Book: Ода любви



Вайолетт Лайонз

Ода любви


Щурясь от яркого солнца и блаженно откинув голову, Мишель подставляла ласковым лучам то одну, то другую щеку. Весла лежали на бортах лодки, которая плавно раскачивалась на волнах. Девушка опустила руки в прохладную воду, и та заструилась меж ее пальцев. Тело Мишель отяжелело, пронизанное усталостью. Она была не в состоянии шевельнуться, но это чувство было отнюдь не тягостным, — напротив, оно казалось таким сладким, таким чарующим… Пальцы ее босой ноги касались тугих лепестков водяных лилий, разбросанных по днищу лодки, и запах реки странно тревожил память, напоминая детство.

Мишель потянулась за мокрым стеблем, и лодка, качнувшись вправо, накренилась. Она хотела выровнять ее, но та все наклонялась и наклонялась…

В этот момент чья-то рука легла на ее плечо.

Джефф Хейфорд вглядывался в прекрасное лицо спящей женщины и уже почти сожалел о том, что собирался сделать.

Она была так нежна, так невинна, так чертовски обворожительна… Невозможно забыть ночь, которую они провели вместе, накал страсти, охватившей их обоих.

Сердце Джеффа заныло, но тут перед его мысленным взором всплыл образ Доминик, такой же невинной и прелестной, и он преодолел минутную слабость. Укрепившись в своем решении, молодой человек протянул руку и осторожно коснулся плеча Мишель. — Мисси, — тихо позвал он. Никакого ответа. Только легкая тень пробежала по ее лицу, и меж светлых бровей легла едва заметная морщинка.

Что ей снится? — задумался Джефф. Чувствуя, как предательская нежность начинает обволакивать его душу при виде милого лица Мишель, он снова легонько потряс ее за плечо. Она что-то пробормотала, дрогнув ресницами, но глаза ее все еще оставались закрытыми.

— Доброе утро…жена.

«Доброе утро, жена». Эти слова, пробившись сквозь облака дремоты, проникли в ее затуманенный мозг, и она чуть-чуть улыбнулась в полусне.

— Жена?

Мишель томно потянулась, чувствуя кожей приятную прохладу крахмальных простыней и постепенно осознавая значение произнесенного слова, которое, словно стрела, проникло ей в самое сердце. Она наконец открыла глаза — большие, глубокие, цвета янтаря, — встретив прямой внимательный взгляд мужчины, который сидел на краю кровати, все еще сжимая ее плечо сильными пальцами.

— Джефф?

О, конечно! Как она могла спать, забыв о мужчине, которому отдала свое сердце с такой полнотой и щедростью, что теперь не было никакой надежды получить его обратно. Впрочем, ей и не хотелось этого.

Джеффри Хейфорд только вчера надел ей на руку обручальное кольцо, поклявшись в вечной любви и преданности до конца своих дней.

Томно потянувшись, Мишель повернулась к нему.

— Доброе утро… муж!

Ее улыбка была преднамеренно полна полусонной чувственности и нацелена прямо вглубь его серо-голубых глаз, а наклон головы расчетливо провокационен. Длинные светлые волосы веером легли вокруг тонкого овала лица, рассыпавшись по белоснежной подушке.

К своему удивлению, Мишель не получила в ответ ни улыбки, ни хотя бы тривиального поцелуя. Джефф казался отрешенным, словно его мысли витали где-то далеко. Жесткие, волевые черты его лица сложились в странное выражение, делая этого человека далеким и чужим. Сейчас он был совсем не похож на счастливого взволнованного жениха и пылкого ненасытного любовника.

Одно лишь воспоминание о прошедшей ночи заставило щеки Мишель зардеться румянцем, и она невольно провела языком по мягкому изгибу нижней губы, словно все еще чувствуя вкус жарких поцелуев. Она поймала жадный взгляд Джеффа в ответ на это невинное движение, и томная нега смешалась в ее душе с пьянящим чувством чисто женского триумфа.

— Муж, — прошептала она снова, смакуя звук этого коротенького слова.

Ее тело, наполненное пресыщенной слабостью, все еще хранило ощущения этой дивной ночи, на нежной коже розовыми пятнами отпечатались следы его неистовых поцелуев… Наслаждение, которое она познала, было ошеломляющим, и Мишель не могла поверить, что, испытав такое, ей удалось остаться целой и невредимой. Казалось, ее тело должно было рассыпаться на тысячу мелких осколков под натиском этой необузданной страсти, такой сильной и захватывающей, что в какой-то момент ей показалось, что она не выдержит…

И сейчас, к ужасу своему, она понимала, что хочет вновь испытать эти ощущения.

Мишель была уверена, что Джефф тоже желает этого. Ночью, измученная и пресыщенная, она погрузилась в сон, ожидая, что утром проснется в его объятиях, что он разбудит ее поцелуями, пробуждая желание, а его ласки не заставят себя ждать.

Увидев, что он сидит на краю кровати полностью одетый и смотрит на нее чужим, отрешенным взглядом, Мисси была обескуражена.

— Который час? — спросила она, сладко потягиваясь. — Мне снился такой странный сон — словно я плыву в лодке и вдруг… — Она не договорила, вспомнив, что им предстоит сегодня полет.

— Начало десятого.

— Так рано? И ты уже встал?

Ее пухлые губы недовольно надулись, а янтарные глаза скользнули по его одежде, которая совершенно не подходила для путешествия на один из тропических островов, где они собирались провести медовый месяц. Костюм из тонкого светло-серого кашемира, белая рубашка и строгий галстук скорее соответствовали официальным переговорам.

— Но самолет вылетает только в три часа, так что у нас еще уйма времени, — растерянно произнесла Мишель, сжимая его крупную, сильную руку с длинными, аккуратными пальцами. — Иди ко мне, — прошептала она.

Взгляд Джеффа сосредоточенно остановился на новеньком золотом кольце, сверкающем на ее изящной руке.

— Нет? — Резкая нотка прозвучала в голосе Мишель, неожиданно сорвавшемся на высокий писк. Неужели это тот самый мужчина, который был так ненасытен в любви этой ночью? Тот Джеффри, который не позволял ей передохнуть ни на секунду, пока они оба не упали в полном изнеможении, не в состоянии даже дышать… — Что происходит, милый? — спросила она, понижая свой голос до шепота. — Я уже надоела тебе?

Он сделал совсем не то, чего она ожидала. Резко приподняв голову, Джефф посмотрел жене прямо в глаза. Пронзительная холодная синева столкнулась с янтарной теплотой, и какая-то темная тень, промелькнувшая в глубине его глаз, заставила Мишель вздрогнуть. Холодок неприятного предчувствия пробежал по ее спине.

— Надоела? — задумчиво переспросил он. — Никогда… — Словно желая подчеркнуть значение этого слова, он сопроводил его взглядом, полным благодарности и почти осязаемой плотской чувственности, но стоило Мишель расслабиться в тепле этой ленивой сексуальности, как его холодный резкий взгляд снова больно кольнул ее.

— Только взглянув на твое тело, — продолжил Джеффри, — я начинаю желать тебя с такой силой, что боюсь умереть, если не получу. О, это жестокая пытка, и отныне я должен буду терпеть ее вечно.

— Пытка? — Мишель в смятении взмахнула ресницами. Ее растерянность превратилась в сильное беспокойство. Странный холод сковал все ее существо. — Ничего не понимаю! — Она села, опершись на подушки, потому что лежа чувствовала свою полную беззащитность. — Джефф, что происходит?

— Я очень хочу тебя, Мисси, — продолжал он, не обращая внимания на ее слова, таким холодным и резким тоном, что Мишель невольно подтянула к груди простыню, пытаясь защититься. У нее было такое ощущение, будто острые колкие льдинки касаются ее кожи, открытой шеи и плеч. — Но это больше никогда не повторится, — говорил Джефф. — Никогда. Может быть, эта ночь была лучшей в моей жизни, но теперь все кончено. Я ждал, когда ты проснешься, чтобы сказать тебе «прощай».

— П-п-прощай?

Нет, это не могло быть правдой. Наверное, она ослышалась, или это просто какая-то неудачная шутка… Невозможно поверить в то, что он может так жестоко поступить с ней!

— Это не смешно, Джефф.

— Смешно?

Его интонация была просто убийственна. Нет, она не ослышалась, он сказал именно то, что хотел сказать. Мишель не желала больше никаких объяснений.

Джеффри придерживался на этот счет другого мнения. Он собирался разъяснить ей все, с завидной педантичностью высветив детали, и добиться, чтобы она поняла, что он оставляет ее навсегда. Он хотел, чтобы она поверила в то, что случилось, и поняла, что значит почувствовать боль.

— Это не шутка, моя дорогая. Совсем не шутка. Поверь мне, я никогда еще не был так серьезен. Наш брак закончен. Я уезжаю и никогда не вернусь. — Он встал с кровати. — Я сообщу тебе, когда подам на развод.

— Но… — В голове Мишель поднялся вихрь запутанных мыслей.

— А теперь, если ты позволишь… — Формальная вежливость подчеркивала его решимость. — Мне предстоит долгое путешествие.

Джеффри повернулся к дверям, и Мишель в полном оцепенении уставилась в его спину. Она попыталась восстановить во всей последовательности события вчерашнего дня, дня их свадьбы, чтобы понять, почему счастье, которое она обрела совсем недавно, оказалось таким недолговечным.

Как могло случиться, что ее самая заветная мечта, наконец осуществившись, так быстро обратилась в прах?

Ключ к разгадке наверняка существовал. Как же она могла прозевать момент, когда Джеффри потерял бдительность и маска счастливого жениха, ожидающего свадьбы с тем же, что и она, нетерпением, соскользнула с его лица? Теперь Мишель понимала, что все это было притворством. Он никогда не испытывал к ней этих чувств, и все, во что она верила, оказалось фальшивкой. Но надо отдать ему должное, если он и притворялся, то очень искусно, так что она ни на секунду не усомнилась в его искренности.

— Нет! Это не может быть правдой! — отчаянно прошептала Мишель.

Должно быть, она все еще спит. Это просто ночной кошмар, от которого невозможно избавиться, не проснувшись…

Девушка ущипнула себя за руку, надеясь, что боль выведет ее из транса. Но, нет, к сожалению, этот ад был реальностью…

Вчера ей казалось, что у нее есть все, что она нашла истинную любовь, которую искала всю свою жизнь. Вчера был чудный, светлый день, омраченный лишь одним маленьким облачком, которое теперь казалось Мишель смешным и незначительным, — Джефф постригся, лишив ее возможности любоваться его длинными, вольно вьющимися кудрями…

1

— Ты готова совершить самую длинную прогулку в своей жизни?

Леонард Стерн усмехнулся, поглядывая на Мисси с высоты своего роста и поправляя одной рукой конец длинного шарфа. Его морщинистое лицо, тронутое легким загаром неожиданно теплых и солнечных апрельских дней, светилось искренней нежностью.

— Вы говорите, самую длинную прогулку, дядя Лео? — Мишель вопросительно приподняла тонкие светлые брови, взглянув на стоящего рядом мужчину.

На самом деле он не был ее дядей, но заслужил этот почетный титул годами верной дружбы. Когда-то давно Леонард Стерн, как и Мишель, держал цветочный магазин и помог ей развернуть свое дело. Потом она перебралась на другое место, арендовав помещение и открыв свой собственный магазин, но в течение всех этих лет Лео был ее верным помощником и советчиком. Поэтому, отчаявшись разыскать своего брата, Мишель попросила старого друга сопровождать ее к алтарю.

— Я думала, что самой долгой считается дорога на эшафот.

— Да, разумеется, но я не это имел в виду. Путь к алтарю не менее труден и требует серьезных размышлений. Ты же принимаешь решение, которое определит всю твою дальнейшую жизнь! Поэтому с каждым шагом к алтарю ты должна задавать себе вопрос: а правильно ли ты поступаешь? Он любит меня, говоришь ты себе. Он любит меня, но… — Леонард прошелся по комнате маленькими шажками, сопровождая каждую фразу уморительной гримасой.

— Ох, дядя Лео! — рассмеялась Мишель. — Мне не нужно раздумывать! Я знаю! Я люблю Джеффа больше жизни, и он тоже любит меня.

— Что ж, хорошо, что ты в этом так уверена. Но не вызвана ли эта спешка…

Услышав в этих словах тревожную ноту, Мисси поспешила успокоить старого друга.

— Нет, дядя Лео, я не беременна, если вы это имеете в виду. Мы еще даже не спали вместе… Джефф знал, что я предпочитаю подождать.

— Это достойно уважения, — заметил Леонард Стерн, — и объясняет его нетерпение привести тебя к алтарю. — Он вздохнул, лукаво сверкнув светлыми, по-стариковски выцветшими глазами. — Если бы я был лет на тридцать моложе и ухаживал бы за такой красоткой, как ты, то тоже стремился бы поскорее завершить роман свадьбой. Каждый день промедления казался бы мне вечностью.

— Дядя Лео! — Мишель покраснела до корней волос, уложенных в изящную прическу, которую венчала хрустальная диадема, и стыдливо опустила лицо в букет благоухающих королевских лилий.

— Не надо смущаться, юная леди! Тебе двадцать шесть лет, и ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Твой Джефф был бы бесчувственным истуканом, если бы не стремился заполучить тебя.

— Я думаю, вы можете не беспокоиться на этот счет, — пролепетала Мишель, снова заливаясь краской.

Жених подчинился ее желанию избегать близости до свадьбы, но это вовсе не означало, что он готов был ждать терпеливо и вести себя сдержанно. Они не один раз были на грани того, чтобы нарушить это соглашение, особенно в последние дни, и Мишель благодарила Бога, что их помолвка не затянулась. Всего два месяца отделяли день свадьбы от момента первой встречи, но для нее этот срок казался более чем достаточным.

Заиграл орган, и раздались первые звуки знаменитого «Свадебного марша». Дрожащими пальцами Мишель поправила складки шелкового платья цвета слоновой кости, осторожно приподняла подол юбки и сделала первый шаг. Высоко подняв голову, она уверенно улыбнулась своему спутнику.

— Пора!

— Никаких сомнений?

— Абсолютно! Вы были правы, дядя Лео, — шепнула девушка, — Джефф действительно редчайший из мужчин, и именно поэтому я выхожу за него замуж.

Церковь выглядела просто великолепно! Именно так, как хотела Мишель, когда обдумывала, как лучше украсить ее. Традиционные чайные розы, белые фрезии и бледно-желтые гвоздики украшали стены. Великолепные белые лилии, точно такие, как в ее букете, в больших фарфоровых вазах стояли у алтаря. Их элегантные восковые лепестки с золотыми тычинками напоминали церковные свечи.

Но настоящие свечи на этот раз не горели в церкви. Мишель объяснила, почему она хотела бы избежать этого, и священник понял ее. Поэтому храм освещали лишь проникающие сквозь высокие арки окон потоки солнечных лучей.

Окинув удовлетворенным взглядом церковь, Мишель остановила взгляд на высоком мужчине, который стоял перед алтарем, и забыла обо всем на свете. Ее душа замерла от сладкого предчувствия. Джеффри Хейфорд вот-вот станет ее мужем!

Сердце девушки затрепетало под тугим корсетом платья, когда ее янтарно-золотые глаза коснулись любимого лица. От мощной фигуры Джеффа исходили сила и уверенность, и это ощущение немедленно передалось Мишель.

Солнечные лучи упали на голову ее жениха, и она вдруг заметила, что в его внешности что-то изменилось. Она взглянула еще раз…

Его волосы! Джефф коротко подстриг их! Еще вчера эти пышные каштановые волны приковывали ее взгляд, а теперь крупные завитки полностью открывали сильную загорелую шею.

Мишель закусила губу, чтобы сдержать невольный вздох разочарования. Она любила запускать свои пальцы в эти темные шелковистые кудри и страстно мечтала сделать это в первую брачную ночь.

Теперь Джеффри выглядел старше и серьезнее. Незначительное изменение внешности подчеркнуло динамичную, сильную сторону его натуры, и Мишель стало понятно, почему у него была репутация человека жесткого и бескомпромиссного в делах, хотя в общении с ним она не замечала ничего подобного.

Священник вышел вперед, и церемония началась.

Джефф стоял, повернувшись к невесте лицом. Он взял ее руку в свои, и, увидев огонек нетерпеливого ожидания, промелькнувший в его глазах, она затрепетала. В этот момент церковь и все, собравшиеся в ней, словно растворились в многоцветном тумане. Существовали только Она, Он и те клятвы, которые они давали друг другу, обещая хранить любовь и верность всю оставшуюся жизнь.

При этом в глубине серо-голубых глаз Джеффри пылало такое откровенное страстное желание, невольно вызывающее ответную реакцию в теле Мишель, что ей было даже неловко.

Но вот церемония закончилась, и они отправились на праздничный прием в отель, расположенный поблизости.

Мишель повернулась к мужу.

— Зачем, Джефф?

— Что «зачем»? Зачем я женился на тебе, любовь моя? — последовал полный сарказма ответ. — А как насчет того, чтобы сказать: «Я люблю тебя, Джефф. Я счастлива быть твоей женой!»?

Услышав эту неожиданно пылкую тираду, Мишель поймала себя на том, что как раз это и хотела сказать, слово в слово!

— Я люблю тебя, дорогой! — произнесла она, но язык не слушался ее, превращая признание в невнятное бормотание.

Неужели это правда? Неужели Джеффри Хейфорд на самом деле стал ее мужем? Возможно ли это? После бесконечных ночей, наполненных грезами об этом моменте, ей казалось невероятным, что в конце концов они стали реальностью.



— Я действительно счастлива стать твоей женой! — четко произнесла Мишель.

— Правда? — Его глаза пылали огнем. Казалось, он выискивал этот ответ в самых глубинах ее души.

— Конечно, милый. — Голос Мишель предательски задрожал. — Почему ты спрашиваешь об этом таким тоном?

— Я просто хочу еще раз убедиться.

— Убедиться? — ничего не понимая, воскликнула девушка. Ее сердце лихорадочно забилось при мысли о том, что такой уверенный в себе мужчина может испытывать сомнения. Но это так явно говорило о глубине его эмоций, что на глазах Мишель выступили слезы умиления. — О, Джефф, как ты можешь? Пред Богом и людьми я принесла тебе клятву верности. Я только что стала женой мужчины, которого безумно люблю, и уверена, что каждый, кто пришел сюда…

— За исключением Энтони, — мрачно вставил Джефф.

— Да, — вздохнула Мишель, — за исключением Тони. — Слезы снова выступили на ее глазах. Если бы брат был здесь, ничто не могло бы омрачить этот день. — Ты знаешь, как я хотела, чтобы он был сегодня с нами. Я сделала все, чтобы найти его.

— Так же, как и я, — произнес Джефф с такой странной интонацией, что Мишель с удивлением посмотрела на него.

— Я не знала, что это так важно для тебя, дорогой.

— Мне просто хотелось бы встретиться с твоим братом.

Он отвел глаза, безучастным взором окидывая оживленную толпу гостей, собравшихся в зале, и Мишель показалось, что его мысли витают где-то далеко. Тяжело вздохнув, Джеффри наконец повернулся к ней, и выражение его лица неуловимо изменилось.

— Просто у нас обоих нет семей, а мы даже не смогли отыскать твоего единственного родственника.

— Да, — горько вздохнула Мишель. Когда ей было семнадцать лет, а Тони одиннадцать, их родители трагически погибли. Как бы они радовались сейчас, видя свою дочь в роли счастливой невесты! Мисси не сомневалась, что они тоже оценили бы этого высокого, красивого, преуспевающего, а главное, любящего их дочь мужчину, — того, кого она выбрала себе в мужья.

Джефф тоже был один на всем свете. Когда Мишель спросила, кого из его родных нужно пригласить на свадьбу, он коротко ответил:

— У меня их нет. Но я могу дать тебе список моих друзей, если хочешь.

Некоторые из гостей Джеффа произвели настоящую сенсацию в маленьком городке, обитатели которого потом еще долго жили этими пересудами. Преуспевающий бизнесмен, чьи деловые интересы охватывали весь мир, Джеффри Хейфорд имел прочные контакты с влиятельными и известными людьми, и многие из них были приглашены на свадьбу.

Но Мишель не имела возможности познакомиться с ними поближе. Джеффри все время стоял рядом с ней и сам вел разговор. Оставалось только надеяться, что у нее еще будет случай побеседовать с этими людьми.

Ее светлые брови недовольно сдвинулись, когда она вспомнила об одном из приятелей мужа, Рэе Бафалло, которого ей представили накануне свадьбы. Этот нагловатый парень с таким презрением разглядывал ее, что чуть не довел до слез. Однако, усмехнулась про себя Мишель, ее лучшая подруга Шерил, судя по той лучезарной улыбке, которой она одаривает Рэя во время танца, имеет у него гораздо больший успех.

Джефф уловил перемену на ее лице.

— Что такое, Мисси? Почему у тебя такой пасмурный взгляд?

— Просто я вспомнила о Рэе. Кажется, я ему не понравилась.

Джефф метнул быстрый взгляд в сторону друга, и на его лице промелькнуло озабоченное выражение. Но через секунду он снова с улыбкой повернулся к молодой жене, и все страхи показались Мишель глупыми и необоснованными.

— Что ему могло не понравиться, маленькая глупышка? — пробормотал Джеффри мягко — Он скорее может сомневаться во мне, ведь мое решение вступить с тобой в брак стало для него полной неожиданностью! Да я и сам никак не могу прийти в себя.

Эти слова на время притупили мою тревогу, печально вспоминала Мишель, неохотно возвращаясь к действительности. Но на самом деле они были отвратительной ложью.

Звук хлопнувшей двери заставил ее встряхнуться. Как она могла позволить Джеффу уйти? Он же ее муж! Они только вчера поженились! Почему она сдается без борьбы?

Девушка резко отшвырнула простыню, схватила шелковый халат, по нежно-зеленому фону которого порхали искусно вышитые бабочки, и наспех набросила его на обнаженное тело. Наступив на подвенечное платье, бесформенной грудой шелка и кружев лежащее на полу, Мишель рванулась на лестницу.

Входная дверь была распахнута, пропуская в холл солнечные лучи и громкий птичий щебет. Эти мирные звуки начинающегося дня болью отозвались в ее сердце, напомнив о том, как она могла бы быть счастлива, если бы…

— Джефф!

Он стоял у автомобиля, укладывая вещи в багажник. При виде этой картины Мишель замерла.

— О Боже! — прошептала она. — Нет! Не может быть!

Значит, он действительно решил уехать. Но слабый безумный огонек надежды еще тлел в ее душе, нашептывая, что все это шутка, странная неудачная шутка!

— Джефф, подожди!..

Он спокойно продолжал заниматься своим делом, демонстрируя полное равнодушие к ее мольбе.

— Пожалуйста, не делай этого! — Мишель торопливо сбежала по ступеням. — Ты не можешь поступить так! Я не позволю тебе бросить меня!

Медленным ленивым движением Джеффри захлопнул багажник. Тупой звук болью отозвался в голове Мишель, и она отпрянула, словно ее ударили по лицу.

Потом муж повернулся к ней, и, увидев его лицо, она снова ощутила приступ леденящего сердце страха.

Нет, не может быть! Это не Джефф! Это не тот мужчина, которого она любила всем сердцем и которому прошедшей ночью отдала всю себя без остатка!

Казалось, кто-то чужой вселился в его тело, изгнав оттуда душу Джеффа и оставив только внешнюю оболочку. Перед Мишель стоял человек с волнистыми темно-каштановыми волосами, привлекательным лицом и сильным, мужественным телом, но его глаза… Это были не знакомые очи ее возлюбленного, а какие-то холодные, жесткие, отливающие ледяным блеском, словно лезвие клинка, и непроницаемые, как наглухо закрытые стальные ставни, глаза.

— Ты не можешь… — начала она снова, но ее голос оборвался.

Взгляд, которым Джеффри удостоил ее, был холоден, как ноябрьский день.

— Могу. Я могу делать все, что считаю нужным. Только попробуй остановить меня!

И тогда Мишель сделала первое, что пришло ей в голову.

Не обращая внимания на то, что на ней лишь легкий халат, наспех накинутый на голое тело, а острый мелкий гравий, которым вымощена дорога, впивается в ее босые ступни, она стремительно бросилась к Джеффри и вцепилась в рукав его пиджака.

— Я не позволю тебе уйти, пока не добьюсь хоть какого-то объяснения. Ты просто должен это сделать!

Мишель замолчала, встретив его взгляд, полный раздражения и вражды. Джефф смотрел куда-то мимо нее, и весеннее солнце отражалось в синеве его глаз.

— Я ничего тебе не должен, — произнес он с брезгливой миной, спокойно приводя в порядок свой пиджак. — Если кто-то и кому — то и должен, так это ты.

— Я?! О, нет, ты не можешь…

Видя, что он потянулся к дверце машины и вот-вот займет место на сиденье, Мишель снова рванулась вперед и крепко обхватила его сзади за талию.

Но она тут же поняла, какую ошибку совершила. Ее пальцы ощутили его тугой плоский живот, и она невольно прижалась к жесткой, сильной спине.

О Боже! Она держала его точно так же, как этой ночью, но тогда чувствовала тепло и отзывчивость, а сейчас только враждебное сопротивление.

Тогда на Джеффри было только махровое полотенце, обернутое вокруг бедер. Проснувшись посреди ночи, Мишель обнаружила, что он стоит, уставившись в окно, и, тихонько подкравшись к нему, порывисто обняла, стоя совсем близко, как сейчас.

Но ночью она сразу ощутила реакцию его тела, красноречиво говорившую о желании, и тихо рассмеялась от удовольствия. Мисси еще сильнее прижалась к нему, скользнув пальцами под полотенце, и вздохнула от наслаждения, ощутив тугую горячую плоть, а Джефф, резко повернувшись, привлек ее к себе.

Эти пронзительные воспоминания железным обручем сжали сердце Мишель, и она вдруг ощутила невероятную слабость. Нет, нельзя думать об этом, иначе прощай ее решимость!

Джеффри дернулся, и она больно ударилась о крыло машины.

— Я же сказал, что ухожу, — хрипло произнес он, теряя терпение. — И нет такой силы, которая могла бы удержать меня.

Он предвидел возможность такой ситуации, но стоило Мишель прикоснуться к нему, как его тело напряглось, моля о наслаждении. Джеффри и не предполагал, что хочет эту женщину так сильно. Но он должен преодолеть это желание, иначе весь его тщательно продуманный план завершится полным крахом.

Эта мысль придала ему решимости вырваться из цепкого кольца ее рук, вместо того чтобы повернуться, схватить в объятия и жадно поцеловать.

Мисси чуть не задохнулась от отчаяния, когда увидела, что Джеффри сел в машину и включил зажигание, и стала лихорадочно соображать, как остановить его.

Она провела всего одну ночь с этим мужчиной, но ее тело уже принадлежало ему, как если бы когда-то давно, в какой-то другой жизни, она была его рабыней. И как только она прикоснулась к нему сейчас, волнующий трепет охватил все ее существо, требуя ласк, которые мог дать только он.

Словно музыкальный инструмент в руках виртуоза, она отзывалась на его прикосновения, неповторимый запах, биение сердца, чувствуя, что готова подчиняться только ему одному.

И если сейчас не добиться от него отклика, то она проиграет. Джеффри уйдет, и она никогда больше не увидит его. Его решимость бросить ее не оставляла сомнений, и каждая черта замкнутого лица свидетельствовала об этом. Но Мишель никак не могла понять, чем вызвано это чудовищное решение.

И тут ее внезапно осенила отчаянная идея.

Времени на раздумья не было, нужно действовать немедленно! Быстро подобрав полы халата, Мишель подтянулась и через миг уже оказалась на капоте «мерседеса».

— Мисси! — выкрикнул Джефф. — Слезай оттуда.

— Ни за что! Попробуй сними меня!

Он дал газ, и Мишель испугалась, что машина рванется с места, а она так и останется лежать на капоте. Ужасное видение объяло ее леденящим страхом: мощная машина несется по дороге, специально делая крутые виражи, чтобы сбросить ее. Воображение рисовало картины одну страшнее другой, и Мисси уже видела, как летит на асфальт, сдирая кожу… но в этот момент мотор заглох. Не отрывая рук от капота, она наклонила голову и, проведя лбом по обнаженной руке, вытерла холодный пот со лба.

Звук мотора окончательно затих. Мисси едва успела перевести дыхание, как дверца машины открылась, и Джефф направился к ней с побелевшим от гнева лицом.

— Мишель!

В его синих глазах стоял леденящий холод, и ей пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы сохранить занимаемую позицию. Она с вызовом повернулась к нему.

— Ты только все усложняешь! — процедил он.

— А ты хочешь, чтобы я облегчила тебе задачу? Не дождешься! Я не допущу, чтобы ты ушел!

— Наверное, ты совсем потеряла рассудок, если продолжаешь настаивать на своем, не желая понять, что я хочу только одного — уехать! Неужели ты не понимаешь, что я не желаю тебя больше видеть?

— Но ночью… — слабо возразила Мишель, сжавшись, как от удара.

— Оставь это. Это была ошибка, и я не собираюсь повторять ее.

Мишель похолодела. У нее до этого было только одно короткое любовное приключение, которое скорее походило на приятельские отношения. С Алексом было приятно и уютно, но он совершенно не волновал ее физически. Джеффри же удалось пробудить в ней огонь, о существовании которого она даже не подозревала, и эта стихийная первозданная сила потрясла Мишель. В объятиях этого мужчины она почувствовала себя настоящей женщиной, свободной, даже распутной, и отдалась ему с желанием, не уступающим его собственному.

— Ты лжешь! — воскликнула она. — Ты хотел этого так же сильно, как и я.

— Не только женщины могут обманывать! — грубо бросил Джефф, и она почувствовала в его тоне насмешку.

— Нет, Джефф! Ты не обманывал меня прошлой ночью!

Мисси не могла поверить в его слова. Это было бы полным крушением всех ее драгоценных воспоминаний о ночи, которая должна была стать началом новой счастливой жизни, но, похоже, останется единственной в ее неудавшемся замужестве.

Мишель даже не знала о существовании этого дома. Свой сюрприз Джефф приберег напоследок. Когда свадебный прием закончился и они направились к машине, она думала, что они поедут прямо в аэропорт.

— План немного изменился, — сказал ей Джефф, когда последние из гостей скрылись из виду. — Наш самолет вылетает только завтра, в три часа дня.

— Завтра? — Мишель обернулась и бросила взгляд на отель, из которого они только что вышли, вспоминая, как полчаса назад они с Шерил хихикали, пытаясь угадать, в какой уголок мира Джефф повезет свою молодую жену. — Но где же мы проведем ночь? — растерянно произнесла она.

— Предоставь это мне. — Легкая загадочная улыбка приподняла уголки его губ, и, несмотря на то, что стоял теплый вечер, Мишель почувствовала озноб. Что-то в его тоне насторожило ее.

Но, уставшая от волнений этого торжественного дня и опьяненная не столько шампанским, сколько мыслью, что она стала миссис Джеффри Хейфорд, Мисси свернулась калачиком на своем сиденье и полностью доверилась мужу.

— Я не могу дождаться, когда наконец окажусь в твоих объятиях, — прошептала она, нежно проведя пальцами по его руке, а потом скользнула к талии и, расхрабрившись, коснулась паха, с удовлетворением отмечая ответную реакцию его тела.

— Не хулигань, маленькая чертовка! — бросил Джефф. — Мы рискуем попасть в аварию, если ты не прекратишь свои шалости.

Мишель обиженно надула губки.

— Я и так держала себя в руках целых два месяца! Это было ужасно…

— Ты сама настояла на том, чтобы дождаться свадьбы!

— Но ты согласился! А сейчас мы официально женаты, и я могу делать, что хочу.

Она снова коснулась бедер Джеффри и тут же с удовлетворением отметила, что его дыхание стало прерывистым.

— Мисси! Будь хорошей девочкой, пожалуйста.

— О, я буду хорошей! — Хрипотца в ее голосе придала этим словам особое значение. — Я буду очень хорошей — самой лучшей из всех, кого ты когда-либо знал. Когда же мы наконец доберемся до места?!

— Твое желание для меня закон. — Он до отказа нажал на акселератор, и машина понеслась прочь от города.

В открытое окно повеяло холодом. Джеффри свернул с основной трассы и, проехав несколько метров по извилистой узкой дороге, остановился перед внушительным зданием.

— Ого! — только и произнесла Мисси, глядя на него в изумленном восхищении.

Старинный каменный дом хранил следы времени. Его вход обрамлял элегантный классический портик, а в высоких стрельчатых окнах отражались последние лучи заходящего солнца. Фасад здания наполовину скрывал разросшийся плющ. Справа располагалась оранжерея, а с другой стороны через увитую розами арку виднелся простирающийся позади дома обширный сад.

