. Он высился в седле так монументально, словно не слезал с коня десятки лет. Грузный, с тяжелыми руками, с обильной сивой проседью в темных волосах, с маленькими сонными глазками, Ларренс видел смысл жизни только в одном: в войне. Он знал о враге все. Он сроднился с врагом, и это не пустые слова: в нескольких кочевых племенах у Ларренса имелись жены и дети. Последнее обстоятельство, впрочем, вовсе не мешало ему при случае воевать с близкой родней своих жен. Кочевники понимали его лучше, чем собственные соплеменники.

Ларренс взглянул на пленную женщину и плюнул.

– Лафар. – Он назвал одно из самых мелких племен, обитавших дальше всех в пустыне. – Кто вас нанял?

Она молчала, двигая глазами в орбитах и мелко дыша.

Ларренс указал пальцем на одного из своих сержантов:

– Ты. Подойди.

Сержант приблизился.

– Будешь ее допрашивать. Ты меня понял? У тебя есть клещи? Будешь ее пытать. Ты хорошо понимаешь?

Сержант кивнул.

– О чем спрашивать?

– Какие племена выступили против нас. Они нарочно выслали вперед лафар, чтобы мы не догадались. Лафар не могут воевать с нами сами по себе. Для этого они слишком слабы. Их кто-то нанял. Кто? Об этом я и хочу узнать. Тебе хорошо ясна твоя задача, сержант? Если ты что-то не вполне понял, переспроси у меня. Лучше десять раз показаться начальству тупым, чем один раз сделать не то.

– Я понял, Ларренс, – сказал сержант. – Я должен пытать ее, пока она не назовет племена.

– Ты отличишь правду от лжи?

– Я запомню все, что она говорит, а ты отличишь правду от лжи, Ларренс.

Ларренс хмыкнул, ударил его по плечу и отъехал прочь.

Аббана вернулась в расположение своей сотни. Она была на удивление задумчива. Гальен давно не видел ее такой.

– Что? – спросил он, приближаясь к ней. – Что там произошло?

– Небольшая стычка, – отозвалась Аббана. – Мы взяли пленного. Это женщина… Она ранена. Ее приказано пытать, пока она не заговорит.

Гальен пожал плечами.

– Тебя что-то удивляет? Если она воин, то и относиться к ней будут как к воину. Разве ты не захотела бы для себя того же самого?

– Я – да, но я сильная.

– Аббана, это не наше дело.

– Не знаю.

Она прикусила губу и замолчала. Какие-то идеи безостановочно бродили в ее голове. И некоторые из этих идей, безусловно, были весьма опасными.

Неожиданная мысль посетила Гальена: «Почему меня это волнует? В конце концов, не могу же я думать за нее! Не могу жить за нее, не могу решать за нее… И, кстати, она справляется лучше меня. Командует сотней. А я позорно провалил первое же задание и был понижен. Так кто же из нас двоих обычно бывает прав? Кажется, я недооцениваю ее…»

Он подумал еще о том, что, если Аббана допустит слишком много ошибок и не доживет до окончания кампании, Вейенто не возьмет к себе на службу одного Гальена. Но пока этого не случилось, так что беспокоиться не о чем.

* * *

Ларренсу необходимо было знать, с какими племенами предстоит иметь дело: во многом от этих сведений зависела стратегия, которую он изберет. И женщина наконец выплюнула вместе с кровью имена. Когда сержант явился к Ларренсу и назвал эти имена, Ларренс лично подошел к пленнице и повторил их.

В землю вбили столб, предназначенный для частокола, эти заостренные столбы армия везла с собой в специальных телегах, чтобы возводить посреди пустыни укрепленный лагерь. Женщину привязали к столбу и оставили под палящим солнцем. Время от времени ей давали воду. Ногти на руках у нее были вырваны.

Ларренс внимательно наблюдал за ее лицом, когда она слушала названия племен. Затем повернулся к сержанту:

– Дай ей пить.

Она едва не перекусила пополам флягу, когда он поднес питье к ее губам. Затем сержант отобрал у женщины воду, и Ларренс повторил имена в третий раз.

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

– Да, – сказала она.

Ларренс хмыкнул и отъехал прочь. Он был вполне удовлетворен.

Женщина снова опустила голову. Она была ранена, унижена, голодна, ее мучила жажда, ее руки горели, но вместе с тем пленница ощущала внутри себя огромную жизненную силу. Она знала, что не умрет. Она прочитала это в глазах Ларренса.

Она слышала о Ларренсе. Все, что он совершает, имеет смысл. Если нечто не будет иметь смысла, Ларренс никогда не совершит этого. Ларренс увидел в ней жизненную силу, Ларренс понял, что она достойна жить дальше. Несмотря на то что назвала имена племен. В конце концов, рано или поздно он и сам бы узнал эти имена.

Пленницу не охраняли: она находилась среди своих врагов, и здесь не нашлось бы ни одного, кто захотел бы устроить ей побег. Она и не надеялась на побег. Просто ждала того времени, когда Ларренс прикажет отвязать ее и залечить ей раны.

Она закрывала глаза и видела пылающее солнце. Она открывала глаза и видела, как солдаты устанавливают частокол, заводят внутрь лошадей, разгружают телеги. Неподалеку имелся колодец. Ларренс, разумеется, знал о нем. Мало есть вещей, о которых Ларренсу неизвестно.

Женщина опять опустила веки, а когда подняла их, было уже темно: она потеряла сознание на несколько часов. Прохлада коснулась ее тела, и она приободрилась: теперь уже скоро. Скоро Ларренс позволит ей жить.

Из полутьмы выскользнула тень, невесомая, такая же неопределенная, как этот сумеречный час. Тихий женский голос проговорил:

– Я освобожу тебя от страданий.

И тотчас ледяное лезвие вошло в горло пленницы, пресекая ее дыхание. Она хотела возразить, попросить отсрочки, напомнить о Ларренсе, о его взгляде, но не смогла ничего. Она только содрогнулась в чьих-то незримых ласковых объятиях и затихла.

* * *

Аббана отскочила в сторону, чтобы кровь, хлынувшая из горла убитой, не запачкала ее и тем самым не выдала убийцу. Она еще увидела последнее легкое движение агонии, а затем скользнула прочь.

– Зря, – проговорил чей-то голос.

Аббана подскочила. Она могла бы поклясться, что поблизости никого не было, но из полумрака выступил какой-то человек, и он был вполне реален. Он даже взял ее за локоть.

– Зачем ты убила ее? – спросил он.

– Кто ты? – Аббана сердито высвободилась. – Почему ты задаешь мне вопросы?

– Тише, тише… Не кричи. Уйдем отсюда. Поговорим в моем лагере, хорошо?

Она сама не знала, почему подчинилась. Наверное, была слишком ошеломлена случившимся.

– Кто ты такой? – снова спросила она.

– Мое имя Гай, я капитан небольшого отряда наемников… Объясни, зачем ты сделала это?

– Я освободила ее, – сказала Аббана. Она повернулась к своему спутнику, уставилась на него, изо всех сил стараясь рассмотреть его лицо, но ей это не удавалось.

– Освободила? – В тоне Гая прозвучало искреннее удивление.

– Да. Она умирала. Ларренс все равно убил бы ее, только сперва заставил бы страдать. У него есть способы предавать людей мучительной смерти.

– Это правда, способы у него имеются, – согласился Гай. – Но откуда у тебя такая уверенность в том, что он непременно запытал бы ту женщину до смерти?

– Это очевидно, – сказала Аббана.

– Нет, – возразил Гай, – совершенно не очевидно. Ларренс ничего не делает без смысла.

– Любимая присказка наемников.

– Разве ты не из нашего брата?

– Да, но… – строптиво начала Аббана.

Гай мягко положил ладонь ей на губы.

– Выслушай меня, а после возразишь, если захочешь. Ты совершила бессмысленный поступок. Понимаешь? Ты решила судьбу другого человека, не имея на то никакого права. Она могла бы еще жить. Ее раны не были смертельны. И Ларренс не собирался убивать ее. Ты слишком поторопилась.

Он отнял руку от ее лица и улыбнулся: его улыбку Аббана не столько увидела, сколько ощутила.

– Теперь возражай, если хочешь.

– Она страдала, – упрямо повторила Аббана. – Я должна была так поступить.

– Никогда не решай чужую судьбу, не имея на это права, – повторил Гай. – Ты не властна в жизни и смерти других людей.

– Обойдусь без твоих советов! – фыркнула Аббана и убежала.

Глава тринадцатая

СТОЛКНОВЕНИЕ

Рассвет пришел вместе с боем барабанов; приближение огромной армии противника сделало несущественной странную смерть пленницы. Вся пустыня перед лагерем покрылась ордами кочевников. Везде видны были синие, белые, черные покрывала, от сверкания поднятых мечей рябило в глазах, а огромные барабаны гремели непрестанно, наполняя воздух тревожной, сводящей с ума вибрацией.

Лагерь представлял собой не замкнутый прямоугольник, а тупой угол, раскрытый в сторону Саканьяса. За частоколом могли укрываться лучники, но ни о какой осаде и речи не шло. Колодец, имевшийся поблизости, быстро иссякал; Ларренс рассчитывал на него только ради первых суток в пустыне.

Аббана издали разглядела эпическую фигуру Ларренса: он сидел на своей крепкой лошади, одетый во все красное, с красной тряпкой на голове. Военачальник медленно ехал вдоль строя своих солдат и что-то надсадно кричал им. Что – Аббана не слышала; да это было и не нужно. Они видели главное: Ларренс уверен в победе, он готов вести их в атаку, он готов умереть первым, потому что не собирается жить вечно.

Присказка, которую как-то раз повторил Элизахар. В той, другой жизни, в Академии Коммарши, где Ларренс казался совершенно нереальным. Как теперь нереальной вспоминается сама Академия с ее прохладными пышными садами и тихими комнатами библиотеки. С изящной беседкой, где Аббана столько часов проводила вместе с незабвенной погибшей подругой, Софеной.

Ларренс задрал руку с мечом и помчался вперед. Армия хлынула за ним.

Сперва Аббана не поняла, что происходит: воздух наполнился жужжанием пчел. «Здесь не может быть никаких пчел, – подумала она, чувствуя себя исключительно глупо, – здесь нет кустов, где им жить…» Потом рядом с девушкой ахнул и повалился на гриву лошади солдат, и Аббана увидела стрелу, торчащую у него из горла.

Она инстинктивно наклонилась к шее своей лошади. Покосилась по сторонам: многие сделали то же самое. Еще один свалился на землю на всем скаку, потом упала и забилась лошадь. Но прочие продолжали мчаться.

«Нужно вытащить меч, – подумала Аббана. – Пора. Меня учили фехтованию».

Она машинально выдернула из ножен меч и подняла его над головой, готовясь рубить на всем скаку. И тотчас небо рядом с ней сделалось темно-синим и затрепетало, как шелк на ветру; а в следующий миг этот шелк расступился, и Аббана увидела чужие злые глаза. Она домчалась до врагов и столкнулась с первым из них.

Закричав, Аббана нанесла удар, целя прямо в чужое лицо, между глаз. Она удивилась, увидев, как лицо медленно распадается на две половины, а затем исчезает.

Она попала! С первого же удара! Она убила неприятеля.

Она решила судьбу другого человека. Она имеет на это право. Имеет! А Гай ошибался, когда отказывал ей в этом праве.

Аббана поднялась в стременах и огляделась по сторонам – нет ли поблизости этого Гая. Сейчас ей страстно хотелось, чтобы он увидел, как хорошо она справилась.

Но Гая нигде не было видно. Наверное, он на другом фланге. Не важно. В горячке боя они наверняка еще встретятся.

Яростно крича, она помчалась дальше. Второй кочевник отбил несколько ее ударов, однако она вспомнила еще один трюк, о котором говорил им Ларренс, и, сделав обманный выпад, перерубила шею вражеской лошади. Ее конь перепрыгнул через упавшие тела и понесся дальше.

* * *

В отличие от большинства капитанов Гай понимал, что именно делает Ларренс.

Против солдат королевства под Саканьясом сражалось сейчас несколько кочевых племен, и одно из них, анат, было лидирующим. Именно анат затеяли эту битву. Они желали победить и получить для себя льготы в торговле, которых были лишены много лет назад, когда в их шатрах погибло несколько королевских купцов.

Кроме того, сказала пленница, анат претендовали на полоску плодородной земли вместе с работающими там крестьянами. Очень давно это были их земли. Очень давно.

Прочие племена согласились быть союзниками анат в их битве. Они: также рассчитывали кое на какие блага – и в частности, на тот самый колодец, который вчера вечером вычерпали солдаты Ларренса.

Основные силы Ларренс бросил на анат. Он истреблял их без пощады, гнал по всему полю битвы, к горизонту, обстреливал их горящими стрелами. Анат носили черное; но даже и в чужой одежде Ларренс легко распознавал их по особой татуировке: многие пустынные племена прибегали к этому способу.

Гай вместе с его маленьким отрядом находился неподалеку от Ларренса и видел, как тот сражается. Ларренс, наверное, тоже поглядывал на Гая; по крайней мере, один раз их взгляды скрестились, и Ларренс широко ухмыльнулся, показывая в улыбке выбитый зуб.

Гай тряхнул головой и погнал коня дальше. Он орудовал пикой так умело, словно это было не тяжелое орудие, а легонькая придворная шпага. Силы переполняли его. Несмотря на жару, Гай оставался в плотной кожаной куртке, а голову обмотал платком так, чтобы болтающиеся «хвосты» по возможности скрывали его лицо. Он знал, что в горячке боя на его темной коже могут выступить узоры. Теперь с ним это случалось все чаще и чаще. Кровь Эльсион Лакар, даже разбавленная многократно, все еще была сильна.

Он не следил за своими людьми, однако знал о них все: знал, кто ранен, кто убит, сколько еще осталось в седле и продолжает сражаться. Он чувствовал их всех, но лучше других – Хейту.

Громадина в летучем черном плаще внезапно надвинулась на Гая; он видел занесенный в небо огромный палаш и понимал, что ему уже не уклониться. Истинный Эльсион Лакар, наверное, сумел бы замедлить ход времени и отбил бы удар; но Гай сделать этого не смог. Он лишь успел отвести назад руку с пикой, когда сверкание обрушилось на него сверху.

И остановилось, наткнувшись на неожиданную преграду. Кочевник в черном злобно зарычал, оборачиваясь в седле. Ларренс, отбивший смертельный удар, рыкнул в ответ, снова замахнулся мечом и, сделав стремительный выпад, вонзил лезвие в живот кочевника. Затем освободил свой меч и, ни разу не взглянув на Гая, умчался прочь.

Гай развернулся, отражая атаку нового противника – невысокого, верткого, с оскаленными зубами; его щеки были черны от татуировок, и Гай вдруг догадался, что эти узоры, испятнавшие лицо кочевника, зло пародируют эльфийские розы. Тотчас в ответ вспыхнули темно-красные контуры цветков на лице самого Гая.

Губы врага шевельнулись; он выкрикнул что-то – Гай не расслышал ни звука, оглушенный собственным гневом. Пика, словно живая, двинулась в его руке, и глаза кочевника вдруг погасли. Он схватился руками за древко, обвис и замер.

Гай высвободил пику, низко, утробно вскрикнул и поскакал дальше. С поднятого острия стекала кровь, заливая руки всадника.

– Погоди!

Этот голос он расслышал даже сквозь грохот копыт и вопли сражающихся. Гай придержал коня, не глядя, опустил левую руку, и в тот же миг цепкие шершавые пальцы впились в нее. Хейта бежала рядом с конем Гая, держась за его руку. Он на скаку наклонился и поднял ее в седло.

Девочка благодарно приникла к нему всем телом.

– Где твоя лошадь? – спросил Гай, погладив ее по волосам.

– Убили. – Хейта шмыгнула носом.

– А праща?

– Потеряла. Дай меч.

– Меча не дам. Просто сиди в седле и не мешай, хорошо?

– Я буду прикрывать тебе спину.

Он засмеялся и отдал ей меч.

* * *

Племя анат бежало. Ларренс сломил их; вслед за анат бежали и их союзники. Солдаты преследовали бегущих по пустыне. Кочевники рассыпались; рассыпались и солдаты. Несколько раз Гаю казалось, что он видит Аббану: женщина-сотник, широко раскрыв рот с пересохшими, лопнувшими губами, скакала точно обезумевшая, и меч дергался в ее руке, как будто ожил и рвался в битву сам по себе.

Гнусавый рев трубы заставил солдат прекратить преследование. Ларренс был доволен победой и созывал всех вернуться в лагерь. Любой солдат в принципе знал, что слишком долго преследовать кочевников по пустыне опасно; те же анат, хоть и разбиты, могут в любое мгновение обратиться против своих врагов и нанести им новый удар. Пусть уж лучше убегают зализывать раны.

Гай сразу внял призыву трубы. Битва не пьянила его, он воспринимал сражение как исключительно тяжелую работу. Должно быть, распахать поле было бы не в пример легче.

Он слышал, как его настигает чья-то лошадь, и поначалу решил, будто это кто-то из его солдат, но, обернувшись, увидел развевающееся черное покрывало.

Гай наклонил пику, готовясь к последней за сегодняшний день схватке, но кочевник поднял лук, пустил стрелу, гикнул, взмахнул луком и, широко разбросав ноги в стременах, помчался прочь – догонять своих.

И тут Гай почувствовал, как Хейта наваливается на него всей тяжестью. Странно: он улавливал любое колебание в ее настроении, он знал, когда ей весело, когда грустно; он безошибочно нашел ее на поле боя, когда она потеряла лошадь, – нашел, даже не задумываясь, почему направился именно туда, а не в любое другое место. А теперь, когда она умерла, он даже не ощутил этого.

Он остановился, спешился, придерживая девочку, чтобы она не упала на землю. Стрела попала ей прямо в сердце. У нее даже не изменилось лицо: она все еще улыбалась. Потом, прямо на глазах у Гая, улыбка растаяла, губы сомкнулись.

Хейта стала очень спокойной, расслабленной. Гай никогда прежде не видел ее такой: в ней постоянно бурлили эмоции, она всегда куда-то рвалась и чего-то жаждала.

Он улегся на песок рядом с ней. Мимо проезжали всадники – казалось, им не будет конца, но потом все стихло. Хейта не шевелилась, и Гай тоже был неподвижен, как мертвец. Лошадь задумчиво стояла рядом с ними, опустив морду к земле.

Гай вдруг схватил лошадь за узду, притянул к себе ее мягкие губы, поцеловал в нос. Лошадь недовольно вырвалась и мотнула гривой. Гай засмеялся.

– Я свободен, – сказал он, обращаясь к небу. – Хейта, я свободен. Я обещал быть твоим до самой смерти за то, что ты убила капитана тех солдат. Там, в скрытой крепости посреди Медного леса. Помнишь?

Он приподнялся на локте, заглянул ей в лицо. Ее глаза были обращены вверх. Наверное, она помнила.

– Теперь я свободен. Ты вторая женщина, которая принимает на себя удар, предназначенный мне. Что же пообещать тебе на прощание, Хейта?

Он поднялся, взял ее на руки, уложил поперек седла. И, ведя лошадь в поводу, медленно двинулся в сторону лагеря.

* * *

Ларренс, по слухам, отбыл в одно из племен – вести переговоры. С анат он разговаривать не стал – теперь анат долго не будут представлять опасность для королевства; а вот с одним из их союзников следовало переговорить и притом непременно, иначе уже на будущий год можно было ожидать нового удара в спину.

Отправляясь к кочевникам для заключения нового, пусть и непрочного союза, Ларренс взял с собой сотню человек. Не столько потому, что опасался за свою жизнь – если кочевникам вздумается зарубить Ларренса у себя в становище, то и сотня охранников не спасет, – а для представительства. Кочевники – самые церемонные люди на свете. Они наверняка пересчитают все золотые монетки украшающие попону Ларренсова коня, и если монеток окажется мало, сочтут Ларренса невежливым.

Солдатам велено было ожидать возвращения командира возле Саканьяса, однако в сам город входить запрещалось. Под Саканьясом имелось широкое поле, как раз предназначенное для подобных случаев; там еще оставались следы прежних лагерей, так что разбить новый не представляло большого труда.

Гай уходил вместе с остальными. Он похоронил Хейту в песке, в общей могиле. Из его отряда погибли четверо. Теперь их оставалось шестнадцать человек.

Глядя, как Гай устало покачивается в седле, Сиган сказал ему:

– Мы знаем, что ты ее любил. Мы тоже ее любили.

– И ее, и остальных, – сказал Гай. И вдруг заплакал.

Сиган удивленно уставился на своего командира. Слезы стекали по четырем набухшим шрамам, как будто это были специальные бороздки, проложенные через все лицо для подобных случаев.

– Что? – гневно задрав верхнюю губу, осведомился у своего помощника Гай. – Что?..

– Никогда не видел, чтобы мужчина плакал, – пробормотал Сиган.

– Ну так посмотри! – огрызнулся Гай.

Сиган отъехал в сторону, а чуть позже сказал бывшему молотобойцу и еще одному из крестьян Алхвине, похожему на голодного кота:

– Гай – он точно из знатных, а плачет из-за того, что убили четверых наших.

– Ну и что тут такого? – не понял Сигана «голодный кот». – Это ведь наши были, вот он и плачет. И девчонку он потерял, а ведь у них была любовь.

– Девчонок он может найти себе сколько угодно, – возразил Сиган. – А он разнюнился из-за нашей полоумной Хейты.

– Что-то я плохо тебя понял, Сиган, – сказал чуть угрожающе бывший молотобоец, – разве Гай, по-твоему, не наш?

– Наш, – сдался Сиган. И упрямо добавил: – Все равно странно.

Гай засыпал и просыпался в седле, а дорога все не заканчивалась, и день все длился и длился. Когда впереди показался Саканьяс, Гай не поверил собственным глазам. Ему столько раз снилось, что они уже прибыли к твердыне, что, когда это произошло на самом деле, он готов был усомниться.

– Мы на месте! – бодро доложил Сиган.

– Устрой лагерь, – сказал Гай. – Все равно где. Распорядись. Только проследи, чтобы поближе к котлу. Меня не будите, я не голоден.

Сиган молча кивнул, и Гай остался один.

Везде поблизости находились люди, но он был один. С ним никто не заговаривал, все вокруг были заняты собственными делами, и для Гая это оказалось благом. Он кое-как привязал коня, растянулся на земле и мгновенно заснул.

Сквозь глухой топот конских копыт – а лошади бродили совсем рядом, тревожа сон и непрестанно вторгаясь в него, – Гай начал различать кавалькаду. Два десятка молодых, нарядных всадников, охотников ехали по полю, они переговаривались, переглядывались, пересмеивались. Они были молоды и счастливы. Впереди мчались псы со сверкающей шерстью и развевающимися по ветру косматыми хвостами. Все были возбуждены недавней Удачной охотой.

Один из всадников был король Гион. Гай сразу различил его, потому что на голове у Гиона сияла корона. На той картине, в охотничьем доме, короны не было, а во сне – была. И, более того, это оказалась одна из тех корон, что летали по воздуху в Медном лесу, когда Талиессин болтал с человеком по имени Кустер.

Гион остановился прямо перед лежащим на земле Гаем. Наклонился к нему с седла и вдруг начал стремительно стареть. Одна половина лица молодого короля сделалась синей, другая – желтой, между ними пробежала зияющая трещина, а кожа покрылась глубокими морщинами. Мгновение и король распался; там, где он находился только что, была пустота.

Гай вскрикнул и вскочил.

– Сядь, – обратился к нему некто.

Этот некто появился поблизости так, что Гай его даже не заметил. Некто терпеливо дожидался пробуждения командира. Видел его спящим, беззащитным и даже, быть может, разговаривающим в забытьи. И самое неприятное – этот некто был Гаю хорошо знаком, несмотря на простую одежду и отчаянные попытки обрести самые что ни на есть простецкие манеры.

– Адобекк, – пробормотал Гай. – Это ведь вы? Господин Адобекк. Да?

– Да, – сказал Адобекк, даже не наслаждаясь произведенным эффектом, настолько он был раздосадован тем обстоятельством, что ради этого разговора ему пришлось проделать долгий и утомительный путь. – Это действительно я. А это действительно вы, ваше высо…

– Меня зовут Гай, – оборвал командир отряда наемников.

– Угу. Ваше полное имя – Гайфье, не так ли? Я сразу догадался.

Гай тяжело вздохнул, стряхивая с себя остатки сна.

– Мне позвать моих людей и убить вас?

– А что, вы можете это сделать? – Адобекк прищурился.

– Могу.

– А хотите?

– Вот это вопрос! – Гай наконец улыбнулся. – Знаете, господин Адобекк, кажется, впервые в жизни я по-настоящему могу сделать то, что по-настоящему хочу.

– Да бросьте вы! – Адобекк махнул рукой. – Оставьте эти глупости для кого-нибудь более впечатлительного. Сколько я вас помню, вечно вы делали только то, что хотели. Мать избаловала вас. Был бы жив ваш отец, многое происходило бы совершенно иначе.

– Как вы меня нашли? – спросил Гай. И вдруг почувствовал, что ужасно проголодался. – Давайте сперва поедим, – предложил он. – За завтраком и поговорим. Хорошо?

– Солдатская каша из общего котла, – вздохнул Адобекк. – И мне еще говорят, что быть придворным интриганом – занятие для изнеженных бездельников!

– Я принесу. Посидите здесь.

Гай вскочил и умчался. Адобекк проводил его глазами, старательно скрывая огромное облегчение, которое охватило его при виде Талиессина, живого и невредимого. И даже как будто процветающего. Это требовалось осмыслить и обратить себе на пользу. Точнее – на пользу королевства. Адобекк был из числа тех дворцовых интриганов старой закваски, кто не отделял собственную выгоду от государственной – и далеко не всегда это шло в ущерб государству.

* * *

Деньги, полученные от Гая, позволили Софиру и Ингалоре добраться до столицы без задержек: им не приходилось по пути останавливаться, чтобы заработать пару грошей выступлениями на рыночной площади какого-нибудь городка. Идея ехать прямо в столицу принадлежала Ингалоре; Софир склонялся к возвращению в Изиохон, в «Тигровую крысу». Он приводил довольно веские доводы в пользу именно такого решения:

– Лебовера всегда общался с Адобекком лично, а нас держал в стороне от своих тайных дел.

– Ну да, в стороне, – кивнула Ингалора. – То-то отправил в самое пекло. Заметь: недрогнувшей рукой.

– Слишком многое сейчас решается, Ингалора, – веско произнес Софир. – Мы не можем осуждать его. Он всегда заботился о нас.

– Я не говорю, что не заботился… – Она вздохнула. – Ты же сам признаешь, что события слишком важны. Если мы будем ездить взад-вперед, то потеряем время.

– Ты принимаешь события чересчур близко к сердцу.

– Тебе так хочется видеть на троне Вейенто?

– Чем же плох Вейенто? Если отвлечься от того, что он беспринципный интриган… – поспешно добавил Софир, видя, как сверкнули глаза его подруги. – В конце концов, Адобекк – тоже беспринципный и тоже интриган.

– Хорошо, спрошу иначе. – Ингалора прищурилась, и Софир обреченно понял, что сейчас она приведет довод, против которого он возразить не сможет. – Тебе хочется видеть королеву и Талиессина мертвыми?

– Нет, – сказал Софир.

– Едем в столицу.

– Погоди. – Он схватил ее за руку. – Ты уверена, что Адобекк станет с нами разговаривать? А если он попросту выгонит нас? Придется ехать в Изиохон, рассказывать обо всем Лебовере, а пока до Адобекка доберется сам Лебовера – пройдет еще больше времени.

– Я ни в чем не уверена, кроме одного: мы должны спешить. Хочешь – разделимся? Ты поедешь к Лебовере, а я – к Адобекку.

– Нет, – сказал Софир, сдаваясь. – Едем вместе. Я тебе не доверяю.

– Почему? – возмутилась Ингалора.

– Ты слишком влюбчива.

После горных областей герцогства зеленые равнины утешали и радовали глаз. Дорога больше не казалась бесконечно длинной, каждый ее поворот приносил какое-нибудь новое роскошное зрелище: мельницу на холме, блестящую ленту ручья, пышный сад, так и норовящий выломиться за пределы старой каменной ограды.

– Странно подумать, что где-то есть деревни, где крестьяне бунтуют, – удивленно говорил Софир.

Ингалора не отвечала. Думала о чем-то своем: плавала в грезах, сочиняла танцы.

Только на подходах к столице девушка стала проявлять беспокойство, и, когда они с Софиром уже прошли ворота внешней, шестой стены, Ингалора призналась:

– Ты знаешь, Софир, боюсь я что-то идти вот так прямо к Адобекку. Как бы он нас не выгнал. Все-таки знатный вельможа. А мы кто такие? К тому же он никогда нас в лицо не видел.

– Видел – на выступлениях, – попытался утешить ее Софир.

Она отмахнулась.

– Мы были тогда в гриме, в костюмах. Он нас не запомнил.

Софир остановился посреди улицы.

– Я перестаю тебя понимать, Ингалора, – с угрозой проговорил он.

– Ты никогда меня и не понимал, – фыркнула она. – Нет ничего проще. Я боюсь идти к Адобекку, вот и все.

– Кажется, именно ты настаивала на этом, – напомнил он.

Ингалора явно приготовилась плакать, но в последний момент передумала.

– Ну и что из того, что настаивала? А теперь боюсь.

Он схватил ее за руку и потащил за собой, приговаривая:

– Нет, ты пойдешь! Нет, ты пойдешь к нему! И ты будешь с ним разговаривать, поняла? Ты, а не я!

– Ой, нет, нет! – Она пыталась вырваться, но тщетно: хватка у танцовщика была крепкая.

В ответ на решительный стук в дверь из дома выплыл Фоллон. Он уставился на молодых людей с невозмутимостью, в которой, однако, легко угадывалось тайное негодование.

– В чем дело, господа? – осведомился личный слуга господина Адобекка. – У меня возникло неприятное ощущение, будто вы ошиблись дверью.

Софир сказал без поклона:

– Нам нужен господин Адобекк, главный королевский конюший.

– Глупости! – изрек Фоллон. – Сперва назовите свои имена.

Софир молчал.

– В чем дело? – Фоллон отступил назад, в дом, и собрался уже закрыть дверь, но Софир быстро подставил ногу и помешал ему.

– Я не хочу называть наши имена на улице, – объявил Софир и оглянулся на свою спутницу.

Ингалора с трудом обрела важный вид и кивнула.

– Вот именно, – подтвердила она.

Ставни третьего этажа распахнулись и с треском стукнулись о стену; показался Адобекк, с его головы свалился ночной колпак, волосы стояли дыбом.

– Пустить их! – распорядился он. – И пусть подберут мои вещи. Только проверь, чтобы у них были чистые руки.

И ставни захлопнулись.

Фоллон лично поднял упавший колпак своего хозяина и пропустил в дом визитеров.

– Полагаю, вам лучше подождать внизу, – сказал он, окидывая выразительным взором запыленную одежду и грязные волосы молодых людей.

– Ничего подобного! – прогремел сверху голос Адобекка. – Пусть немедленно поднимаются ко мне. Только обувь пусть оставят. Уверен, у них на подметках вся грязь королевства.

– И герцогства, – добавил Софир.

Это слово возымело магическое действие. Фоллон серенько побледнел и побежал на кухню, не дожидаясь хозяйского распоряжения накормить молодых людей и вообще проявить по отношению к ним всяческое участие.

Адобекк принял их, возлежа в постели. Когда они вошли, сперва Софир, следом, непривычно робея, Ингалора, вельможа высунул из-под шелкового покрывала нос и невнятно пробубнил:

– Близко не подходите, от вас воняет дешевым трактиром. Вы вполне уверены в том, что вы не простые бродяги?

– Да, – сказал Софир и встал на руки, задрав ноги к расписному потолку.

– Так, пожалуй, лучше, – заметил Адобекк. – Второе лицо у вас симпатичнее первого. Вам об этом уже говорили?

– Неоднократно, – подтвердил Софир.

– Вас прислал Лебовера? – Адобекк перевернулся на кровати и заглянул в лицо своему молодому собеседнику. – Кажется, я прежде видел ваши выступления.

– Мы были в гриме и костюмах, – вставила Ингалора.

– Я прозреваю суть вещей, а не их внешнюю оболочку, – заявил Адобекк напыщенно. И милостиво махнул Софиру: – Можете перевернуться. Мне не нравится, как вы кособочите рот при подобном способе общения.

Софир сделал сальто и встал на ноги.

– Будет второе покушение, – сказал он.

– Точно? – Адобекк сдвинул брови.

– Да.

– Вероятно, уже было… К счастью, неудачное.

– Как? – вскрикнула Ингалора.

Адобекк перевел взгляд на нее.

– Ты в этом тоже участвуешь, милая?

Ингалора быстро кивнула. Ей было не по себе в роскошных апартаментах Адобекка: казалось, вид дорогих вещей ее угнетает, а обилие шелковых тканей попросту душит.

– Что тебя удивляет? – осведомился Адобекк.

– Что неудачное… – пробормотала она.

– По-твоему, Талиессин не способен постоять за себя?

– Я не знаю, – сказала девушка. – Мне он помнится мальчиком, а наемные убийцы, как правило, жуткие громилы. Я не в физическом смысле, а в моральном, – добавила она, немного приободрясь и пытаясь придать своим словам ученой весомости.

– Талиессин и сам изрядный громила, как выяснилось, – буркнул Адобекк. – Что еще?

– Герцог намерен жениться. Сейчас это еще держится в тайне.

– На ком?

– Если я правильно поняла, то на дочери герцога Ларренса.

– На которой?

– Мой господин, – сказала Ингалора, – я не знаю дочерей герцога Ларренса. Вероятно, на одной из них. На той, что лучше подходит.

– Нет ничего отвратительнее бессмысленных пояснений, – сказал Адобекк. – Еще одно в том же роде – и я прикажу Фоллону не подавать тебе сладкого.

Софир вдруг рассердился.

– Мой господин, вам лучше не разговаривать с ней так, – вмешался он. – Она сильно рисковала, добывая эти сведения. Нас едва не вздернули.

– Так вы попались? – Глаза Адобекка сверкнули дьявольским огнем. – Говорите! Говорите, вы, оба! Вы глупо, нелепо, как два дурака, попались в лапы Ларренса, да? Он вас застукал, когда вы подслушивали? Что вы ему наболтали? Покажите руки!

Софир машинально спрятал руки за спину, а Ингалора шагнула вперед, приблизившись почти вплотную разъяренному Адобекку.

– Зачем вам наши руки?

– Посмотреть, не вырваны ли ногти!

– Не вырваны, – сказала девушка.

– В таком случае раздевайся! – Адобекк стукнул кулаком по постели, неожиданно подняв тучу пыли.

Ингалора покраснела от гнева и, срывая с себя одежду, побросала ее всю прямо в лицо Адобекку. Он хватал на лету развевающиеся тряпки, комкал их, кидал на пол, но самое грязное – юбка и косынка с головы – все-таки попало в цель.

– Нате, любуйтесь! – сказала девушка, поворачиваясь перед Адобекком.

Старый вельможа послюнил палец, потер подозрительное пятнышко на ее плече, но оно легко сошло.

– Так тебя не пытали? – с некоторым разочарованием вопросил он.

– Нет.

– А его? – отвернувшись от Ингалоры, Адобекк воззрился на Софира.

– Он успел удрать раньше.

– В таком случае нечего было рассказывать мне о смертельных опасностях, – проворчал Адобекк, швыряя Ингалоре обратно ее вещи.

Она небрежно оделась.

– Иди сюда, – велел Адобекк и сам затянул шнурки на ее корсаже, да так ловко и любовно, что Ингалора почти простила ему предшествующую грубость.

– О затее Вейенто жениться я не знал, – сказал Адобекк. – Вероятно, он не сомневается в том, что Талиессин умрет. Что ж, полагаю, следует и впредь держать его в этом прискорбном заблуждении… Я хочу знать все. Как вам удалось бежать из герцогства, коль скоро вся свора Вейенто за вами охотилась?

* * *

– Как вы меня нашли? – спросил Гай, жуя.

Адобекк величественно отправил в рот ложку каши и проглотил со скорбным достоинством.

– Нет ничего проще. Я знал, кого искать. Капитана наемников по имени Гай. С четырьмя шрамами на лице. Если вы задержитесь в армии, то лет через пять вас будут звать Меченый. Солдафоны любят подобные героические прозвища.

– Правда? – Гай весело поднял брови. – Не замечал.

– У вас еще все впереди, мой дорогой капитан. Долгая увлекательная карьера. Двадцать, сорок, сто головорезов, с которыми вы изо дня в день разделяете невзгоды, опасности, их милые развлечения и их остроумные шутки. И так год за годом. Одни и те же дороги, по которым вы ходите взад-вперед, то и дело теряя людей в бессмысленных стычках. Две-три знакомые шлюхи, которые будут рады вашему приходу и не слишком опечалятся, когда вы уйдете. Здесь главное – продержаться достаточно долго, чтобы остаться в воспоминаниях как Гай Меченый. Ну не чудная ли жизнь?

– А мне нравится, – сказал Гай. – Вы разве не хотели бы со мной поменяться?

– Любезный мой, мне трудно найти человека, который захотел бы поменяться с вами, – заявил Адобекк.

Гай посмеялся.

– Скажите, только честно, кто рассказал вам про Гая Меченого?

– Ну вот еще. – Адобекк заставил себя съесть еще немного и со вздохом отложил ложку. – Я не стану раскрывать мои профессиональные секреты.

– Это актеры, – сказал Гай. Я угадал? Они говорили, что собирали сведения о Вейенто, и упоминали вас. Кстати, я им не поверил.

– Вы должны вернуться в столицу, ваше высочено, – хмуро проговорил Адобекк, отбросив всякие ухищрения. – Все обстоит гораздо хуже, чем мы предполагали изначально. Дело даже не в вашей матери, хотя ее мне жаль гораздо больше, чем вас или вашу погибшую подругу.

– По крайней мере, честно, – пробормотал Гай. Его улыбка угасла, шрамы на лице заболели, едва он вспомнил тот день, когда они были нанесены.

Адобекк казался старым, уставшим, нелепым в чужой одежде. Он сидел в неловкой позе, искренняя боль звучала в его приглушенном голосе.

– В королевстве нет наследника, и Вейенто всерьез готовится занять трон вашей матери. Вы допустите это?

– Как он займет ее трон, коль скоро она сама его занимает? – начал было Талиессин и замолчал.

Адобекк смотрел ему прямо в глаза.

– А если ее не станет?

– Мама? – вырвалось у Талиессина.

Адобекк не опустил глаз.

– Да, – подтвердил он с нехорошим спокойствием. – Все дети почему-то считают, будто их родители бессмертны, а ведь это не так.

– Но она – Эльсион Лакар, она будет жить очень долго, – сказал Талиессин. – Дольше, чем я, ведь я почти совершенно человек. И уж точно дольше, чем Вейенто.

– Любое живое существо может погибнуть, – сказал Адобекк. – Даже эльф.

Талиессин вскочил.

– Уходите. Немедленно уходите отсюда!

Адобекк, однако, не двинулся с места.

– Сядьте, – приказал он. – Сядьте и слушайте. Я еще не закончил.

Талиессин нехотя повиновался.

– Учтите, я могу убить вас в любую минуту, – предупредил капитан наемников.

На лице Адобекка появилось искреннее презрение.

– Очень хорошо, убивайте. Ну? Что же вы не зовете своих людей?

– Они далеко, – сказал Гай. – Придется идти за нами, а вы за это время, пожалуй, смоетесь.

– Да уж, пожалуй, смоюсь, – не стал отпираться Адобекк.

Гай хмуро улыбнулся ему.

– Я не хуже вас знаю, что уйду отсюда вместе с вами, – признался он. – Проклятье, я так мечтал прожить жизнь простого человека! А теперь вы пришли, и все пропало. Лучшая пора моей жизни закончилась. Время, когда я был свободен. Ужасно мне не повезло, правда?

– Правда, – кивнул Адобекк. Он заметно смягчился. – С этим ничего не поделаешь, Гай. Гай Меченый… Королевский конюший невольно усмехнулся, выговаривая это придуманное им самим лихое прозвище. – У вас еще будут хорошие дни. Потом. А сейчас вы просто обязаны помочь мне посадить в лужу герцога Вейенто. Слышите? Вам понравится. У меня уже есть наброски чудного плана, я расскажу вам по дороге… С прелестными мизансценами, фейерверком, попыткой самоубийства и прочими спецэффектами…

Глава четырнадцатая

ПЕРСТЕНЬ В ПЕСКАХ

Всякий раз, встречаясь с Чильбарроэсом, Элизахар испытывал странное чувство. Ему почему-то становилось неловко. Чильбарроэс спас его от смерти, помог отыскать Фейнне, увел в серые туманы, что стелются между миром людей и миром Эльсион Лакар, и показал дорогу к эльфам. Однако сам Чильбарроэс обыкновенно старался держаться в тени, ближе к туманам; он никогда далеко от приграничья не отходил. Элизахару он казался ущербным – даже по сравнению с обычными людьми, больными собственной смертью.

По другую сторону туманов, среди распахнутых в мир эльфийских дворцов и праздничных лесов, к Чильбарроэсу возвращался облик молодого короля Гиона, с белыми, как у сойки, прядями в рыжеватых волосах, зеленоглазого, с желтыми точками возле самых зрачков. Король-тень, король-воспоминание, хрупкий и неумирающий дух. По сравнению со стариком, с которым Элизахар когда-то встретился на дороге в Коммарши, Гион выглядел абсолютно бесплотным, нереальным. Элизахар с трудом воспринимал его в этом обличье.

В представлении Элизахара Чильбарроэс всегда оставался стариком. Истинное бытие Чильбарроэс обретал только в туманах. День за днем, год за годом Чильбарроэс обходил границы своего королевства. Он заглядывал в каждый сон, он неустанно выискивал возможных врагов и наиболее вероятных соратников.

Гораздо спокойнее Элизахару было с Аньяром, одним из тех эльфов, что оставались с Гионом с первого часа его развоплощения. Аньяр, во всяком случае, был тем, кем казался. Он не изменялся каждую минуту, не рассыпался на капли и не исчезал в тумане, как это проделывал Чильбарроэс. Аньяр даже не снился Элизахару, в то время как Чильбарроэс вторгался в сны бывшего наемника с абсолютной бесцеремонностью, как будто имел на это какое-то право.

Как правило, в видениях Чильбарроэс приходил к Элизахару в привычном для того образе старика; поэтому как-то раз ночью, увидев перед собой короля Гиона, Элизахар решил, что все происходит наяву.

Гион выступил из темноты и безмолвно протянул руки к Элизахару. Бывший солдат встал, приблизился к королю и остановился в нескольких шагах от него.

Гион покачал коронованной головой. Тяжелый обруч с зубцами сдавливал его волосы. Пестрые пряди топорщились из-под литого золота, как будто рвались на волю. Прежде короны всегда плавали над макушкой Гиона, как будто не решались коснуться особы короля; сегодня же знак власти был бесцеремонно нахлобучен и утвержден навечно.

Гион нетерпеливо шевельнул рукой, и Элизахар понял, что надлежит приблизиться вплотную и взять короля за руку.

Но рука Гиона оказалась призрачной, она легко прошла сквозь кисть Элизахара и повисла в воздухе.

– Где вы, мой господин? – заговорил с королем Элизахар. – Вы в другом мире. Я не могу коснуться вас.

Губы Гиона задвигались, по юному лицу пробежали синие тени, светлые глаза наполнились желтоватым светом. Элизахар разобрал беззвучно произнесенное слово.

– Дурак!

Все-таки перед ним был Чильбарроэс. Странным образом это успокоило Элизахара.

Гион отступил назад. Элизахар шагнул за ним следом и вдруг провалился в темноту. В этой темноте не было ничего: ни звезд, ни лун, ни даже смутных очертаний человеческой фигуры, находившейся поблизости. Элизахар лишь чувствовал присутствие Гиона: король по-прежнему находился где-то рядом.

«Таким был мир для Фейнне», – подумал Элизахар.

И тут, очень далеко, почти неразличимо, появилось маленькое окошко света. Все остальное по-прежнему исчезало в полной мгле, но в открывшемся прямоугольнике возникли и начали двигаться плоские силуэты.

– Что это? – прошептал Элизахар.

– Смотри. – Теперь голос Гиона был слышен отчетливо. Король действительно стоял вплотную к Элизахару.

– Я почти ничего не вижу.

– Пойдем туда, – предложил Гион.

Элизахар не успел ничего ответить. Воздух, которым он дышал, вдруг изменился, стал горячим и сухим, и следующий же вдох обжег горло.

Тысячи воспоминаний хлынули вслед за этим ощущением.

– Это пустыня, – сказал Элизахар.

– Ты воевал в этих краях, – прошептал Гион. – Теперь ты понимаешь, что происходит?

– Нет.

– Ларренс знает ситуацию в племенах кочевников лучше, чем иные кочевники… Смотри.

– Где мы?

– Смотри, – повторил Гион. – Смотри и молчи. Это сон.

У Элизахара кружилась голова. Он был одновременно и очень близко от происходящего, и невыносимо далеко; по этой примете он уверился в том, что видит сон. Чужой сон, чье-то видение, проникнуть в которое было почти невозможно.

Он повернулся к Гиону и увидел, что король улыбается.

– Я почти никогда этого не делаю, – шелестел голос Гиона. – Это сон вождя анат. У кочевников иначе устроены мысли, их видения ходят по другим тропам: мне редко удается встать у них на пути.

– Поэтому так трудно рассмотреть? – не то подумал, не то спросил вслух Элизахар. В этом сне действительно все происходило не так, как всегда, и с каждым мгновением это становилось все очевиднее.

– Можно разговаривать с другом, а можно допрашивать пленного, – отозвался Гион. – Разные способы узнавать правду.

Образы как будто проталкивались сквозь неподатливую упругую преграду, то и дело их размывало; они являлись словно бы через пелену падающей воды.

– Ты узнаешь его? – шептал Гион.

Ларренс. Грузный, с квадратной бородой. Проседь почти совсем изгнала черноту из его волос, все еще густых.

– Отец, – прошептал в ответ Элизахар. – Что он здесь делает?

– Расскажи о нем.

– Мне трудно говорить.

– Не обязательно произносить вслух слова. Просто думай, я услышу.

Мысли остановить невозможно, и они, как будто радуясь этому обстоятельству, тотчас потекли, опережая друг друга, и Элизахар едва сумел ввести в русло их беспорядочные потоки, подумав строго: «Какое значение имеет сейчас для меня отец? Это было важно давным-давно, когда я был мальчиком, а теперь мне тридцать лет».

Но он, разумеется, лукавил: Ларренс всегда занимал очень большое место в жизни Элизахара. Герцог отбрасывал огромную тень, в которой утонули и первая его жена, рано умершая, и старший сын, почти сразу забытый, и вторая его супруга, ныне здравствующая, и две дочери, о которых Ларренс вспоминал лишь в те редкие дни, что проводил в замке.

Мать Элизахара умерла родами. Ларренс был тогда в отлучке. Спустя месяц он вернулся, и ему показали сына; Ларренс, как и полагалось в подобных случаях, публично признал его своим законным отпрыском, после чего почти сразу же уехал и отсутствовал почти три года.

Второе за время жизни сына появление Ларренса в родовом замке стало первым воспоминанием Элизахара. Отец, гигантская гора человеческого мяса, гора, исторгающая рычание и хохот, красная, с жесткими волосами угольного цвета. С ним была женщина, молодая и довольно хорошенькая. Элизахару она показалась похожей на какого-то безопасного лесного зверька.

Мальчик помнил недоумение, с которым отец смотрел на него, словно пытаясь сообразить, что это такое ему показывают. А потом женщина принялась визжать. И тогда Элизахар испугался.

Он почти уверился в том, что отцова спутница – настоящий волшебный зверек, лишь отчасти наделенный обличьем молодой женщины, настолько поначалу она ему понравилась. И если бы волшебный зверек заговорил с Элизахаром человеческим голосом, мальчик бы ничуть не удивился: в сказках такие вещи случаются сплошь и рядом. Но она гневно, пронзительно завизжала. Ничего подобного не происходило ни в одной из легенд.

А женщина кричала на Ларренса, надсаживаясь и тряся маленькими крепкими кулачками:

– Вы обещали мне титул! Вы обещали, что мои дети будут наследовать! А теперь? Что теперь?

И тогда Ларренс прогудел:

– Да я забыл…

Он женился на этой женщине и привез ее к себе в замок, чтобы ее потомство от Ларренса унаследовало майорат, все, что осталось от древнего герцогства Ларра: замок и три деревни. Очень скромное наследство, небогатые земли, малое число крепостных и еще меньшее наемных работников. Но она, эта малость, давала право на знатное имя, на титул, один из старейших в королевстве.

Танет – так звали жену Ларренса. Элизахар запомнил это имя еще с того случая, с их первой встречи. Ларренс постоянно обращался к своей новой жене: «Танет, Танет»… Должно быть, в те дни он был по-настоящему увлечен ею. С Ларренсом такое случалось и позднее: он был вспыльчив и влюбчив. И, как большинство вспыльчивых и влюбчивых людей, быстро остывал.

Но мальчик Элизахар не знал об этом, а его отец не придавал особенностям своего характера большого значения. Ларренс был тем, кем он был; он считал, что имеет полное право позволить себе подобную роскошь.

И, наобещав Танет, которую в те дни боготворил, всех возможных благ, Ларренс решил избавиться от старшего сына. В самом деле! Для чего ему этот незнакомый ребенок, который смотрит из угла дикими глазами и как будто ждет удобного случая вцепиться в горло? И от Ларренса ли он был рожден? Ведь когда Элизахар появился на свет, герцога не было рядом.

Объявить сына подменышем Ларренс все же не решился. Как ни презирал он законы, публично нарушить собственное слово значило бы совершить опрометчивый поступок. Поэтому Ларренс прибег к испытанному способу: он отправил мальчика в лес с одним из слуг и наказал слуге вернуться без ребенка.

«Мне безразлично, что ты с ним сделаешь, – сказал Ларренс. – Более того, я вообще не желаю этого знать. Я в этом не участвую, ты меня понял? Можешь убить его или бросить в чаще, а можешь отдать на воспитание каким-нибудь углежогам… Вернешься – ни о чем не рассказывай».

Поэтому Ларренс ничего не знал о судьбе старшего сына.

Элизахар не умер в лесу, не потерялся в чаще и не вырос в семействе углежогов, в смутных догадках о собственном происхождении. Слуга не взял на себя ответственность за судьбу знатного ребенка и попросту отвез мальчика к родне со стороны матери. Там он передал герцогского сына с рук на руки деду. И, ничего не объясняя, поскорей отбыл.

Дед Элизахара, человек догадливый, сразу же отказался от идеи наводить справки о причине произошедшего. До него уже доходили слухи о вторичной женитьбе Ларренса; прочее, особенно немного зная нрав пылкой Танет, нетрудно было домыслить.

Элизахар, следуя примеру своего мудрого деда, никогда не расспрашивал об отце. Все, что ему было известно о Ларренсе, он выяснял походя, как бы невзначай. Так, он узнал о том, что Танет родила одну за другой двух дочерей и больше не беременела; Ларренс быстро охладел к ней и снова с головой погрузился в свои интриги с кочевниками.

Спустя еще несколько лет пришли новые слухи: сплетники положительно утверждали, что Ларренс начал брать жен в кочевых племенах. Вероятно, так оно и было; Элизахар никогда не решался это проверить.

Смерть деда развязала ему руки, тем более что новые наследники ясно дали понять Элизахару: терпеть его присутствие они не намерены.

Он и сам тяготился своим двусмысленным положением. И ушел, растворился на дорогах королевства. Недолгое время – наемный работник, на пару дней, на месяц осевший в какой-нибудь деревне, где ощущалась нужда в рабочих руках; затем, чуть дольше, – подсобный рабочий на шахтах.

Когда полугодовой контракт с горняцким поселком закончился, Элизахар окончательно убедился в том, что трудолюбие не входит в число присущих ему добродетелей. Ему не понравилось работать. Он предпочел идти дальше на север и наняться в армию.

Здесь он увидел своего отца в третий раз. Во время той кампании, когда они едва не взяли крепость Толесант, непобедимую твердыню посреди песков, Элизахар едва избежал смерти. Ларренс бросил его умирать – как поступил с большинством своих людей, когда те стали ему не нужны. В наемниках герцог никогда не испытывал нужды: потребуется – найдет для своей армии новых.

Элизахар не умер: должно быть, живучесть он унаследовал от отца. Наемник выбрался из пустыни, пересек границу королевства и снова принялся подрабатывать то здесь, то там, пускаться в сомнительные приключения и искать для себя хорошего места. И так продолжалось до тех пор, пока случай не свел его с отцом Фейнне. Став телохранителем слепой девушки, Элизахар окончательно уверился в том, что больше они с Ларренсом не встретятся. Потому что, когда в жизни Элизахара появилась Фейнне, все прежнее утратило значение.

– Зачем вы показываете мне моего отца, ваше величество? – спросил Элизахар у Гиона, резко обрывая ход своих мыслей.

– Я хочу, чтобы этот сон мы увидели вместе, – был ответ.

– Чей сон?

– Не знаю… – Гион насторожился и вдруг сделался совершенно реальным. Элизахар ощутил прикосновение руки: пальцы, покрытые мозолями – пальцы лучника, – стиснули его ладонь. – Мы оба здесь, не так ли? – прошептал король. – Мы оба стоим посреди пустыни и видим то, что видим. Твой отец. Какие-то кочевники. А там, на горизонте…

Теперь Элизахар тоже ясно различал на горизонте очертания крепости. Круглые, выступающие из широких стен башни, навесные укрепления над воротами. Знакомый силуэт. Несколько лет назад он был первым, что Элизахар видел, просыпаясь, и последним, что он видел перед тем, как закрыть глаза. Несостоявшийся приз, сокровищница союзных племен.

– Толесант, – прошептал Элизахар.

Гион быстро повернулся к нему.

– Ты уверен?

– Да. Когда-то мы пытались штурмовать эту крепость. Когда я умирал, я смотрел на нее…

– Кажется, Ларренс возмечтал взять ее без всякого штурма, одними только интригами… – Гион замолчал.

В темноте вдруг начала светиться корона; она распространяла слабый свет, не способный рассеять абсолютный мрак, в который погрузились оба соглядатая. И все же с этим светом, подумал Элизахар, немного легче на душе.

Он спросил:

– Отчего мне так тяжело, мой господин? Почему этот сон придавил меня к земле и не дает дышать?

– Вероятно, это кошмар… – Гион опять оборвал сам себя и покачал головой. Длинные желтоватые полосы протянулись сквозь ночь от зубцов его короны. – Нет, – сквозь зубы пробормотал он. – Это вообще не сон.

Элизахар вздрогнул. Гион улыбнулся. Элизахар ощутил эту улыбку так, словно от нее исходила прохлада. Король, юный и бесплотный, умел проделывать подобные вещи. Если Гион хотел быть добрым, его доброта приобретала вполне материальную форму. Она воспринималась окружающими не менее вещественно, нежели хлеб, дуновение теплого или освежающего ветра, вода в горстях или прикосновение цветов к щеке.

– Это не сон, – повторил король. – Кто-то из кочевников надышался парами дурманящего средства и теперь грезит наяву. А может быть, все, что мы сейчас видим как раз и происходит наяву.

– Но как в таком случае мы оказались посреди пустыни? – Элизахар не хотел верить услышанному. – Разве для этого не нужно войти в чужой сон? Мы поступали так много раз…

Гион тихо засмеялся.

– Я не умею распознавать грезы кочевников, – повторил он. – Для меня их мечты, их наркотический или болезненный бред и их сновидения суть одно и то же. Мы на вражеской земле, Элизахар. Здесь я почти бессилен. Просто стой и смотри.

– Что он затевает?

– Твой отец? Полагаю, хочет заключить союз с кем-то из сидящих в этой палатке. Он всегда знал, что надо делать, герцог Ларренс. Когда-нибудь это погубит его.

– Может быть, сегодня, – сказал Элизахар.

Гион быстро повернулся к нему.

– Может быть, и сегодня, – подтвердил король. – Слишком умный. Слишком многое знает. Чересчур полагается на свой опыт. Вот что может оказаться поистине губительным, не так ли?

– Не знаю, – сказал Элизахар, и Гион рассмеялся.

Ларренс что-то говорил – оттуда, где стояли наблюдатели, невозможно было разобрать ни слова; зато Элизахар вдруг начал слышать чужие мысли. Отрывистые слова на непонятном языке, затем – обрывок мысли герцога: «…у раба татуировка, как у анат…»

Элизахар хмыкнул, и Гион метнул в его сторону быстрый взгляд:

– Что?

– Когда Ларренс думает, у него голос намного выше. Разговаривает он басом, а думает почти как женщина.

– Полезное умение, – сказал Гион.

Разговор в палатке делался все более бурным. Ларренс несколько раз вставал и снова садился; затем раб с татуировкой, как у анат, подал ему питье, и кругом все умильно заулыбались и закивали бородами. Ларренс широко улыбнулся и начал пить. И по тому, как пристально следили остальные за тем, как дергается горло герцога, Элизахар наконец догадался:

– Они отравили его.

– Да, – сказал Гион.

– Вы знали, что это случится?

– Нет. Не вполне. Кто-то из кочевников постоянно видел эту сцену во сне. Может быть, он и сейчас спит и мечтает об этом? Я не знаю. Но рано или поздно это произойдет. Ты меня понимаешь?

Элизахар пожал плечами.

– Нет, мой господин.

– Это твой отец, Элизахар.

– Больше уже нет.

– Объясни, – потребовал Гион.

– Нечего объяснять, ваше величество. Он отказался от меня. Наверное, если бы речь шла об обычном человеке, можно было бы начать рассуждать о прощении или о невозможности прощения… Но мой отец необычный человек, к нему неприменимо это: «простить – не простить»… Просто он не потерпит рядом с собой никого, вот и все.

Гион прикусил губу. Кажется, впервые за все время их знакомства Элизахару удалось по-настоящему удивить короля. Но сказал Гион совсем о другом:

– Если это только сон, если некто еще только мечтает о том, чтобы совершить все, что мы увидели, ты попытаешься спасти его?

– Как? Уговорить не пить из рук того раба с татуировкой, как у анат? Уверен, это никакой не раб, – добавил Элизахар. – Но даже если я попытаюсь предупредить его, мой отец никого не станет слушать. Если он поедет на эти переговоры, он не сможет отказаться от угощения, вот и все.

Что-то звякнуло в темноте. Элизахар хотел было взглянуть туда, но Гион опередил его: стремительно наклонился и накрыл нечто лежащее на песке ладонью.

Элизахар шагнул вперед, к отцу. Ноги его сразу увязли в песке: он действительно находился в пустыне.

Ларренс захрипел и схватился за горло. Что-то булькало у него во рту, как будто там вскипала жидкость, бешеные глаза полезли из орбит.

Человек с татуировкой анат засмеялся и разбил кувшин, прочие вскочили, и пошло мельканье широких рукавов, развевающихся кушаков, синих и черных покрывал, а посреди всего лежал, запрокинув голову, герцог Ларренс и непрестанно хрипел.

Элизахар сделал еще несколько шагов и вдруг рухнул в пустоту.

* * *

Когда Элизахар открыл глаза, он увидел свет. Ласковый, спокойный свет, уверенно наполняющий собою землю. Элизахар повернул голову. Стебли травы. Высоченные, почти как деревья. Он лежал в траве, под синими эльфийскими небесами, и река шумела на перекате совсем близко.

Элизахар сел, тряхнул головой. От волос еще пахло песком, пустыней.

– Он проснулся! – крикнула Фейнне. Она говорила откуда-то сверху.

Запрокинув лицо, Элизахар увидел ее сидящей на нижней ветке дерева. Рядом с ней удобно устроился, подобрав под себя ноги, Аньяр, друг и названный брат Гиона. Должно быть, они сидели здесь давно и наблюдали за спящим.

– Вы дурно поступаете, госпожа Фейнне, – строго произнес Элизахар. – Человек во сне бывает непригляден.

– Любовники всегда спят вместе и не заботятся о том, как они выглядят, – отозвалась Фейнне, а Аньяр одобрительно свистнул.

– Когда люди спят вместе, они, по крайней мере, выступают на равных, – возразил Элизахар. – А вы бессовестно подсматривали за мной.

– Очень увлекательно, – сказала Фейнне. – Между прочим, вы во сне храпите.

– Вы тоже, – сказал Элизахар. – Что, не знали? Храпите-храпите. Тихонько так, как мышь. Тоненько – у-ухрр, у-ух-рр…

Фейнне спрыгнула с дерева, так что он едва успел подхватить ее. Вместе они повалились обратно в траву.

– Где вы были? – спросила Фейнне, отряхивая песок с его волос.

– В пустыне.

– Это Чильбарроэс, да? – Она нахмурилась. – Я беспокоилась.

– Это был король Гион, – ответил Элизахар. – Он видел странный сон.

– Расскажите, – попросила она.

Аньяр незаметно приблизился и теперь стоял рядом, за плечом у Элизахара.

– Нечего рассказывать. Сон о смерти Ларренса. Впервые за все эти годы я видел отца так близко.

Элизахар задумался, привлек Фейнне к себе.

– Король спросил, не хочу ли я спасти Ларренса, коль скоро мне стало известно, каким именно образом он умрет.

Фейнне долго не отвечала: она явно была смущена. Наконец, когда молчание начало затягиваться, она осторожно проговорила первое, что пришло ей в голову:

– Вряд ли вы или кто-либо еще может решать судьбу Ларренса…

– Это невозможно, – подал голос Аньяр.

Элизахар обернулся и поднялся на ноги, впустив Фейнне; девушка осталась сидеть на траве.

– Я не заметил, как вы подошли. Я думал, вы все еще на дереве.

– О, я подслушивал, – живо откликнулся Аньяр. – Если бы вы знали, что я поблизости, то никогда не высказались бы так откровенно.

– Я ничего особенного не сказал.

– То, что показывал вам Гион нынче в пустыне, – это не мечта и не сон о будущем, – сказал Аньяр. – Это случилось позавчера. Вы видели воспоминание. Будь иначе, картина была бы более смазанной…

Элизахар опустил голову. И встретил взгляд Фейнне. Его поразила тревога в ее глазах.

– Что?.. – вскрикнул он, стремительно опускаясь рядом с ней на колени. – Что, родная?

– Мы должны вернуться, – сказала она.

– Зачем? Зачем мы должны возвращаться? Я знаю целую кучу доводов против такого решения. – Он взял ее руку и осторожно загнул к ладони мизинчик. – Во-первых, ваше зрение…

Она грустно пошевелила мизинчиком.

– Мое зрение… почти не имеет значения. Ларренс мертв, а это значит, что майорат переходит к одной из дочерей герцога. Точнее, перейдет, если не объявится старший сын, законный наследник.

Он настойчиво прижал второй палец Фейнне, безымянный.

– Дороже всех майоратов, всех титулов… – начал Элизахар.

– Нет. – Она вырвалась. – Вы не слушаете! Это дороже моего благополучия… Может быть, даже дороже нашей любви! Я позову короля… Не хотите слушать меня, послушайте его.

– Я не понимаю, при чем здесь король! Это мое дело. Мое и ваше. Король Гион не властен надо мной и уж тем более не властен он над вами.

Элизахар покраснел. Никогда прежде они с Фейнне не разговаривали в таком тоне. Она почти кричала на него, и он готов был взорваться.

– Король Гион не будет мне приказывать, – повторил Элизахар уже мягче. – Короля Гиона не существует. Он тень. Не ему распоряжаться моей жизнью.

– Вы ошибаетесь, – сказала Фейнне и заплакала. – Вы принадлежите Гиону. Вы принадлежите ему с той самой минуты, как Чильбарроэс нашел вас на границе королевства и спас от смерти. В любое мгновение он может войти в ваш сон и забрать вас в собственные видения. Вы часть его бытия, один из тех якорей, что удерживают его в нашем мире и не дают рассыпаться в прах.

Элизахар подавленно молчал.

Слезы текли по лицу Фейнне, и Элизахар вдруг подумал о том, что прежде никогда не видел ее плачущей. Мысль о том, что Фейнне впервые плачет – и плачет из-за него, – была невыносима. И вовсе не разумные доводы, которые она приводила, а эти слезы заставили его дать мысленную клятву подчиниться.

– Вы его собственность, – заключила она и улыбнулась.

– Госпожа Фейнне права, – вмешался Аньяр. – Чильбарроэс определил вашу судьбу, и, следовательно, вы не можете отказать ему в повиновении. Король Гион, даже став тенью, имеет полное право распоряжаться своей собственностью. В том числе и вашей жизнью. Сейчас вы обязаны вернуться к людям. Майорат ваших предков не должен стать частью владений Вейенто. А это непременно произойдет, если вы не объявитесь дома и не вмешаетесь в события.

– В таком случае госпожа Фейнне останется здесь и будет ждать моего возвращения, – хмуро сказал Элизахар.

Аньяр покачал головой.

– Вы явитесь в замок вместе с женой, чтобы у вашей мачехи не возникло и тени сомнения в том, что ни она сама, ни ее дочери не имеют там никаких прав.

– С женой? – Элизахар задохнулся. Ему стало горячо, как будто он вновь, по капризу Гиона, перенесся в пустыню.

Аньяр передернул плечами.

– Не вижу здесь ничего невозможного! Рано или поздно госпожа Фейнне должна была стать вашей женой, разве нет? Полагаю, брак с вами – ее желание. Или у вас имеется какой-то скрытый дефект, который не позволит вам жениться? В таком случае прошу сообщить об этом прямо сейчас.

– У меня нет скрытого… – машинально начал Элизахар и, сильно покраснев, оборвал себя. – Проклятье, что я такое болтаю!.. Вы застали меня врасплох.

– На это я и рассчитывал, – самодовольно сообщил Аньяр. Он схватил Фейнне за руку и рывком поднял ее на ноги. – Идемте. Король ждет вас.

* * *

– Зачем нам завязали глаза? – спросил Элизахар.

– Чтобы вы не знали, куда мы идем, – был ответ.

Чей голос прозвучал? Аньяра? Кого-то из эльфов? Или короля Гиона? Этого не могли понять ни Элизахар, ни Фейнне.

Они дали обещание повиноваться, и тотчас Аньяр наложил черные повязки им на лица. Мир исчез: растворилась в черноте пронизанная светом река, скрылись во мраке желтые песчаные обрывы, заросли яркой зеленой травы, стройные стволы деревьев, ажурные стены эльфийского дворца. Весь мир Эльсион Лакар, вся та преизбыточная жизнь, что наполняла его, – все потерялось во властной черноте.

Переход от изобилия к полной скудости оказался слишком сильным для Элизахара; расставшись с миром света и красок, он едва сдержал стон.

– Для чего нам завязали глаза? – повторил он.

– Чтобы сделать с вами все, что нам потребуется, и вы не могли бы возразить, – ответил голос.

Их взяли за руки и повели куда-то. Под ногами ощущалась ровная дорога. Ни звуков, ни запахов не доносилось извне. Элизахар слышал только свое дыхание да биение сердца. Он почти не чувствовал собственных шагов: просто переставлял ноги, повинуясь чужой воле.

И еще он знал, что Фейнне рядом.

– Зачем вы завязали нам глаза? – спросил он в третий раз.

Некто державший Элизахара за руку остановился.

– Для того, чтобы ты знал, что будет чувствовать твоя жена, когда вы вернетесь в мир людей.

При этих словах ему следовало бы содрогнуться от ужаса и сострадания, но он ощутил лишь горячий прилив счастья. «Твоя жена», – так сказал тот, невидимый.

– Моя жена, – повторил Элизахар.

Стоявший рядом засмеялся и повел его дальше.

Наконец дорога закончилась. Они остановились и сразу же окунулись в гомон голосов. Теперь чужие руки были повсюду. Они хватали Элизахара за плечи, дергали завязки его одежды, стаскивали с него рубаху и штаны, трепали его волосы, и вдруг он почувствовал прикосновение шелка: его облачали в длинные просторные одежды. И почему-то Элизахару подумалось, что они непременно должны быть белого цвета.

А затем с его глаз сдернули повязку, и ослепительный мир ворвался в сознание Элизахара. Ощущение было таким сильным, что он пошатнулся и невольно зажмурил глаза.

– Элизахар, – позвала Фейнне.

Очень медленно он повернулся на голос и приподнял веки.

Фейнне, залитая светом, в длинном белоснежном балахоне, который при каждом ее движении колыхался и отливал то розоватым, то жемчужно-серым, то блеклой синевой. Каштановые волосы девушки были распущены, они свободно падали на плечи, на спину. Фейнне никогда не была худенькой, и сейчас ее полнота как нельзя лучше гармонировала с тем цветущим, избыточным миром, посреди которого находилась девушка.

– Я люблю вас, – одними губами сказала она Элизахару.

Он взял ее за руку, и тут они увидели, что перед ними стоит король Гион.

Мгновение назад Гиона здесь не было – или, возможно, он был, но оставался невидимым; в любом случае, перед влюбленными он появился только сейчас.

Он выглядел таким же, каким был в день своей коронации: высоким, неправдоподобно юным, разудалым, пестрым. Король-Осень, Король-Урожай, Король-Праздник.

Только лицо Гиона оставалось серьезным, даже немного мрачным, в глубине зеленых с желтыми искрами глаз прятались печаль и, как показалось вдруг Элизахару, страх. Затем губы короля задергались, и в левом углу его рта появилась улыбка. Настоящая шутовская улыбка, как и положено на свадьбе, двусмысленная, непристойная: половина губы изогнулась в виде лука и поднялась.

Король протянул руки к Элизахару и Фейнне.

– Я люблю вас, – сказал он им. – Никогда не разлучайтесь, будьте плодовиты, убивайте не раздумывая и без сожалений, ешьте, и пейте, и умрите вместе!

Он щелкнул пальцами, и ему подали большую корзину, сплетенную из травы. Улыбка переместилась из левого угла Гионова рта в правый, а мгновение спустя он уже улыбался весь, целиком, всем своим существом: смеялись глаза, радовались волосы, источали свет кончики пальцев. И, взмахнув корзиной, Гион осыпал Элизахара и Фейнне ворохом цветочных лепестков. Лепестки повисли в воздухе, прилипли к белым одеждам, к волосам, к лицам и оставались в таком положении до конца праздничного дня.

Король схватил их за руки, привлек к себе, и Элизахар впервые почувствовал в Гионе живого человека.

Гион догадался, о чем тот думает.

– Это ненадолго, – прошептал он. – Скоро я опять уйду…

– Вы счастливы? – спросил его Элизахар очень тихо.

– Мне страшно, и я испытываю боль, – ответил король. – Сейчас это не имеет значения. Ты согласился выполнить мою волю. Это награда. Брак, в который вы вступили, нерасторжим, а мое благословение сбудется слово в слово.

Элизахар сказал:

– Я знаю, что Фейнне моя жена, и она это знает; но как нам поступить, если люди откажутся признать наш союз? Мы не сможем представить ни одного свидетеля.

– В этом не будет нужды, – ответил король. – Любой из народа Эльсион Лакар увидит, что вы связаны крепчайшими узами. Обычно эльфы вступают в брак одетыми в красное; но для людей они избрали белый цвет, и это величайшая честь; отблеск этой белизны останется с тобой навсегда. Явись вместе с женой к королеве или Талиессину, и они сразу признают ваше право. Эльфийский брак – это незримая корона, которая отныне вечно будет пылать над вашими головами, общая для двоих. Ни люди, ни эльфы, ни смерть не разлучат вас. Я ведь сказал тебе: ты получил награду.

* * *

День прошел.

– Я никогда не предполагал, что моя жизнь принадлежит вам – вот так, всецело, – признался Элизахар.

Чильбарроэс стоял перед ним, расставив ноги и разведя в стороны руки: алхимический двуцветный человек, готовый развалиться на две равнозначные половины, не живой и не мертвый.

– Ты принадлежишь мне, – сказал Чильбарроэс. – Потому что я – твой король, Элизахар, потому что я спас твою жизнь ради того, чтобы ты служил мне.

– А я? – спросил Элизахар. – Кто я для вас, мой господин?

– Мое орудие, – ответил Чильбарроэс. – Мой сон. Мой друг.

Он обхватил себя руками, как будто желая плотнее притиснуть друг к другу обе половинки своего несуществующего тела. Чильбарроэс стоял сжавшись, словно ему было холодно.

– Больше я не стану возражать вам ни словом, – сказал Элизахар. – Я сделаю все, что вы велите. Я вернусь вместе с Фейнне к людям и потребую отдать мне майорат. Я заявлю свои права на земли моих предков и выгоню оттуда жену Ларренса с ее дочками. Но только растолкуйте мне: каким образом я добьюсь этого? Кто поверит мне, когда после стольких лет в герцогстве Ларра вдруг ни с того ни с сего возникнет некто и назовется старшим сыном Ларренса?

Одна из ладоней Чильбарроэса разжалась, и Элизахар увидел на ней крупный серебряный перстень.

– Перстень твоего отца, – пояснил Чильбарроэс. – Упал с его руки, когда Ларренс умер.

– Упал? Перстень? Но как он мог упасть с руки?

– Ларренс снял его, чтобы скрепить договор печатью, – сказал Чильбарроэс. – Я был там, когда твоего отца убивали, Элизахар. Стоял совсем близко. Я видел, куда откатился перстень. А подобрать его смог лишь назавтра. В ночь смерти Ларренса поблизости было слишком много народу. Другое дело – та, вторая ночь: никого рядом, только пустыня и наш общий сон. Я дождался момента, когда перстень откатится в песок, и просто поднял его. Видение в точности указало мне место, где он лежал…

– Что же я видел? – спросил Элизахар. – Ведь это не был обычный сон.

Чильбарроэс покачал головой.

– Разумеется, нет. То, что я показал тебе, было моим воспоминанием. Моим собственным. Не чьим-то сном или наркотическим бредом кого-то из кочевников… Я солгал тебе.

Элизахар взял с бесплотной ладони перстень своего отца и надел на палец. Он старался не смотреть на короля. Чильбарроэса это ничуть не задевало – и уж тем более не удивляло.

– Теперь возвращайся. Дорога тебе известна, и провожать тебя я не стану. Я дал бы тебе охрану из числа здешних лучников, да вот беда – они эльфы, так что их появление в Ларра может вызвать серьезные беспорядки… Ты справишься один?

– Да, – сказал Элизахар. – Прощайте, мой господин.

Чильбарроэс опять развел руки в стороны и в тот же миг исчез. Густой туман, справа желтоватый, слева темно-синий, заколыхался, и на тропинку выступила белая лошадь под седлом. Элизахар молча сел на нее, наклонился, прижался щекой к тщательно расчесанной гриве.

Затем развернулся и увидел в тумане второго коня темного, а на коне – всадницу. Это была Фейнне в широченном платье из серебряной парчи, с пышнейшими рукавами, с волосами, убранными в сетку, затканную жемчужинами. Парча лежала причудливыми складками переливаясь при каждом движении молодой женщины, и он с острой сердечной болью вспомнил тот миг, когда Гион сочетал их нерасторжимыми узами.

– Вы готовы? – спросила она Элизахара.

– Да, – ответил он, выпрямляясь в седле.

Они поехали бок о бок по тропинке, уводящей в глубину леса. Скоро справа и слева среди папоротников начали встречаться замшелые камни старого лабиринта. Теперь они не петляли и не запутывали путника, приводя его к неизбежной встрече с чудовищем, которое некогда обитало в этих туманах. Они просто указывали дорогу. Один из них до сих пор был багровым: много лет назад король Гион здесь пролил свою кровь, которая притянула его назад, в эльфийский мир, за пределы человеческого бытия.

Они поравнялись с этим камнем. Фейнне посмотрела на бесформенное красное пятно, моргнула… и свет погас в ее глазах. Она вновь погрузилась во мрак слепоты, в котором пребывала всю жизнь, с самого рождения, – если не считать того времени, что она провела среди Эльсион Лакар.

Но это счастливое время оказалось таким недолгим, что его и впрямь, наверное, можно было не считать.

Элизахар заметил растерянное выражение, появившееся на лице его жены, и понял, что это означает. Он протянул руку, осторожно коснулся ее щеки.

– Я здесь, – проговорил он.

Ее губы тронула улыбка.

– Я знаю.

И она поспешно добавила:

– Я знаю, что вам жаль меня, но не стоит. Я прожила в темноте очень долго, и это не мешало мне быть счастливой. Для меня в слепоте нет ничего страшного. Зрение – непозволительная роскошь. В конце концов, как утверждает Чильбарроэс, в мире не так много вещей, достойных того, чтобы их видели.

Элизахар приблизился к ней и молча поцеловал.

Дальше они ехали, не разнимая рук. Лошади останавливались, чтобы пощипать траву, и всадники не торопили их. Потом – спустя вечность – Элизахар сказал:

– Там, впереди, дорога. Скоро мы начнем встречать людей.

Он взял лошадь жены за узду и уверенно вывел ее на широкую, хорошо замощенную дорогу. Отсюда уже видны были отроги гор; дня полтора пути в северном направлении – и путники окажутся в маленьком герцогстве Ларра.

Глава пятнадцатая

ЗАКОННЫЙ СЫН

Госпожа Танет была страшно огорчена смертью своего супруга. Разумеется, герцогиня давным-давно не любила его; как можно любить Ларренса, эту здоровенную грубую тушу? Ларренса, супружеские ласки которого были разновидностью обычного изнасилования? Ларренса, воняющего потом, чесноком, пивом?

И при этом Ларренс представлялся бессмертным. Ей казалось, что Ларренс будет всегда; и она, госпожа Танет, вечно будет носить его титул и распоряжаться в его землях.

Дела шли весьма неплохо. Дней за десять до смерти Ларренса к госпоже Танет прибыл посыльный от самого герцога Вейенто. В первые минуты герцогиня отнеслась к нему весьма холодно и распорядилась через слуг, чтобы посыльный устраивался со всеми возможными удобствами и ждал, когда его призовут для аудиенции.

– Его это как будто позабавило, – доложил Танет слуга, когда вернулся к госпоже, выполнив поручение. Он ухмыльнулся и сказал, что, возможно, вы пожалеете о своей неспешности.

Танет нахмурилась:

– Что он имел в виду?

– Не знаю.

– Ладно, ступай; это не твое дело.

Госпожа Танет приняла посланца от герцога Вейенто, выдержав несколько часов. Она хотела предстать величавой, исполненной достоинства: ведь ей принадлежит один из древнейших титулов в стране, она – супруга «главного пугала королевства», как почти в глаза называли Ларренса. Она почти ровня герцогу Вейенто, а это что-нибудь да значит.

С возрастом миловидность госпожи Танет исчезла без деда. Глядя на эту увядшую женщину со злым лицом, никто не мог бы предположить, что когда-то она была свечей, забавной, даже ласковой. Она носила одежду из тяжелой парчи так, как старый воин носит кольчугу и кирасу: не слишком обращая внимание на красоту вещи, лишь ценя ее за удобство и крепость.

Несколько секунд посланник герцога рассматривал хозяйку замка Ларра. Он пялился на нее бесцеремонно, как на какую-нибудь зеленщицу, и на бледных щеках Танет появился темный румянец, а бескровные губы сжались в нитку.

Но прежде чем она успела произнести хоть слово, посланник медленно склонился перед ней. Поклон получился низким, почти раболепным, и Танет смягчилась.

– Я готова выслушать вас, – уронила она. – Говорите.

Он выпрямился. И снова в его глазах мелькнула насмешка: он как будто знал нечто от нее доселе сокрытое и откровенно забавлялся этим.

– Моя госпожа, – заговорил посланник, – вот что просил передать вашей милости мой повелитель, герцог Вейенто, отпрыск старшей ветви королевской семьи, прямой потомок Мэлгвина, который по праву должен был занять трон в Изиохоне: он просит руки одной из ваших дочерей.

Любо-дорого было посмотреть, как отхлынула краска Маленького, сморщенного личика Танет, как она, захваченная врасплох столь лестным предложением, вдруг заулыбалась. Радость не украсила ее, напротив: распустив на волю все свои морщины, Танет мгновенно постарела. Теперь она казалась совершенно непривлекательной и глупой, как все женщины, по-животному привязанные к своему потомству.

– Моя дочь? – переспросила она. – Моя дочь? Герцогиня Вейенто?

– Да, ваша милость, – опять поклонился посланник.

– Но… мой муж… – Она огляделась по сторонам с легким испугом, как будто боялась увидеть где-нибудь поблизости Ларренса.

– Ваш муж, как всегда, в отлучке, моя госпожа, – сказал посланник. – Но, полагаю, он не стал бы возражать против столь выгодного союза. Я прошу извинить мою дерзость: времени мало, и я вынужден говорить откровенно. Ваша милость вполне может написать письмо своему супругу, испрашивая его согласия, но… Мой господин отчего-то считает, что главное – заручиться вашим согласием. Согласием матери. Уверен, герцог Ларренс поддержит любое решение вашей милости.

– Да, потому что ему все равно, – процедила она сквозь зубы. И снова подарила ему свою глупую улыбку. – Это великолепное предложение! – воскликнула она, не чинясь, поскольку уже видела в посланнике будущего зятя человека «своего», «приближенного», перед которым не нужно прикидываться величественной.

– Мой господин того же мнения, моя госпожа, – сказал посланник, едва заметно усмехаясь.

Танет не заметила этой усмешки.

– Которую же из моих дочерей желает избрать герцог Вейенто? – деловито осведомилась она.

– Любую…

– Ему тоже все равно, как и моему мужу…

– Когда его сиятельство получше узнает свою будущую супругу – какую бы мы для него ни избрали… – начал посланник.

Танет сверкнула глазами, и он понял, что нашел верный тон. «Мы». Впервые за долгие годы от госпожи Танет что-то зависит. От нее и от этого человека, доселе незнакомого, а теперь – более близкого, чем родня.

– Да, полагаю, именно мы изберем для его сиятельства супругу, – повторил посланец герцога. – И когда он познакомится с ней поближе, уверен: ему никогда она не будет безразлична.

– В таком случае я представлю вам обеих моих дочерей, – объявила госпожа Танет. – У каждой из них имеются свои достоинства… Мне, право, трудно судить, ведь они – моя плоть и кровь. – И добавила с обезоруживающим бесстыдством: – Желаете увидеть их в бане?

– Это было бы излишне, – сказал посланник. – Я хорошо знаю его сиятельство. Если при выборе невесты я буду осматривать ее в бане, боюсь, впоследствии его сиятельство найдет способ избавиться от меня.

– Даже так? – проговорила Танет, страшно довольная. – В таком случае вы познакомитесь с ними за обедом.

* * *

Вейенто слушал своего приближенного, задумчиво переставляя с места на место кубки, вырезанные из полудрагоценных камней – подношение от горняцкого поселка в знак признательности за мудрое разрешение конфликта шахтеров с солдатами.

Пальцы герцога тонули в красноватом, фиолетовом, зеленоватом свечении; тонкие стенки кубков хорошо пропускали свет. Исключительная работа, думал он. Исключительная.

– Их мать обладает поразительным сходством с крысой или кротом, – говорил доверенный человек герцога. Ему было поручено докладывать обо всех впечатлениях, Не стесняясь в выражениях, чем он и воспользовался. – На редкость неприятная особа. Готова торговать дочерьми на любых условиях. Она даже не скрывала этого. Если бы я потребовал, чтобы девиц раздели передо мной, это было бы выполнено в тот же миг. – Он покачал головой. – Я мог бы опробовать обеих, если бы высказал подобное пожелание!

– Люди смертны, – уронил Вейенто. И встретился со своим собеседником глазами.

Тот кивнул.

– Я тоже так думаю, ваше сиятельство.

– Продолжай, – молвил после краткой паузы Вейенто, как будто в эти несколько секунд судьба госпожи Танет была уже решена.

– Девиц, как уже сказано, две, но внимания заслуживает старшая. Ее зовут Ибор. Она не обладает почти никаким сходством с матерью. Похожа на Ларренса.

– Рослая, толстая, мясистая? – перебил Вейенто, кривя губы.

– Нет, не толстая… – Придворный задумался, подбирая слова. – Веселая? Нет, вряд ли. Живая. Вот более точное определение. Младшая – увядший стебелек, из тех, что не успевают расцвести и уже бессильно опадают на землю. Эдакое битое ранними заморозками растение. К тому же мне почему-то показалось, что младшая уже лишилась невинности. Возможно, с кем-то из гарнизонных солдат, а то и с прислугой… У нее глаза развратные. Старшая не такая. И мать ее не любит, хоть и утверждает, что материнское сердце болит за обеих.

– Ибор, – повторил Вейенто, пробуя имя на вкус. – Она высокая?

– Да, – сразу сказал придворный. – Высокая, здоровая, хорошо кушает.

– Лично вы взяли бы такую в жены?

– Да, – опять сказал придворный. – Она подходит.

– Она подходит… – повторил Вейенто с глубоким вздохом и встал. – Мне нужно сообщить Эмеше.

Он вышел. Придворный проводил его взглядом, в котором читалось сочувствие.

Эмеше была возлюбленной герцога более десяти лет. Она, конечно, знала, что он никогда не объявит ее законной супругой. Дочь мелкого дворянина не могла рассчитывать на подобную честь. Но до тех пор, пока герцог не определился со своими замыслами касательно претензий на королевский трон, Эмеше безраздельно царила в его замке.

Она была пухленькая, с многочисленными ямочками на щеках, на локотках, на бедрах, у каждого пальчика рук и ног. Вейенто находил ее трогательной. Она умела заботиться о нем. Она умела любить то, что любил ее возлюбленный.

И когда он начал отдаляться от нее, Эмеше не ходила за ним, как тень, не задавала вопросов, не плакала прилюдно, не устраивала сцен. Она занялась искусством. Она наводнила старинный замок картинами, статуэтками, вазами, книгами. Она научилась вышивать и ткать и создала великолепный гобелен – правда, маленький.

Она устраивала праздники, лично распоряжалась подготовкой и придумывала развлечения. Не ее вина, что танцовщики, которых она пригласила в последний раз, оказались шпионами. Не ее вина, что они, будучи разоблаченными, сумели сбежать.

Но, приняв жестокое решение расстаться с любовницей, герцог внутри себя уже обвинил ее.

Он вошел на половину Эмеше и остановился. Каждый раз, когда он приходил сюда, его брала оторопь, таким резким оказывался контраст между суровой простотой древнего обиталища воинов и политиков и уютным уголком любительницы искусств, в который Эмеше превратила эту часть замка.

Эмеше поднялась навстречу своему господину с такой радостью, что слова застряли у Вейенто в горле. Она взяла его за руку, усадила в мягкие кресла. Повинуясь незримому жесту, явилась служанка, подала разведенного вина в тонком бокале.

Он отпил, поставил бокал на столик. Эмеше смотрела на него грустно.

– Я догадываюсь… – сказала она.

– Да.

Он встал, обнял ее, привлек к себе.

– Ты подарила мне самое большое счастье, Эмеше, – сказал он, поцеловав ее в макушку. – Ты всегда была рядом, когда мне этого хотелось, и никогда не появлялась в неудачный момент. Ты была добра и терпелива. И за это я должен отплатить тебе разлукой…

– Вы женитесь.

– Да.

– Кто она? – спросила Эмеше, не стесняясь слез.

– Дочь Ларренса – Ибор. Старшая.

– Какая она?

Вейенто помолчал, прежде чем ответить на этот раз. Ему случалось увлекаться другими женщинами – он не обязан был хранить верность своей любовнице. И никогда прежде Эмеше не интересовалась связями своего возлюбленного. Она не была ревнива и не претендовала ни на что.

Но теперь она спросила. И он сказал:

– Я не видел ее. Тот, кто просватал ее за меня, говорит, что она похожа на своего отца, герцога Ларренса.

Эмеше уточнила – совершенно как сам герцог несколько минут назад:

– Толстая и мясистая?

– Какова бы она ни была, – сказал Вейенто, – я никогда не смогу любить ее так, как любил тебя.

– Она подарит вам наследника. – Эмеше вздохнула. – Вы полюбите ее.

– Это не имеет значения. – Он вдруг вспомнил: – Эмеше, ведь у тебя когда-то был ребенок.

– Да, – безразличным тоном отозвалась она. – Я отдала его чужим людям. Я даже не знаю, как он растет.

– Ты никогда не интересовалась этим? – Вейенто казался пораженным.

– Но ведь вам это известно, мой господин! – воскликнула Эмеше. – Меня ничто не интересовало, кроме вашей любви. И мой ребенок в том числе.

– Ты можешь забрать его, – сказал герцог. – Я дам тебе денег, чтобы ты могла вырастить его. Если хочешь, я найду тебе мужа: мне нужны союзники.

– Если вам нужны союзники, мой господин, то найдите мне мужа, – равнодушно сказала она.

Он еще раз поцеловал ее и вдруг понял, что не может просто так повернуться и уйти.

– Я останусь у тебя, – сказал он. – Прикажи постелить чистое белье. Я останусь у тебя на весь день и на всю ночь. Это будет наша последняя ночь, Эмеше. Завтра ты должна будешь уехать.

Его поразила радость, проступившая на ее лице: она как будто не расслышала второй части его распоряжения.

* * *

Посланник герцога оказался совершенно прав в своих суждениях касательно претенденток на роль герцогской жены: младшая дочь Танет, Адальберга, действительно была развратна. Добродетельная госпожа Танет об этом даже не подозревала, поскольку супружеская жизнь с Ларренсом навсегда отбила у Танет всякую охоту к любовным приключениям. Но ее дочка – другое дело. Они с сестрой в детстве подсматривали за родителями, и на девочек увиденное произвело совершенно различное впечатление.

Ибор испытывала отвращение к мужчинам, Адальберга же, напротив, ужасно заинтересовалась ими и начала отдаваться солдатам и конюхам, едва ей исполнилось тринадцать.

– Это несправедливо! – говорила младшая сестра старшей, когда стало известно о сватовстве и о том, которую из двух избрал посланник герцога Вейенто. – Я мечтаю выйти замуж, а эта удача выпадает почему-то тебе.

– Возможно, он знает, – сказала Ибор.

– О чем? – окрысилась Адальберга. – О моих мужчинах?

– Да, о твоих мужчинах, – спокойно подтвердила Ибор.

– Было бы лучше, если бы он что-нибудь узнал о твоей холодности.

– Холодность – не помеха для супружеской жизни, – сказала Ибор. – Возьмем, к примеру, нашу мать.

– Я уверена, – прошипела Адальберга, – что наша мать до замужества была очень веселой. Она любила мужчин. Не могла не любить! Она и за Ларренса поэтому вышла.

– Она вышла за Ларренса, потому что он обещал ей титул и право передать майорат своему отпрыску, – отозвалась Ибор еще более флегматично.

– Откуда тебе это известно?

– Она сама мне сказала.

– Странно, – помолчав, молвила Адальберга, – с тобой она откровенничает, а со мной – молчок. Хотя должно было бы быть наоборот.

– Почему? – удивилась старшая сестра.

– Потому что я на нее похожа.

– Зато я похожа на отца. Видимо, моя внешность внушает ей больше доверия, – отозвалась Ибор.

Равнодушие, с которым сестра приняла предстоящее замужество, выводило Адальбергу из себя. Девушкам объявили о решении, совместно принятом посланцем Вейенто и их матерью, на том самом обеде, где обе ничего не подозревающие претендентки были представлены свату.

Адальберга залилась краской: темные пятна побежали по ее лицу, шее, груди, и посланник Вейенто в очередной раз поздравил себя с правильностью выбора. Ибор же только чуть удивилась, приподняв брови, и ничем больше не выказала своих чувств.

«Холодная, как лед, – подумал доверенный человек герцога. – То, что надо».

Известие о смерти Ларренса пришло почти сразу же вслед за сватовством. В замке Ларра все смешалось: слезы, радость, предвкушение новой жизни, тревога. Адальберга чувствовала себя потерянной.

Мать примеряла вдовье облачение, вытаскивала из тайников, где Ларренс хранил семейные драгоценности, диадемы, браслеты и ожерелья. При жизни Ларренса госпожа Танет не решалась надевать все это. Она только раз заикнулась о том, чтобы украсить себя одной из старинных диадем, но Ларренс отобрал у нее украшение, запер в сундуке и вдобавок жестоко высмеял супругу:

– Скажут, что ты – енот в алмазах! Тебе это не к лицу, Танет. Такая вещь – для молодой, красивой женщины, а ты уже старуха.

Танет не была старухой, но Ларренса это не волновало. Он больше не любил свою жену, только это и имело для него какое-то значение.

Теперь роскошные наряды, пусть даже только темного цвета (зато так благороднее!), дорогие украшения, весь замок Ларра – все принадлежит Танет. Просто дух захватывает. Она решила переделать несколько комнат, установить в большом зале постоянные перегородки, чтобы было уютнее, и украсить камин каменной резьбой.

А заодно – перевесить в другое место семейный щит герцогов Ларра. Пока он нависает над хозяйским креслом за праздничным столом, госпоже Танет постоянно будет казаться, что он вот-вот обрушится ей на голову.

Ибор тоже была теперь постоянно занята – ведь она невеста самого знатного человека в королевстве, если не считать принца. Тем более что мать шепнула ей: «Возможно, скоро все изменится еще больше… Кто знает – может быть, скоро ты станешь королевой…»

Ибор не испытывала особенных восторгов по этому поводу. Быть королевой, насколько она себе это представляла по легендам и сказкам, – довольно хлопотное занятие. Но сама мысль о том, чтобы покинуть небогатое северное герцогство, перебраться в Вейенто, а то и в столицу, несказанно радовала девушку.

Она думала о том, что купит для себя вещи, о которых мечтала с детства и которые никогда не смела попросить у истерзанной скупостью матери. О лошадях, о платьях, о том, чтобы устроить в спальне маленький фонтан и засыпать под журчание воды. Все это она выпросит у мужа после первой брачной ночи. Он будет обязан заплатить ей за кровь, которую она прольет ради него, – таков обычай. Ни в королевстве, ни в герцогстве невеста, потерявшая девственность до свадьбы, не считалась опозоренной – лишь бы не была беременна от кого-то другого; однако за первую кровь жених платил только девственнице. Иногда Адальберга, желая позлить сестру, утверждала, что та отказывала ухажерам исключительно из шкурных соображений: «Хочешь выклянчить у будущего мужа побольше», – нашептывала она сестре.

Сейчас ее слова, похоже, сбылись.

– Ты представляешь себе, сколько всего он мне подарит! – мечтала Ибор. – Все-таки я была права, а ты растратила свой дар на пустяки…

– По крайней мере, я получила удовольствие, – отрезала Адальберга.

Но она была несчастна и не могла этого скрыть. До нее вдруг никому не стало дела, все были заняты своим надвигающимся благополучием.

Наконец за Ибор прибыли от Вейенто. Небольшая, но солидная свита: десять солдат во главе с исключительно вежливым и преданным сержантом, пожилая упитанная служанка для молодой госпожи и кастелян с унылым носом и неподкупным взором.

Кастелян и обратился к хозяйке замка, которая выпорхнула навстречу посланцам будущего зятя с прыткостью юной девы.

– Мой господин выражает вам глубочайшее соболезнование, сударыня, по случаю утраты вами доблестного супруга, – проговорил кастелян, опуская голову в неловком поклоне. – Прошу меня извинить – больная спина, иначе я поклонился бы вам гораздо ниже. Вы заслуживаете всяческого преклонения, госпожа Танет, и мой господин также утверждает это. Вместе с тем он выражает свое понимание причин, по которым вы не можете сопровождать его в столицу для совершения бракосочетания вашей возлюбленной дочери.

Танет раскрыла рот и застыла на месте.

– Что?.. – вырвалось у нее. Со стороны могло показаться, будто она поперхнулась и тщетно пытается откашляться.

– Именно так, – подтвердил кастелян. – Разумеется, он ценит ваше стремление забыть о собственном горе и почтить своим присутствием свадьбу. Разумеется, он понимает и другое: устраивать пышную церемонию сейчас было бы невежливым по отношению к вашему горю. Поэтому он принял наилучшее решение, а именно: вы остаетесь в Ларра вместе с младшей дочерью, прелестной госпожой Адальбергой, дабы она скрасила для вас печальные годы вашего вдовства; между тем как госпожа Ибор – так сказать, отрезанный ломоть, если мне будет дозволено употребить столь простонародное выражение, – отправится вместе с женихом в столицу. Там произойдет их свадьба. Союз вашей дочери и моего господина скрепит сама королева, ее величество, царственная кузина герцога Вейенто.

Из всего этого мутного словесного потока госпожа Танет наконец выловила главное: Вейенто желает, чтобы она осталась в Ларра. Вдовство – удобный предлог. Она обязана отбыть срок траура, не показываясь при королевском дворе.

Танет скрипнула зубами. Она отсидит за замковыми стенами столько, сколько потребуется. Год, два. Но потом – потом она вырвется на волю и заявит о своих правах. И горе Вейенто, если он посмеет отказать теще! Горе Ибор, если она забудет о собственной матери!

– Хорошо, – с трудом выдавила из себя Танет, проглотив комок, застрявший в горле. – Разумеется. Это наилучшее решение. Я чрезвычайно благодарна господину Вейенто за его заботу и понимание.

Она метнула в кастеляна злобный взгляд, но тот был человеком весьма догадливым: одно только то, что Танет назвала его сиятельство просто-напросто господином Вейенто, говорило уже о многом.

– Рад, что мы нашли общий язык, – сказал кастелян невозмутимо. – Прошу сейчас передать мне вашу дочь, дабы я мог отвезти ее к будущему супругу. Вот эта госпожа, – он, не оборачиваясь, указал на служанку, – проследит за ее поведением, так что ваше материнское сердце может быть совершенно спокойным. Никакая опасность не грозит госпоже Ибор, и брачный дар она получит в свой срок.

Танет, не отвечая, удалилась в свои покои.

Ибор отбыла с большой помпой и шумом. Самой спокойной из всех выглядела сама невеста; казалось, происходящее почти не затрагивает ее души. Даже кастелян был немного взволнован: девушка была хорошенькая, очень свежая, и, глядя на нее, нетрудно было представить себе, какой она станет, когда преподнесет супругу первого ребенка: беременность только украсит ее. Такие женщины созданы для деторождения. Идеальная жена для знатного человека. И к тому же, кажется, неглупая.

Ни мать, ни сестра не вышли проводить Ибор. Она, в свою очередь, покинула отцовский замок, не обернувшись. У нее не осталось здесь ничего, о чем она могла бы сожалеть; все ее надежды, все мечты устремлялись в столицу, туда, где для нее начнется наконец новая жизнь.

* * *

Приближаясь к замку Ларра, Элизахар ехал все медленнее и наконец остановил лошадь. Фейнне остановилась рядом с ним.

– Мы близко? – спросила она.

– Да.

– Расскажите мне о замке…

Элизахар молчал. Он не видел этого замка с самого детства. Тогда ему представлялось, что это несокрушимая темная твердыня, которая властвует над миром от основания веков. Нечто огромное, непредставимое, застилающее небо. У него не сохранилось ни одного зрительного образа, только общее впечатление.

Явиться сюда и потребовать для себя это титаническое создание человечьих рук казалось Элизахару верхом дерзости. Никто не смеет властвовать над Ларра, никто, кроме отца, такого же гиганта, не похожего на всех остальных людей.

– Несколько раз мне снился этот замок, – сказал вдруг Элизахар. Фейнне повернулась на голос, улыбнулась мужу. – Я видел его в моих снах таким же, каким когда-то он представал мне наяву. Неодушевленным монстром, в самом нутре которого дремлет злобное сердце, готовое ожить в любой миг. Теперь я понимаю, что это были детские сны. В этих снах я был ребенком. Очень маленьким ребенком.

– Почему вы так решили?

– Потому что в моих видениях замка Ларра земля была очень близко, гораздо ближе, чем теперь, – ответил он.

– А каким вы видите замок Ларра сейчас? – спросила она.

– Он гораздо меньше, чем мне вспоминалось. Но дело даже не в этом… – Элизахар улыбнулся. – Теперь я понял одну вещь: он напоминает Толесант! Ларренс нарочно надстроил над воротами башенки, переделал угловую башню. Мой отец бредил Толесантом. И так никогда не сумел побывать внутри той крепости. Должно быть, поэтому возвел для себя нечто похожее.

– Вы должны войти и заявить о своих правах, – сказала Фейнне. – Я знаю, что вы колеблетесь. Не сомневайтесь ни в чем. Вы – старший сын, вы – наследник. Та женщина, на которой женился ваш отец после смерти вашей матери, – никто. Ни сама она, ни ее дочери не смеют владеть замком Ларра и теми тремя деревушками, что принадлежат ему. Не сомневайтесь, муж.

Он молча тронул коня, и Фейнне последовала за ним.

Их беспрепятственно пустили внутрь, даже не спросили ни о чем. Элизахара бы это не удивило, если бы он знал, как исступленно госпожа Танет ожидала вестей от своего зятя. Вот-вот герцог Вейенто пришлет за ней эскорт, попросит прибыть в столицу, объявит о том, что изменил решение и желает присутствия тещи… Может быть, Ибор окажет надлежащее влияние на сиятельного супруга. Ибор – хорошая девочка и любит мать.

Госпоже доложили о прибытии гостя с дамой.

– Какие они? – жадно осведомилась Танет.

– Очень знатные люди, – кратко доложил слуга.

– Пустить!

Ее немного удивило, когда она, выглянув в окно, заметила, что мужчина ведет свою спутницу за руку, как девочку. «Вероятно, он сильно влюблен в нее», – подумала она и ощутила нечто вроде зависти. Теперь ее, как нарочно, постоянно окружали влюбленные и молодожены. Сначала Ибор, а теперь вот эти двое… Кто же они такие?

Она величественно опустилась в хозяйское кресло. Тяжелый щит с гербом Ларра находился теперь на противоположной стене и больше не нервировал госпожу Танет. Стены зала были убраны светлыми драпировками, на окнах появились стекла в мелком переплете свинцовой рамы – прежде здесь немилосердно дуло.

Черное платье с серебряными украшениями облегало девическую фигуру госпожи Танет. Если бы не увядшее злое личико, ее можно было бы принять за юную девушку. Но лицо и руки портили все впечатление, придавали даже тонкому стану и высокой груди нечто неестественное, отталкивающее.

Когда в дверном проеме показался гость, Танет внезапно содрогнулась всем телом: ей показалось, что входит Ларренс. Не тот Ларренс, с которым она распрощалась пару месяцев назад – как выяснилось, навсегда, – а молодой, в которого она некогда влюбилась без памяти.

Затем наваждение исчезло. Визитер, несомненно, не был ей знаком. Сходство мелькнуло, мазнуло по поверхности и исчезло.

С незнакомцем, по-прежнему держа его за руку, вошла и та женщина, которую Танет видела из окна. Немного полновата, но все же хороша. Танет сразу почувствовала сильную неприязнь к обоим.

– Госпожа Танет, я полагаю? – заговорил незнакомец, и снова она вздрогнула: голос выше, чем у Ларренса, а интонация похожа.

И прежде чем он назвал свое имя, она уже знала, кто он такой.

– Ты не умер! – вскрикнула она, не сдержавшись.

– Вы меня узнали? Как это приятно, – проговорил он, приближаясь к ней и беря ее за руку. – Здравствуйте, мачеха. Вы почти не изменились.

– Ты… Вы тоже, – выдавила она.

– Помилуйте! – Он выпустил ее руку, так и не поцеловав. – В последний раз мы виделись, когда мне было, кажется, года три. Вы тогда изволили верещать, как подраненный крот.

Она стиснула пальцами подлокотники.

– Почему вы позволяете себе подобный тон?

– Потому что я – герцог Ларра, – сказал Элизахар. – А вы сидите в моем кресле. И зачем-то перевесили щит. Вы знаете смысл такого расположения гербового щита? Наверное, нет. Откуда вам! Вы же худородная дворянка. В той хижине, где вы росли, не было гербового щита, не так ли?

Она молчала, не сводя с него горящего взора. Фейнне слушала с поразительным спокойствием, и Танет вдруг поняла, чем так раздражает ее эта женщина. Не молодостью, не свежим лицом, нет. Поразительным внутренним спокойствием.

Нечто похожее имелось и у ее дочери Ибор. Но спокойствие Ибор проистекало от полного равнодушия к окружающим; Фейнне же не волновалась потому, что доверяла своему мужу. В молчании этой юной женщины была глубокая, умиротворенная тишина.

Элизахар выпустил руку жены. Он встал прямо перед госпожой Танет и заговорил неприятным, назидательным тоном:

– Когда человек входит в парадный зал, он должен видеть герб и носителя этого герба. Одновременно. Я же вижу только вас, мачеха. Вы расселись на хозяйском месте, и герба над вами нет. И это неправильно. Встаньте!

Она сильнее вжалась в кресло.

– Что вы себе позволяете? Кто вы такой? Как вы смеете?

– Встать! – заорал Элизахар. – Вы оглохли? Встать!

Он оглянулся. В дверном проеме показались слуги.

Элизахар тронул рукоять меча.

– Входите, – сказал он слугам. – Входите и слушайте. Я – герцог Ларра, старший и законный сын Ларренса.

– Он лжет! – завизжала Танет. – Лжет, лжет! Он даже не похож на него…

Слуги переглянулись. Большинство из них никогда не видели хозяйку в таком состоянии. Она была по-настоящему испугана.

– Да? – переспросил Элизахар. – Не похож? – Он снова обернулся к слугам. – Не похож?

То один, то другой бросал на него украдкой быстрый взгляд и отворачивался. Элизахар знал, что означают эти взгляды. Он был похож на отца. В армии этого не замечали просто потому, что подобное никому не приходило в голову.

– А если и похож, – закричала Танет с новой силой, – то он – ублюдок! Всем известно, что у Ларренса не было законного сына!

– Был, – сказал Элизахар. – Уж вы-то, мачеха, об этом точно знаете. Разве не вы выклянчили у отца дозволение избавиться от меня?

– Да он сам от вас избавился, – прошипела она.

– А! – сказал Элизахар. – Это другое дело.

Он подошел к столу, опрокинул горящую свечу и капнул воском на столешницу. Потом, не снимая перстня, ударил кулаком по воску.

– Подходите по одному и смотрите, – сказал он, обращаясь одновременно к слугам и к Танет. – Кто-нибудь из вас должен узнать эту печать. Где кастелян? Где управляющий, где сборщик податей? Пусть подойдут. Это перстень моего отца.

– Он снял кольцо с трупа! – выкрикнула Танет. – Ограбил мертвеца! Мародер! Разве вы не видите, это солдат! Один из проклятых наемников моего мужа…

Элизахар пожал плечами.

– Вы сами знаете, что я этого не делал, мачеха. Встаньте же с моего кресла и отойдите в сторону. Позвольте моим людям удостовериться в том, что печать подлинная.

* * *

От унижения Танет не находила себе места. Она металась по маленькой спальне, где предпочитала ночевать в отсутствие мужа – и где предполагала теперь спать всегда. Это были ее личные апартаменты, убранные согласно ее желаниям: по стенам развешаны платья, внизу вытянулись в ряд четыре длинных сундука с плоскими крышками – там хранились покрывала, обувь, посуда. Узкая кровать без балдахина. Маленький круглый стол.

Здесь было тесно. Танет не любила открытых пространств, ей нравилось, когда до любой стены можно дотянуться рукой.

Сейчас она, как никогда прежде, напоминала маленького зверька, только что пойманного и усаженного в коробку. Она быстро подходила к стене, резко поворачивалась и делала несколько шагов в сторону, пока не утыкалась в противоположную стену, – и так раз за разом, почти час, пока ноги у нее не подкосились от усталости и она не упала на кровать.

Он вернулся. Человек, о котором она даже думать забыла. Никому не нужный мальчишка. О нем не было известий почти тридцать лет. Прошла целая жизнь. А он, оказывается, не только остался жив, но и хорошо осведомлен о своем происхождении, о своих правах! И когда это Ларренс успел передать ему перстень со своей печатью?

Элизахар. Она даже имя его забыла. В первые годы, когда оставалась надежда подарить Ларренсу нового сына, Танет изредка припоминала того, первого. Про себя она называла его «пащенок».

А потом, когда после рождения второй дочери, Ларренс охладел к жене и Танет потеряла всякую надежду на сына, – потом она и вовсе перестала думать о том мальчишке. Вероятность того, что он жив и может заявить о себе, была ничтожно мала.

Но он вернулся, и его признали все, даже слуги, даже управляющий. Признали, хотя большинство замковой прислуги, не говоря уж о солдатах, никогда его в глаза не видели. Они смертельно боялись Ларренса и теперь в Элизахаре чуют кровь своего герцога. Танет и сама это чувствовала.

У него печать. Но даже не будь у него печати – он утверждает, что королева признает за ним право наследовать отцу. Королева не усомнится в его происхождении.

Да, именно так. Когда он обратится к королеве, она непременно подтвердит: герцогство Ларра переходит к Элизахару. А ей, Танет, не выделят даже вдовьей части. Ей будет дозволено лишь забрать свое приданое – еще одна насмешка, потому что у госпожи Танет не было никакого приданого, кроме одного сундука с бельем и платьями!

– Я сожалею о том, что вынужден выставить вас из моих владений в чем мать родила, – сказал Элизахар своей мачехе, и на его лице не отражалось ровным счетом ничего. – Но, к сожалению, ни на что из моего достояния вы не можете претендовать. Майорат не подлежит разделению. Три деревни и замок. Это мое.

Она смотрела на него, не опуская глаз. Если бы существовал способ убить взглядом – Элизахар был бы десятки раз мертв. Но на сына Ларренса подобные вещи, разумеется, никакого воздействия не оказывают.

– Разумеется, мачеха, я никогда не позволил бы вам умереть с голоду на моем пороге, – продолжал он равнодушно. – Насколько я знаю, вы успели обзавестись богатым и влиятельным зятем. Весьма своевременно. Ничто не препятствует вам отбыть к нему. Ваша родная дочь, полагаю, не выгонит вас из дома.

Танет не стала унижать себя еще и торговлей. Рассказывать о том, что Ибор вместе с Вейенто отбыли в столицу для торжественного бракосочетания при дворе «кузины» – правящей королевы. Что они не согласились взять ее с собой для участия в свадебных празднествах. Зачем? Он даже не порадуется этому. Просто пожмет плечами и отвернется.

Она стиснула пальцы и хрустнула суставами. Пока Элизахар не подтвердил свои права на Ларра при королевском дворе, пока не принес правящей королеве присягу в качестве нового герцога Ларра, он должен исчезнуть. Другого выхода нет. Элизахар и эта его жена, Фейнне.

И, словно бы прочитав ее мысли, некто постучал в дверь госпожи. Она подняла голову.

– Кто здесь?

– Я.

Негромкий мужской голос, в котором Танет мгновенно и безошибочно прочитала все: вожделение, готовность на любой поступок, уверенность в себе.

– Войдите.

Он вошел.

Она села на постели, внимательно посмотрела на него. Один из солдат гарнизона. Эмилий, кажется. Когда-то, подражая обожаемому мужу, Танет приучила себя запоминать имена людей, которые ее окружают. Она до сих пор знала всех кухарок, всех охранников, всех младших псарей – в лицо и по имени.

– Эмилий? – сказала она.

Он улыбнулся.

Это был высокий молодой мужчина, довольно привлекательный. В присутствии Танет он никогда не поднимал глаз и вообще держался скромником, хотя госпожа несколько раз замечала его выбирающимся из чьей-нибудь девичьей спаленки.

– Я слушаю тебя, – сказала Танет.

Он продолжал стоять на пороге. Склонил голову набок, бесстыдно рассматривая хозяйку. Потом заговорил:

– Ваша дочь Адальберга, думаю, хуже вашего сложена.

– Что? – Танет поперхнулась.

– Да. – Он переступил с ноги на ногу, лениво потянулся. – На самом деле я всегда мечтал только о вас. Думал о вас, представлял себе, каковы вы в постели. Вас ласкал сам герцог Ларренс! Это что-нибудь да значит. Ларренс знал толк в пылких женщинах. Он не выбрал бы первую попавшуюся. Я едва с ума не сошел, когда вас в первый раз увидел. Знаете, как это было?

Он наконец вошел в комнату и уселся рядом с Танет. Сложил руки на коленях, уставился на них, припоминая нечто давнее.

От него исходил жар, но он даже не пытался коснуться хозяйки. Сидел на расстоянии и не пробовал задеть мимоходом ее бедро или плечо. И по этой примете Танет поняла: все происходящее сейчас слишком важно для Эмилия, чтобы он начал размениваться на подобные мелочи.

– Меня только перевели в этот гарнизон. Служба скучная и сытная. Как раз то, что надо. И тут… хозяйка. Вы! – Он быстро метнул на нее взгляд и снова опустил глаза. – Я сперва огорчился, потому что вы мне показались старой, но потом я увидел вас со спины. Очертания вашего тела под платьем, ваша походка. Я представил себе, как вы ходите после ночи любви с ним. С Ларренсом. – Он усмехнулся. – Я потом это видел. Когда Ларренс приезжал, вы всегда наутро были немного другая. Двигались иначе. На лицо смотреть не нужно, лицо всегда лжет, но ваше тело – нет. Ваше тело правдиво.

– Замолчи! – вспыхнула Танет.

Он повернул голову и нагло глянул ей в глаза.

– Нет, теперь уж я не замолчу. Я сижу на вашей постели, рядом с вами, и вы больше не жена Ларренса, вы больше не хозяйка замка! Я скажу вам все, а вы послушайте. – И Эмилий снова воззрился на свои сплетенные пальцы. – Я стал думать про вас. И чем больше я думал, тем больше вас хотел. А тут ваши дочки стали созревать. На старшую я и глядеть не хотел, она – точная копия Ларренса. Кому охота с такой тискаться! Это все равно что самого герцога за задницу ухватить. Нет младшая, Адальберга. Она на вас похожа.

– Ты был у нее первым мужчиной? – спросила Танет негромко.

– Да. – Эмилий улыбнулся так нежно, так гордо, что Танет невольно подивилась: было похоже, что солдат испытывает по отношению к Адальберге странное чувство, похожее на отцовское. – Но ей до вас далеко, вот что я скажу. Ее тело – просто девичье тельце, податливое, похотливое и пахучее, как у самки хорька, не более того. Ваше – мудрое.

– Продолжай, – сказала Танет, ничему больше не удивляясь.

– Я хочу вас, – сказал он просто. – Вот и все.

– И ты думаешь, что теперь, когда объявился этот Элизахар и я больше не хозяйка замка и не жена Ларренса, – теперь я тебе отдамся?

– Я сделаю кое-что, за что вы полюбите меня, – пояснил солдат. – Но отдадитесь вы мне сейчас.

– Хорошо, – сказала Танет и расстегнула пряжки на плечах. – А что ты для меня сделаешь?

– Убью его, – сказал Эмилий. – Разве это не будет чудесным подарком моей возлюбленной?

Танет легла на постель, закрыла глаза.

– Самым лучшим, – тихо отозвалась она.

Глава шестнадцатая

МАЙОРАТ

Две деревни из трех, входивших в майорат Ларра, Элизахар объехал довольно быстро: они находились неподалеку от замка и у них имелся один общий управляющий. Это был немолодой человек, низкорослый, толстенький, с заплывшими, обманчиво глупыми глазками. Он не вышел, а выкатился навстречу новым господам, загодя кланяясь и лебезя.

Элизахар остановил коня, рассматривая своего управляющего. Потом сделал быстрый жест, пресекая потоки верноподданнических восторгов.

– Ваше имя.

– Роделинд, – сказал управляющий, сразу же уловив хозяйское настроение и перестав кланяться и присюсюкивать.

– Сколько лет вы управляете этими деревнями?

– Третий десяток пошел… – И, сведя и без того узкие глаза в щелки, Роделинд добавил: – А я вас ребенком помню. Привозил зерно в замок и видал. Чумазый такой были мальчоночка.

– Откуда вы узнали о моем возвращении? – спросил Элизахар.

Роделинд неопределенно двинул мясистыми плечами.

– Без этого нельзя. Слухи распространяются мгновенно. Из замка человек мимо ехал. Обронил по дороге словечко-другое.

– А, – сказал Элизахар. – Что ж, это сильно облегчает мне задачу. Стало быть, вам известно и о предстоящем отбытии госпожи Танет под крыло ее старшей замужней дочери, не так ли?

– Именно, – закивал Роделинд.

– Покажите мне счетные книги.

Роделинд немного замялся.

– Что? – спросил Элизахар.

– Госпожа Танет никогда не интересовалась…

– Я тоже не буду интересоваться – потом. – Если сейчас увижу, что у вас в записях все в порядке.

– Мой господин, – прямо произнес Роделинд, – разумеется, в записях у меня полного порядка нет. И быть не может, потому что я уж третий десяток лет веду дела бесконтрольно. Госпожу они мало занимали – она получала часть податей и была довольна, а объяснений у меня не требовала. Его сиятельство покойный герцог тем паче в хозяйство не вникал.

Элизахар помолчал немного. Фейнне сидела рядом на своей смирной лошадке и внимательно прислушивалась к разговору. По ее лицу Элизахар видел, что Роделинд, несмотря на его очевидное воровство и не менее очевидное рабское лукавство, почему-то нравится Фейнне. И новый герцог Ларра решил проявить снисходительность, не слишком докапываться до причин и следствий.

Неожиданно Элизахар спросил:

– А каков был тот человек, что обронил по дороге известие о моем возвращении?

– Один из солдат замкового гарнизона, – охотно ответил Роделинд.

– Имя, – сказал Элизахар.

– Эмилий… кажется. Я почему запомнил? Я его еще давно запомнил, – поспешно проговорил толстяк. – Во-первых, имя как у знатного господина. Я как услыхал впервые, как его окликают, еще подумал: «Может, чей-нибудь ублюдок». А во-вторых… Мне, господин мой, почему-то казалось, что этот Эмилий похаживает к младшей господской дочке. Такая уж у него повадка. И она на него особенно поглядывает – знаете, эдак кисленько. Как барышни смотрят, когда хотят чувства скрыть.

– Здесь моя жена, – напомнил Элизахар.

– А госпожа – что, не женщина? Не знает, каково бывает скрывать чувства? – улыбнулся Роделинд.

Фейнне улыбнулась в ответ, а Элизахар сердито оборвал:

– Нет, не знает. Моя жена ничего не скрывает, потому что не испытывает недостойных чувств.

– О, в таком случае – прошу прощения… – И Роделинд вернулся к первоначальной теме. – Словом, это был Эмилий, солдат из замкового гарнизона.

– Куда он направлялся?

– Наверное, в третью из ваших деревень, мой господин. Дальше к северу. Туда путь нехороший, через болото. Нужно спуститься с холмов по дороге, к ручью. Дальше – распадок, там-то и есть болото. Его замостили, но ехать все равно неприятно. После болота – опять подъем. И немного проехать лесом…

– Понятно, – сказал Элизахар. – Стало быть, этот Эмилий сообщил, что власть в Ларра переменилась. Что еще он сообщил?

– Что госпожа Танет отбывает в Вейенто с дочерью. Будет жить у зятя.

– Хорошо, – сказал Элизахар. – А теперь покажите мне ваши счетные книги.

Толстяк съежился и побежал по улице в сторону большого каменного дома. Элизахар тронул коня, Фейнне двинулась вслед за мужем.

Дом у Роделинда был богатым и просторным. Где-то в глубине его угадывалось присутствие многочисленных домочадцев; они попрятались по каморам, надеясь там пересидеть господский гнев. Весь основной удар должен был принять на себя управляющий.

Роделинд проводил гостей в зал, где обычно устраивались деревенские праздники.

– Здесь у нас празднуют свадьбы, – пояснил он, с печалью оглядывая разрисованные цветами и «пасторальными сценами» стены, словно готовясь распрощаться с ними навеки. – Справляют также поминки по умершим. Ну и еще – начало сбора урожая.

– Понятно, – сказал Элизахар. – Впервые слышу, чтобы управляющий предоставлял под такие дела собственный дом.

– У нас так давно заведено. – Роделинд чуть-чуть приободрился, уловив некоторое одобрение в хозяйском голосе.

– Хорошо, хорошо… Показывайте записи.

Роделинд откинул крышку огромного сундука и вынул книгу, лежавшую сверху.

– Сколько всего книг? – осведомился Элизахар.

– За двадцать лет – восемь или девять… Вы ведь не все будете проверять?

– Не все, – засмеялся Элизахар.

Роделинд с тревогой поглядывал на то нового герцога, то на его жену. Затем взгляд управляющего окончательно замер на Фейнне. Молодая женщина стояла посреди зала; ее глаза рассеянно плавали, ноздри чуть подрагивали.

– Госпожа, – позвал ее Роделинд.

Она повернула голову на голос, но посмотрела мимо окликнувшего ее человека.

– Позвольте, я усажу вас в кресло. Желаете выпить холодного? Моя жена хорошо готовит.

– Да, попросите принести, – сказала Фейнне. – Вы правы, я не вижу. – И обратилась к мужу: – Можно, я возьму его за руку?

– Если вам угодно, – отозвался Элизахар.

Он с интересом наблюдал за тем, как Роделинд подкатывается к Фейнне и бережно прикасается к ее протянутой ладони, как отводит ее к креслу и перед тем, как усадить, поправляет подушку на сиденье.

Пришла какая-то женщина с невыразительным лицом, принесла кувшин и кружки. Поскорее скрылась, поклонившись так криво и поспешно, что Элизахар едва не рассмеялся.

Он устроился за столом, где еще оставались – о ужас! – крошки от последней трапезы, раскрыл книгу и начал разбирать числа и буквы. Роделинд кружил рядом, то предлагая освежиться глотком разбавленного вина, то смахивая пылинку, то просто заглядывая через плечо.

Долго эта пытка для управляющего не продлилась. Элизахар закрыл книгу, уставился в глаза Роделинду.

– Разумеется, вы немало наворовали за эти годы, – сказал он. – Я предлагаю вам отныне воровать более скромно. Насколько я понял, вы принадлежали моему отцу и теперь принадлежите мне?

– Именно так, мой господин, именно так и обстоит дело.

– Сколько у вас детей?

– Трое, но за них я внес выкуп четыре года назад, – сообщил Роделинд. – Об этом имеется запись в самом начале последней книги. Можете взглянуть.

– Очень хорошо, – сказал Элизахар, не удосужившись проверить слова управляющего. Он пролистал еще несколько страниц, бегло просмотрел пару записей и закрыл книгу.

– Стало быть, вы всем довольны? – Казалось, Роделинд не верит собственным глазам.

– Более или менее. – Элизахар встал. – Я доволен. Вы сохраняете за собой место управляющего, и я готов подтвердить документы об освобождении ваших детей. А теперь расскажите мне о третьей деревне. О той, что расположена за холмом, через ручей и болото.

– А, – оживился Роделинд. – Там все плохо. Гораздо хуже, чем можно себе представить… Если, конечно, жить среди крестьян и не понимать, что для них лучше, а что хуже.

– Я не жил среди крестьян, – перебил Элизахар. – Если здесь побывал этот Эмилий, который столько знает обо мне и госпоже Танет, то вам должно быть хорошо известно, кем я был прежде.

– Ну да, ну да, конечно. – Роделинд закивал. Потом сел на скамью, обтер лицо рукавом. – Что-то мне дурно мой господин, – пробормотал он. – Как-то все это очень волнительно…

* * *

– Так значит, вам он понравился, этот самый Роделинд? – говорил, посмеиваясь, Элизахар.

Они с Фейнне направлялись в ту самую третью деревню, где все обстояло «очень плохо». Дорога шла под уклон, и уже начало парить: в воздухе висела неприятная влажность.

– Да, – ответила Фейнне.

– Чем же?

Она молчала – искала нужные слова.

Солнце стояло в зените. Они выехали из замка рано утром, но в доме Роделинда задержались немного дольше, чем рассчитывали, и теперь едва перевалило за полдень: самое жаркое время суток.

Наконец Фейнне ответила:

– Просто он хороший.

– Он ведь вор, Фейнне, – сказал Элизахар.

– Любой человек – вор, – отозвалась Фейнне. – Одно время я много думала об этом. Мы крадем друг у друга время, чувства, мысли. Мы отбираем друг у друга самую жизнь. Помните, как это было в Академии? Софена воровала образы из стихотворений Пиндара, Эгрей украл у Софены жизнь, Аббана похищала чужие чувства, которые не должны были принадлежать ей…

– А вы? – спросил Элизахар. – Неужели и вы что-то украли?

– Я украла вас, – сказала она, улыбаясь. – Я украла вас у вашей судьбы, у Чильбарроэса, у вашего отца, у моего… Вы – мой приз!

– Нет, – возразил он. – Это вы мой приз… И вообще, откуда вы знаете это слово?

– Приз? – Она улыбнулась. – Да от вас…

– Наверное, я многим полезным словам вас обучил.

– Да уж наверное! – Она засмеялась. – Но вернемся к Роделинду. Понимаете, он из тех воров, что заботятся об обворованных. Следят за тем, чтобы они не погибли совершенно. А это большая редкость.

– Для богатой девушки, выросшей в родительском доме под постоянным присмотром, у вас слишком широкий кругозор, – сказал Элизахар.

– Ну, я ведь обучалась в Академии…

Они спустились к ручью. Под ногами лошадей захлюпало. Дальше начиналось болото. Сразу за переправой оно было замощено, но на подходах к воде оставалось открытым. Наверное, большую часть года здесь все пересыхает, однако сейчас в нос путникам ударило зловоние: ржавые почвы были насыщены влагой.

Они поскорее миновали это место и, перебравшись через ручей, осторожно двинулись по широким деревянным мосткам. Свернуть в сторону было невозможно: справа и слева расстилалась трясина, которая, казалось, только и ждала, чтобы на нее ступил человек или животное.

– Осталось недолго, – сказал Элизахар. Он держал лошадь жены, чтобы та, сдуру испугавшись какой-нибудь птицы, не бросилась опрометью прямо в болото.

Они прошли еще несколько шагов, как вдруг в воздухе что-то свистнуло, и стрела, прилетевшая неизвестно откуда, вонзилась в бревна мостков. Элизахар крикнул Фейнне:

– Пригнитесь к лошади!

И сам упал на гриву своего коня. Он быстро косил глазами, пытаясь понять, где здесь мог спрятаться лучник. Вероятнее всего, за небольшим кустом, странно росшим посреди непроходимой топи. Здесь было еще несколько чахлых, искривленных деревьев, но за их тонкими стволами не поместился бы даже очень худой человек.

Кто бы ни был стрелявший, он очень хорошо знает местность, иначе никогда не устроил бы засаду именно тут. Элизахару не добраться до него. Чужой человек не рискнет соваться в болото, не разведав пути. И с дороги не свернуть. Оставалось одно: быстрее продолжать путь.

Элизахар погнал коня вперед, потянул за повод лошадь жены.

Вторая стрела просвистела в опасной близости от его головы. Третья перелетела дорогу и упала в трясину за спиной всадников.

Элизахар мысленно клял себя на чем свет стоит. Мало того что он сам едва не погиб – он едва не погубил Фейнне. С телохранителем Элизахаром такого бы не случилось, а вот герцог Ларра, как выяснилось, слишком поглощен собственными заботами. Они проскочили опасный участок только чудом. Не солдатское искусство, не осторожность и предусмотрительность спасли их обоих, но обычная случайность: неведомый стрелок попросту промазал.

Выбравшись на противоположную сторону долины и начав подъем на склон холма, Элизахар нашел удобное место для отдыха и там остановился. Он снял с седла Фейнне. Она на миг прижалась к нему, затем отстранилась и устроилась на земле. Он сел рядом, положил голову ей на колени. Она опустила руку, запустила пальцы ему в волосы.

– Все ведь обошлось, – сказала она тихо.

Элизахар шевельнулся на ее коленях.

– Еще нет, – возразил он. – Он может поджидать нас на обратном пути, а может, если он нетерпелив, пойти за нами следом и повторить попытку. Здесь наверняка имеется еще парочка удобных мест для засады. Пока я не найду его, нам постоянно будет грозить смерть. Подлая смерть, из-за угла, в спину.

– Вы его найдете, – уверенно проговорила она. – Он торопится и нервничает. Он сделает ошибку.

– Я бы не стал рассчитывать на это, – отозвался он.

Она сказала:

– Вы же знали, что в Ларра у вас будут не только союзники, но и враги. Так всегда бывает при перемене власти.

– Да, – сказал он. – Я должен был отнестись к собственному предостережению более внимательно. Все из-за этого Роделинда. Слишком уж он, как вы выражаетесь, «хороший», вот я и размяк. И что еще ждет нас в третьей деревне!

Она насторожилась, и он сразу почувствовал это.

– Что там?

– Не знаю…

Она наклонилась, чтобы поцеловать его в висок, и тут еще одна стрела вылетела из-за камня. Лучник, кажется, впрямь потерял голову, если пошел следом за своими предполагаемыми жертвами, вместо того чтобы ждать их у переправы через трясину и попытаться убить на обратном пути.

Элизахар вынул из ножен меч и шагнул в ту сторону, откуда прилетела стрела. Фейнне осталась сидеть. Она даже не повернула головы. И только после того, как муж оставил ее одну, молодая женщина похолодела и ее начала колотить дрожь. Стрела по-прежнему торчала в траве возле ног Фейнне, и когда она двинулась, то поняла, что острие пробило ее платье и пригвоздило подол к земле.

Элизахар быстро бежал вверх по склону холма, постоянно улавливая впереди движение: тот, за кем он гнался, легко уходил от погони. Чуть выше кустарник заканчивался, начиналось редколесье, и в пустом пространстве между невысокими деревьями Элизахар увидел наконец лучника: высокого человека в темном плаще. Тот отбежал подальше, остановился и снова выстрелил.

Элизахар прижался спиной к стволу, перевел дыхание и снова побежал. Теперь до лучника оставалось уже немного. У него не было с собой меча, только нож на поясе и лук. Колчан за плечом был почти пуст, оттуда выглядывала только одна стрела.

Бросив на Элизахара взгляд, лучник не стал больше стрелять, а помчался стремглав прочь. Элизахар погнался за ним.

Он не знал, кто этот человек и почему он так стремится убить их с Фейнне. Впрочем, у него не было никаких сомнений в том, что убийца каким-то образом связан с мачехой. Госпожа Танет совершенно очевидно готова щедро вознаградить того, кто избавит ее от пасынка.

Лучник на миг скрылся из глаз преследователя, а затем вдруг выскочил из-за большого камня и набросился на Элизахара с ножом. На герцога пахнуло болотной вонью.

Элизахар увернулся от первого удара ножом и отскочил.

Враг был моложе Элизахара и двигался быстрее, но с одним ножом против меча вряд ли продержался бы долго. Понимая это, лучник сделал несколько обманных движений и вдруг метнул нож в противника.

Элизахар почувствовал толчок и резкую боль с правой стороны: нож задел его бок и упал на траву. В тот же миг герцог Ларра набросился на лучника и приставил острие к его горлу.

Тот без страха смотрел в лицо своего врага.

– На колени, – сказал герцог.

Лучник не шевелился. Элизахар сказал ему:

– Эмилий, встань на колени, иначе я убью тебя прямо на месте.

Брови лучника дернулись; больше ничем он своего удивления не показал. Элизахар шевельнул мечом. Тогда Эмилий упал на колени и опустил голову.

Элизахар толчком бросил его на землю, встал коленом ему на спину и связал своему пленнику руки – не запястья, а локти, как это делают кочевники. Потом помог ему подняться и потащил за собой.

Эмилий молчал. Несколько раз по его лицу пробегала улыбка, и Элизахар понял: если оставить этого человека в живых, он не успокоится, пока не добьется своего. Слишком большая награда ему обещана за кровь нового герцога и его жены.

– Это Танет, да? – сказал Элизахар. – Что ты рассчитываешь получить от нее? Насколько я успел ее узнать, она скупа и крепко держится за то, что считает своим добром.

Он не ожидал услышать ответ, но Эмилий ответил:

– Не ее добро. Она сама.

Элизахар остановился.

– Что ты сказал?

Обмануться было невозможно: по лицу пленника разлился свет, какой посещает только счастливых любовников.

– Она сама, – повторил он. Глаза его зло блеснули. – Тебе этого не понять!

– Она отдалась тебе за то, чтобы ты убил меня? – Элизахар не верил собственным ушам.

Эмилий кивнул и добавил:

– Ты не стоишь этого…

– Танет? Не Адальберга?

Эмилий не ответил. Элизахар погнал его дальше.

– Госпожа Фейнне, садитесь в седло, – обратился он к жене.

Она повернулась на голос, улыбнулась. В ее руках была стрела, выдернутая из земли.

– Я не могу теперь помочь вам, потому что держу…

– Да, – сказала она. – Он прятался в трясине. Наверное, там есть безопасный островок.

– Не такой уж безопасный, – возразил Элизахар. – Судя по тому, что он поспешил уйти оттуда. Но все же достаточно надежный для того, чтобы просидеть пару часов.

– Там мошкара, – хрипло сказал Эмилий и рассмеялся.

Услышав его голос, Фейнне вздрогнула.

– Не бойтесь, он связан, – сказал Элизахар.

Они двинулись дальше гораздо медленнее. Пленник неловко перебирал ногами: Элизахар держал его так, чтобы как можно больше затруднить ему передвижение.

Деревня приближалась к путникам постепенно, как бы высылая вперед своих глашатаев. Сперва Элизахар увидел чей-то огород с кривым забором. Сорняков там было предостаточно, да и то, что созревало, наверняка проредили воришки. Впрочем, сам огород явно занимал не то место, которое ему было положено, попросту говоря, был разбит контрабандой.

Элизахар проехал мимо, не особенно интересуясь плодами чьих-то не вполне законных трудов. Если в деревне дела обстоят по-настоящему плохо, на подобную мелочь вполне можно закрыть глаза.

Затем он увидел кладбище: череда пологих холмиков, маленькие пузыри на лице земли. Дорога вела как раз мимо. Здесь она загибалась и начинала последний, самый крутой подъем.

Деревня, расположенная на вершине холма, была нищей. Если бы наемники захотели здесь поживиться, они ушли бы ни с чем. Элизахар не снизошел до посещения полей и виноградников, ему довольно было увидеть покосившиеся дома с гнилыми соломенными крышами.

Он медленно проехал по единственной улице, спугнув двух ворон и одну женщину с темным лицом, свернул на пустырь и там увидел виселицу. На перекладине болталась веревка, внизу валялись какие-то тряпки.

Элизахар остановился. Он стоял и смотрел, а Эмилий, со скрученными за спиной локтями, корчился и тосковал, не понимая смысла происходящего.

Неожиданно пустырь ожил: без единого слова, без всякого приказа к всаднику стали стекаться люди. Только мужчины и мальчики; женщины прятались в домах. То ли так было здесь традиционно заведено – чтобы к господину выходили одни мужчины, то ли прежний управляющий приучил женщин бояться себя.

«Удивительна вера крестьян в непрозрачную преграду, которую они возводят между миром и собой, – думал Элизахар, глядя, как угрюмые люди собираются на пустыре. – Я мог бы своротить любую из этих стен, просто толкнув ее ногой. И все же они верят, что я не поступлю с ними так… А ведь я проделывал такое десятки раз, и они, разумеется, знают об этом».

Элизахар точно уловил мгновение, когда движение прекратилось: больше никто не придет. Он шевельнул коня и громко произнес:

– Я – новый герцог Ларра. Где управляющий?

Из толпы вышел человек лет сорока, хмурый, с резкими чертами лица. Несмотря на жару, он был одет в одежду из плотного сукна: вероятно, считал необходимым выделяться из прочего сброда, облаченного по преимуществу в лохмотья.

С первого взгляда Элизахар понял, что перед ним – один из наемников его отца. И управляющий тоже узнал в новом герцоге собрата. Он моргнул и на краткий миг растерялся. На один только краткий миг, но Элизахару этого было довольно.

– Я старший законный сын Ларренса, – заговорил он, показывая кулак: на среднем пальце руки блеснул перстень. – Можешь не сомневаться в моем праве.

– Я не сомневаюсь, – ответил управляющий. – Ты и внешне на него похож. Мы могли с тобой встречаться прежде?

– Могли – я воевал под знаменами моего отца, – сказал Элизахар, сам дивясь тому, как великолепно это прозвучало.

Его собеседник чуть поморщился.

– Полагаю, прежде эта деревня, как и две другие, управлялись Роделиндом? – сказал Элизахар, помолчав, чтобы впечатление от его предыдущей фразы немного сгладилось.

– Именно так, – подтвердил управляющий.

– Мой отец отдал ее тебе на разграбление?

Управляющий рассмеялся:

– Вот именно!

Элизахар смотрел то на управляющего, то на крестьян, которые теперь принадлежали ему, новому герцогу Ларра, и пытался возненавидеть мародера. Но не мог. По-своему этот человек был совершенно прав.

– Я хочу, чтобы ты ушел, – сказал наконец Элизахар. – Можешь забрать с собой все, что у тебя есть. Возьми лучших лошадей, телеги. Возьми женщину, если ты нашел какую-нибудь себе по нраву. Я отдам ее тебе вместе с остальным имуществом. И уходи. Без обид.

– Без обид, – повторил управляющий. И хмыкнул: – Вот уж не предполагал, что у Ларренса есть законный сын да еще такой хозяйственный.

Засмеялся и Элизахар.

– Просто я, как и мой отец, умею делить награбленное. Ты достаточно здесь поживился – убирайся вон со своим добром. Теперь это мой приз.

Бывший наемник кивнул и, не оборачиваясь, зашагал прочь: у него, оказывается, накопилось немало дел.

Элизахар выпрямился в седле. Собравшиеся крестьяне смотрели на своего нового господина настороженно.

– Где женщины? – спросил Элизахар.

Они молчали.

Он указал левой рукой (правой он по-прежнему держал связанного Эмилия) на оборванного человека, стоявшего ближе всех.

– Отвечай ты.

Тот повертел головой, удостоверяясь, что господин обратился именно к нему. Его белокурые волосы были очень грязны, их пряди торчали во все стороны. Борода, темнее волос, напротив, выглядела довольно ухоженной. В этой бороде зашлепали губы:

– Я?

Элизахар молча ждал ответа.

Тогда он сказал:

– Мы же не знали.

Элизахар понятия не имел, что имеется в виду, но ему пришлось довольствоваться этим.

Он еще раз оглядел собравшихся и наконец принял решение.

– Ваша деревня освобождается от податей на пять лет, – сказал он.

Они никак не отреагировали. Продолжали глазеть на него, переминаться с ноги на ногу и помалкивать.

«Почему они не бунтовали, когда их обирали до нитки, уводили у них сестер и дочерей? – думал Элизахар. – Я видел деревни, где люди восставали из-за двухголовой ящерицы, случайно заползшей на борозду. А этих бессовестно грабили несколько лет кряду. Они приучились прятать своих женщин при виде приближающегося господина, но ни разу не подняли голос. Должно быть, все дело в виселице…»

Наконец вперед протолкался низкорослый человечек, похожий на мятый кусок пакли: такие вырастают из тех, кто недоедает с детства. Определить его возраст не представлялось возможным. Вероятно, этот человечишка ни в грош не ставил собственную жизнь, потому что он встал прямо перед мордой Элизахарова коня, подбоченился и громко вопросил:

– А ты и правда законный сын Ларренса?

– Я показывал печать.

– Ты показал кулак, – возразил человечек. – А я хочу видеть печать.

Элизахар протянул к нему руку с перстнем. Человечек бесстрашно схватил его за руку, оттянул средний палец и впился глазами в перстень. Остальные ждали – но не напряженно, а как-то вяло.

Наконец человечек крикнул:

– Вроде та самая! Да и на лицо он похож.

И снова повернулся к Элизахару.

– Ты его ловко раскусил, нашего управляющего. Он ведь так и говорил: «Вы – мой приз». Его слова! Волк, а не человек. Его бы самого повесить надо.

– Волки не вешают волков, – сказал Элизахар.

Человечек пожал плечами.

– А ты из таких?

– Да, – сказал Элизахар. – Я из таких.

Пленник шевельнулся, и Элизахар сильнее притянул его к себе, чтобы не дергался.

– А это кто? Овца? – прищурился человечек.

– Ответь мне на один вопрос, – заговорил Элизахар, чуть наклоняясь к нему с седла. – Почему ты меня не боишься? Неужели твои односельчане за тебя вступятся, если я вздумаю зарубить тебя за дерзость?

– Нет, они не вступятся, – охотно согласился человечек. – А ничего я не боюсь потому, что меня один раз вешали, но я сорвался – видишь, шрам на горле и шея вся скособочена? – Он оттянул ворот грязной рубахи и показал отвратительный шрам. – Со мной теперь до самой смерти ничего не случится.

– А, – сказал Элизахар.

Маленький человечек лихо подмигнул ему и крикнул:

– Точно, новый герцог! Без обмана!

Люди зашевелились, начали переговариваться.

Элизахар смотрел на них, ощущая, как в душе поднимается тоска. Ему не хотелось здесь оставаться. Ему совершенно не хотелось иметь с ними дело. Но он даже освободить их не мог, чтобы убирались из его владений подобру-поздорову, потому что эта жалкая деревня была частью майората и не подлежала разделу или отчуждению.

– А это у тебя кто? – спросил дерзкий человечек. – Как-то ты нехорошо его связал.

– Он хотел убить меня и мою жену, – сказал Элизахар.

Эмилий поднял голову к Элизахару.

– Ты что, отдашь меня этим крестьянам? – прошептал он.

Элизахар не ответил. Вместо этого он опять обратился к кособокому человечку:

– Повесь его для меня.

Человечек чуть замялся. Потом сказал:

– Так ведь женщина здесь… Молодая. Твоя жена, говоришь? А ежели она в тягости? Ты можешь и не знать, а она вдруг в тягости? Ей на такое глядеть…

– Моя жена слепа и не увидит, – сказал Элизахар. – Делай.

* * *

Госпожа Танет перебирала драгоценности. Она разложила в своей спальне браслеты, диадемы, кольца, ожерелья, пояса, пряжки. Везде блестели камни, переливались жемчужины, тускло и призывно светилось массивное золото. Немыслимым казалось расстаться со всем этим. Столько лет она мечтала завладеть сокровищницей Ларренса – и вот, когда вожделенное сбылось, является этот Элизахар и отбирает у нее все.

Нет, все ему забрать не удастся. Он ведь не имеет списка. Не существует такого списка. Ларренс никогда не заботился о подобных делах. Он просто привозил все эти прекрасные вещи и складывал их в сундук. Под замок. Для кого он их копил?

Однажды она осмелилась спросить мужа:

– Зачем вам украшения, если вы не носите их сами и не надеваете на свою жену? Неужели для любовниц?

Сперва он не понял:

– Для каких любовниц?

Потом рассердился:

– Моим любовницам не нужны украшения – я предпочитаю видеть их голыми, а они отдаются мне без всякой платы, просто из любви!

И в конце концов снизошел до ответа:

– Золото накапливает в себе могущество. Я верю в это. Чем больше золота хранится в замке Ларра, тем крепче владыки этого замка. Золото собирает в себе силу, преобразует ее в физическую мощь. Я верю в золото, Танет, в драгоценности. В городах люди считают, что деньги должны «работать», превращаться в товары, двигаться по миру, переходить из рук в руки. Но это чушь! Деньги должны быть монетами, лежащими на дне сундука. Я не какой-нибудь презренный горожанин, я воин, я знаю, в чем тайна золота.

Он помолчал и отвернулся, не желая продолжать тему, и Танет поняла: ее муж не на шутку рассержен тем, что она, женщина, заставила его заговорить о столь сокровенном.

Отчасти она и сама верила в волшебную силу золота. И вот теперь, когда эта сила попала к ней в руки, – все отдать Элизахару?

Хотя бы часть Ларренсова наследства она заберет с собой. Драгоценности занимают мало места. Она сможет возить их в маленьком ларце, пока наконец не обретет нового дома – в Вейенто, в столице или где-нибудь еще.

Адальберга вошла в комнату матери и остановилась, завороженная поразительным зрелищем. Разноцветный свет, преломленный тысячами граней, как будто шевелился в воздухе; комната была полна сияния.

Девушка застыла, глядя на мать.

– Что? – Танет резко обернулась. – Что тебе нужно?

– Вернулись Элизахар и его жена, – сказала Адальберга ровным тоном.

– Они живы? – вырвалось у Танет.

Она тотчас пожалела о сказанном, но было уже поздно. Адальберга схватила тяжелую пряжку с рубином и с силой метнула в мать. Пряжка ударилась о стену и рассыпалась, рубин выпал на пол и пошел трещинами, помутнел.

– Я так и знала, что это ваших рук дело, матушка! – закричала Адальберга в неистовстве. – Это была ваша затея! А теперь они убили его!

Танет помертвела.

– Кого убили? – немеющими губами пролепетала она. – Кто?

– Элизахар с его женщиной. Они убили его. Убили моего Эмилия!

Она упала на кровать, поверх браслетов и диадем, и отчаянно разрыдалась. Танет смотрела на дочь тусклым взглядом.

– Элизахар и Фейнне убили Эмилия? – повторила она. Голос ее затрясся. – Моего Эмилия?

– Вашего?

Адальберга подняла голову, недоумевающе взглянула на мать. Слезы мгновенно высохли на глазах девушки, она вдруг сделалась старообразной, и Танет поняла: Эмилий был прав – они с дочерью действительно очень похожи.

– Ты не знала? – кривя губы, произнесла Танет. – Эмилий был моим любовником… Он рассказывал мне о тебе. Говорил, что ты и рядом со мной стоять недостойна.

– Скажите уж прямо – «лежать», – прошептала Адальберга. С первого же мгновения она поняла, что мать говорит правду.

Танет вдруг охватила глубокая печаль. Она осознала страшное: жизнь ее закончилась, не успев начаться. Единственный человек, благодаря которому она чувствовала себя живой, умер. Все остальное не имело значения. Даже ревнивые, полные ненависти взгляды дочери утратили для Танет всякий смысл.

– Он умер… – повторила она.

Адальберга рывком уселась на кровати.

– Это вы подстроили, матушка. Вы хотели, чтобы он умер.

– Нет! – закричала Танет. – Как ты можешь говорить такое! Как у тебя язык повернулся!

– Вы ревновали, потому что я моложе, – безжалостно сказала Адальберга.

Танет усмехнулась.

– Я не могла тебя ревновать, потому что он любил меня. Меня, а не тебя. Меня он вожделел, а не тебя. С тобой он был только потому, что ты – моя дочь, ты была доступна, с тобой он мог воображать себя…

Адальберга закричала:

– Замолчите! Он умер!

– Он умер, – повторила Танет.

И обе замолчали. Потом Танет спросила:

– Как именно он умер?

– Его повесили, – сказала Адальберга. – Крестьяне в той деревне, где отец посадил управляющим своего мародера.

Танет еще немного помолчала. Потом повторила:

– Крестьяне?

– Да, в той деревне была виселица, вот они его и…

– Он промахнулся, – ровным голосом произнесла Танет. – Вот в чем дело. Он сам виноват. Он промахнулся. На узкой дороге посреди болота невозможно было промазать, но он пустил стрелу мимо. И эта стрела вернулась и вонзилась ему в сердце. Так кто же в этом виноват, Адальберга? Кто?

– Элизахар. – Девушка с трудом выговорила ненавистное имя.

Танет обняла ее, и они наконец заплакали.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ПОСЛЕДНИЙ ПРАЗДНИК

Глава семнадцатая

НОВЫЕ СЛУХИ И НОВАЯ ИНТРИГА

Появление герцога Вейенто в столице стало событием чрезвычайным: со своей «дорогой кузиной» королевой герцог не виделся годами и обычно предпочитал оставаться в своих владениях. На юге у Вейенто имелось слишком много врагов. Там он, как правило, действовал исключительно через своих агентов.

Но свадьба такой важной персоны, как второе лицо королевства, не позволяла Вейенто отсиживаться в горном замке Мэлгвина. Ему необходимо было предстать перед царственной кузиной.

Имелись у Вейенто и кое-какие дополнительные соображения на сей счет, кроме необходимости выказать почтение правящей королеве и представить к ее двору невесту. Вейенто не без оснований полагал, что свадьба – наилучший способ завести новых союзников, продемонстрировать собственное могущество прежним и укрепить старые связи.

За те несколько лет, что герцог не покидал родных гор, при королевском дворе утвердилась новая поросль: сделались взрослыми и обрели собственное место знатные юнцы, которых Вейенто если когда-то и видел, то совсем маленькими. Надлежало познакомиться с ними, оценить, насколько они могут быть полезны или опасны.

Получив приказание оставить замок, госпожа Эмеше отбыла еще до появления там невесты герцога. Вейенто сдержал слово и выделил своей бывшей любовнице хорошее приданое. Она уезжала вместе с обозом из трех десятков телег, доверху нагруженных посудой, произведениями искусства, одеждой, мебелью. Небольшое имение в горах и доход от одной из шахт должны были обеспечить Эмеше до конца жизни. Она также получила право разыскать и забрать к себе рожденного ею ребенка которого, впрочем, герцог никогда не признавал своим.

Прощание было душераздирающим. Казалось, Эмеше так до конца и не поверила в то, что возлюбленный решил от нее избавиться. Равнодушно взирала она на то, как слуги выносят из комнат и грузят на телеги вещи. Затем, когда все было закончено, они подошли к ней, чтобы препроводить ее в карету.

Только тогда она ожила. Бросилась к Вейенто, прорвалась сквозь все барьеры, которые предусмотрительный герцог возвел из десятка верных прислужников. Со звериным воем, точно самка, у которой отнимают детеныша, Эмеше метнулась к ногам своего сиятельного любовника. Герцог молча смотрел, как слуги отдирают ее руки от его одежды, от кресла, на котором он сидел, от стен, от дверного косяка. Ее уволокли, но крики женщины долго еще раздавались по всему замку.

Только когда они смолкли в отдалении, Вейенто уронил:

– Вероятно, я правильно поступил, отправив ее восвояси.

Он вдруг ощутил себя свободным.

Это упоительное чувство вовсе не было разрушено прибытием невесты – юной Ибор. Поскольку Ибор являла собой в некотором отношении полную противоположность преданной Эмеше.

Невеста герцога с детской радостью взирала на окружающую роскошь. Она без устали ходила по замку в сопровождении специального слуги. Тот охотно показывал ей оружейную, кордегардию, охотничьи залы, водил на псарню и к ловчим соколам, объяснял, как организована оборона замка.

К вечеру первого дня этот слуга доложил своему повелителю:

– Юная госпожа выказывает интерес к управлению шахтами. Как поступать?

– Покажи ей шахту. Выбери какую-нибудь поближе к замку, – распорядился герцог, улыбаясь. Его умиляло любопытство Ибор. – Пусть посмотрит, как составлен стандартный контракт, объясни в общих чертах шахтерское законодательство.

– А если она захочет увидеть условия жизни рабочих?

– Пусть зайдет в барак, – разрешил герцог. – Это будет весьма мило. Для госпожи Ибор – познавательно, а для рабочих – чудесное впечатление на всю жизнь. Мне давно бы следовало это сделать.

– Не могли же вы, ваше сиятельство, посещать рабочих в компании с госпожой Эмеше! – позволил себе высказаться слуга.

Герцог так глубоко задумался над выгодными последствиями своей грядущей женитьбы, что даже не заметил всей дерзости этого замечания.

– Вот именно, – пробормотал он.

Госпожа Ибор пришла в восторг от предстоящей поездки. Она оделась «очень просто» – в платье с длиннющим шлейфом, подвязанным к локтю, закуталась в белое покрывало, дабы не испачкать волосы и шею. Герцог вполне одобрил этот наряд.

Вернулась она чумазая и полная впечатлений. Глаза ее блестели. По приказанию Вейенто госпожу Ибор тотчас по возвращении привели к нему, и она, снимая вуаль, восторженно рассказывала о том, как ее принимали в поселке.

– Они вас обожают, мой господин! – заключила она. – Меня встречали как королеву.

– Тише, дорогая, – остановил ее герцог. – Мы с вами не будем употреблять подобных сравнений. Пока. До поры.

Он улыбнулся своей умненькой невесте, и глаза Ибор расширились. «Стало быть, матушка была права: он метит на трон, – подумала девушка. – Но если это правда…»

Она схватила руку своего жениха и пылко поцеловала.

* * *

Известие о водворении нового герцога Ларра заставило Вейенто поморщиться, однако никоим образом не повлияло на его решение жениться.

– Кто он, этот «законный сын»? – допытывался Вейенто у своего человека.

Герцогский шпион, обретавшийся до сей поры в замке Ларра, исполняя там обязанности помощника замкового кастеляна, разводил руками.

– Мой господин, никто не мог даже подозревать о таком… А госпожа Танет его сразу признала. Он действительно похож на Ларренса. Повадкой, лицом, плечи так же держит… Потоньше – но это и понятно, он ведь на двадцать с лишком лет моложе. Его считали умершим. А он жив. Танет как завизжит: «Ты ведь умер!»

– Узнаю Ларренсово отродье, – сквозь зубы произнес Вейенто. – Все считают, что он умер, а он тут как тут.

– И перстень с печаткой при нем, – добавил агент.

– Ясно.

– Его зовут Элизахар.

– Ясно.

– Он женат. Привез с собой супругу. – Агент непонятно хмыкнул. – Слепую. Можете себе представить? Зачем жениться на слепой женщине, если полным-полно зрячих?

Вейенто вздрогнул.

– Слепая? Как ее имя?

Агент все еще веселился, вспоминая супругу нового герцога Ларра.

– И он обращается к ней «госпожа» – можете себе представить?

– Как ее имя? – рявкнул герцог.

– Фейнне… кажется. Разве это важно?

– Да, – сказал Вейенто. – Это важно.

Новая герцогиня Ларра – та самая девушка, которую Вейенто похитил, а потом потерял. Та самая, что непонятным образом ускользнула из запертого дома. Та самая, что нашла дорогу в эльфийский мир и умеет взлетать по лунным лучам, не видя их.

Под боком у герцога Вейенто обосновались его враги.

Он-то рассчитывал в ближайшее время избавиться от Танет, выдать замуж Адальбергу – и объявить свою жену единственной госпожой майората Ларра. И тем самым прибрать маленькое древнее герцогство. Давно уже этим землям следовало войти в состав владений Вейенто!

Теперь все серьезно осложнилось. Потому что отделаться от законного сына Ларренса и от этой Фейнне будет далеко не так просто, как от Танет. А иметь в соседях недруга – последнее дело. Так что придется разводить дипломатию, втираться в доверие, давать доказательства своей доброй воли – и так далее. Занятие хлопотное, требующее времени.

Но дело того стоит. И отказываться от женитьбы на Ибор Вейенто не намеревался.

– Что еще известно об этом Элизахаре? – спросил наконец Вейенто.

Доверенный агент, казалось, только и ждал дозволения рассказывать дальше. Он с готовностью сообщил:

– Новый герцог Ларра выгнал одного из управляющих. Того, грабителя. Того, что запугал крестьян, обобрал их до нитки, каждой девке наделал по ублюдку. Новый герцог его выставил.

– И он ушел?

– Да. Просто прихватил свое добро и скрылся подобру-поздорову.

– А второй управляющий?

– Роделинд? Оставлен в неприкосновенности.

– Что-нибудь еще?

– Да, – сказал агент. – Еще новый герцог Ларра прилюдно повесил солдата, который пытался его пристрелить.

У Вейенто брови поползли наверх.

– Госпожа Танет, как узнала, едва глаза ему не выцарапала, этому Элизахару, – продолжал агент. – Всякую осторожность позабыла. «Грабителя, значит, отпустил! – Агент передразнил высокий, визгливый голос женщины. – А солдата повесил! Да ты хоть знаешь, кем он был?»

– А кем он был? – удивился герцог.

– Любовником Танет, – пояснил агент. – Элизахар ей так и сказал. «Если бы, – говорит, – он пытался меня убить за деньги, я бы его и пальцем не тронул, но он в вас влюблен и потому по-настоящему для меня опасен».

– Все хуже и хуже, – процедил герцог. И, поймав взгляд своего агента, вскинулся: – Что-то еще?

– Да, мой господин. Он выгнал госпожу Танет. И Адальбергу – тоже. Они направляются сюда, к своей дочери и сестре, потому что у них больше нет дома. Госпожа Танет – бесприданница, а в Ларра у нее нет никакой собственности.

– Когда она приедет, ее нужно будет разместить в угловой башне, на востоке. А я, пожалуй, ускорю наш отъезд в столицу, – решил герцог. И нахмурился: – С каждым мгновением я ненавижу этого Элизахара все больше и больше!

* * *

Аббана решила напомнить герцогу Вейенто о себе и избрала для этого наименее подходящий момент: когда Вейенто только что доложили о скором прибытии овдовевшей тещи. Его сиятельство пребывал в отвратительном расположении духа. Вид молодой женщины, полной кипучей энергии и желания действовать, разозлил Вейенто еще больше.

– Ваше сиятельство, кампания закончена, и я осталась жива… – начала Аббана. – Я осмелилась явиться сюда, потому что… Вы обещали…

Мужской костюм очень шел ей, и она, несомненно, была осведомлена об этом. Время, проведенное в походах, оставило явственные следы на внешности Аббаны. Ее походка стала твердой, а забавная девическая угловатость сменилась мужеподобностью. Даже ухватки у нее сделались мужскими.

Вейенто с отвращением смотрел на нее. А она улыбалась, как будто не замечала этого отвращения или же считала его своего рода игрой, принятой между «своими».

– Я могу быть полезна вашему сиятельству, – добавила Аббана уверенно.

– Ты так полагаешь?

– Да. Я хорошо знакома с новым герцогом Ларра.

Не без удовольствия она заметила, как неприязнь на лице герцога сменяется удивлением, а затем и некоей умиротворенностью: Вейенто как будто примирился с необходимостью приблизить к себе Аббану. Так, во всяком случае, это выглядело. Что ж, она воспользуется своим преимуществом. В конце концов, ее произвели в сотники, в то время как бедный Гальен понижен до рядового, и участие в последней кампании, включая и сражение, не помогло ему подняться. Так что у Аббаны имелся доступ к его сиятельству, а у Гальена – нет: рядовой обязан знать свое место.

Потом, быть может, Аббана замолвит словечко за старого друга. И не исключено, что это время наступит очень скоро. Впрочем, во всем, что касается Гальена, решать ей. И хорошо бы ему помнить об этом. Всегда приятно иметь такую власть над любовником, подумала она.

Вейенто щелкнул пальцами.

– Если ты знакома с новым герцогом Ларра, стало быть, прежде он воевал…

– Он наверняка был солдатом, но задолго до того, как я завербовалась в армию, – сообщила Аббана. – Я познакомилась с ним в Академии.

– Он учился в Академии? – удивлению Вейенто, казалось, не было границ.

– О нет, не учился! – Аббана развязно засмеялась. – Он был телохранителем одной весьма высокомерной особы. Ее звали Фейнне. Она потом бросила учебу. Просто уехала, никому ничего не сказав.

«Ну да, – подумал Вейенто, – никому и ничего. Потому что она не имела возможности сказать что-либо кому-либо. Коль скоро ее похитили. И похитили по моему приказу… Ее муж – тот самый телохранитель, который шел по ее следу, точно сторожевой пес. Человек, ухитрившийся перебить дюжину солдат, охранявших Фейнне в охотничьем домике. Я считал, что он погиб при попытке освободить госпожу. Во всяком случае, так мне было доложено. Он бы и погиб, не будь он Ларренсовым отродьем… Ларренс всегда был живуч, как кошка, и потомство у него такое же».

– Что ты еще знаешь об этом бывшем телохранителе? – спросил Вейенто, стараясь сохранять равнодушный вид.

– Мы все считали, что он влюблен в госпожу, – заявила Аббана. – Впрочем, он и не отрицал этого. Но держался в рамках. Ничего ей не говорил. И даже поклонников от нее особенно не отваживал. Он уехал вместе с ней. Вот уж не думала я, что она решится выйти за него замуж! Впрочем… Она богатейка, откуда-то из Мизены, кажется… А он оказался герцогом. Кто бы мог подумать? Для обоих выгодный союз. Она получает титул, а он – ее денежки. Сам-то он голодранец, да и Ларра, по слухам, владение небогатое, одна только радость что титул…

– Я беру тебя на службу, – сказал Вейенто. – Как твое имя?

Она чуть обиделась: по ее мнению, ему стоило бы помнить.

– Аббана.

– Хорошо, Аббана, ты поедешь со мной в столицу на свадебные торжества. Ты и твой друг. Гальен – так, кажется?

Еще одно унижение. Ей даже не пришлось просить за Гальена, делать ему одолжение: Вейенто все решил прежде, чем она раскрыла рот для этой просьбы. И имя Гальена он помнил. Неприятно.

Впрочем, она быстро успокоилась. Главное – у них теперь новая служба. Они будут служить великому человеку, человеку, который восстановит справедливость и займет трон своего предка. Человеку, который уничтожит проклятое эльфийское наследие в стране и повсеместно установит справедливость.

Герцог отпустил ее вялым мановением руки. Ему хотелось остаться наконец в одиночестве и поразмыслить над происходящим. Назойливая преданность Аббаны, надвигающееся прибытие истеричной Танет, неприятное прощание с Эмеше, необходимость ехать в столицу – все это раздражало. Слишком много женщин. Женщина так устроена, что ей всегда чего-то нужно, вечно она пытается добиться от мужчины каких-нибудь благ, выторговать у него уступки. Вейенто устал соглашаться с ними, устал и отказывать им. Ему просто хотелось, чтобы его оставили в покое.

Избавив наконец Вейенто от своего присутствия, Аббана бросилась в казармы и разыскала Гальена. Ее немного задело то обстоятельство, что Гальен, как казалось, нимало не тяготился своим положением рядового. Он играл в кости с такими же «головорезами», как и он сам, потягивал из общего кувшина дешевое вино и выглядел совершенно довольным.

Аббана появилась в дверях: четкий силуэт, левая рука на рукояти меча, ноги расставлены.

– Капитан! – крикнул кто-то из играющих. Кости рассыпались, солдаты зашевелились, начали вставать.

Аббана махнула рукой.

– Сидите, – позволила она уже после того, как половина из присутствующих поднялась и игра была совершенно сломана. – Будем запросто. Гальен, я пришла за тобой.

Гальен бросил на приятелей извиняющийся взгляд – мол, бабы! – и пошел к выходу. Аббана, разумеется, этот взгляд перехватила и поджала губы. Ничего, он запоет иначе, когда узнает, как ловко она обернула все дело.

– Мы переходим на службу к Вейенто, – сообщила она приятелю.

– Мы и так служим сейчас Вейенто, – возразил Гальен. И насторожился: – Аббана, что у тебя на уме?

– Во-первых, я твой капитан… – начала она, улыбаясь во весь рот. – А точнее, я уже больше не капитан! Вейенто очень доволен мной. К тому же я сообщила ему кое-что о новом герцоге Ларра, об Элизахаре. Весьма ценные сведения. Он и предложил мне службу у него. Лично у него, представляешь? Подчиняться непосредственно герцогу. Быть его… если не правой рукой, то одним из пальцев на его правой руке, если ты понимаешь, о чем я.

– Приблизительно, – сказал Гальен, щурясь.

– Ну вот, я замолвила за тебя словечко, так что он решил взять нас обоих, – заключила Аббана. – Ты доволен?

– Еще бы! – сказал Гальен с кислым видом. Он обернулся на казарму, где оставил приятелей и игру.

Аббана сдвинула брови.

– По-моему, ты предпочел бы торчать с этими недоумками и бросать кости, – угрожающим тоном начала она. – В то время как перед нами открывается блестящая карьера. Мы можем стать придворными! Даже законченное академическое образование не давало нам подобной возможности.

– Угу, – сказал Гальен.

– Что тебе не нравится? – рассердилась наконец Аббана.

– Придворные интриги, о которых ты так мечтаешь, – вещь опасная, – сказал Гальен.

– Вздор! – Она передернула плечами. – Если все делать по уму, то нисколько не опасная. И потом, в конце концов, мы не собираемся жить вечно. У нас должна быть яркая, насыщенная жизнь! Не прозябание… Помнишь этого Роола, брата Софены? Маленькое поместье, какая-то «уткина заводь», женушка, дочка… Небогатенький домик. Мирненькое существованьице.

– Тебе ведь понравился Роол, – напомнил Гальен. – Я его, разумеется, не защищаю, он не идеальный, но, когда после смерти Софены он приезжал в Академию, ты с ним провела довольно много времени и потом отзывалась о нем весьма нежно.

Аббана скривилась.

– Ну да, в память о погибшей подруге. Разумеется, я близко к сердцу приняла горе ее брата. Это ведь было и мое горе! Но его жизнь… Теперь, когда я увидела, как можно прожить отпущенные нам годы, – теперь, разумеется, Роол представляется мне человеком чрезвычайно ограниченным. И то, чего он добился… Софена была права. По большому счету – это предательство. Предательство юношеских идеалов, стремлений к лучшему, к прекрасному, к возвышенному.

– Что ты называешь «возвышенным» – придворные интриги и возможность в них поучаствовать? – осведомился Гальен. Ему почему-то хотелось позлить Аббану.

– Не возможность участвовать в интригах, – оборвала она, – а быть в числе тех, кто преобразует мир. Ты знаешь, это ведь упоительно: видеть людей насквозь, знать, как они устроены, различать типажи – и дергать за нужные ниточки! И видеть, как они послушно идут в ту сторону, в которую ты их направил!

– Ну да, – сказал Гальен, – это и есть интриги. Но при чем тут преобразование мира?

– Гальен, – Аббана надвинулась на него и заговорила в упор, – я предлагаю тебе нечто совершенно особенное. Вейенто рвется к власти. И он получит власть! Он станет королем, в этом лично у меня нет ни малейших сомнений. Дело даже не в его правах на престол. Дело в его личности. Он великий человек, великий! Он видит на тысячу шагов вперед. Он все рассчитал. Говорю тебе, он сядет на трон.

– Очень хорошо, – сказал Гальен, – а дальше что?

– Мы будем рядом. Понимаешь? Мы будем рядом с ним. С королем. Мы будем в числе тех, кто поможет ему в его восхождении.

– Аббана, по-моему, ты бредишь.

– Я трезва, как никогда. Я все рассчитала.

– Все всё рассчитали, – пробормотал Гальен. – Очень хорошо.

– Гальен. – Аббана заглянула ему в глаза. – Мы возьмем на себя грязную часть работы. Я только что от него. Понимаешь? Он прямо не говорил об этом, но… Он вообще не говорил об этом, однако по его взгляду, по его манере держаться я все поняла. Я поняла это с самого начала. Еще в тот миг, когда он предложил мне перейти на службу лично к нему. Понимаешь?

– Нет, – сказал Гальен.

– Мы должны убить королеву…

Гальен помертвел. Он отошел от Аббаны на несколько шагов и окинул ее внимательным взглядом с головы до ног. Она улыбалась уверенно и спокойно. Она вовсе не казалась ни пьяной, ни безумной.

– Ты мне не веришь? – ровным тоном осведомилась она.

И он выдавил:

– Верю…

Потому что в этот миг, против своей воли, он действительно поверил в то, что Аббана правильно угадала желание герцога Вейенто, угадала и намерена осуществить его. И если он, Гальен, будет в этот момент рядом со своей подругой, то все пройдет гладко, без сучка без задоринки, и перед всеми – и в первую очередь перед ними двумя – откроется наконец новая прекрасная жизнь.

Глава восемнадцатая

ВОЗВЫШЕНИЕ РЕНЬЕ

Ренье недоумевал: для чего за ним прислали из королевского дворца? Письмо лежало на столе в маленькой комнатке, которую занимал младший из братьев. Узкий листок, связанный шелковой ниткой. Ренье так и не смог допытаться у слуг, кто и как доставил его в дом Адобекка. Оно вдруг появилось – и все.

Несколько стремительно выписанных слов. Ренье хотят видеть в личных апартаментах королевы.

Со вздохом он стал собираться. Вытащил из сундука шелковую рубаху, красивую тунику с прорезями.

Талиессин, заслышав возню, заглянул к нему в комнату.

Ренье замер с ворохом тряпок в руках. Он до сих пор не привык к новому лицу принца, к его шрамам, к его глазам взрослого человека.

– Мне надоел твой дядя, Эмери, – объявил Талиессин.

– Мое имя Ренье, ваше высочество, и вы об этом знаете, – возразил Ренье.

Теперь, когда Талиессин, тайком привезенный в столицу и водворенный в доме Адобекка, видел обоих братьев вместе, хранить от принца их тайну больше не имело смысла. Но Талиессин упрямо продолжал называть своего бывшего придворного старым именем – отчасти по привычке, отчасти же из желания отомстить за то, что ему так долго морочили голову.

– Буду я еще разбираться, кто из вас кто, – фыркнул Талиессин. – Куда проще пользоваться одним именем на двоих.

Ренье не стал указывать наследнику на то обстоятельство, что вопреки этому утверждению он никогда не путал братьев. С настоящим Эмери Талиессин держался вежливо и отчужденно, с Ренье – фамильярно и иногда агрессивно.

– Твой дядя держит меня здесь как заложника, – сказал Талиессин. – И он мне надоел, слышишь? Так ему и передай.

– Ведь вы его почти не видите, ваше высочество, – сказал Ренье. – Как он мог вам надоесть?

– Он не единственный, кто ухитряется раздражать меня, оставаясь невидимым, – сообщил принц. – Есть и другие… Я не могу выходить в город, не могу даже приближаться к окнам. Моя мать – и та ничего не знает о моем возвращении.

Ренье молчал, поглядывая на Талиессина поверх горы рубах и штанов, вынутых из сундука.

– Ты собираешься во дворец? – спросил Талиессин.

– А что, это так заметно? – Ренье улыбнулся.

Талиессин не ответил. Прошелся по комнате. Остановился, резко повернулся к Ренье.

– Расскажешь мне, что там происходит, хорошо?

– Хорошо.

Талиессин опустился на крышку сундука, подпер подбородок кулаками. Признался с обезоруживающей простотой:

– Когда я давал Адобекку согласие на его авантюру, я не предполагал, что это затянется так надолго.

– У нас связаны руки, – сказал Ренье, начиная одеваться. – Мы ничего не можем предпринять, пока Вейенто не прибудет в столицу для своего бракосочетания. Одно хорошо: он уже в пути.

Талиессин кивнул и отвернулся, думая о своем. Он жил в доме Адобекка скрытно и действительно не выходил на улицу. Адобекк старался скрасить его вынужденное заточение, как мог: носил ему книги, покупал хорошее вино, просил Эмери, чтобы тот побольше музицировал, а Ренье и без всяких просьб старательно развлекал принца разговорами.

– Жизнь на воле испортила меня, – признался Талиессин как-то раз в беседе с Ренье. – Меня душат эти стены. Когда я вырвусь наконец на свободу, уеду в охотничий домик Гиона – то есть моего доброго кузена Вейенто, конечно, – и буду спать на голой земле. И пусть на меня гадят пролетающие в небе куропатки!

Единственным из обитателей Адобеккова дома, кто избегал общения с Талиессином, была Уида. Он догадывался о том, что женщина, которую для него разыскали – эльфийская невеста, – находится где-то поблизости. Но сам Талиессин никогда о ней не спрашивал, а она не попадалась ему на глаза.

Уида ожидала прибытия свадебного кортежа из Вейенто не меньше, чем сам Талиессин. Ей тоже не терпелось покончить с этим невыносимым положением: находиться под одной крышей с человеком, которого она любила и желала всей душой, и старательно уклоняться от любой, даже случайной встречи с ним. Она не спрашивала о принце – ни Адобекка, ни Эмери; только с каждым днем становилась все более грустной.

– Не исключено, что я мог бы заставить его полюбить Уиду, просто играя на клавикордах, – как-то раз поделился с братом Эмери. – Знаю, мысль покажется тебе невероятной, даже кощунственной, но это не так уж странно или скверно, как может показаться на первый взгляд. Если бы я только слышал музыку Уиды…

– Он женится на ней, – сказал Ренье. – Без всякой музыки. Династический брак. Дядя Адобекк говорит: браки по расчету – самые счастливые.

Эмери рассердился:

– Мы говорим о чувствах девушки!

– Лучше нам не обсуждать это, – примирительно заметил Ренье, и Эмери вынужден был согласиться.

После того как Адобекк привез с собой некоего молодого человека, закутанного в плащ с капюшоном, весьма нелюдимого, со скверным характером, и спрятал в глубине своего дома, оба брата стали избегать появления во дворце.

Да и сам Адобекк не ходил дальше королевских конюшен, где в его обязанности входило надзирать за работой конюхов и утверждать покупки новых лошадей.

Адобекк считал, что отсиживаться дома – не блажь, а необходимость.

– Королева слишком проницательна, – сказал он. Разговор на эту тему заходил только один раз, и больше Адобекк к этой теме не возвращался. – Никто из нас не сумеет солгать ей с достаточной убедительностью.

И вот теперь от нее пришла записка, и Ренье, наиболее уязвимый из всех троих, облачался для похода во дворец.

– Дядя не знает, – предупредил он принца. – Пожалуйста, не говорите ему. Иначе он прибежит меня выручать, наговорит лишнего…

– Сам не наговори лишнего, – оборвал Талиессин. – Моя мать – очень проницательная женщина. А если она будет знать, что я жив и нахожусь поблизости, она помолодеет, начнет сиять… и выдаст меня. И тогда очаровательный замысел господина Адобекка провалится псу под хвост. Лично мне бы этого не хотелось.

– Да, – сказал Ренье.

Он затянул узорный пояс, повертелся перед зеркалом и ушел. Талиессин даже не обернулся, чтобы посмотреть ему вслед. Он продолжал сидеть на сундуке, зарывшись лицом в ладони.

В личных апартаментах королевы Ренье побывал за всю жизнь только один раз – когда дядя Адобекк привез в столицу обоих племянников и представил их ее величеству. Интимная гостиная ее величества располагалась на первом этаже дворца. Почти весь первый этаж представлял собой сквозную анфиладу комнат. Здесь невозможно было никакое уединение: сквозь заль