Book: Космический ключ



Левант Яков

Космический ключ

Левант Яков Анатольевич

КОСМИЧЕСКИЙ КЛЮЧ

Содержание:

Пролог. Стражи границы

Часть первая. Бич божий...

Глава 1. Приказано: "По тревоге!"

Глава 2. Предстоит борьба

Глава 3. Положение безнадежно

Глава 4. Условия маленького бизнеса

Глава 5. Добро пожаловать в Альджауб!

Глава 6. Космический ключ

Глава 7. Саранча путешествует без виз

Глава 8. Башня безмолвия

Глава 9. "Так сказал Заратуштра"

Глава 10. Хлыст доктора Эверетта

Глава 11. "Джин вырвался из бутылки"

Глава 12. Бич божий

Глава 13. Ложная тревога?

Часть вторая. Сюзен - дерево пустыни

Глава 14. Следы убегают за барханы

Глава 15. Одну только каплю

Глава 16. Сюзен-дерево пустыни

Глава 17. Солнце идет к зениту

Глава 18. Зверь в песках

Глава 19. "Много слов - ноша для осла"

Глава 20. Шакал, сын шакала

Глава 21. Канатоходец смотрит вниз

Глава 22. Бурые облака

Глава 23. Саранчовый бум

Глава 24. "И каждый получит по заслугам"

Глава 25. Альджауб - селение мертвых

Часть третья. Тени исчезают в полдень

Глава 26. Хотя бы одним глазком

Глава 27. Какаду идет по следу

Глава 28. Подарок друзей-инглизов

Глава 29. Сенсация с большой буквы

Глава 30. Эдика больше нет

Глава 31. Человек в бурнусе

Глава 32. Третий вариант

Глава 33. Зеленый смерч

Глава 34. "Люди, будьте бдительны!"

Глава 35. Дьяволенок с золотыми рожками

Глава 36. Тени исчезают в полдень

Пролог

Стражи границы

Три всадника на низкорослых поджарых лошадках выскочили на вершину бархана.

- Вот он! - указывая камчой на юг, возбужденно бросил самый младший из трех - худощавый, большеглазый юноша. - Вперед, сержант!

- Остынь, Рашид, - спокойно заметил сержант. - И дай остыть коню. Скачка окончена, дичь бежит прямо на нас.

Все трое мелкой рысцой пересекли песчаную ложбинку и остановились на склоне следующего бархана, так что только головы в черных форменных каскетках выглядывали из-за его вершины.

По широкому и ровному такыру прямо на них на рослом верблюде галопом скакал всадник в белом развевающемся бурнусе.

- Хорошая дичь, жирная дичь, - поднося бинокль к глазам, зацокал языком сержант. - Две тысячи монет выложит за него любой торгаш в Мандар-Шерифе.

Рашид с удивлением оглянулся на начальника, тронул за рукав своего соседа - рябого одноглазого солдата:

- О чем это он?

- Охотник не видит дичи? - насмешливо бросил одноглазый. - Этот верблюд и есть наша дичь, наша добыча. Завтра ты отгонишь его в Мандар-Шериф. В выручке будет и твоя доля, мальчик.

- Но человек...

- Человек? - весело рассмеялся сержант. - Что стоит человек у нас? Что стоишь, например, ты, Рашид?

- Сто двадцать пять монет в год, - за растерявшегося юношу ответил одноглазый.

- Сто двадцать пять монет, - подтвердил сержант. - Самый облезлый ишак в стране стоит, по крайней мере, вдвое дороже.

Рашид покосился на товарищей. Грязные, небритые, в полинявших обтрепанных мундирах, они напоминали скорее бродяг, чем солдат пограничной стражи. Видно, им и впрямь ничего не стоит за горсть монет пристрелить человека!

- Мы еще не знаем, кто это, - настойчиво повторил он. - И обязаны задержать его.

- Это верно, - согласился сержант. - Мы обязаны задержать его.

Он протянул одноглазому бинокль и скинул карабин с плеча.

- Не зацепи верблюда, сержант, - предупредил одноглазый, разглядывая в бинокль добычу. - Клянусь Аллахом, это чистокровный михари.

Не удостаивая его ответом, сержант поднял карабин, прицелился.

- Постой, сержант, погоди! - спохватился одноглазый. - Да ведь это фаренги. Фаренги из Альджауба!

- Фаренги? - недоверчиво переспросил сержант, с поспешностью, однако, опуская карабин. - В седле он держится, как настоящий бедуин.

- Можешь не сомневаться, сержант. Я видел его в машине с самим владельцем Альджауба.

Выехав из-за бархана, все трое опустились к его подошве. Необычный всадник быстро приближался. Великолепный дымчатый михари шел сейчас широкой плавной рысью, ритмичные удары гулко отдавались на плотной поверхности такыра.

Всадник поравнялся с разъездом. На мгновение худощавое, костистое лицо возникло перед стражами границы, рассеянный, безразличный взгляд светлых холодных глаз бегло скользнул по ним и вновь устремился вдаль. Не меняя аллюра, всадник продолжал свой путь.

- Альджауб... - гневно сверкнул глазами Рашид. - Черные дела готовятся там. Жаль, что не успел ты выпустить пулю, сержант.

- Не захотелось сержанту в петле болтаться, - флегматично пояснил одноглазый, отправляя в рот щепоть наса. - У владельца Альджауба длинные руки.

- А в седле он держится, как настоящий бедуин, - задумчиво повторил сержант. - И куда это несет его шайтан?

Похвала сержантом была брошена не зря. Чуть склонив вперед корпус, плавно покачиваясь в такт рысящему верблюду, светлоглазый фаренги восседал на широкой кожаной подушке с непринужденностью истинного кочевника. Выносливое животное, пробежавшее с рассвета уже добрый десяток миль, не уменьшая рыси, продолжало уносить его на север.

Прошло полчаса после встречи с черными стражами границы, и вот новые всадники замаячили на горизонте. Как и в первый раз, фаренги не предпринимал попыток разминуться. Наоборот, чуть потянув за повод, он взял направление прямо на них.

Два кавалериста в защитной форме внимательно следили за действиями человека, пять минут назад нарушившего государственную границу.

- Похоже, перебежчик, - заметил тот, что постарше, с ефрейторскими полосками на погонах. - Однако будем начеку.

- Есть быть начеку! - весело отозвался его напарник.

Пришпорив коня, ефрейтор поднял его в короткий галоп.

- Стой! Руки вверх!

- Доставьте меня к любому пункту связи, - задержанный говорил по-русски. К любому пункту - Важное дело. Очень срочно.

- Понятно, - с самым невозмутимым видом кивнул ефрейтор. - Прошу сдать оружие.

- Товарищ ефрейтор, - растерянно воскликнул его товарищ, глазами указывая на юго-восток. Оттуда, из-за гряды голых желтовато-серых барханов, застилая низкое утреннее солнце, поднималось огромное бурое облако.

- Песчаная буря, - строго проговорил ефрейтор. - Ничего особенного. Выполняйте приказание, быстро!

Задержанный проворно обернулся.

- Это не буря, - медленно проговорил он, и костистое загорелое лицо его странно посерело. - Нет, не буря. Это... это катастрофа! Страшная катастрофа...

Часть первая

Бич божий

Глава 1

Приказано: "по тревоге!"

Профессор Боровик отложил перо и покосился на телефон с недоумением и досадой. Тихие предутренние часы считались у него самыми дорогими - все знали об этом и никогда, ни при каких обстоятельствах не беспокоили ученого.

Однако телефон продолжал звонить настойчиво и требовательно, и Владимир Степанович, сердито насупившись, нехотя поднял трубку.

Широкие и неожиданно черные под седою копной волос брови профессора оставались сурово сдвинутыми, но что-то дрогнуло, потеплело в его лице. Выражение досады в живых темных глазах уступило место тревоге. Недалеко от названного телефонисткой городка работала сейчас дочурка - Галина, Галка, Галочка...

С первых же произнесенных с характерным акцентом слов Боровик узнал голос Аспера Наримановича. Нет, Галка была здесь ни при чем. Совершенно ни при чем, и тем не менее тревога, загоревшаяся в глазах, уже не сходила с его лица. Он молча, с напряженным вниманием выслушал взволнованную, несколько сбивчивую речь старого друга, лишь изредка делая коротенькие пометки в пододвинутом блокноте.

- Хорошо, - кратко ответил он. - Немедленно вылетаю. Первым же самолетом.

Опустив трубку, Владимир Степанович на минуту задумался, затем, решительным движением пододвинув телефон поближе, вызвал секретаря.

- Доброе утро, - улыбнулся он, услышав недоумевающий сонный голос Шурочки Синицы. - Проснулись окончательно? Тогда внимательно слушайте. К семи часам соберите в лаборатории всех старших научных сотрудников. И Красикова тоже. Телефон у него имеется? Ага, отлично. К этому же сроку подготовьте расписание самолетов по маршруту... Записывайте... - Боровик продиктовал из блокнота перечень аэропортов. - Готово? Повторяю, к семи часам... Вот именно, по тревоге, - подтвердил он и вновь улыбнулся далекому-далекому.

Дальнейшие переговоры он уже вел без улыбки. Как и надо было ожидать, непосредственное начальство без всякого восторга отнеслось к проявленной им поспешности.

- А вы уверены, что этот... э-э... Кулиев...

- Действительный член Академии наук Аспер Нариманович Кулиев, - Владимир Степанович равно презирал и чинопочитание и высокопарность, но на сей раз сознательно заговорил "высоким штилем". - В прошлом комиссар партизанской бригады, в которой я имел честь сражаться. В его мужестве, принципиальности и научной объективности сомнений быть не может.

- Да, да, конечно... - нерешительно пробормотало начальство и Боровик отчетливо представил себе располневшую не по годам фигуру в халате и мягких туфлях, тоскливо переминающуюся у телефона. - Но что, если нам с вами... э-э... обождать. Вот именно - обождать. Всего несколько часов. Я не могу, просто не имею права решать без Виктора Викентьевича.

- Вот и отлично, - подхватил Боровик, нетерпеливо глядя на часы. - С вашего разрешения я сам свяжусь с ним.

- Сейчас?!! - ужаснулось начальство.

- Именно сейчас. Время не ждет. Спокойной ночи, - профессор в сердцах бросил трубку на рычаг и тут же, сняв ее, набрал новый номер.

- Виктор Викентьевич? Извините, что разбудил, но... Ага, не спали? И вам уже известно все? Да, не исключено, что это как-то связано с нашими работами. Есть у меня кой-какие подозрения, хотелось бы посмотреть на месте. Спасибо, крайне вам признателен. Побеседую с товарищами - и на самолет. Да, да, вылетаю безотлагательно.

Едва положил он трубку, позвонила Шурочка Синица. Первый самолет отправляется в восемь тридцать.

- Закажите, пожалуйста, два места, - сказал он.

Неожиданное сообщение Кулиева застало его врасплох. Известный саранчевед Владимир Степанович Боровик вот уже несколько лет как оторвался от "узаконенной" своей специальности и увлекся исследованиями, весьма далекими от энтомологии. Сейчас, однако, ему предстояло заняться ею вплотную. И это в самый разгар работ над "Космическим ключом"!..

Вздохнув, Владимир Степанович извлек из стенного шкафа большую, скатанную в рулон, карту Южной Азии, расстелил ее на полу. Карта заняла добрую половину кабинета. Она вся была испещрена разнокалиберными изогнутыми стрелками, широкими в основании и суживающимися к концу. Стрелки очень походили на те, что украшают военно-штабные карты, но были не красные и синие, а однообразного светло-коричневого оттенка; сквозь них отчетливо просвечивала географическая основа. Несколько стрелок своими остриями пересекали южную границу Советского Союза между Каспийским морем и Памиром.

В северо-западном углу карты крупным шрифтом было отпечатано загадочное слово - "ШИСТОЦЕРКА". Ниже помельче значилось:

пути разлета стай

из ее постоянных очагов

В свое время схема эта, увенчавшая многолетний труд профессора Боровика по изучению пустынной саранчи-шистоцерки, обошла научные издания всего мира.

Несколько минут Владимир Степанович сосредоточенно рассматривал карту, затем, присев на корточки, красным карандашом поставил крестик там, где одна из стрел пересекала нашу границу. Прикинув на глаз расстояние, отделявшее от основания стрелки, задумчиво покачал головой. Две тысячи, добрые две тысячи километров! Не могла же стая пройти их незамеченной...

Владимир Степанович принимается за сборы. Они непродолжительны. Каких-нибудь полчаса - и вот он уже уложен - старенький чемоданчик, исколесивший со своим хозяином многие страны Азии и Африки. Щелкают застежки. Владимир Степанович присаживается к столу. Перед ним две фотографии в одинаковых скромных ореховых рамках. На одной, слегка потускневшей от времени, радостно улыбается девушка в тюбетейке. У нее две маленькие косички и очень большие, серьезные, требовательные глаза. Другое фото совсем новенькое. Но девичье лицо на нем, освещенное такою же милой, радостной улыбкой, удивительно похоже на первое. Или это только кажется?

"Какое сходство! - каждый раз, впервые попав сюда, удивляются знакомые. Ну вылитая мать". Владимир Степанович никому не возражает. Пусть так и думают. Догадывается только один случайный и малоприятный посетитель. "Позвольте, насколько мне известно, ваша многоуважаемая супруга погибла... э-э... в году двадцать четвертом? Ну да, во время экспедиции в Туркестане. Ее, кажется, застрелил басмач? Откуда же тогда... Ах, приемная дочь! Очень, очень благородно".

- Глаза, - тихо говорит себе Владимир Степанович. - Это они придают такое неожиданное сходство. Марсианские глаза.

Из раскрытого окна доносится шелест шин подъехавшей машины. Пора. Он прощается взглядом с девушкой в тюбетейке, подхватывает чемодан и легкими шагами пересекает пустую просторную квартиру.

В подъезде профессор сталкивается с фельдъегерем.

- Товарищ Боровик, это вам. Весьма срочно.

Расписавшись в книге, Владимир Степанович бегло просмотрел содержание пакета и заторопился в институт.

Ближайшие сотрудники профессора уже собрались в лаборатории. Поднятые телефонным звонком с постелей, они примчались в институт недоумевающие и встревоженные, и сейчас осаждали секретаря, волнуясь и требуя объяснений.

- Приказано: "По тревоге", - отшучивалась Шурочка Синица, хрупкая, быстроглазая девушка, ласково прозванная Синичкой. - Нет, в самом деле, товарищи, я ничегошеньки, ну ничегошеньки не знаю.

При этом она с таким уморительным видом разводила руками, что даже самые озабоченные невольно начинали улыбаться вслед за ней.

Больше всех удивлялся Эдик Красиков, щеголеватый молоденький лаборант с модной гривкой.

- Не знаешь, что это накатило на старика? - улучив минуту, тихонько осведомился он у Шурочки. - Чему я обязан приглашением в столь избранное общество?

- Не смей так говорить о Владимире Степановиче, - строго взглянула на него девушка. - Сиди и жди.

- Но я действительно места себе не нахожу, - взмолился Красиков. - Среди таких научных светил кажешься самой ничтожнейшей пылинкой в мироздании.

- Эдька, ты неисправим, - не смогла удержаться от улыбки Шурочка. - Ладно, уж так и быть...

Она вынула из папки лист бумаги.

- Смотри. Быть может, хоть это настроит тебя на серьезный лад.

Красиков даже присвистнул тихонько от удивления.

- Для кого же разработан сей маршрут?

- Уж этого я не знаю.

В это время в дверях показался профессор Боровик. Здороваясь на ходу с сотрудниками, он быстро прошел к своему столу, передал Шурочке распечатанный пакет.

- Билеты уже заказаны? Отлично, ознакомьте с маршрутом Красикова. Где он? Ага, здравствуйте, молодой человек. Вы летите со мной. Не возражаете? Вот и прекрасно. Полтора часа вам на сборы. Можете идти... Стоп, - а маршрут? Познакомьтесь же с ним. А то соберетесь на северный полюс.

Шурочка, густо покраснев, вторично протянула Красикову листок с маршрутом. Тот сделал вид, что внимательно читает. Но Боровик уже не смотрел на них.

- Друзья мои, - обратился он к собравшимся. - Сегодня на рассвете произошло нечто чудовищное. Полчаса назад с нашей южной границы мне позвонил мой старый друг, а по дороге сюда я получил более подробное сообщение, переданное по ВЧ. Сейчас мы вместе его прослушаем.

Владимир Степанович подал знак Шурочке.

- А вы, молодой человек, приступайте к сборам, - напомнил он Красикову, заметив, как загорелись любопытством глаза юноши. - Не задерживайтесь, узнаете все в пути.

Шурочка достала из конверта сложенный вчетверо плотный лист бумаги, тщательно расправила его.

- Джанабад, три часа двадцать пять минут... - прочитала она в напряженной тишине.

Присев за стол, Владимир Степанович погрузился в размышления. События, происходящие сейчас на южной границе, за тысячи километров отсюда, самым непосредственным образом касались их лаборатории. И не потому только, что формально она именовалась "Экспериментальной энтомологической", а на складах ее сохранялось до поры новейшее противосаранчовое вооружение. Под угрозой опытные поля опорной станции Джанабада, а следовательно, и решающие опыты с "Космическим ключом". Вот главное!

Владимир Степанович испытующим взглядом окидывает товарищей по работе. Прав ли он, раскрывая перед ними сейчас всю глубину опасности? Быть может достаточно было бы кратко проинформировать да распорядиться об отправке излучателей? Ладно, послушать им все равно не вредно. Такая встряска дает хорошую зарядку, это он знает по себе...

Впрочем, кое-кого действительно ничем не прошибешь. "А вы... э-э... уверены... Вам не кажется..." И притом - ни капельки волнения, тревоги. Вот оно - пресловутое "академическое спокойствие". Любопытно, кто пустил в оборот это словосочетание? Наверное, вот такой же - полнолицый, самодовольный, преуспевающий... Недурная находочка! Хм, академическое спокойствие... Этим можно маскировать все-некомпетентность, безразличие, даже злорадство... "Вам не кажется, коллега, что за кордоном могли воспользоваться... э... вашими публикациями, которые..." Кажется, очень даже кажется! Потому-то так и торопимся в Джанабад. Именно поэтому, уважаемый коллега Шурочка закончила чтение, и едва смолк ее взволнованный голос, лаборатория гневно загудела.



- "Космический ключ"! Они воспользовались нашим "Космическим ключом"...

- Определенно!

- Но это пока только догадка, предположение...

- Без "ключа" они бы не добились такой грандиозной вспышки!

- Да, да, да! Только "ключ"...

- Подождем, не будем торопиться с выводами, - вполголоса заметил Боровик.

Казалось, его слова неизбежно потонут в шумном потоке отрывистых гневных фраз. Но нет, едва заговорил он, - в зале наступила тишина.

- Еще слишком мало данных, - продолжал Владимир Степанович. - Слишком мало для исчерпывающей оценки происшедшего. Если только наши предположения верны, задумано действительно нечто невыразимо гнусное.

Он нахмурился, с минуту помолчал и вдруг широко улыбнулся, энергично встряхнул своей снежной шевелюрой.

- Однако, как говорят, бог не выдаст - свинья не съест. Что наши ультразвуковые заградители, Игорь Александрович?

- В полной боевой, - отрапортовал пожилой мужчина с военной выправкой. Но вы сами знаете...

- Да, да, конечно. Мы готовились к большой вспышке только через два года. Что делать, на первое время придется обойтись опытными агрегатами.

- В наличии всего двенадцать.

- Ага, двенадцать? А как обстоит дело с операторами?

- Это хуже. Можем обеспечить только две установки.

- Вот и отправьте их сегодня же в Джанабад. Организуйте самолетом. Остальные срочно укомплектуйте. По поводу штатов свяжитесь лично с Виктором Викентьевичем.

- Ясно.

- В Джанабаде уточняю обстановку и телеграфирую, куда направить остальные десять. Кстати, обязательно предупредите конструктора агрегата инженера Ветрова. Пусть полюбуется на свое детище в работе.

Игорь Александрович с сомнением покачал головой:

- Инженера Ветрова не отпустят. Он был прикомандирован к нам на время.

- Но это ж первое большое испытание, - возмутился профессор. - Съездите к директору института, объясните.

Он помолчал, повертел в руках пакет.

- Сейчас я вылетаю в Джанабад, а вас, друзья, прошу продолжать работу. Исследования не должны прерываться ни на минуту.

- Владимир Степанович, - обратилась к нему Шурочка, когда Боровик, кратко обсудив с товарищами предстоящие работы, собрался было уже прощаться. - Вы позволите задать вам вопрос?

Профессор удивленно взглянул на девушку, но, заметив ее волнение, ни слова не говоря, отошел с ней в сторону.

- Простите, Владимир Степанович, - Шурочка была явно не в себе. - Это, конечно, не мое дело, но... Вы сами позволили мне спросить...

- Ну, разумеется, - отозвался Боровик, улыбкой стараясь ободрить девушку. - Спрашивайте, Шурочка.

- Вы не любите Красикова, - выпалила она. - Почему же вы его с собой берете?

- Не люблю? Но с чего вы это взяли?

- Не любите, - упрямо повторила Шурочка. - И все же берете. Почему?

Лицо профессора стало строгим.

- У меня сейчас очень мало времени. И если это простое любопытство... Владимир Степанович выразительно покосился на часы.

- Это не любопытство, - горячо возразила девушка - Мы с Красиковым друзья и... и...

- О, дружба - дело серьезное, - смягчился профессор.

Он с сочувствием посмотрел на взволнованную Синичку.

- Что же, если говорить начистоту, признаюсь, кое-что в нашем юном друге мне не по душе. Прежде всего, манера подыскивать себе работу.

- Но в этом он не виноват. Он не сам...

- Виноват, - отрезал Боровик. - В науку у нас ведут тысячи прямых дорог. Выбирающий обходную тропинку не достоин уважения.

Шурочка опустила голову, и Владимиру Степановичу стало жаль ее.

- Разве вы не знаете, что вакансия предназначалась мной одному очень способному пареньку из подшефной школы? Красиков устроился к нам в мое отсутствие, использовав родственные связи. Плохое начало.

- Плохое, - согласилась Шурочка. - Но если бы вы знали, как он увлечен нашей работой! Иначе Эдик никогда не воспользовался бы дядиной протекцией. Он страшно порядочный. Это правда, Владимир Степанович...

- Я и сам хочу в этом убедиться, Шурочка, - мягко заметил Боровик. - Для того и беру его с собой. Поездка будет ему экзаменом. Но, глядите, об этом ни гу-гу. Секрет. Договорились?

Глава 2

Предстоит борьба

В комнате царил какой-то странный, колеблющийся полумрак. Темнота то сгущалась, то редела, и одновременно с нею переливами нарастал и опадал доносившийся снаружи необычный шелестящий гул. Вместе с перемежающимся дробным стуком по железной кровле домика шум этот напоминал ливень, вернее сильный град, и только нестерпимый зной, струящийся в распахнутые окна, исключал подобную догадку.

Двое, разделенные широким письменным столом, уже несколько минут прислушивались к доносившимся снаружи звукам. Короткий телефонный звонок прервал молчание.

- Полковник Карабанов слушает, - снимая трубку, отозвался один из них. Аспер Нариманович? Здравствуйте. Да, да, по этому вопросу мне поручено связаться с вами... Так... Отлично... Да, уж восемь минут продолжается... Да, да, как будто уже редеет... Ну что же, милости просим, буду рад... Хорошо, жду.

Полковник опустил трубку на рычаг, неторопливо встал, подошел к окну. За время телефонного разговора темнота снаружи несколько уменьшилась, и шум заметно стих.

- Как будто светает, - шутливо заметил он, доставая портсигар. - Закурите, доктор?

- Благодарю. С вашего разрешения - предпочитаю трубку, - угрюмо, с сильным иностранным акцентом отозвался собеседник из глубины комнаты. - А что до "рассвета" - не обнадеживайтесь. Должен предупредить вас, посидеть в темноте еще придется.

- Сейчас заработает движок, - весело отозвался полковник. - Так что с этой стороны все в порядке. Освещение обеспечено.

- И это все меры, что вы приняли? - в голосе собеседника звучала откровенная ирония. - Впрочем, не в моем положении задавать вопросы...

- Почему же, - возразил Карабанов. - Пожалуйста.

- Вопросов не будет, - отрезал доктор. - Готов повторить еще раз: со мной вы вправе поступить как угодно, но помощь мою отвергать не смеете. Каждая минута промедления несет неисчислимые бедствия. Каждая минута! Очевидно, вы, как неспециалист, недостаточно отчетливо себе это представляете. Ваше веселое настроение могу объяснить только этим.

Темнота спала внезапно, словно кто-то одним рывком сдернул плотный занавес, отделявший комнату от яркого солнечного раздолья. Полковник Карабанов невольно зажмурился и отвернулся от окна.

- А вот и движок заработал, - с удовольствием кивнул он на незаметно засветившуюся лампу. - Ну, что же, последую вашему совету - выключать не буду.

Заняв свое место за столом, Карабанов достал из ящика небольшой журнал в пестрой глянцевой обложке, неторопливо перелистал его.

- Не волнуйтесь, доктор, - мягко проговорил он. - Ваше сообщение передано академику Кулиеву. Все необходимые меры уже приняты, а сам он будет здесь примерно через час. Я только что говорил с ним. Кстати, сегодня из Минска должен прибыть профессор Боровик. Вы ведь старые знакомые? Я слышал - вместе воевали с саранчой в Иране?

- В сорок третьем году, - подтвердил доктор. - Вот прекрасный образец международного сотрудничества. Мы работали тогда плечом к плечу - английские и русские энтомологи. Советские распылители устанавливались на английских самолетах, в свою очередь и мы помогали своим соратникам чем могли. Это был год неслыханного "урожая" шистоцерки. И все же мы управились с ней, управились сообща. Тогда я и сдружился с Боровиком. Расставшись, некоторое время переписывались. Потом переписка оборвалась. Хотел возобновить ее, когда услышал о работах над "Космическим ключом", но... В моем контракте с фондом имени Теодора Финчля был такой пункт: во время исследований воздерживаться от разглашения хода работ...

- Учитывая сугубо мирный характер изысканий, условия были достаточно жестки, - заметил полковник. - Но странно, как же могла появиться тогда вот эта ваша статья?

Он протянул журнал в пестрой обложке:

- Последний номер "Атлантик Пост".

- Вы шутник, господин полковник, - устало улыбнувшись, сказал доктор. Этот американский журнал - известное псевдонаучное бульварное издание. Я и раньше никогда не выступал в нем. Ни разу даже не разворачивал...

- На этот раз советую развернуть.

Доктор нехотя взял журнал, небрежно перелистал его и вдруг, внезапно побледнев, впился взглядом в крикливый жирно отпечатанный заголовок.

- Что это... Что это все значит? - растерянно пробормотал он, жадно глотая строки. - Я ничего не понимаю... Моя статья...

- Значит, это все же ваша статья? - в свою очередь удивился полковник. Признаться, я считал ее подложной.

- Это и есть подлог! - воскликнул доктор, гневно потрясая журналом. Чистейшей воды подлог! Статья действительно моя, кроме заголовка, конечно. Около двадцати лет назад я послал ее в один солидный лондонский журнал. Она не появилась тогда в печати. Познакомившись с новыми работами советских энтомологов, я пересмотрел многие свои выводы и отказался от выступления... И вот сейчас публикуют, неведомо какими путями добытую, мою устаревшую, ошибочную статью. С какой целью? Кому понадобилось меня компрометировать?

Карабанов покачал головой.

- Дело не в вас, доктор. Все значительно серьезнее. Это диверсия.

- Диверсия? - нервно рассмеялся ученый. - Да мою статью теперь никто не примет всерьез. Единственным пострадавшим здесь будет автор. Его поднимут на смех. Все научные журналы...

- По нашим сведениям, научные журналы Запада пока молчат, - заметил Карабанов. - Зато великий шум подняли газеты. Вот заголовки: "Провал советской энтомологии!", "Крупнейший саранчевед Запада разоблачает материалистические домыслы красных...", "Тайна пустынной саранчи шистоцерки", "Бич божий" непознаваем" и так далее и тому подобное...

- Нелепость! - махнул рукой доктор.

- Ну, нет, наоборот, - начал было Карабанов и замер.

Гул, подобный приближавшемуся ливню, снова возник вдали, нарастая быстро и неотвратимо.

- Новая стая, - прошептал доктор.

Комната погружалась в темноту; почти неразличимый до этого сноп электрического света от настольной лампы все ярче обозначал круг на широком письменном столе.

- Наоборот, - повторил полковник. - В этой "нелепости" все осмысленно, продумано, взвешено до конца. И вы сейчас в этом убедитесь.

Он отодвинул в сторону пачку зарубежных газет, положил перед собой несколько мелко исписанных листков.

- Сообщение заокеанского информационного агентства, - пояснил полковник, оно-то и легло в основу всей газетной шумихи. Слушайте, доктор:

Выступление крупнейшего специалиста по саранчовым известного английского ученого доктора Эверетта на страницах "Атлантик Пост" озадачило многих его коллег. Общеизвестно, что последние два десятилетия почтенный доктор целиком разделял взгляды советских ученых по вопросам экологии, миграции стай и так называемых "закономерностей" массовых размножений пустынной саранчи, или шистоцерки. Суть этих взглядов, базирующихся на принципах пресловутого диалектического материализма, заключается в том, что постоянный ареал пустынной саранчи якобы ограничен небольшими очагами в Индии, Аравии и Африке; а катастрофические, происходящие время от времени вспышки ее массового размножения - ритмичны, закономерны и связаны с... солнечными пятнами!

Известно также, что вот уже год, как доктор Эверетт лично руководит широко поставленными экспериментами в районе Альджауба. Целью этих щедро финансируемых работ является глубокое изучение подлинных причин периодических вспышек размножения шистоцерки и, главное, поиски эффективных средств и методов борьбы с нею.

В упомянутой нами статье Эверетт ни словом не обмолвливается о своих последних исследованиях в Альджаубе. Надо думать, доктор не решается опубликовывать результаты незавершенных еще опытов. Однако, несмотря на это, статья в "Атлантик Пост" со всей очевидностью свидетельствует о том, что доктор Эверетт раз и навсегда отбрасывает марксистские заблуждения, владевшие им много лет. Он даже не полемизирует с советскими учеными, попросту игнорируя все их домыслы.

Статья доктора Эверетта свидетельствует о том, что ученый возвращается на позиции, занимавшиеся им еще двадцать лет назад.

Вспышки массового размножения шистоцерки, выливающиеся в подлинные катастрофы для целых государств, носят чисто случайный характер, они не могут быть предугаданы. Надо полагать, что грозные эти явления вообще лежат за порогом познаваемого.

Нельзя не отметить также и общий пессимистический тон статьи, оставляющий в то же время впечатление какой-то странной недоговоренности. Общественность с нетерпением ожидает нового выступления доктора Эверетта, в котором наш знаменитый энтомолог, развивая уже высказанные им соображения, поделится результатами своих опытов и поставит все точки над "i".

Полковник дочитал и, аккуратно сложив листки, вопросительно взглянул на ученого. Тот упрямо покачал головой:

- И все же остаюсь при своем мнении. Нелепость! Чудовищная нелепость. Работы советских специалистов по пустынной саранче давно уже получили общее признание. Безошибочные прогнозы ваших ученых, за много лет вперед определяющих даты вспышек массового размножения шистоцерки, пользуются в мире науки непререкаемым авторитетом. Все это - и подложная статья, и сообщение, и газетная шумиха - стрельба вхолостую.

- Так ли? - возразил Карабанов. - Не забывайте, что круг лиц, разбирающихся в данном вопросе, крайне узок. Он ограничен фактически биологами и некоторыми другими группами ученых, так или иначе с биологией связанными. Ну, а остальные, непосвященные? Встанем-ка на их место. Многие, очень многие из них слышали имя известного прогрессивного ученого доктора Эверетта. И вот, в один прекрасный день, газеты приносят весть: доктор выступил с обстоятельной статьей, "начисто рассеивающей материалистические домыслы советских ученых" в вопросах размножения пустынной саранчи. Затем проходит еще немного времени, и вот... - полковник сделал красноречивый жест в сторону окна. - Можете не сомневаться, кое-где уже набираются заголовки для вечерних выпусков: "Катастрофические налеты саранчи", "Провал советских прогнозов"...

- Странно, очень странно, - пробормотал доктор. - Не могли же они не понимать, что как только я узнаю о проделке с моей статьей, то сразу разоблачу их.

- Пока что им удавалось скрывать от вас и статью, и широкие отклики на нее.

Эверетт кивнул.

- Я очень редко просматриваю газеты, - убрать с моих глаз нужные экземпляры было, очевидно, не так уж трудно. Но долго держать в неведении меня, конечно, не удалось бы.

- Не удалось бы, - согласился полковник. - Вот почему я убежден - в Альджаубе вам грозила смертельная опасность. Эти люди не останавливаются ни перед чем.

- Да, да, - воскликнул доктор в страшном возбуждении. - Как я упустил это! Да, именно так. Теперь все ясно, все встает на свои места... Какой дьявольский план! Использовать статью для прикрытия чудовищной диверсии, затем уничтожить автора и, в случае чего, свалить все на него же!..

Зазвонил телефон.

- Радио Дели передает о появлении гигантских саранчовых волн над Индостаном, такие же известия поступили из Багдада и Карачи, - сказал Карабанов, выслушав сообщение. - Минут через двадцать мы вместе нанесем на карту первые данные. Разумеется, если вы не утомлены, доктор. Комната для вас приготовлена. Вы могли бы отдохнуть.

- Благодарю, господин полковник. Мне не до отдыха, - последовал решительный ответ. - Могу я сейчас быть вам еще чем-нибудь полезен?

Полковник внимательно посмотрел на собеседника, придвинул к себе блокнот.

- Коль скоро вы решительно отказываетесь от отдыха... Что ж, давайте, если не возражаете, попробуем скрупулезно восстановить ход предшествующих диверсии событий. Нам предстоит борьба с противником жестоким, изворотливым и беспринципным. Чтобы припереть его к стене, потребуются факты, неопровержимые факты, имена, даты. Вы готовы пойти на это, профессор?

- Да, - без колебания ответил англичанин. - Готов.

Глава 3

Положение безнадежно

О дяде Красиков вспомнил в последнюю минуту, когда пора уже было спешить на аэродром.

- Я сейчас, мама, - бросил он хлопотавшей возле раскрытого чемодана матери и выскочил в коридор.

Торопливо набрав хорошо знакомый номер, Эдик услышал низкие продолжительные гудки.

"Дрыхнет, старая перечница, - беззлобно подумал он. - Хоть бы Альбинка подошла. Было б роскошно! "Привет, детка, лечу в пески, на границу, в самое пекло!.. Да так, пустяки, неудобно по телефону. Вот что, позови отца, тут у меня кое-что к нему".

- Алло, алло... - прогудело в трубке.

- Это я, дядя, - поспешно отозвался Эдик. - Не сердитесь, что рано так. Дело в том, что сейчас вылетаю. Наш партизан поднял всех среди ночи. Не знаю, что за муха укусила...

- Да, да, я в курсе, - проворчала трубка. - Тебе можно было и не звонить. У меня и так всю ночь не смолкает телефон.

- Но вы же сами велели, дядя, - смутился Эдик. - Говорили, чтоб я всегда ставил вас в известность...

- Ладно, ладно. Когда вернешься из этого... э-э... турне, подробно проинформируешь. Вот так. Спокойной ночи... э... я хочу сказать счастливого пути.

- Спасибо, дядя, до сви... - Эдик не успел договорить. В трубке сухо щелкнуло. Юноша вздохнул и направился в свою комнатку, которую занимал с матерью, скромной машинисткой небольшого учреждения.



- Ты с дядей говорил? - робко осведомилась мать. - Он был с тобой приветлив?

- Разумеется, - нетерпеливо отозвался Эдик. - Пожелал мне счастливого пути, приглашал заходить, когда вернусь.

Он взял со столика изящный, сплетенный светло-желтыми ремешками белоснежный термос, попытался пристроить на боку. Ничего не получилось. У пояса уже болтались полевая сумка, планшетка, бинокль, фотоаппарат... Повертев термос в руках, Эдик, не глядя, протянул его матери.

- Придется в чемодан... И что это ты так возишься, мама? Я уже опаздываю!

Последний раз крутнувшись перед зеркалом, Эдик довольно хмыкнул, принял из рук матери чемодан, торопливо поцеловал ее в щеку и бросился к двери.

Время отправления самолета приближалось, и Владимир Степанович, заняв свое место, все чаще кидал взгляд на распахнутую дверцу. Судя по тому, как грозно сошлись на переносице черные его брови, нерадивого лаборанта ожидала основательная взбучка. Однако, когда запыхавшийся Эдик в последнюю минуту показался в дверном пролете, Боровик не сумел сдержать улыбки.

- Ну и ну... - произнес он про себя.

Красиков и впрямь выглядел довольно живописно. Невесть откуда добытый белый пробковый шлем, огромнейшие дымчатые очки, сверхмодная рубаха немыслимой расцветки...

- Так сказать, в полной боевой, - разглядывая своего лаборанта, добродушно заметил Боровик и строго добавил: - Однако договоримся - опоздание первое и последнее.

"Ол райт, сэр!" - усмехнулся Красиков, а вслух скромно произнес:

- Хорошо, Владимир Степанович.

Самоуверенный юноша в присутствии Боровика неизменно испытывал какую-то непонятную ему самому робость. Это было тем более странно, что он давно уже усвоил неприязненно-насмешливое отношение к профессору, господствующее в дядином окружении. О "партизане" говорили там много и охотно. "Можете себе представить, у этого... э-э... человека нет ни единой диссертации. Уж я-то знаю. Ни единой! И кандидатскую и докторскую степень он получал "гонорис кауза". Это ли не окольный путь в науку!" Сам дядя "окольных путей" не признавал. Каждый его рывок к очередной степени был надежно подкреплен массивным, красиво переплетенным "трудом", хранящимся в научной библиотеке. "Да, дорогие товарищи, могу гордиться, каждый мой шаг оплачен. Сполна оплачен. И если я когда-либо буду... э-э... удостоен"... Впрочем, "удостаивать" его почему-то не торопились. Хотя дядя давно уже сшил тайком академическую шапочку (Эдик узнал об этом от Альбинки), заветное звание пока оставалось лишь мечтой. Даже значительные успехи на административном поприще не могли его утешить. Став директором большого научно-исследовательского центра, он автоматически возглавил ряд лабораторий, руководимых крупными учеными. Скромная докторская степень казалась уже ему явно несоответствующей столь высокому посту.

Нет, Эдик был совсем не глуп. Он понимал, что питало в дядином кружке такую устойчивую неприязнь к профессору Боровику. "Мы просто завидуем ему, внутренне усмехался Эдик, не сводя в то же время преданного взгляда с разглагольствующего дядюшки. - Да, да, завидуем и потом он... э-э... так не похож на нас".

Увы, профессор действительно мало соответствовал ходячим представлениям о подлинном "жреце науки". Невысокий, подвижный, страшно "земной", он одним только обликом своим шокировал расфранченного юношу. Вот и сейчас, старомодная соломенная шляпа, полотняный пиджачок, старенькие брезентовые сапожки, - вылитый агроном из какого-нибудь захолустного колхоза. "Да он просто скуп, этот старый гриб!" - вздохнул Красиков.

- Вы что-то сказали? - оторвался от оконца Владимир Степанович.

Эдик смутился. Он мог бы поклясться, что ни единого слова не сорвалось с его губ, и тем не менее... Ведь о непостижимой проницательности "патрона" рассказывали целые легенды.

- Я хотел сказать... - поспешно отозвался Красиков. - Хотел попросить вас, Владимир Степанович...

- Да, да, обещал, помню, - кивнул Боровик и снова приник к окну.

Глубоко внизу расползлись бесформенные, ржавые пятна болот, кое-где рассеченные серовато-синими жилками речушек и ручьев. Время от времени под крылом самолета проплывают небольшие, черные прямоугольнички распаханных полей. Но их еще немного, совсем немного. Наступление на болота требует пока огромных сил и средств. Все изменится, когда завершится, наконец, работа над "Космическим ключом". Обширные болота Белоруссии, Прибалтики и Карелии, огромнейшие заболоченные пространства Сибири и Дальнего Востока, пески Казахстана и Средней Азии превратятся в плодороднейшие земли. Обретут новую жизнь мертвые пустыни Сахары и Гоби, Виктории и Колорадо. Бездонными кладовыми распахнутся перед человечеством новые житницы. Все это будет, он знает твердо. Но впереди еще немало работы. Десятки людей бок о бок с ним бьются над разгадкой последних тайн "ключа". Десятки, и в том числе этот птенец в оперении смешном и жалком.

- Итак, молодой человек, вас интересует цель нашей поездки? Что ж, любопытство вполне законное. Дело, видите ли, в том, что сегодня на рассвете сообщили о крупных залетах саранчи из-за рубежа.

- Саранча... - разочарованно протянул Эдик. - Значит, речь идет всего-навсего о насекомых...

- Всего-навсего о насекомых, - в тон ему отозвался профессор. - О таких, знаете ли, букашках-таракашках. Кстати, не напомните ли вы мне кое-что о них?

- С огромным удовольствием, Владимир Степанович, - оживился Эдик.

Он задумался на минуту, собираясь с мыслями.

- Насекомые являются одним из классов типа членистоногих, - уверенно начал Красиков. - Классом совершенно особенным, по месту, занимаемому в природе. На сегодняшний день описано более шестисот тысяч видов насекомых, а общее их число, по мнению ряда ученых, достигает 10 миллионов. Видовое богатство их далеко превосходит все прочие группы животных.

- Ага, - проговорил Владимир Степанович, с одобрением глядя на лаборанта. - Ну-с, а чем мы все же объясним его - это самое превосходство?

- Самим строением их организма, - по-прежнему уверенно ответил Красиков. Например, трахеи, при помощи которых они дышат, достигают у насекомых совершенства...

- Все это так. Но не кажется ли вам, что полет... - подсказал Боровик.

- Да, да, Владимир Степанович, - подхватил Эдик. - Это, разумеется, главный фактор. Полет возникал в истории животного мира по меньшей мере четыре раза: у птерозавров, птиц, летучих мышей и насекомых. Птерозавры вымерли, летучие мыши не получили большого развития, тогда как птицы и насекомые дали наиболее совершенные известные нам типы полета и интенсивное видообразование. Высказывается также соображение о биологической выгодности малого размера тела насекомых, дающего им возможность использовать крохотные укрытия, недоступные крупным позвоночным. Имеет, конечно, значение и способность к массовому размножению, которая у ряда насекомых очень велика. Все вместе взятое, очевидно, и обеспечивает преобладание насекомых над прочими сухопутными беспозвоночными.

- Чуточку книжно, но безусловно правильно, - одобрил профессор. Признаться, для меня это большой сюрприз. Не рассчитывал на такую обстоятельную подготовленность.

- Я с раннего детства увлекаюсь энтомологией, - скромно опустил глаза Эдик.

- Ага, с детства... Ну что ж, прекрасно, тем легче будет вам войти в курс дела. Нам предстоит война.

- Война?!

- Разумеется, не в полном смысле, без всяких внешних атрибутов. Но в отношении ожесточенности... Достаточно сказать, что во время последней вспышки 1952 года масса саранчи весила значительно больше, чем все людское население земного шара. Ее полеты вызвали опустошения и голод, унесший в странах Азии миллионы человеческих жизней.

- Миллионы жизней? - Красиков был не на шутку поражен. Устроившись в лаборатории профессора Боровика, он по дядюшкиному совету ("Учти, племянничек, наука о разных там... хе-хе... букашках - любимый его конек"), принялся было штудировать энтомологию. Однако дальше первой главы дело не пошло. Вызубрив лишь первые страницы, капризный юноша забросил учебники. "Для того чтобы при случае блеснуть перед "патроном", - рассудил он, - хватит и этого..."

- Неужели миллионы человеческих жизней?

- Именно, - подтвердил Владимир Степанович. - И это на счету одной лишь шистоцерки. А теперь представим, что произойдет, если к массовому размножению будут искусственно пробуждены и другие букашки-таракашки. Можете не сомневаться - среди десяти миллионов видов найдется еще немало потенциальных агрессоров.

- Вы говорите - искусственно пробуждены? Но как же это понять, Владимир Степанович?

- Сегодня в нашей лаборатории были высказаны некоторые догадки. Нам еще предстоит кое-что проверить, но... боюсь, они не лишены основания. Дело в том, что...

Владимир Степанович вдруг замялся. Красиков навострил уши.

- Да, вам следует знать это. Год назад меня посетил некий джентльмен...

- Товарищ Боровик, - перебила профессора девушка в лётной форме. Извините. Вам срочная телеграмма. Принята по радио.

Владимир Степанович развернул телеграфный бланк, пробежал глазами короткий текст и как-то растерянно посмотрел на своего спутника.

- Что с вами? - встревожился удивленный Эдик.

Рука с телеграммой бессильно опустилась, голубоватый бланк выскользнул из пальцев.

- Положение безнадежно, - тихо, почти шепотом произнес профессор. Понимаете - безнадежно...

Глава 4

Условия маленького бизнеса

Факты, имена, даты... Если б звал, что потребуется, вел бы, конечно, запись. Впрочем, пожалуй, это не так уж и трудно, - восстановить цепь событий. Имена? Их не очень много. Билли Бенч - курчавобородый Апостол. Патрик О'Лири, физик. Ну и конечно Блер, Бенджамен Блер, с него-то и надо начинать...

Много раз потом вспоминал доктор Эверетт злополучный день первого знакомства. Как и обычно в начальных числах мая, они готовили отправку большой партии посылок с шистоцеркой. Лаборанты таскали по лестницам целые вороха алюминиевых коробок, предназначенных для транспортировки пустынной саранчи, а старшие научные сотрудники строчили послания чуть ли не на всех языках земного шара. Сам он только что закончил сопроводительное письмо в Карачи (слава богу, на Индостан корреспонденция шла на английском языке), когда директор ввел этого американца.

- Мистер Блер - доктор Эверетт, - представил их друг другу директор.

Пожимая руку, Эверетт хмуро посмотрел на гостя. Тот ответил ему доброжелательным, безмятежным взглядом.

Нет, американец не производил дурного впечатления. Даже наоборот. Стройный, подтянутый, одет скромно, но элегантно...

- Доктор, как видите, занят делом, совершенно ему не подходящим. Можно было бы посадить сюда рядового служащего, но увы... Сейчас мы так стеснены в средствах...

Это уж было вовсе ни к чему! Удивительно, до чего шеф любит прибедняться. Разумеется, правительственные ассигнования явно недостаточны, бедняге все время приходится изворачиваться. Но заискивать перед каждым иностранцем в надежде на пожертвования...

К счастью, гость оказался человеком деликатным. Отозвавшись каким-то сочувственно-шутливым замечанием, он с приветливой, даже несколько застенчивой улыбкой, попросил разрешения на осмотр лаборатории.

- Мистер Блер - распорядитель фонда имени Теодора Финчля, - счел нужным пояснить директор. - Быть может, он несколько преувеличенного мнения о более чем скромных достижениях института и о том вкладе, который...

- Извините, сэр, - рассердился Эверетт. - Пусть достижения наши не так уж и велики, но что касается вклада... Наш институт является по существу противосаранчовым центром всего Британского Содружества, а поле деятельности его распространяется на многие континенты и острова жаркого и умеренных поясов планеты. И если правительство по слепоте своей скупится на поддержку, то это еще не значит, что мы...

- Без политики, умоляю, без политики, Эверетт, - с шутливым ужасом замахал руками директор. - Уверяю вас, нашему гостю это совсем не интересно.

- Все это чрезвычайно любопытно, джентльмены, - с мягкой улыбкой заметил американец. - А вы еще говорите: преувеличенное мнение. Да я и не подозревал, что ваше поле деятельности столь обширно.

- О да, - заторопился директор. - В этом отношении мой друг доктор Эверетт совершенно прав. Наш географический отдел, например, прослеживает передвижение крупных стай во всем мире. Специальная лаборатория занята искусственным размножением саранчи...

- Вот как! - удивился Блер. - У вас занимаются даже этим?

- Миллион яиц в год, сэр. Миллион яиц и до пятидесяти тысяч взрослых особей. Размножение саранчи у нас, так сказать, носит характер массового производства. Признаться, это служит нам дополнительной статьей дохода. Мы рассылаем саранчу десяткам университетов и многочисленным ученым во многие страны.

- Поразительно! И вы не опасаетесь производить в таких масштабах подобный материал здесь, в Англии?

Директор улыбнулся:

- Недавно произошел курьезный случай. Молодой биолог в панике прибежал в полицию с кузнечиком в спичечной коробке. "Это шистоцерка - опаснейший вредитель, я поймал его в центре Лондона, в Гайд-парке!" - волновался он. Полиция было всполошилась, но мы быстро успокоили ее. Действительно, несколько особей удрало у нас из лаборатории, но в этом не было ничего опасного. У пустынной саранчи нет и малейшего шанса выжить на наших островах. К сожалению, во многих других районах мира саранча себя чувствует отлично. Она может буквально процветать на площади около тридцати миллионов квадратных километров. Значительная часть Африки и Азии и сегодня еще страдает от ее опустошительных налетов.

- Тридцать миллионов квадратных километров, - пробормотал американец. Колоссально!

- О да, сэр. И вся эта огромнейшая территория постоянно находится под угрозой массового нашествия. Природа не знает более прожорливых существ. Ведь средняя стая шистоцерки весит примерно двадцать тысяч тонн и истребляет за один только день массу растений, равную собственному ее весу. В один только день, сэр! И одна только стая! Нами подсчитано, что даже в самый благополучный год саранча уничтожает сельскохозяйственные культуры на сумму, превышающую сто миллионов долларов.

- Сто миллионов? - улыбнулся Блер. - Как раз такая же сумма, по традиции, ежегодно ассигнуется у нас Конгрессом по закону о взаимной безопасности.

- Простите, сэр?.. - переспросил директор.

- Нет, нет, - пустое совпадение... Прошу вас, продолжайте. Вы говорили с таким подъемом.

- Я думаю, сейчас мы предоставим слово моему другу Эверетту. Доктор ведет весьма интересные исследования, и если мистер Блер не возражает...

- О, я был бы весьма признателен.

- В таком случае, оставляю вам нашего гостя, Эверетт, - нежно пропел директор и поклонился американцу:

- После осмотра жду вас в кабинете, сэр.

Эверетту стало не по себе.

- Ну что ж, пойдемте, - буркнул он и, не глядя на Блера, направился в лабораторию. Миновав длинный полутемный коридор, он распахнул плотно прикрытую, одетую теплоизоляционным материалом дверь и, пропустив гостя вперед, шагнул в просторное, ярко освещенное помещение.

- Однако, - воскликнул американец, вытирая выступившие на лбу бусинки пота. - Пышет, как возле мартена.

- Точнее сказать - как в Сахаре, - поправил Эверетт. - Здесь круглый год царит атмосфера раскаленной пустыни.

Они прошли мимо шеренги высоких, освещенных изнутри, стеклянных ящиков, в них по изгрызенным ветвям безостановочно двигались крупные желто-зеленые кузнечики, и остановились перед большим - десять футов в длину - инсектарием. Дно его дюймов на шесть покрывал темный влажный песок, по которому кое-где была разбросана свежескошенная трава.

- Здесь мы их и разводим, - сказал Эверетт. Открыв сбоку маленькую дверцу, он просунул руку внутрь и вытащил из песка темную палочку дюйма в четыре длиной. - Это так называемая кубышка, в ней содержится до сотни яиц, каждое размером с пшеничное зернышко.

- Разрешите? - протянул руку Блер. - Интересно, чрезвычайно интересно, проговорил он, внимательно разглядывая кубышку. - Прочная штуковина.

- Как видите, они неплохо защищают свое потомство. Любопытно, что эта надежнейшая броня, образованная из пенистой жидкости, быстро застывающей на воздухе, в свою очередь отлично пропускает влагу. Ведь если в течение инкубационного периода яйцо не получает нужного количества воды, оно погибает. Вот почему саранча откладывает яйца только во влажном песке. Между прочим, это обстоятельство вызывает сейчас известную тревогу в связи с широким орошением полузасушливых районов. Может случиться, что, затратив огромные средства, ирригаторы невольно создадут новые очаги массового размножения саранчи.

- Смотрите-ка, - оживился Блер. - А ведь опасность эта вполне реальна. Многие молодые государства Азии и Африки с помощью России затеяли крупнейшие работы по орошению пустынь. Надо думать, и советские энтомологи озабочены этой же проблемой?

- Еще бы, - усмехнулся Эверетт. - И не только озабочены. Они уже близки к полному ее решению. Правда, у них вопросы финансирования...

Эверетт запнулся.

- Кажется, я начинаю походить на шефа, - невесело рассмеялся он. Извините, мистер Блер, это очень грустно и мало интересно. Продолжим лучше осмотр.

Возле центрального инсектария хлопотала Мэй, удивительно грациозная в своем накрахмаленном белоснежном халатике.

- Вот и Повелительница шистоцерки - наша маленькая Мэй, - голос Эверетта потеплел. - Это наш гость, мисс Сногсби, мистер Блер из Штатов.

- Добро пожаловать, мистер Блер из Штатов, - приветливо улыбнулась Мэй. Вы тоже энтомолог?

- О нет, мисс, всего только бизнесмен, - добродушно заметил Блер. - Самый вульгарный, неуклюжий бизнесмен, мало что смыслящий в науке, но глубоко уважающий ее жрецов.

- Однако с вами надо держать ухо востро, мистер Скромник, - рассмеялась Мэй. - Признайтесь, что вы просто хотите усыпить нашу бдительность.

Как и всегда, она сразу внесла атмосферу милой непринужденности. Эверетт окончательно оттаял. Обмениваясь шутливыми фразами, они втроем продолжали обход лаборатории.

- Оказывается, вы заботитесь и о развлечениях для своих питомцев, воскликнул американец, задерживаясь у забавного, похожего на игрушку, сооружения. К легкому, свободно вращающемуся вокруг металлического стержня пластмассовому обручу, на равных расстояниях были подвязаны все те же кузнечики. Сейчас обруч был неподвижен, и насекомые беспорядочно прыгали, стремясь освободиться от удерживающих ниточек. - Настоящая карусель!

- Прибор так и называется, - Мэй легонечко толкнула обруч, придав ему вращательное движение, и саранча, послушно застрекотав крыльями, устремилась в круговой полет.

- Да вы подлинная волшебница, мисс Сногсби, - поразился Блер. - Никогда в жизни не слыхал о дрессировке саранчи. Не зря зовут вас Повелительницей шистоцерки.

- Это не дрессировка, - возразила Мэй. - И шистоцерка, к сожалению, не признает моей власти. Она повинуется только своим инстинктам.

- А с помощью этого приборчика, - останавливая "карусель", добавил Эверетт, - мы определяем скорость и продолжительность ее полета.

- Повинуется только своим инстинктам, - задумчиво повторил американец. Удивительное дело - безобидная зеленая кобылка, в ничтожных количествах обитающая кое-где в Аравии и на Индостане, вдруг будто по чьей-то таинственной команде сбивается в стаи, постепенно меняет окраску и форму тела, начинает усиленно размножаться, а затем опустошительными волнами обрушивается на оторопевшее человечество. Как хотите, но в этом есть что-то сверхъестественное, мистическое и...

- И недаром еще с незапамятных времен саранчу именуют "бичом божьим", быстро подсказала Мэй.

- Смейтесь, смейтесь, - возразил Блер. - Насколько я слышал, это действительно одно из самых загадочных явлений природы.

- Вы правы, - заметил Эверетт. - Тут много неясного, даже непонятного, и все же...

Он подошел к установленному на столе стеклянному цилиндру, нажал на панели пусковую кнопку. Внутри цилиндра замелькали, забились легкие, закрепленные на вращающемся колесе, волокна.

- Механический раздражитель, - пояснил Эверетт. - У молодой шистоцерки одиночной формы после обработки в нем из кубышек выводятся личинки переходной, а затем и стадной формы. Вращающиеся волокна, воздействуя на осязательные органы саранчи, пробуждают в ней стадные инстинкты. В том-то весь секрет. Аналогичное положение создается, когда шистоцерка начинает скучиваться.

- Но что побуждает ее к этому? - не унимался Блер. - Что? Почему она вдруг начинает сбиваться в стаю?

Эверетт молча развел руками.

- Недавно опубликовано любопытное сообщение советского ученого Боровика, заметила Мэй. - Высказывается догадка о влиянии особых космических излучений на центральную нервную систему шистоцерки. В минской лаборатории Боровика поставлены интереснейшие опыты.

- Да, да, я слышал, - живо отозвался Блер. - Это облетело всю мировую печать. С "Космическим ключом" Боровика связываются большие надежды в самых различных областях биологии. Вы не пытались повторить его опыты над шистоцеркой?

Эверетт хмуро покачал головой.

- Нужны сложнейшая аппаратура, расщепляющиеся материалы.

- И если вы это все получите...

- Соглашайтесь скорее! - воскликнула Мэй. - Соглашайтесь, пока мистер Блер из Штатов не спохватился и не раздумал. Ведь это, должно быть, стоит кучу денег.

Эверетт с досадой взглянул на девушку.

- Если это предложение серьезно, - нерешительно начал он, но американец перебил его:

- Совершенно серьезно, доктор. Все, что требуется сейчас, что потребуется в дальнейшем... фонд имени Теодора Финчля предоставляет вам открытый текущий счет. Единственное условие - территориальное. Опыты должны производиться в настоящей пустыне. Как говорят наши русские соперники: "Ближе к жизни, ближе к производству". Но это, конечно, не смутит таких верных жрецов науки, не правда ли?

И Блер, широко улыбаясь, протянул растерявшимся ученым руки. Левая, затянутая в желтую перчатку, отличалась странной неподвижностью. "Ранение очевидно, ветеран", - с внезапной симпатией подумал Эверетт.

Неожиданное предложение американца удивило и директора.

- Насколько я вас понял, сэр, профессору Эверетту и мисс Сногсби придется в этом случае оставить наш институт?

- На время, только на время, - поспешно заверил Блер. - В конце концов, даже можете считать нашу опытную станцию своим филиалом. Вся научная информация в первую очередь будет направляться к вам.

- Но почему же в таком случае вы настаиваете...

