Book: Ночь, море и звезды



Ночь, море и звезды

Хизер Грэм

Ночь, море и звезды

Пролог

4 июня, южная акватория Тихого океана

Возбужденно кричали птицы, красиво парившие над буро-зеленой листвой, которая, подобно крыше, укрывала остров. Солнце ярко освещало полосу прибоя, по песку забавно, бочком, ковылял напуганный чем-то краб.

Внезапно птичий гомон прекратился. По кронам промчался легкий порыв ветра, и деревья, казалось, на мгновение застыли.

В воздухе послышалось странное гудение. Возникнув, в ту же секунду оно захлебнулось и с визгом оборвалось — зловещий, устрашающий звук. Райский покой был нарушен; в небе промелькнула стремительно приближающаяся к земле серебряная стрела.

Срезая на невероятной скорости верхушки пальм, она достигла земли. Зарывшись брюхом в густые заросли травы, самолет заскользил по земле и остановился, беспомощно накренившись.

Оставалось только удивляться, как он не развалился.

Кайл Джаггер потерял несколько драгоценных секунд, напряженно вглядываясь вперед; он дрожал, ощущая, как по разгоряченному телу сбегают липкие ручейки пота. Сердце бешено колотилось в груди; перед приземлением Кайл надолго задержал дыхание и теперь каждый судорожный вдох напоминал шквал яростной бури.

И все же он справился! Он посадил своего «Лира» наперекор коварным ветрам, дующим в этой части Тихого океана, невзирая на отказ гидравлики, что грозило им верной гибелью. Однако что-то в подсознании тревожило его — сработали интуиция и опыт: отказ гидравлики… утечка. Запах становился все сильнее. Должно быть, масло протекает внутрь… Не отвлекаясь больше на посторонние мысли, Кайл рванул пряжку ремня безопасности и протиснулся в узкий пассажирский отсек, где находился его единственный спутник.

«Да ведь это женщина!» — подавив стон, вспомнил Джаггер. Сейчас она без сознания. По крайней мере, он надеялся, что это всего лишь обморок.

Лицо ее скрывали широкие поля бежевой фетровой шляпы, голова бессильно склонилась вперед. Кайл пробежал пальцами по шее женщины, пытаясь нащупать пульс. Жива. Он поспешно отстегнул ремень и поднял пассажирку на руки, машинально отметив, какое у нее легкое тело — прямо-таки пушинка. Весит, должно быть, не больше пяти фунтов с четвертью, а косточки хрупкие, как фарфор.

Ладно, сейчас не до того, надо поскорее выбираться из кабины. Несколько секунд назад «Лир», вздрогнув в последний раз, остановился, а казалось, прошла целая вечность.

Внезапно женщина очнулась. Затрепетали и широко распахнулись золотистые ресницы. «Глаза как у кошки, топазового цвета, — невольно отметил Кайл, — даже уголки изогнуты так же». Женщина бросила на него мимолетный взгляд и пронзительно вскрикнула.

Перехватив ее поудобнее, Кайл влепил спутнице увесистую пощечину: пусть не дергается, а то придется пропадать обоим.

— Тихо! — прошипел он. — Сейчас взлетим на воздух!

В дико блуждающем взгляде мелькнуло что-то осмысленное, и она мгновенно перестала ерзать.

— Отпустите меня! — высокомерно бросила женщина. — Сама справлюсь.

— Как скажете, мадам. — Кайл отпустил ее и сразу же уперся своими мощными плечами в дверь. Та не поддавалась — при посадке заклинило. Кайл не стал тратить время на безнадежные попытки и двинулся к запасному выходу у крыла, заметив с раздражением, что элегантная спутница нашаривает что-то под сиденьем.

— Какого черта… — прохрипел он.

Поразительно, ведь до смерти перепугана, а все равно ищет какое-то барахло.

— Сумка, — пояснила она, перекидывая длинную ручку через загорелое, шоколадного цвета плечо.

— Камеристка займется, — злобно бросил Кайл, изо всех сил налегая на дверь аварийного выхода, открыл ее, выбрался на крыло и спрыгнул на землю.

— Сама нашла, не видите, что ли? — прошипела женщина, выбираясь вслед за ним, и взгляд ее сделался на удивление жестким и колючим для такого хрупкого создания. — Пока вы болтали, смею добавить.

— А ну прыгайте на землю! — скомандовал Кайл и подхватил пассажирку за осиную талию. На сей раз женщина сочла нужным подчиниться. — А теперь, мадам, живо! Вперед!

И они пустились бежать вдоль берега, ведомые простым инстинктом самосохранения. Внезапно женщина издала пронзительный крик и упала на песок, увлекая за собой Кайла. Джаггер посмотрел и увидел, что она вывихнула лодыжку.

— Идиотка проклятая! — прошипел он, понимая, впрочем, что на проявления чувств времени не осталось. — Каблучки, понимаешь ли, ей понадобились. — Беззвучно ругаясь, Кайл вновь поднял на руки хрупкое создание и в придачу увесистую сумку.

— Извините, — огрызнулась та, вынужденная обхватить его за шею. «Кошачьи» глаза, в которых одновременно отражались боль и негодование, уперлись ему прямо в лицо. — Одеваясь, я как-то не подумала об аварии.

Кайл вновь рванулся вперед. С головы женщины слетела шляпа, и густые пряди роскошных светлых волос рассыпались у него по плечам, приласкали душистым шелком щеки.

— Эта чертова сумка, наверное, целую тонну весит, — пробормотал Кайл. Говорить не следовало, от этого только дыхание сбивается, и все-таки удержаться он не смог. Волосы женщины застилали ему глаза, смущая своим соблазнительным запахом, сумка буквально пригибала к земле; легкие работали как кузнечные мехи, ноги отяжелели. Хорошо еще, что она оставшуюся часть багажа выручать не стала.

Женщина промолчала, и Кайл благоразумно решил не тратить лишних сил на разговоры. Главное — подальше отбежать от места неминуемого взрыва. А в том, что самолет вот-вот взорвется, он не сомневался. Это было шестое чувство: Кайл просто знал, что с минуты на минуту прогремит взрыв и спасение — в скорости.

Вот и дождались. Казалось, земля встала дыбом. Струя пламени красиво взметнулась в небо, от грохота заложило уши. Воздух наполнился ядовитым дымом.

Все-таки Кайлу не удалось отбежать достаточно далеко. Горячая волна ударила его в спину и подхватила, подобно мощной руке, простершейся с небес.

Мужчина и женщина поплыли по воздуху. Парусиновая сумка слетела с плеча и продолжила свой путь без хозяйки.

Кайл действовал не думая. В руках у него было нечто легкое, нежное, хрупкое — женщина, и он всячески старался уберечь ее.

В результате Джаггер первым грохнулся на песок, ударившись головой о корягу.

Его распростертое тело смягчило для женщины удар, но и этого оказалось достаточно, чтобы она лишилась сознания.

Свет померк в глазах обоих.

А земля продолжала величественно вращаться, очищаясь от дыма и пламени.

Пошел дождь.

Глава 1

Едва первые капли увлажнили лоб Скай Дилани, как она застонала, с трудом подняла отяжелевшую голову и, мигая изо всех сил, попыталась собраться с мыслями. И тут все произошедшее — Господи, и пяти минут не прошло! — живо всплыло у нее в памяти, заставив женщину в ужасе содрогнуться.

Самолет разбился, но она, слава Всевышнему, уцелела!

Внезапно Скай сообразила, что пальцы ее впиваются во что-то мягкое. Она снова замигала и перевела взгляд на двубортную голубую куртку мужчины, спасшего ей жизнь. Вел он себя грубо и повелительно, однако хорошо, что оказался таким сильным, проворным и сообразительным. Скай судорожно сглотнула, поморщилась и изо всех сил прикусила нижнюю губу. Слезы, смешавшись с каплями дождя, грозили вовсе ослепить ее. Да что же происходит? Этот человек спас ее, а она сидит и размышляет о его отвратительных манерах!

Очередное открытие и вовсе повергло Скай в панику. Она осталась в живых, более того, способна двигаться — и все это благодаря тому, что он смягчил удар собственным телом. Обмякшие руки мужчины все еще сплетены у нее на затылке, а сама она лежит тесно прижавшись к нему. На фоне мощной фигуры она выглядит какой-то карлицей.

Глаза у него были закрыты. Рассыпавшиеся по бронзовому от загара лбу волосы, вообще-то рыжеватые, как медь, приобрели устрашающе-пепельный оттенок. Удивительно, но Скай, сама того не желая, разглядывала его, отметив высокие скулы, темные, красиво изогнутые брови, длинный аристократически прямой нос. Неподвижные губы четкого рисунка, массивная челюсть словно высечена из мрамора. Кожа свежевыбрита. Особо привлекли ее в этом лице, находившемся от нее в какой-то паре дюймов, морщинки в уголках плотно закрытых глаз и полный, чувственный рот.

Скай одернула себя — да что же это такое, черт побери? Неужели одного только вида мужчины достаточно, чтобы привести ее в такое состояние, тем более что он, может быть…

— О нет, только не это! — вскрикнула она. — Упаси Господь! Пожалуйста! Пожалуйста, пусть с ним все будет в порядке!

Скай скатилась на песок. По щекам ее, смешиваясь с каплями дождя, текли слезы. Поджав ноги и продолжая, затаив дыхание, беззвучно молиться, она осторожно расстегнула на нем куртку. Почувствовав сквозь тонкое полотно рубашки слабое биение сердца, девушка с облегчением вздохнула.

Ну а что теперь делать? Как оказывать первую помощь, она понятия не имела. К тому же если это он от взрыва потерял сознание, то почему в отличие от нее дождь не привел его в чувство? Стало быть, этого недостаточно. Она робко прикоснулась к щеке мужчины и, не почувствовав никакого отклика, выругала себя. Ну как можно быть такой беспомощной?!

«А ну-ка, возьми себя в руки!» Сумка, которую ей так приспичило вытащить из самолета, валялась рядом. Она потянулась к ней, осторожно приподняла голову мужчины и только тут заметила корягу. Слегка проведя пальцами по его затылку, Скай почувствовала липкую влагу. Кровь! Она громко застонала. Звук потонул в ветре и шуме неутихающего дождя. Ну почему она не знает в отличие от других, что делать в таких обстоятельствах?

Дождь разом прекратился, словно кто-то, освежив воздух, перекрыл кран. Невдалеке догорали остатки того, что некогда было красавцем «Лиром», но пламя уже не вздымалось вверх, будто насытилось произведенными им разрушениями. Лишь тонкие язычки появлялись тут и там.

Скай мысленно прикрикнула на себя — надо наконец успокоиться. Медленно-медленно она повернула покоящуюся теперь на сумке голову и, слегка растрепав золотисто-каштановую гриву волос, нащупала рану. Скай еще сильнее, до крови, закусила губу, но тут же облегченно вздохнула. Шишка на затылке образовалась изрядная, но рана, похоже, неглубокая.

Льда бы.

Что за чушь! Ну где здесь достанешь лед? Вокруг только песок, высокая трава да глубоко ушедшие корнями в землю деревья. «Ну не будь такой безнадежной идиоткой, — чуть не зарычала она на себя. — Делай что-нибудь!»

В конце концов Скай удалось собраться с мыслями. Она вскочила, скинула туфли и бросилась было к воде, но тут же, поскользнувшись, ощутила пронзительную боль в лодыжке. Сжав изо всех сил зубы, девушка поползла к кромке берега, благодаря Всевышнего за то, что после дождя вода стала прохладной. Приковыляв назад, Скай принялась методически обрабатывать рану на голове пилота, не приходившего в сознание. «Право, — проклиная себя, подумала она, — проведя столько времени в больнице, у кровати Стивена, можно было хоть чему-то научиться».

Правда, Стивену практическая помощь была уже не нужна, ей оставалось только держать умирающего за руку…

Скай содрогнулась, и вновь слезы тонкими струйками побежали у нее по щекам. Трагедия осталась в прошлом, но сейчас, едва удержавшись на краю бытия, Скай с новой силой ощутила тоску по брату.

Но не только страдание было в этих слезах, а еще и немыслимая радость, и легкий укол стыда, вызванный той же радостью, и чувство благодарности за то, что осталась жива. Не далее как нынче утром в Сиднее она и не думала ни о чем похожем, пребывая словно в эпицентре урагана, в то время как вокруг нее мощно бурлила жизнь.

Одна деловая поездка накладывалась на другую, а все остальное — только сейчас это пришло ей в голову — казалось второстепенным и незначительным, и вообще жила она только одним и ради одного: своей компании «Дилани-дизайн».

Она не могла вспомнить, когда в последний раз всматривалась в голубое небо просто так, ради удовольствия, или гуляла под дождичком, или подставляла лицо свежему ветерку…

— Но я же и понятия не имела! — простонала Скай, словно оправдывая себя. Стивен долго болел, потом умер, и дело, потеряв одного из своих основателей, пошатнулось. Борьба за то, чтобы удержать его на плаву, борьба за процветание стала панацеей, болеутоляющим, чем-то вроде щита, укрывшего ее от окружающего мира.

Подложив летчику под голову сумку, Скай вернулась к воде, вновь намочила подол юбки и быстро огляделась. Песок, кустарник, вода и большие деревья. «А чего ты, собственно, ожидала? — сердито подумала она. — Что за эти несколько минут все переменится? Хорошо, хоть живы остались». Помощь, в конце концов, придет. Когда «Лир» вовремя не сядет на Таити на дозаправку, оттуда пошлют спасательные вертолеты прочесать местность. Наверное, они уже в пути, ведь летчик должен был дать сигнал бедствия…

Летчик! Пусть даже на вид он грубая свинья — ведь шкуру-то спас ей он. А ко всему прочему ведь и такие типы, прости Господи, люди!

Сильно припадая на поврежденную ногу, Скай быстро вернулась и бережно прижала ко лбу пилота влажную материю; удивительно, какими нежными и тонкими кажутся ее пальцы при прикосновении к грубому, состоящему из одних острых углов лицу мужчины.

— Ну пожалуйста, только не умирай, — отчаянно зашептала она. — Ну же, скажи хоть что-нибудь!

В ответ на ее страстную мольбу послышался слабый стон; пепельный оттенок постепенно уступал место естественному бронзовому цвету. Скай увидела, как дрогнули на его лице мышцы и затрепетали ресницы. Только затрепетали — глаза так и не открылись.

— Эй! — Скай легонько провела пальцами по его подбородку и, просунув руку под мускулистую шею, с величайшей осторожностью переложила голову на песок, чтобы можно было порыться в сумке, за которую она так отчаянно цеплялась в падающем самолете. Тяжесть, из-за которой он так разворчался, давали бутылки. Две кварты домашнего рома да несколько небольших бутылок бургундского — часть подарочного набора, в который, помимо того, входили сыр и печенье. Говорят, в подобных случаях лучше всего помогает бренди. Но может, и ром сойдет? Или бургундское? Или глоток спиртного дают, только чтобы человек не потерял сознание? А этот-то в обмороке — ну как захлебнется?

Так ром или бургундское?

— Да пошло все к черту! — выругалась Скай.

Она, руководитель, человек, которому приходится принимать мгновенные решения, мучается из-за какого-то глотка рома… или бургундского. Пусть будет ром, и пусть он его, черт побери, выпьет.

Поддерживая голову летчика, Скай похвалила себя за то, что не пыталась сдвинуть его с места. Если, как ей приходилось слышать, мышцы весят больше, чем жир, то этот, похоже, состоит из одних мышц. Изо всех сил пытаясь удержать его голову в таком положении, чтобы жидкость попала прямо в горло, Скай принялась возиться с винтовой крышкой, в конце концов отвернула ее зубами и прижала горлышко ко рту мужчины. Крепкий напиток полился внутрь, проливаясь на подбородок.

Кайл закашлялся, сплюнул и судорожно вздохнул. Затем медленно открыл глаза. Холодный, угрюмый взгляд полоснул Скай, подобно лезвию.

— Вы! — хрипло проскрежетал он.

Скай изо всех сил сжала губы и зажмурилась, стараясь не дать волю злости. Ничего себе! Она из кожи вон лезет, только бы ему помочь — кто, интересно, разбил этот чертов самолет? — а он, понимаете ли, смотрит на нее так, словно огнедышащий дракон.

— А чего вы, собственно, ожидали? — раздраженно проговорила она. — Что я вызову санитаров из Красного Креста? Так извините, не нашлось монетки для телефона-автомата!

В пронзительном взгляде летчика затаилось холодное презрение. Голова его все еще покоилась у нее на коленях, и, яростно парируя этот взгляд, Скай почувствовала, что прядь светлых влажных волос прилипла к ее щеке.

Взгляд Джаггера скользнул куда-то в сторону, и, рывком приподнявшись, он едва не опрокинул девушку на песок. Видимо, движение причинило ему сильную боль, он застонал, поморщился и, наклонив голову, изо всех сил сжал ее руками.

— Да, так чего же я ожидал? — удивленно пробормотал Кайл, обращаясь скорее к себе, чем к ней.

— Как прикажете вас понимать? — резко спросила Скай.

Не глядя на нее, он тряхнул головой и, согнувшись, опираясь на всю подошву для равновесия и сильно потирая виски, медленно встал на ноги. Долгое время Кайл просто молчал. Взгляд его, изучавший узкую полоску берега, куда одна за другой набегали волны, деревья, поле, поросшее кустарником, отдаленный горизонт, бесконечную песчаную косу, догорающие останки самолета, оставался тяжелым и сосредоточенным.

— Стало быть, удалось, — хрипло пробормотал он, и челюсти его плотно сжались. — Удалось…

С некоторым раздражением Скай наблюдала, как Джаггер принялся расхаживать взад-вперед по выгоревшему добела песку.

— Надолго я вырубился?

Поймав его пронизывающий взгляд и заслышав резкий голос, Скай так и встрепенулась, захваченная врасплох, и не сразу нашлась что ответить.



— Как сказать, точно не знаю…

— Ну хотя бы примерно, — нетерпеливо бросил он. — Час? Десять минут? Десять секунд? Сколько?

— Да, пожалуй, минут десять, — ледяным тоном ответила Скай, и глаза ее сузились от ярости. Черт, еще и грубит!

Кайл снова принялся ходить взад-вперед.

— Я — летчик, — проговорил он с непонятной гордостью, глубоко задевшей Скай. Ведет себя словно на воздушном представлении, а кто только что плюхнулся на землю?

Не будучи по натуре человеком жестоким, однако исчерпав запасы терпения, она сухо бросила:

— Ну, это еще вопрос.

На сей раз он буквально пронзил ее взглядом.

— Да нет уж, мадам, свое дело я худо-бедно знаю, иначе то место на песке, на котором сейчас покоится такая славная попочка, стало бы вашим последним пристанищем.

В груди Скай поднялась новая волна гнева, кровь так и бросилась ей в лицо, но от ответа она воздержалась. Намек на то, что он виноват в аварии, явно был ударом ниже пояса. Это несправедливо. Припомнив те жуткие мгновения, когда она поняла, что машина потеряла управление — дальше наступила спасительная мгла, — Скай прикусила губу. Даже не разбираясь в аэронавтике, она понимала, что приземление на таком крошечном острове требовало огромного мастерства. Ну и плюс еще, конечно, огромное везение.

Некоторое время прошло в молчании. Мрачно устремив куда-то взгляд, летчик опустился на ту самую корягу, о которую поранился, и, уперевшись локтями в колени, обхватил голову. Скай же посмотрела вверх и с тревогой отметила, что сверкающее после дождя небо начинает постепенно тускнеть.

Максимум через три часа совсем стемнеет.

Скай оглянулась на своего спутника. Тот все еще сосредоточенно глядел себе под ноги.

— Ну, в чем дело? — внезапно взорвалась она и сама вздрогнула — голос словно разрезал воздух. Сообразив, что страх, который вновь, словно демон, принимается терзать ее душу и заставляет говорить ломко и пронзительно, Скай откашлялась и начала вновь, на сей раз более спокойно: — Что, спрашиваю, произошло?

Наконец ей удалось привлечь его внимание. В холодном блеске зеленых глаз угадывалось явное раздражение.

— Что произошло? Вынужденная посадка — вот что. На самолете произошел пожар. Если желаете знать подробности, мы попали в центр встречных потоков воздуха. Отказала гидравлика. Слава Богу, мне еще удалось сбить посадочную скорость вручную. — Он бросил на нее презрительный взгляд. — А потом вы не удержались на своих чертовых каблуках, что стоило времени, да еще умудрились и ногу вывихнуть.

Скай едва сдерживалась, чтобы не встряхнуть его как-то, да посильнее, ну, скажем, завыть, как плакальщицы на похоронах. Решив, однако, что это было бы слишком смешно — да и вряд ли возымело желаемый эффект, — Скай стиснула зубы и избрала иной путь: продолжить расспросы как можно хладнокровнее.

— Вы сигнал бедствия послали?

— Нет, — летчик уныло изогнул брови. — Никакой возможности не было. Статическое электричество не пропускает радиоволны.

— О Боже, — удрученно пробормотала Скай и, почувствовав, как накатывает очередная волна ужаса, зажмурилась. — Но ведь кто-то должен появиться. Если самолет вовремя не приземляется…

Кайл только пожал плечами. Вновь повисло молчание. Скай смотрела на летчика, пораженная, что тот просто восседает на коряге, уныло глядя на то, что осталось от самолета.

— Я этого не потерплю! — внезапно взорвалась она.

Джаггер удивленно взглянул на нее и искренне рассмеялся. Скай и не ожидала, что глаза у него могут быть такими красивыми.

— Не потерпите — чего? — осведомился он.

— Того, что вы сидите себе, словно все еще не пришли в себя. А ведь ночь надвигается!

— Насколько я понимаю, от меня ожидают каких-то действий? — с издевкой спросил он.

— Ну разумеется! — выкрикнула она.

Кайл невесело улыбнулся, откинулся на коряге и скрестил руки на груди.

— Только не позволяйте мне мешать вам.

На сей раз настала ее очередь задавать раздраженные вопросы.

— Мешать — в каком смысле?

— Мешать делать то, что я, с вашей точки зрения, должен делать.

Скай сперва с изумлением воззрилась на него, а потом настолько вышла из себя, что готова была швырнуть горсть песка в его идиотски-самодовольную физиономию.

— Знаете что, остыньте-ка немного, — сказал Кайл, видя, как у нее сжимаются кулаки. — С женщинами всегда так. — В его голосе слышалось подлинное отвращение. — В зале заседаний или где-то еще заявляют, что они ничем не хуже, а может, и лучше мужчин. Но стоит попасть на остров, и наша мисс Мачоnote 1 готова все переложить на мужчину.

Скай поднялась на ноги, задыхаясь от ярости.

— Совершенно очевидно, что женский пол вы недолюбливаете. В зале заседаний, а также за его пределами. Но, говоря откровенно, мне эту нелюбовь вы демонстрировать не имеете права. Единственная моя вина перед вами заключается в том, что я помогла вам прийти в сознание. Ладно, найду себе местечко на этом островке и с радостью освобожу вас от всяких мужских обязанностей. Только одна просьба: если вас здесь обнаружат, не сочтите за труд дать знать, что на острове есть еще один человек. Надеюсь, я не слишком злоупотребляю вашей добротой?

Торопясь удалиться, пока бессильные слезы не потекли из глаз, Скай совершенно упустила из виду вывихнутую лодыжку. В результате, не сделав и шага, она запнулась и позорно рухнула на песок.

Раздался безудержный хохот, и не успела Скай стать на ноги, как Кайл оказался рядом и, несмотря на яростное сопротивление, потянул ее за руку.

— А ну-ка успокойтесь, — сквозь смех проговорил он.

Скай продолжала упираться, однако добилась лишь того, что голова ее, зажатая в железном обруче мужских рук, успокоилась у него на груди. Едва доставая затылком ему до подбородка, она невольно уткнулась взглядом в крупные ключицы, обтянутые такой же загорелой, как и на лице, кожей, слегка покрытой завитками выгоревших волос. В полете он явно себя не стеснял — галстук отсутствовал, а две верхние пуговицы на рубашке под блейзером были расстегнуты.

— Ну не сердитесь, не сердитесь, — проворковал он, чувствуя, как она успокаивается и расслабляется в его руках. «А если бы он позволил мне уйти, — смутно подумала она, — что тогда? Выжила бы просто потому, что этого требует здравый смысл?»

Скай почувствовала, как он поглаживает ее по шее — неосознанное движение, которым он пользовался бесчисленное количество раз с бесчисленным количеством женщин.

— И с чего это вы расшипелись на меня? Думаете, мне нравится положение, в которое мы попали?

— Я никогда не шиплю, — отрывисто бросила Скай, оторвавшись наконец от широкой груди и обретая достоинство. А руки-то у него ласковые, промелькнуло у нее в голове, да только не нужно ей этой ласки. Правда, на какое-то мгновение ей захотелось нежности, захотелось склониться перед ним и переложить весь кошмар на его мощные плечи. Но нет, только не спасовать перед этим циником! Да и слабосильной девчонкой она себя не считала… и прежде никогда не испытывала желания приникнуть к чьей-либо груди.

— Ну ладно, Кайл…

— Откуда вам известно мое имя? — резко спросил он, и в его сузившихся глазах промелькнуло любопытство, смешанное с подозрительностью.

— Не такая уж это тайна, Шерлок, — сухо ответила Скай и указала на золотые крылышки, прикрепленные к куртке, о которые слегка оцарапалась, пока отбивалась от него. — Читать-то я умею. — Она поддалась искушению изобразить женскую невинность.

Скосив взгляд на куртку, он скривился:

— Ах вот оно что.

Теперь Кайл уже не грубил, а скорее поддразнивал. «Странно, — подумала Скай, — что он так насторожился, услышав свое имя».

Впрочем, девушка тут же прогнала эту мысль. Он вообще ведет себя странно — то обращается с ней нежно, как с ребенком, то видит перед собой чуть ли не Мату Хари. Да и какое ей дело до его прошлого, а равно и настоящего? Достойно внимания лишь то, что обоим придется выпутываться из этой истории.

— Ладно, не имеет значения, — негромко проговорил он и, снова придя в хорошее расположение духа, погладил Скай по подбородку. — Посмотрим лучше, что у нас есть.

— Он принялся шарить по карманам, извлекая складной нож, мелочь разного достоинства из разных стран, зажигалку одноразового пользования, пачку сигарет. Затем медленно вернулся к коряге, присел, задумчиво закурил, посмотрел на вьющийся дымок и перевел взгляд на пачку.

— Паршиво придется, когда они закончатся, — капризно, как ребенок, произнес он, и Скай, несмотря ни на что, рассмеялась. Казалось, смех напомнил ему о ее присутствии, и он протянул ей сигареты.

— Извините.

Скай поджала губы и покачала головой.

— Спасибо, на ваше счастье, я не курю. Может, не стоит говорить — моя сумка вызвала у вас такое раздражение, — но у меня там есть блок английских сигарет.

— Вы ведь только что сказали, что не курите.

— Ну да, не курю.

Его взгляд остановился на изящном, необычной формы изумрудном кольце, украшавшем безымянный палец ее левой руки. Вещица отменная и со вкусом выбранная. Возможно, обручальное кольцо, хотя поручиться он не мог.

— Для муженька, что ли, сигареты?

Скай покачала головой, явно не желая обсуждать свои личные дела.

— Для друга.

— Ну что ж, спасибо, — пожал он плечами. — А что еще есть в этой замечательной сумке?

— Пара подарочных наборов: бургундское, сыр и печенье. Две бутылки домашнего рома, и еще — вот уж что нам вряд ли пригодится — швейный комплект: острые ножницы, несколько ярдов шерсти, — и еще один небольшой набор инструментов: щипчики и отвертка. — Увидев, как у него удивленно изогнулись брови, Скай пояснила: — Я занимаюсь ювелирным делом.

Услышав в ее голосе саркастические нотки, Кайл ухмыльнулся:

— А вы у нас, однако, дамочка запасливая, а?

Скай промолчала. Она уже поняла, что с этим типом надо все время быть начеку.

— Ладно, — продолжал он, — прошу прощения за то, что накричал на вас из-за сумки, да и из-за этих дурацких туфель тоже. Могу только восхищаться содержимым багажа. Может, на том и заключим мир?

— Почему бы нет? — мило улыбнулась Скай. — Боюсь только, с полом своим мне ничего не удастся поделать.

При слове «пол» она что-то вспомнила, резко потянулась к сумке и в ответ на его вопросительный взгляд пояснила:

— У меня тут еще одна сумочка…

— О Боже, ну конечно, — простонал он. — И как же я не сообразил, что, коли вы и эту штуковину не стали отыскивать, стало быть, она где-то припрятана. Ну и, естественно, за ужином в честь благополучного спасения без косметики не обойтись.

Скай бросила на него ледяной взгляд:

— Сумочка у меня маленькая, и я сунула ее в саквояж, чтобы поменьше вещей нести…

— Да, но для всего остального рабочая лошадь требуется!

— Заткнетесь вы когда-нибудь? — возмутилась Скай. — Может, у меня там найдется что-нибудь нужное нам обоим.

— Все может быть, — с готовностью согласился он и потянулся к кожаной сумочке, появившейся на свет Божий.

— Эй, — запротестовала Скай, — это моя сумка!

Кайл убрал руку и распорядился:

— Открывайте.

Отчего это у нее возникло чувство, словно он приказал ей раздеться? Ничего такого, чего бы он раньше не видел, там не было, но это ее личные вещи, женские принадлежности, которыми она ежедневно пользуется.

Ладно, ему не понять, только в очередной раз разозлится из-за «дамских» капризов.

Она со вздохом начала выкладывать содержимое, а он перебирал предмет за предметом.

— Бумажник, телефонная книжка, носовой платок — смотри-ка, с монограммой, — косметичка, губная помада, а это что?

— Тушь, — с величайшим терпением объяснила Скай.

— Потрясающе, уж эта-то штука нам обоим наверняка пригодится.

— Как будто вы можете что-то предложить.

— Ладно, поехали дальше. Паспорт, снова косметика, ручка, еще косметика, расческа, ключи, блокнот, опять косметика…

— Да хватит вам! — раздраженно оборвала Скай. — Тени, контур для глаз, румяна. Теперь все.

Ей не понравилось, как у него насмешливо изогнулись брови, однако она больше ничего не сказала, а Кайл между тем продолжал:

— Еще одна ручка, карандаш, почтовые марки, прокладка — ага, сроки подошли. Теперь понятно, почему вы у нас сегодня такая ведьма.

— Вовсе не ведьма! — выдохнула Скай, поспешно выхватывая у него из рук один предмет за другим. — И сроки тоже не подошли. — Зачем ей понадобилось делать подобное заявление, она и сама не могла толком объяснить, — уж его-то такие вещи никак не касаются. Наверное, она слишком обозлилась. — Полагаю, осмотр закончен, — сухо добавила Скай, лихорадочно собирая вещи в сумочку.

— Минуту! — Кайл схватил ее за руку. — А вот это нам действительно может пригодиться. — Он отнял у нее маникюрный набор.

— Ну разумеется, — откликнулась Скай, — будем перепиливать тюремные решетки.

Джаггер сердито посмотрел на нее.

— Не знаю, что уж мы там будем перепиливать, но любой острый инструмент может оказаться полезным.

«Вот странно», — подумала Скай и слегка вздрогнула. Когда это было? Час назад? Она рассеянно подравнивала ногти. И то, что он сейчас держит в руках, — это всего лишь маникюрный набор, не более. И вот, оказывается, это «инструмент». Страшновато становится, как подумаешь, что от таких невинных вещиц может зависеть, удастся им выжить или нет.

Кайл небрежно перебросил футляр с ладони на ладонь и сунул в карман. Скай застегнула сумочку и вернула ее на место, время от времени поглядывая на своего спутника из-под длинных ресниц. Неожиданно она поняла, что, несмотря на язвительные упреки и явное стремление играть роль необузданного самца, сам-то он, похоже, не очень верит тому, что говорит.

Она откашлялась и спросила:

— Слушайте, а вы случайно не имеете представления, где мы находимся?

— Случайно имею.

— Правда? — скептически вздернув бровь, Скай тем не менее оживилась.

Уловив ее движение, Кайл добродушно рассмеялся. Раздражение его явно прошло.

— Перестаньте насмешничать, и я поделюсь с вами своими учеными познаниями. Мы пребываем в Тихом океане…

— Да? Это сильно облегчает дело.

— Да дайте же мне договорить!

Что ж, пожалуй, он умеет держать себя в руках, и у него совершенно потрясающая улыбка. Неужели найдется женщина, способная по-настоящему взнуздать его?

— Да слушаю я, слушаю. — Скай небрежно махнула рукой. — Я вся внимание.

— На мой взгляд, мы находимся к востоку от острова Питкерн и к югу от Таити.

Не дождавшись продолжения, Скай нетерпеливо спросила:

— И это все?

— То есть в каком смысле «все»? Вы интересовались, где мы находимся, — я ответил.

— Да это-то что за остров?

— Мадам. — снова раздражаясь, заговорил Кайл, — вряд ли у этого острова есть название, и вряд ли он обозначен на карте. Мы на небольшом атолле. Атолл — это остров, образовавшийся в результате вулканической деятельности горных кряжей, расположенных на дне Тихого океана. В южной его части тысячи таких островков. Не забывайте также, что Тихий океан занимает почти треть земной поверхности…

— О Боже, — простонала Скай, — вы хотите сказать, что…

— Нет, я не хочу сказать, что нас не найдут. Но взрыв вряд ли кто заметил, так что поиски займут некоторое время. Во-первых, из-за бури мы отклонились от курса, а во-вторых, учтите: прочесывать придется тысячи и тысячи квадратных миль.

Чувствуя, что ее подташнивает от страха, Скай бросила на него негодующий взгляд.

— Проклятие! Вы же летчик! И компания, которую вы представляете, считается серьезным, надежным предприятием. Неужели ничего нельзя сделать? Почему у вас нет аварийных огней? И что вообще в таких случаях предусмотрено? Ничего, что ли? — Разразившись этой обвинительной речью, Скай настолько разгорячилась, что готова была с кулаками наброситься на своего спутника. И тут она неожиданно поняла, что он прав: действительно, шипит, как мегера. А упреки эти — всего лишь демонстрация жалкого бессилия. Оборвав себя на полуслове, Скай беспомощно опустилась перед ним на колени и со склоненной головой уперлась кулачками в его колени:

— Извините.

Он погладил ее по голове и мягко откликнулся:

— Это вы меня извините.

От слез Скай удержалась, и слава Богу: жалеть себя в таком положении — слишком большая роскошь, наоборот, жесткость нужна, так легче продержаться.

— Верно, аварийные огни следовало зажечь, — резко бросил Кайл, не вдаваясь в рассуждения о том, что вряд ли от них был бы толк — воздушные магистрали лежат в стороне. Он бережно обнял девушку за плечи и поднял на ноги. — Видите ли, я чувствовал, что самолет вот-вот взорвется, и думал только о том, как бы нам поскорее выбраться. — С этими словами Кайл, насвистывая, быстро двинулся в сторону кустарника. Оставленная на произвол судьбы, Скай недоверчиво посмотрела ему вслед.

— Эй, куда это вы?

— Надо же, как вы говорите, что-нибудь делать, — откликнулся он. — Не видите, что ли? Скоро стемнеет.

Вот это точно — скоро стемнеет.

На пляже сумерки прекрасны — небо становится алым, потом багровеет, волны мягко ласкают берег, вода отливает глубокой синевой.

Да только это не пляж. Нет поблизости ни люкса в отеле, куда можно вернуться в любой момент, ни самого отеля; а когда наступит ночь, не зажжешь света.



— Минуточку! — крикнула Скай. — Я с вами.

Он остановился и оглянулся. Скай вдруг стало ясно, что, несмотря на изодранную одежду и спутанные волосы, мужчина перед ней весьма привлекательный.

— Я понимаю, конечно, что и вы хотите внести свой вклад в общее дело, — ухмыльнулся Кайл. Зубы у него оказались на редкость ровные и белые. — Но только не обижайтесь: боюсь, вид у вас сейчас такой, что не особенно располагает…

— Спасибо, — отрывисто бросила Скай, отдавая себе, однако, отчет, что он совершенно прав. Элегантный деловой костюм бежевого цвета, в который она облачилась утром, насквозь промок и упорно не хотел сохнуть, волнистые волосы рассыпались и облепили лицо, всюду, куда только можно, набился песок.

— Да и вы на Казанову не похожи, — огрызнулась Скай, направляясь вслед за ним.

Далеко она не ушла. Даже при максимальной осторожности — Скай наполовину подпрыгивала, наполовину ступала — уже на третьем шаге у нее подвернулась лодыжка. Раздался смешок.

— Да бросьте вы. Оставайтесь-ка лучше на месте. Я найду для вас занятие.

— Ни за что! — решительно возразила Скай. — Просто идите помедленнее, тогда я не отстану.

Немного помолчав, Кайл мягко улыбнулся.

— Что, одна боитесь оставаться?

— Не мелите чепухи! — возмущенно повысила она голос. — Просто хочу доказать, что способна…

— Способны — на что? Заставить меня идти медленнее? — Он двинулся назад и остановился в шаге от нее.

— Нет! — вскрикнула Скай, но не успела и слова произнести, как Кайл не слишком деликатно подтолкнул ее к коряге. Не обращая внимания на гневные протесты, Джаггер опустился перед ней на колени и осторожно ощупал поврежденную лодыжку — при этом у Скай невольно вырвался сдавленный стон.

— Слава Богу, всего лишь растяжение, — пробормотал он и, отпустив ее ногу, распрямился. Взгляд его упал на туфли, торчащие каблуками вверх в нескольких шагах от них. Скай изумилась, с каким остервенением он зашвырнул их в воду, прошипев при этом: «Вот мерзость-то!»

— Это еще что за фокусы? — вскинулась Скай. — Теперь мне вообще нечего надеть.

— «Нечего» — все же лучше, чем эти клоунские каблучки. Чего мне только не хватает — так это еще одной вывихнутой лодыжки. Тогда уж от вас точно никакого прока не будет.

— Ну, до сего момента, — опасно ровным голосом проговорила Скай, — от нас обоих, кажется, особого прока не было.

Не обращая внимания на ее слова, Кайл сделал шаг в сторону.

— Скоро вернусь.

— Я же сказала — иду с вами, — упрямо повторила Скай.

В глазах его мелькнуло подобие улыбки.

— Похоже, мадам, вы боитесь темноты.

— Глупости, — отрезала девушка. — С двухлетнего возраста не боюсь. И знаете что, — продолжала она, поднимаясь, чтобы доказать таким образом, что уж ковылять-то способна, — мне не нравятся подобный тон и манера обращения. У меня, между прочим, есть имя, и я предпочитаю, чтобы ко мне обращались по имени.

— Ах, извините, — насмешливо поклонился Кайл. — Так как же вас зовут?

— Скай. Скай Дилани.

Кайл протянул большую загорелую руку:

— Счастлив познакомиться, мисс Дилани.

Как выяснилось, пожимать его руку, даже с некоторой опаской, не следовало. Едва тонкие пальцы утонули в его крупной ладони, как он нагнулся, уперся плечом ей в грудь и, действуя рукой как рычагом, вскинул ее себе на спину, словно мешок картошки.

— Это еще что за… — Договорить Скай так и не удалось: подбородок упирался в спину Кайлу, уже широко шагавшему в сторону кустарника. Вне себя от ярости, она изо всех сил заработала локтями и, немного освободившись, вновь потребовала объяснений.

— Ну и как это следует понимать? — прошипела она.

— Остаться здесь вы отказались. Если пойдете своим ходом, то мы до утра никуда не доберемся. Так что коли угодно идти со мной, то таким вот образом.

Да, смысла в таком передвижении, надо признать, не много: болтаешься у кого-то на спине, приноравливаясь к широкому шагу, да того гляди свалишься на землю.

— Чудесно, — процедила она сквозь зубы. — Ну что за славный денек. Не только чуть не погибла в аварии и оказалась бог знает где, но еще и к неандертальцу в руки попала.

— Ах вот как, к неандертальцу, — ухмыльнулся Кайл, и смешок у него получился добродушный, пожалуй, даже слишком добродушный. — В таком случае смотрите в оба, мадам, иначе я разрешу наши споры старым неандертальским способом — с помощью дубины!

— Да заткнетесь вы наконец? — выдохнула Скай и уперлась ему изо всех сил локтями в спину, что лишь заставило его снова рассмеяться, а секунду спустя он перепрыгнул через какое-то невидимое препятствие и Скай больно стукнулась подбородком о его стальное плечо.

— Эй, нельзя ли поосторожнее?

— Прошу прощения!

— Да идите вы к черту! И куда мы, кстати, направляемся?

— Надо же какое-то жилище себе устроить. Дождик я люблю, но спать под дождем не хочется. Да и найти бы, из чего костер разложить — себя обозначить. И наконец, — тут Кайл, помолчав немного, заговорил серьезно, — вода. Если нам предстоит здесь задержаться, главное — пресная вода. Вряд ли удастся найти озеро или какой-нибудь источник, так что остается надеяться, что после дождя где-нибудь образовалось что-то вроде резервуара. Закусить сегодня вечером придется вашим сыром и печеньем, ну а коли есть ром, то вообще все чудесно, можно, если угодно, даже наклюкаться. Однако о чем-нибудь съедобном на будущее тоже подумать не мешает…

Кайл говорил не умолкая, но Скай больше не слушала его болтовню. Всего лишь несколько часов назад она думала исключительно о встрече, которая ждала ее в Буэнос-Айресе. На всякого рода мелочи она внимания обращать не привыкла. Если есть вино, стакан воды всегда можно попросить у официанта. Дождик — это просто дождик, как солнечный свет — это солнечный свет, снег — снег, а слякоть — слякоть.

Удивительно, как быстро, притом на сто восемьдесят градусов, может повернуться жизнь.

Глава 2

Весело поблескивало пламя — одинокое пятно яркого света на фоне черной вечности. Даже звезд не видно.

— Недурно, — заметила Скай.

Не отводя глаз от костра, Кайл передернул плечами и сухо заметил: «Когда-то я был бойскаутом». Он покосился на грубоватое сооружение, сложенное из голых сучьев и пальмовых листьев. Когда в твоем распоряжении всего лишь перочинный нож да дамские ножнички, соорудить такое укрытие непросто, но получилось неплохо, надежно Кайл врыл хижину в песок подальше от берега, а то еще приливная волна докатится.

— На образцовое жилище, пожалуй, не тянет, — усмехнулась Скай, — но по крайней мере сухо.

— Спасибо за комплимент, мадам, — любезно откликнулся Кайл, соизволив наконец посмотреть на свою спутницу, примостившуюся у огня в позе лотоса. Губы его скривились в усмешке. Прямо как с обложки журнала сошла. Хотя, пожалуй, нет, роста не хватает. Однако сейчас, когда просохла, и волны густых волос рассыпались по лицу, и при свете костра горят, загадочно мерцая, миндалевидные глаза топазового оттенка, смотрится ничуть не хуже рекламных красоток. Пусть ноги коротковаты, зато изящная фигурка выглядит очень соблазнительно. Когда тащил на себе, как-то не обратил внимания, а сейчас видно, что сложена отлично и все округлости на месте.

— Чему радуемся? — осведомилась Скай.

— Да так, своим мыслям, — ответил Кайл, сгоняя улыбку с лица. Внезапно он почувствовал, что его охватывает желание. Простое желание — ведь кругом ночь, и они вдвоем Джаггер изо всех сил, до боли стиснул зубы и подавил хищную гримасу. Кайл постепенно сливался с природой. Дикая, необузданная, языческая, она и его вставляла чувствовать себя варваром. Даже на краю земли ощущение того, что только они двое существуют в этом мире, не стало бы сильнее. Интересно, что скажет подруга по несчастью, если, повинуясь инстинкту, он прижмет ее к себе…

Да ничего не скажет.

Следует начать с того, что, похоже, он ее не особенно и привлекает. Тем не менее красотку поджидают сюрпризы, если им, конечно, суждено уцелеть. Несмотря на необъяснимое раздражение, которое все еще вызывала у него эта женщина, ему на свой лад хотелось защитить ее.

К тому же он не варвар. Цивилизация осталась не так уж далеко. К женщине не пристают лишь по той причине, что злая судьба ее связала с тобой. Кайл так и не понял, замужем ли Скай, однако в имени ее было что-то знакомое. Зря он, решив сам сесть за штурвал, не поинтересовался данными в паспорте. С другой стороны, его слишком занимали собственные мысли, стремление поскорее попасть домой, где его наконец ожидала свобода. «Любопытно, — подумал Кайл, — а ее интересует мое семейное положение?»

Словно отгоняя улыбкой назойливые мысли, Кайл повернулся к девушке. «К женщине, — тут же поправился он, — девушки не бывают так сообразительны и уверены в себе, пусть эта и достает мне едва до подбородка».

— Эй, герцогиня, — небрежно бросил он, смягчая, впрочем, насмешку сухим тоном. — Работу мачо я выполнил: очаг, дом. Может, хотя бы ужин приготовим вместе?

Прищурившись и сжав губы, Скай тем не менее не без труда встала на ноги. Лодыжка болела уже не так сильно, но левую ногу все же приходилось беречь.

— Позволю себе напомнить, — холодно заметила она, — что я пригибала ветки.

— А, ну да, верно. Ну а я, в свою очередь, когда соберете на стол, намажу печенье сыром. У меня есть. А если будете совсем хорошо себя вести, сорву кокос.

От взгляда, который она на него бросила, вода бы превратилась в лед. Н-да, в бизнесе такая, должно быть, сущий дьявол. Чувствуя, как растягивается в улыбке рот до ушей, Кайл наклонил голову. Несмотря на драматизм ситуации, чувства юмора он не утратил. Столь независимая особа вряд ли нуждается в советчиках и всегда действует по-своему. А денег у нее явно достаточно, чтобы позволить себе и помощниками распоряжаться. Но вот оказалась, так сказать, целиком на чужом попечении.

Будучи мужчиной, Кайл не мог не забавляться ролями, которые им уготовила судьба. «Свобода мужчинам!» — с ухмылкой подумал Джаггер и тут же нахмурился. Не стоит постоянно поддевать ее, ведь лично ему она ничем не досадила. К тому же Кайлу нравились женщины, умеющие вести дела.

Джаггер задумчиво присел у костра. Любопытно, знает ли она, кто он такой? Либо не знает, либо ей это безразлично, либо Скай — прекрасная актриса. Комплексом неполноценности Кайл никогда не страдал, напротив, уверенности в себе ему не занимать, однако, будучи реалистом, он всегда поражался женщинам, которые гонялись за ним, даже точно зная, что на многое рассчитывать не приходится.

Кайл был отчасти циником — среда сделала его таким. Тем не менее не любил оценивать, а уж тем более осуждать, людей на основании столь краткого знакомства.

На колени ему неожиданно шлепнулась коробка печенья.

— Как, с сыром справитесь? — сухо осведомилась Скай, усаживаясь рядом с ним. — Что пить будем?

— Не знаю, как вы, а я бы предпочел добрый глоток рома.

Скай протянула ему уже открытую бутылку.

— А как насчет стаканов, дорогая? — улыбнулся он.

— Ах, извините, совсем из головы вылетело, — ледяным тоном бросила Скай и, через силу поднявшись, заковыляла к импровизированной хижине. Появились «стаканы»: пустотелые кокосовые орехи.

— Что-нибудь еще, дорогой?

— Да, неплохо бы бифштекс, да посочнее. Сильно зажаривать не надо.

— Боюсь, придется удовлетвориться бананами и кокосами.

— Сегодня — пожалуй, — сказал Кайл, уплетая печенье. — Полагаю, вы у нас не чемпион среди рыболовов?

— Угадали. А вы?

— Там видно будет, — небрежно откликнулся он. — Расскажите мне о своей работе, мисс Дилани.

— Да что там особенно рассказывать? — пожала плечами Скай. — Занимаюсь драгоценностями. Раньше моделировала одежду, да и сейчас время от времени придумываю фасоны вечерних платьев. Но главное — драгоценности.

Тут Кайл понял, почему ему показалось знакомым ее имя. Да о ней же во всех журналах пишут. Она не просто ювелир — королева в своем деле. А иные украшения специально придумывает к своим же роскошным костюмам.

Вспомнил он и то, что Скай не замужем. Светская хроника постоянно сплетничает о бедолаге. Если не изменяет память, одна желтая газетенка на первой полосе расписывала ее четырехлетний роман с каким-то бродвейским продюсером: в тех кругах, где она вращается, это сенсация — сколько-нибудь длительных связей там просто не бывает.

— Итак, — произнес Кайл, продолжая поедать печенье, — в Сиднее вы были по делам?

— И да и нет. — Скай удивлялась собственной откровенности. — В Сиднее живет жена брата, — добавила она поспешно, в надежде, что это положит конец расспросам.

— А брат?

— Брат умер, — быстро и почти неслышно ответила Скай. «Да что же это такое? — подумала она. — Боль все еще не отпускает. Все еще не могу говорить об этом спокойно, так, чтобы голос не срывался и слезы не выступали на глазах. Нельзя, черт возьми, рыдать в присутствии незнакомого человека. Веду себя как настоящая плакса». Но когда заговорила вновь, даже для собственных ушей голос ее отзывался слезами. — В Сидней я часто наезжаю — и золота прикупить, и с Вирджинией повидаться.

Некоторое время Кайл молчал с вполне безмятежным видом.

— Вы у нас, стало быть, образец сострадания, не так ли? — В голосе явственно промелькнули издевательские нотки.

Скай непонимающе посмотрела на него, ошеломленная подобной черствостью и враждебностью. Сострадание! Да ведь любому ясно, что не хочется ей продолжать разговор на эту тему — слишком больно. Внезапно она почувствовала такую злобу, что пришлось призвать на помощь все самообладание, а то, глядишь, глаза выцарапает — ему или себе. С величайшей аккуратностью она поставила «чашу» на песок и поднялась.

— У меня есть серьезные основания сомневаться, что вы вообще понимаете смысл слова «сострадание», Кайл. Впрочем, так или иначе, катитесь-ка к черту, ваши мнения и оценки меня совершенно не интересуют Точно так же я не намерена выслушивать оскорбления от человека, которого впервые вижу.

Говорила она ровно, спокойно и, закончив, повернулась, пошла к берегу и села на теплый песок, так чтобы легкая волна доставала до порванных на подошвах чулок.

Скай вся так и тряслась от бессильного гнева. Только не смей жалеть себя, скомандовал внутренний голос. Не приходилось ей еще сталкиваться с таким странным, с таким откровенно безжалостным типом. Разумеется, рассуждала Скай, встреться она с чем-либо подобным в светской жизни либо в бизнесе, дело бы не зашло так далеко. Просто захлопнула бы дверь перед невежей.

Стараясь успокоиться, она напоминала себе, что дело свое Кайл знает прекрасно, умен и на редкость находчив. Ведь не только сложил жилище, развел костер, запасся свежими фруктами и даже нечто вроде цистерны из полого бревна смастерил, набрав туда дождевой воды, — он еще и знак SOS выложил на берегу — если не пойдет дождь, будет гореть, и, хотелось надеяться, с низко летящих самолетов его заметят.

Скай скрипнула зубами и негромко произнесла, обращаясь к морю:

— Что ж, в сложившихся обстоятельствах лучше оказаться рядом со смышленым подонком, чем с безруким обаяшкой.

Однако, черт побери, умеет же он в самое больное место ударить, да еще присыпать раны солью.


Кайл сделал большой глоток рома и невольно поморщился: напиток обжег горло. Отменная штука, настоящий огонь, внутри все так и полыхает. Ну да ему сейчас именно это и нужно, подумал он, кляня себя на чем свет стоит. И чего так на нее напустился? Ведет себя Скай безупречно — ни единой жалобы, никаких истерик, беспрекословно выполняет, что он велит. Да ведь она ему нравится, вдруг понял Кайл Больше того, вызывает восхищение. Откуда же тогда эти подначки?

Кайл оглянулся и пристально посмотрел на ее напряженно выпрямленную спину, четко выделявшуюся на фоне черной воды. Ему сделалось очень стыдно. Малышка, а такая сильная. Как это говорят? Не ростом мужчина красен, а огнем. Пусть она женщина, но присказка подходит. В Скай есть огонь, а он всячески старается потушить его.

Кайл приподнялся было, потом раздумал. Может, к утру она остынет, тогда и извиниться будет сподручнее. Он перевел взгляд на костер и сделал еще глоток, ощущая, как крепкий напиток чудесным образом ласкает оголенные нервы и уставшие мышцы.


Скай долго смотрела на воду и, почувствовав, что начинает дрожать на прохладном ночном ветерке, подтянула ноги. «Слава Богу, — мельком подумала она, — что авария случилась в теплых краях». Скай поднялась и, не обращая внимания на склоненную над пламенем золотисто-рыжую голову, вошла в хижину. Безмерно уставшая, она надеялась, что быстро уснет.

Песчаное ложе оставляло желать лучшего, но девушка решительно свернулась калачиком в самом дальнем углу, положив под голову вместо подушки сложенную вчетверо сумку. Похоже, заснуть не удавалось целую вечность. Она лежала вглядываясь в черную пустоту. Время от времени доносился треск догорающих сучьев да ветерок слегка шевелил листву на деревьях. Но Кайла не было слышно. В конце концов Скай забылась тяжелым сном под убаюкивающий шум волны.

Сновидения не заставили себя ждать, но удивительным образом она осознавала, что все это ей только снится.

Скай действительно боялась темноты.

О, детские страхи давно миновали. Это пришло, когда она уже стала взрослой, — страх не столько перед темнотой, сколько перед кошмарами памяти, которые порождает тьма, словно мрачная обитель дьявольских сил.

Стивен. Стивен, всегда такой ровный в обращении, всегда такой приветливый. Стивен, никогда не повышающий голоса и безмятежно встречающий самые тяжелые удары судьбы.

Только раз, незадолго до конца, измученный лекарствами, он сорвался. Вирджиния заснула, и рядом с ним сидела Скай. Стивен громко кричал, а она бессильна была что-либо сделать. Он не чувствовал ее руки в своей ладони, не слышал ее голоса. Он просто повторял и повторял ее имя. «Скай… здесь так темно, так темно, так темно и холодно. Скай, Скай, где же ты? Такая тьма, такой холод… Ну прошу же тебя, пусть не будет так темно… ну, пожалуйста, Скай…»

К утру сознание у него прояснилось. Он взял жену и любимую сестру за руки и сказал, что отныне с лечением покончено.

— Скай!

Она резко приподнялась на локте. Ее и в самом деле кто-то звал, и чьи-то сильные, крепкие руки слегка встряхивали за плечи. Не вполне проснувшись, Скай замигала и уловила в почти непроглядной мгле два зеленоватых огонька. Прямо на нее смотрели чьи-то глаза.

— Скай! — голос прозвучал на удивление мягко, а во взгляде читалось истинное участие. — Скай! — повторил он, вновь несильно встряхивая девушку. — Что-нибудь случилось?

Она уселась поудобнее и оттолкнула его руку. Хороша, ничего не скажешь, — воплощение феминизма, а во сне ведет себя как слабая женщина.

— Извините, если потревожила. Я что, кричала? Постараюсь, чтобы это не повторилось.

Кайл медленно покачал головой. Выражения лица в темноте не было видно, но голос звучал как-то необычно:

— Нет-нет, вы не кричали. — Что именно произошло, Кайл предпочел не объяснять. — Правда в порядке? Если хотите, поговорим.

— Нет! — в ужасе отшатнулась Скай.

— Ну смотрите, — мягко продолжал Кайл, — все-таки рядом с вами человек.

— В самом деле? — равнодушно откликнулась Скай. Она была слишком измучена, чтобы снова упражняться в остроумии.

На сей раз Джаггер удержался от ответной колкости. Не уловив движения, Скай вздрогнула при мягком прикосновении его ладони к щеке.

— Да, — негромко повторил он, едва ощутимо поглаживая ее высокие скулы. На какой-то момент пальцы застыли, потом мозолистая подушечка большого прижалась к нижней губе. — Да, Скай, я человек.

Нежное прикосновение оказало на Скай прямо-таки гипнотическое воздействие; время шло, а она заворожено вглядывалась в его блестящие глаза. Потом порывисто вздохнула и отодвинулась — не верила Скай в чудесное превращение и не хотела делиться с этим грубым незнакомцем своими тяжелыми сновидениями. Ведь они не корабли, встретившиеся и тут же разошедшиеся в ночи, а корабли, которые злая судьба одновременно обрекла на крушение.

— Да нет же, все в порядке, — твердо повторила Скай. — Больше я вас не потревожу.

— Да вы меня ничуть не потревожили, — сказал Джаггер, не прикасаясь к ней больше, но и не отталкивая. Девушка уловила в темноте легкое движение и поняла, что он поднялся. Скай не видела, как он выходит из хижины, и не слышала звука шагов на песке, только с любопытством ожидала, что же последует. Тем не менее зеленые огоньки вспыхнули рядом совершенно внезапно. Кайл протягивал ей выдолбленный кокос.

— Выпейте-ка рома, — отрывисто бросил он, — а то вся дрожите. Да и уснуть побыстрее поможет.

— Не могу я пить неразбавленный ром, — воспротивилась Скай.

Кайл весело рассмеялся.

— Прощу прощения, но у нас, к сожалению, все кончилось — и кока-кола, и содовая, и тоник. Пейте залпом — все печали пройдут, это точно.

Подозрительно глянув на силуэт, едва угадывавшийся в темноте, Скай протянула руку. Резко откинув голову, она сделала глоток и мучительно закашлялась. На глазах выступили слезы. Кайл, ухмыляясь, постучал ее по спине.

— Ну как, лучше?

— Пожалуй, — неохотно согласилась Скай.

— Теперь заснете? Или все же поболтаем? Честное слово, я действительно хочу, чтобы вам стало лучше.

— Говорю же, все в порядке. — В подтверждение своих слов Скай поудобнее устроилась на песке и прикрыла глаза. — Сейчас засну.

Лежа с закрытыми глазами и ровно дыша, она, однако же, чувствовала, что Кайл все не уходит, неся добровольную вахту. Наконец, не поворачиваясь к нему, она проговорила:

— Ну что ж, если вы так уж настаиваете, разведите снова костер.

Кайл ничего не ответил, но Скай уловила какое-то движение. Темнота ему явно не мешала. На сей раз было слышно, как он собирает сучья. Мгновение спустя вспыхнул огонь. Тьма немного рассеялась, и при слабых отблесках желтого пламени Скай погрузилась в благословенный сон еще до того, как Кайл вернулся.

Разметав волосы, она лежала соблазнительно свернувшись калачиком. «Малейшее движение, — мельком подумал он, — и она выкатится из этого самодельного сооружения» Теперь Скай лежала спокойно, красиво очерченные губы были слегка приоткрыты в подобии улыбки. Топазовых глаз не видно, но и за закрытыми веками угадывается легкая дразнящая усмешка. В классическом смысле красавицей ее не назовешь, но в чертах есть некая привлекательность и даже неповторимость. Прямой, изящный нос, полные губы — сейчас, полураскрывшись во сне и обнажив ровные перламутровые зубы, они кажутся особенно чувственными.

Кайл нахмурился, вспомнив, как проснулся от ее тихого, сдавленного бормотания. Лицо у нее страшно заострилось, и хотя с губ срывались совершенно невнятные слова, казалось, будто она пытается кого-то успокоить: «Все будет хорошо, станет теплее, свет появится…»

Уж не от этих ли сдерживаемых рыданий ее тело сделалась таким доступным во сне?

Кайлу захотелось исколошматить самого себя. Можно не сомневаться — приснился ей покойный брат, и скорее всего из-за его язвительного замечания. Совершенно, между прочим, ненужного. Сорвалось оно у него с языка только потому, что Скай хотела сделать вид, будто наезжает к своей золовке лишь потому, что это совпадает с интересами дела. Бизнес — прежде всего. А его уже тошнит от того, что дело ставят выше семьи и дома. И мужской шовинизм здесь совершенно ни при чем. Он не понаслышке знает, о чем говорит. У него на первом месте всегда был сын, и дело все равно процветало. А вот для Лайзы только и свет в окошке, что ее дело, о Крисе она никогда и не думала.

Так давно все это началось.

И скоро должно закончиться.

Должно. Да, двадцатилетний кошмар, в который превратился его брак, должен наконец прекратиться. Странно, что именно сейчас эти мысли лезут в голову. Надо бы думать о том, как выкарабкаться из создавшегося положения, а не горевать по поводу того, что планы нарушились. А положение прямо-таки аховое, в этом он отдавал себе отчет. Выручка придет нескоро — если вообще придет. Таких островков, как этот, в Тихом океане тысячи; сам же океан — девять тысяч морских миль в поперечнике. Даже если и знать приблизительно, где произошла авария, все равно поиски займут целую вечность.

И все равно, думая о своей жизни — такой благополучной, такой блестящей — в прошедшем времени, особой горечи он не испытывал.

Другое грустно — двадцатилетняя война подходит к концу, еще шаг-другой, и придет победа, а тут на тебе.

И еще Кайл тосковал по Крису. Когда-то только присутствие сына искупало бессмысленно текущие годы, теперь он уже мужчина, может сам решать, кто из родителей прав, кто виноват, и все равно сохранять любовь к обоим.

Скай вдруг повернулась на другой бок, и Джаггер отвлекся от мрачных мыслей. Так хотелось помочь ей Его просто сжигало желание обнять, погладить, защитить, но он понимал — и для того были веские основания, — что любое подобное поползновение только напугает ее.

Нахмурившись, Кайл положил голову на согнутый локоть и немного отодвинулся. Удивительно, право, как его влечет к этой женщине. Хотя, если верить бумажке, формально он все еще женат, брак распался, не успев начаться. Последние десять лет Кайл живет отдельно от жены, и эти годы его многому научили. Поначалу он не настаивал на разводе — новая женитьба в планы не входила, одной вполне достаточно. Но с другой стороны, монахом тоже становиться не собирался. Много женщин прошло за эти годы — женщин себе на уме, готовых, однако же, играть по его правилам. А этих правил Кайл никогда не скрывал и уважал тех, кто безоговорочно принимал их. Когда карты выложены на стол, он всегда мил, галантен и неотразим в глазах партнерши.

Скай — иное дело. Еще не было такого, чтобы женщина взяла над ним верх в четырех стенах. Если, конечно, можно считать их жилище четырьмя стенами. Ничто не мешало пожелать ей удачи и пойти своей дорогой. А так получается, что тебя переиграли, перехитрили и сердце его поражено навеки.

«Сердце, но не чувства», — сухо уточнил Джаггер, вспомнив вдруг накатившее на него несколько часов назад неудержимое желание Еще никого в жизни он так не хотел, как эту женщину. «Да, но тут особые обстоятельства, старик, — подумал он. — Ведь прежде, как бы там все ни складывалось, ты своего всегда достигал с необыкновенной легкостью».

И все равно странно. Может, Скай и не замужем, но, судя по тому, что пишут в журналах, мужчина у нее есть. Однако же она о нем ни словом не обмолвилась: сны, неизжитая боль — все отдано ушедшему брату. А про амурные переживания даже не намекнула.

Правда, и сам он себе никаких откровений не позволил. Трудно поверить, конечно, ведь целый день они провели вместе, однако факт остается фактом: подле него спит таинственная незнакомка.

Незнакомка, ворвавшаяся в его жизнь. Незнакомка, которая все в нем перевернула. Раньше не было ничего, даже отдаленно похожего.

Незнакомка, которая доводит его чуть ли не до безумия. Кайл изо всех сил зажмурился, пытаясь заснуть.

Влечение он еще мог держать в узде. Вот с остальным дело обстояло сложнее. Меньше всего ему хотелось подзуживать ее. Человек он был жесткий, но не жестокий. И еще ему не нравилось это странное желание оберечь… успокоить.

То, что защищаешь, тем обычно хочется владеть. В голове мелькнула смутная догадка. Может, он потому так злится, что Скай принадлежит другому. Но это чистый бред.

Сердито тряхнув головой, Кайл повернулся к ней спиной и вскоре заснул.


Отыскав более и ли менее ровную коралловую поверхность и с трудом удерживая равновесие, Кайл приготовился действовать. Спина и плечи ныли, рука, сжимавшая древко — целый час потратил, выстругивая его, — казалось, вот-вот отвалится.

В воде удерживать шест было особенно трудно, и Кайл запоздало отругал себя за то, что легкомысленно вышвырнул дамские туфли на шпильках, длинный кожаный ремешок сейчас вполне бы сгодился для ручки. «Век живи — век учись», — мрачно подумал Джаггер. Вчера эти туфельки так его обозлили, что, будь они хоть из чистого золота, он все равно бы от них избавился. Впредь надо думать, перед тем как действовать, — даже если кипишь, как чайник.

Тяжело вздохнув, Кайл снова вцепился в палку онемевшими пальцами. Раз двадцать он уже пытался поразить рыбину, которая, казалось, застыла неподвижно почти у самой поверхности, а та только посмеивается — в этом он готов поклясться — над его неуклюжими телодвижениями. А ведь сколько раз он видел на островах, как местные жители с легкостью справляются с таким делом. Положим, это у них в крови… Ладно, не ищи оправданий, приятель, работай.

Хорошо еще, хоть никто не видит его поражения. Ясно теперь, что природные таланты полинезийцев так просто не даются.

Мимо, едва не задев его, лениво проплыла желтохвостая рыбина и остановилась буквально в нескольких футах. Кайл рванулся вперед. Рыба даже не поплыла, охваченная, как ей полагалось бы, диким страхом, — просто чуть отодвинулась.

Проклятие! Хорош охотничек, нечего сказать. Кайл снова вздохнул украдкой, однако, дождавшись, когда поверхность успокоится, опять упрямо прицелился. Высокомерная желтохвостка не сводила с него пустых немигающих глаз. Жабры ее медленно вздымались и опадали. Кайл нанес очередной удар.

И на сей раз не промахнулся: рыбина отчаянно забилась на кончике самодельной остроги. Кайл торжествующе засмеялся. «Такого в рыбацком промысле еще не бывало», — заверил он судорожно извивающуюся желтохвостку. Вернувшись с добычей на берег, Кайл убедился, что Скай все еще мирно почивает. Он быстро разделал добычу перочинным ножом и в темпе соорудил жаровню из того, что осталось от вчерашнего костра. Весьма довольный собой — что, надо сказать, было несколько странно для человека, лично угробившего принадлежавший его компании самолет и оказавшегося в заточении вдали от семьи, друзей, своей финансовой империи, — Джаггер вернулся на берег и нырнул в воду, буквально забитую коралловыми рифами. Надо немного освежиться.


Скай медленно просыпалась. Не было слышно ни звука, и только усиливающаяся жара заставила ее лениво приподнять отяжелевшие веки. Сон стер на время воспоминания о катастрофе, но, убедившись, что она все еще на острове, Скай ничуть не испугалась. Странно, глотка огненного рома и яркого пламени костра оказалось достаточно, чтобы довольно спокойно провести остаток ночи.

Поднявшись на локте, Скай увидела, что костер все еще горит. Более того, на импровизированном вертеле, подвешенном между двумя ветками, что-то жарилось, распространяя вокруг удивительный аромат. Интересно, что за еду раздобыл Кайл? Впрочем, какая разница, сейчас все покажется прекрасным, вчера-то она почти ничего не ела. Впрочем, пусть желудок не слишком распаляется в предвкушении пищи, пусть сперва глаза убедятся, что жаркое съедобно.

Скай бегло осмотрелась. Будь поблизости частная вилла либо пляжный клуб, цены бы этому месту не было — чистый рай. Такого белого песка прежде ей видеть не приходилось. Кустарник и тропические деревья отдавали изумрудной зеленью, а гребень горы, остатки некогда действующего вулкана, казалось, упирается прямо в голубое небо, по которому медленно плывут белые кудрявые облака. Да только не в раю она.

«А ну-ка довольно'» — приказала она себе. Рано или поздно кто-нибудь появится. Их спасут. Усевшись поудобнее и скрестив ноги, Скай еще раз, более внимательно, осмотрелась. «Странно, — подумала она, — горит костер, на нем что-то готовится, а товарища по несчастью нигде не видно». Она рассеянно потерла спину и поморщилась: под платье набилось много песка. Чего бы она сейчас не отдала за тюбик пасты да кусок мыла. И еще хочется нырнуть с головой в ванну с шампунем да смыть чертов песок.

Но об этом остается только мечтать, а пока Скай запустила пальцы в волосы, безуспешно, следует признать, пытаясь распутать образовавшиеся за ночь колтуны Она зевнула, подумав, не подбросить ли дров в костер. И в этот момент появился Кайл.

Скай так и застыла с открытым ртом. Весело насвистывая, помахивая руками, он приближался к ней в чем мать родила. Заставив себя стиснуть зубы и отворачиваясь — только тут девушка увидела то, что могла заметить и раньше: одежда его аккуратной горкой сложена у костра, — Скай почувствовала нарастающую ярость.

— Это еще что такое! — прошипела она, переводя на него взгляд. — У вас что, вообще ни капли стыда не осталось?

Свист прекратился. Веселый блеск в глазах мгновенно исчез.

— Полагаю, капелька все же где-то есть, — подбоченившись, Кайл пристально посмотрел на нее.

— Между прочим, я женщина, если вы раньше этого не заметили. — Видя, что он не делает ни малейшей попытки хоть как-то прикрыться, Скай вспыхнула еще сильнее.

— А я, между прочим, предупреждал: никаких разговоров о поле.

— Может, все же оденетесь? — раздраженно оборвала его Скай.

Брови Кайла насмешливо взлетели вверх, а рот изогнулся в циничной ухмылке.

— А в чем, собственно, дело, мисс Дилани? Вам не нравится мой вид? Или, может, наоборот — слишком нравится?

Услышав такое, Скай взмолилась только об одном — как бы поскорее согнать краску с лица. Пожав плечами и напустив на себя непроницаемый вид, она медленно обвела его взглядом — с головы до пят, — остановившись по дороге на трех стратегических точках: грудь, бедра, пах. Чтобы добить его, подумалось ей, не хватает, пожалуй, стойки и высокого табурета, сидя на котором можно закурить и пустить ему струю дыма в глаза. Ну а поскольку подходящих декораций нет, приходится импровизировать. Скай вызывающе вздернула подбородок и изо всех сил обхватила руками колени.

Однако же ни поза, ни пронзительный взгляд не произвели должного впечатления. Любезно улыбнувшись, Кайл осведомился:

— Может, повернуться?

— Да, прошу вас, — снисходительно, с бесконечным равнодушием откликнулась Скай, сопровождая свои слова легким взмахом руки.

Кайл медленно повернулся. Игра его явно забавляла.

— Ну как?

Взгляды их встретились. «А ведь ничего у меня получается», — с удивлением подумала Скай, преисполняясь решимости сыграть этот спектакль до конца. Она пожала плечами и вежливо подавила притворный зевок.

— Да все как у всех, все на месте. Впрочем, сзади смотритесь неплохо.

Кайл откинул голову, от души расхохотался и потянулся наконец к одежде.

— А вы ничего себе, мадам, хладнокровия вам не занимать, — одарил он ее комплиментом; в обращении на сей раз было больше теплоты, чем насмешки. — Все на месте, говорите? В таком случае пари готов держать, что в данный момент мои «места» чувствуют себя гораздо лучше, чем ваши. Соль в тысячу раз приятнее, чем песок и сажа. Вам стоит последовать моему примеру.

— Именно это я и собираюсь сделать — только в одиночестве.

— Давайте, давайте, не пожалеете. И настроение сразу улучшится.

Наверное, он прав, потому что сейчас настроение у нее отвратительное, только демонстрировать это она не желает. И уж чего ей сейчас точно не хватает — так это «хладнокровия». Только что закончившийся, столь непринужденный на вид осмотр потребовал от нее гигантского напряжения воли, тем более что Кайл был совершенно прав: увиденное действительно слишком нравилось ей. Какой из него летчик — Бог знает, но скорее всего он занимается гимнастикой в одном зале с Сильвестром Сталлоне. Если оценивать объективно, то он находится в превосходной форме — сильный, жилистый, мускулистый. Она могла бы добавить, что Кайл проводит много времени на солнце, что подтверждает темный загар, покрывающий все его тело помимо узкой полоски от пояса до места, свидетельствующего о его незаурядной мужской силе. Бедра тоже загорели — видимо, купальным трусам Джаггер предпочитает узкие плавки. Да, увиденное ей понравилось, но признаваться в этом — даже самой себе — было неприятно, ведь, как ни крути, после того как прихоть судьбы забросила ее на этот остров, о семье и работе она вспоминала, а вот о Теде — ни разу.

«А ведь предполагается, что я влюблена в него», — отметила про себя Скай, воскрешая в памяти облик мужчины, за которого решила выйти замуж — в будущем, когда обстоятельства сложатся более благоприятно. А обстоятельства таковы: позади трагедия, но бизнес процветает.

Тед. Мягкие карие глаза, светлые волосы, живость, изысканные манеры. Видение рассеялось, и ей никак не удавалось восстановить его. Как глупо, ведь Тед такой обаятельный… славный… сильный… У них так много общего, они уважают, восхищаются друг другом…

Нет, все плывет. Когда Кайл отойдет, наказала себе Скай, надо вытащить из сумочки фотографию Теда и вспомнить все мелочи, все дорогие черточки лица.

И все равно не по себе оттого, что его облик так быстро померк, а еще неприятнее то, что она о нем даже не вспомнила. А ведь следовало. В первую очередь следовало о нем подумать, наверняка ведь голову потерял, когда она не позвонила в назначенное время.

Да нет, ничего подобного. И виду не показывает. Внезапно Скай почувствовала, что начинает злиться. Лучше бы места себе не находил, лучше бы рыдал, с ума сходил от волнения.

«Впрочем, это не он, — возразила себе Скай, — это я умом тронулась, думая, что он должен рыдать, в то время как я о нем даже и не вспомнила.

Наверное, дело в том, что мы уже два месяца не виделись. Я была у Вирджинии, и разговаривали мы только о Стивене.

К тому же, — подумала Скай, возвращаясь к действительности — к действительности, приведшей ее в такое смущение, — вряд ли возможно рисовать в воображении чье-то тело, когда другое прямо у тебя перед глазами».

Скай неожиданно обнаружила, что не сводит глаз с этого другого.

Всполошившись, как бы взгляд не выдал ее истинные чувства — и это после столь превосходно сыгранного спектакля, — Скай сделала вид, что больше всего ее сейчас интересуют песчинки, приставшие к одежде.

— Вообще-то, — любезно заметил Кайл, — я вовсе не собирался оскорблять ваши чувства. Когда я уходил купаться, вы так сладко спали — и даже похрапывали, — что я и не думал…

— Я никогда не храплю! — с видом оскорбленного достоинства перебила его Скай.

Не желая вступать в спор, Кайл лукаво улыбнулся и продолжал:

— Короче, спали вы без задних ног, и я был уверен, что еще долго не проснетесь.

Скай неопределенно пожала плечами и поднялась, бережно поглаживая лодыжку. Она все еще побаливала, однако стоять было можно.

— Не ходите сегодня слишком много, — предупредил ее Кайл.

Теперь он оделся, по крайней мере натянул брюки. На ногах, впрочем, ничего не было, да и не высохшая еще после купания мускулистая грудь обнажена. Спутанные влажные волосы прилипли ко лбу, и от этого Кайл казался намного моложе, чем вчерашний суровый мужчина. А улыбка так и вовсе мальчишеская, с ней он ничуть не похож на того угрюмого типа, которому столь удачно удавалось подкалывать ее все время. Однако же Скай отнюдь не дура: угрюмый тип тоже никуда не делся. А если она находит такой уж привлекательной его внешность, так это только эстетическое удовольствие от лицезрения хорошей мужской особи.

— Ничего, справлюсь как-нибудь, — сухо заметила Скай. — Для марафонских забегов здесь вроде нет места, да и спешить некуда.

Набросив легкий жакет, Скай подошла к костру.

— Что это тут жарится? — удивленно спросила она, в свою очередь удивив его своим вопросом.

— Как что? — чуть не простонал он. — Рыба, конечно. А вы чего ожидали?

— Вижу, что рыба, — снисходительно ответила Скай, хотя отнюдь не была уверена в этом. — Какая, спрашиваю, рыба?

— Желтохвостик.

— И как же вам удалось его поймать? — недоверчиво спросила Скай, опускаясь у огня на колени и заворачивая рукава жакета — солнце теперь палило немилосердно.

— Острогой проткнул, — со сдержанной гордостью ответил Кайл, умолчав, однако, о том, скольких усилий это стоило. — Не знаю уж, кто больше удивился — я или жертва.

— Ну что ж, поздравляю. Может, перевернуть пора или что там полагается делать?

— Пожалуй. — Кайл повернул шампур. — Видите, повыше над огнем поднял, пусть прокоптится.

— Ясно. — В шитье и кройке Скай не было равных, но на кухне она особыми талантами похвастаться не могла. С мясом и курами еще кое-как справлялась, но когда хотелось отведать морских даров, предпочитала посещать рыбные рестораны. Внезапно рот ее растянулся в поощрительной улыбке.

— Да, вижу: кое на что вы годитесь.

— Весьма признателен, мисс Дилани, — усаживаясь рядом, Кайл улыбнулся в ответ. — Впрочем, сегодня и вам, мадам, предстоит продемонстрировать свои таланты.

— Ах вот как? — нахмурилась Скай. — И какие же именно? — Она вопросительно изогнула брови и внимательно осмотрелась вокруг. — Придумать одежду на каждый день для тех, кому удалось совершить вынужденную посадку на необитаемом острове в тропиках?

Кайл добродушно рассмеялся и покачал головой.

— Вообще-то я уверен, что вы разбираетесь не только в моделях одежды, но сейчас — да, именно это нам и нужно. Как вам предстоит убедиться, днем здесь безумно жарко, а ночью прохладно. Лично я намереваюсь подрезать штаны — поскольку вы все уже видели, и никакого впечатления на вас это не произвело, — а вам советую что-нибудь сделать с юбкой. Да и блузку укоротите. А если к обрезкам прибавить ваш пиджак и мою куртку, можно соорудить нечто вроде простыней — тут-то ваш симпатичный швейный набор и пригодится.

Слушая, Скай все больше хмурилась, а когда Кайл замолчал, постаралась, чтобы голос не выдал ее волнения.

— Похоже, вы предполагаете, что мы здесь задержимся?

Кайл быстро прикинул, как лучше ответить. Огорчать девушку не хотелось, но и тешить пустыми обещаниями — тоже. Со вчерашнего дня ни один самолет не пролетел над островом; да что там самолет — даже ялик на горизонте не появился. А ведь давно уже должны были отметить, что «Лир» в пункт назначения не прибыл. И следовательно, снарядить спасательные партии. Ладно, новый день только начинается, а там видно будет…

— Вечность здесь сидеть я не собираюсь, — небрежно пожал он плечами. — Но уж коль мы оказались на этом острове, надо по возможности обустраиваться. Да и занять себя чем-нибудь неплохо — нервы сбережем. От безделья один шаг до отчаяния. И собачиться начнем.

Скай медленно кивнула, вспомнив, как быстро прошли накануне день и вечер, когда они занимались делом. Работа не оставляла времени для болтовни и уж тем более для обмена колкостями.

— Рыба еще не готова? — спросила она. — Умираю от голода.

— Вроде пора. Да, в самый раз. — Кайл снял недожаренную рыбу с шампура и, перекладывая ее прямо в огонь, чертыхнулся: палец обжег. Скай ухмыльнулась, удивившись сама себе. Ладно, как бы там ни было, выжили, слава Богу. А смех — такой же верный показатель здоровья, как и слезы.

— Ладно, герцогиня, смейтесь, — то ли сердито, то ли насмешливо бросил Кайл. — Только пошевеливайтесь. Лентяев на своем острове я не потерплю. Как там насчет испить чего-нибудь?

Скай недовольно сморщилась, но принялась собирать кокосы. Придется привыкать ко вкусу сока, или, как говорят, кокосового молока. Но во рту после вчерашнего было сухо, в желудке урчало, и как только Кайл, действуя перочинным ножом, выдолбил орехи и протянул ей кусок рыбы на палочке, она жадно вонзила в него зубы.

— Ну как?

— Что ж, коли нет яичницы с беконом, вполне сойдет, — прожевав, признала Скай. Брови ее сошлись в ниточку. — Я слышала, что в таких местах обычно водятся только окуни да лютианусы. Как это вам удалось напасть на желтохвостика?

В глазах у Кайла заплясали веселые искорки, и он с трудом удержался, чтобы не рассмеяться.

— Так желтохвостик тоже из породы лютианусов, — пояснил он.

— Ах вот как. — Чувствовалось, что даже тщательно скрываемая насмешка над ее невежеством взбесила Скай — Говорила же я вам, что в рыбах совершенно не разбираюсь.

— А что я такого сказал? — невинно осведомился Кайл.

— А ничего говорить и не нужно. И без того все видно, одна ухмылка чего стоит.

— Ну уж тут, извините, я бессилен, само собой получается.

Скай готова уже была разразиться гневной тирадой, но вместо этого от души расхохоталась вместе с ним. Если не считать сюжета с демонстрацией собственного обнаженного тела, Кайл явно старается всячески угодить ей. Ну, хотя бы зажег ночью погасший костер. Так что самое меньшее, что ока может сделать, — заплатить ему той же монетой.

— Ну что ж, — весело заговорила она, — теперь мы знаем, что желтохвостик из породы лютианусов. Хорошо, кстати, что вам это было известно. Потому что в этих водах наверняка плавают какие-нибудь совершенно несъедобные особи, а я и не знаю, как их отличить. — Скай улыбнулась. — И между прочим, мне ни одной косточки не попалось. Здорово, что вы так умеете разделывать рыбу.

— Не сомневаюсь, что нам еще не один талант предстоит обнаружить друг у друга, — пожал плечами Кайл.

Скай тревожно посмотрела на него.

— А может, и нет. День в полном разгаре, и надеюсь, нас уже ищут.

— Это уж точно, — кивнул Кайл, стараясь не встречаться с ней глазами, благо можно сделать вид, что целиком поглощен едой.

Что-то в его голосе не понравилось Скай.

— Нас найдут, скоро найдут, — упрямо повторила она.

— Да, самолеты наверняка уже в воздухе. — В голосе Кайла, к неимоверному удивлению Скай, прозвучало нечто похожее на злобу. — Уверен, ваш приятель землю и небо перероет, лишь бы отыскать.

Скай мгновенно напряглась.

— Вы правы, — коротко бросила она, впервые отдавая себе отчет, что он явно читал о ней в газетах. Тед — ее выбор, но она терпеть не могла, когда желтая пресса вмешивалась в их частную жизнь.

— И чего же замуж за него не выходите? — грубо поинтересовался Кайл.

— А вам-то что до этого? — холодно откликнулась Скай.

— Если то, что мне приходилось читать, соответствует действительности, — равнодушно пожал плечами Кайл, — вы встречаетесь с Тедом Трейнером уже четыре года. Срок немалый, мадам, для принятия решения. Похоже, что-то у вас не складывается.

— Повторяю, — в голосе Скай послышались металлические нотки, — вас это совершенно не касается. — Он снова передернул плечами, и Скай невольно поразилась, до чего же легко ему удалось обозлить ее. — Все у нас складывается, — услышала она собственные слова, в которых не было никакой нужды — Тед замечательный человек, он…

— Фу-ты ну-ты — хмыкнул Кайл, ничуть не смущенный ее отпором. — Замечательный человек? Да бросьте, милочка, наверняка там что-то не так.

— Да вам-то, черт побери, откуда знать? — Теперь Скай злилась уже не столько на него, сколько на себя. На самом деле это ей следовало пожимать плечами, у нее-то никаких сомнений насчет Теда нет. А если они появляются у незнакомого человека, то что это меняет? И тем не менее она ему отвечает. Джаггер ловит ее на крючок, она это понимает и все равно заглатывает наживку. — На тот случай, если потеряете место пилота и станете искать работу в сомнительных газетенках, то, к вашему сведению, о таком мужчине, как Тед Трейнер, женщина может только мечтать. Ум у него острый, как клинок, он трудолюбив, одарен…

— Приятен на вид, — с ухмылкой подхватил Кайл.

— Вот именно, — спокойно согласилась Скай. — Исключительно галантен, обаятелен, силен…

— Суров и в то же время чувствителен, — не дав ей договорить, вновь вмешался Кайл, насмешливо изогнув брови.

— Вот именно.

«Все так, Тед именно таков, — подумала Скай. — Так зачем же так страстно защищать его? Он в этом явно не нуждается. А все дело в том, что у Кайла передо мной преимущество: он хоть что-то знает обо мне, хотя прямо и не говорит, а я о нем — ничего».

— В общем-то, — иронически заметила Скай, — внешне вы похожи. Примерно одного роста и телосложения. Но на том сходство и исчерпывается. Тед никогда не позволил бы себе обсуждать, да еще в такой манере, частную жизнь случайной знакомой. А окажись здесь, без труда нашел бы верный тон и стиль поведения.

— Ну да, сильный, скромный мужчина.

Нетрудно было угадать, что за этой смиренной репликой скрываются насмешка и подначка. Скай взяла себя в руки и снова улыбнулась — на сей раз невинно и безмятежно.

— Точно так.

— Похоже, ваш Тед — само совершенство, — заметил Кайл и, отправляя в рот последний кусок рыбы, вкрадчиво добавил: — Может, в постели немного недотягивает?

От возмущения у Скай даже кусок застрял в горле. А больше всего бесили веселые искорки в зеленых глазах сатира.

— Вот это уж точно не ваше дело.

— Так, ясно, стало быть, в точку попал.

— Не стройте из себя дурака! — яростно запротестовала Скай. — Нет у нас никаких… — Она оборвала себя на полуслове, сообразив, что как раз возражений-то он и ждет. — Я не собираюсь больше обсуждать с вами свою частную жизнь.

— Отлично.

Кайл замолчал и, закурив сигарету, бросил взгляд на море. Вот тут-то Скай и прекратить бы разговор, но ее понесло. Бог знает почему, но Джаггер изрядно обозлил ее, и теперь ей хотелось взять реванш.

— Уверена, у вас-то на любовном фронте полный порядок.

— Отнюдь.

— Отчего бы это? — саркастически осведомилась она. — Вы ведь у нас обаяшка. Летчик — любитель островов, в свободное время разгуливающий в коротких штанишках…

— В коротких штанишках? — Он уцепился за слово и бросил на Скай насмешливый взгляд. — Тонкое наблюдение. От вашего взгляда, смотрю, ничто не ускользнет. — Кайл язвительно рассмеялся.

Она не покраснела, увидев его в костюме Адама, не покраснела, когда он ее всячески подначивал, но сейчас, когда глаза их оказались так близко, а мощная, бронзовая от загара грудь едва не прикасалась к ее плечу, краска так и бросилась в лицо.

Она всегда была женщиной наблюдательной… слишком наблюдательной.

«Что это со мной творится? — задумалась Скай. — И дня вместе не провели, а он умудрился так настроить меня против себя».

И в то же время — оказывает какое то гипнотическое воздействие Она злится, даже в ярость приходит — но и голова как-то странно кружится, и сердце бьется не как обычно, и кровь закипает.

Все дело, наверное, в тропиках, в жаре. Здесь все чувства обостряются.

Память о Стивене. Тревоги и сомнения, связанные с Тедом. Почему она, в самом деле, все тянет с замужеством? Ведь любит, и это хорошая любовь, спокойная, возникшая после бесчисленных часов и дней, проведенных бок о бок, в общем кругу.

Так чего же ей не хватает? И почему сейчас, сидя вплотную к этому совершенно чужому ей грубияну, она едва удерживается от того, чтобы не прикоснуться к нему?

— Да при чем тут наблюдательность? — резко бросила Скай, отодвигаясь от Кайла. — Просто я не слепая.

Он вдруг рассмеялся, и Скай понравился его смех. Да, чужак — и в то же время ее тянет к нему.

За время знакомства Тед ни разу не поинтересовался, отчего ей страшно в темноте, ни разу не заговорил о Стивене. Она потеряла близнеца, а он так и не понял, каково это. Его не было рядом, когда Стивен умирал.

— Рад слышать это, — заметил Кайл, слегка прикасаясь к ее щеке на удивление тонкими пальцами — Зрение вам, женщина, сейчас понадобится, ибо нас ждет работа.

— С вопросами покончено? — сухо осведомилась Скай.

— На данный момент — да.

— Надо полагать, благодарна я должна быть за это именно работе?

— Ладно, хватит болтать, — оборвал ее Кайл, поднимаясь и стряхивая песок с джинсов — Начинаем. Где ваши ножницы, женщина?

— Хватит! — яростно выкрикнула Скай.

— Хватит — что?

— Называть меня «женщиной»!

Он ухмыльнулся, и в глазах его снова заплясали дразнящие огоньки.

— Что, по-мужски, что ли, слишком получается? Пардон, но от старых привычек вмиг не отделаешься. К тому же мужчине необходима хоть какая то разрядка, а подначивать вас, с грустью вынужден признаться, мне нравится. Вы тут, понимаете, зад греете на солнце, ну а мне приходится и строительством заниматься, и пищу добывать, и готовить, так что уж придется примириться с тем, что обращаться я к вам буду так, как мне заблагорассудится.

С тем фактом, что основная часть работы легла на плечи Кайла, спорить не приходилось, так что, оставив без внимания последнюю тираду, Скай молча извлекла ножницы.

— Что резать?

— Штаны.

— Прямо на вас?

— Да нет, предпочел бы раздеться, — с издевательской ухмылкой ответил он.

— Ну уж нет! — решительно воспротивилась Скай, опускаясь на колени и примериваясь к штанинам, плотно облегающим его мускулистые ноги. Она остро ощущала, как от него так и веет мужским духом.

— В каком месте резать?

— Да покороче, — ухмыльнулся он, явно наслаждаясь ее неловкостью.

Он не успел заметить, как на щеках ее выступила краска, которую Скай поспешила скрыть сердитой гримасой.

— Тогда не дергайтесь, а то как бы ваша… мужская гордость не пострадала.

Издав хриплый, горловой смешок, Кайл парировал:

— Согласен, мисс Дилани, женщина вы у нас юная и храбрая, но, пожалуй, все-таки не настолько храбрая. Или не настолько глупая.

Поджав губы, Скай принялась щелкать ножницами. С некоторым страхом и горечью она вынуждена была признать, что это занятие доставляет ей удовольствие. При каждом прикосновении к его коже в пальцах возникала сладкая боль, кончики нервов, обретшие вдруг повышенную чувствительность, посылали предупредительные сигналы, от которых ее бросало то в жар, то в холод. С каждым щелчком ножниц Скай все сильнее ощущала, что судьба оставила ее наедине с очень чувственным мужчиной. А что еще хуже, намного хуже, — так это то, что и в ней просыпаются ответные токи.

А ведь она и теперь не могла бы с уверенностью сказать, что Кайл ей нравится, хотя бы просто нравится; более того, он из тех мужчин, что почти не переносят женщин, — в этом она была уверена. Для случайных развлечений годятся, для того чтобы скрасить жизнь — вот и все назначение женских особей.

В ее планы никак не входила роль сговорчивого сексуального партнера на том лишь основании, что она случайно оказалась с этим мужчиной рядом, отрезанной от остального мира. Особенно если учесть, что Скай все еще ничего о нем не знает.

А это печально, ибо нравится — не нравится, но если быть честной, то следует признать, что вопреки всему — воспитанию, привязанностям — она увлечена этим типом. Любое прикосновение, близость его могучей фигуры, бархатистый мужской смех — от всего этого ее буквально в дрожь бросает.

— О Господи, поскорей бы выбраться отсюда, — едва слышно прошептала она.

В ответ снова послышался сочный мужской смех. Скай даже испугалась немного. Была в нем такая издевка, словно Кайл с устрашающей легкостью читал мысли и на самом деле получал удовольствие от ее смущения.

— Хватит смеяться! Стойте смирно! — прошипела она, нарочито громко лязгая ножницами в районе его бедер.

— Слушаюсь, мадам, — с преувеличенной готовностью ответил он.

Но и не видя его лица, Скай была уверена, что пронзительно-зеленые глаза по-прежнему излучают ядовитую насмешку.

— Однако же, — добавил он предостерегающе, — полагаю, не надо напоминать вам об осторожности.

Скай глубоко вздохнула и ответила сквозь зубы:

— Я всегда осторожна.

— Ну и прекрасно. Думаю, нам скоро предстоит в этом убедиться, не так ли?

— Нет, вы просто невозможны! — простонала Скай.

— Ну прямо! Неужели только невозможен? — откликнулся он с неожиданной серьезностью.

Оба замолчали. «А ведь он прав, — подумала Скай. — Похоже, первое впечатление оказалось ложным. Пожалуй, в нем действительно много такого, что я не дала себе труда и смелости разглядеть».

Глава 3

— Весьма признателен, — сказал Кайл, оказавшись вместо брюк в шортах и направляясь к берегу — Постарайтесь чем-нибудь занять себя, пока меня не будет.

Скай ослепительно улыбнулась.

— Постараюсь. Надраю полы и отмою ванну лизолом. А куда это вы, кстати, собрались?

— Пошарю в обломках, — бросил Кайл через плечо. — Может, найду что-нибудь, например лаг.

— Лаг?

— Ну да, есть такая штука в кабине. Он не должен сгореть.

Испытывая какую-то смутную тревогу, Скай посмотрела вслед удаляющейся фигуре. Кайл перешел с шага на бег трусцой, и от этого мышцы на загорелом до черноты теле стали еще рельефнее. Загадка какая-то. Ощущение такое, будто находишься рядом с доберманом. Мощный торс, гладкая кожа, ласковый, чуть не хвостом виляет, однако всегда готов зарычать и цапнуть, в тот самый момент, когда его поглаживаешь.

Ну да что поделаешь, друзей выбираешь сама, а родственников либо тех, с кем оказываешься после аварии на затерянном в океане острове, — как судьба пошлет.

Подобрав обрезанные штанины, Скай зашла в хижину, отыскала куртку и, движимая наилучшими намерениями, принялась отпарывать подкладку. Но руки у нее тут же опустились, и, отложив работу в сторону, она нашарила в саквояже сумочку. Открывая ее, Скай почувствовала, что на глаза у нее почему-то наворачиваются слезы. Косметика. В это время дня она обычно уже приводит себя в порядок. Привычное дело: пудра да тональный крем. На все пятнадцать минут. Слой должен быть тонкий, незаметный, так, чтобы все выглядело естественно. И время потрачено не зря. В итоге чувствуешь себя превосходно, особенно если не выспалась или собственный вид только что не вызывал восторга. Два-три мазка — и ты в полном порядке.

Скай сжала в ладони пудреницу. Резь в глазах усилилась, и она едва сдержала готовые вырваться наружу рыдания. С трудом поднявшись на ноги, Скай вышла и швырнула пудреницу на образовавшуюся неподалеку песчаную насыпь. Настроение было хуже некуда, и хоть от слез Скай удалось-таки удержаться, из горла ее вырвался протяжный стон.

Круто повернувшись, она вернулась в хижину и, скрестив ноги, тупо уставилась на остатки того, что недавно еще было обычной повседневной одеждой.

Косметика — такая мелочь, такая ерунда. Здесь о ней можно забыть. Нетрудно представить, что Кайл со смеху покатится, если увидит, что, опорожнив кокосовый орех, она подкрашивает губы.

Слезы снова угрожающе скопились в уголках глаз, борьба с ними сделалась чем-то вроде мазохистской игры. Понимая, что не стоит этого делать, Скай тем не менее вытащила бумажник. Деньги. Их-то уж точно здесь ни на что не употребишь. Однако ее интересовали не банкноты и мелочь — захотелось взглянуть на фотографии, тщательно завернутые в целлофан. Фотографии, которые могли бы напомнить о реальном мире.

О Теде. Вот он. Чудесные, лучащиеся теплотой глаза, открытая улыбка — смотрит прямо в камеру. Неужто у него действительно такой длинный нос, удивилась Скай. Странно, что она так быстро забыла, как он выглядит.

На следующей фотографии они с Тедом вместе — на последней презентации ее моделей. Красивый мужчина, красивая пара.

Да, но почему она никак не может ощутить его близость? Фотография словно чужая. Изображенный на ней человек упорно не оживает в памяти.

Скай прикрыла глаза и сосредоточилась. Но единственное, что удалось вспомнить, так это день — было то ровно год назад, — когда она просила его полететь с ней в Австралию. Накануне позвонила Вирджиния и сказала, что надо ехать, дело плохо.

— Право, детка, никак не могу, — извиняющимся тоном ответил Тед. — На следующей неделе приходят декорации из Англии, и я непременно должен их посмотреть. Разве что-нибудь чрезвычайное…

Надо было сказать ему. Надо было. Да, происходит нечто чрезвычайное. К концу подходит большая часть моей жизни. Неужели ты не понимаешь, Тед, ведь речь идет о Стивене?

Но она промолчала. Он и так все знает. Знает, что Стивен смертельно болен. Да, дело чрезвычайное — но это ее дело.

Скай всего лишь улыбнулась. Не хочет — не надо, уговаривать она не станет.

— Да нет, ничего страшного, — ответила она. — Все ясно, тебе надо быть здесь…

— А Стивен выкарабкается, — успокаивал Тед. — Уверен, что с ним все будет в порядке.

— Ну конечно, — с притворной бодростью согласилась Скай. А то ей не известно, как все обстоит на самом деле! Ничего не будет в порядке. Химиотерапия, облучение — ничто больше не помогает. Стивен умер.

И ей не захотелось видеть Теда на похоронах, она просто не могла заставить себя выслушивать его неловкие соболезнования.

Снова фотография. Этот момент Скай помнила — вместе со Стивеном и Вирджинией в домашней обстановке они отмечают день, когда «Дилани-дизайн» погасила последнюю банковскую задолженность — а ведь еще и года не прошло с момента основания компании.

Скай положила фотографии обратно в бумажник и изо всех сил сжала виски. Все в прошлом. Не надо ворошить его, лучше думать о настоящем.

Оно, впрочем, тоже ничего хорошего не обещает. Нет! Им удастся выбраться с острова, помощь придет. Просто не может не прийти!

Защелкнув сумку, Скай бросила ее в саквояж. Впредь не стоит копаться в личных вещах. Они слишком не к месту, когда вокруг только море, песок да дикая природа.

«Займитесь чем-нибудь», — сказал Кайл. Скай вздохнула. Он прав. Если думать только о том, что оказалась в заточении, да еще с таким типом, недолго впасть в отчаяние… да и со страха с ума сойти.

Ибо она его боялась — в том смысле, что от одного его присутствия и мысли путаются, и чувства обостряются.

Скай снова принялась за работу. Вокруг разбросаны разнообразные предметы одежды. Их следует превратить в простыни. Из горла у нее вырвался смешок — несколько истеричный, но все же смешок. Перед глазами встали газетные заголовки: «Новинка от „Дилани“. Постельное белье из обрывков одежды».

Сначала надо, пожалуй, о себе позаботиться. Платья она всегда носила в расчете на помещения с кондиционером; под этим палящим солнцем в них чувствуешь себя как на жаровне. Глянув искоса в сторону берега и убедившись, что там никого нет, Скай сбросила блузку с длинными рукавами, затем юбку и взялась за ножницы.

Через сорок пять минут все было готово. Совсем недурно. В обычных условиях ей и в голову не пришло бы усомниться в собственном мастерстве, но не каждому удастся с помощью «малого швейного набора» превратить деловой костюм в шорты.

Скай стянула с ног вконец разодравшиеся чулки и собралась было швырнуть их в золу, оставшуюся от костра, но в последний момент передумала. Может, на что-нибудь сгодятся. Подняв голову, девушка увидела, что солнце достигло зенита. Видно, как воздух дрожит от жары. Прав был Кайл, предложив укоротить по возможности одеяние. Хоть в хижине и тень, все равно жара стоит невыносимая.

— Слишком жарко, чтобы шить простыни! — пожаловалась Скай, обращаясь к стройной пальме, нависающей над песком. Но, вспомнив опять призыв Кайла заняться чем-нибудь полезным, она посмотрела на валявшуюся вокруг одежду. Ничего себе — с мира по нитке, скептически сощурилась Скай и с тяжелым вздохом принялась отпарывать, стежок за стежком, подкладку. Да, похоже, особыми размерами простыни отличаться не будут.

Да и не сошьешь их за одно утро. Пальцы начали неметь, на лбу выступили капельки пота. Бросив взгляд на удивительно спокойный океан, Скай вдруг сообразила, что так до сих пор и не искупалась, и сейчас, когда Кайла не видно, для этого самый подходящий момент. Убедившись, что она по-прежнему одна, Скай разделась, сложила вещи у костра и зашла в воду.

Вообще-то Скай предпочитала бассейн и в море плавала редко, но, следует признать, вода в этом маленьком затерянном раю потрясающая. Зайдя по грудь, Скай все еще видела чистое песчаное дно. И никаких тебе пивных банок. Но то, что хорошо с экологической точки зрения, плохо с человеческой. Отсутствие мусора означает отсутствие людей, и, как бы чудесно ни было в воде, как бы ни был прекрасен день, Скай ощущала острую тоску. Кайл говорил, что сигнал бедствия надо подавать, когда есть кому заметить горящий костер — например, корабль или яхта появятся на горизонте, самолет пролетит.

Но ничего не видно. Не может быть, чтобы до сих пор никого не послали на выручку, — ведь они отсутствуют почти сутки.

У ног ее вода слегка заколебалась — опустив взгляд, Скай увидела, как мимо, отливая желтизной, проплывает небольшой косяк рыб. Рыбки чудесные, и в другое время Скай только полюбовалась бы ими. Но сейчас сам их вид лишний раз напоминает, как далеко она от привычного мира небоскребов и людных улиц, автомобильных сигналов и плюшевого комфорта кабинетов.

Низко опустив голову, Скай поплелась к берегу и вдруг так и застыла. Послышался насмешливый голос:

— Право, мисс Дилани, неужели у вас и капельки стыда не осталось?

Скай резко вздернула голову: пока она оплакивала свою судьбу, вернулся Кайл. Она почувствовала, что покрывается краской до корней волос — то ли от гнева, то ли от смущения. Слегка расставив ноги, покачиваясь с носка на пятку и сложив, руки на груди, Кайл так и уставился на нее — ни следа жалости не было на его каменной физиономии. Явно наслаждается ситуацией.

Скай поспешно прикрыла грудь. Намерение воззвать к его лучшим чувствам она отбросила сразу же, как заведомо безнадежное. В данный момент он явно не склонен демонстрировать свои лучшие чувства.

— Полагаю, нет смысла просить вас вернуться туда, откуда пришли? — раздраженно спросила она.

— Это уж точно! — Он ухмыльнулся, радостно кивнув головой. — Смысла нет никакого.

— На вашем месте, — холодно заметила Скай, — я бы попридержала язычок. Когда мы вернемся в цивилизованный мир, я уж расскажу кому надо о вашем поведении, и это может стоить вам работы.

— Ах вот как? — с улыбкой осведомился он. — Вы у нас такая влиятельная особа?

— Я часто летаю самолетами вашей компании, — пожала плечами Скай.

— Рад слышать.

Несмотря на его любезный тон, Скай поняла, что совершила ошибку.

— Коль скоро вы нашли возможным честно предупредить меня о последствиях, — теперь в голосе Кайла, по-прежнему светском, зазвучали металлические нотки, — позвольте мне ответить тем же. Не запугивайте меня, мисс Дилани, это может вызвать эффект, противоположный желаемому.

Поняв, что полностью проиграла этот раунд, Скай лишь презрительно фыркнула и, вызывающе покачивая бедрами, решительно вышла из воды и двинулась к хижине.

Кайл слегка придержал ее за руку. Вся клокоча от ярости, Скай посмотрела ему прямо в глаза. Теперь он опять забавлялся.

— Что за спешка?

— Поищите кого-нибудь другого! — негодующе воскликнула Скай и, высвободившись, вновь устремилась вперед. Поведение ее можно было бы назвать достойным, кабы не хрипловатый смешок. Можно не сомневаться, что от него не ускользнула краска, покрывшая все ее тело. Не желая одеваться под безжалостно-насмешливым взглядом, Скай на ходу схватила свою одежду и остановилась, только достигнув кустарника и деревьев. Здесь, под прикрытием нескольких тесно сросшихся пальм, она поспешно оделась, кляня Кайла на чем свет стоит. Разговаривать с ним сейчас не хотелось, и Скай решила, что имеет право совершить небольшую экскурсию по острову.

Такое путешествие ей ничем не грозит: Кайл еще вчера сказал, что худшее, что здесь может ожидать, — это встреча с диким кабаном. Конечно, существо злое и коварное, но, как правило, если оставить его в покое, то и оно на тебя внимания не обратит.

Островок невелик — по словам Кайла, всего две квадратные мили. Даже учитывая, что приходится продираться сквозь густую листву, все равно путь до противоположного берега недолог. Однако же, достигнув цели, Скай почувствовала, что устала, да и нежные, ухоженные ступни так и горели — идти-то пришлось по колючкам. Неплохо бы, подумала она, вернуться по песку, да только песка вокруг их жилища нет — сплошные корни манговых деревьев, уходящие прямо к воде. А чтобы пуститься вплавь, так Скай не настолько была уверена в своих силах. Вздохнув, девушка кинула взгляд на воду — по-прежнему до самого горизонта ничего не видно — и пустилась назад тем же путем, что и пришла.

Теперь она внимательно глядела себе под ноги. И, только пробравшись наконец сквозь чащу до открытого места, заметила, что солнце светит теперь как-то тускло, небо угрюмо посерело и, хотя в воздухе по-прежнему тихо, на горизонте угрожающе скапливаются тучи.

Того и гляди буря разразится. Тут не до Кайла и связанных с ним переживаний — о себе подумать надо. Скай едва не пропустила тускло сверкнувшую в траве стекляшку — по сути дела, уже прошла мимо, но остановилась, вернулась назад и принялась шарить в высокой траве.

Сердце у нее так и подпрыгнуло: в руках оказалась зеленоватая, невыразимо прекрасная бутылочка из-под кока-колы, а это верный знак, что кто-то где-то знает о существовании этого острова. Необыкновенно возбужденная своим открытием и разом забыв о переживаниях, погнавших ее на эту прогулку, Скай чуть не бегом помчалась к хижине.

Кайл расхаживал вдоль берега, и выражение его лица было почти таким же мрачным, как и небо. Она и поведать не успела об открытии: Кайл рванулся к ней и встряхнул изо всех сил.

— Где это, черт побери, вас носит?

— Прогуляться ходила. А вам-то что за дело? Вас вроде не назначали меня стеречь, — заорала в ответ Скай, явно не ожидавшая такого приема.

— Назначали не назначали, но, пока мы здесь, я действительно ваш страж, идиотка проклятая!

— Такой наглости… — окрысилась Скай.

— Да-да, к вопросу о наглости: я всего лишь по глупости, за которую жизнью можно заплатить, стараюсь вас оберегать. Вы что, неба над головой не видите?

Скай на секунду замерла и резко подалась назад. Ей совершенно не нравилось, что ее хватают за плечи, ей совершенно не нравилось, что ее испепеляют взглядом, как грешницу грозный святой Петр. И ей совершенно не нравилось, что ее нагло трясут — она и вспомнить не могла, когда последний раз с ней так обращались, и, между прочим, позволял себе это ее собственный отец, когда Скай была маленькой девочкой.

— Вижу, а что такое? Дождь собирается, — холодно промолвила она.

— Дождь! Если бы просто дождь, милочка! — взорвался Кайл. — Из-за вас, кретинки, я чуть от страха не умер. Сейчас не дождь — настоящий тропический ливень хлынет!

Скай почувствовала, что бледнеет.

— Не думаю, что скорость ветра превысит семьдесят пять миль в час, — продолжал Кайл, — но вы уж поверьте мне, госпожа начальница, что и этого вполне достаточно, чтобы убить человека. На несколько часов — и это еще в лучшем случае — надо куда-нибудь зарыться, а уж потом думать о прогулках.

— А мне-то откуда знать, что буря собирается? — вспыхнула Скай, едва сдерживая слезы, памятуя о том, что дала себе слово никогда, никогда не плакать в присутствии этого монстра. — Когда я уходила, ни облачка на небе не было.

— В этом все и дело! — Кайл с силой оттолкнул ее от себя. — Конечно, не знала! Вы вообще ничего не знаете, и именно поэтому не смейте никуда убегать, чтобы нарыдаться вволю в одиночестве.

— С чего вы взяли! — вспыхнула Скай, сжимая кулаки. Нет, этот тип совершенно невыносим. — К тому же не извольте обо мне беспокоиться. Никто, повторяю, не нанимал вас за мной приглядывать, так что, если уж я, дура, сгину, совесть ваша может быть спокойна.

Скай круто повернулась, словно собралась уйти, хотя на самом деле ей просто нужно было с достоинством выйти из сражения, шансов на победу в котором не было никаких. Кайл снова схватил ее за руку и развернул к себе лицом.

— Не спешите, мисс Дилани. Стоит вам остаться одной, без присмотра, и можете быть уверены: бурю вам не пережить. Надеюсь, вы меня понимаете. Я, знаете ли, не чудотворец и летать тоже не умею. А сейчас помогите-ка мне.

Скай умела владеть собой, действительно умела. Но иметь дело с таким человеком — это все равно что просить вулкан не извергаться. Никогда, никогда, никогда в жизни не сталкивалась она с чем-то подобным. И ведь никуда не денешься. Скай так долго не сводила с него пронзительного, уничтожающего взгляда, что и не заметила, как поднялся ветер и на лицо ей упали соленые брызги. Сосчитав до ста, Скай перевела взгляд на его загорелую руку, все еще сжимавшую ее запястье, и с нескрываемым презрением произнесла:

— Если вы отпустите меня, буду счастлива следовать вашим указаниям. Между прочим, никуда я не собиралась уходить, просто надеялась, что если лишить себя удовольствия слушать ваши милые речи и смотреть в лицо, легче будет примириться с вашим присутствием.

— Ладно, ступайте, соберите вещички. — Он снова слегка подтолкнул ее. — Найдем себе убежище где-нибудь под деревом. — Взгляд его скользнул вниз. — А это что такое?

Скай и забыла о своей находке.

— Надежда и радость. На островке были люди, они и оставили это.

— Не выбрасывайте, — отрывисто скомандовал он. — Здесь нам все может пригодиться.

Собирая нехитрую поклажу, они едва ли обменялись парой слов. С каждой минутой становилось все очевиднее, что буря разыграется нешуточная. Тщательно сложив импровизированную кухонную утварь под могучим манговым деревом, Кайл наконец обратился к спутнице:

— Надо привязаться к стволу!

Такая перспектива не казалась Скай очень увлекательной, однако же настроения спорить не было, тем более что ветер дул все сильнее и сильнее. Он набрасывался на нее, стонал, выл, осыпал брызгами соленой воды. Небо было уже не серым, а черным.

И тут пошел дождь. Не такой, как вчера: он падал не тонкими струйками на землю — он извергался водопадом. Скай собралась что-то ответить Кайлу, но рот ей тут же заткнули ветер и вода. Закашлявшись, она протянула ему руку.

Джаггер схватил ее своими железными пальцами и потащил куда-то в сторону. Не успела Скай понять, что происходит, как он уже крепко привязал ее к толстому дереву, используя вместо веревки скрученную простыню, которую она так и не успела достегать.

Тут Скай сделалось страшно. Ей смутно виделось, как под могучими порывами ветра и водяной лавой никнет трава; пальмы клонились к самой земле, словно умоляя бурю пощадить их. Мгновенно вымокнув до нитки, дрожа от холода и страха, Скай думала, что такого ей еще не приходилось переживать. Даже в тот момент, когда она поняла, что самолет падает на землю, не было так страшно. Тогда Скай почти сразу отключилась, а сейчас пребывала в полном сознании. По щекам у нее стекали слезы, смешиваясь с дождем.

Скай завертела головой, пытаясь отыскать Кайла, но прилипшие к щекам волосы мешали что-либо разглядеть. Однако же он был рядом, Скай почти сразу почувствовала прямо за спиной его широкую грудь, а возле уха тяжелое дыхание: теперь Кайл сам привязывался к стволу. Слава Богу, он здесь, с облегчением вздохнула Скай, однако же, опасаясь, как бы Кайл не заметил, что она плачет, насмешливо бросила:

— Что, другого дерева не нашлось?

— Заткнитесь! — прошипел он.

Скай повиновалась. Покончив со своим делом, Кайл крепко обхватил ее за плечи. Напоминали они в этот момент сумчатого медведя о двух спинах.

Но это было только начало. Буря набирала силу, наливалась яростью, воя, подобно целому легиону плакальщиц, круша без разбора все на своем пути, словно посланница грозного божества. Деревья скрипели и клонились к земле, могучие ветви раскачивались, как тонкие прутья, а неподалеку мощно вздымались пенные волны океана, и рев их сливался с воем бури, напоминавшим многоголосое завывание ведьм, собравшихся на шабаш.

Скай тесно прижалась к дереву: скрип его казался воплощением жизни. Вокруг нее раскачивались, били по лицу ветки, но место Кайл выбрал хорошее. Кучно стоящие деревья защищали их от дождевых потоков, с оглушительным свистом проносившихся мимо.

Казалось, буре конца не будет. Руки у Скай совершенно онемели, дышать на таком ветру становилось все труднее.

И лишь присутствие Кайла немного согревало. Другого источника тепла здесь не было, но, как ни странно, Скай и этот-то почувствовала не сразу. Лишь когда ветер на мгновение утих — с тем чтобы через секунду завыть с новой силой, — она уловила рядом его дыхание. Порой ей казалось, что они с Кайлом превратились в единое существо, и тогда, путаясь в мыслях, сжимаясь в комочек от апокалипсического ужаса, она благодарила Бога за то, что не одна, за тепло, которое от него исходит, за руки, крепко вцепившиеся в ее плечи.

Буря стихала медленно, поначалу почти незаметно, как и собиралась. И все же порывы ветра слабели, потоки воды превратились в струи, потом в веселые струйки. Скай пошевелилась.

— Еще рано, — прохрипел ей Кайл в самое ухо.

Скай промерзла до костей, пальцы не гнулись.

— Больше не могу, — простонала она, — честное слово.

— Можете. Уже скоро.

Пришлось терпеть. Кайл еще крепче прижал ее к себе, и все равно Скай не могла справиться с бившей ее крупной дрожью. Наконец, в тот самый момент, когда она решила: все, больше мочи нет, он начал развязывать веревки. Мгновение спустя принялся энергично разминаться. Скай попыталась последовать его примеру, но онемевшее тело отказывалось повиноваться, и если бы Кайл не удержал ее, она просто повалилась бы на землю.

— Ничего, все в порядке, — слабо запротестовала она, чувствуя, что Кайл все крепче прижимает ее к себе.

— Ну да, ну да, — губы его скривились в легкой усмешке, — полный порядок. — Однако же не отпустил.

Пока они продирались сквозь спутанные ветки, дождь полностью прекратился. Добравшись до берега — песка почти не было видно, вся поверхность завалена обломками деревьев, — Скай с удивлением обнаружила, что еще не стемнело. Сквозь серую пелену пробивались розовые лучи — буря уступала место великолепному закату.

— Смотрите-ка, — недоверчиво сказал Кайл.

— О чем это вы?

— А шесты-то стоят на месте. — Он подтащил ее поближе к останкам хижины, где действительно по четырем углам торчали столбики. — Я и не думал, что из меня получится такой хороший строитель.

Скай смотрела на него, дивясь его детскому бахвальству и тому равнодушию, с которым он взирает на разрушения, произведенные бурей.

Она закашлялась. Как бы воспаление легких не подхватить.

— Ну а теперь что будем делать?

Кайл одарил ее на удивление мягким взглядом.

— Как что? Работать, конечно. Ничего страшного, кое-что все же сохранилось. Вчера-то мы вообще с нуля начинали — Кайл подошел к ней и положил руки на плечи. — Что-нибудь не так?

Чувствуя, как запершило в горле, Скай медленно покачала головой.

— Все так, разве что промерзла до костей да вымокла до нитки.

— Сейчас разведем костер.

— Из чего? Ведь тут и ветки сухой не осталось.

— Для начала проверим свои скромные запасы. — Кайл поскреб подбородок. — Может, там найдется щепка-другая, да и спирт у нас есть. — Он вскочил. — Ну что, идем?

Скай удивленно заморгала: и как это он умеет ни на что не обращать внимания?

— Пошли, — бросила она и сухо добавила: — Вроде никаких срочных дел у меня сейчас нет.

Час спустя, когда небо совершенно очистилось и солнце запоздало торжествовало победу над тучами, они вернулись с остатками своего скарба. Кайл принялся деловито разводить костер, а Скай упорно пыталась развязать узлы, которые он намертво затянул на веревках.

— Настоящий бойскаут, — послышался его торжествующий голос. — Да еще какой — орел!

Скай подняла голову: сучья весело потрескивали. Тепло — это, конечно, замечательно, и тем не менее ее что-то кольнуло. Он что, действительно мастер на все руки?

— Это уж точно — орел, — пробормотала она, передвигаясь к костру.

— А вы тоже ничего, могло быть и хуже, — осклабился он.

— Вы правы, могло, — серьезно согласилась она, впиваясь зубами в упорно не поддающийся узел. — Вот проклятие. — Скай подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. — Полагаю, у вас получится лучше, — с некоторым смущением произнесла она.

Кайл опустился рядом с ней на колено и, потянув веревку, ласково потрепал по щеке.

— А что, пожалуй. — Голос его звучал почти вкрадчиво. — Но теперь моя очередь говорить комплименты.

— То есть? — Слова его смутили Скай не меньше, чем то удивительное ощущение тепла, что разлилось по телу при его мягком прикосновении.

— Сзади смотритесь бесподобно, — плотоядно ухмыльнулся Кайл. — Просто бесподобно, все на месте!

— О Боже! — Теперь Скай уже не требовались внешние источники тепла, внутри и так все горело, даже щеки разрумянились.

Чтобы скрыть смущение, она вернулась к своим узлам, которые никак не хотели развязываться. Обижаться вообще-то не на что; напротив, приятно, что он находит ее такой привлекательной. Но надо соблюдать осторожность. Они тут одни, ситуация опасная, от него так и веет мужским духом, и не следует ли отсюда, что и ее женские инстинкты готовы проснуться в любой момент? А ведь они с Кайлом совсем разные, всегда готовы сцепиться. Столкнись они в иных обстоятельствах, может, и внимания бы друг на друга не обратили.

Но почему же так возбуждают его прикосновения, почему так разгорается кровь? Теперь, когда бунт природы кончился и буря больше не заглушала голос разума, Скай попыталась восстановить в памяти, что испытала, когда он укрыл ее своим мощным телом. Сначала хотелось оттолкнуть, но чем дальше, тем больше — наоборот, прижаться теснее к этой бронзовой, густо поросшей волосами груди.

Прямо-таки наваждение какое-то. Такие мужчины ей еще не встречались — редкостная грубость удивительно сочеталась с нежностью. Скай даже не знала, кто он такой, но одно точно: этот человек необыкновенно уверен в себе.

Лучше всего, решила Скай, заговорить сейчас о чем-нибудь постороннем, что поможет преодолеть смущение.

— А ведь вы вроде говорили, что тайфуна не будет, — с упреком заметила она.

— А его и не было. — Кайл слегка отстранился.

Он что, ожидал какой-нибудь реакции на свой комплимент? Разочарован, что не обозлилась и не потупилась в смущении?

— Так, легкий ветерок прошумел, — продолжал Кайл. — Мне приходилось видеть, как целые деревни сносило.

Скай слегка вздрогнула и внутренне похолодела. Новые бури ей никак не по душе, но что поделаешь, когда они прикованы к этому чертову острову? А ну как действительно задует еще круче?

Она откашлялась, чтобы скрыть тревогу.

— Давно вы за штурвалом, Кайл?

— Двадцать четыре года. — От Скай ускользнула легкая улыбка, тронувшая его губы.

Ничего себе. А ведь на вид ему едва за тридцать. Внешность, стало быть, обманчива. Удовлетворив свое любопытство, Скай с удивлением отметила про себя, что главного так и не спросила. Она даже имени его не знает.

— Я прибавил себе пару лет и поступил в военно-воздушные силы в шестнадцать, — не дожидаясь следующего вопроса, пояснил Кайл.

— И вам нравится летать на самолетах этой компании?

И снова мелькнула где-то в глубине его глаз загадочная улыбка; впрочем, он быстро погасил ее.

— А почему вас это интересует?

— Просто мне приходилось слышать, что у вас все на высшем уровне, — пожала плечами Скай. — Владелец, говорят, платит щедро и на премиальные не скупится, но, по слухам, настоящий тиран.

— Ах вот как? — Кайл поднял брови. — И что же еще вы слышали?

— Да ничего особенного. — Скай снова передернула плечами. — Как вы знаете, хозяин ваш прессу не слишком жалует. Я читала только одну заметку о нем, где его называют новым Ховардом Хьюзом. Словом, что-то вроде затворника.

— Ах вот как?

— Ну, я передаю только то, что читала, — засмеялась Скай. — Вам лучше знать, вы ведь у него работаете.

— Нет уж, договаривайте. Давайте послушаем, что вы там читали и что по этому поводу думаете, а потом сравним наши впечатления.

— Ну что ж, — с готовностью подхватила Скай, довольная тем, что можно отвлечься от мыслей о всяких там бурях. — Говорят, К.А. Джаггер — миллионер-нувориш, совершенно бессердечный и жестокий тип. Начинал с нуля и создал целую империю — самый большой флот «Лиров» во всем мире. Но слава и богатство превратили его в сущего деспота. Лет десять назад он вышвырнул из дому жену, и с тех пор его имя связывают с целым выводком кино — и телезвезд, в общем, с разными там красотками. Что лишний раз доказывает: за деньги можно купить все. — Скай скептически улыбнулась. — Но он так и не развелся, так что этим красоткам приходится довольствоваться щедротами К.А. Джаггера, купаясь в отблесках его славы. — Если бы Скай не была так увлечена своим повествованием, то заметила бы, наверное, что Кайлу оно особого удовольствия не доставляет. Взгляд его сделался рассеянным и холодным, а приметливый наблюдатель нашел бы, что глаза у него опасно сузились.

— Прямо-таки монстр, — заметил Кайл.

— Пожалуй.

— Ну и почему же вы летаете на его самолетах?

— А мне что за дело до владельца? — рассмеялась Скай. — Мне часто приходится бывать в Австралии. Золото покупаю прямо на приисках, и к тому же Вирджиния там живет… — Голос у нее на мгновение пресекся, но Скай тут же взяла себя в руки. — А ваши чартерные рейсы всегда под рукой — доставят куда и когда угодно. Чаще всего, — слегка нахмурившись, поправилась она и после неловкого молчания добавила: — И раньше у вас вроде никогда не бывало аварий.

— Вроде так, — мрачно подтвердил Кайл.

Кляня себя на чем свет за откровенность, Скай замолчала. За последние два дня ей не раз от души хотелось побольнее уколоть его, но не сейчас. Правда, она не думала, что столь невинная реплика так его заденет. Она уже собралась было сказать что-то, но передумала. Да и что скажешь? Они попали в аварию. И он не из тех мужчин, которые способны оценить сочувствие. Может, насчет будущей работы беспокоится — если, конечно, удастся выбраться отсюда? Тогда надо постараться успокоить Кайла, только так, чтобы не показалось, будто она жалеет и снисходит до его тяжелого положения.

— Насчет своего хозяина можете не волноваться, — в конце концов Скай почла за благо выбрать слегка ироническую интонацию, — я скажу ему, что мы остались живы только благодаря вашему искусству. А если и здесь, на острове, поднатужитесь, — в том же духе продолжала она, — могу даже, в некотором противоречии с истиной, отметить, что вы были само обаяние: безупречный представитель компании.

— Это как понимать — нечто вроде взятки? — Кайл скептически вздернул брови.

Это походило на вызов, и Скай насторожилась, пожалев, что разлюбезничалась. Сочувствовать таким — только метать бисер перед свиньями. А с его стороны неожиданная вежливость — всего лишь интерлюдия, не более того. По холодному насмешливому взгляду нетрудно догадаться, что в любой момент он готов вернуться к своей обычной покровительственной манере.

— Вот именно, взятка, — раздраженно откликнулась она и саркастически усмехнулась. — Не слишком зарывайтесь, Кайл, — продолжала Скай таким тоном, что было непонятно — в шутку она говорит или всерьез, — иначе мне придется сказать вашему боссу, что вы и сами из породы монстров.

— Ах вот как? — Голоса Кайл не повысил, но брови у него по-прежнему были подняты. — Тогда это не взятка, — сказал он, опускаясь рядом с ней на колени и отбирая веревки, с которыми она продолжала безуспешно сражаться. — Это называется шантаж.

Позавидовав, как это ему мгновенно удалось справиться с упрямыми узлами, Скай ощетинилась:

— Считайте, так, — небрежно бросила она. Да что же это такое? Никак не удается найти верный тон. Достаточно одного его взгляда, и она теряет самообладание, а по спине пробегает неприятный холодок. Он пугает ее, бесит, подавляет.

— Вынужден повторить — я не люблю угроз, — сказал Джаггер, сложив губы в любезную улыбку и слегка приподнимая ей подбородок. Скай отшатнулась было, но магнетический взгляд словно приковал ее к месту.

«В чем тут дело?» — в отчаянии спрашивала она себя. Еще минуту назад они вели непринужденную беседу. Она что-то говорила, он вежливо слушал, буря осталась позади.

И вдруг снова — напряженность, взрыв. Сила, исходящая от него, притягивала неудержимо, и в то же время хотелось сопротивляться, защищать собственное достоинство, поставить барьер, а то ведь так недолго и попасть в положение мыши, которую кошка уже загнала в угол.

Скай упрямо тряхнула головой и презрительно усмехнулась.

— Не любите, стало быть, когда вам угрожают? Ну что ж, ничего не поделаешь. Я вот, например, не люблю, когда мной вертят, как куклой, а вы только этим и занимаетесь. — Скай притворно вздохнула. — Боюсь, у меня талант к угрозам.

— Это плохо, мисс Дилани, плохо для вас, — сказал он все так же вкрадчиво, любезно улыбаясь.

Потом улыбка исчезла. Скай все же почувствовала себя загнанной мышью — кошка сделала прыжок. Она и глазом не успела моргнуть, как плечи ее оказались прижаты к земле, что, казалось, не стоило ему никаких усилий. Он нависал над ней, все еще сдерживая себя, и от этого ощущения самоконтроля было только еще страшнее. Впившись в него глазами, Скай едва не завопила от бессилия. Сейчас ей хотелось только одного — разодрать его на части. Он делал с ней, что ему заблагорассудится, и именно это приводило ее в неистовство.

— Отпустите меня, — прошипела она, но в ответ раздался только издевательский смех.

— А иначе что?

— То есть как это?

— Если не отпущу, то что будет? Вы только что признались, что у вас талант грозить людям. Ну так действуйте. Угрожайте. Что меня ждет?

Никогда еще Скай не испытывала подобной ярости. Чистой, ослепляющей ярости. На глаза навернулись слезы, и она зажмурила их, изо всех сил пытаясь освободиться от его хватки. А он лишь хладнокровно уселся на нее и еще сильнее вдавил плечи в песок. Скай бешено извивалась. И это называется цивилизацией! Стоит на день оторваться от обычной жизни с ее законами и ограничениями, и вот вам пожалуйста: пещерный человек и его жертва.

Нет! Ее вины в том нет, убеждала она себя. Это он… он сильнее и просто пользуется своим преимуществом. Впрочем, неправда. Скай вдруг почувствовала, что у Кайла свои нравственные законы и он следует им независимо от того, где находится. Она по-прежнему яростно отбивалась от него.

А Кайла это сопротивление только забавляло. Небрежно, словно ему это стоило не больших усилий, чем прихлопнуть надоедливую муху, он сдавил своими длинными сильными пальцами ее ладони, и Скай лишилась последней защиты. Скрипя зубами от бессильного гнева, она в конце концов затихла, и только в глазах ее горела жажда мести — так и убила бы ублюдка.

— Я жду, — мягко напомнил Кайл.

— Чего именно? — Скай задыхалась от ярости.

— Угроз.

— Ах вот как, вам и впрямь хочется угроз? — Стройная фигурка Скай ящерицей извивалась по песку. — Не век нам вековать на этом острове. И когда мы выберемся отсюда, это будет самый несчастный день в вашей жизни. — Скай немного успокоилась, но замолчать себя заставить не могла. Все это так унизительно. Никогда еще ей не приходилось испытывать такой зависимости, и примириться с этим невозможно. — Если мне не удастся засадить вас за решетку, то уж о том, чтобы вас уволили, я позабочусь! Я богатая женщина, господин пилот, да и имя у меня имеется.

— А любовник ваш, часом, из меня котлету не сделает?

— Не паясничайте! — взорвалась Скай.

— Спасибо и на том, — сухо заметил Кайл.

Скай поморщилась. Поведение ее разумным не назовешь. Ну а Кайл? Да, он набросился на нее, но больно не сделал. Это с его стороны просто самозащита, а так он и слова дурного ей не сказал.

Иное дело, что она обозлила его своими речами — речами, вызванными страхом перед ним, страхом перед самой собой и теми эмоциями, что он в ней пробуждает. Скай больше не владела ситуацией. Так хотелось прильнуть к нему, найти защиту, а ведь ничего подобного она раньше не испытывала. Он сокрушил ту самую веру в себя, которую она обретала годами.

Нет, не авария, а он собственными руками внес сумятицу в ее жизнь. Кайл заставил ее усомниться в любви к чудесному, к хорошему человеку.

Он поработил ее чувства.

Внезапно Кайл с отвращением оттолкнул ее и поднялся на ноги. Взгляд его, однако, был по-прежнему прикован к Скай.

— Если вам угодно сообщить что-нибудь мистеру Джаггеру, — холодно сказал он, — то можете сделать это прямо сейчас.

— Что-что? — растерялась Скай.

— Я и есть К.А. Джаггер. И уверен, ничуть не отличаюсь от того монстра, которого вы нарисовали в своем воображении.

Под изумленным взглядом Скай он резко повернулся и зашагал к воде.

Глава 4

После его ухода Скай еще долго лежала на песке, пытаясь свыкнуться с мыслью о том, что в товарищи по несчастью ей достался сам К.А Джаггер. «Вполне вероятно», — тупо подумала она. Кайл. Ну конечно. И почему она сразу не спросила, как его зовут? Вполне нормальный, приличный вопрос…

Слишком уж собой поглощена была, наверное. Слишком озабочена собственными бедами и переживаниями. Слишком уж выбивает из колеи одно его присутствие…

В результате мучается теперь, вспоминая, что же такого она натворила о Джаггере. Да какое это имеет значение? Словом больше, словом меньше — все равно дура.

А впрочем, что терзаться-то, обозлилась на себя Скай. Она ничем не обязана этому человеку, к тому же почти презирает его. И вообще, чего ему вдруг пришло в голову самому сесть за штурвал? В общем, ничего лишнего она не сказала — все правда.

И все равно немного не по себе. Ведь несмотря ни на что, думала Скай, он неудержимо привлекает ее, даже сейчас. Скай всегда считала, что надо быть идиоткой, чтобы испытывать какие-либо чувства к женатому мужчине — не важно, живет он с женой или нет. Она либо презирала, либо жалела тех женщин, что, по словам журналистов, вьются подле Джаггера, не задавая лишних вопросов.

— Ну что ж, я не из таких, — вслух произнесла Скай, пытаясь убедить себя, что ничего особенного она не переживает. — Ненавижу этого типа. Он просто пользуется ситуацией, чтобы отыграться на мне за все свои неудачи. — Почувствовав, что в душе борется сама с собой, стараясь доказать, что Кайл — ладно, признаем это — привлекательный мужчина, но не более того, Скай пришла в смятение. Ничего она к нему не испытывает. Она попала в аварию, потом налетела буря. Только этим вся близость и объясняется.

По части внешности Тед ничуть не уступает Кайлу. Энергичный, представительный мужчина. Славный, добрый. И хороший любовник!

Образ его возник в сознании и тут же, не задержавшись, рассеялся…

Ничего, вернется, успокоила себя Скай. Вернется.! Просто очень давно не виделись, да и разговаривали о последний раз много дней назад, к тому же через океан.

Скай невольно вздрогнула. Одежда ее до сих пор не просохла. С трудом, словно вдруг превратилась в древнюю старуху, она поднялась на ноги, вернулась к костру и принялась изо всех сил тереть ладони. Дрожь все не проходила. Горел костер слабо. Скай схватила палку и принялась шуровать ею в углях, но в результате только разбросала их, так что чуть вообще не сбила пламя.

«Да, я ненавижу Кайла Джаггера, — повторяла она, крепко зажмурившись. — Он только и знает, что насмехаться да подначивать… но он спас ее, когда самолет разбился, и в бурю одну не бросил…»

Да, не в подначках дело, вынуждена была признаться Скай. Она ненавидит его, потому что он не дает ей покоя. Все время приходится следить за собой! Просто на себя сделалась не похожа. Где это видано, чтобы она угрожала людям? Да и насчет своей личной жизни никогда не распространялась. Никто не знает, что она боится темноты; никто — ни свояченица, ни Тед — не знает, как тяжело она перенесла смерть брата.

Она ненавидела Кайла за то, что тот гораздо сильнее ее. За то, что хочется искать у него защиты. За то, что Джаггер презирает и всегда презирал женщин, не способных управлять своими чувствами.

Итак, Кайл — это не кто иной, как К.А. Джаггер. Уже одно это не давало Скай покоя. Ибо в ее представлении Джаггер всегда оставался легендой — не человеком из плоти и крови: А уж если такой и существует в действительности, то должен быть старым деспотом, а не сильным, мужественным, привлекательным мужчиной. Который оказался с ней на необитаемом острове.

«Ну и что?» — одернула она себя. Определенные трудности действительно имеются. Но скоро придет помощь, непременно придет. Мультимиллионеры просто так не исчезают. А когда их заберут отсюда, все вернется на круги своя. И она будет в безопасности. «Я и сейчас в безопасности!» — прикрикнула на себя Скай, Не дура ведь. Умеет держать в узде чувства. Сама — личность и не позволит вертеть собой, как бы там ни складывались обстоятельства. Черт, почему же никак не удается согреться? Скай скрипнула зубами. Сделалось страшно, очень страшно: а ну как придется признать, что она дура? Никогда еще ей не приходилось чувствовать, как сейчас, такую неудержимую потребность в другом человеке. Печально и то, что, окажись этот человек кем-нибудь еще, только не Джаггером, она и вполовину бы так не переживала.

А вот и он… Какое-то время Кайл стоял поодаль, сложив руки на груди и глядя на Скай, которая по-прежнему сидела тупо уставившись перед собой, хотя и чувствовала, что он здесь.

— Прошу прощения.

Скай передернула плечами, не отрывая глаз от угасающего пламени.

Кайл коротко выругался и сам принялся за дело. Минута — и костер уже горел вовсю. Он был недоволен собой — не надо было скрывать свое имя, хотя, как теперь стало ясно, именно этого он и хотел: пусть не знает, с кем ее свела судьба. Впервые за многие годы ему выпал случай испытать радость быть просто мужчиной.

Нельзя, правда, сказать, что имя его произвело на нее такое уж сильное впечатление. По правде говоря, почти никакого. «Да что там, — грустно подумал он, — ведь Джаггер в ее представлении ничем не отличается от монстра». Для Кайла не было секретом, что Скай считает его человеком властным и… как это сейчас говорят… сексистомnote 2. Так что выходит, наверное, что живой Кайл вполне соответствует ее представлению о К.А. Джаггере.

«А какое все это имеет значение!» — обозлился вдруг на себя Кайл. Они ведь не специально оказались на этом острове. Скай — женщина, тесно привязанная к другому мужчине, а он, Кайл, не признает никаких привязанностей. Правда, ему почему-то казалось, что Скай из тех женщин, что презирают браки. Бизнес ее процветает, и она порхает по миру, как бабочка.

При свете разгоревшегося пламени Кайл поймал ее взгляд. Было в нем нечто загадочное. На мгновение что-то мелькнуло в глубине прекрасных топазовых глаз. Есть в них что-то кошачье, а блеск костра делает их бездонными и таинственными. При том, что все еще влажные волосы неровными прядями спадали на лицо, повторяя его изящные линии, приходилось признать, что такой обольстительной женщины Кайл в жизни не встречал. Красивее — да, попадались, но в этой было что-то особенное. И ростом не вышла, однако же — редкое сочетание качеств, которыми он, Кайл, всегда восхищался: самообладание, гордость, независимость, а вдобавок к тому — некая чувственность, ощущавшаяся во всем: в походке, взгляде, наклоне головы, в прикосновении чудесных длинных пальцев… в каждом движении стройной фигуры.

А что всего удивительнее, она даже не догадывается о своей чувственности, что делает ее еще желаннее, — нераскрывшаяся, не развившаяся в лист, невинная почка. И при этом совершенно не склонна себя недооценивать — голову держит высоко и уверенно. Но должно быть, с удивлением обнаружит, что способна вскружить голову…

И надо же было именно с такой угодить в аварию — и тут же влюбиться по уши… и затеять войну. Он поверить не мог, что желание может быть таким властным, — раньше ничего подобного не испытывал и даже не предполагал, что может испытывать… желание, которое будет преследовать его во сне и наяву.

Да еще и этот остров. С одной стороны, Кайл дождаться не мог, когда им придут на выручку. Он строил свою империю годами, и со временем она сделалась для него главным — той любовью, в какой он и женщинам отказывал. Только две страсти в жизни существовали для Кайла — дело и сын. Освободят их из этого плена, и все вернется.

Но находил он в пребывании на острове и некоторое удовольствие — пока не раскрылось его инкогнито. А до той поры он наслаждался редкой возможностью быть просто мужчиной, попавшим в обстоятельства, в которых оставалось только выживать. Итак, он ждал помощи, но не возражал, если бы она немного задержалась. Скверно только, что помощь вообще может не прийти. Тихий океан востребует свою дань…

Однако же в отчаяние Кайл не впадал. Он верил, что их отыщут, — это, собственно, и помогало ему более или менее спокойно мириться с создавшимся положением. Скай считает, что спасение — вопрос нескольких дней, и, как бы она ни бесила его, у Кайла не хватало смелости сказать, что все может обернуться и иначе.

Но если они и дальше будут цапаться как кошка с собакой, он наверняка взорвется и выложит ей все начистоту. И тогда ей придется убедиться, что жизнь — это не одни лишь розы, но и шипы тоже.

Да только его эти шипы ранят больнее. С каждым часом, с каждым вздохом он все дальше удалялся от цивилизации. Ему уже совершенно наплевать на то, что происходит дома, в Штатах. Только одно важно — здесь и сейчас. В этом вынужденном Эдеме ему приходилось постоянно напоминать себе, что нет возврата к простым законам природы и что нельзя требовать от Скай, чтобы она смирилась с ролью женщины при мужчине.

Кайл отодвинулся от огня, раздраженный ее пристальным, настороженным взглядом. Хотелось успокоить ее, сказать, что никакой он не насильник, да только Кайл не был уверен, что это правда. Эти сомнения даже несколько развеселили его. Несмотря на то, что формально он все еще оставался в браке, женским вниманием Кайл не был обделен, и сама мысль, что женщину, надо к чему-то принуждать, казалась ему смехотворной. Если уж что и было ему свойственно безусловно, так это самообладание. Быть может, Скай о том не догадывается, но, коли сама шага не сделает, она рядом с ним в такой же безопасности, как в компании с монахом, принявшим обет безбрачия.

Кайл улыбнулся своим мыслям. Даже в ее настороженном взгляде ощущалось что-то дразнящее. Он был уверен, что Скай на всех производит такое же впечатление — наверняка в немалой степени успех в делах объясняется личными качествами этой женщины. С таким взглядом можно горы своротить. Подумать, так прекраснее ее на свете не сыщешь. «И чего это на меня так накатило?» — с удивлением подумал Кайл, а вслух сказал:

— Ну что, согрелись немного?

Скай кивнула.

— Не беспокойтесь, не простудитесь: насколько я знаю, температура в этих местах обычно не опускается ниже семидесяти по Фаренгейту.

Скай вновь кивнула, но на сей раз подняла голову и неуверенно улыбнулась. Предлагалось временное перемирие.

— Кайл…

— Да?

— Если вы… если вы действительно К.А. Джаггер, то ведь толпа людей должна частой гребенкой прочесывать все вокруг.

— Пожалуй, — согласился он, соображая, к чему это она клонит.

— Так почему же нас до сих пор не нашли? А не может быть, чтобы просто отказались от поисков, решив, что дальше искать нет смысла?

— На самом деле времени-то прошло совсем немного, — успокоительно заметил Кайл. — Это только кажется, что целая вечность. Не волнуйтесь — никуда не денутся, пока не отыщут. Да, и не забывайте про бутылочку. Нога человека здесь уже ступала.

— Похоже на то. — Скай заметила, что Кайл распутал все узлы и разложил ткань сушиться. А она все еще сидела ссутулившись над костром и никак не могла согреться до конца. Практичный мужчина, иронически, но в то же время с невольным уважением отметила про себя Скай: постоянно чем-то занят, ни секунды не сидит на месте. Наконец она заставила себя подняться.

— Что желаете на ужин? Боюсь, выбор невелик. Только кокосовые орехи, бананы и инжир. Да может, найдется еще немного печенья и сыра. — Скай недовольно поморщилась.

— Не откажусь от всего понемногу, — рассмеялся Кайл, — а если не будете изображать из себя королеву и перестанете гримасничать, то предложу вам на ужин грог.

— Грог?

— Ну, кое-каких ингредиентов не хватает, в «Плазе» он повкуснее, но все лучше, чем ничего.

— Хорошая идея, — заметила Скай, — а то меня все еще знобит.

— Ну, много времени готовка не займет. Пошевеливайтесь, мадам, жду вас у костра.

— Слушаюсь, капитан! — Быстро нашарив в куче, где лежали их пожитки, съестное, Скай вернулась на место. Передавая Кайлу кокосовое орехи, она обеспокоено посмотрела на их убежище, где теперь отсутствовала крыша: — А что, если ночью снова дождь пойдет?

— Промокнем.

— Спасибо, утешили.

— Да не будет никакого дождя.

— А вы почем знаете? — Этот уверенный тон прямо-таки бесил Скай.

— Объяснить не могу, но знаю. Может, втайне мне всегда хотелось стать Королем Дождя.

— Мне начинает казаться, что вы считаете себя прирожденным комиком.

— Вовсе нет, вы имеете дело с обыкновенным бизнесменом, мисс Дилани. — Скай уловила смешинку в его глазах. — Комедиантом я никогда не был. Где ром? — Кайл резко сменил тему.

— Забыла.

— Ну так несите.

Такого рода команды действовали на Скай прямо как красная тряпка на быка. Скай не привыкла, чтобы ею распоряжались, и, хотя уже научилась не вступать с ним в ненужные споры, на сей раз не выдержала.

— Несите сами, — окрысилась она.

Кайл бросил на нее холодный, тяжелый — такой знакомый уже — взгляд.

— Смотрю, сообща вы действовать не любите, — ледяным голосом заметил он.

Не отводя взгляда, Скай медленно и глубоко вздохнула.

— Я очень люблю действовать сообща. Но я люблю также, когда говорят «пожалуйста» и «спасибо», а также обращаются с просьбами, вместо того чтобы приказывать.

Такая мелочь, действительно, — она права. Можно было сказать «пожалуйста». Можно было найти другой тон. Можно было самому принести ром. Он привык к тому, что распоряжения его выполняются беспрекословно. Что за церемонии, черт возьми! — неожиданно вскипел он. Это что, светский раут, что ли? Он готов взять на себя большую часть работы, но обращаться с ней как со снежной королевой не намерен, это уж точно. Кайл чувствовал, что устал, что раздражен, но ничего не мог с собой поделать, его так и трясло от злости.

Внезапно, повинуясь какому-то импульсу, он вскочил на ноги, как тигр, метнулся к костру и поднял ей подбородок.

— Знаете что, герцогиня, — ему и самому было не по себе от собственного наждачного голоса, но ни смягчить его, ни унять дрожь во всем теле он не мог, — жаль, конечно, но придется вам отказаться от привычного образа жизни: личных камердинеров здесь, на острове, нет. Не уверен, что вы обратили внимание, однако мне пришлось немало постараться, чтобы спасти вашу драгоценную шкуру. И что-то никаких «спасибо» я не слышал. Вы хотите, чтобы к вам обращались с просьбами? Прекрасно. Не соизволите ли пошевелить своей славной маленькой попочкой и принести рома?

— Еще как не соизволю! — прошипела Скай. Она тоже вся дрожала от ярости и в то же время магнетический взгляд Кайла прожигал ее насквозь. Гнусный тип! Но вдруг она почувствовала, что держит он ее крепко, однако же боли причинить не желает, напротив, ласково поглаживает по щеке. Уже не первый раз ей захотелось одновременно послать его куда подальше, даже убить и схватить за руку, прижаться, раствориться в его объятиях — и к черту все то достоинство, о котором она так хлопочет!

— Отпустите меня, — с трудом выговорила она, — сейчас принесу ром.

Кайл не послушался, но глаза его потеплели.

— Извините. О черт, действительно комедия какая-то!

Похоже, покаяние его было искренним, но Скай оттого ничуть не стало легче. Она слишком остро ощущала его физическое присутствие. Впрочем, и не мудрено: Кайл только что не прижимался к ней, и исходила от него невидимая, но могучая энергия — энергия мужского тела. Облаченный в одни лишь самодельные шорты, он и впрямь был до кончиков пальцев мужчиной. Эти густые золотисто-каштановые волосы на широкой мускулистой груди и длинных жилистых ногах. Этот плоский живот, эта отливающая бронзой кожа. А в пальцах, нежно прикасающихся к ее щеке, угадывается огромная сила…

— Ну прошу же, — теперь Скай чуть не шептала, — отпустите, схожу за ромом. И это вы меня извините. Хватит нам, в самом деле, грызться друг с другом.

Слова эти потонули у него во рту. Кайл с такой силой и жадностью впился ей в губы, что казалось, хотел проглотить целиком. Никакого «пожалуйста», никакой соблазнительной нежности, даже простой требовательности в его поцелуе не было — только властность, только ненасытное желание. Рука соскользнула с подбородка и, растрепав по дороге волосы, остановилась на шее. Крепко прижимая ее к себе, он покрывал лицо Скай жадными поцелуями, принимая, наверное, отсутствие сопротивления за покорность. Или ему вообще все равно и в согласии он не нуждается?

А разве ей хочется сопротивляться? Скай почувствовала, как всю ее охватывает какая-то сладкая боль. Он застал ее врасплох, когда она говорила и губы были раскрыты; в кончике его языка, казалось, сосредоточилось какое-то особенное тепло, разливающееся теперь по всему ее телу. Пока она пыталась изо всех сил стряхнуть с себя наваждение, он, не отрывая губ, навалился на нее, и оба опрокинулись на песок. Язык скользнул по зубам, затем вновь устремился вглубь, заставляя кровь бежать еще быстрее. Потом она почувствовала его руки. Они обхватили ее лицо, коснулись шеи, принялись ласкать плечи. От всего его тела исходил удивительный жар, неотразимая сила. И это было хорошо. Стоит пошевелить ладонью, и она ощутит напрягшееся плечо, насладится гладкостью его кожи…

Ну да этим дело не обошлось. Разгоряченная не менее его, Скай изо всех сил вонзила ногти в спину Кайла, и тела их слились в едином порыве. Мягкие соски набухли, прижавшись к мощной груди, ноги переплелись, и Скай почувствовала сквозь плотную материю, как нетерпеливо восстает его мужское естество. И это тоже было хорошо. Небо, песок, море — все ушло куда-то. Ее прошлое, жизнь, прожитая до вчерашнего дня, казалось, утратила всякое значение. Словно минувшее было лишь ожиданием этого момента.

Она ожила лишь теперь, при его прикосновении. Кайл оторвался от ее губ и медленно провел языком по щеке. Скай открыла глаза, но в голове у нее по-прежнему шумело. Тьма все сгущалась, поглощая последние лучи багрового заката. Небо было звездным, слабо мерцал серебряный диск луны. Одежда на Скай была мокрая, повсюду налип песок, — словом, чучело какое-то, но никогда еще небо не выглядело таким прекрасным, и никогда она так отчетливо не ощущала себя женщиной.

Такой живой. Такой чувственной. Такой цельной. Ищущие, горячие губы Кайла продолжали свой путь, кончик языка, поддев воротник блузки, коснулся ключицы. По телу Скай пробежала сладкая дрожь. За день подбородок и щеки Кайла обросли щетиной, но какая же это чудесная терка! Рука его скользнула вниз, к бедрам, потом снова вернулась на место, приняв в себя чашу груди. Соски отвердели еще сильнее. Скай застонала. Пальцы ее нырнули во все еще влажную каштановую шевелюру. Верхняя пуговица блузки расстегнулась, открывая путь его влажным губам и языку. И снова по телу Скай пробежала крупная дрожь. Ее охватило неудержимое, первобытное желание.

Поразительно, как легко, как быстро удалось ему пробудить ее. И никаких сил нет оттолкнуть этого человека, остановить, самой остановиться…

Краешком сознания Скай понимала, что все это неправильно. Физическое влечение на краю извергающегося вулкана. Тысячи причин можно найти, объясняя, почему это неправильно, и ведь не скажешь, что она просто бездумно уступает. Нет, вовсе она не бездумна: любое ощущение любовно фиксируется, словно откладывается на свое место в копилке памяти. Ей нужен вулкан, ей нужна извергающаяся лава. В тиши, сменившей бурю, ветер, так долго дремавший в ней, наконец поднялся и задул яростно, сметая все на своем пути. Остров. Море. Солнце. Мужчина. Они отнимают, они даруют. Они возвращают ее к жизни.

Надо остановиться. Но стоит ей оттолкнуть его, как кожа перестанет ощущать пьянящее прикосновение губ, язык-разведчик спрячется в укрытие, руки опустятся, и ей снова станет холодно. И Скай не двигалась, и пальцы ее по-прежнему перебирали его мягкие волосы, ласкали сильную шею. Она едва сдерживала слезы. Но когда руки его скользнули под блузку и занялись бюстгальтером, она, вздрогнув, набрала в грудь побольше воздуха и твердо, хоть и срывающимся голосом, сказала:

— Все, Кайл. Довольно.

Скай думала, он обозлится. Ведь как объяснишь, что да, она хочет его, но дальше пойти не позволит, сдержит свои желания?

Однако, подняв голову, Скай уловила в его взгляде прежнюю теплоту. Глаза у Кайла сузились, но смотрел он на нее без всякой злости — скорее участливо и удивленно. Не отворачиваясь, он бережно застегнул ей блузку. Скай чувствовала, что желание все еще не оставило Кайла, и от этого ей было только хуже. Он застал ее врасплох, однако чувств своих не скрывал, и только себя остается винить в том, что она подала ему надежду.

К вспышке ярости Скай была готова; нежность же ранила.

— В чем дело? — мягко спросил Кайл.

— Как в чем дело? — Скай удивленно округлила глаза. Он женат. Она не свободна — просто потеряла голову, ситуация уж больно необычная — проклятый остров. Неужели все это и так не ясно?

Тем не менее Кайл поднял брови.

— Не понимаю. Мы же оба шли к этому, и оба знали, что так все и случится. Мне кажется, никого я так сильно не хотел, как тебя. И ты меня хочешь, не спорь. Тела не лгут. Тела знают только язык правды.

Скай закусила губу и опустила глаза.

— А я и не спорю. Но пожалуйста, — подняв голову, она посмотрела ему прямо в глаза, — отпусти меня. — Виновато улыбнувшись, Скай постаралась придать голосу твердости. — Я не хочу слушать голос тела, пусть лучше голова командует.

Кайл повиновался и, опустившись на землю, выжидательно посмотрел на нее. Скай глубоко вздохнула, запечатлев в памяти сочувственный взгляд, смягчающий жесткие черты, увлажнившиеся от пота широкие плечи, отдававшие в ночи тусклым блеском меди. Этот грубиян, ни во что не ставящий женщин, может, оказывается, быть и нежным, и терпеливым, притом в ситуации, когда другие с цепи бы сорвались.

— Я не собиралась тебя обманывать, Кайл, — неловко сказала она. Лицо Кайла оставалось совершенно непроницаемым, он лишь спокойно ждал продолжения, впрочем явно не собираясь приходить на помощь. — Я понимаю, каково тебе сейчас, потому что и сама испытываю то же самое. Но неужели не ясно? Мы здесь одни. И движет нами животное начало, и это мне не нравится. Мы постоянно цапаемся. Не уверена даже, что мы нравимся друг другу. К тому же ты женат, а я…

— А ты не замужем, — прервал ее Кайл, и Скай с удивлением отметила, что и нежность, и сочувствие куда-то исчезли и теперь он глядит на нее с откровенной злобой. Но почему? Что она такого сказала?

— Верно, не замужем, но…

— …у тебя есть с кем спать? — иронически договорил он.

— А вот уж это мое дело! — выкрикнула Скай. Какое он имеет право представлять ее самую большую любовь случайной интрижкой. К тому же они с Тедом взрослые люди, и оба свободны… — Да даже если бы у меня никого в жизни не было, у вас, мистер Джаггер, все равно нет никаких шансов, — ледяным тоном заявила Скай.

— Почему?

— Потому что вы — женатый мужчина, а помимо того — потребитель! — Скай так и кипела от негодования.

— Потребитель? — Глаза его опасно засверкали.

Скай, смешавшись, опустила голову, но упрямо продолжала:

— У вас есть жена, а женщин вы меняете как перчатки. Вы… вы используете их. А я не хочу, чтобы меня использовали.

— Весьма странно, мисс Дилани, что вы находите возможным судить обо мне, опираясь на журнальные статьи, — мрачно заметил Кайл, не вступая, впрочем, в спор по существу. — Итак, я потребитель. Но уж поскольку вы так начитаны обо мне, то знаете, должно быть, что с женой я уже лет десять как не живу. А десять лет — это большой срок, нравственная вы моя. К тому же что вам известно о моей женитьбе, кроме того, что у меня хватило мужества связать себя и попытаться наладить семейные отношения? Чего о вас не скажешь — трусишка. Впрочем, все это так, к слову. Что меня действительно начинает занимать, так это ваш затянувшийся роман. У вас вообще в жизни есть что-нибудь настоящее? Или только ищете, как поудобнее устроиться? Вы не хотите замуж, но и свобода вам тоже ни к чему — мало ли что может случиться? Секс просто входит в распорядок жизни — в выходные или когда на неделе свободный вечерок выдастся. Знаете, мисс Дилани, на мой взгляд, вы куда более испорчены, чем я. Пусть я ничего не обещаю, но хоть делаю то, что мне велят чувства. Все, что я даю, — даю честно…

— Да ничего вы не даете! — яростно выкрикнула Скай.

— Ну да, конечно, — холодно подхватил он, — я ведь потребитель. Но ведь потребители, насколько я понимаю, только берут. А мне вдруг пришло сейчас в голову, что я очень везучий человек. Женщины, с которыми мне приходилось иметь дело, вовсе не считали, что их используют. Я получал удовольствие, но и они — тоже. А таких лицемерок, как вы, я в жизни не встречал. Уж вас-то я точно не «использовал». Это вы только и делали, что брали. Если уж на то пошло, то это меня использовали. Как последнего идиота. Вот досюда можно, а дальше — ни-ни, Скай не велит. Просто улыбается и говорит: хватит, выключайтесь. Словно я водопроводный кран.

— Я, что ли, начала все это?

— Да куда вам, — презрительно бросил Кайл, — у вас на то, чтобы пойти навстречу собственным желаниям, никогда смелости не хватит. Придумала себе, понимаешь, персональный этический кодекс и следует ему. Вам же прекрасно известно, что не ждет меня дома никакая Пенелопа, да и вы, по-моему, вовсе не боитесь изменить любовнику. Просто втемяшилось в голову стать той единственной женщиной, которая скажет «нет» К.А. Джаггеру.

— Неслыханно!

— Спокойно, спокойно, герцогиня, я просто умею видеть вещи такими, каковы они есть.

— Такими, какими вам бы хотелось их увидеть.

— Да ну? — Кайл и попытки не сделал прикоснуться к ней, но презрительная и одновременно дразнящая улыбка прошивала ее, казалось, насквозь. В голосе звучал металл, но и угадывалась манящая хрипотца. Слова хлестали, как плеть, но и будоражили кровь. — А кто только что признал, что хочет меня?

— Бред какой-то. — Скай опустила глаза. — Мы прикованы к этому чертову клочку земли — и спорим о морали. Я не хочу иметь с вами ничего общего. Хватит с вас этого?

— Нет. Потому что не верю, — напряженно ответил он.

Скай задумчиво водила пальцем по песку. Несносный тип — воплощение всего того, что, как ей всегда казалось, она презирает в мужчинах. Однако вместо того, чтобы впасть в праведный гнев, приходится изо всех сил сдерживать слезы. Скай на мгновение прикрыла глаза. И почему она себе места найти не может? Ведь все ясно: он женат, и не важно, что живут они порознь…

Кайл отодвинулся. Скай слышала, как он шарит по песку в поисках сигарет, и, не открывая глаз, чувствовала на себе его немигающий взгляд. Пытаясь стряхнуть наваждение, она резко заговорила:

— Положим, благодарить мне вас есть за что, но объяснять ничего не обязана. Да и оправдываться мне не в чем.

— А мне есть в чем? — иронически спросил Кайл.

— О да, мистер Джаггер. Это ведь у вас самолет разбился. — Скай увидела, как у него сжались губы, хотя больше ничем чувств своих Кайл не выдал.

— Ну что ж, подавайте на меня в суд, — сухо улыбнулся он.

— Там посмотрим, — неловко пробормотала Скай и вдруг, сама того не желая, пустилась в какие-то жалкие объяснения: — Просто так все сложилось. Приходится думать о себе. Но дело не только во мне… и вообще все так непросто…

— Ага, — Кайл высоко поднял брови, — я так и думал, здесь что-то не то.

Скай удивленно посмотрела на него. Она и сама еще толком объяснить бы себе ничего не могла, а судя по взгляду, он уже проник в ее неоформившиеся мысли.

— Насколько я понимаю, вы боитесь забеременеть ненароком, — напрямик заявил он.

— Ну, это уже вообще ни в какие ворота не лезет! — вспыхнула Скай и внутренне поежилась. Ни в чем подобном она не собиралась признаваться, иначе получается, что все, что произошло между ними, — ложь, а это не так. Это означало также, что она боится его, что приходится остерегаться, в то время как он… он — что? Вообще не умеет быть серьезным?

— Таблетки принимаете? — В непроницаемом взгляде Кайла что-то мелькнуло.

Скай густо покраснела. Вот уж не думала, даже вообразить не могла, что придется обсуждать такие темы с совершенно незнакомым мужчиной. И уж тем более не собиралась она докладывать, что предпочитает спираль. Да, но разве могла она вообразить, что окажется в объятиях этого мужчины, что вообще попадет в такую ситуацию?

— Нет. — Скай бесило собственное смущение. Невозможный, право, человек. Считает, что ему все позволено. Но дело в том, что как ни крути, а человек этот — не просто некое существо, наделенное именем, но воплощение силы. Пытаясь ответить ему той же монетой, она коротко бросила:

— И это особый сюжет — сюжет, надеюсь — согласитесь, серьезный. Многое не дает нам соединиться, но это — да, главное. Возможность того…

— Зачатия? — невинно помог ей Кайл с улыбкой такой хладнокровной и сардонической, что Скай захотелось швырнуть в него чем-нибудь тяжелым.

— Да! — отчеканила Скай. — И это было бы ужасно.

Интересно, ведает ли он, как сильно ее задел, подумала Скай. Его застывшее лицо неожиданно смягчилось в улыбке.

— Знаете, Скай, — просто сказал он, — похоже, сами небеса выбрали меня на роль вашего опекуна. И надеюсь, вы понимаете, отныне оно так и будет!

Скай не удержалась от горькой усмешки.

— Опекуна! Чушь какая-то. Нет, спасибо, я сама способна о себе позаботиться. Состояние позволяет.

— Ах, простите, — не повышая голоса, однако же с легкой насмешкой произнес Кайл.

Краска снова бросилась ей в лицо. И почему это он заставляет ее все время оправдываться, хотя, казалось бы, в чем?

— Вы ничего не понимаете. Дети должны рождаться в семьях, где оба — отец и мать — хотят их и готовы воспитывать.

— Весьма нравственное замечание, — любезно откликнулся Кайл.

— Да идите вы к черту! — И как это ему удается одним только словом, даже взглядом выводить ее из себя? — Не понимаю, почему нужно вести себя подобно диким животным, пусть даже и очутившись вдвоем на острове.

— А я этого и не говорил, — вежливо заметил Кайл. — Не думал также, что заниматься любовью означает вести себя подобно диким животным.

Какое-то время они тупо смотрели друг на друга.

— Похоже, есть мне расхотелось, — заговорила наконец Скай. — Если не возражаете, пойду спать.

— Если не возражаете, просил бы вас на минуту задержаться, — Кайл живо поднялся и навис над Скай всей своей мощной фигурой. — Вы нуждаетесь в заботе, мисс Дилани. Нет такого человека, который бы не нуждался. Но я не против, давайте играть по вашим правилам. Считайте, что я у вас на подхвате. До времени, конечно. Однако же не зарывайтесь. Вы не королева этого острова. И мне совершенно наплевать, сколько у вас денег. Тут все просто, моя дорогая. Я присматриваю за вами, вы — за мной. Действуем, стало быть, на пару — Кайл небрежно откинул у нее волосы с шеи и запечатлел на ней влажный поцелуй. — Вы вольны забавляться мной, как игрушкой, коль скоро это сходится с вашим нравственным кодексом, но имейте в виду: в любой момент я могу стать Тарзаном. Ну а вы, естественно, — Джейн. — Он пристально посмотрел на нее. — Все ясно?

— Полагаю, да, — ледяным тоном ответила Скай, ненавидя себя за то, что даже легкое прикосновение его губ снова бросило ее в дрожь. Хоть бы не заметил. — Похоже, вы мне угрожаете.

— Да нет, — пожал плечами Кайл. — Не мой стиль. Просто разъясняю, что к чему.

— Это все? — вздернула подбородок Скай.

— Все. Как дважды два.

— Отлично. Позволю себе, однако, напомнить, что это вы начали ту маленькую игру, в которой, признаю, и я зашла дальше, чем следует. Держитесь подальше, тогда и я не нарушу границ. — Скай помолчала в ожидании ответа. — Спокойной ночи.

Холодно улыбнувшись, Кайл слегка кивнул в сторону того, что вчера еще было их домом:

— Спокойной ночи, мисс Дилани.

Смешно, наверное, заползать в убежище, лишившееся крыши, однако же люди — рабы своих привычек, даже если привычкам этим — сутки от роду. Свернувшись калачиком спиной к Кайлу, Скай грустно подумала, что в таком состоянии заснет не скоро. Она была готова повторить все, что сказала Кайлу: ситуация действительно необычная, он должен с этим согласиться! И все-таки и у него своя правда. На самом деле, когда оказываешься лицом к лицу с дикой природой, вступают в силу другие законы — законы стихии. Никогда в жизни не испытывала она такого безудержного, чисто биологического влечения. Даже сейчас внутри что-то горело… И пусть это он сделал первый шаг — она его не оттолкнула и даже дала понять, что готова ко всему. Потому что сама хотела этого… а потом остановилась.

Время шло, а Скай все никак не могла уснуть. Сквозь закрытые веки она ощущала пристальный взгляд Кайла, да и в сознании четко отпечатался его образ: широко раскинутые на песке длинные мускулистые ноги, сильные руки, покрытые густым загаром, словно высеченное из камня лицо, пышная шевелюра, волосатая грудь…

Твердый, холодный, высокомерный взгляд, который, однако, может порой становиться нежным…

Хоть бы завтра появились корабль или самолет, взмолилась про себя Скай. Сейчас ей надо было не только с острова бежать.

Она услышала, как Кайл заворочался неподалеку, и быстро сообразила, чем он занят. Перед тем как улечься, Джаггер подкинул сучьев в костер — пусть горит до рассвета. Скай осторожно приоткрыла глаза. Пламя разгоралось все сильнее и сильнее.

В конце концов, ощущая рядом его дыхание, она заснула.

Глава 5

На следующий день спасатели не появились. И на следующий после следующего тоже.

Двое островитян кое-как научились обходиться каждый сам по себе. Скай ежедневно отправлялась бродить по острову — не забывая, впрочем, холодно справиться у Кайла насчет погоды. Небо, однако, оставалось чистым, и она подолгу не возвращалась в лагерь.

И следует признать, островок, несмотря ни на что, был очаровательный. Скай много путешествовала, однако жизнь ее протекала по преимуществу в окружении стекла и бетона, так что теперь, погрузившись в мир живой природы — густые деревья, птицы, земля, небо, океан, — она буквально нежилась в этой роскоши. Скай не уставала поражаться изобилию, царившему на островке, с наслаждением бродила по тучной земле: такая почва, пояснил Кайл, образовалась еще тысячи лет назад, после извержения действовавшего тогда вулкана. Больше всего здесь было инжира, бананов и кокосовых пальм, мощные ветви которых все еще клонились к воде после прошумевшей бури.

Посредине островка образовалось нечто вроде резервуара с пресной водой. Кайл говорил, что когда-то, наверное, здесь было естественное озеро. Место затененное, укрытое, так что вода удерживается долго. А если снова пойдет дождь, то вообще волноваться не о чем. Вот странно: буря, так напугавшая Скай, теперь оказалась источником их существования.

В ее отсутствие, как выяснилось, Кайл времени не терял. Бубнил каждое утро, будто отправляется на поиски своего таинственного лага, а на самом деле хлопотал в лагере. Через неделю хижина обрела прежний вид и даже обросла забором из тростника. Возвращалась Скай теперь к жутковатому на вид, однако же прочному столу, потом появились и грубо сколоченные табуретки. Из деревянных и металлических планок, оставшихся от разбитого самолета, Кайл соорудил своего рода топорик и, вооружившись им, а также перочинным ножом и инструментами из ее набора, мастерил всякие мелочи.

И рыба на острогу теперь ловилась веселее, а помимо того на берегу можно добыть крабов и гребешков. Словом, голодными они спать не ложились. Но за день едва словом-другим перекидывались. Виновато признавая, что бремя повседневного выживания тащит в основном Кайл, Скай тем не менее не могла заставить себя разговориться или хотя бы помочь ему добрым словом. Вместо этого она теперь собирала во время ежедневных прогулок плоды да таскала в гигантских пальмовых листьях пресную воду, которую переливала затем в выдолбленное бревно — подобие корыта. Работа тяжелая, но оно и к лучшему: и руки заняты, и есть о чем подумать. Устаешь, и так легче оставаться наедине с Кайлом — ночи-то приходится проводить рядом.

Странное у них сложилось содружество, и уж одно точно: такие отношения ничуть не облегчали тоску ожидания. А горизонт между тем по-прежнему пуст. Скай научилась закрывать глаза на такие мелочи, как крохотные насекомые в питьевой воде, или крабы, снующие близ берега, или медузы, колышущиеся у самой поверхности воды. По крайней мере, пыталась научиться. Хотя ей было нелегко, жила на нервах, каждую минуту готовая сорваться, особенно когда приходилось чистить зубы древесной корой. А на все остальное Скай махнула рукой. Волосы у нее спутались и засалились. От соленой воды колтуны только делались крепче, а пресная не помогала. Три дня назад Скай предприняла было героическую попытку хоть расчесать волосы, но ничего не вышло, только несколько зубьев из гребенки вылетело. Обозлившись, Скай вообще разломала ее, о чем, впрочем, тут же пожалела, себе же хуже. Судя по взгляду Кайла, он был того же мнения, однако сочувствия в этом взгляде никакого не было. Он вроде хотел сказать что-то, но, видно, передумал…

Случись Кайлу узнать, как она проводит время, наверняка бы лишь презрительно скривился. А проводила она его так: садилась на противоположном берегу и, плотно сжав веки, старалась не расплакаться. Скай Дилани, блестящая, умная светская дама, один из капитанов целой индустрии дизайна, превратилась в бродяжку, слоняющуюся со всклокоченными волосами среди пальм и манговых деревьев.

Черт, что бы она только не отдала за чашку кофе, зубную щетку и вид людных нью-йоркских улиц, открывающийся из ее роскошного кабинета!

В час пик Таймс-сквер просто божественна.

Но все больше и больше думала она не о том, что осталось, а о Кайле. Возникни меж ними хоть какая-то непринужденность, и, быть может, жизнь на острове сделалась бы легче, но инстинкт подсказывал, что это невозможно. Стоило им случайно коснуться друг друга, даже посмотреть, как сразу пробегал ток высокого сексуального напряжения.

Но Скай знала, что ведет себя правильно. Она тешила себя надеждой, что скоро их отыщут и тогда каждый пойдет своей дорогой. Под звездами да при жаре так соблазнительно отдаться любовной неге, но ничем хорошим это не кончится. Такого на коротком поводке не удержишь. Слишком уж силен, слишком умел, слишком мужчина…

А ведь так просто было бы положить к нему голову на плечо, прильнуть к груди. Слишком просто хотеть его, нуждаться в нем.

Страшась дать волю мыслям и воображению, Скай тем не менее никак не могла прогнать видение мужественного обнаженного тела, восстающего из моря. Продираясь сквозь густую листву, Скай тронулась в обратный путь. «Если и впредь будешь так терзаться, — прикрикнула она на себя, со страхом ожидая надвигающегося вечера, — придется перебраться на другой берег».

Но этого не будет. Как бы плохо с ним ни было, без него еще хуже. Так хоть видишь, ощущаешь его силу.

Продравшись сквозь деревья к кустам, окаймлявшим берег, Скай резко остановилась и встряхнула головой: мираж, что ли? Но, вглядевшись попристальнее, радостно захлопала в ладоши.

Не один, а целых два судна виднелись на горизонте, упираясь стрелами погрузочных кранов прямо в сверкающее солнце. Скай отшвырнула дары тропического леса, вскочила на ноги и, крича как безумная, устремилась через кустарник к берегу. Где же Кайл, черт возьми? Не мог же он не заметить судов. Так почему же не размахивает руками, почему не зажигает костер? Скай помчалась еще быстрее.

Да, Кайл видел суда. Укрывшись за дюной, поросшей редким кустарником, он с тревогой поглядывал на горизонт.

Представители рода человеческого появились в виду острова, но Кайл не спешил с ними встречаться. Едва заметив нос большего из двух кораблей, он так и напрягся, охваченный неясным предчувствием приближающейся опасности. А приглядевшись, только что молитву Господу не вознес, чтобы вооруженные люди на борту судов, перевозивших наркотики — а в назначении рейса сомневаться не приходилось, — не вздумали высадиться на берег да прочесать островок.

До него донесся звук стремительно приближающихся шагов. Кайл с ужасом убедился, что Скай тоже заметила суда и теперь пытается привлечь внимание экипажа.

— О Боже! — простонал он, весь напрягшись. Вжавшись изо всех сил в песок и затаив дыхание, он ждал, когда девушка приблизится вплотную. Заметив его, Скай остановилась как вкопанная. На лице ее отобразилось крайнее изумление. Совсем, что ли, спятил, вопрошал ее взгляд: люди на помощь спешат, а он прячется? Ну да ладно, пусть его, если такой дурак, а она, Скай, своего шанса не упустит.

Кайл стрелой бросился на нее и подмял под себя.

— Это еще что такое? — заорала Скай, едва успев бросить на него негодующий взгляд. Но Кайл тут же зажал ей рот своей широкой ладонью.

— Тихо! Если заметят, от нас и места мокрого не останется!

Скай была готова разрыдаться. Не понятно, что происходит, и от этого чувствуешь угнетающую беспомощность. Вот оно — спасение, стоит крикнуть — и тебя услышат, а на нее навалилась эта гора мышц, этот мерзкий грубиян, оказавшийся к тому же маньяком. Извиваясь изо всех сил, Скай пыталась впиться зубами в его длинные пальцы.

— Не шевелиться! — прошипел он, тяжело дыша ей в ухо. — Послушайте, герцогиня, послушайте хорошенько, да не дергайтесь, иначе мне придется принять меры. Эти люди перевозят наркотики. Приглядитесь получше и увидите, что трюмы под завязку набиты. Мне еще не надоело жить, мисс Дилани. И вам, надеюсь, тоже. Даже если они промахнутся с первого раза, пуль у них хватит. Так что замрите.

Скай все еще никак не могла уразуметь, что происходит, но ей оставалось только подчиниться. Он по-прежнему не отпускал ее, по-прежнему с силой прижимал к земле Единственное — рот перестал зажимать: похоже, уверился, что она будет молчать, а чуть погодя жестом дал понять, что Скай может приподняться и сама посмотреть на происходящее.

По-видимому, люди на борту обоих судов и впрямь были вооружены до зубов. Скай смотрела, как подъемные краны перебрасывают какие-то тюки с большего судна на меньшее, где они мгновенно исчезали где-то в трюме. Коль скоро отсюда все видно, то и оттуда тоже, с беспокойством подумала Скай и инстинктивно прижалась к Кайлу. Правда, беспокойство и даже страх смешивались с любопытством. Ну да, что-то перегружают с одного судна на другое. Но почему Кайл решил, что в тюках именно наркотики?

Однако на том размышления и прервались — Скай шумно вздохнула и так и замерла на месте, словно исчерпала все наличные запасы воздуха.

Двое из команды в десять или более человек вытянули руки в направлении берега. Похоже, они о чем-то заспорили, потом один, плотно сложенный мужчина с грубым лицом, отошел, сердито тряхнув головой. Другой продолжал пристально всматриваться. Наконец и он вернулся к работе.

Скай потеряла счет времени, однако свидание закончилось, суда разошлись и постепенно исчезли за горизонтом. Кайл поднялся, посмотрел вдаль, затем перевел взгляд на Скай, которая все еще лежала, глубоко зарывшись локтями в песок.

— Боюсь, я так и не поняла, что все-таки произошло, — тихо проговорила Скай. «Стало быть, все по-прежнему, — грустно подумала она, — мы и дальше остаемся здесь совершенно одни» — Почему нельзя было позвать на помощь? Сказали бы просто, что нам нет никакого дела до того, чем они занимаются…

Кайл недоверчиво уставился на нее.

— Вы что, в своем уме? Или не слышите, что вам говорят? Это торговцы опиумом.

— Ну и что? Мне лично совершенно наплевать…

— О Боже, дай мне сил! — простонал Кайл. — Да поймите же вы, речь идет не о десятке-другом упаковок: покурили по кругу и разошлись. Там, на борту, тонны уж не знаю точно чего, возможно кокаина. За такие поставки, если попадешься, грозит лет пятьдесят тюрьмы. И вы собираетесь просто пообещать им свое молчание в обмен на уютное местечко на борту?

— Оставьте этот снисходительный тон! — взорвалась Скай. — Лучше объясните толком, что к чему, тогда, глядишь, и пойму. А так — извините. У нас в Нью-Йорке чего только не происходит: ограбления, растраты, убийства. Но с подпольной торговлей наркотиками сталкиваться как-то не приходилось. Так что, если сразу не разобралась, понять, полагаю, можно.

И снова ей стало ужасно жалко себя. Только что она думала, что все, наконец-то оставит этот проклятый остров, — и вот все надежды пошли прахом, она ни на шаг не сдвинулась с места. Нет, на шаг все-таки сдвинулась — только в какую сторону? Поначалу бутылка из-под коки сверкнула, как лучик надежды. Теперь ясно, что на островок этот заходят пираты двадцатого века.

— Похоже, нам придется здесь сидеть до скончания века, — бессильно прошептала Скай. — А теперь еще и глаз не сомкнешь…

— Не болтайте глупости, — вздохнул Кайл, сочувственно глядя прямо в ее несчастные глаза и протягивая руку, чтобы помочь подняться. — Разумеется, мы выберемся отсюда, не на Марс же залетели. У вас есть друзья, которые не успокоятся, пока не отыщут.

Это верно, Тед, скажем, никогда не успокоится. Да и другие. Люси Грант, личная помощница и секретарь, небо и землю перевернет, но не смирится, пока не придется признать — да, Скай уже ничем не поможешь. И еще Гарри Данбарт, адвокат, который ведет все ее дела. Он тоже целый воздушный флот в небо поднимет.

А разве у Кайла нет людей, которые никогда не примирятся с его исчезновением? Тем более что его компания славится безопасностью полетов. В, конце концов, Скай неуверенно улыбнулась.

— Наверное, вы правы Вряд ли персонал позволит своему эксцентричному хозяину просто так исчезнуть. — Скай явно приободрилась. — Знаете, увидев эти суда, я так разволновалась, что весь урожай по дороге растеряла. Схожу, пожалуй, подберу. — Она рассеянно потерла шею. — А вы в следующий раз постарайтесь полегче. У меня, наверное, все тело в синяках.

Донельзя довольный, что Скай наконец должным образом оценила ситуацию и более или менее спокойно приняла ее, довольный еще и тем, что между ними снова устанавливаются непринужденные, дружеские отношения, Кайл небрежно растрепал ей волосы.

— Да забудьте вы про этот несчастный инжир. Фруктов у нас на неделю хватит. Идемте. У меня для вас припасен небольшой подарок.

— Подарок? — Скай не удержалась от мечтательной улыбки и даже сама удивилась. Все явно происходит в соответствии с законом подлости — бутерброд постоянно падает маслом вниз. Но сейчас ей почему-то было на это наплевать. Она едва избежала гибели в катастрофе, чудом не подхватила воспаление легких после бури, непонятно как осталась незамеченной бандой головорезов.

И все это не имеет решительно никакого значения, потому что он улыбается так нежно и так трогательно заботится о ней, прямо как наседка, опекает, пусть даже порой и ворчит.

А теперь вот подарок. Можно подумать, люди не делают подарков друг другу. Но это в нормальной жизни. А здесь, когда они только вдвоем, а вокруг море, небо, песок, такая мелочь вырастает до гигантских размеров.

— Что за подарок? — Скай чувствовала себя словно ребенок, которому не разрешают открыть подарочную коробку до наступления Рождества.

— Сюрприз, — слегка ухмыльнулся Кайл.

Может, Скай легкость какую-то необыкновенную почувствовала после несостоявшейся встречи с контрабандистами, может, дело в том, что война с Кайлом закончилась, но она внезапно схватилась за живот и чуть не повалилась на землю от хохота.

— Что это с вами, мадам? — прорычал Кайл, подозрительно сдвинув брови.

— Ох, извините, ради Бога, — с трудом проговорила Скай. — Просто посмотрела на вас и подумала… Нет, в самом деле, владелец огромной компании, а борода чуть не до колен и драные шорты, какие и последний бродяга постесняется надеть.

Кайл задумчиво почесал подбородок.

— Действительно, — протянул он и подмигнул спутнице. — И как это, хотелось бы знать, героям фильмов о затерянных островах и непроходимых джунглях всегда удается сохранять такой свежий вид?

— Понятия не имею, — покачала головой Скай. — Да и не задумывалась над этим.

— Ну что ж, жаль, что не дотягиваю до героического стандарта. — Кайл снова положил ей руку на плечо.

— Вполне дотягиваете, — автоматически откликнулась Скай, даже не отдавая себе отчета, что озвучивает мысль, которую хотела бы спрятать как можно глубже. — Щеки, положим, действительно заросли, зато тело — в точности как у самых доблестных киногероев… — Скай мгновенно осеклась и виновато потупила взгляд. Кто как не она настаивал, чтобы в их отношениях не было никакого намека на секс, и вот, пожалуйста.

— Не слабо. — Мужская ладонь скользнула вниз по ее спине, и от этого легкого прикосновения пальцев по телу Скай пробежала дрожь. — Комплименты говорить научились? Что ж, спасибо.

— Ну, — протянула она, стараясь исправить допущенную оплошность, — не принимайте это слишком всерьез. К тому же, должна заметить, истинных героев отличает повышенная скромность.

— Ах вот оно что! — Ладонь тронулась в обратном направлении, посылая все новые и новые токи. — И не забудьте еще, что обычно герои бывают значительно моложе.

— Пожалуй, — с готовностью согласилась Скай.

— Открою вам один секрет.

— Да? Какой же именно?

— Ноги у вас куда красивее, чем у обычных киногероинь.

— Спасибо. — И чего это ей понадобилось тянуть его за язык? Дурака валяет, конечно. Нет! — вдруг поняла она с пронзительной ясностью. По-настоящему ухаживает. Словно на свидании.

— И еще…

— Ну что там еще? — Явно он к чему-то клонит, и даже понятно к чему, и все равно Скай не могла устоять перед этим легкомысленным гоном.

— Как я уже не раз говорил, у вас чудесная, ну просто замечательная попочка.

— Ну хватит! — смущенно засмеялась Скай, стараясь скрыть краску, разом залившую все лицо. — Так где этот знаменитый подарок?

— На столе. Он ваш, только имейте в виду, что и я на свою долю претендую.

Бросив напоследок подозрительный взгляд, Скай устремилась к грубо сколоченному столу. При виде подарка у нее прямо слезы на глазах выступили — сколько же времени он потратил!

Это был гребень. Зубья неотшлифованные и торчат в разные стороны, но зато сделано прочно, из одного куска, и ручка есть. Стараясь сдержать дрожь в пальцах, Скай осторожно прикоснулась к гребню. Из чего он, интересно, вытесан?

— Черепаший панцирь, — отвечая на невысказанный вопрос, пояснил Кайл. — На берегу нашел.

Скай искоса взглянула на него. Лицо у Кайла оставалось непроницаемым, руки лежали на мускулистых бедрах.

— Чудесно! — прошептала она, вновь переводя взгляд на подарок. — Спасибо. — Гребень был не просто красив. Сделать такое с помощью одного лишь перочинного ножа — подвиг. Подвиг сострадания, подвиг любви.

Кайл подошел к ней вплотную и провел руками по спутанным волосам.

— Надеюсь, вы не сострижете их, когда выберемся отсюда? — проговорил он с улыбкой. — После бури у нас осталось достаточно пресной воды. Добавим немного кокосового масла, выдавим пару лимончиков и отлично помоемся.

Скай медленно кивнула, поспешно отводя взгляд. Снова они сближаются, и видит Бог, как ей этого хочется, но все равно страшно. Опасно прикасаться друг к другу. Но до чего же не терпится упасть к нему в объятия, ощутить вкус его губ…

«Самой себе-то не ври, — прикрикнула на себя Скай, — ведь не только этого тебе хочется…»

Конечно, не только, однако слишком уж растрепаны все чувства. Скай всегда казалось, что она любит Теда, и хотя с тем, что интимная близость не обязательно предполагает глубокое чувство, она готова была согласиться, все равно постель без любви — это что-то не то. И вот теперь приходится усомниться в собственных чувствах: а точно ли она любит Теда?

И в отношении своем к Кайлу Скай никак не могла разобраться. Она уважала его, восхищалась им. И даже когда хотела задушить или хотя бы заткнуть рот, чтобы не слышать дурацких шуток, все равно нуждалась в нем.

А теперь ясно — и становится все яснее, — что он ей нравится, по-настоящему нравится. Но любовь? Разве можно любить совершенно чужого человека? Даже если он волею судеб сделался на некоторое время самым главным в твоей жизни?

Или она просто боится полюбить? Правильно ли тянуться к тому, что так легко можно отбросить — или передать другому, — когда все кончится? Иное дело, что человек близкий — муж, жена, любовник — поймет и простит связь, завязавшуюся в таких необыкновенных обстоятельствах.

Скай подумала о днях и неделях, которые провела с Вирджинией и Стивеном незадолго до смерти брата. Частенько они выходили на прогулку, и Стивен всячески вышучивал ее отношения с Тедом. Никогда не судил, никогда не давал советов, но Скай чувствовала, что все это ему не нравится. А если спрашивала его прямо, он отвечал с легкой улыбкой, обнимая за плечи:

— Подлинное счастье невозможно пропустить, сестричка. Стоит ему только мелькнуть, сразу схватишь за хвост.

— Я счастлива с Тедом, — неизменно твердила Скай.

А Стивен замолкал, но в глазах его всегда оставался невысказанный вопрос: если так, то почему его нет рядом с тобой, почему вы не поженитесь?

Действительно, почему? Почему Теда нет с ней, особенно сейчас, когда так нужно, чтобы кто-нибудь ее утешил?

Иное дело, что с Тедом надежно. Когда возвращаешься домой, он всегда на месте. И она единственная женщина у него, что, между прочим, только усиливает чувство вины. А при мысли о Кайле ее, если честно, охватывает страх. Не верится, что она может стать для него единственной. А вилять хвостиком у ног сильного мужчины совершенно не хочется.

А Кайл по-настоящему сильный мужчина. У него были женщины, но всегда — на втором плане. Победы на этом фронте ему явно давались без труда; правда, расплачивался он честно, хотя формально до сих пор женат.

О Господи, как же не терпится поскорее выбраться отсюда! Оказаться подальше от человека, который пугает ее, притягивает, делает слабой. Тогда она забудет его, освободится от магнетического воздействия. На расстоянии блеск потускнеет.

Но на самом деле ей будет не хватать не блеска, да и не героической позы, без которой он себя, кажется, не мыслит. В глубине души Скай знала, что будет вспоминать мелочи — завитки выгоревших волос на длинных, огрубевших от работы пальцах; бронзовый оттенок кожи на широких плечах, когда на них падает солнце; глаза, в которых суровость мгновенно сменяется мягким обволакивающим светом. Никогда ей не забыть ироничной улыбки, смягчающей его словно из цельного куска мрамора высеченное лицо.

— Ну?

Что «ну»? Перед Скай внезапно открылась во всей своей обнаженности простая истина. Насколько она всегда внутренне сопротивлялась браку с Тедом, настолько хочет стать женой Кайла. А у него уже есть жена. Пусть он давно не живет с ней, пусть она где-то далеко, и все равно — жена. Может, он все еще места себе из-за нее не находит, а о разводе и слышать не желает, чтобы не допустить нового замужества любимой. Единственное, на что Скай может рассчитывать, — это на роль любовницы.

Господи, слова-то какие древние. Любовница. Падшая женщина.

Нет, она явно сходит с ума. Она не любит Кайла. Просто, оказавшись в этом странном раю, она стала жертвой собственной страсти. Надо заставить себя думать о Теде.

Неожиданно Скай поняла, что Кайл давно уже что-то говорит, а она не понимает ни слова. Не на него, а сквозь него смотрит.

— Извините, вы о чем?

— Попробовать, спрашиваю, не желаете?

Попробовать что? И давно это, интересно, она отключилась?

— Половить рыбу на острогу, — нетерпеливо сказал Кайл. — Черт, да вы ведь меня не слушаете, — засмеялся он.

— Верно, задумалась, — виновато откликнулась Скай. — Ну да, непременно попробую. Хотя за успех не ручаюсь.

Через несколько минут у нее в руках уже был длинный шест с остро заточенным наконечником. Неуверенно взглянув на Кайла, Скай последовала за ним к берегу.

— Да, забыл спросить, — остановился он. — Вы плавать умеете?

— Разве что умею.

— В любом случае ни на что не становитесь и даже не прикасайтесь ни к чему красному. Это так называемые огненные кораллы.

— Кораллы?

— Наш атолл окружен коралловыми рифами. Может, именно поэтому недавние гости не рискнули подойти ближе. Если нет опытного лоцмана на борту, запросто можно застрять.

— Ясно, — упавшим голосом заметила Скай. — Далеко нам еще?

— Да не особенно.

— Ясно, — повторила Скай. Кайл все еще ощущал дно под ногами, в то время как она уже несколько футов проплыла. — Ну и как, интересно, я буду орудовать этой штуковиной, если даже на ноги стать нельзя? — запричитала Скай и тут же захлебнулась соленой водой. Трудно было плыть и одновременно держать шест.

— Плывите живее, что-нибудь да попадется. — Кайл вдруг круто остановился. — Ну вот и коралл!

Скай увидела слегка выступающий над водой зазубренный по краям пласт, вокруг которого буквально бурлила жизнь — разноцветные рыбы и рыбки то и дело выскакивали из воды, тут же возвращаясь в свои таинственные пределы. — Не наступайте, — напомнил Кайл, — кораллы не только борт судна, они и ногу пропороть способны.

— Ну и дальше что? — недовольно поморщилась Скай.

— Подождать надо.

— Подождать! Думаете, я долго смогу так удержаться?

— Обнимите меня за шею.

Скай неохотно повиновалась. Кайлу хватало роста стоять как раз в том месте, где кончался песок В отличие от нее он за свои ноги явно не беспокоился или, может, рассчитывал, что и на огненном коралле нащупает более или менее гладкое место.

— Боюсь, не слишком-то у меня получается, — пробормотала Скай, взобравшись, по сути дела, Кайлу на плечи. Вся эта затея нравилась ей. Обвив руками его шею, а ногами талию, упираясь животом прямо в спину Кайла, Скай кожей ощущала, как от него исходят сильные мужские токи.

— Ничего, справитесь, — успокоительно заметил Кайл, пряча от нее широкую улыбку.

Но Скай почувствовала, что он смеется.

— Полегче, полегче, Тарзан. А то, как бы эта острога не в рыбину, а совсем в другое место не воткнулась.

— Это вы потише, — рассмеялся Кайл. — Всю рыбу распугаете.

— Ладно, в кого целиться-то?

— Да в кого угодно. Только постарайтесь не угодить в барракуду или акулу.

— В акулу? — Скай инстинктивно подалась к нему еще ближе, и Кайл почувствовал, что грудь ее так и вжалась ему в спину, на Скай была блузка, но казалось, он ощущает ее обнаженную кожу и твердые соски. Кайл наклонил голову, лишний раз порадовавшись тому, что девушка не видит его лица.

— Ну да, — промычал он, — знаете, это такие существа, они в океане плавают. Впрочем, не волнуйтесь, ни одной акулы я пока не видел, и если не будете трепыхаться да волну гнать, то, даст Бог, вас оставят в покое. Да и барракуда не тронет, если ее не разозлить. На самом деле нам нужен славный, жирненький морской окунь, если, конечно, он отважится сюда заплыть.

— А он что, замрет, если попросить хорошенько, да будет дожидаться, пока ему в бок острогу вонзят? — колко осведомилась Скай.

— Вообще-то я не надеюсь, что вы будете что-то в кого-то вонзать.

— Спасибо за доверие.

— Просто глядите в оба.

— Слушаю, сэр! — Вцепившись пальцами ему в шею, Скай вдруг с изумлением заметила, что к ним приближается большая рыбина. — Смотрите! — выдохнула она Кайлу прямо в ухо.

— Где?

— Да вот же, вот!

Действительно, справа от них проплывала довольно отвратительная на вид рыба, выглядевшая на пестром фоне резвящейся мелюзги совершенно бесцветной.

— Молодец! — в свою очередь прошептал Кайл. — Это как раз то, что нам нужно. Окунь!

Скай и глазом моргнуть не успела, как он мощно рванулся вперед, увлекая ее за собой. Фонтан соленой воды совершенно залил ей глаза, Скай закашлялась и начала отплевываться с такой силой, словно в рот ей целая цистерна залилась.

Переступив с ноги на ногу, Кайл резко перебросил Скай со спины на грудь, а сзади него теперь извивалась на острие успешно загарпуненная добыча.

— Это вы ее увидели! Чего фонтан пускаете — не ожидали, что ли?

— Прошу прощения, — пробормотала Скай, по-прежнему ощущая пальцами токи мужского тела.

— Не за что, в следующий раз будете бдительнее.

Кайл двинулся к берегу, волоча за собой женщину и рыбу. Скай молча опустила голову. А будет ли он, этот следующий раз? Холодная война закончена? И если заключено перемирие, к чему все в конце концов приведет?

Поближе к берегу она расцепила руки, все еще сомкнутые у нега на шее, и несколько футов проплыла самостоятельно, откинув назад, перед тем как выйти на берег, упавшие на глаза волосы.

— Пойду соберу хворост для костра, — поспешно заявила она.

— Валяйте, — подбодрил ее Кайл. — Да несколько сучьев побольше притащите, а то у нас дрова кончаются.

Тронувшись было в сторону леса, Скай вдруг остановилась и тревожно повернула голову. Кайл уже ловко разделывал рыбу перочинным ножом.

— Кайл!

— Да?

— А нам ничто не грозит? Как вы думаете, эти бандиты, заметив огонь, не вернутся?

— Да ни за кем они не охотятся, Скай. — Кайл на секунду оторвался от работы и улыбнулся. — Им вообще не с руки встречаться с людьми. Да и вернутся не скоро. Партию они перегрузили изрядную, так что надо надеяться — если, конечно, у них есть какое-то расписание, — что, когда снова появятся, нас здесь уже не будет. Все нормально.

Закусив губу, Скай некоторое время смотрела на него и, в конце концов, решила поверить. Ладно, надо заняться делом. Наполнив выдолбленные орехи водой и нагрузившись фруктами, Скай принялась собирать на стол. Время от времени они прикладывались к рому и бургундскому, но Кайл сказал, что увлекаться не стоит, лучше приберечь спиртное для медицинских надобностей.

Помимо иных своих талантов, Кайл, как выяснилось, прекрасно стряпал, даже если вместо плиты под рукой всего лишь костер. Сидя на грубо сбитом табурете и накалывая куски рыбы вилкой о двух зубьях, Скай думала, что все-таки ей удивительно повезло. Легкая дрожь пробежала по ее телу. Могло ведь быть куда хуже, даже при том, что из обломков самолета она выбралась. Ощутив внезапный прилив благодарности к Кайлу, Скай осторожно заговорила.

— С вами, наверное, приятно иметь дело. Многим, должно быть, вас недостает.

— Надеюсь. — Кайл отправил в рот очередную порцию рыбы. — Брат, сын, служащие…

— Жена, — против воли вырвалось у Скай.

— Жена? — Кайл изумленно поднял брови. — Вот уж кто меньше всего слезы льет. Насколько я знаю Лайзу, — равнодушно продолжал он, — она ждет не дождется, когда наконец официально объявят, что меня нет в живых. В общем, только радуется моему исчезновению.

— Но почему? — смущенно спросила Скай.

Кайл запнулся на секунду и отхлебнул воды.

— Видите ли, в прошлый вторник мы должны были подписать все бракоразводные документы. Поэтому я, собственно, сам и полетел с вами. Показалось, так будет удобнее и быстрее.

Скай почувствовала, что ее охватывает любопытство. До сих пор они избегали обсуждать любые подробности личной жизни, но сейчас вдруг захотелось поговорить. Интересно, насчет развода — это правда? Или обычная уловка?

— Если вы уже десять лет как не живете вместе, — небрежно спросила она, — почему только сейчас решили разводиться?

— А вас это интересует? — лукаво улыбнулся Кайл.

— Ну надо же о чем-то говорить, — вспыхнула Скай.

— Пожалуй. — По-прежнему улыбаясь и сцепив руки за головой, Кайл немного откинулся на табурете. — Я-то лично развелся бы еще двадцать лет назад. Но десять лет мы прожили с женой вместе — из-за сына. Потом расстались. К тому времени Лайза уже привыкла к большим деньгам и просто так отпускать меня не хотела. А меня это, в общем-то, не очень волновало. Наоборот, даже удобнее, когда формально ты женат. А теперь Лайза решила, что лучше сразу получить крупную сумму, чем считаться замужней. Ну и я не прочь сбросить наконец оковы. А Крис давно уже взрослый — поймет.

— Крис — это ваш сын?

— Ну да.

— И сколько же ему?

— Двадцать.

— Ясно, — пробормотала Скай.

— Чувствую, чувствую, как у вас колесики в мозгу вертятся, мисс Дилани, — рассмеялся Кайл. — Да, я женился на Лайзе, потому что она была беременна. Особой любви между нами никогда не было. Теперь ваша очередь.

— Что?

— Ваша, говорю, очередь.

Скай опять покраснела, понимая, что он собирается допросить ее насчет Теда, и уже мучительно подыскивала какие-нибудь общие уклончивые ответы.

— Стивен, — мягко произнес Кайл, сочувственно глядя на нее. — Расскажите мне о брате.

Скай опустила голову и принялась играть вилкой, странно задетая его непритворным интересом.

— Мы с ним близнецы, — спокойно проговорила Скай и сама удивилась, как легко дается ей этот разговор. — И всегда были очень близки. После смерти родителей у нас с ним никого не осталось. И дело мы начинали вместе. С Вирджинией мы подружились еще до того, как она вышла за Стивена, собственно в школе, и даже после того, как они перебрались в Австралию, часто наведывались друг к другу.

— От чего он умер?

— От рака.

— Наверное, совсем молодым?

— Да, ему было всего двадцать пять, — тяжело вздохнула Скай. — Он умер ровно год назад. — Она смотрела на Кайла не отрываясь, словно завороженная. Хотелось, как это ни дико, продолжать разговор. С Тедом она никогда о Стивене не заговаривала, а вот сейчас не может умолкнуть…

Скай рассказала Кайлу, как годами Стивену делали химиотерапию, облучали, вводили кобальт. О том, как отчаяние сменялось надеждой. Об удивительном оптимизме Стивена. О его любви к жизни. О том, что только однажды он потерял самообладание…

Кайл молча слушал, все больше и больше проникаясь — чего раньше с ним никогда не случалось — состраданием к этой женщине. И чем дальше, тем яснее ему становилось, что и она ни с кем еще не разговаривала на эту болезненную тему с такой откровенностью. И что на самом-то деле, если говорить всерьез, никакого мужчины в ее жизни нет.

Когда Скай наконец замолкла, он медленно поднялся, вплотную подошел к ней и взял ее за подбородок. Не в силах отвести от него глаз, Скай с непонятной отстраненностью смотрела, как медленно приближаются к ней его губы. Она была готова принять их, захлебнуться, задохнуться в его сильных мужских объятиях. Но прикосновение получилось беглым, едва заметным. Кайл лишь провел кончиком языка по ее нижней губе и, хотя по-прежнему зеленоватые глаза полыхали огнем, выпустил.

— Надо подбросить хвороста, — сказал он, грустно улыбнувшись, — пусть горит всю ночь.

С этими словами Кайл поднялся. Скай заворожено смотрела вслед его фигуре, удаляющейся в сторону берега, откуда доносилось глухое ворчание набегающих волн.

— Куда это вы? — запоздало спросила она, ругая себя за то, что опять так распустилась, и, чувствуя в то же время, что отношения их как-то неуловимо переменились. Надо стряхнуть с себя наваждение, со страхом подумала она. Но Боже, как же он ей нужен…

— Пойду поплаваю немного.

— Но ведь уже темно.

В ответ Кайл лишь присвистнул, но получилось это у него как-то неестественно.

— Вижу, что темно. Все равно хочется искупаться.

На самом деле ему не хотелось — нужда погнала. Надо было хоть как-то сбросить напряжение, погасить нарастающее желание.

Кайл чувствовал, что Скай готова уступить.

Но время еще не настало. Надо дождаться, пока она сама с открытыми глазами и без всякого принуждения отдастся ему. И еще надо, чтобы исчезли все призраки, не пускающие их друг к другу.

В собственных чувствах Кайл до конца разобраться не мог, но одно он знал точно: такого с ним в жизни еще не случалось.

И еще, никому он эту женщину не отдаст.

Глава 6

Что-то по ней ползло. Моргая изо всех сил, Скай ощущала, как это «что-то» медленно поднимается вверх от лодыжки к бедру.

Скай резко распрямилась и, сведя брови в тонкую нитку, стала подозрительно оглядываться — благо уже рассвело.

Жук. Закованный в темно-коричневый панцирь, в добрых два дюйма длиной, выставив наружу усики-антенны, упрямо продолжал свой путь наверх.

Лицо Скай исказилось от ужаса.

— О Боже! — вскрикнула она, вскакивая на ноги и одновременно пытаясь стряхнуть насекомое Скай промахнулась, но жук, расправив крылышки, взлетел и начал кружить вокруг нее, то почти касаясь локтя, то отлетая подальше.

Беспорядочно размахивая руками, Скай продолжала кричать. Вообще-то насекомых она не боялась, но, знаете ли, когда вы вдруг просыпаетесь и видите, что по вам ползет такое страшилище…

Разбуженный ее криками, Кайл тоже вскочил на ноги и принялся озираться, готовый отразить любое нападение.

— Что такое, что случилось? — Он непонимающе уставился на Скай, продолжавшую исполнять нечто вроде ритуального танца.

— О Боже! Он у меня в волосах! — взвизгнула Скай и стрелой понеслась к берегу.

Все еще не понимая, что происходит, Кайл рванулся вслед и догнал ее уже на мелководье: опустив голову в воду, Скай что-то яростно выдирала из волос. Кайл рывком поднял ее и крепко ухватил за плечи.

— Да в чем дело? — По-прежнему ничего не понимая, Кайл попытался придать голосу побольше твердости. — Что в конце концов случилось?

— Улетел? Улетел? О Боже, я все еще ощущаю его! — Обнаружив недюжинную силу, Скай вырвалась из рук Кайла и снова нырнула головой в воду.

«Нет, она явно обезумела», — подумал Кайл и, подавляя раздражение, опять поднял ее на поверхность, на сей раз с такой силой сдавив плечи, что уж не пошевелится.

— Да кто должен был улететь-то? — Кайл настороженно посмотрел прямо в широко раскрытые глаза Скай.

— Нет, вы проверьте сначала, — требовательно сказала она.

Кайл хмуро принялся расчесывать ей волосы, отыскивая сам не зная что. Убедившись, что там ничего нет, он повторил свой вопрос:

— Так что там?

— По-моему, это был таракан, — задрожав от отвращения, ответила она.

— Таракан? — вскричал Кайл, яростно встряхивая ее за плечи. — И весь этот шум, который мне десяти, наверное, лет жизни и седых волос стоил, из-за какого-то несчастного таракана?

— Это не обыкновенный таракан! — огрызнулась Скай. — Он летает!

— О Господи, еще не легче! Да это же майский жук. И из-за этого безобиднейшего существа вы меня до полусмерти напугали?!

— Да, но он заполз мне в волосы! — крикнула Скай, дивясь его бесчувственности. — Он копошился там! Жуть!

И тут, взглянув на ее перекошенное лицо, на горящие глаза, спутанные волосы, Кайл расхохотался, да так неудержимо, что даже отпустил ее, заковылял к берегу и повалился на песок.

Скай посмотрела ему в спину и, закусив губу, с видом оскорбленного достоинства тронулась следом. Кайл все никак не мог успокоиться.

— Ну и ну, — недоверчиво повторял он, — и все из-за какого-то жучка.

— Ничего смешного! — отрезала Скай, поддерживая намокшие шорты.

— Не скажите. — Несмотря на все усилия, Кайл никак не мог заставить себя успокоиться.

Честно говоря, Скай тоже хотелось смеяться. Его стройное, мускулистое, загорелое — на фоне светлого песка это особенно бросалось в глаза — тело, веселые огоньки в глазах, налипшие на лоб влажные волосы, отросшие теперь чуть не до самых плеч, — все это сегодня особенно неудержимо привлекало ее, придавало ему, несмотря на спутанную бороду, какой-то очаровательно-мальчишеский вид. Его изогнувшиеся в улыбке чувственные губы вроде бы звали ее, загадочно манили. Почему бы не рассмеяться вслед за ним, не прилечь рядом?

Но она не рассмеялась. И не прилегла. Слишком многое все еще сдерживало ее. И от этого было больно. И вкупе с только что испытанным и смешным, возможно, страхом и вообще со всем так неудачно начавшимся днем боль эта свинцовой тяжестью легла ей на плечи.

Скай вдруг подумала, что никогда, никогда ей не выбраться отсюда. И с каждым днем будет только хуже и хуже. Дома с ней наверняка уже распрощались. Опять налетит буря, и даже если удастся выжить, это не имеет значения, ибо снова появятся торговцы опиумом и, вполне вероятно, на сей раз расправятся с ними.

Не говоря ни слова, Скай круто повернулась и побрела в хижину. Она даже не плакала — просто ощущала какую-то пустоту во всем теле. Ничего подобного раньше ей испытывать не приходилось.

Кайл посмотрел ей вслед, и улыбка постепенно исчезла с его лица. Что с ней происходит, ведь вроде ни умом, ни чувством юмора не обделена и даже над собой посмеяться не прочь.

«А впрочем, — решил Кайл, — может, просто не в настроении. Пройдет». Во всяком случае, он с такими плаксами возиться не намерен. Пусть как-нибудь сама управляется со своими капризами.

Кайл уже заканчивал нехитрый завтрак — бананы и молоко из кокосовых орехов, — а Скай все еще не выходила. Она оставалась в хижине, пока он споласкивал руки и яростно чистил зубы. Едва сдерживая раздражение, Кайл наконец плюнул и отправился в лес — как обычно, на поиски оставшихся, возможно, от самолета кусков обшивки и железа.

Вернулся он через несколько часов усталый и злой — опять ничего не нашлось. Одного беглого взгляда было достаточно, чтобы убедиться: Скай в хижине нет. Впрочем, вот она: сидит на берегу и смотрит куда-то вдаль, на безбрежный океан.

За целый день и пальцем не пошевелила, сердито подумал Кайл. Пресная вода почти кончилась, фрукты тоже, а грязная посуда, которую он с таким трудом смастерил, все еще на столе. И ведь практически всю тяжесть здешней жизни он взял на себя, что там от нее требуется — ерунда, и вот вам пожалуйста, даже с этим из-за какого-то каприза справиться не может.

Он решительно двинулся в ее сторону.

— Какого черта вы здесь расселись?

По-прежнему вглядываясь куда-то вдаль, Скай даже головы не повернула.

— Ну что ж, какое все это имеет значение…

— О чем это вы? — взорвался Кайл.

— Какое значение имеет… — равнодушно повторила Скай. — И зачем суетиться, делать что-то…

— Боюсь, не понимаю вас, — сказал Кайл скорее растерянно, чем сердито.

— Дело того не стоит, — монотонно продолжала Скай, словно не слыша и не замечая его. — Это как лечение: лечишься, лечишься — и что толку?

Мысли у Кайла лихорадочно заметались. Возбуждение у нее явно прошло, теперь ей просто ни до чего нет дела. И этот несчастный жучок тут ни при чем — просто последняя капля. Аварию, бурю, появление контрабандистов она перенесла, но, видно, это отняло слишком много душевных сил. И сейчас у девчонки не просто нервный срыв: поволновалась — и все прошло.

— Теперь понятно, — медленно проговорил Кайл. — Вам просто не хочется больше жить, верно?

— Лучше уж смерть, — слегка передернула плечами Скай, — чем медленное загнивание.

«Дело серьезное», — подумал Кайл. Их совместные злоключения каким-то образом связались в сознании Скай с болезнью брата, и теперь ей кажется, что каждый день приближает их к неизбежному концу. Так какой же смысл барахтаться.

Надо что-то делать. Не раздумывая особо, Кайл наклонился, рывком поднял ее на ноги и встряхнул так, что у Скай голова запрокинулась.

— Стивен умер, стало быть, и вам туда дорога, так, что ли? — У Скай гневно засверкали глаза, она уже собралась было дать достойный отпор, но Кайл не позволил ей произнести и слова. — Ну так вот, мадам, я пока жив, да и вы тоже. И все не так уж страшно. Мы вместе, у нас вода, пища и крыша над головой. И даже если на то, чтобы отыскать нас, потребуются годы, все равно ничего не случится. И никуда не денешься: вам предстоит научиться жить, и бороться за жизнь, и еще меня обихаживать — ибо я-то хочу жить!

Не умолкая, Кайл немного ослабил хватку, но лишь для того, чтобы расстегнуть на ней блузку. Попытки остановить его были тщетными.

— Эй, что это вы делаете? Я же говорила, не хочу…

— А мне наплевать на ваши желания! — отчеканил Кайл. — Сейчас мы с вами как следует окунемся, а потом вымоем ваши волосы, и отныне вы будете за ними ухаживать как полагается, потому что мне так хочется!

Кайл действовал так стремительно, что Скай не успевала воспротивиться его движениям. Приладившись поудобнее, он рывком стянул с нее блузку и отшвырнул куда-то в сторону. Пытаясь хоть бюстгальтер удержать на месте, Скай осталась на секунду совсем беззащитной и тут же, получив подсечку, полетела на землю. Попытка отстоять шорты оказалась столь же неудачной — Кайл просто встряхнул ее как следует, так что голова закачалась, словно былинка на ветру Тяжело дыша и все еще не понимая, что происходит, Скай прохрипела:

— Немедленно прекратите! Оставьте меня в покое! Да как вы смеете!

— А что такого? — осведомился он. — Не вижу, кто бы мог мне помешать.

Кайл на мгновение отпустил ее и под ошеломленным взглядом Скай поспешно скинул шорты и трусы. Она машинально отметила про себя, что на фоне тех частей тела, что обычно остаются прикрытыми, он выглядит особенно загорелым. Придав лицу грозное выражение, Кайл вновь накинулся на нее, и опять-таки Скай не удалось принять надежных мер к самозащите. Не успела она и на дюйм отползти в сторону, как Джаггер грубо обхватил ее за талию, потащил в воду и, не обращая никакого внимания на яростное сопротивление, с силой опустил головой в воду и держал так до тех пор, пока она не перестала дергаться. Лишь после этого Кайл поднял ее и взял на руки.

— Ну как, мисс Дилани? — весело осведомился он.

В ответ Скай разразилась потоком ругательств.

— Ну ладно-ладно. — Кайл немедленно парализовал ее отчаянную попытку обрести свободу. Для этого ему оказалось достаточно лишь чуть теснее прижать ее к груди и вновь окунуть в воду. На сей раз, когда ее подняли, Скай уже не дергалась, только дрожала от ярости и возмущения.

Все происходящее заставило ее полностью забыть недавнюю угнетающую душевную слабость. Стало совершенно ясно, что она попала в руки безумца, и теперь мысли Скай лихорадочно метались в поисках выхода. Грудь ее тяжело вздымалась, руки сжались в кулаки, ногтями она вцепилась в ладони. Меж тем под ее яростным взглядом Кайл набрал в пригоршню воды, выплеснул ей на плечи и сильно провел рукой, словно в руке у него был кусок мыла. Стоило его пальцам мягко прикоснуться к соскам, как прерывистое дыхание утихло и Скай на мгновение застыла. Кайл по-прежнему гипнотизировал ее прямым, вызывающим взглядом. А ладонь его продолжала неторопливый спуск, задерживаясь на животе, затем совершая круговые движения в районе бедер, углубляясь в потаенные места, где подрагивала волнующаяся плоть. Скай застонала, но у Кайла это вызвало лишь плотоядную улыбку. Скай отчаянно рванулась, пытаясь преодолеть двойное сопротивление — его и воды, — но дело была безнадежным: Кайлу не стоило ни малейших усилий удержать ее.

Подхватив Скай на руки и не обращая ни малейшего внимания на яростные рывки, Кайл вышел на берег. «Похоже, энергия иссякает», — с улыбкой подумал он, с удовлетворением отметив про себя, что его железная хватка оказалась вполне надежной. А ведь Скай хоть и птичка-невеличка, а силенки есть, особенно если разойдется.

— Немедленно отпустите меня! — выдохнула она.

— Всему свое время. Мы еще с волосами не разобрались, — весело откликнулся он, усаживая Скай на табуретку.

Она попыталась было подняться, но под тяжестью его ладоней тело словно прилипло к поверхности. Не отпуская ее, Кайл потянулся за самодельным шампунем и принялся с силой втирать его ей в волосы, что привело Скай уже в, совершенное неистовство — что только, впрочем, и удерживало ее от слез.

— Ну, теперь лучше глядите в оба, — прошипела она. — За все, за все заплатите, это я вам обещаю.

— Так, похоже, достаточно, — не обращая ни малейшего внимания на ее угрозы, сказал Кайл. — Осталось только промыть. Схожу-ка за водой. Впрочем… — он намотал на ладонь прядь ее волос, — пошли-ка лучше вместе.

Почувствовав, что ее поднимают с места и тащат куда-то, Скай вскрикнула. Подтянув Скай к выдолбленному стволу, приспособленному под корыто для пресной воды, Кайл перебросил ее через край и с ловкостью профессионала принялся за дело.

Это было нелегко — кое-что отвлекало: взгляду мастера открылась длинная изящная загорелая шея клиентки, мягко переходящая в холмики высоких полных грудей. Приглаживая и отжимая одновременно волосы, Кайл наконец отпустил свою жертву.

— Ну что, все наконец? — сквозь зубы проговорила Скай, по-прежнему пылая яростью. — Теперь довольны?

— Что значит «все»? — медленно покачал головой Кайл. — Да мы с вами только начали, мадам.

— Прочь отсюда!

По-прежнему оставив без внимания и крики, и яростные телодвижения, Кайл легко поднял ее на руки и решительно зашагал к хижине. «Судя по твердому взгляду, не скажешь, что его мучит совесть», — подумала Скай, но это, может, и к лучшему. Даже если Кайл не хотел заводить дело так далеко, все равно она готова была растерзать его на части.

И чем быстрее, тем лучше.

— Послушайте меня, мадам, — отрывисто бросил Кайл, — послушайте и постарайтесь запомнить. Теперь все будет иначе. Мы — партнеры. Две части — мотайте, мотайте на ус — целого. Если нам суждено провести остаток жизни на этом островке, что ж, я сделаю все возможное, чтобы облегчить ее вам и от вас, черт возьми, ожидаю того же.

С этими словами Кайл бесцеремонно швырнул ее на циновку. Скай живо откатилась в сторону, но он плюхнулся рядом и изо всех сил прижал ее к себе. Скай успела лишь заметить его лицо — жесткое и решительное.

Грубо, настойчиво, требовательно он впился ей в губы, но боли причинить явно не хотел, и вот уверенная в себе сила сменилась легкой завлекающей игрой. Он слегка прикусил ее губы, провел по ним языком, тут же ощутив ответную дрожь. Левой рукой зарылся в ее влажные волосы, правая решительно отправилась в путь по телу, передвигаясь постепенно от плеч, через мягкий овал спины, все ниже и ниже. Словно ненароком, но твердо и решительно его правая нога внедрилась между ее бедер.

По прошествии времени Скай и не сказала бы, когда именно оставили ее воля и способность к сопротивлению. Эту волю полностью подавили удивительно нежные, обволакивающие прикосновения. Он был повсюду — одной рукой мягко перебирал волосы и поглаживал ее голову, другой безошибочно и неустанно находил самые чувствительные места. Когда все это начиналось, Скай испытывала бесконечное одиночество, потом Кайл довел ее до бешеной ярости, она готова была его убить. Теперь прошло и то и другое. Скай хотела его, он был ей нужен — с самого первого дня. И остров тут совершенно ни при чем. Если б он встретился ей в толпе, инстинкт бы все равно сработал, ее притянуло бы к нему как магнитом. Неведомое, невиданное прежде существо, и тем не менее нутром Скай знала, что встреча с ним окажется удивительной и прекрасной. И чутье ее не обмануло — в действительности все оказалось именно так, как она и предвкушала.

Руки девушки обвились вокруг его шеи, пальцы слегка запутались в прикрывающих ее темных густых волосах. Она заворожено прикоснулась к его щеке, провела ладонью по щетине, скользнула вниз, ощутив бугры напрягшихся на плечах мышц. Кайл оторвался от ее губ и прижался к тревожно пульсирующей жилке на шее.

Если он сейчас уйдет, подумала Скай, вот тогда ей действительно будет плохо и одиноко.

Однако же никуда Кайл уходить не собирался. Мягкое прикосновение ее рук, призывно приоткрытые губы — все это убеждало в том, что Скай хочет его так же страстно, как и он ее, и это замечательно, ибо на сей раз он просто не может заставить себя от нее отказаться. Он опьянел без вина, голова кружилась. Грудь безупречной формы, уютно покоящаяся в его ладони, тонкая талия, гибкие бедра, содрогающиеся в предвкушении наслаждения, — эта женщина вся, до последней клеточки, предназначена одному ему. И кожа такая, что ни к чему не придерешься, даже палящее солнце и дикая природа ничуть не лишили ее удивительной, неповторимой мягкости. Ноги длинные и на редкость соблазнительные для такой миниатюрной фигуры. Кайл вздрогнул, почувствовав, как они раздвигаются.

Скай в жизни не поверила бы, что способна так потерять голову, и вот вам пожалуйста. Впрочем, нет, мелькнуло в ее затуманившемся сознании, все-таки не потеряла. Можно ли говорить о безумии, когда так страстно желаешь чего-то и все чувства так обнажено обострены? Иное дело, что испытываешь такое ощущение, словно все мыслимые измерения куда-то исчезли и ты паришь — поначалу медленно, а затем тебя подхватывает вихрь и увлекает куда-то наверх, где существует только страсть, сжигающая обоих. Движения Скай были совершенно автоматическими — она просто мгновенно откликалась на желания партнера; так, едва прикасаясь к клавишам, извлекаешь мелодию, сначала нежную, а затем громкую, сначала еле слышную, а потом оглушительно-мощную. Начав с бурной атаки, Кайл действовал теперь неторопливо, с мучительной медлительностью подводя и себя, и Скай к пику страсти. Зубы его мягко касались отвердевших сосков, губы впитывали нежность кожи, и от этой ласки тело Скай вспыхивало жарким огнем, а внутри все клокотало и переворачивалось. Она впилась длинными пальцами ему в плечи и не сдержала хриплого вздоха.

Кайл неторопливо ощупал другой холмик, затем поднял голову; во взгляде его, устремленном на полузакрытые миндалевидные глаза Скай — никогда еще они не были такими чудесными, такими загадочными и соблазнительными, — горела неутоленная страсть.

— Ты прекрасна, — чуть слышно прошептал он, продолжая жадно ласкать ее. А потом и взгляд, оторвавшись от лица, последовал за руками, фиксируя малейшие содрогания послушного и жаждущего тела. Кайл забормотал что-то, и признания его, слова, невнятные и жаркие, только добавили ласке огня.

— Кайл, — с трудом выдохнула она и захлебнулась, почувствовав, как его нервные пальцы приближаются к самому нежному месту.

— Люблю тебя, всю люблю, — прошептал он, все теснее прижимаясь к ней.

Скай открыла глаза, но взамен ответного признания раздался лишь приглушенный крик; тела их слились в одно. Скай почувствовала, как в нее врывается могучее пламя, как свет слепит глаза, словно душа и тело, найдя друг друга, задрожали в едином порыве чистой страсти.

В любви Кайл был требователен, настойчив, даже груб — безжалостный завоеватель — и в то же время удивительно ласков и нежен. Сплетя руки у нее за головой, он жадно впивал тайную сладость ее губ. Вулкан, землетрясение, стремительное восхождение в рай земной — вот что такое его всепоглощающая любовь. И когда Скай оказалась подхваченной этим потоком, все остальное исчезло. Ничего подобного прежде она не испытывала.

Финал был подобен мощному раскату грома. Долго еще Скай вздрагивала, медленно, шаг за шагом, возвращаясь в этот мир, в эту хижину, на это песчаное ложе. Да, никогда прежде не испытывала она такой обжигающей страсти, никогда не чувствовала такого изнеможения.

Кайл все не отпускал ее, ласково поглаживая по щеке. Минута шла за минутой, а они не размыкали объятий. Скай смутно отметила про себя, что дневной свет из ярко-голубого превратился в бархатисто-индиговый. Жара спала, и Скай сделалось зябко, она даже вздрогнула. Кайл теснее прижал ее к себе, щедро оделяя запасами тепла.

Все еще пребывая в полудреме, Скай прикрыла веки и буквально растворилась в нем, чувствуя, как краска постепенно заливает ее и без того пылающее лицо: подумать только, что он нашептывает ей на ухо, а она отвечает и, отпустив тормоза, дает ему все, что он хочет.

Скай изо всех сил зажмурилась, словно стремясь отгородиться от действительности. Слишком хорошо ей было, чтобы задумываться о происшедшем. Все, чего ей хотелось, — это просто уснуть в объятиях мужчины, который только что взял ее, мужчины, которого она хотела с первой же минуты их встречи. Когда Скай проснулась, голубой бархат ночи уже исчез, хижину освещали первые лучи розового рассвета. Рука Кайла все еще покоилась у нее на груди, нога небрежно переброшена через ее колено. Скай осторожно высвободилась и вышла наружу. Из-за горизонта медленно поднималось солнце. День обещал быть ярким, безоблачным и тихим.

А мысли Скай, напротив, беспорядочно метались, так что ей, сейчас, пожалуй, буря была бы ближе по настроению. Ее сжигало чувство вины — вины тем более горькой и мучительной, что она не просто предала Теда, но еще и испытала сладость от этого предательства. Даже сейчас Скай не могла более или менее четко восстановить его облик в памяти. Все еще содрогалась при одной только мысли о Кайле.

Скай глубоко и порывисто вздохнула. Дело усугублялось еще и тем, что Кайл женат, пусть и живет отдельно. Ему-то на это наплевать — сам признался, что у него было много женщин. Так чему же радоваться? Получается, она, Скай, — просто еще одна из его побед в весьма длинном перечне.

И на все это наслаивалось еще одно ощущение, которое-то и пугало ее больше всего. Скай была счастлива, как никогда в жизни. Она стала частью Кайла. Он взял ее, наполнил до самого донышка и теперь не отпускает.

И от этого делалось жутковато.

Получается, что она, Скай, всегда такая независимая, привыкшая полагаться на себя, теперь, напротив, совершенно порабощена чужой волей. Кайл сделался для нее чем-то вроде наркотика; он не просто обольстил ее — превратил в законченную наркоманку. Ведь как бы ни была она смущена и напугана, какое бы чувство вины ни испытывала, ее тянет к этому человеку, и тянет неудержимо.

Скай медленно побрела к грубо сколоченному столу и оглядела его рассеянным взглядом. Посредине лежал черепаховый гребень. Взяв его негнущимися пальцами, она машинально принялась расчесывать спутавшиеся волосы. Как ни странно, созданная Кайлом смесь кокосового масла и лимонного сока произвела должный эффект: волосы сделались мягкими и податливыми. А гребень явно рассчитан на длительное пользование. Не зря Скай занялась волосами — отвлекает от переживаний. К тому же волосы наконец пришли в божеский вид и мягкими волнами ниспадали на плечи и грудь. Правда, отложив гребень, Скай все равно лишь криво усмехнулась: ощущение пришибленности так и не пропало.

Оно и неудивительно. Лицемерием Скай не страдала и готова была признать, что многое из сказанного Кайлом — чистая правда. Взять хоть ее взаимоотношения с Тедом. Она всегда держала его на расстоянии. Да, Тед — чудесный человек, она его любит, но эта любовь не захватывает ее целиком. С ним хорошо, славно, вот и все. И в постели тоже — всего лишь приятно, не более того, головы не потеряешь.

Скай почувствовала резь в глазах — слезы наворачиваются. Возвращение предстоит трудное, это уж точно. Придется сказать Теду, что всему тому, что было, — конец. Как будет дальше складываться жизнь, что принесет будущее, не известно, но вернуться к Теду, когда все твое существо тянется к другому мужчине… Нет, это невозможно. Даже представить себе, что он просто прикоснется к ней, трудно, когда чувствуешь, что тебя так неудержимо влечет к другому, к тому, кто налетел внезапно, как буря, и опалил, как огонь.

Скай впилась ногтями в ладони, но боли не почувствовала. Кайл говорил ей такие слова, они все еще звучат в ушах, и все еще вызывают краску на щеках, и по-прежнему заставляют ощущать свое женское естество.

И все равно — Джаггер по-прежнему чужак, и, когда все останется позади и они вернутся домой, разрыв неизбежен: слишком уж он самоуверен, слишком подавляет ее.

А Скай это не нравилось, ей вовсе не хотелось быть чьей-то собственностью. Кайл решителен и требователен. Тед, напротив, мягок и терпим. Ни на чем никогда не настаивает, всегда все понимает. Всегда готов уступить.

Так что же стоит меж нами, что мешает принять его целиком, терзалась Скай. Почему за одну только ночь она стала Кайлу ближе, чем Теду за все время знакомства?

Закусив губу, Скай вдруг сообразила, что, предаваясь тяжким размышлениям, так и не оделась. Черт, где же осталась одежда? В хижине, наверное. А ведь после того, что произошло ночью, и подумать страшно, что она покажется перед Кайлом совершенно нагой. Скай на цыпочках, едва ступая, вернулась внутрь.

Кайл еще не проснулся. Теперь он лежал на спине, подложив под голову согнутые в локтях руки. Скай задержала на нем взгляд: четкий рисунок скул, квадратная челюсть, крупный прямой нос — красивое лицо, которое и отросшая борода ничуть не портит. Вокруг глаз собрались крохотные морщинки, темные ресницы забавно сплелись, образуя нечто вроде полумесяца. Отметила Скай и изогнутые брови, и пряди волос, упавшие на лоб.

Взгляд Скай скользнул ниже, вбирая в себя все изгибы безупречной фигуры. Что странного в том, что она, сама того не желая, испытала извечное женское чувство удовлетворения от того, что прижималась к этой широкой груди, прикасалась к этим буграм мускулов, не опавшим и во сне, впитывала их мужественную силу?

Скай невольно наклонилась и откинула ему волосы со лба. И — внезапно вскрикнула. Оказывается, он вовсе не спит. Насмешливо вздернув брови, Кайл потянулся, крепко ухватил ее за колено и потянул к себе.

Поспешно скрестив руки на груди, Скай неловко попыталась прикрыть наготу и, не удержавшись, упала прямо ему на грудь.

— Эй, чего это ты? — Кайл не удержался от смеха, глядя, как она поспешно отползает в сторону, пытаясь завернуться в смятую простыню.

— Я… я… одежду ищу.

— Ах вот как? — Кайл приподнялся на локте. — Так она на берегу валяется. И тебе это прекрасно известно.

Ну конечно, на берегу, где же еще?

— Забыла, — смущенно поморщилась Скай, опуская ресницы.

— Понимаю-понимаю.

Сговорчивость Кайла явно свидетельствовала о том, что он ей не поверил. Надо бы отбрить его как следует, но Скай, честно говоря, просто побоялась посмотреть ему в глаза. Получается, как она и думала, — даже взглянуть на него трудно.

— Ну, как самочувствие? — Кайл слегка притронулся к ее подбородку.

Скай сразу вспомнила, что только вчера еще подумывала о самоубийстве.

— Все хорошо, — поспешно откликнулась она, ощущая сквозь сомкнутые веки его участливый взгляд — Правда, правда, все хорошо. Даже стыдно — вела себя вчера как ребенок.

— Ничуть не как ребенок, — с улыбкой отозвался Кайл, ладонь которого направилась по привычному уже маршруту: от подбородка к плечам и далее, отбросив по пути мешающую простыню, которую она с упорством натягивала на себя, к соскам, сразу отвердевшим при его прикосновении.

— Кайл, — придушенным голосом произнесла Скай, вновь хватаясь за спасительную материю, — пожалуйста, пожалуйста, не надо.

Ладонь застыла. Скай мгновенно ощутила охватившее его напряжение.

— Почему?

— Ничего не изменилось, — слабо прошептала она, по-прежнему избегая смотреть на него.

— Все изменилось. Ты теперь моя!

— Да нет же. — Скай наконец посмотрела прямо на Кайла, отчаянно пытаясь сбросить с себя наваждение, побороть собственные чувства, только бы вновь не покориться силе, которой она не могла противостоять. — Эта ночь ничего не значит, ты просто вынудил меня…

— Чушь! — резко бросил он. — Сначала — может быть, но потом-то ты сама…

— Я просто вообразила, что рядом со мной Тед, — выдохнула Скай.

Он напрягся еще сильнее, просто застыл, а потом — последовал взрыв. Смятая простыня полетела в сторону, и они оба оказались друг перед другом во всей неприкрытой наготе. Под его обжигающим взглядом Скай почувствовала, как ее сотрясает крупная дрожь.

— Скажи-ка мне, — агрессивно начал Кайл, неторопливо поглаживая ее грудь, — скажи-ка мне, а что, твой бывший любовник делал что-нибудь подобное? — Не ожидая ответа, он склонился над ней и безжалостно впился губами в сосок.

Скай мгновенно охватило неистовое желание, тело воспламенилось. Собрав последние силы, она запустила ему в волосы пальцы и прошептала:

— Ну пожалуйста.

Но Кайл не слушал — и не слышал. Кончик языка пополз вниз, миновал живот, достиг заветного треугольника.

— А так? — Ласки его становились все требовательнее и настойчивее.

— Пожалуйста, — повторяла она. Тут никого не обманешь — ни себя, ни его, язык тела говорит лучше всяких слов. А тело жадно откликалось на ласку.

— Ну же, Скай, ну. — У Кайла опять голова пошла кругом. Как ни обозлили его разговоры насчет Теда, все равно он не мог устоять против обольстительных чар этой женщины. Она была наделена какой-то фантастической чувственностью. Как откликается на малейшее прикосновение, как отдается… Кайл при всем своем опыте даже и вообразить не мог, что женщина способна вызывать такое страстное, неудержимое желание. Ему хотелось ласкать ее, обладать ею, слиться с ней. Не может она его оттолкнуть. Ладонь его плотно прижалась к ее бедру, и по мгновенному отклику Кайл понял, что и ей надо того же, что и ему. А он — да просто не может не быть вместе с ней, не обладать ею.

И безраздельно. Сдерживая себя изо всех сил, Кайл действовал пока только руками и губами, а в какой-то момент даже отодвинулся, пожирая глазами свою островитянку: грива волос, соблазнительно упавшая на вздымающиеся крепкие груди, гибкая фигура, ложбинка между холмиками, красивые ноги… Он взглянул ей прямо в глаза, словно спрашивая: «Неужели оттолкнешь?»

И Скай ответила на его взгляд, а потом, в истоме, опустила ресницы и со сдавленным криком прильнула к нему. Нет, не может она оттолкнуть его, и он знает это. Еще не известно, кто кого больше хочет. Скай чувствовала, как бешено колотится сердце и как откликается все ее женское естество на его восставшую плоть. Но, как обычно, парадом командовал Кайл. Запустив пальцы ей в волосы, он с силой запрокинул девушке голову.

— Открой глаза, — потребовал он.

Скай повиновалась.

— Кто я такой, по-твоему, Скай?

— Ты — Кайл, — едва слышно прошелестела она.

— Еще раз.

— Кайл. Кайл Джаггер.

— Ну так вот, я не хочу, чтобы меня принимали за кого-то другого, — мягко сказал он. — А теперь — иди ко мне.

Дрожащими пальцами Скай прикоснулась к его груди и неуверенно поначалу провела по напрягшимся мышцам, по жестким волосам. И почувствовала, как он задрожал, услышала сдавленное дыхание. И тогда уже решительнее вжала ладонь в мускулистый плоский живот. Кайл застонал, еще глубже зарылся пальцами в ее волосы и покрыл нежную грудь жадными поцелуями.

— Ну же, Скай, ну же, — шептал он, заглядывая ей в глаза.

Чувствуя, как пылает лицо, и не отрывая от него взгляда, Скай на секунду замерла. Теперь у нее не было от него секретов, и все же оставалась какая-то неловкость, боязнь, что если она даст себе волю…

— Давай, чего ты ждешь, — подстегивал он.

Скай закрыла глаза и судорожно вздохнула. О Боже, как же она хочет его! Говорить можно все что угодно, но ясно: никуда ей от него не деться. Он — наставник, а она — прилежная ученица. Надо вскочить, убежать, да только…

— Скай, — снова прошептал Кайл, и это был конец. Он ей нужен, его тело принадлежит ей — пусть только на один-единственный миг.

Она коснулась губами напрягшейся плоти, и жар опалил ее. Терпеть дальше он не мог, и это ее заслуга, а его награда — наслаждение. Ее охватило упоительное чувство, что она снова принадлежит ему и ее снова подхватывает волна незабываемой страсти.

Интерлюдия

27 июня, Сан-Франциско

— Он мертв, — с усталым отчаянием проговорила Лайза Джаггер, вертя в ухоженных руках бокал с шерри и рассеянно наблюдая, как плещется в нем красноватая жидкость. Помолчав немного, она вздрогнула, вздохнула судорожно и подняла на сына печальный взгляд. — Он мертв, Крис, и с этим надо смириться.

Крису Джаггеру минуло двадцать, но что-то необъяснимое в глубине карих глаз да жесткий рисунок скул заставляло молодого человека выглядеть старше своих лет.

Правда, как раз сейчас он скорее напоминал мальчика, горько оплакивающего утрату отца, которого просто боготворил. И как ни старался Крис справиться со слезами, они катились и катились из уголков глаз.

— Он жив! — Майкл Джаггер, младший брат Кайла, оставался на месте, в противоположном конце гостиной семейного особняка на окраине города, но его решительный голос заполнил, казалось, всю комнату. Он перевел пылающий взгляд с Лайзы на племянника. — Кайл жив, — повторил Майкл уже спокойнее. — Прошло всего две недели, как он пропал, и за это время мы просто не могли успеть прочесать все что надо. Мы найдем его, Крис.

— Не надо тешить себя пустыми иллюзиями, Майкл, — негромко сказала Лайза.

В свои сорок она все еще была красавицей. Волосы платинового цвета роскошными волнами падали на плечи; бездонно-голубые глаза подведены искуснейшим образом, а кожа матовая и упругая, как у молодой.

— А тебе не хотелось бы надеяться, что он жив, Лайза? — спросил Майкл.

Захваченная врасплох его вкрадчивым тоном, Лайза заколебалась.

— Ну разумеется, — быстро проговорила она и тут же взорвалась: — Ты, кажется, считаешь, что мне хочется его смерти, но это не так! Знаешь, мне Кайл ближе, чем тебе или Крису! Я его жена…

«Жена, да не совсем», — отметил про себя Майкл Джаггер, давая Лайзе возможность выпустить пар. Он прекрасно знал, что Кайл для того так и торопился назад в Штаты, чтобы положить конец этой двусмысленной ситуации, которая не могла разрешиться уже много лет.

— А уж если ты думаешь, что смерть Кайла выгодна мне из-за бракоразводных дел, то это вообще ни в какие ворота не лезет! — Теперь Лайза просто визжала. — Верно, мы говорили на эту тему, но… на самом-то деле все это не всерьез. Случись у нас сейчас возможность встретиться, думаю, мы бы нашли общий язык. Не могу я отпустить Кайла… да и он меня тоже…

«О Боже, — подумал Майкл, с отвращением глядя на рыдающую золовку. — Общий язык! Да за последние годы они и виделись-то с братом два-три раза. Интересно, а на Криса такая театральная дешевка действует? Судя по всему, нет. Крис, конечно, слишком хорошо воспитан, чтобы открыто осадить мать, но отнюдь не дурак. Даже взглядом Лайзу не удостоил, смотрит все время на меня».

— Ты и вправду веришь, что отец отыщется? — с надеждой спросил племянник.

— Ну конечно! — решительно откликнулся Майкл. — Я сам примусь за поиски. У нас в компании хорошие пилоты, но этого дела я никому не могу доверить, кроме себя.

Крис рассеянно мерил шагами просторную гостиную, глядя под ноги.

— Я с тобой, — заявил он, остановившись наконец и пристально поглядев на Майкла.

Тот, мягко улыбнувшись, отрицательно покачал головой. В этот момент он был так похож на Кайла, что у Криса сжалось сердце. Вообще-то во внешности братьев было не много общего, но повадками, улыбкой, взглядом они и впрямь удивительно походили друг на друга.

— Нет, Крис, ты должен остаться здесь. Кому-то ведь надо вести дела; твоему отцу не понравится, если нас обоих не будет. — Майкл Джаггер не хотел, чтобы мальчик был рядом, если, не дай Бог, обнаружатся лишь трупы да обломки самолета.

— А по-моему, никому никуда не следует лететь, — вмешалась Лайза. Она знала сына — если уж тот решится на что-то, его не остановишь. — Этот малый, ну, тот, с которым у пассажирки Кайла роман, уже всех на ноги поднял, целую эскадрилью на поиски послал. И если уж их можно было найти… — Лайза осеклась, отметив с раздражением, что никто ее не слушает.

Слезы просохли, выражение страха исчезло, и Крис вновь выглядел уверенным в себе молодым человеком.

— Хорошо, дядя Майк, скажу Грэму, что ты отправился искать отца. А я останусь в офисе.

И Крис с улыбкой вышел из комнаты. Лайза жалобно посмотрела на Майкла.

— Ты ведь дашь мне знать, когда… что-нибудь прояснится? — Жестом собственницы Лайза погладила красивыми пальцами парчовую обивку дивана красного дерева, стоявшего напротив массивного кирпичного камина. — Ведь я люблю Кайла.

Майкл наконец поднялся с места и подошел к золовке.

— Не знаю, любишь ты Кайла или нет, — честно говоря, сильно сомневаюсь. Порой мне кажется, что и Криса-то ты не любишь. А вот в то, что тебе очень хотелось бы помириться с братом, я верю. Ты стареешь, Лайза, и твои неудачные романы стали притчей во языцех. И знаешь, мне даже кажется, что брат действительно всегда был тебе по душе больше, чем другие. Да только ты считала, что можешь вертеть им как угодно. А он не из тех, кем можно командовать. И мы оба это знаем, не так ли? И еще я думаю, что когда Кайл вернется, он будет вне себя, узнав, что ты так и не подписала бракоразводных документов. — Теперь, когда Криса не было, Майкл решил, что может говорить с этой женщиной без обиняков. Слишком ему сейчас худо, слишком тяжкое дело предстоит, чтобы еще с ней тут в игры играть.

— Ты идиот, Майкл Джаггер! — прошипела Лайза. — Ведь даже обломков не нашли! Кайл мертв! — На глаза у нее навернулись слезы, и это были настоящие слезы. Лайза пребывала в полной растерянности. Ясно, что Кайлу она в лучшем случае безразлична. Ясно, что уже в течение многих лет ее терпят только из-за Криса. Она ведь и сейчас сидит в доме Джаггеров и разыгрывает сцену только потому, что Крис рядом.

Но при всем при том Майкл прав. В целом мире нет такого, как Кайл Джаггер. И хоть от смерти его она, Лайза, выгадает куда больше, чем от развода, не знаешь чего и хотеть.

Хорошо бы Кайл остался жив, снова влюбился в нее, да так, чтобы она навсегда осталась его единственной женщиной.

Но это сомнительно. А если Кайл наконец от нее избавится, то вполне может жениться на ком-нибудь еще. В этом случае лучше, чтобы он умер, и тогда она сможет вспоминать его и не думать, что другая называет Кайла мужем, другая ложится с ним в постель и считается хозяйкой его дома.

— А если Кайл все-таки жив, — снова злобно зашипела она, — вот увидишь, разводу не бывать. Лично я собираюсь вернуться на свое законное место.

— Да ну? — «Неужели Лайза так плохо знает Кайла? — подумал Майкл. — Разумеется, он часто уступал ей. Из-за Криса. Но Крис вырос, уже взрослый мужчина». — Не знаю, право, — небрежно бросил Майкл, разглаживая на мраморном кофейном столике первую полосу газеты. — Если Кайл уцелел, то и его пассажирка, надо полагать, тоже. — Майкл не удержался от иронической ухмылки. — А она женщина что надо…

— Да заткнись ты! — Лайзе было совершенно неинтересно, как Майкл оценивает прелести Скай Дилани. На протяжении последней недели Лайза ни строчки о ней не пропускала. А в газетах много писали. Она поднялась и взяла сигарету из красиво инкрустированного слоновой костью ящичка. — Не забывай, что у спутницы Кайла в самом разгаре роман с этим продюсером, как его там. И даже если у них с Кайлом что и завяжется, то только так, между делом.

Как ни скверно было у Майкла на душе, он не удержался от смеха:

— Право, Лайза, кого ты стараешься обмануть? — Он повернулся к ней спиной, прошелся по гостиной, утопая в пушистом персидском ковре, и щелкнул пальцами. — Пока, Лайза. Я иду к матери, а потом улетаю. Я найду Кайла. И я не уверен, что он будет счастлив, обнаружив, что ты поджидаешь его здесь, в Монфоре.

Майкл не успел заметить взгляда, который метнула на него Лайза, — женщина слишком поспешно опустила ресницы.

— А я и не собираюсь его ждать в Монфоре, — загадочно ответила она. — То есть если ты, конечно, отыщешь Кайла…

Глава 7

30 июня, южная акватория Тихого океана

Комары донимали все сильнее и сильнее. То и дело прихлопывая одного за другим, Кайл тем не менее упорно продолжал прочесывать островок.

Вчера он нашел наконец лаг. Кажется, все, больше искать нечего, но так хоть есть чем себя занять, заполнить длинные, тягучие дни.

Ночи-то заполнены.

Кайл старался заставить себя отвлечься мыслями от Скай, сосредоточиться, скажем, на буйной растительности, что его окружала. Но ничего не получалось, все время преследовали эти лукавые янтарные глаза — глаза кошки.

Скай уже больше не прикидывалась, будто ей неприятны его домогательства. На третью ночь она сама пришла к нему вроде как с благодарностью. А когда окончательно стемнело, принялась заигрывать, приговаривая, что теперь ее очередь — нельзя оставаться в долгу.

Кайл недоверчиво смотрел, как она приближается, садится ему на колени, начиная медленно поглаживать волосатую грудь.

Теперь, снизу, его взгляду открывалось само совершенство: полные округлости, напрягшиеся соски, гибкий торс, фантастически тонкая талия.

Вот тут-то он и сказал, что любит ее.

Скай так и застыла. Кайл знал, что она ему не поверила. Такие слова легко произносятся, когда охвачен любовным жаром. Да он и сам не до конца верил. Да, он хочет ее, хочет, чтобы она была с ним каждую ночь. Да, так он еще никогда не влюблялся.

Но любовь? Само это слово давно претило ему. А отношения, что возникли между ними, любые слова делали фальшивыми. Она просто приходила к нему ночью, а если не приходила, он брал ее сам. И брал неустанно. И знал, что так будет всегда, что никогда она не останется холодной, что будет загораться ответной страстью — страстью прекрасной, неудержимой, такой земной и такой возвышенной.

На лбу у Кайла выступили капельки пота. Чужие днем, любовники ночью. Этого мало. Скай нужна ему и при свете солнца. Пусть отбросит свое прошлое, дом, в который хочет вернуться, мужчину, о котором, возможно, с любовью вспоминает в дневное время.

Нельзя позволить ей вернуться. Но как?

Да уж как-нибудь. Что-нибудь придумаем, даже если для этого понадобится похитить ее, изолировать от всего мира, окружить стражами.

Только нелегко это будет, осадил себя Кайл, чувствуя, что влечение к Скай, от которого никакие мысли не избавляют, вызывает легкое головокружение. Заметив в густой траве гладкий камень, Кайл уселся и, стараясь успокоиться, задышал глубоко и ровно. Правда, его загорелое тело покрылось холодным потом.

Однажды Скай сказала, что боится забеременеть. С тех пор она к этой теме не возвращалась и в любви себя не сдерживала.

Может, подобно страусу, прячет голову в песок? Если так, тем лучше. Между ними не осталось никаких недоговоренностей. Оба прекрасно понимают, чем чревато совместное жаркое затворничество в тропиках.

И Кайл вовсе не собирался понижать температуру.

Его вдруг пронзила одна мысль. Вот ирония судьбы: в первый брак ему тоже пришлось вступить, потому что невеста забеременела.


Познакомился он с Лайзой, будучи военным летчиком. Кайл с малых лет обожал самолеты, а в военно-воздушных силах можно стать профессионалом и получить образование, за которое в другом месте нужно платить. Этого он себе позволить не мог. Так что все сходилось.

Девятнадцатилетний курсант Кайл Джаггер был весьма неопытен. В разных компаниях он, положим, время от времени появлялся, однако же к встрече с такой девушкой, как Лайза Олден, был совершенно не подготовлен.

В тот вечер на ней было ярко-красное платье с глубоким вырезом.

Она немедленно направилась в его сторону и пригласила потанцевать.

В танце Лайза всячески извивалась, тесно прижималась к нему, сверлила взглядом — словом, соблазняла.

А потом, уже ночью, он узнал много нового для себя. Это была комната в дешевой гостинице, но ночь — незабываемая. Под утро выяснилось, что Лайза — дочь одного из богатейших промышленников города. А вернувшись к себе на базу, Кайл выяснил и кое-что еще, а именно: пол-эскадрильи уже перебывало с ней в номерах.

И все равно Лайза ему нравилась. В казарме скучно, а с Лайзой, при всей ее вульгарности, весело. Она не требовала от него никаких обещаний, была красива — и всегда под рукой.

Вскоре все остальные отпали, и Кайл сделался ее единственным поклонником. Тогда она и сказала, что любит его. И не успел он даже удивиться, как добавила, что беременна и отец убьет ее.

Влюблен Кайл не был, но в обществе Лайзы ему было хорошо. И от ответственности он уходить не собирался — вот и женился. И хотел, чтобы у них получился хороший, устойчивый брак.

Для Кайла было ударом, когда сын родился на месяц раньше срока. Стало ясно: его просто использовали. Ребенок чужой. Но даже и тогда он ни слова не сказал, не задал ни единого вопроса.

Ребенок не виноват. Это был чудесный, здоровый, голосистый мальчик. И, ощущая в своей ладони его крохотные пальчики, Кайл забывал обо всем. До жены ему теперь и дела не было, вся жизнь сосредоточилась в сыне.

А может, Лайза не так уж и виновата. Может, она разлюбила того человека, а ему просто побоялась сказать правду. Кайл бы простил. Если бы она честно все рассказала, он бы все равно женился. И тогда все могло пойти иначе.

Через три месяца после свадьбы они почувствовали себя совершенно чужими людьми. Они жили в одном доме, спали в одной постели, но почти не касались друг друга.

Лайза начала исчезать по вечерам. Кайл служил в Европе, и однажды Лайза внезапно объявила, что хочет вступить в дело отца. Теперь она большую часть времени проводила в Штатах. Забота о младенце, который постепенно подрастал, легла на плечи Кайла. Каждый вечер он возвращался домой, отпускал няню и сам занимался сыном. Он знал, что Лайза ему изменяет, но его это не трогало. Если находилось свободное время, и сам погуливал на стороне. Но дел было много, уже тогда Кайл закладывал основы своей будущей компании, засиживаясь за работой за полночь, когда мальчик засыпал.


Вернувшись в Штаты, Кайл поступил в одну из ведущих авиакомпаний. Он попросил Лайзу о разводе. Она отказала под тем предлогом, что от этого будет хуже сыну, который обожал отца. Кайл сказал, что может взять ребенка к себе.

И он действительно был готов сделать это, только не хотел, чтобы Крис лишился матери, пусть далеко не лучшей матери. Они купил дом, большой дом с несколькими спальнями. Спать с женой в одной постели Кайл больше не мог.

Свободное время Кайл проводил с сыном, но вообще-то много работал. Лайзы почти никогда не бывало дома, она с головой ушла в отцовское дело. Редко готовила, редко оказывалась на месте, когда нужна была Крису. Но все время твердила, что любит сына. И Крис любил свою красивую, энергичную мать.

Кайл тем временем постепенно создавал свою компанию. К тому времени его младший брат получил права управления самолетом, и на первых рейсах они летали вместе.

Компания заработала, и на второй год существования прочно стала на ноги.

Кайл купил особняк на окраине Сан-Франциско. Компания покупала все новые и новые машины, нанимала все больше и больше пилотов. К тридцати годам Кайл с удивлением обнаружил, что стал миллионером.

Теперь к нему перебралась мать. Кайл предложил Лайзе заключить весьма выгодное для нее соглашение, лишь бы официально жить порознь. Она согласилась. Но частенько наведывалась в Монфор: удобнее встречаться с Крисом тут, чем забирать его — так она объясняла свои визиты. В результате у нее появились свои апартаменты в Монфоре, она чувствовала себя здесь как дома, что весьма раздражало Майкла Джаггера. Он слишком хорошо знал свою золовку. Впрочем, Майкл не говорил ни слова. А Кайл не обращал внимания, лишь бы мальчику было хорошо. И Майкл смутно подозревал, что, однажды сильно обжегшись, Кайл даже не задумывается о другом браке. Лайза служила ему щитом: любовницы ни на что не претендовали.

Но вот Крису исполнилось двадцать, и он перестал нуждаться в опеке. Именно тогда Кайл по-иному начал смотреть на развод. И Лайза как будто тоже поняла, что в его отношении к ней ничего не изменится от того, что она время от времени затаскивает его в постель. Идея разделить состояние пополам казалась все более привлекательной… Все равно она утратила всякое влияние на Кайла, это ясно.

Кайл порывисто вздохнул и нервно провел рукой по волосам. Пока он печально вспоминал былое, солнце начало клониться к закату.

Нельзя сказать, будто он ненавидел Лайзу. Кайл все еще помнил, что некогда это была очень милая живая женщина. Да, испорченная, да, избалованная. И явно использовала его. Но теперь он испытывал одну лишь жалость. Вспомнилось их последнее свидание. Лайза зашла к нему в комнату, и что-то шевельнулось в нем. А уж она-то знала, как этим воспользоваться. Но это была просто гимнастика, продолжения быть не могло.

А Лайза решила иначе. На следующий день она вела себя как повелительница, как королева. Кайл хорошо ее знал, она просто не может не использовать людей…

Из горла у него вырвался сухой, горький смешок.

Ведь это Скай его назвала потребителем. Впрочем, откуда ей знать? Скорее всего он остался бы с Лайзой, сохранил ей верность, если бы та не искала развлечений на стороне. Было время, брак для Кайла оставался свят — как клятва.

С годами идеалы потускнели, чувства притупились. И сейчас Кайл самого себя толком понять не мог. Но одно знал твердо: Скай должна остаться с ним.

Он поднялся. Ему хотелось вернуться, быть рядом с ней, пусть даже слишком часто возникает между ними напряженное молчание. Ночь все равно наступит.

Ночь? К черту ночь! Кайл болезненно поморщился. Надо ломать ситуацию, и почему бы не начать прямо сейчас?

Посвистывая и не обращая больше внимания на комаров, Кайл двинулся к лагерю. Миновав заросли и выйдя на открытое место, он увидел Скай. Раскинув ноги и уперевшись подбородком в ладони, Скай лежала на берегу и смотрела куда-то вдаль. Кайл прибавил шагу и, заставив ее вскрикнуть от неожиданности, плюхнулся рядом на песок, заключил в объятия и перевернул на спину. Он ощущал живое тепло ее тела, женственную мягкость груди. В расширившихся глазах ее мелькнуло что-то неуловимое, а когда Кайл запустил руки ей под блузку и жадно впился в губы, лицо ее залила краска. Он почувствовал, как у нее бешено забилось сердце.

Слегка отстранившись, Скай скромно потупила глаза и оправила блузку Кайл знал, что порой Скай саму пугает страстность, с какой она откликается на его ласки; может, поэтому днем она и избегает его, старается закрыть ему доступ в свою душу и мысли.

— Я соскучился по тебе, — хрипло сказал он.

— Не глупи. — Поджав губы, Скай попыталась было высвободиться, но тщетно. — Ты ведь всего несколько часов назад ушел.

— И уже через десять минут соскучился, — засмеялся Кайл.

Наконец Скай отважилась открыть глаза. Кайл выглядел божественно: все тело покрылось ровным загаром, на груди и плечах рельефно выделялись мышцы. Рыжеватая борода теперь даже красила его — Скай подровняла ее швейными ножницами. В глазах, от которых во все стороны разбегались веселые морщинки, появился озорной блеск, да и все лицо словно вылепленное, юное, неотразимо привлекательное. Скай слегка вздрогнула. Весь ее мир теперь сосредоточился в этом мужчине. Она была так влюблена, что он стал ее неотъемлемой частью. И тем не менее приходится сдерживаться. Ведь так часто он отстраняется, словно ставит между ними некую непреодолимую стену. Ни на минуту Скай не могла себе позволить забыть, что это за человек. Она принимает его ласки и дарит ему свои. Но мочи нет мириться с тем, что он знает: стоит ему лишь прикоснуться к ней, как она уступит, забудет свое прошлое и чуть не молить станет, чтобы он взял ее.

Она для него — словно домашнее животное, которое балуют, ласкают, подают команды, а порой, занявшись чем-то своим, просто отшвыривают в сторону.

Он шептал слова любви, но разве их не слышали другие любовницы?

— Кайл… — Почувствовав, что снова краснеет, Скай уперлась ему руками в грудь.

— Знаете что, мисс Дилани, — начал Кайл, не отпуская ее, — вы совсем не умеете играть.

— Прошу прощения? — несколько растерялась Скай.

— Играть, говорю, не умеете. Нельзя же быть такой серьезной все время. Иногда можно и расслабиться.

Скай почувствовала, что лицо у нее теперь просто пылает. О чем это он? Да ведь они, видит Бог, только и знают, что играть.

Он занялся пуговицами на блузке.

— Кайл, немедленно прекрати это!

— Я хочу видеть тебя.

— Ты и так меня видел!

— Но не при свете. Я хочу смотреть на тебя и смотреть, и смотреть… — С пуговицами было покончено, но Кайл неожиданно отпрянул. — А теперь — сама.

— Не могу. — Скай вздрогнула и опустила глаза.

— Ну пожалуйста. — Голос его звучал так мягко, так обволакивающе.

Не поднимая глаз, Скай скинула блузку.

— До конца, — проговорил Кайл.

Скай физически ощущала на себе его настойчивый взгляд и словно завороженная, вся содрогаясь, принялась расстегивать бюстгальтер.

Само совершенство, в тысячный раз подумал Кайл Божественная грудь, такая твердая и одновременно податливая, розовые соски, соблазнительно торчащие в разные стороны. Дыхание у Кайла участилось, и он хрипло проговорил:

— Все снимай, Скай, пожалуйста.

Смущенная, она разогнулась, неожиданно поняв, что отныне у них многое изменится. Кайл требует от нее большего, чем прежде, он требует доверия и одновременно просит верить себе.

Ей так хотелось его.

Скай поднялась и сбросила шорты.

Словно пронзенная электрическим током, она теперь необыкновенно остро ощущала все окружающее — жаркие лучи солнца, мягкое прикосновение морского бриза, плеск волны, добегающей до ног Но главное — взгляд Кайла Он прожигал насквозь Она посмотрела ему прямо в глаза, мелкая дрожь перешла в судороги, от которых мышцы живота подвело в сладостной истоме.

Кайл долго-долго разглядывал Скай, медленно поедая ее всю с головы до пят пронизывающим взглядом, и в потемневших глазах его мерцал мягкий свет — как награда за то, что она сбросила с себя все оковы. «А ведь как хорошо, — вздрогнув, подумала она. — Хорошо стоять обнаженной под солнцем, хорошо каждой клеточкой ощущать тепло земли… хорошо подставлять тело прохладному ветру… хорошо чувствовать на себе его испытующий взгляд…»

Наконец Кайл тоже поднялся, снял подрезанные джинсы и, мягко улыбаясь, подошел к ней. Скай опустила глаза.

— Что это ты? — Он положил ей руки на плечи. — Я больше не нравлюсь тебе со спины?

— Ну конечно, — Скай смущенно запнулась, — это раньше…

Кайл вновь хрипло рассмеялся и, не дав ей договорить, принялся покрывать быстрыми поцелуями ее лицо. Затем спустился ниже, к плечам, оставляя на коже влажные дорожки. И вот стал перед ней на колени, нащупал пупок, провел языком по бедрам Скай охватил такой сильный жар, что она вскрикнула, впилась ему ногтями в плечи, потом схватила за волосы. А он все целовал и целовал, пока крики и стоны не перешли в страстную мольбу.

Кайл подтянул ее ближе к воде, и ласковое прикосновение пенной волны слилось с лаской его рук и губ. Наслаждение было таким сильным, таким болезненно-сладостным, что терпеть не стало мочи.

И вот тела слились и губы встретились. Жара, разлитая в воздухе, растворилась в жаре их тел; бесконечный шум океана задавал ритм их движениям, удары набегающих одна на другую волн подстегивали, разжигали чувственность. А когда все кончилось, те же самые волны охладили их и солнце благословило своим теплом.

Скай испытала огромную умиротворенность, и все-таки что-то не давало ей уступить этому чувству до конца. Прекрасно прикосновение его рук — лежишь как в люльке; никогда еще не испытывала она такого всепоглощающего чувства защищенности, когда все желания кажутся исполнимыми. В этот миг беда обернулась раем, одиночество — великолепным чудом.

Но ведь снова налетят бури. Взметнется волна, разверзнутся небеса, и это, быть может, даже чревато смертью. При мысли о том, что они, возможно, навеки прикованы к этому клочку земли, Скай охватил ужас; но не менее страшна была мысль о возвращении к цивилизации.

Здесь Кайл принадлежит ей. Она все еще не может толком вспомнить, как выглядит Тед, мысль о делах отодвигается в сторону, все дальше и дальше, а вот Кайла постоянно снедает какое-то беспокойство, она это явственно ощущает. Наверняка не может забыть свою компанию. Да и не только ее, скорее всего. Исподтишка наблюдая за ним, Скай часто замечала, как он не отрываясь смотрит куда-то вдаль, и почти физически ощущала, что он целиком погружается в эти минуты в свое прошлое.

Кто ждет его. Скучает ли он по жене? А может, и не по жене, может, по любовнице, по любимой женщине, которую она, Скай, временно заменяет.

Скай вновь поймала на себе его взгляд. В нем светились довольство и умиротворенность. В глазах отражался мягкий матовый свет. Заметив, что и она смотрит на него, Кайл улыбнулся и мягко провел пальцем от ее шеи до пупка.

— Слов не найду, чтобы выразить, как ты прекрасна, — негромко проговорил он.

Краска залила лицо Скай. Она закрыла глаза. Кайл рассмеялся:

— Эй, посмотри-ка на меня.

Она повиновалась.

— Я хочу, чтобы тебе было хорошо. Я хочу, чтобы тебе было со мной так же покойно, как и с самой собой. — Он по-прежнему ласкал ее, нежно поглаживал грудь, словно не мог насытиться, словно хотел открыть для себя что-то новое.

— Мне с тобой спокойно. — Скай почувствовала, как напрягается все тело, и слова застыли у нее на губах. Ей хотелось сказать ему, что она любит, но что-то останавливало. Он сам произносил такие слова только в мгновения страсти.

Кайл неожиданно поднялся и потянул ее за собой:

— Пошли искупаемся.

И вот они в воде, и Кайл учит ее, как получать удовольствие от любовной игры. Он не отпускает ее, она не отпускает его, учится не отводить глаз, пусть хоть солнце вовсю светит и все видно. Так, как сейчас, она никогда еще не смеялась. Они занялись любовью в воде, и Скай не сводила с него глаз.

Но потом, когда стемнело и они лежали прижавшись друг к другу в хижине, она робко заметила:

— А ведь тебе не терпится вернуться домой, Кайл.

— Ну разумеется, — сонно пробормотал он, — вся моя жизнь осталась там. Но ты не беспокойся, — продолжал он, стараясь вдохнуть в нее уверенность, которой сам, однако, не испытывал, — нас найдут. — Но тут Кайл напрягся и добавил, с трудом выдерживая ровный тон: — Ведь и тебе не терпится вернуться.

Что это на него вдруг нашло, подумала Скай. Ведь он же сам только что дал понять, что жизнь его далеко не замыкается ее персоной…

— Ты прав. И моя жизнь тоже осталась там.

Кайл внезапно разъярился.

— Не слишком-то рассчитывай на завтрашний день, — с откровенной враждебностью сказал он. — Не исключено, что нам придется пробыть здесь долго, очень долго.

С этими словами он сильно, почти грубо схватил ее за плечи.

Скай почувствовала, что в глазах у нее закипают слезы. Она позволила себе совершить глупейшую ошибку, позволила себе забыть, что имеет дело с человеком по имени К.А. Джаггер.

На этом островке она сделалась его игрушкой. Кайл — мужчина, привыкший потакать своим желаниям. А желания у него неумеренные. И он вполне отдает себе отчет в том, что игрушка и пикнуть в случае чего не посмеет.

По щеке у Скай скатилась горячая слеза. Она стала любовницей мужчины, чьих любовниц прежде презирала.


И снова Кайл бродил по островку, сам не зная в поисках чего.

Когда он уходил, Скай еще спала. На фоне изодранных простыней она, со своими точеными формами и загаром, выглядела особенно эффектно. Солнце коснулось и волос — они приобрели очаровательный платиновый оттенок.

Проснувшись, Кайл вновь, как и вчера вечером, почувствовал, как в нем нарастает необъяснимая злоба. Не проглотив ни крошки, он отправился в путь, надеясь, что быстрая ходьба успокоит его.

Сегодня ему предстояло сделать удивительное открытие.

Эта штуковина валялась в ста ярдах от того места, где взорвался самолет, и поначалу он даже не заметил, просто ударился обо что-то ногой.

Это был ящик, металлический ящик Обожженный и искореженный, однако уцелевший при взрыве.

— Это еще что такое? — пробормотал Кайл, ощупывая холодную металлическую поверхность. Ящик был плоский, примерно полтора фута на три, но когда Кайл попытался поднять его, на вес оказался тяжелым, словно штангу вверх тянешь. Похоже, из стали, подумал Кайл.

Он поставил ящик на место и осмотрел болты. Их было три — один снизу и два по бокам.

Нашарив камень, Кайл принялся методически сбивать болты. Давалось это нелегко, Кайл весь вспотел от усилий, капли стекали со лба, застревая в бороде.

Камень ему попался большой, однако же и он раскололся, не причинив особого вреда ни одному болту. Все же нижний вроде начал поддаваться, и Кайл отправился на поиски нового камня. В обычных условиях, смутно подумалось ему, чтобы сорвать эти болты, нужно стадо слонов. Но ящик все же пострадал от взрыва, и это дает некоторые шансы.

Четыре камня пришлось сменить, прежде чем он справился с двумя болтами. Еще два камня плюс терпение и решимость довести дело до конца — и слетел последний.

Ящик открылся, и Кайл так и разинул рот от изумления.

Золото. На солнце оно ослепительно блестело. Слитки небольшие, фунтов на пять, прикинул он, машинально подбросив один на ладони. Но их тут много. Всего потянет фунтов на пятьдесят — семьдесят. И на каждом слитке клеймо. То есть это собственность правительства Австралии? Иначе и быть не может.

У Кайла голова кругом пошла. Целое состояние. И тут он сделал второе открытие. Ящик оказался с двойным дном. Что-то еще здесь было весьма искусно спрятано. Подумав мельком, что даже и его гипотетического стада слонов не хватило бы, чтобы вскрыть второе дно, Кайл почувствовал, что снова покрывается потом, на сей раз холодным.

Похоже, все было продумано до малейшей детали. Под фальшивым дном было наверняка упрятано какое-то устройство, а то и не одно Упрятано надежно, с ним ничего не могло случиться, и его никуда нельзя переместить.

«А может, гидравлика не случайно вышла из строя?» — подумал Кайл, и тут же подозрение это переросло в уверенность. А уверенность породила новый вопрос. Как это золото попало на борт самолета?

Мысли его, естественно, обратились к женщине, вызвавшей его гнев сегодня утром, к этой ювелирше, которая имеет дело с золотом Он подумал, что в кошачьих глазах ее затаились и чувственность, и простодушие одновременно. А ведь это единственная его пассажирка, иных человеческих существ после таможенного досмотра на борту не было.

Кайл так и затрясся от ярости. Его самолет, его компанию, его самого, наконец, использовали.

Изо всех сил стиснув зубы, все больше и больше темнея лицом, Кайл крупными шагами направился к хижине. Ящик оттягивал руку, словно целую тонну весил, и Кайл, крякнув, поднял его на плечо.

Обливаясь потом, он влетел в хижину и яростно грохнул ящиком прямо у уха спящей девушки. Она проснулась, испуганно привстала и ошалело захлопала глазами.

Даже и сейчас, после сна, она выглядела очаровательно: светлые волосы рассыпались по плечам и дразняще прикрывали обнаженную грудь. Но от этого вида Кайл вскипел еще сильнее.

— Тут я на кое-что набрел, а ты, наверное, давненько это ищешь, — резко бросил он.

Скай тщетно пыталась сосредоточиться. Странно, мелькнуло у нее в голове, ведь только вчера с ним было так просто, так естественно. Теперь же, когда он нависал над ней в своих джинсах — одеяние, учитывая условия жизни на острове, вполне респектабельное, — а она остается перед ним совершенно нагой, Скай вдруг почувствовала себя незащищенной и бесприютной.

— Не понимаю, о чем ты, — слабо проговорила она, пытаясь завернуться в простыню. Хоть таким ненадежным щитом прикрыть себя от этого злобно скалящегося незнакомца, у которого достанет сил разорвать ее на кусочки.

— О чем я? — Эти слова вконец вывели Кайла из себя.

Он схватил ее за плечи, рывком поднял на ноги и угрожающе посмотрел прямо в глаза. Простыня соскользнула на песок, Скай испуганно вскрикнула, но он даже внимания не обратил.

— Золото, мисс Дилани, я говорю о золоте. Странно, как это оно оказалось у меня в самолете. Ведь я его не брал. Это краденое золото, мисс Дилани.

Скай с ужасом посмотрела на ящик.

— И я тоже! — отчаянно воскликнула она. — Я…

— В таком случае остается предположить, что вы работали с кем-то в паре, — оборвал ее Кайл. — Естественно также предположить, что тебе прекрасно известно, что этот «кто-то» в конце концов появится здесь. За этой штуковиной непременно придут.

— Не будь кретином! — Не обращая внимания на железные пальцы, стиснувшие ее плечи, Скай вздернула голову. — Зачем… к чему бы мне… черт, я ведь не самоубийца!

— Это уж точно, мисс Дилани, — отрубил Кайл, — вы не самоубийца. Я далек от этой мысли. Скорее всего вас просто кинули. Использовали, так сказать, на подхвате — вы должны были пронести золото на борт самолета. У вас прекрасная репутация, вам все доверяют, вас знают на самом верху. Уважаемая деловая женщина, которая часто приезжает в страну. Скорее всего ваш сообщник и не думал делиться. Полагаю, «Лир» и должен был потерпеть катастрофу, то есть не полагаю, а просто уверен, что гидравлическую систему повредили еще на земле. Нет, вы не самоубийца, и авария была для вас такой же неожиданностью, как и для меня. Вас кинули. Вашему сообщнику нужно было только, чтобы вы вывезли золото из страны, но делиться он — или она — не собирался. Напрасно ты позволила себя вовлечь в эту авантюру, Скай.

— Да как ты смеешь! — яростно крикнула Скай. — Я не контрабандистка! А то мне денег не хватает! Никакого золота я на самолет не проносила, — отчеканила она. — Все мои закупки официально зарегистрированы. И если на борту оказалось что-то, о чем тебе не известно, то, стало быть, твои подчиненные скверно работают. И потом, откуда мне знать, что тебе ничего не было известно? Может, благодаря таким вот операциям твоя компания и достигла столь быстрого процветания.

С трудом подавив желание ударить, Кайл оттолкнул ее и поморщился, увидев, что девушка упала на песок. Он не знал, что и подумать, мысли путались в голове. И чего это он так разошелся? Найди он золото вчера, и слова бы ей не сказал. Побоялся бы испугать. А сегодня накинулся с обвинениями.

Никого другого, кроме их двоих, на борту не было.

Однако же он уверен, что в самолете кто-то орудовал. Неужели она замешана в деле, которое может стоить ей жизни? Ведь не притворялась же она, когда настолько упала духом, что жить надоело. На все была готова, пока он не вернул ее к жизни — своей заботой, своими ласками, своей любовью.

— Скай. — Он потянулся к ней.

— Прочь! — отбросила его руку Скай.

Он повернулся и вышел из хижины.

Хоть и не сразу, но Скай взяла-таки себя в руки. Какая глупость! Лить слезы, в то время как гневаться бы надо. Ее сочли воровкой.

Кайл может обнять ее, прижать к себе, засмеяться, без устали заниматься любовью. И в любой момент сделаться совершенным чужаком.

Когда она вышла наконец из хижины, видно его поблизости не было. Скай заставила себя поесть, хотя от кокосов ее уже начало тошнить. Вокруг вон целая куча валяется.

Кайл по-прежнему не появлялся.

Скай принялась набирать воду. Ничего, и одна как-нибудь справится. Но по мере того как с ужасающей медлительностью тянулся час за часом, она все больше тревожилась.

«Я трусиха», — угрюмо подумала Скай.

И это действительно было так. К ночи похолодало. Скай била крупная дрожь. Кое-как ей удалось развести костер, но сучья едва горели. Кайла с его острогой не было, так что о рыбе можно забыть. Только огромным усилием воли Скай удалось заставить себя поесть немного фруктов.

Никогда еще не чувствовала она себя такой несчастной. Пусть себе думает что хочет, лишь бы рядом оказался. Как бы груб он ни был, какие бы страшные вещи ни говорил, все равно она его любит, чего уж тут себя обманывать. Она понимала, почему женщины так и льнут к нему, почему жена не желает рвать узы брака.

И она знала, что стоит ему появиться, как она упадет на колени и станет умолять его верить ей и не отталкивать. Лишь бы появился.

— Нет, — вслух проговорила она, обращаясь к самой себе. Нельзя же так. Гордость — это единственное, что осталось. Ужасно было думать о себе как о слабой, беспомощной женщине, которая только и ищет костыли. — Пойду спать, — продолжала Скай беседу с собой. — А когда проснусь, наступит день. И все будет в порядке.

Ворочаясь с боку на бок, чувствуя, как накатывают одна за одной волны страха, Скай попыталась заснуть. Но остров в эту ночь спать, кажется, не хотел. Раздавался шелест деревьев, что-то по ней то и дело проползало, океан угрожающе завывал.

Скай стиснула зубы и принялась считать до тысячи. И продолжала беспокойно ворочаться. И не смела открыть глаза. Она знала, что жалкий ее костер вот-вот догорит.

В конце концов она забылась, но и сон не принес желанного облегчения. Скай преследовали кошмары.

Вдруг она увидела Стивена. Темно, ужасно темно, не переставая кричал он и, указывая куда-то пальцем, говорил, что наползает еще более страшная тьма, которая их поглотит, и они попадут в ад. Налетели черные птицы с багровыми выпученными глазами. Их крики рвали на части черное небо. Они опускались ей на голову, раздирали в клочья волосы, и крик их переходил в безумный хохот.

— Темно! Так темно! Помоги мне! — не унимался Стивен.

Но она не могла ему помочь. Она и сама кричала от страха, стараясь отогнать огненноглазых птиц. Молила оставить ее в покое, размахивала руками и кричала, кричала, кричала…

— Скай.

Глаза у нее мгновенно открылись, но руки продолжали беспорядочно молотить пустоту. Глаза то разгорались, то затуманивались, Скай дрожала от страха, с которым никак не могла справиться.

— Скай. — Голос звучал тихо и умиротворяющее. Руки ее уперлись в чье-то тело, пошли в ход ногти, но он терпеливо удерживал ее. В конце концов Скай затихла и беззвучно заплакала.

— Все в порядке, я здесь, — повторял Кайл, прижимая ее к себе. — И огонь горит, так что вовсе не темно. Я здесь, дорогая, позволь мне обнять тебя.

— Кайл, — с трудом выдохнула она.

— Да-да, я здесь.

— Ты бросил меня одну, — с упреком сказала она.

— Это никогда больше не повторится.

Он погладил ее по голове. Чувствовалось, что она дрожит, и вся кожа в пупырышках. Не сопротивляясь, Скай позволила себя раздеть. Кайл лег рядом.

— Нет. — Скай вдруг вспомнила утреннюю сцену.

— Я просто стараюсь тебя согреть, малышка, — негромко проговорил он, привлекая ее к себе своими сильными руками.

Он был само тепло, он был сама сила. И, ощущая, как перетекает в нее это тепло, Скай постепенно перестала дрожать. Так приятно ощущать прикосновение его пальцев. Она зарылась головой в пышную растительность на его груди.

— Я не воровка, — прошептала она, все еще с некоторым раздражением.

— Да знаю я, знаю, — улыбнулся Кайл, еще крепче обнимая ее и чувствуя, как нарастает желание. Но он держал себя в руках, лежал тихо, не двигаясь. Он пришел успокоить ее, пришел сразу, как только услышал крики. Его переполняла любовь к этой женщине, такая любовь, что голова шла кругом. И ушел он только потому, что в ее присутствии мысли разбегались в разные стороны. Он сделал ей больно. И теперь не позволял себе притронуться к ней.

Но вот Скай заворочалась, раздвинула ноги и плотно прижалась к нему.

— Возьми меня, Кайл, — беззвучно прошептала она. Только тогда станет по-настоящему тепло, только тогда окончательно рассеются кошмары.

Сделать шаг самостоятельно он не смел, но не смел и отказать.

А потом, когда все кончилось, когда объятия принесли Скай и тепло, и мир, и блаженную усталость, Кайл долго еще лежал с открытыми глазами.

Завтра придется сказать ей, какие последствия может иметь его находка. Бояться контрабандистов больше не надо. Теперь приходится кое-кого похуже ожидать. Того, кто явится за золотом.

Глава 8

— Ничего понять не могу, — устало сказала Скай. Кайл извинился перед ней за вчерашнее, но только за тон, а не по существу, а это не одно и то же, грустно подумала она. — Если кому-то понадобилось золото, то зачем заниматься вредительством? Кому это золото нужно на дне Тихого океана? А девять шансов из десяти, что именно там оно и окажется.

— В ящик встроено какое-то хитрое приспособление, — пояснил Кайл, рассеянно шевеля угли в костре. — Он с двойным дном, и стенки двойные. Что-то там спрятано. А наш воришка скорее всего опытный ныряльщик. К тому же он должен примерно представлять себе, где произойдет катастрофа, — спланировано все как надо. — Кайл поднял голову и посмотрел на Скай.

Она теперь дважды в день, утром и вечером, тщательно расчесывала волосы у костра. Подарок его, следовательно, не пропал втуне. Кайлу нравилось смотреть, как она причесывается, и нравилась вся эта атмосфера домашности. Он закурил сигарету и продолжал смотреть на Скай сквозь голубую струйку дыма, У них обоих явно начали вырабатываться определенные привычки. Кайл, скажем, сократил дневную норму курева до двух сигарет — одну неизменно выкуривал утром, глядя, как Скай причесывается. Все чаще и чаще ему невольно приходило в голову, что теперь, когда скандалы остались позади и странная отчужденность преодолена, жизнь вдвоем становится все более приятной.

Скай оторвалась от своего занятия и задумчиво покусывала ручку гребня.

— Так почему же вор до сих пор не появился?

— Что? — Кайл глубоко вздохнул и медленно выпустил воздух. — Да мало ли что могло помешать? Допускаю, например, что он просто ждет, пока перестанут судачить о нашем исчезновении. Или пока уляжется суматоха, связанная с исчезновением золотых слитков. Или у него есть работа, которую нельзя оставить, не вызвав при этом подозрений.

Скай сильнее впилась зубами в гребень, стараясь унять внезапно охватившую ее дрожь.

— Так ты уверен, — негромко спросила она, — что тип, который затеял все это, в конце концов появится?

Кайл кивнул.

— И ты считаешь, что мы в опасности?

— Да.

Скай сердито вскочила на ноги, отшвырнула гребень и пристально посмотрела на Кайла. Отражаясь в ее глазах, блики костра придавали им воинственное выражение. Она дрожала, ей было страшно, и нападение было единственным способом справиться с собой.

— Нет, вы только послушайте его! Что ты мне такое говоришь? Здесь должен появиться некто, считающий, что нас нет на свете. Выяснится, что мы живы, и тогда он нас добьет, а ты мне хладнокровно растолковываешь, как обстоят дела, да покуриваешь свою вонючую сигарету!

Задетый ее тоном, Кайл напряженно поднялся и медленно подошел к ней. На какое-то мгновение могло показаться, что он задушить ее готов, и Скай пришлось собрать все свои силы, чтобы не отпрянуть назад Черт, кто ее за язык тянул! Он всего лишь хотел объяснить ей положение дел, а она испугалась и потеряла голову. Да, но у кого еще ей найти сочувствие, от кого еще ждать помощи?

— Весьма сожалею, мисс Дилани, — ледяным голосом проговорил Кайл. — Я готов оставаться рыцарем до конца, но, к сожалению, ружья из скорлупы кокосового ореха сделать не могу. Могу лишь подставить себя первой пуле.

— О Боже, — простонала Скай, закрывая лицо руками.

Кайл сразу почувствовал раскаяние. Черт, почему ему никогда не хватает терпения? Если бы только быть уверенным, что все действительно так, как она говорит.

А впрочем, какое это имеет значение? Ведь все идет так, как он сам решил. Он хотел эту женщину и взял ее. И по-прежнему хочет и всегда будет хотеть. Это его женщина и навеки останется его женщиной, и он будет ее холить, и лелеять, и защищать. Неужели она сама не понимает этого? Неужели не видит, что он скорее умрет, чем позволит, чтобы хоть волос упал с ее головы? Кайл уже рот раскрыл, но в этот момент Скай оторвала руки or глаз, в которых теперь горели решимость и мужество.

— Прости, — коротко бросила она, отступая на шаг. — Скажи лучше, что можно сделать.

— Скай, — с глубоким вздохом заговорил Кайл, — я вовсе не хотел пугать тебя. Просто надо постоянно быть начеку. Нельзя размахивать руками, если на горизонте появится судно, нельзя…

— Ясно, ясно, — нетерпеливо прервала его Скай. — Это я уже слышала. Но, — она судорожно глотнула, — сейчас-то не об этом речь. Сейчас все иначе… сейчас…

Кайл заметил, как задрожали ее губы.

— Да, сейчас дело хуже, — спокойно договорил он за нее, — но ничего ужасного нет. Просто надо ясно отдавать себе отчет в том, что нам грозит. К тому же, — Кайл наконец улыбнулся и дотронулся до ее руки, — у меня появился план.

— Какой план? — В голосе ее явно послышалось облегчение.

«Она на меня рассчитывает, — подумал Кайл, — словно я герой какой-то непобедимый».

— Попытаемся удрать отсюда.

Скай сразу ухватила его мысль.

— На плоту?

— Ага.

— Да, но как? — Теперь Скай сама вплотную подошла к нему. — Думаешь, можно соорудить что-нибудь такое, на чем можно доплыть куда-нибудь?

Кайл снова улыбнулся, плененный, как и всегда, блеском ее глаз. Миниатюрными мягкими ладонями она уперлась ему в грудь. Он обнял ее и нежно поцеловал в кончик носа.

— Думаю, да.

Внезапно он резко притянул ее к себе, запустив пальцы в шелковистые волосы. Да, отсюда они выберутся, но черта с два он отпустит ее от себя.

Кайл слегка отстранился и, опустив голову, поймал ее смущенный взгляд.

— Поцелуй меня, — приказал он, сам пораженный тем, как хрипло прозвучал его голос.

Он почувствовал, как задрожало все ее гибкое тело, увидел блеск в глазах. И в блеске этом было желание, которому она не могла противостоять, и Скай повиновалась, обвив своими неожиданно сильными руками его шею, и вся так и потянулась к нему. Губы их встретились и слились в головокружительном поцелуе. Сладкий огонь ее губ перекинулся на него, и трепет ее соблазнительных бедер нашел у него отклик. Он все теснее и теснее прижимал ее к себе, прокладывая путь языком в пещеру ее рта, словно утверждая таким образом право собственности. Было в ее жарком и страстном порыве что-то не только обезоруживающее, но и придающее уверенность. Кайл оторвал ее от себя и посмотрел прямо в глаза.

— Вот тут все пререкания и заканчиваются. Мы вместе живем, мы любим друг друга, мы верим друг другу.

Скай кивнула и неохотно отпустила его. «О Боже, — подумала она, — как прекрасно было бы всю жизнь, до самой старости, оставаться рядом с ним. Да пусть хоть здесь, на острове, лишь бы он никуда не уходил, лишь бы слышать его бархатистый голос, лишь бы видеть его каждый день».

— Да, на этом пререкания и заканчиваются, — эхом откликнулась Скай, подумав, что не так-то много они и пререкались.

— И прощай отныне, мисс Дилани — строгая великосветская дама.

— Что-что? — У Скай поползли брови на лоб.

— Надо глядеть в оба, Скай. Займемся плотом. Жизнь продолжается.

— Не понимаю, что ты хочешь этим сказать.

Кайл загадочно улыбнулся и провел пальцем, повторяя линию ее губ.

— Потом поймешь. А пока — за дело, надо строить плот.

— Да, — Скай улыбнулась в ответ, — за дело.


Ближе к полудню Скай уже жалела, что они раньше не додумались построить плот. Как славно было ощущать рядом плечо Кайла, работать вместе с ним, не отходить ни на шаг. Время летело незаметно. Скай научилась различать породу деревьев с самой легкой корой, самую крепкую виноградную лозу. Она отваживалась заглядывать в самые отдаленные уголки острова и буквально впитывала рассказ Кайла о том, как испятнали поверхность Тихого океана многочисленные землетрясения и извержения вулканов. Он говорил об островах, где бывал раньше, о людях — вообще обо всем. Смешил всякими историями — давно уже она так от души не веселилась. Только однажды посерьезнела — когда он сказал, что надо замаскировать хижину, чтобы они могли первыми увидеть того, кто, возможно, высматривает их. Скай молча помогала ему покрывать хижину листьями, которые, уверил ее Кайл, сделают их жилище совершенно незаметным.

— Должен похвалить вас, мисс Дилани, — шутливо сказал он, когда с работой было покончено.

— То есть? — Почувствовав, что зачесалась щека, Скай потерлась о его плечо.

— Не такая уж вы великосветская дама.

— Это уж точно. — Простого прикосновения к его мускулистому плечу было достаточно, чтобы кровь побежала быстрее.

Солнце медленно опускалось за горизонт. Тени удлинялись. Берег утопал в мягкой лиловатой дымке, а небо прорезали косые фиолетовые линии. Океан приобретал загадочно-индиговый цвет вперемежку с белизной вскипающих там и тут бурунчиков.

Дул крепкий ветер, шевеля пальмовые листья, от которых разбегались причудливые тени. В воздухе разливалось райское блаженство.

— Ты вроде собирался показать мне что-то, — вкрадчиво прошептала Скай, прижимаясь к его спине. — Доказать, что жизнь продолжается.

— Было дело.

Он внезапно повернулся, заключил ее в объятия и принялся покрывать горячими влажными поцелуями сначала плечи, а затем, откинув волосы, шею.

— Кайл, — задрожав, пробормотала Скай и положила ему голову на грудь.

Кайл немного отклонился, по-прежнему крепко сжимая ее плечи. Пламя от только что зажженного костра взметнулось к небу, и при свете его четко выделился профиль прирожденного победителя. Губы у него были полные и чувственные, они легко сходились в строгую складку, но столь же легко смягчались улыбкой, и даже легкое их прикосновение не могло оставить ее равнодушной.

— Кайл, — снова прошептала Скай. Теперь он стал так близок ей, что каждый бугорок, каждая частичка тела была знакома — тела, которое она уже и не воспринимала отдельно от своего…

Да, близок. И в то же время, похолодев вдруг, подумала она, далек. Неведом. Каков он за пределами этого островка, она вовсе не знает; не знает, каков в обычной жизни. Да даже и здесь, когда он так близко, Скай не могла бы сказать, отчего вдруг порой так меняется выражение его лица.

У него есть прошлое, есть своя жизнь. И он предпочитает о ней умалчивать. Да оно и к лучшему, неожиданно подумала Скай, пусть иная жизнь остается в тени.

Она не хотела никаких перемен. Не хотела ничего знать. Лучше считать, что по ту сторону этого багрового заката ничего не существует.

Вцепившись ему пальцами в плечо, она выжидательно посмотрела на него. Что-то странное, какие-то огоньки мелькали в его глазах. Он слегка встряхнул ее.

— Смотри, Скай, никуда не уходи от меня, — хрипло прошептал он.

Скай покачала головой, силясь понять, о чем это он. Не уходи? Да ведь ей только и надо, чтобы он вел ее по жизни. Видно, именно это он прочитал в глубине ее глаз. Потому что настроение его разом переменилось. Он рассмеялся, подхватил ее на руки и понес как была, одетую, к воде, нашептывая что-то прямо в самое ухо.

Если есть мужчина, кому открыты врата рая, так это Кайл.

Ступив в черную прохладную воду и не переставая смеяться, Кайл закружил ее. Скай тоже засмеялась. Так они и кружились при пламенеющих лучах уже почти утонувшего в океане солнца. Затем смех оборвался. Они пристально посмотрели друг на друга. Кайл на миг застыл, а потом, не спуская взгляда, наклонился, поцеловал ее и медленно закрыл глаза.

Они вышли на берег, добрались до весело полыхавшего костра, и только тут он мягко опустил ее на землю.

— Замерзла? — спросил Кайл, почувствовав, что она дрожит.

Она кивнула.

— Сейчас согрею. — И трясущимися пальцами принялся поспешно расстегивать на ней блузку.

Гибко изогнувшись с врожденной грацией, Скай выскользнула из промокших шорт. Кайл встал напротив. Она потянулась к нему, просунула пальцы под пояс. Услышав, как он застонал, почувствовав, как напряглись у него мышцы на животе, Скай вся так и полыхнула огнем — вот оно то самое: жизнь продолжается. Не спуская с Кайла глаз, она нащупала пуговицу, потянула за молнию и обхватила его за ягодицы. Шорты соскользнули на землю, и Кайл отшвырнул их в сторону.

Темнеющее небо внезапно прорезал золотой луч. Он словно ударил в самый центр костра, слился с его пламенем, и на них снизошло яркое, торжествующее, манящее сияние.

Это рай, Эдем, а Эдему приличествует лишь совершенство, и такими они и были — совершенными мужчиной и женщиной, купающимися в шелковом сиянии умирающего дня, стройные, сильные и красивые.

Ничего более прекрасного, чем это обнаженное мужское тело, освещенное закатными лучами, Скай не видела. Она даже глаза зажмурила. И этот мужчина принадлежит ей. Нет, он сам по себе. Но ночь нежна и прекрасна. И она принадлежит ей. Прошелестел ветерок, донесся плеск волны. Пробормотав что-то, Скай прижалась к нему.

Привстав на цыпочки, она принялась покрывать быстрыми поцелуями его губы, щеки, глаза. Подхватив Скай за ягодицы, Кайл потянул ее к себе. Но она отстранилась, продолжая покрывать его поцелуями, наслаждаясь солоноватым вкусом кожи, слегка покусывая плечи, мягко поглаживая губы. Она спустилась ниже, задержалась у сосков, впитывая в себя его прерывистое дыхание, твердость напрягшихся мускулов. И еще дальше, еще ниже, пока она не опустилась в конце концов на колени, а его пальцы тем временем, обжигая все тело, пропутешествовали вверх, от копчика к затылку, и потонули в гриве волос. Застонав, он слегка приподнял ей подбородок, так, чтобы и в момент высшего наслаждения она смотрела ему прямо в глаза.

Глаза ее прекрасны, мелькнуло у него в голове, и это была его последняя мысль. Рай. Его впустили в рай. Языки пламени лизали все его тело, порождая сладкую боль. Застывший воздух прорезал крик безумного наслаждения. Он приподнял ее и снова поднес к костру, на фоне которого особенно четко выделялись изгибы и округлости ее тела, столь щедро предложенного ему в дар. Обезумев от желания, он все-таки сдерживал себя. Быть может, прошла лишь секунда, но в эту секунду картина рая навеки отпечаталась в его сознании — утонченные черты лица, потрясающие глаза, отвердевшие соски, ярко освещенные пламенем костра, стройные ноги, чресла, так нетерпеливо ждущие его.

Багрянец с золотом вспыхнул у Скай перед глазами.

Никогда еще Кайл не был таким нежным, таким мягким и в то же время таким страстным, требовательным, даже диким. Сердце ее опаляло бушующее пламя костра; в голове плавало, плавилось золото. Музыка ветра и воды достигала ушей, складываясь в какую-то удивительную рапсодию. Кайл не отпускал ее ни на секунду. Ощущая себя в самом эпицентре феерической бури, Скай впитывала его прикосновения, его ласки, его тело, полностью слившееся с ней.

И даже когда прошел миг внезапного разрешения — разрешения, окрашенного в лиловое, и золотое, и пронзительно-алое, — он продолжал ласкать ее.

Продолжал целовать, испивать все тело, с головы до пят, прикасаясь к самым чувствительным местам, так что она с ума сходила, выкрикивала его имя и требовала, чтобы он снова взял ее. Закат сделался индигово-черным, небо слилось с водой. Сейчас они не думали о еде и не собирались возвращаться под крышу. Они остались под бархатным балдахином неба, у костра, горящего посреди рая.

Обоим пришло в голову, что вот такой закат обещает новый день в Эдеме.

Даже Кайл забыл об осторожности. Он собирался сказать ей, что нельзя жечь костер ночью, спать надо в полной темноте, но каким-то шестым чувством угадал, что в такую фантастическую ночь ничего не случится. Ему даровано чудо, пред ним открылись врата рая.


Работа продвигалась медленно и туго. Одно дело — скамейки да табуретки, с ними можно справиться, даже когда у тебя столь несовершенные инструменты. И совсем другое — плот, который должен быть не только прочным, но и надежным, стопроцентно надежным.

Время текло незаметно. Если бы Скай не охватывала порой неясная тревога, если бы она не оглядывалась настороженно по сторонам, хотя и знала, что опасность вот так, ни с того ни с сего, не грянет, она была бы совершенно счастлива. Счастлива, как никогда в жизни.

Кайл сказал-таки ей, что лучше костер ночами не жечь, и она не возразила. Скай боялась кошмаров, но они не возвращались. Когда Кайл рядом, ей хорошо и покойно.

Вдруг Скай нахмурилась. Это было пять дней назад. Или шесть? Трудно сказать, она давно потеряла счет времени. Дни проходили за днями, недели за неделями. Она закрыла глаза и, наморщив лоб, попыталась сосредоточиться.

— Шесть недель, — вдруг сказала Скай вслух. — Мы здесь полных шесть недель, день в день.

Кайл, рубивший неподалеку дерево, остановился. Плечи его были покрыты потом. Он провел тыльной стороной ладони по лбу и обернулся. Затем перевел глаза на самодельный топорик, зажатый в руке, бросил его на землю с легким вздохом, потеребил бороду и подошел к Скай.

— Шесть недель, говоришь?

Скай кивнула. У нее затекли пальцы — слишком долго вымачивала, потом растягивала и снова вымачивала виноградные лозы. Она искоса посмотрела на Кайла, вглядывавшегося куда-то вдаль с небольшого холма, где они работали.

— Что, слишком долго? — спросила она.

Он пожал плечами, обнял ее за плечи, но взгляд его по-прежнему был прикован к какой-то невидимой точке в океане.

«Конечно, долго», — печально подумала Скай. Но ей-то почему так не кажется. Что-то все-таки, должно быть, не так…

И в который уж раз она подумала: отчего целиком, душой и телом, предавшись Кайлу, она даже не вспоминает о Теде? Скай закрыла глаза, пытаясь заставить себя вернуться в прошлое, найти в сердце уголок для раскаяния.

Все всегда было так просто, так хорошо. Она познакомилась с Тедом на премьере и была сразу заинтригована его тихим очарованием, непринужденными манерами. Раньше она совсем не так представляла себе театральных продюсеров. В тот вечер он был ненавязчив, но наутро принесли корзину цветов. А чуть позже позвонил и пригласил поужинать.

Наконец-то ей удалось вспомнить его мягкие, глубоко посаженные глаза, темные волосы, неброский, но безупречно сшитый костюм — таким он предстал перед ней в тот вечер.

В бизнесе Скай тогда еще мало что понимала, и Тед всегда готов был и подбодрить, и помочь советом. Встречались они часто, но Тед не возражал, когда она надолго застревала в Сиднее. «А почему я его с собой никогда не приглашала?» — подумала вдруг Скай. Все тогда, наверное, могло повернуться иначе. А впрочем, понятно. Там жил Стивен, а о нем она ни с кем не могла говорить, даже когда стало ясно, что скоро ей предстоит потерять любимого брата, к которому она была так привязана. С самого появления на свет они были вместе, и хоть, разумеется, и поддевали друг друга и ссорились, именно с ним Скай делилась своими наивными мечтами, именно с ним росла и входила во взрослую жизнь.

Теперь, похоже, смерть Стивена она пережила. Благодаря Кайлу. Но Теда винить в том, что он не пришел ей в свое время на помощь, не приходится — она сама держала его на расстоянии. Почему все-таки, вновь мучительно подумала Скай. Ведь к Теду ни с какой стороны не придерешься. Он добр, он отзывчив, он нежен. Таких, как он, мужчин мало. Но любовь сама делает свой выбор, грустно подумала Скай, и тут же поморщилась. Великая мудрость, понимаешь. Нет, надо вернуться к Теду, надо возродить эту любовь, потому что это правильно и потому что оба они свободны; и не следует любить Кайла, потому что он-то, по существу, не свободен, и к тому же такой странный, загадочный человек: много дает, но и требует взамен много, оберегает ее, ухаживает, но временами дает почувствовать, что она для него лишь ценная собственность, которой дозволено многое, но не все — определенных границ переступать нельзя.

Полного равенства в отношениях, подумала она, не бывает, всегда один — ведущий, другой — ведомый. В отношениях с Тедом первую скрипку играла она. А в отношениях с Кайлом, никуда не уйдешь от этого, — он. И он это знает и не позволит, чтобы было по-другому. И ей, как ни печально в том признаваться, это все равно А ведь когда-то она была гордой, дорожила своей независимостью, сама устанавливала правила, по которым жить. Когда-то.

— Дом вспоминаешь?

Скай открыла глаза и столкнулась с пристальным взглядом Кайла.

— Вроде того.

— Мы здесь не навеки. — Что-то такое почудилось ей в его голосе, хотя на вид Кайл был вполне спокоен. Помолчав немного, он вдруг спросил: — А почему ты не вышла за него?

Как он догадался, что она думает о Теде? Ясновидящий, что ли? Хотелось бы верить, что нет. Иначе она уж совсем беззащитной окажется, иначе он поймет, что она только о нем и думает, в то время как его мысли бродят где-то в другом месте…

— А разве брак — это так важно? — пожала плечами Скай.

— Брак — это обязательство. Ты боишься обязательств?

Скай снова передернула плечами. Ей не хотелось говорить на эту тему, вообще не хотелось, чтобы внешний мир вторгался в их нынешнюю жизнь.

— Ты в свое время взял на себя обязательства, — напомнила она. — И если посмотреть на то, что из этого вышло, то, по-моему, мой выбор предпочтительнее.

— Да, я рискнул, — перебил ее Кайл. — Я сделал попытку.

Она слишком многого не знает. Кайл как-то сказал ей, что никогда не любил жену. Так ли? А может, наоборот, слишком сильно любил и скрывает это таким образом? Может, потому не развелся, что все эти годы надеялся, что все вернется на круги своя? Может, настанет день, и она будет отрицать, что любила его?

— Что она за человек? — Скай как бы со стороны услышала свой вопрос и поморщилась — зачем это? Чего она ожидает? Что хочет услышать? Что все действительно позади? Что она не просто очередной порядковый номер в веренице его подруг? Что жена его — монстр? Ну да, именно этого она и ждет, пусть скажет хоть что-то, лишь бы перед самой собой оправдаться в том, что от себя отказалась, от всего отказалась, стала, несмотря ни на что, его возлюбленной. «У меня не было выбора», — сразу же пришла в голову спасительная мысль. Но это не так. Взять хоть тот самый первый раз, когда он понял, что она готова отдаться ему, уступить той страсти, что он пробудил. А ведь не уступила.

— Ты о ком, о Лайзе? — сухо уточнил он.

— О ней.

— О, Лайза — та еще штучка, — пожал плечами Кайл.

Как его, черт возьми, понимать? А впрочем, она и не хочет ничего знать о ней. Приятнее считать, что это высохшая старуха, мегера.

— Понятно, — неопределенно протянула Скай и вдруг поняла, что Кайл думает совсем о другом, во всяком случае, снова вглядывается куда-то вдаль.

— Хотелось бы знать, — рассеянно протянул он, — как там Майкл и Крис управляются с компанией.

— Кто такие Майкл и Крис?

Кайл снова повернулся к ней и рассмеялся.

— Майкл — это мой брат. А Крис — сын. По-моему, я уже говорил тебе о нем.

И Кайл принялся рассказывать про свою компанию и как они с братом ведут дело. О Крисе он больше не заговаривал, но и без того Скай чувствовала, как Кайл беспокоится за него.

Да и у нее сердце кровью обливалось за мальчика, которого лишили отца. И себя тоже жалко. Крис — это часть другой жизни, той жизни, которой живет Кайл. Крис и его мать Лайза. Все наверняка ждут, все молятся, чтобы Кайл поскорее вернулся. И он принадлежит не ей, а им.

Каким-то образом Скай, погруженной в собственные мысли, удавалось следить за нитью рассказа и даже вставлять реплики. Собственно, этого ведь она и хотела — чтобы Кайл раскрылся. Но потерь оказалось больше, чем обретений.

Да и вообще теперь у нее сплошные потери. Она потеряла «Дилани-дизайн». Она потеряла Теда. И всего за шесть недель потеряла все свое прошлое.

Кайл замолк, потянулся, разминая затекшее тело, и поднял Скай на ноги.

— Устал. Давай-ка покончим на сегодня с работой и прогуляемся немного.

Скай смущенно кивнула Ну вот опять — стоит ему только поманить, как она тут как тут. Нет, надо встряхнуться, обрести себя, освободиться от помочей.

Нет. Ее сердце в плену. Настоящее слишком неопределенно. А прошлое и вовсе не имеет значения, если сомнительны перспективы на будущее.

Скай медленно тронулась вслед за Кайлом.

Этим вечером они набрели на огород Скай запуталась в чем-то и, наклонившись, чтобы высвободить ногу, потянула за какой-то корешок. В руках у нее оказалось нечто округлое оранжевого оттенка.

— Ничего себе, — пробормотал Кайл.

— А что это такое?

— По виду сладкая картошка либо ямс. — Кайл надкусил и поморщился. — Картошка. — Он принялся шарить вокруг, раздвигая траву, и их изумленному взору предстали целые ряды неровных грядок.

— Огород? — недоверчиво спросила Скай.

— Да, похоже на то.

— Но каким образом?

— Видно, кто-то побывал здесь, да и прожил некоторое время, — пожал плечами Кайл, продолжая осматриваться. — Быть может, совсем недавно — картошка даже подпортиться не успела.

— Ты хочешь сказать, тот — или те, — кто оставил бутылку из-под коки?

— Морковка! — весело воскликнул Кайл, не сразу ответив на ее вопрос. — Нет. Те просто проходили мимо. Может, с большого судна спустили лодку да подошли. А иначе не подберешься — рифов полно вокруг. Так о чем это я? Ах да, наверное, когда-то на этом острове кто-то жил. Ну, скажем, несколько десятков людей, решивших удалиться от цивилизации. А впрочем, как знать? Вообще-то люди веками через эти края проходили. Эй! — Кайл неожиданно осекся и с широкой улыбкой посмотрел на Скай. — Может, хватит глазеть? Помоги-ка лучше. Уверен, тут есть чем поживиться. Подумать только, не будь ты такой неуклюжей, запросто могли пройти мимо этого богатства.

— Ничего подобного! — запротестовала было Скай, но тут же рассмеялась. При виде даров, обещающих приятно разнообразить их стол, она вдруг почувствовала урчание в животе и, оттолкнув Кайла, принялась энергично копать землю. — Ну что ты застыл как истукан? Я с голоду умираю.

Мрачные мысли разом куда-то испарились, и Скай теперь вполне наслаждалась жизнью.

Ночью пошел дождь, так что поужинали они в хижине, и еда показалась такой упоительно-вкусной, будто они сидели в каком-нибудь великолепном ресторане. Помимо картошки и моркови, они отыскали лук, и такой гарнир к поднадоевшей рыбе превратил ужин в настоящее пиршество.

Кайл открыл бутылку бургундского. Снаружи бушевал ветер. Чувствовали они себя прекрасно.

Дождь — это тоже хорошо: пополнятся запасы пресной воды.

И вообще все было бы прекрасно, думала Скай, уютно свернувшись калачиком в его объятиях, если бы не угроза появления этого любителя золота. Или контрабандистов. Впрочем, если их не трогать, то и они не тронут.

Ну а вообще-то — что им светит здесь, на безбрежных просторах Тихого океана, где может в любой момент разразиться буря, сметающая вокруг все и вся, где воды кишат ужасными акулами, где под безжалостно палящим солнцем остается лишь дрейфовать в сторону вечности, постепенно опустошая запасы воды и пищи?

Утром Скай сказала Кайлу, что не хочет никуда отсюда уезжать.

— Послушай, — начала она, ловя на себе тяжелый, пристальный взгляд, в котором явно читалось: ну и дура же, просто помешанная, ничего ни слушать, ни понимать не хочет. — Давай достроим плот да отбуксируем золото как можно дальше. Там выбросим его за борт, и, если, как ты говоришь, ящик снабжен специальным устройством, он тихо и мирно ляжет на дно. А потом вернемся назад.

— О чем это ты? — холодно осведомился Кайл. — Ты что, не веришь, что мне удастся вызволить тебя отсюда?

— Да нет. То есть я хочу сказать, что я тебе, конечно, верю, но у стихии свои законы. А у нас здесь есть все, чтобы продержаться, даже если поиски затянутся на месяцы.

— Черта с два! — раздраженно оборвал ее Кайл. — А что, если кто-нибудь из нас всерьез заболеет? Или пресная вода кончится?

Скай повернулась к нему спиной, стараясь не дать волю чувствам. Хорош, нечего сказать, на какой угодно риск готов пойти, лишь бы поскорее вернуться к той жизни, в которой привык всеми командовать.

Она ему небезразлична, тут сомнений нет. Буквально из постели не дает ей вылезать, нашептывает, как она прекрасна, как он обожает каждую частичку ее тела. Ну и что с того? Все равно ему этого недостаточно. Ему в этой тюрьме на двоих тесно, а она не может примириться с его привязанностями на воле, как бы ей, напротив, ни было хорошо с ним в этой самой тюрьме…

— Скай. — Кайл потянулся к ней, но она только плотнее завернулась в простыню. Ему пришлось применить силу. — Черт возьми, Скай, что с тобой происходит?

— Ничего, — сквозь зубы процедила она, направляясь как была, без шорт и блузки, к выходу. Какое в конце концов имеет значение, одета она или нет?

— Скай, я с тобой разговариваю!

Вот подходящий случай продемонстрировать свою независимость.

— А я сейчас как раз не расположена разговаривать. — Скай выскользнула из хижины и, не разбирая дороги, побежала в глубь островка. Время у нее есть. Кайл, надо полагать, настолько ошеломлен тем, что она даже одеться не попыталась, что не сразу поймет смысл произошедшего. А произошло то, что она позволила себе не последовать его высочайшим указаниям.

А впрочем, что толку бунтовать? Почувствовав, что из глаз у нее градом покатились слезы, Скай обозлилась на себя самое. Боже, ну отчего она не может вести себя по-человечески и отчего повсюду ей мерещатся угрозы?

И отчего, между прочим, ее так тошнит, подумала Скай, добравшись до места, где они накануне работали. Наверное, свежими овощами объелась. Вообще-то ведь она терпеть не может картошку и ямс.

Так то вообще. А теперь все по-другому. Поднявшись на борт самолета, обычный свой мир Скай оставила позади. И просто радоваться тому, что осталась в живых, она не может, потому что спасение привело к знакомству с Кайлом и заставило о многом задуматься.

Скай вытерла слезы и дала себе слово, что больше плакать не будет. Спокойная, невозмутимая Скай, деловито стучащая каблучками по улицам Нью-Йорка, осталась далеко позади. Может, ее вообще уже больше нет. Но нынче утром Скай почувствовала, что какая-то часть ее самой, прежней, возвращается.

В общем-то законченной трусихой она никогда не была. И, говоря откровенно, далеко не только страх перед акулами приковывал ее к острову. Вынужденная признать этот неоспоримый факт, Скай решила, что игра стоит-таки свеч — надо отсюда отчаливать. Любовь, если это действительно любовь, способна выдержать любые бури. А если любви нет, придется, стало быть, научиться жить без Кайла — как и раньше жила. При виде картошки Скай опять затошнило. Чего бы она сейчас только не дала за таблетку «Алка-зельтцер». И тут, не успела она и опомниться, до ближайшего дерева добежать, как ее буквально вывернуло наизнанку. Истина не просто начала медленно открываться перед ней — как обухом по голове ударила. Не успев даже удивиться, Скай сердито выругала себя: «А чего, собственно, ты ожидала?»

Не далее как вчера она высчитала, что минуло шесть недель. Но тогда ей и в голову ничего не пришло.

Так чему же удивляться? Ведь с самого начала сознавала, что нельзя так давать себе волю.

Скай разогнулась и, обнаружив неподалеку небольшую вымоину, в которой от вчерашнего дождя осталось много воды, аккуратно, стараясь не зачерпнуть грязь в ладони, сполоснула лицо. Затем, зачерпнув еще пригоршню, сделала большой глоток, радуясь в душе тому, что давно уже привыкла к сырой воде.

Нагнувшись, Скай вгляделась в собственное, слегка колеблющееся отражение.

— Ну и что теперь делать? — спросила она своего двойника. Делать? Скай грустно улыбнулась. Да ничего. Центр помощи матерям-одиночкам так же далеко отсюда, как и аптека, которую она как-то упомянула в разговоре с Кайлом.

Так что вопрос надо ставить иначе: не «что делать?», а «как самочувствие?» И, не отрывая глаз от собственного отражения, Скай вдруг с удивлением обнаружила, что только что сделанное открытие ее ничуть не волнует. Перспектива родить здесь, на острове, без медицинской помощи, ее совсем не пугала. Как не пугало и то, что, вернувшись к цивилизации, она рискует столкнуться лицом к лицу с женой отца своего ребенка.

Скай закрыла глаза. На душе ей сделалось хорошо и покойно. Ибо, как бы то ни было, она любила Кайла и приятно, тепло было ощущать, что под сердцем она носит его ребенка. Чувство это было древнее и неизбывное, оно сильнее любой растерянности, любого головокружения, любой тошноты.

«Сказать ему?» — смутно подумалось ей. Ну разумеется, он имеет право знать, да и ей не терпится поделиться с ним новостью, пусть даже Кайл временами выводит ее из себя.

Но пока не время, одернула себя Скай. Надо убедиться. Может, это все же картофель, а может, у нее просто задержка. Такие вещи случаются в результате внешних воздействий, а уж крушение самолета — это то еще внешнее воздействие.

Впрочем, криво усмехнулась Скай, уже сама жизнь с Кайлом — достаточно сильное внешнее воздействие.

От набежавшего ветерка вода в луже пошла морщинами, и на мгновение глазам Скай предстал нечеткий образ великосветской, утонченной дамы в отлично сшитом бежевом деловом костюме, на высоких каблуках, с сумочкой и, в довершение ко всему, в шляпке с узкими полями. Что бы, интересно, подумала эта дама, которая всего лишь шесть недель назад была самой собой, о совершенно обнаженной, с растрепанными волосами и растерянной улыбкой особе, вглядывающейся в собственное отражение в грязной луже? Смешная и почему-то весьма довольная собой дикарка…

— Да нет, — неожиданно вслух проговорила Скай, — это только кажется, что я так спокойна. На самом-то деле умираю от страха. — И действительно, она была в этом уверена, от тревоги никуда не деться, только появится та позже, когда пройдет чувство необыкновенной новизны открытия и надо будет сживаться с новым положением. Да уже и сейчас Скай пришло в голову, что в рационе ее не хватает каких-то калорий, и вообще она не знает, как себя вести, и…

— Скай!

Обернувшись, она увидела Кайла. Он смотрел на нее обеспокоено и участливо. Постояв немного, Кайл подошел поближе и сел рядом, упершись коленями в подбородок.

— Послушай, — негромко проговорил он, — хочу перед тобой извиниться. Сам не пойму, зачем ввязался в этот спор. Я ведь тоже считаю, что затея с этим чертовым плотом опасна. Слава Богу, из переделки с самолетом мы выбрались. И я согласен с тобой: даже если ничего не предпринимать, все будет нормально. И все же плот — неплохая идея. Он нас, как бы сказать, сблизил. Было чем занять мозги и руки. Короче, на мой взгляд, дорогой коллега, — с улыбкой закончил Кайл, — действительно лучше поскорее избавиться от мерзкого золота, а потом сидеть и не рыпаться. — Кайл помолчал немного и со вздохом продолжал: — Насколько я понимаю, от нас не меньше тысячи миль до любого места, обозначенного на карте. Не могу понять, повторяю, с чего я завелся, наоборот, поблагодарить бы надо, что ты меня на землю вернула. Наверное, просто самолюбие взыграло. Говоря откровенно, по утрам у меня вообще часто бывает неважное настроение, а тут еще ты вроде усомнилась в моих возможностях. В общем, прошу прощения.

— Забыли, — мягко улыбнулась Скай.

В теперешнем своем состоянии она бы ему все что угодно простила. А уж если он сам извиняется… Прямо не верится.

— На самом-то деле, — поймав ее взгляд, Кайл пожал плечами, — забывать как раз не стоит. То, о чем я говорил, действительно серьезно: и заболеть не штука, и с водой на самом деле могут возникнуть проблемы. Но до сих пор укрыты мы здесь были надежно. Вот что, наверное, надо сделать. Закончим плот, и я сам испытаю его. То есть не просто испытаю — избавлюсь от этого проклятого ящика. А там, глядишь, если отгребу подальше, может, что-нибудь и увижу интересное. А как вернусь, подумаем, что делать дальше. Идет?

Скай улыбнулась. Таким — мягким, ласковым, даже кротким — она его еще не видела. Но тут в горле у нее встал какой-то комок. Как отпустить его одного в море? Скай терзалась сомнениями: с одной стороны, хотелось отправиться с ним, с другой — надо быть поосторожнее, если не ради себя, то…

— А ты уверен, — она слегка запнулась, — что найдешь дорогу назад?

— О Боже, ну хоть немножко-то в меня можно поверить? — оборвал ее Кайл, не переставая, впрочем, мягко улыбаться. — Я ведь, между прочим, летчик и кое-как в навигации разбираюсь. К тому же в свое время я и на лодках ходил немало. Рисковать не буду, обещаю тебе. — Он немного помолчал. — Ну как, согласна?

Скай молча кивнула. Губы ее тронула легкая улыбка. Судя по всему, Кайл действительно хочет, чтобы ей было как можно спокойнее. Она перевела взгляд на лужу, где теперь отражались они оба, и улыбка перешла в хихиканье. Хороша парочка! Она, голая, глядится в грязную лужу, а он, с развевающейся бородой и в коротких штанишках, пристроился рядом. Ну кто бы поверил, что это важные начальники!

Неожиданно Скай представилось, как, потеряв равновесие, Кайл ныряет в эту муть, и она с трудом удержалась, чтобы не расхохотаться уже по-настоящему. А что, собственно, такого, ведь он же все время сам твердит ей, что надо научиться играть… расслабляться.

— Идет. — Скай весело улыбнулась, глядя ему прямо в глаза. Эх, была не была!

Стремительно вскочив на ноги, она изо всех сил уперлась ему в колени и толкнула. Наградой стало изумленное выражение человека, вдруг понявшего, что с ним сыграли шутку. Вздымая кучу брызг и мути, Кайл плюхнулся в лужу.

Не переставая смеяться и чувствуя необыкновенную легкость, Скай мчалась, уворачиваясь на бегу от веток. «Ловко это у меня получается!» — подумала она. Время, проведенное на острове, не прошло даром. Она сделалась ловкой и сильной.

Кайл ее догонит, тут сомневаться не приходится. Но как подумаешь, что постоянно чувствовала себя зависимой от этого сильного, рослого мужчины, то приятно становится, что хоть раз сама вышла победительницей.

Издали послышались хриплые проклятия.

— Эй, Скай, если ты думаешь, что я позволю тебе вот так запросто…

Ей пришлось на секунду остановиться — дыхание совсем из-за смеха сбилось. Впрочем, тут же Скай снова кинулась вперед. Ей хотелось тихо и скромно накрыть на стол, пока Кайл не отчистится от грязи и не вернется взять реванш.

Интерлюдия

19 июля

Приладив получше сильный бинокль, Майкл Джаггер всматривался с капитанского мостика в береговую полосу.

От напряжения он даже почувствовал резь в глазах. Похоже, все-таки остров.

Когда на прошлой неделе поиски не дали никакого результата, было решено воспользоваться гидропланом, и Майкл готов был поклясться: что-то он усмотрел. Именно здесь. Точно, здесь. Майкл тщательно отметил координаты точки и только тут сообразил, что гидроплан здесь не поможет: вокруг острова раскинулись целые заросли коралловых рифов. Только машину разобьешь, а брату не поможешь. Если, конечно, тот жив…

«Да жив он, жив!» — прикрикнул на себя Майкл. Что-то же он видел. И этим «что-то» наверняка был островок.

И не только. Вглядываясь изо всех сил в бинокль — при этом от зеленых, как у всех Джаггеров, глаз разбежались морщинки, — Майкл увидел на желто-зеленом фоне песка и деревьев какое-то строение из соломы. Нечто вроде хижины.

Бог знает почему, но он так и задрожал в предвкушении успеха. Глаза его увлажнились, словно на месте мужчины в годах оказался безусый подросток.

— Рэй! — Так звали его старого школьного приятеля, хозяина яхты, красиво названной «Бон-Бри». Этот настоящий морской волк знал Тихий океан вдоль и поперек, так же как братья Джаггеры знали небо над ним. — Рэй!

Из люка появилась взъерошенная голова Рэя Торна.

— Ну что там?

Майкл махнул, чтобы он подошел поближе, но вдруг так и застыл, не отрывая бинокля от глаз. Лицо его осветила широкая улыбка.

Брата он не увидел, но что-то там мелькнуло, и Майкл изо всех сил заморгал глазами.

Что это — мираж? Видение? Или они приплыли к Эдему?

На острове жила нимфа. Фея. Она летела над песком, словно Афродита, возникшая из пены. Она засмеялась, и Майкл готов был поклясться, что слышит мелодичный голос. Вот она остановилась на секунду под сенью пальм и живо повернулась, при этом золотистые волосы рассыпались, поплыли, повторяя мягкие изгибы ее тела, и легли наконец на высокую пышную грудь.

Надо быть евнухом, чтобы отвернуться от такого зрелища. А что, может, и на самом деле попал он из привычного мира прямо в рай? Ничего даже отдаленно похожего на такое совершенство Майкл прежде не видел. Это горделиво вздымающаяся грудь великолепной лепки, этот стройный торс, эта талия, которая поместится в ладони, эти соблазнительные бедра, плоский живот… длинные ноги…

— Так что там, Майк? — нетерпеливо переспросил Рэй.

Майкл так поспешно опустил бинокль, что шнур захлестнулся вокруг шеи. Чувствуя, что краснеет, как барышня, он откашлялся.

— По-моему, мы их нашли, — поспешно проговорил он.

Рэй, во внешности которого прежде всего бросалась в глаза пышная борода, посмотрел на него как на сумасшедшего.

— Надо подогнать лодку. Только не передавай пока ничего по радио, брата ведь я не видел.

Глядя, как друг залезает в лодку, Рэй на удачу постучал по дереву. Взревел мотор, и катерок понесся к берегу.

Лицо его покрывали соленые брызги, но Майкл ничего не замечал. С берега прямо в лицо дул ветер, рубашка и джинсы быстро промокли насквозь. Но Майкл ничего не ощущал, пристально вглядываясь вдаль Нимфа исчезла; впрочем, это естественно. Бинокль был нацелен точно на запад, а чтобы подойти к берегу да высадиться благополучно на небольшую песчаную косу, пришлось отклониться от прямой. На некотором расстоянии от берега Майкл приглушил мотор и стал медленно пробираться через предательские коралловые рифы.

И вот он у цели. Ноги утопают во влажном песке. Майкл глубоко вздохнул и быстро зашагал к хижине. Тут он увидел что-то похожее на простыню, сшитую из клочков какой-то материи. Голова у него так и пошла кругом, казалось, земля из-под ног уплывает. Среди клочков, из которых была сделана простыня, выделялся один, чье происхождение не вызывало сомнений: это куртка. Куртка его брага.

Он огляделся вокруг и увидел неподалеку костер, от которого сейчас, впрочем, остались одни головешки. Но еще не остывшие — стало быть, костер жгли совсем недавно.

Майкл скорее почувствовал, нежели услышал, легкие шаги. Они приближались с запада. Он повернулся, встал на ноги и пошел к берегу.

И тут он ее увидел, свою нимфу. Она смеялась, и теперь смех был слышен — действительно, музыка. Майкла нимфа не видела — глядела в другую сторону, высматривая что-то позади себя.

Увидела, лишь почти столкнувшись. Майкл инстинктивно протянул вперед руки — чтобы не упала.

Это был не мираж, человек во плоти. Прикоснувшись к загорелой коже, он почувствовал под руками настоящий шелк. Миндалевидные янтарного цвета глаза были как у испуганной лани. Алые губы раскрылись в беззвучном крике.

Глава 9

Столкновение с незнакомцем повергло Скай в настоящую панику. Наверняка он явился за золотом. И свидетели ему в дальнейшем не понадобятся.

Крик зародился где-то в самой глубине — крик ужаса. Но, едва вырвавшись, он тут же застрял в горле. Страх прошел так же внезапно и быстро, как возник.

Кажется, пришельца тоже поразила эта встреча — во всяком случае, глаза у него расширились. Что-то в них было иное, непохожее, однако цвет, совершенно неповторимый, был ей слишком хорошо знаком. Лицо тоже другое, пожалуй, более молодое, да и чисто выбритое. К тому же обладатель его, судя по морщинкам у глаз, любит посмеяться. Но все остальное — опять-таки до боли знакомо.

Скай и представления не имела, что вскрикнула, потом поперхнулась, потом закашлялась. К действительности ее вернул встревоженный голос Кайла.

Она услышала треск ломающихся веток, топот, и вот в деревьях мелькнула стремительно приближающаяся фигура. Но заметила ее Скай лишь краешком глаза — она по-прежнему как завороженная глядела на незнакомца.

Тот, однако, отвернулся, и лицо его, еще секунду назад напряженное, медленно расплылось в широкой улыбке. Скай почувствовала облегчение.

Глаза у незнакомца затуманились, и он радостно воскликнул'

— Слава Богу, ты жив!

— Майкл!

Тиская друг друга в объятиях, братья, казалось, совершенно забыли о Скай. Она же, все еще пребывая в некотором трансе, почувствовала, как комок подступает к горлу. Ну разумеется, это Майкл. Нельзя было не заметить, как оба счастливы, как рады этой встрече и как крепко связаны они кровными узами. Скай очень хорошо понимала это чувство. У нее защемило сердце. Совсем недавно ведь и у нее был брат, он же — лучший друг.

— Как тебе удалось отыскать нас? — спросил Кайл, все еще не выпуская брата из объятий и ослепительно улыбаясь.

— Упорство! — Майкл Джаггер рассмеялся и обернулся к Скай.

Только тут она сообразила, что на ней ничего нет. И снова перепугалась, но теперь уже по другому поводу. Цивилизация настигла ее. То, что еще минуту назад было естественным, стало неприличным.

Кажется, Майкл понял ее переживания. Он смущенно посмотрел на брата и поспешно повиновался, когда тот бросил ему:

— Эй, Майк, отдай-ка Скай свою рубаху.

Майкл Джаггер, пожалуй, отличался не столь внушительными размерами, как его брат, и все равно Скай буквально потонула в его рубахе. Она ей чуть не до пят доставала. А еще лучше — если бы и закрыла с головой.

На короткое время повисло смущенное молчание, нарушенное непринужденным смехом Майкла.

— Здорово все-таки, до сих пор сам не могу поверить, что вы нашлись.

— Я тоже, — с улыбкой заметил Кайл, поспешая вслед за братом на помощь все еще явно смущенной Скай.

— Майк, это, как ты, должно быть, догадываешься, Скай Дилани. Скай, это мой брат Майкл.

Чувствуя себя полной идиоткой, Скай машинально протянула руку и пробормотала что-то вроде «рада познакомиться». Но в глазах младшего брата Кайла не было никакой враждебности и даже настороженности; напротив, он смотрел на нее с явным сочувствием. Напряжение спало.

— Как там Крис? — поспешно спросил Кайл.

— У него все в порядке. Он рвался со мной, уж не знаю, думал, что я сам не справлюсь, что ли. Либо… — Майкл осекся, но все и без того поняли, что имелось в виду. Либо — обнаружатся одни лишь обломки самолета и трупы. — Так или иначе, — продолжал Майкл, — в конце концов, он согласился с тем, что негоже, когда в офисе нет никого из нас троих. Наверняка у него сейчас дел по горло, но все равно нужно, конечно, срочно радировать. Все это время он места себе от тревоги не находил. А от Лайзы, боюсь, помощи было не много — только и знает, что причитать… — Майкл снова замолк, на сей раз явно смутившись. Он даже не удержался и бросил на Скай виноватый взгляд.

А она почувствовала, что щеки у нее так и пылают. Бедняга Майкл, мелькнуло у нее в голове, так старался, чтобы все было хорошо, а тут вдруг взял да брякнул про жену в присутствии любовницы.

— А ты разве еще не послал сообщения? — спросил Кайл.

— Да нет, знаешь ли… — Черты лица у Майкла были такие же мужественные, как и у старшего брата, но в отличие от него он умел краснеть. — Понимаешь, с борта я увидел только Скай, а тебя не было, ну и я решил не торопиться.

— Да оно и к лучшему, — не особо вслушиваясь в объяснения, махнул рукой Кайл. — У нас тут возникла небольшая проблема. — И он рассказал про ящик с золотом — Полагаю, надо срочно связаться с австралийцами. Пусть скажут, что делать, пока весь мир не узнал об этой находке.

Майкл кивнул и широко улыбнулся Скай, которая все еще неподвижно стояла на месте скрестив руки на груди.

— Ну что ж, мисс Дилани, наверное, пора перебираться на нашу «Бон-Бри», — заговорил Майкл. — Домашнего уюта не обещаю, но наверняка там найдется немало из того, чего вам в последнее время явно не хватало. Есть душ, есть горячая вода, а в холодильнике полно всякой всячины, например бифштекс. Да и радиограмму надо поскорее послать. Ведь и о вас куча народа беспокоится. Ваш друг продюсер, по-моему, целую армаду самолетов в воздух поднял.

Скай молча кивнула, искоса бросив взгляд на Кайла. Лицо его приняло медальные очертания. Понятное дело. Вот-вот вернется в свой привычный мир. Уже и сейчас думает, чем надо в первую очередь заняться, недаром заговорил об австралийцах и золоте. А там — сын ждет дома.

И жена. Они, правда, давно не живут вместе, но теперь, возможно, все будет по-другому. Ведь из такой передряги живым выбрался — уже одно это способно смести все барьеры. Да и Кайл теперь может новыми глазами посмотреть на былое.

— Душ — это прекрасно, мистер Джаггер, — сказала Скай, стараясь сохранить достоинство, несмотря на клоунское одеяние и растрепанные волосы. — А о бифштексе уж не говорю, слюнки текут. — Скай направилась мимо братьев в хижину. — Прошу прощения, долго я вас не задержу. — «Надо хоть шорты надеть под рубашку», — подумала она.

Поспешно одеваясь и прислушиваясь краем уха к разговору братьев о домашних делах, Скай задумчиво смотрела в проем хижины. Итак, они отчаливают, островная эпопея закончена. Она все еще не могла поверить в это, не могла привыкнуть к мысли, что через несколько дней будет ходить по Манхэттену, вернется к старой жизни.

И Кайл тоже.

Надо бы радоваться, но радости почему-то не было, наоборот, накатывала какая-то тоска. Изодранные простыни напоминали ей о том, как у них все начиналось с Кайлом. Стены хижины — живое свидетельство того, как он обустраивал их совместную жизнь, старался сделать ее максимально комфортной, требовал и ее участия, но всегда платил взамен полной монетой.

Она носит под сердцем его ребенка. И теперь вопрос «что делать?» обрел смысл.

Сказать ему она не могла. Пока нет. Сначала надо вернуться, обдумать все как следует, решить, как действовать лучше.

«Ребенка я сохраню». Скай попыталась заглушить внутренний голос. Вообще-то она и сама еще не знала, что будет делать. Все так запуталось. Кайл снова сделался чужаком. Здесь его брат, и это живой, во плоти, человек, и он повествует о реальном мире, мире, который принадлежит Кайлу и в котором ей нет места.

Взгляд Скай остановился на гребне с черепаховой ручкой, валявшемся на простыне. Она подняла его и засунула в кармашек шорт, бывших некогда строгим деловым костюмом. Затем отыскала саквояж и сумочку, в которую давно уже не заглядывала, — теперь это снова годные к использованию вещи. Возвращается обычная жизнь. Скай на мгновение зажмурилась, потом открыла глаза, повернулась и вышла из хижины.

— Я готова.

— Ну так пошли, — нетерпеливо бросил Кайл, по-хозяйски беря ее под руку и подталкивая к лодке.

Высвободиться Скай не попыталась, но Кайл почувствовал, как она напряглась. А еще раньше отметил взгляд, мелькнувший у нее при появлении Майкла.

Кайл и сам испытывал немалое смущение. Радостно, конечно, было увидеть брата, радостно думать о скорой встрече с Крисом, хорошо, что Скай теперь свободна от тягот бивачной жизни на острове, и тайфуны не угрожают, и вообще всякие неожиданности, например болезнь, больше не подстерегают.

Но одновременно что-то задевало, задевало сильно, до боли.

Он видел ее глаза.

И знал, что чуду пришел конец.

Рай потерян.


Рэй Торн порывисто заключил гостей в объятия. Скай должна чувствовать, что здесь ей рады. Ее буквально втолкнули в просторную душевую, пустили сильную струю горячей воды, предложили бархатный темно-бордового цвета банный халат. Рэй бодро сообщил, что он — из гардероба его приятельницы. Помимо того, в распоряжении Скай различные сорта мыла, шампуней и всяких «дамских штучек», которые также принадлежат Марше, и она будет до смерти обижена, если Скай ими не воспользуется. Что оставалось, кроме как поблагодарить хозяина и торжественно заверить, что все пойдет в дело?

Господи, как прекрасно душистое мыло! И пенистый шампунь! Скай буквально наслаждалась этими вещами, такими обыкновенными, казалось бы, но ощущавшимися сейчас как подлинное чудо. Выходит, по-настоящему начинаешь ценить что-то, когда тебя этого чего-то лишают. Впрочем, ничего удивительного, потребуется время, чтобы вернулись старые привычки.

В большом зеркальном шкафу над раковиной Скай обнаружила целый набор зубных щеток. «Бон-Бри» явно подготовлена к приему большого количества гостей — впрочем, размеры яхты Скай оценила, едва поднявшись на борт. Похоже, Рэй Торн при всем своем расхристанном виде богатством не уступит своим друзьям Джаггерам.

Скай долго смотрела на щетку, задумчиво водя пальцем по пластмассовой поверхности. Вот этого ей больше всего и не хватало — мятного привкуса зубной пасты.

Вот удивительно! Она думает о пасте, сама — беременна, и отец ребенка возвращается к старой семье, а ей предстоит увидеться с Тедом и все объяснить ему, сказать, что больше не любит его… А ведь он и самолеты, и корабли снаряжал, лишь бы отыскать Скай.

Она прополоскала рот и посмотрелась в зеркало. Чувствовала себя Скай древней старухой, словно провели они на острове не несколько недель, а долгие годы. Но выглядела на удивление молодо. Глаза широко открыты — все еще не прошел шок от встречи; щедрая невидимая Марша — дама, судя по всему, в теле, руки так и тонут в мягких рукавах халата, а снизу он волочится по полу. Негнущимися пальцами Скай сунула вилку фена в штепсель и занялась волосами, впрочем, без особого успеха. Длинные светлые, рассыпавшиеся по халату пряди выглядели слишком невинно для женщины, которая…

Которая — что? — раздраженно оборвала себя Скай. В конце концов за полтора месяца она не сделалась сластолюбивой сучкой.

Она аккуратно положила все на место и вышла в длинный коридор яхты. Это было настоящее судно с просторными каютами на носу и в хвосте. Посредине, рядом с камбузом, находилась блещущая чистотой гостиная, где Скай обнаружила всех троих. Рэй и Майкл, облачившись в шорты и спортивные туфли, потягивали пиво, Кайл, сверяясь время от времени с картой, говорил по радиотелефону. Собственно, не столько говорил, сколько слушал.

При виде Скай Рэй и Майкл разом вскочили, приглашая ее к столу. Усаживаясь между ними, Скай кивнула в сторону Кайла.

— С кем это он?

— Ему удалось связаться с австралийцами, — пояснил Майкл. — Насколько я понял, они просят нас оставаться пока на месте. Завтра кого-нибудь пришлют. Что вам предложить? У нас тут всего полно, так что не стесняйтесь.

Скай, столь долго лишенной благ цивилизации, странно было наблюдать такую церемонную встречу.

— Да против стакана пива не откажусь, — улыбнулась она.

— Сию минуту! — Рэй поспешил к холодильнику, а Скай повернулась к Майклу.

— Не понимаю, почему нам нужно ждать здесь кого-то?

— Чтобы никто ночью не попытался похитить золото.

Это уже Кайл заговорил Он отошел от стола, на котором были разложены карты, и уселся на место Рэя, рядом со Скай.

— Как только станет известно, что нас обнаружили — живыми и здоровыми, — кому-то станет очень нехорошо. Эгот «кто-то» не может не понимать, что управление аэронавтики займется исследованием обломков самолета и быстро выяснит причину катастрофы. Поэтому действовать надо быстро. Решать тебе, Скай, но австралийцы просят нас не обнаруживать себя до завтрашнего утра. Им нужно какое-то время, чтобы добраться до нас.

Скай молча посмотрела на Кайла, досадуя в душе, что тот устроился рядом, да еще небрежно, по-хозяйски, положил руку ей на плечо. Скай вовсе не хотелось играть с австралийцами в радиомолчание, лучше всего бы заползти в какую-нибудь нору да забыть о том, что ее видели на берегу совершенно обнаженной.

Рэй с поклоном поставил перед ней стакан пива. Никто не сводил с нее глаз. Скай подумала о Теде. Пусть она и не любит его больше, но ведь все равно жалко — продолжает поиски, места себе не находит. А Вирджиния? Тоже ведь наверняка от страха умирает у себя в Сиднее. Да ей и самой совершенно не по себе сейчас рядом с Кайлом, ведь мир, в котором было место только для них двоих, остался позади.

Но тут Скай подумала об австралийцах — ей всегда оказывали такое гостеприимство, всегда были так безупречно вежливы. Подумала она и о Стивене, похороненном в австралийской земле. Не хотелось думать, что она чем-то обязана этой стране и ее людям, а вот думалось.

— Ну что ж, — сказала она, пытаясь придать голосу как можно больше твердости. — Когда мы… когда я могу оказаться дома? — Она сделала глоток и откашлялась.

— О, довольно скоро, — весело откликнулся Рэй — В сутках хода отсюда есть островок под названием Игуа. Это частное владение — нечто вроде укрытия для тех, у кого деньги водятся. Между прочим, там Майкл и отыскал меня. А австралийцы обещали завтра же первым делом уведомить вашу — кого там, золовку? — что с вами все в порядке.

А Вирджиния, подумала Скай, наверняка cpазу же свяжется с Тедом. Она почувствовала, что Кайл пытается поймать ее взгляд, но не повернулась. Какое у него право осуждать ее за то, что она как можно скорее хочет оказаться дома? Он-то уже сейчас со своими.

— А здесь оставаться не опасно? — Вопрос ее был адресован Майклу.

— Ничуть. — Кайл не дал брату ответить, и она наконец повернулась к нему.

Но…

— Теперь мы далеко не беззащитны.

Скай не понравился его голос. В нем звучали металлические нотки, от которых ее буквально в дрожь бросало. Такой голос — напоминание о том, что этого человека зовут К.А. Джаггер, а К.А. Джаггер неповиновения не потерпит.

— Да вряд ли кто и появится, — быстро вставил Майкл, вроде почувствовавший нарастающую напряженность. Он быстро сменил тему: — Да, Рэй, чуть не забыл. Я обещал даме бифштекс, а ведь время уже далеко за полдень. — Он повернулся к Скай: — Как прикажете приготовить вам, мисс Дилани?

— Немного недожаренный, пожалуйста, — улыбнулась она. — И называйте меня просто Скай. — Глупо, право, подумала она, что человек, который только что видел ее разгуливающей нагишом, обращается к ней по фамилии.

— Ну а я, пока вы тут занимаетесь в кухне, приму по-быстрому душ, — сказал Кайл и задумчиво поскреб бороду. — Пожалуй, пока не буду сбривать, как думаешь, Скай? Или лучше все же убрать?

Скай вся так и напряглась, заставив себя посмотреть в его славное мужественное лицо. В глазах его горел холодный огонь, угадывался вызов, смысл которого она не могла понять.

— Ну а мне-то что за разница? — небрежно бросила она и отвернулась, успев заметить, как заиграли желваки у него на скулах. Впрочем, это было только мгновение. Кайл поднялся из-за стола.

— Майк, мне бы надеть что-нибудь.

— Разумеется. — Майкл поднялся, готовый последовать за братом. — Посмотри у меня в каюте, на корме. Впрочем, пошли вместе, я заберу свои вещички, чтобы потом уж вас со Скай не беспокоить.

О Боже, Боже, Боже! Скай вся так и залилась краской. Ведь Майкл явно намекает на то, что их отношения с Кайлом отнюдь не оборвались.

— Отлично, спасибо, — сказал Кайл.

Какого черта, гневно подумала Скай, почему он даже не дает ей рта раскрыть? Она открыла было рот, но не произнесла ни слова. Только на потеху себя выставлять. Нельзя же после всего того, чему Майкл стал свидетелем, прикидываться, будто между ними ничего нет. И все же она оказалась в дурацком положении.

Скай со вздохом посмотрела в спину удаляющимся Кайлу и Майклу и с деланной улыбкой повернулась к Рэю Торну:

— Чем помочь?


Пока Кайл принимал душ, Майкл вернулся в камбуз и деятельно включился в приготовление обеда. Скай явно собирались обслужить по высшему классу, и сознавать это, честно говоря, было приятно. В этом отношении Майкл Джаггер не похож на брата — не такой колючий. Спокойно и приветливо, без всякой подковырки, он принялся расспрашивать ее о пережитых приключениях. Скай поведала о буре, о контрабандистах, чье внимание она столь упорно пыталась привлечь, о том, как Кайл нашел ящик с золотом, — словом, обо всем, за вычетом только интимных подробностей.

— Повезло вам, что живы остались, — задумчиво сказал Майкл, сосредоточенно очищая луковицу. — Начать с того, что Кайл умудрился посадить самолет. Просто чудо какое-то.

Это верно, повезло; верно и то, что везением своим она обязана Кайлу. Скай вздрогнула и зажмурилась: все никак не могла поверить, что она на судне, готовит еду в камбузе, что их нашли.

А впрочем, чего уж тут не поверить, одернула она себя. С Майклом и Рэем она сразу нашла общий язык, в мягком халате так удобно… А ведь не далее как вчера ночью она лежала на песке, завернувшись в драную простыню, и повторяла себе, что, вполне возможно, в жизни своей не увидит больше никого, кроме Кайла.

— Кайл — потрясающий летчик, — продолжал Майкл. — Думаю, один из лучших среди тех, кто все еще поднимает самолеты в воздух.

— Наверное, так, — мягко откликнулась Скай. Вообще-то ей не хотелось ни думать, ни говорить о Кайле как о летчике. Лишнее напоминание о том, что сегодняшний день — только прелюдия к расставанию.

Майкл и Рэй наперебой принялись расспрашивать ее о деятельности «Дилани-дизайн». На мгновение Скай словно застыла. «Дилани-дизайн»? А что это такое? Нечто далекое и эфемерное. Реальность — это поиски хлеба насущного. Реальность — это пресная вода, которая может кончиться в любой момент. Реальность — это палящее солнце над головой, песок под ногами, кусты, деревья, запутанные корни манго…

Реальность — это Кайл.

Скай выдавила из себя улыбку и включилась в разговор. «Интересно, хоть выгляжу-то я нормально?» — мелькнуло у нее. Потому что чувствовала она себя явно ненормально, лишь с трудом отыскивая в памяти хоть какие-то подробности, связанные с деятельностью ее компании. Глупо, право, ведь всего шесть недель прошло. Но эти шесть недель складывались из дней, и каждый казался длиной в тысячелетие. За эти шесть недель изменилось все.

Появился чисто выбритый Кайл. При виде его Скай в очередной раз содрогнулась. Это еще почему? Ведь если не считать исчезнувшей бороды, он все тот же, даже и надетые им выцветшие джинсы брата тоже отрезаны до колен. Разве что спортивную рубашку с высоким воротом надел.

И ведет себя так же уверенно, как и обычно, подумала Скай, вон с какой непринужденностью достает из кармана чужой рубахи сигареты. Так что дело в чем-то другом. На слова Рэя, что зря, мол, сбрил бороду, с ней было лучше, Кайл только засмеялся, достал из холодильника бутылку пива и удобно устроился у стойки.

«Просто он уже перешел в другое измерение, а я нет», — подумала Скай. На месте островитянина, чья жизнь подчинена жестокой необходимости, появился человек, привыкший к старой жизни — своей жизни. Тут друзья, тут все знакомо. Кайл у себя дома.

Поймав его взгляд, Скай поняла, что он угадал, о чем она думает. Это был взгляд человека, связанного с ней тесными узами, взгляд, соединявший только их двоих.

Скай неуверенно улыбнулась в ответ. Того, что говорили за столом, она уже не слышала.

День прошел славно, и теперь Скай была даже рада, что ей дали передышку. Любая мелочь приближала ее к привычной жизни — вилка, кусок мяса, чашка дымящегося кофе.

Сидя рядом с Кайлом, она приучала себя не вздрагивать всякий раз, как он прикасается к ней в присутствии других, слушать, как говорит о своей компании — целой империи, размеров которой она раньше себе и не представляла, империи, которой правят двое людей в потертых джинсах, вовсе не похожих на важных руководителей.

По негласной договоренности имя Лайзы Джаггер не упоминалось. Судя по всему, решила Скай, Рэй и Майкл привыкли к тому, что вокруг Кайла всегда вьются женщины, и они в жизни не поверили бы, что между ним и ней, такой женственной, такой красивой и такой доступной, ничего не было.

— Скай.

Она оторвалась от своих мыслей и посмотрела на Кайла.

— Что-то у тебя глаза закрываются, — с легкой усмешкой произнес он, — шла бы ты лучше спать.

— Да я… — Оглядевшись, Скай убедилась, что и Рэй с Майклом сочувственно улыбаются ей. — Извините, я и правда устала. — Скай поднялась, с трудом удерживаясь от того, чтобы не обратиться к Кайлу «А ты разве не идешь?» Но все же промолчала, чувствуя, однако, что краснеет. Глупо, конечно, — как будто эти двое не догадываются, что спать они с Кайлом будут в одной постели.

И вновь Кайл, похоже, разгадал ее мысли. Он поднялся, довел ее до каюты на корме, у двери остановился, положил руки ей на плечи и нежно поцеловал в губы.

— Ложись. — Отрывистая команда даже немного покоробила Скай — Мне придется немного задержаться.

— А что такое? — несмело спросила она.

— Мы решили дежурить посменно, — не вдаваясь в подробности, сказал Кайл, легонько втолкнул Скай в каюту и, хотя она, похоже, готова была задать еще кучу вопросов, поспешно закрыл дверь и удалился.

Итак, ей как бы сказали: свободна. И это можно понять. На острове, чтобы выжить, она должна была быть полностью в курсе дел, все понимать, все делать наравне с Кайлом.

А здесь иначе. Снова из равноправного союзника она превратилась в нечто вроде домашнего животного, за которым все любовно ухаживают. Судя по металлу, прозвучавшему в голосе Кайла, он надеется, что вор в конце концов появится. У него к нему свой личный счет: разбитый самолет, вынужденная посадка, чудом спасенные жизни — его и ее.

Скай сделалось страшно. Таким Кайл ей не нравился — холодным, безжалостным, решительным.

Скай легла на просторную кровать и уперлась взглядом в потолок из тикового дерева. Из салона доносились обрывки разговора. Скай попыталась уснуть, но ничего не получилось — приятная сонливость куда-то исчезла, и мысли вновь тревожно закружились в голове. Скай думала о Кайле, молилась, чтобы скорее прошла ночь. А потом — чтобы, наоборот, никогда не кончалась, потому что днем каждый займется своими делами, и поговорить толком они не успели, и она даже не знает, кто она ему теперь — просто партнерша на ночь или Кайл останется с ней, даже когда придется выбирать.

А ведь еще и Тед существует.

Наконец Скай забылась тревожным сном, но скоро ее разбуди ли голоса, на сей раз ясные. Она зажмурилась и заморгала, словно пытаясь таким образом сбросить дрему. Голоса доносились прямо сверху, с палубы, и принадлежали Кайлу и Майклу.

— Все не так просто, — настаивал Майкл — Говорю же тебе, она передумала.

— Ну а мне наплевать! — В голосе Кайла вновь зазвучали металлические нотки — Развода я добьюсь, никто меня не остановит.

На несколько секунд повисло молчание, затем вновь раздался голос Майкла.

— Остановить тебя, может, она и не остановит, но от компании камня на камне не останется. И по судам затаскает.

— Да, но зачем ей это нужно?

— Говорит, что любит тебя.

— Кто. Лайза? Любит?

Скай напрягла слух. Подслушивать чужой разговор, конечно, нехорошо, но сейчас она об этом даже не думала.

Интонацию последнего вопроса Скай не уловила — братья, видно, немного отошли в сторону. «А тебе-то что?» Лишь впившись изо всех сил зубами в костяшки пальцев, Скай удержалась от крика. Глаза наполнились слезами. А чего она, собственно, ждала, дуреха эдакая? Счастливого конца? Лайза покидает сцену, Тед щедро дарует свое благословение, Кайл падает на колени со словами, что никогда в жизни никого не любил так, как любит ее, а она говорит «Да, я готова стать твоей женой, и вообще все прекрасно, и у нас скоро будет ребенок»? Так, что ли?

Дверь в каюту открылась. Скай замерла и поспешно прикрыла глаза, притворяясь спящей. Света Кайл не включил. Скай услышала мягкий шорох — похоже, Кайл стягивает рубаху. Затем что-то шлепнулось на пол — пришла очередь джинсов. Скай почувствовала, как он укладывается рядом, неся с собой тепло, силу и приятный запах мужского тела.

Скай по-прежнему лежала с закрытыми глазами, неподвижно пристроившись на самом краю кровати.

Она почувствовала на плече его руку — Кайл мягко потянул ее к себе, прижимая спиной к груди.

Скай не сопротивлялась, но по-прежнему оставалась неподвижной. Минута бежала за минутой. Кайл просто держал ее, а ей было так хорошо, так уютно в его сильных руках.

Но вот он зашевелился. Рука его нащупала подол халата, ладонь медленно поползла вверх по бедру, огрубевшие от работы и все равно такие тонкие, такие соблазнительно мягкие пальцы принялись гладить ее ягодицы, то опускаясь вниз, то взлетая вверх.

Скай затаила дыхание. Кровь у нее медленно закипала. Не надо, не надо, постанывала она про себя, изо всех сил цепляясь за простыню и стараясь оставаться неподвижной. Но ладонь его и пальцы продолжали свое медленное кружение. Теперь они перебрались на живот, потом тронулись вниз, породив сладкую боль, затем вновь вверх, прикоснулись к соскам и принялись играть с ними, и соски разом отвердели, напряглись…

Естественно, он понимает, что она не спит, да вряд ли и верил, что спала.

Скай еще сильнее закусила пальцы, безуспешно стараясь сдержать стон. Похоже, игра подошла к концу. Широкая ладонь Кайла уверенно легла ей на бедро, он властно повернул ее к себе, тесно прижал — ее так и обдало пламенем откровенного желания. Его влажное и теплое дыхание приятно щекотало шею, на мочке уха она почувствовала его зубы. В следующую секунду он уже был внутри — Скай словно электрическим током пронзило. Огонь теперь перекинулся и на нее, и, на мгновение застыв, она вся затрепетала.

Зубы еще сильнее впились в костяшки пальцев. На яхте были люди, и Скай не хотелось, чтобы кто-нибудь слышал, как она кричит, да даже и шепчет. Только до Кайла доносились ее прерывистое дыхание и подавляемые стоны.

Она впилась ногтями в простыню, разжала пальцы, снова вцепилась — на сей раз в его ладонь. А их сплетенные тела между тем извивались в безумном танце, словно пытаясь раствориться без остатка друг в друге.

Скай уже хорошо было знакомо это тело — широкая грудь, покрытая густыми волосами, которые ниже, на животе, у бедер, становятся еще гуще, но и светлее, сильные, жилистые ноги, железные руки, пальцы с коротко остриженными ногтями.

Дальше исчезли даже обрывки мыслей, все растворилось в пожирающем влечении. Скай чувствовала, что и у нее все мышцы напряглись, охотно подчиняясь его невысказанным командам. И вот настал момент экстаза, они пришли к нему одновременно, и, как ни пыталась Скай удержаться, у нее вырвался протяжный хриплый стон.

Потом они еще долго лежали, не говоря ни слова и не отрываясь друг от друга. Скай слышала, как бьются сердца — ее и его. Шею все еще щекотало его дыхание — сначала тяжелое, потом становящееся все ровнее. Он не снимал руку у нее с живота, по-прежнему, только мягче, поглаживая мягкую кожу.

Наконец Кайл зашевелился, приподнялся на локте, притянул ее к себе и ощупал халат, сбившийся у нее на груди.

— Эта штука промокла до нитки, — прошептал он, — давай-ка снимем.

Даже и в темноте было видно, как горят его глаза. А очертания лица почему-то не смягчала и легкая улыбка; наоборот, они сделались тверже, чем обычно.

Ему сорок, напомнила себе Скай, и в этом лице весь его характер — характер человека, выстроившего целую империю и прошедшего через такие огни и воды, которые она и вообразить себе не могла.

Скай немного подвинулась, помогая ему снять с нее халат. Все еще не говоря ни слова, она откинулась на подушку и встретилась с его пристальным взглядом. Он откинул ей волосы со лба — они тоже совершенно вымокли. Скай посмотрела на его пальцы. О, как она их любит, как любит их прикосновение, любит, не задумываясь почему, а просто она принадлежит ему, покоряется его воле, учится любить.

Кайл наклонился и мягко, но властно прижался к ее губам, потом с улыбкой отодвинулся немного, взял ее руку, поцеловал ладонь, затем пальцы — один за другим, а мизинец прикусил зубами.

И снова Скай опалило огнем. Поразительно, как всего лишь одно легкое прикосновение способно произвести такое действие.

Она слегка вздрогнула и, стараясь подавить вновь нарастающее желание, прошептала.

— Кайл, нам надо поговорить.

Не слушая, Кайл вдруг заерзал, вновь тесно прижался к ней и принялся покрывать легкими, быстрыми поцелуями шею и грудь.

— Кайл.

Кайл поднял голову, несильно сжал ей обеими руками лицо и посмотрел прямо в глаза.

— Завтра у нас будет полно времени, тогда и наговоримся, а сегодня — молчок.

Спорить с ним она не могла, трепеща в душе от страха, что ничего подобного не будет, не наговорятся они завтра, наоборот, станет меж ними непреодолимый барьер, по одну сторону которого его жизнь, по другую — ее.

Скай мягко провела пальцами по его спутавшимся волосам, чувствуя, как губы его, вызывая немедленный отклик, плавно передвигаются от шеи к груди, потом ниже… И снова Скай приходилось изо всех сил стискивать зубы, лишь бы не закричать от восторга, рождаемого его прикосновениями и тихим хрипловатым голосом, — а он все нашептывал, как прекрасна ее грудь, как гладок живот, как соблазнительны бедра…

В самый последний момент, уже теряя сознание, Скай подумала: а будет ли он любить ее тело, когда оно перестанет быть таким, как сейчас, когда грудь отяжелеет, а живот увеличится?

Она почти сказала ему. Почти. Почти сказала, что носит его ребенка. Но все-таки не сказала. На мгновение, на одно лишь мгновение, Скай почувствовала на глазах соленые слезы.

Не могла она сказать.

Ведь пока это всего лишь подозрение — основательное, но все же подозрение. А там как знать, как он посмотрит на нее, когда ничего уже нельзя будет скрыть?

Если сказать сейчас, он не оставит ее, в этом Скай была уверена. Но ей не хотелось удерживать его таким образом. Не хотелось, чтобы он просто чувствовал ответственность.

Ей не хотелось быть его любовницей, но и брака, такого, как его первый и, между прочим, еще не расторгнутый, тоже не хотелось.

Словом, Скай сама не знала, чего хочет. Кроме того, чтобы сейчас, вот в этот момент, он любил ее, любил, любил…

Глава 10

Порой, в некие чудесные моменты между сном и бодрствованием, Скай казалось, что она все еще на острове. Открывая глаза, она видела соломенные стены хижины, чувствовала под собой мягкий песок, в проеме двери видела медленно набегавшие волны. Можно было перевернуться и дотронуться до Кайла, а если он проснулся раньше ее и вышел, услышать, как он насвистывает, шевеля угли в костре.

Но сейчас она не на острове, она на яхте под названием «Бон-Бри» Здесь тоже неплохо. Еще не открыв глаза, Скай ощутила приятную мягкость перины, прохладу шелковой простыни. Голова покоилась на пуховой подушке. Скай машинально протянула руку, но Кайла рядом не было.

«Сегодня трогаемся в путь, — сказала она себе. — Все утро буду пить кофе да камбуз опустошать, пока не стошнит. А не пройдет и недели, как по горло буду сыта пробками на дорогах и видом людей, спешащих куда-то по своим делам. Снова возьму вожжи в руки, и нахлынут обычные заботы: доллары, макеты, модели, драгоценные камни, золото… И буду вести себя как взрослый, отдающий отчет в своих поступках, ответственный человек».

Но стоило ей пошевелиться и ощутить приятную истому, как все эти мысли куда-то испарились. Скай вспомнила минувшую ночь и с уверенностью подумала, что Кайл не меньше ее боится возвращения к прежней жизни. Они занимались любовью, словно не было никаких там завтра, а вся жизнь есть лишь нить памяти. Скай не могла даже толком припомнить, когда наконец заснула.

В дверь постучали, и Скай инстинктивно натянула на плечи простыню. Но в ответ на ее настороженное «да» дверь лишь слегка приоткрылась.

— Скай, это я, Майкл. Принес вам джинсы Марши и рубашку. Вставайте, туалет свободен. У нас тут кое-какой народ на борту, и с вами хотели бы поговорить.

— Спасибо, Майк, я уже проснулась, сейчас поднимусь.

Дождавшись, пока дверь закроется, Скай поспешно вскочила и быстро принялась одеваться. Хоть бы Марша носила бюстгальтер. Не очень-то приятно общаться с официальными лицами, когда на тебе только огромная мужская рубаха да джинсы, которые каждую минуту грозят сползти. Тщательно подвернув штанины, чтобы не споткнуться ненароком, Скай двинулась к выходу, но на полпути остановилась, вспомнив про косметику.

На острове она была ей ни к чему, а сейчас может пригодиться. Придаст уверенности в себе, добавит чувства достоинства, позволит почувствовать себя полноценной женщиной, а не парией какой-то.

Скай провела перед зеркалом меньше десяти минут и была вполне довольна своими достижениями. Слава Богу, как управляться с такими делами, она не забыла. Ерунда, конечно, но все равно приятно — еще на шаг ближе к дому. Поправляя на ходу волосы, Скай услышала голоса и по акценту догадалась, что в гостиной вместе с Кайлом, Майклом и Рэем австралийцы. На такой роскошной яхте, подумала она, могло бы быть и два туалета — тогда у нее было бы время еще лучше подготовиться к встрече, коридор-то длинный.

Она открыла дверь, и все взгляды, как и следовало ожидать, обратились к ней.

Гостей было двое, оба в светлых мундирах с короткими рукавами. Они сидели по обе стороны от Кайла с блокнотами в руках. Майкл и Рэй оставались у стойки, разливая кофе. При появлении Скай Кайл и австралийцы поднялись.

— Скай, это лейтенант Гриффин и сержант Мензис. Господа, это мисс Скай Дилани.

Ощущая непонятную неловкость, Скай обменялась с гостями рукопожатиями и посмотрела на Кайла, но его взгляд ничего не выражал.

— Ну что ж, — негромко проговорил лейтенант, представительный мужчина с отвислыми седеющими усами, — может, начнем?

Скай вновь вопросительно посмотрела на Кайла, но он только пододвинул ей стул. Майкл, тоже не говоря ни слова, поставил перед ней чашку кофе, заслужив благодарный кивок.

— Начнем — что? — напряженно спросила Скай и тут же пожалела о вопросе.

Лейтенант, явно взявший на себя бразды правления, для начала вежливо уведомил ее, что она не обязана отвечать ни на какие вопросы в отсутствие адвоката, однако же ее содействие будет оценено должным образом. Не веря себе, Скай тем не менее вынуждена была признать, что ее снова подозревают в контрабанде. «Не буду я никому содействовать, — сердито подумала она, — пусть сами выкручиваются как знают».

То обстоятельство, что подозревают, судя по всему, только ее, а Кайл совершенно чист, тоже как-то не облегчало дела. Миллионеры всегда прикрыты своими миллионами, горько подумала она. А «Дилани-дизайн», видно, до этого уровня еще не дотягивает. Кайл же явно не соизволил сказать этим деятелям, что она просто не может иметь к этому делу никакого отношения.

Битый час Скай ледяным тоном отвечала на многочисленные вопросы, которые все больше и больше злили ее. Что она видела, что делала, слышала перед отлетом из Сиднея — им нужно было знать каждую мелочь. Господи, да ведь шесть недель прошло — целая вечность. Как же все припомнить, тем более что день тот кончился, прямо скажем, неординарно.

— А вы уверены, что никого не видели у самолета перед взлетом? — в пятый, должно быть, раз спросили ее.

— Конечно, уверена, — чуть не взорвалась Скай и, стараясь успокоиться, холодно добавила: — Вам, господа, детектор лжи бы с собой прихватить.

— Вообще-то, — начал сержант Мензис, обращаясь взглядом за поддержкой к своему начальнику, — он у нас…

— Полагаю, что в сложившихся обстоятельствах мисс Дилани сделала для вас что могла, — вмешался наконец Кайл. — Напоминаю, она американская гражданка, у которой есть деловые интересы в вашей стране, где она часто бывает. Она попала в авиакатастрофу и шесть недель провела на необитаемом острове. Повторяю, большего от нее, на мой взгляд, требовать нельзя.

То ли лейтенант Гриффин решил, что долг свой он выполнил, то ли вмешательство Кайла возымело действие, но так или иначе атмосфера в гостиной разрядилась.

— Прошу прощения, мисс Дилани, — в голубых глазах лейтенанта мелькнула доброжелательная улыбка, — ситуация серьезная, и мы не имеем права упускать из виду ни единой детали. Золото, как вам наверняка известно, — основа экономики нашей страны. Прииски в Калгурли — самые богатые в мире.

— Мне это действительно известно, лейтенант. — Скай безуспешно попыталась ответить ему улыбкой на улыбку. — Мне приходилось бывать на приисках в Западной Австралии. Вообще-то говоря, из шести последних лет три я провела в вашей стране, моя золовка — гражданка Австралии, и брат тоже был австралийским гражданином…

— Скай, — перебил ее Кайл, — на самом-то деле наши гости просто избавили тебя от необходимости поездки в Сидней. Принимая во внимание обстоятельства, в которых ты оказалась, им бы не хотелось вызывать тебя туда после возвращения в Штаты.

— Ясно. — А вообще-то разве у них есть право вызывать ее? Кто их знает, надо бы посоветоваться с адвокатом. — Прошу прощения, господа, — вслух сказала она, — больше мне добавить нечего.

Лейтенант Гриффин поднялся и протянул ей руку. Скай пожала ее с некоторой настороженностью, но участливый взгляд полицейского тронул ее.

— Благодарю вас, мисс Дилани. Разумеется, мы не забываем, что действия преступника едва не стоили вам и мистеру Джаггеру жизни. Понимаем мы и то, что в результате этих действий вы на шесть недель оказались оторваны от цивилизации. Однако же, если вспомните что-нибудь еще, прошу вас немедленно связаться с нами.

— Да, разумеется.

Лейтенант снова улыбнулся и крепко сжал ей руку.

— Ну что ж, всяческих вам благ, мисс Дилани. Ах да, наверняка вас сразу, как только вернетесь, атакуют журналисты. Честно говоря, не хотелось, чтобы эта история с золотом попала в газеты.

Скай кивнула, подумав про себя, что и некоторые другие подробности ее приключения тоже не для газет.

— Всегда будем рады видеть вас в Австралии.

— Спасибо. — Ну разумеется, она вернется, Австралия стала для нее второй родиной, а этот чистенький домик в Сиднее…

Кайл проводил лейтенанта Гриффина и сержанта Мензиса на палубу. До Скай донеслись его слова, сказанные в ответ на замечание одного из них:

— Да-да, буду примерно через неделю.

Похоже, она оправдана. Похоже также, Кайл не меньше лейтенанта заинтересован в поимке этого негодяя.

— Еще кофе, Скай? — послышался участливый голос Майкла.

— Да неплохо бы. — Скай подняла глаза. До чего же он похож на брата, только черты лица помягче.

— Майкл?

— Да?

— А что, Кайл должен туда лететь? Или просто хочет?

— Если им удастся поймать этого типа, — немного замялся Майкл, — без Кайла не обойтись. Ведь это его самолет разбился.

— Да, но можно ли с уверенностью утверждать, что разбился он именно потому, что подложили какое-то взрывное устройство?

Майкл налил себе кофе и уселся напротив Скай. Рэй по-прежнему возился у стойки.

— Скажите-ка, Скай, разве вам не хочется, чтобы этого мерзавца отыскали?

— Конечно, хочется, только… — Она знакома с Майклом всего лишь один день. А с Кайлом ее формально ничто не связывает. Так может ли она, есть ли у нее право говорить о нем с братом? «Есть, — уверенно подумала Скай, — есть, потому что я люблю Кайла». — Я просто беспокоюсь… — Она посмотрела прямо в зеленые глаза, так похожие на те, что она любит. — Он… ну, словом, просто с цепи срывается, когда речь заходит об этой истории. Так что я боюсь… Боюсь, что Кайл сам найдет этого человека, и тогда.

— Даст волю чувствам? Убьет подонка?

— Ну да, — с несчастным видом ответила Скай.

— Не беспокойтесь, — рассудительно заговорил Майкл, — Кайл правосудию не помешает, а помимо того, испытает свое самообладание. Он умеет держать себя в руках, иначе никогда бы не достиг нынешнего своего положения.

— Но как они найдут этого человека? А вдруг никто и не хватится этого ящика?

— Ничего, найдут.

Вот теперь он точно был похож на брата — голос абсолютно такой же.

Впрочем, тут же Майкл улыбнулся.

— Допивайте свой кофе, боюсь, мы даже не сможем накормить вас завтраком.

— Да, а что так? — удивилась Скай.

— Надеюсь, вы будете рады услышать, что с минуты на минуту нас подберет гидроплан. Через пару часов будем на Игуа.


Ей так и не удалось поговорить с Кайлом, а жаль — хотелось отругать его как следует за то, что заставил выдержать этот чертов полицейский допрос, сказать, что нужно поговорить, сказать, что любит…

Стоило им покинуть борт «Бон-Бри», как Кайл вновь сделался чужаком, а Скай снова указали на дверь: свободна.

Так любит она его в конце концов или нет? Иногда просто ненавидит — особенно когда взгляд у него делается жестким и неподвижным, а лицо приобретает медальные очертания.

Она ненавидела его за то, что, любовник пылкий и страстный, он по-настоящему в ней не нуждается, а она в нем — еще как.

В гидроплане не поговоришь. Рэй, правда, остался на «Бон-Бри», но Майкл здесь, а помимо того — летчик. Да даже и будь они одни на борту, все равно слишком шумно, чтобы толком услышать друг друга.

Внизу колыхался Тихий океан. Удивительно, но Скай было ничуть не страшно подняться на борт. И в воздухе она, как ни странно, не боялась. Может, все дело в статистике — бомба в одно и то же место два раза не падает?

Скай посмотрела вниз. Вокруг расстилался бесконечный океан, усеянный крохотными точками островов — порой разделенных многими милями, порой буквально наползающих друг на друга. Чудо, между прочим, что Майклу удалось отыскать их в таких условиях.

Скай неожиданно вздрогнула. Запросто ведь могли и сгинуть.

Что-то заставило ее перевести взгляд вперед, где в кабине рядом с пилотом сидел Кайл. Точно — глаз с нее не сводит. Но ничего в них не читается — взгляд холодный, оценивающий, даже тяжелый. Чем она его заслужила? И как это ему удается — ночью один, сейчас совсем другой?

— Эй, Скай, — воскликнул сидевший рядом Майкл, — смотрите — Игуа.

Действительно, впереди показался берег — сплошной белый песок. Единственное отличие от того островка, где только вчера еще они были с Кайлом, — цепочка красивых домов сразу за пляжем, гавань, взлетная полоса, посадочная площадка.

Люди.

Люди, именно их ждущие, догадалась Скай, когда самолет пошел на посадку.

— Майкл, — с трудом проговорила, почти прохрипела Скай, — а откуда, собственно, известно, что нас нашли?

— О черт, боюсь, из-за всей этой свистопляски утром мы забыли вам сказать. Дело в том, что австралийцы передумали. Все равно, говорят, ваши радиопереговоры могли быть перехвачены. Ну вот и сообщили семьям — нашей и вашей.

«Так-так, — грустно подумала Скай, — австралийцы получили свою отсрочку, а я — нет».

Не успели еще остановиться лопасти винтов, как люди кинулись к самолету. Скай бросила быстрый взгляд на Кайла, но он смотрел в сторону. На людей. И стремительно прошагал к выходу. Поглядев через его плечо, Скай поняла, почему он так спешит. Вот он обнимает мальчика… мужчину… симпатичного молодого человека, почти с него самого ростом, только много стройнее, раздаться в плечах ему еще предстоит. Волосы черные — вороново крыло, глаза тоже темные, откровенно светятся счастьем встречи. У Скай болезненно сжалось сердце.

— Крис, — прошептал Майкл прямо ей в ухо, и она кивнула, а уже в следующий момент застыла, словно ее холодной водой обдали. На месте молодого человека теперь стояли две женщины. Одна — миловидная, пожилая, с резкими чертами и зелеными глазами, по ним нетрудно угадать в ней мать братьев Джаггер; и другая — неотразимо прекрасная, высокая, с превосходной фигурой, волосы светлые, почти серебристые; как влитой сидит на ней костюм небесно-голубого цвета.

— Лайза, — пояснил Майкл то, что было и так ясно.

Скай закрыла глаза и с трудом проглотила ком в горле.

Вовсе она не уродливая ведьма. И ведет себя не как отверженная, а как законный участник общего семейного круга — чудесного круга. И обвивает свои прекрасные руки вокруг шеи Кайла.

Скай почувствовала на сгибе локтя руку Майкла.

— По-моему, вас ищут…

Скай открыла глаза, стараясь не смотреть на Кайла. И тут все пошло так быстро, что Скай потом и не смогла бы, даже если бы захотела, восстановить порядок событий.

Майкл помогает ей спуститься по трапу, подводит к Вирджинии, в ее серо-голубых глазах слезы, она обнимает Скай, бормочет что-то невнятное. А за спиной у нее — Тед. Он обнимает ее, а она стоит, словно одеревенела. На память приходят всякие знакомые вещи, запах одеколона, прикосновение жесткого рукава к щеке, чудесный блеск карих глаз, улыбка, готовая в любой момент разрешиться веселым смехом…

Он отклонился на расстояние вытянутой руки, чтобы получше рассмотреть ее, убедиться, что это именно она — целая и невредимая. Встретившись с ним, наконец, взглядом, Скай с трудом выдавила слабую улыбку; она все пыталась напомнить себе, что это же Тед, мужчина, которого она знает и любит уже четыре года.

Но он был чужим. Она слушала его и не слышала. Это Кайл превратил Теда в чужака. А теперь и сам сделался чужаком.

Скай ощутила на себе взгляд Кайла и слегка повернулась в его сторону. Точно, смотрит на нее, только в глазах опять ничего не прочитаешь. Похоже, хотел сделать шаг в ее сторону, но его остановили. Лайза держит его за руки и, не отводя глаз, огромных и влажных, блестящих и ищущих, говорит что-то, чего Скай не может расслышать.

Неужели Кайлу все равно, что она висит на нем, как шлюха, бегло подумала Скай, и сама же ответила на свой вопрос. Почему же шлюха, Лайза — потрясающая женщина и, судя по всему, очень любит Кайла, обожает его.

Никогда она не даст ему развода.

На долю секунды Скай поймала взгляд Кайла. Он был холоден и непроницаем. Чужой человек — такой может взять тебя, но себя полностью не отдаст никогда.

Скай с трудом отвела взгляд. Обвив шею Теда руками, она провела пальцами по его светлым волосам, встала на цыпочки и поцеловала — долгим, страстным поцелуем.

«Прости», — печально проговорила она про себя.

Раздалось клацанье затворов, одна за другой последовали ослепительные вспышки — фоторепортеры принялись за дело.

Скай высвободилась из объятий Теда:

— Слушай, нельзя ли куда-нибудь уйти подальше от всего этого?..

— Ну разумеется, дорогая, как скажешь. — Тед повел ее через толпу зевак и репортеров.

Следом поспешала Вирджиния. Все трое подошли к темно-синему седану, и Скай не оборачиваясь села первой. Машина тронулась.

— Я снял люкс в «Шератоне», — пояснил Тед, беря ее за руку. — Устроитесь вместе с Вирджинией, а я тем временем подумаю, как лучше доставить тебя домой. В общем-то все от тебя зависит. Хочешь — задержимся здесь ненадолго, отдохнешь, хочешь — хоть сегодня полетим в Нью-Йорк. Решай.

Тед славный, подумала Скай, закрывая глаза. Неужели он действительно пропустил премьеру? Помнится, ужасно беспокоился по этому поводу. Скай порывисто схватила его за руку и внимательно посмотрела на пальцы. Да, руки сильные, но не те, прикосновения которых она жаждет.

— Скай, — негромко заметила Вирджиния, — тебе придется все же поговорить с журналистами, надо покончить с этим. Джаггеры тоже остановились в «Шератоне», так что, может, организуем что-нибудь вроде совместной пресс-конференции?

— Нет! — воскликнула Скай и, встретив удивленные взгляды спутников, неловко добавила: — То есть да, но только не сейчас… не сразу. Мне надо устроиться, прийти в себя, потом что-нибудь придумаем.

— Ну конечно, милая, — ласково сказал Тед. — Ни о чем не беспокойся, я все сделаю сам.

Два часа спустя Скай все еще плескалась в ванне, хотя пена давно уже опала, а вода сделалась холодной.

Интересно, а что Кайл сейчас делает, подумала она, чувствуя, как подводит живот. Ведь он здесь же, в отеле, совсем рядом. Может, как раз сейчас, забыв все, что их разделяло последние годы, обнимает Лайзу, любимую свою жену и мать своего сына?

Лишь увидев в проеме двери ванной озабоченное лицо Вирджинии, Скай поняла, что не сумела сдержать тяжелого стона.

— Что с тобой?

Золовку всегда отличала редкостная невозмутимость, такое внутреннее спокойствие, вполне соответствующее ангельской внешности, что сейчас, при виде расширившихся от страха глаз и развевающихся черных волос, Скай не сдержала улыбки.

— Да нет, Джинни, не волнуйся, все в порядке. Просто поверить не могу, что снова крыша над головой, снова ванна…

Вирджиния бросила ей большое белоснежное полотенце, и Скай, выходя из ванны, плотно завернулась в него.

— Слушай, у меня руки-ноги еще на месте, — сказала Скай, заметив, что Вирджиния, словно наседка, озабоченно следит за каждым ее шагом.

— Да вижу я, вижу. — Вирджиния даже немного покраснела. — Знаешь, ты и представить себе не можешь, что я пережила, просто умирала от страха. Ну как же так — сначала Стивен, потом…

— Тихо! — Скай порывисто обняла золовку. — Я жива, и я тут.

Вирджиния смахнула с ресниц появившиеся было слезы.

— Ладно, — бросила она, — вот-вот вернется Тед, а там посмотрим, как дальше быть. Зная тебя, не сомневаюсь, что тебе не терпится забыть про лохмотья да приодеться как следует. Я тут в ожидании самолета чуть ли не целый магазин внизу опустошила… — Ее щебетание было прервано звонком в дверь. — Это еще кто? — удивленно спросила Вирджиния. — Тед вряд ли стал бы звонить.

— Ну гак пойди и посмотри. — Видя, что Вирджиния все еще нерешительно топчется на месте, Скай рассмеялась: — Говорю тебе, открой дверь. Мне-то куда в таком одеянии?

Лукаво подмигнув ей, Вирджиния вышла. Последовав за ней, Скай оказалась в спальне и начала разбирать разложенные на кровати вещи.

Впрочем, она тут же в некотором смущении остановилась и задумчиво обвела взглядом обитые бархатом стены, у одной из которых стояла массивная кровать, покрытая стеганым одеялом.

В люксе было всего две спальни. Проводив ее в номер и бережно, словно больную, усадив на диван в гостиной, Тед ушел улаживать формальности с французскими чиновниками — официально остров находился под юрисдикцией Франции.

Покончив с обильным обедом — буквально с голоду умирала — и, поболтав с Джинни, Скай отправилась в ванную.

Она даже не спросила, на чье имя заказан номер. Тед тоже собирается здесь ночевать? Или, подозревая, что она спала все это время с Кайлом, решил оставить ее с Вирджинией, а сам устроится в другом месте — даст ей немного пообвыкнуть?

У Скай на секунду замерло сердце. Нет, сегодня она спать с Тедом не может, да и не только сегодня, вообще…

Взгляд ее остановился на двустворчатом туалетном столике. Скай с облегчением вздохнула и откинулась на подушку. На верхней полке виднелись многочисленные кремы, притирания, духи.

— Скай! — послышался голос Вирджинии.

— Иду.

Из гостиной доносились голоса, но кому они принадлежат и о чем речь, Скай разобрать не могла. Впрочем, один голос явно мужской.

Она запустила руку в первый попавшийся пакет и вытащила весьма симпатичное светлое платье с длинными рукавами и высоким воротником.

Поспешно натягивая его, Скай гадала, кто бы это мог быть. Скорее всего какой-нибудь чиновник — представитель местных властей: мол, добро пожаловать к нам на остров.

Но, подойдя к двери и уже положив ладонь на ручку, Скай так и застыла. Что-то в тембре мужского голоса показалось ей знакомым. Это Кайл. Точно он.

— Скай? — вновь окликнула ее Вирджиния, и Скай, изо всех сил стараясь придать лицу спокойное и приветливое выражение, потянула за ручку.

Нет, не Кайл — Майкл Джаггер.

— Скай! — широко улыбнулся он и поцеловал в щеку. — Выглядите сногсшибательно.

— Спасибо. — Скай попыталась скрыть огромное разочарование. Стало быть, Кайл так и не появился. А чего она, собственно, ожидала? Что он, патетически изгнав Лайзу, придет к ней, громогласно засвидетельствует свою любовь и уведет ее у Теда из-под носа? И все это после того, как она у него на виду обнимала и целовала этого самого Теда? Чушь какая-то.

Скай почувствовала, что краснеет. Что о ней Майкл подумает? Он же знает, что она спала с Кайлом, а потом увидел, как она милуется с другим.

Но Майкл Джаггер явно ни о чем таком не думал. Странно, но за одни лишь сутки он сделался очень чутким другом. Еще более странно то, что Скай чувствует, будто знает его едва ли не лучше, чем Кайла.

— Извините, что задержала, Майкл. Чем могу быть полезна?

— О, вам не было никакой нужды торопиться, — рассмеялся Майкл. — Мы тут очень мило беседовали с вашей золовкой.

— Ах вот как? — Заметив, что Вирджиния — тихая, застенчивая Вирджиния — краснеет, Скай улыбнулась.

— Все же я по делу, — продолжал Майкл, смягчая, как всегда, возникшую неловкость. — В пять часов должна состояться ваша с Кайлом пресс-конференция. Она пройдет в танцевальном зале. Журналистам мы дали полчаса, не больше. Чтобы вас не слишком донимали.

— Да никто меня не донимает.

— Кайл велел, чтобы все звонки, адресованные вам, переводились на нашу секретаршу. Не хотел, чтобы вас беспокоили.

Скай не знала, сердиться ей или радоваться. Даже издали, даже вернувшись в семейный круг, он распоряжается ее жизнью. На мгновение Скай сделалось очень тоскливо. Ей не хотелось возвращаться в привычный мир — лучше назад, на остров, где зубную щетку заменяет древесная кора, а кровать — песчаное ложе; назад, на остров, где жизнь и любовь выступают в первозданной своей сущности.

— Надеюсь, вы не против?

— О, ничуть, спасибо. — Скай захотелось остаться одной, вернуться в гостиную, где можно привести в порядок мысли и чувства и вообще спрятать голову, как страус.

Но Майкл не уходил. Необычно оживленная Вирджиния предложила ему чего-нибудь выпить. Завязался разговор, в котором приняла участие и Скай. Только и половины сказанного она не слышала.

Вскоре появился Тед. Скай пыталась улыбаться ему, быть нежной, не морщиться, когда он к ней прикасался.

А там подошло и время пресс-конференции.


Она действительно продолжалась всего полчаса, но это было тридцать минут сплошного ада. Скай сидела вплотную к Кайлу, так что даже чувствовалось тепло его тела. И при этом никогда он не был так далек от нее, как сейчас. Рядом находился совершенно незнакомый человек в безупречно отутюженном костюме. На фоне бледно-голубой рубашки лицо выглядело особенно загорелым, глаза блестели, а когда он поворачивался к ней, то и вовсе в них вспыхивал грозный огонь. И только его запах, запах мужского тела, оставался болезненно знакомым.

Наконец-то все кончилось. Похоже, оба они со всем справились, подумала Скай. Ни слова не было сказано об обнаруженном золоте, ни намека на отношения, выходящие за пределы тех, что связывают людей, попавших в катастрофу и борющихся за выживание.

Журналистов пригласили к выходу, и Скай с Кайлом вновь оказались в окружении близких. И куда это публика так торопится, мысленно посетовала Скай. Ни словечком с Кайлом не перемолвишься.

А потом ей мучительно захотелось скрыться. Первым к отцу подошел Крис, и первым же был ей представлен. Разговаривал он с ней в высшей степени участливо, и все равно Скай чувствовала себя страшно неуютно. Крис — взрослый человек, не может он не задаваться вопросом, что там у нее с отцом было. А может, все это чистая паранойя?

Криса окликнул дядя. Тед толковал о чем-то с журналистом, упорно не желавшим покидать зал. Настало наконец их время…

— Нам надо поговорить, мисс Дилани, — повернулся к ней Кайл.

Поговорить? О чем? Вчера ночью надо было говорить. Сейчас слишком поздно. Тем более вон и жена его с сыном к ним направляются.

— О чем? — вслух спросила она, не сумев скрыть горечи.

— О нас, — коротко бросил Кайл.

— О нас? — сухо переспросила Скай и коротко рассмеялась. — Нет никаких «нас». Скоро я уезжаю с Тедом.

Зачем она сказала это? О Господи, только бы не расплакаться на виду у всех. Скай никак не могла взять себя в руки, слова вырывались у нее помимо желания.

— Ты действительно хочешь этого, Скай?

Да нет, конечно же, нет, но что еще сказать, если она ему столь явно в тягость и обращает он на нее внимание только потому, что чувствует какую-то ответственность…

«Мне кажется, я беременна», — хотелось ей крикнуть, но эти слова остались, конечно, непроизнесенными.

— Ну разумеется, именно этого я и хочу. Остров и все то, что там было, осталось позади. У меня своя жизнь…

— Кайл!

Звучный голос Лайзы Джаггер перекрыл негромкую речь Скай. Она с улыбкой приближалась к ним, и в который уж раз Скай отметила, до чего же красива эта женщина. И годы как будто ее не берут. И манеры безупречные.

— Ну в чем там дело, Лайза? — сердито откликнулся Кайл.

— Прошу прощения. — Лайза продолжала улыбаться, явно уверенная в том, что раздражение, которое ее муж почти никогда не умеет сдерживать, на сей раз вызвано не ее появлением, а тем, что не складывается у него что-то с этой дамой. Она протянула Скай изящную ладонь. — По-моему, мы еще не познакомились с мисс Дилани. Добрый день. Поскольку мой муж, похоже, совсем разучился себя вести, позвольте мне самой представиться. Лайза Джаггер. Я жена Кайла.

— Это еще что такое, Лайза… — не скрывая враждебности, начал Кайл, но его снова прервали: на сей раз это был Майкл, которому требовалось что-то срочно уточнить насчет рейсов. — Сейчас вернусь. — Кайл обращался исключительно к Скай, словно Лайза просто пустое место.

Та пожала плечами и покровительственно посмотрела на Скай:

— Бедняжка. Ну и попали же вы в переделку.

Скай вежливо улыбнулась. Она находила Лайзу неотразимой красавицей. Она казалась ей такой изящной, такой очаровательной — само совершенство. Скай была убеждена, что Лайза любит Кайла. И, тем не менее, в тоне ее звучала какая-то неприязнь. А в глазах, даже когда они улыбались и, казалось, излучали тепло, таилась злоба.

— Да не так все было и страшно, Лайза, — сдержанно откликнулась Скай. — Кайл оказался таким… таким находчивым. — Скай подчеркнула свои слова многозначительной паузой. — А теперь я вынуждена извиниться: по-моему, меня зовет золовка.

Скай поднялась, уныло отметив, что ростом заметно уступает Лайзе, и отошла было, стараясь держаться как можно более непринужденно.

— Одну минуту, мисс Дилани.

Скай остановилась и с удивлением посмотрела на Лайзу.

— Хотелось, чтобы вы не забывали, мисс Дилани, — Лайза все еще улыбалась, но теперь уже с видимым напряжением, — что я — жена Кайла. Насколько я понимаю, у вас что-то там было с моим мужем, но на вашем месте я не стала бы придавать этому особого значения — вам же лучше будет. У Кайла ведь было бесчисленное количество романов. — Лайза притворно всплеснула руками. — И повторяю, я — его жена. Так будет и дальше.

— Ваши с Кайлом семейные проблемы меня совершенно не касаются, миссис Джаггер. — Говорила Скай сухо и отрывисто, но внутри у нее все дрожало.

Едва сдерживая слезы, Скай вновь повернулась и сделала шаг в сторону. Больше всего ей сейчас хотелось остаться одной, но, на свою беду, она буквально столкнулась лицом к лицу с Кайлом. Он больно схватил ее за локоть.

— Черт побери, Скай, — прошипел он, и в зеленых глазах его вспыхнул огонь. — Мне надо поговорить с тобой. Увидимся позже…

— Нет! — Скай пришлось изо всех сил сжать зубы, чтобы не сорваться на крик. — Я не буду твоей любовницей, эдакой приятной отдушиной, когда все другое надоест, — яростно прошептала она. — Пусти. Тебя ждет жена.

Кайл отпустил ее.

— Скай, — вновь заговорил он, изо всех сил стараясь держать себя в руках, — мы должны поговорить. Мне надо увидеться с тобой наедине. И Лайзе с Тедом тоже следует все сказать.

Кайл отошел, но не отказался от своего намерения. Самочувствие у Скай было хуже некуда. Кайл был ей так нужен, так хотелось слушать и слушать, что он говорит.

Но теперь она уже знала, что это за штучка — Лайза. И знала, что подслушанные ею слова Майкла — чистая правда. Лайза ни перед чем не остановится, лишь бы удержать Кайла. Да и не известно еще, между прочим, придется ли удерживать.

Скай отыскала Теда. Судя по всему, предполагалось, что они задержатся здесь до завтра, но сейчас это не имело значения.

— Я хочу лететь прямо сейчас, — выпалила она.

— Знаешь, Скай, — Тед был явно удивлен, — боюсь, ничего не получится. Самолет будет только утром.

— А я хочу сейчас. Ну, пожалуйста, — настаивала она.

Тед совершенно растерялся. Типичная картина: мужчина и капризная дама, каждую минуту готовая разрыдаться непонятно почему.

— Ладно, Скай, попробую…

— Разыщи Майкла Джаггера, — посоветовала она. — Он все устроит.

У Скай было странное ощущение, что именно Майкл, и только он один, понимает, что с ней происходит и почему ей хочется как можно скорее уехать.

И это действительно было так. В семь вечера Скай, Тед и Вирджиния были уже в воздухе.

Интерлюдия

— Ты куда? — Кайл был уже почти у двери, когда Лайза окликнула его. Джаггеры занимали большую часть восьмого этажа гостиницы, но все комнаты люкса выходили в общий просторный холл. Кайл вернулся в номер после пресс-конференции проведать мать. Вообще-то ей было всего шестьдесят и держалась она вполне молодцом, но Кайл волновался, что переживания, вызванные его исчезновением, а затем счастливым спасением, могут худо сказаться на ее сердце.

Но сейчас мать спала, и, стало быть, есть время поговорить до отъезда со Скай.

Он остановился и холодно посмотрел на Лайзу.

— Оставь меня в покое. Мне надо увидеться со Скай.

Посреди роскошного холла стоял рояль, и Лайза машинально перебирала клавиши.

— Она уехала.

— Что? — Кайл шагнул к ней с исказившимся от гнева лицом. — Знаешь, если это ты какую-нибудь штуку выкинула…

Лайза понимала, конечно, — на это ума хватало, — что раньше слишком часто злоупотребляла терпением мужа. Руки он, правда, никогда на нее не поднимал, но сейчас, кажется, был близок к этому. Она невольно заслонилась и поспешно сказала:

— Да я-то тут при чем? Это твой любимый братец организовал для нее специальный рейс. — «Для нее и ее сопровождения», — хотела было добавить Лайза, но, взглянув на Кайла, воздержалась.

Кайл принялся мрачно мерить шагами холл. Лайза видела, что он с трудом сдерживает себя — лицо заострилось, на скулах заиграли желваки.

— Знаешь, Лайза, с меня довольно, убирайся-ка отсюда, да поживее. Я слишком долго терпел твое присутствие — ради сына и мамы. Но теперь хватит. Отныне тебе предстоит общаться со мной исключительно через адвоката. — С этими словами Кайл направился к двери.

— Я не дам тебе развода, Кайл! — завизжала в спину ему Лайза.

Кайл вновь остановился.

— Почему? — спокойно спросил он. — За что ты меня мучаешь?

— А я не хочу, чтобы ты женился на этой женщине. — Наверное, Лайзе хотелось, чтобы в голосе ее прозвучало холодное презрение, но чувства пересилили, и она снова чуть ли не визжала. Кайл промолчал, и Лайза повторила: — Не видать ей тебя.

Кайл сделал еще шаг в ее сторону.

— Неужели ты ревнуешь? — спросил он обманчиво-мягким тоном. — С чего бы это? Ты ведь еще молода и красива, а если дашь мне свободу, то и богата будешь.

Лайза попалась-таки на крючок, сбитая с толку его тоном. Она встала с табурета у рояля, подошла к Кайлу и обвила ему шею руками.

— Я вовсе не хочу тебе ничего дурного, Кайл. Честное слово. Она тебе скоро наскучит, и ты сам потом будешь жалеть. Все позади, Кайл, ты вернулся к прежней жизни. Давай попробуем начать сначала.

Кайл не пытался высвободиться из ее объятий, но и никак не откликался на ласку. Он просто стоял неподвижно и улыбался.

— Ты что же, хочешь сказать, что любишь меня?

Лайза расширила глаза и округлила губы.

— Ну конечно. — Она погладила его по щеке — Вспомни, как хорошо нам когда-то было. Можно повторить. Я еще не такое покажу тебе. — И она соблазнительно прижалась к нему всем телом.

Кайл перехватил ее руку, другую оторвал от шеи, не грубо, но твердо завел их ей за спину и сделал шаг назад.

— Извини, Лайза, но я не помню, как хорошо нам было.

— Кайл, ну давай попробуем еще раз.

— Да сколько уж раз пробовали. — Он устало вздохнул. — Слушай, я усыновил Криса. Я прощал тебе все твои измены. В течение пяти, наверное, лет я был идеальным мужем. А тебе все было мало. Тебе нужно было мое имя, но помимо того — все, кто носит штаны.

— А ты разве не якшался с женщинами все эти годы?

— Бывало, не отрицаю. Но знаешь, что самое плохое? То, что нам обоим не было до этого дела. Да и сейчас, уверен, тебе наплевать на то, что я сплю со Скай. Лишь бы оставаться миссис Кайл Джаггер. Ну а мне теперь не все равно. Больше я так жить не намерен. Я хочу жениться на Скай. Я хочу быть верным мужем. Я хочу, чтобы у меня была верная жена.

— Твоя верная жена улетела с любовником! — выпалила Лайза, с удовольствием наблюдая, как болезненно он морщится, как старается сдержаться и не дать воли чувствам. Внутри она вся так и дрожала от страха, но виду не показывала. Она знала этого человека: сейчас он ее не тронет, собственной ярости испугается.

— Ну что ж, пусть так, — наконец сказал Кайл. — А там посмотрим. Но с тобой мы разведемся в любом случае.

— Смотри, как бы шею себе на этом не свернуть, — злобно прошипела Лайза.

— Ничего, рискну. А тебе вот что хочу сказать. Сейчас я ухожу. А ты пока собери вещички, так, чтобы к моему возвращению и духу твоего здесь не было. Если же я застану тебя, — самым любезным образом, не давая, однако, оснований усомниться в серьезности своих намерений, закончил Кайл, — то придется просто вышвырнуть тебя вон. Ясно?

Не дождавшись ответа, Кайл вышел и отправился на поиски брата.

Удалось найти его не сразу, но оно, пожалуй, и к лучшему. Через двадцать минут, обнаружив наконец Майкла — тот потягивал виски в гостиной с красивым названием «Лотос», явно готовясь к неизбежному объяснению, — Кайл немного поостыл. Ясно, что Майкл тоже нашел Скай дамой весьма неординарной и решил, что чем скорее она уедет отсюда, тем лучше, мало ли что там еще Лайза за пазухой припасла.

Некоторое время Кайл молча смотрел на брата, потом пододвинул стул, уселся напротив и кивком подозвал официантку.

— Виски со льдом, пожалуйста.

— Мне тоже. — Майкл осушил стакан.

— Оба двойные, — добавил Кайл.

Официантка пошла за заказом.

— Извини, Кайл, — заговорил Майкл, — сразу, как я увидел Скай, еще тогда, на острове, понял, что она не такая, как все. Она заслуживает…

— Да, много чего она заслуживает, — прервал брата Кайл. — Я не сержусь, Майкл. Забудем. — Лицо его неожиданно потемнело. — Прошу тебя, однако же, забыть об этой встрече на острове. Как бы там ни было, я собираюсь на ней жениться, и мне вовсе не хочется, чтобы родной брат напоминал мне, что хорошо знаком с анатомией своей будущей золовки.

Кайл говорил вполне серьезно, но Майкл не удержался-таки от смеха.

— Слушай, я ведь всего лишь человек.

Кайл бросил на брата короткий взгляд, но от дальнейших комментариев воздержался. Принесли напитки. Братья сделали по большому глотку. Кайл приступил к делу.

— Прошу тебя связаться с адвокатской фирмой «Маквикар и Маквикар». Пусть ищут любые лазейки в бракоразводных делах и начинают процесс. Я должен сбросить это ярмо, чего бы это мне ни стоило. Дальше — найди людей О'Рейли. Мне надо знать каждый шаг Скай в Нью-Йорке. Затем — австралийские дела. Я на днях отправляюсь в Сидней… Ты меня слушаешь? Что смешного-то?

— Да нет, — стирая с лица улыбку, сказал Майкл, — просто ушам своим не верю, неужели ты действительно собираешься установить слежку за Скай?

— А ты против?

— Да ничуть, — снова рассмеялся Майкл. — Смотрю, ты всерьез решил за дело взяться.

— А ты как думал?

— Да никак, — поспешно ответил Майкл. — Никак. Все сделаю, в точности как ты сказал. Землю носом рыть буду.

— Только одно может меня остановить.

— Что же именно?

— Скай.

Глава 11

23 июля, Нью-Йорк

— Нельзя было мне отпускать тебя в Австралию одну. Но я уверял себя, что ничего страшного, у Стивена просто очередное ухудшение, подлечат, и он снова поправится. Наверное, я сам себе не верил, правда, и ты меня не разубеждала. А я и обрадовался. Конечно, повел я себя как настоящий эгоист, каюсь. С виду-то, может, мои аргументы звучали убедительно, но про себя я знал, что просто боюсь разделить с тобой несчастье. Мне всегда хотелось, чтобы все было легко, хорошо, покойно. Мне хотелось быть с тобой, когда ты в хорошем настроении… — Тед замолк, продолжая мерить шагами застекленную террасу квартиры Скай.

Далеко внизу шумел большой город.

Свернувшись калачиком на диване, обитом светлым шелком, она закрыла глаза и нервно вцепилась пальцами в малиново-красную подушку. «Не надо, — повторяла она про себя. — Не надо этих откровений… Только не сейчас…»

— Тед, — запинаясь, сказала она вслух, — право, тебе не в чем себя винить. Я ведь и сама не знала, что Стивену так плохо, что он умирает. Только когда увидела его, поняла. К тому же ведь больше года уже прошло.

Скай знала, что когда-нибудь этот момент наступит, и ждала его со страхом. Недаром Тед всю дорогу — всю долгую дорогу домой — повторял, что им надо поговорить. Вот и приехали. Из аэропорта Тед проводил ее до дому и ушел — Скай сослалась на усталость после долгого перелета. Два дня его не было.

Теперь уж не пожалуешься, что надо привыкать к новому часовому поясу. Теперь она отоспалась. Чем же еще оправдываться — глобальными переменами в жизни?..

Тед перестал расхаживать по террасе, подошел к дивану, опустился на колено и взял Скай за руку. Скай было больно смотреть в его потемневшие виноватые глаза.

— Все я делал не так, Скай. Да, может, ты и не была уверена, что Стивен умирает, но каково тебе тогда было, я видел, не мог не видеть. Ты нуждалась во мне, только прямо говорить не хотела, а я прикинулся, будто ничего не понимаю. — Тед замолк на секунду, грустно улыбнулся и, увидев, что Скай уже собралась ответить ему что-то, поднял руку. — Нет, погоди, дай уж договорить все до конца. У меня от сердца отлегло, когда ты сказала, что не стоит торопиться с женитьбой, надо немного подождать. Я не хотел принимать на себя никаких обязательств — во всяком случае, формально. Мне нравилось все как есть, так проще, так ни за что не отвечаешь.

— Тед, — прервала его наконец Скай, — тебе, повторяю, не за что извиняться. Ты всегда был так добр ко мне. И вообще нам обоим было хорошо.

— Но в первую очередь я всегда думал о себе, Скай, — покачал головой Тед. — О себе и своих дурацких представлениях. — Он поцеловал ей руку и присел рядом. — Но теперь все будет по-другому. Я хочу, чтобы ты была моей женой. Я хочу, чтобы мы с тобой делили все, все на свете.

Увидев, как у нее на глаза наворачиваются слезы, Тед привлек ее к себе.

— Видишь, как все получается? Что имеем, не храним… Когда я узнал, что твой самолет не приземлился, просто жить не хотелось. Только тогда я понял, что люблю тебя больше всего на свете. Скажи, что согласна, что выйдешь за меня, Скай.

Тед мягко прижался губами к ее лбу. Скай подняла глаза. В них все еще стояли слезы. Стояли и не капали, вроде застыли. Да и все тело сковал какой-то необъяснимый холод. Не хотелось ей делать ему больно, о, как не хотелось ранить этого чудесного человека…

Тед принялся покрывать поцелуями ее лицо, все сильнее прижимая ее к себе. Скай ощущала прикосновение его губ, но словно со стороны. Ощущение было приятное, целовался Тед умело. Можно было откликнуться, можно прошептать «да», можно до конца раствориться в его объятиях, и тогда, наверное, в конце концов, его ласки не останутся безответными. Они займутся любовью, и это будет приятно. И тем не менее, закрывая глаза, Скай представляла на месте Теда совсем другого мужчину.

Она слегка отодвинулась от него. Когда-нибудь она забудет Кайла. Когда-нибудь научится жить без него и снова любить. Но не Теда, тут уж ничего не поправишь. Он любит ее, а она способна только причинить ему боль.

— Я не могу выйти за тебя, Тед. — Скай хотелось расплакаться, обнять его от души, чтобы он почувствовал, как мною для нее значит.

Тед увидел слезы у нее в глазах, понял, как ей больно. Он встал и пристально, не мигая, посмотрел на Скай. Она не отвела взгляда. Тед закусил губу, отошел к окну и невидяще уставился на ночной город.

— Я знаю, что ты спала с Джаггером, Скай, — вымолвил наконец он.

Скай чуть не подскочила на месте. Он так спокойно и с такой уверенностью произнес эти слова. Можно, стало быть, не думать, как признаться ему в том, что произошло.

Да, собственно, ни для кого это не секрет, с горечью подумала Скай. Майклу Джаггеру все стало ясно с самого начала. Затем Лайза, а теперь вот Тед. Словно табличку себе на грудь повесила: «Я спала с Кайлом Джаггером».

Или, может, она и впрямь изменилась? Может, что-то новое появилось в ее глазах, в повадках, нечто, свидетельствующее, что она целиком подпала под обаяние мужчины, являющего собой воплощение силы, которой нельзя не почувствовать, которой нельзя не уступить?

Она не проронила ни слова. А что, собственно, тут скажешь?

Тед не отрываясь смотрел в окно. Через некоторое время он заговорил вновь, явно не ожидая ответа.

— Я все понимаю, Скай, во всяком случае, думаю, что понимаю. Ты оказалась одна, а Джаггер — превосходный экземпляр мужчины, ничего не скажешь. На вид человек достойный. Очень достойный. Наверное, я даже должен быть ему признателен, и я действительно признателен. Ведь это благодаря ему ты осталась жива.

Скай услышала легкий вздох. Тед немного ссутулился, затем расправил плечи.

— Да, Скай, я знаю, что ты спала с ним, я понимаю это и мирюсь с этим. Хотя, конечно, и подумать страшно. В общем, извини, но мне не хотелось бы больше говорить на эту тему.

Наконец Тед повернулся, и Скай прочитала в его темных глазах откровенную мольбу.

Если бы только заставить себя сделать вид, что ничего не было, если бы только вернуться в прошлое. Тогда все могло бы быть как он хочет.

Скай проглотила вставший в горле комок и изо всех сил впилась ногтями в ладонь. Она даже губу прикусила, и все равно слова полились безудержно — как и слезы.

— О Господи, ну как же объяснить тебе? Мне ужасно, ужасно жаль, но не могу я выйти за тебя.

— Скай. — Тед быстро подошел к ней.

Она вытянула руки ладонями вперед.

— Не надо, Тед, прошу тебя. — И, словно собравшись наконец с силами, выговорила — Я беременна.

Поначалу Тед, услышав это признание, был похож на человека, на которого упал камень, причем он видел, как этот камень летит, но как последний дурак спокойно наблюдал за его падением. Но затем он быстро взял себя в руки и, не слушая возражений Скай, подошел к ней.

— Ну и что? Я люблю тебя и полюблю твоего ребенка.

И тут Скай расплакалась так, как никогда в жизни не плакала. Рыдания сотрясали все ее миниатюрное тело. Тед старался успокоить ее, утешить, но от этого становилось только хуже, и в конце концов Скай с огромным трудом произнесла:

— Нет, Тед, нет, не могу.

— Это потому, что ты любишь его? — спросил, помолчав немного, Тед.

— О, Тед, — сдавленно и сбивчиво оговорила Скай, — ты такой чудесный, лучше не бывает, только мечтать можно, — умный, добрый, заботливый, славный, хороший.

— Но в меня ты не влюблена.

— Да нет, почему же, я люблю тебя.

— Брось, я не о том. Ты-в-меня-не-влюблена. И пожалуйста, не гляди на меня так. Я сам во всем виноват. У меня было четыре года. У Джаггера — всего шесть недель. Будь у меня в голове хотя бы две извилины, я бы женился на тебе еще тогда, четыре года назад. И теперь мы были бы вместе.

Воцарилось молчание. Тед по-прежнему мягко обнимал Скай за плечи. Оба всматривались в ночную мглу.

— И все равно я готов на тебе жениться, если согласишься, если захочешь, чтобы у ребенка был отец — Тед на мгновение заколебался. — Ведь Джаггер женат.

— Знаю, — негромко ответила Скай. — Спасибо тебе, но все-таки — нет.

— Что собираешься делать?

— Да не знаю пока. Для начала немного поработаю, — с грустной улыбкой сказала Скай, — а потом, наверное, уеду и поживу с Вирджинией. Да подольше, чтобы публика забыла о моем существовании.

— Джаггер все равно тебя разыщет.

— Ладно, там видно будет, — пожала плечами Скай.

— А как насчет аборта?

— Не может быть и речи.

— Так я и думал.

Снова повисло молчание, но на сей раз не было в нем тяжести и напряженности; напротив, в этом молчании близость возрождалась словно из руин того, что едва не возникло, но возникнуть все же не могло. Тед засобирался. Он поцеловал ее в лоб.

— Звони, если надо. Я всегда на месте.

Скай кивнула, но в горле встал ком, и она не сумела произнести ни слова.

Тед направился к двери.

— Тед.

Он повернулся. В глазах его стояли слезы. Зачем ей понадобилось останавливать его? Еще больше нервы мотать?

— Прости меня, Тед, прости, ради Бога.

Он грустно улыбнулся:

— Да не за что тебе просить прощения. Оставайся самой собой — честной, доброй, красивой. Над своими чувствами мы не властны, дорогая. Ты любишь его и ничего не можешь с этим поделать, и я тоже. По крайней мере сейчас. Но когда-нибудь, если ты вдруг передумаешь, — только позови. — С этими словами Тед вышел.

Сколько времени Скай просто просидела глядя в окно, она сказать бы не смогла. Какое счастье, думала она, если он найдет женщину, которая даст ему любовь — все то, что он, видит Бог, заслуживает.

И еще Скай думала, что надо быть последней идиоткой, чтобы оттолкнуть такого человека, как Тед, ради… чего? Ради ожидающей впереди неизвестности, а то и пустоты.

Которой не будет лишь в том случае, если она Кайлу действительно небезразлична, если он любит ее, если Лайза даст ему свободу.

Короче говоря, если произойдет чудо.


26 сентября, Сан-Франциско

Сидя у себя в кабинете и задумчиво покусывая кончик карандаша, Кайл смотрел на мост, опоры и перила которого сверкали в лучах яркого солнца. По возвращении с острова Кайл сразу полетел в Австралию, где провел целый месяц, а теперь на протяжении нескольких недель пытался связаться со Скай. Однажды, в самом начале, она откликнулась и говорила с ним очень холодно. Спросила, как семья, как жена. С семьей все в порядке, ответил он, Лайза, насколько ему известно, тоже ни на что не жалуется.

— Вы еще не развелись?

— Да нет, но…

Закончить фразу Кайлу не удалось. Скай извинилась — мол, другой телефон зазвонил, — и уже не взяла трубку.

С тех пор он раз десять разговаривал с ее секретаршей и еще раз двадцать включался автоответчик.

Довольно, пора действовать. Из своих источников Кайл знал, что с Тедом Трейнером Скай больше не видится. Сейчас ему предстоит одна встреча, и, как только она закончится, решил Кайл, он позвонит Трейнеру, а потом полетит в Нью-Йорк. На звонки Скай не отвечает, но уж от свидания, черт возьми, не отвертится. Если надо, Кайл не остановится перед тем, чтобы заткнуть секретарше рот кляпом и взломать дверь.

На большом дубовом столе замигал сигнал — секретарша.

— Да?

— К вам миссис Джаггер.

— Пусть заходит, — мрачно ответил Кайл.

Кайл поднялся из-за стола. Лайза даже не вошла — вплыла в кабинет, окутанная запахом дорогих французских духов. В шляпку у нее было воткнуто сиреневое перо — кажется, последний крик моды. Красиво уложенные волосы, уверенная походка.

— Привет, Лайза, — спокойно сказал Кайл. Сейчас он этой красотке все выложит. — Спасибо, что пришла.

Она закрыла за собой дверь, приняла на секунду театральную позу и, изящно покачивая бедрами, двинулась по мягкому светлому ковру. Вкус у Кайла был непритязательный. Убранство кабинета, помимо стола, составлял лишь приставленный к нему сбоку диван мореного дуба с обивкой того же цвета.

— Меня вызвали, — саркастически бросила Лайза, — и вот я здесь. — Она принялась медленно стягивать перчатки. — Полагаю, мои адвокаты связались с тобой? Я против развода. — Лайза мило улыбнулась. — На мой взгляд, наш брак далеко еще себя не исчерпал.

Ответив столь же любезной улыбкой, Кайл вновь уселся на место и постучал карандашом по крышке стола.

— Да-да, я в курсе.

— Надеюсь, ты позвал меня не затем, чтобы запугивать? Если дело дойдет до того, судье это вряд ли понравится.

— Честно признаться, сначала я подумывал, чтобы просто придушить тебя, естественно, взяв на себя всю ответственность за последствия. Но потом передумал. Нет, запугивать тебя я не собираюсь. Просто хочу предупредить по-хорошему. Ты не хочешь развода. Отлично. Не надо никакого развода. Видишь ли, по-моему, наш брак можно просто аннулировать.

— Аннулировать?!

— Вот именно, аннулировать. Видишь ли, Лайза, брак — это договор. А договор может быть расторгнут в случае его недолжного соблюдения одной из сторон. Например, если жена, отлично зная, что собирается родить от другого мужчины, не говорит об этом мужу…

— Ты не позволишь себе этого! — Хладнокровия как не бывало: Лайза вскочила на ноги, ее красивое лицо исказила гримаса ярости. — Не позволишь! Ведь в этом случае Крис… Крис… Нет! Этого просто не может быть! Мы с тобой женаты двадцать лет. И ни один судья в мире не аннулирует этот брак.

Кайл знал: надо сохранять полное спокойствие, иначе из его блефа точно ничего не выйдет. А ведь так красиво все придумано.

— Я бы на твоем месте не стал рассчитывать на это. Думаешь, я сам, что ли, придумал такой ход? Адвокаты посоветовали. А уж они-то дело знают.

— И все равно ты не поступишь так с Крисом. Ни за что не поступишь. Ведь тогда он узнает, что не ты его отец, и на это ты не пойдешь. Уверена. Ведь так ты рискуешь потерять сына.

— Крису двадцать лет, Лайза. Он взрослый человек и вполне способен сам принимать решения…

— И как ты думаешь, какое это будет решение, если ты во всеуслышание заявишь, что он — ублюдок? Да Крис же возненавидит тебя!

Кайл почувствовал, как под одеждой у него напрягаются мышцы. Он впился пальцами в стол. Надо сохранять спокойствие, нельзя выходить из себя…

— Слушай, Лайза, ведь это я был с Крисом, когда он делал самые первые шаги. Это я был с ним, когда он произносил свои первые слова и просыпался ночью от дурных снов. Да что вспоминать. Думаю, Крис все поймет.

— И все-таки он мой сын, Кайл. Что бы ты там для него ни делал, когда он был младенцем, Крис все равно возненавидит тебя, если всем станет известно, что он незаконнорожденный. Да только я совершенно не уверена, что у тебя что-нибудь выйдет из этого.

— Знаешь, Лайза, ты ведешь себя как весталка, которую лишили невинности. Не забывай — Крису все известно. Особой скромностью ты, как известно, не отличаешься и никогда не скрывала от него своих похождений. — Кайл остановился и с трудом перевел дыхание. — Ладно, не будем об этом. Прошлое осталось позади, и мне вовсе не хочется, напоминая о нем, причинять тебе боль. Как, впрочем, и никому другому. Но мне нужна свобода. Подумай об этом. Если мне удастся аннулировать наш брак, ты останешься без гроша за душой. А если подпишешь что нужно, то через два месяца, когда брак будет расторгнут, тебе достанется половина моего состояния. Выбор за тобой.

— А ведь ты блефуешь, Кайл.

— Ну да? — Кайл изогнул губы в вежливой улыбке.

Ну да, он блефовал. А может, все-таки нет? Сейчас он и сам не в состоянии был ответить на этот вопрос. Сегодняшний разговор он прокручивал в сознании бесчисленное количество раз. Кайл всей душой любил сына, это его сын, и одному лишь Богу известно, чего стоило Кайлу угрожать жене подобным образом, не говоря уж о том, чтобы привести угрозу в исполнение.

Но иного выхода он не видел. А угроза — всего лишь слова. Да, но что, если Крис действительно узнает? Неужели предстоит потерять сына, грустно подумал Кайл. Что до него лично, то кровное родство не имеет никакого значения, но как на это смотрит Крис?

Да нет, подумал Кайл, не зря он верит в этого мальчика.

И все же — что он подумает? Почувствует — что?

«О, Крис, — взмолился про себя Кайл, — мне не хочется втягивать тебя во всю эту грязь. Извини за угрозы. На самом деле мне и подумать страшно, что ты можешь узнать правду о своем рождении, а уж тем более о том, что я готов сделать ее всеобщим достоянием».

Ну да, все это просто блеф.

Но Лайза-то не должна об этом знать. Пусть верит каждому его слову.

Похоже, она прочитала его мысли.

— Ты блефуешь, Кайл, — с улыбкой повторила она.

— Думаешь? — «Спокойнее», — приказал он себе, вежливо улыбаясь в ответ. Он взял со стола карандаш и повертел его в руках. — Ну что ж, даю тебе ровно две недели на размышление. Либо ты к десятому октября подпишешь все что нужно, либо встречаемся в суде.

Лайза встала и вызывающе посмотрела на него.

— Что за спешка? Малышка Скай торопит?

— С ней я не виделся с того самого времени, как мы покинули Игуа. Так что она здесь ни при чем.

— Ясно. Просто не хочет встречаться с тобой, пока на тебе все еще висят цепи. Что ж, остается тебе только посочувствовать. Мне наплевать, спишь ты с этой женщиной или нет. Только, по-моему, ей не терпится заполучить твое имя. Миссис Кайл Джаггер. Увы, ничего не выйдет. Можешь хоть до посинения стараться — годами судиться будем. Знаешь, я даже готова покуситься на святая святых — компанию. Каково? Любовницей твоей эта малышка быть не хочет. Хотя, должна заметить, если бы она тебя действительно любила — тебя, а не деньги и власть, — на все остальное ей было бы наплевать. Нет, она рвется стать «миссис», а этого ты ей дать не можешь. Так что придется тебе держаться в стороне, пока она там развлекается со своим продюсером…

— Вон отсюда! — не сдержался на сей раз Кайл.

Карандаш переломился у него в руках.

— Что, в больное место попала? — бросила Лайза, медленно направляясь к двери.

— Я не желаю выслушивать твои грязные намеки. Я все сказал, так что думай. А теперь повторяю: вон отсюда, иначе я просто сверну тебе шею, и все решится само собой.

Кайл успокоился, но нотки, прозвучавшие в его голосе, как раз и заставили Лайзу ускорить шаг. Впрочем, у двери она остановилась и напоследок бросила:

— Постарайся все же вернуть ее, Кайл. Тогда и будет видно, стоит ли она всего того, на что ты собираешься пойти ради нее. Заодно и посмотришь, настолько ли она тебя любит. Боюсь только, что тебе придется убедиться, что ничем она не отличается от других — телка как телка. И она надоест тебе в тот самый момент, когда компания начнет разваливаться на куски…

Увидев, что Кайл приближается, Лайза поспешно рванула дверь. Лицо его побелело от гнева, даже загар не мог этого скрыть. По скулам ходили крупные желваки, губы сложились в тонкую полоску, в походке было что-то звериное — так пантера готовится к прыжку.

— Не бойся, ухожу. Но не забывай того, что я сказала.

С этими словами Лайза закрыла за собой дверь. Она не дура — понимает, что всякому терпению есть предел. Кайла она довела до белого каления.

Он остановился посреди кабинета и закрыл глаза, изо всех сил стараясь взять себя в руки. Постепенно ему это удалось, дыхание сделалось ровным.

Он вернулся к столу, рассеянно бросив взгляд на кипу бумаг, ждущих его подписи. Были здесь и отчеты, свидетельствующие о его бесплодных попытках отыскать любителя — или любителей — золота.

Но все это словно проходило мимо сознания, перед глазами у Кайла стоял только один образ, столь безжалостно оживленный Лайзой. Скай… обнаженная… призывно улыбающаяся, протягивающая руки…

Кайл изо всех сил сжал ладонями виски и вызвал по внутренней связи секретаршу.

— Дженни, позвоните Майклу и скажите, что через час я улетаю. Потом найдите мне в Нью-Йорке некоего мистера Теда Трейнера. Это срочно. Ни с кем не соединяйте.

— Слушаю, сэр.

Заставив себя сосредоточиться, Кайл принялся просматривать счета, расписания полетов и прочие бумаги, давно ожидающие его внимания. Некоторые он подписывал, другие откладывал в сторону. Минута бежала за минутой.

Зажужжал зуммер.

— На проводе мистер Трейнер, — послышался голос секретарши.

Кайл сразу взял быка за рога.

— Трейнер?

— Да, слушаю вас. — Голос звучал настороженно, подозрительно.

— Я лечу в Нью-Йорк. Мне надо отыскать Скай. Насколько я понимаю, вы больше не встречаетесь. Так?

Наступило молчание.

— Знаете, Джаггер, по-моему, это не ваше дело…

— То есть как это не мое дело?

Снова молчание.

— Мистер Джаггер, Скай — мой друг. Боюсь, если вам хочется что-то узнать, то придется обратиться непосредственно к ней.

— Я просто хотел предупредить вас о своем приезде. И о том, что собираюсь увидеться со Скай.

— Не могу препятствовать этому, Джаггер. А вообще-то давно пора. Хочу, однако же, со своей стороны кое о чем сказать вам. Я сделал ей предложение. Она отказалась… из-за некоторых обстоятельств. Смотрите, Джаггер, не обижайте ее, а то ведь я могу и вернуться.

— Это еще как понимать?

— Поговорите лучше с ней сами, — тяжело вздохнул Тед. — Мне вам сказать больше нечего.

— Ну что ж, Трейнер, спасибо и на том.

— Не за что, — после очередной паузы откликнулся Тед.

Не далее как через час Кайл уже летел на восток.


26 сентября, Нью-Йорк

Скай подняла голову: в кабинет к ней влетела Люси Грант, на круглом миловидном личике которой была написана явная растерянность. Волосы у нее торчали во все стороны, словно она старалась выдрать их клок за клоком.

— Скай, дорогая, я знаю, как ты занята сейчас заказом миссис Ратштадт, но эта миссис де Винтнер просто-таки меня достала. Она требует, чтобы в ее египетских серьгах было двадцать четыре карата, и не желает слышать никаких возражений.

Скай засмеялась и отложила в сторону карандаш.

— Ладно, я поговорю с ней. Какой номер?

— Ноль семь, — с благодарностью сказала Люси. — Я знаю, что секретаршам полагается оберегать свое начальство от всяческих неприятностей, но, право, эта женщина…

— Можешь не повторять, — нетерпеливо отмахнулась Скай. — А ты тем временем постарайся соединить меня с миссис Ратштадт. Ее заказ будет сегодня готов.

Люси вздохнула с облегчением. Скай подняла трубку, набрала номер, любезно поинтересовалась здоровьем миссис де Винтнер и мягко перешла к делу: в дужках серег, достающих хозяйке чуть не до самых плеч, не должно быть больше восемнадцати каратов. Крепость дужкам придают медные прожилки, а чистое золото в двадцать четыре карата просто не выдержит тяжести самих серег, в которых содержится целая унция золота. В конце концов миссис де Винтнер примирилась с неизбежным. Скай повесила трубку, обхватила руками голову, потом поднялась, потянулась и почесала затылок.

Она подошла к окну, слегка раздвинула светло-голубые шторы и выглянула на улицу. Отсюда снующие далеко внизу люди казались не больше муравьев. До конца рабочего дня было еще далеко, но машины уже следовали бампер в бампер, образуя сплошную пробку.

У Скай слегка закружилась голова, и, чтобы подавить приступ тошноты, она закрыла глаза. О Боже, знал бы кто, как она устала! Доктор сказал, что неприятные ощущения скоро пройдут, но это «скоро» все не приходило. Беременность еще даже не видна, но ощущается-то в полную меру! Да, собственно, и животик уже немного округлился, что из-за худобы особенно заметно, во всяком случае, ей самой, и последнее время Скай ловила себя на том, что все чаще и чаще поглаживает эту маленькую округлость. Может, и глупо, но она уже была влюблена в эту жизнь, в этот комочек, что носит под сердцем. И эта любовь позволяет мириться со всем остальным. Кроме одиночества.

Скай прикусила губу, вспоминая звонки Кайла. Всякий раз, как на автоответчике слышался его голос, все более и более раздраженный, возникало искушение взять трубку, сказать, что он ей нужен, что она любит его и хочет только одного: чтобы он был рядом. А на все остальное наплевать.

Но искушению Скай не поддавалась. Глубоко впиваясь в ладони ногтями, трубки не поднимала. Решение принято. Если она действительно небезразлична Кайлу, он приедет…

И не потому, что чувствует себя обязанным, такого ей не надо. Скай не хотелось, чтобы он прошел через все мучения развода затем лишь, чтобы вновь попасть в капкан, вновь закабалить себя вынужденным браком, который рискует обернуться таким же кошмаром, как и первый.

Скай вернулась за стол и постаралась сосредоточиться на работе. Но ничего не вышло. Она снова закрыла глаза. Славно было предаваться мечтам: океан, свежий ветерок, пробуждение от шума волн, мягкий песок под ногами, ощущение близости Кайла, мысль, что только они двое и существуют на целом свете.

Скай открыла глаза. Какая, право, глупость — стремиться назад, на этот затерянный посреди океана островок, где каждый день приходилось бороться за выживание.

Скай вздохнула. Через месяц она отправится в Сидней, оставив дела на Люси. Вирджиния уехала несколько недель назад, и Скай по ней очень скучала. В Сиднее никто не будет надоедать, можно спокойно обдумать планы на будущее. Параллельно разрабатывая новые модели Скай вернулась к заказу миссис Ратштадт. Соблазнительными складками платье ниспадало до самого пола, оставляя обнаженной шею и лишь слегка прикрывая грудь. Украшения миссис Ратштадт заказала броские и вызывающие. Впрочем, миссис Ратштадт и сама женщина видная, и ведет себя так, будто она королевских кровей. Она любые украшения будет носить со вкусом.

Скай приложила к эскизу транспарант и принялась за работу. К открытой шее подойдет тяжелый золотистый ворот и изумрудное ожерелье, подчеркивающее густую зелень платья, на которое пойдут лучшие сорта китайского шелка.

Скай настолько ушла в работу, что даже не заметила поначалу, как на пороге снова появилась Люси.

— Мне ужасно неловко, Скай. но вот этот господин уверяет, что должен срочно тебя видеть…

На мгновение у Скай сжалось сердце. Она была уверена, что это Кайл, что он наконец появился, и ничего хорошего в этом вроде бы нет, потому что она не хочет видеть его, потому что ничего из этого не получится, но ей так хорошо, потому что она хочет видеть его снова, не отрывать от него глаз, вспоминать все, что с ним связано.

Но эго был не Кайл.

Это был невзрачный человечек в какой-то серой униформе с нагрудным знаком.

— Мисс Скай Дилани?

— Она самая. Чем могу…

В руках у Скай очутился конверт. Человечек исчез так же незаметно, как и появился, тихо прикрыв за собой дверь.

Скай посмотрела ему вслед, перевела взгляд на удивленную и почему-то опечаленную Люси и, пожав плечами, вскрыла конверт. Перед глазами у нее запрыгали какие-то юридические термины.

— Что там? — требовательно спросила Люси.

— Сама толком не могу понять, — пробормотала Скай. — Похоже, меня вызывают в австралийский суд для дачи свидетельских показаний.

— С чего бы это?

Скай нахмурилась и прикусила губу. Она ни с кем не говорила о золоте — ни с Люси, ни даже с Вирджинией и Тедом. Целиком поглощенная грустными воспоминаниями, она, собственно, почти и забыла эту историю. Скай знала, что Кайл летал в Австралию, но, вернувшись, о золоте он и словом не обмолвился. Правда, она и не дала ему такой возможности.

— Сама не пойму, — повторила Скай в ответ на вопрос Люси. — А пока разыщи-ка мне срочно Гарри Данбарта.


Полчаса спустя Скай в ярости и растерянности металась по кабинету, едва удерживаясь от того, чтобы не расплакаться от жалости к самой себе.

— Я американская гражданка! — наконец выкрикнула она, швырнув бандероль со всем ее мерзким содержимым на стол — Этот треклятый самолет разбился, я попала в катастрофу, оказалась на вонючем островке, едва выжила — и вот вам, пожалуйста! И все из-за того, что какой-то носильщик утверждает, будто этот ящик был в моем багаже. Да я в суд подам на «Икзекьютив чартерс» и Джаггера, до нитки обдеру…

— Успокойтесь, Скай. — Гарри Данбарт потер пальцами залысины. — Компания вообще не имеет ко всему этому никакого отношения. Да и никто вас, собственно, ни в чем не обвиняет. Вам просто хотят задать несколько вопросов.

— Ну а я не хочу отвечать ни на какие вопросы! Во всей этой истории я — пострадавшее лицо. Я…

— Скай, — вновь перебил ее Гарри, — я согласен, правда на вашей стороне. Но часто и жертвам приходится держать ответ. И боюсь, если вы откажетесь появиться на слушаниях, вас могут заставить, согласно закону об экстрадиции, и тогда отказ от сотрудничества с правосудием может выставить вас в весьма нелестном свете. Слушайте, вы же так или иначе собирались лететь в Сидней. Ну а я устрою свои дела так, чтобы отправиться с вами.

— Иными словами, вы считаете, что мне надо ехать?

Гарри принялся тереть залысины с такой яростью, что Скай испугалась, как бы он кожу себе на лбу не ободрал.

— Видите ли, Скай, я — юрисконсульт компании и в таких делах не очень-то разбираюсь. Но в общем, да, я считаю, что вам надо ехать. Ну а я уж позабочусь, чтобы ваши интересы представляли лучшие специалисты. У нас в запасе несколько недель…

— Ну уж нет, в таком случае я отправляюсь сегодня же. Остановлюсь у Вирджинии, там на месте мне будет легче разобраться что к чему. Так что до встречи в Австралии.

— Скай, но это же безумие, вам вовсе нет нужды срываться с места сегодня же.

— Все, вопрос решен. Все равно я сейчас в таком состоянии, что вообще ничем не могу заниматься.

Гарри недовольно откланялся, пообещав на прощание подготовиться к встрече в Австралии наилучшим образом. Скай вызвала Люси и велела сделать все, чтобы она могла вылететь немедленно.

— Немедленно? Но ведь рейсы.

— Свяжись с «Икзекьютив чартерс», — язвительно сказала Скай. — Ты же знаешь их прославленный девиз: «В любое время в любую точку света».

Нью-йоркское отделение компании размерами почти не отличалось от штаб-квартиры в Сан-Франциско Скай сказали, что она может вылететь через два часа. И вот она уже поднимается по трапу «Лира», подозрительно похожего на тот, из чьего чрева она совсем недавно была исторгнута на островок, затерянный в Тихом океане.

Правда, пилот, чрезвычайно приветливый мужчина средних лет со светло-голубыми глазами и скуповатой улыбкой, мало напоминал мужчину-самца с пронзительными глазами, едва удостоившего ее взглядом. Так начинался тот злополучный рейс, которому предстояло завершиться самой страшной катастрофой в жизни Скай.

Оставив позади служебный кабинет и вообще всяческую суету повседневной жизни, Скай закрыла глаза и откинулась на мягкий подголовник. Нет, все-таки судьба несправедлива. Вся ее жизнь пошла кувырком. Она беременна от женатого мужчины. И тем не менее придется как-то со всем этим справляться, найти верный путь.

А теперь еще и это. Нет правды на земле. Скай почувствовала, как вскипают слезы. Интересно, вдруг подумала она, а Кайл появится в Австралии? И если появится, то чьим свидетелем будет выступать — защиты или обвинения?

Нельзя сказать, что это был лучший день в жизни Люси Грант. Она совершенно сбилась с ног, устраивая срочный отлет своей начальницы, ужасно беспокоилась за Скай и ко всему прочему не знала, как справиться с внезапно свалившимися на нее делами. Завтра, должно быть, появится миссис Ратштадт, чтобы принять эскиз, который Скай только что закончила. Слава Богу, рабочий день подходит к концу, можно двигаться домой.

Но едва Люси принялась очищать стол от ненужных бумаг, чтобы к завтрашнему дню все было в порядке, как дверь распахнулась и в приемную вихрем влетел какой-то мужчина. От растерянности Люси выронила бумаги.

— Мне надо видеть мисс Дилани, — резко бросил мужчина, явно не обращая внимания на впечатление, произведенное его вторжением.

У Люси язык буквально прилип к гортани. Никогда еще не видела она человека, излучающего такую мощную энергию. Он был на редкость привлекателен, но дело даже не в этом. Просто в нем клокотала какая-то неудержимая сила, от мускулистой фигуры исходил настоящий жар, а повадка была как у рыси, готовой совершить смертельный прыжок.

Люси не сводила с него глаз, тщетно пытаясь выговорить хоть слово. Да что это со мной, подумала она, ведь это всего лишь мужчина, пусть высокий, пусть необыкновенно красивый. Да нет, не всего лишь — такая аура…

Ну разумеется, это Джаггер, собравшись немного с мыслями, сообразила наконец Люси. Она ведь видела его фотографию, да и голос должен быть знаком — сколько раз слышала его по телефону, отвечая, что Скай нет на месте.

— Она ушла, — с трудом заставила себя выговорить Люси.

— Так я и думал. — Джаггер решительно отстранил ее и рванул дверь, на которой была табличка с именем Скай Дилани.

Мгновение спустя он снова появился в приемной.

— Где она? Хватит, больше я не позволю ей прятаться. Я отыщу ее, а если нет, нам обоим придется сидеть здесь до того самого момента, как она появится.

У Люси округлились глаза. Явно он считает, что Скай снова что-нибудь придумала, лишь бы избежать встречи с ним.

— Да нет, мистер Джаггер, честное слово, ее здесь нет! — воскликнула она, пускаясь в объяснения, как и почему Скай пришлось столь срочно улететь в Сидней.

— Проклятие! — Кайл был явно раздражен таким поворотом событий. — У меня здесь целая команда ею занимается, и никто и словом не обмолвился, что ее вызывают… — Голос его пресекся, раздражение уступило место горечи и отчаянию. Тем не менее Кайл выдавил из себя печальную улыбку. Улыбка была совершенно обезоруживающей. «Пусть даже он и женат, все равно Скай полная дура», — подумала Люси — Послушайте, мисс…— начал он.

— Меня зовут Люси, — перебила она Кайла. — Люси Грант.

— Люси, — поправился Кайл и вновь улыбнулся той же обезоруживающей и смягчающей резкие черты лица улыбкой, — дайте-ка я помогу вам собрать эти бумажки, — он наклонился и принялся поспешно собирать разбросанные по полу накладные, — а вы пока позвоните в нью-йоркское отделение моей компании. Скажите им, что Кайл Джаггер велел подготовить самолет через полчаса. Я лечу в Сидней. Минуту, пусть самолет поведет кто-нибудь другой. Лучше всего Мэтьюз, если он здесь. Не хотелось бы прилететь без задних ног от усталости.

— Слушаю, сэр! — Кайл явно привык командовать людьми, и Люси откликнулась на его указание даже с большей готовностью, чем обычно. — И оставьте эти бумаги, сэр, право, я и сама с ними разберусь…

Кайл вышел столь же стремительно, сколь и влетел в приемную. Люси позвонила куда велено, а затем опустилась в кресло, полностью забыв, казалось, и о накладных, и о миссис Ратштадт.

Она все еще не могла прийти в себя от налетевшего вихря, буквально физически ощущала, как он подхватил ее.

Интересно, смутно подумалось ей, а Скай-то отдает себе отчет, что за мужчина полюбил ее? И тут ей очень захотелось, чтобы все проблемы, все беды превратились в сновидение.

Глава 12

— Мне очень жаль, мистер Джаггер. — В голосе молодого сотрудника прокуратуры действительно звучало искреннее огорчение. — Мы пытались связаться с вами, но вы были уже в пути. Наша телеграмма насчет мисс Дилани просто не застала вас на месте. Слушания начнутся через две недели. Мы еще не предъявили ей никакого обвинения.

— Но оно будет предъявлено по окончании слушаний? — требовательно спросил Кайл. Перед встречей со Скай он твердо решил выяснить в прокуратуре все обстоятельства дела и, на свою беду, цели достиг. Проклятие, Кайл весь так и дрожал от бессильной ярости. Не одну неделю он провел здесь, отыскивая следы, которые неизменно вели в тупик. Он разговаривал с банковскими служащими, таможенным начальством, в аэропорту — все без толку. И вот появляется какой-то несчастный носильщик и под присягой утверждает, что ящик был в багаже мисс Дилани.

— Боюсь, что так, сэр. — Молодой человек сочувственно кивнул. — Контрабанда — серьезное преступление…

— Которого она не совершала! — взорвался Кайл и тут же пожалел о собственной несдержанности. Этот-то малый здесь при чем? — Посудите сами, ну зачем бы ей подкладывать взрывное устройство в самолет, на котором она же и летит? — спросил он уже более спокойно.

— Мы считаем, что у нее был сообщник. То есть я хочу сказать, — поспешно поправился молодой человек, — мисс Дилани считается невиновной до тех пор, пока суд не решит иначе…

— Она невиновна, и это будет доказано, — мрачно заявил Кайл. — Тем не менее спасибо за информацию. Передайте своему начальнику, что мне надо с ним увидеться завтра утром.

— Непременно, сэр. Не сомневаюсь, он и сегодня был бы здесь, если бы знал, что вы придете.

Кайл коротко кивнул и вышел из безликого опрятного кабинета. В Нью-Йорке наступила осень, а здесь весна. Даже в центре города, в деловых кварталах, вовсю цвели деревья. Но к сожалению, у Кайла почти не было времени наслаждаться красотами природы. На взятом напрокат «вольво» он направлялся через Харбор-бридж в уединенный район на окраине города, где, если верить справочнику, проживала Вирджиния Дилани.

Кайлу было явно не по себе. Похоже, власти следуют той же логике, которой когда-то следовал и он: на борту никого, кроме Скай, не было.

Она невиновна. Он знал это: она невиновна. Но может, хоть что-то, хоть какая-то малость ей известна… Может, ее каким-нибудь образом просто подставили? Неужели они вот-вот наконец увидятся?

Кайл не видел Скай больше двух месяцев, и не было все это время и часа, и минуты, чтобы он не думал о ней. Неожиданно он почувствовал, что его бьет нервная дрожь. Два месяца — достаточно большой срок, чтобы развести их в разные стороны, и к тому же существуют проблемы, которые сейчас по крайней мере выглядят неразрешимыми. Похоже, Лайза разгадала-таки его игру. Кайл действительно блефовал — никогда он не поставит Криса под удар. Предстоит, стало быть, как-то удерживать Скай все эти месяцы, а может, и годы, пока будет продолжаться война с Лайзой.

Впрочем, все это не имеет значения, пока не разрешится проклятая история с золотом.


Накинув светлый шелковый халат, Скай устроилась у камина в комнате Вирджинии и, глядя на огонь, рассеянно поглаживала лоснящуюся спинку сиамского кота по кличке Мафф. Никогда еще не чувствовала она себя такой подавленной и усталой, разве что в тот день на острове.

Но тот день на острове вспоминать ей не хотелось. Ибо это значит вспоминать о Кайле. И мучиться оттого, что его нет рядом. Но тут Скай вспомнила нечто другое, что и он считал ее контрабандисткой, что она в Австралии, где все видят в ней обыкновенную преступницу, что Кайл, должно быть, знает, что происходит и происходило все это время, а на помощь не спешит.

Золото. Скай закрыла глаза, подставив лицо теплу камина, в котором полыхало золотое пламя. Как же она ненавидит золото! Из-за золота она попала в авиакатастрофу, из-за золота тряслась от страха за собственную жизнь, из-за того же золота влюбилась в Кайла и забеременела, и вот теперь, несчастная и растерянная, сидит здесь в ожидании того, что остаток молодости, возможно, придется провести в тюрьме — опять-таки из-за золота.

Будь у Скай душевные силы, она, возможно, что-нибудь и предприняла бы. Но сейчас в ней была подавлена всякая воля к сопротивлению.

В дверь кто-то позвонил, но Скай даже не пошевелилась, хотя и помнила, что Вирджиния ушла за покупками. Не важно, позвонят-позвонят да уйдут Но звонки продолжались, и в конце концов, когда от этого назойливого звона стала раскалываться голова, Скай неохотно поднялась и, миновав уютную гостиную, вышла в переднюю и открыла дверь. Увидев на пороге грозное лицо Кайла, она инстинктивно сделала шаг назад и попыталась захлопнуть дверь, но, схватив ее за руку, он легко пресек это намерение.

— Не выйдет, мисс Дилани. На сей раз за автоответчиком вам от меня не укрыться.

Застыв на месте и судорожно затягивая пояс на халате, Скай смотрела, как он закрывает дверь. Даже в сновидениях Кайл не являлся ей таким страшным, таким высоким и огромным, исполненным такой уверенности и силы… и выражение лица никогда не было таким угрожающим, решительным… безжалостным. И в то же время выглядел и вел он себя вполне непринужденно. Просто стоит, спокойно прислонившись к двери, и оценивающе поглядывает на нее. А почему бы и нет? Он вошел в дом, и теперь уж ей никуда от него не деться — и шага не успеет сделать, как почувствует на плече железные пальцы. А еще хуже то, что перед ним — таким уверенным в себе, в безупречно сидящем легком бежевом костюме — она предстала настоящей распустехой: вместо платья — домашний халат, волосы растрепаны…

Скай плотно сжала губы и попыталась распрямить спину.

— Ах, это ты, Кайл? — Сарказм ей не особенно-то удавался. — Входи.

— А я уже вошел, — мрачно ответствовал он и, быстро шагнув к Скай, взял ее за локоть и повел, словно был у себя дома, в гостиную. — А где твоя золовка?

— Отправилась по магазинам. Скоро вернется.

Кайл поднял брови и, буквально швырнув ее на диван, пододвинул к себе стул от стоявшего рядом карточного столика. Усевшись на него верхом, Кайл положил руки на высокую спинку.

— Сомневаюсь, что так уж скоро. Да оно и к лучшему — нам надо о многом поговорить.

Скай заворожено смотрела на него, мечтая о том, чтобы у нее на ногах были чулки, и одета она была как положено уважающей себя даме, и косметика на месте, и, главное, хоть чуть-чуть уверенности в себе. Неужели с этим мужчиной она была так долго близка? Сейчас он выглядит чужим — таким жестким, таким недоступным. И все равно, хотелось протянуть руку и коснуться мягкой ткани его костюма. И запах такой знакомый. Хотелось свернуться калачиком у него на коленях… Но взглядом своим он держал ее на расстоянии. Когда-то они были любовниками, сейчас — просто знакомые.

— Мне надо знать любую мелочь, касающуюся этого проклятого золота, — заявил Кайл, не сводя с нее пристального взгляда. — Каждый твой шаг накануне отлета. С кем ты встречалась в тот день? Все, что способно добавить хоть чуточку сведений об этом деле.

Скай не понравился его тон.

— Почему бы просто не спросить, когда я его украла? — ощетинилась она.

— А ты украла?

— Пошел к черту!

Скай увидела, как на скулах у него заиграли желваки, но то была единственная реакция на ее решительное заявление.

— Пойми, Скай, мне надо знать все. Я вытащу тебя из этой истории, но только если буду знать все.

— Не беспокойтесь, мистер Джаггер, — Скай поднялась и живо увернулась от его протянутой руки, — удирать я никуда не собираюсь. По крайней мере сейчас — для этого я слишком легко одета. — Скай подошла к камину, устало облокотилась о мраморную доску и продолжила, обращаясь к горящему пламени: — Ничего я не знаю об этом чертовом золоте. В аэропорт я поехала прямо из дома. И черный ящик этот впервые увидела на острове, когда ты притащил его в хижину. Да, между прочим, добрый день и спасибо, все хорошо.

— Черта с два хорошо, — не обращая внимания на ее язвительный тон, бросил Кайл. — Выглядишь ты отвратительно.

— А тебе не кажется, что те, кого подозревают в контрабанде, именно так и должны выглядеть?

Даже и не слыша, как Кайл поднялся со стула, Скай почувствовала, что он остановился прямо позади нее. И все равно была захвачена врасплох, ощутив, как ладони его, вначале захватив грудь, быстро соскользнули вниз и задержались на животе.

— Кайл, пусти…

— Ну, и когда же ты собиралась рассказать мне обо всем?

— О чем именно? — выдохнула Скай, пытаясь высвободиться. Но держал Кайл ее крепко, а голос его, хоть и хриплый, звучал ровно:

— Да брось ты! Мы с тобой шесть недель не отходили друг от друга днем и ночью. Стоило мне увидеть тебя, как я заподозрил неладное, а теперь-то и вовсе уж знаю точно.

— Кайл, — спокойно сказала Скай, — отпусти меня все же, очень прошу.

Кайл повиновался. Скай вернулась на диван, а он занял ее место у камина.

— Ты что же, вообще собралась скрыть это от меня? — спросил он с едва сдерживаемым гневом.

— Не вижу, какое бы это могло иметь значение.

Нет, Кайл не рванулся к ней — подошел неторопливо и, взяв за подбородок, с силой поднял к себе ее лицо, так, чтобы Скай посмотрела ему прямо в глаза.

— Почему? Ты что, аборт собралась делать?

Скай не отвела взгляда.

— Нет. Но с какой стати ты решил, что это твой ребенок?

Кайл улыбнулся, но от улыбки этой легче ей не сделалось.

— За Трейнера ты выйти отказалась, вы не виделись с самого твоего возвращения в Нью-Йорк. И с другими мужчинами тоже не встречалась.

— А тебе-то откуда знать?

— За тобой наблюдали, а с Трейнером я сам поговорил.

— Ах ты, ублюдок проклятый, да как же ты смел шпионить за мной?!

Кайл пожал плечами, распрямился и закурил сигарету.

— Мне надо было знать, что ты делаешь.

— Ах вот как? В таком случае кто же тебе мешал самому приехать в Нью-Йорк? Похоже, ты все это время, как кузнечик, по свету прыгал, уж до Нью-Иорка-то из Сан-Франциско можно было добраться.

Кайл насмешливо посмотрел на нее.

— Ясно. Тебя не устраивает то, что я не бросил все свои дела и не последовал за тобой прямо в тот же день?

— Не мели чепухи, — с хорошо наигранным возмущением сказала Скай.

— А что, все нормально, — устало заметил Кайл. — И знаете, мисс Дилани, именно так я и готов был поступить, если бы брат не обратил внимание на то, что есть проблемы, требующие срочного решения.

— Ну и как, удалось? Или ты здесь только из-за золота?

— Скай, да ведь я узнал, что и тебя это дело хоть каким-то краем касается, только когда приехал в Нью-Йорк. И тут выяснилось, что ты улетела в Сидней. Сразу после Игуа я целый месяц провел здесь в надежде на то, что что-нибудь прояснится. А следующий месяц занимался одним весьма неприятным делом по работе, не говоря уж о всяких семейных проблемах. Между прочим, на протяжении этого самого месяца ты отказывалась даже говорить со мной.

Скай опустила глаза и сосредоточила внимание на Маффе, явно истосковавшемся по ласке. Чувствуя, как учащенно забилось сердце, Скай взяла кота на колени. Выходит, все это время он не упускал ее из поля зрения… Скай вдруг изо всех сил закусила губу. Тед! Кайл сказал, что говорил с ним. Когда? И что сказал ему Тед? От него он, что ли, узнал о ребенке, поэтому и принялся ее искать?

— А Тед сам позвонил тебе? — словно невзначай поинтересовалась она.

— Наоборот, это я позвонил ему.

— Зачем?

— Чтобы сказать, что еду к тебе.

Скай вновь посмотрела Кайлу прямо в глаза, но лицо его оставалось гранитно-непроницаемым.

— Ну и чего ты хотел этим добиться?

— Собирался взять тебя домой, в Сан-Франциско.

В горле у нее образовался комок.

— Ах вот как? Чтобы я была там вашей официальной любовницей, мистер Джаггер? Нет уж, спасибо.

— Теперь ты мелешь чепуху. Я хочу на тебе жениться.

Скай не смогла удержать хриплого смеха, больше похожего на истерику.

— Да ну? Насколько мне известно, многоженство преследуется в штате Калифорния по закону. Или ты рассчитывал, что твоя жена посмотрит на это дело сквозь пальцы?

— Да замолчи ты! — Кайл потушил сигарету и, схватив Скай обеими руками, притянул ее вплотную к себе. — Лично я не нахожу во всем этом ничего смешного. Ты прекрасно знаешь, что я собираюсь развестись…

— Да только явно без всякого успеха! — перебила его Скай, нарочно заводя себя, лишь бы подавить подступающие слезы.

— Я делаю все возможное! — взорвался в свою очередь Кайл.

— Но выходит, недостаточно!

Кайл, выругавшись, выпустил ее и, сунув руки в карманы, порывисто шагнул к камину.

— Знаешь, Скай, никогда бы не подумал, что ты можешь быть так похожа на Лайзу. Лишь бы имя заполучить, а все остальное не имеет значения. Ну так можешь не волноваться, имя ты получишь. Нам надо пожениться, да поскорее. Следует подумать о ребенке.

Скай побледнела, оскорбленная сравнением с Лайзой, да и намеком на то, что брак — если он вообще когда-нибудь состоится — следует заключить исключительно ради ребенка.

— А кто вообще сказал, что я собираюсь за тебя замуж? — Скай изо всех сил пыталась придать голосу твердости. — По-моему, я уже говорила тебе, что и сама могу прожить.

— Но ты также говорила, что у ребенка должны быть и отец, и мать. Лгала, выходит? А может, тебе вообще ни в чем нельзя верить?

— Нет, — запинаясь начала она и тут же почувствовала, что Кайл снова оказался сзади. Не дав ей договорить, он обхватил руками ее голову, и не поймешь, то ли приласкать собрался, легонько поглаживая волосы, то ли выместить на ней свою злость…

— Знаешь, Скай, я тебя так толком и не понял. Там, на острове, готов поклясться, что был небезразличен тебе. Но тогда мы были только вдвоем, и я был тебе нужен, просто чтобы выжить. Жаль, что ты меня не любишь. Ведь если б любила, наверняка бы поехала в Сан-Франциско, доверилась бы мне, наплевав на то, что другие подумают и скажут.

Скай вздрогнула. Кайл массировал ее виски. Пальцы его двигались размеренно, но чувствовались в них сила и напряженность. О Боже, она никак не могла сообразить, что же сказать ему. Да наплевать ей, что другие скажут, лишь бы он сам не передумал. Сейчас он ее хочет и действительно собирается жениться. Но разве не знает она женщин, связавшихся с женатыми мужчинами? В конце концов, либо жена, либо пересуды, либо то и другое вместе убивают самую сильную любовь. А ведь Кайл не такой, как другие, с ним будет еще труднее. Слишком многое можно потерять…

Кайлу надоело ждать ответа.

— Ладно, как бы то ни было, ты отправляешься со мной в Сан-Франциско, даже — хоть и обидно — против воли.

И снова Скай истерически засмеялась. Нет, сегодня она решительно не владеет собой.

— И как же ты себе это представляешь? Кто это меня отпустит? Судя по всему, ребенок родится в какой-нибудь австралийской тюрьме!

Кайл выдержал длинную паузу.

— Об этом не беспокойся, я вытащу тебя из этой истории. И тогда ты уедешь со мной.

Скай устала. Слишком устала, чтобы спорить. Ей хотелось утонуть в его объятиях, сказать, что любит и что на все наплевать, лишь бы он был рядом, и что она вся принадлежит ему. Но в самом прикосновении его рук по-прежнему ощущалась какая-то напряженность. То ли любит ее, хочет, то ли ненавидит — точно не скажешь.

— Ну что ж, — спокойно сказала Скай. — Давай, действуй, вытаскивай, и тогда мы отправляемся.

Она почувствовала, как пальцы его сжимаются еще сильнее.

— Повторяю, можешь ни о чем не волноваться. Миссис Джаггер ты станешь в любом случае. На худой конец у меня для Лайзы припрятан в кармане неплохой козырь.

— Что за козырь?

— Пока это не твое дело.

Задетая и даже оскорбленная, столь резким ответом, Скай не сдержалась и бросила ему прямо в лицо:

— Да, не мое, потому что и дела никакого нет!

— Это не твое дело, потому что может пострадать другой человек! — загремел Кайл. Скай едва не вскрикнула — настолько сильно он вцепился ей в волосы своими железными пальцами. Сообразив, что делает ей больно, Кайл слегка ослабил хватку. — Не надо подталкивать меня, Скай, — едва сдерживаясь, заговорил он. — Я ради тебя бог знает на что иду и начинаю серьезно сомневаться, не напрасно ли. Ты как будто играешь роль законченной сучки, причем еще более удачно, чем Лайза.

«Нет!» — хотелось ей выкрикнуть, но слова так и застыли на губах. Все не так. Он нашел ее, они заговорили о свадьбе, о том, как будет жизнь складываться, — и вот все идет наперекосяк. Они ведь даже толком не обнялись, слова нежного друг другу не сказали… Наверное, с самого начала ложный тон взяли, и вот теперь она, хоть и хочется до безумия, не может даже просто прикоснуться к нему, броситься на грудь, сказать, что любит…

Скай услышала удаляющиеся шаги.

— Кайл… — Пришлось повторить его имя, настолько сел голос: — Кайл!

Он остановился и обернулся.

— Ты куда?

— По твоим делам. — Кайл насмешливо вздернул брови. — Мы ведь условились, не так ли? Я закрываю это дело в суде, а ты отправляешься со мной в Сан-Франциско. Даже в том случае, если некоторое время придется-таки побыть моей любовницей.

Скай настолько шокировал его саркастический тон, что она даже не нашла, что ответить. Кайл улыбнулся и вышел.


Ближайшие две недели превратились в полный кошмар. Целыми часами Скай просиживала с нанятым Кайлом адвокатом, восстанавливая в мельчайших подробностях тот злополучный июньский день, когда она улетела из Сиднея. Интересы Скай представлял Маквикар-старший, помогал ему один местный юрист. На вид это был славный, тихий, неизменно приветливый в общении человек, но Скай казалось, что на суде он за своих клиентов способен биться до последнего. От его пронзительно-голубых глаз не ускользало ничто; он мгновенно ухватывал суть дела, а любое замечание, даже самое, на взгляд Скай, случайное, не оставлял без внимания, требуя детальной аргументации.

Кайл не пропустил ни единой из этих встреч, но держался на расстоянии, холодно и отстраненно сидя в противоположном углу комнаты и прислушиваясь к разговору.

Толку от них Скай пока что не видела. Так или иначе, главное — свидетельство носильщика, а оно не в ее пользу.

За три дня до начала слушаний Маквикар заявил, что, с его точки зрения, Скай следовало бы согласиться дать показания под присягой в кабинете прокурора штата Новый Южный Уэльс. Скай согласилась: зная, что ни в чем не виновата, она была уверена что повредить себе таким образом никак не может.

Она не то что бы нервничала, скорее была праведно возмущена происходящим. Но бесчисленные вопросы — вопросы дурацкие, например, когда вы впервые приехали в Австралию, — в конце концов начали ее утомлять. Прокурор оказался человеком вежливым, даже сердечным, однако же на редкость дотошным. По прошествии трех часов Скай казалось, что она либо завопит с минуты на минуту, либо просто умрет.

Именно в этот момент Кайл, молча сидевший до того где-то в отдалении, решил вмешаться, извинившись предварительно перед прокурором и судебным исполнителем, которым было прекрасно известно, кто он такой и что его связывает со всей этой историей. Так что его присутствие в кабинете никем не оспаривалось, а извинения были должным образом приняты.

— Мисс Дилани согласилась прийти сюда, чтобы оказать всевозможную помощь следствию. Она также согласилась пройти процедуру проверки на детекторе лжи. Обращаю ваше внимание, господа, что допрос длится уже три часа. Эта дама беременна, и мне кажется, что продолжение допроса может нанести ущерб ее здоровью, тем более что, на мой взгляд, в дальнейшем продолжении нет необходимости.

Все присутствующие согласились с ним. Скай были принесены вежливые извинения.

И все равно она готова была сквозь землю провалиться. По участливым — и понимающим — взглядам было ясно: никто не сомневается, что отец будущего ребенка — Кайл Джаггер.

Оказавшись наконец наедине с Кайлом в его машине, Скай яростно бросила.

— Никогда — слышишь? — никогда не смей больше делать этого!

Кайл, возившийся в этот момент с ключом зажигания, поднял голову и с явным удивлением посмотрел на нее.

— Не делать чего, Скай? Так или иначе все всем скоро будет видно.

Скай закрыла глаза и, откинувшись на спинку сиденья, прижала ладони к вискам. Это правда Вирджиния уже знает, хотя и слова не говорит. Иное дело, что Кайл ей нравится, это стало ясно, сразу как они познакомились.

Но неужели он не понимает, каково ей сейчас? Да, ясно, сейчас восьмидесятые на дворе, и все равно мир, в котором мы живем, остается мужским миром. Похоже, Кайла ничуть не смущает то обстоятельство, что его ребенок будет рожден вне брака. Скай невольно съежилась под понимающим взглядом Кайла.

— Тебе что, стыдно носить моего ребенка, Скай?

— Нет. Но я… Все равно тебе не понять. Оставим это.

— Слушай, я просто хотел положить конец всему этому, видел же, что ты едва на ногах держишься. Да и вообще ты сейчас исхудала сильнее, чем на острове, и это может быть плохо для ребенка. Если уж о себе не думаешь, то хотя бы о нем подумай.

— Я и так думаю, — вздохнула Скай. — Просто мне сейчас очень трудно. Неужели ты сам не понимаешь, черт возьми! Неужели не видишь, что у меня вся жизнь изломана? Раньше я была совершенно независима. Вела себя так, как считала нужным, и делала то, что мне нравится. А теперь? Дело пришло в упадок, меня всерьез подозревают в контрабанде, а имя мое скоро сделается притчей во языцех из-за связи с тобой. Я всегда была уважаемым человеком, которому можно верить и на которого можно положиться. Ты хоть способен понять, каково это, когда тебя подозревают в таких вещах? А если дело дойдет до суда, к тому времени я, я…

— Довольно! — резко прервал ее Кайл и круто подал машину к тротуару прямо перед въездом на Харбор-бридж.

Какое-то время он напряженно смотрел на нее, Скай же, отвернувшись, уставилась на блестящую поверхность залива, по которому деловито сновали разнообразные суда и суденышки. Кайл негромко выругался, щелкнул зажигалкой и закурил.

— Скай, — с тяжелым вздохом сказал он, — уж что-что, а безделье тебе не грозит. У меня полно всяких контор по всему миру, и уверяю тебя, я далеко не во всех из них протираю штаны. В Сан-Франциско дел у тебя будет не меньше, чем в Нью-Йорке. Что касается суда, я не верю, что до него вообще дойдет дело. Тебе ведь даже официально не предъявлено обвинение. А к тому времени когда ты раздуешься, как бочка, мы будем уже женаты.

Все было бы хорошо, если бы он не дотронулся до нее. Но, ощутив на шее его руку, а на висках пальцы, сильные и ласковые, Скай залилась слезами. Кайл вышвырнул окурок в окно и прижал ее к себе, мягко откинув волосы со лба.

— Все будет хорошо, Скай, честное слово, обещаю, все будет хорошо.

— Мне так страшно, — прошептала она, цепляясь за лацкан его пиджака, — так страшно. Никогда бы не могла себе представить, что окажусь в тюремной камере, а вот сейчас уже слышу, как за мной захлопывается зарешеченная дверь.

— Спокойно, милая, спокойно, все не так плохо, как тебе кажется.

Бережно покачивая ее на коленях под сияющим солнцем Сиднея, Кайл дал себе слово положить всему этому конец. Он знал свои возможности, и он прекрасно помнил силу духа этой девушки, которая разделила с ним все тяготы жизни на острове.

Но у человеческих возможностей есть пределы, и Скай подошла к ним на опасно близкое расстояние.

Он дал ей выплакаться и отвез домой, к Вирджинии, не сказав больше по пути ни слова.

— Я в порядке, — сказала Скай отводя его руку, когда он повел ее было к дому по дорожке, обсаженной с обеих сторон цветами. — Извини, мне вовсе не хотелось перекладывать на тебя все свои беды.

— Ничего ты не в порядке, — бросил Кайл увлекая ее ко входу. Вирджиния открыла дверь, и Кайл бережно усадил Скай на диван в гостиной. — Пусть полежит до вечера, — сказал он Вирджинии. — И проследите, чтобы она чего-нибудь поела. Ей надо прибавить немного в весе, а иначе и ребенка недолго потерять.

— Кайл. — наполовину выкрикнула, наполовину про стонала Скай.

— Не сомневаюсь, что Вирджиния прекрасно все понимает, — не давая ей продолжить, махнул рукой Кайл — И перестань вести себя как страус.

— Я присмотрю за ней, Кайл, — решительно тряхнула головой Вирджиния. — Сейчас приготовлю обед, поедим, а потом уложу ее, пусть подремлет.

— Подремлет… — запротестовала Скай. — Что я, ребенок, что ли? И не нужно, чтобы мне готовили обед.

Кайл наклонился и поцелуем заставил ее замолчать.

— Ни слова больше, — прошептал он, улыбнулся Вирджинии и вышел.

Скай повиновалась и, не говоря больше ни слова, съела суп и сандвичи, приготовленные Вирджинией.

С тех самых пор как они выбрались с острова, этот поцелуй стал первым ощутимым знаком того, что Кайл все еще что-то испытывает к ней. Может, еще есть надежда…

Появилась Вирджиния с подушкой и одеялом, помогла Скай поудобнее улечься на диване и молча принялась за шитье.

— Вирджиния, — негромко проговорила Скай.

— Да?

— Ну и… ну и что ты обо всем этом думаешь?

Вирджиния отложила иглу и наперсток.

— Что думаю? Хочешь — верь, хочешь — не верь, но мне кажется, что тебе очень повезло. — Поняв по выражению лица Скай, что она считает ее сумасшедшей, Вирджиния только рукой махнула. — Я ни минуты не верю в то, что тебя потащат в суд. Не сомневаюсь, что Кайл все устроит как надо. Ты столкнулась с кучей проблем, но столкнулась ты и с потрясающим мужчиной. И еще… Разве, несмотря ни на что, ребенок — это не здорово?

— Здорово, конечно. — Скай слегка покраснела, но энергично закивала головой.

Вирджиния вновь взяла работу в руки.

— А для кого эти пинетки? — весело заговорила она. — Тебе вообще не о чем волноваться. Стоит увидеть Кайла, как сразу понимаешь: такому сам черт не брат. Он из тех, что всегда добиваются своего…

Прислушиваясь к неторопливому говору Вирджинии, Скай привычно положила руку на живот. Что ж, может, Кайл действительно со всем справится. Ну и что? Чем это все для нее закончится? Кем она для него станет? Хомутом на шее? Сам же говорит, что столько на него свалилось…

Скай зарылась лицом в подушку. А вот насчет ребенка все правда — верно, что бы там ни было, это здорово. Как славно было мечтать о рождении младенца и о жизни с Кайлом!

Да вот только он теперь почти и не прикасается к ней, и слушания еще не окончились, и Кайл по-прежнему женат на Лайзе. Прекрасная Лайза. Если сравнить эту неотразимую красавицу с неповоротливой уткой, в которую скоро предстоит превратиться Скай, кого, интересно, Кайл выберет? Чтобы заполучить Скай, Кайлу придется выдержать настоящую войну. Иное дело — Лайза. Никаких войн, никаких длинных и скучных судебных разбирательств.

В конце концов Скай заснула. Снилось ей, что с небес спустился ангел мщения и навсегда набросил бумажный мешок на лицо Лайзы.


Надо найти способ освободить ее от всего этого. Он обещал. Они заключили соглашение. И она беременна.

Кайл закрыл глаза, чувствуя, что лоб покрывается липким потом. Недавно казалось, что все хорошо. Да что там хорошо — прекрасно. Именно этого он и хотел — привязать ее к себе.

Но теперь его вдруг охватило отчаяние. Проклятая Лайза, черт бы ее побрал.

Крис…

Он угрожал жене, и угрозы эти были связаны с сыном. Тогда это был блеф. А сейчас? Ведь ему нужна свобода. Крис — это все, что у него есть.

Кайл почувствовал, что дрожит, и сделал большой глоток виски. Что же делать? Не может он причинить Крису боль. Он может поговорить с ним. Нет, нельзя рисковать. Но рискнуть нужно. Нужно победить. Проклятие! Лайза — его мать. Не может она желать сыну зла! Не может не бояться, что он выполнит свою угрозу, если она зайдет слишком далеко. И, поняв это, даст ему свободу.

Крис — его ребенок, но ведь и Скай носит его ребенка, ребенка, которого он так ждет…

О Боже, что же делать?

Шаг за шагом, убеждал он себя. Шаг за шагом. Давить на Лайзу, пока она не сдастся… Поговорить с Крисом… Нет, нельзя взваливать на него такую ношу. Развод, Скай, брат либо сестра… Да нет, с этим у Криса проблем не будет — и Скай он примет, и ее ребенка. Я забываю, что он мой сын, что он мужчина, что он человек совестливый, и любящий, и готовый прийти на помощь — таким вырос. Не могу я причинить ему боль. Надо что-то делать. Надо заставить Лайзу сдаться.

Шаг за шагом.

И первый шаг ясен. Скай. Надо выручать ее. Все остальное потом, а сейчас сосредоточиться только на этом. Дело серьезное, ситуация критическая, и медлить нельзя.

О Боже, до чего он устал. Мозг его работал с полным напряжением, Кайл перебирал вариант за вариантом, и с каждой новой неудачей боль в висках становилась все сильнее.

Что-то там связанное с этим носильщиком…

Зазвонил телефон. Кайл устало снял трубку.

— Джаггер.

Услышав голос нанятого им частного детектива, Кайл мгновенно взбодрился. Детектив был явно возбужден. Он отыскал таксиста, отвозившего Скай в аэропорт четвертого июня. Тот готов был поклясться, что у мисс Дилани были с собой только парусиновая сумка да бежевый саквояж от «Гуччи».

Стараясь сдерживаться, Кайл спросил:

— А откуда такая уверенность? Ведь столько времени прошло.

— Если не возражаете, я сейчас привезу его, — предложил детектив, — сами убедитесь.

Не прошло и десяти минут, как Кайл уже слушал рассказ невысокого лысеющего мужчины, нервно теребящего форменную фуражку.

— Я прекрасно помню эту даму, сэр, может, потому, что она всю дорогу рассказывала мне о своей работе. Такая славная маленькая женщина, и такой добрый голос. И необыкновенно вежливая — обращалась ко мне, словно я какой-нибудь герцог. Когда я узнал, чем она занимается, сказал, что мне очень бы хотелось купить жене какое-нибудь красивое ожерелье — у нас скоро серебряная свадьба. Так мисс Дилани тут же, в машине, набросала эскиз, а потом дала визитку и велела позвонить за ее счет, если я решу-таки купить такую штуку. И еще подмигнула — мол, о цене не стоит слишком беспокоиться, что-нибудь всегда можно придумать. Правда, я так и не позвонил, сэр, узнал, что ваш самолет исчез. — Шофер помолчал немного, сосредоточенно рассматривая фуражку. — Но об этой истории с золотом я узнал, только когда этот господин, — он укачал на невзрачного на вид детектива, — позвонил ко мне в дверь. Я бы и раньше все рассказал, коли знал бы, что она попала в беду Извините, право.

— Вам не за что извиняться, мистер Макдональд. — Кайл пожал ему руку. — Напротив, большое спасибо, я ваш должник. — Он повернулся к детективу. — Том, отведите этого человека к лейтенанту Гриффину. А вы, мистер Макдональд, повторите ему все, что только что сказали мне. И не беспокойтесь, ваше время будет оплачено…

Таксист с достоинством выпрямился.

— Не нужно мне никаких денег, мистер Джаггер. За что же? Я просто выполняю свой гражданский долг, да и помочь этой славной мисс Дилани хочется.

— Ну что ж, в таком случае еще раз спасибо, мистер Макдональд. — Кайл улыбнулся и, дождавшись, пока таксист выйдет, вновь обратился к Тому Китону. — А вы после скажите Гриффину, что я буду ждать ею в аэропорту. И еще, Том, проследите, чтобы мистер Макдональд получил лучшее ожерелье для своей жены. Сумму включите в общий счет, там разберемся.

Китон кивнул и вышел вслед за шофером. Вскоре за ними последовал и Кайл. Странное у него было чувство — и рад до смерти, и зол как черт. Носильщик, или кто он там, выходит, лжец. Но ведь он служащий «Икзекьютив чартерс»…

Кайл вспомнил письменные показания Джейка Генри: «Мне не хотелось бы думать, что эта славная женщина воровка, но ящик этот у нее был, когда она садилась на самолет. Большой тяжелый чемодан, парусиновая сумка, что-то вроде дамского портмоне, ну и этот самый металлический ящичек. Я ничего и не подумал, да и что мне — я ведь не таможенник, просто багаж регистрирую.»

Кайл запомнил показания почти слово в слово — ведь столько раз перечитывал. Дальше идет такая фраза — в ответ на чей-то вопрос, как же пассажирка одна могла нести такую кучу вещей: «Так чемодан не она несла. С ней был таксист…»

Кайл поставил машину в неположенном месте, вошел в здание столь хорошо знакомого ему аэровокзала и двинулся к стойкам «Икзекьютив чартерс». Ему пришлось замедлить шаг — надо отдышаться, надо заставить себя улыбаться, выглядеть как обычно. Джейк Генри был на месте.

— Привет, Джейк. — Кайл непринужденно облокотился о стойку и с улыбкой посмотрел на невысокого человека с замкнутым лицом. Ему пришлось переплести пальцы — настолько хотелось вцепиться этому типу в глотку да придушить…

— Добрый день, сэр. Вы что, улетаете? Мне никто ничего не говорил…

— Нет-нет, — перебил его Кайл, по-прежнему улыбаясь. — Я пришел специально, чтобы с вами потолковать. Хотел задать еще пару вопросов, связанных с этой дамой, мисс Дилани.

— Ясно. — Джейк Генри в свою очередь заискивающе улыбнулся, но Кайл почувствовал, что в поведении его что-то неуловимо изменилось. На лбу выступили мелкие капельки пота.

— Джейк, вы сказали в полиции, что багаж ей помогал нести таксист. Вы бы узнали его в лицо?

— Да вряд ли, мистер Джаггер. Ведь больше четырех месяцев прошло, а сколько народу здесь каждый день бывает. И среди них полно таксистов.

— Ну так вот, Джейк, мы нашли этого человека. Теперь у Генри пот градом катил со лба. Он нервно поправил накрахмаленный белый воротничок.

— Думаете, это действительно тот самый? Ведь таксисты видят людей и чемоданов даже больше, чем я, разве не так, сэр?

— У этого хорошая память, Джейк. — Кайл перестал притворяться и, перегнувшись через стойку, с силой схватил служащего за лацканы пиджака. — Знаешь, парень, это не шутки, дело серьезное. Не только мою компанию и мой самолет использовали — я едва жизнью не поплатился, и, что еще хуже, едва не погибла женщина, чьей жизнью я дорожу больше, чем собственной. Знаешь, Джейк, контрабанда — скверное дело. Но убийство хуже. Не думаю, что ты убийца, но уверен, что тебе известно, как золото попало на борт самолета. А теперь послушай-ка меня хорошенько да заруби на носу. Немедленно отправляйся в полицию и сам — слышишь? — сам назови имя своего сообщника. Очень советую, потому что иначе тебе придется беспокоиться не просто о том, что австралийское правительство обвинит тебя в контрабанде и покушении на убийство. Куда печальнее для тебя, что я обвиню тебя в том же самом. В суде у тебя еще есть какие-то шансы. Со мной — нет.

Джейк Генри дрожал, как лист на зимнем ветру. Все лицо у него пошло красными пятнами тяжело дыша, он только раз попытался было что-то сказать в свое оправдание, но тут же осекся. Выражение лица Кайла Джаггера не оставляло места для сомнений в том, что провести тридцать лет в тюрьме куда предпочтительнее, чем иметь дело с этим человеком.

— Я и не подходил к самолету, мистер Джаггер, — заговорил наконец Генри, — честное слово, даже не подходил. И понятия не имел, что там кто-то орудовал. Клянусь, я тут ни при чем, просто считал, что что-то там отправляют в Буэнос-Айрес…

Кайл почувствовал, как деревенеют у него пальцы, все еще сжимающие лацканы пиджака Генри. Никогда не испытывал он такой слепой ярости. На лбу выступили крупные капли пота, все мышцы напряглись, мозг затуманился… Он глубоко вздохнул, по телу пробежала крупная дрожь… Кайл резко оторвал Генри от пола.

— Умоляю, не надо! — хрипло выдохнул тот. Кайл отпустил его, и Генри грохнулся на пол.

— Джаггер!

Кайл обернулся и увидел лейтенанта Гриффина. Устало взглянув на него, он сказал:

— Мистер Генри хочет сделать новое заявление. Насколько я понимаю, оно сходится с тем, что рассказал вам мистер Макдональд. — Все еще дрожа от ярости, Кайл резко повернулся к Генри. Голос его звучал спокойно — смертельно спокойно: — Кто готовил машину к вылету, Генри?

Человечек поспешно перевел взгляд с лейтенанта на Кайла. Даже в присутствии властей не знаешь, чего ожидать от этого человека. Он нервно облизнул губы.

— Насчет самолета я ничего не знаю…

— Вы лжете, Генри! — отрывисто бросил Кайл, прожигая его яростным взглядом.

— Смитфилд! — внезапно выкрикнул Генри. — Тед Смитфилд, механик. Это он все придумал, мистер Джаггер. Он угрожал мне, пришлось подчиниться. Но вам его не найти. Он смылся сразу, как только вас обнаружили на этом острове. Понимал, что австралийцы кого-нибудь там оставят и золота ему не видать. А мне и с самого начала ничего не нужно было. Просто Смитфилд сказал, что если я не помогу ему с этим проклятым ящиком, он со мной разберется. Клянусь, мистер Джаггер, так оно все и было.

Кайл с отвращением отвернулся, чувствуя, что если он и дальше будет смотреть на этого типа, то не удержится и просто задушит его. Медленно удаляясь, он слышал, как Гриффин объясняет Генри его права. Голос полицейского звучал все глуше. «Значит, это мои работники, — думал Кайл, — а ведь я там, на острове, швырнул это проклятое золото прямо в лицо Скай, словно она воровка какая-то.»

Кайл уже почти дошел до машины, когда Гриффин ок ликнул его.

Он остановился.

— Я готов принести свои извинения мисс Дилани, Джаггер, — начал лейтенант, — и у вас также прошу прощения. Конечно, вам придется задержаться здесь немного, чтобы заполнить кое-какие бумаги, к тому же, думаю, вам небезынтересно будет узнать, когда мы возьмем Смитфилда, но в любом случае максимум через три недели вы можете уезжать отсюда. Разумеется, мы оплатим все расходы мисс Дилани.

— Лейтенант Гриффин, — перебил его Кайл. — Ни мисс Дилани, ни я не нуждаемся, чтобы кто-то оплачивал наши расходы. В этом деле замешана компания, за всех работников которой я несу полную ответственность. Я задержусь, насколько нужно, чтобы заполнить бумаги, о которых вы говорите. Потом поеду домой и вернусь, когда вы поймаете Смитфилда Я бы и сейчас остался, но у меня в Америке есть кое-какие дела.

— Хорошо. И знаете, мне ужасно жаль, что все так получилось с мисс Дилани.

Кайл помолчал, чувствуя, как вновь в нем закипает гнев.

— Ладно, лейтенант, забудем об этом. Вы просто занимались своей работой.

Не желая слушать извинения Гриффина, Кайл сел в машину, помахал рукой и двинулся в сторону Харбор-бридж. Ему хотелось как можно скорее рассказать обо всем Скай. Дверь открыла Вирджиния, которая была явно чем-то расстроена.

— Все, дело закрыто, — объявил Кайл.

— Прекрасно, — откликнулась Вирджиния, но по виду ее и голосу нельзя было сказать, что ее так уж обрадовала эта новость. — Скай все еще не вставала. Идите к ней, а я пока налью чего-нибудь выпить.

На пороге гостиной Кайл остановился, поймав страдальческий взгляд Скай. Он нахмурился. Выглядела она как несчастная сиротка — чуть не с головой закуталась в одеяло, волосы растрепаны, кошачьи глаза сузились. У Кайла учащенно забилось сердце. Несмотря на печальное выражение глаз, пышная грива светлых волос и соблазнительный изгиб тела заставили его испытать желание, которое все последнее время он так упорно подавлял.

— Ты свободна, — сказал Кайл.

В глазах у Скай отразилась целая гамма сменяющих друг друга чувств — удивление, сомнение, недоверчивая радость.

— Каким образом?

Кайл уселся напротив нее и, рассеянно перебирая оставленные Вирджинией иголки да нитки, среди которых валялась и недошитая пинетка, рассказал ей о таксисте, поездке в аэропорт, о Генри, о человеке, которого еще предстояло отыскать.

— В общем, ты свободна, Скай. Никто тебя больше ни в чем не подозревает. Надо еще задержаться немного из-за всяких формальностей, но это все. Абсолютно все. Потом мы едем в Монфор.

Радость на лице Скай разом погасла.

— Да что это с тобой такое? — раздраженно спросил Кайл. — Сначала Вирджиния, теперь ты. Не далее как минуту назад ты узнала, что все беды позади, а смотришь на меня, будто я предлагаю тебе вырыть могилу и самой лечь в нее.

Скай выпрямилась на диване.

— Боюсь, нам не удастся вместе поехать в Монфор. Только что звонила твоя жена.

— Кто-кто?

— Твоя жена! Лайза Джаггер — помнишь такую? — «О Боже, — подумала Скай, — ну что же я на него кричу?» Но поделать с собой ничего не могла. Помолчав немного, она заговорила уже спокойнее: — Лайза позвонила сюда около получаса назад и просила передать тебе что-то насчет блефа. Она была очень мила. Извините, говорит, но я люблю своего мужа и не собираюсь ничего подписывать. Она также считает своим долгом предупредить меня, что такая юная особа, как я, не сможет долго удерживать твоего внимания и… — Скай осеклась, закрыла глаза, стиснула зубы. — И… что, как только я надоем тебе в постели, ты опомнишься и поймешь, что легкое развлечение не стоит твоей самолетной империи. Или твоего блефа. Не знаю уж, что это значит.

Кайл поднялся, сунул руки в карманы, как всегда, когда злился, и пристально посмотрел на Скай.

— И из-за этого несчастного звонка ты так расстроилась?

Не выдержав его взгляда, Скай опустила глаза.

— Кайл, мне действительно кажется, что лучше нам вместе не ехать. Если ты на самом деле просто блефовал, то на что же рассчитываешь? И вообще вам надо решить свои проблемы между собой. Я тебе благодарна, очень благодарна за все, что ты для меня сделал. Но…

— Никаких «но»! Я уезжаю отсюда ровно через три недели. И ты едешь со мной. Таков был у нас договор, и, видит Бог, он будет выполнен, даже если для этого мне придется тебя за волосы отсюда тащить.

Скай прикусила губу и, все еще не поднимая глаз, сказала:

— В таком случае доставай свой козырь или что там у тебя есть против Лайзы, Кайл. А иначе — что я должна думать, зная, что ты можешь добиться свободы и почему-то не используешь всех средств?

Кайл угрюмо посмотрел на Скай. Его блеф — это собственный сын. И Кайл все еще сомневался, что сможет нанести ему такой удар, лишить его своего имени. Что если Крис не поймет? Нет, надо найти иной способ.

Но и потерять Скай он не может, не хочет, как не может отказаться от ребенка, который у нее родится.

Он наклонился, взял ее лицо в руки и пристально вгляделся в укоряющие, но и дразнящие кошачьи глаза.

— Ты должна мне верить, — твердо произнес он. — Три недели, Скай. К тому времени ты должна быть готова, иначе… Имей в виду, это угроза, и я ее выполню.

Кайл круто повернулся и, едва не сбив с ног Вирджинию, которая как раз входила в гостиную с бокалами шампанского на подносе, выскочил из дома.

Интерлюдия

От набежавшей волны Скай потеряла равновесие и, неуклюже плюхнувшись в воду, от души расхохоталась. Задумавшись, она так долго вглядывалась в морской горизонт, что и не заметила, как наступил прилив. А теперь вот вся вымокла до нитки.

Но вода теплая, так что ничего страшного. Это был небольшой укромный пляж, расположенный вдали от излюбленных туристических мест. Скай он давно нравился. Впервые привел ее сюда Стивен, когда женился на Вирджинии и переехал жить в Австралию.

И вот теперь она устроилась одна в этом уютном местечке и под крики чаек и мягкий плеск волны, набегающей на песок, просто смеялась.

Смех, впрочем, тут же оборвался.

«О, Стивен, — про себя заговорила Скай, — как же мне не хватает тебя! Что бы ты подумал о Кайле? Он требует, чтобы я ехала с ним. Три недели дал…

Но все то время, что мы не виделись, он даже не позвонил. Видишь ли, Стивен, он женат. Говорит, что хочет развестись, жениться на мне, что может надавить на жену, но почему-то ничего не делает. Думаешь, он просто морочит мне голову? Надо бы, наверное, просто послать его к черту. Лайза говорит, что не поддастся на его блеф, и похоже, так оно и есть.

Знаешь, Стивен, такие мне раньше не попадались. Он вертит мной как игрушкой, и, как это ни дико, все получается именно так, как он хочет. Надо послать его куда подальше! Будь у меня хоть капля гордости, именно так и следовало бы поступить — не позволить тащить себя в Сан-Франциско и демонстрировать семье. Ведь, по сути, он хочет всю мою жизнь с ног на голову поставить! Отвратительный шовинист! И можешь вообразить, Стивен, именно мне такой встретился…

Он не знает, что я люблю его, Стивен. И боюсь, я никогда не осмелюсь признаться ему в любви. Он считает, что мне нужно его имя, социальное положение. Говорит, что, если бы любила, пошла бы за ним по своей воле, — так уж у него мозги устроены. Но я боюсь, Стивен. А что, если надоем ему? Не хочу быть похожей на Лайзу, не хочу быть просто женой, обузой.

Сегодня я впервые вышла из дома. Журналисты наконец-то оставили меня в покое».

Скай вдруг зябко повела плечами. Шум волн усиливался; в лицо подул сильный ветер. Скай встала и, упершись поплотнее ступнями в песчаное дно, оправила платье. Она слишком хорошо знала брата-близнеца, на мгновение даже лицо его увидела и расслышала негромкий голос:

— Гордость? А что такое гордость, Скай? Ты по-настоящему любишь этого человека и позволяешь своей гордости становиться между вами? Ну что ж, Скай, не забывай о гордости. Будь гордой — с ним. Пусть ведут тебя по жизни гордость и достоинство.

Закрыв глаза, Скай почувствовала, что ветер крепчает, а вода поднимается все выше. Она энергично потерла ладони, вышла на берег и, наклонившись на ходу за туфлями, поспешно направилась в глубь пляжа.

Едва Скай исчезла из поля зрения, как к кромке берега, только с другой стороны, с севера, подошел человек, о котором она только что думала, и остановился почти там же. На этом пляже обычно не было народа, но, пожалуй, неудивительно, что он решил отдохнуть душой там же, где и она. Даже когда они оставались вдали друг от друга, сердца их бились в унисон и мысли настраивались на одну волну.

Теперь этот пустынный пляж всегда будет напоминать ему о ней.

Он смотрел на море и не видел его, взгляд слепо блуждал вокруг, и была в нем великая растерянность. Завтра. Завтра. Застанет ли он ее на месте? Или она опять сбежит? А почему бы и нет? Ведь он говорил ей такие ужасные вещи. Настаивал, заставлял. Нет, она не похожа на Лайзу, ни капельки не похожа.

Потому он и держался вдалеке.

Поняла бы она, если бы знала, что речь идет о судьбе его сына?

А может, это для нее никакого значения не имеет? Может, замужество — единственное, что ей надо? Очень на то похоже. Или она все еще любит Трейнера и отказалась выйти за него только из-за ребенка?

Кайл стискивал кулаки все сильнее и сильнее, пока ногти не впились в ладони. Но он не ощутил боли. Не слышал он ни отдаленных криков чаек, ни монотонного плеска волны.

Он был целиком поглощен собой, все остальное — лишь эхо его мыслей и переживаний.

Он хочет, чтобы у Скай был от него ребенок. Теперь так и будет. Но исполнение желаний порождает новые тяжкие мысли. Может, если она и согласится быть с ним, то только из-за ребенка? Да и согласится ли вообще? Почему он был с ней так груб?

«Я боюсь. И таким беззащитным себя чувствую, что даже не знаю, как быть… Все мне в мире доступно, кроме одного, но это одно мне-то и нужно… И не знаю, как добиться своего…»

Кайл отвернулся от моря, так его и не увидев. Он машинально стряхнул песок с джинсов, даже не заметив, что его кожаные туфли совершенно промокли — волны легко доставали до того места, где он стоял. Странная фигура, бредущая от пляжа к улице, где остался автомобиль, привлекала взгляды любопытных, но Кайл ничего не замечал.

Он был погружен в собственные нелегкие мысли. Ответ мог быть только один.

Надо вновь продемонстрировать свою силу. Ничего другого у него не осталось.

Глава 13

3 ноября, Сан-Франциско

Может, все же легче было бы, если бы Кайл не исчез на эти три недели — срок действия ультиматума. Если бы он хоть позвонил, хоть слово ласковое сказал, выговорил: «Я люблю тебя».

А так она входила в сводчатый, высокий, как в соборе, холл особняка в Монфоре, совершенно истощенная душевно, ощущая себя нежеланной гостьей. На протяжении долгого пути, что пролегал через Таити и Гонолулу, он почти не открывал рта. Приближаясь к подъезду, Скай бросила на него беглый взгляд и едва удержалась от того, чтобы не повернуться и не побежать куда глаза глядят.

«Я совершенно не знаю этого человека! — промелькнуло у нее в сознании. — О нем мне известно лишь кое-что, известно, например, что он решителен и всегда идет к цели не сворачивая, но именно эта сила удаляет его от меня, заставляет замыкаться в себе… О Боже, я и впрямь его не знаю; рука его, лежащая на моем локте, холодна, а лицо словно высечено из камня. Невозможно поверить, что мы шесть недель провели совершенно одни, что мы жили вместе, я спала с ним, вынашиваю его ребенка…»

— Кайл! Скай!

— Папа! Скай!

— Кайл! Скай!

Судя по всему, встречать их вышло все семейство Джаггеров. Стоило двери распахнуться, как они оказались в окружении Майкла, Криса и матери Кайла. Скай на секунду застыла на месте: все это так странно… Но, едва успев хлопнуть брата по плечу, Майкл Джаггер заключил ее в свои медвежьи объятия. Возникла суета, все заговорили разом. В конце концов, мать Кайла, вся светясь улыбкой, взяла ее за руку.

— Ах вы бедняжка! — воскликнула она и повела Скай вверх по широкой витой лестнице на красивую террасу. — Надеюсь, он хоть покормил вас? Понимаю, вы смертельно устали, но все же давайте выпьем чаю — я тут приготовила кое-что. На Игуа мы толком не познакомились. У моих сыновей иногда жуткие манеры. Меня зовут Мэри.

— Мама, — весело перебил ее Майкл, — если ты помнишь, на Игуа нам было не до знакомств.

— Вряд ли это вас обоих оправдывает, — со смехом откликнулась Мэри Джаггер.

Скай вполуха прислушивалась к шутливой перебранке, вызванной ее появлением, одновременно обводя восхищенным взглядом величественный особняк, где ей предстояло жить. Ее провели в элегантную гостиную с высоким лепным потолком, располагавшуюся непосредственно за огромной передней. Камин был выложен из гранита, диван и расставленные вокруг него стулья красного дерева отполированы до блеска и покрыты светло-бежевой парчой. Паркетный пол ничем не застлан, только у камина разбросаны маленькие коврики, придающие этому уголку особый уют. На столиках расставлены вазы с цветами, в застекленном шкафчике — великолепная коллекция редких статуэток. При всей роскоши обстановки и внушительных размерах комната эта ничуть не подавляла, в ней было как-то по-домашнему уютно. Может, благодаря веселым огонькам камина или виду на залив, открывавшемуся из огромного окна.

— Присаживайтесь, Скай, вот сюда, поближе к огню, — сказала Мэри Джаггер, указывая на стул с высокой спинкой. — Чай или кофе? — Она кивнула в сторону столика на колесах с набором чашек и чайников, явно ожидавших их появления.

— Чаю, если можно.

— Майкл? Крис? Кайл?

— Мне кофе, бабуля, — откликнулся Крис. — Поухаживай за Скай, а уж папу и дядю Майка я сам обслужу.

Поразительно, но Скай словно вернулась к себе домой. Мэри забрасывала ее вопросами: «Что за погода в Сиднее? Какой у нас замечательный дом, правда? Не скучаете ли по Нью-Йорку? Нет? Ну и правильно, там нынче рано выпал снег и, судя по сводкам, жутко холодно». Кайл тем временем, прислонившись к камину, о чем-то оживленно беседовал с братом и сыном. Выглядел он внушительно — как владелец большого поместья.

Да, удивительно, как все легко складывается. Крис Джаггер, встречи с которым Скай опасалась более всего, казалось, ничуть не смущен ее появлением. Перехватывая время от времени ее взгляд, он дружески улыбался. Его темно-карие глаза, столь необычные в этой семье, светились удивительным теплом. Раньше Скай видела его вместе с Лайзой — Крис явно любил мать. И тем не менее, столь же явно радовался приезду Скай к ним в дом. Между прочим, о Лайзе никто не вспоминал. И то, что она, Скай, в положении, тоже никто словно не заметил. Последнюю неделю перед отъездом из Сиднея она бегала по магазинам в поисках подходящей одежды. Свободные, но красивые платья, которые ей удалось купить, скрадывали раздавшуюся талию, но, как Кайл и говорил, не требовалось особой проницательности, чтобы заметить ее беременность.

— Папа, — сквозь общий разговор неожиданно прорвался громкий голос Криса Джаггера, — говорю тебе, в январе я в университет не вернусь. Пока тебя не было, я тут здорово старался, спроси и хоть дядю Майка. Если хочешь, пусть со мной летают твои лучшие пилоты…

— Ну вот, приехали, — вздохнула Мэри Джаггер.

— Не о полетах речь, Крис, а об управлении компанией, — твердо сказал Кайл. — Факты и цифры, стратегия и тактика, география и язык — вот что тебе нужно. К тому же тебе всегда нравилось учиться. Не понимаю, что это вдруг на тебя нашло.

— Да ничего не нашло, просто мне надоело ждать. Думаю, это правильное решение. Спроси дядю Майка. Я действительно неплохо помогал ему.

Кайл вопросительно посмотрел на брата.

— Крис самостоятельно занимался европейскими маршрутами, и у него это очень неплохо получалось, — подтвердил тот.

Кайл вновь перевел взгляд на сына.

— Не о том речь, Крис. Я всегда гордился твоими способностями и радовался, что тебе нравится наше дело. Но ты должен понять, какая ответственность лежит на всех нас, ведь столько людей работают на нас по всему свету. Это не шутка, Крис.

— Все это мне известно, папа, — с похвальным терпением ответил Крис. — И я вовсе не бросаю университет. Речь просто идет о годичном отпуске. Хочу набраться опыта. И к тому же, — он запнулся и виновато посмотрел на Скай, — я хочу быть дома, когда родится ребенок. Уж и не думал, что у меня могут появиться брат или сестра, так что я просто должен быть здесь, когда подойдет срок.

Скай почудилось, что она превратилась в некий хрупкий сосуд: стоит хоть мускулу на лице дрогнуть, и она развалится на куски. В комнате наступило молчание. Лишь Крис Джаггер, похоже, ничего не замечал. Как ни в чем не бывало он повернулся к Скай и спросил с легкой улыбкой:

— А ну-ка, Скай, просветите меня. Когда ждем маленького?

Вместо нее, предварительно откашлявшись, заговорил Майкл:

— Крис…

Скай уловила какой-то звук — это у Кайла в горле что-то булькало. «Этого еще не хватало», — с тревогой подумала она, ясно понимая, что в возникшей неловкости Кайл не виноват. Меньше всего ей хотелось стать причиной размолвки отца с сыном. Уже одно то, что молодой человек не оттолкнул ее, — почти чудо. Она заставила себя говорить как можно более естественно:

— Где-то в середине марта, Крис.

Ну вот, слово сказано. Пусть все же с некоторым усилием, пусть слабым и немного дрожащим голосом, но сказано — и даже с улыбкой.

— Вот видишь, папа, — торжествующе, словно одержал победу, продолжал Крис, — если я вернусь в университет в январе, меня, стало быть, здесь не будет.

— Да там весенние каникулы на носу, — возразил Кайл.

— Папа…

— Ладно, вернемся к этой теме позже. Да, и хотелось бы посмотреть, как ты управился с европейскими маршрутами. Ну а пока я провожу Скай наверх. День у нее выдался нелегкий.

Кайл, который — Скай поклясться в том могла — вообще забыл о ее существовании с момента приезда, теперь задумчиво не отрываясь смотрел на нее. Она почувствовала себя еще более неуверенно — словно растворилась, не находя слов, в его глазах.

Нет, она положительно сошла с ума. Не надо было здесь появляться. Сколько раз за последние несколько недель Скай давала себе слово исчезнуть, отвергнуть его ультиматум. Хоть и приняли ее здесь все, включая Криса, очень гостеприимно, положение дурацкое. Любовница, более того, беременная любовница, сидит, понимаешь, рядом с его матерью и болтает с его сыном.

— Ну конечно, конечно, — живо откликнулась Мэри Джаггер. — Извините, Скай, что мы так долго вас задерживаем. Кайл, твои вещи уже наверху.

Скай почувствовала, что ладонь Кайла по-хозяйски легла ей на руку. Покраснев до мочек ушей, она поднялась. Ей по-прежнему не приходило в голову, что было бы уместно сказать в этой ситуации.

— Спокойной ночи, дорогая, — сказала Мэри Джаггер, — поговорим утром.

— Пока, Скай, — сказал Майкл.

— Спокойной ночи, — улыбнулся Крис, не сводя с нее темных глаз. — Повлияйте на отца, ладно? Он говорит, что вам надо перевести свою контору в Сан-Франциско, так я с удовольствием помогу…

— Крис! — прорычал Кайл.

— Спокойной ночи, — Скай выдавила слабую улыбку.

Не говоря ни слова, Кайл повел ее вверх по бесконечной дубовой лестнице. С каждой очередной ступенькой Скай все больше и больше охватывала паника. «Я ведь совсем не знаю этого человека… совсем, совсем… он чужой…»

Миновав красивую террасу, Кайл толкнул дверь и включил свет.

Скай обвела комнату взглядом. Она была большая, очень большая, как и все помещения в этом доме. Гигантская кровать, покрытая красным стеганым одеялом, занимала едва ли не всю левую часть комнаты. Перед ней расстелен толстый ковер, а позади изголовья большой камин, отделанный гранитной плиткой. Рядом примостился низкий кофейный столик из лучших сортов дерева, окруженный стульями с высокими спинками. Между входом и другой, слегка приоткрытой дверью, ведущей в ванную, расположилось несколько туалетных столиков, явно свидетельствовавших о том, что в этой комнате живет мужчина. В правом углу — массивный гардероб из орехового дерева, рядом с ним — занавески почти до пола. Сейчас они были задернуты.

Прямо за спиной Скай чувствовала дыхание Кайла. Ее снова охватила паника. В голове, словно заевшая пластинка, звучало: «Я не знаю этого человека, я не знаю этого человека».

— Это твоя комната, — глуповато проговорила она.

— Точно. А что, что-нибудь не так?

«Все не так! — хотелось ей крикнуть. — Уже три месяца, как ты до меня даже не дотрагиваешься, да и говори ли мы все это время исключительно о деле. Я так не могу. Не могу. И не способна просто так заставить себя войти в эту комнату и делать вид, что этих трех месяцев не было. Мне нужно снова узнать тебя. Мне нужно знать, что ты спас меня от тюрьмы, а теперь хочешь сделать своей женой, потому что любишь меня, а не потому, что считаешь себя обязанным. Мне нужно, чтобы ты поговорил со мной, объяснил, сказал хоть слово…»

— Я жду ответа, Скай, — нетерпеливо бросил Кайл.— Что-нибудь не так, спрашиваю?

«Ну что со мной происходит? — неотступно думала она. — Я богатая женщина, мне никто не нужен, у меня свое дело, я умна, принята в обществе…»

Скай по-прежнему не могла заставить себя обернуться и посмотреть на него. Хоть Кайл и не дотрагивался до нее, она чувствовала, что он стоит вплотную — от него исходил жар… чуждая сила.

— Да нет, все в порядке, — наконец выговорила она, глядя прямо перед собой, на слабый огонь в камине.

— Надеюсь, Лотти уже распаковала наши вещи. Посмотри, может, еще что-то нужно. Вот ванна, только не включай слишком горячую воду. Тебе это вредно. Ну, я пошел. Вернусь через часок.

На пороге Кайл остановился. Так и не повернувшись, Скай кивнула, и он вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Ее била крупная дрожь. Она подошла к камину, наклонилась к огню и зябко потерла руки. «И что это нервы так разгулялись? — подумала она. — Все так чудесно складывается». Даже Крис Джаггер, встречи с которым она боялась больше всего, ведет себя с ней как с членом семьи, словно никто и не сомневается, что ее место именно здесь.

Огонь разгорелся сильнее, в комнате стало тепло, и все равно дрожь не унималась. И тут Скай пришел в голову вопрос, на который она не могла найти ответа: «Почему я не сказала Кайлу, что все не так в этой комнате?»

«А вот потому и не сказала, — грустно вынуждена была признать Скай. — Не могу достучаться, не понимаю его. Он что-то скрывает и потому избегает меня, а я все равно хочу быть с ним, готова взять все, что он даст, пусть даже это будет самая малость».

Скай распрямилась, отошла от камина и принялась копаться в туалетных столиках. Наконец в одном, том, что поменьше, нашлись ее аккуратно сложенные вещи. Скай достала было халат персикового цвета, но, критически осмотрев его, вернула на место: пожалуй, лучше вот этот, голубой, из чистой шерсти, до пола. Положим, круглой, как бочка, она пока не сделалась, но некоторые перемены в фигуре уже заметны. Скай хотела близости Кайла, до боли хотела, и возбужденность-то отчасти и объяснялась предчувствием встречи с ним. Вдруг она с ужасом подумала, как же он увидит ее такую — некрасивую, неуклюжую…

Скай с трудом подавила порыв сбежать вниз по лестнице и сказать, что не хочет спать с ним. Ее вновь охватила дрожь, подавить которую удалось, только обозвав себя несколькими крепкими словами. «Нельзя быть такой трусихой!» — отругала себя Скай, направляясь к двери в ванную. А войдя, с трудом подавила возглас восхищения. Похоже, в длину это помещение не уступало самой спальне и доходило до коридора. Но вход — только изнутри. Не ванна, а целый бассейн, в котором разом может поместиться много народу. С четырех сторон, в строгой симметрии, к нему вели выложенные кафелем лесенки. Все помещение выдержано в красных, черных и светлых тонах, от ступенек до полотенец, и состояло из душа, двух застекленных шкафчиков, уже упомянутой гигантской ванны, изящной этажерки с журналами и книгами. На полу расстелен толстый ворсистый ковер. Ничего подобного Скай прежде видеть не приходилось. Став под душ — не слишком горячий, как и велел Кайл, — она довольно улыбнулась. Понежиться в ванне Кайл, чьи вкусы во всем остальном отличались простотой, явно любил. Это открытие вновь напомнило ей о том, насколько мало она знает этого человека, и смех тут же оборвался. Интересно, подумала Скай, а тальк и прочие принадлежности, не говоря уже о пене для ванн, специально для нее приготовлены или раньше он стоял под этим самым душем, ложился в эту самую ванну с Лайзой? Почувствовав укол ревности, Скай стисну ла зубы. Ну, это глупость, конечно, какое она имеет право ревновать? Ведь все знала с самого начала и на все шла с открытыми глазами. И все равно Скай не могла не думать о том, что раньше Кайл с Лайзой бывали здесь как муж и жена.

Вздохнув, она зашла в ванну и расслабилась. Боль в одеревеневших мышцах постепенно проходила. Да, на недостаток удобств в Монфоре пожаловаться трудно. Особенно если вспомнить спартанские условия, в которых пришлось жить на острове.

Выбираясь с наслаждением из ванны и утопая ногами в мягком ковре, Скай почувствовала, что почти пришла в себя. Но, потянувшись за полотенцем с монограммой и уловив свое отражение в одном из зеркал, она снова изо всех гил закусила губу.

«О Господи, до чего ужасно я выгляжу», — подумала она, и, как ни ругала себя за инфантильность, как ни убеждала, что беременные женщины всегда считаются красивыми, ничего не помогало. Правда есть правда: выглядит она ужасно.

Отбросив полотенце, Скай поспешно завернулась в халат, хотя, собственно, куда спешить — вокруг все равно никого нет. И сразу нырнула в постель, натянув до подбородка одеяло. Она забыла выключить свет. Вскочила, подбежала к выключателю, повернула его и вернулась в кровать. Сердце ее колотилось с бешеной силой. Света Кайл не зажжет. Скай помнила, как деликатно он вел себя на «Бон-Бри». Конечно, камин еще не погас, но при его тусклом свете кровать в углу комнаты все равно остается в густой тени.

Современные женщины так себя не ведут, говорила она себе. Но уговаривай не уговаривай, логика — одно, а чувства — совсем другое. «О Боже, — подумала Скай, — ну как может такая, как я, вообще родить ребенка?»

Так и лежала она в смятении. То ей хотелось, чтобы Кайл, когда вернется, подумал, что она спит, и не приставал к ней. То где-то в глубине начинало что-то шевелиться, жечь, хотелось, чтобы он дотронулся до нее — так, как тогда, на острове, превратившемся теперь в нежное воспоминание.

Щелкнул замок, и Скай инстинктивно закрыла глаза. Войдет он, наверное, тихо, тихо разденется, тихо скользнет под одеяло. Кровать гигантская, тут не то что двое — четверо поместятся, не прикасаясь друг к другу.

Выяснилось, однако, что Кайла темнота не устраивает. Вспыхнул ночник, и Скай невольно зажмурилась еще сильнее.

Кайл прошел прямо к изголовью и мягко выпростал из ее стиснутых пальцев край простыни.

Она открыла глаза.

— Ты не спала, — с добродушной усмешкой констатировал он.

— Нет. — Скай встретилась с ним взглядом.

Кайл присел на край кровати, откинул со лба Скай слипшиеся пряди волос, наклонился и поцеловал, вернее, сначала просто прикоснулся ко рту, а потом так и впился, неторопливо проводя языком по губам.

Скай изголодалась по нему. Малейшего прикосновения хватило для того, чтобы породить такое желание, в каком и признаться-то стыдно. Губы у нее приоткрылись, впитывая влажный жар его упорного языка, засасывая его внутрь, вступая с ним в трепетную дуэль. Скай порывисто обняла его за плечи, ощущая ладонями сквозь жесткую ткань пиджака хорошо знакомое тепло. Она почувствовала, как напрягаются, как чудесно перекатываются его мышцы. Пальцы скользнули к затылку, задержались немного, а потом зарылись глубоко в густые волосы.

Кайл наконец оторвался от нее. Скай перевела дыхание. Он нежно улыбался, явно любуясь влажным изгибом ее губ, узором рассыпавшихся по подушке волос, вздымающейся и опадающей грудью. Прерывисто дыша и широко раскрыв глаза, Скай смело встретила его взгляд…

Правой рукой он мягко коснулся ее щеки, провел по шелковистому плечу, тронулся вниз, к бедру, угадывая под материей соблазнительную мягкость. Затем засунул руку под край халата и снова начал упоительный, неторопливый подъем от ступни к лодыжке, к обнаженному бедру, постепенно, дюйм за дюймом, убирая ненужную преграду.

— Нет! — Скай внезапно схватила его за руку и нервно облизала губы.

Кайл остановился, слегка нахмурился и удивленно поднял брови.

— Скай, — негромко, но твердо произнес он, — ясно ведь, что, коль скоро ты согласилась приехать сюда со мной, занять эту комнату, у нас должны восстановиться нормальные отношения. Лично я на этом буду настаивать. И теперь тебе никуда не деться. Согласен, раньше у тебя был шанс, если ты, конечно, этого желала. Но сейчас слишком поздно.

Скай хотелось вымолвить что-то в ответ, но язык словно прилип к гортани. Она тщетно пыталась изображать женщину, которой ничего не стоит послать его куда подальше, когда судьба поставила их обоих в необычные обстоятельства.

Неожиданно Кайл поднялся и, подойдя к камину, протянул руки к огню.

— Не понимаю. Ты что, не хочешь меня, Скай? — Повернувшись к ней лицом, Кайл буквально сверлил ее своим пронзительным взглядом.

Наконец она обрела дар речи.

— Хочу, еще как хочу, — негромко ответила она.

Он все еще хмурился.

— Поди сюда, Скай, — хоть и мягким голосом, но скомандовал Кайл.

Однако не голосу она повиновалась. Она откликнулась на его магнетический призывный взгляд, откликнулась, встала с кровати, даже не отдавая себе отчета, и медленно пошла, не сводя с него глаз. И лишь остановившись прямо напротив Кайла, опустила глаза.

На сей раз Кайл, запустив пальцы в ее волосы, откинул ей голову назад. Не сводя с нее глаз, он вновь сначала лишь коснулся языком ее губ, затем прильнул, закрыл поцелуем рот, провел языком, повторяя изгиб губ, прикасаясь к небу, впитывая исходящее от нее влажное тепло. Комната поплыла перед глазами Скай; она вцепилась в него, ощущая под ладонями набухшие мышцы, жар тела. Пальцы его побежали вниз, стискивая спину, добрались до ягодиц. Он приподнял ее и крепко прижал к себе. Сладкая боль желания волна за волной накатывала на Скай. Желание становилось все острее, оно прожигало, как лучи, исходящие из центра солнца. Скай глухо застонала.

Кайл неожиданно оторвал ее от себя и начал поспешно расстегивать пуговицы на халате.

Скай конвульсивно впилась в его рукава, ощущая под твидовой материей железные мускулы.

— Пожалуйста, — прошептала она, не зная еще толком, о чем, собственно, просит. — Пожалуйста, Кайл, свет…

Кайл наконец покончил с пуговицами и поднял глаза. В них было понимание, хотя он все еще покачивал головой. Кайл просунул руки в вырез халата, положил их ей на плечи и слегка развел в стороны — халат с легким шелестом скользнул к ногам Скай.

— Не бойся, я буду осторожен, — мягко проговорил он и, словно выполняя клятву, бережно погладил ладонями груди, наклонился, прикоснулся языком к соскам, слегка втянул их в рот, словно пробуя на вкус, потом скользнул вниз. — Ты такая вкусная, — глухо пробормотал он, — такая сладкая…

Скай ничего не сказала. Он опустился на колени, покрывая поцелуями все ее тело, ощупывая груди, живот… Она вцепилась ему в плечи, терзая ногтями грубую ткань пиджака.

— Ты прекрасна, — говорил Кайл, — не нахожу слов, чтобы выразить, как ты прекрасна…

— О Боже! — простонала Скай, вцепившись ему в волосы, ощущая, как губы его смещаются все ниже, добираясь до бедер, впитывая в себя влагу и жар, свидетельствующие о силе ее желания…

Кайл устроился поудобнее и пустился в обратный путь, наверх. Затем, подхватив Скай на руки, он отнес ее на кровать…

Время и пространство куда-то исчезли. Он вдыхал в нее жизнь, он и был жизнь — внутри ее. Она так истосковалась по нему, так долго ждала его, что теперь, когда они наконец слились воедино, слезы навернулись у нее на глаза. Скай сильно выгнулась и, теряя голову, нырнула вслед за ним в самую глубину.

В такие моменты Кайл уже не был чужим. Это был мужчина, которого она любила. Каждое его движение, каждая клеточка тела просто и ясно напоминали, что это тот, кто научил ее, что значит любить самозабвенно, что значит брать и отдавать. И по мере того как лихорадка желания сжигала их все сильнее и сильнее, Скай проникалась чувством, что это единственный мужчина во вселенной, с которым она познала счастье полного слияния. Он порождал в ее груди огонь, вздымающийся к небесам.

Кайл задвигался быстрее и плотно закрыл глаза. То, что начиналось с дразнящей медлительностью, не желало больше ждать, яростно требуя полного и окончательного разрешения. Чувствуя, что он исходит, Скай задрожала, прильнула к нему, не желая и не умея отпустить. А волны удовлетворенного желания перекатывались по всему ее телу. Кайл остался сверху, и это лишь продлевало удовольствие. Мгновение спустя она почувствовала, что Кайл поглаживает ее волосы, и повернулась так, чтобы ему было удобнее. Веки Скай были плотно сомкнуты, и, не открывая глаз, усталая, измученная, она медленно погрузилась в сладкий сон.

Когда Скай проснулась, в комнате было совсем темно. Лишь огонь догорал в камине, отбрасывая мягкие золотистые блики.

Скай приподнялась на локте и посмотрела на Кайла. Во сне черты его смягчились, и сейчас было особенно хорошо видно, какое удивительно красивое, на редкость четко вылепленное у него лицо. Видны были и морщинки у глаз — единственное свидетельство возраста. Взгляд ее скользнул ниже — на плечи и грудь Кайла. Даже при неярком свете заметно, как атлетически он сложен, как выделяется каждая мышца, какая у него упругая, чистая кожа. Ниже, ниже… Плоский, почти вогнутый живот, разве что и здесь временами перекатываются мускулы.

Скай вытянула руку, и пальцы ее повторили тот же путь, что только что совершили глаза, даже продвинулись дальше. Мягкие, но густые кустики волос на груди, длинные жилистые ноги. И пальцы на ногах не ускользнули от ее внимания.

Вновь подняв взгляд, она убедилась, что и у него глаза открыты и в уголках рта прячется улыбка. Скай на секунду смутилась и даже покраснела, несмотря на все то, что только что произошло между ними.

— Нет, нет, — поддразнил ее Кайл, — не обращай внимания, действуй.

Улыбнувшись в ответ, Скай слегка прикрыла глаза и продолжила увлекательное исследование.


Когда Скай окончательно проснулась, комнату заливали лучи утреннего солнца. Она поморгала и лениво вытянула руку. Кайла рядом не было.

— Доброе утро.

Она подняла глаза и увидела, что он уже завершает туалет, весьма умело завязывая галстук. Губы Скай начали было расползаться в улыбке, но, едва заслышав его отрывистый голос, она сразу же посерьезнела.

— Сегодня и ближайшие несколько дней я почти не буду бывать дома — дел накопилось по горло. Я тут велел подготовить для тебя помещения — кабинет, мастерская, словом, все чго нужно. Мать тебе все покажет, а потом подключится Крис. Рабочей силы в доме хватает, так что можешь ни о чем не беспокоиться. Вряд ли тебе сюда кто-нибудь позвонит, а если это окажется Лайза, то не вступай с ней ни в какие разговоры. Вообще-то она позванивает, Крисом интересуется, и это нормально, но если вдруг ты подойдешь к телефону, то просто скажи «добрый день», и все. Ясно?

Скай недоверчиво смотрела на него, чувствуя, как все тело наливается свинцовой тяжестью. Что случилось? Снова перед ней совершенно незнакомый человек, отдающий команды и требующий беспрекословного повиновения Он принял душ, побрился, надел один из своих великолепно сшитых костюмов, и вот вам, пожалуйста, — она опять не может узнать его. Скай подтянула простыню к подбородку.

— Почему ты боишься моего разговора с Лайзой?

— Ничего я не боюсь, — нетерпеливо бросил он, доставая из туалетного столика ключи и мелочь. — Просто она наверняка постарается нагрубить тебе, а мне этого совершенно не хочется. Такие поползновения надо душить в зародыше. Как-то у вас уже был телефонный разговор, после которого ты, по-моему, так испугалась, что готова была бежать ка край света.

— Да никуда я не собиралась бежать! — вспыхнула Скай. — Просто она сказала, чтобы я не обольщалась, что все это блеф, и, кажется, оказалась права. Ты отказываешься…

— Замолчи! — Кайл стремительно шагнул к постели, схватил ее за плечи и изо всех сил встряхнул. Ясно было, что она по-настоящему разозлила его. — Не вмешивайся в эту историю! Это не твое дело!

Стараясь удержать слезы, Скай изо всех сил стиснула зубы.

— Нет, мое. Я…

— В конце концов ты станешь миссис Джаггер. Но не суй ты повсюду свой нос, Скай. Я сам со всем справлюсь. И повторяю, ни о чем не разговаривай с Лайзой.

— Но почему? Боишься, что я услышу что-нибудь, что мне не понравится?

Сейчас этот склонившийся над ней человек казался ей почти отталкивающим; она терпеть не могла этот костюм, слишком напоминавший о том, что владелец его — большой начальник, и эту манеру обращения, особенно при том, что сама она была едва прикрыта простыней, и волосы растрепаны, и тело в истоме после ночи любви. Она остро почувствовала себя неровней этому человеку: ему сорок, он намного старше ее и уже был преуспевающим бизнесменом, который сам себя сделал и теперь играл на лучших площадках мира, в то время как она еще пешком под стол ходила. Скай вспомнила язвительную реплику Лайзы: «Вам ни за что не удержать его».

— Скажи-ка мне, Кайл, — решительно заговорила Скай, явно не желая казаться девочкой в его глазах, — скажи-ка, может, есть что-то, чего я не знаю, а знать должна? Считается, что вы с Лайзой не живете уже десять лет, но на Игуа она была рядом с тобой. Вы спали в этой постели?

Кайл заколебался, мрачно посмотрев на нее, и Скай побледнела. И зачем только она спросила? Ответ ей явно не понравится.

— Выходит, спали! — выдохнула Скай.

— Было как-то раз, почти год назад, — с явным раздражением ответил Кайл. — Только знаешь, не надо копаться в моем прошлом. К нам с тобой оно не имеет никакого отношения. К тому же я мог бы и тебя кое о чем спросить. А почему бы и нет, впрочем? Расскажи-ка мне о Теде. Я знаю, что ты отказалась выйти за него — весьма похвально с точки зрения нравственности, ведь ты носишь моего ребенка. Но что там у вас случилось на Игуа? С чего это ты так стремительно помчалась оттуда домой?

Скай высокомерно усмехнулась:

— На сей раз это точно не твое дело.

Выражение его лица ей совсем не понравилось. Кайл еще сильнее вцепился в ее обнаженные плечи, и Скай невольно поморщилась.

— Скай, — прохрипел он и резко рванул ее на себя, так что она оказалась у него на коленях, глядя прямо в опасно сверкающие глаза.

— Все-то вам надо знать, мистер Джаггер. Ну как же, конечно, вы даже шпионили за мной. — Он напрягся больше, и Скай сдалась. — Я не… я не… Тед довольно давно не прикасался ко мне. Еще задолго до острова…

— Благодарю за откровенность, мисс Дилани. Она заслуживает всяческой похвалы. А теперь послушайте меня. До того как мы оказались на Игуа, у Лайзы были комнаты в этом доме. Там, на Игуа, я велел ей выметаться из нашего люкса, да и отсюда она увезла свои вещички еще до моего возвращения. И вообще Лайза недолго здесь жила, и тогда я ее почти не замечал. Терпел только из-за Криса. Я не люблю Лайзу, и, уверяю тебя, она меня нисколько не интересует. Вот и все, что я могу тебе сказать. Придется мне поверить, а от Лайзы, повторяю еще раз, держись подальше и не суйся в мои бракоразводные дела. Есть человек, который мне очень дорог — так же дорог, как и наш будущий ребенок, — и я меньше всего хочу, чтобы он пострадал. Я люблю тебя, но предупреждаю: не вмешивайся не в свое дело.

Он задержал на ней тяжелый взгляд. Скай, стиснув зубы и напрягшись, смело встретила его. Кайл отпустил ее и вышел.

Скай не могла заставить себя подняться. Ей хотелось остановить его, сказать, что ничего не поняла, а раз так, то и оставаться здесь не может.

Но не сказала ни слова, просто посмотрела вслед. Тяжко стало от его странных загадок, но и ощущалось нечто вроде легкого возбуждения. Он сказал, что любит ее. В словах его не было особой теплоты, даже страсти не было. Просто констатация факта.

Но именно этих слов она так давно ожидала от него.

Глава 14

9 декабря, Сан-Франциско

Майкл был прав — вид с Твин-Пикс действительно открывался потрясающий: весь центр Сан-Франциско, Бэй-бридж, Золотые Ворота. Она смотрела и насмотреться не могла, ощущая на щеках ласковое прикосновение свежего ветерка.

— Посмотрите сюда, — Майкл слегка прикоснулся к ее плечу, — весь Окленд как на ладони, а чуть дальше — Марин-Каунти.

Скай кивнула. Славно стоять здесь на свежем воздухе, любуясь такими красотами.

— На самом деле чудесно, Майкл. Спасибо, что привезли меня сюда.

— Подумал, что хватит вам сидеть в четырех стенах, — ворчливо заметил Майкл, обнимая Скай за талию. — А теперь поехали, накормлю вас лучшей рыбой, какую только можно найти в местных ресторанах.

— Звучит заманчиво.

Ехали они молча. Делая вид, будто ее интересует городской пейзаж, Скай на самом деле постоянно думала о Кайле. Уже тридцать шесть дней она прожила в его доме — при желании легко могла бы сосчитать и часы, — а ситуация не только не меняется к лучшему, а, напротив, становится все напряженнее. «Может, это моя вина», — уныло подумала Скай. Первый день стоил ей изрядной нервотрепки. По меньшей мере четыре часа она провела в телефонных разговорах с Нью-Йорком. Крис изъявил полную готовность помочь и действительно много для нее сделал, но в то же время Скай было как-то не по себе, постоянно ощущалась какая-то неловкость. Пятеро слуг выполняли любые ее указания с непроницаемыми лицами, однако порой она ловила на себе их любопытные взгляды. К тому времени как Кайл вернулся домой — было уже далеко за полночь, — Скай напряглась, как натянутая струна. В памяти у нее осталась только утренняя стычка да хозяйская манера поведения Кайла.

Она отстранилась от него и услышала холодный голос:

— Позволь напомнить, что ты обещала никогда меня не отталкивать.

Было такое, но еще на острове, еще до того, как Лайза впилась в Кайла, как пиявка, до того, как ей стало известно, что Кайл мог освободиться от жены, но не захотел, до того, как она, чувствуя себя последней шлюхой, принимала помощь от его сына, а тот, не позволяя себе ни малейшего упрека, просто смотрел на нее своими бездонными черными глазами.

— Глупо было давать друг другу какие-либо обещания, Кайл, ты не находишь? Все равно мы — ни ты, ни я — не можем их выполнить.

Он выругался сквозь зубы и отвернулся. Скай сразу же пожалела о своих словах, но было поздно: разделявшее их ничтожное расстояние превратилось в бездонную пропасть, и Скай почувствовала себя ужасно одинокой.

Кайл был слишком мужчиной, а Скай слишком женщиной, чтобы вспоминать о своих размолвках в постели. На следующую же ночь он крепко обнял ее, а Скай жадно потянулась к его губам. Да, ночи принадлежали им безраздельно, но днем они в лучшем случае разговаривали друг с другом с ледяной вежливостью. Кайл надолго уходил из дома и даже редко обедал с семьей.

Скай целиком погрузилась в работу по переводу «Дилани-дизайн» в Сан-Франциско, и если Кайла все время где-то носило, то она, напротив, почти не выходила из дома. Меньше всего ей хотелось столкнуться с каким-нибудь неразборчивым репортером, который с удовольствием поведает городу и миру о ее «интересном» положении.

Но сегодня утром Майкл зашел к ней в кабинет и решительно вытащил на прогулку. Судя по всему, его немало раздражала манера обращения брата со Скай, и он решил сам исправить положение. И вот она оказалась на свежем воздухе, и это уже хорошо.

Майкл умело припарковал свой маленький «феррари». Их сразу окутали специфические запахи верфи, соленый воздух, острые ароматы разнообразных кушаний, доносившиеся из многочисленных ресторанов и ресторанчиков. Громко кричали чайки.

— Хотите — верьте, хотите — нет, — с улыбкой сказал Майкл, открывая перед Скай дверь деревенского на вид дома, скорее, даже хижины, — но изнутри это местечко выглядит просто замечательно. Кормят здесь по-особому приготовленными креветками. Нигде больше вы ничего похожего не найдете.

— Ну что ж, посмотрим, — ответила Скай и не далее как через полчаса убедилась, что Майкл ничуть не преувеличивал. Они сидели за столиком у окна с видом на залив, и Скай давно уже не чувствовала себя так легко, свободно и молодо, словно никакие облака не затуманивали ее горизонт.

Скай с улыбкой перегнулась через столик.

— Спасибо за сегодняшний день, Майк. Не передать словами, как мне хорошо.

В ответ Майкл почему-то нахмурился.

— Вам надо было выбраться из дома, Скай. — Он умолк, сосредоточенно изучая наполненный вином бокал. — Я вижу, вам приходится сейчас несладко. Не знаю, что и сказать, но мне очень хотелось бы хоть как-то облегчить вам жизнь с Кайлом. Согласен, временами брат бывает невыносим. Но он по-настоящему любит вас.

— Думаете? — резко бросила Скай. — Ну, если так, то в чем проблема? Почему он тянет с разводом? На меня он то и дело накидывается, все время держит на мушке, а Лайзе позволяет помыкать собой, как мальчишка.

Майкл сделал большой глоток, повертел бокал в руках и, по-прежнему не отрывая от него глаз, заговорил:

— Он не обсуждал это со мной, Скай. Тем не менее, мне кажется, я догадываюсь, в чем дело, и если я прав, то он сейчас и впрямь находится между молотом и наковальней.

— Если знаете что-нибудь, скажите мне, пожалуйста. Я со всем стараюсь мириться, но так же невозможно, когда не знаешь даже, о чем думает ваш брат…

— Боюсь, мне нечем вам помочь, Скай, — извиняющимся голосом перебил ее Майкл. — Понимаю, что это легче сказать, чем сделать, но, пожалуйста, постарайтесь довериться Кайлу. Мне кажется, если бы он постоянно чувствовал вашу поддержку, ему было бы намного легче. Честное слово, он в вас нуждается.

Отхлебнув немного вина, Скай опустила взгляд. А что, если Майкл прав? Если первой сделать шаг навстречу, сказать Кайлу о своей любви, о том, что ей наплевать на замужество, если она будет уверена в его привязанности, — может, в этом случае он ей поверит и они сблизятся снова?

Она медленно улыбнулась.

— Хорошо, Майк. Больше вопросов я задавать не буду. И обещаю подумать над вашими словами.

— Отлично. — Майкл чокнулся с ней. — А теперь у меня к вам вопрос. Не хотите пригласить сюда, в Калифорнию, свою золовку? Пусть погостит немного.

Скай удивленно взглянула на Майкла и хитровато улыбнулась:

— Как я понимаю, это вы хотите, чтобы я пригласила Вирджинию?

Майкл пожал плечами и подмигнул Скай.

— Пожалуй. Именно это я и имел в виду. Видите ли, я… — Он запнулся и сморщился, как от боли. — Извините, Скай, наверное, мне не следовало бы признаваться в этом, но Кайл как-то рассказал мне про вашего брата. Насколько я понял, вы близнецы и дружили с самого детства. Я вовсе не хочу…

— Майкл, — прервала Скай, — мне бы очень хотелось пригласить Вирджинию. И я очень рада узнать, что и вы не прочь с ней увидеться. Вирджиния обожала Стивена. Она была прекрасной женой — любящей, преданной, и Стивен, конечно, хотел, чтобы она нашла свое счастье. — «Какие хорошие слова», — подумалось ей. И за них надо благодарить Кайла. Это он заставил ее примириться со смертью брата, вытащил из тьмы на свет Божий. Вообще он столько сделал ей добра, а она даже ни разу не сказала, не рискнула произнести: «Я люблю тебя».

У Майкла заблестели глаза. Он вновь приветственно поднял бокал.

— Стивену повезло в жизни. У него была прекрасная жена и потрясающая сестра.

— Спасибо. — Скай засмеялась было, но смех ее резко оборвался.

Все внутри так и застыло.

Она глазам своим верила. В ресторан входил Кайл, ведя под руку Лайзу, прекрасную и неотразимую, как обычно. Ее серебристые волосы были зачесаны назад, алые губы тронуты улыбкой. Она звонко смеялась чему-то.

— В чем дело, Скай? — спросил Майкл. Он сидел спиной ко входу и обернулся уже тогда, когда Кайл усаживал свою спутницу за стол. — О, Боже! — простонал он. — И чем только мой братец думает? Это моя вина, не надо было приводить вас сюда, я ведь знаю, что Кайл захаживает в этот ресторан пообедать…

Скай не слышала Майкла, ибо в тот момент встретилась глазами с Лайзой. Та окинула взглядом ее фигуру, и глаза ее потемнели. Кайл заметил, что она смотрит куда-то, и повернулся. Увидев Майкла и Скай, он нахмурился.

Скай с ужасом смотрела на него — никогда еще не видела она такого жесткого, такого напряженного и мрачного выражения лица.

Но она не могла слышать того, что слышал Кайл, — злобного шипения Лайзы:

— Ах вот оно что, твоя любовница беременна. Понятно, почему ты вдруг таким щедрым сделался. Только не обольщайся, уж теперь-то я точно не дам тебе развода.

— Заткнись! — коротко бросил Кайл и решительно зашагал к столику, за которым сидели Майкл и Скай.

Но не успел он подойти, как Скай царственно поднялась. Вслед за ней вскочил Майкл.

— Не прикасайся ко мне, Кайл, — живо отпрянула она, увидев протянутую руку. — Не смей ко мне прикасаться! Майкл, уведите меня, пожалуйста, отсюда.

— Скай… — Кайл вновь нетерпеливо потянулся к ней.

— Кайл, — мягко вмешался Майкл, — позволь мне проводить Скай домой. Не стоит сейчас.

Похоже, Кайл понял, что брат прав.

— Хорошо. Я скоро вернусь. — Он по-прежнему не отводил от Скай застывшего взгляда.

— Только меня вы там не застанете, мистер Джаггер, — высокомерно сказала она, смело встретив его взгляд.

Майкл потянул Скай к выходу, но Кайл успел шепнуть ей несколько слов:

— Об этом даже не мечтай. Я тебя и на краю света найду. Ты не имеешь права бросать меня, даже не выслушав.

— Права! О правах у нас с вами речи вообще не было. Спросите свою жену, мистер Джаггер. Она вам все объяснит. По отношению к любовницам у мужчин нет никаких прав.

— На тебя у меня есть все права, ребенок мой. И я отыщу тебя…

— Закон…

— …где бы ты ни оказалась, и меня никто не остановит. Так что лучше жди дома, иначе снова окажешься на необитаемом острове.

— Может, все же пойдем? — Скай вопросительно посмотрела на Майкла.

Скай неторопливо, величественно пошла к выходу, презрительно игнорируя косые взгляды, и эта спокойная гордость разом лишила Лайзу всякого превосходства. И, лишь оказавшись с Майклом в «феррари», Скай задрожала.

— Скай… — начал он.

— Не надо, Майкл, пожалуйста, не надо. Давайте лучше помолчим. — Она не хотела плакать. Она не могла плакать. Она собиралась вернуться в Монфор и собрать вещи. И что бы там Кайл ни говорил, решение ее останется неизменным.

Кайл вернулся к своему столику, но садиться не стал.

— Этого, Лайза, я тебе до конца жизни не забуду. Я вынужден все рассказать Крису, хотя и не хочу, все-таки ты его мать. Но ему надо знать, почему я запрещаю тебе даже звонить в мой дом, не говоря уж о том, чтобы появляться там — хоть шаг за ворота сделаешь, вызову полицию и тебя выдворят силой. Имей также в виду, что я намерен официально отказаться от отцовства. И на сей раз это не блеф. Сегодня же сам все объясню Крису.

— Ты просто дурак, Кайл Джаггер, — проговорила Лайза, голос ее при этом предательски дрожал. — Ни на что другое, кроме брака, она не пойдет. А ты, видно, просто одуревший от любви старикан — действительно, старикан. Даже если у тебя все получится и ты на ней женишься, покоя не найдешь, гадая, с кем твоя жена резвится в постели…

— Да нет, Лайза, — спокойно ответил Кайл, — ты ее с собой путаешь.

Он повернулся и вышел из ресторана, кляня себя на чем свет стоит. И впрямь, наверное, он с ума сошел, решив предпринять эту последнюю попытку договориться с Лайзой мирно.

Она такого языка не понимает, а Скай обозлилась. Больше, чем обозлилась, — почувствовала себя униженной. А он ничего не мог поделать. Теперь она снова попытается уйти от него, и один только Бог знает, как ее остановить, а своими дурацкими угрозами он только еще больше испортил дело.

«Так бы и задушил Лайзу», — мрачно подумал он.

Кайл гнал машину по крутым извилистым улицам Сан-Франциско. Он вспоминал, с каким холодным достоинством Скай удалилась из ресторана. Он думал о том, как любит ее, как нужна она ему по ночам, как славно видеть ее увеличивающийся живот, как удивительно невинно она выглядит — трудно поверить, что она откликается на его ласки с такой ненасытной жаждой.

Кайл заскрипел зубами. Это на словах легко отбиться от язвительных реплик Лайзы. А так она ударила по самому больному месту. В свои сорок лет Кайл испытывал кошмарное ощущение ненадежности. Может, Лайза права? Может, Скай действительно считает, что он слишком стар для нее? И когда он ласкает ее, не грезится ли ей какой-нибудь другой мужчина? Не стремится ли она назад, к Трейнеру, который почти на десять лет моложе его?

Кожа, и без того туго, до боли, натянувшаяся на скулах, напряглась еще больше. Брак. Она мечтает о замужестве. И он больше всего на свете хочет ей это дать. Если бы только она его любила…

Но Скай его не любит. Даже в миг высочайшего наслаждения не говорит об этом.

Кайл въехал на овальную подъездную дорожку и влетел в дом, даже не потрудившись закрыть за собой дверь. Хорошо хоть, мелькнуло у него в голове, никто не видит, как он, тяжело топая ботинками, бежит вверх по лестнице, и никто не слышит, как он с грохотом закрывает дверь в спальню, где Скай как раз в этот момент собирает вещи, не глядя бросает одну за другой в чемодан.

— Эй, что ты делаешь? — загремел Кайл, хватая ее за руки.

Скай даже не попыталась сопротивляться — просто посмотрела на него своими прекрасными, но совершенно потухшими янтарными глазами.

— Уезжаю.

Все в Кайле восстало. Сердце его бешено колотилось, мышцы сплелись в тугие узлы.

— Забудь об этом, — задыхаясь, бросил он.

— Кайл, — начала Скай таким же бесцветным, как и глаза, тоном, — еще никогда в жизни меня так не унижали. И это будет повторяться всегда. Эта женщина водит тебя за нос. Она во всеуслышание обзывает меня… Ладно, не важно как, ведь ты спокойно сносишь это!

— А что я должен был сделать? Разбить ей губы в кровь? Шею свернуть?

— Нет. Единственное, что ты должен, — это дать мне спокойно покинуть твой дом.

Кайл выпустил ее, отошел и, скрестив на груди руки, прислонился к двери. Скай направилась к очередному туалетному столику и, вытащив из ящика целую кучу чулок, швырнула в чемодан.

— Не могу я тебя отпустить, Скай, — мягко заговорил Кайл. — У тебя родится ребенок, и этот ребенок — мой.

— Выходит, тупик? — небрежно бросила Скай. — Ибо я таки собираюсь уйти. Могла бы и раньше, но ты просил дождаться тебя и поговорить. Вот мы и разговариваем. А потом я уезжаю.

Удивительное дело: они подошли к самой, наверное, критической точке своих отношений, а Кайл, наблюдая за ее решительными и в то же время исполненными изящества движениями, только о том и думает, как сильно хочет эту женщину. Беременность даже делает ее еще более желанной. Вся утонченность по-прежнему при ней, хотя груди немного отяжелели. Крутые, как и прежде, бедра, а выпирающий живот, в котором шевелится новая жизнь — продолжение его жизни, — ничуть не нарушает гармоний форм, изначально присущей ей. Кайлу хотелось заговорить, что-то сказать, но вместо этого он, словно повинуясь неведомой силе, остановил Скай, тяжело положил руки ей на плечи и склонился над ней. На мгновение она откликнулась, но тут же оттолкнула его:

— Нет. — Он не отпускал ее. — Это ничего не изменит, Кайл.

— Я хочу тебя, — хрипло проговорил он, не спуская со Скай пронизывающего взгляда. — Сейчас.

— Нет, Кайл…

— Ты сказала, мы в тупике, — сказал он, заставляя ее смотреть ему прямо в глаза. — Самое время, стало быть, заключить сделку. Я сожалею о происшедшем. Очень сожалею. Но тут ничего не изменишь. Однако если ты согласишься остаться, я использую свой последний козырь. На сей раз никакого блефа.

Слова вылетели, и Кайл самому себе не поверил: что это он сказал? «Бедный Крис, — опустошенно подумал он. — Но меня загнали в угол, а перед этим, не рожденным еще ребенком я ответствен не меньше, чем перед тобой. Не хотелось, чтобы все так вышло, но меня прижали к стенке. И Скай, — мелькнуло у него в голове, — тоже ни в чем нельзя винить. Ей и так досталось»

Но тут ему пришло в голову, что ведь это именно она загнала его в угол, и ненависть к этой женщине мгновенно опалила его, но любовь все равно оставалась сильнее.

Скай смотрела на него широко раскрытыми глазами, изо всех сил стараясь не разрыдаться. О Боже, неужели Кайл не понимает, что никуда ей не хочется уходить? Что она не желала загонять его в угол, однако же скорее на край света убежит со своим ребенком, чем согласится оставаться дублершей Лайзы — законной жены Кайла. Так по крайней мере хоть достоинство сохранит, пусть даже ценой утраты его любви. Скай заставила себя заговорить твердо и решительно.

— А откуда мне знать, что так и будет?

— Я говорю правду.

Скай почувствовала слабость. «Ну почему мы не можем поговорить по-настоящему? — думала она, заглядывая в его бездонные глаза, становившиеся все темнее и все печальнее. — Я понимаю, что вынуждаю тебя к этому, Кайл, но у меня нет другого выхода. Не могу я так жить. А ты не желаешь ничего объяснять. Так как же мне верить тебе?»

Так трудно сейчас вспоминать дни, проведенные на острове, когда они смеялись, резвились в воде, словно дети.

Да, трудно, особенно когда чувствуешь, что между ними буквально вырастает стена.

Любовь, ненависть, тоска, злость… а тела пылают огнем желания, тела готовы сплестись в жарких объятиях.

Никогда ей не забыть его прикосновений. А уж сейчас тем более, сейчас, когда она чувствует, что от одного его присутствия закипает кровь в жилах. Как сладостно растворяться в его объятиях, властвовать над этим сильным мужчиной, ничуть не склонным отдавать себя.

Скай почувствовала, как слабость разливается по всему телу. Она приготовилась отступить, сдаться. Но не могла себе этого позволить. Часть пути она прошла, и теперь, что бы он там ни думал, надо завершать дело. Сейчас. «Сделка, говоришь? Пусть будет сделка».

— Ну что ж, — с наигранной твердостью начала Скай, и тут же голос у нее пресекся, она задохнулась и лишь благодаря огромному усилию воли взяла себя в руки. — Действуй, если у тебя что-то припасено против Лайзы На таких условиях я остаюсь.

Скай почувствовала, как отвердели вдруг ладони у нее на плечах. И взгляд Кайла сделался угрюмым и напряженным. Он, собственно, не на нее смотрел, а куда-то вдаль.

Итак, она ставит ультиматум. Она, по сути, требует его запродать душу. А он сейчас в таком положении, что не в силах ничего возразить.

Скай, разумеется, и понятия не имела, о чем он думает, стоя перед ней уже, казалось, целую вечность и не сводя холодного, как лезвие ножа, взгляда. Он дал обещание, но сейчас как будто готов взять его назад…

Или все же нет? Дорогу загораживает, но вид у него оскорбленный. О чем же таком она его попросила? Смотрит так, будто потребовала не меньше, чем чью-то голову на блюде.

Ей и не догадаться, что не меньше, а больше. Что сердце и душа его разрывались между ней и сыном и что в груди у него разгоралось неудержимое пламя.

«Прости меня, Крис, — взмолился про себя Кайл. — Что мне делать? Как объяснить? Сначала к тебе прийти и попытаться все растолковать? Или очертя голову вперед? Неужели ты будешь презирать Скай и ее ребенка оттого, что он станет моим законным наследником? Я буду любить его, Крис, уже люблю, но не больше и не меньше, чем тебя…

Что же за обещание я дал? О Боже, неужели сын никогда не простит меня? Неужели я лишился права на его любовь из-за этой женщины, которая буквально отравила мне кровь? Люблю я ее, эту бессердечную сучку. И да простит меня Бог, но она нужна мне, вот прямо сейчас, в эту минуту. Она — как лихорадка. Совсем собой не владею, душу дьяволу готов заложить…»

В глазах у Кайла разгорался опасный огонь.

Он прижался к ней губами, грубо, властно. Она прильнула к нему, потом попыталась отстраниться, но это было выше ее сил. И в глазах женщины тоже появился лихорадочный блеск, и по всему телу побежал огонь, и пальцы впились в его волосы, и грудь ощутила потаенную, но готовую прорваться наружу силу, затаившуюся в его груди и бедрах. Сладкое желание охватило ее целиком, до кончиков пальцев, губы тянулись к его губам. Скай совершенно потеряла голову.

Кайл вскинул ее на руки и шагнув к кровати, буквально сорвал с нее одежду. Затем сам сбросил рубашку, выдирая с мясом пуговицы. И упал на нее.

— Похоже, тебе не терпится стать миссис Джаггер, — прохрипел он.

«Ну да, конечно, — простонала просебя Скай, — потому что я тебя люблю».

Но вслух ничего не сказала, даже подумать не успела. Чувствуя, что он овладевает ею, Скай так и захлебнулась от счастья. Затем — яркая вспышка, взрыв, и, увлекаемая набегающими волнами, Скай стремительно поплыла в сторону тех заоблачных высот, где правят бал упоение и безумный восторг.


Скай поднялась первой. Кайл попытался удержать ее, но она выскользнула из его рук и поспешно прошла в ванную, заперев за собой дверь. Теперь уже Скай здесь пообвыклась и, не обращая внимания на окружающую роскошь, сразу встала под душ. Под мощными струями воды она немного опомнилась и привела в порядок мысли.

Но даже эти струи не могли скрыть краски, выступившей на щеках. Он считает, что все, что ей нужно, — это его имя, формальное положение. А любовь, настоящая любовь, которую она к нему испытывает, — это так, предмет сделки.

Но что ей делать? Он сам закрыл перед ней все двери. Внутрь не допускает, мыслей своих не раскрывает. И хотя раньше говорил, что, если не будет другого выхода, у него есть оружие против Лайзы, сегодня все повернулось иначе. Если между ними все кончено, более того — они враги, то почему он расхаживает с ней по ресторанам?

Вот в чем вопрос, по крайней мере, на настоящий момент.

Завернувшись в большое махровое полотенце, Скай вышла из ванной преисполненная решимости добиться от Кайла ответа на все свои вопросы.

Но, подойдя к кровати, она застыла в изумлении: Кайл крепко спал.

Поначалу Скай обозлилась — настолько, что хотела вырвать у него из-под головы подушку да треснуть как следует. Как он смеет спать после всего того, что они наговорили друг другу, даже не вспоминая о последовавшей затем сцене? Скай уже потянулась к подушке, но остановилась на полпути. Он выглядит таким усталым. Морщины у глаз обозначились сильнее, чем обычно. Скай слегка прикоснулась ладонью к волосам, упавшим на его лоб, и сразу отдернула руку. Она не могла его разбудить, даже просто притронуться не могла…

Скай поспешно натянула просторные джинсы, свитер и тихо вышла из комнаты. Ей надо подумать, надо побыть одной, вдали от Кайла, от его славной и доброй матушки, не говоря уж об иных домашних. Скорым шагом она спустилась по лестнице, менее всего желая натолкнуться на Майкла, если он все еще дома, или Криса. Но, судя по всему, они ушли по делам, во всяком случае, ни на лестнице, ни в прихожей никого не видно.

Скай открыла дверь — и на пороге возник Крис Джаггер, входивший в дом.

— Привет, Скай, — улыбнулся он, но улыбка тут же потухла. Похоже, в глубинах янтарных глаз он уловил отчаяние.

— Привет, — с некоторой неловкостью откликнулась Скай. Вот уж кого она меньше всего хотела бы сейчас видеть — так именно этого молодого человека.

— Похоже, собираетесь удрать. — Крис явно пытался шутить, но шутка получилась неудачной.

— Просто захотелось прогуляться.

Крис потоптался на месте, не сводя с нее темно-карих глаз, выражение которых всегда было очень трудно разгадать.

— А может, прокатимся вместе? — предложил он наконец.

— Э-э, — забормотала Скай, — я, честно говоря, хотела бы одна…

— Ну, пожалуйста, Скай, — мягко, но настойчиво попросил Крис.

Скай поймала себя на том, что внимательно вглядывается в его приятные черты. Да, очень красивый молодой человек, и если не унаследовал внешность отца, то, бесспорно, перенял его спокойные, уверенные манеры. Он умел убеждать одним взглядом.

— Вы повздорили с отцом. — Это был не вопрос, но утверждение. — И мне действительно хочется поговорить с вами. Вмешиваться не собираюсь, но думаю, никто в мире лучше меня не объяснит вам что к чему. Так что поехали, потолкуем.

«Интересно, а что Крис в действительности обо мне думает?» — мелькнула у Скай беглая мысль. Он неизменно вежлив, мил, предупредителен. Но это когда они вместе, а вообще-то как он к ней относится? Возмущается про себя ее поведением? Или на самом деле хочет оказаться полезным? Его дьявольски привлекательная внешность вдруг заставила Скай вспомнить, что он всего на шесть лет моложе ее. Неужели Крис, подобно своей матери, считает, что Кайл просто увлечен ею? И что увлечение это рано или поздно пройдет?

Ладно, это особый разговор. А сейчас-то что ей терять?

— Хорошо, Крис, поехали.

По дороге он отделывался случайными замечаниями, то обращая внимание Скай на всякие достопримечательности города, то толкуя о мерах предосторожности против землетрясений, которые принимаются сейчас при строительстве новых зданий. Крис включил радио, полилась мягкая музыка, и по мере того как машина, сворачивая с одной улицы на другую, то взбегая вверх, то вновь спускаясь вниз, приближалась к побережью, Скай чувствовала, как постепенно спадает внутреннее напряжение.

Крис остановил машину у заброшенной пристани.

— Пошли, — сказал он, — покажу вам одно из моих самых любимых мест в городе.

Место и впрямь было чудесным. Над головами с криком летали чайки, с залива дул свежий ветерок. Крис засмотрелся вдаль. Выглядел он сейчас весьма эффектно — высокий, атлетически сложенный, темные волосы развеваются по ветру, не закрывая четко выделяющегося на фоне моря профиля. Он повернулся к остановившейся в нескольких футах позади Скай и сказал с усмешкой:

— Не стоит волноваться, я привез вас сюда вовсе не затем, чтобы сбросить в море.

Скай вспыхнула, подошла и уселась рядом с ним на валун.

— А я так и не думаю.

— Но с другой стороны, не знаете что и думать, верно?

— Пожалуй, — призналась Скай и, вздохнув, решила выложить все до конца: — Вы, должно быть, не одобряете меня, Крис? И это еще очень мягко сказано. Вы — единственный ребенок, а мать с отцом воюют из-за меня. Вы — единственный наследник настоящей империи, да и не просто наследник, вижу ведь, что не только отец с дядей, но и вы сами так много работаете…

— Скай! — Крис иронично, но в то же время с явным удивлением посмотрел на нее. — Ну с какой стати мне вас, как вы выражаетесь, не одобрять? Вовсе не из-за вас родители воюют — это продолжается уже двадцать лет. А уж о будущем родственнике нечего и говорить! Жду с нетерпением. Поверьте, — усмехнулся он, — я человек нежадный. Не говоря о том, что у отца — миллионы. Он мог бы десять детей завести и каждому оставить в наследство целое состояние. А главное — я просто люблю отца. О наследстве как-то никогда и не задумывался. Даже если бы в кармане у него звенела всего лишь пара центов, это было бы ровно вдвое больше, чем мне нужно.

«А ведь он ничуть не лукавит, — тоскливо подумала Скай. — Неудивительно, что Кайл боготворит сына».

— Спасибо, Крис, — сказала она вслух, — спасибо за все.

Он пожал плечами.

— Вообще-то мне давно следовало с вами поговорить. Не знал просто, как подступиться. Но привез я вас сюда затем, чтобы о другом потолковать.

— О чем же?

Он посмотрел на нее, словно прикидывая, с чего начать.

— Повторяю, Скай, — у меня нет ни малейшего желания вмешиваться в ваши дела. Но ведь я не слепой и вижу, что вам плохо, что вы несчастны, да и отцу не сладко. Я знаю, что он любит вас, любит по-настоящему, пусть и ведет себя часто как медведь. Как белый медведь, — с улыбкой добавил Крис.

Скай улыбнулась в ответ.

— Жаль, что все это так бросается в глаза. Вам-то уж никак не стоило в этом участвовать, вы-то ничем не заслужили страданий. Представляю, каково это видеть — как отец и мать…

Крис махнул рукой, призывая ее замолчать.

— Вот с чего, наверное, надо начать, Скай. Я люблю мать — ведь это моя мать. Но не могу представить себе, почему она так ведет себя с отцом. Мне уже двадцать, вполне достаточно, чтобы понять, что между ними все кончилось много лет назад. И вполне достаточно для того, чтобы увидеть недостатки тех, кого я люблю, и примириться с ними. Долгие годы папа делал для мамы все что мог — ради меня. И это нормально — поскольку все было, как было. Но теперь не так. Я знаю, вы не можете понять, отчего отец говорит, что любит вас, а сам ничего не предпринимает. — Крис помолчал и закусил губу, видно не зная, как продолжить разговор. — Да только не все он вам говорит. Не спрашивайте, откуда я знаю. Просто знаю — и все тут. Знаю, кого отец оберегает. Меня.

— Не понимаю, Крис, — покачала головой Скай. — Я…

— Кайл Джаггер мне не отец.

Скай изумленно воззрилась на Криса. Кайл говорил, что женился на Лайзе, потому что та была беременна. Он обожает Криса, как же может быть…

— Да, это так, — сухо продолжал Крис, — но тут-то все и начинается. Я знаю, что это правда, и отец знает. И мать, конечно. Но они не ведают, что я в курсе. Отец всегда пытался оберечь меня, а я не умел сказать, что в этом нет нужды.

— Да, но откуда вам известно? — негромко проговорила Скай. — Я хочу сказать…

— Во-первых, я умею считать. Когда отец женился на матери, она была беременна. Это, конечно, еще ничего не доказывает, но вы только посмотрите на меня, Скай! Кожа у меня смуглая, как у испанца. Дети все схватывают на лету и все замечают. Поверьте мне — я знаю.

— Крис, — неловко произнесла Скай, — мне очень жаль…

— Да не о чем тут жалеть, — небрежно бросил Крис. — Биология — это еще не вся жизнь. Отец всегда заботился обо мне, даже когда я был младенцем. Он всегда был рядом. И говорю я вам об этом только потому, что мне кажется: я вам мешаю. Отец, наверное, пригрозил матери, что раскроет в суде тайну моего рождения. Мать скорее всего не поверила. Ну а теперь ему некуда деться.

Скай устало закрыла глаза. Она вспоминала, как наседала на Кайла, как заставила его только что пойти на сделку, и еще — каким измученным он выглядел. Ему давно надо было довериться ей, довериться без страха — вот так, как без страха она открывалась ему в любви. Она должна была быть с ним, рядом, а не в стане врагов. Кайл-то неизменно ее поддерживал, неизменно стоял бок о бок — и на острове, и в Сиднее. Только теперь Скай поняла, что он всегда любил ее. А что она предложила ему взамен? Печальный выбор — она или сын.

— О, Крис, — пролепетала Скай и, не в силах сдерживаться долее, расплакалась.

— Боже мой, Скай, — неловко проговорил Крис с типично мужской беспомощностью, — я совсем не хотел огорчать вас. Наоборот, думал, лучше будет. — Он присел рядом и неуклюже обнял ее за плечи, стараясь утешить.

— Так и есть — лучше, — наконец проговорила Скай. — Вы помогли мне разобраться в самой себе. — Она вытерла слезы и улыбнулась какой-то удивительно славной улыбкой. — В общем, спасибо.

— Да что там, — отмахнулся Крис, — что я такого сделал? Просто посвятил вас в то, что, по-моему, вам давно следовало бы знать.

Они поднялись, и Скай посмотрела на расстилавшийся прямо у них под ногами залив.

— Да, действительно чудесное место.

— Согласен, но мне, пожалуй, пора домой.

— Нет, Крис, — вдруг сказала Скай, — давайте сделаем иначе. Я отвезу вас домой, а потом, если не возражаете, одолжу вашу машину.

Крис удивленно поднял брови.

— Мне надо повидаться с вашей матерью. Не беспокойтесь: о том, что вы мне рассказали, я и словом не обмолвлюсь, это ваше семейное дело. Мне просто хочется, чтобы она поняла меня, ну и надеюсь, это поможет избежать ненужных проблем в будущем.

Крис неуверенно посмотрел на нее и вздохнул.

— Ну что ж, Скай, надеюсь, вы знаете, что делаете.

Подбросив Криса в Монфор и записав адрес Лайзы, Скай почувствовала, что ему изрядно не по себе. Он едва успел сделать шаг к двери, как она мягко окликнула его.

— Крис, я знаю, что вы любите свою мать. И я понимаю, чем вам приходится жертвовать ради меня и отца. Могу лишь обещать одно: я не забуду, что это ваша мать и что вы ее любите.

В ответ Крис лишь грустно кивнул. Выезжая на улицу, Скай краем глаза увидела, что он все еще стоит у двери и смотрит ей вслед.


Кайл, остававшийся в спальне, тоже видел, как Скай отъезжает — в машине сына. Наблюдал он за этой сценой с хмурой улыбкой, из-за которой лицо его сейчас напоминало гравюрное изображение. Что происходит? И как это он умудрился уснуть? «Черт, стар, наверное, становлюсь». А впрочем… Да, он до безумия устал, да, места себе не находит, но все равно со Скай он чувствует себя молодцом, что бы там ни происходило. Однако же надо поговорить с ней. Собирался ведь сказать ей что-то. Все равно что. Любые слова, лишь бы ей стало хоть немного легче.

Ну и куда это она отправилась? Неужели Крис согласился помочь ей уехать? Кайл знал, что даже сын поражается, отчего он так бесцеремонно обходится с этой красавицей, с этой достойнейшей женщиной, которую сам привел в дом.

Да нет, не может быть, чтобы Скай решила его оставить. Ведь она же обещала. Кайл заставил ее заключить сделку, уложив в постель.

И он поклялся бросить на стол последний козырь.

Кайл резко отвернулся от окна, вышел из спальни и сбежал по лестнице в гостиную. Надо выпить. Он налил себе добрую порцию виски. В камине весело пылал огонь. Кайл присел рядом, выпил залпом, поставил бокал на кофейный столик и нервно провел ладонью по волосам. «Надо смотреть правде в глаза, старик, — обратился он к самому себе, — дело ты ведешь из рук вон плохо. Ну а дальше что? Нельзя же одного сына объявить незаконнорожденным, а от другого отказаться вообще. А Скай? Как жить без нее?»

— Папа!

Кайл резко выпрямился.

— Крис, куда это Скай отправилась?

— Давай не будем об этом, — виновато откликнулся Крис. — Полагаю, она сама захочет все объяснить тебе.

— Ах вот как?

— Ну да. — Крис направился к бару. — Пожалуй, глотну чего-нибудь.

Кайл с любопытством посмотрел на сына. Темнить — не в его привычках. Однако же вытягивать из него ответ бессмысленно. Сына своего он знает: если уж Крис дал кому слово ничего не говорить, обещания не нарушит.

— У тебя ко мне какое-нибудь дело?

— Нам надо поговорить.

Крис налил себе неразбавленного виски и прислонился к камину.

Глядя на него, Кайл, несмотря на все свои беды, слегка улыбнулся. Пусть в жилах Криса течет чужая кровь, все равно он его сын. Те же повадки, тот же ход мыслей, та же решительность.

— На эту тему мы с тобой раньше никогда не заговаривали, а надо было. Полагаю, ты понимаешь, что Скай мне нравится. Она не только красива, это чудесная, добрая и очень сильная женщина. Не уверен даже, что все мы до конца понимаем, насколько сильная. Признаю, сначала я к ней приглядывался. Боялся, что она может оказаться охотницей за деньгами — молода еще все-таки. На деньги твои мне, впрочем, наплевать, а вот на судьбу — нет.

— Крис, — с некоторым недовольством перебил его Кайл. — Я рад, что Скай тебе нравится. И спасибо за заботу обо мне, но в этом нет нужды. Я еще не впал в старческий маразм и за себя отвечаю. И позволю себе заметить, женщин знаю немного лучше, чем ты.

— Прости, папа, — рассмеялся Крис, — я вовсе не имел в виду… ладно, не важно. Начну, пожалуй, сначала, только, пожалуйста, — он поднял руку, — не кидайся на меня, пока не закончу. — Крис сделал глоток виски. — Повторяю, Скай стала очень близка мне. Откровенно говоря, я провожу с ней куда больше времени, чем ты, — исключая, разумеется, постель.

— Кристиан! — прорычал Кайл, вскакивая на ноги.

— Я же просил тебя дослушать. И в чем дело? Повторяю, я просто хочу быть откровенным.

— Ну так будь, черт побери.

— Хорошо, постараюсь. Так или иначе, мне не нравится, как ты с ней обращаешься. Сегодня она пулей слетела по лестнице — от тебя бежала. Слава Богу, на меня наткнулась, ну я и решил повезти ее покататься — между прочим, для твоего же блага. Хотел объяснить ей, почему ты такое чудовище.

— Ах вот как. — Кайл с изумлением воззрился на сына. — Интересно. Знаешь что, Крис, давай договоримся на будущее — мои дела тебя не касаются. И мне не нравится, что ты вмешиваешься в них, пусть даже ради того, чтобы оправдать такое чудовище, как я.

Отцовская отповедь явно не произвела на Криса никакого впечатления.

— Я вмешиваюсь, потому что это не только твое дело. Знаешь, у меня есть странное чувство, что я точно знаю, в чем там заминка с разводом. В принципе ты можешь оставить маму, но не хочешь — потому что от этого кому-то будет плохо. И этот «кто-то» — я. Так вот, хочу тебе сказать: об этом не думай. Я знаю, что ты мне не отец.

У Кайла подогнулись колени. Хорошо еще, что он стоял возле дивана. Во всяком случае, в следующую секунду он обнаружил, что уже не стоит, а сидит. Кайл прижал ладони ко лбу.

— Крис, — простонал он, — честное слово, мне не хотелось, чтобы ты это знал.

— Да ладно, папа. — Голос Криса зазвучал отрывисто, но ровно. — Мне уж столько лет это известно. А не признавался, потому что повода не было. Но сейчас, полагаю, самое время. Я хочу, чтобы ты женился на Скай. Я хочу, чтобы ты был счастлив. И если, — голос у Криса зазвенел, — для этого нужно отречься от меня во всеуслышание, то не смущайся, действуй.

Кайл поднялся на ноги, подошел к сыну.

— Крис, мне никогда не хотелось, чтобы ты это узнал, потому что ты мне сын. Кровный ребенок не мог бы быть ближе. Я люблю тебя, ты вырос у меня на руках. Я гордился тобой, когда ты был мальчиком, и горжусь теперь, когда ты стал мужчиной.

Крис думал, надеялся, что этот разговор пройдет достаточно легко, как бы между делом. Но теперь он видел у отца слезы на глазах — слезы на глазах у человека, который вырастил его, который всегда оставался для него символом гордости, силы и достоинства.

Он и сам не удержался от слез. Он плакал как ребенок, пришедший к отцу после того, как проснулся от первого в своей жизни кошмара.

Мужчины обнялись, и не скажешь, кто кого прижимал к себе сильнее.

— Ну что это со мной, право? — хрипло проговорил наконец Крис, отстраняясь от Кайла. — Вроде не маленький уже.

Кайл засмеялся и не стесняясь вытер ладонью глаза.

— Так и я тоже, — усмехнулся он, но сразу посерьезнел. — Запомни, Крис, то, чго я только что сказал, ты мой сын.

— Знаю, папа, поэтому, между прочим, и не заговаривал на эту тему раньше.

Кайл закурил, облокотился о каминную полку и задумчиво посмотрел на огонь.

— Боюсь, Крис, о твоем настоящем отце мне тебе сказать нечего. Да и мать вряд ли…

— А вот это мне все равно. — Поймав взгляд Кайла, Крис улыбнулся. — Честное слово, все равно. То есть любопытно было бы, конечно, узнать, но и только потому что истинным моим отцом навсегда останешься ты, я для тебя всегда был на первом месте. — Он помолчал. — А теперь подумай о себе. Сделай то, что должен сделать. Мне от этого хуже не будет.

— Крис, — неловко заметил Кайл, — подумай, мы ведь говорим о твоей матери.

— Это верно, — печально откликнулся Крис — Так оно и есть. И я бы хотел, чтобы ты мне все рассказал. Я имею в виду — все, что связано с разводом.

Кайл глубоко вздохнул и посмотрел на сына. Крис — взрослый мужчина. Куда взрослее, чем многие.

— Хорошо, сын, сейчас попробую все объяснить, используя юридические термины, как только смогу. Но помни, никакого решения я еще не принял и не хочу, чтобы ты пытался как-то воздействовать на меня. Есть вещи, которые мне не хочется делать…

— Ну что ты, папа, — подавил улыбку Крис, — даже и не подумаю вмешиваться в твои дела.


Оправившись от шока, в который ее поначалу повергло появление Скай, Лайза высокомерно улыбнулась и сделала приглашающий жест Скай вошла в квартиру, до отказа набитую дорогими безделушками. «Здесь всего слишком много, — подумала она, — прямо как на базаре».

— Если вы пришли по известному нам делу, — все еще улыбаясь, сказала Лайза, — то боюсь, вы напрасно теряете время. Кайл — мой муж. А вы, следовательно, — она изящно изогнула бровь, — всего лишь любовница, и это еще интеллигентно сказано. Так что, должно быть, догадываетесь, насколько я удивилась, обнаружив, что вы, как бы это получше выразиться…. так далеко продвинулись на семейном фронте.

Скай и сама не ожидала, что сможет ответить на эту тираду лишь насмешливой улыбкой.

— А что, ребенок от Кайла? Это точно?

— От него, Лайза, уж в этом-то я уверена. — Можно было напомнить Лайзе, что у нее-то как раз сын от другого мужчины. Но этот сын — Крис, да и не важно, Скай вовсе не хотелось затевать свару.

— В таком случае, если вы пришли воззвать к моим лучшим чувствам, — отрывисто бросила Лайза, — то это бесполезно.

— Я далека от этого намерения.

— Ну и отлично. Потому что, если уж вы имели глупость забеременеть от женатого мужчины, то это ваши трудности. Вообще-то по нынешним временам можно…

Скай подавила улыбку.

— Лайза, я пришла сюда не затем, чтобы извиняться, умолять или даже просить о чем-то. И уж тем более не обмениваться колкостями. Я пришла, чтобы вы знали: мне все равно, что вы собираетесь предпринять. Хоть до скончания века тяните бракоразводный процесс. Я люблю Кайла и останусь с ним на любых условиях. Вы считаете, что я ему надоем. Я не верю. Мне кажется, он любит меня. И возраст тут ни при чем. Об этом ни он, ни я даже не думаем. И пусть у меня будет незаконный ребенок, нас это тоже не волнует. В свидетельстве о рождении будут оба имени — матери и отца, и, когда настанет срок, я без тени смущения все ему — или ей — объясню. Не понимаю, чего вы так упрямитесь, но повторяю: мне все равно.

Скай заметила, что Лайза утратила свой уверенный вид победительницы. Выглядела она теперь довольно жалко.

— Так почему вы все же против развода? — спросила Скай.

— Потому что я тоже его люблю, — поколебавшись, ответила Лайза.

— Ну что ж, очень жаль. — Скай поднялась. — Но я тут ни при чем. Боюсь, вы сами во всем виноваты. Ваш брак распался задолго до того, как мы с Кайлом встретились. Я люблю его больше жизни. И никогда не оставлю.

Скай двинулась к двери. Лайза окликнула ее:

— Погодите. — Она на мгновение зажмурилась, а открыв глаза, пристально посмотрела на Скай. — Полагаю, Кайл сказал вам что-то насчет Криса?

— Во всяком случае, мне известно, что Кайл ему не отец, — мягко и даже с некоторой долей сочувствия ответила Скай.

Лайза судорожно сжала ее запястье:

— Он собирается аннулировать наш брак. Пожалуйста, не позволяйте ему делать этого. Подумайте о Крисе, в каком он окажется положении. Кайл, правда, может сказать, что ему до этого нет дела, но когда все узнают… это будет ужасно…

Скай деликатно высвободила руку:

— Насчет этого не беспокойтесь, Лайза. Кайл любит Криса.

Едва выйдя из ее дома, Скай почувствовала, что ее бьет крупная дрожь.

Глава 15

— Так почему все же Скай пулей вылетела сегодня из дома?

Кайл поднял на сына помутившийся взгляд. Он допивал шестой бокал виски. Крис — четвертый. Кайл разъяснил сыну все юридические тонкости, после чего они стали прикидывать всевозможные способы решения дела. Сидели отец с сыном за изящным кофейным столиком, скинув пиджаки и ослабив галстуки.

— А вот этого, — сказал Кайл, — я даже обсуждать не хочу. — «О Боже, — подумал он, — я, похоже, совсем опьянел. А впрочем, ничего удивительного. Сначала я потерял сына, затем вновь обрел его. Да и вообще денек выдался тот еще. Лайза набрасывается на Скай, Скай пытается бежать…» — Да, к слову, — неожиданно прорычал он, — не пора ли тебе сказать, куда она отправилась?

— Я здесь, — послышался с порога ровный голос. Кайл и Крис немедленно попытались выпрямиться, как нашкодившие подростки. Ничего себе! В хорошеньком же виде они предстают перед этой элегантной дамой, насмешливо и отчасти презрительно поглядывающей на них.

Как это, внутренне ощетинился Кайл, такой маленькой женщине удается выглядеть королевой? Неожиданно он почувствовал себя слабым и беззащитным. Стараясь не раскачиваться слишком сильно, Кайл встал и облокотился о камин.

— Так-так, мисс Дилани. Добро пожаловать назад в Монфор. Еще десять минут, и я бы подумал, что вы собираетесь нарушить взятые на себя обязательства.

— Отец! — выдохнул Крис.

— Это не твое дело, сынок. Где тебя, черт побери, носило, Скай?

— Да так, отлучалась по делам, мистер Джаггер. — Скай высокомерно вздернула брови.

— Куда именно? — настаивал тот.

Сама удивляясь, она весело рассмеялась в ответ.

— Дело было. — Скай подмигнула Крису. — И должна сказать, решилось все наилучшим образом.

Грациозно покачиваясь, Скай подошла к Кайлу. Слегка сморщившись, она чмокнула его в губы и, увидев на его лице растерянность, снова не удержалась от смеха.

— Ага, виски потягиваем? И в честь чего же праздник?

— Мы тут с отцом кое-что обсуждали, — откашлялся Крис, — ну и увлеклись немного. Возникла одна проблема.

— Ясно. — Скай на мгновение отвела взгляд от Кайла.

— Я предложил отцу аннулировать брак, — слегка запинаясь, пояснил Крис.

— А вот этого как раз делать не следует, — отчеканила Скай, вновь поворачиваясь к Кайлу. — И сделок никаких не будет.

— Что? — Кайл с силой сжал ее плечи. — Что здесь, черт возьми, происходит?

— Отец, я тебе повторил только то, что утром говорил Скай.

— О, Боже, — начал Кайл, но тут на сцене возник новый персонаж: в комнату вошел Майкл.

— О чем речь ведем? — обратился он ко всем троим.

— Да ни о чем; просто эта парочка немного перебрала, — сухо пояснила Скай. — Кайлом я сама займусь, а вы, Майкл, проводите Криса в его комнату. И надо сказать миссис Джаггер, что ужин сегодня следует подавать немного позже обычного.

Не слушая возражений, Скай подтолкнула Кайла к двери.

— По лестнице сам подняться сумеешь? — лукаво спросила она.

— А ты как думаешь! — огрызнулся он. — А потом хотелось бы задать тебе несколько вопросов.

— Да неужели? Ну что ж, мистер Джаггер, пожалуйста. И не сомневайтесь, вы получите исчерпывающие ответы.

Но на ходу она разговор начинать явно не собиралась. Закрыв дверь в спальню, Скай быстро огляделась.

— Хороший душ — вот что вам нужно, мистер Джаггер, — сказала она, решительно подталкивая его к ванной, где сразу же открыла кран, стянула с Кайла полуразвязанный галстук и принялась методично расстегивать пуговицы на рубашке.

— Скай…

— Поговорим после того, как залезешь в ванну.

Кайл укоризненно посмотрел на нее и осторожно отвел нежные пальцы, столь соблазнительно прикасавшиеся к его коже. Не спуская со Скай взгляда, он сбросил брюки и трусы и переступил через край ванны.

— Ну вот, сделал, как ты сказала. А теперь иди сюда и объясни, что происходит.

Скай с улыбкой приблизилась. Тут ей пришлось убедиться, что Кайл вовсе не так пьян, как кажется, — он резво выбросил руку и ухватил ее за плечо.

— Итак, я жду.

— Да, собственно, большая часть того, что я могу рассказать, тебе и так известна. Крис открыл мне, что ты ему не отец. А медлишь с разводом, потому что боишься задеть его интересы. Теперь я все понимаю, Кайл, но раньше-то… — Скай запнулась. Кайл по-прежнему не отрываясь смотрел на нее. — Я решила сама повидаться с Лайзой. Ну и поехала к ней домой.

— И что же, — хрипло спросил Кайл, — ты ей сказала?

Скай опустила глаза.

— Сказала, что люблю тебя и что мне все равно, насколько затянутся эти бракоразводные дела. Сказала, что все равно буду жить с тобой, пока ты этого хочешь…

— Просто сказала или действительно…

Я…

— Посмотри на меня, Скай. Ты на самом деле…

Скай подняла голову.

— Да, — ровно ответила она, — на самом деле.

— Тогда иди сюда и повтори это еще раз.

Как была, в одежде, Скай шагнула в ванну и оказалась в его объятиях. Она улыбнулась и посмотрела Кайлу прямо в глаза, ощущая на шее мягкое прикосновение его пальцев.

— Я люблю тебя, Кайл. И мне очень стыдно.

— Нечего стыдиться. Скажи еще раз: я люблю тебя. Раньше ты никогда мне этого не говорила.

— Я люблю тебя.

Кайл мягко поцеловал ее и бережно прижал ладони к округлившемуся животу.

— Я люблю тебя, Кайл, я так тебя люблю, — задыхаясь, повторяла Скай. — Ну почему ты раньше не сказал мне про Криса?

Кайл пригладил ее намокшие волосы.

— Не мог — из-за самого Криса. Про это знали только Лайза, я и Майкл. Даже маме ничего не было известно; мне даже в голову не приходило, что Крис что-то подозревает…

— Для него это не имеет значения, Кайл. Его отец — ты.

Скай опустила голову, затем снова посмотрела Кайлу прямо в глаза.

— Знаешь, нелегко говорить мужчине, что любишь его, если он все время ведет себя так, будто видит в тебе врага.

— Я не знал, как удержать тебя. Думал, ты все еще любишь Трейнера, а со мной остаешься только из-за ребенка…

— Тед! — воскликнула Скай. — О, Кайл, у меня с ним давно все кончено, и не из-за ребенка, а из-за тебя. Ну как я могла к нему вернуться? Даже когда мне казалось, что тебе век не отделаться от Лайзы, ни о ком другом, кроме тебя, я и думать не могла. А вот насчет твоих чувств не была уверена — даже когда ты примчался в Сидней выручать меня из беды. А уж когда узнал про ребенка — тем более. Ты стал таким замкнутым, Кайл. Почти не разговаривал со мной, разве что о золоте…

— Да знаешь ли ты, — рассмеялся Кайл, — что я все время хотел беседовать с тобой, дотрагиваться до тебя, держать в объятиях! Но сама вспомни, дело оборачивалось очень плохо. Да и по тебе трудно было сказать, что ты так уж жаждешь моих объятий. А Вирджиния вряд ли потерпела бы насилие в своем доме.

— Это уж точно, — согласилась Скай, прижимаясь щекой к его мокрой шее. — О, Кайл, как же я тебя люблю!

— Я люблю тебя, родная. Просто голову теряю.

— Ну, так уж и теряешь.

— Жаль, что меня не было там, у Лайзы. Мне не хотелось, чтобы ты разговаривала с ней, я ведь ее знаю, уж она-то умеет ударить в самое больное место.

— Да ничего Кайл, все ерунда, если ты меня действительно любишь. Мне было так страшно, не хотелось, чтобы ты женился на мне только потому, что я беременна…

— Выдам один секрет, — усмехнулся Кайл. — Там, на острове, я очень надеялся, что ты забеременеешь. И трудился ради этого не покладая рук. Правда, работенка приятная!

— Ах ты… ты… — Скай так и не нашла подходящего слова.

— Понимаю, — засмеялся Кайл. — Но не надо так на меня сердиться. Тогда я не знал, как скоро нам удастся выбраться оттуда, да и удастся ли вообще; ну а в случае освобождения развод ведь — так я, во всяком случае, считал — был делом нескольких месяцев. Откуда я мог знать, что Лайза развернется на сто восемьдесят градусов? — Кайл внезапно нахмурился. — Что-то у меня на душе неспокойно, Скай. Дело в суде может затянуться надолго. А мне хочется жениться до рождения ребенка. Я знаю, как для тебя это важно. Просто аннулировать брак будет намного быстрее.

— Не говори ерунды.

— Но ведь мы с тобой заключили соглашение, — напомнил Кайл.

— Больше ни слова ни о каких соглашениях. Мне действительно все равно, сколько времени понадобится на развод. Главное — уверенность, что ты в конце концов не возненавидишь меня за тот кошмар, в который я превратила твою жизнь… Или просто тебе не станет со мной скучно…

— Скучно! Да будь у меня не одна, а тысяча жизней, и их бы на одну тебя не хватило!

— О Кайл…

Он снова поцеловал ее, провел пальцами по спине, и это влажное прикосновение отозвалось в ней электрической искрой. Скай застонала. Его нежные поцелуи становились все более настойчивыми, странным образом сливаясь с мощным напором водяных струй. Была в таком сочетании какая-то особая эротическая острота. Он бережно начал раздевать ее. Отстранившись на мгновение, Кайл быстро поднял ее и прижал к своей груди.

— Последний вопрос, мисс Дилани, — с улыбкой произнес он. — Вы уверены, что хотите связать свою жизнь с таким стариком, как я?

У Скай от удивления глаза округлились.

— Люблю мужчин в возрасте, — с хриплым смехом проговорила она.

— Это хорошо. И еще один вопрос…

— Ты же сказал — последний.

— Верно, но этот связан с предыдущим. Как относятся беременные к тому, чтобы заняться любовью с отцами своих детей в ванной?

— За всех, разумеется, не скажу. — Скай приподняла тяжелые веки и посмотрела на него своими топазовыми кошачьими глазами, которые его всегда сводили с ума. — За всех не скажу, но та беременная дама, что сейчас перед вами, с наслаждением займется любовью с отцом своего ребенка в ванной…

— Думаю, — промычал Кайл, — мы сегодня сильно опоздаем к ужину.

— А я думаю, — откликнулась Скай, пристраиваясь рядом с ним поудобнее, — что до этого никому не будет никакого дела.

А потом все мысли и слова куда-то испарились. Струи воды подхватили их и закружили в своем вихре…


Пронзительно зазвонилтелефон. Грубо вырванная из сладкого сна, Скай засунула голову Кайлу под мышку. Хоть бы эти проклятые звонки прекратились. Ведь заснули они почти под утро — поужинали вдвоем в спальне, зажгли огонь в камине, уселись перед ним на пушистый ковер, неторопливо потягивая бренди, и говорили, говорили, говорили. А потом без устали занимались любовью. Но телефон продолжал звонить.

— Ну возьмет кто-нибудь наконец трубку? — пробурчал Кайл и, не открывая глаз, потянулся к аппарату, стоявшему на ночном столике.

— Да еще рано, в доме все спят, наверное, — сонно пробормотала Скай, уютно устраиваясь рядом.

— Да, — коротко бросил в трубку Кайл и тут же поднялся в постели, лишив тем самым Скай ее славного гнездышка. Глаза у него недобро сузились. Кайл не говорил — только слушал, но когда Скай вопросительно посмотрела на него, он лишь покачал головой, не переставая хмуриться. Отвлекаться ему явно не хотелось.

«С кем это он?» — сонная нега, в которой пребывала Скай, мигом испарилась. Услышав короткий вопрос Кайла «почему?», а затем несколько произнесенных подряд «да», завершившихся восклицанием «прекрасно!» и отбоем, Скай насторожилась еще больше.

— Что случилось? — Скай заставила Кайла повернуться к ней. — Что-нибудь не так?

Кайл внезапно расхохотался, обнял ее и прижал к себе так крепко, что Скай услышала гулкие удары его сердца.

— Нет, любовь моя. Наоборот. Очень даже так! Это был адвокат Лайзы. Она готова подписать все бумаги сегодня же.

Скай уперлась ладонью ему в грудь и недоверчиво посмотрела прямо в глаза.

— С чего бы это? Я ведь не далее как вчера сказала, что ваш брак ни в коем случае не будет аннулирован.

Кайл с улыбкой погладил ее по волосам, потом мягко провел пальцем по щеке.

— И еще ты сказала, что останешься со мной при любых обстоятельствах. Теперь понимаешь? Тебе Лайза, разумеется, ничего не сказала, но поняла: она проиграла. Ты не просто очередная подружка. Ты со мной навсегда, ты — моя жизнь, Скай. Лайза понимает, что, в конце концов, я добьюсь развода. Но если она перестанет упрямиться и тянуть время, ей же лучше будет.

— О, Кайл! — Скай наклонилась и чмокнула его в щеку. — Стало быть, все позади?

Кайл закусил губу и нахмурился.

— К сожалению, не совсем. Все-таки потребуется какое-то время. Но теперь речь идет о месяце-другом, а не о годах, на которые вся эта история могла растянуться.

Скай засмеялась и снова прильнула к его груди, ощущая щекой жесткие завитки волос.

— Повторяю, Кайл, для меня это не имеет значения. Конечно, я счастлива, что все оборачивается лучше, чем мы думали, но не это главное. Я готова ждать хоть целую вечность…

— Эй! — Кайл ткнул ее в бок. — Ты что, снова спать собираешься? И это после такой-то новости?

— А что, ночью-то мы почти не спали.

— О Боже, — простонал Кайл. — Какая проза! Ладно, будем считать, что это я у нас романтик и поэт — за двоих.

Но Скай уже со смехом обвила руками его шею.

— О, Кайл, — глаза у нее сияли, — я так тебя люблю…


28 февраля, Сан-Франциско

Скай отложила карандаш и потерла веки. Она хотела полностью сосредоточиться на эскизе браслета, но одно дело — намерение, а другое — реальность.

Скай встала, потянулась и сморщилась от боли в пояснице. Сегодня она постоянно напоминала о себе. Скай подошла к окну, выходящему на залив, и залюбовалась пышной растительностью: «Скоро весна». Она с удовольствием отпраздновала в Монфоре Рождество, и зима выдалась прекрасная. Но как бы хорошо ни было ей в эту пору, зимние месяцы оказались временем ожидания. В январе Кайлу вновь пришлось отправиться в Сидней — наконец отыскали Смитфилда, и Кайл понадобился как свидетель обвинения на суде. Он мягко, но решительно отклонил предложение Скай лететь вместе с ним — дорога длинная и врачи были против подобного путешествия. А Скай не хотела, чтобы Кайл ехал один. Все это уже история, повторяла она. И еще очень беспокоилась, что Кайл может сорваться и дать волю чувствам.

— Я туда не мстить еду, — успокаивал он ее. — Но этот тип, случись такая возможность, убил бы нас обоих не моргнув глазом. И я хочу убедиться, что засадили его надежно. Подумай, каких бед он может натворить на свободе.

В конце концов Скай сдалась, но ждать Кайла становилось все труднее. Зато вернулся он не один, что стало сюрпризом и для Скай, и для Майкла. Вместе с ним в Монфоре появилась Вирджиния. А десятого февраля сыграли нешумную свадьбу, Вирджиния стала миссис Майкл Джаггер.

Вспоминая один свой разговор с ней, Скай улыбнулась.

— Скай, мне никогда не забыть Стивена, — говорила Вирджиния, — он всегда будет со мной…

— Не говори глупостей, Джинни, — засмеялась Скай. — Никак не опомнюсь — вы с Майклом муж и жена. Стало быть, ты остаешься моей золовкой. Что же до Стивена, то да, конечно, он навсегда останется с нами, мы всегда будем его помнить и любить.

Скай знала, что Вирджиния и Майкл тактично предлагали отложить свою свадьбу до тех пор, пока Скай с Кайлом не поженятся. Но жить в одном доме для них было довольно неловко. А Майкл в свои тридцать пять уже не считал себя таким молодым.

Неожиданно боль в пояснице сделалась такой резкой, что Скай невольно вскрикнула. «Может, врача вызвать?» — подумала она. Впрочем, до срока оставалось еще несколько недель.

Скай поморщилась и, пожав плечами, вернулась за стол. Боль немного утихла, обруч, стягивавший поясницу, ослаб. Скай взяла карандаш, но на лист бумаги даже не взглянула. Она нервно пожевала резинку на тупом конце карандаша.

Сегодня это случится, сегодня конец ожиданиям.

В этот самый момент Кайл с Лайзой входят в зал суда. И вернется он свободным человеком.

Скай выронила карандаш и принялась расхаживать по комнате. Она могла бы пойти с Кайлом, но не захотела. Лишь Майкл отправился с братом. Крис, подобно ей, предпочел уклониться. А Мэри Джаггер и Вирджиния решили, что как раз сегодня им стоит поработать на кухне и заняться какими-то полинезийскими деликатесами, с которыми Вирджиния познакомилась во время медового месяца.

«Пожалуй, спущусь вниз», — решила Скай. Раньше ей хотелось побыть одной, а теперь недоставало общества.

Она открыла дверь мастерской и направилась через террасу к лестнице, но едва ступила на верхнюю ступеньку, как все тело пронзила острая боль, такая же, как недавно. Вцепившись в перила, Скай затаила дыхание. Сколько времени прошло после первого приступа? Минут пятнадцать — двадцать? Нет, пожалуй, чуть больше…

Пока она оставалась наверху, распахнулась парадная дверь. В дом уверенно, печатая шаг по мраморному полу, вошел Кайл. Задержавшись в холле, он, словно повинуясь какому-то инстинкту, поднял голову, увидел Скай и улыбнулся. Глаза у него радостно блестели, и вообще он весь так и лучился довольством, даже резкие черты лица смягчились. Скай улыбнулась в ответ, хотя сердце у нее слегка задрожало, как обычно при виде Кайла — даже сейчас, после стольких месяцев совместной жизни. Сегодня он выглядел даже более воинственно, чем всегда: подбородок приподнят, руки в боки, ноги расставлены, черная как уголь спортивная куртка подчеркивает размах плеч.

— Ну вот и все, — объявил он и приглашающе махнул рукой: — Иди сюда.

Скай тяжело спустилась по лестнице и неуклюже ткнулась лбом в щеку Кайла. На бочку, положим, она особенно не походила, но слоненком себя порой чувствовала.

Кайл погладил ее по голове и прошептал прямо в ухо:

— Завтра, дорогая, займемся регистрацией.

Скай с легкой гримасой отстранилась от него.

— Боюсь, завтра не получится, милый. Придется немного подождать.

— Это еще почему? — Кайл, нахмурившись, обнял ее за плечи и повел в гостиную.

— Потому что, вполне вероятно, еще сегодня на свет появится новый Джаггер.

Кайл застыл на месте и круто повернул ее к себе:

— Сегодня? А ты уверена? Ведь вроде рановато?

— Видишь ли, это у меня впервые, — засмеялась Скай, — но думаю, я не ошибаюсь.

Он тесно прижал ее к себе.

— А я-то хотел, чтобы мы как можно быстрее поженились…

— Да не имеет это значения, Кайл.

— Имеет. — Кайл порывисто отступил на шаг. — Когда у тебя начались схватки? Или, может, все-таки показалось?

— Недавно. — Скай явно не понимала, что его так беспокоит. — Не больше получаса назад.

Кайл стремительно подвел ее к дивану и бережно усадил.

— А теперь сидите и не двигайтесь, мисс Дилани. Вы таки станете миссис Джаггер еще до рождения младенца.

— Ты с ума сошел, Кайл! — Скай не знала, плакать или смеяться. — Это невозможно, в Калифорнии существуют законы.

Кайл устремился к телефону.

— В Калифорнии — да, но не в Неваде. Ну-ка, давай посчитаем. Часов шесть — восемь у нас в запасе есть. Вполне хватит, чтобы долететь до Лас-Вегаса, получить необходимые бумаги, зайти к нотариусу и вернуться…

— Даже и не думай! — Скай в испуге вскочила на ноги. — Ты что, не понимаешь, у меня же схватки начались!

— Ерунда. Сейчас скажу, чтобы подготовили самолет…

— С ума сошел? Только этого мне не хватало — родить на борту самолета, когда рядом никого не будет.

— Скай, — терпеливо заговорил Кайл, прикрывая ладонью трубку, — кое-какой опыт у меня в этом деле имеется. До рождения ребенка еще есть время… — На том конце подняли трубку, и Кайл отрывисто бросил: — Это Джаггер. Через пятнадцать минут мне нужен самолет. Проследите за тем, чтобы воздушный коридор до Лас-Вегаса был свободен. Да. Спасибо. — Он нажал на рычаг и набрал новый номер.

— Не безумствуй, Кайл, — настаивала Скай. — Ну, кому теперь ты звонишь?

— Доктору Хэммонду. Пусть посмотрит тебя для начала, а потом, думаю, он не откажется от короткого воздушного путешествия, это отвлечет его от повседневной рутины.

— Кайл, я боюсь! Пусть даже врач будет рядом, все равно страшно, если ты сам сядешь за штурвал…

— За штурвал сяду я! — раздался голос с порога. Скай круто обернулась и увидела Майкла. Он стоял прислонившись к двери и радостно улыбался.

— Майкл! — взмолилась Скай. — Чем подначивать братца, помоги лучше отговорить его от этой безумной идеи.

— Что здесь происходит? — в комнате неожиданно возникла Вирджиния и обняла мужа за талию. Кайл уже о чем-то перешучивался с врачом по телефону.

— Вирджиния, перед тобой двое сумасшедших. По-моему, у меня начинаются схватки, а они хотят лететь в Лас-Вегас, чтобы поженить нас с Кайлом.

Красивые глаза Вирджинии мечтательно затуманились.

— Никакие они не сумасшедшие, Скай. По-моему, тебя ждет великолепное романтическое приключение.

— О, Боже! — простонала Скай, усаживаясь на диван. — Есть здесь хоть один здравомыслящий человек?

Кайл повесил трубку.

— Доктор Хэммонд будет с минуты на минуту. Если он скажет, что можно лететь, возражать не будешь?

Скай задержала на нем взгляд, недоверчиво покачала головой и, наконец, улыбнулась.

— Ладно, Джаггер, ты победил. Но поделом тебе будет, если младенец родится в пассажирском салоне самолета.

Доктор Хэммонд, с которым Кайл дружил еще со времен службы в военной авиации, подтвердил, что верно, у Скай начались схватки, но самые первые.

— Даже если вы останетесь дома, Скай, — сказал он, — я буду настаивать, чтобы как минимум половину дня вы провели в движении. — Хэммонд усмехнулся: — Но мне нравится идея Кайла. И я буду все время рядом с вами.

Вскоре они уже летели в Неваду: в пилотской кабине — Майкл, а остальные — Кайл, ни на секунду не выпускавший руки Скай, Вирджиния, доктор Хэммонд, Крис, подъехавший прямо в аэропорт, — весело болтали в пассажирском салоне. В Лас-Вегасе Кайл и Скай, не мешкая, получили нужные документы и предстали перед нотариусом.

«Наверное, я единственная невеста в мире, — подумала Скай, — которой даже простое „да“ дается с таким немыслимым трудом». Посредине церемонии она почувствовала жуткую боль в пояснице.

Но вот все окончено, и, отвечая на поцелуй Кайла, Скай с некоторой дрожью осознала, что наконец-то стала миссис Кайл Джаггер.

По пути домой схватки усилились, регулярно возвращаясь. Кайл пытался отвлечь ее, четко наставляя, как надо правильно дышать.

— Ну же, ну, миссис Джаггер, — успокоительно говорил он, чувствуя, как она изо всех сил стискивает его ладонь, — право, все не так уж страшно.

— Легко тебе говорить, — огрызнулась Скай. — Это же я, а не ты рожаешь.

Кайл усмехнулся. Происходящее его даже забавляло. Когда они наконец добрались до больницы, Кайл решительно направился вслед за женой в приемное отделение. Вел он себя настолько хладнокровно и с такой убийственной уверенностью в себе, что Скай с удовольствием бы его поколотила. Стараясь подавить боль, она совсем потеряла чувство времени, но чем отчаяннее она металась по кровати, тем решительнее Кайл успокаивал ее, заставляя дышать глубоко и ровно.

Она уже готова была завопить от боли, взмолиться, чтобы кто-нибудь ее прикончил, когда доктор Хэммонд наконец объявил, что пора перебираться в родильное отделение. А Кайл все не выпускал ее руку, все подбадривал:

— Спокойно, Скай, спокойно, скоро все будет позади.

— Тебе легко говорить, — едва слышно простонала Скай. — На стол-то не тебя кладут.

— Это уж точно, — ухмыльнулся он. — Но вообще-то женщинам положено рожать.

— Ах ты, проклятый шовинист!

— А ты самовлюбленная ведьма — впрочем, весьма симпатичная, должен признать. Ну а теперь умолкни — и вперед!

А дальше все пошло быстро. Скай благополучно родила девочку. Та появилась на свет с радостным криком, который вряд ли можно было назвать женственным.

Скай нашла в себе силы улыбаться. Измученная, но счастливая, она откинулась на подушку, не сводя восторженного взгляда с мужа — да, да, мужа! — который самолично с согласия доктора Хэммонда перерезал пуповину и погрузил новорожденную в теплую ванну. Скай была благодарна Кайлу за то, что он отговорил-таки ее от наркоза. Иначе бы она пропустила этот момент, не видела бы, как он бережно, ласково, любовно держит на руках их ребенка, не поймала бы его взгляда, не испытала бы того удивительного чувства, которое связывает теперь их троих, не ощутила бы поцелуя на лбу, когда, повинуясь инстинкту, она прижала крохотное создание к груди… не услышала бы слов Кайла…

— Она прекрасна, Скай, не могу передать тебе, как она прекрасна. Спасибо, миссис Джаггер. — Он наклонился к ней поближе, задев ее щеку отворотом выданного в больнице зеленого халата. Глаза его потемнели и сделались ласковыми-ласковыми. — Спасибо, — снова прошептал он, — спасибо, любовь моя, жена моя, жизнь моя…

Доктор Хэммонд тактично отвернулся, и Скай, чувствуя, как младенец требовательно сосет грудь, потянулась к мужу. Она была так счастлива, что на мгновение это даже испугало ее.

Эпилог

4 июня, южная акватория Тихого океана

Десяток чаек расшумелись, красиво паря на фоне густой зелени острова. Солнце палило вовсю. Чем-то напуганный краб забавно, бочком, передвигался к воде.

На горизонте покачивалась яхта «Бон-Бри», а у самого берега — лодка, доставившая в этот земной рай человеческие существа.

Кайл, весь напрягшись, неподвижно застыл у кораллового выступа и внимательно следил за передвижениями небольшого жирного морского окуня. В высоко поднятой руке он держал острогу с острым наконечником. Кайл весь вымок после нескольких неудачных попыток поймать рыбу.

— Никуда ты от меня не уйдешь, даже и не думай, — угрожающе проговорил он и сделал рывок. Рыба как ни в чем не бывало проплыла мимо. — Ну что ж, пока тебе везет…

— Кайл!

Он нетерпеливо отмахнулся, потом вздохнул и повернул голову к жене.

— Почти достал ее.

— Кайл, — простонала Скай, — ну зачем нам эта рыба? В холодильнике полно мяса на ужин.

— Не в этом дело, я просто должен достать эту тварь.

С похвальным терпением Кайл вновь принялся следить за маневрами окуня и уже готов был предпринять очередную попытку, когда его вновь окликнули.

— Кайл!

Он оглянулся. Положив руки на бедра, с развевающимися на ветру волосами, Скай смотрела на него с явным раздражением.

— Сейчас, еще минуту, — пообещал он.

— Ну, теперь держись, — угрожающе обратился Кайл к «неприятелю». — Не вечно же тебе будет везти. Не мог я совсем забыть, как это делается. Ну-ка, дружище, не дергайся, сейчас мы покончим с этой игрой.

— Кайл…

На сей раз в голосе Скай прозвучала какая-то манящая хрипотца. Кайл в очередной раз обернулся. Скай стояла на том же месте, твердо уперев ноги в песок, откинув голову, прижимая руки к бедрам. Золотистые волосы развевались на ветру…

Только теперь она была совершенно нагой — горделивая нимфа, нетерпеливо призывающая фавна.

Кайл пристально посмотрел на жену, любуясь ее гибкой фигурой, легким загаром, покрывающим мягкую кожу…

Он вздрогнул, почувствовав, что даже в прохладной воде его охватывает жар.

Кайл обещающе улыбнулся жене и, бросив последний взгляд на рыбу, отшвырнул острогу.

— Ну что ж, малыш, сегодня, считай, тебе повезло.

С этими словами он вновь перевел взгляд на жену и медленно, но решительно двинулся в ее сторону.

Некогда в этот рай их привело золото. А сейчас вернула красота. И будет возвращать впредь — снова и снова. Оба они знали, что каждый год будут покидать привычный мир с его делами, суетой, неприятностями, даже кроху дочь, в которой души не чаяли, чтобы вернуться сюда, чтобы побыть здесь только вдвоем — безумные любовники, вспоминающие, лелеющие, созидающие всякий раз заново свой особый рай.

Скай плавно двинулась ему навстречу, и под этим небом и этим солнцем у спокойного голубого моря он протянул руку и коснулся женщины, ставшей главной драгоценностью, золотом всей его жизни.

Note1

Мужик (исп.).

Note2

Ярый противник феминизма.


home | my bookshelf | | Ночь, море и звезды |     цвет текста