— Какой восхитительный дом! Чей он?

— Твой… и мой.

— Наш?! — Мишель была слишком потрясена, чтобы заметить, что Джеффри поколебался, прежде чем произнести последнее слово.

— Я купил его. Разве ты не знаешь, как приобретают дома?

— О, конечно, знаю. — Она шутливо ткнула его кулачком в бок. — Когда ты сделал это?

— Я подписал бумаги на прошлой неделе. О, я знаю, — замялся Джефф, заметив ее недоумение и истолковав его с почти телепатической точностью. — Рэй говорил мне, что нужно прежде посоветоваться с тобой, но как только я увидел это место, то сразу понял, что тебе здесь понравится.

— И не ошибся!

То, что он прочитал ее мысли, обрадовало Мишель, но решение, принятое без ее согласия, настораживало. А главное, его друг узнал о доме, их с Джеффри доме, раньше ее самой.

— Нам вдвоем было бы тесно в твоей маленькой квартирке, — продолжил Джефф. — А этот дом расположен недалеко от города, и ты сможешь ездить туда каждый день. Кроме того, как владелица фирмы «Цветочный дизайн» ты заслуживаешь более респектабельного жилья.

— Ты тоже сможешь ездить отсюда в офис, — задумчиво произнесла Мишель.

Не ответив на эти слова, он перевел разговор на другую тему:

— Судя по всему, вот-вот разразится гроза. Если мы не поторопимся, то рискуем вымокнуть до нитки.

Джефф оказался прав. Они едва успели перенести вещи в холл, как раздались первые удары грома, и через секунду хлынул дождь, нещадно барабаня в окна.

— Ох! — испуганно вскрикнула Мисси, прижимаясь к мужу.

— Ты боишься грозы?

— Нет. — Она подняла на него лукавый взгляд. — Но это хороший повод, чтобы оказаться поближе к тебе и наконец сделать то, что я хочу!

Притянув к себе его темноволосую голову, она прильнула к губам Джеффри в страстном долгом поцелуе, дразня его мелкими соблазнительными касаниями языка. Но он освободился из кольца ее рук и взял их в свои.

— Перестань! Разве тебе не хочется посмотреть свой новый дом?

— Спальню, пожалуй, — шаловливо улыбнулась Мишель. — Все остальное потерпит, не так ли?..

Она была уверена, что Джеффри будет так же нетерпелив и, едва они окажутся наедине, просто набросится на нее.



— Почему же? — Он увидел разочарование на ее лице, и его улыбка стала еще шире. — Мисси, я хочу, чтобы все шло так, как я задумал. Пожалуйста, наберись терпения. Поверь, нам не стоит торопиться.

Его низкий хрипловатый голос и любящий, чувственный взгляд вызвали у Мишель легкую дрожь приятного ожидания.

Он был прав. Промедление только усилит накал страсти. Пусть их аппетит растет, и они будут смаковать ожидание до той секунды, когда уже не останется сил сдерживать себя. У них впереди годы, и нет нужды набрасываться друг на друга с неразборчивой жадностью, как обжора, торопливо глотающий самые лакомые кусочки с праздничного стола.

— Я согласна, — сказала она. — А пока, как я полагаю, мне предстоит совершить экскурсию?

Это был огромный дом, полный маленьких таинственных коридоров. К тому времени, как молодожены осмотрели все его укромные уголки, уже совсем стемнело. Раскаты грома отдалились и слышались гораздо реже, и только молнии время от времени еще разрезали небо.

Резко похолодало, и, когда они вернулись в гостиную, Мишель зябко поежилась.

— Ты дрожишь, — озабоченно нахмурился Джефф. — Пожалуй, стоит разжечь камин, прежде чем мы приступим к ужину.

Мисси проследила за его рукой, указывающей на большой открытый камин, украшенный цветными изразцами, и дрожь, охватившая ее, еще больше усилилась, переходя в состояние панического страха.

— Нет! Пожалуйста, — быстро возразила она.

— Но здесь действительно чертовски холодно, а смотреть на огонь очень романтично.

«На огонь», эхом отдалось в ее голове, и в памяти всплыло прошлое…

Перед глазами Мишель встала комната, бесконечно далекая от этой роскошной золотисто-зеленой гостиной. Старая, обветшалая мебель, выгоревшие обои на стенах, розовая фуксия на окне, легкие шторы, — все это дышало бедностью, но было мило сердцу и уютно. В углу стояла большая рождественская елка.

Девушка вздохнула, словно наяву ощутив запах хвои и смолы.

Бумажные самодельные гирлянды висели на стенах, а на каминной полке красовалось праздничное сооружение из ваты: маленькие домики и Санта-Клаус на санках с запряженным в них северным оленем.

В камине трещали дрова. Сначала пламя было ровным. Огненные языки складывались в причудливые фигуры, поднимаясь и вытягиваясь, словно свечи, и притупляя чувство опасности. Потом хлопнула форточка и. словно белый парус, взмыла вверх кисейная занавеска. Пламя рванулось и лизнуло вату, мгновенно охватив гирлянды, потом перекинулось на шторы… Через секунду все было в огне…

— Мисси!

Она растерянно моргала, с трудом возвращаясь к реальности. О, конечно, это Джефф. Сделав над собой усилие, Мишель улыбнулась.

— Здесь не холодно. Все что мне нужно, это выпить чего-нибудь покрепче и оказаться в твоих объятиях. — Она обязательно расскажет Джеффу историю той трагической ночи, когда погибли ее родители, но не сегодня. Сейчас не время и не место. Мишель не хотелось омрачать знаменательный вечер, которого она ждала, казалось, целую вечность. — В этом дворце найдется какая-нибудь еда?

— Конечно. Я же говорил тебе, что все продумал. Прошу! — Он предложил ей руку.

Они прошли через холл и оказались в просторной кухне. На сосновом столе, сервированном сине-белым фарфором, стояли любимые лакомства Мишель.

— Угощайся!

К своему удивлению, Мисси обнаружила, что умирает с голоду. Утром она слишком нервничала, чтобы толком позавтракать, а на приеме совсем ничего не ела, так что сейчас у нее проснулся волчий аппетит. Наполнив тарелку, она с удовольствием принялась за еду и вдруг неожиданно поймала на себе взгляд Джеффа. Его сине-серые глаза сейчас казались совсем темными.

— Ты не голоден? — спросила она. — Этот сыр просто превосходен. Попробуй…

Отрезав небольшой кусочек, Мишель подцепила его на вилку и протянула Джеффу. Но вместо того, чтобы взять у нее вилку, он вытянул шею и открыл рот, как голодный ребенок.

Улыбаясь, она положила мягкий сыр ему на язык, и ее снова охватило возбуждение. Их глаза встретились, и он медленно облизал губы.

— Что еще ты мне предложишь? — интимно понизив голос, спросил Джеффри.

— Теперь немножко хлеба…

Мисси отломила маленький кусочек с хрустящей корочкой и, кладя его Джеффу в рот, коснулась пальцами его влажных губ. Сердце ее бешено застучало.

— Теперь немножко копченой семги, спаржа и… — Она кормила его, вслепую выбирая угощение.

Ее дыхание становилось все более прерывистым, горячим и неровным, а сердце все учащало свой ритм. Она согрелась, и теперь словно купалась в теплых лучах солнца.

— О, вот и клубника!..

На этот раз Джеффри придвинулся к ней так резко, что она почувствовала, как его зубы легонько куснули кончики ее пальцев.

Словно легкий разряд электрического тока пробежал по руке Мишель, заставив ее вздрогнуть. Во рту у нее пересохло, и она кончиком языка облизала губы, тут же отметив его жадный взгляд, следивший за этим провокационным движением.

— Может быть, немножко взбитых сливок к клубнике? — спросила Мисси. Голос не слушался ее.

Она медленно подцепила немного пышной пены из хрустальной вазочки и поднесла палец к его губам, уже догадываясь, что произойдет дальше.

Джефф улыбнулся, протянул губы и взял ее палец в теплый влажный рот, сначала слизывая сливки короткими касаниями языка, а потом захватив палец целиком. Трудно было ошибиться в смысле этого эротичного движения. Его губы ритмично скользили вверх и вниз, явно напоминая нечто другое, еще более интимное…

— О, Джефф! — Не в состоянии больше сдерживать себя, она потянулась через стол, отняв свою руку и заменив ее губами.

Они наконец оторвались друг от друга, чтобы сделать вдох, но темные глаза Джеффа ни на мгновение не оставляли ее лица.

— Я думаю… — сказал он медленно и хрипло, — я думаю, моя дорогая жена, что пора… — Он помог ей встать из-за стола. — Пойдем со мной, — сказал он тоном, в котором непостижимым образом смешивались приказ и благоговейная просьба. — Пойдем в постель. Я хочу тебя.

Путешествие в спальню оказалось намного дольше, чем могла предположить Мисси. На каждой ступени Джефф останавливался, чтобы поцеловать ее, и прикосновения его губ становились все более настойчивыми и нетерпеливыми. Мишель прерывисто дышала, ее тело дрожало от сладкого предвкушения, а мысли путались.

Она чувствовала пульсирующее возбуждение, которое разливалось, заполняя каждую частичку ее тела, растущее внутри томление, ток крови, биение сердца, муку желания, которое наполняло сладкой тяжестью ее груди и низ живота.

Казалось, минула целая вечность, прежде чем они наконец вошли в спальню. Джефф открыл дверь и протянул к жене руки. Он нежно провел по шелку светлых волос, а затем, резко наклонившись, прильнул к ней в поцелуе, полном страсти, которую теперь мог больше не сдерживать.

Мишель оставалось только одно — отвечать. Она потянулась к нему, движимая непреодолимым желанием быть как можно ближе, чтобы острее чувствовать его безудержную страсть. Наконец-то можно забыть все напряжение последних недель и отдаться желанию познать этого мужчину, испытать его искусство любовника. Ее губы целовали, льнули, возбуждали, требовали, открыв все шлюзы, сдерживающие страсть, в эту неповторимую первую ночь…

— Я разденусь? — спросила она, задыхаясь. — Или ты хочешь сделать это сам?

— О да, я хочу! Я хочу этого больше всего на свете, но, предупреждаю тебя… — Его рука потянулась, с деликатной неторопливостью расстегивая одну за другой маленькие пуговицы на лифе платья. — Я намерен насладиться каждой секундой, каждым вздохом, каждым звуком… — Уголки его губ приподнялись в довольной усмешке, когда стон вырвался из ее губ. — Ощутить аромат…

Наклонив голову к полуобнаженной груди Мисси, он вдохнул аромат ее кожи и прошелся влажным горячим языком по ложбинке меж грудей. Она застонала, безвольно откинув голову, и ее соски напряглись, упираясь в кружево лифа. Раздался торжествующий тихий смех Джеффа.

— Еще? — спросил он.

— Еще! — выкрикнула она.

— Еще! — эхом откликнулся Джефф, проведя губами по нежным округлостям и скользя языком по их шелковистым изгибам, пока его губы не сомкнулись вокруг твердого соска.

Мисси прижимала его голову все теснее, испытывая мучительное наслаждение. Она почувствовала, как его зубы нежно и осторожно покусывают сосок, и тихонько вскрикнула.

Она больше не могла бездействовать. Ее охватила нестерпимая жажда исследовать каждый дюйм его тела.

Пиджак был снят и брошен на пол, за ним последовали рубашка и галстук. Когда ее пальцы наконец ощутили тепло его гладкой кожи, она, дрожа от нетерпения, принялась за ремень его брюк и с удовлетворением вздохнула, справившись с ним.

— Подожди! — Его хриплый голос глухо прозвучал у ее уха.

— Подождать? — рассмеялась Мишель. — О, нет! Никогда! Я хочу этого, хочу, хочу, хочу…

Каждый вдох давался ей с трудом, тело трепетало от желания, а горячая кровь, казалось, бушевала в жилах.

— Что ж, если ты хочешь, — послышалось его раскатистое рычание, — ты получишь это.

Джеффри поднял Мишель на руки и быстро понес ее к кровати, а потом, опустив на простыни, накрыл ее рот своими губами. Небрежно швырнув на пол подвенечное платье невесты, он, опершись на локоть, смотрел на обнаженную Мисси потемневшими от страсти глазами.

— Сегодня ночью, моя маленькая леди, ты получишь все, что захочешь.

Позже это странно-подчеркнутое «сегодня ночью» горечью отозвалось в сознании Мишель, но тогда ничто не занимало мысли, кроме ожидания наслаждения.

— Все, что захочу, — удовлетворенно выдохнула она.

— Но сначала…

Отвернувшись, Джеффри протянул руку к тумбочке, взял оттуда маленький пакетик и надорвал его.

— О, нет! Зачем? Нам не нужно… — начала Мисси, но он мягким движением приложил палец к ее губам.

— Нужно, — улыбнулся он. — Ребенок не входит в мои планы, по крайней мере, сейчас. Я хочу, чтобы ты принадлежала только мне одному.

«Только мне одному». Эти слова, произнесенные настойчивым шепотом, заставили Мисси блаженно потянуться к мужу.

— Я так счастлива, милый!

Она запустила свои пальцы в шелк его волос, а потом прикоснулась к сильной спине и мускулистым плечам. Почувствовав неожиданно резкую линию недавней стрижки, Мишель недовольно нахмурилась.

— О, Джефф, зачем ты постригся?

— Я подумал, что длинные волосы будут плохо соответствовать моему новому статусу женатого мужчины.

— Ах, если бы ты знал, как я мечтала играть с ними этой ночью… — шепнула Мисси, продолжая ласкать его.

Тело Джеффри напряглось, и по нему пробежала конвульсивная дрожь. Улыбка мечтательного триумфа тронула губы Мисси.

— Потом спуститься ниже… — Ее рука задержалась на поясе его брюк и медленно двинулась по линии застежки, чувствуя сквозь ткань твердую напряженную выпуклость.

— Чертовка! — прорычал Джефф. — Ты напрашиваешься на неприятности.

— Неужели? — Мисси округлила глаза в шутливом недоумении. — Если ты называешь это неприятностью, то именно ее я и добиваюсь.

Она взялась за молнию, и Джеффри помог ей избавить его от остатков одежды. Мишель прижалась к его нагому телу, упиваясь теплом и с наслаждением чувствуя, как его восставший член упирается в ее бедра.

— Джефф, пожалуйста! — услышала она свою мольбу.

Но он не исчерпал еще всего своего мастерства любовника и вскоре продемонстрировал это, касаясь, поглаживая, теребя, целуя. Когда его пальцы проникли в ее горячее влажное лоно, Мишель вскрикнула, теряя контроль над собой.

Казалось, все ее чувства сконцентрировались там, чутко реагируя на каждое новое прикосновение. Ей казалось, что она не выдержит больше, но Джеффри был неутомим, предлагая очередную утонченную ласку, и только тогда, когда все это стало походить на мучительную пытку, он лег сверху, подтянув ее бедра ближе. На какую-то долю секунды он поколебался, и Мишель, уловив странный отблеск в его потемневших глазах, запаниковала. Но тут он сильным движением вошел в нее, прогоняя прочь все мысли.

Мишель потеряла счет времени. Она потеряла самое себя, превратившись в часть единого целого, которое они составляли. Она вцепилась в мускулистые плечи мужа и выгнулась, желая как можно полнее вобрать его в себя. С каждым движением она поднималась все выше и выше, словно двигаясь к солнцу, которое наверняка сожжет ее, не оставив ничего, кроме горсти пепла, но не в силах остановиться.

Когда наконец последняя волна наслаждения накрыла Мишель, она услышала крик, хриплый и грубый, громко произносивший имя Джеффа, и с ужасом поняла, что это был ее собственный голос. Звук был таким диким, таким примитивным, первобытным, что потряс ее самое. Купаясь в волнах экстаза, она услышала другой крик, на этот раз Джеффа. Но ее имя вырвалось из его уст не на вершине страсти. Это были не слова любви, не крик восторга, а какой-то дикий, гортанный клич, исходивший, казалось, из самых глубин его души.

— Запомни! Запомни это, моя Мишель! — прокричал он. — Запомни…

«Запомни»? Мисси с трудом соображала, легкий туман кружил ей голову. Последний шторм утих, и она медленно приходила в себя. «Запомни». Разве она сможет забыть? Как можно сомневаться в этом? Конечно, она всегда будет вспоминать свою первую брачную ночь в мельчайших деталях. Каждое ее мгновение отпечатается в мозгу, секунда за секундой, и, пока она жива, ничто не сможет вытеснить это из памяти.

Конечно, она будет помнить это всегда.

Мишель пронзила дрожь.

Она так глубоко ушла в свои воспоминания, что не расслышала слов Джеффа и теперь смотрела на него непонимающим взглядом.

— Думаю, нам будет удобнее поговорить в доме, чем объясняться на улице, — повторил он.

— Поговорить? — Мисси с подозрением взглянула на него.

— Да.

Это звучало обнадеживающе, но войти в дом означало оставить свою позицию на капоте машины. Возможно, то, что она сделала, со стороны выглядело нелепо или даже глупо, но зато лишало Джеффри возможности уехать, и ей не хотелось терять это преимущество. Она во что бы то ни стало хотела удержать его.

— О чем поговорить? — зло переспросила Мишель. — По-моему, ты уже поставил меня перед свершившимся фактом.

Она умолкла, заметив, как протестующе дернулась его темноволосая голова

— Никаких возражений, — заявил он резко. — Я просто хочу, чтобы ты выслушала меня.

— Я не двинусь с места! — упрямо повторила Мисси. — Можешь говорить здесь, я вся внимание.

Она уселась поудобнее и, выпрямив спину, дерзко, почти вызывающе смотрела на него. Но это неосторожное движение было ошибкой. Шелковый халат заскользил по полированной поверхности автомобиля, и Мишель начала сползать вниз. Растопырив руки, она изо всех сил пыталась остановить постыдное падение на землю, но…

— О! Ради Бога!

Последовал красноречивый поток проклятий, и Джефф рванулся вперед.

Она не могла предугадать его намерения и каким-то образом подготовиться к отпору. Крик ужаса вырвался из уст Мишель, и она сердито дернулась, когда он подхватил ее на руки.

— Пусти, Джефф! Пусти меня!

Она брыкалась, мотала головой, но он лишь крепче обхватил ее, не давая вырваться из плена его рук, а потом направился прямо к дому.

— Я еще не удостоился чести перенести тебя через порог, как подобает молодожену, — буркнул он, и Мишель вздрогнула.

Сейчас вековая традиция, о которой он напомнил, скорее походила на жестокую пародию.

Джеффри плечом толкнул дверь и, пройдя в гостиную, бесцеремонно швырнул Мишель в кресло.

— Нет! Ты не имеешь права! — выкрикнула она и попыталась вскочить на ноги, но он властно положил руку ей на плечо, заставляя сесть на место. — Что за шутки, Джефф? Это совсем не смешно.

— Никаких шуток. Разве я похож на человека, который собирается шутить?

Сказать по правде, думал про себя Джеффри, мне действительно не до шуток. Он рассчитывал как можно скорее покончить с этим и никак не ожидал, что Мишель будет сопротивляться так отчаянно и так долго. Он рассчитывал, что к этому времени будет уже далеко от Эдгертона. Его миссия выполнена, и теперь Тони Конуэй получил по заслугам. Но Мисси, как крепкий плющ, вросла всеми корнями в его жизнь, и, что самое неприятное, он начинает проникаться к ней жалостью. А это уже никуда не годится! Ему следует взять себя в руки. Он не имеет права поддаваться эмоциям.

— Ответь мне на один вопрос. — Разлад, который творился в душе Джеффри, вызвал в голосе дрожь, что совсем не входило в его планы. — Тебе действительно нравится этот дом?

Неожиданная смена темы сбила Мишель с толку. Не понимая, почему он задал этот вопрос, она честно ответила:

— Конечно. Это прекрасный дом, но… Джефф прервал ее величественным жестом руки.

— Тогда он твой.

Услышав такое, Мишель подумала, что если бы она сейчас не сидела в кресле, то наверняка упала бы от неожиданности. Пол, казалось, уплывал у нее из-под ног.

— Это что, насмешка судьбы?

— Что-то вроде этого. — Он равнодушно кивнул. — Но раз уж я женился на тебе, то несу определенные обязательства.

— Мне не нужны твои деньги, — вскинулась она. — Ты прекрасно знаешь, что я не из-за них вышла за тебя замуж.

— Но это все, что я могу тебе предложить, — холодно заметил Джеффри.

— Но зачем? — Поведение мужа все больше изумляло Мишель. Она молча покачала головой. — Зачем ты женился на мне, если… — Она умолкла, встретив его взгляд, и оцепенела.

— Не спрашивай, Мисси. Тебе не понравится ответ, — предупредил он.


Какое горькое удовлетворение я мог бы испытать, рассказав ей всю историю, подумал Джеффри. Но пусть Тони сам объяснит ей все, пусть попробует! Он убедится, каково увидеть жизнь сестры разбитой в пух и прах, да к тому же еще по собственной вине.

— Меня не беспокоит сам ответ! — настаивала Мисси. — Мне важнее знать, почему ты заставляешь меня спрашивать об этом.

О Боже! Хоть бы он не заметил, как сильно задело ее это последнее замечание, да еще высказанное спокойным ровным тоном, с холодным равнодушием и полным самообладанием. Неужели это действительно тот самый мужчина, которого она обещала любить до конца жизни? Ведь он клялся ей в том же самом только вчера!

Часы на стене пробили десять тридцать, и их гулкие удары больно отозвались в памяти Мишель. Вчера именно в это время они с Шерил вернулись домой из парикмахерской, возбужденные и смеющиеся, и ее сердце трепетало от счастья…

— Я же сказал, не спрашивай. Разве этого не достаточно?

Гнев придал Мисси силы. Она сбросила с плеча руку мужа и вскочила, глядя на него глазами, горящими гневом.

— Ты вчера клялся мне в любви до гроба. Для меня эти клятвы не пустые слова, Джефф Хейфорд! Я действительно хотела быть тебе хорошей женой, иметь от тебя детей…

В лице Джеффри произошла какая-то неуловимая перемена. Его голова резко отклонилась назад, и тяжелые веки прикрыли глаза.

Неужели она наконец достучалась до него? — обрадовалась Мишель.

— И я думала, — продолжала она, — что для тебя эти слова тоже имели значение. Если же нет, то ты должен дать мне хоть какое-то объяснение. Зачем? Зачем ты женился на мне? Ты обязан…

— Ах, я обязан?! — Этот низкий рокочущий тон не предвещал ничего хорошего, и Мишель испугалась.

Но она не могла позволить себе слабость. Нужно бороться до последнего; в конце концов, это ее собственная жизнь! Она просто обязана постоять за свое будущее, за положение замужней женщины.

— Я требую ответа, Джефф!

Он отвел глаза от ее лица, словно не в силах был вынести написанную на нем боль, и вдруг его взгляд замер, словно прикованный к одному месту.

— Прикройся! — грубо бросил он.

— Что?

— Я сказал, прикройся!

И только когда он протянул руки, соединяя полы ее бледно-зеленого халата, Мишель поняла, в чем дело, и вспыхнула.

— Тебе удалось подобным образом сбить меня с толку прошлой ночью, — резко бросил Джефф. — Но больше этот номер не пройдет, не старайся!

— Не смей прикасаться ко мне! — воскликнула она, стремительно отклоняясь назад и отталкивая его руки.

— Прошлой ночью ты не возражала против этого, — заметил он с жесткой усмешкой. — Ты просила, чтобы я дал тебе все, что только мог. Ты умоляла…

Воспоминание об этих сильных и нежных руках, прикасавшихся к ее телу, к его самым интимным местам, вызвало у Мишель тошноту и отвращение, и, подавив неуверенность в голосе, она сказала:

— Прошлой ночью я верила, что мы женаты!

— Именно так! — холодно кивнул Джефф. — Но теперь под этим можно подвести черту. Итак, ты настаиваешь, чтобы я объяснил, почему женился на тебе?

Нет, хотелось выкрикнуть Мисси. Она больше не хотела ничего знать.

Если еще недавно у нее оставалась хоть какая-то надежда, то теперь она умерла медленной, мучительной смертью. Если какие-то иллюзии заставили ее принять безумное решение прыгнуть на капот машины, то сейчас от них не осталось и следа. Все исчезло, как утренний туман при появлении солнца. В ее сердце царила безысходность, но разум требовал ясности. Она должна услышать правду из его собственных уст. И поэтому, несмотря на все протесты израненной души, Мишель нашла в себе силы кивнуть и прошептала пересохшими губами: — Да.

Джеффри колебался. Нет, он не может сказать правду, глядя в эти огромные золотистые глаза, напоминавшие глаза молодой раненой лани, загнанной гончими. Он мысленно проклинал ее брата Тони, желая когда-нибудь добраться до него и схватить за горло. Но Джефф понимал, что должен сказать хоть что-то убедительное, чтобы заставить Мишель прекратить сопротивление. Так будет лучше для них обоих.

— Это был единственный способ получить тебя, — сказал он так нежно, что ее голова закружилась. — И я хотел тебя так сильно, что ничего не мог с этим поделать…

Он не успел закончить фразу. Не отдавая себе отчета в том, что делает, Мисси размахнулась и ударила его по щеке. Резкий звук пощечины, казалось, зазвенел в воздухе, и наступила мертвая тишина.

Джеффри улыбнулся, глядя прямо в ее сверкающие гневом глаза.

— Я предупреждал, что тебе не понравится мое объяснение.

— Подонок! — Мишель вложила в это слово всю свою накопившуюся боль.

Опасное пламя, вспыхнувшее в глубине его глаз, заставило ее сжаться от страха, и она до боли стиснула кулаки, готовая защищаться. Но неожиданно, словно что-то припомнив, Джеффри укоризненно покачал головой.

— Думаю, я заслужил это, — сказал он со спокойствием, которое окончательно сбило ее с толку. — Теперь тебе полегчало?

— Мне уже ничего не может помочь, — тихо произнесла Мишель, понимая, что еще немного, и слезы хлынут из ее глаз.

Она отвернулась, чувствуя, как волна безысходного равнодушия заполняет ее. Как можно было полюбить этого человека? Должно быть, она поддалась горькому самообману и теперь пожинает его плоды. Тот Джефф, которого она встретила и в которого влюбилась, совсем не был похож на стоявшего перед ней мужчину.

— Нет! — беззвучно прошептала Мишель, и слезы потекли по ее шекам.

Она безжалостно подавила в себе мысль о том, что Джеффри Хейфорд, в чью любовь она верила, и этот мерзавец — один и тот же человек. Продолжать думать о том, что все произошедшее — пусть страшная, но случайность, означало поддаться слабости и предоставить ему возможность обидеть ее еще сильнее.

— Уходи, Джефф, — сказала она, вытирая ладонью глаза, и с горьким удовлетворением отметила, что ее голос звучит холодно и спокойно. — Уходи и никогда не возвращайся!

— Если помнишь, именно это я и собирался сделать, — усмехнулся Джефф. — Но ты остановила меня.

— Я скорее умру, чем сделаю это снова. Все, что я хочу, — это увидеть твою спину. Все кончено.

— Это полностью отвечает моим планам. Прощай, Мишель. Если бы я мог, то сказал бы, что это забавно. — И он улыбнулся, прежде чем уйти.

Мишель наблюдала, как он повернулся, направился к дверям, взялся за тяжелую ручку… Она разрывалась между горьким отчаянием и облегчением. Джеффри уже приоткрыл дверь, но вдруг остановился и медленно подошел к ней.

— Ты была права, дорогая. Я подонок. Но кому, как не тебе, знать, почему я стал таким. По-моему, тебе стоит спросить об этом себя.

— Меня это не волнует. Я больше ничего не хочу знать о тебе. Единственное, чего я до сих пор не могу понять: что было правдой, а что ложью?

— Правда?.. — Джеффри цинично рассмеялся. — Что ж, любовь моя, если ты хочешь услышать всю правду, тебе следует обратиться не ко мне. Советую тебе расспросить своего брата, если, конечно, он захочет поделиться с тобой… А сейчас мне действительно пора.

На этот раз Мишель позволила ему уйти.

Джеффри сел в машину, и мотор громко взревел, подчеркнув его настроение, далекое от обычной сдержанности.

Часы в холле пробили час.

Мишель стиснула зубы, до крови закусив губу.

Вчера в это время она стояла на ступенях церкви, улыбающаяся и счастливая, под руку со своим мужем. Она была его женой в течение двадцати четырех часов, и вот теперь все кончено.

В чистом безоблачном небе светило солнце. Чудесный день был просто предназначен для того, чтобы начать новую счастливую жизнь. Вместо этого он навсегда останется в ее памяти черным.

«Спроси своего брата…»

Эти слова, напоследок брошенные Джеффом, неотвязным рефреном крутились в голове Мишель.

«Если ты хочешь знать все, тебе следует обратиться к своему брату, разумеется, если он соблаговолит рассказать тебе все».

Она сделала бы это, если бы могла. Но Мишель понятия не имела, где сейчас Тони, и не знала, как его найти.

Когда они с Джеффом обсуждали дату Предстоящей свадьбы, она пыталась разыскать своего пропавшего брата, но безуспешно. Все нити приводили в тупик, и даже его лучшие приятели пребывали в полном неведении по поводу местонахождения беглеца. Тони словно исчез с лица земли.

С момента его побега прошло долгих три года. Чего она только не передумала, чего только не пережила за это время!

В день семнадцатилетия брата, вернувшись домой, Мишель нашла его комнату необычно чистой и прибранной, а гардероб опустевшим. Но ей и в голову не приходило, что Тони навсегда покинул дом. Только обнаружив, что исчезла его гитара, девушка поняла, что это так.

Энтони обожал свою дорогую фирменную гитару. Чтобы заплатить за нее, он работал как вол, давая уроки начинающим музыкантам. Эта гитара превратилась в часть его самого, и, раз он взял ее с собой, значит, вернется не скоро.

Но последние сомнения Мишель рассеяла записка, которую она нашла на своей подушке:

«Ухожу делать свою судьбу и имя! Скоро увидишь меня по телевидению!»

Э.

То, что подписью служила первая буква его полного имени, выглядело очень по-детски, но, видимо, соответствовало представлениям Тони об имидже будущей рок-звезды.

Побег брата стал для Мишель вторым после безвременной смерти родителей ударом. Со временем эта боль притупилась, но окончательно не исчезла, и она так и не смогла избавиться от ощущения утраты.

Джеффри знал это, но никак не комментировал, предпочитая держать свои мысли при себе.

Поэтому сейчас, проводя дни и ночи в горьких размышлениях, Мишель пришла к выводу, что Джефф был единственным человеком, имевшим контакты с ее братом, с тех пор как тот покинул дом.

«Если ты хочешь знать все, тебе следует спросить своего брата…»

Это могло значить только одно: неуправляемый, легкомысленный Тони совершил что-то непоправимое, и это навлекло гнев Джеффа на ее голову. Желая отомстить брату, он сорвал на сестре всю свою злость и обиду. Но насколько ужасен должен был быть поступок, чтобы повлечь за собой такую невероятную по своей изощренности месть?

Что связывало Тони с Джеффри Хейфордом? Где пересеклись их пути? Мишель голову сломала, думая об этом, но так ни к чему и не пришла. Оставалось только найти своего блудного братца.

Но сначала следовало сделать еще кое-что. Невозможно вечно прятаться в этом доме. Рано или поздно всем станет известно, что ее замужество закончилось, едва начавшись.

Чем дольше она будет продолжать свое затворничество, тем будет хуже. Раз уж предстоит сделать что-то неприятное, то лучше не тянуть с этим.

Мишель позволила себе неделю пожить в этом великолепном доме, стараясь зализать раны и осушить слезы, и поклялась, что больше никто никогда не увидит их. А потом она собрала остатки самообладания и приготовилась выйти из своего заточения.

Но, нуждаясь в чьей то поддержке, Мисси обратилась к своей лучшей подруге.

— Шерил? Это Мишель. У меня плохие новости…

Она рассчитывала, что все вскоре забудется, но эти надежды оказались напрасными. Даже спустя месяц маленький городок все еще бурлил, на все лады пересказывая историю ее незадачливого замужества.

— Это просто невыносимо! — жаловалась Мисси подруге, когда та забежала в магазин из школы, где преподавала историю. — Господи, что же еще должно случиться, чтобы меня оставили в покое?

— Увы! — сочувственно вздохнула Шерил. — В нашем городке ничего интересного не происходит, поэтому твое несчастье дало пищу сплетням. Эдгертон никогда еще не видел такой свадьбы. Кроме того, ты сама говорила, что Джеффри Хейфорд — человек неординарный…

— Не напоминай мне о нем, — уныло произнесла Мишель, припоминая те чувства, которые возникли в ней, когда она впервые увидела этого высокого стройного мужчину с резкими волевыми чертами лица, стальным блеском голубых глаз и каштановой гривой волос, отливающих тусклой бронзой.

— …и отличается от местных предпринимателей, — продолжала Шерил.

— Предпринимателей? Ну, знаешь! Мишель усмехнулась, стараясь рассеять печальные мысли. Она не хотела думать о Джеффе и вспоминать, какое поразительное впечатление он произвел на нее при первой же встрече.

— Естественно, он привлек всеобщее внимание. К тому же, как ты понимаешь, дело не только в нем, но и в тебе, — сказала Шерил. — Не многие из местных женщин, которые посвятили себя бизнесу, начав с маленького магазинчика, в течение шести лет смогли заслужить репутацию лучшего специалиста по цветочному дизайну во всей округе.

Именно бизнес свел нас с Джеффом, с грустью вспомнила Мишель. Ее попросили подобрать цветы для свадьбы единственной дочери богатого местного предпринимателя. Хейфорд, как его партнер, был среди гостей. Его представила Мишель мать жениха, он пригласил ее потанцевать, и этот танец решил все.

— Мне просто повезло.

— Повезло! — фыркнула подруга. — Мисси, везение тут ни при чем, дело в таланте и трудолюбии. Ты сумела самостоятельно встать на ноги, хотя была еще очень, очень молода, когда погибли твои родители, и продолжала упорно строить свою карьеру. При этом тебе еще приходилось заботиться о Тони! Если кто-нибудь и заслуживает счастья, так это ты, и я надеялась, что ты нашла его с Джеффом. — На приветливом лице Шерил появилось жесткое и враждебное выражение. — Если бы только он мне попался…

— Шер, пожалуйста! — поспешно воскликнула Мисси, желая прекратить этот никчемный разговор. За последние несколько недель она уже начала привыкать к своему новому положению. Раны, которые нанес ей Джеффри, были так глубоки, что не могли быстро зарубцеваться, но она окунулась в работу, и это помогло ей если не излечиться, то хотя бы отвлечься от печальных мыслей. — Я не хочу ни говорить об этом, ни даже думать…

К счастью, стук в дверь прервал этот неприятный разговор. Элис, молоденькая помощница Мишель, заглянула в комнату.

— К вам посетитель. Сказал, что по личному делу.

По личному делу? Сердце Мишель подпрыгнуло, и она невольно прижала руки к груди, пытаясь удержать его стремительный бег. Неужели?

Джефф… Что, если это он? Она все еще судорожно пыталась обрести хладнокровие, унять дрожь и восстановить дыхание, когда посетитель появился в дверях.

Нет, это был не Джефф. У этого мужчины были длинные светлые волосы, отливающие золотом, запавшие карие глаза и бледное узкое лицо. Высокий, скорее, даже долговязый, как это бывает при переходе от юности к мужской зрелости, и чудовищно худой. Он показался Мишель таким беззащитным и неухоженным, что сердце ее защемило от жалости.

— Тони!

Кого-кого, но уж его-то она никак не ожидала увидеть, и вся боль мучительных трех лет разлуки отразилась в ее голосе.

Тони не мог не почувствовать это, и его рот дернулся.

— Привет, сестренка! Не ожидала? — Он неловко переступал с ноги на ногу, и, хотя слова брата прозвучали дерзко и вызывающе, Мишель поняла, что эта внешняя бравада — следствие его неуверенности.

— О, Тони! — проговорила она едва слышно и поднялась, потянувшись к нему, чтобы наконец обнять это до боли родное существо. До чего он худой, одна кожа да кости! За что бы Тони ни брался, он ни в чем не добивался успеха. Похоже, последнее время он просто голодал. — Тебя не было так долго! Я так скучала…

— Я тоже, Мисси, — сказал Тони, неловко отстраняясь и косясь в сторону Шерил.

Он явно стеснялся проявить родственные чувства в присутствии постороннего человека. Заметив это, Мишель нехотя опустила руки, хотя ей хотелось сжать брата в объятиях.

Однако Шерил была лишена сентиментальности.

— Тебе следовало дать о себе знать. Мисси с ума сходила от беспокойства. — Она четко выговаривала слова, словно отчитывая ученика за плохо выученный урок. — Неужели тебе не приходило в голову сообщить, где ты находишься?

— Я был… занят, — промямлил Тони. — Время летело так незаметно. У меня минуты свободной не было…

— Даже чтобы позвонить?

— Шерил! — поспешно одернула подругу Мисси. — Он здесь, и слава Богу. — Она улыбнулась брату. — Ты надолго, Тони?

— Как получится… — Он посмотрел сестре в глаза, и его покрасневшие, припухшие веки вопросительно приподнялись над широко открытыми карими глазами. — Я слышал, что ты разыскивала меня. Что-то случилось?

— Случилось! — Шерил проигнорировала предупреждающий взгляд Мишель.

На лице Тони промелькнула тень беспокойства. — Что?

— Я искала тебя не потому, что что-то случилось, Тони, — поспешно успокоила брата Мисси. Он казался взволнованным, и она боялась оттолкнуть его. — Просто я собиралась замуж и хотела, чтобы ты был на свадьбе. — Как больно было выговорить это! Каждое слово, словно острый нож, вонзалось в ее истерзанное сердце. — Но, может, и хорошо, что ты отсутствовал, потому что все закончилось совсем не так, как я ожидала.

— Если бы мне только попался этот Джефф Хейфорд! — воскликнула Шерил.

— Джефф Хейфорд?! — Случилось как раз то, чего Мишель опасалась. Тони отреагировал на это имя так, словно его ударило током. Голова юноши резко дернулась назад, покрасневшие глаза округлились, лицо залила мертвенная бледность. — Ты спуталась с Джеффом Хейфордом?

— Откуда ты его знаешь?

У Мисси пересохло во рту. Последнее заявление Джеффа, предложившего ей узнать правду от своего брата, постоянно сверлило ее мозг, и при виде панической реакции Тони самые страшные опасения приобрели реальные очертания. Словечко «спуталась» резануло ее слух.

— Его все знают. Джеффри Хейфорда называют Воскресителем, потому что он обладает талантом находить угасающий бизнес, дешево его перекупать, а затем превращать в процветающий. Нет ничего удивительного в том, что он заинтересовал тебя, — заявил Тони, и Мишель поняла, что брат что-то недоговаривает.

— Что случилось. Тони? — спросила она, охваченная неприятным предчувствием.

— Потом. — Он взглянул на Шерил, и та поняла намек:

— Мне пора. Увидимся завтра, Мисси.

Мишель едва кивнула подруге на прощание. Все ее внимание сфокусировалось на бледном лице брата. Он стоял, нервно переминаясь с ноги на ногу и сжимая кулаки.

— Что случилось? — мягко повторила она свой вопрос.

— Я работал барменом в одном клубе. — Глаза Тони беспокойно забегали, и он посмотрел куда-то вниз, стараясь не встречаться с сестрой взглядом. — Однажды ночью не пришел постоянный вокалист, и я его заменил. Так случилось, что в ту ночь Джеффри Хейфорд заглянул в клуб, услышал, как я пою, побеседовал со мной и сказал, что ему очень понравилось мое выступление. Он спросил, не хочу ли я стать профессиональным музыкантом, и, узнав, что это моя заветная мечта, вызвался помочь. Но прежде он хотел убедиться, что не теряет время зря. Честно говоря, я думал, что на этом дело и кончится, но на следующую ночь Джефф появился снова, на этот раз со своим консультантом, независимым продюсером, который предложил мне контракт.

— Но это же чудесно! — воскликнула Мишель, но Тони скептически взглянул на нее.

— Ты так думаешь? Я тоже сначала поверил этому типу. Да что там поверил! Я был на седьмом небе! — Он пожал тощими плечами. — Но я ошибся.

— Что-то было не так? — еле слышно спросила Мишель, понимая, что случилось нечто ужасное, иначе Тони не был бы здесь сейчас, а Джефф не охотился бы за ним, словно голодный хищник, выслеживающий добычу.

— Я запутался… — Тони провел дрожащей рукой по длинным волосам и глубоко вздохнул, стараясь не встречаться глазами с внимательным взглядом сестры. — Напорол глупостей. Тебе этого не понять.

— Тони, расскажи мне все!

— Послушай, Мисси, это был не первый шанс, который предлагала мне судьба. Когда я приехал в Лондон, то сразу же познакомился с одним парнем и не глядя подписал контракт. В результате я делал всю работу, а он только получал барыши. Когда я понял, что меня облапошили, было уже поздно. Они должны мне кучу денег, но контракт есть контракт… Я сделал единственное, что мог, — сбежал, сменив фамилию. Пару месяцев мне пришлось перебиваться случайными заработками, а потом я оказался в клубе и стал барменом. — Его рот дернулся в кривой усмешке. — И тут Хейфорд предложил выкупить меня из того проклятого контракта, заплатив приличную сумму.

Услышав невнятное восклицание Мисси, Тони кивнул, и его губы задрожали.

— Да, меня это тоже удивило. Но его напарник посчитал, что я представляю собой выгодный объект для вложения денег. А для Джеффри важнее были деньги, а не музыка. Ему наплевать было на мои способности, он просто собирался заработать на мне. — Юноша поднял голову и самонадеянно улыбнулся. — Приятель Хейфорда, который обладал непререкаемым авторитетом в мире звукозаписи, заверил его, что я редкая находка и верну ему каждый пенни, вложенный в дело, и даже больше. Разумеется, Джеффри настаивал, чтобы все было оформлено юридически. И потом… О, сестренка, ты можешь себе представить, что было потом! Успех, аплодисменты, публика…

— Конечно, я представляю, Тони… Когда-нибудь и я бы услышала…

— О, я едва тянул на место в двадцатке лучших исполнителей, не больше. Право на запись получить не просто, и сначала я должен был заработать репутацию где-нибудь в клубах Сохо… И я делал это. — Он вздохнул. — Но я немножко переоценил свои возможности. Короче, сначала я устроил драку с парочкой жиголо. Наверное, выпил больше, чем следовало, и завелся. Потом пропустил представление. Хейфорд рвал и метал. Он поставил на меня, купил мне гитару, усилитель и даже тачку, чтобы я не таскал на себе инструменты, а я… Последней каплей, переполнившей чашу его терпения, явилось то, что я разбил машину и она сгорела. Я говорил ему, что возмещу убытки, и действительно не собирался обманывать его, но продолжал жить по-прежнему и ничего не делал для того, чтобы исправить положение.

— О, Тони!

— Я понимаю! — Его лицо исказилось в ответ на упрек, прозвучавший в голосе сестры, но он так и не поднял глаз. — Я знаю, я вел себя, как полный идиот… Все пошло прахом. Хейфорд так крепко связал меня обязательствами, что я оказался в еще худшем положении, чем до встречи с ним. Поэтому мне не оставалось ничего другого, как опять смыться, что я и сделал, нарушив условия контракта. Джефф не собирается спустить мне это с рук. Он знает, что я не в состоянии заплатить, и хочет моей крови.

Мишель вздрогнула при мысли о холодном, неумолимом гневе Джеффа. Она могла бы подумать, что Тони преувеличивает опасность, но воспоминание о том, как жестоко муж разорвал их отношения, не оставляло сомнений в том, что брат говорит правду.

— Это был удар по его честолюбию. Он поставил на меня и проиграл. И тогда он решил, что я должен заплатить за это.

— Но, Тони, если бы ты поговорил с ним, извинился… все могло бы кончиться иначе, — неуверенно произнесла Мисси. — Ведь он поверил в твой талант. Если уж ты свалял дурака, то должен был упорно работать и вернуть Джеффри все, что должен ему. Лицо Тони посерело.

— Я никогда бы не смог это сделать. К тому же Хейфорд хочет больше, чем просто возмещение долга. Он жаждет отомстить.

Неужели наша свадьба с Джеффом была только частью его плана возмездия? — в ужасе догадалась Мишель. Неужели все это было хладнокровно продумано? Мужчина, которого она полюбила, использовал ее для достижения своей цели, и все это из-за денег? Он жестоко растоптал ее любовь, потому что ему не вернули долг?

Даже заставив Тони назвать головокружительную сумму долга, Мишель не могла поверить, что Джефф мог поступить так низко.

— А что у тебя было с ним? — прервал Тони ее горькие раздумья. — Твоя подруга сказала…

— О, не слушай Шерил, она все преувеличивает! — поспешно ответила Мисси.

Тони и так досталось, думала она. Он наконец дома, и слава Богу. Если брат узнает правду о ее отношениях с Джеффом, он может снова уйти, и тогда она уж точно больше не увидит его. Никогда не поздно посвятить Тони во все подробности ее неудачного замужества, а пока лучше промолчать.

— Не бери в голову, Тони.

Она заметила в его глазах облегчение, и это убедило ее в правильности своего решения.

— Как здорово снова увидеть тебя, — сказал он. — Я не знал, куда еще пойти. Ты всегда заботилась обо мне… Можно я останусь, Мисси?

Сердце Мишель дрогнуло. Она так давно мечтала, что Тони вернется и скажет эти слова, что временами ей казалось, что этого никогда не будет. И вот наконец он здесь, рядом с ней.

Но мысль о Джеффри Хейфорде и его роковой роли в их судьбе заставила Мишель помрачнеть.

— Пожалуйста, Мисси!

Догадавшись, что Тони расценил выражение ее лица как недовольство, она улыбнулась, пряча истинные чувства.

— Конечно, Тони, оставайся. Так долго, как захочешь.

Она заставила себя выбросить из головы мысли о Джеффе. Незачем портить удовольствие от встречи с братом

— Я только возьму плащ, и мы пойдем домой, — сказала Мишель. — Завтра приду пораньше, а сегодня пусть другие поработают за меня. — Она широко улыбнулась брату. — Идем, Тони!

Домой!

Мишель склонилась над клумбой и, ухватившись за стебель сорняка, изо всех сил рванула его из влажной земли. Она снова и снова возвращалась мыслями к разговору с братом, произошедшему два дня назад. Привычное слово «домой» сейчас показалось ей странно неуместным.

«Идем домой». Именно так сказала она тогда Тони и только спустя час осознала горькую иронию этих слов.

Этот роскошный особняк на самом деле не был ее домом. Мишель здесь очень нравилось, а Джефф, как и обещал, оформил купчую на ее имя, но она при всем желании не могла бы сказать, что чувствовала себя в Бельведер-хаус как дома.

Здесь все навевало горькие воспоминания. Куда бы она ни направила свой взгляд, везде видела Джеффа и себя в те несколько мимолетных часов их недолгой совместной жизни. Мисси так и не смогла вычеркнуть из памяти ту единственную ночь, которую они провели здесь: сначала в гостиной у камина, потом за ужином на большой кухне, и, наконец, на огромной кровати…

Но перед свадьбой она отказалась от маленькой квартиры, которую снимала в городе, и после отъезда Джеффри ей просто некуда было пойти. Или Бельведер-хаус, или диван в квартире Шерил.

Тони, конечно, и представления не имел о ее ощущениях. Он верил, что дом принадлежит сестре, и был поражен его размерами и элегантностью, когда она впервые привела его сюда.

— Ого! — воскликнул он. — Хорошенькие хоромы ты отхватила! Никогда не подозревал, что продажа цветов — такой выгодный бизнес.

— Продажа цветов? — Мишель покачала головой. — О нет, Тони. Магазин, может, и выглядит солиднее, чем прилавок на рынке, который у меня был, когда ты уехал, но и его я всего лишь арендую. Когда я только продавала цветы, мне хватало денег покрывать расходы и платить помощникам заработную плату. Если бы я ограничилась этим и не освоила цветочный дизайн, то просто разорилась бы. К счастью, это дело принесло мне успех, и я стала прилично зарабатывать.

— Достаточно, чтобы расплатиться с Джеффом Хейфордом? — вдруг выпалил Тони и тут же смутился. — Прости, я не хотел… Не думай об этом.

— Мы что-нибудь придумаем, — ответила Мишель.

Она подняла голову от клумбы, вытирая тыльной стороной ладони лоб. Разговор с братом не шел у нее из головы. Тогда она произнесла эти обнадеживающие слова, стараясь вселить в него уверенность.

— Я не сомневаюсь, что он согласится на погашение долга в рассрочку.

— Боюсь, что искать компромисс уже слишком поздно, — уныло опустил голову Тони.

— Никогда не поздно… — начала Мишель и тут же осеклась.

Теперь эти слова эхом отдавались в ее голове, и она уже сожалела, что произнесла их. Как можно было обнадеживать Тони, зная, что Джеффри уже начал осуществлять свой план мести и впутал в это ее? Но брат был и так достаточно напуган. Что бы он почувствовал, узнав, что его враг решил получить компенсацию, гораздо более существенную, чем деньги?

— Я думаю, на этой клумбе уже не осталось ни единого сорняка. Или ты роешь подземный ход, чтобы сбежать в Австралию? — вдруг раздалось за ее спиной. — А может быть, готовишь мне могилу?

Это был голос, который Мишель никак не ожидала услышать. Сердце ее куда-то провалилось.

О Боже! Нет! — взмолилась она. Пусть это будет иллюзия, плод воспаленной фантазии, рожденный страхами и неуверенностью. Почему, Господи, почему это должно было случиться именно сейчас, когда Тони вернулся в Эдгертон?

Но этот низкий, хрипловатый голос мог принадлежать только одному человеку. Мишель не могла сообразить, чем вызвано появление Джеффа, но, что бы это ни было, она должна собраться с силами и посмотреть ему в глаза.

Ей понадобилось несколько секунд, чтобы сделать пару глубоких вздохов, упорно не отрывая взгляда от земли.

Джефф прав, вдруг подумала она. Клумба была прополота на совесть. Эта обыденная мысль позволила Мишель отвлечься от боли и нацепить налицо непроницаемую маску, прежде чем повернуться к нежданному гостю.

— Хелло, Джефф! — сказала она, окрашивая свой тон легкой иронией и поднимаясь на ноги и вытирая испачканные землей руки о джинсы. — Никак не ожидала увидеть тебя снова. Что привело тебя сюда?

— Работа… и еще кое-что, — дал он расплывчатый ответ.

Мишель показалось, что Джеффри ожидал от нее другой реакции на свое появление, и она мимолетно улыбнулась при этой мысли. Если он считал, что она при виде его упадет в обморок или забьется в истерике, то будет весьма разочарован. Она уже усвоила, что это на него не подействует.

Горький опыт общения с этим человеком доказывал, что он беспощаден. Если бы она показала ему свою слабость, он получил бы от этого удовольствие, а Мишель не хотелось давать ему такую возможность.

— Работа? — переспросила она, безразлично приподнимая тонкие брови.

— Тут неподалеку есть кое-что на продажу, — пробормотал Джеффри. — Хочу выяснить, стоит ли за это браться…

Это уже было больше похоже на правду. Если не учитывать тот факт, что он мог и не заезжать в Бельведер-хаус или просто послать на разведку кого-то из служащих. Ведь и в ситуации с Тони он обратил внимание на талантливого юношу, только проконсультировавшись со своими помощниками. Все это ставило его слова под сомнение

Джеффри Хейфорд покинул Эдгертон месяц назад и рассчитывал за это время навсегда забыть об этом городке, но так и не смог.. Вернувшись в Лондон, он понял, что те двадцать четыре часа, которые он провел здесь с Мишель Конуэй, или, точнее, с Мишель Хейфорд, не так-то просто вычеркнуть из жизни.

Ее образ преследовал его, иначе не скажешь. Каждое утро, стоило Джеффу проснуться, перед его глазами вставало ее лицо, а ночами она царила в его мыслях, несмотря на все усилия думать о чем-то другом

И самым невыносимым было воспоминание об их последней и единственной ночи, пробуждающее неотвязный голод и не дающее заснуть. Когда Джеффри погружался наконец в неглубокую дремоту, его сны были полны горячих чувственных видений, и он просыпался весь в поту, прерывисто дыша, с сердцем, готовым выскочить из груди.

Не в силах выкинуть Мишель из головы, он решил взглянуть на нее хотя бы еще раз. Может быть, так ему удастся убедиться, что реально существующая женщина не имеет ничего общего с тем образом, который мучает его днем и ночью.

И все же Джеффри долго откладывал эту встречу. Ему претила мысль о том, что он, всегда уверенный в себе, предельно разборчивый и рациональный человек, не смог противостоять зову низменной плотской страсти. И все же ему не оставалось ничего другого, как признать свое поражение и сдаться. Он предпочитал не думать о принципах, которые нарушил, приехав в Бельведер-хаус.

— И я подумал, почему бы мне не взглянуть, как поживает моя драгоценная жена?

Мисси постаралась не отреагировать на слова «моя драгоценная жена» и медленно повернулась лицом к Джеффу, глядя куда-то мимо него. Она все еще не могла заставить себя посмотреть ему в глаза, зная, что враждебность, которую она увидит в их синей глубине, может нарушить то душевное равновесие, которое ей с таким трудом удалось обрести.

— Странно, — спокойно проронила она. — Я была уверена, что ты никогда больше не захочешь увидеть меня снова.

— Я так и планировал, — резко бросил Джефф. — Но вот чего я хочу, тебе не известно.

Это заявление было таким неожиданным, что Мишель даже не пыталась скрыть свое удивление. Если даже она позволит себе задуматься над истинным значением этих слов, то все равно ничего не поймет. Поведение Джеффа совершенно не вязалось с тем, что она знала о нем до сих пор.

— Что ж, как видишь, со мной все в порядке, так что ты можешь спокойно продолжать свое путешествие.

О том, что будет с ней самой, если он последует ее совету, Мишель не думала. Она старалась уговорить себя, что хочет именно этого, но в глубине души понимала, что кривит душой.

Нельзя показывать Джеффри, как сильно он действует на нее. На самом деле она истосковалась по этому лицу, голосу, телу и сейчас отчетливо поняла, как бесконечно пуста была ее жизнь без него.

Он не имеет права выглядеть так привлекательно, печально сказала себе Мишель, чувствуя, что снова подпадает под чары этого мужчины. Объективно говоря, Джеффа Хейфорда нельзя было назвать красавцем, но атлетическое сложение и высокий рост в сочетании с серо-голубыми глазами и каштановыми волосами производили на нее ошеломляющее впечатление.

Этот мужчина был наделен обаянием и сексуальностью, против которых не могла устоять ни одна женщина. И Мишель не являлась исключением из правила.

Даже после нескольких часов, проведенных за рулем автомобиля, его слегка помятый синий костюм и белая рубашка кажутся свежими и элегантными, а некоторая небрежность в одежде придает еще больший шарм, возмущенно отметила про себя Мишель и тут же почувствовала себя жалкой в своих стоптанных туфлях, потрепанных джинсах и цветастой майке.

Джефф бесстрастным взглядом окинул ее с головы до ног. Ощущая себя букашкой, которую рассматривают в микроскоп, Мисси беспокойно переступила с ноги на ногу и откинула со лба непослушную прядь, которая выбилась из-под ленты, стягивающей волосы.

— Ты испачкала щеку, — с небрежной усмешкой заметил он, и это переполнило чашу ее терпения.

Джеффри неожиданно шагнул вперед, и она, в смятении вскрикнув и выставив руки в защитном жесте, отпрянула. Ей казалось, что, если он прикоснется к ней, она рассыплется на крошечные кусочки.

— Я только хотел предложить тебе это, — спокойно произнес он и протянул ей белоснежный носовой платок. — Почему ты реагируешь на меня как на ядовитую змею? Я никогда не ударю тебя.

Мишель была готова поверить в это. Она никогда не испытывала перед этим человеком физического страха, но в нем таилась такая огромная эмоциональная сила, что порой девушке становилось не по себе.

— Может, ты предложишь что-нибудь выпить… своему мужу? — Джефф сменил тон на беззаботный так неожиданно, что голова у Мисси пошла кругом.

Нет! — хотела она крикнуть ему, желая, чтобы он ушел как можно быстрее, пока Тони не вернулся домой. Эти слова уже готовы были сорваться с ее губ, но она сдержалась. Если Джеффри заметит, что жена жаждет избавиться от него, то сразу же заподозрит неладное и догадается, что она что-то или кого-то прячет от него.

Тони еще утром взял ее машину и отправился в город. Он предупредил сестру, чтобы она не ждала его раньше пяти часов вечера, а это означало, что он появится не раньше шести.

Если мне удастся продолжить беседу с Джеффом, подумала Мисси, то я смогу незаметно выпроводить его, не вызвав подозрений.

— Кофе был бы очень кстати, — заметил он. — Я в дороге с самого утра.

— Кофе?..

Мишель двинулась на кухню, чувствуя, что он идет следом за ней.

Ее не волновало то, что она ведет себя не слишком любезно, и занимало только одно удивительное ощущение того, что они идут в ногу. Невозможно было не вспомнить, как они шли бок о бок по проходу церкви в день своей свадьбы.

— Не знал, что ты любишь копаться в земле, — сказал Джеффри.

Как ему удается сохранять олимпийское спокойствие? — мысленно поразилась Мишель. Как он может болтать с такой непринужденностью, словно они просто знакомы, и не более того?

Она никак не могла прийти в себя, испытав при его появлении настоящий шок.

Мое отношение к этому человеку напоминает качели, которые раскачиваются от ненависти до тоски, думала Мисси, разрываясь между желанием, чтобы Джеффри оказался как можно дальше от нее, и потребностью привязать его к себе навсегда.

Но способен ли этот человек хоть на какие-то чувства?

— У тебя ведь такие тонкие, холеные пальчики, — продолжил он и указал на ее руки.

Мишель опустила глаза. Какая ошибка, подумала она, ощутив вспышку золотого кольца, поймавшего луч дневного солнца, словно острый удар ножа.

— Я никогда не замечал, чтобы ты…

— Ты вообще меня не замечал, — резко оборвала его она. — В противном случае ты бы никогда…

Она поспешно остановила себя, сдерживая гнев. Ей хотелось закричать, забросать мужа упреками, но она не имела права показывать, как сильно он действует на нее и как болит ее измученное сердце.

Нельзя давать ему подтверждение того, что его чудовищная месть удалась.

Но Джефф не позволил ей отвертеться так просто.

— Никогда не замечал? — переспросил он.

— Ты бы не удивился, увидев меня в саду, — быстро ответила Мисси, — если бы знал обо мне чуть-чуть больше. Мой отец руководил небольшим ботаническим садом, и нет ничего удивительного в том, что я унаследовала от него любовь к растениям. — Она стремилась говорить так же небрежно, как и Джеффри, и радовалась тому, что это у нее получается, хотя светский тон давался ей с огромным трудом. — Мне нравится копаться в земле, сажать цветы, подкармливать их, растить и ухаживать за ними. Это чем-то напоминает воспитание ребенка…

— Вот как? — с сомнением в голосе заметил Джефф.

— О, конечно, ребенок — это совсем другое дело. — Мишель нелегко было говорить на эту тему. — Все, что мы можем, — это любить его и заботиться о нем, а затем позволить ему уйти. Родители учат свое дитя отличать хорошее от дурного, но им все равно рано • или лоздно приходится предоставить ему возможность идти собственной дорогой.

— И ты была бы в состоянии сделать это? — спросил Джефф, усаживаясь за кухонный стол. — А что бы ты почувствовала, если бы ребенок не усвоил твоих уроков? — Странная нота прозвучала в его голосе. — Если, скажем, отец…

— Джефф, ты о чем? — Мишель повернулась к нему, продолжая наполнять чайник водой, и в ее янтарных глазах сверкнуло раздражение. — Ходишь вокруг да около и не решаешься прямо спросить, не забеременела ли я той ночью? Можешь не беспокоиться, этого не случилось. Ты был достаточно предусмотрителен, чтобы оградить себя от подобных последствий, хотя и облек это в другую форму.

— Но я думал и о тебе, а не только о себе, — огрызнулся он, и она с удовлетворением заметила, что непроницаемое выражение исчезло с его лица. Мысль о том, что ее слова попали прямо в цель, немного скрасила боль воспоминаний.

— Да ну? — с сарказмом произнесла она, торопясь воспользоваться этим сомнительным преимуществом. — И от чего же ты защищал меня?

Но Мишель тут же пожалела о своих словах. На самом деле она не хотела слышать ответ, опасаясь, что Джеффри использовал презерватив, потому что ему претила их полная близость.

— Если ты помнишь, я говорила, что между женатыми людьми подобные меры излишни. Я думала, что вышла замуж за человека, которого любила сама и который любил меня…

— И как бы ты себя чувствовала, если бы я оставил тебя беременной? — бросил он. — Если бы я зачал ребенка, которого никто из нас не хотел?

Неправда! — хотелось вскричать Мишель. Если бы это был твой ребенок, я бы любила его, несмотря ни на что.

Но если бы она произнесла это вслух, то Джефф понял бы, как оскорблены ее чувства.

— Странно, что ты не решился на это, — заметила она. — Что, сдали нервы?

— Нервы? — Джефф непонимающе нахмурился.

— Тебе не кажется, что это был бы отличный способ получить реванш за то, что натворил Тони? Ты мог бы бросить меня с ребенком, который напоминал бы мне о тебе все мою жизнь. Отчего же ты не сделал этого? Или тебе все же не чуждо милосердие и твоя страсть к возмездию тоже имеет границы?

— Веришь или нет, но это так, — выдавил из себя Джефф, и в его стальных глазах промелькнуло выражение, которое Мишель не сумела разгадать.

Но ее охватило ликование при мысли о том, что она нанесла ответный удар.

— Впрочем, даже если бы я забеременела, эту проблему можно было легко решить, — заявила она, — избавившись от твоего маленького живого подарка.

Что ж, это даже хорошо, думал Джеффри. Такая встряска отрезвит его и направит мысли в правильное русло. К счастью, Мисси оказалась истинной сестрой Тони.

— Ты могла бы решиться на такое? — произнес он, не скрывая отвращения.

Конечно нет, подумала Мишель, но растерянность на его лице порадовала ее.

Джефф хотел что-то еще добавить, но она не дала ему договорить, резким движением поставив перед ним кружку.

— Ваш кофе, сэр! И я была бы вам очень благодарна, — лениво процедила она, — если бы поскорее покончили с ним и освободили меня от своего общества. Но он схватил ее за руку.

— Ты все еще носишь обручальное кольцо?

— А почему бы и нет? — Она выдернула руку и спрятала ее за спину. — Я все еще твоя жена, по крайней мере, на бумаге.

— Только на бумаге, — уточнил Джефф. — Но этот вопрос решается так же легко, как и проблема нежелательной беременности. — Он поднес кружку ко рту и взглянул на Мишель с удовлетворенной усмешкой. — Ты что-нибудь слышала о своем брате?

— Ни слова. — Резкая смена темы вывела ее из равновесия, и она неосторожно бросила быстрый взгляд на дверь. — Энтони…

Кружка так резко стукнулась о стол, что кофе выплеснулся на скатерть.

— Он здесь? Не говори, что это не так — сверкнув глазами, воскликнул Джеффри. — Твой проклятый братец был здесь все это время? Где он прячется? Отвечай! Наверху?

— Нет! — в отчаянии вскричала Мишель.

Но Джефф уже бросился в холл. Перескакивая через две ступеньки, он достиг лестничной площадки прежде, чем Мисси успела что-либо сообразить. ч — Конуэй!

Инстинктивно найдя комнату Тони, он сильным ударом ноги распахнул дверь.

Все это напоминает детективные кинофильмы, промелькнуло в голове у Мишель.

— Конуэй! — снова прорычал Джефф. — Где, к дьяволу?.. Он был здесь!

Какой смысл отрицать это, уныло думала девушка. Факт был очевиден и неоспорим для любого, заглянувшего в комнату: постель смята, на полу и в креслах беспорядочно разбросана одежда, а у стены лежит неопровержимое доказательство — принадлежащая Тони дорогая гитара, с которой он никогда не расставался.

— Где он? — в ярости допытывался Джефф.

У Мисси от страха по спине побежали мурашки, и ей показалось, что под его бешеным взглядом она превращается в горстку пепла. Выскочив из комнаты Тони, он схватил ее за запястья, и она оцепенела.

— Где он?!

— Я… я не…

— Не лги, черт возьми! Я знаю, что он недавно был здесь и, скорее всего, бродит где-то поблизости. Он не оставил бы гитару, если бы не намеревался вернуться. Так что или ты скажешь мне, или…

— Нет, — пролепетала Мисси, пытаясь защитить брата. Она увидела в глазах Джеффа ненависть и жажду мщения, и отчаяние придало ей сил. — Я не…

Но тут она услышала то, чего больше всего боялась, — визг тормозов и звуки тяжелого рока, столь любимого братом. Джефф резко обернулся. Минутой позже музыка оборвалась, и Мисси похолодела. Мощное тело Джеффа напряглось, и сильные руки еще сильнее сжали ее запястья. В окно было видно, как Тони, беззаботно насвистывая, захлопнул дверцу машины и, ничего не подозревая, направился к дому.

2

Мишель в отчаянии закрыла глаза. Брат направляется прямо в ловушку, а в доме его ждет смертельный враг, жаждущий крови… Господи, если бы она могла хоть как-то предупредить Тони!

— Мисси! — Тот уже вошел в дом, и его голос, отдаваясь эхом, достиг их ушей. — Ты здесь?

Девушка испуганно посмотрела на Джеффа и увидела в его глазах нескрываемое торжество.

— Позови его! — угрожающе прошипел он. Мисси хотела было отрицательно покачать головой, но не смогла даже пошевелиться. Застыв, словно кролик перед удавом, она молча смотрела в его безжалостные глаза.

— Ну же! Позови!

И вдруг ее оцепенение исчезло. Мишель подняла голову и проглотила комок в горле. У нее был только один шанс спасти брата. Она страшно рисковала, но ничего другого сделать не могла.

— Тони! — пронзительно закричала девушка, вложив в этот возглас предупреждение, граничащее с паникой. — Здесь…

Договорить она не успела. Сильная рука грубо закрыла ей рот. Джеффри рывком повернул Мишель лицом к себе, и она услышала, как бьется его сердце. К ее изумлению, оно даже не ускорило свой бег. Его удары были размеренны, словно Джефф не охотился на врага, а обсуждал текущие коммерческие дела. Несмотря на охватившую его жестокую радость, этот человек был абсолютно спокоен, в то время как сердце Мисси трепетало от страха, а дыхание прерывалось.

— Мисси! — Голос Тони приближался. Он шагал по лестнице, поднимаясь к площадке, на которую выходила дверь его спальни. Мишель не могла допустить, чтобы брат попал в руки Джеффа, словно невинный ягненок в зубы злому волку. В безумном порыве она изо всех сил ударила Джеффа по ноге и удовлетворенно усмехнулась, услышав, как он заворчал от боли.

— Будь ты проклята! — пробормотал он.

Дверь отворилась, и Мисси в отчаянии застонала, увидев, что брат входит в комнату.

— Хейфорд! — прохрипел Тони с расширившимися от страха глазами.

— Да, это я, собственной персоной. А это, кажется, неуловимый мистер Конуэй? — Джеффри с сарказмом растягивал слова.

Мисси беззвучно шевелила губами. Хотя Джефф больше не зажимал ей рот и лишь крепко держал за талию, она не могла говорить и только взглядом выражала отчаянное желание броситься брату на помощь.

В комнате повисла грозная тишина. Воздух, казалось, сгустился так, что стало невозможно дышать.

— Я долго следил за тобой и уверен, что ты прекрасно понимаешь, почему. Ты должен был знать, что в конце концов я тебя поймаю.

Если раньше Мисси полагала, что брат преувеличивает свои опасения, то теперь вынуждена была признать, что заблуждалась. Сильно заблуждалась.

На Тони было страшно смотреть. От лица, и без того бледного, отхлынула кровь, и оно сделалось белым как мел. Заострившиеся черты исказила гримаса ужаса, а зрачки расширились так, что глаза казались не карими, а совсем черными.

Сердце Мишель сжалось. Брат выглядел неуклюжим затравленным подростком. Казалось, время повернулось вспять. Таким Тони был сразу же после смерти родителей, печально отметила про себя она.

С тех пор как брат вернулся в Эдгертон, он едва притрагивался к еде, скверно спал. Ночами она слышала, как Тони тревожно шагает по комнате из угла в угол или мечется в постели, а если ему удавалось заснуть, то вскоре он просыпался со стоном и криком о помощи, словно против него ополчились все демоны ада.

Видимо, страшные сновидения терзали его. Мишель были хорошо известны эти кошмары — в трудные минуты они преследовали и ее. Это был призрак пламени, бросавшего багровые отблески в ночное небо и наполнявшего легкие густым черным дымом, пламени, бушевавшего там, где совсем недавно был их дом.

Зная все это, девушка не отважилась расспрашивать брата о его отношениях с Джеффом и о том, что произошло между ними. Она просто позволила Тони поселиться в доме, уповая на то, что покой, отдых и регулярное питание помогут ему восстановить силы. Мисси даже обошла молчанием тот факт, что пару раз из ее кошелька пропадали деньги, и пообещала себе, что обязательно возьмется за воспитание брата, когда тот придет в себя.

Но эти времена так и не наступили. Злая судьба в лице Джеффри Хейфорда снова ворвалась в их жизнь, разрушив все надежды на лучшее будущее.

В возникшем противостоянии Тони, без сомнения, был в худшем положении, с горечью признала Мисси. Невозможно не заметить контраста между изможденным, хрупким юношей и сильным, мощным мужчиной.

— Тони!

Собрав последние силы, Мишель вырвалась из крепких рук Джеффа и бросилась к брату, намереваясь обнять его и защитить. Но ее порыв вызвал у того совершенно неожиданную реакцию. Он в испуге втянул голову в плечи и опрометью бросился вниз.

— Дьявол! — в ярости воскликнул Джеффри.

Этот возглас вывел Мишель из оцепенения, и она последовала за Джеффом, который, опередив ее, уже выскочил на улицу.

Но было уже слишком поздно. Тони прыгнул в машину и сорвался с места на безумной скорости, ускользнув из готовой захлопнуться ловушки.

— Черт тебя побери! — в бессильной ярости прорычал Джефф.

Он остановился так внезапно, что Мисси налетела на него, потеряв равновесие, и упала бы, не обладай Джефф молниеносной реакцией. Он круто развернулся и успел подхватить ее. Она стала вырываться, не в силах вынести его прикосновений, которые слишком о многом напоминали.

— Пусти! Ты мне синяков наставишь! Поддавшись бушевавшим в ней эмоциям,

Мишель неистово отбросила его руку, чем заслужила холодную циничную улыбку.

— Как странно, — с иронией протянул Джефф. — Были времена, когда ты жаждала моих объятий…

— Забудь об этом, — вспыхнула она. — Мои чувства к тебе сильно изменились. Кажется, именно этого ты добивался?

Джефф был вне себя. Упустив свою жертву, он просто кипел от негодования.

Конуэй в последнюю минуту ускользнул из западни, и теперь Джеффри чувствовал себя как астронавт на старте, который ждет команды «пуск», а ему вместо этого вдруг сообщают, что полет отменяется.

— Так, значит, твои чувства изменились? — с сарказмом продолжал он.

— Это неопровержимый факт, — подтвердила Мишель и украдкой взглянула на Джеффа.

Склонив к плечу свою красивую голову, он окинул девушку дерзким, откровенно оценивающим взглядом, и у нее запылали щеки.

— Ты бы не хотела это доказать? — поинтересовался он.

— Вот еще!

Но, оставив это возражение без внимания, Джеффри снова схватил ее в объятия Слабые попытки Мисси воспротивиться были тщетны. Он снова, как и несколько минут назад, прижимал ее к своей груди, но теперь все было по-иному.

Прежде чем она успела сообразить, что у него на уме, Джефф коснулся ее лица губами со столь неожиданной, обескураживающей нежностью, что она, вопреки своему желанию, сдалась. Глаза ее закрылись, а с губ сорвался приглушенный стон наслаждения.

Джефф все понял и жадно припал к ее рту. Земля закачалась под ногами у Мишель, и она поплыла в каких-то клубящихся облаках, словно сильным порывом ветра унесенная в иные миры, где не было места реальности.

Это было волшебное царство чувственных ощущений. Жадный огонь побежал по ее жилам, зажигая кровь, и Мисси с голодной страстью ответила на поцелуй. Ее грудь напряглась и налилась тяжестью, тоскуя по ласкам этих сильных и нежных рук.

Мишель почувствовала, что Джефф возбужден так же, как она сама. Его сердце сменило размеренный ритм на бешеный бег, дыхание стало хриплым, а на жестко очерченных скулах выступила краска. Прижимаясь к крепкому мускулистому телу, Мисси не могла не ощущать его возбуждения.

Она вздрогнула. Что может быть общего между этим пылким мужчиной и тем Джеффом, которого она видела всего несколько минут назад исполненным непреклонной решимости осуществить свою месть?

Впрочем, так это ли? — услышала девушка трезвый голос рассудка. Как она могла забыть, с какой обескураживающей расчетливостью, грубым цинизмом и хладнокровием он занимался с ней любовью в их брачную ночь? Нет, не любовью, а сексом, поправила себя Мисси. По крайней мере, с его стороны это было именно так. Он взял ее тело с бессердечным безразличием к чувствам, использовал для собственного удовольствия и, ни на секунду не задумавшись, отбросил, как надоевшую игрушку. Человек, способный на такое, вполне может снова поступить точно так же, если подвернется удобный случай. А она оказалась настолько глупа, что сама предоставила ему этот шанс.

— И что же ты скажешь теперь, моя милая? — пробормотал Джефф ей в ухо. — Что таким образом пытаешься продемонстрировать, как сильно меня ненавидишь? Ты и сейчас беспокоишься о синяках, Мисси? Тебе действительно неприятны мои прикосновения?

— Да! — выкрикнула она так громко, что птицы, щебетавшие за окном, вспорхнули с ветки. — Да! Господи, как я тебя ненавижу!

Голос ее задрожал и сорвался. Только сейчас Мишель поняла, как холодно и расчетливо манипулировал ею Джефф. Лишь теперь до нее дошло, что тогда, перед свадьбой, его ожидание и выдержка, когда дело касалось сексуальной стороны их отношений, были хорошо продуманной уловкой, призванной усыпить ее бдительность. Если бы тогда он надавил, она бы отступила, пытаясь сохранить безопасную дистанцию. Но Джефф был слишком хитер. Избрав Мисси своей жертвой, он, словно хищный зверь, долго ходил вокруг да около, хладнокровно ожидая, пока она добровольно вручит ему себя. Он дал ей понять, что сгорает от желания, но обуздывает свою страсть, пока она не будет готова к близости с ним. Он позволил ей думать, что она сама вольна сделать выбор, когда посчитает это возможным.

А поскольку Мисси горела той же страстью, в которой уверял ее он, то именно она довела дело до финала. С трудом обуздываемое желание заставило ее ускорить свадьбу. А Джефф бросил ее, взяв тело и душу в плен, из которого не было выхода.

— Однако ты говорила, что любишь меня, — вкрадчиво прошептал он, и Мишель задрожала, словно туго натянутая струна.

Должно быть, именно таким голосом разговаривал в райском саду змей-искуситель, в отчаянии думала она. Неудивительно, что он так быстро соблазнил Еву. Даже сейчас, испытывая к этому мужчине страшную ненависть, Мишель приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы освободиться от его чар.

— Любила! — вызывающе бросила она, сверкнув на него глазами. — Но ты сам все разрушил, когда бросил меня. Ты убил любовь, которую я когда-то испытывала к тебе, оставив на ее месте пустоту.

— А теперь? — Голос Джеффа прозвучал хрипло, как будто после долгого молчания.

— Теперь? — Мишель торжествующе улыбнулась, глядя в его потрясенные глаза. — Теперь ты дал мне то, чем я могу заполнить эту пустоту. Мой ум и сердце полны ненависти, всепоглощающей ненависти к тебе. И, поверь, это прекрасное чувство!

— Ненависть? — Он недоверчиво усмехнулся. — Так, значит, то, что только что произошло между нами, свидетельствует о ненависти?

Его откровенный скепсис привел Мишель в ярость. Она отбросила со лба волосы и вскинула подбородок. Что ж, у нее есть, что ответить ему.

— Ты чертовски сексуальный мужчина, Джефф, — протянула она, намеренно пародируя его тон и оценивающий взгляд. — Как говорят в таких случаях, настоящий жеребец. Извини за грубость, но это правда, и ты сам это знаешь. Тебе известно, что при каждом соприкосновении мы высекаем друг из друга искры. — Мишель с соблазнительной улыбкой ласкала Джеффри взглядом, видя, как расширившиеся зрачки выдают его реакцию. Прежде чем продолжить, она нарочито медленно провела кончиком языка по пухлой нижней губе. — Любому дураку понятно, что мы просто созданы друг для друга, и я не настолько глупа, чтобы отрицать это. — Она говорила все увереннее, видя искры, внезапно вспыхнувшие в глубине его синих глаз. Это доказывало, что Джефф прекрасно сознает, что она повторяет слова, сказанные им наутро после свадьбы. — То, что ты дал мне в ту ночь, было восхитительно: эротическое пробуждение, настоящий сексуальный взрыв. Я не прочь повторить это снова и снова. Но отныне и с моей стороны это не будет иметь ничего общего с любовью.

Ее слова были встречены глубоким молчанием. Отдаленный шум уличного движения, легкий шелест листьев, жужжание пчел над кустами жимолости вдруг стали необыкновенно громкими, будто кто-то невидимый включил их на полную мощность.

Джефф долго смотрел на нее, холодно сощурив глаза, потом медленно кивнул. Чуть заметная саркастическая улыбка коснулась его твердого рта.

— Хорошо, — медленно проговорил он — Если это ненависть, то она меня устраивает.

И он с ленивой грацией притянул ее к себе. Как зачарованная, Мишель не сводила глаз с его губ, которые медленно приближались к ее рту.

Это было совсем не то, чего она добивалась, и, сообразив, что ее план не сработал, Мишель впала в панику.

Она была убеждена, что ее сексуальная распущенность и уверенность в себе сразит Джеффа и он наконец поймет, что не обладает над ней никакой властью.

Вместо этого он принял вызов и, что еще хуже, увидел в этом начало исключительно физических отношений, основанных на взаимном вожделении и полностью лишенных нежности и внимания друг к другу.

Ему, наверное, и во сне не снился такой подарок. Какой мужчина не мечтает о том, чтобы партнерша разделяла его циничный подход к сексу и была готова удовлетворять его желание так часто, как он того пожелает.

«Настоящий жеребец», «сексуальный взрыв». Эти слова, в пылу гнева сорвавшиеся с языка, неотступно преследовали Мишель. При мысли о собственной глупости у нее вырвался стон.

— Это полностью совпадает с моими намерениями, — протянул Джефф, и Мишель поняла, что он принял ее молчание за сладострастное ожидание.

Что она могла сказать?! Если, ударившись в панику, начать вырываться из его рук, то он поймет, что все ее слова — блеф. Этот мужчина знает, что она не в состоянии противостоять своей тяге к нему, и Мисси тут же потеряет то маленькое преимущество, которого добилась, рассуждая о своей ненависти и его сексуальной привлекательности. И тогда хрупкая, почти эфемерная защита, которую она возвела вокруг себя, мгновенно рухнет.

Мишель облизала пересохшие губы и инстинктивно ухватилась за единственную мысль, которая, по ее мнению, могла сбить Джеффа с толку.

— Так как насчет Тони?

Этот прием сработал. Наверное, если бы она вылила на него ведро холодной воды, это произвело бы меньший эффект.

Джефф резко выпрямился, зло сощурил глаза и пробормотал то ли ругательство, то ли угрозу. У Мисси от страха чуть ноги не подкосились. Ей оставалось лишь уповать на то, что Тони уже далеко от Эдгертона. Скорость, с которой он сорвался с места, позволяла на это надеяться.

— Тони! — Имя ее брата в устах Джеффа прозвучало как грязная брань.

Черт, о чем я думал, корил себя он. На самом деле ему нужен только Конуэй. Этот подонок должен заплатить за то, что натворил. А он, Джеффри, позволил себе отвлечься на Мисси и легко попался в паутину соблазна, которую она хитроумно сплела вокруг него. Ну уж нет, ей не удастся отвлечь его от цели, которой он посвятил последние полгода!

Он обязан помнить о Доминик. Господи, как тяжело вспоминать о том, что с ней произошло. Именно по этой причине он связался с семейством Конуэй, не предполагая, что ситуация окажется такой запутанной. Ему никогда не приходило в голову, что он может искренне увлечься сестрой Тони, одержимый страстью, которую не в силах побороть. Если бы он мог предположить, что Мишель настолько одурманит его разум, разбудив низменные инстинкты, то с самого начала держался бы от нее подальше.

— Я действительно забыл об этом негодяе, твоем братце.

Именно этого Мисси и добивалась, но ее удовлетворение тут же заглушила горькая обида, потому что Джефф, мгновенно забыв о ее существовании, торопливо вошел в дом, подбежал к телефону и начал набирать номер.

— Рэй? — пророкотал он, услышав ответ. — Я нашел Конуэя, но ему удалось ускользнуть. Он…

— Что ты делаешь?! — Побледнев, Мисси попыталась выхватить у него трубку, но тщетно.

— Отдаю распоряжения о поимке твоего брата, — резко ответил ей он. — Простить себе не могу, что позволил ему удрать. Хотя, конечно, меня отвлекли… — Иронически приподнятая бровь говорила о том, что он не придает этому большого значения. — Я очень благодарен тебе за напоминание о сути дела.

Это откровенное оскорбление подействовало на Мишель как пощечина.

— Ты не имеешь права натравливать на него убийц!

— Убийц?! — Удивление в голосе Джеффа говорило о том, что она сделала поспешные выводы. — Поверь, дорогая, Рэй Бафалло — вовсе не убийца. Он помогал мне отыскать твоего брата. И сейчас я либо снова прибегну к его помощи, либо вынужден буду обратиться в полицию. Выбирай.

Он, безусловно, прекрасно сознавал, что поставил ее в безвыходное положение.

Мисси безутешно покачала головой. Полиция может возбудить дело против Тони, и тогда брата неминуемо в чем-нибудь обвинят, будь то нарушение условий контракта или кража денег. Означает ли это, что Тони грозит тюрьма, или его только оштрафуют? Но он не в состоянии заплатить и, потом, только одному Богу известно, какие претензии к нему выдвинет Джефф.

— Ох, нет!

— К чему относится это «нет»? К полиции или к моему другу Рэю? — поинтересовался Джефф.

— Ты не можешь вызвать полицию, — сказала Мишель, стараясь не показать своего страха.

Если Тони страдал от кошмаров в этом спокойном, комфортабельном доме, то он не выдержит и одной ночи в тюремной камере, Мишель в этом не сомневалась.

— Хорошо. — Джефф бросил в трубку несколько фраз и положил ее на рычаг. — Рэй все уладит.

Кровь отхлынула от лица Мисси.

— Нет! Джефф, пожалуйста, отзови свою ищейку!

— Ищейку! — хрипло рассмеялся он. — Бедняга Рэй очень огорчился бы, услышав такой нелестный отзыв о своей персоне. Не беспокойся, дорогая, — произнес Джеффри, без тени снисхождения глядя на ее побледневшее, искаженное лицо, — он настоящий профессионал.

Если он и хотел таким образом утешить Мисси, то добился обратного результата. Она уже готова была предпочесть вмешательство полиции, но только не этого бандита.

— А что ты собираешься делать, пока Рэй выполняет твои поручения? — с трудом ворочая языком, спросила она.

Едкая усмешка Джеффа давала понять, что его ответ Мисси не понравится.

— Я пока останусь здесь. Теперь твой братец знает, где ты, и непременно попытается снова связаться с тобой.

— Я в этом вовсе не уверена. Когда Тони исчез в прошлый раз, то пропадал целых три года.

И едва увидев брата, я снова потеряла его, горько вздохнула Мисси, и все по вине Джеффа. Эта мысль заставила ее ненависть вспыхнуть с новой силой.

— Тогда он еще не знал, что ты разбогатела, — вкрадчиво заметил Джефф и отвернулся, давая понять, что эта тема исчерпана.

Пронзительный взгляд синих глаз больше не гипнотизировал Мисси, и она могла мыслить чуть более здраво.

Ну, конечно! Тони нужны деньги, чтобы расплатиться с Джеффом, причем столько, сколько она не видела за всю свою жизнь. Теперь, пусть и с опозданием, Мишель поняла, что может кое-что сделать для брата, и ощутила необычайный прилив сил.

— Подожди минуту! — Джеффри мгновенно обернулся на ее оклик, и она растерялась. Он словно ждал подобного поворота событий. — Я… я хочу у тебя кое-что спросить.

Под его испытующим взглядом она начала снова терять присутствие духа. Раздражение, написанное на его лице, лишало ее всякой надежды.

— Этот дом… Ты говорил, что он мой. Это правда?

— Конечно. — Темные брови Джеффа сошлись на переносице. — Разве ты еще не получила документы?

— Получила, — ответила Мисси, пропустив мимо ушей нотку беспокойства в его голосе. — Ты на самом деле считаешь, что этот дом принадлежит мне?

— Целиком и полностью!

— Все это, наверное, стоит кучу денег? Я имею в виду дом и ежемесячное содержание, которое ты мне назначил. Я понимаю, что это не совсем мое… — Она попыталась призывно улыбнуться, глядя прямо в его непреклонные глаза, но, натолкнувшись на презрительный безмолвный отказ, ее улыбка мгновенно померкла. — Может, вернув тебе все это, я смогу оплатить долг Тони? Я готова подписать документы о том, что ты не обязан меня содержать, хотя мы по-прежнему муж и жена.

— Деньги! — Джеффри произнес это слово так, словно более грязного ругательства нельзя было придумать. — Ты и в самом деле думаешь, что они могут искупить то, что совершил твой брат? Нет, дорогая, дело зашло слишком далеко.

— Не может быть! — Мисси показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Тони предупреждал ее, что дело обстоит именно так, но она все-таки не верила ему, надеясь, что Джефф прислушается к голосу рассудка. Какое-то мгновение она была уверена, что отыскала возможность удовлетворить жажду мщения, охватившую ее мужа, но… — Джефф, пожалуйста…

Сколько же он хочет? — лихорадочно думала Мисси. Брат говорил, что каждый следующий день усугубляет его положение, а значит, сумма долга, значительная сама по себе, теперь просто огромна.

— Этого недостаточно! — враждебно заявил Джефф, полоснув ее стальным взглядом, и скрылся за дверью.

Мисси беспомощно смотрела ему вслед.

Бледное, искаженное ужасом лицо Тони немым укором встало перед ее мысленным взором, побуждая действовать. Нужно убедить Джеффа выслушать ее и заставить принять дом в виде частичного погашения долга. Что делать дальше, она пока еще не представляла.

Мишель нашла мужа в гостиной возле бара с бутылкой виски в руке.

— Захотелось выпить чего-нибудь покрепче, — заметил он, увидев ее в дверях. — Ты не против, что я тут хозяйничаю?

Его преувеличенная вежливость и ироническая интонация покоробили Мисси, и она остановилась на пороге, переминаясь с ноги на ногу.

— Делай, что хочешь, — наконец сказала она, — это твой дом.

— Я думал, мы уже обо всем договорились. — Он сказал это так решительно, что Мишель вздрогнула. — Этот дом твой, и я не желаю ничего менять.

— Тогда я продам его и верну тебе долг Тони. Джефф, ты должен разрешить мне сделать это!

— Должен? — мрачно переспросил он, снова наполняя бокал, и выпил его, но гораздо медленнее, чем первый. — Я тебе ничего не должен!

— Пожалуйста! Я хочу помочь Тони! Ты обязан позволить мне сделать это.

«Обязан»! А кто поможет Доминик, мечты которой Тони Конуэй разрушил своим легкомысленным поступком? Он ворвался в ее судьбу, как торнадо, оставив после себя горе и опустошение. И Мисси еще хочет, чтобы я помог ей позаботиться об этом человеке! — с горечью рассуждал Джеффри.

Он стиснул стакан с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Казалось, хрупкое стекло вот-вот не выдержит и рассыплется на тысячу осколков.

— Джефф, пожалуйста! Только скажи, что ты хочешь, и я сделаю это. Я сделаю все… — Мисси осеклась, сообразив, что сама загнала себя в ловушку, но было уже поздно.

— Все?! — переспросил он. В его голосе прозвучал нескрываемый намек, а холодные глаза с оскорбительным высокомерием скользнули по ее высокой груди, туго обтянутой майкой, и спустились к плетеному кожаному ремешку, стягивающему узкую талию. — Все? — повторил он, сладострастно растягивая это короткое слово.

Ну, это уж слишком! — возмутилась Мишель. Судя по лицу Джеффа, он не сомневался, что ее достаточно спровоцировать, и она не сможет устоять. Но он только рассмеялся, так грубо, цинично и мрачно, что у нее похолодело на сердце.

— Думаю, все-таки не совсем все, — заявил он язвительно. — Ведь даже ради своего драгоценного Тони ты не опустишься до того, чтобы снова коснуться меня.

Если бы он только знал, печально думала Мисси, что даже теперь ее тело тоскует по его объятиям. Если бы знал, как она жаждет его умелых ласк и жарких поцелуев Если бы знал, как ее груди до боли напрягаются от неутоленной жажды, а тело тает при одной мысли о его прикосновениях.

— Так скажи мне, дорогая, — продолжал Джефф зловещим шепотом, — что в твоем братце такого особенного?

— Как «что»? Он мой брат, и у меня, кроме него, никого нет. Но тебе, конечно, этого не понять.

И тут в глазах Джеффри отразилась такая боль, что сердце Мисси невольно сжалось. Ей показалось, что он сейчас швырнет в нее стакан, и она напряглась, готовясь увернуться от удара. Но он только хрипло выдохнул и медленно допил виски.

— У меня нет брата, о котором я бы мог заботиться, как ты о Тони, — наконец заговорил Джефф. Каждое его слово холодным осколком падало в тишину, и Мисси кожей ощущала их ледяное прикосновение. — Но я знаю, что есть любовь, которая может подвигнуть на отчаянные поступки. — Он снова потянулся к бутылке. — Тебе налить?

— Нет, — решительно покачала головой Мисси. — Да и тебе, наверное, уже достаточно, ведь если ты сядешь за руль… — Она не договорила, полагая, что намек и так слишком прозрачен.

— Как это мило с твоей стороны, Мисси, — ухмыльнулся Джефф. — Но ты забыла, что я никуда не собираюсь ехать. Я остаюсь здесь.

— Тони не вернется! — воскликнула она.

— У меня могут быть и другие причины, чтобы остаться.

Горлышко бутылки снова звякнуло о край стакана.

— Хватит! — Мисси не могла больше сдерживаться. — Если ты будешь так много пить, тебе станет плохо.

— А тебя это волнует?

— Да.

Выражение лица Джеффри говорило, что он не слишком в это верит.

— А тебе неясно, почему я решил напиться до беспамятства?

— Может быть, ты сам скажешь? Джефф, ты меня пугаешь, ты никогда не был таким несдержанным.

— Да и ты не всегда была настолько стыдлива. А сейчас стараешься казаться невинной, прямо как девственно-чистые лилии, что продаются в твоем магазине. Правда, в связи с этим мне на ум приходят строчки Ростана: «О лилии! О чем они молчат? Их мистицизм мне кажется порочным!» — иронически продекламировал Джеффри, но Мишель с радостью отметила, что он отставил бутылку и опустился в кресло. — А теперь скажи мне, моя дорогая Мисси, что рассказал тебе Тони?

— Все!

— Все? — В голосе Джеффа прозвучало искреннее сомнение, и его синие глаза смотрели на нее с глубоким недоверием.

— Да, все! Даже самые отвратительные подробности. Тони признался мне во всем.

— И после этого ты по-прежнему на его стороне? Ты сквозь пальцы смотришь на то, что он натворил?

В глубине души Мисси считала своего брата совершенно безответственным человеком. Тони не мешало хорошенько выпороть и как следует припугнуть, чтобы до него наконец дошло, как по-идиотски он себя вел. И все же юноша не заслуживал той беспощадной травли.

— Послушай, Джефф. — Она опустилась в кресло и, подавшись вперед, сложила руки в умоляющем жесте. — Тони ведь еще очень молод и глуп. Когда вы впервые встретились, ему не было и двадцати.

— Расскажи об этом кому-нибудь другому! — В непреклонном взгляде Джеффа не было и капли снисхождения.

— Он чувствует себя таким виноватым.

— Будь он проклят! Он разрушает все, к чему прикасается. — И снова ни тени жалости. Надежды Мисси на то, что Джефф услышит ее мольбы, не оправдались. — Да, еще одно, — продолжил он уже другим тоном. — Ты забыла о себе. Разве тебя не интересует, во что ты вляпалась?

— Ну, это так просто. — Мишель не собиралась признаваться в том, как ей тяжело.

— Просто? — И снова его голос странно дрогнул, отчего все случившееся с ней показалось еще более страшным.

— Да. Ты хотел добраться до моего брата, а не отыскав его, решил, что причиненное мне зло накажет Тони больше, чем прямая атака на него. — Ей хотелось думать, что Джефф оставил ей дом и назначил огромное содержание потому, что испытывал угрызения совести, но, когда она снова взглянула в его холодное лицо, то поняла, что заблуждалась. — Так ведь? Это нечто вроде корсиканской вендетты, когда за преступления одного члена семьи расплачивается весь род? Тони причинил зло Хейфордам, поэтому должна пострадать вся семья Конуэй? Так ты это понимаешь, Джефф?

— Да, именно так.

Итак, Тони действительно рассказал сестре все, подумал Джефф. Когда Мисси заявила, что ей все известно, он усомнился в том, что ее братец настолько лишен стыда, что признался в содеянном.

Но, как оказалось, он недооценил силу семейных уз, связывающих брата и сестру Конуэй. Мишель не только знала о преступлении Тони, но и старалась помочь ему избежать возмездия, пытаясь деньгами компенсировать то, что он совершил. Как будто деньги могли залечить кровоточащую рану. У меня их более чем достаточно, с горечью думал Джеффри, но они оказались совершенно бесполезны, когда я столкнулся с настоящим горем.

Его молчание рождало в Мисси слабую надежду на то, что он может передумать. Может, у нее появился шанс все уладить?

— Итак, что я могу сделать?

Джефф изучающе смотрел на нее потемневшими, цвета грозового неба глазами.

— Ты действительно продала бы для этого дом?

— Конечно. Если ты не возражаешь, конечно.

Он вдруг поднялся на ноги, и Мишель невольно залюбовалась его высокой мощной фигурой. Воспоминания о проведенной с этим мужчиной ночи снова нахлынули на нее. Самого легкого его прикосновения было достаточно, чтобы вызвать в ней сладостную дрожь.

Но тут Джефф нагнулся к ней, взял твердыми пальцами за подбородок и поднял его так, что ее широко распахнутые янтарные глаза смотрели прямо на него. Мисси охватил страх.

Так прошло полминуты, потом минута. В полной тишине секунды уплывали в небытие, а он все не отпускал ее, ошеломленную, прикованную к месту, не способную даже шевельнуться. Мишель едва дышала, не в состоянии думать, а Джефф все всматривался в нее, словно пытаясь заглянуть в душу и там найти ответ на мучивший его вопрос.

Не понимая, чего он хочет, она затихла и, собрав все свое мужество, молча ждала.

Наконец Джеффри глубоко вздохнул, отпустил ее подбородок и провел рукой по своей гриве темных шелковистых волос.

— Твой брат тебя недостоин, — пробормотал он, — и если ты этого не понимаешь, то ты просто дурочка.

Уловив его странную интонацию, Мисси встрепенулась. Ей показалось, что она увидела проблеск света в конце длинного мрачного туннеля. Неужели в этой непробиваемой броне ес, ть хоть какая-то щель? Неужели Джеффри способен прислушаться к доводам разума? И Мишель решилась на последнюю отчаянную попытку:

— А мы не можем решить эту проблему сами? — с мольбой спросила она.

Господи, как же эта женщина меня искушает, пронеслось в голове у Джеффри. Но я не имею права поддаваться соблазну. Если я допущу это, ее брат останется безнаказанным.

— Никаких «нас» нет, как и проблем между нами. — Его слова хлестнули Мисси, как плеть. — Повторяю, между нами нет ничего личного и никогда не будет! Это касается только меня и Тони. — Джефф повернулся к ней спиной, желая положить конец разговору.

— Нет!

Мишель, вскочив на ноги, поймала его руку, не давая уйти. Он обернулся, явно намереваясь отделаться от нее, но потом передумал.

— Ты впутал меня в эту историю! — Голос Мисси дрожал и срывался от переполнявших ее эмоций. — Ты перевел все на личности, когда женился на мне!

— Нет, — холодно бросил Джефф. — Просто я знал, что ты — сестра Тони, и это решило все.

Мишель сама не понимала, как устояла на ногах. У нее было ощущение, что если она шевельнется, то тут же рассыплется на мелкие кусочки, как разбитая ваза.

— Ты знал?! — Ей приходилось прикладывать невероятные усилия, чтобы проталкивать слова через сжатое спазмом горло. — Тогда почему ты…

— Почему я женился на тебе? Или почему занимался с тобой любовью?

Услышав это слово, Мисси потеряла последние остатки самообладания.

— Не смей называть этим словом то, что ты сделал! — Она не рассчитывала на то, что этот человек может испытывать раскаяние или сожаление, но ждала от него хоть какой-то реакции, только не холодного молчания. Его непроницаемое лицо напоминало дом с закрытыми ставнями. — Скажи мне правду! Почему ты занимался со мной сексом? Зачем не только заставил влюбиться в тебя, но и женился? Почему он тянет с ответом? Наслаждается ее муками? — гадала девушка.

— Нет, моя дорогая, я не собираюсь давать тебе повод считать наш брак недействительным. Чтобы освободиться от меня, тебе придется пройти процедуру развода.

Что-то здесь не так. Во всем этом была какая-то фальшивая нота, резанувшая слух совершенно растерявшейся Мисси. Но она пока еще не могла уловить сути дела, а Джефф явно не намеревался помогать ей в этом.

— Но если мне придется ждать развода, — запинаясь, выговорила она, — то и тебе тоже.

— Да, — произнес он каким-то бесцветным голосом. — И мне тоже.

8

— Уверяю тебя, он не вернется!

Прошла почти неделя с момента панического бегства Тони из Бельведер-хаус. За это время Мишель, сама того не желая, привыкла к тому, что Джефф снова вернулся в ее жизнь.

Нет, «привыкла», пожалуй, было не совсем подходящим словом. Она просто научилась внешне спокойно переносить его присутствие в доме и приспособилась жить в той эмоциональной сумятице, которую вызывал в ней один только его вид.

И в этом смятении была повинна она сама. Мисси пыталась доказывать себе, что ее мало беспокоит возвращение Джеффа в Эдгертон, но ее план обернулся против нее.

Когда он объявил, что не уедет, она была готова бороться против того, чтобы он жил в доме, который, как она полагала, должен был стать их семейным гнездом. Ее не останавливало даже то, что он имеет право жить здесь хотя бы потому, что купил этот дом. Мисси не хотела, чтобы Джефф был рядом, поскольку знала, что не вынесет этого.

Но затем ей в голову пришла идея, которая заставила ее передумать. Если она станет бороться с Джеффом, то таким образом даст ему понять, что ее волнует его присутствие. Если же он догадается, какое напряжение в ней вызывает, то поймет, что ее чувства к нему на самом деле вовсе не таковы, как она старается показать. А этого Мисси хотелось меньше всего на свете. Что может лучше продемонстрировать ее полное безразличие к этому мужчине, как не отсутствие протестов с ее стороны? Только так она может доказать, что он больше не является частью ее жизни.

Поэтому Мишель равнодушно пожала плечами, когда Джефф спросил, какую из спален он может занять.

— Какое это имеет значение? В этом огромном доме места более чем достаточно. Думаю, из семи спален тебя какая-нибудь устроит. Выбери сам.

Нахмуренные брови Джеффа говорили, что он понял намек на комнату, где они провели брачную ночь.

— Я думал, что ты…

— Что это моя спальня? — притворно удивилась она. — Нет. Дело в том, что там стоит какой-то странный запах, и я перебралась в комнату, выходящую окнами в сад.

И вот теперь Джефф жил в доме, словно голодный лев, подкарауливающий жертву, а от Тони не было никаких вестей.

— Ты спугнул Тони и проиграл собственную игру. Если он когда-нибудь переступит порог этого дома, я буду очень удивлена.

— А я нет, — отозвался Джефф. — Я знаю твоего брата лучше, чем ты. Он отчаянно нуждается в деньгах, и ему не к кому обратиться, кроме тебя.

— Но для этого ему вовсе не нужно приходить сюда.

Мисси оставила попытки съесть хоть что-нибудь и потянулась к кофейнику.

Было невозможно не заметить контраста между раскованной позой Джеффа, одетого в джинсы и темно-синюю рубашку-поло, и ее напряжением. В белой кружевной блузке и строгой юбке, из тех, что она обычно носила на службе, Мисси с появлением Джеффри стала ощущать себя в Бельведер-хаус гостьей, тогда как он сам чувствовал себя как дома.

— Ему достаточно позвонить, — нервно продолжила она.

— И ты тут же примчишься к нему с необходимой суммой? — Джефф медленно опустил газету и пристально посмотрел на Мисси. — Ты действительно очень мягкий человек, — сказал он почти с симпатией, заставив ее вздрогнуть.

Жизнь с ним под одной крышей вовсе не притупила остроты воздействия его обаяния, блеска неотразимых глаз, обертонов голоса. Наоборот, ежедневное испытание его фантастическим сексуальным магнетизмом лишь обострило ее чувства.

— Мягкий человек или круглая дура?

Джефф лениво приподнял бровь, изображая недоумение.

— Я этого не говорил, — иронически протянул он. — Впрочем, если ты сама так считаешь, то это вселяет в меня некоторую надежду.

— Как это?

Мисси резко вскочила, так что ее чашка звякнула о блюдце.

— Твой братец прекрасно знает, как тебя разжалобить. Хотя он и скрывается, я полагаю, что долго это не продлится. И когда он окажется поблизости, я буду здесь.

Он уже проверил все контакты Тони, с горечью подумала Мисси, а из всех спален выбрал ту, что находилась напротив комнаты ее брата, так что тому не удастся прошмыгнуть незаметно. Джеффри редко покидал дом, и у нее не было никакой возможности предупредить Тони о засаде.

— А мне показалось, что ты собирался поработать, пока живешь здесь.

— Совершенно верно. Это путешествие связано в равной степени и с бизнесом, и… — Он намеренно оборвал фразу.

Мисси попыталась подобрать подходящее продолжение, но ее неотступно преследовало только одно слово: «удовольствие». Пришлось признать, что Джефф снова одержал над ней победу.

— Ты хотел посмотреть несколько увеселительных заведений, — напомнила она.

— Угу, — согласился Джефф, скрестив длинные ноги и сладко потянувшись. — Клуб и бар. Пожалуй, я займусь этим прямо сегодня, пока они еще работают, чтобы понять, какие клиенты их посещают.

Мишель поспешно отвела взгляд от этого мощного, красивого тела. Рубашка туго облегала его мускулистую грудь и сильные руки, а джинсы, словно вторая кожа, обрисовывали крепкие ноги и узкие бедра.

— Подобные заведения, кажется, не в твоем вкусе.

— На такие мелочи в бизнесе не обращают внимания. Я слышал, что эти клуб и бар будут выставлены на продажу. Если так, я перехвачу их.

Так же он поступил и с Тони, вспомнила Мисси, и холодок пополз у нее по спине. Неужели Джеффри одновременно плетет несколько хитроумных замыслов? Манипулируя ситуацией, он поставит владельцев этих заведений в весьма затруднительное положение, как и ее брата.

— Чего ты ищешь, Джефф? — резко спросила она. — Возможность сломать еще чью-то жизнь, как ты поступил и с Тони?

Это колкое замечание было встречено взглядом, от которого у Мишель еще больше сжалось сердце.

— Он сам виноват, Мисси, — равнодушно заметил Джефф.

— И должен расплачиваться за это таким ужасным образом?

Хотя он всего лишь подошел ближе, Мисси пришлось призвать на помощь все свои силы, чтобы не потерять над собой контроль. Она явственно ощущала исходившую от него силу и опасность.

— Знаешь, что ты сделал с моим братом? Он не ест, не спит, а если и задремлет на минуту, то его одолевают кошмары. Я слышала, как он кричит во сне! — Слова застряли у нее в горле, когда она увидела, что

Джефф с холодным безразличием пожал плечами.

— К чему эти рассказы! Я все знаю о бессонных ночах. Извини.

Встревоженная тем, как он подчеркнул конец фразы, Мисси быстро подняла глаза.

Солнечный луч упал на его темные волосы, и они засияли бронзой. Мисси неудержимо тянуло запустить руку в их пружинящую густоту, погладить крепкую шею, спуститься к широким плечам, а потом ниже…

— …Как ты думаешь?

Мисси смущенно заморгала, сообразив, что Джефф ждет ответа на вопрос, который она даже не слышала, уловив лишь окончание фразы.

— Возможно, — уклончиво сказала она.

— Тогда я заеду за тобой после работы. Этот клуб находится довольно далеко отсюда и…

— Подожди минутку! — Мишель энергично тряхнула головой, стараясь освободиться от чувственных видений, опутавших ее разум. — Какой клуб?

— В Лидсе, — сказал Джеффри, медленно и отчетливо выговаривая каждую букву, словно разговаривал со слабоумной. — Ты только что согласилась поехать туда со мной вечером.

— Ничего подобного! — воскликнула Мисси, слишком поздно поняв, какой вопрос пропустила мимо ушей. Судя по всему, Джефф принял ее уклончивое бормотание за согласие составить ему компанию. — С чего ты взял, что я куда-нибудь с тобой поеду? Да я скорее умру, чем сделаю это!

Эта откровенная антипатия порадовала Джеффри. Всю неделю он безуспешно пытался бороться с влечением к Мисси. Долгие бессонные ночи и дни он хотел ее так, что сама мысль об этом причиняла боль. А сейчас, демонстративно заявив о том, как она к нему относится, она спряталась в свою раковину, как рак-отшельник. И все же время от времени он ловил на себе ее жаркий взгляд и замечал в нем то же желание, что мучило и его самого.

Они не могли отречься от взаимной страсти, которая клубилась вокруг них, как грозовая туча, с каждой минутой становясь все невыносимей.

Терпеть это было выше его сил. Что-то должно было случиться, чтобы разрядить обстановку, иначе неминуемо грянет взрыв страшной разрушительной силы.

— Хорошо, — проигнорировал он ее негодование. — Я поеду один.

Нет, не уезжай, безмолвно взмолилась Мишель. У нее оставалась единственная возможность удержать его.

— А если Тони вернется?

Господи, что я делаю, ужаснулась она. Напоминаю, с какой целью он остался здесь, только чтобы быть с ним рядом!

К ее удивлению, Джефф отреагировал на это замечание очень спокойно.

— Что ж, придется рискнуть. Впрочем, Рэй его не упустит. К тому же твой братец не единственная причина, по которой я оказался здесь.

— Разумеется. Ты рассчитываешь найти очередную жертву, которая не в силах разгадать твои замыслы, и заработать на ней кучу денег! — зло бросила Мисси ему в лицо.

— И это тоже, — с легкостью подтвердил Джеффри. — Но есть и личные причины. Мы ведь все еще муж и жена, — пояснил он, поймав ее вопросительный взгляд.

— И оба знаем, что это ничего не значит! — резко добавила она.

Коварная улыбка появилась на его губах в ответ на эту вспышку. Он помолчал, потом шагнул ближе.

— Возможно, — вкрадчиво пробурчал он, и Мисси испугалась. — Но все оформлено официально, скреплено подписями и печатями… — Голос его стал низким, тягучим, греховным. — И не подлежит сомнению. Ты моя жена и носишь мою фамилию.

— Это формальность, и ничего больше! — пролепетала Мишель, прерывисто дыша.

Она уже не могла изображать холодное безразличие. Сердце ее металось, как птичка в силке. Джефф вызвал в ней ощущения, с которыми она не в состоянии была справиться.

— Да, формальность, — мягко повторил он, — причем очень удобная.

Его голос обволакивал ее дурманящей волной, знакомый запах одеколона кружил голову. Джефф был так близко, что Мисси машинально провела языком по пересохшим губам, мысленно представляя себе вкус его поцелуев.

— Почему бы нам снова не заняться тем, что когда-то…

— Никогда! — сдавленным шепотом выкрикнула Мишель, но пальцы Джеффа легко коснулись ее щеки, медленно спустились по стройной шее и скользнули за кружевной воротник блузки. — Я… я не хочу…

— Лгунья, — мягко укорил ее он, глубже просовывая руку под белый шелк.

О Боже! Он прав, она хочет его, причем безумно, сгорая от неутоленной страсти, охватившей ее той единственной безумной ночью.

Джеффри разбудил в ней женщину, и теперь только он мог утолить ее желание.

— Я не… — снова запротестовала она, но на этот раз еще менее убедительно.

И Джефф понял это. Он поднял руку к узлу золотистых волос, и шпильки, скреплявшие его, упали на пол. Накручивая длинный локон на палец, он заставил Мисси взглянуть себе в глаза.

— Я не верю тебе, — спокойно заявил он. — То, что произошло между нами той ночью, похоже на вырвавшийся из-под контроля лесной пожар. И такими пустяками, как здравый смысл, его не потушить. Он все еще тлеет, и достаточно одного прикосновения… — его темная голова чуть склонилась, будто он намеревался поцеловать ее, и Мисси со стоном откинулась назад, — чтобы начать все сначала. Если мы позволим этому огню вырваться на свободу, то сгорим, а если попытаемся держать его под контролем, то сойдем с ума. Так почему бы нам не заняться тем, что может оказаться таким захватывающим, милая женушка? Почему бы не признать, что мы оба хотим этого? Что мы уже обезумели от жажды…

— А это не затруднит процесс развода? — хрипло выговорила Мисси, пытаясь прекратить эту мучительную пытку.

Если он сейчас же не отпустит ее, она больше не сможет сопротивляться всепоглощающему желанию.

К ее ужасу, улыбка Джеффа стала еще шире, а в его глазах блеснул хищный огонек.

— А кто сказал, что я хочу развода? Краткий опыт супружеской жизни только разжег мой аппетит.

Мишель опустила ресницы, пытаясь воспротивиться колдовскому обаянию слов, но тут же поспешно открыла глаза, поняв, что только еще глубже погружается в омут чувственных ощущений. Выносить близость Джеффа было уже просто невозможно. Каждый удар его сердца громом отдавался у нее в ушах, свежий запах его тела доводил до исступления.

— Ты привык использовать меня в собственных целях!

Джефф не отрицал этого. Это резкое обвинение позабавило, и он довольно улыбнулся, словно кот, добравшийся до сметаны.

— А ты — меня, — невозмутимо ответил он. — Так ведь? Ты ведь заявила, что больше не любишь меня.

Я солгала, мысленно вскричала Мишель, видит Бог, я солгала! Я все еще люблю тебя и всегда любила. Я никогда не перестану любить тебя, до самой смерти.

— Итак, твоя любовь умерла, но ты никогда не убедишь меня, что страсть исчезла вместе с ней, — неумолимо продолжал Джефф. — Ты не можешь сказать, что больше не хочешь меня. Это будет ложью, и мы оба прекрасно это знаем. Это написано у тебя на лице, в твоих глазах. Какой смысл отрицать, что твое тело стремится ко мне, что желание переполняет тебя. — Его длинные пальцы коснулись трепещущей жилки на ее шее, и он торжествующе улыбнулся. — Твое сердце бьется, как дикая птичка в клетке, когда я прикасаюсь к тебе. Но раз ты говоришь, что не любишь меня, то, значит, совершаешь то же самое, в чем обвиняешь меня. Не сопротивляйся. Это будет страсть без чувств, физическое наслаждение без эмоций. — Джеффри склонился к ее лицу. — Но, моя милая Мишель, — прошептал он у самого ее рта, — что это будет за страсть! Какое наслаждение… Какой жар удовольствий… — Он перемежал свои слова короткими, жадными поцелуями. — И если я не возражаю, чтобы меня использовали просто как партнера в сексе, то почему ты недовольна этим? Мы же взрослые люди.

Мисси застонала, капитулируя. Она не смогла бы сдержать этот стон, даже если бы попыталась. У нее больше не было сил сопротивляться влечению, которое, как огромная волна прилива, накрыло ее с головой.

Она отдалась умелым ласкам его уверенных и в то же время ошеломляюще нежных рук, уступила неистовому напору поцелуев и лишь тихо застонала, когда ее отяжелевшие, налившиеся истомой груди оказались в его жарких ладонях, обжигающих нежную кожу сквозь шелк блузки.

В каком-то тумане она почувствовала, как он поднял ее на руки, положил на затянутую зеленым бархатом кушетку и опустился рядом.

— Вот так должно быть всегда. Ты знаешь, что хочешь этого, моя Мисси. Ты запомнила ту ночь, не отпирайся, так что не сопротивляйся, ни о чем не думай и наслаждайся.

«Запомнила». Это слово стальным клинком пронзило ее воспаленный разум. Разрушив чувственное заблуждение, оно безнадежным эхом отозвалось в мрачных глубинах ее души, напоминая, как в совсем других обстоятельствах Джефф говорил ей: «Запомни эту ночь!»

Тогда его в голосе рокотало торжество, но она не услышала этого. Только теперь она поняла, что он словно ставил на ней клеймо своей сексуальной власти.

«Запомни!», бросил тогда он ей в лицо, «Запомни это!»

Как она могла забыть ужасное разочарование, охватившее ее, когда та безумная ночь закончилась и страшная реальность разрушила наивные мечты о счастье?

— Нет! — Мисси откинула голову, спасаясь от его искушающих поцелуев, и уперлась руками в мощную грудь в бесплодной попытке освободиться. — Наслаждайся! — с болью повторила она его слова. — Наслаждайся! Да, ты можешь доставить мне плотское удовольствие, и мы оба это знаем. Но нам хорошо известно, что за этим ничего не стоит. В наших сердцах нет и тени любви, а лишь одно грубое вожделение, низводящее нас до уровня животных. — Дыхание, казалось, жгло ей легкие, и каждое слово давалось с болезненным усилием. — Конечно, ты можешь натешиться моим телом, я не отрицаю… — Разрываясь между желанием обуздать Джеффа и физическим стремлением к нему, она умолкла. Ее изголодавшееся тело отчаянно протестовало. Наслаждение было так близко, так возможно… — Ты можешь целовать меня, возбуждать своими умелыми ласками и довести до того, что я перестану соображать. Но тогда я уже не буду человеком. Ты будешь обладать не мной, а голодным, безумным, пульсирующим комом нервов и гормонов. Да, ты можешь заставить меня наслаждаться… — Мисси слышала, как хриплое дыхание прорывается сквозь сжатые зубы Джеффри, но не решалась взглянуть ему в лицо. — Но если ты решил пойти этим путем, Джефф, то знай: чем больше я буду наслаждаться физической близостью с тобой, тем сильнее возненавижу тебя. И если ты будешь использовать меня для удовлетворения своей похоти, то и мне ничто не помешает поступать так же. Но я буду ненавидеть тебя до самой смерти за то, что ты довел меня до такой низости!

Эти рвущиеся из глубины души слова падали в тишину, такую напряженную и опасную, что Мисси физически ощущала, как она сгущается и заполняет ее легкие, не давая дышать.

Наконец Джефф шевельнулся и провел рукой по волосам, будто стряхивая напряжение.

— Это почти искупает… — невнятно пробормотал он. — Будь ты проклята! — Он вскочил с кушетки.

— Что?! — изумленно прошептала Мишель, поймав его взгляд, полный презрения. — Я запомню это, — сказала она, выпрямляясь, и с достоинством поднялась на ноги, не обращая внимания на расстегнутую блузку и задравшуюся юбку. — Смотри, что ты наделал!

Мы ведем себя, уныло думал Джефф, словно два разозлившихся кота, которые угрожающе смотрят друг на друга и фыркают, выгибая спину.

Мисси, не сводя с него взгляда, пыталась на ощупь привести одежду в порядок. Она не знала, как разрешить эту безвыходную ситуацию.

Джеффри тоже не знал. Безумный водоворот чувств, закруживший его, медленно возвращался под контроль. Одни эмоции сменились другими, и он еще не знал, какая из них возобладает. Он чувствовал себя так, словно выдержал бой с боксером-профессионалом. К этому примешивался гнев, готовый прорваться наружу. Но дело в том, что Джефф не мог определить, направлена ли его ярость против Мисси или вызвана той ситуацией, в которой они оказались.

Черт бы побрал этого Тони Конуэя! Если бы Мишель не была его сестрой, их отношения сложились бы по-другому. И хотя здравый смысл услужливо подсказывал Джеффри, что в этом случае они просто никогда бы и не встретились, он не желал думать об этом.

Неужели он готов сдаться и принять ее отказ? Его потемневший взгляд вернулся к Мишель, к сиянию ее золотых волос и губам, чуть припухшим от его поцелуев.

Он хотел целовать эту восхитительную женщину еще и еще, хотел прикасаться к ее коже, хотел… Боже, он хотел этого еще сильнее, чем той первой ночью, и не собирался отступать!

Но Джефф и подумать не мог о том, чтобы взять ее силой, он жаждал, чтобы она отдалась ему добровольно. Когда они снова будут вместе, — а он не сомневался в этом, — она прибежит в его постель по своей воле, потому что просто не справится с собой.

Необходимо сменить тактику. Есть немало способов приручить эту дикую кошку, хотя сейчас она больше похожа на маленького рассерженного котенка. Лаской, только лаской можно прибрать ее к рукам.

— Как я понимаю, поездка в Лидс не состоится?

Мисси подозрительно смотрела на мужа, пораженная резкой сменой его тона. Она уже открыла рот, чтобы подтвердить его предположение, но внезапная мысль заставила ее отказаться от этого намерения.

Джефф собирается в Лидс посмотреть клуб и бар. Если раньше Мисси только опасалась, что нынешние владельцы этих заведений попадут в такую же кабалу, как и ее брат, то теперь была полна решимости предотвратить это.

Кое-что она может сделать — предупредить или, по крайней мере, посоветовать отстаивать свои права. Возможно, это удержит их от необдуманного поступка.

— Нет, — порывисто сказала она. — Я поеду с тобой.

Теперь пришла очередь Джеффа удивляться. Он недоуменно заморгал, но через мгновенье овладел собой.

— Могу я спросить, почему?

Мишель пожала хрупкими плечами, надеясь, что это движение выглядит безмятежным.

— Я уже сто лет нигде не была. Не могу сказать, что Лидс мне очень нравится, но ты ничего другого не предложил. Я буду рада выбраться хоть куда-нибудь… — Она не договорила, предоставляя Джеффу самому догадаться, что она хотела сказать: «выбраться хоть куда-нибудь даже с тобой».

— Ты меня удивляешь. — Он безуспешно попытался придать своим словам иронию. — Мы выезжаем в семь. Тебя это устраивает?

Впервые за неделю Мишель почувствовала, что получила если не преимущество, то хоть малую степень контроля над ситуацией, и, вздохнув с облегчением, просияла радостной улыбкой.

— Вполне, — весело ответила она.

И только много позже задумалась над тем, чем вызвана вспышка удовлетворения, которую она заметила в глазах Джеффри, прежде чем он успел отвернуться.

— Тебе весело? — прозвучало около ее уха. Темные волосы Джеффа и его теплое дыхание щекотали ей щеку.

— Ммм… — невнятно пробормотала Мисси.

Это было ответом не на вопрос, а, скорее, на прикосновение его мощного тела, на легкий мускусный запах одеколона, — одним словом, на его близость.

Но на самом деле ей действительно было весело!

Сначала она рассматривала поездку в Лидс скорее как необходимость, а не как удовольствие, но потом ситуация резко изменилась.

Мишель довольно долго выбирала, что надеть, и остановилась на узком зеленоватом платье, едва прикрывавшем колени. Ее хризолитовые сережки поблескивали, отливая то янтарем под цвет ее глаз, то изумрудом в тон платью; замысловатого плетения цепочка обвивала высокую стройную шею, а туфли на высоких каблуках добавляли уверенности в себе.

Спустившись по лестнице в холл, она украдкой взглянула на Джеффа, стараясь понять, какое она произвела на него впечатление. То, что она увидела, взволновало и напугало ее. В синих омутах его глаз, прикрытых густыми черными ресницами, светилось нескрываемое одобрение.

— Оч-чень хорошо, — протянул он, и Мишель задохнулась, услышав мягкие бархатные нотки в его голосе.

— Ты тоже неплохо выглядишь, — бросила она в ответ и отвернулась.

О Господи, опять этот завораживающий голос, этот притягательный взгляд! Угасающие солнечные лучи запутались в его отливающих бронзой волосах, высвечивая красиво вылепленную голову. Джеффри Хейфорд, безусловно, был олицетворением неотразимой мужской силы, и, хотя внешне Мишель пыталась изобразить невозмутимость, в ее душе снова поднялась буря.

Их сражение только начиналось. Если у нее и были сомнения на этот счет, то теперь, когда Джефф стоял рядом, не сводя глаз с ее лица, а странная полуулыбка не покидала его выразительных губ, Мисси окончательно уверилась в этом.

Его теплая ладонь лежала на ее обнаженной руке, напоминая о том, как он касался более интимных мест, и вызывала в ней нетерпеливое возбуждение, которое она не могла ни сдерживать, ни игнорировать.

Мисси была больше не в состоянии оставаться на месте. Надо что-то сделать, иначе она кинется к нему, сомкнет руки на его шее и начнет исступленно целовать.

— Давай потанцуем! — выпалила она.

— Мы же только что остановились! Дай мне хоть горло промочить.

— Да ты просто пьяница! — воскликнула Мисси, отгоняя соблазнительные картины, которые услужливо рисовало ее воображение, и схватила Джеффри за руку. — Пойдем! Не можем же мы всю ночь проторчать у стойки бара! Я приехала сюда, чтобы развлечься, не так ли?

Она потянула его к центру зала, ловко маневрируя в толпе, и включилась в ритмичные движения, которые скорее сбивали ее с греховных мыслей, нежели соответствовали музыке.

Но и здесь Джефф удивил ее. Он танцевал легко и непринужденно, так что вскоре ей не осталось ничего другого, как только восхищенно улыбаться. Движения ее пришли в такт с музыкой, и она получила от танца настоящее удовольствие.

Они приближались друг к другу и снова расходились под звуки гитар и барабанной дроби, несущейся со сцены. Мисси отбивала такт каблучком и прищелкивала пальцами, с открытой улыбкой глядя в смеющиеся глаза Джеффа.

— Они просто прелесть! — кивнула она в сторону музыкантов, заполнивших небольшую сцену.

Четверо худых, коротко стриженных молодых людей, почти мальчиков, смотрелись не слишком импозантно, но их музыка, яркая и выразительная, как нельзя лучше соответствовала настроению Мишель.

— Вероятно, ты сможешь дать им постоянную работу, если купишь это заведение, — сказала она, стараясь перекричать грохот барабана, и задохнулась, когда Джефф притянул ее к себе.

— Ты так считаешь? — спросил он, почти касаясь ее уха.

— Они мне понравились, но я плохо в этом разбираюсь.

— Ты же сестра Тони, так что должна кое-что понимать в музыке. Несомненно, он не единственный в семье, кто наделен этим талантом.

Джефф мог бы не упоминать о Тони. Как только он сделал это, праздничное настроение и радость, бурлившие в Мисси, как пузырьки в бокале шампанского, мгновенно улетучились. Воспоминания о брате, о его разбитых надеждах и несбывшихся мечтах вернули девушку с небес на землю. Она тут же вспомнила жестокие условия, которые Джефф навязал Тони, доведя его до отчаяния, и остановилась посреди танцплощадки, не обращая внимания на окружающих.

Дурак, ругал себя Джеффри, круглый дурак! Черт меня дернул упоминать о Тони! Только она расслабилась, начала веселиться, и вот на тебе!

Быть рядом с Мисси — все равно что кататься на американских горках, сказал он себе. То ты взлетаешь к небесам, то проваливаешься в бездну. Но если иногда возникает искушение отступиться, то достаточно только вспомнить ее лицо во время танца. Сама мысль об этой прелестной улыбке и соблазнительных движениях высекала в нем искры, которые способны были превратить тлеющий огонь во всепожирающее пламя.

Джефф увидел в глазах Мишель горький упрек, и от его хорошего настроения не осталось и следа.

— Да, я сестра Тони, и именно поэтому мне следует предупредить этих юнцов, чтобы они с тобой не связывались. Тебе не нужны ни их талант, ни музыка. Ты хочешь, чтобы они принадлежали тебе целиком, хочешь владеть их жизнями и душами, — горько упрекала Мисси.

— Это относится только к Энтони, — холодно отрезал он.

Ледяная уверенность его тона и блеснувшие сталью глаза не оставляли Мисси никаких сомнений. Мрачная угроза, сквозившая в этих словах, болью отозвалась в ее сердце, и по спине пробежал холодок. Нужно прекратить танец и уйти от него, иначе она упадет в обморок прямо здесь, в центре зала.

— Я… Мне нужно попудрить нос, — промямлила она и исчезла, не успев заметить скользнувшей по его губам презрительной усмешки.

В туалете Мисси ополоснула лицо и подставила запястья под холодную воду, чтобы хоть немного утихомирить скачущий галопом пульс.

Она ненавидела Джеффа! Ненавидела и любила. Эта гремучая смесь противоречивых чувств грозила разрушительным взрывом, и достаточно было одной икры, чтобы он произошел.

Теперь Мишель ненавидела его еще больше, чем прежде, потому что эта короткая передышка лишала ее возможности взять ситуацию в свои руки, когда они вернутся домой. Она чувствовала себя Золушкой в тот момент, когда часы бьют двенадцать. Только у Мисси дела обстояли еще хуже. И дело вовсе не в том, что роскошная карета превратилась в тыкву, а скакуны — в мышей. Беда в том, что ее прекрасный принц обернулся отвратительной злобной крысой.

Мишель оставалась в своем убежище так долго, как только могла, и вышла, только почувствовав, что Джеффри разозлится на нее. Каково же было удивление девушки, когда она заметила, что он преспокойно сидит у стойки бара!

— А я уже подумал, что ты выпрыгнула в окошко и сбежала, — пошутил он, угадав промелькнувшую у нее в голове мысль.

— Я… у меня… — Мишель искала подходящий ответ, но Джефф уже не слушал ее.

— Идем, — коротко сказал он, — время переменить обстановку.

— А что, если я не хочу? — вскинула подбородок она.

— Ты предпочитаешь остаться здесь? — Презрительным жестом он обвел прокуренный, неряшливо оформленный зал, набитый полупьяной публикой.

Когда Мисси оглянулась, один из парней, сидевших у дальнего края бара, развязно подмигнул ей, подняв бокал в демонстративно-приветственном жесте. К счастью, громкая музыка не давала услышать непристойное замечание, которое он отпустил в ее адрес.

Джефф крепко взял жену за руку и повел к выходу. Мисси налетала на танцующие пары, спотыкалась и казалась сама себе тряпичной куклой.

— Отпусти меня! Ты ведешь себя, как пещерный человек, — возмутилась она, когда они оказались на улице. Мисси не была уверена, слышал ли ее Джефф, но он остановился так внезапно, что она с размаху налетела на него. — Отпусти, — снова начала она, приходя в себя и пытаясь освободиться. — Как ты смеешь со мной так обращаться? Не хватало еще, чтобы ты тащил меня за волосы!

— Если б я раньше догадался, что ты предпочитаешь именно это… — с двусмысленной интонацией протянул Джефф.

Мисси понимала, что он намеренно поддразнивает ее, но ей не понравилось, что он поднял руку к ее волосам, потому что она знала, что не сможет сдержаться. Хриплый вздох сорвался с губ девушки, и Джефф с насмешливой улыбкой отпустил ее руку.

— Я не намерен смотреть, — спокойно сказал он, — как эти ублюдки делают грязные намеки моей жене.

— Ах, твоей жене! — взорвалась Мишель. — Я не твоя жена, я…

В этот момент Джефф взял ее за руку, и широкое золотое кольцо, которое он надел ей на палец в день свадьбы, блеснуло в свете уличных фонарей.

— Ты носишь мое кольцо, — напомнил он с такой самоуверенностью, что Мисси уже не смогла сдержать раздражения.

— С таким же успехом я могла бы носить твое клеймо! — Она сорвала с пальца кольцо и протянула Джеффу. — Это не обручальное кольцо, не знак любви и не залог взаимных обязательств. Это орудие пытки. Ты мог бы надеть на меня ошейник раба, как это делали столетия назад те, кто стремился лишь подчинять и разрушать. Им и в голову не приходило, что у рабов тоже есть чувства. Вот! — Она совала кольцо ему в лицо. — Я больше не обязана его носить!

Он, не шевелясь, пристально разглядывал ее. Только глаза жили на его бесстрастном, словно высеченном из мрамора лице.

Повернувшись к каналу, Мисси размахнулась и швырнула кольцо в темную воду. Блеснув в лунном свете, оно ушло в глубину. Мишель молча глядела на расходящиеся круги. Ее охватили горькие, противоречивые чувства. Сердце заныло, словно сжатое чьей-то сильной, жестокой рукой.

В какое-то мгновение ей показалось, что в ответ на ее драматический жест последует вспышка ярости, потому что и без того напряженное тело Джеффа напряглось еще больше, кулаки сжались, на скулах заходили желваки. Мисси собралась с духом, ожидая взрыва, и растерялась, не зная, как реагировать, поскольку Джефф лишь медленно вздохнул.

— На горе и на радость, — пробормотал он загадочно, оставив ей расшифровывать тайный смысл слов, прозвучавших сейчас совсем не так, как на свадебной церемонии.

— Скорее, на горе, — бросила она, — хотя куда уж хуже.

— Ты хочешь поехать домой?

Этот вопрос так удивил Мисси, что она не сразу поняла, о чем идет речь.

Домой! Джефф имеет в виду возвращение в Бельведер-хаус, прекрасный дом, в котором она мечтала жить с любимым мужем. Там они проведут долгий вечер в молчании, а потом она пойдет спать, зная, что их разделяет лишь коридор, и снова услышит, как он ходит по комнате, стелет постель, принимает душ… И вдруг шумная суматоха клуба показалась ей куда более привлекательной.

— Я-то думала, что ты собирался заняться бизнесом, — произнесла Мишель, гордясь своим спокойствием, которое дорого ей стоило. — Так не позволяй мне отвлекать тебя. К тому же еще очень рано.

— Ты хочешь остаться?

— Я не хочу возвращаться. — Мисси старательно избегала слова «домой». — Теперь, когда на мне нет свидетельства того, что я твоя собственность, — она демонстративно помахала рукой перед его носом, — я могу познакомиться с кем-нибудь и провести приятный вечер.

Место, куда привез ее Джефф, разительно отличалось от клуба, где они только что побывали. Мишель никогда не получала такого удовольствия и не чувствовала себя так спокойно, как здесь, в этом маленьком уютном старомодном баре.

Путь сюда был коротким, но неприятным. За всю поездку Джефф не проронил ни слова, ведя «мерседес» на бешеной скорости, которая выдавала клокотавшую в нем бурю. Были мгновения, когда Мисси просто опасалась за свою жизнь.

— Что ты будешь пить? — коротко осведомился Джеффри, когда они вошли.

— Пожалуйста, минеральную воду.

На самом деле ей хотелось выпить бренди, чтобы прийти в себя после безумной гонки по ночным улицам, но она не желала, чтобы Джефф догадался, как она напугана.

Он еще стоял у стойки, когда кто-то тронул Мисси за локоть. Обернувшись, Мишель увидела молодую девушку лет двадцати, высокую и стройную, с длинными темными волосами. Она нервно и неуверенно улыбалась.

— Я Молли Райт. Мои родители — владельцы этого бара.

— Я сразу поняла, что у вас семейный бизнес. — Мисси не кривила душой. Бару не хватало элегантности и модной отделки, но в нем царила приятная, теплая атмосфера. — Меня удивило, что ваш отец хочет продать бар.

— А он и не хочет, но, видимо, придется. — Огромные голубые глаза Молли подернулись печалью. — Отец тяжело болен и нуждается в постоянном уходе, а мама не в состоянии присматривать за ним и одновременно вести дело. Кроме того, нам нужны деньги на лекарства.

Джефф подошел к столику, держа в руках бокалы.

— Я подумаю, что можно сделать, — поспешно шепнула Мисси девушке, и та отошла. — Что можно предпринять? Как убедить Джеффа заплатить Райтам сумму, в которой они так нуждаются?

— О чем ты задумалась?

Этот вопрос застал ее врасплох, и Мисси, не задумываясь, ответила:

— Ты мог бы купить этот бар.

— Вот как? — с иронией заметил он. — Это предложение как-то связано с тем, что сказала тебе мисс Райт? Я видел, как она только что упорхнула от тебя. А ты не боишься, что я оберу бывших хозяев до нитки? — Раздражение, мелькнувшее в его глазах, и мрачная улыбка свидетельствовали, что он прекрасно осознавал, в какое затруднительное положение поставил Мисси своим вопросом. Он хрипло рассмеялся. — Так вот что я тебе скажу. Ты можешь быть рядом, когда я буду вести переговоры, и, если ты заметишь какой-нибудь подвох с моей стороны, тебе достаточно только слово вымолвить. Все, что тебе не понравится, будет сразу же вычеркнуто из контракта. И не надо так скептически смотреть на меня, дорогая.

Мисси вздрогнула при мысли, что попытки противостоять ему ни к чему не ведут, особенно когда он, как говорится, играет на своем поле.

— Но я ничего не понимаю в таких делах, — неуверенно произнесла она.

— Почему же? Ты ведь долгие годы вела собственный бизнес и хорошо знаешь правила игры. Просто подумай, чего бы ты не хотела для Тони, и все будет в порядке.

Мишель услышала в этих словах скрытый подтекст.

— Джефф! — окликнула она мужа, но тот уже направился к Молли Райт, которая хозяйничала за стойкой.

Участие в судьбе этой девушки налагает на меня серьезную ответственность, подумала Мишель. Но когда она выслушала уело-

вия, которые Джефф кратко изложил хозяйке бара, то поняла, что опасаться нечего. В его предложениях не было ничего, что вызвало бы ее возражения.

— Ну? — спросил он, когда переговоры были завершены и Молли, сияя улыбкой, оставила их. — Нечего сказать? Вот уж не ожидал, что ты будешь так молчалива.

— Мне не к чему было придраться. Ты оказался более великодушен, чем я предполагала.

— Я предложил Райтам не больше того, что получил Тони, — ответил Джефф, встретив ее скептический взгляд. — Или ты думаешь, что из-за того, что Молли молода и хорошо сложена, я пошел у нее на поводу?

— Н-нет.

Мишель даже себе не могла признаться, что чувство, сковавшее ей язык, вовсе не связано с Тони. Это была жгучая ревность, вызванная тем, что Джефф заметил и оценил красоту другой женщины.

Малышке Молли он тоже понравился, это было написано на ее хорошеньком личике. В сияющей улыбке этой девушки, лукавом взгляде и грудном голосе было нечто такое, что Мисси захотелось властно положить ладонь на плечо ДжеффаГ, как бы говоря: «Руки прочь! Он мой!»

Но что он подумает об этом, ведь она только что сама отказалась считать их супругами, швырнув в воду обручальное кольцо. Да и как можно считать браком фарс, целью которого была месть и только месть?

Мишель поспешно переменила тему, становящуюся слишком опасной.

— Ты меня сегодня удивил. Я и не знала, что ты поклонник рок-музыки.

— Я люблю всякую музыку, — ответил он.

— Ты только слушаешь или сам играешь?

— Хотелось бы, но я так и не смог овладеть этим искусством.

Мисси откинула голову. Улыбка изогнула ее пухлые губы, янтарные глаза широко раскрылись.

— Что я слышу?! Непогрешимый Джеффри Хейфорд признается в своих недостатках! Ты меня просто поражаешь.

— А ты, оказывается, заблуждаешься на мой счет, — поддразнил он. — Придется развеять твои иллюзии.

— О, не трудись! — с иронией воскликнула Мишель. — Я больше не страдаю от этих фантазий, ты меня полностью от них избавил.

— Разве я когда-нибудь утверждал, что люблю тебя? ~ жестко бролил он, и Мишель отшатнулась, словно полупила пощечину.

Она вспомнила, что он говорил в период их краткого предсвадебного знакомства. «Я хочу тебя», «я должен тебя заполучить», «ты должна выйти за меня замуж». Да, он прав, о любви действительно не было сказано ни слова. Это она, дурочка, перевернула все с ног на голову, погрузившись в мечты о счастье, и убедила себя, что слышала от жениха слова любви.

— Нет, — тихо призналась она, — никогда. Джеффри удовлетворенно кивнул.

— А теперь… — начал он.

Но у Мишель больше не было сил. Она не могла сидеть здесь, но еще меньше стремилась возвращаться в их дом теперь, когда так мало значила для Джеффа. Это означало снова растравлять незаживающие раны и бередить разбитое сердце, но выбора не было. Откинув назад волосы.

— Я устала. Едем домой. Впрочем, Бельведер-хаус больше не был ее домом. Сегодня, впервые с тех пор, как Джефф привез ее туда после свадьбы, в нем не было тепла. Мисси теперь не испытывала там ощущения защищенности и безопасности, напротив, ей было холодно и одиноко.

Она не могла забыть, что этот дом тоже был частью его дьявольского плана. Джефф сумел убедить ее, что в нем они будут счастливы, хотя на самом деле планировал разрушить эти мечты, не оставив им ни единого шанса воскреснуть.

— Замерзла? — спросил он, заметив, как, входя в холл, Мишель зябко передернула плечами.

— Немного. После дождя похолодало.

Это было почти правдой, но главная причина охватившей ее дрожи все же была связана, скорее, с эмоциями.

— Я разожгу камин, и комната быстро нагреется, — сказал Джефф.

Но тут Мишель просто затрясло. Она уже не могла скрыть охватившую ее панику.

— Не нужно! — выкрикнула девушка.

— Это не займет много времени, — продолжал убеждать Джефф, удивленный ее реакцией.

Эта настойчивость заставила Мисси занервничать еще сильнее. Каждый вечер Джефф позволял покидать его, когда ей вздумается, без комментариев и возражений. Но сейчас он, казалось, стремился удержать ее.

— Я же сказала, не нужно! — еще резче повторила она. — Я устала. В постели я быстро согреюсь.

— Одна?

— Разумеется одна!

Но тело ее предательски напряглось, напоминая ту волшебную ночь, когда она была не одинока в широкой, почти королевской постели.

— Почему ты так стремишься наверх? — с подозрением в голосе спросил Джефф, когда они вошли в гостиную. — Думаешь, Тони вернулся?

— Тони? — удивилась она. — Нет.

И вдруг Мишель поняла, что на протяжении последних часов ни разу не вспомнила о брате и мстительных планах Джеффа. Наоборот, теперь все напоминало первые дни их знакомства, когда они ничего вокруг не замечали.

Она знала, что он чувствует то же самое, потому что вечерами, украдкой подняв глаза, не раз ловила на себе его потемневший взгляд, в котором сквозило нескрываемое возбуждение.

Мисси заметила этот взгляд, когда они сегодня танцевали в клубе и когда в баре Джефф придвинулся к ней совсем близко. Даже когда он сердился на нее, их все равно как магнитом тянуло друг к другу.

А ведь можно использовать это обстоятельство, чтобы помочь брату, вдруг осенило Мишель.

— Джефф, пожалуйста, насчет Тони…

— Я не желаю ничего слушать о твоем братце, — проворчал он, но она продолжала, не обращая внимания на прозвучавшую в его словах угрозу:

— Ты должен меня выслушать! Почему бы тебе не забрать Бельведер-хаус? Или позволь мне продать его, чтобы вернуть деньги, которые тебе должен Тони. Это хоть как-то…

— И оставить тебя на улице? — прервал ее Джеффри. — Ты ведь отказалась от своей прежней квартиры.

Она полностью сосредоточилась на проблемах Тони, а Джеффа, оказывается, искренне заботит ее будущее. При этой мысли Мишель стало неловко.

— Считай, что я не слышал твоих слов, — жестко продолжил тот. — И я не желаю обсуждать это в будущем. Я хочу хотя бы на сегодня забыть о твоем брате и его преступлениях и поговорить о нас.

— Как ты однажды сказал, никаких «нас» нет, — запальчиво возразила Мисси, в глубине души понимая, что эти слова ничего не значат, потому что между нею и Джеффом существует гораздо более глубокая связь. Но если он увидит, как ненадежно она защищена от его чар, то легко справится с нею.

— Все снова будет, если ты этого захочешь. — Его бархатный голос обволакивал Мишель дурманящим туманом, и она сопротивлялась уже из последних сил. — Мы же сейчас вместе.

— Мы просто находимся на одной территории, но не вместе. И причина, по которой ты здесь оказался… — она не отважилась снова упомянуть имя брата, — делает это невозможным.

— Но ведь нет смысла отрицать, что мы оба хотим этого.

— Оба?! Я — нет!

— Ты снова обманываешь себя, моя Мишель!

Джефф не шевельнулся, не сделал ни малейшего движения, но она явственно ощущала его близость. Это было словно надвигающаяся гроза. Мисси даже показалось, что она слышит раскаты грома и видит вспышки молнии.

— Для того чтобы все было хорошо, — вкрадчиво продолжал он, — нам просто не следует упоминать об одном человеке, который встал между нами. Что мешает нам провести остаток ночи вместе?

То, что я люблю тебя, а ты не испытываешь ко мне никаких чувств, мысленно ответила Мишель. То, что в тебе говорит лишь стремление к примитивному, животному наслаждению. Но она не могла лгать себе и признавала, что и сама взволнована.

Джефф стоял поодаль, но от знакомого запаха его одеколона, блеска глаз, шелка волос, густыми прядями упавших на лоб, ее снова охватил трепет. Она не могла забыть своего радостного настроения, когда они танцевали в баре, и приятного возбуждения, пронзавшего ее электрическим разрядом при каждом его прикосновении.

Сейчас она хотела этого мужчину еще больше, чем вдень свадьбы. Гораздо больше, потому что тогда она была неопытна и не представляла себе, какое наслаждение ее ждет.

На нем свет клином не сошелся, сказала прагматичная Шерил, узнав об уходе Джеффа. Но Мисси не нужен был никто другой. Она тосковала по его объятиям, вспоминала обжигающие поцелуи. Больше всего на свете она хотела заниматься с ним любовью и сейчас в глубине души мечтала именно об этом.

«Что мешает нам провести остаток ночи вместе?», вертелся у нее в голове вопрос Джеффа. Она знала только один ответ.

— Ничего.

Сама того не замечая, Мишель пробормотала это вслух.

— Ничего? — эхом откликнулся он.

Он по-прежнему ничем не выдавал своего состояния, но Мисси была уверена, что он, так же как и она, чувствует напряжение момента. Достаточно было одного неосторожного жеста, чтобы она сорвалась с места, как потревоженная птичка, и укрылась в своей комнате.

Но с каждой минутой ее желание становилось все сильнее. Расстояние, разделявшее их, — всего каких-то два метра — казалось Мишель бесконечным. Преодолеть эту пропасть было легко и в то же время невероятно трудно.

— Ты понимаешь, что сказала?

Понимала ли она? Мисси не могла сейчас ни о чем думать. Рассудок отказывал ей, и она жила только ощущениями, трепеща в ожидании его объятий. Они были необходимы ей, как потребность дышать.

— Думаю, мне не следует здесь оставаться, — задумчиво произнес Джефф и повернулся к двери.

— Нет! — невольно вырвалось у Мисси.

С точки зрения здравого смысла ей следовало бы сказать, что она только и мечтает о том, чтобы он ушел. Но она уже смирилась с тем, что разум не имеет никакого отношения к тому, что происходит.

— Так мне уйти или остаться?

Мисси не могла выдавить из себя ни единого слова. Она чувствовала, что умрет, как только он выйдет из комнаты.

— Я… — В отчаянии она закрыла лицо ладонями.

— Мисси!

Рванувшись вперед, Джефф схватил ее за руки и отвел их от лица. Она подняла на него огромные янтарные глаза.

— Мне это состояние нравится не больше, чем тебе, — хрипло пробормотал он. — Но оно сильнее нас. То, что происходит между нами, сродни цунами.

— Я… я знаю. — Могла ли Мишель сопротивляться, сознавая, как с каждым вздохом это чувство все глубже пускает корни в ее душе? Но ее страсть воспламенялась любовью, Джеффом же, по его собственному признанию, двигало лишь физическое влечение. — Но что мы можем сделать?

— Мы можем перестать сопротивляться, моя милая Мишель, и позволить неизбежному свершиться. Мы должны дать себе волю и молить Бога, чтобы этот огонь, отгорев, угас.

Джеффри придвинулся ближе, обнял ее за талию и притянул к себе, так что она не могла не почувствовать жар его страсти, который невозможно было утаить.

— Мы можем сделать это… — Горячие губы скользнули по ее щеке. — И это… — Его язык ласкал нежную мочку ее уха. — Ты так хочешь?

Кровь стучала у нее в ушах, тело горело, и пламя желания разгоралось с каждым ударом сердца. Единственное, на что Мисси сейчас была способна, это стон капитуляции.

— Позволь мне… — Его губы были совсем близко от ее рта, но он все еще удерживался от поцелуев, которых Мисси так ждала, что это становилось невыносимой мукой. Синие глаза смотрели на нее с такой страстью, что она снова застонала. — Мисси, я понимаю, что, простое «да» или «нет» ничего не значит, но все же должен знать твой ответ. Скажи, хочешь ты или нет?..

Мишель больше не могла выносить этой пытки. Она чувствовала, что умрет, если Джефф сейчас же не поцелует ее.

— Да, — выдохнула она и, вдруг испугавшись, что он не расслышал, повторила громче и настойчивее: — Да, да, да…

10

Такого с ними еще не было.

Желание так захватило их, что уже не поддавалось никакому контролю. Их руки сплелись, тела тесно прижались друг к другу. Что это было? Любовь или, быть может, борьба?

Они медленно поднимались по лестнице. Мисси по дороге так поспешно расстегивала пуговицы на рубашке Джеффа, что они отрывались и, прыгая по ступенькам, катились вниз. Когда ее пальцы коснулись его нагой груди, у нее вырвался вздох удовлетворения. Джефф ухватил зубами тонкую бретельку ее платья и потянул ее с плеча, открывая упругую грудь.

— Никакого бюстгальтера, — восхищенно пророкотал он, и Мишель рассмеялась гортанным смехом.

— Да, — едва выговорила она и задохнулась от восторга, когда его жадный рот коснулся набухшего соска.

— Это платье восхитительно, — бормотал Джефф, горячим дыханием опаляя ее кожу.

Вторая бретелька последовала за первой. Крепко держа Мишель за талию и не обрываясь от ее груди, Джефф медленно двинулся к кушетке и, опустив девушку на зеленый бархат подушек, устроился рядом с ней. Он отбросил в сторону свою рубашку и ликующе рассмеялся, услышав одобрительное бормотание Мисси.

— Это ни к чему! — Он решительно ухватился за край ее шелкового платья. — Как бы оно мне ни нравилось…

Джефф мгновенно стащил его, и оно полетело на пол вслед за его рубашкой.

Мисси уже ни о чем не думала, а лишь дрожала от предвкушения того, что неизбежно должно было случиться. Глаза ее закрылись, дыхание сделалось прерывистым. Она вцепилась в Джеффа, все сильнее притягивая его к себе, и жадно приникла к нему, покрывая поцелуями каждый дюйм его тела. Темные волосы, покрывавшие его торс, покалывали ее нежную грудь. Все прежние ощущения были просто ничто по сравнению с бушевавшим в ней сейчас вожделением.

Оно придавало ей смелости, требуя отбросить путы ложной стыдливости. Мисси нащупала пряжку ремня, стягивавшего его узкую талию, и, расстегнув его, потянулась к молнии. С помощью Джеффа она освободила его от последних остатков одежды и нетерпеливо пробежала пальцами по крепкой мужской спине.

— Ты сама этого хотела! — прорычал он, раздвигая ее бедра коленом.

Мисси с готовностью обхватила его тело ногами, и Джефф, застонав, одним движением вошел в нее, вошел с такой силой, что она чуть было не потеряла сознание, а потом вся открылась ему навстречу, вскрикивая от наслаждения.

Прошло много времени, прежде чем Мишель вернулась к реальности. Вынырнув из жарких волн счастливого удовлетворения, она пыталась стряхнуть чувственное наваждение, затуманившее ее разум. Ей все еще было трудно признать тот факт, что вспышка взаимного вожделения — это единственное, что связывает их с Джеффри, и между ними нет никаких других чувств.

В один прекрасный день, говорила себе она, причем скорее раньше, чем позже, эта идиллия закончится, и ты останешься одна со своими воспоминаниями. Но сейчас она не могла заставить себя сосредоточиться на этом и решила задуматься о реалиях жизни, когда тому придет время. А пока можно лелеять свое призрачное счастье, притворяясь, что все прекрасно.

Мишель зевнула, сладко потянулась, повернулась в постели и похолодела от испуга. Для этого была двоякая причина. Во-первых, место рядом с ней, которое теперь каждую ночь занимал Джефф, пустовало. Оно бы сохранило следы его тела, если бы он только что поднялся. Во-вторых, солнечные лучи, проникавшие в комнату сквозь опущенные шторы, заставили ее в панике взглянуть на часы.

— Половина одиннадцатого! Не может быть! — воскликнула она, не веря своим глазам.

Мисси все еще в панике всматривалась в циферблат, когда дверь отворилась и в комнату вошел Джефф с подносом в руках.

— Доброе утро, милая. С днем рождения! Завтрак подан.

— Завтрак? Нет, я не могу, я…

Он поставил поднос на туалетный столик и удержал ее, когда, откинув одеяло, она спустила ноги на пол.

— В постель, в постель.

— Джефф, я не могу! Посмотри на часы. Я должна была приехать на работу два часа назад!

Но он решительно покачал головой.

— Ты ничего не должна. В такой день нужно только радоваться. — Сильные руки сжали ее плечи, когда она снова попыталась встать. — Успокойся. Никто не ждет тебя на работе. Я позвонил туда и предупредил, что ты сегодня не придешь.

— Ты позвонил? — Мисси в недоумении откинулась на подушки. — Но зачем?

Смутная мысль промелькнула у нее в голове. Джефф что-то сказал, входя в комнату, но она была так изумлена, что не придала этому значения. Следующая его фраза развеяла все сомнения:

— Каждый имеет право взять выходной в свой день рождения, — бросил он через плечо, склонившись над подносом. — Кроме того, в мои планы не входит делить тебя с букетом цветочниц, уж прости мне этот каламбур.

— Ах, вот как! — состроила притворную гримаску Мишель и смущенно спросила: — Но как ты узнал, что у меня сегодня день рождения?

Поднос так резко опустился на ее колени, что, даже не глядя на Джеффа, девушка почувствовала, что его настроение резко изменилось.

— Когда мы получали разрешение на брак, — раздраженно заметил он, — то указывали дату своего рождения.

Конечно, вздохнула про себя Мисси, я могла бы и сама догадаться. Но, зная теперь, как мало для Джеффа значит их брак, она не могла даже предположить, что он запомнит такую несущественную деталь.

Всю последнюю неделю их с Джеффом отношения были очень неровными. То он был спокойным, милым, непринужденным, то вдруг излучал леденящий холод и враждебность. Его настроение менялось, как флюгер при малейшем дуновении ветра.

— Принимай поздравления. — Джефф бросил на постель пачку пестрых конвертов. — От Тони ничего нет, я проверил.

А если бы и было, с горечью подумала Мисси, ты бы тут же сообщил своим ищейкам, откуда пришло письмо. Даже сегодня Джефф не мог забыть о мести, и это придавало празднику горьковатый привкус.

— Дома мы никогда не устраивали в день рождения больших празднеств, — со вздохом сказала она. — У родителей было слишком мало денег, чтобы покупать подарки и деликатесы.

— Тем больше причин сделать это сегодня. У любого человека должен быть хотя бы один необыкновенный день в году. Помню, Доминик всегда говорила…

Занятая письмами Мисси не сразу заметила, как в комнате наступила долгая напряженная тишина.

— Доминик? — переспросила она и тут же наткнулась на холодный, грозный взгляд Джеффа.

— Я ее знал. — Его голос был под стать взгляду.

— Близко? — с деланным равнодушием поинтересовалась Мишель и подумала, что он, вне всякого сомнения, любил эту Доминик. Это явственно слышалось в тоне, которым он произнес ее имя.

— Очень, — коротко подтвердил Джефф. Очевидно, у него не было намерения распространяться на этот счет, и Мисси не посмела настаивать. Наверное, Доминик — его бывшая подружка, решила она, и при мысли, что он любил эту неизвестную женщину так, как никогда не любил ее самое, на глазах у Мишель выступили слезы, и она заморгала, отгоняя их.

— Ешь, а то завтрак остынет.

Она подчинилась, но аппетит куда-то пропал. Что произошло между Джеффом и этой Доминик? Наверное, она разорвала их отношения, или…

Внезапная догадка осенила Мисси. Неужели Доминик тоже пала жертвой слепой ненависти Джеффа к Тони? И он оставил эту девушку, чтобы жениться на сестре своего врага?

Возможно, эта пародия на брак уже сослужила свою службу, и теперь Джеффри готов вернуться к своей прежней возлюбленной?

— Ты уже пять минут разглядываешь эту открытку, — ворвался в ее размышления его голос.

— Я… я читаю стихотворение, — выдавила Мисси, прекрасно понимая, что ее объяснения не убедительны.

Чтобы как-то отвлечься, она взяла следующее поздравление. Судя по твердому почерку, оно было от самого Джеффа. Дрожащими пальцами Мисси вскрыла конверт, и глаза ее затуманились. Отогнав непрошеные слезы, девушка разглядела на открытке репродукцию картины, которая, как она как-то вскользь упомянула, ей очень нравилась.

— Спасибо. Мне очень приятно.

А чего ты ждала, глупенькая, ругала она себя. Что он купит тебе какую-нибудь романтическую открытку с цветочками, ангелочками и надписью «Любимой женушке в день рождения»? В какое-то мгновение, поддавшись наивным мечтам, она действительно надеялась на это. Впрочем, это даже хорошо, что Джефф все же не настолько лицемерен.

— Чем ты сегодня предпочитаешь заняться? — поинтересовался он.

— Ты сказал, что у тебя есть какие-то планы.

— Они в основном касаются вечера.

— Тогда, может быть, мы выберемся на природу?

— Как хочешь. — Джефф потянулся к кровати, собирая рассыпавшиеся письма. — Подумай, пока будешь одеваться, и скажи свое решение. Твои желания сегодня для меня закон.

Если бы я могла в это поверить, грустно подумала Мисси, когда за ним закрылась дверь. Если бы могла честно рассказать, что у меня на сердце… Если бы при упоминании о Тони между нами не возникала бы пропасть…

Мысль о том, как бы отреагировал Джеффри на ее просьбу раздеться и лечь рядом с ней, заставила Мисси поежиться. Все, что ей сейчас было нужно, это дикая, безумная страсть, которая позволяла забыть обо всем на свете.

Умывшись и надев изумрудную шелковую блузку и белую юбку, она неторопливо спустилась по лестнице.

В холле зазвонил телефон. В два прыжка Мишель подскочила к нему и схватила трубку прежде, чем в дверях показался Джефф.

— Алло. — От знакомого голоса, произнесшего ее имя, сердце вдруг остановилось. — О, То… — Она проглотила конец имени и, чтобы не выдать своего состояния, затараторила, не давая брату вставить слово. — Тодди, как это мило. Я так рада тебя слышать? Как ты меня разыскала? — Мишель обернулась к мужу. — Это Тодди, Теодора Вайс, моя школьная подруга, — медленно и отчетливо произнесла она.

— Он все еще там? — Отчаянный возглас Тони надрывал ей сердце. — Ты это хочешь мне сказать, Мисси?

— Все отлично, — импровизировала Мишель, надеясь, что ее голос звучит весело и беззаботно. — А как у тебя? Да, это было в прошлом году. А ты? Нет!.. — вскрикнула она от ужаса, когда твердая рука вырвала у нее трубку.

Очевидно, какой-то взгляд, жест или интонация все же выдали ее. Джефф смотрел на трубку так, словно это был Тони собственной персоной, и сжимал ее, будто стискивая пальцы на горле своего врага.

Ему действительно хотелось свернуть этому негодяю шею. Ведь тот прекрасно знает, что у сестры сегодня день рождения, но даже в этот день не захотел оставить ее в покое. Побледневшее лицо Мисси и заблестевшие от подступивших слез глаза красноречиво говорили о ее состоянии. Нет, она не заслуживает такого брата. Вернее, этот мерзавец Тони не заслуживает такой сестры.

Джефф стиснул зубы, стараясь обуздать охватившую его слепую ярость, но вдруг что-то шевельнулось в его душе, напоминая, что он сам когда-то был привязан к Тони Конуэю.

Если этот глупец вернется, мы, возможно, найдем способ выпутаться из возникшей ситуации подумал Джефф, но все разумные мысли вылетели у него из головы, когда он увидел лицо Мисси.

— Послушай, Конуэй! — сказал он в трубку, и у Мисси по спине побежали мурашки. Она хорошо представляла, что почувствовал ее брат, услышав этот голос. — Черт, он бросил трубку!

— А чего ты ждал? — От напряжения голос Мишель зазвенел, как натянутая струна, а ноги подкосились, так что она вынуждена была ухватиться за спинку стула, чтобы не упасть. — Любой бы на его месте сделал то же самое. Что, Джефф, твоя жертва опять ускользнула? — съязвила она, когда тот, нахмурившись, швырнул трубку на рычаг. Тони действительно жертва, думала Мисси, съежившись под яростным взглядом мужа, который напоминал сейчас голодного тигра, неожиданно упустившего желанную добычу. — Ты надеялся, что мой брат будет любезничать с тобой, пока твои ищейки не засекут, откуда он звонит? Ты ведь установил на моем аппарате подслушивающее устройство и прослушиваешь мои разговоры?

— Не болтай глупостей! — отрезал Джефф с какой-то странной интонацией. — Я такими вещами не занимаюсь.

— Разве?! А я думаю, ты вполне способен на это! — парировала Мишель, уже не в силах сдерживаться. — Тони вызывает у тебя такую ненависть, что ты не в состоянии рассуждать здраво. Знаешь, говорят, что месть, как правило, оборачивается против мстителя. Так что учти, ситуация может диаметрально перемениться, причем тогда, когда ты меньше всего этого ожидаешь.

— Рассказывай, — мрачно протянул Джефф, хотя прекрасно сознавал, что именно это и происходит.

Он стремился к цели, подогреваемый праведным гневом, но постепенно его все чаще одолевала мучительная мысль о том, что нельзя воспринимать мир только в белом и черном свете.

— Судя по всему, наша прогулка не состоится? — спросил он.

— Ты совершенно прав, — резко ответила Мисси, но тут же пожалела об этом.

Не мог же Джефф на самом деле быть таким злодеем, каким рисовал его Тони. Она припомнила ночь в баре, когда, оговорив условия соглашения с Молли Райт, Джеффри сказал, что ее брат получил от него не меньшую сумму. Тогда она пропустила эти слова мимо ушей, а потом, увлекаемая водоворотом их взаимной страсти, вообще забыла о них. Теперь Мисси мысленно возвращалась к тому вечеру, и у нее зарождались все новые сомнения.

— Ты не купил второе заведение, — медленно сказала она, не то спрашивая, не то утверждая.

Джефф нахмурился, удивленный резкой сменой темы, но через пару секунд ухватил суть дела.

— Клуб? Нет. Там нет ничего особенного. Теперь Мисси уже знала мужа достаточно хорошо, чтобы понять, что за этим заявлением скрывается нечто, о чем он не хочет говорить.

— А Тони был особенный? Глаза Джеффа потемнели.

— Да, особенный, — мрачно подтвердил он.

— Скажи мне…

— Не сейчас, — резко прервал ее он. — Ты, конечно, вправе портить себе день рождения, поминутно упоминая о своем братце, но я сыт им по горло. Предполагалось, что сегодняшний день будет посвящен исключительно тебе, но ты ясно дала понять, что не желаешь этого. Ты скорее умрешь, чем пойдешь куда-нибудь со мной. Как я полагаю, этого ты тоже не хочешь?

Он поднял левую руку, и Мишель увидела, что на его ладони лежит небольшой сверток, упакованный в серебряную бумагу.

— Что это? — не сдержала любопытства она, и в ответ на ее неосторожный вопрос в уголках его рта затеплилась улыбка.

— Подарок.

— Мне? — по-детски недоверчиво спросила Мисси.

— Разумеется. Обычно в день рождения родственники, друзья, а иногда даже мужья дарят подарки. — Его взгляд сосредоточился на лице Мишель, и выразительные губы дрогнули, когда он заметил на нем странную смесь любопытства и подозрительности. — Но если ты считаешь, что принять мой подарок означает продать душу…

Не успела она и глазом моргнуть, как Джефф резко повернулся и бросил сверток в корзину для бумаг.

— Нет, — запротестовала Мисси, — не нужно так делать!

— Я уже сделал, — равнодушно заметил он. — Я купил эту вещь специально для тебя, но если ты не хочешь…

— Хочу! — Эти слова сорвались с ее языка быстрее, чем она успела подумать, разумно ли поступает.

Тот факт, что Джеффри выбирал что-то для нее и готов был выбросить свой подарок, если она не захочет его принять, значил для Мисси слишком много.

Девушка вытащила сверток из корзины, краем глаза уловив довольную улыбку Джеффа, которую тот не сумел скрыть.

— Я еще не встречал женщины, способной отказаться от подарка, — иронически заметил он.

У Мишель промелькнула было мысль, что он снова перехитрил ее, отвлекая от сути дела, но девушка отмахнулась от нее. В конце концов, сегодня нужно веселиться, а поговорить можно и завтра. И она решительно занялась пакетом.

Мишель ожидала, что там будут духи или украшение, то есть обычный подарок мужчины, который понятия не имеет, что нужно его даме, но увидела старинную книгу по садоводству в тисненом кожаном переплете с роскошными иллюстрациями. Это была вещь, которую она с удовольствием купила бы себе сама, если бы имела такую возможность. Раритетное издание стоило, без сомнения, кучу денег.

— Ой, Джефф! Какое чудо! Даже не знаю, как тебя благодарить!

— Я могу кое-что предложить на этот счет. Мишель с подозрением взглянула на Джеффа.

— Ох, Мисси! — рассмеялся он. — Да у тебя все на лице написано. Неужели ты думаешь, что мне нужно от тебя только одно? На свете есть много других увлекательных занятий!

— Например? — недоверчиво поинтересовалась она, полагая, что секс это единственное, что он от нее хочет.

— Давай объявим перемирие, — предложил Джефф, совершенно сбив ее с толку, — и на сегодня забудем о Тони. Просто притворимся, что он никогда не существовал, и пусть все будет, как в день нашей первой встречи.

Но ведь ты намеренно разыскал меня, пронеслось у Мишель в голове. И в день нашей первой встречи у тебя уже был готов план жестокой мести.

Но ей до боли в сердце хотелось этого перемирия! Он сказал, только на один день. Пусть. Этот краткий миг покоя будет для нее самым лучшим подарком.

— Мисси! — окликнул ее Джефф, когда она не ответила, и его веселый энергичный голос прервал эти размышления.

— Хорошо! — отрывисто произнесла Мишель. — Я согласна.

Все оказалось на удивление легко и просто. Объявив перемирие, Джефф мгновенно превратился в заботливого и внимательного кавалера.

День шел своим чередом. Их поездка за город была восхитительной, а вечером Мисси переоделась в бархатное платье цвета бронзы, выгодно подчеркивающее янтарный оттенок ее глаз, и они поехали ужинать.

Лишь один маленький штрих напомнил ей, что не все так хорошо, как кажется, — Джефф выбрал не тот ресторан, где сделал ей предложение. Но сегодня можно было притвориться, что этого никогда и не было.

Изысканные блюда таяли во рту, шампанское кружило голову, и к концу вечера Мисси совершенно искренне сказала:

— У меня был замечательный праздник, Джефф, лучший за многие годы! Спасибо!

Но он смотрел куда-то за ее спину, и странная, таинственная улыбка блуждала на его губах.

— Джефф!

Мишель повернула голову, увидела в руках официантки торт и похолодела.

Свечи! Пляшущие золотые огоньки слепили ей глаза. Мисси ощущала их жар на своих щеках, слышала, как они потрескивают, чувствовала запах воска…

— Нет! — вскрикнула она. Ее била дрожь, кровь стучала в висках, подступала тошнота.

— С днем рождения, Мишель! — словно сквозь туман услышала она голос Джеффа, не в силах ни ответить, ни пошевелиться. — Мисси, что с тобой?

Ее глаза расширились от ужаса, и она заслонила рукой рот, приоткрывшийся в безмолвном крике. В воображении девушки мирные огоньки свечей превратились в бушующий пожар, губящий все, что ей было дорого.

— Нет! Нет! Нет!

Она услышала истеричный захлебнувшийся крик и не сразу поняла, что это был ее собственный голос.

— Унесите это! — Другой голос, резкий и властный, ворвался в закруживший ее водоворот страха. Джефф поднялся на ноги, решительно отстраняя официантку. — Унесите сейчас же.

Высокий, сильный, он встал позади Мисси, заслоняя мерцающие огни. Крепкие руки подняли ее с кресла. Девушка прижалась к широкой груди Джеффа и услышала, что его сердце колотится так же неистово, как и ее собственное.

— Мисси, дорогая, все хорошо, все в порядке, ты в безопасности.

Безопасность! Слезы градом катились из ее глаз и расплывались на белоснежной сорочке Джеффа. И тут сквозь ужас и боль воспоминаний, вызванных невинными огоньками свечей, явственно проступило еще одно ощущение, которое окончательно подорвало ее силы.

В тот момент, когда Джефф обнял ее, Мисси испытала такую вспышку радости и такое восхитительное чувство покоя, что это было сродни возвращению домой после долгого и трудного пути.

В это мгновение она осознала всю глубину своего чувства к этому мужчине. Ее счастье, ее будущее, само ее существование было неразрывно связано с ним.

Но горькая правда состояла в том, что ее спокойствие и защищенность покоились на столь фальшивом и непрочном фундаменте, что достаточно одного неловкого движения, и их взаимоотношения рассыплются в прах.

Джефф не испытывает к ней ничего, кроме сексуального влечения. Он способен использовать ее для удовлетворения собственной похоти, а потом, ни на секунду не задумавшись, оставить. Он уже сделал так однажды и вполне может повторить это снова.

Мишель отлично понимала, что любовь к Джеффу представляет для нее гораздо большую угрозу, чем возвращение кошмаров, преследовавших ее в юности. С этим человеком она никогда не будет в безопасности.

11

— Ты действительно готова говорить об этом?

Прошло около полутора часов после того, как Джеффри, бросив на столик пачку денег, чуть ли не на руках вынес Мисси из ресторана и усадил в машину. Он вел автомобиль, стиснув зубы, и не проронил ни слова, пока они не добрались до дома.

Мишель свернулась калачиком на кушетке. Джефф открыл бутылку и наполнил бокал почти до краев.

— Выпей, — настойчиво сказал он.

— Я не люблю бренди, — слабо запротестовала она.

— Пей! — строго сдвинул брови Джефф. На этот раз она не рискнула ослушаться.

Пока Мисси маленькими глотками поглощала обжигающий напиток, Джефф наполнил свой бокал и опустился в стоящее напротив кушетки кресло.

Сделав глоток, он сложил руки, уперся в них подбородком и посмотрел на Мишель так задумчиво и упорно, что ей стало не по себе.

— Ты собираешься рассказать мне? — наконец спросил он.

— Что ты хочешь знать?

— Все. Каждую мелочь. Почему ты вела себя так, словно наступил конец света?

Резкий тон скрывал его подлинные чувства. Когда Джеффри увидел, что Мисси буквально затрясло от ужаса, то инстинктивно почувствовал свою вину. Ему хотелось схватить ее в объятия и никогда не выпускать. Он готов был сказать, что будет защищать ее отныне и навсегда и ей нечего больше бояться.

Но такого сорта обещания принимают от мужчин, которых любят, напомнил себе Джефф. Он не знал, какие чувства Мишель испытывает к нему сейчас, но отдавал себе отчет в том, что, в сущности, она бесконечно далека от него. Их пламенная сексуальная жизнь не может быть единственной основой взаимного доверия. Он потерял на это право, когда женился на Мисси из мести.

— Что за трагедия из-за нескольких свечей?

— Они напомнили мне самый страшный день в моей жизни. — Мишель осторожно поставила бокал с бренди на маленький столик. — Тогда мои родители погибли в огне в собственном доме.

Джефф в ужасе посмотрел на нее.

— Что случилось? — спросил он срывающимся голосом. — Ты готова говорить об этом?

То, что он уже задавал этот вопрос и забыл об этом, говорило о том, что Джефф действительно взволнован. Осознание того, что высокомерный, преуспевающий, уверенный в себе Джеффри Хейфорд вдруг потерял нить разговора, придало Мишель сил.

Выпрямившись, она пригладила растрепавшиеся волосы и нервно провела ладонями по платью, раздумывая, с чего лучше начать.

— Это случилось после Рождества. Дом все еще был украшен, потому что мы всегда оставляли гирлянды до Крещения. Наверное, если бы мы… — Голос ее сорвался. Мисси боролась с нахлынувшими воспоминаниями, а Джефф молча ждал. Она откашлялась и продолжала: — В гостиной у нас был старомодный открытый камин с деревянной полкой наверху. Мама любила украшать ее свечами и фигурками, укутывая их ватой, будто снегом. Ты знаешь, что я имею в виду? — Мишель подняла глаза, чтобы убедиться, что Джефф ее понял. Он посмотрел на нее задумчиво, а потом утвердительно кивнул головой. — Тони был еще маленький, и свечи просто зачаровали его. Он постоянно пытался зажечь их спичками или с помощью тонких полосок бумаги, которые совал в камин.

Мрачные картины прошлого встали перед глазами Мисси. Джефф молча ждал, пока она овладеет собой.

— В новогоднюю ночь мы долго сидели за столом и легли очень поздно. Я была уверена, что камин погашен, так как отец всегда все проверял, прежде чем лечь спать. Но в ту ночь был сильный ветер. Наверное, открылась форточка, и искра попала на занавеску или украшение из ваты. Мы этого никогда не узнаем… — Не в силах продолжать, Мишель вытерла набежавшие слезы тыльной стороной ладони. — Меня разбудил стук в дверь и пронзительный крик отца. К тому времени холл был уже весь в дыму. — Она снова почувствовала, как горячий воздух обжигает легкие, и у нее перехватило дыхание. — Отец разбудил меня и Тони и подсадил нас в окно спальни. Мама замешкалась, что-то разыскивая, и он задержался, чтобы поторопить ее… Больше я никогда не видела родителей. Раздался страшный треск, и только потом я узнала, что лестница обрушилась, и они оказались в ловушке.

Джефф резко шевельнулся, потянулся к бокалу и осушил его одним глотком. Ему хотелось броситься к Мишель с утешениями, но он боялся, что она не одобрит этого поступка.

— Я не знал… — едва слышно промолвил он. — Сколько тебе было лет?

— Семнадцать.

— Почти ребенок. А Тони?

— Ему исполнилось одиннадцать на следующий день после похорон родителей.

Воспоминания были сами по себе тягостны, но состояние Мисси усугублялось тем, что Джефф по-прежнему держался отчужденно, сохраняя дистанцию, которую намеренно установил между ними. Он не делал и слабой попытки поддержать и утешить ее, а она так нуждалась в этом! Ей хотелось забыться в крепких, успокаивающих объятиях, почувствовать чью-то заботу.

Конечно, это было заблуждение. Просто в последние дни установившиеся между ними добрые отношения позволили ей уверовать в свою защищенность. Но на самом деле она и Джефф просто существовали под одной крышей. Их связывал только секс и ничего больше. Во всяком случае, со стороны Джеффа, как он сам однажды сказал об этом.

Мисси вдруг оцепенела и съежилась на подушке, как воздушный шарик, из которого выпустили воздух.

— Что было дальше?

— Нас с братом поместили в приют. Тони его ненавидел; он не привык жить в таком скопище людей, к тому же старшие мальчишки задирали его.

— Поэтому ты его до сих пор так опекаешь?

— Я не опекаю! — В потухших глазах Мисси блеснул вызов. — Тони был гораздо младше меня, и я отвечала за него. Он был потрясен, очень тосковал по родителям. Как только я нашла работу и квартиру, то сразу же забрала его к себе.

— А кто заботился о тебе?

Этого вопроса Мишель меньше всего ожидала. Взглянув на Джеффа, она поразилась его бледности. Кровь отхлынула от его лица, на скулах перекатывались желваки, руки были сжаты так, что побелели костяшки пальцев.

— Я была много старше, к тому же меня не терзал мучительный страх, постоянно преследовавший Тони.

— Какой страх?

— Он считал себя виновником пожара, погубившего родителей. Тони признался мне, что в ту ночь долго не мог заснуть, поэтому потихоньку спустился в гостиную и зажег свечи, хотя ему это было строго-настрого запрещено. С тех пор его постоянно мучают сомнения, задул он свечи, прежде чем вернуться в спальню, или нет.

Джеффри был первым человеком, которому Мишель рассказала то, в чем много лет назад признался ей брат. Сомнения и угрызения совести неотступно преследовали его, не отпуская ни днем, ни ночью. — Бедный Тони! — Джефф почувствовал к этому юнцу жалость. — Так вот откуда его ночные кошмары.

Мисси была слишком измучена, чтобы говорить, и только молча смотрела на мужа, обхватив себя руками, словно пытаясь заменить его объятия, которых ей так не хватало.

— Он… он видит во сне огонь. — Слезы текли по ее щекам, и у нее не было сил вытереть их. — Я тоже, иногда…

— Мишель! — Джефф вскочил с кресла и прижал ее к своей груди.

Мисси оставила всякие попытки сдерживаться. Она уткнулась лицом в его рубашку и разрыдалась.

Почувствовав силу его рук и услышав голос, шепчущий слова утешения, она постепенно успокоилась и, тихонько пошевелившись, подняла лицо, словно ребенок в поисках зашиты.

Мгновение спустя Джеффри уже целовал Мишель, исполняя это невысказанное желание. Его горячие губы осушали дорожки слез на ее щеках. Прикосновения Джеффа, нежные и мягкие, переворачивали ей сердце, но она боялась задумываться о том, чем вызвано такое участие к ее горю.

Это не забота человека, любящего ее всем сердцем, а всего лишь жест мужчины, не выносящего женских слез, думала Мисси. Но сейчас она вынуждена была принять и это. Она так отчаянно нуждалась в поддержке и утешении, что уступила ему без лишних размышлений, позволив физическому влечению, которое Джефф так легко вызывал в ней, отвлечь ее от печальных мыслей.

В его объятиях она могла думать только о нем. Закруживший ее вихрь желания звал к беззаботному наслаждению, заставляя забыть обо всем, и, когда Джефф, что-то пробормотав, отпрянул от нее, она была потрясена.

Он отошел к окну и, засунув руки в карманы, долго вглядывался в темноту ночи, а потом шумно выдохнул и провел рукой по волосам.

— Нам надо поговорить, Мишель, — нервно сказал он.

Поговорить! Этого она хотела меньше всего. Мисси открыла было рот, чтобы возразить, но неожиданно зевнула. Без надежной поддержки Джеффа она вдруг почувствовала себя опустошенной и измученной и неловко присела на поручень кресла, не в силах устоять на ногах.

— Но не сейчас, — продолжил он уже более спокойно. — Ты устала, тебе нужно поспать.

С тобой? — хотела спросить Мишель, но не посмела. В настроении Джеффа появилось что-то новое и очень тревожное, создававшее между ними преграду, и она не знала, как ее преодолеть.

Он помог ей встать, и Мисси позволила отвести себя в спальню.

В мою спальню, заметила про себя она, а не в его комнату, где всю прошлую неделю они в упоении занимались любовью.

Вряд ли что-то могло с такой же откровенностью свидетельствовать о переменах, свершившихся в Джеффри. Он всегда избегал ее спальни, никогда туда не входил, даже не открывал дверь. Теперь же он привел Мисси прямо туда и, усадив на край кровати, снова повторил:

— Тебе надо поспать.

Джефф уже подходил к двери, когда Мишель осознала, что он действительно хочет оставить ее одну. Она не могла найти слов, чтобы удержать его, поэтому, когда он замешкался, сердце ее радостно затрепетало.

— Ты сможешь заснуть? — спросил он. — Тебя не будут мучить кошмары?

Глаза Джеффа потемнели, на переносице и в углах рта залегли жесткие складки. У него был такой вид, словно это его самого преследуют демоны ночи.

— Есть хороший способ избежать этого.

Мисси откинула край одеяла и приглашающим жестом похлопала ладонью по постели. Джефф не ответил, и она выдавила слабую улыбку, которая, натолкнувшись на его холодный взгляд, сразу померкла.

— Нет! — произнес он непререкаемым тоном.

— Джефф, пожалуйста!

— Нет! — произнес он еще тверже.

— Но Джефф, мне плохо! Я боюсь остаться одна. Я не усну!

— Ты не останешься одна, — вздохнул он и указал на старинный шезлонг в нише окна. — Я буду спать здесь.

— Но там страшно неудобно!

— Ничего, как-нибудь переживу, — отмахнулся Джефф с таким безразличием, что у нее заныло сердце.

— Но…

— Или так, Мишель, или никак. Или я сплю там, или ты остаешься одна.

У нее не было выбора, и она согласилась. Иначе пришлось бы лицом к лицу встретиться с ночными ужасами, что случалось с ней не однажды, а сейчас эта перспектива казалась весьма вероятной.

И Мисси прекрасно знала, почему. Засыпая в объятиях Джеффа, она наконец узнала, что такое настоящий сон и отдых, и теперь мысль о возвращении ночных кошмаров стала для нее просто невыносимой. И если даже тело Джеффа не будет согревать ее, то приходится согласиться на его пусть отдаленное, но все же успокаивающее присутствие. Это лучше, чем ничего.

Мишель спала на удивление хорошо — видимо, усталость взяла свое. Поначалу она беспокойно вертелась, чувствуя, что Джефф близко, но при этом недосягаем, и боялась, что всю ночь не сомкнет глаз. Но потом заснула так крепко, что проснулась лишь около полудня от звуков барабанящего по подоконнику дождя.

Джеффри был еще здесь. Он, неловко скрючившись на шезлонге, крепко спал. Ресницы черными полумесяцами лежали на его щеках, темные пряди волос в беспорядке упали на лоб. Скомканное одеяло, свидетельствовавшее о том, что он провел беспокойную ночь, открывало синие пижамные брюки.

Откуда такая стыдливость, недоумевала Мисси. Она накинула короткий халатик, выскользнула из постели, бесшумно ступая босыми ногами, пересекла комнату и присела на край шезлонга. Когда они делили постель, Джефф спал обнаженным. Что переменилось сегодня ночью?

Пока Мишель ломала голову над этой загадкой, Джефф шевельнулся и что-то пробормотал во сне, как будто почувствовав на себе ее взгляд, а потом открыл глаза.

Он потянулся, как кот, греющийся на солнышке.

Прелестное лицо Мишель, склонившееся над ним, и ее рассыпавшиеся по его груди золотистые волосы странно перемешались с его сном, и, ему показалось, что он все еще покачивается в теплых волнах волшебных сновидений.

Но она неловко пошевелилась, и распахнувшиеся полы халата открыли его взгляду молочную белизну ее полных грудей. Желание током пронзило Джеффри, и он схватил ее в объятия, срывая халат, словно эта ткань была единственным, что их разделяло.

И тут воспоминания о предыдущей ночи обрушились на него, как ушат холодной воды, остудив всякую страсть.

Вчера, после того как Мисси затихла, он долго лежал без сна, обдумывая ее рассказ и приходя к одному неизбежному решению. У них нет будущего, пока он не расскажет ей все честно и откровенно. Но Джеффри опасался того, какое впечатление может произвести на нее его исповедь, и это лишало его сна. Главная трудность состояла в том, что он только теперь понял, как хочет этого будущего. Но сначала им надо поговорить.

Он взял себя в руки и слабо улыбнулся.

— Доброе утро!

Мисси успела заметить, как его настроение резко переменилось от чувственности к осторожности, а потом и к спокойному самоконтролю. И это последнее крайне встревожило ее. Видимо, то, что разделило их прошлой ночью, и сейчас владеет его умом.

— Ты хорошо спала?

— Отлично. — Ее ответ прозвучал напряженно. Мишель почувствовала, что Джефф, точно так же как и она, подумал о первом дне их супружества, только тогда она спала, а Джефф смотрел на нее. — А ты?

Он выглядел отвратительно, словно заснул незадолго до ее пробуждения.

Джеффри поморщился и потянулся, расправляя затекшие члены.

— Жив пока, — попытался отшутиться он нарочито бодрым, небрежным тоном. — Мишель! Я хочу, чтобы ты знала, что мне ничего не было известно. Тони ни словом не обмолвился о ваших родителях и их гибели. Если бы я знал, через что ты прошла, я бы никогда…

— Не женился бы на мне, — быстро закончила за него Мисси, с трудом отводя взгляд от этого сильного тела, которое пробуждало в ней желание.

— Да, — бесстрастно подтвердил он, — я бы никогда не женился на тебе. И теперь сожалею, что сделал это.

Знал ли он, как ранят ее эти слова? Мисси поднесла руку ко рту, чтобы удержать рвущийся наружу крик.

— Ты и представить себе не можешь, как я сожалею, — добивал ее Джефф.

У Мишель было такое чувство, что ей в сердце вонзается стальной клинок.

— Но ведь тебе нужно было отомстить. Кто — то должен был оплатить долги Тони, — парировала она, собрав все свое мужество.

— Долги, — повторил Джефф со смесью горечи и цинизма. Он поднялся с шезлонга и нервно зашагал по комнате. — Никто не сможет оплатить то, что твой брат забрал у меня.

Мишель сделала глубокий вдох. Она уже однажды сказала об этом Джеффу и будет повторять снова и снова, пока он не поверит.

— Я смогу. Я верну тебе все, до последнего пенни, даже если мне придется потратить на это всю жизнь.

Джефф внезапно умолк и остановился рядом с ней, неотрывно глядя в глаза.

— Дело… не в деньгах? — заикаясь, выговорила она.

Он кивнул.

— Неужели ты думаешь, что я способен пойти на подобное из-за денег?

— Нет, — искренне ответила Мисси.

Она всегда это знала. Даже ненавидя Джеффа всем сердцем, она не могла поверить, что он способен быть таким мелочным.

Мишель выпрямилась, чувствуя, что вот-вот узнает правду, и понимая, что это будет нелегко.

— Я знаю, что ты не ставил Тони в такие условия, о которых он говорил мне. Это значит только одно: мой брат лгал мне с самого начала. Но что произошло на самом деле? Джефф, расскажи мне правду.

12

Он не хочет ей рассказать! Когда Мишель осознала это, ее охватила паника: пульс бешено зачастил, а голубая жилка забилась на шее, мешая дышать. Что таится за его молчанием? От чего он хочет избавить ее?

Джеффри действительно не хотел говорить. Невысказанные слова болью отдавались в его голове, потому что теперь все то, чего он боялся, лежа без сна в темноте ночи, стало правдой, и Джефф не знал, как ему жить с этим. Он поверил, что Тони рассказал сестре все и что это она, примирившись с преступлениями брата, составила план его бегства, но теперь выяснилось, что Мишель не имеет к этому никакого отношения. Она не знала, что натворил Тони, а он, Джефф, ослепленный жаждой мести, искалечил ей жизнь, без малейших угрызений совести растоптал ее душу. И как он сейчас себя чувствует? Не лучше, чем ее проклятый братец.

Теперь Мисси хочет правды. Если он расскажет ей все, то можно предположить, что произойдет дальше. Она возненавидит его еще больше и потребует, чтобы он навсегда исчез из ее жизни, и тогда он навеки потеряет шанс обрести ту, настоящую Мишель, которую слепо отказывался видеть, когда все только начиналось, и разглядел только сейчас.

Мисси нелегко будет узнать, что ей лгали и ее использовали оба: и ее брат, и он, Джефф. Но тянуть с этим больше нельзя.

Поэтому Джефф предложил отложить серьезный разговор и сначала позавтракать. Но оба они почти ничего не ели.

Наконец он, захватив кофе, направился в гостиную, а Мисси молча последовала за ним, разрываясь между страхом и желанием узнать всю правду.

— Тебе лучше сесть, — сказал Джефф, когда она задержалась в дверях.

— Неужели я такая слабонервная? — с иронией заметила Мисси, но тут же пожалела об этом. Любой, взглянув на нахмуренное лицо Джеффа, понял бы, что разговор предстоит не из легких. — Извини, — буркнула она, опускаясь в кресло.

— Странно, как за полгода может измениться жизнь, — начал Джефф мрачно и бесстрастно, как судья, зачитывающий смертный приговор. — Двадцать четыре коротких недели, и все, во что ты верил, чем дорожил, безвозвратно загублено.

Полгода? Изумлению Мисси не было предела. Со дня ее первой встречи с Джеффом не прошло и четырех месяцев. Правда, за это время с ней самой тоже многое произошло.

— Мне это знакомо, — прочувствованно сказала она, и в ответ на ее немой вопрос Джефф склонил голову.

— Полагаю, что так. Дело в том, что моя история очень напоминает то, с чем ты столкнулась в свои семнадцать лет. Полгода назад я имел все, о чем только может мечтать человек. У меня была интересная работа, столько денег, что я не знал, что с ними делать, а также успех, здоровье, прекрасная семья…

Сердце Мишель екнуло, и она громко, судорожно вздохнула. Упоминание Джеффа о семье прозвучало словно погребальный звон по ее несбывшимся надеждам.

В памяти девушки всплыли к свадьбе. Джефф тогда сказал, что у него нет родственников, и Мисси напряглась, готовая услышать слова, подтверждающие ее самые худшие опасения.

— У меня были отец, мать и младшая сестра, которую я обожал…

— О Боже! Джефф, что с ними случилось? — воскликнула Мисси.

— Твой брат. — Его глаза наполнились болью, а рот горько сжался.

— Тони?

— Да, Тони, — хрипло подтвердил он. — Проклятый Энтони Конуэй. Позволь я расскажу тебе о том, что называю эффектом Конуэя.

Нет! — чуть не выкрикнула Мисси. Ей хотелось зажать уши руками и спрятаться. Она не желала ничего знать, но понимала, что должна его выслушать, даже если это разорвет ей сердце.

— Расскажи, — едва слышно прошептала она, но Джефф не нуждался в ободрении. Он уже сделал первый, самый трудный шаг, и теперь обратного пути не было.

— Моей сестре Доминик было восемнадцать лет. Она заканчивала колледж…

Доминик! Мисси, вздрогнув, припомнила, что, когда Джефф упомянул это имя, она решила, что речь идет о его бывшей подружке. Оказывается, он говорил о сестре.

— Это была очень веселая и красивая девушка. Вот, посмотри…

Джефф полез в карман и вытащил бумажник. Достав фотографию, он бросил ее на разделявший их низкий столик. На снимке была изображена юная девушка, высокая и стройная, с яркими голубыми глазами и длинными каштановыми волосами. Ее улыбка сияла счастьем, и Мишель внутренне вздрогнула, припомнив, что, говоря о сестре, Джефф подчеркнул слово «была».

— Перед ней открывалось прекрасное будущее. Доминик собиралась поступать в университет и мечтала стать адвокатом. И стала бы, если бы не встретила твоего брата. — Он с такой силой ударил кулаком по своей ладони, что Мисси в испуге вжалась в кресло. — Это я познакомил ее с Тони.

— Нет! — вскрикнула Мишель, видя, как горько Джефф упрекает себя за эту нелепую случайность.

Его взгляд был полон мрачной иронии.

— В той массе лжи, что наболтал тебе твой братец, была и доля истины. Я действительно заключил с ним контракт, но только для того, чтобы избавить его от неприятностей, в которых он уже запутался.

— А почему ты это сделал?

— Не один Тони совершал в жизни ошибки, — пожал плечами Джефф. — Когда я поступил в университет, то просто с цепи сорвался. В мире было много более занимательного, чем учеба, поэтому я постоянно прогуливал лекции и, только когда сообразил, что придется пересдавать экзамены, иначе меня выгонят, взял себя в руки. Поэтому я прекрасно понимал, что происходит с твоим братом. Кроме того, у Тони настоящий талант. Он прекрасный музыкант, у него необыкновенный, ангельский голос и он великолепно пишет лирические песни. Он как-то сыграл мне пару своих композиций, которые растрогали бы даже дьявола.

Мишель не сводила глаз с его страдальческого лица.

— Доминик плакала, когда слушала их, — хрипло добавил Джефф.

— О Боже!

Мисси заморгала, отгоняя слезы. Она боялась, что Джеффри примет их за печаль по Тони и не поймет, на чьей стороне ее симпатии. А на самом деле ее сердце разрывалось от сострадания ко всем, кто запутался в этой истории.

Джефф глубоко вздохнул, провел рукой по волосам и продолжил:

— Я знал, что Тони пьет, это трудно было не заметить, но не подозревал, что он употребляет наркотики.

— Наркотики?! — вскричала Мисси, не узнавая своего голоса.

— А ты не знала? Неужели ты не заметила этого, когда он был здесь?

Теперь ей все стало понятно. Частая смена настроений брата, внезапный переход от безудержного веселья к полной апатии, тусклые глаза, потеря веса и… пропажа денег из ее кошелька.

Мишель попыталась заговорить, но ее голос опять сорвался. Джефф легко угадал вопрос, который она хотела задать.

— Тони начал с легких наркотиков, но, полагаю, перепробовал все. К тому времени, когда мы встретились, он перешел на героин.

— Господи! — Как это могло случиться с ним, с ее маленьким братиком? Мисси не могла усидеть на месте. Она вскочила и зашагала по комнате, стиснув на груди руки. — Я не знала, что он так далеко зашел.

Ослепленная любовью к брату и погрузившись в повседневные заботы о нем, она упустила самое главное.

Молчаливый кивок Джеффа подтверждал, что он верит ей.

— Я пытался решить эту проблему, чем-то занять его, помочь выпутаться. Я пообещал, что дам ему возможность сделать блестящую карьеру, если он откажется от своего пагубного пристрастия. Главное, чтобы он порвал с так называемыми друзьями из оркестра, в котором играл.

— Тони никогда не умел выбирать себе друзей, — грустно кивнула Мисси. — Ему так хотелось, чтобы его все любили, что он был готов на все для своих приятелей.

— Это не приятели, а самые настоящие преступники. Они предлагали ему выпивку и наркотики. В одном мизинце твоего брата было больше таланта, чем у всей шайки его дружков-музыкантов, но под их влиянием он все растерял.

— Он говорил мне, — сказала Мишель и, увидев, как Джефф стиснул чашку, подошла к нему и забрала ее из его рук. Взглянув в его серо-синие глаза, она добавила: — Тони очень жалел об этом.

— Ему было о чем жалеть, — последовал жесткий ответ. Непроницаемое лицо Джеффа казалось высеченным из камня. — Я надеялся, что жесткие условия контракта приведут его в чувство, принудят вернуться к реальности, заставят много работать и добиться успеха. Когда его за неуплату выгнали из квартиры, я предложил ему пожить у меня. Там-то он и встретил мою сестру. — Джефф поднялся и подошел к дверям, ведущим в сад. Он долго смотрел на струи дождя. — Доминик приехала, когда я был в отъезде, а к тому времени, как я вернулся, Энтони уже успел отыскать путь к ее сердцу. Он смазливый парень, твой братец, и мало найдется людей, способных противостоять ему, если он что-то задумает.

Мишель не сдержала печальной улыбки, подумав о другом мужчине, который полностью соответствовал этой характеристике.

— Ты предупредил сестру?

Джефф тяжело вздохнул. Он бесконечно любил Доминик и не хотел, чтобы она связалась с неудачником, в которого превратился Тони.

— А как ты думаешь? — Он резко повернулся, и сердце Мисси сжалось. — Я хотел, чтобы она дала мне время вытащить его из ямы и вернуть на путь истинный, но Доминик увидела в этом только тиранию старшего брата. Она говорила, что я ничего не понимаю в любви. Думаю, она представляла себя Джульеттой, а Тони был ее Ромео.

— Что было дальше?

— В день восемнадцатилетия Доминик Тони пригласил ее в клуб, где в любой момент можно было приобрести дозу наркотика.

— Нет, нет, нет, — прошептала Мишель, охваченная ужасными предчувствиями.

— Да! — зло рявкнул Джефф. — Он угостил ее одной-единственной таблеткой. — Сдержанные проклятья красноречиво говорили о боли, которой он не позволял отразиться на своем лице. Он долго держал это чувство под замком, но оно с каждым днем нарастало и становилась все мучительнее, пожирая его изнутри. — Она убила Доминик. Несколько дней врачи поддерживали в ней жизнь, но в глубине души мы понимали, что надежды нет.

Мисси медленно вернулась к столику, посмотрела на фотографию, и слезы хлынули у нее из глаз.

— Джефф, я…

Он не ответил, и, обернувшись, она увидела, что он уходит.

— Джефф! — Она схватила его за рукав. — Джефф, подожди.

Взгляд, который он бросил на нее, был подобен пощечине.

— Ведь это не все, правда?

— Тебе этого мало?

Более чем достаточно! Больше, чем она могла вынести. Но все равно Мисси должна была узнать все до конца.

Джеффри снова уходил от нее, и она, спотыкаясь, последовала за ним в холл, а потом на улицу. Дождь перестал, и только тяжелые капли изредка падали с деревьев на землю. Эта сцена мучительно напоминала ей утро после свадьбы, когда она точно так же бежала за мужем.

— Джефф, скажи…

Он резко остановился. Взглянув ему в лицо, Мишель была потрясена его бледностью. Только глаза угольками выделялись на безжизненной белизне кожи.

— Скажи! — настаивала она.

Его вздох вырвался, казалось, из самых глубин души, и Мисси подумала, что он откажет ей. Но Джефф тряхнул головой, словно примиряясь с неизбежным. Руки его сжались в кулаки, выдавая, каких усилий ему стоит сдерживать себя, и он начал говорить:

— Мой отец должен был принять решение об отключении системы, которая поддерживала в Доминик жизнь. Это его убивало. Не дело родителей лишать жизни своего ребенка. Он пошел в гараж, подсоединил к выхлопной трубе шланг, бросил его в машину и включил мотор.

— Он?.. — Мисси не смогла себя заставить закончить вопрос

— Слава Богу, я подоспел вовремя, и он остался жив. Но это не прошло для него бесследно.

Мишель казалось, что волосы на ее голове зашевелились от ужаса. В ледяных глазах Джеффа мелькнуло подобие мрачного удовлетворения.

— Ты же сама просила рассказать.

— Да. — Теперь она знала все. У нее было такое чувство, что теперь ее жизнь раскололась на две половины, которые уже никогда не склеить. — А твоя мать?

— Пока держится. Она не позволяет себе поддаваться эмоциям, поскольку отец нуждается в ней, как никогда раньше.

— Но ты говорил, что у тебя нет родных…

— Я лгал, — холодно прозвучало в ответ. — Но это была не совсем ложь. Если ты помнишь, я сказал, что у меня нет родственников, которые хотели бы прийти на свадьбу.

— Твои отец и мать входили в эту категорию?

Теперь Мисси поняла, как осторожен был Джефф. Его гостями были коллеги по работе, близкие и не очень близкие знакомые — словом, те, кто не был в курсе его личной жизни. За исключением одного человека, Рэя Бафалло.

— Именно так, — ответил Джефф. — Вряд ли я смог бы сказать им, что женюсь на сестре того типа, который убил Доминик, и пригласить их на свадьбу. — Его мрачная ирония жгла израненное сердце Мишель. — Я полагал, что у них не возникнет такого желания.

— Ты не сказал им правду?

Она имела в виду, что он использовал женитьбу на ней как способ отомстить. Джефф покачал головой.

— Я счел, что они достаточно пережили, и полагал, что сам справлюсь.

— Ты имеешь в виду месть?

— Я хотел, чтобы человек, причинивший нам горе, понес ответственность за свое злодеяние, и поставил себе целью погубить его, как он погубил нашу семью. Но я не мог отыскать Тони. Он скрылся, как только Доминик оказалась в госпитале. Тогда я выбрал другой путь…

— Это была я, — пересилив себя, произнесла Мишель.

— Ты, — отрывисто подтвердил Джефф.

Если бы он мог отрицать это! Но он обещал раскрыть ей всю правду, чего бы это ему ни стоило, и теперь потерял Мисси. Это было заметно по ее глазам, отстраненному тону.

Потерял! Джефф чуть не рассмеялся в голос. Что ему было терять? Мишель ясно выразила свое отношение к нему еще неделю назад. Он мог ласкать ее тело, доводя до экстаза, но не в силах был овладеть ее душой. Она ненавидит его за то, что он сделал. И разве можно винить ее в этом?

— Тони часто рассказывал о тебе: чем ты занимаешься, где живешь. И я подумал, что если не смогу добраться до него, то сделаю это через тебя. Я видел в этом даже нечто мистическое. Не око за око, а сестру за сестру… Я был убежден, что вправе обращаться с твоей жизнью так же беспечно, как Тони поступил с Доминик.

— И погубить меня?

У Джеффа не было причин уходить от ответа. Он посмотрел ей прямо в глаза и сказал:

— Да, таков был мой план.

— Теперь ты счастлив?

— Счастлив? — эхом отозвался Джефф, словно не понимая вопроса. — Честно говоря, нет. Это не принесло мне счастья.

— Тогда что же сделает тебя счастливым? — с болью крикнула Мисси, ужасаясь при мысли, что он все еще не удовлетворен. — То, что сделал Тони, просто чудовищно, но он, по крайней мере, мучается от этого. Так что же может положить конец твоей ненависти? Моя загубленная жизнь? Ты уже сделал это. — С каждым словом она делала шаг вперед и вдруг с изумлением заметила, что Джефф отступает, выставив руки, словно защищаясь от нее. Мысль, что он ее боится, казалась столь абсурдной, что почти заглушила боль. — Когда ты намерен исчезнуть из моей жизни, Джефф? Как далеко ты намерен зайти? Ты хочешь уничтожить Тони или убить меня, как он убил Доминик?

Джеффри, побледнев еще больше, смотрел на Мисси.

— Нет, Мишель, нет! Я никогда не думал…

— Ты вообще ни о чем не думал! — воскликнула она. — Ты не соизволил рассказать мне, что натворил Тони, и не подумал выяснить, что я могла бы сделать.

— Ты не…

— Ах, я ничего не могла?! А ты дал мне шанс? Я бы сделала все что угодно, лишь бы поправить дело.

— Все что угодно? — спросил Джефф со странной интонацией. Эти слова перекатывались у него во рту, как гладкие камешки. — Ты так сильно любишь Тони?

— Я люблю своего брата так же, как ты любил свою сестру. Устраивает тебя такой ответ?

Джеффу совсем не понравилось то, что он услышал. Если он и задумывался, почему Мисси пошла с ним в постель даже после того, как заявила, что скорее умрет, чем сделает это, то теперь ему все стало ясно.

Она уже однажды говорила, что он должен был дать ей возможность помочь брату, а он тогда заявил, что безрассудная любовь может довести человека до таких поступков, которые он никогда бы не совершил в здравом уме.

И Мишель совершила такой поступок. Она принесла себя в жертву, уверовав, что это может помочь ее брату. Она спала с Джеффом, надеясь, что таким образом утихомирит его гнев. Теперь у них нет пути назад. Нет шансов залечить раны, которые он нанес ей. Он причинил ей слишком много зла, и теперь единственное, что ему оставалось, — это оставить ее в покое.

По горькой иронии судьбы именно в эти мгновения Джеффри осознал, как сильно любит эту женщину. Но он знал, что может доказать это, только уйдя с ее пути.

— Да, — выговорил он одеревеневшими губами, — ты дала исчерпывающий ответ на мой вопрос. Теперь моя очередь.

Мишель пыталась вспомнить, о чем она спрашивала, но мозг отказывался ей подчиняться.

— Ты спрашивала, когда я намереваюсь исчезнуть из твоей жизни, так?

— Но…

У нее язык не повернулся сказать, что она бросила эти слова в запале злости и боли; что ей меньше всего хочется, чтобы он ушел; что она любит его й умрет, если он снова оставит ее.

Это было бесполезно, более того, нечестно. Ведь Джефф не любит ее. Он видит в ней лишь инструмент возмездия и больше ничего.

То, что совершил ее брат, будет всегда стоять между ними. Тони причинил Джеффу и его родителям такое зло, что она не имеет никакого права удерживать его рядом с собой. Она любит этого человека больше жизни, но может проявить эту любовь, лишь отпустив его на свободу. Может быть, в будущем он встретит женщину, которая поможет ему пережить горечь утраты.

Терзаемая этими размышлениями, Мисси стояла, не проронив ни слова. Джефф продолжал:

— Так вот, я уезжаю сейчас же и больше никогда не вернусь. На этот раз я действительно оставлю тебя в покое. Я сделаю даже больше — дам тебе свободу. Вернувшись в Лондон, я поручу своему адвокату начать дело о разводе.

13

Вот и осень пришла, печально думала Мисси, глядя в окно. Днем еще было по-летнему тепло, но сентябрьские ночи становились все короче и холоднее.

Сад, который после ухода Джеффа стал ее спасением, занимая мысли, отнимая силы и давая возможность уснуть, поблек и опустел. Под натиском пронзительного ветра листья большими пестрыми бабочками кружились в воздухе.

Прекрати! — сказала себе Мишель, отворачиваясь от грустного пейзажа за окном. Прекрати отсчитывать жизнь от того момента, когда Джефф уехал.

Верный своему слову, он не поддерживал с ней никаких отношений, и в ее жизни и сердце образовалась зияющая пустота, приносящая нескончаемую боль.

Но другого выхода не было, мрачно подумала Мисси, поймав свое отражение в висевшем напротив зеркале. Слабо улыбнувшись, она расправила складки платья, обрисовывающего живот.

Вероятно, они зачали ребенка той безумной ночью, когда вернулись из Лидса. Тогда они так отчаянно стремились друг к другу, что забыли о предосторожностях. Сначала Мисси приняла утреннюю тошноту за нервную реакцию на отъезд Джеффа, но потом, сверившись с календарем, поняла, что у этого недомогания может быть только одна причина.

Трель дверного звонка оторвала ее от меланхолических размышлений, и она поспешила в холл. Несколько мгновений она не могла узнать стоящего перед ней молодого мужчину. Его лицо выглядело очень знакомым, однако… Только когда тот широко улыбнулся, догадка пронзила ее.

— Привет, сестренка! Не ожидала?

В его голосе слышалось замешательство. Тони явно не был уверен в том, что его ждет теплый прием.

— Тони! — Вне себя от радости Мишель бросилась брату на шею. — Где ты был? Почему не звонил? За все это время ты прислал только одно письмо!

— Прости. — Молодой человек высвободился из объятий сестры и смущенно улыбнулся. — Я хотел дать тебе знать, что со мной все в порядке, но прежде мне кое-что нужно было сделать. Взять себя в руки…

— Судя по всему, тебе это удалось. — Голос Мисси задрожал, когда она осознала перемены, произошедшие с братом.

Перед ней стоял совершенно новый Тони: глаза сияют, на щеках румянец, здоровье бьет через край. Волосы, как всегда, длинные, но чистые и ухоженные. Одет он был как обычно, в джинсы и футболку, но они выглядели новыми. Было очевидно, что Тони гордится своим внешним видом. Он даже немного поправился, словно с момента исчезновения питался лучше, чем под ее крылом.

— Что с тобой произошло?

— Это все Джефф Хейфорд. — Тони заметил вспышку опасения в глазах Мишель и поспешил ее успокоить. — Он не причинил мне никакого зла, а наоборот, заставил лечиться. Этим я и занимался все это время.

— Джефф? — насторожилась она. — Лечиться?

— Я чист, Мисси, чист и трезв. И собираюсь таковым оставаться. Не скажу, что это было легко. Временами мне казалось, что я не выдержу, но Джефф не оставлял меня, поддерживая на каждом шагу. С его помощью я окончательно покончил с прошлым и больше не намерен возвращаться к наркотикам. Я ведь был в таком болоте, сестренка, и совершил страшные ошибки.

— Доминик, — пробормотала Мишель, и глаза Тони потемнели от боли.

— Да, Доминик, — подтвердил он тихо. — Джефф говорил, что он рассказал тебе все. — Вдруг он вскинул голову и схватил Мисси за руку. — Но я хочу, чтобы ты знала — это не я дал Доминик таблетку! Клянусь тебе, не я! Я действительно был рядом с ней, но к тому времени уже ничего не соображал. А один тип уговорил ее попробовать. — Тони сжал руки сестры, и на его глазах заблестели слезы. — Но я все равно виноват в ее гибели. Если бы у меня голова работала чуть лучше, я смог бы предотвратить это или, по крайней мере, действовал бы быстрее, увидев, что ей стало плохо. Я никогда не прощу себе этого, Мисси. Я любил эту девушку, очень любил.

— Джефф знает это? — едва слышно выдохнула Мишель.

Сердце подпрыгнуло у нее в груди при мысли, что если Джеффри еще не известно о невиновности Тони в смерти его сестры, то… то, может быть, у нее есть шанс.

— Знает. — Тони и не догадывался, что его ответ отнимает у сестры последнюю надежду. — Когда я собрался с духом и рассказал ему всю правду, он пошел мне навстречу. Мы проговорили долгие часы о детстве, о гибели наших с тобой родителей. Тогда-то он и взялся за мое лечение. Этот человек спас мне жизнь, Мишель.

Взяв брата за руку, Мисси потянула его в гостиную, стараясь скрыть жгучие слезы. Джефф нашел в себе силы простить Тони, но так и не заставил себя хотя бы позвонить ей.

— Он настаивал, чтобы я сообщил тебе, что со мной все в порядке. А если я удержусь, то он поможет мне сделать карьеру, о которой я всегда мечтал. Я буду держаться. Мисси. Я сделаю это в память Доминик и ради вас с Джеффом.

Мишель вздрогнула и промямлила что-то бессвязное.

Джефф поддерживает Тони, а не меня, с горечью думала она. Их супружество было для нее главным в жизни, но для Джеффа оно по-прежнему ничего не значило.

— А ты изменилась, Мисси, — оглядел располневшую фигуру сестры Тони. — Да ты беременна!

— Да, уже четыре месяца, — подтвердила она, скрывая за смехом слезы, и вдруг сообразила, что Тони может сообщить эту новость своему покровителю.

— Это… это от Джеффа? — неуверенно спросил брат. — Он говорил, у вас что-то было…

Мишель молча кивнула. Что-то! Слезы потекли по ее щекам.

— Мисси, — бросился к ней Тони, — он знает?

— Я… я не говорила ему, — всхлипнула она.

— Не говорила? Но ты должна это сделать! Он имеет право знать о своем ребенке. Разве ты не понимаешь, как это важно? Ведь это же так здорово! — как-то по-детски заключил Тони.

Мишель сомневалась, что Джефф оценит эту ситуацию именно таким образом.

— Он не захочет этого, Тони. Он ненавидит нашу семью, — торопливо сказала Мисси, но тут же осеклась. Если бы это было так, то вряд ли Джеффри стал помогать ее брату. — Он не любит меня, — с болью выговорила она.

— Ты в этом уверена? — резко спросил Тони. — Джефф сейчас совсем не тот, каким я знал его раньше. Он изменился, в нем словно погас какой-то огонек, и дело не только в гибели Доминик. Он похож на человека, который только делает вид, что живет, а на самом деле его ничего не интересует. Я не понимал, что за этим стоит, но теперь, кажется, догадываюсь. — Тони заметил, что в глазах сестры вспыхнул слабый, неуверенный огонек надежды. — Тебе нужно пойти к нему и все рассказать.

— Я не могу, — в отчаянии прошептала Мишель. — А если он захлопнет дверь перед моим носом? Это меня просто убьет, особенно теперь.

— Но ты этого не узнаешь, пока не попытаешься. Сюда он никогда не придет. Джефф говорил мне, что ты хотела, чтобы он ушел из твоей жизни, и единственное, что он мог для тебя сделать, это выполнить твою просьбу.

— Он так и сказал? — вскинула голову Мисси.

Она ничего не могла с собой поделать. Крошечное зернышко надежды начинало расти в ее душе.

Разве это возможно? Неужели Джефф испытывает к ней какие-то чувства? Тони прав, есть только один способ узнать это. Но хватит ли у нее мужества?

Когда на следующий день Мишель, переходя от мрачных предчувствий к черному отчаянию и снова хватаясь за соломинку, добралась до элегантного лондонского особняка Джеффри Хейфорда, там было темно. Господи, сделай так, чтобы он был дома, молилась про себя Мисси, но на ее звонок никто не ответил.

Что теперь делать? Она может подождать, но кто знает, вернется ли Джефф домой? Что, если Тони ошибся и ее муж уже оформил развод?

Развод. От этой мысли Мишель похолодела и уже собиралась повернуть назад, признав свое поражение. Джефф говорил, что сразу же подаст на развод, но она до сих пор не получила никаких бумаг.

И вдруг Мисси заметила слабый отблеск света где-то в задней части дома. Она осторожно пошла вдоль особняка и, повернув за угол, увидела выходящие в сад широкие стеклянные двери гостиной. Комната была погружена в темноту, и только в мраморном камине тлели угли. Наверное, Джефф разжег его, спасаясь от вечернего холода, подумала Мисси, плотнее запахивая пальто.

Во всяком случае, это означает, что если он и вышел, то ненадолго, решила она. В это мгновение слабое движение в комнате привлекло ее внимание.

— Джефф! — сорвалось с ее губ, когда она увидела мужчину, вытянувшегося на кушетке и погруженного в столь глубокий сон, что даже ее звонок не потревожил его.

Мисси вглядывалась сквозь стекло в его сильное тело, твердые черты лица, то высвечиваемые неровным огнем камина, то снова пропадающие в полумраке.

Рука ее невольно потянулась к ручке двери, но в последний момент она остановила себя. Нельзя вот так разбудить Джеффа. Можно себе представить, какое у него будет настроение, если, внезапно проснувшись, он увидит перед собой свою так называемую жену.

Но что же делать? Мишель засунула руки в карманы и остановилась в нерешительности. Вдруг пальцы ее наткнулись на холодный металл. Ключи!

— Джефф сказал, чтобы я пользовался его домом, как своим, и дал мне ключи. Возьми их, — сказал Тони, — кто знает, может, они тебе пригодятся.

С бьющимся сердцем Мисси поспешила к парадному входу и вставила ключ в замок. Осторожно повернув его, она бесшумно открыла дверь и проскользнула в большой холл.

Едва она вошла, как что-то встревожило ее. Что-то было не так, она инстинктивно чувствовала это. Нервно оглядываясь, Мишель принюхалась. Дым! Что-то горит!

Она бросилась к двери в гостиную. Комната была вся в дыму. Молодая женшина с ужасом увидела, как новые искры посыпались на ковер, превращаясь в язычки пламени. Огонь лизал брошенную на пол газету, разгорался, становился все ярче…

— Джефф!

Мисси схватила с кресла подушку и начала яростно сбивать пламя этим импровизированным огнетушителем, не обращая внимания на то, что огонь обжигает ей руки, пока не убедилась, что пожар потушен.

Джефф беспокойно шевельнулся на кушетке и открыл глаза, недоверчиво вглядываясь в полумрак.

Мишель? Не может быть. Наверное, ему снится, как это не раз бывало, что она вернулась в его жизнь. Но он всякий раз просыпался, чтобы убедиться, что мечты эти неосуществимы. Так произойдет и теперь.

Джефф снова заморгал, но женщина не исчезла.

— Мишель! — негромко окликнул ее он. — Мисси… Господи, это невозможно… Невозможно! — повторил Джефф более выразительно, но она не смогла расшифровать его интонацию.

— Да. — Голос Мисси прозвучал едва слышно и совсем затих, когда Джефф на мгновенье притянул ее ближе.

Он отпустил ее и прошел через комнату к двери. Вспыхнул свет, и, увидев Джеффа, Мисси поразилась тому, как он изменился — похудел, осунулся, под глазами залегли глубокие тени, на лице лежала печать бесконечной усталости. Неудивительно, что он не заметил пожара.

Неужели причиной всех этих перемен была она, Мисси, и Тони прав, говоря, что Джеффри тоскует о ней?

— Господи, Мисси, твои руки! — потрясенно воскликнул он, увидев красные отметины на ее кистях и запястьях. — У тебя сильные ожоги!

— Я… я не думала об этом.

Это была правда. Она не чувствовала боли и не думала о себе. Единственной ее задачей было спасти Джеффа.

— Ты… — Он резко оборвал начатую фразу. — Дай, я посмотрю. — Поднеся ее руки к своему лицу, он внимательно осмотрел их. — Это надо перевязать. Пойдем на кухню, там есть аптечка.

Мисси молча подчинилась. Она не смогла бы заговорить, даже если бы попыталась. Его внимание и забота ошеломили ее.

— Может, отвезти тебя в госпиталь? — спросил Джефф, заметив в ее глазах слезы и неверно истолковав их причину. — Тебе очень больно?

По сравнению с эмоциональным потрясением физическая боль ничего не значила для нее, но Мишель не могла сказать ему об этом. Несмотря на всю заботу о ней, Джефф ни словом не обмолвился о любви и не подал виду, что рад ее приходу.

— Нет, в этом нет никакой необходимости. — Как она могла сказать ему то, что собиралась? Зачем вообще пришла в этот дом? — Право, этого вполне достаточно. — Она махнула аккуратно перевязанной рукой.

Тут у нее закружилась голова, и она прижала пальцы к вискам.

— Мишель!

Джефф хотел подхватить ее, но она резко отшатнулась. Желание погрузиться в его объятия на какое-то мгновение взяло верх, но Мисси не могла позволить себе этого. Да, Джефф был добр и внимателен, но и только. Он точно так же отнесся бы к любому чужому человеку, и это вовсе не означает, что к ней он испытывает какие-то особые чувства.

— Это просто реакция на стресс. Мне бы сесть.

— Конечно, идем.

Он повел ее обратно в гостиную. Теперь Мисси разглядела, что она выдержана в кремовых тонах с ржаво-красной отделкой. Джефф усадил ее на терракотового цвета кушетку.

— Может, мне лучше погасить огонь в камине? — предложил он, вспомнив о ее страхах.

— Нет-нет, — поспешно ответила она, — все хорошо.

Это на самом деле было так. Она только что лицом к лицу встретилась со своим кошмаром и победила его. Если бы она могла сделать то же самое с чувствами, которые вызывал у нее Джефф! Но на карту было поставлено слишком многое, и Мисси не отважилась действовать прямолинейно.

Он уселся в кресло напротив, подавшись вперед и сложив руки на коленях. Его внимательный взгляд не отрывался от ее лица.

— Мисси, почему ты здесь? Что привело тебя в Лондон?

Она лихорадочно искала подходящий ответ, но в голову ничего не приходило.

— Это касается нашего брака, — наконец нашлась Мишель. — Мы не можем больше оставаться в таком положении.

— Понимаю. — Джефф вдруг побледнел. Слабая надежда, которой он глупо тешил себя, померкла. Отсрочка развода была его последней попыткой уладить их отношения. Он убеждал себя, что пока он затягивает с началом процесса, Мишель может передумать. Возможно, она простит его и даст шанс сделать их фиктивный брак реальным. Но эта попытка провалилась. — Конечно. — Голос его стал тусклым и бесстрастным. — Я все ждал, когда это случится. И кто он?

— Ты о ком? — удивилась Мисси.

— Этот тип, за которого ты собралась замуж. Ты ведь пришла узнать, почему я медлю с разводом?

— Я пришла вовсе не за этим! — запальчиво воскликнула она.

Эти слова сорвались с ее языка, прежде чем она успела сообразить, правильно ли поступает. Мисси понимала только одно: она не может позволить Джеффу думать, что у нее есть другой мужчина.

— Тогда зачем ты пришла? — В его глазах была нескрываемая боль.

Вот и настал решающий момент. Мысль, что сейчас ей придется открыть ему сердце, повергла ее в панику. Мисси только что дрожала от холода, но теперь ее бросило в жар, и вовсе не от близости камина. Трясущейся рукой она стряхнула со лба бисеринки пота и тут же пожалела об этом, поскольку ее движение не укрылось от пристального взгляда Джеффа.

— Может быть, тебе лучше снять пальто?

Мисси понимала, что ей придется согласиться с этим предложением. Отказ вызвал бы у Джеффа подозрения. Глубоко вздохнув, она встала и сняла пальто, до сих пор скрывавшее ее располневшие формы.

Джефф заметил изменения в ее фигуре значительно быстрее, чем Тони. Впрочем, это неудивительно, ведь он знал ее тело очень хорошо. Только сейчас Мисси пришло в голову, что ее наряд точно того же цвета, что и шелковое платье, которое она надела в ту ночь, когда они отправились в Лидс. В ту ночь, когда был зачат их ребенок!

— Ты беременна! — изумленно воскликнул Джефф, и с ее губ сорвался нервный смешок.

— Да, это уже трудно скрыть.

Мишель нежно погладила свой округлившийся живот. Но когда она взглянула в лицо Джеффа, то заметила в его глазах вспышку ярости.

— Ты намеревалась сообщить мне об этом? — требовательно спросил он, поднимаясь на ноги.

— Но я же здесь… — робко ответила Мисси. Стоя, Джеффри подавлял ее своей мощью.

Мисси никак не могла разгадать причину его гнева. То ли он рассержен, потому что она ему ничего не сказала, то ли не хочет этого ребенка.

— Долго же ты собиралась!

— Я…

— Продолжай, Мисси, — настаивал Джефф.

— Я так страдала, — потеряв остатки мужества, испуганно выдохнула она.

— Из-за чего? — поинтересовался Джефф. — Ты боялась, что я буду настаивать на аборте? О, Мишель, ты ошиблась, — сказал он с такой нежностью, что она недоверчиво взглянула на него. — Это все меняет. Прости, но тебе придется сказать своему приятелю, чтобы он поискал себе другую подружку. Теперь я не соглашусь на развод.

— Да нет у меня никакого приятеля! — в отчаянии перебила его Мишель. — Сколько раз можно повторять, что я пришла не за разводом.

— Нет? Тогда почему?

Она села, потому что ноги отказывались держать ее. Следующие пять минут решат ее будущее, превратив его в рай или ад.

— Мисси! — Джефф опустился рядом с ней на кушетку. — Ответь.

— Ты задаешь слишком много вопросов, — пошутила Мишель. Обратного пути не было. Она зашла слишком далеко. Пришло время рискнуть всем. — Теперь пришла пора тебе самому ответить на несколько вопросов. Первый: почему ты помогал Тони?

— Ты его видела? — произнес Джефф быстро и резко, словно защищаясь.

— Да. И знаю, что ты для него сделал и делаешь сейчас. Я хочу знать, Джефф, почему?

— Он не давал Доминик наркотик, — ответил Джеффри и уставился на прожженный ковер, избегая ее взгляда.

— Теперь я это тоже знаю. Но меня удивило, что ты дал Тони возможность объясниться и поверил ему. Я думала, ты ему шею свернешь, как только увидишь.

На скулах Джеффа вспыхнули красные пятна. Он покачал головой.

— Когда я осознал, как подло поступил с тобой, то исцелился от жажды мести. Я понял, что таким образом ничего не решу, а только причиню боль самому себе, так же, как и тебе.

Сердце Мисси забилось быстрее. В этих словах было нечто такое, что намекало на возможность перемен к лучшему. Но ей надо было убедиться в этом.

— И все же почему?

— Почему я помогал твоему брату? — Джефф вздохнул и забарабанил длинными пальцами по кушетке. — Ради него самого. С тех пор, как ты рассказала мне историю гибели ваших родителей, я взглянул на Энтони другими глазами и даже почувствовал к нему какую-то симпатию. А когда он поведал мне всю правду о Доминик, я перестал видеть в нем безответственного негодяя и за внешней бравадой разглядел настоящего Тони — маленького мальчика, которого терзает чувство вины в смерти родителей. Думаю, он так страдал от этого, что взял на себя ответственность за смерть Доминик, хотя был совершенно не повинен в ней. С таким грузом на сердце невозможно жить. — Джефф снова тяжело вздохнул. — Я помог ему в память о своей сестре. Она действительно любила Тони, и единственное, что я мог сейчас для нее сделать, это вернуть его к нормальной жизни. Это было очень важно и для меня самого. После всех безумств мне хотелось совершить что-то хорошее.

Для Тони, для Доминик, для самого себя, подавленно думала Мишель. Но сделал ли он хоть что-нибудь ради меня?

— Итак, ко мне это не имеет отношения, — тихо и печально проронила она.

— К тебе? — вскинул голову Джефф, всматриваясь в ее янтарные глаза. — Мисси, но ты же была движущей силой моих поступков. Я сделал все это из-за тебя и для тебя.

Это было невероятно, невозможно. Слишком много для одного раза.

Джефф наклонился к ней и взял ее руки в свои.

— Я мучил тебя. Я был так эгоистичен и жесток…

— Ты страдал из-за Доминик, — перебила его Мишель, не в силах слышать нотки самоуничижения в его голосе, но Джефф покачал головой, отвергая ее попытку оправдать его действия.

— Это меня не извиняет. Несмотря на все свои страдания, я не имел на это никакого права. Ты ни в чем не повинна, а я причинил тебе боль. Я вел себя как зверь, хотя до этого ни разу в жизни не обидел ни одного человека, кроме… — Он вдруг резко оборвал себя, помолчал секунду-другую, а потом продолжил: — Ты должна знать, что я не намеревался заниматься с тобой любовью, а собирался исчезнуть сразу же после свадьбы. Тогда тебе легче было бы оформить развод. — Он криво усмехнулся. — Я рассчитывал объясниться с тобой во время ужина, но ты принялась кормить меня, и я не удержался… — Джефф вздрогнул от нахлынувших воспоминаний. — Я уже погиб, но тогда еще не понимал этого. Но я никогда не предполагал, даже представить себе не мог, что дело зайдет так далеко, что все так запутается. Неудивительно, что ты меня ненавидишь.

— Во мне нет ненависти, — сказала Мишель мягко, но уверенно.

— Она должна быть. — Джефф выглядел смущенным. — Я сам себя ненавижу и простить себе не могу…

— А я могу, — спокойно прервала его она. Это потрясло его. Вскинув голову, он всматривался в ее глаза, и этот тревожный взгляд проникал ей прямо в сердце.

— Ты…

— Я могу простить все, что ты сделал.

— Но как?

— Я понимаю, почему ты так поступал. А когда любишь, простить легко.

— Любишь?! — Этот хриплый крик обнажил подлинную глубину его чувства. — Ты не можешь любить меня! — воскликнул Джеффри и пробормотал: — Ты так отважно вступила в борьбу с огнем! Если бы ты знала, что я почувствовал, когда проснулся и увидел тебя. Я же знаю, как ты боишься пожара. Широкая сияющая улыбка Мисси открыла ему все, что было у нее на душе.

— Я совсем не думала об огне, потому что мой любимый был в опасности. Я люблю тебя, Джефф. Поэтому-то я и здесь. Я пришла сказать тебе о своей любви и предложить начать все сначала. Я хочу, чтобы наше супружество стало настоящим, а наш ребенок…

— Но ты же говорила, что ненавидишь меня!

— Ох, Джефф! — Сама не зная, смеяться или плакать, Мисси только покачала головой. — Не ты один говорил глупости и совершал дурацкие поступки, чтобы спрятать свою боль. Я сказала это, чтобы скрыть свою любовь, и позволила тебе уйти только потому, что ничего другого, как я думала, не могла для тебя сделать. Я чувствовала свою вину перед твоей семьей.

— А я ушел, потому что считал, что это единственное, что я мог сделать для тебя. — Джефф покачал головой, удивляясь собственной глупости.

Мисси собралась с духом и задала вопрос, на который очень хотела услышать ответ:

— Теперь ты можешь закончить свою фразу? Он в недоумении посмотрел на нее.

— Ты сказал, что не обидел ни одного человека, кроме…

— Кроме той, которую люблю больше всех на свете, — тепло и искренне договорил Джефф. — И это действительно так, Мисси. Я люблю тебя больше жизни. Если ты действительно можешь простить меня, то я все сделаю для того, чтобы ты была счастлива.

Мисси нежно прикрыла рукой его рот.

— Я знаю, — мягко сказала она. — Узнав, как ты любил свою сестру, я поняла, что ты способен на большое чувство. Если и мне ты будешь так же предан, то как я смогу не быть счастливой?

— Мишель!

Он схватил ее в объятия и сжал с такой силой, что ей стало трудно дышать. Его жаркий рот прижался к ее губам в страстном поцелуе, говорящем о любви красноречивее всяких слов. Когда Джефф наконец оторвался от Мишель, она уже сгорала от желания. Но у нее был еще один вопрос.

— Как ты думаешь, твои родители примут меня?

Теперь уже Джефф прижал палец к ее губам.

— Как только они увидят тебя, Мишель, то полюбят так же, как и я, — уверил ее он. — Им уже известно, что Энтони не виноват в том, что случилось с их дочерью. А когда они узнают о ребенке, то с радостью примут тебя в нашу семью. Конечно, наш ребенок не заменит им Доминик, но поможет заполнить пустоту, оставшуюся после ее смерти. Когда моя жена…

— Твоя жена, — повторила Мисси с благоговейным трепетом.

Это казалось невероятным, но, похоже, их брак становился реальностью. Она подняла руку к лицу мужа и тут же пожалела о том, что швырнула обручальное кольцо в канал.

— Джефф! — в отчаянии вскрикнула она. — У меня нет твоего кольца!

— Я подарю тебе другое, — утешил ее он. — Настоящее обручальное кольцо, которое надевают на палец невесте с любовью в сердце.

И мы устроим новую свадьбу, только для нас двоих, моих родителей и Тони. И когда я пообещаю любить и беречь тебя, ты будешь знать, что это правда.

Мишель привстала на носки и поцеловала его долгим, страстным поцелуем. Она больше не могла сдерживать своих чувств.

— Супружество, — пробормотала она у самых его губ. — Единство умов и сердец. Ты кое-что забыл.

— И что же это? — хрипловато рассмеялся Джефф, и Мисси убедилась, что он прекрасно понимает, что она имеет в виду, но хочет услышать это от нее самой.

— Единство умов, сердец и… тел. Это будет интеллектуальный, эмоциональный и физический союз. Вот чего я хочу.

— Я тоже, — согласился он, и в его голосе сквозило то же нетерпение, что охватило Мишель. — Я тоже, — повторил он. — Ты хочешь, что бы я показал тебе, как я к этому стремлюсь?

Улыбка Мисси светилась блаженством и нескрываемым счастьем.

— Я думала, ты никогда не спросишь меня об этом. Я очень этого хочу! — выдохнула она.

Джеффри подхватил ее на руки, и она поняла, что будет его любимой женой на всю оставшуюся жизнь.


home | my bookshelf | | Ода любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу