Book: Госпожа моего сердца



Лаура Кинсейл

Госпожа моего сердца

Пролог

Где кровь, война и слава

Шли об руку не раз,

И счастье, и отчаяние

Там жили, как теперь.

«Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь»

Паломники смотрели на небо, на лес, друг на друга. Куда угодно, только не на женщину, лежащую в канаве. В лесах хозяйничали разбойники, и ее крики могли привлечь нежелательное внимание. Она каталась в дорожной колее, выбитой повозками, в ее волосы набилась земля. Она выкрикивала пророчества, сопровождая их воплями и рыданиями. Ее попутчики стояли неподалеку в тени деревьев, опираясь на их стволы и передавая друг другу флягу с теплым пивом.

Вдали послышался раскат грома, в небе над бескрайними мрачными лесами Франции стали собираться тучи. Стояла середина лета девятого года после Великой Чумы. В нескольких ярдах от рыдающей женщины посередине дороги, местами заросшей травой, сидел священник. Он снял сандалии и стал бить их об землю, очищая подошвы от пыли.

Время от времени кто-нибудь оглядывался и бросал взгляд на темный лес. Девушка предсказала им, что их небольшая группа английских паломников сумеет благополучно добраться до Авиньона. И хотя святой транс, подобный тому, в котором каталась на дороге она сейчас, охватывал ее раз по десять на день и мог быть вызван даже шелестом листка или внезапно' сверкнувшим лучом солнца, на этот раз ее предсказания оправдывались, и за все время своего путешествия от Реймса они еще не встретили никаких признаков опасности.

– Джон Харти! – простонала она, и человек, который только что взял флягу с пивом, с досадой повернулся к ней.

Он сделал большой глоток и сказал:

– Не наставляй меня, сестра. Женщина села.

– Я буду наставлять тебя, Джон Харти!

Она провела рукой по своему приятному молодому лицу, довольно сильно измазанному дорожной грязью.

– Ты не воздержан с пивом. Ты гневишь Бога. Джон Харти встал, сделал еще большой глоток.

– Ты – глупая девушка со странными мыслями. Почему…

Удар грома и громкий визг заглушили его слова. Набожная девица бросилась на землю.

– Вот, – закричала она. – Слышишь ли ты голос Божий? Я – пророк! Всевышний предупреждает тебя, пей только воду, иначе будет тебе вечное проклятье, Джон Харти!

По небу неслись низкие облака, покрывая все серой тенью. Упали первые капли дождя. Она вздрогнула.

– Его кровь! – Она поцеловала свою ладонь. – Его святая кровь!

– Глупая женщина! Нас просто догнала гроза, – сказал Джон Харти и резко обернулся к другим.

– Я пророк! – выкрикнул он взволнованным голосом, передразнивая ее. – Помяните меня, если она не окажется еретиком! Вы, как хотите, а я хочу спрятаться от дождя, пока не утонул. Кто идет со мной?

С ним захотели идти все. Пока они собирались отправиться дальше, девушка выкрикивала грехи каждого паломника, которые были раскрыты ей самим Господом: невоздержанность Джона Харти, богохульский смех и шутки госпожи Паркс, плотское вожделение священника и мясо, съеденное в пятницу Томасом О'Линком.

Все обвиненные ею грешники не обращали на нее никакого внимания. Они обвязывали длинные концы капюшона, плотно закутывая себе голову, так как дождь усиливался. Когда паломники двинулись, был уже настоящий ливень. Женщина вполне легко могла догнать их, но она осталась в канаве, продолжая кричать им вслед.

В наступившей темноте дождь лил как из ведра, на дороге появились потоки воды. Она продолжала рыдать, простирая руки в сторону опустевшей дороги, за поворотом которой исчезла последняя фигура странника.

Из тени одного из придорожных деревьев вышел человек. Это был молодой рыцарь, который подошел к краю канавы и протянул руку. Его черные волосы слиплись от дождя, который также промочил насквозь его одежду паломника, из-за чего та прилипла к кольчуге, надетой под ней.

– Они не слушают меня, – всхлипывала она. – Они не обращают внимания.

– Ты прогнала их, Изабелла, – монотонно произнес он.

– Это все их порочность! Они не внемлют мне! У меня было видение, такое же, как у святой Гертруды.

Его рука в ратной рукавице была по-прежнему протянута к ней, капли дождя блестели на металле.

– Видение уже прошло?

– Да, прошло, – ответила она с вызовом и позволила поднять себя на ноги. Она выбралась из канавы, оставив в ней свой башмак. Рыцарь встал на колени, отчего его кольчуга глухо зазвенела, и выудил скользкий кожаный башмак из заполняющейся водой ямы. Она оперлась о его плечо и стала пытаться засунуть ногу в башмак, вертя и поворачивая для этого свою ступню. Он надел башмак, разглаживая мокрые складки на ее лодыжке. Закончив это, он не отвел свою руку, и она резко отдернула ногу.

– Ничего подобного, сэр!

Он поднял голову и посмотрел на нее. Капли дождя огибали его большие темные брови и как росинки висели на черных ресницах. Ему было семнадцать лет. На теле у него уже имелись боевые шрамы. Но их не было видно на его поднятом вверх лице, по которому сейчас стекала вода, очерчивая его строгую линию рта и угрюмое выражение зеленых глаз. Девушка рванулась от него прочь.

– Мне кажется, что ты сам сатана, раз обращаешь на меня такой низменный взор.

Не произнося ни слова, он встал на ноги, поправил меч на своем бедре и направился к гнедому коню, привязанному к одному из деревьев. Он подвел коня к ней.

– Садись.

– Господь приказал мне пешком направиться в Иерусалим.

– Садись, – сказал он. – Ты поедешь, пока мы не догоним ушедших.

– Ехать – греховно для меня. Я должна идти.

– В этом лесу много плохих людей, – сказал он резко. – Нам нельзя здесь долго оставаться вдвоем.

Однако вместо этого, сцепив руки, она снова опустилась на мокрую землю. Ее влажное платье плотно облегало ее стройную грудь.

– Встань на колени рядом со мной. Я вижу Божью матерь. Ее свет падает на нас. О… Великий божественный свет!

Она закрыла глаза и подняла голову. Из глаз потекли слезы, смешиваясь с каплями дождя.

– Изабелла, – крикнул он. – Мы не можем оставаться здесь одни. Ради всего святого, быстро он схватил ее за руку и поставил на ноги. Затем, с силой обхватив ее и не обращая внимания на ее сопротивление, закинул на седло. Она начала визжать. Ее ноги выскользнули из его рук. Конь испугался, дернулся, и она свалилась на дорогу с другой стороны. Он дернул поводья, буквально в последнее мгновение остановив коня, который мог ее растоптать.

Она неподвижно лежала на траве. Он упал на колени рядом с ней. Она со стоном перекатилась на спину.

– Возлюбленная. – Он наклонился над ней. – Изабелла, ты не пострадала?

Она открыла глаза и посмотрела мимо него:

– Божественный великий чудесный свет. Дождь смыл грязь с ее лица. В ее светлых голубых глазах застыло задумчивое выражение. Ресницы слиплись от дождя, губы слегка улыбались. Капюшон спал с головы, и стала видна нежная кожа тонкой шеи. Некоторое время он склонялся над ней, глядя сверху вниз.

Она перевела взгляд на него, затем оттолкнула и попыталась встать.

– Ты думаешь о смертном грехе. Моя любовь обращена только к одному Господу Богу.

Молодой человек вскочил на ноги. Он ухватил коня одной рукой, девушку – другой, падтаскивая одного к другому.

– Залезай, – приказал он. Выражение лица его стало таким жестоким, что она испугалась и схватилась за стремя.

– Не желаю, – ответила она, пытаясь отвернуться.

– Желаешь – не желаешь, а поедешь.

Он поднял ее ногу, отчего она потеряла равновесие и пошатнулась. Он подхватил ее и усадил на коня. Она со страхом ухватилась за луку седла. Конь двинулся за рыцарем, вытянув шею. Его грива спуталась и намокла. Рыцарь повел коня вдоль края дороги по траве и грязи. Он посмотрел сквозь густую пелену дождя и сказал:

– Я – не сатана. Я твой законный муж, Изабелла!

– Я обручена с Христом, – сказала она благочестиво. – И часто открывала тебе эту истину, сэр. Ты настаиваешь на своем против моей воли и воли Божьей.

Он остановился, глядя перед собой.

– Шесть месяцев, – сказал он с каменным выражением на лице. – Вот уже шесть месяцев, как ты ненастоящая жена мне.

Ее голос немного смягчился:

– Я пророчествовала тебе снова и снова, что стань я снова женой тебе – это было бы твоей погибелью.

Он двинулся дальше. Конь поскользнулся в луже, окатив ноги рыцаря, закованные в металлические наголенники и набедренники, грязной водой. Капли дождя стали крупнее, и пошел град. Кусочки льда размером с горошины отскакивали от его одежды и застревали в черных волосах молодого человека. Он оттащил коня к подступавшему лесу и остановился под большим деревом. Коня и сидящую на нем Изабеллу он расположил под самой большой ветвью, а сам остался под защитой промокшей листвы.

Она стала увещевать его по поводу греховности плоти, описывая видение ада, недавно посетившее ее. С этой темы она перешла к видению Иисуса, распятого на кресте, которое по ее словам было более ярким, чем подобное видение, описанное Бриджитой из Швеции. Об этом, как уверяла она его, ей поведал сам Бог. По голове его ударил кусок льда, величиной с грецкий орех. Он выругался и подхватил шлем, который был привязан к седлу.

Изабелла отчитала его за нечистивый язык. Он натянул шлем на голову. Забрало упало. Он прислонился к стволу дерева с неприятным стуком, неподвижное бессловесное изваяние в доспехах. Его жена в этот момент обращалась к нему с притчей, которую придумала сама, и в которой человек, употреблявший непристойные выражения, был обречен на жизнь в аду с огненными крысами, давясь при этом собственным языком. Ее речь сопровождалась ритмичным постукиванием града о металл.

Она закончила притчу и перешла на описание паразитов, которые гнездятся среди неверующих, и в это время гроза стала затихать, над лесом и придорожной травой заклубился пар. Солнечные лучи засверкали в заполненных водой колеях и рытвинах. На листве, подобно инею, все еще лежал град, но он уже начал таять. Рыцарь снял шлем и попытался без особого успеха вытереть его о мокрую одежду. Не произнеся ни слова, он отошел от дерева и пошел дальше, ведя за собой коня. Ему приходилось идти по маленьким озерцам, образовавшимся рядом с дорогой, и его шпоры застревали в грязной траве.

Над его плечами поднимался пар. Изабелла стала одергивать свою промокшую одежду, пытаясь оттянуть ее от тела, и продолжала говорить. Она описывала состояние ее души, вдаваясь при этом в значительные подробности, когда он неожиданно остановился и повернулся к ней.

На него упал сноп солнечного света. Он посмотрел на нее и сказал, прервав ее на полуслове:

– Изабелла, скажи мне, – он помедлил, пристально глядя на нее, – если преступники напали бы на нас сейчас и потребовали бы за мою жизнь в виде выкупа… – Лицо его стало серьезным. В этот момент он выглядел намного старше. – В виде выкупа, чтобы ты снова разрешила мне лечь с тобой вместе в постель как мужу, как бы ты поступила тогда? Или стала бы смотреть, как меня убивают.

Она поджала губы:

– Что за суетная сказка пришла к тебе в голову?

– Скажи правду, – настаивал он. – Моя жизнь за твое хваленое целомудрие. Что ты сделаешь?

Она смотрела на него огненным взором:

– Ты – грешник, Рук.

– Правду! – закричал он неистово. – Неужели у тебя не осталось любви для меня?

Его слова эхом отразились в лесу, что представляло собой достаточно сильный соблазн для бродяг и преступников, но он стоял не двигаясь, ухватившись рукой за седло и ожидал ее ответа.

Она начала медленно раскачиваться, затем подняла глаза к освещенным солнцем облакам.

– Увы, – сказала она мягко, – но я люблю тебя так непоколебимо, мой муж, что лучше буду лицезреть твою смерть перед собою, чем поддамся и пойду на ужасные пригрешения перед лицом Господа.

Он не сводил с нее взгляда. Он стоял и, не мигая, смотрел на нее, чувствуя, как каменеет его тело.

Она улыбнулась ему и наклонилась, чтобы потрепать его волосы.

– Откровение еще придет к тебе.

Он поймал ее пальцы и сжал их в своих, облаченных в металл.

– Изабелла, – сказал он удрученно. Она перекрестилась свободной рукой.

– Давай дадим обет целомудрия. Я люблю тебя, как мать любит своего сына.

Он отпустил ее. Некоторое время он с удивлением озирался, как будто не мог понять, что ему делать дальше. Затем резко пошел дальше, молча ведя за собой коня.

Прохладный ветер трепал его темные волосы, развевая их в разные стороны.

Конь вскинул голову. Его ноздри раздулись.

Рыцарь насторожился. Он остановился, и его рука легла на рукоятку меча. Конь жадно вдыхал какой-то запах, доносимый ветром, и налитыми кровью глазами смотрел на изгиб дороги, исчезавшей дальше в лесу. Стояла абсолютная тишина, почти не нарушаемая шелестом листьев.

– Великий Боже с нами, – громко сказала Изабелла.

За этим ничего не последовало: не вылетело ни стрелы, не выскочил из засады враг.

– Подвинься назад.

Рыцарь надел шлем и перекинул поводья через голову коня. Изабелла перелезла через заднюю луку седла, и он вскочил на коня. Она обхватила руками его за пояс. Он вытащил меч, пришпорил коня, и, издав боевой клич, отразившийся целым переливом лесного эха, ринулся дальше по дороге. Конь поскакал, разбрызгивая своими копытами воду, и вскоре обогнул изгиб дороги.

Перед глазами у них мелькнули мертвые тела и красная грязь. Конь собирался было броситься дальше, но он натянул поводья, и конь остановился на месте, пританцовывая среди окружавшей их неподвижности.

Он ничего не говорил, лишь поворачивал и поворачивал коня, кружась на одном месте. Перед глазами его проплывали тела их бывших спутников. Теперь их лица были мертвенно-бледными, вокруг них собирались алые лужи, еще не смытые дождем.

Изабелла прижалась к нему.

– Бог уберег нас, – сказала она почти неслышно. – Поклянись же сейчас нашему спасителю Иисусу, что ты будешь вести жизнь, полную целомудрия!

Он наклонился, пытаясь выяснить, не остался ли кто-нибудь в живых. Конь переступал с ноги на ногу, погружая свои копыта в мокрую траву и грязь и выбивая какой-то непонятный ритм. Грабители хорошо знали свое дело.

– Боже праведный! Их убили буквально только что.

Он весь напрягся, рассматривая окружающие их заросли.

– Бандиты только что удрали.

Он развернул коня, но отъехав, остановил, чтобы вновь взглянуть на жуткую картину, оставшуюся позади, словно для того, чтобы удостовериться, что все это – правда.

– Они скончались не исповедовавшись, – прошептала Изабелла и стала бормотать молит?

Она ни на секунду не отрывала от него своих рук даже для того, чтобы перекреститься.

– Так поклянись же сейчас в благодарение Богу за его милосердие и наше избавление от опасности, что ты навсегда будешь целомудренным.

Авиньон напугал его и вызвал неприязнь. В темных жарких улицах перед дворцом пап он стоически переносил тяготы ожидания Изабеллы, пока та молилась. Сейчас она молилась перед ком распятия. Сзади нее находилась простила, которая делала ему знаки и принимала отвратительные бесстыдные позы, стоя в дверном проеме. У проститутки была плохая кожа, она издевкой смотрела на Рука и водила языком своим темным губам, в то время как Изабелла Б отвратительной грязи улицы стояла на коленях, в очередной раз вознося Всевышнему свои молитвы. Его жена, как он знал это из опыта, сейчас только стала подходить к своему экстазу. Беззубый продавец, устав от ожидания, довольно грубо потребовал, чтобы она либо заплатила за это распятие, либо проваливала отсюда прочь. Увидев изумление и негодование Изабеллы, проститутка захохотала. Рук свирепо посмотрел на нее и коснувшись плеча жены, сказал:

– Давай уйдем от этих лицемеров. Она поднялась на ноги и послушно зашагала рядом, пробираясь сквозь толпу. На них упала тень грандиозного дворца, впереди выросла высокая отвесная стена, снабженная узкими бойницами в форме крестов для лучников. Изабелла прижалась к нему, и он обхватил ее рукой за талию, отталкивая толстого монаха, который нахально пихнул локтем Изабеллу, чтобы побыстрее пройти мимо.

Ее тело было мягким, податливым и прохладным, в то время как он ужасно потел, жарясь на солнце в своих доспехах. Он побоялся оставить их без присмотра, а она уже целый день без передышки ходила от одного храма к другому, целуя святые мощи, молясь на коленях перед иконами Святой Девы Марии, плача и рыдая. Ее теперешняя мимолетная слабость, то, что она покорно прижалась к нему, болезненно напомнило Руку их счастливые времена, и ему стало еще хуже.

Он попытался отогнать невеселые мысли, а также вспыхнувшее в нем желание. Он даже стал молиться про себя, пока они пробирались в толпе вверх по небольшому подъему, направляясь к воротам. Но он не был так искусен в этом, как Изабелла. Она всегда умела говорить. Именно ее веселый и звонкий голос привлек его внимание на рынке в Ковентри. Прекрасный голос, который принадлежал хорошенькой дочке торговца, веселой хохотунье с доброй и обольстительной улыбкой. Как было прекрасно, хотя и странно, что именно он сумел завоевать эту чудную девушку, не имея ничего за душой, кроме планов на будущее и мечтаний. Словно они могли заменить им мясо и хлеб.



Но оказалось, что судьбой им было отпущено только несколько сладостных недель, когда они целовались и находили счастье в объятиях друг друга. Тогда Изабелла была так же страстна, так же желала его, как и он ее. Затем королевская армия двинулась во Францию, он был призван в ее ряды. Его посвятили в рыцари после битвы при Пуатье, и полный радужных надежд, счастливый, изнемогающий от желания, стремящийся поскорее забыться с ней, он вернулся назад, и к своему ужасу, обнаружил, что Бог избрал ее своей прорицательницей .

Целую неделю он силой заставлял ее быть ему женой, не обращая внимания на ее упреки, доводы и ругань, но вскоре Изабелла начала рыдать, и он понял, что дальше так продолжаться не может. Он собирался было побить ее – так советовал ему ее отец. И, надо сказать, он бы с радостью поколотил ее, особенно, когда она входила в религиозный раж. Но тут Изабелла вдруг начала умолять его отправиться в паломничество через груду обугленных развалин, которые представляла из себя Франция. И вот он оказался здесь, сомневаясь и недоумевая, выполнил ли он волю неба или прихоть своенравной женщины. Одно он знал определенно – его душа была полна горя, а тело – неудовлетворенного желания.

Они прошли между двумя коническими башнями и оказались во дворе огромных размеров, намного больше, чем в каких-либо замках, которые ему доводилось видеть. Весь двор был заполнен толпами людей: нищие, церковники, паломники… Клирики и знать устремлялись куда-то дальше, в то время как простые пилигримы, как они сами, бесцельно бродили и слонялись по двору или становились в длинную очередь, которая несколько раз огибала двор и кончалась у группы священнослужителей и клириков.

Изабелла начала дрожать в его руках. Она выскользнула из его рук и повалилась на колени. Мимо сновали тысячи ног. Она начала завывать, и люди стали поворачивать головы.

Рук уже не чувствовал стыда. Он начал привыкать к этому, да и вообще ее стенания и крики даже оказались полезными для них – – уже через четверть часа их проводили мимо более простых посетителей в сводчатые залы с огромными колоннами. Здесь тоже было много людей.

Многоголосый шум голосов заполнял помещение, своды которого были украшены золотыми прекрасными звездами, ярко сияющими на голубом фоне. Еще там были написаны красками изображения святых. Очарованный яркими красками и золоченым сиянием, он продолжал разглядывать помещение, когда его неожиданно пихнул какой-то клирик, и он упал на скамью. Изабелла, повернув голову, успела только посмотреть на него, и ее вместе со всеми сопровождавшими церковниками поглотила толпа.

– Изабелла! – Рук вскочил на ноги. Он стал проталкиваться туда, где она только что была. Изабелла. Ему обязательно надо было быть рядом е ней. Ее многие считали еретичкой. Ему нужно было быть с нею рядом и объяснять сомневающимся, недоверчивым и подозрительным. Он протолкнулся на свободное место и оказался внутри круга священнослужителей в торжественных богатых одеждах.

Облаченный в мантию и тонзуру писец поднял голову из-за аналоя, истец оборвал свою речь и, продолжая стоять на коленях у подиума, обернулся.

Рук стал быстро отступать и вышел из, зала церковного суда, не забыв при этом несколько раз поклониться. Выбравшись оттуда, он выпрямился и обнаружил, что был выше почти всех собравшихся. Это дало ему возможность смотреть поверх голов. Изабеллы нигде не было. Когда он собирался войти в какую-то боковую дверь, его остановил стражник, и делая вид, что не понимает французского языка Рука, жестом достаточно нагло указал ему на скамью. Рук окинул его злобным взглядом и повторил свой вопрос так громко, что почти закричал. Стражник ответил ему оскорбительным жестом и кивком головы указал на скамью.

В этот момент краем глаза Рук заметил какое-то сияние и машинально повернул голову. Ему показалось, будто солнечный луч отразился от блестящей поверхности и ударил ему в глаза. Толпа в этот момент схлынула, и на расстоянии двух копий от него он увидел женщину. Она глядела на него и стражника так, словно наблюдала за двумя сцепившимися дворняжками. Это была принцесса, а, судя по богатству ее платья и украшений, может быть, и королева. Ее окружали придворные, мужчины и женщины, сиявшие и сверкающие разноцветными лучами радуги или солнечного луча, преломившегося в стекле.

Он почувствовал холод… Затем она отвела свой взгляд, и его бросило в жар.

Рук упал на одно колено и склонил голову. Когда он снова поднял ее, перед ним уже был народ, заслонивший ее и, частично, ее людей. Один из них презрительно поднял бровь, выразительно посмотрел на Рука и многозначительно повернулся к нему спиной.

Рук уже пришел в себя. Он беспрекословно сел на скамью возле охранника, но не мог заставить себя отвести свой взгляд от того места, где только что была она. Толпа поредела, и он снова увидел ее. Он делал вид вначале, что изучает пилястры и вырезанных зверей, других паломников, проходящего мимо священника, бросая время от времени на нее взгляды украдкой. Но никто из ее свиты не обращал на него внимания, и он позволил себе смотреть на принцессу в открытую.

Она носила с собой белого сокола, который был так же безразличен ко всему, как она, словно этот зал был простым охотничьим полем. Кожа ее шеи и ног казалась особенно белой на фоне желтого цвета ее платья, сшитого по фасону, которого он еще никогда не видел в своей жизни – низкий вырез на груди, облегает пояс и бедра, вышито донизу серебряными стрекозами, глаза которых сделаны из изумрудов. Из-за этого при каждом движении складки ее платья сияли дивными оттенками. На узком ремне висел кинжал. Его гладкая ручка из слоновой кости была украшена малахитом и рубинами. Роскошные серебряные шнурки, спускающиеся от локтей на пол, имел на себе эмблему, выполненную в серебристо-зеленых цветах, которую он не мог распознать. Зеленые ленты с теми же эмблемами были вплетены в ее косы, которыми скреплялись ее темные, как черное небо, и гладкие, как дьявольский венец, волосы.

Он перевел взгляд на ее руки, поскольку больше не мог позволить себе смотреть так прямо на ее лицо. Еще более он боялся смотреть на ее тело из-за какого-то странного влияния, которое она на него производила. Перчатки и капюшон-клобучок на соколе, украшенные драгоценными камнями, как и все остальное, сверкали и светились. Она погладила грудку птицы своими большими пальцами, и, несмотря на расстояние, эта нежная ласка заставила его сердце кровоточить, словно ему в грудь вонзили кинжал. Он не мог оторвать глаз от ее пальцев, которые теперь прикоснулись к губам. Он увидел ее слабую улыбку, которую она адресовала каким-то дамам – такая холодная, холодная… Она вся была сиятельно холодной, а он – пылал. Он не мог запомнить ее лица. Он даже не понял, была ли она красива или нет. Он не смог бы описать ее черт. Ведь трудно описать солнце, глядя на это слепящее светило.

– Муж! – голос Изабеллы потряс его. Она была здесь, рядом. Она схватила его за руку и упала на колени рядом со скамьей, на которой он сидел. – Завтра утром со мной будет говорить сам епископ. Он хочет выслушать мою исповедь и поговорить о служении Богу! – Ее голубые глаза сверкали. Она радостно улыбнулась ему: – Я сказала ему о тебе, Рук. Что ты был моим надежным и верным защитником, и он попросил, чтобы ты тоже предстал перед ним вместе со мною – подтвердить свою торжественную клятву целомудрия во имя Иисуса и Святой Девы Марии!

Изабелла настояла, чтобы он пошел с нею без доспехов. Ее робость, ее тяга к Руку в поисках его защиты испарились. Всю ночь она не ложилась спать и провела ее в молитвах, прерывая их временами лишь для того, чтобы с бесконечными подробностями описать свой триумф. Здесь, в церкви, уже слышали про нее – ее слава уже разошлась так далеко! Теперь церковники хотели удостовериться, что ее видения были ниспосланы Богом. Они подвергли ее жестокому допросу, но она правильно отвечала на все и даже сама сделала им ряд замечаний, указав на ошибки в их трактовке евангелия от Святого Иакова.

Рук слушал ее, испытывая большое беспокойство. Он не мог представить себе, как это его жене удалось расположить к себе этих заносчивых церковников в ярких одеяниях, говорящих по-латински. Правда, Изабелла приобрела ряд последователей, но они были родственными ей по духу, так же склонными к экстазу и духовным мукам. И он не встретил еще ни одного церковника, который был бы более заинтересован в святом экстазе, чем в своем обеде.

Он спал урывками. Ему снились соколы и женские тела. Во время пробуждений он проверял, спала ли Изабелла, но та не ложилась всю ночь, стоя на коленях у окна и вознося молитвы Всевышнему. Слезы медленно текли по ее щекам, а на лице неизменно играла улыбка блаженства и умиротворения. Ему очень хотелось, чтобы епископ даровал ей все, к чему она стремится. Может быть и святости, если это так ей надо.

Он очень опасался предстоящей встречи. Он боялся так, как еще ни разу не боялся ни перед одной битвой и ни перед одним сражением. Временами ему даже казалось, что завтра его ожидает казнь. Пока та клятва, которую они дали, была известна только им двоим, она не казалась ему настоящей. К тому же, он ведь не сказал ясно, в чем, собственно, он поклялся. Они были еще молоды, еще оставалась надежда. Женщины очень непостоянны, это ведь всем известно. Может быть она еще изменится. Ему надо было бить ее. Надо было не обращать внимания на ее вопли и причитания и обзавестись ребенком. Надо было сказать, что порядочные женщины остаются дома, а не таскают своих мужей, чтобы те присутствовали при их канонизации. Он глядел на ее благочестивые слезы, и ему хотелось заплакать самому.

В высочайшем церковном суде ему сообщили, что он должен подождать и что пока требовалась только Изабелла. Какой-то горбун протянул к нему руки, прося подаяния, и Рук сунул ему монету. Немой горбун промычал что-то и поклонился.

Все утро он просидел там, чувствуя себя почти голым без доспехов. Он никак не мог ничего придумать, разве что отказаться от своих собственных слов и оказаться ложным свидетелем перед всеми собравшимися, перед епископом и церковью. Хуже всего было то, что они могли загнать его в угол своими религиозными вопросами, запутать его, как это делала она, и добиться того, что он будет готов поклясться в чем угодно.

За ним пришли трое клириков. Он поднялся и последовал за ними по коридорам, вверх по лестнице, пока они не попали в квадратную комнату с высоким потолком. В ушах у него шумело. Ему бросилась в глаза абсолютная тишина, насыщенные цвета, фрески на всех стенах и много ярко разодетых людей. Но в следующую секунду он был вынужден двинуться дальше. Затем он склонил свою обнаженную голову и встал на колени перед епископом.

«Сир Руадрик из Англии», – произнес хорошо поставленный голос по-французски.

Мягкие туфли и шитый золотом край белой и красной мантий – вот и все, что видел Рук.

– Есть ли на то твоя воля, чтобы супруга твоя приняла постриг и жила целомудренно и вдали от мирских соблазнов?

Рук уставился на туфли. Постриг?

Он приподнял голову повыше, и теперь ему стали видны колени епископа. Изабелла никогда ничего не говорила про постриг…

Неужели она бросит его? Станет монахиней?

– Он поклялся, – голос Изабеллы эхом отразился от высоких стен собора. Она говорила по-английски, но переводчик быстрым бормотанием передавал содержание ее ответов.

– Молчи, дочь моя, – ответил епископ. – Твой муж должен сказать сам.

Рук ощутил, что все повернулись к нему. Огромная толпа незнакомых людей разглядывала его спину, ожидая ответа. Он не был к этому готов и чувствовал, как какая-то железная рука сжимает его горло.

– Вы понимаете меня, сир Руадрик? Ваша жена пожелала принести клятву целомудрия и отойти от мирской суеты к созерцанию и раздумьям. Она может найти себе место среди францисканцев в Сант-Клауде, если вас это интересует.

– В Сант-Клауде, – повторил он с глупым выражением лица. Он поднял глаза и увидел, что епископ внимательно рассматривает его.

– Вы понимаете французский? – спросил прелат.

– Да, мой господин, – ответил Рук. Епископ одобрительно кивнул.

– Жена не имеет прав на свое собственное тело, но муж ее. Точно так же не муж имеет право распоряжаться собой, но жена, – говорил он нараспев. – Поэтому она должна получить твое разрешение сделать это. Согласен ли ты, сын мой, позволить своей жене принять клятву целомудренности?

Его спросили, согласен ли он. Значит он мог сказать «нет». Он поднял голову и увидел, что Изабелла стояла и, плача, смотрела на него. Она безмолвно умоляла его.

Изабелла.

Он представил себе, как он откажет ей и силой поведет домой. Затем представил, как потеряет ее, если скажет «да».

Она издала глубокий стон, словно умирая, и моляще протянула к нему руки.

Он отвернулся от нее и молча опустил голову.

– Да, мой господин, – сказал он хрипло. Епископ подался вперед. Рук сжал свои ладони и протянул их вперед. Епископ дотронулся до них, закрепляя его согласие. Теперь у него больше не было жены. Настоящей жены. Собственно, теперь он даже не знал, женат он или нет.

– Можешь встать, сын мой, – сказал епископ. Рук встал. Он начал было кланяться, отступая назад, но прелат поднял руку.

– Сир Руадерик. Верите ли вы, что видения этой женщины идут от Бога? – спросил он мягко.

– Да, мой господин, – Рук знал слишком хорошо, что надо отвечать уверенно и твердым голосом. Любой другой ответ был бы понят как свидетельство того, что ее видения посланы дьяволом.

– Вы последовали за ней, чтобы проповедовать вместе?

– Она моя жена, – сказал Рук, однако почувствовал сомнение и добавил: – Была женой. И я не мог… мой господин, позволить ей уйти от дома так далеко одной.

– И вы не требовали от нее остаться дома, чтобы хранить очаг семейной жизни?

Рук чувствовал стыд и позор от того, что не смог заставить ее остаться дома, что он, муж, не смог приказать своей собственной жене.

– Ее видения призывают ее, – сказал он в отчаянии. – Она слуга самому Господу.

Его слова замерли, и воцарилась абсолютная тишина. Он чувствовал, что в душе все смеялись над ним, над его странными объяснениями.

– И вы дали ей торжественную клятву целомудрия пять недель назад по дороге в Реймс?

Рук беспомощно смотрел на епископа.

– Повинуясь видениям этой женщины, – настойчиво повторил епископ, – вы храните целомудрие в вашем браке?

Рук опустил голову:

– Да, – пролепетал он, глядя на яркие кафельные плиты пола. – Да, мой господин.

– О! Не думаю, – произнес веселый женский голос. – Он совсем не целомудрен. Наоборот, он готов к прелюбодеянию и даже совершает его.

Потрясенный Рук застыл, не веря своим ушам.

– Нет, я никогда не… – слова застряли у него в горле, когда он, повернувшись, понял, кто обвинял его. Это была та самая дама с соколом. Сейчас она стояла в одном роде (5, 03 метра) от него.

Она шагнула вперед, бросила взгляд на него через плечо и сделала реверанс епископу. Ее глаза, окруженные длинными черными ресницами, были светло-голубыми. Не чисто голубыми, а отливающими сиреневым оттенком ее платья. Ее возраст трудно было определить. С одинаковым успехом она могла оказаться юной, как Изабелла, или старой, как вечность. На клобучке ее сокола сияли изумруды.

Рук почувствовал, что его лицо запылало.

– Я не прелюбодействовал, – сказал он хрипло.

– А разве мысль не такой же грех, как деяние? – спросила она, обращаясь к епископу, но глядя на Рука. Ее чистый голос резонировал в зале.

– Это справедливо. Но если у вас нет иных свидетельств, то это дело касается отпущения грехов на исповеди.

– Конечно, – она улыбнулась равнодушной и спокойной улыбкой и, приподняв свои юбки, стала отступать. – Боюсь, что я зашла слишком далеко в своих предположениях. Я просто лишь хотела уберечь ваше святейшество от оскорбления слышать такие заявления о целомудрии от такого человека. Он слишком смело на меня смотрел вчера, смутив меня.

Слабый звук протеста вырвался у Рука, но он не мог отрицать этого, ведь он и вправду смотрел. Значит, он совершил прелюбодействие в своем сердце. Он возжелал ее – смертный грех! Его глаза встретились с ее взглядом, и он почувствовал, что она насквозь видела его и осознала, что и он догадался об этом.

– Мне жаль, что вы были обеспокоены в святом месте, моя госпожа, – произнес прелат. Однако его тон не выказывал особого беспокойства или недовольства.

– Скромность в манере поведения и в платье, дочь моя, умерит храбрость недостойных мужчин. Но ваше замечание весьма ценно. Сир Руадрик, вы можете поклясться в том, что вы чисты не только в действиях, но и в мыслях?

Рук подумал, что, видно, сам Господь Бог пожелал подвергнуть его этому унижению и страданию. Зачем бы еще нужно было присутствие такого большого количества людей. Ведь он был никем и ничем для них всех.

Он не мог себя заставить отвечать здесь, перед всеми и перед ней. Ведь, может быть, она – посланец Божьей истины, хотя, по правде говоря, ему казалось, что ей подходит больше роль посланца дьявола, чтобы смущать мужчин.



Молчание висело в зале, как приговор. Рук посмотрел на даму, затем на влажное от слез лицо Изабеллы, закрыл глаза и покачал головой:

– Нет.

– Сир Руадрик, – жестко молвил епископ. – Своим признанием того, что вы нечисты, клятва, данная вашей жене, не может считаться верной.

Когда переводчик закончил перевод, Изабелла зарыдала, причитая…

– Молчание! – прогремел епископ, и даже Изабелла умолкла, захваченная врасплох. В возникшей тишине он продолжил: – Вам нужно исповедаться, сир Руадрик. Пусть там отпустят вам ваш грех. В отношении же другого… – Он посмотрел на Изабеллу, которая успела подползти к нему и теперь лежала у его ног, моляще ухватившись за подол его мантии. – Обычно один супруг не может принять клятву целомудрия, если другой не согласен поклясться в том же. Само согласие недостаточно, поскольку без утешения подвергнуть свое тело такому ограничению за благо быть ближе к Богу, соблазны плоти могут оказаться слишком великими. – Он посмотрел на Рука. – В отсутствии настоящей преданности слову, вы понимаете разумность таких требований, сир Руадрик?

Рук весь горел. Он кивнул. Епископ поднял руку.

– Тем не менее, эта женщина кажется мне особым случаем. И я позволю ей вступить в монашество и жить в согласии с его законами без клятвы мужа. После того, как я проверю истинность ее суждений и глубину веры и при условии удачного исхода испытаний, ей может быть дарована возможность служения Богу.

Когда Изабелла услышала этот перевод, она стала целовать низ одежды епископа, явно собираясь впасть в экстаз. Епископ сделал знак рукой, и Рука подхватили и повели к двери. Он вырвал руку из объятий клирика и повернулся назад, но толпа уже двинулась и отгородила его. Уже в коридоре он увидел, как дама с соколом, досадливо морщась, с лицом, полным страдания, зажимала себе уши, в то время как Изабелла кричала во весь голос. Дверь затворилась.

Какой-то церковный служитель обратился к нему, заявив, что он должен сделать взнос в тридцать семь золотых флоринов, который пообещала Изабелла, и проинформировал, что этот взнос должен быть уплачен сразу же.

Тридцать семь золотых флоринов – это были все его деньги, которые он сумел накопить, получив выкуп за двух французских рыцарей, плененных им в битве при Пуатье. Служащий взял их, тщательно пересчитал и проверил, пробуя каждую монету на зуб, прежде чем бросить ее в святой кошелек.

Рук шагал на свой постоялый двор точно во сне. Там он вначале отправился в конюшню, чтобы удостовериться хотя бы в реальном существовании своего коня и меча, когда все остальное, казалось, изменилось и исчезло.

– Уже забрали, – сказал хозяин постоялого двора.

Рук схватил его за горло, отшвырнув метлу, которую тот держал.

– Клянусь небом, я заплатил тебе сполна! – Он оттолкнул хозяина, и тот грохнулся спиной о стену. – Где они?

– Священник! – крикнул тот, быстренько отползая на безопасное расстояние. – Священник приходил сюда, чтобы забрать их, сир! Ваша добрая жена… – Он поднялся на ноги. – Она разве не собирается стать монахиней? У него же была печать епископа! Дар церкви, от ее имени. Он сказал, что вы не возражали. Печать епископа, мой добрый господин. Иначе бы я не позволил им забрать все это. Ни за что на свете!

Рук чувствовал себя так, словно его ударили секирой – все еще на ногах, но голова уже идет кругом.

– Они забрали моего коня? – спросил он чужим голосом.

– Оружие и доспехи тоже. – Стоя на безопасном расстоянии, владелец постоялого двора позволил себе усмехнуться. – Кровопийцы! Они еще заставили меня сбегать наверх, чтобы я им принес вашу кольчугу и шлем.

Изабелла оставила его безоружным.

Тридцать семь золотых флоринов. Как раз столько, сколько, как ей было известно, было у него в кошельке. И еще коня. Меч. Доспехи.

Он обхватил голову руками и поднял лицо к небу. Тяжелый стон вырвался у него из груди, жуткое рычание, которое эхом отразилось от стен каменных построек, как крик раненного зверя. Слезы бессильной ярости навернулись на глаза Рука. Он прислонился спиной к стене и медленно опустился на землю. Там, в грязи, он сидел не замечая времени, обхватив голову руками.

– Вы можете подать на них прошение в суд. И если они были не правы, вам все вернут, – любезно продолжал хозяин постоялого двора.

Рук только зло рассмеялся в ответ:

– Сколько все это может продлиться?

– А кто знает? Пару лет, наверное.

– Да, и стоить это будет столько, что хватит на двенадцать кобыл.

– Это верно, – с готовностью согласился тот.

Рук продолжал сидеть на земле в том же положении. Он слышал, как хозяин ушел, слышал, как какие-то люди говорили, проходя мимо. Он не хотел двигаться. Ему некуда было идти. У него больше не было ни жены, ни денег. Ничего. Он все еще никак не мог осмыслить всю чудовищность случившегося.

По его плечу кто-то тихонько похлопал, но даже от этого слабого прикосновения он чуть было не упал. Он отнял от лица руки. Он не знал, сколько прошло времени, но, видно, немало, так как тени на улице стали заметно длиннее.

По плечу снова постучали, и он, не думая, схватил с проклятием чью-то руку. Перед ним стоял тот самый немой горбун, которому он дал деньги, и первой его мыслью было потребовать деньги назад.

Попрошайка протянул ему мешок. Рук зло посмотрел ему в лицо. Горбун потряс мешочек и протянул его ближе к Руку. Он ждал, с надеждой глядя, как тот взял его.

В нем оказалась свернутая бумага и мелкая монета. Нищий все еще стоял рядом и ждал. Рук подержал монету в руке и, повинуясь гордости или тщеславию, швырнул ее нищему. Тот широко улыбнулся и, зашаркав прочь, жестами поблагодарил его.

Рук грустно смотрел, как удаляется его обед и ночлег в постоялом дворе. Удаляется по узкой улице с горбатым попрошайкой. Затем он развернул бумажку и подскочил от изумления – ему в глаза ударил сноп зеленого пламени.

«Я нанимаю тебя на службу. Возьми это сейчас в виде оплаты. И не подведи меня в этом.»

Он смотрел на письмо и на два изумруда в своей ладони. Один был маленьким – не больше глаза у стрекозы. Зато другой оказался таких размеров, что на него можно было купить коня, оружие и доспехи, да еще оплатить услуги одного оруженосца за целый год. По размеру это было похоже на изумруд, украшавший горделивую грудку сокола.

Он сжал камни в руке и стал смотреть, как в них вспыхивают и мигают лучи. Он знал, что ему бы сейчас следовало направиться в ее дворец и бросить их ей в лицо. Добрый, благочестивый человек так бы и поступил. Благочестивый человек не стал бы связываться с такой, как она.

Он отдал свою жену Богу.

И еще своего коня, доспехи, деньги.

Рук сжал в ладони ее камни и произнес клятву о том, что посвящает себя служению этой дочери архидьявола.

Год уходит и не возвращается больше,

Унося все с собой, но не закончив дела.

Миновал вновь июль, пролетит и оставшийся срок,

И сезоны последуют снова один за другим.

Так уходят вчера, обращаясь в ушедшее время,

И зима наступает опять.

«Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь».

Глава 2

– Скажи мне, – сказала Меланта по-итальянски. – Ты задумал какую-то хитрость?

Аллегрето Навона опирался на изгиб стены у вьющейся лестницы, уходящей вверх. Сейчас он стоял, сложив руки на груди, и с высоты своего положения, со второй ступеньки, улыбался ей. Последние лучи заходящего солнца, с трудом пробивавшиеся сквозь узкую бойницу в стене, осветили его.

– Зеленый Рыцарь непобедим, моя госпожа, – прошептал он, наклонившись к ней и опасливо посмотрела на сокола. – Вашему распрекрасному герцогу Ланкастерскому завтра укоротят хвост.

– Да? После того, как сегодня они уже набрали половину всех имеющихся у них в наличии рыцарей против моего бедного чемпиона! – Она рассмеялась: – Мне ведь, наверное, так его теперь надо называть?

– Да нет же, вы недооцениваете своего рыцаря, моя госпожа. У него есть очень интересное прозвище. Его все зовут здесь Берсека, или что-то в этом роде. – Он жеманно повел плечами. – Мне объяснили, что это имя северного дикаря в одежде из медвежьих шкур. Воина, который готов убивать, пока дышит.

– Берсека, – повторила Меланта, задумчиво глядя на Аллегрето. – У тебя очень хороший слух, раз ты так много услышал о нем. Где же ты отыскал этого доблестного воина?

– Да где же еще? Конечно, в конюшне, когда он вплетал в гриву своего зеленого коня серебряные украшения для завтрашнего турнира. Очень честный и обходительный рыцарь, которого любят в войсках. Говорят, он держится уединенно, регулярно посещает церковь, избегает женское общество и часто общается с пехотинцами. Но когда ему приказали предстать на пиру единорогом из-за цвета его доспехов, я решил отвести его в сторону и поговорить, ваша светлость. О вашем предложении.

– Моем предложении? – Ее брови поползли вверх.

– Ну да. Вы изъявили желание одарить его своим призом.

На лице Аллегрето появилась ангельская улыбка.

– А что, разве нет? Но он об этом и слышать ничего не хотел, пока мы вместе с ним не промимо зала. Он случайно взглянул на вас и дева Мария, жаль, что вы не видели его лица в этот момент.

– И что же такое было на его лице? – резким голосом потребовала она ответа.

Аллегрето откинул голову и прислонил ее к стене.

– Сначала безразличие. А затем… – Он сделал паузу. – А, собственно, какое это имеет значение? Он же всего-навсего варвар-англичанин. Она погладила грудку Гринголета. Кречет сжал и разжал несколько раз свои когти на нашесте. Аллеегрето не изменил своей ленивой позы, но отодвинулся подальше.

– Безразличие, моя госпожа, – ответил он, теперь уже менее развязно. – Пока не увидел вас. Как только он вас хорошенько рассмотрел, он превратился в безумного влюбленного, которого можно было легко использовать, чтобы отделаться от герцога. Правда, внешне он это хорошо скрывал.

– Ты ведь не сделал ему никаких обещаний? – ответила она холодно.

– Госпожа, один ваш вид таит в себе бездну обещаний для мужчины, – пробормотал Аллегрето – Я ничего не обещал. Но за то, что в груди доблестного кавалера не теснятся сладостные надежды, поручиться не могу. Она долго смотрела на него. Он был молод и смел, а еще дьявольски красив. Гринголет расправил свои абсолютно белые перья. Он мельком взглянул на кречета. Аллегрето не боялся ничего на свете, кроме трех вещей: сокола, чумы и своего отца. И поскольку у нее не было возможностей управлять чумой и еще меньше – его отцом, то Гринголет оставался ее единственной защитой против Аллегрето. И, надо сказать, надежной защитой.

Принц Лигурио дель Монтеверде вот уже три месяца как был мертв. Но перед тем, как он испустил свой последний вздох, Лигурио многие годы щедро делился властью и влиянием Монтеверде с Мелантой. Со временем, когда болезни и старость стали подтачивать его здоровье, обрекая на старческую немощь, она одна стала править их владениями, охраняя и защищая своего мужа при помощи тех же методов борьбы, которым он ее в свое время научил. Именно он учил ее острожно-сти, он давал ей советы и заботился о воспитании с тех самых пор, когда ей минуло двенадцать лет и когда Меланта, до смерти напуганная и совсем еще ребенок, была увезена из ее дома в Англии, чтобы стать женой человека намного старше ее. У них было тридцать лет разницы. Он научил ее обращаться с кланом Риаты, мучить обещанием любви Джиана Навону. Потому что треугольник всегда более устойчив и безопасен и потому что три этих клана, три семьи, три дома будут всегда: Риата, Навона и Монтеверде. Три хищника, три волка, готовые в любую минуту вцепиться друг в друга зубами из-за дичи, которая должна принадлежать только каждому в отдельности.

Сейчас принца Лигурио не стало. Треугольник власти зашатался, и Меланта со своей властью и богатством Монтеверде оказалась между двумя волками.

И она решила отступиться. Она не хотела наследовать права Монтеверде, но отказаться от власти и имущества Монтеверде было не менее опасно, чем заявить свои претензии на наследство. Подобно лисе, спасающейся от погони, ей пришлось метаться, путать следы, обманывать и скрывать свои намерения. И все время озираться, опасаясь погони, идущей по ее следам.

Она заключила договор с Риатой, что уйдет в Англии в монастырь, пожертвовав им свои права на наследство Монтеверде. За это ей обещали сохранить жизнь по пути в Англию. Она также заключила договор с отцом Аллегрето: она обещала стать его женой, но вначале съездить в Англию, чтобы подтвердить права на наследие и там, таким образом, сделать подарок. Конечно, своему будущему мужу, о брачном ложе с которым она будто бы так мечтала.

Обещания, обещания, обещания. Обман за обманом. Чтобы предать и выжить.

Она собиралась быть верной только в одном. Она направлялась домой. В Англию, в Боулэнд. Лиса выбиралась из западни.

– Я недовольна твоим вмешательством, – промолвила она наконец. – Ты не понимаешь англичан. Если ты вознамерился обескуражить герцога, то знай, что вызов на поединок только подстегнет его. Он теперь будет должен доказать свою приверженность мне. Так что завтра мне снова придется придумывать, как отвергнуть его.

– Увы, я кое-что уже узнал о нравах этих диких людей, которые лезут с ухаживаниями к даме, не получая от нее поощрения или просто знаков внимания.

– Оставь свое возмущение для дураков, копающихся в амурных делах своих любовниц. У меня в связи с Ланкастером есть свои планы.

Аллегрето всего лишь улыбнулся, услышав этот упрек.

– Не в связи же с замужеством, надеюсь?

– Если только он сам доведет себя до такого состояния, чтобы сделать мне предложение. Сама-то я не могу этого сделать, не так ли?

– А он сделает. Обязательно сделает. – Аллегрето сделал шутливый поклон. – Но, надеюсь, моя госпожа не нарушит данного слова и не разобьет любящего сердца моего родителя, молча страдающего от неудовлетворяемой надежды.

Меланта вернула ему поклон с мягкой улыбкой на лице.

– Я не хочу Ланкастера ни в каком виде. Но, Аллегрето, любовь моя, когда ты будешь писать своему отцу, скажи Джиану, что я считаю тебя таким славным и милым, что иногда задумываюсь, а не взять ли мне тебя своим мужем вместо него.

У Аллегрето ничего не изменилось в лице. Тот же приятный изгиб губ, то же выражение глубоких темных глаз.

– Я не настолько глуп, моя госпожа. Я уже сполна расплатился за это.

Меланта отвернулась. Ей стало стыдно, что она пошутила так неудачно. Она вспомнила, к каким ужасным мерам прибег Джиан Навона, чтобы гарантировать невинность их совместных ночей со своим незаконнорожденным сыном во время путешествия в Англию и обратно. То, что он сделал с Аллегрето, было выше ее понимания и вне прощения.

– Пошли. – Она приподняла юбку, шагнула по лестнице, но он вдруг тихо прошипел что-то, предостерегающе подняв палец, и, не дожидаясь пока она пройдет мимо, сам пошел впереди нее. Он ступал мягко и острожно, совсем неслышно.

У Меланты забилось сердце. Это было ее слабостью, такой же, как страх Аллегрето к соколу. Ей никак не удавалось умерить сердцебиение, когда это было необходимо, когда ее мозг работал на полную мощь и его нельзя было отвлекать. В ушах отдавались удары сердца и мешали слушать. Она оглянулась и затем достаточно громко произнесла в пустоту:

– Давай, поцелуй меня на прощанье, Аллегрето, и разойдемся.

Она ничего не услышала, только шумно билось ее сердце, и кровь пульсировала в висках. Немного подождав, она тихо двинулась вверх по лестнице, вслед за скрывшимся Аллегрето. Ее рука легла на рукоятку кинжала, глаза устремились к изгибам стены. Винтовая лестница вела из часовни, находившейся внизу, к помещениям верхней части замка. Примерно посередине лестницы имелась дверь в стене, которая позволяла попасть в узкий каменный коридор, ведший к ее покоям. Ей сразу же не понравилось расположение ее комнаты, как только она приехала сюда. Сейчас же дорога к себе казалась ей просто опасной.

Дверь в коридор осталась открытой. Там было темно, и она медлила, оценивая степень опасности и примеряясь к ней. Гринголет сидел смирно, но, с другой стороны, сокол все-таки не собака, чтобы чуять опасность на расстоянии. Меланта вынула кинжал из ножен и выставила клинок. Приподняв Гринголета, она приготовилась в случае атаки немедленно освободить его.

– Идите, госпожа.

Приглушенный, точно из загробного мира, голос Аллегрето донесся до нее из коридора. Она затаила дыхание и шагнула в тьму за дверью. Там оказалось сумрачно, но не так темно, как казалось. Аллегрето стоял на коленях над чем-то. Ей показалось, что она видит светлое пятно – раскрытую ладонь. Затем она разглядела руку и наконец разобрала очертания лежащего на полу человека. Это был убийца от Риаты, и он был мертв.

Крови не было. Она видела, как он отрабатывал этот страшный удар на свиньях – удар, который сразу останавливает всю деятельность организма, и после которого вся кровь попадает не наружу, а в легкие жертвы. Так он объяснял ей тогда, улыбаясь от счастья, что обладает таким искусством и мастерством. Сейчас он не улыбался, а быстро и умело занимался делом, сдирая и срезая с трупа ливрею.

Она плотно сжала зубы.

– В мою уборную, – прошептала она. – Я отошлю Кару и всех других.

Он кивнул. Меланта скользнула быстро вниз по ступеням лестницы в часовню, откуда она ранее вышла, и притворилась, что молится. Затем она снова вышла, но теперь направилась в свои апартаменты уже по центральной лестнице. У себя она удалилась в отдельную комнату, потребовав, чтобы ей приготовили вина с душистыми цветами и розами, и не шумели, дав покой ее утомленной голове. Прислуга слишком хорошо знала, что это означало, и все мигом исчезли, вознамерившись как можно дольше не возвращаться, чтобы не попадаться ей на глаза.

Когда Меланта убедилась, что осталась одна, она отворила дверь в коридорчик. Аллегрето ждал в темноте. У его ног лежал уже совсем обнаженный труп его жертвы. Он взвалил тело себе на плечо. И это вышло у него очень ловко и умело, хотя, сделав шаг, он покачнулся – груз был слишком тяжел.

– Толстая свинья Риаты, – пробормотал он, улыбаясь из-под бледных ног, свисавших у него перед лицом.

Она ответила укоряющим взглядом, от чего он только развеселился еще больше. Что это: бравада юнца или настоящее наслаждение от убийства?

Она накажет его за это убийство, потому что ранее приказала ему воздержатсья от прямых столкновений. И все же, какое облегчение, триумф, чувство покоя, пусть и временного. Радость даже от того, что все свершилось.

Он потащил убитого впереди нее. У мертвого болтались руки, и было ужасно смотреть на это. Но худшее еще предстояло сделать в уборной. Это была холодная каменная комната с холодной каменной скамьей. Здесь Аллегрето пришлось потрудиться, засовывая тело головой вниз в узкое отверстие колодца, чтобы оно не застряло при падении. Наконец ему это удалось. Он поднял тело на ноги, которые белыми пятнами выделялись на фоне стен, и стал засовывать его в колодец. Это получилось не сразу. Но когда наконец тело ушло по пояс, сопротивление исчезло, и он отпустил ноги.

Мгновение – и они исчезли. Потом долго ничего не было слышно. Затем откуда-то снизу долетел звук – это труп упал в воду протекавшей под замком реки. Звук был страшный – не всплеск, который она ожидала услышать, а глухой удар, который бывает при выстреле из катапульты: камнем в сталь. Он все гремел и гремел, отражаясь эхом от стен колодца.

Аллегрето перекрестился и встал перед ней на колени.

– Умоляю простить меня, – сказал он скромно, – я знаю, я разгневал вас. Но я был вынужден прибегнуть к этому ради вашей же жизни.


Принцесса Меланта приняла его в своих покоях среди восточных шелков, экзотических слуг и запахов курящихся благовоний.

Она, конечно, не помнила его. Да ведь и Рук не сразу узнал ее там, в зале на расстоянии. Правда, он был несколько обескуражен неожиданным повелением герцога появиться на пиру в полном боевом облачении для удовольствия высокородной дамы. И еще его отвлекал этот странный юноша-иностранец, который повсюду следовал за ним буквально по пятам. Его раздражала настойчивость этого щенка, который убеждал его посмотреть на свою даму. Что же, он посмотрел на нее из дверей зала. Он увидел тогда на подиуме утомленную черноволосую даму, которой изрядно наскучил мир. Но вот она повернула голову, обратив взгляд холодного сарказма на самого Ланкастера. Вот Ланкастер поднял руку, чтобы осторожно погладить грудку ее сокола. Вот он заметил ее цвета – серебряный и зеленый. И тут на него обрушился поток воспоминаний.

Теперь он никак не мог понять, почему не узнал ее сразу. Как он мог вот так не распознать даму своего сердца, женщину своей мечты. Она была именно такой, какой хранили его воспоминания, и какой она виделась все это время ему в мечтах. А сколько их было за эти тринадцать лет, в течение которых он оставался верен и предан ей. Пожалуй, все-таки ему казалось, что ее волосы были слегка светлее, а глаза – чуть-чуть бледнее.

Она была красива: восхитительно, соблазнительно красива, против чего никто не решился бы возразить. Ее красота была слишком смелой и вызывающей, из-за чего не могла не порождать ненависти женщин . Ее камергер провогласил: «Зеленый Рыцарь, ваше величество». Она даже не подумала повернуть голову, продолжая рассматривать бриллиантовое колье, которое держала перед ней одна из ее фрейлин.

Он прошел дальше и встал. Гибкий юноша, который передал ему то повеление биться на турнире за нее, совсем не выказывал ей такого уважения, как Рук. Юноша расположился около накрытого ковром стола. Он был облачен в разноцветные чулки. Одна его нога была зеленой, а другая – голубой. Краем глаза он заметил, что этот щенок наблюдает за ним.

Она успела сменить свое платье. Теперь это было не открытое платье из зеленого шелка, в котором она появилась на пиру, а приталенное, плотно обегающее фигуру платье из золотистой парчи с длинными рукавами, отороченное черным, со шнурками по бокам. Приглядевшись, он понял, что под ним ничего не надето – достаточно ясно просматривалась белая кожа.

Он попытался сохранить невозмутимость, стараясь даже не мигать. Ему было жарко, и он потел. После того, как она выбрала ожерелье и пояс цвета черного золота с черной эмалью, юноша, который был сбоку от него, сдвинулся с места, подошел к ней и взял украшения из ее рук.

Она наклонила голову, он защелкнул цепочку ожерелья у нее на шее и разгладил ее. Ему было лет шестнадцать, а может быть и меньше, почти вдвое меньше, чем ей или Руку. Он гладил кожу ее шеи так, как это бы делал любовник. Затем нагнулся, чтобы застегуть ей ремень, поцеловав при этом ее плечо.

Она подняла голову, отказавшись взглянуть в зеркало, поднесенное молодой девушкой. Юноша наблюдал за Руком из-под прикрытых век.

– Позвольте мне расчесать ваши волосы, – сказал он.

Его пальцы коснулись ее заплетенных волос. Он снял ее заколку и распустил их. Затем, прижав к губам один локон, безмолвно засмеялся сквозь него, глядя на Рука.

– Посмотрите, моя любовь, – сказал он достаточно громко, хотя и делая вид, будто шепчет ей на ухо. – Зеленый человек хочет вас.

– Тем хуже для него, – ответила она равнодушно.

– Вы только посмотрите на него! – юноша счастливо улыбался. – Он очень хотел бы обнимать вас так, как это делаю я. Вот так…

Его рука скользнула вокруг ее талии. При этом он продолжал, не отрываясь, смотреть на Рука. Она откинула его руку прочь.

– Хватит. Оставь свои проделки. Тебе что, хочется поточить на нем свои коготки? Не забывай, что он очень нужен мне. – Она на мгновение встретилась взглядом с глазами юноши. – И смотри, как бы ты не убил его, а то я напущу на тебя Гринголета.

Эта угроза произвела на юношу почти немедленное воздействие. Он взглянул на сокола, восседающего на высокой спинке ее кровати, и покорно отступил от нее.

– Уложи мои волосы. Он молча взял гребень и искрящуюся тонкую сетку из рук фрейлины и начал расчесывать волосы во всю их длину, ловко сворачивая при этом.

Не дожидаясь, когда он закончит, принцесса Меланта сделала жест, подзывая Рука. Он подошел к кровати и встал на одно колено.

Она засмеялась:

– Ты действительно самый учтивый рыцарь. Поднимись. Мне больше нравится смотреть на лица, чем на затылок.

Он встал.

– Завтра я выведу на ристалище твоего коня, – сообщила она ему. – Позаботься, чтобы герольды знали об этом. И ты должен будешь на пике иметь мой приз. Затем вернешь его мне.

Он склонил свою голову.

– Ты говоришь по-английски? – неожиданно спросила она.

– Да, госпожа.

– Замечательно. Время от времени я буду тогда обращаться к тебе по-английски. Мне хочется вспомнить этот язык моего детства. И урок для тебя, Аллегрето. Всегда надо хоть немного понимать язык своих слуг и вассалов, чтобы они не могли неподобным образом воспользоваться этим.

Аллегрето заколол ее волосы и водрузил на них сетку. Затем приглушенно произнес:

– Вы – светоч глубин мудрости, ваше высочество.

– Милый мальчик. Я пока воздержусь и не напущу на тебя Гринголета.

Его лицо прояснилось. Он начал гладить ее плечо. Рук опустил глаза и сделал шаг назад по направлению к выходу.

– Зеленый Рыцарь, – сказала она строго, нетерпеливо махнув рукой, чтобы избавиться от юноши. – Я слышала, про тебя говорят, что ты беспощаден в бою и на турнирах.

Рук стоял молча. Она в первый раз посмотрела на него, осматривая с ног до головы, словно покупатель изучающий достоинства продаваемого ему коня. Еле заметная улыбка играла у нее на губах.

– Превосходно, – пробормотала она. – Жестокость веселит и забавляет меня. И каких же славных деяний на ристалище в мою честь следует мне ожидать?

Он долго обдумывал ответ на этот воспрос, зная количество рыцарей, принявших вызов.

– Десять схваток на копьях, – сказал он ровным голосом, – пять – с боевыми топорами и еще пять – на мечах. Вот мой ответ любому, кто дотронется до моего щита. Всю славу и весь успех, которые, даст Бог, будут сопутствовать мне, я приношу во славу моей дамы.

– Это хорошо. – В ее улыбке появились искорки насмешки. – Моя репутация давно нуждается в том, чтобы ей чуть-чуть придали блеска.

Это проявление иронии по отношению к самой себе, впрочем, было немедленно подавлено, и она грациозно откинулась на подушки, поманив одну из фрейлин, держащих в руках кубок с вином. Он хотел отвести свой взгляд и не смог – она почти магически удерживала его внимание.

Ланкастер был его начальником и господином, и сейчас Рук оказался перед сложной дилеммой, какая только может возникнуть перед человеком – у него появилось два господина. Причем, судя по всему, конфликтующих между собой. Правда, не воюющих. Но зачем-то она все-таки захотела направить его против его собственного сеньора.

И он повиновался. Он поклялся служить ей. Без сомнений и без выяснения причин ее повелений он будет служить ей. И повиноваться, даже несмотря на то, что она не помнит его.

А она действительно не помнила его. Он был уверен в этом, почти уверен в этом.

Два изумруда и тринадцать лет. Да, но изумруды для такой, как она, – разве они что-нибудь стоят? Как и он сам тогда, тот смелый и странный юноша, неизвестно откуда взявшийся и неизвестно кто такой.

Он до сих пор носил зеленый изумруд на своем шлеме. Он носил ее сокола на своем щите. Почему все-таки она обратилась к нему, если она все забыла?

Она наклонила голову, чтобы пригубить вино из кованного кубка, но вдруг остановилась и не стала делать этого. Меланта долго смотрела в вино, затем подняла взгляд на группу своих фрейлин, которые стояли рядом с кроватью. Ее глаза ничего не выражали, но быстро ощупали каждую из них. Рук увидел, как тех поочереди охватил жуткий страх загнанных в угол кроликов.

Она снова опустила взгляд на кубок, но так и не притронулась к вину.

– Ты будешь завтра храбро и достойно защищать меня, Зеленый Рыцарь, – прошептала она, наблюдая за ним из-за поднятого кубка.

Он слегка кивнул.

– Смотри, чтоб это было так. – Она жестом показала, что отпускает его. Рук быстро отвернулся, чтобы не видеть, как Аллегрето стал играть с кольцом, надетым на один из ее пальцев.

У дверей он задержался и обернулся.

– Ваше величество, – сказал он тихо.

Она подняла брови и с удивлением посмотрела на него.

Он кивнул в сторону Аллегрето и сказал по-английски:

– Такие, как этот, не могут убить меня.

– Что он сказал? – немедленно спросил юноша. – Он ведь смотрел при этом прямо на меня!

Принцесса Меланта повернулась к нему.

– Он сказал, что в своей преданности ко мне, Аллегрето, он может победить кого угодно. Очень удобный рыцарь, не так ли?

Когда рыцарь ушел, Аллегрето стал снова и снова вращать аметист вокруг ее пальца. Он прислонился к ее плечу, положив свою голову рядом с ее головой. Меланта поднесла кубок с вином к его рту и прошептала:

– Выпей вместе со мной.

Он слегка втянул воздух, и она почувствовала слегка заметное напряжение в его теле.

– Моя госпожа, – пробормотал он, – я предпочитаю сладость ваших губ.

Она закинула голову, позволив ему провести губами по своей шее. Томным движением она протянула руку с кубком и откинулась на подушки. Кара, глубоко присев, подхватила кубок из ее рук, улыбаясь своей мягкой и спокойной улыбкой. Меланта закрыла глаза, но по шороху платьев и приглушенным удаляющимся голосам поняла, что все женщины оставили ее покои. Они хорошо знали свое дело и свою госпожу.

Аллегрето приложил свои губы к ее уху еще до того, как последние из фрейлин покинули ее комнату.

– Донна Кара, – сказал он. – Я же говорил вам, что надо избавиться от нее. Отошлите ее сегодня же.

Меланта лежала с закрытыми глазами, а его руки покоились на ее теле. Как только она поняла, что они остались одни, она сбросила его руки и села.

– Я велела тебе не убивать. Завтра ты ощутишь мой гнев на своей спине.

Он растянулся среди подушек, ничуть не обращая внимания на ее слова.

– Нет, госпожа, вы же знаете, что ваши люди не посмеют и пальцем тронуть меня. Они слишком любят моего отца.

– Герцог будет лишь рад, если я попрошу для этой цели выделить мне своих людей. – Она встала с кровати, подошла к столу и стала рассматривать кубок с ароматизированным вином. Огонь свечи мигнул, и в темной жидкости вина задрожал извилистый полумесяц.

– Это предупреждение.

– Это может быть и чем-то другим. – Он перекатился на край кровати, облокотился на подушки и сделал глубокий вздох. – Горький миндаль. Даже отсюда я ощущаю этот запах.

Она громко усмехнулась:

– Ты слишком чувствителен. Я уловила запах, только поднеся чашу ко рту.

– Наверное, это донна Кара. Продалась Риате и предала вас. И совсем это не угроза вам, а настоящее покушение. Просто эта потаскушка ошиблась и не смогла все сделать более скрытно. Отошлите ее, прошу вас.

– Кара! – Меланта презрительно рассмеялась. – Ты что-то слишком много думаешь об этой девушке. Если слушать тебя, так она вдруг становится то дьявольски хитрой, то безобразно глупой, пытаясь убить меня ядом в вине, как будто у меня совсем пропало обоняние!

– Дура, вот кто она. Дайте мне ее, я проучу ее за предательство. Она никогда не забудет моего урока. Она не достойна даже быть убитой.

– Не достойна быть убитой? Аллегрето, да ты, наверное, заболел.

Ухмылка появилась на его лице.

– Нет, только утомлен. Я был бы рад получить кого-то из Монтеверде. Эти скучные люди Риаты слишком быстро умирают.

– Злоба, как видно, помутила твой рассудок, Аллегрето. Ты что, забыл? Я сама Монтеверде.

Он повернулся на спину, скрестил ноги.

– Злоба воспитана во мне. Навона должен ненавидеть всех Монтеверде. – Он посмотрел на нее с хитрой улыбкой. – Кроме вас, госпожа.

Меланта снова посмотрела в отравленное вино. Она кивнула ему головой, велев подняться.

– Вылей это в уборную и выбрось кубок. Он утонет. Я пользоваться им больше не намерена.

– Да, моя госпожа. – С юношеской энергией и ловкостью он снова перекатился по кровати, вскочил и сделал ей церемонный поклон.

– Послать одного Риату в ад и несколько рыбешек – на небо, не плохая работа за один день для одной уборной.


Запели трубы герольдов, знаменуя прибытие Черного Принца. Того несли в паланкине во главе процессии. Ехать самостоятельно он не мог из-за болезни. Меланта находилась на положенном месте среди дам. У нее по-прежнему был Гринголет, но путцы на нем были новые, как и бубенцы. Хаос столпотворения наконец начинал приобретать черты организованности.

Герцог сумел за ночь побороть свое недовольство и сейчас пребывал в хорошем настроении. Он поприветствовал Меланту, поравнявшись с ее лошадью, специально подготовленной для дамской езды.

– Доброе утро, миледи. Погода обещает быть славной, как раз для турнира. Мы подготовили для вас специальное место в ложе, если вы соблаговолите оказать нам такую честь.

– Бог вознаградит вас за вашу доброту, – ответила она. – Я направлюсь туда, когда у меня возникнет такое желание.

– Прошу вас не задерживаться, чтобы я скорее мог насладиться вашей компанией.

– Когда у меня возникнет такое желание, – мягко повторила она.

Он улыбнулся, обнажив свои зубы.

– Буду с нетерпением ждать этого момента, мадам. И начала состязаний, – тоже.

Меланта с трудом удержала свою лошадь от попытки дотронутсья носом до носа боевого коня.

– Вы вооружены и одеты в доспехи, чтобы сразиться в поединках. – Она одобрительно кивнула. – Еще ни разу я не видела принца крови, который участвовал бы в турнире сам. Я восхищаюсь вашей отвагой.

– Надеюсь сломать с Божьей помощью копье другое. Моя прекрасная госпожа, надеюсь, помнит, что делать это я буду в ее честь.

Меланта спокойно улыбнулась:

– Я помню это.

– Ваш чемпион хорошо известен как искусный боец. – Он беззаботно тряхнул головой. – Я попробую сразиться с ним, но у меня мало надежды выиграть у него ваш приз.

То, как небрежно он говорил о своем возможном поражении, должно было, как она быстро поняла, произвести на нее впечатление и удивить. Огонь в его глазах совсем не соответствовал миролюбивому характеру его слов.

– Но милорд является его сеньором, разве не так? – спросила она. – Я удивлена, что вы вообще снизошли до схватки с ним.

– Только небольшой бой, чтобы доставить вам удовольствие. Оружие тупое, поэтому ему нет оснований бояться поранить своего господина. – Он отсалютовал ей и повернул лошадь. – Я только открою турнир и сразу же вернусь к вам, моя дорогая принцесса!

Он ринулся вперед, сопровождаемый своими людьми и слугами.

Меланта двинулась совсем с другой скоростью. Ее лошадь вел под уздцы молодой паж во главе процессии дам. Они выехали на улицы города, где горожане и жители, собравшиеся из всей округи, вышли поглазеть на их шествие. Меланта нехотя разглядывала их. Она чувствовала раздражение оттого, что они размахивали флагами, от архитектуры домов с такими высокими окнами, от толп глазеющих, снующих и орущих горожан, и больше всего – от Кары и своих фрейлин.

Она не могла доверять Аллегрето и принять его совет, но не могла она и доверять Каре, как бы ни были безоблачны и чисты ее темные глаза, как бы ни ясны были черты ее лица. Любой из ее окружения мог оказаться предателем, или стать жертвой хитрости или обмана – семья Риаты превосходно владела и тем, и другим.

Тело человека Риаты обнаружили и вытащили из реки утром. Его похоронили на безымянном кладбище бедняков на церковном дворе. Аллегрето провел весь следующий день в колодках, за причиненное беспокойство. Его вытащили из спальной люди Ланкастера по просьбе Meланты, которая устроила этот маленький урок в воспитательных целях.

Убийство дало, однако, лишь кратковременную передышку – секундное расслабление, а затем – отравленное вино, чтобы напомнить ей обо всем. За ней все равно следили, кто-то от Риаты, и это было более серьезной угрозой, так как теперь она не знала, кто.

Все, что она знала, это то, что умрет, если захочет выйти замуж, и, таким образом, передать ее права на наследство семье Монтеверде своему мужу – кому-нибудь, такому честолюбивому и сильному, как Ланкастер, или, что еще в тысячу раз хуже – Джиан Навона.

Именно опасность, исходящая от Джиана, помогала Меланте заключить сделку с ними. Итак, она поклялась, что не выйдет за него замуж, что она поедет домой в Англию, что уйдет в монастырь и станет монахиней при условии беспрепятственного выезда из Италии. Добравшись туда, она уступит все свои права Монтеверде Риате, отказавшись удостоверять свои права вдовы Монтеверде и дочери матери-итальянки из Милана на наследство в Италии. Все это было очень хорошо для мужской руки и очень плохо – для женской.

Итак, клинок кинжала Аллегрето и пока еще не написанное отречение сохраняли ей жизнь. Риата нуждались, конечно, в ее бумагах, удостоверяющих отречение от прав наследования. Но она не сомневалась, что они попытаются немедленно убить ее, если заподозрят в измене.

Настоящий дом Монтеверде умер вместе с Лугурио. Она не принесла ему наследника, а только смуглую черноволосую девчушку, которая умерла в младенчестве. Он делал все, чтобы защитить Меланту. Он обучил ее всему, что знал сам: утонченности и испорченности, греческому и латинскому, астрологии, хитрости, силе и харизматическому влиянию – учил быть и лисой, и волком, и хамелеоном всех цветов.

Всех, но только не белого. Лигурио учил ее не доверять никому, не быть искренней ни с кем. И поэтому, в конце концов, она солгала ему самому. Он умер с верой в то, что после его смерти она найдет убежище в лоне святой церкви, став монахиней в аббатстве, основанном им в горах Таскании, передав при этом церкви все земли и богатства Монтеверде. Она знала, как тяжело для него было осознавать, что его дом умрет, но все-таки лучше, чтобы все досталось Небу, чем попало в руки его злейших врагов.

Ее последним утешением больному было данное ею обещание, что она последует его слову и желанию. И она предала Небо и своего мужа. Она любила его, как отца, но его не стало. Церковь не получит ни наследства Монтеверде, ни ее саму, но не получат всего этого и враги Монтеверде: кланы Навона и Риата.

Она не сможет быть монахиней. Она не может проводить день за днем, молясь о душах умерших. Их было слишком много в ее жизни, она даже не помнила, сколько. Она может даже взроптать и начать спорить с Господом из-за них.

Нет уж. Если и суждено ей коротать свой век в каменных стенах, то пусть эти стены будут такими и в том месте, которые она выберет сама.

Процессия проследовала на большую ровную поляну, при подъезде к которой в глаза бросалось буйство красок – это стояли шатры: красные, оранжевые, голубые, пурпурные… Некоторые из них имели остроконечную форму и походили на замки. На всех шатрах развевались флаги. Около входа в каждом был вывешен щит с эмблемой рыцаря. Следуя за герольдами, шествие направилось мимо всего этого великолепия, мимо доспехов и оружия, оседланных с яркими попонами лошадей, огромного числа пришедших людей, низко кланяющихся в честь принца Эдварда и его брата.

Появление Меланты тоже было отмечено, но только особым образом. При ее приближении голоса и крики становились тише, а когда она остановилась у зеленого, отороченного серебром, шатра, все разговоры вокруг прекратились вовсе. В бушующей толпе и гремящей музыке образовалось молчаливое пространство.

Ее Зеленый Рыцарь стоял рядом со своим боевым конем, уже одетый в доспехи, которые искрились и сияли на солнце. При ее приближении он встал на одно колено, обнажил свою голову и, склонив ее, произнес:

– Моя сеньора.

– Поднимись, мой любезный рыцарь, – проговорила она достаточно холодно.

Он встал на ноги, производя достаточно неблагозвучный звон своими доспехами. Она протянула ему свободную руку. Не поднимая глаз, он подошел ближе и снова встал на одно колено, чтобы она могла встать на другую, согнутую в колене, ногу. Меланта легко соскочила на землю, почти не коснувшись его рук. Бросившаяся было ей на помощь Кара опоздала.

Рыцарь снова встал. Меланта стала пальцем успокаивать Гринголета, который забеспокоился – рыцарь взял коня от своего горбатого слуги и подвел к ним.

Меланта с облегчением отметила про себя, что изогнутый рог исчез, а вместо него появился менее пугающий шип передней части брони, укрывающей коня. Глаза коня сейчас были прикрыты стальными шорами. Он тихо дышал и жевал удила. Рыцарь прикрепил серебряный шнур к поводьям и вручил этот шнур ей, в очередной раз поклонившись при этом.

Она в общем-то не ожидала, что окажется совсем одна с этим огромным конем, но горбатый оруженосец отошел помогать своему господину надеть шлем. Меланта поняла, к своему изрядному удивлению, что у рыцаря имелся только один слуга. Он сдвинул вверх забрало и с тревогой посмотрел на своего коня. Затем стал надевать покрытые металлом рукавицы.

Все обошлось. Он ухватил поводья своими стальными, толстыми из-за бронированных пластин, рукавицами. Толстые пальцы казались неповоротливыми, но он очень ловко орудовал ими.

Первый раз за сегодняшний день он взглянул Меланте прямо в лицо. Он ничего не сказал, но в его взгляде было что-то открытое и спокойное, без хитрости и недомолвок. Казалось, он ждал, хотя и без особой надежды. В его зеленых глазах было терпение. Ей показалось, что этим он был похож не безмолвные лесные тени: там за таким безмолвием прячется какая-то своя непонятная жизнь, скрываются свои непонятные желания.

Неожиданно Меланта поняла, что не знает, что сказать. И что ей трудно фальшиво улыбаться. Ей почудилось, что она падает… и вот, благодаря ему, оказалась на твердой земле.

Конь вскинул голову, зазвенев бубенцами. Она первой отвела глаза и кивнула ему.

Он повернулся, чтобы сесть на коня. Его оруженосец взял коня под уздцы, сдерживая его на месте. Рыцарь сел в седло, и оруженосец принес копье. Натренированным движением горбун подбросил его, и, пролетев по дуге, оно попало в раскрытую ладонь рыцаря. И замерло там.

Он поднял щит и посмотрел вниз на Меланту. Большой изумруд в основании плюмажа заблестел на солнце.

– Скажи мне свое настоящее имя, – сказала она по-английски очень тихо, и сама удивилась своей просьбе. Зачем бы ей это надо было знать? Тем более сейчас, окруженной многочисленными зеваками.

Теперь его лицо было почти скрыто шлемом и приспущенным забралом. Она решила, что он не ответит – он же дал слово оставаться без имени. Ей вдруг стало не по себе, она испытала Робость.

– Рук, – сказал он.

Она не поняла, правильно ли услышала его английское имя.

– Похоже на то, как кричат вороны, – пробормотал он, слегка улыбнувшись одним ртом. – Рук, моя госпожа. Совсем не такое красивое, как у вас. Руническое. Варварское.

В его поведении совсем не было ничего, что бы выдавало в нем страсть или стремление произвести эффект. Но Меланта вдруг увидела то, о чем все время говорил Аллегрето: жуткое желание мужчины под спудом беспощадного самоограничения.

Он сидел, теперь уже совсем готовый к бою, со щитом и копьем. Его облаченная в доспехи фигура вдруг привела ее к мысли о том, что она ведь сейчас не замужем. У нее мог бы быть друг… любовник, стоит только ей пожелать.

И в этот же момент она поняла всю невозможность этого. Ничего не изменить. Джиан Навона стал только более жестоким из-за долгого ожидания обещанной ему награды. Он не потерпит, чтобы с ней был кто-то еще. Любой мужчина, которого ей не удалось отлучить от себя, встречал свою смерть, что вызывало жуткие слухи и поддерживало ее ужасную репутацию.

И она поспешила проявить свою холодность, чтобы любой, кто сейчас шпионит за ней, не усомнился бы в чувствах Меланты.

– Меня не интересует твое руническое имя. Кому ты служишь?

– Вам, госпожа. И тому, кто возглавляет двор Ланкастеров.

– Если ты любишь меня, как свою сеньору, – сказала она, – то сегодня ты будешь служить только моему двору. – Она посмотрела на него, стараясь выразить глазами то, что не могла сказать, и призвала для этого все свое умение.

– Да, – сказал он медленно. – Только вашему, моя госпожа.

Глава 3

Они звали его этим странным северным именем Берсека по вполне понятной причине. Меланта привыкла к турнирам, она посетила их великое множество. Турниры устраивались по самым различным поводам у нее в стране. Свадьба, прием посла… Но ее Зеленый Рыцарь бился так, как не делал никто и никогда на таких состязаниях. Его оружие, как и у всех, было специально затуплено, но он бился, чтобы убить.

Меланта вывела его на турнирное поле последним, дождавшись, когда все остальные рыцари выстроились в две линии. Она провела его между ними дальше на свободное место, приветствуемая вместе с ним со стороны зрителей несколькими жидкими хлопками. Как только она отпустила поводья его коня, пара пажей в ливреях цветов Ланкастера подбежали к ней и, взяв за руки, проводили к месту на помосте немного ниже принца Эдварда, восседавшего в своем ложе на подиуме. Все ложе было устлано коврами и увешано красными драпировками. Она сделала глубокий реверанс принцу и принцессе, затем заняла место рядом с пустующим креслом самого Ланкастера.

Никаких устаревших ритуалов и рукопашных схваток. Каждый рыцарь, проезжая в ворота мимо выставленных макетов щитов с гербами рыцарей, дотрагивался до нужного, чтобы обозначить своего противника. Зеленый щит с серебряным соколом имел такое огромное количество вмятин от ударов копий и мечей, что сквозь краску выступило дерево. Правда, все-таки не все дотрагивались до него. Многие, подняв около него свое оружие, словно собираясь поразить изображенного там сокола, поклонившись Ланкастеру, проезжали мимо, в самый последний момент ударяя по другому щиту.

Но даже при этом Зеленому Рыцарю набралось не менее полдюжины соперников, не считая самого герцога. Зазвучали трубы, и ристалище было очищено. Здесь остались Ланкастер с кучей своих слуг и Зеленый Рыцарь со своим горбатым оруженосцем. Когда Зеленый Рыцарь выезжал на свою позицию, раздалось улюлюканье. Многие не рисковали проявлять открытую неприязнь к Меланте, но вот ее рыцарь казался всем подходящим объектом для этого.

Гром оваций приветствовал Ланкастера, окруженного своими конюхами и оруженосцами. Зеленый Рыцарь никак не прореагировал ни на издевки в свой адрес, ни на приветствия своему сопернику. Он опустил древко копья на землю и снял путцы Гринголета с бубенцами с конца копья. Гофмаршал выехал вперед, взял путцы и отвез их Меланте. В этот момент оба соперника подняли свои копья, салютуя ей. Меланта поклонилась своему чемпиону, проигнорировав Ланкастера.

Снова звучали трубы. Копья опустились в боевое положение, кони присели на задние ноги. Конь Зеленого Рыцаря, оттолкнувшись, ринулся галопом, в то время как конь Ланкастера уже мчался навстречу. Топот от копыт громко раздавался в наступившей тишине. За несколько мгновений до столкновения Зеленый Рыцарь отбросил свой щит в сторону. Толпа взревела, заглушив удар копий. Копье Ланкастера подскочило вверх, пронзая воздух, в котором оказалось множество кусков раскрошенного копья Зеленого Рыцаря. Тот отъехал на дальний конец поля, в руках у него был кусок, оставшийся от поврежденного копья.

Отбросив щит, он проявил высшую степень уважения, которое испытывал к своему принцу. В последующих пяти атаках он сломал еще пять копий о доспехи герцога. В шестой раз он сбил его шлем, после чего маршал сделал сигнал, выбросив белую стрелу, заканчивая этот поединок. К большому огорчению Меланты, Ланкастер воспринял свой провал достаточно спокойно, даже не требуя продолжения боя на мечах.

Среди сдержанного бормотания, выражавшего недовольство зрителей, герцог поприветствовал Меланту и своего брата и вместе со своим оруженосцем покинул поле боя.

Она не ожидала увидеть такое жалкое зрелище. Никто теперь не мог осудить ее за сделанный ранее выбор. Но когда Ланкастер присоединился к ней, казалось, что он совсем не смущен и не расстроен – веселый, полный похвал в отношении своего соперника.

– Неплохой бой, моя госпожа, – сказал он, – хотя ваш чемпион не делает никакой разницы между настоящим боем и турниром. Мне остается только надеяться, что он никого сегодня не убьет из наших гостей.

Ей страшно захотелось ответить какой-нибудь дерзостью на эту провокацию.

– Он дрался сегодня с вами без щита, – сказала она довольно сухо.

– А-а, да, мне уже об этом говорили. Но я, право, узнал об этом только когда с меня сняли шлем. Иначе я сделал бы то же самое. – Он протянул руку, и один из его оруженосцев немедленно вложил в нее кубок, который он весь осушил. – А может быть и нет. Святая Мария, мне совсем не хочется быть проткнутым копьем на турнире и затем погребенным без упоминаний о святом деле, за которое я погиб.

Он расхохотался, но в его смехе явно слышалось не только веселье. Меланта стала внимательно наблюдать за ним.

Допив вино, он отбросил кубок и, повернувшись, стал с удовольствием наблюдать за тем, что происходило на турнире. Итак, сейчас ей стало ясно, что все до сих пор было обманом и игрой. Все только начиналось. Ланкастер совсем не собирался выбывать из турнира после такого плохого выступления.

Она решила изменить свою тактику.

– Я не верю, что вы так закончите турнир, сэр. Да полно, вы ведь еще станете сражаться, не так ли?

Он помедлил с ответом, чего, собственно, ей было вполне достаточно. Итак, все ясно.

– Зачем же, нет, мадам. Я лучше буду наслаждаться вашим обществом, пребывая рядом с вами, если вы будете так добры, чтобы разрешить мне это. Ага, вон смотрите, ваш рыцарь снова на поле.

Его противник выбрал черный и золотой цвета, а его эмблема являла собой позолоченное изображение головы леопарда. Его вывели на поле ристалища два оруженосца. В ожидании своего противника рыцарь Меланты сделал круг по полю, а затем занял свою позицию. Сейчас он снова был со щитом. Копья наклонились, нацеливаясь на противника, и лошадь черно-золотого рыцаря ринулась с места в бешеном галопе.

Зеленый Рыцарь попал своему сопернику прямо в грудь. Тот дернулся и полетел из седла, увлекая на землю и свою лошадь. Они перевернулись через голову, причем, каждый в различных направлениях, после чего скакун рыцаря поднялся и стал бегать по полю, не позволяя никому себя поймать.

– Плохо сидит в седле, – сухо пробормотал Ланкастер.

Золотой претендент с трудом поднялся на ноги, стащил с головы свой шлем и потребовал, чтобы ему принесли боевой топор. Зеленый Рыцарь тоже спешился и сменил оружие. Его горбун-оруженосец увел коня. Претендент нанес удар первым. Его секира, рассекая воздух, устремилась на Зеленого Рыцаря, но тот умело отскочил в сторону и нанес удар своим оружием по обратной стороне колен нападавшего. Тот рухнул как подкошенный. Еще один удар, теперь направленный на голову претендента, оказался просто-таки страшным – топор прорубил шлем и слегка вошел внутрь. Соперник закричал о том, что прекращает схватку. Когда его разрубленный шлем был снят, все увидели, что голова у него в крови.

Бой на мечах, естественно, не состоялся.

Под звуки музыки, сидя рядом с Ланкастером, Меланта наблюдала за турниром, на котором ее рыцарь лишил надежд еще троих претендентов. За это время было сломано еще две пики, и ни разу ни один из претендентов не дошел до битвы на мечах. Причем, один из несчастных соискателей приза Меланты покинул поле битвы со сломанной рукой.

За боями турнира кроме благородных особ наблюдало огромное количество простых воинов, пажей, оруженосцев. Среди них появлялось все больше и больше людей, которые встречали каждое удачное действие Зеленого Рыцаря и каждую его победу бурей восторга. Меланта осознала, как ее тоже все сильнее охватывает чувство восхищения, но она старалась не проявлять своих эмоций. И в самом деле Берсека. Оставалось только дождаться, когда Ланкастер загорится желанием снова выйти на поле против ее чемпиона.

Меланта уже давно поняла намерения герцога. Позволить как можно большему числу претендентов сразиться с ним, чтобы утомить его, и, в то же время, придав ему ореол непобедимости, а затем… неприметное посещение тайного «друга», настоятельный совет не вызывать недовольства герцога, и Ланкастер, отдохнувший в течение нескольких часов среди зрителей, постарается под каким-нибудь предлогом снова выйти на бой с Зеленым Рыцарем.

Что же, она отдавала должное замыслу Ланкастера. Такой план свидетельствовал о хорошем расчете. Меланта улыбнулась про себя, когда увидела, как Ланкастер пожелал поговорить с гарольдом на поле, который только что объявил другую пару без Зеленого Рыцаря, дав тому отдохнуть. Конечно, не следует давать ему расслабляться. Надо как следует истощить его перед «coup de grace».

Меланта отвернулась от новых соперников и обратилась к герцогу:

– Расскажите мне о моем рыцаре. Он и правда без имени?

– Да, совсем безымянный. Никто. Он служит мне сам, но кроме изуродованного слуги никого не имеет.

– У него нет земель? Но такое богатое снаряжение, и такой прекрасный конь. Он, наверное, выиграл много турниров?

Герцог засмеялся:

– Совсем нет. Я нахожу ему более полезное применение. Он более нужен в настоящих боях, хотя, если уж и попадает на турнир, то обычно побеждает. Время от времени я посылаю его на охоту за драконами, но этот приз он еще ни разу не привез.

– И он все еще не доказал, что достоин назвать свое имя?

Ланкастер пожал плечами.

– Возможно, у него нет имени. Бог знает, где он достал себе снаряжение. Может, украл. Я так думал, что он вовсе не рыцарь, а всего лишь вольный.

– Вольный! – Меланта была поражена.

– А зачем еще ему надо было бы скрывать свое имя? Да и герб, который у него есть, нигде не значится. Так утверждают герольды. Но у него имеется талант руководить простыми солдатами. Кем бы он ни командовал, они сразу же проникаются к нему любовью, а французы, так просто падают от страха при его появлении. – Он откинулся на спинку кресла и улыбнулся. – Поэтому, принцесса, мы терпим его присутствие, и не замечаем его сомнительных прав и его зеленого коня. И раз уж ему взбрела в голову такая блажь считать вас своей сеньорой, мы поиграем в это и развлечемся.

Меланта стала слегка перебирать пальцами путцы с драгоценными камнями.

– Неудачная игра, мой господин! Нет ли у вас какого-нибудь действительно сильного воина, чтобы отнять у этого странного рыцаря мои призы?

Ланкастер припал к путцам и поцеловал их.

– Я найду одного такого, принцесса, – пробормотал он. – Не бойтесь.

Раздались яростные крики, которые даже заглушили музыку. Это вдали схватились в кулачном бою какой-то пехотинец и юноша из свиты проигравшего рыцаря. Их разняла стража, после чего герцог снова повернулся к Меланте.

– Не хотите ли вина, моя госпожа? Что-то стало очень пыльно.

После его слов Кара сделала несколько шагов с того места, где только что сидела, и поставила перед ними поднос: кувшин с вином, чашы для вина. Герцог хотел налить, но Меланта остановила его:

– Нет, сэр, не буду. Не буду ни пить, ни есть, пока какой-нибудь новый чемпион не пленит моего воображения. – Она рукой отослала Кару прочь.

Его брови удивленно поднялись.

– Да-да, – подтвердила она. – Я бесстрашна, и не боюсь жажды и голода. А вы не хотите последовать моему примеру? Рискнете? Правда, весь риск для вас на сегодня завершился, раз вы уже не вернетесь на поле.

Губы Ланкастера напряглись. В нем боролись гордость и злость, но в конце концов он улыбнулся и сказал:

– Как пожелает моя госпожа. Что же, клянусь святым Иоанном, что ни съем, ни выпью ничего, пока вы не обретете нового чемпиона.

Миновал полдень. Черный Принц, которого беспокоили опухшие ноги, отбыл с турнира в сопровождении своей свиты.

После каждого поединка в воздух поднималась пыль, и Меланта покашливала, стараясь показать это герцогу. Она голодными глазами смотрела на пирожные и деликатесы, которые подносили наиболее почетным гостям. Принц, кажется, пока еще не проголодался, но, к радости Меланты, раз или два сглатывал слюну, когда рядом проносили напитки.

Зеленый Рыцарь продолжал громить претендентов. Вот его очередной соперник тяжело поднимается с земли. Его шлем, похожий на голову дикого вепря, сдвинут, клыки сломаны или сдвинуты в сторону.

– Я уже утомилась, – сказала она. – У него что, есть какое-то магическое заклятие, или же все ваши люди очень слабы?

– Нет никакого заклятия, мой госпожа, хорошее здоровье и мастерство, – ответил Ланкастер. – И, кстати, он тоже мой человек.

Зеленый Рыцарь стащил свой шлем и стал протирать свой лоб и глаза концом туники. Отовсюду ему кричали приветствия и слова поддержки пехотинцы, теперь в большом числе собравшиеся вокруг ограждения ристалища. Один из них окликнул его и, нырнув под оградой, выбежал на поле, чтобы подать ему чистую холстину. Его появление в запрещенном месте вызвало огромное волнение.

Находившиеся в почетных местах трибун дамы стали выражать свое возмущение, что немедленно вызвало грубые крики со стороны солдат вокруг поля. Возникла и была разогнана еще одна драка.

Ланкастер сделал еле заметный знак герольду, и следующий поединок состоялся без участия Зеленого Рыцаря. Меланта увидела, как Зеленый Рыцарь направился к воротам. Его вместе с оруженосцем окружили солдаты, которые кольцом охватили их и как почетный эскорт провели сквозь толпу к палаткам.

– Но если вы разрешите ему еще отдыхать, разве смогут эти безбородые дети сражаться с ним?

Ланкастер бросил на нее настороженный взгляд.

– У нас должно состояться очень много поединков. Более ста рыцарей решило принять участие в турнире.

– Надеюсь, моему рыцарю не придется сражаться со всеми ими, – пробормотала она. – Хотя надо сказать, я не предполагала, что он настолько сильнее всех остальных. Мне кажется, что мой отец или брат могли бы победить его уже много раз подряд.

Он сумел заставить себя улыбнуться.

– Может быть, моя госпожа. Но ведь и у нас день еще не закончился.

– У меня уже нет надежд. – Она покачала головой. – Дни настоящих турниров миновали. Сейчас приходится лицезреть какие-то детские игры. Король, ваш отец, сохрани его Господи, сказал бы, что это жалкое подобие тех великих зрелищ, которые устраивал он сам.

Ланкастер покраснел почти до шеи, но снова сдержался, ответив учтивым кивком головы.

– Конечно, мы не можем мечтать о том, чтобы превзойти нашего любимого короля.

Меланта взглянула на рыцарей, которые сейчас бешено скакали по направлению друг к другу. К ее радости, они оба промахнулись, совсем не задев копьями друг друга. Раздалось улюлюканье толпы. Вообще-то, такие события – не редкость на турнирах, но сегодня оно случилось впервые. Она горестно вздохнула.

– Итальянцев больше волнует свое достоинство и честь, – отозвалась она на это событие. – Они отдыхают на коврах у камина, а не на ристалище турнира, как это умудряются делать ваши доблестные воины, причем, заметьте, в присутствии дам.

Ланкастер дернулся и вытянулся в своем кресле. К нему сразу же бросился паж. Ланкастер на секунду повернулся к нему, затем встал:

– Прошу простить мою неучтивость, ваше величество. – Он сделал поклон. – Меня призывает мой брат, принц. Так что весьма сожалею, но вынужден вас оставить.

Меланта ответила очень любезно:

– Не беспокойтесь и идите, – сказала она. – И да пусть Бог хранит здоровье нашего глубоко почитаемого принца лорда Эдварда.

Он повернулся несколько менее элегантно, чем обычно, и направился вслед за своим пажем. Музыканты продолжали наигрывать свои веселые мелодии. Меланта посмотрела ему вслед, взмахнула веером и улыбнулась.

Раздался звук фанфар и заглушил шум толпы и мелодию музыкантов. Маршал-распорядитель выехал на центр поля, провозглашая новый поединок в ритуале, который повторялся, наверное, со времен Ланселота и короля Артура.

Из-за шатров показался рыцарь цвета кровавого заката. В руке, поднятой над головой, он держал черное копье. Под ним был огромных размеров конь, посылающий, как и он сам, красноватые отблески брони.

У выставленных щитов рыцарь остановил своего коня, и все зрители умолкли. Воцарилась тишина, все ждали. Наступал наиболее драматический момент. Черное копье опустилось и с силой ударило в деревянный щит с изображением серебряного сокола. Щит вздрогнул, а по рядам зрителей прокатился восторженный рев.

Вызов.

Черное копье имело не тупой наконечник, а боевой, заостренный. И ударило оно не тот щит, который до этого не раз уже испытал на себе удары копий рыцарей, желающих вызвать на поединок, а другой, расположенный выше него. В отличие от нижнего щита на этом, верхнем, сокол был изображен с открытой головой, без капюшона-вобила. Это означало, что бой будет вестись вне всяких ограничений, боевым оружием и до победного конца – до смерти одного из соперников.

За кровавым рыцарем ехало не меньше десятка людей, все в масках, одетые в шутовские костюмы. Они играли на флейтах, дули в рожки. Загнутые вверх мыски их обуви были так длинны, что их пришлось подвязать к коленям. Рядом с прекрасным рыцарем они выглядели совсем дико, составляя резкий контраст его жуткому молчанию.

Зеленый Рыцарь Меланты выехал на поле. У него тоже было заостренное копье.

Она крепко сжала руки и вдруг поняла, что впилась зубами в кончики пальцев. Она сложила руки на груди и положила путцы Гринголета себе на подол.

Рыцари отсалютовали Меланте. Золотой рыцарь сделал это с особым шиком.

Когда рыцари развернулись, Зеленый Рыцарь вытащил свою руку из-за ремней внутри своего щита и отбросил щит в сторону.

Итак, он тоже все понял. Как и Меланта все вокруг пришли в дикое оживление и волнение.

Когда копья заняли боевое положение, снова воцарилась тишина. Тишина ожидания. Черная лошадь повела головой и затем устремилась вперед. Зеленый Рыцарь также тронулся. В жуткой тишине громоподобные удары копыт, казалось, сотрясали землю и все постройки. Меланте казалось, что деревянный настил у нее под ногами вибрирует и качается.

Копья ударили в рыцарские доспехи с таким звуком, словно тысячи молотов обрушились на стальную броню. Раздался треск разломавшейся кости – это переломились два копья. Оба рыцаря были отброшены ударом и наполовину повисли в седлах, все еще сжимая обломки копий.

Оруженосцы золотого рыцаря ринулись к нему, помогая выпрямиться в седле и снабдив его новым копьем. Вот он уже был снова готов к бою и начал новую атаку, а Зеленый Рыцарь только еще пытался сесть ровно. Он схватил поданное ему горбуном новое копье, и до Меланты дошло, что оно оказалось у него не в той руке.

Что-то, похожее на стон, прокатилось по толпе. Поняв, каким преимуществом он обладает, золотой рыцарь нацелил удар копья в наиболее уязвимое место – в голову противника. Зеленый Рыцарь стоял на месте, даже не сделав попытки ехать навстречу. Казалось, что он погрузился в какой-то ужасный транс, ожидая смертельного удара. Общий стон стал похож на хрип агонии.

Затем произошло неожиданное. В самый последний момент, когда удар копья в лицевую пластину шлема казался неминуемым, Зеленый Рыцарь резко отклонился в сторону, перпендикулярно атаке. Конец черного копья скользнул по его шлему, и в этот момент Зеленый Рыцарь выставил свое копье поперек движения противника.

Золотой рыцарь налетел на древко копья своим животом. Лошадь золотого рыцаря напряглась, стараясь устоять от сильнейшего толчка, а золотой рыцарь, казалось, сложился пополам.

Меланта обнаружила, что она стоит на ногах, как и все вокруг. На поле перед ними лежал упавший золотой рыцарь. Он пошевелился и стал подниматься, шатаясь, словно пьяный. Золото его доспехов поблекло от пыли. Меланта снова села. Зеленый Рыцарь нагнулся и подхватил поводья своего коня. Оба коня теперь стояли рядом. Они потихоньку направились к горбатому слуге, который взял черного коня под уздцы и вывел за ограду, словно тот был заезженной кобылой, а не боевым скакуном. Золотой рыцарь наконец встал, отмахнувшись от пытавшихся помочь оруженосцев.

Меланта отвела от него взгляд и посмотрела на Зеленого Рыцаря. Тот, не шевелясь, сидел в седле и смотрел в ее сторону.

Его противник выхватил меч, крича что-то из-под шлема. Ее рыцарь по-прежнему не двигался, глядя на нее.

Рыцарь червонного золота закричал снова. Ее рыцарь повернулся и слез с коня. Его оруженосец побежал к нему, подавая щит, но противник уже подобрался вплотную, занося меч, ярко сверкавший на солнце.

Горбун отпрыгнул в сторону, оттаскивая за собой коня Зеленого Рыцаря. Ее рыцарь встретил удар встречным движением меча. Раздался лязг, и толпа восторженно заревела. Мечи обрушивались на противников, круша доспехи, делая в них вмятины и зазубрины. Никто не уступал. Битва продолжалась – жестокая битва двух варваров, не знающих пощады.

Золотой рыцарь снова и снова наносил удары, целясь в шею ее чемпиона. Страшные по силе удары. Замахиваясь, он всем корпусом отклонялся назад, а затем обрушивал меч на Зеленого Рыцаря. Один раз он нанес такой сильный удар, что Зеленый Рыцарь покачнулся и вслед за этим оступился. Но, кажется, ее рыцарь лучше чувствовал себя в сложных ситуациях, чем в простых, так как и этот критический момент он использовал в свою пользу. Стараясь не потерять равновесие, он сделал нетвердый шаг вбок, и сразу же, опустив свой меч, нанес им боковой удар под поднятой рукой противника. Удар срезал ремни, поддерживающие наручник. Тот въехал, обнажив уязвимый участок выше локтя, защищаемый теперь только кольчугой.

Кажется, Зеленый Рыцарь не заметил этого, так как в следующий момент опять направил свой удар в голову противника. Удар удался, меч попал в шлем и оставил в нем огромную зазубрину. От такого сильного удара меч вылетел из его руки, но через мгновение оказался уже в его левой руке, словно бы Зеленый Рыцарь решил перебросить его из руки в руку прямо в воздухе. Он поднял его над головой и по дуге обрушил на вытянутую руку противника с такой силой, что меч, несомненно, должен был пройти сквозь кольчугу и сквозь кость.

Широкое лезвие меча, падающего на руку противника, вспыхнуло на солнце, и Меланта закрыла глаза. Она услышала глухой удар, затем крик боли, а затем вой толпы.

Она снова открыла глаза. Золотой рыцарь пытался встать с земли, но никак не мог ухватить валявшийся рядом меч. Его правая рука все-таки не была отрублена, а осталась на своем месте, но теперь абсолютно не слушалась своего хозяина. Тот оставил бесполезные попытки и стал шарить в поисках меча левой рукой.

Зеленый Рыцарь в это время стоял над ним, обернувшись в сторону Меланты. Маршал быстро рванулся вперед, готовый послать белую стрелу, но Зеленый Рыцарь яростно крикнул ему что-то. Тот заколебался, затем поклонился и отступил назад.

Рыцарь в красно-золотых доспехах стал отползать, помогая себе левой рукой. Зеленый Рыцарь сделал шаг по направлению к ней, смотровая щель его шлема все еще была направлена в ее сторону. Он протянул руку, ладонью вверх, умоляя ее ответить.

Она проигнорировала его призыв, холодно глядя на него.

Золотой рыцарь наконец поднялся на ноги. Он закричал что-то, но его слова, искаженные шлемом, были совсем непонятны. Он поднял свою левую руку, сжимающую меч, и побежал на Зеленого Рыцаря. Тот обернулся, встретил удар его меча и отразил его. Затем концом своего меча он подцепил край забрала и, рванув его вверх, наполовину поднял весь шлем. Противник оказался лишенным обзора. Он судорожно стал поправлять шлем, но в этот момент последовал новый удар, который полностью сорвал шлем с его головы.

Шлем покатился по траве под страшный рев публики. В центре пыльного поля, шатаясь, стоял Ланкастер. Один из его оруженосцев побежал за шлемом и подобрал его.

Ее Зеленый Рыцарь снова обернулся к Меланте. Он поднял свой меч, сдернул им со своей головы свой шлем и отбросил его в сторону. Пот тек по его лицу, перемешиваясь с пылью и грязью. Его черные волосы слиплись. Он тяжело дышал, снова глядя на нее, а не на Ланкастера.

Она видела, как оруженосцы водружают на голову своего господина шлем, и снова ответила на мольбу своего рыцаря молчаливым безразличием. Тот закрыл глаза, на его лице отразилась мука.

Герцог ринулся на него. Без шлема Зеленый Рыцарь вынужден был защищаться. Он уклонился от левостороннего удара и, сделав рывок, оказался вплотную к герцогу, исправив таким образом свое сложное положение, возникшее из-за отсутствия шлема. Ланкастер попытался схватить его обеими руками, но правая рука почти не слушалась. Ланкастер все-таки сумел нанести неловкий удар мечом по затылку Зеленого Рыцаря, и черные кудри, и кольчуга того окрасились алым цветом. В следующий момент Зеленый Рыцарь прекратил движение меча соперника, прижав его своим мечом. Скрещенные у самых рукояток мечи замерли.

Ланкастер сделал страшное усилие и рванул меч вверх, намереваясь поразить незащищенное лицо Зеленого Рыцаря. Кончик меча рассек щеку Зеленого Рыцаря, но тот успел сделать ответное движение рукой, быстро отведя ее назад и вверх. Он попал по пальцам Ланкастера, которыми тот сжимал меч, и выбил меч у того из руки.

Ланкастер отчаянно попытался снова схватить меч, который воткнулся в землю и стал крениться. Но в этот момент Зеленый Рыцарь нанес еще один удар по его шлему, и тот рухнул на свой уже упавший на землю меч. Крик боли и удар доспехов о землю смешались в один звук. Ланкастер по инерции перекатился на спину и замер.

Зеленый Рыцарь как изваяние застыл над своим распростертым на земле сеньором, приставив конец меча к его горлу. Ланкастер лежал теперь безоружный, раненый, полуоглушенный, но все равно не сдавался. Все затаили дыхание, и в наступившей тишине было слышно только тяжелое дыхание обоих противников.

Ее рыцарь еще раз посмотрел на нее, продолжая держать меч наготове. Кровь на его волосах и лице потемнела от пыли. Сейчас он был похож на самого дьявола, только что явившегося на землю из ада, который по какой-то непонятной причине просит Меланту не губить герцога и его самого.

– Моя госпожа! – слова были произнесены со страшным отчаянием в голосе.

Меланта подняла веер и стала обмахивать себя. Она засмеялась – громко, в абсолютной тишине, чтобы все могли услышать ее.

– Позволяю тебе пощадить его, – сказала она и шутливо склонила голову.

Ее рыцарь немедленно отнял свой меч от шеи герцога и швырнул его на поле. Ланкастер с трудом сел, и тогда Зеленый Рыцарь бросился перед ним на колени, склонив свою голову. Он приподнял руки и закрыл ими свое лицо. Затем медленно, словно срубленное дерево, стал клониться все больше и больше вперед, пока не рухнул ничком.

– Мир, мой грозный господин. – Его приглушенный из-за металлических рукавиц голос выражал страдание. – Мир с вами.

Ланкастер с трудом поднялся, опираясь на одного из своих людей. Все еще в шлеме, он, казалось, не замечал человека у своих ног. Он искал глазами Меланту, нашел ее, затем вдруг повернулся к ней спиной и, окруженный своими людьми, нетвердой походкой побрел прочь.

Меланта встала и спустилась по ступенькам из ложа. Когда она подошла к воротам, толпа расступилась, и она вошла на поле. Все смотрели на нее. Она подошла к центру ристалища, где Зеленый Рыцарь все еще стоял на коленях, глядя в землю. Кровь стекала с его головы на шею.

– Зеленый Рыцарь, – мягко сказала она. Он распрямился, глядя на край ее платья.

Затем провел рукавицей по глазам, вытирая кровь, и поднял голову.

Сейчас у него на лице совсем не осталось почитания, преклонения перед нею и рыцарского достоинства.

Он все еще тяжело дышал, сжав зубы, чтобы не было заметно.

Она тоже встала на колени, дотронулась до его правой руки и стала привязывать путцы поверх стали, которая сейчас была горячей от жара его тела. Бубенцы Гринголета позвякивали о металл, драгоценные камни играли на солнце.

Сейчас его лицо было совсем рядом, и она снова взглянула на него. Что она увидела там – трудно сказать: ненависть, страдание, растерянность? Но совершенно точно, что не любовь.

И вдруг в ее памяти что-то прорвалось, и неожиданно воспоминания о чем-то разом оформились в образ того странного молодого человека. Тогда она из прихоти вырвала острый шип из лапы льва. Да, теперь она точно помнила его. Помнила, как встретила его тогда и как у него тогда отняли жену, деньги, оружие. Тогда у него на лице тоже были страдание и мука. Наверное, поэтому она и вспомнила его.

Сегодня он отплатил ей тот изумруд, который украшает его шлем. И какое бы особое место он ни занимал в сердце Ланкастера, добившись этого своей отвагой, искусством воина и умением командовать людьми, сегодня он потерял все.

Ей захотелось сказать что-то, извиниться, попросить прощения за его порушенную честь и славу, за то, что из-за нее он потерял своего сеньора. Она уже начала говорить это. Но вместо извинений, неожиданно для себя самой, вдруг произнесла:

– Ты дурак, если думал, что сможешь служить сразу двум сеньорам. – Она поддела кольцо-ногавку и отпустила его. Раздался мелодичный звон. – Потрясающий дурачок. Переходи ко мне на службу, если у тебя будет такое желание.

Он, не веря себе, смотрел на нее. Из его груди вырвался звук, похожий на рыдание.

Меланта поднялась. Она медленно протянула Руку, дотронувшись до его плеча, – нужно было не забывать о присутствующих.

– Поднимись.

Его оруженосец уже подводил коня. Меланта взяла серебряный поводок. Оба: и конь, и наездник пахли потом, пылью, горячей сталью, и еще кровью. Когда он сел на коня, она добавила:

– Если ты станешь моим вассалом, я буду любить и ценить тебя так, как Ланкастер никогда не смог бы. – И, расставив подобным образом силки и не дожидаясь его ответа, Меланта повернулась и ушла, оставляя Зеленого Рыцаря со своим горбатым оруженосцем.

– Прочь, прочь отсюда! – говорила она своему Гринголету, сидевшему у нее на руке. – Я желаю уехать отсюда, скорее прочь!

Она повернула свою лошадь в полупустынном дворе замка, где сейчас находились только люди из ее свиты и еще несколько потрясенных местных слуг. Издали из-за стен доносились звуки продолжавшегося турнира, на котором противостояние между войсками и горожанами достигло предела. Но Меланте было все равно – это были не ее трудности. Пусть герцог сам разбирается с ними, раз не умеет управлять своими собственными людьми. Ей хотелось только одного – бежать от этих беспорядков.


Аллегрето уныло стоял возле арочного входа в зал, ожидая лошади. Под одним из его глаз появился большой синяк – результат нахождения в кандалах в городе. Впрочем, ему не пришлось особенно пострадать – разве удовольствие от возможности поиздеваться над иностранцем может сравнитсья с захватывающим зрелищем турнира? Но все равно он был довольно мрачен.

Меланта подумала, что ее гончая рвалась со своего поводка так же, как она сама – в чистое поле. Она заметила возле реки уток и цапель.

Меланта направила свою лошадь к воротам. Теперь надо только пересечь мост, выехать за пределы внешней стены – и она окажется свободной от турниров, пиров, двора и толп горожан, одна под бескрайним небом. Совсем одна, за исключением эскорта охотников и ловчих, которые будут помогать ей в соколиной охоте, следя за соколом.

И за ней самой будут следовать Аллегрето, Кара, человек Риаты и, может быть, еще кто-то другой. И еще она не сможет забыть о Ланкастере, Джиане и Лигурио. А теперь ее будет преследовать и еще один образ – человека в зеленом снаряжении и доспехах, упавшего на землю и закрывающего лицо своими одетыми в металлические рукавицы руками.

Все они стали ее постоянными попутчиками, они все время следуют за ней, никогда не исчезая из вида, никогда не выпуская из вида ее саму. Как бы ни подстегивала она свою лошадь, она будет не более свободной, чем ее сокол – пока он не убил очередную жертву или его не позвали вернуться к своим бриллиантовым путцам.

Глава 4

Ведьма – вот она кто.

Руку казалось, что у него отняли что-то, что его ограбили.

Куда делась та женщина, о которой он всегда мечтал? Самая прекрасная и достойная из всех, мысль и воспоминания о которой утешали его в минуты отчаяния, одиночества и душевных мук.

И он не просил многого. Ей просто надо было остаться той же, такой, как в его мечтах.

Она смеялась тогда. Весь ужас и непереносимое чувство горя снова нахлынули на Рука, ее смех, казалось, еще звучал в его ушах.

Рук захотел содрать ее сокола со своего герба, заменив его настоящим гербом семьи – черным волком Вулфскара на лазурном фоне. Но раскрыть именно сейчас свое имя – не в дни торжества, а в момент величайшего горя и разочарования – показалось ему самым ужасным последствием крушения своей мечты. Нет, он оставит ее герб и цвета как напоминание себе о том, что подобная прислужница дьявола может сотворить с человеком.

Рук толкнул огромную деревянную дверь, ведущую к каменному крыльцу церкви, и почувствовал, как ему на плечо легла тяжелая рука. Рядом с ним возникли три стражника Ланкастера. Они молча изобразили поклоны, и один из них кивнул, указывая на выход.

Перепуганный Пьер скользнул в угол и затаился там. Рук взглянул на него, затем на стражей.

– Вам одному повелевают явиться, милорд, – сказал один из стражников. Он говорил кратко, но без особой злобы.

Рук кивнул. Улицы уже погрузились в сумрак, но там и сям улицу освещали факелы в руках слоняющихся гуляк. Они, кажется, совсем не собирались гасить их и отправляться по домам, несмотря на вечерний колокол, запрещающий огонь и ночное хождение. Вообще-то, так часто бывало во время турниров, но сегодня все нарушители были при оружии и среди них было много воинов и горожан ночной стражи. Оруженосцы участвоваших в турнире рыцарей ходили в своих красочных костюмах, и у всех были мечи.

– Бог мой, – пробормотал Рук. – Зреет нехорошее дело.

Стражник за его спиной пробормотал что-то в знак согласия, но даже не сделал попытку заставить проходящих разойтись по своим местам, а только ускорил шаг и, взяв Рука за локоть, увлек его в переулок. Когда они вышли из переулка с другой стороны, кто-то заорал хриплым голосом:

– Сюда! Смотрите! – пошатываясь, к ним приближался изрядно подвыпивший английский солдат. – Наш господин!

За ним следовала целая толпа. Сейчас они все остановились и окружили Рука и его конвой. Среди воинов, бывших здесь, Рук различал знакомые лица, но сейчас они были искажены злобой и пьяным угаром.

– Убери руки от нашего сеньора, собака! – закричал один из них и попробовал оттолкнуть стражника от Рука. – Ты его не получишь!

Стражники схватились за оружие, но Рук отшвырнул от себя крикуна и заорал:

– Я не сеньор вам! Следи за тем, что говоришь, дурак! Ты оглушен элем!

– Он не получит тебя, мой господин, – заорал кто-то сзади. – И не посмеет бросить тебя в темницу в угоду своему тщеславию!

Рук обернулся, сверкая глазами.

– Разойдись по своим местам! Вы что же, не слышали вечернего звона?

– Он не сумеет арестовать тебя! – Вокруг собралась уже огромная толпа, к которой присоединялось все больше и больше народа. – Ему вначале придется иметь дело с нами!

– Вы что, спятили?! – крикнул Рук. – Разойдитесь! Я приказываю вам!

Те, кто был ближе к нему, попробовали отойти, но людская стена не пускала. Стражники стояли, вцепившись в свои мечи, образовав вокруг него своеобразный треугольник.

– Райзодись! – заорал Рук. – Я вызван к герцогу! Прочь с моей дороги! – Он яростно толкнул ближайшего к себе воина. Тот отлетел назад, толпа на секунду расступилась.

Яростно взревев, Рук толкнул еще кого-то, расширяя себе проход, и двинулся по нему сквозь толпу. Стражники последовали за ним, но он старался идти впереди них, чтобы дать всем понять, что он идет по собственному желанию.

Рук не оборачивался, он и без того знал, что люди не разошлись и сейчас идут по пятам. Он издал проклятье и специально направился по узкому проулку, чтобы вынудить своих преследователей растянуться.

Возле помещений, где располагались высокородные особы, никто и не собирался следовать запрету на хождение. Рыцари и их слуги входили и выходили из освещенных помещений, молодые оруженосцы пели песни и куражились. Рук быстро шел мимо, стараясь смотреть прямо перед собой, но теперь счастье изменило ему. Какой-то юноша в бело-голубой одежде протянул руку и схватил его. Рук рванулся, чтобы освободиться, но его уже узнали. Раздались крики, из дверей хлынули люди, а сзади из переулка ринулась толпа простых воинов, окружая Рука и тесня людей из свиты благородных рыцарей. В свете факелов блеснула сталь.

Рук схватил из костра горящую вязанку и вскочил на перевернутую бочку. Он поднял свой самодельный факел и стал размахивать им. Искры снопом рассыпались на фоне ночного неба.

– Что это за безрассудство! – заорал он. – Тихо!

Понемногу все притихли.

– Кто вы такие? – кричал он. – Вы – воины герцога. Рыцари герцога, оруженосцы герцога. И я – человек герцога! Он призвал меня к себе. И вы не хотите пустить меня к нему? Деритесь между собой, если вы так глупы, но не мешайте мне повиноваться велениям моего господина. Любого, кто помешает мне, я повешу на его собственных кишках!

Воцарилась тишина. Казалось, что у всех смутьянов: и простолюдинов, и благородных людей пропала причина для дебоша, без которой затевать ссоры было нелепо. Рук не стал дожидаться, пока появится новая причина, бросил свой факел в бочку с водой и, спрыгнув, проскользнул между толпой и крепостной стеной, стараясь не выходить из скрывающей его тени.


Рука герцога Ланкастерского висела на перевязи. Стены и пол помещения были затянуты материей с вышитыми гербами Англии и Франции. Сам герцог находился на троне среди богатых ковров. Руку показалось, что он и люди, окружавшие его, как бы плывут в большой чаше, украшенной позолотой с красно-голубыми тонами. Рядом с герцогом находился его брат – граф Кембриджский. Рук также узнал и советников: сэра Роберта Ноллиса, Томаса Фелтона и графа Бохунского – начальника артиллерии. Все они были ветеранами, участниками самых ожесточенных боев с Францией и Испанией.

– Поднимись, рыцарь, – со вздохом произнес Ланкастер.

Рук встал, украдкой взглянув на своего господина. Граф казался достаточно добрым, но у его глаз было сонное выражение, которое, как замечал раньше Рук, часто случалось у людей, перенесших сильный удар по голове.

Советники почти не обратили на Рука внимания. Зато герцог долго и пристально вглядывался в него.

– Это была, – промолвил он, – хорошая битва.

Огромное облегчение, как волна, прокатилось по телу Рука. Ему захотелось снова упасть на колени и просить прощения, но он устоял на ногах и только сказал:

– В честь принцессы, мой господин. Ланкастер закинул голову и захохотал. Он обвел глазами комнату и снова остановил свой взгляд на лице Рука.

– Она сделала нас обоих дураками, не так ли? Чертова сучка!

– Ваша светлость, – предостерегающе сказал сэр Роберт.

– А, мои чувства и мысли не покинут эту комнату, если только этот зеленый молодец не хочет ощутить на себе печальных последствий моего недовольства.

– Моя жизнь – в ваших руках, мой господин, – ответил Рук.

Ланкастер выпрямился на троне, опираясь на здоровую руку и морщась от боли.

– Смотри, не забудь про это. Что ты думаешь обо всем этом, что творится наруже?

Рук помедлил с ответом, затем произнес:

– Неспокойно, мой господин.

– Надо очистить улицы, сир, – сказал Фелтон.

Ланкастер повернулся и иронически посмотрел на него.

– Кем? Вашими людьми? Но они же устраивают беспорядки на улицах в честь этого зеленого незнакомца.

– Им долго не платили, – ничуть не смутившись ответил Фелтон.

– А это что, тоже моя вина? – заорал Ланкастер, затем зажмурил глаза и откинул голову. – Я вычерпал все из своих сундуков, чтобы защитить этих ваших чертовых гасконских баронов.

– Ваш брат принц…

– Мой брат принц смертельно болен. Он не должен знать обо всех этих делах! Не беспокойте его.

Последовало непродолжительное молчание. Затем коннетабль неуверенно сказал:

– Мне кажется, что если мой господин появится с этим рыцарем, – он указал на Рука, – то они послушаются его и разойдутся.

– Бога ради, – вопил Ланкастер. – Он выбил меня из седла, приставив меч к моей шее, и теперь мне предлагают стоять рядом с ним в то время, как он будет отдавать приказы моим воинам. Почему бы тогда просто не назначить его вместо меня командующим?

Рук стиснул зубы. Он явстенно почувствовал угрозу еще когда вошел сюда, теперь же она трансформировалась во вполне определенную опасность. Он не мог подумать, что Ланкастер сможет бросить его в тюрьму из-за оскорбленного самолюбия, но теперь открывалась вполне понятная причина.

Герцог снова посмотрел на Рука, пронзив его своим взглядом буквально насквозь.

– Что ты думаешь, Зеленый Рыцарь? – спросил он серьезно. – Ты можешь командовать ими?

– Это дело Вашей светлости, – ответил Рук. – Мне это делать неуместно.

– Но ты бы мог это сделать?

– Это не подобает мне, – повторил Рук, стараясь не показать тревоги. – Это не разумно.

– Но, если я не смогу командовать, или коннетабль, ты сможешь успокоить город и удержать войска от грабежей и смуты?

Рук потряс головой.

– Умоляю, мой господин, не просить меня об этом.

– Я требую этого. Я повелеваю тебе принять командование гарнизоном и руководить их действиями.

Вчера исполнить такое предложение Рук почел бы за счастье, счел бы своей величайшей победой. Но сегодня это был край обрыва, пропасти – войны между рыцарями и простыми войсками. И в центре этой войны оказался бы Рук.

– Мой господин, – выпалил он, – передумайте. Ваша голова не здорова и ведет вас к ошибке. – Он спохватился и втянул в себя воздух, словно бы таким образом мог взять назад свою наглую речь.

Ланкастер провел своей здоровой рукой по лицу и посмотрел на сэра Роберта.

– У меня и вправду голова не здорова и очень болит, – сказал он с подобием улыбки. – Ну, что думаешь о нем?

Ноллис пожал плечами.

– Он был бы для нас большой потерей.

– Потерей, – повторил Ланкастер мягким голосом. – Ты правильно сделал, что не захотел воспользоваться моим предложением. Кое-кто уверяет меня, что ты хитроумный смутьян, который скрывает свое имя для дурных целей. Что ты пробрался в мой дворец и завоевал сердца моих людей, чтобы толками и зрелищами, как сегодня, подбить их к неверности и бунту. Что вместе с принцессой ты замыслил ослабить нас, готовя атаку французов сегодня ночью или завтра днем.

Рук упал на колени.

– О нет, мой господин! Клянусь Всемогущим Богом, нет!

– Кто стоит за принцессой Мелантой, предатель? – спросил Ноллис.

– Не знаю этого! – воскликнул Рук. – Я не предатель своему господину. Клянусь душой моего отца. Ее человек сказал мне, что она пожелала, чтобы я сделал вызов от ее имени.

– Своему сеньору? – воскликнул сэр Роберт. – И ты ее поддержал?

– Мой возлюбленный господин, – я не хотел причинять вам вреда. Я должен был делать вызов всем без разбора. И я дал клятву ей. Много лет назад – далеко отсюда. Я даже не знал ее имени. Я не думал, что когда-либо мне придется встретиться с ней еще. Я поклялся, что буду верно служить ей. Не знаю почему. Очень давно. – Он беспомощно покачал головой. – Мне трудно объяснить это.

Ланкастер поднял брови.

– Трудно объяснить это? – Он расхохотался: – Она нас околдовала или одурачила?

– Пошлите за инквизитором, – сказал его брат. – Если она ведьма, он быстро выяснит это.

– А что делать, пока он приедет? У нас нет времени, как бы ни хотелось мне ее сжечь. – Он перевел дыхание. – Но слушайте, я не могу заточить в тюрьму или казнить моего зеленого товарища по оружию. Несмотря на боль в голове и вывих в руке. У меня в нему сочувствие, к этому влюбленному ослу. К тому же, это вызовет бунт.

– Не позволяйте ему уйти отсюда свободно, – сказал Ноллис.

– Не оставляйте его на свободе, так как желает он того или нет, но люди собираются вокруг него, а из-за несдержанности рыцарей мы скоро получим бунт. И, возможно, сожженный город. Нам надо биться с Францией, а не друг с другом.

Рук стоял на коленях, ожидая своего приговора.

Ланкастер взглянул на него своими сонными подозрительными глазами.

– Скажи мне, Зеленый Рыцарь, чего хотел достичь ты, поступая ко мне на службу?

– Мой сеньор…

– Положения? Земель? Удачной женитьбы? Я слышал, что дамы влюблены в тебя.

– Нет, – повесил голову Рук. – Ничего этого мне не надо, мой господин.

– А я ничего и не предлагаю, – сказал Ланкастер. – Потому что не желаю больше терпеть тебя здесь. Я приказал задержать принцессу Меланту у ворот, чтобы все видели как ты, живой и невредимый, проследуешь с нею в город. Но на рассвете, чтобы ни твоего духа, ни твоей принцессы со всем ее сопровождением не было. – Он кисло улыбнулся. – И смотри получше, я, может быть, появлюсь на пристани, чтобы пожелать вам обоим счастливого пути.


«Для ее собственной защиты». Так говорилось в послании. Меланта потуже завернулась в плащ. Ее обступала ночная тьма, и находилась она за воротами города. Перед ней сгрудился весь ее небольшой охотничий отряд. Сзади, возле шатров тех участников турнира, которым не нашлось места в замке и в городе, горели огни. То, что ворота все еще были открыты в этот поздний час, вызывало тревогу. Охрану ворот несла стража Ланкастера и принца, а не обычные городские сторожа. Внутри, за стенами, слышались пьяные крики, видны были отблески факелов.

Будь у нее такая возможность, она бы немедленно повернула и исчезла в темноте. И послание, и признаки мятежа в городе – все это пугало, но все говорило за то, что такая возможность сохраняется. Уже одно только ее присутствие может спровоцировать это. Она крайне сомневалась, что послание от Ланкастера – дожидаться у ворот приезда охраны – связано с его заботой о ее благополучии.

Гринголет распустил свои перья, чтобы сохранить тепло. Гончая дрожала. Меланта тоже была одета довольно легко, даже в перчатках ее пальцы занемели от холода. Она обернулась на костры, и ей пришла мысль, что ничего сейчас не мешает ей исчезнуть в темноте ночи и обрести желанную свободу. Но оставался вопрос, как она сможет жить иначе, чем так, как она привыкла.

– Моя госпожа… – Один из стражников подъехал к ней от темной громады надвратной башни, возвышающейся за подъемным мостом.

– Ваше сопровождение.

Арка ворот озарилась светом многочисленных факелов. Дюжина вооруженных людей во главе с Зеленым Рыцарем направилась к ней из ворот.

В свете огней был заметен пар от дыхания его коня и его собственного. Сейчас он был без доспехов, на голове поверх повязки был надет легкий шлем. Мост содрогался от ударов копыт коней и поступи людей.

Он слегка наклонился и не глядя на нее, движением руки приказал своему отряду окружить ее лошадь. Половина ее отряда оказалась впереди ее, а другая половина – сзади. Сам Зеленый Рыцарь занял место сбоку от нее, вытащил мечи из ножен и крикнул, приказывая начать движение.

Они миновали арку. За крепостной стеной в городе все улицы были заполнены народом. Люди смотрела на проезжавших, шарахались в стороны, бежали следом. Меланта подняла голову и смотрела прямо перед собой. Подобно ее лошади, которая выглядела хрупкой игрушкой рядом с мощным конем Зеленого Рыцаря, их небольшой отряд казался такой тонкой скорлупкой против возможной бури толпы. Какие-то скрюченные тела лежали в дверях домов – пьяные или мертвые?

Очертания центральной башни показались Меланте крайне приятным зрелищем. Но затем она разглядела под ней огромную толпу. Когда их группа подъехала, раздался ликующий рев, который сразу же сменился грозным рокотом.

Зеленый Рыцарь выкрикнул приказ. Едущие впереди остановились. Он занес меч над головой, а его наездники подняли пики, отгоняя людей заостренными наконечниками.

Ворота замка медленно отворились. Он крикнул еще что-то, и его всадники тронулись с места, врезавшись в толпу по ходу их движения. Так они стали продвигаться, отгородившись пиками от наседавших людей, которые, казалось, не совсем еще решили, чего хотят: приветствовать их любимца или сопротивляться отряду. Люди толкались, налетали друг на друга, отскакивали и отклонялись от них, ругались, угрожали оружием проезжавшим и друг другу.

Вдруг перед ней упал человек. Меланта пришпорила лошадь. Та встала на дыбы и перескочила лежащего. Вслед за ней вплотную следовал Аллегрето. Над ней наконец-то оказалась башня – они проезжали ворота. Наконец-то. Ворота сзади захлопнулись, а они въехали во внутренний двор.

Ее рыцарь соскочил с коня и подошел к ней, предложив ей руку и колено, как ступеньку. Меланта восползовалась его рукой. Ее руки дрожали так, что она отчаялась как-то сопротивляться этому. Как только Меланта ступила на землю, она произнесла:

– Ты очень задержался. Я совсем замерзла.

Ей не хотелось показывать ему, что она дрожала от испуга. Она не поблагодарила его. Она чувствовала себя слишком обязанной ему. Ей не хотелось отходить от него, он был такой сильный, надежный, как мощные стены этого центрального укрепления замка – надежный оплот среди бушующих страстей.

– Моя госпожа, – сказал он. – Его светлость, герцог, посылает вам приветствие и сообщение и еще желает знать, удалась ли соколиная охота.

Меланта взглянула на него:

– Да, достаточно. Две утки. Я отошлю их на кухню. А что за послание?

– Моя госпожа. – Он взглянул на нее с выражением, которое напоминало холодный взгляд ее сокола. – Я должен сопровождать вас отсюда дальше. Мы отправляемся на рассвете с приливом.

– А, – сказала она улыбнувшись, потому что от нее ожидали удивления и потрясения. – Нас изгоняют? Грубо, но что еще можно ожидать от англичан, не знающих, что такое утонченность? Это отличная новость. Ты должен заняться моими приготовлениями к отъезду в Англию и завершить их за два часа до рассвета.

Его лицо было серьезным. Он молча поклонился.

– Значит герцог отказал тебе? – спросила она спокойно. Меланта протянула руки. – Зеленый Рыцарь, поклянись мне, как своей сеньоре, и я стану любить тебя.

У него появилось такое выражение, словно она оскорбила его.

– Моя госпожа. Я уже давно принес такую клятву. Я буду служить вам всегда и во веки веков. – Он упрямо продолжал смотреть ей прямо в глаза. – Что же касается любви, то мне не нужно больше того, чем вы уже меня одарили.

Меланта вскинула голову и оглянулась. Аллегрето стоял, глядя на них с усмешкой.

Она лучезарно улыбнулась своему кавалеру и опустила руки.

– Аллегрето, подойди ко мне, мой милый… – Она снова вздрогнула и покрепче завернулась в свою накидку. – Я хочу, чтобы ты сегодня как следует разогрел мои простыни.


Корабли преодолели прилив и сейчас плыли вниз по течению. Весла были подняты и не двигались. Берега Гаронны все дальше уходили от них. Взошло солнце.

Рук всю ночь не присел, занимаясь сборами Меланты к отъезду. Он организовал и снарядил небольшую флотилию, а когда Меланта появилась на берегу, воспользовался данной ему властью герцога и приказал добавить к их числу еще одно судно, которое должно было принять на борт, покрытый кожей, четырехколесный передвижной домик – карету Меланты, и пять лошадей, которые передвигали ее.

Рук был уверен, что ему придется несколько часов ожидать, пока они все соберутся, но слуги Меланты проявили себя такими расторопными и собранными, что даже превзошли в этом так называемый военный отряд. Никакой суеты, никаких отлучек за забытой вещью или для того, чтобы проститься с любимым. Создавалось впечатление, что женщины Меланты страшно боятся ее.

Герцог вышел проститься и проводить их, как и обещал. Последовал показной ритуал прощания, с поцелуями и пожеланиями «доброго пути». Бывший сеньор Рука сейчас уделил ему больше внимания и любви, чем за все время его службы. Отъезд Меланты видело мало народа – всего лишь несколько нищих и торговцев, но можно было быть уверенным, что к полудню все детали отъезда Меланты будут известны всему городу: что Зеленый Рыцарь покинул Аквитанию, что он теперь на службе у Меланты и что он цел и невредим. Этим достигались сразу две цели: Ланкастер освобождался от потенциального возмутителя спокойствия (вольного или невольного), а его чести не было нанесено никакого урона.

Теперь Зеленый Рыцарь терял свое значение и в глазах Ланкастера, и в глазах всех остальных.

Рук глубоко вздохнул. Итак, что же произошло? Он любил даму, которая, на самом деле, существовала только в его мечтах. Теперь, когда он лишился иллюзий в отношении Меланты, ему даже казалось, будто та, его Меланта, умерла.

Сейчас он сидел наверху рубки в кормовой части. Внизу под ним была Меланта. Он не знал, подвержена ли она морской болезни. Эта мысль о ее возможном недомогании казалась ему дикой.

Пьер тихо похрапывал, свернувшись на самом конце кормы. Он свесился и сумел дотянуться до флейты, которая была спрятана у Пьера в одежде.

В рассветной мгле прозвучали нежные щемящие звуки песни крестоносцев о любви, оставшейся в родном краю, о девушке, печалящейся и горюющей в одиночестве. Эта мелодия как нельзя больше соответствовала его настроению, серому туману вокруг, тусклому свету в потоках воды. И ее путешествию. Ниоткуда и в никуда.

На палубу из кабины вышел Аллегрето – ее «ручная болонка». К изрядному удивлению Рука, он сел на палубе у его ног и повернул лицо навстречу ветру.

– Эта песня про любовь, ведь правда? – спросил юноша.

Рук ничего не ответил, сконцентрировавшись на мелодии. Аллегрето тихо сидел некоторое время, а затем вздохнул. Он посмотрел на Рука и спросил:

– Ты любил когда-нибудь, англичанин?

Он говорил с таким утомленным видом, что можно было предположить, что он разменял вторую сотню лет. Рук снова ничего не ответил.

Аллегрето улыбнулся – очень приятная улыбка, несмотря на подбитый глаз, – и отбросил со лба волосы.

– Конечно. У тебя такой же возраст, как и у моей госпожи. А она сведуща в вопросах любви более, чем сама Венера. – Знаешь ли ты, что она обладает даром сохранять свое лицо и тело всегда неизменными? Может быть, ей сейчас уже тысяча лет. И доведись тебе взглянуть на ее старение, она откроется тебе черепом с пустыми глазницами вместо глаз.

Рук скептически приподнял брови, продолжая играть свою мелодию. Аллегрето засмеялся:

– А ты слишком умен, чтобы поверить мне. – Он неожиданно приподнялся. – Ты ведь не отнимешь ее у меня?

Рук в первый раз слегка сбился с мелодии. Аллегрето зажмурился:

– У тебя есть то, чего, увы, лишен я, – тихо произнес он. – На самом деле я ведь не так молод, как кажусь.

До Рука не сразу дошло значение этих слов. Когда он все понял, он опустил флейту.

– Когда мне исполнилось пятнадцать, она захотела, чтобы я стал таким. – Он натянул накидку и произнес сдавленным голосом. – Но я все-таки люблю ее. – Затем яростно воскликнул: – Я могу все еще любить ее.

Рук ничего не придумал, кроме как кивнуть, отдавая дань такой жуткой преданности. Аллегрето долго смотрел на него, а затем уронил голову, обхватив лицо руками. Руку стало стыдно. Все его жертвы и лишения, на которые он обрек себя ради нее, были достойными и явились результатом его собственного волеизъявления. Он сам был цел и невредим. Рук облизал губы и стал снова играть, чтобы в мелодии скрыть свое смятение. Почти сразу же раздался громкий стук изнутри. Аллегрето поднял голову.

– О, да, – он нежно улыбнулся Руку. – Мне было велено сказать тебе, чтобы ты сыграл что-нибудь повеселее.

Глава 5

Король Англии был старым потрепанным пьянчужкой, совсем не напоминавшим того высокого красавца-воина, который оставался в памяти Меланты. Его доблесть и турниры оставались самыми яркими воспоминаниями ее детских лет – сияние и блеск, сталь и благородство. Красное золото цветов ее отца, искры от удара стали о сталь, пальцы матери, напряженно сжимающие ее руку.

Король Эдуард пил вино из большого кубка, когда вошла Меланта. Он быстро отдал его слугам и сделал какой-то знак. Волосы короля растрепались и свободно спадали на плечи, которые когда-то так легко носили на себе броню. Длинные усы переходили в бороду. Нос и щеки приобрели типичный красновато-синюшный оттенок. Король постарался принять подобающую ему величественную позу.

Дня пребывания в Лондоне вполне хватило Меланте, чтобы понять, кто по-настоящему держит власть в руках. Никто не мог даже просто попасть на аудиенцию к королю без согласия ненавистной и опасной леди Алисы. Меланта не была исключением из этого правила. Алиса Пер-рерс проплыла в комнату сразу же вслед за Мелантой.

– Я привела вам кое-кого, кто, несомненно, понравится вам, мой дорогой, – сказала леди Алиса и забрала кубок из рук слуги. Она наклонилась и поцеловала королю лоб. Он слабо улыбнулся из-за ее обширного бюста. – Это леди Меланта, дочь лорда Ричарда из Боулэнда, упокой Господи душу его. Она доставила вам подарки и письма из Бордо. От герцога.

– Джона? – Взгляд короля прояснился. Он протянул трясущуюся руку.

Меланта сделала глубокий реверанс, затем благодарно взглянув на леди Алису, двинулась вперед, чтобы вручить упомянутые вещи.

Власть любовницы короля окрепла до такой степени, что ее боялись все высшие придворные. Но Меланта сама достаточно хорошо владела искусством придворных интриг. Она обрушила поток подарков и комплиментов на эту перезрелую и пышногрудую даму, довольно ясно намекнув, что цели у них весьма сходные. Леди Алисе совсем ведь ни к чему, чтобы Меланта вышла замуж за Джона Ланкастера, который, объединив свои земли с ее, смог бы тягаться с самим королем.

Затем она уверила леди Алису, что выходить замуж за этого человека совсем не входило в ее планы, и что ее желания были просты и непритязательны – получить свои родовые земли, принадлежавшие ее отцу, платить сборы и подати, чтобы увеличивать казну короля и его могущество, давая ему возможность поощрять своих особо преданных его королевскому величеству подданных. Уже сейчас Меланта желала сделать королю щедрые подарки, если ей будет дарована возможность увидеть короля.

Конечно, если ей будет отказано, Меланта в горести, страданиях и с позором будет вынуждена вернуться в Аквитанию, где Его сиятельство герцог оказывал ей ТАКОЕ большое внимание…

Леди Алиса слегка улыбнулась, глядя на Меланту, затем, поговорив еще, покинула покои короля, оставив Меланту одну с королем, не считая слуги. Меланте показалось, что как только та вышла, король сразу же забыл о ней. Он протянул руку, желая поскорее получить письмо от сына.

Меланта знала это послание чуть ли не наизусть, раздобыв еще до отъезда из Бордо дубликат печати герцога. Она смотрела и видела, как омрачилось лицо короля, читающего сейчас о болезни старшего сына, как обрадовался он, прочитав о скором приезде того в Англию для излечения. Вот он поджал губы, читая об опустевшей казне Аквитании и неспокойном характере гасконской знати.

Ни о турнире, ни о Зеленом Рыцаре и своей поврежденной руке, ни о неудаче с Мелантой в письме, конечно, не говорилось. Ланкастер просто просил своего отца оказать ей милость и расположение, как дочери своего любимого и верного вассала, прося, как можно быстрее утвердить ее в правах на собственность ее покойного отца. На настоящий момент Меланта была весьма благодарна герцогу.

– Ричард Боулэндский, упокой Господи душу его, – воскликнул Эдуард, и на лице его появилась приятная улыбка. – Дитя, так значит, Джон прислал вас к нам! Расскажите о нем, и ничего не утаивайте. Как он поживает? – Он поднял руку с письмом. – Ведь здесь он ничего не пишет о себе.

– Мой высокочтимый и любимый повелитель, ваш сын был в добром и хорошем расположении духа, когда я покидала его, сохрани его Господи, – ответила она.

Он радостно кивнул, затем задумался о чем-то и стал смотреть в угол. Через некоторое время он дернул головой и доверительно, по-детски, прошептал:

– Принц – наша гордость, но Джек – наша любовь.

Меланта тихо проговорила:

– Герцог так похож на свою незабвенную и дорогую мать, упокой Господи душу ее. – Меланта не имела ни малейшего понятия, было ли это так на самом деле или нет. Она почти совсем не помнила королеву Филлину. Из смутных воспоминаний выплывала пухлая и улыбающаяся дама. Но она смело продолжала: – У него прямо ее глаза, мой король. И сильная мужская фигура. Ваше величество может гордиться своим сыном и любить его всей душой.

Губы Эдуарда задрожали.

– Верно, верно. – Он глубоко вздохнул. – Вы хороший и милый ребенок. Что мы можем исполнить для вас?

Меланта поклонилась, поставив перед ним том в пышном переплете.

– Если позволит ваше величество преподнести ему этот скромный подарок. Это сочинение, повествующее о соколиной охоте, написанное одним умелым охотником с севера.

Король Эдуард сделал нетерпеливое движение рукой, и слуга быстро передал ему книгу. Он стал перелистывать книгу, восхищенно кивая головой.

– Замечательное угощение. Великолепно. Мы так довольны.

Меланта перевела разговор на тему охотничьих птиц, и уже через четверть часа они были большими друзьями. Его любовь к соколиной охоте была общеизвестна.

– А это, сир, – сказала она, когда ей показалось, что момент настал, – я хотела бы передать в ваши собственные руки.

Она протянула запечатанный пергамент. Король Эдуард взял бумагу.

– Что это, моя дорогая?

– Это мое право на наследование поместий моего мужа, мой возлюбленный повелитель. Я передаю его вам. Я ведь всего лишь слабая женщина, и у меня нет сил, чтобы защитить себя. Мои права законны и несомненны – мой покойный муж был принцем Монтеверде, и кроме меня у него не осталось никаких других наследников. К тому же, мое право основывается и на правах моей матери-итальянки. Все это я уступаю вам, мой могущественный и горячо любимый повелитель, чтобы вы распорядились этим по вашему высочайшему желанию.

Меланта почувствовала, как камер-паж сделал невольное движение, затем приблизился к королю и, поклонившись, произнес:

– Позвольте прочитать этот документ для вас, сир. – Его жадная рука почти уже приблизилась к документу, но король снова подхватил его.

– Монтеверде? – туман в его старых глазах развеялся, и взгляд стал ясным и твердым. – Мы должны Монтеверде определенную сумму.

– Мой господин, я не была осведомлена об этом, – солгала Меланта, делая глубокий реверанс. Эдуард был должен огромную сумму денег банку Монтеверде. – Так значит, у меня есть надежда, что мой скромный подарок будет представлять для короля хоть какую-то ценность.

Человек Алисы сделал еще одну попытку, теперь уже более откровенную, чтобы отвлечь внимание короля от документа. Но тот не выпускал бумаги из своих рук.

– Значит, вы не заявили о своих правах? – Он нахмурился. – Послушайте, я припоминаю, что у вас был брат, друг Лайонела… – его голос старчески задрожал, и он умолк.

Меланта поняла, что он вспомнил. Он сосватал своего сына, Лайонела, за виконтессу из Милана, в обмен на долги его королевства. Свадебный пир выдался самым пышным и роскошным за много лет. Богатые дары оружия и скакунов, гончих, в украшенных драгоценными камнями ошейниках, пир с тридцатью сменами блюд, великолепная посуда и яства – все это не принесло счастья Лайонелу. Он умер, спустя шесть месяцев после приезда в Италию, от неизвестной болезни.

И вместе с ним ушел из жизни ее собственный брат, ее Ричард, ближайший друг Лайонела. Ричарду было всего лишь пять лет, когда она покинула Англию. Ему был двадцать один, когда он приехал в Италию, чтобы найти здесь свою смерть. Ходили слухи, что он был убит по ошибке, попробовав вина, предназначавшегося Лайонелу. Другие слухи утверждали, что он погиб случайно, пытаясь отравить своего собственного принца. Но говорили и другое: будто Меланта сама отравила его, опасаясь за свое наследство, при этом случайно погиб и принц. Говорили что угодно. С бешено бьющимся сердцем она ждала, что скажет король.

– Да упокой Господи души обоих, – произнес наконец Эдуард, как-то вдруг ссутулившись. Его нижняя губа задрожала, и он стал шарить рукой в поисках кубка с вином.

– Аминь, – она перекрестилась и перевела дыхание. – Мой король, я слабая женщина и не в моих силах требовать наследства, по праву причитающегося мне. Все, чего страстно желает мое сердце, – это вернуться в Боулэнд и мирно и тихо жить там, оставаясь навеки вдовой. Но человек большой силы и более смелым умом, чем мой, сир, – такой, как, скажем, герцог Ланкастерский, достойный ваш сын, обладающий такой неукротимой силой духа, мог бы, с пользой для королевства и себя, завладеть этим имуществом.

– Истинно так. – Король вытер глаза. – Истинно так.

– Ваше королевское величество, должно быть, желает воздать герцогу должное за его верное служение брату в Аквитании, – тихо проговорила Меланта.

Король прослезился, услышав такие слова о незыблемой верности и лояльности своего сына. Что же, Бог тому свидетель, Ланкастер был во-истилу верен своему дому, и если и наносил урон их казне, то только для того, чтобы удержать Аквитанию для их же блага. На мгновение Меланте показалось, что она зашла слишком далеко, и что воспоминания о сыновьях приведут Эдуарда к приступу старческого слабоумия. Но в этот момент камер-паж сделал новую попытку захватить документ. Король пришел в себя, поднялся, отбросив надоедливую руку своего служителя с истинно королевским презрением, проявляя свою прежнюю решительность, а затем принялся внимательно изучать документ.

«Они ничего не получат, Лигурио, – улыбнулась про себя Меланта, сжимая зубы, – ни Алиса Перрерс, ни Риата, ни Навона. Дай-то только Бог, чтобы у короля хватило душевных сил противостоять хитростям Алисы и жадности волков из Италии, и передать все права дому Ланкастерскому. Справедливое вознаграждение за то унижение, которое он испытал из-за нее. Может быть, он даже будет ей благодарен».

Король поднял на нее свои покрасневшие глаза.

– Что мы можем сделать для вас, чтобы показать вам нашу благодарность и любовь, дитя мое.

– Сир, – тихо ответила она, склонив голову. – Моим единственным желанием является то, чтобы я могла жить тихо и уединенно в Боулэнде.

– Вам разве не хочется обрести себе нового супруга?

– О нет, сир. С вашего позволения, я предпочла бы покой уединения. Быть может, со временем, я обращу свои взоры на церковь и удалюсь в монастырь, чтобы посвятить все оставшиеся дни молениям.

Король кивнул.

– Пусть все исполнится так. Мы дарим вам наше слово, дитя мое, что не станем упрекать вас и настаивать на вашем замужеству. Еще мы повелеваем, чтобы вы сохранили за собой все имущество вашего отца, как графиня Боулэндская, а также все наши милости, награды и почет, которые были дарованы ему в свое время. – Он махнул в сторону камер-пажа слабой рукой. – Проследите, чтобы наше повеление было скреплено нашей печатью.

Поклонившись до самого пола, Меланта покинула королевские покои, оставив короля одного отражать атаки жадной Алисы. Сейчас нужно было немедленно покинуть Лондон, пока Аллегрето или человек Риаты не узнали, что здесь произошло. До сих пор она все время следовала правилу, которому научил ее Лигурио – иметь ясную цель, но выбирать пути к ней, повинуясь складывающимся обстоятельствам на данный момент.

Ей показалось, что свобода уже рядом. В той холмистой местности, которая навсегда осталась у нее в воспоминаниях детских лет, она будет свободна и независима. Из всех отцовских поместий, удобных и красивых замков и жилищ, она выбрала для себя холодный замок Боулэнда, как это в свое время сделал ее отец. И уж если ей удавалось самой управлять те шесть лет болезни Лигурио всеми делами Монтеверде, то и здесь, без сомнения, у нее должно все получиться.

Ей было далеко не ясно, как она сможет все закончить, но она действовала, сообразуясь с тем, как складывались дела на данный момент, и, переступая маленькими шажками, медленно шла к цели. Аллегрето сейчас, кажется, несколько потерял свою обычную бдительность (она удостоверилась в этом заблаговременно, прежде чем отправиться на аудиенцию к королю). Но сколько еще, охвативший его страх, будет сковывать его и отвлекать от внимания к ее поступкам – было не ясно. Надо пользоваться моментом, полагаясь на свое чутье и быстрый ум, чтобы понять, таится ли здесь опасность или возможность сделать новый шаг к свободе. Своим отказом от наследования имущества Монтеверде она нарушила все свои договоры и все клятвы, заключенные и данные самым разным людям. Теперь она могла существовать, только если будет успевать с решениями, как шарик ртути, скользящий по поверхности прочь от хватающих его пальцев. А затем, в конце, она как-нибудь избавится от следящих за ней шпионов – сторожевых собак.


Лондон был объят страхом о надвигающейся чуме. По приказу Меланты Рук попробовал выведать, откуда исходят такие упорные слухи о страшной болезни, для чего он некоторое время пропадал на грязных улицах города. Когда Рук снова появился у нее в Вестминстерском дворце, он был немедленно «атакован» Аллегрето, который до глубины души боялся этого заболевания.

– Чего следует ждать? – требовал юноша, следуя за Руком. Он так много говорил Руку об этой болезни, не отходя от него ни на шаг, что тому стало казаться, не принимает ли он его, Рука, за своеобразный талисман против этой напасти.

– Ничего не следует ждать, – ответил Рук.

– Ничего? – нервно переспросил Аллегрето. Рук протянул руку к двери, а в это время дворецкий докладывал Меланте о его прибытии.

– Кому мне надо докладывать, твоей госпоже или тебе, щенок?

– Конечно, мне, – голос принцессы был твердым и ясным. Она отложила в сторону книгу с поэзией.

– Моя сеньора, – начал Рук, склонившись в поклоне. Аллегрето вертелся рядом, как капризный ребенок.

– Да, Зеленый Рыцарь, – произнесла в ответ Меланта.

Сейчас она была облачена в гораздо более строгое бело-синее платье. Из украшений только несколько бриллиантов сверкало у нее на шее и еще несколько – на ремне. Меняется, сообразуясь с обстоятельствами. Он почувствовал, что не может противиться ее новому, целомудренному облику добродетели, а ведь он хорошо знал о том, как развращена и испорчена она на самом деле.

– С какими новостями вы вернулись? – спросила она.

– Я не нашел никаких свидетельств эпидемии здесь, ваше величество.

Она кивнула.

– Отлично. Как всегда, это просто слухи, видишь, Аллегрето? Боюсь, вам придется оставить меня ненадолго, мне надо отдохнуть. Я все еще утомлена нашим переходом по морю.

Рук было повернулся, чтобы идти, но у него на руке повис Аллегрето.

– Нет, скажи всю правду! – стал требовать Аллегрето. – Скажи, что ты узнал.

Рук нахмурился.

– Я сказал правду, в городе нет чумы.

– Ты скрываешь что-то! – Аллегрето бросился на кровать. – Госпожа, он должен сказать нам все, что знает.

– Ты вправду укрыл что-то от меня? – спросила она.

Рук старался не поднимать глаз. Вдали от нее он еще мог заставить себя испытывать к ней презрение, но ее присутствие, ее вид преследовали его, заставляя забыть все его доводы против нее.

– Здесь нет чумы, – повторил он. – Это просто сплетни.

Принцесса вскинула голову.

– Но ты полагаешь, что она придет сюда?

– Откуда мне знать об этом? Просто утверждают, что планеты выстроились в плохом порядке.

Эта новость повергла Аллегрето в отчаяние, он побледнел.

– Боже, моя госпожа!

– Не стоит слушать все это. Планеты предсказывают чуму не меньше раза каждый месяц. Астрологи наживаются на наших страхах.

– Нет! – Аллегрето повернулся к принцессе Меланте. – Гадания моей госпожи говорили о том же.

– Ты должен быть осмотрительнее, моя любовь, – ответила она. – Осторожнее. Чрезвычайно осторожным. Я снова следила за звездами, они показали тебе очень плохую судьбу.

– В Бордо звезды предсказывали, что болезнь вернулась на юг! – чуть не завопил Аллегрето.

– Но не в Милан, – успокоила она. – Мне говорили, что она поразила датчан.

– Может быть, это только слова, – сказал Рук.

– Купцы занесут ее с севера! На кораблях смерти! – Аллегрето соскочил с кровати. – Госпожа, бежим!

– Бежим куда? – спокойно спросила она.

– Прочь! – У него в голосе появились истерические нотки. – Отсюда, из этого города!

– А что, если она последует за нами? – Она улыбнулась ему. – Но, между прочим, тебя должна успокоить мысль, что ты сможешь попасть на небо еще совсем молодым и невинным.

Из горла юноши вырвался приглушенный крик, и он рухнул перед ней на колени. Он зарылся лицом в ее юбку. Рук начал чувствовать жалость к этому юноше. Как бездушно она издевалась над ним, играла его смертельной боязнью. Могло показаться, что делала она это неумышленно, но Рук уловил жестокость, мелькнувшую в ее взгляде, увидел, как зло сузились ее глаза, когда она переводила взгляд на Аллегрето. Он был готов поклясться тогда, что она ненавидит его. Но вот линия рта ее стала мягче, и она растрепала волосы юноши.

Тот поднял голову.

– Ваше величество, мы едем домой?

– Нет, но я пошлю тебя в надежное место. Твой отец укроет тебя в своем загородном доме.

Аллегрето уставился на нее.

– Нет, госпожа…

Слегка касаясь, она провела пальцами по его лицу.

– Уезжай домой. Я не перенесу вида твоей нежной кожи, покрытой черной опухолью, – пробормотала она. – Я не смогу перенести твои стоны.

Теперь он дышал очень часто, все время облизывая пересохшие губы.

– Мы поедем домой вместе, госпожа. Мой отец найдет убежище для нас обоих.

– Я была на приеме у короля. Ты же не хочешь, чтобы я потеряла все земли, которые он мне даровал?

– Но чума… Она усмехнулась.

– Но разве ты не знаешь, что она поражает сначала самых молодых и красивых, мой дорогой? Таких, как ты.

Он затряс головой.

– Я не могу оставить вас, ваше величество.

– Но звезды плохо сложились для тебя. Ты хочешь безропотно следовать своему року?

Он всхлипнул.

– Вы знаете ведь, госпожа, что я не могу оставить вас. Но умоляю вас, бежим отсюда.

Она откинулась, переведя на Рука свой вопросительный взгляд.

– Как только соизволит ваше величество, – сказал он просто. – Но погода не благоприятствует. Нам повезло при морском путешествии, но на севере погода, говорят, значительно изменилась. Там уже зима. К тому же, разумнее собрать большую охрану.

Аллегрето поднял голову, яростно вытирая слезы, катящиеся у него по щекам.

– Умоляю, госпожа… немедленно!

– Как долго продлится зима?

– Три месяца.

– Три месяца?! – закричал Аллегрето. Он протянул руку к принцессе Меланте и сжал ее в своей. – Через три месяца я уже буду мертв. Я чувствую это!

Она смотрела на него какое-то время. Страх расширил зрачки его глаз.

– Я не могу, – безразлично ответила она. – Путешествие ожидается весьма утомительным.

Он неожиданно отдернул свои руки и отстранился.

– Вы дразните меня! – закричал он. – Мы не задержимся здесь или я напишу своему отцу!

– Тебе это не поможет, если ты умрешь к тому времени. – Принцесса Меланта снова взяла книгу и лениво перевернула страницу. – Если повезет, то он еще успеет приехать, чтобы помолиться над твоим гробом.

Аллегрето выхватил книгу из ее рук, рванул страницы из обложки и швырнул их по комнате. Принцесса Меланта никак не прореагировала на это, и тогда лицо Аллегрето стало видоизменяться. Вместо красивого смуглого юноши сейчас появился какой-то дьявол с искаженным злобой лицом. Он наклонился вперед, схватил ее обеими руками за щеки и с силой прижал свои губы к ее губам. Рук заметил, как Меланта судорожно сжала пальцами ручки кресла и как побелели от этого усилия ее пальцы. Затем юноша с силой откинул ее голову, ударив ее о резную спинку кресла.

Рук схватил Аллегрето за плечо и оттащил его от Меланты. Потом он пихнул юношу, и тот, упав и растянувшись во весь рост, заскользил по полу, пока не налетел на покрытую коврами стену.

– Приди в себя! – Он шагнул, схватил Аллегрето за горло и прижал к стене. – Иначе ты обретешь покой намного скорее!

Аллегрето тяжело дышал, пытаясь проглотить слюну. Он смотрел на Рука совершенно пустыми глазами, словно ярость и страх взаимно уничтожали друг друга, не оставляя никаких других эмоций.

Сзади раздалось несколько хлопков.

– Как прекрасно исполнено, Зеленый Рыцарь! Бедному ребенку не хватает хороших манер. Как-нибудь на досуге поучи его еще.

– Скажи моей госпоже… – выговорил Аллегрето, все еще задыхаясь, – скажи моей госпоже, что она горько пожалеет, если я умру.

Рук отпустил его и отодвинулся назад.

– Это дело твое и твоей госпожи, – он тяжело посмотрел на нее, затем поклонился. – Я буду снаружи ждать вашего решения, мадам.

Она подняла руку, чтобы он остался.

– В этом совсем нет необходимости. Мы будем цивилизованно вести себя, не так ли, Аллегрето? Начните приготовления для отъезда, мы немедленно отправляемся в Боулэнд, сэр.

– Завтра! Удаленными от движения дорогами! – быстро сказал Аллегрето хриплым голосом. – Если ваша милость не возражает.

Она нетерпеливо взмахнула рукой.

– Как пожелаешь. Мы берем с собой только тех воинов, которых уже имеем сейчас, сэр. Остальные могут следовать за нами с моим багажом. И лучше избегать оживленных мест, если вдруг чума попадет туда перед нами.

– Как, это все только ради того, чтобы ублажить этого щенка и его мучительные глупые фантазии? – спросил взбешенный Рук. – Ваше величество, такой небольшой отряд не будет обладать достаточной силой для вашей защиты!

– Аллегрето нужно поскорее убежать от чумы.

– Чума – не единственная опасность, грозящая вам, – ответил он достаточно резко. – И не самая вероятная, уж если на то пошло!

Ее глаза широко раскрылись.

– А что же вы считаете более вероятной опасностью, сэр? Неужели вы не сможете совладать с теми бродягами, которые шатаются по лесам?

– Моя госпожа, я не имел в виду бандитов.

– Кого же?

– Ваше величество очень богаты и обладают большими владениями.

– А, так вы опасаетесь моего похищения. Отличная мысль, и разумная осторожность, Зеленый Рыцарь. Но я этого не боюсь. Наш отъезд будет быстрым и тихим, а если, к тому же, мы изберем необычный маршрут, то сорвем все возможные планы наших врагов. – Она улыбнулась. – И, конечно, вы можете пустить слух о том, что любой, кто пожелает заставить меня выйти за него замуж, подвергнет себя смертельной опасности и неизбежно встретит скорую и ужасную смерть в страшных мучениях.

Рук во все глаза смотрел на нее – какая прекрасная и какая коварная и злая. Она смеется над ним, прикрываясь этой невинной, милой улыбкой. И ведь она была права – скорый и осторожный отъезд, неизвестный путь следования и слухи о ее ужасной репутации защитят ее, пожалуй, не хуже, чем войско в тысячу человек.

Он склонил свою голову.

– Я сделаю все, как вы велели.

Аллегрето глубоко вздохнул и закрыл глаза. Он прислонился к стене, из глаз снова потекли слезы.

У Рука самого все еще колотилось сердце. В пути он редко видел Меланту и ее приближенного придворного, и сейчас подумал, что в дальнейшем желал бы видеть их еще меньше. Он ненавидел сцены и проявление неистовых чувств.

Глава 6

– Раз, два… три… марш! – выкрикнул Рук и направил своего коня вперед, с силой потянув за уздечку головной лошади в упряжке. Лошади водили головами, над которыми большими клубами поднимался пар. Они тяжело дышали, выбиваясь из сил, их ноги утопали в грязи и ледяной воде.

Принцессе Меланте, конечно, легко отказаться от ночлега. Она вместе со своим кавалером и Карой уютно устроилась в карете, этом неповоротливом чудовище, и даже не соизволит приподнять кожаную занавеску, чтобы посмотреть на дорогу.

Рук выпустил уздечку и повернул коня, осматривая пять выбивающихся из сил лошадей и своих людей, которые рубили ветки деревьев и подкладывали их под колеса кареты.

Когда-то горделиво прекрасная, сияющая золотом, карета сейчас являла собой жалкое зрелище. Она вся была покрыта грязью и утопала до самых осей в грязи. Один из его людей заглянул под карету, покачал головой и выпрямился. Рук снова повернулся, и все началось сначала.

– Один… два…

Карета дернулась три раза, подражая ему все заорали: «Марш…», – но и на этот раз ничего не получилось. Передняя кобыла неожиданно попятилась, поскользнулась и с сильным всплеском упала в воду, окатив брызгами ноги Рука. Крики позади умолкли. Рук обернулся и увидел, что двое из его людей сидят в ледяной воде. Он тихо выругался, подъехал к карете и приподнял кожаную занавеску.

Рядом с окнами, сжавшись в комок, весь в мехах сидел несчастный Аллегрето. Единственная фрейлина сидела за ним и почти не была видна. Рук наклонился больше и заглянул внутрь. Принцесса Меланта сидела, откинувшись на спинку кресла, установленного примерно посередине кареты.

– Мадам, – сказал Рук, – мне кажется, что если вы соизволите выбраться из кареты, вам будет достаточно удобно.

– Мне и сейчас весьма удобно, дорогой сэр, – ответила она по-английски.

– Тогда молю Бога, чтобы вам, ваше величество, не разонравилось здесь, так как это будет последним местом, которое вы и ваша компания в двадцать стоунов весом сумеете увидеть.

– Двадцать стоунов! – произнесла она, слегка склонив от удивления голову. – Неужели мы так много весим?

– Даже более того.

В тусклом свете кареты было плохо видно, но все-таки ему показалось, что она снова улыбается своей хитро-невинной улыбкой.

– Аллегрето выйдет, – сказала она по-французски, – это он все придумал.

– Да, выйдет, конечно, – поддержал Рук. – Но я очень сомневаюсь, поедет ли эта карета вообще, с грузом или без него.

– Так надо получше постараться, англичанин! – Аллегрето дрожал все явственнее.

– Бедный Аллегрето, – сказала принцесса Меланта. – Тебе холодно, моя южная бедняжка? – она рассмеялась, снова перейдя на английский. – Зеленый Рыцарь, прошу вас, прикажите подать паланкин.

Аллегрето приподнял голову.

– Что сказала моя госпожа? – требовательно спросил он.

Она ответила ему с улыбкой. Рук отъехал и стал давать команды. Его люди принялись за работу, а Рук подъехал к карете, прикидывая, под каким углом он мог бы поставить возле нее паланкин. Изнутри показалась голова Аллегрето.

– Что сказала моя госпожа? – повторил он настойчиво.

– Ты можешь управлять лошадью? – спросил Рук.

Аллегрето застонал.

– Ты заставил нас всех ехать по этому бездорожью, – напомнил ему Зеленый Рыцарь.

– Чтобы убежать от чумы!

Рук посмотрел на унылый пейзаж вокруг. Дорога проходила возле края темного леса, нигде вокруг не было видно никакого жилья. С гряды гор, ровной линией уходивших на запад, дул достаточно сильный холодный ветер, которой обжигал лицо.

– Мне кажется, что мы уже достаточно хорошо упрятались от инфекции, – резко ответил Рук.

Аллегрето выбрался из кареты и остановился, балансируя в дверном проеме. Длинные носки его элегантной желто-синей обуви грустно повисли через край.

– У меня имеется для тебя прекрасный скакун, – Рук ткнул пальцем по направлению к облепленной грязью лошади, упавшей во время их неудачной попытки вытащить карету. Сейчас ее к ним подводил его помощник. Лошадь встала, тяжело вздохнула и с надеждой потянулась своей мордой к голубому ботинку Аллегрето.

Юноша отдернул ногу. Затем он заметил паланкин и начал говорить через плечо, адресуя свою речь внутрь кареты:

– Моя госпожа, моя милостивейшая и прекрасная госпожа, я обожаю и преклоняюсь перед вами. Я живу ради вас. Вы ярче солнца, вы прекраснее, чем…

– Нет, ты не поедешь в паланкине, – послышался ее голос из кареты. – Гринголет не сможет перенести твое близкое соседство с ним.

Аллегрето повернулся. Рук опустил было поводья, ожидая нового взрыва эмоций у Аллегрето, но юноша, кажется, смирился с неизбежным, решив, по-видимому, что ехать верхом все-таки менее опасно, чем испытывать терпение сокола… или своей госпожи. К тому времени, когда фрейлина была водружена на мула, а паланкин подали к двери кареты, Аллегрето уже кое-как устроился на кобыле, пытаясь заставить ее отойти от осла, нагруженного скарбом.

Когда принцесса Меланта появилась в дверях кареты, Рук спрыгнул со своего коня. Дело в том, что несмотря на все их усилия, они так и не сумели подать паланкин вплотную, и между дверцей и паланкином оставалось расстояние, равное одному роду, заполненное ледяной водой. Ничего не оставалось делать, и Рук снял свои, испачканные грязью, рукавицы и поднял ногу, собираясь шагнуть в воду.

– Не нужно, прошу тебя, – воскликнула она, наклонилась и ухватилась за верх паланкина. Затем, улыбнувшись, она легко прыгнула через проем.

Паланкин опасно накренился, она слегка вскрикнула, продолжая держаться за его крышу. Рук рванулся к ней, подняв при этом фонтан воды. Он подхватил ее, и внутри него полыхнул огонь. Легкое изящное тело, упругий и гибкий стан под пышной мантией из горностая. Он совсем не ощущал холодной воды, доходившей ему до колен. Она оставалась в его объятиях совсем недолго – мгновение, затем прыгнула внутрь паланкина, где сразу же откинулась на подушки.

Каким-то образом получилось так, что ее руки оказались в его руках. Он почувствовал жар, словно дотронулся до раскаленной печи. Его пальцы горели. «Ведьма, – подумал он. – Конечно, ведьма. Жечь таким огнем». Она отняла руки и тихо проговорила:

– У тебя такие холодные руки!

– Мои ноги не теплее.

Повинуясь ее странным прихотям и капризам они обошли стороной Ковентри, Страффорд, а теперь делают большой крюк, чтобы далеко отойти от Честера. За прошедшие десять дней они временами шли на север, затем сворачивали на восток, иногда продвигались и на запад. Их движение напоминало Руку полет беззаботно порхающей бабочки. Может, она плохо разбиралась в географии? Или была не совсем в своем уме? Или он сам?

– Что у нас впереди? – спросила принцесса Меланта.

– Залив моря, сыпучие пески и Вирейл. Пустошь и дикое место.

– Ты хорошо знаешь эту местность?

– Да, ваше величество.

Она улыбнулась и промолвила:

– Охота за драконами?

Это было правдой, но он не стал унижаться до ответа на этот вопрос. Изнутри паланкина донесся слегка насмешливый голос:

– Так значит, здесь не следует опасаться какого-нибудь огненного червяка, если мы продолжим путь прямо?

– Только бродяг и грабителей, моя госпожа, – ответил он сухо.

Она замолчала. Затем он услышал ее вздох.

– Аллегрето будет невыносим. Это лучше или хуже, чем грабители?

Рук взглянул на Аллегрето, мощно колотящего ногами по ребрам бедной лошади.

– Мне кажется, что ваше величество еще не имели встреч с грабителями и плохо себе представляют, что это такое.

Она тихо засмеялась, но в ее смехе слышалась горечь.

– А ты плохо знаешь Аллегрето. Но твои пальцы посинели от холода, сэр. Мне, может быть, захочется видеть тебя сегодня в постели в Юлоу, – пробормотала она, вдруг дотронулась до его руки, которой он придерживал занавесь паланкина, и погладила ее.

Он отдернул руку прочь. Она полыхала дьявольским огнем, а сам он был готов вспыхнуть, как порох.

– Я не чувствую холода, моя госпожа, – ответил он твердо, не поднимая глаз.

– Тогда – вперед. Без промедлений, Зеленый Рыцарь.

В ее голосе не было сожаления, он был тверд и решителен. Юлоу, постель и обещание неизведанных возможностей – все это навсегда исчезло из его жизни. Впрочем, может быть, он лишился всего-то лишь только места у горящего очага среди своих людей и ничего больше. Может быть, она ничего и не имела в виду, говоря все это, а до его руки дотронулась случайно.

Он больше не глядел на нее. Но в глубине своего тела вдруг ощутил огонь желания и побыстрее отошел от нее. В голове появилась дикая мысль, что, может быть, она затягивает путешествие для того, чтобы подольше мучить, а затем соблазнить его.

Итак, перед ним лежал Вирейл – пустынная и безлюдная местность. Кое-где она была покрыта лесами, и самым разумным было бы обойти ее, двинувшись на Честер. Но если этого им делать было нельзя, то, двигаясь прямо, они могли пересечь Вирейл за два дня. Под его командой имелось двенадцать человек, хорошо вооруженных и сносно обеспеченных лошадьми. Теперь, без кареты, они могли двигаться гораздо быстрее. Он приказал разгружать ее части отряда, в то же время двинув другую часть своих людей вперед.

Зеленый Рыцарь вскочил на коня и подъехал к основной группе. Выхватив поводья из рук Аллегрето, он развернул его лошадь и, под неуставные жалобы и стенания юноши, приказал отряду, вытянувшемуся в походную колонну, двинуться в путь.

Они сделали привал на берегу устья реки. К утру на реку опустился густой туман, и, проснувшись, Рук мог только слышать своих людей, но не видеть их. Зато и они его не видели и говорили обо всех своих опасениях и недовольстве так, как никогда не решились бы при нем. Сейчас он вдруг осознал, что они уже были почти готовы бросить принцессу Меланту на произвол судьбы. Пустынная безлюдная местность вселяла в их души страх, а жуткие слухи об этой даме только усиливали их отчаяние. Валлийские горы отсюда еще не были видны, но их тяжесть ощущалась даже теперь – пристанище бунтовщиков и повстанцев. Впрочем, Рук вполне разумно принял меры предосторожности, заплатив всем лишь малую часть положенного и оставив остальное на потом.

Ему уже приходилось бывать в подобных ситуациях, и теперь он начал действовать без промедления. Первым делом нужно было отвлечь всех от грустных мыслей, и он приказал выдать всем белого хлеба вместо черного. Затем он объяснил им, что десять таких молодцов, как они, стоят не менее двух десятков любых воинов, каких ему только доводилось встречать. После удовлетворения их честолюбия он перешел к ублажанию их жадности и заявил, что принцесса Меланта получит такое богатое наследство, которое ей не с кем разделить, и что у них появится столько денег, сколько им еще не доводилось видеть ни разу в жизни. Впрочем, точной суммы он не назвал.

Услышав все это, они оттаяли, и он занял их тем, что приказал очищать грязь со своего оружия. И хотя никаких признаков того, что туман рассеется, не было, он все же послал Пьера с подарком – меховой шкурой – к отшельнику Хоули Хеду, который обычно служил провожатым для тех бедолаг (или сумасшедших), которые предпочитали двигаться дальше, использовав местный паром через реку.

Туман плыл по воде, из-за близкого моря было зябко. Он уже успел посмотреть на уровень поднимавшейся в реке воды и знал, что им нужно поскорее сниматься отсюда. Но в шатре его госпожи все еще не слышалось никакого движения – оказывается, она любила поспать.

Из шатра вышла фрейлина принцессы Меланты и успела исчезнуть в тумане раньше, чем он успел окликнуть ее. Рук стоял рядом с зеленой материей шатра весь в сомнении. Вышедшая девушка оставила откинутой ту часть полотна, которая прикрывает вход, и красная обратная его сторона была единственным цветным пятном в обступившей серой мгле.

Он откашлялся, затем ударил своими металлическими рукавицами одна об другую, потом наступил ногой на груду пустых ракушек. Никакого ответа. Тогда он украдкой заглянул внутрь, чтобы увидеть, проснулась ли она. Она еще спала. Она возлежала среди груды мехов, и рядом с ней, крепко обнимая ее, лежал ее щенок. Аллегрето приложил свою щеку к волосам Меланты, его губы чему-то улыбались во сне.

Рук отвернулся. Он устремил свой взгляд в густой туман в ту сторону, где находилось море. Он почувствовал злость. И одиночество. Это чувство не было таким уж новым для него, он прошел с ним половину всей своей жизни. Но еще никогда оно не было таким острым и смешанным с завистью.

Он чувствовал отвращение. Он скорее бы подставил свою грудь под копье, чем согласился жить такой жизнью, которую вел Аллегрето. Не мягкому теплому месту рядом с Мелантой завидовал он сейчас, не физическое обладание ею было его мечтой. То, о чем он мечтал – это спокойное пробуждение рядом с родным человеком, доверчиво улыбавшимся ему.

Ему захотелось, чтобы с ним снова была его жена.

Целых тринадцать лет он верил в то, что Бог забрал у него его Изабеллу для важных дел и в связи с серьезными причинами. Иногда ему вдруг хотелось, чтобы Бог забрал ее по-настоящему, и тогда он смог бы жениться снова. Его тело охватывало желание, а душа стремилась к такой женщине, как принцесса Меланта. И это было очень плохо – тогда ему хотелось не разделить яблоко, а поцеловать женские губы, хотелось устремиться в Юлоу к обещанной там постели.

Все это время его поддерживал образ той госпожи, служить которой он поклялся. Но теперь его больше не было. И когда он попробовал было заменить тот образ его сеньоры с соколом на плече на образ Изабеллы, он вдруг почувствовал страшный гнев. Гнев на Изабеллу, гнев на архиепископа, который позволил ей покинуть его, на самого Бога. Почему же, почему он должен жить без жены?

Он был обыкновенным мужчиной, который должен не страдать в огне желаний, а жениться, иметь сыновей и дочерей, очаг, жену, ожидающую его возвращения.

Теперь ему оставалось только возвыситься… или пасть. Мысль об этом раньше не приходила в его голову. Перед глазами возникли шатер, меха внутри, и он почувствовал, как дикий огонь жжет грудь.


Меланта почувствовала, что все свершится сегодня. В крайнем случае, завтра. Она ждала, когда проснется Аллегрето. Впрочем, может быть, он уже проснулся. Он ведь спит точно так же, как она сама – на грани между сном и бодрствованием, ощущая каждое ее движение, как ощущала она каждое движение Аллегрето. Они пришли к такому соглашению – спать рядом – чтобы каждое движение любого сразу же ощущалось другим. Теперь он становился все подозрительнее, и она чувствовала это по тому, как он все сильнее прижимал ее к себе.

Каре Меланта сказала, что ее путешествие должно завершиться в монастыре, но это не должно было стать известным Аллегрето, которому она сообщила, что направляется в своей замок в Боулэнде, и что это надо было скрывать от Кары. Меланта надеялась найти возможность избавиться от обоих. Они не знали этой страны, они не знали ее языка и не могли общаться с ее охранниками – англичанами. Она приложила все силы, чтобы они были подальше и от ее рыцаря. Она выбирала такой путь, который должен был сбить со следа любого преследователя. Она избегала города, чтобы не оставить там следа своего пребывания, кружа и поворачивая, и всегда оставаясь в безлюдной местности.

Она специально возбудила страхи Аллегрето перед чумой. Аллегрето, который первый раз убил уже в возрасте двенадцати лет, рыдал у нее в ногах, умоляя уберечь от чумы.

Так ей казалось. Иногда, впрочем, она задавалась вопросом, а не задумано ли все это специально, не придуманы ли эти его страхи и боязнь. Тогда это означало бы, что он и его отец все время переигрывают ее, что они на шаг впереди ее в своих интригах. Джиан Навона ведь тоже вынашивал свои планы на нее и ее наследство.

Казавшаяся ей надежным убежищем земля Боулэнда была уже совсем близко. Она бросила почти всю свою свиту в Лондоне. Они этого явно не ожидали, так как привыкли к ее постоянному стремлению к пышности и величию. Конечно, она не могла совсем отделаться от ее итальянской свиты, не вызвав этим подозрений. Но она так организовала их отъезд, назначила такого глупого и неумелого руководителя, что можно было быть уверенной, что раньше ее они в Боулэнд не попадут. Если вообще только попадут туда когда-нибудь.

Оставался только Аллегрето. И Кара. Кара, с невинным взглядом ее ласковых глаз, которая спала в шатре вместе с Мелантой, которая приносила ей ее пищу, которая никак не желала оставаться в Лондоне без своей госпожи, которая была так привязана к своей госпоже. Это-то горячее желание служить Меланте и подтверждали подозрения, появившиеся у Меланты. Значит Аллегрето был прав, семья Риаты склонила ее на свою сторону.

Впрочем, не важно. Она собирается отделаться и от Кары, и от Аллегрето. Освободиться от всего, что ее связывает с Риатой, Навоной и Монтеверде. Внутри замка в Боулэнде, за его толстыми стенами, ни один иностранец не останется незамеченным, ни один итальянский убийца не проскользнет за ворота. Надо только прибыть первой до того, как туда попадут враги, и жить в своей крепости, окруженной верными англичанами.

Вернулась Кара. Меланта сделала вид, что пробуждается, поворачиваясь и потягиваясь. Она села, и Аллегрето слегка вздрогнул и, моментально проснулся. Как кот. Он откатился, выглянул наружу и огорченно что-то пробормотал, увидев какая, погода. Затем, схватив свое противочумное яблоко и плотно прижимая его к носу, он вышел наружу сам.

– Доброе утро, моя госпожа, – мило произнесла Кара, встав на колени перед низким сундуком и раскладывая на нем одежду Меланты. – Горбун принес свежих – съедобных ракушек от отшельника. – Она указала на большое блюдо, где они лежали уже открытыми и помытыми. – Не откушаете ли вы их, пока они еще совсем свежие и сладкие.

– Подай их сюда, – сказала Меланта. – В такую погоду не очень-то хочется вставать. Где моя вода? Еще не согрета? Немедленно иди и принеси.

Кара поклонилась и бросилась из шатра. Меланта внимательно смотрела ракушки.

Как орудие Риаты, сладкоголосая служанка представляла куда большую опасность жизни Меланты, чем Аллегрето. Кара могла очень многое скрывать за завесой своих милых речей, например, наблюдательность и острый ум. Вчера она тихо поинтересовалась, позволят ли ей остаться со своей госпожой в английском монастыре. Меланта ответила что-то. Но ведь, на самом деле, не должна ли была Кара проявить большее любопытство и спросить, где находится этот монастырь и как он называется? И за все время их путешествия она ничего не узнавала.

Меланта продолжала разглядывать ракушки. Затем она схватила мешочек, который отложила Кара, и высыпала туда все угощение. Затем, отвернув шелковый пол палатки, она зарыла мешочек в песок, и, услышав шаги возвращающегося Аллегрето, задернула материю на место и поспешно разгладила ее.

Она не потрудилась рассказать ему о своих подозрениях насчет еды. Ей так надоели его злобные обвинения против Кары. К тому же, меньше всего ей хотелось сейчас проснуться и обнаружить, что ее фрейлина отравлена или зарезана во сне. Аллегрето, по крайней мере, не стремился к смерти Меланты. Напротив, она нужна была ему живой для своего отца. И он будет защищать ее любой ценой – кроме своей собственной жизни. Чужой же жизни он не пощадит.

Постой-ка, интересно, почему же он до сих пор не убил Кару?


Когда они переправились через реку вброд, Рук расположил Аллегрето рядом с собой и, взяв уздечку его лошади, вел ее около своего коня. Туман по-прежнему был весьма густым, а продвигались они сейчас по зыбучим пескам. Поэтому Рук построил свой отряд в одну линию. Сразу за ослом, на котором ехал проводник-отшельник, шли лошади, несшие на себе паланкин Меланты. Каждый член его отряда получил строжайшее указание: ни в коем случае не терять из вида всадника впереди себя и стараться следовать, не отклоняясь, по его следам. При любой неожиданности или потере из вида предыдущего всадника всем было велено поднимать тревогу.

Рук и Аллегрето замыкали колонну. Скорость передвижения была так мала, что боевой конь Рука, привыкший к более быстрым походам, несколько раз проявлял свое недовольство, что выражалось, в частности, в том, что он прыгал через потоки воды, когда они пересекали реку, вместо того, чтобы переходить их вброд. Юноша уже начал жаловаться на мозоли, которые он натер себе от езды. Он постоянно прижимал ко рту и носу какие-то снадобья, ароматизированные вещества, собранные в мешочки. Время от времени сдавленным голосом он спрашивал у Рука об опасности чумы в данной местности и разрывался между желанием ехать как можно ближе к проводнику, чтобы не утонуть в песках, и держаться как можно дальше от него, чтобы не заразиться чумой. Когда под копытами коня Рука захрустели ракушки, а издалека донесся шум прилива, он понял, что они вышли из песков на твердый берег.

Они поднялись по крутому песчаному откосу, и теперь устье реки было у них за спиной, а впереди простирался туманный лес и болота Вирейла. Рук быстро пересчитал всех в своем отряде, а затем подъехал к отшельнику и Пьеру.

Пьер что-то стащил. Рук понял это по хитрой улыбке, время от времени озарявшей лицо его оруженосца. Он яростно посмотрел на своего горбатого слугу. Доброжелательная улыбка того моментально исчезла. Скорее всего тот нашел какую-то забытую вещицу на месте снимавшегося лагеря. Но Рук знал, выяснив это на паре случаев из своей собственной практики, что даже если он и накажет Пьера, даже если он вздумает подвесить своего оруженосца за ноги, тот ни за что не сознается в содеянном.

Отшельник упал на колени и сложил руки в молитвенном благословлении. Рук тоже слез с коня и вместе с остальными опустился на покрытую ракушками землю берега. Даже Аллегрето слез с лошади, правда, ни на секунду не убирая от лица своего снадобья.

Когда молитва была окончена, Аллегрето неожиданно обратился к проводнику:

– Ты, отшельник, – заявил он из-за своего защитного мешочка, – ты слышал что-нибудь о чуме в этой местности?

Отшельник не понял ничего, и Рук повторил вопрос по-английски, придав ему более деликатное звучание.

В ответ отшельник только пожал плечами. Ответ совсем не успокоил Аллегрето.

– Здесь отравленный воздух. Я чувствую это.

– Трогаемся, – прервал его Рук, не желая разговаривать на эту тему. Он стал отдавать приказы, выстраивая свой отряд. Теперь он решил перегруппировать его. Сам он занял место впереди. Паланкин Меланты расположил посередине, прикрыв его с обеих сторон. Затем, намотав себе на руку вожжи своего коня и лошади Аллегрето, Рук поднял руку и крикнул:

– Вперед!

Когда они тронулись, оставляя за собой песчаный берег и направляясь в сторону леса, Аллегрето наклонился к Руку, по-прежнему прижимая к своему рту и носу мешочек со снадобьями.

– Не кажется ли тебе, что этот человек был очень бледен? – вымолвил он. – Он, должно быть, заболевает.

– Я не уловил ни единого признака этого, – ответил Рук, стараясь не выражать никаких эмоций.

– Он болен. Он был сер, как пепел. К ночи он умрет.

Рук скосил на него глаза.

– Вот как? Так ты теперь еще и врачеватель?

– Он болен заразной болезнью!

Он отпустил руку, которой держался за гриву лошади и запустил ее к себе под одежду. Оттуда он извлек еще один мешочек со снадобьями и предложил его Руку.

– У меня их три. Один я предложил ее милости.

Брови Рука удивленно поплыли вверх.

– Как? Тебе самому он не нужен?

– Возьми его, – сказал Аллегрето. – Я хочу, рыцарь, чтобы ты имел его.

Рук снисходительно улыбнулся.

– Нет, оставь его себе. Мне чума не опасна. Аллегрето перекрестился.

– Не говори так! Ты навлечешь на себя гнев Божий!

– Я просто говорю то, что знаю, – мягко ответил Рук.

Юноша взял мешочек в левую руку, а правой ухватился за гриву лошади.

– Затекла рука? – спросил рыцарь, стараясь сдержать улыбку.

– Да, – серьезно ответил Аллегрето. – Очень неудобно держать ее все время перед лицом.

Рук дал сигнал остановиться. Затем он потянул за вожжи, и лошадь Аллегрето подошла вплотную.

– Где твой шарф? – спросил Рук. Он наклонился, запустил свою руку под меховую накидку юноши и, пошарив там, вытащил скомканный шарф, спустившийся туда с шеи юноши. Он сделал несколько узлов на шарфу, сформировав углубление для мешочка, затем вложил его туда и подтянул шарф, туго завязав его на шее Аллегрето. – Ну вот, готово, дыши. Теперь ты в полной безопасности от вредоносного воздуха.

Аллегрето взглянул на него поверх своей ярко-синей маски и произнес самые любезные слова, с которыми он когда-либо обращался к Руку.

– Да поможет тебе Бог!

Рук ответствовал ему слабым кивком и еще раз осмотрел Аллегрето. Вид юноши был совершенно дурацким. Закрывающий половину его лица шарф делал его еще более молодым и придавал глуповатый вид. Рук задумался. Можно ли было «наставлять рога» кастрату? Объединение самих этих слов казалось ему чем-то странным, пока до него не дошла несуразность и глупость этих мыслей. Рук пришел в себя, хлестнул своего коня и дал команду своему отряду продолжать движение.

– Так ты, значит, видел чуму? – спросил Аллегрето. Его голос из-за шарфа стал совсем глухим.

– Да, – ответил Рук.

– Я был тогда совсем ребенком, когда началась эпидемия. Мой отец увез меня из города, чтобы я не дышал болезненным воздухом.

– Передай ему благодарность за это.

– Почему ты так уверен, что чума не коснется тебя?

Рук ехал молча, внимательно разглядывая лес в поисках опасности для отряда.

– У тебя есть средство против нее?

– Нет.

– Почему же тогда? – настаивал Аллегрето. – Что же защищает тебя?

– Ничего, – Рук, нахмурившись, внимательно рассматривал дорогу впереди.

– Что-то же должно быть? Скажи мне. Когда он не получил ответа, Аллегрето повторил свой вопрос, а затем закричал, что было силы:

– Скажи мне, англичанин!

– Я знаю только одно: все вокруг меня умерли, а я нет, – ответил наконец Рук. – Когда заболел мой отец, священник отказался прийти, и я остался с ним, но так и не заболел.

– А твой горбун? Он тоже не подвержен чуме? Рук пожал плечами.

Аллегрето стал стараться держать свою лошадь поближе к коню Рука.

– А что, если твое присутствие обеспечивает защиту другим?

– Может быть, – ответил Рук, с легкой умешкой посмотрев на Аллегрето. – Держись ближе.

Он старался поддерживать высокую скорость передвижения, не желая оставаться долго в этом безлюдном месте. Но густой тяжелый туман никак не рассеивался, а принцесса Меланта требовала частых остановок, жалуясь на то, что в паланкине ее быстро укачивает. Рук старался сохранять внешнюю строгость и уверенность, но внутри его зародилась тревога. Сейчас он уже жалел о том, что согласился на этот безумный марш через Вирейл с такой небольшой группой воинов. Туман мог скрывать слишком многое. Он обступал их и льнул к отряду подобно тому, как Аллегрето льнул к Руку. Все мало говорили, у каждого чувствовалось большое нервное напряжение. И только принцесса Меланта казалась беззаботной и неподверженной всеобщим страхам. Рук начал всерьез задумываться над тем, не был ли этот туман вызван ею самой.

Они вышли из леса и оказались на краю заболоченной равнины намного позже, чем он предполагал. Болота тянулись на огромные расстояния, уходя в невидимые дали. Туман замкнулся за ними, и лес исчез. В этот момент ему доложили, что сокол принцессы Меланты неспокоен. Ее высочество хочет сделать остановку. Рук бросил вожжи Аллегрето в руки военного командира и направил своего коня к паланкину принцессы.

– Ваше величество, умоляю вас! – произнес он, обращаясь к закрытому паланкину. – Нам нужно продолжать движение.

– Что ж, давайте двигаться дальше, – ответил по-английски нежный голос изнутри. – Я сумею успокоить Гринголета.

Такая быстрая капитуляция была для него крайне неожиданной, и поэтому он не смог остановиться и продолжил:

– Я ведь всего лишь забочусь о вашей безопасности, моя госпожа, – сказал он, словно собираясь спорить с ней.

Наружу появились ее пальцы. Но она не подняла материи и только сказала:

– Я полностью полагаюсь на тебя, Зеленый Рыцарь.

Он посмотрел на ее прекрасные изящные пальцы, затем перевел взгляд на свои бронированные рукавицы, лежащие на луке седла. Контраст поразил его и страшным образом взволновал. Тихим голосом, с трудом выговаривая слова, неожиданно для себя он пробормотал:

– Вы так прекрасны, моя госпожа. – Он посмотрел на поводья, которые сжимала его рука. – Мои чувства обжигают меня.

Как только он произнес все это, он испытал шок и страх от своей собственной смелости и наглости. Ее пальцы немедленно исчезли.

– Сэр, – ответила она равнодушным голосом. – Поверь, я не люблю таких грубиянов, как ты. Поучись, как надо вести себя у Аллегрето. А свои любовные речи оставь для своей кобылы.

Долгое время Рук ехал молча. В ушах у него отдавались звуки копыт его коня и слышались ее слова, которые она произнесла так холодно и безразлично. Затем на него нахлынуло раскаяние. Он сжал поводья в своем кулаке, большом и грубом, облаченным в серебристо-зеленый металл, покрытый грязью от его службы. Он был подавлен и чувствовал холод, стыд и желание.

– Я в вашем распоряжении, ваше высочество, – сказал он твердо и, пришпорив коня, поехал вперед.

Кара готовила постель для Меланты.

– Моя госпожа попробовала сегодня ракушки на завтрак?

Меланта, которая покрывала серебряной краской когти Гринголета, оторвалась от своего занятия и взглянула на нее.

– Нет. Сегодня утром у меня не было аппетита. Я подарила их нашему рыцарю.

Кара полностью выдала себя. Полностью. На какую-то, долю секунды ее лицо исказил ужас. Затем она снова овладела собой, но было уже слишком поздно, и они обе знали это. Кара окаменела.

Меланта улыбнулась.

– Ты предполагаешь, что он хорошо насладился ими?

– Моя госпожа…

У ее служанки почти полностью пропал голос.

– Ты очень глупая девушка, – нежно сказала Меланта. – Мне придется напустить на тебя Аллегрето.

Кара облизнула сухие губы.

– Моя сестра. – Теперь она могла только шептать. – Они схватили мою сестру. Риата.

– Тогда твоя сестра уже мертва, – сказала Меланта. – Теперь тебе надо заботиться о своей жизни.

– Моя госпожа, десять лет я служила вам верой и правдой.

Меланта усмехнулась.

– И после всего этого тебе понадобилась лишь секунда, чтобы изменить мне.

Она снова взялась за кисточку и аккуратно нанесла мазок.

– Да, я обязательно прикажу Аллегрето убить тебя. Но не сегодня. Я еще не решила когда. Но скоро. Ты так верно служила мне долгие годы. Поэтому я буду добра к тебе. Тебе не придется долго ожидать смерти.

Кара сидела возле нее на коленях, не отрывая взгляда от подушки, которую держала в руках. От страха у нее перехватило дыхание, и она всей грудью заглатывала воздух. Меланта помешала кисточкой в серебряной краске, а затем, как ни в чем ни бывало, продолжила свое дело.

– Ты, видно, очень любишь свою сестру, – сказала она мягко.

Теперь тело Кары дрожало. Она кивнула. В уголках ее глаз собирались слезинки, которые вдруг побежали по щекам.

– Такая любовь разрушительна, а проявив ее, ты погубила свою сестру. А теперь и сама погибнешь вслед за ней.

Руки Кары сжимались и разжимались. Неожиданно она посмотрела на Меланту.

– Вы – посланник сатаны. Вы и подобные вам, – прошипела она. – Что вы все знаете о настоящей любви?

– Конечно, ничего, – ответила Меланта и аккуратно нанесла еще один мазок серебром. – Я очень забочусь о том, чтобы ничего не узнать о настоящей любви.

Глава 7

Страх перед чумой у Аллегрето был так силен, что юноша впервые отказался от своего места рядом с Мелантой и предпочел расположиться недалеко от своего живого талисмана. При этом, он совсем по-детски, обнял одно из предплечий Рука. Что подумала его госпожа об этом предательстве, осталось неизвестным. Рук не видел ее. Как обычно, она покинула свой паланкин только после того, как был установлен ее шатер, чтобы переместиться из одной шелковой клетки в другую, стараясь не оставаться на виду.

Рук лежал в полумраке догорающего костра, глядел в пустоту бесконечного неба. Он с горечью подумал, что, пожалуй, переход Аллегрето из шатра к нему мог бы оказаться даже выгодным для него самого, если бы принцессе могли нравиться такие грубые люди, как он. Но ей такие люди не нравились. Аллегрето быстро заснул в своей голубой маске, сжимая по-прежнему предплечье Рука. Достаточно эффективная защита от него для своей госпожи.

Но той, вообще-то, и не требовалось никакой защиты.

Рук спал очень тихо. Ему снилось про чуму, про то, как он потерялся и не мог найти пути. От тяжелых сновидений его разбудил крик совы и волчьи завывания. Он поднял голову. Огонь совсем потух, и он нигде не видел признаков присутствия часового. Поднялся ветер, который разогнал туман. Судя по положению луны, можно было предположить, что сейчас три часа до рассвета. Пьер уже давно должен был разбудить его, чтобы они вместе вышли на караул в эти самые тяжелые предрассветные часы. Выругавшись про себя, Рук поднялся со своего нагретого места, сняв с себя руку Аллегрето.

Он приказал выставить двойной караул. Сейчас, в льющемся лунном свете, он мог хорошо разобрать все вокруг. Но часовых нигде не было. Весь отряд спал.

Он подошел к куче мехов, которые были накиданы на спящем Пьере, и слегка поддал ногой. Пьер не пошевелился. Рук нагнулся и откинул накидку. В нос ударил запах рвотных масс. Пьер лежал, ужасно выгнувшись. Его остекленевшие глаза вылезли из орбит, лицо было покрыто потом. Рук сглотнул слюну и положил накидку на место.

Он отвернулся и целую минуту стоял не двигаясь, жадно вдыхая свежий ветер. Сначала его охватил страх, что это и в самом деле была чума. Этот страх постоянно преследовал его – что все умрут, что он останется один и будет умирать последним…

Высоко в небе над ним висела луна, холодная и далекая. Он посмотрел на нее и постарался взять себя в руки.

Недалеко от него проснулся Аллегрето, который сразу же приподнялся и сел. Рук почувствовал, что юноша смотрит на него.

Неожиданно он вздрогнул и глубоко выдохнул.

Не чума. Это была не чума. Не тот запах.

Руку так много пришлось находиться совсем рядом с больными и умирающими от чумы, и их запах навсегда въелся в его память. А этот запах был совсем другим. Он имел какой-то сладковатый привкус. Он снова наклонился и теперь заметил то, что в первый раз не привлекло его внимания: на темной земле лежали скорлупки двух открытых ракушек.

Ужасно: Пьер поел испорченных ракушек, отправился и подавился собственной рвотой, не способный позвать на помощь. Но не чума! Не чума! Рук глубоко вздохнул. Теперь он только по-настоящему осознал, что потерял своего верного человека – того самого Пьера, который был с ним в течение тринадцати лет, который мог стащить какую-нибудь мелочь, но не дороже, чем на пенни, который научился быть хорошим оруженосцем, который всегда был для него загадкой: немногословный, верный как собака, но никогда не любящий кичиться этим.

Рук посмотрел на Аллегрето. Того теперь закрыло небольшое облачко тумана. Рук подумал, что было бы хорошо, если бы юноша снова заснул. Он нагнулся, чтобы собрать меховые шкуры, набросанные рядом с Пьером. Он стал думать о том, как лучше представить это происшествие и что нужно было скрыть, чтобы не вызвать паники. Поведение Аллегрето с его масками разнервиро-вало весь отряд, и Рук подумал, что сейчас нельзя допускать разговоров о чуме.

– Он мертв?

Приглушенный голос юноши заставил его вздрогнуть. Кто-то еще зашевелился.

– Съел испорченных моллюсков, – тихо ответил Рук. – Даже не смог позвать на помощь. Подавился. Упокой его душу, Господи, на том свете.

– Ты лжешь! – зашипел Аллегрето. – Я видел его, когда ты поднимал накидку! Он весь скрючился в агонии. У него появилась черная опухоль?

– Нет. Подойди и убедись сам. – Рук снова приподнял накидку. Теперь, когда он точно знал, что это не чума, запах уже не казался ему таким непереносимым.

Алдегрето отшатнулся и закричал. Кто-то заворочался и проснулся.

– Тихо! – зашептал Рук. – Послушай же меня. Здесь нет черных высыпаний. И запах не похож на чумный. Это просто рвота. Еще шесть часов назад он был здоров и бодр, как все мы. Он стащил ракушек у отшельника и съел их. Он ведь один из всех нас ел их?

Никто не ответил, хотя сейчас он знал, что все уже не спали. Он снова закрыл лицо Пьера.

– Он подавился, – продолжил Рук. – Он слишком быстро умер, не так, как если бы это была чума.

– Нет, я видел, как чума убила одного священника всего лишь за час, – раздался дрожащий голос откуда-то сзади. – И у него тоже не было черных высыпаний. Он просто упал замертво на человека, которого пришел отпевать.

– Сейчас, – сказал кто-то другой, – ракушки не должны так быстро портиться.

– Запах другой, – упорствовал Рук. Ему никто не ответил.

– Генри, – сказал резко, но негромко Рук, – ты покинул свое дежурство, не дожидаясь смены. – Он сделал шаг и, схватив виновного за воротник, вытащил его в середину. Прежде, чем Генри успел куда-нибудь юркнуть, Рук закатил ему такую затрещину, что тот полетел наземь. – Том Уолтер! – закричал Рук своему военному помощнику. Тот быстро поднялся на ноги. – Связать его и его напарника, Джона. Десять плетей, как только рассветет. Разжечь костры. И если кто-нибудь будет шуметь и разбудит ее величество, связать и дать двадцать плеток. – Он ткнул рукой в сторону Аллегрето. – Этого тоже стеречь.

Он сделал паузу, чтобы проверить, не последует ли неповиновение с их стороны, но Уолтер повернулся и пошел к Джону исполнять его приказание. Аллегрето неподвижно сидел в темноте.

Рук посмотрел на шатер и заметил, что между полосками ткани, прикрывавшими вход, показалось бледное лицо. Он понизил голос почти до шепота.

– Моя госопжа, ее никто не беспокоил?

– Побеспокоили, – ответил насмешливый голос принцессы. – Разве можно спать в этом шуме? Что происходит? Где Аллегрето?

Тот издал какой-то странный звук.

– Ваше величество, ничего особенного, – ответил Рук. – Прошу вас вернуться в шатер и отдыхать дальше.

Но вместо этого она накинула на себя накидку и вышла из шатра.

– Так в чем дело? – повторила она требовательно.

– Ночью умер мой оруженосец.

Она глубоко вздохнула и посмотрела на него расширенными глазами.

– Моя госпожа! – Аллегрето стонал с какими-то жалостливыми интонациями, словно причитая. – Чума!

– Он умер не от чумы, ваше величество, – немедленно возразил Рук. – Запах совсем иной.

– Запах! – повторила она.

– Да, моя госпожа. Вам никогда раньше не был знаком чумный запах?

Она молчала некоторое время, затем решительно подняла руку.

– Откройте его.

– Зачем? В этом нет необходимости, – попробовал отговорить ее Рук. – Он съел испорченных моллюсков и подавился от рвоты.

– Откройте его, – отрезала она.

Рук наклонился. Раз ей так надо, пускай посмотрит. Нужно только следить за тем, как она это воспримет.

Однако она перенесла увиденное довольно стойко. Более того, чтобы лучше все рассмотреть, она потребовала огня.

Никто не двинулся. Рук сам взял факел и зажег его, затем подошел и стал светить. Она встала на колени и приподняла твердеющую руку Пьера.

– Бедняга, как ему было плохо, – наконец сказала она.

Руку показалось, что она говорила это от души. В ее голосе звучала неподдельная жалость и еще какое-то сожаление. Затем она встала и повернулась к Аллегрето.

– Пошли спать, мой дорогой. Ему уже не поможешь. – Она сделала шаг в его направлении. Аллегрето задохнулся от переполнявших его чувств и попятился в сторону. Из его горла вырвался какой-то хрип. Она поманила его.

– Пошли, не будь глупцом. Этот человек умер от ракушек. Пошли, ляжем рядышком.

– Госпожа… – жутким шепотом ответил тот.

Рук увидел, как она медленно стала приближаться к нему. Это привело Аллегрето на грань приступа. Сейчас она явно делала все только из жестокости. Конечно, как и Рук, она была уверена, что это не чума. В противном случае она не стала бы трогать Пьера.

– Ты не любишь меня, Аллегрето? – прошептала она обиженным тоном, продолжая приближаться к нему и протягивая ему руку. – А я вот все еще люблю тебя.

Аллегрето застонал и бросился от нее.

– Не трогайте меня! – завопил он. – Отойдите!

Она остановилась.

– Я не подойду, – ответила она искаженным голосом. – Я не стану подходить.

Принцесса Меланта слегка покачнулась и обернулась к Руку.

– Помоги мне… помоги дойти до моего шатра. Я чувствую слабость.

Прежде чем Рук сумел что-либо вымолвить, она рухнула на колени. Он бросился к ней, подхватил ее обмякшее тело, встал, держа ее в руках, и, потрясенный происшедшим, стал внимательно глядеть на ее обнаженную шею.

Страх с новой силой охватил его. Он понес ее в шатер, ничего не видя перед собой. В ушах у него звенело, глухо отдавались удары сердца. Он уложил ее на мягкие подстилки, позвал ее фрейлину – наверное, кричал при этом – но из-за сильного сердцебиения не мог расслышать, ответил ли кто-нибудь.

Нет, никто не ответил. В абсолютной темноте шатра ему совершенно ничего не было видно. Он пошарил рукой, нашел фонарь, высек искру, ударив кремнем по стали. Затем зажег фонарь. В его свете он увидел ее. Она улыбалась ему, опираясь на локоть и подняв палец, призывая молчать.

От удивления он буквально открыл рот, а затем его охватил гнев. Он резко встал, коснувшись головой шелкового потолка. Меланта подняла руку, точно собираясь удержать его, но Рук был слишком взбешен. Он схватил фонарь, рывком откинул полог и бросился наружу.

– Моя госпожа прекрасно себя чувствует, – проговорил он сквозь зубы и, кивнув в сторону Пьера, сказал: – Мне нужно два человека, чтобы похоронить его.

Никто не двинулся с места. Аллегрето скользнул в тень. И даже помощник Рука сделал шаг назад.

– Он будет являться к нам, – пробормотал кто-то.

– Будьте вы прокляты! – зарычал Рук. – Не нужно мне вашей помощи, шайка презренных трусов. Я сам похороню его с помощью монахов. – Он поднял тело Пьера и повернулся к своему коню. Коню не нравился груз, он раздувал ноздри, подозрительно втягивая воздух. Но, вообще-то, он был достаточно приучен перевозить мертвые тела, так что в конце концов успокоился. Рук взял его под уздцы и в неясном лунном свете повел его в сторону смутно вырисовывающихся вдали деревьев, прося прощение у Бога и у души Пьера за то, что собирался сделать.

Никаких монахов поблизости не было. Ближайший монастырь находился еще так далеко, что он ни разу не слышал колоколов его церкви. Он просто хотел избавиться от этих испуганных лиц, разговоров о чуме. Ему хотелось уединения и покоя, чтобы похоронить Пьера без суеты. Ему было необходимо самому копать землю, так, чтобы заныли мышцы и заболели руки – пусть болит его тело, а не душа.

Он совсем не боялся привидений. Он похоронил всю свою семью в неосвященную землю, и единственное, что посещало его с тех пор, это их слабые голоса, которые стонали в болезненном бреду. Бедный немой Пьер не имел даже этого.

Меланта спала. Она пыталась проснуться, но снова погружалась в сладкий сон без сновидений. Часть ее сознания, которая никогда полностью не засыпала, подсказывала ей, что нужно было срочно пробуждаться и вставать, но, кажется, она потеряла способность управлять своим телом. Снова и снова она погружалась в покой и уют забытья.

Весь шатер был залит светом, окрасив находящиеся в нем предметы в розовый цвет. Это удивило, а затем потрясло ее, и она все-таки заставила себя вернуться к действительности. Как трудно это оказалось. Труднее, чем когда-либо.

Что-то изменилось, но что, она никак не могла понять. Наконец Меланта совсем избавилась ото сна, и вдруг поняла, что она совсем одна. Не было Аллегрето, который никогда не отходил от нее, не было тихо снующей Кары.

Весь лагерь был каким-то необычайно тихим. Ее Зеленый Рыцарь всегда старался изо всех сил утихомирить отряд, чтобы, она это знала, дать возможность его госпоже насладиться утренними часами сна. Но сейчас он, кажется, преуспел сверх всякой меры. Ни разговоров, ни даже шагов, ни звуков загружаемых или разгружаемых вещей.

Значит, она всех переспала. Или же они все еще не отошли от ночных страхов и сидят в подавленном состоянии. Она вздохнула и потянулась, наслаждаясь свободой и покоем.

Меланта улыбнулась, вспомнив, как ее рыцарь, глаза которого выражали презрение, очень вежливо и обходительно говорил с ней. Да, он презирал ее. Презирал, но, все же, желал ее.

Это было совсем новое сочетание чувств для Меланты. Она не привыкла к презрению в свой адрес. По крайней мере, не от мужчин, испытывавших к ней страсть. Она бы даже хотела попробовать развить отношения с ним, если бы не Аллегрето. И не Джиан.

Накинув на плечи горностая, она поднялась и села. Снаружи все еще не долетело ни одного звука. И запаха костров тоже не было.

До ее сознания дошла вся необычайность ситуации, и она испугалась. Сердце глухо забилось в ее груди. Отравленные ракушки – кто-то еще пробовал их? Страшные предположения завертелись у нее в голове. Аллегрето, тайный убийца, готовый на любые преступления. Что, если в своем безумии из-за страха заболеть, он решил устранить все возможные источники болезни? А ведь здесь дикая местность, безлюдная! Как говорил ее рыцарь, место, неподвластное самому королю.

Она быстро оделась, схватила из-под подушки кинжал и, держа его на готове, присев, выглянула наружу.

В нескольких футах от себя она увидела башмак с тупым мыском. Она сделала щель, сквозь которую разглядывала пространство вокруг шатра. Теперь стали видны две ноги в латах. Кто-то неподвижно сидел на полусгнившем бревне в нескольких ярдах от шатра. Она прикрыла глаза, подготавливая себя к любому жуткому зрелищу, которое она могла сейчас увидеть: мертвец, привязанный так, чтобы напоминать живого, обезглавленное тело… Она подняла голову и заметила серебристо-зеленый герб.

Один мысок пошевелился, подцепив и отбросив ракушку на дюйм. Сначала туда, потом сюда.

Меланта почувствовала невероятное облегчение. Она ожидала, что увидит последствия кровавой бойни, разбросанные повсюду мертвые тела. Она даже сначала подумала, что эти ноги в наколенниках и наголенниках принадлежат мертвецу. Но раз они двигаются…

Да это же ее рыцарь, недовольный ее долгим сном. Вместе с облегчением к Меланте вдруг вернулось хорошее расположение духа. Неужели она так долго спала, что ему пришлось послать всех вперед, а самому оставаться и ждать, пока она проснется? Будет ли он бранить ее?

Странно, но эта мысль ей понравилась, однако она тотчас поняла всю ее абсурдность: на него совсем не похоже упрекать свою сеньору. Ведь раньше она уже предоставляла ему множество таких поводов.

Его конь, который стоял рядом с ним, при ее появлении навострил уши. Рыцарь продолжал сидеть почти неподвижно, с отсутствующим выражением лица. Свой шлем он держал на коленях. Наконец он поднял голову.

Впервые в ее жизни мужчина при ее появлении, не считая, конечно, ее отца и мужа, не встал, чтобы приветствовать ее. Это потрясло ее, и место, где они сейчас находились, поросшее высокой болотной травой, объятое сверхъестественной тишиной, стало казаться ей страшным и неестественным. Он посмотрел на нее без выражения.

– Они все удрали, – безучастно сказал он. Затем, по-видимому, он пришел в себя и с металлическим звоном поднялся. – Моя госпожа, прошу вашего прощения.

– Удрали? – повторила она его слова. – Все? Меланта стала озираться вокруг. Единственная лошадь, которую она увидела, была его. Они похитили все запасы и увели всех лошадей, побросав мешки.

– Аллегрето? – спросила она чуть дыша. Он нахмурил брови.

– И он исчез.

Она воткнула с силой кинжал в ствол дерева, не выпуская его рукоятки.

– Исчез.

Он кивнул головой, его презрительная улыбка стала заметнее.

– Он исчез? – она с трудом могла заставить себя говорить. – Как давно?

– Не знаю этого. Я отсутствовал два часа до рассвета, – он сделал движение рукой, указывая на землю. – Следы. Они разбрелись кто куда. Ваша дама – тоже. Эти разговоры о чуме – они взволновали их всех и вызвали панику.

Она осталась одна. Свободна. .Она достигла этого. Но она не полагала, что сумеет сделать это так скоро.

Она посмотрела в его зеленые глаза и увидела в них все, что он думает о ней. Пусть думает. Он стоял перед ней, совершенно не двигаясь, в доспехах, черноволосый и молчаливый, такая мощная и решительная сила этого пустынного и опасного места.

Аллегрето действительно исчез. Бежал. Оставил ее.

– Куда же он направился? Что с ним теперь будет? – она стала смотреть на горизонт.

– Мне трудно определить, где именно его следы, ваше величество. Мы можем подождать здесь. Может быть, кто-нибудь испугается и вернется.

Меланта продолжала смотреть на горизонт. Там ничего не двигалось.

– Я бы давно отправился за ними, моя госпожа, – снова прервал молчание Рук. – Но я боялся оставить вас одну.

– Не оставляй меня! – немедленно воскликнула она.

Он опустил свою темную голову и сказал:

– Не оставлю, ваше величество.

Она снова осмотрелась. Как странно: никогда еще за всю свою жизнь она не была одна. Никогда она еще не была без прислуги, никогда наедине с мужчиной, который даже не был пажем ее мужа. Солнце неожиданно показалось ей огромным, сияющим, а долина – бескрайней.

– Защити меня Господи! – прошептала она.

Как прекрасно было это одиночество. Как покойно на душе. Только ветер и птицы негромко перекликаются друг с другом где-то вдали, там, где серебристое небо касается земли.

– Может статься, они образумятся и вернутся к нам, – снова прервал молчание он.

Она поняла, что он пытается приободрить ее. Тогда она повернулась к нему и сказала:

– Нет, они не вернутся. Они побоятся чумы и наказания.

– Тогда им придется жить в качестве беглых преступников, – ответил он.

Его простота выражения странным образом очень соответствовали этому месту. Она сказала:

– Мне трудно представить себе Аллегрето в качестве преступника и беглого.

Он не ответил на ее улыбку. В его глазах она сразу увидела все, что он думал о возможности Аллегрето выжить в этой дикой местности.

– Что может угрожать ему? – быстро спросила она.

Он помедлил.

– Болото и зыбучие пески, – наконец ответил он. – Разбойники. Плохая вода. Ночью я слышал вой волков.

– Мне не хочется оставаться здесь, – сказала она, переходя на английский, так как ей почему-то было приятнее, когда он говорил на своем родном языке. Ей казалось, что тогда между ними возникала пусть тоненькая, но надежная нить, соединявшая их между собой.

– Я не желал бы оставаться здесь сам, – согласился он, из уважения к ней тоже переходя на английский, как это делал всегда в таких случаях. – Но мы, тем не менее, останемся здесь на один день, чтобы они могли, вернувшись, найти нас.

Меланта почувствовала озноб. Поднялся холодный ветер, и она плотно закуталась в свою мантию.

– Ты слишком милосерден, – возразила она. – Предатели не заслуживают такого внимания к себе.

Рук посмотрел на то, как она пыталась согреться на ветру, затем произнес:

– Никакого внимания к себе они не получат, ваше величество. Но ведь именно ваш лю… – он почти что сказал «любовник», но сумел оборвать себя. – …ваш придворный напугал их до смерти.

Она поняла, что он говорит неправду, вернее, не полную правду. Именно она довела всеобщую панику до предела своей выходкой, но он не сказал об этом.

– Когда они останутся одни без Аллегрето, то могут образумиться.

Она снова перевела взгляд и стала смотреть вдаль. Сейчас она показалась Руку намного меньше ростом, чем раньше. Менее элегантной и менее величественной.

– Аллегрето, – повторила она, плохо выговаривая это слово, как будто у нее что-то случилось с языком. Затем она расхохоталась каким-то странным смехом, но сумела остановиться, закусив свою нижнюю губу. У нее все поплыло в глазах, ноги стали подгибаться. Покачнувшись, она села на землю, продолжая смотреть вдаль. Затем вскочила и закричала:

– Я вижу его.

Рук резко обернулся. Он внимательно осмотрел тот участок болот, на который показывала она, и тоже заметил что-то. Там двигалось что-то желтое.

– Нет, ваше величество, это всего лишь птица. Ржанка. – Он снова посмотрел на нее и увидел, что она снова села на землю. Один завиток ее темных волос выбился из-под золотистой сеточки, которой ее прекрасные волосы были скреплены. Он опустился ей на щеку, и холодный ветер безостановочно шевелил его. Рук испугался, что ей станет плохо из-за мысли о том, что она потеряла своего любовника. Она была подавленной и совсем растерянной.

– Мы не будем оставаться здесь, – сказала она. – Мы никого не будем ждать.

– Но как же мы будем путешествовать без охраны и сопровождения? У моей госпожи ведь теперь нет даже служанки.

– Я говорю, что мы не будем никого ждать, – закричала она. Но когда она посмотрела на него, он увидел перед собой растерянное лицо, совершенно лишенное ее обычной внутренней силы. – Я никогда не могла подумать… Я не ожидала, что они все могут уйти!

Рук не ответил. Сейчас ее действия и слова были такими же бессмысленными, как ночью накануне, когда она жестоко забавлялась с Аллегрето, словно злой испорченный ребенок со своими маленькими друзьями, доводя их до слез. А затем, когда эти друзья покинули его, находится в состоянии гнева и обиды.

Беглецы захватили всех лошадей. Но в своей спешке не потрудились погрузить на них тяжелые вещи. Рук вытащил деревянную чашу из кучи брошенной посуды и наполнил ее элем из бочонка. Затем подошел к ней, все еще сидящей прямо на земле, и присел рядом.

– Не желаете ли вы утолить жажду, моя госпожа?

Она взяла чашу, сделала несколько глотков и отдала чашу назад. Он видел, как она дрожала под своей меховой мантией. Воздух был холодный, но не настолько, чтобы так дрожать.

– Не так уж трудно нас обнаружить, – сказала она, опасливо посмотрев на свой шатер, который ярким пятном выделялся на общем сером фоне.

Он допил эль и произнес:

– Да, нас легко можно заметить. В такой местности, как эта, лучше не обращать на себя внимания. Здесь надо таиться и быть внимательным.

Он встал, подошел к шатру и уже готов был войти внутрь, когда она неожиданно поднялась и проскочила вперед него. Затем она появилась из шатра, уже более медленно, неся свою птицу.

– Гринголет будет охранять нас. Принеси шест.

Ему понравилась ее мысль. Он взял длинный шест для шатра, заостренный в форме конуса, и загнал его в песок, прочно закрепив его там. Принцесса Меланта сняла с сокола путцы и, наклонившись, прошептала:

– Карауль своего любимца. Карауль Аллегрето.

Сокол взмахнул своими крыльями, белыми, как молоко. Его бубенцы зазвенели. Яркие темные глаза остановились на Руке, затем – на чем-то дальше за ним.

– Это благородная птица, – сказал он, произнеся похвалу, сам не желая того.

– Grant merci, sir, – сейчас, казалось, она уже пришла в себя. – Мне его подарил один скандинав! – она взглянула на Рука. – Он был таким же высоким, как ты, но со светлыми волосами.

Казалось, что этим она хотела выразить еще что-то. Он подумал, что, должно быть, этот высокий светловолосый скандинав был еще одним ее любовником. Эта мысль вызвала у него раздражение и злобу. То, что в качестве подарка ей можно было подарить такую ценную птицу, ему даже не приходило в голову.

– Он умер в постели, пронзенный кинжалом, – продолжала она так, будто делилась слухами со своей знакомой. – Мне кажется, что его душа перешла в Гринголета.

Услышав такое богохульство, Рук машинально перекрестился, но он не стал осуждать ее.

– Если Аллегрето появится, Гринголет немедленно сообщит нам об этом, – добавила она загадочно.

Очень хорошо. Значит сокол был не только помощником ведьмы, но еще и ревнивцем.

Рук решительно двинулся в шатер, ухватился за ручку тяжелого сундука и выволок его наружу. Затем он начал работать, собирая меховые накидки, складывая их на сундук. Он выбил все колья, на которых держалась материя шатра. Яркий шатер рухнул. Тогда он стащил свои рукавицы, помогая себе зубами, и присел, чтобы отвязать веревки. Взглянув на принцессу Меланту, он увидел, что она присела с другой стороны упавшего шатра и делает то же самое.

– Оставьте это, госпожа, – сказал он изумленно. – Я сам выполню эту работу.

Ей никак не удавалось развязать тугой узел. Он встал, ухватившись за веревку, и вытянул кол с веревкой из ее рук.

– Ваше величество, это недостойное для вас занятие, – сказал он с досадой. Затем подхватил ее за локоть, потянув вверх, заставил встать и отвел от упавшего шатра.

– Мне так не нравится наше ожидание, – сказала она, сцепив пальцы рук. – Неужели мы не можем отправиться сейчас же?

– Если никто не явится к утру, то ждать больше бессмысленно, – он переложил ее меха на бревно, открыл сундук, порылся в нем, нашел книгу и вручил ей. – Одной ночи вполне достаточно, чтобы отпала всякая охота разгуливать по Вирейлу в одиночестве.

Он преклонил перед нею колени, затем встал и снова принялся за работу, отвязывая веревки от кольев и затем укладывая концы шатра в середину, сворачивая его в тугой сверток. Краем глаз он наблюдал за ней. Она сидела на мехах, время от времени вздрагивая, и тогда книга в ее руках тоже отчаянно дрожала.

– Мы напрасно ждем, – неожиданно сказала она. – Случись даже так, что они перестанут опасаться чумы, они побоятся наказания и не вернутся к нам.

Он прервал свою работу и встал.

– Да, они опасаются этого. Но ранним холодным утром человек вспоминает, что у него есть жена и дети, и ему совсем не хочется жить беглым бродягой вдали от Господа и своего дома. Поэтому, моя госпожа, ему начинает казаться, что все бежали из-за трусости, а он – единственный храбрец – гнался за ними, чтобы остановить их и вернуть назад. Но в темноте, конечно, потерял дорогу. Сейчас же, с рассветом, не преуспев в погоне, возвращается к нам.

Она не смогла сдержать улыбки.

– Герцог сказал мне, что ты отлично знаешь людей.

Он пожал плечами.

– Я просто говорю о том, что сделал бы сам, будь я среди них.

– Нет, Зеленый Рыцарь, ты бы не сделал этого, потому что ты бы не удрал – это во-первых, – она отложила книгу. – И, во-вторых, у тебя есть дар читать души своих подчиненных.

Он не мог поверить в искренность ее комплиментов.

– Они же – воины, – сказал он. – И ближе мне по духу, чем моей госпоже.

Она смотрела на него своими глазами цвета пурпурных сумерек, словно видела его в первый раз. Она уже однажды смотрела на него так же, когда собиралась вывести его на турнир. Этот взгляд пронизывал его насквозь, словно ей нужно было знать все, что у него на душе.

– Может быть и так, – она снова засмеялась своим особенным смехом. – А может быть и нет. У меня талант узнавать, что на душе и в голове у низких умов и презренных трусов. И, мне кажется, он более сильный, чем у тебя.

Она снова улыбнулась, глядя в никуда поверх долины. Ветер растрепал еще несколько кудрей ее волос, и она стала элегантно заправлять их назад под меховой капюшон.

Рук понял, что стоит, не двигаясь, и наблюдает за каждым ее движением, будто ему больше нечего было делать, и будто он не знал, чем занять себя.

– Я всегда лгу, «зеленый человек», – сказала она, продолжая смотреть вдаль. – Всегда. Запомни, что я сказала тебе.

Он повернулся и прикрепил к седлу кое-что из пожитков, собранных им. Затем дернулся к работе и стал собирать вещи дальше, чувствуя жар в своем сердце и в своих жилах, и холод в еле гнущихся пальцах своих рук.

Они больше не говорили ни о чем. Он закончил свою работу и присел, опираясь на кучу собранных им вещей. Его конь стоял нагруженный, так что теперь они могли тронуться немедленно при малейшем свидетельстве опасности. Это лишний раз подчеркивало, чего именно он ожидал и чего опасался.

Меланта, казалось, не обращала на него никакого внимания, как до этого не обращал на нее внимания он, собирая их добро. Обстоятельства, пожалуй, были одинаково сложными для них обоих. Она стала подозревать, что он не чаще оставался один на один с женщиной, чем она с посторонним мужчиной.

Через несколько часов томительного ожидания ее разобрало любопытство. Она стала размышлять, какой мог бы быть его возраст. Затем подумала, могли ли быть у него дети, братья. Затем – что больше всего он любит есть. Она не стала расспрашивать его. Она никогда не спрашивала прямо. Она узнавала обо всем, что желала знать, другими способами. И это было очень важно. Мелкие детали жизни и привязанности мужчины. Они давали ей силу использовать его и играть им для своих целей. Но, правда, она не хотела играть Руком. Ей просто хотелось узнать о нем как можно больше.

И все же она постаралась подавить свое желание и держаться с ним церемонно, словно при королевском дворе. Она и так уже сказала лишнее, насчет своей лжи, например. Зачем она это сделала? Она просто сказала это. Но, услышав, что говорит, сразу изумилась этому.

Днем Рук собрал еду, разложил ее на скатерти на земле и предложил ей кувшин с розовой водой, которую он набрал из серебряного сосуда. Меланта окунула пальцы в холодную воду и быстро вытерла их. Стоя на коленях, он отрезал маленькие кусочки от всех продуктов, пробовал, и только потом предлагал ей. Она приняла этот торжественный ритуал. Конечно, все было странно. Огромная пропасть разделяла их, и, тем не менее, он знал, что она ела с ним так, словно они принимали пищу вместе не менее сотни раз.

После еды странная сдержанность охватила ее. Ей было трудно привыкнуть к мысли, что Аллег-рето не вернется, что Кары больше нет рядом. Что она свободна, наконец.

Она закрыла свое лицо руками и долгое время сидела так, ощущая дыхание холодного ветра и стараясь умерить свое бешено бьющееся сердце.

Она не могла планировать что-нибудь наперед, решив положиться целиком на своего рыцаря. До ее слуха долетели звуки его шагов и звон лат. Значит, он встал. Но она не могла оторвать рук от лица.

– Ваше величество, – сказал он тихо. – Я мог бы поспать сейчас, чтобы бодрствовать ночью, охраняя вас.

Она-таки оторвала руки от лица и посмотрела на него. Он стоял в нескольких футах от нее, держа в руке кувшин. Меланта почувствовала безумное желание расхохотаться. Ей стало смешно из-за того, как церемонно они держались, стараясь скрыть свое смущение. Вместо этого она кивнула, опустив глаза.

Больше не сказав ни слова, он встал на колени перед ней и протянул кувшин. Она церемонно опустила пальцы, отерла их о поданную ей скатерть, на которой находились еще остатки еды. Затем, засунув холодные пальцы в свою меховую мантию, она смотрела, как он в своих доспехах, положив рядом с собой меч и шлем, устроился недалеко от нее. Ей стало завидно. Он так легко и быстро заснул. Ей показалось, что никогда в жизни она еще не высыпалась.


Рук съел подаренный ему за обедом принцессой Мелантой апельсин в лунном свете и под завывание волков. В нескольких сотнях ярдов отсюда он мог видеть искры трех костров, которые разложил в их бывшем лагере, и куда он возвращался время от времени, чтобы подбросить в них сучьев и быстро осмотреть местность. Он был уверен, что многие из беглецов, которые еще будут в состоянии сделать это, обязательно вернутся сюда. Костры были зажжены, чтобы придать им больше уверенности, а для других – показать, будто здесь находится много людей. Он бы отошел намного дальше от костров, если бы поблизости сейчас не охотились волки. Он устроил постель для принцессы Меланты здесь же, в темноте. Пожалуй, холодно для нее, но больше шансов, что ее не найдут, если на него нападут бандиты. Что касается волков, то где бы она не спряталась, они обнаружат ее с одинаковым успехом.

Он сосал апельсин. Рук уже несколько раз ел эти фрукты в Аквитании на пирах и на Рождество. Но есть их каждый день, как это делала она, было для него совсем непривычным.

Он отвел свой взгляд от костров и стал смотреть в темноту. Она была там, совсем близко от него, но невидимая и неосязаемая сейчас.

Глава 8

Меланте показалось, что она только что заснула, когда в ее ухо настойчиво зашептал голос, идущий из непроглядной тьмы вокруг.

– Ваше величество, нам надо уходить, – на ее плече лежала тяжелая рука. – Проснитесь, ваше величество, быстрее!

Его настойчивость и тревога моментально прогнали у нее остатки сна. Она села, подставив свое лицо свежему ветру. Он стоял, наклоняясь, совсем рядом с ней. Его дыхание, обволакиваясь паром, обдавало ее. А где-то вдали она услышала голоса.

– Нас заметили, – резко прошептал он, хватая ее руку под мехами, которые на ней были, и поднимая на ноги. – Пошли!

Она все еще сидела и собиралась встать, но он даже не дал ей для этого времени, а просто схватил ее в охапку вместе с мехами и поднял, как какой-нибудь куль. Она тихо вскрикнула от удивления и почувствовала, как напряглись его мышцы.

– Тс-с, – произнес он и, не обращая внимания на упавшую пуховую подстилку, не останавливаясь, стремительно направился к коню. Теперь Меланта уже полностью пришла в себя и стала понимать, что происходит. Она ухватилась за седло, потянула на себя свисавшие меха и постаралась взобраться на верх уложенной поклажи, пока он приподнимал ее над спиной коня. Затем он сел сам. Оказавшись позади него, она стала судорожно шарить под его накидкой, пока не нашла там пояс, на котором крепился меч, и ухватилась за него. Она успела это сделать как раз вовремя, так как в то же мгновение он прижал ее руки своей рукой, пришпорил коня, и тот прыгнул во тьму.

Они неслись с такой скоростью, словно за ними гнались все обитатели ада. Меланта совершенно ничего не видела. Она уткнулась лицом в его спину, изо всех сил стараясь не упасть с коня, мчавшегося в ночи с безумной скоростью. Когда Рук навьючивал своего Ястреба, он, видимо, предполагал эту возможность, и поэтому расположил вещи таким образом, что, хотя она билась и раскачивалась, но все-таки чувствовала себя относительно удобно – мешки и другая поклажа образовали как бы выемку, углубление для нее. Но сейчас, разумеется, уже не могло идти речи о каких-то манерах, скромности и игры в застенчивость. Бешеная скачка требовала предельных усилий от Меланты, и она по-прежнему сжимала руками его пояс, а он прижимал ее руки к себе, к жестким доспехами, прикрывавшим его живот.

Ее подбородок и щеки бились о его броню. Удары смягчала только его накидка. В один из моментов ее меха соскользнули с нее, но она успела их подхватить, отпустив одну руку. Конь несся, часто меняя направления по какой-то, одному ему понятной, логике. Но рыцарь, казалось, был невозмутим, будто он понимал своего коня, и с удвоенной силой прижал ее руки к себе, когда ее пальцы стали слабеть.

Внезапно конь споткнулся и почти встал. Ее бросило на спину рыцаря. Вдруг с ужасом она поняла, что слышит чавкающие звуки – копыта коня погружались в трясину. И прежде чем она успела закричать, рыцарь отпустил ее и поднял вверх свои руки. Он громко крикнул, сделал движение телом, и тогда конь присел и рванулся вперед. Меланта из последних сил держалась за его пояс, обрезая и раня пальцы о его острые железные края. Рук пригнулся, вынуждая коня еще к одному прыжку.

Сделав отчаянный рывок, конь выбрался из трясины и снова пустился галопом. Рыцарь опять прижал ее пальцы, сжимая и давя их мощной стальной рукавицей. Она даже обрадовалась новой волне боли, стараясь сконцентрироваться на ней, чтобы не терять присутствия духа и не расслабляться. Казалось, эта бешеная гонка длилась вечность, пока, наконец, конь не стал проявлять признаки усталости и замедлил бег. Открыв глаза и осмотревшись, она заметила первые следы рассвета. Но тут они углубились в лес, и рассвет пропал, уступив место серому туману, из-за которого стали проступать темные силуэты стволов деревьев.

Конь испугался чего-то и резко отпрыгнул в сторону. Меланта чуть не слетела, но рыцарь, продолжая крепко держать ее руку, схватил ее и другой рукой и, потянув, водрузил на место.

Конь встал. Рыцарь тихо изрыгал проклятья, а Меланта тяжело дышала. Пальцы больше не слушались ее. Из последних сил она попыталась разжать их.Но ничего не вышло. Теперь у нее хватило воли только на то, чтобы припасть к его спине, бессмысленно глядя на еле заметный рассвет.

В спутанных зарослях пропела птичка. Меланта вздрогнула.

– Боже мой! Гринголет!

Ее пальцы невольно разжались.

– Я отрезал шнур и выпустил его, – сказал он шепотом. – Тихо.

Он вглядывался вперед, и Меланта поняла, что конь прядет ушами. Она снова вцепилась в его пояс, но он вдруг отбросил ее руки и слез с коня.

– Не двигайтесь, – тихо прошептал он ей и забросил поводья через голову коня. Затем он достал меч и тихо нырнул в чащу.

Тогда и она увидела это. Сквозь ветви кустов было видно пятно чего-то ярко-желтого и голубого.

Аллегрето.

Ее сердце забилось так сильно, что готово было выскочить из груди.

Ей были слышны шаги ее рыцаря, каждый из них сопровождался звоном его доспехов. Аллегрето лежал неподвижно. Он затаился в чаще. Она не могла его видеть всего. Лишь только пятно от его одежды. Чаща и туман скрывали все остальное. Ее охватил страх. Ее рыцарь шел прямо в смертельную западню, коварно замысленную Аллегрето.

– Не убивай его! – пронзительно закричала она по-французски. – Или я прикажу содрать с тебя кожу живьем.

Шаги прекратились.

– Слишком поздно, мадам, – ответил холодный голос ее рыцаря. – Он мертв. – По-видимому, он отнес ее слова на свой адрес.

Меланта застыла на месте, уставившись на сине-желтое пятно. Затем она спустилась с коня и медленно пошла, отгибая и отбрасывая ветви, хлеставшие ее по глазам и по щекам.

Но подойти к Аллегрето она не сумела – рыцарь встретил ее на пути. Он встал перед ней, грубо пихнул, поворачивая назад.

– Вам не следует видеть его, – сказал он по-английски.

Она повернулась опять, стараясь пройти.

– Я должна взглянуть на него.

– Нет, госпожа. – Он крепко держал ее, не пуская. – Волки.

Она посмотрела ему в глаза. Он кивнул головой, указав на что-то совсем рядом с ней.

Она посмотрела туда. Возле ее юбки, на низкой ветке, висел кровавый сгусток из черных сплетенных волос. Под ними было черное пятно из засохшей крови.

– Ваша девушка, – сказал он тихо. – Ее платье я видел рядом.

Меланта отвернулась. Ее стало тошнить. Она вырвалась из крепких рук рыцаря и стремительно кинулась прочь. Оказавшись рядом с дымящимся боком коня, содрогаясь и трепеща, Меланта нагнулась. Клок волос прилип к ее юбке. Она затрясла ею, готовая впасть в истерику. Он не отлетал. Она завизжала, дергая шелк сильнее. Казалось, что черный клубок навсегда прицепился к ней. Она повернулась, словно собираясь убежать от него, и налетела на рыцаря, – Сбрось! – закричала она, переходя на визг. – Сними его!

Она подобрала юбку. Он медлил, и она опять закричала:

– Там! Там! Разве ты не видишь его!

Он нагнулся и сдернул с ее юбки черные волосы. Затем, сделал шаг и зашвырнул их подальше. Меланта не стала смотреть, куда.

– Больше нет? – она снова приподняла юбку к нему, судорожным движением рук. – Я знаю, что есть!

Рыцарь снял рукавицу и положил руку ей на плечо. Немного согнулся и другой рукой расправил ей юбку. Затем слегка прикасаясь к ней, провел рукой по всем складкам ее одежды, по ее бокам, спине, бедрам.

– Нет, моя госпожа. Больше нет.

Она схватилась за живот, упала на колени. Ее вырвало.

– О Боже! – застонала она и начала смеяться. – Аллегрето!

Ее странный смех далеко разнесся по лесу. Рук стоял рядом, глядя на белую полоску шеи под уложенными в сетку темными волосами. Он тихо подхватил ее и усадил на Ястреба. Она совсем не сопротивлялась, и, когда он сел, послушно обхватила его руками, плотно прижимаясь к его спине и все еще смеясь или плача.

Аллегрето, и фрейлина как раз и могут затем являться к нему. Так подумал Рук. Он решил не задерживаться здесь, чтобы похоронить останки, поскольку опасался погони и стремился уехать как можно дальше от места их бывшего лагеря. Его люди вернулись ночью, и многие – со связанными руками и приставленными к горлу ножами, которые держали разбойники, столь многочисленные в этих краях. Он не стал ждать. Малейшая попытка, без сомнения, развяжет им языки о том, чей был тот лагерь и какой богатый улов могли они получить, захватив принцессу Меланту. Для своих пленных людей он мог сделать тогда не больше, чем для Аллегрето и девушки Меланты. Теперь он заботился только о принцессе.

Он ехал по лесу, внимательно вглядываясь в чащу, а она прижималась к его спине. Он слышал ее дыхание, еще неровное из-за теперь уже редких всхлипываний, остатков ужасного приступа горя в связи с потерей любовника.

Они проезжали мимо берез, елей и дубов, сквозь ветви которых пробивались лучи солнца, бросавшие тени под ноги коня. Рук очень внимательно вглядывался в кустарник, опасаясь засады.

Пар от его дыхания окутывал его лицо, затем растворяясь в воздухе. Чтобы сбить погоню, он вначале не поскакал на восток, а все время менял направление, так что теперь стал опасаться, не потерял ли он ориентацию сам. Почему-то до сих пор он все еще не слышал звона колоколов.

К полудню они неожиданно достигли края леса и оказались на краю низкого утеса. Отсюда стало видно, что лес внизу редел, заканчиваясь песчаными холмами. За ними гнало свои валы Западное море. На юге, далеко за устьем реки Ди, в сероватом тумане виднелась гряда Валлийских гор.

Он повернул Ястреба в другую сторону и направился на север. Другая сторона холма выходила к притоку еще одной большой реки. Отсюда была видна колокольня, которая поднималась над обнаженными макушками берез. До колокольни было не более мили, но никаких звуков не было слышно.

Они набрели на узкую дорогу, ведущую с холма. Он заставил Ястреба слегка прибавить ходу. Дорога снова повела их в лес. Принцесса Меланта уже затихла и крепко держалась за него.

На краю леса он заставил Ястреба встать. Стая диких гусей с шумом поднялась из безлюдного сада.

За вспаханным полем находился небольшой монастырь. Отсюда бросались в глаза стены из известковых камней. Колокольня, прочная и высокая, отбрасывала тень на желтые постройки. Рук был здесь последний раз лет шесть назад, да и тогда он лишь переночевал и на следующий день покинул монастырь. Тогда в нем жили шестнадцать монахов, обитая в небольшом доме, поддерживая порядок в саду и имея скот.

Сейчас здесь все приходило в упадок, и лишь только один белый гусь с подрезанными крыльями расхаживал по опустевшему полю. Важно переваливаясь, он направился к Руку, шипя и вытягивая шею.

Рук еще раз внимательно осмотрел все вокруг.

– Оставайтесь и ждите меня здесь, – сказал он тихо. Затем слез с коня, привязал поводья к ближайшему дереву. Гусь застыл на поле на полпути к Руку и внимательно рассматривал того своим красным глазом.

Используя заросли на краю открытого пространства как укрытие, он стал обходить монастырь, приближаясь к реке. Паромная переправа была покинута. Здесь сейчас находился только один большой плот, закрепленный толстой веревкой к вделанному в пристань кольцу.

Рук снова посмотрел на монастырь. Может быть все укрылись за толстыми стенами, опасаясь появившихся поблизости бродяг?

Но почему не слышно колоколов?

Лежа в кустарнике, Рук долгое время наблюдал за местностью. Белый гусь ходил по полю, ковыряясь и выискивая пищу. Было совсем пустынно. Рук решился пересечь поле и подойти к воротам монастыря. Гусь бросился за ним, нахально выпрашивая угощение и пытаясь ущипнуть его за пятки. Он отбросил гуся в сторону, но тот снова заковылял за ним, взывая к его милости.

Перед воротами он помедлил, а затем три раза дернул за веревку дверного колокола. В царящей тишине звук показался таким громким и чистым, словно звонили в большой церковный колокол.

Никакого ответа. Он толкнул калитку, но та оказалась закрытой изнутри.

Гусь возобновил свое попрошайничество. Рук повернулся и прошел за угол к церковному входу. Он потянул наружную дверь, и та легко поддалась, заскрипев на несмазанных петлях. Внутренние двери были открыты. За ними он увидел пустые нефы, алтарь, иконы, расположенные в несколько ярусов и освещенные светом, пробивающимся из высоких окон. Все был пусто.

Он осторожно прошел в церковь и замер, прислушиваясь к затихающему эху его шагов.

Ходить по церкви в полном боевом снаряжении казалось святотатством, но он, перекрестившись и мысленно попросив прощения за такое неуважение к святому месту, все же осторожно двинулся по проходу между скамьями.

Он прошел дальше и оказался в ризнице. Вещи монахов лежали здесь нетронутыми. На аналое лежал открытый том и рядом с ним открытая чернильница, словно облаченный в черную сутану человек только что отошел куда-то. Рук взглянул на записи. Он не был знаком с латинским письмом, собственно, и по-французски, и по-английски он читал с трудом. Однако все же он стал вглядываться в текст, ведя своей бронированной рукой по строчкам.

Он разобрал, что эта запись была обращена к епископу Честерскому. Он разобрал и некоторые другие слова, такие как «после Рождества», «услышать нас». Затем следовал абзац, в котором, кажется, шла речь о поездке, путешествии, деревне Лиерпуле и еще что-то насчет свиньи и свечей.

Дальше говорилось, что Лиерпуль болеет и Умирает. Рук снова прочитал это место. «Mortuum» – это понятно. «Omnis» и «invalidus» – он тоже знал.

Вдруг у него появилась страшная догадка. Он с такой силой оттолкнул книгу, что вместе с ней опрокинул и аналой. Тот с грохотом обрушился на каменные плиты пола, чернильница с засохшими чернилами разлетелась вдребезги. Рук быстро вышел во двор, направившись к церковному кладбищу с восточной стороны от церкви. Там он нашел десять свежих могил. Он в изнеможении прислонился к стене.

Как он хотел сейчас увидеть Изабеллу, просить ее, чтобы она молилась Богу о пощаде его детям. А если уж чума должна была придти, чтобы она пришла бы и к нему, не оставляя его таким одиноким в этом мире. Он не заслуживал большей милости, чем кто-либо другой. Он так же плох.

И все же он не был искренен с собой. Не мог он представить себе Изабеллу, не хотел умирать. Жажда жизни упорно пылала в его душе, побеждая и отторгая трусость тела. А еще, к своему крайнему отчаянию, он ощутил, что голоден. И принцесса Меланта была ниточкой, связывающей его с людьми. Она была его поглощающей страстью, его помрачающим ум желанием.

Он схватил поводья Ястреба, отвязал их от дерева.

– Поехали, нам не нужно здесь оставаться.

Он ничего не сказал о чуме. И она ничего не стала спрашивать, а только окинула своим невинным взглядом этот монастырь, словно еще не поняла, в какой сложной ситуации они находятся.

Сейчас она совсем не походила на принцессу – просто женщина, да еще и не очень красивая.

Простая, замерзшая и испуганная женщина. Но вместо того, чтобы охладить его отношение к ней, это новое ее положение только в сто раз сильнее увеличило его влечение к ней. Он испытывал непобедимое желание защищать, охранять ее, да, и обладать ею, тоже. Теперь это не зависело ни от данных клятв, ни от его формальных обязанностей.

Он резко отвел от нее свой взгляд и увел своего коня к переправе. За рекой Мерси, ниже по течению, примерно в одной миле отсюда, находился замок Лиерпуля, который возвышался молчаливой серой громадой. Ни корабля в гавани поблизости, никакого-либо движения на берегу. Никаких признаков жизни.

– Нам надо переправиться, пока не закончился прилив, – сказал он, останавливая коня.

Он поднял руки. Она одернула юбки. На секунду перед его глазами мелькнули очертания ее ног. Она оперлась руками на его плечи, но он почти совсем не почувствовал ее прикосновения из-за доспехов. Его мысли стали возвращаться к образу только что увиденных ножек.

Он опустил ее, но она по-прежнему стояла рядом, держась за его пояс, словно боясь отпустить его и остаться одной. Шок от смерти ее любовника, резкая смена обстоятельств от богатства и комфорта к холоду и опасностям. Что же, он не стал бы осуждать любую женщину за такое нервное потрясение, которое она испытала. Но с тех пор, как первый приступ прошел, она стала какой-то подавленной, даже сонной, безразличной к своей судьбе.

Она не двигалась, и поэтому он отодвинулся сам, как можно более осторожно сняв ее руки со своего пояса.

– Не бойтесь, моя госпожа, – произнес он. – Наденьте мантию и взойдем на борт.

Казалось, она не слышит его. Он накинул на нее мантию и сам подхватил ее на руки.

Паром был почти уже весь в поднимающейся воде и можно было плыть. Он перенес ее через отмель и осторожно поставил на ноги на пароме.

– Моя госпожа, – он все еще держал ее за плечи. – Вы больны?

– Нет, – ответила она отстранение. – Куда мы едем?

– Через реку, ваше величество.

– Монахи… – она поглядела на него большими темными глазами. – Они мертвы?

Он помолчал, а затем произнес:

– Да, мертвы или покинули монастырь. Она, казалось, удивилась. Ее лицо приняло совсем детское выражение, и она отошла.

Рук смотрел на нее какое-то время, а потом вдруг сказал:

– Я буду вас оберегать, моя госпожа. Клянусь в этом.

Он снова вернулся на берег, чтобы перевести коня и их скромный багаж. Приученный к тяготам похода Ястреб не возражал и на этот раз легко перешел через узкую полоску воды на паром. Тот покачнулся. Конь, расставив ноги, дико посмотрел вокруг, но быстро успокоился, когда на него надели шоры. Словно бы то, что он не видел, не существовало на самом деле.

Принцесса села на их вещи. Рук отвязал паром, взял длинный шест и, оттолкнувшись, снялся с мелководья. Паром стал медленно отходить от берега, слегка разворачиваясь. Он перешел на другую сторону и оттолкнулся снова.

Они поплыли. Он подошел к большому веслу, которое могло использоваться также и как руль, и освободил его от спутывавших его цепей. Рук досмотрел, что делает принцесса. Та неподвижно сидела, глядя в воду.

Рук ухватился за рукоятку весла и начал грести. Когда он снова посмотрел на принцессу, та спала.

Паром медленно плыл по центру реки. Иногда его движение убыстрялось, иногда его слегка разворачивало потоками. Рук не обладал, конечно, тем искусством управления паромом, что было у монахов. Даже несмотря на большое весло, которым он орудовал временами, паром несло по воле волн, поэтому вся переправа заняла очень долгое время. Ветер и встречное движение поступающей с моря воды замедляли их ход и сообщили парому новое направление, отнеся значительно ниже Ли-ерпуля и далеко от монастыря. Руку показалось, что в деревне он заметил, как кто-то двигается, но он не был уверен, что не ошибся. Впрочем, вскоре и деревня, и даже замок исчезли из вида.

Он решил пристать к берегу там, куда их прибьет. Паром подплыл к берегу, вдоль кромки воды у которого рос тростник, и здесь задел за дно. Рук постарался подвести паром как можно ближе к берегу, используя шест, но все равно до берега еще нужно было пройти шагов десять по мелководью.

Принцесса крепко спала. Когда он опустился возле, она лишь плотнее сжалась и стала что-то говорить сквозь сон. Он снял рукавицу и приложил руку к ее лбу. Лоб был прохладным, и никаких признаков недомогания он не обнаружил.

– Нельзя ли мне еще поспать? – пробормотала она жалобно, когда почувствовала его прикосновение. – Мне хочется поспать еще немножко.

Он ничего не возразил, а просто поднял ее на руки и перенес на берег. Казалось, это немного привело ее в себя. Она села на песчаном берегу и обхватила руками свои ноги, молча следя за тем, как он сновал на плот и обратно, перенося вещи.

Затем он присел, чтобы спутать ноги Ястребу. Она вдруг резко повернулась, впившись глазами в ту сторону, где был Вирейл.

– Слушай!

Рук вскочил, хватаясь за рукоятку меча. Стоя так, он тоже услыхал. Мелодичный звон бубенцов. В тот же момент они увидели белое пятнышко, мелькнувшее на фоне темных деревьев.

– Гринголет, – выдохнула она.

Словно услышав мольбу в ее голосе, белый сокол вспарил вверх, превратившись в темную тень на фоне светлого неба. Затем он резко пошел вниз прямо по направлению к ним. Он описал полукруг, снова взмыл ввысь, кружа над ними, пока не потерялся в высоте.

– Он ждет! – принцесса вскочила на ноги. – Приманку, вабило, иначе он может улететь.

Рук кинул свой меч. Они оба бросились к своим мешкам и стали лихорадочно рыться в них. Рук обнаружил вабило и вознес благодарения Богу за то, что догадался сунуть его при сборах. Она выхватила вабило у Рука.

Это был макет цапли, насаженный на тяжелую кожаную рукавицу. И кожа рукавицы и сам макет были разукрашены серебряной нитью и многочисленными камнями, которые вспыхивали и сверкали на солнце.

Она посмотрела в небо. Рук тоже было стал смотреть туда, но быстро перевел свой взгляд на нее. Он ожидал, что при солнечном свете она будет выглядеть еще менее красивой, чем несколько часов назад, но ошибся. Каким-то своим колдовским способом она преобразилась, став снова красивой и очаровательной. Совсем как сокол – взмах крыльев отделяет для него небо от земли. Мгновение.

Он посмотрел в небо и не смог обнаружить птицу, которая исчезла в высоте. Рука принцессы взметнулась вверх. Солнце заблестело на вабило, разбрасывая снопы света от его камней. Ястреб заволновался, уловив своим чутким слухом свист рассекаемого воздуха и шум крыльев. Меланта по-прежнему смотрела в небо, ее рука была вытянута, перчатка сияла и горела зеленым огнем и отливала серебром.

Она стала звать своего сокола, вращая вабило. Песня любви, смешанная со смехом – и птица приняла призыв. Она камнем спикировала с неба.

Рук вначале услышал и только потом увидел сокола. Звон его бубенцов слился в один протяжный звук, и вот уже появилась стремительно растущая точка: пылинка, затем точка, потом стрела, серп… Птица пикировала с высоты не менее двух тысяч футов.

В момент удара раскрылся белый веер, разошлись крылья. Вабило полетел на землю, а сокол поднялся в воздух, звеня своими путцами. Вабило зарылся в песок, но Меланта потянула за шнурок и подтащила вабило к себе.

И начался танец. Женщина и птица то стремительно, то плавно кружили по берегу. Казалось, что для них перестали действовать законы притяжения. В сиянии изумрудов, в белом веере крыльев они то ускоряли, то замедляли своей танец.

Меланта закончила свой танец с охотящимся соколом так, как он еще никогда не видел – вместо того, чтобы бросить приманку на землю для нового нападения сокола, она перехватила ее в другую руку и подняла ее, отведя от себя как можно дальше, словно языческая жрица, возводящая руки к солнцу и заклинающая светило. Сокол мелькнул в воздухе мимо руки, рванув когтями макет. Тогда она сделала широкий взмах рукой.

Сокол широко расправил свои крылья и ринулся на добычу, выпустив когти. Красиво завершив свой стремительный полет, он уселся на перчатку, сложил крылья и хищно потянулся к добыче.

– Бедный Гринголет! – почти не дыша, воскликнула принцесса, смеясь и плача в одно и то же время. – Бедный Гринголет! Моя краса, моя любовь! Как подло тебя обманули. Но мне нечем сейчас тебя вознаградить.

Сокол снова раскрыл крылья, зло крича и нанося удары по фальшивой птице, но было уже поздно – его хозяйка схватила другой рукой путцы, которые рассек Рук, когда спешил отпустить птицу на волю. Возмущенные жалобы сокола прекратились, когда принцесса надела на его голову клобучок.

Только теперь, когда все закончилось, Рук почувствовал, как тяжело бьется его сердце. В то, что он только что видел, было трудно поверить. Рук подобрал упавший вабило. Его перья были изломаны, большой бриллиант выпал, а изумруды болтались на металлических нитях. Он поискал вокруг драгоценный камень, и почти сразу же его глаза уловили белый блеск. Он снял рукавицу и нагнулся.

– Оставь себе. Он твой, – сказала она, когда он поднялся, держа камень между большим и указательным пальцами. – Твой приз, – она улыбнулась. Ее глаза сияли от возбуждения. – Чтобы ты не забывал нашу охоту.

Камень покоился в его руке, еще раз напоминая о той пропасти, том страшном расстоянии между ними, которые она невольно подчеркнула, так небрежно одарив его своей милостью.

– Моя госпожа, мне не нужно никакого напоминания о том, что я видел. С помощью Всевышнего, я не забуду этого никогда.

– Тем не менее, – упорствовала она. – Оставь его себе. – Она переключила внимание на сокола, оставив его так и стоять с протянутой рукой.

Он почувствовал глухое раздражение и обиду, хотя, собственно, ни в ее словах, ни в ее тоне не было ничего оскорбительного. Первый раз за все время она дала понять, что ценит его службу и считает ее заслуживающей вознаграждения.

Но он же не ради вознаграждения стремился к ней. Он только хотел, чтобы она заметила его верность, его преданность. А она лишь дала ему что-то на память, как могла бы поступить с любым другим. И, собственно, почему он мог надеяться на что-то иное, не обладая ничем в своем имени и звании, что бы могло хоть как-то помочь приблизиться к ней.

Глядя, как принцесса Меланта ласкает Гринголета, он вдруг вспомнил о светлом северянине, который подарил ей эту птицу. Он подумал о том, чем обладал: конь, меч, украшенные дорогими камнями путцы сокола, которые она же ему и подарила, боевое снаряжение, которое сейчас было на нем. Другие латы, для турниров, которые стоили ему пяти лет службы и на которых так сиял тот ее изумруд – потеряны навсегда и, наверное, уже разграблены бандитами в их лагере.

У него не было ничего стоящего, ничего, чтобы заслуживало ее внимания и не было бы получено от нее самой.

Держа себя церемонно и стараясь говорить обходительно, он заявил:

– Клянусь перед Богом, моя госпожа, что я не стремлюсь к подаркам и не возьму их. Моя единственная забота – это забота о вас, о вашем благополучии. О том, чтобы доставить вас в надежное место завтра.

Она повернула к нему свою голову, но так и не подняла своих глаз. Какое-то время она наблюдала за тем, как ветер рябил речную воду. Затем все в ней изменилось – доброта и дружелюбие исчезли, лицо стало сдержанным и надменным.

– Там был город, – промолвила она. – И замок.

– Лиерпуль, – тихо подтвердил он.

– Мы направимся туда?

Под быстрой водной поверхностью, под сиянием света в ней таилась тьма непроглядной глубины.

– Нет, моя госпожа. Не туда.

– Они умерли от чумы, не так ли? – ее голос вдруг стал хриплым. – Монахи?

– Да, моя госпожа.

Она села и устремила задумчивый взгляд на сокола.

– Это я принесла ее. Это из-за меня она вернулась сюда.

На него нахлынули старые мысли. Подозрения, льнущий к ним туман, ее темные волосы, пурпурный оттенок глаз, притягивающий и отстраняющий от себя. Вызывающий и манящий. Ведьма!

– Я дразнила и издевалась над Аллегрето. Теперь он мертв, а сюда пришла чума. Это Божья кара.

Рук вдруг почувствовал, что его сомнения относительно нее перешли в раздражение.

– Ваше величество. Я не думаю, что Бог решил наказать чумой все человечество из-за ваших глупых шуток.

В течение некоторого времени она ничего не отвечала, молча раскачивалась все сильнее и сильнее. Затем вдруг снова улыбнулась.

– Значит мои грехи так мелки и незначительны? Что же, может быть, это и правда, что мои выходки не способны навлечь на человечество чуму, а лишь увеличить у него количество вшей на эту зиму.

– Но ваши грехи, определенно, оказались достаточными, чтобы поставить нас в такое сложное положение.

Она встала, взяв сокола.

– Рыцарь, ты нагл и бесцеремонен.

– Если моя госпожа уличена в грехах, заслуживающих чуму, разве может ее верный слуга быть менее смелым?

– Да ты – мошенник, скрывающийся под личиной верного слуги моего!

Он уже начал чувствовать угрызения совести из-за своего бунта. Поэтому он вдруг с неожиданным вниманием начал рассматривать шоры на своем Ястребе.

– Госпожа, в этом нет ничего смешного. У нас нет воинов, способных защитить вас, нет достаточного количества еды. Да и еще нам предстоит очень опасный путь.

– Ну, что же, – помедлив, ответила она. – Тогда я буду называть тебя по имени, Руком, сэр. А ты будешь звать меня Малышкой Недом, своим слугой и оруженосцем. Гринголет станет Кобылой, а твой благородный конь останется Ястребом, чтобы у нас хоть что-то сохранилось. И вместе мы будем считаться охотниками за драконами.

Он напрягся. По ее тону очень трудно было понять, подшучивает ли она над ним или говорит серьезно.

Он снова протянул ей драгоценный камень.

– Я не могу принять его. Положите лучше в надежное место.

Она не обратила на его слова никакого внимания.

– Да, Рук и Малышка Нед, и Кобыла и Ястреб. – Ее лицо неожиданно расплылось в улыбке и снова стало прекрасным.

– Рассудок у моей госпожи помутнен.

– Ну хорошо, просто Нед, если это тебе как больше нравится. И, обращаясь ко мне, ты должен выказать небольшое презрение. «Нед, никчемный плут, твоя безмозглая башка совсем не варит!» – Моя госпожа… – Нед.

– Я не могу называть вас Недом, моя госпожа!

– Ради Бога, но почему же?

Он поднял свои глаза к небу, не в силах сформулировать ответа на ее вопрос. Затем взял перчатку с вабилом и бросил в нее бриллиант.

– Тогда Том, – сказала она. – Я буду отзываться на имя Том, и мы идем охотиться на драконов. Ты у нас главный и проводник, поскольку имеешь солидный опыт охоты на огненных червяков и других разнообразных чудовищ.

– Мы не будем охотиться на драконов, моя госпожа, – сказал он, теряя терпение.

– Нам некуда идти. Нам остается только снова отправиться в дикую местность. – Она помолчала. Ее тело дрожало от более сильных, чем ветер, эмоций. Но ее глаза улыбались, когда она продолжила:

– Так скажи мне, Рук, какое иное достойное занятие мы могли бы себе придумать, чтобы завтра отправиться в глушь, как не для того, чтобы подбить парочку драконов?

Глава 9

Кара дрожала всем телом. Не из-за холода, хотя воздух в этой заброшенной кузнице был достаточно свежим. Она дрожала потому, что на ней была надета одежда мертвой женщины. И еще потому, что этот ублюдочный сын Навоны так смотрел на нее, словно бы хотел заставить ее прекратить дрожать. Она была в ужасе от Аллегрето, она жалела, что он не бросил ее у бандитов. Нет, конечно, она не хотела бы там оказаться. Великий Боже, да она сходит с ума. Она сейчас пойдет бродить по полям и пролескам, выть на луну и рвать волосы в своем несчастье. Это расплата, это ниспосланная сверху расплата за то, что она пыталась отравить госпожу.

Она заплакала, жалея себя и Елену. Свою маленькую Елену, то шаловливую, то тихую и задумчивую. Елену, уши которой были слишком большими, а подбородок – слишком острым. И, все равно, такую красивую. Кара так любила ее, а Елена была обречена, как сказала принцесса. Потому что Каре не удалось выполнить ее задание. Правда, Аллегрето сказал ей, что принцесса Умерла от чумы. Понравится ли это Риате?

Нет. Этого будет недостаточно. Им никогда не будет достаточно. Она теперь понимала, что имела в виду ее госпожа. Держа в своих руках Елену, и зная, как она любит свою сестру, они теперь все время будут заставлять ее выполнять их задания.

– Прекрати же свои рыдания, – резко сказал Аллегрето. Он снова взглянул на нее и встал с железного бруска наковальни, на котором восседал. Даже в своем теперешнем рванье снятом с бандита, он сохранил презрительную горделивость осанки и грациозность падшего ангела. Его ноги были измазаны болотной грязью до самых колен.

– Я стараюсь, – она постаралась прикусить свой кулачок, чтобы прекратить плач, но тут же всхлипнула.

– Глупая сучка Монтеверде, – зло сказал он.

– Извини! – заплакала она с новой силой. – Мне не хочется быть Монтеверде! Мне не хочется больше плакать! И я не понимаю, зачем ты побеспокоился спасать кого-то еще, кроме себя, от этих ужасных скотов!

Он угрюмо рассматривал ее. Затем прикрыл глаза и отвернулся.

– Ты отдохнула? Я хочу идти дальше.

Ее мучил голод, ноги болели и плохо слушались. Она до крови стерла их в обуви той мертвой женщины.

– Тогда иди. Не обращай на меня внимания. Он наклонился к ней и слегка приподнял ее подбородок.

– Что, еще одна кривляющаяся, рыдающая девица Монтеверде? Мой Бог, интересно, как это твой отец нашел силы в себе, чтобы зачать тебя с твоей матерью. А, наверное, он этого не делал. Они позвали кого-то из Навона…

Кара резко отстранилась от его руки и с трудом встала – Не дотрагивайся до меня. И на твоем месте я бы поменьше говорила о силе Навона.

В темном полумраке кузницы его зубы сверкнули в зверином оскале.

– Осторожнее, Монтеверде. Или же я покажу тебе, насколько я силен и здоров. Хочешь получить ребенка от Навона?

– Пустые угрозы.

– Показать? – и он сделал движение, собираясь воплотить свои силы в реальность.

Кара не могла оправиться от потрясения.

– Лгун! Проклятый Навона, да твой отец никогда бы не позволил тебе быть рядом с моей госпожой, если бы у тебя было все в порядке. Ты же спал с ней в одной постели!

На его лице появилось жестокое выражение.

– У моего отца достаточно благоразумия, чтобы доверять мне. – Он пожал плечами и опустил руку. – А принцесса Меланта совсем мне не нравилась. Она же стара. Глупая, мы только притворялись, что любим друг друга, и она, и я. Чтобы уберечься от Риаты и глупых гусей Монтеверде, которые пожелали бы к ней лезть.

– Я не верю.

– Я желаю совсем не ее, – он посмотрел на Кару сверху вниз, хотя и был немногим выше ее. Его лицо было совсем гладким и нежным, но на нем уже проступали признаки зрелости. – Как ты думаешь, сколько мне лет?

Она пожала плечами.

– Не знаю и не стремлюсь узнать. Достаточно, чтобы уметь творить любое зло!

– Шестнадцать на день Святой Агаты.

– Не может быть, – она думала, что ему уже за двадцать. Но теперь, когда она новыми глазами всмотрелась в него, Кара вдруг словно прозрела. Она увидела перед собой молодого юношу, который был на год младше ее самой, но очень возмужалым для своего возраста. А сейчас он начинал оформляться в мужчину.

– Не верю тебе, – снова произнесла она, но в ее голосе прозвучало сомнение.

Он хохотнул.

– Веришь ты или нет – не имеет значения. Через год-другой, если ты еще будешь жить, гусыня Монтеверде, в чем я лично сомневаюсь, ты сможешь убедиться в этом сама. Видно мне придется отрастить бороду до колен, чтобы доказать, что я мужчина. Ведь у евнухов никогда не бывает бороды.

– Борода тебе не пойдет, павлин Навоны! Да и неужто ты захочешь упрятать под ней всю свою красоту?

Он внимательно смотрел на нее своими темными глазами, затем улыбнулся с какой-то затаенной и странной для него грустью.

– Может быть и не стану отращивать. Пошли, слабосильная Монтеверде. Я вижу, твои ноги уже зажили. Быть может, если захочу, я достану для тебя еды, – он усмехнулся. – Даже если для этого придется убить еще одного бродягу вместе с его девицей.

Меланта спала так крепко, примостившись у груды свертков их вещей, как еще никогда не спала в шелках и на пуховых перинах. Она, правда, проснулась один раз, в полусне увидела, как ее рыцарь поправлял импровизированную подушку из мхов, и снова легла, ощутив под головой теперь что-то мягкое. Она услышала по-звякивание его доспехов, подумала про себя:

«Рук». Ей стало тепло и покойно от мысли о нем, и она снова погрузилась в нежный туман забвения. Она еще сказала: «Гранд мерси». Но он не услышал, или не пожелал отвечать. Ей снился сон, что кто-то большой и сильный сидел рядом с ней, и что она спокойно спала под его защитой.

Она проснулась легко, без обычных неприятных ощущений. Первое, что попалось ей на глаза, был Гринголет. Затем она увидела своего рыцаря, который был по пояс раздет и плескал воду себе в лицо. Сейчас он стоял к ней спиной и дрожал в холодной воде, совсем как большой мокрый пес.

Он поднял какой-то предмет, и она поняла, что он хочет бриться. Почти сразу же он тихо выругался. Меланта увидела красную бороздку от показавшейся крови на его подбородке, мокром от воды.

Она быстро села.

– Что это ты делаешь?

Он вздрогнул, схватил свою тунику и, оборачиваясь к ней, стал быстро натягивать ее через голову. Материал намок и прилипал к влажной груди, бугрился под амулетом, который он носил. В том месте, где он порезался, собралось много крови, которая начала стекать, запачкав полотно.

– Моя госпожа, простите, я думал, вы крепко спите.

Она взглянула на небо и поразилась тому, как высоко стояло солнце.

– Неужели я спала так долго?

Он отвернулся и стал собирать свои доспехи.

– Я отойду, моя госпожа, мне надо заняться конем.

Она поняла, что он таким деликатным образом хотел оставить ее одну. Он повернулся и пошел, прикладывая руку к своему подобородку, вытирая сочившуюся кровь и затем обтирая руку о свою рубашку.

– Что тебе очень надо, сир Рук, – пробормотала Меланта, – так это хорошая любящая жена. – Она улыбнулась, укутываясь в свои одежды. – И я для тебя это устрою.

От реки послышались неясные крики гусей. Она с удовольствием подставила свое лицо бодрящему утреннему воздуху. Ей показалось, что она пробуждается от страшного кошмара, которым была ее предыдущая жизнь последних лет. Пробуждение застало ее на этом песчаном берегу около дымящейся золы догоревшего костра, недалеко от темнеющих лесов. Ни слуг, готовых к предательству, ни Аллегрето, ни узких кинжалов, ни отравы, ни Навоны, ни Риаты или Мон-теверде. Только она и ее рыцарь, готовый уберечь ее от всех бед.

Теплое чувство покоя и полной безопасности стало окутывать Меланту, ее тело расслабилось, и она поплыла куда-то в полудреме, отдаваясь на волю безмолвия.

Рук надел доспехи, выкупал Ястреба, проверил его копыта. Он старался все делать как можно медленнее, не спеша. Наконец он решил, что теперь уже можно было возвращаться без боязни поставить их обоих в неловкое положение.

Рук повел своего коня назад, подняв при этом как можно больше шума, с треском ломая засохшие камыши. Он тихо позвал ее, стараясь все же соблюдать какую-то осторожность и не обнаруживать в этих краях свое присутствие ни для грабителей, ни для многочисленных стай уток, которые питались неподалеку от них возле берега.

На песчаном берегу, где находился их небольшой лагерь, ее не было. Искра тревоги пробежала по его телу. Он бросил поводья и зашагал вперед.

В тот самый момент, когда он уже набрал в легкие воздух, чтобы позвать ее, его взгляд упал на песок возле их лагеря, и он замер. Она лежала там, где он некоторое время тому назад оставил ее, и спала.

Потрясенный, он продолжал стоять так некоторое время. Она снова заснула! Здесь, в этом пустынном, забытом Богом месте, с седлом вместо подушки. Она спала так спокойно, словно не понимала, что в любой момент на нее могли обрушиться испытания, вызванные как людьми, так и природой. Никогда еще за всю свою жизнь он не встречал никого, кто спал бы так много, как принцесса Меланта.

Он сел и стал ждать. Тени стали короче. Утки стали покидать свои места – сначала улетела одна пара, затем еще и еще. Затем вдруг, словно по команде, поданной откуда-то издали, в воздух взмыла вся стая. Шум их крыльев отражался от поверхности воды, многократно усиливаясь. Сокол встрепенулся, сначала встав на одну ногу, затем на другую, но его хозяйка по-прежнему сладко спала.

В конце концов Рук поднял камешек и бросил его, стараясь попасть в песок в нескольких футах от ее головы.

Она не шевельнулась.

Он взял камешек побольше и бросил его поближе к ней.

Меланте снился сон о том, что начался дождь. Она услышала шум первых падающих капель, стала ощущать, как они барабанят по ее одежде.

Одна капелька попала на ее волосы, она вздрогнула и проснулась.

Принцесса села и стала шарить рукой в поисках капюшона, чтобы набросить его на голову, и тут заметила что-то странное. Ее рыцарь сидел на небольшом удалении от нее, полностью облаченный в свои доспехи, и почему-то быстро опустил свою руку. Он выглядел таким виноватым, как нашкодивший мальчишка, и краснел, словно его застали на чужой груше, которую он собирался обчистить. Он неуклюже встал, и только затем пришел в себя, упал на одно колено и склонился в слишком официально выглядевшем приветствии.

Небо было совершенно чистым, а ее одежда была усеяна мелкой галькой, словно на нее пролился каменный дождь.

– Ах ты мошенник! – выдохнула она с трудом, из-за разобравшего ее смеха. – Ты думаешь, что задобришь меня этими своими любезными поклонами? – она сбросила с плеч меховую накидку и набрала целую горсть песка. Затем замахнулась и окатила его струей, рассыпавшейся ветром по воздуху.

Он подался назад, выставляя руки и защищаясь от этого песочного душа. Она встала на колени и запустила обе руки в песок. Ее второй «залп» заставил его втянуть голову в плечи. Меланта воспользовалась этим и, смеясь, стала осыпать его песком, зачерпывая его и кидая на его неповоротливую в доспехах фигуру. Он попробовал встать, но споткнулся о свою же шпору и повалился на песок, издав удивленное мычание.

Меланта возвестила свою победу радостным воплем и попыталась встать, готовясь к триумфальному и заключительному «залпу». Но ее нога запуталась в сброшенной ею накидке и, потеряв равновесие, она стала размахивать руками, стараясь не упасть. Она все-таки окатила его песком, который с шумом стал отскакивать от металлических доспехов. Она тоже вся была в песке, он чувствовался во рту, был под ногами.

Меланта сделала последнее отчаянное усилие устоять, но не удержалась и полетела сверху на рыцаря.

От падения у нее перехватило дыхание. Она широко раскрыла глаза, стараясь приподняться и опираясь на плечи Рука.

Он лежал под ней, совершенно не двигаясь, словно окаменев. Его лицо находилось совсем рядом, и на нем не было видно никакого отклика на ее ребяческое веселье. Она чувствовала, как поднималась и опускалась под ней его грудь. Грязные пятна от песка покрывали его щеки и лоб. Он устремил свой взгляд куда-то в небо, сжал рот и выглядел так, словно она была его злейшим врагом, готовившимся убить его.

И вдруг весь мир отступил куда-то. В безвоздушном пространстве, в которое она вдруг опустилась, в котором не было ни времени, ни забот прошлого, она могла делать все, что только ей приходило в голову. Ей не надо было сдерживаться, не нужно было лгать…

Она наклонила голову и поцеловала его в губы. Страстная и хищная, как Гринголет, бездумная и яростная, как Аллегрето в припадке бешенства. Он издал какой-то звук отчаяния, попытался повернуть голову, но она повернулась вслед за ней, перестав опираться своими руками и полностью легла на него.

Он ответил ей и стал бешено целовать ее, в то же время пытаясь отстраниться, как бы противясь своим собственным желаниям. Конечно, в нормальном состоянии он мог стряхнуть ее с себя одним легким движением, ведь сейчас она удерживала его, лишь слегка прикасаясь кончиками пальцев, которые запустила в его волосы.

Ее поцелуи стали менее порывистыми, почти нежными. Она теперь целовала его подбородок, щеки, шею, кожа которой отдавала слабым вкусом крови от пореза во время бритья. Он не двигался, подчиняясь ее воле.

Она слегка отстранилась. Его рот снова напряженно застыл, глаза подернулись влагой. Он поднял руку, скинул ее капюшон и дотронулся до волос. Очень легкое, осторожное прикосновение, и его рука отдернулась и упала.

– Умоляю тебя, – проговорил он глухим голосом, который, казалось, вырывался у него прямо из груди. – Умоляю тебя, моя госпожа. Пощади.

– Уговор, – ответила она. – Один твой поцелуй, и я отпущу тебя.

– Нет, – он облизнул губы. – Я не умею играть как придворный. – Он старался теперь не смотреть на нее. – Ради всего святого. Я так не могу.

– Почему же, рыцарь-монах? Потому, что ты мне слуга? Тогда, я повелеваю тебе – один поцелуй.

– Один! – он горько рассмеялся, затем закинул голову, зажмурился и обнажил зубы, словно испытывая приступ боли. Из краешка глаза по его виску потекла слезинка.

– Убей меня, моя госпожа. Пусть я попаду в ад, но и тогда мне будет лучше.

Она оттолнулась от него и села. Он сразу же откатился вбок и поднялся на ноги. Не глядя на нее, он подошел к импровизированной постели Меланты, вынул оттуда свое седло, водрузил его на плечи и понес к коню.

Меланта посмотрела на свои ладони. Они все еще были в песке, песок был и во рту, чувствовался на языке и напоминал о его поцелуях. Рядом с ней в песке оставались отпечатки его доспехов.

Ей стало жарко.

Она бросалась в него песком, прижималась к нему, целовала в губы – все это вдруг показалось ей ужасным, и осознание этого потрясло ее.

Пустынная местность стала вдруг для нее враждебной, а она ощутила себя еще более одинокой и покинутой.

Она ясно осознавала, что он желал ее. Это было очень легко распознать и не было чем-то новым для нее. Этого желало не менее сотни мужчин. И она вполне умела обходиться с ними. Она кокетничала с ними, забавляясь этим. Ей отпускалось множество утонченных комплиментов, восхваляющих ее красоту, превозносящих ее добродетели. Ее волосы, губы – обожались, глаза сравнивались со звездами и драгоценными камнями. Ей предлагались все видимые и невидимые щедроты в виде ценностей и мужской добродетели, рисовались ужасные последствия, вплоть до самоубийства, в случае, если эти щедроты не будут приняты, а ее внимание не удостоит страждущих соискателей. Она играла ими, улыбалась, отказывала, держа их все время около себя на коротком шелковом поводке.

Но она боялась смотреть на свое отражение в зеркале. Она никогда не могла поверить, что на самом деле сама по себе была такой обольстительной, и подозревала, что прельщает всех своим могуществом, богатством и властью.

Теперь, когда она посмотрела в это своеобразное зеркало – его лицо, – она поняла, что все до сих пор было только тенью настоящих чувств и настоящей страсти.

Она поднялась, испытывая потрясение и стыд. Он не глядел на нее, занимаясь своим делом так целеустремленно, словно оно требовало от него полного внимания.

Меланта стряхнула песок с накидки и зашагала к зарослям высокого тростника, чтобы поскорее укрыться в нем.

Рук замер, слыша ее удаляющиеся шаги. Сейчас он сидел на корточках около ее мехов, собираясь сложить их.

Он был подавлен и потрясен. Шутя и смеясь, она одним легким усилием разнесла в щепки его «оборонительные сооружение», над созданием которого он так долго и упорно трудился. Она лежала на нем, игривая и беззаботная, как ребенок, и безрассудная, как потаскушка.

Он дотронулся до того места на подбородке, которого касались ее губы, а затем стал разглядывать свои пальцы.

До тех пор, пока она держится на расстоянии от него и презирает его, он находится в безопасности. Ее настроение и высокомерие служили для него своеобразной защитой, а ее высокое положение создавало между ними непреодолимую стену даже здесь, когда они были одни в этой глуши. В те моменты, когда воля его ослабевала и желания грозили слишком сильно захватить его, ему лишь достаточно было вспомнить ее слова о том, как она презирала и не любила грубых простых людей.

Но уже ничто не могло спасти и остановить его, если она вздумает обрушить на него свое очарование смеха. Вот где таилась ее настоящая власть – совсем не в ее красивой внешности или ее положении. Она смеялась над Ланкастером, и сын короля оказался перед нею на коленях. Теперь она рассмеялась снова, и Рук сразу же был сражен, побежден, и оказался совсем беспомощным, как один из зверей Цирцеи.

И еще он понял, что страстно желал своего поражения. Боль в пустом желудке, да что там – боль от пронизывающего копья была бы ничем в сравнении со сладостной болью желания, горячей волной растекавшегося по его телу.

Он закрыл глаза. Он дал клятву верности дочери дьявола. Это было как раз тринадцать лет назад – несчастливое и роковое число. Вот она и пришла за ним!

Глава 10

Птицу надо накормить. Это было ясно без слов. Все камни на рукавице и приманке принцессы, все камни, которые остались в брошенных ими сундуках, все ее меховые одежды и украшенные жемчугом платья не стоили и половины того, во что оценивался этот белый сокол. Испытываемый самим Руком голод, чувство опасности, неловкость, возникшая между ними – все это отступило на задний план теперь, когда встал вопрос о питании сокола.

Гринголет не ел уже два дня. Он был возбужден, рвался на охоту, расправляя крылья и выпуская когти. Принцесса готовилась к охоте, заменяя путцы и осматривая должник и клобучок.

Огромные стаи птиц, которые опускались на реку утром на рассвете, уже исчезли. Теперь пролетали лишь редкие и одиночные птицы. Несмотря на то умение, которое продемонстрировала принцесса Меланта, когда она обращалась с приманкой, Рук совсем не был уверен в ее мастерстве как охотника. А сегодняшнее ее ребячество утром тем более не укрепляло его во мнении, что она может участвовать в этом сложнейшем виде охоты. Сам он совсем не умел охотиться с соколами. Предстоящая охота рядом с широким руслом реки все более внушала ему опасения – преследуемая птица обязательно ринется дальше от берега и, значит, атака произойдет над водой.

Однажды он был при дворе, когда Ланкастер и его брат, принц, возвращались с соколиной, охоты. У них тогда было что-то около полу десятка хорошо обученных соколов, охотившихся на журавлей и цапель. Он помнит, как среди большой и яркой процессии было множество слуг в мокрой одежде, промокших придворных и собак с влажной шкурой. Тогда витал всеобщий дух оживления – день был не очень холодным, и замок с теплым очагом совсем близко.

Здесь не было ни собак, ни слуг, на случай, если сокол выпустит свою жертву под водой. А единственным придворным был сам Рук.

Может быть у нее есть какое-то колдовство завораживать жертву. По крайней мере, все ее движения были уверенными. Сейчас она шла впереди него, пробираясь сквозь высокий тростник и неся сокола. Камни сверкали из-под ее развевающейся накидки. Сейчас она походила на валькирию из древних приданий, молчаливую деву-воина, идущую на битву. Рук тихо следовал за ней. Он снял свои шпоры, а также все металлические части доспехов, из которых теперь на нем осталась только кожаная куртка. В руках он нес меч.

На покрытом густыми зарослями берегу она остановилась. Футах в пятидесяти от берега Рук увидел пару диких уток – крякв. Но на то, что, взлетев, они полетят в нужном направлении, надежды не было.

– Эти подойдут, – пробормотала она так тихо, что он едва расслышал ее. Она искоса взглянула на него. – Ты должен зайти туда – в дальний тростник, и ждать моего сигнала. Надо будет вспугнуть дичь, пока он не поднялся очень высоко. Не так высоко, как в прошлый раз.

Он осмотрел тростник, стараясь выбрать наилучший путь.

– Какой знак следует мне ожидать?

– Крика черного дрозда.

– Госпожа, – чуть слышно произнес он. – Нет ли у вас знаний о колдовских заклинаниях, чтобы направить их сюда?

Искоса она так взглянула на него, что он смешался и быстро добавил:

– Если мне придется плыть, я могу утонуть или занемочь от простуды, оставив мою госпожу совсем без защиты.

Взгляд ее сиреневых глаз, казалось, прожжет дыру в его теле.

– Так ты боишься промокнуть? – насмешливым тоном произнесла она.

Ему это, однако, не показалось смешным.

– На мне моя единственная одежда, моя госпожа. Я не смогу сменить ее.

Она презрительно сложила губы.

– Так ты просто снимешь ее, и я отвернусь, раз ты такой скромный и стеснительный.

Он вспыхнул от смущения и почувствовал, как горячая волна покатилась по его телу. Она, кажется, тоже почувствовала его состояние, так как быстро отвела глаза в сторону и добавила:

– В нашем небольшом отряде ты, кажется, лучший по швырянию камней. Может, ты воспользуешься своим умением и забросишь камешек так, чтобы он упал за утками. Может быть, он заставит их подняться и последовать по направлению к берегу.

Рук подумал про себя, что даже слабое умение ворожить имело больше шансов, чем эта хитрость.

– Госпожа, может быть все-таки лучше ворожба? Ну, хотя бы самое слабое заклинание. Бог нас простит.

Она высоко подняла свои брови.

– Я вижу, что ты ведешь себя неподобающим образом только, когда это тебе удобно, рыцарь-монах.

– Не монах, – пробормотал Рук. Его стало раздражать это придуманное ею прозвище.

– А я не ведьма. – Она смотрела прямо в его глаза. – Я жду, когда ты будешь готов выполнить мои указания.

Рук стиснул зубы и двинулся по берегу, подобрав два камня, которые ему показались наиболее подходящими для этой цели – достаточно тяжелыми и одновременно плоскими, чтобы произвести большой всплеск на воде. Он пригнулся и двинулся в тростник, раздвигая его заросли по мере продвижения. Его ноги утопали в иле и грязи, и он старался тихо поднимать их, чтобы избежать чавкающих звуков.

Меланта в душе вполне разделяла нежелание Рука залезать в холодную воду, однако никогда бы не призналась ему в этом. К сожалению, у нее и вправду не было возможности обратиться к какому-либо волшебству или заклинаниям. И единственное, на что она могла рассчитывать, было ее искусство соколиной охоты и выучка Гринголета. Сокол был достаточно опытным, чтобы выждать, пока дичь не окажется над сушей, и только тогда атаковать ее. С другой стороны, утки, скорее всего, предпочтут лететь по ветру, а над рекой поток воздуха был наиболее сильным. Так что, если только они достаточно разумны или утомлены, они не покинут русла реки и не станут отклоняться к берегу. Однако, госпоже Судьбе было угодно послать сюда именно крякв – наиболее сильных и больших по размеру диких уток, уверенных в себе благодаря своим размерам и скорости лета. Именно это и давало надежду – они вполне могли решиться на бегство от сокола над землей. Тогда бы у них не оставалось шансов, так как в полете по прямой он мог обогнать любую другую птицу в этом Божьем мире.

Впрочем, и в этом случае шансы на конечный успех были все-таки невелики: было не ясно, как скоро сокол догонит дичь, и где он убьет ее. При обычной охоте это было бы не так уж важно, так как за ним следовал бы целый отряд из ловчих, сокольничих, слуг и охотничьих собак. Сама такая погоня была бы веселым спортивным событием, а результат охоты – убитая утка – не представлял особой ценности, так как намного больше внимания в этом случае уделяется птичьей «доблести», то есть тому, как летит сокол, как он атакует свою жертву… Сейчас же была настоящая охота. Гринголет должен был убить свою жертву очень быстро, в противном случае у них не будет ни обеда, ни, может быть, самого сокола, если только он улетит так далеко, что уже не сможет быть возвращен приманкой.

Меланта поочередно следила то за кряквами, которые все еще мирно плавали невдалеке, то за тихим колебанием тростника, которое отмечало продвижение рыцаря. Необходимо было сделать очень тонкий расчет: если она затянет с соколом, то утки могут улететь еще до того, как он будет готов к преследованию и атаке. Если же она выпустит его слишком рано, то он, голодный и потерявший терпение, может пуститься в поисках дичи сам по себе и куда-нибудь улететь.

Тростник перестал колебаться. Меланта заметила, как селезень настороженно поднял голову и стал отплывать. Она схватила зубами шнурок клобучка и рванула его. Затем, немного приподняв руку, она повернулась против ветра и сдернула клобучок с головы сокола.

Сокол слегка приподнялся, расправляя крылья. Меланта все время следила за утками, но краем глаза заметила, как Гринголет осматривал небо. Он подобрался и напрягся. Меланта разжала свою руку в рукавице, отпустив птицу.

Гринголет расправил крылья и, подпрыгнув, полетел.

Утки стали быстро отплывать от берега, оставляя за собой v-образные буруны. Скоро они окажутся вне досягаемости броска камня или воздействия крика. Они уже и сейчас отплыли слишком далеко от берега, и теперь их трудно было испугать оттуда, особенно учитывая то, что над ними витала белая смерть. Меланта еще раз взглянула на Гринголета, описывающего широкие круги над ними, и тихо подала условный сигнал.

Рук должен был немедленно закричать, начать махать руками, бросать камни и делать все, что еще ему придет в голову, чтобы заставить уток подняться в воздух.

– Давай же! – шептала она.

Вместо этого тростник стал опять шевелиться, указывая на то, что Рук двигался вдоль берега до тех пор, пока не оказался как раз перед ней, после чего снова затих.

– О Боже! – тихо произнесла она свистящим шепотом. Затем снова подала сигнал.

Гринголет лениво кружил, каждый раз уклоняясь все больше по ветру и теряя позицию для атаки. Утки все еще плыли, все дальше удаляясь от берега. Она потянулась за вабилом, собираясь вернуть сокола, пока тот не улетел.

Вдруг из тростника вырвался ворох перьев. Огромная серая цапля – царь среди речной дичи – взмыла в воздух. Она попробовала было приземлиться и бежать вдоль берега, но вслед за ней из тростника выскочил Рук, который отвел назад руку и метнул в нее камень, затем другой. Мощные броски вынудили птицу окончательно забыть о земле и искать спасения в небе.

Гринголет немедленно взялся за дело. Цапля летела, делая большие круги, и Гринголет стал быстро подстраиваться к ней. Сердце Меланты бешено колотилось. Наверное, оно успело сделать около сотни ударов, когда две птицы, стремившиеся выиграть пространство друг у друга, сошлись над берегом. Гринголет все время уменьшал расстояние, залетев над отчаянно пытающейся уклониться цаплей.

Неожиданно сокол сорвался вниз, переворачиваясь на лету, и, тремя мощными взмахами крыльев, направил свое падение прямо на цаплю. Он нанес жуткий по силе удар, сравнимый разве что с ударом молота Вулкана, затем взмыл вверх, повернулся и сбил крякву, появившуюся откуда-то в небе, так быстро, что Меланта и не заметила ее. Затем сокол снова развернулся и молнией устремился за другой кряквой, пытающейся скрыться бегством. Они столкнулись с шумом, с которым сталкиваются твердые камни. Вокруг утки возникло облако перьев, в котором она на мгновение исчезла.

Обе утки упали далеко в воду, но большая цапля сумела спланировать, тяжело хлопая т крыльями и теряя перья. Она с шумом плюхнулась в тростник. Гринголет сделал полукруг и бросился за ней. Сокол и огромная цапля исчезли из видимости, но зато сразу же донесся страшный шум отчаянной схватки. Яростный бой нарушался криком сокола, отважно презревшим превосходство противника в размере и в силе на земле. Меланта подхватила свои юбки и бросилась к месту сражения. Локтями она распихивала тростник, надеясь все же успеть и спасти Гринголета. Оттуда до ее слуха долетали дикие всплески и шум ломающегося тростника, который стал падать, словно срезанный косой. Меланта почувствовала отчаяние – в таких условиях ее Гринголет не мог победить. «Тоу-тоу-тоу, хок!» – кричала она, используя выражения, которыми обычно подзывала к себе Гринголета, словно теперь это могло спасти его.

Она споткнулась своими длинными, загнутыми вверх мысами сапожек и упала в грязь. Снова поднялась на ноги и попыталась бежать, не обращая внимания на то, что ее ноги промокли до колен. Тростник впереди нее бешено трясся. Вдруг все затихло, и у нее упало сердце. Затем Гринголет снова закричал с бешеной яростью. Меланта сделала несколько последних шагов, развела в сторону тростник и оказалась на месте побоища.

Сокол возвышался на поверженном противнике, рядом с которым во всю длину лицом вниз лежал ее рыцарь. Глубина воды достигала здесь трех дюймов. Одна его рука простиралась над цаплей, сломанную шею которой он и сжимал.

Гринголет, издавая кровожадные яростные крики, одной лапой вцепился в тело цапли, а другой ухватился за руку рыцаря, точнее за кожу его куртки, словно стараясь оторвать эту руку от цапли. Рук отвернул свою голову, пряча лицо и закрывая его своей другой рукой, не переставая при этом бормотать ужасные проклятия в ответ на яростные крики сокола.

Меланта зажала свой рот пальцами, пытаясь подавить совсем не подходящий к месту взрыв хохота.

– Встань, – сумела она произнести нетвердым голосом. – Отпусти его обед, и он отпустит тебя.

Медленно, прикрывая свое тело, он стал подниматься и вскоре оказался на коленях. Вода потекла с его одежды прямо на сокола, из-за чего тот опешил и замолчал. Затем, придя в себя, сокол бросил цаплю и атаковал рыцаря, вцепившись в его руку обеими лапами. Рук встал, и сокол повис вниз головой. Меланта сильнее прижала пальцы ко рту, буквально стискивая себе губы, чтобы не расхохотаться, и яростно заставляя себя быть серьезной.

Рук окинул ее взглядом, не менее мрачным и недоброжелательным, чем у сокола. Оказывается, он знал, что имея дело с соколом, надо просто ждать, пока тот не отпустит тебя. Что и произошло, как только сокол убедился, что на его добычу никто не претендует. Он бросил руку рыцаря и вцепился в тело цапли, подозрительно поглядывая на Рука.

Тот поспешил отодвинуться подальше, молча и безропотно отойдя на несколько шагов в сторону. Меланта быстрым движением руки выхватила кинжал, подобрала юбки и подошла к цапле. Свободной рукой она подхватила из воды ее голову и отрезала ее. Гринголет, признав в ней свою хозяйку, воспринял это как должное и с видом высокородного господина перебрался на ее другую руку, на которой была надета рукавица. Меланта потащила цаплю за ноги. Это была огромная, самая большая птица из всех тех, что Меланте доводилось когда-либо видеть. Она с трудом вытащила ее на сухое место. Здесь она выпотрошила ее, отдав Гринголету костный мозг и сердце. Сокол жадно набросился на еду, затем вдруг остановился и помотрел за спину Меланты.

Она обернулась. К ней подходил Рук, который шел босиком в полностью промокшей одежде, так плотно облепившей его тело, что казалось, будто на нем ничего не одето. Отчетливо были видны все его мышцы. Кости, ребра, грудная клетка, талия, бедра, голени и даже костяк – все выступало рельефно и ясно. Вода ручьями стекала с него и капала с мокрых волос.

Она давно привыкла к тому, что сняв доспехи, мужчины уменьшались примерно на одну треть. Он же, казалось, стал еще больше, как громада возвышаясь над ней. В одной руке он небрежно держал двух убитых соколом уток, в другой – свой меч и кожаную куртку.

Он бросил уток рядом с ней и замер.

Меланта посмотрела на его голые, измазанные грязью ноги и увидела, как по его телу пробежала дрожь.

Он присел рядом с ней и посмотрел на Гринголета. Тот возобновил свою трапезу, прерванную его появлением, время от времени бросая на Рука яростные взгляды и поглощая пищу с удвоенной энергией, словно опасаясь, что ее у него опять начнут отбирать.

На лице рыцаря появилась такая редкая для него улыбка.

– Маленький боец, – сказал он, – трех за один полет!

Меланта наблюдала за рыцарем и чувствовала, что в ней происходит что-то такое, что очень пугало ее, против чего восставали все ее инстинкты и опыт.

Она осмотрела его снова с ног до головы. Он явно представлял для женского глаза приятное зрелище: элегантное и мощное телосложение, поражающее своей энергией и мускулатурой.

Она вышла замуж в двенадцать лет за принца, который на тридцать лет был старше ее. За ней ухаживало множество поклонников при различных дворах. И все же, оказывается, до сих пор она и не подозревала, какое очарование таит в себе мощь и сила промокшего и выпачканного грязью мужчины.

Он совсем не чувствовал смущения, очевидно не подозревая, что мокрая и сухая одежда – это совсем разные вещи. Ему достаточно было только взглянуть на себя, чтобы удостовериться в этом. Но, грустно усмехнувшись про себя, Меланта подумала, что, пожалуй, свои собственные глаза могут не убедить его, если он будет продолжать цепляться за такие ненадежные вещи, как честь, этикет и принципы, которые исчезают так же легко под воздействием реальности, как одежда теряет свою защиту, становясь прозрачной от соприкосновения с водой.

По его телу снова прокатилась дрожь. Меланта встала, сняла с себя меховую накидку и набросила ее на него.

– Вот, укутайся. И не возражай! – добавила она быстро. – Твои кости трясутся от холода.

Он встал и послушно укутался, произнеся, однако, что так не следует поступать.

Она помолчала и затем снова обратилась к нему.

– Он не поранил тебя?

Рук указал пальцем на плотные кожи.

– Прежде чем мне удалось на турнирах выиграть себе настоящие доспехи, я использовал это. Они могут выдержать удар закаленного клинка.

– Но не отразят простуды, – возразила она. – Идем к огню, иначе ты начнешь кашлять и хрипеть.

Рук сидел, обернувшись в свою и ее меховые накидки, и глядел на дымный костер, который ей удалось развести, время от времени давая советы, когда она обращалась к нему. К тому времени, как они вернулись к своему лагерю, он уже дрожал не переставая. Пришлось срочно снять всю оставшуюся на нем промокшую одежду. Вынужденный придерживать обеими руками свои меховые накидки, в которые он завернулся, он полностью оставил за Мелантой поле хозяйственной деятельности. Принцесса занялась делами, как добрая хозяюшка, если только, конечно, можно себе представить хозяюшку, которая ничего не умеет делать по хозяйству.

Решив, что все это скоро ей наскучит и ей надоест играть в эту игру, он прекратил свои препирательства и замолчал. Но ее настроение, кажется, совсем не ухудшилось, несмотря на обилие дел, которые она выполняла. Все шло как положено: утки пережаривались с одного бока, оставаясь с другого сырыми, цапля была подвешена за ноги к ветке так, что ее шея оказалась на земле. В попытке приспособить для этого другую ветку повыше, она уронила цаплю себе на голову. В конечном итоге цапля оказалась на земле.

Рук философски взирал на все это, делая вид, что он ничего не замечает.

– Хотела, чтобы птица повисела день или два. Тогда ее мясо стало бы нежнее.

– Хорошая мысль, – произнес он, – но мы снимемся сегодня же. Я захвачу ее с нашими вещами.

Она оставила птицу лежать на земле, словно кто-то должен был придти и подобрать ее. Сама же Меланта подошла и присела рядом с ним. Рыцарь отстранился от нее насколько это было возможным, не поднимаясь с места. Он устал и опасался, что она снова начнет любовные игры. Он не хотел, чтобы она дразнила и манила его подобным образом. Он больше не мог этого переносить. Она была богата и знатна, может быть, ей доставляло удовольствие заниматься теми вещами, которые приняты при дворах, но он этого не любил и не одобрял. Он знал свое место.

Она села, скрестив ноги, словно подросток, и он снова подумал, что она всегда спасала его от пре любодействия. Его дама сердца.

– Куда же мы направляемся? – спросила она, поворачивая голову и глядя ему в лицо своими прекрасными околдовывающими глазами.

– В надежное место.

– Откуда мы можем узнать, что оно надежное? Даже мой собственный замок в Боулэнде… – она нахмурилась. – Чума может быть там тоже, или же поразить местность на дороге туда. Откуда нам знать?

Такие чисто женские колебания и слабость заставили его почувствовать прилив желания защитить ее. Но одновременно появились и подозрения. Он сурово посмотрел перед собой и произнес:

– Я как-то слышал, что некоторые могут по ночам уноситься по воздуху в самые отдаленные места, где они узнают обо всем, что им требуется, а затем они до утра возвращаются к себе.

Выражение ее лица изменилось. Оно стало жестким и напряженным.

– Зачем ты говоришь мне про все это?

– Я часто думал, что вы ведьма, – сказал он напрямик. Он вознамерился узнать, так ли это или нет, даже если она убьет его за такую наглость. – Иначе как же еще можно объяснить то, что вы так долго удерживали меня… и еще удерживаете сейчас? Если это колдовство, умоляю, освободите меня от него.

Она сжала зубы. Затем подняла руку и прокричала:

– Белый Патерностер, брат Святого Петра, открой врата рая, затвори врата ада, и да придет это страждущее дитя к своей матери. Аминь! – Она растопырила пальцы, хлопнула три раза в ладони и опустила руки. – Все, унылый рыцарь-монах, ты свободен от всех чар, какие только я могу навлекать на людей.

Она резко встала и, осыпав его веером песка, направилась к огню. Там она в первый раз за все время повернула вертел и огорченно закричала, уставившись на почерневшие бока уток.

– Дева Мария! Все испорчено! – Она опустила руку и плохо установленный вертел рухнул в огонь вместе с утками. Меланта обернулась к Руку, устремив на него ядовитый взгляд, затем снова повернулась к костру и, бормоча про себя какие-то непонятные слова, стала пытаться вытащить уток из костра.

Наконец ей удалось подцепить вертел, но, взяв его в руки за один конец, она наклонила другой, и одна из уток слетела с него опять в огонь.

– Ладно, не беда, – проговорила она и выгребла эту утку палочкой, перекатив ее из костра прямо в песок. Затем она водрузила ее на скатерть, с которой они питались, и подняла ее. Она расположила эту, наполовину обуглившуюся, птицу перед ним и осторожно расправила салфетку. Затем распрямилась и произнесла:

– Я вызвала трех дьяволов, сделала страшное заклинание и повелела, чтобы эта утка зажарилась самым лучшим способом.

Он долго смотрел на утку, а затем кисло произнес:

– Надо было лучше поворачивать вертел.

– Надо было сказать мне про это. Я бы призвала Вельзевула, и он бы мне все устроил.

Он поднял глаза. Она смотрела прямо на него. Ее рот был плотно сжат, глаза горели вызовом.

– Аллегрето сказал, что моя госпожа – ведьма. И советники Ланкастера тоже. Об этом говорили все при его дворе.

– А что скажешь ты, рыцарь? – Ее губы угрожающе напряглись.

Он посмотрел на нее, свою величественную сеньору, прекрасную и простую, украшенную драгоценными камнями и со сбившимися волосами, с большим пятном сажи на щеке. На его плечах была ее меховая накидка, а перед ним лежала утка, за которой они охотились вместе с ней. Ее сокол хранил в себе душу мертвого любовника, а ее глаза… да, ее глаза видели насквозь, проходя в его тело, словно копье. Когда же она смеялась, в их уголках появлялись легкие морщинки.

– Не знаю я, почему люблю вас! – воскликнул он, вставая и запахивая накидки. – И не знаю я также, почему поклялся вечно служить вам. И никогда не пытался и не хотел освободиться от этой клятвы. И не желаю сейчас, даже если стоить это будет мне потерянной моей души. И не могу сказать, как это вышло, разве что очаровали вы меня своею адскою силой!

– Какой льстец! – пробормотала она с насмешкой в голосе, но выражение ее лица было по-прежнему ужасным и холодным.

Он отвернулся.

– Я знаю надежное место, – сказал он. – Оно надежно укрыто от чумы, и от всяких бродяг и бандитов. Но ведьму туда привести я не могу.

– Увы, тогда не стоит больше говорить об этом. – Она произносила слова холодно и высокомерно. – Если женщина прельщает мужчину, то только ведьмой она и может быть.

– Если вы скажете мне только одно слово, только одно – «нет»… – Он остановился. В лицо подул холодный ветер. – Я верю вам.

Он обернулся. Она стояла, обхватив себя руками, брови сошлись у переносицы, лицо выражало презрение.

– А может я и впрямь ведьма, – наконец произнесла она. – Скажу тебе прямо, Зеленый Рыцарь. Я обманула демонов, и все еще жива.

Он сразу поверил в это. И еще он подумал, что будь он каким-нибудь демоном не из самых сильных и опасных, он явно боялся бы ее. От нее исходила сила духа. Ему даже показалось, что эта сила искрится и переливается вокруг нее, даже здесь, сейчас, когда она осталась почти без украшений, людей и власти.

– Обманывать демонов – не грех, – сказал он строго. – Грех служить им.

– Мой муж научил меня многим вещам. По греческим манускриптам – астрологии, алхимии, натурфилософии и так далее, но я еще ни разу не уповала на чью-либо милость, кроме Божьей. Можешь проверить мои знания, если пожелаешь.

– У меня нет таких знаний. Я знаю войну и как обращаться с мечом. Но я не знаю натурфилософии.

– Какие же свидетельства желаешь ты получить? Уж не хочешь ли ты связать меня и бросить в реку, или пытать меня каленым железом? – Она указала на его меч. – Нагрей его на огне и пытай меня! И тогда, может быть, я смогу сказать тебе то же самое, Рук из Ниоткуда, так как я сама не знаю, почему заметила тебя и послала тебе те камни в Авиньоне, когда ты был всего лишь жалким и нищим странником для меня! Может быть, ТЫ напустил на МЕНЯ туман и колдовские чары, чтобы хитростью и колдовством выманить у меня мои драгоценности! – Неправда, – пробормотал он. – Я не… Он оборвал свою речь, так как до него неожиданно дошел смысл только что сказанного ею.

Она помнила. Странное тепло обволокло его. Воспоминания о том далеком времени, когда он был таким глупым зеленым юнцом, что позволил забрать от себя Изабеллу, о той неизветной ему красавице с соколом, о ее обвинениях в мысленном прелюбодействии заполнили его.

– Моя госпожа обладает такой хорошей памятью, – сказал он угрюмо.

– Я помню каждый свой плохой поступок, который совершила за свою жизнь. Тем более легко вспомнить свой хороший поступок.

– Хороший поступок, госпожа? Осрамить меня перед святой церковью? Обвинить меня в стремлении к прелюбодействию в своих мыслях?

Она некоторое время молчала. Затем ее губы слегка изогнулись, словно это воспоминание доставляло ей удовольствие.

– Да… вспоминаю это. Как я спасала тебя.

– Спасала меня! – он хрипло захохотал. – Моя госпожа спасла меня от моей собственной жены и семьи, и, воистину, преуспела в этом, так как с тех пор я живу один. – Он вытер пот, выступивший на лбу. – Да пусть возблагодарит вас Бог за эту милость!

– Фу, какой нудный рыцарь-монах мне достался.

– Я не монах! – раздраженно закричал он.

– По правде говоря, мне нравится, что ты это отрицаешь. – Ее голос смягчился. – Если я нанесла тебе такой ущерб и вынудила вести одинокую жизнь, сэр Рук, то я и возмещу его – я подыщу в моем хозяйстве достойную девушку тебе в жены.

Он резко обернулся к ней.

– Не смейтесь надо мною, моя госпожа, прошу вас.

Горячность, с которой он произнес это, подействовала на нее, и она подняла брови.

– Я совсем не собиралась смеяться над тобой. Я как раз думала этим утром о том, что тебе надо добрую жену, которая заботилась бы и смотрела за тобой.

– Вы забыли, моя госпожа, – сказал он отрывисто, – что у меня есть жена.

Несмотря на всю свою выдержку и умение скрывать эмоции, крайнее изумление отразилось на ее лице. Однако она быстро взяла себя в руки, понимающе улыбнулась ему той галантной улыбкой, которой отлично умеют пользоваться придворные дамы.

– Неужели? Мне все время казалось, что ты не имеешь семьи.

Казалось невероятным, чтобы она забыла это, раз она помнила все остальное. Но ее лицо несколько мгновений назад выражало искреннее удивление, а в голосе звучал неподдельный интерес.

– Моя жена стала монахиней. – Рук вдохнул всей грудью холодный воздух. Когда он выдохнул, возникло большое облако пара.

– Неужели? – Ее голос звучал как-то странно и туманно. – И ей там хорошо?

– Да, – ответил он. – Очень.

– Я рада слышать, что она себя хорошо чувствует. Она часто пишет об этом? – Она произнесла это подчеркнуто небрежно, с неожиданным вниманием принявшись за обследование пережаренного бока утки.

– Она не пишет мне ничего, – ответил он с обидой в голосе. – Все ее мысли обращены к Богу.

– В таком случае, твоя жена самая святая женщина из всех, что я знаю, – сказала она, продолжая как-то уж слишком тщательно рассматривать результат своих кулинарных ухищрений. – Она ведь была за тобой замужем, не так ли?

Он сжал зубы.

– Я регулярно посылаю ей деньги каждый год. Меня бы известили, если бы с ней что-то случилось.

– Определенно. В этом нет никаких сомнений. – Она взглянула на него и лучезарно улыбнулась. – А теперь скажи мне правду, сэр Рук, можно ли еще спасти эту еду и сделать эту утку съедобной?

Он встал и отошел от нее, подхватив по дороге с песка цаплю.

– Я уже высох и теперь могу одеться. Потом я вымою это и зажарю ее, пока мы не погибли от голода.


Каре было холодно. В своей крестьянской одежде она так промерзла, что едва могла двигать пальцами. Всю ночь ей пришлось провести на земле, от которой в нее постоянно проникал холод. Она пыталась сжаться, но и это не давало тепла. Наверное, ей давно уже следовало бы умереть, но она все жила, и это было еще хуже. Пустынная ужасная местность, страшный попутчик, отвратительная одежда и никаких шансов.

Если Аллегрето и чувствовал холод, то он нашел какой-то способ скрывать это. По крайней мере, он ни разу не задрожал. Она стала задумываться над тем, не является ли он демоном.

Обнаженные деревья и черные кусты тянулись к ней своими ветвями, чтобы разорвать на части. Им еще ни разу не попадалось жилье, если не считать руин давно покинутой деревни. Но полузаросшая тропинка, по которой они тащились, должна же была вести куда-то. Что будет, когда они найдут жилье, она не знала, но надежда на тепло, уют, пищу все еще заставляла ее передвигать ноги.

Вчера она хотела умереть, но этот процесс оказался таким долгим и отвратительным, что она отказалась от этой мысли. Как только забрезжил рассвет и Аллегрето поднялся на ноги, она тоже встала и безмолвно побрела за ним. Она даже не произнесла молитвы, пока вдруг до нее не дошло, что она, может быть, следует по стопам самого настоящего дьявола, который ведет ее в черную бездну, и она усердно принялась молиться.

От этих молитв он не поменялся в облике, не исчез, а, напротив, остановился, чтобы она подошла к нему поближе. А когда Кара оказалась рядом, скроил ей такую рожу, что она, высокомерно подняв голову, прошла мимо, ничего не сказав.

Он обхватил ее сзади, и Кара, решив, что наступает конец, даже не стала причитать, а просто приготовилась увидеть, как он превратится в какое-нибудь исчадие ада и сейчас разорвет ее на куски.

Она чувствовала, как он дышит, но он ничего не говорил. Когда ее сердце стало биться не так гулко, и Кара стала успокаиваться, она услышала какие-то звуки.

Женский голос донесся из-за кустов. Женщина что-то приказывала своей лошади. Послышался скрип земли, разрезаемый плугом.

Кара вздохнула с облегчением. Не бандит, просто обычный крестьянин. Она стала ждать, когда эта истина дойдет и до Аллегрето, но тот продолжал держать ее, а его тело вдруг страшно напряглось. Он с силой прижался к ней. Она ощутила, как он трепещет.

Так неподвижно они простояли бесконечно долго.

В конце концов она отбросила его руки и отстранилась. Он не возражал и сразу же отпустил ее, глядя между деревьями.

Он был страшно напуган. Она ясно видела это. Он был похож на еле дышащего кролика, над которым кружил ястреб. Кара начала смеяться. Она ничего не могла с собой поделать. Ее раздирало какое-то бешеное веселье, а ее смех отчасти походил на рыдания. Ей отвечало жуткое эхо, словно кто-то решил подшутить над ними.

Аллегрето боялся чумы. Ей даже стало жаль его.

– Я пойду первой, – наконец выговорила она. – Мне все равно, останусь я живой или нет.

Она было двинулась вперед, но он снова поймал ее сзади.

– Нет, Кара, постой.

Он произнес это с такой горячностью, что она остановилась. Его рука скользнула к ее ладони, и она ощутила, как там оказался мешочек с предохранительными снадобьями.

– Оставайся здесь, пользуйся этим.

Он оставил ее одну и двинулся вперед со своей обычной грацией, бесшумно ступая вымазанными в грязи ногами. Густой кустарник поглотил его.

Кара посмотрела на мешочек. Это было одно из тех ароматических средств, которые он таскал с собой в надежде, что они защитят его от чумы. Он, должно быть, подобрал мешочек, когда убил того бандита-охранника и его девушку. Она бросила его на землю. Даже мимолетное воспоминание об этом событии вызывало у нее отвращение. Перед глазами вставали ужасные картины распростертого тела женщины, того, как Аллегрето позвал ее следовать за ним, и она споткнулась в темноте об убитую, как ей пришлось раздеться донага. Стыд и страх ожидания худшего, и это бы произошло, если бы подружка бандита не остановила его, накричав на своего любовника и пожалев Кару, не одела бы ее в свое противное платье.

Та женщина отнеслась к Каре очень по-доброму, даже сердечно. Она говорила на ужасном уродливом английском языке, а надев на себя платье и другую одежду Кары, так обрадовалась, что все время разглаживала шелк там и сям и ходила с важным видом туда и сюда с восхищенным выражением лица. Бедняжка, в платье она стала почти красавицей. Но, должно быть, она ни разу не взглянула на Аллегрето, иначе бы обязательно заметила, как из его черных глаз на нее смотрела смерть.

Из груди Кары вырвалось полубезумное хихиканье. Она наклонилась, подняла мешочек с ароматическими травами. Однако же, как благородно с его стороны отдать ей это средство защиты.

Надо сохранить его для Аллегрето. Она осторожно отряхнула прилипшие листья и траву. Она снова залилась полубезумным смехом. Как же! Еще немного, и ей может придти в голову, что один из Навоны влюбился в нее.

– Монтеверде, – донесся до нее из чащи его ликующий голос. Она бросилась вперед, стараясь не наступать на ужасные мозоли, которые возникли на ее пятках. На опушке леса она увидела быка, запряженного плугом. Поблизости никого не было. Аллегрето, торжествуя, поднял руку с котомкой, в которой была еда.

– Я даже не успел подобраться к ним, как они удрали, – пояснил он. – Испугались твоего смеха. Наверное, решили, что это завывает лесной дьявол. И, надо сказать, звучало это и вправду противно.

Она проигнорировала его насмешки и сказала:

– Наверное, рядом находится деревня. Мы могли бы заплатить, и нам дали бы укрытие, если бы ты забрал у бандитов вместе с твоим ароматным мешочком и мое серебро.

– Серебра у нас хватает, – сказал он, заглядывая в котомку. – Но в деревню мы заходить не станем.

– Забавляйся, как тебе заблагорассудится, презренный Навона, но отдай мне мои деньги. Я не боюсь чумы настолько, чтобы провести еще одну ночь на земле, или же чтобы воровать еду у нищих. Я иду в деревню.

Он поднял голову.

– Нет, не пойдешь.

– Пойду.

– Я сказал тебе, что не стану подходить к людям.

– Ну и не подходи, ради Бога. Я с удовольствием обойдусь и без тебя. Как только ты отдашь мне мои монеты.

Он просто отвернулся от нее.

– Гусыня Монтеверде. Да ты и дня не протянула бы без меня.

– А тебе что до этого, Навона? – обрезала она. – Я даже не должна тебя благодарить за свое освобождение, так как ты и тебе подобные причинили мне столько плохого, что это ничем не возместить!

– Тогда иди! – Он швырнул котомку с едой и зашагал прочь по замершей грязи. – Мне все равно! Все равно!

– Мое серебро!

Он резко остановился и, обернувшись, странно посмотрел на нее.

– Я не работаю бесплатно. Теперь оно мое. Она подняла его мешочек и спрятала руку за спиной.

– Предлагаю обмен. Твое средство против чумы за мое серебро.

– Я куплю себе другое средство.

– Не подходя к людям?

Он стал внимательно смотреть на нее, и у нее от страха почти замерло сердце.

– Гусыня Монтеверде, – сказал он тихо, – да я могу забрать мое средство у тебя даже скорее, чем ты успеешь пару раз вздохнуть.

– Так давай, перережь мне горло, раз уж ты не можешь без этого! – закричала она с вызовом. – И будь ты проклят. Чума, как нож – мне все равно. Что бы я не делала теперь, мне все равно погибать. – Ее голос задрожал, и, пропуская последние слова, она сжала зубы и подняла подбородок.

По лицу Аллегрето ничего нельзя было понять. Его черные глаза внимательно изучали ее.

– Ты работаешь на Риату, не так ли? – медленно произнес он.

Кара старалась выдержать его взгляд.

– Я что-то не видел тебя, когда мы обнаружили, что горбун мертв. – Он сказал это, как бы удивляясь сам своему открытию. Его рука, изогнувшись, легла на кинжал. – Тебя уже не было в лагере в это время.

Она пыталась дышать ровно. Если пришел ее смертный час, то надо успеть произнести молитву. Но все, что ей сейчас лезло в голову, это то, как еще молода она и как хороша собой.

– И поэтому все деньги оказалась с тобой. Ты их заранее собрала, потому что готовилась бежать. И уже убежала. О, Мария, матерь Божья… – он шагнул к ней, – почему?

Она не отвечала. Закрыв глаза, она ждала, когда он убьет ее.

– Что же такое ты сделала? Снова отрава? – В его голосе появились панические нотки. – Ты пыталась отравить ее?

Забота о ее ужасной госпоже, прозвучавшая в его голосе, вывела Кару из себя, и она взорвалась.

– Да, я пыталась отравить ее! И если бы только она не заболела чумой, как ты рассказываешь, я бы снова попыталась сделать это, чтобы спасти мою сестру. И да простит меня Бог!

Он буквально прыгнул на нее и теперь крепко держал своими руками.

– Это были ракушки?

Она пыталась освободиться, но не могла. Он стал с силой трясти ее так, что у Кары застучали зубы. Затем внезапно замер.

– Так это были ракушки? – снова обра•лшся он к ней, но теперь тихим и вкрадчивым голосом, от которого у нее стали подгибаться колени.

Трясясь, словно в бреду, она кивнула головой. Тогда у него на лице отразился ужас, почти такой же, как тогда, когда он услышал о появлении чумы.

– Боже мой! – Он отпустил ее, тяжело и часто дыша. – Значит, она не умерла. О, Мария! Господи Иисусе! Она специально задумала все это.

Он рухнул на колени, схватившись за голову. Потрясенная Кара глядела на Аллегрето, который с силой провел ногтями по своему лицу, сдирая кожу.

– Я позволил ей бежать. Она не мертва, она не мертва, она не мертва! Мой отец! – Испустив страшный стон, он поднял голову к небу. – Боже Всевышний, пощади меня!

Глава 11

Длинные мыски обуви Меланты крепились к ее подвязкам золотыми тонкими цепочками. Все это не было приспособлено для долгого хождения. Через мягкие подошвы она болезненно ощущала каждый камешек или веточку, но сейчас совсем не обращала на это никакого внимания. Она была свободна.

Ей нечего было бояться. Правда, эта мысль являлась не совсем бесспорной. Ее рыцарь как раз наоборот полагал, что здесь множество опасностей, но это было естественно для него – так думал любой охранник. Ей нравилось идти рядом с ним, сшибая юбкой длинные стебли, отбрасывая в сторону ветви, подбирая юбки, чтобы перескакивать через небольшие лужицы и ручьи. Несмотря на свои наряды, она была не более скована в движениях, чем он сам в своем тяжелом обмундировании. Она прикинула, что его доспехи, должно быть, весили никак не меньше полусотни фунтов и, конечно же, сильно мешали хотьбе.

Они мало говорили между собой. Хотя охота и создала некоторое подобие близости между ними, устранив неприятную натянутость и официальность, она была потом сильно обижена его дикими подозрениями. Подумав, она решила, что не будет подыскивать ему жену.

Его кольчуга позвякивала в такт шагам и стала привычной за многие-многие часы их молчаливого марша. Теперь, когда они вышли с заболоченных участков на более твердую землю, копыта коня стали выбивать дробь. Луга стали переходить в лесную местность. Прямые стволы берез казались тысячами соборных колонн, поднимающихся из удивительного пола, покрытого пожухлой травой.

– Когда-то это было пашней, – нарушил он молчание, указав своей рукой в тяжелой перчатке на поле, едва хранившее теперь очертания борозд. Там и сям на нем были видны молодые березы.

– Боже, – сказала тихо Меланта. – Давно покинуто?

– Да. Лет двадцать, а то и более того.

– Смерть?

– Да, моя госпожа. Никогда не было особенно оживленным местом, а затем… – Он пожал плечами. – Зачем держаться за него, когда на востоке имеются хорошие земли и нужны работники.

Она кивнула. Да, конечно. Так было везде. Многие земли пустели, когда на самых плодородных местах не хватало людей.

Ей было девять лет, когда умерла ее мать, и она осталась с братом Эдвардом и отцом. Отец очень переживал и больше не женился. И никогда больше он не смеялся и не был весел, а затем заплакал еще раз – когда Меланта отправилась в Италию в роскошном караване, присланном за нею принцем Лигурио.

Больше она уже не увидела своего отца. Но он помнил о ней. Он не осуждал ее за смерть брата, а в своем завещании указал как наследницу всех своих владений.

То была другая жизнь.

С тех пор, как она оставила дом, она постоянно чего-нибудь опасалась. Боялась. Она боялась каждый час, каждую секунду. Все восемнадцать лет.

Находясь здесь, в удалении, она искренне желала, чтобы эпидемия чумы усилилась и убила их всех: Риату, Навону. Может быть, лучше бы было не возвращаться вовсе, даже в Боулэнд. Никогда не встречаться с другими людьми. Только она и ее рыцарь. Они станут охотиться на драконов, воевать с бродягами и преступниками.

Здесь царствовал покой. Опасности были заботой рыцаря, и она была спокойна. И ей так хотелось покоя. Больше, чем Боулэнда.

– Здесь, в этой глуши, мы можем найти какую-нибудь деву, Зеленый Рыцарь, и спасти ее.

– Нам прежде надо самим уберечься, моя госпожа.

– Да ну, деву, в горе и отчаянии, в беде.

– Моя госпожа сама в беде. Нам больше не нужно никого.

– Так что же, сэр, – произнесла она, приподнимая юбку и продираясь сквозь заросли чертополоха. – Ты удовольствуешься малым? А где же ядовитый змей? Наш огненный червяк?

– Не хочет же и вправду моя госпожа повстречать дракона?

– Твой вопрос оскорбляет меня. Конечно, хочу.

Он покачал головой.

– Вы не понимаете, о чем говорите. Заинтригованная его словами, а еще больше уверенностью в голосе, она посмотрела на него. – Ты видел его когда-нибудь?

– Да, моя госпожа.

Он сказал это таким обычным тоном, словно говорил о том, что пойдет дождь. Меланта поджала губы.

– Ты не должен разыгрывать меня, сэр Рук. Мой муж говорил мне, что все подобные создания погибли во время потопа.

Он громко фыркнул.

– Мне показалось, что моя госпожа только что желала встретиться и повоевать с таким существом.

– Что же, я всего лишь женщина, – весело ответила она. – У меня полно сумасбродства и фантазий.

– Ага, – сказал он громко и замолчал. Они еще некоторое время шли в тишине.

– Где же ты, рыцарь, видел дракона?

Он кивнул в том направлении, в котором они шли.

– Недалеко отсюда, к северу.

– Да ты просто хочешь меня напугать!

– Ха, да ведь моя госпожа ничего не боится – ни волков, ни бродяг. С чего бы огненный змей должен заставить ее дрожать?

– Огненных змеев не может быть в Британии, – упорствовала она. – Мне так объяснял мой муж. Они могут быть только в Эфиопии, Индии и тому подобных жарких странах.

Он пошел дальше.

– Наверное, я убил последнего, – сказал он. – А может быть, это все-таки был не последний дракон. Хотя больше с тех пор я их не видел. Ваш муж мог не знать всего этого, он же не провел столько лет в этих дебрях, как я.

– Он много читал. Наверное, ты просто ошибся и не разобрал, какого зверя ты убил. Говорят, что змея можно перепутать с большим скатом.

Он остановился и возмущенно произнес:

– Но это же была не рыба!

Меланта снова остановилась. Ее любопытство было задето.

– Опиши мне его.

– Не смогу, – ответил он, отворачиваясь, и снова пошел.

Она дотронулась до его руки.

– Сэр Рук, будь любезен и опиши, какого зверя ты убил.

Он покосился на нее, но не стал убирать своей руки.

– Зимой случилось это, – начал он. – Все звери далеко ушли в долины с тех утесов. Только бродяги вне закона в такое время желают оставаться там, в том гиблом месте. Однако их я не боюсь. Но стужа приносит мне заботы. Я спал на голых камнях, висела изморозь. На голове моей росли сосульки, похожие на зубья змей. Мне говорить про это страшно даже. Поверьте. Теперь не так. – Он мотнул головой на траву, которая в лесу оставалась совсем зеленой.

– Ну рассказывай же о драконе! Как он выглядел?

– Моя госпожа не желает разве знать, какую погоду он предпочитает и где обитает? Вот я обо всем вам и рассказываю.

– А! Прошу прощения. Итак, была суровая зима. И все дикие животные ушли в долины. Драконы, как я читала об этом в книгах, обитают, кажется, в душных местах.

– Я духоты не ощущал. Заночевать решил я там, в ущелье. Рядом обрыв ужасной кручей уходил… Ночь черная упала. – Он прищурился, словно снова оказался на обрыве темной ночью. – Усталость сковала тело, я упал в бессильи, дрожа от холода.

Меланта теснее обернулась мантией. Они приблизились к разрушенной каменной стене. Он повернул вдоль стены, взяв Меланту за руку и помогая ей идти.

– Из тьмы ночной с небес звучали завывания, чтобы любого путника привесть в душевный трепет. – Легкий ветер раскачивал ветви над головой. Он поднял глаза и стал рассматривать их.

– Теперь я думаю, то были звуки зверя того.

Меланта посмотрела на небо. Там мчались новые облака. Она посмотрела под ноги, и ей показалось, что там, на замерзшей почве, имеется еле уловимый след, словно раньше еще кто-то ходил здесь.

– Была ли молния? – спросила она. – Может быть, просто разразилась гроза? Так бывает иногда зимой.

– Да, молнии сияли, – сказал он сзади. – Молнии и свет. И ложе каменное стало жечь меня. Моя броня вдруг стала накаляться. И тут услышал я шипение: ужасное и мерзкое, и сердце сразу же упало в пятки.

– Иногда ветер издает такие звуки.

– Оно летело из пещеры, сопровождаемое воздуха движеньем, как вы заметили. И с ним шел запах мерзкий и противный. Я вынул меч из ножен. Вокруг вдруг камни начали шататься. Воздух стал тяжелым. И вылез, извиваясь, гадкий змей. Он был небесно-голубого, цвета, и он поднялся в небо.

Она замерла, приподняв свою юбку, и обернулась к нему.

– Через стену, моя госпожа, если не возражаете, – сказал он нормальным тоном и слегка кивнул головой.

Меланта посмотрела вниз и заметила, что еле заметная тропинка поворачивает в месте, где стена была совсем разрушена. Он ухватил ее за руку, помогая удержаться на ногах после того, как она переступила через стену. Затем провел через пролом своего коня.

– Он был небесного цвета?

– Да, но весь блестел к тому же.

– Змеи некоторых видов блестят, чтобы своим обликом напугать и сбить с толку жертву, – нахмурившись, сказала она.

– Мои глаза слезились и ослепли от блеска этого.

– И воздух вокруг стал нагреваться? Он согласился.

– Жара настала, как в аду, в своих доспехах мне было невмочь. Ожоги достались мне от ночи этой.

Она задумчиво покачала головой.

– Да, это мог быть дракон. Известно, что, согласно преданиям, они могли сжигать людей. Правда, я нигде не встречала упоминаний о голубом цвете. Говорилось, что они беловатые или покрыты белыми полосами. Но у них были крылья, и они могли летать.

– Да, крылья были. Но он качался, как осенний лист. Он был тяжел, чтобы летать, как птица. Он издал звук, как… звук, как… – он запнулся, немного подумал, а затем продолжил: – … который трудно с чем-нибудь сравнить. Нет слова нужного. Звук был похож на…

Меланта продолжала идти, стараясь вспомнить все, что она читала в книгах, и почти перестала слушать его. А он все никак не мог продолжить и повторял одну и ту же фразу.

– Похож на… звук косы, ударившей о камень! – наконец воскликнул он.

Она споткнулась о камень и с трудом удержалась. Оглядевшись, она увидела, что здесь борозды кончились. Впереди возвышался огромный темный лес.

– Не хочет ли моя госпожа поехать теперь верхом? – спросил он.

Она не могла сопротивляться такому предложению. Они стали продвигаться дальше. Причем скорость их продвижения заметно возросла. Оказывается, его доспехи не настолько уж мешали ему идти. Она пригибалась, уклоняясь от ветвей, а сама все думала и никак не могла понять, что же за зверя убил ее рыцарь. Его описание было достаточно полным: огромный размер, голубая чешуя, гнилостный запах. Кажется, похож на змея, но голова, широкая и плоская, как добавил он потом, наводила на мысль о ящере. Зубы, по его описанию, были волчьими, а крылья – слабыми.

Конечно, надо было учитывать и возможность того, что он что-то преувеличил. Охотник не может обойтись без этого. И все-таки, чем больше она думала, тем больше приходила к выводу, что он и впрямь убил большого дракона. Затем он показал ей шрамы на шкуре у Ястреба, оставшиеся от того яростного сражения, и она опять заколебалась.

– Гриффон ненавидит лошадей, – рассуждала она. – Но ты говоришь, что его голова походила на голову ящерицы. Не орла?

– Нет, моя госпожа. На орла похож мой конь, точнее, у него орлиное сердце. Он взвился и стал атаковать чудовище. Лягнул его и попал в его поганый глаз. Дракон отскочил с ревом и нанес ему раны. – Он положил руку на Ястреба и провел ею по шкуре в том месте, где были заметны шрамы старых ран. – Я ударил его мечом, и он вдруг вошел между чешуей в его тело. Хлынула яркая кровь, которая забрызгала весь мой нагрудник. Но тут создание это адово опять напало. Оно обвило мое тело, и я не мог дышать. И двигаться. Свет начал меркнуть. Мой меч потерян был, был вырван из руки. Он стал пытаться заглотить мою ногу, как змеи полевых мышей глотают.

Он снова запнулся. Меланта вдруг почувствовала, что она обеими руками с силой сжимает луку седла. Она попыталась взять себя в руки и, расслабившись, сказала.

– И что ты сделал?

– Я отдал свою душу на милость Марии. – Он посмотрел на нее. – Потом я пришел в себя, лежа. И рядом валялся он. Мы были все в крови. Его… Мой меч торчал в груди его. Я встал и возносил еще там долго свои благодарения Богу и милости его.

– Боже мой! А что стало со зверем?

– Я вам покажу, моя госпожа.

– Покажешь? Мне?

Он утвердительно кивнул головой.

– Видите между деревьев часовню? Там находятся кости этого чудовища.

Она соскользнула с седла еще до того, как он сумел предложить ей свою помощь. Маленькая часовня казалось ветхой на фоне мощных деревьев леса. Она была неубранной, без окон. Рыцарь открыл скрипящую дверь и посторонился, давая ей пройти.

Она сразу увидела его. Череп лежал в потоке света, проникавшего сюда из окна, на большой скамье, которая находилась рядом с алтарем. Он был огромных размеров. В полном соответствии с его описанием он был продолговатым и заостренным спереди, с большими отверстиями глазниц и носа. Ужасные зубы такой формы она видела первый раз в жизни. Останки хребта были разбросаны под скамьей.

– Да, это дракон. – Меланта быстро двинулась к черепу, снимая перчатки. Рыцарь остался стоять у двери, придерживая ее в открытом положении. Она наклонилась над черепом.

В полутьме помещения это действительно выглядело, как череп, но при первом же прикосновении она поняла, что это было не так. Перед ней был камень, и ошибиться теперь было невозможно. Меланта задохнулась от возмущения.

Камень. Не череп, а твердый и тяжелый камень, сплошной в тех местах, где череп должен был бы иметь пустоту. А то, что она восприняла за глазницы, было всего лишь темными вкраплениями.

Она резко обернулась. Он все еще опирался на дверь, сложив руки на груди. На губах играла еле заметная тень улыбки. – Ты лгал мне. – Ее глаза превратились в щелочки. – Это же камень.

Его губы дрогнули.

– Ты лгал мне!

– Моей госпоже хотелось дракона. – Его скрытая усмешка трансформировалась в откровенную улыбку.

– Но ты же видел, что я поверила тебе. Ты наслаждался своим обманом. Ты лгал мне! – Ее слова, которые она произнесла с бешеной горячностью, стали эхом отражаться от стен и пола: Лгал – лгал – лгал!

– Лгал? – Он немного отступил, словно под напором ее атаки. Дверь слегка скрипнула. – Сказание, моя госпожа, которое я сочинил, чтобы позабавить вас. В стихах… – он слегка пожал плечами. – В некотором смысле.

– В стихах! Я… – она вдруг запнулась. Меланта вспомнила, что он действительно говорил медленно, как бы подыскивая наиболее удачные выражения, часто повторяя отрывки тихо, про себя. Да и сам текст был явно организован ритмически, создавая общее звучание старых преданий. Она немного привыкла к его торжественности и некоторой напыщенности выражения, и поэтому теперь не обратила на стиль внимания.

Он смотрел на пол и улыбался. Ему все это казалось смешным.

Голосом, полным жуткого холода, она произнесла:

– Если еще хоть один раз я обнаружу, рыцарь, что ты мне солгал, то тебе придется жалеть об этом до самой смерти.

Веселость Рука сразу пропала. Он поднял глаза. Меланта стояла бледная, как полотно. Она заметно дрожала.

– Поклянись мне, что никогда за всю свою жизнь ты ни при каких обстоятельствах не станешь мне лгать. Клянись сейчас же!

– Госпожа… – он же хотел только развеселять ее. Она не поняла.

– На колени! – закричала Меланта.

Он заколебался. Он подумал, что сейчас она улыбнется и расхохочется, как тогда, когда она стала бросать в него песком.

– На колени, негодяй! – Она указала на пол. Ее рука дрожала.

Он был потрясен. Негодование, отвращение охватили его. Но чувство долга пересилило, и он медленно оторвался от двери.

– Никогда больше не произнесу я ни одного ложного слова моей госпоже, – сказал он отрывисто.

– Поклянись! – Ее голос почти сорвался на визг. – Поклянись всем, что ты считаешь самым дорогим.

Он медленно опустился перед ней. Чувство собственного достоинства и гордость не позволяли ему склонить свою голову.

– Клянусь сердцем моей любимой. Клянусь! – закричал он. – Перед Богом я заявляю, что ни одного раза не промолвлю вам я лжи, и не лгал я вам никогда. Это же была только сказка, сказание. Только позабавить вас, только ради этого!

Она отвернулась и, все еще задыхаясь, отошла к каменному черепу. Он поднялся. Она заговорила тише и спокойнее.

– Я буду верить тебе. – Она теперь снова внимательно смотрела на него, как бы вглядываясь. Ее сиреневые глаза почти не мигали. – На всей земле у меня есть только один человек, кому я могу доверять – это ты.

Произнеси она какое-нибудь заклятие, вымолви какое-нибудь ужасное колдовство, окрапи его кровью жертвы, свари жабу, укради локон его волос и смешай их с воском – никогда ей не удалось бы привязать его к себе так крепко и так бесповоротно, как этими словами.

Любовь к ней ощущалась им, словно боль. Любовь к ней! Хотя он толком и не знал, кто она и что из себя представляет.

Она сказала совсем тихо:

– Ты ведь не предупредил меня, что это сказание.

– Моя госпожа… – он горько и жалобно рассмеялся. – Это глупое и жалкое подобие сказания, которое я придумал сам. Никогда не буду я больше неискренним с вами, и никогда я не буду ничего сочинять.

Она провела пальцем по «черепу».

– В твоем сказании было много очарования. Ты можешь сочинять красиво, и делать это дальше, но только говори мне. – Она подняла голову и посмотрела на него. – Только говори мне, когда ты придумываешь.

Он слегка наклонил голову в знак согласия. Он все еще злился на нее, на себя и все еще не отошел от унижения, которому она его подвергла. К тому же, он не спал уже двое суток, и это, наверное, затмило его сознание. И теперь он не мог понять, как это он решился на то, чтобы шутить с ней?

– Это была недостойная глупость, моя госпожа.

– Ты только скажи мне. – Она казалась какой-то нудно настойчивой. – Только предупреди меня.

– Хорошо, моя госпожа.

Неестественно широко улыбнувшись, Меланта провела рукой по камням..

– Ужасное создание. Знаешь ли ты, как он попал сюда?

– Я нашел его сам. В одном месте, к югу отсюда. На краю обрыва. Я принес его в искупление моих грехов. Ужасно тяжелый, надо сказать.

– Твоих грехов! – Она вернулась к манерам придворной леди. – Да когда же ты успел нагрешить, рыцарь-монах?

Его рот сжался. Ему не нравились ее насмешки над той добродетелью, которую он так отчаянно пытался сохранить в ее присутствии, чтобы противостоять ей. Она воплощала в себе грех, бесчестье и соблазн.

– Каждый день, моя госпожа, – пробормотал он.

– Каждый день! – подхватила, словно эхо, она, переводя глаза с дракона на него и обратно.

Он следил за тем, как нежно и мягко гладила она кончиком своего большого пальца этот камень, и не мог оторваться.

– Каждый час, моя госпожа, каждую минуту. Она постучала по камню.

– А знаешь, я начинаю верить, что это настоящий дракон. Утонул во время потопа. Или, может быть, утащил какую-то очень уродливую даму себе на горе, бедный, и когда вгляделся в нее, то от ужаса превратился в камень. Кое-кому из нас, чтобы постоять за себя, совсем не требуется помощь верного рыцаря.

– Больше похоже на потоп.

Она стала с повышенным вниманием рассматривать свою руку.

– Чистый, воздержанный, так о тебе все говорят. – Она чуть заметно улыбнулась. – Скажи, а сердцем какой дамы ты клялся, Зеленый Рыцарь?

– Моей жены, – ответил он. Это не было неправдой. Он был уверен, что это правда. Это должно было быть правдой.

– Увы, – она приподняла одну бровь. – Мне остается только жалеть, что не моим.

– Если я решил говорить правду, то я не должен льстить, – ответил он настойчиво.

У нее покраснели щеки.

– Что же, я получила честный ответ на нелюбезный вопрос.

Рук не сказал неправды. Он, должно быть, поклялся именно Изабеллой, так как она была его женой. Но он смотрел на лицо принцессы Меланты и никак не мог вспомнить, как выглядела Изабелла. Кажется, он не мог ее вспомнить уже несколько лет.

– Что же ты хочешь от меня, моя сеньора? – спросил он резко. – Ласк и поцелуев?

– Ага, – сказала она, не поднимая глаз. – Да, кажется, я именно этого и хочу. Иначе бы я не вела себя так смело с тобой. Это ведь совсем на меня не похоже. Но я не совсем уверена.

Ему еще никогда не приходилось встречать женщин, которые говорили бы так открыто об этом. Ее слова дурманили, сводили с ума. Сердце стало сильно колотиться, по телу разлился жар.

Она как-то странно рассмеялась.

– Как удивительно. В душе я почувствовала, что я теперь совсем свободна, что мне не надо притворяться и обманывать. Мне можно говорить то, что я думаю, и я вдруг обнаружила, что сама не понимаю, что правда, а что – нет. – Она открыто посмотрела ему в лицо. – Я забыла, как говорить правду.

За ее спиной возвышалось распятие, и, чтобы успокоить себя, Рук сказал:

– Святые отцы посоветовали бы моей госпоже молиться и спросить правду у Бога.

– Они бы уж точно это посоветовали. А затем сами бы удалились к своим обедам и любовницам. – Она вскинула г олову. – Но как странно. Ведь у тебя жена – монахиня. Это же немыслимо, мир воистину повернулся вверх тормашками!

– Моя госпожа, мир воистину повернулся вверх тормашками, если такая достойная, как вы, соблаговолила обратить внимание на такого бедняка, как ваш рыцарь.

– А, – ответила она, протягивая руку и глядя в затемненный угол. – Но из сотни моих ухажеров ты мой фаворит.

Он не знал, что теперь ему надо было делать. Она стояла совсем рядом с ним, буквально предлагая ему стать ее любовником. Сам бы он никогда не осмелился смотреть так высоко, как бы ни любил ее, но сейчас она первой делала шаг навстречу.

Он с силой ухватился за край двери.

– Мы говорим о всякой ерунде, а на дворе скоро будет ночь.

– А что, если я подниму твое положение. У меня много земель, но еще нет их хозяина. Давай, я сделаю тебе подарок.

Она задела его гордость.

– Я хозяин своих собственных земель, моя госпожа. Так, как до этого их хозяином был мой отец. Мне не нужны любовные подношения.

Она так резко взглянула на него, что он сразу же пожалел о своей грубости. Но она заговорила очень спокойно.

– А где твои земли?

Он широко открыл дверь.

– Не желает ли моя госпожа выйти?

– Куда же ты зовешь меня? – спросила она, не двигаясь с места.

– Я грубый и неотесанный северянин. Так что же? Пожелаете ли вы идти сами, или мне налететь на вас, перекинуть через седло и умчать в дикую местность, чтобы исполнить свои дикие желания?

Она громко расхохоталась.

– Нет, раз уж мир – вверх тормашками, то не ты, а я возьму тебя в плен. – Она подошла к нему, шелестя накидкой и обдавая теплом. Взяла его за руки. – Ты мой пленник, и поскольку я не могу забросить тебя поперек седла, чтобы умчать в дебри, то я удовлетворю свои желания прямо здесь. Считай, что мы уже в необитаемой местности.

Она приподнялась и поцеловала его, такая мягкая и нежная, что силы сразу оставили его, и он и вправду почувствовал себя пленником. Ему вдруг стало не до раздумий о колдовстве и очарованиях. То, чего желала она, желал и он. Он обхватил ее одной рукой и прижал к себе, не обращая внимания на то, что его доспехи не дают ему ощутить ее тело.

– Моя госпожа, – пробормотал он ей в щеку, когда она оторвалась от его губ, чтобы перевести дыхание. – Это же церковь.

– Тогда отпусти меня, рыцарь-монах, и я выведу тебя отсюда.

Он расслабил руку, и она опустилась на землю, все еще смеясь. Он побрел за ней, как дворняжка за добросердечной деревенской девушкой, надеющаяся получить корочку хлеба.

Снаружи она повернулась к нему, снова встав на мыски. Он снова не чувствовал ее тела, но одна только мысль о ней, о ее талии и груди заставила его напрячься. Он снова обхватил ее и поднял, прижимая к себе. Затем отклонился, прислонившись к двери, и она оказалась полулежащей на нем. Теперь он стал слегка ощущать ее даже через доспехи.

Ее губы встретились с его губами, и это показалось ему таким сладостным, что он почувствовал, что может умереть от счастья, и что готов ради такого счастья умереть. Он почувствовал, как она начала соскальзывать с него и ухватилась руками, чтобы остаться на месте. Не отрывая своих губ, он, скользя спиной по двери, сел на ступеньку, держа ее между своих ног.

Она опустилась на колени, обхватила его лицо ладонями и улыбнулась. Он стал немного приходить в себя.

– У меня есть жена, – сказал он, обращаясь к нежной коже под ее ухом. – Я не должен делать этого.

– Ты ничего и не делаешь. Ты захвачен, скручен, и на тебя грубо напали. – Ее дыхание ласкало угол его рта. – Я догадалась, что на самом деле ты переодетая принцесса, Зеленый Рыцарь. И у тебя обширные владения в укромном месте. Наверное, мне придется силой жениться на тебе ради твоих богатств.

Он отклонил голову назад, чтобы избежать ее поцелуев. Он порывисто и шумно дышал, с трудом сдерживая свое желание.

– Боюсь, вы были бы горько разочарованы своим выбором, моя госпожа.

Она тоже откинулась назад и, осторожно взяв его подбородок своими пальцами, стала изучать его лицо.

– Да, на хорошенькую благородную даму ты не походишь. Но говорят, что женитьбы из-за внешности всегда плохи. Мы поженимся из-за твоих богатств.

Он покачал головой и, вопреки своему желанию, улыбнулся. Затем осторожно снял ее руки с лица, но не стал выпускать их, продолжая держать в своих тяжелых рукавицах.

– Госпожа, ты не понимаешь, как тонка сейчас эта нить, которая удерживает меня.

– Может быть, я хочу, чтобы она была тонкой, – прошептала Меланта. Она подняла ресницы и посмотрела прямо ему в глаза. – Может быть, я хочу, чтобы она порвалась.

Ему показалось, что сейчас его оборона рухнет. После его долгого воздержания и одиночества тринадцати невозможных лет от ее слов и взгляда он воспламенился.

– Умоляю, подумайте еще раз, моя госпожа, – сказал он хрипло. – Ни место, ни время не подходят для вас. Я гораздо ниже вас. И сами вы сказали, что не уверены в своем желании. – Он обхватил ее руками. – Моя сеньора, когда мы снова вернемся ко двору, ваша гордость и честь будут оскорблены воспоминаниями о том, с кем вы были так близки.

Она молчала, покорно оставаясь в его объятиях. Небольшие пряди ее длинных волос, давно выбившихся из-под сетки, ниспадали на шею и колыхались возле висков и щек.

– Нет, я буду гордиться, – прошептала она. – Я буду гордиться этим, особенно вспоминая о тех плохих людях, с которыми мне приходилось общаться. – Затем еще тише добавила. – А может быть, буду плакать, вспоминая твою чистую душу.

Он опустил свою голову.

– Никогда в жизни я не мог представить себе, что смогу хотя бы дотронуться до вас.

Она провела своими пальцами по его рукам, по плечам. В ее глазах появились слезы. Это потрясло его. Он затряс головой.

– Нет, госпожа, не надо. Из-за этого не стоит так огорчаться.

Она быстро наклонилась и поцеловала его. По телу опять разлилось непреодолимо сладостное чувство. Он прижался лицом к ее шее, чтобы она не могла целовать его в губы.

– Умоляю вас, моя госпожа, – сказал он. – Это погубит нас. Это погубит нас обоих.

Она с силой прижалась к нему головой. Он мог чувствовать ее дыхание, ощущал ее слезы, которые, щекоча, сбегали по его шее под кожаную куртку. Он сидел и ждал. Сказать еще раз «нет» было уже выше его сил. Его тело и его воля сейчас уже принадлежали ей, невзирая на расстояние между ними, на ее возможное колдовство, на честь, на то, что у него была жена.

– Ты ошибаешься, – сказала она, с силой выговаривая слова. – Это погубит не нас обоих, а только тебя, и я этого не допущу. Больше у нас ничего не будет, кроме дружеских отношений. И хотя этого, может быть, теперь уже мало, но поверь, моя дружба тоже кое-чего стоит. Я никогда не оставлю тебя без моей дружбы, что бы ни случилось в будущем.

Он дотронулся рукой до ее щеки, потом до шеи. Его руки так и остались в металлических рукавицах, и теперь этот мощный слой металла и кожи как бы подчеркивал то расстояние, которое было между ними. И еще то, кем был он и кем оставался. – Никем.

– Я ваш верный слуга и готов сложить свою жизнь за вас по первому вашему требованию.

Ее заплаканное лицо исказила гримаса.

– Но этого как раз я совсем и не хочу! Молю тебя, оставайся живым и здоровым, сэр Рук, если не хочешь причинить мне величайшее горе.

Она стала тереть глаза, с усилием сглотнула. Затем отстранилась от него и встала, низко склонив свою голову. Она дрожала, но даже не пыталась закутаться.

Рук тоже поднялся. Он мог бы обхватить ее своими руками, обнимать всю ночь, согревать ее. Они бы так тесно прижались друг к другу, что стали бы единым целым.

– Я мог бы заплакать сам, госпожа, – сказал он, – из-за того, что мог бы получить от вас и чего лишился.

Она: улыбнулась, все еще продолжая плакать.

– Какого, однако же, любовника я лишилась!

– Моя госпожа, ничего не потеряно. Я все еще с вами и буду с вами всегда, буду служить вам и говорить только правду. И я клянусь об этом всем, что считаю самым дорогим для меня в этой жизни… – он протянул руку и дотронулся до нее, осторожно прижав ладонь к ее груди, к мягкому зеленому войлоку и горностаю.

Она подняла на него глаза. Даже через свою толстую рукавицу он чувствовал, как билось ее сердце.

– Сердцем моей любимой, моей жизнью, моей верностью и моей честью. Клянусь вашим сердцем, и ничьим иным.

Глава 12

Меланта сидела, закутавшись в свою накидку, прислонившись к стене часовни, и глядела на сгущающиеся сумерки. Она совсем не привыкла плакать и теперь чувствовала тяжесть в голове и оцепенение, но ей вовсе не было грустно.

Ее рыцарь лежал поперек прохода у двери, положив голову на свою руку и накрывшись своей мантией. Слышалось только его ритмичное дыхание, и иногда снаружи доносились звуки, которые издавал его конь, пощипывающий траву за открытым порталом, и позвякивание бубенцов Гринголета. Каждый такой звук, как бы он не был слаб и приглушен, вызывал у него сквозь сон настороженность, и он вздрагивал. А потом глубоко вздыхал.

Ей нужно было разбудить его до того, как наступит ночь, так как он собирался всю ночь снова не спать, охраняя ее. Вначале он лег к ней спиной, но вскоре повернулся во сне, и в последнем неясном свете уходящего дня она стала внимательно рассматривать лицо Рука. Он выглядел как типичный воин, потрепанный и симпатичный, вполне привыкший спать в доспехах на каменном полу.

Жесткие черты его лица во сне не стали мягче, разве что только губы, которые слегка разошлись, а также отсутствие жестких линий вокруг глаз и бровей делали его лицо несколько более молодым и похожим на того юнца, который так бешено впился взглядом в Меланту во дворце пап.

Как тогда он развеселил и позабавил ее! И польстил тоже – такой взгляд от совсем еще мальчика, да к тому же не имевшего никаких надежд на успех. О, она заметила его. И когда разобралась в том, какую ужасную гнусность замышляют против него все эти отцы и епископы, постаралась спасти его, хотя, кажется, он этого так и не понял и не оценил.

Тогда ей показалось, что она лет на сто старше его, хотя ей самой было только семнадцать. Сейчас она чувствовала себя так, словно ей уже тысяча, и в то же время у нее появилось что-то новое и свежее в восприятии жизки. Она начала делать совсем безумные вещи, даже глупости, ничуть не заботясь о последствиях. Совсем как молодая девчонка, какой она, видимо, никогда не была. И в первый раз в своей жизни, кажется, по-настоящему влюбилась в мужчину.

Своего мужа, Лигурио, она уважала, любила головой и в душе, как учителя, отца, старшего товарища, ведшего ее по жизни. Прежде чем она смогла понять это сама, она подружилась и увлеклась ослепительным скандинавом, который подарил ей Гринголета. Но воспоминания о нем были мучительными для Мел анты.

Она снова взглянула на огромный «скелет» каменного дракона и уткнулась замерзшим носом в мех горностая. Этот скандинав научил ее охотиться, обучать и тренировать своего дикого сокола, раскрыл ей счастье свободы в преследовании охотящейся птицы. Она не предала с ним своего Лигурио и даже не думала об этом. Это было не более чем девичье увлечение, и у нее в любом случае не оказалось достаточно времени, чтобы развиться во что-то большее. Меланта вскоре обнаружила скандинава убитым в своей собственной постели. Рядом с ним спала женщина, которая подняла жуткий визг и устроила целый спектакль, когда увидела, что мужчина рядом с ней мертв, словно бы не сама вонзила в него кинжал. Меланте тогда было пятнадцать лет, и она все еще оставалась девственной душой и телом, невестой принца Лигурио.

Именно тогда она в первый раз узнала про безумную страсть Джиана Навоны ко всему, чем обладал Монтеверде. И к ней самой. До этого она считала его любезным и умным человеком, который иногда приезжал к ее мужу и однажды показал ей фокус, во время которого в вазе появились живые цветы.

С тех пор, собственно говоря, она не так уж много узнала о Джиане. Но он странным образом участвовал в ее становлении. Он сделал ее такой, какой она сейчас стала. Принц Лигурио научил ее плавать по морю, а самим этим морем в ее жизни стал Джиан Навона – он вмещал в себя приливы и отливы, опасные течения и жуткие штормы, обманчивый штиль и предательские глубины, а также тех жутких глубоководных гадов, гнездившихся на дне и время от времени являвшихся к ней во сне. Благодаря ему она научилась никогда не расслабляться, не плыть по течению, никогда не доверять тому, что кажется надежным и твердым. И еще Меланта поняла, что он не потерпит, чтобы она оказывала внимание какому – нибудь мужчине.

Дракон смотрел на нее своими черными глазницами. Длинный ряд его зубов, казалось, застыл в улыбке. Она спросила себя, доставило ли Джиану особое удовольствие послать в их дом свою собственную любовницу, чтобы та жестоко покончила с ее беззаботностью и духовной невинностью, столкнув с обольщением и кровавой смертью. И еще она подумала о том, насколько же вперед спланировал он все дальнейшее. Неужели уже тогда он замыслил завести от женщины себе незаконнорожденного сына, натренировать из него убийцу, кастрировать его и приставить охранником к Меланте, чтобы он не покидал ее ни днем, ни ночью, ни за столом, ни в постели, и пропитывал даже воздух, которым она дышала, запахом крови. Интересно, получал ли он от всего этого удовольствие? Она представила себе, как он сидит один в своем дворце и смеется.

Гринголет, белый сокол, подарок скандинава, невзлюбил Аллегрето с первого же раза, когда тот появился у них в доме. Аллегрето был тогда мальчиком с ангельским лицом и соответствующими манерами. Меланта тоже возненавидела его. В чертах его лица проступало что-то от его матери-убийцы, которую Меланта всегда видела перед глазами. То, как она вопит, как искажается ее красивое лицо поддельным страхом, как она рвет на себе волосы, чтобы всем показать свой ужас.

Но Лигурио приказал Меланте постоянно иметь при себе Аллегрето. Ее муж слабел, необходимо было учитывать чужие интересы, чтобы как-то сохранить баланс между семьями Навоны, Риаты и Монтеверде. Аллегрето был убийцей, которому вменялось в обязанность защищать ее от других убийц – сделка, заключенная между Лигурио и Джианом, чтобы защищать ее. Интересы Джиана состояли в том, чтобы она жила, в то время как интересы других врагов никак не обеспечивали сохранение жизни Меланты. Ее муж принял мальчика, даже был добр по отношению к нему. Меланта была вынуждена терпеть, мечтая о том дне, когда ей удастся обрести свободу. Мечтая о том дне, когда ей можно будет обо всем об этом забыть.

Гринголет опять пошевелился, его бубенцы зазвенели, и рыцарь издал тихий стон. Он пошевелил рукой, сжал рот, теперь уже едва различимый. Меланта оперлась щекой на мягкую складку мантии и стала думать о нем. Самый честный человек на земле, самый достойный, скромный, сильный, с самой хорошей репутацией воина – нет, надо перестать. Уж очень сильно она увлекается в своих похвалах этому спящему человеку.

Он засопел, как бы возражая против таких экзальтированных описаний его совершенств, снова повернулся, издав металлический шум своими доспехами.

Ей нравился этот звук, казалось, всегда сопровождавший его. Ей нравились все его звуки: дыхание, лязг оружия, его голос. Она влюбилась в него.

Придя к такому заключению, она сразу же подумала, что теперь ей надо быть особенно осторожной, ведь соотнести эту неодолимую силу чувств с ее планами и намерениями будет так нелегко.

Надо подумать. Весь мир не погибнет от чумы. Она приходила и раньше. Она убивает выборочно, то тут, то там, здесь пятерых, там – человек пятьдесят, а в третьем месте – только одного или двоих. Надеяться на то, что она сотрет с лица земли Навону и Риату, чтобы облегчить ей существование, было глупо.

Надеяться на Божью милость также было бы бесполезно. Да и как это можно себе представить, ведь сейчас вот она сидит и смотрит «а мужчину, ужасно желая его самым греховным земным желанием и при этом совсем не чувствует за собой вины.

Раньше она полагала, что самым главным для нее было добраться до Боулэндского замка целой и невредимой. Там, среди английских слуг и придворных англичан, выявить шпионов и убийц, посланных Джианом или Риатой, будет не так уж трудно. Теперь же она обнаружила, что ей страшно хочется остаться в этой пустынной местности с сэром Руком из Бог его знает какой местности, где он обладал землями, которыми до него владел его отец. Весьма возможно – существующими лить в воображении.

Она хитро улыбнулась, вспомнив, как он оскорбился на предложение подарить ему земли. Сам он выражал свои мысли на достаточно благородном языке, но его жена, которую она хорошо запомнила, была явно низкого происхождения и плохого воспитания. Так что она готова была сейчас согласиться с предположением Ланкастера о том, что великолепный боевой наряд Зеленого Рыцаря скрывал под собою простолюдина. Да и своим отказом от нее он ведь почти подтвердил это, разве не так?

И тем не менее, ей было совершенно неважно, какого происхождения этот человек. «По-видимому, – подумала она, – это из-за моей испорченности». Впрочем, может быть, он сын какого-то совсем обедневшего рыцаря, который из-за своей бедности не мог обеспечивать сына. Ланкастер был уж слишком строг в своих суждениях, называя его вольным. Разве войска стали бы выполнять команды и повиноваться простолюдину, а об отношении рыцарей и дам при дворе и говорить уж нечего – они бы его не потерпели.

И еще, у него были хорошие манеры: спокойное достоинство, которое проявлялось даже при его теперешней бедности, благородная осанка всадника на хорошем коне. И он был по-своему поэтом. Да, он вырос в благородном доме, и в этом можно было не сомневаться. Хотя в конечном итоге это не имело значения. Она была дочерью английского графа, женой принца, кузиной нескольких королевских родов в Европе. А влюбившись, она готова была любить и монаха, и купца, и пастуха, если на то пошло, – кем бы ни оказался на самом деле этот загадочный и скромный рыцарь.

Лигурио научил ее множеству вещей, но среди них не было нежности и самоотверженности. Она совсем не привыкла отказывать себе в какой-либо забаве или усладе, если только это не угрожало ей самой или не шло вразрез с ее интересами. Если у нее не было любовников, то совсем не от того, что она желала проявить воздержанность или имела высочайшее самообладание. И даже не от того, что испытывала большую заботу относительно безопасности большинства из своих почитателей, из-за крайней непрочности такого возможного союза.

Ей нужна была сила, а не слабость. Она намеревалась использовать его, этого храброго безымянного воина. Она намеревалась заставить его полюбить себя, если ей это удастся, затмить его разум, затуманить его и беспощадно использовать для своих целей. Он был ей нужен для защиты, для обороны от врагов.

И она достигла своего. Правда, он не совсем доверял ей, даже обвинил в колдовстве – но все равно она была уверена в своем успехе. И совсем не важно, что он вспоминает об этой своей жене. Это даже неплохо и свидетельствует о его верности тому, кому он однажды отдал свое сердце. Придет время, она достаточно легко освободит его от этих прежних обязанностей.

Сейчас она была щедрой и доброй, какой еще не бывала никогда. Она хотела облагодетельствовать его. Она ни за что не отплатит ему неблагодарностью за его службу ей, не заставит его жертвовать своей честью. Она не погубит его, а, напротив, выведет в люди. Она даст ему возможность возвыситься при ее дворе, чего не пожелал для него сделать Ланкастер. При ее помощи и участии он женится на благородной даме, получит землю, положение. Она позаботится о воспитании и образовании его детей, поможет им с продвижением…

Она смотрела сквозь наступившую темноту, отделявшую его от нее. Два шага – и целая пропасть. Что же, если она все это сделает для него, то тогда, пожалуй, ее жизнь окажется не такой уж бесполезной и тщеславной, как она казалась ей сейчас, и какой она должна была стать потом.

Рук проснулся от звуков охотничьих рожков. Он издал проклятье, перекатился по полу и вскочил. Он так крепко спал, что, проснувшись, некоторое время не мог открыть глаз – утренний рассвет слепил его. Затем он осмотрелся, не понимая, где находится.

Затем он заметил принцессу, свернувшуюся в бесформенный клубок у стены. Она его не разбудила.

– Боже праведный! – пошатываясь, он сделал несколько шагов. Итак, он, как убитый, проспал всю ночь напролет.

Снова зазвучал рожок. Ему ответил другой. «Загонщики, – подумал он. – Заметили дичь. Теперь следует очередь собак». И сразу же вдали послышался лай.

– Леди! – он не стал тратить времени на формальности, а вместо этого схватил ее за плечи и стал трясти. Она дико посмотрела на него, словно, как и он, не могла понять, куда попала. Затем выражение ее лица смягчилось.

Он уже собирал их вещи.

– Охота, – наконец произнес он. – Скорее садитесь вместе с соколом на коня. Может быть, мы их нагоним.

– Но ведь чума…

– Больные не охотятся. Сокола, госпожа. Наденьте капюшон, чтобы мы могли поспешить. – Затем, продолжая собираться, добавил. – Большая охота. Может быть, даже королевская. Мы попросим у них для вас хорошего места. Поторопитесь же, моя госпожа, а не то мы потеряем их след.

И действительно, звуки охоты удалялись и теперь были едва слышны. Она подхватила сокола, он – свой шлем, который из-за спешки даже не стал надевать, и они устремились наружу.

Меланта ехала верхом, сидя за сэром Руком, держась за него и одновременно балансируя кулаком, на котором был Гринголет. Первым, кого они нагнали, был псарь, который шел с грустным выражением лица, помахивая поводками своих спущенных ранее гончих. Он шел так неспеша, словно у него не имелось ни малейшего желания добраться до своих собак, хотя рожки уже давно возвестили конец охоты и смерть дичи. Меланта выглянула из-за плеча сэра Рука в тот момент, когда он остановил коня.

– Приветствую тебя, добрый человек, – сказал ее рыцарь.

Охотник обернулся и в первый раз поднял голову. До этого он совершенно не обращал на них никакого внимания. Он сразу же поклонился и упал на колени.

– Поднимись! – сэр Рук махнул ему. – Какая дичь?

– Большой олень, мой господин. – Он встал на ноги, по-прежнему не поднимая глаз.

– Олень! – воскликнул сэр Рук. – Но ведь сейчас не сезон!

Охотник бросил на него быстрый взгляд, затеи снова опустил глаза и пожал плечами.

– У моего господина хватает духу делать за о даже в запретное время. И даже не слушать уговоров, хотя мы нашли следы и ночлег одинокого вепря.

Теперь причина уныния этого человека стала понятна. Ни один настоящий охотник не будет счастлив тому, что его господин убил самца благородного оленя в неподходящий сезон.

Так и не поднимая глаз, он искоса посмотрел на Рука.

– Прошу прощения, – сказал он довольно униженным тоном, – сдается мне, что не видел вас на утреннем сборе, где бы вы могли поделиться своим пониманием охоты и помочь выбрать подходящую дичь.

За всем этим явственно проступали ноты осуждения. Меланта поняла, что он считал сэра Рука одним из гостей своего господина, который должен был бы присутствовать на утренней трапезе, на которой решался вопрос о выборе дичи. Было ясно, что охотник посчитал Рука достаточным авторитетом в вопросах охоты, который мог би повлиять на его господина и предотвратить охоту на оленя. А ее саму он, несомненно, посчитал причиной отсутствия Рука на этом важном совете.

Он бросил враждебный взгляд на нее. Меланта из последних сил старалась не расхохотаться и даже кусала себе губы из-за этого. Она прислонила голову к спине своего рыцаря и произнесла:

– Что-то долго же мы залежались с утра с тобой, дорогой, а?

Он быстро повернул голову, его щеки стали пунцовыми. Он быстро проговорил:

– Сообщи своему господину, что мы ищем его внимания. Готов ли он оказать нам гостеприимство и прием?

Охотник опять поднял голову и с любопытством посмотрел на них. Его взгляд остановился на Гринголете, и в нем выразилось удивленное восхищение.

– Да, слушаю, сэр. Разумеется, мой господин, – пробормотал он, еще раз поклонился и быстро двинулся в лес.

Сэр Рук направил коня вслед за ним. Снова послышался звук охотничьих рожков, и лес загудел от эха громкого лая собак. Звук слышался столько времени, насколько у трубачей хватило дыхания, после чего он прекратился, и послышались веселые крики.

Вскоре они оказались на поляне, в центре которой толпилась шумная компания. Горел наскоро сложенный костер.

Гончие сбились в кучу и, перелезая через спины друг друга, пытались прорваться к угощению – хлебу, пропитанному кровью убитого животного. Среди собравшихся было несколько охотников, деловито занимавшихся тушей оленя, несколько шумных представителей знати, выказывавших особое внимание нескольким дамам, также находившимся на поляне. Их «проводник» приблизился к плотному молодому человеку, который стоял недалеко от туши и пробовал поданные ему тонкие кусочки мяса, нанизанного на прутик.

Смех затих, и теперь был слышен только визг и рычание гончих. Конь встал. Псарь упал на колени и стал что-то тихо докладывать. Слов не было слышно, но зато стало видно удивленное выражение лица молодого человека. Впрочем, он скрывал свое удивление намного лучше своего слуги. Лицо приняло любезное выражение. Он сунул кому-то в руки свой прутик и сделал несколько шагов вперед, чтобы приветствовать приезжих.

– Генри Торбекский, сэр, ваш покорный слуга. – Он грациозно поклонился. – Я являюсь властелином этой земли. Добро пожаловать в мой дом, и чувствуйте себя со своей дамой в нем, как в своем собственном доме.

– Да вознаградит вас Бог за вашу щедрость и любезность, – довольно официально ответил Рук. – Надеюсь, что не вызову вашего недовольства, если не смогу сообщить вам своего имени и своих поместий, которые я поклялся не раскрывать, пока не стану достойным этого. Иногда меня просто называют по цвету моих доспехов.

Среди окружавших их гостей пронесся шепот удивленной заинтересованности. Господин из Торбека улыбнулся, оборачиваясь к присутствующим.

– Зеленый! А ведь прекрасно звучит. Как хорошо, что среди нас такой доблестный рыцарь. А эту даму вы охраняете от опасностей?

Сэр Рук некоторое время не отвечал. Меланта ожидала, что он торжественно, как обычно это делал, объявит ее титул и высокое положение, поскольку всегда уделял особое внимание сохранению ее достоинства. Вместо этого он неожиданно для нее, пожав плечами, заявил:

– Это моя любовница.

Вся компания грохнула со смеху. Генри Торбекский, тоже смеясь, прокричал:

– Клянусь небом, предусмотрительный человек! И в походе решил не отказывать себе в удовольствии!

Он оценивающе оглядел Меланту, словно та была лошадью или борзой.

– И ты ее богато нарядил, рыцарь.

В том положении, в котором они находились, Гринголет оказался скрытым от их взглядов доспехами Рука и его мантией. Меланта постаралась пониже опустить сокола, положив руку с соколом себе на колено и тихо отводя локоть назад под свою накидку и закрывая таким образом сокола еще больше. Сэр Рук быстро повернул голову и, как бы между прочим, взглянул на нее, словно давая понять, что заметил ее меры предосторожности. Такое неожиданное и резкое ниспровержение из принцессы до простой девки, конечно, свидетельствовало о том, что он очень обеспокоен.

– Я привез ее с пожитками с войны во Франции, – добавил он.

– Вы были во Франции? – быстро спросил Генри.

– В Пуатье.

– Пуатье! – Генри расхохотался. – Как давно?

– Год тому назад, – ответил сэр Рук, тщательно обдумывая каждое слово.

– Тогда, значит, вы не знакомы с моим братом Джефри.

– Франция – большая страна, – ответил сэр Рук. – Я не имел чести познакомиться там и с половиной доблестных воинов, слуг интересов нашего высокочтимого короля.

– И где же ты был с тех пор, Зеленый Рыцарь?

– Везде понемногу. Теперь я ехал так, что Лиерпуль был по мою левую руку, но я туда не решился завернуть, так как опасался болезни. Монастырь поблизости оттуда был покинут. У вас есть вести из тех мест?

Генри усмехнулся.

– Да ну, покинут? – он посмотрел на свою свиту. – А не вернулся еще Дауни из Лиерпуля?

В ответ они стали качать головами. Генри произнес проклятье и отошел от коня.

– Вы точно не заходили в город, сэр? – требовательно переспросил он.

– Так же точно, как то, что я рыцарь и христианин. Чума не страшна мне, но я опасался за свою даму. Хотя уж, как она настаивала, чтобы я все-таки вошел в ворота, чтобы ей покрасоваться своим богатым одеянием перед деревенскими простушками. – Он снова пожал плечами. – У многих женщин слаб рассудок. Нет, мы далеко обошли Лиерпуль.

Генри эта безыскусная сказочка показалась убедительной.

– И хорошо сделали, сэр. Благодарю вас за предупреждение. – Вместо кривой усмешки на его лице снова показалась довольно добродушная улыбка. – Что же, довольно охоты. Повернем домой. Зеленый Рыцарь, прошу вас оказать мне честь и присоединиться к моим гостям.

Охотники принялись свежевать тушу, и Меланта почувствовала, как ее рыцарь осторожно отвел руку, взялся за край ее мантии и, потянув его, полностью накрыл Гринголета. Меланта прижалась к его спине, создавая впечатление, что он ласкает ее, и тихо по-французски произнесла: «Опасность?»

Он не ответил, а лишь протянул руку и потрепал ее по щеке.

– Храни терпение, дева, – сказал он громко по-английски. – Скоро помоешься и ляжешь в постельку.

Меланта снесла и это, но согнула палец и, просунув его сквозь один из завитков его черных кудрей, предупреждающе потянула за волосы.

Он не обратил на это никакого вниманя, а только, наклонив голову, освободился от ее пальца. Затем направил своего Ястреба вслед за двинувшимся отрядом, который вытянулся на лесной дороге. Сэр Рук повернул голову и потянулся к ней. Она с готовностью наклонилась, и он прикоснулся к уголку ее рта, прикрывая этот полупоцелуй рукавицей, словно желая получше придержать ее голову. Его щетина уколола ей кожу.

– Сэр Джефри Торбекский в лагере Ланкастера, – тихо, почти неслышно, прошептал он по – французски.

Меланта крепче прижалась к нему, опустив свой подбородок на его плечо. Она поцеловала его в щеку и тоже прошептала:

– Его брат?

Он поймал ее руку и поднес к своим губам.

– У Джефри нет братьев, – пробормотал он в ее ладонь.

– Фу, сэр! – она выдернула руку.

– Веди-ка себя скромнее, подобающим твоему положению образом, девка. – Его возмущенный голос далеко прокатился по лесу. – Мы теперь не одни в лесу, чтобы ты мне показывала свои капризы, словно какая-то знатная дама.

Мужчины свистом и криками одобрили это заявление.

– Если ты еще хоть один только раз назовешь меня девкой, сэр, – произнесла она с чувством и как можно более громко, – я прикажу выпороть тебя кнутом и снять с тебя кожу.

Он посмотрел на нее, приподняв одну бровь.

– Да сохранит меня Господь, девка.

Все покатились со смеху. Караван вышел на хорошую дорогу и прибавил ходу.

Замок Торбек окружали новые земляные оборонительные сооружения – валы, проездные ворота в надвратной башне были сделаны из свежего теса, который скрепляло темно-серое железо, еще сверкающее вмятинами от недавних ударов молота.

По сигналу Генри при их въезде в ворота запели фанфары, несмотря на то, что, кажется, никакой дамы, готовой приветствовать возвращение ее мужа с охоты, не было. Гончие, с которых сняли ошейники, бросились в свои конуры, устроенные рядом со стеной. Недалеко от ворот один из гостей затеял игру с собакой. Он давал ей понюхать женский шарф, а затем прятал его у себя в одежде, вынуждая собаку отыскивать его. «Плохое занятие», – подумала Меланта, ведь охотничья собака должна уметь находить только запах дичи.

Сэр Рук, кажется, особенно заинтересовался этими собачьими конурами. Впрочем, он с не меньшим вниманием стал рассматривать стены укреплений. Они тоже находились в ремонте. Через некоторое время он отвернулся.

Среди шума и суматохи, возникшими в связи с прибытием, их нашел слуга, направленный к ним по приказу Генри. Приблизившись, он упал на колени, косясь на Ястреба. Сэр Рук отколол свою накидку, позволив ей упасть в руки Меланты, и заявил:

– Надо зашить, девка.

Меланта подобрала ее и быстро накинула на Гринголета, которого она прижимала к своей груди, прикрывая своей мантией. Тот сильнее сжал когти на ее перчатке, его бубенцы тихо звякнули, но сам он не подал никаких других знаков протеста.

Сэр Рук сполз с коня, поднял руки к Меланте, успев опередить слугу, и произнес:

– Слезай, девка.

Меланта по-прежнему прижимала к себе сокола, окутанного ее собственной мантией и накидкой Рука. Он подхватил ее и поставил на землю.

– Чтобы ты знал, я каждый раз считаю, – сказала она улыбнувшись.

Он потрепал ей щеку своей металлической рукавицей.

– Что ты считаешь, девка? – спросил он.

– Шесть, – произнесла она нежно и повернулась, чтобы вслед за всеми идти в зал.

Он положил ей на плечо свою руку.

– Не уходи от меня далеко, девка.

– О, ты так боишься, что я отобьюсь от тебя? – она остановилась. – Семь.

В его глазах засветилась скрытая усмешка, которую она теперь так хорошо научилась распознавать.

– Да уж, будь все время рядом. Ты тут самая распрекрасная девица, и я буду тебя ревновать.

– А, – сказала она почти доверительным тоном. – Прикажу сломать тебе две ноги, две руки, – это четыре. Еще выколоть оба глаза. Итого шесть. Семь – отрезать нос. А вот что делать на восемь? Надо будет постараться и придумать.

Он упал на одно колено и, склонив голову, произнес:

– Я негодяй и пятнаю вашу честь своим недостойным поведением. – Он говорил с преувеличенным чувством самообличения и страдания. – Умоляю вашу светлость простить меня. Вы ведь, действительно, высоки от рождения и совсем не девка.

Одна молодая женщина из компании захлопала в ладоши.

– Как замечательно! Теперь-то, наконец, мы услыхали благородные слова и увидим благородное обращение! Ваша дама, сэр, заслуживает более изысканных слов.

Последовало всеобщее одобрение со стороны присутствующих женщин, и Генри жалобным тоном произнес:

– Так я и знал. Теперь они все загордятся, эти женщины, и того и гляди заставят нас сидеть у своего изголовья и сочинять им баллады и другую поэзию.

Рук подскочил и слегка подтолкнул Меланту.

– Нет, только не поэзию, – произнес он. Генри расхохотался и пожал плечами.

– Прошу, моя госпожа, войти в мой зал и надеюсь, что он не покажется слишком простым и убогим для вас.

Рук знал, что они не смогут долго скрывать сокола Меланты, поэтому заранее заготовил объяснение. Но касаться этой темы раньше времени не собирался. Они не задержатся в этом доме. Руку здесь очень многое не нравилось. Генри явно готовился к обороне – укреплял ворота, надврат – ную башню, стены, пробивал в них бойницы. Конечно, все это можно было объяснить необходимостью принимать меры предосторожности от блуждающих в этой местности Вирейла бандитов. Но у сэра Джефри Торбекского, насколько знал Рук никогда не было братьев.

Слуги были вышколены и хорошо выглядели. Единственный случай недовольства своим хозяином он наблюдал у того охотника из-за оленя, убитого в неподходящий сезон. Что же, это тоже кое-что говорило о нем – погнаться за оленем в неподходящее для такой охоты время, предпочтя эту легкую добычу вепрю, чей сезон как раз наступил.

Гости показались ему шайкой молодых разряженных грубиянов, скучающих сынков местных небольших землевладельцев. И все же он стал внимательно присматриваться к ним, пытаясь найти двух-трех человек, которых можно было бы нанять за хорошую плату для эскорта.

В зале Генри отдал распоряжение, чтобы Рука как почетного гостя проводили бы в отдельную комнату. Принцесса шла впереди него вслед за слугою между устанавливаемых для трапезы столов. Она совершенно не походила на девицу, и прикидывайся она простолюдинкой – у нее все равно ничего бы не получилось. Поэтому она решила даже не пытаться делать этого. И тем не менее, Рук совсем не боялся, что ее раскроют. Слишком фантастичным все выглядело на самом деле. Что бы подумали все эти люди, заяви он, что это наследница графа Боулэндского, верхом на коне разъезжающая за спиной какого-то странствующего рыцаря по этой глуши и без серьезного сопровождения. Трудно даже сказать, что они подумали бы о нем, назови он ее настоящее имя и положение.

Рук был довольно удивлен, что ему с любовницей выделена отдельная комната на солнечной стороне. Зимнее солнце проникало сюда сквозь зарешеченные окна, освещая кровать, табуретки и стул. Здесь был даже стул! Слуга подошел к нему и встал на колени.

Рук прошествовал мимо Меланты и уселся на стуле. Принцесса осталась стоять, прижимая к себе свой сверток. Рук выставил ноги, позволил слуге снять с себя стальные башмаки и жестом указал тому на дверь.

– Остальное снимет моя женщина. Слуга поклонился и вышел.

– Мы останемся здесь всего лишь на одну ночь, моя госпожа, – произнес он. – Если птицу заметят, я обнаружил и поймал ее в лесу, собираюсь вернуть сокола его хозяину, которого узнал по надписи на путцах. Скрываю сокола, чтобы не рисковать из-за его огромной ценности.

Она повесила его накидку на стул таким образом, чтобы та образовала что-то похожее на убежище, скрывая внутри себя сокола.

– Охотник видел его, – сказала она.

– Да, – ответил Рук, который сейчас неуклюже пытался снять доспехи. – Но он, кажется, сердит на хозяина из-за оленя. Но даже если и скажет, то что из этого?

– Мне все это не нравится. Надо поскорее убираться отсюда.

Он поднял голову и посмотрел на нее. Она стояла посередине комнаты и с тревогой осматривала стены и окно.

– Моя госпожа, – он выпрямился и подошел к ней, – вы беспокоитесь?

– Нет, – она взглянула было ему в глаза, затем быстро отвела их. – Да, по правде говоря, мне здесь не по себе.

Последовало неловкое молчание. Он снял рукавицу и бросил на пол.

– Может будет лучше, если вы пойдете спать в комнату к дамам?

– Нет, – быстро ответила она и усмехнулась. – Какие уж там дамы! К тому же ты окрестил меня «девкой».

Под ее напускной веселостью проступала напряженность. Тогда он сделал то, что никогда бы не позволил себе в других обстоятельствах – он прикоснулся ладонью к ее щеке и пальцем осторожно провел по ее нежной коже.

– Моя госпожа, ради вашей безопасности.

– И все-таки я считаю все случаи, когда с твоего языка срываются эти «девки», – произнесла она, с усилием изображая иронию.

– К вашим услугам, моя прекрасная госпожа.

– А, хорошо. – Она поперхнулась. – Я боюсь. Неужели нам так надо быть среди людей и их черных замыслов и интриг? В лесу было лучше. Я предпочла бы сегодня заснуть на голой земле, чем на этой мягкой постели.

– Что за мысли? – он взял ее голову в обе руки. – Очень может быть, что этот наш хозяин не честен и не чист, но какая ему будет польза от того, если он убьет нас?

Еле заметная дрожь пробежала по ее телу. Несколько мгновений широко раскрытыми глазами она смотрела ему прямо в глаза, затем из ее груди вырвался тяжелый вздох.

– Совсем никакой пользы. Я потеряла голову.

– Ночью я лягу перед входом в комнату. Вы будете в безопасности. – Его охватило страшное и непобедимое желание обнять ее. Он вдруг почувствовал, что она испытывает то же самое. Меланта стояла не шелохнувшись, но ее тело тянулось к нему какой-то невидимой силой. Она как бы ждала его.

Какое-то мгновение он колебался, словно стоял на краю лезвия своего остро заточенного меча. Затем посмотрел на свои ладони, прикасавшиеся к коже ее лица. Ему показалось, что все это сон, бессовестный и самонадеянный до наглости. Он опустил руки.

– Вы не поможете мне, госпожа? – он попробовал улыбнуться. – Не будет ли это чрезмерной смелостью с моей стороны попросить помочь мне снять доспехи? Девка… пряжки.

Глава 13

Если для Меланты одежда из полотна (с украшениями или без них) была достаточно естественной и обычной, то для Рука она являлась своеобразной роскошью. Ему очень редко удавалось побыть без лат – так за последние две недели он не снимал их ни днем, ни ночью. Сейчас же выпала редкая возможность немного расслабиться и отдохнуть от постоянно режущего подмышкой шва куртки, которую он носил под доспехами и кожа которой, завернувшись в одном месте по шву, сильно натерла ему тело. Ему не приходилось теперь ощущать постоянное давление впивающихся в ногу ремней на икрах и задней части бедер, постоянной давящей тяжести брони на каждый дюйм своего тела. Он чувствовал такую легкость, словно был сам сделан из пуха.

В голове он тоже ощущал не меньшую легкость, однако по другой причине – всю вторую половину дня он провел у Генри за столом. Рук отправился туда один, а принцесса Меланта осталась в их комнате. Глядя на очередную порцию вина, налитого в его кубок, он думал о ней, и его охватывало теплое чувство.

Обстановка в зале была явно холостяцкой – полно охотничьих собак, оружия, нет никого, кто бы навел порядок или удерживал гостей от недостойных забав. После обильной, но достаточно простой еды, никто и не подумал выйти из-за стола, чтобы отправиться на богослужение или во двор для тренировки. Вместо этого они просидели в зале весь остаток дня, рассуждая об охоте и сражениях, споря о достоинствах и недостатках бордосской и германской стали и временами затевая борьбу либо между собой, либо с переполненными энтузиазмом дамами.

Рук не стал участвовать в обсуждении лучших сортов стали, хотя к нему все время обращались, желая узнать его мнение по этому вопросу. Он старался больше слушать, чем говорить сам. У присутствующих была неутомимая буйная энергия юности. Они много говорили об оружии и сражениях, но при этом чувствовалось, что они знакомы с дисциплиной не более, чем необученные дворняжки. Им не приходило в голову, что именно потому, что они так долго сидят за столом, пьют вино и говорят о ратных делах, они, следовательно, сами-то и не знакомы с высоким военным искусством. Со временем он, возможно, и мог бы сделать кое-что достойное из этого сброда, сейчас же рассчитывать на что-нибудь путное явно не следовало. Они слишком упивались собой и своей значимостью, чтобы им можно было доверять.

Да, будут сделаны во-время бойницы в стенах или нет, но Джефри Торбекский быстро покончит с этой детской ватагой, когда вернется из Гасконии. Впрочем, какие бы чувства Рук не испытывал, но сейчас, находясь в одиночестве и имея на руках принцессу Меланту, он ни в коем случае не собирался ворошить это осиное гнездо.

Он сидел за столом, по возможности отмалчивался, хотя, конечно, не до такой степени, чтобы показаться нелюбезным. Поэтому он смеялся вместе со всеми, пил достаточно много и покинул компанию довольно поздно.

Уже начали сгущаться сумерки, когда он наконец-то вернулся. Меланта, буквально обезумев от ожидания, была в ярости. Она поднялась и медленно направилась к Руку, которого пропускал в этот момент слуга, освещая ему проход целой охапкой свечей. Словно нежная возлюбленная, Меланта красивым движением обхватила его за плечи, встала на цыпочки и прошептала по – французки в самое ухо:

– Здесь есть потайные «глазки». Он стал смотреть на нее. В сгущающихся сумерках его лицо стало очень привлекательным, от него сильно пахло вином. Воспринял ли он ее предупреждение и услышал ли он ее вообще, было неясно. Он лишь глубоко вздохнул и тоже обнял ее. Вскоре его руки опустились на ее бедра.

– Я уже стар, – сказал он печально. Меланта жестом приказала слуге удалиться.

Она намеревалась теперь как-нибудь указать сэру Руку на резную маску в стене, в которой были устроены потайные «глазки», но колебалась.

– Стар, – снова пробормотал он. – Три десятка лет.

Она отстранилась от него.

– Не старше меня, – ответила она по-французски. – Так что пощади мои чувства и не говори более об этом. Проходи и садись.

За ней наблюдали целый день. Она боялась говорить ему открыто даже по-французски. А поскольку она раньше никогда не видела его в состоянии изрядного подпития, то сейчас не знала, насколько от него можно было ожидать разумности и сдержанности. Может быть, лучше постараться сделать так, чтобы он как можно меньше говорил? Уложить его поскорее спать?

Она взяла его за руку. Их пальцы переплелись. Вместо того чтобы сесть на кровать, он уставился на нее с таким выражением, словно это была могила его любимой верной борзой, которую он давным-давно потерял. Он потряс своей головой, освободил руку и потянулся за мечом, лежавшим поверх его доспехов.

– Дверь, – сказал он по-английски. – Ради вашей безопасности, моя госпожа.

– Да, да, безопасности! – ответила она шутливым тоном, делая вид, что воспринимает его слова как балагурство. – А что мне даст большую безопасность, чем твои крепкие объятия? Любовь моя, давай же, поспеши лечь в постель.

– В постель? – его взгляд прояснился, и он остановился на полпути к кровати.

Она кивнула, продолжая улыбаться в направлении масок на стене. Он лишь продолжал смотреть на нее с преувеличенным вниманием выпившего человека.

– Моя любовь, моя услада… – она снова обхватила его шею своими руками и так навалилась на него, что он инстинктивно сделал шаг назад. – Сладкий мой, не будем же терять времени на болтовню. Я вся пылаю и не могу себя сдержать. Я жажду – ну поцелуй же скорее. – Она с горячностью снова приникла к нему, с силой прижимаясь и опять выводя его из равновесия. Затем она обрушила на него целый шквал ласк, целуя шею и подбородок, и все время оттесняя его к стене. Он вынужден был отступать, чтобы не упасть, и вскоре оказался прижатым спиной к стене под масками со смотровыми глазками.

Прежде чем она успела указать ему на них, теперь уже не опасаясь, что ее будет видно оттуда, он вдруг крепко сжал ее в своих объятиях. Она покачнулась. Его руки опустились к ней на поясницу и, удерживая от падения, потянули, крепко прижимая к его телу. Из его груди вырвался хриплый стон, и он припал губами к ее шее. Она ощутила в нем желание и похоть.

Это явно была уже не игра. В его поведении больше не ощущалось навязываемого самому себе монашеского самоограничения. Его пальцы страстно впились в ее тело, в ее ягодицы, лаская и сжимая их. Еще ни один мужчина не осмеливался это делать с ней. Он с силой вдавил колено между ее ногами, заставляя ее развести их в стороны, словно она была гулящей девкой, потаскухой, которая почему-то вдруг заупрямилась в последний момент.

Меланта почувствовала, как его руки дотронулись до места, которое у нее никто вообще не трогал, и резко выдохнула. Он откинул голову, прислонившись затылком к стене, но по-прежнему крепко держал ее, не отпуская. Его бедра и нижняя часть тела страстно рванулись к ее телу, бесстыдно скользя и с силой прижимаясь к ней. Поцелуи она изведала и хорошо освоила в придворных играх флирта и интрижек, но еще никогда ей не доводилось ощущать жесткость и тяжесть мужского члена в таком жутком порыве. Опыт интимного общения со своим, намного старше ее, мужем был совсем другим, скорее, доставлявшим ей неудобство и тщательно скрывавшимся ее равнодушием. К тому же, это было уже так давно. Поэтому теперь все, что происходило с ней, было для нее совершенно новым и необычным. По ней вдруг пробежала восхитительно приятная волна. Это грубое прикосновение вдруг наполнило ее восторгом, низменные телесные пороки показались милыми и желанными. Она позволила чувству захватить себя и превратилась в самую обыкновенную девицу-простолюдинку, в его девку-любовницу, такую же легкомысленную и непритязательную, как все эти деревенские девы, любовь которых забывается мужчинами, как только те встают с кровати.

Он был безнадежно пьян. Она понимала это, но не стала сопротивляться или возражать, когда ощутила его жадные ищущие губы. Он страстно припал к ее губам, проникая внутрь ее своим языком, смело и уверенно, и обдавая винным дыханием. Она пустила его язык и встречным движением бедер прижалась к нему, признавая и приветствуя его желание.

Его руки двинулись по ее телу, скользя вверх и вниз, от бедер к груди.

– Я видел, – промолвил он, отрываясь от ее губ, – ваше белое тело. – В его голосе звучало восхищение. – Под вашей одеждой.

Она засмеялась, откинула голову назад.

– И как, я хороша собой?

– Восхитительна, – прошептал он, продевая пальцы сквозь ее волосы. – Клянусь Богом, восхитительна.

Сверху послышалось женское хихиканье, тихое, но явно различимое. Его руки рванулись прочь от Меланты. Он дернулся, выпрямился и стал с возмущенным удивлением осматривать комнату.

Меланта сжала руку в кулак и засунула этот свой кулачок ему под подбородок, заставляя поднять голову. Из потайных глазков в их затемненную комнату падал неясный свет, образуя слабые, но заметные тени на масках.

Она не знала, поймет ли он в этом состоянии, что все это означает. Но в тот самый момент, когда она уже собиралась прошептать объяснения, странное сияние вдруг исчезло – это наблюдатель снова приник к глазкам и заслонил собою свет. Сэр Рук напрягся, повернулся боком к стене и, опершись плечом о нее, стал пристально вглядываться.

– Чтоб они горели вечным огнем, – выдохнул он наконец.

Она быстро накрыла ладонью его рот и, приблизившись к самому уху, еле слышно произнесла:

– Здесь мы им не видны, но они могут слышать нас.

Он немедленно стал осматривать комнату поверх ее головы. Оказывается, вино не утопило его способности быстро и здраво рассуждать, когда дело шло о безопасности. Он быстро сообразил, что в стенах должны быть и другие глазки, предназначенные для того, чтобы избежать образования «мертвой зоны». Меланта уже давно обнаружила вторую смотровую щель и сумела закрыть ее, как бы случайно слишком далеко потянув кроватный полог. Теперь это место оттуда также не просматривалось.

Его ресницы задрожали. На него снова опускался винный угар. Он посмотрел на нее, затем с усилием заморгал, словно пытаясь отогнать от себя тяжелую сонливость, которая случается у людей на марше, Она скромно откинула черную прядь волос, упавшую ему на лицо. Хоть и наглая из нее вышла девка, но все же…

– Я приготовлю постельку, мой распрекрасный господин, и уложу тебя спать. Пошли.

Если бы он не был так пьян, то нашел бы способ достойно разобраться с этими шпионскими щелями. По крайней мере, он уже было намеревался прикрыть их, когда она отвлекла его и задула все свечи. Теперь оставался только свет огня камина, который образовал малиновую дугу над складками ее платья. Платье имело низкий вырез, почти обнажая ее плечи и большую часть спины. Она повернулась, ее волосы водопадом устремились вниз, ему стала видна верхняя линия ее груди. Он почувствовал, что снова погружается в сладкую истому желания, и тут вдруг вспомнил, что с ее стороны это всего лишь игра, чтобы обмануть шпионов за стеной.

Обмануть их было бы легче, если бы в комнате было совсем темно, но горел огонь. Он мог бы загасить его и занять место у двери, сторожа проход, но ему никак не удавалось сосредоточиться на той последовательности действий, которые нужно было предпринять. Она сама, как малиновый огонь, слепила и отвлекала его. Его тело казалось невесомым. Он позволил ей стащить с себя одежду через голову. Он успел испытать стыд за те многочисленные шрамы и небольшие боевые увечья, которые покрывали его тело и делали, по его мнению, недостойным ее красоты и изящества. А тут еще и его похотливость. Но легкость в голове заставила его снова переключить свое внимание на нее.

Она набросила ему на плечи нагретую у огня накидку, и он обернулся ею. Меланта встала рядом с ним на колени и стала раздевать его. Ее руки двинулись по икрам, бедрам. Она сейчас совсем походила на заботливую жену. Он чувствовал полную беспомощность перед нею и перед тем, что она станет делать в следующий момент. Как много он все же выпил. Совсем не способен теперь ничего сообразить.

– Я очень редко употребляю так много вина, – пробормотал он.

– Увы, но это, надеюсь, не нанесло тебе ущерба на сегодняшнюю ночь. – Она дотронулась до него под накидкой, смело и ласково. Он инстинктивно втянул в себя воздух и схватил ее за запястье.

– Все в порядке! – засмеялась она и стала гладить его своей мягкой ладонью, несмотря на его сопротивление.

– Моя госпожа… – сумел наконец вымолвить он.

Она встала на колени на сплетенный из тростника коврик и другой рукой обхватила его за шею.

– Ты целый день называл меня своей девкой, так что теперь не обессудь, что я ею стала.

Затем она приблизилась к нему почти вплотную и прошептала:

– Эти шпионы должны видеть любовные игры, а то они заподозрят что-нибудь.

Они должны видеть это? Ему показалось странным, зачем обязательно сегодня им надо было все увидеть. Здесь была какая-то ошибка, но он не смог додумать это, так как ее рука все гладила его там, и он терял последние остатки разума. Движения ее руки были не очень нежными и совсем неумелыми, так что она даже причиняла ему боль. Но ведь это была ее рука. Ее тело почти соприкасалось с ним. Наверное, поэтому ему было так тяжело дышать, каждый вздох требовал огромного усилия.

– Ты бесстыдна… – промолвил он наконец. – А… Мария и Иисус.

Она спрятала свое лицо у него на плече, но не прекратила своего в высшей степени нецеломудренного поведения. Затем она высвободила свою руку и, захватив его ладонь в свою, положила его руку себе на живот. После этого она замерла в ожидании. Странно, но все это получилось у нее совсем неумело и даже как-то невинно.

Его сила воли была побеждена, оборона рухнула. Он встал и поднял ее на руки. Дальше его конечности действовали как бы сами по себе, отдельно от его головы. Он уложил ее в кровать. Накидка слетела с его плеч. Он лег рядом с ней.

Затем снова отпустил ее, сел и стал задергивать полог, укрываясь от смотровых глазков.

Он все же нашел в себе силы больше не ложиться и остался сидеть. Он просидит так до тех пор, пока огонь не потухнет. Тогда в темноте он возьмет свой меч, подойдет к двери и уляжется поперек входа. А до тех пор он будет молиться. Он даже попытался начать это делать, обхватив колени руками и упершись в них лбом, но его голова была затуманена вином и страстью, и у него ничего не вышло.

Тогда он решил, что будет думать о другом. О важных вещах. Например, о том, что он будет делать, когда обнаружат сокола. О том, как далеко за Лиерпуль могла распространиться чума, если только она вообще вышла за его пределы.

Ее нога была прижата к его ноге. Он почувствовал, как она приподнимается. Меланта села рядом с ним, прижалась губами к его уху. Все мысли исчезли из его головы.

– Я больше не могу себя сдерживать, – прошептал он. – Госпожа, я пьян. Не целуйте меня больше.

– Я не нравлюсь тебе? – пробормотала она.

– Вы убиваете меня, моя госпожа. – Он отвернулся. – Вы туманите мой рассудок. Я обесчещу вас.

Она прижалась лбом к его обнаженному плечу и провела пальцем по его спине.

– Я желаю этого, – сказала она так тихо, что он с трудом расслышал ее.

– Нет, я не сделаю этого.

Ее рука легла на его руку. Она стала раскачивать его, все еще упираясь лицом в его плечо – совсем как ребенок, который просит позволить ему сделать что-то.

– А, госпожа. Я слишком люблю вас.

Ее рука соскользнула, но сама она осталась в той же позе, по-прежнему упираясь головой в его плечо.

– Никто никогда не узнает об этом, – произнесла она сдавленным голосом. – Один раз. Только один раз. Этой ночью.

– Моя прекрасная госпожа. В вас иногда вселяется какой-то дьявольский дух и говорит вашим языком. Он прельщает меня тогда и манит сделать то, чего я не могу.

– Это не демон. Это я сама. – Ее рука снова скользнула к нему и сжала его ладонь. – Я была так одинока. Ты не можешь себе представить. – Она сжимала его пальцы. – Я этого не ощущала в полной мере, пока не встретила тебя.

– Моя ласточка, моя драгоценная госпожа. У меня же есть жена.

Она замерла.

– Из-за этого, из-за своей жены ты отвергаешь меня?

– Из-за жены. И из-за того, что я обесчещу вас.

– Ты все еще ее любишь? Он усмехнулся.

– Вот уже тринадцать лет прошло с той поры. Я не могу даже вспомнить ее лицо. Но ведь она мне жена, перед Богом и людьми, так как мы обвенчались по всем нашим законам.

– Мне казалось, она стала монахиней.

– Да, – согласился он.

Она приподняла голову. В темноте за тяжелыми занавесями он совсем не видел ее, а мог только чувствовать.

– Но я еще никогда не прелюбодействовал и не нарушал своего слова и своих клятв. – Он замолчал, затем сжал ее руку и продолжил. – Я имел в виду свое тело, не мысли.

Она стала гладить его волосы, затем спину.

– Что только они делают с тобой, эти святоши? – сказала она грустно. – И ты никогда не сомневался в том, что это справедливо: жить в браке и, тем не менее, быть обязанным хранить целомудрие? И ты так жил все это время с тех пор?

– По правде говоря, я жил с мыслями о вас. – Он отстранился от нее. – Когда я спал и когда я бодрствовал, я думал о вас. Иначе я бы давно умер от отчаяния. Только мысли о вас позволяли мне выносить свою непорочность. – Он потряс головой. – Я не монах. Уверяю вас, госпожа.

Она удивленно засмеялась.

– Это я-то помогала тебе оставаться непорочным? Да ты подшучиваешь надо мной.

– Я дал клятву верности вам еще тогда, в Авиньоне. Когда вы прислали мне те камни. Наверное, я тогда был не в себе, но как бы там ни было, я поклялся своей жизнью вам в верности. Я продал меньший из изумрудов и купил коня и доспехи. Затем я стал участвовать во всех турнирах, чтобы завоевать побольше призов. Затем, скопив немного средств, я поступил на службу моему сеньору. Я выбрал себе герб в виде вашего сокола и цвет от вашего камня. Когда мое тело смущало меня, я думал о вас и об Изабелле, моей жене. Я думал о том, как вы обе были чисты, невинны и добродетельны, насколько вы превосходили меня, и о том, что я должен иметь ради вас обеих, потому что я был ее мужем и вашим слугою.

– О Боже, – прошептала она. – Твоя жена и я? Невинные и чистые? Да ты совсем слеп.

– А что еще мне оставалось делать? – он прижал руки к глазам. – Конечно, все совсем не так. Теперь, когда… – он резко оборвал себя.

– Когда ты узнал меня ближе, – продолжила она каким-то таким тоном, что он не понял, означает ли это усмешку, грусть или горечь. А может быть все вместе.

– Я люблю вас, моя госпожа, – произнес он сдавленным голосом. – Это я знаю наверняка. Люблю душой и телом, хотя я знаю, что не имею на это никакого права – ведь вы так высоки, – он с шумом сглотнул. – Я не смогу достичь вас и от этого меня сжигает адское пламя. Да простит меня Господи за такие слова. Сейчас я пьян и не совсем себя сдерживаю.

Она легла рядом с ним, совсем близко, частично даже на него и обхватила его рукой.

– Ты любишь меня? – прошептала она прерывающимся голосом и с таким сильным волнением, что он быстро повернул к ней свое лицо, хотя и ничего не видел.

Он поднял руку и, отвечая на ее жалобную просьбу, прозвучавшую в ее голосе, провел пальцем по ее лицу.

– Как сумасшедший.

– О, – вырвалось у нее, и она снова уткнулась лицом в его плечо. – Вчера ты считал меня ведьмой.

– Да, а сейчас ты полная соблазнов девица, а через мгновение станешь надменной принцессой и еще Бог знает кем, чтобы мучить и терзать меня.

– Твоей любовницей.

– Нет, госпожа. – Он начал вставать. Она ухватилась за него, заставляя остаться с нею.

– Нет. Не уходи.

– Я буду на часах у двери.

– Нет, я не смогу заснуть, если ты будешь так далеко, и я не смогу к тебе прикасаться во сне.

– Госпожа, – ответил он, – если принять во внимание, сколько часов сна вы провели или еще проведете во сне, эта ночь не покажется вам такой уж большой потерей.

Она все не отпускала его.

– Я не могу спать. – Ее голос был мягким и спокойным, но пальцы сжимали его с настоящим отчаянием.

– Великий Боже! Да неужели вы хотите, чтобы я пролежал рядом с вами всю ночь в постели? Поимейте жалость ко мне!

– Не могу. – Она все не отпускала его. Напротив, стала потихоньку тянуть назад – в постель. – Не могу пожалеть. Умоляю, останься.

– Хорошо, – сказал он снова хриплым голосом. Он откинулся и лег. – Но только молю, не дотрагивайтесь до меня.

Она отпустила его и отстранилась всем телом. Она, наверное, разозлилась. Она так непостоянна в своем настроении, как бывает только у высоких особ. Но она требовала от него уж очень многого – лежать с ней рядом в постели, совсем без одежды, словно они поженились.

Она лежала совсем тихо, не двигаясь. Ему вдруг пришло в голову, что она плачет. Он затаил дыхание, но так ничего и не услышал.

Меланта сказала, что была одинока, пока она не нашла его. Он закрыл глаза. Он сам был одинок в жизни, живя между мечтою и реальностью. Сейчас им было обоим плохо – все из-за ее прихотей. Он злился на нее и даже ненавидел ее из-за этого. Но ненависть совсем не мешала любить ее. Оба эти чувства так сильно срослись, что трудно было понять, где что. Совсем так, как он бы не смог вразумительно объяснить, красива ли она или нет. Ни то, ни другое. Она как бы срослась с ним самим, а самим можно быть недовольным или нет, но нельзя бросить до самой могилы.

Он протянул к ней свою руку, нащупал ее волосы и положил на них ладонь. Она молчала. Тогда он медленно и осторожно начал продвигать руку к ее лицу. Он осторожно нашупал ее висок, ее брови. Щека, ресницы, теплые слезы.

– Я, кажется, не позволяла тебе щупать меня, когда это тебе заблагорассудится, – произнесла она резко.

Он повернулся и обнял ее.

– Я знал, что вы скоро снова станете высокородной принцессой, – сказал он с невеселой усмешкой. Он притянул ее и прижал к своей груди. – Моя госпожа-королева, ваши слезы пронзают мое сердце, как стрелы.

– Фу, – ответила она, – жалкий монах.

Он с такой силой прижал ее к себе, что у нее перехватило дыхание.

– Вы хотите мою честь? Я отдаю вам ее. Я сделаю эту глупость и несуразнобть, которую вы хотите от меня. Я стану прелюбодействовать с вами, моя госпожа, а потом… пусть меня судит и Небо и Ад, как они только пожелают.

Он почувствовал, как она повернула голову. Затем, после долгой паузы, вдруг как-то странно сказала:

– А если бы я стала твоей женой, то это бы не было грехом?

Он горько рассмеялся.

– Да, если бы я был королем Англии, и еще Франции, да вдобавок не женат.

Она подняла руки и обхватила своими ладонями его лицо.

– Слушай.

Необычная для нее настойчивость моментально взволновала его, и он весь превратился в слух. Он ждал, но она почему-то молчала. Ее пальцы нервно дрожали, она стала сжимать их в кулаки, а затем снова разжимать, касаясь его щек.

– Не знаю, как мне начать… Я боюсь, что нанесу тебе рану, причиню страдания. Мой дорогой и самый любимый, единственный и верный друг, неужели ты за все эти годы так и не понял, зачем я тогда обвинила тебя в Авиньоне?

Где-то в глубине души у него начало формироваться подозрение, но он еще плохо понимал, что оно означало, и покачал головой.

– Твоя жена… Ты думаешь, что ее отпустили и поместили в монастырь в Сент-Клауде? Да нет же, они поместили ее под стражей в святую конгрегацию в папской курии и призвали инквизиторов. И с тобой поступили бы точно так же, если бы выяснилось, что ты верил ее проповедям и откровениям. Они же не могли допустить того, чтобы женщина проповедовала, поясняла Святые Писания. Для них было неприемлемо уже то, что она могла требовать от тебя клятв против замужества.

– Боже, нет, – выдохнул он. – Нет же, ведь епископ… он сказал, что ей выделяется место в Сент-Клауде. Я же заплатил за него! И отдал на ее содержание своего коня и доспехи!

Она ничего не ответила. Он подумал о всех своих письмах к ней, о деньгах, которые посылал год за годом, не получая никакого ответа.

– О, Мария, Мария, матерь Божья… где же она?

Он сел.

Она приподнялась, продолжая гладить его Щеки.

Рук застонал. Он отпустил ее руки, которые 'машинально схватил раньше, и обнаружил, что ему нечем дышать.

– Она в тюрьме?

Но он сам уже знал, что она не в тюрьме. Молчание Меланты, то, как она вдруг опустила руки, подтвердило это.

– Я не уберег ее. – Его тело вдруг затряслось, он сжимал и разжимал кулаки, пытаясь взять себя в руки, но ничего не выходило. – Я бросил ее.

– Послушай, – холодный и резкий тон Меланты полоснул его, словно нож. – Это она бросила тебя. Я слышала тогда все, что она говорила. И если ты забыл, то я напомню. Она не была ни святой, ни даже очень верующей. И еще очень плохой женой.

– Но ее видения…

– Ха! Да они возникали не более от Бога, чем от хвоста павлина. Когда я вышла замуж, я не любила своего мужа, но я отдавала ему ту же честь и долг, которые он отдавал мне. Я не рыдала, не визжала, не требовала от Бога, чтобы он ниспослал мне видений, которые освободили бы меня от произнесенных клятв. Не делают этого и миллионы других женщин, хотя добрая половина из них живет в таком подчинении мужу, о котором ты не можешь даже и вообразить, а лишь только одной из тысячи при этом повезло в жизни так, как ей. – Голос Меланты перешел в шипение. – Я полюбила моего мужа в конце концов, но жизнь, которую мне пришлось вести ради него… Да я продала бы свою душу за то, чтобы поменяться местами с твоей женой. Чтобы иметь подле себя такого верного человека, готового защищать свою жену и детей. А она предала тебя, ради глупого честолюбия, и только-то. Ради того чтобы ее называли святой такие же глупцы, как и она сама. Да я бы сама сожгла ее, если бы она еще и тебя затащила в эту губительную трясину, что она всеми силами и пыталась сделать.

– Значит, ее сожгли?

– Да, – ответила она, успокаиваясь. – Мне очень жаль. Ей ничем уже нельзя было помочь. Она сама привела себя к своей гибели. Они заключили, что она член секты, почитающей Святого Духа.

– Изабелла, – сказал он, и его сердце охватил холод страха. – Во имя Господа – сжечь! – У него перед глазами стали возникать жуткие сцены видений, и он стал судорожно дышать.

– Она избежала страданий, – произнесла принцесса твердым голосом. – Ей дали посеет, и она совершенно ничего не понимала. Даже приговор. И такой она оставалась до самого конца. Я уверена, что она так и умерла, полагая, что все считают ее святой.

– Откуда это известно вам, моя госпожа?

– Известно.

Он внимательно смотрел на нее в темноте.

– Я не верю вам.

– Тогда я скажу тебе имя того священника, которого подкупила, чтобы он опьянил ее. Его звали тогда Фра Маркус Ровере, сейчас он декан в Авиньоне.

– Вы… Но зачем?

– Зачем? Я не знаю этого сама! Может быть потому, что ее безмозглый муж любил ее, глупец. А может быть потому, что мое окно выходило на здание суда, и я не желала, чтобы мой сон обеспокоил женский визг. Кто знает.

Он лежал, откинувшись на подушку. Он не плакал. Он вспоминал, как хотел иногда, чтобы Изабелла умерла и освободила его. Он думал о том, что она была дочерью торговца, и он никогда не смог бы открыто привести ее ко двору Ланкастера. Даже одно то, что он был женат на такой простолюдинке, наверняка помешало бы ему быть признанным рыцарем. Он думал о первых веселых днях после свадьбы, о ее улыбке и красивом теле, о конце своего одиночества, как ему казалось тогда. О страхе, позорном страхе, который охватил его тогда. Страхе не боли, которую он изведал очень хорошо в своей жизни, и не самой смерти, а смерти до того момента, когда он сможет снова оказаться с ней вместе в постели.

Она до сих пор оставалась единственной женщиной, с кем он спал в постели. И, как выяснилось теперь, она была мертва уже тринадцать лет. Пепел и обгоревшие кости – вот и все, что осталось от нее.

Он услышал стон и понял, что это стонет он сам.

Ему надо было поплакать. Но слезы почему-то застряли у него в горле. Сейчас он мог только лежать, сжимая голову руками, словно таким образом мог удержать ее на месте от карусели мыслей.

– Я не могу вспомнить ее лица! – закричал он. – О, Святая дева Мария, спаси меня, я вижу тебя вместо нее.

– Ш-ш, – она приложила палец к губам. – Тихо. – Она дотронулась до его щеки и стала тихо тереть ее – это совсем не удивительно. Я ведь рядом с тобой, мой любимый. Вот и все объяснение.

Он судорожно схватил ее руку.

– Не покидай меня. Не уходи с моего щита, моя госпожа.

– Никогда, – ответила она. – Если это только будет в моей власти – никогда.

Он чувствовал у себя на лице ее дыхание. Она лежала рядом.

– Я тоже тебя не покину. – Он взял ее за руки. – Никогда, если только ты сама не прогонишь меня.

Она лежала совсем близко, ее волосы растрепались и упали на его плечо. Она была сейчас такой покорной и послушной, словно простая девушка. Или словно его жена.

– Госпожа, – прошептал он. – У меня в голове такие мысли, которые – само сумасшествие.

– Как твое настоящее имя и место, откуда ты родом? – спросила она тихо.

Какая-то часть его сознания вдруг подсказала, что случится сейчас, и возликовала. Какой дар величайшей ценности он обретает, безумный и потрясающий дар. Но его язык вдруг почти онемел и он с трудом произнес:

– Руадрик. – В горле все пересохло. – Вулфскар.

Его руки, которыми он сжимал ее, дрожали. Он бы затрясся весь, но она была спокойна и уверенна и поэтому сдерживала его.

– Сэр Руадрик из Вулфскара, – произнесла она. – Здесь объявляю я, что по своей доброй воле и не против воли твоей, беру тебя себе в мужья, чтобы стать и быть тебе женою, в постели и дома, в дни удач и неудач, в болезни и во здравии до тех пор, пока не разлучит нас смерть. И в этом я тебе клянусь и доверяю тебе свою веру. Согласен ли ты принять меня в жены?

По ее телу пробежала дрожь, голос дрогнул, и это показало, что она страшно волнуется, а совсем не бесстрастна.

– Моя госпожа, но это же и есть безумие. Ее тело страшно напряглось.

– Согласен ты принять меня в жены?

Он только смотрел на ее темные очертания, не способный вымолвить ни слова.

– Ты не веришь, что это не шутка? – Ее голос звенел, как хрупкое стекло. – Я сказала тебе, что принимаю на себя, если стану женой тебе. Ты согласен взять меня в жены?

– Не бросайтесь словами. Не играйте со мной, потому что я собираюсь ответить вам честно, всей душой и всем сердцем.

– Я была искренна и правдива. Здесь, сейчас, я принимаю тебя своим мужем, если ты пожелаешь этого.

Он поднял свою правую руку, вытянув ее пальцами по направлению к ней.

– Леди Меланта, принцесса… – Его голос задрожал, когда вся невозможность того, что сейчас происходило, обрушилась на него. Он судорожно сглотнул. – Принцесса Монтеверде, графиня Боулэндская… моя госпожа… я беру тебя… беру тебя… а, Господи, прости меня, но я принимаю тебя всем своим сердцем, хотя и не достоин тебя, беру тебя в жены, чтобы никогда не расставаться с тобой и быть тебе мужем в хорошие и плохие времена, в болезни и во здравии… всю свою жизнь, пока я на этом свете. В этом я тебе клянусь. – Он с силой сжал свою руку поверх ее пальцев. – У меня нет кольца. Своей правой рукой я клянусь тебе, всем золотом и серебром, всем имуществом, что имею.

Они долго лежали молча. Потрескивал огонь.

Он повернулся и прижался губами к ее мягким губам. Вначале она казалась напряженной, холодной и твердой, как мрамор, и по нему прокатилась волна страха. Что, если это все-таки была шутка – издевка? Но потом она всхлипнула и поцеловала в ответ. Ее поцелуй был безумным и беспощадным. Она обняла его за плечи и крепко прижалась к нему.

Он лежал на спине, испытывая величайшее счастье и в то же время безграничный ужас. Мир вокруг стал вертеться у него перед глазами, и он не мог понять – было ли это вызвано вином или счастьем.

Затем он обнял ее, повернул на спину, лег сверху, и при помощи рук и бедер стал быстро распутывать комок, в который сбились ее юбки. Он вошел в нее со стоном, словно зверь. Сладкая бодь наслаждения пронзила его всего. Она заглушила все остальные чувства. Откуда-то издали до его сознания дошло, что она тоже сжимает его, донеслось ее частое дыхание, но сейчас им управляла бешеная сила. В последнем жутком объятии он пролил в нее свое семя.

Он обладал ею по праву, данному ему теперь от Бога. И когда он отпустил ее из своих объятий, он положил голову ей на грудь и заплакал. От горя по утрате Изабеллы, от радости, от ужаса перед тем, что они только что совершили.

Глава 14

Его еще долго сотрясали рыдания. Она безмолвно лежала рядом, обнимая его. Он плакал так горько, словно потерял ребенка, близкого родственника и заодно все свое будущее. Затем он заснул, прижавшись к ней и навалившись всем своим весом так, что ей стало тяжело дышать, но она и не подумала отодвинуться, продолжая гладить его волосы.

Она ощущала ревность к этой глупой опасной жене, которую он так горько оплакивал. Но подумав, Меланта поняла, что горевал он не столько по жене, сколько по всем этим потерянным годам его жизни и по утраченным иллюзиям – чистой и возвышенной монахини, которой она жила в его воображении. У Меланты отложился совсем другой образ его жены: визгливой и агрессивной особы, занятой только собою и своими пророчествами. Ей даже захотелось напомнить ему об этом, но затем, к своему немалому удивлению, она вдруг поняла, что ей не так уж важно все это. А намного важнее было то, чтобы не причинить ему боль.

Сейчас ей было достаточно того, что она лежит рядом с ним. Это было новым ощущением, совершенно не похожим на то, как она спала со своим мужем Лигурио. И конечно, отличным от тех ночей, которые ей приходилось проводить с Аллегрето, в постоянном напряжении и ожидании интриг и опасностей. Лигурио был более нежным, не таким нетерпеливым, он был более обходительным с ней. Сейчас ей пришло в голову, что он уже начал болеть, когда замыслил их женитьбу. Собственно, в первый раз они вместе легли в постель, когда ей исполнилось шестнадцать лет. Через год он стал приходить к ней очень редко, а вскоре перестал вообще.

Она провела пальцами по телу Руадрика, затем снова крепко обняла его. Она надеялась, что после сегодняшней ночи в ней уже зародился ребенок. И если король…

Да защити их Бог! Ни король, ни двор не должны знать об этом как можно дольше, чтобы она успела предпринять что-нибудь. Никогда раньше она даже и не помышляла о возможности секретного замужества, тем более с человеком такого положения, как у ее теперешнего мужа. Это было невозможно. Она бы издевалась и смеялась над любой женщиной, которая так глупо влюбилась бы в своего любовника, чтобы навлечь на себя и на свое имущество серьезные последствия.

Ни король, ни корона, ни церковь не могут оспорить ее право на замужество. Однако совершить замужество без разрешения короля и таким образом передать все свои вассальные земли человеку без высочайшего одобрения – это уже было очень серьезным проступком. Ни один суд не подтвердит ее имущественные права на земли в таком случае. Так что она воистину может оказаться бедной доброй хозяюшкой в результате этого ночного приключения.

И тем не менее, почему-то это ее не очень пугало. Если ей придется вот так проводить все оставшиеся ночи в своей жизни, лежа рядом, если она будет рожать его детей – ну что ж, в качестве платы за это она может и заняться хозяйством, если это так уж получится.

Она снова продела пальцы сквозь его волосы и стала размышлять дальше. С другой стороны, то, что сейчас совершилось, возможно, и не так уж страшно с точки зрения двора. Престарелого короля, самого далеко не безгрешного, при должном обращении можно убедить отнестись к ситуации с юмором. Что можно ожидать от слабовольной, влюбившейся по уши дамы? И ведь этот брак совсем не несет угрозы его королевской власти. Скорее, наоборот. Для него здесь были даже некоторые выгоды. Она не думала, что выйдет за – уж снова, потому что просто не представляла себе, что может в кого-то влюбиться. Конечно, ей в голову не приходила мысль, что она может выйти замуж за кого-то ниже себя. Не приходила ей в голову и возможность пожертвовать своими правами на землю ради замужества с более низким по статусу человеком.

Но сейчас, хорошенько все обдумав, она вдруг поняла, что такой неравноправный брак со всех точек зрения может выглядеть хорошим решением. Во-первых, она оказывается под защитой своего мужа. Во-вторых, корона получает ясное свидетельство того, что она уже не вступит в брак с сильным конкурентом и не укрепит позиции никаких крупных владельцев, знатных людей. Далее – этот Вулфскар, где бы это странное место не было расположено, о котором она никогда не слыхивала, но оно все-таки было и повышало его статус. Наверное, еще один Торбек – унылая, заброшенная усадьба у черта на куличках, из которой хочется как можно скорее убраться и которую хочется как можно скорее забыть.

Правда, был еще и Джиан… Но Аллегрето был мертв, Джиан потерял возможность контролировать ее действия. Все-таки он был очень далеко. Она покидала его, солнечно улыбаясь и обещая вернуться, как только подтвердит права на свои английские владения. Теперь пройдет немало времени, пока он догадается, что она и не собирается возвращаться. Может быть, он просто бросит ее, оставит в покое. У каждого человека, как бы умен он ни был, есть свое помешательство. Так учил ее Монтеверде. Помешательством Джиана была собственность Монтеверде. Если он узнает, что она отказалась от всей этой собственности, и еще узнает, кому она ее передала, то, может быть, он оставит ее в покое и переключится на нового владельца или найдет себе новый объект для своего помешательства. В любом случае даст ей возможность жить замужем с тем, с кем ей заблагорассудится.

Пожалуй, он не оставит ее в покое. Но уж все-таки он очень далеко, чтобы серьезно угрожать ей здесь. А ведь он совсем не тот человек, который будет тратить свои силы только на то, чтобы просто отомстить кому-то, если это не продвигает его к поставленной цели.

Да, конечно, обыкновенная женщина в какой – то глухой части далекой Англии, лишенная всех прав на наследство Монтеверде не будет представлять интереса для Джиана Навоны. А с королем все можно уладить. Сам он податлив, и его ближайшее окружение беспринципно и может быть подкуплено.

Меланта улыбнулась, расправила пальцем завиток волос своего мужа. Она поиграла с ним немного, но завиток так и не желал выпрямляться после того, как она отнимала пальцы. Меланта еще раз улыбнулась и погрузилась в сон.

Рассвет еще только начинал заниматься, когда Рук в конюшне приступил к обследованию своего коня. Вскоре он выяснил, что содержали его хорошо, сбруя и остальная упряжь были вычищены, конь накормлен и ухожен. Он дал конюху два пенса и попробовал было осмотреть копыта, но вынужден был отказаться от этого – голова страшно болела, а желудок выворачивало наружу.

Вспоминая вчерашнее, он готов был считать все наваждением или просто сном, но сегодняшнее самочувствие ясно свидетельствовало о реальности вчерашнего вечера. Тогда он подумал, а не пьяные ли это фантазии, но сразу же вспомнил, что сегодня утром он проснулся в одной постели с принцессой Мелантой. Ее волосы были разбросаны по подушке, а она сама лежала, прижавшись к нему, в его объятиях.

Он вышел из конюшни и стал смотреть на окно той самой комнаты, где они провели сегодняшнюю ночь, и где она еще до сих пор продолжала спать, теплая и тихая в своем сонном забытьи.

Когда он женился на Изабелле, ее отец устроил большой свадебный пир. Они все жили в его доме. Предполагалось, что последует целая серия праздничных обрядов, но Рук получил возможность отправиться во Францию в военный поход, и тогда они постарались как можно скорее завершить все формальности. Для того, чтобы все знали, что если его убьют, то что она леди и его законная супруга – вдова. Ее отец придавал очень большое значение тому, чтобы об этом узнало как можно больше народа.

Торговец очень хотел, чтобы его внуки были благородными людьми и буквально разъярился, когда узнал, что Изабелла оставила Рука и ушла в монастырь. Он притащил Рука на место их венчания и, обращаясь ко всем прохожим, заявлял, что отрекается от своей дочери. Потом Рук еще дважды навещал его, и всегда эти посещения оказывались очень тяжелыми для него. Когда же он приехал туда в третий раз, то узнал, что этот человек умер от лихорадки, и Рук не почувствовал из-за этого особой скорби.

Все в его первой женитьбе было открытым. Теперь это было не так. И тем не менее он знал, что по своей сути такая скрытность ничего не меняла. Он слышал, что у одного мужчины его брак признали недействительным только потому, это другая женщина под присягой показала, что когда-то обменялась с ним клятвами. Брак оставался браком, независимо от того, были ли при этом свидетели или нет, и был ли он заключен в таверне, под деревом или в постели.

Он оставался настоящим и должен был длиться до самой смерти.

Рук очень серьезно отнесся к нему.

И все же сейчас, страдая от жажды, боли в голове, чувствуя разбитость, он никак не мог понять, откуда у него вчера набралось столько смелости, нет, дерзости, чтобы решиться на это. Плохо повинующимися от холода пальцами он откинул назад свои волосы и грустно усмехнулся. А что, если она сейчас начнет насмехаться над ним? Что, если заявит, что признает эту женитьбу для себя, если он принесет ей святой Грааль, или что-нибудь подобное, чего в шутку требуют друг у друга крестьяне во время майских празднеств?

«Что ж, не важно», – мрачно подумал он. Он провел тринадцать одиноких лет после краткого мига счастья от первого брака, так что можно провести еще столько же лет и после второго.

Он кивнул одному молодому юноше, который шел через двор с кувшином эля. Тот улыбнулся в ответ и пихнул Рука в плечо, проходя мимо: «Долгая ночь на ристалище?»

Рук остановил юношу, отобрал кувшин и осушил его, не обращая внимания на вопли протеста. Затем, подумав, отдал кувшин назад, произнеся-:

– Grand merci.

Этот юноша был помоложе своих товарищей. Он неожиданно весело улыбнулся и, пожав плечами, ответил:

– Милости просим, на здоровье.

Рук помедлил. Волосы юноши были золотисто – песочного цвета, сам он был загорелый, свежий и доброжелательный.

– Послушай мое предупреждение, – проговорил он тихо. – Постарайся не быть здесь с ними, когда возвратится сэр Джефри.

Паренек недоверчиво посмотрел на него.

– Будет бой. – Рук кивнул в направлении зала. – Их разобьют.

– Что ты знаешь об этом? Рук потер глаза.

– Этого достаточно.

– Ты от сэра Джефри?

– Нет, это просто мой тебе совет. Моя благодарность за эль.

Он кивнул и пошел в зал.

Меланта была уже одета. Она проявила достаточную осторожность и не позволила всем этим «дамам» помогать ей, несмотря на их настойчивые предложения «починить» и «почистить» одежду. Меланта в ответ уверяла, что очень боится своего господина и не хочет рисковать, перепоручая эти заботы кому-либо другому. В итоге все согласились, что она проявит большее благоразумие, выполнив все поручения Зеленого Рыцаря сама.

Раздобыв пару ножниц, Меланта села за работу, распластав у себя на коленях полу накидки Рука и делая вид, что зашивает ее. Под покровом этой ткани на самом деле она обрезала бубенцы Гринголета и пришила их к концам воротника, похваляясь, что проявила достаточное внимание и вовремя заметила, что это украшение было пришито непрочно. Она вовремя оторвала его, а вот теперь уж пришьет понадежнее.

Женщины не проявили никакого интереса к бубенцам или же к обычной накидке. Их куда больше интересовали ее горностаевый мех и украшенные драгоценными камнями перчатки, которые они восхищенно разглядывали, даже гладили, решив между собой, что все это наверняка принадлежало какой-то знатной французской особе. Впрочем, вскоре их занятие было прервано властным призывом выйти наружу, и Меланта вскоре осталась одна со своим Гринголетом, если, конечно, не считать шпиона или шпионов, подглядывающих из глазниц.

Она была рада тому, что покидает это место и старалась как можно быстрее подготовиться к отъезду. Гринголет насорил и напачкал под креслом, но Меланте удалось скрыть это, перевернув тростниковый коврик. Кажется, сегоднй все-таки за ней не подглядывали. Наверное, все отсыпаются после вчерашних возлияний. Странно, что Рук умудрился подняться так рано, когда она сама еще крепко спала.

Он не мог уйти далеко, так как не надел доспехов и не захватил оружия. Поэтому она не волновалась, однако солнце уже поднялось достаточно высоко, во дворе слышались голоса слуг. Наконец он вернулся.

Она подняла голову, и ее сердце бешено заколотилось в груди. Она хотела улыбнуться, но не смогла этого сделать. Она даже не сумела посмотреть ему в глаза. Он бросил быстрый взгляд на потайные глазки и стал надевать свои доспехи.

Странное беспокойство охватило Меланту. Ей вдруг показалось, что она зашла с ним слишком далеко. А может быть, все произошло слишком стремительно? Она на самом деле замужем за этим человеком? Связана с ним навсегда, на все оставшееся тревожное время и неизведанное будущее?

– Мы отправляемся в путь, как только вы будете к этому готовы, моя госпожа, – промолвил он, надевая на себя кирасу. Его голос был строг и сдержан. Он явно говорил, как подчиненный со своей госпожой.

– Доброго утра тебе, – ответила она, – муж. Он замер. По его шее и щекам стал разливаться румянец. Тихо, но с чувством, он повторил:

– Муж. Да, я не шутил вчера, моя госпожа, хотя, быть может, вы горько пожалеете обо всем сегодня.

Она сжала губы. Ее охватил страх. Она вдруг по-настоящему осознала все значение происшедшего накануне. Того, какую власть она предоставила ему над собой. И теперь уже ничего нельзя было поделать. Она клялась вчера. Боже! И что еще хуже, она позволила себе влюбиться в него.

Он бросил на пол часть доспехов, которые еще не успел надеть, и резко отвернулся от нее.

– Если я признаюсь тебе, – голос Меланты дрожал, – что лелею твой образ и люблю тебя, что я напугана силой этого чувства и боюсь, как бы оно не раздавило меня, то ты сможешь тогда понять меня?

– Напугана! – произнес он. – Я так захвачен этим чувством, что до смерти боюсь даже взглянуть на тебя.

Она сделала небольшой шаг по направлению к нему.

– До смерти бояться простой девицы… и своей жены?

Он обернулся. Так и не посмотрев на нее, он протянул руку и привлек ее к себе. Он сильно сжал Меланту в своих объятиях. Меланта положила голову ему на плечо.

– Не знаю, что нам теперь надо делать, – пробормотал он. – Бог знает, что может получиться из этого.

– Давай сначала как можно скорее покинем это место.

Он отпустил ее.

– Да, моя госпожа. Я приготовил в дорогу еды, взяв из кладовой. Мы уедем отсюда и направимся в Боулэнд.

Меланта ничего не ответила ему. Она не сказала, что предпочла бы прожить всю оставшуюся жизнь с ним вдвоем в лесу. Разве он понял бы это? Он бы подумал, что ей не хочется к людям из-за него. Вместо этого она стала помогать ему застегивать пряжки и ремни на доспехах в тех местах, куда он не мог дотянуться.

Когда сэр Рук прощался во дворе, стоя рядом с Ястребом и умело находя любезное слово каждому из присутствующих, Меланта оставалась на крыльце перед входом в зал. В руках у нее был свернутый плащ, в который она завернула Гринголета. Он был слишком заметным и бросался в глаза, поэтому Меланта старалась не быть в центре общего внимания.

Ей было все равно, что подумают о ней все эти «рыцари», если к ним можно было применить такое название. Вообще-то, наверное, их лучше было бы называть бандитами, судя по их поведению и манерам держаться. Один из этой компании сейчас стоял совсем рядом с ней, пытаясь обратить на себя ее внимание, но Меланта только презрительно отвернулась от него. Он был юношей с красивыми чертами лица и вьющимися каштановыми волосами, явно привыкший к успеху среди женского общества. В Италии она бы буквально уничтожила его, осыпала бы такими оскорблениями и издевками, что он не смог бы больше показаться в обществе. Теперь же ей только хотелось быстрее убраться" отсюда.

Молодой ухажер приблизился к Меланте и, приняв позу, которая должна была во всей красе подчеркнуть его фигуру и стройные ноги, произнес:

– Мое сердце вовсе разбито от того, что вчера вечером ты, красавица-дева, не завернула к нам в залу. Сейчас же ты, увы, стремишься покинуть нас.

Меланта ответила презрительным взглядом. Она решила не делать никаких уступок, чтобы он не вдохновлялся и не стал ей мешать в момент отъезда.

Он обошел ее и зашел за спину в темноту входа.

– Только поцелуй на память во имя расставания и доброго пути, моя красавица. – Он положил ей на плечо свою руку. – Давай же, он не видит.

– Молокосос!

Его рука соскользнула с ее плеча. Она воспользовалась этим и быстро вышла из своего укрытия. Но прежде чем Меланта успела отойти, он схватил ее за руку. К несчастью, он выбрал именно ту руку, в которой она держала Гринголета, и Меланта никак не могла теперь освободиться без риска обнаружить сокола. Пока Меланта соображала, что ей следует сделать, он с силой потянул ее, затащил в прихожую и прижал к стене, обхватив за плечи.

– Попробуй кричать, – зашипел он. – Нас здесь пятнадцать против его одного. – Он осклабился. – Сдается мне, что я сейчас доставлю тебе большее удовольствие, чем просто прощальный поцелуй. Прямо тут.

Ее свободная рука уже лежала на кинжале. Краем глаза она заметила, как за спиной негодяя возникла мощная фигура, но Меланта все-таки решила проучить этого женского угодника. Еще мгновение, и он с воплем отскочил от нее, оказавшись в руках сэра Рука.

– Твоя уточка не хочет принимать твоих подарков, инфант, – произнесла она спокойно и холодно.

У нападавшего на нее кавалера была слегка надрезана кожа в верхней части бедра – рана пустячная, но она кровоточила, и это напугало «удальца». Сэр Рук, яростно глядя на него, заключил того в свои мощные объятия.

– Злобная сука! – ее кровоточащий кавалер сделал попытку вырваться, но не смог.

– Поблагодари меня еще за то, что я не проткнула тебя насквозь, – произнесла Меланта и соскользнула с крыльца.

– Сука! – позади нее послышались звуки борьбы. – Воровка и шлюха! Генри! Останови ее! В том ее свертке что-то есть!

Меланта остановилась. Со всех сторон ее обступили люди. Некоторые улыбались, другие оставались серьезными. Генри посмотрел на нее, затем перевел взгляд на крыльцо.

– В свертке? Послушай-ка, сэр, это так-то ты мне ответил на мое гостеприимство? Воровством?

Сэр Рук отпустил неудачливого ухажера и приблизился к ним.

– Никогда не допускал я такого бесчестия. Я принял от тебя только то, что было предложено мне за столом, да возблагодарит тебя Всевышний за твою любезность и щедрость. То, что несет она в руках, воистину не твое.

– Давай-ка взглянем на это.

– Я могу сам сказать тебе, что она держит, – ответил Рук. – Это сокол, которого я обнаружил в лесу. Мы хотим доставить его знакомому хозяину.

– Сокол! – было ясно, что он даже и не подозревал об этом. – Я желаю взглянуть на него.

Меланта посмотрела на сэра Рука. Тот кивнул.

– В таком случае, раскрой его.

Ей очень не хотелось делать этого, она была полна опасений. Очень осторожно приподняла она мантию, показывая собравшимся нацепленный на голову сокола клобучок. В то же время остальная часть сокола все еще оставалась скрытой. Меланта надеялась, что ей удастся обойтись и этим. Клобучок был явно соколиным, предназначенным для охоты – довольно простой, украшенный лишь серебряным листом и бело-зеленым плюмажем.

По стоявшим вдруг прокатилась волна уважительного благоговения. Гринголет почувствовал холодный воздух и раскрыл клюв.

– Господи Иисусе, какой сокол! Почему же ты молчал о нем? Мы бы поместили его в клетку. Кто его хозяин?

– Лорд из средней Англии, – коротко ответил Рук. – Пусть это не обидит тебя, сэр, но я не хотел сажать его с другими птицами.

Генри пожал плечами.

– Наши птицы в хорошем состоянии и все здоровы, – ответил он с легкой обидой в голосе.

– Он не мой, – заметил сэр Рук. – Я должен проявлять по отношению к этой птице повышенное внимание и осторожность.

– Да, конечно. За него дадут хорошее вознаграждение… – Генри запнулся. Затем ухмыльнулся и продолжил. – Чей же он?

Трудно было не заметить, как в его глазах загорелся огонь жажды наживы. Рук повернулся, подошел к своему коню, взял в руки поводок.

– Поехали, – обратился он к Меланте. – Сэр, я нашел сокола, и какая бы ни причиталась за него награда, она моя. Хотя, надо сказать, я не думаю, что получу более нескольких шиллингов и слова благодарности.

– А не из королевской ли это охоты? – требовательным голосом заявил Генри. – Придержи коня, Том!

– Нет, он не королевский!

Сэр Рук подхватил Меланту за пояс и поднял ее, но Генри рванулся к нему и потянул на себя. Рук пошатнулся. Меланта вместо коня рухнула на землю. Она сумела устоять на ногах, но взмахнула руками, чтобы удержаться.

Генри схватил ее за руку.

– Я сам хочу посмотреть на опутенки, – резко выкрикнул он.

Меланта прижала сокола к груди.

– Вот… – Она приподняла шерстяную материю, обнажив ремни и кольца, которые были одеты на ноги Гринголета и теперь свисающие из ее сжатой перчатки. – Вы сможете прочесть надпись, мой господин?

Генри бросил на нее злобный взгляд, поймал должик, отвел его и стал внимательно вглядываться в плоские кольца на путцах, на которых было написано ее имя. Как и клобучок, это были путцы, предназначенные для охоты. Кольца, хоть и были из серебра, но не имели никаких иных украшений.

– Что-то на латинском. При ..-. хм. Монт – верд? – Он отпустил поводок. – Никогда еще не слышал о таком имени. Где он живет? – Но прежде, чем кто-нибудь успел произнести хоть 'одно слово, он схватил кольца и снова стал рассматривать их. – Принс – и – писса? Он что – принц?

– Принцесса, – с готовностью пояснил раненый кавалер. – Иностранка.

Генри нахмурился.

– Иностранка?

– Разреши мне взглянуть. – Ее неудачный поклонник пробрался через толпу. – Боу… Графиня из Боу… и …

– Отдай мне птицу, девка, а сама садись на коня. – Рук протянул свою руку в толстой боевой рукавице. – Не стой тут, как вкопанная, словно ты уже пустила корни.

– Погоди! – Генри ухватил его за запястье. – Ты воспользовался моим гостеприимством со своей девкой, Зеленый Рыцарь, даже не проявив такой любезности, чтобы сообщить мне свое имя. Неужели же ты не хочешь теперь уделить мне хоть сколько-нибудь внимания в виде благодарности?

Рук рывком освободил свою руку.

– Если ты говоришь о соколе, то он не мой и подарить его не могу.

Генри улыбнулся.

– Да нет. Позволь мне только подержать его. Сокол принцессы. Когда еще у меня будет такой случай?

Сэр Рук внимательно посмотрел на него, затем на Меланту.

– Дай ему сокола.

Она втянула через зубы воздух, но не двинулась.

– Дай мне поводок, девка, и залезь на коня, – резко приказал Рук. – Делай, как тебе говорят!

Она позволила свернутому должику, который сжимала пальцами, развернуться и упасть.

– Подайте мне перчатку! – приказал Генри. – Быстро! – Слуга бросился со всех ног выполнять поручение. – Сними клобучок, я хочу взглянуть на него.

Меланта посмотрела на Рука, чувствуя, что ее сердце буквально вырывается из груди.

– Я не умею.

– Эй, хватит болтать глупости, – заявил он и шагнул к ней. Он сам снял клобучок, обнажил верхнюю часть тела Гринголета. Теперь, когда сокол получил возможность видеть, он взмахнул крыльями, и Меланта, испугавшись за его крылья, машинально откинула мантию. Та упала на землю.

Гринголет предстал перед взглядами потрясенных людей в полном своем великолепии. Его белое оперение, оттененное черными точками сияющих глаз, вызвало восхищение и замешательство. Воцарилась тишина, нарушаемая только яростными криками сокола, возмущенного таким обхождением. Даже бродившие по двору собаки затихли и тоже уставились на необычное зрелице. Сэр Рук первым нарушил всеобщее оцепенение. Как только сокол сложил крылья, он быстро взял его, прошептав Меланте: «Садись!» В этот момент сокол опять возмущенно закричал, и его слов не должно было быть слышно. Рук поднял сокола и так яростно посмотрел на Меланту, как только что сокол смотрел на своих мучителей. Подбежал мальчик, который принес перчатку и сокольничью сумку для Генри. Меланта протянула спутанный должик и с мольбой посмотрела на Рука, надеясь, что он придумает какой-нибудь способ защитить ее любимца и величайшее сокровище.

Но Рук только сердито посмотрел в ответ и кивнул в сторону своего коня.

Клянусь всем святым! – Он взялся за опутенки и должик. – А … клянусь небом, он прекрасен.

– Я слышал о наказании воров таких птиц, – сказал сэр Рук. – Из груди вора вырезают унцию плоти и скармливают ее соколу. – Он подхватил Меланту за талию и посадил на своего коня.

– Да неужели ты думаешь, что я могу украсть его? – произнес Генри с деланным возмущением. Он попробовал было распутать должик, но в этот момент Гринголет со страшной силой ударил его, почти оторвав тому кулак. Генри ужасно выругался и резко отстранил руку.

Сэр Рук все еще яростно смотрел на Меланту, которая под этим взглядом повернулась, перекинула ногу и теперь сидела на коне верхом.

– Я полагаюсь на твою мудрость, мой господин, – сказал он и сам сел на коня перед Мелан – той. – Теперь, когда ты уже подержал сокола, мы заберем его и отвезем настоящему хозяину.

Лорд из Торбека все еще пытался расправить должик. Опасаясь теперь подносить пораненную, незащищенную перчаткой руку, он растопырил пальцы той руки, которая была в перчатке, чтобы бечевка упала и распустилась сама. В этот момент Гринголет ударил опять. Его сильные крылья сделали мощный взмах – и он оказался на свободе, вырвав спутанный должик из неуклюжих в перчатке пальцев.

Генри было сжал их, но было поздно. Сокол уже летел, поднимаясь над конюшнями и стеной.

– Вабило! – заорал Генри. – Боже, сюда, быстрее!

Вслед за этим последовала дикая какофония свиста и призывных криков со стороны присутствующих. Сэр Рук потянулся и схватил запястье Meланты, сжав его с такой силой, что та застонала от боли вместо того, чтобы закричать, подзывая Гринголета, как она только что собиралась сделать.

– Ну, пожалуйста! – прохрипела она.

Гринголет повернул назад и стал лениво кружить над двором, проявляя некоторое беспокойство и недоумение из-за того, что его выпустили в таком месте, рядом с жильем, полным людей и собак.

– Все назад, освободите мне место! – Генри поднял кожаный вабило, на который срочно кое – как укрепили кусок мяса, взятый из клеток. Он закричал, затем засвистел и стал вращать вабило над головой. Все разбежались в стороны.

Сокол приблизился к приманке, игриво повернул от нее, не долетев совсем немного, и направился к крыше, затем опять стал кружить над двором.

Рук все еще держал запястье Meланты железной хваткой. Гринголет спикировал на вабило, нанес удар и рванулся к надвратной башне. Без бубенцов его полет был совсем буззвучным. По – видимому, сокол сейчас находился в игривом состоянии, взирая с высоты на компанию, лениво подлетая и отлетая, словно желал позабавиться.

Он в очередной раз развернулся, пролетел совсем низко над крышей башни, так что чуть не зацепился за нее свисающим должиком, и стал парить над ними, привлеченный их свистом и криками. Он с любопытством разглядывал орущих людей и оглядывался в поисках других ловчих птиц, которых эти люди, должно быть, подзывали таким странным образом. Меланта никогда не свистела ему, она всегда звала его своим обычным голосом.

Вабило крутился. Гринголет шаловливо пролетел рядом с ним, затем чуть приподнялся и стал описывать круги над головами собравшихся. После нескольких таких кругов он совсем потерял интерес к вабило и стал кружить вокруг Меланты.

Все, кто находился во дворе, замерли. В наступившей тишине сокол все ниже и ниже кружил возле нее, не обращая внимания ни на кого больше. Сейчас он спустился так низко, что она ощущала холодный поток от взмахов его крыльев. Сэр Руадрик все еще удерживал ее за запястье, не давая возможности поднять руку.

– Принцесса! – завопил каштановый щеголь – ухажер. – Заприте ворота! Глядите, да она же и есть принцесса! – Он бросился к надвратной башне. – Это ее птица!

Руадрик отпустил руку. Меланта немедленно подняла ее и закричала Гринголету, чтобы тот садился к ней на сжатый кулак. Рук ударил шпорами коня. К воротам уже бежали люди. Генри вопил, отдавая приказы. Везде поднялась суматоха. Слышались вопли: «Принцесса», «выкуп».

Гринголет опустился на руку Меланты в тот самый момент, когда конь пустился вскачь. Меланта успела ухватить спутавшийся должик. Тот натянулся, рванул сокола, который от этого рывка чуть не свалился. Он забил крыльями, помогая себе удержаться. Его когти с силой вцепились в перчатку, и он устоял.

Пара людей уже подбегала к воротам, опережая беглецов, но с ними неожиданно столкнулся блондин с песочным оттенком волос. Он с такой силой врезался в них, словно замыслил специально помешать им. Все трое покатились на землю, буквально в футе от того места, где мимо них проскакал Ястреб.

Его копыта ударили по дереву моста с таким звуком, словно груда каменных глыб рухнула с обрыва. Преодолев мост, он перешел на галоп, стремительно удаляясь от стен.

Сэр Рук уверенно правил конем, несущимся между деревьями. Они скакали достаточно долго по дороге из поместья Торбек, затем замедлили ход, чтобы Меланта могла навести порядок с путцами и должиком сокола, а заодно и поудобнее и надежнее устроиться самой. Затем он снова увеличил скорость, потом свернул с дороги, и Меланта поняла, что они, сделав полукруг, снова направились в сторону Торбека.

Они ехали молча. Меланта не знала, миновали ли они Торбек, и если да, то как близко от него проехали. Леса были густыми, и в них попадалось множество тропинок. Иногда он выбирал одну слева, иногда поворачивал вправо. Временами останавливался и, сложив козырьком руку, глядел на солнце, пробивавшееся сквозь голые ветви деревьев. В той суматохе, что произошла при их бегстве с Гринголетом, Рук потерял свою накидку. Теперь солнечные лучи сверкали на его броне, на которой выделялись зазубрины и царапины, не имеющие зеленого покрытия.

Они выехали на пустынную опушку и спустились на землю. Гринголет был измучен и голоден. Меланта чувствовала то же самое. Сэр Рук достал мешочек с едой.

– Присядьте, моя госпожа, и закусите немного.

Он кивком указал на пень, который имел форму, напоминающую трон. Меланта водрузила Гринголета на высокую «спинку», привязав должик к мощной ветви, которая росла, казалось, из – самых корней. Он запустил руку в мешочек и вынул оттуда сверток из бумазеи.

– Я и вправду украл кое-что у Генри, – сказал он.

Меланта вздохнула и взяла мешочек.

– По крайней мере, у нас имеется еда для сокола.

Он пожал плечами.

– Если бы мне пришлось выбирать, кого из вас двоих увезти оттуда… – он помедлил. – Скажу по чести, мысль о жене согревает меня больше, чем о соколе.

Сказав это, он сразу же отвернулся и, чтобы скрыть свое смущение, стал рыться в мешочке с едой.

Меланта тоже почувствовала какую-то непривычную для себя робость. Она достала одного цыпленка, положила его на перчатку и поднесла к Гринголету.

– Сэр Руадрик, я тут долго обдумывала наши брачные обстоятельства.

Его рука, которой он доставал сыр и хлеб, замерла. Затем он стал продолжать доставать еду, ничего не ответив ей. Он встал, преклонил перед ней колено и подал на белой скатерти еду, Меланта взяла ее к себе на колени.

– Нам следует обо многом подумать, – продолжила она. – О том, например, как теперь помириться с королем и задобрить его за то, что мы заключили брак без его разрешения.

– Моя госпожа и жена. – Он поднялся. – Я тоже думал об этом сам сегодня утром. Если на то будет твоя воля… – он стал смотреть куда-то вдаль мимо нее. Его лицо сделалось грустным и еще более серьезным, чем было. – Мы приносили клятвы без свидетелей, и я совсем не хочу пользоваться тем, что в спешке и себе во вред вы произнесли опрометчивые слова. Такое замужество слишком низко и недостойно для вас. От такого брака вся выгода – моя, хотя я хочу уверить вас, что не ищу богатства в нем и не прошу его от вас. И все же я знаю, что король во гневе вполне может лишить вас того, что по праву принадлежит вам. И посему я могу вполне освободить вас от любого вашего обязательства или клятвы, если вы того пожелаете. – Он поднял голову и встретился с ней своим взглядом. – Что же касается меня, то, раз я совершил такой поступок, то уж никогда не откажусь от своих клятв и обязательств и готов умереть за них.

Он повернулся к коню.

– Да сохранит нас Господь!

– Аминь, – произнесла она. – Я прошу тебя хоть немного поверить в мою хитрость и ум. Их у меня поболее, чем у короля.

Он слегка улыбнулся.

– Моя госпожа. Только посмотрите, к чему вы пришли… – Он покачал головой и развел руки, как бы охватывая ими поляну. – Пенек вместо стула, и я вместо мужа. Да в голове у павлина должно быть больше ума, чем у вас.

– Какое, однако же, обидное заключение о способностях нашего короля.

– Когда моя госпожа окажется в полной безопасности, я направлюсь к королю сам и любой для себя ценой попрошу его не лишать вас титула и владений из-за меня.

– Да нет уж, оставь уж короля мне. – Она задумчиво нахмурилась. – Я думаю, что Его Величество можно умилостивить, если все дело изложить деликатно и с умом. Но даже если этого и не удастся добиться, то что же, я не слишком дорожу своими владениями. Я даже могу жить в нищете и заниматься хозяйством.

Он приблизился к ней и обхватил ее лицо своими ладонями.

– Я не настолько беден, чтобы моя жена стала жить в крайних лишениях. Но я не желаю, чтобы из-за меня вы потеряли хотя бы шиллинг из своей законной собственности.

– Подумай об этом получше. Благосклонность короля дается не так легко и стоит отнюдь не дешево. Может быть, все-таки ты лучше откажешься от своих клятв?

– Я сказал, что не сделаю этого, даже ради спасения своей собственной жизни.

Меланта опустила глаза.

– Не надо говорить о такой страшной жертве. Мне она не нравится. – Она положила ему руки на шею и притянула к себе. – Достаточно об этом. Сядь рядом со мной, благородный рыцарь, и позволь мне покормить тебя своими руками.

Он сел, скрестив ноги, рядом с пнем, на котором она восседала.

– А знаешь ли ты точно, что я люблю тебя? – спросила она.

– По правде говоря, я никак не могу в это поверить. И еще меньше понимаю, за что.

Он умолк и устремил свой взгляд куда-то поверх деревьев.

– Я слышу гончих, – неожиданно сказал он. Затем вдруг вскочил и застыл, внимательно вслушиваясь. Меланта тоже услышала приглушенные звуки погони.

– Это тот пес. – Он бросился к коню. —

Господи Иисусе.

Они скакали, не останавливаясь, весь вечер я всю ночь. Единственная передышка, которую Рук вынужден был сделать, чтобы покормить своего коня, была очень короткой. В наступающих сумерках они долго ехали вдоль берега по реке, пока не стало совсем темно, и Рук был вынужден все же опять выехать на сушу. Сначала Меланта не могла поверить, что собаки могли идти по их следу – они же не звери. Но затем, вспомнив, как одного из псов тренировали на одежде, она догадалась, что оброненная накидка вполне могла служить источником запаха, чтобы гончие взяли след.

Вот уже как много часов назад Рук повернул на запад, прочь от Торбека, прочь от замка и гончих. Теперь вскоре перед ними должно появиться пустынное побережье, простирающееся на мили и мили. Что он собирается делать, оказавшись там? Но она слишком доверяла ему, чтобы задавать вопросы. Она ужасно устала, ей приходилось все время держаться за Рука, поддерживать Гринголета, да еще прислушиваться к дальнему лаю собак. Такое преследование показалось ей особенно ужасным. Когда они выехали на дорогу и поскакали галопом, она до предела напрягла свой слух, чтобы за тяжелым дыханием коня услышать, продолжалась ли погоня. Но вскоре они снова свернули в лес. Она боялась моря. Боялась, что их отрежут от леса гончие, что им останется только метаться вдоль водного пространства. Ей казалось, что конь уже не может поддерживать скорости, стал слишком медлительным, устал от двойной, чрезмерной нагрузки.

Рук и впрямь вскоре еще раз остановил коня для краткого отдыха и, даже не спросив ее, отвязал весь их багаж, что они везли с собой.

Они бросили все, включая еду. Теперь у них остались только Гринголет и те вещи, которые были на них: доспехи у него, платье и накидка у нее. Единственное исключение было сделано для соколиной сумки. И снова они на взмыленном коне отправились во тьму ночи.

Теперь она держала Гринголета у себя в подоле, закрывая его от жгучего холодного ветра. Она уже не слышала лая гончих. Не было слышно ничего вообще – только завывание ветра и шум моря, к которому они выехали-таки некоторое время тому назад. Спина коня под ней то вздымалась, то падала, словно палуба корабля. Меланта то начинала дремать, то пробуждалась, раскачиваясь, цепляясь, удерживая Гринголета. Все сплелось у нее в один жуткий кошмар.

Рук не переставал возносить хвалу Господу, который помог ему выбрать правильное направление. Когда они выехали к морю, он не имел ни малейшего представления, как далеко на юг они отклонились. Поскольку времени на раздумье не оставалось, он просто-напросто произнес молитву и отпустил поводья – Ястреб сам выбрал направление. Стараясь укрыться от ужасных порывов ветра за песчаными дюнами, он повернул направо, а не налево, таким образом решив их судьбу. Итак, они направились на север от той точки, где вышли к морю, и Рук стал с надеждой всматриваться вперед, ожидая найти то, что искал.

И он это нашел. Скрип и шум от ударов бьющейся на ветру ставни долетели до слуха Ястреба, который навострил уши. Ночь выдалась безлюдной, но песок и облака, как бы отражая друг другу свет, создали тусклое освещение, в результате чего можно было видеть неясные очертания предметов. Сейчас перед ними выступали очертания какого-то сооружения с темными пятнами окон. Рук соскочил с коня, оставив принцессу одну. Меланта, еще не придя в себя от полудремы, испуганно пробормотала: – Я слышу их.

– Нет, они далеко отстали от нас, – уверенно возразил он, хотя на самом деле совсем не был убежден в этом. Он надеялся, что песок и ветер должны сбить собак со следа, но не был в этом уверен.

Он перебросил ей поводья.

– Вот, держите.

Она поймала их. Рук подумал, что теперь она хоть не свалится с коня, если опять заснет. Ястреб стоял, опустив голову и хвост, словно не собирался делать больше ни одного шага. Рук повернулся и пошел, стараясь не попадать ногами в лужи и ямы, к одиноко стоявшей лачуге.

Глава 15

До сознания Меланты доходили какие-то обрывки: гончие, ветер, берег, жуткий холод и тьма. Затем – страшная молчаливая фигура, которая была едва различима, бешеная качка, вода, неустойчивое суденышко. Рядом нет Гринголета, но почему-то она помнит, что все в порядке. Так ей сказал Рук. Затем – первые лучи рассвета и помутняющие разум ветер и качка.

Рук и какой-то дикий обитатель лесов отчаянно гребут, меняют парус, борясь с волнами, которые ей кажутся слишком большими для их кораблика. Но ей почти все равно. Ястреб стоит рядом, голова опущена, ноги спутаны.

К закату качка стихла. У нее хватило сил открыть глаза и выползти из крошечного шалашика на палубу, чтобы осмотреть незнакомый берег, покрытый лесами, за которыми возвышались огромные беловатые горы.

Ей стало немного лучше, когда они подошли к берегу. Небольшое суденышко ныряло и подпрыгивало на волнах, заходя в устье реки. Сейчас им предстояло сойти на песчаный перекат, над которым возвышался шатер из ветвей деревьев, покрытых тонкой ледяной корочкой. Сказочный беловатый замок на фоне черного леса.

Сэр Рук спешил. Он взял ее на руки и перенес на песок, при этом часто озираясь и постоянно оглядываясь на противоположный берег. Конь сошел на берег довольно спокойно, словно только и занимался раньше тем, что сходил е покачивающейся палубы на мелководье. Не произнеся ни слова, плывший с ними попутчик, который при дневном свете выглядел еще более кровожадным и злым, передал Гринголета, закутанного во что – то, и стал быстро отчаливать.

Рук быстро провел коня вперед. Меланта повернулась и стала рассматривать противоположный берег. В миле от них за песками она, кажется, заметила какие-то постройки, но Рук не дал ей вглядеться как следует. Он быстро вернулся и повел ее прочь от берега, сказав при этом, что там находится аббатство Святой Марии. В его тоне ясно различалось презрение.

– Я не хочу, чтобы нас здесь заметили, – добавил он.

– Куда мы направляемся?

Он взял ее за руку и поднял голову, собираясь сказать что-то особенное, но затем отвернулся и произнес:

– В лес. Поспешим, моя госпожа.

Хотя теперь гончие из Торбека остались далеко позади, и их отделял большой участок воды, Рук, тем не менее, опять поспешно усадил Меланту на коня, сел сам и без остановок продолжил путь. Они ехали всю ночь напролет. По крайней мере, Меланте так показалось. Бедный, измученный до предела, Гринголет лежал, завернутый в холст. Его голова, прикрытая клобучком, высовывалась из одного конца, а хвост и ноги – из другого. Меланта держалась за седло, постоянно засыпая и просыпаясь от качки, пока он не сказал ей:

– Обхвати меня руками.

Она сделала это, припав головой к его спине. Лес был таким густым и темным, что, казалось, конь прорывается сквозь сплошные заросли. Но, как ни странно, он шел уверенным твердым шагом, ни одна ветка не оцарапала ее и не порвала ее одежды. Где-то высоко вверху под порывами ветра шумели ветви деревьев. Землю и кустарник покрывала снежная пыль, но никаких признаков дороги или примет, куда они направлялись, не было видно.

Впереди лес начал редеть. Деревья там были ниже, многие имели причудливые изогнутые формы – результат воздействия сильных ветров. Отвесные утесы возвышались, словно зубы дракона. Звук ветра неожиданно стих. Они оказались в небольшой рощице рядом с озером, вода которого, подернутая тонкой кромкой льда, имела пурпурно-черный оттенок. Здесь сэр Рук наконец остановил коня.

– Надо дать небольшой отдых коню, – сказал он, помогая ей спуститься. – Вы хотите пить?

Она отрицательно покачала головой, закуталась в свою накидку и села на камень. Из какого-то потайного места он вдруг извлек овсяную лепешку и предложил ее ей. Пока Меланта мрачно грызла ее, он отвел коня к озеру и проломил в нем лед своей ногой. Этот звук отразился утесами и эхом прокатился через озеро. Меланта осмотрелась. Они находились в лощине, которая, как ей показалось, не имела выхода. Собственно, отсюда она никак не могла рассмотреть и входа. Но тут она вспомнила, как они миновали V-образные «ворота», образованные двумя наклонными плитами сланца.

– Где мы? – спросила она, отбрасывая волосы со щеки.

Он взглянул на нее. В чертах его лица сквозила настороженность. Со слабой улыбкой он ответил:

– За горами, за долами. Здесь нас никто не разыщет.

Конь опустил свою голову и начал шумно пить воду. Меланта подумала о том, как легко они передвигались по лесу, не имеющему никаких дорог и тропинок. Она стала вглядываться в ветви деревьев, растущих вокруг озера и вдруг неожиданно заметила какой-то узор. Несколько поваленных стволов, сучья, стянутые друг к другу и переплетенные так, что получалась сплошная стена. Некоторые были притянуты к земле, чтобы дать новые побеги, другие связаны друг с другом. И все это образовывало сплошную единую преграду из леса и кустарника.

– Боже, – выдохнула она, – да это же искусственная стена.

– Да. И очень древняя, моя госпожа. Ее создали еще до прихода норманов. Так давно, что уже никто и не может ответить, когда. Все помнят только, как ее приходилось поддерживать.

Она взглянула на него.

– Что она закрывает?

Он приблизился к ней и протянул руку. Меланта взялась за нее, вставая. Он подвел ее к тому месту, которое издали казалось совершенно непроходимым. Даже вблизи она сомневалась, можно ли там пройти, однако Рук смело прошел сквозь желтую стену, и она последовала за ним. Минуя наваленные деревья, они прошли сквозь темное ущелье и оказались у подножья уступа. Он помог ей взойти на него, и они вошли в чрезвычайно узкое ущелье, в котором с трудом могли разойтись. Он прижался к отвесной стене, пропуская ее вперед, а затем, когда она прошла, повел ее снова, теперь осторожно поддерживая ее за плечи и грудью прикасаясь к ее спине. Они вышли из ущелья и остановились.

– Вот, – произнес он и указал рукой.

Местность довольно круто понижалась, так что верхушки деревьев находились апереди ниже того места, где они стояли. Лес был окутан туманом, который то сгущался, то рассеивался. Из-за него ей вначале показалось, что лежащая перед ними долина необитаема. Только лес и, кажется, река, бегущая по дну долины, которая в дальнем конце образовывала замерзший сейчас водопад. Из-за ветра выступали слезы. Она смахнула их и стала снова вглядываться в том направлении, куда он указывал ей рукой.

Она зажмурилась от удивления. То, что она вначале приняла за водопад, оказалось башней. Она стала усиленно мигать и всматриваться в водопад. Его нижние каскады были скрыты выступом скалы, но сам этот выступ имел очень правильную форму. Треугольный. А другой выступ, чуть пониже, походил на сложенный из камня массив. На какое-то мгновение туман рассеялся, и она вдруг увидела замок, покрашенный в белый цвет, башенки, окруженные зубчатой стеной, голубоватые, высоко поднимающиеся в небо сторожевые вышки, сияющие золотом флагштоки. Еще одно мгновение, и все снова превратилось в покрытый туманом утес с замерзшим водопадом.

– Ты видишь? – спросил он, совсем близко наклонившсь к ее уху.

Меланта вдруг осознала, что она стоит, затаив дыхание, и с шумом выдохнула.

– Я, кажется, видела что-то, но не пойму, мешает туман. Это что, чьи-то владения?

– Все нормально. Владения. – Он положил руки на ее плечи. – Вулфскар.

– Небеса святые! – Туман снова разошелся перед ней. – Я вижу!

– Это мое имение. Оно начинается шестью милями позади нас и тянется вон до той высокой горы сзади замка. А с запада на восток идет от морского ущелья и до озер. Собственность самого короля, переданная по лицензии моей семье с разрешением построить тут замок. – В его голосе послышался вызов, словно он ожидал, что она начнет возражать.

Меланта отвернулась, пряча лицо от холодного ветра.

– Так значит ты барон?

– Да, и имею соответствующие бумаги, выписанные на имя деда моего отца. Уж не думали ли вы, что я простой вольный, моя госпожа?

Она отошла на несколько шагов вглубь ущелья. Он последовал за ней, с привычным теперь для нее позвякиванием кольчуги.

Она остановилась и, улыбаясь, снова обратилась к нему.

– Нет. Я думала, что ты незаконнорожденный сын бедного рыцаря. Это Ланкастер думал, что ты вольный.

Он вспыхнул, его глаза гневно сузились, но он ничего не успел ответить, так как Меланта снова продолжила:

– А почему это мы должны были думать о тебе, как о более высокой персоне, Зеленый Рыцарь? Это при условии, что ты не желал называть своего имени?

– Я не мог, – тихо произнес он. Он хмуро посмотрел на нее. Верхнюю часть его лица закрывала тень от возвышающихся утесов. Он пожал плечами.

– Дарственные письма утеряны. Мои родители умерли во время Великой чумы. Аббатство… – Он поджал губы, затем продолжил. – Они должны были осуществлять надо мной опекунство, пока я не достигну совершеннолетия. А вместо этого они даже забыли про меня! Когда я поехал туда в пятнадцатилетнем возрасте, монахи сказали мне, что я отъявленный лгун, хочу их обмануть, что земля отошла аббатству и ни о каких предписаниях в пользу моих предков они ничего не слышали. Они даже не знают о моем замке… – Он сжал кулак. – Замок моего отца строился целых семь лет! Для них это все дикая непроходимая местность, и ничего больше они не помнят или не желают знать.

Меланта отметила про себя с некоторым удивлением, что последнее обстоятельство казалось ему даже более обидным, чем то, что ему отказывают в правах на собственность. Однако опытный и сильный ум Меланты немедленно отбросил многочисленные детали и проник в суть проблемы.

– Так ты не можешь доказать свою родственную принадлежность к семье?

Он прислонил голову к каменной стене и произнес:

– Они все умерли.

– Все?

Некоторое время он разглядывал свое колено, затем кивнул и еще ниже опустил голову, словно это признание казалось крайне позорным для него.

Меланта нахмурилась. Они были с ним одного возраста, и если, как следует из его слов, его родители умерли во время Великой чумы, значит, ему тогда было не больше семи или восьми.

– С тех пор, как… все это случилось, и до тех пор, когда в пятнадцать лет ты пошел к монахам, кто заботился о тебе?

Он резко поднял голову, и на его лице появилась хитрая улыбка.

– Моя госпожа, пойдем, и я покажу и познакомлю тебя с этими людьми, чтобы ты могла приветствовать их, если на то будет твоя добрая воля.

Они снова ехали верхом на Ястребе, спускаясь в долину Вулфскара. Гринголет опять восседал на ее перчатке, а она другой рукой держалась за Рука. По мере их спуска в долину Меланту все больше охватывало чувство нереальности того, что окружало ее, к которому примешивался суеверный страх или, скорее, суеверное восхищение. Они вместе скитались, как ей казалось до сих пор, в самых диких и захолустных трущобах Англии. Но эта местность была, бесспорно, еще более удаленной от Бога и от людей. Она ощущала эту оторванность и затерянность мира все сильнее и сильнее с каждым новым шагом коня.

Дорога вниз была очень крутой и петляла среди мрачных деревьев, в раскачивающихся верхушках которых стонал ветер. Неожиданно Меланта вздрогнула и напряглась всем телом. Где-то в отдалении завыл волк. Вой не прекращался. И вскоре ей стало казаться, что это кричит женщина. Этот вой или крик не утихал ни на секунду, то поднимаясь до визга, то опускаясь на низкие ноты и постепенно усиливаясь по мере их спуска. Рук абсолютно не реагировал на него. Дорога в очередной раз круто повернула, и неожиданно вой превратился в рев: это ветер, проходя сквозь гряду «сланцевых зубьев», типа тех, что сегодня утром Меланте напомнили о драконе, создавали иллюзию воя живых существ.

– Боже, сохрани нас! – прошептала она.

Он опустил руку, прикрыв ее ладонь и сильно сжав ее. Это было сделано очень вовремя, потому что почти сразу же из-за очередного поворота на них глянуло огромное лицо, по размерам в три раза большее, чем Ястреб, и взиравшее на них яростными черными глазами. Меланта отпрянула и чуть не слетела с коня, удержавшись в основном благодаря помощи Рука. Из ее горла вырвался хрип. Но ни Рук, ни его конь опять не проявили никакого беспокойства. Они все так же уверенно двигались вниз, и вскоре то, что казалось лицом, превратилось в камень и ветви, нависшие над ними. Очередная иллюзия реальности.

Дорога стала менее покатой. Неожиданно со всех сторон их окружил туман, такой густой, что теперь были видны лишь ближайшие к ним кусты. Стволы деревьев неожиданно всплывали прямо перед ними и так же неожиданно исчезали сбоку и сзади. Конь опустил голову и продолжил свой путь так, словно вынюхивал дорогу, напоминая гончую, идущую по следу преследуемой дичи. Меланту охватила дрожь, и она поспешила спрятать Гринголета под свою накидку, защищая его от тумана, проникавшего, казалось, до самых костей. Завернувшись в мантию как можно плотнее, она сидела, почти ничего не видя, из-за чего у нее обострился слух. Ей показалось, что она какую-то странную музыку. Она сказала себе, что, по-видимому, это снова был ветер, но быстро поняла, что убедить в этом себя ей не удастся. В долетавших до нее звуках явно улавливалась мелодия, которая, странным образом, была очень знакома ей. Или казалась знакомой. Мелодия была приятной, грустной, очаровывающей. Ей показалось, что и конь ступает в такт этой мелодии. Рук опять ничего не сказал. Его голова мерно раскачивалась, как показалось Меланте, тоже в такт. Она подумала, что Рук заснул. Что, если его убаюкивают эти колдовские звуки?

Она ухватила его за плечо и с силой затрясла.

– Проснись! – прошипела она. – Бога ради, проснись!

– Что? – он вздрогнул, просыпаясь, и так резко поднял голову, откинув ее назад, что чуть не разбил ей нос.

Меланта вскрикнула, закрыв от боли глаза. Затем положила руку на лицо, пытаясь вытереть и проморгать выступившие слезы. Когда боль прошла, и она снова могла видеть, все было тихо. Лес молчал, и лишь в верхушках деревьев завывал ветер.

– Берегись! – прошептала она. – Ты не должен позволить себе заснуть. Иначе они погубят тебя!

Рук схватился за рукоятку своего меча.

– Кто хочет погубить меня? – спросил он удивленно.

Она снова затрясла его так сильно, что доспехи зазвенели.

– Эльфы, – произнесла она. – Если только они уже не околдовали тебя. Ты разве не слышишь мелодию?

Он, кажется, начал приходить в себя.

– Ты слышишь музыку? – Он расслабился и снял руку с рукоятки меча. – Какая мелодия?

– Не знаю. Сказочная музыка, мелодичная и протяжная.

Он хмыкнул и стал озираться. Затем, к ее отчаянию, неожиданно сам принялся насвистывать тот же мотив. Ястреб навострил уши и прибавил шагу.

Туман стал редеть, и тогда издали снова послышались звуки флейты. Тропинка наконец спустилась на такой уровень, где ветер не чувствовался, и ей сразу показалось, что стало тепло. Мелодия, наигрываемая на флейте, все время долетала до них откуда-то издали, и казалось, что, несмотря на их продвижение, они никак не могли приблизиться к музыканту. С другой стороны, музыкант и не удалялся от них. Она задала себе вопрос: не могло ли это быть каким-то тайным условным сигналом? А может быть эльфы каким-то чудесным способом могли заставить их слышать эту музыку в своих собственных головах, чтобы вдохнуть силы уставшему коню. Мелодия была такая знакомая и грустная.

И вдруг она вспомнила, где слышала эту мелодию. Конечно, на корабле, когда они покидали Бордо, и наигрывал ее никто иной, как человек, который теперь едет впереди нее.

И вдруг в ее голове молнией пролетели все события, приведшие ее сюда. Каждое из них было чрезвычайным и неожиданным. Но все их хитросплетение казалось невозможным или же специально хитро запланированным, словно какие-то тайные силы заворожили ее, заставляя делать то, что было необходимо для них: передвигаться из одного места в другое, пока она не попала в их цитадель.

Часть ее сознания поразилась этой мысли и признала ее абсурдной, глупой фантазией. И все же Меланта была возбуждена, ее охватил суеверный страх, и она ожидала сказочных волшебств, о которых она слышала в балладах и читала в книгах. И самое интересное, она испытывала странное желание увидеть и встретить все, что было тайно заготовлено и предназначалось для нее.

Рук неожиданно перестал насвистывать и остановил коня. Затем махнул рукой и закричал таким громовым голосом, что он отразился от всех окружающих долину гор.

Ему ответил рожок. Звук рожка тоже стал отражаться от утесов и гор, так что вскоре создалось впечатление, будто трубит множество инструментов.

Рук тихо тронул коня, и тот, забыв об усталости, резво бросился вниз по последнему на их пути склону. Его копыта прогрохотали по мосту, перекинувшемуся через замерзшую реку. Теперь они выехали на дорогу, хорошо утоптанную и широкую, шедшую вдоль берега и огибавшую ближайший выступ утеса. Когда они миновали его, то перед ними открылась широкая панорама новой долины. В отличие от той, которую они только что проехали, она не имела уклона, была в три раза больше предыдущей и имела следы человеческой деятельности. Огороженный частоколом парк, обработанные поля, полузасыпанные снегом, и в центре долины – замок, ослепительно белый, с высокими стенами, круто поднимавшимися над водой окружающего его рва, с многочисленными башенками, имевшими на себе острые шпили.

Снова раздался призывный звук трубы. Теперь он был совсем близко и был очень громким. Неожиданно звук затих, и слева от дороги Меланта увидела мальчика с большой собакой, мастиффом. Мальчик был одет в поразительно яркие одеяния. Он улыбался. Казалось, что его мастифф улыбается тоже. По мере приближения Рука мальчик напрягся, присел, точно собирался прыгнуть на коня за спину рыцаря. Тут он увидел Меланту, и на лице его изобразилось удивление, не меньшее, чем у самой Меланты. На мальчике была одежда дворового шута: разноцветные чулки, бубенцы, широкие отвороты на рукавах и шапка, украшенная перьями с отвисающими рогами. Мальчик опустил свой рожок и в крайнем удивлении возмущенно спросил:

– Кто это?

Он говорил так уверенно, будто сам был сеньором по отношению к Руку.

– Позволь мне приветствовать тебя, Дезмонд, – сухо ответил Рук.

Молодой Дезмонд немедленно отвесил такой низкий поклон, что Меланте показалось, что он сейчас перекувыркнется через голову.

– Мой господин, – произнес он сдавленным голосом. – Добро пожаловать.

Ястреб повел своей головой, выражая таким образом крайнее неудовольствие от непонятной задержки. Но Рук удержал его на месте.

– Моя госпожа, это Дезмонд, привратник замка. Ему вменено в обязанность следить за тем, чтобы ни один посторонний не мог проникнуть в Вулфскар без надлежащего разрешения. У меня нет сомнений, что именно стремление как можно лучше выполнить возложенное на него поручение и явилось причиной того, что он потребовал вашего имени так неучтиво.

– Я умоляю простить меня, мой господин, – произнес Дезмонд жалким голосом, по-прежнему находясь в своем очень неустойчивом положении. – Прошу меня простить, моя госпожа.

– Ступай впереди нас и скажи им, что я вернулся со своей женой, принцессой Мелантой Монтеверде и Боулэндской.

Дезмонд поднялся. Рожок он засунул под руку, голова его по-прежнему была опущена, но тем не менее, несмотря на это, он умудрился скосить глаза и внимательно осмотреть ее. В свою очередь Меланта посмотрела на мальчика, но смогла различить только большой красный нос и порозовевшие, то ли от холода, то ли от долгой игры на флейте, щеки.

– Слушаю, мой господин, – сказал он, приседая. – Моя госпожа, – добавил мальчик, повернулся и понесся впереди них со всей скоростью, на какую способна подвигнуть юношеская энергия и заостренные в мысках башмаки. Дорога повернула вправо в центр долины. Пробежав некоторое время, мальчик остановился у развилки, приложил к губам рожок, и над долиной пронесся будоражащий и радостный призыв.

– Это, – произнесла Меланта, – все-таки не сказка.

Рук посмотрел на нее через плечо.

– Конечно, нет, – ответил он. – Этот мальчик менестрель. А что, ты предпочла бы, чтобы тебя встретил эльф?

– Подумать только, а ведь некоторое время назад я вполне уверилась в том, что вышла замуж за самого Томлина.

Он громко рассмеялся, второй раз за все время их знакомства. Как красив и приятен казался ей его смех.

– Ну да, ты так сильно трясла меня, что я чуть не прикусил себе язык.

– И надо сказать, ты того заслуживаешь, – ответила она сердито. – А теперь вези меня в свой замок, я так устала от твоего коня.

Если это нельзя было рассматривать как волшебное место, то иначе, как странным, назвать его было невозможно: странный замок, странное население. Когда они приблизились к замку, Меланта поняла, почему издали он показался ей водопадом. Ажурная каменная работа придавала башням какое-то подобие искрящихся брызг и пены. Известковая побелка местами облезла, видны были большие подтеки, в которых выступал сероватый камень. В целом все сооружение имело какое-то таинственное потустороннее очарование и в то же время напоминало Меланте о тающих сахарных замках, которые подавали на пирах.

Его обитатели – все мужчины, женщины и дети были одеты так, словно должны были участвовать в каком-то шутовском спектакле или пантомиме. От заостренных мысков башмаков на их ногах и до поразительного цвета и покроя головных уборов, их одежды были кричащими, вызывающими и шутовскими. Встречая их, они выбежали из замка и выстроились вдоль дороги. У большинства были музыкальные инструменты от огромных барабанов до небольших арф и бубенцов. Когда Меланта и Рук поравнялись с ними и стали проезжать мимо, они грянули хором какую – то веселую песню достаточно большой сложности, которую исполняли с высоким мастерством, словно тренировались к этому случаю в течение многих недель. Часть встречавших не пела, но все они оказались занятыми делом. Они бежали пред конем, прыгали, кувыркались, жонглировали различными вещами. Среди этих акробатов были даже девочки и женщины, одетые в мужскую одежду и скакавшие никак не хуже мужчин. Два маленьких терьера также участвовали в представлении: они шли на задних лапках задом наперед время от времени делая сальто.

Меланта так и не увидела ни крестьян, каких-нибудь орудий труда для зимних работ хотя и заметила вокруг озера на пастбищах целый ряд серых овец.

– Где твои люди? – прошептала она.

Он повел рукой, указывая на веселую труппу.

– Вот, это они и есть. Это они меня воспитали.

– Эти менестрели?

Он кивнул, наклоняясь и принимая разукрашенный каравай хлеба от маленькой девочки, которая после этого еще шла некоторое время рядом с ними и пыталась напевать, давясь от смеха.

Меланта обвела взглядом поющую и прыгающую компанию.

– Пожалуй, все-таки лучше, чем если бы эльфы или волки, – пробормотала она про себя.

Теперь они уже подходили к внешним воротам в замок, над которым нависала сторожевая башня – барбакан. У самых ворот в надвратной башне у основания подъемного моста их встретил важный человек с большой седой бородой, который показался ей особенно комичным в своем чрезмерно узком одеянии, напяленном на тучное тело, и переливающимся всеми цветами радуги. Рядом с ним стоял еще один человек, более стройный и менее комично выглядевший. У него было молодое лицо, но карие глаза старика. Его взгляд выражал ум и спокойствие. Вся одежда на нем была голубого цвета, за исключением белого заостренного воротника и серебряного пояса. Этот второй человек сделал шаг вперед, музыка немедленно прекратилась, и наступила тишина.

– Ваше величество, – произнес он и сделал изящный глубокий поклон. – Меня зовут Уильям Фулит[Соотносится с англ, «фул» («fool») – дурак., а этот человек носит имя Уильяма Бассинджера. Мы имеем честь приветствовать в нашей скромной обители ее светлость, вашу госпожу, и пригласить ее в дом нашего повелителя и хозяина.

Он протянул руку, в которой находилась связка ключей, Меланте. Посмотрев в его темные, обрамленные мягкими ресницами глаза, она отметила про себя, что уж этот человек, по крайней мере, не дурак. Совсем не дурак, ни в малейшей степени. Она приняла ключи и благосклонно кивнула ему, а затем Бассинджеру.

– Благодарю вас, верные и горячо любимые слуги моего господина, – сказала она громким голосом так, чтобы все могли ее слышать.

Пухлый Бассинджер покрылся густым румянцем.

– Открыть ворота, – произнес он громовым голосом, прокатившимся по всей округе. – Наш сеньор, господин и госпожа, прибыли к нам!

Подъемная решетка медленно заскользила вверх, мост опустился. Рук и Меланта двинулись через него в каменный проход надвратной башни. Когда они проезжали через нее, сверху из многочисленных боевых щелей и бойниц на них просыпался дождь пшеничных зерен. Весь буйный «двор» последовал за ними, веселясь, смеясь и пританцовывая.

Когда они прибыли, Рук слез с коня и помог ей спуститься на землю. Двое подбежавших мальчишек схватили его меч и щит и увели коня.

Казалось, что он избегает смотреть ей в глаза. Они находились рядом с основной башней замка, в которой могло и должно было размещаться в десять раз больше народа, чем она видела сегодня. Башня была построена совсем недавно, над созданием ее так хорошо поработали как строители, так и архитекторы, придав ей замечательные формы и снабдив диковинными украшениями. И вот теперь она была так запущена и приведена в такой упадок…

Уильям Бассинджер взмахнул рукой. Огромная дверь в зал башни отворилась. Менестрели выстроились, образовав живой коридор. Заиграла арфа, издав целую серию веселых нот. Рук взял ее за руку, и Меланта, неся на другой руке Гринголета, шагнула на ступени и направилась в зал. Веселая музыка заглушала хруст тонких льдинок под их ногами и теперь показалась Меланте достойной небесных ангелов.

Эта музыка последовала за ними внутрь зала, в который солнце проникало снопом сквозь мозаичные стекла пяти огромных окон. Строители этой башни, по-видимому, сочли достаточным заботиться о ее прочности только с внешней стороны стен. Внутреннее помещение меньше всего было предусмотрено для обороны. Здесь было много воздуха, света, здесь сияли лепные украшения, прекрасные гобелены поражали глаз своими насыщенными цветами, позолоченные резные перекрытия, покрытые огромными свисающими донизу паутинами. Гобелены были восхитительными, но на них лежал густой слой пыли. Те из них, которые висели напротив окон, выгорели и местами поблекли.

В большом камине горел огонь. Вокруг него были собраны скамейки и табуреты. Лежали кипы восхитительной одежды, множество музыкальных инструментов без струн. Все это было брошено и оставлено в беспорядке. Впрочем, там и сям находились следы хозяйственной деятельности. Так, в одном месте она заметила упряжь, которую, по-видимому, ремонтировали здесь.

Рук снова взял ее за руку и вместе с ней направился к подиуму. Перед ними столпились его люди, пятьдесят поднятых к ним лиц, не меньше половины из которых были детскими. Все были одеты самым диковинным образом, как с точки зрения покроя, так и цвета. Льющаяся музыка придавала всему легкий налет нереальности. Пыль смягчала и заглушала яркие цвета, и Меланта снова подумала, а не обручилась ли она все-таки на самом деле с гоблином. Все снова показалось ей чересчур нереальным.

Рук подождал окончания музыки, словно это был очень важный и ответственный момент этикета. Странным образом его молчаливое ожидание привлекло к нему большее внимание, чем этого может добиться какой-нибудь сенешаль, орущий на своих людей и призывая их к молчанию. В наступившей тишине он очень тихо, но ясно и твердо произносил слова, обращенные к собравшимся и долетавшие до них сначала от него, а затем в виде эха – от стен зала.

– Ваше величество, – обратился он к ней. – Моя госпожа. Моя дорогая супруга и друг. Вы привычны к другой, более пышной, более великой и богатой обстановке, достойной ваших совершенств и положения. Но это все, чем я обладаю. Это мои люди, мое имение. Если вам дороги моя любовь и я, умоляю вас отнестись с дружбой и симпатией к этим людям, а всех их я прошу и требую любить вас, почитать и повиноваться из страха и уважения. Я передаю вам всю власть над ними, чтобы вы повелевали и управляли здесь по своему вкусу и разумению, как вы находите лучшим. Не буду сейчас называть вам каждого по имени, так как вы утомились после долгой и трудной дороги. – Он говорил, обращаясь к ней, но смотрел при этом в точку, чуть ниже ее подбородка, все время отводя глаза от направленного на него взгляда. – Клянусь всем дорогим для меня и моей жизнью, что вы обрели здесь полную безопасность, и что никакого зла и вреда здесь не будет причинено вам, в связи с чем вы можете оставаться здесь столько, сколько вам заблагорассудится.

Она взяла его руку и сделала небольшой реверанс, затем произнесла:

– В этих делах, муж, я охотно и радостно буду следовать твоим пожеланиям.

Его зеленые глаза сузились. В них заиграла улыбка, одновременно стыдливая и ироническая. Он должным образом оценил ее обещание подчиняться ему в этих делах, а отнюдь не во всех.

Он снова повернулся к собравшимся в зале.

– Чума снова пришла в наш мир. Поэтому я повелеваю строжайшим образом не покидать нашу внутреннюю территорию. Никто не имеет права даже на кратковременное пересечение защитного леса. Сообщаю вам также, что Пьер Горбун мертв, хотя и не из-за чумы. Упокой Господи душу его. И еще желаю сказать вам, что моя прежняя жена, леди Изабелла, помилуй ее Господи, вернулась на небо, откуда пришла, уже тринадцать лет назад. Я… – он запнулся и, кажется, потерял мысль. Поэтому неожиданно заключил: – Я крайне утомлен, и моя жена тоже. Мы поговорим обо всем этом позднее.

Он отпустил руку Меланты, которой показалось вдруг, что он и вправду заснет прямо сейчас, стоя перед всеми.

– Ступайте, – восклинула она, оборачиваясь к пораженным домочадцам, и в то же время жестом подзывая к себе тех из них, которые стояли рядом с ней. – Помогите разоблачиться вашему господину, сняв с него доспехи, и отведите его в покои. Вам трудно будет представить, из какого далека привез он меня, ни на мгновение не останавливаясь поспать уже две ночи и два дня.

В покоях лорда Вулфскарского они обнаружили кипы подушек и ковров, громоздящихся на полу и образующих приличные по высоте кучи. Кровать была подвешена на красных шнурках и золотых цепях и покрыта отороченными мехом горностая покрывалами. В комнате ужасно пахло затхлостью, этот запах смешивался с сохранившимся с давних пор запахом дыма.

Первым побуждением Меланты было как следует отругать слуг, спросив их о том, что неужели между всеми своими прыжками и кульбитами эти акробатические женщины не смогли найти нескольких минут, чтобы прийти сюда и открыть окно. Но, прежде чем она что-нибудь успела сказать, Меланта заметила, что как Уильям Фулит, так и Рук как-то странно поглядывали на нее, напоминая двух мальчуганов, захваченных на месте своих преступных занятий их суровым хозяином. Рук, который был теперь без своих доспехов, быстро прошел мимо нее, вскочил коленями на подоконник и растворил решетчатые окна. В комнату хлынул свежий воздух, принося с собой прохладу и еле различимый запах конюшен.

– Угля, – резко скомандовал Уильям толпе слуг, теснившихся у двери.

– Готово!

Вперед выдвинулся человек в шутовском наряде с заостренной шапкой, неся две бадьи угля.

– Ваша светлость, – обратился к ней Уильям Фулет. – Сокол?

Меланта не имела ни малейшего желания отдавать Гринголета этой странной компании.

– Я хочу осмотреть клети для птиц, пока покои будут проветриваться, – заявила она, стараясь сохранять любезный тон. – И советую не забыть о еде для вашего господина, чтобы взбодрить ему силы.

– Рагу уже готовится, моя госпожа. И рыба, запеченная в тесте. Не желает ли моя госпожа также осмотреть и кухню?

– Здравая мысль. – Меланта взглянула на Рука, прислонившегося к стене у окна. У него было задумчивое выражение и запавшие глаза уставшего человека, который долгое время не спал.

Меланта чувствовала крайнюю утомленность сама, но удивление и любопытство взяли верх. Она приблизилась к нему и взяла его за руки.

– Ты никуда не пойдешь, а останешься здесь и будешь отдыхать.

Он нахмурился, словно желая возразить, однако произнес совсем другое.

– Здесь все так, как оставили они, и я не хочу ничего менять.

Эти слова совсем не совпадали с движениями его рук, которыми он осторожно сжал ее пальцы, придерживая ее и не давая уйти. Это был очень нежный, почти умоляющий жест.

– Я не сделаю здесь ничего, – пообещала она, – не попросив у тебя разрешения перед тем, мой господин.

Его лицо снова стало печальным. Он отпустил ее руки.

– Изменяй здесь все, как пожелаешь, – произнес он. – Потому что никогда я не смогу ответить отказом вашему величеству.

Глава 16

Она ходила, как в сказке, среди заколдованного замка, упиравшегося в небо своими белыми остроконечными башнями и яркими флагштоками. Зубцы стен и башен замка обледенели, с них свисали сосульки, которые, нависая над вырезанными в камне изображениями – лицами, чудными животными и существами, – искажали очертания и делали их еще более странными. Трубы и парящие арки перемешались с белыми шпилями и покрытыми льдом зубцами.

Везде были остатки роскоши и холод, пустота и запустение. Меланте казалось, что она попала в заколдованный замок, и ее не покидало чувство подавленности и одиночества, несмотря на то, что за ней буквально по пятам следовала небольшая группа менестрелей, которые пялили на нее глаза и ловили каждое ее движение, словно это не они, а Меланта была выходцем из какой-то сказки. Все время рядом с ней находились два Уильяма: полный и тощий. Они было попробовали приказать всем разойтись, но никто и не подумал этого делать.

Она не говорила ни с кем, а просто шла наугад: внутренний двор, надвратная башня, помещения для стражи. Оружие и доспехи, потемневшие от времени и отсутствия ухода. Сопровождавший ее эскорт ничего не объяснял о причинах такого упадка и запустения.

«Здесь все так, как оставили они», – сказал ей Рук. Но у нее все равно не укладывалось в голове, как могли петь и играть в главном зале менестрели, когда день за днем все ветшало, приходило в негодность, разрушалось.

Послышался тихий звон. Из окна Меланта увидела, как двор пересекал священник, неся небольшой колокольчик и кадило. Он, по крайней мере, был облачен в обычные для священнослужителей красно-белые одеяния, а не в какой-нибудь разноцветный шутовской наряд.

Она направилась вслед за ним в часовню, сопровождаемая своим молчаливым войском.

Золоченые своды, позолоченные фигуры серафимов и херувимов, вышитые золотом котир, дискос, позолоченное распятие. Святилище являло собой чудо великолепия. Все краски были теплыми и тонкими, с переливами и полутонами. Она остановилась у входа. У алтаря священник читал молитву об упокоении. Когда он начал перечислять имена умерших, начав с лордов Вулфскара, она стала считать и насчитала не менее ста имен, после чего сбилась и прекратила счет. На алтаре имелись бронзовые доски с выгравированными именами, но священник, кажется, не читал их, а называл по памяти.

Когда она покинула часовню, Уильямы последовали за ней. Что-то похожее на нормальную жизнь и сколько-нибудь приемлемый порядок она обнаружила в меньшем зале для слуг. В очагах горел огонь, в спальнях имелись заправленные кровати. Даже ее бессловесный эскорт здесь вдруг обрел речь – сопровождавшие ее менестрели начали переговариваться между собой. Уильям Фулит, словно вместе со всеми вышедший из транса, произнес:

– Не хочет ли ее величество осмотреть помещения для содержания охотничьих птиц?

Меланта позволила отвести ее туда. Место содержания птиц оказалось достаточно приличным: свежий песок на полу, высокие решетчатые окна, позволяющие свежему воздуху и солнечным лучам достигать всех уголков помещения. С некоторой помпой ей представили Хью Доула, «сына последнего сокольничего покойного лорда». Как и свой хозяин, он умер во время чумы.

Гринголет потряс Хью до глубины души. От восхищения он не мог вымолвить ни слова и поэтому, отвечая на вопросы Меланты, только показывал на различные подручные средства, необходимые для содержания охотничьих птиц, сопровождая жесты какими-то непонятными словами северного диалекта.

Меланте понравилось состояние птиц. Они выглядели вполне здоровыми, имели хорошее оперение, их клетям были доступны солнечные лучи и воздух, но сами они были укрыты от ветра. Гринголет согласился пойти к Хью Доулу без возражений.

Что особенно понравилось Меланте, так это то, что она не услышала от Хью Доула никакой чепухи «из его собственного опыта» о том, как надо обходиться с таким соколом. Он просто внимательно слушал ее объяснения, и было видно, что он будет скрупулезно выполнять их. Гринголет вел себя вполне спокойно, и даже выглядел довольным, – все его предки летали над снегами и замерзшими реками северных стран. Очевидно, поэтому холодный ветер с гор пришелся ему по вкусу.

Разместив Гринголета, Меланта направилась в кухню, где познакомилась с поваром и его сестрой, помогающей ему. Их родители также умерли от чумы. Они были, таким образом, потомками местных жителей Вулфскара, хотя, подобно другому помощнику повара, и были одеты в пестрые одежды менестрелей, и, как вспомнила Меланта, она видела их среди других при встрече.

Уильям Фулит явно был здесь и управляющим, и судьей, и господином в одном лице. Уильям Бассинджер, кажется, не имел никаких других обязанностей, кроме двух: произносить красивые речи своим густым басом и пробовать рагу.

Затем они заглянули в кладовую для провизии и направились в часть дома, предназначенную для проживания женщин.

Это была палата, такая же, как и все остальные, – холодная и сырая, с паутинами, покрывающими многочисленные резные украшения и ковры. Падающий из окон свет с трудом пробивался сквозь запыленные окна. Меланта обернулась к своей «свите» и, взмахнув рукой, произнесла:

– Только Уильямы. – Давая этим понять, что не желает присутствия остальных.

Краем подола Меланта смахнула пыль со стула, стоящего около окна, и села, устремив твердый взгляд на двух Уильямов.

– А теперь, мои дорогие, – сказала она по – французски, – мы немного откровенно поговорим.

Уильям Бассинджер поклонился, а Фулит преклонил одно колено.

– Ваше величество, – сказал он униженно.

– Поднимись и смотри мне в глаза.

Она подождала, пока они исполнят ее приказание. Брови Бассинджера поползли вверх, на лице начало появляться невинно-удивленное выражение. Оно было таким искренним, что, пожалуй, даже дитя не могло бы выглядеть более невинным, чем он сам. Лицо Уильяма Фулита-дурачка, напротив, ничего не выражало. Единственным признаком того, что он неспокоен, был едва различимый румянец.

– Скажите мне, что же случилось здесь? – наконец произнесла она.

Бассинджер поклонился.

– Ваше величество, – начал он. – Да поможет мне Бог употребить мои скромные таланты для выполнения этого повеления, предназначенного вами для нас. Ваше величество, я обращаюсь к Всевышнему за поддержкой, чтобы он пополнил меня той силою и тем совершенством выражения, которые позволили бы мне усладить ваш слух моим сочинением…

– Не сочинением, всего лишь рассказом о событиях, – оборвала она нетерпеливо. – Только то, что было в действительности.

Он обиженно посмотрел на нее. Затем приподнял голову, выставив подбородок, набрал в грудь побольше воздуха и продолжил:

– Так я начну свое повествование и расскажу вашему величеству о тех достойных и трагических событиях, которые заключены навеки в книгу бытия лорда Руадрика, предка предков, отца отцов для нашего теперешнего лорда.

Меланта подняла руку и выставила палец.

– Нет, давайте-ка отбросим несколько отцов, а лучше и вовсе начать с теперешнего лорда.

– А… но, ваше величество, его отец, лорд Руадрик, был великим человеком несравненной отваги и замечательный телом и душой. Итак, как я сказал вам…

Меланта поняла, что говорить с ним было совершенно бесполезно, и поэтому оставила все свои усилия укротить его словоохотливое красноречие.

– Хорошо, только говори мне одну правду. Бассинджер даже фыркнул от изумленного негодования.

– Все мои знания точны и отражают истину, ваше величество. Они почерпнуты из чистых родников существования и от таких несомненных зрителей событий, как отец супруга вашего и сэр Гарольд.

– Кто такой сэр Гарольд? Тут в разговор вступил Фулит.

– Рыцарь старого лорда. Сейчас он учитель военных искусств. Живет в дозорной башне. Он немного не в себе – случаются приступы умопомрачения. Ваше величество, прошу вас остерегаться его.

Меланта с удивлением произнесла:

– Какое, однако, необычное общество. Продолжайте, Уильям Бассинджер.

– Ваше величество, мой долг вам поведать об отце Руадрика. Он был в молодые годы приближен ко двору у благородного короля Англии Эдуарда, да сохранит его Бог. Тот оказался преданным, когда королева-мать неосторожно доверилась гнуснейшему Мортимеру, который так сумел расстроить государство, что все пошло к чертям. Сохранность даже жизни молодого короля внушала опасения. То было общим убеждением, что подлый тот предатель умертвил его отца и короля.

Он сделал паузу, чтобы посмотреть, какое впечатление на Меланту произвели его слова и внимательно ли она его слушала. Меланта кивнула, показывая, что хочет слышать продолжение этой известной ей истории.

– Но Небу в благодаренье, – продолжал Бассинджер речитативом, – король наш славный не был обделен друзьями верными. Одним из них был наш Руадрик из Вулфскара. По предложению и совету лорда Монтегю, он хитрый замысел исполнил…

– Да-да, близ Ноттингема они нашли тайный путь, которым вышли на Мортимера и застали его врасплох. Так, значит, его отец был в отряде короля?

Бассинджер делал видимые усилия, чтобы придти в себя от такого бесцеремонного вмешательства, но через некоторое время оскорбленного молчания он ответил:

– Да, ваше величество. Руадрик из Вулфскара показывал дорогу.

– Ну, я думаю, что если бы это было так, то я бы о нем слышала. Но могу поверить, что он был в отряде. И за эту службу, как я понимаю, его наградили?

– Он стал рыцарем ордена Бани, а его земли были увеличены отсюда до аббатства – на юг, до озер – на восток, побережья на запад и на две мили – на север.

– Известно ли тебе, кому принадлежали эти земли ранее?

– Ваше величество, я не законовед.

– Эти земли отошли в королевскую собственность от одного из Ланкастеров, который не имел наследников, – сказал молодой Уильям. – Но король передал их отцу Руадрика в виде награды.

– А право на строительство укреплений? Эти земли ведь недостаточно богаты для такого замка?

Уильям Бассинджер, наверное, собирался начать повествование еще одного героического предания о заслугах в войне или защите от набегов шотландцев, но Фулит остановил его.

– Здесь в горах есть железная руда. Король дал разрешение на полное использование всех доходов от добычи.

– Железо? – На лице Меланты отразилось крайнее сомнение, и она скептически посмотрела на Фулита. – Уж очень обильными должны быть эти рудники.

Умные глаза «дурачка» внимательно рассматривали ее.

– Там есть и золото, моя госпожа. И серебро, – выдавил, наконец, он из себя.

Меланта некоторое время наблюдала, как в лучике солнечного света, пробившемся в комнату, витает пыль.

– Почему, – сказала она тихо, – аббат не взял на попечение лорда Руадрика, как ему было велено сделать?

– Это были ужасные времена. Многие из монахов умерли. Никто сюда не приехал.

– Он должен был поехать к ним! – Она взглянула на Бассинджера, так как Фулит в то время должен был быть еще ребенком. – После того, как чума ушла, тебе надо было увезти его отсюда!

– Моя госпожа, я ничего не слышал об этом повелении. Иначе я бы не медлил ни единого дня и не остановился бы ни перед какими преградами. Мне кажется, что сам наш господин узнал об этом только через некоторое время.

– Какое время?

– Я обнаружил среди бумаг завещание отца. Моему лорду Руадрику тогда было пятнадцать лет, – сказал Фулит. – Мы сразу же отправились в аббатство.

– И что же?

Бассинджер сделал извиняющийся жест.

– Там не оказалось дарственной короля на земли отцу моего господина. У них, кажется, случился пожар. Они нас приняли очень неприветливо, моя госпожа. И мы решили оставить это дело.

– Оставить это дело! Даже не поговорив с аббатом?

– Моя госпожа, нас встретили очень неприветливо. И я посоветовал моему господину поскорее уехать оттуда, чтобы не распространять известий о себе, могущих нанести ему вред.

– Да вы просто полудурки! У короля же должна была сохраниться запись о дарственной, если в аббатстве ее и правда потеряли!

– Я не закончил, моя госпожа, – пробормотал Бассинджер. – Мы выполняли волю его отца.

– Моя госпожа, – произнес обеспокоенный Фулит. – Мы пытались. Но мы тогда боялись, что он не сможет доказать своего происхождения.

– Никто не знает его с рождения? Никто из свиты? Из вилланов?

– Только сэр Гарольд, – ответил Уильям Фулит глупым голосом.

– Одного довольно, если это человек достаточно высокого положения.

– Его ум… не совсем в порядке.

– Тогда священник.

– Моя госпожа, он пришел сюда уже после чумы. К нам приходили люди извне первое время, и все нашли здесь у нас радушный прием.

Она нахмурилась.

– Не может же быть, чтобы все, кто его знал, умерли. Как насчет других, которые родились и выросли здесь?

– Вы же видели их, моя госпожа. Они моложе моего господина. Это их родители могли бы дать свидетельство, но они давно умерли. – Он безнадежно пожал плечами.

– Я не законник, моя госпожа, – повторил Бассинджер, – но мне кажется, что если бы нам пришлось тягаться с этим аббатством, то и сотни крестьян, знающих моего господина, не хватило бы. Поэтому я дал совет моему господину. – Он набрал в легкие воздух. – Он прислушался к мудрости и благоразумию моего слова и поступил в полном соответствии с ним. Он отправился в мир завоевывать себе имя, чтобы великие подвиги, которые он совершает, могли бы принести ему заслуженную славу и признание его прав на это поместье. Я взял на себя почетный труд описывать его отважные приключения и героические подвиги. Книга еще не завершена, но я могу уже прочесть из нее для моей госпожи многие повествования. Даст Бог, он скоро докажет, что достоин своих земель. Меланта недоверчиво смотрела на него. Сначала она подумала, что он шутит. Но Бассинджер смотрел на нее совершенно серьезно.

– Я мог бы прочитать пролог, моя госпожа.

– Да накажет вас Бог! – выдохнула Меланта. – Значит, вы сделали из него нищего и безымянного, словно он не обладает ничем, кроме того, что завоюет себе сам силой оружия? – Она наклонилась вперед. – Следовало передать его под попечительство аббата! Или, что еще лучше, – короля!

Оба слуги онемели от ее страстных упреков.

– Но, конечно, если бы это случилось, то тогда они бы быстро вышвырнули отсюда всю эту компанию менестрелей! – Меланта сделала широкий жест рукой. – Тогда лорд Руадрик сохранил бы право на свои земли. А вместо этого вы заставили его прекратить свои усилия на право наследования имения и послали его заниматься глупым геройством! Вы боялись, что его опекуны вышвырнут вас отсюда вон!

– Моя госпожа, не в наших скромных силах было уговорить лорда сделать что-нибудь иное!

Она встала.

– Нет, у вас на него имеется какая-то дьявольская хитрость. Что же это? Зачем бы ему нужно было таиться и скрывать свое имя, если только не было необходимости утаить что-то? Он – барон, и вдруг женится на дочке простого торговца, словно не мог найти себе кого-нибудь подостойнее! Вы все портите в этом замке, и он защищает и охраняет вас, толпу несчастных и глупых менестрелей. И вас не заботит то, что вы тянете его на дно!

– Мадам! – Все вздрогнули, услышав голос Рука, тихий и холодный. – Я просил вас, ради любви ко мне, уважать моих людей. – Он стоял в двери, его волосы были растрепаны, лицо злое и утомленное. – Я не прошу повиноваться мне как мужу, – продолжил он по-английски, – но я бы ожидал от принцессы держать данное ею всего лишь несколько часов назад слово.

Меланта почувствовала, как ее щеки заливает краска. Она и впрямь обещала. Ее вывело из себя то, что она увидела и узнала.

В абсолютной тишине, наступившей после его слов, он продолжил:

– Вы не знаете, что связывает меня с ними всеми. Так узнайте это. Здесь все уничтожила смерть. Она забрала с собой, как в других местах, не каждого пятого или каждого третьего. Здесь в другой мир, не знаю, за какие грехи, ушли каждые девять из десяти, и не только людей, но и овец, другого скота и живности. Даже крыс. – Его дыхание сразу же обращалось в пар. – Я возвращался домой из одного места, где был пажем, но на дороге мы повстречались с чумой. – Он горестно усмехнулся. – Вы говорите об опекунстве. О, за мной хорошо присмотрели и позаботились. Мне было тогда целых восемь лет, леди, а весь замок и долина были усеяны трупами. Ни один прохожий, ни монах, ни рыцарь, не желал даже близко подъехать к этому месту. А если я пытался подойти к кому-то, меня прогоняли камнями. И только эти добрые менестрели, глупые и бесполезные, как утверждаете вы, пришли ко мне на помощь.

– Тогда, клянусь Богом, – ответила она холодно, – я вознесу за них свои молитвы в знак благодарности всем им за проявленную доброту. Она снова почувствовала ревность. Теперь ко всем им, за то, что он был им так благодарен. У нее замерзли руки, но она не стала растирать их или похлопывать, чтобы не показаться слабой, а просто прижала к себе. Она хотела объяснить ему, что сейчас ее гнев был вызван только заботой о нем. Она хотела защитить его. Но гордость не давала ей сказать об этом. Гордость и опасение того, что он может воспринять ее слова как злобность и жестокость и отослать ее отсюда.

Она не произнесла ни слова. Вместо этого она поняла, что встает и быстро направляется к двери. Проследовав мимо своего мужа, она даже не подняла голову, чтобы взглянуть ему в лицо. Приподняв юбки, она сбежала по винтовой лестнице, стремясь поскорее выйти на воздух, во двор.

Рук наблюдал за Мелантой, стоя у одной из бойниц надвратной башни, откуда ему были хорошо видны озеро и поляна. Вначале ему в голову пришла глупая мысль, что она хочет покинуть замок, но, конечно, этого не могло произойти. Одна она не смогла бы найти дороги назад, даже если бы отправилась верхом.

Поняв это, он не бросился за ней, а стал лишь наблюдать отсюда. Он понимал, каким страшным для нее казался весь этот мир и их женитьба. С тех пор, как они в первый раз узнали о чуме, ему сразу пришла мысль доставить ее сюда для безопасности, хотя тогда она казалась ему несерьезной. И даже в самых диких мечтаниях не приходило ему в голову представить себе, что он сможет привести ее сюда в качестве жены.

Но в том критическом положении, в котором они оказались, зажатые между гончими и морем, он, не раздумывая, бросился сюда, в единственное место в мире, надежность которого не вызывала у него сомнений. Конечно, это было безумием, как и их клятвы, но понял он это лишь сейчас, как бы ее глазами взглянув на замок и его обитателей. А она уже возненавидела и презирала их всех.

Когда она ушла, он церемонно, с высокомерным видом простился с Фулитом и Бассинджером, как будто никогда они не ели вместе, не пили вместе эль, не сажали деревья, не работали плечом к плечу над изгородью. Рук не хотел, чтобы у них создалось впечатление, что он спешит за нею, но он не хотел и оставаться со своими старыми друзьями. Теперь, стоя на верхнем уровне башни, он вдруг почувствовал страшное одиночество.

Сейчас он опирался на согнутую руку и неотрывно смотрел на то, что делала Меланта. Она была вдвоем с Хью Доулом. Вначале, правда, за ней, как всегда, увязалась толпа молчаливых домочадцев, в основном детей, но Хью отогнал их всех на необходимое расстояние. Она прошла еще вперед, благородная изумрудная зелень на фоне мельтешения пестрых нарядов. Она встала. Хью бросился к ней и остановился, подобострастно глядя в землю. Он надел перчатку и протянул руку, чтобы забрать сокола. Они поговорили о чем-то. Хью – весь внимание. Она передала ему украшенный камнями вабило и отошла. Хью спрятал вабило, снял с сокола клобучок. Тот некоторое время оставался неподвижным, но вот взмахнул крыльями и взмыл в воздух.

Рук сразу потерял его из виду. Сейчас сквозь бойницу он мог видеть только Меланту, которая, закрывая глаза от солнца, следила за полетом. Ему вдруг пришла в голову вся странность его положения, когда он украдкой подглядывает сквозь узкую щель из-за толстых стен. Он разозлился на себя за трусость. Ведь он боялся ее презрения к своему дому, своим друзьям.

Он отскочил от амбразуры и стал расхаживать взад и вперед. Вот уже двадцать лет, как то лесное заграждение и судьба охраняют Вулфскар. Нет необходимости держать гарнизон, вооруженные заставы. Да и, в любом случае, у него для этого нет людей. Он не стал возобновлять добычу на рудниках, он не стал добиваться возвращения дороги. Он не делал ничего, что могло бы привлечь постороннее внимание. Он все время ждал, когда Ланкастер, его сеньор, призовет к себе своего Зеленого Рыцаря и спросит его о награде, которую тот пожелал бы иметь за какое-то потрясающее деяние. И тогда он раскрыл бы свою мечту и получил бы назад свои земли Вулфскара без споров, тяжбы с аббатством и доказательств своего рода.

Конечно, это были мечты, достойные разве что зеленого юнца, навеянные песнями менестрелей о сэре Гавейне и Ланселоте, о подвигах, приключениях и славе, о верности и чести, и служении делу и господину.

Он давно уже узнал мир, чтобы все еще лелеять такие смешные надежды. Но к этому времени он был связан службой у Ланкастера, сплошной чередой шли турниры и военные сражения. Они давали возможность надеяться, если не на славу, о которой он когда-то мечтал, то, по крайней мере, на продвижение и повышение у Ланкастера.

Но Ланкастер выгнал его. Из-за нее.

Принцесса Меланта могла бы десять раз купить для него этот Вулфскар! И будь Рук даже в десять раз честнее и достойнее, чем сейчас, он и тогда не мог бы не подумать о такой возможности. Но эта мысль была противна ему. Здесь он был хозяином, лордом. Он не хотел бы терять это право, не хотел бы подчиниться ее могуществу. Он не хотел всецело зависеть от нее. Но он и не хотел быть одиноким, не хотел, НЕ ХОТЕЛ, чтобы она оставила его одного.

Он снова вернулся к бойнице. Сейчас Гринголет, вцепившись, сидел на вабило, который Хью бросил на замерзшую траву. Это был обычный и простой метод возвращать сокола на землю. Он вспомнил, как Меланта, подняв перчатку в изумрудах и ужасно яркий вабило, кружила грациозно на фоне голубого неба. Дивный блеск изумрудов, ослепительное белое сияние бриллиантов, и сокол, который сел ей на руку. Она смеялась и плакала, была прекрасной и некрасивой, мечта на расстоянии вытянутой руки.

Итак, Меланта уже успела превратить и Хью в свою послушную и верную псину. Хью буквально не отходил от нее, демонстрируя преданную привязанность, подобострастно глядя ей в глаза и кивая, когда Меланта обращалась к нему или что-то объясняла.

Пока кречет ел, она стала показывать рукой на долину. Скорее всего, они собирались охотиться. Рук почувствовал прилив радости. Раз так, значит, она не хочет уехать сегодня. Собственно, он бы ее и не отпустил. Он не выпустит ее, пока не удостоверится в ее безопасности и не предпримет нужные меры. Но ссориться с ней по этому поводу так не хотелось.

Он прислонился плечом к каменной стене башни. Холод камня стал проникать сквозь одежду, но он все стоял, не меняя позы. Он плохо соображал от усталости. Будь он сейчас на войне, он бы ни за что не позволил себе принимать важные решения или действовать поспешно.

Меланта запретила себе сомневаться и медлить. Как только она вернулась, к ней приблизилась маленькая девочка с сообщением о том, что сэр Руадрик просит принцессу Меланту оказать ему честь и почтить своим присутствием его покои. Обращение было сформулировано очень любезно, но Меланта вдруг почувствовала неуверенность и нетвердость в ногах.

Она вошла в покои, уверенная в том, что встретит там сейчас всех троих: Рука и двоих Уильямов. Так ведь всегда бывало: фавориты обычно желают присутствовать при унижении и уничтожении своего противника. Но Рук оказался один. Когда она закрыла дверь, он встал со стула. – Моя госпожа, – сказал он ей, – я прошу вас отведать пищи.

Он поставил стул возле камина, где был расположен стол, покрытый белой чистой скатертью. На нем уже стояли угощения. В черной твидовой одежде он сейчас казался Меланте высоким и особенно мощным. В камине весело потрескивал огонь. Свежие сосновые поленья давали приятный запах, который совсем устранил ту атмосферу затхлости, которая чувствовалась здесь раньше. Близился вечер, и на столе уже горела свеча.

Она действительно давно не ела, но страх, который испытывала Меланта, делал невозможным даже проглотить еду. Она вытащила булавку из плаща и сбросила его на сундук.

– И что же они тебе сказали обо мне?" – надменно спросила она, решив, что надо сразу самой перейти к делу, чтобы не быть застигнутой потом врасплох.

Он удивленно посмотрел на нее.

– О вас?

Она сполоснула руки в небольшой посудине у двери.

– Предупреждаю, сэр. Тот, кем управляют его слуги, – плохой хозяин. Но, конечно, они будут говорить тебе совсем другое. Скажут, что плохо – находиться под влиянием своей жены.

Он по-прежнему с удивлением смотрел на нее. Между бровей образовалась глубокая морщина. Краем глаза она видела его ладони, резко выделяющиеся на фоне черного материала.

Она попробовала есть, но поняла, что не сможет.

– Я не могу есть, пока не услышу твоего решения.

– Моя госпожа, какого решения?

– Ты отошлешь меня отсюда?

Он отступил на несколько шагов. Меланта следила за ним своим взглядом.

– Отослать вас? – Его голос стал хриплым. – Сейчас, в такое время? Тогда зачем же я вез вас сюда? Не проще ли было бы просто утопить вас в море, как котенка в мешке, чтобы зря не расходовать силы? Уж если вы хотите услышать мое решение, то нет, ни я не вывезу вас отсюда, ни сама вы никуда не уйдете. Я прикажу, чтобы никто не показывал вам дороги. В подходящее время, когда исчезнет опасность, я сам доставлю вас в ваши владения. Но до тех пор вы останетесь здесь, как бы вам это ни казалось неприятным и нежеланным.

Она наклонила голову и крепко сцепила пальцы.

– Нет, я совсем не ощущаю неприятности. Я могу стать любезной со всеми. Это же самое простое. Я не могу благодарить их за то зло, которое они причинили тебе, и за ужасное состояние хозяйства, но я – твоя жена, и я не стану сеять семена раздора между нами. – Она быстро взяла ложку и погрузила ее в кашу. – Я безыскусно скажу тебе, потому что совсем не привыкла говорить это, но я люблю тебя, даже несмотря на то, что не очень обожаю твоих простолюдинов.

Она заставила себя есть, сидя на самом кончике стула и не сгибая спины.

– Так вы сами не желаете уехать?

Она не хотела показывать, как страстно она хотела остаться здесь. Поэтому, избрав шутливый тон, она заявила:

– Я очень не хотела бы снова оказаться на лошади в ближайшее время.

Половицы под коврами заскрипели – он подошел к ней и встал у нее за спиной.

– После обеда надо поспать и отдохнуть, моя госпожа.

Если бы это сказал ей какой-нибудь ухажер при дворе, она бы знала, как это следует понимать. Но в его голосе не слышалось ничего, кроме заботы и осторожной любезности, хотя он теперь стоял очень близко.

– Ты еще совсем не отдыхал сам, – ответила она, глядя, как над чашей, в которой был налит горячий эль, поднимается облачко пара и исчезает под потолком на фоне узора шелков, которыми были обтянуты стены.

– Нет, – пробормотал он, подвинувшись еще ближе к ней. – Нет, леди.

Он не собирался ухаживать и не предлагал любовной игры, и она, привыкшая к дворовым жеманствам, сейчас не могла придумать ничего достойного. Все слова, приходившие ей в голову, казались глупыми. Он присел перед ней на корточки и подал ей запеченное яблоко. Она стала откусывать маленькие кусочки. Он не вставал и, казалось, даже и не собирался.

Она вдруг ощутила его власть над собой. Ее подавляла его мощь, этот тяжелый ремень, опоясывающий Рука. Казалось, что он совсем не замечает изрядной тяжести своего ремня, состоящего из отдельных ячеек плотной кожи, покрытых толстыми листами серебра. Этот ремень был явно тяжелее приличного булыжника. Когда Меланта посмотрела на него, она наткнулась на его взгляд. Он отвел глаза в сторону и быстро встал, словно только теперь заметив, что уже давно стоит на коленях.

Меланта все же не поняла, что он имел в виду, предлагая ей лечь. Следовало это все-таки понимать как желание разделить с ней постель или нет? Она стала есть медленнее, чтобы затянуть свое пребывание здесь. Когда она принялась за услащенный медом эль, Меланта ощутила возбуждение. Что же он хочет? Он не сказал ничего, что говорят, добиваясь женщины, но, кажется, и не выказывал желания, чтобы она удалилась. Она даже не знала, сердится ли он еще на нее. Его любезный тон мог скрывать что угодно. Ей совсем не хотелось спать одной, вдали от него.

Наконец ей пришлось все-таки закончить трапезу. Она поставила на стол чашку и произнесла: – Я покидаю тебя, чтобы ты мог отдохнуть и восстановить свои силы.

Она поднялась. Опустив глаза, она подошла к нему, положила руки на его плечи и, встав на цыпочки, слегка прикоснулась к его щекам. Все это было обставлено ею с некоторой торжественностью, словно она прощалась с каким-то почетным уважаемым гостем или близким родственником.

– Позволь пожелать тебе доброй ночи, достойный рыцарь, – пробормотала она.

Он стоял совершенно неподвижно, слегка опустив лицо. Ее руки соскользнули с его плеч. Он взял их было в свои, но затем разжал пальцы.

Меланта быстро повернулась и, взяв плащ, направилась к двери. В этот момент она с радостью бы отдала все свое достояние, все замки только за то, чтобы не уходить отсюда в холод и роскошь дамских покоев. Но, как бы там ни было, спать там, в пыли, она не будет: она поднимет всех этих никчемных менестрелей и заставит их развести огонь и навести там порядок, нравится им это или нет. Может быть, ей удастся найти среди женщин одну или двоих, которые сумеют вымыть и вычистить там все, не сдвигая ничего со своего священного места. А затем, она пригласит его завтра к себе, когда он… – Меланта.

Она застыла у двери с протянутой рукой. Он еще никогда не называл ее по имени.

Он, весь в черном, стоял посреди комнаты, широко расставив ноги, словно ожидая какого-то врага и готовясь сразиться с ним.

– Ты очень утомилась? – Он сделал едва заметное движение рукой. – Я никогда не сплю, пока не село солнце.

Ей стало вдруг весело и спокойно.

– Как, почему же? – Она снова пересекла ковер в обратном направлении и дотронулась до его лба. – Ты занемог? Я слышала, как ты сегодня днем чихал, и очень долго.

– Я не хотел бы, чтобы ты ушла так скоро от меня. Если тебе не очень тяжело быть вместе со мной…

– Тяжело быть вместе с тобой? Значит, мне придется пожертвовать холодным камином и пустыми пыльными покоями только затем, чтобы удовлетворить твои стремления? Да ты тиран, мой муж!

Он обеими руками обхватил ее талию. Она всегда опасалась зеркал и комплиментов, но сейчас на его лице отразилась такая страсть, такое желание, что ей захотелось взглянуть на себя. Неужели она может внушать это жуткое вдохновение мужчине? Сейчас он стал похожим на Грин – голета во время охоты – молчаливая ярость, сдерживаемая сила, мощные потоки желания под маской покоя.

– Ты хочешь быть со мной?

– Да, – ответила она. – Очень.

Она почувствовала, что он крепче прижал ее.

– Тогда скажи, что мне следует делать, чтобы тебе было приятнее.

– Мне все очень приятно, – ответила она неуверенно. Он напрягся.

– Может статься, я не очень нежен или безыскусен, и не умею сделать то, что тебе нравится.

Весь ее опыт общения с мужчинами состоял в том, чтобы отвергать их ухаживания и домогательства. В отношении удовольствий, она знала только кое-что о поцелуях. Кроме этого, она знала только то, что лежала несколько раз под мужем и один раз под ним. Больше ничего она не знала и не умела, так что теперь ее охватил страх – он ждет чего-то большего от нее. По крайней мере, ожидает, что она кое в чем умеет разбираться.

Она слегка повела плечами и игриво произнесла:

– Ты должен сам узнать, что я люблю.

Он посмотрел на нее сверху. Затем поднял руку и провел пальцем по ее губам. В ее зеленых глазах застыл огонек веселья.

– Тогда я устрою испытания и пробы для тебя, леди. Я изучил ряд трактатов, посвященных вожделению.

Она пробормотала:

– Я думала, что ты ведешь жизнь воздержания и целомудрия, рыцарь-монах.

– Да, вел до сих пор. – Он закрыл глаза. – Но я совсем не воздержан в своих мыслях, да простит меня Бог за это. – Он ближе придвинулся к ней. – Мой духовник часто задавал вопросы, чтобы я мог полнее искупить свои грехи. Поэтому, – он поцеловал ее, и от его губ в нее словно ударила молния желания, – я многое узнал.

Глава 17

Меланта глубоко вздохнула.

– И какие же познания в этом деле ты приобрел, мой ученый муж?

Ей показалось, что он смутился.

– Моя госпожа, это все пустое. Лучше ты расскажи мне о том, как следует мне доставлять тебе удовольствие. Совсем не изощрен я в любовных утехах.

Она провела рукой по мягкому бархату на его груди.

– Я лучше послушаю, чему обучился из книг ты. Для моего удовольствия.

Она сделала легкое движение рукой, расстегнув верхнюю пуговицу его камзола. Он грустно усмехнулся.

– Я знаю, что ты лучше изучила это искусство, чем я.

Она отошла на один шаг. Сейчас в этом полуосвещенном месте он совсем не производил впечатления невинности и целомудрия. Скорее, наоборот, перед нею стоял смелый и решительный мужчина, не более склонный к воздержанию, чем здоровый конь. Он был красив и полон сил и энергии – дышащий страстью мужчина для полнокровной жизни.

– Я всего лишь дитя в этом деле, – легко сказала она. – Ты должен быть моим учителем и господином.

Он продолжал стоять, молча разглядывая ее. Его золотистый ремень блестел на свету. Она подняла бровь.

– Или ты смел и решителен только на войне, а в покоях наедине с дамой труслив и застенчив, мой отважный рыцарь?

Меланта не ожидала, что ее слова окажут на него такое сильное воздействие и что на них последует такой быстрый ответ. Наверное, это от того, что ему уже говорили и раньше подобные вещи. Как бы там ни было, а не успев закончить свою обидную речь, Меланта обнаружила его рядом с собой. Лицо его было хмурое.

– Что ты считаешь?

– Трубы.

– Трубы? – она почти кричала.

Он открыл глаза и осмотрел ее с ног до головы.

– Трубы, двери… Все, что можно считать. – Он сглотнул. – Теперь прошло, мне лучше.

Он снова посмотрел на нее и снова быстро отвел глаза в сторону. Она потянулась к своей измятой рубашке.

– О Боже! Я лучше оденусь, чтобы не расстраивать тебя так.

У него на губах вдруг заиграла улыбка.

– Видеть ваше тело – для меня просто невыносимо… Это такой соблазн. И удовольствие.

Его рука легла на ее руку.

– Нет, госпожа, не надо. Прошу. Это такое счастье.

Меланта смотрела на него некоторое время, затем поняла, что он это сказал не ради любезности.

– Это правда?

Он перекрестился. Она продолжила подозрительно:

– Так ты не считаешь мое тело неприятным? Он лег рядом с ней, положил руку ей на грудь и застонал. Затем провел ею по ее животу. Его глаза закрылись. Он перенес руку на ее бедро и стал гладить там, затем медленно его ладонь скользнула между ее ног, его пальцы легли на самое интимное место.

– Моя госпожа, ты как чудесное вино! – Он улыбнулся и слегка надавил рукою.

Вот оно! То жуткое чувство наслаждения, которое она испытала тогда и которого жаждала сейчас. Тело Меланты вдруг стало жить отдельно от нее, расслабляясь и выгибаясь ему навстречу.

– Ах, – выдохнула она и, стараясь совладать с дрожью в голосе, произнесла: – Вкусное как вино или дурманящее как вино? – Она старалась шутить, чтобы скрыть охватившее ее блаженство.

– И то и другое, – тихо проговорил он. Она бросила лукавый взгляд.

– Это речи, достойные щеголя при дворе. Большой палец его руки стал опускаться вниз, ища ее. Меланта вздрогнула и попыталась сжать ноги.

– Леди, сейчас ты при моем дворе, и здесь я хозяин и господин. – Он мягко, но настойчиво преодолел ее сопротивление, разведя ей ноги. Затем стал гладить внутренние поверхности ног, все выше, выше. Теперь он стал касаться ее там, заставляя каждый раз вздрагивать при этом.

Она почувствовала, что ее тело, и грудь в особенности, охватила сладкая истома. Она несколько раз пыталась что-то сказать и, наконец, сумела произнести: «Хватит».

– Нет, ты же просила меня научить тебя греховному наслаждению. Это второй грех – порочное прикосновение, моя госпожа.

Его палец двигался дальше, ритмично надавливая и отстраняясь от нее. Она судорожно проглотила слюну.

– В это я могу поверить – это явно греховно, – изменившимся голосом произнесла она.

Он немного изменил свою позу.

– А вот это первый… – не прекращая движения своего пальца, он склонился над ее ртом, – …греховный поцелуй. – Он коснулся языком ее губ, а затем вошел им в ее рот. В этот момент Меланта почувствовала, что там, внизу, его палец стал тоже медленно и осторожно, но совсем неотвратимо двигаться в ее тело, внутрь ее. Она застонала и вдруг поняла, что легкая тяжесть его подбородка, трущего ее лицо, тоже опаляет ее огнем чувств. Это было уже слишком, всему сразу нельзя было противостоять. Ее ноги скользнули вдоль ковра, она напряглась, словно желая еще больше вытянуть их, чем это было возможно.

Он вдруг отстранился, и, воспользовавшись этим, Меланта стала часто дышать, с мелькнувшей надеждой взять себя в руки, но он лишь перенес свои ласки на новое место ее тела. Его губы коснулись груди, а палец полностью вошел в нее, до самых тайных глубин.

Теперь уже воздуха не хватало. Ее грудь бешено колебалась, она стонала, а он ласкал языком взлетающие и опадающие соски. Ее тело изгибалось и стремилось к нему, к его губам, языку, пальцам – самым нахальным и порочным в мире, таким неузнаваемым сейчас.

– Еще есть порочная связь, – донеслось до нее. – Но мы же обручены, так что это не для нас, – говорил Рук. – Есть и грех совращения девы, четвертый по счету. Но этого тоже я не могу показать. Ты же не дева.

Слова доносились до нее из тумана, но последнее она поняла и послушно выдохнула:

– Нет, не дева.

– И клятвы безбрачия ты не можешь нарушить, если только, случаем, ты ее не принесла.

Ей вдруг стало смешно, и она бы засмеялась, если бы смогла.

– Я… кажусь тебе… святой? – с трудом произнесла она.

– Нет, ты кажешься мне моей женой, желанной и земной. И все, что мы сделаем, – безгрешно, как сказал Святой Альберт. – Он вдруг жадно и даже яростно посмотрел на нее.

В своей жизни не одного мужчину Меланта заставила верить в то, что она роковая женщина, опытная в любовных утехах и опасная для любовников. Но еще никто не смотрел на нее как на простую, хотя бы и желанную жену. И никто еще не разглядывал ее обнаженную, беззащитную перед мужчиной, который лежал рядом.

Он снова поменял свое положение. Теперь, опираясь на локоть, он стал стаскивать с себя одежду, и Меланта поняла, что сейчас он ляжет на нее, и все закончится. Она почувствовала разочарование. Странно, она полюбила это ужасное состояние истомы и безропотной покорности, и ей не хотелось прекращать его. Но ей хотелось и того, чтобы он лег на нее. Тогда, с Божьей милостью, она сможет родить его ребенка. Но все же она согнула ноги. У нее был опыт таких встреч: нескольких – с Лигурио и одной – с Руком.

Собравшись с силами и с духом, она сказала:

– Пока мне показали только два греха. Как с остальными?

Он ничего не ответил. Она чувствовала, как его обуревает ужасное желание. Он начал становиться нетерпеливым. Вот он навис над ней, и Меланта провела пальцами руки по его спине.

Он требовал, и она послушно развела ноги. Она напряглась в ожидании, когда он своим весом навалится на нее.

Но он не обрушился на нее, а, опираясь на руки и лишь слегка касаясь ее, стал жадно целовать ее губы, шею, грудь. Она стала погружаться в сладостное забвение. Вдруг он сильно сжал ее сосок. Она вздрогнула и почувствовала, как ее пронзило желание. Она порывисто выгнулась, мечтая только о том, чтобы он лег на нее и сжал ее.

– Merci, merci, – вырвалось из ее горла.

Ее мышцы напрягались каждый раз, отвечая на ту болезненную истому и наслаждение, которые она испытывала, когда он сдавливал сосок.

Какая сладкая боль. «Merci, merci».

Он вдруг снова отпустил ее, и она чуть не заплакала от обиды. Он поднялся. Ее охватил страх, что он больше не будет целовать ее, трогать и ласкать. Но он снова приблизился к ней, сжал ее бедра и прижался губами к ее лобку. Теперь вместо пальца ее там ласкал его язык.

Перед глазами Меланты блеснули огни. Она задрожала, теперь уже издавая стоны без перерыва. Ее тело горело, словно пораженное молнией наслаждения. Она откинула голову далеко назад, выгнулась, высоко подняв свою трепещущую грудь. По телу Меланты прокатывались волны желания. Она просила, умоляла, ждала.

– Леди, для твоего обучения я использовал и тринадцатый грех – порочное объятие, – вдруг услышала она его срывающийся голос. Она дико захохотала, и тут же почувствовала, как к ней там прикоснулись снова. Но теперь это была его твердая плоть. К своему удивлению, она поняла, что все, только что испытанное ею, когда он ласкал ее языком, начинается снова, но только теперь все становилось еще сильнее и резче. Он тихо надавил на нее, и наконец она ощутила, что он постепенно погружается в нее.

Вдруг его руки задрожали, грудь сотрясли хриплые стоны, и он порывисто и сильно сжал ее, глубоко войдя в ее тело. Снова и снова она выгибалась, и билась, и рвалась навстречу его жадным мощным движениям. Экстаз обрушился на нее, как бешеная засада.

– Помилуй, Боже! – закричала она.

Ее тело, теперь уже окончательно существовавшее само по себе, билось, выгибалось и сотряса лось. Они оба больше не существовали на этом свете, увлекая друг друга и помогая друг другу уплывать в бесконечность.

Она спала у него на груди, прямо там же, на полу, согнув одну ногу и выпрямив другую и обхватив его за пояс рукой, – жест, свидетельствующий о том, что он был ее собственностью. Он приподнялся на локте и стал смотреть, как на ее коже отражаются языки пламени камина.

Еще с тех пор, как он первый раз лег в постель с Изабеллой, он знал, что после всего на него наваливается страшная грусть. И теперь он ждал, когда это произойдет. Иногда эта меланхолия длилась потом очень долго: целые дни напролет. Иногда уходила быстро, но всегда была неминуема. Она пришла и сейчас.

Он осторожно погладил волосы Меланты. Его меланхолия навела его на мысль о том, что же он будет делать, когда потеряет ее. Нет, жизнь без нее казалась невозможной.

Он положил свою ладонь ей на живот и, тихо касаясь ее нежной кожи, повел ее, следя за мягкими изгибами красивого тела. Вдруг его пальцы ощутили шрам, затем другой. Он повел рукой вдоль по шрамам. Они были какие-то женственные, с мягкими закругленными краями. Таких шрамов ему еще не приходилось видеть в своей богатой войнами и ранами беспокойной жизни. Было странно, откуда же у принцессы Меланты могли появиться такие ужасные отметины. Но сама мысль о том, чтобы спросить ее об этом, казалась дикой и невозможной. Она не поймет его. Она не поверит, что именно то, что она под своими мантиями, нарядами и драгоценностями несовершенна, делает ее более любимой и желанной. Высокомерие и неожиданная скромность, и такая смелость – отправиться в путь с ним одним. Бесстыдство и крайняя застенчивость, страх в ее прекрасных голубовато-сиреневых глазах и смелая заносчивость.

Она вдруг неожиданно подняла его руку, которую он не успел убрать с ее отметин на животе. Меланта широко открыла глаза.

– Чего тебе надо? – резко спросила она.

– Изучаю твои уродства и старость, девка. Она переложила его руку себе на бедро.

– Я уже потеряла счет всем этим «девкам». Я думаю, что самым приемлемым будет содрать с тебя кожу живьем. Разом за все.

– Это будет повод нашему Бассинджеру написать горестную балладу.

Она не улыбнулась, и он пожалел, что упомянул это имя. Чтобы отвлечь ее, он высвободил руку и положил ее Меланте на грудь.

– А ты ведь лгал мне, рыцарь-монах, что соблюдал воздержание. Ты имел дело с дамами.

– Нет. Я сказал тебе правду. Клянусь Богом.

– Но откуда же ты узнал обо всем? Как ласкать и целовать?

– Это-то? Но я же был женат. Мужу полагается знать о таких вещах.

– Мой муж не знал!

Рук подумал немного, подперев щеку кулаком.

– Не знал? Не могу сказать почему, леди, но меня радует это.

– И… я имела в виду не только… это… но и… твои поцелуи. Мне кажется, что только хитроумные придворные щеголи осведомлены о таких греховных поцелуях.

Он даже перестал ласкать ее. Получать упреки не от кого-нибудь, а от самой принцессы Меланты! Теперь он в своих глазах казался себе вместилищем порока.

– Извини меня, моя госпожа. Я думал, что такая, как ты, хорошо изучила любовные услады. Я не буду больше предлагать тебе их, обещаю.

Она двумя руками сжала его ладонь.

– Да нет же. Ты не понял меня. Мне… все это вполне пришлось по душе. Мы же… Да разве я могла бы ругать тебя за это! Но… Где ты узнал о них? Ведь, наверное, у низменных женщин?

– Я не общаюсь с низменными женщинами. Я узнал все из исповедей.

– Исповедей?

– Да, госпожа. Она села.

– Я знаю, что отцы церкви бывают нечисты, но я не знала, что такому можно обучать в церкви.

– Они задают вопросы… – Он потрогал ковер и стал смотреть куда-то вбок. – Разве они никогда не задавали вопросов вам, моя госпожа?

– Ну, да. Насчет гордыни, лености.

– И все?

Она обхватила руками свои ноги.

– Еще о гневе, алчности, неумеренности в еде. Спрашивали, не покаюсь ли я в том, что я неумеренна в одежде и ношу так много ярких нарядов. Один из них так надоел мне этими вопросами, что я добилась, чтобы его перевели куда-нибудь.

– О, – пробормотал Рук.

– А тебя они спрашивали о чем-то еще? Он окинул хмурым взглядом комнату.

– Да. О прелюбодействии. – Он повел рукой, затем потер себе лоб. – Трогаю ли я женщинам грудь, целую ли я им тело. И никто мне не верил, когда я их уверял, что ничего не делал в этом смысле. Совсем как вы, моя госпожа. Так они и продолжали спрашивать. Не обнимал ли я женщин неестественным образом, не делал ли я это в святой праздник?

– Понятно, – ответила она, смягчившись. В ее голосе зазвучали веселые нотки.

– Так вы мне верите, что я не обучался недостойных женщин?

– Пожалуй, ты их сам можешь поучить многому. – Затем, немного погодя, она спросила: – А правда, все это не является греховным для мужа и жены?

– Одни говорят – нет, другие считают, что да.

– Ты много прочитал про это? Он кивнул.

Она стала раскачиватся и засмеялась.

– Может статься, мы снова пошлем тебя на исповедь, рыцарь-монах, чтобы ты поучился еще чему-нибудь!

Он перевел свой взгляд на окно, затем на камин. На нее. В камине пылал огонь и освещал красивое изогнувшееся сейчас тело Меланты. Он улыбнулся.

– На то воля Божья и указания моей сеньоры.

Глава 18

Первое, что услышала, просыпаясь, Меланта, был чей-то рокочущий голос и звук сдираемого полога. На нее хлынул серый свет зимнего утра.

– Низкорожденная потаскуха!

Рядом возникла огромная темная фигура, и что-то со свистом обрушилось на нее. Удар был нацелен ей в плечо и шею, но толстые одеяла, закрывавшие ее до самого подбородка, смягчили силу удара.

Что-то черное снова мелькнуло в утреннем свете. Она услышала крик и почувствовала, что кто-то навалился на нее, оказавшись между ее телом и нападавшим. Послышался удар, который напоминал ей по звуку удар топора по дереву. Тело, лежащее на ней, вздрогнуло, затем послышался новый удар, и тело дернулось опять. Весь мир после первого удара подернулся пеленой. Однако по прошествии какого-то времени она начала приходить в себя, и до нее дошло, что на ней лежит Рук, прижимая ее к кровати и закрывая от нападавшего, который обрушивал сильные удары на его обнаженную спину.

– Она мертва! – вопил чей-то голос. – Убирайся прочь, недостойный отпрыск! Я умертвил ее!

После каждого удара тело Рука дергалось, он делал резкий выдох и скрипел зубами, но продолжал лежать, прикрывая ее. Одной своей рукой он закрывал ей лицо, принимая удары спиной и предплечьем.

– Уж день настал! – вопил нападающий. – Вставай! Смотри, чтоб не потерять свою шкуру. Твоя низкорожденная сучка убита. Презренная потаскушка, которую ты выбрал для обручения, отошла в другой мир, а я займусь теперь ее ублюдками, чтоб вычистить твое гнездо. Как недостойна была она! Вперед, нас ждут мечи!

Его оружие снова со свистом опустилось ему на спину.

– Восстань! Что толку закрывать презренный труп. Ты должен подниматься!

Удары стали несколько слабеть. Почувствовав это, Рук быстро приподнялся, протянул руку. Она увидела седого человека, стоявшего рядом с кроватью и намеревавшегося ударить в очередной раз деревянным мечом, который он держал обеими руками. Тот опять стал опускаться со свистом, но попал в выставленную Руком ладонь. Рук успел сжать ее и, рванув, выхватил меч.

Он соскочил с кровати, отдернул занавески и отшвырнул деревянный меч, который, ударившись о дверь, вызвал целую волну отзвуков эха.

– Прекрати!

Расставив ноги, Рук грозно смотрел на взбешенного старика, стоя перед ним и по-прежнему закрывая собою кровать с Мелантой. Его обнаженная спина была покрыта красными полосами от ударов.

Старик даже не взглянул на Рука.

– Дурно пахнущая, нечистая сучка! Ты все еще жива? – Он двинулся к Меланте. Его массивная фигура дышала силой, седая борода свисала клочьями. – Так берегись и знай же, я задушу тебя!

Рук рванулся к нему, схватил его, приговаривая:

– Приди в себя, сэр. Ты творишь зло! Прислушайся к моим словам!

– Прислушаться к тебе?

Началась борьба. Несмотря на свои годы, старик был достаточно силен. Он бешено боролся, но к Меланте прорваться не смог.

– Ты должен прислушаться ко мне! – захрипел он. – Пусть покарает ее Бог! Как можно позорить род отца своего ее низкой кровью! – он плюнул в сторону Меланты.

– Хватит! Достаточно! Сейчас же прекрати свои грубости! – Рук сделал усилие и повалил старика на колени. – Стыдись.

Старик отчаянно боролся, но Рук не давал ему подняться.

– У меня нет детей. Ты знаешь об этом не хуже меня. Я столько раз твердил тебе об этом. А теперь слушай. Изабелла мертва уже много лет. Моя госпожа – принцесса Меланта Монтевердская и Боулэндская, и она стала моей женой. Я хочу, чтобы ты это понял. Поэтому я требую, чтобы ты повторил мои слова, тогда я отпущу тебя.

Старик прекратил борьбу. Меланта приподнялась на постели, прижимая к ушибленному плечу одеяла. Старик побледнел и первый раз посмотрел на нее.

– Боулэндская? – произнес он. Его голос неожиданно изменился и теперь был вполне нормальным, без той дикой ярости, которая говорила о его безумии. – Хо, так это дочь Ричарда?

Рук отпустил его. Тело старика вдруг начали сотрясать рыдания. Рук повернул голову к Меланте и спросил:

– Моя госпожа, вы ранены?

В ее плече и по всей руке сейчас пульсировала боль. Но, вообще-то, ушиб, по-видимому, не был особенно серьезным, так как целый слой одеял смягчил удар. Скорее, она была подавлена психически. Не найдя в себе сил произнести что-нибудь, она просто покачала головой. Тогда Рук повернулся, тоже опустился на пол и обнял стонущего старика, крепко прижимая его к себе, словно тот был маленьким ребенком.

– Кто это? – наконец сумела вымолвить Меланта.

– Сэр Гарольд. – Рук осторожно стал поднимать старика, и встал сам. – Пошли, сейчас ты можешь нас оставить, сэр.

Сэр Гарольд отстранился от Рука и спросил:

– Сэр Ричард? Так ты породнился с сэром Ричардом, мальчик?

Рук дотронулся до его плеча и указал на Меланту.

– Его дочь, – тихо пробормотал он. – Графиня.

Это произвело странное впечатление на старика. Он запустил руки в волосы и разразился какими-то невнятными причитаниями. Вдруг силы оставили его, и он рухнул на пол, где распростерся и, лежа ничком, стал просить пощады, говоря то о ее отце, то о Боулэнде, то о своем желании убить ее. Рук пытался успокоить старика, но это было бесполезно.

– Сэр Гарольд, – произнесла она величественно. – Довольно! Говорите ясно, как подобает достойному рыцарю. Или же оставьте нас.

Этот приказ, отданный твердым голосом высокомерной особы, моментально достиг пораженного недугом мозга седого рыцаря. Он прекратил свои стенания, замолк, подполз на коленях к краю кровати и, сцепив свои руки, которые покрывали многочисленные шрамы, поднял голову и произнес:

– Моя высокочтимая госпожа! В меня вселился демон!

– Да, теперь мне это ясно, сэр Гарольд.

– Моя госпожа, – продолжал он, тяжело вздохнув. – Мне кажется, чтобы поразить его, мне придется покончить с собой.

– Нет, ты не должен делать этого. Ни я, ни лорд Руадрик не дадим тебе на это позволения. Это противно воле Божьей, сэр Гарольд. К тому же это лишило бы нас возможности использовать твою помощь и совет, когда возникнет в том нужда. – После этих слов она немного смягчилась и продолжила менее строгим тоном: – Когда демон снова попытается захватить тебя, ты должен искать спасения у Бога. Проси его совета и утешения, так как он приходит на помощь тем, кто хочет лишь добра и верной службы господину своему.

На лице старика появилось восхищенное выражение.

– Благословенны будьте вы, моя госпожа. Вы – мудрейшая и достойнейшая госпожа в мире.

– Вся мудрость перешла ко мне от отца. Да упокоит Бог душу его. Что до меня, я лишь напоминаю о твоем долге.

Глаза сэра Гарольда снова наполнились слезами, но он не заплакал, а лишь вздохнул.

– Высокочтимая леди. Воистину Господь Бог благословил этот дом, направив вас к нам женою моего господина. Совсем не вас имел я в виду, когда ворвался в ваши покои. Мне представилось, что я расправляюсь с низменной низкорожденной сучкой, чтобы очистить благородный род моего господина.

– Бог милостью своей избавил тебя от тяжкого греха, – снова величественно произнесла она. – Пусть этот случай запомнится и западет тебе в душу, как ты едва сумел уберечься от смертного греха.

Он поклонился.

– Лорд Руадрик назначит тебе наказание за то, что ты нанес мне удар. Но если только оно окажется тяжелее, чем день заключения, то я попробую вступиться за тебя.

– Благодарю, моя госпожа, за вашу доброту, – ответил он смущенно.

– А теперь оставь меня. – Она высунула руку из-под одеяла и торжественно протянула ему для поцелуя. Он сделал резкое движение в направлении ее руки, и Меланта пожалела о своем поступке. Но все сошло хорошо. Он осторожно, едва касаясь, дотронулся своими пальцами до ее ладони и в грациозном полупоклоне склонился над рукой.

– Да сохранит Бог ваше величество.

Все это время Рук стоял рядом, приняв такую позу, словно собирался броситься Меланте на выручку. Сэр Гарольд распрямился, поклонился обоим на прощание, заявил, что он отдает себя целиком и полностью на милость своему господину, желая получить справедливое наказание за свой поступок, и широкими шагами вышел из комнаты.

Рук немедленно затворил за ним дверь и запер ее. Ничего не говоря, он взял рубаху, натянул ее через голову, скрывая огненные отметины на своей коже. Только сейчас Меланта вдруг осознала, что на улице идет дождь, в комнате мрачно и довольно сыро. Она откинулась на подушки и произнесла:

– Так, чего еще мне ожидать в этом доме? Ее плечо болело, но она, взглянув на Рука и поняв его состояние, решила больше не жаловаться на рану, когда он спросил довольно холодно:

– Вы не очень пострадали, моя госпожа? Она просто ответила:

– Все нормально. Осталась живой, и этого достаточно.

– Он не совсем в себе, моя госпожа, – продолжил Рук. – Он сам не может ничего с собой поделать во время приступов безумия.

– Кто он?

– Мой учитель по боевому искусству. Когда он был в расцвете сил, ему нанесли удар по голове. Этот удар расколол его череп до самого мозга. Он выжил, но с тех пор ему часто не удается совладать со своей яростью. Но он отличный рыцарь, моя госпожа, и научил меня всему лучшему, что я знаю о боевом искусстве.

– Вот в чем секрет твоей непобедимости. Ты бьешься, как сумасшедший, потому что тебя учил сумасшедший.

Он пожал плечами.

– Напор и необычность действий, может быть. Сэр Гарольд очень большое значение придает чистоте рода. Изабеллу он презирал, хотя я никогда не привозил ее сюда. Простое упоминание о ней приводит его в бешенство. Сам он хотел для меня невесты не ниже принцессы…

В этот момент он вдруг понял, кому говорит эти слова, и замолчал, смущенно взглянув на Меланту.

– Значит, тогда мне надо постараться произвести на него впечатление, чтобы расположить к себе, – быстро произнесла она, чтобы перевести разговор на другую тему.

Он захлопнул крышку сундука.

– Вы уже произвели на него впечатление, моя госпожа. Ваша речь и манера общаться потрясли его.

– А, так это мой особенный дар.

– И очень полезный. Краткого общения с вами достаточно, чтобы у мужчины голова пошла кругом.

– А в этом и состоит цель благородных речей и манер. Не одного принца они спасли от неминуемой смерти.

– Вы встаете, госпожа? – спросил он, завершая свой туалет. – Или будете спать всю оставшуюся жизнь?

Она снова скользнула вниз и натянула одеяла на голову. Из-под белой теплоты, в которую она погрузилась, до нее долетели звуки его удаляющихся шагов. Послышался скрип раскрываемой двери.

Она вдруг резко подскочила и села в кровати.

– Подожди.

Он замер у двери, держась за нее одной рукой.

– Я не желаю, чтобы ты уходил от меня, – сказала она.

Он сделал легкий поклон и стал ждать, полагая, что сейчас последуют поручения.

– Я не желаю, чтобы ты УХОДИЛ!

– Моя госпожа, меня ждут в зале. Я долго отсутствовал, и накопилось много дел, требующих моего участия. Возможно, это место выглядит очень необычным для вас, но все-таки я его хозяин.

Она очень хорошо понимала его обязанности, которые он должен был исполнять, как лорд, в своем поместье, но внутри ее гнездился какой-то злобный бесенок, который заставил ее вести себя как испорченный ребенок. Она упала на матрас, повернувшись к нему спиной.

– Когда вы поднимитесь, моя госпожа, вы найдете меня внизу.

Она снова услышала скрип двери, снова подскочила и, схватив подушку, запустила ею в него. Подушка попала Руку в плечо. Он повернулся, и она швырнула другую подушку прямо ему в грудь.

Затем она упала на кровать и укрылась с головой под одеяло. Дверь захлопнулась. Послышался скрип половиц по направлению к кровати. Меланта почувствовала себя совершенно несчастной. Она злилась на себя, потому что теперь не знала, что сказать. Нельзя же было просто сообщить ему, чтобы он остался с ней, и что ей хотелось, чтобы он обнимал ее. Как, однако, она упала, если хочет просить его о том, в чем сама постоянно отказывала другим, и как невыносимо ужасно будет, если он вдруг откажет ей сейчас и вместо нее предпочтет общество своих любимых менестрелей.

Окажись она на его месте, она точно так же занялась бы делами. Поэтому, обращаясь к матрацу, она проговорила:

– Ты очень неучтиво ведешь себя со мной. Ты даже не пожелал мне перед уходом доброго утра.

– Что ж, доброе утро.

– Доброе утро. Желаю тебе свалиться в кипящую воду и свариться в ней заживо.

Она почувствовала на своей спине его тяжелую руку. Затем вторую. Две этих руки, ухватив накрывающие ее одеяла, смахнули их в сторону, легли на ее обнаженные плечи и повернули Меланту. Она уткнулась своим лицом ему в шею и почувствовала, как рядом с ней с силой прогнулся матрас под его тяжестью. Из ее груди вырвалось всхлипывание. Она резко повернулась к нему, не обращая внимания на боль в плече, и подставила губы для поцелуя.

– Нет, я совсем не желаю тебе этого, – произнесла она, целуя его щеку, покрытую небольшой утренней щетиной. – Я сама пропаду без тебя.

– Меланта! – он с силой прижал ее к себе. – Моя повелительница…

И она получила все, чего жаждала, совсем без каких-либо просьб или намеков: Рука самого, его отнюдь не целомудренные объятия, его прикосновения там. Но вскоре она не могла осознавать и этого, растворяясь в нем.

Рук оставил ее спящей. Опять спящей. Да, эта его жена была просто сонным чудом: постоянно засыпавшим в его объятиях, словно околдованная каким-то магом-чародеем. Он прижался щекой к ее растрепавшимся волосам. Он снова погрузился в меланхолию, к нему прдступали печаль и предчувствие неминуемых утрат.

Он стал ждать, когда это все пройдет. Он слышал дождь, думал о ней, размышляя над тем, как она покорила и пленила его. Она обладала тем изящным высокомерием, которое совсем не оскорбляло его; совсем нет. Ее манера говорить, привычка повелевать были так естественны для Ме ланты. Она была предназначена для этого, рождена такой. Ей такой только и можно было жить на этом свете.

Но она же бросала подушки в него. И обсыпалась песком. Взрослая женщина, в достаточно зрелом возрасте, принцесса до мозга костей, и вдруг хулиганит и безобразничает, как низкорожденная девчонка. Он не раз наблюдал, как благородные дамы при дворе кокетничали, подражая детям: говорили писклявыми голосами, принимали смешные позы. Но делали они все это для того, чтобы привлечь внимание мужчин. С ней же все было по-другому. Она по правде бросалась тогда, не заботясь о том, как выглядит со стороны. Да и вообще, ему почему-то казалось раньше, что она будет более изощренная в любовных делах. У них выходило все намного лучше, когда он начинал действовать сам.

Иногда ему приходила в голову ужасная мысль: «Что, если у нее не одна, а две души». Или же, что еще хуже, она просто решила посмеяться, разыграть его. Он привез ее сюда сквозь тайное лесное заграждение, и теперь она знала абсолютно все о Вулфскаре. Она уедет отсюда, расскажет об этом всему миру, будет издеваться над ним, лишит его всего самого сокровенного. На всем свете теперь оставался один сэр Гарольд, который знал Рука и мог свидетельствовать о его принадлежности к роду. Только один сумасшедший старик, чтобы поддержать претензии Рука на свое поместье, а против – почти весь мир, и в первую очередь самое богатое аббатство на северо-западе Англии. А все надежды на уважение и поддержку Ланкастера, его заступничество перед королем утеряны навсегда.

И все же он по-настоящему не мог верить в это. Меланта была такой мягкой и нежной в его объятиях. Так порывисто обнимала его, приникала к нему, словно он был ее единственным и главным защитником от какой-то ужасной опасности. Что ж, она осторожно миновала его лесную преграду, но ту преграду, которую он возвел вокруг своего сердца, она просто смела, дажгла, и теперь от его оборонительных сооружений оставались лишь дымящиеся головешки.

Слишком поздно. Она здесь, он был в ее власти, теперь, как и с того самого момента, когда в первый раз увидел ее.


– У тебя нет выбора, если только ты хочешь спасти эту свою сестру, – тихо, хриплым голосом заявил Аллегрето. Он стоял, облокотившись на стол. – Ты глупа, Кара, совершенно и безнадежно тупа. У тебя не хватит смелости и умения сделать что-нибудь самой.

Они находились сейчас в жалкой маленькой таверне, в которой варили и продавали эль. Сквозь узкое зарешеченное окно на лицо Аллегрето падал тусклый свет, меняя его очертания так, что сейчас он казался каким-то языческим изваянием, сохранившимся с незапамятных времен. Дым, шедший от открытого очага, пропитал все насквозь, включая и эль, который пила Кара. Она сделала еще глоток, заставив себя проглотить это кислое варево. На улице было холодно, небо затянули тяжелые тучи, из-за чего все казалось серым. Обычная погода в этой северной, забытой Богом земле. Если только здесь не шел дождь, то значит, собирался снегопад. Кара поставила кружку и посмотрела на Аллегрето.

Он был очень терпелив с ней. Однажды она попыталась выкрасть у него свое серебро, пока он спал. Это была безнадежная затея и почти наверняка фатальная для нее. Результатом она имела то, что у нее на шее появился длинный разрез с той стороны, где он обычно держит свой узкий кинжал.

– Как же я могу придти к ней? – прошептала она в отчаянии? – Она же говорила, что прикажет убить меня!

– Если бы она и вправду хотела этого, то ты давно бы была мертва. – Он откинулся, допивая свой эль. – Она бы сказала мне, чтобы я занялся тобой.

– Так она мне и сказала, что натравит тебя на меня. Но только не сказала, когда. Добавила, что не заставит страдать меня в ожидании смерти очень долго!

Он рассмеялся.

– Все правильно. И что же ты, гусыня, сделала? Удрала, то есть поступила именно так, как она и хотела.

Кара яростно посмотрела на него.

– Точно так же, как и ты, Навона.

Он кивнул. Его улыбка преобразилась и стала зловещей.

– Да, я тоже удрал. И мне за это придется расплатиться сполна, если только я не смогу исправиться.

Его взгляд устремился куда-то вдаль. Дважды, пока они спали в том сарае, она просыпалась ночью от какого-то тихого звука, ей казалось, что это плач. Значит, он плакал. Но, может быть, впрочем, это был только сон.

– Что ж, – продолжил он, – она перехитрила саму себя. Она совсем не собиралась для своей охраны выбрать человека, который ей достался. Скорее всего, этот «зеленый» парень, в конце концов, бросил ее или же, что более похоже на истину, был убит бандитами, когда он один защищал ее. Мне кажется, что теперь нам надо найти хороший выкуп, заплатить его и добиться, чтобы ее выдали нам, связанную по рукам и ногам шелковыми лентами.

– Может быть, ее убили, – сказала Кара, неожиданно почувствовав себя виноватой.

– Они, конечно, все глупы, но не настолько. Она стоит так много богатства, как им еще и не приходилось мечтать. И, могу поклясться, они быстро узнали об этом. Конечно, они вернут ее за хорошие деньги.

– Святая Мария! Если ты так хочешь спасти ее, иди и попроси принца того города Честера, чтобы он помог тебе.

– Города не имеют здесь принцев. Я не знаю, кого они тут имеют, но я уверен, что, кто бы ни правил в непосредственной близости от этого гнезда преступников и бродяг, он не будет стремиться окончательно портить с ними отношения. А потом, даже если она и одурачила меня своими проклятыми трюками насчет болезни, то все равно, чума может гнездиться в больших городах. Хотя, как выясняется, сельская местность пока чиста. Нет же, мы будем действовать из собственных владений принцессы, где можем как-то управлять событиями.

– Я не могу пойти в этот замок! – Кара Старалась сохранить внешнее спокойствие, поскольку на нее все время смотрела жена хозяина этого места. Правда, здесь никто не говорил на цивилизованном языке, за все время путешествия она слышала лишь несколько слов на ломангм французском. Но было видно, что иностранцы здесь им не в диковинку. Это могло означать, что здесь уже побывали люди из основного каравана Меланты, в котором ехала зе свита. Отсюда до замка Боулэнд было всего лишь час езды, если верить этой глупой жене хозяина. – Что, если другие уже приехали сюда?

– Ха! Ты разве не знаешь, кого она поставила командовать караваном? Содорини, этого старого дурака! Да они же поедут такими окольными путями, что не попадут сюда еще несколько недель. А чего ты, собственно, опасаешься?

– Я… – Она неожиданно замолчала. Покрытое тенями лицо Аллегрето растеклось в улыбке.

– Так кто же это, гусыня Монтеверде?

Она сделала еще один глоток неприятного эля.

– Кара, – произнес он, пока еще терпеливо, – неужели ты не понимаешь, что я знаю, что среди них есть еще один человек Риаты? Но у тебя нет выбора, уверяю тебя. Переходи к нам. Мы не охотимся за чужим, не так, как эти собаки Риаты. А Монтеверде исчезнут навсегда. – Он наклонил ся над столом. – Я обещаю, что поговорю с моим отцом. И, если твоя сестра еще жива, мы освободим ее.

– Ты не можешь обещать мне этого, – ответила она.

Он пожал плечами.

– Не могу, потому что, может быть, ее уже нет на этом свете.

– Ты не можешь обещать за Навону, – она скривила свои губы. – Он разбил мою семью. Моя мать умерла от позора, а мой отец…

– Был дурак, – спокойно заключил за нее Аллегрето. – Если бы он заботился о своей семье, то сделал бы то, о чем его просили.

Она почувствовала такую ярость, что отвернулась, не в силах вымолвить ни слова, чтобы защитить своего отца. Она не знала, что требовал от него Навона. Но она знала, что против него было сфабриковано обвинение, за что его пытали, пока он не умер. И знала, что это было дело рук Навоны. Она вскочила из-за стола и вылила всю жидкость из кружки в огонь.

– Я не могу иметь Дело с Навоной.

Он вскочил так же быстро, как и она, почти одновременно с ней.

– Кара. – Он встал между ею и дверью.

– Не могу, – повторила она.

– Кара!

– И не хочу.

– Нет, Кара, пожалей меня.

– Тебя? – взвизгнула она. – А кто пожалел моего отца или мать? Кто хоть когда-нибудь пожалел меня или мою сестру? Нет. Почему же я должна жалеть тебя, такого отъявленного негодяя, каков ты есть?

– Кара, – сейчас он почти умолял ее, – ради всего святого! Мне же придется убить тебя!

Она затихла. Это было ясно и без его напоминания, и тем не менее она была потрясена. Он заманил ее в ловушку. Она была сейчас в комнате. Дорогу к двери преграждал он. Она посмотрела на кинжал, который висел у него сбоку.

– Только не пробуй, – сказал он. – Не пробуй Делать этого, прошу тебя.

МУРР…. Из кучи тряпья поднялся кот. Он стал потягиваться, и Кара на мгновение перевела на него взгляд. Затем она снова посмотрела на Аллегрето. У того в руках уже был стилет. Женщина закричала и забилась в угол.

– Только скажи. – Его рука пока еще некрепко сжимала кинжал. – Только скажи, что ты с нами. Я поверю тебе.

От огня валил сильный дым.

– Я не могу. Ни за что на свете.

Из его груди вырвался тот же самый грустный звук, который она слышала ночью. Его пальцы плотнее улеглись на рукоятке. Лезвие приподнялось.

– Неужели ты так ненавидишь меня?

– О да. Больше, чем ты думаешь!

– Я спасу твою сестру. Клянусь своей душой что спасу ее.

– У тебя нет никакой души. – Ее трясло. – Лжец и убийца. – Она сделала несколько шагов по направлению к двери. – Ад поглотит тебя.

Он шагнул ей наперерез. Кара вздрогнула. Ее гордость быстро исчезла, превращаясь в позорный страх. Он схватил ее за руку. Кончик кинжала уперся ей в бок, и она почувствовала его острие сквозь грубую материю. У нее на шее пульсировала жилка. Она тряслась так сильно, что острие ножа покалывало ее. На глаза наворачивались слезы.

– Ну, давай же, Навона! – Ее губы судорожно поджались, обнажив зубы.

Он не спускал с нее своих черных красивых глаз. Кончик кинжала снова уколол ее. Она дернулась.

– Прекрати! – закричала она. – Прекрати мучить меня!

– Значит, ты с нами?

– Нет, я убью тебя при первой же возможности! – Ее охватил страх. В последнем бессмысленном, безумном и безнадежном усилии найти защиту, она прокричала: – Я работаю на Риату. Я плюю на имя Навоны. Я хочу, чтобы оно навсегда исчезло с лица земли!

Он надавил на кинжал. У нее из глаз брызнули слезы. Ей было так больно. Она представила себе, как нож сейчас войдет в ее тело и ей будет в тысячу раз больнее. Она ждала этого. В голове мелькнула паническая мысль, что она умрет без причастия. Но сейчас все ее мысли были заняты Еленой, с которой она снова и снова мысленно прощалась.

Он отпустил ее так неожиданно, что она не удержалась и отлетела на несколько шагов назад, упав на край стола.

В окне мелькнула тень. Она услышала ржание лошади, затем чавкающий звук копыт по грязи. Снаружи раздался голос.

Хозяйка таверны рванулась вперед. Аллегрето остановил ее, приложив к ее рту кулак, и махнул перед самым лицом кинжалом. Затем медленно отпустил.

Она отпрянула и, словно тюк, осела в своем углу.

Дверь с шумом отворилась, и в комнату вошел молодой человек. Он сбросил капюшон, под которым оказались влажные светлые волосы. У него с собой была фляга, которую он водрузил на стол и обратился к женщине с каким-то вопросом. Он говорил по-английски, но одно слово «Боулэнд», которое он произнес в конце своего вопроса, Аллегрето хорошо понял. Женщина кивнула головой, опасливо глядя то на Кару, то на Аллегрето. Вошедший повернулся.

– Да благословит вас Бог! – сказал он дружески, махнув рукой в сторону двери, добавил еще что-то по-английски, по-видимому, насчет непогоды.

– Защитит вас Бог, мой господин, – смело обратилась к нему Кара по-французски, распознав в нем своего спасителя. Пальцами одной руки она крепко сжимала себе бок, в котором образовалась ноющая рана.

Незнакомец поклонился.

– Благодарю вас, прекрасная леди, – ответил он. Его французский язык был ужасным, но слова он произносил достаточно понятно. Он кивнул в сторону Аллегрето и добавил: – Достопочтенный сэр.

Аллегрето поклонился и указал на стол.

– Почтите нас своим присутствием.

– Охотно.

Молодой человек улыбнулся, снял свой плащ, отряхнул его, подняв при этом целый поток брызг, затем повесил у очага. На нем была одежда темного цвета. Нижняя часть ног покрылась толстым слоем грязи. Цвет его одежды в нормальных условиях показался бы Каре неприятным, но после недели, проведенной с Аллегрето, открытое лицо и добрая улыбка были намного важнее каких-то условностей вкуса и моды.

– Меня зовут Гай. Я из Торбека, – заявил он. – Но мне кажется, вы не англичанин, сэр.

– Мы служим принцессе Монтевердекой, – , ответил Аллегрето.

– Ха! Монт-Верде? Клянусь Богом, значит, я был прав! Там и вправду было написано Боулэнд. И я сразу догадался. – Гай шагнул и сел на скамью. – Наконец-то я выбрал правильный путь. Он, надеюсь, доставил вашу хозяйку в целости и сохранности? Хвала Всевышнему!

Аллегрето замер. – Доставил?

Гай, кажется, сообразил, что сболтнул что-то лишнее. Он опустил кружку на стол и внимательно посмотрел через плечо на собеседника.

– Принцесса Монт-Верде и графиня Боулэндская, – прошептал он. – Она разве никуда не уезжала?

Кара быстро положила ладонь на руку Аллегрето.

– На нее напали, – пробормотала она. – Мы были все вместе в одном отряде. Так вы говорите, она здорова?

– Или вы везете требование о выкупе? – резко спросил Аллегрето.

– Нет, нет. Ради всего святого. У меня нет ничего такого. – Гай наклонился вперед. – Я просто ищу их, чтобы помочь. Я просто кое-что видел.

– Что вы видели?

Гай пожевал свою губу, настороженно глядя на них.

– Я направлялся в ее замок. Я подумал, что Зеленый Рыцарь может взять меня на службу.

Кара почувствовала, как у Аллегрето спало напряжение.

– Если вам нужна награда, то расскажите мне, что случилось. Я позабочусь о том, чтобы вы заняли при дворе достойное место.

Несмотря на свою крестьянскую одежду, Аллегрето не утерял присущий ему налет наглости и самоуверенности, который выдавал в нем высокое положение при дворе. Англичанин, бесспорно, заметил это и теперь задумался, затем хлопнул себя по колену и заговорил:

– Но видел-то я не очень много. Только то, что Рыцарь, который назвался по цвету своих доспехов – зеленым, привез ее в замок Торбек в Ланкашире. – Он кивнул куда-то, в совершенно неопределенном для Кары направлении. – Но они потом бежали на запад. А мой… Я хотел сказать, что человек, который сейчас владеет замком в Торбеке, со своими людьми стал преследовать их по пятам. Они потеряли след на берегу. Мы… То есть, он думает, что они направились дальше вдоль берега на юг. А мне кажется, что рыцарь достаточно умен. Он просто сумел проскочить мимо преследователей и двинулся в другую сторону. И потом я вспомнил, что на соколиных опутенках было также написано Боулэнд. Потом мне пришло в голову, что дочь старого графа из Боулэнда вышла замуж за принца-иностранца. Вот я и поехал туда. – Он облизнул свои губы. – Потому что не могу больше оставаться в Торбеке. Я надеялся, что они уже приехали в Боулэнд. Я… оказал кое-какую услугу Зеленому Рыцарю, поэтому я подумал, что он мог бы и похлопотать за меня, чтобы взять на службу.

– Когда это произошло? – немедленно спросил Аллегрето.

– Уже миновало четыре дня.

– И они были только вдвоем?

Гай кивнул головой. Аллегрето улыбнулся.

– Великолепно! – Он помолчал и снова повторил: – Великолепно, Гай из Торбека. Поехали с нами. Мы направляемся в замок. Я уверен, у вас, будет там место…


Кровать, на которой спала Меланта, была самой удобной за всю ее жизнь. И она провела на ней целых три дня, в тепле и чувствуя сквозь дрему полную безопасность. За окнами моросил дождь. Сейчас к ней приблизился Рук, наклонился и поцеловал ее в ухо.

– Тебя, должно быть, кто-то околдовал, напустив дрему, – пробормотал он. – Какая-то самая хитроумная и умелая ведьма в мире.

Она натянула одеяло себе на нос, томно нежась после их утренней любви.

– Прикажи послать мне еды и возвращайся без промедления.

– По крайней мере, я буду знать, где найти тебя.

Она улыбнулась, не открывая глаз.

– Мне очень нравится твоя постель, мой господин. Может быть, я и не думаю вставать с нее вообще.

Он не ответил. Она услышала, как он пересек комнату. Открылась и закрылась дверь. Каждое утро, после того как он покидал ее на время, она устраивалась в кровати, удовлетворенная и счастливая, принималась за белый хлеб и эль, которые кто-то приносил ей в покои, а затем снова дремала, дожидаясь его возвращения. Она не думала о том, куда он уходил. Она не думала ни о чем вообще.

И все-таки в ее искушенной интригами душе зарождалась мысль, появившаяся как облачко на ясном горизонте. Всего лишь легкое беспокойство, слабая тревога. Эти два Уильяма, они ведь все время с ним. И без сомнения, напевают ему в уши отнюдь не самые ласковые комплименты в ее адрес. И вряд ли они будут убеждать его, что ей следует оставаться здесь как можно дольше. От страха она открыла глаза. Воздух в комнате вдруг показался холодным.

Дура. Дура! Еще ни одна женщина на свете никогда не смогла удержать мужчину одними лишь ласками в постели, когда против нее настроены главные домочадцы, нашептывающие ядовитые гадости в его уши.

Все это время она чувствовала себя спокойной. Она была в безопасности. Лигурио обучил ее многим вещам. Но самая главная и основная мызль, которую она вынесла из его учений, состояла в том, что дать мужчине все, что он хочет, это значит полностью потерять над ним контроль. Рук был таким милым, таким жадным, когда он оставался с ней, что она совсем забыла об этой опасности. И вот теперь вспомнила о ней.

Она резко села, затем свесила ноги с постели. Здесь у нее, разумеется, не было никакой служанки. Поэтому ей нужно было обходиться во всем самой. Порывшись в сундуках, находящихся в комнате, она обнаружила много совершенно новой одежды, которая приятно благоухала какими-то травами. Меланта сочла неприличным появиться в чужой верхней одежде, но белье и нижнюю юбку она позаимствовала из сундуков. Одна только мысль о менестрелях заставила ее сердце забиться, ее глаза сузились. Она будет действовать очень осторожно, домашние любимцы – очень серьезные противники. История жизни двора многих знатных людей давала ей однозначное свидетельство об этом. Здесь требуется большой такт и огромная осторожность.

Винтовая лестница вела в большой зал. Меланта услышала голоса, музыку и смех, еще не успев спуститься. В этом замке не было удобных смотровых щелей или потайных мест для скрытого наблюдения за тем, что делается в зале. По крайней мере, Меланте не удалось их обнаружить.

Она шагнула по направлению к двери, ведущей с лестницы в зал, и сразу же отпрянула. Рук восседал за столом на подиуме. Верхом на Руке сидел маленький мальчик, держась руками за его черные волосы. Меланта успела заметить также Уильяма Фулита, который о чем-то совещался с руком. Везде по залу и на подиуме находились менестрели. Некоторые из них были заняты какой-то работой, другие играли на музыкальнъо инструментах. Одна пара жонглировала яблоками, высоко подбрасывая их.

Меланта присела на ступени, оставшись вне поля зрения находившихся в зале. Несуразность увиденного ею с новой силой поразила Меланту. Она испытывала столь не свойственную ей неуверенность, ощущая свою инородность – точь-в – точь белая ворона. Приблизиться к нему среди всей этой буйной компании, сквозь шутки и смех и косые взгляды будет неразумно. Потом, позднее, когда он останется один… Она представила себе, что случится, если только она войдет сейчас в зал. Они все замолчат, уставятся на нее. И тогда ей снова придется стать ее величеством, принцессой, так как никем другим быть она не научилась. Что ж, потом можно будет исподволь выяснить, какие оговоры использует Фулит, чтобы настроить против нее своего хозяина.

Возвращаться назад ей не хочется. Пустые покои больше не влекли ее. Она сидела и слушала, как они вели беседу об овцах, о рыбах в пруду – о вещах, в которых она ничего не смыслила.

Рядом послышались легкие шажки. В дверях из зала появилась маленькая девочка. Она положила свои пухлые ручонки на колени Меланты и, наклонившись к ней и стрельнув своими черными быстрыми глазками, спросила:

– Зачем вы здесь прячетесь?

От неожиданности Меланта вздрогнула.

– Я совсем не прячусь.

– Прячетесь. Я заметила вас. И я вас нашла! – Она проскользнула в небольшой промежуток между Мелантой и стеной и устроилась там рядом с Мелантой на узкой ступеньке. Затем обхватила ручками шею Меланты и поцеловала ее в щеку.

– Я люблю тебя.

– Ты не любишь меня. Ты ведь даже не знаешь меня.

– Знаю. Вы принцесса, – сказала она и восторженно вздохнула. – А я – Агнес. – Она положила голову Меланте на плечо. – Я играю на тамбурине и на цимбалах. У меня есть белый сокол и множество драгоценностей.

Меланта смотрела, как маленькие пальчики гладят ее ладонь и играют с кольцами.

– Так ты, значит, очень важная дама.

– Да, – ответила Агнес. – Когда я вырасту, то целый день буду спать. Хотя сейчас мне это совсем не нравится, – добавила она честно. – И еще, я тогда выйду замуж за Дезмонда.

– Дезмонда? Это который привратник?

– Да, но к тому времени он уже станет королем.

– А… – заметила Меланта. – У него не отнимешь веры в будущее. Он честолюбив.

– Он что? – Агнес подняла голову. – О! Вам грустно?

Меланта покачала головой.

– Вы же плачете.

– Нет. Совсем не плачу.

– Я люблю вас. – Агнес забралась Меланте на колени и уткнулась лицом ей в грудь.

– Не надо плакать.

– Я не плачу.

– Почему вы плачете?

Меланта прижала маленькое тельце к себе.

– Я боюсь, – прошептала она. От волос девочки шел нежный запах, который напомнил Меланте запах самых дорогих давно забытых ею вин. – Я боюсь, – повторила она.

– О, моя госпожа, не надо. – Агнес тоже прижалась к ней. – Все будет хорошо, если только мы все будем слушаться нашего лорда и не станем выходить за пределы этой долины, как он нам приказал.

Глава 19

Ему очень нравились эти дни – дни неги и блаженства Меланты, которые она проводила в постели, свернувшись, словно котенок. Не знай он о ее удивительном даре проводить массу времени в полудреме или сне, Рук давно бы решил, что она больна. К тому же Меланта всегда быстро пробуждалась, как только он возвращался к ней.

Она проводила дни в своих покоях, но он весь ушел в работу – Вулфскар был все же его владением и нуждался в руководстве. Поэтому целыми днями он занимался починкой и ремонтом строений, подготовкой к весенним полевым работам, разрабатывал планы на будущее, большая часть из которых так никогда и не осуществится. Он часто уходил из замка, но ему не надо было ничего ей объяснять – она ничего не просила и терпеливо ждала его возвращения, чтобы обрушить на него в их постели свою пылкую и неутихающую страсть.

Ему очень нравилось все это. Дневные труды и заботы он проводил в мыслях и мечтах о предстоящем возвращении к Меланте. Самые приятные воспоминания из жизни с Изабеллой у него были связаны с постелью. Однако ни она, ни какая-либо другая женщина на свете, как казалось ему, не была способна на такое открытое и бурное проявление чувств, никто не мог сравниться по красоте с Мелантой, с ее белым телом, подернутыми истомой глазами, ее грациозными и в то же время смелыми движениями, тем, как она обходилась с ним, садясь на него верхом в своем излюбленном грехе. Да только смотреть на нее и видеть Меланту в этот момент стоило тысячи лет пребывания на костре. И если ему суждено было попасть за это в ад, то он одного только просил бы у Господа, чтобы тот оставил ему память об этих мгновениях.

В одном он все-таки ошибся: когда она наконец встала и вышла из покоев, появившись в зале, она повела себя совсем не так, как он ожидал. Она не стала осматривать хозяйство, ругать слуг и делать разные замечания ему – он был уже готов к этому и даже смирился с неизбежным – по поводу пыли, отсутствия заботы и порядка.

Нет, Меланта снова поразила его. Она совсем не говорила о заброшенности Вулфскара. Она застенчиво улыбалась ему, как робкая девушка – подросток. Она стала скромной и стеснительной. По ночам она отстранялась от него и даже не позволяла себя целовать. Днем она была постоянно окружена ватагой маленьких девочек. Ему показалось, что она пробудилась от своего волшебного сна совсем другой: вместо надменной принцессы теперь рядом с ним была скромная послушница.

Уилл Фулит жутко боялся ее. Бассинджер, который никогда не испытывал робости ни перед кем на свете – он, наверное, не смутился бы и стал читать свои вирши самому дьяволу, – даже Бассинджер, завидя ее, пытался сделать большой крюк и обходил Меланту далеко стороной.

Зато все другие буквально в считанные дни превратились в ее восторженных почитателей – она приручила их так же быстро и без видимых усилий, как Хью Доула и сэра Гарольда. Все почитали за счастье что-нибудь исполнить ей – первому настоящему зрителю здесь за многие – многие годы.

Рук и Уилл одни ездили к пастухам в поля, обходили постройки, составляли новые и новые списки неотложных дел. Многое требовало немедленного вмешательства, и им приходилось выбирать. Людей все равно не хватило бы, да и мастерство их в плане ремонта было под большим вопросом. Но раньше, до появления Меланты, их, по крайней мере, можно было посылать на работу. Теперь все жались к ней, постоянно околачивались в зале, жонглируя, напевая, танцуя, прыгая перед ней для услаждения и удовольствия своей госпожи.

Рук потерял терпение. Однажды он с дождя вошел в зал, забитый своими домочадцами. Он прошагал в самый центр, помешав при этом двоим менестрелям пройтись там кувырком, и заговорил. Музыка затихла.

– Сегодня разве праздник? – яростно озирая собравшихся, спросил он. Он сбросил свой плащ на пол, покрыв брызгами влаги весь пол и всех ближайших к нему слушателей. – Как же это так? Моя одежда насквозь промокла от дождя, мои ноги по колени в грязи, вы же без устали веселитесь, играете и поете? Я господин вам или слуга вам? – Все упали на колени. – Торлак, – сурово сказал он одному из прыгунов. – Отведи моего коня в конюшню. Симон – коня Уилла. Он остался сейчас под дождем. Ни один из вас не должен быть замечен в этом зале, питайтесь в нижнем зале. И никаких развлечений до окончания поста!

Помещение опустело в мгновение ока. Осталась одна Меланта, которая сидела возле большого камина. Она потерла рукой тыльную сторону другой руки, и это движение вызвало целый сноп искр от ее камней.

– Прошу прощения за то, что прервал ваши развлечения, – произнес он обиженным тоном, – но работа зовет.

– Это я должна просить твоего прощения, – не поднимая головы, ответила Меланта. – Я думала, что в работах перерыв.

– Идет весна.

– Да-да.

И все. Ничего больше. Он весь промок, руки застыли и, несмотря на близость пылающего огня, никак не отогревались.

– Я так сильно огорчил свою госпожу, – произнес он хрипло, – что вы отвергаете мое общество?

Он не собирался говорить так резко. Она сложила руки на коленях, напоминая сейчас монахиню больше, чем когда-либо.

– Я не отвергаю твоей компании, мой господин. Я ведь сейчас с тобой.

– Мои объятия, – уточнил он.

Она бросила быстрый взгляд из-под полуопущенных ресниц и снова опустила глаза, являя собой образец невинности и целомудрия.

Он отошел.

– Наверное, вы очень утомились от этого общества. Наша компания наскучила вам, и вы желали бы отправиться к себе в Боулэнд?

– Как? И подвергнуться риску из-за чумы? – быстро спросила она.

Он обернулся.

– Очень мало признаков этой болезни. Только в Ливерпуле.

– Кто сказал тебе, что я хочу уехать?

– Никто, просто я подумал о всех делах, заботах. Не можете же вы бросить свои владения на произвол судьбы и оставаться здесь.

Она поднялась со своего места.

– Кто сказал тебе об этом?

– Уверяю, что никто. Это просто здравый смысл. Мы же и собирались в Боулэнд. Здесь – наша временная остановка, и я не имею права надолго задерживать вас.

– Твои менестрели сказали тебе об этом?! – воскликнула она.

– Мои менестрели? – ничего не понимая, повторил он. Взглянув на нее, он окаменел. Лицо Меланты выражало возмущение и ярость. – Нет, они не говорили ничего такого.

– Уильям Фулит нашептал это в твои уши, и Бассинджер насочинял тебе о запустении в моих землях и что чума мне не страшна!

– Нет, ничего они не говорили.

– Неужели ты меньше заботишься обо мне, чем о своих людях? Им ты приказал не покидать долины из-за чумы!

В ответ на эти несправедливые обвинения он чуть было не закричал:

– Но это же совсем не так! Я имел в виду иную цель. К тому же мне показалось, что вы не так уже сильно опасаетесь чумы.

– Опасаюсь!

На него, не отрываясь, глядели ее фиолетовые глаза, обрамленные черными ресницами. Она никогда не казалась ему очень обеспокоенной угрозой чумы. Да и сейчас тоже. Казалось, что она больше рассержена, чем обеспокоена.

– Значит, вы не хотите поспешить на свои земли?

– Я боюсь чумы.

Он покачал головой и усмехнулся.

– Моя госпожа, не требовал я никогда, чтобы вы говорили мне правду…

– Я не лгу. Я боюсь уезжать отсюда из-за чумы.

Она всегда была ему непонятна, непознаваема. Сейчас она свела брови, и это могло означать, что ей смешно. Но, может быть, она старается не заплакать.

– Ты сказал мне, что я могу оставаться здесь, где буду в полной безопасности, до тех пор, пока сама не пожелаю покинуть это место! – Она говорила с вызовом, словно ожидала, что он станет возражать.

– Тогда мы никуда не едем, моя госпожа, – ответил он, помолчав. – Пока не будет ясно, что это не будет вам опасно.

– О, – она прикрыла глаза.

– Я думал, что вы сами хотите уехать. Она покачала головой.

– Меланта, – сказал он, – смогу ли я когда – нибудь понять тебя?

Она открыла глаза.

– Да, когда я этого захочу.

Он нагнулся и подобрал свою мокрую накидку, набросил ее себе на плечи и, отвесив церемонный поклон, направился к двери.

В своих покоях он сбросил свою мокрую одежду и переоделся в сухую твидовую. В этот момент вошла она. Она закрыла за собой дверь и посмотрела на него так, что у него все поплыло перед глазами. Здесь негде было укрыться от этого взгляда, и он повернулся к ней спиной. Но она подошла к нему и положила руки на пояс.

Они лежали в постели, и у него мелькнула мысль о том, что она каким-то образом одурачила его. Ее грудь резко вздымалась и падала. Он положил на нее свою голову и подумал, что, вообще-то, это не имело никакого значения, так как она хитростью заставила его делать то, чего он хотел сам.

– Сейчас-то ты понимаешь меня? – спросила она.

– Нет, Меланта. Но ты заставила меня не заботиться больше о том, понимаю я тебя или нет.


Кара несла тщательно уложенную кипу белья, собираясь заняться его починкой. Она пересекала тусклый, запруженный людьми зал, когда ей буквально под ноги с грохотом обрушилась вязанка дров. Она отскочила, наткнувшись на дровосека, который с деланным удивлением посмотрел на Кару.

– Осторожнее! – выкрикнула она одно из английских слов, которым сумела обучиться в Англии.

Он даже не подумал поклониться, а просто нагнулся, чтобы подхватить вязанку. При этом он усмехнулся.

– Ты сделал это нарочно! – закричала она гневно. – Негодный мошенник, ты чуть не сломал мне ногу!

Он не понял ее слов, сказанных по-французски, или, по крайней мере, сделал вид, что не понял. Кара поджала губы. Она ненавидела эту страну, этих грубых людей. Рядом с ней кто-то остановился. Им оказался Гай, который только что вернулся откуда-то. Его одежда была покрыта грязью и промокла от дождя. Гай схватил дровосека за ворот и, встряхнув, подтащил к себе. Он прорычал тому что-то по-английски. Наглость слуги исчезла, словно ее и не было. Давясь, он стал пытаться что-то объяснить, говоря и кланяясь в одно и то же время.

Гай снова заговорил и с силой отпихнул дровосека. Тот споткнулся о свою же поленницу и полетел через нее на пол. Гай шагнул к нему и, дождавшись, когда слуга начал подниматься, с силой ударил того ногой. Слуга завопил и пополз к Каре на коленях. Здесь он начал униженно просить у нее прощения на сносном французском языке.

Все находившиеся в зале замерли. Затем двое или трое под воздействием кровожадного взгляда Гая поклонились ему, затем еще. И, наконец, каждый из присутствующих слуг признал его господином.

Гай кивнул Каре и быстро зашагал к выходу из зала. Она посмотрела на все еще коленопреклоненного дровосека, на уважительно склоненные перед ней головы остальных присутствующих, и бросилась вслед за Гаем.

Она нагнала его в коридоре.

– Сэр!

Он остановился, повернул голову. Заметив, что это Кара, он вдруг по-мальчишески улыбнулся и с восторгом произнес:

– Здорово, а? Получилось. Я сам не верю, что, сумел так все сделать.

Его возбужденное веселье заставило Кару поднять голову. Он все еще широко улыбался. Его подбородок был измазан, чего она раньше не заметила. Волосы мокрые и такие светлые. Она раньше даже не обращала на них внимания. Сияют, как золотая корона на голове. Сейчас на нем были военные доспехи, и они ему очень шли.

– Все дело в том, как говорить, – сказал он. – Тихо, но твердо. И уверенно.

– Да благословит вас Господь, сэр, за вашу помощь, – проговорила она, робко отодвигаясь чуть-чуть назад.

Он поклонился.

– Я почитаю за особую честь иметь счастье помочь вам.

Она еще попятилась.

– Вы ездили куда-то? Он понизил голос.

– Пытался узнать что-нибудь о вашей госпоже. Навона и лорд Томас создали отряд, чтобы вести разведку.

– Что-нибудь удалось узнать? – нервно спросила Кара.

Он покачал головой.

– К сожалению, нет, моя госпожа. Ничего, но не следует унывать. Мы их все равно обнаружим. – Он жестом указал на дверь. – Мне надо идти, чтобы доложить о результатах, поэтому я тороплюсь. Надеюсь, это не обидит вас.

– О нет. Я понимаю, что вам надо поспешить. Я позабочусь о том, чтобы для вас приготовили ванну и доставили вашу одежду.

Она повернулась и медленно пошла обратно. Затем вдруг обернулась.

Он все еще стоял на своем месте и глядел на нее. Его золотые волосы тускло сверкали на фоне каменной стены. Она улыбнулась, сделала легкий реверанс и поспешила в зал.

В замке, кроме нее, почти не было женщин. И уж, во всяком случае, женщин ее положения. Поэтому все верхние комнаты жилых помещений Достались ей одной. Сейчас она расположилась у окна в нише и, склонившись в неясном свете дождливого дня, стала зашивать разошедшийся шов на одежде.

Аллегрето возник перед ней, как всегда, неожиданно. Она было потянулась за ножницами, и вот он стоит перед ней, скрестив на груди руки и опираясь о камин плечом.

– Дева Мария! – вскрикнула Кара, прижав руку к груди. – Ты скользкий, как угорь.

Он признательно склонил голову, словно это был комплимент. Кара ткнула иголкой в материю, делая вид, что она собирается продолжать свое рукоделие. Иногда он приходил, чтобы просто посмотреть, как она работает, а затем исчезал, не сказав ни слова. «Наверное, шпионит», – думала Кара. Но какой в этом был смысл, она не понимала. Разве что только чтобы разнервировать ее.

Ужасная весть о том, что принцесса Меланта пропала, принесенная ими в Боулэнд, взорвала мирную жизнь замка. Сэр Томас, коннетабль замка, был достаточно деятельным и энергичным человеком. Гарнизон был вполне боеспособен, дела во владениях Мел анты шли вполне успешно, но в этот сложный момент он растерялся. Аллегрето, воспользовавшись его смятением, стал все сильнее брать управление в свои руки. Он посоветовал держать пропажу Меланты в секрете, дабы избежать гнева короля, дал совет об организации поисков. Ему было всего лишь шестнадцать лет, но, очевидно, ум и сила характера его отца уже сказывались в нем, и многоопытный воин слушался его как мальчишка.

– Отложи свою работу, – тихо сказал Аллегрето. – У меня новости.

Ее пронзил жуткий страх, пальцы запрыгали так, что она чуть не вонзила иглу в свою руку.

– Говори!

– Прибыл курьер. Все сопровождение, все наши люди прибудут сегодня засветло. – Он захихикал. – Это всего-то через месяц после того, как они покинули Лондон! Содорини, кажется, превзошел самого себя.

Хорошо, что в руках у нее больше не было иголки, так страшно задрожали ее руки. Аллегрето видел это.

– Я долго ждал, Кара. Теперь ты должна сделать выбор.

Замок неожиданно начал наваливаться на нее всей своей тяжестью.

– Риата или Навона, – произнес он.

Она мяла ткань одежды, которая все еще лежала у нее на коленях.

– Моя сестра. Моя сестра.

– Мы выручим ее. Но я должен знать, кто он.

– Я не могу сказать, кто это!

– Дурочка, неужели ты не понимаешь, что я и сам узнаю об этом? – Он оттолкнулся от камина. – Мы прибыли сюда вместе. Я доставил тебя, Кара. Я доставил тебя сюда! Я узнаю, кто это, проследив за тем, кто тебя убьет.

Она поняла, что он имеет в виду. Конечно, для человека Риаты все будет однозначно ясно – принцесса скрылась, она не в монастыре, жива и здорова, но недосягаема. А Кара и Навона вдвоем без всех остальных вернулись с этими известиями. Даже ребенок подумал бы, что они совместно совершили этот заговор против Риаты.

– Ты только скажи, – настаивал он. – Я защищу тебя. – Она закрыла глаза. – Прошу, умоляю тебя.

– Фицино, – прошептала она. Он быстро подошел к ней.

– Ты с нами. Со мной. Я сохраню тебе сестру с Божьей помощью. – Неожиданно он опустился перед ней на колено и, подхватив ее руки, которые все еще сжимали шитье, прижался к ним лицом. Затем он так же неожиданно отпустил ее, встал и двинулся к коридору. Потом вдруг остановился и, не оборачиваясь, приказал ей: – Пошли ему приглашение явиться для разговора в наливной подвал, там, где хранят нефть.

Она с изумлением уставилась на него, потрясенная и его словами, и тем, что он только что совершил.

– Кара, – обрывисто произнес он. – Повтори, где.

– В наливном подвале, где хранят нефть, – произнесла она и, еще не успев окончить, увидела, что его уже нет.

Тревога поднялась, – когда было совсем темно. Били колокола. Пожар. Дамы метались в темноте среди куч разбросанных и еще не распакованных вещей, пытаясь найти дорогу и выбраться наружу. Когда Каре удалось-таки попасть во двор, все уже кончилось. Цепи людей, передававших друг другу ведра с водой, стали разрываться. Слышались радостные возгласы, которые перешли во всеобщее ликование. Все устремились к главной башне.

Кара тоже хотела повернуться, но в этот момент заметила человека, выделявшегося среди всех цветом своих светлых волос. Это был Гай. Он нес два ведра в одной руке, второй распихивал толпу. Затем остановился, отдал пажу ведра и, получив взамен от него факел, двинулся было дальше, но вдруг встал и согнулся. Страшный кашель потряс его.

Кара забыла о том, что почти не одета и не обута. Она стремительно кинулась вниз по ступенькам, схватила ведро, в котором еще была вода, и, не обращая внимания на то, что она плескала себе на голые ноги, потащила ведро к нему.

– Пейте, сэр, – сказала она, задыхаясь от бега.

Она поставила ведро и взяла у него факел. Он безучастно посмотрел на нее, и она испугалась, не забыл ли ее этот светловолосый воин. Однако затем его взгляд прояснился, и на лице Гая появилась улыбка.

– Grant mercy, – прохрипел он, присев около ведра. Он стал зачерпывать воду ладонями и жадно пить, затем плеснул себе в лицо и поднялся, вытирая его рукавом.

Кара улыбнулась и, показав на большое темное пятно на лице, которое он размазал, сказала:

– Ваша ванна пропала, сэр.

Он поднялся, сделав легкий поклон.

– Нет, не пропала. Я получил от нее большое удовольствие.

К ним подошел кто-то из его знакомых, тоже весь в саже. Он кивнул Каре, а затем, обратившись к Гаю, сказал:

– Говорят, там был один бедный малый.

– Удокой Господи его душу. Не знаю, что там было, но горело это, как в аду.

– Там обычно хранят нефть. Хорошо еще, что ее было мало.

Кара уронила факел. Ей стало нечем дышать. Нет, она не лишилась чувств. Ее тело ужасно затряслось. Она знала, что ей надо заплакать, но не могла этого сделать.

– Боже мой, ей плохо. – Перед нею возникло лицо Гая. – Не следовало нам при ней говорить об этом. – Он подхватил ее и отнес в зал, где ее усадили на скамью, и сгрудившиеся вокруг женщины стали подносить к носу уксус.

– Не надо. – Она отталкивала всех слабой рукой. – Я нормально себя чувствую. Я просто… поперхнулась.

Гай встал на колени рядом с ней. Его полосатое от сажи лицо выражало крайнюю тревогу. Он взял Кару за руку. Кара сжала его ладонь и попыталась взять себя в руки. Она подняла голову, и все поплыло у нее перед глазами.

За спиной Гая, над полуодетыми женщинами и мужчинами, над любопытными лицами суеты на подиуме возвышался Аллегрето в своем красно-золотом наряде. Он был абсолютно неподвижен и внимательно смотрел на Кару.

Она застонала, стала трясти головой. Гай сжал ей руку и начал тихонько постукивать по спине. Он что-то спрашивал ее, но Кара не понимала. Шатаясь, она поднялась со скамьи и побрела прочь. Она не могла остановить себя и металась среди людей, как олень, пытающийся отыскать лазейку в загоне.

Глава 20

По всему замку были устроены западни. Они создавались женскими руками, и, конечно, мужчинам не составляло большого труда их обойти, но никто даже не пытался делать этого. На следующий день