- Форма, одна только форма, господин директор! Будьте снисходительны к смешному нашему тщеславию. Пусть первый эксперимент по уничтожению этих коварных тварей будет поставлен в стране, пользующейся благами американской помощи.

Блер подошел к большой, испещренной условными значками, карте.

- Пусть это будет хотя бы здесь, - затянутая в перчатку левая рука его небрежно коснулась нарты. - Судя по значку, именно отсюда чаще всего начинаются массовые разлеты шистоцерки.

- Собственно говоря, - нерешительно заметил директор. - Если б мы при нашем бюджете пытались все делать сами, то не добились бы ничего. Наш институт никогда не чурался помощи...

- Вот и прекрасно, - весело подхватил американец. - Осталось только уточнить условия нашего маленького бизнеса.

Глава 5

Добро пожаловать в Альджауб!

К удивлению Эверетта, они стали друзьями. Как произошло это? Как случилось, что он, суховатый и недоверчивый британец-ученый, всю жизнь чуравшийся дельцов и политиканов, сблизился с этим явным авантюристом? Трудно сказать. Но факт остается фактом, - уже к тому времени, как на горизонте замаячила мрачная башня Альджауба, он испытывал к веселому американцу самую искреннюю привязанность. Даже то обстоятельство, что с первого же дня Блер встал между ним и Мэй, не помешало развитию их дружбы.

- Вы сухарь, сэр, - в присутствии девушки не раз выговаривал ему американец. - Да, да, самый черствый сухарь во всем Соединенном Королевстве. Запереть такое очаровательное создание в обществе этих мерзких насекомых! Б-р-р...

- Но я не имею на Мэй ровно никаких прав, - с улыбкой оправдывался Эверетт. - Мисс Сногсби по собственной инициативе стала Повелительницей шистоцерки. Высокий титул, видимо, подогревает ее тщеславие.

- Ах, Джордж, Джордж, - не унимался Блер. - Еще издеваетесь над своей жертвой. Это чудовищно!

Что там ни говори, этот янки был приятным собеседником. И совсем не выглядел обычным бизнесменом. К тому же, когда речь заходила об энтомологии, он буквально загорался.

- Я одержим ею, - однажды признался Блер. - А знаете, с чего это началось?

И он с самым серьезным видом поведал историю, обошедшую учебники энтомологии всего земного шара. Поучительную историю профессора Трувело из Мэдфорда, выписавшего в Америку десяток кладок яиц зловредных гусениц.

8 мая 1869 года, подготавливая опыт по скрещиванию непарного шелкопряда с шелкопрядом тутовым, незадачливый ученый потерял несколько гусениц. Их вынесло ветром в открытое окно. И вот двадцать лет спустя страшное бедствие обрушилось на Мэдфорд. Крупные мохнатые гусеницы с красными и синими бородавками на теле заполонили окрестности. Лесистые холмы, окружавшие город, обнажались, как при осеннем листопаде. Потоки гусениц растекались по садам, они проникали даже в дома. Их давили, жгли, поливали кипятком, но ничто не могло остановить нашествие. На следующий год оно распространилось на соседние районы. И так пошло! Плодовые сады постепенно погибали, леса на протяжении десятков километров превращались в сухостой. Тысячи садоводов были разорены дотла. Незначительная оплошность профессора Трувело обошлась Штатам в сотни миллионов долларов!

Эверетт и Мэй украдкой обменялись улыбками.

- Он увлекается, как дитя, - шепнула девушка. - Это ребенок.

- Большой ребенок, - согласно кивнул головою Эверетт.

Если б он знал тогда, какие мысли владеют этим "большим ребенком"! Если б только предполагал...

Но в то время даже самых смутных подозрений у него не возникало. Блер выглядел этаким добродушным янки, рубахой-парнем. А быть может, он и в самом деле в какой-то степени был таким?

Во всяком случае, организатором являлся он блестящим. Через какую-нибудь неделю после первого их знакомства все трое были уже на месте, в самом центре гаммады - жаркой каменистой пустыни, на территории одной из ближневосточных стран.

Солнце уже клонилось к горизонту, когда черный "бьюик" Блера остановился перед высокими стальными воротами. Вправо и влево уходили ряды колючей проволоки, подвешенной на массивных железобетонных опорах.

- Как в концлагере, - невесело пошутил Эверетт. Неосознанная тревога закрадывалась в сердце.

- Элементарные меры предосторожности, - пояснил американец. - Наша электростанция работает на ядерном горючем.

Мэй округлила глаза:

- Да вы просто чародей, мистер Блер из Штатов. Атомная электростанция в пустыне! Признайтесь: за этой оградой вы прячете чудеса в духе сказок Шахеразады.

- Все может быть, мисс, - улыбнулся Блер.

- Хелло, Бен! - появляясь из проходной будки, приветствовал его лысый толстяк с седою курчавой бородой.

- Хелло, Билли! - весело отозвался Блер и обернулся к спутникам. - Прошу любить, и жаловать - местный апостол Петр.

- Хелло, леди и джентльмены! - зычно провозгласил Апостол, сверкая загорелой лысиной. - Добро пожаловать в Альджауб.

Ворота бесшумно распахнулись.

- Грандиозно! - радостно рассмеялась Мэй. - У вас даже свой апостол Петр в шортах и безрукавке.

- И с защитными очками, - в тон ей отозвался Блер. - Надо учесть, что у нас не столь мягкий климат, как в раю.

- Альджауб - Селение мертвых, - перевел Эверетт. - Оригинальное название.

- Присмотритесь-ка к этой башне, - Блер указал на замеченное ими еще издали странное цилиндрическое сооружение. - Узнаете?

- Башня безмолвия! - воскликнул пораженный Эверетт. - Кладбище древних парсов...

- Вот именно. Ей мы и обязаны миленьким названием нашего городка. Впрочем, если мисс Мэй сочтет это слишком мрачным...

- Нет, нет, - возразила девушка. - Я кажется вхожу во вкус. Все это так романтично...

"Так романтично", - вздохнул Эверетт. Ему вдруг стало грустно.

Древняя башня, сложенная из крупных грубоотесанных каменных плит, осталась позади.

- Я заметила ее давно, - задумчиво произнесла девушка. - Заметила давно и все гадала: что бы могло это быть?

Блер промолчал.

Через несколько минут "бьюик" затормозил возле небольшого уютного коттеджа, под ослепительно белой крышей. Смуглая пожилая женщина выбежала к автомобилю.

- Как нравится вам эта хижина, мисс Мэй? - спросил Блер, небрежным кивком ответив на приветствие служанки. - Со временем вы займете дворец, достойный Повелительницы шистоцерки.

- Чудеснейший домик. И не надо мне никаких дворцов, мистер Чародей. А то я и впрямь воображу себя Шахразадой...

Шофер, рослый темноглазый туземец, по знаку Блера вынес чемоданы девушки.

- Может, пройдем пока пешком, - предложил Эверетту американец. - Ваша обитель рядом, через два дома.

Они вышли - на узенький, окаймленный пальмами тротуар. Рядом, в бетонированной канавке, журчала вода. По обе стороны дороги виднелись стандартные коттеджи под разноцветными крышами.

- Мы их только так и узнаем, по цвету крыш, - заметил Блер. - Вон ваша темно-синяя. Спокойствие и солидность. Угадал я ваш вкус, Джордж?

Но Эверетт думал о другом:

- Нигде ни души. За исключением Апостола. Это действительно мертвое селение.

Блер пожал плечами:

- Просто оно населено увлеченными работою людьми. Занятыми и не очень любопытными.

- Но дети...

- Здесь нет семейных.

Они поднялись на крохотную терраску, через незапертую дверь прошли в домик. Три небольшие комнаты - столовая, спальня, кабинет, - были обставлены просто, но удобно.

Блер положил руку на изящную, вмонтированную в письменный стол клавиатуру.

- Смотрите.

Он нажал белую клавишу, и над головой негромко загудел укрытый в потолке вентилятор. Зеленая клавиша распахнула окна, оранжевая - опустила жалюзи.

- Здесь нет семейных, - повторил Блер. - И нет слуг. С ними всегда столько канители... Впрочем, для вас и для мисс Сногсби сделано исключение.

На улице раздался тихий рокот автомашины, шофер-туземец внес чемоданы Эверетта.

- Это Фарук, - сказал Блер. - Сейчас он приготовит ванну и займется ужином. Ну а завтра покажет, как управлять нехитрой механизацией быта. В каждой комнате есть такая же клавиатура. В спальной - у кровати, в столовой на обеденном столе. Он подробно все расскажет и вообще... останется помогать вам, Джордж. Я уже говорил - для вас сделано исключение.

Шофер, неподвижно стоявший у двери, молча поклонился и с чемоданами прошел в спальню.

- А его, пожалуй, болтуном не назовешь, - усмехнулся Эверетт.

- Что может быть ужаснее слуги-говоруна! - нажав клавиши, Блер выключил вентилятор и поднял жалюзи. - Если вы не очень утомлены дорогой, Джордж... Мне надо поговорить с вами. Завтра на рассвете я должен ехать.

Они опустились в кресла. Блер снова поколдовал над клавиатурой, и к ним бесшумно подкатил низенький столик с фруктами и набором для коктейля.

- Странное у меня чувство, Бен, - признался Эверетт. - Такое ощущение, будто попал в какую-то отчаянную авантюру. Я даже не знаю, кто сидит передо мною...

- Друг, - Блер положил затянутую в перчатку руку на его плечо. - Преданный друг ваш, готовый ответить на любой вопрос.

- Что вы затеяли? - пристально глядя в глаза американца, спросил Эверетт. - Неужели все это сооружено только ради проникновения в тайну пустынной саранчи?

- И да и нет, Джордж. И да и нет. Здесь, в Альджаубе, мы действительно занимаемся шистоцеркой. Но на других пунктах...

- Как! Альджауб не единственный!

- Поражает масштаб исследований? О, уверяю вас, игра стоит свеч. Вы угадали, Джордж, тут дело не в одной только пустынной саранче. Предстоит решать проблемы неизмеримо более значительные. Но на самом первом этапе, на самом первом, от шистоцерки зависит многое. Почти все.

Он так и сказал: "От шистоцерки зависит многое". Но в тот момент Эверетт пропустил эти слова мимо ушей. Противоречивые чувства боролись в нем: недоверие, настороженность и... необъяснимая симпатия к этому загадочному американцу.

Блер разлил по бокалам приготовленную смесь.

- Выпьем, Джордж, - предложил он. - За нашу дружбу! Не возражаете? Ведь мы с вами достаточно разные люди, чтобы стать друзьями, не так ли?

Они медленно осушили бокалы. Блер встал, подошел к открытому окну. Невдалеке над вершинами цветущих олеандров вырисовывался темный силуэт башня безмолвия.

- Вы знаете, Джордж, ведь я родом из Мэдфорда. Да, да, из того самого Мэдфорда, где сотню лет назад профессор Трувело поставил свой злосчастный опыт с непарным шелкопрядом. Там до сих пор пугают ребятишек рассказами о нашествии мохнатых гусениц. История эта с детских лет волнует мое воображение. Подумать только: несколько жалких комочков слизи, случайно завезенных в Штаты, обратились грозным стихийным бедствием, поразившим величайшую державу мира!

- История знает немало таких примеров, - заметил Эверетт.

- Вот именно! - подхватил Блер. - Тут было над чем задуматься. Мысли, одна фантастичнее другой, рождались в моем мозгу. Я решил посвятить себя энтомологии. Окончив колледж, поступил в Калифорнийский университет...

- Так вы энтомолог? - удивился Эверетт.

Блер покачал головой.

- Вряд ли могу называться им. Мне не удалось окончить курса. Ведь я из небогатой семьи, отец мой был всего лишь мелким рекламным агентом... К тому ж я вскоре понял, что диплом мне ровным счетом ничего не даст. Для реализации моих идей нужны были не столько знания, сколько деньги, деньги и еще раз деньги! Словом, я без особых сожалений распростился с университетом. Видимо, как и большинство американцев, по натуре я игрок. Мне повезло. Вскоре у меня завелись доллары, много долларов. И тут я решил пойти ва-банк. Все, что было у меня, все до последнего цента вложил в новое дело. Альджауб - одно из моих предприятий. Не самое крупное.

- Значит, фонд имени Теодора Финчля.

- Вы угадали, Джордж, - спокойно подсказал Блер. - Вывеска. Всего только вывеска.

- Но это... - обычно невозмутимый, не привыкший выходить из равновесия ученый кипел от негодования. - Это...

- Это игра, дорогой Джордж. И смею утверждать, достаточно честная игра. Не горячитесь, не торопитесь с выводом. Выслушайте, потом судите.

Блер наполнил бокалы, они выпили. Эверетт старался не смотреть на американца. На душе его было тягостно.

- Итак, фонд имени Теодора Финчля, - неторопливо очищая банан, начал Блер. - Нет, нет, это не выдумка, он существует, этот фонд, он открыл мне доступ во все биологические институты Западного мира. Но я хочу быть откровенным с другом. Мы, конечно, не благотворители. Мы служим иному богу.

- Богу наживы? - усмехнулся Эверетт.

- Богу честолюбия, Джордж. И здесь вы не посмеете осудить меня. Назовите-ка мне ученого, не склонявшегося перед этим божеством.

- Их тысячи. Вам ничего не говорит, например, имя Жана Ламарка?

- Злосчастный предшественник Дарвина? Гений, непризнанный современниками, ослепший и умерший в нищете?.. Разве вся его долгая жизнь, отданная безуспешным попыткам утвердить свою теорию эволюции, не брошена на алтарь того же бога честолюбия?

- Не кощунствуйте, мистер Блер. Жан Батист Ламарк был одним из подлинных рыцарей науки, бесконечно далеких от каких-либо низменных расчетов.

- Итак, честолюбие - низменное чувство? Ладно, ладно, - замахал руками американец. - Не будем спорить. Суть даже не в этом. Хотите знать, что скрывается под нашей вывеской? Извольте...

Он извлек из кармана своей светлой спортивной куртки вчетверо сложенную газету, ногтем отчеркнул жирный заголовок. Эверетт с интересом пробежал небольшую статейку.

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Вчера в Парижской Академии наук обсуждался очередной проект уничтожения опаснейшего виноградного вредителя - филлоксеры. Как известно, эта коварная американская тля была завезена в Европу сто лет назад и распространилась затем по всему свету.

До сегодняшнего дня наука не нашла по-настоящему надежных способов борьбы с этим чудовищным вредителем. Бесчисленные попытки найти на него управу неизменно оканчивались провалом. Неудача постигла и последнего претендента на Большую премию Парижской Академии, известного химика Шарля Совиньи. Крохотная, еле различимая в лупу тля пока еще сильнее человека! Ежегодно на многих тысячах гектаров - собирает она свою дань.

Итак, огромная премия, исчисляемая десятками миллионов франков, осталась не присужденной. Кто следующий?

- Желаете попытать счастья? - вернув газету, насмешливо осведомился Эверетт.

- Эта премия будет нашей, - заверил Блер. - И она, и десятки, сотни прочих. Я привел лишь один незначительный пример. Их можно множить до бесконечности.

- Значит, все-таки - бог наживы?

- Нет, тысячу раз нет, Джордж! Деньги не самоцель. Я создам собственную академию, привлеку в нее самые могучие и смелые умы. Наш век станет свидетелем величайшего торжества биологической науки. Будут решены самые актуальные вопросы современности, включая проблему создания социально здравого и процветающего общества.

- Вы безумец, Блер, - не удержался Эверетт. - Подлинный безумец. С помощью биологии решать социальные проблемы?..

- Да, Джордж, социальные проблемы, - твердо ответил Блер. - Мы неизбежно к этому придем. Однако не будем сейчас забегать вперед. Если не возражаете, поговорим о шистоцерке - с нее ведь мы будем начинать.

Эверетт кивнул. Раздражение его понемногу улеглось. Дерзкие замыслы американца, вопреки рассудку, всколыхнули его воображение.

- Кстати, - заметил Блер. - Я слышал, вы недурно владеете русским?

- С сорок третьего - я участвовал тогда в совместной англо-советской противосаранчовой экспедиции в Иране. - Эверетт с любопытством посмотрел на Блера. - А что, это важно?

- Весьма.

Из вделанного в стену сейфа американец вытащил большую фиолетовую папку, протянул Эверетту.

- Часть материалов здесь на русском языке, - пояснил он. - Я ведь тоже владею им.

На лицевой стороне папки значилось:

Профессор Боровик

ВЗГЛЯДЫ И ОПЫТЫ

Глава 6

Космический ключ

"...Да, это было одним из наиболее загадочных явлений природы. Катастрофические, ничем казалось бы необъяснимые вспышки массового размножения прожорливых насекомых периодически обрушивались на страны Ближнего Востока и Индостана. В конце сороковых годов нам удалось установить зависимость этих вспышек от цикличности солнечной радиации. К тому времени многочисленные исследования доказали, что и живая и мертвая природа в течение сотен миллионов лет отражала извечные ритмы солнечной активности. Было выяснено, что по всей тропической зоне нашей планеты одиннадцатилетняя цикличность вызывает усиление и ослабление муссонных осадков в различные годы цикла. Эти-то ритмические изменения условий среды обитания и выработали в процессе эволюции у шистоцерки способность к грандиозным массовым размножениям в периоды, наиболее для нее благоприятные.

Итак, причина таинственных вспышек найдена, но то лишь первый шаг. Многое оставалось еще неясным, и главное - поразительная синхронность явления. Вспышка массового размножения щистоцерки на огромных территориях от западных берегов Африки и до Восточной Индии начиналась, как по сигналу. И вот тут-то впервые возникла мысль о "Космическом ключе..."

- "Космический ключ?" - задумчиво повторяет Эверетт. - Любопытная догадка...

- Читайте, читайте дальше, - откликается Блер. - Сейчас будет ясно.

"Термин этот родился позднее, а тогда... Тогда мы только подивились, что догадка не пришла к нам раньше. Во время исследований она напрашивалась не раз. Откуда, например, как не из космоса, мог подаваться сигнал, поднявший в конце двадцатых годов чудовищную волну паранской шистоцерки в Аргентине, одновременно с волнами пустынной саранчи в Восточном полушарии? Начались поиски, многолетние и почти безрезультатные. Сказать по правде, то были горькие годы. Хотя мы и накопили обильный материал, подтверждающий гипотезу "ключа", но все попытки поймать его, зафиксировать, были тщетны. Мы даже не решались публично, вне стен лаборатории употреблять само выражение "Космический ключ". Это был как бы наш пароль. А в печати, в дискуссиях мы могли говорить лишь о "неизвестной составной части солнечного излучения, обнаруживаемой по ее биологическому действию". И только недавно последние опыты, поставленные с учетом добытых астрофизиками данных, увенчались, наконец, успехом. "Космический ключ" был получен искусственно в нашей маленькой лаборатории под Минском".

Эверетт переворачивает страницу.

- Дальше другое. Вырезка из какого-то журнала.

- Это вы почитаете на досуге, Джордж. Дайте-ка мне ее на минутку... затянутая в перчатку рука ловко подхватывает раскрытую на середине папку. Вот, смотрите, здесь он опять говорит о своем "ключе".

"...Нет, это не было сенсацией. Работы наши опубликовывались, но не привлекли тогда внимания. Оно и понятно - характер применения "ключа" был слишком специфичен. В лабораторных условиях преобразовывали одиночную разновидность шистоцерки в стадную. Затем опыт был повторен с успехом у вас, в Туркмении, и тут... Тут мы оказались на распутье. В самом деле, чем заниматься саранчеведам, когда разгаданы все тайны? Один из наших молодых товарищей настойчиво выдвигал предложение об искусственном массовом размножении саранчи на удобрения. При всей кажущейся фантастичности идея безусловно содержала рациональное зерно. Но впереди уже открылись новые, неизмеримо более широкие перспективы. Мы решили испытать "Космический ключ" на других формах жизни. Признаться, к этому времени мы все чувствовали себя скорее биофизиками, чем энтомологами. Кое-кто уже открыто упрекал нас за "измену", а представленный проект вызвал настоящий переполох в отделе Министерства сельского хозяйства, которому подчинялась тогда лаборатория. Но совесть наша была чиста. Многолетняя работа по саранчовым полностью завершилась, позади не оставалось недоделок.

Да, мы воссоздали их - "лучи жизни". Воссоздали, но пока еще не полностью овладели ими. Что, собственно, представляют они собой? Это целая гамма элементарных частиц, лишенных электрического заряда и обладающих колоссальной проникающей способностью. Решающую роль играют здесь нейтрино, истинная природа которых совсем недавно раскрыта нашими физиками.

Есть основания полагать, что в далеком геологическом прошлом они изливались на матушку-Землю в значительно больших количествах. Однако и сейчас, в годы усиления солнечной активности, в экваториальной области "лучи жизни" продолжают еще оказывать свое воздействие. Оно очень слабо, еле уловимо, но некоторые виды прямокрылых, как мы убедились, все же воспринимают сигналы космоса. Такой же примерно фон создавали и наши излучатели при опытах с шистоцеркой. Мы рассчитывали, что при увеличении мощности начнут отзываться и другие организмы. Трудность заключалась в том, что никак не удавалось избавиться от сопутствующих жестких излучений, которые при повышении мощности прогрессивно возрастали. Опять наступила пора поисков и разочарований. Опыты над животными разных видов провалились. Ничто не могло уберечь их от губительного действия всепроникающих гамма-излучений. Несколько иначе обстояло дело с представителями растительного мира. Здесь нам приходилось строить не на пустом месте. Многочисленные работы по стимулированию роста и развития растений малыми дозами ионизирующих излучений давали обнадеживающие результаты. Неясным оставался лишь механизм воздействия, и тут мы имеем сейчас возможность многое прояснить. Днями я направляю Вам подробный отчет о последних опытах..."

Эверетт прерывает чтение, поднимает на собеседника недоумевающий взгляд:

- Откуда эти отрывки?

- Первый - из стенограммы выступления перед молодежью. Второй - из письма фронтовому другу, некоему Асперу Кулиеву. Отчет, на который он ссылается, тоже здесь. Вы найдете позднее - вырезка из Вестника Академии наук.

- Вырезка - понятно. Но стенограмма, письмо...

- Копия письма.

- Все равно. Откуда это к вам попало?

- Черт возьми, я и позабыл, что в каждом британце сидит Шерлок Холмс! Да не смотрите на меня такими глазами, Джордж. Я встречался с Боровиком, даже подружился с ним. У него не было от меня секретов.

- Вы... подружились?

- Что же здесь странного? Я верный последователь профессора Боровика, если хотите - его тень, только и всего.

- Тень? Я опять не понимаю вас, - признается Эверетт.

Блер улыбается одними глазами. Сейчас он очень серьезен, хотя взгляд его светло-карих глаз безмятежен по-прежнему.

- Что же непонятного. Все люди отбрасывают тени. Чем значительнее индивидуум, тем они плотнее, пуще. В некоторых случаях, ну, например, когда солнце подсвечивает сзади, тень даже обгоняет человека. Так и здесь. Боровик личность незаурядная, его догадки, опыты сулят интереснейшие открытия. У себя на родине он, увы, не пользуется ни признанием, ни поддержкой. А я увлекся его идеями и считаю долгом своим обеспечить их развитие и торжество.

- Вы говорите, он не пользуется поддержкой? Но эти вырезки...

- Они ни о чем не говорят, Джордж. Боровик продвигается вперед куриным шагом. Мне достоверно известно, что он поставлен сейчас под начало человека ограниченного, бездарного, наложившего вето на все его опыты. Профессор слишком скромен, он не сумеет постоять за себя.

- Да, это так, - подумав, подтверждает Эверетт. - Ведь я немного знаком с ним. Встречался тогда в Иране.

- Вот видите, - подхватывает Блер. - Итак, для начала мы продублируем уже известные нам работы Боровика. Здесь, в Альджаубе, найдутся все необходимые материалы и оборудование. Хочу только предупредить вас, Джордж: вы совершенно свободны в выборе тем. Если, к примеру, вам захочется продолжить свои старые опыты над "хлыстом"...

- Над "хлыстом"?! - положительно, это был день сюрпризов. - Вы слышали о моем "хлысте"?

- Интересная мысль - воздействие звуком, - не отвечая на вопрос, замечает Блер. - Как она пришла вам?

- Сама по себе мысль не так уж и нова, - с трудом преодолевает волнение Эверетт. - И если это действительно интересует вас...

- Разумеется, дорогой Джордж. Иначе я не стал бы напоминать вам.

- Мысль не нова, - повторил Эверетт. - До сих пор еще на Востоке шум единственное оружие крестьянина в борьбе с саранчой. Правда, им удается, да и то не всегда, защитить поля только от пролетающей стаи. Но один раз в Джапуре, небольшом селении на Инде, я был свидетелем поразительного зрелища. Стая шистоцерки только что осела на маисовом поле, казалось, никакая сила не сдвинет ее оттуда раньше, чем всходы будут уничтожены подчистую... Но вот в поле высыпало все население деревни. Они не били, как обычно, кто во что горазд. Нет, подчиняясь "дирижеру" - полуголому, длиннобородому старцу неимоверной худобы, они выбивали частую дробь из сотен медных тарелок, воспроизводя звук непрерывно дребезжащего звонка большой силы. Ни на секунду не прерывая его, они двигались к пораженному саранчой полю. Я следил за ними, более удивленный, чем заинтересованный. Но вот они вплотную приблизились к посевам и... чудо свершилось! Шистоцерку сдувало звуком! Да, да, именно сдувало. Волнами она поднималась из-под ног людей и покидала поле.

- Поразительно! - прошептал американец.

- Это был страшный двадцать девятый год, когда чудовищные тучи шистоцерки обрушились на Индостан. Мне, молодому сотруднику индийской противосаранчовой экспедиции, было тогда не до самостоятельных исследований. Практическая работа отнимала все время. Но через несколько лет, когда вспышка окончилась, я вернулся в селение на Инде со звукозаписывающей аппаратурой. Увы, оно оказалось вымершим...

- Шистоцерка не пощадила их?

- Нет, другое. Засуха, голод, спекулянты взвинтили цены... в общем, обычная колониальная история. Но для меня это было тяжким ударом. Я мечтал, используя опыт Джапура, создать сильный звуковой "хлыст" для саранчи. Теперь планы мои рушились. Искать экспериментальным путем нечего было и думать. Откуда мог я взять необходимые для этого огромные средства?

- Теперь они у вас есть, Джордж.

Эверетт порывисто встал, с чувством пожал руку американцу.

- Извините меня, Бен, - тепло проговорил он. - Я вел себя, как мальчишка. Вы затеяли большое благородное дело. И что бы вами ни двигало, обещаю быть верным помощником.

- А я - верным другом, - Блер решительно отодвинул кресло. - Извините, Джордж, мне пора. Да и вас уже ванна ждет. Отдыхайте с дороги и помните: здесь вы сам себе хозяин.

Они вышли на терраску. Лохматые тени пальм легли поперек дороги. Зарево заката струилось над верхушками деревьев. Эверетт бросил взгляд на цветные крыши.

- Любопытно, - улыбнулся он. - Какая же ваша?

- А вы и не догадались? - Блер указал домик напротив. - Багровая. Честолюбие и неукротимость. Прощайте, дорогой друг. И не судите меня слишком строго.

Эверетт проводил его долгим взглядом. Американец миновал домик под багровой крышей и свернул на одну из боковых дорожек. Он шел к башне безмолвия.

Глава 7

Саранча путешествует без виз

Полковник Карабанов слушает внимательно, время от времени делает лаконичные записи в своем блокноте. Да, конечно, все это очень занимательно, ново и... совсем не то, что его сейчас в первую очередь интересует.

- Я, кажется, чересчур увлекся воспоминаниями, - спохватывается англичанин. - Ведь вам нужны только имена и даты.

Полковник кивает головой:

- В первую очередь. Но все равно, очень вам признателен. Мне и в голову не приходило, что с происхождением этих кузнечиков связано столько загадок. Однако скажите, доктор: неужели заметок из фиолетовой папки оказалось вам достаточно? Насколько я понял вас, там содержалась высказывания общего порядка. Ничего конкретного.

- У Блера было все.

- Вот как?

- Вплоть до конструкции излучателя профессора Боровика.

- Любопытно, - протянул полковник. - Очень любопытно. Не могли бы вы - в двух словах?..

- Вы имеете в виду устройство излучателя?

- Принцип действия.

- Принцип действия, да... - англичанин замялся. - Понимаете, как раз эти материалы находились у Патрика О'Лири, я знаю только с его слов. К тому же в вопросах физики...

- Мне хотелось хотя бы вкратце, - попросил Карабанов.

- Насколько я понял, в основе всего лежат нейтрино - удивительные частицы, со скоростью света пронзающие Вселенную. Они не подвержены сильным взаимодействиям, лишены электрического заряда и поэтому проникают всюду. Излучатели профессора Боровика и являются мощными источниками нейтрино.

- Любопытно... - повторил полковник и потянулся к телефону. - Что-то задерживается академик.

Вызвав Джанабад, он попросил соединить с Кулиевым.

Свет от маленькой настольной лампы падал на сжимавшую трубку темную, жилистую руку. Лица собеседников скрывались в полумраке.

- Идет и идет, - покосившись на окно, пробормотала полковник. - Хотел бы я знать, будет ли ей конец!

- Однажды в Кении полет стаи над городом продолжался более семи часов, флегматично заметил англичанин. - Когда она опустилась, из леса донесся треск ветвей, ломавшихся под тяжестью насекомых.

В трубке загудело, и Карабанов поспешно поднял руку.

- Да, да, слушаю... Вот как? - в голосе полковника прозвучала тревога. Так... так... понятно.

Он бросил трубку.

- Выезжаю в Джанабад, доктор. Видимо, придется прервать нашу беседу. Впрочем, если вы желаете присоединиться...

- Разумеется, - согласился Эверетт. - Я был бы очень рад встрече с советскими энтомологами.

Пять минут спустя легковой "газик" с зеленым значком пограничных войск уже мчался по неширокому, обсаженному деревьями шоссе. Туча саранчи по-прежнему застилала солнце, вокруг царил сумеречный полумрак, деревья не отбрасывали тени. Выпадавшие из стаи насекомые барабанили по брезентовому верху автомашины, из-под колес доносился противный треск.

- Вот это сила, - проговорил сидящий рядом с шофером молоденький лейтенант в пограничной форме. - И летит почти с быстротою ветра!

- Совершенно верно, - подтвердил англичанин. Вместе с Карабановым он устроился на заднем сиденье. - Она перелетает с быстротою ветра или несколько меньшей. Собственная скорость полета шистоцерки колеблется в пределах от 16 до 20 километров в час.

- А главное, - невесело пошутил полковник, - это насекомое путешествует без виз. Так-то вот, товарищ пограничник.

- Саранча путешествует без виз... - задумчиво повторил Эверетт. Излюбленная фраза Блера.

- Он высказывался так открыто?

- О, это был совершенно необычный человек. Он мог говорить что угодно, не выдавая себя. Никогда нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно... Впрочем, все эти детали вряд ли представляют интерес сейчас.

- Нет, нет, профессор, пожалуйста, - возразил полковник. - У нас с вами именно сейчас времени хоть отбавляй. Два с половиной часа пути! Признаться, этот негодяй не на шутку заинтересовал меня.

- Да, он был стопроцентным негодяем, - согласился Эверетт. И, помолчав, добавил:

- И еще он был мне другом...

Глава 8

Башня безмолвия

Первое утро в Альджаубе... Нет, оно не было отмечено никакими чудесами, и все же...

Как и обычно, он проснулся ровно в шесть. В спальне стоял полумрак, сквозь спущенные жалюзи на пол падали лишь узенькие полоски света.

"Оранжевая", - вспомнил Эверетт, разглядывая клавиатуру на ночном столике. Жалюзи легко вспорхнули вверх, и он зажмурился от яркого солнечного света. Прикосновение к другой клавише раскрыло окна, - поток свежего воздуха хлынул в комнату. "Действительно, здесь легко обойтись без слуг", - сбросив одеяло, отметил Эверетт.

- Ванна, сэр? - раздалось из-за двери.

Эверетт не удержался от улыбки. Вот они, сюрпризы мистера Чародея!

Следующая мысль была о Мэй. Бедная девочка, она так восторженно все воспринимает. Кто знает, какие испытания ждут ее в этом Селении мертвых?

Мрачноватый, молчаливый Фарук помог разобраться в системе обслуживания. Нельзя было не отдать должного неведомым строителям, - все оказалось организованным изумительно удобно и рационально. На обеденном столе уже лежало доставленное пневматической почтой меню. Достаточно было набрать на специальном диске нужные номера, и заказанные блюда подавались прямо в буфет, откуда их оставалось только вынуть. Последнее, правда, вызвало некоторые сомнения у Эверетта:

- Надо ли было все так усложнять? Специальные лифты, транспортеры... Не проще ли кормить всех в общественной столовой?

Фарук молча пожал плечами.

Сюрпризы продолжались. Элегантный белый телефон оказался без наборного диска.

- Как же пользоваться им? - удивился Эверетт, машинально снимая трубку.

- Хелло, сэр! - раздался жизнерадостный, странно знакомый голос. - Как чувствуете себя в Альджаубе?

- Отлично, - ничего не понимая, ответил Эверетт.

- Что-нибудь нужно, сэр?

- Нет, нет, ничего...

- Ол райт, сэр, - невидимый собеседник положил трубку.

- Билли Бенч, - сказал Фарук.

- Что еще за Бенч?

- Билли Бенч, привратник. Телефон соединяется только с ним.

- Апостол? - Эверетт вспомнил забавного курчавобородого толстяка. Странно, чертовски странно... Ну, а кто замещает мистера Блера во время его отлучек?

- Билли Бенч.

- Что ж, - усмехнулся Эверетт. - Больше я ничему здесь не удивляюсь.

Позавтракав, он вновь с решительным видом поднял телефонную трубку.

- Хелло, Бенч! Коль вы подобно господу богу един в трех лицах, распорядитесь-ка, чтоб я мог приступить к работе.

- Ол райт, сэр! - зарокотал Апостол. - Что там прохлаждается эта черная образина, шофер? Дайте-ка его мне сюда...

Эверетт в сердцах бросил трубку.

- Вы проводите меня, Фарук?

Шофер молча распахнул дверь на террасу. "Бьюик" по-прежнему находился у калитки. Садясь в машину, Эверетт невольно взглянул на домик под багровой крышей. Жалюзи там были спущены.

- Мистер Блер уехал, - сказал Фарук.

Буквально через, две-три минуты езды они оказались перед воротами, прикрывавшими вход в башню безмолвия. Верный принятому решению - ничему более не удивляться, - Эверетт заметил только, что нет смысла использовать машину на такое расстояние.

Фарук кивнул:

- Машину оставим в башне.

Ворота сами распахнулись перед ними, и Фарук осторожно провел машину через узенький тоннелеобразный проход.

В центре башни оказалась хорошо известная Эверетту по описаниям небольшая круглая площадка. Узенькие ячейки, когда-то служившие могилами огнепоклонникам-парсам, амфитеатром поднимались отсюда вверх.

Подчиняясь молчаливому приглашению шофера, Эверетт вышел из машины. Через массивную стальную дверь они проникли в пустынный коридор, освещенный лампами дневного света, затем оказались в огромном, заполненном аппаратурой зале.

Румяный рыжеволосый джентльмен выскочил из-за большого трансформатора.

- Приветствую, приветствую вас, дорогой коллега! - энергично потрясая великолепной шевелюрой, с энтузиазмом воскликнул он. - Позвольте представиться: Патрик О'Лири, физик.

Назвав себя, Эверетт обменялся с физиком крепким рукопожатием.

- Признаться, я уже потерял надежду встретить кого-либо в этом мертвом царстве, - шутливо заметил он.

- Не зря ж сие милое местечко так и зовется: Селение мертвых, - рассмеялся физик.

Фарук незаметно исчез, и Эверетт остался наедине с шумливым коллегою.

- Однако к делу, - провозгласил тот. - Наш шеф очень спешит, и я, признаться, разделяю его нетерпение.

- Вы тоже работаете над социальными проблемами? - пряча улыбку, поинтересовался Эверетт.

О'Лири как-то сразу притих. Его румяное, усеянное веснушками, добродушное лицо потускнело.

- Да, да, да, это и меня смущает. Шеф наш великий человек, но его "социально-биологические" или "биолого-социальные" проекты... Ведь это бредни, дикие бредни! Скажите, а вам не кажется, что он несколько того?.. - физик выразительно постучал пальцем по лбу.

- Не знаю, - смутился Эверетт. - Он не излагал мне своих проектов. Только намекнул.

- Ладно, ладно, - вновь оживился физик. - Вам, разумеется, не терпится поскорее войти в курс дела! Пойдемте.

Они снова вышли в коридор.

- Читайте надписи, - предложил 0'Лири.

На многочисленных, выходящих в коридор дверях виднелись узенькие таблички.

- "Мароккская саранча", - прочел Эверетт. - "Шистоцерка", "Азиатская саранча", "Прусс богарный"...

Он быстро прошел вдоль коридора. Тут были перечислены все виды саранчи, дающие массовые вспышки.

- Веселенький набор, - рассмеялся О'Лири. - Ассортимент, как видите, достаточно широк. Вам отдана львиная доля площади. Но я не завидую, нет, нет.

Продолжая тихо посмеиваться, он толкнул первую попавшуюся дверь. За ней оказалась лаборатория, прекрасная энтомологическая лаборатория, оборудованная всем необходимым для исследований и размножения насекомых, но...

- Позвольте, - воскликнул Эверетт. - В такой температуре...

- В такой температуре отлично работается, не так ли? - подмигнув, перебил его физик. - А что до букашек, они тоже чувствуют себя здесь совсем неплохо. Смотрите.

Он указал на большой с двойными стеклянными стенками ящик, в котором копошилось десятка два зеленоватых кузнечиков итальянской саранчи. Укрепленный изнутри термометр показывал пятьдесят пять градусов!

- Шеф рассказывал мне, какая духота царит в вашей лондонской лаборатории. У нас иначе. Можете заказать любой климат для "подопечных", а сами наслаждаться всеми благами цивилизации. Вплоть до кондиционированного воздуха! - заключил О'Лири, почему-то сопровождая свои слова веселым смехом.

"Да он весельчак, - отметил Эверетт и вспомнил Апостола. - Однако в этом Селении мертвых обитают на редкость жизнерадостные люди!"

- А вот и один из ваших ассистентов, - физик указал на приближавшегося к ним смуглого молодого человека. - Их у нас на каждую лабораторию по одному. Это Итальянец.

- Абу-Сир-аз-Джиллиад, - представился ассистент.

- Слышали? - снова рассмеялся физик. - И у всех такие же! Я их именую по лабораториям, чтоб не сбиться. Мистер Итальянец, мистер Прусс, мистер Шистоцерка...

Эверетт нахмурился. Бесцеремонность добродушного коллеги начинала раздражать.

- Ну, я пойду, пойду, - внезапно заторопился физик. - Прервал на середине интереснейшее исследование... Вы заглядывайте, всегда рад видеть вас.

- Постойте, - удержал его Эверетт. - Ваша работа тоже связана...

- Да, да, да, - затараторил физик. - Вы разве не знаете? Мы повторяем опыты профессора Боровика. Вернее, пытаемся повторить их. Пока ничего не получается. Нам не хватало опытного энтомолога. Но сейчас, с вашей помощью, дело, разумеется, пойдет.

И он вышел так же стремительно, как и появился.

Эверетт был несколько озадачен. Опыты профессора Боровика... Да, конечно, он давно мечтал повторить их, проверить. Но какой интерес могут представлять они для физика? Почему О'Лири специально занимался ими? Непонятно...

- Абу-Сир?.. Вы позволите так называть вас?

- О да, сэр, - улыбнулся лаборант. - И если вам удобнее пользоваться системою мистера О'Лири... Кстати, и мистер Бенч зовет нас также, по табличкам наших лабораторий. Мне кажется, это ему очень нравится.

- А мне - не очень, - отрезал Эверетт. - Итак, к делу, Абу-Сир, к делу.

До обеда он детально ознакомился с лабораториями. В них имелось все, чего только можно было пожелать, к каждой примыкал небольшой инсектарии, в котором хранились кубышки саранчи. Были здесь и комнатки для отдыха. Кроме того, в конце коридора примыкала к владениям О'Лири специальная лаборатория для облучение насекомых.

Лаборанты, исполнительные туземцы, производили самое лучшее впечатление. Правда, подготовка их была более чем скромной, но недостаток теоретических познании искупался сообразительностью и сноровкой.

После осмотра Эверетт собрал их в одной из лабораторий.

- Кто же руководил здесь работами до меня? - поинтересовался он.

- Мистер Блер, сэр, - последовал ответ.

- Ну, а в его отсутствие?

Лаборанты переглянулись.

- Работали самостоятельно, сэр, - нерешительно ответил один из них. - По заданной программе... И под наблюдением мистера Бенча.

Опять этот вездесущий Бенч! Однако Апостол тут не сидит без дела... Эверетт задумался. Только сейчас по-настоящему осознал он всю неопределенность своего положения. Кто он - научный руководитель или консультант? В чем его обязанности и права? Подписанный им в Лондон договор говорил только о работе "на опорной станции фонда имени Теодора Финчля в течение трех лет". И никаких подробностей. Тогда он как-то не придал этому значения...

- Будем продолжать начатые вами опыты, - решил Эверетт. - Я имею в виду изучение механизма воздействие ионизирующими излучениями. А попутно посмотрим, чего можно достичь при помощи волн звуковых...

Обедал он здесь же, в башне. Предусмотрительности Блера поистине не было предела. В каждой комнате отдыха имелся специальный шкаф с уже знакомым ему наборным диском. Обеды, завтраки и ужины доставлялись сюда из таинственной столовой. Как видно, связь оставалась единственным пробелом в блестящем сервисе Альджауба. Правда, телефоны имелись в каждой комнате, но...

- Хелло, сэр! - загремело в трубке, едва Эверетт снял ее с рычажка. - Как дышится в нашей берлоге?

- Откуда, черт возьми, вам известно, что это я? - обозлился Эверетт.

- Ха-ха-ха! - невесть чему рассмеялся жизнерадостный Апостол. - Хо-хо-хо! Да вы шутник, сэр. Разве не слышали, что я вездесущ и всеведущ?

- Я хотел бы... - Эверетт вовсе не был расположен к шуткам. - Мне надо связаться со своей ассистенткой, мисс Сногсби. Если это, конечно, не противоречит здешним правилам.

- Нисколечко, сэр. Полагаю, мисс Сногсби рада будет услышать вас. Бедняжка что-то грустит.

- Прошу соединить, - осведомленность этого типа приводила его в ярость. Я жду.

- Ол райт, сэр! - в трубке щелкнуло, и в ту же минуту раздался милый голосок Мэй.

- Это я, Мэй, - поспешно проговорил Эверетт. - Как вы себя чувствуете?

- Что-то нездоровится, - пожаловалась она. - Вы позволите мне не выходить до завтра?

- Ну разумеется. Отдыхайте, набирайтесь сил. Вечером я загляну к вам и расскажу...

- Милый мистер Эверетт, - вздохнула девушка. - На меня напала такая хандра... Лучше я побуду одна сегодня. А завтра... Завтра с утра явлюсь на работу. Можно?

- Да, да, конечно, - смутился Эверетт. - У меня здесь дюжина помощников, и мы отлично справимся. Пусть вас ничто не тревожит, Мэй.

- А что там поделывает... наш хозяин? - с запинкой спросила девушка. - Вы его видели сегодня?

- Он уехал, - Эверетт почувствовал, что у него пересохло в горле. - Во всяком случае, собирался ехать.

- Вот как! И даже не счел нужным попрощаться...

- Просил извиниться и передать вам привет, - вероятно, впервые в жизни солгал он.

Мэй промолчала. Эверетт медленно, очень медленно опустил трубку. Меж ними преграда, старая как мир преграда. И Блер, пожалуй, здесь вовсе ни при чем. Возраст - вот главное. Они люди разных поколений, этим сказано все...

Вечерам, собираясь домой, Эверетт заглянул к О'Лири. Физика он застал снимающим показания большого светящегося потенциометра.

- Завтра с утра можно будет приступить к опытам, - сообщил он О'Лири. - Я подготовил партию зрелой шистоцерки.

- О, великолепно, - оживился физик, отодвигая записи. - Как это удалось вам так быстро?

- Надо отдать должное Блеру, организовано все блестяще. В лабораториях имеется саранча самых различных возрастов. Размножение и выращивание ее поставлено безупречно.

- Но чем же тогда объясните вы провал наших опытов? Мы в точности следовали рецептам этого русского профессора.

- Мне кажется, тут дело в неточном определении возрастных групп, подумав, ответил Эверетт. И спохватился:

- Вы сказали: рецепты?

- Ну да. У нас имеются исчерпывающие указания. Даже чертежи аппаратуры, применявшейся профессором Боровиком.

- В материалах этого я не видел.

- Шеф передал прямо мне, в физическую лабораторию... Все уже собрано. Так что можете седлать коня и - марш-марш, галопом!..

Они вышли вместе.

- Я провожу вас, - предложил О'Лири.

- Как тихо, - прислушиваясь к журчанию воды в канаве, заметил Эверетт. Трудно даже поверить, что этот поселок обитаем.

- Общение здесь не очень-то поощряется, - весело заметил неунывающий физик. - К тому же туземцы неплохо вышколены. Апостол держит их в ежовых рукавицах.

- Ежовые рукавицы и комфорт? - Эверетт указал на уютненькие коттеджи. Что же все это значит?

- Кнут и пряник, - рассмеялся О'Лири. - Коттеджи - задаток. Когда осуществятся великие замыслы шефа, все сотрудники станут маленькими князьками. А пока - работа и дисциплина. Дисциплина и работа!

На террасе их встретил Фарук.

- Вы не понадобитесь сегодня, - отпустил его Эверетт.

Молча поклонившись, шофер вышел.

- Ну как, неплохая школа? - физик с наслаждением растянулся в плетеном кресле. - Мне нравится.

- А мне - не очень. - Эверетт нахмурился, вспомнив, что вторично произносит эту фразу. - Будете пить?

- Если не возражаете, что-нибудь покрепче. У нас тут водится неплохой ром.

Действительно, на нижней полке буфета, среди солидного запаса горячительных напитков, Эверетт обнаружил несколько бутылок ямайского рома. Откупорив одну из них и "вызвав" фрукты, он вынес угощенье на террасу.

- Чудесно! - воскликнул физик, приподняв бокал. - Посмотрите, как играет луч в золотистой жидкости. Янтарь, чистый янтарь! А когда пьешь, кажется, что глотаешь частицу солнца.

Эверетт не удержался от иронической улыбки. Видно, увлечения его коллеги несколько шире, чем можно было думать...

- Да, да, да, - мелкими глотками осушая бокал, продолжал О'Лири. - Частицы солнца... Выпьем за Великое Светило, Эверетт. Пейте и передайте мне бутылку. Чего, чего, а рома хватает в Альджаубе...

Рассеянно слушая быстро пьянеющего физика. Эверетт думал о своем. Разговор с Мэй не выходил из головы. Блер вскружил голову бедной девочке, это ясно. Он остался один, совсем один. Единственный близкий человек потерян!

- Э, да вы совсем не пьете, - спохватился физик. - Давайте-ка свою чашу, Выпьем, коллега, выпьем за ваше посвящение в жрецы Неугасимого Пламени!

- Вы пьяны, О'Лири, - послушно подставляя бокал, с улыбкой заметил Эверетт. - Вам не следует больше пить.

- Да, да, - восторженно подхватил физик. - Да, да, да! Я пьян, я совершенно пьян, но не от рома, нет. Неугасимое Пламя струится в моих жилах. Это блаженство, Эверетт, это подлинное блаженство. Когда-нибудь и вы испытаете его. Только нам, адептам великого Заратуштры, доступны эти неземные чувства...

Эверетт оторопело смотрел на своего коллегу: О'Лири преобразился. Огненная его шевелюра вздыбилась над побелевшим лицом, глаза пылали.

- Да, да, да, - все более распаляясь, продолжал ирландец. - Мы преемники мудрых мидийских магов! Наше божество - великий Агура Мазда! Вы не читали древние книги Авесты, Эверетт? Агура - это свет, правда, доброта, знание. Ему противостоит злой дух Ангра Майнью - весь тьма, лживость, злоба и невежество. Это он примешивает яд к растениям, дым к огню, грех к человеку, смерть к жизни...

- Прекрасная легенда, - примирительно заметил Эверетт. - Все это очень...

Но физик положительно закусил удила:

- Это откровение! Да, да, да, откровение, а не легенда! О, вы еще придете к нам. Придете! Или же разделите участь того - молодого, самоуверенного...

- О ком это вы? - насторожился Эверетт.

- Нет, нет, не спрашивайте. Сейчас мне некогда. Я тороплюсь, я должен спешить. Прощайте, Эверетт!

И неугомонный физик, сорвавшись с места, устремился на улицу. Эверетт только пожал плечами. Трудно, очень трудно было ничему не удивляться в Альджаубе.

Пить больше не хотелось. Не зная чем заняться, Эверетт прошел по комнатам, вернулся в кабинет, впервые присел за письменный стол. Знакомая фиолетовая папка привлекла его внимание. "Профессор Боровик - взгляды и опыты"... Мысли унеслись в прошлое. Сорок третий год, совместная англо-советская экспедиция. Волны пеших саранчуков едва не покрывают баллоны автомашин. Тучи взрослых насекомых препятствуют старту самолетов. Как давно это было, как бесконечно давно!

Эверетт раскрывает папку, медленно перелистывает вшитые страницы. Надо отдать должное Блеру, - материал обширнейший. Стенографические записи выступлений, выдержки из невесть каким путем добытых писем, вырезки из журналов. Судя по всему, его советский коллега отнюдь не чурается массовых научно-популярных изданий. Именно в них он излагает свои смелые, граничащие с фантастикой прогнозы. Митогенетические излучения... "Теория камертона"... "Органы настройки" у животных.

Любопытно, чертовски любопытно... А это что?

Он остановился на вырезке из советского молодежного журнала.

Опираясь на ряд опытов, поставленных с применением метода парамагнитного резонанса, Боровик высказывал догадку о самом широком взаимодействии жизненных процессов с полным спектром электромагнитных колебаний. Эверетт дважды перечитал статью, оставляя на полях многочисленные пометки.

Начинались сумерки. Эверетт захлопнул папку, с наслаждением потянулся. Да, это был веселенький денечек. Впечатлений - с избытком, кажется, он сыт ими по горло. Теперь - отдыхать. И прежде всего отгородиться от Альджауба. Где она славная оранжевая кнопка?

Нащупав клавиатуру, Эверетт бросил взгляд в окно. На вершине мрачной, оплавленной закатом башни виднелась человеческая фигура. Сразу забыв про кнопку, он потянулся за биноклем. Ну да, так и есть, это был неистовый ирландец. Скрестив руки на груди, оборотясь лицом к заходящему светилу, О'Лири неподвижно стоял на самом краю уступа. Огненная шевелюра его пылала.

Глава 9

"Так сказал Заратуштра"

Мэй, как и обещала, с утра вышла на работу. Нетрудно было заметить, что девушка чем-то сильно взволнована. Внимательно наблюдавший за нею Эверетт несколько раз пытался выяснить причину, но Мэй явно уклонялась от разговора. В конце концов, махнув на все рукою, он с головой ушел в работу. Мэй помогала с обычным старанием и знанием дела.

Первый же опыт принес успех. Облученные особи одиночной шистоцерки стали сбиваться в кучу. О'Лири, проявлявший удивительную заинтересованность в опыте, пришел в восторг.

- Можно повторить в более широком масштабе, - предложил он. - У нас есть специальная площадка на несколько гектаров.

- Что ж, - подумав, ответил Эверетт. - Это было б интересно. Надо только принять меры предосторожности.

- Все меры приняты. К тому же - вокруг пустыня, - махнул рукой беззаботный физик.

- Шистоцерка умеет преодолевать пустыни, высочайшие горные хребты и даже океаны, - возразил Эверетт. - Отдельные насекомые добирались и до вашей родины, О'Лири, но, к счастью, не смогли прижиться там.

Поручив Мэй заняться подготовкой к новому опыту, он послал одного из лаборантов за фиолетовой папкой. Мысли, возникшие при чтении статьи Боровика, не давали ему покоя. Да, конечно, биотоки - одно из самых удивительных свойств живого организма. Взаимодействие их с внешними волновыми колебаниями, - вот ключ к решению многих биологических проблем. И не в этом ли заключена разгадка звукового "хлыста" Джапура?..

Изучая работы Боровика, Эверетт внезапно обнаружил на полях следы сделанных до него пометок. Они, видимо, были тщательно стерты в свое время, но кое-где на бумаге сохранились еле заметные оттиски жесткого карандаша. К сожалению, слов разобрать было невозможно.

Эверетту припомнились вчерашние бессвязные речи захмелевшего физика.

- Абу-Сир, - обратился он к лаборанту. - Вы утверждаете, что до меня работами здесь руководил лично мистер Блер?

- Да, сэр, - ответил лаборант, как показалось Эверетту, не совсем уверенно. - Мистер Блер, затем мистер Бенч.

- И у меня не было других предшественников?

На сей раз вопрос, поставленный в упор, явно смутил лаборанта. Абу-Сир бросил тревожный взгляд на телефон, будто ожидая, что из аппарата вот-вот выпорхнет дух вездесущего Апостола.

- Не было, сэр, - с заминкой ответил он.

Эверетт с сомнением покачал головой.

К работе над "хлыстом" он решил привлечь того же Абу-Сира, самого толкового из лаборантов. Вопрос об оборудовании решился просто. Билли Бенч понял все с полуслова.

- Ол райт, сэр, - прогудел невидимый Апостол. - Помещение будет к обеду. А через десять минут к вам явится механик.

И он явился, невесть откуда взявшийся, исполнительный и немногословный, как Фарук, туземец. Внимательно выслушав Эверетта, собрав наспех набросанные эскизы, он поклонился и молча вышел.

- Я начинаю входить во вкус, - заметил Эверетт своему помощнику. - Что, что, а работать тут можно.

- О да, сэр, - вежливо согласился Абу-Сир.

К обеду новое помещение было подготовлено. Механик даже успел сконструировать специальную сирену переменной частоты и поместить ее в большом, пока еще пустом стеклянном ящике. Там же установили звукозаписывающую аппаратуру.

Эверетт пригласил О'Лири.

- Во время опытов мне надо точно регистрировать изменения частоты и тональности звука. Для этого нужны специальные приборы...

- Да, да, да, - с готовностью отозвался физик. - С удовольствием помогу вам. Речь идет о звуковом "хлысте" для шистоцерки, не так ли? Блер говорил о нем.

При новой лаборатории оказалась и комната отдыха с неизменным буфетом-автоматом. Здесь они и пообедали втроем, пригласив Мэй разделить компанию. На сей раз, к немалому удовольствию Эверетта, О'Лири был умерен в питье, остроумен и оживлен.

Тут же они и договорились обо всем. Опыт с облучением на открытой площадке назначили на завтра. Мэй приняла на себя всю подготовку, а физик обещал проследить за переброской излучателей. Эверетт был доволен, очень доволен ему не терпелось заняться своим "хлыстом".

Остаток дня он провел с Абу-Сиром и механиком в звуковой лаборатории. Физик сдержал слово и установил все необходимые приборы.

- С утра можно и начинать, - с удовлетворением заметил Эверетт. - Мы заберем у Мэй часть облученных сегодня насекомых и посмотрим, как они будут реагировать на звуковые волны.

- На завтра у нас уже кое-что намечено, - напомнил физик.

- Ах да, - спохватился Эверетт. - Разумеется, мы прежде выедем на площадку. Ну а потом... Понимаете, О'Лири, я ждал много лет. Уже отчаялся осуществить свой проект и вот теперь...

- Да, да, да, - заражаясь его волнением, подхватил физик. - Это чертовски интересно. Звуковой "хлыст"! Здорово задумано. Как пришло вам в голову?

- Это, собственно, не моя идея, - смущенно улыбнулся Эверетт. - В одном селении штата Бомбей...

- Да, да, вспомнил, - перебил экспансивный ирландец. - Полуголый старец, медные тарелки... Я о другом. Как объясняете себе вы это явление?

Эверетт задумался.

- Признаться, до последнего времени я не мог в этом разобраться. И только вчера, познакомившись с переводом одной статьи...

- Нас опередили?! - воскликнул физик.

Эверетт невольно улыбнулся его испугу.

- Эта статья затрагивает лишь чисто теоретические вопросы. Но в ней, мне кажется, я нашел ответ и на интересующую нас проблему. Там очень любопытно трактуется роль биотоков... Скажите, О'Лири, вам никогда не случалось наблюдать взлет большой стаи саранчи?

- Ни разу.

- Любопытнейшее зрелище. Мириады особей, как по сигналу, взмывают вверх, застилая солнце. Заметьте - как по сигналу! Но кто же мог подать им этот сигнал?

- Да, да, - прошептал физик. - Кто мог подать?

Обычно румяное лицо его побледнело, глаза горели, и на мгновение Эверетту припомнился вчерашний силуэт на башне.

- Вам дурно, О'Лири?

- Нет, нет, продолжайте, пожалуйста.

- Оставим на время мысль о сигнале, - предложил Эверетт. - Что еще могло бы так дружно поднять стаю в воздух? Вы можете ответить: цель полета - поиски пищи. Это верно. Но почему, скажите, миллионы особей поднимаются вместе? Разве в одно время они кончают "трапезу"? Да ничего подобного! Я наблюдал это много раз. В то время как одни еще пожирают зелень, другие ползают по земле, по обглоданным стволам деревьев. Почему же эти, последние - не улетают? Чего ждут они?

- Может быть - температура? - подсказал О'Лири.

- Важнейший фактор, - согласился Эверетт. - Саранча может взлететь, если только "мускулы" достаточно нагреты. Ее "моторчик" разогревается при температуре около 25 градусов. Но и это еще не обусловливает взлета. Никакая жара не поднимет в воздух только что опустившуюся стаю. Тут что-то другое...

- Но что же?

- Это только предположение, догадка, ее следует проверить, - предупредил Эверетт. - Мне думается: все дело в магнитном поле нерва.

- Магнитное поле нерва?

- Оно обнаружено совсем недавно. Возникает через пять десятитысячных секунды после раздражения... Разумеется, величины этих полей у единичных насекомых микроскопически малы. Но накладываясь друг на друга, умножаясь тысячекратно, они быстро, почти мгновенно возрастают.

- Да, да, - воскликнул О'Лири. - Так, очевидно, оно и есть!

- Теперь представим себе стаю шистоцерки, - продолжал Эверетт. - Она заканчивает очередное пиршество. Часть саранчи еще работает челюстями, поспешно перемалывая корм, другие ползают, собирая остатки пищи. Есть и такие, что уже сейчас стремятся в полет. Тела их излучают электрические импульсы. Пока поле еще слишком слабо. Но вот все больше и больше саранчи включается в этот своеобразный "хор". Наконец, волновые колебания достигают нужной силы и...

- И стая целиком отрывается от земли! Да, да, да...

- Мне очень часто приходилось осматривать поврежденные плантации, продолжал Эверетт. - Принято считать, что шистоцерка опустошает их подчистую. Но это неверно. Каждый раз я обнаруживал там какие-то остатки корма. Трудно объяснимый факт, если учесть потрясающую жадность саранчи. Однако, если догадка моя верна...

- Да, да, разумеется, сигнал! - подхватил физик. - Он действует, как команда на дисциплинированное войско. Конец привалу, котелки на бок и вперед, только вперед!

- Видно, в свое время и вы потаскали ранец, - улыбнулся Эверетт.

- Был в самом пекле. Только чудо спасло меня от гибели, - уже без всякого воодушевления пробормотал О'Лири. Оживления его как не бывало.

- А не хватит ли на сегодня? - взглянув на стенные часы, угрюмо заметил он. - Пора и по домам.

Привыкший уже к экстравагантности своего коллеги, Эверетт только пожал плечами.

Они проводили Мэй до ее домика под белоснежной крышей и, попрощавшись с дедушкой, в нерешительности остановились на безлюдной аллее.

- Да... - вздохнул Эверетт. - Что там ни говори - тоскливое местечко.

- Зайдем ко мне? - предложил О'Лири.

- Пойдемте, - равнодушно отозвался Эверетт. И усмехнулся: - Взглянем на вашу крышу.

- Да, да, да, - рассмеялся физик. Он уже снова был оживлен и весел, непостижимый этот человек. - Держу пари - не отгадаете!

- Конечно же - изумруд! - в тон ему отозвался Эверетт. - Цвет радости, оптимизма, жизни.

- Нет.

- В таком случае - кармин... Нет? Оранж... Тоже нет? Ультрамарин, лазурь, нежно-голубой...

- Нет, нет и нет! - О'Лири быстро увлек спутника в глубину аллеи. Смотрите, вот моя обитель.

- Ну и ну!.. - только и смог ответить Эверетт.

Крыша коттеджа горела червонным золотом!

- Наш шеф, как видите, не лишен фантазии.

- Увы, довольно мрачной. Альджауб - Селение мертвых... Ну что б назвать Городом Разноцветных Крыш?

Пригласив гостя в кабинет. О'Лири нажал одну из кнопок. На середину комнаты послушно выкатился десертный столик, точно такой же, как у Эверетта, только с ромом вместо коктейля.

- Должен признаться, я очень редко пью, - заметил Эверетт.

- Здесь привыкнете пить почаще, - заверил его О'Лири, придвигая стулья.

На письменном столе в беспорядке валялись книги. Эверетт машинально поднял одну из них. "Ренан, - прочел он на обложке. - Исторические религиозные этюды". Рядом лежало прекрасное издание "История религий" Мензиса.

- Увлекаетесь религиозными проблемами? - обернулся он к О'Лири.

- Присядем, - ответил тот.

Пряча улыбку, Эверетт подсел к столику. Что происходит с этим чудаком? Только что шутил, смеялся и вот опять набежала тучка...

Они выпили в молчании. "Что это я! - спохватился Эверетт. - И впрямь, можно так втянуться!".

- Верите вы в бога? - внезапно спросил О'Лири.

Эверетт пожал плечами:

- Вот вопрос, над которым не задумывался ни разу.

- А я из богобоязненной католической семьи, - угрюмо сказал О'Лири. - С детства вера была для меня всем: и утешением, и наградой, и надеждой. С малых лет мечтал я о рае, а оказался... в аду. В гитлеровском аду.

- Вы были в плену?

- Угодил к ним в лапы еще в Дюнкерке. Всю войну провел в Заксенгаузене. Если б вы знали, Эверетт, если бы только знали...

- Я многое читал.

- Этого не расскажешь, нет, нет. Надо было самому видеть, пережить, только тогда... Впрочем, - О'Лири с усмешкой посмотрел на гостя. - Кто знает. Для вас, быть может, еще не все потеряно.

Эверетт невольно вздрогнул. И не столько от зловещего смысла этих слов, сколько от тона, каким были произнесены они.

- Странная у вас манера шутить, О'Лири.

- Я только хотел напомнить: "Пути господни неисповедимы". Так утверждают, во всяком случае, эти чудаки-христиане.

- Чудаки-христиане?.. Но вы...

- Да, Эверетт, да, да, да, - О'Лири так стремительно схватил стакан, что густая, золотистая жидкость плеснула на столик. - Я больше не католик, не христианин. Я - парс.

Эверетту показалось, что он сходит с ума.

- Вы - парс?! Но это давным-давно умершая религия!

- Не мало было воздвигнуто человеком храмов, - тем же многозначительным, угрюмым тоном продолжал О'Лири. - Большинство их лежит в развалинах. Вы говорите, учение Заратуштры мертво? Поезжайте в Индию, в Бомбей, там найдете стотысячную общину парсов. Под Тегераном вы встретите целые деревни - они зовут себя гебрами. А сколько приверженцев истинной религии рассеяно по свету? Мы должны объединить их, Эверетт!

- Мы?!

- Мы с вами! О, вы еще придете к нам, это неизбежно, да, да, да. Это неизбежно, как ежедневное возвращение Великого Светила. Что вы так смотрите? Думаете - пьян?

- Вас не так просто понять, О'Лири. Католик и вдруг...

- Не просто, - усмехнулся физик. - Вот если б мы вместе побывали у нацистов... Христианское всепрощение? Нет, нет и нет! Борьба, яростная борьба со злом - вот истинное предназначение человека. Так сказал Заратуштра!

"Да он не в своем уме! - догадался Эверетт. - Конечно же, как не сообразил я раньше!"

Рассеянно слушая О'Лири, с жаром излагавшего содержание Зенд-Авесты, священной книги парсов, Эверетт тщетно пытался собраться с мыслями. Блер с его необузданным честолюбием, всемогущий Апостол-привратник, ирландец-огнепоклонник... Что объединяет их?

Смутные подозрения вновь овладели Эвереттом.

- Скажите, О'Лири... Человек, о котором упомянули вы вчера, - кто он?

- Т-с-с.., - как и накануне, понизил голос ирландец. - Его имя под запретом. Могучий Агура Мазда отвернулся от него, и он исчез, растаял. Так тает утренний туман под лучами Великого Светила.

Глава 10

Хлыст доктора Эверетта

В эту ночь Эверетт долго не мог заснуть. Склонившись к радиоприемнику, бездумно вращал ручку верньера, выхватывая из эфира всплески джазов и разноязычный говор. Одиночество, с которым, казалось, свыкся уже давно, вдруг навалилось тяжким, почти непосильным грузом. "С чего бы это? - недоумевал он. - Уж не схожу ли я с ума в этом чертовом Альджаубе!"

"Работа! - решил он утром. - Я ничего не знаю, кроме работы. Не знаю и не хочу знать".

И он погрузился в исследования, забыв обо всем на свете.

Работать было удивительно легко. Все указания его, даже простые пожелания, выполнялись безоговорочно и молниеносно. Апостол оказался истинным Чудотворцем. За какие-то сутки над всем участком, отведенным под облучение саранчи, на высоте десяти метров был натянут пластмассовый светопроницаемый купол. С той же быстротой, как по мановению волшебного жезла, преобразился и сам участок. Две широкие канавы протянулись вдоль него, увлажняя песок, по берегам их высадили тростник - лучший корм для созревающей шистоцерки.

Убедившись, что облученная саранча приступила к яйцекладке, Эверетт, оставив все на Мэй, занялся "хлыстом". Здесь дела шли далеко не так успешно. Абу-Сир приходил в подлинное отчаяние. И было от чего. Саранча определенно отказывалась реагировать на звук. Не обращая внимания на сирену, она невозмутимо перемалывала пищу.

- Придется подождать, - решил наконец Эверетт. - Подождем, пока на участке мисс Сногсби не созреет новое поколение стадной разновидности.

Абу-Сир вопросительно взглянул на своего руководителя.

- Здесь ее слишком мало, - пояснил ученый. - Я хочу провести наблюдение над целой стаей.

О'Лири он изложил свою мысль подробнее:

- Если из кубышек выйдет полноценная стадная разновидность, то, созрев, она начнет проявлять стремление к полету. Мы и "подслушаем" ее сигналы.

- Да, да, да, - как и всегда, сразу загорелся физик. - Верная мысль. Я подготовлю аппаратуру.

Хотя на участке Мэй появились личинки, об успехе опыта судить было еще нельзя. Первый возраст саранчуков имел чисто зеленую окраску, свойственную как стадной, так и одиночной форме. Но уже у второго возраста отчетливо обозначилась темная пятнистость на груди. Мэй немедленно доложила об этом по телефону.

- Отлично, - обрадовался Эверетт. - Сообщайте мне, пожалуйста, после каждой линьки.

Число и размер пятен постепенно увеличивались. А через несколько линек зеленый цвет полностью исчез, уступив желтовато-коричневому. Саранчуки четвертого возраста имели уже ярко выраженную стадную окраску: желтую с черными пятнами.

- Они начинают скулиживаться, - позвонила однажды Мэй.

- Хорошо, хорошо, - заволновался Эверетт. - Сейчас же еду.

Вспомнив, с каким интересом относился к этим опытам О'Лири, он пригласил его с собой.

- Скулиживание? - не понял физик.

- Кулигой мы именуем стаю саранчи, сгрудившуюся для полета, - пояснил Эверетт. - Скулиживаться - сбиваться в стаю.

Обнесенный плотной сеткой участок буквально кишел взрослыми насекомыми. Большинство их плотно сгрудилось среди начисто объеденных кустов гелиотропа. От тростника тоже осталась лишь древесина. Последние дни пища сюда доставлялась извне.

Эверетт снял с обглоданного куста крупную шистоцерку.

- Удлиненные надкрылья, лимонно-желтая окраска, - заметил он. Типичнейшая стадная форма.

- Да, да, да! И получена искусственно! Вас можно поздравить, дорогой коллега.

Насекомое, сидя на ладони, грозно шевелило усиками. Эверетт сбросил его легким щелчком.

- Мы только повторили опыт Боровика, - напомнил он. - Опыт, имеющий чисто познавательное значение. Не думаете же вы завести саранчовую ферму?

- А почему бы и нет? - развеселился О'Лири. - Саранчовая ферма! Здорово звучит, а?

- Я с утра прекратила подачу корма, - доложила Мэй. - Ведь вы хотели наблюдать взлет стаи?

- Однако я не вижу никаких признаков, - заметил Эверетт, внимательно наблюдая за насекомыми. - Сколько градусов? Тридцать три? Странно, очень странно. Не может же влиять на них потолок - они его попросту не видят.

Он поднял голову. Тончайшая полиэтиленовая пленка, прикрывавшая участок, действительно была неразличима.

- Черт возьми! - внезапно воскликнул он. - Как мог я упустить... Конечно же они не взлетят. Мы можем ждать до бесконечности!

- Что такое? - встревожился О'Лири.

Мэй с удивлением огляделась.

- Пленка преградила путь воздушным токам, - объяснил Эверетт. - Саранча использует для взлета вертикальные токи воздуха. Так она не взлетит.

- Уберем "крышу", - предложил О'Лири. - К чему она?

- Нет, нет, - возразил Эверетт. - Мы не вправе выпускать отсюда шистоцерку. Надо что-нибудь придумать.

Он ушел расстроенный, но через несколько часов запыхавшийся О'Лири влетел к нему в лабораторию с радостной вестью.

- Готово! - веснушчатое мальчишеское лицо физика сияло. - Вот запись биотоков взлетающей шистоцерки. Да, да, да, ключ в наших руках!

- Чудесно, - Эверетт осторожно принял у него хрупкий пластмассовый цилиндр. - Теперь надо только рассчитать идентичные звуковые колебания и... Позвольте, но... но как же она взлетела?

- Апостол распорядился снять "крышу".

- Это ж преступление! - возмутился Эверетт.

О'Лири ответил ему добродушным взглядом.

- Не понимаю, чего вы горячитесь. Разве мы поступили так не в высших интересах науки? И потом - Билли Бенч по всем организационным вопросам замещает шефа. Ответственность он принял на себя.

Эверетт только вздохнул. Доказывать что-либо сейчас было бесполезно.

- Абу-Сир, - позвал он. - Готовим новый опыт с сиреной.

Да, это был ключ! Сирена, лично отрегулированная О'Лири, "заговорила" с шистоцеркой на понятном ей языке. Повинуясь звуковому сигналу, насекомые начинали прыгать и, трепеща крыльями, устремлялись вверх. Стеклянная крышка сбивала их наземь, но они с тупым упорством вновь и вновь повторяли свои попытки.

Наконец Эверетт распорядился выключить сирену.

- Победа, дорогой коллега, победа! - ликовал О'Лири. - От всей души поздравляю вас!

- Это наш общий успех, - Эверетта смущали бурные излияния О'Лири, но в душе он и сам испытывал глубочайшее удовлетворение. - Вы немало потрудились. И если б не ваши приборы...

- Ни слова больше! - нахмурился физик. - "Хлыст" принадлежит вам, и только вам. С самой идеи и до блестящего воплощения. Ну, а если и дальше понадобится моя помощь, - всегда к вашим услугам.

- Благодарю вас, - с чувством пожал ему руку Эверетт. - Впереди еще много работы, и ваше участие в ней поистине неоценимо.

Работы действительно предстояло много. Надо было испытать сирену в природных условиях на открытом участке, проверить ее действие на другие виды саранчи, определить минимальную силу звука в зависимости от величины и плотности стаи, от погодных условий.

С открытием "хлыста" рабочий день еще более уплотнился. Теперь уже все лаборатории работали с полной нагрузкой. Не управляясь за день, Эверетт часто забирал материалы домой, засиживаясь над ними до глубокой ночи.

Иногда после работы он раскрывал фиолетовую папку. "Космический ключ" волновал воображение, самые неожиданные, заманчивые проекты возникали в уме. Но сейчас об этом можно было только мечтать. Эверетт не мог и не хотел отрываться от своего "хлыста". К будущей весне, к моменту появления первых саранчовых стай, надо было дать людям надежное, безотказное оружие.

Глава 11

"Джин вырвался из бутылки!"

Время шло. Дни слагались в недели, недели - в месяцы. Эверетт все более замыкался в себе. Невидимая преграда, возникшая между ним и Мэй, угнетала его, приводила в отчаяние. Девушка оставалась с ним неизменно приветливой, но прежней сердечности не было и в помине.

Никак не мог сблизиться он и с О'Лири. Странный религиозный фанатизм, обычно охватывавший ирландца в вечерние часы, отпугивал Эверетта.

Дважды в Альджаубе появлялся Блер. Горячие поздравления шефа Эверетт принял довольно равнодушно.

- Боюсь, что я начисто лишен честолюбия, - признался он. - Сознание принесенной пользы-другой награды я не желал бы.

- Знаю, Джордж, - с чувством сказал американец. - Знаю и бесконечно дорожу вашей дружбой.

- Скажите-ка, Бен, - без обиняков осведомился Эверетт. - Кто был здесь моим предшественником?

Он был убежден, что захватил на этот раз врасплох своего неуязвимого друга-шефа, тот и бровью не повел.

- Не хотелось посвящать вас в эту неприятную историйку, - равнодушно ответил Блер. - Мне попался юнец - вздорный и самонадеянный. А когда перед ним открылись подлинные масштабы исследований, растерялся. Пришлось расстаться с ним, и я, наконец, понял, что без настоящего ученого тут не обойтись.

Эверетт был обезоружен.

Они провели вечер за дружеской беседой. Блер не касался больше честолюбивых замыслов, но и не скрывал, что все это время потратил на объезд своих "владений". Последнее слово он произносил с шутливой важностью, а рассказ пересыпал десятками забавных подробностей, придававших разговору легкий, непринужденный характер.

Вторично они встретились уже в начале весны.

- Ни за что не угадаете, где я был, - с места огорошил его Блер. - В Южной Америке. Вот где настоящее царство насекомых! Между прочим, одни исследователь утверждает, что в Бразилии господствует муравей, а не человек. И это отнюдь не парадокс.

- Так, так, - улыбнулся Эверетт. - Хотите и муравья пристегнуть к своей колеснице?

- Не смейтесь, Джордж. Я убежден, что эти маленькие солдатики способны завоевать весь мир. Без ракет и без термоядерного оружия, заметьте. Дайте им только Бонапарта.

Вот тогда-то и прозвучала памятная фраза о "саранче, путешествующей без виз". В тот раз Эверетт не придал ей значения, но не прошло и двух недель, как весь этот шутливый разговор предстал перед ним совершенно в ином свете...

Прозрение пришло внезапно. Однажды вечером странный гость переступил порог его коттеджа. Он был не более пяти футов ростом - этот забавный юркий человечек с маленькими выпуклыми глазками на кукольном загорелом личике.

Судя по одежде - короткие белые штаны, тенниска и панама с серебряным кузнечиком - посетитель принадлежал к числу служащих Альджауба.

- Гарри Гопс, - представился человечек, вежливо сняв панаму. - Младший метеоролог Гарри Гопс.

Заинтересованный Эверетт провел нежданного гостя в кабинет. За все время пребывания в Альджаубе никто, кроме Блера и О'Лири, никогда не навещал его. Молчаливый Фарук, разумеется, в счет не шел.

- Прошу вас, - приветливо указал на кресло Эверетт. Ему показалось, что гость испытывает смущение, но он тут же понял свою ошибку. Это была настороженность, а не робость. Усаживаясь в кресло, Гопс внимательно огляделся.

- Общение здесь не очень-то поощряется, - тихо пояснил он. - Если не возражаете, будем говорить вполголоса.

Эверетт кивнул. Он был не на шутку заинтригован.

- Не удивляйтесь моим вопросам, - продолжал Гопс. - Я газетчик. Проникнуть сюда было не так-то просто. У меня к вам...

- Извините, - решительно прервал его раздосадованный Эверетт. - Я принял было вас за товарища по работе. Но если вы из газеты... У меня нет полномочий давать какую-либо информацию.

Он резко встал, исполненный негодования, однако бесцеремонный посетитель и глазом не моргнул.

- Вы отказываетесь говорить со мной? - не меняя позы, осведомился гость.

- Я не уполномочен, - сухо повторил Эверетт. - Мне нечего вам сказать.

- Даже если здесь готовится преступление?

Слова, произнесенные тихим спокойным голосом, прозвучали для Эверетта ударом грома. Он круто обернулся.

- Что это значит?

- Я так и знал, - с удовлетворением кивнул газетчик. - Вы тоже чувствуете, что не все здесь ладно. Чувствуете, тревожитесь, гоните прочь догадки и...

Эверетт вновь прервал его решительным движением руки:

- Что вам известно?

- Почти ничего, - честно признался Гопс. - Кое-какие разрозненные факты. Например, о создании хлебных фондов.

- Хлебные фонды? - искренне удивился Эверетт. - Ничего не понимаю.

- На Востоке самыми неустойчивыми являются цены на хлеб, - все с той же невозмутимостью пояснил газетчик. - Амплитуда колебаний их огромна. Особенно высоко взлетают они во время стихийных бедствий...

- Знаю, - нетерпеливо перебил Эверетт. - Но какое отношение это имеет...

- Самое непосредственное. Агенты Блера скупают зерно где только можно.

Эверетт насторожился.

- Не хотите ли вы сказать... - он не договорил. Уж очень чудовищно было это предположение.

- Ответьте мне прямо, доктор, - попросил Гопс. - Можно ли имеющимися у нас средствами искусственно вызвать вспышку размножения саранчи?

- Вполне, - подтвердил Эверетт. И, подумав, добавил: - Правда, она будет носить ограниченный характер.

- А если таких пунктов много?

- Да, да, - вспомнил Эверетт. - Блер сам говорил об этом. И если везде организовать "производство" шистоцерки стадной разновидности... Но позвольте, - спохватился он. - Что, собственно, дает нам право подозревать его? Скупка зерна?

- Массовая скупка, - поправил Гопс. - И еще. Знаете, чем мы занимаемся сейчас?

Эверетт пожал плечами:

- Непонятно вообще, что делать здесь метеорологам...

- Ежедневно составляем синоптические карты и вручаем их... Как бы вы думали, кому?

- Билли Бенчу?

- Совершенно верно. Не правда ли - колоритная фигура. Да вот и он - легок на помине. Как говорят, помяни черта...

- Хелло, джентльмены! - весело зарокотал лысый Апостол, появляясь в дверях. - Извините, что прерываю вас. Служба.

- Чем обязан? - холодно осведомился Эверетт. Никогда еще этот тип не вызывал в нем такого ожесточения. - Уж не вздумали ли вы за мной шпионить?

Апостол не ответил. Обернувшись к газетчику-метеорологу, он выразительно кивнул на дверь:

- Вас вызывает шеф. Машина уже подана.

Гопс обменялся взглядом с Эвереттом.

- Разве шеф здесь?

- Э нет, - ухмыльнулся Апостол. - Вам предстоит сделать добрую сотню миль. Советую поторопиться.

- Слушайте, Бенч! - вмешался было Эверетт, но Гопс остановил его.

- Ничего не попишешь, доктор, в Альджаубе свои порядки. Очевидно, мы говорили все же слишком громко.

И повернувшись к Апостолу, он добавил:

- Слушаюсь, ваше преосвященство. Заберу только свое барахлишко и...

- Вещи в машине, - последовал краткий ответ.

Газетчик только присвистнул.

- Прощайте, доктор. И не тревожьтесь за меня. Я слишком известен читателю, чтоб раствориться в этой пустыне. Все будет о'кей.

Эверетт вышел проводить его. У палисадника стоял черный "бьюик", молчаливый Фарук сидел за рулем.

- Распоряжение шефа, сэр, - пояснил Бенч. - К утру ваш арапчонок будет здесь.

Машина тронулась почти бесшумно, маленький газетчик обернулся и помахал рукой.

- Странный вызов, - с расстановкой заметил Эверетт. - Вы не находите, мистер Бенч?

- Ничего странного, сэр, - возразил Апостол. - Они, эти ученые ветродуи, недельку назад прибыли. Один-то подлинный, а другой - я сразу учуял - темная лошадка. Так и оказалось - газетчик. Из самых пронырливых. Сенсаций ищет.

- Что ж тут страшного?

- Да я что! - добродушно подмигнул Апостол. - Можно бы и подкинуть сюжетик. В Альджаубе есть кое-что такое... Вон, посмотрите, например...

Он указал куда-то вверх. Там в вечернем, но еще светлом, бирюзовом небе, застыли две черные точки.

- Грифы, - пояснил Апостол. - Патрулируют над башней. Понимаете, здешние язычники в древности выставляли там своих покойников. Вот и привадили пташек, до сих пор слетаются. Я с удовольствием проводил бы туда газетчика.

- Вряд ли ему это интересно, - усмехнулся Эверетт.

- Не скажите, сэр. Среди древних скелетиков там имеется один - совсем свеженький, в цепях. Прикован, знаете, в такой неудобной позе. Намертво. Очень впечатляющее зрелище.

Апостол весело подмигнул и нахлобучил свою форменную панаму.

- Спокойной вам ночи, сэр. Приятных сновидений.

- Постойте, - удержал его Эверетт. - Я хочу немедленно видеть Блера.

- Желаете видеть шефа? - удивился Бенч. - Но вы сами понимаете - это совершенно невозможно.

- И тем не менее я его увижу, - твердо ответил Эверетт. - Как только вернется Фарук, я еду.

Апостол был явно озадачен.

- Попытаюсь связаться с шефом, - пробормотал он и поспешил откланяться.

Утром Эверетт не вышел на работу. Через полчаса в спальне раздался телефонный звонок.

- Хелло, сэр! - зарокотало в трубке. - Доброе утро. Как чувствуете себя, как спалось?

- Великолепно, - ответил Эверетт. - Когда будет машина?

- Все еще настаиваете на свидании с шефом? Безнадежная затея.

- Слушайте, Бенч, - рассвирепел Эверетт. - Вы можете запереть меня в Альджаубе, но учтите, пока не выясню всего, что нужно, я тут у вас и пальцем не шевельну.

- Ол райт, сэр, - пророкотал Апостол.

Теперь оставалось только ждать. Как отнесется Блер к его "забастовке"? "Во всяком случае надо быть готовым ко всему", - решил Эверетт.

Большинство материалов у него хранилось дома, - он аккуратно их рассортировал, собрал личные вещи.

Вечером Апостол позвонил вновь и от имени шефа попросил подождать недельку. Эверетт был непреклонен. В конце концов, Блер мог бы радировать и на его имя, а не передавать ответ через своего подручного.

- Категорически настаиваю на встрече с мистером Блером, - отрезал он. - Вы лишили меня всякой связи с внешним миром. Я решительно протестую.

- Ол райт, сэр, - совершенно неожиданно уступил Апостол. - Вы готовы в дорогу? Машина будет через тридцать минут.

Это было странно, но то, что произошло через полчаса, вообще не укладывалось ни в какие рамки. Фарук, послушнейший, исполнительный Фарук, молча поклонился и без разрешения прошел за письменный стол.

- Что вы делаете? - воскликнул Эверетт.

Ни слова не говоря, слуга-шофер передвинул на середину стола пишущую машинку и снял с нее футляр.

- Что это значит, Фарук? - возмутился Эверетт.

- Прочтите, господин, - ответил тот.

На темной полировке стола белел небольшой листок. Включив настольную лампу, Эверетт пробежал глазами странные обрывистые строки:

"Джин вырвался из бутылки! Кто сумеет взнуздать это чудовище? Мы слишком слабы - что наши знания пред ликом Всевышнего? Наша дерзость не заслуживает прощения. В этом мире мне нечего больше делать. Ухожу, я должен уйти...

Джордж Э.Эверетт".

- Что еще за фокусы, черт вас возьми! - обозлился Эверетт и протянул руку к бумаге.

Еле заметным прикосновением Фарук остановил его.

- Простите, господин. Так надо.

Что-то в его тоне поразило Эверетта до глубины души. Он невольно опустил руку.

- Но что это?

- Предсмертная записка самоубийцы, - спокойно ответил шофер.

Глава 12

Бич божий

Он еще раз пробежал глазами странную записку. Затем с недоумением посмотрел на своего слугу.

- Записка самоубийцы?

Фарук молча кивнул.

"Лишился рассудка", - заключил было Эверетт, но в спокойном взгляде черных блестящих глаз нельзя было уловить и тени безумия. Наоборот, смуглое резко очерченное лицо Фарука выражало не только упорство, сильную волю, но и ясный, дисциплинированный ум. Эверетт невольно покраснел, подумав, что за многомесячное знакомство впервые вот так встретился с ним глазами. Внезапно он понял, как мало знает окружающих его людей. Кто они, что из себя представляют, чем живут? С головой погрузившись в работу, он как бы выключил из своего сознания весь окружающий густо заселенный мир. Ему казалось, что именно таким путем быстрее всего достигнет он успеха. Но верный ли путь был выбран?.. Неожиданные эти мысли настолько поразили его, что на мгновение он забыл и о загадочной записке, и о Фаруке.

Голос шофера вернул его к действительности. Фарук говорил, указывая на листок:

- Я должен был оставить его, задержавшись перед уходом. Незаметно от вас.

Помолчав минуту, он добавил:

- Блер ехал со мной до перевала Даштиани. Там он вас и поджидает.

- Ничего не понимаю, - пробормотал Эверетт. У него и впрямь голова шла кругом от этого ребуса, который с самым невозмутимым видом разворачивал перед ним Фарук.

- Надо ехать, - сказал тот. - У нас слишком мало времени. Я объясню все по дороге. А сейчас соберитесь так, чтобы не возвращаться больше. Я помогу вам.

И видя, что Эверетт не двигается с места, Фарук повторил тихо, но настойчиво:

- Надо ехать, задерживаясь, мы рискуем жизнью.

"Ловушка! - сообразил наконец Эверетт. - Записка на столе и Блер, поджидающий на пустынном перевале. Я должен "уйти" - кому-то это требуется... Но Фарук, какова его роль в этой дикой истории?.."

И словно угадывая его мысли, Фарук заговорил опять. На этот раз его тихий голос звучал горячо, взволнованно.

- В Альджаубе оставаться нельзя. Лучше столкнуться с главарем, чем со всей его бандой. Тут есть люди, готовые по первому его знаку перегрызть вам горло. Я тоже человек Блера. Моим делом было наблюдать за вами, за каждым вашим шагом. Все это время я носил маску блеровского шпиона. Ради сегодняшней ночи, профессор, ради того, чтобы спасти вас и вашу работу.

Эверетт больше не колебался. "Если кому и верить, то Фаруку, - ведь это он раскрыл мне глаза..."

- Я верю вам, - ответил Эверетт. - Едем.

Вдвоем они быстро упаковали чемоданы. К счастью, вся научная документация оказалась под рукой.

Когда уже все было убрано, Эверетт нерешительно коснулся фиолетовой папки:

- Это собственность Блера...

- Блер - преступник, - сурово поправил Фарук. - А это - вещественное доказательство.

И приняв из рук Эверетта папку, сунул ее в чемодан.

- А как же Мэй? - спохватился Эверетт. - Я имею в виду мисс Сногсби. Неужели мы ее бросим здесь?

Фарук покачал головой.

- Она не присоединится к нам.

- Нет, нет, так нельзя, - заволновался Эверетт. - Я должен переговорить с нею.

- Хорошо, позвоните, - неожиданно согласился Фарук. И видя, что Эверетт нерешительно держится за трубку, поспешил его успокоить:

- Сейчас Билли Бенча нет.

Однако едва Эверетт поднял трубку, в ней зарокотал хорошо знакомый голос.

- Не обращайте внимания - это автомат, - подсказал Фарук.

- Пожалуйста, мисс Сногсби, - попросил Эверетт.

- Мисс Сногсби? - прогудел голос Апостола. - Ол райт, сэр.

Мэй выслушала его не перебивая.

- Вы обязательно должны ехать с нами! - заключил Эверетт свою взволнованную, сбивчивую речь.

- Это невозможно, Джордж, - она впервые назвала его по имени. - Это совершенно невозможно.

- Но почему же, Мэй? - не унимался Эверетт. - Поймите: оставаясь здесь, вы становитесь соучастницей преступления, страшного преступления...

Но она только твердила уставшим, каким-то потухшим голосом:

- Невозможно. Нет, нет, невозможно...

После нее Эверетт позвонил О'Лири. Физик огорошил его с первых слов:

- Я обо всем догадываюсь.

Эверетт замер.

- Ну, и...

- Обо всем догадываюсь и одобряю.

На минуту Эверетт потерял дар речи.

- Неужели вы готовы принять участие в этом... в этом злодеянии?

- Да, да, да! - выпалил О'Лири. - Готов. И никаких злодеяний, Эверетт. Отмщение, вот как сказал бы я. Отмщение. Дух Агура Мазды жаждет мести!

- Что за чепуха! Кому вы собираетесь мстить, О'Лири? Гитлеровцам? Но их здесь нет.

- Это совсем не важно. Агура Мазда должен явить себя пораженным народам. Вот главное.

- Он просто пьян, - сказал Эверетт, положив трубку.

- Он болен, - возразил Фарук.

В угнетенном состоянии Эверетт сел в машину. Через несколько минут они уже были у ворот, отделявших Альджауб от остального мира.

- Зайдемте, доктор, - предложил Фарук, открывая дверцу. - Вам будет любопытно.

Эверетт молча повиновался своему слуге. Они поднялись на невысокое крылечко проходной и остановились перед закрытой железной дверью.

- Это я, Фарук, - сказал шофер, и дверь немедленно распахнулась. Миновав короткий коридорчик, они вошли в незапертую ярко освещенную комнату.

- Вот она - обитель нашего Апостола, - краем губ усмехнулся Фарук.

Эверетт окинул помещение беглым взглядом. Что и говорить, это была оригинальная обитель. Пульт управления, телеэкраны, электронная аппаратура... Он не сразу обратил внимание на громкий храп, доносившийся из соседней комнаты.

- Что это? - покосившись на полуоткрытую дверь, прошептал он.

- Апостол, - махнул рукою Фарук. - Сейчас он безвреден. Бодрствует только Голос. Слушайте.

Он подошел к пульту, присел на вращающийся стул. И тут же заговорил Голос. Голос Апостола.

- Добрый вечер, сэр. Происшествий нет. В двадцать тридцать восемь Эверетт позвонил Сногсби. Разговор семь минут. В двадцать пятьдесят Эверетт позвонил О'Лири. Разговор три минуты. В двадцать один ноль пять Эверетт вышел из дому вместе с Фаруком. Все. Включаю запись первого разговора: Эверетт - Сногсби...

Фарук встал и голос тут же смолк.

- Все это он прослушает утром, когда проспится. Но мы будем уже далеко.

- Как же охрана? - удивился Эверетт. - Сейчас здесь может хозяйничать, кто захочет.

- Не забывайте, что я доверенное лицо, - улыбнулся Фарук. - На ваш голос дверь сюда не распахнется. Наоборот. Смотрите.

Он поманил рукою Эверетта. Приблизившись к комнатке, из которой доносился храп, они увидели там живописную картину. На широком кожаном диване, задрав курчавую бороду к потолку, раскинулся Апостол. Несколько бутылок валялось рядом, на полу. Фарук с усмешкой указал на ведро, приспособленное над головою бдительного стража.

- Как видите, всей этой хитрой автоматики оказалось недостаточно. Апостол ввел деталь собственного изобретения. Ведро с водой дополняет сигнал звуковой тревоги. Если б у ворот прозвучал ваш голос вместо моего, бедняга Бенч не избежал бы холодного душа.

- Ладно, пусть спит, - впервые за вечер улыбнулся Эверетт.

- Пусть спит, - согласился Фарук. - тем более что он сам приказал не тревожить его без нужды и даже показал, как открыть ворота.

Они вернулись в первую комнату, и Фарук нажал одну из кнопок на пульте управления.

- Вот и все, - сказал он. - Можно ехать.

Дорога шла ровной каменистой степью. Ночная тьма гнала навстречу потоки сухого воздуха, редкие песчинки потрескивали на ветровом стекле. Сидя рядом с Фаруком, Эверетт пытался осмыслить происшедшее.

Ясно, что Блер готовит преступление. Его цель - обогащение. Для начала искусственная вспышка саранчи, - и жирный куш, связанный со скачком цен на продовольствие. Ну, а потом, в годы массовых залетов, он с помощью "хлыста" будет гонять саранчовые полчища по всей Азии, собирая дань с целых государств!

- Вы обещали рассказать мне, - напоминает Эверетт.

- Да, - отвечает Фарук.

Эверетт не мог не обратить внимания на странную метаморфозу, происшедшую с ним. Неразговорчивый и, как казалось, малоразвитый шофер-туземец, отвечавший обычно кивком головы или отрывистой короткой фразой, оказался, судя по языку, человеком явно образованным. Да, Фарук был не только шофером. Молодой ученый, энтомолог, он так же, как и Эверетт, посвятивший себя борьбе с саранчой, несколько лет с увлечением работал на государственном противосаранчовом пункте.

Но случилось, что в Министерстве финансов работой пункта заинтересовался американский советник. "Лишние расходы, - заявил тот, - деньги пригодятся на строительство нового аэродрома. А саранчой и без нас с вами есть кому заняться". И противосаранчовый пункт прекратил существование.

В это-то время Фарук и его друзья заинтересовались строительными работами в Альджаубе. Уж очень подозрительными казались благотворительные намерения янки-бизнесмена. Особенно настораживала строгая секретность, в которой велись работы.

С помощью друзей Фаруку удалось добыть необходимые документы и проникнуть на строительство. Войдя в доверие к Блеру, он шаг за шагом проникал в детали чудовищной операции, разработанной американским авантюристом. Это был поистине дьявольский замысел. Кубышки стадной разновидности шистоцерки, полученные Эвереттом еще в первые дни работы на станции, переправлялись на другие пункты. Там, в специальных инсектариях было организовано ускоренное размножение саранчи. В огромных земляных хранилищах накапливались триллионы яиц шистоцерки. Словом, в то время как ученые разных стран бились в поисках методов уничтожения саранчовых на всей земле, Блер не жалел сил для подготовки новой, искусственной вспышки их массового размножения. "Тотальный голод", так окрестил он свой "бизнес"... Одновременно Блер вел крупную игру на бирже. Взвинченные цены на зерно должны были принести ему многие миллионы.

- Но что же теперь? - воскликнул Эверетт, едва Фарук закончил свой рассказ. - Ведь мы бессильны предотвратить катастрофу!..

- Кто знает, - возразил тот. - Быть может, еще есть время предупредить народы. А уж если опоздаем - нашим долгом будет разоблачить злодеяние. И сделать это сможете только вы.

- Да, да, я это сделаю, - согласился Эверетт. - И не только это. Скорее бы добраться до людей.

- Впереди еще беседа с Блером, - напомнил Фарук. - Прошу об одном, доктор, - будьте крайне осмотрительны. Правда, я буду рядом, но с этим авантюристом ухо следует держать востро... И вот еще что, - добавил он, протягивая небольшой пистолет. - Возьмите-ка на всякий случай.

Горы выросли как-то вдруг, они вырвались из ночной тьмы и сразу нависли над головами. "Бьюик" нырнул в тесное ущелье.

Быстро преодолев короткий, но крутой подъем, Фарук вывел машину на перевал. Два неподвижных всадника преградили им путь. "Кочевники", - заключил Эверетт, приглядевшись к одежде. Фарук затормозил, один из всадников тут же спешился и склонился перед Эвереттом.

- Сагиб ожидает вас, - по-английски произнес он.

Рука Фарука предостерегающе легла на его колено, но Эверетт не обратил внимания. Неудержимый гнев вдруг овладел им. Он вспомнил Мэй - бедняжку Мэй, оставленную там, в Селении мертвых. Резким движением он распахнул дверцу машины.

- Идемте!

За большим обломком скалы обозначился темный силуэт шатра. Проводник откинул прикрывавшее вход полотнище, и Эверетт, нагнув голосу, переступил порожец.

Большая, спускавшаяся сверху керосиновая лампа ярко освещала богато убранный шатер. Прямо посреди него, на ковре, поджав ноги, непринужденно восседал Блер. Даже в этой позе он ухитрялся сохранять обычную элегантность. Рядом с ним перебирал четки аскетического облика старец в зеленой чалме праведника. Худенький юноша, почти мальчик, примостился на корточках у входа.

- Хелло, Джордж! - приветливо воскликнул Блер. - До смерти рад вас видеть. Что новенького в Альджаубе?

Не отвечая, Эверетт молча поклонился старцу. Тот, слегка склонив чалму, рукою указал место на ковре. Вытянув ноги, Эверетт присел, подскочивший мальчик сунул подушку ему под локоть.

- Извините, что не встретил, Джордж, - как ни в чем не бывало, продолжал американец. - Не хотелось шокировать хозяев. Здесь это выглядело б непристойной суетливостью.

Болтовня Блера, его добродушный тон сбивали с толку. Заранее подготовленные гневные, обличающие фразы куда-то улетучились, Эверетт никак не мог подобрать нужных слов. Наконец, он все же взял себя в руки.

- Слушайте, Блер, вы меня попросту надули. И сейчас - или вы откажетесь от своих гнусных замыслов, или...

- Или? - повторил Блер, не меняя приветливого выражения лица.

Эверетт промолчал. Внезапно он понял, что в этой обстановке его угроза выглядела бы комично.

- Или вы разоблачите меня перед всем миром? - подсказал Блер.

- Да, - ответил Эверетт.

- Ну что ж, - флегматично заметил Блер. - Я думал с этим несколько повременить, но коль скоро вы требуете немедленного объяснения...

Он вопросительно посмотрел на собеседника, по Эверетт упорно сохранял молчание, не сводя взгляда с неподвижной, затянутой в желтую перчатку руки американца.

- Прежде всего, напрасно вы торопитесь обвинить меня во лжи. Я говорил вам только правду.

- Правду?! - не выдержал Эверетт. - Ну знаете...

- Не всю правду, разумеется, - уточнил Блер. - Приходилось щадить ваши нервы. К чему, например, вам было знать, что ваш строптивый предшественник отдал богу душу распятым на верхней площадке башни безмолвия?

Эверетт невольно вздрогнул.

- Уж не хотите ли вы сказать...

- Вот именно, - спокойно подтвердил Блер. - Разве я не говорил вам, что вынужден был с ним расстаться? Ему была предоставлена возможность поразмыслить на свежем воздухе. Апостол навещал его ежечасно, но упрямец, к сожалению, так и не одумался... Беспощадность в борьбе, преданность в дружбе - вот мой девиз, Джордж. Впрочем, это я так, к слову.

Рослый кочевник, заглянув в шатер, оказал что-то на незнакомом Эверетту гортанном языке. Проворно вскочивший мальчик передал старцу запечатанный конверт. Затем почтительно вручил очки в золотой оправе.

Пробежав послание, старец молча протянул его Блеру.

- Ну вот, - заметил американец, в свою очередь ознакомившись с письмом. Жребий брошен.

Он сказал несколько слов старцу на том же незнакомом языке и ловко вскочил с ковра.

- Не возражаете против небольшой прогулки, Джордж? - по-прежнему дружески предложил он.

"Это не человек, - решил Эверетт, нащупывая в кармане пистолет Фарука. Он не может называться человеком".

Старец в зеленой чалме, так и не произнесший за все это время ни единого слова, полузакрыв глаза, продолжал перебирать темные шарики четок. Губы его беззвучно шевелились. "Не здесь", - сказал себе Эверетт.

- Пошли, - произнес он вслух.

После ярко освещенного шатра тьма была почти осязаемо густа. Двигаясь вслед за уверенно шагавшим Блером, Эверетт осторожно нащупывал вившуюся среди камней тропу.

На небольшой нависшей над пропастью площадке Блер остановился. Глубоко внизу мерцали огоньки костров.

- Стада старого Джунавадхана, нашего гостеприимного хозяина, - пояснил Блер.

Эверетт молчал, прислушиваясь к доносившемуся снизу слабому рокоту невидимого во тьме потока.

- Представьте себе лавину, сокрушающую все на своем пути, - заговорил Блер. - Лавину, несущуюся вниз, прямо на огни костров. Через минуту она похоронит и пастухов, стерегущих стада, и людей, мирно спящих в убогих своих кибитках. Попытаетесь ли вы встать на ее пути?

- Не слишком ли, мистер Блер? - насмешливо опросил Эверетт. - Вы как будто отождествляете себя с силами природы?

- А почему бы и нет? - живо возразил Блер. - Знаете, как древние называли саранчу? Бич божий. И я держу его в своей руке. Это только начало, Джордж. Разве не говорил я вам: начинать будем с шистоцерки.

- Но я... - растерялся Эверетт. - Я понял вас тогда совсем иначе. Мне и в голову не могло прийти, что речь идет о преступлении против человечества!

- Преступление против человечества... - со вздохом повторил Блер. - До чего ж любим мы громкие слова. Поймите, наконец, главная беда вашего милого человечества как раз в том и состоит, что мир чертовски перенаселен. И положение ухудшается с каждым годом.

- Это совсем не ново, Блер, - напомнил Эверетт.

Американец лишь рассмеялся.

- Гитлер тянул веревочку не с того конца. У меня свои методы к достижению той же цели. Обойдусь без факельных шествий, парадов, свастик, вышколенных униформистов и прочих балаганных атрибутов. Я человек дела. Действую скрытно и наверняка. Полчаса назад при вас моему другу Джунавадхану вручили очень для меня важное донесение из-за рубежа. Все готово.

- Но вы не решитесь!

- Дорогой Джордж, я решился. Лавина тронулась, мои крылатые солдатики уже ринулись на штурм.

Признание это, сделанное самым миролюбивым тоном, ошеломило Эверетта. Темная фигура американца была почти неразличима на фоне скал, но Эверетту показалось, что он все же уловил его безмятежную улыбку. Проклятую, лживую, безмятежную улыбку.

- Знаете, что я сейчас подумал, Блер? Вы и вам подобные - вот подлинный бич божий в наши дни!

- Отойдите в сторонку, Джордж, - в голосе Блера зазвучали просительные нотки. - Отойдите. Тех, внизу, вы уже не успеете спасти. Лавина подомнет вас. И мне будет жаль потерять такого друга.

На секунду Эверетт вспомнил предостерегающее движение Фарука, там, в машине. Но только на секунду...

- Я вам не друг, Блер. Вы... вы низкий лжец!

Возмущение его было так велико, что он и не вспомнил о пистолете. Сжав кулаки, шагнул к американцу. Но кто-то опередил его. Все произошло молниеносно. Выстрел, отдавшийся в горах, хриплое проклятие и дикий, захлебнувшийся где-то внизу, крик.

- Вот и все, - услышал Эверетт голос Фарука. - У него был пистолет в руке. Я успел в последнюю минуту.

Эверетт прислушался. Снизу доносился только шорох осыпавшихся камней.

- Быть может, его еще можно спасти...

- У меня другая забота, - с непривычной резкостью ответил Фарук. - Мне предстоит спасать одного чересчур сентиментального ученого, минуту назад едва не напоровшегося на пулю.

И, схватив Эверетта за руку, он увлек его вниз по тропе.

Те двое все еще стояли у машины.

- Нагните голову, - шепнул Эверетту Фарук.

Но уловка не помогла. Угрюмые стражи перекинулись отрывистыми фразами и один из них, приблизившись к Эверетту, заглянул ему в лицо.

- А где сагиб Бен?

- Сагиб остался там, - ответил Фарук и включил ментор.

- Постой, постой! - закричали стражи, но "бьюик", взревев мотором, рванул вперед. Машина устремилась под уклон. Позади громыхнул винтовочный выстрел.

- Плохо дело, - пробормотал Фарук, неистово вращая баранку. Лучи фар метались по искрящейся поверхности голых скал, машину то и дело подбрасывало на камнях.

- Опасаетесь, что они настигнут нас? - спросил Эверетт.

- Смотрите! - Фарук указал вниз.

Там, в глубине ущелья, наперегонки неслись какие-то огненные шары. "Факелы", - догадался Эверетт. - Они скачут напрямик. Пока мы будем петлять по склону, выход на равнину будет перекрыт.

- Что же делать?

- Здесь неподалеку разветвление. Одна из дорог спускается вниз и выходит на шоссе. Там будут поджидать нас бандиты Джунавадхана...

- Одна из дорог? Значит, есть еще...

- Другая идет на север и теряется в песках.

- Следовательно, выхода нет? - заметил Эверетт. Странное спокойствие, почти безразличие овладело им. Видно, то наступала реакция на бурные события минувших суток.

- Выход есть, - Фарук испытующе посмотрел на Эверетта. - Машиной мы можем добраться до глухого оазиса Чиас. А там в пятнадцати милях советская граница...

Глава 13

Ложная тревога?

Газик с зеленым значком пограничных войск мчится по шоссе. Трое в одинаковой летней защитной форме слушают человека в штатском. Слушают по-разному. Старший из трех, полковник с широким, скуластым, иссеченным шрамами лицом, откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза. Сидящий рядом с водителем лейтенант изо всех сил старается изобразить невозмутимость, что ему явно не дается. Лицо его насторожено, губы время от времени непроизвольно шевелятся, - лейтенант повторяет про себя незнакомые слова. И только шофер, молоденький солдат первого срока службы, слушает с откровенным любопытством, полураскрыв рот и направив зеркальце на удивительного иностранца. Впрочем, это не мешает ему безупречно и на большой скорости вести машину. Стрелка спидометра колеблется между цифрами "60" и "70" и только на поворотах дороги сползает к сорока.

Эверетт закончил свой рассказ, но мысли шофера все еще там, в Селении мертвых. Это ж надо, - разводят саранчу, чтобы вызвать голод! Да еще думают на этом обогатиться... Нет, что там ни говори, трудно разобраться в этом солдату первого года службы.

- Джунавадхан, - говорит полковник Карабанов. - Старый знакомец...

Лейтенант быстро оборачивается, вопрос уже готов сорваться с языка, но он вовремя сдерживается. Полковник прячет улыбку, - всему свое время, лейтенант, всему свое время...

- Блер сказал только это? - спрашивает он. - "Донесение из-за рубежа... Все готово..."

- Больше ни слова, - Эверетт задумывается на минуту. - Да, да, ничего больше.

- Но что бы это, по-вашему, могло значить?

- Не могу себе представить.

- Джанабад, товарищ полковник, - докладывает лейтенант.

Газик замедляет ход. Мимо приносятся легкие, почти воздушные постройки из дерева и пластиков, цветники, газоны. На небольшой площади бьет фонтан, в водяной пыли повис крохотный кусочек радуги.

Эверетт оглядывается, - ни глиняных стен-дувалов, ни канав - неизбежных спутников ближневосточных и среднеазиатских городков.

- Таких я еще не видел.

- И не увидите, - отвечает Карабанов. - Это пока единственный. Джанабад. Опорная станция Академии наук. Здесь испытываются методы создания новых почв.

- Новых почв?!

- Именно. Да вот мы уже и на месте. Прошу вас, доктор.

"Газик" остановился у подъезда большого здания.

Эверетт и Карабанов, миновав просторный светлый вестибюль, поднялись по широкой лестнице. У двери с табличкой "Директор станции" полковник постучал.

- Войдите, - раздалось оттуда.

Люди, сгрудившиеся у огромной, во всю стену, карты Средней Азии, обернулись на стук. Из группы вышел пожилой человек в сером дорожном костюме.

- Кулиев, - протянул он руку Карабанову.

Полковник представил ему Эверетта.

- Вы свободны, товарищи, - сказал академик своим сотрудникам.

- Вот, наносим на карту продвижение вражеских полчищ, - пригласив гостей к столу, заметил он. - Совсем как на фронте.

- Как на фронте, - согласился Карабанов, разглядывая карту. - И судя по всему, бой предстоит не шуточный.

- Что ж, - в тон ему отозвался Кулиев. - Воевать, так воевать. У нас найдется, чем ответить на этот вызов.

Эверетт с удивлением посмотрел на советского ученого. Что могут означать эти слова? Не думают же они следовать примеру американского авантюриста!

- Мне кажется, - нерешительно заметал он, - речь может идти скорее об обороне.

- Оборона не самый лучший вид защиты, - неопределенно отозвался Кулиев и обернулся к Карабанову: - Прошу вас, полковник, не спрашивайте сейчас ни о чем. Я внес одно предложение, решение пока еще не известно.

Карабанов молча кивнул. Этот немолодой, но по-юношески непосредственный и живой ученый понравился ему с первого взгляда. На Эверетта академик тоже произвел приятное впечатление. Как случается нередко, сам оставаясь человеком нерешительным и суховатым, он тем не менее всегда тянулся к людям общительным. "Пет, у этого человека не может быть черных мыслей, - заключил он, вглядываясь в покрытое прочным загаром, приветливое лицо Кулиева. - Он просто шутит". Шутит... Однако не слишком ли легко смотрят все они на авантюру Блера? Отдают ли себе отчет в том, как велика опасность?

- Прежде всего, мне хотелось бы передать вам чертежи одного прибора, говорит он вслух. - Это звуковой "хлыст", с помощью которого можно защищать плантации и посевы.

- Вы правы, правы, - спохватился академик. - Время терять нельзя. Ваша помощь, доктор, для нас поистине неоценима. Сейчас я познакомлю вас с нашими энтомологами. Жаль, что не прилетел еще мой друг Владимир Степанович Боровик.

- Скажите, Аспер Нариманович, - остановил полковник поднявшегося уже академика. - Что случилось с ним? Ведь из-за этого я, собственно, и примчался.

- Простите, простите великодушно, - Кулиев с обезоруживающей улыбкой развел руками. - Ложная тревога. Произошло недоразумение, профессор Боровик, оказывается, не вылетал из Минска.

- Так, ложная тревога, - кивнул головой полковник. - С чего же она возникла?

- Простое недоразумение, - с легким нетерпением повторил Кулиев. Телеграмма о вылете была ошибочной.

- Ну что ж, тем лучше, - заметил Карабанов. - Но... мне хотелось бы взглянуть на нее, раз уж приехал.

И добавил виновато:

- Грешен - не люблю недоразумений.

Академик добродушно рассмеялся:

- Узнаю, узнаю воинскую пунктуальность. Сам воевал, правда, в партизанах... Хорошо, сейчас все будет сделано.

Вернувшись к письменному столу, он щелкнул рычажком селектора.

- Товарищ Файзи? Из Минска ничего пока? Ладно, зайдите ко мне. И захватите телеграмму.

- Файзи - наш завканц, - пояснил он, выключив селектор. - По моему поручению он связывался с Минском. Так что все сведения получите из первоисточника. Удовлетворены?

- Вполне, - ответил Карабанов.

- Вот и прекрасно. Прошу вас - располагайтесь здесь, как дома.

И, пригласив Эверетта, академик вышел.

Карабанов поглядел в окно. Лейтенант Рустамов курил внизу, облокотившись о крыло "газика". Встретившись с ним взглядом, Карабанов сделал знак рукой. В это время в дверь осторожно постучали.

- Прошу, - сказал полковник и быстро обернулся.

Вошедший, неуклюжий маленький толстячок, с добродушным, круглым как луна лицом, уставился на Карабанова.

- Меня вызывал товарищ директор...

- Проходите, проходите, товарищ Файзи, - весело приветствовал его полковник. Усадив недоумевающего толстячка в просторное кожаное кресло, он устроился напротив.

- Аспер Нариманович пригласил вас по моей просьбе, - неторопливо пояснил Карабанов, приглядываясь к собеседнику. - Вы принесли телеграмму из Минска?

- Вот она, - с готовностью протянул листок Файзи.

В кабинет, постучав, вошел лейтенант Рустамов, молча присел у карты.

Карабанов быстро пробежал текст и вопросительно глянул на Файзи. Тот заговорил, не ожидая вопросов, сразу, заметно волнуясь и глотая слова. Да, телеграмму он показал тут же, без всякой задержки и сам, по поручению товарища директора, ездил на аэродром встречать. Профессора Боровика среди прибывших не оказалось. Товарищ Кулиев страшно взволновался, куда-то звонил, а ему, Файзи, поручил связаться с Минском. Конечно, он тут же позвонил, но там его заверили, что тревожиться нечего, что профессор, вероятно, еще не вылетел и вообще...

Файзи замолк, растерянно моргая маленькими испуганными глазками.

- Вообще - что? - спросил Карабанов. Это был первый его вопрос.

- Да нет, ничего, это я так... Сказали, что профессор, вероятно, еще не вылетел. Я так и передал товарищу директору.

- Так и сказали: "вероятно"?

- Да... То есть нет. Я точно не помню... А это очень важно, товарищ полковник? - виновато осведомился Файзи.

- Нет, нет, - поспешил успокоить его Карабанов. - Понимаете, Аспер Нариманович убежден, что из Минска сообщили вполне определенно: "Боровик не вылетел". Если же сказали "вероятно"...

- Да, да, - перебил Файзи и страшно смутился своей бестактности. Извините, пожалуйста, товарищ полковник. Очевидно, выпустил словечко. Там сказали: "Вероятно не вылетел", это хорошо помню. А вот как я передал товарищу директору?..

- Нехорошо, товарищ Файзи, - с легкой укоризной заметил Карабанов. - Вам, как завканцу, следует быть более точным. Впрочем, это исправимо. Скажите мне, с кем вы говорили в Минске?

- С товарищем... товарищем... Фамилия у меня записана и телефон тоже, я сейчас... - Файзи попытался встать.

- Ничего, ничего, - остановил его полковник. - Сообщите потом. А сейчас не могли бы вы соединить меня с Минском?

- Конечно, пожалуйста, сию минуту, - засуетился толстяк. Он выскочил из кресла, обежал вокруг стола и защелкал рычажками на портативном коммутаторе.

- Алло, алло, говорит Джанабад, заказ 307. Пожалуйста, Минск, по срочному. Ожидать? Хорошо, только вы не задерживайте, пожалуйста, тут такой важный разговор...

- Спасибо, товарищ Файзи, - прервал, его Карабанов. - Не забудьте сообщить мне фамилию и телефон...

- Любопытный товарищ, - проводив взглядом толстячка, задумчиво проговорил полковник.

- Волнуется, - заметил лейтенант.

- Минск - на проводе, - раздался голос телефонистки. - Джанабад, ответьте Минску.

Карабанов быстро подошел к столу.

- Дайте, пожалуйста, центральный телеграф, - попросил он. - Дежурная? Говорит Джанабад. Нужна справка: где подана телеграмма, полученная сегодня от вас за номером тридцать дробь двенадцать? Хорошо, жду.

В дверь проскользнул Файзи. Шариком подкатился к Карабанову, положил на стол записку и так же бесшумно, на цыпочках выскользнул из кабинета.

В динамике зашумело.

- Джанабад, слушаете? Телеграмма тридцать дробь двенадцать подана в аэропорту, почтовое отделение пятнадцать.

- Спасибо, - ответил Карабанов. - Попросите переключить меня на аэропорт.

- Вот вам и "вероятно", - сказал он Рустамову. - Телеграмма-то подана из аэропорта.

- Он мог раздумать в последнюю минуту. Бывают такие канительные товарищи.

- Бывают, - согласился Карабанов. - Сейчас все станет ясным.

Однако дежурный по аэропорту подтвердил, что Владимир Степанович Боровик действительно вылетел первым рейсом в Москву, имея транзитный билет до Джанабада. Быть может, он задержался при пересадке? Но в телеграмме был назван час прибытия. Сверившись с расписанием, дежурный сообщил, что время транзитного полета пассажиром рассчитано точно, синоптическая обстановка на всей трассе была благополучной, рейсы не отменялись и какие-либо задержки "по причине Аэрофлота" совершенно исключены.

Записав пересадочные пункты по маршруту Боровика, Карабанов придвинул к себе бумажку Файзи и заказал новый номер. Его соединили тут же. Приветливая секретарша, справившись только о фамилии, сразу переключила на руководителя института.

- Слушаю вас, товарищ Карабанов, - прозвучал приятный мужской голос.

Полковник в осторожных выражениях высказал опасения по поводу задержки профессора Боровика.

- Да, да, очень некрасиво получилось. Значит, профессор так и не прибыл? в динамике послышался легкий вздох. - Ну что ж, меня это не удивляет. Вынужден извиниться за своего коллегу...

- Вы полагали, Боровик не вылетал из Минска? - счел нужным уточнить Карабанов.

- Да, я высказал такое предположение, когда мне позвонили утром.

- Но я только что связывался с аэропортом. Профессор отправился первым самолетом.

- Вот как? Ну, это не меняет ничего. Значит, он где-нибудь в пути изменил маршрут.

- Простите, не понимаю... - удивился Карабанов.

- Да, да, нам с вами это трудно понять, - подхватил невидимый собеседник. - У профессора Боровика... э... несколько своеобразное представление о служебном долге. Он может вдруг зажечься какой-либо идеей и позабыть обо всем на свете. Так, очевидно, и случилось.

- Благодарю вас, - ответил Карабанов. - Больше вопросов нет. - Выключив микрофон, он переглянулся с Рустамовым.

- Что ж, и впрямь - ложная тревога?

- Виноват, товарищ полковник, - нерешительно произнес Рустамов. - Но почему, действительно, вы заинтересовались им, этим профессором?

- Не выношу неясности, - объяснил Карабанов. - Человек вылетел и исчез. Как так? Теперь кое-что проясняется. Кстати, если характеристика минского товарища верна, у профессора Боровика не так-то трудно было выкрасть его изобретение... Сейчас я поговорю с академиком Кулиевым. А вам, лейтенант, - в дорогу. Прикажите водителю залить полный бак.

Полковник раскрыл полевую сумку, вынул свой походный блокнот. Когда лейтенант вернулся, он уже заклеивал конверт.

- В Управление, - Карабанов протянул конверт. - Садитесь и слушайте. Итак, о Джунавадхане. Старый басмач. Курбаши. В тридцатом году, после разгрома его шайки в Хорезме удрал за границу. Там, с помощью друзей из британской разведки стал шейхом кочевого племени. У нас остались корешки. Большая часть его агентуры была нами ликвидирована, но не исключено, что кое-кто мог и уцелеть. Надо тщательно проверить. Помните слова Блера о "сообщении из-за рубежа", о "принятых мерах"?

- Так точно.

- Они были сказаны, конечно, неспроста. В чем же видел этот авантюрист угрозу своим планам? Ответ мы получим только распутав весь клубок: Блер Джунавадхан - его агентура. Необходима быстрота. Как заявил тот же Блер: "Солдатики уже ринулись на штурм".

- Ясно, товарищ полковник.

- Я написал здесь обо всем. Прошу, чтобы вас подключили к работе. Потом мне доложите, что и как. Теперь отправляйтесь, - полковник выглянул в окно. Машина ваша уже на месте. Спешите, лейтенант. Аллюр - три креста!

Часть вторая

Сюзен - дерево пустыни

Глава 14

Следы убегают за барханы

Он нашел ее в мертвой, спаленной карателями деревне. Крохотная девчушка безмятежно лепила песчаные коржики у родничка, скрытого от домов разросшимися кустами ежевики. Здесь, как видно, и провела она те страшные часы, пока в деревушке хозяйничали гитлеровцы.

Девочка доверчиво протянула ручонки бородатому, страшному на вид партизану.

- Мам-ма... - произнесла девочка. - Мам-ма...

Боровик растерялся. Он оглянулся на свеженасыпанный холм, под которым они только что погребли останки сожженных в избе-читальне жителей деревушки (холм был виден поверх кустов), затем перевел взгляд на девочку. И вдруг подхватил, молча прижал к пропахшему дымом ватнику ее беззащитное, щупленькое тельце.

- С трофеем? - встретил его на базе комиссар Кулиев. - Ну что ж, как раз сегодня принимаем самолет с Большой земли.

До этого он был одинок. Родители погибли еще в гражданскую войну, жена осталась в песках Туркмении. И вот, одиночество ушло. В далеком Ашхабаде у него объявилась дочка. Да, да, дочка, дочурка! Перед отправкой девочки на Большую землю комиссар Кулиев, присевший написать сопроводительную, вопросительно посмотрел на Боровика.

- Да, а как же мы назовем ее?

Девочка еще не умела говорить. "Мам-ма, мам-ма...", - неизменно отвечала она на любой вопрос.

- Пишите: Галя Боровик, - сказал Владимир Степанович. И обрадовавшись совершенно неожиданно пришедшему и такому удачному решению, уверенно повторил:

- Вот именно: Галина Владимировна Боровик.

- Опередили комиссара, - заметил Кулиев. - А ведь я было тоже решил удочерить. Ладно, быть по сему. Но жить мы ее пока определим ко мне. Напишу в Ашхабад, жене...

Галочку отправили в ту же ночь, а через полгода и сам Боровик, тяжело раненный в схватке с оккупантами, был вывезен в глубокий тыл.

Весной 1942 года, когда юго-западные провинции Ирана подверглись опустошительному налету шистоцерки, советское правительство командировало на борьбу с нею лучших своих саранчеведов. Вылетел туда и Боровик, еще не оправившийся как следует от ран. По пути он навестил свою Галочку в гостеприимном доме Аспера Наримановича Кулиева. А после заграничной командировки так и осел в туркменской столице до конца войны.

В Минск он уже вернулся с Галочкой, подросшей, загоревшей на щедром туркменском солнце. Больше до самого последнего времени они не расставались. Галочка сопровождала его в летних экспедициях, с детства научилась и любить, и понимать природу. С отличием окончив школу, поступила на биофак университета. Ее увлекла ихтиология, и Владимир Степанович не на шутку тогда встревожился: что если потянет дочку на дальние моря? Но этого не произошло. Посвятив дипломную работу новым породам рыб для искусственных водоемов Средней Азии, она выехала на практику в Джанабад. Боровик должен был встретиться там с ней через две недели. И вдруг - эта телеграмма!..

- Что с вами, Владимир Степанович? - с тревогой спрашивает Красиков, поднимая выпавший из рук профессора телеграфный бланк.

- Можете прочесть, - предлагает Боровик.

Эдик нетерпеливо расправляет телеграмму. Какой-то Азизбек извещает Боровика, что дочь его Галина тяжело ранена в авиационной катастрофе. "Положение безнадежно, - читает Эдик. - Ну и скотина! - кто ж пишет так отцу..."

- Он обещает встретить вас в ашхабадском аэропорту, - нерешительно замечает Эдик. - Быть может, к тому времени положение улучшится.

Владимир Степанович отвечает слабой улыбкой. Убрав телеграмму, он оборачивается к оконцу. Эдик с сочувствием поглядывает на него. Не легко, конечно, старику. И надо ж такому сейчас случиться! А может, этот Азизбек преувеличивает? Скорее бы добраться до Ашхабада, там все станет ясным...

В Москве они пересели на ашхабадский самолет. Еще три часа полета, и под ними - утопающая в зелени столица солнечной Туркмении.

Азизбек встретил их у трапа. Высокий худой старик в огромнейшей белой папахе, с морщинистым и черным ястребиным лицом привел Эдика в восторг.

"Мощно, - отметил про себя Красиков. - При случае надо увековечить".

- Вы от Галочки? Ну как, что с ней? - Владимир Степанович впился взглядом в неподвижное лицо старца.

- Плохо, начальник, совсем плохо, - качнул папахой Азизбек. - Торопиться надо. Самолет летит через пять минут.

"Торопиться! - вздрогнул Боровик. - Торопиться к самолету, или?.."

Спросить об этом не решился.

- Идемте, - произнес он. - Расскажете все в пути... Впрочем, постойте. Говорите - самолет? Куда самолет?

- На колодец Ак-Чагыл, куда же еще. Там твоя дочь, начальник.

Боровик остановился.

- Нет, - сказал он. - Не могу. Не имею права. Прежде всего - к Кулиеву. Он ждет меня.

Азизбек сокрушенно покачал головой.

- Совсем, совсем старым стал, памяти нет. Вот - бумажка тебе, начальник. Елдаш Кулиев тоже на Ак-Чагыл пошел. Тебя туда зовет.

В короткой записке Аспер Нариманович извещал, что штаб противосаранчовой экспедиции перебазируется на колодец Ак-Чагыл, в центр пораженного шистоцеркою района.

- Летим, - ответил Боровик.

Небольшой старенький самолет местной линии поднялся с боковой дорожки и, набирая высоту, лег на крутой вираж. Под крылом быстро пробежали белые кубики построек, промелькнул выруливающий на центральную взлетно-посадочную полосу гигантский турбореактивный лайнер.

- Да, как же там, у вас? - спохватился Боровик, на минуту отрываясь от мрачных мыслей. - Ведь вы, очевидно, работник станции.

- Работаю проводником, - подтвердил старик. Он сидел строго выпрямившись, как в седле, не касаясь зачехленной спинки кресла. Гигантская папаха высилась над головами соседей. Падавшие на лоб и щеки длинные пряди белой шерсти слегка шевелились, - струйка воздуха из вентиляторного краника била прямо в каменно неподвижное лицо.

- Давно работаю, много, ой много повидать пришлось. Но такого... Прямо скажу - большая беда стучится к тебе. Будь готов ко всему, начальник. Стяни свое сердце обручами.

Старик помолчал с минуту.

- А на станции, хвала Аллаху, все в порядке, - так же бесстрастно, не поворачивая головы в сторону сидящего рядом профессора, продолжал он. - Тебе передать велели: не тревожься, все будет как надо.

- Ага, будет все как надо... - машинально, не вдаваясь в смысл слов, пробормотал Владимир Степанович. - Все как надо. Ну, а что же... Что с Галочкой?

- Худо, ой худо, начальник. Как случилось? Точно не знаю. Летела на вертолете, одна. Упала. И никто не знал. Спохватились через два дня...

- Через два дня... - Боровик стиснул руками голову. - Два дня в песках, одна, возможно раненая.

- Раненая, начальник, - подтвердил Азизбек. - Я сказал: стяни свое сердце обручами.

- Но помощь - оказана ли нужная помощь? - загорячился Боровик. - Все ли, что можно, сделано? Вот мы летим, а быть может прежде надо было позвонить, связаться с врачами, принять еще меры.

- Все меры приняты, начальник. Товарищи позаботились обо всем. А старого Азизбека послали за тобой.

- Да, да, конечно, - тихо проговорил Владимир Степанович. - Конечно. Иначе не могло и быть. Товарищи позаботились обо всем...

В полдень они приземлились на небольшом, песчаном аэродромчике. Оставив убитого горем профессора на попечении Красикова, Азизбек сбегал в конторку и вернулся оттуда с неутешительными вестями. Ожидавший их вертолет улетел в Джанабад за какими-то, срочно понадобившимися для больной, медикаментами.

- Попутным транспортом, а начальник? - предложил старик. - Сейчас в сторону Ак-Чагыла отправляют почтовый самолет, а там недалеко, можно на верблюдах...

- Хорошо, - безучастно отозвался Боровик. - Вот деньги на билеты.

Через полчаса почтовый четырехместный "як" уже гудел над бескрайними песками. Тихоходный, идущий на небольшой высоте самолет немилосердно болтало, и Красиков, впервые познавший "прелести" морской болезни, все более и более ожесточался против своего "патрона", увлекшего его в эту никчемную поездку. Время от времени самолет садился на крохотных, затерявшихся среди песков такырах, выгружал почту для кочующих здесь овцеводов и снова взмывал в сухой раскаленный воздух.

Наконец, часа через три утомительнейшего полета "як" приземлился в последней бригаде. Отсюда к колодцу Ак-Чагыл предстояло добираться на верблюдах.

Вконец измотанный, чуть живой, со съехавшим на бок пробковым шлемом выбрался Эдик из тесной кабинки. Пошатываясь, как пьяный, он сделал несколько неуверенных шагов и с наслаждением растянулся прямо на песке, в тени под крылом самолета.

- Отдохни и ты, начальник, - предложил Азизбек. - Я договорюсь о верблюдах.

Владимир Степанович кивнул. Трудно было признать сейчас в этом понуром безучастном человеке неугомонного профессора Боровика. Слова старого Азизбека, не оставлявшие места для надежды, парализовали волю ученого. Знай он, что от него еще может зависеть спасение дочери, Владимир Степанович, видимо, нашел бы в себе силы преодолеть расслабляющую тяжесть горя, загореться прежней энергией, стряхнуть оцепенение... Но надежды не было. "Стяни свое сердце обручами"... Он хорошо, слишком хорошо знал язык немногословных людей пустыни.

Вскоре появился Азизбек с тремя оседланными верблюдами. Животные шли гуськом, - продетый в ноздри длинный поводок заднего был подвязан к седлу впереди идущего. С недовольным урчанием, подгибая длинные мохнатые ноги, они неуклюже опустились на песок.

Эдик уже пришел в себя и с любопытством разглядывал верблюдов. До этого он их видел только в зоопарке. Предстоящее путешествие одновременно и пугало его, и приводило в восторг. Осторожно достав из футляра "лейку", он щелкнул несколько раз подряд, "увековечивая" колоритную фигуру старого туркмена.

- А вас-то я чего потянул с собой? - неожиданно обратился к нему Боровик. - Вы бы уж давно были в Джанабаде...

"Спохватился, старый гриб", - не без злорадства подумал Эдик, но заметив смущенную улыбку профессора, и сам почему-то застеснялся.

- Ничего, ничего, Владимир Степанович. Я с удовольствием.

- Но вам нет никакого резона забираться дальше. Можно вернуться с этим же самолетом.

- В самолет шкурку грузить будут, каракуль, - вмешался Азизбек. Он подтягивал притороченный к вьюку небольшой приплюснутый бочонок. - Знаешь, как свежая шкурка летом пахнет? Совсем пропадать можно.

Эдика передернуло. Ему представилась провонявшая шкурками кабина, выматывающая душу качка...

Азизбек бросил на него быстрый взгляд.

- Пусть с нами идет джигит. Полезным будет.

Владимир Степанович с безучастным видом пожал плечами, а польщенный Красиков поспешил к верблюду. Следуя примеру Боровика, он взобрался на охватывающие верблюжий горб набитые шерстью мешки и вытянул полусогнутые ноги перед собой.

- Держись за веревку, - посоветовал Азизбек. - Крепко держись.

Эдик самолюбиво поджал губы, однако, едва отошел старик, впился правой рукой в черную шерстяную бечеву, соединявшую половинки седла. И вовремя! Верблюд его неожиданно забормотал, закрутил головой и вдруг, без всякой команды рывком поднялся на колени передних ног. Если б не спасительная бечева, Эдик кубарем полетел бы назад. Впрочем, следующий рывок толкнул вперед с такою силой, что он уперся лицом в заросшую жесткой шерстью шею животного, а третье движение вернуло его на место.

Поправив шлем, Красиков не без тревоги огляделся. Никто, к счастью, не наблюдал за ним. Азизбек что-то крикнул гортанным голосом, и маленький караван вытянулся в цепочку. "Почище, чем на самолете болтает", - с раздражением подумал Эдик, раскачиваясь в такт тяжелой поступи животного. Азизбек снова закаркал, махнул палкой над головой своего верблюда и вся кавалькада перешла на рысь. Красиков с удивлением отметил, что аллюр этот переносится гораздо легче, - если б не поза, на редкость неудобная, - восседать на плавно рысящем верблюде было б одно удовольствие. Посмотрела бы сейчас на него Синичка!.. Впрочем, ей достаточно будет фото. Щелкать только почаще. Любопытно, как вышел этот старикан? Колоритнейшая фигура! "Вот это мой проводник, Шурочка. Между прочим - бывший басмач. Все время приходилось держаться начеку..."

Позади раздался рокот мотора, и Красиков, оглянувшись, увидел, что самолет их уже отрывается от земли. Качнув на прощанье крыльями, "як" развернулся на восток и вскоре исчез, растворился в бледно-голубом, нависшем над песками мареве.

Верблюды бежали узенькой тропой, выбитой в плотных, закрепившихся песках. Маленькое, удивительно бледное солнце застыло в самом зените. Нигде ни пятнышка тени. И небо, и земля вокруг испускали потоки ослепительного света.

"Стекляшки", - вспомнил Эдик, испуганно хватаясь за карман. К счастью, сорванные им во время приступа тошноты великолепные зеркальные очки оказались в целости. Без промедления водрузив их на нос, Красиков удовлетворенно хмыкнул. Окружающий его изнурительно-яркий мир сразу обрел спокойную зеленоватую окраску. Эдику показалось даже, что начинающая уже мучить его жара чуточку спала. Но то было лишь краткое заблуждение. Гнетущая духота пустыни росла с каждой минутой. Волосы под шикарным пробковым шлемом слиплись от пота, струйки сбегали по спине, в горле нестерпимо першило.

Почувствовав жажду, Эдик потянулся было к термосу, но тут же вспомнил, что еще в самолете высосал все до последнего глотка. "Нужно было наполнить из колодца, - подосадовал он, - терпи теперь до самого привала".

Между тем полоска закрепившихся песков осталась позади, тропа исчезла, и верблюды перешли на шаг. Изнурительное раскачивание возобновилось, и вскоре Эдик начал испытывать тупую ноющую боль во всем теле. Еще больше мучила его жажда, она становилась совершенно невыносимой. Сколько же предстоит ему болтаться на горбу этой чертовой животины? Час, два, десять часов?..

Наконец, не выдержав, Эдик окликнул Боровика. Маленький караван остановился, верблюды сгрудились, и профессор передал Красикову свою баклажку.

- Это моя вина, - заметил Владимир Степанович в ответ на смущенное признание Эдика. - Вы впервые в песках. Я должен был предупредить: с водою следует быть очень и очень осторожным.

"Конечно твоя, чья же еще!" - сердито подумал Эдик, бормоча вслух слова благодарности.

Впрочем, злоба его тут же улеглась. Не выпуская из рук зашитую в серое сукно баклажку и то и дело поднося ее к губам, Эдик великодушно рассудил, что "патрон" его в сущности не такой уж скверный парень. Быть может, несколько черствый и невнимательный, но кто из смертных без греха?

Вода принесла лишь временное облегчение. После первых минут подлинного блаженства, жажда вспыхнула с новой силой, и Эдик продолжал прикладываться к фляжке до тех пор, пока не опорожнил ее до дна. Затем наступила слабость, гнетущая, всепобеждающая. Обливаясь потом, Эдик сорвал с себя рубашку, небрежно сунул ее под бечеву седла. За рубашкой последовал и великолепный шлем, ежеминутно сползавший на нос. Заменив его носовым платком с узелками, скрученными в уголках, Красиков тоскливо уставился на свои щеголеватые, но немилосердно жмущие ноги сапоги. Скинуть их сейчас было невозможно, тем более, что путешественники как раз пересекали цепочку островерхих барханов. Неутомимые животные упорно карабкались на вершины по рыхлому, осыпавшемуся песку. Время от времени, если подъем становился уж слишком крут, верблюды подгибали передние ночи и, отталкиваясь задними, на коленях преодолевали последние метры до гребня. Судорожно цеплявшийся за веревки Эдик и вовсе замирал от страха, когда они, вытянув вперед длинные шеи и широко разбрасывая ноги, рысью устремлялись вниз.

Когда суровый их проводник объявил, наконец, привал, Эдик чувствовал себя измученным вконец. Еле преодолевая слабость, он беспомощно сполз с седла и привалился к опустившемуся наземь верблюду.

- Придется ночевать, - заметил Азизбек в ответ на вопросительный взгляд Боровика. - Ночью собьюсь с пути.

Владимир Степанович молча кивнул головой и ни слова не говоря принялся развьючивать своего верблюда. Эдик попытался последовать его примеру, но сразу же запутался в сложном сплетении бечевы.

- Лучше наломайте саксаула для костра, - посоветовал Боровик, указав на большие кусты странных безлистых растений.

С трудом переставляя непослушные одеревеневшие ноги, Эдик направился к кустам. Солнце уже скрылось за вершиною бархана, и в неглубокой котловине, где расположились путешественники, было сумрачно и прохладно. Жажда прошла, и если б не слабость и ломота во всем теле, Эдик чувствовал бы себя сейчас совсем неплохо. "Да, да, это был тяжелый переход, Шурочка. Когда к заходу солнца мы встали на дне глубокой котловины..."

Неожиданное шипенье заставило его замереть на месте. Прямо перед ним, на уровне глаз, свешивалась с куста тоненькая серая змейка. Несколько секунд она, угрожающе шипя, раскачивалась перед лицом похолодевшего от страха Эдика, затем внезапно скользнула в глубину куста и скрылась.

Тихий хрипловатый смешок раздался за его спиной. Азизбек с верблюдами в поводу поднимался из котловины.

- Будь осторожен, джигит. Это ок-илан, змейка-стрела. Она прячется в кустах, поджидая добычу, затем - р-раз! - и пробивает сердце ротозею.

- Пробивает сердце?! - поразился Эдик.

- Не зря туркмены прозвали ее "стрелой". Будь осторожен, урус.

- Но ведь она ушла, удрала. Она испугалась человека.

- Испугалась Азизбека, - с усмешкою поправил старик. - В песках все уступает ему дорогу. А тебе надо остерегаться, урус.

"Да он издевается надо мной!" - догадался Эдик и даже покраснел от возмущения.

- Не боюсь я вашей "стрелы"! - воскликнул он и, решительно схватив большую ветку, с хрустом отломил ее. - Ни капельки не боюсь!

- Ты храбр, джигит, - охотно подтвердил старик. - Твое сердце стучит отвагой. Как сердце молодого барашка под ножом мясника. Прощай, храбрый урус!

И с тем же хрипловатым тихим смехом Азизбек легко тронулся вверх по склону. Верблюды, задевая седлами за кусты, гуськом потянулись вслед.

Короткое возбуждение разом опало. Эдик вновь ощутил знакомый холодок в груди. Где-то здесь, в кустарнике, еще прячется ок-илан, змейка-стрела... Что если старик все же не врет? В самом деле - с какой стати станет он лгать? Нет, нет, лучше не рисковать...

Боязливо поглядывая на кусты, Эдик с большой веткой саксаула осторожно спустился вниз. Владимир Степанович неподвижно сидел на каком-то тюке, Эдика поразили его беспомощно опущенные руки.

Бросив на землю ношу, Красиков нетерпеливо огляделся. Что делать дальше? И куда это направился старый Азизбек?

Эдик почувствовал, что начинает злиться. Какого черта! Как будто намаялся он меньше других-прочих... Старик окончательно раскис, это ясно. Но есть же тут проводник! Пусть позаботится хотя бы насчет костра...

- Куда это он запропастился?

Владимир Степанович устало поднял голову.

- Повел верблюдов на выпас. В соседней котловинке он высмотрел для них илак. Отличный подножный корм. А здесь саксаул, топливо для костра, - Боровик вздохнул, тяжело поднялся на ноги. - Что ж, пора и за дело браться. Скоро совсем стемнеет.

Сумерки и впрямь быстро сгущались. Кусты на противоположном склоне слились в одну темную массу. Эдик зябко повел плечами. Ему припомнились рассказы бывалых путешественников о всевозможной нечисти пустынь, выползающей из пор после захода солнца.

- Там, в кустах, я наткнулся на змею. Ок-илан - змейка-стрела. Азизбек сказал, что она пробивает сердце.

Владимир Степанович скупо усмехнулся.

- Пустые бредни. "Стрела" никогда не нападает на людей. Да и укус ее совсем не страшен, не болезненней пчелиного.

- Но Азизбек...

- Видно, он решил подшутить над вами, - возразил Владимир Степанович, умело складывая костер. - Наполните-ка чайник - вода в челеке.

Подшутил? Ну нет, старик не походил на шутника. Особенно в тот момент. "Остерегайся, урус"... Нет, нет, не дружеское предупреждение, - откровенная угроза звучала в низком, хрипловатом голосе...

Чиркнула спичка. Узенький, светлый язычок огня, пробившись сквозь черное сплетение ветвей, взвился вверх.

- Чайник за тюком, - подсказывает Боровик.

Эдик спохватывается. Вот он чайник, закоптевший, видавший виды... А где вода? В челеке? Ну да, так называются, наверно, эти плоские, чудные бочата. Их тут целых четыре. Ничего не окажешь, запасливый старикан! Начнем хотя бы с крайнего, он, как видно, неполон: уж больно легок. Ого, да его можно даже приподнять!.. Стоп, что же это...

- Владимир Степанович! Он... он пуст!

- Не может быть, - Боровик с недоумением смотрит на юношу. Затем быстро простукивает остальные бочата, внимательно осматривает пробки.

- Не может быть, - машинально повторяет он, растерянно оглядываясь по сторонам.

- Верблюды были оседланы, - вспоминает Эдик. - Он увел их оседланными.

Внезапно, ни слова не говоря, Владимир Степанович устремляется вперед. Красиков едва поспевает за ним. Под самым гребнем бархана профессор останавливается перевести дух.

- Это еще ничего не значит, - тяжело дыша, говорит он. - Ничего не значит. Караванщики иногда пускают верблюдов оседланными.

Они медленно преодолевают последние метры до гребня. Перед ними открывается широкая котловина, заросшая реденькой, невзрачной, но ярко-зеленой травкой.

- Это и есть илак - песчаная осока, - тихо говорит Владимир Степанович.

Но оба они уже не смотрят на песчаную осоку. По ту сторону котловины видна огромная пирамидальная гора сыпучего песка. Треугольная вершина ее четко рисуется на багровом фоне окрашенного закатом неба. А чуть пониже, наискось пересекая склон, тянутся верблюжьи следы. Узенькой ровной строчкой они бегут из котловины и скрываются, исчезают за гребнем дальнего невысокого бархана.

Глава 15

Одну только каплю!

- Быть может, он отвел верблюдов туда, за бархан, - неуверенно произнес Красиков. - Я сбегаю, посмотрю.

Владимир Степанович отрицательно покачал головой. Сорвав длинную травинку, увенчанную маленьким зеленым цветком, он задумчиво распрямлял узенькие листочки.

- Я сбегаю туда, - в голосе Эдика звучало отчаяние. - Они, наверное, там.

Боровик удержал его за локоть:

- Надо беречь свои силы. Присядем. Там их нет.

Оба уселись на мягкий, источающий еще тепло песок.

- Посмотрите на это маленькое ботаническое чудо, - неожиданно заметил Боровик, протягивая Эдику травинку. - Она так приспособилась к суровому климату пустыни, что ей не страшны ни жара, ни холод. Летом, когда иссякнет почвенная влага, верхушка травинки отмирает, сокращая площадь испарения. Но вот выпали первые осенние дожди, и растение оживает вновь. Травинка наполняется соком, зеленеет. Приходит зима, холод убивает листья, но даже мертвые они не опадают. Узел кущения их защищен песком. И чудесная маленькая травка долгие месяцы доставляет корм скоту, зазимовавшему в пустыне. Не зря туркмены зовут илак "сеном на корню".

Эдик невольно улыбнулся. Ну кто еще, кроме его "патрона", способен на такое! Оставшись без воды и проводника в пустыне, спокойненько разглагольствовать о каком-то "сене на корню"...

- Да, это настоящее "сено на корню", - медленно протянул Владимир Степанович, и Эдик вдруг понял, что его руководитель думает совершенно о другом.

Красиков не ошибся. Рассказывая о замечательных свойствах песчаной осоки, Владимир Степанович в то же время напряженно размышлял. Таинственное исчезновение проводника вывело из оцепенения, вернуло прежнюю энергию. Сейчас он вспоминал, взвешивал, сопоставлял. Цепкая, натренированная память ученого-исследователя без труда воссоздавала перед ним всю цепь событий.

- Шкурки... Что он там говорил о погрузке шкурок?

- Это когда вы предложили мне вернуться, - напомнил Эдик. - Сказал, что в самолет погрузят шкурки каракуля, будет духота, вонь...

- А самолет взлетел сразу, как мы тронулись.

- Точно, - оживился Эдик. - Шкурки не грузились, он солгал.

- Он лгал с самого начала! Понимаете, лгал! Значит, история с аварией вертолета - тоже выдумка. Ему зачем-то надо было заманить нас в пески, и вот он...

Боровик взглянул на Эдика и тут же спохватился.

- Простите меня, - тихо проговорил он. - Я так обрадовался, что позабыл обо всем на свете. Она ведь у меня единственная...

Он помолчал с минуту, задумчиво следя за гаснущим на горизонте заревом.

- Скажите, - неожиданно спросил он. - Эдик - это действительно ваше имя?

Красиков замялся:

- Так зовут меня дома. Ну и вообще... знакомые девушки, приятели... А что, разве плохое имя?

- Отличное, - без улыбки ответил Боровик. - У меня был друг, большой ученый. Его звали Эдвард. Джордж Эдвард Эверетт. Но сейчас мне хотелось бы называть тебя твоим настоящим именем, - внезапно переходя на ты, заключил профессор.

- Настоящее мое имя - Вася, - не без смущения признался Красиков. Василий.

- Ну вот мы и познакомились, - Владимир Степанович положил руку на колено юноши. - А теперь поговорим как мужчина с мужчиной.

Красиков насторожился. За шутливым тоном чувствовалось что-то пугающее. Знакомый холодок вновь стеснил грудь.

- Так вот, - продолжал Владимир Степанович, не отнимая руки. - Должен прямо сказать: положение наше не из завидных. Выбраться отсюда будет нелегко. Надо возвращаться на колодец к чабанам.

- На колодец? - ахнул Красиков. - Пешком?

- Или мы за двое суток доберемся до колодца, или...

- Или?.. - похолодел Василий.

- Или нас спасет только чудо, - спокойно ответил Боровик. - Пошли.

- Как? Прямо сейчас? Но я... я не могу. После этой поездки я с трудом переставляю ноги. Они не слушаются.

- Надо заставить слушаться. Надо. Понимаешь? - Владимир Степанович легко поднялся, отряхнул песок. - Пошли, Вася.

Уже стемнело. Звезды, непривычно крупные и яркие, повисли над песками. Заметно похолодало, и Красиков зябко поеживался в своей тонкой шелковой маечке.

Костер прогорел, только пара головешек скупо освещала стоянку. Натянув рубашку, Василий принялся было собирать свое имущество.

- Придется все оставить, - заметил Боровик.

- Но это же "Киев", - возмутился Красиков, прижимая к себе новенький фотоаппарат. - Я отдал за него...

- Придется оставить, Вася, - мягко, но решительно повторил профессор. Заверни все в брезент, мы заберем потом. А сейчас - ничего лишнего. Только фляжку. Давай-ка ее сюда.

- Она... Она пуста, - густо покраснел Красиков.

- Ничего, - спокойно отозвался Владимир Степанович, пристегивая к поясу баклажку. - Она еще может пригодиться.

Они тронулись в обратный путь при свете звезд. Верблюжьи следы отчетливо читались на рыхлом песке. Владимир Степанович уверенно шел вперед. Красиков, проклиная все на свете и чертыхаясь вполголоса, ковылял за ним на непослушных полусогнутых ногах.

К полуночи следы исчезли. Владимир Степанович поднес к глазам циферблат ручных часов.

- Через сорок минут взойдет луна, - сказал он. - Пока можно передохнуть.

Красиков, ни слова не говоря, повалился на песок. Сон пришел мгновенно. Проснулся он скоро с недоумением и досадой, - Боровик осторожно потряхивал его за плечо.

- Как? Уже!..

- Надо идти, Вася. Пора.

Луна, большая, приплюснутая, цвета красной меди, повисла над горизонтом.

- Вот он, след. Смотри.

На освещенной луною поверхности плотных песков можно было различить скупо отпечатавшиеся следы.

- Пошли, Вася.

Красиков попытался встать, но тут же со стоном откинулся назад. Глухая, ноющая боль гнездилась в каждом суставе, в каждой мышце.

- Нельзя разве обождать утра?

- В жару мы недалеко уйдем. К тому же, если подует ветер...

Василий вздрогнул: "Если подует ветер..." Ему живо представились струйки песка, обегающие с барханов, заметающие след. Как слаба, однако, как ненадежна единственная ниточка, связывающая их с миром, с жизнью...

- Да, да, пошли, конечно, пошли!

Он поднимается с помощью Боровика, ноги его подкашиваются.

- Как деревянные, - жалуется он.

- Это пройдет, - успокаивает Владимир Степанович. - Пройдет.

И снова идут она за бесконечным, петляющим среди барханов следом. Широко расставляя тяжелые, будто свинцом налитые ноги, потеряв всякое представление о времени, Красиков тщетно борется со сном. Веки его смыкаются сами собой, он спотыкается, падает, поднимается вновь... Но вот, случайно оглянувшись, Василий замечает странные зеленые огоньки позади себя.

- Волки! - пугается он. - Владимир Степанович, волки!..

Боровик вглядывается в темноту. Парные зеленые огоньки замирают.

- Шакалы, - успокаивает он юношу и вдруг, резко взмахнув руками, громко кричит:

- Эге-ге-ей!

Зеленые огоньки исчезают.

- Пошли.

Сонливости как не бывало. Да и силенок будто прибыло. Опасливо оглядываясь, Василий спешит за Боровиком, едва не наступая ему на пятки. Всевозможные рассказы о различных "ужасах пустыни" возникают в памяти. В каждой тени чудится сейчас затаившаяся опасность, в каждом шорохе слышится угроза.

Так бредут они до рассвета.

Когда звезды поблекли и растаяли в забелевшем небе, а на северо-востоке четко обозначилась яркая малиновая полоска, Боровик скомандовал короткий привал.

- Только пятнадцать минут, - предупреждает он.

Василий и не пытается возражать. Странная безучастность овладевает им. Ночные страхи испарились, но ему уже не хочется спать. Опрокинувшись навзничь, он смотрит в высокое, медленно наливающееся голубизною небо. Если б можно было лежать так долго-долго! Он готов даже примириться с чувством голода и жажды, которая опять дает о себе знать. Все это, в сущности, не так уж и страшно. Немного сосет под ложечкой, да побаливают растрескавшиеся губы, когда прикасаешься к ним распухшим, шершавым языком. Пустяки. Главное - покой! Если б можно было лежать так...

- Пошли, Вася.

Красиков без ропота поднимается. "Пошли"... Сколько раз уже слышал он это слово! Тысячу? Миллион?

Кругом пески, только пески, без конца и края. Песчаные волны убегают к горизонту. А там выплывает уже над краем пустыни слепяще лучистый диск.

Боровик идет как заведенный. Странно, откуда столько силы у старика? Впрочем, ничего особенного - привычка. Будь у него, Эдика, время потренироваться, сто очков вперед дал бы своему "патрону". Он, Эдик... Хотя, теперь он Василий, Вася. И обращаются к нему на ты... Не слишком ли много позволяет себе старый гриб? Впрочем, "патрон" - молодчина, нельзя отрицать этого. С таким не пропадешь. Они выберутся, обязательно выберутся, просто смешно было бы остаться здесь, в песках. До колодца, наверно, совсем уже недалеко, ведь они шли всю ночь... А старик, между прочим, прав - идти становится все тяжелее. Еще недавно воздух был прохладен, а сейчас... Какая жарища! И жажда! Кто это сказал - пустяк? Как колет в горле! И язык... Он распух, отяжелел. Что за муки... Сейчас бы - каплю воды. Одну только каплю! Неужели не осталось во фляжке? Не может быть, если потрясти как следует...

Владимир Степанович обернулся. Красиков, сидя на песке, смотрел на него безумными глазами.

- Каплю! Одну только каплю!..

Заметив невдалеке куст саксаула, Боровик, ни слова не говоря, направился гуда.

- Нету?.. Не верю! Не может быть!

Боровик вздохнул. Да, если б было хотя полфляжки. Тогда бы он поручился за исход. А сейчас... Продержатся ли они до вечера? И хватит ли сил потом продолжить путь? Он и сам еле на ногах стоит. А сколько еще осталось до колодца? Вчера он был как во сне... Меткий удар, что и говорить! Сразу видна опытная рука.

С хрустом ломаются ветки саксаула. Скорее, скорее, бедняга совсем раскис. Выдержит ли до вечера? Во всяком случае, если завтра к утру не выйдут они к колодцу, все будет кончено. Это определенно...

Наконец, сооруженный на скорую руку шалаш готов. Вернее, это даже не шалаш - так, небольшое укрытие от солнца. Владимир Степанович накидывает сверху свой серенький пиджачок. Узорчатая тень на песке густеет. Отлично, здесь можно отлежаться, пока не спадет жара.

- Пошли, Вася.

Опять "пошли"? Когда ж прекратится эта пытка! И неужели действительно нет ни глотка воды!..

Опираясь на Боровика, Василий бредет к укрытию. Песчаные волны приплясывают вокруг. В глазах темнеет, он чувствует легкий приступ тошноты.

- Вот так. Ложись и спи. Понял? Сейчас надо спать.

Владимир Степанович и сам устраивается рядом. Спать, только спать. Сберегать силы. Предстоящая ночь будет решающей. Они должны выйти, они выйдут к колодцу. Если только не поднимется ветер, не занесет следы.

В полдень Владимир Степанович проснулся, с тревогою выглянул из шалаша. Солнце стояло в зените, пески плавились и блестели, источая невыносимый зной. Но кругом было тихо. Тихо-тихо, только Красиков стонал и бормотал в тяжелом забытьи. Передвинув пиджак, чтобы тень снова легла на голову Васи, Боровик вернулся под навес. Но заснуть он был уже не в состоянии. Мучила жажда. Верный своей привычке не злоупотреблять водой в пустыне, Владимир Степанович сделал всего несколько глотков накануне утром. С тех пор прошло более тридцати часов!

- Тону!.. Спасите!.. - внезапно забормотал Красиков.

Боровик с сочувствием покосился на юношу. Водяная галлюцинация, дело обычное. Сейчас бедняге мерещатся водопады и дворники со шлангами, тележки сатураторшиц и тропические ливни... Эх, Вася, Вася! Если б ты оставил вчера полфляжки! Глоток утром, другой - вечером, после захода солнца. Так можно продержаться долго. Даже странно, что предатель-проводник не учел этого. Очень, очень странно.

Когда жара начала спадать, Василий понемногу пришел в себя. Он выполз из укрытия и прихрамывая подошел к Боровику, присевшему на песчаный холмик.

- Жмут, спасу нет, - пожаловался он, кивая на свои щегольские сапожки.

- Сними, - посоветовал Владимир Степанович.

- Как? Босиком! - ужаснулся Красиков.

- Сегодняшний переход будет много тяжелее, - предупредил Боровик. - Нельзя задерживаться ни минуты. А ведь ты сейчас не способен и шага сделать.

Солнце клонилось к горизонту. Тени, длинные и четкие, ложились на песок. Они рождались повсюду: от холмов и холмиков, от кустов, даже от тоненьких, высохших былинок... Василий вспомнил зеленые огоньки, загоравшиеся во мраке.

Да, выхода не было. Кривясь и морщась от боли, Красиков стащил сапоги, остался в одних носках.

- Куда же их? - растерянно глядя на сапоги, спросил он.

Владимир Степанович еле заметно усмехнулся. Мальчик еще не понимает, насколько их положение серьезно.

- Время, Вася.

Красиков аккуратно ставит сапожки возле укрытия, трогает свисающий с веток серенький пиджак.

- А его... Вы тоже?.. - чугунный язык еле ворочается во рту.

- Сегодня каждая тряпка будет тянуть к земле, - отвечает Боровик и идет вперед.

Рядом шагают тени. Огромные, уродливые, они прыгают по буграм, вытягиваются в котловинах на десятки метров. Василий старается не глядеть на них. Он следит, как тяжело погружаются в песок стоптанные сапоги профессора. Да, теперь-то он знает цену разношенной обуви. В следующий раз... Впрочем, что сейчас об этом думать. "А фляжка-то ведь была полна! - внезапно вспоминает он. - Старик ничего не пил со вчерашнего утра!"

Тени растут и растут. Потом они сливаются и пропадают. Короткие сумерки наплывают на пустыню. Затем наступает темнота.

Первые минуты, освободившись от тесной обуви, Красиков испытывает облегчение, но вскоре усталость берет свое. С трудом уже дается каждый шаг. Время от времени оба они тяжело опускаются на песок, подолгу лежат, набираясь сил для нового рывка.

Так проходит ночь. Первые солнечные лучи освещают две неподвижные фигуры, распластавшиеся у подножия бархана. Владимир Степанович первым поднимает голову.

- Пошли, Вася.

Ему кажется, что говорит он в полный голос, но это только шепот.

Вытянув руку, Владимир Степанович трогает за плечо лежащего рядом Красикова.

- А!.. Что?.. - вскидывается тот.

Профессор пытается встать, но ноги больше его не держат. Тогда, приподнявшись на руках, упорно ползет вперед. Красиков, скорее по привычке, чем сознательно, следует его примеру. Проходит целая вечность, прежде чем достигают они вершины. Тяжело дыша, совершенно обессиленные падают в тени одинокого деревца. Серебристые листья его трепещут, тоненькие ветви гнутся.

- Ветер, - шепчет Боровик. - Поднимается ветер. Следы заносит. Это конец...

Он оглаживает блестящую, темно-оранжевую кору, затем, уцепившись за ствол, с трудом поднимается, заглядывает через край бархана. Ага, что это? Неужели галлюцинация!.. Нет, тысячу раз нет!

- Вася! Здесь такыр, колодец... Мы спасены!

- Что... что там? - бормочет Красиков.

Но профессор не отвечает. В молчаливом отчаянии он смотрит вниз. На бурой, растрескавшейся, истоптанной тысячами копыт поверхности - ни души. Такыр пуст.

Глава 16

Сюзен - дерево пустыни

Да, такыр был пуст, и даже бетонное кольцо в центре его уже не сулило спасения. Профессор хорошо знал, что на этом участке Каракумов колодцы роются не меньше, чем на полторы сотни метров. Достать с такой глубины воду без веревки нечего и думать.

Собрав остаток сил, Владимир Степанович спустился, вернее, сполз с бархана. Последняя надежда была только на лоток, длинный деревянный лоток, служивший для водопоя овец. В нем могла остаться вода. Конечно, если ее еще не выпило солнце!

Увы, лоток был сух. Только в самом конце его, в нижней части, сохранилось чуточку воды. Профессор рванулся было к ней, но вовремя опомнился. Опустившись на колени, он осторожно коснулся губами шершавого и влажного дна лотка. Затем, выждав минуту, сделал один-единственный маленький глоток.

Теперь надо было ее как-то сохранить от солнца. Сохранить во что бы то ни стало!.. Открыв перочинный нож, он затаил дыхание и, переждав нервную дрожь в пальцах, легонечко ковырнул глиняную обмазку в углу лотка. Тоненькая струйка воды ударила в подставленную фляжку.

Туго завинтив пробку, Боровик заспешил назад. Красиков бредил, разметавшись на песке. С трудом приподняв его голову, профессор поднес фляжку к губам.

- Еще! - взмолился сразу оживший Красиков, цепляясь за руку Боровика. Владимир Степанович, еще глоток!

- Погоди, - возразил профессор. - Спустимся вниз. Можешь идти?

Они спустились к колодцу, и здесь Боровик снова протянул Василию фляжку.

- Только глоток, - предупредил он. - Один небольшой глоток.

- Но почему? - округлил глаза Василий. - Разве... разве это не тот колодец?

- Тот, Вася. Колодец тот, но... - профессор тяжело опустился на песок. Посмотри сам.

Красиков подбежал к бетонному кольцу, нагнулся и вдруг резко выпрямился. Две сероватые птицы выпорхнули из колодца и, едва не задев лица, взмыли вверх.

- Голуби, - успокоил его Боровик. - Дикие голуби. Пролетая над песками, они обычно укрываются от жары в колодцах.

Но Красиков уже не слушал. В полном смятении смотрел он вниз, в черную пустоту. Всего минуту назад считал он себя спасенным и...

- Сколько же метров? - хрипло спросил он. - Надо смерить, сколько здесь метров, и потом...

- Смерить легко, - заметил Боровик и указал на прямую, как нить тропу, глубоко врезавшуюся в такыр. - Смотри, ее выбили верблюды, поколения верблюдов, вытягивавших из колодца наполненную водой бадью. Протяженность тропы точно соответствует длине веревки.

- Но здесь двести метров, никак не меньше!

- Метров сто пятьдесят, - поправил Владимир Степанович. - Впрочем, от этого нам не легче. Вода недоступна для нас.

- Надо что-то делать тогда! - заметался Красиков. - Что-то делать! Не можем же мы так, сложа руки...

- Вот именно, - спокойно перебил его Боровик. - Именно - сложа руки. Надо ждать, Вася, беречь силы и ждать. Ничего умнее не придумаем. Вероятно, нас уже ищут.

- Может, пастухи еще недалеко! - не сдавался Василий. - Может, они только что, ну только перед нами ушли отсюда...

- И ты думаешь их нагнать? - слабо улыбнулся Боровик. - Не будем тешить себя этим. К тому же ушли они давно. Вспомни про голубей.

Красиков сразу сник. Краткое возбуждение оставило его. Устроившись рядом с Боровиком в тени колодца, он привалился спиной к шершавому бетону. Владимир Степанович подал ему фляжку.

- Только не увлекайся. Нам надо растянуть воду хотя бы на пару дней.

Василий сделал осторожный глоток...

- Спасибо, Владимир Степанович. Вы знаете... Я никогда не думал, что вы такой... такой...

- Какой же? - слабо улыбнулся Боровик.

- Такой мужественный. Ну и вообще... Упорный.

- Ага, упорный? А без упорства, Вася, тут нельзя. Никак нельзя. Смотри! профессор указал на одинокое стройное деревце, выглядывающее из-за гребня бархана. - Это песчаная акация - сюзен - единственное лиственное дерево пустыни. В Каракумах больше никто не позволяет себе такую роскошь. Да оно и понятно: листва способствует усиленной отдаче влаги. Ни эфедра, ни кандым, ни саксаул не имеют листьев, им легче переносить жару, но... Но зато трудно, ох и трудно тягаться с сюзеном. Ведь именно в листе происходит фотосинтез, именно лист, по образному выражению Тимирязева, "запасает впрок солнечные лучи"! Зеленые побеги, заменившие листву у саксаула, видимо, не могут обеспечить растению той жизненной силы, какую обретает оно с помощью листа. А жизненная сила сюзена поразительна. Он вырастает там, где не удержится ни одно другое крупное растение.

- Что же помогает ему выжить в песках? - спросил Красиков. Нельзя было не задать вопроса. Хотя бы из вежливости! Старик, конечно, старается отвлечь его от черных мыслей. Это благородно со стороны "патрона", право же, страшно благородно. - Как же достает он воду?

- Вода не главная для него проблема, - видимо не замечая васиного равнодушия, с увлечением продолжает объяснять профессор. - В глубине барханов всегда есть влага. Сюзен добирается до нее, да и не только он. Например, белый саксаул ничуть не хуже высасывает оттуда воду.

- Но чем же тогда сюзен так велик и славен?

- Упорством, дьявольским упорством! Погляди, как красуется он на вершине. Можно подумать - его любимое местечко. А ведь это совсем не так.

- Не так? - рассказ Боровика, незаметно для него самого, начал заинтересовывать Красикова.

- Сюзен хитер, он селится всегда на склоне, в затишке. Но стоит ему приподняться, стоит его корням добраться до глубинной влаги - самый свирепый ураган ему не страшен. Ствол занесло песком? Ну и что ж! От ствола, из-под самой макушки выбегают придаточные корни, надежно укрепляют дерево в нанесенном слое. Сюзен поднимается, растет, и вот уже он наверху холма... Изменилось направление ветров, бархан сдвинулся, корни нашего сюзена обнажились, а ему хоть бы что! От этих самых оголившихся корней новая поросль немедленно убегает вглубь, пронизывает песок. Дерево живет.

- Дерево живет, - пробормотал Красиков. - Оно будет жить и тогда...

Но Боровик его не слушает. Да, да, дерево живет. Живет вопреки всему: сыпучим пескам, безводью, иссушающей жаре. Случайные путники любуются и бездумно радуются серебристой его листве. Впрочем, некоторые даже заинтересовываются им. Серебряные листья? Любопытно! Натуралисты аккуратно распрямляют листок на жестком ватмане. Ага, вот в чем дело: сероватая шерстка, покрывая лист, уменьшает испарение? Она отражает чересчур яркий свет? Все ясно! В очередном научном труде описывается новый вид. Описывается, как и положено: добросовестно и подробно. Листва, корневая система, семена, приспособленные к полету... Да, теперь все ясно, натуралисты равнодушно проходят мимо стройного дерева с гладкой темно-оранжевой корой. По-своему они правы: ведь в мире еще тысячи и тысячи неоткрытых, неописанных, неназванных растений и животных... Но вот один из них все же задерживается у дерева. Он не похож на солидного ученого: золотистая тюбетейка, две косички, большие зеленые "марсианские" глаза. Разве бывают солидные ученые с "марсианскими" глазами?.. Что же привлекло этого странного натуралиста? Быть может, грозди прекрасных, только-только распустившихся фиолетовых цветов? Вначале - да, но потом... Не зря обладательница золотистой тюбетейки была волжанкой. Она хорошо помнила чудовищный голод, поразивший в двадцать первом году Поволжье. И любуясь чудесным деревцем, думала о своем. "Как странно, - сказала она однажды, странно, что люди ушли отсюда. Здесь можно вырастить столько хлеба!.." Ее муж, молодой, увлеченный своим делом энтомолог, лишь снисходительно улыбнулся. "Вода, - кратко ответил он. - Будет вода - будет хлеб. Когда-нибудь это придет". "Когда-нибудь! - сердито воскликнула она. - Зачем же ждать? Разве в песках нет своей воды?" "Есть, - ответил муж. - Пески хорошо поглощают влагу и с трудом отдают ее. С большим трудом. Легче провести канал". Но упрямица не сдавалась: "Неправда, - возразила она. - Совсем не легче. Существует путь более близкий. И более верный. Надо только помочь им!" "Кому? - удивился энтомолог. Он был не очень-то догадлив, этот охотник за прямокрылыми. - Кому помочь?" "Помочь этим маленьким храбрецам, - и она ласково коснулась серебристой ветки. - Помочь, подтолкнуть, пришпорить..."

Профессор внезапно смолк.

- Что же сказала она еще? - нетерпеливо спросил Василий.

Владимир Степанович ответил не сразу.

- Ничего. Это были последние ее слова.

Смысл фразы не сразу дошел до Красикова. Последние? Почему последние?

- Она погибла? - вдруг догадался он. - Как же случилось это? Жажда?

- Пуля, - тихо ответил Боровик. - Подлая басмаческая пуля.

Они долго молчали. Красиков больше не задавал вопросов, он уже знал, кем являлась для Владимира Степановича женщина с "марсианскими" глазами.

Наконец профессор прервал молчание.

- "Помочь маленьким храбрецам", - медленно повторил он. - Много лет потом звучали во мне эти слова. Я не задумывался над их смыслом. Они для меня были... ну, как шелест серебристой листвы сюзена. Понимаешь, Вася? Тихий, приятный шелест, под который так хорошо и не грустить, и помечтать. Годы и годы прошли, прежде чем сумел оценить значение этой догадки.

- Но мне не совсем понятно, - признался Красиков. - Не подводя воды, оживить пустыню...

Владимир Степанович поудобнее расположился в тени бетонного кольца.

- Ага, не все понятно? - он помолчал. - Представим себе сооружение большого канала, одну из наших грандиозных строек. Тысячи могучих механизмов и тысячи, многие тысячи людей день и ночь трудятся на ней. Несколько лет напряженнейшей работы, многомиллионные затраты и вот - строительство завершено. Подводятся итоги - десятки, сотни тысяч гектаров вновь орошенных земель. Хлопковые поля, виноградники, обводненные пастбища... Площади, вроде, немалые. Но давай-ка переведем их в километры. Сто тысяч га, это будет?..

- Тысяча квадратных километров, - подсчитал Красиков.

- Правильно, тысяча, всего только тысяча. Иначе говоря - полоска в сто на десять километров! Нет, нет, мы не говорим сейчас об экономическом эффекте. Известно - более выгодных вложений труда и средств сегодня не существует. Здесь каждый орошенный гектар окупит себя сторицей, это бесспорно. Но попробуем сопоставить: несколько тысяч квадратных километров, освоенных ценою титанического труда, и огромные пустынные пространства. Капля в море! Когда-то наберемся мы силенок перечеркнуть все пустыни лентами каналов? К тому же, оросить их будет еще полдела. На сыпучий песок не высеешь хлопок. Сейчас проектировщики намечают трассы каналов по наиболее плодородным землям. И то далеко не все массивы в зоне орошения удается использовать под посевы. Так называемые обводненные пастбища - не что иное, как участки, непригодные для земледелия. Процент их и сегодня сравнительно велик. Что же будет, когда водные магистрали устремятся в самую глубину пустынь? Десятилетия минуют, прежде чем образуется там настоящий пахотный слой.

Красиков согласно кивает головой.

- А теперь посмотрим, что может дать нам "ключ". Давай-ка помечтаем, предлагает Боровик. - Помечтаем, как она будет выглядеть в недалеком будущем эта наша пустыня. Представь себе - мы летим над ней на самолете. Середина лета, но внизу под нами сплошной зеленый ковер. Всевозможные оттенки, от изумрудного до ультрамарина, представлены на нем. Тут и чудесная песчаная осока-илак, и мощные питательные кусты эрек-селина, детище среднеазиатских пустынь кандым. Нигде не заметишь зловещих желтых шлейфов развеваемых песков. Пришпоренные "Космическим ключом" растения совершили героический рывок. Корни их, устремившись в глубь барханов, достигли живительной влаги. Они уже не зависят более от милостей природы и зеленеют с весны и до глубокой осени... Однако вернемся к общей картине. Присмотримся, - наш ковер на всем протяжении прошит серебряной и красноватой нитью. Любопытно, спустимся пониже. Ага, да это кулисы, древесные кулисы из сюзена и саксаула. Бесчисленными рядами из конца в конец пересекают они пустыню. Для их создания не потребовалось больших трудов: посев обработанных "ключом" семян производили с самолета. А чтоб семена не разлетались, их предварительно "замуровали" в специальный питательный состав. Тебя интересует - назначение кулис? Поднимемся-ка снова вверх. Вот так, теперь вооружись биноклем. Понял, наконец? Повсюду отары и отары. Деревья образуют своеобразные загоны, животные не могут проникнуть сквозь чащу саксаула, они движутся, как по конвейеру. С востока на запад, с запада на восток. Тебе понятно? Тогда повернем на юг, где кипит работа по сооружению нового канала. Вот мы уже над трассой. Всего года два назад здесь были сыпучие пески. "Космический ключ" преобразовал и эти земли. А еще через год, когда строительство закончат, вода придет на плодороднейшие пашни...

- Но это ж замечательно, Владимир Степанович, - загорелся Красиков. - И так просто! Значит уже сегодня можно приступать к сплошному преобразованию пустынь!

- Просто? - усмехнулся Боровик. - Ну нет, этого не скажешь. Сделано еще далеко не все. Мы, например, пока не научились воздействовать "ключом" на невысеянные семена. Приходится устанавливать облучатели на местности. Но в одном ты прав, Вася, - откладывать нечего. Нами уже освоены десятки миллионов гектаров целины. Пора приниматься и за пустыни. Это нам по плечу.

- Значит, в Джанабаде вы сейчас готовите...

- А ты и не знал об этом? - с укоризной покачал головой профессор. - Эх, Вася, Вася!

Красиков порывисто обернулся:

- Владимир Степанович, даю вам слово: если мы выберемся отсюда, если только выберемся... В общем, я буду теперь... постараюсь быть настоящим помощником.

- Я верю, - ответил Боровик и смолк.

Красиков тоже замолчал. Вновь выросли и сгустились тени. Надвигалась ночь, третья ночь в песках. Что-то принесет им день завтрашний? Не думать, лучше об этом сейчас не думать.

- Владимир Степанович, - пытаясь оторваться от мрачных мыслей, спрашивает он. - А как же тогда каналы? Можно обойтись без них? Значит, орошение не нужно?

- Нужно, Вася, нужно и орошение. Разве можно человеку без воды? Мы еще увидим, как заплещутся морские волны в огромной Саракамышской впадине, как пройдут первые суда по древнему Узбою. Но... время требуется для этого, время! И в наших с тобою силах его приблизить.

- Вы шутите, Владимир Степанович.

- Ага, шучу? Впрочем, ведь ты ничего не знаешь о нашей станции в Джанабаде. "Ключ" вызвал там подлинный взрыв жизнедеятельности растений. В песках идет интенсивное образование гумусного слоя. Мы с тобой еще побываем там, и тогда ты увидишь все собственными глазами.

- Не надо, Владимир Степанович, - попросил Красиков.

- Ну, ну, духом у меня не падать! - шутливо прикрикнул Боровик. - Думаешь, утешаю? Нисколечко. Колодцы в песках - довольно людный перекресток. Нет-нет, кто-нибудь да и заглянет. К тому же нас уже, наверное, ищут. Главное держаться. Держаться и не падать духом.

Да, держаться, держаться, держаться. Они выберутся, как может быть иначе! Теперь, когда он понял, когда так много понял... Нет, нет, это невозможно, немыслимо! Конечно же, их найдут. Владимир Степанович знает, что говорит.

- А не время ли нам подумать и о ночлеге? - предлагает Боровик. - На жестком такыре не очень-то разнежишься. Это тебе, брат, не песок... Ага, да тут и подстилка имеется. Вот славно!

Это были протертые до дыр куски старой кошмы, видно, брошенные чабанами. С помощью Красикова профессор застелил ими сухой лоток.

- Что твоя люлька! - шутит он. - Правда, малость тесновато, да зато от ветра защита... Ну, все, отбой!

Глава 17

Солнце идет к зениту

Проснулся Красиков от холода. Где-то неподалеку надрывно плакал ребенок. Радостная догадка обожгла сознание. Люди! Чабаны перекочевали на колодец! Порывисто приподнявшись, он окинул быстрым взглядом освещенный полной луною такыр. Никого!.. Но что за наваждение: жалобные всхлипывания не прекращаются, они несутся откуда-то сверху, с холмов. Да ведь это шакалы! Вон, вон мелькают они, знакомые зеленые огоньки... Василий роняет голову, рыдания подступают к горлу. Никогда, никогда не выбраться им отсюда, не увидеть родного неба. Они погибнут здесь, погибнут оба, и мерзкие хищники растащат их кости по пескам...

Ночной холод дает знать себя. Красиков кутается в обрывки кошмы, снова устраивается в своей "люльке". Но спать он уже не в силах.

На рассвете просыпается Владимир Степанович, с трудом выбирается из лотка, пошатываясь, делает несколько шагов, разминает ноги. Только сейчас замечает Красиков, до какой степени ослаб профессор.

Однако, как и всегда, Боровик бодр и весел. Поеживаясь от холода, он шутит над несовершенством человеческого организма.

- Вот завершим опыты с растениями, примемся вплотную за животных. И за человека тоже - да, да. Облучим "Космическим ключом", ни жара, ни холод брать не будут!

Вася невольно улыбается.

Перед восходом солнца они выпивают по глотку. Красиков замечает, что фляжка стала совсем легкой, воды в ней остается от силы полстакана. Владимир Степанович, слегка встряхнув се, осторожно кладет на землю, подсаживается к Красикову.

- А ты не думал, Вася, почему этот Азизбек завел нас в пески? С какой целью?

Красиков растерялся.

- И верно - почему? Быть может - басмач, фанатик? Вы знаете, Владимир Степанович, когда я только увидел его, сразу почему-то подумал...

- Ну что ты, какие басмачи сейчас! Нет, тут другое, - профессор помолчал. - Помнишь, я говорил об одном джентльмене. Тогда, в самолете.

- Вы так ничего и не сказали. В этот момент вам подали телеграмму и потом...

- Да, да и телеграмма тоже. А записка Кулиева? Ведь это его почерк, я знаю. В общем - чья-то подлая игра. И, надо признать, довольно хитрая. Так вот, об этом джентльмене. Его фамилия Блер. Запомни. Бенджамен Блер.

- Бенджамен Блер, - послушно повторил Красиков и с недоумением посмотрел на Владимира Степановича. - Но зачем мне...

Боровик остановил его движением руки.

- Слушай внимательно, это очень важно. Блер посетил меня на квартире в конце марта прошлого года. Он пришел с приветом от моего старого друга Эверетта, вот что открыло ему двери. Мы разговорились о "Космическом ключе". Блер назвался энтомологом и живо интересовался им. "Почему вы засекретили схему излучателя? - мимоходом осведомился Блер. - Разве это военная тайна?" "Нет, - ответил я. - Просто опасная игрушка. Какой-нибудь невежда или авантюрист может наделать бед". "Пожалуй, верно, - согласился Блер. - Можно вызвать нашествие, пострашней чингизова..." Сказал он это с такой безмятежной улыбочкой, понимаешь - слишком уж безмятежной. Я оборвал тогда беседу. А в прошлое воскресенье, когда впервые услышал о преждевременной вспышке шистоцерки, сразу подумал об этом иностранце.

- Но почему, Владимир Степанович? Вы ж ему не открыли ничего.

- Да, речь шла исключительно о работах опубликованных. Но у меня в кабинете находились в тот момент секретные материалы. Мне нездоровилось, и я занимался на дому с нашим конструктором инженером Ветровым. Разумеется, материалы были в сейфе, но я выходил сказать Галочке насчет чая, и кто знает... Понимаешь теперь, почему я так спешил сюда?

- Вы хотели убедиться, что это действительно искусственная вспышка?

- Тогда можно было бы взяться за этого джентльмена, - пояснил Боровик. И, не глядя на Красикова, добавил:

- Ну и... назвать одного растяпу-профессора.

- Почему вы решили так? - возмутился Красиков. - Почему думаете, что именно у вас он...

- Теперь-то уж, к сожалению, сомнений нет, - сказал Боровик. - Ты все это должен очень хорошо запомнить, Вася. Обещаешь? Если со мной что-либо случится...

- Владимир Степанович... - запротестовал было Красиков.

Но Боровик снова перебил его:

- Что бы ни случилось, ты должен держаться. Нас уже ищут. Аспер Нариманович знает, что мы должны были вылететь к нему в воскресенье утром. Записка конечно была поддельной. Ты не должен покидать колодца.

- Хорошо, Владимир Степанович, - тихо отвечает Красиков.

Медленно, страшно медленно тянется время. Когда наступает жара, они вновь устраиваются в тени бетонного кольца. Голод тоже дает знать себя. Голод и жажда. Неужели никак нельзя добраться до воды? Ведь она вот здесь, рядом! Василий предлагает проекты - один фантастичнее другого. Профессор с усталой улыбкой отклоняет их.

- Вода для нас недоступна, Вася, - говорит он. - Нам остается только ждать.

Солнце идет к зениту, и послушная тень медленно движется вокруг колодца. Она все укорачивается, а к полудню и вовсе исчезает. Профессор, видимо, совсем ослаб. Он тяжело дышит, веки его опущены. Василий впадает в короткое забытье. Очнувшись, замечает, что солнце уже ушло на запад. Рядом, за кольцом, легла узенькая полоска тени. Он переползает туда, оборачивается, чтобы позвать Владимира Степановича, и тут взгляд его падает на лежащую между ними фляжку. Нерешительно протягивает он к ней руку, но тут же отдергивает, как обжегшись.

- Владимир Степанович! - в отчаянии зовет он. - Владимир Степанович...

Профессор открывает глаза. И тут негромкое жужжание возникает в небе.

- Самолет! Владимир Степанович, - самолет!

Звук быстро нарастает. Цепляясь за шероховатый бетон, они поднимаются, облокотившись на кольцо, напряженно всматриваются вдаль.

- Вот он! - ликует Красиков, указывая на юг, где линия окаймляющих такыр холмов снижается, открывая далекий горизонт. - Видите?!

- Это вертолет, - говорит профессор. - Он идет прямо на нас.

Да, вертолет держит курс прямо на колодец. С каждой секундой он все ближе и ближе, вот уже видна сверкающая на солнце застекленная кабина, еще минута и...

- Ой, что это? - восклицает Красиков.

Вертолет вдруг замирает в воздухе и, круто накренившись, уходит вправо.

- Что же это, Владимир Степанович?!

С вертолетом происходит что-то непонятное. Он кружит на месте, петляет и все более уклоняется с начального курса.

- Уйдет! Он уйдет... - закусив губы, шепчет Красиков. - Неужели он нас не видит?

- Мы не видны из-за колодца, - высказывает предположение Боровик, и они отходят в сторонку. Василий, сорвав рубашку, машет ею над головой. Но вертолет явно не замечает их. Описав широкую дугу, он уходит на запад, и рокот мотора постепенно замирает за грядой барханов.

Еле волоча ноги, возвращаются они к колодцу. Владимир Степанович говорит что-то утешительное, но Красиков больше его не слушает. Забившись в тень, сунув под голову скомканную рубашку, он тупо смотрит в пронзительно-синее, без единого облачка, безжалостное небо. Нет сил ни говорить, ни думать.

- Попытайся заснуть, - предлагает Боровик. - Ты мало спал в эту ночь.

Да, верно, он совсем мало спал, было холодно и тревожно. А сейчас тепло, очень тепло и мягко на этой чудной войлочной подстилке. Спать, только спать...

Он закрывает глаза - и пенящийся водоворот тут же подхватывает его. Мутные волны с ревом мчат среди хаоса камней, радужные брызги взлетают к небу. Вот откуда-то издалека доносится нарастающий грохот водопада. Он больше не в силах бороться с волнами, бешеное течение увлекает его навстречу гибели. Водопад уже рядом, гремит так, что сам воздух содрогается над головой. Еще минута - и голова расколется от гула!.. Но вдруг шум смолкает. Песчаная отмель, - откуда взялась она? Теперь он лежит у самой воды и набегающая волна ласково лижет щеку. Море вздыхает рядом, от него пышет жаром... Нет, нет, это не море, кто-то большой и страшный склоняется над ним, тяжело дышит в самое лицо, трогает шершавым языком.

Вскрикнув, Василий просыпается. Прямо перед собой он видит волчью морду. Зверь тихо ворчит и делает шаг назад.

Глава 18

Зверь в песках

Уродливый полосатый зверь петлял среди песков. Поджав куцый облезлый хвост, обнажив клыки, в бессильной и лютой злобе метался он по раскаленному песку, не чуя боли в обожженных лапах. Гром, внезапно упавший откуда-то с высот, вспугнул его от только что приконченного козленка.

Этот отбившийся от стада молоденький джейран и выманил его из тесной щели в горах. Они столкнулись ночью у водопоя. Рокот перебиравшего камешки ручья заглушил шаги кравшегося с подветренной стороны хищника, но в последний момент резкий запах предупредил жертву. Козленок прянул в сторону, и жадные челюсти клацнули в пустоте. Не привыкший к преследованию дичи хищник, разочарованно рявкнув, припал было к воде, но тут же насторожился, прислушался к нечеткому цоканью копыт. Что-то шевельнулось в тупом и темном его мозгу, неведомое чувство шепнуло: беги - нагонишь! И хищник, оторвавшись от воды, затрусил вслед уходившему джейрану.

По неровному бегу дичи он вскоре понял, что козленок ранен. Расстояние между ними то сокращалось, то вырастало вновь. Несколько раз хищник в нерешительности замирал на месте. Он не любил открытых пространств, избегал удаляться далеко от логова. Но вместе с запахом уходившей дичи в ноздри его проникал восхитительный, терпкий аромат крови, и хищник не в силах был оставить погоню. Упорство его росло по мере того, как ослабевала жертва.

Наконец козленок встал. Тоненькие ножки мелко-мелко дрожали, впалые бока тяжело ходили. Собрав последние силы, он сделал два-три коротеньких шажка и с жалобным стоном рухнул на песок.

Хищник приближался ленивой трусцой. На минуту большие и влажные, полные смертной тоски глаза встретились с немигающим взглядом хищника, затем массивные челюсти с хрустом сомкнулись на тонкой шейке. И тут неведомый гром упал с небес!

...Зверь задыхался от усталости и страха. Вывалив язык, роняя пену, метался он из стороны в сторону. Инстинкт уже подсказал ему, что только так можно отсрочить гибель. Гром то надвигался почти вплотную, то уходил, и тогда, скосив глаза, он различал огромную тень, проносившуюся рядом. Но вот тень налетела на него и замерла, грохот повис над головой, и чье-то могучее дыхание прижало его к земле. Задние ноги зверя, короткие и слабые, бессильно подогнулись, он присел, ощерился и впервые закинул голову на толстой, неподвижной шее. Солнце больно стегнуло по глазам, привыкшим к мраку. Прошитый струёй горячего металла, зверь раскрытой пастью уткнулся в песок.

- Ну вот и все, - весело сказал черноволосый загорелый парень, глядя вниз сквозь застекленный пол кабины. - Ложимся на прежний курс.

- Ты поспешил, Черкез, - упрекнула девушка в черной с белым узбекской тюбетейке. - Ты вообще стал невозможным торопыгой.

- Пески должны быть чисты, - Черкез нажал педаль, и вертолет послушно пошел на север. - Должны быть совершенно чисты. Так сказал Аспер.

- Ты ничего не понимаешь, - девушка сердито тряхнула длинными черными, туго заплетенными косами. - Гиена - редкость в песках. Она держится обычно в предгорьях Копет-Дагов. Это редкий в науке факт.

- А для меня это просто мерзкий зверь. Убийца с клыками тигра и душой шакала.

- Все равно не следовало спешить. Надо было подняться выше и сверху проследить. Это очень, очень интересно - гиена в песках. Куда она пробиралась? Надо было проследить и записать. А ты все испортил.

- Пески должны быть чисты, Гульнар, - упрямо повторил Черкез. - Это Аспер попросил вмонтировать сюда пистолет-пулемет крупного калибра. Каракумы мы отдадим овцам. Ну, а гиен, волков, шакалов и прочую нечисть, милую сердцу иных ученых, поселим на каком-нибудь островке в Аральском море. Пусть там и изучают.

- Аспер, великий Аспер! - насмешливо продекламировала Гульнар. - Это имя звучит сегодня чаще, чем имя Аллаха в призыве муэдзина.

- Я действительно горжусь братом, - обиженно возразил Черкез, - и вовсе не собираюсь этого скрывать.

Гульнар промолчала. Она достала из планшетки карту и, вооружившись цветным карандашом, с сосредоточенным видом принялась расставлять на ней значки.

Третий пассажир вертолета - огромный кудлатый пес, лежа на прозрачном полу, внимательно следил за проносившимися внизу песками.

- Гляди, Шейтан, гляди, - кивнул ему пилот. - Тебе там хозяйничать. И если повстречаешь какую нечисть, смотри, не давай пощады.

Пес вежливо мотнул обрубком хвоста и, навострив короткие уши, слегка оскалил могучие клыки. Казалось, он понял человека.

- Неужели вы действительно думаете обойтись овчарками? - покачала головой Гульнар.

- А как же! Аспер сказал... - начал было Черкез и спохватился: - Извини. Совсем забыл, что это имя под запретом.

- Смотри, смотри! - вдруг встрепенулась Гульнар, глядя вниз. На дне неглубокой котловины виднелся труп верблюда.

Черкез повернул штурвал, и вертолет, сбавив ход, неподвижно повис над котловиной.

- Странно, - пробормотал он. - Ты видишь - даже седло не снято.

- Надо снизиться, - решительно заявила Гульнар.

На сей раз Черкез не возражал. Посадив вертолет в сотне шагов от павшего животного, молодые люди поспешили к нему. Вырвавшийся на волю Шейтан с радостным лаем носился по котловине.

- Верблюд зарезан, - Гульнар указала на неестественно запрокинутую голову животного. - Что бы это значило?

- Зарезан, - подтвердил Черкез. - И вскрыт желудок. А ну, ваше мнение, товарищ зоотехник?

Гульнар склонилась над животным.

- Все ясно. Из желудка извлечен рубец. Это внутреннее "водохранилище" верблюда, в нем всегда сохраняется какой-то остаток воды...

- Я так и думал, - воскликнул Черкез, - надо спешить, Гульнар, надо очень спешить.

Они бегом бросились к машине. Через минуту вертолет, набирая высоту, уже мчался на юго-запад. Не отрывая взгляда от ясно различимых на песке следов, Черкез разглядел еще один труп верблюда. Он положил было руку на штурвал, но тут же опустил ее. Следы уходили дальше...

--------------------------------------------------------------------------

----

Всю ночь Эрсарихан гнал верблюдов на север. Демир газык - полуночная звезда, вокруг которой созвездия кружат, как лошади на арканах, сверкала прямо в лицо. Слабый ветерок тянул навстречу, и старик вдыхал его полной грудью, то был прекрасный ветер газавата!

Да, его час настал. Долгожданный, трижды благословенный час. Газават священная война! - годы и годы терпеливо ждал он ее прихода. Ждал затаившись, напялив презренную шкуру жалкого пастуха Азизбека. И вот появился вестник. Три слова, три заветных словца, бережно хранимых где-то в тайниках души, подтвердили подлинность посланца. "И каждый получат по заслугам", - ответил Эрсарихан строкой Корана, служившей отзывом. Вестник был немногословен. Расстелив карту на кошме, он вполголоса перечислял пункты. Эрсарихан кивал, полузакрыв глаза, - все названия были ему хорошо знакомы. "Ачил-кудук, произнес посланец. - Я был на нем - вода свежа и сладка, как шербет. Там вы сможете утолить жажду". "Ачил-кудук", - повторил Эрсарихан и рассмеялся тихо и радостно. "Приятные воспоминания? - посланец метнул на него быстрый взгляд. Я слышал, вы сражались в тех местах". "Было, все было, - вздохнул Эрсарихан. Прошу вас, продолжайте". Гость снова уткнулся в карту. "Встреча в Кала-и-хумбе. Там ждут джигиты, поднявшиеся за веру. Они все встанут под ваше стремя, почтеннейший сердар".

"Сердар", - шептал старик, привычно раскачиваясь в такт верблюжьему шагу. Горделивая улыбка кривила его коричневые высохшие губы. "Сердар"... Так титулуют только военачальника, командующего. Что ж, те, кто решали, не ошиблись в выборе. Он будет достойным мечом Ислама, грозным и беспощадным. Кровь, реки крови должны пролиться, чтобы навечно смыть самую память о долгах годах безверия, горечи и позора. Смерть неверным, смерть и пытки отступникам, колеблющимся тоже смерть!

Подгоняемые безжалостным седоком, бежали усталые, выбившиеся из сил верблюды. Бежали часы. И звездные табуны, кружащие вокруг Демир газык железного своего прикола, завершали ночной пробег. Семь Небесных Конокрадов, вечно сохраняющих строй огромного ковша, подкрались к самому горизонту. Старик оглянулся. Утренняя звезда, при свете которой караваны поднимаются с ночлега, уже сияла на востоке.

Поспешно остановив верблюдов, старик заставил их опуститься наземь. Легко, совсем по-юношески соскользнул с седла. Порывшись во вьюке, он извлек оттуда протертый молитвенный коврик и, расстелив на песке, опустился на колени. Дело веры - первое дело на газавате!

Старик беседовал с богом. Это была странная молитва. Слова покорности перемежались зловещими клятвами, просьбами, исполненными честолюбивых вожделений. Кому, как не ему - чистокровному игу, - потомку могучих завоевателей - быть владыкой Черных песков, владыкой воды и жизни? Уж он-то сумеет начисто вывести заразу. Начало положено - доброе начало! Там, позади в ночи, двое гяуров с отчаянием в сердцах ждут наступления рассвета. Они обречены. Фляжка воды? Хоп, хоп, - глотки друг другу перегрызут они за эту фляжку. А потом - конец. Солнце Черных песков сожжет пришельцев. Слов нет приятней, трижды приятней было б устроить им "чормех". Четыре кола - и человек, плашмя распятый под солнцем, может только дышать да ощущать, как сохнет язык во рту и накаляется боль в конечностях. Древняя казнь, мудрая казнь! Хоп, хоп, - все, все это будет еще. Сейчас нет времени. Надо спешить джигиты в Кала-и-хумбе ждут своего сердара.

На востоке разгорается заря. Небо поблекло, погасли звезды. Угасла и Утренняя звезда, которую гяуры зовут Венерой.

Старик огляделся. Хвала Всевышнему - он уже на месте! Слева виднеются развалины мазара, за тем вон холмом - колодец. Ачил-кудук. Эге, и деревцо даже сохранилось на холме! Старик снова оглядывается и тихо-тихо смеется. Воспоминания увлекают в прошлое. Вот он молодой, отважный, как барс, джигит лежит, распластавшись на песке. В руках новенький одиннадцатизарядный ли-энфильд - подарок друзей-инглизов. Одиннадцатизарядный, но... в магазине лишь один патрон. А тех - двое, вот досада! Правда, они без оружия, но неизвестно, что у них там, внизу, у колодца... Ну что ж, один патрон - одна жизнь - во славу Аллаха! Он старательно прицеливается в невысокого белокурого парня с непокрытой головой, но неожиданная мысль заставляет опустить винтовку. Злорадно ухмыляясь, ловит на мушку хрупкую девичью фигурку. Выстрел гулко отдается в барханах, и девушка в золотистой тюбетейке, обхватив красноватый ствол сюзена, медленно сползает на песок. Хоп, хоп, - а ведь не ошибся он можно и одним патроном поразить двоих. Пусть-ка теперь собирает своих жучков, гяур! Кинув последний взгляд на обезумевшего от горя юношу, он ящерицей сползает вниз.

...Вздохнув, старик поднялся с колен. Хвала Всемогущему, ему есть что вспомнить. А впереди - новые подвиги, новая слава и новая добыча.

С верблюдами в поводу он спешит к колодцу. Животные еле плетутся, поводок оттягивает руку. Странно, неужели не чуют близости воды?

Подгоняя их хриплыми выкриками, старик взбирается на бугор и замирает в недоумении и тревоге. Нет, он не заблудился, вот и мазар с изображением пяти пальцев - символом еретиков-исмаилитов... Но где ж колодец? На месте его апан - неглубокая, заросшая колючкой яма... Проклятые кулы, ублюдки, лодыри, - они так и не расчистили его с тех пор. С тех самых пор... А этот лживый гонец, сын гиены! "Вода свежа и сладка, как шербет"... Хоп, хоп, - погоди, дотянется и до тебя рука Эрсарихана!

Верблюды глухо ревут, плюются, мотают головами. Проклятые животные, уже учуяли растерянность хозяина. Ничего, ничего, они еще послужат, до конца послужат святому делу... Ударами палки усмирив упрямого старого нара-вожака, Эрсарихан поворачивает верблюдов на юг. В развалинах древней крепости Кала-и-хумб - оружие и джигиты. Но, кроме того, там вода, там жизнь!

Глава 19

"Много слов - ноша для осла"

Он был страшен, этот бедняга. Запавшие темные щеки и провалившиеся глаза под косматыми бровями, жалкий оскал запавшего рта, реденькая, перепачканная слюною и песком бородка...

- Скорее фляжку! - дрогнувшим голосом воскликнула Гульнар.

Черкез приподнял голову старика. Начисто выбритая, она блестела на солнце белым, лишенным загара черепом.

- Пейте, отец.

Старик схватил фляжку трясущимися руками. Вода заструилась по бороде, залила обнажившуюся впалую грудь.

Молодые люди переглянулись.

- Вовремя же мы подоспели, - заметила Гульнар.

Старик бросил на них быстрый взгляд. Да, поспели вовремя. Но они здесь, конечно, ни при чем. Воля Аллаха! Всемогущий не мог оставить своего воина в беде.

- Спасибо, дети мои, - возвращая фляжку, с достоинством поблагодарил он. Бог воздаст вам за доброе дело.

Огромный кудлатый пес притащил в зубах его белый тельпек, оброненный по дороге.

- Возьмите, отец, - забирая у собаки папаху, проговорил юноша.

Старик надвинул на голову тельпек, запахнул халат, огладил бороду и сразу преобразился в почтенного, преисполненного чувством собственного достоинства аксакала. Вопрос, вертевшийся на языке Черкеза, так и остался незаданным. "Много слов - ноша для осла", - вовремя вспомнилась старая поговорка. Нет, нет, он не унизит себя недостойным любопытством. Старик сам расскажет о себе, когда сочтет это нужным.

Эрсарихан вскарабкался в кабину вертолета, опираясь на руку почтительного юноши. Девушка услужливо опустила перед ним откидное кресло, и старик ответил ей усталым, благодарным взглядом. Хоп, хоп, - пока все идет неплохо. Не следует только показывать юнцам, что силы уже вернулись. Так легче будет выгадать время, избежать расспросов.

- Куда доставить вас, отец? - вежливо осведомился юноша.

"В Кала-и-хумб, дружок", - чуть не сорвалось у него. Нельзя, опасно. Джигиты могут открыть огонь.

- Не знаю, - простонал он, прикрыв глаза. - Не знаю. Мне так плохо, сынок...

- Скорее в город! - заволновалась девушка. - Вам надо к врачу, в больницу.

- Нет, нет, никаких врачей, доченька! Кусок кошмы, тень над головой и чаша доброго кумыса - вот все, что требуется старому Азизбеку. А город далек. Я устал, я так устал...

- Я заброшу вас к своему отцу, - решил Черкез. - Он пасет здесь недалеко, в песках.

Вертолет плавно оторвался от земли. Эрсарихан исподволь оглядел просторную кабину. Взгляд задержался на легкой курточке, перекинутой через спинку кресла: на борту ее алел комсомольский значок. Эрсарихан вздохнул. Отступники, конечно, как может быть иначе! Нелегко будет отделить плевелы от семени доброго. Много, много иступится мечей... Впрочем, этим двоим можно оказать и снисхождение. Они ведь послужили орудием Аллаха! Хоп, хоп, - пусть никто не скажет, что Эрсарихану чуждо чувство благодарности. Да, им будет дана возможность искупить тяжкий свой грех.

Девушка взглянула на часы и включила радио. Передавали последние известия. Сменяя один другого, дикторы говорили о весенних полевых работах, о новом спектакле МХАТа, о месторождении вольфрама, открытом геологами на Камчатке, о только что задутой домне и о подвиге советских моряков в Баренцевом море. Эрсарихан, настороживший уши при первых звуках радио, все более и более мрачнел. Злорадное ожидание постепенно уступало место тревоге.

- А что, доченька, - не выдержал он, когда передача известий окончилась, не сообщали ни о чем, таком... недобром?

- О недобром? - удивилась девушка.

- Недобрые слухи, - замялся Эрсарихан. - Говорят, кое-где зашевелились басмачи.

- Басмачи?!

- Басмачи, - Эрсарихан сделал скорбное лицо. - Басмачи, будь они трижды прокляты.

Громкий смех был ему ответом. Да, да, она весело смеялась, эта наглая девчонка!

- Басмачи! Ну какие же сейчас могут быть басмачи, отец?

На минуту он растерялся. Вспомнился гонец: толстомясое, рыхлое лицо, бегающие глазки менялы, мятая парусиновая фуражечка - так ли должен выглядеть вестник газавата? Но пароль произнесен был верно, ему оставалось только подчиниться. Ачил-кудук? Что ж, здесь гонец солгал, но это ни о чем еще не говорит. Не для того же оберегали его столько лет... Нет, нет, это только начало. В Кала-и-хумбе его, конечно, ждут. Ждут для больших, для великих дел!

Девчонка все еще продолжает улыбаться. Будто он сказал что-то очень уж забавное. Хоп, хоп, - посмотрим, как посмеешься ты, когда начнется это!

Огромный пес, лежащий у ног девчонки, вдруг поднимает голову, косит на него свирепым глазом, грозно рычит.

- Шейтан!

В голосе девчонки удивление и укор. Пес послушно опускает голову, Эрсарихан с облегчением вздыхает. Но обидный смех все еще звучит в ушах. В голове теснятся мстительные, злые мысли. Исподлобья он разглядывает спутницу. Судя по выговору, по внешности - узбечка. Что ж, и на ее родине когда-то оставил свой след Эрсарихан. Веселенькое то было время, ничего не скажешь. Вот хотя бы история в Шахризябсе, когда восемнадцать узбечек первыми в округе сбросили паранджу. Сбросить-то сбросили, а на другое утро на базарной площади были обнаружены неизвестно откуда взявшиеся отрубленные головы. Ровно восемнадцать отрубленных голов. Славное дело, святое дело!

Эрсарихан невольно бросает взгляд на тоненькую девичью шейку, и собака снова обнажает желтые клыки. Или он читает мысли, этот пес с богомерзкой кличкой? Вот уж подлинно - шейтан.

- Басмачи... - вступает в разговор молчавший до этого парень. - А ведь мы встречали сегодня басмача. Или ты забыла, Гульнар?

Эрсарихан замирает. Девчонка минуту смотрит с недоумением, затем разражается своим дурацким смехом.

- Он шутит, отец, - объясняет она. - Мы встретили в песках гиену.

- И прикончили ее, - заключает парень.

- Хоп, хоп, - кивает головой Эрсарихан. Он понял шутку, он даже улыбается, коричневые губы его кривятся. Но внутри все кипит. Проклятые, трижды проклятые отступники! Вы еще поплатитесь за это. Поплатитесь. Видит бог, он - хотел быть милосердным. Но мера терпения его иссякла. Сердце обратилось к мести. Трепещите, отступники! И не ждите никакого снисхождения. Пощады не будет никому.

- Люди! - внезапно воскликнула Гульнар, указывая вниз. - Люди у колодца.

Черкез и сам заметил две неподвижные человеческие фигуры, круто повел от себя штурвал. Вертолет опустился, взметая облака пыли.

--------------------------------------------------------------------------

----

- Шейтан, назад!

Человеческий голос! Это было совершенно неожиданно. Но дальнейшее поистине казалось чудом. Волк отступил, обернулся и... замахал хвостом. Да ведь это ж не волк - овчарка!

Спасены! Радость захлестывает Василия, кружит голову, туманит взгляд. Он с трудом приподнимается на руках. Посреди такыра - вертолет. Два человека спешат к колодцу, третий ковыляет позади. Василий вновь переводит взгляд на вертолет и вспоминает шум водопада в забытье. Вот, оказывается, что это был за грохот...

- Нет, нет, - говорит он смуглой девушке, протянувшей ему фляжку. Владимиру Степановичу раньше. Он совсем ослаб.

Но фляжек у них хватает. Загорелый черноволосый и белозубый парень с улыбкой протягивает ему другую. Не в силах более сдерживаться, Василий приникает к ней и вдруг замечает сгорбившуюся фигуру в огромной белой папахе.

- Вот он... Вот... - задыхаясь, шепчет Красиков. Его спасители в недоумении переглядываются, и только Шейтан, давно уже учуявший в незнакомце зверя, глухо рычит и пружинит короткий хвост.

- Помоги, Черкез, - просит девушка. Она пытается привести в чувство профессора. Василий в страхе смотрит на своего руководителя: тот почти не проявляет признаков жизни.

- В тень, скорее в тень, - совершенно неожиданно подает голос предатель-проводник. - Несите его, несите в кабину.

Молодые люди послушно поднимают Владимира Степановича. Василий смотрят во все глаза. Он ровным счетом ничего не понимает.

Старик не дает ему опомниться.

- Ай-яй-яй, - с укоризной говорит он. - Зачем ушли? Старый Азизбек ходил за водой, вернулся - никого нет. Чайник есть, челек есть, вьюк есть, а людей нет. Нигде нет. Куда ушли, зачем? Старый Азизбек совсем голову потерял.

- Но в челеках не было воды, - в полной растерянности бормочет Красиков. Мы подумали...

- Ай-яй-яй! Зачем о старом человеке плохое думать? Азизбек брал завьюченных верблюдов, думал в челеках вода есть. Потом смотрел - воды нет. Пошел воду для вас искать. А ты что подумал? Нехорошо, джигит, ай как нехорошо.

Нехорошо... Что нехорошо? Мысли Василия путаются, в голове гудит. Ах да, нехорошо думали о старике. А тот их спас, вызвал вертолет, нашел.

- Нельзя, нельзя, джигит, - проводник отбирает у него воду. - Сразу много пьешь - урпак ашай. Потерпи. Пойдем в машину, - старик помогает ему встать, затем поднимает забытую Гульнар у колодца вторую фляжку. Оглянувшись, проворно достает из халата шакше - маленькую тыквенную бутылочку, стряхивает в обе фляжки по щепотке белого порошка: "Хоп, хоп, - так оно вернее будет"...

В просторной кабине они размещаются легко. Даже Шейтану находится место в уголке.

Старик возвращает фляжку Василию.

- Вот сейчас можно еще два-три глотка.

Вторую он отдает Гульнар:

- Смочи ему голову и грудь... А потом - несколько капель в рот.

Девушка в отчаянии, она никак не может привести профессора в чувство. Красиков неумело помогает ей.

Старик, прикинувшись вновь ослабшим, устраивается в сторонке. Если старый гяур откроет глаза раньше, чем порошок сделает свое дело, будет худо. Его не проведешь с той легкостью, как этого желторотого, глупого птенца... Ну да, так и есть, гяур приходит в себя! Вот он шевельнул рукой, поднимает голову...

- Где Вася? - голос его еле слышен.

Слава Аллаху, тревога была напрасной. Старый урус совсем, совсем плох.

- Я здесь, Владимир Степанович, - отзывается юнец.

Глупая девчонка уже сует фляжку. Хоп, хоп, - пей урус, пей! Испробуй угощение старого Азизбека. Юнец, кажется, уже угомонился, - откинулся в кресле, неподвижен. Скоро и твой черед, начальник.

Пески плывут под застекленным полом кабины. По пескам, обгоняя вертолет, скользит большая тень. Вот она набегает на отару - овцы шарахаются, всадник в ярком халате машет рукой вдогонку.

- Прилетели, это стоянка моего отца, - оборачивается Черкез. - Как они чувствуют себя, Гульнар?

- Спят.

"Хоп, хоп, - кривит губы старый басмач. - Долго, долго им спать придется..."

Глава 20

Шакал, сын шакала

Удивительные вещи рассказывает этот сорванец. Послушать его, так они впрямь надеются оживить Черные пески!..

Внимательно слушает внучонка Бава-Кули. Изредка, как бы невзначай, поглядывает на гостя. Тот степенно прихлебывает гок-чай, но за внешней его невозмутимостью Бава-Кули угадывает и настороженность, и тревогу.

- Ну, а вода? - спрашивает он внука. - Чем вы напоите свои бесчисленные отары?

- Отроем колодцы. Сотни, тысячи колодцев.

И видя ироническую улыбку деда, Черкез начинает горячиться:

- Отроем, бава! Что сдерживает сейчас строительство колодцев? Экономика. Скудость кормовой базы в песках.

- Так, так. Много же вам понадобится чабанов!

- Чабаны будут не нужны, бава. То есть, я хочу сказать, их надо совсем немного. Представьте себе большой дом в песках...

- Дом в песках?

- Ну... Это уже будут не настоящие пески, бава. Растительность покрывает их круглый год. Дом не занесет.

- Так, так. И кто же поселится в большом доме?

- Главный чабан, бава.

- Главный чабан?..

- Бывает же главный инженер, главный геолог, главный агроном. Почему не может быть главного чабана, бава?

- Понимаю. Значит, чабан сидит в большом доме. Сидит, пьет чай, слушает радио...

- И смотрит на экран телевизора, бава.

- И смотрит на экран, - согласился Бава-Кули. - Ну, а овцы? Они тоже слушают радио?

- Нет, бава. Овцы пасутся.

- Без чабана? - Бава-Кули притворно нахмурил брови. - Ты смеешься над своим старым, выжившим из ума дедом?

- Ну что вы, бава. Разве я посмею? За овцами наблюдают верные помощники чабана. Такие, как Шейтан.

Лежащий у входа в юрту пес поднял голову, вильнул хвостом. Бава-Кули неодобрительно покосился на него. Не могли выбрать кличку поприличней! Надо бы отчитать сорванца Черкеза. Если б только не гость, не этот молчаливый старик в белом тельпеке.

- Так, так, значит, овчарки будут пасти овец, качать воду...

- Нет, бава. Воду качать будут автоматы. Главный чабан проверяет их работу при помощи телесвязи. Представьте себе, бава: он сидит за пультом управления, перед ним светятся экраны. Десять, двадцать, тридцать экранов! Пока они немы, но вот главный чабан поочередно включает звук. Он слушает голоса отар, окликает своих верных помощников-овчарок, и собаки привычно оглядываются на серебристые трубы репродукторов... Это в часы водопоя. А днем он садится в вертолет и облетает свои стада. С ним - механик, специалист по радиосвязи и регулировке автоматов. Впрочем, надо полагать, главный чабан решит сам освоить всю технику. Как хороший агроном сейчас изучает трактора. Это мнение Аспера.

- Аспер? О... - уважительно протянул Бава-Кули. - Если так сказал Аспер, все будет: и экраны, и автоматы.

Он обернулся к гостю:

- Это мой старший внук - Аспер Кулиев. Сын старшего сына. Большой ученый. Академик.

- Поздравляю вас, - учтиво ответил гость.

- Отец его погиб от рук кровавой собаки Эрсарихана, - пояснил Бава-Кули.

- Вот как? - белый тельпек участливо качнулся. - И этот наш славный юноша тоже сын погибшего героя?

- Отец Черкеза пасет здесь овец, - хмуро ответил Бава-Кули. - Когда кровожадные шакалы рыскали в наших песках, его еще не было на свете.

В юрту вошла Гульнар. На лице ее была тревога.

- Я думаю, нужен доктор. Они очень слабы.

- Быть может, перенесем их сюда? - предложил Бава-Кули.

- Они спят, не следует их тревожить, - возразила Гульнар. - В кабине им хорошо, бава.

- Эта машина оборудована специально для песков, - пояснил Черкез. - Для главного чабана, бава. Просторная кабина с затемнением, с отличной вентиляцией. Воздушный домик, в нем можно жить неделями...

- Ты много говоришь, - остановил его Бава-Кули.

Черкез покраснел, порывисто встал.

- Летим, - сказал он Гульнар. - Я доставлю их в Джанабад.

- Правильно, - одобрил Бава-Кули и, осторожно покосившись на молчаливого гостя, добавил:

- Пойдем, я провожу тебя.

Старый басмач тихо рассмеялся вслед. Спешите в свой Джанабад, глупцы. Торопитесь. Везите первый привет от грозного Эрсарихана. Белый порошок уже сделал свое дело. Чудесный белый порошок - последняя память о верных друзьях-инглизах...

Вернулся хозяин, ни слова не говоря, опустился на кошму. Некоторое время они сидели так - молча, друг против друга. Темные ввалившиеся щеки, высохшие губы, седенькие куцые бородки, - старость придала им поразительную схожесть. Они выглядели сейчас как братья. Братья-близнецы в черной и белой шапке.

Но вот Эрсарихан уронил взгляд вниз и сходство ушло, - презрительная улыбка скривила губы. Старик не видит, что пиала гостя пуста. Хорош хозяин! Впрочем, можно ли ожидать от босяка иного?

Вздохнув, он вынимает из-за пазухи шакша и тут же поспешно сует ее назад.

- Пустая, - бормочет он в ответ на вопросительный взгляд хозяина. - Другая есть в запасе.

И верно, в руках появляется новая шакша, Эрсарихан отправляет в рот щепотку наса, вежливо протягивает бутылочку хозяину. Тот отрицательно качает головой. Поистине, легче верблюда обучить письму, чем бедняка учтивости!

И словно специально в подтверждение этой мысли хозяин бесцеремонно осведомляется, что привело его в Черные пески.

Не ожидавший прямого, противоречащего вековым традициям вопроса, Эрсарихан с трудом преодолевает замешательство. Что привело его сюда? Разумеется, работа. Он сопровождал маленькую экспедицию в пески. Вот этих двух, что увезли на вертолете. Мальчишка и старик, - самонадеянности у них хватало, а вот опыта, опыта не было и на грош. Однажды, не предупредив его, они ушли собирать свои колючки. Ушли и не вернулись на стоянку. Он бросился на поиски, заблудился сам, чуть не погиб... Что сказать еще? Пословица говорит: "Много слов - ноша для осла".

- Старый шакал, - ответил Бава-Кули.

Эрсарихан вытаращил на хозяина глаза. Уж не ослышался ли он?

- Шакал, сын шакала, - внятно приговорил Бава-Кули. - Я сразу узнал тебя, хан племени Эрсари. Твой тельпек бел, но душа черна. Ты не произнес сейчас ни единого слова правды.

Вначале его охватил страх, темный, панический. Потом, когда сознание прояснилось и он понял, что опасность пока не угрожает, страх уступил место гневу. Босяк, червь, помет взбесившегося верблюда! Говорить так с ним, с сердаром, с воителем газавата? Хоп, хоп, - старик, тебе это не простится, не думай. Весь род твой ответит за оскорбление, весь род, до последнего младенца!..

Сладчайшая мысль о мести успокоила его. Не время, пока не время! Нельзя выдавать себя. В чем может обвинить этот босяк? Да, он бывший хан, что ж из того? Власти не преследуют сейчас за это.

- Да, я бывший хан племени Эрсари, - скромно говорит он вслух. - Когда-то сражался под зеленым знаменем пророка. Это было давно. Сейчас я скромный труженик. Советская власть простила мне мои старые ошибки.

- Ошибки? - гневно щурится Бава-Кули. - Сотни замученных, тысячи покалеченных тобой людей! Поджоги, пытки, разбой!.. Легкое же словечко ты выбрал, ничего не скажешь.

- Я говорю: это было давно, так давно. Темные суеверия делали меня фанатиком, слепцом. Теперь я прозрел.

- Пометишь Шахризябс? - прерывает его Бава-Кули.

- Шахризябс?

Эрсарихан пытается изобразить недоумение, но Бава-Кули не обращает внимания на его уловку.

- Восемнадцать узбечек, сбросивших паранджу. Восемнадцать голов на базарной площади... Потом стало известно, это сделали бандиты Эрсарихана. Фанатизм? Лжешь, старый шакал, трусливо лжешь! В племени Эрсари не знали чачвана, туркменские женщины не закрывали лиц. Сброшенная паранджа ничего не говорит сердцу самого набожного суннита-туркмена. А ведь ты был туркменом, Эрсарихан?

Белый тельпек склоняется все ниже. Эрсарихан старается спрятать трусливо бегающие глазки. Он пытается оправдываться: с губ сами собой срываются жалкие слова, униженные просьбы. Увы, многие из злодеев прикрывались тогда именем Эрсарихана. А сам он - Аллах свидетель - всегда стремился избегать кровопролитий.

- Ты просто мерзок, - заключает Бава-Кули. - Не знаю, чего в тебе больше: трусости или злобы. Раскаянию твоему не верю, скорее змея перестанет жалить. Наверно, и несчастье с русскими товарищами тоже твоя работа. Мы это еще проверим. Убирайся.

Эрсарихан съежился. Как поступить, что делать? Гонят прочь, как бездомную собаку... Что ж, ему это на руку. Он хорошо знает местность. Кала-и-хумб здесь совсем неподалеку. Но если прямо так направиться в пески, босяки спохватятся, могут задержать. Как быть?

- Я сказал: убирайся! - повысил голос Бава-Кули. - Подождешь там, снаружи. За тобой приедут.

Эрсарихан послушно вышел. Внутри у него все кипело. Гнусный раб! Погоди, погоди, ты еще заплатишь, за все заплатишь.

Солнце уже клонилось к западу. Через весь такыр, вытягивая из колодца бесконечную бечеву, важно шествовал огромный старый нар, - пастухи готовились к вечернему водопою. У соседней юрты играла крохотная девчушка, на затылке ее прыгал целый пучок тоненьких смешных косичек.

Эрсарихан опустил веки, и послушное воображение развернуло перед ним столь дорогую душе его картину. С воинами Ислама врывается он сюда. Босяки пускаются было врассыпную, но верные джигиты с улюлюканьем сбивают их в кучу, как стадо перепуганных овец. Плач детей, отчаянные вопли женщин... Возбужденный шумом, его великолепный светло-серый ахалтекинец приплясывает, прядая ушами. "Вот этот!" - громовым голосом восклицает он, и джигиты выхватывают из толпы обезумевшего от страха старика. "Презренный раб, - говорит он, и притихшая толпа с ужасом внимает речи грозного сердара. - Презренный раб. Ты вообразил себя хозяином жизни? Хозяином воды и скота? Глупец, тебе это все приснилось. Все, все - и сытая жизнь, и колхозные стада, и внуки-ученые. Приснилось, понял? Но я разбужу тебя!" По его знаку воины газавата срывают со старого безбожника одежду, скручивают за спиною руки, тащат к колодцу. Отвязав бадью, стягивают бечевой тощие ноги старика. "Слишком легок, надо добавить груза", решает он и тут замечает девчушку, забытую у порога юрты. Небрежный кивок, и послушный джигит уже волочит ее прямо за смешные косички на затылке. На глазах старика выступают слезы. "Любимая внучка? Угадал! Хоп, хоп, - а помнишь, как выставил ты из юрты воителя Ислама? Теперь вы покачаетесь с нею вместе: вниз и вверх, вниз и вверх"... Проворные джигиты уже перекинули веревку через блок, другой конец ее закреплен в упряже верблюда-водоноса. Строптивый раб качается вниз головой над черным отверстием колодца, осталось только приладить "груз". Здесь заминка - никак не удается собрать косички в один пучок. Наконец узел готов, тонкая шерстяная бечевка удлинила косу обомлевшей от страха девчонки. "Осторожнее, - предупреждает он. - Подвесьте внученьку так, чтобы дедушка не задохнулся. Пропустите веревку ему под мышки. Хоп, хоп, - продлим жизнь несчастному, будем милосердны"... Джигиты громко смеются его остроумной шутке...

Пронзительный резкий крик отогнал видение. Старый басмач очнулся. В трех шагах от него, задрав большую голову и напружинив шею, ревел ишак. Раскачивая на коромысле звонкие пустые ведра, мимо прошла красивая молодая женщина в нарядном платье. Она не поклонилась Эрсарихану, даже не посмотрела на него! Видно этот пес Бава-Кули успел кое-что шепнуть, когда выходил из юрты. Ну да, он же проговорился: "За тобой приедут"... Надо уходить, надо осторожно уходить. Исподволь, оглядевшись, Эрсарихан подошел к колодцу. Молча взял ведро из рук женщины, сделал пару судорожных глотков. Женщина отвернулась, и ведро пришлось опустить на землю. Мальчишка, наполнявший лотки водой, направил пустую бадью в колодец, бросил на Эрсарихана безразличный взгляд и, отойдя в сторонку, заговорил с женщиной. "Я не существую для них, - злобно усмехнулся Эрсарихан и покосился на яркий, новенький кайнек. Босячка, пастушеская жена! Истинно сказано: "Зажиреет ишак - начнет хозяина лягать".

Он еще раз осторожно огляделся. Никто, казалось, не следил за ним. Надо уходить, уходить не спеша, чтоб ни о чем не догадались. Вот только... Старый басмач сунул руку за пазуху, с минуту он колебался, стоит ли лишать себя сладости расправы? Хоп, хоп, - все еще будет, все впереди. В песках сотни колодцев, тысячи безбожников-отступников. А святое дело не следует откладывать на завтра. Загородив колодец, он быстрым движением расплющил о камень хрупкую тыквенную бутылочку и метнул ее вниз, в черную глубину. Хоп, хоп, - пейте ее, хозяева воды и скота. Пейте со сладкой приправой Эрсарихана, сердара...

Сделав свое дело, Эрсарихан медленно направился в сторону ближайшего бархана. Он услышал, как женщина в сердцах выплеснула воду из ведра, которого он коснулся. Услышал, и беззубый ввалившийся рот его скривился довольной улыбкой.

Глава 21

Канатоходец смотрит вниз

Сойдя с троллейбуса, Виктор пересек небольшой сквер и с удовольствием перечитал хорошо знакомую надпись на фронтоне массивного здания:

ИНСТИТУТ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРОБЛЕМ

Рабочий день только что окончился, и высокие застекленные двери пришли в движение, пропуская выходящих сотрудников. Виктор невольно ускорил шаги, хотя хорошо знал, что директор всегда задерживается после звонка.

Обмениваясь на ходу приветствиями, Виктор быстро взбежал по широкой лестнице и устремился в приемную.

- Можно? - поздоровавшись с секретаршей, указал он на обитую дерматином дверь.

- Разумеется, - улыбнулась секретарша и доложила в микрофон:

- Товарищ директор, к вам Ветров.

Директор института - полный, моложавый, неизменно приветливый блондин с гладко зачесанными реденькими волосами - принял его, как и всегда, радушно. Крепко пожав руку, он увлек Виктора к окну и усадил за маленький круглый столик. Здесь обсуждались наиболее интересные, перспективные проблемы. Обычно свободный для всех сотрудников доступ в кабинет директора в такие минуты прекращался. "Товарищ директор сейчас за круглым столом", - строго предупреждала секретарша посетителей.

- Вынужден прервать ваш отпуск, - с места в карьер заявил директор. Необходимо срочно наладить производство ваших противосаранчовых заградителей. Правительственный заказ.

Виктор с недоумением посмотрел на директора. Что случилось?

- Неожиданный залет саранчи в Средней Азии, - объяснил директор. Массовый залет. Энтомологи что-то там не доглядели. Великолепный экзамен вашим заградителям, лучше и не придумаешь.

Вот оно как - неожиданный массовый залет? Любопытно... Но что это произошло с директором? Словно подменили.

- Я немедленно отправлюсь в лабораторию профессора Боровика, - сказал Виктор. - Материалы по УЗЗ, как мы окрестили наши агрегаты, хранятся там. Только не называйте их моими. Моя роль здесь была достаточно скромна. Конструктивное решение...

Их прервали. В кабинет шумно впорхнула худощавая взъерошенная девица в пестрой ультрамодной накидке. За нею степенно вошел молодой человек лет тридцати с тоненькими усиками над губой и скорбным взглядом.

- Привет, папочка! - девица подскочила к директору, чмокнула его в щеку и бесцеремонно кивнула в сторону Виктора:

- Твое новое увлечение?

Директор смущенно кашлянул и виновато взглянул на собеседника.

- Виктор Петрович Ветров - талантливый инженер, - сердито ответил он. - И я был бы счастлив, походи кое-кто на него хоть чуточку.

Девица рассмеялась.

- Ты хорошо знаешь, папочка, на меня оказывают воздействие лишь отрицательные примеры.

Она засмеялась вновь и картинно протянула инженеру ручку. Виктор сухо с ним поздоровался и ответил на вежливей поклон ее спутника, в котором узнал сотрудника агрохимической лаборатории Аркадия Пинчука.

- Товарищ директор, - раздался голос из селектора. - Вас просит Джанабад. У телефона полковник Карабанов.

- Снова Джанабад? - страдальчески вздохнул директор. - Что ж, давайте.

Прислушиваясь к разговору, Виктор с недоумением поглядывает на директора. Откуда это раздражение? И почему он так аттестует профессора Боровика?

Окончив разговор, директор в волнении заходил по комнате.

- Вот наказанье, - пожаловался он. - С этим партизаном ни ночью, ни днем покоя нет. Вылетел сегодня с первым самолетом и пропал. Как сквозь землю провалился. А мне - отдувайся!

- Я больше вам не нужен? - осведомился Виктор.

- Нет, нет, занимайтесь своими... э-э... заградителями, - было видно, что неожиданный разговор выбил директора из колеи. - Завтра, как побываете в лаборатории, доложите мне - что и как.

В скверике перед институтом Виктор присел, чтобы собраться с мыслями. Как и большинство сотрудников, он искренне уважал директора за доступность, внимательность, простоту в обращении. Правда, кое-кто намекал, что у их руководителя, мягко говоря, маловато личных заслуг перед наукой, но даже самые злые недоброжелатели не отрицали готовности директора всегда поддерживать любую новаторскую идею, от кого бы она ни исходила... Так чем же объяснить тогда это явное предубеждение против профессора Боровика? Ведь "Космический ключ" сулил подлинную революцию в сельском хозяйстве. И потом, почему он так отзывается о профессоре в разговоре по телефону? Выходит, что Владимир Степанович, как мальчишка, в азарте мог позабыть о деле, о долге ученого... Но это ж неправда, явная неправда! Что-то случилось, не иначе. Но что? А вдруг что связано с Галочкой? Она сейчас тоже там, на юге...

Виктор вскочил. Нечего медлить, надо действовать! Не мог же профессор действительно провалиться сквозь землю. Десятки людей должны были видеть его в аэропорту, в самолете, на пересадке...

Выбежав на проспект, Виктор остановил такси.

- В аэропорт, - сказал он шоферу.

--------------------------------------------------------------------------

----

Погасив улыбку, директор проводил молодого инженера хмурым взглядом.

- Итак, - обернулся он к агрохимику. - Что там делается у нашего партизана? Как вас приняли?

- Вполне лояльно, - усмехнулся Пинчук. - Для них сейчас каждая голова и пара рук - находка. Штатами они у вас не избалованы.

- Еще бы! Это ж нахлебники для института, сущие нахлебники. Разрабатывают какие-то прожекты и хотят... хотят...

- Не волнуйся, папа, - вмешалась Альбина. - Послушай Аркадия, это интересно.

- Сейчас разрабатывается весьма перспективный проект, - хладнокровно продолжал Пинчук. - С помощью "Космического ключа" они рассчитывают превращать низинные болота в спелые торфяники.

- Знаю, фантастика, - отмахнулся директор. - Значит, до сих пор у них нет ничего такого... э-э... ощутимого.

- Проведены очень многообещающие опыты с люпином.

- Вот как? Да это ж травопольщики! Убежденные травопольщики! Я так и знал.

- Дело в том, - пояснил Пинчук, - что "ключ" пока воздействует на наиболее древние формы растительности...

- Вот, вот. Я и говорю - практически бесперспективно.

- А одним из наиболее древних злаков, - бесстрастно заключил Пинчук, является кукуруза.

- Как? - встрепенулся директор. - Уж не хотите их вы сказать, что... э-э-э...

- Вот именно. Последние опыты с кукурузой также дали весьма обнадеживающие результаты.

- Но это... это...

- Это большой успех, - подсказал Пинчук.

- Хорошо, хорошо, мне надо подумать... Спасибо, вы можете идти.

Пинчук с сомнением посмотрел на своего руководителя.

- Поговори с ним, нельзя же так, - шепнул он Альбине и вышел.

Они осталась одни - отец и дочь. Несколько минут Альбина с любопытством наблюдала, как "предок" в волнении меряет крупными шагами кабинет. "Неужели я так же располнею к его годам?"

- Не смотри вниз, папа, - сказала она вслух.

Директор замер посреди кабинета.

- Что такое?

- Я говорю - не смотри вниз. Опасно, закружится голова.

- Ты всегда была вздорной девчонкой, - взорвался директор. - Да, да, вздорной любительницей хлестких фраз. И сейчас ты... э-э...

- Это не я, папа. Это Аркадий.

- Пинчук? - насторожился директор, предчувствуй подвох.

- Он сказал, что ты канатоходец... И что тебе нельзя смотреть туда... вниз. Что можно упасть.

Директор побагровел.

- Этот твой Аркадий - негодяй. И если только он на тебе не женится выгоню. В три шеи выгоню. Прохвост!

- Прохвост, - охотно подтвердила Альбина. - Поэтому я так и тревожусь за тебя, папочка. Упадешь - свадьбы не будет.

Но директор уже думал о другом.

- Прохвост, прохвост. Но работник незаменимый. Талант. В каждом проекте прежде всех недостаток узрит. Крохотного пятнышка не пропустит. И уж если он у этого партизана ничего не вынюхал...

- Аркадий говорит, славы там хватит на всех. Почему бы тебе не поддержать их, па? На этом можно сыграть.

- Поддержать? Мне - травопольщиков? Ты с ума сошла.

Возмущение было столь искренним, что Альбина не удержалась от улыбки. Все диссертации отца как раз и были посвящены прославлению господствующей в те годы системы Вильямса. "Он взошел на травополье, как на дрожжах", - говорил Аркадий.

- Когда-то я училась на агронома, па, - скромно произнесла Альбина. Люпин, мне кажется, не трава. Это ценное бобовое растение.

- Все равно, все равно. Не хватает, чтобы я сам способствовал успеху наглого выскочки. Доктор "гонорис кауза"!.. В конце концов, он может дотянуться и до этого кресла, - директор выразительно кивнул на обитую кожей спинку, гордо возвышавшуюся над огромным письменным столом. - Нет, нет и нет!.. И потом, есть же у меня ...э-э... принципы, как ты думаешь!

Альбина дипломатично промолчала. Выручил ее голос секретарши:

- Товарищ директор, у телефона вице-президент Академии наук.

С неожиданным для его тучного тела проворством директор подскочил к столу.

- Виктор Викентьевич, здравствуйте. Говорите из лаборатории профессора Боровика? А я как раз собирался к ним ехать. Да, да, разумеется, полностью в курсе. Все время в поле зрения держишь, подталкиваешь. Нельзя без этого, уж очень народец там... э-э... увлекающийся. Неплохо? И я говорю - неплохо. Однако руководство необходимо. Разбрасываются, фантазируют, забывают о нуждах дня сегодняшнего. А подтолкнешь - и недурная отдача. Вот, в частности, сейчас поставлены весьма многообещающие опыты с кукурузой и люпином. Вам уже все известно? Так, так, слушаю...

Альбина с интересом наблюдала, как постепенно, от ушей к носу, румянец заливает полное, белое лицо. Разговор явно приобретал неблагоприятный оборот. Переминаясь с ноги на ногу, изредка поддакивая и "хэкая" отец с трудом довел его до конца и, тяжело вздохнув, опустил трубку.

- Ну что? - нетерпеливо воскликнула Альбина.

Отец недоверчиво покосился на нее.

- Ничего особенного. Он, видите ли, считает, что этому выскочке следует оказывать большую поддержку.

Альбина фыркнула.

- А знаешь, - задумчиво протянул отец, - Аркадий твой был прав. Пожалуй, мы действительно здесь дали маху.

- Разве уже все потеряно?

- Потеряно? Кто сказал это? В конце концов, разве не в моем институте родилось это... э... замечательное открытие?

- Замечательное открытие?

- Ты ничего не понимаешь, дочка, - окончательно уже успокоившись, терпеливо начал объяснять отец. - В науке споры - явление обыденное. Говорят, из них-то она и рождается - эта самая истина. И если ты имеешь в виду мое отношение к профессору Боровику...

- Ведь ты его терпеть не можешь!

- Не отрицаю, нет. Вздорный человечек, самовлюбленный выскочка, мне лично он крайне непонятен. Пусть так... Но мы, ученые, умеем быть выше этого. Я говорю о личной приязни или неприязни. Что бы там ни говорили, я как директор неизменно его поддерживал. Фактически весь институт в той или иной степени работал на лабораторию Боровика. Да, да, весь коллектив. Тот же Ветров может подтвердить. Кстати, надо его срочно вызвать. Пинчука тоже.

- Ты молодец, папка, - одобрила Альбина. - Вот сейчас я узнаю тебя. Снова в форме.

Отец самодовольно улыбнулся:

- Не так-то просто покачнуть нас.

Вызвав секретаршу, он тут же распорядился срочно разыскать обоих сотрудников.

- И подготовьте для меня командировку в Москву и Джанабад, - добавил он. Срок проставлю сам.

- Ты уезжаешь? - удивилась Альбина.

- Надо действовать. Тем более, что этот партизан куда-то скрылся. Действовать, действовать. В конце концов, есть люди и повыше вице-президента республиканской Академии, не так ли?

- Что же он еще такое сказал тебе?

- Понимаешь, - внимательно изучая ножку письменного стола, произнес отец. - На опорной станции в Джанабаде на днях намечена демонстрация работ лаборатории Боровика. Широкая демонстрация. С приглашением союзной и иностранной прессы. Вице-президент советовал слетать туда. Сказал, что мне это будет полезно.

Альбина захлопала в ладоши.

- Но это ж замечательно! Мы полетим вместе.

- Он так и сказал: "Вам это будет полезно", - повторил отец, все так же упорно глядя вниз. - Интересно все-таки, что он имел в виду?

Глава 22

Бурые облака

- Нагоняем, коллега, - воскликнул Кулиев. - Нагоняем!

Доктор Эверетт нетерпеливо подался вперед. Прозрачный фюзеляж необычного самолета создавал ни с чем несравнимое, обостряющее все чувства, ощущение свободного полета. Глубоко внизу мелькали удивительно похожие на волны, желто-серые гряды песков, а с севера навстречу стремительно неслось огромное плоское облако грязно-бурого цвета.

- А теперь повыше возьмем, - предложил Кулиев, выжимая ногой педаль. Оттуда нам, как на ладони, будто видна вся стая.

Желтоватые волны с наползающей на них бурой тучей, опрокидываясь, ушли куда-то вниз, и уже через минуту, набрав три тысячи метров, самолет снова лег на прежний курс. Отсюда, с высоты, гигантская саранчовая стая, растянувшаяся на добрые полсотни километров, действительно была видна, как на ладони. По мере приближения бурый отлив ее светлел, постепенно уступая розоватому оттенку.

Не прошло и пяти минут, как самолет, метеором пронесшийся над стаей, оставил ее позади.

- Скорость, скорость... - вздохнул Эверетт. - Подчас развитие техники приносит нам, натуралистам, больше помех, чем пользы. Ну как тут не помянуть добром старый биплан. Насколько удобнее он был для наблюдения стай в полете!

- Не будем сетовать на технику, - улыбнулся академик. - Разве не она выручила одного английского натуралиста - создателя противосаранчовой сирены? А что до нашей машины, право же, она ничуть не хуже доброго старого биплана. Сейчас вы в этом убедитесь.

Развернувшись на крутом вираже, Кулиев повел самолет в обратном направлении.

- А вы настоящий асс, - заметил Эверетт, невольно впиваясь пальцами в подлокотник кресла. Возникшая в теле инерция говорила о резком снижении скорости.

- О нет, - рассмеялся академик. - Тут за меня автопилот работает. На машинах этой серии он доведен до совершенства. Вот и сейчас, я задал остановку, и автопилот сам остановил двигатель, включил гасители скорости, пока я беседую с вами - контролирует их, а в нужный момент подключит вертикальный винт.

- Вы думаете произвести здесь посадку?

- Нет, только остановку.

- Остановку в воздухе?!

- Посмотрите вверх, - с улыбкою предложил Кулиев.

Эверетт поднял голову. Над корпусом самолета разворачивался огромный двухлопастный пропеллер.

- Второй, поменьше, раскрывается сейчас над хвостом, - пояснил Кулиев. Готово, - указал он на вспыхнувшую лампочку. - Сейчас мой невидимый помощник приведет их в действие.

И верно, в тот же момент негромкий рокот и легкая вибрация корпуса подтвердили его слова.

- Отличные глушители, - с удовлетворением отметил академик. - Можно беседовать, не повышая голоса. Вообще, чудо-машина. Создана специально для нашего брата, бродяги-изыскателя. Комбинация ракетоплана с вертолетом. В нужный момент крылья и горизонтальные рули превращаются в пропеллеры. И тогда можно совершить посадку где угодно: на болоте, в тайге, на горном хребте... Воздушный вездеход! Управлением я уже хвастался: задай нужные координаты - и занимайся своим делом. Автопилот приведет вас точно по назначению, просигналит, выберет место и по всем правилам произведет посадку.

Между тем преобразившаяся уже в вертолет машина неподвижно повисла в воздухе. Глубоко внизу узкой серебряной струной, с востока на запад, вытянулась магистраль большого канала. Высота размывала краски, но, присмотревшись, можно было уловить, как постепенно желтизна песков переходит в зелень культурной зоны.

- Большой Джанабадский канал, - сказал Кулиев.

Эверетт бросил тревожный взгляд на юг, - бесформенная, с рваными краями, туча саранчи приближалась быстро и неотвратимо. Было ясно - не пройдет и получаса, как она густым слоем покроет эти цветущие поля, запрудит воду арыков. Для чего пригласили его сюда? С какой целью? Или этот русский академик хочет продемонстрировать ему - прямому виновнику катастрофы - страшную работу вызванных им к жизни сил?

- Можно теперь спуститься несколько ниже, - словно в ответ на его мысли проговорил Кулиев. - Так будет лучше видно. Вот, смотрите, коллега, смотрите! Случалось ли вам когда-нибудь наблюдать поворот стаи в полете? Любопытнейшее зрелище, не правда ли? Напоминает эволюцию косяка рыбы в море, - один энтузиаст-ихтиолог показывал мне на днях заснятые на пленку кадры.

- Поразительно! - воскликнул Эверетт. - Стая меняет направление полета. Она... она садится прямо на голые пески! Надеюсь, вы спуститесь здесь? Надо всесторонне изучить явление, попытаться выяснить причины...

- После, после, коллега. Ведь это не последняя стая. Сейчас нам надо спешить. Не забывайте, что вечером нас ждут в Джанабаде, а до этого мне хотелось бы преподнести вам небольшой сюрприз.

Через пятнадцать минут "воздушный вездеход" академика Кулиева приземлился на вершине песчаного холма, возле небольшого фанерного домика. Обитатели его пятеро дочерна загорелых молодых людей студенческого возраста - выскочили им навстречу.

- Знакомьтесь, - сказал Кулиев. - Наши молодые энтомологи, "хозяева шистоцерки", как мы их зовем. А это - профессор Джордж Эверетт, создатель замечательного прибора.

- Мы уж думали: откладывается испытание, - заявил один из "хозяев шистоцерки", самый бойкий и самый черный, в темных очках, с обгорелым шелушащимся, носом.

- Испытание состоится, - ответил академик. - Состоится, друзья мои. И прошу не мешкать - времени у нас в обрез.

- Есть не мешкать! По места-ам! - весело скомандовал вожак с обгорелым носом.

Его товарищи немедленно скрылись в домике, а сам он проворно скатился вниз с бархана к видневшемуся там металлическому сооружению на высокой треноге.

- Узнаете, коллега? - спросил Кулиев.

- Моя сирена? - присмотревшись, воскликнул Эверетт. - Но как могли вы изготовить и собрать ее в такой срок? Чертежи я вручил вам всего два дня назад!

- Пришлось поторопиться, - улыбнулся академик. - Обстоятельства, обстоятельства, дорогой профессор...

- Но здесь стационарная установка, - взволновался Эверетт. - Так ничего у вас не выйдет. Учтите, что при максимальной громкости радиус действия сирены не превышает десяти метров. Ее необходимо все время передвигать.

- Какой громкостью пользовались вы при своих опытах? - поинтересовался Кулиев.

- Двести децибел. Большего в полевых условиях достичь, к сожалению, невозможно.

- Возможно, дорогой коллега, возможно! А электроника? С ее помощью мы усиливаем звуки в миллионы раз. Вы передвигали сирену, как бы выкуривая шистоцерку. Ну а мы сейчас попробуем одновременно поднять всю стаю.

"Хозяева шистоцерки" между тем принесли большие пластмассовые прозрачные шары, оказавшиеся глухими шлемами с тоненькими усиками антенн на макушках.

- Облачайтесь, доктор, - протягивая Эверетту шлем, предложил Кулиев. - Без него вы оглохнете в первую же минуту.

Эверетт надел шлем, и в тот же миг все звуки для него погасли. Наступила абсолютная тишина.

- Как слышимость, коллега? - внезапно раздался громкий голос академика. Можете отвечать - шлемы оборудованы радиотелефоном. Нормальная? Вот и отлично. Сейчас начнем. Обратите внимание на широкую впадину, начинающуюся от подножия нашего бархана. Вы, конечно, догадываетесь, что густейшие кусты гелиотропа внизу - искусственного происхождения. Мы специально его высеяли здесь... Но это еще не все. В листве скрывается небольшая стая только что переселенной сюда стадной шистоцерки.

- Стадная форма?

- Мы употребляем термин: "стадная разновидность", - не замечая возбуждения Эверетта, ответил Кулиев.

- И вы... вы тоже разводите саранчу?

- Да, ее вывели на соседней площадке. Сюда она переселена полчаса назад, только-только начала свою "работу" и вряд ли расположена покинуть участок. Вы не возражаете, что ваш "хлыст" будет испытываться в столь неблагоприятных условиях?

- Да, да, отлично. Стадная форма... - довольно невпопад произнес Эверетт.

Все приготовления уже были закончены. "Хозяева шистоцерки", расставив на открытом месте треноги со съемочной аппаратурой, вопросительно смотрели на Кулиева. Академик оглянулся и сильно махнул рукой.

- Включаю сирену! - раздался в наушниках чей-то голос и вновь наступила тишина.

Все пристально смотрели вниз, на шевелящиеся, словно от ветра, ветви кустов. Так продолжалось минуты две. Но вот кусты заколебались сильнее, и густое облако саранчи взвилось из-под листвы.

С минуту, тихо колеблясь, оно висело в воздухе на уровне глаз наблюдателей, стоявших на гребне бархана. Затем, постепенно вытягиваясь в сторону, противоположную от работающей внизу сирены, стая, медленно обтекая небольшую песчаную гряду, стала уплывать на восток.

- Поздравляю, коллега, - горячо заговорил Кулиев, как только смолкла сирена и были сброшены шлемы. - Блестящие результаты. Это действительно настоящий хлыст для шистоцерки. Интересно испытать его действие в условиях, когда низкая температура или повышенная влажность воздуха препятствует взлету саранчи... Но что это с вами? Или опыт не удовлетворил вас?

- Нет, нет, благодарю, удовлетворен вполне, - поспешно ответил Эверетт. Но вас не тревожит полет стаи?

- Далеко она не улетит: весь район у нас под контролем. Да иначе и быть не может, ведь это не единственная стая, выращенная нами в здешних песках.

- Вот как! - заметил Эверетт.

Академик посмотрел на часы.

- Возвращаемся? - предложил он англичанину.

- Да, да, конечно, - рассеянно ответил тот.

Возвращались молча. Перемена в настроении Эверетта конечно не укрылась от Кулиева, но объяснив это исключительно усталостью, он решил не беспокоить гостя.

В Джанабаде, сославшись на нездоровье, Эверетт поспешил уединиться.

Аспера Наримановича в институте ожидали новости. Целая груда газет покрывала его письменный стол. Карта Средней Азии вся пестрела значками. На противоположной стене было вывешено такое же большое полотнище всего Восточного полушария. Несколько сотрудников станции отмечали на нем передвижение саранчовых стай.

- Сообщения поступают ежеминутно, - заметил один из сотрудников. - Газеты всех стран полны самых фантастичных описаний. Похоже, кое-кто сознательно стремится увеличить панику.

Кулиев подошел к карте.

- Ну, а в действительности?

- Положение пока остается напряженным, - сотрудник протянул оперативную сводку.

Сверяясь с картой, академик внимательно прочитал ее. Да, положение довольно напряженное. Сказывается неожиданность вспышки. Не хватает и самолетов, и даже химикатов. К тому же метеорологическая обстановка крайне неблагоприятна. Сильные ветры с юга...

- Саранча распространяется с поразительной скоростью. Совхозы в зоне Каракумского канала уже несут потери. Если б можно было задержать стаи на пару дней, к тому времени у нас всего здесь будет вдосталь. Хотя б на пару дней. Если б была такая сила...

- Такая сила есть, - сказал Кулиев. - Сегодня, в районе Большого Джанабадского канала, я наблюдал работу одного из двух ультразвуковых заградителей, присланных профессором Боровиком.

- Их нам нужно по крайней мере десятка два.

- Нужны сотни, - поправил академик. - Не забывай, мы должны оказывать помощь и соседям. Срочный заказ на эти аппараты вчера еще передан в производство. На днях прибудет первая партия. Но сегодня на счету каждый... От Галины Владимировны по-прежнему ничего?

- Что называется: ни слуху, ни слуху.

- Возмутительно. Аппарат, который она забрала так некстати, тоже сослужил бы службу. Как только с ней установят связь, пусть возвращается. Да, да, немедленно пусть возвращается, - Аспер Нариманович начал горячиться. Немедленно и безоговорочно!

- Поведение профессора Боровика тоже более чем странно. Мы ожидали его еще позавчера...

- Нет, нет, Владимира Степановича не троньте. Дочь его поступила крайне легкомысленно, это верно. Но Владимир Степанович... Если задержался, значит, есть тому веская причина. Я с минуты на минуту жду от него звонка.

И как раз в это время на письменном столе настойчиво загудел зуммер. Сотрудники, прислушивавшиеся к разговору, с любопытством посмотрели на селектор.

- Слушаю, - щелкнув рычажком, сказал Кулиев.

Нет, это не был голос Боровика. И тем не менее лицо Аспера Наримановича просияло.

- Десять аппаратов? - не веря своим ушам, переспросил он. - Да это ж замечательно! Каждый из них по эффективности равен сейчас эскадрилье самолетов.

- ...Полностью укомплектованы обслуживающим персоналом, - лился из динамика приятный, бархатистый голос. - Чтобы не тратить время на перегрузку, прошу сейчас же продиктовать пункты назначения.

- Да, да, конечно, - сотрудники расступились, и Кулиев, не оставляя селектора, начал диктовать прямо с карты. Это было вовремя. Чертовски вовремя. Теперь можно воздвигнуть неприступный барьер на пути саранчовых стай. Посадить в бесплодные пески, затем подоспеют самолеты-опылители...

- Все понял, - журчал динамик. - Немедленно отправляю авиатранспортом по назначенным вами адресам. Лично проконтролирую. Ужасно, что только сегодня узнал об этом. Возмутительное, я бы сказал... э... преступное легкомыслие!

- Простите... - не понял Кулиев.

- Говорю о профессоре Боровике. Все наличные ультразвуковые заградители находились в его ведении. Возмутительная нераспорядительность. В подобной обстановке...

- Но мне кажется, - нерешительно заметил академик. - Профессор Боровик...

- Нет, нет, не утешайте. Потеряно два дня - это непоправимо. Разумеется, я как руководитель института... э-э... несу известную ответственность за своего коллегу. Впрочем, мы все это еще обсудим. Завтра лично вылетаю к вам. Проверю ход выполнения заказов промышленностью и вылетаю.

Академик был смущен. Неужели Владимир Степанович действительно допустил такую серьезную оплошность? Почему из двенадцати заградителей он отправил только два? Ведь масштабы бедствия ему были хорошо известны. Куда он делся, в конце концов? Как в воду канул...

Окончив разговор, Аспер Нариманович задумался. Только сейчас он вспомнил о Карабанове, с которым не виделся после первой встречи.

- Найдите полковника, - распорядился он, соединившись с Файзи.

Ответ был неутешителен, Карабанов вчера еще вылетел из Джанабада. Да, перед этим он несколько раз справлялся о товарище директоре. Товарищ директор, к сожалению, в это время был в отлучке.

- Постарайтесь разыскать его, - приказал Кулиев. - Запросите по телефону. Как только установите с ним связь, сразу доложите мне. Сразу - понимаете? Чем бы я в тот момент ни занимался.

Глава 23

Саранчовый бум

Карабанов появился в тот же вечер, озабоченный и усталый.

В просторном кабинете академика было людно. Сотрудники наносили на карты последние данные о перелетах шистоцерки, отмечали флажками места базировки противосаранчовых экспедиций и отрядов, заштриховывали пораженные кубышками участки.

- Как в штабе перед большим наступлением, - заметил Карабанов, обмениваясь рукопожатием с Кулиевым.

Они отошли к окну. Внизу, у подъезда виднелось целое скопище автомашин. Бросались в глаза иностранные флажки на радиаторах.

- Джанабад превращается в международный центр, - усмехнулся Кулиев. - Не знаю, радоваться этому или огорчаться.

- Гордиться, - сказал полковник. - От вас ждут помощи целые народы.

- Они ее получат. Но весь этот ажиотаж, газетная шумиха... Признаться, она меня пугает, вызывает досаду. Вместо научных прогнозов, деловых советов, большинство газет нагнетает страхи. А когда под этими писаниями читаешь: "Джанабад, от собственного корреспондента", - чувствуешь себя чуть ли не соучастником.

- В одной из газет промелькнуло выражение "саранчовый бум". Этим сказано все. Пропорционально страху растут и цены на зерно. Однако оставим это. Признаться, вы меня встревожили.

- Да, да, Боровик, - спохватился Кулиев. - Понимаете, тут происходит что-то совершенно непонятное.

- Вот как? Между прочим, я сам хотел побеседовать с вами о нем. Еще тогда, после разговора с Минском.

- Вы звонили туда?

- Дело в том, что профессор Боровик действительно вылетел к нам.

- Но Файзи... - академик нахмурился, сделал движение к дверям.

Карабанов жестом остановил его:

- Файзи передал вам то, что услышал в Минске. Правда, он выпустил одно слово. Ему сказали: "профессор вероятно не вылетел".

- Ну, это почти одно и то же.

- Почти одно и то же, - согласился Карабанов. - Так вот, после того как я установил, что профессор вместе с лаборантом Красиковым вылетел из Минска, я сам позвонил туда. Директор института высказал уверенность, что Боровик по собственному почину задержался в пути. Он утверждает, что профессор - человек увлекающийся и может подчас забыть обо всем на свете.

- Какая чушь! - возмутился академик.

- Вот как?

- Чушь, - повторил Кулиев. - Конечно, Владимир Степанович - человек увлекающийся, вернее увлеченный, как и всякий истинный ученый. Но чтобы он мог пренебречь делом, забыть... Абсурд. Вот дочка его - это другое дело. Самовольно угнала вертолет, а сегодня порадовала телеграммой - авария!

- Авария?

- К счастью, жива, здорова. Подобрана на Каспии теплоходом. Но вертолет разбит. И главное, погубила важнейший аппарат, позарез сейчас нам нужный.

Полковник помолчал.

- Озадачили вы меня, - признался он. - И ваш отзыв о профессоре Боровике... После разговора с Минском его задержка в пути меня не удивляла. Теперь же все выглядит иначе.

- Что вы этим хотите сказать? - встревожился Кулиев.

- Товарищ директор, - раздалось из динамика. - Вас просит междугородняя.

Включив селектор, академик назвал себя, и тотчас же взволнованный незнакомый голос опросил, что произошло с ихтиологом Галиной Боровик.

- Но с кем я имею честь? - поинтересовался Аспер Нариманович.

- Моя фамилия Ветров. Инженер Института сельскохозяйственных проблем. Очень прошу ответить, что с Галиной Владимировной?

Кулиев переглянулся с Карабановым. Полковник кивнул.

- Ничего страшного, товарищ Ветров, - ответил академик. - Вынужденная посадка вертолета. Галина Владимировна в полной безопасности.

- Ничего страшного? Но телеграмма!.. Там сказано: "Положение безнадежно"...

- Попросите подождать у телефона, - шепнул полковник.

- Одну минуту, товарищ Ветров, - громко сказал Кулиев.

Полковник быстро вышел из кабинета и рывком открыл дверь напротив. Рыхлолицый толстячок даже не успел оторвать напряженного, испуганного взгляда от динамика, точно такого же, как в кабинете академика. Через секунду рука его суетливо метнулась к выключателю.

- Не надо, - тихо, но внушительно произнес Карабанов, и волосатые пальцы-коротышки послушно застыли в воздухе.

Полковник одобрительно улыбнулся и плотно прикрыл за собою дверь.

- Не надо, товарищ Файзи, - так же негромко повторил он. - Я буду продолжать разговор от вас. Если, конечно, не возражаете.

- Ну что вы, что вы, товарищ полковник, - угодливо зашептал толстяк, освобождая место. - Пожалуйста. Я только что случайно включился и...

Карабанов остановил его движением руки.

- Вы слушаете, товарищ Ветров? С вами говорит полковник Карабанов. Расскажите, пожалуйста, все подробно. О какой телеграмме вы упоминаете?

- Телеграмма была вручена профессору Боровику в полете. Содержание ее? Примерно так: "Ваша дочь Галина тяжело ранена при авиационной катастрофе. Находится на колодце...". Названия колодца она не помнит, товарищ полковник.

- Кто - она?

- Стюардесса, вручившая телеграмму профессору. Это все с ее слов.

- Понятно. А дальше?

- "Положение безнадежно. Встречаю Ашхабадском аэропорту". И подпись. Азимбек или Азазбек. Как-то так.

- Хорошо, это уточним. Но как вы узнали обо всем?

- Видите ли, я... дружу с Галиной Владимировной. И вот позавчера, когда вы позвонили из Джанабада, я как раз был у нашего директора.

- Значит, вы присутствовали при моем разговоре с ним? - заинтересовался Карабанов.

- Да, да. И меня очень удивила его аттестация профессора Боровика. Это ж неправда.

- Вы считаете, директор несправедлив к профессору?

- В данном случае да, - твердо ответил Ветров. - Вообще-то наш директор человек исключительно доброжелательный. Не знаю, что накатило на него.

- И вы почувствовали что-то неладное?

- Да, я тут же бросился на аэродром. К несчастью, никого из команды самолета мне тогда разыскать не удалось. Только сегодня встретил стюардессу, вернувшуюся из рейса... Что с Галиной, товарищ полковник?

Заверив собеседника, что девушка в полной безопасности, Карабанов тепло попрощался с ним.

- Ну, а что скажете вы, Файзи?

- Я?.. Что - я?..

Толстяк примостился на краешке дивана, пухлые ручки лежали на коленях, круглое безбровое личико выражало полнейшее недоумение.

- Я ничего...

- Что вы думаете обо всей этой истории?

Ручки беспомощно вспорхнули. Толстяк молчал.

- Понимаете, - задумчиво, как бы про себя продолжал полковник. - Судя по телеграмме, отправитель знал о случае с вертолетом. Он, вероятно, связан с кем-нибудь из Джанабада. Не так ли, Файзи?

- Возможно, товарищ полковник, все возможно, - забормотал толстяк. Он заметно побледнел.

- И мне почему-то думается, Файзи, - заключил полковник, - что вы, при желании, могли бы внести здесь ясность.

Толстяк молчал, избегая его взгляда.

- Я слушаю вас, Файзи, - напомнил Карабанов.

Ручки снова взлетели вверх.

- Вы меня подозреваете! - воскликнул толстяк, горестно глядя на полковника. - Да, да, я понял: вы меня подозреваете!

Карабанов нахмурился.

- Итак - не хотите? Хорошо, тогда буду говорить я. Расскажу вам небольшую историю про одного менялу с Регистана.

Пальцы-коротышки впились в жирные коленки.

- Это был самый обычный меняла, каких сотнями насчитывалось в священной Бухаре. Не самый богатый и не самый бедный. С утреннего и до вечернего намаза просиживал он в своей крохотной лавчонке близ Регистана, обменивая русские рубли на индийские рупии и персидские туманы на бухарские тенеги. Меняла был молод, совсем молод, но неистовая жажда обогащения одолевала его. Чужие богатства, протекавшие через его закуток, распаляли воображение. Кое-что перепадало и ему от этих богатств, он мог бы и сам скопить состояние, но жадные слуги всесильного миршаба и целая орава эмирских чиновников высасывали все его барыши. Наконец наступил день, когда эмир бежал от народного гнева. Вместе с эмиром исчезли и грозный миршаб и другие царедворцы, так досаждавшие скромному меняле. Но увы, одновременно прекратились сделки. Все, казалось, рухнуло, и вот однажды...

- Однажды... - машинально повторил толстяк, как завороженный глядя на полковника.

- Однажды возле домика менялы на Ляби Хаузи остановилась тяжело нагруженная арба. Оборванный и грязный арбакеш постучал в ворота, и пораженный меняла узнал в нем одного из своих самых уважаемых клиентов. Арба въехала во двор, в ней оказались целые груды одежды: женской, детской, мужской... Так меняла стал скупщиком краденого.

- Правда, все истинная правда, - простонал толстяк. - Но это было давно...

- Давно, - согласился Карабанов. - Но вспомнил я об этом не зря. Слушайте дальше, Файзи. Как-то раз, уже под утро, во дворик на Ляби Хаузи въехала арба. К разочарованию хозяина, она была почти пуста - всего восемнадцать женских узбекских платьев, к тому же перепачканных кровью. Вы не помните этот случай?

- Нет, нет, - замотал круглой головой толстяк.

- Ну как же, - напомнил Карабанов. - Вы еще обратили внимание, что платья лишены необходимой принадлежности - паранджи, и под этим предлогом изрядно сбили цену.

- Я не помню, - чуть слышно пролепетал толстяк.

- А на следующий день, - как ни в чем не бывало, продолжал полковник, - на базаре только и разговоров было, что о восемнадцати отрубленных головах в Шахрисябсе. Нет, вы не могли забыть этот случай, Файзи. Тем более, что именно тогда вы впервые вступили в непосредственный контакт с людьми Джунавадхана.

Толстяк прижал пальчики к груди.

- Но я же во всем признался. Меня простили. Зачем вы напоминаете о тех черных днях, товарищ полковник. Это... это не гуманно.

- Гуманность... - Карабанов улыбнулся, но от улыбки этой Файзи почему-то стало не по себе. Он заерзал на краешке дивана, исподлобья бросая тревожные взгляды на собеседника. А Карабанов молчал.

- Что-нибудь не так сказал, да? - забеспокоился толстяк.

- Я думал о тех восемнадцати, - произнес полковник. - И о тысячах и тысячах других. Если б они знали, что слово "гуманность" со временем так полюбится их палачам... Нет, нет, - остановил он Файзи, пытавшегося вставить слово. - Я знаю, палачом вы не были, только мелким пособником. И все это в прошлом. Но дело в том, что ваш бывший хозяин Джунавадхан неожиданно напомнил о себе.

- Джунавадхан! Разве он жив?

- Вы, оказывается, этого не знали? Ну что ж, Файзи, смотрите сами. Ведь вы только что наглядно убедились, как тайное неизбежно становится явным.

- Но у меня нет больше тайн, товарищ полковник, - взмолился толстяк. Уверяю вас.

Карабанов пристально посмотрел на него:

- Профессор Боровик исчез. Ваши старые связи с Джунавадханом, обмолвка при передаче разговора с Минском, подслушивание - все это говорит против вас. Признаться самое время. Потом будет поздно.

- Совпадения, ужасные совпадения... Клянусь вам, - Карабанов встал.

- У меня нет больше времени, Файзи. Желаете вы облегчить поиски профессора Боровика?

Толстяк соскользнул с дивана.

- Да я бы со всей душой, товарищ полковник! Но клянусь вам...

- Прошу вас пока не покидать Джанабада, - сказал Карабанов и вышел.

Глава 24

"И каждый получит по заслугам"

Кабинетом академика Кулиева завладели летчики. Они позанимали все стулья, сгрудились на диване, несколько человек, развернув свои планшетки, расположились прямо на корточках у стены. В кресле академика восседал грузный человек в расстегнутом летном комбинезоне. Развернув большую склейку топографических карт и вооружившись толстым цветным карандашом, он диктовал координаты и названия ориентирных пунктов.

- Первая контратака, - сказал Карабанову Кулиев. Стоя возле настенной карты Азии, он старательно вычерчивал красные стрелки, вонзавшиеся в бесформенные коричневые пятна, которыми обозначались пораженные шистоцеркой площади. - Первые противосаранчовые эскадрильи. Они направляются за рубеж, в страны, обратившиеся к нам за помощью.

- А как обстоит дело у нас? - поинтересовался полковник.

- О, тут совсем иной коленкор, - заулыбался Кулиев. - Мы не только уничтожаем у себя шистоцерку, нет, нет. Она еще нам послужит, и довольно оригинально. Вот провожу гостей и покажу, что мы тут задумали.

- Не сейчас, Аспер Нариманович. Меня тревожит судьба Боровика. Чувствую, дело не чисто.

Академик оторвался от карты.

- Файзи?

- Ничего определенного, - с досадой ответил Карабанов. - Настораживает только прошлое этого человека, кое-что в поведении... Впрочем, с минуты на минуту все станет ясным.

- Уже приняли меры?

- К сожалению, с большим опозданием. Поверил этому товарищу из Минска. А верить-то, оказывается, не следовало. Кстати, Аспер Нариманович, почему вы сразу не сказали об исчезновении Галины Боровик?

- Как-то не придал значения, - смутился Кулиев. - Не усмотрел в событиях никакой связи.

- Надо держать наготове вертолет, - подумав, сказал полковник. - Я говорю о вашем "воздушном вездеходе". Он может понадобиться в любую минуту.

- Я немедленно распоряжусь, - решил Кулиев и, оглядевшись, с улыбкой добавил: - Товарищи авиаторы здесь закрепились прочно. Придется нам эвакуироваться.

Он провел Карабанова в небольшую комнатку с диваном. Стол, два стула, книжный шкаф и телефон дополняли обстановку.

- Тут я иногда ночую, - пояснил Кулиев.

Зазвонил телефон. Карабанов, стоявший рядом, поднял трубку.

- Вы здесь, товарищ полковник? - услышал он голос Файзи. - Вас спрашивает Ашхабад.

- Хорошо, соедините, - сказал Карабанов. - И зайдите, пожалуйста, сюда.

- Надо его отослать куда-то, - прикрыв рукою микрофон, добавил он.

- Пошлю на аэродром, - предложил Кулиев.

Полковник одобрительно кивнул и поспешил остановить Рустамова, заговорившего с ним по телефону.

Осторожненько постучав, вошел Файзи. Академик попросил его съездить на аэродром и лично убедиться в готовности вертолета к вылету.

- Можете воспользоваться моей машиной, - протянул ему записку, Карабанов. - Возвращайтесь поскорее, вы очень нужны мне.

Толстяк метнул на полковника тревожный взгляд и проворно вышел.

Когда дверь за Файзи закрылась, полковник взял лежавшую на столе трубку:

- Вот теперь докладывайте, лейтенант.

Прислушиваясь к вопросам и коротким репликам полковника, Кулиев в волнении ходил по комнате. Телефонный разговор затягивался, и тревога Аспера Наримановича возрастала.

Наконец Карабанов положил трубку.

- Обнаружен след Боровика, - сказал он. - Профессора заманили в пески телеграммой о несчастье с дочерью. Поиски начаты, и я хочу к ним присоединиться. Если не возражаете, прихвачу с собой Файзи, допрошу в дороге.

- Значит, все же Файзи?

- Да, сейчас ему уже не выкрутиться.

- А вы не опасаетесь, что он...

- Скроется? - Карабанов недобро усмехнулся. - Я указал в записке доставить назад быстрее. Шофер поймет.

Аспер Нариманович задумался.

- Одно не могу понять, при чем здесь Владимир Степанович? Кому он мог встать поперек пути?

- Очень много еще неясного, - согласился Карабанов. - И прежде всего, причина покушения. Но как бы то ни было, сам по себе этот факт снимает с профессора Боровика серьезное обвинение.

- Обвинение? - возмутился Кулиев. - Против Владимира Степановича! Ну, знаете...

- Аспер Нариманович, - мягко остановил его полковник. - В вашем друге я уверен. Но то лишь мое личное убеждение. И потом - разве исключено, что по случайному недосмотру...

- Не знаю, что вы имеете в виду, - начал горячиться академик.

- Поступило официальное заявление. Год назад профессора посетил некий подозрительный джентльмен. Установлено, что это был сам Блер, пресловутый владелец Альджауба. В то время никто, кроме Боровика, не имел доступа к излучателям. Они были засекречены с самого своего рождения, когда стала очевидной возможность использования их с преступной целью. И вскоре после этого визита конструкция излучателей стала известной в Альджаубе.

- Но не считаете же вы, что Владимир Степанович сам передал свое детище в руки авантюриста!

- Этого я и не утверждаю. Хотя в заявлении делаются весьма прозрачные намеки на неосмотрительность и даже легкомыслие профессора.

- Какая подлость! Ну теперь, после покушения ясно, что все это клевета.

- А вот и Файзи, - глядя в окно, сказал полковник.

Несколько минут прошло в молчании. Затем раздался тот же осторожный стук, дверь открылась, пропуская запыхавшегося завканца.

- Все в порядке, товарищ директор. Пилот ожидает на аэродроме.

- Садитесь, Файзи, - предложил Карабанов. - Садитесь и переведите дух.

Толстяк осторожно опустился на край дивана.

- Я так спешил... Надеюсь, не задержал вас?

- Все в порядке, Файзи. Вы умеете быть и деловым, и расторопным. Ну что бы вам ограничиться работой, на которой вас и ценят, и уважают. Для чего было впутываться в эту грязную игру?

- Я не понимаю, товарищ полковник...

- Все, Файзи, все. Игра закончена. "И каждый получит по заслугам" - эта фраза вам ничего не говорит? В двух словах: мне только что звонили из управления. Задержан связной, доставивший вам приказ Джунавадхана. Больше того, обнаружен след профессора Боровика и лаборанта Красикова. При пересадке ваш подручный зарегистрировал их вымышленными фамилиями. Это тоже ваша идея, Файзи?

Толстяк не отвечал. Бессильно откинувшись на диванчике, он судорожно глотал воздух широко раскрытым ртом. Сейчас он напоминал неуклюжую рыбину, выброшенную на берег.

- Слушайте, Файзи, - преодолевая отвращение, продолжал полковник. - Речь идет не только о вашей драгоценной шкуре. Надо принимать меры к спасению ваших жертв. Поймите же наконец, это и в ваших интересах.

- Ак-Чагыл... - прохрипел толстяк. - Колодец Ак-Чагыл...

- Знаю, туда уже вылетели. Готовы вы рассказать мне все - от начала и до конца?

- Все-все. Все скажу... Я боялся, я так боялся...

- Хорошо, поговорим в дороге, - поднялся полковник. И, переглянувшись с Кулиевым, добавил:

- А сейчас ответьте нам одно. Что означала полученная вами из-за рубежа команда?

- Мне передали три слова. "Профессору Боровику привет". "Привет" означает устранение.

- То есть, уничтожение?

- Уничтожение, да. Это по специальному коду. Есть несколько вариантов. "Подарок" - устранение врага. "Награда" - вероотступника.

- А "привет"?

- Уничтожение сообщника.

Глава 25

Альджауб - селение мертвых

- Это Апостол, - сказала Мэй и передвинула телефон на самый край тумбочки.

- Хелло, сэр, - зарокотало в трубке. - Как самочувствие, как здоровье? Тут, у ворот, какой-то тип с бабочкой. Назвался: мистер Смит из Корпуса мира. Но сдается мне, он такой же Смит, как...

- Пропустите, - распорядился Блер. Он лежал на кровати, спеленатый, как мумия. Мэй, натянув до отказа шнур, держала трубку возле самого его лица. Пропустите и возвращайтесь к телефону. Я чертовски по вас соскучился.

- Ол райт, сэр!

- Начинается, - вздохнул Блер. - И все из-за этой скотины Бенча. Скотина Бенч... Неплохо звучит, а?

- Не забывай, дорогой, тебе сейчас вредно волноваться. Доктор говорит...

- Он остроумный парень, даром что из туземцев. Кто же будет волноваться вместо меня сейчас? Скотина Бенч? Может быть, О'Лири?

- Хелло, сэр. Мистер Смит на территории. Слушаю вас, сэр.

- Включите запись.

- Я еще не доложил вам...

- Включите запись!

- Ол райт, сэр.

- Пока оставь меня, дорогая, - попросил Блер. - Все эти нудные дела не для твоих нежных ушек.

- Но, милый...

Блер нетерпеливо дернул бровью:

- Трубку можно положить на подушку. Вот так, лично. Мне все будет слышно. Я позвоню, когда избавлюсь от этого типа.

- Хорошо, милый, - Мэй послушно вышла, осторожно прикрыв за собою дверь.

- Слушаете, сэр? Включаю запись, - заговорил Апостол, и вслед за тем тот же самый голос педантично начал перечислять события, предшествующие бегству Эверетта.

- Не опасаетесь, что он надувает вас? - внезапно послышалось с порога.

Не глядя на вошедшего, Блер глазами указал на стул, но посетитель предпочел место на краешке его кровати.

- Так лучше слышно, - пояснил он.

Некоторое время оба прислушивались к доносящемуся из трубки громкому голосу автомата. Блер с недоброй усмешкой, гость его - с непроницаемым выражением бледного лица.

- Вы убеждены, что слушаете подлинную запись? - спросил гость. - Быть может, эта ваша курчавобородая бестия просто имитирует?

- Меня не так-то легко надуть, - нахмурился Блер.

- Хм, хм... - ответил гость.

Монотонный голос все еще лился из трубки.

- Хватит! - вдруг заорал Блер. - Слышите, Бенч? Остановите свою проклятую шарманку. Сыт по горло! Вы были мертвецки пьяны, все дело в этом. Выпустить из Альджауба после таких признаний... - он успокоился так же внезапно, как вспылил. - Вот что, сэр. Отныне вы более не Апостол. Будете отзываться на кличку "Скотина Бенч". Запомните хорошенько. "Скотина Бенч".

- Ол райт, сэр, - последовал жизнерадостный ответ.

Гость нагнулся и положил трубку на рычаг.

- И это все? У нас за подобное ротозейство...

- Мои люди не числятся по ведомству ЦРУ, - отрезал Блер. - А я не истеричная дамочка, которая в гневе бьет собственный фарфор. Билли Бенч - мое имущество. Оно еще мне сослужит службу.

- Так же как и очаровательная блондинка, встреченная мною на веранде?

Блер одарил гостя откровенно недружелюбным взглядом.

- К делу, мистер Смит из Корпуса мира, к делу. Мне сейчас не до ваших острот, вы это прекрасно понимаете и сами. Что нужно от меня вашим хозяевам?

- Нашим хозяевам, мистер Блер, нашим. Если вы отказываетесь признать неопровержимый этот факт, дальнейший разговор просто беспредметен.

- Признаю, - сдался Блер. - Готов отчитаться за каждый цент полученной мною ссуды.

- Сделать это будет нелегко. Судя по допущенным здесь совершенно неоправданным излишествам... Чего стоят одни эти нелепые цветные крыши!

- Никакой фантазии, - вздохнул Блер. - Ну ни на грош! Как лавочники рассуждаем о каких-то там затратах. Альджаубу в недалёком будущем предстояло сделаться могучим арсеналом, крупнейшим научным центром... Впрочем, сейчас это не касается никого.

- Вот именно, - подхватил гость. - И мой вам благой совет: быстрее эвакуировать из вашего арсенала все ценности, пока толпы фанатиков не нагрянули сюда.

Блер насторожился. Что-то вроде любопытства впервые мелькнуло в его безмятежном взоре.

- Есть основания для тревоги?

- Вы что ж, еще не знаете, что Эверетт уже там? - осведомился гость, делая упор на последнем слове.

- Вот как? А я, признаться, беспокоился - удалось ли ему благополучно перейти границу. Теперь все в порядке.

- Не валяйте дурака, Блер. Ваше напускное спокойствие никого...

- Возьмите, - перебил его Блер. - Там, на столике.

Гость нехотя взял в руки продолговатый листик.

- "Джин вырвался из бутылки", - прочел он вслух. - "Кто сумеет взнуздать..." Что еще за чепуха?

- Читайте до конца, - сказал Блер. - Обнаружили в машинке Эверетта после его исчезновения.

- Но что же это вам даст? Уж не хотите ли вы сказать, что заранее предугадали...

- Нет, не предугадывал. Листок должен был пойти приложением к трупу самоубийцы. Но он и теперь сослужит службу.

- Не понимаю.

- Я уже сообщил в прессу. В связи с исчезновением своего старшего научного сотрудника.

- Великолепно, нечего сказать! - презрительно усмехнулся гость. Хорошенький вид вы будете иметь, когда ваш исчезнувший сотрудник выплывет по ту сторону границы.

- Я, между прочим, только этого и жду. Воображаю, как вцепятся репортеры в моего бедного друга Джорджа. А тут еще подоспеет известие о гибели профессора Боровика.

- Это уже что-то новое!

- Видите ли, - пояснил Блер. - Профессор легче кого-либо мог догадаться об искусственном характере вспышки. Но принимая решение об устранении его, я и не подозревал, какую это нам сослужит службу. Смотрите, как все теперь удачно складывается. Доктор Эверетт симулировал самоубийство, бежит на север, к своим хозяевам-коммунистам. Инициатор диверсии Боровик в страхе перед разоблачением кончает с собой. Кстати, все организовано так, что у русских тоже должно возникнуть сомнение в добродетели их профессора.

- Ладно, посмотрим, что там получится на деле. Мы тоже примем кое-какие меры. Но вам надо пока исчезнуть.

- Придется и впрямь начинать все сначала, - вздохнул Блер. - Это будет нелегко.

- Надо полагать, - холодно заверил гость. - На нас во всяком случае можете больше не рассчитывать.

"На нас" - Блер с неприязнью покосился на него. Бледное, невзрачное личико, ровненький пробор, розовые оттопыренные ушки и серенький, изрядно помятый в дороге галстук-бабочка. Фитюлька, а туда же! Впрочем, испокон века так: мужественные пионеры, искатели, бойцы пробивают тропы, щедро поливают их своей и вражьей кровью только для того, чтоб проложить пути для жадной оравы чиновников и торгашей.

- Не рассчитывать? - переспросил Блер, усилием воли возвращая взгляду привычную безмятежность. - Чем же тогда обязан я столь лестному для меня визиту?

Любезность отдавала довольно явственной насмешкой, но "тип с бабочкой" и бровью не повел.

- Итак, вы предупреждены, - с той же смешной значительностью продолжал он. - Вам надо побыстрее сматываться из Альджауба и вообще с Востока. Никто не должен догадаться о ваших связях.

- Об этом не известно никому, - поспешно на сей раз заверил Блер. - Ни единой живой душе.

- Будь иначе, вы бы не нежились сейчас в постели. Кстати, вашего друга Джунавадхана больше нет.

- Увы, старец был в столь преклонном возрасте, что...

- Его застрелил соперник, - бесцеремонно перебил его гость, сопровождая сообщение свое многозначительным взглядом. - Племя избрало нового шейха.

"Одно б только слово! - вздохнул Блер. - Одно словечко по телефону. Скотина Бенч сделал бы все как надо".

Он с удовольствием представил себе эту бледнолицую фитюльку там, наверху, у грифов. Пришлось бы, правда, вогнать кляп в зубы, чтоб вопли не растревожили бедняжку Мэй.

- Мне жаль будет расставаться с вами, - улыбаясь своим мыслям, сказал он вслух.

"Тип с бабочкой" подозрительно покосился на него. Взгляд задержался на затянутой в желтую перчатку руке, покоившейся поверх бинтов.

- Вы живучи, как черепаха, Блер. Как зеленая морская черепаха. Говорят, даже с откушенной головой она способна проделать десятки миль.

- Ну моя-то голова крепко сидит. И сейчас вы в этом убедитесь. Нажмите голубую кнопку. Вот здесь, на столике.

- Никак не можете без этих своих фокусов, - поморщился "тип", однако послушно нажал указанную Блером кнопку.

На стене, противоположной изголовью, с легким шелестом вспорхнули шторы. Под ними оказалась большая карта.

- Последняя сводка с театра военных действий, - пояснил Блер. - Я не смогу вручить ее вам в дорогу, ведь вы должны оставаться в стороне. Поэтому запоминайте. Запоминайте как следует, потом расскажете нашим дорогим хозяевам. Видите пепельно-серые полосы? Это мои крылатые солдатики дружно идут на штурм. Розовым обозначается пехота - колонны пеших саранчуков. Косая штриховка минные поля - участки, зараженные кубышками. Ну, как размах? Впечатляющее зрелище?

Гость молча подошел к карте, внимательно разглядывая ее.

- Обратите также внимание и на красные стрелки, - продолжал менторским тоном Блер. - Это вражеские контратаки. Нетрудно убедиться, что они пока рассеяны и малоэффективны. Здесь ждут поддержки от великой северной державы. Но мы застали противника врасплох, работы сейчас хватает всем. Правда, через два-три дня он соберется с силами, но это еще не основание для тревоги. Моя гвардия умирает, но не сдается. В наше время добродетель не такая уж распространенная, верно? Вспомните хотя бы Плайя-Хирон на Кубе. Тысячи плененных Фиделем болтливых наемников, на каждом отчетливейшее клеймо: "made in USA". Провал, мировой скандал! А мои солдатики молчаливы и упорны, дьявольски упорны. В любой момент, по одному только знаку готовы и в огонь, и в воду. Между прочим, в буквальном смысле. Идеальные ландскнехты, неправда ли? Какой хозяин от них откажется?

Гость не ответил.

- Пожалуй, я рискну, - сказал он, глядя на карту. - Шефу интересно будет взглянуть. Надеюсь, у вас найдется копия?

- Вы ж должны оставаться чистеньким, - усмехнулся Блер. - Что, если в Корпусе мира обнаружат такой документ? Скандал, почище, чем в Плайя-Хирон!

- Это уж наша забота, мистер Блер.

- Я не изготовлял копий. Когда саранча будет уничтожена, останутся кубышки - "минные поля". Их местонахождение следует хранить в строжайшей тайне.

"Тип с бабочкой" даже посерел от негодования:

- Предъявить вам полномочия?

- Не надо, - с удовольствием глядя на него, ответил Блер. - Копию вы получите. Соедините меня с этой скотиной Бенчем.

Часть третья

Тени исчезают в полдень

Глава 26

Хотя бы одним глазком...

Сеня Пуговкин - юноша рыжий, как апельсин, с независимым видом проследовал через вестибюль, поднялся на семнадцатый этаж и уверенно постучался в дверь под номером 1745.

- Вот посмотришь, это действительно настоящий Какаду, - вполголоса сообщил он сопровождающему приятелю-шоферу. - Такого и в цирке не увидишь. Сам верткий, кругленький, глазки маленькие и навыкате, а носик - что клюв. И окрашен в цвета французского государственного флага.

- Значит, пьяница, - равнодушно ответил приятель. - Выпивоха. Обычное для ихнего брата состояние.

- Выпивоха! - возмутился Сеня Пуговкин. Он числился рассыльным в пресс-бюро МИДа, и как работник дипломатического ведомства не терпел вульгарных выражений. - Не видывал ты настоящих алкоголиков. Другой запрется корреспонденции строчить - коньяк ему ящиками волокут. Наш Какаду не из таких. А нос у него трехцветный, я думаю, от природы.

- Бывает, что и от природы, - нетерпеливо перебил друга шофер. - Только ты по-быстрому. Машину из-за твоего Какаду бросил.

Сеня остановил его движением руки, выждал короткую паузу и постучался вновь, как и положено дипработнику - настойчиво, но корректно.

За дверью стояла тишина.

- Вы к американцу? - задержалась возле них пробегавшая мимо горничная. Ушел он. Больше часа уже.

- Вот те на! Куда же в такую рань? - Сеня растерянно повертел в руках небольшой голубенький конвертик. - Жаль. Какаду был бы очень рад. Ты знаешь, ведь он совсем неплохой, этот американец...

В это самое время проворный маленький гражданин с глазами навыкате поднимался на эскалаторе в кассовый зал Главного аэропорта столицы.

На маленьком гражданине была изрядно поношенная меховая курточка и такая же старенькая пыжиковая шапка. Самодельный, обитый клеенкой чемодан с навесным замочком довершал более чем скромную экипировку путешественника.

- Ни одного места, - смущенно ответила кассирша маленькому гражданину. Вы знаете, эти дни на линии удивительный наплыв. Быть может, закажете на завтра? Планируются два дополнительных рейса... Не устраивает? Тогда могу предложить только вкруговую, через Куйбышев. Будет несколько дальше и дороже.

Маленький гражданин не возражает. Пусть чуть и подороже, ничего. Он давно уже мечтает о полете. А тут как раз такой случай - женитьба сына, приходится спешить.

Через полчаса маленький гражданин уже на борту стремительно набирающего высоту многоместного турбореактивного гиганта. Чуткий, натренированный слух привычно ловит обрывки возникающих рядом разговоров, механически просеивает, сортирует их. Пока ничего сенсационного и все же... Одно только признание кассирши говорит о многом. "Удивительный наплыв... Два дополнительных рейса...". Он должен радоваться - профессиональное чутье не подвело и на этот раз. Да, да, черт побери, он должен радоваться!

Но радости почему-то нет. Нет и обычной взволнованности - того приподнятого, чуточку тревожного состояния, которое всегда предшествует настоящей сенсации, сенсации с большой буквы. Виною конечно климат, пресловутый климат этой удивительной страны. Подумать только: еще немного, и он окончательно бы скис, утратил форму! Что сказали бы о нем читатели? Великий Какаду попался на удочку красных!.. Нет, к дьяволу дурацкую сентиментальность. Мир еще услышит о Гарри Гопсе - короле сенсаций! Услышит, черт побери. Внимание, Какаду вышел на след!

Бегло просматривая свежую газету, маленький гражданин ни на секунду не ослабляет бдительность. Но сито по-прежнему пусто. Соседи - темпераментные молодые люди, видимо агрономы, - поглощены жарким спором. "Мутация... Сверхраннее созревание... Смещение ареалов..." Маленький гражданин досадливо поджимает губки. Биология сейчас его мало интересует. Больше того, он и слышать о ней не хочет, да, да, не хочет, не желает. Он сыт ею по горло, этой чертовой наукой! После истории с Бенджаменом Блером, когда погибла величайшая из сенсаций... Да, шеф так и сказал: "Величайшая из сенсаций, но..." Проклятое "но", он и сам знал, что рискованное дело - затрагивать интересы Трехпалого Бена. "Если мы это тиснем, - заверял его шеф, - за твою жизнь нельзя будет поставить и дырявого цента. И за мою тоже". Возразить было нечего. Конечно, оставалась еще возможность предложить материал одному из прогрессивных изданий. Ребята из "Рабочей газеты", например, не побоялись бы колупнуть Трехпалого. Будь он помоложе, быть может, и рискнул бы. Вот именно, будь он помоложе... "Дорогой Какаду, мы уже в годах, - нежно ворковал шеф, - пусть желторотые юнцы гоняются за призрачной славой. Уж мы-то знаем: есть вещи поощутимей". Есть вещи поощутимей - шеф прав, как и всегда! И можно не сомневаться, Бенджамен Блер сумеет оценить их молчание. Все так, однако когда уплывает мировая сенсация... "Не падай духом, старик, - утешал шеф, - я приготовил тебе кое-что взамен. Некий профессор Боровик - не слышал?.. Это такой же Блер, советского только образца. И если ты не разучился говорить по-русски..." Нет, черт побери, не разучился. В России может изъясняться как коренной москвич, во Франции - как парижанин. Он полиглот, это врожденный его талант, его призвание. Если б у Гопса-старшего водились доллары, Гарри сотворил бы свой бизнес в науке. Профессор Гопс - неплохо звучит, а? Какаду на кафедре - это было б сенсационно!..

Стоп! В сите кое-что застряло. Пусть и не так уж много, всего одно только словечко, одно название, но... Маленький гражданин удваивает внимание. Он терпеливо ждет. Напрасно, разговор снова порхает вокруг осточертевших ему "мутаций"... Попытаться поправить их, подтолкнуть?

- Простите, - маленький гражданин опускает газету. - Как будто вы упомянули Джанабад? Я был там полгода назад...

Спор обрывается. Минуту соседи с недоумением смотрят на маленького гражданина.

- Вот как? - довольно неопределенно отзывается один из них.

- Чудесные места, - маленький гражданин пытается раздуть чуть тлеющий под пеплом огонек. - Правда, летом с непривычки довольно жарко.

- Летом, пожалуй, жарковато, - вежливо соглашается сосед.

- Где там - "жарковато". Просто терпенья нет! Но сейчас, думаю, там благодать...

Бедный Какаду дует изо всех сил, но костер не разгорается. Сосед отвечает ему лишь вежливой улыбкой и вновь оборачивается к товарищам. Разговор неизбежно возвращается в прежнее русло. К тому же они ведут его теперь вполголоса. Или это только кажется?

Подавив вздох, маленький гражданин вновь разворачивает газету. В Куйбышеве, при пересадке, надо будет присмотреть себе новых, более перспективных на отдачу соседей... Джанабад, - почему все же упомянули они его? Какое отношение могут иметь эти агрономы к затее профессора Боровика? Странно, чертовски странно...

Откинувшись в кресле, полуприкрыв веками живые выпуклые глазки, маленький гражданин погружается в размышления. Как хорошо, что он сразу же дал отпор нелепым притязаниям шефа. Никаких фото, никакой аппаратуры! К черту-дьяволу, пусть занимаются этим парни из ЦРУ. Они-то знают, на что идут. Ну, а честному репортеру вообще нечего делать на их адской кухне. Шпионаж, провокации, убийства - не его стихия. Русские не посмеют поставить ему в упрек невинный трюк с переодеванием. При такой внешности никто всерьез не примет его за шпиона. Да он и не собирается выведывать их оборонные секреты. Советские газеты открыто писали о Джанабаде - Городе Жизни. Вот он и решил заглянуть туда. Одним глазком, хотя бы одним глазком...

Глава 27

Какаду идет по следу

Это действительно было чудом! Когда в Куйбышевском аэропорту Виктор неожиданно увидел прямо перед собой так хорошо знакомое ему смуглое лицо с длинными "марсианскими" глазами, он даже растерялся.

- Галка?!

- Виктор? - "марсианка" была изумлена не менее его. - Какими судьбами?

- Постой, постой, - Виктор отступил на шаг, разглядывая ее. - Значит ты не... С тобой ничего не произошло?

- Это насчет аварии? - догадалась Галя. - Но я ж телеграмму дала: "Жива, здорова..." Пришлось, правда, сделать крюк - из Астрахани нет прямого сообщения. Сейчас возвращаюсь в Джанабад.

- Летим, значит, вместе. Вот это здорово! Ты и не представляешь себе как это здорово, Галочка.

- Вы сказали - Джанабад? - внезапно прервал Виктора маленький шустрый гражданин в огромной пыжиковой шапке. - Советую поторопиться. Мест уже почти нет. Я только что компостировал, сегодня в этом направлении очень много транзитных.

- Но мы тоже транзитные! - взволновался Виктор. - И нам срочно. Где твой билет, Галочка?

- Сюда, сюда, - услужливо подсказал маленький гражданин. - Пройдите, прошу вас. Вот в этой кассе...

- Да, да, последние места, - подтвердила приветливая кассирша. Отправление через двадцать две минуты. Ваша фамилия? Боровик Галина Владимировна? Пожалуйста. А ваша, молодой человек? Ветров Виктор Петрович?

Убедившись, что все обстоит благополучно, услужливый гражданин деликатно удалился. Пусть поворкуют голубки, ему некуда спешить. Впереди еще целых два часа совместного полета. Два часа! О, на сей раз он сумеет употребить с пользой каждую минуту. Интересно, кто она, эта стройная смуглолицая девушка с удивительно длинными светло-серыми глазами? Очевидно, родственница профессора Боровика, быть может, родная дочь?

Вспомнив, что еще не завтракал, маленький гражданин в наипрекраснейшем настроении проследовал в ресторан. Все столики были заняты, и он, попросив разрешения, подсел к двум оживленно беседующим мужчинам.

Нет, на сей раз фортуна определенно повернула к нему сверкающий лик свой. Не прошло и минуты, как он понял, что случайные соседи ведут разговор именно о том, что сейчас интересует его более всего на свете!

- А я вам говорю, все складывается как нельзя лучше, - уверенно рокотал полный, представительный товарищ в светло-сером дорогом костюме. Элегантный, тоже серый, замшевый портфель лежал на свободном стуле, рядом. - Как нельзя лучше. В Джанабаде вы в этом сразу убедитесь.

Его молодой, черный, как жук, собеседник, ничего не отвечая, только с сомнением покачивал головой, чем, как видно, немало раздражал представительного товарища.

- Поймите же, Фома неверующий, - убеждал тот, запивая боржомом солидный кусок бифштекса. - Это ж так естественно. Я выступаю в данном случае как старший научный руководитель.

Молодой упрямо мотнул головой:

- Можно скомпрометироваться. Всем известно, что вы ровно никакого отношения не имели к работам профессора.

- Что будем кушать? - бойко спросила молоденькая официантка, заглушив негромкий голос чернявого.

Маленький гражданин с досадой наугад ткнул пальцем в меню, и официантка упорхнула, одарив его удивленным взглядом.

- И потом, - продолжал младший собеседник. - Ни в коем случае не следует сбрасывать со счета его сотрудников. Народ это горячий и, предупреждаю вас, довольно бесцеремонный.

- А вот это уж ваше дело, - пророкотал товарищ в сером, продолжая свою расправу над бифштексом. - Немедленно по прибытии в Джанабад...

Официантка снова отвлекла маленького гражданина, водрузив перед ним на стол большущий шоколадный торт.

- Ничего больше? - опросила она не без некоторой робости.

- Стакан чаю, пожалуйста, - старательно пряча смущение, попросил маленький гражданин и, глядя на соседей, виновато улыбнулся: - Грешен, люблю сладенькое в пути.

Чернявый скользнул по нему каким-то отсутствующим, скорбным взглядом и, не удостаивая ответом, повернулся к собеседнику.

- Я конечно предупрежу вас, в случае чего. Но все же...

- Никаких но, - строго произнес полный, решительно придвигая блюдо источающего восхитительный запах плова. - Никаких "но"! В конце концов это... э-э... мой долг.

Маленький гражданин покосился на блюдо плова, незаметно вздохнул и мужественно воткнул ложку в свой великолепный торт. Сладкого не выносил он с детства.

Впрочем, благосклонная фортуна тут же поспешила вознаградить его за проявленную выдержку.

- Не забывайте, что речь идет о серьезной политической акции, - продолжал представительный товарищ, несколько смягчаясь и со значением глядя на чернявого. - Это наш ответ на вражескую вылазку с засылкой саранчи. Эксперимент... э... международного масштаба. Тут нужен человек с именем.

- Да, конечно. Тут нужен человек с именем, - впервые согласился чернявый, однако маленький гражданин успел заметить, как дрогнули насмешливо его маленькие усики.

Радио, объявив начало посадки, прервало разговор. Собеседники рассчитались с официанткой и заторопились на посадку. Маленький гражданин, с облегчением отодвинув торт, последовал их примеру.

Как он и предполагал, кресла его юных попутчиков оказались рядом.

- Чуть не опоздал, - шутливо отдуваясь, заметил маленький гражданин.

Молодые люди ответили ему приветливыми улыбками. Этот маленький веселый человечек обещал быть приятным спутником. Впрочем, сегодня все окружающие казались им самыми симпатичными людьми на свете.

Прозвучал сигнал отправления, и еле уловимая вибрация возвестила о начале работы могучих двигателей. Самолет плавно тронулся с места и легко покатил по взлетной полосе.

Маленький гражданин согнал с лица веселую улыбку.

- Не устаю поражаться мощи человеческого гения, - задумчиво произнес он заранее подготовленную, тщательно выверенную фразу. - Бесконечно счастливы те, на долю кого выпало бороться со злыми силами природы.

- Ради бога, - с деланным испугом остановил его молодой человек, назвавшийся Ветровым. - Осторожно со злыми силами!

Маленький гражданин уставился на него в полном недоумении.

- Да, да, - продолжал Ветров. - Учтите: их не существует - злых сил природы. И если вы немедленно, тут же не признаете эту святую истину...

- Это действительно святая истина, - нахмурилась девушка. - И ничто не заставит меня отступиться от нее. Ничто, даже издевательства одного чересчур самоуверенного юнца.

- Видите? - с торжеством воскликнул Ветров. - Разве не предупреждал вас? Скорее соглашайтесь. И поддакивайте во всем. А то и вы нарветесь на оскорбление.

- Но позвольте, - запротестовал маленький гражданин. - Как же это так нету злых сил? Да взять в одном только земледелии. Сколько бед обрушивает на него подчас природа!

Девушка с улыбкой покачала головой:

- Знаете, что говорил на этот счет Докучаев? Вот его слова: "Все враги нашего сельского хозяйства, - ветры, бури, засухи, - страшны нам лишь потому, что мы не умеем владеть ими. Они не зло, их только надо изучить, научиться управлять ими и тогда они же будут работать нам на пользу".

- Любопытно, очень любопытно, - пробормотал маленький гражданин. - Ну, а такое зло, как саранча, вы тоже возьметесь обратить на пользу?

- А потому бы и нет? Ее можно использовать удобрения и даже в качестве кормов. Кстати говоря, наши энтомологи уже разгадали тайну массового размножения этих прожорливых насекомых.

- Смотри-ка ты! - маленький гражданин ликовал в душе, беседа явно заворачивала в нужное русло. - А если так произойдет: мы ее на удобрение расплодим, а он возьмет, да и ф-фью... - он сделал выразительный жест рукой. Разлетится по полям. Что тогда?

Молодые люди рассмеялись.

- Ну, пока мы еще ее для этой цели не разводим, - объяснила девушка. Вырастили, в порядке эксперимента, всего несколько небольших стай. Разумеется, с соблюдением необходимых мер предосторожности.

Откинувшись в удобном кресле, маленький гражданин не спеша подводит первые итоги. Значит, шеф оказался прав: в Джанабаде действительно что-то затевают. "Выращиваем в экспериментальных целях"? Так, так, посмотрим, что это за эксперименты... А пока - терпение. Излишняя настойчивость может их насторожить. Терпение и еще раз терпение. Все будет о'кей!

Опустив веки, маленький гражданин вновь погружается в дрему. Или только делает вид, что спит? Ну да, конечно, как может быть иначе? Какаду вышел на след, этим сказано все!

Когда-то в юности, наглотавшись романов старика Уоллеса, Гарри возмечтал было о карьере сыщика. Он представлял себя этаким суперменом, грозою гангстеров, опорой добродетели. Ему даже удалось устроиться детективом в частное сыскное агентство, но увы, сверхоригинальная внешность оказалась здесь совсем неподходящей. Она явно работала против него. Тут требовались безликие люди-тени, люди-призраки, а юный Гарри со своим феноменальным личиком то и дело попадал впросак. К тому же занятие это сразу пришлось ему не по душе. Вместо великолепных гангстеров приходилось довольствоваться самыми заурядными растратчиками небольших торговых фирм, выслеживать неверных мужей и жен словом возиться со всякой мелочью. Правда, позднее, когда Гарри наконец нашел себя в великом братстве пиратов Пишущей Машинки, профессиональные навыки детектива сослужили ему неплохую службу. Вот и сейчас, ну кто из его коллег сумел бы с такой ловкостью проникнуть в самое сердце советского эксперимента? О нет, его не обманет кажущаяся доступность, отсутствие видимых норм контроля. Все это не более, как хитрая маскировка. Великолепная маскировка. Совершенно ясно, что сотни переодетых агентов усеивают все подступы к объекту. И раз его не задержали до сих пор, значит, он действительно не вызывает подозрений... Да, да, все идет о'кей! И эта юная пара... Надо за них держаться. Кстати, опять они воркуют, эти голубки. Но что это, снова биология? Помешались на ней все, что ли! И что за чушь несет этот крутобровый атлет?

- Понимаешь, Галка, - все более увлекаясь, ораторствовал Виктор. - Возьми хотя бы Васюганские болота... Ты только представь себе, что будет, когда мы с помощью "Космического ключа" превратим их в плодороднейшие земли. Новая гигантская житница в центре Сибири! Ты только представь себе...

Маленький гражданин оторопело смотрит на оратора. Ну при чем здесь Сибирь? Нет, тут что-то не то. Что-то не то. Определенно! Он переводит взгляд на сероглазую девушку, и внезапная догадка поражает его до глубины души. Ну конечно же, как не сообразил он раньше! Это такие же биологи, как он - папа римский! И те, в московском экспрессе... Он разгадан, разоблачен, сейчас его передают с рук на руки, а там, в Джанабаде, пригласят в машину и...

Ему становится не по себе. "Стареем, дорогой Какаду, стареем..." Юная пара воркует уже вовсю, но он даже не смотрит в их сторону. "Зря стараетесь милые, совершенно зря..." Внезапно он ощущает гнетущую усталость. Дьявольски хочется спать. А почему бы и не вздремнуть, черт возьми! Кто ему может запретить? До посадки во всяком случае беспокоить его не станут...

Маленький гражданин откидывается в кресле. Но он уже не притворяется, что дремлет. Он спит.

Глава 28

Подарок друзей инглизов

- Да, они живы оба - и почтенный аксакал, и юнец. Живы, но очень, очень ослабли. Час назад внучонок Черкез полетел с ними в Джанабад на таком же точно самолете, Товарищ полковник встретил самолет в пути? Вот-вот, это и были они внучонок, Гульнар и двое русских, едва не загубленных бывшим ханом племени эрсари. Он, Бава-Кули, сразу узнал старого бандита. Быть может товарищ полковник и его уважаемые спутники заглянут на минутку в юрту старого кумли? Пиала душистого гок-чая или холодного айрана не повредит в дороге.

- Что ж, зайдемте, товарищи, - говорит полковник Карабанов.

И вот они уже сидят в юрте гостеприимного Бава-Кули. На чистой кошме три пиалы душистого гок-чая и две - с прохладным айраном.

- Плохо еще заботимся мы о чабане, - говорит капитан-пограничник. Древняя юрта в век космических полетов! Парадоксально.

- Мир полон всевозможных парадоксов, - замечает Карабанов. - А что до юрты - здесь все в порядке. Чудесное жилище для кочевья. Легко в перевозке и сборке, устойчиво в бурю, прохладно летом, зимой не боится ни дождя, ни снега... Не следует пренебрегать народной мудростью, капитан, - шутливо заключает он. - Вот вы избрали сейчас айран, а наш доктор может подтвердить, что горячий гок-чай гораздо лучше утоляет жажду.

- Совершенно верно, - опуская пиалу с айраном, улыбается врач - совсем еще молодой человек в легком дорожном костюме. - Но... к этому надо еще привыкнуть.

Бава-Кули смотрит не на них. Он исподволь поглядывает на короткие жирные пальчики, сжимающие третью пиалу с гок-чаем. Как затесался в эту компанию толстяк с трусливо бегающими глазками? В старое время такие восседали в пыльных лавчонках близ Регистана.

Карабанов опускает пиалу. Бава-Кули спешит подлить ему чаю. Этот старый воин с иссеченным шрамами лицом не из тех, кто мешкает в пути. И в юрту, разумеется, зашел не зря. Старый воин - мудрый человек, он знает и уважает древние законы кумли. Как и положено, сказаны первые вежливые фразы. А сейчас, вот сейчас задаст он главный свой вопрос.

- Вы сказали, бава, - произносит полковник Карабанов, - в Джанабад улетели четверо?

- Четверо. Четыре человека и Шейтан - пес с богомерзкой кличкой.

- А этот? Бывший хан племени эрсари?

- Ушел в пески. Один, без верблюда, без коня...

- Он направился к развалинам Кала-и-хумб. Это здесь недалеко, бава.

- Да, он пошел в ту сторону. Я послал за ним младшего сына, отца Черкеза.

- Мы тоже летим туда, бава... Что это с вами, Файзи?

Пиала выпала из рук толстяка, чай растекался по кошме. Округлившиеся глазки с непередаваемым ужасом уперлись в дверцы. Все обернулись, ожидая увидеть чуть ли не кобру с раздутым капюшоном, но там стояла всего-навсего глазастая девчушка. Совсем крохотная девчушка с целым пучком смешных косичек на затылке.

Однако и Карабанов увидел что-то, незамеченное другими.

- Дур! Ховлукми! - вскочил он и ловко перехватил руку девочки раньше, чем она ее поднесла ко рту.

Девочка от испуга расплакалась и бросилась бежать. Молодая женщина в новеньком нарядном платье подняла ее на руки, с укоризной посмотрела на полковника.

- Где она это взяла? - показав женщине раздавленную тыквенную бутылочку, спросил он.

Женщина растерялась.

- Вычерпнули из колодца. Видно, обронил какой-то неряха. Но я вылила все ведро в колоду и зачерпнула вновь.

- В ней, возможно, была отрава. Предупредите всех, чтобы не прикасались к колодезной воде.

- Отрава?! Так вот почему старый шакал вертелся у колодца! Но мы уже пили, пили...

Женщина прижала к себе сразу притихшую девчушку и бегом бросилась к соседней юрте.

Карабанов вошел к Бава-Кули. Все сидели на своих местах, вопросительно глядя на него.

- Я отобрал у нее шакша раньше, чем она поднесла ко рту, доктор, - оказал он. - Но все равно, надо проверить ребенка... и других, кто пил колодезную воду в течение последнего часа. Возможно отравление.

- Понятно, - вскочил молодой врач. - Где они?

- Но я... - застонал Файзи. - Но мы... Мы тоже пили!

- Прежде всего осмотреть ребенка, - обращаясь только к врачу, повторил полковник.

- Разумеется, - ответил врач и вышел.

- А у вас острое зрение, Файзи, - присев на прежнее место, заметил Карабанов. - И неплохая память. Эти игрушки тоже проходили через ваши руки?

Он указал на маленький черный полумесяц, отпечатанный на донышке раздавленной бутылочки.

- Нет, нет, - замахал руками толстяк. - Что вы! В первый раз вижу.

- Вы уже выдали себя, - равнодушно сказал Карабанов. - Откуда иначе вам может быть известен этот знак.

- Да, да, вспомнил, - заерзал Файзи. - Вспомнил, извините меня. В одной посылке, прибывшей ко мне из Саракса для Джунавадхана, были как раз такие же бутылочки со значками. Но клянусь вам...

- Вот видите, - перебил его полковник. - Я же говорю: у вас совсем неплохая память. Кстати, советую запомнить: чем больше лжи, тем тяжелее участь.

И, не слушая Файзи, он обернулся к хозяину юрты.

- Это было очень давно, бава. Удирая, они любили заражать колодцы трупами. Но их благочестивые и высокоцивилизованные покровители сочли этот метод слишком примитивным. Вот так и появились эти бутылочки, подарок друзей-инглизов. Кое-кто, оказывается, сохранил их и до наших дней.

За стенами юрты раздался топот копыт.

- Вернулся мой младший сын, - сказал Бава-Кули, наливая в пиалу айран.

Дверцы распахнулись и черноусый великан переступил порог:

- Салам!

Гости ответили. Бава-Кули пододвинул сыну айран.

- Я бы выпил чаю, отец, - попросил тот.

- Чай нельзя, - ответил Бава-Кули.

Сын ничем не выразил удивления.

- Я проводил его до самых развалин, - обращаясь к полковнику, заговорил он. - Потом осмотрел все вокруг. Никаких следов. Там никого больше нет. Только бывший хан. И я вернулся. Ему некуда уйти оттуда.

- Вы правильно поступили, - сказал Карабанов. - Спасибо.

- Меня он не видел. Я наблюдал за ним из-за барханов.

- Очень хорошо. Сейчас мы отправимся туда.

Они вышли на остывающий от жары такыр. Солнце садилось. Из-за песчаной гряды доносился шум возвращавшейся отары.

- Кажется, все благополучно, - подошел к Карабанову врач. - Никаких внешних признаков отравления. Но надо произвести анализы.

- Обязательно, - согласился Карабанов. - Такими вещами не рискуют. Я предоставлю вам ракетоплан.

- Те двое русских крепко спали, - вспомнил Бава-Кули. - Слишком крепко. Гульнар очень тревожилась.

- Да, да, не исключено, что негодяй подсыпал и им отраву, - подхватил полковник. - И если в колодце концентрация оказалась незначительной, то с ними дело могло быть хуже. - Он передал врачу раздавленную бутылочку.

- После анализа, пожалуйста, верните. Она еще мне понадобится. Кстати, этой штуковине почти двадцать лет. Быть может, яд уже утратил силу?

- Он мог окислиться за этот срок, - подумав, ответил врач. - Окислиться, утратить токсичность... Все скажет анализ.

- Не будем терять времени, - решил полковник. - Капитан доставит вас в Джанабад и вернется сюда за мной. Счастливого пути, доктор.

--------------------------------------------------------------------------

----

В ложбинке, не доходя крепости, Эрсарихан остановился. Недопустимо, чтобы джигиты увидели своего сердара в образе неряшливого, запыхавшегося старца. Теперь уже можно не спешить...

Тщательно отряхнувшись, перепоясав халат, плотно надвинув тельпек на голове, он уже не спеша продолжал свой путь.

Крепость выглядит совсем безлюдной, - кто скажет, что десятки глаз наблюдают сейчас за ним? Хоп, хоп, - молодцы джигиты! Он и сам был таким же осторожным, как гиена, и свирепым, как тигр. Молодцы! С такими до самой Хивы пронесет он священное знамя пророка...

"И каждый получит по заслугам", - повторяет про себя Эрсарихан. Это пароль, с ним должен он переступить ворота крепости. Но где они, эти ворота? Кругом обломки глинобитных стен, жалкие обломки, поросшие колючкой, полузанесенные песком... Но вот и пролом, наверное, сюда, надо только перелезть обвалившуюся арку.

- И каждый получит по заслугам! - громко произносит Эрсарихан и прыгает во двор крепости.

- И каждый получит по заслугам, - растерянно повторяет он. Кругом - ни души. Только большущая, толщиной в человеческую руку эфа, выскользнув из-под самых ног, со злобным шипеньем, угрожающе поднимает голову.

Но старик не обращает внимания на смертельную опасность. По-птичьи склонив голову набок, он напряженно прислушивается. Вот-вот, опять звучит этот непонятный смех... Ах да, это все та же наглая девчонка! Ну, погоди, погоди. Пощады не будет никому, - так определил сам Эрсарихан, сердар.

- Никому, никому, - упрямо, как заклинание, шепчет он. Но смех, глупый смех девчонки все звенит и звенит в ушах. "Какие же сейчас басмачи, отец!"... И вдруг его озаряет. Нет ничего! Ни оружия, ни джигитов. Нет и не будет... Только жалкий, обманутый старик, поверивший нелепой сказке о газавате. Кто-то решил ужалить исподтишка, и вот послали его, нагородив целую кучу небылиц... Что же теперь? Бежать, укрыться! Те двое уже не укажут на него. Мертвые не кусают.

Эфа так и не прыгнула: каменная неподвижность пришельца успокоила змею. Опустив треугольную, отмеченную белым крестом плоскую голову, она скользнула через двор и укрылась в большой норе, черневшей под накренившейся стеной.

Эрсарихан задрожал мелкой дрожью. Опасность, которой подвергался он, только сейчас обозначилась в его сознании. Укус эфы смертелен! Хвала Всевышнему! - вторично за этот день спасает он от верной гибели своего слугу...

А быть может, еще не все потеряно? Что, если здесь, в развалинах, оставлен для него какой-нибудь тайный знак?.. Вновь и вновь тоскливым, ищущим взглядом обегает он жалкие остатки некогда грозной крепости. Пусто! Только занесенные ветром шарообразные кусты кандыма сгрудились возле одной из стен.

Все. Надо уходить. Но что-то удерживает его. Какая-то неясная, еще не оформившаяся мысль. Опустившись на глинобитный обломок, он напрягает память. Что говорил тогда в вертолете этот парень? Ну да, ну да, он проговорился! Сказал, что встретил басмача в песках. А девчонка рассмеялась колдовским смехом и заговорила о гиене. Все ясно - она колдунья! И этот пес, читающий мысли человека... Проклятая колдунья! Теперь понятно, почему джигиты не встретили своего сердара. Они его просто не узнали - он заколдован!

Вот когда пелена опадает с его взора! То, что принимал он раньше за развалины - мощная крепость. А эти шары в углу... Нет, нет, это, конечно, не кусты кандыма. Не кусты. Надо только пересчитать их, поскорее пересчитать, и тогда все, все станет ясным...

--------------------------------------------------------------------------

----

Развалины встали перед ними внезапно, будто вынырнули из песка, окрашенного закатом. Карабанов придержал коня.

- Он вошел отсюда, - указал рукой черноусый проводник.

И в тот же миг нечеловеческий дикий хохот разнесся по окрестностям.

Карабанов невольно схватился рукой за деревянную кобуру пистолета, но тут же опустил руку.

- Гиена? - удивленно протянул его спутник.

Хохот прокатился вновь и замер на пронзительной, высокой ноте. Испуганно запрядали ушами кони.

- Вы правы, - недобро усмехнулся Карабанов. - Вот она.

На обвалившуюся арку выскочил на четвереньках полуголый, босой старик, с белым, лишенным загара черепом. В зубах он держал вывалянную в песке папаху.

- Встаньте, - приказал полковник.

- Нет, нет, нельзя, - жалобно запричитал он. - Нельзя, не могу. Это все она - колдунья. Я больше не человек, нет. Не сердар, не хан племени эрсари...

Всадники приблизились к нему вплотную.

- Не смотрите туда! - завопил старик, пытаясь загородить пролом. За его спиной виднелась аккуратно сложенная пирамида из высохших кустов кандыма. - Не смотрите! Это не я, не я... Не знаю, откуда они здесь взялись, эти головы. Все восемнадцать...

Вдруг он сорвался с места и так же на четвереньках с непостижимой быстротой устремился в глубину двора. Обежав странную пирамиду, он метнулся к накренившейся стене, под которой чернело отверстие большой норы. На минуту он остановился, приподнял голову, и жуткий хохот в третий раз огласил развалины. Затем, вытянув руки вперед, он принялся протискиваться в оказавшуюся слишком узкой для него нору. Стена заколебалась, сверху покатились комочки глины.

- Назад! - что есть силы закричал полковник. - Скорее назад!

Но было поздно. Трехметровая стена накренилась еще сильнее и рухнула на старика, взметнув целое облако белой пыли.

- А ведь действительно рехнулся, - сказал полковник. - Признаться, я подозревал здесь симуляцию.

Перегнувшись в седле, он подхватил брошенный стариком тельпек. В подпоротой подкладке зашуршала какая-то бумажка.

- Так и знал, - с удовлетворением кивнул он, раскрывая полевую сумку. Подделали негодяи почерк Кулиева. Теперь-то мы сможем снять напраслину с профессора Боровика.

- Как это говорят по-русски? - глядя на измаранный тельпек, осведомился спутник. - Собаке - собачья смерть!

Глава 29

Сенсация с большой буквы

Будит его веселый голос соседки:

- Джанабад. Мы уже на месте.

Маленький гражданин открывает глаза и тут же вспоминает все. Да, так и есть, они не торопятся к выходу, Ждут его, это совершенно ясно. "Вот и все, дорогой Какаду, вот и все. Сенсация не состоялась!"

Покорно улыбнувшись, маленький гражданин поспешно одевается, в сердцах нахлобучивает пыжиковую шапку. Его уже нисколько не удивляет предложение молодых попутчиков подвезти с аэродрома. Все идет, как должно...

- Если вы располагаете временем, - внезапно оборачивается к нему девушка. - Мы покажем вам интереснейшее местечко.

"Интереснейшее местечко"! Оказывается, они не лишены чувства юмора, его милые молодые спутники.

- Конечно, с удовольствием, - бормочет маленький гражданин, скрывая вздох. Но девушка ничего не замечает. Сидя рядом с шофером, она с любопытством поглядывает по сторонам.

- Неделю назад такая тишина здесь была...

Улицы нарядного, совсем новенького городка и впрямь напоминают гудящий улей. Потоки озабоченных, куда-то торопящихся людей, экзотические всадники в ярких, полосатых халатах, высокие двухколесные повозки и машины, машины... Наметанный глаз маленького гражданина сразу отмечает бесспорные признаки большого переселения. Да, они определенно что-то замышляют. Видимо, все же он не ошибся адресом!

Незаметно улица переходит в широкое, асфальтированное и такое же оживленное шоссе. В бегущих навстречу грузовиках - трактора, какие-то сельскохозяйственные машины, домашний скарб...

"Эвакуация! - догадывается маленький гражданин. - Они решили эвакуировать целый район!"

Но вот машина сворачивает на небольшую, плотно укатанную щебенчатую дорожку. Здесь гораздо тише. Встречных нет, только впереди в том же направлении бегут три больших автобуса. Кругом - хлопковые поля чистейшего изумрудного оттенка. Сквозь оконца с приспущенными стеклами бьют тугие струи теплого, пахнущего влажной землей воздуха. Маленький гражданин расстегивает куртку, сдвигает на затылок свою потертую пыжиковую шапку. Его сосед, назвавшийся в Куйбышеве Виктором Петровичем Ветровым, одет тоже явно не по сезону.

- Март месяц, а духота какая! - ворчит он, расстегивая изящную, на цигейковом меху, замшевую курточку. - У нас по оврагам да лесам еще снега лежат.

"И что ты мне голову крутишь, мил человек! - тоскливо морщится маленький гражданин. - Думаешь, не догадываюсь, куда везете?"

Хлопковые поля меж тем кончаются. Дальше - степь, унылая, лишенная растительности, отливающая странным сизым цветом. Это солончаки - он хорошо знает их по пустыням Колорадо - мертвые, насыщенные ядовитыми сернокислыми солями земли, на пухлой поверхности которых не выживают и самые неприхотливые из представителей пустынной флоры.

Наконец впереди возникает несколько небольших строений. От них вправо и влево разбегаются цепочки столбов. Ограждения? Ну да, уже видны нити колючей проволоки... Маленький гражданин ощущает легонький холодок внутри. "Покажем интереснейшее местечко", - пообещала эта юная особа. Ничего не скажешь, остроумная девица!

Машина, не замедляя хода, проскакивает широко распахнутые ворота (странно, чертовски странно) и несется дальше по узенькой насыпной дорожке. Бараков пока незаметно, - видимо, они где-то в глубине. По сторонам - те же сизовато-белые, будто изморозью покрытые поля. Временами обманчивым голубым сиянием вспыхивают под солнцем шоры, большие, на сотни метров растянувшиеся соляные пятна. Издали они кажутся озерами...

- Смотрите, смотрите, - вдруг восклицает девушка, указывая на плоские, напоминающие мох темно-зеленые лепешки. - Это сарсазан.

- Ну и что? - пожимает плечами сосед маленького гражданина. - Известное солелюбивое растение. Можно сказать, чемпион засоления. Никакого чуда.

- Ага, никакого чуда? - сердито возражает девушка. - Сейчас, сейчас...

Приплюснутые кусты сарсазана попадаются все чаще. Светлый соляной налет исчезает, тонет под густой зеленью. Растения тянутся и вверх и вширь, выплескивают на дорогу. Еще километр, другой - и вот уже машина бежит в узком коридоре, образованном двумя зелеными стенами.

- Остановите-ка на минутку, - обернувшись к шоферу, просит девушка.

Молодые люди выходят из машины. Маленький гражданин машинально следует их примеру. Он полон тревоги и недоумения.

- Ну-с, что скажете теперь, товарищ маловер? - не без ехидства вопрошает девушка.

Ветров (видимо, все же это настоящая его фамилия), ни слова не говоря, раздвигает руками упругие, податливые заросли, лезет в самую гущу. Девушка и маленький гражданин пробираются за ним. Жирные, причудливо изогнутые, тянущиеся от самой земли стебли, скрывают их с головой.

- Неужели селитрянка? - не выдерживает Ветров. Он в полной растерянности стоит перед высоченным кустом, на тоненьких ветвях которого зеленеют редкие, похожие на продолговатые лопаточки, парные листочки. Среди листьев кое-где виднеются небольшие красноватые цветы. - Поразительно...

- Обычная селитрянка из малопримечательного семейства парнолистиковых, как бы невзначай роняет девушка. - Правда, она несколько обогнала в росте своего родственника сарсазана.

- Ладно, ладно, сдаюсь! - шутливо поднимает руки Ветров. - И не будем ханжами. "Несколько обогнала..." Понимаете, - оборачивается он к маленькому гражданину. - Максимальный рост селитрянки не превышает 40-50 сантиметров. А этот великан на три метра вверх вымахал!

- Да, да, да, - поддакивает маленький гражданин, лихорадочно соображая, что же все это может значить. - Да, да, поразительное зрелище!

Он осторожно притрагивается к веточке, и она тут же отламывается, легко и с хрустом. Рука его покрывается клейким соком.

- Не удивляйтесь, - с улыбкой говорит девушка. - Галофиты, к которым принадлежит и селитрянка, и сарсазаны - это растения-"медузы". На восемьдесят-девяносто процентов они состоят из воды. В пухлых, богатых влагою солончаках, вырастить их было действительно не так уж трудно...

- Вот и попробуйте-ка нас понять! - поторопился вставить слово Ветров. Вовремя не ахнула - угодили в маловеры. Похвалили - опять не так...

Они пробираются назад, к машине, поднимаются на щебенчатую насыпь. "Нет, нет, конечно, они не агенты", - усаживаясь на свое место, думает маленький гражданин. Но что же все это может значить? Колючая проволока, явная эвакуация целого района...

- Да, с галофитами было не так уж сложно, - обращаясь к нему (только к нему!), продолжает девушка. - Они поднимались прямо как на дрожжах. И хотя некоторые товарищи обвиняют нас в ханжестве...

- Давайте не будем, - весело смеется Ветров. - "Некоторые товарищи" действительно поражены, восхищены, приведены в буйный восторг. Они с нетерпением ждут чуда номер два.

- Посмотрите налево, товарищ весельчак, - говорит девушка.

Ветров послушно поворачивает голову, и улыбка исчезает, как по команде.

- Остановите, пожалуйста, остановите! - умоляет он, но девушка отрицательно качает головой.

- Потерпи, потерпи...

Маленький гражданин не может понять, чем выведен из равновесия его сосед. Он видит только чистое, без единой камышинки озерцо, вплотную прижавшееся к дорожной насыпи, и плотную стену леса вдалеке. Что еще там разглядел этот парень?

- Галка, останови, по-человечески прошу!

- Остановите же, быть может, молодой человек хочет искупаться, отваживается на шутку маленький гражданин и в благодарность тут же получает приветливую улыбку девушки.

- Хорошенькое купанье бесспорно пошло бы ему на пользу, - подумав, говорит она. - Но, к сожалению, это всего-навсего залитая дождевой водой глинистая площадка, так называемый такыр. Тут нет и полуметра глубины.

Дорога делает поворот, огибая озерцо, и лес начинает быстро приближаться. На темном фоне его загораются странные, ярчайших расцветок пятна. Что это? Цветы на деревьях? Ну да, целые гроздья цветов - белых, фиолетовых, оранжевых - покрывают подступившую к самой дороге стену зарослей.

Машина наконец останавливается, и все в молчании выходят из нее.

- Знаете, - тихо говорит девушка. - Я вижу это уже который раз, но и сейчас у меня невольно захватывает дыхание.

Маленький гражданин стоит в полной растерянности. Откуда взялась здесь, в глубине континента, в пустыне, растительность приморских тропиков? Не деревья, нет, - кусты, размером каждый с двухэтажный дом, травы высотой с бамбуковую рощу. И всюду цветы, цветы, даже на Суматре и Яве не встречал он ничего подобного!

Они едут дальше. Шофер заметно сбавил скорость, видно, и ему трудно оторваться от волшебной картины чудесных джунглей.

Дорога начинает петлять среди небольших, густо заросших той же фантастической растительностью холмов.

- Два года назад здесь были барханы сыпучего песка, - указывая на холмы, говорит девушка. - Сейчас песок уже покрыт тоненьким, но сплошным слоем гумуса. Через несколько лет тут образуется плодороднейшая почва.

Очередной поворот дороги - и перед ними открывается зрелище еще более прекрасное. Масса рубиновых цветов из конца в конец затопила широкую котловину.

- Это цветет смирновия туркестанская, - продолжает объяснения девушка. - В обычных условиях невзрачное, низкорослое растеньице. Как видите, и у нас оно не пошло заметно в рост, зато проявило потрясающую плодоносность. В первый же год семенные бобы смирновии устилали всю котловину. Ни одно чужое растение не смогло здесь пробиться.

- Такую красавицу трудно и осуждать за агрессивность, - замечает маленький гражданин, любуясь пылающей в солнечных лучах рубиновой долиной.

- Приезжайте сюда недельки через две, - улыбается девушка. - Цветы потемнеют, станут фиолетовыми, как аметисты...

- Наша ЦЭБ, - с гордостью говорит шофер, кивая на показавшееся впереди обширное застекленное сооружение. - Центральная экспериментальная база.

Они остановились на обширной поляне, прямо перед базой, среди целого скопища автобусов и легковых машин. Гигантские кустарники, окружавшие со всех сторон поляну, и огромное круглое, как цирк, сплошь застекленное здание вызывали в воображении фантастические силуэты иных миров.

"А постройка-то подстать окружающему пейзажу", - отметил про себя маленький гражданин, покорно следуя за своими спутниками. Он твердо решил более ничему не удивляться. Все должно разъясниться с минуты на минуту. Требуется только терпение. Терпение и наблюдательность.

Вместе с молодыми людьми он миновал гостеприимно распахнутые двери и сразу же попал в широченный, гудящий, как улей, коридор. Здесь было полно людей, куда-то спешащих, снующих взад и вперед, теснящихся у стен, возбужденно спорящих на всех языках земного шара.

- Подождите нас немного, - попросила девушка. - Я должна срочно доставить к отцу этого... веселого товарища. Ведь он совсем одичал в своих болотах и не сделает здесь самостоятельно ни шагу.

- Ни одного, - мрачно подтвердил "веселый товарищ".

- То-оварищ Ветров! - преградил им путь одетый в серое блондин с изящным портфелем из серой замши. - Ну что же это вы, товарищ Ветров!

Маленький гражданин сразу же узнал солидного товарища, поглощавшего узбекский плов в Куйбышевском аэропорту.

- Куда запропастились? Ведь мы летели в одном самолете, я видел, не отпирайтесь... Идемте, представлю вас - подлинного героя дня. Идемте, идемте, - заторопил Ветрова человек в сером, впиваясь в рукав его спортивной куртки.

- Но я ничего не понимаю, - слегка отстраняясь, запротестовал Ветров, в то время, как Галя с недоумением наблюдала эту сцену. - О чем вы говорите?

- Ну что тут непонятного, - сморщился, как от зубной боли, человек в сером. - Речь идет о ваших великолепных изобретениях. Об ультразвуковых заградителях и этих... э... излучателях. Идемте, идемте, сейчас начнется.

- Касте там изобретения! - воскликнул Ветров, медленно краснея. - Я лишь конструктивно оформлял чужие замыслы. Вся суть в излучениях, открытых профессором Боровиком, конструкция большого значения не имела, вы хорошо это знаете.

- Тсс... Не произносите вслух здесь его имя, - понизил голос человек в сером. - Иностранцы... Тихо. Профессор Боровик себя скомпрометировал. Безнадежно скомпрометировал...

- Но что произошло? - встревожилась Галя. - Где папа?

- Тсс... Потом, после. Ужасно себя скомпрометировал. Даже не решился сюда явиться. Мне предстоит... э-э... заменить его. Выступить перед собравшимися. Прошу за мной.

Человек в сером, не оглядываясь, уверенно, по-хозяйски зашагал куда-то в глубь помещения.

Молодые люди молча переглянулись и устремились следом.

Глава 30

Эдика больше нет

Двое в белых костюмах заглянули в номер.

- Лежите, лежите, - остановил приподнявшегося с дивана профессора пожилой бритоголовый человек. - Лежите, набирайтесь сил. Завтра в бой.

- Есть лежать, товарищ комиссар, - с шутливой покорностью подчинился Владимир Степанович, откидываясь на подушку.

- Полковник Карабанов, - представил посетитель своего спутника. - Прошу любить и жаловать.

Красиков из глубины балкона внимательно разглядывал визитеров. Полковник Карабанов - широкоплечий крепыш со строгим, отмеченным шрамами лицом, корректно поклонившись, придвинул стул и сел, положив на колени армейскую тюлевую сумку. Что же до комиссара, то он запросто устроился в ногах Владимира Степановича. Судя по всему, они старые друзья. Комиссар... Видимо, комиссар милиции, таких званий сейчас больше нет нигде...

- Вася, - позвал его профессор.

Дальше происходило непонятное. Комиссар порывисто встал навстречу, положив руки на плечи, слегка привлек к себе.

- Василий Красиков? А я думал, однофамилец.

- Держался молодцом, - непонятно к чему сказал Владимир Степанович.

- Хорошо, очень хорошо, - пробормотал комиссар, и Василий с удивлением отметил, что голос его как-то странно дрогнул. - Все это очень хорошо.

- Я не понимаю, товарищ комиссар... - слегка отстраняясь, проговорил Красиков.

- Аспер Нариманович Кулиев был комиссаром бригады, Вася, - пояснил профессор. - Партизанской бригады, которой командовал твой отец.

Вот оно что! Василий почувствовал, как совершенно незнакомое ему волнение теснит грудь.

- И вы... вы тоже были вместе? - внезапно догадывается он.

- Да, - отвечает Боровик.

- Владимир Степанович был ранен в том же бою, - говорят Кулиев. - Их вместе отправили самолетом на Большую землю. Но рана майора Красикова оказалась тогда смертельной.

- Знаю, знаю... - растерянно произносит Вася. Они сам не может понять, почему так взволновало его сейчас упоминание об отце. Сейчас, именно сейчас... Бывший комиссар смотрит внимательным, оценивающим взглядом, затем отпускает его, оборачивается к профессору.

- Странный товарищ сидит в вашем институте. Очень странный.

- Ага, - отозвался Боровик. - Тоже заметили? А я уже привык. Он мне почти не мешает.

- Почти, - укоризненно покачал головой Кулиев.

Владимир Степанович виновато улыбнулся:

- Столько нерешенных еще проблем... И если отрываться, заводить склоки... - не договорив, он безнадежно махнул рукой.

Кулиев помрачнел.

- Вот-вот. А уж он, этот деятель, не пожалеет ни энергии, ни сил, чтобы закрепиться попрочнее. Поймите же, мы не уйдем далеко вперед, если не будем очищаться от прилипал.

- Узнаю, узнаю комиссарскую бескомпромиссность, - добродушно отозвался Боровик. - Но поверьте, дорогой Аспер Нариманович, человек этот не так уж страшен.

- Для нас с полковником он очень страшен, - возразил Кулиев. - Из-за него мы чуть было не потеряли вас. И если б яд не утратил своей токсичности...

- Ага! Но он все же ее утратил. И вместо яда нас угостили неплохим снотворным. Мы отлично выспались.

- Если б не это обстоятельство, вы б не проснулись, - Кулиев не принял шутки. - Это, во-первых. Ну, а во-вторых...

Он посмотрел на Карабанова.

- Человек, о котором идет речь, - впервые подал голос полковник, фактически является виновником самого покушения на вас.

Владимир Степанович с удивлением посмотрел на говорившего.

- Косвенным виновником, - уточнил полковник. - Он, конечно, не диверсант и никакого отношения к ним не имел. Однако...

Карабанов вынул из полевой сумки несколько сколотых листков и протянул их профессору.

...Красиков смотрит во все глаза. Что же это получается? Ведь он-то хорошо знает: дядя его просто трус. Завистник и трус. Разве рискнет он на такую авантюру? Да ни в жизнь!.. Впрочем, полковник сказал - "косвенный виновник". Как это понять? Как это все понять?

Владимир Степанович возвращает листки полковнику.

- Откуда это? - говорит он после короткого молчания.

- Я познакомлю вас, - полковник аккуратно складывает бумаги, прячет в сумку. - Товарищ Фарук - молодой энтомолог, коммунист. Он самоотверженно работал над разоблачением преступного заговора. Помог бежать доктору Эверетту, затем вернулся, еще раздобыл эти документы.

Кулиев глазами указывает ему на недоумевающего Васю.

- Пожалуй, товарищ Красиков имеет право знать это, - соглашается полковник. - Только пусть все пока остается между нами, ладно? Так вот - один не очень умный человек что есть силы пытался дискредитировать ваши исследования. И как результат, за рубеж полетело донесение, что работа над "Космическим ключом" у нас в загоне, что, кроме профессора Боровика, всерьез им никто не занимается. А следовательно, никто другой и не догадается о характере диверсии.

- И это едва не стоило вам обоим жизни, - поясняет Кулиев.

- Еще есть обстоятельство, - говорит профессор. - Еще причина покушения. Секретные материалы похищены у меня.

И он излагает уже известную Васе историю визита Бенджамена Блера.

- Среди добытых Фаруком документов, - говорит полковник, - есть фотокопии, очень любопытные. Чертежи ваших излучателей. Я передал их на исследование.

- Все ясно, - опустил голову профессор. - Они лежали у меня в домашнем сейфе. Громкое слово - сейф! Просто железная коробка. Для опытного человека, это...

- Почему вы убеждены, что сфотографировали именно у вас? - возразил Кулиев.

- Никто, больше никто не брал материалы на дом.

- Подождем с выводами, - предложил полковник и встал.

- Вот именно, - подхватил Кулиев. - Не будем торопиться. Сейчас отдыхайте, завтра у нас с вами большой день. Решено продемонстрировать работу Центральной экспериментальной базы.

- Вот как! - оживился Боровик. - Что же вы молчали?

- Разве не предупреждал вас: "Завтра в бой"? Дадим сражение и клеветникам, и маловерам...

Продолжения разговора Красиков не услышал. Полковник Карабанов отозвал его в сторонку и, усадив за стол, заставил подробно рассказать историю их странствий в песках.

Потом гости ушли. Проводив их, Красиков снова вышел на балкон. Вечерело. Отсюда, с высоты пятого этажа, город выглядел сказочно прекрасным. Темно-зеленый узор аллей, красно-золотистые огни заката в бесчисленных окнах белоснежных зданий... Джанабад - Город Жизни!

Задумавшись, Василий не обратил внимания на возникший за спиною в комнате разговор. Он вздрогнул, когда чья-то рука осторожно легла на его плечо.

- Эдик...

Он обернулся, удивленный и до смерти обрадованный. Синичка? Вот сюрприз!

- Вася?! - вдруг, выглянув из комнаты, позвал его профессор.

- Вася? - растерялась Шурочка и даже отступила на шаг. - Ты - Вася?

Красиков смутился:

- Понимаешь, Шурочка...

- После, объяснения после, - перебил их Владимир Степанович. - Между прочим, - обернулся он к Шурочке, - Эдика больше нет. Вот так. Учтите это. А теперь к делу. Вызывайте академика Кулиева.

Шурочка послушно направилась к телефону.

- Аспер Нариманович у себя, - сказала она. - Соединяют.

- Передайте, что я почувствовал себя плохо. Очень сожалею, но выступить завтра на экспериментальной базе не смогу. Все.

Шурочка передала слова профессора.

- Аспер Нариманович говорит - не направить ли к вам врача? Кроме того, он хотел бы посетить вас пораньше утром и спрашивает, во сколько вы думаете встать?

- Ага, утром? В шесть часов, милости просим. А за врача поблагодарите, присылать не надо.

Глава 31

Человек в бурнусе

На вечер была назначена встреча доктора Эверетта с представителями печати. Несмотря на то, что для проведения пресс-конференции из Москвы прилетел опытный работник МИДа, полковник Карабанов испытывал некоторую тревогу. Еще просматривая списки собравшихся в Джанабаде зарубежных корреспондентов, он обнаружил, что Город Жизни осчастливили своим присутствием несколько прославленных на Западе мастеров дезинформации и клеветы. Настораживало также и кратенькое сообщение заокеанского радио о таинственном исчезновении старшего научного сотрудника противосаранчовой станции в Альджаубе. Можно было не сомневаться, что факт перехода советской границы Эвереттом хорошо известен хозяевам Бенджамена Блера. Сообщение по радио свидетельствовало о какой-то новой их игре.

Незадолго до посещения профессора Боровика Карабанову позвонили с пограничной заставы, той самой, где состоялась его встреча с Эвереттом. Оказывается, еще два человека перешло границу. Узнав имена, полковник оживился и приказал срочно доставить их в Джанабад. Затем он разыскал представителя МИДа и поинтересовался, нельзя ли отсрочить пресс-конференцию. После непродолжительного совещания и консультации с Москвой встречу с корреспондентами решили все же не переносить, дабы не давать повода для каких-либо инсинуаций.

Когда полковник вошел в конференц-зал, англичанин заканчивал свое сообщение. Карабанов сразу отметил какой-то уж очень равнодушный голос Эверетта. Что это происходит с доктором?

Устроившись в свободном кресле недалеко от двери, он неторопливо огляделся. Просторный зал был полон. Корреспонденты уткнулись в свои блокноты, стрекотали портативные киноаппараты.

- Итак, господа, - подытожил Эверетт. - Речь, как видите, идет о чудовищной афере, точнее о диверсии, жертвами которой могут стать миллионы людей в странах Азии и Африки. Я кончил. Благодарю вас за внимание.

Англичанин обвел зал отсутствующим взглядом, слегка поклонился и сел.

На минуту в помещении наступила тишина. Прекратилось даже безостановочное стрекотание кинокамер.

- Уважаемый доктор утверждает, что мы имеет дело с аферой и диверсией? прозвучал внезапно резкий голос из глубины зала.

- Да, - ответил Эверетт. - Именно так. Мы имеем дело с аферой и диверсией.

- Активнейшим участником которой он являлся? - насмешливо спросил тот же голос.

Эверетт, не отвечая, низко склонил голову. И тут же, как по команде, защелкали блицы, вновь застрекотали киноаппараты.

- Не будем нарушать традиционного порядка, - вмешался проводивший встречу представитель МИДа. - И элементарной вежливости. Задающий вопрос представляется собравшимся: называет себя, свое агентство, свою страну.

Но сигнал к атаке уже был подан. Град вопросов - ехидных, деланно-наивных, откровенно провокационных - обрушился на ученого. Голоса прогрессивных журналистов терялись в этом разноголосом, но дружном хоре.

Карабанов с нетерпением поглядывал на дверь, возле которой устроился. Он уже получил радиограмму о вылете самолета и с минуты на минуту ждал гостей с погранзаставы.

- Скажите-ка, доктор, - обратилась к профессору развязная рыжеватая девица-корреспондентка "Атлантик пост". - Почему, покидая Альджауб, вы избрали путь на север?

- Я уже объяснял, - ответил Эверетт. - Дорога на юг была перекрыта наемниками Джунавадхана.

- Оставались еще восток и запад, - не унималась девица. - Чем же притягательна была для вас именно советская граница? И с какой целью подбросили вы в Альджаубе эту странную записку о самоубийстве?

В этот момент кто-то осторожно приоткрыл дверь, за ней мелькнула фуражка с зеленым верхом. Карабанов с облегчением вздохнул и вышел в коридор.

- Они ожидают внизу, в машине, - вполголоса доложил пограничник-капитан.

- Давайте их быстренько сюда, - распорядился Карабанов. Вытащив из сумки свой блокнот, он набросал в нем несколько строк и остановил пробегавшего мимо знакомого радиста.

- Передайте председателю, - попросил он, вручая радисту сложенный листок и глазами указывая на распахнутую дверь.

По коридору раздались торопливые шаги. В сопровождении пограничника к полковнику приближались два смуглых, необычно одетых человека: один в черной военной форме, другой, постарше, в белом бурнусе.

- Вы готовы прямо сейчас выступить перед журналистами? - по-английски спросил полковник, обращаясь к человеку в белом. - Предупреждаю, определенная часть аудитории настроена отнюдь не дружески.

- Что ж, мне не привыкать, - отозвался тот со скупой улыбкой.

- Тогда пройдите, вас ждут, - посторонился Карабанов. - А ваш друг пока побудет у меня.

Юноша в черной форме рванулся было за своим товарищем, капитан удержал его за локоть.

- Он не понимает по-английски, товарищ полковник.

Несколько слов, произнесенных на родном языке, успокоили юношу.

- Проведите его ко мне, комната 218-я, - сказал полковник и вернулся в конференц-зал.

Журналисты притихли, с любопытством разглядывая человека в белом одеянии кочевника. К микрофону подошел представитель МИДа.

- Час назад, - проговорил он, - нашу границу вместе с солдатом пограничной стражи перешел доктор Фарук. Оба они обратились к Советскому правительству с просьбой о политическом убежище. При этом доктор Фарук пожелал сделать публичное заявление о положении в Альджаубе.

Человек в бурнусе вышел на авансцену.

- Вы тоже участвовали в организации этой авантюры с саранчой, уважаемый доктор? - вскочила неугомонная представительница "Атлантик пост". - Были одним из главарей?

- Я был шофером, - на отличном английском языке ответил человек в бурнусе.

- Рауль Чивер, "Нью-Йорк геральд", - как игрушечный чертик из коробочки, выпрыгнул верткий, модно одетый джентльмен. - Вы, вероятно, коммунист, доктор?

- Да, - твердо ответил Фарук. - Я член находящейся под запретом народно-революционной партии.

- Потому-то вы и избрали путь на север? Избегали встречи со свободной прессой?

- Пытался избежать, - с улыбкой признался доктор. - Как видите, ничего не вышло.

Дружный смех был ему ответом. И тогда, загородив верткого джентльмена, решительно поднялся журналист в снежно-белой пилотке:

- Раджендра Сингх, корреспондент "Индиа тайм", - представился он. - Что вы можете рассказать нам об Альджаубе, доктор?

- Да, да, - поддержал его сосед, журналист одной из ближневосточных стран. - Нас интересуют факты, а не полемика. Конкретные факты об авантюре этого американца Бенджамена Блера.

- Бенджамен Блер, между прочим, хорошо известный за океаном под именем Трехпалого Бена, отнюдь не главная фигура. Вчера, например, я свел знакомство с неким джентльменом из Корпуса мира. Он именует себя мистером Смитом... Впрочем, факты, одни только факты, господа! - Фарук извлек из складок своего бурнуса большой бумажный рулон, быстрым движением развернул его перед собравшимися. - Факт номер один - карта биологических диверсий. Как видите, под ударами даже союзники по блокам.

- Фальшивка! Фальшивка!.. - завопило сразу несколько голосов.

- Громче, господа, прошу вас, громче, - подбодрил их Фарук. - Завтра тысячи людей выйдут на участки, обозначенные здесь косой штриховкой. Пусть и они услышат вас.

Голоса разом умолкли. Даже рыжеватая девица, верещавшая громче всех, замерла с широко раскрытым лиловым ртом.

- Штриховкой этой обозначены места, зараженные шистоцеркой, - невозмутимо продолжал Фарук. - И могу вас заверить, господа, после того, как "фальшивку" эту опубликуют, народы сами во всем прекрасно разберутся. Им не потребуются высокоученые эксперты, любой земледелец на Востоке без труда определит кубышку саранчи.

"Молодец, товарищ Фарук", - сказал про себя полковник.

Пресс-конференция проходила бурно. Однако и рыжеватая девица, и верткий джентльмен из "Геральда", да и другие им подобные, все реже и реже подавали голос, обстановка складывалась явно не в пользу представителей желтой прессы.

Когда все кончилось, доктора Эверетта и Фарука пригласили в небольшую комнатку - временный кабинет полковника.

Карабанова там еще не было.

- Вовремя же вы поспели, Фарук... Простите, доктор, - спохватился Эверетт... - Я называю вас по-старому.

- Ничего, ничего, - широко улыбнулся бывший шофер. - Так и зовите меня. Ведь я был вашим учеником еще до встречи с вами. Вашим и профессора Боровика.

- Спасибо, Фарук. Хорошо иметь такого ученика, находчивого и мужественного. Если б не вы, это воронье заклевало бы меня.

- Там было не одно только воронье, доктор. Просто они каркали слишком громко. Это заставляет задуматься.

- Что вы имеете в виду? - насторожился Эверетт.

- Видимо, Блер был не так уж одинок. За его спиной угадывается чье-то немаловажное влияние.

- Чье-то влияние?.. - задумчиво протянул Эверетт.

Их было трое во временном кабинете полковника Карабанова, худощавый юноша в черной форме молча сидел в сторонке.

- Я не представил вам своего спутника, доктор, - произнес Фарук.

Юноша, догадавшись, что речь идет о нем, вскочил.

- Это Рашид, мой молодой товарищ по партии. Он и помог мне перейти границу.

- Его лицо кажется знакомым, - заметил Эверетт, пожимая солдату руку.

Юноша вдруг заговорил, горячо, взволнованно.

Эверетт беспомощно оглянулся на Фарука:

- Я плохо знаю язык. Он говорят о какой-то погоне, скачке...

- Вас едва не застрелили на границе, - пояснил Фарук. - Из-за верблюда, на котором вы сидели. И Рашид пожалел тогда, что пуля миновала вас. Сейчас он просит прощения.

- Из-за верблюда? Ваш друг так жаден?

- Он так ненавидит колонизаторов.

Эверетт нахмурился.

- Слушайте, Фарук. Я не хотел было говорить вам, коммунисту... Но вы должны знать. Я верю, что ваша честность выше партийных интересов. Не торопитесь осуждать Запад.

Фарук взглянул на него с откровенным изумлением.

- Да, да, не торопитесь. Знаете ли вы, что русские тоже разводят саранчу стадной формы?

- Что же здесь криминального? - возразил Фарук. - Даже в вашей лондонской лаборатории...

- Не в тех масштабах, Фарук, не в тех масштабах! Я наблюдал здесь стаю, выращенную прямо в песках. А перед этим академик Кулиев довольно прозрачно намекнул, что у них есть чем ответить на диверсию. Тогда я как-то не придал значения его словам, но, увидев при испытаниях сирены стаю шистоцерки, все понял.

- Извините, доктор, но ваши подозрения абсурдны, - возмутился Фарук. - Не знаю, для какой цели они выращивали саранчу, но разумеется не для засылки ее в недружественные страны. Вам надо было прямо спросить их, а не мучить себя сомнениями.

Эверетт посмотрел на него почти враждебно.

- Извините и вы меня, доктор. Но мне нет нужды задавать вопросы. Я еще не потерял способности здраво мыслить.

Приход Карабанова прервал их спор. Рашид вытянулся по стойке "смирно" и отдал честь советскому офицеру.

- Завтра мы закончим все формальности, связанные с переходом границы, сказал Карабанов. - Сейчас я должен отлучиться. - Он обернулся к Эверетту. Аспер Нариманович просил вас из гостиницы позвонить ему. Места в гостинице заказаны, это здесь, рядом.

Глава 32

Третий вариант

Аспер Нариманович постучался ровно в шесть.

- Что случилось? - осведомился он. - Вам действительно стало плохо?

Боровик виновато улыбнулся.

- Признаться, не хотелось объясняться по телефону. Вот и попросил Шурочку.

- Так и думал, - покачал головой Кулиев. - Вы так неохотно дали вчера согласие... Можно сказать, вырвал у вас насильно.

- Нет, я действительно готов был выступить. Но... посмотрите сами. Теперь это совершенно исключено.

Он протянул Кулиеву распечатанный конверт.

- Сие послание было вручено мне вечером. Шурочка, наш секретарь, привезла от непосредственного начальства.

- "Многоуважаемый Владимир Степанович, - вслух начал читать Кулиев. Согласно полученным мною полуофициальным данным. Вами, в нарушение установленного порядка, сохранялись на дому секретные материалы, связанные с проектом так называемого "Космического ключа". В создавшейся обстановке вам совершенно необходимо срочно вернуться в Минск для представления соответствующих объяснений"...

- "Так называемый "Космический ключ"! - подхватил Владимир Степанович. Обратите внимание: "Так называемый "Космический ключ"...

- Нда-а... Упорный товарищ.

- Это еще не все. Он передал на словах, через Шурочку, что в зарубежную печать проникли сведения о моей якобы связи с американским авантюристом Блером. И "дружески предостерегает" меня от каких-либо публичных выступлений.

- Вы доверяете его дружелюбию?

- Да разве ж дело в этом, - с досадой махнул рукою Боровик. - Главное - я действительно чертовски скомпрометирован. Лучше мне сейчас отойти в сторонку.

- И сыграть на руку всяким шептунам? - Кулиев задумался. - А не может ли оказаться, что этот упорный товарищ сам...

Не договорив, он вопросительно посмотрел на Владимира Степановича.

- Нет, нет, такой мысли я не допускаю, - поспешно возразил Боровик. Подозревать в нем вражеского шпиона было бы просто дико. Даже смешно. Тут другое. Какая-то беспочвенная неприязнь, недоброжелательство...

- Ладно, предоставим разобраться во всем чекистам. Думается, им этот орешек по зубам. А у нас сегодня своих дел хватает. Сейчас сведу вас с вашим старым другом Эвереттом. Он что-то захандрил. Неплохо было бы продемонстрировать ему в действии Третий вариант.

- Третий вариант?! Уж не хотите ли вы сказать!..

- Именно. Я и сам не ожидал, что наши хозяйственники развернутся с таким проворством. Но факт остается фактом. Обработка саранчи с сегодняшнего дня переведена исключительно на Третий вариант.

- Молодцы! За такой срок, без всякой подготовки. Нет, какие у вас тут молодцы! Интересно было бы поглядеть на месте...

- А для чего же я напросился к вам в такую рань? - улыбнулся академик. Вертолет готов. Пригласим вашего англичанина, и отправляйтесь. Полетайте, пока я занимаюсь подготовкой на экспериментальной базе.

Доктор Эверетт помещался этажом выше. Аспер Нариманович, предусмотрительно созвонившийся с ним накануне вечером, застал англичанина на ногах.

Владимир Степанович совсем иначе представлял себе встречу со старым своим соратником и был глубоко обескуражен подчеркнутой холодностью Эверетта.

- Мне, право, жаль, что я доставляю вам хлопоты, - с первых же слов сухо заявил доктор. - Пожалуй, не следовало в такой степени злоупотреблять вашим гостеприимством.

- Да что с вами, Эверетт? - возмутился Владимир Степанович. - Извините, что так называю вас, но когда-то, помнится, мы были друзьями...

- Я тоже считал вас другом, - ответил англичанин. - Я верил и вам, и вашей стране. Но то, что довелось мне у вас увидеть и услышать...

- Да что же такое здесь произошло? - Владимир Степанович в полном недоумении уставился на Кулиева. Тот молча пожал плечами.

- Мой "хлыст", к сожалению, не уничтожает насекомых, - продолжал Эверетт. - Его можно использовать по-разному. Изготовив сотни и тысячи сирен, - сгонять саранчовые стаи в океан, а при желании и двинуть их на поля соседей... Я был не вправе выпускать идею из своих рук.

На мгновение его собеседники онемели от изумления.

- Но не думаете же вы... - начал было Боровик. - Нет, нет, это невозможно, совершенно невозможно.

- А мне кажется, речь идет как раз об этом, - заметил академик. - Наш гость сожалеет, что доверил нам свое изобретение, не так ли?

- Мне не следовало доверять его никому, - упрямо повторил англичанин.

- Но вы доверяли прежде владельцу Альджауба, - напомнил ему Кулиев.

- Я допустил непростительную ошибку, - холодно согласился Эверетт. - Надо было похоронить свою мысль, спрятать ее от всех. Человечество разделилось на два непримиримых лагеря. Кто бы ни овладел "хлыстом", обратит его во зло.

- Но позвольте!.. - не выдержал академик.

- Господин Кулиев, - решительно прервал его Эверетт. - Не вы ли в первую же нашу встречу признались, что готовы ответить на диверсию, что не собираетесь ограничиться одной только обороной? А позднее не подтвердили разве, что разводите стадную форму шистоцерки. Да, да, разводите в количествах, отнюдь не обусловленных исследовательскими целями. Зачем она вам, разрешите спросить?

- Так вот оно что! - сразу успокоился Кулиев. - Вот что смущает вас, дорогой коллега...

Он облегченно вздохнул, переглянулся с Боровиком, и оба они весело рассмеялись, в то время как озадаченный англичанин смотрел на них во все глаза.

- Третий вариант! - весело сказал Кулиев. - Вся надежда только на Третий вариант. Это будет лучшим ответом нашему недоверчивому другу. Если только наш гость не возражает против небольшого путешествия...

Он вопросительно посмотрел на Эверетта.

- Собственно, я не совсем понимаю, - растерянно пробормотал тот. - И не знаю, надо ли...

- Э, нет, так дело не пойдет, - добродушно перебил его Владимир Степанович. - Высказать столь чудовищные подозрения и отказаться от проверки их? Нет, нет... - И он дружески подхватил под руку растерявшегося англичанина.

У вертолета их встретил худощавый юноша в летном шлеме.

- Кулиев-младший, - с шутливой торжественностью представил его своим спутникам академик. - Впрочем, быть может, он позволит вам называть себя просто - Черкез.

- Ага, так вот каков он - наш спаситель! - воскликнул Боровик, крепко пожимая руку смутившемуся юноше. - Не имел еще возможности поблагодарить вас.

- Ну что там, - пробормотал Черкез. - Я действовал на редкость неуклюже. Даже не заметил, как этот негодяй всыпал вам яд.

- Все, все обошлось как нельзя лучше, - заверил его Владимир Степанович.

Академик объяснил брату маршрут. На это не потребовалось много времени, Черкез прекрасно знал все объекты опорной станции.

- Вернетесь прямо на ЦЭБ, - сказал Кулиев. - Жду к шестнадцати ноль-ноль.

Пассажиры молчали. Украдкой поглядывавший на них Черкез недоумевал. Что это? Аспер утверждал, что они старые друзья, а вот поди ж ты, и словом не обменяются...

- Озеро Джиликуль, - сообщил он, обернувшись к профессору Боровику. Приземлимся?

- Разумеется, - отозвался тот.

Черкез выключил мощный двигатель, в полчаса перенесший их за 500 километров от Джанабада. Ракетоплан шел теперь по инерции, несущие плоскости перемещались вверх, образуя горизонтальный винт вертолета.

- Иду на посадку, - сообщил Черкез.

Большое озеро, светлевшее среди песков, росло по мере их снижения. Когда они приземлились у самой воды, противоположный берег скрылся за горизонтом.

Из маленького фанерного домика, за которым виднелось несколько радарных автомашин, выбежал молодой человек в темных очках и с обгорелым шелушащимся носом.

- Вовремя, как раз вовремя! - воскликнул он, здороваясь с прибывшими. Сейчас начнется, самолеты уже на подходе. Да вот они!

С севера послышался быстро нарастающий мощный рокот. Девять двухмоторных самолетов приближались военным строем, звеньями. На подходе к озеру они вытянулись в цепочку, головной развернулся на посадку.

- Но где же их примут здесь? - забеспокоился Боровик. - Кругом холмы.

- Это летающие лодки, - пояснил юноша с обгорелым носом.

Головная лодка, вспарывая водяную гладь, пробежала в центре озера. Вторая заходила на посадку.

Эверетт обернулся к Боровику, но тот сделал вид, что не заметил его вопрошающего взгляда.

Оглушающий рев не смолкал ни на минуту. Едва последняя лодка остановилась, покачиваясь на расходившихся волнах, головная вновь понеслась в каскадах брызг. Теперь они взлетали в той же последовательности, одна за другой. Взлетали и ложились на обратный курс.

- Все в порядке, - заметил молодой человек в очках. - Признаться, мы малость тревожились - успеют ли.

Судя по недомолвкам молодого человека, тот считал своих гостей полностью осведомленными. Эверетт уже признал в нем одного из "хозяев шистоцерки" участников испытания "хлыста", но не решался задавать вопросы и тщетно ломал голову, пытаясь понять смысл происходящего.

"Хозяин шистоцерки" хотел что-то еще добавить, но в это время его окликнули из домика. Он скрылся там и через минуту выскочил с картой в руках.

- Идет, идет! - громогласно возвестил он. От радарных автомашин к нему, расстегивая на ходу планшетки, устремились люди. Эверетт отметил, что все они молоды, в военной форме, но без погон.

- Азимут двести пять, - услышал Эверетт. - Занимаем позицию номер два.

Далее пошли цифры.

- Близка стая? - спросил кто-то.

- Квадрат 12-48, - ответил молодой человек в очках. - В нашем распоряжении минут двадцать.

Все бегом вернулись на свои места. Машины тронулись.

- Что здесь происходит? - не выдержал Эверетт. - И для чего радары?

- Это не радары, коллега, - пряча лукавую улыбку, с деланной рассеянностью заметил Владимир Степанович. - Это, это... Ага, смотрите!

По ту сторону озера, над горизонтом, поднималось бурое облако.

- Шистоцерка! - воскликнул Эверетт.

- По предварительным данным, около тридцати тысяч тонн, - подтвердил молодой человек в очках.

Облако быстро росло, застилая горизонт. Эверетт посмотрел вслед разъезжавшимся машинам. Они большим полукольцом охватывали озеро. Так значит это не радары? Любопытно...

Из-за ближайшего песчаного бугра вынырнул всадник.

- Она, - упавшим голосом произнес "хозяин шистоцерки". - Теперь я не ручаюсь ни за что.

Все обернулись. Это действительно была "она" - девушка, смуглая и длинноносая, в черной с белым узбекской тюбетейке.

- Гульнар, - прошептал Черкез, удивленный не менее других.

- Санкция! - с коня закричала она, размахивая какой-то бумажкой. - Санкция самого Кулиева!

Она лихо спрыгнула наземь и, тут только увидев профессора Боровика, залилась краской.

- Извините, пожалуйста, я думала, это люди из его команды.

- Моя команда уже на огневой, - веско произнес молодой человек в очках.

- Тогда надо немедленно предупредить их. Эксперимент откладывается.

- Эксперимент состоится.

- Но академик Кулиев...

- Сам господь бог не остановит меня сейчас! - торжественно провозгласил "хозяин шистоцерки".

Гульнар, безнадежно махнув рукой, умолкла.

Эверетт более ни о чем не спрашивал. Он решил терпеливо ждать развязки, которая, судя по всему, была не за горами.

Стая приближалась. Выдвинутое вперед ее восточное крыло нависло над озером. Автомашины редкой цепочкой замерли на холмах, радарообразные антенны нацелились в сторону саранчи.

Внезапно Эверетт вспомнил полет с академиком Кулиевым, поворот стаи в воздухе. Так вот оно что! Они хотят опрокинуть ее в воду... Ну да, так и есть, восточное крыло, словно натолкнувшись на невидимое препятствие, поворачивает на запад, идет на снижение. Это естественно, ведь саранча может летать только по ветру, иначе она должна приземлиться... А вот и основная масса начинает разворот, восточное крыло врезается в нее, насекомые градом сыплются в озеро, вода кипит, как под проливным дождем...

Некоторое время все молча любовались редкостным зрелищем.

- Она потонет? - тихо спросил Черкез.

- Не сразу, - ответил Эверетт. - Саранча обладает удивительной плавучестью. Зафиксирован случай, когда шистоцерка, застигнутая наступлением ночи в океане, опустилась на воду. Стая была густой, она легла на поверхность моря в несколько слоев. Утром, когда пригрело солнце, верхние слои стали взлетать с нижних, как с плавучего аэродрома. Оставшиеся несколько дней болтались на воде, пока их не растащила рыба.

- Завтра здесь произойдет то же самое, - заметил Владимир Степанович, наблюдая за озером.

- Мы посадим взлетевшую шистоцерку тут же, на берегу, - заверил молодой человек в очках.

- Это опасно, - предупредил Эверетт. - Во влажном песке она может произвести яйцекладку.

- Вот и прекрасно! Создадим резерв.

"Резерв? - поразился Эверетт. - Но для чего?"

Он не успел задать вопрос. Неугомонная Гульнар атаковала "хозяина шистоцерки" с новой силой. Насколько можно было понять, спор разгорелся вокруг этих же самых "резервов".

- Поймите ж наконец! - воскликнула она. - Мы уже пустили инкубаторы на полную мощность.

Тут молодого человека снова вызвали в домик.

Эверетт отвел профессора Боровика в сторонку.

- Я уже догадался, что подозрения мои нелепы, - смущенно признался он. Но объясните мне ради бога, что все это значит? Какие резервы?

- Ага, резервы? Они пойдут для подкормки рыбы.

- Рыбы?!!

- Это новый водоем, образованный в бесплодной впадине. Интенсивное рыборазведение пока в нем представлялось нереальным, но авантюра мистера Блера создала для нас неожиданные возможности.

- Значит, вы используете шистоцерку...

- Вот именно. Между прочим, зарыбление озера было произведено у нас на глазах.

- Летающие лодки? Но они только сели и тут же поднялись.

- Предварительно выпустив миллионы мальков. Эти специальные машины перевозка живой рыбы у нас производится в массовых масштабах.

- Теперь мне ясно, - вздохнул Эверетт. - Потом вы будете сгонять шистоцерку в озеро с помощью "хлыста".

- Если недоверчивый изобретатель не наложит на него вето, - уточнил Боровик.

- Пощадите, - взмолился англичанин. - Ведь я уже признал свою ошибку.

- Ага, признали? То-то же... Ну, руку, руку, дорогой коллега!

- Еще вопрос, - вспомнил Эверетт, отвечая на дружеское рукопожатие. - Чего добивается здесь девушка?

- Ну, уж это расскажет она сама... Ага, кажется, дело и у нее налаживается!

Действительно, Гульнар уже мирно беседовала со своим недавним противником. "Хозяин шистоцерки" взял у нее бумажку.

- Радиограмма?

- Только что получена.

- Однако вы время не теряли, - покачал он головой. - Ну что ж, поскольку санкция имеется...

- Ага, - улыбнулся Боровик. - Сменили, наконец, гнев на милость?

- Новая стая, как по заказу. Идет и идет!

- Значит, договорились? - Гульнар приняла повод у Черкеза, державшего коня.

- Не прощайтесь, - оказал Владимир Степанович. - Мы тоже к вам.

- Милости просим, - девушка птицей взлетела в седло, конь ее с места взял в галоп.

- Двинем дальше, коллега? - предложил Владимир Степанович.

Они поднялись над озером, сплошь укрытым густой пеленою саранчи.

- Тридцать тысяч тонн, - задумчиво проговорил Эверетт. - Тридцать тысяч тонн кормов...

- Десяток железнодорожных составов, - подтвердил Владимир Степанович. Доставленных в местность, лишенную дорог.

- Странно, всю жизнь возился с саранчой, но как-то ни разу не взглянул на нее с этой точки зрения.

- А разве вы не знали, что в древнем Египте она считалась деликатесом?

- Да, но...

- А некоторые из африканских племен и до сих пор употребляют ее в пищу.

Англичанин уловил в глазах собеседника лукавый блеск.

- Уж не собираетесь ли вы и меня попотчевать этим лакомством?

Боровик усмехнулся:

- Как знать, как знать...

- Кара-такыр, - доложил Черкез и вопросительно посмотрел на Владимира Степановича.

- Ага, уже? Приземляться не будем, нет. Но опустите, пожалуйста, нас пониже, как можно ниже.

Эверетт посмотрел вниз сквозь застекленный пол кабины. Под ними темнела обширная равнина. Именно темнела - ни единого светлого пятна на всем протяжении!

- Земли считались бросовыми, - сказал Владимир Степанович. - Голая глина, спрессованная, прожаренная солнцем, лишенная каких-либо примесей. В качестве первой меры по улучшению почвы сюда на днях была сброшена песчаная пульпа из строящегося невдалеке канала, - он прокладывается земснарядами.

- Это не ново, - заметил Эверетт. - На Востоке издревне крестьяне пытаются улучшать земли такыров, подмешивая к глине песок. Но труд их нечасто окупается, одного песка здесь мало.

- Мало, - согласился Боровик. - Нужны удобрения. Тысячи, десятки тысяч тонн.

- Десятки тысяч тонн? Неужели и здесь вы... - Эверетт не договорил. Вертолет повис над самой землей, и зоркий глаз энтомолога различил груды мертвой саранчи, покрывающей равнину.

- Мы посадили ее прямо в пульпу, - объяснил Владимир Степанович. - Затем опылили с самолетов. Через пару дней, когда земля просохнет, сюда выйдут тракторы с мощными плугами. Они как следует перемешают все это варево. Аспер Нариманович возлагает на Кара-такыр огромные надежды: разлагаясь, шистоцерка должна дать несметное количество органических остатков.

- Потрясающе... - только и мог произнести пораженный англичанин.

- Ага, удовлетворены? А теперь - к Гульнар. Посмотрим, что она еще там затеяла.

Большое белое пятно они увидели издалека. По мере приближения оно ширилось, росло.

- Не догадываетесь? - спросил Владимир Степанович. - Птица.

- Птица?!! Уж не, хотели вы сказать, что вся эта площадь занята...

- Вот именно, утками и гусями.

- Но здесь их миллионы и миллионы!

- Идея Гульнар - на даровых кормах заготовить тысячи тонн птицы.

Вертолет опустился, вызвав целый переполох на беспокойном птичьем стане. Гульнар подлетела к ним по-прежнему на коне, с охотничьим ружьем в руке.

- Стервятники, - пожаловалась она. - Вот неожиданная проблема.

Все посмотрели вверх. Высоко в ясном вечернем небе парили крылатые хищники. Вот один из них, накренив крыло, устремился вниз по широкой, постепенно суживающейся спирали.

- Дай ружье, - попросил Черкез.

Грянул выстрел, и хищник, роняя перья, беспомощно взмахивая крыльями, неуклюжим комком рухнул наземь.

- Пожалуй, ты был прав тогда, - призналась Гульнар. - Пески должны быть чисты.

Она спешилась, и Черкез тут же завладел конем.

- Подменю, пока принимаешь гостей, - сказал он и, пришпорив коня, поскакал навстречу второму, камнем падающему вниз стервятнику.

- Сейчас только приземлили здесь большую стаю шистоцерки. - Гульнар указала на беспокойных своих питомцев, с жадностью поглощавших саранчу. - Не знаю, что и делала бы без нее.

Они прошли на инкубатор, из распахнутых ворот которого безостановочно выкатывались новые и новые стайки пискливых желтых птенцов.

- Распишитесь, пожалуйста, - остановил Гульнар молодой человек с обгорелым носом. - Двенадцать тысяч тонн шистоцерки.

Девушка мельком пробежала акт и поставила подпись.

- Большое спасибо, - поблагодарила она. - Оставайтесь обедать.

- Благодарю вас, - корректно ответил "хозяин шистоцерки". - Надо спешить, перехватить очередную стаю. Поступила заявка от крупного свиносовхоза.

- Не удивлюсь, если сейчас нам предложат лакомство фараонов, - шепнул англичанин Боровику. Они следовали за Гульнар, пригласившей их к обеду. - И, пожалуй, не посмею отказаться.

- Ага, входите во вкус? - развеселился Боровик. - Погодите, то ли еще будет!

Уже за столом Эверетт вспомнил:

- Третий вариант? Вы говорили тогда: третий вариант...

- Один из методов борьбы с саранчой, - ответил Боровик. - Вариант первый предусматривал полную ликвидацию саранчовых на всей планете. Пока еще это нереально, ведь их, как вам известно, более десяти тысяч видов. Тогда был разработан вариант второй. Максимально быстрое уничтожение появляющихся саранчовых стай. И одновременно же возник замечательный третий вариант. Утилизация огромных биологических масс. Это стало возможным, когда мы научились производить посадку стаи.

- До сих пор не могу понять - как вам удается? Разумеется, если не секрет...

- Секрет? - поднял брови Владимир Степанович. - Но почему - секрет?

- Радарообразные антенны... - англичанин замялся. - Ну и эти молодые люди в форме... Быть может, дело связано с военной техникой?

- Да никакого отношения! Операторы набраны из демобилизованных воинов, это верно. Все бывшие радиолокаторщики, им было легче, чем кому-либо, освоить нашу аппаратуру. А здесь требовалась быстрота, как вы понимаете.

- Да, конечно, - согласился Эверетт.

- Ну, а что касается принципа... Наблюдали вы когда-нибудь движение мальков на отмели? Идет стайка, и вдруг, сразу, как по команде, десятки особей одновременно меняют направление, замирают, уходят в глубину... Впечатление такое, будто все они соединены какими-то невидимыми нитями. Так вот, недавно наши ихтиологи нащупали эти нити. Дело тут, оказывается, в своеобразных электромагнитных излучениях, свойственных определенным организмам. При этом оказалось, что созданные ихтиологами методы управления стайками мальков вполне пригодны и для наших целей. Конечно, мы не в силах провести саранчу "против течения", приходится постоянно учитывать направление и силу ветра, но с помощью метеорологов нам удавалось маневрировать в довольно широких пределах. Заминка оставалась лишь за одним: научившись управлять стаей в полете, мы не могли еще, по своему усмотрению, поднимать ее в воздух. Исследования шли полным ходом, но тут подоспели вы с вашей сиреной. Теперь проблема решена: мы имели "вожжи", вы дали нам "хлыст", дорогой коллега!

Глава 33

Зеленый смерч

Маленький гражданин проводил своих спутников теплым взглядом. Славные ребята. Жаль, что приходится ломать перед ними эту комедию. Но что же делать, не признаваться же сейчас! Уж слишком далеко зашел он в своей мистификации...

Подавив вздох, он начинает исподволь осматриваться. Просторный, полный народу коридор служит, как видно, здесь настоящим вестибюлем. Впрочем, правильнее назвать это верандой, - застекленная галерея, по кругу охватывающая внутреннее помещение... Невдалеке виден люк уходящего вниз эскалатора, туда и устремились его юные попутчики. Внутренняя стена галереи напоминает облепленные пчелами соты. Что же происходит там, черт возьми?

Решительно сдвинув на лоб свою пыжиковую шапку, маленький гражданин врезается в толпу. Несколько энергичных движений натренированным плечом - и он у цели. Перед ним - длинный ряд телефонных кабин, штурмуемых отчаянно галдящей, разноязычной ватагой репортеров. Да, да, конечно это репортеры, тут нет никаких сомнений. Догадаться, чем вызван ажиотаж, не так уж трудно. Но вот как они сюда пробрались?

Резкий звонок перекрывает гул возбужденных голосов. Отхлынувшая в сторону, как по команде, толпа подхватывает маленького гражданина, увлекает его по галерее на пологую лестницу, влечет куда-то вверх и выносит, наконец, в огромное помещение, ярко освещенное лампами дневного света. Первое впечатление, что попал он в обычный зал синерамы - просторный, амфитеатр, большой полукруглый экран напротив. Но нет, это, конечно, не кинематограф. Присмотревшись, маленький гражданин замечает под самым экраном небольшую прозаическую трибуну. А здесь, в амфитеатре, против каждого кресла - пюпитр для записей, наушники и табличка с перечнем языков...

Совершенно машинально маленький гражданин занимает кресло в одном из первых рядов. Рядом с ним на свободные места опускаются два суетливых репортера.

- Этот конференц-зал занимает целиком внутреннюю часть здания, по-французски говорит один из них. - Все служебные помещения, как я слышал, внизу, под землей.

- Размах! - присвистнув, отзывается другой. - Подготовили целый форум ничего не скажешь.

- Что ж, они имеют на это право. После всего, что мы повидали здесь...

Случайно обернувшись, репортер встречается взглядом с маленьким гражданином:

- Мсье Какаду?!

Маленький гражданин с непонимающим видом пожимает плечами. Минуту француз обалдело смотрит на него.

- Поразительное сходство, - бормочет он своему товарищу. - Ничего не понимаю.

Внезапно в конференц-зале воцаряется напряженнейшая тишина. Все взгляды устремляются к трибуне, рядом с которой внезапно открылась небольшая дверца.

- Я говорил, говорил, - жестикулирует француз. - У них все внизу. Абсолютная секретность. Бетонные бункера. Электронная охрана. Ток высокого напряжения.

В дверном проеме появляется человеческая фигура.

- Боровик? - восклицает всезнающий француз. - Да, да, Боровик, собственной персоной! Сенсационно! Говорили ж - уклоняется от выступления. Ведь он скомпрометирован, безнадежно скомпрометирован!

- Боровик... профессор Боровик... - шелестит по трибунам. Вспыхивают аплодисменты и тут же гаснут. Ведь руки заняты - надо торопиться запечатлеть первое появление этого чародея!

- Колдун... Суровый гном из таинственного подземелья... - упоенно шепчет француз, покрывая лист блокнота стенографическими крючками. - Русский Челленджер!..

Маленький гражданин с жадным любопытством разглядывает ученого. Нет, не колдун. Простое, очень простое лицо. Пышная, совершенно седая шевелюра, черные густые брови и такая же черная, без сединки, борода - это, видимо, и придает некоторую суровость облику ученого. Суровость? Да, пожалуй. А быть может, это просто сосредоточенность?

Профессор поднимается на трибуну, обводит ряды амфитеатра внимательным, строгим взглядом.

- Друзья, - говорит он, и негромкий его голос отчетливо звучит в притихшем зале.

- Друзья! Позвольте именно так обращаться к вам. Ведь с каждым новым открытием, с каждым шагом вперед мы все яснее ощущаем узы, столь тесно связывающие нас, жителей одной планеты. Сейчас в этом зале начнется демонстрация документального фильма. В нем запечатлены все стадии создания первого на земле искусственного пахотного слоя в песках. Затем мы пригласим вас вниз, в подземные лаборатории, где перед вами раскроются все двери. Завтра желающие смогут присоединиться к своеобразной экспедиции: наши киноработники отправятся снимать первую намеченную к ликвидации пустыню. Тем, кто не успел еще осмотреть наш опытный участок, будет предоставлена и эта возможность. А сейчас мне хотелось бы рассказать вам вкратце о наших поисках и о наших мечтах.

Он умолкает на минуту, собираясь с мыслями. Лицо вновь делается сосредоточенным и строгим.

- Идея пришла давно, - неторопливо начинает Боровик. - В те годы многие энтомологи бились над разгадкой тайны пустынной саранчи-шистоцерки...

Маленький гражданин слушает рассеянно. Пытается собраться с мыслями. Любопытно, знает ли этот русский чародей, какую мину подвели под него на Западе? "Преступный триумвират... Боровик - Эверетт - Трехпалый Бен... Чудовищная авантюра красного профессора..." Видимо, о чем-то все же догадывается, не зря хотел отказаться от выступления... И хорошо, что не отказался, хорошо, что пришел сюда. Трудно, чертовски трудно будет изображать его теперь злодеем. И все-таки, шеф не откажется от своей попытки. Не откажется, нет. Как бы ни была безнадежна. Уж кто-кто, а он знает шефа. И превосходно знает, какая гнусная роль предназначена лично ему, Гарри Гопсу...

- Итак, друзья, - заключает между тем профессор. - Нам еще не удалось полностью нейтрализовать вредное действие гамма-излучений. Как я уже сказал, оно резко возрастало. В результате мы получали растения-уроды, растения-дегенераты, лишенные каких-либо ценных наследственных качеств. Правда, нам удавалось достичь подлинных взрывов жизнедеятельности, но они носили совершенно хаотичный, беспорядочный характер и распространялись исключительно на дикорастущие, наиболее древние формы. Попытки непосредственным воздействием "Космического ключа" решить насущные для человечества вопросы повышения урожайности успеха первоначально не имели. Здесь предстоят еще многолетние исследования. А пока мы разработали проект "Зеленый смерч".

В зале возникает оживление, и профессор не без смущения разводит руками:

- В нашей группе очень много молодежи, - с улыбкой поясняет он. - Иногда они берут верх. Признаться, мы, старики, не сразу привыкли к этому... несколько динамичному наименованию. Наши юные энтузиасты мечтают о потоках растительности, с быстротою смерча покоряющих пустыни земного шара. Впрочем...

- Сдается мне, этот белогривый чародей по части энтузиазма не уступит и самому юному из своих учеников, - шепчет по-французски сосед маленького гражданина.

- ...Впрочем, предоставим слово им самим. Мне кажется, в качестве названия кинофильма "Зеленый смерч" во всяком случае не вызовет ваших возражений.

Шумное одобрение служит ответом Боровику.

- Итак, друзья, демонстрируем вам фильм, снятый нашими молодыми кинолюбителями.

Голос профессора смолкает, и в тот же миг свет в зале гаснет.

Во всю ширину дугового, внезапно ожившего перед зрителями экрана беспорядочное сплетение каких-то фантастических растений. Заметно, как колышутся огромные листья гигантских папоротников, изгибаются под ветром гибкие ветви странных деревьев.

- Старый хитрец укрылся от оваций, - замечает сосед-француз. - Говорят, он застенчив, как девушка.

- А вы утверждали - Челленджер, - возражает невидимый собеседник. - Что общего со спесивым англосаксом? Борода?

- И дерзость.

Лес трогается, набегает на зал... Нет, это кто-то невидимый, подхватив всех здесь сидящих, несет их в глубь сумрачной чащобы. Рушатся, освобождая дорогу, чешуйчатые стволы, чавкают по болоту гусеницы невидимого вездехода, испуганно мечутся в стороны еле различимые в полумраке твари.

В центре экрана возникают рубиновые буквы: "Зеленый смерч".

И одновременно вступает диктор. Молодой, задорный голос наполняет зал:

- Так выглядела Земля двести пятьдесят миллионов лет назад. С началом палеозоя пышная растительность покрыла нашу планету. В лесах кишели мириады насекомых, зарождались рептилии колоссальнейших размеров... Чем же вызван был этот мощный, непревзойденный в истории Земли взрыв жизнедеятельности? Наука говорит о глобальном потеплении, обмелении морей, образовании бесчисленных болот и лагун. Но не было ли здесь, и других причин?

Вопрос остается без ответа. Диктор ведет сквозь геологическое прошлое планеты, показывает огнедышащие вулканы перми и бесплодные триасовые пустыни, полные жизни океаны верхнего мезозоя и суровые пейзажи Великого оледенения.

А вот уже на экране мелькают пустыни наших дней. Ровные, как стол, каменистые гаммады, набухшие ядовитыми солями шоры, застывшие моря сыпучих песков. Каракумы, Бет-Пак-Дала, Сахара, Колорадо... Тысячи, миллионы квадратных километров.

- Пустынна ли пустыня? - спрашивает диктор. - Нет, она живет своей особой, подчас незаметной жизнью. А раз в году, когда весенние ливни обрушиваются на ее поверхность, даже самые бесплодные пески покрываются бурной эфемеровой растительностью. Вот знаменитое "сено на корню" - илак, сплошным ковром укрывающий бугристые пески. Здесь цветут эремусы. А это детище среднеазиатских пустынь - кандым.

...Кудрявые, шарообразные кусты упрямо карабкаются по склону бархана. Изогнутые, блестящие красноватой корою ветви, нежно-зеленые, безлистые, с изящными раструбами побеги...

- Но непродолжительно весеннее цветение пустыни. Жгучее солнце быстро и беспощадно подавляет эфемеры. Выгорает илак, вянут прекрасные эремусы, даже кандым сбрасывает свои зеленые, заменяющие листву побеги.

...На густом сплетении красноватых, словно отлакированных веток вместо утраченных побегов - разноцветные, щетинистые шарики плодов...

- Уже в начале мая жизнь в Каракумах замирает. Блекнут краски. Только семена, мириады созревших семян напоминают о недавнем.

...Катятся по песку цветные шарики кандыма, несутся в воздухе крылатые семена эремуса и черкеза, илака и саксаула...

- Мириады семян падают в пески, чтобы после долгой-долгой спячки пробудить их к новой короткой вспышке буйного цветения. И так из года в год, из столетия в столетие. Подобно тугой пружине сжаты могучие силы роста суровым климатом пустыни. Но быть может, существует на свете сила, способная разомкнуть тиски?

И вновь диктор уходит от ответа.

А на экране внезапно возникают знакомые всему миру картины непроходимых оранжевых зарослей Венеры.

- Большой это было неожиданностью, - напоминает диктор. - Немногие из ученых надеялись встретить органическую жизнь на раскаленной поверхности "Утренней звезды". До самого момента приземления на Венере советской автоматической лаборатории, передавшей эти снимки, не утихали яростные споры. Мало кто знал тогда о "Космическом ключе", открытом еще во время экспериментов над саранчой. А между тем в пустынном урочище под Джанабадом уже закладывался грандиозный опыт.

...Под крылом самолета плывут, перемежаясь коричневыми такырами, белые пятна солончаков. Вот сменяются они утомительно однообразной рябью барханов. Пески, пески...

- В глубине избранного участка оборудуется ЦЭБ - Центральная экспериментальная база, - сообщает диктор. - Здесь группе ученых предстоит провести своеобразную "зимовку".

...Землеройные машины вздымают тучи песка. Массивные бетонные плиты одна за другой исчезают в большом круглом котловане...

- Отсюда с помощью сложных телемеханических устройств сотрудники ЦЭБ будут управлять работой излучателей академика Боровика, следить за обстановкой на всем опытном участке.

...Уложена последняя плита. Глаз киноаппарата ведет по узким подземным галереям, заглядывает в освещенные лампами дневного света лаборатории, в пункты управления, оборудованные большими, во всю стену телеэкранами...

- В начале марта, - звучит голос диктора, - "зимовщики" совершают последнюю прогулку по своему опытному полю. Десять долгих месяцев предстоит провести им в подземном укрытии. Усиленные излучатели профессора Боровика опасны для жизни человека...

Маленький гражданин с жадностью всматривается в мелькающие на экране лица. Белогривый профессор Боровик, какие-то незнакомые, очень оживленные молодые люди... Да, черт побери, им можно позавидовать. Делают настоящее большое дело. И без всякой позы, без шумихи. Как ничтожно, мелко, какой мышиной возней выглядят сейчас все эти интриги, наветы, провокации... А сам-то он кто? Великий Какаду, король сенсаций? Как бы не так! Шут гороховый, а не король. Нет, нет, к черту-дьяволу! Больше он в этом не участник. Разве нельзя ему оставаться просто человеком, гражданином, рядовым свидетелем одного из величайших на Земле свершений?

Вот небольшая группа ученых на трех вездеходах возвращается с последнего осмотра излучателей. Машины съезжают в наклонный, уходящий вниз тоннель, стальная плита прикрывает отверстие. На обширном, огражденном колючей проволокой участке более ни души. Расположенные в шахматном порядке, установки Боровика напоминают уэллсовских марсиан, застывших на барханах.

Глава 34

"Люди, будьте бдительны!"

Сменяются кадры на экране.

День за днем преображается уголок пустыни. Пружина разжалась - сплошной поток растительности затопил пески. Облученные растения, корнями проникнув в глубь барханов, достигли влажных горизонтов. "По пояс" в зелени стоят шестиметровые гиганты - "марсиане". Возле них - невообразимое кипенье красок...

Проходит год. В подземном убежище новая смена энтузиастов, Второй раз небывалым тропическим цветением покрывается пустыня. Но что это - в непосредственной близости от "марсиан" пусто! Опаленные жестким излучением, уродливые, неустойчивые мутации не дали потомства. Сухие ветви прошлогодних эфемеров возле излучателей никнут, рассыпаются под солнцем. Желтые пятна развеваемого песка вновь покрывают слабый "корневой войлок" однолеток! Неужели поражение? Нет, выход найден. Он подсказан астробиологами. С далекой Венеры добыта надежнейшая броня от гамма-частиц. Сама природа создала ее для защиты жизни на ближайшей к Солнцу планете в виде слоистой, насыщенной углекислотою атмосферы. Правда, там, на Венере, она достигает сотни километров, но ведь и сами источники излучений несоизмеримы по масштабу!.. И вот уже прозрачные, доставленные на вертолетах, пластмассовые колпаки опускаются на установки Боровика. Нет больше голенастых "марсиан", сверкающие цилиндры высятся на буграх. И снова веселая зелень охватывает излучатели. Просочившаяся в почву углекислота еще более стимулирует рост растений. Проблема решена, можно начинать наступление на пустыни...

- Можно начинать, - повторяет диктор. - Ведь в мире сегодня миллиард голодных. Так надо ли ожидать, пока пришьется последняя пуговица на мундире? Время штурма настало. До сего дня пустыни еще наступают на человека. И мы зовем всех в решительную контратаку. Всех, у кого чисты руки. Нельзя забывать, что живые связи в природе сложны и неочевидны. Вот почему наш короткий репортаж хочется закончить словами Фучика: "Люди, будьте бдительны!"

Экран гаснет.

- Бдительность, осторожность... - ворчит француз, покрывая блокнот заключительными каракулями. - Ох уж мне эта пропаганда! Ну кто посягнет на такое благороднейшее начинание? Чепуха!

- Вы так считаете?

Вопрос, заданный на чистейшем французском языке, заставляет стремительно обернуться.

- Мсье Какаду? Я так и думал, так и думал! Мое имя Пигель. Пьер Пигель из "Нувель де Пари". Но почему вы молчали? И - ради бога - что это за маскарад?

- Надо спешить, - дергает его за рукав товарищ. Мимо них, обгоняя друг друга, уже несутся к выходу возбужденные корреспонденты. - Можем не захватить телефон.

- Пожалуйста, - небрежно роняет маленький гражданин. - Правда, и у меня нашлось бы кое-что для вас.

Глаза репортера загораются. Он нервно теребит свой блокнот.

- О да, мсье, разумеется... Я догадываюсь: этот наряд, конечно, неспроста? И вы не торопитесь - все, вероятно, уже о'кей? Да, да, разве кто-нибудь вас опередит! Но умоляю, мсье, мне не простят задержку такого материала. Я на секунду, всего только на одну секунду. Жорж, дружок, проинтервьюируй мсье. И щелкни пару раз. Такое одеяние... Вы позволите, мсье Какаду?

Флегматично пожав плечами, второй француз послушно щелкает лейкой. Пигель исчез, но вокруг уже толпятся любопытные:

"Какаду... Говорят, это Какаду..."

Вспыхивают, мигают блицы.

Маленький гражданин с симпатией смотрит на Жоржа. Молодое открытое лицо, равнодушный взгляд... А тот, говорливый, так и загорелся сразу. Почуял жареное...

- Мсье Пигель заинтересовался "маскарадом"? - громко произносит он, лихо нахлобучивая пыжиковую шапку. - Все объясняется очень просто. Ваш покорный слуга послан разоблачить очередной заговор против мира, возглавленный коварным профессором Боровиком.

Взрыв хохота прерывает маленького гражданина. Неистово мигают блицы. Толпа быстро растет.

- Заговор, разумеется, обнаружен всеведущими пинкертонами из ЦРУ, - с самым невозмутимым видом продолжает он. - Ну, а что касается меня... Мой старик ждет подробностей. Пикантных и сенсационных. Теперь, полагаю, он их получит.

Новая вспышка веселья. Маленький гражданин с удовольствием позирует пробившемуся вперед кинорепортеру. "Так, так, дорогой шеф, кажется, мы почти в расчете"...

- Кстати, - после короткого колебания продолжает он. - Могу подкинуть вам еще сюжетик. Слышали вы имя Бенджамена Блера?

Репортеры мгновенно настораживаются. Улыбки гаснут.

- Трехпалый Бен?

- Вот именно. Этот достойный джентльмен уже реализовал открытие профессора Боровика. Тайно построенные излучатели работают по всему Ближнему Востоку. В пунктах обычного возникновения саранчовых стай... Наступающее лето сулит неслыханный урожай шистоцерки.

- Чудовищно!

- Но это непостижимо!

- Невероятно!..

- Ничего невероятного, - усмехается маленький гражданин. - Обычный бизнес мистера Трехпалого. Небольшая спекуляция с зерном - игра на повышение. Незначительные издержки.

- Издержки? - взрывается пакистанский журналист. - Но каждая вспышка саранчи вызывает голод, уносящий на Востоке миллионы жизней. Я требую доказательств, мистер... мистер...

- Гопс, Гарри Гопс, младший метеоролог Альджауба. Недостаточно? Хорошо, вот точный перечень пунктов, где орудуют агенты Трехпалого. Диктую на память...

Он читает тусклым, деревянным голосом. Короткое возбуждение уже оставило его. "Тебе этого не простят, дружище Какаду. Никогда. Но надо доводить дело до конца. После всего, что ты видел здесь, иначе поступать нельзя..."

Журналисты азиатских стран, протискавшись вперед, горячо благодарят. Последним крепко пожимает руку француз. Он ничего не говорит, только смотрит с сочувствием и уважением.

И вот маленький гражданин опять один. На душе чуточку грустно, но легко. Машинально спускается он на широкую, по-прежнему шумную галерею. Что ж, мавр сделал свое дело...

- Хелло, Какаду! Гарри!

Маленький гражданин оживает. Перед ним Дик, старина Дик из "Рабочей газеты". Когда-то давным-давно они были друзьями...

- Дик, дружище, ты и не представляешь себе, до чего рад я этой встрече!

Некоторое время они молча смотрят друг на друга.

- Ты совершил мужественный поступок, Гарри.

- Нельзя было поступить иначе. По сравнению с тем, что делают они, вся эта наша возня выглядит так гнусно.

- Ты сжег за собою корабли, - все так же внимательно глядя на него, произносит старина Дик.

- Знаю, дружище, знаю. Не представляю даже, чем теперь буду заниматься.

- Когда-то, помню, ты увлекался публицистикой, пока не сделался "королем сенсаций".

- Публицистика, да... - маленький гражданин устало качает головой. - Никто сейчас не рискнет напечатать от меня ни строчки.

- Рискнет "Рабочая газета". Конечно, гонорары наши не так уж жирны. Мы еле-еле сводим концы с концами.

- Разве это главное, Дик?

- Нет, но...

- Знаю. Нужна решимость. И мужество. О-о, Дик, дружище, - маленький гражданин меняется в лице. - Кажется, именно сейчас оно мне потребуется!

- Но чем напугала тебя эта славная пара? - недоумевает Дик.

- Вот вы где! - восклицает девушка с продолговатыми "марсианскими" глазами.

- Ох и досталось же мне за вас, - жалуется молодой атлет в замшевой куртке. - Ну где вы пропадали?

Они обращаются к Гарри по-русски, как к старому знакомому, чем еще более поражают Дика.

Маленький гражданин не успевает ответить. Юноша, рыжий как апельсин, внезапно вырастает перед ним.

- Вы уже здесь, мистер Какаду? - произносит он и тут же густо краснеет от сознания допущенной оплошности. - Виноват, сэр. Я хотел сказать, мистер Гопс... Искал вас в Москве - вручить билет на специальный самолет. Сюда приглашены все аккредитованные у нас корреспонденты. Но вы уже сами...

Теперь наступает очередь краснеть маленького гражданина. Он старается не глядеть на бывших своих попутчиков.

- Возьмите, пожалуйста, - рыжий юноша протягивает ему небольшой голубой конвертик. - И еще раз прошу прощения, сэр.

- Ничего, ничего, - сердито ворчит маленький гражданин, чувствуя на себе недоумевающие взгляды. - Для друзей я просто Какаду. - Он жмет руку окончательно смущенному рассыльному. - Какаду, и все тут. Да, да, и никаких сэров. К черту-дьяволу!

Глава 35

Дьяволенок с золотыми рожками

- Он ожидает наверху, - сказала Шурочка Синица.

Бесшумный, лифт вознес их на плоскую крышу здания. Просторная, круглая, она походила на городскую площадь, с той только разницей, что вместо домов ее окружали небеса. Тут был даже скверик - с небольшими, но дающими уже тень деревцами.

Академик Кулиев встретил их у лифта.

- Поздравляю, Владимир Степанович, - с жаром заговорил он. - Я находился в зале до начала демонстрации кинофильма. Ваше сообщение было принято с энтузиазмом.

- Однако, - притворно нахмурился профессор. - Вы сделали из меня подлинного узурпатора. Сами сотворили в пустыне эдакое чудо, а на трибуну вытолкнули меня. - Боровик обернулся к Шурочке. - Знаете, как выразился бы ваш Эдик? "Расхвастался, старый гриб!" Верно? Да, да, и не возражайте. Он был бы прав, совершенно прав.

- Но Эдика больше нет, - в тон ему отозвалась Шурочка. - А Вася не скажет так никогда. Даже в мыслях.

- Ага, думаете - не скажет? Что ж, вам виднее, вам виднее... Кстати, где он - наш бывший Эдик? - Владимир Степанович обернулся к Шурочке. - Не возьметесь ли вы мне разыскать его?

- Сейчас привезу, - отозвалась Шурочка, устремляясь к лифту.

- Если б не история с похищением материалов, - вздохнул Владимир Степанович. - Если б только не эта нелепая история! Как мог я...

- Вы убедились, что ущерб не так велик, - возразил Кулиев. - К тому же он, конечно, перекрыт утилизацией саранчовых стай. Ну, а что касается до пострадавших соседей... Будем надеяться, что это научит их разборчивости. Пусть повнимательней присматриваются к тем, кому спешат оказать свое гостеприимство.

Дверцы лифта распахнулись вновь.

- Ага! Синичка как будто перестаралась, - шутливо вздохнул Владимир Степанович. - Этот солидный товарищ мне сейчас вовсе ни к чему.

- Гениально!.. Потрясающе!.. - опережая Шурочку и Красикова, "солидный товарищ" сходу атаковал Кулиева. - То, что сделано вами здесь, это... э... переворот. Подлинный переворот в биологической науке.

- Термин мне не кажется удачным, - попытался возразить Кулиев, но "солидный товарищ" даже побледнел от негодования.

- Нет, нет и нет! Вы не должны преуменьшать значения достигнутого вами, просто не имеете на это права. И я от души рад за нашего Владимира Степановича, принявшего участие в этом эксперименте. Быть может, только не следовало лезть на глаза всей этой публике? - обернулся он к Боровику. Учитывая известную... э... щекотливость вашего положения...

- Я уж отказался было от выступления, - сказал Боровик. - Но Аспер Нариманович убедил меня.

- Ну что же, вам лучше знать. Во всяком случае, успех эксперимента значительно облегчает ваше положение. Можете не сомневаться также, я со своей стороны... э... всяческую поддержку...

- Прошу - не надо.

- Простите... э-э... не понимаю вас.

- Не надо поддержки.

Пухлые плечи оскорбленно взметнулись вверх.

- Как угодно, как вам будет угодно.

- Владимир Степанович показывал мне письмо, - вмешался Кулиев. - Скажите, как понимать: "Согласно полуофициальным данным"?

- Один из иностранцев, совершенно конфиденциально... Якобы ходят кое-какие слухи. Просил подтвердить или опровергнуть. Разумеется, я... э-э... отказался. Вот именно - категорически отказался вести разговор на эту тему. Но тут же проверил и убедился: факт хранения материалов на дому действительно имел место. Удивительный, я сказал бы, факт!

- Кое-какие слухи? - переспросил Кулиев. - Нельзя ли поточнее?

- Увы, не имею права. В соответствующих органах, где я консультировался, просили... э-э...

- Ничего, ничего, - раздался насмешливый громкий голос. - Пора уже рассекретить эту таинственную историю. Самое время. Загадочность нагнетать здесь вовсе ни к чему...

"Солидный товарищ" быстро обернулся.

- Простите, - с достоинством произнес он. - Не знаю, с кем имею честь...

- Полковник Карабанов, - старый чекист слегка поклонился ему и обменялся рукопожатиями с учеными. - Товарищи меня хорошо знают, но поскольку с вами мы встречаемся впервые...

Полковник раскрыл свое удостоверение.

- Да, да, благодарю вас. Прежде всего, порядок. Во всем - порядок. Это мое... э... жизненное правило... Позвольте... Полковник госбезопасности Карабанов? Так, очень, очень приятно.

- Я думаю, вам можно ответить на вопрос академика Кулиева.

- Что ж, если вы настаиваете... Был высказан намек, что профессор Боровик передал... Простите, это не мои слова... Было сказано, что профессор передал свое изобретение американскому авантюристу Блеру. Вначале я не придал этому значения, но когда выяснил, что некий Бенджамен Блер год назад посетил профессора и как раз в это время материалы находились на квартире... Словом, я поступил так, как подсказывал мне мой долг. Немедленно сообщил об этом... э... прискорбном факте. Разве я действовал неверно?

- Ну что вы, - сказал полковник. - Быть может только не следовало раньше времени расстраивать Владимира Степановича. Я имею в виду письмо.

- Да, да, это моя вина. Но посудите сами: мог ли я не предостеречь старого товарища по работе? Тем более, что абсолютно убежден - Владимир Степанович действовал без злого умысла. Быть может, проявлена известная... э... халатность...

- Да нет, - возразил полковник. - Зря вы насчет халатности. Гриф "Для служебного пользования", хранение в домашнем сейфе допускается.

- Дело не в грифе, - глухо сказал Боровик. До этого он сидел с каменным лицом. - Важно знать, как попали материалы к Блеру.

- Нужна ваша помощь, - ответил Карабанов. - Кое-что проясняется. Я только что из Ашхабада, часов шесть высидел у экспертов. Но очень нужна ваша помощь. Думаю, сообща мы раскроем эту маленькую тайну.

Он пригласил ученых к столику, установленному в тени деревьев, и оглянулся на помощников Владимира Степановича, беседовавших невдалеке.

- Пригласим и молодых людей, - предложил он. - Быть может, и они нам что-нибудь подскажут.

Когда Шурочка и Красиков присоединились к ним, Карабанов вынул из неизменной сумки пачку крупных фотографий.

- В двух словах. Если принять как наиболее вероятную версию, что произошло это во время прошлогодней туристской поездки Блера в Минск, то за недельное его пребывание там материалы "Космического ключа" побывали в трех местах. Лаборатория и квартира профессора Боровика. Затем - Институт сельскохозяйственных проблем.

- Они хранились у меня в сейфе. С тщательным соблюдением... э... предписываемых инструкцией правил.

- Да, да, конечно, - сказал полковник. - Во всех трех местах они хранились в сейфах, с соблюдением правил. Доставляла из лаборатории на квартиру профессора, а затем в институт товарищ Синица. Так?

- Да, - побледнела Шурочка.

- Вы ездили одна?

- Нет, меня сопровождал Эдик... то есть Вася.

- Отлично. Идем дальше. Товарищ Фарук доставил нам негативы микроснимков из Альджауба. Они были исследованы экспертами, отпечатаны и увеличены. Первое заключение: фотографирование производил человек совершенно неопытный. Таким образом отпадает предположение Владимира Степановича, что Блер проник в сейф во время своего визита... Далее. На негативах обнаружены отпечатки пальцев.

- А не могли ли они появиться там позднее? - спросил Кулиев, с интересом следивший за рассуждениями полковника.

- Такие же отпечатки обнаружены и на фотоаппарате, почему-то хранившемся в сейфе Блера вместе с негативами. Можно подозревать, что американец тоже знал об отпечатках и сохранял их для дальнейшего шантажа своего подручного.

- Интересно, очень интересно, - подался вперед "солидный товарищ". - И эти отпечатки?..

- Отпечатки узеньких, безусловно, женских пальцев, так как кое-где заметны следы удлиненных ноготков... - Карабанов улыбнулся. - Говорю это для того, чтоб окончательно успокоить Владимира Степановича.

- Да, да, вы правы. В квартире Владимира Степановича нет женщин... За исключением... э-э... дочери профессора...

Кулиев покосился на говорившего, но промолчал.

- Итак, мы установили, - продолжал полковник. - Фотографировала женщина. Неопытная в таких делах. Этим отчасти и объясняется появление на снимке столь удивительного предмета.

Тут он положил на середину стола большую светлую фотографию какого-то чертежа. Возле одного из уголков, на самой рамке виднелась небольшая трубка, оканчивающаяся головкой курчавого востроносого дьяволенка.

- Губнушка! - первая догадалась Шурочка.

- Так называемая губнушка, - подтвердил полковник. - И довольно необычной формы. Может, кто-нибудь встречал ее?

Никто не отозвался.

- Видите, уголок чуть отгибается, - продолжал объяснять Карабанов. Потребовалось прижать его, а под рукой, видно, ничего больше не было. Удивляет меня одно, трубочки эти делаются из пластмассы, они очень легки и...

- Серебряный, - внезапно перебил Красиков. Он сидел пунцовый, взволнованный, не отрывая взгляда от фотографии. - Тяжелый серебряный футляр.

- Вот видите, - спокойно проговорил полковник. - Я так и знал: кто-нибудь да должен был заметить. Ведь фотографировал кто-то из своих, близких... Так вы говорите, футляр сделан из серебра?

- Серебряный дьяволенок с золотыми рожками, - по-прежнему ни на кого не глядя, тихо сказал Красиков. - Внутри сверхмодная густо-фиолетовая помада. Она говорила, что подарил ей какой-то интурист.

- Но я здесь ни при чем, абсолютно ни при чем! - засуетился вдруг "солидный товарищ". - Да, да, узнаю теперь проклятого дьяволенка. Как только увидел тогда, сказал ей: "Смотри, Альбинка, до добра не доведет!" Мерзкая девчонка, я так доверял ей... Но как могла она забраться в сейф? У меня всегда... э... по инструкции...

- Это мы с вами выясним позднее, - заключил Карабанов, убирая в сумку фотографии.

Глава 36

Тени исчезают в полдень

- Все время звонят, - Аспер Нариманович устало присел на садовую скамейку, рядом с Боровиком. - Полчаса назад перелетела сорок седьмая стая. За один только день!

- Ага, сорок седьмая! И на все хватает заказчиков?

- Никак не примирю ихтиологов и агрономов, - шутливо пожаловался Кулиев. На части рвут.

- Но до чего ж просчитались эти господа! - рассмеялся Владимир Степанович. Взъерошенная черная борода его и цыганские озорно сверкающие глаза придавали ему разбойный облик. - Нет, до чего ж просчитались. Любопытно, как они чувствуют себя там сейчас.

- Видимо, неважно. А вот некий солидный гражданин уже ходит, как ни в чем не бывало. В конце концов, мол, виноват не он, а дочь, которая по неопытности и недомыслию стала жертвой, и т.д., и т.п. Словом, он даже пытается переходить в атаку. Высказал целый ряд критических замечаний. В том числе и о наименовании проекта - "Зеленый смерч". Дескать, нелепо. Смерч - бедствие. Выпиской из Даля вооружился.

- Ну, а вы? - развеселился Боровик.

- Ответил ударом на удар. Спросил, считает ли он бедствием, скажем, бурю? И заручившись его ответом, привел несколько цитат с такими словосочетаниями, как, например, "буря революции", "пожар освободительных войн".

- Ладно, не будем к нему чересчур суровы. На его долю и так уже выпало немало.

- Мало! - лицо Аспера Наримановича окаменело. - Впрочем, теперь уже все пойдет без нашего участия. Тени исчезают в полдень, это не только поговорка. Это - закон природы.

- А где же Эверетт? - спохватился Владимир Степанович. - Не очень-то ладно получилось, что мы бросили его.

- Ничего, он встретил здесь приятеля, забавного маленького человечка. Вокруг них собралась компания. Инженер Ветров и ваша дочь настойчиво совершенствуются в английском.

- Все равно, мне надо его увидеть. Ведь мы еще так и не поговорили по душам.

- Что же, давайте его поищем.

День уже на исходе. От причудливых фантастических растений змеятся длинные тени. Стекла огромного, похожего на цирк здания сверкают. Издали доносится тихая музыка.

Все гости, в том числе и шумливые корреспонденты, уже разъехались. На ЦЭБе остались лишь свои - те, кто здесь, в Ашхабаде, в Минске годами работали над "Космическим ключом".

В тени деревьев для них сервированы праздничные столы, но никто не рассаживается, никто не произносит пышных тостов. Взволнованные событиями дня, люди собираются группами, шутят, спорят. Время от времени они подходят к столикам подкрепиться, но не задерживаются здесь надолго. Надо еще разыскать и союзников и оппонентов, с которыми давно уже ведется переписка, обязательно разыскать их, познакомиться, вместе порадоваться и доспорить...

Неожиданно среди радостных, оживленных лиц Вася замечает насмешливый, полный скептицизма взгляд. Продолговатое, скорбное, с узенькими усиками лицо кажется знакомым. Да ведь это Пинчук, Аркадий Пинчук, один из дядюшкиных прихвостней! Странно, как это затесался он сюда?

Пинчук по-приятельски приветствовал его.

- Трогательная картинка, - усики дрогнули, губы скривились саркастической усмешкой. - Видел своего Боровика? Старый гриб расчувствовался, как девица.

Красиков молча отвернулся.

- Что делает здесь этот тип? - осведомился он у Шурочки.

- Переведен к нам из агрохимической. Как раз в день твоего отъезда.

- Соглядатай, - заключил Вася и вдруг густо покраснел.

- Что с тобой? - удивилась Шурочка.

Кто-то подал им по бокалу шампанского, чей-то громкий голос провозгласил веселый тост.

Вася выпил залпом. Шурочка, все так же удивленно глядя на него, чуть пригубила вино и отставила бокал.

- Что с тобой, Вася? - тихо повторила она.

Вася не отвечает. Говорить, так уж разом, все. Но разве можно признаться в этом? Да ни за что, ни за что на свете!..

- Я тоже был соглядатаем, - неожиданно для самого себя говорит он. - Таким же точно подлым соглядатаем.

Оказывается, это не так-то просто. Он хорошо видит ее лицо: ни отвращения, ни гнева, одно только недоумение, и все же... На минуту его даже охватывает сомнение. Надо ли говорить? Ну кто его тянет за язык?

- Еще не понимаешь? - торопится выложить он. - Вот даже сюда вылетел с дядюшкиным наказом: донести ему потом, что и как. А этот, из агрохимического, - ты думаешь случайно перевели его к нам в тот день? Он должен был заменить меня.

Он говорит и говорит - о дядином окружении, о друзьях, о самом себе...

Шурочка выслушивает его, не перебивая.

- А знаешь, все-таки ты и тогда, прежде, не был таким... Ну вот как этот, с усиками. Иначе бы я... - она не договаривает.

- Иначе бы - что?

- Иначе бы никогда, ну никогда не дружила бы с тобой.

Ему внезапно становится удивительно легко и радостно. Милая Синичка!

- Как будто ношу с себя свалил, - признается он.

- Ты все это понял там, в пустыне?

Он кивает головой:

- Не знаю. Наверное, нет. Тогда, пожалуй, не думал ни о чем, кроме спасения. И удивлялся еще Владимиру Степановичу, его благородству, упорству, мужеству. А вот вчера, когда упомянули о моем отце, партизанском комбриге. Вчера я понял все.

- Ладно, - перебивает его Шурочка. - Не будем больше. Ведь сам Владимир Степанович сказал: "Эдика больше нет".

"И не будет, милая моя Синичка", - добавляет он про себя.

- Смотри, смотри! - воскликнула Шурочка. - Вертолет взлетает прямо с крыши.

- Это Владимир Степанович со своим англичанином. Я только что проводил их. Они решили вернуться в Джанабад вдвоем.

- Вдвоем? - поразилась Шурочка.

- Это ученая машина, - улыбнулся Вася. - Попросить ее как следует, и она отвезет нас, куда захочешь...

--------------------------------------------------------------------------

----

- Все это очень странно, - проговорил Эверетт, глядя, как проваливается вниз застекленный цилиндр экспериментальной базы. - И неожиданно. Блер почему-то утверждал, что ваши идеи не получили на родине признания.

- Да, да, я знаю, - ответил Боровик. - Вчера мне показали любопытный документ. Конечно, это чушь, теперь-то вы убедились в этом?

- Но все же опыты вам пришлось поставить здесь, на юге? В другой республике?

- Ага, вот вы о чем? Это ж естественно. Пустынная флора представлена наиболее древними формами, она лучше поддается воздействию "ключа". А потом, что ж здесь необычного? Климатическое разнообразие зон в стране открывает богатейшие возможности для экспериментов. Мы постоянно этим пользуемся.

- И все, что мы наблюдали здесь, - результат воплощения ваших идей?

- Только то, что связано с проектом "Зеленый смерч". Все остальное работа академика Кулиева и его друзей. К тому же, мы с вами видели лишь частичку, малую долю. Под Джанабадом я покажу вам поля цветного хлопка. А если нам удастся слетать в центр Каракумов...

Тихий звон перебил Владимира Степановича. На панели управления замигали лампочки.

- Ага, переключается на горизонтальный бросок, - заметил Боровик. - Все в порядке. Итак, о чем это я? Да, Каракумы... Понимаете, в недрах обнаружено огромнейшее пресноводное озеро. Оно в свою очередь плавает в подземном горько-соленом море. И вот, Аспер Нариманович подложил интереснейший проект... Впрочем, это надо увидеть.

Доктор Эверетт смущенно молчал.

- Не знаю, сможете ли вы извинять меня, - проговорил он наконец. - Такое дикое подозрение...

- Ну, полно, не будем вспоминать об этом, - остановил его Владимир Степанович. - Вы были так взвинчены, кто может осудить вас... Окажите-ка лучше, что теперь, какие у вас намерения, планы?

Эверетт опустил голову.

- Не знаю, - устало проговорил он. - Я счастлив, что сумел помочь вам. Но дальше... Какую пользу я еще мог бы принести? Проблема борьбы с саранчой решена вами до конца. Мне нечего больше делать, не над чем трудиться.

- Нечего больше делать! - возмутился Боровик. - Вам, с вашей светлой головой, неистощимым терпением, упорством... Не узнаю вас, коллега. Подавать в отставку перед решающей битвой!

- Битва? - слабо улыбнулся Эверетт.

- Неужели вы не ощущаете, что мы на пороге величайших открытий, - горячо заговорил Владимир Степанович. - Что пришло время и нам, биологам, сказать свое слово. Мы уже умеем создавать почвы в пустынях, передвигать саранчовые стаи, отправлять косяками рыбы в море. Природа уже готова раскрыть перед нами глубочайшую из тайн своих - тайну жизнеобразования. Сколько здесь неизведанного, нового! Что принесет человеку одно только открытие энергии роста! Вспомните хрупкие корни, разламывающие скалы, таежные травинки, запарывающие асфальтовые корки мостовых, - какие неведомые нам мощности заключены в них!

Продолжительный звонок прерывает Владимира Степановича.

- Вот мы и прибыли, - улыбается он, прислушиваясь к мелодичному звону. Это наш автопилот возвращает меня с облаков на землю.

Машина быстро снижается. Земля, уже подернутая сумеречной дымкой, стремительно несется навстречу. С каждой секундой все яснее проступают очертания огромного оазиса, зеленеющего среди необозримых песков.

- Три года назад, - говорит Владимир Степанович. - Всего только три года назад здесь были одни лишь сыпучие пески.

Его спутник, затаив дыхание, смотрит вниз. Белоснежные строения, темные массивы садов, пальмовые аллеи... А вот многоцветным ковром распластались под ними хлопковые поля. Алые, бархатисто-черные, белоснежные, фиолетовые полосы убегают к горизонту.

- Чудо, форменное чудо, - шепчет англичанин.

- Чудеса впереди, - говорит Владимир Степанович. - Я ж сказал: это только начало. Оставайтесь, и вы все увидите воочию.

- Остаться с вами?

Эверетт вспоминает Альджауб - Селение мертвых. Колючая проволока, мрачная башня, наглая ухмылка вездесущего Апостола... Мэй, бедная маленькая Мэй!..

- Нет, нет, я должен вернуться. Стану работать там, у себя. Но это будет наша общая работа. И общая борьба.

- Борьба? - Боровик внимательно смотрит на него. - Да, я понимаю вас. Между прочим, сегодня мне довелось услышать замечательные слова. Думаю, придутся и вам по душе. Вот они: "Тени исчезают в полдень".

Машина плавно опускается. Впереди - небольшая площадка аэродрома, люди, спешащие навстречу. Владимир Степанович опускает стекло, и ветер, насыщенный влагою, ароматами цветов, врывается в кабину.

Доктор Эверетт поднимает голову, с силою распрямляет плечи, будто сбрасывает с них невидимый груз.

- Тени исчезают в полдень, - тихо-тихо, для одной только Мэй говорит он.


home | my bookshelf | | Космический ключ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу