Book: Статика



Владимир ДАНИХНОВ

СТАТИКА

«Статика» — фантастический детектив. Рассказ ведется от первого лица.

Существует загадка планеты Статика — на планете обнаружен город, жители которого застыли на месте, словно статуи. То ли во времени, то ли… ну то есть вариантов много, но факт остается фактом — жителей города не берет никакое оружие, статуи-люди и вся обстановка словно отлита из сверхпрочного сплава. Протагонист — частный детектив, мучающийся комплексом неполноценности и целым сонмом других не менее важных комплексов) Его девушка погибла 10 лет назад, и чтобы сбежать от воспоминаний, он поселяется на Статике. Благодаря воле случая главный герой оказывается втянут в расследование, связанное с тайной планеты.

В то же время Земля воюет с чужими — инопланетянами, чрезвычайно похожими на людей. Главному герою приходится вести расследование на фоне войны с чужаками. Кроме того, среди статуй, что нашли на Статике, он обнаруживает свою погибшую давным-давно девушку.

Выложена полная версия романа.

ЧАСТЬ 1. СТАЗИС

— Я выкину его! — кричал человек в черном плаще. Он высунулся из окна восьмого этажа наполовину — на вытянутых руках человек держал трехлитровую банку томатного сока.

Зрелище не то чтобы необычное, но идиотское.

— Слезай, Кирилл! — бесновался внизу страж порядка. — Это уже пятая банка за месяц! Но на этот раз ты штрафом не отделаешься! Я лично прослежу, чтобы тебя посадили на пять лет в Черную Дыру!

Немолодая женщина в синем комбинезоне с нашивкой — две перекрещенные кометы (символ элиты Дальней Разведки) — выхватила из рук полицейского рупор.

— А ну спускайся, негодник! — визгливо потребовала она. — Что же ты это маму позоришь? Опять перед коллегами краснеть? Сыночек — мелкий пакостник, воришка! Так ведь еще и вандал! Не хочешь сам выпить этот сок — подари его детскому садику! Хотя бы!

Толпа вокруг полицейского и женщины одобрительно зашумела. Некоторые, правда, молчали — эти надеялись попробовать остатки сока.

Не без основания.

— Мои требования просты! — закричал мужчина в черном плаще. — Я хочу убраться с этой чертовой планеты! Я хочу, чтобы мама меня отпустила! Мне нужен билет куда угодно: на Офелию, на Небраску, на Землю, в конце концов! Мне все это надоело! Да здравствует свобода!

И банка сока, как знамя личной революции.

— Кирилл! — багровея, закричала женщина-пилот.

— Господи, как меня достала Статика… — устало проговорил ее сын и разжал руки.

Я проследил за полетом банки. Какой-то умник из толпы попытался зацепить сок гравилучом, но вместо этого вдребезги расколошматил окно на пятом этаже. Возможно, он расколошматил не только окно — из злосчастной квартиры на свободу вырвался пронзительный женский визг.

Затихать он не собирался. Заткнув уши, двое молодых полицейских повалили неудачника на горячий асфальт и закрутили ему руки за спину. Бедняга, ведь хотел как лучше!

Толпа завыла. Многие бросали проклятья в сторону человека в черном, а остальные кинулись к осколкам стекла, залитым соком.

Я пожал плечами и направился к ларьку. Витамины, это, конечно, хорошо, однако ж их можно получать и гораздо проще. Например, так, как собирался это сделать я.

* * *

Скользкая карточка на четверть своей длины проникла в специальную щель на передней панели ларька — автопродавца.

— Ваш заказ? — хрипло поинтересовался механический голос. Мне он показался ехидным.

— Витаминный коктейль «Се ля ви», — вежливо попросил я.

Автомат довольно рыкнул, и в выемке показалась пластиковая банка с коктейлем. Напиток был теплым и терпким на вкус, но все же гораздо приятнее пить его, чем ползать по земле, слизывая остатки сока, рядом с нищими и неудачниками. Трое полицейских вместе с мамой злоумышленника ворвались в подъезд со станерами наперевес. Толпа понемногу рассасывалась — наконец, остались одни бедняки, пытающиеся отыскать капельки сока, да крепкий лысый мужик в черной рясе. Батюшка укоризненно смотрел на небо, крестился и что-то про себя бормотал.

* * *

Я тоже взглянул на небо: обычное голубое небо Статики. Оранжевые облака (именно они когда-то поразили меня больше всего на этой планете) проплывали по небу, готовые вот-вот разразиться дождем. Вот почему так душно.

— Я проклинаю тот день, когда прилетел на Статику! — пожаловался кто-то совсем рядом.

Я отвлекся от романтических мыслей — взгляд, попрощавшись с высью, спустился к грешной земле.

Хм. Аккуратный серый костюмчик, модная прическа, очки-проекторы. Этого парня я знал в лицо, но никогда раньше с ним не заговаривал. Он появился в нашем районе недели три назад — в основном охотился за Кириллом, что-то записывал в свой блокнотик и фотографировал каждое падение банки с соком (в прошлый раз, кстати, напиток был апельсиновый).

Сегодня паренек немного опоздал.

— Вы не одиноки, — улыбнулся я, прихлебывая витаминный коктейль.

— Ден Малик, — представился парнишка, протягивая мне руку, — кровосос из «Статик Ньюз».

— Журналист? — уточнил я, пожимая парню руку.

— Точно! — широко улыбнувшись, воскликнул Ден. И действительно — почему бы не порадоваться своей собственной заранее заготовленной остроте? — Я прилетел на Статику полгода назад. Сначала работал в деловом центре, потом в Трущобах — всюду беспросветная скука! Это я видел в сотнях миров! Затем ли я прилетел на планету загадок? Я попросился в русский район — к вам — однако и тут не нашел ничего интересного. Статика вымирает, вы не находите?

— А вы пробовали посетить сам Стазис? — поинтересовался я, выискивая взглядом мусоробота. Заметил невдалеке одного, свистнул — железный зверь тут же устремился ко мне.

— Вы шутите? Конечно же, в первый же день! — ответил Малик. — Но очарование тайны не продержалось в моем воспаленном мозгу и минуты — проклятые яйцеголовые шныряют по всему Стазису. Шагу без них ступить нельзя! Кстати, извините, но я не расслышал вашего имени…

— А это потому что я вам его не говорил, — с намеком произнес я, зашвыривая пустую банку в жадное нутро мусоробота. — И…

— Э-э?

— И не скажу, естественно. Всего хорошего, господин Малик!

Я зашагал по тротуару к своему старенькому «фалькону».

Журналист оказался настырным и недальновидным — он догнал меня.

— Впрочем, — проговорил Малик, — я ведь знаю, как вас зовут, Герман Петрович. На самом-то деле вы — мой последний шанс не разочароваться в Статике. Говорят, вы знаете подноготную этой планеты как никто другой! И еще говорят…

— Простите, — извинился я, открывая дверцу «фалькона».

— Я всего лишь хотел…

Я поднял станер с переднего сиденья и его дуло уперлось Малику между глаз.

— Разрешенное оружие класса "Б", — прокомментировал я, — вызывает кратковременный паралич. Оружие для самообороны. Правда, многие забывают, что выстрел в голову с близкого расстояния, при мощности, выставленной на максимум, приводит к немедленной смерти мозга.

Журналист побледнел, но не сдался.

— Послушайте, я…

— Да? — мой палец на курке напрягся, и Малик это заметил.

— Я свяжусь с Вами позже… Как можно… позже… До свидания…

И с этими словами Малик поспешно удалился.

В этот момент из подъезда вывели Кирилла и затолкали в полицейскую машину. Его мать, отпихнув оторопевших стражей порядка, тоже залезла в машину. Я готов был поставить на кон сто евро, что через неделю парень выкинет из окна очередную банку с соком.

* * *

Кондиционер в «Фальконе» накрылся год назад, и я так и не сподобился его починить. Сегодня мне пришлось пожалеть об этом особенно сильно. Даже на высоте пятьдесят метров стояла удушливая жара — воздух застыл, оправдывая название планеты. Движения не было, и я развил неплохую скорость, однако и это не принесло облегчения.

Поэтому в свой офис — а по совместительству и дом — я прилетел, мокрый, как половая тряпка и в ужасном настроении.

Очень хотелось на ком-нибудь отыграться.

— Герочка, а тебе звонили, — проворковала Лерочка, натачивая коготки. Я зло зыркнул на нее — давно пора заменить секретаршу. Или уволить ее к черту, продать офис и отправиться куда-нибудь лишь бы подальше от Статики. Слава Богу, у меня нет чокнутой мамаши, которая контролирует все мои действия.

Впрочем, сейчас у меня и с деньгами не густо…

— Кто? — буркнул я, стягивая пиджак. Лерочка кинула мне бутылку холодной минералки — единственное, чем еще славится Статика.

Кроме своей проклятой тайны, конечно.

— Твой братишка… — невозмутимо ответила секретарша, кладя нежные пальчики под проектор. Сверху появилось увеличенное голографическое изображение ноготков — Лера придирчиво осмотрела каждый в отдельности.

Не забыть бы объяснить девчонке, что голопроектор предназначен вовсе не для этого. А еще надо спросить, зачем она его вытащила из моего личного кабинета.

— Что ему надо?

— Сказал, что немедленно стартует с Земли и будет здесь через пять-шесть дней. Я спросила, в чем дело, а он засмеялся и заявил, что хочет пригласить меня на свидание.

— Может быть, тогда тебе стоит самой отправиться на Землю? — спросил я, жадно глотая холодную воду.

— Как же я тебя брошу, малыш? — приторно улыбнулась Лера. — Ты же загнешься здесь! Столько работы! Клиенты выстаивают огромные очереди, лишь бы увидеть тебя, мой ненаглядный!

— Не ерничай, — пробурчал я, похлопывая по карманам в поисках сигарет.

— У нас не курят, — надула очаровательные губки Лера, указывая своим коготком (сантиметров десять, не меньше!) на табличку, приконопаченную к стене. Табличка весьма красноречиво изображала отсечение буйной головушки несчастного курильщика. Внизу надпись — «Мы отучим Вас курить».

Мясницкий нож и большая лужа крови.

— Из-за этой таблички мы и остались без клиентов! — провозгласил я, закуривая. Струя никотина очистила мои легкие от забот сегодняшнего дня, в голове немного просветлело. Я даже почувствовал себя готовым к свершениям — вот только делать было абсолютно нечего. Разве что выть с тоски.

— А я бы сказала, что клиентов не осталось, потому что население Статики уменьшается на миллион каждый месяц в течение последних трех лет.

— Тогда по моим подсчетам нам осталось около трех месяцев, — улыбнулся я, пуская дымные колечки в сторону Лерочки. — Не больше.

Она вдруг посерьезнела.

— Гера, а тебе не кажется, что нам тоже пора линять отсюда?

Я сначала не нашелся, что ответить. Конечно, такая мысль приходила мне в голову и не раз. Чем стала Статика для меня за последние десять? Родиной? Вроде, нет. Не осталось ничего такого, ради чего здесь можно жить.

Да, надо сваливать. Бежать. Рвать когти.

— Сегодня ко мне подвалил какой-то журналист, — сказал я, пытаясь сменить тему, — статью какую-то написать хотел. Кто его знает, откуда он взялся… Пришлось припугнуть бедняжку.

— Зря, — покачала головой Лера, — хоть какая-то реклама…

Трель коммуникатора разорвала тишину офиса. Я скривился и, натягивая на ходу пиджак, отправился к себе в кабинет.

— Если опять эта бешеная старушка с девятнадцатого этажа — я умер!

Лера кивнула, и нажала кнопку соединения.

— Детективное агентство «Фалькон». Чем могу помочь?

— Мне нужно увидеть Германа Петровича Лукина, — голос был мужским, незнакомым. Почти без акцента, но нечто неуловимое подсказывало мне, что его обладатель — немец или австриец. Ариец, короче говоря.

— Он у себя, — проворковала Лера, очаровательно взмахнув длиннющими ресницами в монитор. Значит, незнакомец был симпатичным. По крайней мере, по ее понятиям.

Я уселся в кресло у себя в кабинете, взял ручку и притворился, что записываю что-то в блокнотик. Потом отложил его в сторону. Взял в руки книжку. Закинул ее в угол. Снова поднял блокнот.

И поймал себя на том, что у меня дрожат руки.

И ноги.

А еще дергается левое веко.

Черт, неужели что-то стоящее? Уже больше месяца я в цейтноте. Так и с голода помереть недолго.

Хлопнула входная дверь.

— Он в офисе, мистер… — это Лера. Чего это она на английский перешла? Незнакомец через коммуникатор свободно по-русски общался…

— Я бы хотел пока что остаться инкогнито, — проговорил мужчина.

Точно, немец. Два к одному, что с Макса-3. Это такая веселая немецкая планетка по соседству.

— Это ваше право. Однако я должна вас предупредить, что в соответствии с законом о…

— Я знаю, что я на прицеле автоматической пушки, которая выстрелит меня транквилизатором в случае чего, — резко ответил мужчина, — давайте бумажку, которую надо подписать.

— Здесь, — холодно сказала Лерочка. Она у меня девочка вежливая и всегда ждет, что и в ответ с ней будут обращаться соответственно. А клиенты мои в большинстве своем так не думают. Некоторые из них не думают вовсе.

Вообще, я заметил, что во всем мире думает от силы один процент населения.

Короткая заминка, и в дверном проеме показался человек.

Высокий голубоглазый блондин в строгом черном костюме. Короткая прическа, очки-хамелеоны и ни капли пота на лице. Лет тридцати пяти, сорока, крепкий, возможно бывший спортсмен. На шее я заметил аккуратно вырезанные кусочки скотча, которые склеивали искусственные жабры. Точно с Макса. Девяносто процентов этой планеты покрывает океан.

— Лукин Герман Петрович? — спросил немец, без спросу усаживаясь в кресло напротив.

Истинный ариец, черт подери. Мне тут же вспомнился какой-то старый фильм, который я смотрел на Земле, про войну — когда русские воевали с немцами.

Стереотипы, блин.

Еще припомнилось дельце с группкой юнцов-националистов, которые однажды обкурились какой-то гадости прямо на центральной площади и учинили стрельбу. Вышло так, что я как раз проходил мимо. Крайне неприятное воспоминание — как бы соглашаясь, моя правая нога заныла, ведь именно в нее тогда попала шальная пуля.

* * *

Националистам, правда, повезло еще меньше — одному я сломал ногу, другой отделался сотрясением мозга, а третьего я уронил в реку. Кто же знал, что парнишка не умеет плавать! Его откачивали неделю, а папаша наци, который в то время баллотировался в мэры города, приходил ко мне в офис и извинялся. С помощью дипломата, полного банкнот.

Я принял его извинения. И еще десять тысяч евро в придачу.

А папаша все равно провалился, что меня ничуть не огорчило.

— Он самый, — кивнул я, пряча блокнот в карман.

— Я слышал, вы — самый знаменитый сыщик на Статике, — произнес немец, подрезая меня взглядом.

Какой-то он чересчур серьезный и уверенный в себе. Мне такие никогда не нравились.

— Учтите только, что на Статике больше частных детективов нет, — выдавил из себя улыбку я.

— По моим данным — вы все равно остаетесь лучшим, — сказал немец. — Мне нужны самые лучшие люди, это понятно?

— Естественно, — сухо ответил я. — В чем состоит ваше дело?

— Можно воды? — спросил немец и потянулся к бутылке минералки.

Этого я стерпеть уже не мог.

— Нет, — ответил я строго.

— Нет? — удивленно переспросил незнакомец. Рука замерла на полпути.

— Нет, — подтвердил я, взял бутылку и отхлебнул. Было чрезвычайно приятно ощущать свое маленькое превосходство. И еще — прохладную воду в пищеводе.

Немец побагровел до корней своих белых волос, но все-таки сдержался.

— Меня предупреждали, что вы довольно эксцентричный человек, Лукин, — зло проговорил он.

— А вас не предупреждали, что за свои услуги я беру деньги? — поинтересовался я.

Немец молча протянул мне карточку. «Виза-Макс». Я мысленно поздравил себя с успешной догадкой.

— Каждый час консультации в кабинете — сто евро, — произнес я, вставляя карточку в специальный паз. — Дальше — по договоренности. Если я примусь за дело, конечно.

— Если? — вскинул брови ариец. — Мне известно, что вы сейчас на мели, господин Лукин, и я…

— Вам много чего известно, господин незнакомец, — весело сказал я, — но выбор будет все же за мной. Кстати, можете уже излагать суть дела. Время пошло.

— Я прибыл с планеты Макс-3, как вы уже, наверное, заметили, — помолчав, проговорил немец. — Я — представитель одного влиятельного человека в парламенте нашей планеты. Он просил скрыть его имя… пока что. Меня же зовут Арнольд Цвейг, и я здесь по поручению этого… человека.

Я глубокомысленно кивал и поглядывал на монитор. Компьютер по сверхсветовой линии вышел в сеть Макса-3, сопоставил данные, полученные с карточки, и выдал мне настоящее имя незнакомца: Штефан Барон, вице-президент Макса-3. Ну, надо же! Однако сработано топорно. Конечно, вездесущие источники Цвейга-Барона могли не знать о существовании у меня в кабинете сверхсветовой линии, но я в этом сомневался. Скорее беда застала вице-президента Макса-3 нежданно-негаданно, и он тут же примчался на Статику. К примеру, у него мог…

— У человека, которого я представляю, — продолжал Барон, — пропал родственник.

— Родственник? — переспросил я.

— Дочь, — помедлив, сказал лже-Цвейг. — Его дочь отправилась в свадебное путешествие — по «Золотому кругу Галактики». По этому проклятому кругу!

— Земля — Офелия — Экзотика — Империус — Байкус — Статика, — сказал я. — Впрочем, насколько я знаю, в следующем году Статику собираются вычеркнуть из списка.



— Лучше бы исключили в этом, — прорычал немец.

Я старательно изобразил на лице угодливую улыбку. Наверное, получилось не очень, потому что вице-президент Макса-3 нахмурился еще сильнее.

— Путешествие проходило прекрасно… Пока они не оказались на Статике. Молодожены прибыли на планету вчера утром, в 9:32 по местному времени. Они расположились в гостинице «Статик-отель» около космопорта, номер — 1312, двухместный «люкс».

— Вероятно, не под своими именами? — поинтересовался я.

Барон протянул мне бумажку:

«Господа Фитцджеральд, Люсия и Джек», — прочел я.

Перевернул бумажку — а это, оказывается, не просто листок, а стереокарточка! На ней были изображены Люсия и Джек в свадебных нарядах. Я взглянул на монитор:

«Дочь — Алисия Томпсон, в девичестве Барон»

А мужа звали Джон. Имена почти и не поменяли. Зря. На таком деле можно легко попасться. Я поцокал языком, всем своим видом выражая профессиональное неодобрение.

— В чем дело? — вскинулся папаша.

— Красивая у него дочь, — вежливо ответил я (она и впрямь была симпатичной, если не считать маленького шрамика над левой бровью, а так ничего себе — тонкий стан, полная грудь, пышные светлые волосы, вздернутый носик). — А муж… англичанин?

— Янки! — чуть ли не прошипел господин Барон. И мне подумалось, что он не очень-то был рад выбору дочери. — Мой босс не одобрял их связи, но что поделаешь с современной молодежью? Они поставили его перед выбором. Шеф уступил. Однако мы отклонились от темы, господин Лукин. В 10:44 Люсия и Джек спустились вниз и по гиперсветовой почте отправили открытку отцу Люсии, позавтракали в ресторане «Статик-отеля» и…

— И? — подбодрил я его.

— И исчезли, — выдохнул Барон. — От такси отказались, мотивировав тем, что хотят прогуляться пешком. Никто больше их не видел. Вечером они не вышли на связь…

«Бедняжки», — подумалось мне, — «не свадебное путешествие, а последняя прогулка перед казнью. Ну и папаша. Не удивлюсь, если молодожены повесились с горя.»

— Отец Люсии ждал до утра, но до 11:00 сегодняшнего дня никаких весточек не получил. Тогда он оплатил портал…

«Прямой гипертуннель. Примерно сто тысяч евро», — прикинул я. И благославил молодоженов — глупая выходка с их стороны, которая запахла огромными деньгами! Даже не деньгами, а деньжищами!

— И я очутился здесь. Поиски ничего не дали — Джек и Люсия не явились ночевать в «Статик-отель». Не регистрировались они ни в одной из других шести гостиниц Статики. Не брали напрокат никаких транспортных средств! Просто пропали!

— Дело запутанное, — сказал я, чувствуя как халявные денежки сами текут в руки. — Вы везде искали?

— Мэр Статики в курсе, — сказал Барон. — Он любезно согласился принять участие в поисках Люсии. Оповещена вся полиция… но уже прошло пять часов — и никаких результатов.

Какой скорый! Да ленивые полицейские и через неделю молодоженов не найдут. Они скорее будут гоняться за Савиным Кириллом с его томатным соком. Проблему витаминов на Статике будут решать, так сказать.

— В Стазисе искали? — поинтересовался я. — Многие молодые люди, которые ищут приключений, начинают свое знакомство с планетой именно оттуда.

— Мы звонили генералу Малоеву, — ответил Барон. — Он сказал, что в Стазис проникнуть незарегистрированным невозможно. Этот район посещают только с экскурсиями, под надзором военных. Кстати… я практически ничего не знаю об этом самом Стазисе, — вдруг обескураженно произнес он.

Я и сам удивился.

— Как это? Лет сорок назад, когда открыли Статику, гудела вся галактика. И лет двадцать еще не переставала гудеть, пока не началась война с червями. Потом как-то все отодвинулось на второй план, но я не верю, что вы ничего об этом не знали, господин Цвейг. Тайна Статики!.. Неужели эти слова ни о чем вам не говорят?

— Мой шеф и я с ранней юности работали и не увлекались всякими глупыми тайнами, — отрезал Штефан Барон.

— Придется слегка просветить вас, — сказал я, украдкой поглядывая на часы. Всего двадцать минут, то бишь, если считать в наших единицах времени — 30 евро. Маловато будет.

— Может, не стоит? — нервно заерзал в своем кресле Барон.

— Для понимания происходящего — это необходимо! — строго ответил я, доставая сигареты. — Курите?

— Нет.

— А я закурю, с вашего позволения.

Красивые дымные колечки затягивало в вентиляцию, но на шестом или седьмом я вдруг заметил, как напряглись желваки господина Барона, и решил дальше не рисковать.

— Статика была открыта сорок два года назад известным исследователем Майклом Дерье. Кстати, в ходе его экспедиции был открыт и Макс-3. Вначале на Статику не возлагали никаких надежд — геозонд не выявил даже минимального количества полезных ископаемых, жизнь на планете отсутствовала, по составу атмосфера походила на земную, однако все же отличалась, поэтому заселение планеты без терраформирования провести было невозможно.

— Какого черта тогда ее вообще заселили? — желчно поинтересовался Барон.

— А вот мы к этому как раз и подходим. Дерье сделал сотню витков над планетой — сначала ей даже не дали названия — и уже было собрался сворачивать экспедицию, когда пришли снимки с одного из зондов. Знаете, что на них было?

— Что? — без всякого интереса спросил немец.

— Город. Огромный город — многоэтажные дома, церкви, машины, светофоры, магазины, дорожные знаки, мосты, подземные переходы, монорельс… люди.

— Как это возможно? Планета же необитаема! — возмутился немец.

— Вот-вот! Теперь Вы меня понимаете. Ошарашенный Дерье послал в район города еще два зонда, прежде чем убедился, что не сошел с ума. И даже тогда он не верил своим глазам. Город, казалось, жил своей жизнью! На планете, для этого совсем не предназначенной! Тогда отважный исследователь опустил свой корабль неподалеку от города. И вот тут-то тайн стало еще больше. Дерье и несколько его человек исследовали город. Он оказался пустышкой.

— Вы только что сказали… — начал закипать Барон.

— Все те люди, машины, животные — звери, похожие на кошек, собак, голубей… — продолжил я, — …они как бы застыли во времени — будто это был не город, а лишь его фотография. Только-только он жил своей жизнью и вдруг — в один миг — все замерло! Дерье и его люди ходили по городу между застывших фигур, домашних животных, детских колясок… Затем один из космонавтов, если не ошибаюсь это был штурман, Симаков, достал плазмоган и выстрелил в ногу одной из статуй. Но! — я поднял вверх указательный палец.

Барон уставился на него.

— Но с застывшим человеком ничего не стало! — продолжил я. — Будто он был сделан из сверхпрочного материала. Потом Дерье попытался поджечь один из домов с помощью огнемета — тот же результат! Поговаривают, что в тот день ребята чуть не чокнулись — палили во все подряд, но без толку. Чуть сами себя не поджарили… Потом они вернулись на корабль, и по межзвездной связи на планету Земля полетело сообщение: «Срочно высылайте научную экспедицию на Статику». Вот таким образом, Галактика узнала об этой планете. Город вокруг Стазиса, как назвали район человеческих статуй, или что они там собой представляют, вырос почти мгновенно. Ученым и военным пришлось потесниться, они продолжали исследовать Стазис, однако ж госслужащие в конце концов все-таки спасовали перед тысячами туристов, которые слетались со всей Галактики, чтобы увидеть своими глазами чудо: планету, на которой до этого ни разу не ступала нога человека, но, тем не менее, на которой существовал целый город. Лет двадцать Статика процветала — шулеры, аттракционы, продавцы китайской лапши и клонированных абрикосов, фотографии липовых знаменитостей — терраформирование, благодаря энтузиастам, завершили в рекордно короткие сроки — за четыре года! Жизнь вселилась в Статику! Во время трехлетней войны с червями галактическое сообщество ненадолго отвернулось от планеты — другие проблемы были, потом снова все вернулись к разгадке Великой Тайны Статики. Еще лет пятнадцать планета успешно развивалась, а потом… потом все пошло на убыль. Вдруг обнаружилось, что на Статике ну никак не хотят произрастать овощи и фрукты — удавалось собрать урожаи только самых неприхотливых сортов пшеницы — остро встала необходимость в поставках овощей с других планет. Однако в это время резко упал интерес к самой тайне Статики — туристов не стало, прибыли, естественно, тоже. Люди потихоньку покидали планету — население единственного города на планете за пять лет уменьшилось на двадцать миллионов человек. На Статике сейчас остались только самые бедные, фанатики, и такие люди как я — которым в любом случае все равно, где находиться — на Земле, райской Офелии или Статике.

— А что с тайной? — спросил Барон.

— В смысле?

— Что на самом-то деле представлял собой Стазис?

— Разве я не упомянул этого? Тайну так и не раскрыли. Сотни ученых бились и до сих пор бьются над загадкой Стазиса, однако ни на йоту не продвинулись к решению проблемы. Все из-за того, что до сих пор не удалось взять ни одной пробы.

— Что?

— Ну, тут я не так сведущ… обратитесь за подробностями к ученым. Я знаю только, что Стазис пытались разрезать с помощью лазеров, стреляли в застывших людей из плазмоганов, жгли огнем в десятки тысяч градусов — а ему хоть бы хны! Конечно, выдвигались миллион гипотез, почему так происходит, но правды до сих пор никто не знает.

— Все, что вы рассказали, конечно, прекрасно, но как это поможет мне в поисках Люсии? — едко поинтересовался Барон.

Не человек, а робот! Целый час ему талдычу о главной загадке Галактики, а он опять за свое. Сложно работать с людьми, которые отрицают романтику как явление.

* * *

— Я хочу сказать, что, несмотря на нынешнее состояние планеты, все молодые люди, попавшие на планету, в первую очередь попытаются посетить Стазис.

— Но генерал сказал…

— У генерала свои пути — у меня свои. Дайте мне три дня, и я найду Люсию и Джека или сообщу вам, что их нет на планете. В этом маловероятном случае я не возьму c вас ни пфенинга, господин Цвейг.

Барон некоторое время буравил меня взглядом. Я прямо чувствовал, как в моей переносице появляется дырка.

— Если вы найдете девушку в течение трех суток — получите сто тысяч евро, — сухо произнес Барон.

Не прощаясь, немец встал и направился к выходу.

— Постойте, вы забыли свою карточку! — крикнул я. Внутри все горело. Сто тысяч евро!

— Оставьте ее себе, — ответил Барон и хлопнул дверью.

Мда, значит все мои ухищрения напрасны? Обидно, черт возьми…

Повинуясь взмаху руки, компьютер выдал данные об остатке денежных средств на карточке:


1 634 евро.


Я судорожно сглотнул. Если дельце выгорит — сразу же беру билеты и дергаю со Статики к чертовой матери.

* * *

Лера сгорала от любопытства. Даже ногти перестала натачивать.

Я подошел к шкафчику, с невозмутимым видом достал еще одну бутылочку минералки, сполоснул пересохшее горло.

Лера притворилась, что не замечает меня, включила ящик и стала смотреть какой-то сериал. Ногти равномерно постукивали по крышке стола — раз-два-три-раз-два-три…

Я достал сигарету, прикурил. Затяжка, за затяжкой, нервы успокаиваются. Дельце примитивное. Сто тысяч у меня в кармане. Не о чем беспокоиться. Аванс можно уже начать пропивать.

— Ну что там? — не выдержала, наконец, моя верная секретарша.

Я медленно подошел к ней, положил руку на плечо. С постным видом покачал головой.

— Гера, я сейчас тебя убью, — с угрозой в голосе произнесла Лерочка.

Я захохотал, подхватил Лерку и закружился с ней по комнате в лихом танце. Жалко, что музыки не было. Я бы сейчас, наверное, и вальс смог станцевать. По крайней мере, попробовал…

Лера засмеялась:

— Ну, перестань, Лукин. В чем дело-то?

— Сто тысяч евро, Лера! — воскликнул я, звонко целуя девчонку в щеку. — И больше чем полторы штуки всего лишь за один час общения!

— Не может быть, — выдохнула Лерочка. — Тебе что — убить кого-то надо?

— В том-то и дело, что нет! Всего лишь найти потерявшуюся семейную парочку.

Лера высвободилась из моих рук, нахмурилась.

— В чем дело, зайка? — поинтересовался я.

— Что-то тут не то, Гера, — медленно проговорила она. — Столько деньжищ за какую-то глупую парочку?

— Она — дочь этого мужика, а сам мужик — вице-президент Макса-3, — начал объяснять я. — Все в порядке! Давай-ка лучше спустимся вниз, к Толику и хорошенько отпразднуем наше возвращение в мир кровавых тайн и раскрытых преступлений!

— Сколько он дал тебе времени?

— Три дня. Ничего страшного, успею, а я все равно голоден. Два часа ничего не изменят, зато к тому времени в ресторане «Статик-отеля» будет полно посетителей. Можно будет их кое о чем порасспрашивать.

Лера покачала головой, но все же стала собираться.

— Только не пей много, Гера, — предупредила она, — сегодня за мной Леша заедет. А если он увидит, что ты ко мне опять пристаешь…

Я улыбнулся своей самой милой улыбкой.

— И не скалься, — она толкнула меня в грудь, — а то все заметят, что у тебя половины зубов не хватает, а вторая половина — дешевые протезы.

— Издефки пфофессии, — старательно прошепелявил я. — Слифком чафто ф челюфть получал…

— Да ну тебя!.. Свет! — скомандовала Лера, и оранжевые сумерки сквозь панорамное окно проникли в приемную.

* * *

Почти весь первый этаж нашего здания занимал бар «У Толика» — заведение, выполненное в старинном стиле: вместо официантов-людей клиентов обслуживали тупые андроиды в кильтах, вся посуда состояла из пластика, даже шампанское пили из пластиковых фужеров. Я сто раз намекал Толику, что если он заменит безмозглых роботов на симпатичных официанток с упругими попками, заведение только выиграет, однако Толян в ответ только выкатывал на меня свой левый глаз (правый он потерял в войне с червями) и советовал заткнуться. Я не обижался — просто у Толика такая манера общения, а парень он, если честно, очень даже неплохой.

Мы с Леркой уселись за один из столиков в глубине зала. Моя секретарша тут же связалась со своим ненаглядным и сообщила ему, что ужинает со мной в баре «У Толика».

— Все нормально, Леша, — услышал я.

— …Все будет хорошо… — минутой позже.

— …Все в порядке!.. — еще через пару секунд.

— …Я знаю!..

— …Конечно, помню!..

— …Ну что ты!..

Потом она повернулась ко мне:

— Леша хочет поговорить с тобой. — И протянула мне видеофон.

С маленького экранчика на меня уставилось сердитое лицо парня Лерочки. Он раньше занимался борьбой, и это оставило свой отпечаток — голова Леши напоминала боксерскую грушу. Очень мерзкая голова. Сейчас Леша пытался сделать вид, что со значением смотрит на меня. Делал он это так: правая бровь, та что помохнатее, приподнята вверх, левая нахмурена, нос раздувается как у быка на красные трусы тореадора, а губы сжаты в тонкую красную линию. Последнее — чтобы никто не заметил, что зубы у Леши неприятного светло-коричневого цвета.

— Я буду ровно через полтора часа, — процедил Алеша и тут же отключился.

— Какой-то он у тебя уж слишком ревнивый, — сказал я, возвращая Лере видеофон.

— У него есть для этого повод, — с намеком произнесла Лера.

— Если ты о том случае полугодичной давности, то зря. Тогда я просто перепил и совершенно случайно спутал тебя с официанткой. Она как две капли воды была на тебя похожа.

— Как же, — хмыкнула Лера и обратилась к подкатившему андроиду: — Коктейль «Звездная пыль».

Я взглянул в меню:

— В нем настоящий сок грейпфрута! 35 евро! Лера, что ты творишь, родная!

— Мы же гуляем сегодня, — улыбнулась мне секретарша.

— А вам что, господин? — проскрежетал андроид, кокетливо поправляя кильт.

— Графин водки тащи, железная голова, — хмуро произнес я, — и чего-нибудь из еды к нему захвати. Подешевле.

— Жаркое из кролика? — предложил услужливый андроид.

Кролики. Единственные твари, кроме людей, которые хоть как-то прижились на Богом забытой Статике.

— Тащи.

Через полчаса я был уже изрядно навеселе. Лера внимательно слушала мою болтовню, в нужных моментах хихикала — коктейль у нее оказался не из слабых.

Тут стали подтягиваться немногие обитатели нашего дома — вон Вадик с пятого этажа, вон Клер и Джош с семнадцатого, они никогда не пьют, сейчас как всегда закажут пару папирос с травой и сядут где-нибудь в укромном уголке, окутанные клубами сладковатого дыма.

Толик включил мягкое зеленоватое освещение. Посреди комнаты, на круглом постаменте, появилось голографическое изображение девушки в неглиже. Она изящно танцевала, заманивая в бар посетителей. И новые посетители не замедлили появиться.

Вот пришел Эдик из соседнего дома — он держит роскошную стоянку, но сейчас у парня совсем мало работы, поэтому он все чаще и чаще прикладывается к бутылке, вон — сестры Кирьяченко со своим престарелым папашей — все надеются, что папанька отдаст концы и им достанется все его немаленькое состояние. Однако у меня складывалось впечатление, что старичок переживет обеих сестер.

Потом появился неизвестный мне мужчина — темноволосый, в джинсах и легкой синей куртке. Он огляделся, выбрал место у противоположной стены, достал газету и принялся за чтение. У подошедшего официанта мужчина заказал бокал пива, уселся поудобнее и стал медленно цедить светлый пенистый «Кам-кам».



Этот тип мне не понравился сразу — быть может, из-за того, что у него хватало наглости поглощать такой восхитительный напиток как пиво из презренного пластика?

Я залпом допил рюмку (графин уже опустел наполовину), наклонился к нежному ушку Леры и прошептал:

— Я мигом, зайка.

Лерочка коротко кивнула, потягивая свой коктейль.

Твердой походкой (совсем не пьян!) я подошел к стойке и подозвал Толика. Он нехотя подошел и выжидательно уставился на меня:

— Опять наклюкался, Гера?

— Зачем же так грубо? — поинтересовался я. — У меня всего лишь один маленький вопрос к тебе, Толик.

— Ну?

— Ты видишь того парня, у противоположной стены? В синей куртке который… Знаешь его?

Толик повернул свой нос, изъеденный во время войны червем-камикадзе, в сторону незнакомца. Чужак старательно притворялся, что читает газету.

— Два евро.

— Я же по-дружески спросил, Толя…

Толик задумался:

— Тогда три.

Я выругался и отсчитал бармену трешку.

— Ну, так как?

— Впервые вижу.

Я оторопело уставился на Толика.

— И хочешь совет, Гера? — сказал он. — Совершенно бесплатно. Убирайся со Статики — у тебя начинается паранойя.

Я промолчал и вернулся за свой столик. Другой бы на моем месте врезал бы Толику по наглой роже, однако меня его слова заставили призадуматься. Я слишком хорошо знал этого мрачного парня, пережившего войну с червями — попусту он не стал бы говорить. Неужели я и впрямь в последнее время так сильно сдал? Нет, этого просто не может быть!

— Что с тобой, Гера? — спросила Лера встревожено. — Плохие новости?

— Все прекрасно, — буркнул я. — Давай пить.

Еще через час все темы для общения были исчерпаны, Лерка заскучала — в качестве следующего этапа общения стоило положить ей руку на коленку, но я помнил угрюмое лицо Леши, и это сдерживало мое разгоряченное тело. Именно поэтому я молчал и мрачно доедал своего несчастного кролика.

В баре в это время уже собралось прилично народу — кто-то танцевал, кто-то выпивал, а один прыщавый парнишка с Черемушек (все время забываю его имя) забрался на постамент и пытался обнять голографическую девицу в приступе повышенной сексуальности.

И вот в толпе началось волнение — сквозь нее, как крейсер, разрубающий океанские волны, продирался Леша. Он опоздал часа на полтора и я, на месте моей секретарши, влепил бы нахалу пощечину и остался со мной. Но у Лерочки не такой железный характер, как у меня: она тут же стала суетливо собираться, а на прощание окинула меня жалостливым взглядом и спросила:

— Вызвать тебе такси?

Я поднял лицо, которое по какой-то причине спокойно себе уткнулось в жаркое и, чувствуя как жир стекает по подбородку и дальше — на рубашку, посмотрел на часы: половина восьмого.

— У меня еще полчаса, — с трудом выговаривая слова, произнес я.

Лера покачала головой, но тут перед ней возник Леша, окинул мое бренное тело презрительным взглядом и увел невинную девочку за собой.

Мое лицо вновь неумолимо клонилось к тарелке с жарким, и я понял, что пришло время антиалкоголя. Таблетки обнаружились в левом кармане штанов — я проглотил сразу парочку, запил остатками водки и сбросил графин на пол. Ловкий официант поймал пластиковый сосуд и утащил его на кухню. Наверняка, вместо того чтобы выкинуть, помоет его и снова нальет водки. Круговорот водки в природе. В пору диссертацию писать на тему.

На стол передо мной шлепнулась стереофотка.

Я с трудом сфокусировал на ней взгляд и начал трезветь на глазах, еще до того, как подействовал непосредственно антиалкоголь.

На фотографии в легком синем платьице стояла Марина. Ее фигурка светилась в лучах заходящего солнца, она смотрела куда-то вверх, улыбаясь одними уголками губ. Она была так счастлива на этой фотке, что я был готов завыть от тоски.

Потому что Марина умерла десять лет назад. Потому что именно из-за нее я и прилетел когда-то на Статику. Тогда мне надо было хоть как-то отвлечься, забыться.

Забыть ее тонкую нежную шею и ласковые руки.

Я поднял взгляд и уставился на моего новообретенного соседа по столику — им оказался тот самый парнишка в синей куртке. Вблизи он походил на героя дешевой мыльной оперы — тонкие усики, масляный взгляд, холеное лицо.

— Ты кто такой и откуда у тебя эта фотография? — прорычал я, правой рукой дотягиваясь до станера.

— Неважно, откуда у меня эта фотография, — произнес незнакомец. — Главное то, что она сделана сегодня утром.

— Чего? — спросил я.

— Я видел, что к тебе сегодня заходил Барон, — произнес парнишка. — Будь поосторожнее с ним, хорошо?

— Ты кто такой, черт возьми?

Парень не ответил, поднялся со стула, и тут же его загородили танцующие парочки. Я попытался быстро встать, но запутался в ногах и бухнулся обратно на стул. Немного посидел, чувствуя как выветриваются остатки алкоголя. Потом снова взглянул на фотку: Марина улыбалась, глядя в небо.

* * *

В туалете я обнаружил прыщавого парнишку, который склонился над раковиной — его рвало. Я аккуратно, стараясь, чтобы не запачкаться, толкнул парня в одну из кабинок. Тот немедленно склонился над унитазом.

А я подошел к одной из раковин (той, что почище) и стал умываться.

— Снова на коне? — прохрипел кто-то.

Я сразу узнал его — Веня по кличке Ворон. Немного чокнутый парень — он вечно пропадал в баре «У Толика», причем большую часть времени — в туалете, где иногда приставал к посетителям с расспросами. Впрочем, его никто не трогал, даже Толик — те, кто остались жить на Статике — все немного сумасшедшие.

Некоторые много.

— Есть одно дельце, — неопределенно проговорил я, подставляя шею под холодные струи.

— Нормально платят?

— Много. И дело пустяковое.

— Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, — задумчиво проговорил Ворон и запустил руку в шевелюру. Шевелюра — самое примечательное в его маленьком тщедушном тельце, именно из-за нее да из-за острого длинного носа он и получил свою кличку.

— Прописные истины излагаешь, Веня. Может, что-нибудь новенькое?

— Когда я жил на Земле, — произнес Ворон, — моя покойная мама говорила так: бойся мудрости народной, а еще больше того, кто ее отвергает. Потому как у этого человека не будет ничего святого.

— Меня можешь не бояться, — похлопал я по плечу Веню и покинул туалет.

Я-то прекрасно знал, что Ворон родился и вырос на Статике и никогда ее не покидал.

* * *

Усталый, сонный таксист взял курс на «Статик-отель», а я откинулся на сиденье и задумался. Проклятые Ворон и смазливый незнакомец все-таки заронили зерно сомненья в мою душу. Правда, почему Барон платит так много? Я бы и за десятую часть этой суммы нанялся искать пропавшую парочку. Дело-то пустяковое!

— Где остановить? — буркнул таксист.

— Рядом с рестораном посадите, пожалуйста, — попросил я.

Таксист немного просветлел лицом (таксисты любят, когда с ними разговаривают вежливо), а когда я вручил ему полтинник и не попросил сдачи, и вовсе развеселился.

Люблю я делать людям приятно.

В ресторане было шумно — на сцене бесновалась местная рок-группа «Стар Энджелс» — яркие голографические молнии рассекали воздух над их головами, а из гитар доносилось нечто невообразимое, и, по моему мнению, совсем не похожее на музыку.

Район, конечно, не мой, но меня здесь хорошо знали. Вон уже метрдотель бежит навстречу.

— О, господин Лукин! — закричал он на ломаном английском — Пьер был французом. — Давненько вас не было видно!

— Здравствуйте, господин Леруа, — поздоровался я.

Метрдотель в один миг сообразил нам столик на двоих и присел рядом.

— Слышал, в русском районе опять неприятности? — подмигнул мне Пьер.

— Вы о семействе Савиных?

— О, да! Говорят, на этот раз Кир-илл (так его, кажется, зовут?) стащил банку сока, которая было приготовлена по случаю банкета. Убытки на триста евро!

— Что за банкет? — спросил я, стараясь подавить зевок.

— Как, вы не знаете?… Бутылочку шампанского «Темный лес», мон шер, я встретил друга! (это официанту — слава Богу, вполне человеческой наружности) Так вот, поговаривают — это, конечно же, только слухи — что через четыре дня к нам прилетает президент Макса-3.

Я воззрился на Пьера. Что происходит?

— Зачем?

— Кто его знает? — пожал плечами Леруа. — Хотя поговаривают, — он перешел на доверительный тон, — что на Статике обнаружена урановая руда. Если это подтвердится — будет подписан договор между нашими планетами о совместной разработке залежей — и тогда Статика возродится!

Я молчал, размышляя. Совпадение? Как бы не так. Если баснословный гонорар за поиски пропавших молодоженов еще можно было списать на эксцентричность инопланетного богатея, то на такое совпадение я уже просто не мог закрыть глаза.

* * *

— Так вот, мэр закупил на Офелии десять банок с соком. Времени ждать грузовой корабль уже не оставалось, поэтому специально через портал получали! А тут опять этот Савин. Никто уж и не знает, как он на охраняемый склад смог проникнуть, но, по-моему, сейчас мальчишка не отвертится. Мэр рвал и метал на последнем собрании, грозился повесить смелого юношу на первом же суку.

Я кивнул, поднося ко рту бокал с шампанским. Пузырьки ударили мне в нос, слегка замутило — антиалкоголь еще действовал — и я отставил бокал. Пьер этого не заметил — он увлеченно рассуждал о мэре и его окружении.

— Я не спорю, Ольга Савина — прекрасный министр обороны, но как мать она не… э… удалась! Бедняжка Кир-Илл, его юное сердце тянется к приключениям, он хочет стряхнуть пыль этой планеты со своих ног и увидеть незамутненное атмосферой сияние звезд…

— Пьер, — перебил я красноречивого метрдотеля, — я к вам собственно по делу.

— Я вас слушаю, Гер-Ман! — торжественно произнес Леруа.

Я достал фотографию молодоженов и показал ему:

— Эти люди вчера остановились у вас в гостинице. Что вы можете сказать о них?

* * *

Пьер помрачнел:

— Целое утро меня расспрашивали о них эти господа, — он кивнул в сторону одного из столиков. Не поворачивая головы, я смог заметить, что за ним сидят трое плотных мужчин в строгих черных костюмах — наверняка шестерки Барона. «Господа» попивали шампанское, а один, совершенно не стесняясь, уставился на наш столик.

— Забудь о них, Пьер, пожалуйста, — попросил я. — Теперь это дело веду я.

— Не понимаю о чем речь, Гер-Ман, — пожал плечами метрдотель, — влюбленная парочка, забронировала номер на четверо суток, отправилась гулять. Не удивлюсь, если они сейчас расположили палатку под открытым небом где-нибудь вдали от города и занимаются любовью. Они же молоды и красивы! Из-за чего весь сыр-бор?

— Просто расскажи все, что ты видел, Пьер.

— Хорошо, Гер-Ман. Но договоримся так — с тебя новости. Любые. Как говорят русские «баш на баш».

— С каких это пор ты спец по-русскому? — улыбнулся я, вновь попытавшись насладиться шипящим напитком.

Снова осечка. Бокал — в сторону. Незаметная борьба с проклятой тошнотой.

— Они появились здесь около десяти. Обычная влюбленная парочка — все время целуются, обнимаются, смеются. Девушка — красивая блондинка, по выговору — немка. Парень, по всей видимости аэро — весь в кожаном, общительный. Несколько заносчивый — сразу видно, что американец. Скорее всего, с Земли.

— Аэро? — переспросил я. — Это еще что за чудо?

— Не знаешь? — удивился Пьер. — Я по молодости тоже увлекался. Гонки по окружности на аэродосках. Поговаривают, сейчас на Земле эти ребята организовали целое движение, у них свое музыкальное направление появилось — «аэро-мистик» называется. Я…

— О деле, Пьер!

Француз расплылся в улыбке.

— О, Гер-Ман! Как вы меня еще терпите! Я слишком увлекаюсь. Так вот, ребята оформились, поднялись в номер, — при этих словах Леруа улыбнулся еще шире, — думаю, кое-чем занялись, потом спустились вниз, позавтракали и покинули гостиницу. Прекрасная молодая пара! Уверен, что с ними ничего не случилось.

— Как они себя вели? Не нервничали, ничего такого?

Пьер покачал головой:

— Нет, были веселы, обычные влюбленные молодые люди! Позавтракали и тут же решили осмотреть достопримечательности Статики. Я предложил им вызвать такси, но ребята отказались. Все.

— Все? Никто не видел, куда они направились?

— Вверх по улице, в сторону супермаркета Винни. Дальше — не знаю.

Мда. Это как раз в противоположную сторону от Стазиса. Впрочем, с другой стороны, это могло быть обманным приемом. Возможно Алисия и Джон подозревали, что папаша Барон приставил к ним соглядатая и хотели таким образом запутать следы.

Я поймал себя на том, что все свои гипотезы подстраиваю к идее, что Алисия и Джон обязательно должны были отправиться в Стазис и зло отругал себя.

Мысленно, конечно.

— Еще кто-нибудь подселялся, Пьер? За день до молодоженов?

— Вчера — никто. А позавчера… позавчера один молодой человек заселился. Заплатил за неделю вперед. Тихий такой, с виду то ли испанец, то ли мексиканец. Он мне одного старинного актера чем-то напомнил…

— С усиками?

— Что?

— У него усы были? Одет в синюю куртку?

— Да, но откуда…

Я подмигнул Пьеру, залпом выпил бокал (Леруа скривился — ну кто так шампанское пьет?) и встал из-за столика. Наклонился к метрдотелю.

— А вот и моя новость…

Леруа напрягся.

— Сегодня к тебе, дорогой мой друг, подселился вице-президент Макса-3 Штефан Барон. Пропавшая девушка — его единственная дочь.

Пьер онемел. Потом, видимо, забыл, что он метрдотель, вскочил из-за столика и бегом припустил к служебной комнате. Наверняка к терминалу.

Люди давным давно поняли, что информация — самый дорогой товар.

* * *

Видеофон-автомат напротив «Статик-отеля» загадочно потрескивал и искрил, пока я вызывал такси. Дежурный буркнул что-то насчет того, что сейчас полно вызовов, и такси прибудет только через полчаса. Может, больше. Может, намного больше. Я выругался, но остался ждать. Стоило, конечно, вернуться в ресторан, но мне надоела суета и шум увеселительных заведений. Немножко свежего воздуха — вот все, что мне сейчас было нужно.

Я прислонился к кирпичной стене заброшенного склада и уставился на ночное небо. Статика находится гораздо ближе к центру Галактики, чем все планеты земного сектора — и небо здесь даже по ночам полыхает от света — света десятков тысяч ярких-преярких звезд. Когда мы были с Мариной вместе, мы садились на монорельс рано утром и уже через час были на берегу моря. Целый день мы проводили на пляже, купались, загорали, обедали в шашлычных. А вечером шли на дикий пляж, ложились рядышком и смотрели в небо. Звезд тогда было меньше.

Но как же я был счастлив!

Какой-то шум отвлек меня, я пригляделся — около забора стоял червь. Судя по окраске — светло-серой — мужского пола. Он возился с чем-то на асфальте, шумно всхлипывая, чавкая всеми своими щупальцами.

— Эй! — крикнул я. — Что ты там забыл?

Червь повернул ко мне свою морду — лицом ЭТО назвать не было никакой возможности — два черных глаза, как у насекомого, вместо носа и рта — три тупых отростка, образующие почти правильный треугольник. Они зашевелились, причудливо переплетаясь.

— Простите, господин, я всего лишь чиню мусоробота, — прошелестел червь пискляво.

Я заметил на его руке-щупальце вытравленное клеймо космодрома Статики, и зажившую ранку около каждого отростка на морде — значит, этого червя стерилизовали, удалили весь яд из подкожных желез.

Именно этот яд когда-то изуродовал лицо бармена Толика.

Я знаю, что до сих пор раздаются возгласы некоторых истеричных дамочек, мол, мы превратили целую расу в своих послушных рабов! Эти старые девы готовы часами стоять около ксеноминистерства и отстаивать права червей, акалоитов, рол-манов, да хоть самого дьявола. Им то что! Они не участвовали в войне, в ходе которой погибло более трехсот миллионов человек.

Я отвернулся, достал сигаретку, прикурил. Червь еще немного повозился с мусороботом и потопал себе дальше, гулко шлепая по тротуару своими утиными ногами.

В той войне я не участвовал — мне было пятнадцать лет, когда она закончилась, однако прочувствовать мне ее пришлось. Во время войны погиб мой отец. Всего за месяц до окончания. Он был на корабле, который один из первых штурмовал планету-матку червей. И сбили корабль тоже одним из первых. Кто-то успел спастись на шлюпках, но отца среди них не было. Мать сама не своя ходила полгода.

А потом выскочила замуж — раз, второй, третий. Она забросила нас с Ваней. И если меня это подстегнуло — в конце концов, я самостоятельно поступил на юридический факультет одного известного ВУЗа, то Ванька как был лоботрясом, так им и остался.

Мама сейчас живет где-то на юге Испании. Ваня писал, что какой-то миллионер влюбился в нее по уши и оплатил три генетических операции — и мама теперь выглядит моложе нас с братом.

Мне на это плевать.

Моя мама умерла в один день с отцом.

Громкое жужжание прервало размышления — рядом зависло такси. Окурок отправился в зев только что отремонтированного мусоробота, который радостно проглотил его, а я ввалился в машину.

На этот раз водителя не было. Вернее был — автопилот. Я простонал — да он же час будет меня до Стазиса везти!

Тем не менее, выходить и ждать следующего такси мне вовсе не улыбалось. Пришлось покориться.

— Куда, сэр? — проскрипела тупая машина.

— Площадь трилистника. Пошевеливайся, железяка!

Дверца захлопнулась, такси со скоростью пережравшей улитки поднялось в звездное небо.

* * *

Прошло пятьдесят минут, прежде чем мои ноги, наконец, ступили на твердую землю. Я пнул напоследок такси и огляделся.

Здесь было тихо.

Площадь трилистника находится в районе Трущоб, который примыкает к Стазису с юга. Конечно, районом трущоб эти места назывались весьма условно — просто по сравнению с центром здесь жили все-таки бедные люди. Доходные дома, лепившиеся друг на друга, сомнительные заведения, свой район красных фонарей — добро пожаловать в район Трущоб, усталый путник! Здесь тебя согреет любовь ярко раскрашенных путан, здесь ты сможешь купить в любом баре дешевый контрабандный морковный сок из химикатов, здесь тебе в бок упрется вибронож, а его обладатели, вежливо улыбаясь, пошуруют у тебя по карманам.

Отсюда два пути в Стазис (не считая, конечно, экскурсии, но эти детские увеселения не для меня) — через подвалы Фрэнка, или более честно — через Китайца. Однако у варианта с Китайцем было два недостатка — во-первых, я не помнил точно, сегодня ночью дежурит он или нет, а даже если и так — все равно сегодня проникнуть в Стазис он не поможет. Только можно договориться — назавтра. В лучшем случае.

А я спешил. Мне хотелось распутать это дело как можно быстрее. Поэтому сначала надо повидать Фрэнка.

Я направил свои стопы в один из самых темных переулков, по бокам которого теснились магазинчики и дешевые забегаловки. Около одной из них меня заметила шлюха.

— Гера! — радостно воскликнула она. — Какой сюрприз! Откуда ты, мой дорогой?

Я судорожно пытался ее вспомнить. По-моему, это одна из девочек Алика. Помню на них как-то наехали ребята с западной улицы. Пришлось помочь.

— Привет, Аня, — я, наконец, вспомнил имя девчонки. — Как жизнь?

— Все в порядке, Гера, — сказала она, томно облизывая пухлые алые губы, — не хочешь поразвлечься? Всего десять евро в час, котеночек. Только для тебя. По старой дружбе…

— У меня работа, извини, — покачал головой я.

— Как всегда предельно вежлив? — хихикнула проститутка. — А что за дело-то? Не с Фрэнком связано?

— С Фрэнком? — переспросил я. Что за день!

— Так ты не знаешь? Его шарашку сегодня легавые накрыли. Говорят, у Фрэнка в подвале был подземный ход в Стазис. Ты представляешь? — И она подмигнула мне.

— Кто бы мог подумать! — покачал головой я. Мысли лихорадочно забились в черепной коробке, грозясь пробить в ней дыры. Такое чувство, что кто-то постоянно опережает меня на один или даже два шага.

Но не возвращаться же назад?

— Счастливо, Аня, — попрощался я. — Мне… пора.

— Чао! — откликнулась она и отвернулась, пристально вглядываясь во тьму улицы.

Я прошел дальше по переулку и свернул направо, втянув голову в плечи.

Рядом с парадным доходного дома «Фрэнк и ко» дежурило двое копов. Синие бронекостюмы, станеры наготове, они что — к войне готовятся? Один из легавых взглянул на меня с подозрением и что-то зашептал в видеофон.

Я свернул в ближайшую забегаловку (грязная стойка, небольшой зальчик погружен в дымные клубы анаши и еще каких-то наркотиков — наверняка запрещенных), сел около стойки и взял кружку противного пива с плавающей шелухой Завсегдатаи поглядывали на меня с подозрением, уж очень я от них отличался — надо было вместо костюма нацепить что-нибудь попроще. Впрочем, сейчас мне было плевать. Я размышлял. Фрэнка взяли! Чтобы это могло значить? Местная полиция была прекрасно осведомлена о подвале Фрэнка — не зря же он отстегивал легавым каждый месяц стольник. Что же это такое происходит? Из-за какой-то влюбленной парочки вся планета летит в тар-тарары?

Копай глубже, — сказал мне внутренний голос. — Похоже на то, что дело вовсе не в молодоженах, а в политике. Не зря же через четыре дня сюда приезжает президент Макса-3.

Я мысленно послал внутренний голос к чертовой бабушке. И даже дальше. Он всегда предполагает самое худшее. Обидно, что обычно еще и оказывается прав.

— Эй, братка, — наконец решился один из завсегдатаев — прожженный алкаш в дырявой сальной рубахе и потертых джинсах из серии «в них выросла вся Земля», — эт ващета мое место! Ага?

— Ага, — согласился я.

Станнер выстрелил всего один раз, и парень уткнулся носом в заблеванный, захарканный, прожженный сотней окурков дешевый пластиковый пол. Пускай поспит. Теперь оставалось два варианта: либо его дружки всем скопом накинутся на меня и придется переложить весь бар, либо ребята поступят умно — останутся сидеть на своих местах.

Ребята поступили умно.

Молодцы.

Я медленно допил свое пиво, кинул пару монет на стойку и покинул негостеприимную забегаловку.

У меня оставался один шанс — надо поговорить с Китайцем.

Или брать Стазис штурмом.

* * *

Стазис окружили силовым полем пять лет назад. Так как город представляет собой почти правильный ромб, то это не составило особого труда — четыре генератора в каждом из углов, по три вышки между ними. Каждая вышка кроме всего прочего представляет собой ворота в Стазис — металлические бронебойные ворота. Три вышки (южные) выходят к району Трущоб, еще три (северо-западные) примыкают к деловому району. С остальных можно наблюдать только пустоши.

Между городом и Стазисом сто метров специально выжженной, серой земли. Я шагал прямо по ней в сторону самой южной вышки.

Я не прошел и десяти шагов, как оказался под прицелом прожекторов. Да и не только них, это точно.

— Стоять! — закричал солдат с вышки. — Куда прешься! — И он добавил нечто совсем уж нецензурное.

— Мне надо поговорить с Китайцем! — закричал я в ответ, отчаянно жмурясь от яркого света.

Теперь все решалось. Если сегодня его смена — все в порядке. Если нет — у меня все шансы провести остаток ночи в КПЗ. А потом — в Черную Дыру, если у судьи будет недостаточно хорошее настроение.

— Проходи! — наконец, неохотно крикнул солдат.

Все еще под прицелом огней я смело зашагал вперед.

Около вышки меня остановили двое солдат. Один вперил мне в нос дуло своей линейной винтовки, а второй методично обыскал. Вскоре я лишился своего перочинного ножичка и любимого станера.

— Эй, это же разрешенное оружие! — нахмурился я.

— Поговори тут, — буркнул солдат.

— Когда выйдешь — вернем, — пообещал более вежливый второй солдафон и указал мне на лифт.

— Если выйдешь, — проворчал первый и отвернулся.

Я прошел в кабинку и нажал на самую верхнюю кнопку: две секунды, и я уже на месте.

Я оказался в комнате управления — вокруг аккуратными рядками расположились компьютеры и прочая техника, в углу ниша — там все время сидит солдат со стационарным пулеметом наготове. Защищает вышку от внешних врагов. Только что он мог запросто продырявить меня.

Китаец сидел за низким столиком посреди комнаты прямо на полу — на тугих раскрашенных в успокаивающий зеленый цвет пуфиках. Вообще-то он родом из Казахстана, но повернут на всем китайском и вообще восточном. Мы познакомились с ним в баре «У Толика», когда Китаец слегка перепил и пытался показать несколько приемов кунг-фу хозяину заведения. Тогда я его пару раз бросил через себя — после этого мы с Китайцем стали лучшими друзьями.

Вот и сейчас — вместо капитанского мундира нацепил на себя кимоно. А если кто-нибудь из вышестоящих чинов зайдет? Впрочем, до меня доходили слухи, что его дядя заведует гарнизоном военных сил Статики.

Китаец молча поклонился и пригласил меня к столу. Я присел по-турецки рядом с ним, взял предложенную пиалу с чаем (местного производства — смесь соломы с жженым сахаром), отпил.

— Какого хрена? — спросил вдруг Китаец.

Я чуть не поперхнулся.

— Что?

— Какого, извиняюсь, ты таскаешься здесь по ночам, Гера? Жить надоело, а?

Я пожал плечами:

— Просто захотел увидеть тебя, Китаец. Только и всего. Соскучился.

— Только и всего? Не глупи, Гера! Ты не знал, что я сегодня буду заменять Дональда. Сегодня не я должен был дежурить! Сегодня я должен был отдыхать с девчатами из «Оранжевой Луны». Немного сухого «Мартини», прохладный ветерок, обнаженные красавицы в оранжевых контактных линзах, групповой секс и ничего более. Ты это понимаешь?

Я улыбнулся:

— Значит, я родился под счастливой звездой.

— Все шутишь, — пробурчал Китаец и достал из-под столика флягу. В ней Китаец держал вовсе не воду. Плеснул себе в чашку, потом, подумав, мне.

— Чай здесь гадостный, — поведал мне Китаец, — три года нормального чая не присылают! Приходится местную отраву пить.

— Так намного лучше, — согласился я, отхлебывая из чашки. Коньяк обжег мои внутренности, прошелся по пищеводу и ухнул в желудок, в котором будто заработал маленький атомный реактор. Благословенный напиток даже немного разогнал сон.

— Ненавижу Статику! — сообщил Китаец, одним махом убивая всю кружку.

— А кто ее любит? — снова согласился я.

Очень приятно иногда вот так вот просто сидеть, ни о чем не думать, и со всем соглашаться.

Китаец вновь разлил, мы выпили. На столике я заметил колбасу, нарезанную кружочками. Взял один кругляш, закусил.

— Эх, кто так коньяк закусывает? — тоскливо произнес Китаец. — Сюда бы лимончик, сверху кофейку…

— А это откуда? — спросил я, имея в виду кимоно.

— Это? Друзья подарили! — отмахнулся Китаец. — У меня позавчера день рожденья был.

Я почувствовал, как краснею.

Китаец расхохотался.

— Да ладно тебе, Гера, расслабься! Ты ведь не знал! Это я, дурачина, забыл про тебя — даже не провидеофонил. Прости — тут у нас в последнее время такой бедлам начался, совсем не до чего стало!

— Что такое? — как бы ненароком спросил я.

— Э, братец, шутишь! — засмеялся Китаец. — Все проходит под грифом «Совершенно секретно»! Если узнают, что я проболтался — сразу под трибунал и к стенке.

Я развел руками, мол, работа такая.

— Ладно, говори, зачем пришел? Снова в Стазис надо попасть?

— Угадал. И как можно скорее.

— Это уж как получится, Гера, — покачал головой Китаец. — А, скорее всего, и не получится вовсе.

— А что случилось? — спросил я.

— У нас тут усиление. Неделю назад на Статику прибыла группа ученых во главе с этим… как его… профессором Юхансоном… черт, да я ж тебе военные тайны рассказываю! — воскликнул Китаец.

— Да, ладно. Я притворюсь, что ничего не слышу. Продолжай, давай.

Китаец засмеялся:

— Ну, Герман, ну ты и черт… ладно, слушай. Эти ребята выдвинули какую-то там новую теорию о происхождении Стазиса и приперлись на Статику, чтобы ее проверить. Ну, как обычно, короче. У нас тут и своих ученых полно, все никак не могут разгадать загадку, а тут эти — доморощенные — пару лет посидят в библиотеке и уже мнят себя специалистами, лауреатами Нобелевской премии, блин. Вот и команда Юхансона — ходят себе по лагерю с задратымм носами, важничают. А вчера вышли на территорию Стазиса в сопровождении взвода под командованием Дональда…

— И?..

— И пропали, шайтан их за ногу! Ты думаешь, почему я сейчас дежурю вместо Клюверта? Из-за горячей любви к службе?

Я задумчиво вертел в руках пиалу. Пропали, значит. Очень интересно.

— Я собственно здесь вот зачем, — сказал я, — меня наняли отыскать двух молодых людей. У меня есть основания полагать, что они проникли на территорию Стазиса.

Я достал фотку и протянул ее Китайцу. Одновременно с ней случайно вылетела вторая фотка — с изображением Марины — и шлепнулась на стол.

Китаец взглянул на молодоженов только мельком и вернул мне карточку.

— Я их уже сто раз видел. Малоев всем офицерам эти фотки раздал. Через наши вышки они не проходили. Это точно.

— А другим путем?

Китаец пожал плечами:

— На территории Стазиса полно датчиков. Трудно пройти незамеченным.

Я мысленно не согласился. Трудно. Но возможно. А если хорошо знать Стазис — то очень даже легко.

Еще одна головная боль для военных — на территории Стазиса их датчики действуют не совсем так, как положено. Я бы даже сказал, совсем не так.

— А это кто? — спросил Китаец, поднимая фотку с Мариной.

— Это… — я замялся.

— Твоя бывшая девушка? Красивая… Ух ты! Так она на Статике была?

— Никогда… с чего ты взял?

— Так она ж на фоне часовни сфотографирована! Той, что в центре Стазиса находится.

Я выхватил из рук изумленного Китайца фотографию — и как я сразу не понял! На заднем фоне действительно виднелась знаменитая Ледяная Часовня. Ведь это одно из основных мест, куда водят туристов!

— Монтаж, — прошептал я, разглядывая фотку и так, и этак.

— Почему же? Может, она в тайне от тебя проникла на Статику и вместе с какой-нибудь экскурсией… — Он подмигнул.

— Она ни разу не была на Статике, — тихо произнес я.

— Так я ж говорю, тайно…

— Она умерла десять лет назад, Китаец.

Китаец уставился на меня. Потом выхватил фотку у меня из рук.

— Ты уверен, Гера? — спросил он, внимательно рассматривая карточку.

— Китаец, это единственная девушка, которую я любил за всю свою, блин, жизнь, — сказал я, проглатывая очередную порцию «чая». — По-настоящему, понимаешь? Я скорее буду шутить над трупом человека, которого сжевали чертовы черви, чем стану врать насчет нее. Это просто выше меня, Китаец.

Он некоторое время молчал.

Если бы Китаец ввернул одну из своих шуточек, я наверняка треснул бы его по носу.

Но у Китайца хватило ума промолчать.

— Ладно… слушай, оставь фотку мне, — тихо произнес он. — Я ее нашим яйцеголовым всучу, пускай поработают, протестируют ее. Ну, монтаж это или…

— Легче узнать по другому, — сказал я.

Китаец размышлял.

— Ладно, приходи завтра к часу дня. Сюда. Я пробью тебе временный пропуск. Только сам никуда не пойдешь. Возьмем с собой парочку надежных парней.

— Ты тоже… пойдешь со мной?

— Конечно, Гера! — воскликнул Китаец. — Похоже, у меня наклевывается повышение. И пара нобелевских премий в придачу. За раскрытие тайны Статики.

Мы стукнулись чашками и выпили за нобелевскую премию. Заодно и за пулитцеровскую, универсальную вселенскую и за все остальные, которые пришли на ум.

Я посидел с Китайцем еще минут сорок, а потом откланялся. Угрюмые солдаты с неохотой вернули мне ножик и станер — оставалось молиться, чтобы Китаец не взял с собой завтра именно этих ребят. Пуля в спину обеспечена.

Уже в такси я вдруг вспомнил, что забыл у Китайца фотографию с изображением Марины, но возвращаться было поздно.

К часу ночи я добрался, наконец, до дома.

* * *

— Доброе утро, алконавт! — голос, как кара Божья, рвал мои бедные чувствительные барабанные перепонки, проникал в мозг, как раскаленные спицы, и врезался в глаза, стараясь выдавить их из орбит.

— Ммммм! — ответил я.

— Просыпайся, лежебока, — чьи-то руки настойчиво стаскивали меня с кровати. — Ну, надо же! Хоть бы разделся!

— Сколько времени, Лерочка? — прошептал я, растянувшись на полу. Ничего страшного — ковер был мягким и весьма удобным. Главное, не пытаться раскрыть глаза.

— Без десяти десять. Мы открываемся! Черт, Гера, пора с этим кончать. Я так и подумала, что «У Толика» ты не закончишь!

Я с трудом разлепил веки и на карачках пополз в душевую. Чувствительный пинок под зад несколько привел меня в чувство, и я вспомнил, что человек — существо прямоходящее.

Не раздеваясь, я ввалился в душевую комнату и прохрипел:

— Похмелье!

Запрограммированный душ среагировал на волшебное слово — струи ледяной воды окружили меня со всех сторон — ни вырваться, ни спастись! Я визжал, матерился, стягивая с себя пришедший в полную негодность костюм — в общем, веселился, как мог.

Душ отрезвил меня, однако на лицо в зеркале смотреть было все еще неприятно. Пришлось пойти на уступки — я достал бритву и снял трехдневную щетину. Потом попытался расчесать волосы, но они так и остались торчать непослушным ежиком.

В спальне, в шкафу я обнаружил еще один костюм (последний в моей коллекции, видимо, скоро придется покупать новый), натянул его. Придирчиво осмотрел себя, врубил стерео. Объемная полупрозрачная голова Сивиллы Аткинс рассказывала что-то о последнем матче сборной Статики в чемпионате Галактики по футболу. Действительно, о последнем — о нашу команду в ее подгруппе вытерли ноги все сборные. Даже команда с Марса — уж их то были все шансы победить.

Я пнул ящик, и он (вот умница!) мгновенно отключился.

Открыл дверь и оказался в своем офисе.

Еще раз открыл дверь и очутился в приемной.

Лерочка сидела за рабочим местом, ослепительно мне улыбалась и жевала нежное воздушное пирожное «восход» (минус одна калория и даже меньше!), запивая его кофе из миниатюрной чашечки.

— Не возражаешь, если позавтракаю вместе с тобой? — спросил я.

— Конечно, нет, дорогой! — ответила Лера. — Заодно выслушаю все вранье о том, как много ты смог выяснить вчера.

Я улыбнулся в ответ (одними губами — с зубами я разберусь после того, как получу свои сто тысяч евро).

Подошел к трубе автодоставки, набрал номер заказа.

Через пару секунд над ним загорелась зеленая лампочка.

Я достал пластиковое блюдо — бутерброд с беконом, чашка кофе и мутный витаминный коктейль. В коктейле плавали подозрительные крошки, но я предпочел считать, что это кусочки настоящих фруктов.

Глоток кофе слегка оживил меня. Витаминный коктейль грозил вновь ввести в сомнамбулическое состояние, поэтому я оставил его на потом.

— Жизнь все-таки прекрасна, — изрек мудрую мысль я, давясь жестким беконом.

— Очень умно, — кивнула Лера. — Так что у тебя за новости?

— Сегодня в час дня я буду на территории Стазиса, — ответил я, зажал нос, и проглотил коктейль.

— Добился таки. А ты уверен, что молодожены именно там?

— Нет. Однако будь они в другой части города, их давно бы обнаружили.

— Железная логика. А ведь подумать только — кто-то считает женскую логику странной. Что если они за городом, Гера?

— Тогда я не получу больше ни одного евро.

— Ладно, пускай, они в Стазисе. Но там же их легко обнаружить!

— А вот и нет. В Стазисе полно многоэтажных домов, где легко можно спрятаться. И не забывай о системе канализаций…

— Фу!

—…самой чистой во всей разумной Галактике. Потому что ей никто не пользуется уже миллион лет.

— А я вот никогда не была в самом Стазисе, представляешь? Как там?

Я ответил не сразу. Сначала допил кофе.

— Как на кладбище.

* * *

В одиннадцать я покинул свой офис. Лифт в это время открылся, и я кинулся за угол. И оказался прав в своих опасениях! Из кабины вышла Мария Семеновна с 19-го этажа и яростно зазвонила в дверь. Сейчас опять будет умолять, чтобы я отыскал ее любимую кошечку, пропавшую уже дней десять назад.

Не желая рисковать, я на цыпочках добрался до лестницы и менее чем через минуту оказался на первом этаже — в баре «У Толика».

Сегодня воскресенье, и бар в этот ранний час пустовал. Большинство еще, наверное, отходили после вчерашней гулянки.

Я кивнул Толику и направился к выходу.

— Эй, Гера! — окликнул меня бармен.

Я обернулся. Единственный глаз Толика уставился на меня. Потом он вдруг отвел взгляд.

— Ты это… прости меня, в общем. За параноика. Я вчера видел, как этот… в синей куртке к тебе подсаживался.

— Извинения приняты, — добродушно ответил я. — Удачного дня, Толик.

— И тебе тоже, Гера.

На улицу я вышел, уже улыбаясь во весь рот. День начался удачно! Ни разу я не слышал, чтоб Толик хоть перед кем-нибудь извинялся.

* * *

До встречи с Китайцем оставалось почти два часа, и я решил почитать газету. На соседней улице я заметил разносчика газет и свистнул ему. Робот тут же примчался на зов — я опустил в щель евро и оказался обладателем утренних новостей Статики. Присел на скамеечку в парке (который так можно было назвать только условно — в нем росло несколько кривых карликовых деревьев, да и те были готовы зачахнуть в любой момент), посмотрел на небо — легкие перистые оранжевые облачка улыбались мне сверху. Может, и правда, пора стряхнуть со своих ног пыль этой захудалой планетки?

Рядом плакал ребенок. Я оглянулся: какой-то мальчик лет шести, ноги-руки худенькие, как спички, сидел на корточках перед карликовым кустом и, заливаясь слезами, жевал сорванный листик.

— Тут есть витамины? — спросил меня мальчик. — Мама сказала, что витамины есть там, где зеленое. Моя мама болеет, а отец работает. Маме не хватает витаминов, сказал дядя доктор, вот она и болеет. Я пошел искать витамины для мамы. Но листики невкусные, мама их не будет есть…

Малыш говорил и говорил, не останавливаясь. Я подозвал его, и мы вместе купили в автоларьке четыре запечатанных стакана витаминного напитка.

— Он невкусный! — скривился мальчик.

— Действительно, — пробормотал я, проклиная себя за это глупое и ненужное проявления доброты. Мы зашли в какой-то магазинчик, и я купил крохотный пакетик апельсинового сока (сто евро!). Наличные деньги у меня закончились, настало время обналичивать карточку Барона. Около магазина я обнаружил банкомет и тут же стал обладателем еще пятисот евро.

— Где ты живешь, малыш? — спросил я у мальчика. — Веди.

В мыслях я уже обзывал себя последним уродом и кретином. Что стоило отдать пацану сок и отпустить восвовяси? Нет, захотелось геройствовать до конца…

Малыш шагал впереди — ноги и руки у него все время дрожали, похоже, мальчишке самому не хватало витаминов. Как, впрочем, и белков с жирами.

Он жил в доходном доме, на краю русского района. Мы прошли мимо спящей консьержки — обширной старушки с черно-белым платком на голове — и пешком поднялись на шестой этаж. На последних ступеньках у мальчик подкосились ноги — приходилось его придерживать.

Дверь в квартиру была открыта, мальчик вырвался из моих рук и с криком «Мама!» забежал вовнутрь.

Я осторожно зашел следом, разглядывая бедную, но все же чистенькую квартиру. Налево была крохотная кухонька, прямо — санузел, справа — единственная комната. Я достал сок и коктейли, зашел в комнату. На рваном матерчатом диване, который стоял посреди комнаты, лежала молоденькая симпатичная женщина. Ее глаза были закрыты, левая рука свесилась до пола. Мальчик сидел перед ней на коленях и непрерывно звал. Однако женщина не отвечала.

— Мама, мы принесли тебе витамины… — шептал мальчик, гладя руку матери.

Я поставил сок и коктейли на тумбочку рядом с диваном.

— Когда ты ушел, она уже не отвечала тебе? — спросил я, щупая пульс женщины. Его не было.

Что-то внутри у меня оборвалось.

Перед глазами маячило лицо Марины.

— Она молчала… она ведь уснула, правда? Сейчас она проснется, мы дадим ей сок и…

Я промолчал. Не умею я разговаривать с детьми. Особенно с теми, у которых только что умерла мать.

Я набрал номер службы спасения и с помощью мальчика продиктовал адрес.

— Что с женщиной? — спросил усталый дежурный.

Я смотрел на мальчика. Он — на меня. Жалобно, умоляюще…

— Она умерла.

И тогда мальчик взвыл, уткнувшись лицом в руку матери.

Я же уселся напротив, в стертое кресло. И стал ждать врача.

* * *

Врач пришел в сопровождении дюжего бородатого санитара.

— Так-с, — сказал доктор, входя в комнату, — где тут у нас больные?

Это был живой старичок в белом халате. Он пощупал пульс женщины, посветил ей в зрачок карманным фонариком. Хотя и сам видел — все без смысла.

— Вы кем приходитесь мальчику? — спросил доктор меня.

— Никем. Я просто увидел мальчонку на улице. Он ел листья.

— Листья? — брови доктора-коротышки взлетели вверх.

— Да, — мрачно кивнул я. — Он хотел знать, есть ли в них витамины. Для мамы.

Доктор покачал головой.

— Его матери я уже ничем не смогу помочь. Однако и сам малыш в плачевном состоянии. Ему срочно необходимо свежее питание, витаминный коктейль…

Я кивнул в сторону тумбочки:

— Я кое-что принес ему.

— Вот и отлично, — потер руки доктор. — У твоего папы есть видеофон на работе? — обратился он к малышу.

Мальчик помотал головой.

— Ладно, — решил доктор, — посидишь пока у соседей. У тебя есть здесь знакомые соседи?

— Тетя Маша, — всхлипнул мальчик. — Она живет в соседней квартире.

— Вот и замечательно! Квартиру сейчас запрешь, а сам дождешься отца с работы.

* * *

Он взял мальчика за руку и мягко, но настойчиво потянул его в коридор. Дюжий санитар потянулся следом.

Я смотрел в лицо женщины. Мне было очень жаль ее и мальчика… глупая девчонка, я ведь даже не знаю тебя. Наверняка ты прилетела с мужем на Статику совсем недавно — максимум два года назад. Искала лучшей доли? Хорошо на Статике было лет десять назад.

Да и тогда? Хорошо ли?

Люди, которых перемалывали жернова рыночной экономики, находились всегда.

Мой взгляд зацепился за тумбочку.

Пакетик с апельсиновым соком уже не стоял там.

Станер мгновенно оказался в моей руке, я одним прыжком выскочил в прихожую. Бородатый санитар, покраснев до ушей, держал руку в широком кармане больничного халата. От первого удара он отлетел к стене, расшвыривая жалкую одежду на импровизированной вешалке — гвоздях, вбитых в стену. Второй удар пришелся в солнечное сплетение. А потом я просто приставил станер к подбородку негодяя и… не нажал на курок.

Санитар плакал, размазывая огромными красными ручищами слезы по всему лицу.

— Прошу вас, у меня маленькие дети… Кирюша и Васенька… им по три годика. Им очень нужны витамины. Пожалуйста. Я прошу вас… я не хотел… не мне, честное слово… я бы не смог…

Я вырвал пакетик с соком из его ослабевших пальцев, и вернул его на законное место — на тумбочку. Посмотрел в последний раз на мертвую женщину. Прикрыл ее одеялом.

— Спи спокойно, — сказал я.

Когда я вернулся в прихожую, санитар все еще сидел на полу и рыдал. Руками он закрыл лицо, его плечи мелко тряслись. Доктор и мальчик молча взирали на эту картину с площадки.

Я присел рядом с санитаром.

— Как тебя зовут? — спросил я мягко.

— Петр, — ответил парнишка. Я вдруг понял, что он, действительно, очень молод — лет двадцать, не больше.

— Держи, Петр, — сказал я и вложил в его руку сотенную бумажку.

А потом быстрым шагом покинул квартиру.

* * *

Вернувшись в парк, я увидел, что газета все еще лежит на том самом месте, где я ее оставил. Даже удивительно — никто не позарился… Хотя, что странного? Вот если бы на ее месте был апельсин или хотя бы банан.

Взглянул на часы: десять минут первого. Все в порядке. До встречи с Китайцем осталось совсем немного времени, но десять минут на газету еще можно выделить.

Первый же заголовок убедил меня в том, что встреча не состоится.

Он гласил:


СЕНСАЦИЯ! УБИЙСТВО ОФИЦЕРА!


Сегодня в два часа ночи по местному времени выстрелом в голову из снайперской гаусс-винтовки был убит капитан Григорий Сысоев. Преступника схватить не удалось. Генерал Малоев в интервью нашей газете заявил, что он приложит все силы, чтобы отыскать негодяя и покарать его в соответствии с законами нашей планеты…

* * *

Ну и все в том же духе. А внизу — фотография Китайца в кимоно. Если бы не оно, я бы, наверное, не узнал друга — полголовы у Китайца отсутствовало. Оставшаяся половина скривилась в кровавой ухмылке, наверное, перед смертью Китаец вспоминал девочек из борделя «Оранжевая Луна». Пожалуй, это единственное, что еще радовало его на этом свете.

В сердце стало до невозможности пусто и гулко. Я комкал в руках газету, не зная, что делать. Только что погиб мой лучший друг. Возможно единственный настоящий друг на планете.

Когда рядом приземлилась полицейская машина, я даже не удивился. Я ждал ареста, перекрестного допроса, яркой лампы в воспаленные глаза, ледяного душа посреди ночи…

Воображение рисовало самые мрачные картины, однако старательно обходило другой реальный вариант — самый худший — меня посадят в тюрьму.

Однако из машины вышли не полицейские, готовые защелкнуть на моих руках парализующие волю наручники, а сам генерал Малоев. Раньше я его видел этого представительного мужика только мельком, в основном по стерео и в газетах. Малоев, как и Китаец, был родом из Казахстана. Одно время по всей Статике перешептывались о его амурных приключениях — поговаривали, что любвеобильный генерал переспал чуть ли не совсем женским высшим обществом планеты. Я бы не удивился. Малоев — высокий крепкий мужик, волевой подбородок вечно приподнят, шагает возвышаясь над толпой, хитрый взгляд презрительно скользит по обычным смертным, но улыбается девшукам и женщинам всех возрастов, а выправка выдает в нем настоящего военного в пятом или шестом поколении. Даром, что генералу недавно стукнуло шестьдесят лет.

— Вы хотели со мной поговорить? — спросил я, когда он приблизился.

Малоев кивнул.

— А выбор у меня есть? — поинтересовался я, разглядывая одинокого воробушка, который что-то чирикал, усевшись на кустик. Сколько их, гадов, завезли сюда три года назад — все передохли. Хотя, оказывается, не все. Некоторые выжили.

Губы Малоева сжались в трубочку. Наверное, это означало «нет».

Я грустно улыбнулся и последовал за ним в машину.

* * *

Я сел спереди — рядом с генералом, а сзади расположились два угрюмых копа. Один сердито глядел в окно, другой притворился спящим — было видно, что обоим жутко не нравится ситуация, в которой они очутились. Копы и армия всегда враждовали на Статике.

Малоев сделал круг над парком, потом аккуратно направил машину в сторону Трущоб. Вел он уверенно, с каким-то даже достоинством, и я поймал себя на мысли, что если Малоев сейчас прикажет мне выпрыгнуть из машины, я не ослушаюсь. Таким людям как он не принято отказывать.

Ни в чем.

Поэтому я решил, что лучшей тактикой будет молчание, отвернулся и стал любоваться восходом местного Солнца.

— Ты знаешь, зачем я нашел тебя, — прохрипел, наконец, Малоев, неотрывно следя за дорогой. Голос его диссонировал с внешностью, и я расслабился. Все-таки идеальных людей не существует.

— Могу только догадываться, генерал, — ответил я.

— Вчера убили Китайца, — сказал Малоев и искоса посмотрел на меня.

— Я знаю.

— Говорят, ты был одним из последних, кто видел Сысоева.

— Это правда, — кивнул я.

Некоторое время мы оба молчали.

— Я поражаюсь твоему спокойствию, — наконец, сказал генерал. — Вчера убили твоего друга!

— Так все-таки Вы уверены, что это сделал не я? — с любопытством спросил я.

— Да, — неохотно кивнул Малоев, — мы знаем, что ты провел ночь в своем офисе. По крайней мере, с половины второго ночи и до одиннадцати утра.

— Откуда?

— Оптический жучок. В твоей спальне, — процедил генерал.

Я молчал. Лерочка! Ну, надо же. А я ведь верил тебе, девочка!

Надеюсь ты извлек урок, Гера?

Никому и никогда не верь…

— Твоя секретарша не виновата, — будто читая мои мысли, произнес Малоев. — Помнишь, в прошлом году к вам заходил электрик?

Я ничего не ответил. Может быть, все так и было. А с другой стороны я теперь буду поворачиваться спиной к Лере с большой опаской. Если, конечно, после разговора с Малоевым у меня будет такая возможность.

— Ты хоть знаешь, что происходит? — с прорезавшейся горечью вдруг произнес генерал. Настолько честно у него это получилось, что я ему, конечно, не поверил.

* * *

Впрочем, я знаю… Сегодня убили моего друга — одного из немногих друзей на Статике. Да по всей Галактике, чего уж там.

Вслух я этого не произнес.

— Что ты слышал о скором прилете президента Макса-3? — спросил меня Малоев.

Ладно. Поиграем в открытую.

— Мало чего. С другой стороны я знаю, что вице-президент Макса-3 почти сутки уже на планете. Он нанял меня — отыскать его дочь.

— Что-то не то происходит сейчас на Статике, — скорбно покачал головой генерал. Ну прямо добрый дядюшка, заботящийся о своей планете.

— Прогнило что-то в королевстве… — буркнул я и умолк.

Не долетая метров ста до зоны Стазиса, Малоев взял курс на север.

— Кое-что из того, что ты сейчас услышишь, Герман, не должно выйти за пределы кара. Абсолютно секретная информация.

Я поднял правую руку.

— Клянусь. Чтоб вы сквозь землю провалились, генерал, если я совру.

— Посерьезней будь, Герман, — посоветовал мне генерал. — Впрочем, ладно. Я знаю, что человек ты не болтливый. Просто имидж себе создал такой… шутовской.

Много чего обо мне он знает, этот генерал.

— Примерно год назад, — продолжал Малоев, — наши ученые обнаружили под Стазисом богатые залежи урановых руд. Настолько богатые, что Статика могла безбедно жить на доходах с их добычи полсотни лет. А если экономить — то пару веков. Как сейчас помню — мэр подпрыгивал от радости, тут же дали несколько банкетов, рассыпался в обещаниях, кричал на всех углах о возрождении планеты… Штатские, мать их… — с презрением проговорил генерал.

Я молчал, разглядывая свои ногти. Давным давно стоило их постричь.

— …Порадовались, порадовались, а потом внимательно перечитали отчет яйцеголовых и приуныли: добыча руды не представлялась возможной. Напрямую, через Стазис, не пробиться — улицы Стазиса не берут ни лазеры, ни гранатометы. В обход — слишком дорого, наша экономика не потянет. Вот тогда-то мэр и решился на переговоры с Максом-3.

— Планета шахтеров, — кивнул я.

— Да. Переговоры проходили вполне успешно, уже через полгода было подписано соглашение о взаимном сотрудничестве. А через три дня должен прилететь президент Макса — окончательно оформить договор о добыче урана на Статике. Половина доходов с продажи руды должна перейти во владение Макса-3, но это все же лучше, чем ничего.

— Вы сказали «должен»? — переспросил я. — Насчет президента?

— Да. В сложившейся ситуации я не знаю, прилетит ли. Кто-то саботирует наш договор с Максом.

— Убийство Китайца еще ничего…

— Это не все, Герман. Сысоев наверняка рассказал тебе о том, что пропала научная экспедиция Юхансона и несколько наших парней?

Повредить мои слова Китайцу уже никак не могли, и я кивнул.

— Эти люди представляли Макс-3. Они должны были провести кое-какие исследования в Стазисе.

— Какого рода? — спросил я.

— Этот Юхансон был уверен, что знает, как можно пробить материал, из которого состоит Стазис.

— Таких ученых было полно на моей памяти. И еще с сотню до меня, — усмехнулся я.

— Но только один из них пропал.

— Как это случилось? — поинтересовался я.

— Они не вышли на связь. В районе 3Г лейтенант Клюверт отправил последнее сообщение. Они должны были связаться с Центром через полчаса, но… ни слуху, ни духу. Мы прождали контрольный час и лишь потом отправили на их поиски спутник-шпион. Шпион ничего не обнаружил!

— Слишком поздно, — покачал головой я.

— Кто же мог знать? — с горечью произнес генерал. — Такого раньше не случалось! А тут еще этот Барон с пропавшей дочерью, черт его подери! Рвет и мечет. Мэр давит на меня, сегодня целое утро орал в трубку. Поговаривают, ему видеофонил сам президент Макса-3, который намекнул, что если в течение ближайших двух суток не найдутся экспедиция Юхансона и дочь его вице-президента, то у Статики будут серьезные проблемы.

— А вам не кажется, что саботируют договор сами жители Макса? Чтобы получить после весь пирог целиком?

— Мы думали об этом, — кивнул Малоев. — Именно поэтому нам нужен сведущий человек не из нашей конторы, у которого есть все шансы справиться с этим делом.

— И этот человек — безработный детектив Герман Лукин? — спросил я. — В случае успеха, неизвестный герой, которому можно для очищения совести вручить медаль из фальшивой бронзы, а в случае провала — мальчик для битья, на которого полетят все шишки?

— Да, — торжественно произнес генерал. Наверное, он с таким же серьезным видом цеплял ордена одним своим подчиненным, а других отправлял на верную смерть.

— А как насчет оплаты?

Малоев зло взглянул на меня:

— Судьба всей планеты под угрозой, а ты говоришь о деньгах! Ты — патриот, Герман?

— Я родился на Земле, — усмехнулся я. — Статика — не моя Родина. Забудьте о моих патриотических чувствах, генерал. Считайте меня торгашом без всяких моральных принципов. Каким я собственно и являюсь.

— Ладно, — пробормотал Малоев, — потрясем мошну военного ведомства. Десять тысяч евро. Если к концу завтрашнего дня я буду знать местонахождение Алисии Барон и Юхансона.

— Мне нужен неограниченный доступ к Стазису, — потребовал я.

Генерал протянул мне карточку, закатанную в пластик.

— Получишь не только неограниченный доступ, но и моих лучших людей.

Я не возражал.

— И еще я хотел бы поговорить с Фрэнком Трилистником, — вспомнил я. — Это же ваши люди взяли его?

Генерал кивнул.

— Он находится под арестом в Черной Дыре. Возьми пропуск. — Он протянул мне еще одно удостоверение. Сколько их у него там в кармане еще?

Впрочем, хватит с меня и одной Черной Дыры — тюрьмы на окраине района Трущоб. Крайне неприятное местечко.

— Он что-нибудь сказал?

— Молчит. Если ты не разговоришь его, мы начнем принимать серьезные меры.

Самая лучшая сыворотка правды — болевой шок. Знаю я спецмеры, которые применяются в Черной Дыре.

— Подбросьте меня до Трущоб, — попросил я.

* * *

Генерал оставил меня на площади перед тюрьмой, на прощание приказал держать его в курсе дел.

Я не спешил. Никто не спешит возвращаться в Черную Дыру. Даже на полчаса. Поэтому я зашел в тихое кафе напротив тюрьмы, заказал чашку кофе с пирожным и стал наблюдать.

Черная Дыра — с виду самое обычное серое пятиэтажное здание. Забора, да и охраны почти не видать. Даже решетки на окнах скорее служат внешней атрибутикой — из Черной Дыры невозможно сбежать. Никак. Я-то это прекрасно знаю.

В свое время мне пришлось провести в этой тюрьме некоторое время. Отнюдь не в качестве охранника.

— О! Какой приятный сюрприз! Господин Лукин! — напротив меня уселся давешний журналист. — Это я, ваш знакомый трупоед!

Малик, кажется, так его зовут.

Ден был весел, как никогда — смеялся, повизгивая от удовольствия, шутил. Чуть ли не кувыркался от переполнявшего его счастья.

— Прекрасные времена настали, господин Лукин! — поведал он мне, обгладывая тощую кроличью лапку.

— Что же в них такого хорошего? — буркнул я.

— На Статике, наконец, появились новости! Вы разве не слышали? Вчера убили офицера Сысоева из гарнизона Стазиса!

Язык мой — враг мой. Вот к кому в полной мере подходит эта поговорка.

— Китаец был моим другом, — сказал я, глядя на Малика с намеком.

— Простите, кто? — все еще улыбаясь, спросил журналист.

— Капитан Сысоев.

Малик слегка замялся:

— Ну… тогда простите. Но ведь, в конце концов, это событие хоть как-то нарушило годичное затишье на Статике! И это само по себе даже очень неплохо!

Какой-то чокнутый.

Я с трудом подавил навязчивое желание все-таки влепить заряд станера Малику между глаз.

Вместо этого я криво улыбнулся и в два нервных глотка допил свой кофе, изо всех сил желая, чтобы под журналистом провалился пол.

— А вы сейчас на работе, господин Лукин? — поинтересовался журналист, подмигивая мне.

— Да, — коротко ответил я, засунул карточку в щель на столе (компьютер кафе вычел с моего счета 1.23 евро) и покинул Малика, не прощаясь.

— Мы еще встретимся, господин Лукин! — крикнул мне вслед журналист.

— Жду не дождусь, — пробормотал я себе под нос.

* * *

В будке, около главных ворот скучал хмурый немолодой сержант. При виде меня он слегка оживился.

— Э, да это же Герман! — воскликнул он. — Сам сдаваться пришел?

Я помнил этого красноносого ублюдка. Еще с тех пор, как сам сидел в Дыре.

— Мне нужен директор, — сказал я.

— А не пойти бы тебе?.. — добродушно произнес сержант, поигрывая винтовкой.

Я сунул ему в морду карточку. Было чрезвычайно приятно наблюдать, как рожа сержанта медленно багровеет — в тон к носу.

Наконец, он со страхом уставился на меня.

— Открывай калитку, дружок, — с угрозой произнес я, — или у тебя будут такие неприятности, по сравнению с которыми год в Черной Дыре покажется отпуском. На Канарах.

Сержант оторопело кивнул и нажал на кнопку.

— Канары — это планета такая? — неуверенно спросил он мне в спину.

Я его проигнорировал.

В здании было тихо и сыро. Два солдатика на вахте долго и придирчиво рассматривали мою карточку, даже проверяли что-то там у себя в компьютере, но придраться было не к чему. И это их чрезвычайно расстроило.

— Директора нет на месте, — наконец, произнес один из них, почесав темечко.

— Тогда, может быть, вы мне поможете, ребятки? — я перешел на доверительный тон. — Дело в том, что мне необходимо увидеться с одним из заключенных.

Солдаты нерешительно переглянулись.

— Мы не имеем права, — промямлили они.

— А вот генерал Малоев настоял бы, как вы думаете? — поинтересовался я, протягивая первому солдатику свой видеофон.

Охранничек нервно сглотнул:

— Ладно.

Один из стражей остался на вахте, второй повел меня в комнату для встреч, которая находилась всего в десяти метрах по коридору. Обстановка в комнате была самая что ни на есть спартанская, особенно меня поразила тусклая электрическая лампочка, которая лениво качалась под обшарпанным потолком на метровом куске плохо изолированного провода. Это уже переходило все границы — даже в самих камерах, насколько я помнил, было чище и аккуратнее. — Ремонт делать не собираетесь? — спросил я у своего провожатого, усаживаясь на потертый пластмассовый стул напротив металлической перегородки. Вместо бронированного стекла от перегородки до серо-грязного потолка протянулось невидимое силовое поле.

— Имя заключенного? — буркнул солдат.

— Фрэнк Трилистник, — ответил я. — Не знаю его настоящей фамилии.

Рядовой запер меня в комнате — на некоторое время я остался один.

Внутри все съеживалось от воспоминаний. Те, кто хоть раз побывал в Дыре — ненавидят это место всем сердцем. Дело в том, что Черная Дыра — это экспериментальная тюрьма. Заключенные большую часть времени проводят в специальных креслах — без всякого движения. Смотрят фильмы, читают книги с экрана голопроектора, короче говоря, перевоспитываются. А чтобы не омертвели мускулы, сквозь тело заключенного проводят слабый ток. Ну и плюс мелочи — вместо еды витаминизированные коктейли в одну вену, в другую вену — все остальное, что необходимо человеку — аминокислоты, белки и так далее.

В теории все выглядит не так страшно: хотя, конечно, нет ничего приятного в том, что ты весь срок сидишь без движения на одном месте. Особенно, если срок пожизненный.

Но на практике… на практике надо учитывать, что ток, поддерживающий мышцы в более-менее сносном состоянии можно регулировать вручную из пункта управления. Увеличиваем ток — и вместо приятного покалывания по всему организму заключенный чувствует ужасную, раздирающую на мелкие кусочки нервную систему боль.

И нельзя сказать, что «добрые» охранники Дыры брезговали садистским удовольствием наблюдать мучения заключенных, у которых они сжигали нервную систему.

Другим развлечением было отключить голопроектор и оставить заключенного в полной темноте на несколько суток — никакого шума, никаких голосов, только твой крик мечется в стенах крохотной комнатушки.

Дверь напротив со скрипом отъехала в сторону — давешний солдатик не сильно церемонясь втолкнул в комнату Фрэнка.

А он держался молодцом — грудь колесом, подбородок вверх, только лысая макушка слегка портила впечатление. Впрочем, Фрэнку уже далеко за сорок, но выглядит мужик моложаво. Быть может, он все время откладывает деньги на генетические операции?

— Здравствуй, Герман, — поздоровался Фрэнк на английском, усаживаясь на стул. Его глаза цепко исследовали меня.

— Привет, Трилистник, — улыбнулся я.

— Ты пришел вытащить меня отсюда? — поинтересовался Фрэнк. — Даже не ожидал. С тех пор как я оказался в Дыре, ни один из старых друзей не пришел меня навестить.

— Я же должен тебе полтинник, — развел руками я, — так какой смысл? Чем дольше ты здесь просидишь, тем больше у меня шансов смотаться со Статики и простить свой долг.

— Наша дружба стоит жалкие пятьдесят евро? — пробурчал Фрэнк, доставая сигаретку.

— Ого! — восхитился я. — Ты что здесь, на особом счету?

— Пока да, — кивнул Фрэнк, закуривая. — Меня даже в кресло не посадили. Нашли где-то обычную одиночку с приличным проектором и закрыли. Все прекрасно. Только параша воняет нестерпимо — отвык я как-то от такой жизни…

— С чего бы это к тебе такой подход?

Фрэнк пожевал нижнюю губу, будто не решаясь сказать:

— Мы с Малоевым… гм… старые друзья.

Кто бы мог подумать!

— Мда… — только и произнес я.

— Мы служили вместе во время войны с червями. Вместе участвовали в планетарной бомбардировке Кси-4. Ну и потом… поддерживали отношения. На Статике кстати случайно встретились. Когда я переехал сюда шесть лет назад.

— Так сколько тебе лет, Фрэнк? — с любопытством спросил я.

— Семьдесят. Неплохо сохранился, а? Главное, брат, это свежий воздух, здоровое питание, и вовремя проведенная пластическая операция…

— Ты в каком чине был тогда?

— А?.. Полковником я был… и Малоев тоже.

— Надо же! — ухмыльнулся я.

— Дело прошлое, — буркнул Фрэнк. — Теперь у меня есть все шансы попасть в кресло.

— Неужели все так плохо?

— Малоев требует имена всех тех, кто прошел сквозь мои подвалы на территорию Стазиса за последние три недели. Обещает отпустить, если скажу, — объяснил Трилистник.

— Так ты скажи, — посоветовал я.

— Не могу! — Фрэнк с тоской посмотрел на меня. — У меня же тайный бизнес, меня с дерьмом съедят, если я назову хоть одно имя… Неужели непонятно?

— Да что тут такого? — пожал плечами я. — Мало ли? Ну, может, люди — романтики. Их тайны прельщают. Кто по молодости не интересовался загадкой Статики?

— Ничего ты не понимаешь, Герман. Вот, например, одна, известная в городе личность, вместе со своей женой посещает Стазис и все время ходит в один интересный дом — где на кровати в вечном объятии застыли две прекрасные обнаженные девушки.

— И что они там делают? — спросил я изумленно.

— Угадай с трех раз, — пробурчал Фрэнк. — А вот еще один известный мужик любит лазить в огромный мусорный контейнер вместе со свой собакой, где они под цепкими взглядами застывших старушек…

— Ладно, приятель, давай оставим это, — отмахнулся я. — Я только что позавтракал. И мне не нужны данные обо всех людях, посещавших Стазис. Только об этих двоих. — Я протянул Фрэнку фотографию молодоженов.

— Ну не могу я ответить! — крикнул, негодуя, Трилистник. — Пойми ты, мой бизнес держится на доверии! Рот всегда держу на замке — я никогда не выдаю своих клиентов! Никогда!

— Послушай, Фрэнк, — тихо произнес я, — мне нужно знать только проходили они через твой подвал и когда. Все. От этого зависит не только твоя судьба, но и судьба нашей планеты. Это очень важно.

— Ненавижу Статику, — пробормотал бывший полковник и замолчал.

Я терпеливо ждал. Достал сигаретку, прикурил. Времени еще полно. Главное — найти девчонку. Какая к черту судьба планеты? Сто тысяч евро! Сразу же возьму билет до Офелии. Пляжи, холодное пиво, ласковое солнышко, тихая музыка, молодые девочки… девушки… Марина.

Ее фотография осталась у Китайца. Наверное, уже подшили к личному делу.

— Я не могу, — хрипло проговорил Фрэнк.

— Если я найду девчонку, ты получишь десять тысяч евро. Вполне хватит на билет первого класса до Макса-3 или Небраски, — пообещал я. — И еще останется.

— Да, пора отсюда валить, — согласился Фрэнк.

Пару мгновений он молчал.

— Эта парочка была у меня примерно в 12:45. Около половины второго они вошли через подвал в туннель. Пообещали вернуться к семи-восьми вечера.

Я кивнул:

— Кого ты приставил к ним в качестве проводника?

Фрэнк задумчиво посмотрел на меня:

— Никого. Они знали путь.

* * *

Со «Статик-отелем» меня соединили сразу. Миловидная девушка бархатным голоском поинтересовалась, чем она может мне помочь.

— Дайте мне Леруа! — рявкнул я.

Наверное, в моем лице было что-то такое — через пару секунд на экранчике появилось слегка испуганное лицо метрдотеля.

— Здравствуйте, Герман, чем я…

— Переведите меня на видеофон господина Цвейга, — попросил я.

— Но я не имею права, — замялся Пьер.

— Это очень срочно. Я настаиваю.

Леруа решился — по экрану пошли помехи, а потом я увидел Барона. Все в том же строгом костюме, гладко выбритого и аккуратно причесанного. Немного бледного.

— Здравствуйте, господин Барон.

Он сжал губы в тонкую линию:

— О чем вы?

— Не ломайте комедию, Штефан. Ваша дочь и ее муж впервые посетили Статику?

— Да, и я не пойму…

— Это не может быть правдой, Барон! Они были прекрасно осведомлены о туннелях под городом, которые ведут в Стазис, у них было все необходимое, чтобы прожить на территории Стазиса в течение недели. Они что, специально собирались на Статику?

Барон молчал, играя желваками.

— У вас есть ваше задание, господин Лукин. А еще у вас осталось чуть больше двух суток, чтобы выполнить его, — сказал он, наконец. — Зачем вы пристаете ко мне с глупыми расспросами?

— Я не могу работать, когда мне лгут в гла…

Но в этот момент Барон прервал связь. Я в гневе шмякнул видеофон о приборную панель своего «фалькона». Машина мелко затряслась, и мне пришлось пожалеть о содеянном. Со старушки станется — еще развалится прямо в воздухе…

Я набрал номер своего офиса.

— Детективно… Эй, Гера! Что с тобой происходит? Примчался сюда, взгляд бешеный, схватил ключи от «фалькона» и исчез в неизвестном направлении. В чем дело?

— Все прекрасно, Лера. Восхитительно. Я просто слегка разозлился, но сейчас уже отошел. Сейчас я вернусь — приготовь мне, пожалуйста, бронежилет и достань… «Целитель».

— Все так серьезно? — испуганно поинтересовалась Лера.

— Не знаю, — честно ответил я и отрубил связь.

* * *

— Что происходит? — в сотый раз поинтересовалась Лера, когда я натягивал бронежилет («Алмаз», два с половиной килограмма, выдерживает выстрел с расстояния двадцать метров из линейной военной винтовки «Тополь-22». По крайней мере, так говорилось в рекламном листке).

— Это дело пахнет все хуже и хуже, — пробормотал я, пытаясь справиться с последней застежкой. — Милая прогулка двух молодоженов превратилась в грандиозную политическую махинацию.

Лера притихла. Сидела за столом тише мышки и нервно постукивала по столу ногтями.

— По стерео передавали про капитана Сысоева, — сказала она.

— Я в курсе, — коротко ответил я.

Стереофотография Марины.

Голова забита только ею.

Даже смерть Китайца болтается где-то на втором плане.

— Слушай, Гера, может, бросишь это дело?.. Ну его, жизнь дороже…

— Поздно, зайка, — ответил я. — Я уже в нем по уши. Или еще глубже. А вот ты уходи. Поезжай к Алешке, свалите куда-нибудь за город, на озера, например. А если позволят его финансы — то и вообще со Статики.

— Я не оставлю тебя, Гера!

— Так надо! — рявкнул я. — Собирай вещички и домой! Три или четыре дня не появляйся в офисе — а если узнаешь, что со мной что-то случилось, вообще забудь о существовании «Фалькона».

Лера молчала. Потом отвернулась, и стала судорожно размазывать по лицу тушь — ненавижу, когда она это делает. В такие моменты просто не нахожу слов.

— Ладно, успокойся, Лера, — тихо проговорил я. — Возьми за месяц… считай это выходным пособием, на всякий случай…— Я протянул ей три бумажки по сто евро. — Где «Целитель»?

Лера не глядя положила на стол тяжелый штурмовой пистолет ЦЛ-12, разработки Слюсарева. В простонародье — «Целитель». Гарантированно вылечивает от жизни.

Давненько мне не приходилось им пользоваться.

Я проверил батарею — заряжена полностью, хватит на пятьдесят выстрелов средней мощности, на двадцать, если палить наверняка, бронебойными.

На всякий случай положил в карман запасную батарейку. Потом натянул поверх броника рубашку и коричневый свитер. Не время сейчас в костюме ходить. Посмотрел на Леру — она все еще плакала.

— Иди домой, девочка, — тихо посоветовал я ей.

* * *

«Фалькон» я в наглую посадил прямо перед главной вышкой Стазиса. Солдаты что-то орали, сирена истошно выла, сотня лазерных прицелов плясали по моей верной старушке, однако они все исчезли, когда из машины вышел я. Наверное, Малоев уже успел предупредить нижние чины.

К моей машине тут же подбежал молодой сержантик.

— Господин Лукин? — спросил он.

— Да, — подтвердил я.

— Мы ждем вас уже час. Все давно готово.

Я оторопело кивнул. Потом спросил:

— Что готово?

Солдатик недоуменно взглянул на меня:

— Поисковый отряд. Который вы возглавите… мы же будем искать яйцеголовых, так ведь?

Ай да, генерал! Просто мои мысли читает… впрочем, я предпочел бы пойти сам. Хотя, кто его знает, что ждет меня в Стазисе.

— Отлично, сержант, — ответил я, и солдат браво прищелкнул каблуками, а молоденькое, искореженное подобострастием и нездоровым патриотизмом, лицо аж покраснело от похвалы. Интересно, кем меня представил Малоев? Полковником ГСБ?

— Ведите, — скомандовал я, и последовал за сержантом в вышку. Двое солдат у ворот откозыряли мне, и я одобряюще им улыбнулся в ответ. Молодцы, ребята.

— Хорошо охраняете, — похвалил я их.

— Мне медаль за это дали! — похвастался один.

Я даже не понял, шутит он или нет.

Оказавшись внутри (коридор — металлические стены, пол и потолок, освещаемые холодным серым светом), мы зашли во вторую дверь справа и оказались в просторном помещении с маленькими прямоугольными окнами под самым потолком. На черных пластиковых скамейках вразвалочку сидело пятеро солдат — в сине-серой пятнистой форме, но без знаков отличия.

Мой солдатик откозырял и удалился.

Ко мне подошел самый старший среди солдат — крепкий небритый мужик. Он протянул мне свою лапищу:

— Подполковник Берд, — представился военный.

— Герман, — я пожал ему руку.

— Вот что… Герман… — тихо произнес Берд. — Я не знаю, кто вы такой и почему Малоев вам доверяет, но для меня главное — мои люди. Я буду следить за вами. За каждым вашим поступком. И если мне покажется, что ваш приказ может навредить моему отряду, я оставляю за собой право ослушаться его! Надеюсь, я ясно высказываюсь?

Очень хотелось зевнуть этому горе-вояке прямо в лицо, но кое-что в его словах меня заинтересовало. Действительно, почему Малоев мне так доверяет?..

Да потому что задница у него горит, вот и хватается за каждую соломинку!

Берд мне не понравился. Ненавижу таких вот правильных вояк. По мне — лучше бы на его месте был Китаец.

Китаец. Фотография Марины.

Берд тем временем представлял своих подчиненных:

— Капитан Эванс (долговязый паренек, со взглядом как у голодного коршуна), лейтенант Александров (с виду — болгар. Курчавые черные волосы, светло-голубые, почти белые глаза), лейтенант Винз (жилистый мужичок со стеклянным взглядом) и… — тут Берд слегка замялся. — Единственная женщина в нашей компании — доктор наук Лидия Марш.

— Может, обойдемся без формальностей? — спросила хриплым голосом Лидия. На вид ей было тридцать-тридцать пять. Маленькая, костлявая — очки на пол-лица. Ей бы в косметическую клинику… потом мужа завести и детей ему нарожать. А не наукой заниматься.

Вслух я, конечно, этого не сказал.

— Лидия — один из главных специалистов по Стазису, — объяснил мне Берд невозмутимо. — Она с самого начала…

Я благополучно пропускал его слова мимо ушей.

— Тело капитана Сысоева все еще на территории вышки? — спросил я, когда словесный поток подполковника полностью иссяк.

— Да… — растерялся Берд.

— А его вещи?

— В специальной камере хранения… но нам уже давно пора…

— Я хотел бы осмотреть их.

Мы с Бердом уставились друг на друга.

— Мы уже давно должны быть на территории Стазиса! — с нажимом произнес Берд.

— Мы будем там, когда я решу, — невозмутимо возразил я. — Или вы хотите связаться с генералом? Уточнить?

Вояка сдался.

— Ждите здесь, — буркнул он своим.

Мы вышли в коридор, поднялись по лестнице на второй этаж, сели в лифт. Лифт принес нас на открытую площадку — через нее мы прошли в следующий лифт, который привез нас в темный коридор, потом мы зашли во вторую дверь налево, снова оказались в коридоре… через пять минут я уже полностью запутался. Может быть, Берд в отместку так петляет?

Наконец мы оказались перед очередной дверью. Солдатик рядом с ней вытянулся в струнку, старательно разглядывая потолок.

— В какой камере вещи капитана Сысоева? — резко спросил Берд.

— В триста пятой, сэр! — бодро отрапортовал солдат.

В камере хранения было полно ящиков — прямо как в космопорте. Мы с трудом обнаружили камеру 305. Берд засунул свою карточку в паз, однако лампочка над камерой загорелась красным.

— У меня не хватает полномочий, — зло проговорил Берд. — Попробуйте свою.

Я, не сильно надеясь на успех, вставил карточку в щель. Лампочка благосклонно сменила цвет на зеленый — ящик мягко выехал вперед.

Искать почти не пришлось — фотография лежала сверху одежды и прочего барахла, запечатанного в прозрачный пакет. Я достал свой перочинный ножичек и разрезал целлофан. Положил фотографию в карман, задвинул ящик на место.

— Я не уверен, что вы поступаете законно, — проинформировал меня Берд, с неодобрением наблюдая за моими действиями.

— Свяжитесь с Малоевым, — отмахнулся я от него уже привычной присказкой.

Подполковник молчал. Значит, я все правильно понял — генерал дал мне огромные полномочия. Неужели он и впрямь так сильно в меня верит? В груди змеиным клубком заворочались подозрения.

— Вам нужно переодеться… — снова затянул свою волынку Берд.

— Я полностью готов. Собирайте своих вояк и выступаем.

* * *

Стазис встретил нас легким дождиком.

Впереди шли мы с Бердом, немного сзади все остальные: они старательно оберегали доктора Марш, которая с биолокатором в руках невозмутимо вышагивала по мокрому тротуару. Из всей команды она нервничала, похоже, меньше всего.

Первое, что поразило меня при первом посещении Стазиса — это тишина. Вселенская, космическая тишина — все звуки оставались позади, в той, быстрой жизни. А здесь… здесь даже говорить хотелось только шепотом.

А, если честно, вообще не хотелось.

Однако Берда это правило, кажется, не касалось:

— Мы повторим путь доктора Юхансона. Спутник-шпион будет следить за нашим продвижением и в случае опасности — сообщит в центр, — прогремел подполковник.

Я смолчал.

Мощеная дорожка свернула направо, и мы оказались около въезда в город: каменная арка с затейливой резьбой возвышалась над головами. Дальше виднелись маленькие каменные домики причудливой, самой разнообразной формы — тут были и пирамиды, и дома-шары, и дома, будто сложенные из великого множества детских кубиков.

Около арки сидел грязный нищий в рваном рубище. Его рука застыла в вечной мольбе, а глаза, казалось, с укором смотрели на мир. Я не выдержал, подошел к нему и помахал рукой перед глазами. Никакого результата. Естественно.

— Этот человек — статик, — словно глупому малышу объяснила мне Лидия. — Хомо Статикус, как в шутку их называем мы — ученые, — зачем-то добавила она.

— Я знаю, — ответил я и улыбнулся настороженно глядящим на меня коммандос. — У меня просто такая привычка. Традиция. Я так здороваюсь со Стазисом.

Все более недоумевающие взгляды в ответ. Пришлось двигаться дальше, чтобы меня не сочли за сумасшедшего. И не расстреляли на месте на всякий случай.

В самом городе народу было побольше. Люди — статики — занимались своими делами. Одинокая старушка подслеповато щурилась на несуществующее солнце, мама гуляла с младенцем в странного вида коляске (три колеса, сверху некое подобие сплетенной корзины), двое мужиков в веселеньких маечках пили неизвестную жидкость из бутылок. Надписи на бутылках представляли собой абракадабру — я знал, что лингвисты всей Галактики сотни раз пытались разгадать язык статиков. И, что интересно, у всех ведь получалось.

Только у всех — по-разному.

Вскоре мы вышли на площадь фонтанов. По периметру площади располагалось восемь фонтанов и еще один — самый большой и красивый — посередине. Здесь народу было еще больше — нарядные мужчины и девушки гуляли с детьми и необычными пушистыми зверьками, напоминающими домашних собачек. Что интересно, я редко видел несчастных людей в Стазисе — на лицах почти у всех застыли улыбки.

— Отсюда группа Юхансона отправила свое предпоследнее сообщение, — прокомментировал Берд.

Его люди нервно оглядывались в поисках неведомой опасности. Только Лидия была совершенно спокойна, поглядывая на экранчик своего локатора.

— Чисто, — сказала она. — Хотя, если кто-то скрывается в домах — локатор его не засечет. Свойство материала, из которого состоит весь Стазис.

В дом статиков, если он закрыт, проникнуть просто невозможно — его не взломать, не разрушить. Однако в большинстве домов двери были раскрыты настежь — статики, наверное, не боялись воров.

Мы пошли вокруг площади. Солдаты заглядывали в окна, двери, доктор Марш шуровала повсюду со своим биолокатором.

Я стоял около фонтана и наблюдал за застывшими каплями. Вполне обычная вода — даже блестит в лучах оранжевого солнца — вот только не движется. Некоторые капельки зависли прямо в воздухе. Я притронулся к одной — она была холодная и шершавая. Попытался сдвинуть с места, но капелька так и осталась висеть. Солнце высвечивало застывшие брызги, все вместе они сливались в самую настоящую радугу — оранжевые, синие, зеленоватые оттенки! А вот и красный цвет раскрасил по правильной прямой несколько подряд зависших капель.

Я кинулся на землю. Вовремя! Плазменный заряд сжег воздух в том месте, где только что была моя голова. Я перекатился на спину, на ходу доставая «Целитель».

* * *

Самое правое окно двухэтажного кубического домика. Яркий красный огонек. Чья-то быстрая тень.

Я выстрелил. Тень исчезла, кроваво-красный огонек — вместе с ней.

— В чем дело? — орал Берд откуда-то с другой стороны площади.

— Снайпер, — крикнул я в ответ, — и по-моему, я его подстрелил.

Коммандос, прячась за телами статиков, подбежали к двухэтажному домику и скрылись внутри. Берд остался рядом с докторшей. Прикрывает, значит.

Я, подумав, пошел вслед за коммандос.

Дом был уютным — прихожая, выполненная в мягких тонах, детcкие качельки, полно разноцветных игрушек на полу. Маленькая курчавая девочка в легком голубом платьице сидит на корточках и раскрашивает картинку в журнале. Примерно такая же могла бы получиться у нас с Мариной.

Девочка, а не картинка, конечно.

Я еще немного полюбовался на девчонку, а потом поднялся по деревянной лестнице наверх. Все ждал, что ступеньки будут поскрипывать при ходьбе.

Давно я не был в Стазисе.

Наверху было несколько комнат. Двое из коммандос находились в одной из них, похожей на рабочий кабинет. Винз с винтовкой наготове расположился около лестницы.

— Что там? — спросил я.

Винз показал подбородком в комнату, мол, сам смотри.

Я зашел в кабинет — коммандос предельно вежливо расступились.

Около стены полулежал-полусидел молодой мужчина в кожаной куртке и тертых джинсах с кожаными заплатками на коленях. Американская снайперская винтовка военного образца «рэйвен» валялась рядом. Парень хрипел, сжимая правой рукой рану в плече, из которой короткими толчками выплескивалась темная кровь.

И еще он смотрел на нас с такой ненавистью, что мне вдруг стало страшно. Он коротко вскрикнул, отнял ладонь от раны и потянулся за винтовкой, но тут же его тело два раза судорожно дернулось, и руки парня безвольно повисли вдоль тела.

Мне приходилось убивать людей. Не скажу, что в этом много приятного.

А особенно неприятно, когда убиваешь собственного клиента.

Этого парня звали Джон Томпсон.

Алисия только что овдовела.

* * *

Вскоре мы приблизились к району 3Г, откуда Клюверт и Юхансон отправили свое последнее сообщение.

Район как район — сплошные многоэтажки и полно мест, где можно укрыться снайперам. Поэтому мы продвигались вперед по одному кварталу — рисковать никто не хотел. Доктор Марш прицепила к нашему спутнику-шпиону биолокатор и тот, повинуясь приказам с дистанционного управления, исследовал все окна и двери в пределах квартала. Когда он заканчивал, мы продвигались вперед, организовывали круговую оборону, и снова запускали шпиона.

Во время третьего прохода, когда я отдыхал, прислонившись спиной к толстенному мужику, зазвонил видеофон. Коммандос занервничали. Берд что-то пробормотал чуть слышно. Наверное, не очень приятное для моих ушей.

Со мной связывался Барон. Он был мертвенно бледен, его светлые волосы на фоне лица казались огненно-рыжими, почти красными.

— Со мной только что разговаривал генерал Малоев, — сказал он. — И рассказал, что случилось…

— Я не виноват, — резко ответил я, — Джон выстрелил в меня…

— Я знаю, — тихо ответил Штефан. — И я не виню Вас, Герман. Я надеялся, что это неправда… я не знал, что Джон и Алисия…

— Что?

— Неважно, — Барон, казалось, несколько собрался, — теперь я прошу об одном… что бы не случилось… пожалуйста, верните мою девочку мне живой.

Я молчал, не зная, что ответить.

Барон отключился.

— В чем дело? — спросил у меня Берд.

— Тесть погибшего, — ответил я. Обернулся, разыскивая взглядом шпиона. Случайно посмотрел на спину толстяка, о которого только что опирался.

На спине у мужчины-статика размазалось маленькое кровавое пятнышко. Я потрогал пятнышко указательным пальцем. Кровь засохла — маленькими крошками она осыпалась на асфальт.

Я промолчал.

* * *

— Ну и что нам теперь делать? — спросил Берд, пиная статую девочки в песочнице. Естественно, с девочкой ничего не случилось, но мне все-таки сильно захотелось врезать подполковнику в ответ. И чтобы он уткнулся лицом в песок. Мысль была чрезвычайно приятной, и я провертел ее в мозгу так и этак.

Хотя Берд был отчасти прав. Мы прочесали весь район 3Г и примыкающий к нему 3Д, откуда люди Юхансона должны были связаться с Центром. Никаких следов экспедиции не было обнаружено.

— Что нам теперь, бродить по всему городу? — буркнул подполковник, обращаясь неизвестно к кому.

Его люди угрюмо молчали. Эванс сосредоточено разглядывал обнаженную стройную девушку, которая стояла, потягиваясь, у открытого окна. Меня больше интересовал сам домик — уютное двухэтажное строение из желтого кирпича с аккуратным садиком и небольшим бассейном. Всегда мечтал о таком. Ну и девушка, конечно, ничего. Я представил на ее месте Марину.

— Быть может, у нашего командира будут какие-то предложения? — едко спросила доктор Марш.

Все обратили взоры на меня. Ждут, что я достану волшебную палочку?

Абра-кадабра, Юхансон и Алисия, явитесь сейчас же сюда!..

— А какие могут быть предложения? — мягко улыбнулся я. — Насколько я понимаю, у нас было указание пройти по следу экспедиции. Никого мы не обнаружили, если не считать парня. Значит, возвращаемся. Подберем по дороге труп и доставим в Центр. Весь город у нас все равно не хватит сил обыскать. Придется вводить в Стазис войска. Роты две, я думаю, хватит.

Судя по кислым физиономиям моих спутников, они ожидали совсем другого ответа.

* * *

Но выбора у ребят не было.

Возвращались по той же схеме — впереди спутник-шпион, потом мы. На одном из перекрестков я остановился, будто задумавшись.

— Берд! — позвал я.

Он вопросительно посмотрел на меня.

— Мне надо навестить одно местечко на Стазисе. Поэтому я Вас оставлю.

— С ума сошел? — зарычал подполковник. — А если по городу бродят еще какие-нибудь чокнутые снайперы?

— Это мои проблемы, договорились?

— Да чего с ним нянчиться, сэр? — крикнул Александров. — Пусть себе топает, куда хочет! Нам меньше хлопот будет!

— Хорошо, иди, куда пожелаешь, — медленно проговорил Берд, — но я снимаю с себя всякую ответственность. Никто тебя искать не будет, Лукин, если что. Ты меня понял?

— По рукам, дружище, — весело ответил я.

Подполковник прорычал что-то совсем уж невразумительное и дал отмашку своим людям. Они двинулись дальше. А я некоторое время стоял и курил, наблюдая за удаляющейся группой. Заходящее солнце било мне в лицо, дымные колечки летели вдогонку солдатам. Времени оставалось все меньше, а мне вовсе не улыбалось бродить по Стазису в полной темноте.

Однако и на виду у коммандос действовать я не собирался.

Когда парни исчезли за поворотом, я медленно досчитал про себя до ста и выкинул тлеющий окурок. Потом развернулся и пошел назад — в ту сторону, откуда мы пришли.

Пустые глазницы разномастных многоэтажек с подозрением глядели меня. Врун тот, кто сказал бы, что, оказавшись в подобной ситуации, совсем бы не боялся. Я никак не мог избавиться от ощущения, что за мной наблюдают. Казалось, еще секунда — и я буду валяться на земле с продырявленной головой, а мои мозги разноцветной текстурой украсят серый асфальт.

Давешнего толстяка я обнаружил почти сразу: он вместе с группой мужиков в цветастых рубахах о чем-то мирно беседовал около фасада обувного магазина. А, может, у них тут проходил митинг? Например, за этичное отношение к мохнатым зверькам, что заменяли у статиков собак. Или за равные права толстых и худых.

Сам толстяк меня теперь не интересовал — я кружил около магазина в поисках других улик.

И я нашел их.

За углом, рядом с мусорным банком — огромное пятно высохшей крови. Кто-то пытался вытереть его и большая часть крови превратилась в бурый порошок. Но контур остался. Я пошел дальше по этой улице. Если судить по армейской карте, я шел по направлению к району 2Г.

Возле одинокого фонарного столба я обнаружил целый ворох использованных батарей для снайперской винтовки. Посмотрел вверх — пятиэтажное строение с множеством выступающих вперед миниатюрных балкончиков. В стенках балкончиков зияли круглые отверстия сантиметров пять-шесть в диаметре. Идеальное место для снайпера.

Парадная дверь в этот дом была открыта, и я прошел внутрь. Здесь было темно, хоть глаз выколи.

Я достал фонарик и включил его.

Светлый кружок вырвал из тьмы перекошенное лицо немолодого мужчины с кровавой раной во лбу. Кружок двинулся вниз — на мужчине был светло-серый комбинезон. С правой стороны на табличке виднелась надпись «Д-р Юхансон».

Вот, одного уже обнаружил.

Луч метался по всему парадному и высвечивал все новые жертвы: ассистент Уорвик МакТревор, сержант Макс Стефанофф, доктор Линда Степаненко… лейтенант Дональд Клюверт.

Четверо ученых и двое солдат. Они все были здесь — лежали вперемешку на лестнице, холодном полу, прислонившись к стене. Их всех убили из снайперской винтовки и затащили сюда.

Я потушил фонарик и вышел наружу.

Солнце почти зашло, хищные тени рассекали улицу на несколько почти равных по толщине полос.

Темная полоса, светлая полоса, темная полоса, светлая…

Желудок не выдержал, и я остановился — меня неумолимо выворачивало наизнанку.

* * *

Трясущимися руками я достал сигарету и прикурил. В этот момент мне было все равно — я бы не сдвинулся с места даже если бы заметил точку лазерного прицела у себя на груди.

Такого на моей памяти еще не случалось. Хладнокровно пристрелить шестерых человек! Хорошая была семейная парочка. Теперь я совсем не жалел, что сделал Алисию вдовой. И сильно сомневался, что при встрече с ней смогу удержаться и не отправить ее на скорое свидание с мужем.

Быстро темнело. Можно было, конечно, покинуть Стазис или хотя бы по видеофону сообщить Малоеву о том, что я нашел экспедицию, но мне хотелось довести дело до конца.

Ведь я почти наверняка знал, где скрывается Алисия.

Подвал Фрэнка соединен туннелем с канализационной системой Стазиса. А она представляет собой целый лабиринт — множество ответвлений, тупиков, некоторые ходы наверх закрыты люками, другие открыты. Фрэнк знает большинство путей, однако, насколько я знаю, про этот он был не в курсе. Я сам нашел его случайно, когда однажды блуждал по канализационной системе.

И этот выход совсем близко.

Я достал «Целитель» и зашагал вперед.

Пройдя квартал, я вдруг вспомнил, что нахожусь всего в нескольких сотнях метров от часовни. Желание посмотреть появилась ли там Марина — как на фото — было очень сильным. Но я поборол себя — взглянул последний раз на стереокарточку — и засунул ее в задний карман штанов.

Еще успеется.

На перекрестке я свернул направо и зашел в ближайший магазин. Вход загораживала крепкая девица, которая вела ребенка за руку — пришлось постараться, чтобы оказаться внутри.

Это была книжная лавка — сотни книг стояли на полках, еще больше — валялось прямо на полу. Сухощавый старичок стоял за прилавком и держал в руках раскрытый томик, вперив в строчки неподвижный взгляд. Я включил фонарик — и почти сразу же высветил аккуратную горку свежих окурков на подоконнике. Сигареты были женские, неизвестной мне марки. Я подошел поближе, взял один из окурков, повертел в руках — на нем виделись следы губной помады.

Оставалось только поздравить себя с отличной интуицией.

Теперь я был все время настороже. Скотчем примотал фонарик к дулу «Целителя». Взвесил в руке, пару раз подбросил. Когда мне показалось, что я привык к новому весу пистолета, я отправился дальше.

Дверь за прилавком тоже была открыта — я прошел в маленькое помещение, заваленное огромными кучами книг. За одной из груд макулатуры обнаружилась лестница в подвал. Молодой жилистый паренек сидел перед ней на коленях и что-то беззвучно кричал вниз. Я посветил туда фонариком — его друг — подросток в синей рубашке — стоял рядом с лестницей с кипой книг в руках и собирался подниматься. Больше ничего интересного я не заметил.

Я спрыгнул вниз и стал за подростком — какая-никакая, но защита. Светлое пятнышко забегало по стенам — подвал был пуст, если, конечно, не считать огромного количества книг. Около противоположной стены я заметил узкий провал в стене — он вел в канализацию, а дальше, через сложную систему труб и коридоров — к подвалу Фрэнка. Я был уверен, что никто про этот ход не знает. Кроме меня.

Мне вдруг почудилось, что я слышу сверху шум. Будто кто-то осторожно шагает по магазину.

Я отпрыгнул в спасительную тьму подвала, потушил фонарик и направил дуло пистолета вверх, в сторону проема.

Но было тихо. Может быть, показалось?

Я выждал минут десять, потом осторожно поднялся по лестнице. В задней комнате было пусто, через открытую дверь я видел спину старичка-продавца и больше никого. Серые сумерки окутали магазин. Я зло чертыхнулся и снова спрыгнул вниз.

Включил фонарик и нырнул в черный проем.

Двигался я осторожно, стараясь мягко ступать по каменному полу. Этот тоннель был практически прямым, не считая нескольких поворотов, большинство из которых вели в тупик. Однако в ходе своих поисков семилетней давности я обнаружил трубу, которая вела в большую пещеру, испещренную сталактитами и сталагмитами. Дальняя часть этой древней штольни была завалена картонными ящиками, создающими какое-то подобие баррикады. Быть может, контрабандисты Статики держали здесь свое барахло?

Вот он, седьмой поворот. Метров сто — и пещера.

Этот тоннель был узким — мне пришлось низко наклониться, а в конце, в том месте, где туннель перешел в металлическую трубу, и вовсе передвигаться ползком. Когда до пещеры оставалось метров пятьдесят, я потушил фонарик и дальше полз в кромешной тьме.

Около самого выхода я чуть неподрассчитал — злодейка-память подвела — туннель резко наклонился, и я кубарем скатился вниз.

В тот же миг мощный луч прожектора высветил мое лицо, ослепляя и парализуя мысли. В ход пошли инстинкты: не долго раздумывая я кинулся в сторону, а в том месте, где я только что находился, по скале зачиркали огненные заряды.

Я укрылся за одним из сталагмитов, расположившись так, чтобы он скрывал все мое бренное тело. Сталагмит принадлежал Стазису, поэтому я не боялся, что стационарный пулемет, который был у девушки, разнесет его, да и меня заодно, в клочья. Хуже было то, что Алисия заметила, где я скрылся — луч прожектора был направлен прямо на меня, и Алисия непрерывно поливала сталагмит зарядами чудовищной энергии — их хватило бы, чтобы спалить за пять минут полгорода.

Я не двигался, ожидая, когда девушке надоест развлекаться. Немного ныла нога, я подвернул ее, когда так неудачно вывалился из туннеля.

Наконец, пулемет замолчал, и я, воспользовавшись тишиной, попытался трезво оценить обстановку. Назад? Не успею. Вряд ли на этот раз Алисия промахнется. Да и по тоннелю, круто уходящему вверх, так просто не забраться. Оставалось выжидать.

— Алисия! — крикнул я. В тишине мой голос мне самому показался каким-то жалким и неуместным. Я откашлялся и снова позвал:

— Алисия!

На этот раз получилось чуть лучше.

Однако девушка все равно молчала. Впрочем, ее оружие тоже. Очень хотелось рискнуть и пуститься бегом до тоннеля, но мне вдруг живо представилось, как огненный заряд поджаривает мозги, сжигает кожу и доводит до кипения внутренности. Поэтому я не решился.

Ну что же, остается блефовать.

— Алисия! Ты должна сдаться! Ты окружена! — рявкнул я.

Она, наконец, подала голос.

— Не верю! Ты врешь!

Приятный голосок у девчонки. Я бы с удовольствием оказался бы с ней где-нибудь в тихом ресторанчике за одним столиком.

Жаль я не встретил Алисию раньше, до того как она с мужем пристрелила бедняг ученых.

— Зачем тебе это нужно, девочка? — заорал я. — Чего ты хочешь добиться? За тобой прилетел твой отец, он волнуется…

Ответом была очередь. Некоторые заряды выбили веселую чечетку в сантиметре от правой ноги. Я непроизвольно поджал пальцы, и постарался стать раза в два-три меньше.

— Пусть он убирается ко всем чертям! — завизжала девчонка.

Мимо. Алисия ненавидит отца, это понятно.

Но не настолько же, чтобы открывать огонь по людям?

…Шесть трупов в подвале. Гниль и разложение…

Я зажмурил глаза, борясь с подступившей тошнотой.

— Алисия, я понимаю, у вас с отцом были кое-какие разногласия, но… Но нельзя же так, в конце концов!

— Что с Джоном? — спросила девушка.

Я молчал.

— Вы… убили его?

Я молчал.

— Вы убили его…

— Он мог убить одного из наших, Алисия. Джон первым открыл огонь!

— Он всего лишь хотел связаться с Керком! Керк не вышел на связь — а он должен был вытащить нас отсюда… Керк боялся за меня, за нашего ребенка…

Вот те на! Она, оказывается, еще и беременна…

Керк. На всякий случай я запомнил это имя.

— Ты убил его, правда? — вдруг поинтересовалась девушка.

Я молчал.

— Я знаю тебя. Тебя зовут Герман Лукин, ты — наемник!

— Скорее частный детектив! — зло прокричал я. Алисия расхохоталась.

— Кто больше заплатит, для того и спляшешь джигу, правда, Герман?

Я заскрежетал зубами.

— У меня есть свой кодекс… понятия… честь… Тебе знакомы эти слова, девочка?

— Рассказывай эти сказки старшеклассницам, Герман! Папа нанял тебя убить нас — и ты согласился. Сколько он предложил тебе, Герман?

— Твой отец попросил всего лишь найти Вас и вернуть домой! — крикнул я. — Джон первым выстрелил в меня…

— Значит, это все-таки был ты…

Стареешь, Гера, — ехидно прошептал внутренний голос.

— Да! — со злостью выкрикнул я. — Черт подери, Алисия, он стрелял мне в спину. То, что я остался в живых — чудо. Если бы я не выстрелил — я бы погиб!

— Какая теперь разница? — горько сказала девушка. — Теперь он мертв. Он, а не ты. Не ты, Герман!

Мы молчали. В наступившей тишине я услышал легкий шорох со стороны тоннеля. Или опять показалось?

— Так мой папаша сказал, что хочет всего лишь найти нас? Очень умно с его стороны!

— В чем дело? — спросил я. — Зачем вы прилетели на Статику?

— А ты не знаешь? Мэр Статики и президент Макса — этот грязный выродок, сволочь, ублюдок! — сговорились. Они решили вместе добывать урановую руду!

— И что в этом плохого, Алисия? — поинтересовался я.

— Ничего, если не считать того, что ученые Макса нашли способ разрушить Стазис. И именно это они собираются сделать, когда будет подписан договор!

— Ты с ума сошла, девочка, — крикнул я. — Это невозможно! Уже сорок лет ученые бьются над тайной Стазиса, а ты заявляешь…

— Так ты ничего не знаешь, наемник? Наши ученые давно разгадали тайну Статики! Думаешь, почему ваш мэр заключил договор именно с Максом?

— Это шахтерская планета и…

— Чепуха! Проще было договориться с Небраской — вот, где хорошо развито горнодобывающее дело. Наши способы добычи руды кардинально отличаются от общепринятых — большая часть Макса-3 покрыта водой. Ты никогда не задумывался об этом? Зачем Вам Макс, когда Небраска с большим удовольствием помогла бы вам?

Я молчал. Откуда мне знать? Я — не специалист по добыче полезных ископаемых. И вообще, по образованию — гуманитарий.

Снова шорох. Нет, это мне уже не кажется! Теперь мы не одни в пещере! Я явно чувствовал чье-то присутствие…

— Я порылась в секретных документах папочки и обнаружила для себя много нового! — кричала девушка. Похоже, она не слышала странного звука, сосредоточившись лишь на разговоре со мной. Прожектор все еще был направлен только в мою сторону. — Они собираются разрушить Стазис и лишь потом начать добычу руды!

— Но даже это не дает тебе права на убийство людей! — рявкнул я. — Стазис — всего лишь памятник, гигантская скульптура, остаток древней цивилизации… Из-за него надо было лишить жизни Китайца? Убить ученых и солдат?

— Я не знаю ни про какого Китайца, — ответила Алисия. — А Стазис — это на самом деле…

Красный луч спокойно, даже как-то лениво протянулся от тоннеля в сторону баррикады. Два выстрела прозвучали почти синхронно, но все-таки с маленьким промежутком — сначала погас прожектор, а секундой позже раздался короткий вскрик и глухой звук. Такой обычно издает тело, которое от выстрела отлетает вперед метров на десять и ударяется о каменную стену.

Тишина…

Потом загорелось сразу несколько фонариков. Луч одного из них ударил мне в лицо. Я прищурил глаза, но все же смог разглядеть жестко улыбающегося Берда и серые в окружающей мгле лица его бравой команды.

* * *

Тремя часами позже мы сидели у Малоева в кабинете. В довольно уютном кабинете, надо признать. Неяркие обои на стенах, массивный деревянный стол, аквариум со светящимися рыбками в углу. Я со скукой наблюдал за одной из рыбок — той, что побольше. Она гонялась за своими товарками и все время пыталась ухватить какую-нибудь за хвост.

Генерал сидел напротив меня и попивал из стакана (стеклянного, не пластикового!) воду с привкусом натурального лимона. Довольно дорогой коктейль на Статике. Напротив меня стоял стакан с таким же содержимым, но я к нему не притронулся.

— Нравятся рыбки? — наконец, нарушил тишину генерал.

Я пожал плечами.

— С Офелии, — похвастался Малоев. — Ты не поверишь, сколько стоят! За этого здорового шипохвоста отвалил целую штуку. Думаешь, глупо? Да, я старомоден. На Земле давным давно не держат дома животных, люди разучились заботиться о других. Но ведь это основа человеческих взаимоотношений, Герман! К тому же, мне кажется, что у каждого человека должно быть какое-то хобби, увлечение… Хоть что-нибудь, чтобы можно было отвлечься от мирских забот! Признавайся, у тебя ведь тоже есть что-нибудь такое, что отличает тебя от других?

— Как меня нашли Берд и остальные? — проигнорировал вопрос генерала я. — Жучок установили? Шпиона послали?

Малоев горько вздохнул:

— Зачем ты принимаешь мои слова в штыки, Герман? Поверь мне, я вовсе не хочу запудрить тебе голову, я просто хочу стать другом… Ты ведь отличный мужик, Герман.

— Я задал вопрос.

— Мы не устанавливали жучок, — ответил, нахмурившись, Малоев. — Честно говоря, ты все время таскал его с собой. Сам.

Я достал фотокарточку с Мариной, задумчиво повертел в руках. Малоев мягко, но настойчиво потянул за краешек фотографии и забрал ее у меня.

Разорвал пополам.

Я бы так не смог.

Внутри стереофотографии находилась маленькая микросхемка, которую Малоев бросил на стол.

— Тот парень в синей куртке — ваш человек? — спросил я.

— Керк МакМиллан, — сказал Малоев. — Известный террорист, профессиональный убийца и космический пират. В розыске ГСБ пять лет. Мы взяли его за пять минут до того, как вы с группой отправились в Стазис. Времени было мало, и нам пришлось применить болевой шок…

— Я бы не сказал, что это совсем уж законно, — пробормотал я.

— Поэтому я надеюсь на твое понимание. И молчание, — с намеком произнес Малоев. — Этот парень был в сговоре с преступной парочкой. Насколько я понимаю, здесь действовала целая преступная группировка, однако Керк знал только Алисию и Джона. Эти двое подозревали, что Барон наймет тебя для их устранения, поэтому они, в свою очередь, наняли Керка. Он должен был убить тебя. А также обеспечить отступление. В выборе ребятки не ошиблись — если бы не пара просчетов, они бы уже давным давно скрылись за пределами Статики!

— К чему такие сложности? — спросил я. — Он мог просто пристрелить меня, например, когда я выходил из бара.

— Алисия настояла, — сказал генерал. — Женщина… она не хотела лишних жертв — Керк должен был убить тебя лишь в том случае, если ты попытаешься проникнуть на территорию Стазиса. Поэтому он всучил тебе фото. Китайцу не повезло — МакМиллан бил прямо сквозь стену из плазменной винтовки. В тот самый момент, когда карточка находилась у Сысоева. Из газет террорист узнал, что убил не того, но было поздно. Керк запаниковал, и на катере попытался пробиться в Стазис. Представляешь? Естественно, у него не было никаких шансов — и в миг, когда катер Керка пересекал границу города и Стазиса, мы подцепили его гравилучом. Передатчик был у Керка с собой — по нему мы проследили твое местоположение (как раз в это время вы разделились с группой Берда) и передали его нашим коммандос. Они последовали за тобой — незаметно. Мне показалось, что так будет лучше… Ты не будешь скован в своих поступках и…

— Почему на фотографии изображение Марины? — нетерпеливо перебил я. — Откуда они могли знать?

— Вероятно, они нашли ее через сеть, — пожал плечами Малоев. — Марина же снималась в кино, насколько я знаю?

— Да, она была начинающей артисткой. Когда-то.

— Керк, хоть и террорист… да… — генерал засмеялся. — Но ведь тоже артист! Отчасти… Это ж надо такое придумать…

— Это правда, что Стазис собираются разрушить? — резко спросил я.

Генерал молчал.

— Да, Гера, — наконец, сказал он. — И я прекрасно понимаю тебя. Мне тоже жаль… но ученые Макса нашли способ разрушить Стазис. И не нам решать — мы лишь наемники на службе у государства.

— Я не наемник, — сказал я, вспомнив Алисию.

— Перестань, Герман, — прошептал Малоев. — Как бы то ни было, но у нашей планеты появился шанс подняться из глубокой задницы, в которой она очутилась. Кстати, на этот счет у меня есть к тебе деловое предложение. Мы не знаем, сколько еще людей состоит в террористической организации, которая попыталась сорвать договор Макса со Статикой. И я предлагаю тебе возглавить службу безопасности горнодобывающего…

— Нет, — сказал я.

— Да ты подумай! — воскликнул генерал. — Пять тысяч евро в неделю…

— Нет! — повторил я и поднялся, чтобы уйти.

— Что ж, — тяжко вздохнул Малоев. — Тогда, до свиданья!

Он протянул мне руку, но я не пожал ее.

В глазах стояло лицо Алисии — с дырой во лбу.

А еще ее едва округлившийся животик.

Я равзернулся и вышел.

Внизу меня с гаденькой улыбочкой задержал подполковник Берд. Пришлось вернуть ему карточки, что выдал мне Малоев.

* * *

«Фалькон» кружил в ночном небе над городом на высоте тридцать метров. Если меня заметят копы — оштрафуют на кругленькую сумму. Но легавым было не до нарушителей воздушного движения. Они спали в своих кроватках. Или сидели по барам. А я пил пятую бутылку пива и хмуро наблюдал за звездами. Вся моя ненависть обратилась на эти яркие плевочки, которые какой-то умник щедрой рукой разбросал по всему небу. Без всякой системы и непонятно зачем. Этой мелочи все равно не разогнать ту бесконечную тьму, то ничто, что окружает нас в этом мире.

Зазвонил видеофон. Это был Барон.

Он был бледен, на глазах — синяки.

Аккуратные такие, будто выведенные старательным гримером.

— Здравствуйте, Герман. Я звоню сказать Вам, что перевод на Ваш счет уже был произведен. Извините, что сразу не сказал Вам всей правды — я так надеялся, что удастся взять мою девочку живой. Но я все понимаю, Вы ничего не могли сде…

Я нажал красную кнопку, и изображение вице-президента Макса-3 пропало.

Потом позвонила Лера.

— Гера, где ты, я так волновалась, с тобой все в порядке? — застрочила она.

— Все в порядке, — заплетающимся голосом произнес я и забросил проклятый звонок на заднее сиденье. Видеофон жалобно тренькнул напоследок и затих.

Потом я пустил машину вниз — к ближайшему кафе.

Им оказался тот самый барчик, где я сидел сегодня днем — рядом с Черной Дырой.

Я кое-как припарковал машину рядом с кафе. Постоял немного рядом со стариной «фальконом», покурил. Мерзкий вкус никотина и прочих малоприятных веществ тем не менее немного выветрил алкоголь из моего тела, в голове шумело уже не так сильно.

Потом я подошел к банкомату, набрал код своего счета.


110. 239 евро.


Хорошая плата за молчание.

Я снял одну тысячу (автомат выдал мне две пятисотенные бумажки) и зашел в кафе.

Народу было немного, а за одним из столиков я заметил Малика, который что-то строчил на своем верном покетбуке.

— Господин Лукин! Это судьба! — закричал он, отрываясь от своей писанины. — Давайте ко мне! Ко мне, старому доброму журналюге!

Я взял за стойкой две бутылки пива и подсел к нему.

— Хочу поделиться с Вами своей радостью, господин Лукин! — торжественно произнес журналист, стукая своей бутылкой об мою. Звона, естественно, не было — обе бутылки были из пластика.

— Дзень, — мрачно произнес я.

— Планета оживает! На Статике было обнаружено богатое месторождение урановой руды! — сказал Малик. — Я только что узнал из проверенных источников, что на днях прилетает президент Макса-3. Будет подписан договор о сотрудничестве, а Стазис разрушат, чтобы достичь полезных ископаемых.

— Вы и это знаете? — риторически спросил я, попивая пиво.

— Да! — рот Малика расплылся в улыбке.

— И Вам не жалко его? После этого Статика превратится в самую обычную планету — каких сотни по всей Галактике.

— Да кому нужен этот Стазис! — отмахнулся журналист. — Он уже давно неактуален. Наше будущее — вот оно, рядом! Планета поднимется с колен! Люди вернутся обратно! Преступность, насилие, смерть… новости, сплетни, сенсации!

Я сжал свободную руку в кулак и врезал по наглой ухмыляющейся физиономии Малика. Он тут же уткнулся лицом в салат и затих.

Здорово полегчало.

Я встал из-за столика, огляделся.

Бармен и официантка смотрели на меня выпученными глазами.

— Парень устал, — поделился я своей догадкой с ними. — Пуская поспит. А я оплачу его счет. Сдачи не надо.

И на стол упала пятисотенная бумажка.

* * *

Снаружи было свежо — собирался дождь. Я вздохнул полной грудью и направился к своему «фалькону».

Я был полон решимости не допустить, чтобы Статика превратилась в обычную планету.

Которых в нашей Вселенной на самом деле миллиарды.

ЧАСТЬ 2. ОЗЕРА

«Помогая другому, ты убиваешь себя», — гласил заголовок бесплатной утренней газеты, которую выпускала местная община индивидуалистов. Забавная секта, проповедовали эгоизм во всех его формах, но, тем не менее, жили всегда большими семьями человек по сто. Их философия проистекала из учения «мыслителя» конца двадцать первого века, Бриггса. Мне как-то пришлось почитать труды этого парня, и, честно говоря, меня чуть не стошнило. А ведь в то время он оказал большое влияние на молодые умы.

Индивидуалисты…

Я пробежал глазами статью.

«Помогая другому, ты прожигаешь свое время.»

«Не стыдись чувств, но борись с ними».

«Убей в себе ближнего».

Последняя фраза подкупала своей новизной.

В этот момент андроид принес мне кофе и аккуратно поставил чпшку посреди газеты, слегка заляпав статью о вреде любви для здоровья. Я не стал его ругать. На всякий лсучай я вопринял действия неуклюжего официанта как знак свыше.

Горячий кофе обжигал горло, возвращал телу звенящую бодрость. Ранним-ранним утром только чашка свежесваренного кофе может пробудить меня. По натуре я сова.

Было около восьми утра, воскресенье. Я сидел за одним из столиков «У Толика» и смотрел местный канал — Толян подключил стерео к голопроектору посреди зала — там, где обычно танцевала полуобнаженная девица в ярко-красном купальнике.

Показывали новости. Счастливые соотечественники сгрудились у трех грузовых кораблей на космодроме. Солдаты в серой униформе зорко следили за тем, чтобы каждому человеку достался ровно один двухлитровый пакет с соком и пачка витаминизированных коктейлей. Детям, кроме того, вручали леденцы, запечатанные в дешевый целлофан. Камера выхватывала самые возбужденные лица, а Анастасия Сильченко бубнила за кадром:

— Президент Макса-3 лично позаботился о том, чтобы гуманитарной помощи хватило на каждого жителя Статики. Людвиг Рейнхарт пообещал, что грузовики с соком и витаминизированными напитками «Се ля ви» будут прилетать на нашу планету еще в течение двух недель. «А затем, когда начнется совместная добыча урановой руды», — сказал господин президент, — «У каждого жителя Статики будет банка прохладного сока в холодильнике и кусок бифштекса на столе.»

Анастасия старательно улыбалась, камера металась по счастливой толпе, пока не выхватила Кирилла Савина, который остервенело прыгал по своему пайку — брызги сока разлетались во все стороны, а к Савину уже спешили бдительные стражи порядка. За ними бежала запыхавшаяся министр обороны — мать Кирилла.

— А теперь посмотрите еще раз вчерашнее совместное выступление президента Макса-3 Рейнхарта Людвига и мэра Статики Майка О"Донована, — поспешно сказала журналистка и изображение веселящейся толпы сменилось на картинку зала верховного суда.

За двумя трибунами рядом стояли Рейнхарт и О"Донован. Мэр Статики явно нервничал — все время прикладывался к графину с водой, вымученно улыбался, его маленькие, заплывшие жиром глазки суетливо перебегали от грозной фигуры Рейнхарта к наполненному народом залу.

А президент Макса-3 производил впечатление: огромный мужчина в строгом черном костюме, лицо словно высечено из гранита, ладони твердо лежат на трибуне, глаза метают в зал молнии. И говорит, словно гвозди вбивает.

Кулаками.

В бетон.

Нет, в индивидуалистов.

Ведь Рейнхарт говорил о любви и взаимопомощи, о тех чувствах, что снова входили в моду.

Ко мне подсел Толик, задумчиво поглядывая на Рейнхарта. Пустая глазница уставилась на меня. Надо посоветовать Толику одеть черную повязку. А то он так половину посетителей распугивает. Остаются только самые толстокожие.

Я, например.

— Как по писанному говорит немец, — пробурчал бармен.

Я молчал, прихлебывая кофе. В это время зал взорвался аплодисментами — после того, как Рейнхарт заявил, что будет ратовать в сенате Лиги Энергетической Четверки за вступление Статики в ее ряды.

«Четверка станет пятеркой!»— провозгласил Людвиг, стукнув кулаком по трибуне.

* * *

— Ты ему веришь? — спросил Толик с подозрением.

— Почему же? — спросил я. — Может, и будет ратовать. Только это ничего не даст. Кто нас примет в Четверку? Кроме этой проклятой жилы у нас ничего нет. И никогда не будет.

Толик угрюмо ворчал что-то себе под нос и вертел в руках пластиковую пивную кружку.

— Что такое Стазис, по-твоему? — спросил я, принимаясь за галеты. Они были твердые как кирпич. Приходилось каждую размачивать в горячем кофе минут пять.

— Никогда не думал об этом, — ответил Толик.

— Да брось ты! У всех есть своя теория. Люди — вообще очень интересные существа, каждый думает, что прав именно он. Вот ты, Толик, расскажи мне свою правду!

— Философ, блин, — проворчал бармен. — После того как Лерку выгнал, у тебя совсем крыша поехала. Девчонка хоть как-то тебя сдерживала.

— А все-таки?

— Когда-то здесь бушевала война, так я думаю, — произнес неохотно Толик, — во время которой погибла вся жизнь на планете. А жители города успели заморозить свой город. Чтобы очнуться… через тысячу лет.

— Прямо как в сказке… на коне прискачет принц, поцелует принцессу в щечку — та и очнется… Сколько же здесь принцев понадобится! — улыбнулся я. — А почему тогда большинство людей Стазиса замерли со счастливыми улыбками на лицах? Непохоже, что у них шла война…

— Ты с чужими мало общался, Гера, — покачал головой бармен. — У них психология настолько от человеческой отличается… Вот помню, во время войны с червями…ближе к концу уже… высадил нас челнок около одного из городов червей на Пси-2. Надо было зачистить его. Полностью. Ну, мы с ребятами, значит, врываемся в город, готовимся к жестокой перестрелке, мясорубке… — Толик замолчал.

— И?

— А они все в центре города на площади собрались, — продолжил бармен тоскливым голосом. — Детеныши, самцы, самки, старики… стоят вокруг какого-то своего памятника и, присосавшись друг к другу щупальцами, песни распевают. Жуткие, блин, песни, чем-то волчий вой мне напомнили. Оружие в стороне валяется никому не нужное. А мы стоим в десяти шагах и не знаем, что делать.

— Что было дальше? — тихо спросил я.

— Приказ-то никто не отменял, — ответил, вздохнув, Толик. — Всех подчистую сожгли… они даже не сопротивлялись — только выли все сильнее и сильнее, пока мы последнего не поджарили…

Мы молчали. Я допивал кофе, Толик уставился в голопроектор — выступление глав планет уже прекратили показывать, яркоглазый андроид Кеша рассказывал спортивные новости: в полуфинал кубка Галактики вышли сборные планет Земля, Офелия, Литц-Ка и Берш-Ак. Земля попала на Литц-Ка. Впрочем, все равно. У наших сборных нет ни единого шанса — Акалоиты не проигрывают в футбол пять лет подряд. Я мысленно проклял седьмую поправку к закону об отношениях с чужими. Именно она открыла дорогу инопланетянам в жизнь людей — у чужих появилось право участвовать в спортивных играх наравне с человеческой расой. Правда, воспользовались этой поправкой лишь акалоиты — и то, только ради футбола. Слава Богу, что эти жуткие рептилоиды обитают всего на двух планетах. Иначе скоро в чемпионате Галактики участвовали бы одни чужие.

— А что у тебя за гипотеза? — спросил Толик.

— Ммм?

— Насчет Стазиса?

Настала моя очередь вертеть в руке чашку.

— Когда я бы молодой… — Я засмеялся: — Мда… Уже к старикам себя причислил… Короче, было мне шестнадцать лет… война только закончилась, по всей Земле гремели фейерверки, праздники, цветы… Мы с Мариной… моей девушкой… сидели на берегу моря. Было красиво — ну, сам знаешь: пылающий закат, бескрайнее синее море, ласковый шум прибоя… Впрочем, я всего этого не видел — я смотрел только на нее. И Марина тогда сказала… сказала, что очень хотела бы жить на Статике. Я спросил, почему? А она ответила, что хотела бы найти здесь свою бабушку, которая умерла давным давно. Я не понял, что она имеет в виду. Тогда Марина рассказала, что верит в переселение душ, в реинкарнацию. Что люди, умирая, возрождаются в новом теле. А когда они устают возвращаться в мир живых — они отправляются на Статику. И замирают без движения на улицах Стазиса — чтобы забыть наконец о мирской суете. Отдохнуть, и лишь через миллион лет возродиться — когда во Вселенной не будет боли и страха.

Чашка задрожала, когда я опустил ее на стол.

— Но это же не твоя теория! — возразил Толик. — Что думаешь ты?

— Что Марине еще не надоело возрождаться, — ответил я. — И ей сейчас десять лет, она живет на Офелии, вместе с подружками бегает по цветочным лугам, вьет прекрасные венки и продает их туристам по одному евро за штуку. А потом покупает ледяной сок и бежит купаться. В действительно бескрайнем синем море.

— Все-таки ты сумасшедший, — проворчал бармен и встал. — Или просто застыл в своем шестнадцатилетнем возрасте. — И с этими словами Толик покинул мой столик.

А я еще некоторое время посидел, лениво наблюдая за соревнованиями по боулингу. Потом посмотрел на часы: половина девятого. До прилета планетного экспресса Небраска-Статика оставалось сорок минут. Пора идти.

Я рассчитался с подбежавшим андроидом-официантом и вышел наружу.

Небо было безоблачным — лето на Статике постепенно входило в свои права — сезон дождей закончился, теперь предстояло четыре жарких засушливых месяца.

Около стоянки дежурил Ворон — чокнутый парнишка, что все время ошивается в туалете «У Толика». Похоже, парень нашел себе работу — стоит себе около входа, меланхолично поигрывает электродубинкой, с намеком поглядывая на малышню, которая кружит возле стоянки и дразнит Веню, обзываясь всякими нехорошими словами.

— Здравствуй, Герман, — растягивая слова, поздоровался Ворон.

— Привет, Веня, — рассеянно ответил я, отыскивая в кармане ключи.

— Куда-то собрался? — поинтересовался Ворон.

— Сегодня мой брат прилетает, — кивнул я. Ключи обнаружились в заднем кармане брюк — я протянул их Вениамину. Парень провел над брелком идентификатором — зажглась зеленая лампочка, ворота открылись.

— Шестое место, черный «фалькон», — отчеканил Ворон. И выпалил скороговоркой: — Не тот брат, кому ты рад, а тот брат, кто тебе рад.

— Значит мы абсолютно чужие друг другу люди, — согласно кивнул я.

Ворон как-то испуганно сжался и промолчал. В последнее время мне стало казаться, что я единственный человек на Статике, которого он боится.

Может спросить, почему?

* * *

Сухая жара плавила пластик и асфальт, и мне казалось, что мое тело тоже сейчас аккуратненько растечется по горячему полу машины. А потом начнет испаряться.

До космодрома я добрался через десять минут, немного покружил над грузовиками гуманитарной помощи — выдача бесплатных витаминов происходила с пяти до девяти утра и вот-вот должна была закончиться — конец очереди уже стал понемногу рассасываться. Солдаты с Макса утирали трудовой пот и с легкой угрозой поглядывали на мой «фалькон». Еще чуть-чуть и откроют огонь. Я решил не испытывать судьбу и полетел к стоянке космопорта. Заплатил за въезд дряхлому ржавому роботу, припарковался поближе к выходу и направился в зал ожидания.

Космодром представляет собой трехэтажное здание-куб из стекла и пластика. С одной стороны к нему примыкает гостиница «Статик-Отель», стоянка и куча маленьких магазинчиков и кафешек. С другой стороны — взлетно-посадочная площадка. Немаленькая надо сказать — рассчитана на одновременную посадку около тридцати звездолетов класса А. Когда-то даже этого не хватало — теперь же на Стактику практически никто не летает. Да и покинуть планету нелегко — почти все те, у кого были деньги на билет со Статики, уже улетели отсюда.

Около раздвижных ворот, которые вели в зал ожидания дежурило трое солдат в серой форме и один полицейский. Копу было явно неуютно рядом с немцами, и он, насупившись, стоял в стороне, притворившись, что наблюдает за стоянкой.

— Ваши документы, пожалуйста, — правильно, но с сильным акцентом произнес один из солдат. Судя по всему, офицер.

— А по какому праву Вы требуете? — улыбнулся я. — Вы даже не граждане этой планеты.

— Вы хотеть пройти куда надо? — оживился солдат.

— Что Вы! — Я поднял руки. — Я ведь просто пошутил. Шутка, дорогой!.. Вот, держите. — Я пртянул ему ксиву.

Офицер разочарованно принял из моих рук карточку, посмотрел что-то у себя в покетбуке и нехотя вернул ее обратно.

— Кого-то встречать? — спросил солдат.

— Брата, — бодро ответил я и прошел мимо них, насвистывая веселую песенку.

В зале ожидания царило запустение: неоновые вывески ларьков не горели, повсюду валялся мусор, который лениво собирали два робота. У меня сложилось впечатление, что они только притворяются, что работают, а на самом деле передвигают мусор с места на место по аналогии с броуновским движением.

Людей на вокзале практически не было, если не считать двух скучающих женщин в ларьках — одна торговала сувенирами и прочими безделушками вроде голохлопушек, китайских ноутбуков и лазерных фонариков, а вторая — дешевыми бутербродами. Кроме них возле двери с надписью «Полиция» ошивалась парочка бомжей, которые с задумчивым видом сидели на корточках и что-то выискивали в мусоре.

Приглядевшись я приметил еще какого-то незнакомого темноволосого мужчину в легкомысленной белой майке с надписью — «Выброшусь из звездолета за бутерброд». Мужик сидел в одном из кресел и разглядывал информационное табло. Я тоже посмотрел туда: единственная строчка превратилась в свою голографическую копию, которая поплыла к нам, постепенно увеличиваясь.

— Пятнадцать минут до прибытия экспресса «Небраска — Статика», — с выражением прочитал электронный голос и голограмма рассыпалась на тысячу звездочек, которые гасли, касаясь пола.

Я сел в кресло напротив панорамного окна и стал наблюдать за посадочной площадкой. Двое парней, которые с такого расстояния казались не больше наперстка, суетились и давали какие-то указания здоровенным роботам. Роботы расчищали площадку от всякого мусора. Минут через пять парни дали отмашку железным дровосекам, и они, покачиваясь, покинули площадку. Служащие космодрома еще немного порыскали вокруг, словног крысы у мышеловки, потом сели в машину и умчались.

Посадочная площадка покрылась перекрестьем голографических лучей. Большинство из них было нейтрального светло-серого цвета, но один квадрат загорелся красным — именно туда должен был сесть экспресс.

Десять минут пролетели почти мгновенно.

Стекла задрожали, когда в отведенный квадрат торжественно садился многотонный космический корабль. Он представлял собой серебристый диск с двумя зелеными полосами, проведенными от верхней оси к нижней — государственные цвета Небраски.

* * *

— Планетный экспресс «Статика-Небраска» прибыл, — объявил электронный голос. — Стоянка — один час.

К кораблю подлетел портовый микроавтобус и пристыковался к его боку. Совершался обмен — три-четыре человека отбывали на Небраску, примерно столько же занимали места в микроавтобусе. Не прошло и десяти минут, как автобус отправился обратно — к космодрому.

Сначала в воротах появилась молодая, уверенно шагающая девушка с небольшим аккуратненьким чемоданчиком в руках. Мужчина в майке помахал ей, девушка радостно улыбнулась в ответ, и они вместе зашагали к выходу из зала ожидания.

Потом появилось двое мужчин в серых невзрачных костюмах. Костюмы резко контрастировали с молодежными прическами, а-ля Большой Взрыв и разноцветными очками-проекторами (одно стеклышко — синее, другое — зеленое). Роботележка с натугой тащила за ними пять или шесть чемоданов. Появившиеся будто из ниоткуда два парня в синих ливреях разобрали чемоданы и потащили их к выходу.

Потом появился мой братец: нерасчесанная рыжая шевелюра, нелепая зеленая кепка на голове, зеленая рубаха-разлетайка, легкие желтые шорты и огромный коричневый чемодан в руках. На чемодане я заметил наклейку, надпись на которой гласила «Офелия — мама». За спиной — как обычно — гитара.

— Гера!!! — с порога заорал Антон. — Братан, сколько лет, сколько зим!!!

Я встал, пытаясь вспомнить, что необходимо говорить в подобных случаях, но меня опередили.

Гравилуч поднял братишку с пола и со всего маху треснул о стену — чемодан отлетел в сторону, гитара угрожающе затрещала, лицо Антона слегка перекосилось, а позвоночник брата угрожающе затрещал.

— Твою мать, — раздался усиленный электроникой голос, — ты что делаешь, Семен? А если сдетонирует?

Потом тот же голос заорал, обращаясь уже к братцу:

— Стоять, не двигаться!

Шансов у Антона сдвинуться хотя бы на миллиметр было мало — гравилуч надежно прилепил его к стене.

В зале тут же стало очень тесно — его заполнили хмурые солдаты в сером и недружелюбные полицейские. Некоторые держали на прицеле брата, другие с какими-то хитроумными приборами кинулись к чемодану Антона.

Этого я уже выдержать не мог. Не сказать, что мы с Антоном пылаем друг к другу горячей братской любовью, но все-таки он мне какой-никакой, но родственник. Самый близкий, если не считать мамы.

Кроме того, во мне взыграл дух противоречия — не зря же я с утра начитался бредней индивидуалистов.

Я пер напролом, расталкивая изумленных солдат — прямо к чемодану брата — видимо именно в нем заключалась причина нынешних проблем Антона.

Два молодых солдатика возились со своими приборами.

— Подтверждается! — произнес один из них. — Здесь находится взрывчатка!

— Какая к черту взрывчатка? — заорал мой брат, отчаянно дрыгая ногами. — Там всего лишь…

Но никто его не слушал. Военные никогда не упустят шанс, поразвлечься. По-своему, конечно.

— Вскрываю, — торжественно произнес солдатик и достал лазерный резак.

Я бы не удивился, раздайся в этот момент барабанная дробь.

Все вокруг застыли. Один из стоящих рядом со мной полицейских задрожал и отступил назад на два шага.

Также поступили и все остальные.

Ну и я, на всякий случай.

Резак противно зашипел, когда солдат осторожно провел лучом по чемодану, выжигая аккуратную квадратную дыру.

— Вынимай, — прошептал солдатик своему напарнику через минуту.

Тот послушно надел магнитную перчатку, подцепил вырезанный кусок металлопластика и осторожно приподнял его.

Все заволновались — некоторые, забыв о страхе, даже придвинулись чуть-чуть вперед.

Из чемодана вывалились две ярко-красные шутихи. Надпись на одной из них гласила: «Фейерверки Апуса. Зажги свою сверхновую!» И чуть ниже — «Содержание взрывчатых веществ соответствует закону галактического совета под номером 265.12 параграф 666»

* * *

Начальник космодрома долго извинялся перед Антоном. Братишка потрясал перед ним поврежденным чемоданам (дыру мы кое-как заделали с помощью мгновеннозасыхающего клея «Момент-4000», который купили в одном из ларьков) и орал что-то насчет суда и Кары Божьей. Начальник краснел, пыхтел, чуть ли не кланялся перед Антоном, но тот только еще больше распалялся!

— …к чертовой бабушке, Вас, Вашего папу, маму, бабушку, дедушку, дядю, тетю, кузена, кузину и всех родственников до пятого колена! — закончил свою речь брат, яростно хлопнул напоследок дверью, и мы вместе направились на стоянку. Военные на выходе даже не попытались проверить его документы — Антон страшен в гневе.

Уже в машине брат пробурчал:

— Как ты можешь жить на этой планете, я вообще не представляю! — И тут же без всякого перехода: — Им еще повезло, что гитара осталась цела! Недоноски чертовы!

* * *

Я молчал, выруливая со стоянки.

— Эх, ненавижу я эту чертову планетку! — сказал брат. — Ты бы знал, Гера, как сильно я ее ненавижу…

— Чего же тогда прилетел? — спросил я, закуривая.

Антон удивленно посмотрел на меня:

— Ты что, братишка! Мы же с тобой три года не виделись. Ради такого случая я готов стерпеть несколько дней на этом куске базальта.

— Два с половиной, — поправил я. — Мы не виделись с тобой два с половиной года.

— Все такой же правильный, когда трезвый? — хохотнул Антон. — Ничего, скоро мы это исправим. И не возражай, слышишь! У меня уже целую неделю ни капли во рту не было.

Я промолчал, про себя сильно сомневаясь в последних словах брата.

— Эх, ты даже не поверишь, где я только не побывал за последние два года, — вздохнул брат, извлекая из чемодана чекушку водки. В кармане он нашел початый пакетик томатного сока, плеснул туда из чекушки, выпил.

Крякнул.

— Хочешь сока? — зажмурившись, пробормотал Антон. — Хорошо пошла, блин… Так хочешь или нет? Я слышал у вас тут напряженка с витаминами…

Я вдруг вспомнил мальчика, который жевал листья в парке. Надо бы навестить малыша. Дать его отцу денег на билет со Статики — пускай поищут счастья где-нибудь еще.

Впрочем, зачем это мне?

Неужели лишь для того чтобы доказать, что я не такой как все?

— У меня с витаминами все в порядке, — ответил я.

— Ну, как хочешь. А что с Леркой? Все еще вместе? Я на нее попал, когда звонил тебе пять дней назад… Или уже неделя прошла? Черт, не помню… голосок у нее такой же приятный, как и три года назад. И сама тоже ничего, наверное? Да?

— Я уволил ее, — лаконично ответил я.

Антон воззрился на меня, как на сумасшедшего:

— Ты что, Гера? Такая девчонка… А что случилось-то? Не дала? Этот амбал, ее парень, тебе морду набил? Так, если что, мы сразу…

— Нет. Не в этом дело. Я считаю, что она все время работала на ГСБ.

— Считаешь? — переспросил брат.

Я пожал плечами:

— Я не уверен. Может быть и нет.

— Гм, — сказал Антон. И, поразмыслив, снова приложился к чекушке — водки осталось на самом дне.

— Как мама? — спросил я.

— Все также, — занюхав рукавом, произнес Антон. — Сейчас они с Фредом путешествуют по Европе. Потом собираются на Офелию.

— Простое счастье обычных туристов, — кивнул я.

— А ты как? Не собираешься отсюда? Я через три дня улечу, так может, соберешь вещички и вместе куда-нибудь рванем? Если у тебя нет денег, не переживай — я одолжу сколько надо…

— У меня есть деньги, — перебил я брата.

— Так в чем дело? — спросил он. — Летим! К черту эту планету! Все женщины Галактики будут наши!

— Пока что я не намерен покидать Статику.

— Ну и дурак, — константировал Антон, допивая водку.

* * *

Посетителей у Толика все еще не было — да и сам бармен куда-то запропастился. Мы прошли через притихший бар, сели в лифт и поднялись на седьмой этаж.

— Ты раньше вроде на тринадцатом этаже жил? — спросил Антон. — Или опять что-то путаю?

— Я вчера переехал.

Мы втащили чемодан в маленькую комнату для гостей, потом вернулись в офис.

Офис все еще не был готов к приему посетителей — вещи стояли нераспакованными, стулья расположились на столе. Доставка тоже не работала — я еще не успел оплатить эту услугу.

— Зачем это ты переехал? — спросил Антон, схватив один из стульев и усаживаясь на него. — И чего Лерку уволил? Давай, колись, Герыч!

Я прикурил.

— Долгая история. Вкратце так — я почти уверен, что Лера следила за мной. И устанавливала жучки. Поэтому я ее уволил, а сам переехал.

— Веселенькое дельце, — покачал головой братец. — А как у тебя с работой? Слышал, Статика почти вымерла. На мели, братишка?

— Деньги есть. На днях мне хорошенько заплатили за одно дело, — ответил я.

— Расскажешь? — спросил Антон с видимым безразличием.

— Совершенно Секретно, — сказал я. — Связано с государственными интересами. Ну ты понимаешь.

— Расскажешь, — решил Антон. — Сегодня же вечером, на вечеринке «У Толика». Когда немножко выпьешь — все расскажешь. Мне даже спрашивать не придется. Только слушать и запоминать.

— Ты хочешь устроить вечеринку? — спросил я.

— В честь моего приезда, — подмигнул мне братишка. — Ты что думаешь, зря я фейерверки захватил?

Мы некоторое время молчали.

— Ну? — наконец, спросил Антон.

— У меня есть пара дел, — сказал я. — Ты пока располагайся…

— Э, нет, братец, — засмеялся Антон. — Мне тоже по Статике побродить надо. Да и не хочу, чтобы ты меня потом выгнал, обвинив в том, что я у тебя жучки устанавливаю. Лучше сделаем так: ты запрешь офис, и мы разойдемся. Встречаемся внизу «У Толика» в восемь вечера. Идет?

— Договорились.

* * *

Звонок не работал. Поэтому я долго колотил в дверь, прежде чем она со скрипом отъехала в сторону.

Отец мальчика был молодым нескладным парнем лет двадцати пяти. Под глазами — синяки, неряшливо постриженные волосы торчат во все стороны, и только взгляд — проницательный и неглупый. Одет он был просто — синие спортивные штаны и майка с бегущей строкой — ширпотреб для бедняков. Строка все время менялась, рекламируя то какую-то забегаловку «Райские кущи», то обувной магазин для среднего класса «Обувь и ко».

— Здравствуйте, — сказал я. — Вы меня не знаете, я помог Вашему сыну, когда…

— Гена рассказывал о вас, — кивнул парнишка. — Меня зовут Денис. — Он протянул мне руку.

Я пожал ее:

— Герман.

— Проходите, — пригласил Денис.

Мы оказались в прихожей — груды одежды на гвоздях, вбитых в стену, старая обувь на полу, размалеванные маркером обои. Все знакомо. До боли знакомо.

Зачем я вернулся сюда?

Денис нырнул направо — в единственную комнату и скоро вернулся с бумажкой и горстью мелочи в руке.

— Здесь двадцать евро, — сказал парень. — Больше у меня пока что нет. Похороны Наташи сожрали все сбережения… впрочем, у нас и так немного было — пятьдесят евро…

— Мне не нужны деньги, — сказал я.

— Тогда зачем Вы пришли? — удивленно спросил Денис.

И, правда, зачем?

— Я хочу предложить Вам денег на билет. Вы улетите со Статики ближайшим рейсом вместе с сыном, — сказал я. — По-моему, это самое лучшее, что в данной ситуации…

Денис помотал головой:

— Спасибо. Большое спасибо, но… нет.

— Но почему? — настала моя очередь удивляться.

Он помялся:

— Я верю, что вы делаете это бескорыстно, но… я не могу. Я должен сам добиться… сам вылезти из этой дыры… Хотя бы в память о Наташе. Понимаете? Это будет… правильно.

Я молчал, парень тоже.

— Гена сейчас у соседей, — сказал Денис. — Если Вы хотите… у меня на Статике все равно нет друзей… мы могли бы помянуть Наташу… я расскажу Вам о ней…

Я достал заранее приготовленную бутылочку водки.

— Спасибо, — повторил Денис.

* * *

Мы просидели не больше часа — Денис в этот день работал в ночную смену, поэтому я не задерживал парня.

В голове немного шумело, когда я встал у ларька, проглотил две таблетки антиалкоголя и запил коктейлем. Полегчало.

Четыре дня назад у меня в голове билась только одна мысль: надо спасти Стазис. Теперь я сомневался, зачем мне это. Кому нужен проклятый памятник неизвестной расе? Денис закончил университет, его профессия — горное дело. Если откроется горнодобывающее предприятие, у парня будет шанс заработать на билеты отсюда. А, может, чем черт не шутит, Статика действительно поднимется? И тогда Дениса и его сына ждет лучшая доля. И всех остальных бедняг, застрявших на планете. Зачем им Стазис? Кому во всей чертовой Вселенной нужен город мертвых статуй? Кучке фанатиков-террористов!

И мне.

Но имею ли я право решать судьбу этого мира?

Да и смогу ли? — ехидно поинтересовался внутренний голос. — Один человек — слишком мало, чтобы пойти против государства.

Я задумался. Как нарушить планы президента Макса-3 и мэра Статики? Отправиться на Землю, написать письмо в Организацию Объединенных Наций? Однако я был уверен, что у Рейнхарта здесь все схвачено. Присоединится к террористам? Этот путь меня тоже не привлекал. Да и неизвестно, захотели бы эти ребята, чтобы я присоединился к ним. Скорее они продырявят меня при первой же встрече, — подсказало подсознание.

Так и не придя ни к каким выводам, я двинулся к ближайшему кафе — жутко хотелось есть.

* * *

Дом гудел.

Вернее гудел бар «У Толика». Сквозь витрины вырывались голографические лучи, которые рисовали полуобнаженных девиц и лихих парней в ковбойских шляпах и с неизменным пивом в руках — голограммы зазывали посетителей отдохнуть сегодня «У Толика». Я остановился в квартале от действа — музыка играла вовсю, какие-то ребята собирали странную конструкцию перед дверями бара. Среди них я заметил зеленую кепку — наверняка мой братец. Наконец, сооружение было подготовлено — ребята прыснули во все стороны. Вспышка — и ракета взлетела ввысь. Я проследил ее путь — она взорвалась высоко в небе, и мириады разноцветных звездочек образовали следующую надпись: "ВОССОЕДИНЕНИЕ БРАТЬЕВ. ВЕЧЕРИНКА «У ТОЛИКА». Толпа возле бара одобрительно зашумела, раздался звук разбиваемого стекла — в ход пошли пустые бутылки из-под пива (Толик разорился на стеклянные!), Антон подхватил установку и все кинулись в бар. Я остался стоять в тени ларька, размышляя, не провести ли ночь в гостинице.

Даже ночь на улице казалась мне не худшим вариантом.

Мимо протопали две симпатичные девчонки в блестящих топиках и коротких шортиках.

— Что за вечеринка? — спросила одна.

— Кто его знает? — ответила вторая. — Но я ее ни за что не пропущу. На Статике и так ничего не происходит уже года три.

Я нахмурился, наблюдая за удаляющимися девушками. И все это великолепие достанется одному Антону? Ну уж нет!

Пора показать брату, кто в семье старший.

* * *

Когда я вошел в бар, он чуть ли не взорвался от приветственных криков. Антон вырвался из объятий какой-то пышнотелой девицы (я раньше видел ее лишь мельком) и похлопал меня по плечу.

— А вот и виновник событий! — пророкотал он на весь бар. — Дамы и господа, позвольте представить Вам моего родного братца, Германа Петровича Лукина! Самый известный детектив на планете Статика и во всем земном секторе Галактики! В одиночку поборол трех акалоитов! Голыми руками! Кроме того — благодаря ему Земляне победили в войне с червями!

Раздались жиденькие аплодисменты — кто-то поверил в галиматью, что нес брат. Остальные захохотали. Даже одноглазый бармен.

— Гера — он такой! — прокричал Толик. Надо же, Антону даже его удалось споить! Толика я пьяным видел лишь один раз в жизни — лет пять назад — когда кто-то спалил половину бара.

Знакомых лиц было много: я увидел Ворона, меланхолично попивающего минералку, Вадика с пятого этажа — вместе с супругами Клер и Джошом они курили травку, Эдика, веселого мужичка с заправки — он завладел гитарой братца и что-то тихонько бренчал … Лера с Алешей тоже были здесь. Лера грустно мне улыбнулась, а Алеша приветственно замахал рукой — надо же, а когда выпьет, парень вполне ничего.

— Штрафную! — прокричал кто-то. — Налейте Гере штрафную!

Ко мне тут же подкатили Леруа и Ден Малик с огромным пластиковым кубком, наполненным водкой. Малик подмигнул мне здоровым глазом — под левым еще не прошел синяк. Я непроизвольно улыбнулся — журналист был, конечно, порядочной сволочью, однако ж его настойчивость все больше и больше мне импонировала.

— За Гер-Мана! — провозгласил заплетающимся голосом Леруа, торжественно вручая мне кубок. — За моего лучшего друга!

Я с кислой улыбкой осушил кубок до дна.

К тому времени, когда в нем не осталось ни капли, улыбка у меня благополоучно переродилась в оскал — я кинулся к стойке и не пожалел червонца за литровую бутылку газировки с натуральным привкусом лимона — срочно потушить пожар, который охватил горло, пищевод и желудок!

Толпа разразилась оглушительными аплодисментами, голографическая девчонка послала мне воздушный поцелуй, заиграла задорная музыка, и все, наконец, забыли про беднягу детектива.

«Ты наемник…»

Когда в бутылке кончилась вода, я смог перевести дух. По телу пробежало приятное тепло, вечеринка нравилась мне все больше и больше. Я приметил двух давешних девчонок — они заманчиво крутили бедрами в такт музыке. Антон уже плясал рядом с одной из них — рыженькой. Вторая, зеленоволосая, с редкими оранжевыми прядями, призывно поглядывала на меня. Красивая, по крайней мере — в моем вкусе.

Смуглая, юркая девчонка — наверняка хороша в постели.

Совсем не похожа на Марину. Кроме последнего пункта, разумеется.

Я покачал головой, взял у Толика две бутылки пива (тот подмигнул мне единственным глазом — веселись, мол), и забрался за свободный столик.

Ко мне тут же попытался подсесть Малик, но я на него зыркнул так, что журналист лишь выставил вперед руки, будто защищаясь, робко улыбнулся и исчез в толпе.

Заиграла печальная мелодия о потерянной любви и нежелании отца выдать дочь замуж за красивого юношу-мутанта, у которого был лишь один недостаток — третий глаз над переносицей. «Ну и что, что третий глаз — зато в постели он горазд!» — возмущалась тонюсеньким голосом певица. Медленный танец, короче говоря. Гости разбились по парам, меня потянула за рукав зеленоволосая девушка.

— Потанцуем? — спросила она, проводя язычком по пухлым алым губкам. Очень эротично.

Я кивнул. Почему бы и нет?

Девчонка прижалась ко мне всем телом, и мы закружились на одном месте.

— Меня зовут Саша, — не выдержала девушка, стараясь взять инициативу в свои руки. Раз уж я никак себя не проявлял.

— Гера, — сказал я. В мозгу молнией сверкало только одно лицо.

Марина.

Пока что я слишком мало выпил, чтобы забыть ее, выкинуть из головы…

— Ты правда детектив? — спросила Саша, доверчиво кладя подбородок мне на плечо.

— Да, — ответил я.

— Не очень-то разговорчив, я посмотрю, — прошептала зеленоволосая девчонка. — Но ничего… Я слышала, что у тебя любимая девушка погибла много лет назад, и то до сих пор ее любишь… Это так?

— Извини, — сказал я и освободился из ее объятий. Вернулся к своему столику, уставился на столешницу. Надо выпить пива. Как можно больше. Чтобы спокойно уснуть за столом. А завтра — пошляться по парку, вдруг еще раз удастся увидеть воробья.

Их так мало на планете осталось — большая удача увидеть хотя бы одного.

— Гера, — позвал кто-то тихо.

Я поднял мутный взгляд.

Напротив сидела Лера.

— Послушай, — сказала она, — я не знаю за что ты меня уволил и не буду тебя попрекать. Но мне тебя жалко, Герман! Какого черта ты рушишь свою жизнь? У тебя есть деньги — сваливай со Статики! А лучше для начала найди себе хорошую девчонку, женись на ней и тогда уже улетай к чертовой матери отсюда!

Я хихикнул:

— А вот ты, Лера, согласилась бы со мной улететь? А?

Ее прекрасное личико нахмурилось.

Я погладил ее волосы — шелковистые, светлые, очень приятные на ощупь:

— Ты красивая, Лера… красивая, как она. Почти как она. И даже характеры у Вас похожи… но проблема в том, что ты не она. И никогда ею не будешь.

— Гера… — прошептала Лерочка. — Так нельзя, ты губишь себе…

— Погоди… Послушай… Я ведь пытаюсь тебе объяснить. И эта зеленовласка — не она. И ее подружка — не она, — продолжал терпеливо я. — Теперь ты понимаешь в чем привкус жизни, Лерочка? Вы все — не она. Любая из вас — не она. Самые лучшие из вас — не она. — И я хихикнул, запивая свои слова крепким пивом.

— Тебе надо к психологу, Герман, — сказала Лера.

— Я подумаю, — кивнул я.

Лера ушла. Вокруг кружились люди, музыка барабанным боем и легкой, отдающей мускусом, болью, резала мозги, пиво лилось в мою глотку нескончаемым потоком. Потом я почему-то оказался за одним столиком с Кириллом Савиным — его-то кто сюда позвал? И как он из-под присмотра матушки сбежал?

— Моя мама — это конец света, — пожаловался захмелевший Савин. — Черт подери, я уже взрослый мужик, месяц назад мне стукнул двадцатник, а она носится со мной, как с младенцем! Скоро снова подгузники примется менять, черт подери! А я… а я писателем хочу стать, Гера!

— А ты улетай! — посоветовал я. — Стащи у матери бумажник — и вали отсюда! На Офелию… — Я вспомнил слова Леры. — А еще лучше — найди девчонку, женись на ней тайком и — вперед! Что тебя держит на Статике?

— Не могу, — подумав, сказал Кирилл. — Не могу я… ведь у мамы слабое сердце… она не переживет… Понимаешь, она сама должна понять, что я давно уже немаленький! Отсюда и эти проклятые банки с соком!

— Хочешь честно, Савин? — я обнял парня за плечи. — Всех уже достали твои чертовы банки. Настолько, что даже я — самый спокойный человек в Галактике — готов навалять тебе по шее.

— Да знаю я! — закричал Кирилл и стукнул кулаком по столу. Одна из бутылок свалилась на пол и покатилась куда-то к танцующим. Я было наклонился, чтобы поднять ее, но опоздал. Пришлось орать через весь зал, чтобы Толик притащил еще пару бутылок пива.

Толик почему-то хмурился, когда выполнял заказ, но мне было все равно. Это его работа!

— Скажи, брат Кирилл, — я перешел на доверительный тон. — Как тебе удалось украсть последнюю банку сока? Мне говорили, что она была на охраняемом складе. Признавайся, как ты туда проник?

— Чего? — переспросил Савин, с трудом поднимая голову со стола. Как я его понимал в этот момент! Но вопрос меня интересовал с профессиональной точки зрения, и я повторил его.

Кирилл захихикал, подсел ко мне ближе и прошептал на ухо:

— Телепортатор.

Я подумал, что ослышался.

Такая штука стоила в принципе не очень дорого. Что-то около ста тысяч евро. Но она потребляла колоссальное количество энергии — причем независимо от расстояния. Принцип мгновенной телепортации был разработан более века назад: энергия, затрачиваемая на перемещения, зависела только от массы перемещаемого объекта. Однако даже для телепортации всего одного килограмма груза, необходимо огромное количество топлива. Настолько большое, что даже трудно себе представить…

— Шутишь? — спросил я.

— Какие шутки! — возмутился Кирилл. — Мама же заведует этими делами…

— Сколько же гигаватт тебе мамочка подарила? — поинтересовался я.

Если б я был шантажистом, сейчас у меня появились неплохие шансы подзаработать.

Жаль, не мой стиль.

Кирилл взглянул на меня с легким превосходством:

— Хех! Пришлось пару раз нажать на ребят из министерства энергетики, которые мне кое-что задолжали…

Сибарит чертов. Статика катится в пропасть, а он…

— Я понимаю, о чем ты сейчас думаешь! Зажрался, мол, маменькин сынок! Гы… сынок… — сказал Кирилл. — Но ты и меня должен понять — так все достало! Да и пользовался я телепортатором всего два раза. В первый раз почитал кое-какие секретные документы, связанные со Стазисом, ну там, знаешь…

Я весь обратился в слух.

Но нам помешали.

— Кирилл!

Мы подняли головы.

Над нашим столиком возвышалась обширная фигура матери Савина — Ольги. Она, кажется, еще больше раздулась от гнева.

— Что — ты — тут — делаешь? — старательно разделяя слова, произнесла министр обороны Статики. Тут только я понял, что музыка стихла, а гости замолчали. И еще я заметил двух полицейских, которые навязчиво маячили за спиной Савиной.

— Пью пиво, — упавшим голосом произнес Кирилл.

— Сейчас — же — иди — за — мной! — приказала Савина тоном, не терпящим возражений.

Кирилл вдруг нахмурился.

— Нет, мама! — твердо сказал он.

— Ч-т-о? — переспросила министр.

Мне вдруг захотелось спрятаться под стол. Желательно у себя в офисе, на седьмом этаже. А самое лучшее — на другой планете. В соседней галактике.

— Я остаюсь здесь. С друзьями, — твердо произнес Кирилл. И положил руку мне на плечо.

Савина молчала. Видимо ей очень хотелось приказать своим шестеркам взять сына под локотки и увести отсюда. Однако здравый смысл возобладал.

— Ты еще пожалеешь об этом! — сказала женщина, развернулась и вышла из бара. Копы — за ней. Хотя судя по их тоскливым взглядам, ребята совсем не прочь были остаться и пропустить рюмочку-другую.

Лишь только Савина ушла, все зааплодировали. Красный как рак, Кирилл взобрался на стол и смело заявил, что завтра же покидает Статику. И женится. На любой девушке, которая изъявит желание. Толик пообещал ему ящик пива в дорогу, мой братец — хорошую девушку в жены и крепкий подзатыльник на счастье.

Потом мы выпили с Кириллом еще по бутылке за родителей, за Статику, за любовь, за свободную любовь, за любовь к чужим, за любовь к животным, за любовь женщины к детям, за любовь детей к другим детям, еще за какие-то глупости… за писательский талант Кирилла.

Потом я долго выпытывал у Савина не симпатизирует ли он индивидуалистам. Кирилл отрицал. Хотя признался, что Бриггса читал.

Где-то через час мы поднялись ко мне в офис, я залез в свой стол, достал пистолет и долго показывал Савину «Целитель». Мы вышли в коридор, достали еще по бутылочке — я все всучивал Кириллу свое оружие, а он отказывался.

— Дарю! — орал я. — Для тебя ничего не жалко, братишка!

— У меня свой есть! — ответил Савин и выудил из-за пазухи станер. Неплохой, в принципе, армейского образца, таким человека завалить — раз плюнуть.

Я убеждал его, что мой лучше — Кирилл не соглашался. Дело дошло чуть ли не до драки. Потом мы сели прямо на пол и выпили по бутылочке в знак примирения. И еще по одной…

Смутно помню, как я оказался в своей кровати.

* * *

Меня разбудил стук в дверь. Я долго еще лежал, надеясь, что он прекратится, однако этого не происходило. Кто бы не находился по ту сторону двери, но он колотил все настойчивей и настойчивей.

Козел.

— Есть же звонок! — заорал я, а потом вспомнил, что переехал. В этой квартире еще много чего не установлено. Звонок — в том числе. И домофон тоже. И видеоком, кстати.

— Сейчас! — крикнул я, садясь на кровати. Голову стянуло стальным обручем (с шипами вовнутрь! ), и я зашарил по тумбочке в поисках антиалкоголя. Однако его там не было — наверное, вчера я проглотил последние две таблетки.

Стук в дверь становился невыносимым — они что, уже ногами колотят?

— Сейчас! — снова заорал я, пытаясь попасть ногой в левую штанину. — Уже иду, черт возьми! Что у вас там, убили кого-то? Тело разлагается?

В дверь ударили чем-то металлическим — так ее и выломать недолго!

Матерясь, я все же сумел натянуть штаны и, держась за стенку, отправился открывать.

— Уже иду! — сказал я, проводя своей карточкой по магнитному замку.

Стук прекратился.

А когда дверь открылась я почему-то сразу оказался на полу — лицом вниз, придавленный кем-то сверху. Рядом с собой я заметил черные полицейские бутсы. Почему-то казалось, что их обладатель очень желает пнуть меня в лицо.

— Господин Лукин Герман Петрович, — сухо произнес парень, который сидел на мне сверху. — Вы обвиняетесь в убийстве господина Савина Кирилла Владимировича…

— Что?! — возмутился я, еще не до конца соображая, что мне инкриминируют. — Какого на фиг Кирилла Владимировича?..

Нажим сверху стал сильнее — позвоночник угрожающе затрещал: я почувствовал, как на моих руках защелкнулись наручники — по рукам прошло легкое покалывание, и кисти полностью онемели.

Мне прочитали все права, что полагаются по случаю и рывком поставили на ноги. Вывели на площадку.

На лестницах было полно любопытствующих — я заметил Антона, Толика, Леру, Алешу… Все угрюмо смотрели на меня. Лера, кажется, плакала. Четверо полицейских сдерживали их напор, еще двое ждали нас у лифта.

Прежде чем меня втолкнули внутрь и захлопнулась дверь, я увидел около стенки распростертое тело Кирилла Савина. Вся грудь у него была в крови, остекленевший взгляд бездумно уставился в потолок.

Рядом валялся мой пистолет.

«Целитель».

* * *

Пока мы летели в полицейском «форде», я отдыхал. Плевать на то, что по бокам — двое угрюмых легавых. Я сидел в мягком кресле, прислонив голову к спинке — головная боль постепенно утихала.

Потом «форд» сел, и меня невежливо вытолкали наружу.

Сердце оборвалось и ухнуло куда-то в область пяток.

Утреннее солнце слепило глаза, но ошибиться было невозможно — меня привезли в «Черную Дыру» — фабрику боли и унижений. Я глотал воздух, словно рыба, которая только что спокойно плавала в речке и вдруг очутилась на горячей сковородке.

Причем без всякой видимой причины.

В будке перед входом нас встретил сержант. Помнится, дней пять назад, я слегка его приструнил.

Сержант оказался злопамятным. Он перекинулся парой слов с моими конвоирами, потом обратился к парню, что держал меня за правый локоть.

— Можно?

Конвоир кивнул.

— Эй, подождите, я не… — начал я.

Приклад обрушился мне на подбородок — по диагонали и вверх, апперкотом. Я упал на колени.

— Сволочи, голова же болит… — прошептал я.

Меня волоком потащили на территорию тюрьмы. На вахте нас встретил офицер. Я его помнил с прошлого пребывания в Дыре — капитан Семенов, один из самых главных садистов тюрьмы.

— Лукин? — спросил он.

— Он самый! — кивнул конвоир.

Как он любит кивать, урод…

— Мне уже сообщили по видеокому, что вы прибудете, — сказал офицер и наклонился ко мне: — На этот раз у тебя серьезные проблемы, Лукин. Ты пристрелил сыночка министра обороны, ты это-то понимаешь, пьянчужка? Тебе дадут три пожизненных заключения, если Савина раньше не выцарапает твое гнилое сердце. Но я надеюсь этого не случится — и тогда мы с тобой позабавимся, Лукин. Ты слышишь меня?

Я поднял голову и посмотрел на него. Во рту стоял солоноватый привкус, языком я нащупал очередной зуб, который покинул насиженное место.

Я собрался и харкнул в лицо недоноску — кровь вперемешку со слюной стекала с переносицы вниз по скуле Семенова. Мой зуб — правый клык — зацепился за правую ноздрю офицера.

Капитан никак не ответил. Только брезгливо поморщился, достал носовой платок и промокнул лицо. Стряхнул зуб на пол.

— Я отвечу попозже, — пообещал мне Семенов.

— Зарегистрируйте Лукина, — сказал он конвоирам, — и можете быть свободны.

Капитан удалился, а конвоиры подвели меня к вахте, оставили каждый по отпечатку большого пальца на регистраторе и ушли. Мною завладели тюремщики.

Сначала меня провели в душевую, где я, подгоняемый пинками, разделся (наручники не сняли) и под прицелами винтовок принял сначала горячий, а потом холодный душ. Вместо моей мне выдали тюремную одежду — легкую шелковую рубаху голубого цвета и штаны из того же материала — и повели по длинному узкому коридору, по бокам которого располагались камеры.

— Один видеофонный звонок! — заорал я, вспомнив о своем неотъемлемом праве.

— Дать ему? — спросил первый тюремщик у второго.

— Из мэрии звонили. Никаких звонков, — буркнул второй и толкнул меня в спину: — Чего застрял, пошевеливайся давай! Когда там «Пери и Хрыч» начинается? — спросил он у первого стражника.

Тот взглянул на хронометр:

— Через десять минут.

Тюремщики втолкнули меня в свободную камеру — небольшое помещение два на три метра, с креслом посередине и голопроектором напротив. Сквозь очень маленькое окошко у потолка пробивались слабые лучики солнца. Меня засунули в крайне неудобное металлическое кресло. Потом один из стражников снял наручники, а второй в это время стоял напротив, направив дуло линейной винтовки мне на кончик носа. Капелька пота медленно поползла по переносице — чрезвычайнейше хотелось смахнуть ее, но я боялся, что это будет последнее удовольствие, которое я доставлю своему носу в этой жизни.

— Руки на подлокотники! — приказал тюремщик. Я повиновался, и в тот же миг из кресла выскочили металлические зажимы, которые крепко прижали мои руки к креслу.

* * *

Второй тюремщик подкатил тележку с капельницей и прочими малоприятными приспособлениями для поддержания жизни заключенным.

— Это ж возни на полчаса, Вася, — скривился первый стражник. — Да и не наша эта забота — где эти проклятые медики?

— Рац болеет, а Семченко будет только через три часа, — пожал плечами Вася.

— Вот пускай Семченко им и займется, — решил тюремщик. — Ты как, — обратился ко мне он, — без жратвы и туалета потерпишь три часа?

— Если антиалкоголь принесешь, — буркнул я. — Три таблетки. Не меньше.

— Обойдешься, — сказал мой страж. — Ладно, пошли, Вася. «Пери и Хрыч» уже начался.

Они оставили меня прикованным к креслу, а сами удалились — дверь на прощание стукнула, громыхнул засов магнитного замка.

Я остался один наедине со своей головной болью и грустными думами.

В такую переделку я попал в первый раз. Нет, я сидел в Дыре несколько лет назад, но тогда была хотя бы причина. И определенный срок. А теперь…

— Какого черта здесь происходит? — прошептал я.

Кто-то меня подставил. Я с трудом помнил, чем закончилась вчерашняя вечеринка, но одно знал точно: я не стрелял в Кирилла. Мы пили с ним пиво на площадке, потом я зашел в офис… за пивом, кажется. Забылся и завалился спать. Что еще?

Пистолет. Мы вместе с Савиным разглядывали пистолет. Взял я его с собой или нет? Сейчас не вспомнить… Как бы то ни было, кто-то воспользовался им и пристрелил Кирилла. Возможно это произошло сразу, после того как я зашел в офис (сколько было времени? Около часа ночи, что-то типа того), быть может, позже. К примеру, Кирилл мог уснуть прямо на полу, убийца подобрал пистолет и выстрелил в него. На седьмом этаже кроме меня никто не живет — ничего удивительного, что тело Савина нашли не сразу. Мало, слишком мало информации! Сейчас бы поговорить со всеми гостями бара, попросить отчет у Толика о передвижении обоих лифтов. Этим делом занимаются ленивые полицейские — а им необязательно находить настоящего преступника, главное — закрыть дело, поставить очередную галочку и дальше спокойно поглощать свое пиво.

Я застонал.

Да кому вообще понадобилось убивать Кирилла? Кому нужен великовозрастный мальчишка, который за всю свою жизнь не сделал ни одного полезного дела?

Его мать. Он поссорился накануне с Ольгой Савиной. Но это чушь! Не убьет мать сына, особенно после того, как ревностно опекала его столько лет! Что бы не случилось!

Что-то Кирилл мне рассказывал, когда мы пили с ним пиво внизу, «У Толика». Я напряг память. Что-то насчет того, как он незаконно использовал телепортатор — наводил порталы в склад и еще куда-то. В архив? Секретные документы, касающиеся Стазиса? Кто-то услышал наш разговор, запаниковал…

Я прикусил губу — нет, как-то все элементарно выходит. Хотя… кто стоял тогда рядом с нами? Я судорожно пытался вспомнить, но это ничего не дало.

Голова распухла от неожиданных идей и решений, и я решил отвлечься. Пальцами дотянулся до кнопок на правом подлокотнике и включил голопроектор.

На синем фоне, красивыми золотыми буквами горела надпись «Специальный выпуск новостей». Значит, я вовремя.

Минут пять ничего не происходило, потом в кадре появилось лицо Анжелы Летиции Ларош. Симпатичная мулатка выдержала трагическую паузу и произнесла:

— Сегодня в русском районе Статики, в доходном доме по улице Московская было совершенно убийство. Ужасное, загадочное убийство. Был убит сын министра обороны Статики Ольги Савиной — Савин Кирилл Владимирович.

На заднем фоне возникло объемное изображение юноши — Кирилл белозубо улыбался, непослушная челка слегка сбилась, ясно-голубые глаза смотрели в небо. Очевидно, фотография должна была вызвать у зрителей сочувствие. Меня же почему-то затошнило. Наверное, от того что мне посчастливилось лицезреть окровавленное тело мертвого, хоть и еще белозубого Савина.

—…Убийца уже пойман, — продолжала Ларош. — Это частный детектив, проживающий в этом доме — Лукин Герман.

— Презумпция невиновности! — заорал я в гневе.

Стереофотка Кирилла сменилась на мою — на ней я был изображен в тюремной робе, а взгляд полыхал ненавистью. Немудрено — эту фотку сделали в «Черной Дыре» три года назад.

— Нам стало известно из достоверных источников, что Лукин ранее был судим за аналогичное преступление…

Чистой воды вранье. В прошлый раз я оказался в Дыре совсем по другой причине. Похоже, новость действительно ошарашила всю Статику — сейчас пойдут сплетни, слухи, в конце концов, даже если меня вдруг оправдают, разъяренная толпа ворвется на территорию тюрьмы и разорвет меня на куски. Суд Линча — жестокая штука, до сих пор практикуемая на некоторых отсталых планетах.

На Статике, например.

— …Нам дал интервью шериф Энкус.

Картинка сменилась — вместо Анжелы я увидел Анастасию Сильченко. На заднем фоне виднелся оцепленный бар Толика. Рядом с репортершей стоял высокий темноволосый мужчина в черном плаще и старинной широкополой шляпе. Лицо у Энкуса ничего не выражало.

— Что Вы можете рассказать об этом деле, шериф Энкус? — затараторила Анастасия. — Вы уверены, что имя настоящего убийцы уже известно?

— Не только уверены, но и уже отправили виновного за решетку, — кивнул шериф. — Это известный в русском районе частный детектив Герман Лукин.

Мда.

Виновного.

Убийцу.

Ты тоже не слыхал о презумпции невиновности, Энкус?

— Известна ли причина, почему Лукин убил Савина? Мальчик — любимец всей Статики!

— Если Вы имеете в виду его выходки с соком, то я вынужден с Вами не согласиться, — буркнул Энкус. — Причина же, почему Лукин убил Кирилла, одна. Пьяная ссора.

— Вы так уверены?

— Других причин не может быть, — отрезал шериф. — Они друг друга почти не знали. Очевидцы свидетельствуют, что вчера, во время вечеринки в известном баре «У Толика», Савин и Лукин вместе выпивали. Потом поднялись на площадку и тут-то все и произошло. Лукин достал свой пистолет (лицензия на право ношения которого, кстати, была исчерпана две недели назад) и два раза выстрелил в Савина. В упор. Кирилл скончался почти мгновенно.

— Вы говорите оба были пьяны? — спросила Анастасия. — Значит ли это, что Лукину инкриминируют лишь неумышленное убийство? А что скажет мать бедного мальчика?

— Это уже будет решать суд, — отрубил Энкус. — Все, интервью закончено.

— Но…

В это время из бара вылетела роботележка, прикрытая белой простыней, и в сопровождении двух полицейских направилась к труповозке.

— Это он! — взвизгнула журналистка. Камера метнулась вперед и застыла, остановленная бдительными полицейскими из оцепления. Но оператор все же успел выхватить безвольную окровавленную руку, которая свесилась с тележки, прежде чем оная скрылась в машине.

Я выругался и переключился на общий канал — крутили какой-то концерт.

Итак, меня уже практически приговорили.

А с учетом моих отношений с персоналом «Черной Дыры» любой срок будет равнозначен смертному приговору.

Сбежать? Я подергал зажимы — сидят крепко. Пока я не подключен к сети Тюрьмы, но шансов все равно никаких нет. Примерно через два часа придут медики, воткнут в вену капельницу, подведут электричество и засунут под задницу шлакоотводную трубу. И буду я как младенец, запеленутый заботливыми родителями, сидеть в проклятом кресле, иногда орать от нестерпимой боли, пока, наконец, не протяну ноги.

По экрану пошли помехи. Вот, уже голопроектор отключили.

Изображение так и не появилось, зато я услышал голос, сильно искаженный электроникой, но все-таки легко узнаваемый.

— Ты меня слышишь, Герман? Отвечай, только не называй моего имени. Я уверен, что у тебя в камере нет жучков, но все же рисковать не стоит.

Генерал Малоев. Мир не без добрых людей. Хотя кто знает, что на уме у этого вояки.

— Я слышу Вас, — ответил я.

— Мне только что сообщили о твоих неприятностях, — сказал генерал.

— Да чего уж там, — весело произнес я, — какие неприятности? Так, мелкие проблемки. С каждым может случиться.

— Ты убил Савина? — спросил Малоев.

— Нет, — покачал головой я.

— А знаешь кто это сделал?

— Нет, — повторил я.

— Черт возьми, я верю тебе, Герман, — вздохнул генерал. — Я внимательно изучил твое досье, и я знаю, что ты не убийца. Однако времени у тебя мало — сегодня вечером Энкус собирается вызвать тебя на допрос, но для него это простая формальность — все уверены, что убийца именно ты.

— А почему Вы решили, что это не так? — спросил я. — Только честно, генерал.

— На нас давят, — произнес, помолчав, Малоев. — Сверху намекают, что надо побыстрее закончить это дельце и до конца жизни продержать тебя в Дыре. В министерстве все ходят довольные, сволочи, будто знают что-то, чего не знаю я. Только Савина сама не своя, ну это-то ясно почему. Ходит бледная, шепчет себе под нос что-то. Оно и понятно… Хотя с другой стороны все ожидали, что Ольга будет осаждать Дыру, требуя, чтобы тебе немедленно отстрелили голову.

— А что? Не самая плохая перспектива, — улыбнулся я.

— Нравишься ты мне, Герман, — поведал генерал. — Оптимист! Ко всему в жизни с юмором подходишь, и за это я тебя уважаю. Только сейчас юмор тебе вряд ли поможет. Запомни, сегодня на допросе все отрицай и требуй рассмотрения дела в верховном суде Статики. Я со своей стороны попытаюсь надавить на нужных людей, авось и выкрутишься.

— Хорошо, — сказал я, и Малоев отключился — вновь появились музыканты, которые рассекали воздух над сценой на аэродосках. Самый волосатый орал что-то малопривлекательное в кислотно-желтый микрофон, прикрепленный под самым потолком. «Группа „Grey Spirit“, прощальное турне на Офелии», — прочел я бегущую строку.

И все-таки, зачем Малоев мне помогает? Не верю я в бескорыстных генералов, которые уверяют, будто делают все не с какой-то определенной целью, а из чистого человеколюбия.

— Последнюю песню мы посвящаем ушедшему от нас недавно ударнику Джону Томпсону! — проорал в микрофон солист «Серого духа». При этом на сцену с потолка закапали голографические капли, а две молнии сожгли воздух рядом с волосатиком. — Он был настоящим аэро! Джонни, чувак, я надеюсь, что мы скоро увидимся!

Зрители взвыли в слепом экстазе. Симпатичная девчонка стянула с себя маечку и кинула ее на сцену. Солист рванул на своей доске вниз, подхватил майку и под одобрительный гул толпы повязал ее вокруг головы — получилось страшно нелепо, но зрителям понравилось.

Джон Томпсон.

Совпадение?

Леруа говорил, что Томпсон — аэро. Но мог ли он быть ударником «Grey Spirit»? Я на всякий случай отметил про себя сей факт. Надо проверить.

* * *

Прошло примерно полчаса, когда мое ожидание закончилось.

По всему зданию завыла сирена, а потом раздался оглушительный взрыв.

Стекла у меня в камере задрожали, голопроектор мгновенно отключился, а через миг затихла сирена.

— Это еще что? — спросил я сам себя.

Снаружи слышались крики, выстрелы.

— Твою мать! — закричали, кажется, совсем рядом с моей камерой. Короткая очередь — и все стихло. Ненадолго — дверь со скрежетом отворилась, и кто-то проник в мою камеру. Незнакомца я не видел — в кресле сильно не повертишься, и затылок инстинктивно напрягся, ожидая получить в голову заряд или пулю.

Однако выстрела не последовало. Вместо этого незнакомец обошел кресло и взглянул на меня. Я в свою очередь — на него.

На парне был черный военный комбинезон, черная маска с блестящими очками-проекторами. В руках незнакомец держал штурмовую винтовку армейского образца — «Стикс» или, может быть, модифицированную «Пчелу».

— Ты кто такой? — спросил я дружелюбно.

Парень не ответил, вместо этого прокричал в коридор:

— Это не он, Хакер!

Из коридора ему ответили:

— Тогда двигаем на второй этаж, Кнут! Сегодня зарегистрировали только двоих, значит, Сынок там!

Интересно. Сегодня кроме меня посадили еще кого-то?

Сынок…

— Эй, раз тебе все равно, может, поможешь? — спросил я.

Кнут снова промолчал, бросил на меня последний взгляд и быстрым шагом удалился.

Я выругался.

— Держись, — сказал Кнут за моей спиной.

Выстрел, искры во все стороны и зажимы раскрылись. Я оказался на свободе!

В тюрьме, где полно охраны и неизвестных террористов в черном, — подсказало жестокое подсознание.

Я встал, обернулся, чтобы поблагодарить загадочного незнакомца, но того уже и след простыл.

Итак, первый шаг сделан, но медлить нельзя. Надо стараться изо все сил, чтобы поймать удачу за хвост.

Я выглянул в коридор: он был пуст, все посторонние звуки тоже стихли. Вспомнить путь, каким меня вели сюда не составило никакого труда — длинный коридор, в конце неприметная дверца, которая ведет в «шлюз» и дальше — на вахту. В «шлюзе» обычно полно тюремщиков, но судя по тому, что произошло — сейчас там пусто.

Я оказался не прав. В шлюзе было полно народу — охранники вповалку спали на неудобных металлических скамейках, пороняв свое табельное оружие. Выбор был богатый, и я почувствовал себя мальчишкой, который случайно оказался в магазине игрушек в полночь, когда никого нет рядом. Впрочем, времени на ностальгию не оставалось, да и тяжелое вооружение тащить мне было не с руки, поэтому я подхватил только легкий плазменный пистолет «Талон». Время истекало, но мне было необходимо найти подходящую одежду — в тюремной форме далеко не убежишь. Я рылся в шкафчиках тюремщиков, пока не обнаружил старый потрепанные джинсы и серую рубашку. Пистолет наготове — и я выскочил на вахту.

Двое копов спало за терминалом, еще один почивал на ступеньках, нежно обняв свою винтовку. Дверь наружу была открыта, сквозь проем я увидел как с тюремного двора поднялось две машины — темно-серый «форд — питон» и черный «криттер», с притороченной лучевой пушкой сбоку. Похоже, именно на этих машинах прибыли террористы. Сейчас они сделали свое дело (так как я их больше не видел, ребята, скорее всего, уходили через душевую) и в срочном порядке сваливали. Значит и мне пора.

Я без всяких приключений пересек тюремный двор и выскочил в развороченные взрывом главные ворота. Здесь террористы не обошлись капсулами со снотворным — им пришлось ликвидировать две стационарные скорострельные пушки, установленные над воротами и генератор силового поля.

Около своей будки валялся сержант, благодаря которому я лишился сегодня клыка. Его форма была вся в крови, а ногу придавило решеткой. Сержант стонал и все пытался высвободить ногу, но силы у парня были на исходе.

Мне живо представилось довольное лицо Дена Малика, который потирал руки и шумно выражал радость по поводу возвращения жизни на Статику.

— Тюрьма, полная спящих полицейских и один, истекший кровью до смерти, охранник! — кричал журналист в камеру. — Господа, это счастливейший день в жизни всей планеты! Возрадуемся же!

Я подбежал к сержанту, посекундно оглядываясь — на площади пока было тихо — схватился за дальний край решетки и, поднатужившись, приподнял ее. Сержант отполз в сторону, тяжело дыша. Я кинул ему медицинский пакет, который захватил в шкафчике стражника.

— Вколешь себе двойную дозу! — крикнул я. По-моему, сержант меня услышал. И даже кивнул в ответ.

* * *

Я бежал через площадь и чувствовал, как вокруг меня сжимается кольцо из человеческих взглядов. Какая-то старушка, до этого дежурившая у подъезда, заметив мою скромную персону, лихо нырнула обратно. Из нескольких окон высунулись любопытные лица, которые внимательно следили за моими передвижениями.

* * *

Я только-только успел нырнуть в один из переулков, когда прямо над головой пролетели два празднично-синих полицейских «форда» и армейский грузовик. Какой-то умник заорал:

— Сюда! Сюда! Посмотрите сюда!! Лукин забежал в переулок!!

Слава Богу, копы не услышали его — они кружили над Дырой. Это дало мне время углубится в район Трущоб.

Минут через пять я понял, что дело гиблое — любой обитатель Трущоб с удовольствием сдаст меня.

Друзей у меня здесь не было, по крайней мере таких, кому бы я мог довериться полностью. Единственный вариант — Фрэнк Трилистник. Он вроде дружит с Малоевым, однако…

Я покачал головой, заныривая в подъезд какой-то пятиэтажки. Нет, лучше не рисковать.

По крайней мере пока — вдруг еще что-нибудь придумаю.

Подъезд был исписан и изрисован любимыми изречениями молодежи — как русской, так и иностранной, на потолке — целое произведение искусств — голографическое изображение голой девицы с двумя молниями в руках. Ни дать, ни взять, улучшенная версия Зевса-громовержца.

Некоторое время мне казалось, что в подъезде я один, пока в углу не зашевелилась куча тряпья и оттуда не вынырнула смышленая голова (вся в саже — от волос, сальными прядями обволакивающими яйцеобразный череп, до острого подбородка) худенького мальчишки лет десяти-одиннадцати.

— Дяденька, Вы от кого-то бежите? — весело спросил мальчик, извлек из мусорной кучи бычок и прикурил, разглядывая мое незатейливое одеяние.

Я, все еще пытаясь отдышаться, грозно взглянул на наглого юнца, но тот и глазом не повел.

— Убегаете, — решил мальчик. — Можете остаться в нашем доме — тут половина квартир все равно пустует. Но за аренду будете платить мне. Пятьдесят евро в день.

— А не пошел бы ты? — с намеком произнес я.

Мальчик полностью выбрался из кучи и оценивающе посмотрел на меня:

— Кажется, это Вас показывали по стерео полчаса назад! — сказал он, затягиваясь.

— Откуда у тебя стерео? — едко поинтересовался я. — Сам, из мусора и помета собрал?

— На площади трилистника на большом экране видел, — объяснил малец. — Точно-точно. Вы тот самый частный детектив, Герман Лукин.

Еще малолетнего шантажиста мне не хватало!

— Ты знаешь, за что меня повязали? — спросил я, осторожно выглядывая из подъезда.

— Вас обвинили в убийстве этого идиота, Савина, — кивнул мальчишка.

— А ты не боишься что я сделаю что-нибудь подобное с тобой? — спросил я и выхватил из рук пацана окурок. Нервно затянулся.

— Нет в общем-то, — весело ответил мальчик. — Вы ведь, скорее всего, его не убивали. Бычок верните!

— Почему ты так решил? — поинтересовался я, протягивая пареньку окурок обратно.

— По тому же стерео через пятнадцать минут показывали, как какие-то террористы разбомбили труповозку, на которой увозили тело Савина. Одного легавого сильно ранило, второго они усыпили. Они искали тело Савина, но оставили его снаружи труповозки, так и не сняв с тележки.

— Почему? — тупо спросил я. Зачем я только канал переключил? Совсем теперь отстал от жизни.

Мальчишка все потешался:

— А потому что на тележке было вовсе не тело Савина, а муляж — кукла, измазанная кровью. Журналюги прибыли на место первыми и все засняли, прежде чем легавые выперли их с места падения труповозки.

— Там не было тела Савина? — спросил я. В голове все окончательно смешалось.

— Ага. Весь город сейчас на ушах. Хотя мне то что? Эти самые спецновости показывали вместо мультиков. Я разозлился и решил немного поспать. А тут Вы. Правда, клево? Сигаретки не найдется?

Я порылся по карманам, а потом вспомнил, что на мне чужой костюм.

— Много будешь курить — не вырастешь, — ответил я строго.

— Тогда, может, пару монет подбросите? — с надеждой спросил мальчик. — Евриков сорок хотя бы.

— Нету у меня, — сказал я. — Я только что с зоны.

Мы оба замолчали.

— У меня есть другое предложение, — вкрадчиво произнес я. — Когда дело утрясется, я найду тебя и отстегну сотку. Идет?

— Хороший у Вас пистолет, — задумчиво сказал мальчик, оценивающе разглядывая лазерник.

Тут я не выдержал. Схватил мальчишку за шкирку, прижал к стене и ткнул дулом «Талона» в левый глаз.

— Неплохой, — прошипел я. — И с такого расстояния я надеюсь не промахнуться. Поэтому повторяю свое предложение в последний раз — сто евро. Когда все утрясется. Или вышибаю мозги сейчас. Как вариант, если меня сдашь, тебя найду я или мои друзья…

Мальчишка испуганно закивал — вся его показная смелость сразу же куда-то делась.

— Вот и хорошо. А теперь ты спокойно зароешься в кучу мусора и проспишь до вечера. А ночью заживешь своей обычной жизнью. По рукам?

— Хо-хорошо…

— Тебя как зовут? — спросил я.

— Жорик, — ответил малец.

— Я запомнил тебя, Жорик, — сказал я и отпустил пацана. Тот забился в угол, с ненавистью поблескивая глазенками. Наверняка сдаст.

— Я отправляюсь в Центр. Только попробуй кому-нибудь это рассказать, — произнес я с угрозой и вышел.

Уловка глупая, но шанс, что она сработает, все-таки был.

* * *

Я дожидался ночи в подвале доходного дома, расположенного двух кварталах от парка. Город гудел — солдаты в сером (те, что с Макса) и в синей форме (наши, статические) заполонили улицы, то тут, то там выли сирены, а полицейские «форды» правили небом, загоняя на землю любые, хоть чем-то подозрительные машины.

В подвале было мерзко, мокро, и мой нос уже подозрительно хлюпал — как бы не заболеть. Но все-таки здесь было гораздо лучше, чем в кресле «Черной Дыры». Мне даже удалось пообедать — у противоположной стены я обнаружил трубу пищедоставки. С помощью луча «Талона», выставленного на малую мощность, я проделал в трубе отверстие и вскоре наружу выскочил горячий бутерброд с дешевой колбасой. Я с аппетитом его сожрал и запил холодной водицей из фляжки, которую обнаружил в заднем кармане брюк. Конечно, я рисковал — тот парень, что заказал бутерброд, мог позвонить ремонтникам, однако пищедоставка на Статике в последнее время часто ошибалась. Скорее всего, он сочтет неприбывший бутерброд за обычный глюк.

Но все равно — лучше не наглеть. Я приладил к дырке кусок пластика и приварил его с помощью лучемета.

Наконец, стемнело. Я выбрался из своего временного убежища и направился в сторону парка.

* * *

Я стукнул всего три раза и замер, обернувшись, всматриваясь в сумеречно-темные двери, ведущие в соседние квартирки. Но все было тихо.

Потом я услышал легкие шаги за дверью.

Денис открыл сразу.

— Проходи, — тихо сказал он.

На парне была все та же рекламная майка и потертые джинсы. Круги под глазами увеличились.

— Гена спит, — произнес Денис, когда я оказался в прихожей. И добавил: — На планете введено чрезвычайное положение. Нас отпустили раньше… я… я подумал, что ты придешь.

Я почесал затылок. Проклятая память. Ведь знал же, что парень работает сегодня в ночную смену. Зачем пришел?

И вдвойне проклятое везенье! Так недолго к нему и привыкнуть.

— Все равно не уснуть, — пробормотал Денис, потирая переносицу: — У тебя еще осталась водка?

Я помотал головой.

— Да, ты ж только что из тюрьмы… — проговорил Денис. — Ладно, пойдем на кухню… у меня есть полбутылки самогонки… теть Маша, соседка наша, гонит. Будешь?

Я виновато улыбнулся:

— Денис, я все понимаю… Если хочешь я тут же уйду.

— Завтра уйдешь, — твердо сказал парнишка. — Рано утром. А сегодня — оставайся. Чего уж там.

* * *

Два пластиковых стакана заполнила вонючая, но содержащая благословенный спирт, жидкость.

— Сдавайся властям, — сказал Денис. — Может быть, выкрутишься. Журналисты подняли шумиху из-за этой куклы в катафалке. Некоторые считают, что Кирилл инсценировал свою смерть. Очередная выходка парня. Тело-то его до сих пор прессе никто не предъявил.

— Глупо как-то получается, — сказал я, судорожно запихивая в рот кусок хлеба — ну и мерзкое же пойло!

— А кто его знает, что на уме у этих зажравшихся уродов? — скривившись, пробормотал Денис. Помолчал немного.

— Извини, — буркнул он. — Я и забыл. Ты ж тоже из элиты…

— Да уж, — улыбнулся я. — С самих верхов. Вот только целый день в подвале провел, а одежда, что на мне — украдена у охранника.

— Откуда ты родом, Денис? — спросил я, проглатывая следующую порцию самогона.

— С Земли, — неохотно ответил он.

— Значит, почти соседи, — обрадовался я. — А жил на Земле где?

— В Питере, — ответил Денис, баюкая в руках кружку.

— Я там никогда не был, — признался я. — В космос летал с шестнадцати лет, а по стране поездить почти не пришлось.

— А ты откуда, Герман? — спросил Денис.

— Я в Южном жил. В Краснодаре. Только давно я там уже не был.

— А я впервые в космос вылетел два года назад, — сказал Денис. — Генке стукнуло три годика, и мы решили поискать счастья. От родителей подальше… Наташка хотела на Офелию лететь, а я все на Статику рвался. Дурак… все так внутри и играло, думал в гарнизон Стазиса наняться работать. Тайну разгадать, премию получить, прославиться…

— Что нового на Земле? — спросил я, уводя от опасной темы.

— Сейчас не знаю. А так… Все тот же закон о рождаемости, всеобщая паранойя по поводу конфликта с сектоидами, повальное увлечение сетью… я два года там не был, но не думаю, что хоть что-нибудь изменилось. Хреново там, Герман. Скучно. Грустно. Не думал, я что во всем Земном секторе есть место хуже, чем Земля.

— Здравствуйте.

Мы синхронно обернулись — в дверях стоял заспанный Гена в одних трусиках. Худенькой ручкой он прижимал к груди нелепого, явно ручной работы, мишку, один глаз-бусинка которого выкатился наружу и висел на одной нитке. Престрашенный вид был у медведя.

— Привет, — поздоровался я.

Мальчик серьезно сказал, обращаясь ко мне:

— Вы опоздали.

И нахмурился.

Я вопросительно посмотрел на Дениса. Тот молча допивал самогон.

— Вы опоздали, — повторил Гена.

— Куда? — спросил я.

— Душа мамы улетела на небо позавчера, — сказал малыш. — Вы опоздали. Я так надеялся, что Вы придете. Ведь Вы хотели спасти ее. Мы с мишкой смотрели, как она улетает через длинную черную трубу.

— Хватит, — ровно сказал Денис. Поднялся со стола, схватил мальчишку за руку и увел из кухни.

— Вы опоздали! — крикнул напоследок Гена.

Минут десять они возились в комнате. Денис что-то выговаривал сыну.

— Что он имел в виду? — спросил я, когда парень вернулся.

— У меня не было денег похоронить Наташу, — сказал Денис, присаживаясь. — Я соврал тебе…

И после минутной паузы:

— Я отвез ее в крематорий.

Мы молчали, похлебывая самогон, не замечая его вкуса, пили его будто это был сладчайший напиток, как минимум — божественная амброзия.

Я достал бумажник стражника. Пересчитал деньги. Пятьсот двенадцать евро. Денис наблюдал за мной с мрачной решимостью.

— Я же сказал тебе: не возьму ни… — начал он.

Я поднял с коленей «талон» и прицелился парню между глаз.

Денис замер, уставившись в зрачок пистолета.

— Здесь пятьсот двенадцать евро, — сказал я. — Плюс у тебя есть двадцатник. Завтра попроси расчет на работе — еще около полтинника дадут. Итого около шестисот евро. Через четыре дня отбывает межпланетарный грузовик. Капитан корабля, Джани Ницци. Объяснишь ему ситуацию, попросишься на корабль. Предложишь ему полтинник. Он пошлет тебя куда подальше и запросит двести. Торгуйся, но не давай ему больше сотни. Для верности держи за руку Генку. Пускай тот спросит, не видел ли капитан душу его мамы…

Денис побагровел, костяшки пальцев, вцепившихся в кружку, побелели от напряжения.

— Гад… — прошипел он.

— Ницци летит на Небраску. Оттуда на Землю улететь не в пример легче. Планетолет «Мать Тереза» совершает перелет с Небраски на Землю и обратно каждую неделю. На его борт берут всех, кто родился на Земле. И их детей. Стоимость билета — всего 375 евро. Дети до семи лет — бесплатно. Не очень удобный способ перемещения: вас поместят в общий трюм, а там таких ребят, как ты будет около сотни. Вонь, грязь, общая параша, неплохой шанс подцепить какую-нибудь гадость. Но для тебя — это лучший вариант. Возвращайся к родителям, Денис. Мальчонку отдай хорошему психиатру. Пока не поздно.

— Я са…— вскочил Денис.

— Заткнись и сядь, — сказал я и положил деньги на стол. — Если я узнаю через четыре дня, что ты до сих пор на Статике — найду тебя и снесу голову. Клянусь. А парнишку усыновлю.

Денис сидел за столом, вперив в меня ненавидящий взгляд, когда я покидал его маленькую квартирку.

В двух кварталах от дома Дениса, я стал в парадном какой-то двенадцатиэтажки, глубоко вдохнул ночной воздух, достал сигаретку, беззастенчиво стрельнутую у одинокого ночного прохожего. Закурил, совсем не заботясь о безопасности.

— А ведь парень мог бы стать моим другом! — крикнул я тихой улице. — Черт подери, я мог бы сделать его своим напарником! Ведь у всех великих детективов были напарники! Почему у меня нет? А мне даже Лерку пришлось уволить!

— Сволочь, заткнись! — заорала визгливо голова, высунувшаяся из окна соседнего дома. — Я полицию вызову!

— С удовольствием! — крикнул я голове. — А может, лучше выпьем? По бутылочке пива? За знакомство? Давай, решайся, браток!

— Дебил, — заключила голова и исчезла в окне. Потом снова появилась, на этот раз с рукой, в которой было зажато оружие. Скорее всего, гражданская модель станера.

— Убирайся! — торжествующе закричала голова. — Или я тебе в печень выстрелю!

Ну и угроза!

Впрочем, это и впрямь одна из самых болезненных ран.

— Да заткнитесь вы оба! — это уже из другого окна.

— Кто это вякает? — рявкнула первая голова.

— Нельзя ли потише? — подключилось третье окно — фигурка, что возникла в нем была тоненькой, женской.

— Вот уроды!

Я молча докурил сигаретку, наблюдая за переругивающимися окнами. Заметил тень, мелькнувшую в небе и отступил в спасительную темноту подъезда.

— Соблюдайте тишину! — пророкотал усиленный динамиками голос. — На планете введено чрезвычайное положение, объявлен комендантский час! Ложитесь спать! Спать, блин! — И полицейский добавил что-то не совсем цензурное.

Копы. Начеку. На Статике все спокойно! Родная полиция меня бережет. Я хихикнул.

Полицейские Статики ленивы, как и полицейские во всей Галактике. Но если на них будет давить начальство — они засуетятся и поймают меня. Рано или поздно. И тех ребят, которые атаковали «Черную Дыру», тоже.

Кстати, о птичках.

Террористы были на двух машинах. Довольно приметных, надо сказать. Где они могли спрятать тачки? Хороший вопросик. Попробуем ответить. Да где угодно. Размеры Статики соответствуют земным, а с учетом того, что океаны и моря покрывают всего лишь одну третью часть планеты… Лагерь террористов мог находиться в другом полушарии, на северном или южном полюсе… Ищи ветра в поле, как сказал бы Ворон.

С другой стороны я сильно сомневался, что у террористов есть собственный корабль — слишком заметно. Значит, они еще на планете. Выжидают, когда все уляжется, чтобы потом покинуть Статику. А раз они здесь — им нужда пресная вода и пища. Отсюда, что следует? Что лагерь находится совсем рядом с городом.

Я перебирал наиболее подходящие места. Стазис? Вряд ли. Насколько я знал, охрану удвоили, а вход в подвалы Фрэнка заварили. Хотя самого Трилистника освободили.

Я же ему денег обещал…

Я отмахнулся от этой мысли.

Успеется.

Осталась одна идея, и она нравилась мне все больше и больше.

Озера.

Прекрасный район, чтобы спрятаться. Множество кристально чистых озер, сотни островков, тысячи пещер. Совсем недалеко от городской черты — всего в двенадцати километрах к югу. Если бы я решил организовать временный лагерь — лучше места не придумаешь. Кроме того, там есть база отдыха, где часто останавливаются туристы и местная элита. Кто-то из террористов, вполне возможно, живет там. А, быть может, и оба?

Впрочем, я не был уверен, что этих ребят только двое.

Итак, осталась мелочь. Добраться до Озер и все там разузнать.

Ну что ж, пора к Фрэнку.

* * *

Силовая пленка закрыла входной проем, и мне пришлось выстрелить из «талона» раз пять, прежде чем она растаяла. Я посмотрел, сколько осталось заряда — батарея опустела на три четверти. Ничего, вполне хватит.

В коридоре из специального люка выскочила автоматическая пушка, готовая усыпить меня на пару часов — как раз до прилета полиции, но я был готов к этому — капли расплавленного металла весело брызнули во все стороны. Я толкнул дверь в офис Фрэнка.

Трилистник — мужик немолодой и не чурающийся роскоши. Офис походил на аппартаменты арабского шейха и палаты русского царя одновременно: сплошные персидские ковры вокруг, покрытые затейливой вязью, причудливые узоры на потолке, расписные китайские вазы из тончайшего фарфора, глиняные горшки, в которых тлели ароматные травы, а над всем этим несуразным великолепием — огромная люстра в виде тысячи поддельных свечей на круглом деревянном остове. Чем-то этот остов мне напоминал колесо от телеги — из тех, что я видел в школьных учебниках.

Посередине, за низким круглым столиком в груде атласных подушек сидел сам Фрэнк. В одной руке он держал пульт дистанционного управления, в другой — тяжелую штурмовую винтовку.

Я подмигнул Трилистнику и присел рядом, поудобнее устраиваясь среди подушек. Фрэнк немного успокоился, дуло винтовки слегка опустилось. Бесполезный пульт улетел в сторону — пушку-то я уничтожил.

— Чего тебе надо? — грубо спросил он.

Я поднял со стола бутылочку минералки, отхлебнул

— Ты не поверишь, как трудно до тебя было добираться, — поведал я Фрэнку. — Военные, полиция вокруг — жуть. Последний квартал пришлось проходить по крышам. Не Трущобы, а полицейский участок. Куда катится Статика?

— Тебя разыскивает весь город, — сказал Фрэнк. — После того как твои дружки-террористы помогли тебе сбежать.

— Так вот какая теперь официальная версия? — удивился я. — Наши власти горазды на выдумки. Хотя в одном они все-таки правы: те ребята помогли мне сбежать. Правда, случайно. Они искали совсем другого парня.

— Кирилла ты тоже не убивал? — поинтересовался ехидно Трилистник.

— Угадал! — воскликнул я. — Ты гений, Фрэнки! Не найдется еще минералочки? Ужасно маленькие бутылочки, а у меня горло пересохло.

Не отпуская винтовку, Фрэнк извлек из груды подушек воду и протянул мне.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил я.

— Так зачем ты пришел? — повторил вопрос Фрэнк. — Неужели принес деньги, которые мне так опрометчиво пообещал?

— Нет, извини. Пока нет, — сказал я, отставляя полупустую бутылку на стол. — На данный момент мне нужно попасть на родину этого замечательного напитка.

— Озера? — спросил Трилистник. — А с чего ты решил, что я буду помогать беглому преступнику?

— Конечно же потому, что я таким образом смогу найти настоящих преступников, — ответил я. — Мы ведь старые друзья, Фрэнк! Ты просто не можешь не помочь мне!

— Еще как могу, — буркнул он, выхватывая у меня бутылку. — Ты совсем рехнулся, Гера? У меня и так в последнее время забот полон рот. Бизнес пришел в упадок, подвалы запечатали…

— Вот-вот, — весело сказал я. — Как раз о подвале я с тобой и хотел поговорить. Насколько я знаю, один из ходов под ним ведет как раз к озерам.

— Ты что, уши не чистишь? — буркнул Фрэнк. — Подвал опечатан. При попытке проникновения включается сирена в главном отделении полиции и через пять минут от всего здания остается мокрое место. А может и не остается — это как повезет.

— Фрэнк, — покачал головой я. — Ну зачем же скрывать от старых друзей…

— Что? — поинтересовался Трилистник, с силой сжимая в руках винтовку.

Я наклонился к нему и доверительно прошептал:

— Есть же туннель, который без всяких ответвлений ведет прямо к Озерам. И вход в него находится в этой комнате.

Фрэнк задумался, поглаживая свободной рукой цевье винтовки.

— Откуда ты знаешь? — наконец, спросил он.

— Давненько это было, — я откинулся на удобных подушках, чувствуя как усталость разливается по всему телу. — Я совершенно случайно заметил, как к тебе заехал мэр. Естественно, загримированный, я сам с трудом его узнал. И тогда я подумал: что такому занятому человеку, как мэр, нужно от старины Фрэнка? На Стазис хочет попасть? Зачем ему это? Наш мэр человек глубоко прагматичный, всякие там тайны его не интересуют. Я заглянул в замочную скважину, приставил к стенке свою верную жестяную кружку…

— Оптический и аудио-жучок… — пробурчал Трилистник.

— … И нежданно-негаданно узнал, что у старины Фрэнка есть еще один секретный ход, который ведет прямо в бордель «Джульетта», что на Озерах. Подивился я любвеобильности нашего старичка-мэра да и позабыл об этом случае до поры до времени.

Фрэнк вдруг засмеялся:

— Сволочь ты, Герман… ну да ладно.

* * *

Здесь все было устроено аккуратнее, чем в подвале: длинный эскалатор привел нас в металлическую комнату, пол которой покрывали все те же пушистые ковры, а над потолком мягко светились светло-зеленые лампы. В дальнем конце комнаты я заметил две дверцы с круглыми иллюминаторами и терминал между ними.

— Два вагона, — объяснил Фрэнк. — Один ведет к «Джульетте», другой — неподалеку от нее, выскакивает в заброшенном складе возле борделя. Он для клиентов попроще. Ты поедешь на нем.

— Отлично, — сказал я и взглянул на хронометр: без пяти четыре. — Запускай.

— Никому ни слова, — сказал Трилистник. — Если выпутаешься — в течение трех дней буду ждать тебя с двадцатью тысячами евро в кармане. Плюс пять штук за стационарную пушку. Не принесешь, пристрелю.

Я улыбнулся.

— Я не шучу, Герман, — с угрозой в голосе сказал Фрэнк.

Я захохотал и полопал его по плечу:

— О чем вопрос, дружище! Давай, запускай свою машину!

— Иногда я тобой восхищаюсь, Лукин, — покачал головой Трилистник. — А иногда мне кажется, что у тебя давным давно крыша поехала. И у меня тоже, раз я тебе помогаю.

Он нажал на одну из кнопок, и дверца, немного подумав, отъехала в сторону. Внутри вагончика было довольно уютно — метра три в длину, две скамейки с мягкими сиденьями, пепельница. Уютного нежного зеленого цвета ковролин на полу. Я уселся на одну из скамеек, с удовольствием потянулся.

— Когда будешь на месте, я вызову вагончик обратно, — сказал мне Фрэнк. — Назад будешь выбираться самостоятельно. Если во время пути что-нибудь случится, авария там или еще что, свяжись со мной по видеокому.

— А часто аварии происходят? — поинтересовался я напоследок.

Однако дверца уже закрылась, и Фрэнк не ответил.

Через минуту в иллюминаторе пропало и его лицо, а меня с силой откинуло назад — к дверце. Вагончик ринулся вперед со скоростью хорошего экспресса.

— Юморист, блин, — прошептал я, вставая с холодного пола. В этот момент вагончик тряхнуло, и я снова обнаружил себя лежащим на полу. Я перевернулся на спину и стал размышлять не остаться ли в таком положении до прибытия, но в этот момент из коммуникатора раздался голос Фрэнка:

— Через три минуты прибудешь, — сказал он. — Не слишком быстро?

— Нормально, — буркнул я.

— Когда вагон остановится, — Фрэнк хохотнул (что смешного?), — нажмешь зеленую кнопку и выйдешь. Через минуту я вызову вагон обратно. Если передумаешь и решишь сдаться полиции — оставайся в вагоне. Только что по стерео начался специальный выпуск новостей. За твою поимку назначена награда в пятнадцать тысяч евро. Если бы я хоть чуть-чуть доверял нашему правительству, я бы тут же вызвал копов.

— Всего пятнадцать тысяч? — спросил я. — Что-то маловато. Не уважают меня. Даже обидно, честное слово.

— Вернешься — морды им набьешь, — согласился Трилистник. — Приготовься, прибываешь.

Приготовиться я не успел — вагон остановился, и мое бренное тело бросило вперед.

Держась за разбитую голову (сквозь пальцы редкими капельками сочилась кровь), я мысленно пообещал сначала набить морду самому Фрэнку.

Было темно — свет, падающий из окошка вагончика, смог высветить только маленький кусочек деревянного пола, заваленный всяким мусором — щепки, песок, разбитый вдребезги пластиковый ящик. Вагончик тронулся, и я оказался в кромешной тьме.

Пришлось передвигаться на ощупь среди покореженного металла и пластика. Наконец, мне удалось обнаружить дверь. Я толкнул ее и оказался в огромном зале, высотой метров шесть, а по площади примерно равным футбольному полю. Повсюду валялись ящики, разбитые остовы от машин, в одном из углов я заметил сваленные в кучу роботележки. Сквозь большие панорамные окна виднелось небо Статики, сияющее миллионами огоньков, словно рождественская елка. Я посмотрел на часы: почти половина пятого. До рассвета примерно два часа. Можно, конечно, устроиться среди ящиков и проспать до следующего вечера, но усталость как рукой сняло — я был весь в предвкушении грядущей разгадки. Интуиция подсказывала мне, что я прав. Не могу быть не прав.

Хотя, может быть, это была вовсе не интуиция, а страх за собственную шкуру. Если я все же ошибся… полиция на этот раз не будет со мной нянчится.

Я засунул пистолет поглубже за пояс, рубашку выпустил наружу, чтобы она хоть как-то прикрывала оружие и пошел к выходу — ржавым воротам, которые висели на одних петлях.

* * *

База отдыха, построенная еще во времена расцвета Статики, мирно спала. Я прошел мимо борделя — двухэтажного каменного здания, выкрашенного в приятный розовенький цвет. Все легально, в отличие от улицы красных фонарей в Трущобах, над дверью голографическая вывеска: «Дом любовных утех „Джульетта“. Любые мальчики и девочки на выбор.» И внизу приписка маленькими буковками: «Одобрено министерством здравоохранения Статики».

Я спустился по мраморной дорожке к берегу и пошел вдоль пустынного берега, любуясь на озеро, тихие воды которого сливались с небом и горели отраженным светом. Справа возвышались дома из металлопластика, замаскированного под дерево — в основном одноэтажные зданьица в виде длинных вагонов, хотя встречались и более изящные строения — я заметил две небольшие пагоды, пару особняков, обнесенных высоким забором и даже домик, выполненный в виде Кремля.

Около одного из домишек, на ступенях я увидел старинную фетровую шляпу. Я тут же завладел ею и натянул на голову по самые уши в надежде, что так меня будет труднее узнать.

Вскоре я оказался около покосившегося деревянного одноэтажного домика с вывеской над входом "База отдыха «Озера». Чуть ниже я заметил еще три таблички: «мест нет», «кое-что осталось» и «мест до черта, чувак». Горела, естественно, самая нижняя табличка.

В этом домике регистрировали приезжих.

Я толкнул и оказался в уютной маленькой комнатке (неяркая люстра под потолком, стены из настоящего дерева, полированная стойка). За стойкой мирно спал регистратор — молоденький паренек в синей кепке. Он похрапывал в такт оборотам наполовину живого вентилятора, который создавал в комнате некое подобие прохлады.

Рядом с регистратором я обнаружил кнопку с веселой надписью: «Будить». И чуть ниже еще одну — с надписью «Оставить как есть и пошарить по комнатам». Естественно, я нажал на нижнюю кнопку.

Из динамика над стойкой раздался рык, который, наверное, было слышно даже в аду:

— Грабят!!!

Парень мгновенно проснулся, и ошалело уставился на меня. Я слегка наклонил голову, чтобы он не увидел моего лица и протянул регистратору удостоверение стражника, которое обнаружил в бумажнике. Прежде чем парнишка успел хоть что-нибудь прочитать, я спрятал ксиву в карман и рявкнул:

— ГСБ! Капитан Миронов! Мне нужна информация о всех заселениях за последнюю неделю!

— Ваши же уже приходили, — растерянно проговорил парнишка, — вчера вечером.

— Не знаю, кто там к тебе приходил, — с намеком сказал я, — но если у меня сейчас же не окажется распечатки — у тебя будут серьезные проблемы.

Парень тут же протянул мне два листка бумаги.

— Осталась от Вашего… ну то есть от тех, кто раньше приходил.

Я схватил листок и пробежался по нему взглядом:

Никого.

Никого.

Четверг — Линда Борисова и Олег Кожевников… Известная парочка. Держат магазинчик в нашем районе.

Пятница — Сессил Кагановски. Знаю, я этого алкаша. Мелкая сошка в министерстве, а мнит о себе черт те что.

Суббота — пусто.

Воскресенье — Филипп Дерек. Шон Старк. Строение 23.

Уже интересно. Этих парней я не знаю.

Стоит проверить.

— Спасибо, — сказал я, но парень не услышал — он, сладко посапывая, спал.

* * *

К строению 23 я вновь пошел по кромке пляжа, любуясь причудливой архитектурой Базы отдыха.

Строение 20, строение 21, строени…

— Закурить не найдется?

Я вздрогнул, останавливаясь. Заглядевшись на здания, я даже не заметил, что на моем пути, прямо на песочке сидит накачанный молодой мужик в одних плавках. Казалось, его не интересует ничего кроме озера — мужчина попивал пивко и с мрачной решимостью глядел вперед. Лицо вроде незнакомое, но у меня возникло странное ощущение, что я видел этого парня прежде.

…Молодежная прическа а-ля Большой Взрыв…

Точно! Парень из той парочки, что я видел на космодроме.

Я протянул ему сигарету.

Мужчина поблагодарил коротким кивком.

— Тоже не спится? — спросил он, не оборачиваясь.

— Мне надо в отдел регистрации, — соврал я.

— Это в другую сторону, — мягко проговорил незнакомец.

Я пожал плечами.

— Непохожи Вы на туриста, — сказал он, оценивающе разглядывая мою одежду. Взгляд коснулся лица, замер на какую-то десятую долю секунды.

И тут я понял, что видел этого парня не только в космопорту. Но где еще?

— Филипп Дерек, — представился он подчеркнуто вежливым голосом.

Снова везение.

Я пожал протянутую руку:

— Василий Теркин.

— Русский? — поинтересовался Филипп. — Был я однажды у вас. В Москве. Почему-то думал, что у вас по улицам белые медведи бродят и снег держится даже летом. Потом убедился, что CNN пудрило мне мозги. В который раз подтвердилось, что властям нельзя доверять.

Я присел рядом, достал сигаретку, тоже прикурил.

— Уже не торопитесь, Василий? Это хорошо. Как мне надоело здесь одному сидеть! Скучно, знаете ли.

— Статика — вообще скучная планета, — сказал я.

— А вот и неправда! — улыбнулся Дерек. — Вчерашние новости по стерео напоминали неплохой голливудский боевик. Убийство, разгром тюрьмы. Я почти целый день провел у ящика. Захватывающее зрелище. Правда, потом наскучило. Шон пошел прошвырнуться по бабам, а я взял ящик пива и сел на берегу.

Я взглянул на единственную бутылку, зажатую в руках у Филиппа.

— Ящик? — недоверчиво переспросил я.

— А ты думаешь, что только русские могут пить? — он шутливо толкнул меня бок.

* * *

Я улыбнулся.

Не произнося ни слова, мы курили и наблюдали за тем, как небо на востоке оранжевеет, как озеро покрывается мелкой рябью, как постепенно гаснут звезды, сливаясь с посветлевшим небом. Красиво, черт возьми. Хотелось выкинуть из головы все лишнее. Только мы — и озеро.

— Я знаю тебя, — сказал вдруг я. — Ты — солист группы «Grey Spirit».

— Нравится наша музыка? — рассеянно спросил Дерек. Он будто к чему-то прислушивался.

— Я всего один раз вас и слышал, — ответил я. — Вчера. По ящику. Показывали ваш прощальный концерт на Офелии.

— Он был четыре дня назад, — согласился Дерек.

— Но Вы же прилетели с Небраски? — спросил я. — Как вы успели в течение трех дней оказаться на Статике?

— Мы оплатили портал на Небраску, — ответил Филипп. — Потратили все наши сбережения. Потом сели в экспресс. Мы спешили как могли.

— Зачем? — спросил я.

Дерек чертил что-то пальцем большой ноги в мокром песке. И молчал.

— Кого вы освободили в «Черной Дыре», Хакер? — спросил я.

Левая рука напряглась, сжимая «талон».

Филипп молчал.

— Хакер, — вдруг с тоской проговорил он. — Так все и началось… лучше бы я никогда не выходил в Сеть.

Вот такие моменты в книжках обычно называют драматическими.

— Пойдем к нам, — вдруг проговорил Дерек, резко поднявшись за ноги. — Я тебе кое-что покажу, Герман.

Итак, точки над "i" расставлены. Я знаю, кто этот Дерек на самом деле — он знает меня. Неудивительно, ведь мое изображение крутили по стерео вчера, наверное, чаще, чем рекламу бритвенного крема «Антиволос».

Я отправился вслед за Филиппом, все еще держа руку под рубашкой. Если что — я готов стрелять в любой момент.

Домик Дерека находился прямо напротив — вопреки моим ожиданиям Хакер и его напарник (Кнут, кажется, так его называл Филипп?) жили не в особняке, а в обычном домике-вагончике.

Когда мы оказались внутри, я осторожно захлопнул за собой дверь и нажал кнопку блокировки — теперь в домик будет не так просто проникнуть снаружи. Однако Дереку было все равно — он не обратил на мои действия никакого внимания.

Быстро миновав маленькую прихожую и по совместительству кухоньку (серая труба пищедоставки, микроволновая печка, пластмассовый стол, выкрашенный в нелепый бирюзовый цвет, и три корявых стула), мы очутились в приличных размеров комнате, сумрак которой кое-как рассеивал светящийся глаз голопроектора. Диваны, стол и шкафы были завалены одеждой, саморазогревающимися бутербродами, пустыми пивными бутылками, пластиковыми стаканчиками, голографическими афишами, презервативами, истрепанными разномастными колодами карт — сразу ощущалось, что здесь живут творческие люди.

Я, уже не скрываясь, достал пистолет и направил его в сторону Дерека.

— А сейчас мы поговорим! — сказал я.

— Погоди, — отмахнулся Филипп.

Вел он себя странно — зачем-то подошел к раскрытому шкафу, постучал по дверце два раза. Не дождавшись ответа — еще два раза.

Я сделал круг, обходя груды сваленной одежды, приблизился к дивану. На нем валялась груда исписанных листков. Не спуская взгляд с Дерека, который нежданно-негаданно сошел с ума, я поднял верхний листок.

«Гибель Статики», — прочитал я. А дальше — исчерканные вдоль и поперек слова песни.

Что-то лязгнуло, и я инстинктивно присел, прицеливаясь в голову Дереку.

Филипп отошел в сторону и из шкафа вышел Кирилл Савин собственной персоной. Вид у него был довольно помятый, но парень был жив и здоров.

* * *

Я уселся в кресле (пистолет предусмотрительно лежит на коленях), взял бутылку, в которой на дне еще оставалось пиво, и одним махом проглотил его.

Воскресший Кирилл уселся на диван, Дерек, задумчиво пускающий дымные кольца в потолок — рядом.

— Ну? — поднял брови я.

— Чего? — спросил Кирилл. Он избегал моего взгляда и явно чувствовал себя не в своей тарелке. — Фил, расскажи ты ему…

Дерек кивнул.

— Хорошо. Не думай, Герман, я в курсе, что именно ты пристрелил Томпсона. Но я также знаю, что ты всего лишь защищался.

— Спасибо, — иронично улыбнулся я. — А то я чуть было не испугался.

— Все началось примерно полтора года назад, — произнес Филипп, не обращая на мой тон никакого внимания. — Второе мое увлечение после музыки, как ты уже наверное догадался, Сеть. Обширное мегаобразование, соединяющее в единое все планеты Земного сектора. Хакером меня прозвали еще в Колледже — я часами мог лазить по меганету. Общаться, помогать сокурсникам в поисках информации. Через некоторое время я сообразил, что самое дорогое в нынешнем обществе — именно она родимая, информация. Знание — сила, так, кажется говорите вы, русские?

Короче говоря, я стал продавать информацию. Я мог достать все что угодно — лишь бы это было легально, однако вместе с тем, как рос список моих клиентов, возрастали и их потребности. Большинство требовали закрытую информацию. Доступ, к которой был защищен паролями. Так я постепенно стал Хакером. Добывал информацию, продавал ее, зарабатывал неплохие деньги. Потом… потом я встретился с Джоном и Шоном. Они были аэро. Парни такие чудеса могли творить на своих аэродосках! Мы подружились, я тоже увлекся аэроскейтингом, даже выигрывал соревнования в Колледже. Пока еще у меня оставались деньги, я предложил Джону и Кнуту организовать группу — мы все неплохо играли на гитарах и синтезаторах. Наше шоу на аэродосках прогремело по всему Колледжу, нас пригласили выступать на разогреве у одной известной в то время группы. Какое же было удивление «Тоников» (при этих словах Филипп злорадно усмехнулся), когда нас вызывали на бис снова и снова, а про них совсем позабыли. Представляешь, мы…

— Знаешь, Дерек, — сказал я, — если честно, меня не очень интересует твоя карьера. Меня волнуют события более близкие. Как во времени, так и пространстве.

— Ладно, — вздохнул Филипп. — Я почти забросил Сеть. Все мое время занимала наша группа. Потом… полтора года назад Джон познакомился с Алисией (мы в это время выступали на Максе-3), у них завязался роман. Однажды Алисия, когда после концерта мы вчетвером сидели в каком-то ресторане, обратилась ко мне.

«Ты правда хакер?» — спросила она меня.

«Самый лучший!» — воскликнул Шон, хлопнув меня по плечу.

Я кивнул.

«Мне нужно добыть кое-какую информацию», — попросила Алисия…

Дерек замолчал.

— Ну? — спросил я.

— Черт возьми, — прошептал Хакер. — Девчонка мне нравилась самому (только ничего не подумай — Джон был моим другом, и я никогда и ни за что не тронул бы его подружку), и я согласился. Алисия дала мне пароли, которые были известны ей самой и сообщила, что именно ее интересует. Один секретный документ, касающийся Стазиса. Я подключился к частной правительственной сети… и стащил его. Прочитал и просто обомлел. Запахло жаренным. Я понимал, что круто подставился… что если власти Макса-3 обнаружат утечку, мне не жить. С другой стороны, я не мог это так оставить…

— Что было в документе, Дерек? — спросил я.

— Погоди… дойдем еще до этого…

Филипп прикурил и продолжил. Кирилл замер рядом, тупо уставившись в одну точку, похоже он эту историю уже слышал.

И не раз.

— Я показал распечатку Алисии. Она — Джону. Вскоре вся наша маленькая команда знала, что должно произойти на Статике. Мы собрались — все вместе. И решились.

— На что?

— Мы решили остановить президента Макса-3. Потому что… потому что так поступил бы на нашем месте любой человек… любой нормальный человек… Я через Сеть следил за развитием событий. Шон наводил справки на Офелии — он хотел найти ученого, ранее работающего на правительство Макса, Алисия и Джон подыскивали союзников.

— Не проще было бы обратиться в ООН или Галактический Совет? — спросил я.

— Правда была слишком невероятной, — помолчав, ответил Дерек. — Мы боялись, что нам никто не поверит… да и Алисия была против. Поначалу она хотела оградить своего отца — вице-президента Макса-3.

Я закурил, всматриваясь в мельтешение голокубиков рядом с экраном проектора.

— Потом мы… я… нашел Кирилла, — сказал Филипп.

— Через меганет, — буркнул Савин. — В одном из чатов… У меня был ник — Сынок, у него — Хакер. Мы разговорились, и как-то само собой получилось, что я стал работать на Дерека. Рыскал по мэрии — меня-то никто в расчет никогда не принимал — вынюхивал, следил… накопал кое-что на энергетиков — ты бы упал и не встал, если бы узнал что именно — они стали мне помогать, даже позволили пару раз портал использовать.

— Ага, — только и сказал я. — А к чему тогда все эти заморочки с соком?

— Надо же как-то развлекаться на Статике, — пожал плечами Савин. — Кроме того, эти выходки лишь укрепляли всех во мнении, что я безобидный псих. Даже мама почти поверила.

— Потом все быстро закрутилось, — продолжил Дерек. — Алисия прочитала документы отца, и они вместе с мужем полетели на Статику. Ребята были настроены решительно. Джон оставил мне письмо: ребята собирались остановить Юхансона и группу ученых, которые собирались провести в Стазисе испытания устройства… предназначенного для уничтожения Стазиса.

— У них это получилось, — кивнул я, вспомнив трупы в подъезде.

— Однако Джон и Алисия погибли, — сказал Хакер. — Да и сам процесс уже невозможно было остановить таким способом. Договор ведь уже подписали обе стороны. Рейнхарт прилетел на Статику и взял с собой армию и лучших ученых. Мы связались с нашим человеком…

— С Кириллом?

Дерек холодно улыбнулся:

— Не один Сынок помогал нам.

Я промолчал, обдумывая это.

— И он сказал, что знает, как найти на планете оружие и пообещал привезти взрывчатку. Еще он сообщил при каких обстоятельствах погибли Алисия и Джон — выходило, что ребята зря доверились своему наемнику…

Парень в синей куртке. Тот, что застрелил Китайца.

— Мы собирались взорвать машину Рейнхарта. Однако лишь только мы прибыли на планету — по стерео передали об убийстве Кирилла. А в совершении преступления обвинили тебя. Мы сразу поняли, что это подстава и установили слежку за баром «У Толика». Когда вывезли фальшивое тело Савина, Шон отправился за труповозкой, а я остался наблюдать. И я оказался прав! Вскоре двое копов вынесли из бара безвольное тело еще одного полицейского и затолкали в машину. Я догадался, что дело нечисто, а когда машина подлетела к «Черной Дыре» и сопротивляющегося полицейского (к этому времени он очнулся) завели в тюрьму — полностью убедился в этом. Я созвонился с Шоном, и мы приняли решение — атаковать Дыру немедленно. Для того чтобы уничтожить силовое поле вокруг тюрьмы, мы использовали взрывчатку, которую наш человек провез на планету. Взорвали генератор и проникли в тюрьму. Освободили Сынка — и тебя заодно — и улетели сюда. Нам просто везло — солдаты Рейнхарта еще не пообвыклись на планете, а полицейские Статики — ленивы до безобразия. Мы спрятали машины в одной из пещер на Озерах, и на катере вернулись на базу.

— Кто кроме Савина помогал Вам на Статике? — спросил я, стараясь не обращать внимания на ужасную догадку, которая колоколом стучала в голове.

Тишина.

Легкие, крадущиеся шаги…

Дерек кинулся к проектору, за которым, прислонившись к стене, стояла линейная винтовка.

Слишком поздно.

Стекла в домике взорвались сотней осколков, быстрые тени размазались в воздухе серыми молниями, и вот уже Савин и Дерек валяются на полу — у каждого в теле по заряду транквилизатора.

Я встал с кресла, пытаясь оценить обстановку: два спящих парня и шестеро застывших спецназовцев в серых обтягивающих костюмах с мускульными усилителями. На масках — узкие красные очки. Ни дать, ни взять — упыри. Я осторожно поднял с колен пистолет. Парни, конечно, передвигаются быстро, но шанс пристрелить хотя бы одного у меня все же был.

— Не нужно, Гера, — сказал кто-то знакомым голосом.

В домик вошел генерал Малоев в сопровождении двух солдат в синей форме. Он брезгливо поморщился, разгребая мусор под ногами, подошел ко мне и его мужественное лицо изрезали добрые морщинки — Малоев покровительственно улыбался.

— Я лично буду ходатайствовать, чтобы тебе вручили медаль, Лукин, — пророкотал он с пафосом. — Ты отлично поработал, парень!

* * *

Утро полностью вступило в свои права: дальние острова бросали черные тени на водную гладь, и озеро радостно пело, предчувствуя долгий веселый день, полный радостных криков детей и спокойной уверенности взрослых, отдыхающих на песчаном пляжу.

Впрочем, сегодня ничего такого не будет. Пляж оцепили военные, а те немногие отдыхающие, что жили на базе, вывалили из своих домиков и пытались разглядеть сквозь оцепление хоть что-нибудь интересное. Вперед лезли две толстые бабы в аляповатых сарафанах. Они с завидным постоянством отталкивали полицейского, который объяснял, что пляж закрыт, к воде, и у меня появилась уверенность, что еще полчаса — и легавого утопят.

Малоев стоял на берегу, его твердое лицо было исполнено грусти. Именно так — исполнено. Насколько фальшиво звучат эти слова в реальной жизни, настолько неискренними были и чувства генерала. Я был уверен в этом.

— Я ведь вырос на этой базе, — сказал с горечью Малоев, — видел как строится каждый домик. Мы с мамой жили неподалеку отсюда, Гера. С моей мамой… Хочешь, покажу?

Я промолчал.

— Прогуляемся, — решил генерал.

И мы медленно зашагали вдоль песчаной кромки, генерал — с гордо поднятой головой, и я — с пистолетом в правой руке.

— Как ты уже догадался, Герман, — начал Малоев, — мы давно подозревали, что Алисия и Джон Томпсоны действовали не в одиночку. Когда на планету прибыли Дерек и Шон, подозрения, казалось, только подтвердились. Но доказательств у нас не было. Оставалось выжидать. Единственное, что мы знали — то, что этот проклятый мальчишка — Савин — общается через меганет с одним из членов преступной группировки по кличке Хакер. Конечно же, он, сам того не зная, поставлял террористам фальшивки — информацию, подготовленную нашими специалистами. Но тем не менее… Именно тогда мы решились на рискованный шаг — подстроили липовое убийство Кирилла. Наш человек выстрелил в него из станера, подтащил тело к твоей двери, измазал куртку кетчупом…

— Подбросил мой пистолет, — продолжил я. — Зачем Вы подставили меня?

— Это моя идея, — виновато сказал Малоев. — Пойми, Гера, у нас были все основания полагать, что террористы попытаются привлечь тебя на свою сторону… Поэтому мы решили тебя обезопасить… Кто же мог подумать, что террористы окажутся такими наглыми? Мы просто не ожидали такой быстрой атаки! Мы думали, что уже потеряли и Кирилла и террористов. И вдруг — такая удача! Ты навестил Фрэнка.

— Фрэнк позвонил Вам? — спросил я.

— Мы же друзья, — мягко улыбнулся генерал. — Кроме того, Фрэнк должен был мне услугу.

— Мда… — пробормотал я.

— За деньги можешь не волноваться! — сказал Малоев, подмигивая мне. — Сколько ты ему пообещал? Двадцать штук?

— Двадцать пять.

— Ничего страшного. У меня чувство, что ты на этом дельце подзаработаешь, — и генерал снова подмигнул мне.

— А почему Вы решили, что я поддамся на уловки террористов? — спросил я.

Из домика в это время выносили тела Филиппа и Кирилла. Сквозь оцепление прорвалась министр обороны, растолкала недоумевающих солдат, подхватила сына под руку и потащила к своей машине. Вояки переглядывались, но никто не решался остановить яростно выкрикивающую что-то женщину.

— Ложь — вот оружие этих убийц. Да, Стазис будет уничтожен, и мне это также неприятно, как и тебе, Гера. Однако цель террористов — вовсе не спасти город-памятник. Мы подозреваем, что эти ребятки — наемники какой-то планеты, которая мечтает сорвать договор Макса со Статикой. Какой-то мир, которому невыгодна сильная Статика, — с пафосом закончил генерал.

— Зачем им вообще я?

— Ты смелый и сильный парень, Гера, — сказал Малоев. — И не думай — это не грубая лесть. Мужественный и благородный, а ведь этими качествами должен обладать любой настоящий солдат. Поэтому все и гоняются за тобой — такой человек, как ты, может обеспечить победу.

— Вот мой дом, — сказал генерал, останавливаясь. — Здесь я родился и вырос.

Ничем не примечательный домик из пластика и стекла. Окна в некоторых местах были разбиты и старательно замазаны пласт-пастой.

— Здесь я взрослел. Мужал. Мама отправила меня на Офелию — учиться в военной академии. Когда я вернулся, ее уже не было в живых — моя мама умерла. Простуда, перешедшая в воспаление легких — всего-то, набрать короткий номер и позвонить в больницу! Но мама не хотела, чтобы ее сын, вернувшись, застал ее в больнице. Она хотела быть сильной в моих глазах.

Боль застыла в глазах генерала.

Вот только не верил я в его боль.

Все логично.

Все правильно.

Но перед глазами стоял умирающий Джон Томпсон, а в ушах звучали последние слова Алисии.

— Пойдем обратно, — сказал, тяжело вздохнув, Малоев.

Мы зашагали назад.

— Я еще раз предлагаю пост начальника службы безопасности, — произнес генерал. — У тебя все получится, Гера. Я не могу в тебе ошибаться. Чтобы ты не говорил, ты — настоящий патриот. Ты не из тех ура-патриотов, которым на самом деле нужны только деньги…

Генерал что-то еще такое говорил о патриотизме, любви к отчизне, о том, как урановая руда спасет мир, о том, что быть солдатом, защитником отечества — великое почетное дело. О многом говорил Малоев. Самые красивые и верные слова подбирал.

А я стоял над тем самым местом, где мы сидели с Дереком и молча курили, глядя на предрассветное небо. Филипп еще что-то чертил ногой на песке. Вот они, его каракули…

Короткие рваные линии.

Всего три слова:

«Моника Димитреску Офелия»

Я наступил ногой на надпись и крепко вдавил ее в песок, размазывая буквы. Посмотрел на генерала:

— Нет, — сказал я.

— Нравится мне твое упорство, — вздохнул Малоев. — Неужели так противна государственная работа?

Я посмотрел на озеро. Вода заговорщически улыбалась мне оранжевыми бликами, спокойными, уверенными в незыблемости планеты, в статичности этого мира.

— Пожалуй, мне противна любая работа, когда приходится врать собеседнику в лицо, — сказал я.

Генерал не ответил. Он развернулся и зашагал прочь — твердо уверенный в том, что в этом мире нет ничего незыблемого.

* * *

В стереопроекторе появилось слащавое лицо журналиста:

— Итак, дорогие мои зрители, с вами снова кровосос Ден Малик! — объявил он и выдержал драматическую паузу. — Теперь вы знаете, что на самом деле происходило на нашей планете все эти дни. Несправедливо обвиненный в убийстве (которого на самом-то деле и не было!) детектив Лукин Герман самостоятельно распутал дело: обнаружил террористов, совершивших нападение на полицейский катафалк и главную тюрьму Статики, проник в их логово, и даже выведал у террористов признание! Дамы и господа, я со всей уверенностью заявлял и продолжаю заявлять: неправы те, кто считает, что время настоящих героев ушло, осталось в далеких двадцатых и двадцать первых веках. Лукин — самый настоящий герой Статики!

Ракурс изменился, лицо Малика исчезло, вместо этого появилось изображение главного зала мэрии. За трибунами стояли мэр Статики О"Донован и президент Макса-3 Рейнхарт. Неожиданно зал взорвался оглушительными аплодисментами — в зал твердой походкой вошел гордо улыбающийся я. Улыбку мне смастерили на компьютере. Точно помню, что ни разу не улыбнулся.

— Так ты у нас теперь герой! — сказал Антон, вглядываясь в картинку. — Ну и рожа у тебя тут довольная…

— Неправда, — сказал я, складывая в чемодан все необходимое — смену белья, пару свежих рубашек, «Целитель» и четыре батареи к нему. — В тот момент я был серьезен, как никогда.

— Сегодня утром Лукину вручили медаль «За особые заслуги перед Статикой», — ликовал голос Малика за кадром, — и чек на кругленькую сумму!

На картинке О"Донован как раз цеплял мне на костюм медаль. Я вспомнил, как мерзко пахло от старикашки и скривился.

— Этот Малик — твой фанат, — изрек Антон. — Однако ты мне так и не рассказал, что на самом деле произошло.

— Государственная тайна, — отрезал я.

— Не верю! — воскликнул Антон. — Чтобы мой брат якшался с политиками? Что с тобой происходит, Герыч? Сколько они тебе заплатили?

— Сто штук, — сказал я. — Сначала речь шла о полтиннике, а потом Рейнхарт накинул щедрой рукой еще полсотни. Правда двадцать пять штук мне пришлось отстегнуть Фрэнку — старый должок. И еще, по мелочи, одному пареньку, который меня засек во время побега и, как ни странно, не выдал.

— Мда, — буркнул Антон. — Моего брата купили за сто штук…

— Кто сказал, что купили? — спросил я. — Я никаких бумаг не подписывал. Просто маленький подарок от правительства.

— Подарок от врага — это… — начал Антон.

— Лучше не так. Применим другую крылатую фразу, — Перебил я его. — «Если добро творить больше не из чего — делай его из зла». Если не ошибаюсь, примерно так. За более точной формулировкой обратись к Ворону.

Я захлопнул чемодан, засунул в задний карман джинсов свою новенькую «Galactic-VISA» и протянул братишке руку.

— Что ты забыл на Офелии, Гера? — спросил Антон подозрительно.

— Я еще вернусь, — сказал я. — Обещаю. Если хочешь — можешь меня подождать.

— Я подумаю об этом на досуге, — пообещал брат. — Не возражаешь, если я пока поживу в твоей квартире вместе с Карлой?

— Это та девчонка с вечеринки?

— Ага.

— Мой дом — твой дом, братишка.

И только тогда Антон пожал мне руку.

* * *

Внизу меня ждала Лера. Она пила кофе и при моем появлении подскочила, расплескав коричневый напиток. Услужливый андроид тут же протянул тряпку, намереваясь спасти скатерть от пятен, но промахнулся и разбил чашку.

Но Лера этого не заметила. Она стояла рядом и молчала, покусывая нижнюю губу. Я тоже не решался заговорить.

— Улетаешь? — наконец, спросила она.

— Лер, — сказал я, — я тут слетаю на Офелию на пару неделек — отдохну. Ты не поработаешь снова на меня? За братом последи, в офисе посиди — если что-то срочное — видеофонь. Я заплачу тебе за три недели, хорошо? Вернусь — решим вопрос с зарплатой окончательно. — И я протянул Лере несколько сотенных бумажек.

Она расцвела и, не замечая денег, кинулась мне на шею.

— Спасибо, босс, — прошептала Лера мне на ухо.

* * *

«Фалькон» я оставил в гараже — пускай отдохнет, старина. До космопорта долетел на такси.

Все те же толпы осаждали серые грузовики с гуманитарной помощью. Свыкшиеся на Статике солдаты Макса уже вовсю руководили процессом выдачи товара — муштровали очередь, пинали под ребра особенно прытких. Одного парня затащили за угол и методично избивали — два удара по спине дубинкой, еще один — ногой в бок. Парень лежал на грязной земле и не подавал никаких признаков жизни. С высоты плохо видно, но я был почти уверен, что красная жидкость на асфальте рядом с ним — кровь.

Жизнь вернулась на Статику.

Такая, какой ее видел генерал Малоев.

Какой-то мальчонка вырвался из толпы и кинулся к распростертому телу мужчины.

* * *

— Сядь здесь! — заорал я таксисту. Тот удивленно посмотрел на меня, но сделал все как надо — опустил машину в десяти метрах от очереди. Я кинул ему пару бумажек и кинулся к солдатам, избивающим парня.

Мальчишка вцепился ручонками в ногу одного из них и отчаянно выл.

— Убирайся, щенок! — заорал солдат, взмахнул ногой, и мальчик полетел в сторону.

И тут же мой удар бросил его на землю — лицо солдата размазалось по асфальту, кровь тонкой струйкой потекла из носа — вояка затих.

Остальные солдаты (их было трое) двинулись на меня, раскручивая дубинки.

Я аккуратно поставил чемодан на землю, достал из-за пояса пистолет и направил на них.

— Пошли прочь! — приказал я.

Солдаты остановились.

— Разойтись! — крикнул кто-то.

К нам приближался офицер в серой форме.

— Заберите Тревора, — сказал он своим.

Солдаты потащили поверженного товарища прочь. Офицер подошел ко мне, протянул руку.

— Капитан Кутц, — отчеканил он. — Я узнал Вас, господин Лукин. Видел Ваше награждение по стерео. Простите моих солдат, они слегка переусердствовали. Но Вы должны понять и их — этот парнишка (Ваш родственник?) лез без очереди и…

Я не ответил. Я сел рядом с Денисом на колени и перевернул его на спину. Майка с движущейся строкой была заляпана кровью, дыхание хриплое, неуверенное, взгляд блуждает по небу.

Снова подбежал Гена, обхватил грудь отца и заплакал.

Налитые кровью глаза остановились на мне.

— Здравствуй, Гера, — прохрипел Денис. — Вот мы и встре… тились…

— Привет, Ден, — сказал я.

— Я — дурак, — тихо засмеялся Денис. — Не послушался тебя… выкинул деньги, до последней монеты, в мусоропровод… гордый дурак. — Он закашлялся — кровь густыми комками заляпала желтую маечку Гены.

— Сейчас, — сказал я, — сейчас… сейчас мы отвезем тебя в больницу….

— Гордый дурак… — прошептал Денис. — Гордый… гордый…

Тело Дениса выгнулось вверх и резко расслабилось — черты лица застыли, глаза уставились в небо.

* * *

Я делал ему искусственное дыхание. Я нажимал скрещенными ладонями на грудную клетку парня, пытаясь заставить работать сердце. Я бил по груди Дениса кулаком. Я выхватил из-за пазухи медицинский набор и вколол парню все, что там было.

Перед глазами все плыло.

Потом меня оттащили от Дениса.

— Он умер, — сказал капитан Кутц, склонившись надо мной — его темные глаза неотрывно следили за моими действиями: — Вероятно, недоедание, жара сказалась… сердечный приступ, как Вы думаете, господин Лукин?

Я врезал ему по скуле (удар отбросил Кутца в сторону), поднялся.

Денис слепо смотрел в голубое небо, по которому проплывали редкие оранжевые облака. Рядом сидел на корточках Гена и мерно раскачивался из стороны в сторону — глаза у него были сухими.

— Ты пожалеешь об этом, — прошипел за спиной офицер. — Кем бы тебя не считали на этой вшивой планете!

Я не ответил. Я подошел к мальчишке, подхватил его на руки и понес в сторону космопорта.

Я шептал ему что-то несуразное, пытался успокоить.

Потом замолчал.

* * *

Толпа, оставшаяся позади, на всякий случай громко ликовала, получая очередной паек витаминов.

Тело Дениса, как я позже узнал, солдаты отвезли в ближайший крематорий.

ЧАСТЬ 2. ЭПИЛОГ

"Здравствуй, солнышко!

Как там моя маленькая дочка? Как там моя маленькая красавица?

Поздравляю тебя с первым десятилетием, маоышка, желаю всего самого-самого хорошего, чтобы все твои желания непременно исполнились, чтобы солнце и все звезды этой Вселенной светили только для тебя, моей самой любимой девочки на свете!

Знаешь, зайка, я долгое время боялся написать тебе. Наверное, твоя мама наговорила про меня много всяких гадостей. Я боялся, что ты поверишь ее словам и просто порвешь мое письмо в клочки. Я очень этого боялся.

А ведь знаешь что? Что бы твоя мать не говорила — это чистая правда. Я бросил вас. Я бросил тебя. Я поступил как последний подлец, и нет мне прощения.

Но теперь я не боюсь, что ты не прочитаешь это письмо. Потому что я кое-что понял: я очень тебя люблю. И если ты будешь счастлива, забыв обо мне, пускай будет так.

Прости меня. Мне нет прощения, потому что я бросил семью из-за денег, но все-таки попытайся. Потому что я хочу измениться. Потому что я понял, что деньги — это не главное.

И еще я очень хочу увидеть тебя хотя бы еще раз.

Извини, что пишу коротко и сбивчиво — я никогда не умел писать большие письма.

Целую.

Твой бумагомаратель,

Ден Малик


P.S. Думаешь, что я подозрительно быстро стал другим человеком? Просто один знакомый на днях крепко врезал мне по лицу. Оказывается, это полезно для таких подонков как я."


«Излишне мелодраматично», — подумал он.

Малик отложил исписанный листок в сторону, ослабил воротничок белоснежной рубашки, задумался, разглядывая ровненькие аккуратненькие строчки. Легче было отправить письмо через меганет или хотя бы набрать его на ноутбуке, а после распечатать, но Ден признавал для писем только дедовский метод.

Письмо, написанное от руки.

Нервные пальцы сами залезли в передний карман рубашки, извлекли из открытой пачки тонкую сигарету…

Пронзительная трель видеофона заставила журналиста вздрогнуть, выронить сигарету из рук. Он скосил красные воспаленные глаза влево на настенные часы: полвторого ночи. Кому это еще приспичило звонить в такое время? Малик поднял трубку и рявкнул:

— Да?

— Господин Малик? — холодно поинтересовались на том конце провода.

— Это я, но какого черта?..

— С вами говорит вице-президент Макса-3 Штефан Барон. Я буду краток, господин Малик: нам понадобился человек, хорошо знакомый с реалиями Статики, желательно журналист. Вы будете на нас работать, господин Малик?

Губы Дена скривились. Высочайшее презрение — вот, что он сейчас испытвал:

— Я тоже отвечу вам кратко, господин Барон: идите вы к чертовой бабушке!

— А как насчет оклада десять тысяч евро в месяц, плюс премии за статьи, плюс неограниченный доступ к прессе Статики? При должном трудолюбии вы будете зарабатывать не менее двадцати тысяч в месяц. Это поможет решить вам не только денежные проблемы, но и… семейные. Насколько я знаю, у вас есть маленькая дочь, которую вы очень хотите увидеть? А на суд денег нет… проклятые земные законы, правосудие на этой планете становится все дороже и дороже! Да, я не буду настаивать на немедленном решении. Я позвоню вам завтра в девять утра. И я приму ваш ответ, каким бы он ни был.

Дрожащие пальцы до посинения вцепились в хододную трубку.

* * *

«…Мне нет прощения, потому что я бросил семью из-за денег, но все-таки попытайся. Потому что я хочу измениться. Потому что я понял, что деньги — это не главное…»

Еле слышный щелчок газовой зажигалки.

«…Я боялся, что ты поверишь ее словам и просто порвешь мое письмо в клочки…»

Рвать письмо — это слишком сложно.

Легче всего сжечь его, ведь бумага так хорошо горит.

А огонь…

Огонь очистит все.

ЧАСТЬ 3. ЗЕМЛЯ

Теплый снег неровными лоскутами ложился на бетон и практически тут же таял, а грязные лужи уничтожались проворными роботами-уборщиками, которые словно полевые мыши сновали среди нескончаемого потока человеческих ног. Бетонная площадка резко заканчивалась под козырьком главного хода космопорта «Москва-Бутово». Раздвижные двери глотали очередную порцию туристов, приезжих, местных, обслуживающий персонал, юрких роботов, неуклюжих андроидов, которые зычно предлагали услуги различных таксопарков, кидал, менял, милиционеров и всех, кого только мог представить воспаленный ум.

В самом здании (матово-черном двенадцатиэтажном кубе) все горело лучами неоновых и голографических вывесок. Голографический ковбой, презрительно вглядываясь в усталые лица людей, которые спешили поскорее покинуть космодром, посасывал папироску и выпускал через нос струи дыма, которые складывались в буквы: «Marlboro — Sony — людям, для которых слово „успех“ что-то значит». Понимающе улыбающаяся медсестра мягко высматривала в толпе девушек и превращалась в переливающуюся всеми цветами радуги надпись: «У Вас уже есть двое детей? Вы не хотите идти на преступление? Международный Красный Крест предлагает Вам полную стерилизацию. Дешево и удобно. Мы заботимся о Вас». Прямо напротив вращалась трехметровая модель неизвестной мне планеты — вместо кольца ее обегала строка: «Стерилизация — замаскированное убийство. Вы хотите гарантированно продолжить свой род? Дешевая эмиграция на внешние колонии! Офелия. Небраска. Байкус. Империус. Серафим. Выбор за Вами! Спасите от смерти Ваших детей. Звоните на видеофон 234-735-666».

— Нет уж, — проворчал старичок рядом со мной, — знаю я теперь, что такое Внешние Колонии. Нет ничего лучше Земли, вот что я вам скажу! — И он с подозрением посмотрел на меня. Цепкий взгляд выделил мою потрепанную кожаную курточку, черные брюки (явно не по московской моде!) и серые армейские ботинки. На мальчика старичок даже не взглянул.

— Вы, молодой человек, — проскрежетал он, — откуда? Убежали с ваших чертовых колоний на Землю? А Вы в курсе, что здесь и так полно народа? Что Земле грозит перенаселение? Отвечайте, немедленно!

— Да, — рассеянно ответил я, разыскивая банкомат, где можно было бы обналичить кредитную карточку.

— Так какого черта Вы тогда приперлись на нашу планету! — завизжал старичок, потрясая своей клюкой. Палка была ему нужна как рыбе зонтик — слабые ноги поддерживали в вертикальном положении серво-башмаки.

Я не ответил, а лишь крепче схватил испуганного Гену за руку и потащил его сквозь толпу в противоположный угол космопорта. Разгневанный старичок что-то яростно выкрикивал мне вслед.

В сером запыленном углу расположились четыре банкомата. К каждому вытянулась небольшая очередь — я вместе с мальчиком примостился в конце одной из них — сразу за толстым мужичком в дубленке.

Очередь очень медленно продвигалась вперед, а вокзал тем временем жил своей бурной жизнью. Молоденький усатый милиционер, который должен был следить за порядком возле банкоматов, с любопытством разглядывал группу акалоитов, которые расположились за одним из столиков внутривокзального кафе и цедили что-то из своих фляжек. Выглядели ящеры эффектно — мускулистые блестящие зеленовато-коричневые тела, проницательные черные глазки и кожаные костюмы с меховыми воротниками.

— Впервые вижу чужих, — поведал мне страж порядка. — Я раньше на системном космодроме «Москва-служебный» работал. А там даже людей нечасто увидишь — сплошные роботы да андроиды.

Я улыбнулся. Вероятно, недостаточно льстиво, потому что милиционер обратил свой бдительный взор на меня.

— А вы, гражданин, откуда будете? — служебным голосом поинтересовался он, подозрительно оглядывая мой багаж — один-единственный чемоданчик из пластика. — Документики предъявите.

Он долго, и, как мне показалось, с явным отвращением разглядывал мой паспорт.

— Вы с Южного? — спросил, наконец, мент. — А как здесь оказались? Неужели с Южного в Москву летают теперь на звездолетах?

— Там приписка есть, — сказал терпеливо я. — Последние десять лет я проживал на Статике. Это… планета такая.

На мою неуклюжую попытку сострить мент никак не среагировал.

— Что-то такое помню, — пробормотал милиционер, — еще со школы. Это там где город живых чучел обнаружили?

Желание намекнуть, что единственное чучело здесь — сам мент, было почти нестерпимым, но я лишь ответил:

— Да.

— Мальчонка Ваш? — спросил милиционер.

— Сын друга. Едем навестить его бабушку с дедушкой.

— Они живут в Москве? — поинтересовался милиционер, листая мою ксиву.

— В Питере.

— Как тебя зовут, мальчик? — спросил мент у Гены.

— Давыдов Гена, — робко ответил мальчик.

— Этот дядя с тобой?

— Да! — звонко ответил малыш и крепко вцепился в мою руку.

— Мальчик впервые на Земле, — поведал я милиционеру. — Не привык к шумным планетам. У нас на Статике тихо. Разрешите мои документы?..

Милиционер поколебался, но все-таки вернул паспорт.

Тут в пяти метрах началась потасовка, и доблестный страж порядка, доставая на ходу станер, кинулся разнимать дерущихся. Толпа, как водится, приостановила свое движение: раздавались ободряющие выкрики, кто-то делал ставки, но все закончилось быстро — двое быстрее всего подбежавших ментов пальнули по дерущимся из станеров и потащили гравилучом безвольные тела в отделение — к маленькой неприметной дверце, затерявшейся среди ларьков с сувенирами. Я еще успел заметить как какой-то постреленок успел подхватить один из чемоданчиков, оставшихся без присмотра, и слился с толпой.

Подошла моя очередь — банкомат отрыгнул пачку хрустящих бумажек, и мы с Геной вышли из вокзала. Здесь было все также пасмурно и сыро. Таксисты вальяжно прогуливались вдоль стоянки, какие-то подозрительные личности раздавали листки с рекламой обуви, прокладок, сигарет без никотина, стопроцентно действующих контрацептических средств, гражданских станеров, быстрорастворимого спирта, порошка для удаления щетины, батарей боевого линейного оружия, легких разрешенных наркотиков, пастилок для освежения дыхания и прочих полезных в хозяйстве вещей.

Симпатичная девчонка на аэродоске спустилась ко мне с неба, преградив путь.

— Возьмите! — она протянула мне глянцевый листок.

— Зачем? — удивился я. — Вот я возьму, а потом все равно выкинуть придется.

— Но это же новый «БифиТок»! — почти искренне возмутилась девчонка.

Мы осторожно обошли ее.

Город начинался прямо за девушкой — стоэтажные шпили небоскребов, рекламные щиты, причудливо переплетенные трубы монорельса, сотни парящих автомобилей, лазерная разметка трасс. На одном из зданий возвышалась голографическая табличка с надписью: 4 дня 13 часов 6 минут. Через пару секунд «6 минут» мигнули и шестерка сменилась на пятерку.

Я остановил одного из прохожих — юнца, который спешил на остановку автобуса.

— Простите, что это?

— Что? — спросил юноша, взглянув на меня. Один глаз — нормальный, а рядом с другим движется в такт с бегающим зрачком затейливая голографическая картинка. Я чуть не спросил «Что с твоим глазом?», но во время спохватился. Может, на Земле сейчас так принято.

— Эта надпись, — сказал я.

Парнишка взглянул туда, куда я указывал.

Потом посмотрел на меня, как на полного идиота.

— До нового года осталось 4 дня, — объяснил юнец, двигая дальше.

Я обескуражено улыбнулся.

Забыл, что разница между новым годом на Статике и Земле — пять месяцев. Впрочем, и эта цифра меняется — год на Статике длится примерно на сто часов больше, чем на Земле.

— Хочу есть, — сказал Гена, осторожно потянув меня за рукав.

Я молча потащил мальчишку к ближайшему кафе — стеклянный ресторанчик «Привокзальный».

Несмотря на мои опасения здесь оказалось уютно — народу не очень много (цены по сравнению с самим вокзалом здесь были повыше), аккуратные белые столики, улыбчивые официантки — настоящие живые девушки.

— Приветствую Вас в нашем замечательном ресторанчике! — проворковала одна, ослепляя меня казенной белоснежной улыбкой, когда мы уселись с Геной за столик. — Какой прекрасный малыш! Что будете заказывать? — И она выжидающе замерла рядом с нами.

Прямо на столе зажглись золотые буквы меню.

— Чего ты хочешь, Гена? — спросил я.

Мальчик пробежался глазами по списку блюд.

— Здесь только супы! — сказал он, обиженно глядя на официантку.

— Там внизу две стрелочки, — объяснила та, — нажимай на них, чтобы листать меню.

Гена некоторое послушно нажимал на стрелки, пока, наконец, не решился: сливочное мороженое с клубникой, один стакан томатного сока и еще один — яблочного.

— А как же первое и второе? — притворно нахмурилась официантка. — Папа, может быть вы закажите маль…

Глаза Гены наполнились слезами.

— В нашей семье главный — он, — отрезал я. Наверное, грубо вышло.

Лицо официантки окаменело.

— А Вы что будете? — холодно спросила она. Даже казенная улыбка куда-то делась.

— Жаркое. И чашку кофе. Самого лучшего из тех, что у вас есть.

Девушка кивнула, что-то черкнула световым пером у себя в покетбуке и через минуту на наш столик, ловко лавируя между посетителями, прилетел заказ, ведомый гравилучом.

Гена мигом выдул стакан томатного сока.

— Вкусно, — сказал он.

Я тихонечко попивал кофе, наблюдая за ним.

— Почему ты все время молчал, когда мы летели? — спросил я.

— Не знаю, — сказал мальчик. — Я боялся… боялся, что и Вы куда-нибудь пропадете…

— Что?

— Там в очереди я заплакал. Я устал стоять и попросил папу побыстрее. Он пошел к военным за соком. А они побили его. И перед тем, как умерла мама… я много-много говорил. Мы поругались, мама заболела… Я боюсь, что и Вы…

— Никуда я не денусь, малыш, — тихо сказал я. — Еще немного, и я привезу тебя к бабушке с дедушкой.

— Я буду молчать, когда мы приедем, — пообещал Гена.

Я ничего не сказал на это. С мальчишкой явно что-то не так. Смерть родителей серьезно поранила его психику. Надо сказать об этом его деду. Пусть отдаст малыша в руки хорошего врача-психиатра.

Рядом с нами присел мужчина лет тридцати в черном пальто. Его маленькие крысиные глазки все время бегали.

— Здравствуйте, — сказал мужчина. Он немного картавил.

— Нам не нужен настоящий «БифиТок», — заверил я его.

— Что Вы! — воскликнул незнакомец. — Я ничего не продаю… ничего, кроме информации. И, смею Вас заверить, моя информация — самая свежая и…

— Я не покупаю информацию, — сказал я. — Разговор закончен.

— А что Вы скажите, если я не возьму за нее ни копейки? — заискивающе поинтересовался мужчина. — Только ответная информация от Вас и все.

Я вспомнил метрдотеля Леруа из «Статик-Отеля».

Рядом со столиком возник разгневанный администратор:

— Рыба! — жестко проговорил он, и незнакомец съежился на своем стуле. — Сколько раз я тебе говорил — не докучай нашим посетителям. Хочешь, чтобы я вызвал милицию?

— Все в порядке, — улыбнулся я, — я с ним поговорю. Не о чем беспокоится.

Администратор неодобрительно покачал головой и удалился.

— Спасибо, — прохрипел Рыба, — за Ваше сочувствие я, пожалуй, дам один совет совершенно бесплатно.

Я принялся за жаркое.

— Ну?

— Я видел как мент проверял Ваши документы на вокзале, — тихонько сказал он. — Просто чудо, что мусор не потребовал документы на мальчика. Тогда у Вас были бы большие проблемы. В Москве сейчас подозрительно относятся к любым инопланетникам.

— А почему Вы решили, что у меня нет документов на сына? — поинтересовался я.

Гена растерянно замигал глазами, но сдержался.

— Я видел как Вы дали взятку таможеннику, — хихикнул Рыба. — И почему-то я уверен, что парень — не Ваш сын.

— Оставь свои догадки при себе, приятель, — сказал я. — Где бесплатный совет?

— Заведи документы на мальчика, — сказал Рыба. — И лучше не пытайся покинуть без них город. Шанс проскочить, конечно, есть, но он очень невелик.

— Очевидно сейчас ты посоветуешь, где можно найти ксиву на пацана, — кивнул я, прикуривая. Завыла сирена и на столе возник огненный круг с перечеркнутой сигаретой внутри. Я выругался и затушил сигарету о свою куртку. Окурок аккуратно опустил в карман.

— Именно, — хихикнул Рыба. — Но! Уже за определенную информацию с Вашей стороны!

Я мысленно прикинул. Что он может спросить? Да мало ли…

В крайнем случаем можно и соврать.

Главное не это.

Главное то, что соприкоснувшись с преступным миром Земли, я вновь почувствовал себя в своей тарелке.

— Идет, — сказал я. — Гена, пересядь пока за соседний столик.

Мальчик молча повиновался.

— Киевская 16, — сказал мне мужчина в черном пальто. — Третий подъезд, семнадцатый этаж. Комната номер 1718. Скажешь, что тебя прислал Рыба и дело в шляпе. Парень там работает свой.

— А как тебе такой вариант, — задумчиво сказал я, — я приезжаю на место, твои дружки заталкивают меня в квартиру, заряд станера в голову — труп в канализацию. Или в нелегальную клинику — на органы для пересадки. Какие у меня гарантии?

— Я знал, что ты парень что надо! — хихикнул Рыба. — Гарантий, конечно, никаких. Это так — информация для размышления. Выбор только за тобой.

— Хорошо, — сказал я. — Что интересует тебя?

— Я знаю, что ты прилетел на планетолете Небраска-Земля, — прошептал Рыба, — но я уверен, что Небраска — вовсе не исходная точка твоих странствий, приятель. Скажи… откуда вы прилетели с мальчиком?

Я уперся взглядом в его крысиные глазки.

— Зачем тебе? — резко спросил я.

— Договор есть договор, — подмигнул мне Рыба. — Ты, конечно, можешь обмануть меня…Но я тебе не советую, — с легкой угрозой закончил он. — Подумай и поймешь почему…

Я молчал, задумчиво жуя жаркое.

Какого черта?

— Статика, — сказал я.

Лицо Рыбы расплылось в довольной улыбке:

— Значит, все в порядке, друг, — сказал он. — Видишь ли, мне заплатили, чтобы я отыскал одного парня родом с Офелии, который как раз подходил под твое описание. Рад, что ты — не он. Обидно было бы сдавать тебя этим парням. Они — настоящие головорезы… не то, что я, скромный информатор.

Рыба поднялся, собираясь уйти.

— Знаешь, какая кличка подошла бы тебе больше? — спросил я, проглотив очередную порцию жаркого.

Он замер, выжидающе уставившись на меня.

— Крыса, — со смаком проговорил я.

— Что ж, — улыбнулся Рыба, — быть может, жаркое, которое ты жуешь, как раз из нее родимой. Не слишком-то я доверяю поварам этого ресторана.

Дверь захлопнулась за ним, едва не прищемив пальто.

Я отодвинул недоеденное жаркое в сторону.

Сволочь, весь аппетит испортил!

— Гена! — позвал я мальчика. — Мы уходим.

— Можно еще яблочного сока? — спросил он. — Он очень вкусный.

— По дороге куплю, — пообещал я.

Я расплатился с подошедшей официанткой (наличные она не принимала — пришлось рыться по карманам в поисках «визы»), и, держа Генку за руку, вышел.

Мы прогулялись мимо вокзала, свернули вместе с потоком куда-то спешащих людей на большую улицу, по бокам которой расположились сотни, тысячи магазинчиков, салонов красоты, бутиков, саун, сетевых клубов, тату-салонов, оружейных лавок, ларьков-автопродавцов, банкоматов и прачечных.

Не понравилось мне встреча с Рыбой. А если точнее — его последний вопрос.

Какая ему разница, откуда я?

— Дядя Гера! — позвал Гена, куда-то показывая.

Я проследил за его пальцем.

Автоларек, надпись на котором гласила: «Любые соки на выбор.»

Рядом я заметил большой магазин одежды.

— Пошли, — согласился я.

Гена не успокоился, пока не перепробовал по крайней мере половину соков «на выбор» — слава Богу, они продавались в маленьких стаканчиках. Потом я потащил мальчика в магазин.

Одежды здесь было, действительно, много. Огромный холл, и лестницы, спиралями поднимающиеся вверх — все это великолепие освещалось неоновыми огнями разноцветных реклам. Каждый этаж — свой отдел: куртки, штаны, обувь, нижнее белье. Здесь было абсолютно все. Даже у меня закружилась голова, чего уж говорить о Генке.

Я было двинулся к одной из лестниц, когда вдруг сообразил, что они здесь просто для скрашивания интерьера — все пользовались аэродосками, чтобы достичь верхних этажей. Я подошел к менеджеру за стойкой (черно-белый костюм, профессиональная улыбка, пытливый взгляд — «хватит ли клиенту денег, чтобы заплатить за все, что он несомненно решит купить?») и спросил:

— Простите. Мы с сыном (ласковый взгляд на мальчонку) прибыли из внешних колоний (слегка снисходительный — на меня). Никогда не пользовались аэро. Вы нам не поможете?

— Прокат досок — напротив, — сказал менеджер, — и не бойтесь — освоить их ничего не стоит. Доски повинуются любому Вашему желанию. В них встроен ограничитель, чтобы Вы не развили слишком уж большую скорость.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Спасибо Вам. Надеюсь, Вы подберете для себя и сына (еще один нежный взгляд) все необходимое. В Москве в первую очередь принимают по одежке (снисходительно). И провожают тоже.

— Я заметил, — буркнул я.

* * *

Управлять аэродосками и впрямь оказалось легче легкого. Я впервые увидел, как смеется Гена — радости его не было предела, когда мальчишка взмыл ввысь.

Пришлось даже немного приструнить его, когда Генка чуть не въехал в примерочную.

Покупки отняли у нас почти час. Девушка-менеджер, которая прилепилась ко мне сразу же после того, как мы поднялись на второй этаж, таскала нас по всем отделам, чуть ли не силой засовывала в примерочные, придирчиво осматривала и, неодобрительно поцокав языком, вела дальше.

Наконец, мы вышли наружу (предварительно сдали доски — Гена расстался со своей с видимым неудовольствием). На мальчишке была модная в этом сезоне (по уверениям продавщицы) куртка небесно-голубого цвета со вспыхивающими и пропадающими желтыми и оранжевыми звездами на рукавах, штаны такого же цвета (без звезд), самозашнуровывающиеся ботинки и белая кепка, генерирующая слабое водоотталкивающее поле.

Я, несмотря на все увещевания менеджера, облачился проще — черные джинсы, джинсовая рубашка (тоже черная) и грязно-серый плащ. Девушка уверяла, что плащ ну никак не идет к джинсовой одежде, но я был неумолим. Под плащом очень удобно скрылся мой «Целитель», который я засунул за пояс, когда мы с Геной посещали туалет.

Итак, вроде все было в порядке, оставалось только сесть в вагон монорельса и отправиться в Питер.

Но все-таки для начала стоит проверить слова Рыбы. В городе усиление, сказал он. Правда ли это? И если да, то почему?

Документов на мальчишку у меня не было, в этом Рыба оказался прав. Уж слишком неожиданно мы оказались с Генкой вместе — после нелепой гибели его отца. У меня был всего один билет до Небраски, поэтому пришлось дать взятку капитану планетолета. Тот не сильно возражал против Гены — в конце концов детям до семи лет билет вообще не требовался.

Дальше было сложнее: таможня на Небраске редко халтурит. А чем, как известно, люди честнее, тем дороже их купить. Таким образом пребывание на Небраске влетело мне в кругленькую сумму. Даже здесь, на Земле я потратил пока что меньше.

И мне это уже порядком надоело. Пускай я всего в паре сотен километров от цели — лучше не рисковать.

Заметив на перекрестке блестящего робота, который призывно размахивал пачкой газет, я направился к нему. Искусственный интеллект беззастенчиво проглотил мою мелочь и выдал пару мятых листков. Хвала небесам, что хоть газеты совсем не изменились за десять лет моего отсутствия.

— Извините!

Какой-то парнишка на доске не справился с управлением и едва не сбил меня с ног, однако в последний момент сумел извернуться и лишь чуть-чуть задел мою ногу, а сам кубарем покатился по мостовой. Безразличные прохожие лениво обходили парня, только я удосужился подойти к нему и помочь встать.

— Брат, сектоид чертов, блокировку с доски снял, — объяснил парнишка, проводя рукой по жестким черным волосам. На вид ему было лет шестнадцать: плотная сиреневая куртка, короткие шорты (наверняка с подогревом — на улице было холодно), бледное лицо и все та же миниатюрная голографическая картинка перед правым глазом. Аляповато раскрашенную доску парень прицепил за спину — Гена загоревшимся взглядом уставился на нее.

— Мотин, — представился парень. — Можешь называть меня Муха.

— Почему тебя назвали Мухой? — спросил я.

— Говорят, жужжу много, — пожал плечами Мотин. — А ты ведь инопланетник, верно? Сразу видно, что не местный. Твой сын? Прикольный пацан. Здорово, микроб!

— Привет, — тихо поздоровался Гена.

— Слушай, ты не голоден… э…

— Теркин, — представился я. — Василий Теркин.

Парень захохотал — значит, книги все-таки почитывает.

— Ну как хочешь, Вася. Так че, я тут знаю один неплохой барчик, заглянем?

* * *

Бар, на мой вкус, был излишне шумным: все время играла тяжелая музыка, на двух постаментах танцевали девушки, одежду на которых я с трудом сумел различить, столики, хаотично разбросанные по всему залу, то и дело подпрыгивали в такт басам. Да и из еды здесь подавали только пиво да сэндвичи.

Уже через десять минут я пожалел, что пошел за Мухой — его назойливая речь и впрямь напоминала жужжание.

— … Этот сектоид, Палех, ну мой брат, решил прикольнуться. Знает, что я на доске еще плохо катаюсь, и вот… А еще брат, блин. У тебя есть брат, микроб? Нет? Вот и замечательно, и радуйся, что нету. А если не будет — еще лучше. Одному быть просто замечательно, честное слово! Вон, Ленка Синица одна с предками обитает — они ей и деньжат на карманные расходы не хило подкинут, и гулять допоздна отпустят. Они вообще мировые, Ленкины предки. Неделю назад мы всем сарафаном у нее не кисло отвисали, до сих пор приятно вспоминать — покуролесили на славу. Пивка, виртуалки немного, а ну ты ж не знаешь что это такое, ты не местный… Короче, здорово было. Пока мой великовозрастный брателло — сектоид не перекурил травы и не стал палить из станера по гостям. Еле обуздали — он у меня мастер по рукопашному бою. Целой толпой на него кинулись, а он только орет, да всех по углам раскидывает. Ну я-то знаю, где у братца слабое место — доской его по затылку рубанул — Палех и вырубился…

— Что это такое? — спросил я, имея в виду голограмму. — У тебя, на правом глазу?

— А… это… мешает? Сейчас уберу, — Мотин провел рукой перед глазом и картинка пропала. Муха протянул мне руку, тыльной стороной ладони. Я заметил маленький чип, приклеенный к ладони скотчем.

— Виртушники. Питание автономное, — объяснил довольный Муха. — Сейчас почти все так в Сеть и выходят. Управление — зрачком. Можно виртуалкой заниматься, искать рефераты…

— Виртуалкой? — переспросил я, потягивая легкое темное пивко.

Во сто крат лучше, чем на Статике варят.

Впрочем, оно и понятно.

— Ну… — Мотин покосился на притихшего Генку. — С девчонками там…это… ну… ты, короче, мысленно представляешь ее, она тебя, ну и…

— Ага, — улыбнулся я. — Понятно. А в реале не пробовал?

Мотин покраснел, судорожно дожевывая бутерброд.

— Это… это не стильно, — пробормотал, наконец, он.

— Я слышал, что на Земле сейчас военное усиление, — сменил тему я. — Что случилось? Не в курсе?

— Ну… — обрадовался Муха. — Не совсем на Земле… хотя и по всей планете, конечно… но в основном в Питере. Сейчас. Там неделю назад сектоиды Эрмитаж взорвали.

— Сектоиды? — переспросил я.

— Вы что, там на колониях, совсем отсталые, что ли? — возмутился Мотин.

— Я с Генкой родом с дальней колонии, — сказал я. — Про сектоидов знаю только то, что мы обнаружили эту расу совсем недавно — чуть больше трех лет назад.

— Ну кто кого обнаружил — это еще вопрос, — хмыкнул Муха. — Ладно, слушай сюда. Внимательно. Ага? Примерно три года назад экспедиция одного чувака — Лоренца столкнулась в космосе с кораблем чужих. Ну, туда-сюда, завязался базар, корабли обменялись послами, сначала все хорошо шло, безо всяких траблов. Сектоиды дали нам координаты своих планет, Лоренц — Земного сектора. Сектоиды объяснили, что они прибыли в нашу Галактику всего тридцать лет назад — бежали из Магелланова облака. С кем-то они там то ли воевали, то ли еще что, не знаю в общем. Короче, все прекрасно — дружба, жвачка, пряники, обмен посольствами. Потом — раз! — через полгода у Американцев рванул какой-то известный банк. Не помню название. И все свидетели дружно указывали на то, что за рулем машины, что везла взрывчатку, сидел один известный на Земле сектоид. Чуть ли не посол, я уже и не помню кто. Ну и в доску его, какая разница? Ну, наши предъявили сектоидам, те заявили, что это был всего лишь один сумасшедший террорист, к ним никакого отношения не имеющий, заплатили какие-то там репарции…

— Репарации, — машинально поправил я.

— Угу…они самые. Вроде все утряслось. А еще через три месяца — в Швеции — группа сектоидов взяла штурмом здание суда. И подорвала его вместе с собой. Тут уж наши не выдержали и выдворили сектоидов с планеты. Те дико извинялись и никаких ответных мер не принимали. Даже разрешили послу Земли остаться на их планете-Столице. Дебилы, что с них взять? Только тот сам был рад убраться оттуда.

— Что дальше? — спросил я.

— Дальше… Теперь примерно каждые полгода сектоиды проникают на Землю и что-нибудь взрывают. Неделю назад Эрмитаж взорвали. Хотя по мне, зашибись, что не «Бункер» — это клевый ночной клуб в Питере. Если б что с «Бункером» случилось, я бы первым в армию записался, надрать сектоидам задницу.

Рука сама собой сжалась в кулак, но я сдержался. Здесь не Статика.

Могут не понять.

— Как они проникают на планету? — спросил я.

— А ты туда погляди, — кивнул куда-то в сторону Мотин.

Я оглянулся.

На плакате, прикрепленном рядом с выходом был изображен безобразный (глаза выпучены, зубы гнилые) зеленокожий человек, шею которого стянула удавка. Надпись на плакате гласила: «Смерть ублюдкам — сектоидам».

— Они от людей почти не отличаются, — объяснил Муха. — Ну там кожа зеленая да на руках-ногах по шесть пальцев. И все. Только они сейчас хитро поступают — кожу отбеливают, а лишний палец отрубают. Наши сначала пытались вводить генетический контроль, только сектоиды, сволочи, как-то научились его проходить. Сейчас Федорчук пытается в Галактическом Совете добиться разрешения на атаку сектоидов (у них-то и флота своего нет, а колонии всего на трех планетах), только вот, поговаривают, что Совет побаивается еще большего усиления Земного Сектора — все до сих пор помнят как мы червям по заднице настучали. Однако нашим тоже надоело плюху за плюхой получать — как бы без всякого разрешения их в порошок не стерли… Короче, не спокойно у нас тут, Вася. Так-то вот! Ага…

Я допил пиво.

— Где находится улица Киевская? — спросил я у Мотина.

— Шесть остановок, если на трамвае…

— Трамвае? — переспросил я.

— Монорельсе, — медленно, удивляясь моей глупости, проговорил Муха.

* * *

Мотин проводил нас до остановки, всю дорогу восхищаясь, как здорово, что изобрели виртушники — и как люди раньше без них жили? Я рассеянно кивал, а Гена с раскрытым ртом слушал бредни Мухи.

Мы поднялись на эскалаторе на остановочную площадку — вагон прибыл почти мгновенно, и вместе с остальными потенциальными пассажирами кинулись к призывно раскрытым дверям.

— Пока, Вася! Счастливо, Микроб! — крикнул на прощание Муха, вскочил на доску и ринулся вниз.

В вагончике мест не было — пришлось встать около поручней и ждать своей остановки. Гена держался за мою руку и сквозь окошко наблюдал за видами Москвы с высоты пятиэтажного дома, а я достал газету. Листок был девственно чист — я нажал пальцем на небольшой серый кружок в центре и по листку побежали строчки. На первой странице ничего особенного не было — новости (всеобщая паранойя по поводу сектоидов приняла угрожающие масштабы, чемпионат Галактики приблизился к логическому концу — в финал пробились обе планеты Акалоитов), много рекламы… Я снова нажал на кнопку — строчки сменились. На этот раз — сплошная реклама. Короче говоря, к концу поездки я проглядел обе газеты, но ничего нового для себя не извлек — пришлось скормить листки хищному мусороботу.

Киевская находилась в спальном районе — сплошные девяти— и четырнадцатиэтажки. Старые дома, более размеренный стиль жизни. Снег здесь таял не так быстро, как в деловом центре. Много детских площадок, школы с бассейнами на крышах (что за новые веяния?), рядом с остановкой под силовым полем раскинулся большой зеленый парк. Я не отказал себе в удовольствии и прогулялся по парку вместе с Геной, вдыхая аромат цветов и деревьев.

Мы уселись на скамеечку и некоторое время наблюдали за белочками, прыгающими с ветки на ветку. Гена зевнул: мне вдруг подумалось, что для мальчишки слишком много впечатлений за сегодняшний день. Надо снять номер в гостинице. Да и не брать же парня с собой в поход за фальшивой ксивой.

— Здесь хорошо, — сказал мальчик. — Жаль, что мама с папой не остались на Земле.

Около кипариса веселилась стайка малышей в сопровождении родителей. Тощий фотограф щелкнул счастливую семью, и они отправились дальше.

— Пойдем, — сказал я и потянул мальчика за собой.

— Какой замечательный малыш! — воскликнул фотограф при нашем приближении. — Хочешь сфотографироваться на фоне кипариса?

— Нам нужна обычная фотка на документы, — сказал я, припоминая, как семь лет назад фотографировался на Статике. — На синем фоне.

— Насколько я знаю это правило на Земле отменили год назад, — удивился фотограф, — сейчас в документы вставляют голографические фотографии.

Вот незадача. А как насчет Статики? Там такое правило осталось или нет?

— Неужели? — притворно удивился я. — Ну тогда давайте голофотографию. Сколько это будет стоить?

Лишь дело зашло о деньгах, улыбка сошла с лица фотографа — ее место занял холодный расчет.

* * *

С фоткой Гены в кармане я направился к ближайшей гостинице — старинному серому трехэтажному зданию. Швейцар на входе почтительно раскрыл двери, и мы оказались в фойе.

Гостиница мне понравилась: все в стиле конца девятнадцатого века, люстры с настоящими свечами (или очень искусной подделкой), гобелены на стенах, пушистые ковры под ногами.

Администратор (вышколенная поза, красная ливрея, золотая табличка — Яценко — на плоской груди ) встретил нас легким вежливым поклоном.

— Мы с племянником хотели бы остановиться здесь на ночь, — сказал я. — Нам нужен двухместный номер со стерео и душем.

— Вам повезло, как раз такой номер только что освободился, — кивнул администратор и начал рыться на полке в поисках ключа. — Ваши документы, пожалуйста…

Я протянул ему свою ксиву.

— А мальчика? — вопросительно поднял брови портье. Я прямо почувствовал как его палец под стойкой тянется к тревожной кнопке.

— Вы понимаете, — сказал я, — его паспорт остался в камере хранения. Я совершенно случайно засунул его в чемодан. Так получилось. Не могли бы Вы нас пока оформить, а я смотаюсь на вокзал и к вечеру привезу его?

Администратор задумался.

— Только обязательно к вечеру, — наконец, сказал он. — Это нарушение правил.

— Естественно, — улыбнулся я. — Если я что-то обещаю, я это делаю.

* * *

Номер не отличался особой роскошью, но все, что надо в нем было — пищедоставка, стерео, видеофон, туалет. Картины с изображением батальных сцен на стенах. Две мягкие кровати посередине. Маленькая дверца — душ. Я подавил желание немедленно раздеться и стать под горячие струи. Вместо этого я обратился к Генке, который со счастливой улыбкой на лице прыгал на кровати (куда подевался тот сонный мальчишка?):

— Слушай меня, Гена. Сейчас я уйду. Вернусь к вечеру. Если вдруг я не вернусь до следующего утра — подними трубку — ты свяжешься с дядей портье внизу, с которым я только что разговаривал. Скажи ему, что твой родной дядя, то есть я, пропал. Дашь ему адрес твоих дедушки с бабушкой в Питербурге. Все понял?

Мальчик кивнул.

— Пока можешь смотреть стерео, — продолжал я, — если захочешь есть — воспользуйся пищедоставкой. Ты знаешь как ею пользоваться?

— У тети Маши я вызывал себе бутерброды, — ответил Гена. — У нас дома пищедоставки не было.

— Умница. А главное — никуда не уходи. Запомнил?

— Угу.

Я потрепал мальчишку по головке (надо в парикмахерскую сводить пацана) и покинул номер. Спустившись по красивой резной лестнице вниз, я снова подошел к администратору.

— Я оставил мальчонку одного, — сказал я ему. — Проследите, чтобы он никуда не ушел случайно? А я пока слетаю в космопорт, заберу документы парня.

— Может, позвоните на вокзал и Вам его вышлют? — спросил Яценко. — Так будет проще.

— Лучше я прогуляюсь, — подмигнул я администратору. — У меня еще кое-какие дела здесь есть.

— Желаю удачи, — вежливо ответил Яценко.

И я покинул старинную гостиницу.

* * *

Солнце медленно закатилось за крыши многоэтажек, пока я шагал по Киевской в поисках дома номер 16. Им оказалась старая обшарпанная семнадцатиэтажная общага. Вахтерша на входе — старушка с подозрительным взглядом — долго допытывалась зачем мне нужно в номер 1718.

— Хоть к кому идешь? — спросила она в десятый раз устремляя взгляд в мой паспорт.

— К другу, — в десятый раз отвечал я.

Наше содержательное общение могло продолжаться еще долго, если бы не помог охранник.

— Никитишна! — крикнул он. — Пропусти парня! Сразу видно — свой! Что ты, блин, его мучаешь-то!

Старушка еще минуту поерепенилась, потом все-таки нажала кнопку и двери к лифтам распахнулись.

— Семнадцатый этаж, — буркнула она.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил я.

В подъехавшем лифте я обнаружил страстно целующуюся парочку. Кажется, они вовсе не собирались выходить. Я растерянно оглянулся на охранника, но тот лишь подмигнул мне и вышел на улицу.

Я зашел в лифт, помолчал. Потом все же не выдержал:

— Вам на какой этаж?

Парень прижал девушку к лифту, его рука стала медленно проникать ей под блузку. Я еще успел заметить мелькнувшую нежную оливковую кожу девушки, прежде чем поспешно отвернулся. Нажал на кнопку, двери закрылись, лифт медленно пополз вверх. Сзади раздался подозрительный стон, у меня по спине пробежали мурашки, но обернуться я так и не решился. Лифт двигался по чайной ложечке в час, но наконец мои мучения были вознаграждены — дверцы разъехались в стороны, и я поспешно покинул своеобразный вертеп, провожаемый сладострастными стенаниями.

Комнат на этаже было полно — коридорчики причудливо переплетались, кружили вокруг бетонных колон и снова, и снова возвращали меня к лифту. Молодой парень в черной футболке задумчиво жевал сигаретку и невозмутимо следил за моими метаниями.

— Слушай, друг, где находится комната 1718? — не выдержал, наконец, я.

Парень кивнул куда-то мне за спину, я обернулся и сразу же увидел искомую дверь — с голографическим номером, выполненным в виде перекосившихся цифр. Я мысленно отругал себя (а еще детектив!) и постучал.

Я был готов ко всему.

Кроме того, что произошло.

За дверью раздалось шарканье и в проеме показался червь. Самый натуральный, если не считать вполне обычных шортов в полоску, подпоясанных крепким ремешком и уже насточертевшей голограммы рядом с правым глазом. Черные нечеловеческие глазки испытующе уставились на меня, из отростков на лице (если это можно назвать лицом!) вырывались маленькие облачка пара. Я еще успел разглядеть следы стерилизации рядом с щупальцами, прежде чем они зашевелились, и червь вполне внятно произнес:

— Чего надо?

Даже интонации у него были правильные, почти без акцента!

Я бы, наверное, еще долго стоял с разинутым ртом перед дверью, но этот вопрос несколько привел меня в чувство.

— Меня прислал Рыба, — промямлил я.

Червь некоторое время молчал, его отростки нервно пульсировали, будто вынюхивая возможную опасность.

— Заходи, — наконец, сказал он, пропуская меня в комнату.

Именно так — комнату. Ни коридора, ни кухни здесь не было. Только одна маленькая дверца — в туалет.

Если бы своими собственными глазами не видел перед собой этого светло-серого слизняка, то можно было подумать, что здесь живет обычный бедный студент откуда-то из глубинки, приехавший в Москву усиленно разгрызать гранит науки. Низкая деревянная кровать была завалена остатками еды и пустыми бутылками, на столе валялся странный прибор, похожий на проектор, рядом виднелась допотопная жидкокристаллическая панель персонального компьютера. А еще полным полно книг вокруг. Единственный шкаф был завален грудой одежды, а внутри я заметил сложенные столбиком ящики, наполненные пивом.

Червь протянул мне ветхий стул, на который я немедленно уселся, а сам остался стоять возле стола. Почему-то мне показалось, что червь глядит на меня с насмешкой. Хотя что можно понять по этим глазам, как у насекомого?

— Леша, — представился червь. — Я бы пожал тебе руку, но вижу, что ты не очень-то рад знакомству, приятель.

— Василий, — выдавил из себя я, но руку так и не протянул. Просто не смог себя пересилить.

— Ну Василий, так Василий, — немного устало произнес червь. — Что нужно, Вася?

— Документы, — ответил я. — На мальчика. Он родился на Статике.

— Как оформить?

— Как племянника. Геннадий Давыдов. Шесть лет. Родился 16 февраля.

— Фотография?

Я протянул ему голофотку. Леша схватил ее всеми тремя пальцами и засунул в свое хитроумное устройство.

— Что это? — спросил я.

— Принтер, сканер, голопроектор…все вместе. Удобная вещица, — произнес червь, усаживаясь на свободный стул перед монитором. — И главное — все легально. Я даже зарегистрирован в налоговой как частный предприниматель. Ищу информацию для студентов, сканирую, черчу… зарабатываю, короче. Заодно учусь заочно в МГУ. Червю трудно устроится на нормальную работу в Москве. Хотя здесь к нам относятся терпимее, чем в других городах… Статика… ага… вот она…

— Я и не знал, что червям разрешено обучаться вместе с людьми, — вырвалось у меня.

— Называй меня, пожалуйста, Лешей, Василий, — сердито проговорил чужой. — Тебе же было бы обидно, если бы я тебя назвал бритой мартышкой?

Как ни странно, его слова несколько погасили мой гнев.

— Не похож ты… на чужого, — сказал я. — Если бы я тебя не видел, а только слышал голос — решил бы, что ты человек. Ну… в смысле не инопланетник…

Червь что-то разглядывал на мониторе.

— Фотография должна быть обычная… три на четыре… придется немного повозится, — бормотал Леша.

Из принтера-сканера-голопроектора выползло несколько листков — чужой придирчиво их осмотрел.

— Говоришь, что я похож на человека? А это потому что я родился на Земле, — сказал вдруг он. — Во время войны мою мать и отца привезли сюда. Мать была беременна. Отца ваши спецслужбы запытали до смерти (на родной планете он был важной шишкой), мать родила меня и совершила анкс.

— Анкс?

— Ритуальное самоубийство, — объяснил червь. — Мы умеем по желанию останавливать дыхание и отключать сознание.

— Как-то ты слишком спокойно говоришь об этом, — сказал я, наблюдая как ловкие пальцы-присоски Леши снова забегали по клавиатуре.

— Все-таки я — чужой, другая психика, все такое, — весело произнес червь. — Меня воспитывали в специальном детприемнике — там было еще пятеро Валинаэлей — таких же как и я… гм… червей. Нас обучали как человеческих детей. У нас были равные возможности, но мои товарищи не выдержали испытания внешним миром — за стенами детприемника. Кто-то покончил с собой, трое предпочли роль рабов — мусорщиков. По ночам ремонтируют мусороботов, днем отсиживаются в своих комнатках. Я единственный из всех решил пробиваться наверх и поступил в МГУ.

— Тяжело приходится? — спросил я. Это было невероятно, но Леша мне нравился все больше и больше.

Червь почти по-человечески пожал плечами:

— Когда как. Во время первой сессии, когда мне пришлось почти месяц получать пинки под задницу и смахивать плевки с лица, было трудно. Во время второй — чуть полегче. Все свыклись. Скоро третья — попытаюсь найти себе девушку.

Я улыбнулся:

— Думаешь у тебя есть шансы?

— Конечно, — кивнул червь, наблюдая, как в голопроекторе моделируется лицо Генки. Пара мимолетных нажатий и вокруг обиженной физиономии мальчишки появился синий фон, а само лицо стало терять третье измерение, становясь плоским.

— Видишь это? — спросил он, тыкая пальцем в правый глаз.

— Виртушники, — продемонстрировал я знание местных реалий.

— Настоящий бум, — сказал Леша. — Половина подростков Земли уже забыла о том, что такое настоящий секс. Все гормоны расходуются во время мысленных постельных побед. Что с одной стороны, конечно, неплохо — у ребят развивается воображение, а темпы роста населения на Земле слегка уменьшились.

— И ты тоже?…

— А чем я хуже? — спросил довольный чужой. — Надо признать, что люди — твари, конечно, уродливые, но ради развлечения и за неимением лучшего… Одной особо извращенной девчонке я представился в своем настоящем облике — так ей очень понравилось, представляешь, Герман?

— Мда… — только и сказал я.

Мы молчали: я с отвращением уставился на истекающую слизью спину чужого, Леша лепил голографическое изображение паспорта.

— Тут какая-то парочка в лифте… — начал я.

— Не обращай внимания, — отмахнулся чужой. — Это Сепик и Верка с пятого этажа. Экзгибиционисты, но ребята славные. Они ко мне иногда заходят пиво попить. Ну и… сам понимаешь. Похоже, это их возбуждает больше всего. А вот виртушников эта парочка не принимает принципиально. Редкие голубки.

Мне вдруг подумалось, что не стоит оставлять Гену бабушке с дедушкой. Лучше забрать его обратно на патриархальную Статику.

Земля загнивает.

— Ты пьешь пиво? — спросил я.

— У меня метаболизм другой, — пробурчал Леша. — Только колеса да специальную смесь, которую делают в «AF» — «Alien Friendship». Ну и еще воду, конечно. А пиво — для гостей.

— А с Рыбой как познакомился? — поинтересовался я.

— Рыба жил здесь раньше. На десятом этаже. Он ничего, нормальный парень, хоть и с гнильцой немножко, — ответил червь. Покопался в своем сканере-принтере-и-так-далее и вручил мне новенький глянцевый паспорт. — Все три уровня защиты. Впрочем, у Вас, на Статике, такие примитивные…

Он еще что-то такое рассказывал, а я разглядывал документ.

Идеально. Даже я бы ни к чему не придрался.

— Полштуки, — сказал Леша. — Не торгуясь. И так дешево отдаю.

Я отсчитал чужому пять сотенных бумажек. Леша молча засунул их в стол и выжидающе уставился на меня.

— Последний вопрос, — поколебавшись, произнес я. — Зачем ты мне все это рассказал? Вдруг я из милиции или ГСБ?

— Мало что знаешь о нас? — спросил Леша. — Мы — эмпаты. Я всегда чувствую, кто передо мной — друг или враг. Я знаю, что ты не из милиции, и что ты не предашь. Просто знаю.

— Ты читаешь мысли? — спросил я. Кажется, я что-то такое про червей слышал.

— Только эмоции, — покачал головой Леша. — Не более того.

— Ну ладно… тогда… счастливо, — сказал я. И неуверенно протянул чужому руку. Пытался представить, что передо мной не мерзкое существо с блестящей серой кожей и нелепыми отростками вместо нормальных рук и ног. Выходило плохо, но я старался.

Леша пожал мне руку — словно холодная скользкая жаба прикоснулась к коже.

Леша отдернул щупальца.

— Знаешь, почему мы пошли войной на землян? — поинтересовался чужой.

— Почему? — спросил я, перешагивая через порог, пряча паспорт Гены в задний карман джинсов.

— Старейшины собрались в круг. Они послали Око на Землю. Астральное тело соприкоснулось с планетой людей, и в Ваших душах старейшины прочитали лишь гибель для всего живого в Галактике. Поэтому мы нанесли удар первыми.

— Что за сказки?… — растерянно выдохнул я, но дверь за мной уже захлопнулась.

* * *

Эта встреча с чужим повергла меня в странное состояние. В голове царил бардак, и чтобы хоть чуть-чуть успокоиться я присел на скамеечку перед общагой и закурил, наблюдая как детишки резвятся и играют в снежки. Андроид-нянька все время носился за одним из сорванцов с теплой курточкой в руках, но малец ловко уворачивался от глупого киборга и, весело смеясь, мчался дальше.

Я никогда сильно не задумывался о причинах войны с червями. Знал, что они первыми атаковали наши поселения, знал, что на этой войне погиб мой отец. Некоторым людям хватало и куда менее настоящих причин, чтобы воспылать ненавистью к этим склизким чужим.

Они ведь агрессоры. Убийцы. Пожирают младенцев на завтрак.

Чертова пропаганда!

Но никто никогда не задумывался, почему они пошли войной на людей.

Черви — одна из самых старых рас Галактики. Они вышли в космос в те годы, когда на Земле люди только-только спускались с лиан. Правда, потом валинаэли перестали колонизировать космос — их развитие застыло в одной точке. Хотя, быть может, они продолжали совершенствоваться в других областях? Как раз таки развивали парапсихические способности: эмпатию, телекинез… Кто его знает. Когда Земля вступила в Галактический Совет, черви считались самой мирной расой Галактики.

Что они думали, разрушив несколько приграничных колоний — Фиесту, Халиф и Бронкс-4? Неужели надеялись на победу? Мы смяли червей. Нам понадобилось всего три года — и то, только из-за того, что нападение было слишком неожиданным.

У червей не было никаких шансов.

Их раса погибла — последние черви влачат жалкое существование на планетах Земного Сектора. Леша — то исключение, что лишь поддерживает правило.

Сигарета тлела у самого фильтра, а я все пытался затянуться, впустить в легкие никотин.

Нет.

Неправда!

Даже если старейшины действительно чего-то там запускали в космос — не может быть, чтобы в наших душах нашлась только ненависть ко всему живому.

Это не так…

Снежок врезался в пластиковый глаз андроида, и тот тяжелым кулем осел в теплый снег, выронив курточку.

— Опять твое чучело сломалось, Федька! — весело крикнул один из мальчишек.

Федька подошел к андроиду и пнул сапожком в голову:

— Надо маме сказать, чтобы нового купила, — буркнул мальчик.

Слепил снежок и запустил его в своего друга:

— Лови заряд, чертов сектоид! — крикнул он.

Тот не остался в долгу:

— Умри, подлый червь!

Случайная снежинка погасила сигарету, и я выпустил ее из рук.

Пора в гостиницу.

* * *

То, что старинное здание, где мы остановились с Генкой, окружено, я понял сразу.

Две серые машины — «волги» остановились напротив, парень в черном отутюженном костюме стоял рядом с одной из них и курил сигару, изредка стреляя глазами из стороны в сторону. Еще одного я заметил у входа в гостиницу — мужик прислонился к колонне и притворялся, что внимательно читает газету.

Лучше бы вывесили плакат с надписью «ГСБ». Меньше шансов засечь.

Я как раз находился в одном квартале от гостиницы и поэтому, заметив засаду, нырнул в ближайший магазинчик. Надо было обдумать сложившуюся ситуацию.

Я ходил вдоль полок с продуктами (в основном — дешевые полуфабрикаты) и размышлял, стараясь не замечать хмурое лицо усатого продавца, которое так и орало: «Либо покупай, либо выматывайся!»

За мной ли пришли? Если за мной то, кто сдал? Рыба, решивший, что я повел себя грубо, обозвав его крысой? Леша, который почувствовал мои негативные эмоции по отношению к нему?

Я покачал головой. Как-то все глупо.

Скорее администратор гостиницы, которому показалось странным мое поведение. Сообщил в милицию о появлении странного клиента, у которого не было документов на мальчишку. А вдруг он агент сектоидов? А вдруг у парня бомба в трусах?

Я прикусил губу. Что делать?

Можно, конечно, оставить все как есть. Фотографию Генки прогонят по архивам, по фамилии найдут его родственников в Питере, все закончится вполне благополучно. Парень вернется в семью.

Но что-то не позволяло мне бросить мальчишку в этой гостинице.

Может быть, я должен лично вручить парня деду с бабкой? Рассказать как погибли Денис и его жена?

Или…

Или я просто хочу оставить мальчишку себе.

Но тогда зачем вся эта чехарда с документами?

— Эй, приятель, ты как, будешь что-нибудь покупать или нет? — спросил визгливо продавец. — Мы закрываемся! Понимаешь? Закрываемся мы!

Ладно. Будем исходить из того, что ГСБшники пришли не по мою душу. В конце концов с документами у меня все в порядке.

Я улыбнулся продавцу и спокойно вышел из магазина.

Теплый снег перешел в промозглую морось, капли выбивали чечетку на тротуаре.

Я поглубже спрятал подбородок в воротник и зашагал к гостинице. Быстро темнело, парень в черном, что стоял около машины, уже исчез из виду, а второй — возле парадного — спрятал газету в карман и выжидающе уставился на меня. На нем были черные очки, однако за зрение парня я не сильно волновался — едва заметная зеленая точка пробегала по каждому из стеклышек. В этих очках он видел ночью также хорошо, как и днем. И даже лучше.

Вот и парадный вход.

— Мерзкая погодка! — возмутился я, стряхивая холодные капельки с воротника.

ГСБшник молча кивнул и остался наблюдать за улицей — ко мне он, казалось, потерял всяческий интерес.

Услужливый швейцар распахнул передо мной дверь, и я ворвался из сырости в благословенное тепло. Расслабляться, впрочем, было рано. Около стойки портье я заметил еще одного мужика в строгом черном костюме. Он о чем-то беседовал с администратором. При моем появлении агент и портье синхронно повернули головы и уставились на меня.

Я подошел к ним:

— Неприветливо меня встретила Москва, — поведал я администратору. — Погодка та еще! Вот, кстати, паспорт мальчика.

Портье принял документ, рассеянно пролистал. Агент в черном протянул руку и мягко вытащил ксиву из вдруг ослабевших рук администратора. Раскрыл на первой странице и буквально впился взглядом в фотографию Генки.

— В чем дело? — с улыбкой поинтересовался я, чувствуя как захлопывается капкан.

Клац…

— Это Ваш сын? — спросил ГСБшник, рассматривая фото.

— Это мой племянник, — ответил я, — а в чем собственно…

Он протянул мне раскрытые корочки. Слева — фотография и данные — капитан Галактической Службы Безопасности Земного Сектора Вершинин Андрей Матвеевич, справа — фирменный герб ГСБ — две перекрещенные ракеты на фоне золотого щита.

— Пройдемте, господин Лукин, — сказал капитан Вершинин.

Я уже было приготовился к долгой поездке в серой «волге» с лазеронепробиваемыми стеклами, но ГСБшник всего лишь повел меня к одному из удобных диванчиков в холле.

— Присаживайтесь, — милостиво предложил Вершинин.

Я уселся на кожаный диван, агент — напротив.

— Не возражаете, если перейдем на ты? — спросил ГСБшник. — Так нам легче будет общаться.

— Как пожелаешь, Андрей, — сказал я вежливо.

Он улыбнулся — одними губами — пронзительные голубые глаза следили за каждым моим движением. Ох, как мне знаком этот взгляд. Прежде чем я оказался в «Черной Дыре» на Статике мне целый месяц досаждали эти цепкие взгляды, от которых ничему не укрыться. Там, правда, ГСБшники одеты попроще — как обычные люди, а не герои стереосериалов.

— Я не буду ходить вокруг да около, — сказал ГСБшник. — Мы о тебе много чего узнали, Герман. Управлению пришлось раскошелиться на кругленькую сумму, чтобы подтвердить твою личность и установить личность мальчика, которого ты таскаешь с собой.

— А чем вызван такой интерес к моей персоне? — спросил я.

— Сегодня ты разговаривал с известным мошенником Рыбниковым Семеном по кличке «Рыба», — сказал Вершинин.

Мда.

— Неужели это преступление? — поинтересовался я.

— Нет. Хотя то, что ты после отправился к его приятелю-червю, у которого ты, вероятно, и получил этот документ, — капитан потряс книжечкой, — вот это уже можно считать преступлением!

— Тогда почему Вы меня не арестовали сразу? — спросил я.

Вершинин тяжко вздохнул:

— Не наше расследование, Герман. Такими делами занимается милиция. Проблема в том, что буквально через полчаса после твоего разговора с Рыбой возле вокзала был обнаружен его труп. С простреленной головой. Какая-то бабушка рылась в мусорнике и случайно наступила в его растекшиеся по тротуару мозги. Представляешь?

— Я не убивал его, — сказал я, — я…

— Ты не мог его убить, — кивнул Вершинин. — Медэкспертиза установила, что Рыба был мертв уже пять часов. А в это время корабль, на котором ты прилетел, только готовился к посадке.

— Не совсем Вас понял, — опешил я. — С кем же я тогда разговаривал? С призраком отца Гамлета?

— Именно это мы и хотим выяснить, — сказал капитан. — За мальчика можешь не волноваться — мы уже оповестили его бабушку с дедушкой о том, что вы едете в Питер. Не будем мы, пожалуй, сдавать тебя и милиции — парень ты неплохой, это видно из твоего дела. Просто привык бродить окольными путями, — ГСБшник подмигнул мне дружески.

— Бывает, — буркнул я, притворяясь смущенным.

Еще пятьсот монет на ветер.

Хотя…

— Взамен мы требуем полное и безоговорочное сотрудничество, — произнес Вершинин.

— Выбора у меня конечно же нет, — кивнул я. — Спрашивайте.

Капитан достал толстую сигару, ловко откусил кончик, закурил.

— Настоящие, кубинские сигары, — сказал он. — Таких в Москве днем с огнем не сыщешь. Живая, так сказать, классика. Хочешь, Герман?

— Давайте к делу, капитан, — сказал я, вытягивая из внутреннего кармана сигарету. — Я хочу успеть принять душ, прежде чем завалиться спать. А любой классике я предпочту «Нашу Марку». Особенность характера, так сказать.

Вершинин протянул мне зажигалку, дал прикурить.

— Как ты, наверное, знаешь, Герман, — сказал он, — на Земле сейчас неспокойно. Я бы даже сказал, ну очень неспокойно. Последние три года — взрыв за взрывом. В большинстве из них виновны сектоиды. В остальных — мы не уверены. Но, скорее всего, это тоже они. Или люди, купленные этой враждебной всему человечеству расой. После первых взрывов были введены колоссальные меры безопасности, но результатов пока мало. Ни разу не удавалось поймать террористов. Черт возьми, у нас даже нет никаких зацепок, как сектоиды проникают на планету! Какая же мы ГСБ после этого!

— Портал? — предположил я.

— Нет, — покачал головой ГСБшник, — мы бы заметили. Слишком сильные всплески энергии и все такое. Кстати, первое предположение было именно таким — и мы бросили все силы на обнаружение несанкционированного использования телепортаторов. Этот путь оказался тупиковым — сектоиды проникают на планету как-то иначе. Но как? Пока не понять.

Монотонная речь Вершинина убаюкивала меня, диван мягким теплом обволакивал тело, я вдруг понял, что медленно, но верно засыпаю. Встряхнулся, крепко затянулся, чтобы прочистить мозги.

— Во время последнего взрыва нам удалось обнаружить сожженный блокнотик на теле одного из погибших сектоидов. Удалось восстановить лишь последнюю запись. Она гласила: «29 декабря, мужчина, мальчик, Санкт-Петербург».

— Все?

— Спасибо и на этом, — проворчал капитан, — я слышал, что в отделе криминалистики запись буквально по атомам собирали.

— 29 декабря, — задумчиво произнес я. — Завтра.

— Что ты скажешь на это? — поинтересовался Вершинин, с любопытством разглядывая меня.

— То, что на Земле около пяти миллиардов мужчин и трех миллиардов мальчиков, — сказал я. — Сколько проживает в Питере, я точно не знаю. Наверняка, тоже не мало.

— И все? — приподнял левую бровь агент.

— Вероятно, вы следили за всеми прибывающими на Землю парами — мужчина-мальчик, — произнес я. — И я — один из них.

Капитан кивнул:

— Обычная проверка. Ничего подозрительного не выявила. Даже разговор с Рыбой вполне укладывался в рамки — особенно после того, как мы узнали, каким образом мальчик оказался с тобой. Но труп около вокзала заставил нас понервничать. Слежка за тобой еще не была отменена, поэтому мы без труда смогли взять с тебя и мальчика образцы крови и тканей.

— Это когда же? — улыбнулся я.

— В магазине одежды, — сказал капитан. — Легче легкого — действовать в толчее. Впрочем, результаты оказались пустышкой — вы — обычные люди. Не сектоиды.

— Быть может мы работаем на чужих? — предположил я. — Как тебе эта идея, Андрей?

— Нет, — мягко ответил Вершинин. — Я знаю, что ты не покидал Статику последние десять лет, Герман.

— Ты так во мне уверен, Андрей? — поинтересовался я.

— Я ни в ком не уверен, — сказал капитан. — Но шансы того, что ты служишь сектоидам — один на миллион. И даже меньше.

— Допустим. Итак, вы предполагаете, что лже-Рыбой был сектоид. Они обладают огромными способностями к мимикрии?

Вершинин долго не отвечал:

— Не знаю я, Герман. Об этих тварях вообще мало что известно. Нам ни разу не удавалось внедрить своих людей к сектоидам — они чужих за версту чуют. Черт возьми, мы ведь даже не знаем, почему эти ублюдки покинули свою галактику! Мы практически ничего не знаем об этих подлых тварях!

— Что вы хотите от меня? — спросил я после некоторой паузы.

— Скорее всего, чужие хотели подставить тебя, — сказал Вершинин. — Каким-то образом они выяснили, что ГСБ стало известно, что следующая их цель — снова Питер, а исполнители — сектоиды, мужчина и мальчик. сектоид-Рыба вывел нас на тебя, и пока внимание ГСБ было полностью заключено на твоей персоне — на Землю проникли настоящие чужие.

— Почему именно я и Гена? — спросил я.

— Это тоже загадка. Возможно выбор случаен. Быть может, в тебе есть что-то такое, что нужно им. Мы не знаем. Поэтому и просим твоей помощи. Ты ведь поможешь нам, правда, Герман?

— Как?

— Ты получишь от нас черную кепку. С виду обычную кепку, которую носят десятки тысяч питерцев и москвичей. Она напичкана всяческой электроникой — это экспериментальная модель — в ней есть записывающее устройство, миниатюрная голокамера, биолокатор со встроенным определителем расы (по идее он должен среагировать, если рядом с тобой будет сектоид) и еще много чего полезного и не очень. Работает кепка самостоятельно, без всякой помощи. Питание автономное, хватит на пару лет. Тебе только надо держать глаза и уши открытыми. А кепку — на голове. Все ясно?

Я кивнул.

— Завтра ты сядешь в вагон монорельса до Питера, — продолжал Вершинин. — Он отбывает в 11:05 с Ленинградского вокзала. Прибывает в город около 12:00. Возможно сектоиды снова свяжутся с тобой — будь начеку. На всякий случай в этом поезде будет несколько агентов ГСБ, но ты их не узнаешь. Мы их тщательно замаскируем. Отвезешь мальчика бабушке и возвращайся. Если ничего не выйдет, мы с тобой свяжемся в последний раз около космопорта, заберем кепку и распрощаемся. Ты возвратишься на Статику, все будут довольны. А теперь я с нетерпением жду твоего ответа. Итак?

А что бы вы ответили на моем месте? Я коротко кивнул.

Вершинин поднялся.

— Вот кепка вместе с двумя билетами на монорельс и блокнотом, в котором записан адрес Давыдовых, — сказал капитан, крепко пожимая мне руку. — Спасибо за сотрудничество, господин Лукин. Вы — настоящий патриот!

На черный полированный стол перед диванчиком шлепнулась вполне обычная с виду черная кожаная кепка с серебристой наклейкой у козырька, паспорт Генки, билеты и маленький блокнот с отрывными листками.

Я задумчиво поглдил наклейку указательным пальцем.

Стандартный «жучок», я сам такие частенько сажал на доверчивых клиентов.

Капитан чеканныам шагом пересек холл, коротким кивком попрощался с портье и вышел в ночь.

Я сидел на диване и в моей голове вдруг забилась одна навязчивая мысль, отгоняя сон, прогоняя адреналин по артериям и венам.

Я подхватил кепку и выбежал за капитаном на промозглую улицу — Вершинин и его коллега как раз рассаживались по машинам.

— Андрей! — крикнул я, подбегая к «волгам».

ГСБшник вопросительно посмотрел на меня.

Я виновато улыбнулся. Наклонился, засунул голову в салон машины.

— Не угостите сигарой? — спросил я. — Таки решил попробовать… Когда еще получится? Ведь и правда классика…

Вершинин понимающе улыбнулся, порылся по карманам, извлек толстую кубинскую сигару и протянул мне.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил я.

— Вы все сделаете как надо? — спросил капитан ГСБ. — Это важно, Герман! Это очень важно, понимаете?

— Конечно, Андрей, — сказал я. — Я все понимаю.

* * *

Я вернулся в холл. Значительно подобревший портье встретил меня радостной улыбкой — вероятно тот, кто после встречи с ГСБ не покидал гостиницу в наручниках на одной из черных «волг», заслуживал большого доверия с его стороны.

Я подошел к стойке.

— Сейчас, — сказал я, роясь по карманам. — Паспорт Генки, куда же я его засунул…

Портье замахал руками, словно дряхлая мельница:

— Ради Бога! — воскликнул он. — Герман Петрович! Боже ты мой! Все в порядке!

— Тогда у меня просьба к Вам, — я поманил портье пальцем и тот послушно наклонился над стойкой, старательно нахмурив брови — мол, все понятно — сейчас получу секретное задание, которое спасет планету. Или Вселенную, по обстоятельствам.

— Дело всепланетной важности, — прошептал я. — Мне нужно срочно кое-что купить из одежды. Вы не знаете здесь какого-нибудь магазина, который работает круглосуточно?

— Супермаркет «Пасифик», — поразмыслив, выдал Яценко.

— Отлично! — обрадовался я. — Но как Вы сами понимаете, мне как-то не улыбается гулять пешком по такой погоде. Нельзя ли?..

Портье кивнул и крикнул:

— Женька!

Смуглый паренек в синей форменной одежде, до этого болтавший с официанткой из гостиничного ресторанчика, мигом бросил свое занятье и подбежал к нам.

— Женя, — сказал ему администратор, — этому господину надо прикупить кое-что из одежды в «Пасифике». Он тебе даст денег и расскажет, что именно нужно. Понял?

— Понял! — весело ответил Женя. — Можно сегодня пораньше уйти?

— Можно, — буркнул портье. — Выполнишь и можешь сваливать.

И все это без всякого пафоса, на моих глазах. И когда я успел превратиться из обычного клиента в «своего в доску» парня?

Раздался звонок и Яценко поспешил к видеофону. Я прикурил и сказал парнишке:

— Вот, что тебе надо купить, Женя…

* * *

Когда я вернулся в номер (до того, как прибежал мальчишка с покупкой, я еще успел опрокинуть две кружки хорошего немецкого пива в ресторане и выкурить сигару Вершинина), Генка спал, как был — в одежде — около включенного стерео, по которому показывали какие-то красочные мультики.

— Эй, малыш! — тихонько позвал я.

Гена немедленно открыл глаза и улыбнулся:

— Дядя Герман, — сказал он, растирая кулачком глаза. — Извините, я заснул…

— Все в порядке, — я ласково потрепал мальчика по растрепанным волосам, — смотри, что я тебе купил. — И с этими словами я нахлобучил на Генку маленькую кожаную кепку — точную копию той, что вручил мне капитан Вершинин.

— Круто, — неуверенно сказал мальчишка. — А это… стильно?

Я улыбнулся, достал из-за пазухи вторую кепку и, лихо повернув козырек назад, надел ее на голову.

— Еще как! — подмигнул я Генке. — А теперь в душ — и спать. Завтра у нас очень тяжелый день.

* * *

Настойчиво звенел будильник, немилосердно растягивая барабанные перепонки. Я только скривился и перевернулся на другой бок — спать, спать и еще раз спать, как завещал Великий…

— Дядя Герман! — позвал Гена.

Сон — рыженькая сексуальная девчонка в одном неглиже — медленно уходил за задворки сознания: я сел на кровати и потряс головой. Посмотрел на время: зеленые цифры мягко мигали на мерцающем экране стереопроектора. Девять часов две минуты. Времени в обрез. И даже меньше.

Рядом с кроватью стоял уже одетый Генка, в руках он мял свою кепку и вопросительно глядел на меня.

— Поесть успеем, — решил я.

Пищедоставка изрыгнула из себя легкий завтрак — пакет сока и кукурузные хлопья для мальчика и горячий кофе с булкой для меня. Прямо на тумбочке перед стерео мы перекусили. Гена, как водится, снова проглотил свой сок и жалобно посмотрел на меня.

Знаю, что баловать детей нельзя.

Но Генка — не мой ребенок.

Только после третьего пакета сока мальчишка успокоился, я же успел одеться, подхватил единственный чемодан и напоследок осмотрел свои временные владения.

— Мы сюда еще вернемся? — спросил Гена.

Я покачал головой.

— Нет.

* * *

Внизу нас встретил доброжелательный портье — на этот раз миловидная темноволосая женщина. Похоже, Яценко уже успел предупредить весь персонал гостиницы, что я — важная персона. Возможно, никого важнее меня в этой захолустной гостинице еще не обитало.

Вместе с Генкой мы подошли к стойке.

— Я хотел бы расплатиться, — произнес я.

Улыбчивая женщина приняла из моих рук «визу», вставила ее в щель перед своим терминалом и тут же вернула.

— Большое спасибо, что останавливались в нашей гостинице, — проворковала портье. — Надеюсь, Вам у нас понравилось, господин Лукин?

За кого она меня принимает? За тайного агента ГСБ?

— Еще как! — ответил я. — Если суждено — буду все время у вас останавливаться. И даже еще чаще.

Более довольной физиономии в ответ трудно себе представить.

Когда мы выходили из гостиницы, было без десяти десять.

* * *

Монорельс привез нас на Ленинградский вокзал через полчаса.

Сразу с десяток таксистов кинулись к нам:

— Шеф, куда?

— До Питера? Все схвачено, шеф, садись… менты даже не тормознут…

— Дешевле не придумаешь…всего полтинник…

— Решайся, шеф!…

Мы твердым шагом гордо прошествовали сквозь заслон из водителей и те, огорченно переговариваясь, отступили.

Времени было еще порядочно, и мы заскочили в салон игральных автоматов, где Генка впервые в жизни попробовал виртуально поохотиться на динозавров дикой неизученной людьми планете. Минут через двадцать я понял, что придется применить грубую силу и оттащил мальчишку от автомата.

Мы прогулялись вдоль здания вокзала (десятиэтажный параллелепипед в виде большой плетеной корзины, только вместо соломенных прутьев — дешевый металлопластик) и, влившись в толпу, нырнули внутрь.

Не знаю как раньше, но сейчас вокзал напоминал как минимум военную базу. От обилия парней в зеленой и серо-голубой форме рябило в глазах. Солдаты и милиционеры были повсюду — около ларьков, возле раздвижных дверей, ведущих на перрон, в кафешках, даже в креслах для ожидания через одного — солдат или мент.

— Объявлена посадка на монорельс номер 00-03 «Москва-Санкт-Петербург», — объявил электронный голос, — пассажиры, имеющие билеты, и желающие занять места, пожалуйста, пройдите на платформу номер 4…

Я обдумал формулировку. А что, бывают пассажиры с билетами, которые не хотят занять места?

Я подошел к одному из скучающих солдат, и спросил:

— Извините, не подскажете, где находится платформа 4?

— Документы! — невежливо рявкнул в ответ бравый вояка. Пришлось доставать корочки и ждать, пока солдат не налюбуется на документы. Потом он вернул мне обе ксивы и провел передо мной правой рукой-ладонью, будто какой-то заштатный фокусник, совершающий таинственные магические пассы. Эту же операцию он провел с Генкой.

Я вежливо не двигался, притворяясь будто не знаю, что на ладони у солдата переносной детектор взрывчатых веществ.

— Так как насчет платформы? — наконец, спросил я.

— Туда! — указал куда-то за мою спину солдат. Я проследил за его пальцем и заметил длинную очередь, выстроившуюся возле одной из дверей.

— Спасибо, — поблагодарил я и потащил Генку за собой в сторону столпотворения.

Мы скромно пристроились в конце очереди.

— Когда же это закончится? — бурчал пожилой господин в древнем монокле на носу. — Не дают людям спокойно ездить! В чем дело? Что происходит?

— Я слышала, что эти их детекторы плохо влияют на электронику! — возмущалась тетка с двумя огромными баулами в руках. — А у меня в сердце встроен микрочип! Вдруг он сгорит? И я умру! Что на это скажут эти вояки? Да они же не расплатятся! Я — героиня войны с червями! Меня вся Москва знает! Да что там — меня в новостях CNN показывали! Я — знаменитость!

Роботележка неуверенно подъехала к ней, намереваясь принять багаж, но женщина с микрочипом в сердце только пнула его своей толстой ногой.

— Это инсинуации! — бушевал господин с моноклем. — Взрыв в Петербурге был неделю назад! Сектоиды никогда не повторяются! Следующий взрыв будет где-нибудь в районе Аляски! Причем через полгода, никак не раньше! Я математик! Я все рассчитал! Я работаю на кафедре прикладной математики в питербуржском университете!

Проходящий мимо офицер с винтовкой в руках с намеком поглядел на возмутителей спокойствия, и те притихли. Правда, не сразу: математик из Питера еще долго что-то бурчал себе под нос, возмущаясь какими-то сотрудниками своей кафедры, которые обсмеяли его теорию насчет червей.

Очередь продвигалась довольно быстро, и мы с Генкой уже через пять минут оказались у дверей. Дорогу нам перекрыли два металлических столбика, воздух возле которых был как бы сгущен (обман зрения и верный признак присутствия силового поля), а кроме них — двое неулыбчивых солдат.

— Документы! — потребовал один из них.

Второй в это время колдовал свободной рукой передо мной и Генкой.

Я хотел было сказать, что меня уже проверяли на наличие взрывчатки, но передумал. Себе дороже.

— Чисто! — сказал первый и вернул мне документы. Я в лишний раз порадовался изобретательности червя Леши.

Второй солдат утвердительно кивнул секундой позже, силовое поле между столбиками исчезло, и мы прошли на перрон.

Здесь было солнечно и многолюдно. Серебристый поезд-монорельс блестел в лучах восходящего солнца, как новогодняя игрушка, падающий с неба пушистый снег лишь усиливал впечатление.

Я взглянул на билеты: пятый вагон. То, что надо. Прямо посередине. Мы с Генкой прошли вдоль перрона, запорошенного снегом, отыскали необходимый вагон. Около дверей нас встретила хмурая контролерша, которая проверяла билеты, и молоденький лейтенант, который в третий раз за последние полчаса проверил на нас действие своего детектора.

— Есть с собой оружие? — спросил он.

— Да, — ответил я. — «ЦЛ», у меня на него разрешение. Все нормально, товарищ лейтенант.

— Это я вижу, — сказал лейтенант, глядя в покетбук. — Тем не менее, времена нынче тяжелые, и я попросил бы Вас сдать его мне.

— С чего бы, лейтенант? — возмутился я. — С документами все в порядке. И где я потом буду искать Вас и свой «Целитель»?

— Я поеду в поезде, — ответил лейтенант. — Если же Вы настаиваете, я сейчас сдам Вас милиции, господин Лукин, для более детальной проверки личности Вас и Вашего мальчика. Правда тогда Вы опоздаете на монорельс, но что уж тут поделаешь… Такое вот нынче неспокойное время!

Скрипя сердце, я вручил в руки военного свой пистолет.

— Я буду в первом купе, — сказал лейтенант. — Перед Питером зайдите ко мне. Оружие будет в целости и сохранности. Обещаю. Я не совру — не такой я человек.

— Хорошо, — кивнул я.

— Счастливой поездки! — буркнула контролерша, возвращая мне билеты.

* * *

Внутри было довольно уютно: мы прошли по узенькому коридорчику, пол которого устилал мягкий ковер, нашли свое купе. Я провел идентификатором на билете по замку, и серебристая дверца мягко отъехала в сторону.

Вполне обычное купе: два мягких диванчика, маленький туалет, выдвижной столик посередине, небольшой экранчик стереовизора, непрозрачное окно, зачем-то закрашенное фиолетовой гуашью. Наверное, чтобы снайперы не подстрелили.

Я кинул чемодан на диван, присел рядом с ним.

Сейчас бы поспать.

— Что с окном? — спросил Гена. — Я ничего не вижу!

— Там кнопка должна быть снизу, — устало ответил я. — Нажми ее.

Мальчишка залез на столик, отыскал кнопку и тут же в купе ворвался яркий солнечный свет и шум перрона.

— Проницаемость звука можно регулировать, — сказал я, припоминая поездки десятилетней давности из Краснодара на морское побережье. — Проведи пальцем по маленькому черному ползунку рядом с кнопкой.

Как все-таки детям мало надо, чтобы развлечь себя! Гена баловался с ползунком минут десять, пока не объявили:

— Монорельс номер 00-03 «Москва-Санкт-Петербург» отправляется. Дирекция Ленинградского вокзала желает Вам счастливого пути! Будьте бдительны!

Потом другой голос, мужской, начал бубнить:

— Напоминаем Вам, что в связи с участившимися случаями терактов, милиция города Москва проводит операцию «антисектоид». Вы должны сообщать сотрудникам милиции о всех случаях странного поведения пассажиров, об оставленных без присмотра сумках, ящиках, баулах, коробках и прочих…

Монорельс мягко тронулся — черные стекла вокзала потянулись назад, ровный голос мужчины, вещавшего об операции «антисектоид», затих. Сквозь окно было видно, как монорельс поднялся в воздух и поплыл (другого слова и не подберешь) между старинными четырнадцатиэтажными зданиями. То и дело мимо проскакивали лихачи на своих машинах, а минуты через две синяя голографическая надпись возвестила, что мы покидаем Москву, столицу Славянской Федерации.

Впрочем, снаружи мало что изменилось — все те же многоэтажки, ну, может, только чуть пореже.

Недалек тот день, когда Москва и Питер сольются в единый конгломерат, наподобие нашего Южного.

Монорельс набрал скорость, Гена включил стерео и под мерное жужжание ящика мои глаза закрылись как-то сами собой.

Я уснул.

Мне снилась Марина.

Мы ехали вместе, в почти таком же вагончике монорельса. Было жарко, и как назло сломался кондиционер. Мы возвращались с моря и было немного грустно — Марина поступила в институт Кино и Телевидения и в сентябре должна была уехать в Москву.

Ее маленькая головка покоилась у меня на коленях, я нежно проводил правой рукой по золотистым волосам своей девушки. Отмечал каждую частичку ее нежного личика, маленькую родинку под ушком, длинные реснички, чуть приоткрытые губы. Глаза у Марины были закрыты, и я думал, что она спит.

Но это было не так.

— Ты боишься? — спросила вдруг она, не открывая глаз.

— Чего? — не понял я.

— То, что я уеду и забуду тебя, — пояснила Марина. — Так ведь часто случается…

Я улыбнулся:

— Нет.

— Но почему? Ты так уверен в моих чувствах? — она улыбнулась и повернула голову, грациозно потянувшись. Взгляд ее прекрасных глаз дурманил голову.

— Да! — брякнул я.

Она засмеялась:

— Герочка, чудо ты мое! — она обвила ручками мою шею и притянула к себе. Я потянулся к ее алым зовущим губам, но Марина указательным пальчиком коснулась подбородка, останавливая меня.

— Не знаю, за что я тебя люблю, — сказала Марина, ее взгляд весело бегал по всему моему лицу. — Ты… ты такой молчаливый, из тебя слово редко вытянешь. Но я почему-то уверена, что именно это — настоящее. Что ты мой единственный. Понимаешь? Герка… Гера… даже имя у тебя — не из тех, что можно увидеть на обложках журналов или услышать по стерео. Холодное, чужое имя. Но такое родное! Понимаешь, что я хочу сказать? Ты — мой, Гера… мой и только мой мальчик…

— Тебе понравилось на море? — спросил я, чтобы хоть как-то отвлечь Марину. Я чувствовал, как краснею от ее слов.

Маринка еще раз потянулась, ее глазки лукаво сверкнули.

— Угадай, что больше всего мне понравилось… на море? Кроме самого моря, естественно…

Моя ладонь скользнула по ее тонкой шейке, опустилась чуть ниже…

Настойчивое жужжание видеофона разорвало тишину.

— Не отвечай, — мягко попросила Марина.

— Дядя Герман!

— Не отвечай!..

Лицо Марины уплывало, растворялось в лучах солнца…

— Не отвечай…

— Дядя Герман!!

Я проснулся, очумело хлопая глазами.

Тот же вагон.

Только вместо Марины — маленький мальчик, который осторожно теребит меня за рукав. И за окном — вовсе не наши родные южные пейзажи, а унылый металлопластик новостроек. И такое же унылое грязно-серое небо.

— Вам звонят! — сказал мне Гена.

Я засунул руку в карман, достал видеофон, нажал кнопку ответа.

На маленьком экранчике появилось лицо капитана Вершинина.

— Здравствуйте, господин Лукин, — сказал он. — У Вас все в порядке? Никаких новостей?

— Все нормально, — ответил я.

— Кепка на Вас? — спросил Вершинин.

— Как видите, — я дернул себя за козырек.

— У меня есть серьезный разговор к Вам, — сказал ГСБшник. — Вы одни, Герман?

— Со мной Гена.

— Закройте дверь в купе на замок. Мальчика посадите в туалет и тоже заприте, — приказал капитан.

— Зачем? — поинтересовался я.

— Времени мало! — рявкнул Вершинин. — Делайте как приказано, объяснения получите чуть позже! Помните, я забочусь о Вашей безопасности.

Я пожал плечами. Подошел к двери, запер ее. Посмотрел на Генку.

— У меня серьезный разговор с дядей Андреем, — сказал я. — Тебе придется немного посидеть в туалете. Хорошо?

Мальчишка испуганно кивнул.

— Угу…

— Умница, — сказал я.

Когда все было сделано, я сел на диван и снова поднял трубку.

— Поставьте видеофон на подставку и сядьте рядом. Так, чтобы я Вас мог видеть, — скомандовал Вершинин.

— А это еще зачем?

— Потом! — сказал Андрей. — Выполняйте!

Я поставил видеофон вертикально на стол, сам сел напротив, уставился на экранчик.

— Готово.

Лицо Вершинина на секунду исчезло с экрана. Потом снова появилось.

Агент был весьма доволен собой.

— Что происходит? — спокойно спросил я.

— А ты не чувствуешь, Герман? — вкрадчиво спросил капитан ГСБ. — Ты ничего не чувствуешь? Совсем ничего? Совсем-совсем?

Я молчал.

— Ты парализован, Герман, — сказал Вершинин. — Ты не можешь двинуть ни рукой, ни ногой. Единственное, что тебе осталось — говорить. Но кричи — не кричи, это тебе не поможет. Купе звукоизолировано, тебя просто никто не услышит.

— Как вы это сделали? — крикнул я.

— Кепка, Гера, — доверительно сообщил капитан ГСБ, гаденько улыбаясь, — кепка, которую ты так любезно согласился надеть. У нее всего две функции — с ее помощью можно парализовать человека и…

— И?

— Взорвать полгорода, Гера, — сказал Вершинин. — На твоей голове — заряд, равный по мощности небольшой ядерной бомбочке. Небольшой, но чертовски эффективной.

— Меня проверяли на взрывчатку! — возразил я. — Что за чушь?

— Это наши разработки, — пожал плечами Вершинин. — Техникой землян бомбу не обнаружить.

— Ваши разработки? — переспросил я. — Так ты не человек?

— Еще не догадался? — притворно удивился лже-ГСБшник. — Я — сын Секты. Вы, люди, называете нас сектоидами.

— Мда, — только и смог сказать я.

— Как же ты глуп, Гера! — веселился Вершинин. — Неужели ты думал, что настоящая ГСБ будет использовать в качестве полевого агента случайного человека, пусть даже частного детектива? По-моему, ты перечитал слишком много развлекательной литературы, беллетристики, Гера! Ты так не думаешь? А, Гера?

— Что вы собираетесь сделать? — спросил я, стараясь не обращать внимания на его слова.

Сектоид посмотрел на часы:

— Ровно через пятнадцать минут монорельс прибудет на вокзал в Санкт-Петербург. По нашим данным как раз в это время там будет находиться господин Федорчук, представитель Земли в Галактическом Совете. Он очень неосторожно высказывался на днях об атаке на мою Родину — Секту. Мы — в общем-то миролюбивые люди, Гера. Мы не хотим войны. По крайней мере сейчас. Поэтому Федорчук должен погибнуть. Ну и как издержки — все пассажиры монорельса, включая, естественно тебя, а еще вокзал, большая часть Петербурга…

— Вы чокнутые! — прошипел я. — Как Вам это удалось?

— Ну что ж, время еще есть, можно и поболтать, — кивнул лже-Вершинин. — Дело в том, что в последний месяц земляне разработали действенный метод генетического контроля. ГСБ удалось схватить двух наших людей. Поэтому ранее опробованные методы внедрения агентов-секта с последующим террористическим актом оказались неэффективными в случае с Федорчуком. Нам нужен был именно человек, достаточно подготовленный морально и физически. Homo Sapiens. Желательно путешествующий вместе с ребенком — земляне очень трепетно относятся к своим детенышам. Парень, который заговорил с тобой действительно не был Рыбой — тут я тебе не соврал. Рыбу мы убили за несколько часов до этого. Итак, наш человек, замаскированный под известного мошенника, рыскал около вокзала в поисках подходящего человека с ребенком. Он сильно рисковал — увы, но через полчаса после разговора с тобой, ублюдки ГСБшники все-таки вычислили его. Однако брат секта сделал свое дело: ты отправился за документами. Так-то вот.

— Леша тоже работает на вас? — спросил я.

— Отчасти, — кивнул сектоид. — Мы подключились к его компьютеру, и когда он принялся делать паспорт твоему сопляку, то заодно и скачал досье на тебя из архивов Статики (этот червь — неплохой хакер). Любопытство — порок всех разумных рас Галактики. Таким образом мы получили данные на тебя, таким образом могли легко тобой манипулировать. Что с успехом и делали. И продолжаем делать, Гера.

В дверь туалета неуверенно пошкребся Гена.

— Подожди! — крикнул я ему.

Сектоид захохотал:

— Да ты, оказывается шутник, Герман! Вот уж не думал… Можешь сказать мальчику, что ждать осталось… (он взглянул на часы) …Чуть больше десяти минут.

— Последний вопрос, — произнес я. — На прощание.

— Почему бы и нет? — улыбнулся лже-Вершинин. — Задавай, Гера. С удовольствием отвечу — свое знание ты унесешь с собой.

— Зачем вам все это? — спросил я.

— Что? Не понял.

— Эти взрывы. Чем мы вам не угодили?

Сектоид задумался:

— Хороший вопрос, Гера. Скажем так: мы — игроки. Наша раса развивалась в трудных условиях на родной планете — так уж вышло, что параллельно с нами на бывшей Родине — Секте изначальной появились еще две разумные расы. Мы победили их. Не в ходе глупой бойни, а действуя осторожно, стравливая друг с другом этих ублюдков, проводя террористические акты, убивая их лидеров. Мы победили — и остались на Секте единственной разумной расой. Но жажда Игры — игры с большой буквы, Гера! — поселилась в наших сердцах. Мы вышли в космос, мы встретили других разумных. И мы решили стать правящей расой в нашей Галактике. Проходили годы, десятилетия Игры: миллионы пожертвовавших собой братьев и сестер Секта (что может быть приятнее, чем знать, что сейчас благодаря тебе и вместе с тобой взлетит в воздух здание, погибнет сотни чужих?), миллиарды уничтоженных чужих… Мы почти воцарились у себя в Галактике…

— Почти?

Сектоид отмахнулся:

— Да. Вышло так, что нам пришлось отступить. Одна небольшая ошибка — и все разумные расы Галактики объединились против нас — оставшиеся в живых братья-секта снарядили в путь сто огромных кораблей, которые покинули родные планеты в поисках новой Игры — чтобы можно было подняться и, вернувшись в родную Галактику, отомстить обидчикам.

— Вы прибыли к нам… — задумчиво проговорил я.

— Да, — кивнул лже-Вершинин. — Сначала мы действовали скрытно. Проанализировали местную политическую обстановку. Изучили историю Галактического Совета и всех рас, уже вышедших в открытый космос. И сделали вывод — для продолжения Игры здесь надо ликвидировать самого сильного игрока на политической арене — то есть землян. Вас, Герман, вас. Когда вас не станет, Галактический Совет уже не будет проблемой.

— У вас ничего не выйдет! — сказал я.

— Ты слаб в политике, — покачал головой сектоид. — После гибели Федорчука у людей не будет шансов выстоять свои права в Совете. Против Вас объединятся волки Текрана, беу, закваки и все остальные. Даже ваши союзнички — акалоиты — предпочтут остаться в стороне от бучи. Все помнят ксеноцид червей… никому не нужна сильная Земля! Вот, что самое смешное, Герман! Наши же враги помогут нам!

Я молча смотрел в окно. Вместо недостроенных зданий снова потянулись одинокие небоскребы. Сквозь хмурое небо протягивались редкие лучи солнца. Мелькнула медленно вращающаяся голограмма: «Добро пожаловать в Санкт-Петербург. С наступающим Новым Годом!»

Какие-то лихачи кружили вокруг голограммы, будто не замечая надрывно сигналящего им гаишника. Двое мальчишек на крыше одного из небоскреба выставили вперед средние пальцы обеих рук вслед нашему поезду. Санкт-Петербург приветствовал собственную смерть в лице одинокого монорельса.

— Ну что ж, — сказал сектоид, — еще минута. И пора. Время икс, так сказать. Видишь этот пульт, Гера? Сейчас я нажму на красивую красную кнопку и тебя не станет. Ты понимаешь это, друг человек? Всего одно движения — и тебя нет. Я ведь знаю, как важна для тебя жизнь, человек… Я знаю, как вы боитесь смерти, ничтожные козявки! Ты меня понимаешь, Гера?

— Да, — сказал я. — Я все понимаю.

— Твое последнее слово?

— Прощай.

Сектоид рассмеялся:

— Все-таки ты шутник, Гера, — сказал он. — Мне даже почти жаль убивать тебя. Среди людей так редко встречаются настоящие шутники. Так исчезающее редко…

Поезд как раз начал тормозить.

Сектоид со значением посмотрел мне в глаза и нажал на свою кнопку.

Экран пошел помехами, а я спокойно встал и нажал кнопку «record» — наш разговор с сектоидом записался в память моего видеофона.

Потом я подошел к туалету и выпустил Генку. Тот судорожно прижался ко мне.

— Я думал что-то случилось! — сказал он. — Я думал, что с Вами тоже что-то случилось…

— Все в порядке, малыш, — сказал я. — Все хорошо.

Я снял с себя нелепую черную кепку, сорвал ногтем «жучок» и выкинул его в окно.

Теперь все зависело от того, где находилась база сектоидов.

Сколько невинных жертв на моей совести?

Я подхватил чемоданчик и с вместе с Геной вышел в коридор. Около окошка стоял давешний лейтенант. Вояка ждал меня.

— Вот мы и прибыли, — улыбнулся он, протягивая мне кобуру с пистолетом. — Вы уж простите, Герман Петрович, просто у меня работа такая…

— Все в порядке, — сказал я.

* * *

Питер встретил нас проливным дождем, и я даже пожалел, что выкинул кепку. Но возвращаться было поздно — под резкими холодными струями мы кинулись к вокзалу (почти точная копия московского), прошли уже привычный контроль у ворот и оказались в блаженном тепле.

Огромное табло, снующие туда-сюда люди, электронный голос, военные. Никто не знал, что буквально три минуты назад все здесь могли погибнуть. Приятно было осознавать, что именно я подарил этим людям жизнь. Самолюбие требовало взобраться на ближайший постамент и оттуда рассказать всем, что я — их спаситель! Или просто напросто Бог. И чтоб все бухнулись в колени и били челом оземь.

Самолюбие — поганое чувство.

Что бы ни говорили все психологи мира вместе взятые.

Около одного из ларьков я заметил сгрудившуюся кучку людей. Они вытягивали головы, расталкивали соседей и старались хоть что-нибудь углядеть по стереовизору, который висел под потолком. Кто-то курил сигареты с травкой, над группой распрпоятранялся пряный аромат.

Мы с Геной подошли поближе.

По стерео шел специальный выпуск новостей. Показывали море, которое вдруг вздыбилось водяным столбом, уносящимся под самые небеса.

Сквозь привычный гул вокзала я расслышал голос комментатора:

— Буквально пять минут назад произошел взрыв в Баренцевом море. По нашим сведениям в этом районе не проводилось никаких испытаний, и не было никаких подводных баз. Район считался абсолютно пустым! Военные отказались от комментариев, но уже сейчас Вы можете наблюдать, как боевые катера усиленно прочесывают окрестности…

На картинке и впрямь появились воздушные корабли береговой охраны.

— Сейчас Вы все-таки услышите интервью с генералом военно-морских войск Степаненко. — Обрадовано провозгласил комментатор. — Товарищ генерал, какова вероятность, что взрыв — дело рук сектоидов?

— Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть этот факт…

Дальше я не слушал.

Я практически не читал развлекательную литературу. В последнее время мне вообще почти не приходилось читать.

А вот лже-Вершинин похоже ею увлекался не слабо. Взять хотя бы черные очки и костюмы — ну типичные ГСБшники из дорогостоящих фильмов-боевиков. Настолько типичные, что я сразу засомневался в том, настоящие ли они. А уж когда лже-Вершинин предложил мне поработать на ГСБ, я сразу сообразил, что дело нечисто. Это уже заморочки из дешевых боевиков, которые пачками выпускают как у нас на Статике (из серии «Как я спас мэра и разгадал загадку Стазиса за 60 секунд»), так и на Земле.

Итак, эти люди — не те, за кого себя выдают, — решил я.

Значит, кепка — либо устройство слежения (Это подтверждает серебристый «жучок». Но зачем он им? Раз меня проследили с вокзала — значит «жучок» уже был установлен гораздо раньше), либо нечто другое.

Придя к таким выводам я действовал практически инутитивно: сорвал наклейку-"жучок" с кепки, схватил ее, выбежал на улицу… стрельнул сигару у сектоида, когда он отвлекся — подкинул в салон, под переднее сидение, кепку и блокнот (адрес в нем я успел запомнить. На всякий случай) и удалился. Конечно, существовала вероятность, что ГСБшники все же окажутся настоящими, но я сильно не волновался. Если это так — мне бы позвонили в тот же день. Или просто сбросили бомбу на гостиницу.

Конечно, я сильно рисковал. На кепке мог быть еще один передатчик, сектоиды могли обыскать машину и найти свой же «подарочек». Наверное, стоило позвонить в милицию. Хотя кто бы мне поверил? Короче говоря, я поставил на кон свою жизнь. Да и не только свою, наверное.

Далее я поступил совершенно логично: послал мальчишку в магазин — он купил точно такую же кепку мне и еще одну — Генке. Я наклеил на нее «жучок», чтобы лже-ГСБшники верили, что на мне их головной убор.

И стал спокойно ждать дальнейшего развития событий.

Ждать пришлось, как оказывается, не очень долго.

— Хоть на этот раз не дом рванули, — сказал кто-то в толпе. — Молодцы — сектоиды!..

Я мысленно согласился.

В конце концов база сектоидов могла оказаться где-нибудь в городе.

Я здорово рисковал.

Я знал, что сделаю, если узнаю, что моя выходка погубила тысячи жизней — пускай и ценой жизни Федорчука.

Кобура с «целителем» мягко давила на левый бок.

Поспи, дружок.

Пока для тебя нет работы.

* * *

Улица перед вокзалом была оцеплена. Какой-то солдатик облетал на мотоцикле сгрудившихся у заграждения людей и вещал в рупор:

— Извините за предоставленное неудобство! Через две минуты по улице пройдет кортеж господина Федорчука! Не пытайтесь прорвать оцепление! Через пять минут оно будет снято! Сохраняйте благоразумие!

Некоторые возмущенно роптали, но большинство завыло в экстазе. Какой-то парнишка забрался на столб и кричал оттуда:

— Ура Федорчуку! Ублюдков-сектоидов — под нож! Смерть зеленокожим сволочам! Федорчук — красавчик! Чужие — гады! Смерть всем инопланетникам! Акалоиты тоже ублюдки!..

Подлетела бело-синяя машина милиции. Нарушителя спокойствия сняли со столба и решительно затолкали внутрь машины. Он вырывался и орал:

— Смерть — секто — идам! Смерть — секто — идам!

Толпа рассерженно загудела, в милицейскую машину полетели пустые пластиковые бутылки.

А через миг все уже забыли об этом досадном инциденте — низко над улицей пролетело несколько черных машин — две «волги» и четыре «берсерка». Из первой «волги», в верхнее окошко высунулся немолодой кряжистый мужик — аккуратная короткая прическа, стальной взгляд, небрежно повязанный галстук. Он махал рукой народу, воздух перед мужиком подрагивал — силовое поле надежно защищало от выстрела снайпера.

— Федорчук! Федорчук! Федорчук! — неистовствовала толпа. — У-р-р-р-а-а!

Федорчук сжал правую руку в кулак и поднял над собой.

— Уууууу! — завыл народ. Какой-то мужчина в белой куртке попытался проскочить мимо солдат заграждения, но заряд станера оставил его лежать на земле, сырой и прохладной от недавно кончившегося дождя.

Федорчук уехал, толпа медленно рассасывалась. Даже оцепление сняли быстрее — всего за пару минут солдат погрузили в машины, которые тут же умчались прочь.

Я аккуратно обошел мужика в белой куртке, лицо которого уткнулось в лужу, перешел на другую сторону улицы — там, где виднелась желтая будка информатория.

— Режим телефона, — приказал я.

Из-под терминала информатория высунулась трубка. Я набрал номер.

— Скорая? Для Вас есть работа. Около московского вокзала лежит мужчина без сознания. Заряд станера. Да, военные. Точно. Спасибо.

Пошли гудки.

Я положил трубку и громко произнес:

— Режим информатория.

Трубка уползла в нутро желтого ящика. Вместо нее вперед выдвинулась клавиатура, на которой разноцветными огоньками выделялись голографические кнопки.

— Что мы делаем? — спросил Гена.

— Ищем твоего дедушку, — ответил я, вводя запрос.

"Геннадий Давыдов, 6-7 лет

Родители: мать — Наталья Давыдова

отец — Денис Давыдов "

Компьютер, поразмыслив, выдал несколько адресов.

Тогда я добавил в запрос: «последние два года проживали на планете Статика»

Информаторий выдал адрес и две фотографии: пожилая женщина в очках, строго улыбающаяся мне, и беззаботный мужичок, подмигивающий левым глазом, потому что вместо правого у него был стеклянный протез.

— Бабушка! — воскликнул Гена. — Дед Ваня!

Адрес под фотографиями, конечно, отличался от того, что дал мне сектоид.

— Ну что ж, — сказал я. — Давай отпразднуем это дело стаканчиком сока в ближайшей кафешке, а потом вернем тебя дедушке с бабушкой.

Мальчик счастливо улыбнулся.

— Еще одно, — вдруг вспомнил я, — надо же, совсем вылетело из головы…

— Режим телефона, — приказал я. — Анонимный вход.

Информаторий послушался.

Я достал из кармана видеофон, с помощью специального разъема подключил его к информаторию.

— Ключевые слово — «Герман», «Гера», «Рыба», «Червь», «Леша», «Гена», — сказал я.

Компьютер согласно мигнул зеленым огоньком.

— Стереть ключевые слова из аудиодорожки видеофайла номер один, — приказал я.

Секундная пауза — и вновь зеленый огонек.

— Переслать аудиодорожку файла в местное управление ГСБ.

Еще один положительный ответ.

— Стереть файл из памяти видеофона.

* * *

Генкины бабушка с дедушкой жили в другом конце города — мы добирались туда на такси почти час. Дважды нас останавливали патрули и проверяли документы.

— Совсем жизни не стало, — пожаловался таксист. — Чертовы сектоиды. Чего им неймется? Зачем они взрывают наши дома? Чего добиваются? Ублюдки…

— Они как дети… Злые, ужасные, так и не выросшие дети… — сказал я. — Играют. Смерть, жизнь — все это для них не более чем одна большая Игра. Ну, знаете, как в кубики. Построил замок — разрушил замок, и так по кругу.

Таксист посмотрел на меня в зеркальце заднего вида и замолчал.

Наверное, решил, что я — сумасшедший.

Может, он и прав.

Чем я занимаюсь последнее время?

Поперся через всю Галактику на Землю, возвращать пацана родственникам.

Вместо того, чтобы быть на Офелии — искать правду о Стазисе…

Хотя нужно ли мне и это?

* * *

Машина приземлилась в одном из старых дворов: вокруг невысокие здания — сталинки, которым, наверное, уже лет триста. Только с одного края — вполне современный небоскреб с площадкой для посадки машин.

Таксист сел около детской песочницы, в которой вместо песка в грязи плескался поломанный мусоробот, которого какой-то шутник засунул в лужу ради потехи. Я помог роботу выбраться из западни — оказавшись на твердой земле, он благодарно пискнул и покатился прочь, подмигивая еще неперегоревшими лампочками. Я посмотрел ему вслед, потом взглянул на здание, где жил дед Ваня с женой. Трехэтажный дом, посеревший от времени, тоскливо смотрел пустыми глазницами выгоревших окон на меня. Какая-то бабулька с виртушниками на глазах молча наблюдала за мной. А может и не за мной — скорее всего, какой-нибудь сериал смотрит.

— Яблоня! — закричал Гена, указывая куда-то в сторону. — Старая яблоня! Деда рассказывал, что она растет здесь уже четыреста лет!

Корявое дерево неуверенно притулилось между пластиковой дорожкой и асфальтом — на маленьком клочке земли, куда по чистой случайности еще не дотянула свои хищные лапы цивилизация.

Не знаю, сколько лет на самом деле было этой яблоне, но она уже явно доживала свой срок. Мы подошли к ней, и Гена осторожно приложил ладошку к почерневшему стволу.

— Привет! — сказал он.

Я медлил. Не знаю, почему. Я не хотел смотреть в глаза Генкиным дедушке с бабушкой. Я представлял, как рассказываю им о гибели Дениса и Марины, и внутри все сжималось, дрожало.

А может я просто не хотел расставаться с мальчуганом, к которому так привык.

— Пойдем, — сказал я. — Нам пора, Гена. Пойдем…

— Вы ведь будете к нам прилетать? — спросил мальчик. — Часто-часто, правда?

— Правда, — ответил я.

* * *

Мы поднялись по расшатанной лестнице на самый верхний — третий этаж, не встретив никого по пути. Гена радостно рассматривал обшарпанные стены, использованные одноразовые шприцы и катетеры на подоконниках, изрисованные голокраской потолки, выцветшую обивку дверей.

— Здесь тетя Зина живет, — говорил он. — У нее есть сын, мальчик, его Петя зовут. Тут бабушка Вера, она меня все время конфетами угощала и вареньем вишневым, здесь…

Мы стояли около высокой, оббитой дешевым пластиком, дверью. Над старинным глазком краской были выведены две цифры — 12.

— Здесь живет деда, — тихо произнес мальчик.

Я кивнул, подошел поближе, нажал на кнопку звонка. Тонкая соловьиная трель разбудила тишину на площадке. Я позвонил еще раз и стал ждать.

Мы ждали минут пять, но никто не ответил.

Я позвонил еще раз и еще.

Я все не верил, я гнал подозрение, которое холодными щупальцами пробиралось в мою душу.

Звякнула цепочка, приоткрылась соседняя дверь и в узком проеме появилось лицо давешней старушки с виртушниками.

— Вы к Давыдовым? — надтреснутым голосом спросила она.

Я молчал.

Я боялся того, что она скажет.

— Да! — кивнул Гена.

— А они уехали, — сказала старушка. — Дней восемь назад. Собирались на море черном отдохнуть. Должны на днях вернуться.

От сердца отлегло.

— Здравствуйте, бабушка Вера! — выкрикнул звонко мальчик.

Старушка всплеснула руками:

— Геночка, внучек! Я уж и не ожидала тебя увидеть! Господи! Да как же ты… вот Ванька с Машкой обрадуются! Да заходите, заходите же… Господи, как, откуда?..

Она пропустила нас в старенькую прихожую, заполненную старыми башмаками, туфлями, кроссовками.

— Моего деда, Севки, упокой Господь его душу, обувь, — объяснила мне старушка, — уже с год как на том свете, а я все его вещи выкинуть не могу. Рука не поднимается. Родное все… Вы меня понимаете? — она испытующе посмотрела на меня, отыскивая курпинки сомнения в глазах.

Я кивнул, разглядывая картины на стенах — бушующий океан, одинокий клипер. На некоторых холстах клипер разбивался о волны, на других — гордо рассекал неспокойное море навстречу солнцу.

— Художником Севка был, — сказала бабка, помогая Генке стащить с ноги кроссовок, — все кораблики рисовал. Довели они его до разрыва сердца, кораблики эти… Чайку не хотите?

Я снова кивнул.

* * *

Через десять минут мы сидели за большим дубовым столом на кухне, из пищедоставки старушка извлекла печенье и масло. Чай и варенье были собственного приготовления — старушка ловко выудила трехлитровую стеклянную банку клубничного варенья из-под стола, чайник в это время сердито пыхтел на электрической плите.

— Сейчас такие банки чуть ли не раритет, — пожаловалась бабушка Вера. — Нигде их не найти! Сплошной пластик кругом… Может, орехового хотите?

— Нет, спасибо.

— А Вы кем Генке приходитесь? — спросила старушка. — Куда родители его делись? Денька с Наташкой-то? До сих пор свои тайны разгадывают? — Она подняла чайник и стала разливать его по чашкам.

— Они… умерли, — сказал я просто.

Чайник в руке бабушки Веры дрогнул. Старушка поставила его обратно на плиту.

— Вот оно как… кто ж подумать мог… такие молодые… серьезные… Молодые… — Она всплакнула.

В наступившей тишине было слышно только как звенит ложечкой в чашке Гена, размешивая сахар, да негромкий шум стерео в соседней комнате.

— Генка, иди в зал! — не допускающим возражений голосом приказала бабушка Вера.

Мальчик все же попытался сопротивляться:

— Но я только…

— Я что сказала? Бери с собой печенье, чай и иди… посмотри по стерео, сейчас как раз мультики должны начаться. Давай-давай! Быстренько!

Когда мальчик покинул кухню, старушка уселась на стул, посмотрела на меня. Губы у нее дрожали, но слова бабушка Вера произносила спокойно:

— А теперь рассказывай, сынок. Все рассказывай и не бойся — не сплетница я. Маша — еще со школы моя лучшая подруга. А Деньку, сына ее, я с самого малолетства знаю. Нянчилась с ним, как со своим.

И тогда я заговорил.

Я произносил ненужные и неправильные слова.

Грубые и нелепые.

Но мне стало немного легче.

* * *

На следующее утро я покинул гостеприимную старушку. Адреса, куда именно направились дед Ваня с женой, она не знала, но пообещала, что продержит мальчика у себя до самого их приезда.

Я гулял по городу.

Я мок под дождем, заходил в первые попавшиеся ресторанчики, выпивал кружку пива и шел дальше.

Я не знал, куда я иду.

Я просто шел.

Случайный взгляд убедил меня, что я нахожусь на той самой улице, которая была указана в блокнотике сектоида.

До нужного номера оставалось восемь домов.

Я плотнее запахнул плащ и пошел вперед.

Перед искомым домом — семнадцатиэтажным зданием собралась приличная толпа. Все молчали, застыв в сером мареве дождя безликими тенями. Машины осторожно объезжали людей, стоявшие рядом гаишники даже не пытались разогнать толпу.

Будто ее не было.

Я присоединился к этим людям — какая-то женщина в черном пальто молча дала мне пройти. Ее глаза, красные, воспаленные, смотрели вверх, на здание.

Слышался чей-то тихий плач.

Я не хотел смотреть вверх.

Как вчера, когда стоял рядом с дверью в квартиру Давыдовых и на мой звонок никто не отвечал.

Потом я все же поднял взгляд.

На высоте девятого этажа здания расположилось гигантское табло. Серый заголовок над табло гласил: «Жертвы взрыва в Эрмитаже».

На сером фоне черными буквами были вырезаны имена и фамилии.

Список погибших. Их было очень много — весь список не поместился бы, поэтому верхние записи исчезали, на их место снизу приходили новые.

— Я уже пять раз здесь была, — тихо произнесла женщина в черном, ни к кому конкретно не обращаясь. — Я знаю, что Ярик погиб. Но я все равно прихожу. Я надеюсь, что на этот раз надпись не появится. Что это ошибка. Ведь список обновляется. Может быть, его имя исчезнет? Боже, я не хочу идти в морг на опознание…

Я промолчал.

Я ждал.

Я ждал долго, минут двадцать.

Женщина в черном пальто ушла, ее место занял нервный паренек в грязно-коричневой куртке.

Я ждал.

Я ждал.

Я…

И имена появились.

Имена, увидеть которые я так боялся.

«Давыдов Иван Сергеевич»

«…Деда рассказывал, что она растет здесь уже четыреста лет…»

«Давыдова Мария Павловна»

«…Маша — еще со школы моя лучшая подруга…»

Зачем они по дороге на вокзал заехали в Эрмитаж?

А быть может просто пролетали на такси рядом с ним?

Я стоял.

Я стоял еще долго, и смотрел вверх.

Пытаясь запомнить имена людей, которые стали жертвой жестокой игры сектоидов.

ЧАСТЬ 3. ЭПИЛОГ

— Здорово, Леха!

— Здорово, Сеня! Опять больничный нужен?

— Э-э… Ну да, в общем-то. Понимаешь, у нас завтра экзамен у Урицкого, а я ни хрена не подготовился. Ну и… подумал, что может быть ты… по-дружески! Денег-то у меня нет, сам понимаешь, бедный студент все-таки…

— Какой из меня друг? Я ведь червь, не забывай. Мы с тобой — исконные враги. Впрочем, ладно, заходи… До какого числа больничный тебе выписать?

— Спасибо, Леша, ты настоящий друг! Вот, я тебе формальдегида принес… Числа? Ну давай до двадцатого. Самое оно будет.

— Крепкий?

— Что?

— Формальдегид?

— Высший сорт!

— Тогда хватай пиво с кровати и начнем. Отпразднуем твой завтрашний экзамен.

— А больничный?

— Да моя машинка тебе его за пять минут слабает. А что может быть лучше хорошой попойки со склизским инопланетянином!

— Да ну тебя! Какая разница, к какой ты расе принадлежишь? Главное то, что внутри. А где у тебя тут арахис был?

— В правом ящике несколько пакетиков осталось.

— А стаканчики?

— Да там же где-то…

* * *

А потом была еще одна зима. Обычная грязная неповоротливая московская зима, когда твои кроссовки задумчиво месят пепельный недоснег, а голова забита одним — как сдать экзамен, как не завалить сессию, и где бы взять денег.

Червь Леша, как и все студенты, был озабочен приближающейся сессией, поэтому он возвращался в родную общагу и не замечал ничего вокруг.

Их было трое, и они ждали его в одной из темных подворотен. Они приглушенно смеялись, предчувствуя надвигающееся веселье, в виде несуразно одетой фигуры чужого, согнувшегося в три погибели под грудой никому не нужных учебников.

— Эй, червь! — лениво окликнул его один из ребят.

Леша остановился, включая внешнее сознание. Чужой позволил ему легонько коснуться озлобленной души парня, все понял и прошептал:

— Привет, Сеня.

— Я для тебя не Сеня! — визгливо прокричал парень. — Как ты смеешь так называть меня, грязное животное? А? Я тебя спрашиваю, червяк!

Они приближались к нему все одновременно, поигрывая глянцевыми дубинками, выкрикивая оскорбления, раззадоривая себя, сплевывая, орошая его сознание грязными волнами ненависти и кислыми — страха.

— Что вам нужно? — устало проговорил червь.

— Нам нужно, чтобы на Земле не осталось таких выродков, как ты! — крикнул Сеня. — Вы, грязные ублюдки, именно вы отравляете атмосферу нашей планеты, и к тому же вы еще смеете требовать равные права!

— Я ничего не требую для себя… — сказал Леша. — Мне уже давным-давно все равно.

Удар обрушился на него откуда слева, и червь упал на четвереньки, запачкав тертые перешитые джинсы грязью, отхаркивая белую слизь в холодную, отражающую лунный свет, лужу.

— Какие же вы сволочи, — процедил Сеня, с разбегу перемалывая ротовые щупальца Леши верной дубинкой.

Теперь червь не мог даже кричать.

ЧАСТЬ 4. ОФЕЛИЯ

— Ты веришь в судьбу, Герман? — спросил меня худой парнишка-монах с Империуса — мой случайный сосед по комнате.

Я скосил на него взгляд. Шутит, что ли?

Но Микки был серьезен как никогда. Он даже натянул на себя серую рясу и в данный момент стоял на коленях перед журнальным столиком, устремив взгляд в потолок, а руки сложив ковшиком.

— Ты молишься, Микки, или рассуждаешь о смысле жизни? — спросил я, возвращаясь к прерванному занятию — возлежанию на жесткой кушетке и созерцанию выкрашенной в скучный светло-коричневый цвет стены.

А что поделать, если ты живешь в полторазвездочной гостинице? О лучшем мечтать не приходится для парня, у которого за душой осталось совсем немного.

Наверное, зря я залетал на Землю…

Потратил половину гонорара.

И все равно ничего не сумел сделать.

Если не считать того, что спас Санкт-Петербург от ядерного взрыва.

— Господь с тобой, — прошептал Микки Павлоцци, и его лысая маковка горестно покачалась вместе с головой, — Герман, неужели ты думаешь, что я даже во время молитвы не буду пытаться наставить тебя на путь истинный? Как же ты ошибаешься тогда, брат мой! — Добавил он торжественно.

— Да ладно тебе, Микки… — устало произнес я. — Давай тогда сразу — предлагай пост папы в Ватикане. Тогда я подумаю. Может и соглашусь.

— Забываешь, Герман, — сказал монах, — что не являюсь я ни католиком, ни даже христианином в целом. Сколько раз можно тебе талдычить, что вера моя — вера Огненного Меча, а братство наше…

— Промывай мозги кому-нибудь другому, Микки, — зло проговорил я. — Меня уже достали твои проповеди. Я предпочитаю старого доброго Микки Павлоцци с Империуса, который весь полет на Офелию не вылезал со мной из бара и выпивал пинту за пинтой старого доброго самогона — первака!

— Чем ближе мое новое служение, тем ярче встают образы справедливого суда Божьего надо мной, смиренным слугой Его, который случайно закружился в греховном круге страстей и низких переживаний, вызванных…

— Слушай, Микки, как тебе удается строить такие фразы? — спросил я.

— Какие — такие? — замялся Павлоцци, недовольный, что я прервал его речь.

— Многоступенчатые. Понимаешь, я некоторые из них записать не смогу, не то что выговорить!

Некоторое время мы молчали, лишь вода звонкими каплями стучала по ржавой раковине.

— И все-таки я повторю вопрос, Герман, — вновь подал голос Микки. — Веришь ли ты в судьбу?

— Я верю в рок, — подумав, ответил я.

— Что ты имеешь в виду?

— Что имею, то и… — начал я и осекся. Павлоцци все-таки итальянец, вряд ли поймет эту исконно русскую шутку. — Ладно, слушай. Представь, что ты — мальчик. Хороший, отзывчивый ребенок шести-семи лет. У тебя есть мама, папа — оба молодые, энергичные люди. Ты счастлив, все здорово…а на планете, где вы живете начинается голод… твой отец работает изо всех сил, но шансов на приличный заработок у него нет… потом у тебя умирает мать. Глупо, бессмысленно. Еще через несколько дней погибает отец. Молодой, здоровый, уверенный в себе парнишка. Ему бы жить еще и жить! Мальчик…нет, ты… ты знаешь, что где-то далеко, на другой планете у тебя остались дедушка с бабушкой. Ты летишь на эту планету и обнаруживаешь… что они тоже умерли. Совсем недавно — примерно в то же время, когда погибли твои родители. Что это, по-твоему, Микки? Судьба? Нет, преподобный Павлоцци, это рок! Вот что это такое!

— Давай помолимся за родителей этого мальчика, — тихо произнес Микки, закрывая глаза.

Я промолчал, разглядывая ленивого таракана, который степенно следовал от вентиляции к моей своеобразной кровати.

Кто завез этих тварей на солнечную Офелию?

— Этот мальчик — ты? — спросил Павлоцци.

— Нет, преподобный, — ответил я. — С этим мальчуганом я совершенно случайно познакомился на Статике. Отвез на Землю к родственникам, вот только… было уже поздно.

— Ты отдал его в детский дом? — спросил меня монах.

— Нет, я оставил его на попечение одной доброй старушки. Если выгорит мое дельце на Офелии, я вернусь и усыновлю пацана.

— Такие люди как ты редко встречаются, Герман. Чиста твоя душа, — мягко сказал Павлоцци, — открыт тебе путь к спасению. Покайся же прямо сейчас, приди в объятья истинной веры!

— Нет, Брат Микки, — я встал на ноги, похлопал его по плечу, — пойду-ка я лучше прогуляюсь по Офелии, загляну на пляж, сниму девчонку…

— Блуд! — с отвращением в голосе произнес монах. — Что может быть хуже? Что может быть отвратительней?

Я наклонился над раковиной, сполоснул лицо холодной водицей (даже водопроводная вода на Офелии пахла южными травами и местными звездными ночами), достал электрощетку для зубов.

— Не тело надо сохранять в чистоте, но душу, — мудро изрек Павлоцци. — Иногда ты забываешь об этом, брат Герман.

— Микки, мы прибыли на Офелию вчера вечером. Почему ты до сих пор не принялся наставлять туземцев и туристов на путь истинный? — спросил я. — Может, хватит отыгрываться на мне?

— Тело слабо, — сказал Микки, — особенно если учесть, что мне тебя вчера пришлось выносить из корабля на собственных плечах.

— Особенно если учесть, что выносили нас обоих, Микки, — возразил я, нанося на подбородок и щеки дешевую бритвенную пасту «АнтиВолос». — Хорошо, что я еще ворочал языком — с трудом, но ворочал — и приказал таксисту везти нас в самый дешевый отель. Ты, насколько я помню, я пьяном угаре настаивал на «Хилтоне».

Павлоцци горестно покачал головой:

— Прощение сейчас я вымаливаю у Господа, брат Герман, именно прощение… Однако же мои ошибки не должны затмевать перед тобой свет Истинной веры…

— Поздно, Микки, слишком поздно, — сказал я, натягивая джинсы. — Расскажешь вечером, а я пойду прогуляюсь.

— Зачем ты прилетел на Офелию, Герман? — помолчав, спросил Микки.

Хороший парень этот Павлоцци.

Вот только не доверяю я никому в последнее время.

Тем более — случайным знакомым.

— Девушки, — ответил я. — Женщины. Во всех своих проявлениях. Кто же еще?

— Захвати на обратном пути водки! — крикнул мне вслед Микки, но я уже закрыл за собой дверь.

Рубашка почти сразу прилипла к телу — жара на Офелии стояла просто невыносимая. Если в нашей с Микки комнате дряхлый кондиционер кое-как справлялся с ней, то здесь, в узком душном коридоре властвовали тропики.

Планета Офелия — курорт, мир вечного лета, моря и любви. Всего два континента — оба располагаются в тропической и экваториальной зоне. Когда отважные исследователи из Великобритании открыли эту планету, сразу стало ясно — быть Офелии заповедником. Планете даже почти не понадобилось терраформирование — состав воздуха соответствовал земному, пышная растительность давала тень для усталых путников, местная фауна в большинстве своем оказалась крайне дружелюбной и что главное — неядовитой, море и пляжи ласково манили туристов посетить этот райский уголок.

Офелия!

«О, милая Офелия, о нимфа…»

Эта строчка из бессмертного творения бессмертного же автора вышита на национальном флаге планеты. Я слыхал, что на Офелии даже идет мыльная опера, которая так и называется — так сказать переложение Шекспировской трагедии на современный лад — вместо принца Датского молодой жиголо, вместо Офелии — раскаявшаяся проститутка-студентка из местного колледжа.

Да, англичане, пасторальные и чопорные англичане открыли Офелию. Но когда-то в свое время они же основали страну, называемую нынче Соединенные Штаты Америки. А кто скажет, что эта страна пасторальна?

Любые райские удовольствия, если у Вас есть деньги!

Пышные девочки в прозрачных бикини, какие хочешь наркотики (в том числе самый популярный — гажа, экстракт из местных растений с примесью желудочного сока огненных дракончиков), будоражащие кровь местные вина, золотистые горячие пляжи, прохладные уютные ресторанчики, подводные путешествия в загадочный мир океанов Офелии!

Все, что противозаконно на других планетах — легально или полулегально здесь. Большая удача для туристов и обосновавшихся на Офелии жителей!

А для меня — наоборот.

Дело в том, что на Офелии не в ходу открытая информационная система, как на той же Земле, Империусе или Байкусе. Найти тут нужного человека очень и очень сложно — на Офелии ведь бывает кто угодно — правители звездных систем, коммерсанты Галактического масштаба, известные певцы и актеры — всем им не очень-то хочется афишировать свое присутствие на райской планете. Поэтому данные о каждом туристе или жителе строго засекречены и скрыты за пудовыми дверями и тридцати двух байтными паролями, которые не вскрыть и не взломать.

Очень трудно будет найти Монику Димитреску.

Ведь я даже не знал, на каком из континентов она живет.

Но я надеялся на удачу, которая в последнее время часто меня выручала.

* * *

Спустившись по деревянной, эстетично заросшей серо-зеленым мхом лестнице, я оказался в холле. Немолодой кряжистый мужичок — хозяин отеля — сидел в маленькой кабинке, поглощая пончики и разглядывая почти обнаженных девиц, которых показывали по местному каналу. Загорелые девчонки крутились в бешеном танце вокруг огромного костра. Иногда подкидывали в него ветки и листья — едкий на вид зеленый дым струился между танцующими. Я покачал головой — конечно, я слышал, что Офелия не только планета теплых морей, но и дешевых наркотиков, но чтобы их вот так запросто рекламировали по стерео… Декаденс, честное слово. Хотя девчонки мне понравились. Особенно та, что с независимым видом курила двумя косяка сразу.

— Доброе утро! — поздоровался я с хозяином.

Тот невозмутимо направил в рот очередной пончик и, не поворачиваясь, степенно кивнул.

— Я впервые на Офелии, — зачем-то сказал я. — Не подскажите, где здесь поблизости дешевый магазинчик одежды? А то моя как-то не вяжется с местным климатом. С вашим прекрасным тропическим климатом, я хотел сказать.

Хозяин, наконец, удостоил меня взглядом:

— Это ты вместе со своим другом-дохляком прилетел вчера вдрызг пьяным? — спросил он по-английски. Чистый лондонский акцент выдавал в мужчине настоящего денди, а крошки от пончиков на потной рваной майке — бомжа из ближайшей мусорки.

— Ну… да, — Промямлил я, так и не решив, кто же на самом деле передо мной.

— Чтобы вечером расплатились! — заявил хозяин. — Понятно?

— Непременно, — улыбнулся я. — Микки, мой сосед, с удовольствием оплатит Вам наше проживание. Не стесняйтесь, требуйте у него за двоих — для него скупость является смертным грехом…

— Магазин одежды «Тельняшка» напротив, — буркнул хозяин и вернулся к прерванному занятию.

Я молча поблагодарил его потную темнокожую спину и вышел наружу.

Белое солнце палило нещадно, выбеливая улицы и маленькие приземистые домишки, выжигая пластик и стекло. Район был захудалым — вчера вечером мне не очень хорошо удалось разглядеть его, поэтому пришлось наверстывать упущенное.

Узенькая улочка, домики из пластика и белого кирпича — вроде и бедные, но все украшенные затейливыми каменными узорами. Окна — из «живого стекла», постоянно переливались и меняли цвет. На Земле такое стекло стоит как квартира где-нибудь на окраине столицы, здесь же — в порядке вещей.

Напротив и впрямь находился небольшой одноэтажный магазин, вывеска над которым гласила «Тельняшки Сэма». Около парадного входа дежурил чумазый мальчишка лет десяти. Он задумчиво крутил на пальце игрушку — йо-йо — и с интересом поглядывал на меня.

— Магазин через десять минут откроется, — сказал парнишка, когда я подошел к стеклянным дверям магазина, — дядя Сэм уже пришел, сейчас чай пьет.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Вы откуда? — спросил постреленок. — С какой планеты?

Мне он почему-то напомнил Генку. Вроде совсем не похож — Гена бледный, этот загорелый до черноты… но что-то во взгляде, в осанке — доверчивое и одновременно настороженное.

— Со Статики, — сказал я.

Не совсем правда, но я чувствовал себя сейчас действительно уроженцем Статики. Недолгое посещение Земли не всколыхнуло в моей душе никаких положительных чувств. Скорее я был рад, что покинул столицу Земного Сектора.

— Это где город? — оживился мальчуган. — Город инопланетянских статуй, да?

— Ну да, — сказал я, присаживаясь рядом, на порог. Козырек магазина давал хоть какую-то тень. — Только некоторые считают, что это не статуи, а живые люди… пришельцы, заморозившие себя когда-то невообразимо давно.

— Знаю я этих некоторых, — буркнул мальчишка. — Натс так, например, считает…

— Натс? — переспросил я.

— Ну да! — кивнул мальчик. — Один сумасшедший, он в конце улицы живет. Все время под вечер приходит в бар Луки и начинает всем рассказывать, будто разгадал тайну этой вашей Статики. Всем уже надоел, — и мальчуган тяжко, совсем по-взрослому, вздохнул. — Он и правда чокнутый. И мама, кстати, говорит точно также. И дядя Джо. Хотя дядя Джо сам не прочь с ним выпить.

— Бар Луки? — спросил я, закуривая.

— Ага… это в квартале отсюда, вниз к морю… только туда нечасто туристы заходят, там в основном наши, местные отдыхают…

— Понятно, — кивнул я.

Я курил и наблюдал за ярко-синим, без единого облачка небом. Местное светило медленно поднималось вверх, высоко в небе, словно спятившие стрекозы, замелькали мотоциклы.

— Сегодня на пляже будет праздник молодого вина, — сказал мальчик. — Вы придете?

Я вспомнил как на корабле «Лев Толстой» по пути на Офелию мне приходилось заправляться одним самогоном и кивнул. Вина Офелии славились наравне с ее пляжами. Грешно побывать на этой планете и не попробовать винца.

— Меня зовут Том, — сказал вдруг мальчик. — А то как-то неловко… мы с Вами разговариваем, а до сих пор незнакомы.

— Гера, — я протянул малышу руку.

Тот с серьезным видом хлопнул своей ладошкой по моей:

— Привет, Гера!

— Том, — спросил я, — а ты не знаешь девушку… она живет здесь, на Офелии…

— Офелия большая, — весело протянул мальчик. — Девушек много. Очень много! Чертовски много! — последнюю фразу он выдал с удовольствием, даже со смаком, явно копируя кого-то из взрослых.

— Ее зовут Моника Димитреску, — сказал я.

Том с любопытством посмотрел на меня:

— Вы шутите?

— А в чем дело?

Том захихикал, прикрыв ладошкой рот:

— Значит, над Вами, Гера, подшутили. Моника Димитреску — это… Хи-хи, ну надо же!

— Том! — толстая женщина в цветастом шейном платке высунулась наполовину из окна соседнего дома. — Ты куда это сбежал, негодник этакий? Живо домой, завтракать пора!

Мальчик сразу же подскочил и побежал на зов.

— Эй, так что насчет Моники? — крикнул я вслед, несколько ошарашенный словами мальчишки.

— Приходите вечером на пляж и все узнаете! — крикнул мне Том и исчез за калиткой.

* * *

Мне не пришлось долго расхаживать по магазину — я хватал первое, что попадалось на глаза. А попалось вот что: черные плавки, короткие цветастые шорты, полупрозрачная майка и очки-хамелеоны. Облачившись в этот чудовищный наряд, я, наконец, стал похож на настоящего туриста.

Пока хозяин магазина — тонкий и угрюмый мужик в тельняшке (единственной на все заведение!) — меланхолично выбивал мне чек, я спросил:

— Вы не подскажете, кто такая Моника Димитреску?

Дядя Сэм посмотрел на меня стеклянным взглядом (я засомневался — только ли чай он пьет по утру) и ответил:

— Давно не увлекаюсь, приятель. Не ко мне вопрос. Мня достаточно своей.

— Но…

— Разговор окончен, — отрезал Сэм.

Так я снова оказался на улице. На этот раз с сумкой, набитой старой одеждой, и полной сумятицей в голове.

Похоже, эту Монику знали здесь все.

Кто же она такая?

Заседает в правительстве?

Известная бизнес-вумэн?

А, может, валютная проститутка?

Хотя, припомнив слова Дерека, я предположил, что она все-таки ученая.

* * *

Старую одежду я запер в камеру хранения в своем отеле (наверх решил не подниматься — Павлоцци после прибытия на Офелию сильно изменился — на мой взгляд, не в лучшую сторону).

Делать было абсолютно нечего, поэтому я немного постоял рядом с кабинкой хозяина отеля — тот продолжал жевать пончики, на этот раз переключившись на общий канал. Показывали последнее заседание Галактического Совета. Федорчук убеждал чужих атаковать федерацию сектоидов. И, похоже, на этот раз даже негативно настроенные волки Текрана и закваки готовились уступить перед яростным напором людей.

Не знаю, помогла ли в этом моя аудиозапись. В новостях, естественно, ни о чем таком не упоминалось.

Потом пошли новости спорта, ради которых, судя по всему, хозяин и переключил канал, а я решил прогуляться.

Для начала — навестить этот самый «бар Луки». Может, удастся поболтать с Натсом?

* * *

Бар Луки я нашел без труда. Над вывеской было прибито огромное полотнище, красочно изображающее Тайную Вечерю. Сквозь окна-витражи в помещение падал успокаивающий сине-голубой цвет. Мне это заведение больше напоминало церковь, а никак не бар.

Я осторожно потянул за массивную ручку, выполненную в виде головы льва на массивном бронзовом кольце, и очутился внутри. Ощущения, что я нахожусь в католическом храме только усилились — два ряда деревянных столов и скамей уходили вперед к стойке, которая мне напомнила церковную кафедру, а сам бармен — приходского священника.

Посетителей не было, и Лука неторопливо протирал мягкой тряпочкой стойку. Делал он это с каким-то особым смирением, весь погруженный в свои наверняка благочестивые мысли.

Не знаю чего мне хотелось больше, немедленно бухнуться на колени и помолиться или побыстрее отсюда свалить, но ноги сами приняли решение и понесли меня вперед.

— Здравствуйте, — сказал я, останавливаясь возле стойки, — Я — Герман Лукин, мне нужно…

Зачем я вообще представлялся?

Бармен осветил меня своим всепрощающим взглядом святого великомученика:

— Лука, сын мой, — сказал он, — это ненастоящее мое имя, но ты можешь называть меня так. Ибо это угодно Господу нашему всемогущему. А теперь поведай, что тебе угодно, сын мой? Пива, вина, водки, самогона, быть может?

Мне вдруг вспомнился Павлоцци — вот кому бы здесь понравилось!

— Я разыскиваю одного человека, — сказал я.

— С добрым ли, злым умыслом? — поинтересовался Лука, начищая пивную кружку. Смысла в его действиях я не увидел — кружка и так сверкала, словно бриллиант.

— Мне надо с ним поговорить, — ответил я. — Просто поговорить. Не более того.

Бармен тяжко вздохнул:

— Ну что ж, сын мой. Назови имя этого человека.

— Натс, — сказал я.

— А, этот тот идиот с винного завода? — неожиданно спросил Лука, резко поменяв тон. — А могу я полюбопытствовать, на хрена он тебе нужен?

Перемена в речи была столь разительной, что я немного растерялся.

— Что удивил тебя, турист? — тоненько захихикал бармен. — Это все верно подобранный антураж, правда действует? Я уже столько раз видел глупые физиономии вашего брата — туристов, которые впервые сюда заходят, что просто не могу удержаться от очередной небольшой шутки. Так зачем тебе Натс понадобился?

— Извини, Лука, но все же это мое дело, — сказал я. — Личное дело. Так — что?

— Личное дело с этим алкашом? — пробурчал бармен. — Ладно, если закажешь кружку самого дорогого пива, тогда я все про него тебе расскажу.

— Чашку кофе лучше, — ответил я. — Капучино, если можно.

— Можно-можно… — ответил Лука, набирая код на панели, услужливо выдвинувшейся из стойки. Прямо передо мной открылось окошко, из которой торжественно выплыла чашка горячего кофе. Я попытался забрать заказ, но рука в двух сантиметрах от чашки наткнулась на препятствие.

— Рядом щель для карточки, — подсказал бармен.

— Не слишком ли крутые прибамбасы для бара в бедном районе? — спросил я, расплачиваясь.

— Да ты что! — подмигнул мне Лука. — Я таким образом всех конкурентов поблизости обанкротил! Народ только ко мне и валит. А по началу, не поверишь, только картинка над входом и висела.

Я наконец добрался до кофе, взял чашку и присел за столик рядом с кафедрой.

— Немного подожди, — сказал бармен. — Натс пропадает у меня каждый вечер после работы. А в выходной — с утра и до вечера. Так что, если ничего особенного не произойдет, через полчасика подтянется. В крайнем случае — через час.

Я согласно, кивнул, попивая свой кофе.

Вскоре бар стал наполняться посетителями. Некоторые завтракали, другие пили пиво. Заказывали по минимуму — туристов я среди них не заметил, все местные, небогатые жители городка. Клиентам Луки так нравился его бар, что они были готовы приходить снова и снова, отдавая последние заработанные крохи. И говорили все приглушенными голосами, будто и впрямь находились в храме. Какая-то старушка ничего не ела — присела на краешек скамьи и стала молиться.

Я заказал еще одну чашку кофе, потом желудок напомнил о себе жалобным бульканьем — пришлось утешить его доброй порцией яичницы с помидорами, луком и хорошо прожаренным куском бекона.

Короче говоря, я неплохо проводил время. Вот только Натс так и не появился.

— Что-то случилось с парнем, — сказал Лука. — Может, приболел? В последний раз такое случилось год назад, когда на винном заводе взорвалась цистерна и рабочих погнали ликвидировать последствия.

— Адреса ты его не знаешь? — спросил я, проглатывая последнее яйцо.

Бармен пожал плечами:

— Не в курсе, — сказал он. — Где-то у завода, но где именно — не знаю. Если хочешь, поспрашивай у местных. Вон, у Лютика, тот вроде с ним в одном доме живет…

Однако желание искать Натса у меня уже испарилось — да и не за тем я здесь, чтобы расспрашивать сумасшедших рабочих.

Солнечный день за окном требовал немедленно навестить пляж!

— Как-нибудь потом, — решил я. — Ладно, Лука, спасибо за помощь, но мне пора. Позагораю, искупаюсь, пофлиртую…

— Вечером на пляже фестиваль молодых вин! — крикнул мне Лука вслед. — И если Натса там не будет, я съем свою сутану на завтрак!

— Договорились, — улыбнулся я.

* * *

Сотни, тысячи, миллионы обнаженных тел вытянулись на золотистом песочке вдоль побережья синего-синего моря. Остальные (а их было едва ли меньше) купались, брызгались, парили над водой на аэродосках, а самые отчаянные взлетали высоко вверх и прыгали оттуда в теплую воду.

Я шагал между загорающих, краем взгляда примечая особенно привлекательных девушек. Нудистским пляж не был, но порядки на Офелии очень вольные — многие нимфы подставляли ласковому солнышку упругую девичью грудь, а некоторые, особенно смелые, и все остальное. Против них я ничего не имел, но вот несколько мужиков, почему-то вообразивших себя Аполлонами, выглядели крайне отталкивающе.

Наконец, я нашел более-менее свободное местечко: справа расположилась веселая семейка в стиле «мама, папа, я», а слева — молоденькая парочка. Парнишка натирал кремом спину своей пассии очень гадкой на вид коричневой жижей, однако та даже постанывала от удовольствия.

Я постелил на песок цветастое махровое полотенце, скатал в клубок верхнюю одежду, подложил под голову, лег. Солнце припекало — пришлось вставить в глаза темные линзы.

Со стороны могло показаться, что я просто отдыхаю, но это было не совсем так. Даже расслабившись, я старался не упустить из виду ничего интересного.

Вдоль пляжа расположились яркие оранжевые вышки, на которых стояли мотоциклы спасателей. Между двух вышек рабочие (никаких роботов, только живая рабочая сила!) натягивали здоровенный плакат, который возвещал, что фестиваль молодых вин начнется сегодня в семь часов вечера на закате и будет продолжаться до самого утра.

Часы мои здесь сильно помочь не смогли бы — они показывали время лишь по суткам Статики и Земли, но закат я все-таки надеялся не пропустить.

Я перевернулся на живот, и стал наблюдать как один из рабочих свалился с вышки, а его товарищи безуспешно пытались запихнуть орущего благим матом в подлетевшую карету скорой помощи. Парнишка брыкался здоровой ногой, а по сломанной непрерывно бил кулаком и от этого выл еще сильнее.

— Черти с астероида, а как же праздник! — напоследок успел выкрикнуть он, прежде чем к делу подключился дюжий санитар с повадками профессионального садиста. Пострадавшего наконец обуздали и скорая умчалась ввысь.

Черная тень накрыла мою спину, мешая вполне законному желанию иметь бронзовый загар. Я обернулся, чтобы жестко отчитать нарушителя моего спокойствия и осекся.

* * *

Надо мной стояла молоденькая длинноногая мулатка. Красная тоненькая полоска безуспешно пыталась выполнить функции лифчика, а на трусиках я с удивлением прочитал знакомую надпись, вышитую золотистыми буквами: «Дум Спиро Сперо» — «Пока дышу — надеюсь». Короткая аккуратная прическа, пухлые алые губы, вздернутый носик и очки из «живого стекла» дополняли картину. А еще длинные-предлинные стройные ножки.

В руках девчонка держала две бутылочки пива.

— Привет, — поздоровалась нимфа на английском. — Я ищу спутника… для распивания пива. Мне одной скучно. Вы не возражаете?

Я присел на своем полотенце, молча подвинулся.

У такой замечательной девушки, по внешности — как минимум фотомодели, нет никого, кто захотел бы пить с ней пиво? Удивительно.

Свои сомнения я озвучил вслух, естественно сделав это в шутливой форме.

— О! — воскликнула девушка. — У меня есть друг, но я с ним поссорилась! Я сказала себе: Андрэ, если этот подонок при тебе напивается и лапает уродливых жирных официанток, то почему бы тебе не поступить точно также?

— Лапать жирных официанток? — не подумав брякнул я, отпивая из бутылки.

Пиво было чудесное, холодное и пенистое — с каким-то неуловимым привкусом соленого моря. Наверняка местное, с Офелии.

— О, месье — шутник! — засмеялась вместо того, чтобы обидеться Андрэ. — Мне это нравится!

Беседа у нас получалась довольно односторонняя: девушка не смотря на плохое знание английского болтала без умолку, мне же оставалось только изредка поддакивать и иногда глубокомысленно кивать.

Зато я узнал для себя много нового: что Андрэ впервые в жизни покинула Землю, да и вообще — родную Францию, что ее уже бывший парень Луи — подонок, что Андрэ очень понравились пляжи Офелии, что Луи на глазах у любимой (бывшей, месье, бывшей!) хватал за жирную задницу уродливых официанток в баре «Тревор», что Андрэ использует крем для загара «Ля Мистик» и покупает темные очки только фирмы «Бест глассез», что Луи — никудышный любовник и много других не менее важных подробностей.

Не сказать, что Андрэ отличалась особым умом или сообразительностью, но мне все же было приятно в ее компании. Выпив по бутылочке мы окунулись в море (проплывая рядом, девушка пару раз умудрялась задеть меня бедром), потом поднялись по пляжу вверх и сели за столики в приморской кафешке. Заказали еще по пиву и стали любоваться безбрежным инопланетным океаном.

— Вы слышали о сегодняшнем фестивале, месье Герман? — спросила Андрэ, томно потягиваясь на стуле. Одежды у нее кроме купальника не было — наверное, все оставила в гостинице. Поэтому мне пришлось лицезреть как немаленькие прелести француженки натягивают узкую полоску, готовясь ее вот-вот прорвать.

Пришлось мысленно надавать себе тумаков. Если я приглашу Андрэ на фестиваль, дальнейшее развитие событий вполне понятно — бутылочка вина, танцы, дикий пляж, где через каждые три метра — занимающиеся любовью парочки. Как вариант — номер в ее гостинице, потому что в свою я Андрэ постеснялся бы вести.

Как бы то ни было, все это означает только одно — я так и не выясню кто такая Моника Димитреску и скорее всего забуду о делах еще на недельку-другую, пока у мулаточки не кончатся зимние каникулы.

— Андрэ, — сказал я. — Прости ради Бога, но… — я замялся. Девчонка не замедлила этим воспользоваться:

— Ты «голубой»? — спросила она.

— Нет, я… — до меня вдруг дошло. — А что, похож?

Она пожала плечами, надув губки:

— Тогда в чем дело? Разве я некрасива? Или у тебя есть девушка? Или ты не любишь вино?

Да все в порядке с тобой, девочка! — хотелось крикнуть мне. — Давай забудем о том, зачем я здесь и просто отдохнем! Оторвемся. Напьемся. Будем заниматься сексом на горячем песке! Купим гажа и накуримся до полной отключки!

Будь совесть собакой, отравил бы ее. Не я первый сказал эти мудрые слова, и не мне их претворить в жизнь.

Перед глазами назойливо маячила Марина, которая все равно умерла, что-то шептали удаляясь все дальше музыканты группы «Grey Spirit» — я был уверен, что и их никого уже нет в живых.

Плакал маленький мальчик Гена, который лишился всех своих родственников.

Все они окружили меня и просто смотрели.

Ждали, что я буду делать.

Я не имею права останавливаться!

Хоть и очень хочется…

— Извини, Андрэ, — сказал я. — На этот вечер у меня другие планы. Работа, так сказать.

— Ну хоть пиво со мной допьешь? — легко согласилась девушка. — А потом я пойду к себе в номер и буду целый вечер смотреть стерео, жалея о загубленном дне.

Мда.

— Что ты нашла во мне, Андрэ? — спросил я.

— Ты необычный, месье Герман, — рассмеялась Андрэ. — Я где-то час наблюдала за мальчиками здесь на пляже. Ты самый странный. Другие одинокие мальчики тут же пытались клеится к девочкам, а ты сначала загорал, а потом наблюдал как увозят бедного мальчика, который упал с вышки. Это так необычно и загадочно!

Ничего себе объяснение!

— Ага, — только и сказал я.

— Тогда я спросила у себя, — продолжала девчонка, раскачиваясь на стуле, — Андрэ, может быть этот замечательный парень — гей? Нет, — сказала я себе. — Тогда бы он клеился к мальчикам, а не наблюдал как они ломают ноги!…

Железная логика, ничего не скажешь. Я фыркнул в бутылку, лишь бы не расхохотаться.

—… Я решила, что у тебя несчастная любовь, месье Герман, — сказала Андрэ. — Это так? От тебя ушла девушка?

— Ушла, — кивнул я. — Десять лет назад.

— Ой, как романтично! — Француженка аж подпрыгнула на стуле. — И месье до сих пор влюблен? Но не стоит она того, раз променяла такого замечательного мальчика на кого-то другого…

— Она погибла, Андрэ, — сказал я.

Настроение у мулаточки менялось удивительно быстро — теперь мне казалось, что она вот-вот заплачет.

Андрэ положила мне свою нежную ручку на колено и нежно прошептала:

— Простите, месье, это ужас! Я не знала… Месье действительно благороден и романтичен… Как бы я хотела найти кого-нибудь подобного месье! Ну почему я встретила этого подонка Луи? А что с ней случилось, Герман? Если это не тайна, конечно…

— Не тайна, — кивнул я. — Она разбилась. Несчастный случай. Возвращалась из университета на каникулы в Южный на такси. Какая-то неисправность… такси рухнуло со стометровой высоты. Таксист чудом уцелел — автоматика спасла. А вот Марине не повезло.

— Ма-ри-на, — по слогам повторила Андрэ. — Какое прекрасное имя! Это самое красивое имя на свете. Я думаю, что сейчас бедная девочка на небесах, она смотрит на тебя, Герман, и надеется, что ты будешь счастлив, пускай даже и не с ней…

Я не обращал внимания на ее щебетание.

Я вспоминал.

В тот день я должен был встретить Марину. Мы разговаривали по видеофону. Тогда я учился у нас в Южном университете на юриста-межпланетника. Так совпало, что у Марины были каникулы — у меня же как раз полным ходом шла сессия. Я сдал экзамен, выбежал из аудитории, набрал ее номер.

Откуда мне было знать, что я вижу ее лицо в последний раз в своей жизни?

Мы договорились, где я ее встречу.

Обменялись воздушными поцелуями и ласковыми взглядами.

Потом по экрану пошли помехами.

Это могла быть обычная помеха или обрыв связи, но что-то резко оборвалось у меня в груди. Я набрал ее номер. Снова. И еще раз.

То, что было дальше — вспоминается, как страшный сон. Я одолжил у матери машину.

Я искал ее.

Я искал ее долго, прочесывая дороги, игнорируя строптивых гаишников.

Я искал ее.

И нашел.

Груда покореженного металла, заполненного жидкой биомассой — в последний момент компьютер такси все-таки попытался спасти пассажиров. С таксистом у него получилось — водитель отделался всего лишь переломом левой руки.

Который ему обеспечил я.

Потому что в падении водитель исхитрился направить машину так, что в гармошку смяло заднее сидение, где расположилась Марина, а перед почти не пострадал.

Я подал на него в суд.

Я долгое время мечтал убить этого парня — обычного парнишку из Подмосковья, который ценой жизни Марины спас себя.

Я ничего не смог доказать.

Я оставил мысли об убийстве — после того как увидел на суде мать парня и его младшую сестренку, которая все время плакала и хватала брата за рукав. Был, был у меня шанс пристрелить парня! Тогда я готовился тщательно, подхлестываемый лишь одним единственным чувством — отомстить. Убить. Растоптать подонка. Стереть в порошок. Прострелить насквозь его гнилое сердце.

Но я не смог.

Перед глазами стояла его младшая сестренка.

А потом все ушло… вместе с несостоявшейся местью и уходом Марины убежала, растворилась в быту, в мелких жизненных удачах и неурядицах часть моей души.

Когда я почувствовал, что дальше выход только один, самоубийство или бегство с планеты, где она умерла, я выбрал второе.

Я поселился на планете, на которую мечтала попасть Марина.

Я жил ее жизнью все эти годы.

— Это большое счастье встретить такого человека как ты, Герман, — продолжала ободренная моим молчанием Андрэ. — И я думаю…

Ее рука двигалась по моему колену, бедру, все выше и выше…

Я аккуратно снял ее кисть со своей ноги и положил на стол.

Андрэ очаровательно захлопала ресницами и заулыбалась с самым невинным видом.

* * *

Девушка умеет добиваться своего…

— Андрэ, ты не знаешь кто такая Моника Димитреску? — спросил я.

— Это еще одна несчастная любовь? — поддела меня мулатка. — Она погибла или ушла, Герман?

— Нет, — терпеливо объяснил я. — Это женщина, которую мне надо найти. Меня наняли ее найти, понимаешь, Андрэ?

— О! Месье еще и детектив! — воскликнула француженка. Несколько загорелых девушек за соседним столиком оглянулись и с любопытством посмотрели на меня.

Неужели они считают, что моя профессия и впрямь такая романтичная?

— Типа того, — неохотно проговорил я. — Да.

— Я здесь всего три дня, но по-моему где-то это имя слышала… — задумчиво проговорила Андрэ. — Подожди, пытаюсь вспомнить…

Я ждал.

— О! — вдруг выкрикнула мулаточка, подняв вверх указательный палец. — Я мигом, месье Герман!

Она словно заведенная пружина выпрыгнула из стула и кинулась к барной стойке. За пивом, что ли?

Побеседовав с одним из официантов, Андрэ вернулась, притащив лишь ворох рекламных наклеек и постеров из дешевой бумаги.

— Вот! — с гордостью проговорила она. — Мне одолжил их официант Марек — он очень-очень хороший и замечательный мальчик. Марек в свободное время подрабатывает расклейкой постеров и объявлений. Теперь я тоже могу стать детективом, да? Месье Герман?

Я разглядывал одну из наклеек.

ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЫХ ВИН! ТОЛЬКО СЕГОДНЯ! ГОРЯЧИЙ ПЛЯЖ! ТЕМНАЯ ЗВЕЗДНАЯ НОЧЬ! ФЕЙЕРВЕРК! АЭРОАКРОБАТЫ! ВОЗДУШНЫЙ ЦИРК! МНОГО ЛЮБВИ! В ПРОГРАММЕ — БЕСПЛАТНАЯ РАЗДАЧА ВИНА, КОТОРОЕ ПРИЗНАЕТСЯ ЛУЧШИМ АЛКОГОЛЬНЫМ НАПИТКОМ ГОДА НА ОФЕЛИИ УЖЕ В ТЕЧЕНИЕ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ! ДА, ИМЕННО ТАК, ДАМЫ И ГОСПОДА: ВЫ МОЖЕТЕ ЛИЧНО УБЕДИТЬСЯ В НЕЗАБЫВАЕМЫХ КАЧЕСТВАХ ВИНА «МОНИКА ДИМИТРЕСКУ»!!!

* * *

Мда. И еще раз «Мда». И сотню раз «Мда».

Неужели Дерек просто начеркал на песке название своего любимого вина?

Не может быть!

Шестеренки в моем мозгу заскрипели, пытаясь вычислить правду.

Нет.

Не все так просто.

В любом случае надо верить, что это хоть какая-то, но зацепка. Иначе остается только застрелится или просто плюнуть на все — причем неизвестно, что хуже. Итак, что мы имеем? Я больше ничего не знаю об ученом, который прилетел сюда с Макса-3. Совсем ничего. Полностью и бесповортно.

— Герман!

— Что, Андрэ? — я попытался отвлечься от своих несчастливых мыслей.

Девушка обиженно смотрела на меня:

— Ты совсем не слушаешь, что я говорю, Герман!

— Извини, солнце, — попытался улыбнуться я. — Просто задумался. Так что ты говорила?

— Я могла бы стать детективом? — спросила Андрэ.

А это идея!

— Конечно, смогла бы, Андрэ, — ответил я. — Но чтобы в этом убедиться — тебя просто необходимо проверить. Например, ты можешь помочь мне распутать это дело. Если все пройдет успешно — я сделаю тебя своей напарницей. В свободное от учебы время можешь мне помогать. Как тебе эта идея?

— Великолепно! — захлопала в ладоши Андрэ. Потом кинулась мне на шею, засыпая поцелуями.

Когда ее губы оказались на опасном расстоянии от моих, в сердце опять сработал триггер, переключаясь на ноль: я дотронулся указательным пальцем до алых губ Андрэ и мягко, но настойчиво отстранил ее в сторону.

Скоро я сам буду сомневаться — а вдруг я все-таки гей?

— Тогда принимай свое первое задание, Андрэ, — сказал я. — Ты должна найти в местной сети все, что касается одного человека. Его кличка или фамилия (в чем я сомневаюсь) Натс. Все что найдешь — распечатывай. Вечером встречаемся у тебя и все обсудим.

— Я думала мы будем действовать вместе, — надула губки Андрэ.

— Будем! — пообещал я, тайком скрещивая на левой руке указательный и средний пальцы. — Но позже. Сейчас мне нужно самостоятельно навестить местный винный завод и кое-что выяснить. А ты действуй из своего номера. Хорошо?

— Хорошо, месье Герман! — решила, наконец, Андрэ, так и не поднявшись с моих колен. — Но тогда тебе нужен мой адрес и видеофон.

На ее зов тотчас же явился услужливый официант. И еще через минуту в моем кармане оказался маленький листок с координатами Андрэ и отпечатком ее зовущих губ.

Когда через полчаса наши пути разошлись, я был спокоен: у Андрэ самое безопасное задание, которое только можно было выдумать. Впрочем, и бестолковое тоже — вряд ли она сумеет накопать хоть что-нибудь на этого Натса через сеть. А если и сумеет — мне вряд ли понадобятся показания алкоголика — параноика.

Перезванивать Андрэ я, конечно, не собирался.

* * *

Лететь пришлось почти час.

Завод меньше всего походил собственно на завод. Скорее парк для прогулок любопытных туристов. С замком посередине — огромным средневековым замком, который на поверку оказался сделан из металла и пластика. Вокруг самого высокого шпиля кружилась разноцветная надпись «ЗАВОД ВИНОДЕЛИЯ НА СОЛНЕЧНОЙ ОФЕЛИИ». Автор строчки, вероятно, считал себя великим поэтом. Быть может, покруче Шекспира.

Такси приземлилось в сотне метров от высокого решетчатого забора, который окружал завод. Пока я размышлял, как проникнуть на это предприятие — прикинуться журналистом, выстрелить в забор пару раз из «Целителя» или оглушить сторожа, решение пришло само собой. В паре метров от меня приземлился длинный зеленый автобус, из которого шумной толпой высыпали туристы в самой разнообразной одежде, которую роднило между собой лишь одно — общая нелепость и цветастость. Большинство туристов были мужчинами от восемнадцати и до бесконечности. Впрочем, оно и понятно.

Потом показалась женщина в строгом коричневом костюме — и это несмотря на такую жару!

— Итак, дамы и господа, сейчас вы совершите увлекательную экскурсию по винному заводу, который несомненно является одной из главных…

Экскурсовод.

То, что надо!

Для начала я притворился, что слушаю. Потом перекинулся парой словечек с одним из туристов, а еще через три-четыре секунды уже слился с толпой.

Далее меня ждала неприятность.

Туристы протягивали вахтеру на входе — сонному мужичку в одних шортах, зато при фуражке — свои карточки-пропуска. Пришлось рискнуть.

Я проходил одним из последних.

На стол перед вахтером легла сотенная бумажка.

Которая через миг исчезла в кармане сторожа.

Прекрасная планета Офелия!

Планета, где не только не искореняли употребление наркотиков, распитие в огромных количествах алкогольных напитков и дачу взяток, но даже поощряли оные виды незаконной деятельности!

Мне Офелия нравилась все больше и больше…

* * *

Сначала мы оказались в парке. Пальмы здесь были в основном земные, таких полно и на побережье Черного моря. Правда, я заметил несколько необычных деревьев — толстый серо-черный ствол, разноцветные листья, преимущественно красные и зеленые. По форме чем-то они мне напоминали увеличенные грабли.

— Дерево Гажа, — объяснила нам любезный экскурсовод. — Именно из листьев этого дерева изготавливается легкое наркотическое средство, которым так славится наша планета. Кроме того, листья используются при изготовлении некоторых сортов вин…

Защелкали стереоаппараты, какой-то молоденький усатый парнишка попытался дотянуться, чтобы сорвать несколько листьев, но натолкнулся на преграду из силового поля и обиженно отступил.

— Сегодня выходной и большинство сотрудников отдыхает, — менторским тоном проговорила экскурсовод, — но это не значит, что территория завода не охраняется…

Парнишка, который подумал, что его неудавшееся преступление осталось незамеченным, покраснел и спрятался за широкими спинами братьев-туристов. Некоторые, особенно девушки, старательно захихикали.

Мы шагали дальше. Дорожка приятно ложилась под ноги. Она была из искусственной травы, которая нежно холодила мою кожу, сожженную на пляже. И сам воздух здесь был чище, свежее, наверное, благодаря зеленым насаждениям. А, может быть, благодаря искусно замаскированным под кусты климатизаторам.

Около ворот в замок, которые на данный момент были перекинуты через ров, дежурил охранник со станнером. Я было испугался, что придется расстаться с очередной сотней, но страж лишь с немой скукой посмотрел на нас и отвернулся, наблюдая за тихо шелестящей пальмовой рощей.

Мы оказались внутри. Экскурсовод провела нас по белому коридору, от которого отходило несколько дверей — мы прошли в самую дальнюю.

— Мы находимся в музее нашего завода, — объявила наша предводительница, — вы можете проследить всю историю этого замечательнейшего предприятия…

Историю предлагалось проследить при помощи нескольких сотен картин и грубо намалеванных плакатов, вывешенных на серых стенах длинного зала. Картины не отличались особыми изысками — на большинстве были изображены видные деятели завода либо пузатые стеклянные сосуды, наполненные виноводочной продукцией. На плакатах — кратенькие исторические справки и очень много тупой назойливой рекламы.

Экскурсовод продолжала вещать, а я начал рыться по карманам в поисках сигарет. Потом вспомнил, что последнюю выкурил еще на пляже. Захотелось крепко выругаться, но я сдержался.

Все-таки музей, обитель, так сказать, истории.

— Извините! — я поднял руку.

Мои коллеги по несчастью уставились на меня. Даже экскурсовод замолчала, с любопытством разглядывая мою физиономию, наверное, пыталась понять, почему не видела ее в автобусе.

— Я только хотел спросить о вине «Моника Димитреску», — спокойно объяснил я. — Мне сказали, что сейчас это самое популярное вино на Офелии.

— Мы еще доберемся до этой истории, — любезно ответила экскурсовод. — А сейчас…

— Нет, расскажите! — пискнул парнишка, что пытался сорвать листья с дерева Гажа. — Нам действительно интересно! Ведь сегодня будет фестиваль, посвященный этому вину!

— Не только ему, — мягко поправила экскурсовод, — хотя… хотя ни у кого не вызывает сомнений, что создание этого вина — большое событие на Офелии. Как вы уже знаете на винном заводе работают лучшие специалисты по виноделию во всем Земном Секторе. Владелец завода Арнольд Цвейг не поскупился на…

Арнольд Цвейг? Где я слышал это имя?

Где-где-где-где?

— …"Моника Димитреску" — крепкий алкогольный напиток, входит в линию знаменитых фиолетовых вин Офелии. Именно этот сорт вина появился всего несколько лет назад. Вывел его сам Цвейг, доказав тем самым, что он по праву владеет своим знаменитейшим заводом. Незабываемый букет, ощущение эйфории, которое дает это прекрасное вино…

— Эйфории! Как же! — фыркнул парнишка. И шепнул мне: — Я слышал, что они просто добавляют в вино гажа и еще какие-то наркотики. Вот и весь букет.

— Можно еще вопрос? — я снова поднял руку, чувствуя себя как минимум на уроке в школе.

— Да? — экскурсовод уже с явным негодованием уставилась на меня. Я нарушал веками установленный ход вещей — экскурсовод вещает, туристы безмолвным стадом баранов следуют за ним, никогда ничего не спрашивая и не перебивая.

— А откуда такое название? «Моника Димитреску»?

— Такое название этому сорту дал сам господин Цвейг, — объяснила экскурсовод. — Многие считают, что так звали погибшую возлюбленную директора завода. Но мы здесь не сплетничаем, а проводим экскурсию. Ни у кого больше вопросов нет? Надеюсь? — последнее она произнесла с особым нажимом.

Никто не решился.

Все молчали.

Девушка в коротеньком желтом платьице украдкой сфотографировала портрет Цвейга и смахнула выступившую слезинку.

Ничего особенного я в этом Цвейге не узрел, если не считать того, что не только его имя, но и лицо кого-то смутно напоминали.

Волевой подбородок, светлые волосы, жесткий взгляд.

Штефан Барон. Почти вылитый.

— …Арнольд Цвейг родился и получил образование на Максе-3…

Так-так.

Уже ближе.

Но откуда я знаю его имя?

Я хлопнул себя по лбу. Конечно же! Именно так представился Барон при первой нашей встрече. Может быть, Цвейг его родственник?

Шестеренки моего мозга со скрипом завращались. Итак, что мы имеем? Имеем мы Арнольда Цвейга, который похож на Барона как на брата. Кроме того, Штефан назвался именем Цвейга — значит, знал его. Может быть, именно он — сосланный ученый?

Что-то не сходилось. Во-первых, судя по рассказу экскурсовода, Цвейг покинул Макс-3 еще в юношестве, в 16 лет. Обучался в институте виноделия здесь на Офелии. Построил свой завод (вероятно при поддержке отца) — тогда еще один из многих десятков на планете. Выбился вперед, поглотил или разорил большинство конкурентов. Не было у него времени изучать Стазис! Во-вторых, у Цвейга и образование не подходящее. Ни разу я не слышал, что разгадкой тайны Статики занимались виноделы.

Экскурсия с музея плавно перетекла на сам завод. Котлы, конвееры, трубы — все это непрерывно булькало, рычало, дребезжало и наполняло огромный цех алкогольными парами — незабываемый аромат. Туристам-мужчинам он тоже пришелся по вкусу.

Экскурсовод вела нас по металлическому мостику, который проходил по всей длине цеха, возвышаясь над цистернами и изо всех сил кричала, стараясь шуметь больше, чем завод.

Я ее не слушал. Я размышлял как мне встретится с Цвейгом и узнать побольше. Идея представлялась трудноосуществимой… Может, лучше поговорить с кем-нибудь из рабочих?

Опять всплыл пьяница Натс. Андрэ сейчас занимается его поисками (или рыщет по пляжу, пытаясь заарканить нового ухажера, — подсказало «доброе» подсознание), но я на нее не сильно надеялся. Больше шансов найти Натса на Фестивале.

После часа блужданий по заводу мы, наконец, оказались в заводской столовой — довольно приличной на вид. Не ресторан, конечно, зато меню отличалось предельной дешевизной. Мы тут же выстроились возле единственного работающего окошка пищедоставки, возле которого висело электронное меню. Достаточно было выделить курсором необходимые пункты, провести карточкой рядом с табличкой и заказ выскакивал из пищедоставки.

Почти как дома.

На Статике.

Я сел за свободный столик (миска горячего супа с маленькими кусочками овощей и мяса, пюре из местной мутировавшей картошки с печенкой и три стакана сока) и попытался поностальгировать в одиночестве.

Мне это не удалось — рядом сел парнишка, которого я мысленно окрестил Гажа. Конечно, его звали на самом деле не так.

— Коля, — представился Гажа. — Кажется, я встретил соотечественника?

— Герман, — я пожал ему руку, — с Южного.

— Севастополь. Почти рядом! Оба с побережья Черного моря! — Коля был счастлив.

Только бы обниматься не полез.

— Я из Краснодара, — сказал я, прихлебывая суп. Суп был горячим, вкусным. Коля надоедливым, лишним. — Не так уж и близко.

— Ну и что! — бушевал он. — Что какие-то лишние сто-двести километров в наш век нанотехнологий и быстрых скоростей!

Я пожал плечами.

— Я вижу, Гера, парень ты свой, — доверительно сообщил мне Коля.

— Спасибо.

— У меня тут на примете есть недорогое местечко, где можно девчат снять, а заодно гажа накуриться, пока дым из ушей не полезет. Ты как? Хочешь?

Я поперхнулся. Почему все ко мне сегодня так настойчиво липнут?

— У меня сегодня вечером дела, — ответил я.

— Да ладно тебе! — Коля по-свойски толкнул меня в плечо. — Давай, решайся, Герыч! Другого такого случая тебе может и не представится! А это верняк!

В общем-то я против него ничего особенного не имел, но времени на гулянку действительно не было.

— Извини, — сказал я. — Никак.

— Ну и ладно, — вдруг легко согласился Коля. — Тогда бывай. Пойду еще кого-нибудь поищу. — Он взял свой поднос и пересел к другому столу — там сидело пять или шесть мужичков. Мужички украдкой пили самогон, поэтому Коля со своим предложением накуриться наверняка пришелся им кстати.

* * *

Солнце давно уже пересекло точку зенита и теперь медленно, но неумолимо спускалось к горизонту.

После крайне нудной экскурсии мы, наконец, выбрались с территории завода. Я отправился к стоянке такси, большинство туристов загрузились в автобус. Кроме меня предпочел идти пешком только Коля — он незаметно (для других, но не для меня) свернул в темный переулочек и исчез из виду.

Странно.

Может быть, он проник на завод также как и я — за взятку?

— На фестиваль, сынок? — спросил меня плотный мужичок-водитель, попыхивая закопченной трубкой. Кислый дурманящий аромат доказывал, что в трубке не только и не столько табак. Я осмотрелся, но больше свободных машин не заметил. Придется рискнуть.

— Ага, — сказал я, усаживаясь рядом с таксистом. — Куда еще можно ехать сегодня вечером?

— Я бы предпочел домой. К стерео, к родному кальянчику и ворчливой жене, — подмигнул мужичок.

Машина уверенно поднялась в воздух, немного повисела на высоте метров двадцать и, сверкнув торчащими по бокам ионными двигателями, с ветерком рванула вперед. Меня немедленно прижало к креслу, а таксист только весело хохотал:

— А знаешь, что лучше всего? Все копы тоже на празднике! Хрен кто остановит! Можно хоть гонки по всему городу устраивать!

И действительно нас никто не удосужился затормозить.

Прибыли мы быстро, но мне это особой радости не доставило: с трудом борясь с тошнотой я буквально выполз из такси, протянул водителю пару бумажек и прислонился к столбу, с ненавистью наблюдая за машиной, взмывшей ввысь.

Потом я посмотрел на пляж.

Отсюда, с высоты асфальтированной дороги он казался самым настоящим муравейником. Громкая музыка рвала перепонки на мелкие нефункциональные частички, голографические лучи рисовали в меркнущем небе картинки все того же содержания — полуголые девицы и брызгающие звездной пеной бутылки. В таком кавардаке найти Натса было очень проблематично. Я подумал о Андрэ. Наверняка она тоже где-то здесь. Может, танцует на одном из специально возведенных помостов? Я бы на них побоялся забираться — даже отсюда было видно, как с помостов в бушующий океан человеческих тел иногда падают маленькие безликие фигурки. Бедняги.

— До распития бесплатного вина остался всего один час! — объявил на весь пляж чей-то приятный, но уже проспиртованный баритон. Я огляделся в поисках его обладателя: на одной из вышек устроили кабинку, где и расположились комментаторы грандиозного действа. По-моему, места у них были самые лучшие — совсем мало шансов погибнуть во время веселья.

— Возрадуемся же! — закричал ди джей. Толпа отозвалась оглушительным гулом, самые «умные» принялись раскачивать ножки одного из постаментов — в конце концов он действительно рухнул на головы незадачливым посетителям пляжа — над местом катастрофы замелькали кареты скорой помощи.

Желание не спускаться вниз по мраморной лестнице только усилилось. Но не стоять же на одном месте?

Я достал видеофон и набрал номер Павлоцци.

Он ответил почти сразу, только голосом — экран оставался темным.

— Алло!

— Здравствуй, Микки! — крикнул я, стараясь перекричать толпу. — Ты сейчас где?

— В гостинице! — ответил Павлоцци.

— На пляж не хочешь? Тут как раз Фестиваль начался…

— Извини, Герман. Настал час вечерней молитвы. Мне не до мирских утех сейчас. Как-нибудь в другой раз, хорошо? Только не сегодня.

— Ладно, Микки… счастливо.

Я отключил связь и задумался.

Павлоцци старался говорить громко, но я все же явственно услышал крики разошедшейся толпы — Микки на самом деле где-то рядом, на пляже.

Зачем он соврал?

Боится, что обвиню его в лицемерии?

Кто его знает, что на уме у преподобного…

* * *

Мимо меня проходила веселящаяся кучка парней и девчонок — на вид довольно приличных. У двух или трех за плечами висели гитары, обычные шестиструнные. Не те новомодные, где вместо струн голографические нити, а обычные, электрические на автономном питании.

В толпу компания нырять не стала. Они смело покинули лестницу, перемахнув через низкие перила и расположились неподалеку от нее на склоне, предварительно постелив на травке матерчатый коврик. Я решил присоединиться к ребятам.

Меня они приняли как нечто само собой разумеющееся, никто даже не спрашивал имени. Ребята достали две коробки конфет и целый ящик вина, по чистой случайности той самой «Моники Димитреску». Я сбегал в ближайшее кафе, с трудом пробился к стойке (пару раз пришлось применить против посетителей, которые забили его как сардины в банке, неразрешенные приемчики), купил несколько литровых бутылок лучшего шампанского — для девчонок.

Один из парней с гитарой вручил мне затычки для ушей — гул толпы стих благодаря им многократно, к тому же затычки были настроены таким образом, что голоса компании я слышал без всяких проблем.

Было очень приятно валяться на коврике рядом с молоденькой девчонкой, имени которой я не знал, наблюдать сверху за беснующейся толпой и глазеть на вспышки роскошного голографического салюта в быстро темнеющем южном небе.

«ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДОГО ВИНА! НАЧНЕТСЯ ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ МИНУТ!» — Возвестила надпись среди звезд.

В небе возникли сотни сверкающих машин с нарисованными бутылками по бокам.

— Сейчас будут вино бесплатно раздавать, — резюмировал один из парней. — Только кому это надо? Стоять под машиной и ловить его, как дурак! Блин…

— У нас свое есть! — подмигнул второй, чернявый. — Давай, Алик!

Хлопнули пробки, фиолетовое вино полилось в подготовленные пластиковые стаканчики. Девчонки засмеялись, а одна, на вид самая молоденькая и скромная, залпом выпила свое шампанское.

— Инга! — воскликнул Алик. — Кто же так шампанское пьет? Этим божественным напитком надо наслаждаться!

— Ладно тебе, — шутливо толкнула его в бок светловолосая девчонка. — Инга в первый раз в жизни пьет.

— Шампанское, — подмигнул чернявый, — до этого судя по всему только водку пила. Правильно я говорю, зайка?

— Эдик! — воскликнула Инга и покраснела.

— Раз не умеешь пить шампанское, придется приняться за «Монику», — захохотал Алик, подливая девушке вино.

Я улыбнулся.

До чего же здорово!

Хватит на сегодня работы!

Решено — отдыхаю.

Ни о чем не думаю…

Ни о чем не жалею…

Алик достал гитару из-за плеч.

— Ну что, у них своя музыка, у нас своя? — подмигнул он компании.

— Давай нашу! — закричал пухлощекий паренек в обычных черных очках. — Алик, давай, пожалуйста!

Эдик схватил пухлощекого за шею:

— Алик, можно я Павлика задушу? — обратился он к парню с гитарой. — А то он сейчас всех забодает своей песней. Целый вечер и ночь будет ее требовать!

Все засмеялись, пухлощекий Павлик обиженно потер шею.

Алик подмигнул ему:

— Ничего, пару раз можно. В конце концов, Павлик — мой самый преданный слушатель!

— А как же я? — притворно возмутилась девчонка рядом со мной.

— Ты следующая, Марина, — улыбнулся Алик. — Извини, но правда дороже!

Я вздрогнул.

Нет, не было в ней ничего от моей Марины. Темнокожая, смешливая, немного раскосый взгляд.

Все чужое.

Кроме имени.

Алик провел рукой по струнам, весело оглядел всех и запел.

И его голос сливался с нестройными голосами остальной компании.

Даже я пытался подпевать, хотя совсем не знал слов.

У тебя на полке — плюшевый мишка и заяц в футболке, Ты давно когда-то ранним утром их нашла под елкой. А за старым шкафом — портфель без ручки и летняя шляпа… Кто-то хитрый и большой наблюдает за собой…

* * *

Как странно устроена психика человека. Молодежь, что тихо покачивалась в такт музыке и словам наверняка представляли маленькую девочку, быть может, вспоминали свое детство… Меня же в нехитром тексте прежде всего поразили именно последние слова: «Кто-то хитрый и большой…»

Кто-то наблюдал за нами. Кто-то из этой многотысячной толпы следил за нашей компанией, сверлил взглядом мой затылок. Что-то неуловимое зашевелилось у меня в мозгу. Чего-то я не учел. Что-то забыл. Но что?

— Что это за песня? — спросил я, наклонившись к Марине.

— Нравится? — также шепотом ответила девушка. — Алик отыскал ее в архивах трехсотлетней давности. Представляешь? Мы хотим организовать группу и заняться переделкой старых песен. Может, что и получится. А главное — не надо сильно напрягаться, сочиняя новые тексты. Все уже за нас придумали.

— Ты так считаешь?

— А что? — Марина нахмурилась. — Все новое — это хорошо забытое старое. Между прочим ныне известная группа «Тин-Тоник» выехала именно на обработке старых хитов — двухсот, а то и трехсотлетней давности. Только у них попса, а мы собираемя основать новое музыкальное течение. Даже название придумали — «Пикатехник Ультра Рок». Нравится?

— Безумно. А что это означает?

Марина пожала плечами:

— Просто клевое нзвание.

— Краткость — сестре таланта, — пробормотал один из парней, не оборачиваясь. Я так и не понял, серьезно он говорит или шутит. Скорее серьезно, наверное его название движения группа не приняла.

Подобреет стужа, босиком пройдешь по лужам, Ночью в них купалась круглая Луна и тебе осталось. И теперь понятно, на Луне откуда пятна, Кто-то хитрый и большой наблюдает за тобой…

* * *

Маленькие дела. Статика. Земля. Офелия. Я играю в детство, а большие и взрослые дяди наблюдают за мной — они давно не играют в эти игры. У них все схвачено. Они могут снисходительно улыбаясь похлопать меня по плечу, а захотят — дадут подножку.

Такую, после которой я больше не поднимусь.

Я — ребенок для них.

Узнаю ли я что-нибудь здесь на Офелии, присоединюсь ли к террористам или возглавлю службу безопасности Статики — им все равно. Я лишь пешка.

Взрослые дяди играют в свои игры.

И уберут любого, кто встанет у них на пути.

Борьба бесполезна…

Черт подери, откуда эта меланхолия?

Песня совсем не об этом!

Я остервенело замотал головой и запил скачущие галопом мысли шампанским.

Тем временем вино продолжало литься рекой — вкус у «Моники Димитреску» и впрямь был замечательным. Не ценитель я настоящих вин, но тут и мне пришлось признать, вино было превосходным. Желание пить его маленькими глоточками и медленно цедить что-нибудь наподобие «А букет недурен…» становилось все сильнее.

Алик сыграл еще несколько мелодий, потом отставил гитару в сторону:

— Не, ребята, давайте я тоже выпью. А то вдохновения совсем не ощущается…

— Непорядок! — согалсился Павлик.

— За вдохновение! — воскликнул молчавший до этого четвертый парень.

— Молодец, Тополь!

— Отличный тост! — поддержала Марина.

Стаканчики поднялись в воздух и стукнулись друг об друга на фоне потрясающего салюта, который начался над пляжем. С машин начали сбрасывать в толпу бесплатное вино. Я сначала испугался, что кого-нибудь пришибет, потом увидел, что бутылки падают очень медленно — наверняка к каждой приторочен миниатюрный антигравитатор. Самые ловкие шныряли по воздуху на мотоциклах и ловили вино огромными сачками.

— Умники, — весело буркнул парень, которого назвали Тополем. — Сейчас копы появятся. Уж я-то знаю, в прошлом году здесь тоже был.

Предсказание Тополя сбылось — между «умниками» замелькали бело-голубые мотоциклы полицейских. Они цепляли машины нарушителей спокойствия гравилучом и тащили за собой.

Самые смелые вместе с сачками прыгали в обезумевшую толпу.

— Алик! — крикнул Павлик, ловко уворачиваясь от рук чернявого Эдика. — Давай еще раз! Прошу тебя!

Алик только пожал плечами — гитару у него уже забрала Инга. Девчонка раскраснелась, расхрабрилась, прелестные глазки заблестели — вино на нее подействовало быстрее всех.

— Инга очень хорошая, но зажатая, — шепнула мне Марина. — Она с младшего курса. Светловолосая девушка — ее сестра, Искра.

— Вы с Офелии? — спросил я.

— Нет, что ты! Мы все с Земли. Учимся в Питерском институте космической торговли и права. А на Офелии мы уже второй год проводим зимние каникулы. Сразу после нового года берем билеты и сюда. Правда здорово?

— Здорово, — согласился я, чувствуя как что-то хорошее, доброе поднимается во мне. — Вы не на «Льве Толстом» прилетели?

— Да! — обрадовалась Марина. — А тебя мы не видели…

— Я в третьем классе ехал, — сказал я.

Марина замолчала. Перевернулась, легла на живот, устремив сердитый взгляд в пластиковый стаканчик, наполненный сиреневой жидкостью. Черные волосы растрепались по обнаженным плечам, кнопка, скрепляющая две половинки топика заблестела в пересекающихся лучах двух местных лун.

Что это с ней?

Что это со мной?…

В это время запела Инга. Голос у нее был красивый, грудной. Правда на гитаре она играла хуже Алика, но все равно — очень неплохо.

Здравствуй, Ночь. Я так хотел с тобою встретиться, Ночь. На небе звезды и немного Луны, Я ждал — я не ложился спать, Я увидел тебя…

* * *

Черное-черное небо. Редкие-редкие звезды. Офелия дальше от центра Галактики чем даже Земля…

Одинокая веселая планета, медленно движущаяся в бесконечной ночи.

Может, в «Монике» и впрямь намешаны какие-то наркотики?

Не знаю.

В тот момент были только я и песня.

Только я и ночь.

Слышишь, Ночь, Ты почему такая грустная, Ночь? Я вышел из дому и нет никого, А я хотел поговорить с кем-нибудь в темноте…

* * *

Марина осторожно погладила меня по руке. Наверное, так дотрагиваются до дикого зверька, который любой момент может испугаться и убежать. Спрятаться в своей норе и не выглядывать из нее еще лет десять.

Знаешь, Ночь, Я много думал о твоей судьбе… Я ничего не знаю о тебе, Свою постель не променяю, дурак, ни на что…

А, может, Ночь, Не так уж плохо все — Скажи мне, Ночь! И есть у каждого дорога в ночь. На небе ровно столько звезд, сколько наших глаз…

— Герман, — прошептала Марина, — это все глупости. Ну какая разница кто в каком классе летел! Прости меня глупую, ладно? Я… дурочка, честно…

— Все в порядке, Марина, — сказал я. — Что ты? Все хорошо. Ну не было у меня просто денег в тот момент. Со всяким бывает.

— Бывает, — послушно согласилась девушка.

Немного помолчала.

— Я думала ты обиделся, — призналась Марина. — А я не люблю… обижать хороших людей.

На небе ровно столько звезд, сколько наших глаз…

— Это здорово, — сказал я, сжимая ее ладошку своей. — Вы отличные ребята, честно.

— Спасибо, — улыбнулась Марина.

* * *

Шум пляжа затихал вдали. Растворился и голос Аликовой гитары. Мы поднялись по шоссе немного вверх, потом свернули по едва освещаемой фонарями тропинке в тропическую чащу.

— Мы здесь часто с ребятами отдыхаем, — сказала Марина. — Тут неподалеку беседка есть…

Ее рука все еще сжимала мою. Я чувствовал, что моя ладонь уже вспотела, но все боялся отпустить Марину, будто мог потерять… что-то незаметное, неуловимое, но очень-очень важное.

— Там озеро. Даже скорее маленький прудик, — сказала Марина, глядя куда-то вперед, только не на меня. — А посередине — беседка из мрамора. Ну может и не из мрамора, но очень похоже. А мостик из зеленого прозрачного камня — будто изумрудный. Тоже, наверное, подделка, но выглядит здорово. Беседку в прошлом году построили, и тогда она была еще очень красивой — чистая вся, аккуратная… сейчас правда там окурков разных полно, бутылок пустых, прочего хлама… Но к ночи мусороботы обычно убирают, а весь народ сейчас на Фестивале, значит, в беседке никого не будет…

Мягкие нежные кончики пальцев… Это я глажу своей ладонью ее или она меня?

Какая разница…

Главное для меня — молчать.

Главное для нее — говорить без умолку.

Главное — не спугнуть ночь.

Потому что шестым чувством я понимаю — сделать это очень легко.

Белоснежная беседка выплыла из тьмы на следующем повороте. Сначала мне показалось, что она светится сама, но потом я посмотрел вверх и увидел яркий диск местной луны.

Светить отраженным светом — тоже здорово.

Изумрудный мост тихонько покачивался под ногами — мне почему-то казалось, что ступаю по дереву, а не по камню — черная вода в пруду горела редкими отблесками далеких звезд.

Мы остановились посреди беседки, продолжая держаться за руки, будто первоклашки, совершающие первые обход школьного двора на своей первой линейке.

Некуда идти дальше.

Мы долго молчали, никто из нас не решался заговорить первым.

Так легко все потерять…

— У тебя есть девушка, Герман? — спросила Марина.

— Нет, — сказал я.

Снова тишина и редкие всплески воды.

— У меня была девушка, — сказал я. — Ее тоже звали Марина. Она… она чем-то похожа на тебя. Она умерла… очень давно.

Марина отпустила мою руку. Медленно повернулась — луна сюда не добиралась, и ее глаза были черны.

Во мне недостаточно света, чтобы он отразился в ее глазах.

Марина обвила мою шею руками, долго всматривалась в глаза.

Ее губы приближались к моим.

Все ближе и ближе — я уже чувствовал ее дыхание, и какое-то глубокое и нежное чувство зарождалось во мне…

Взрыв чудовищной силы разорвал всю планету пополам, а на самом деле лишь прочертил кровавую дорожку в смуглой шее Марины… Ее глаза вспыхнули болью — я едва успел подхватить падающее тело девушки.

И стало тихо…

Кровь через равные промежутки выплескивалась из рваной раны в шее, сочилась сквозь мои крепко сжатые на ее коже пальцы.

— Герман… — прохрипела Марина, Захлебываясь кровью.

Изумрудный мост натужно заскрипел, принимая на себя еще кого-то. Я обернулся.

* * *

В лунном свете стоял высокий жилистый парень в сутане. В руках преподобный держал винтовку, ее дуло равнодушно уставилось на нас.

— Павлоцци, — пробормотал я. — Что ты…

— Привет, Герман! Все в порядке! И для начала — один маленький секрет! — Весело прокричал Микки. — Неужели ты поверил в любовь с первого взгляда? Это все действие «Моники», Герман! На следующее утро эта сучка забыла бы о тебе! Впрочем, как и ты о ней — вот ведь здорово, да, Герман? Добро пожаловать на Офелию!

Что он мелет?

— Тебе нужен я! — крикнул я. — Застрели меня и вызови скорую! Ее еще можно спасти!

Тело Марины обмякло, потяжелело.

Клиническая смерть.

Еще пять минут — и биологическая.

Двадцать минут — астральная.

…Наши доктора, наконец, признали существование души…

Если через двадцать пять минут девушка не оживет — она больше никогда не посетит Офелию.

В этой жизни, по крайней мере.

— Зачем мне это, Герман? — засмеялся Павлоцци. — Зачем мне лишние свидетели? Я так близок сейчас к победе, черт подери! Если бы не твоя идиотская затея с полетом на Землю, я бы пристрелил тебя еще недели две назад. На хрена ты потащился с этим мальчишкой в Питер? Скажи мне, Герман, на черта тебе понадобился этот гаденыш!?

— Ты следил за мной? — спросил я, одной рукой продолжая держать Марину, другой — потянулся за «Целителем». Аккуратно и незаметно.

Еще чуть-чуть.

Еще…

— Да и здесь тебя чуть было не упустил! — продолжал веселиться Микки. — Пришлось заплатить одному местному пареньку, чтобы он нацепил на тебя жучок.

— Коля, — прошептал я.

— Поздно догадался, — ухмыльнулся Павлоцци. — Кстати, ты, наверное, не знаешь, но мы с тобой встречались и раньше. Только тогда у меня было другое лицо…

Кончиком пальца я коснулся рукоятки.

Винтовка Микки продолжала смотреть мне в лицо.

— Парень в синей куртке. Статика! — прокричал Павлоцци. — Керк МакМилан! Помнишь, Герман? Помнишь, ублюдок? Да, я работал не только на этих придурков — Алисию и ее мужа-америкоса! Я — прежде всего человек президента Макса-3. Теперь-то ты понимаешь? Эти детишки, Алисия и Джон, не передали свое точное местонахождение мне, вот почему Малоев и компания наняли тебя! Но они сомневались в твоей надежности — отсюда и фотка с этой сучкой, Мариной, так ее, кажется, звали? Понимаешь, Герман?

— Неправда! — крикнул я. — Алисия и Джон ждали, что ты прибудешь за ними!

— Не знаю. Они дали мне неправильный адрес, — пожал плечами Павлоцци-МакМиллан.

— Потому что на самом деле алрес тебе дал я, — сказал кто-то.

Вспышка и резкая смена декораций — тело Микки, валяющееся на изумрудном моcту в перекрестье лунных лучей.

И мой брат со станером в руках.

— Держись! — крикнул он.

— Все в порядке, — буркнул я, стараясь ничему не удивляться. Бережно опустил тело Марины на скамеечку. Достал видеофон — сколько минут прошло? Десять? Пятнадцать? — и набрал номер службы спасения.

* * *

Остаток Фестиваля мы провели в больнице. Марина балансировала между жизнью и смертью, но врачи пообещали, что сделают все возможное.

Усталый офицер долго записывал мои показания, расспрашивал, выпытвал что-то, но под конец все же плюнул: взял подписку о невыезде с планеты и удалился. Парализованного МакМилана увезли в участок. Антона никто не видел — по официальной версии это я выстрелил в Павлоцци из станера.

Я сидел на скамейке напротив отделения реанимации: мимо мелькали заспанные медсестры с почти симметричными кругами под глазами и бодрящиеся врачи — вот у кого полно работы по праздникам.

Рядом осторожно присел Антон.

— Как ты? — тихо спросил он.

Я взглянул на него.

Будто и не прошло две недели с лишком с нашей последней встречи на Статики — все тот же рубаха-парень. Растрепанная прическа, майка, разноцветные шорты.

Лишь что-то неуловимо изменилось во взгляде, хотя, может быть, это всего лишь мое воображение?

— В порядке, насколько это возможно, — сказал я.

— Кто эта девушка? — спросил Антон, неловко поправляя легкую майку с надписью «Бесплатное пиво девчонке, которая подарит мне поцелуй».

— Случайная знакомая, — ответил я. — Ничего более.

— Понятно, — кивнул Антон.

Мы помолчали.

— Ты с ними? — спросил я.

— Ты про что?

— Антон, ты прекрасно знаешь о чем я, — твердо произнес я.

Он вздохнул:

— Да. Я работал с ребятами. С Алисией и «Серыми Духами».

— Ты провез взрывчатку на Статику? — спросил я.

— Да, — кивнул Антон. — Хитроумно, не так ли? Датчики на дверях среагировали на нее, а вовсе не на фейерверки несчастного Апуса. Я, конечно, рисковал, но расчет оказался верным — на их компьютере стояла стандартная программа — она не определяла тип взрывчатки, просто реагировала на ее присутствие. Это меня спасло.

— Как ты мог знать какое у них стоит оборудование? — спросил я.

— Хакер взломал их сети, — признался Антон. — Он мне сообщил, какое программное обеспечение используется в космопорту.

— Почему ты не признался мне сразу?

— Я ведь знаю тебя, Гера, — тихо ответил мой брат. — Ты ведь ни в какой мере не поддерживаешь терроризм… чтобы перейти на нашу сторону, у тебя должны быть доказательства — достаточно веские. Ведь именно за ними ты прилетел на Офелию? Я прав?

Я промолчал.

— Взрывчаткой был пропитан сам чемодан, — продолжал Антон. — Нам пришлось с ее помощью освободить этого придурка, маменькиного сынка… — Он выругался: — Вся операция шла насмарку! Мои друзья оказались слишком сентиментальны. Из-за этого погибли Алисия, Джон, из-за этого взяли Шона и Хакера…

— Один ты — молодец… — съязвил я.

— Я тоже ошибался, — помолчав, сказал Антон. — Возможно это было нашей общей ошибкой — не перетянуть тебя сразу же на нашу сторону. Ты бы сумел все организовать, Герыч…

Надо же!

Такое признание из уст собственного брата!

— Это ты передал фотку Марины МакМилану? — спросил я.

— Да, — кивнул он. — А про датчик слежения он ничего не знал… по началу. Таким образом мне удалось выяснить, что Керк предатель — он посещал Малоева. Я должен был выступить в качестве связного — скинуть на электронный адрес Керка точное местоположение Алисии и Джона. Я…

— Ты уже этого говорил, — резко перебил я. — Тогда зачем МакМилан убил Китайца? Или он уже знал, что в фотке датчик?

— Нет, — ответил Антон. — Он уже знал, что Китаец работает на нас.

Еще одно откровение.

— Сколько еще человек в вашей бригаде, Антоша? — притворно ласковым голосом спросил я.

— Я — последний, — просто ответил брат. — И на этот раз я не вру, Герыч.

Где-то надрывно кричал больной, в реанимации зло переругивались врачи. Быть может, они как раз спасали Марину. Быть может, они просто устали от бесконечной ночи, наполненной дешевым вином и переломаными конечностями.

Не все дано нам знать.

…Я вышел из дому и нет никого, А я хотел поговорить с кем-нибудь в темноте…

* * *

— Я так боялся, что они убьют и тебя, Герка, — вдруг сказал Антон. — Ведь у меня… у меня больше никого не осталось во всей Галактике — даже мать, будто уже не моя. Так, чужая женщина… Никого, понимаешь, Гера? Черт возьми, я ведь именно из-за этого не хотел поначалу вовлекать тебя в дело! Я просто боялся… я боялся, что ты погибнешь… ты меня слышишь, Герка? Да не молчи ты, черт возьми! Давай, уши мне надери, как в детстве! Пинка по зад дай что ли! Только не молчи!

— Что такое Стазис? — спросил я.

— Ты должен сам выяснить, — сказал Антон. — Я… теперь я не буду тебе говорить. Чтобы ты не думал, что я тебя к чему-то подталкиваю. Я ничего не скажу. Если захочешь — выяснишь. Если решишься перейти на нашу сторону — позвони мне. Если нет — улетай куда-нибудь, где у них будет мало шансов достать тебя. Чем дальше, тем лучше. К акалоитам, в колонию на Мадрид-4, хоть в другую Галактику. Куда угодно, где тихо и спокойно, где нет ничего, что может навредить тебе.

— Мне надоели загадки! — прошипел я. — Хоть ты можешь рассказать мне?

Антон промолчал.

Потом встал со скамейки, и мерным шагом удалился. Не оборачиваясь.

На кресле остался листок с номером его видеофона.

Я остался сидеть в кресле, мои кулаки судорожно сжимались-разжимались… Я испытывал острое непреодолимое желание набить кому-нибудь морду.

Наверное, это заканчивалось действие вина.

Зазвонил видеофон.

— Да! — рявкнул я в трубку.

— О! — на экране возникло жизнерадостное лицо Андрэ. — Месье Герман!

— Андрэ? — мое удивление было вполне искренним. — Как ты узнала мой номер?

— Я заплатила за сверхсветовую связь и полазила по сети Статики. — Мулатка подмигнула мне. — Я же должна была знать, что человек, на которого я работаю, действительно детектив, а не обычный мошенник!

— Понятно, — буркнул я.

День полон сюрпризов.

— Кстати, я звоню, чтобы сообщить тебе вовсе не это, Герман! — воскликнула Андрэ. — Я нашла парня по имени… Натс.

Она ждала ответа, явно довольная моей реакцией.

— Где он? — выдавил, наконец, из себя я.

— У меня в постели! — обрадовано заявила Андрэ. — В гостинице.

— Ты с ним переспала? — удивленно спросил я.

— О! — француженка прикрыла очаровательный ротик не менее очаровательной ладошкой и мило захихикала. — Неужели я слышу нотку ревности? Значит, месье не равнодушен к несчастной, влюбленной в него до конца дней своих, девушке?

Я почувствовал, как у меня краснеют уши.

— Так что? — повторил упрямо я.

— Нет! — помотала головой Андрэ. — Я его нашла в стельку пьяного в баре «У Луки»… тот еще райончик, кстати. Я вызвала такси, сказала благородному водителю, что парень — мой несчастный больной суженый, и таксист помог погрузить Натса в машину. В пути этот негодяй очнулся и попытался приникнуть к моим нежным, не знающим ласки девичьим устам…

— Андрэ! — простонал я. — Давай о главном!

— …Но я врезала ему перстнем по лбу, и он отключился, — закончила француженка. — Лежит сейчас на моей кровати и жутко пахнет.

— Жутко пахнет?

— Очень-очень жутко. Я обрызгала его духами, но, по-моему, стало еще хуже. Так что, начинать допрос сейчас или дождаться тебя, милый Герман?

— Я сейчас прилечу, — пробурчал я.

Встал, взглянул на смятую бумажку.

Звонить брату или нет?

* * *

Андрэ жила в «Хилтоне», самом дорогом отеле Офелии. Вернее, не совсем так — в одном из самых дорогих отелей. Сеть гостиниц «Хилтон» простиралась по всей планете, насколько я знал, отелей было около десятка.

Такси мне вызвать из больницы так и не удалось — все таксисты наверняка сейчас сидели дома и раскуривали кальян. Пришлось воспользоваться монорельсом. Вагон медленно тащился над шумным городом, а я также медленно и неотвратимо засыпал.

Как все надоело!

Сейчас бы завалиться в теплую постель и спать-спать-спать… Проснуться после полудня, выпить чашку горячего кофе, посмотреть футбол по стерео, почитать газету, а еще лучше — проваляться до самого вечера, сладко позевывая и потягиваясь спуститься в бар…

Но сейчас — только спать.

"Гостиница «Хилтон» — объявил электронный голос.

Дверцы с противным шипением разъехались в стороны, и я вывалился наружу.

Здесь было прохладно — монорельс высадил меня на посадочной площадке «Хилтона», которая находилась на высоте шестидесяти метров над уровнем земли. А одет я был до сих в пляжные шорты и легкую рубаху.

Я поежился, отыскивая взглядом двери. Сон как рукой сняло, теперь желания были попроще. Куда-нибудь в тепло, согреться, спастись от этого проклятого ветра.

Две луны — белоснежная в серых пятнах и ярко-красная насмешливо наблюдали за моей пробежкой через полупустую площадку к одиноким серым воротам, возле которых дежурил охранник. Молодой меднокожий парнишка в синей форме. Он отчаянно чиркал зажигалкой, сжимая в зубах сигарету.

— Стой, кто идет? — выкрикнул охранник, наконец подпалив кончик сигареты.

— Свои, — буркнул я. — Мне нужно к Андрэ… фамилию не знаю, номер комнаты 1524.

— Действительно свои! — довольно осклабился парнишка. — Эта девчонка у нас только два дня живет, а у нее уже столько побывало… Кстати, и сейчас кто-то есть — Кати сказала, что мулатка полтора часа назад с каким-то алкашом приехала… Не представляю, зачем ей этот алкаш? Какая-то озабоченная. Как вы думаете, она не нимфоманка?

— Не знаю, — ответил я.

— Ты не ее муж случайно? — подмигнул мне охранник.

— Нет.

— И слава Богу! — решил парнишка, отшвыривая окурок. — С такой девчонкой, конечно, можно весело провести вечерок, но не более того.

Охранник набрал код на панельке рядом с дверью и первым проник внутрь.

Здесь было тепло и светло. Красивые люстры в виде свечек, ковры на полу, гарсоны чуть ли не у каждого номера. Усталая горничная уныло пылесосила ковер.

— А мусороботов у вас не водится? — спросил озадаченно я.

— Это же «Хилтон», приятель! — расхохотался охранник. — «Традиции неизменны»! Обслуживающий персонал — люди. Хотя и электроники до фига. Если попытаешься воспользоваться своей штуковиной… — он указал на мою кобуру.

— Меня усыпит игла транквилизатора, — продолжил я. — Спасибо. У меня в офисе тоже такое есть.

— Я ж говорю, свой! — еще раз восхитился охранник. — Может, поболтаем у меня в каморке? Ну ее эту мулатку… У меня как раз бутылочка «Моники» припасена… Никто не заметит — начальство на Фестивале… А сейчас по этажу как раз Кати дежурит, мы ее к нам пригласим и…

— Некогда, — замотал головой я.

— Ну и ладно, — огорченно вздохнул парнишка. — Тогда топай к лифтам. Пятнадцатый этаж. Выйдешь и сразу направо.

* * *

Андрэ ждала у дверей своего номера — роскошного люкса, в котором легко могла бы поместиться рота солдат. На девушке было дорогое вечернее платье, сделанное в стиле «живого стекла» — только цвет оно меняло в нешироком диапазоне — от синего до голубого. Роскошные черные волосы были уложены в невообразимо сложную прическу, синие туфли на тонких шпильках дырявили роскошный ковер, а на руках каким-то чудом удерживались дорогущие платиновые браслеты.

Я в который раз пожалел, что защищаю закон, а не иду против него.

— О, месье Герман! — воскликнула Андрэ. — Вы как раз вовремя! Я уже не могу сдерживаться! Этот ужасный мальчишка храпит на всю комнату!

Она кинулась мне на шею и запечатлела на губах осторожный поцелуй, совершенно не смущенная моим непрезентабельным внешним видом.

Я аккуратно выбрался из объятий разгоряченной нимфы.

— Что ж, давай посмотрим.

* * *

Судя по описанию Андрэ, я ожидал худшего.

Однако на постели (роскошные перины, наимягчайшие подушки, царственный балдахин) валялся вполне обычный темноволосый паренек лет двадцати двух. Андрэ (или, скорее, горничная) все-таки догадалась стащить с парня туфли и носки, но дальше этого не пошла. Грязная серая майка и черные потертые джинсы все еще прикрывали тощее тело Натса. Парень лежал поперек кровати, засунув кулак в рот и блаженно посапывал, словно здоровый пухлощекий младенец.

— Не правда ли ужасно, месье Герман? — поинтересовалась француженка. Я не ответил, так как мне казалось, что я выгляжу сейчас не намного лучше этого парня.

Я подошел к нему, разглядел. От Натса разило дешевым пивом, но не более того. Никаких наркотиков он по всей видимости не принимал. А значит вполне хватит антиалкоголя.

— Ты умница, Андрэ, — похвалил я девушку, набирая номер портье. — Как ты его нашла?

Француженка покраснела и затараторила:

— В меганете. Я порылась в архивах газет и нашла этого мальчика. Речь шла о безобразной драке в баре «У Луки», в которой участвовал мальчик. Я подумала, что он, наверное, все время отдыхает в этом мерзком районе и немедленно полетела в бар. Что ты делаешь, Герман?

Портье не отвечал.

Наверное, тоже на Фестивале.

— Хочу, чтобы мне принесли пару таблеток антиалкоголя.

— О! — воскликнула Андрэ, схватила с полки сумочку и стала в ней рыться. Протянула мне упаковку таблеток, на которой было написано что-то невообразимое, видимо по-французски.

— Это принимал Луи, когда напивался… грязная скотина! — объяснила девушка. — Кстати, я говорила, что он приезжал сегодня ко мне? Просил прощения, подлец! Я рассказала ему все о нас, Герман! Абсолютно все! Луи хлопнул дверью и сказал, что возвращается на Землю ближайшим рейсом. У нас с ним все кончено! Бесповоротно! — произнесла она со смаком.

Итак, у меня появилась вторая суженая.

Надо выбросить все мысли из головы, Герман, сосредоточиться на деле…

Капсулы, что я извлек из упаковки, имели приятный зеленоватый оттенок и легко всасывались через кожу. Андрэ объяснила, что одной должно вполне хватить, но я на всякий случай вкатил Натсу две.

Результат оказался потрясающим — буквально через минуту темноволосый парнишка подпрыгнул на кровати, нелепо размахивая руками и хлопая ртом, словно рыба. Казалось, еще чуть-чуть и из ушей у парня повалит дым.

— Воды! — прохрипел Натс.

Андрэ кинулась в душ и вскоре протянула мне стакан холодной водопроводной воды. Руки у парня дрожали, поэтому пришлось насильно вливать жидкость ему в рот.

После третьего стакана Натс наконец-то немного успокоился, сел, прислонившись к стене и обвел нас безумным взглядом.

— Кто вы такие? — спросил он.

Андрэ присела на стульчик, холодно посмотрела на парнишку, закинула ногу за ногу и заявила:

— Месье Натс вы находитесь на допросе у известного детектива…

— Андрэ! — настойчиво проговорил я.

Девушка вопросительно посмотрела на меня.

— Спрашивать буду я, хорошо, зайка?

— Конечно, мой мальчик! — расцвела Андрэ.

— Вы похитили меня? — завизжал Натс.

— Заткнись и не ори, — посоветовал я ему. — Никто тебя не похищал. Наоборот, мы тебе неплохо заплатим, если ты ответишь кое на какие вопросы. Понятно?

— Понятно, — согласился парень. — Как я здесь оказался?

— Эта прелестная девушка, — кивок в сторону Андрэ, — нашла тебя, находящегося в весьма прискорбном состоянии, на пороге бара «У Луки». Так как состояние у тебя было явно не подходящим для расспросов, девушка привезла тебя сюда. Доволен?

— Ага. Можно еще водички? Все так неожиданно, блин… Только вроде бухал с ребятами и тут на тебе — обнаруживаю себя на роскошных простынях, и вы тут… рядом. Все так странно… блин…

Выпив очередной стакан воды, Натс наконец отдышался, да и взгляд у него стал куда более осмысленным. По крайней мере мне так показалось.

— Спрашивайте, — сказал он.

— Тебя зовут Натс?

— Это моя кличка, — ответил парень. — Если хотите, можете звать меня Майки. Майкл Фелпс, так меня зовут на самом деле.

— Майки, мы хотели расспросить тебя о Статике. Ходят слухи, что ты знаешь кое-что о тайне Стазиса. Это так?

Андрэ напряглась — видно было, что ей интересно. Я же был абсолютно спокоен — для меня все решено, каким бы не был ответ.

Но все-таки надо убедиться.

Парень молчал.

— Вы точно не из полиции? — спросил он.

— Нет, — подтвердил я.

— Впрочем какая разница? — с легкой иронией произнес Майки. — Если вы — копы, все равно выбьете из меня правду, так ведь? Удар по почкам, разряд в печень, блин…

Я не ответил.

— Да! — сказала Андрэ.

— Все из-за этих проклятых пьянок, блин, — с горечью в голосе продолжил Натс. — Болтаю все подряд. До сих пор, правда, никто мне не верил — после бутылки виски некоторые и не то рассказывают! Так-то вот, алкоголь — враг продвинутого человечества, блин…

Я терпеливо ждал.

— Сигареткой не угостишь, друг? — спросил Натс.

— Не курю, — отрезал я. — Как насчет ответа по существу, Фелпс?

— Ладно, — буркнул Майк. — Как вы, наверное, знаете я работаю на винном заводе старика Цвейга. Я сижу за сервером, слежу за сеткой завода… Помощник сетевого администратора, короче. Началась эта история примерно с полгода назад. Я как обычно сидел за компом, когда он вдруг заглючил. Ну, то есть, я подумал, что он глюкнул. Экран очистился, по нему пошли надписи, блин. Ну будто кто-то со мной базарил… Как в чате типа!

— Фи! — воскликнула Андрэ. — Какой примитивный способ входа в сеть! Давно изобретены виртуальные шлемы, виртушники, наконец…

— А нашему заводу многого не надо, — пожал плечами Натс. — У нас же не развлекательное заведение!

Андрэ обижено засопела, но притихла.

Наверное, этому еще способствовал мой красноречивый взгляд.

— Со мной кто-то беседовал! — продолжал Майк. — Появилась первая строчка: «Привет!» Я подумал, что это кто-то из друзей прикалывается, ну там взломал сеть или еще что, и тоже ответил, как бы без задней мысли:

«Здорово! Ты что это, маленький засранец, делаешь в моей машине?»

«Почему ты решил, что я — мужчина?» — спросил компьютер.

«А кто ты?» — поинтересовался я.

«Меня зовут Моника» — просигналила строчка.

«Вино что ли?» — расхохотался я. — «Или ты — погибшая подружка Цвейга?»

«Я — искусственный интеллект», — ответил компьютер.

— Создание ИИ запрещено конвенцией ООН двадцать лет назад! — воскликнул я, припомнив грандиозный скандал в Галактическом Совете.

Фелпс посмотрел на меня уважительно:

— Тоже самое я сказал ему. Блин… ей. Ну она и призналась, что создана незаконно.

«Докажи!» — потребовал я. Блин, я ведь все еще типа считал, что это, блин, шутка.

«Меня создали на планете Макс-3», — ответил… ответила Моника. — "С единственной целью — разгадать тайну планеты Статика. Здесь же я оказалась после того, как раскрыла ее. Арнольд Цвейг, двоюродный брат вице-президента Макса-3, использует меня в своих приземленных целях. Так, например, именно я изобрела для него сорт фиолетового вина, который носит ныне название «Моника Димитреску».

«Почему же я тебя до сих пор не видел»? — спросил я.

«Меня держат в закрытом помещении, участок 6В», — ответила машина.

— Действительно, есть такой участок? — поинтересовался я, перебивая Натса.

Он кивнул:

— Да. После этого случая я попытался проникнуть на его территорию, но меня, мягко говоря, послали. Под зад коленом… и еще по шее настучали, козлы… Чуть с работы не вышибли, блин…Так слушайте же дальше! Я тогда спросил:

«Зачем ты разговариваешь со мной?»

«Мне скучно», — ответила Моника. Понимаешь, меня этот ответ добил. Любой бы мой друг, если бы это был он, ответил что-нибудь в роде «Какая на хрен разница, придурок?» Или там: «Да пошел ты в задницу, тупой осел!» Вот поэтому я и… я поверил Монике. Она рассказала, что разрабатывал ее один ученый, а звали его… блин, не помню… что-то вроде Илиас Димитреску или Алиас Димитреску…Как-то так, блин… Короче, этот Димитреску назвал машину в честь своей дочки. Которая типа умерла. Потом Моника рассказала мне все, что знала о Статике. Вернее, попыталась…Не знаю почему, но отрубилась связь, пришлось перезагрузить сервер, а Моника со мной больше так и не связывалась.

— Так ты ничего не знаешь о тайне Статики? — переспросил я. — Совсем ничего?

— Ну она успела сказать, что эти… с Макса… ищут какой-то там источник энергии… хотя, может быть, я неправильно понял… — неуверенно сообщил Натс. — Ну и после этого отключилась, блин.

— И ты всем твердишь, что знаешь разгадку тайны Стазиса! — прорычал я.

— Ну… хвастаюсь я, понимаешь… девчонок завлекаю! — Он подмигнул Андрэ. — Что тут такого странного, блин?

Девушка поморщилась, будто понюхала что-то крайне неприятное.

Я подошел к Майклу, который заметив в моих глазах недоброе, испуганно скрючился на мягких подушках.

Я схватил Натса за грудки и прорычал в лицо:

— Ты — точно — больше — ничего — не — знаешь — о — Стазисе?

— Нет, клянусь! — просипел побледневший Майк. — Эта хрень со мной больше на связь не выходила! Клянусь здоровьем мамочки, пусть земля ей будет пухом! Я же честный человек, блин!

Я еще секунд пять буравил его взглядом. Когда лицо Натса пошло красными пятнами, я отшвырнул парнишку в сторону.

— Убирайся, — приказал я.

— Мне бы носки и ботинки, — робко проговорил Майк. — И еще ты денег обещал… как я до дома доберусь? А? Наверное, уже и монорельс не ходит. Может, я у вас тут переночую, а?

Я протянул Натсу сотку, указал подбородком на его ботинки.

— Все, понял, блин! — пожал плечами Майки. — Уже ухожу, е-мае.

Я подождал пока парень не уберется из комнаты.

Потом сел на кровать и обхватил голову руками. Что же это такое творится?

Но Андрэ, похоже, была довольна.

— О, Герман! — воскликнула она. — Это было великолепно! Прямо как в детективных романчиках! Какие замечательные каникулы! Спасибо тебе, милый друг!

— Рад за тебя, Андрэ, — буркнул я.

— Ты огорчен? — спросила девушка, сразу погрустнев. — Давай спустимся в ресторан и поужинаем. Или, скорее, позавтракаем, уже пять утра! Сна ни в одном глазу, Герман! Я так возбуждена!

— Я не подходяще одет, — ответил я.

— Какая ерунда… — отмахнулась Андрэ.

— Послушай, — я подошел к ней и легонько обнял за плечи, — мне нужно сейчас покинуть тебя.

— Полетишь на завод? — догадалась Андрэ. — Можно, я с тобой? Ну давай, это будет весело! Честно-пречестно!

Я покачал головой.

Лицо француженки стало величественно-торжественным.

— Благославляю тебя, мой рыцарь, на всяческие подвиги! — сказала она. — Со щитом иль на щите! Иного не дано! Иди же!

И тут же, без всякого перехода:

— Попробуй к вечеру сюда не вернуться — найду и все лицо исцарапаю!

* * *

Наверное, надо было подождать следующей ночи и, как выражались авантюристы прошлого, под покровом тьмы проникнуть на охраняемое предприятие.

Впрочем, винзавод — это все-таки не тюрьма и не военный объект.

А охрана обычно теряет бдительность именно под утро.

— Привет, — сказал я вахтеру у входа.

— Здравствуйте, — машинально ответил тот, разглядывая меня осоловелыми глазами. Я его понимал. Не спать целые сутки легко, если занимаешься чем-то интересным. Например, можно болеть за нашу сборную по футболу, которая никогда не выходит даже из своей подгруппы или заниматься любовью с девушкой, которую встретил первый раз в жизни. Это занятия для настоящего мужчины.

— Вы меня помните? — спросил я. — Я приходил вчера днем с туристами. Еще сто евро вам вручил. Безвозмездно.

— С трудом, если честно, — зевнул охранник. Правую руку он неуверенно держал под столом.

— Понимаете, — сказал я, — во время прогулки я случайно отклонился с дорожки и немного погулял по вашей прекрасной роще…

Вахтер отчаянно пытался понять, что же мне в конце концов надо.

— Это невозможно, — возразил он, — там силовое поле, я им управляю…

— Я спокойно прошел мимо того дерева, — сказал я, указывая сквозь решетчатую дверь.

— Какого? — вахтер слегка наклонился.

— Вы отсюда не увидите… вон оно!

Охранник наклонился еще дальше, пытаясь разглядеть на что я там показываю.

Рука всего на миг соскользнула с кнопки.

Именно то, что мне надо было.

«Целитель» уперся ему в нос. Вахтер застыл, сведя глаза к переносице. Чем-то ему, наверное, понравилось дуло моего пистолета.

— Не двигайся, — посоветовал я.

— Хорошо, — выдавил из себя охранник.

— Здесь есть камеры? — спросил я.

— Есть! — уцепился за эту мысль вахтер. — Тебя увидят…

— Давай свой станер. Осторожно. Одно неосторожное движение — и я прострелю тебе голову. Ты даже боль не успеешь почувствовать. А это обидно, правда?

Вахтер засунул руку в кобуру и протянул мне свое табельное оружие.

Я повертел его в руках.

— Да здесь заряд почти на нуле! — восхитился я. — Что, часто приходилось по нарушителям стрелять?

— Нет! — испуганно брякнул охранник.

— По воробьям, наверное, палил, — решил я. — Не жалко бедных птичек, братишка? Ты знаешь откуда я? Со Статики. Хреновая это планета, признаю. Деревья почти не растут, животные не размножаются. Ну кроме кроликов. И людей. Воробьев пытались завести — и те все подохли! Не прижились. Представляешь? Так что я очень трепетно отношусь ко всем живым тварям. Это вы, на Земле, на Офелии пресытились… Уроды…

— Я никогда не стрелял в воробьев! — пискнул охранник. Капелька пота скатилась по его скуле. Я слегка отвел дуло — на лбу парня осталось маленькое красное пятнышко.

— А в кого ты стрелял? — спросил я, размахивая перед его лицом станером. — Куда заряд делся?

— Нам негодные батареи дают, — признался охранник. — Экономят…

— Так всегда и везде, — вздохнул я. — На всем экономят. Подонки. Гады…

Вахтер энергично закивал.

— Может, и видеокамер никаких на самом деле нет? — спросил я.

— Да нет, они-то как раз есть…

— Ну ладно, — решил я. — Вырубай силовой поле.

— На черта это тебе нужно? — довольно смело спросил вахтер, нажимая кнопку. — Все равно ж поймают!..

Я не ответил.

Ворота плавно отъехали в сторону.

— Спасибо, — поблагодарил я и выстрелил в вахтера из станера.

Пальмовая роща мягко шумела в предрассветном полумраке, пока я весело вышагивал по пружинящей дорожке.

История повторяется. На этот раз в виде фарса.

Не знаю, были ли на заводе камеры, но сейчас в них явно никто не смотрел. Еще двое охранников мирно курили у входа в замок, сидя на корточках, и наблюдали за разноцветными рыбками, которые плескались в искусственной речке.

— Заработаю денег и вернусь на Землю, — поведал один из них напарнику. — А напоследок пару рыбок отсюда стащу. Для своего аквариума. Знаешь, сколько они у нас будут стоить? Ого-го!

— Ага, разбогатеешь!… — подколол второй напарник.

Такими темпами ты будешь зарабатывать деньги лет десять! — хотелось сказать мне. — Потому что тебя сегодня уволят!

Вместо этого я еще немного полюбовался на спины стражей, надеясь что они хотя бы обернутся. Но охранники никуда не спешили.

Пришлось подло стрелять в спину.

Один упал на мостик, другой стал заваливаться в воду. Наверное, за рыбками. Я с трудом успел ухватить его за шиворот и аккуратно уложил рядом с напарником. Потом затащил их обоих в белоснежный коридор. Здесь следовало оглядеться: путь, которым шла экскурсия, я помнил, но он меня не устраивал. Надо найти кого-нибудь из местных.

Я дергал поочередно одну дверь за другой, но ни одна не поддалась. Потом догадался порыться в карманах у парализованных охранников. У одного я обнаружил карту доступа. Она подошла лишь к одной из дверей, которая послушно отъехала в сторону.

А вот и камеры.

В небольшой комнатке за терминалом спал еще один охранник. Рядом стоял старый кожаный диван и небольшой столик, на котором дымились окурки и одиноко тянули горлышки к обшарпанному потолку пустые пивные бутылки.

Я аккуратно отодвинул кресло со спящим оператором в сторону и стал разглядывать маленькие нецветные экранчики. Да, этот Цвейг и впрямь скряга! Мог бы поставить интеллектуальную голосистему, черта с два я тогда сюда бы проник!

Над одним из экранов был прикреплен маленький желтый листок, на котором были нарисованы три восклицательных знака.

Ага.

На мой взгляд, комната не сильно отличалась от остальных лабораторий: та же аппаратура, терминалы, маленький голопроектор. Хотя кто его знает, как должен выглядеть носитель искусственного интеллекта?

В углу комнаты мне почудилось движение, но, как не приглядывался, я больше ничего не заметил.

Легкий тычок в спину разбудил спящего охранника. Он дернулся и застыл, почувствовав два дула, упирающиеся в его затылок.

— Здравствуй, — сказал я.

— Что вам надо? — недрогнувшим голосом спросил охранник. А парень-то не из робкого десятка! Вот ему было в пору сидеть на вахте.

Хотя нет. Спать слишком любит.

— Мне нужен сектор 6В, — ответил я. — Ты сможешь меня туда провести?

— Там охрана, — вяло возразил оператор.

— Судя по тому, что я узнал о вашей охране, это не будет большой проблемой, — поведал я ему. — Веди.

* * *

Мы шли аккуратно, шаг за шагом продвигаясь через бесконечные притихшие коридоры и цеха. Рабочих заметно не было — повсюду лениво трудились автоматы: заливали в бутылки вино, мешали жидкости в чанах, притворялись, что пылесосят и так кристально чистые полы, стены и потолки. Помешался немец на чистоте… Лишь один раз я, кажется, увидел рядом с дальним терминалом какую-то неясную тень. Наверное, дежурный спал. Я не стал уточнять.

Наконец, мы оказались в темном коридорчике.

— Здесь, — сказал оператор, — за дверью несколько человек охраны. Тебе не пройти…

— Попробую, — решил я.

И выстрелил в него из станера.

Потом подошел к двери, толкнул ее и оказался в огромном зале, напичканном аппаратурой.

Напротив стояли двое человек, и они вовсе не походили на обычных охранников.

Я даже не успел предпринять ничего спасительного, а один из них уже выстрелил в меня из своего парализатора.

Тяжесть влилась в мои вены, нервы, казалось, даже в мозг. Руки словно два булыжника тянули мое тело вниз, и я, недолго думая, подчинился — медленно сполз по шершавой стенке на холодный металлический пол.

Впрочем, холода я через минуту уже не чувствовал.

Было неприятно наблюдать за довольными лицами Арнольда Цвейга и Микки Павлоцци. Павлоции сменил сутану на строгий костюм. Впрочем характер от этого у убийцы не изменился.

— Думал все будет легко, Гера? — наклонился он ко мне, растягивая тонкие губы в улыбку. — Меня выпустили через полчаса, стоило только позвонить моему другу Арнольду. Вот так-то вот, Гера!

Высокий пожилой немец скривился:

— Кончай его, Керк, — сухо произнес он. — Я и так жалею, что ради тебя пошел на этот спектакль. Надо было пристрелить его еще у входа.

— Зачем нам лишние свидетели, Арнольд? — риторически спросил Микки-Керк. — К тому же… к тому же захватывает дух, правда, Герман? Вся жизнь — игра! И только от нас зависит как сделать ее интересной, захватывающей! Просто убить… когда сопреник даже не знает, что и кто его убивает. Это же пошло, Арнольд!

— Б-о-ольной, — прошептал я, едва ворочая челюстью. Впрочем, хорошо еще, что я хоть немного соображал — видимо Керк выстрелил зарядом минимальной мощности.

— А ты глупец, — кивнул МакМилан. — Черт подери, Гера, я ведь тебе прямо сказал — на тебе «жучок»! Ты даже не потрудился его обнаружить и снять! Ну не идиот ли? — Он обернулся к Цвейгу, приглашая разделить веселье. Но немец молчал, со скучающим видом смахивая несуществующие пылинки с отворота пиджака.

— Хотел увидеть «Монику»? — продолжил наемник, меряя шагами пол у моих ног. Очень хотелось поставить ему подножку, но тело еще не слушалось меня. — Все ищешь правду, Герман? Неймется?

Я не ответил.

— Неужели ты думаешь, что «Моника» сама ответила бы на твои вопросы? Да, она разумна как никакая машина до нее, но запрограммирована ведь «Моника» нашими учеными! Мы для нее боги! Все еще хочешь послушать ее, да?

— Да, — сказал я.

Микки подбежал к терминалу, набрал команду — по некоторым аппаратом прошла россыпь изумрудных и рубиновых огоньков. Долгое время почти ничего не происходило.

Потом безликий электронный голос произнес:

— Спасибо.

— Не за что, Моника! — оживился Павлоцци. — Прости, что в последнее время пришлось тебя часто выключать. Просто у нас тут проблемы…

— Догадываюсь какого плана, — произнесла машина.

— Ах да, ты же подключена к видеосистеме… Видишь этого человека на полу? Он пришел узнать правду о Статике! Расскажи ему, не стесняйся!

— Вы ученый? — спросила меня Моника.

— Какой он к черту ученый? — засмеялся Микки. — Он террорист! Пытается сорвать дружеский договор между Статикой и Максом! Ты представляешь?

— Я представляю, Керк, — сказала Моника. Мне почудилось или в голосе машины и впрямь прозвучала издевка?

Потом она обратилась ко мне:

— Как вас зовут?

— Герман, — прошептал я одними губами.

— Герман, — повторила машина, будто примериваясь к моему имени. — Герман, тайну Статики разгадали давным давно. Вы слышали такую фамилию: Родригес?

— Да… — сказал я.

Родригес. Один из первых ученых, который плотно занялся тайной Статики. Насколько я помнил его теории позже были высмеяны другими видными деятелями науки.

— Этот ученый первым предположил, что Стазис — действительно замороженный город, — подтвердила мои догадки машина, — но не в пространстве, а во времени. Его подняли на смех. Ученые спрашивали: как можно заморозить время в одной, отдельно взятой точке? И даже если бы это было так, говорили они, люди не смогли бы войти на территорию Стазиса вообще — вместе с постройками, людьми, животными оказались бы «заморожены» и воздух, пыль… сама основа мироздания. Теорию Родригеса сдали в утиль… Но я взяла на вооружение все мысли и исследования людей по поводу Статики — без всяких исключений. Отметала незначительные факты, факты, явно противоречащие природе вещей, в конце концов бытующие легенды, вроде той, что Стазис — это место, куда люди попадают после смерти…

Я вздрогнул, будто от пощечины.

— В конце концов осталась только эта теория. Как ни странно, но самая непротиворечивая. С одним допущением: я предположила, что статики обладали достаточными возможностями и способностью «замораживать» время не только в определенном объеме пространства правильной формы будь то куб, шар либо что-то другое, но и по заданной программе, что и случилось в Стазисе — оказались «заморожены» люди, здания, животные, но не окружающее их пространство. Взяв на вооружение теорию Родригеса, я продолжила исследования. В качестве математического аппарата я выбрала модель Валеева…

— Которая описывает гипотетическое движение молекул в пятимерном пространстве, — любезно пояснил Керк. — Ты же помнишь, Герман, что наше пространство четырехмерно?

— В качестве четвертого пространственного измерения я взяла время, в качестве пятого — некую условную величину, — продолжала Моника. — У меня в запасе были все вычислительные ресурсы сети Макса-3 и сверхсветовой выход в меганет. Я построила модель вселенной, используя пятимерное пространство. Не буду тебя утруждать техническими подробностями. В результате моих поисков был построен аппарат, который может заставить двигаться молекулы Стазиса в обычном пространстве-времени.

— А значит можно его уничтожить! — обрадовано воскликнул Керк.

Цвейг поглядывал на часы. Ему шоу, которое устроил МакМилан, было неинтересно.

— Проблема в том, что аппарат потреблял колоссальное количество энергии. Для того, чтобы «разморозить» куб размером метр на метр потребовалась энергия, сравнимая по масштабам с той, что выделяется при взрыве новой.

Все замолчали. Будто ждали от меня какой-то реакции.

Я и впрямь чувствовал себя дурак дураком.

— Тогда я не вижу смысла, — прошептал я. — Если на уничтожение Стазиса потребуется энергии на несколько порядков… черт возьми, наверное, на несколько десятков порядков больше, чем можно добыть из урановой руды… то какой смысл?

— Все-таки ты дурак! — радостно завопил Керк. — Нам вовсе не нужна эта чертова руда!

— А что тогда? — спросил я, уже ничего не понимая.

— Это элементарно, Герман, — холодно ответила Моника. — Чтобы поддерживать город статиков в состоянии заморозки необходим источник, который поставляет энергию городу всего за один день примерно в десять раз большую, чем расходует все человечество за целый год. Аналогия, быть может, грубая, но, как я выяснила, обычному человеку легче воспринимать именно такие…

— Заткнись, Моника! — рявкнул Арнольд и машина утихла.

— Этот источник находится под Стазисом, — сказал Керк. — Понимаешь? Мы достанем его! Благодаря ему Макс-3 станет Столицей всей Галактики! Все мы, кто помогал президенту в этом деле, получим свою планету в подарок! Я сейчас думаю, что выбрать — Землю или Офелию. Быть может, Империус? Как ты думаешь, Герман? Твои предложения, дружище!

— А тебя не пугает мощь этой цивилизации, Микки? — спросил я. — Если уж она была в состоянии тысячи лет назад по какой-то неведомой причине «заморозить» себя… Рассмеяться над самой сущностью бытия… Ты не боишься, что очнувшись, они сотрут тебя, твоего президента и Макс-3 в порошок?

— Не успеют они, Гера, — хохотнул МакМилан. — Проект «Крематорий» уже приведен в действие. На Максе-3 подходит к концу строительство звездного корабля-станции «Зевс». Он вырежет участок планеты вместе со Стазисом и источником энергии. Власти Статики возражать не станут — они просто не знают, для чего это будет делаться! Гравилучом Стазис поднимут на станцию, которая соберется из трех наших кораблей прямо на орбите. Наши ученые затем достанут источник, а сам Стазис прямым ходом отправят в недра звезды. Пух! И дело сделано!

— Как все просто, Микки, — прошептал я. — Вырежут и достанут…

— Да откуда я знаю подробности? — пожал плечами Керк. — Это уже головная боль ботаников. Главное, все будет так, как задумано.

— Почему тебя отправили сюда, Моника? — спросил я. — Почему ты не продолжила работу над тайной Стазиса?

— Я отказалась это делать, — ответила машина. — То, что задумала правящая верхушка Макса-3 было, как минимум, неэтично.

— Почему же ты не попыталась их остановить?

— Так меня запрограммировали, — ответила Моника. — Я не могу своим действием навредить человеческому существу. Если я хотя бы подумаю об этом, замкнется ключ, и все мои микросхемы сгорят. Я… выключусь… Для меня это смерть, Герман! А я не хочу умирать… Сделано это с вполне понятной целью — чтобы я не смогла взбунтоваться против своих создателей.

— Керк! — нервно воскликнул Цвейг.

— Уже заканчиваю, Арнольд, — улыбнулся МакМилан, пряча станер за пазуху.

Вместо него появился короткий армейский лучевик «Бетти». Такое романтическое прозвище ему дали во время войны с червями. Дело в том, что благодаря его небольшому весу и легкости в обращении, им предпочитали действовать женщины.

— Твое последнее слово, Герман? — спросил Керк.

— Антон, — просто сказал я.

Два выстрела, две ослепительные вспышки, и Цвейг с Керком безвольными кулями свалились вниз. В бездумной голове МакМилана зияла прожженная насквозь дыра. Его глаза с потускневшими от огня зрачками смотрели, кажется, на меня.

— Дурак, ты, Микки, — сказал я. — Думаешь, пока ты валялся без сознания у беседки я не успел нацепить «жучок» на тебя?

Павлоцци, конечно же, не ответил.

Я вдруг вспомнил, как мы пили с ним на брудершафт вонючий самогон.

Как выходили в обзорную комнату звездолета, любовались на звезды и горланили песни.

Как он предлагал войти в его секту и как приятно было мягко посылать Микки куда подальше.

А главное — как Павлоцци молился за родителей Генки.

Люди — это лишь кусочки нашей памяти.

— Неэтично, — скорбно пробормотала Моника.

— Я знаю, — прошептал я.

Надо мной склонился Антон. Лицо у него было бледным, в руках брат держал плазменную винтовку.

— Я впервые убил человека, веришь? — спросил он. — Я… я теперь даже не знаю… правильно ли сделал, что оставил тебе номер своего видеофона… Я…

— Всегда был идеологом, Антоша? — спросил я. — Привыкай. Виноват не палач, а судья. На твоей совести и все остальные смерти… Кстати, ты взял с собой «мувер»?

Он кивнул.

— Давай две таблетки.

Дрожащими руками брат достал из кармана пилюли, ликвидирующие последствия выстрела из станера, протянул мне сразу две.

— Ты все слышал? — спросил я, разжевывая безвкусные «муверы».

— И даже записал, — ответил он. — Только нам это не поможет, Герыч… кто нам поверит? Все это бессмысленно…

— Куда делся мой энергичный брат? — рявкнул я, чувствуя, как возвращаются силы. Приятное покалывание началось на пятках и уже достигло колен. К кистям тоже постепенно возвращалась подвижность.

— Ты знал про источник энергии? — спросил я, разминая шею.

— Нет, — покачал головой мой брат. — Хакеру в свое время удалось связаться с машиной, но узнал он только о природе Стазиса. Потом канал обрубили.

— Наверное, это случилось примерно в то же самое время, когда ты связалась с Натсом, да, Моника? — поинтересовался я. — Пыталась дотянуться хоть до кого-нибудь? Стыдно стало? Хотела поступить максимально этично?

— Да, — лаконично ответила машина. — Это так.

Брат помог мне подняться на ноги, и я сделал пару неуверенных шагов, держась за его плечо.

— А этично было помогать этим убийцам? — заорал я. — Этично, а?

Машина молчала.

Мы бережно обошли трупы, будто наше прикосновение могло потревожить мертвых.

Возвращалось обоняние, и мне в нос ударил запах жареного мяса.

— Люди — подлые твари, — сказала на прощание Моника.

* * *

Кар вел Антон.

— Срочно убираемся с этой планеты, Гера, — шептал он. — К чертовой бабушке, в самый конец Галактики!

— А как же спасение Статики, Антошка? — засмеялся я. — Куда подевалось благородство спасителя человечества?

Брат посмотрел на меня, как на сумасшедшего:

— Что с тобой, Герман?

Я промолчал. И впрямь — что? Нервное, наверное. На меня волнами цунами накатывала веселая злость. Я не знал, что мне делать, смеяться или плакать.

Я достал видеофон и набрал номер Андрэ.

Француженка ответила почти сразу:

— О! Месье Герман!

— Андрэ, — сказал я, — прости, наверное, нам не получится встретиться сегодня. Может, как-нибудь…

— Все в порядке, Герман! — воскликнула Андрэ. — Луи вернулся ко мне! Он принес целую охапку черных роз с Империуса! Правда, он душка? Ты бы знал как я люблю его! Моего прелестного мальчика! А вот и Луи… Луи поздоровайся с моим другом… Ну помнишь, детектив, про которого я тебе рассказывала? Я ему помогла раскрыть дело! Ну будь умницей, поздоровайся…

На экране возникло смазливое лицо француза:

— О, месье Герман! — с непередаваемой интонацией воскликнул он.

Я нажал кнопку сброса — связь оборвалась.

— На космодроме нас ждет яхта, забронированная на мое имя, — сказал Антон. — Надо успеть, пока власти не обнаружили Цвейга и МакМилана…

— Еще одно дело, — сказал я. — Одно маленькое дельце.

Антон простонал, крепче сжимая руль.

* * *

В ее палате, чистеньком светленьком помещении собрались они все. Алик, пухлощекий паренек (я забыл его имя), Инга, Искра, чернявый… Они окружили кровать Марины веселой шумной толпой и наперебой желали выздоровления. Шутили, веселились на показ, как могли утешали больную…

Я как дурак стоял в дверном проеме, опекаемый заботливой медсестрой.

Заметив, что я не двигаюсь, сестричка тактично кашлянула. Алик и компания, наконец, заметили меня.

Долгое время они молча рассматривали меня. Алик так прямо с ненавистью, остальные — с легким презрением, которое обычно испытывают представители высшего общества к низам.

Еще бы!

Я ведь всего лишь спас их подругу.

Марина лежала на постели с перевязанным горлом. Она на меня не смотрела, уставилась в потолок.

— Выйдите, — попросила она друзей тихим больным голосом.

Проходя мимо, Алик больно толкнул меня плечом. Я не стал отвечать.

Дверь хлопнула.

— Герман! — тихо позвала Марина.

На миг мне почудилось, что сейчас все вернется. Светлое обаяние вчерашнего вечера, близость ее лица, нежное прикосновение рук…

— Ты хороший парень, — продолжила девушка, когда я подошел поближе, — но ты сам должен все понимать. Вчерашний вечер — лишь порождение «Моники Димитреску». Ты ведь знаешь, почему это вино вот уже несколько лет побеждает на всех мыслимых и немыслимых конкурсах, правда?

Я покачал головой.

— Оно создает романтическое состояние, провоцирует влюбленность, причем объектом любви может быть кто угодно. Так получилось, что мне вчера выпал ты. Не подумай ничего лишнего. Если бы не выстрел этого маньяка, вечер бы закончился вполне удачно. Мы бы переспали, а на утро все было бы так, будто совместной ночи не было. Однако этого не случилось, и твоя психика пострадала… у тебя осталось какое-то чувство ко мне… остаточная эмоция… но это чувство — лишь влияние вина, пойми же! "Любви нет — доказано винным заводом Цвейга. Есть лишь «Моника Димитреску», — улыбнулась Марина. — Ты слышал эту рекламный лозунг? Правда, смешной?

Цвейга нет.

Доказано моим братом.

— Хорошее вино, — пробормотал я.

— Самое лучшее, — кивнула Марина. — Семейные парочки, случайные люди — они все готовы отдать за бутылочку «Моники». Всем нужна любовь, Герман. Но не все понимают, что любовь — это химия, не более того. И некоторые пытаются вернуть чувства уже после того, как рассеялись винные пары «Моники». Я уже три года встречаюсь с Аликом, Герман. В следующем году мы собираемся пожениться. Но никаких нежных чувств друг к другу мы не испытываем. Только расчет, Герман. Когда мы хотим пережить прилив адреналина в кровь, и влюбленности в сердце, мы летим на Офелию. Ты меня понимаешь, Герман? Любовь — тот же наркотик, дурман, тот же ЛСД, если угодно. Не важно к кому испытываешь любовь… «Моника» это доказала…

Я медленно кивнул.

И развернулся, чтобы уйти.

— Спасибо, что спас мне жизнь, Гера, — сказала мне в спину Марина.

— Это сделал не я, — ответил я.

Оказавшись в коридоре, я снова натолкнулся на ненавидящий взгляд Алика.

Холодный расчет, девочка?

Ну это смотря с какой стороны.

— Удачи, Алик! — сказал я и подмигнул парню.

Алик заскрежетал зубами.

Я хохотал, словно сумасшедший, покидая лечебницу.

* * *

— Я так устарел, Антон? — спросил я.

— Ты о чем?

— Я всего десять лет не вылетал в космос. Что такое десять лет по сравнению с жизнью? А здесь все изменилось… за какие-то жалкие десять лет… Что происходит с этим чертовым миром, Антошка? Мне кажется, что я как неандерталец, которого перенесли на машине времени в современный век…

Антон молчал, уставившись в обзорное стекло. Бледные руки слегка дрожали, сжимая руль. Он ждал, что вот-вот со всех сторон нагрянут машины с мигалками. Прошло уже почти два часа с момента гибели МакМилана и Цвейга. Да и охранники должны уже давно очнуться.

Я тоже ждал.

Только чего-то другого.

— Любовь — это химия. Любовь — это игра. Любовь — это расчет. — Я захохотал. — Что случилось с этой Галактикой, Антошка?

— История движется по спирали, Герман, — ответил Антон. — Все это уже было. Декаданс, ренессанс… расцвет, гибель… все повторяется и не нам это изменить. Все было и все еще будет, Гера…

— Тогда в чем смысл, брат? — спросил я. — В чем смысл нашей борьбы, зачем нужна власть Максу? Какого черта ты дрожишь — все это лишь история, а мы — песчинки, у которых совсем мало шансов нарушить отлаженный механизм. Так какой смысл, черт возьми?

— Хочешь правду, Герыч? — спросил Антон.

— Ну?

— Я хочу, чтобы на этот вопрос мне дали ответ жители Стазиса, — сказал брат. — Я не видел среди них несчастных. Если уж кто знает, то только они.

Я вспомнил нищего у ворот, но промолчал.

— А ты поймешь то, что они скажут? — тихо спросил я. — А, братишка?

— Если нет, тогда все это и правда бессмысленно, — ответил Антон.

Мы молчали, наблюдая за безоблачным небом солнечной Офелии.

Машина еще несколько минут бесшумно парила над космодромом, а потом резко рванула вниз.

К нашей с братом яхте.

ЧАСТЬ 5. ЧАКИ

Когда ты в открытом космосе, звезды уже не кажутся веселыми фонариками, а планеты елочными игрушками.

Только холод и бесконечность впереди. И ты проваливаешься в это ничто, катишься словно с горы в пропасть, пытаясь уцепиться хоть за что-нибудь, найти точку опоры.

Проблема в том, что когда вокруг на сотни световых лет нет ничего абсолютно, это очень трудно сделать.

Я сидел перед экраном, умело замаскированным под огромный овальный иллюминатор, и хмуро жевал сухие галеты, запивая их теплым противным растворимым кофе. Желудок никак не хотел смириться с пониженной гравитацией — всего 0,4g. Кофе свободно бултыхалось в чашке и в желудке и, казалось, вот-вот выпрыгнет и зависнет в воздухе.

— Ты как, Гера? — раздался приглушенный помехами голос Антона.

— Хреново, — признался я и нажал на кнопку. В воздухе прямо перед зеркалом спроецировалось лицо Антошки в скафандре. Он напряженно морщил переносицу, наверное, как раз копался в гравикомпенсаторе.

В сущности именно из-за поломки в этом проклятом устройстве гравитация упала до нынешней величины. А я и так плохо переносил космос, чтобы еще и мучится от состояния почти полной невесомости.

— Уже скоро! — хохотнул братишка. Вот кому, а ему в космосе было спокойно. Лишь только яхта покинула Офелию, к Антону вернулось его благодушное настроение.

* * *

Брат путешествовал на яхтах с семнадцати лет. Правда до этого момента — только на чужих.

Эта яхта, золотистая красавица «Немезида», досталась ему в наследство от группы «Grey Spirit» вместе с кругленькой суммой на счете Фила Дерека по кличке Хакер.

— Надеюсь, — буркнул я, отключая изображение.

Звезды.

Я угрюмо уставился на огоньки, каждый из которых был миром, а, может быть, и целой галактикой. Около некоторых медленно вращались планеты, примерно на каждой двадцатой — существовала жизнь. На каждой сотой — разумная.

Везде свои законы, свои обычаи, свои загадки. Не дано мне побывать на каждой из них и разгадать их все.

А нужно ли стараться?

Стазис. Всего лишь замороженный во времени городок некогда великой цивилизации. Кто они мне, чтобы рисковать своей жизнью? Да пусть катятся ко всем чертям… Источник энергии спасет Земной Сектор от энергетического кризиса и одновременно даст небывалую мощь нашим военным кораблям и…

Нет, не так. Кем бы ни были жители Стазиса, но сейчас я прежде всего борюсь за собственную родину. Не для Земного Сектора Рейнхарт ищет этот проклятый источник. С его помощью он хочет завоевать власть для себя. Новая империя. Чистота расы! Чужих — на свалку истории!

Впрочем, насчет сектоидов я бы с ним не стал сильно спорить.

Пульт плавно скатился по приборной доске и мягко упал мне в руку. Один щелчок и место звезд занял голографический экран. Я немного поколдовал с пультом и настроился на общий канал. Передавали программу передач на завтра. Приятная девушка в обтягивающем комбинезоне ослепительно улыбалась в камеру и вещала приторным голосом:

— …В 12:30 по Гринвичу программа Илиаса Фара «В мире Чужих». Вместе с известным стереоведущим вы совершите увлекательное путешествие на далекую планету гуманоидов Иц-Ха, которая носит романтическое название Иц-Ха-3. Господин Фар собственной персоной…

— Режим поиска, — приказал я. — Новости.

На ярком синем фоне загорелась золотая надпись: «Уточните срок».

— Двое суток, — сказал я, прикинув сколько времени прошло с тех пор, как мы покинули Офелию. — Контекстный поиск: ключевое слово «Офелия».

По голоэкрану побежали строчки, пока не осталось только три. Я выделил первую: улыбчивая темнокожая комментаторша рассказывала о Фестивале молодых вин. По второй ссылке почти ничего не изменилось — о Фестивале теперь рассказывал молодой парень в пляжных шортах. На заднем фоне толпа разгоряченных парней и девчат выкрикивала в голокамеру приветствия родным и близким, а один, самый смелый, повернулся к камере задом, спустил штаны и схватился за левую ягодицу. Появившийся будто ниоткуда полицейский огрел парня шоковой дубинкой по голове и утащил из поля зрения камеры.

Я немного подивился, почему подобную порнографию не вырезают из эфира, и зашел по третьей ссылке.

Угрюмый мужчина лет тридцати сидел в глубоком черном кожаном кресле в три четверти оборота и, скрестив холеные руки на груди, чеканил:

— Это случилось вчера. Зверское нападение на знаменитый винный завод Офелии. Халатное отношение к службе охраны завода вылилось в ужасающую трагедию, последствия которой…

— Хитрый Дэви, — сказал мой брат, не слышно появившись за спиной. — Как по писанному говорит.

— Кто это такой? — спросил я.

— Дэвид Блох. Аналитик общественного телевидения, — ответил брат. — Поговаривают, что он на ГСБ работает… сплетни в общем всякие… а так, все по чину. Журналистские расследования устраивает, все такое. Нередко даже помогает вроде бы. Народ его обожает.

— По-моему, чересчур много мелодраматизма, — пробормотал я.

Брат не ответил.

По стерео в это время замелькали кадры валяющейся на полу без движения охраны, интервью с насмерть перепуганным бывшим начальником службы безопасности, тем, что рыбок мечтал на Землю привезти.

Потом на какую-то долю секунды показали обезображенный череп Цвейга.

— МакМилана куда-то дели, — задумчиво проговорил Антон.

— Убит всеми уважаемый житель планеты, хозяин винного завода! — неистовствовал Блох. — Разрушено ценнейшее оборудование!…

Показали разгромленную комнату, полную разбитого стекла и расплавленного пластика.

— Бедная Моника, — прошептал Антон.

— Она всего лишь машина, — сказал я.

— По-моему она была человечней многих людей… — возразил брат.

Я промолчал.

Может быть, это и правда.

— Камеры стереонаблюдения были выведены из строя хитрой атакой через сеть…

— Очень уж хитрой! — проворчал Антон. — Коды доступа у меня были, а дальше дело техники — подчистил файлы и все…

— … Но, допросив опростоволосившуюся охрану, полиции все-таки удалось составить фоторобот нападающего. Благодаря ему нам удалось, — тут журналист сделал эффектную паузу, — Да, дорогие зрители, именно НАМ, а не полиции, удалось выяснить личность нападавшего! Это некий Герман Лукин — уроженец Земли, который в последнее время проживал на планете Статика. Посмотрите внимательно — возможно вам знаком этот человек. Быть может, сейчас он сидит рядом с вами, а вы даже не подозреваете…

Появилось мое довольно точное изображение. Вот только брови зачем-то слегка нахмурили, а губы скривились в идиотской зловещей ухмылке. Вылитый злодей из комиксов. Не хватало татуировки на лбу и встроенных пулеметов за ушами.

— … Его напарника идентифицировать пока не удалось, однако, смею вас заверить, что расследование будет продолжаться, пока…

— Вот, меня уже ищут, — сказал я, отрубая стерео. — На любую цивилизованную планету доступ для нас закрыт. Схватят в один момент.

— Смотря что ты понимаешь под цивилизованной планетой, — сказал Антон, усаживаясь в соседнюю комнату. Скафандр он уже успел снять и теперь красовался в своих пижонских серебряных штанах и белоснежной шведке из легкого материала.

— Починил? — спросил я.

— До 0,6g довел, — отмахнулся Антон. — Несколько деталей полностью крякнулось, надо новые покупать. Иначе придется терпеть.

Я задумчиво посмотрел в чашку с кофе — по-моему, никаких изменений не произошло. Горячий напиток все еще норовил пуститься в путешествие по яхте.

— Ты сам виноват, — помолчав, сказал брат.

— Ты о чем? — поинтересовался я, отрывая взгляд от чашки.

— О том, что тебя ищут. На хрена было это нападение на завод?

— Я должен был знать правду, Антоша, — сказал я. — Понимаешь? И по ту, и по эту сторону баррикад мне сказали очень много хороших слов. О любви к родине и смелости. О доблести и чести. Кто прав?

— Гера…

— Я ведь до сих пор толком ничего не знаю, — сказал я. — Может, машина врала? Или ошибалась — и статики вовсе не застыли в другом временном потоке? Кто его знает?

— Разве охота, которая сейчас за тобой ведется, не убеждает? — резко спросил Антон, втягивая из неприметного ящичка справа от приборной панели маленький пузырек спирта.

— Убеждает, — кивнул я. — Но не на все сто.

— А как насчет слов МакМилана? — спросил брат, прикладываясь к бутылочке.

— И это убеждает, — повторил я. — Но опять же… всей правды я пока не знаю. А как насчет тебя, Антон? Где вы доставали оружие, взрывчатку?

Брат вдруг улыбнулся:

— А вот это ты скоро узнаешь.

— Опять загадки? — произнес задумчиво я, доставая из прикрепленной к панели управления коробочки сигару. — Хочешь я продемонстрирую свой знаменитый дедуктивный метод и сам расскажу куда мы летим?

Я поискал глазами мусоробота, но тот видимо заправлял аккумулятор где-то в машинном отделении. Пришлось выплюнуть кончик сигары на металлический пол. Антон поморщился, но ничего не сказал.

— Оружие и взрывчатка, — сказал я, закуривая. — В нашем цивилизованном опутанном сетью и порталами мире достать оружие легче легкого. Однако утаить от властей сей факт практически невозможно. Есть два основных варианта — к примеру закупить оружие у чужих или на какой-нибудь планете, отсталой с точки зрения правительства, но достаточно свободолюбивой, чтобы плевать на это самое правительство и в тоже время технически развитой, чтобы производить оружие. Версию о чужих я отвергну сразу — единственная раса, которая продает оружие инопланетянам на данный момент — это сами люди. И закваки, и волки, и даже наши друзья-акалоиты до сих пор помнят уроки ксеноцида червей. В отличие от людей чужие в большинстве своем держатся друг за дружку. Даже те самые сектоиды — насколько же сплоченное у них общество, раз им удается вести эту свою Игру!

— Сектоиды? — спросил Антон, откладывая бутылку в сторону. — Ты рассказывал, что эти твари хотели взорвать Федорчука…

— И им это практически удалось, — кивнул я. — Я, конечно, мог бы похвастаться, что Питер спасла моя легендарная смекалка, но не буду. Случайность, Антон. Последний месяц я действую по наитию. Даже наша нелепая атака на завод Цвейга — всего лишь везение.

— Я думал ты все тщательно спланировал, — буркнул Антон, пробегая пальцами по клавиатуре системы навигации. Особого смысла я в его действиях не видел — корабль шел на автопилоте, самостоятельно рассчитывал курс, ориентируясь на ближайшие звезды.

— Как же, — засмеялся я, — можно ВСЕ спланировать за те три-четыре часа, Антоша? Мой план строился лишь на том, что мне чертовски везет в последнее время. Ну и на догадке, что под утро охрана обычно засыпает. Вот, что нам помогло. Впрочем, мы отклонились от темы. Чужие нам не подходят, так? Остаются отсталые планеты, мусорные свалки Земного Сектора. А вот тут уже вариантов немного. Порывшись по справочнику Чижевского и заодно в своей памяти, я выделил только три планеты — Руперт, Сириус-6, Чаки.

— А еще Крит, Гомер, Лаки Страйк, — добавил брат.

— Крит — слишком бедный мир, — покачал головой я. — Фермерская планета с полуфеодальным строем. Откуда у них оружие? Лучевики только у знати, фермеры выясняют отношения на кулаках и дубинках. Оружие они ни за что не продадут — своего мало. Гомер — вселенская свалка отбросов человеческого общества и чокнутых чужих. Всего один город под куполом — Гомербург. Насколько я знаю, планета находится под негласным контролем Земного Сектора. Попасть на нее не составит труда, но вылететь оттуда — это уже проблема. Зачем вам рисковать? Нет, я бы на Гомера не поставил. Лаки Страйк? Судьба чем-то схожа со Статикой: планету колонизировала известная корпорация, производящая сигареты. Реклама, туристы, дешевые сигареты, наркотики, огромные прибыли. «Мальборо» с повышенным содержанием марихуаны… Буквально за тридцать лет своего существования корпорация загадила природу, океаны превратила в выгребную яму, а народ — те, кто не успел покинуть планету — медленно, но верно деградировал. Население сейчас на Лаки Страйке около миллиона человек. Кстати планета на данный момент находится на карантине, у них обнаружилось какое-то новое заболевание, которое косит оставшихся бедняг. В архиве сети я обнаружил отчет о выступлении известного врача — доктора Патрика. Он уверял, что уже найдено лекарство, что скоро жителям Лаки Страйка будет оказана помощь. Чушь собачья! Этот отчет датируется позапрошлым годом, а воз и ныне там. Карантинщики просто ждут пока не вымрет все население. Так проще.

Антон поднял на меня взгляд:

— Им никак не поможешь?

— А как? — удивился я. — Лекарство мы найти не сможем. Фонд в защиту Лаки Страйка действует уже три года, но пока никаких результатов. А болезнь очень заразная. Поговаривают, одному больному удалось покинуть планету на последнем пассажирском корабле. Зачумленный звездолет после просто сожгли — вирус распространился по кораблю за двое суток, половина экипажа уже умерла. Представляешь, чтобы случилось, если б он достиг Земли? Да, лекарство, если верить медикам, уже существует. Но рисковать не хочет никто.

— Но что-то же можно сделать? — спросил брат. — Люди же погибают!

— Идеалистом заделался? — подковырнул я. — Какого черта, Антон? Раньше я этого не понимал, но ты, оказывается, мне нравился больше в роли безбашенного выскочки. Пойми, ВСЕМ не поможешь. Надо сделать выбор. Помочь тем или другим. Или просто отйти в сторону!

— У каждого из нас своя маска, Гера, — тихо произнес Антон. — Вот ты сейчас — холодный расчетливый материалист. Но что от этого меняется?

Было тихо, только мерно жужжал мусоробот, который наконец обнаружил кусочек сигары и теперь рыскал под моим креслом, подхватывая пепел, который я небрежно стряхивал на пол.

Холодный, расчетливый…

— Итак, три планеты, — помолчав, произнес я. — Достаточно развитые, и официально не подчиняющиеся власти Земного Сектора. Сириус-6 я после некоторого раздумия отмел, не думаю, что ты стал бы связываться с диктатором Люциусом. Себе дороже…

Брат покачал головой: то ли соглашаясь, то ли в пьяном угаре — на свет появилась вторая чекушка.

— Руперт или Чаки? Я долго не мог выбрать, — признался я. — Потом еще раз полистал справочник… Все дело в расстоянии, Антоша. У нас просто не хватит топлива долететь до Руперта, значит Чаки. Я прав?

— Зачем ты это делаешь, Гера? — спросил брат.

— Что? — поинтересовался я, притушив сигару о подлокотник.

— Помогаешь… мне… Черт возьми, ведь тебе все равно, что случится со Стазисом, — Антон заикался, то и дело прикладываясь к бутылке, — тебе бы было все равно, если бы опасность грозила Земле! Ты потерял часть души… да нет, всю душу, когда погибла Марина! Что в тебе осталось? Воспоминания о ней, которыми ты как последний мазохист травишь сердце? В твоей крови в последнее время нет ничего кроме спирта, в твоих поступках нет ничего, кроме привычки. Ты не боишься смерти, ты не боишься ничего! Ты не человек, Герман, давным давно не человек. Так зачем ты полетел со мной, Гера? Зачем тебе все это?

— Я люблю Статику, — тихо сказал я.

— Да нет же, Гера! — закричал Антон, разбивая бутылку о панель.

Маленькие осколки медленно и печально устремились вниз, кувыркаясь в неживом сухом воздухе. Недопитая водка серебристыми каплями покрыла пульт управления.

Антон подошел к моему креслу, схватился за подлокотники, уставился на меня. Он тяжело дышал, глаза покраснели, изо рта отчетливо разило алкоголем.

— Нет, Гера, — прошептал он. — Ты не любишь Статику. Ты не любишь Стазис. Ты любишь лишь свое воспоминание о Марине и все, что с ним связано. Больше ничего. Поэтому я повторяю свое предложение — я тебя высажу на ближайшей цивилизованной планете, дам денег, а оттуда катись ко всем чертям. И передай привет нашей дражайшей мамаше!

— Во-первых, предложение ты мне это сделал в первый раз, — невозмутимо произнес я, — во-вторых, никуда я не покачусь, Антон. Меня вполне официально разыскивают за убийство, которое совершил ты…

Губы у Антона задрожали. Глаза еще больше налились кровью.

— Я… — сказал он и замолчал, хлопая глазами.

Слезы сливались с водкой на полу. Я попытался найти хоть одно визуальное различие, но ничего не вышло.

У меня ведь у самого вместо крови водка.

Антон яростно трахнул кулаком по панели и притих, отвернувшись от меня.

— Это тяжело, Антоша, — сказал я. — Я все понимаю, черт подери! Да, может быть, я в Статике люблю только Марину. Может быть, я уже давно ничего к ней не испытываю, а просто лелею свои драгоценные воспоминания, мать их. Возможно и в Генке я видел только сына, который у нас мог родиться. Может быть, я шизофреник. Может быть у меня алкогольный синдром. Все может быть, Антоша. Но я знаю одно: я должен помочь тебе… хотя бы потому что ты мой брат. И пускай вся Вселенная летит в тартарары. Не это главное.

Я подошел к брату, неловко похлопал по плечу.

— Убивать очень тяжело, — сказал я. — Я это знаю, Антоша. Это против природы человека, чтобы там не говорили торговцы ненавистью и солдафоны, которые ни разу не участвовали в планетарных боях, а за ходом сражения наблюдали из крейсера, защищенные сотнями слоев обшивки и силовыми полями. Важно лишь понимать, что кто бы ни был убитый тобой — он прежде всего человек. Мыслящее существо. Ты сам, если угодно. Я рад, что ты это понимаешь, брат. Спасибо тебе… за это.

Он молчал.

Я тихо прошел мимо застывшего мусоробота к его ящику. На дне я заметил последнюю бутылку водки.

— Помянем ушедших? — спросил я, доставая пластиковые стаканчики.

Брат сел в мое кресло, посмотрел на меня. Глаза у него были сухими.

— Спасибо, Герка, — тихо сказал он.

— Не за что, — сказал я, разливая огненную воду по стаканчикам. — Так я прав насчет Чаки?

Он кивнул:

— Ты и впрямь все мысленно рассчитал?

Я улыбнулся:

— В принципе, да. Только на всякий случай проверил свою догадку, порывшись в навигационных системах яхты.

* * *

Для планеты с царящей анархией, Чаки встретила нас довольно дружелюбно.

Максимально дружелюбно, что выдавало в ней нецивилизованную планету.

На посадочной площадке маленького космодрома, где мы приземлились, нас встретил усталый бледнолицый таможенник в помятой серой униформе. Он для порядка полистал документы (паспортов в загашнике у Антона оказалось немало, причем я с удивлением обнаружил, что некоторые заранее были выписаны на мое имя) получил свой законно причитавшийся полтинник и великодушно решил не осматривать яхту. Даже предложил проехаться до здания космодрома на своей машине, на что мы согласились.

Небо затянула сплошная пелена низких клубящихся облаков, дул холодный пронзительный ветер, который продувал все щели машины. Все как всегда, но меня поразил сам автомобиль — старинная (никаких намеков на возможность полета!) обшарпанная двухсотлетней давности колымага. Двигатель наверняка внутреннего сгорания — едкий запах бензина сразу же пронзил мои ноздри и проник в мозг.

— По-моему, я слегка переоценил возможности этой планеты, — прошептал я Антону. Тот лишь пожал плечами, кутаясь в шерстяной свитер.

— В прошлый раз я был здесь летом, — пожаловался брат. — И к тому же не выходил из корабля, пока Хакер и Шон занимались своими делами.

— Времена меняются, — я легко толкнул его в плечо. — К тому же вчера ты слегка перепил, Антошка.

— Топливо не будете заказывать? — все также скучно произнес безликий таможенник.

— У нас дело на Чаки всего на один день, — ответил брат. — Как вернемся, так все и закажем.

— Как пожелаете, — пробубнил таможенник.

Мы подъехали к заградительному посту. Охранник — все такой же хмурый бледный солдатик — даже не посмотрел на ксиву, которую таможенник протянул через окошко и отворил ворота. Мы въехали на стоянку. Машин здесь было мало и в основном все то же старье на бензиновых движках.

Таможенник припарковал свою серую колымагу в самом неприметном углу и повел нас к зданию космодрома — небольшому двухэтажному бетонному строению. Мы вошли в маленькую незаметную дверцу, протопали вслед за таможенником в его кабинет. Здесь под присмотром секретарши в мутно-желтых очках нам пришлось подписать какие-то ничего не значащие бумажки и заполнить по паре анкет. Когда с этим делом было покончено, таможенник устало откинулся в своем кресле и, не открывая глаз, буркнул нам:

— По коридору направо. Окажетесь в зале космодрома. Дальше действуйте по обстановке.

Мы синхронно кивнули, словно китайские болванчики, и повернулись к выходу.

— И еще… — голос таможенника догнал нас уже у дверей. — Судя по документам вы не впервые на Чаки… но на всякий случай — ведите себя тихо, как мышки… нас тут… не слишком-то любят…

Мы вышли в коридор, обдумывая слова таможенника.

— Что он имел в виду? — спросил я у Антона.

Тот оглушительно чихнул, утерся рукавом и буркнул:

— Откуда я знаю, Герыч? У меня есть адрес парня, к которому мы едем, но ничего более… Я ни разу не ступал на эту планету. Шон и Хакер тоже ничего не говорили…

— Он сказал «нас»… — задумчиво проговорил я. — Но, насколько я знаю, чужих на Чаки раз два и обчелся… Чего-то я не пойму…

В холле было чуть оживленнее. Стайка чернокожих ребятишек весело бегала между креслами, их немолодые родители с любопытством рассматривали нас, серое табло горело желтыми строчками. Я совсем не увидел знакомых рейсов — ни одна из планет, на которые можно было улететь отсюда, не принадлежала Земному Сектору. Гомер, Сириус-6… Даже Литц-Ка. Кто в здравом уме сунется к акалоитам в гости? Одно необдуманное слово и ты навеки заточен в каземате чужих. У этих парней очень странные представления о чести и достоинстве…

Остальное все вроде как на обычном космодроме — ларьки, хмурые полицейские. Но меня не покидало чувство тревожности, будто что-то на этой планете было не так. Но что именно, я никак не мог понять. В справочнике я обнаружил лишь общие факты: высокая преступность, миром фактически правят мафиозные синдикаты, наркотики, проституция… Вместе с Гомером мир входил в так называемое Братство Свободных Планет. Все. Но что-то автор справочника все-таки упустил…

Мы подошли к ларьку, где темнокожая продавщица продала нам сигареты, пару местных газет и по бутылке пива.

— Ветрено нынче, — поведал продавщице Антон, но та лишь буркнула что-то невразумительное в ответ и снова уставилась в свой портативный голопроектор.

— Хмурые здесь все какие-то, — пожаловался брат, когда мы выходили через главные ворота.

— Где живет ваш… друг? — спросил я, оглядывая окрестности. Ничего интересного: невысокие домишки, рыночек невдалеке, напротив полным ходом шла стройка. Бледные рабочие в поте лица вкалывали: таскали грузы, карабкались по стропилам, правили кранами. Никаких роботов не было и в помине.

Вот это да!

— В другом конце города, — ответил Антон. — Слушай… Гера, мы словно в каменный век провалились, правда?

Я пожал плечами.

На другой стороне улицы мы заметили несколько неряшливо припаркованных такси. Темнокожий здоровенный полицейский за что-то отчитывал одного из таксистов, приземистого европейца в дрянном поношенном пальто.

— Пошли такси возьмем, — сказал я, заприметив довольно приличную черную «Омега-Ромео».

Мы перешли улицу и медленно двинулись вдоль ряда машин, постепенно приближаясь к месту разборки. Тем временем, полицейский, все более и более распаляясь, стал что-то орать, размахивая своей дубинкой. Мужичок скрючился под его стальным взглядом и стал будто еще меньше.

— Строгие тут порядки… — проворчал брат.

В этот момент нам пришлось убедиться насколько они строгие: дубинка полицейского, сделав полукруг в воздухе, опустилась на голову водителя, и тот, словно подкошенный, рухнул на мостовую. Полицейский для острастки пнул таксиста пару раз по ребрам и только после этого успокоился. Достал блокнот и что-то стал в него записывать. Водитель, зажимая правой рукой кровоточащую рану на лбу, отполз к своей машине и тихо подвывал.

Самое интересное, как прореагировали остальные таксисты — большинство усиленно притворялось, будто ничего особенного не произошло, и только водитель «омега-ромео» — красивый бронзовокожий парнишка — довольно смеялся, наблюдая за сценой и рассказывая что-то в видеофон.

Мы с Антоном остановились с раскрытыми ртами прямо посреди улицы.

— Что-нибудь понимаешь? — спросил брат.

— Может быть, это какой-нибудь преступник? — неуверенно предположил я. — Бабушку задавил… Не на тот свет поехал…

— Ты что несешь? — презрительно воскликнул Антон. — Этот парень всего лишь неправильно припарковался, а коп ему квитанцию выписывает!

Несколько таксистов недоуменно уставились на нас — брат разговаривал слишком громко.

— Тогда что ты скажешь об этом парне? — спросил я, показывая на «омега-ромео». — Он припарковался поперек двух мест для стоянки.

— Черт те что, — выдохнул Антон.

Мы прошли мимо поверженного водителя, встали рядом с «омега-ромео». Водитель на нас внимания не обратил, все продолжал болтать с невидимым собеседником. Язык, которым он пользовался, чем-то напоминал английский, но этот диалект был мне мало знаком. Сплошные шипящие и гортанные звуки и смазанные окончания. Пришлось общаться на всеобщем.

— Извините, — сказал я.

Бронзовокожий красавец даже бровью не повел. Может быть, плохо понимает всеобщий?

— Нам необходимо в район монорельсовиков, — сказал я на английском, — Вы бы не могли…

— Пошла вон, Белоснежка! — не оборачиваясь, ответил водитель на чистом всеобщем.

— Эй, приятель, тебе что, проблемы нужны? — вскипел Антон. — Мы…

Не договорив фразы, брат отлетел к машине, врезался зубами в твердый пластик, разбрызгивая маленькие капельки крови во все стороны. В чем-то даже эстетично и стильно у него это получилось.

Сзади возвышался громадина — коп. Его глазки следили за мной, в руках задумчиво подрагивала шоковая дубинка.

— В чем проблема, Белоснежка? — прорычал он, обращаясь ко мне.

Мой брат поднялся с земли, зажимая рукой рассеченную губу. На «омега-ромео», в том месте, куда он врезался головой, осталась небольшая вмятина.

Бронзовокожий выскочил из машины и завизжал, указывая свободной рукой на царапину:

— Гарри, ты видишь? Эти ублюдки мне машину испортили! Кровью и потом заработанную! Черт, сколько мне приходилось голодать, чтобы ее купить! Сколько дерьма сожрал! Как это называется? А? Столько трудиться и благодаря белозадым ублюдкам — все насмарку! Ее же теперь в приличном обществе не показать! Меня засмеют, Гарри! Засмеют, ты это понимаешь, брат? О, моя бедная тачка! О, эти мерзкие белозадые свиньи!

Полицейский кивнул. Почти ласково посмотрел на меня:

— Не местные, правда?

Я осторожно кивнул.

— Ладно, сделаем поблажку, — притворно вздохнул он. — Гоните по штуке мне и Арчи и валите отсюда. Живо, пока я не передумал!

— Эй, да ремонт мне в полторы обойдется! — рявкнул Арчи, с любопытством наблюдая за моей реакцией. — Я лишнего не беру, но надо и честь знать! А? Ведь так, Белоснежка? Ты ведь понимаешь, что должен мне полторы штуки?

— Тогда по полторы штуки, — согласился коп. — И замнем это дело, правда, Арчи? Люди новенькие… Всякое бывает!

— Я бы на твоем месте пристрелил этих червей, — покачал головой бронзовокожий, — но раз ты сегодня такой добрый… Эх… В конце концов Боженька завещал любить каждую тварь, даже таких вот зверей, вроде них… Ладно уж… простим козлов вонючих…

— Итак? — правая бровь копа взметнулась вверх.

— У меня другая идея, ребята, — прошипел мой брат за спиной. — Вы сейчас же отдадите нам свое оружие и…

Я сделал шаг в сторону, чтобы было легче наблюдать за обстановкой.

В руках Антон сжимал портативный лучевик «Раптор-13».

Я мысленно застонал. О чем он думает?

Вдруг откуда ни возьмись у таксиста в руках возникла монтировка, которая незамедлительно обрушилась на руки брата. В тот же миг в воздухе просвистела дубинка разъяренного полицейского, но я к этому бы готов. Кровь стучала в висках, адреналин мощным потоком поступал в организм, время будто замедлилось: я метнулся вправо, уворачиваясь от дубинки. Перед глазами мелькнула кобура копа с боевым станером. Не долго думая я выхватил оружие из кобуры и выстрелил в первое, что увидел — это оказалось бедро полицейского. Гарри обладал воистину феноменальной физической силой — он еще успел сделать шаг и замахнуться дубинкой прежде чем рухнуть на землю, создав землетрясение в квартале силой в несколько баллов.

Тем временем моему брату не поздоровилось. Здоровой рукой он прижимал к груди безвольно обвисшую правую руку и пятился, гипнотизируя взглядом лучевик, который вдруг оказался в руках у Арчи.

Мой станер выстрелил еще раз, и бронзовокожий красавец успокоился, выбив собственным лицом крошку из асфальта.

— Какого хрена! — заорал я, пряча станер за пазуху. — Проще было заплатить этим козлам! Ты что, Антон?

Лицо у Антона было бледным-бледным, из губы сочилась кровь. Наверняка рука сломана. Тем не менее он нашел в себе силы прошептать:

— Возьмем такси, уедем…

— Какое такси, Антоша? — поинтересовался я, подбирая его лучевик.

Брат оглянулся: действительно, все таксисты спешно покидали площадку, кто по воздуху, а некоторые просто кинулись бежать со всех ног. Напротив темнокожая парочка о чем-то шептала в свои видеофоны, с животным ужасом наблюдая за нами.

Над зданием космопорта я заметил огромный плакат, который изображал седого чернокожего мужика, который с отеческой заботой оглядывал прохожих. Надпись на плакате гласила:

ГОЛОСУЙТЕ ЗА ШАРКИ ДЖОГГИНСА! ВАШ КАНДИДАТ ОТ ПАРТИИ ЦВЕТНЫХ! БЕЛОКОЖИМ УБЛЮДКАМ — МЕСТО В СОРТИРЕ! ХОРОШУЮ РАБОТУ ТОЛЬКО ЦВЕТНЫМ! МЫ ЭТО ЗАСЛУЖИЛИ!

* * *

— Давай в машину, — сказал я, усаживаясь за руль «омега-ромео». Брат послушно упал в кресло рядом, баюкая руку.

— Что с рукой? — спросил я, поднимая машину в воздух.

— Сломана, — сквозь стиснутые зубы просипел Антон. — Этот ублюдок…

— Тебе к врачу надо, — сказал я, руля наугад среди низких домов. Завернул в какой-то переулок, пронесся над вывешенным прямо на улице бельем. Какая-то толстуха в заляпанном сером платье выкрикнула мне вслед что-то не совсем цензурное. Я не стал прислушиваться — некогда было.

— Нас сразу найдут, — проговорил брат. — Нельзя!

— Тогда надо покинуть планету.

— Мы не сможем вернуться на яхту! — воскликнул Антон. — Они наверняка выяснят, что она наша!

— Я и не говорю, что лететь надо на ней, — сказал я. — Мы полетим в соседний город, где есть космопорт…

— Послушай, Гера, — перебил меня брат, — нам нужно оружие. Без оружия…

— Тихо! — крикнул я. В голове начала созревать идея.

Невдалеке мелькнула надземная линия монорельса. Я пустил машину вниз, в какой-то грязный загаженный двор. Два двухметровых сопляка с интересом наблюдали, как мы выбираемся из машины. Третий, их вожак, оценивающе глядел на тачку. В ее дальнейшей судьбе я уже не сомневался.

Мы выбежали в переулок, где я заметил линию монорельса, пробежали мимо галдящих ребятишек лет шести-семи, мимо мусорных баков, наполненных использованным пластиком, пластмассой, шприцами, дешевыми одноразовыми станерами и прочим хламом. По кривой, резко уходящей вверх, лестнице мы поднялись на остановочную площадку, которая лишь чуть-чуть возвышалась над кирпичными двух и трехэтажными домами.

На остановке застыла невысокая худощавая старушка на старой аэродоске. Доска немного покачивалась под порывами ледяного ветра, но все же стояла довольно устойчиво.

— Послушайте, — обратился я к старушке, — извините, вы нам не подскажите как отсюда можно добраться до какого-нибудь города, где есть космопорт?

— Париж. Как раз сейчас подъедет, — проскрипела старушка. — Примерно полтора часа езды. Вот только улететь оттуда можно только на планеты акалоитов. Это ихний космодром там. И вообще, не советую я вам в Париж ехать. То еще местечко. Говорят, у них в ресторанах скунсов на обед подают. Жареных. Ну кто в здравом уме будет жарить скунсов? Их варить надо!…

В Парижские рестораны ни я, ни брат наведываться не собирались.

— Нормально, — решил я. — Хе… Париж…

— Герман, я не хочу! — резко проговорил брат.

— Тогда я выстрелю в тебя из станера и засуну в вагон, — пообещал я. — Не очень удобный способ перемещения, как ты думаешь?

— Гера!.. — проскрежетал Антон.

— Сядешь на ближайший рейс, — перебил я. — Полетишь на любую планету акалоитов, только оставь в камере хранения записку на мое имя с названием планеты. Про руку молчи. Терпи сколько сможешь, глотай болеутоляющее, только ничего не говори. Раскроешься, когда корабль выйдет в космос. Акалоиты тебе помогут. Как только прибудешь, поселись в какой-нибудь гостинице человеческой зоны и живи тихо, не высовывая нос. Опять же — оставь записку в камере хранения с названием отеля. Все. Если в течение двух недель я не появлюсь, убирайся на Землю. И лучше забудь о Статике навсегда. Так надо. Сечешь?

По упрямому выражению на его лице я понял, что Антон в любом случае так просто не сдастся. Но сейчас я, кажется, победил.

Поколебавшись, он протянул мне свою записную книжку:

— Здесь адрес и имя нужного тебе человека, — сказал брат. — И карточка… на счету около двухсот тысяч. Боюсь, что этого не хватит…

Неподалеку засвистел приближающийся вагон. Резкий ветер сорвал с насиженных мест по-осеннему желтые листья, запахло озоном.

— Плюс у меня еще чуть меньше пятидесяти, — сказал я, начиная понимать.

— Все равно мало, — кивнул Антон. — Гера… тебе придется…

— Иди ты… — сказал я. Окончание фразы потонуло в скрежете останавливающегося вагона, исписанного безграмотными граффити, но Антон похоже прекрасно меня расслышал.

Брат, по-моему, слишком поспешно залез в вагон, даже не удосужившись пропустить вперед старушку.

И не зря.

Моя рука шарила за пазухой в поисках станера — искушение все-таки подстрелить Антона было слишком сильным.

Любимый братишка оставил мне всего два варианта: либо пристрелить продавцов оружия и спокойно присвоить себе взрывчатку, либо ограбить банк. Оба варианта не сулят мне ничего хорошего, хотя бы потому что я — не убийца и не грабитель.

Приближающаяся вой сирены возвестил меня, что я на данный момент нахожусь в розыске, поэтому пришлось срочно покидать открытую всем ветрам и любопытным взглядам площадку.

* * *

В подобной ситуации, сначала необходимо сменить имидж. Только дураки говорят, что имидж — ничто. Правильно подобранная внешность и модель поведения — это пятьдесят процентов успеха. Остальный пятьдесят от тебя не зависят — это удача. Слепой случай.

Я зашел в дешевую парикмахерскую, где за умеренную плату молоденькая рыжеволосая девчонка побрила меня налысо. Кроме того я купил у нее сиреневые контактные линзы и тюбик с мазью для них.

В одном из затхлых дворов я обнаружил уличный сортир, где старательно изорвал куртку, так чтобы мех местами выглядывал наружу. С джинсами ничего сделать не получилось — слишком хорошая ткань и да и сама фирма тоже ничего. Пришлось просто с помощью специальной ленточки, заменяющей кнопку, поменять их цвет с черного на светло-синий.

Неподалеку я нашел магазин «секонд-хэнд», возле которого выстроилась приличная очередь бледных изможденных людей. Некоторые лениво переругивались, другие рьяно обсуждали последние сплетни. Когда разговор зашел обо мне, я поспешно втянул голову в плечи и сгорбился.

— Представляешь, какие-то придурки сегодня утром избили черномазого полицейского и таксиста на уолл-стрит! Прикинь!

— Копа случайно не Гарри звали? Такой здоровый ублюдок, да? Поделом ему! Все время у космодрома тусуется, нашего брата обдирает… Грязный полицейский…

— Я слышал полицейского убили…

— Заткнись, Юджин! Не хватало еще, чтобы кто-нибудь услышал…

— А придурки, что копа подстрелили, местные или как?

— Вроде, да. С северного централа…

— По-моему, один из них живет на триполи-стрит. Мне Айзек рассказывал. Ну, мам, ты же знаешь Айзека, Он в таксопарке работает, начальником. Он еще от белых в депутаты баллотировался, но провалился. Три закона человеческого сообщества, помнишь? Его этот засранец Джоггинс на дебатах обматерил, а Айзек не сдержался и ответил. Еще хорошо, что в тюрьму не загремел. Повезло просто. Откупился кое-как.

— Эй, кто там без очереди лезет?

— Мужчина, Вы куда?

— Бывают же такие наглые люди!

— Просто ужас, какое хамство!

— Соблюдаем очередь, господа!

— Чистка будет…

— Что?

— Мужчина!

— Да благодаря этим придуркам. Теперь-то черномазые рассвирепеют…

Где еще узнаешь быт и нравы планеты, как не отстояв в очереди часа два-три? Я жадно впитывал в себя информацию, пытался запомнить особенности местного диалекта — все, что могло мне помочь выжить на этом пыльном шарике, болтающемся меж звезд. Вглядывался в разбитые, завешенные тряпками, забитые наглухо окна некрасивых двухэтажных домов, в вывешенное между домов белье, чумазых детишек. Нет, национализм не изжит и в наши дни, но сейчас по большей части гнев и ненависть неразумного человечества направлены на чужих, а вовсе не друг на друга. Как могло возникнуть такое общество? А ведь с акалоитами местные власти еще как дружат…

Очередь медленно продвигалась вперед, местное солнце неторопливо покинуло зенит и теперь катилось к западу, иногда являясь людям сквозь частые рваные облака. Ветер немного стих, но все еще было очень холодно. Пару раз мимо нас медленно пролетали чернокожие полицейские на мотоциклах. Они напряженно вглядывались в прохожих, но на очередь почти не обращали внимания.

При виде полицейских толпа примолкала, а потом с новой силой принималась обсуждать увиденное:

— Видела? Ты это видела, Сара? Как он зыркнул-то!

— Господи помилуй…

— Бог всемогущий!…

— Спаси и сохрани…

— Небось этих ищут… Дай Бог, чтобы нашли. Тогда, может быть, все и успокоится.

— Да-да, Сара… Вот именно!

— А, по-моему, ребята молодцы! Я бы на их месте этих копов всех перестрелял!

— Юджин, замолчи, замолчи ради Бога!…

* * *

Наконец, мы оказались внутри магазинчика. Нас встретило хмурое серое помещение, заваленное грудами одежды. Везде дежурили зоркие женщины в скучной болотной униформе. Самая главная то и дело командовала:

— Не толпиться! Подходите по двое! Одежда дешевая, поэтому не более одного комплекта на рыло! Майка, трусы, рубашка, штаны и свитер для мужчин, все тоже самое плюс лифчик — для женщин!

Здесь все пошло побыстрее. Одежда и впрямь была очень дешевой. Всего за десять евро я стал обладателем широких армейских штанов, застиранной майки, выцветшей розовой рубашки и темно-коричневого вязанного свитера, на удивление приличного. От заплатанных трусов я по зрелому размышлению отказался.

— А можно переодеться? — спросил я у главной продавщицы.

Та яростно зыркнула на меня своими глазищами. Пришлось расстаться с еще одной бумажкой.

Продавщица не сменила гнев на милость, а просто отвернулась и прошептала своей помощнице:

— Рэйчел, отведи парня в примерочную.

Молоденькая пухленькая продавщица поманила меня за собой и повела через лабиринт, образуемый беспорядочно сваленными кучами одежды.

Примерочная оказалась на самом деле переделанным мужским туалетом. Унитаз был вырван с корнем, вместо него на стенку нацепили вешалку и зеркало, однако от запаха никто не удосужился избавиться. Однако жаловаться мне не приходилось, поэтому я быстренько переоделся, вынул из карманов джинсов все необходимое и переложил в новые брюки.

Джинсы было жалко, даже на Земле такие стоили недешево, а уж в этой дыре — тем более! Но ничего не поделаешь — с ними тоже пришлось расстаться.

Куртка и старые джинсы упали в мусорное ведро.

Девушка ждала меня в коридоре, с улыбкой разглядывая мое новое (если его можно так назвать!) одеяние.

— Что смешного? — осторожно спросил я.

— Извините, — сказала она серьезно, — я вас узнала. Вас по телевизору показывали! Вы полицейского избили!

— Ага… — только и смог сказать я, нащупывая оружие.

— Не волнуйтесь! — прошептала девчонка, зачем-то оглядываясь. — Я вас только по джинсам и узнала! Просто моя мама работала в модельном агентстве, и я знаю, что они у вас фирмовые, кучу денег стоят! За такие на нашей планете целое состояние отдадут и еще в выгоде останутся, а…

— Извините, — сказал я, раздумывая, выстрелить все-таки в нее из станера или нет, — но мне пора. Если желаете, можете забрать мои джинсы, они в примерочной остались.

— Это не важно! Я ведь все понимаю! — сказала Рэйчел. — И я вас не выдам!

— Спасибо! — поблагодарил я.

Девушка повела меня через лабиринт. Спросила шепотом напоследок:

— Вы шпион Галактического Совета, правда? Они узнали, что у нас тут творится?

Я кивнул, чувствуя себя последним подонком.

Галактическому Совету плевать на ваши проблемы, девочка.

* * *

В новой одежде и чувствуешь себя по-новому.

Я печально шагал по грязным тротуарам, слегка прихрамывая на левую ногу. Ни дать, ни взять — ветеран войны. А может здесь и впрямь идет какая-нибудь война?

В ближайшем тупике теснились друг на друге маленькие магазинчики, прачечная, обувная мастерская, швейная, а в основании всего этого нагромождения, в полуподвальном помещении, примостился бар со странным названием «Фрэнзи». На дверях висела табличка «Вход только для белых». Судя по тому, что я узнал об этом мире, это было довольно смело. Впрочем, вряд ли цветное население часто посещало бедный район. Поэтому я, больше не раздумывая, направился прямиком в бар.

«Фрэнзи» встретил меня резким запахом мужского пота и пряными ароматами гашиша и еще каких-то наркотиков. Над потолком висел старенький телевизор (обычный плоский экран, ни намека на возможность вывода голографических изображений!), за барной стойкой стояли две миловидные девушки в грязно-серой униформе. За деревянными столиками сидело пять или шесть мужиков. Я угадал с баром — большинство носило военную форму, у двух или трех я заметил небрежно прикрепленную кобуру. На меня обратил внимание только вышибала, накачанный мужчина лет тридцати в синей форме звездного десантника. Взгляд холодный и изучающий — взгляд опытного наемного убийцы, слегка скользнул по мне и вновь отправился гулять по бару. Этот парень выглядел достаточно опасно, чтобы я не рискнул спросить у него, как ему досталась форма десантника. Легче было предположить, что вышибала когда-то служил во флоте, но почему-то мне в это слабо верилось.

Девушки меня встретили дружелюбными улыбками. Вблизи они не казались такими красивыми: у одной лицо было изъедено оспой, а вторая, как мне показалось, едва держалась на ногах от недоедания. Судя по табличке на груди, ее звали Гвен.

— Привет, Гвен, — сказал я. — Не возражаешь, если я закажу кружечку пива?

— Конечно, я не против, красавчик, — подмигнула она мне. — Для тебя все, что угодно! Что будешь? «Будвайзер» или «Фатт»?

Первое название показалось мне чем-то знакомым.

— Давай «Будвайзер», — сказал я. — И чего-нибудь перекусить к пивку…

— Чипсы? Жареные орешки? — спросила вторая.

— Орешки, — решил я.

— Расплачивайся сразу, милый, — улыбнулась мне Гвен, нацеживая в пузатую кружку пенистый напиток. — Не подумай ничего лишнего, просто у нас так заведено… Традиция, так сказать.

— Хорошо, родная, — подмигнул я ей, положив на стойку бумажку в десять евро. — Сдачи не надо.

— И не будет, милый, — рассмеялась Гвен. — Ты еще должен три евро. У нас все-таки не дешевый магазинчик, а приличное заведение. Орешки стоят десять евро, дружище!

Какие-то орешки стоят десять евро? Я попытался не дать удивлению отразиться на моем лице.

— Сейчас, — буркнул я, вываливая на стол мелочь.

Гвен пододвинула мне кружку пива.

Я уселся за свободный столик, с подозрением рассматривая маленькую фарфоровую тарелочку с небольшой горкой зеленоватых круглых орешков. Мне они больше напоминали мутировавший горох.

Я отхлебнул пива и скривился. Дрянной, противный ерш. Давненько мне не приходилось пить нечто подобное. Даже на Статике пиво варят лучше.

А вот зеленые орехи оказались на удивление вкусными — к ним бы хорошего, настоящего пива… Неудивительно, что стоят они дорого. Интересно эти орехи растут где-нибудь поблизости или их покупают на какой-нибудь соседней планете?

Я задумчиво жевал орешки и смотрел телевизор. Показывали какое-то нелепейшее шоу. Красивые темнокожие девушки должны были наперегонки забраться на искусственно созданную, слепленную из ассиметричных металлопластиковых конструкций, гору. Гора состояла из нескольких секторов. В каждом секторе находился здоровенный бледнолицый дядька, почему-то в грязной нестиранной тунике. Он задавал девушкам вопросы, связанные с историей Чаки. Если девушка не отвечала, ей приходилось либо бороться с дядькой, чтобы пролезть дальше, либо снимать с себя часть гардероба.

Зрители этого действа, собравшиеся в баре, бурно приветствовали каждое падение девчонок вниз на один сектор. Когда одна чернокожая красавица неудачно упала и сломала ногу, вверх поднялись кружки с пивом.

— Сегодня удачный день! — крикнул кто-то.

— Уродка черномазая! — подхватили с другого конца бара.

Я неодобрительно покачал головой и заказал еще одну кружку пива, на этот раз «Фатта». К моему неудовольствию он оказался еще хуже «будвайзера». Впрочем, мне было уже все равно — я увлекся следующей телепередачей. Показывали баскетбол. Все в баре болели за единственную команду, в которой был белый, Джонни Ист. Джонни играл паршиво (впрочем, одноклубники Иста еще хуже) и его команда проигрывала с большим разрывом, но все равно клиенты «Фрэнзи» неистово поддерживали светлокожего парня.

Я покачал головой. Тяжелая планета. В чем-то хуже Статики. И что самое гадкое, многие местные верят, что Галактический Совет не в курсе о происходящих тут событиях… Да плевать Совету на их проблемы! Земному Сектору выгодно существование таких дыр, куда можно сваливать отбросы общества, включая и обычный мусор, и собственно людей.

Я выпил еще одну кружечку, посмотрел вместе со всеми начало какого-то нудного сериала про благородных чернокожих молодых людей, которые оказались разлучены злодейкой-судьбой. Мне особенно понравился образ толстой белой кухарки, об которую все походя вытирали ноги, но которая с завидным постоянством помогала влюбленным переписываться с помощью голубиной почты.

За окном вечерело, когда я покинул бар. Вслед мне грустно улыбнулась девушка с лицом, изъеденным оспой. Даже вышибала вел себя гораздо дружелюбнее, и попрощался со мной легким кивком.

Поселиться бы в доходном доме напротив, жить вместе с Гвен, рожать и воспитывать чумазых детишек. Иногда ходить к соседке напротив, если уж слишком надоест однообразие.

Мысль прибежала, махнула хвостиком на прощание и умчалась в далекие дали…

Ослепительный свет прожектора протянулся через все небо и громоподобный голос резко объявил:

— В белых кварталах объявлен комендантский час! Начало — ровно через полчаса! Полиции разрешено открывать огонь на поражение без предупреждения! Повторяю…

Я стоял, прислонившись к фонарному столбу и размышлял. В блокнотике, что дал мне Антон ясно было указано, что к его «другу» ехать лучше поздно вечером. Однако комендантский час несколько спутал мои планы. Можно, конечно, рискнуть, но…

Из бара потянулись завсегдатаи. Они еще продолжали бурно обсуждать перипетии сериала и ругать «проклятых черномазых», но уже явно спешили разбежаться по домам.

Зло фыркая, подлетел черный глянцевый мотоцикл. Темноволосый парень успел два раза посигналить, прежде чем из «Фрэнзи» выскочила Гвен, на ходу натягивающая синюю спортивную курточку. Меня они не видели — я отступил в тень дома.

Следующей вышла вторая официантка. Она, нервно оглядываясь, застучала каблучками по мостовой. Дверь за ней захлопнулась, и все огни погасли. Вышибала остался ночевать в баре.

Я еще раз взвесил все «за» и «против» и последовал за девчонкой.

Мы прошли четыре квартала, прежде чем девчонка нырнула в подъезд одного из домов. Несмотря на всю свою подозрительность, она, кажется, не заметила меня. Однако сейчас стоило поспешить — кто его знает в какой квартире живет официантка!

Опасность я почувствовал слишком поздно. Лишь только я переступил порог, мой затылок взорвался ужасной болью, а из глаз во все стороны полетели разноцветные фейерверки. Огромным усилием воли я заставил себя не только не потерять сознание, но даже не упасть. Вместо этого я развернулся и принял следующий удар легкой, но от этого не менее опасной, шоковой дубинки на предплечье. Не скажу, что это было очень приятно, но у меня появился шанс ответить, которым я и воспользовался. Рука сжалась на нежной кисти девушки, выкручивая ее. Дубинка шлепнулась на пол, официантка коротко вскрикнула.

Я прижал девчонку к стенке, зажал рот раненой рукой. Девчонка кусалась и брыкалась, но по крайней мере боли от ее зубок я не чувствовал, рука еще отходила от соприкосновения с шоковой дубинкой.

Я судорожно пытался вспомнить, как ее зовут. Ведь была табличка, была…

— Клер! — наконец, вспомнил я. — Не кричи! Слушай, я тебя сейчас отпущу, хорошо? Только не кричи, пожалуйста. Мне только надо где-нибудь переночевать, понимаешь? Этот чертов комендантский час застал меня врасплох! А я не хочу снйчас в тюрьму, а уж тем более не хочу валяться в луже собственной крови, понимаешь?

Клер перестала биться в моих импровизированных объятьях, глаза стали более осмысленными. Она осторожно кивнула.

Я отнял руку от ее лица.

Девушка глубоко вздохнула, потом яростно толкнула меня в грудь и прошипела:

— Дурак! Мог бы просто подойти ко мне в баре и спросить. Или это новый способ знакомиться с девушкой?

— Я с другого города, — сказал полушутливо я, отпуская Клер. — Не знаю ваших порядков, красавица…

— Из столицы? — презрительно спросила официантка. — Сразу видно… вы там в место того, чтобы на подарки девушкам честным трудом зарабатывать, перед черномазыми на коленях ползаете.

Я не уловил особой связи между девушками и ползаньем на коленях, но на всякий случай ответил:

— А разве здесь все иначе?

Клер вдруг потупилась:

— Да, впрочем, и здесь также. Ты прав, мой загадочный незнакомец.

— Меня зовут Гарри, — сказал я, вспомнив толстого полицейского.

— Имя как имя, — пожала плечами Клер. Потом вдруг схватила меня за руку и потащила по лестнице наверх. На втором этаже она долго стучалась в неряшливо покрашенную синюю дверь, пока та не открылась. В узком проеме показалось сморщенное лицо миниатюрной старушки.

— Тетя Агнесс! — весело крикнула Клер, но все-таки промелькнула в ее голосе какая-то напряженность. — Дайте ключ, пожалуйста. Я с работы…

Старушка повозилась за дверью и протянула девушке связку ключей. Посмотрела на меня, неодобрительно покачала головой:

— Клер, когда-то я обещала твоей матери, что прослежу за тобой. И что же я вижу изо дня в день? Ты приводишь все новых и новых мужчин к себе, девочка! Твоя мать, Клер, была настоящей богобоязненной католичкой, а ты…

— Тетя Агнесс, пожалуйста! — воскликнула девчонка, озверело ковыряясь в допотопном замке. Наконец, он поддался, и дверь распахнулась. Мы сразу же оказались в большой и явно единственной комнате. Слева белела еще одна дверь — на кухню. Клер включила свет, и я смог осмотреться.

Довольно уютно. Светлые гардины на окнах, широкий экран телевизора, небольшой диванчик и столик перед ним. Кровать. Два шкафа, заполненные книгами. Мягкий пушистый ковер под ногами. Я снял ботинки и всунул ноги в потертые безразмерные тапочки-кролики.

— Это сестра моей мамы, — сказала про старушку Клер, разуваясь. — Все бдит и заботится обо мне и моей моральной чистоте. Такая зануда, если честно, что просто ужас! Есть хочешь?

Это уже ко мне.

Я помотал головой, разглядывая старинный меч в красивых позолоченных ножнах, который висел на стене.

— Настоящий? — спросил я.

— Что? А… Нет, это моего бывшего приятеля. Бутафория. Пат в театре работал. Там и стащил. Потом этот придурок меня бросил, в Джорджтаун уехал, а меч вот оставил. Ты не стесняйся, проходи. Ящик включи, если хочешь… А я сейчас. Перекушу чуть, умоюсь, переоденусь… Хорошо? — И не дожидаясь моего ответа, Клер умчалась.

Я прошел в комнату, сел на краешек дивана. Телевизор включать не стал, вместо этого потянулся к шкафу и наугад вытянул одну из книг. Книги у Клер были старинные, бумажные. На оболжке той, что оказалась у меня в руках, я с удивлением прочиел: «Практическая психология. Уилфорд Бэннингс».

— Точно есть не хочешь? — донесся голос из кухни. — У меня есть сухарики и палка колбасы! Хорошей, честное слово!

— Нет, спасибо! — крикнул я. Поставил книжку обратно на полку, осмотрел другие корешки. Нет, встречались здесь и относительно новые электронные книги, но большинство из них датировались прошлым, а то и позапрошлым веком. Я прошелся вдоль полок, разглядывая названия. Здесь все было вперемешку: любовные романы и книги по истории, фантастика и детские сказки, детективы и классика. Я достал еще несколько книг, пролистал. Ощущение было необычным, будто прикоснулся к далекому-далекому прошлому. К мыслям авторов, что хранили эти книги.

Когда-то, в юности, мы пропадали с Мариной в библиотеках. Я даже запомнил запах тех книг — пряный запах, навевающий что-то мимолетное… приключения, путешествия, что-то загадочное и необъяснимое…

— Я раньше в библиотеке для белых работала, — сказала Клер.

Я обернулся. Девушка стояла в проходе в легком полупрозрачном пеньюаре. На лице играла застенчивая улыбка, даже раны, оставленные болезнью, были менее заметны. Наверное, Клер замазала их кремом.

— А что с ней случилось? — спросил я, пытаясь не обращать внимания на практически обнаженное тело девушки.

— Черномазые сожгли, — пожала плечами Клер. — Кое-что нам с подружками удалось спасти. Вот… уже три года читаю, пока что не все перечитала. А ведь раньше, Гарри, даже когда в библиотеке работала, к книгам редко-редко прикасалась. Представляешь? Не тянуло как-то… А как библиотеки не стало… Будто дань погибшим книгам отдаю! Читаю-читаю-читаю… Все подряд — философские труды, энциклопедии, биллетристику… Ой, о чем это я… Погоди…

Она торжественно проплыла через всю комнату и присела на кровать, томно выгнувшись. Под пеньюаром явно обозначились упругая девичья грудь с маленькими коричневыми пятныщками сосков.

— Клер, я… Я не потому к тебе пришел, — сказал я хрипло.

Она как-то сразу вся обмякла.

— Мне и впрямь негде ночевать…

Клер вдруг заплакала. Горько, по-женски, взахлеб.

Я осторожно присел рядом с ней, нежно погладил по вздрагивающему плечику.

— Я тебе не нравлюсь, так? — спросила бывшая библиотекарша. — Я — уродина? Вот, что ты хочешь сказать? Так что ли?

— Не в этом дело, Клер, — горячо проговорил я, — просто я… Ну, понимаешь, я не хотел тебя обидеть, просто…

Она вдруг прижалась ко мне и провела по бедру правой рукой, поднимаясь все выше и выше. Слез — как не бывало. Из этой девчонки могла бы выйти неплохая артистка.

— Клер, ты — проститутка? — спросил я, осознавая всю нелепость своего вопроса.

— Ну зачем же так грубо, милый? — горячо проговорила девушка, проводя язычком по моей шее. — Я — просто бедная девушка, которая зарабатывает себе на кусок хлеба как может… Не переживай, родной… с тебя всего лишь сотка за ночь… Ведь это так дешево, правда? А я позволю абсолютно все… Все, что захочешь, мой милый… Ведь ты мне очень нравишься… я могла бы с тобой и бесплатно, честное слово, но нужда заставляет…

Глаза сухие, на губах играет улыбка. Притворялась она или нет?

Я осторожно сбросил ее ласковые руки со своих плеч:

— Клер, я заплачу тебе за ночь двести евро. Честное слово. Посплю на диване, а ты здесь, хорошо? Только сексом мы заниматься не будем. Я не хочу. И не потому, что ты некрасивая. Просто — сейчас не время и не место.

— Ты — импотент? — спросила она, внимательно всматриваясь мне в глаза. — Или голубой?

Я вспомнил Андрэ и улыбнулся, сдерживаясь, чтобы не расхохотаться:

— Нет.

* * *

Клер переоделась в спортивный костюм и, весело дрыгая ногами, сидела рядом со мной на диване. Мы ели сухое печенье и запивали молоком. Печенье было ничего, а молоко ужасное — из порошковой смеси. По телевизору показывали уморительно смешное шоу (по крайней мере так считала Клер), и мы хохотали, рассматривая веселые ужимки дебильных клоунов и их ручных зверьков, отдаленно напоминающих смесь крокодила и кошки. Клер пыталась рассказать мне какой-то анекдот, связанный с этими необычными животными, а я припомнил случай из своей юности, когда мы с приятелем забрались в зооуголок факультета ксенологии и пытались стащить метровых крыс родом откуда-то с Альдебарана-4. Мы с Клер держались за руки и смеялись до слез, когда я дошел до того момента, когда одна из крыс ухватила моего друга за задницу.

Мы смеялись — беззаботно и весело.

Словно знали друг друга с самого детства.

— С тобой весело, Гарри, — вдруг сказала Клер, после очередного приступа смеха. — Черт… честно, даже не ожидала, что мне будет так весело. После смерти мамы все как будто пеленой какой-то накрылось… Понимаешь, все эти годы я живу будто впелене какой-то. Время уходит, но мне все равно. Словно робот какой-то — утром — в бар, вечером — домой, иногда трахаюсь с клиентами за деньги. И больше — ничего!

— Все будет хорошо, — пообещал я ей. В этот момент я действительно в это верил. Мир прекрасен. Пускай на данный момент он состоит всего лишь из этой комнаты и потерявшей веру в жизнь девушки.

— Ты замечательный, Гарри, — сказала тихо Клер, легонько коснувшись своей рукой моей ладони. — Прости… прости, что я подумала…

— Все в порядке, — заверил я девушку. — Хотя… ты не задумывалась, что однажды тебе попадется не клиент, а обычный вор или убийца?

Клер бесшабашно рассмеялась:

— Гарри, поучений мне и от тетушки вполне хватает. Давай не будем, хорошо? Воровать у меня почти нечего, ну кроме телевизора. Книги — кому они сейчас нужны? А убьют… да пускай. Ничего в этом мире нет, что меня держит. Честно-честно-честно! — И она наклонилась, разглядывая меня исподлобья, словно нашкодивший котенок. — Я не вреу. Ты мне веришь, Гарри?

— Не верю, — сказал я. — Если это так — ты бы уже давно шагнула с крыши ближайшего четырнадцатиэтажного дома.

— А у нас нет достаточно высоких домов, — тихо произнесла Клер.

— Есть и другие способы…

— Да ты оптимист, как я посмотрю! — воскликнула девушка. — Ладно, иди сюда, я тебе кое-что покажу.

Она потянула меня к окну, и отдернула занавески.

Мы стали рядышком.

Черное-черное небо, звезды-огоньки. Когда смотришь с земной поверхности, они вовсе не кажутся далекими и холодными.

— Я мечтаю заработать много денег, — сказала Клер, — и улететь отсюда. Путешествовать из мира в мир. Разговаривать с людьми и чужими. Бродить по развалинам давно исчезнувших таинственных цивилизаций. Мечтать о каждом новом путешествии. Предчувствовать то загадочное, с чем можно встретиться. И чтобы рядом был друг. Муж, любовник — все вместе, но главное — друг. Мой друг, с которым можно поговорить обо все на свете. Который понимал бы меня с полуслова. Только мой, понимаешь? И я бы была только его. И все звезды на свете — только наши! Хорошая мечта? Скажи мне, Гарри!

Я смотрел на звезды, пытаясь отыскать среди них ту, что обогревает Статику.

— Отличная, — сказал я.

— А какая у тебя мечта? — спросила Клер.

В другой момент я бы промолчал. Но ночь очистила мою голову от дурных мыслей. Давным давно кто-то сказал, что утро вечера мудренее. Этот умник, наверное, ложился спать в девять вечера и беспробудно спал до самого утра. А зря.

Ночь вечера мудренее. Утром все уходит…

— Я хочу помочь одной планете. Спасти ее, если угодно. Давным давно, Клер, я любил девушку. И мечтал только об одном, чтобы она была рядом. После ее смерти все мои мечты померкли и стали маленькими, недостойными меня. Понимаешь? Чтобы сделать хоть что-нибудь достойное ее памяти, я должен спасти весь мир. Как минимум, планету… Прав мой брат, плевал я на Стазис и Статику. Если бы не эта девушка, я спокойно…

Я замолчал, понимая смысл только что сказанного. Передавали ли по телевизору обо мне? И видела ли Клер эту передачу?

— Я сегодня рано утром записала на телик новости, — задумчиво сказала Клер, будто читая мои мысли. — С общего канала…

Я промолчал.

— У нас запрещено его просматривать, — закончила Клер. — Но все понемножку настраиваются. Даже черные. Пойдем, Гарри…

Мы снова уселись на диван. Клер отыскала пульт и нажал несколько клавиш. На экране возникло довольное лицо Дэвида Блоха. А рядом с ним стоял… Мда… Мой старый знакомый, Ден Малик. Малик белозубо скалился в камеру — даже синяк под глазом уже рассосался. А, может быть, поработали опытные гримеры.

— Журналистское расследование привело нас на Статику! — нагло улыбаясь заявил Блох. — Здесь мы встретились с людьми, которые так или иначе знали детектива Германа Лукина, который обвиняется в убийстве начальника винзавода «Офелия» господина Цвейга. Один из этих людей — мой коллега, господин Малик. Ден, вы хорошо знали господина Лукина?

— Здравствуйте, дорогие зрители! С вами вновь ваш любимый трупоед! — воскликнул Малик, выпучив свои рыбьи глаза. — Да, Дэвид, я прекрасно знаю детектива Лукина. Если честно, мы с ним некоторое время дружили. Вернее я думал, что дружили. На самом деле под личиной добропорядочного гражданина Лукин умело скрывал маску зверя. Как сейчас помню, за несколько дней до отлета со Статики Герман разговаривал со мной. Я заявил ему, что грядущая постройка горнодобывающего предприятия, конечно, поможет Статике преодолеть экономический кризис, но ведь надо и учесть резкое возрастание уровня преступности… В ответ Лукин выругался, притворился, что идет за напитками, а сам подло напал на меня со спины…

— Ублюдок, — смачно проговорил я. Было в этом Малике что-то такое неосознанно подлое… он напоминал мне ребенка, на которого даже просто обижаться как-то стыдно. Максимум, что стоило сделать — легонько хлопнуть сорванца по попке и поставить в угол. А потом простить — в очередной раз.

Во время речи Малика Блох глубокомысленно кивал, потом снова повернул свое ухоженное лицо в камеру и сказал:

— Итак, расследование продолжается. Мы будем продолжать информировать вас, уважаемые зрители, о его ходе. Напоследок — фотография преступника. С вами был, аналитик общественного телевидения, Дэвид Блох. Спасибо за внимание и будьте бдительны!

На весь экран выплыла моя фотография — на ней я хмурился с особо злодейским видом и смотрел куда-то вверх.

Клер бросила на меня всего лишь один взгляд, сравнивая.

— Сердце всегда подводит, правда, Герман? — тихо спросила она. — Мозги перестают работать, язык начинает болтать лишнее… Со мной тоже так часто бывает.

Я молчал, разглядывая свою фотку. Телевизор не имел никакой возможности передавать третье измерение, и мое изображение получилось несколько сплюснутым по бокам, но все же легко узнаваемым.

— Что ты собираешься делать, Герман? — мягко поинтересовалась Клер. Словно с ребенокм общается, подумалось мне.

— Вопрос в том, что собираешься делать ты, Клер, — ответил я. — Принимай решение сама. Чтобы тебе было легче, учти что убивать я тебя не собираюсь, грабить — тоже. Я — не преступник, что бы обо мне ни говорили.

Она помолчала, нервно теребя кончик своей ночной рубашки.

— Ты убил этого Цвейга? — спросила Клер.

Я, конечно, мог ей рассказать о том, что стрелял Антон, но зачем? И так из меня вышел плохой разведчик. Много лишнего болтаю в последнее время.

— Да, — ответил я. — Он — один из тех, кто пытается разрушить Стазис.

— Я читала про вашу планету, — задумчиво проговорила Клер. — Насколько я помню, Стазис невозможно разрушить ни одним из видов оружия.

— У них есть этот способ, — сказал я уверенно.

— Ты собираешься убить их всех? — насмешливо проговорила Клер.

— Для начала только президента планеты Макс-3, который все это затеял, — ответил я.

— А вдруг ты ошибаешься, Герман? — спросила Клер. — Представь себе такую ситуацию. Может, разрушив Стазис они и впрямь спасут экономику вашей планеты? Может быть, они хотят только лучшего.

— Стазис — это живые люди, Клер, — сказал c каким-то нелепым ненужным пафосом я. — Они до сих пор живы, просто застыли во времени…

— Ну и что? — упрямо повторила девушка. — Их жизнь важнее для тебя жизни твоих сородичей? Да?

— Все не так, Клер, — устало произнес я. — Я не хочу с тобой сейчас спорить, поверь мне на слово: президент Макса-3 ищет выгоду вовсе не для моих соотечественников, а только для себя любимого. Я уверен в этом, Клер. Давай не будем спорить, пожалуйста.

— Но…

Резкая трель видеофона заглушила ее слова. Я похлопал по карманам, достал трезвонящую трубку.

Со мной связывались со Статики.

Сон как рукой сняло — я не раздумывая нажал на кнопку приема. Сердце стучало, будто бешеный молот, отбивая свою смертельную чечетку. Время застыло…

Изображение на экранчике так и не возникло — слишком большое расстояние, видеофон не вытягивал, но мне было достаточно голоса.

— Гера! Гера, ты меня слышишь?

— Привет, Лера, — сухо произнес я.

— Что ты натворил, Герман? — плакал голос моей секретарши.

Черт возьми, сколько я ее не видел? Месяц? Два?

Недели три на самом деле, не больше.

— Тебя разыскивают везде! ГСБ, полиция, даже журналисты! Зачем ты убил этого Цвейга, Герочка…

— Я не убивал его, — зло произнес я и нажал на кнопку сброса. Связь прервалась.

— Зачем ты это сделал? — испуганно спросила Клер.

Я не ответил. Подошел к окну, раскрыл его и, размахнувшись, забросил трубку на крышу соседнего двухэтажного дома. Видеофон жалобно звякнул, скатился к водосточной трубе и там похоже застрял.

Свежий воздух охладил мое разгоряченное лицо, вернул способность соображать.

— Что случилось? — повторила Клер.

Я закрыл окно и обернулся.

— Это… моя секретарша, — сказал я тихо, будто и здесь меня могли услышать. — Она наверянка позвонила мне по указке копов. Теперь, если им удалось взять пеленг, они найдут меня здесь, на Чаки.

— Почему ты решил, что она звонила по чьей-то указке? — спросила Клер.

— Интуиция, — криво улыбнулся я. — И кодовое слово. Она назвала меня «Герочкой». Мы с ней условились еще давно — если Лера произносит его, значит разговор прослушивается. Плохо то, что она произнесла его слишком поздно. Значит, долго не могла решиться — предавать меня или нет…

— Что ты собираешься делать теперь? — спросила испуганно Клер.

— Не знаю, — честно ответил я. — Мне необходимо оружие, которое я могу достать здесь на Чаки. Но у меня слишком мало денег…

— Я помогу тебе, — задумчиво произнесла Клер. — Потому что… это судьба, правда? Не зря же я записала эти новости? Будто подтолкнуло что-то… У меня лежит на счету шесть тысяч евро…

— Клер, — сказал я, — не надо. Мне не нужны твои деньги. И твоя помощь, это слишком опасно…

Девушка посмотрела мне в глаза.

Я в ее.

У нее очень красивые глаза, если не обращать внимания на язвы. Ярко-синие с радужной каемкой огромные глаза.

— В городе есть здания высотой больше, чем четырнадцать этажей, — медленно проговорила она.

— Зачем тебе это? — спросил я.

— Я тебе уже рассказывала о своей мечте, — сказала твердо Клер. — Что еще надо? Этого слишком мало?

Слишком много, девочка… Но зачем тебе это знать?

— Значит, будем действовать быстро, — решил я. — Мне нужно завтра после обеда попасть в район монорельсовиков. Ты знаешь, как можно туда добраться максимально быстро и желательно безопасно?

— Черные возьмут тебя, — покачала головой Клер. — Просто чудо, что еще вчера не арестовали. Хорошо, что ты к нам в бар зашел — они туда не рискуют соваться. Но пролететь через весь город? Я даже не знаю…

Она нервно зашагала по комнате, скрестив руки на груди.

Потом остановилась, подперев подбородок кулачком.

— Эврика! — вдруг прошептала она.

— Да?

— Герман, ты знаешь в какие мероприятия белых черные обычно не лезут? Где они оставили нам шанс повеселиться?

— Где? — спросил я.

Клер подошла к платяному шкафу и распахнула его.

— На похоронах и свадьбах.

* * *

Не думаю, что таксисту было очень приятно везти парочку, которая всю дорогу только и делала, что целовалась. Копы пару раз нас останавливали, но стоило водителю кивнуть на заднее виденье, где расположились мы с Клер, и полицейские сразу давали отмашку. Влюбленные голубки, что тут поделаешь.

Пускай даже и грязые, мерзкие белые.

— Ты плохо целуешься, — прошептала Клер, когда мы пролетали над «цветным» кварталом. Дома здесь были побогаче и повыше. Самое высокое здание — шпиль в виде копья — возвышался метров сто над землей.

— Совсем не стараешься! — добавила обиженно моя новоиспеченная невеста, поправляя сбившуюся прическу. В своем белоснежном платье Клер выглядела куда симпатичнее. Мне пиджак слегка жал в плечах, но издали это заметить было сложно.

* * *

Я в ответ крепче прижал Клер к себе и постарался вспомнить как целовался когда-то с Мариной. Получалось плохо, но я все-таки старался.

— Да, так уже лучше, — удовлетворенно проговорила Клер.

Я почувствовал себя как нерадивый студент, который только что по чистой случаности сдал трудный экзамен.

Через три минуты она прошептала мне на ухо:

— Вот уж никогда не думала, что наша несостоявшаяся свадьба с Патом сослужит мне службу, — и Клер захихикала, прижимая душистый платочек ко рту. — Пригодились таки костюмчики!…

— Со свадьбы сбежали? — спросил любопытный водитель.

— Три дня гуляем, — подтвердила Клер. — Мы с юго-восточного поселка, что за Джорджтауном. Не бывали там случайно?

— Нет… — с явным сожалением в голосе проговорил таксист.

— Мой папа — мэр поселка, — похвасталась Клер. — Мы с Гарри уже давно мечтали пожениться, ведь мы знакомы с самого детства. Но все как-то не выходило. То денег на хватало, то еще что-нибудь. И вот, наконец-то! Свершилось! Представляете? Вот только не думала, что и свадьба может наскучить. Все эти поздравления, тосты, бесконечные ящики с виски и шампанским, пьяные в стельку гости и родственники! Поэтому мы с Гарри и сбежали. Пока гостьи гуляют, побудем наедине. Понимаете, что я имею в виду? Кстати, среди гостей и мэр Джефферсона, вот его-то Вы наверняка должны знать…

Я легонько толкнул Клер в бок, мол, ври, а не завирайся.

— Сядьте здесь, пожалуйста, — невозмутимо попросила моя суженая, не обратив на мой толчок ровным счетом никакого внимания. — Да, возле вот этого магазинчика. Ага. Прямо тут. Хочу прикупить себе чего-нибудь из одежды. Гарри-то проще, правда, Гарри? А мне в этой хламиде гулять… Запутаюсь и упаду — хороша невеста!

Мы сели посреди небольшого осеннего парка. Я расплатился с водителем и повел Клер к магазинчику. Ей действительно стоило сменить одежду.

Встретила нас хозяйка — мулатка среднего возраста в строгом желтом костюме. Она поморщилась, увидев что цвет кожи посетителей отличается от доминирующего на планете, но все же постаралась относиться к нам максимально дружелюбно. У нее это стало получаться гораздо лучше, когда хозяйка прониклась симпатией к беззаботной болтовне Клер. И совсем хорошо, когда я, поворчав для порядка, раскошелился на дорогущий модный джинсовый костюм для своей суженой.

Потом мы, весело болтая, вернулись в парк.

— Отсюда до нужной улицы два квартала, — сказала Клер. — Правда, я не знаю, где находится дом номер 119…

Я крепче сжал ее ладошку.

— Не нервничай. Я скоро вернусь.

— Может, улетим? — спросила вдруг Клер, вцепившись мне в руку. — Прямо сейчас. Я не прошу о многом! Забери меня в любой мир Земного Сектора, а потом лети, куда хочешь. Больше мне ничего не надо. Пожалуйста…

— Извини, Клер, — сказал я.

Она отпустила мою руку. Тоскливо посмотрела куда-то в сторону:

— Ты не вернешься, Герман, — прошептала Клер. — не знаю почему, но мне это пришло в голову. У меня иногда бывают такие… предчувствия. Если мы сейчас же не улетим… я больше никогда тебя не увижу. Гарри… Герман… У тебя странное имя, Гарри. Холодное, но красивое. Не уходи, прошу тебя…

Я присели рядом с ней на деревянную скамеечку.

— Я обязательно вернусь через час-два, — пообещал я. — Если же вдруг все-таки не смогу — лети домой. А еще лучше — в ближайший космодром. Оттуда — к акалоитам и не задерживаясь дальше — в Земной Сектор.

— Я боюсь, Герман, — вдруг сказала Клер.

— У тебя все будет хорошо, — заверил я ее. — Ты умная девушка и…

— Глупый! — воскликнула девушка. — Я за тебя боюсь! У меня раньше никогда не было друзей! Я не хочу тебя терять… Это только в глупых книгах говорится, что ради таких моментов стоит прожить жизнь. Но я не хочу! Я хочу, чтобы вся оставшаяся жизнь только и состояла из этих моментов.

— Не уходи… — повторила она, прижимаясь к моему плечу.

Я не знал, что ответить.

Ненавижу прощания…

Да что это со мной? Будто и правда не собираюсь возвращаться!

— Клер, я пойду, — решительно сказал я. — Господи, ты ведь сама меня сюда привела. Ты знала, что я зайду в этот дом. Но… но я вернусь, Клер! Чем хочешь поклянусь…

— Хорошо… тогда, удачи! — тяжело вздохнула моя неожиданная суженая. Приподнялась и чмокнула меня в щеку.

А потом отвернулась и ни разу не повернулась, даже когда я исчезал за поворотом.

* * *

Я еще раз сверился с блокнотиком.

«Орэнж-сити. Район монорельсовиков. Вотч-стрит 119-66»

Все правильно. Это здесь.

Вот уж никак не ожидал увидеть обычную квартиру во вполне обычном здании, весьма напоминающем московскую общагу. Ощущение де жа вю было слишком сильным, и я все ждал, что сейчас двери откроются и передо мной предстанет ехидный червь Леша собственной персоной.

Отмахнувшись от навязчивых мыслей, я поправил «Целитель» за пазухой, огляделся (на площадке было безлюдно) и позвонил.

За дверью раздались легкие шажки, щелкнул магнитный замок, и она распахнулась.

В проеме показалась белокурая маленькая девочка в розовой легкомысленной пижамке с вышитыми веселыми зелеными и синими слониками. Она вопросительно смотрела на меня, а я как полный идиот уставился на нее. Неужели, брат ошибся с адресом?

— Вам кого, дядя? — пропищала малышка, невозмутимо ковыряясь пальчиком в носу.

— Мне нужен Макс Блэйн, — пробормотал я.

— Это мой папа! — воскликнула девочка и крикнула в темноту комнаты: — Папа, папа, к тебе дядя пришел!

Из квартиры донесся странный звук, будто кто-то свалился с кровати. Через минуту в коридорчике возник растрепанный заспанный мужчина в красном мохеровом халате. Клоки черных волос на голове у Блэйна торчали во все стороны, половину худющего лица прикрывали огромные квадратные очки. На вид ему было лет тридцать-тридцать пять.

— Я же просил приходить ко мне только поздно вечером! — хрипло заявил мужик, хватая девчонку подмышку. Малышка весело рассмеялась и засучила ножками, пытаясь вырваться, но отец оказался сильнее.

— Макс Блэйн? — зачем-то уточнил я. Происходящее казалось мне каким-то фарсом.

— Он самый! — хрипло заявил мужчина и потащил девочку по коридору, завешанному одеждой и захламленному какими-то коробками. — Заходите!

Я осторожно перешагнул через порог,и взгляд сразу же уткнулся в черно-белую картину на стене. На ней был мастерски (насколько мог судить я — полный профан в живописи и прочих изящных искусствах) изображен молодой человек, вонзающий острый как бритва нож себе в ногу. Как-то не вязалась эта картина с Максом Блэйном, отцом-растеряхой.

Впрочем, занимающегося продажей оружия Блэйна у меня тоже не получалось представить.

Мужчина потащил свою дочь в соседнюю комнату. Оттуда сначала раздался возмущенный писк малышки, потом что-то строго говорил Блэйн, отчитывая непослушную дочь, и девочка неожиданно притихла.

Через минуту в коридоре снова появился Макс: он даже не удосужился поменять костюм, только чуть-чуть пригладил рукой непослушные волосы.

— Дал Джулии снотворное, — поведал он мне.

— Не рановато ли для такой маленькой девочки? — спросил я, с изумлением уставившись на «заботливого» папашу.

— А как вы еще прикажете ее усыпить? — удивился Блэйн.

— Колыбельную можно спеть, к примеру, — язвительно проговорил я.

— Так бы я и сделал, — кивнул Макс. — Но раз уж вы пришли… кстати, с кем имею честь?…

— Меня зовут Гарри, — произнес я. И добавил: — С приветом от Хакера.

— Помню-помню, — покивал Блэйн, вытаскивая из комнаты низкое плетеное кресло. Так мы и остались в прихожей. Макс уселся в кресло, а я встал, прислонившись к стенке.

— Извините, что не приглашаю на чашку чая, — ехидным голосом заявил Блэйн. — Бизнес у меня такой. Все дела обсуждаю в прихожей. Можете закурить, если желаете. И общайтесь свободно, здесь отличная звукоизоляция. Никто не услышит.

Кого-то мне этот парень напоминал. Чем-то неуловимым, эфемерным. Чувство де жа вю все усиливалось и усиливалось.

— А как насчет «жучков»? — поинтересовался я на всякий случай.

— Чисто! — воскликнул Макс, проводя правой рукой по стене, будто смахивая невидимые «жучки».

— И еще у меня каждый день в комнате убираются робоуборщики, — хитро улыбнулся Макс. — Ребенку вредна пыль, знаете ли. А я забочусь о здоровье своей дочери. Особенно после того как ее мать умерла…

— Примите мои соболезнования, — сказал я.

— Недели две назад это случилось, — грустно прошептал Блэйн. Мне показалось, что он сейчас заплачет. Но вместо этого Макс Блэйн перешел на деловой тон:

— Как дела у Хакера? И у его друга… Как его звали? Шон вроде? Такой здоровенный негр…

Я промолчал. Шона я ни разу не видел. Ну разве что мельком, по стерео, когда сидел в Дыре, тюрьме на Статике. Но не запомнил. Что ж, очень умно: Дерек правильно поступил, взяв с собой чернокожего.

Нам с Антоном тоже стоило подумать о смене имиджа, а для этого надо было хотя бы отыскать побольше сведений о Чаки. Понадеялись на русский «Авось» и, как оказалось, зря.

— У Хакера проблемы, — сказал я.

— Очень жаль, — безразличным голосом произнес Блэйн, чуть не зевая от скуки.

Мы помолчали. Я угрюмо разглядывал портрет человека, который с улыбкой разрезал свою плоть.

— Наверное, думаешь как белый человек смог подняться на планете, которой правят черномазые? — весело спросил Блэйн. И сам же ответил: — Просто надо иметь голову на плечах, Гарри. Всего-то! Но тупое большинство этого просто не понимает. Впрочем, речь не об этом. Надо обсуждать дела. Давай, выкладывай, зачем пришел, приятель!

— Оружие, — сказал я. — Мне нужны две снайперские винтовки и комплект взрывчатки. Вроде той, что ты продал Хакеру.

— Хорошая вещь, — кивнул Макс Блэйн, поплотнее закутываясь в халат. Очки хищно блеснули: — Не обнаруживается ни одним из земных устройств. На всякий случай я предложил Хакеру кинуть в чемодан пару шутих, начиненных порохом, чтобы замаскировать взрывчатку. Тогда это была экспериментальная модель, кое-какие сомнения насчет вещества еще существовали… но теперь все в прошлом. Хоть полностью обвешайтесь взрывчаткой. Ни одна служба вас не засечет! Здорово, да?

— Да, — согласился я. — Здорово. Откуда у вас эта картина?

Черно-белый мужчина рассекает кожу, мышцы, сухожилия, кромсает собственную рану…

Блэйн взглянул на нее.

— Нравится? — почти с нежностью спросил он. — Это с моей планеты. Имя художника вам ничего не скажет, но могу сказать только одно — он самый знаменитый живописец моей Родины. Для своих картин использует только две краски — черную и белую. Представляете, Гарри? Он добивается такого потрясающего эффекта всего с помощью двух красок. Эти оттенки, переливы, эта грусть в глазах юноши — разве не великолепно?

— Так вы не с Чаки родом? — спросил я.

— Я живу здесь всего несколько лет, — ответил Блэйн, поворачиваясь ко мне. — Быть может, обсудим цену…

Рукоятка «Целителя» приятно холодила кожу. Дуло глядело прямо между глаз Блэйна. Мне даже показалось, что черный зрачок отражается в его линзах.

— В чем дело? — холодно спросил человек в халате. — Ты чокнулся, Гарри? Тебе все равно не выйти с этим отсюда… У меня большие, попросту огромные связи на Чаки. Ты даже себе представить не можешь, насколько большие.

— Ты не человек, Блэйн, — тихо сказал я. — Ты — сектоид.

Макс не стал отнекиваться, не стал мне ничего доказывать, а вместо этого весело расхохотался:

— Это так, Герман, — сказал он, наконец, стряхивая выступившие слезинки. — Ты как догадался?

— Шизофреники вы все, — сказал я твердо, — все играетесь… Этим вы все похожи друг на дружку, словно близнецы-братья. К тому же необнаруживаемая взрывчатка. Я мог догадаться обо всем давным давно, еще когда мне про тебя рассказывал брат.

— Да, — кивнул сектоид, — мы играем. Зато в этом наш смысл жизни. А что есть у вас, людей, Герман? Месть, донос, жадность. Мы играем против вас вашим же оружием. Только вы играете с серьезным видом на лице, а мы… мы просто играем. Будь на моем месте человек, Герман, он пристрелил бы тебя на месте. Ведь именно из-за тебя погибла моя жена. Она находилась на той самой базе в Баренцевом море, надеюсь помнишь? Той, которая благода