Book: Властелин снов



Лютик Эмрис

Властелин снов

Глава первая

«…Снег. Его едва родившиеся дочери, кружась в медленном танце, падали на резные перила балкона, на пол, на землю. Они двигались лениво, растягивая удовольствие, словно знали, что, единожды упав, им никогда не подняться вновь. И только став водой, а затем паром, то есть, переродившись и воскреснув, у них был шанс снова повторить свой медленный танец смерти.

Но вот снег участился, и снежинки стали падать быстрее — их отец лишил своих дочерей возможности завершить танец. И ритуальные па оставались неоконченными, и тихий плач снежинок, которые уже упали, заглушали радостные возгласы тех, кто еще кружился в небе.

Ты слышишь эти звуки? Нет звуков прекраснее, чем их тихий шелест, чем скрип снега под ногой, нет ничего страшнее и прекраснее смерти.

Скрип снега — это ничто иное, как предсмертные крики снежинок, обреченных на неминуемую гибель. Они не хотят умирать вот так, под безжалостной стопой не окончив танца, прожив такую короткую жизнь стремительного падения. А те, что еще не растаяли, будут молить небо забрать их обратно, им будет казаться, что нет ничего страшнее, чем лежать вот так, на земле и вспоминать свой танец. И желать смерти.

Но как они ошибаются! Смерть хуже любой жизни, пусть даже она и ведет к перерождению. Но пока не испытаешь и то и другое — тебе не понять этого… чего всем искренне и желаю…»


Все началось со сна. Линда проснулась в своей комнате и долго не могла прийти в себя. Перед глазами мелькали какие-то белые пятна, напоминавшие снежинки, и эти снежинки наводили на девушку какой-то неведомый страх. Страх, который пробуждался лишь в детстве, не таком уж и далеком, но уже подзабытом. А еще вспоминался какой-то голос, рассказывающий жуткие и мало понятные вещи.

Одним словом: бр-р-р!..

Линда передернула плечами и уставилась на будильник, который показывал без четверти шесть. Ну вот, опять она проснулась на час раньше, а теперь и вставать не очень хочется, и возвращаться к снежинкам — желания нет.

Немного подумав, Линда все-таки решила встать. Выспаться можно и на лекциях, при условии, конечно, что там не будет ни какого снега. С этими мыслями Линда пошла в ванную.


День выдался на редкость солнечным для осени, уже клонившейся к закату. По голубому, по июньски прозрачному, небу небрежными мазками растилались перистые облака. Линда и её лучшая подруга Никки прогуливались по дорожке вдоль клумб с цветами. Время было обеденное, поэтому во дворе университета было полно народу.

Никки, красивая русоволосая девушка, была ровесницей Линды и училась с ней на одном курсе. Она практически во всем разделяла интересы подруги, но была более любопытна, нежели Линда, да и за словом в карман никогда не лезла. В универе ее считали стервозной особой, а Николь искренне недоумевала, за что. Впрочем, это избавляло от некоторого вида проблем. Например, все были прекрасно осведомлены, что Никки не волнуют «крутые» мальчики и свидания на одну ночь, а также сплетни на эту тему с другими, лишенными интеллекта, студентками. Линду, как протеже Николь, подобные личности тоже обходили стороной, что не могло ее не радовать.

Линда еще раз взглянула в небо, после чего вздохнула и спросила у подруги:

— Знаешь, какая ерунда мне сегодня приснилась?

— Какая? — в ответ спросила Николь, задумчиво жуя печенье.

— Уйма падающих снежинок под аккомпанемент незнакомого голоса, который втирал мне что-то о жизни и смерти…

— Ха! Очень миленько!

— Что значит «миленько»?

— Когда я говорю «миленько», то это ничего кроме «миленько» не означает.

Линда кивнула. Порой Николь была чертовски немногословна. Впрочем, не стоило ожидать от нее полного толкования подобного сновидения! Второй круг вокруг клумбы подруги наматывали в полном молчании. Линда размышляла о плюсах и минусах паршивых снов, при чем находились одни минусы, а Никки — о том, как бы откосить от предстоящей пары экономики. Вдруг, совершенно неожиданно, подруги услышали голос за спиной:

— Милые девушки, простите за то, что я так нагло прерываю ваше уединение, но вы настолько поразили мое воображение, что я не смог удержаться и не подойти к вам…

Подруги обернулись и увидели светловолосого юношу, примерно их возраста, который стоял неподалеку, устремив на них взгляд красивых карих глаз, обрамленных пушистыми ресницами.

— Меня зовут Томас, — представился он. — Однако, если вы спешите или на знакомства у вас нет настроения, то я могу подождать следующего, более удачного, случая….

— Ну почему же? — спросила Никки, окинув юношу изумленным взглядом. — Мы вовсе не спешим. И меня зовут Никки.

— А меня Линда, — представилась Линда. — И я очень рада знакомству с тобой, Томас.

— Я безумно счастлив, — улыбнулся парень в ответ. В этот момент прозвенел звонок, возвещавший о том, что обеденное время подошло к концу.

— Ой, какая жалость! — воскликнула Никки. — Пора бежать! Я бы с большим удовольствием поболтала с тобой Томас, но пора идти на лекцию.

— Мне тоже пора, — сказал Томас.

— Но мы можем продолжить разговор сегодня вечером, — сказала Линда. — Приходи на вечеринку, что будет сегодня у Элен, с пользой проведешь время.

— Я обязательно там буду, — пообещал Том.

— Вот и чудненько! — крикнула Никки, на бегу покоряя ступеньки «alma mater» Линда помахала Томасу рукой и поспешила вслед за подругой.


Остаток дня прошел в хлопотах. Девушки сперва были поглощены размышлениями о предстоящем вечере, а после непосредственной подготовкой к нему. В конце концов, они явились на место назначения при полном параде.

Внутренний двор дома, в котором происходила вечеринка, был украшен разноцветными фонариками и гирляндами из искусственных цветов. Громко играла музыка. На небольшой площадке, расположенной поближе к колонкам, уже виднелись танцующие пары.

Подруги поприветствовали хозяйку, родители которой уехали в какой-то другой город, (что и стало причиной для вечеринки), обменялись привычным набором фраз и дежурными улыбками, после чего направились поближе к самодельной танцплощадке.

— Какая прелесть! — не без иронии воскликнула Николь, оглядевшись по сторонам. — Не могу похвастаться любовью к подобным мероприятиям, но тем не менее не могу понять, почему на них хожу?

— Вероятно, чтобы глазеть по сторонам, ужасаться происходящим и чувствовать свое интеллектуально превосходство! — хихикнула Линда.

— Оу! — Никки изобразила на лице крайнее удивление. — И как это ты догадалась?

— Вероятно, потому, что сама хожу сюда именно за этим!

— Молодец, одобряю! — засмеялась Николь. Подруги стали оглядываться вокруг, чтобы присмотреть свободное место для подобных занятий, но тут на плечи обоих опустилось по одной тяжелой руке и голос за спиной восхищенно провыл:

— Бог мой! Кого я вижу! Сколько лет, сколько зим!..

Не стоило даже оглядываться, дабы понять, что руки и голос принадлежат Рою, который исполнял почетную роль парня Никки и был лучшим другом обоих. Вечно неунывающий весельчак, передвижной цирк университета, вот как его можно было охарактеризовать. В студенческой известен, как Фокс и как человек, категорически отказывающийся отзываться на свое настоящее имя. Когда его спрашивали о происхождении этого прозвища, Фокс обычно закатывал глаза и трагическим тоном начинал вещать о том, что это его настоящее имя и что на самом деле его зовут Фокс Малдер. А также о том, что он не так давно вернулся из космоса, где провел несколько световых лет в плену у инопланетян, после чего его вернули обратно, несколько омолодив и изменив внешность. Заканчивалась эта история обычно тем, что слушатель спрашивал, как же инопланетяне оставили ему память? На что Фокс неизменно отвечал, что они и не оставили, но он ходил на сеансы гипноза и все вспомнил. А после этого снижал голос до шепота и заявлял, что подозревает на себе внимание пришельцев и до сих пор, о чем свидетельствует внезапное исчезновение некоторого количества людей, после того, как он поделился с ними своим секретом. После этих слов любой слушатель обычно вспоминал о срочных делах, которые следует завершить сегодня и благополучно ретировался, утвердившись во мнении, что Фокс — сумасшедший. Что, впрочем, Фокс и не отрицал.

— Фокс, — покачала головой Никки, не оборачиваясь к шутнику, — шутка была несмешной и не очень удачной. Хотя бы потому, что виделись мы не далее, как сегодня, и ты сам позвал нас сюда.

— Подумаешь! — пожал плечами парень. — Зато какой эффект неожиданности! Неужели вам не понравилось? Кстати, вас уже искал некий Томас. Надеюсь, что он заинтересован больше тобой, Линда, чем Никки. Иначе я буду ревновать.

— Можешь начинать, — лукаво улыбнулась Николь. А Линда спросила:

— А где ты видел его, Фокс? И давно?

— Минут пятнадцать назад, во-он там, возле импровизированного бара. Пойди, посмотри, может он еще на месте? А мы с Никки предадимся ритуальным танцам, как ты на это смотришь, милая?

- Положительно.

— Тогда я пошла, — сказала Линда.

— Иди, — кивнула Никки, — по-моему, он вполне симпатичный молодой человек.

— И вежливый! — со смехом добавила Линда и направилась искать Томаса.

— А я что, не вежливый? — возмутился Фокс ей вслед. Найти кого-то в таком скопище народу было непросто. Наверняка было бы легче, если б здесь были одни незнакомые Линде люди, но, к превеликому своему сожалению, она знала почти всех, и это автоматически становилось проблемой. Потому что со всеми этими знакомыми следовало поздороваться, одобрить прикид, спросить «как дела?», отмахнуться от назойливых вопросов самой и непременно добавить: «Извини, я спешу», чтобы не прослыть особой, которая не узнает своих друзей. Правда, из всех присутствующих здесь назвать друзьями Линда смогла бы только Никки и Фокса, но это к делу не относилось.

Наконец она увидела Томаса, который прогуливался с баночкой пива в руке, то и дело посматривая по сторонам.

— Эй, Томас! — воскликнула Линда и помахала рукой. Он посмотрел в ее сторону и помахал в ответ.

— Привет! — сказала девушка, подходя. — Я насилу нашла тебя!

- Да, отыскать здесь кого-либо не просто, — кивнул он. — Признаться, я уже подумывал о том, что не найду тебя здесь. Кстати, а где твоя подруга?

— Никки? Танцует вместе со своим парнем Фоксом. Может, ты его знаешь?

— Немного. Мы познакомились не далее, как вчера и он даже успел поведать мне о своих бурных отношениях с инопланетянами… Так он парень Никки?

— Тебя это разочаровало?

— Если быть откровенным, то да. Но ничего страшного, хочешь потанцевать?

— С удовольствием.


Около полуночи гости начали потихоньку расходиться по домам. Замолчала музыка. Остались только те, кто вызвался помочь хозяйке с уборкой, в том числе и наши друзья. Когда же, наконец, все было убрано или, по крайней мере, большая часть всего, а стрелки на часах показывали пол второго, Фокс, Николь, Линда и Томас отправились домой.

По дороге Никки и Рой где-то отстали, а Линда и Томас, неспеша шли вперед, переговариваясь у полголоса.

— Какое счастье, что завтра выходной! — сказала Линда. — Иначе, я сомневаюсь, что вообще смогла бы утром встать с постели.

— Действительно, — отозвался Том и добавил, — хотя я бы предпочел вообще не спать.

— Почему? — Линда заглянула в его темные глаза.

— Мне не хочется жаловаться, — Томас искривил губы в горькой усмешке, — но уже чертову уйму времени мне снятся кошмары. Значение которых я не могу понять до конца. И это очень угнетает.

— Бедненький! — Линда взяла Тома под руку. — Я тебя понимаю! Мне, например, сегодня тоже приснился кошмар про какие-то снежинки и про смерть… Но поверь, Том, кошмары не могут продолжаться вечно. Должно же когда-то наступить время и для красочных грез.

— Спасибо тебе, Линда, я буду надеяться, что так и будет.

«Наверное, это действительно очень страшные сны…» — подумала Линда.

Потом Никки и Фокс снова материализовались неподалеку, и Фокс принялся травить анекдоты, доводившие всю четверку едва ли не до истерики.

Наконец они дошли до дома Никки, тут же попрощался и Фокс — его дом они уже прошли, но он провожал девушку, и потому теперь ему предстояло возвращаться назад.

Далее Линда и Томас продолжили путь вдвоем, болтая о всяких пустяках, а когда Линда остановилась у своего дома и стала прощаться, Томас сказал:

— Линда, ты самая прекрасная девушка из всех, с кем мне приходилось когда-либо общаться и мне бы очень хотелось сделать тебе что-нибудь приятное. Скажи, примешь ли ты от меня маленький подарок?

- Если ты хочешь этого, то я с большой признательностью приму его.

— Спасибо, — Том принялся рыться в кармане, после чего извлек оттуда серебряный кулон, размером с большую монету. Он был выполнен в виде двух змей, которые оплетали красивый голубой камень, чистый и прозрачный, как роса. Кулон выглядел старинным, словно дорогая древняя монета.

— Это тебе, — сказал Томас, протягивая ей украшение.

— Мне?!! Но… он же, должно быть, безумно дорогой!!

— Ничего страшного… Линда, пожалуйста, я прошу тебя… пусть это будет тебе на память обо мне!

— Ладно. Спасибо. Ведь он действительно просто прелесть. Спасибо, Том.

Томас вложил кулон в руку Линды, после чего поблагодарил за чудно проведенное время и ушел. А Линда пошла домой.


Заброшенный старый коттедж. Его стены облупились, штукатурка обсыпалась, в облупившихся истрескавшихся рамах почти не осталось стекол, хлопают ставни.

Линда осмотрелась вокруг и обнаружила, что коттедж находится в саду, довольно большом, как для сада, но слишком маленьком для парка. Когда-то, несомненно, он был очень красив. Об этом свидетельствовали остатки мраморных изваяний, видневшихся то тут, то там и некогда изящно выложенные гладкими камешками дорожки. Впрочем, это были не единственные признаки былой красоты. Каждое дерево и каждый куст нес в себе ее отпечаток, теперь утраченной. Впрочем, это придавало саду какую-то особую прелесть, которая теряется в садах ухоженных, и объяснить которую нет никакой возможности. Ее можно только прочувствовать.

Осень. Порыв холодного ветра, пробирающего до самых костей, до самой последней волосинки на голове, дохнул девушке прямо лицо. С собой он принес не только пыль и несколько сухих травинок, но и темно-красный кленовый лист. «Наверняка это последний листочек, сорванный с клена…» — почему-то подумалось девушке.

Мертвые цветы на когда-то пышных клумбах. Они выглядели так, словно холод настиг их в самую пору расцвета и мгновенно убил. Лепестки цветов еще не осыпались, но остались какими-то серыми, бесцветными и безжизненными, словно из них залпом выпили всю их красоту и жизненную силу.

От дома Линду отделяло довольно приличное расстояние, но почему-то она не сомневалась, что ей нужно именно туда. К тому же, порывы ледяного ветра стали учащаться и усиливаться. Они без труда сгибали довольно крепкие на вид деревья едва ли не до земли. По всей видимости, надвигалась буря. Убедиться в этом было не сложно, стоило только посмотреть на небо, покрытое зловеще-черными тучами и, опять же, обратить внимание на ветер, который уже начинал внушать серьезные опасения. Выход был только один — добраться до коттеджа прежде чем буря доберется до нее. Не долго думая девушка сорвалась с места и побежала к дому.

Она бежала вперед, но словно бы не двигалась с места. То ли дом был так далеко, то ли ветер был так силен, но за несколько минут бега она сдвинулась всего лишь на несколько метров. Так бывает, когда в кошмарном сне убегаешь от чудовища: ты бежишь, но от этого не никакого толку, а чудовище наоборот — движется с такой завидной скоростью, словно оно только тем и занимается в свободное от кошмаров время, что совершает спринтерские забеги по пересеченной местности. Только здесь вместо чудовища была буря. И она приближалась. Линда обернулась и совершенно отчетливо увидела воронку смерча, который кружился вдалеке, увлекая в свои смертоносные объятья все, что попадалось под руку. Или что у него там? Ей тут же вспомнилась сказка, которая безумно нравилась ей в детстве — про девочку и ее собаку, которых подобный смерч унес в Волшебную Страну. Тогда же, в детстве, она очень жалела, что в их краях не бывает подобных ураганов, и ни капли не сомневалась, что случись все же что-то подобное, смерч непременно перенесет ее в страну детских грез. Сейчас же, у нее тоже не было сомнений, но по совсем другому поводу: если она попадет во власть урагана — живой ей оттуда не выбраться.

Неожиданно ветер утих, и Линда ощутила, что теперь бежать стало намного легче. Она в одно мгновение преодолела расстояние до дома, взбежала на порог и рванула на себя дверную ручку. Дверь, как ни странно, оказалась не заперта и девушка очутилась под защитой стен. Здесь она перевела дух, после чего огляделась по сторонам. Коттедж оказался обыкновенным заброшенным домом. На полу и мебели лежал вековой слой пыли, а по углам висела такая паутина, которой бы не постыдился какой-нибудь Спайдермен среднего разлива или старушка-Шелоб на пенсии. В доме, как и следовало ожидать, царила тьма. Мало того, что и на улице было пасмурно, так еще и давно немытые окна не пропускали свет.



Девушка сделала несколько неуверенных шагов вперед, но тут же с пола взвилась целая туча пыли, которая миг набилась в глаза и нос, а Линда оглушительно чихнула. Видимость на некоторое время ухудшилась, а когда пыль расселась на свои насиженные места, то девушка обомлела… Начать хотя бы с того, что здесь уже не было так темно, как раньше. И находилась она не в пыльном и темном домике, а в какой-то огромной галерее, тоже, правда, запущенной вне всякой меры. По обе стороны галереи Линда увидела стрельчатые окна, высотой в два человеческих роста, до половины скрытые тяжелыми портьерами. Паркетный пол был устлан алой (вернее, когда-то алой) дорожкой, которая укатывалась куда-то вглубь галереи и, кажется, вела к ступеням, видневшимся во мраке.

Линда оглянулась. Но сзади ее поджидала очередная неожиданность — посреди всей этой древней роскоши торчала все та же дряхленькая дверь, которая и привела ее в коттедж, а вывела черт знает куда.

Линда взялась за дверную ручку и потянула на себя, но дверь не поддалась. Девушку пробрала дрожь, но вдруг до нее дошло, что дверь открывается от себя. А когда она все же открыла ее, то вдруг с ужасом обнаружила, что за дверью ничего нет. Абсолютно ничего. Сплошная пустота, черная зияющая пустота. Линда поспешно захлопнула дверь и в который раз перевела дух.

«Какой ужас! — мелькнула шальная мысль. — А ведь я едва туда не шагнула!»

Ей больше ничего не оставалось делать, кроме как вернуться к исследованию дома. И стоило девушке сделать первый шаг по алой дорожке, как послышалось легкое шипение и сзади нее, по обе стороны от дорожки, вспыхнули свечи в высоких канделябрах. Удивляться уже не было сил, поэтому Линда просто пошла вперед, стараясь не обращать внимания на разные странности, все равно назад дороги нет.

Свечи вспыхивали вслед за ней, словно по команде. Сначала это было жутковато, но потом Линда вошла во вкус и ей даже начали нравиться эти маленькие чудеса. Ведь если чудеса не случались с вами никогда, даже в самом мелком возрасте (подарки на Рождество от Санты не в счет), где гарантия, что они станут происходить хоть когда-нибудь! А тут столько кустарной магии, что хоть половником кушай. Осталось только убедиться, что нигде под портьерой не прячется какой-нибудь начинающий Копперфилд, который пялится на ее щенячий восторг и тихонько хихикает от удовольствия: «Вот как я провел эту дуреху!»

Для пущей убедительности Линда сошла с дорожки и на цыпочках подошла к портьере, которая, на ее взгляд, была самая подозрительная и наверняка скрывала за собой если не Копперфилда, то, как минимум, мышь. Подкравшись к окну на расстояние, позволяющее дотянуться до портьеры, Линда ухватилась за ее край и резко отдернула ее влево. Но, к превеликому ее разочарованию, ни подпольных иллюзионистов, ни мышей за шторой не оказалось. Пришлось возвращаться на освещенную территорию и продолжать свой путь по ковровой дорожке. Все равно выбора нет, а куда она приведет — страшно интересно!

Дорожка вывела ее к широкой мраморной лестнице. Но и здесь она не кончалась, а заманчиво скользила вверх, приглашая девушку следовать за собой. Устоять перед искушением было невозможно, и Линда не стала противиться. Она медленно зашагала по ступеням, невольно любуясь их красотой. Мрамор был черный. И если бы на лестнице не было бы столько пыли, то она могла бы стать образцом для подражания множества архитекторов. Ну, или, по крайней мере, объектом черной зависти! Подъем не был утомительным, Линда словно бы не замечала его. Ступеньки закончились как раз вовремя — девушка не успела устать — ее дыхание оставалось таким же ритмичным, как и в самом начале лестницы. За лестницей находилась довольно большая площадка, тоже уставленная канделябрами, а немного дальше вглубь, там, куда свет свечей не проникал достаточно хорошо, высились огромные двустворчатые двери, сейчас закрытые. Линда не стала долго думать и направилась прямо к ним. Она немного заколебалась, прежде чем положить ладонь на резную ручку одной из дверей, но потом все же любопытство взяло верх, и она коснулась дверной ручки, медленно повернула ее и дверь бесшумно приоткрылась.

К большому своему разочарованию, Линда не увидела за ними ничего интересного. Ни тебе цветочной оранжереи, увитой розами, ни гусеницы с кальяном на грибе, ни, наконец, горы расчлененных трупов и луж крови, в которые можно было бы уронить ключик… Только очередная полутемная галерея, правда, гораздо меньше, чем та, на первом этаже, в конце которой виднелись еще одни двери. Впрочем, надо отдать галерее должное, если бы с гусеницей Линда как-нибудь бы и смирилась, то оказаться в комнатке а-ля Синяя Борода ее не особенно прельщало, что бы там ни говорило не в меру разгулявшееся воображение.

«Но ведь должно быть что-то интересное хотя бы за этой дверью!» — подумала девушка и перешагнула порог.

И тут до ее слуха донесся какой-то звук. Не производимый ею звук, как то биение сердца или шелест дыхания, а совершенно посторонний. Потом он повторился, а за ним последовал другой, немного похожий. Линда сделала несколько шагав вперед, прислушиваясь. Потом еще несколько шагов… она и не заметила, как оказалась у этих, следующих, дверей. Звуки стали громче. Теперь она смогла опознать их — где-то достаточно далеко невидимый музыкант неуверенно и неторопливо перебирал клавиши рояля.

Вторую дверь девушка открывала уже без колебаний. Как, впрочем, и следовало ожидать, за ними была очередная полутемная галерея, но слышимые ею звуки вдруг слились в тихую мелодию. Никогда раньше Линде не доводилось слышать ничего подобного и никогда, пожалуй, она не испытывала одновременно такие разные чувства. От этой музыки разрывалась душа. Хотелось плакать и смеяться, танцевать и забиться в дальний темный уголок, чтобы никто не помешал скорбеть о чем-то неизведанном, но в тоже время безвозвратно утерянном… А еще ее охватило страстное желание бежать навстречу источнику музыки сломя голову. Чтобы побороть эту напасть, Линде потребовалось довольно много времени и недюжинное самообладание. В конце концов, бежать — это слишком по-детски. Идти. Идти неспешным размеренным шагом, вот что присуще благовоспитанным девушкам. Тот факт, что Линда никогда не считала (и не собиралась считать) себя именно «благовоспитанной» тут почему-то не прокатил. Посему третью дверь она открывала вся такая благовоспитанная, что аж дурно делалось!

Еще одна галерея… музыка с каждым шагом становится все громче и громче, печальней и торжественней, величественней и задорней… еще одна галерея…

Сколько таких галерей пришлось ей преодолеть, девушка уже не считала. Музыка полностью пленила ее разум и Линда ничего и никого не замечала вокруг себя, кроме Музыки, но даже это было прекрасно… Наконец, толкнув очередную дверь скорее по привычке, чем от любопытства, она очутилась в огромном помещении, у дальней стены которого стоял такой же огромный орган, а у клавиатуры на стульчике сидел человек, и исполнявший эти величественные аккорды.

Линда прислонилась к притолоке и, закрыв глаза, практически утонула в завораживающей мелодии. Перед глазами всплывали неясные таинственные картины, то ли сон, то ли бред.

Что было дальше, девушка не помнила. Она словно бы провалилась куда-то… или потеряла сознание, а потом очнулась, только не было понятно, с чего бы ей терять сознание? Когда она все-таки справилась с этим шокирующим обстоятельством и к ней снова вернулась способность видеть, то она обнаружила, что сидит прямо на полу, возле дверей, через которые вошла сюда. Вокруг царил мрак и только вдалеке трепетало пламя свечи. Орган молчал. Точнее, замолчал только-только, с запозданием сообразила Линда, когда услышала легкий звук, похожий на стук крышки рояля.

Пока Линда, так же ошарашенно, соображала, верны ли ее догадки и есть ли вообще у органа крышка, язычок пламени, сотворенный свечой, замигал и сдвинулся с места, а после медленно поплыл по направлению к девушке. По мере его продвижения темнота отступала, а вскоре Линда увидела, что свеча не плывет сама по себе, как казалось издалека, а ее несет в руке человек. Еще немного и девушка смогла разглядеть и его.

То был высокий мужчина, облаченный в черное. На нем были рубашка из наверняка дорогой черной ткани и довольно простые на вид брюки, заправленные в высокие сапоги, а сверху эдакий компромисс между плащом и удлиненным пиджаком, с застежками как у камзола. Все-таки скорее всего это был камзол. Потому что в одеянии этого человека, да и нем самом, чувствовалось что-то такое древнее, будто он только что сошел с какой-нибудь старинной картины.

Что же касается его внешности, то по ней возраст не угадывался. Линда с равным успехом могла дать ему как сорок, так и двести сорок лет. Незнакомец подошел к девушке, все так же довольно глупо восседавшей на полу и протянул ей ладонь.

— Разрешите помочь вам встать, — сказал он с улыбкой. — Естественно, человек в праве сидеть там, где ему заблагорассудится, но все же я считаю, что подобное положение не пойдет вам на пользу!

— Спасибо, — сказала Линда, подавая ему руку. — Я, вообще-то, могу встать и сама, но мне не хочется вас обижать!

— Я тронут вашим расположением, к моей скромной персоне, — ответствовал незнакомец. Честно говоря, Линде показалось, что он явно иронизирует, но его лицо было непроницаемо, словно каменная статуя. — Что же, добро пожаловать в мою обитель! Тут, правда, немного темно, но я не ждал гостей, посему прошу меня великодушно простить!

— Не стоит волноваться по этому поводу! — поспешила заверить его Линда. — Мне у вас очень нравится! И если бы вы были столь добры, оказать мне небольшую любезность, то все было бы просто замечательно!

— Мда? — мужчина живописно изобразил на лице полное недоумение. — И какую же любезность?

— Сказать, кто вы и как я здесь оказалась! — ответила Линда, вглядываясь в его лицо. Его внешность показалась Линде довольно привлекательной. Красивые черты лица обрамляли белокурые волосы, вьющиеся и ниспадавшие на плечи, а улыбка была такой заразительной, что глядя на нее нельзя было не улыбнуться следом. Но все же не лицо показалось девушке особенно привлекательным, вернее, не совсем оно. А неподвижный взгляд пронзительно-голубых глаз, от взгляда которых у нее внутри что-то оборвалось и на место возвращаться, по-видимому, не спешило.

— На второй вопрос ответить совсем не сложно! — промолвил он, и Линда отметила, что голос у него довольно хриплый, но от того, почему-то, не лишенный своеобразного шарма. — Ты просто шла тропой танцующих снежинок, а оттуда совсем недалеко до моего дома.

— Тропой танцующих снежинок? — переспросила Линда, наморщив лоб. — Где-то я уже это слышала! Знать бы еще где? Ну ладно, а как насчет первого вопроса?

- Первого вопроса?

— Да, первого вопроса! — настойчиво подтвердила девушка.

— Ах, да! Ты хотела узнать, кто я! Ну же, милая девушка, не портьте игры! Зачем тебе это так уж понадобилось знать? Вся таинственность насмарку! Давай лучше все оставим как есть, по-моему, так гораздо интереснее! Неужели тебе так нужны эти банальные несколько звуков, которые привязывают нас к себе на протяжении всей жизни?

— Ну, мне же нужно вас как-то называть! — попыталась возразить Линда. — В конце концов, наша речь тоже всего лишь немного больший набор банальных звуков! Но она незаменима при общении!

— Все же, я склонен настаивать, юная леди! — улыбнулся он. — Нас здесь всего лишь двое, посему тебе вовсе не обязательно как-то меня звать. Думаю, уж мы должны разобраться, чьи слова к кому обращены.

— Еще бы! — прыснула Линда. И задумалась, что очень уж их диалог напоминает если не бред сумасшедшего, то бред изрядно накурившегося наверняка! Вопрос в том, что она ненавидит всякого рода дурманящие вещества с того момента, как только узнала, что это такое, и оказаться во власти наркотического бреда просто не могла!

- Ну, вот видите, мы наконец-то друг друга поняли! — обрадовался дяденька.

— Ага… — пробормотала Линда, понимая, что ничего вразумительного от него так и не добьется, а посему спор — просто бесполезная трата времени. И решила перевести разговор на другую тему.

— А это вы так прекрасно играли?

- Я. Следует полагать, вам понравилось?

- Очень!

— Так я развлекаюсь здесь по вечерам, — развел руками ее собеседник. — Не желаете ли еще послушать?

- Желаю! — обрадовалась Линда. Отчасти тому, что их слегка бредовый разговор закончится. Не то что бы ей так он не нравился, но она не слишком любила задумываться о своем душевном здравии, привыкнув всегда считать его нормальным.

Незнакомец с той же улыбочкой склонил голову, но к органу не отправился, а вместо него музицировать стал какой-то невидимый Бах. Линду пробрала дрожь. Незримая рука перебрала клавиши и полилась музыка… та или иная? Линда бы не смогла ответить на этот вопрос. Она словно бы окунулась в волны мелодии, которые понесли ее куда-то далеко-далеко на противоположный берег, где царствовала ирреальность…


Линда проснулась от назойливого пиканья будильника. Открыв один глаз, Линда с размаху хлопнула по кнопке выключателя и невнятно пробурчала какое-то ругательство. Еще обиднее стало тогда, когда до Линды дошло, что сегодня выходной и будильник разбудил ее совершенно напрасно. И одновременно стало очень любопытно, кто его включил! Уж точно не она!

Линда снова уронила голову на подушку и пыталась заснуть еще минут двадцать, но у нее так ничего и не вышло. В голову своевременно пришла любимая поговорка Фокса, общий смысл которой заключался в словах «не можешь — не берись», а на самом деле она звучала несколько нецензурно. Но именно это и заставило девушку подняться с постели.

Уже на кухне, когда она вооружилась большой кружкой с чаем и села на стул, прислонившись спиной к прохладной стене, в ее голове стали всплывать воспоминания из давешнего сна.

«Приснится же такое! — подумала она. — Хотя это положительно лучше, чем любой из ночных кошмаров и прочая мура! И дяденька этот довольно экстравагантный!.. Даже немного жаль, что больше этот сон не повторится… Ну да ладно, надо Никки позвонить, что ли?»


День обещал быть самым обыкновенным, да и начало его ничем особо примечательным не отличалось. Около десяти пришла Никки и подружки отправились в поход по магазинам. Настроение было несколько подпорчено начавшимся, было, дождиком, но подруг это не остановило, да и он довольно быстро кончился.

— Ну, рассказывай! — Никки дернула подругу за руку. — Чем закончился вчерашний вечер?

- Ничем особенным, — ответила Линда. — Ведь ты имеешь в виду какие-то романтические отношения?

- Угу. — Ничем особенным он не закончился, — повторила Линда. — Мы распрощались, как хорошие друзья и только… хотя, да! Я чуть было не забыла!

- Да, и что же ты чуть не забыла?

- А вот что, — Линда полезла в карман курточки и извлекла оттуда кулон, подаренный Томасом.

— Ух, ты! — восхитилась Никки. — Какая прелесть!

- Ага, мне тоже нравится. Это мне, как ты, должно быть уже догадалась, Том подарил.

- Ай-яй-яй! — Никки поцокала языком. — Какой хороший мальчик! А ты, случайно, не знаешь, у него больше нет таких кулонов в запасе?

- Не знаю, — хмыкнула Линда, — он как-то не распространялся на эту тему. Слушай, по-моему, ты мне завидуешь!

- Я? Тебе? — деланно удивилась Никки. — Да никогда!!

И обе девушки радостно рассмеялись. Подобного рода разговоры давно уже стали у них чем-то вроде своеобразной игры, и приносили только заряд хорошего настроения, хотя некоторым казалось, что они постоянно ссорятся.

Побродив малость среди торговых рядов, подруги направились к книжному магазину — поглазеть на новинки и, быть может, разжиться очередным литературным шедевром.

Линда как раз читала названия на корешках книг, как вдруг ее словно током ударило — девушка вздрогнула и подняла взгляд. Из-за полок на нее смотрели ярко-голубые глаза. Несколько мгновений она просто не могла оторвать взгляда, а потом…

— Эй, Линда! — послышался голос Никки, которая незаметно подошла к ней. — У тебя такое лицо, будто напротив тебя кобра, а не полка с книгами!

Линда отвела взгляд от полок и уставилась на подругу.

— Где кобра? — спросила она, недоумевая.

— Вот и я спрашиваю: где кобра? — ухмыльнулась Николь.

— И-и-извини… — прошептала Линда и рванула вперед, намереваясь обойти ряды полок.

- Ничего не понимаю! — пожала плечами Никки, глядя на то, как Линда вихрем пронеслась мимо и скрылась за поворотом, образованным стеллажами с книгами.

Линда же, не особо раздумывая, как это выглядит со стороны, устремилась вдогонку человеку, который только что стоял напротив нее, но по другую сторону полок. Конечно, на том месте ее уже никто не ждал, но девушка успела заметить, как справа мелькнула высокая фигура мужчины в черном. Ни минуты не сомневаясь, что это тот, кто ей нужен, она направилась следом, ускоряя шаг. Завернула за угол, ловко протиснувшись между полками с детективной литературой, едва не сбила с ног какую-то пожилую женщину, извинилась, снова свернула, по пути отказавшись приобрести новую книгу сэра Артура К. Дойла, успела заметить краем глаза мелькнувшую впереди черную спину. Свернула направо, сощурилась от пестроты обложек на детской литературе, споткнулась, и очутилась на очередном повороте, не зная, какой выбрать. Буркнула под нос какое-то ругательство на счет огромных супермаркетов, и свернула налево. Оказалось, что направление выбрано правильно. В самом конце книжных стеллажей человек, которого она догоняла, остановился и, кажется, взял с полки какую-то книгу. Воодушевившись таким поворотом событий и не сомневавшись теперь, что успеет, Линда снова ускорила шаг, но тут слева от нее совершенно неожиданно возник молодой человек, скорее всего работающий здесь, в руках который держал целую стопку новых, пахнущих типографской краской, книг.



Это произошло так неожиданно, что Линда не успела, ни остановится, ни свернуть и врезалась прямо в него.

— Эй! Осторожнее! — воскликнул парень, но поздно, книги с грохотом посыпались на пол.

- Ох, простите меня, пожалуйста! — воскликнула Линда, опускаясь на корточки, что бы помочь ему собрать книги и с горечью замечая, что преследуемый ею человек ставит книгу на место и скрывается за полками.

— Пожалуйста, извиняю, — сказал парень, — но, милая девушка, попрошу впредь вас запомнить, что вы находитесь в книжном магазине, а не на беговой дорожке стадиона!!

- Простите, пожалуйста… — снова протянула Линда, подавая ему книги. — Я не хотела…

— Понимаю, — кивнул пострадавший, — вам повезло, что вы находитесь здесь, а не на дороге, и что я — человек, а не автобус.

Покраснев до ушей, Линда поспешила подать ему последние две книги и быстренько ретироваться с этого места. Незнакомца ей уже не догнать, но надо хоть вернуться к Никки, которая ее, наверное, уже заждалась.

Ее подруга стояла на том же месте, в руках у нее был томик Шекспира.

— Наконец-то ты пришла! — воскликнула Никки. — А я уж было думала, что мне придется разыскивать тебя по всему магазину! Может, объяснишь, куда ты так скоропостижно умчалась, ехидно мне знать?

— Фух! — выдохнула Линда. — Ты не поверишь!

— В самом деле? — удивилась подруга.

- Мне показалось… — начала было Линда, а потом махнула рукой. — А-а, это всего лишь галлюцинации! Понимаешь, мне сегодня приснился сон, с участием одного человека, и мне показалось, что я его здесь увидела… и захотела догнать…

- Ага, — кивнула Никки. — Ну, догнала бы его и что бы ему сказала? Извините, а это, случайно, не вы мне сегодня приснились? Нетрудно догадаться, что бы он тебе ответил!

— Я знаю, что поступила опрометчиво, но не знаю… на меня как будто что-то нашло!

- Бывает, — повела плечом Никки. — Я думаю, что тебе надо просто отвлечься, что бы не придавать снам такого значения! Например, завести себе более реальное увлечение. Как на счет Томаса?

— Томаса? — переспросила Линда. — Ну, уж нет! Он, конечно очень милый мальчик, но, увы, не мой герой! Если я и заведу себе, как ты выражаешься: «более реальное увлечение», то оно будет похоже на… похоже на мой сон. Как бы это глупо не звучало!

- Как знаешь, — вздохнула Никки. — Кстати, смотри, что я здесь нашла! «Макбета»!

- Правда? — оживилась Линда, пользуясь моментом перевести разговор на другую тему. — Это здорово! Давай бери! А то ведь может больше не попасться!

— Я как раз думала об этом! Кстати, раз уж зашел разговор на эту тему, ты не одолжишь мне немного? Не хватает на Шекспира…

— Конечно, о чем речь!


Линда стояла перед высокими дверями.

«Что-то знакомое, — подумала она. — Где-то я это уже видела!»

Недолго думая, Линда толкнула дверь, и та бесшумно растворилась перед ней. Девушка увидела уже знакомую ей полутемную залу, у дальней стены которой возвышался орган. Вокруг горели свечи. Их было довольно много, но явно недостаточно, что бы осветить такое большое помещение. Каждая образовывала около себя островок света, выдергивая из тьмы кусочек пространства, за которым снова смыкалась темнота. Но эти островки света как бы указывали путь, и Линда не смогла устоять перед их зовом. Она медленно ступила на мягкий ворс ковра, устилавшего пол и двинулась вперед, осматриваясь вокруг. В воздухе витал запах…

«Это же мой вчерашний сон! — восхитилась Линда. — Но это значит, я опять сплю? Но разве так бывает, чтобы дважды подряд снился один и тот же сон?»

На всякий случай Линда ущипнула себя за руку и тут же убедилась, что боль она чувствует, хотя во сне, вроде бы должно быть наоборот! Хотя, раньше у нее не было шанса в этом убедиться и посему такому слуху не стоит доверять.

Откуда-то доносилась тихая-тихая музыка. По всей видимости, это была скрипка, издававшая прекрасные и жалобные звуки. Не успела Линда сделать несколько шагов навстречу музыке, как двери за ее спиной так же бесшумно закрылись. Не обратив на сие обстоятельство должного внимания, девушка продолжила свой путь дальше. Она шла мимо окон, скрытых за тяжелыми портьерами, мимо утопающих в воске свечей довольно долго, прежде чем ей удалось достигнуть источника музыки. Одно из окон было открыто, а на подоконнике восседал уже знакомый ей незнакомец, который и терроризировал струны инструмента. Впрочем, нужно отдать ему должное — это выходило у него просто великолепно. За окном была огромных размеров луна, и более ничего не было. Ее лучи проникали в окно, образовывая на полу целое озеро лунного света.

— Здравствуйте, — сказала Линда, приближаясь. Голубые, казалось бы, ко всему безразличные, глаза остановились на ней.

— А-а, это ты, — произнес их обладатель. — А я ожидал твоего прихода. Я надеялся, что придешь и скрасишь мое одиночество. Может, желаешь тут остаться?

— Ну, уж нет, спасибо! — фыркнула Линда. — У вас тут, конечно, очень мило и все такое, но если в моей жизни и были моменты, когда я мечтала заснуть и не проснуться, то сегодня явно не один из них! Значит, если я правильно понимаю, это все всего лишь сон, правда?

— Сон… — почти что пропел незнакомец. — Я снюсь тебе, а ты снишься мне… или наоборот, ты снишься мне, а снюсь тебе!

— Как наоборот! — изумилась Линда. — Ведь вы же сказали тоже самое!

— Ну, да! — обрадовался ее собеседник.

— Хм, — нахмурилась Линда. — А вы, собственно, в своем уме?

— Конечно в своем, не чужом же! Давай лучше потанцуем, а то ты так быстро проснулась в прошлый раз!..

— Нетушки, спасибушки! — ответила Линда. — Я не собираюсь с вами танцевать!

— А какая тебе разница, ты ведь все равно спишь!

— А не стану я танцевать с незнакомым мне человеком! — уперлась Линда. Танцы с этим типом ее совсем не прельщали. Пусть он и весь такой из себя, все равно это ничего не меняет. Пусть не думает, что он тут король положения! — Меня не так воспитывали! Для начала скажите, как вас зовут, а потом будем посмотреть… в смысле, посмотрим, что будет дальше!

— Меня зовут… — начал он, а потом резко передумал. — Ну, скажи, зачем это тебе нужно?!

— Раз я об этом говорю, значит нужно! — возразила Линда. — И вообще, скучно тут у вас, телевизора нет… Наверное, пойду я отсюда. Просыпаться уже наверняка пора!

Смычок в руке ее собеседника дрогнул, скрипка сфальшивила и мелодия оборвалась. Он пристально посмотрел на Линду, после чего отложил скрипку и спрыгнул с подоконника.

— Неужели здесь настолько скучно? — спросил он и в его голосе зазвучали нотки обиды.

— Да, как бы ни прискорбно это не звучало! — кивнула Линда. — Паутина, пылюка…

— Согласен. Но мне всегда казалось, что это предает своеобразную прелесть!

- Но не второй сон подряд!

- Возможно. Что же, если вам тут так не нравится, то можно и сменить декорации…

— Декорации?

— Ну, я имел в виду эту реальность.

— Да разве такое возможно?! — удивилась Линда.

— Запомните для начала, моя дорогая, во сне возможно все!

— Абсолютно все?

— Ага, — утвердительно кивнул незнакомец. — Дай мне руку!

Линда протянула ему ладонь, музыкант крепко сжал ее в своей руке и приказал зажмуриться и не открывать глаза до тех пор, пока он ей не скажет. Девушка подчинилась, правда, она сгорала от любопытства, но так и быть, решила не портить игры.

А потом, совершенно неожиданно, потеряла опору под ногами и почувствовала, как стремительно летит вниз!

- Спокойно! — донесся до нее голос музыканта. — Только не открывайте глаза, прошу вас! Вам ничего не угрожает. Верьте мне.

— А что мне еще остается делать? — резонно заметила Линда, но глаз не открыла. Только еще сильнее вцепилась в руку своего спутника. Прошла целая вечность, а может быть всего несколько мгновений, и опора под ногами вдруг снова стала чувствоваться. Линда облегченно перевела дыхание. Правда, неожиданно стало очень холодно. Так, словно бы она очутилась на открытом воздухе в зимнюю стужу.

- Можешь открыть глаза, — сказал мужчина, и Линда с радостью исполнила его просьбу.

Из ее уст вырвался восхищенный вздох. Они находились в высокой и изящной беседке из белого мрамора. Она была настолько легка и воздушна, что походила на снежинки, которые Линда в детстве вырезала из салфеток. Казалось, прикоснись к ней, и она искрошится под пальцами, словно пересушенная вафля. Ее окна выходили в зимний сад. Так вот почему здесь было так холодно! Там заснеженные деревья изгибались в причудливых позах. Там с неба струился лунный свет, густой, словно желе. Там царила тишина.

Лунные лучи отражались в белоснежных стенах беседки, переполняя ее мерцающим светом, словно это была не беседка, а вазочка с каким-то неведомым лакомством из серебристого тумана.

— Боже мой, какая прелесть! — восхищенно прошептала Линда, поворачиваясь к своему спутнику. У него было лицо художника, только что явившего миру свой первый шедевр — глаза сияли, а на губах блуждала торжествующая улыбка. Казалось, будто он тоже был в восторге, а, может быть, и не казалось!

— Сны предоставляют нам фантастические возможности, — тихо проговорил ее странный экскурсовод, не поворачивая головы. — Такие, какие вы даже представить себе не можете! И для этого нужно совсем немного, вам следует лишь осознать, что вы спите и тогда все эфирные просторы и пространства будут в вашем распоряжении! И тогда во сне вы можете увидеть все, что только вам заблагорассудится! Видите, все перед вашим взором — это вовсе не параллельный мир, или иная волшебная реальность, это только лишь отображения моих фантазий, которыми мне приятно удивить вас…

— Мне так никогда не суметь!.. — вздохнула Линда.

Они замолчали. Девушка заворожено смотрела на то, как кружится падающий с неба снег, и вдруг до ее слуха донеслась тихая мелодия, больше похожая на шелест ветра. Вот под эту мелодию снежинки и опускались на землю. Кружились и падали, кружились и падали… И тут Линде вспомнился еще один сон, так напугавший ее несколько дней назад. Она с замиранием сердца проследила полет еще нескольких десятков снежинок, а потом ее вдруг осенило. Она повернулась к своему спутнику и сказала:

— Вы утверждаете, что во сне все возможно, так?

— Так, — с улыбкой кивнул музыкант. Линда решила не задумываться, что значила эта улыбка. Одобрение или облегчение, типа «я рад, что до вас наконец-то дошло».

— Ну, тогда, вы можете сделать так, что бы снежинки не падали? Пожалуйста!?

— Могу, — музыкант удивленно приподнял брови, — но зачем это вам понадобилось?

— Пожалуйста! — взмолилась Линда. — Исполните мою просьбу! Я прошу вас! Мне больно смотреть на их тихую гибель! Здесь же весь воздух пропитан их болью, неужели вы не чувствуете?!

— Вам всего лишь так кажется, — мягко сказал он. — В вашем сознании ожили отголоски кошмара. Ну что ж, я исполню то, чего просите…

Музыкант пристально вгляделся в пейзаж за окном и снежинки, к неописуемому восторгу Линды, замерли в воздухе, словно подвешенные на ниточках. Девушка захлопала в ладоши.

— Теперь вы довольны? — спросил он.

— Теперь я счастлива! — воскликнула Линда.

— Я рад, что наконец-то исполнил то, что было задумано! — улыбнулся местный «Песочный человечек». — А теперь, быть может, вы будете столь любезны, исполнить и мою маленькую прихоть?

— Любопытно, какую?

- Сущие пустяки, милая леди, просто я себе никогда не прощу, если сейчас не приглашу вас на танец! Не спешите отказывать, просто подумайте, когда вам еще выпадет такой шанс: танцевать под музыку ветра в таком волшебном месте?

— Честно говоря, я и не собиралась отказывать, — хитро прищурилась Линда. — Вот только мой наряд не слишком подходит для танца в подобном месте!

- В этом-то и вся проблема? Не волнуйтесь, сейчас все исправим!

Не успела Линда и ахнуть, как вместо джинсов и свитера на ней оказалось голубое атласное платье, словно только что сошедшее с экрана какого-нибудь фильма о прошлом веке. В довершение образа музыкант извлек из воздуха белую лилию и приколол к волосам девушки.

— Ну, как? — поинтересовался он.

- Вы еще спрашиваете! — восхитилась Линда.

— Тогда прошу вас! — музыкант с легким поклоном подал ей руку, а девушка, чтобы не портить игры, слегка присела. Еще мгновение и они уже плавно кружились в каком-то танце, похожем на вальс. Неожиданно Линда поняла, что никогда раньше она не чувствовала себя так хорошо, как сейчас. Никогда еще ей не было так спокойно, как в объятьях этого голубоглазого сна…

— А знаете, — шепнула она, — теперь мне вовсе не хочется просыпаться! Здесь так чудесно! В детстве мне всегда хотелось попасть в сказку, только я то ли не знала нужных слов, то ли попросту не знала, где вход… а теперь, благодаря вам, мне, наконец, это удалось, и я не знаю, как мне теперь отблагодарить вас…

Она хотела сказать что-то еще, но музыкант прижал палец к ее губам и прошептал:

— Тише! Не надо слов! Слова никогда не выразят того, что творится на душе. А чтобы услышать ее, надо научиться читать мысли… но пусть это вас не тревожит, иногда слова просто не нужны…

Они бесшумно скользили по полу беседки, растворяясь в морозном воздухе и подчиняясь переливам едва различимой, но от того не менее прекрасной, музыки и Линде вдруг стало казаться, что так будет продолжаться вечно… а может быть и еще дольше…


Был тихий осенний вечер. Подруги сидели на уютной веранде, в доме Линды, и любовались открывшимся им зрелищем: на линии горизонта осеннее небо упиралось в гряду высоких буроватых холмов, поросших деревьями и лишенных всякого признака цивилизации.

Жилище Линды располагалось на небольшой возвышенности, вдали от шумного города и магистрали. Окна веранды были обращены на запад, где земля шла под уклон к реке и оканчивалась пологим тенистым берегом. Противоположный берег был скалистый и довольно дикий, собственно это он и сливался с горизонтом. До реки было недалеко — всего несколько опрятных двориков с такими же небольшими домиками.

С возвышенности, то есть с веранды, от этих домов виднелись лишь разноцветные крыши, все остальное утопало в багряно-желтых красках осени. Но восхищала не живописная панорама загорода, восхищало закатное небо, пестревшее цветами от бледно-оранжевого до насыщенно-лилового.

— Да, — вздохнула Никки, пригубив ароматный чай из кружки, — глядя на эту красоту вечернего неба, действительно ощущаешь себя ничтожной песчинкой в круговороте Вселенной! Мне бы хотелось быть птицей только затем, чтобы иметь возможность каждый вечер в одиночестве взлетать в это небо и растворяться в величественной прелести закатного горизонта!

— Да ты — поэт! — улыбнулась Линда.

- Иногда. Когда находит, — улыбнулась и Никки.

- Я согласна с тобой, — кивнула Линда, забираясь с ногами в плетеное кресло, покрытое клетчатым пледом. — Ты замечательно преподнесла мне мои же мысли. Так, как бы я вряд ли смогла бы выразиться!

— Да, ладно! — засмеялась Никки. — Не надо меня смущать!

Они немного помолчали, поглощенные собственными мыслями. Линда долго мучалась сомнениями, рассказывать подруге про свои сны или же нет. Но, в конце концов, все же не выдержала.

— Или мир сошел с ума, или я сошла с ума! — выпалила она, наконец.

- С чего бы это вдруг? — поинтересовалась Николь.

— Да, вот, понимаешь…

— Не понимаю. И не буду, пока ты не объяснишь в чем дело. Конечно, у нас с тобой иногда получается читать мысли друг друга, но не до такой же степени!

— Сны мне стали сниться странные… — немного поколебавшись, пояснила Линда.

— Сны всегда странные! — толкнула мыслю Никки. — Вот мне однажды такая дребедень приснилась!.. Хотя, ладно. Сейчас ты говоришь о своих снах. Ну, давай рассказывай, раз уже заинтриговала!

- В общем, позавчера мне снилось, что я нахожусь в каком-то старом замке. Иду по его коридорам и вдруг раздается музыка… Не знаю, как ее можно описать, ну, просто невообразимой красоты… по сравнению с ней Бетховен, с его шедеврами, все равно, что Бритни Спирс против «Nightwish'a»! Смеешься? Я понимаю, что мои объяснения сейчас просто комичны, но тогда… это нельзя описать, нужно только прочувствовать! Я бегу навстречу этой музыке и, в конце концов, оказываюсь в огромной зале. Там темно, только одна-единственная свеча горит вдалеке. А там виднеется орган, за которым сидит человек. Собственно, это он и исполнял мелодию, так зачаровавшую меня. Через некоторое время она стихает и человек, игравший на органе, приближается ко мне… Я спрашиваю, как его зовут, но он предпочитает не отвечать… Мы говорили еще о чем-то, но я точно не помню содержание этой беседы, потому врать не буду. А затем он спросил, не желаю ли я еще послушать музыку, а я ответила, что желаю.

Линда замолчала, вспомнив о чашке с чаем, который остывал в ее руках.

- Ну а что же было дальше? — поинтересовалась Никки, когда пауза в рассказе ее подруги начала затягиваться.

— А дальше я проснулась, — вздохнула Линда. — Потому что будильник зазвонил, хотя дело было, как ты понимаешь, с пятницы на субботу и просыпаться по звонку будильника было вовсе ни к чему.

— Ясно, — кивнула ее подруга. — Сон без сомнения странный, но да мало ли что может присниться! Не волнуйся, это ведь всего лишь сон!

Линда хмыкнула и невидящим взором посмотрела в окно. Перед ее глазами мелькали обрывки сна… снежинки, застывшие в воздухе, тихий голос музыканта и блеск его глаз напротив. На мгновение ей показалось, что она наяву ощутила прикосновение его руки и вздрогнула.

— Эй, Линда! — воскликнула Николь, пристально вглядываясь в ее лицо. — Ты говорила о снах, тебе еще снилось что-то подобное?

— Подобное — это не то слово! — прошептала Линда, склоняясь поближе к подруге. — Ты, конечно, сейчас считаешь, что мой рассказ не стоит особого внимания. Я не возражаю, один раз это ничего не стоит…

— Так в чем дело? — не выдержала Никки.

— А в том, что сегодня мне снилось то же самое место и тот же самый дяденька! — И что же ты там делала на этот раз?

— Сначала он осчастливил меня своей игрой на скрипке, хотя, это было просто восхитительно, не стану отрицать! Мы о чем-то беседовали, убей не помню о чем, а потом он взял меня за руку и мы очутились в красивой беседке посреди зимнего сада. Падал снег… Музыкант сказал мне, что сны можно корректировать по своему собственному желанию, нужно только овладеть этой техникой. И что, дескать, он и привел меня сюда, чтобы доказать мне это.

- А что было дальше? — подбодрила Никки подругу.

— А дальше он подарил мне белую лилию и пригласил на танец. Стоит ли говорить, что по мановению его руки моя повседневная одежда превратилась в красивое бальное платье?

— Я поняла! — воскликнула Николь. — Просто ты у нас была в место Золушки, а этот типчик — был твоя фея-крестная! Точнее, фей…

— Не смешно! — буркнула Линда. — Не смейся. Ты еще не знаешь самого главного!

— Да? И чего же я не знаю?

- А вот чего, — с этими словами Линда взяла свою сумочку и принялась там рыться, а потом вытащила оттуда наполовину увядшую белую лилию. Никки с некоторым недоумением взяла цветок в руки и посмотрела на подругу, мол, что это означает?

- Это я нашла сегодня у себя в волосах… — сдавленно проговорила Линда.

— Вот это да! — ахнула Никки. — Прямо чертовщина какая-то! А кто-нибудь из родителей не мог тебе его положить?

— Ха! — нервно хмыкнула девушка. — Такое скажешь! Нет. Они если и дарят мне цветы, то только на день рождения.

- А каким-нибудь другим, нефантастическим, образом он не мог к тебе попасть?

— Каким? Ты еще скажи: ветром занесло!

- Не нервничай. Я просто ищу логический выход из сложившейся ситуации!

— Понимаю. Но я только этим и занималась до твоего прихода! Так и не нашла. Лилии у нас в саду не растут, как ты понимаешь…

— Все равно нужно было спросить у родителей!

- Чтобы они потащили меня к психиатру? Ну, уж нет! Или папа бы сочинил правдоподобную историю о проникновении в мою спальню какого-нибудь поклонника. Я его не знаю, что ли? И отмазки, что никаких поклонников у меня нет, не помогли бы. А потом мне эту лилию еще долго бы вспоминали!

— Ну, они же не садисты…

— Нет, конечно, но у папы своеобразное чувство юмора, как ты, должно быть, успела заметить за время нашей с тобой дружбы.

- Это да…

Снова воцарилось молчание. Кроме того, подруги вспомнили о чае, и теперь наверстывали упущенное. Да и на кухне, стена которой соседствовала с верандой, послышались шаги. И пришлось ждать, пока они не смолкнут. Секретничать с мыслью, что тебя могут услышать, подруг не прельщало.

Наконец, когда чай кончился, а шаги удалились, Никки прервала молчание.

— А ты помнишь, как хоть он выглядел, твой музыкант?

— Помню. Но не так хорошо, как хотелось бы. Он довольно высокого роста. У него длинные вьющиеся белокурые волосы и голубые глаза. Такого… м-м… необыкновенно насыщенного цвета.

— А возраст?

— А леший его знает! — махнула рукой Линда. — Не мальчик, конечно, и не старик… не могу я определить его возраст. А врать не буду.

— Мужчина, ну в по-о-олном расцвете сил! — захихикала Никки. — А он симпатичный?

— Не знаю, как на счет «симпатичный», но я бы сказала, что внешность у него красивая.

- И она тебе нравится?

— Кто «она»?

- Кто-кто… внешность!

Линда ненадолго задумалась, воскрешая в памяти ощущения из сна, а потом ответила:

- Да. Я бы сказала, даже очень.

— А я собиралась засватать тебя за Томаса! — хитро прищурилась Никки. — Конечно, на фиг он тебе нужен, если тут тебе такие «мэны» снятся! Кстати, а не про него ли ты говорила вчера в магазине?

— Ты поразительно догадлива, — невесело усмехнулась Линда. — Хвалю. Наверное, все-таки это не мир сошел с ума, а я сошла с ума, вот!

— Да выбрось ты все это из головы! — воскликнула Николь. — Мало ли что приснится, я тебе еще раз повторяю! Если обращать внимание на все сны, то так и рехнуться можно!

— А лилия? — ехидно поинтересовалась Линда.

— А черт ее знает! Можно годами строить версии, но так и не найти ответа. Посему давай отложим эту тему и постарайся забыть все это! Чтобы сохранить здравый смысл!

— Да, вот так ты всегда меня и утешаешь! Ладно. Действительно. Надо не обращать внимания на все это. Ты права.

— Если тебе не нравится мой совет, то давай сходим к какой-нибудь «прорицательнице», она тебе сон так растолкует, что у тебя глаза на лоб вылезут! В основном от цифры на счету, который она предъявит после сеанса!

Никки развела руки в стороны, приводя пример предполагаемого счета. В ответ Линда рассмеялась и на душе у нее полегчало. И решила постараться отложить свои тревоги. Ну, по-крайней мере, до следующего подобного сна.

Глава вторая

Прошла неделя, а может и больше. После разговора на веранде все как-то само по себе наладилось и встало на свои места. Никакие чудные сны Линду больше не беспокоили и она, немного поудивлявшись для приличия, вскоре благополучно о них забыла.

Тем более, что дел было невпроворот — семестр был в самом разгаре, да и повседневные заботы навалились своим чередом, так что девушке даже не пришлось утруждаться, чтобы все забыть. И если она и вспоминала что-то из своих снов, то только на какое-нибудь мгновение, как вспоминаешь сказку, услышанную в детстве.

Как ни странно, но Томаса Линда больше не видела ни в университете, ни в библиотеке, ни на какой-нибудь из вечеринок. Нельзя сказать, что это огорчало девушку, но не хотелось потерять из виду хорошего знакомого.

Дни шли за днями, приближалась зима. Похолодало, деревья почти сбросили свой багряный наряд и люди уже ждали первого снега. Все реже выдавались солнечные дни, сменившись традиционно лондонской погодой, то есть слякотью, туманом, дождем и темнотой.

Пить чай на веранде уже не имело смысла, потому что осенний пейзаж был однообразен и надоедлив до безобразия. Поэтому подруги перебрались в дом, поближе к теплому камину. Не то чтобы веранда не отапливалась, но однообразный вид за окном наводил тоску. Куда приятнее было смотреть на ярко-оранжевое пламя камина, источавшее тепло и уют.

Вечера удлинились, а дни стали короче. Постепенно и почти что незаметно в город вошла зима.


Линда проснулась минут за пятнадцать до того, как должен был зазвонить будильник. За окном царил приятный полумрак, и девушке подумалось, что можно было бы представить, что сейчас вечер, а не утро, и спать дальше. Этот номер, конечно, не прокатил, вставать все равно пришлось бы, но как было уютно лежать в этой полутьме, смотреть в окно и прислушиваться к тихому говору просыпающегося города.

В одной из комнат телевизор громко возвестил о том, что уже утро и те, кто еще спит, могут пропустить целую пропасть полезной информации, которую может предоставить современному человеку данный утренний телеканал.

Зевнув с опаской вывихнуть челюсть, Линда встала с кровати и выключила звонок будильника, дабы он не напрягался зря. Да и уши не раздражал.

По пути к шкафу, в котором висел халат, Линда заглянула в окно и ахнула: вся земля была белой от снега, и с неба сыпались пушистые хлопья. Вот почему за окном так темно!

Пробурчав глубокомысленно: «Зима пришла, однако», Линда направилась в ванную.


Первой была лекция по философии, а это означало, что можно было снова устраиваться поближе к теплой батарее и втихаря дремать. Что Линда и сделала.

Никки, сидевшая с ней рядом, извлекла из сумочки пухлый исторический роман, с философией имевший сходство сугубо по толщине переплета, и настроилась на глубинное изучение предмета.

Преподша, что читала курс философии, была особой занудной и в своем вопросе явно не продвинутой. Она могла часами рассказывать об идеях Карла Маркса, который уже давно никого не интересовал, и любую, даже самую далекую от его идей тему, с ужасающей легкостью могла перевести на него же. Линда, например, лучше бы про Канта послушала или о процессе развития идеализма в Древней Греции.

Прозвенел звонок. Линда оперла подбородок о руку, прикрыла глаза и сквозь полуопущенные ресницы принялась лениво наблюдать полет снежинок за окном. Она уже едва не заснула, как вдруг по аудитории прокатился восторженный шепот:

— Училка заболела!

— Философия отменяется!

— Ребята, нам про Маркса никто втирать не будет!

Никки захлопала в ладоши и пихнула подругу в бок:

- Прикинь, философии не будет! Можно сходить в кафешку попить кофе!

— Было бы не плохо, — кивнула Линда.

Их триумф был неожиданно прерван. Дверь отворилась и в аудиторию вошел зав кафедрой, а за ним какой-то мужчина в черном костюме.

Мистер Рейнард, так звали ректора университета, потребовал тишины и все услужливо заткнулись, только откуда-то сзади доносилось тихое хихиканье.

— Прошу внимания, господа, прошу внимания! — повторил мистер Рейнард и хлопнул в ладоши пару раз. Хихиканье стихло и он продолжил:

— Как я понимаю, вы все рады, что лектор по философии заболела…

— О да! — крикнул кто-то сзади. «Господа» дружно заржали.

— Тихо-тихо! — прикрикнул мистер Рейнард. — Я еще не закончил!

Шум постепенно улегся, давая мистеру Рейнарду шанс продолжить:

- Ну, так вот, я пришел, чтобы сообщить вам пренеприятное известие, господа студенты, теперь у вас новый лектор по философии и пара, как вы, надеюсь, поняли, не отменяется.

По аудитории покатился гул разочарования — по всей видимости, не только Линда и Никки решили попить кофе.

- Вот и ваш новый преподаватель, — невозмутимо продолжил ректор, — мистер Дауорд. Арсен Дауорд. Прошу любить и жаловать!

Мистер Рейнард сделал кому-то, невидимому за дверью, знак и в аудиторию вошел человек, с ног до головы облаченный в черное. Он подошел к ректору, после чего повернулся к студентам и слегка поклонился. На его губах заиграла ироническая усмешка.

— Рад приветствовать всех собравшихся здесь! — произнес он.

- Господь милосердный! — прошептала Линда, схватившись за руку Никки, — Помилуй!

— И чего это ты вдруг стала такой верующей? — поинтересовалась Никки. — Впервые замечаю это за тобой.

Вместо ответа Линда принялась усердно тереть руками глаза и мотать головой, однако «видение» не исчезало. Перед Линдой стоял музыкант из ее снов, в лице мистера Дауорда. Правда, этот, настоящий, выглядел помоложе, белокурые волосы были аккуратно подстрижены в обычную мужскую прическу, то есть теперь он не напоминал рок-музыканта. И одежда естественно была современного покроя, но черного цвета, как и во сне. Кроме того, на лекторе были очки. Но эти мелкие детали сути не меняли — Линда узнала бы его в любом наряде и с любой прической.

— Что с тобой? — не унималась Никки. — Ты словно привидение увидела!

— Увидела! — кивнула Линда и указала карандашом на лектора. — Вон оно!

— Ты о чем?

— Это и есть мой ночной кошмар! Ну, ты помнишь, я рассказывала тебе о своих снах?

— В самом деле? Ух, ты! — изумилась Никки.

— Вот тебе и «ух, ты»…

Пока они так перешептывались, лекция уже началась. Мистер Дауорд разложил свои книги на столе и конторке и проговорил:

— Думаю, «господа студенты», что мы с вами поладим, если вы, конечно, не будете прогуливать мои лекции, читать на них любовные романы…

— А как вы догадались? — возмущенно пискнул женский голос.

— Поверьте, было вовсе не трудно, — лектор расплылся в иронической ухмылке. — Я больше чем уверен, что философия никого из присутствующих здесь не интересует, ведь вы на протяжении половины семестра изучали исключительно идеи Маркса…

— Еще и «Сникерса»! — крикнул какой-то парень, и аудитория покатилась со смеху.

— Уж кто как, — заметил мистер Дауорд.

Он говорил что-то еще, но Линда не слушала. Один тембр его голоса, такой знакомый по снам, приводил ее в дикий ужас, от которого она никак не могла избавиться. Ее не покидала одна единственная мысль: «Как все это возможно?! Ведь теперь я точно не сплю!»

— …и я больше чем уверен, — продолжал мистер Дауорд, — что никто из присутствующих здесь не сможет мне объяснить, чем отличается Гоголь от Гегеля!

- «Гегель» — это птица такая! — хохотнул кто-то.

— Отлично! — воскликнул лектор, подходя к журналу. — А что это за птица, нам расскажет… расскажет… мисс Линда Веллер!

Линда, с трудом отдавая себе, отчет в том, что же от нее хотят, медленно поднялась, сглотнула вязкую слюну и ляпнула:

— Гоголь — это, кажется, писатель…

Мистер Дауорд улыбался, как самая последняя скотина, а Линде становилось плохо при одном взгляде на его физиономию. Она словно наяву слышала звуки вальса и чувствовала прикосновение его руки на своей руке.

«Черт, надо же вот так облажаться перед всеми!» — подумала девушка.

— Поразительная эрудиция, мисс Веллер! — воскликнул лектор. — Даже я мало знаком с русскими писателями! А все-таки, кто такой Гегель?

— Немецкий философ!!! — зашипела Никки.

- Немецкий философ, — словно робот повторила Линда.

— Отлично, — воскликнул мистер Дауорд. — Именно этого я от вас и добивался! Садитесь, мисс Веллер.

Линда рухнула на свое место, чувствуя, что ее лицо заливает краска.

- Гондурас чертов! — прошептала она.

- Ну, спокойно, спокойно, — Никки похлопала ее по плечу.

- Я одного не могу понять, почему он спросил именно меня? — кипятилась Линда. — «В» — далеко не первая буква в алфавите! И не последняя!

— Ну да, — кивнула ее подруга, — после нее еще четыре буквы… Ну, считай, что тебе просто не повезло.

— Мне всегда «просто не везет»! — выговорившись, Линда сползла на стуле так, чтобы ее не было видно за весьма объемной соседкой спереди, и стала пытаться успокоиться.

«Так вот кого я видела тогда в книжном магазине! — подумала Линда. — Получается, что никакой мистики и нет, если не считать снов, конечно. И лилию. Брр! Какой ужас! Как все, оказывается, запутано!»

Тем временем мистер Дауорд вел весьма занимательную лекцию о философии древнего Китая в эпоху Ци. Многие слушали его буквально с раскрытыми ртами. Все забыли про любовные романы, «крестики-нолики» и прочие забавы. Случилось невероятное — все слушали. Можно сказать, что это был первый триумф философии в этом зале.

Вскоре к слушателям присоединилась и Линда. Как бы она не была поражена сходством ее ночной грезы и мистера Дауорда, но все-таки Линда любила учиться и философия интересовала ее. Исключая, правда, когда дело касалось Маркса в изложении их бывшей лекторши.

Когда прозвенел звонок, все даже остались на своих местах, чтобы дослушать до конца. Договорив последнюю фразу, мистер Дауорд захлопнул свою папку и сказал:

— Все на сегодня. Спасибо за внимание. До встречи.

Задвигались стулья, кто-то шумно зевнул, многие направились к выходу. Под этот шум мистер Дауорд испарился, только его и видели. Линда даже не успела заметить, когда он это сделал.

- А он неплохо ведет свой предмет, — заметила Никки, вставая. Поправив свитер, она схватила Линду за руку и потянула за собой. — Идем, наконец, пить кофе!

- Идем, — согласилась Линда и тоже встала.

«Ну, это все к чертовой бабушке! — подумала она. — Бывают, конечно, в жизни огорченья, но если их воспринимать так близко к сердцу, то можно и невроз заработать… К черту! Все к черту!»


Прошло еще около двух недель. Линда как-то смирилась с тем, что теперь ей чуть ли не каждый день предстояло видеться со своим «ночным кошмаром» наяву. Человек способен привыкнуть ко всему. Вскоре она уже неплохо разбиралась в философии и даже, наряду с Никки, попала в число любимчиков мистера Дауорда, то есть могла ответить почти на любой поставленный вопрос, даже когда дело касалось марксизма.

Но все эти успехи она делала лишь от части потому, что ей нравилась философия. Без сомнений, она была неравнодушна к Арсену Дауорду и ничего с этим не могла поделать. И скрывала свои чувства даже от Никки, чего ранее за ней никогда не замечалось. А виной всему, конечно же, были все те же сны и танцы под луной в окружении снежинок, парящих в воздухе. Девушка считала, что если бы не эти сны, то ничего бы не произошло. Может, она была и права.

Однажды Линда допоздна засиделась в библиотеке, строча очередной реферат по экономике. Предмет был нудный до ужаса, и дело продвигалось медленно.

Ее неразлучная подруга в этот вечер собиралась с Фоксом в кино и Линда не стала отягощать их своим обществом. Пусть себе наслаждаются «тет-а-тетом».

Листая пухлую политэкономическую энциклопедию, Линда уже клевала носом, как вдруг у нее за спиной послышались чьи-то шаги. Девушка, было, подумала, что это библиотекарь пришла ее выпроваживать, но это было не так. Совсем неожиданно для себя, Линда услышала голос мистера Дауорда:

— Как велика, должна быть страсть к науке, мисс Веллер, чтобы заставить вас столько просиживать в библиотеке!

- Это не страсть к науке, мистер Дауорд, — улыбнулась Линда, — а завтрашний зачет по экономике!

Она подняла голову, щурясь от яркого света настольной лампы, и увидела силуэт мистера Дауорда в царящей полутьме. Заодно она заметила, что осталась одна в читальном зале. Только светилась матовым светом лампа на столе у дремавшей библиотекарши.

- Можно, я здесь сяду? — спросил мистер Дауорд, указывая на стул напротив Линды. Та кивнула. Он сел, положив около себя стопку книг, и вперил взгляд пронзительно-голубых глаз в Линду. Девушка попыталась сделать вид, что ее интересует исключительно энциклопедия, но через несколько мгновений подняла взгляд и наткнулась им на «эти глаза напротив».

— Мисс Веллер, разрешите поинтересоваться… — вкрадчиво начал он.

- Интересуйтесь, — пожала плечами Линда.

— А почему вы здесь, одна, в столь поздний час?

— Все разошлись, — Линда обвела взглядом зал.

— Я имею в виду, где же ваша неразлучная подруга?

— Никки? У нее другие планы на этот вечер, а я, пользуясь подходящим моментом, решила заняться экономикой.

- Что же это получается? У вас нет партнера для других планов на этот вечер?

Линда обалдело на него уставилась. Как это прикажете понимать? И что будет следующим вопросом? Что вы делаете сегодня вечером? Но голубые глаза мистера Дауорда были непроницаемы, словно гранит.

— На… на данный момент нет, — выдавила из себя девушка. И тут же перешла в контратаку. — А что?

— Просто интересно, что заставило юную симпатичную леди сидеть вечером в библиотеке, когда другие леди вашего возраста в это время заняты лишь свиданиями, — ловко вывернулся Арсен.

«Ну, надо же, а! И не подкопаешься!» — подумала Линда и сказала:

— Да вот делать нечего, вот и сижу!

— Понятно, — кивнул лектор. — Извините, мисс Веллер, наверное, такие вопросы с моей стороны были чистой воды бестактностью, но уж очень я удивился. Нечасто тут бывают студентки так поздно.

- Просто, если я не закончу сегодня, то не закончу никогда, — сказала Линда, голос ее прозвучал как-то даже резковато.

Мистер Дауорд кивнул, надел очки, открыл книгу, что лежала сверху, и уставился в нее. А Линда снова принялась строчить реферат.

«Поздравляю тебя, Линда Веллер, — подумала она, — ты — круглая дура! Жди, спросит он тебя, что ты делаешь сегодня вечером! Как же! А может еще и на свидание пригласит? Идиотка! Вот сиди и пиши свой реферат побыстрее. Надо сматывать удочки, пока не поздно!»

Прошло около десяти минут. Ни Линда, ни мистер Дауорд разговора не возобновляли, царила полная тишина. Только библиотекарь неожиданно громко всхрапнула и проснулась, испугавшись собственной неосторожности.

Линда усмехнулась и взглянула на мистера Дауорда. Он тоже улыбался, но, казалось, был полностью погружен в книгу. Библиотекарь посмотрела на часы и позвала:

— Девушка! Пора закругляться! Уже почти семь часов! Библиотека закрывается!

- Одну минуточку! — воскликнула Линда и начала писать с такой скоростью, что едва ручка не задымилась, однако, она понимала, что ей не успеть.

— Девушка! — снова позвала библиотекарь.

- Ну и черт с вами! — буркнула Линда, захлопывая книгу. — Подумаешь, «неуд» получу!

Мистер Дауорд оторвал взор от книги и сочувствующе спросил:

— Не успели?

— Угу, — промычала Линда, беря книгу и намереваясь сдавать ее библиотекарше, но лектор остановил ее, рассматривая обложку книги.

- А вы знаете, мисс Веллер, у меня дома есть точно такая же книга, и я могу одолжить вам ее до завтрашнего дня.

— Правда? — оживилась Линда. — О, я бы была очень вам признательна за это, мистер Дауорд!

— Вот и чудненько, — сказал он, вставая. — Значит, давайте прогуляемся до моего дома, я живу не очень далеко, и я дам вам книгу. Мне бы не хотелось, чтобы такая прилежная студентка, как вы, получила «неуд».

Линда улыбнулась в ответ и направилась к библиотекарю, сдавать свою книгу.


Когда они вышли на улицу, то Линда увидела, что снова идет снег. Он лениво кружился в воздухе и медленно падал на землю, сверкая в свете уличных фонарей. Девушка спустилась по ступенькам университета на тротуар и протянула руку. На ее перчатку упали две снежинки, одна из которых была на диво пропорциональной шестиконечной звездой.

- Вы любите снег? — поинтересовался мистер Дауорд, с любопытством наблюдая за ее действиями.

— Да, — согласилась Линда, — люблю. Но больше люблю лето.

— Ха! — воскликнул мистер Дауорд. — Лето любят все. Я вы попробуйте полюбить холодную зиму! С ее морозом, вьюгами и метелями! С ее гололедом, гриппом и периодической слякотью!

— Зачем? — удивилась Линда.

— Для разнообразия, — криво усмехнулся Арсен. — Чтобы чем-то отличаться от других. Уверен на сто процентов, что у вас это не получится.

- Вы правы, — кивнула Линда. — Но, может быть, я не хочу отличаться от других?

— О, мисс Веллер, вы меня разочаровали! — воскликнул он, а потом добавил. — Кстати, нам направо.

И они свернули направо. Некоторое время шли по освещенному фонарями тротуару, вдоль магазинов, их искрящихся вывесок и витрин. Потом снова свернули, теперь уже налево и вышли, через небольшой проход между домами, в сквер, засаженный теперь заснеженными деревьями и ровными рядами декоративного кустарника. Здесь не было так шумно и светло. И людей почти не было, только кое-где виднелись размытые в снегопаде силуэты.

И было очень скользко. Линда убедилась в этом, едва сделала несколько шагов — ее новые сапожки разъезжались, словно на открытом льду. А мистер Дауорд шагал вперед так же невозмутимо, как и прежде — Линда тут же отстала от него.

Девушка как раз выбирала между тем, звать его или растянуться на земле (хотя то, что там творилось, можно было назвать землей только условно), как вдруг Арсен остановился и обернулся:

— Мисс Веллер, что случилось?

— Извините, — сказала Линда, подходя к нему едва ли не пингвиньим шагом, — могу ли я попросить вас идти немного помедленнее? Я боюсь упасть.

— Боже мой, — покачал головой мистер Дауорд, — в этом и вся проблема? Мисс, возьмите меня под руку и идемте. Не волнуйтесь, в случае чего, я вас поддержу.

Линда послушно вцепилась в рукав его черного пальто. Идти действительно стало легче. Но ее интересовало другое: чем кончится этот безумный вечер? Не менее (а может и более) безумное воображение услужливо подсказывало варианты этого самого конца, но Линда отмахивалась от него, как могла. Поток ее мыслей нарушил сам их виновник:

— Мисс Веллер, вы позволите, если я буду называть вас по имени? А то наше с вами общение слишком уж официально, вы не находите?

— Если честно, то нахожу, — кивнула Линда.

— Отлично, — кивнул и он, немного помолчал и продолжил: — Линда, мне бы хотелось узнать ваше мнение по поводу того, нравится ли вам этот снег?

- Это какой-то психологический тест, мистер Дауорд?

— Что-то в этом роде. Кстати, можете называть меня просто Арсеном. Мы с вами взрослые люди и если уж вы позволили называть себя по-имени, то я просто обязан сделать то же самое.

— Хорошо… Арсен… Сказать, чем мне нравится этот снег? Наверное, тем, что он ассоциируется у меня с вечной жизнью. Вот он идет и идет, и нет ему конца. А когда растает, то испарится и снова станет снегом… Да и к тому же, это просто очень красивое зрелище. Оно навевает умиротворение душе и расслабляет. Так бы целую вечность наблюдала за ним! Ну что, каков ответ теста?

— Ответ таков, что у нас с вами совершенно разная точка зрения на один и тот же предмет.

- А как звучит ваша точка зрения?

— Моя? Хм… мне тоже нравится снег, но ассоциируется он у меня, увы, не с вечной жизнью.

— А с чем же тогда?

— Со смертью, — его черты исказила та самая мерзкая улыбочка, от этого не менее очаровательная, кстати. — Снежинки кружатся в своем танце, да, это красиво. Но не нужно забывать, что это их первый и последний танец. Упав единожды, им больше никогда не подняться. Они обречены на смерть…

Линда вздрогнула. Где-то она уже слышала что-то подобное! Но где?

— …как и все люди, — продолжал Арсен. — Как и эти снежинки, люди на протяжении всей своей жизни исполняют танец, каждый свой собственный. Где нет определенных позиций и правил, где каждый сам за себя и никто не поставит высший бал за самые красивые па. Всему цена одна — смерть. Упав единожды, нам никогда не подняться.

— А какой танец исполняете вы? — вдруг спросила Линда, сама не зная зачем.

— Я? — удивленно спросил Арсен и тихо рассмеялся. — О, моя дорогая, я не знаю! Ведь я не включен в список жюри!

- Простите, Арсен, — Линда остановилась, глядя на него снизу вверх, — мне не нужно было задавать подобные вопросы.

- Не нужно извиняться, Линда, — был ответ. — Я сам виноват, что затеял подобную игру. Не волнуйтесь и не расстраивайтесь. Это все моя профессия и поэтическая склонность к аллегориям. Я не хотел огорчать вас своим пессимизмом.

- Дело не в этом.

— А в чем? — Арсен удивленно вскинул бровь. — Что такое?

— Скажите, Арсен, мы с вами никогда раньше не встречались? Естественно, что, говоря «раньше», я имею в виду время до начала курса философии. Понимаете, у меня такое чувство, будто я сплю и вижу сон, в котором я сплю и вижу сон… Как будто все это уже происходило и мы с вами уже говорили на подобные темы…

— Это называется «deja vu», Линда, — улыбнулся Арсен. — Нет, я уверен, что мы с вами раньше не встречались и уж подавно ни о чем подобном не говорили. Кстати, мы уже пришли.

Они стояли у подъезда многоэтажного дома, освещенного множеством окон. Поднявшись по лестнице в пятнадцать ступеней, Арсен галантно распахнул перед Линдой дверь. После чего они прошли к лифту и поднялись на восемнадцатый этаж, а когда двери лифта разъехались в разные стороны, Арсен подвел Линду к двери, на которой красовалась табличка: «841».

Мистер Дауорд отпер дверь и вошел первым.

Линда изо всех сил надеялась, что дома его ждет жена с горячим ужином на столе, однако в квартире было темно. Арсен включил свет в прихожей и жестом пригласил Линду войти. Она вошла и скромно осталась стоять на пороге, ее не покидала надежда, что сейчас Арсен отдаст ей книгу и она пойдет домой. Этот вечер и так превзошел все ее ожидания.

Откуда-то из комнат в прихожей возник громадный черный кот, который тут же принялся тереться об ноги Линды.

Та присела на корточки, чтобы погладить его. Тут же в прихожую влетел Арсен, уже без пальто, но с шарфом на шее, воскликнув:

— Ну что же вы, Линда, стоите на пороге? Проходите, не стойте тут, ради Бога!

— Может вы дадите мне книгу и я пойду? — робко предложила Линда.

— Конечно, я дам вам книгу, иначе, зачем вы здесь! Но, Линда, я надеюсь, что вы не думаете, что энциклопедия по политэкономике единственная книга в моей библиотеке?

Сказав все это, он снова скрылся, а Линда вздохнула и принялась снимать куртку и сапоги. Кот сидел на полу, обернув короткий хвост вокруг лап, а потом, когда Линда повесила куртку на вешалку, встал и прошествовал в одну из дверей, словно бы приглашая ее за собой.

Миновав одну полутемную комнату непонятного назначения, Линда попала туда, куда нужно. Здесь, по-видимому, был кабинет мистера Дауорда. Комната была заставлена стеллажами, сверху до низу забитыми книгами, а так же содержала письменный и журнальный столы и три кресла.

— Садитесь, Линда, — пригласил ее Арсен, ожесточенно роясь на одной из полок. Линда села. Черный кот тут же взгромоздился ей на колени и девушка машинально стала его гладить.

Порывшись в книгах еще несколько минут, Арсен обернулся к Линде и виновато посмотрел на нее:

— Никак не могу найти эту книгу, — улыбнулся он. — Почему-то, когда мне что-то срочно нужно, я никак не могу это найти. Подождете еще немного, Линда?

Конечно, она подождет, иначе какой был смысл сюда переться?

— Может, вы хотите кофе? — спросил Арсен.

- Было бы неплохо, — ответила она, все еще ежась от уличного холода.

- Одну минуту, — лектор вышел из кабинета. Тут же Линда услышала, как он гремит посудой на кухне.

Линда откинулась на спинку кресла и задумалась. Все происходящее здорово походило на сон. Не хватало еще обнаружить орган в соседней комнате. Но нет, он бы туда не влез.

В это время вошел Арсен и поставил на журнальный столик чашку с кофе.

— Угощайтесь, — пригласил он и снова принялся рыться в книгах. — Я не знал, сколько сахара и сливок вы предпочитаете, поэтому сделал, как себе.

Линда пригубила напиток и воскликнула:

— О! Тут все ровно столько, сколько нужно!

— Ну, хоть в чем-то наши вкусы совпадают, — кивнул Арсен, переложил еще несколько книг и воскликнул: — Ну, наконец-то!

— Нашли? — обрадовалась Линда.

- Да, — сказал Арсен и протянул Линде долгожданную энциклопедию.

- Спасибо! Большое вам спасибо! — рассыпалась в благодарностях Линда и приняла книгу из его рук. После чего добавила: — Я, наверное, пойду. Уже поздно и темно…

— Вы хотя бы кофе допейте, — немного укоризненно сказал Арсен, — а потом уж исчезайте.

— Конечно, я допью кофе, ведь он просто замечательный!

— Я рад, что вам нравится…

Спустя несколько минут Линда стояла на пороге и прощалась.

- Может, вас нужно проводить? — предложил Арсен.

— Не стоит, я найду дорогу. Еще раз большое спасибо вам, Арсен. Завтра я принесу вам энциклопедию.

- Значит, до завтра? — улыбнулся лектор.

— До завтра. До свидания.

Оказавшись в кабине лифта, Линда нажала кнопку первого этажа, после чего оперлась о стенку кабины, прижала к себе внушительный том энциклопедии, который не поместился в ее сумочке, и мечтательно вздохнула:

— Какой замечательный вечер! Несмотря на все его странности! Какой замечательный вечер!


— Итак, ты наконец-то влюбилась, — подытожила Никки, выслушав рассказ Линды об ее похождениях прошлым вечером.

— И что с того? — мрачно поинтересовалась Линда.

— А то, что ты теперь наверняка должна найти смысл жизни. Тот самый, который давно потеряла, по твоим же словам.

— Может ты и права, — согласилась Линда.

— Я всегда права, — заявила Никки. — Кстати, а как ты собираешься отдавать книгу мистеру Дауорду? Сегодня философии нет, а завтра выходной.

- Найду его в универе и отдам.

— А если не найдешь? Пойдешь к нему домой?

— Нет, — покачала головой Линда, — только не это. Я больше к нему не пойду ни за какие коврижки!

— Неужели не понравилось? — удивилась Никки.

— В том-то и дело, что понравилось, — возразила Линда, — но… это все неправильно!

— Почему? Если он тоже к тебе неравнодушен, что вполне может быть, то почему это неправильно?

- Потому что он намного старше меня, — ответила Линда. — И потому что он наш лектор. Это все неправильно. И меня пугает эта его благосклонность ко мне. Ладно, если бы он был на пять-шесть лет старше меня, но не на пятнадцать, в конце-то концов!

— А почему бы и нет? Ты не представляешь, какие сейчас происходят неравные браки!

- Не представляю. И не хочу. Так, все. Вопрос закрыт.

— Как знаешь, — пожала плечами Никки. — Тебе виднее. Тогда вот что, до Рождества остались считанные дни и в понедельник или во вторник здесь будет бал. Мы пойдем?

— Ха! Ты еще спрашиваешь! Конечно, идем, только надо уточнить дату и время.

— За этим не заржавеет, — махнула рукой Никки. — Сделаем. А еще, на выходных нужно сделать кое-какие покупки к Рождеству. Как тебе эта идея?

— Я — за! Пойдем, прогуляемся.

— Вот и замечательно.


Во время обеденного перерыва Линда и Никки отправились на поиски мистера Дауорда, дабы всучить ему книгу. Зашли в учительскую, но его там его не оказалось, зашли в кафе, но и там не обнаружили того, кого нужно. Тогда, с горя, они отправились к кофейному автомату, потому что пообедать в кафе они бы уже не успели. Конечно, идти туда никогда не поздно, но вряд ли бы им удалось найти там что-то полезное за пятнадцать минут до конца перерыва.

И какова была их радость (особенно Линды), когда возле автомата с кофе они обнаружили Арсена Дауорда собственной персоной, который сидел на лавочке со стаканчиком кофе в руке.

- Мистер Дауорд! — окликнула его Линда. Он обернулся, лицо его просияло, и он сказал:

— О, добро пожаловать! Никки отобрала у Линды монетку, подтолкнула подругу вперед, чтобы у той ненароком не возникло желания куда-нибудь смыться, а сама направилось за напитком.

— Здравствуйте, мистер Дауорд! — сказала Линда, подходя. — Я принесла вам книгу.

— Хорошо, Линда, — кивнул он. — Ну как, она вам пригодилась?

— Конечно, пригодилась! Я успела дописать реферат. Но пары по экономике еще не было, так что результата я еще не знаю.

— Понятно, — промолвил Арсен и, чуть помолчав, добавил. — Садитесь, что же вы стоите?

В этот момент подошла Никки с кофе и подруги уселись на лавочку. Повисла тишина. Линда и Никки потягивали горячий кофе, а сей процесс поспешности не терпит. Арсен же сидел, вперив взгляд голубых глаз в пейзаж за окном.

— Мистер Дауорд, — вдруг нарушила тишину Никки.

— Я вас слушаю.

— Скажите, пожалуйста, меня это очень интересует, как философия относится к термину «судьба»? и относится ли к нему вообще? В смысле, признает или опровергает?

- На этот вопрос, Никки, нельзя ответить наверняка, — сказал мистер Дауорд, — ведь философия — это очень гибкая наука! И в ней нет ничего известного наверняка и точно доказанного. Каждый философ поворачивает вопрос так, как ему хочется и идет от той отправной точки, которая приглянулась именно ему. Поэтому философия признает и опровергает термин «судьба», либо же вовсе оставляет его без внимания. Но, если вам будет угодно, я расскажу собственную точку зрения по этому поводу.

— Конечно, угодно, — сказала Никки, отхлебнув кофе из стаканчика, а Линда согласно закивала.

— Ну, так вот, — начал Арсен, — мне, конечно, неизвестно, кто положил начало всей этой катавасии: Бог или же сумма элементарных частиц, но что начало было кем-то положено — это не оставляет сомнений.

Но мне представляется иная картина. Некие Силы, играючи, а быть может просто от нечего делать, сплели клубок человеческих судеб. Изначально это были длинные или короткие лучи, в которых, по принципу ДНК, были заложены все события, которые могли или должны были произойти с человеком за его жизнь. А потом, опять же, волею этих Сил, нити были перемешаны и спутаны, словно пряжа в лапах у кота, и так и остались лежать.

К чему я веду: если в самом начале процесса заложен Хаос, то бессмысленно искать закономерность происходящего. Здесь действуют аксиомы, а создание теорем ни к чему не приведет, ведь их невозможно будет ни доказать, ни опровергнуть. Здесь силу власти имеет лишь случай, ведь никому не известно, как пролегли Нити в Клубке Судеб.

Что касается самих Нитей, то мне видится следующий образ. Эти нити-лучи лежат где-нибудь в самом верхнем Астрале и напоминают… как бы вам объяснить попонятнее… напоминают автостраду. В своем стремлении вперед, они пересекаются, сливаются, разъединяются, идут параллельно или же вовсе расходятся в разные стороны.

Если лучи пересекаются, то здесь, на земле, те люди, которым они принадлежат, встречаются. Продолжительность их взаимоотношений (дружеских ли, враждебных ли, а может, вовсе не тех и не других) зависит от того, как долго длится слияние лучей. Если лучи разъединяются, то и люди расходятся в разные стороны, подчиняясь нелепым приказам сияющих Нитей.

Бывает, дорог вам по какой-либо причине какой-то человек и вы хотите увидеть его, но Судьба разводит вас в разные стороны. Вы оба, возможно, вращаетесь в одном кругу знакомых длительное время и, возможно, оба ищете встречи, но вам не встретится, пока линии снова не пересекутся. Вы звоните друг другу, но попадаете не на тот номер, вы приходите к общему другу, но один из вас уходит за пять минут раньше, чем приходит другой. Ваши лучи, Нити Судьбы, идут бок о бок, но не пересекаются.

Возможно, вы так и будете ходить кругами, пока не встретитесь или пока Судьба не разведет вас в разные стороны. Силы, которые сплели клубок, обожают парадоксы… Я еще не утомил вас, милые девушки?

— Нет, что вы! — воскликнула Никки.

- Если можно, я бы попросила вас продолжить, — добавила Линда.

В это время прозвучал короткий звонок, возвещающий о том, что до конца обеденного перерыва осталось пять минут.

— Ой! — воскликнула Никки. — Нам пора! На экономику!

— И мне тоже, — кивнул Арсен. — Еще увидимся, я думаю. Если только Судьба не разведет наши Нити в разные стороны. До свидания, Никки. До свидания, Линда!

— До свидания, мистер Дауорд! — хором воскликнули девушки и рванули в аудиторию.


Вечером того же дня подруги сидели у Линды в комнате и планировали свой завтрашний поход по магазинам. Слоняясь туда-сюда по своему обыкновению, Никки принялась разглядывать изобилие предметов, которые валялись на ночном столике Линды, и обнаружила на нем кулон, подаренный Томасом.

— Прелестная вещица! — заметила она, беря кулон в руки и поглаживая серебряных змеек. — Почему ты ее не носишь?

— Если честно, то он мне уже поднадоел. Ты же знаешь, я не очень фанатею от украшений, — призналась Линда. — Хотя я, конечно, не отрицаю, что он очень красивый.

— Ну, раз он тебе надоел, может, дашь его мне покрасоваться немного, а? — Никки жалобно посмотрела на Линду. — А я слово волшебное знаю: пожалуйста!!!

— Конечно, бери, если хочешь! — сказала Линда. — Неужели ты думаешь, что мне жаль какого-то кулона для любимой подруги?

— Не думаю, — улыбнулась Никки, застегивая цепочку с кулоном на своей шее.


Возвратившись домой и покончив со всеми вечерними ритуалами, Никки легла в постель и принялась читать книжку. То был любовный роман, при чем далеко не лучшего качества, который ей подогнала одна подруга. Элен очень нахваливала роман и была от него в полном восторге. Николь заинтриговало, чем подобная дребедень могла заинтересовать Элен, ведь та была умной и образованной девушкой.

Сюжет сего бестселлера был до ужаса примитивен и заключался в следующем: некая барышня попадает в рабство на корабль к придурковатому рыжему пирату. Сначала он над ней издевается, как только может, а потом эта мазохистка вдруг понимает, что влюблена в него! И теперь уже она упрашивает его, чтобы он над ней поиздевался! Воистину, неисповедимы пути дщерей человеческих и авторской мысли! Вот такой вот маразм с элементами садомазохизма! Единственным плюсом сего высокохудожественного произведения было то, что, прочитав страницы три, Никки засыпала, как убитая. Даже если до этого мучила злая бессонница! Что произошло и на этот раз.


…Голубой песок… Никки зажмурилась и снова открыла глаза, но это не помогло. Она находилась посреди бескрайней голубой пустыни. Вокруг царили голубые дюны и барханы, а над головой звездное небо. Правда, вели себя эти звезды не очень-то по-звездному: армия мигающих огоньков кружилась по спирали, словно гигантский круг гипнотизера. Только от одного взгляда на это, с позволения сказать, небо, Никки стало нехорошо — голова закружилась, а желудок предательски сжался в комок и сделал поползновение вверх.

- Боже мой! — воскликнула девушка, шлепаясь на песок. — Где это я? Бред какой-то!

Посидев немного на песке, Никки все-таки справилась с головокружением и решила пройтись. Конечно, она не знала, куда нужно идти, но все равно это было бы лучше, чем сидеть на холодном песке. Девушка поднялась на ноги, стараясь не смотреть в небо, и зашагала вперед. А точнее, куда глаза глядят. Шла себе и шла, проваливаясь по щиколотку в голубой песок, пока не забралась на бархан средней величины. Открывшийся вид настолько ее поразил, что она восторженно ахнула, застыв на месте.

А увидела она вот что: кругом, насколько хватало глаз (несмотря на очевидную ночь, видно было довольно далеко) был все тот же голубой песок, впереди же, возвышались и словно бы подпирали собою небо пирамиды. Они были разбросаны по видимому участку пустыни в изящном беспорядке, словно крупные изумруды в сундуке с золотом. А у самой ближней пирамиды возлежал Сфинкс и более всего он напоминал сейчас кота, сидящего перед мышиной норой. Он как бы всем своим видом убеждал: «да сплю я, сплю!», в тоже время готовясь к смертельному для мыши прыжку.

- Ой, я же всю жизнь мечтала побывать в Египте! — подбодрила себя Никки и рванула было вперед, но ее нога вдруг поехала вниз со скоростью, на которую Никки едва ли рассчитывала и девушка ухнула на песок. Однако же она все еще продолжала двигаться вниз!

- Мама! — завопила Никки и ей в рот тут же посыпался песок, но выплюнуть его она уже не успела, потому что катилась вниз с нарастающей скоростью!

— М-да, хорошо, что тут песок, а не щебень! — пробурчала Никки, после того как, наконец, скатилась к подножию бархана. Но не успела она встать на ноги, как на нее тут же насыпалась целая куча песка. Кое-как выбравшись наружу, Никки, пошатываясь, встала и принялась оттряхивать одежду, бурча под нос что-то совсем уж нецензурное. А, отряхнувшись, она вдруг заметила, что теперь она гораздо ближе к пирамиде и к сфинксу, чем это казалось с самого начала. К тому же отсюда, снизу, и пирамида, и сфинкс казались гораздо меньше, чем это виделось с бархана. А, вроде бы, все должно быть наоборот?

Недолго думая, Никки направилась к сфинксу. Шла недолго, каких-нибудь десять минут.

- До этого часа у меня были несколько другие понятия о времени и пространстве! — пробормотала она, подходя.

Дошла и уставилась на это «чудо человеческой мысли». Сфинкс, как сфинкс. Ухо драное, морда сонная, только вот маленький какой-то, как будто макет из парка развлечений. И крылья где полагается, и нос не отбитый. В общем, ерунда какая-то, ненатуральная. Никки даже протянула руку и прикоснулась к лапе сфинкса, чтобы проверить, а не из пенопласта ли он?

Но тут же ощутила холод шершавого камня. Это ее немного успокоило. Но тут на небо вылезла… зеленая луна! И не просто зеленоватая, как, возможно, бывает, а прямо-таки плотоядно-зеленая!

— Ну, это уже слишком! — воскликнула Никки.

Чтобы не смотреть на эту зеленую гадость в небе, Николь отправилась побродить вокруг сфинкса и вдруг ее ушки уловили какое-то издевательское посвистывание. Девушка насторожилась: похоже, что свистуны завелись где-то неподалеку. Она едва сдержалась, что бы не броситься на звук с истошным криком: «Люди!!!». Вместо этого, она чинно и плавно направилась на поиски этих самых свистунов. И стоило только ей завернуть за левую переднюю лапу сфинкса, как она наткнулась на человека в черной одежде, который возлежал на спине, пристроившись у этой самой лапы. Человек любовался ядовито-зеленой луной и жевал невесть откуда взявшуюся в пустыне соломинку. Чертополох, что ли? Но даже он в пустыне, кажется, не растет!!!

- Не свистите, денег не будет! — сказала Никки. Человек ответил не сразу. Он немного поразмышлял, а потом спросил:

— Какой сегодня очаровательный восход луны, вы не находите?

- Омерзительный!!! — фыркнула Никки, вкладывая в это слово все, что она думает об этой голубой пустыне, ненатуральных сфинксах и зеленых лунах, в частности.

— Правда? — изумился человек. — Впрочем, я тоже так думаю…

Он повернулся к Никки лицом, и та остолбенела. Перед ней стоял Арсен Дауорд собственной персоной. Правда, он словно бы немного постарел, так, на два-три столетия, не больше. К тому же, у него были длинные волосы и одежда, мягко говоря, чудаковатая. Странно было видеть на нем прикид а-ля граф Дракула из фильма «Ван Хельсинг».

- Мистер Дауорд, это вы?!! — ошалело спросила Никки.

— Нет, не я, — ответил Арсен или кто-то, как две капли воды похожий на него.

«Стоп! — подумала Никки. — Наверное, именно таким его видела Линда во сне!»

Потом ее мысли вообще смешались в одну сплошную кучу и более всего напоминали горячечный бред: «Так, что, значит, теперь он мне будет сниться?!! Что за чушь!!! Я же, в отличие от Линды, не влюблена в него! Так что же это значит? Что сейчас я сплю и вижу сон?! Но ведь все происходящее так натурально! Несмотря даже на законченный сюрреализм!!!»

- Да спишь ты, спишь! — попыталась успокоить ее постаревшая и заросшая копия мистера Дауорда. — Зачем же так волноваться? А сны ведь разные бывают, ничего страшного здесь нет.

- А я и не боюсь, — гордо сказала Никки, сумевшая все же взять себя в руки.

— Ну и как вам местность? — поинтересовался двойник Арсена, как поняла Николь, он еще сам не определился, как к ней обращаться: на «вы» или на «ты», а посему говорил и то и другое по очереди. — Правда, на Египет похоже?

— Ага, похоже, — кивнула девушка. — Как свинья на ежа. Только шерстка не така!

В ответ Никки ожидала услышать все что угодно, но только не такую реплику:

— Да, похоже, что с цветами я малость переборщил!

Неожиданно все вокруг потемнело, лунный свет погас, словно электрическая лампочка, в воздух взметнулся целый вихрь из песка, а Никки и мистер Дауорд оказались как раз в его центре. Сначала девушке стало не по себе, но мистер Дауорд даже бровью не повел, поэтому пришлось срочно успокаиваться. А через несколько минут Никки даже понравилось. Кому сказать, что она находилась внутри настоящего смерча, так никто же не поверит! Здесь было на удивление тихо, только слабый ветерок ворошил волосы. Но не успела Никки налюбоваться смерчем «изнутри», как все кончилось: вихрь мгновенно утих, все песчинки улеглись на свои насиженные места, и девушка увидела, что песок желтый, луна в небе тоже желтая, а небо больше не напоминает бешеную спираль. Да и местные чудеса света больше не похожи на бутафорию. При одном взгляде на них всякая подобная мысль отпадала.

— Так-то лучше, — сказала Никки. — Вот это я понимаю!

— Ну, раз теперь тебе здесь нравится, — сказал Арсен, поворачиваясь к Николь и устремляя на нее неподвижный взгляд голубых глаз, — то, значит, пришло время сообщить тебе то, ради чего ты попала сюда, Никки.

- Так это все неслучайно? — поинтересовалась она.

— Неслучайно, — кивнул мистер Дауорд. — Что касается Египта, так это просто способ доставить тебе удовольствие, ведь ты всегда мечтала побывать здесь?

— Еще как! Но как вы узнали об этом?

— Я предпочитаю держать в секрете имена своих информаторов! — улыбнулся Арсен. — Но речь сейчас не об этом. Никки, вам с Линдой угрожает большая опасность! К несчастью, мне неизвестно точно, с какой стороны она придет и чего именно вам стоит опасаться. Но что опасаться стоит — это однозначно. Не доверяйте незнакомым людям, вдруг изъявляющим бурное желание вам помочь. Не доверяйте никому, кроме проверенных временем и дружбой людей! И, как сказал писатель, никогда не разговаривайте с неизвестными!

- Но что мы такого сделали? Чем навлекли эту опасность? — изумленно проговорила Никки. — Этого пока вам знать ненужно, слишком многое сейчас поставлено на карту. Как говорится, меньше знаешь — крепче спишь. Просто придерживайтесь данного мною совета. Придет время и вы с Линдой обо всем узнаете.

Но сейчас, Никки, тебе пора просыпаться, утро уже близко. А когда ты проснешься, то будешь помнить только предупреждение и более ничего. Ты поняла, моя милая?

Не успела Никки что-то возразить или хотя бы спросить, как все вокруг стало обесцвечиваться, в одно мгновение ока реальность пожухла, как осенний лист под действием первого мороза, и стала плоской, как простенькая компьютерная игра. Цветными и объемными оставались лишь сама Никки и двойник мистера Дауорда, который стоял, скрестив руки на груди возле плоского и бесцветного сфинкса.

А потом все окончательно провалилось в никуда.


Новый день принес новые хлопоты. Началось все с того, что подружки отправились по магазинам за поддавками к Рождеству. Была суббота, выходной день, да еще накануне праздника, поэтому по улицам сновало столько людей, сколько, казалось бы, и не жило в их городе. В такой толпе легко можно было затеряться, а некоторые места и вовсе грозили тем, что тебя попросту затопчут! Особенно много было людей в магазинах, продававших игрушки и прочую мелочь, которая могла бы сойти за подарок к Рождеству.

— Мама мия! — вскрикнула вдруг Линда, чудом увернувшись от ломанувшегося было вперед весьма объемного дяденьки.

- Чего это ты по-итальянски заговорила? — поинтересовалась Никки, беря подругу под руку. — Да тут не только по-итальянски, по-чучмецки заговорить можно! -

А это по-каковски? — поинтересовалась Николь.

— Не знаю, — отмахнулась Линда. — Чучмеки — это народность такая, где-нибудь у Крайнего Севера. Их наречия я, конечно, не знаю, но чувствую, что еще несколько минут такой вот ходьбы и на меня снизойдет откровение!

- Ну-ну! — улыбнулась подруга. — А я посмотрю, как это будет происходить! Всю жизнь мечтала увидеть, как снисходит откровение! Подозреваю, что так же неожиданно, как кирпич на голову! Кстати, ты не подскажешь, что мне подарить Фоксу?

— Себя, — хихикнула Линда, за что тут же схлопотала легкий тычок в бок от Никки. И возмутилась: — За что?!! Ты думаешь ему не понравиться такой подарок?

— Наоборот, чересчур понравится, в том-то и проблема! Такими подарками не разбрасываются, ради какого-то там Рождества! Нужно что-то менее ценное, но, в тоже время, приятное.

- Тогда подари ему «семейные» трусы с сердечками! — прыснула Линда. — А что? И приятно и полезно! Кроме того, я читала, что стиль ретро снова входит в моду!

- Дался ему твой стиль ретро! Линда, я ведь серьезно спрашиваю!

— На дурацкий вопрос получаешь дурацкий ответ! Никки, Рой ведь не мой парень и без понятия, что ему можно подарить! Было бы это так, я бы что-то придумала!

— В этом смысле тебе легче…

— Да, но ведь никто не освобождал меня от обязанности покупать подарки всем остальным! Ведь так?

Никки кивнула в ответ, и потянула подругу в ближайший музыкальный магазин за очередным CD. А, приобретя таковой, наконец, успокоилась.


Прошло два дня. Настал вторник, на вечер которого был назначен бал-маскарад. День растворился в предпраздничных хлопотах, захвативших всех штормовой волной, так что вечер наступил неожиданно быстро, казалось, никто даже глазом моргнуть не успел.

Друзья направились в университет с куда большей охотой, чем когда-либо раньше.

К парадному входу, украшенному электрическими гирляндами, разноцветными лентами и еловыми ветками, отовсюду уже стекалась праздная толпа. Двери штурмовали все кому не лень, только проблемка была в том, что вход был по пригласительным билетам и только для обитателей сего заведения. А всех, кто такового не имел, твердой рукой отсеивала предусмотрительно нанятая охрана. Но даже при наличии пригласительного билета зайти в двери было не так уж и легко!

Когда друзья все же зашли в вестибюль, то едва не задохнулись от адской смеси из разнообразной парфюмерной продукции, но вскоре притерпелись.

- Всегда мечтал почувствовать себя токсикоманом! — заявил Фокс.

— Ну, так наслаждайся, коль выпала такая счастливая возможность! — фыркнула Никки, одевая бордовую с золотом полумаску и оглядываясь по сторонам, в поисках знакомых лиц. Но так как эти лица тоже были предусмотрительно замаскированы, то узнать кого-то было нелегко. Поэтому она ограничилась скептическим разглядыванием маскарадных костюмов.

— Посмотри налево, — шепнула она Линде, — видишь, какой-то придурок приперся в костюме Бэтмена! Мама дорогая! Он что, только что из детского сада?

— Каждый выпендривается, как может! — глубокомысленно заметила Линда. — Может, ему подарили этот костюм в далеком детстве, «навырост», так сказать. И он всю жизнь мечтал, когда же его наденет, а вырос только сегодня…

— Ну, ты даешь! — расхохотался Фокс. — Целую мелодраму сочинила! Слушай, Линда, тебе нужно в драматурги податься! Настрочишь шедевров, закрутишь бизнес, будешь большие бабки зашибать! Только, когда разбогатеешь, не забудь про бедненького Фокса, который тебе такую клёвую идейку подкинул!

- И это так он желает счастья подруге: «меня не забудь»! Эгоист несчастный! — хмыкнула Линда.

— Но, подруга! Ты что забыла, в какое сложное время мы живем? — Фокс изобразил на своем лице полное изумление. — Бесплатным бывает только сыр в гильотине! А ты еще хочешь, что бы тебе такие перспективные идеи за просто так раздавали!

— Можешь забрать идею себе, — великодушно разрешила Линда. — И, будь другом, скрой свою лисью физиономию за маской! Ты на карнавале или где?

— Вы так щедры и заботливы, мадемуазель! — отвесил Рой шутовской поклон, но маску все же одел и сразу превратился в славного трубадура, только лютни до полного счастья не хватало. А гитару волочь сюда, пусть даже для полноты образа, было бы слишком накладно.

Наконец они добрались до актового зала, где, собственно и проходил праздник. Здесь царила извечная подруга молодежи — полутьма, в которой шанс узнать кого-либо вообще превращался в ничто, а мерцающий свет гирлянд и элиминации, только усиливал эффект таинственности.

Друзья стали так, чтобы открывался приличный вид на сцену и на входные двери. На довольно прилично освещенной сцене с одной стороны стояли сани, запряженные картонными оленями, а с другой стороны был представлен хлев, в котором родился Спаситель.

«Не иначе, как будут нас баловать библейскими сюжетами! — подумала Линда. — Каждый год — одно и тоже! Этого еще не хватало!»

Зал постепенно наполнялся, притихла музыка и взамен современной, зазвучало что-то иное, отдаленно напоминавшее эпоху двухтысячелетней давности, которую никто из присутствующих здесь, естественно, не застал, но все же оставалось надеяться, что хоть какое-то отдаленное сходство все имело место. Линда приготовилась спать. Не то чтобы она не верила в Бога и, тем более, не уважала религиозные традиции и все, что было с ними связанно, но видеть одно и тоже из года в год было несколько утомительно.

Но девушка терпеливо ожидала окончания представления и начала самого бала, ради которого, собственно, они и пришли. Ну а пока отдавалась дань вере, Линда тщетно пыталась найти среди присутствующих Арсена, то при таком скопище народу было почти невозможно, но она все же надеялась тайком, на маленькое рождественское чудо. Куда там! Безуспешно! Разве здесь было реально кого-нибудь найти, даже если точно знаешь, где искать?!! В сотый раз обводя взглядом зал, Линда поняла, что мистер Дауорд либо попросту «забил» на сие мероприятие, что не было бы удивительно, либо ей просто его не узнать сегодня. А она так надеялась!

Линда украдкой вздохнула и уставилась на сцену. Там как раз волхвы принесли младенцу дары. Это означало одно: конец представления не так уж и далек!

Впрочем, не одна Линда была недовольна происходящим, Никки откровенно скучала и пыталась подавить один зевок за другим. Фокс вел себя не лучше. М-да, тяжелый случай!

Прошло еще несколько минут, прежде чем представление закончилось. Все дружно зааплодировали, трио друзей тоже. Спасибо актерам, за то, что закруглились на пять минут раньше, чем обычно.

На сцене погасли прожектора, заиграла музыка, довольно неплохая, кстати. Никки и Фокс тут же испарились в толпе танцующих, а Линда, решившая заниматься своим любимым делом: наблюдением за происходящим с безопасного расстояния, отправилась к столикам за коктейлем, по пути не переставая выглядывать мистера Дауорда, но тщетно.

Линда села за столик, слегка удрученная тем, что ее ожидания не оправдались. Отовсюду слышался смех, гремела музыка, треки сменялись один другим, а Линда все так же сидела одна. Фокс и Николь все не возвращались, увлеченные друг другом и царящим праздником.

Девушка пригубила коктейль, мысленно решив сегодня напиться в стельку с горя, раз уж ей не суждено встретить здесь того, кого она так мечтала хотя бы увидеть. Конечно, к ней несколько раз подходили новоявленные кавалеры, с намерением пригласить на танец, но у девушки совершенно не было на это настроения и поэтому кавалеры шли туда, откуда пришли.

Линда как раз допивала третью порцию коктейля, как вдруг из полутьмы вынырнул некто в черном костюме и направился к ее столику. Линда уже было приготовилась давать очередной отворот-поворот, но когда этот «некто» заговорил, у нее пропал дар речи.

— Юной прекрасной леди не годится сидеть здесь в компании одного лишь коктейля, — сказал этот неожиданный гость. Несмотря на то, что лицо говорившего было полностью скрыто под маской, сердце девушки дрогнуло: это он! Но прежде чем поверить утверждению сердца, Линда зажмурилась и снова открыла глаза, втайне опасаясь, что сейчас этот ее неожиданный собеседник попросту растворится во тьме. Но он не растворился. А так и стоял около ее стола. И хотя Линда не видела его лица, ей почему-то подумалось, что он улыбается. А из-под этой самой черной, великолепнейшей выделки, маски на нее смотрели электро-голубые глаза. Какие могли принадлежать только одному человеку.

— Кто вы? — ошеломленно спросила она, наконец. — Тот, кто я думаю, или же нет?

— Не могу утверждать, потому что я не знаю, о ком вы думаете. Что же касается моей личности, то ведь у нас маскарад, не так ли? Посему знать мое имя вам не обязательно, ровно как мне ваше.

- Вы хотите сказать, что не знаете, кто я?

- Давайте не будем нарушать таинство карнавала, — сказал он, — это портит праздник. Просто я увидел, как вы сидите здесь одна и грустите, и мне захотелось поднять вам настроение.

— Каким же образом? — лукаво поинтересовалась Линда.

— Приятной беседой, например, — пожал плечами он. — А, быть может, вы разрешите пригласить вас на танец?

Рука в бархатной перчатке протянулась ей навстречу, а голубые глаза смотрели пристально и маняще.

— Ну, же, идем! — сказал он. — Решайтесь! Это все равно лучше, чем сидеть тут и злоупотреблять коктейлями!

Линда вложила руку в его раскрытую ладонь и ее пробрала дрожь. Вдруг в памяти всплыли те фантастические сны, которые, казалось бы, уже поросли дымкой забвения.

Партнер провел Линду в самую середину танцующих и в этот момент объявили медленный танец.

- Видите, как нам с вами везет! — прошептал спутник Линды прямо ей на ухо. Линда предпочла промолчать, она попросту решила раствориться в приятной музыке и глазах своего спутника. Пусть даже это и не тот, о ком она думает, но ведь он чертовски похож на мистера Дауорда! Впрочем, она почему-то почти не сомневалась, что это сам Арсен, но тот упорно продолжал ломать комедию, разговоры разговаривать не желал и признаваться, что он это — он, тоже. Все происходящее понемногу начало напоминать сон: те же движения, та же улыбка проницательных глаз напротив, то же тепло руки, сжимавшей ее руку.

Неожиданно музыка закончилась, сменившись другой, с более быстрым ритмом, который совершенно не подходил к данной ситуации. Линда и ее партнер, с заметной неохотой, остановились.

- Думаю, нам следует подождать следующей композиции, — предложил мужчина. — Как вы думаете, ma cherie?

— Пожалуй, да, — согласилась Линда.

Рука в черной перчатке коснулась запястья Линды, и ее обладатель увлек девушку за собой, прочь из толпы, туда, где столики почти терялись из виду в царящем полумраке. Они сели за один из тех столиков. Линда растеряно принялась вертеть в руках стаканчик с соком, взятый минутой назад у официанта, и, не осмеливаясь взглянуть на своего партнера по танцам, искала взглядом Никки и Фокса.

- Миледи, можно я задам вам один вопрос? — вдруг нарушил молчание ее неожиданный спутник.

— Да, — кивнула Линда.

- Только я должен сразу предупредить вас, что это будет не совсем обычный вопрос. Вы все еще согласны?

— Да, но при условии, что этот вопрос будет соответствовать моральным устоям! — усмехнулась Линда.

- О, безусловно! — засмеялся ее собеседник.

«Вот и смеется он точь-в-точь, как Арсен! — подумала Линда, как бы между делом. — Но к чему тогда вся эта комедия? Неужели он думает, что я не узнала его? Назвать его, что ли по-имени? Но проблема в том, что остается один ничтожный процент, что это не он, и если я назову его Арсеном, и это окажется так, то я очень крупно облажаюсь! Вот засада!»

— Во что вы верите? — вдруг спросил тот, кого Линда считала Арсеном.

— Как это «во что»? — не поняла девушка.

— Ну… в вашей жизни ведь должны быть какие-то цели, идеалы, то, во что вы верите, чего желаете достичь, на что равняетесь, в конце концов! Во что вы верите: в Бога, в любовь, силы порядка и Хаоса? А, может, в сумму элементарных частиц? Вы верите в пророчества, вещие сны, либо только в то, что видите собственными глазами? А быть может, вы закоренелый материалист и верите лишь в букву закона и в то, что происходит здесь и сейчас? Или все-таки идеалист?

— Это уже целый ворох вопросов, — заметила Линда.

— Я просто пытался пояснить вам суть своего вопроса. Ну, так что?

- Затрудняюсь ответить, — сказала девушка после некоторого раздумья. — Наверное, я ни то, ни другое. Материалист, склонный к идеализму, или идеалист, не брезгующий и материализмом.

Я верю в людей, что окружают меня и которые верят в меня, с надеждой смотрю в завтрашний день, но также часто склонна к пессимизму. Пророчества меня мало интересуют, а вот сны, сны — это да! Их нельзя оставлять без внимания.

Бог? Нет, скорее уж Вселенский разум, способный принимать любые ипостаси. Я не могу назвать себя верующей, мне не нравится ни одна из известных религий. Я склонна, скорее к поиску идеалов на земле, а не на небе. А посему могу вовсе назвать себя язычницей. Возможно, в этом как раз и есть моя ошибка, и я признаю её. Надеюсь, я не оскорбила ваших чувств, своими еретическими домыслами?

— Да нет, — пожал он плечами, — мне очень интересен ход ваших мыслей. Продолжайте. А как, в таком случае, насчет магии?

— Магии? — удивленно переспросила Линда. — Той, которую демонстрируют нам иллюзионисты с экрана телевизора?

— Нет. Я имею в виду Чистую Энергию природы. Или Бога, если угодно.

— Но ведь это же чистой воды сказки, извините за каламбур! — воскликнула Линда. — Вы что, говорите о бабушках в черных платьях и остроконечных шляпах, которые летают на метлах в Вальпургиеву ночь?

— Не совсем об этом, но примерно, да, — сказал ее собеседник. — Но я бы пошел несколько дальше. Я о той силе, которую представляют фантасты в своих романах и которая, тем не менее, существует, пусть и не в том виде, в каком мы ожидаем ее увидеть…

А как тогда насчет любви? Вы верите в любовь с первого взгляда? В любовь, которой посвящают романы и поэмы, ради которой совершают немыслимые подвиги и идут на любые жертвы? В любовь, от которой готово разорваться сердце?

— Сердце? — переспросила Линда. — Нет, сердце вы сюда не примешивайте! Сердце тут-то как раз и не при чем! Любовь — это всего лишь химия организма. Ее придумывает себе мозг, руководствуясь банальным инстинктом продолжения рода и выбирая, этот нравится, а этот — нет. Мозг же и посылает сигналы, способствующие выработке гормонов… А сердце всего лишь часто бьется от избытка адреналина, который, к слову, вырабатывается и тогда, когда человек напуган!

Есть и другие гормоны, но сердце здесь совсем ни при чем. Поэты лгут по старой привычке. Всему виной лишь мозг…

— Я смотрю, вы неплохо осведомлены по этой части, — тихонько заметил тот, кого Линда считала Арсеном.

— Читала соответствующую литературу, — ответила Линда. — А любви с первого взгляда не бывает!

— Я, пожалуй, не буду спрашивать, почему вы так считаете и кто тот негодяй, благодаря которому вы потеряли те качества, какие обязательно присущи юным девушкам, то есть непроходимую романтичность и наивность, — сказал ее собеседник, вперив в девушку пристальный взгляд. — Ну что же, может, отвлечемся от высших материй и потанцуем?

— Наверное, так будет лучше, — сказала Линда, которую давно утомил этот допрос. Она думала не совсем так, как говорила, но считала, что (если это действительно Арсен) пусть не расслабляется и поломает лишний раз голову над ее словами. — Если честно, то я не очень люблю подобные разговоры.

— Почему же? — дохнул ей на ухо мужчина, когда они уже двигались под медленную и несколько печальную музыку.

— Потому что я и в любовь не верю, — с плохо скрываемым раздражением ответила Линда. — Потому что не бывает взаимной любви, такой, какую упорно навязывают нам с раннего детства. Любит только кто-то один, а другой позволяет себя любить.

- А я, как это ни странно, верю в любовь, — неожиданно шепнул ей он. — Во взаимную любовь с первого взгляда, сотворенную серцем, а не гормонами.

— Тогда вы — неисправимый романтик и фантазер!

— Ничуть, просто я верю в то, что происходит со мной.

Они замолчали. У Линды появилось время покрутить головой и она увидела Никки и Фокса, стоявших неподалеку. Подруга помахала ей рукой, а Линда кивнула ей в ответ.

— Ну что, социологический опрос окончен? — не утерпев, нарушила молчание Линда.

- Да, — кивнул он. — Окончен.

— И какие выводы?

- Не обижайтесь, ma cherie, но выводы самые неутешительные! Вы заплутали в лабиринте сдерживаемых эмоций и невысказанных идей, вы разуверились почти во всем. Я бы многое отдал за то, чтобы вернуть вам эту веру!

— Почему? — едва слышно пролепетала Линда, сбившись с ритма.

— Потому что жизнь без веры — это не жизнь! — ответил Арсен (или все-таки не он?!!), восстанавливая ритм. — А просто петля, обильно смазанная салом, которая медленно, но верно, затягивается на шее. Такая девушка, как вы, просто обязана верить в любовь!

Рука Линды задрожала, и ее партнер не мог не уловить этого.

— Наверное, — продолжал он, — вам просто еще не повстречался человек, которому было бы под силу изменить ваше мнение. Но это ничего, вы обязательно его встретите. А, быть может, уже встретили, только не подозреваете об этом…


В это время музыка в очередной раз закончилась, а вместе с нею закончился и пренеприятный разговор, возникший между ними. Линда промолчала, а он не стал настаивать. Спутник девушки отвел ее к столику, после чего попросил прощения и сказал, что ему нужно ненадолго отлучиться, но пообещал, что непременно вернется, чтобы продолжить то, что они не успели закончить.

А затем Линда снова осталась в гордом одиночестве и полной растерянности. Она никак не могла понять одно, если это Арсен, то почему он корчит из себя саму таинственность и не желает признаваться, что он — это он? Даже если допустить, что он не хочет чтобы их отношения стали достоянием всего универа, что, впрочем, понятно, то Линда не против. Но ей-то он мог бы и признаться. А если… тут Линду настигла другая мысль: а чего же он хочет, динамит его раздери? Похоже, что это так и останется тайной покрытой мраком. Если не навсегда, то на долгое время.

Глава третья

Никки шла по сумрачной полузнакомой улице, освещенной тусклым светом фонарей, тщетно пытаясь осознать, что же она тут делает. В окнах горел свет, откуда-то доносились звуки виолончели, ей тихо вторило фортепиано. Людей здесь почти не было, а те, которые все же попадались на пути, приветливо улыбались ей так, словно они были хорошими знакомыми. Никки улыбалась в ответ, а что ей еще оставалось делать?

Вместе с музыкой в воздухе витали ароматы кофе и ванили. Разглядывая чудные маленькие оконца на фасадах домов, Никки заприметила симпатичную вывеску кафе, на которой была изображена круглая желтая луна и витиеватая надпись: «Vollmond». Ниже была приписка другим шрифтом: «Наши двери всегда открыты для полуночных гостей!»

К великому своему восторгу, Никки вдруг поняла, что привлекшие ее звуки и запахи доносились именно оттуда. Не долго думая, девушка спустилась в полуподвальное помещение по выложенным диким камнем ступеням. Когда она открыла дверь, раздался мелодичный и тихий звон. Никки очутилась в небольшом, но безумно уютном помещении, освещенным неярким красноватым светом ламп в темно-красных абажурах. Здесь было всего пятнадцать столиков, только два из которых были заняты. В дальнем углу кафе было небольшое возвышение, которое заменяло сцену. На нем стоял стул, на котором сидел человек и играл на виолончели, пианиста видно не было, видимо он или она находились где-то за кулисами, потому что на такой маленькой сцене ни пианино, ни уж тем более рояль не поместились бы. Барная стойка располагалась слева от входа, за ней сидела миловидная девушка в классической черно-белой униформе.

Никки села за столик, который стоял поближе к сцене, и принялась разглядывать здешний интерьер. Здешняя обстановка была настолько приближена к домашней, что могло показаться, будто это просто званый вечер для дорогих гостей, а не филиал «общепита».

— Что будете заказывать? — поинтересовалась у Никки подошедшая официантка.

— Для начала — капуччино, — сказала Никки, — и дайте, пожалуйста, ваше меню. Я тут у вас впервые и не знаю ваших коронных блюд…

— Не желаете ли попробовать наши фирменные пирожные «За полночь»? — спросила официантка.

— Можно и попробовать, — великодушно согласилась Никки. — Принесите парочку.

Девушка улыбнулась и ушла, а Никки устроилась поудобнее на мягком, походившем на кресло стуле, и принялась внимать прелестной музыке.

Вскоре принесли ее заказ. Фирменные пирожные действительно оказались хороши.

«Тут и вправду просто здорово! — восхитилась Никки. — почему я раньше здесь никогда не была? Надо обязательно затащить сюда Линду и Фокса! Ведь без хорошей компании даже подобное место может показаться унылым…»

Но пока скучать она не собиралась. Обстановка вполне располагала к неторопливым мыслям и философским размышлениям, а большая чашка горячего капуччино направляла эти мысли и размышления в нужное русло. Никки улыбалась своим мечтам, слушая тихий напев виолончели, и ее мало что интересовало в этот момент. Плавный ход ее мыслей прервала все та же официантка.

— Извините, мисс, что отвлекаю, — сказала она, — но это для вас. Никки уставилась на нее, не совсем понимая, что же от нее хотят. Ее взгляд наткнулся на поднос, на котором стояла вазочка с цветами и блюдце с внушительной горкой шоколадных конфет в разноцветной фольге.

- Это что, презент для впервые пришедшего посетителя? — удивилась Никки. — Какая замечательная традиция!

— Вообще-то нет, — улыбнулась официантка. — Этот «презент» специально для вас от одного человека.

- Но ведь я тут никого не знаю! — изумилась Никки.

— Видимо, этот «кто-то» знает вас. Держите.

С этими словами девушка поставила на столик конфеты и цветы, а затем удалилась. Никки рассеяно развернула конфету, надкусила. Она оказалась очень даже ничего. Кажется, девушка ела что-то похожее когда-то в детстве…

Никки обвела взглядом маленькое кафе: кроме уже виденных ею посетителей, она заметила троих, кто теоретически мог бы быть дарителем. Первым был юноша с внешностью компью-терного гения: очки, всклокоченные волосы и блуждающий взгляд, устремленный в никуда. Он переводил взгляд от мобильного телефона на дверь и обратно. Нет. Наверное, это не его рук дело.

Второй — солидный дяденька лет сорока, облаченный в деловой костюм. Никки вообще удивило, как он сюда забрел. Ей казалось, что подобные места не подходят для деловых встреч. Хотя для свиданий с секретаршами вполне сгодились бы… Ну уж нет! Она очень надеется на то, что это не он. Не хотелось бы ей быть его секретаршей! При всех его возможных финансо-вых вкладах.

Ну а третий «подозреваемый» держался вдали от тусклого света темно-красного абажура и молча курил, привычным жестом стряхивая в пепельницу образовавшийся пепел. Он был одет в темные джинсы и черный свитер с замысловатой белой вязью на левом плече. А вот из его внешнего облика Никки, краем глаза, только и сумела разглядеть, что темные волосы, красиво обрамлявшие бледное лицо и глаза, отражавшие неяркий свет лампы. Сначала он смотрел куда-то в сторону, а Никки, воспользовавшись оказией, пыталась рассмотреть его получше, а потом вдруг перевел взгляд прямо на девушку, которая спохватилась слишком поздно и не успела отвести взгляд. Он посмотрел ей прямо в глаза, а ее пробрала дрожь.

«Вот, блин! — подумалось ей. — Это же надо так красиво сесть в лужу!»

Незнакомец подарил ей чарующую улыбку, после чего встал и направился к ее столику. У него были чертовски красивые зеленые глаза и приятно пахнущий дорогой одеколон. Это Никки просекла сразу.

— Я вам не помешаю, миледи? — спросил он, подходя. Никки покачала головой, давая отрицательный ответ. Ко всему прочему, незнакомец был обладателем обворожительного голоса. Он сел.

— Спасибо за подарок, — сказала Никки.

- Вы догадались, — снова улыбнулся он.

— Это было нетрудно. Здесь не так уж много людей, которые могли бы сойти за человека, разбрасывающегося конфетами.

— Вы использовали дедуктивный метод, чтобы сузить круг подозреваемых?

— Скорее банальную интуицию, — ответила девушка. — Мои «холмсовские» способности крепко спят, если они вообще когда-то были…

— Ну как, вам нравится здесь? — незнакомец обвел взглядом кафе.

— Да, здесь очень мило. Все так необычно и ново. А может быть, мне просто редко попадались приличные забегаловки?

— Все может быть, — промурлыкал ее собеседник, а потом вдруг спохватился. — Ох! Какой же я невежа! Ведь я сначала должен был представиться, да и узнать имя прекрасной незнакомки тоже не мешало бы…

Он встал, куртуазно поклонился и произнес:

— Меня зовут Кир. Извините, что не прилагаю к своему имени все генеалогическое древо, но это имя — все, чем я располагаю на данный момент. Могу ли я теперь узнать, как зовут прекрасную леди?

— Прекрасную леди зовут Никки. Кстати, я тоже не могу никого шокировать десятком вычурных имен. Вы уж извините.

— Я безумно рад знакомству с вами, Никки, — молвил Кир, осторожно взял затрепетавшую руку девушки, поднес к губам и так же осторожно поцеловал. — Я ваш вечный и покорный слуга.

Никки выдавила из себя милую улыбку, с трудом подавляя в себе желание зацеловать его до полусмерти. Запах одеколона сводил с ума.

— Не желаете ли что-нибудь выпить? — поинтересовался Кир. — Может, шампанское, за встречу?

— Можно, — кивнула Никки. — Как раз ваши конфеты пригодятся. Мне все равно одной не осилить столько.

Изящным движением руки ее новый знакомый подозвал официантку и сделал заказ. Его принесли буквально через несколько минут. Кир с тихим хлопком откупорил пробку и разлил пенящуюся жидкость в бокалы.

— Мой первый тост за прекрасную даму, — шепнул он, протягивая руку, чтобы коснуться своим бокалом бокала в руке Никки.

— С удовольствием принимаю, — теперь была очередь Никки демонстрировать очаровательную лукавую улыбку, уже практически лишенную не совсем свойственного ей смущения. Дегустация напитка потребовала минутной тишины. Надо сказать, что он этого стоил.

— Каким будет следующий тост? — спросила Никки. — За не менее прекрасного рыцаря?

- Думаю, мне по силам сочинить что-нибудь более оригинальное, — серьезно заметил Кир. — Хотя, спасибо за комплимент.

- А могу ли я поинтересоваться, чем вы предпочитаете заниматься? В смысле… я имею в виду работу.

По его губам скользнуло некое подобие усмешки.

— А я думал, что именно моя работа заинтересовала вас, Никки, — произнес Кир.

— В каком смысле?

— Вы так очаровательны в своей невнимательности! — усмешка на его губах стала более явной. А Никки подумала, что его очередной комплимент несколько сомнителен. — Ну-ка, прислушайтесь к себе, разве сейчас все точно так же, как было, когда вы вошли сюда?

— Боже мой! — воскликнула девушка. — Ведь теперь виолончель молчит! Значит ли это то…

— Значит, — кивнул он. — Я — музыкант в этом прелестном заведении.

— Вы замечательно играли, — мечтательно произнесла Никки, заглядывая в его бездонные глаза. — Спасибо.


Вечер плавно перетекал в глубокую ночь. Никки и ее новый знакомый успели обговорить все мыслимые темы и неожиданно обнаружить, что многие их мысли очень схожи между собой. Настолько схожи, насколько вообще могут быть схожими мысли двух разных людей. Давно уже все происходящее казалось Никки какой-то неожиданно сбывшейся мечтой или ска-зочным романтическим фильмом. Кажется, она уже давно не была так счастлива, как сегодня. Наконец, когда шампанское успело дважды закончиться, а Никки опьянела несколько сильнее, чем следовало бы, Кир предложил прогуляться по ночному городу. Девушка согласилась. Они покинули уютное кафе в удивительно приподнятом настроении.


Когда Линда позвонила в дверь дома Никки, было позднее утро. Свежий морозный воздух бодрил не до конца проснувшийся разум и не давал скучать — все время нужно было притоптывать ногами или просто двигаться каким-либо из известных способов.

Вскоре дверь отворилась, и Линда увидела на пороге маму Никки.

— Доброе утро, — поздоровалась она. — Никки дома?

— Дома, — кивнула та, — доброе утро и тебе, Линда. Только вот для моей дочери оно еще не наступило.

— Никки все еще спит? — удивилась Линда. — Да. Полночи ее носило где-то вместе с Роем, так что теперь бедная девочка отсыпается. Проходи, Линда, не стой на пороге. Разбудишь как раз свою подружку.

Линда зашла, сняла куртку и сапоги, после чего тихонько прокралась в спальню Никки.

Раньше зачастую как раз Никки ее будила, что доставляло Николь немало удовольствия. Слишком уж извращенного, на вкус Линды. Ну, ничего, сейчас она испытает его на себе.

Девушка открыла дверь и увидела свою подругу мирно спящей на своей кровати.

— Никки, — позвала она, — пора просыпаться! Уже довольно поздно. Знаю, что я — собака бешеная, но иного пути уже нет. Не фиг было гулять так долго. Я вот, например, избавлена от подобных мучений, так как с Фоксом меня ничего не связывает… подумай об этом на досуге! Никки?

Никки даже не пошевелилась.

«Странно, — подумала Линда, — ведь обычно она очень чутко спит! Так сильно устала?»

- Никки! Вставай! А не то медведь приснится!

Но Никки не подавала никаких признаков жизни, кроме равномерно вздымавшейся и опускавшейся грудной клетки.

Тогда Линда принялась тормошить подругу, не слишком усердно, но все же чувствительно — и никакого результата! Девушка перепугалась не на шутку и выбежала из спальни. Тут же едва не сбив с ног мать Никки.

— Боже мой! — воскликнула та, схватившись за сердце. — Что случилось?

- Миссис Ричардсон! Она не просыпается! Я не могу ее разбудить! — Линда едва не плакала.

— Спокойно, Линда. Я надеюсь, что она просто очень устала и поэтому так крепко спит. Все будет в порядке. Сейчас мы пойдем и разбудим ее. Все будет в порядке.

Линда не поняла, кого она пыталась успокоить: ее или же себя.


— Летаргический сон, вот какой диагноз более очевиден, — сказал доктор в синем костюме, когда вышел из палаты, в которой находилась Никки.

— Это опасно? — дрожащим голосом спросила Линда.

- В принципе, нет. Однако же и хорошего в этом мало. Конечно, давно уже прошли те времена, когда впавших в летаргию считали мертвыми и хоронили практически заживо. Здесь мы обеспечим контроль за всеми функциями жизнедеятельности, проведем курс терапии…

- А когда она проснется, доктор? — уточнил Рой.

— Этого никто точно сказать не может. Так что нам остается только ждать, надеяться и верить. И уточнять диагноз. Миссис Ричардсон, пройдемте со мной. Мне нужен полный анамнез ее жизни, а так же жизни ближайших и далеких родственников. Были ли у кого-нибудь в роду психические нарушения, не было ли у самой пациентки каких-либо сильных расстройств либо потрясений. А вам, молодые люди, — обратился врач к Линде и Фоксу, — я бы посоветовал пойти домой и отдохнуть. Больной нужен покой. Тем более, что сейчас нужно будет делать различные процедуры. Вы сможете навестить ее завтра.

Друзьям пришлось удалиться. Хотя и не здорово хотелось. Они немного понарезали круги вокруг больницы, после чего все же сошлись на том, что нужно немного отдохнуть. Договорились созвониться и отправились по домам.


Линда медленно шла по улице, с трудом пытаясь осознать, что же произошло. Домой идти не хотелось — все равно там не было никого, кто бы мог ее поддержать и успокоить: родители уехали в отпуск в Италию. Она никак не могла понять, как мир все еще стоит на прежнем месте, когда с Никки случилась беда? И окружающим людям не было никакого дела до ее горя. Конечно, она будет надеяться и верить, но кто может сказать наверняка, что все будет хорошо? Плохие мысли лезли в голову сами собой, одна другой гаже…

«Как бы мне хотелось, чтобы всего этого не было! — с горечью подумала девушка. — Чтобы сейчас Никки была дома у телевизора, а я могла прийти к ней и поговорить… как всегда. Или хотя бы чтобы кто-нибудь спросил у меня, что случилось и почему на мне лица нет… Но нет, всем абсолютно наплевать на Никки и меня в частности… Боже мой, за что нам все это?»

— Линда, что с вами? — раздался вдруг до боли знакомый голос. — На вас лица нет! Что-то случилось? Линда подняла голову и удивленно уставилась на Арсена Дауорда, который стоял рядом.

— Как вы тут оказались? — прошептала она ошеломленно.

- Обыкновенно, — пожал плечами он. — Как все. Шагал сначала левой ногой, а затем правой. Правда, может и наоборот… Я как-то не задумывался над этим.

— Нет, я имею в виду, как получилось, что вы оказались здесь именно в то же время, когда и я?

— Ну, не знаю, — пожал плечами мистер Дауорд. — Быть может, просто наши Нити Судьбы снова пересеклись. Так что же произошло? Вы так бледны, что будь у вас белая одежда, я бы просто не заметил вас среди снега!

— Никки тяжело больна… она спала и не проснулась… — сдавленным голосом пролепетала Линда. — Кажется, это называется летаргия…

— Бог мой! — казалось, будто Арсен был испуган еще больше, чем сама Линда. — Как это произошло?

— Я… я толком не знаю…

- Так, — решительно сказал мистер Дауорд, — сейчас мы с вами пойдем куда-нибудь, где в спокойной обстановке вы мне все расскажете, хорошо?

- Угу, — кивнула Линда, а потом предложила, — можно пойти ко мне домой. Здесь уже недалеко, а мне бы не хотелось появляться сейчас в любом публичном месте.

— Так и сделаем, — кивнул Арсен. — Ведите. И, мне кажется, что вам, Линда, следует взять меня под руку. У вас такое лицо, будто вы сами сейчас в обморок хлопнетесь.

Линда послушалась. У нее не было желания возражать. У нее вообще не было никаких желаний, кроме, разве что, увидеть Никки снова здоровой и не спящей. Она ощущала замерзшими пальцами теплую ткань рукава пальто Арсена и нехотя удивлялась, почему не ощущает никаких чувств по этому поводу. Ведь она не видела его с рождественской вечеринки, то есть уже, практически, две недели, и по идее, должна была быть рада тому, что он так неожиданно оказался рядом. Раньше Линда с нетерпением ожидала конца каникул, лишь бы снова увидеть его, а теперь ей было все равно. Единственное, за что девушка благодарила кого-то там, наверху, так это за то, что ее не оставили одну.

Наконец они оказались на пороге дома Линды, она отперла дверь и жестом пригласила Арсена внутрь.

— Думаю, что вам лучше сесть, — заметил Арсен, когда они вошли в гостиную. — А я приготовлю вам чай, если, конечно, вы скажете, где кухня.

— Это так любезно с вашей стороны… — вымучено улыбнулась Линда. — Кухня по коридору налево.

Мистер Дауорд удалился на поиски кухни, а Линда рухнула в кресло и постаралась немного прийти в себя. В конце концов, ничего действительно страшного с Никки не произошло, а современная медицина ушла далеко вперед по сравнению даже с серединой прошлого века, так что им будет несложно все уладить.

Девушка шумно вздохнула и закрыла глаза.

«Вот если бы можно было заснуть, найти Никки в ее сне и попросить ее вернуться назад, — мелькнула мысль, — Я бы все сделала, лишь бы она вернулась!»

В это время вошел Арсен с чашками чая и потянул одну Линде.

— Я не нашел где у вас лежит сахар, — улыбнулся он, — но если вы подскажете, я принесу его.

- В шкафчике справа от входа на третьей полке, — ответила Линда. Он ушел, чтобы снова вернуться, но уже с сахаром.

Несколько минут спустя Линда рассеяно помешивала чай, наблюдая за тем, как кружок лимона совершает плавные вращения по диаметру чашки, а мистер Дауорд не сводил с нее встревоженного взгляда. Потом девушке все же удалось собраться с мыслями и достаточно четко изложить все события сегодняшнего дня.

Арсен внимательно слушал и молчал, в его голубых глазах читалась тревога. Потом, когда Линда закончила, он сказал:

— Мне бы хотелось взглянуть на нее, чтобы убедиться, прав ли я в своих домыслах.

— Домыслах?

- Да. Дело в том, Линда, что кроме всего прочего, когда-то я занимался и медициной. Понимаете, есть некоторые заболевания, которые не вылечишь одними таблетками и уколами. Иногда кроме тела приходится врачевать и душу. — Вы имеете в виду нетрадиционную медицину?

- Что-то в этом роде.

— Я не совсем понимаю, о чем вы, но мне все равно. Лишь бы эта ваша нетрадиционная медицина помогла. Однако, пока мы не можем к ней ехать. Только что ее лечащий врач выпер меня вместе с Фоксом оттуда подальше и попросил не беспокоить пациентку.

— Фоксом? — Я имею в виду Роя. Нашего друга и парня Никки.

— Понятно, — кивнул мистер Дауорд. — Значит, нужно немного подождать. Поедем проведать ее ближе к вечеру. А сейчас я бы посоветовал вам отдохнуть. Вид у вас совсем неважнецкий.

— Если честно, то мне как-то не хочется спать. Я боюсь не проснуться.

— Ну, это вряд ли! — улыбнулся Арсен.

— Все равно.

— Но отдых вам просто необходим! Если хотите, я могу остаться и оберегать ваш покой. А если вы вдруг выявите желание не просыпаться, то я вас разбужу.

- Предложение заманчивое, но я не могу отвлекать вас от важных дел.

— Не выдумывайте, Линда! Во-первых, если бы они у меня были, я бы вам не предлагал свои услуги, а во-вторых, как я могу бросить вас тут совсем одну в таком ужасном состоянии! Тем более, что сама Судьба послала вас ко мне навстречу. Здоровьем Никки займутся профессиональные медики, а вот кто вылечит вас? Кстати, вам бы не мешало растопить камин, а то прохладно. Пожалуй, я этим и займусь.

- Ну, хорошо, вы меня уговорили, — улыбнулась и Линда. — Тогда я буду спать здесь на диване. А вы не будете скучать?

— Не думаю, здесь у вас, как я успел заметить, неплохая библиотека и если вы разрешите мне ей воспользоваться…

— Конечно!

— Ну вот, проблема решена. Спите, пока есть возможность.

Линда укрылась теплым одеялом, принесенным из спальни, и сквозь полуопущенные веки принялась наблюдать за пламенем разожженного камина и Арсеном Дауордом, устроившимся в кресле с книгой в руках. Последним что она видела, перед тем как уснуть, была его усмешка и взор, целиком погруженный в книгу.


Выйдя из кафе, Никки и ее новый знакомый остановились.

— Куда бы вы хотели прогуляться? — поинтересовался Кир у Никки.

— Мне бы хотелось пойти в какое-нибудь место, где бы была природа и тишина… И луна светила… И был слышен тихий плеск воды… И… — она вдруг рассмеялась. — Что-то я размечталась! Но мне вдруг так живо представилась эта картина, что я и описала ее. Но я сомневаюсь, что здесь окажется нечто похожее!

Кир выслушал ее с легкой улыбкой на лице, а потом сказал:

— Вы, наверное, будете удивлены, Никки, но я знаю неподалеку здесь одно такое место. И я покажу вам его! Идем.

Он взял ее за руку и они неспеша пошли по туманной улице вдоль тусклых фонарей и темных домов. Шли не долго, не больше десяти минут, после чего улица внезапно закончилась лестницей с широкими ступенями, а за ней была сплошная тьма.

— Как тут темно! — воскликнула Никки.

— Не волнуйтесь, в случае чего я не дам вас в обиду, — улыбнулся Кир. Никки не увидела это, а поняла по звучанию его голоса. — Но все же, я сомневаюсь, что кому-то здесь может прийти в голову кого-нибудь обидеть…

— Почему так? — спросила девушка.

- Такая волшебная ночь, как сегодня просто не может вызвать агрессию. — Вы хотите сказать, что все маньяки сегодня ночью сидят дома, любуются луной и пишут стихи?

— Ха-ха! — он рассмеялся, чем немало удивил Никки. — Странная у вас фантазия! Бог мой! Ха-ха! Не беспокойтесь, дорогая моя, никаких маньяков тут нет, потому что я так хочу!

«Он несколько самоуверен, — подумала Никки, — хотя „несколько“ — это мягко сказано!»

Тем временем они вступили в полосу мрака. Несколько секунд Никки ничего не видела, но потом то ли ее глаза привыкли, то ли туман рассеялся, но Никки увидела впереди тусклое мерцание водной глади и старый подвесной мост, ведущий через реку куда-то во тьму. Еще некоторое время, и они уже стояли на мосту, прислушиваясь к журчанию воды и шепоту листвы — за рекой начинался то ли парк, то ли лес.

Потом ветер усилился и разогнал облака на небе, сквозь прореху выглянула луна и осветила реку.

— Боже мой! — воскликнула Никки, — здесь так же красиво, как и в том видении, что посетило меня! Это все как будто бы сон!

— Какая теперь разница, сон это или нет, — тихо произнес Кир. — Ведь эта красота так и останется здесь. И в наших сердцах…

— Да, вы правы, — кивнула девушка. Они помолчали, наблюдая за струящимися потоками воды. Луна, вынырнувшая было из-за туч, снова скрылась за их серой пеленой, вновь потемнело. Мост покачивался и поскрипывал в унисон ветру.

— Никки, — нарушил тишину Кир.

— Да?

— Вы любите слушать истории?

— Смотря какие.

— Истории, ставшие легендой.

— Легенды люблю. А какую легенду вы хотите мне рассказать?

- Об этом самом месте. Эта река издавна считалась наделенной если не разумом, то какой-то чародейской силой… но прежде чем я начну, скажите, вы верите в магию?

— Насколько позволяет здравый смысл. А в этой легенде есть магия?

- Как и во всех уважающих себя легендах! Итак…

«Когда-то довольно давно, на месте этого города рос древний и темный лес, мало кто из тогда живущих мог похвалиться тем, что пересек его и остался в живых. А река, над которой мы сейчас находимся, начинаясь где-то в самом его сердце в обширных непроходимых топях на северо-востоке, узкой лентой обвивала границы леса по всему его периметру, а после чего спускалась в долину. Неподалеку от западной границы леса располагался маленький городок, я бы даже сказал: прадед этого города. А в этом городе жил молодой охотник. Отважный и бравый парень. Однако, не всякий смельчак мог похвастать тем, что так же как и Дик, так звали охотника, уходил в лес на пару недель и возвращался оттуда не только целым и невредимым, но и вместе со славной добычей. Конечно, не всем это нравилось, многие завидовали его удаче, но, конечно, выражать свое недовольство вслух не решались. Еще больше завистников наточили на него зуб после того, как Дик обручился с самой красивой девушкой в городке, Виолой. Жених и невеста были без ума друг от друга и такие мелочи, как им казалось тогда, не могли омрачить их счастья.

Но их беспечность обернулась несчастьем. Однажды, через несколько часов после ухода Дика на охоту, к Виоле прибежал Льюис, тоже охотник, но не такой удачливый как Дик. Он иногда сопровождал Дика в его походах. На Льюисе не было лица: он был весь в крови и грязи и без своего ружья. Льюис сообщил, что Дика в лесу тяжело ранил волк и что сам Льюис не может донести его до дома. И что надо поторопиться, иначе они не успеют до темноты.

Виола, которая была одна дома, сломя голову бросилась бежать в лес вслед за Льюисом, даже не оставив записки родителям. До лесной границы они добрались довольно быстро, после чего охотник повел девушку в глубь леса, как он сказал, самой короткой тропой на помощь Дику.

Сколько они бежали, продираясь сквозь кустарник, обходя буреломы и непроходимые заросли, неизвестно. Наконец, они вышли на поляну, где стоял маленький старый охотничий домик, давно позабытый всеми охотниками. Льюис завел туда Виолу и запер за собой дверь.

„Где же Дик?“ — спросила Виола, увидев, что в домике ее возлюбленного нет.

В ответ Льюис злобно рассмеялся и сказал, что без понятия. А, увидев разгорающийся страх в глазах девушки, еще больше разозлился. После чего начал выкрикивать ругательства в адрес Дика, за то, что тому всегда и во всем везло в жизни больше, чем ему, Льюису. И в охоте, и в любви. Тут Виола поняла, что ее жестоко обманули и этим же обманом завели туда, где ее никто не найдет, даже Дик. Тем временем, Льюис упал перед ней на колени и голосом настоящего сумасшедшего принялся клясться в давней и безответной любви. И в том, что сделает все, чтобы Виола полюбила его.

„Если ты хочешь рассчитывать на мою любовь, то должен выполнить мое единственное желание, — сказала девушка. — Я хочу вернуться домой“.

В ответ Льюис заявил, что это невозможно по двум причинам. Во-первых, он прекрасно знает, что Виола не сдержит своего обещания, стоит ей только вернуться под родительское крыло, а во-вторых, ему также известно, что Дик примется искать ее, и найдет, не смотря ни на что. Вот тут-то Льюис и поквитается с ним за давние обиды.

Сердце девушки похолодело: сама она была готова ко всему, но только не к смерти ее жениха. Накричавшись вволю, Льюис выбежал из домика, завалил дверь тяжеленным бревном и растворился в надвигающихся сумерках, оставив Виолу в слезах и безумном страхе за возлюбленного…»


Когда Линда проснулась, в комнате стояла почти непроглядная темнота, только тлели бордовым цветом угли в камине, да из-под опущенных штор струился мутновато-серый ночной, с позволения сказать, свет.

Сначала девушка решила, что все эти жутковатые события, которыми ознаменовался прошедший день, только приснились ей. Но, если это действительно так, почему она тогда здесь, в гостиной, а не у себя в комнате? Увы, увы! Ничего ей не приснилось, то есть, приснилось, конечно, но совсем не то, что она больше всего хотела бы увидеть во сне. Сном были как раз те расплывчатые воспоминания, которые кружились сейчас в ее голове. Про Никки, которая проснулась. Про их, уже давно ставший ритуалом, субботний поход по музыкальным и книжным магазинам. И про Арсена Дауорда, который рассказывал ей что-то про философию (а про что он еще мог рассказывать?), а Линда постоянно перебивала, желая услышать его бесценное мнение по поводу танцующих снежинок… тьфу, ты! Опять эти снежинки!!!

Кстати, если прошедший день не был сном, тогда в том самом кресле у камина должен находиться никто иной, как знаток по снежинкам!.. В смысле, философии Древнего Мира и не только. Но, помнится, до того как Линда уснула, он читал в кресле книгу при свете настольной лампы. А сейчас вместо этого — тьма.

«Неужели он ушел?! — ужаснулась Линда. — И, интересно, сколько сейчас времени? Я ведь собиралась спать всего несколько часов, а потом ехать к Никки! Что, если сейчас уже глубокая ночь? Конечно, его здесь нет! Не мог же он сидеть со мной так долго!»

От обиды на саму себя за то, что продрыхла столько времени, вместо того чтобы ловить момент, когда он находился с ней рядом, Линда едва не разревелась. К тому же, вместе с тишиной и темнотой к ней снова начал подкрадываться страх. Параноидальное чувство безысходности вперемешку с навязчивым нежеланием жить.

В отместку безумию захотелось вскочить, зажечь свет и включить громкую музыку. Только на своем опыте Линда знала, что это мало чем поможет, а только усилит страх. Поэтому она не поддалась эмоциям, а вместо этого села на диване и, пытаясь унять свое беспричинное безумие, зашептала слова молитвы.

— Вы же говорили, что не верите в Бога, — вдруг раздался голос. Безусловно, принадлежать он мог только одному человеку, но разве испуганное сознание когда-нибудь подчинялось логике? Линда тихо вскрикнула, потом шумно выдохнула и прижала руку к сердцу.

Чиркнула спичка, высветив на мгновение профиль мистера Дауорда и его горящий взгляд, после чего погасла.

— Вы испугали меня, — наконец смогла выговорить Линда заплетающимся языком. — Свет не горит. Я подумала, что вас здесь нет.

— Простите. Просто свет погас, когда вы спали. Мне не хотелось вас будить. Посему, не решившись отправиться на поиски свечи или еще чего-нибудь в этом роде, я просто стал дожидаться вашего пробуждения. И, не буду скрывать, сам задремал. А, проснувшись от скрипа дивана, вдруг услышал ваш голос и исполненное ужаса обращение к Всевышнему. Тут-то я и удивился, ведь вы говорили, что не принадлежите к числу верующих.

— Я говорила, что не принадлежу к числу истинно верующих, фанатиков, то есть. Но я не говорила, что я — атеистка!

- Только не обижайтесь, ma cherie! — с этими словами он встал с кресла и присел рядом с Линдой на диван. — Я — простофиля. Вместо того чтобы спросить, что вас испугало до моей реплики и утешить бедное дитя, я начал загружать вас теологическими вопросами.

- Я вовсе не дитя! — буркнула Линда.

— Ну, раз так, пусть будет: «утешить бедную девушку», — по его голосу она поняла, что Арсен улыбается. — Дадите мне второй шанс?

Его голос, полный нежности и понимания, был настолько трогателен, что Линда едва удержалась от соблазна броситься ему на шею и рассказать обо всех своих страхах.

— Не обращайте внимания, мистер Дауорд, это обычный приступ паранойи, — девушка попыталась улыбнуться и сдержать вздох, но у нее плохо получилось. — Скоро все пройдет. Просто в последнее время меня до ужаса начали пугать одиночество и темнота.

— Не бойтесь, Линда, — шепнул Арсен и, нащупав в темноте ее руку, сжал в своих ладонях. — Ведь вы здесь не одни. А я — вовсе не порождение темноты, во мне еще есть и немножечко света — это коробок спичек в кармане!

Линда хихикнула. Несколько минут они просидели молча.

— Вы дрожите, Линда! Вам холодно? — вдруг спросил он. Только тогда Линда заметила, что ее бьет крупная дрожь. Но ее причиной был вовсе не холод. Чтобы избежать дальнейших объяснений, она поспешно закивала.

— Тогда, что же вы молчите? — удивился мистер Дауорд. — Я не хочу, чтобы меня укоряли за мое невмешательство! Но ничего, минута — и я все исправлю!

И не успела Линда даже опомниться, а не то чтобы возразить, как Арсен укрыл ее одеялом, старательно подоткнул его со всех сторон, после чего накинул другой его конец ей на плечи. Его руки, словно бы невзначай, задержались на ее плечах. А девушка, повинуясь внезапному порыву, прильнула к нему, прижавшись щекой к его руке.

Было так тихо, что, казалось, можно было расслышать даже учащенный стук двух сердец. Сколько они так сидели, обнявшись, оба не ведали, ибо наверняка потеряли счет времени. Возможно, любой из них хотел что-то сказать, но каждый боялся потревожить эту зыбкую тишину. Возможно, они понимали, что их внезапная близость, разорвавшая ткань привычных канонов, была неправильной, но оба боялись пошевелиться и разрушить это неповторимое чувство единения душ.

Судьба решила все за них сама. Внезапно вспыхнула настольная лампа, осветив комнату в меру своих скромных возможностей.

Арсен неловко кашлянул, осторожно освободил руку и встал. Взял кочергу, помешал погасшие угли в камине. Линда следила за ним потухшим, почти больным, взором, пытаясь сохранить в сердце утерянное минуту назад ощущение. Незнакомое чувство настоящей взаимной любви.

Мистер Дауорд закрыл глаза рукой и на мгновение замер неподвижный, после чего подошел к дивану, присел на корточки перед Линдой, взял ее за руку и заглянул в глаза, в уголках которых дрожал свет лампы. Или это были слезы?!!

— Простите меня, — шепнул он, в его голубых глазах читалась мука. — Простите меня, Линда. Я позволил себе то, что не должен был позволять. Умоляю, простите и забудьте! Уверяю вас, это больше не повторится!

— Да, конечно, — сказала Линда.

О, Боги! Как хотелось ей сейчас обнять его, шепча признания в любви! Но она не сделала этого. Потому что вдруг тоже захотела забыть, внезапно осознав всю нелепость даже мыслей о нем. О том, что они могли бы быть вместе.

— Восемь часов, — сказала Линда, взглянув на часы. — Пора ехать к Никки.

— Да. Пора, — эхом отозвался мистер Дауорд.


Через некоторое время они уже были в клинике. Поднялись на третий этаж, осведомились у медсестры, можно ли проведать Никиту и как ее состояние. Получили утвердительный ответ на первый вопрос и нечто малоутешительное на второй. После чего прошли в палату.

Там было сумрачно, свет не горел, только светились табло у нескольких приборов, да тихо и равномерно пикал другой прибор. Ни одного названия Линда сейчас вспомнить не могла, но это было и не важно.

Мистер Дауорд тем временем подошел к постели больной, наклонился и долго изучал ее лицо. После чего его взгляд переместился ниже и Арсен заметил, что правая рука Никки не просто так лежит на груди, как могло бы показаться с первого раза, а сжимает нечто, что надето на цепочку, а та, соответственно, застегнута на шее девушки.

— Линда, — позвал он, — подойдите-ка сюда.

— Да, мистер Дауорд? — спросила Линда, подходя.

— Взгляните, может вам известно, что за предмет держит в руке ваша подруга?

Линда наклонилась, присмотрелась и с удивлением обнаружила, что это вовсе не распятие, как она сперва подумала, а ее кулон. Тот самый, который ей подарил Томас, и который она отдала Никки «потаскать».

- Известно, это мой кулон. Только почему она легла с ним спать? Насколько мне известно, Никки всегда снимает украшения…

— Ага, ясно, — кивнул мистер Дауорд.

— Что вам ясно, если не секрет?

— Что это ваш кулон, разумеется, — криво усмехнулся он, но Линде почему-то показалось, что уважаемый педагог чего-то недоговаривает. Но ведь даже если это и так, он ведь ни за что не расколется, что знает, в чем причина. Почему-то Линда была в этом уверена.

— Ну а теперь, самое сложное, — продолжил мистер Дауорд. — А для начала скажите-ка, Линда, вы действительно хотите, что бы ваша подруга выздоровела и проснулась?

- Конечно! — воскликнула Линда. — Почему вы спрашиваете?

— Потому что для того чтобы это произошло, вам нужно будет хорошо потрудиться.

— А что надо делать?

— Вот это и есть самое сложное. Понимаете ли, с точки зрения нетрадиционной медицины, между вами и вашей подругой существует прочная ментальная связь, а то, что она держит в руке вещь, которая принадлежит вам, нам только на руку.

— На руку?

— Да. Понимаете, если бы вы заснули сейчас, то была бы вероятность, благодаря этой связи, конечно, что вы окажетесь в том же месте, что и она. Тогда можно было бы попросить ее вернуться и, возможно, она бы послушалась вас. -

Но как это возможно? — обалдела Линда. — Разве это возможно? — Вполне вероятно. Только нужно поверить, что это так. Мы должны попытаться, понимаете, Линда?

— Ну, хорошо, если это действительно может помочь… Я готова. Но как я засну, если мне совсем не хочется спать?

— Это дело вполне поправимое. Я погружу вас в сон при помощи гипноза.

— А вы владеете гипнозом?

— А почему это вас так удивляет?

Линда пожала плечами:

— Не то что бы совсем уж «так удивляет», а, скажем, просто «удивляет».

— Мы теряем время, ma cherie.

— Вы правы. Что нужно делать? Вы сейчас, наверное, станете размахивать у меня перед носом круглым блестящим предметом и говорить протяжным голосом: «Спать! Всем спать!»

— Мне придется вас разочаровать, Линда. Ничего этого не будет. Сядьте, пожалуйста, на стул, рядом со своей подругой. Вот так. Теперь прикоснитесь к ее правой руке так, чтобы одновременно касаться и кулона тоже. Обопритесь спиной на спинку стула и закройте глаза. Теперь почти все. И последнее, что бы мне хотелось сказать вам напоследок. Если все удастся, и вы окажетесь там, где и она, запомните: любыми способами вам нужно уговорить ее вернуться, а не получится уговорить, ведите за руку. Там где вход — там и выход. Запомнили? Ну, так вперед!

Линда вздрогнула, когда на ее затылок навалилось что-то очень тяжелое и холодное, с запозданием поняла, что это рука мистера Дауорда и тут же провалилась в пустоту…


— И что же было дальше? — спросила Никки, когда внезапное молчание собеседника стало затягиваться.

— Дальше? — несколько рассеянно переспросил Кир. — Еще не знаю… в смысле, сейчас вспомню… понимаете ли все происходило так давно…

— Хм, не хотите ли вы сказать, что сами были свидетелем того, что происходило в этой легенде?

— Конечно же, нет! Я что так плохо выгляжу?

- Если бы вы были женщиной, я бы сказала, что вы напрашиваетесь на комплимент!

- А разве только женщинам это свойственно?

— Не только. Но женщинам как-то более простительно, как слабому полу!

— О, милая леди! Сжальтесь! Если бы я знал, что вы столь же остры на язычок, как и пленительны, то я бы ни за что не стал с вами спорить.

— Так уж и быть, сжалюсь, но только если услышу окончание легенды!

— До окончания не так уж и далеко. Итак…

«Немного успокоившись, Виола решила попытаться выбраться из хижины самостоятельно. Она попробовала открыть два окна, которые увидела, но у нее ничего не вышло. Она дважды обошла весь дом и только на третий раз заметила небольшое заколоченное окошко за обветшалой занавеской. Доски прогнили и она довольно быстро смогла разбить их, пролезть в это окошко было не очень сложно. Видимо, Льюис просто не знал о существовании третьего окна, иначе заблокировал бы и его.

Оказавшись на свободе, девушка бросилась бежать туда, куда глаза глядели и подсказывало сердце. Но ей не суждено было бежать слишком далеко. Неожиданно она услышала выстрелы. А так как места здесь были мало обитаемые, то это означало только одно: Льюис и Дик встретились. Сломя голову Виола помчалась туда, откуда раздавались звуки. И вот что она увидела через несколько минут, когда выбежала на берег вот этой самой реки.

У самой воды лежал Дик, а над ним стоял Льюис. В руке злодея был охотничий нож и он держал его занесенным над возлюбленным Виолы.

„Льюис! — закричала Виола. — Не трогай его!“

„Виола! — аж расцвел негодяй. — Как здорово, что ты здесь! А я-то уже начинал переживать, что мне придется прикончить его здесь, но тогда бы ты не увидела его смерти! Ну а теперь все так удачно складывается!“

„Оставь его, Льюис! Тебе ведь не он нужен, а я! — продолжала девушка. — Со мной делай все что хочешь, но не трогай Дика!“

„Виола! Беги! — в свою очередь закричал Дик. — Плюй на меня! Спасись сама!“

„О, мой Бог! — воскликнул Льюис. — Какая романтика! Какая любовь! Как жаль, что она так трагически закончится! Виола, я бы конечно очень хотел поверить тебе и отпустить этого слизняка, который мнит себя первым охотником, но боюсь, что он не смирится с тем, что ты в конце предпочла меня и как только я отвернусь, он подло убьет меня. Нет уж! Лучше это сделаю я. А потом разберусь, что делать с тобой!“

Вот тут-то и начинается магия. Говорят, что в тот момент, когда Льюис хотел перерезать горло Дика, на ранее спокойной глади реки поднялась огромная волна, которая выплеснулась на берег и увлекла негодяя за собой. Выбраться от туда он уже не сумел. Дик же, чудесным образом уцелел. С тех пор родилось поверье, что река наказывает всех, кто с нечистыми помыслами осмеливается появиться на ее берегу. Считается, что только честный и добрый человек может безбоязненно находиться здесь. Вот такая история».

- А сами вы-то в нее верите? — спросила Никки.

— Я? Конечно! Ведь меня же еще не смыло волной!

— Хм, ну нет же на свете абсолютно честного человека! И я сомневаюсь, что в тот момент, когда Льюис хотел убить Дика, тот думал о нем хорошо.

— Ну, вас на мякине не проведешь! Но ведь легенда остается легендой! У людей, прежде всего, есть повод очистить свои помыслы, прежде чем идти к реке. А если делать это каждый день, то может выйти определенный результат!

— Что ж, вы правы, Кир. В этом вы правы!


Первым что услышала Линда, был легкий шум ночного города. Девушка огляделась по сторонам: сумрачная улица, на которой она находилась, была ей незнакома.

Линда перешла через дорогу и оказалась на небольшой площади, посередине которой был разбит уютный скверик с клумбами цветов и двумя миниатюрными, но очень симпатичными фонтанчиками. Ей тут же ударил в нос густой цветочный аромат.

«Вот, блин, дела! — подумала девушка. — Даже если я и оказалась, там же где и Никки, то как мне ее здесь разыскать? Это же, похоже, целый город! Да уж, подружка, задала ты мне задачку! Легче было бы иголку в стоге сена найти!

Ладно, рано еще паниковать! Надо попробовать мыслить логически. Или как Никки. Куда бы я пошла, окажись на ее месте?»

В задумчивости Линда пересекла площадь, и взгляд ее остановился на вывеске кафе, которое называлось: «Vollmond». Не долго думая, Линда вошла туда.

Интерьерчик кафе был более чем просто милым и очень понравился Линде.

«Будь я — Никки, то я бы обязательно пришла сюда. И название вполне в ее стиле, ведь название кафе в переводе с немецкого означает „Полночь“, если я не ошибаюсь!» — решила она и решительно направилась к барной стойке.

— Чего-нибудь желаете? — поинтересовалась девушка за стойкой.

— Ага, — сказала Линда. — Скажите, пожалуйста, к вам не заходила, случайно, в ближайшее время девушка моего возраста с длинными русыми волосами и карими глазами?

— Возможно, да, — кивнула барменша. — Но если бы вы показали мне ее фотографию, то я бы смогла сказать точно.

«Прекрасно! — подумала Линда. — И где же мне взять ее фотку?»

Но все же полезла зачем-то в сумку (и откуда она взялась, собственно? она же вроде сперва без сумочки была!), и каково было ее удивление, когда ей удалось найти в ней фотографию Никки! Линда тут же протянула ее барменше.

— Да, помню-помню! — улыбнулась та. — Она была тут около часа назад, пила капуччино за во-он тем столиком. А потом, к ней подсел наш Кир.

— А кто этот «ваш Кир»?

— Наш музыкант-виолончелист. Редкий ловелас, надо сказать! Так что я наверняка знаю, где закончится вечер вашей подруги!

— В каком смысле?

— В том, что он, скорее всего, повел ее на подвесной мост. Романтик, чтоб ему пусто было!

— А почему вы его так не любите? Он что, маньяк какой-то?

— Почему сразу маньяк? Просто он всех туда водит. И я тоже была на том мосту, в свое время.

— А где этот мост?

— Да недалеко. Выходите из кафе и идете по прямой до берега реки, а там и мост. Нет, вы только не подумайте чего, мне не завидно. Просто жаль девчонок. Для него это сродни охоты, а мы, получается, страдаем. Хорошо, если у них что-то серьезное выйдет, а если нет? — девушка тяжело вздохнула и принялась натирать стакан.

— Спасибо за информацию, — поблагодарила Линда.

— Да не за что! — откликнулась та.

Линда поспешно вышла из кафе и направилась в сторону, указанную барменшей. Вокруг было очень темно, и лишь свет одиноких фонарей кое-где выхватывал из тьмы островки видимого пространства. По правде говоря, Линде было очень страшно. Страшно от мысли, что она не сможет отыскать здесь Николь, что на указынном месте ее не будет, или не будет этого моста, там, где он должен быть, и что ее любимая подруга уже никогда не сможет выбраться из плена собственного сна. Но она старалась гнать от себя подобные мысли. Девушке внезапно вспомнился мистер Дауорд, но не преподаватель, а тот самый музыкант из череды ее сновидений, и его слова, врезавшиеся в память: «вам следует лишь осознать, что вы спите и тогда все эфирные просторы и пространства будут в вашем распоряжении! И тогда во сне вы можете увидеть все, что только вам заблагорассудится!»

«А ведь это же не только сон Никки, но и мой сон! — внезапно подумалось ей. — А что, если мистер Дауорд был прав и я вправду могу повернуть течение здешних событий так, как захочу?»

Эта мысль придала девушке сил и она уверенне зашагала вперед. По пути она усиленно думала о том, чтобы вокруг стало хотя бы немного посветлее, и какова была ее радость, когда из-за туч и впрямь вынырнула луна, озарившая окрестности бледным светом. И девушка увидела, что она на верном пути — дорога и впрямь спускалась вниз, где виднелись опоры подвесного моста, а на мосту чернели два силуэта.

Недолго думая, она едва ли не бегом бросилась туда.


— Луна взошла! — восхитилась Николь, когда тучи внезапно отступили, явив всем желающим ночное светило. Теперь лунный свет отражался в речной глади, от чего та искрилась, словно жидкое серебро. Девушка перегнулась через перила, пытаясь получше рассмотреть отражение луны в воде. Ей вспомнилось, как в детстве она считала, что по ту сторону любой водной глади есть точно такой же мир, который она отражает, вот только там все происходит наоброт. И ей просто чрезвычайно хотелось достать ту луну, которую девочка видела в лужах и пруду в парке…

— Это зрелище так захватывает, не правда ли? — спросил Кир. Он, так же как и Николь, стоял перегнувшись через перила, но только его руки держались за перила по обе стороны от девушки, невольно (или, наоборот, слишком вольно?) заключая ее в объятья. Никки не могла сказать, что ей это не нравилось.

- Да… — шепнула Никки. — Очень!

Девушка отвернулась от созерцания сияющей воды и оказалась лицом к лицу с Киром. Он и не думал размыкать своих объятий. Его зеленые глаза выжидательно смотрели на Никки, а губы улыбались. Николь не могла определенно сказать, какое чувство вызывал в ней этот очаровательный молодой человек, но что в этот момент она была к нему крайне неравнодушна — это она знала наверняка.

Кир провел рукой по ее щеке, потом его пальцы заскользили по волосам девушки. Никки обняла его в ответ, после чего мысленно наплевала на все приличия и не стала возражать, когла Кир поцеловал ее. Даже наоборот, припала губами к его губам, чувствуя горячее дыхание, от которого ее бросало в дрожь. Чувство невыразимого блаженства охватило ее, ей казалось, что никогда и ни с кем ей не было так хорошо, как в объятьях этого экзотического красавца. Руки Кира продожали гладить ее волосы, а после скользнули ниже, нащупав цепочку, на которой висел кулон Линды.

— Какая забавная вещица, — шепнул молодой человек, на мнговение прервав поцелуй. — И какая тяжелая! Она не мешает тебе?

— По правде говоря, нет, — в ответ шепнула Николь. — Разве сейчас это имеет значение?

— Ага, — кивнул Кир, — лично мне он мешает! Думаю, ты догадаешься почему?

— Ну, если он так мешает тебе, то я могу его и снять…

— У меня это получится лучше… — руки как раз Кира нащупали застежку цепочки, как вдруг в тишине послышался дробот чьих-то быстрых шагов и на мосту показалась какая-то знакомая Никки фигура.

Николь поспешила отстраниться от Кира и с недоумением уставилась на приближавшуюся к ним девушку, которая про ближайшем рассмотрении оказалась Линдой.

— Никки! Никки! — закричала та, подбегая. — Слава Богу! Ты здесь!!

- Линда?! — спросила Николь, все еще недоумевая. — Что ты здесь делаешь?!

— Никки! — выдохнула ее подруга, останавливаясь и окидывая беглым взглядом стоящего неподалеку Кира. — Возможно, то что я сейчас скажу, тебе не очень понравится, но ты должна меня выслушать!

— Линда, я, конечно, все понимаю, — начала Николь, оглядываясь на Кира, — но сейчас ты несколько не вовремя… Ну, думаю, ты понимаешь, о чем я? Может, твое неотложное дело немного подождет? Ну, скажем, до завтра? Если, конечно, речь не идет про какой-нибудь Армаггеддец местного разлива?

— Никки, я тоже все понимаю, — в тон Никки заговорила Линда. — И вижу, что тебе здесь крайне не скучно, но все же ты должна как можно быстрее пойти со мной! Это просто жизненно необходимо!

— Извини, Линда, сейчас я не могу, — поджала губы ее подруга. — Давай в другой раз, а?

— Да пойми ты меня, наконец! Тебе угрожает опасность! — чуть не плача воскликнула Линда. — Это все нереально!

- Что — нереально?

— Да все вокруг! Этот город, и мост, и луна, и этот красавец, из-за которого ты не хочешь возвращаться!!

— А что же реально, в таком случае? — нахмурила брови Никки.

— То, что ты сейчас лежишь в клинике, впав в летаргический сон!!! — Линда почти кричала. — И если ты сейчас не пойдешь со мной, то можешь и вовсе не проснуться, понимаешь?!! Я, конечно, верю, что пришла в совершенно неподходящий для вас обоих момент, но подумай о том, что если ты останешься здесь, то больше никогда не увидишь ни меня, ни родителей своих, ни Фокса, наконец! Его-то ты хочешь еще увидеть?!!

Николь еще раз оглянулась на Кира, лицо которого не выражало радости. Ее все еще била дрожь, и она чувствовала его прикосновения всем телом. И ей чертовски не хотелось уходить отсюда. Но что-то начинало подсказывать девушке, что Линда права. В конце концов, ее подруга никогда не обманывала и если уж она появилась здесь с такими требованиями, то нужно было поступать так, как она говорит…

— Пойдем с нами! — умоляюще молвила она, глядя в изумрудные глаза Кира.

— Нет, — покачал головой он. — Мне нет места в вашем мире. Раз уж ты уходишь, то я остаюсь здесь. Мне очень жаль… Но ты все еще можешь передумать! Останься со мной, прошу тебя, Никки! Ведь нам было так хорошо вдвоем!.. Останься!

Николь тяжело вздохнула, но потом все же покачала головой:

— Нет, Кир, я возвращаюсь с Линдой. Она права. Мое место там, а не здесь.

— Что ж… — ответствовал Кир. — Как пожелаешь.

— Но мы еще увидимся, правда? — с надеждой спросила Никки.

— Кто знает, кто знает… — покачал головой молодой человек и начал отступать в сторону леса на другом берегу реки. Он сделал несколько шагов, как вдруг налетел неожиданный порыв ветра, лохматая туча на некоторое время скрыла луну и все погрузилось во мрак. А когда луна снова вынырнула наружу, то девушки увидели, что на мосту кроме них уже никого нет. Хотя за прошедший отрезок времени Кир просто физически не мог добраться до противоположного берега, даже если бы бежал бегом.

— Чертовщина какая-то… — изумленно проговорила Линда.

— Но зато какая чертовщина! — мечтательно протянула Николь.

— Пойдем, — Линда потянула подругу за руку. — Дорога каждая минута! А я и так довольно долго искала тебя!

— Эх… — вздохнула Николь. — А ведь это был мужчина всей моей жизни!

— А как же Фокс? — спросила ее подруга.

- Фокс, как кот — он есть, — еще раз вздохнула Никки. — А этот… Этот совсем другое дело! Как материализовавшаяся мечта! Да что там говорить… Идем!

И они поспешили поскорее убраться с этого места. Николь очень хотелось плакать, но она не позволила себе этого. Что плакать, когда выбор она уже сделала и самовольно убила собственную мечту?..

Выбравшись на твердую почву, подруги бегом припустили назад, к кафе. Линда помнила слова Арсена о том, где должен быть выход. Туда она и повела Никки.


Николь проснулась от настырного пиканья какого-то прибора. Он небыл похож на будильник, а от того почему-то раздражал еще больше. А кроме этого она почувствовала ноющую боль в локтевом сгибе, словно туда вогнали иглу, толщиной в палец.

Девушка открыла глаза и с изумлением обнаружила, что находится в больничной палате, а к ее вене подключена капельница. Пикал прибор, показывавший работу сердца. Еще большее изумление она испытала, когда увидела, что на стуле, возле ее кровати, спит Линда и держит ее за руку.

Никки осторожно высвободила руку и принялась усердно тереть глаза. Линда тихо вздохнула и открыла глаза. Недоумевая огляделась вокруг, после чего ее взгляд остановился на Никки.

— Никки! — радостно завопила она, бросаясь обнимать свою подругу. — Никки! Ты живая! Ты проснулась!! У меня получилось!!

— Ну конечно живая, какой же мне еще быть! — сдавленным голосом ответила Никки. — Ой! Пусти, а то ненароком задушишь и тогда уж точно я концы отдам!

— Конечно-конечно, — поспешно согласилась Линда, расжимая объятия. — Просто я несказано рада видеть тебя в сознании и добром здравии!..

— А что, собственно, произошло? — спросила Николь. — Как? Ты ничего не помнишь? — ахнула Линда. — Ты спала летаргическим сном, а мы с мистером Дауордом пришли тебя спасать!.. Кстати, а где он?

— Понятия не имею, — пожала плечами Никки. — А ты уверена, что он вообще здесь был?

— Конечно… — ответила Линда. — А разве ты не помнишь, что тебе снилось?

— Нет, — покачала головой Николь.

— Совсем-совсем? — жалобно спросила Линда, но Никки не успела ни ответить, ровно как и задуматься на этим вопросом, как в палату вбежала медсестра.

— Мисс Ричардсон! Вы очнулись! Я немедленно позову доктора! — воскликнула она. После чего перевела взгляд на Линду. — А вы что тут делаете?..

— Я-а-а… — протянула та, — я пришла проведать свою подругу!

— Это в час ночи-то? Мисс, я не знаю, как вы попали сюда и как вас пропустила охрана, но я прошу вас немедленно покинуть помещение! Если доктор увидит вас здесь, то не поздоровится как мне, так и вам! Это же реанимационное отделение! Здесь нельзя находиться посторонним без разрешения врача!

Линда хотела было возразить, что разрешение она получила, что мистер Дауорд сам выхлопотал его, но так как никаким мистером Дауордом здесь и не пахло, а, соотвественно не было и доказательств, то ей ничего не оставалось делать, как подчиниться.

— Пока! — улыбнулась она Николь. — Теперь все будет хорошо!

— Пока, — в ответ улыбнулась и Никки. — Спасибо, что была рядом… Линда собралась было выходить из палаты, как Никки окликнула ее:

— Постой! Девушка обернулась и недоуменно уставилась на подругу. Та снимала что-то с шеи, после чего размахнулась: «Лови!» — и Линда машинально поймала свой кулон.

— Да что ты! Отдала бы уже завтра! — удивилась она.

- Знаешь, что-то он кажется мне сильно тяжелым. Лучше пусть он вернется к прежней хозяйке! — ответила Николь.

— Девушки! Время! — медсестра выразительно постучала пальцем по своим наручным часам. Линда еще раз помахала подруге на прощанье, после чего была немедленно выдворена медсестрой за пределы отделения.


Девушка была так рада, что Никки очнулась, что сперва и не думала о том, как будет добираться домой среди ночи и куда подевался мистер Дауорд, но когда она спустилась вниз, то эти вопросы серьезно ее заинтересовали. Особенно первый. Она вздохнула. Идти ночью за два квартала пешком было страшновато, но ее очень радовало, что ее старания были не напрасны. Потому она застегнула куртку, поглубже надвинула капюшон и решительно толкнула дверь, покидая здание больницы.

— Как дела, мисс Веллер? — голос мистера Дауорда раздался рядом так неожиданно, что девушка едва сдержала крик.

- Ой!.. — только и сумела сказать она, прислонившись к двери и переводя дух. Арсен Дауорд стоял рядом с ней, опираясь на стену и спрятав руки в рукава.

- Извините, — сказал он. — Я не хотел напугать вас. Видите ли, ваше путешествие затянулось и я предпочел покинуть палату, дабы не привлекать внимание и тем самым дать вам закончить свое дело. Но я, так же, предполагал, что вы можете проснуться поздно, а оставить вас одну в столь поздний час мне бы не позволила совесть! Ну как? Надеюсь, все в порядке? Николь очнулась?

- Да, — кивнула Линда. — Кажется, все нормально.

— Вот и прекрасно, — с явным облегчением вздохнул Арсен. — Ну что, мне вызвать такси?

— Мистер Дауорд…

- Да, Линда?

- Если это вас не очень затруднит, то давайте пройдемся? Мне просто необходима порция морозного воздуха, чтобы прийти в себя!

— Что ж, давайте пройдемся, — кивнул мистер Дауорд и предложил Линде свою руку. — Я, правда, кажется, уже получил этого воздуха более, чем предостаточно, пока ждал вас, но так уж и быть… Нечасто выпадает возможность прогулки в компании такой милой барышни!

На этих словах Линда удивленно посмотрела в его глаза, но они только улыбались ей, в остальном же были непроницаемы. Впрочем, как и всегда.

И они рука об руку зашагали прочь от больницы.


home | my bookshelf | | Властелин снов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу