Book: Огонек в ночи



Огонек в ночи

Дениза Алистер

Огонек в ночи

1

Грейс Маршалл всегда считала себя организованным человеком, а потому, отправляясь в торговый центр за покупками, составила список из двадцати трех наименований. Возможно, кто-то, заглянув в него, покрутил бы пальцем у виска и проникся к Грейс снисходительной жалостью вперемешку с легким презрением – мол, только чудаки напоминают себе о необходимости купить зубную пасту или гигиенические салфетки, – но сама она не находила в этом ничего странного. Наверное, есть на свете люди, обладающие прекрасной памятью и встроенным в мозг ежедневником, но Грейс, надо признать, в число этих счастливчиков не входила и потому полагалась не на нейронные узлы, а на лист бумаги. Кроме того, ей нравилось ходить по магазинам, особенно по большим и в незнакомых городах, находить в них что-то особенное, проникаться местным колоритом, открывать характер аборигенов, который лучше всего проявляется именно в такого рода заведениях, и чувствовать себя чуточку авантюристом, пионером Дикого Запада или золотоискателем.

Проведя в торговом центре около часа, Грейс успела поставить в списке лишь три «галочки». Взглянув на часы, она убедилась в том, что до встречи в редакции остается еще вполне достаточно времени, но все же решила поспешить – надо ведь успеть отвезти покупки в отель.

– Простите, а где у вас бакалейный отдел?

Девушка-продавец в форменном платье ответила ей любезной улыбкой.

– На втором этаже, мисс. Поднимитесь на эскалаторе и поверните направо.

– Спасибо.

Следуя нехитрой инструкции, Грейс быстро попала в нужный ей отдел и, купив банку своего любимого цветочного чая, поставила в списке еще одну галочку. Что там дальше? Фотопленка? Она хотела оторваться от списка, как вдруг замерла, почувствовав на себе взгляд. Как будто чьи-то пальцы медленно прошлись по ее спине, от основания шеи до крестца. Взгляд мужчины, в этом Грейс не сомневалась. Она даже представила его: высокий, светловолосый, с пронзительными синими глазами и ямочкой на подбородке.

А еще у него «астон мартин» на парковке, шестизначный счет в банке и «патек филип» на руке.

Одним из немногих своих достоинств Грейс считала железную выдержку: прежде чем обернуться, она мысленно сосчитала до десяти. Разумеется, этих десяти секунд созданному ее воображением высокому блондину с ямочкой на подбородке вполне хватило, чтобы либо спуститься на первый этаж, либо укрыться в отделе мужского белья. Так или иначе, преследовать его было бы глупо, и Грейс мысленно вздохнула: опять миллионер с крючка сорвался.

Через полчаса, успешно выполнив программу – купить не удалось только увлажняющий крем, – она зашла в кафетерий, где заказала чашку капучино, миндальное пирожное и ванильное мороженое. Такой праздник Грейс позволяла себе нечасто, примерно раз в неделю, сожалея о том, что природа не наградила ее ускоренным метаболизмом, при котором человек может есть все, что угодно, и совершенно не думать о последствиях.

Поднимаясь из-за столика, она столкнулась с парнем лет двадцати трех.

– Извините, – пробормотал незнакомец и, оглянувшись через плечо, внезапно схватил ее за руку. – Вы должны помочь мне. Пожалуйста…

– Эй, послушайте… – начала было Грейс, но молодой человек уже тащил ее по проходу.

– В чем дело? Что вы, черт возьми, себе позволяете?

– Молчите, – прошипел он. – Ради бога, молчите. Мы выйдем на улицу, и я вас отпущу. Поверьте…

– Вон он! – раздался у них за спиной громкий крик.

Грейс обернулась и увидела бегущих по залу трех мужчин, один из которых был в форме охранника. В следующий момент незнакомец резко оттолкнул ее и бросился к выходу. Пару секунд спустя преследователи пробежали мимо застывшей в растерянности Грейс.

Надо же, только приехала в этот город, а уже попала в переплет! Она перевела дыхание, поправила сползший с плеча ремень сумочки и покачала головой.

– Мисс?

Грейс подняла голову – перед ней стоял невысокий мужчина в коричневом плаще и надвинутой на глаза шляпе.

– Да?

– Прощу прощения. – Мужчина едва заметно поклонился. – Вы не пострадали? Я видел, как тот негодяй тащил вас к выходу. Знаете его?

– В первый раз вижу. А что случилось? Кто он такой? – В Грейс уже проснулся репортер.

Незнакомец улыбнулся, точнее, попытался это сделать: губы его слегка раздвинулись, но глаза остались холодными, как будто в них застыли кусочки льда.

– Обычный воришка, ничего особенного. На всякий случай я хотел бы записать ваше имя и номер телефона. – Он вынул из кармана записную книжку в кожаной обложке и ручку с золотым пером. – Итак?

– Грейс Маршалл. Я из Нью-Йорка, репортер. Остановилась в отеле «Хилтон», номер шестьсот восемнадцать.

– Спасибо, мисс Маршалл. Мы свяжемся с вами, если в этом возникнет необходимость. – Мужчина коротко кивнул и торопливо зашагал к выходу.

Проводив его взглядом, Грейс пожала плечами, перебросила пакет с покупками из левой руки в правую и только тогда сообразила, что даже не спросила у этого типа, – он то кто такой.

В кабинете редактора популярной ежедневной газеты «Сиэтл кроникл» собрались четыре человека, не считая хозяина кабинета. Редактор, Питер Гэлбрейт, пятидесятилетний красавец с подозрительно черными усами и замашками ковбоя, многозначительно посмотрел на часы, состроил недовольную гримасу и поднялся из-за стола.

– Вот что, ребята, опозданий я больше не потерплю. Грег, это тебя касается.

Грег Хилл, рыжеволосый парень в съехавших на нос очках, покаянно опустил голову.

– Да, шеф, понял. Не повторится.

– То-то же. – Гэлбрейт перевел взгляд на Грейс. – Хочу представить вам нашу коллегу из Нью-Йорка, Грейс Маршалл. Как вы знаете, мы уже пять лет сотрудничаем с «Гералд», и до сих пор это сотрудничество шло только на пользу обеим сторонам. Неделю назад мне позвонил редактор «Гералд» Джереми Тайрон и попросил помочь в подготовке репортажа об одном нашем земляке. Догадайтесь с трех раз о ком.

– Кеннет Даррелл! – выпалила сидевшая рядом с Грейс девица в мини-юбке, тонком свитере и с прической, которая никак не могла быть творением человеческих рук – выкрашенные в черный цвет волосы торчали в разные стороны, как будто их разметало взрывом, после чего каждый клок смочили водой и моментально заморозили. – Мне полагается премия за догадливость, шеф?

– Премия будет, – пообещал Гэлбрейт. – Но только после того, как вы подготовите материал. Репортаж на целый разворот. С фотографиями. Нас интересует все, и в первую очередь личная жизнь этого парня. Срок – неделя. Сделаете все, как надо, – отпущу на пару дней погреть косточки в Аризону.

– Почему в Аризону? – поинтересовался Грег. – Я бы предпочел Акапулько, тоже с «А» начинается.

– Потому что, мистер Хилл, ваш следующий репортаж, если вы, конечно, еще останетесь в седле, будет о борьбе с саранчой в этом штате. – Редактор посмотрел на четвертого участника летучки, Уилбура Макински, с которым Грейс уже успела познакомиться. – Уил, ты старший, так что спрос с тебя. Имей в виду главное: никакой непроверенной информации. О Кеннете Даррелле пытались писать многие, но каждая публикация становилась предметом судебного разбирательства. Даррелл выиграл четыре процесса против двух газет, одной телекомпании и одного радиоканала. И не просто выиграл – он пустил их по миру, да еще добился извинений. Так что…

Макински кивнул.

– Ясно, шеф.

– И еще одно. Времени у нас мало, так что никаких выходных, болезней, романов и прочего в том же духе. Уил, задержись на минутку. Остальные свободны.

– Собираемся у меня, – бросил потянувшимся к дверям коллегам Макински. – С ленчем придется подождать.

До шестнадцати лет Грейс мечтала стать археологом. Нельзя сказать, что ей не давали покою лавры первооткрывателя, что она так уж хотела раскопать нетронутую усыпальницу какого-нибудь фараона, найти в джунглях Южной Америки заброшенный город инков или первой ступить на землю легендарной Атлантиды. В археологии ее привлекал не столько результат, сколько процесс снятия покровов времени, медленное продвижение через пласты прошлого, проникновение в глубины истории. Родители не были в восторге от увлечения дочери, но и не препятствовали ей в этом. В свое последнее школьное лето Грейс отправилась в настоящую археологическую экспедицию, целью которой были раскопки стоянки древнего индейского племени могавков. Там-то судьба и свела ее со студентом местного колледжа Риком Донетти. Их роман, завязавшийся в первый же день знакомства, продлился ровно пятнадцать дней. На шестнадцатый Грейс вернулась домой, в городок Трентон, штат Нью-Джерси. Вернулась на две недели раньше срока. Все попытки родителей выяснить, что же случилось, ни к чему не привели. Грейс отвечала односложно: «С археологией покончено». Она не впала в депрессию, не замкнулась в себе, не отдалилась от друзей – она просто стала другой. Через год, окончив школу, Грейс поступила в колледж. В двадцать четыре, получив степень магистра, она уехала в Нью-Йорк с намерением стать репортером. Свои материалы Грейс посылала в разные газеты, пока на нее не обратили внимания в «Гералд». Сам Джереми Тайрон, ветеран издания, человек, прошедший огонь, воду и медные трубы, оценил разносторонние способности внештатной сотрудницы, ее четкий, ясный стиль, а главное, стремление к правде и сочувствие к людям, без которого самый талантливый журналист рано или поздно превращается в холодного циника или в продажного трепача, готового писать что угодно, о чем угодно и как угодно тем, кто больше заплатит.

Отправляя Грейс в Сиэтл, Джереми лично провел с ней инструктаж, рассказав то немногое, что было известно о человеке по имени Кеннет Даррелл.

– Мы не знаем его настоящего имени. Мы не знаем точно, сколько ему лет. Мы не знаем, есть ли у него родные. Мы даже не знаем, где он родился. Даррелл появился на горизонте четыре года назад, когда одно из ведущих издательств выпустило в свет его роман «Сбывшееся предсказание», моментально ставший национальным бестселлером. Через год уже другое издательство опубликовало вторую его книгу «Гром с небес», которая так же продержалась в списке бестселлеров несколько недель. Права на экранизацию приобрела кинокомпания «МГМ». Предварительные заказы на его третий роман, проанонсированный как «документальный триллер о жизни Белого дома», собрал рекордное количество предварительных заказов. Книга должна выйти через три месяца, в августе. Интерес к ней огромен, а об интересе к автору нечего и говорить. К нему подбирались многие. Результат – ноль. Лишь три дня назад мы купили информацию, которая может стать настоящей бомбой. Нам необходимо ее проверить. Именно для этого ты и отправляешься в Сиэтл. Билет на самолет, деньги, кредитные карты и дискеты получишь, как обычно, у Стива Брэккета. В случае успеха… – Джереми Тайрон осекся. – Нет, я лучше помолчу.

– У нас есть хотя бы его фотография? – спросила Грейс перед тем, как выйти из кабинета редактора.

– Не уверен, – с сомнением ответил тот.

– Как это? – удивилась она.

– Фотографии есть на суперобложках ив Интернете, но мы имеем основания полагать, что на них изображен не Кеннет Даррелл.

– Разве в наше время возможно, чтобы знаменитость оставалась невидимкой?

Тайрон усмехнулся.

– Именно в наше время такое и возможно. Подумай сама, ведь Даррелл может создать себе нескольких двойников, которые будут представлять его на публичных мероприятиях; может, не покидая дома, нанять адвокатов, которые будут вести его юридические дела; может связываться с кем угодно через Интернет и так далее. Сейчас он живет в Сиэтле, но настоящий ли это Даррелл? Установить это можно только одним способом.

– Каким?

– Узнаешь, когда познакомишься с полученной нами информацией.

В тот же день Грейс Маршалл вылетела в Сиэтл.

Уилбур Макински задержался в кабинете Гэлбрейта на добрых полчаса, что оказалось как нельзя более кстати. Грег сразу обрушил на гостью всю мощь своей эрудиции и юмора, но быстро исчерпал запасы одного и другого и растерянно замолчал. Лиз – так звали растрепанную модницу, – поначалу наблюдавшая за Грейс с некоторой настороженностью, вскоре оттаяла так что, когда Уилбур вернулся в кабинет, все трое уже обсуждали меню торжественного, по случаю знакомства, ленча.

– Ну что, Уил, получил указания? – спросил Грег. – Если да, то присоединяйся к нам. Ведем Грейс в «Кингфиш кафе». Надо же познакомить ее с настоящей тихоокеанской кухней. Мы с Лиз уже договорились: она угощает всех десертом, я беру на себя основное блюдо, так что очередь за тобой. Можешь разориться на бутылочку белого.

– Не хотелось бы портить вам аппетит, но, боюсь, придется. Питер приказал приступать к делу немедленно. Выезжаем завтра утром. – Уилбур бросил взгляд на часы. – Грег, подготовь аппаратуру. Лиз, займись составлением досье и…

– Оно готово.

– Тогда сходи в информационный отдел и посмотри, нет ли по Дарреллу чего новенького.

– Хорошо.

– Уезжаем на один день.

– Куда?

– В Такому. По нашим сведениям, Даррелл обосновался там.

– А у нас есть план? – лениво поинтересовалась Лиз, вытягивая длинную ногу, сразу привлекшую внимание Грега.

– У нас есть план, – самым серьезным тоном ответил Уилбур. – Слушайте…

В то время, когда в крохотном кабинете на шестнадцатом этаже офисного здания, где располагалась редакция «Кроникл», шло обсуждение одного плана, в другом кабинете, доступ в который имел лишь ограниченный круг людей, тоже шло обсуждение, носившее, правда, совсем иной характер.

– Болваны! Тупицы! Идиоты! – орал человек, восседавший за громадным, напоминающим небольшой аэродром столом из красного дерева. – Не смогли справиться с каким-то сопляком! Мне что, самому всем заниматься? Я займусь! Да только вот что вы станете делать? Дармоеды!

– Мистер Годдард…

– Молчи! – Годдард опустил на безукоризненно отполированную поверхность тяжелый кулак. Украшающий стол письменный прибор подпрыгнул. – Итак, еще раз. По порядку. Джейк, говори. – Он ткнул коротким толстым пальцем в сухощавого мужчину в коричневом плаще.

– Мы следили за его квартирой с сегодняшнего утра. В десять объект вышел из дому, сел в…

Толстяк за столом качнул головой, и мужчина в коричневом плаще тут же умолк и вопросительно посмотрел на него.

– Джейк, я знаю, что ты целых два года работал в ФБР, но сейчас-то работаешь на меня. Говори по-людски, без «объектов».

– Да, мистер Годдард. Мы провели Гомеса до торгового центра. Парень шлялся там полчаса, но так ни с кем и не встретился. Потом, наверное, засек нас и бросился наутек. Догнали мы его только на улице. Отвезли за город, проверили и…

– И что? – со спокойствием готовящегося слопать жертву крокодила спросил толстяк.

– Ничего. – Джейк отвел глаза. – Пленки при нем не было.

– Дальше. Квартиру осмотрели?

– Да. Тоже ничего.

– Дальше.

– Все, мистер Годдард.

Толстяк откинулся на спинку кресла.

– Джейк, я плачу тебе деньги. – Он посмотрел на второго мужчину, громилу с мощным туловищем, которое с трудом помещалось в смешно смотрящемся на нем строгом сером костюме, и головой неандертальца. – Зак, ты еще не забыл, чем мне обязан?

Громила неуклюже пошевелился. Судя по всему, он предпочел бы сразиться с Майком Тайсоном, чем терпеть выволочку от босса.

– Не забыл, мистер Годдард. – Голос у него оказался неожиданно высокий, почти пронзительный.

Человек за столом устало вздохнул.

– Итак, мы знаем, что в распоряжении Гомеса оказалась аудиозапись разговора, которая, если попадет в не те руки, может стать источником серьезных неприятностей. Ты, Джейк, убедил меня, что Гомес собирается продать пленку нашим… недоброжелателям. И что же? Гомес у нас, а пленки нет. Куда она подевалась?

Взгляд Зака заметался и ушел в сторону окна. Джейк же, понимая, что на партнера рассчитывать не приходится, усиленно изображал напряженную мыслительную деятельность.

– Ну? – подстегнул его Годдард.

– Вариантов два. Либо он спрятал пленку где-то вне квартиры, что мало вероятно. Либо передал ее кому-то в торговом центре, что еще менее вероятно.

– Что ты предлагаешь, Джейк?

Мужчина в коричневом плаще почувствовал перемену в тоне босса и немного успокоился.

– Отработаем оба варианта. Зак прижмет Гомеса. По-настоящему. Развяжет ему язык. Я займусь девчонкой.

– Какой девчонкой?

– В торговом центре Гомес ни с кем не контактировал, кроме какой-то девицы. Возможно, передал пленку ей.

– Где же ты ее найдешь?

Впервые за время разговора Джейк Морриган позволил себе улыбнуться.

– Я же профессионал, мистер Годдард.

– Неужели? – Толстяк посмотрел в лежащий перед ним настольный календарь. – Докажи это, Джейк. Докажи, что я плачу профессионалу. У тебя есть три дня, чтобы найти пленку. Если сделка сорвется… – Он не договорил, позволив Джейку самому подумать о том, какое будущее его ожидает.

– А Гомес? – подал голос Зак. – Как с ним быть?



– Гомес? Пусть живет… пока мы не найдем пленку. Итак, парни, у вас три дня, – подытожил толстяк. – Все, идите.

2

Сиэтл обманул ожидания Грейс. Она полагала, что увидит «большую деревню», в которой претензии на современность сочетаются с запахом рыбы, а стиль подменяется позолотой. Все оказалось иначе.

Сиэтл – красивый, жизнерадостный город, в котором – по крайней мере, так показалось Грейс – нарочитая грубоватость и простота старины естественно и приятно сочетается с блеском и напором супернового.

В половине пятого девушки, наконец, освободились. К этому времени они успели проникнуться друг к дружке искренней симпатией. Лиз предложила съездить сначала к ней домой, а потом вернуться в центр, погулять и пообедать. Грейс с удовольствием приняла предложение, а Грегу было приказано заказать места в популярном ресторане «Кинг-фиш кафе». Фотограф принял поначалу обиженный вид, но потом все же согласился с планом.

Лиз жила в старом, но недавно отреставрированном доме, из окон которого открывался прекрасный вид. Приняв душ, переодевшись в джинсы, топ и белую кожаную куртку и сменив прическу, она, к удивлению своей новой подруги, совершенно преобразилась.

– Люблю менять имидж, – объяснила Лиз, подмигивая своему отражению в зеркале. – Между прочим, я бы не отказалась перекусить. Ты как на это смотришь? Грейс смущенно улыбнулась.


– Честно говоря, я и сама хотела предложить выпить по чашечке кофе. Но ведь у нас впереди еще обед, не так ли?

– Боишься, что перебьем аппетит? – Лиз махнула рукой. – Ничего. В любом случае в ресторан попадем не раньше восьми.

Они зашли в «Тачстоун Бейкери», где полакомились горячими булочками с маслом и черничным джемом, а потом неспешно прогулялись по улице.

Фримонт – пригород особого рода, со своим ярко выраженным характером, можно даже сказать, стилем, особенно заметным в архитектуре. Здесь немало красивых старинных зданий, модных магазинов, уютных кафе.

Но чего в Сиэтле больше всего, так это парков. Грейс пришла в полный восторг от Сада Скульптур с его достопримечательностями в виде восемнадцатиметровой Фримонтской Ракеты и Фримонтского Тролля, имеющего явное сходство со знаменитым певцом Джо Кокером. Полюбовавшись видом на центр города и озеро Юнион, подруги отправились на встречу с Грегом.

– Ты бывала в Такоме? – спросила Грейс.

– Да, ездила пару раз, – ответила Лиз. – Так себе городишко. Но места там красивые. Кстати, сам Кеннет Даррелл живет за городом, недалеко от Национального парка.

– Как же вам удалось на него выйти? Насколько я знаю, он практически никому не дает интервью.

– Это все Уил. Когда босс приказал найти подход к Дарреллу, Уил связался с его адвокатом, предварительно выяснив, что наша звезда не чужда сентиментальности. – Оказывается, Даррелл помогает одному приюту для брошенных детей. Уил пообещал, что газета перечислит на счет приюта значительную сумму в обмен на интервью. Вот так-то.

– Понятно… – задумчиво протянула Грейс. – Хотя… – Она не договорила. Лиз кивнула.

– Да, я с тобой согласна, выглядит все немного странно. Уж больно легко получилось. Впрочем, поживем – увидим.

Они свернули на Мерсер-стрит. Начало смеркаться. Солнце уже опускалось за ломаную линию гор. В воздухе повеяло прохладой, и Грейс поплотнее завернулась в легкую куртку, сожалея, что не надела что-нибудь потеплее.

– Замерзла? – Лиз усмехнулась. – У нас здесь в мае не очень-то жарко. Завтра одевайся потеплее. Мы заедем за тобой около семи. До Такомы недалеко, около пятидесяти километров, но Уил такой перестраховщик…

– Ты хорошо его знаешь?

– Работаем вместе второй год. – Лиз помолчала, потом взяла подругу под руку. – Хочу тебя кое о чем предупредить. Только пусть это останется между нами, хорошо?

– Конечно, – осторожно сказала Грейс. – Только имей в виду, если ты о Греге, то он совсем не в моем вкусе.

– Нет, Грег тут ни при чем. Проблема в Уиле.

– Проблема? – удивленно переспросила Грейс.

– Да. Видишь ли, Уил женат, но при этом клеится к каждой симпатичной девчонке. Я бы сказала, ни одной юбки не пропускает.

Сказанное настолько не вязалось со сложившимся в представлении Грейс образом Уилбура Макински, что она даже остановилась.

– Ты серьезно? Уил – волокита? Должна признаться, никогда бы не подумала.

– Я тоже не думала, пока не испытала на себе. А потом получила подтверждения из других источников. Не люблю передавать слухи, но мой тебе совет: будь с ним осторожна.

– Спасибо, – неловко пробормотала Грейс.

Обед удался на славу. «Кингфиш» оказался вполне демократическим заведением, куда впускали без всяких предварительных заказов, и Грег уже сидел в баре, потягивая «буд-вайзер».

Они заказали форель, баклажаны под острым соусом и креветки на гриле.

Говорили обо всем, но, как всегда бывает, когда за столом собираются люди одной профессии, в конце концов, вернулись к главной теме.

– По-моему, вокруг этого Даррелла слишком много шуму, – заметил Грег, смакуя белое вино, тонкий вкус которого успела оценить и Грейс. – Ничего особенного он пока не создал. Вспомните, сколько в последние десять-пятнадцать лет было таких авторов, объявлявшихся новыми звездами. Держу пари, его следующая книга с треском провалится, а года через два-три о нем никто и не вспомнит.

– Я читала «Гром с небес», и, признаюсь, мне понравилось, – высказала свое мнение Лиз. – Чего у Даррелла не отнимешь, так это умения нагнетать напряжение. Он так закручивает интригу, что к середине книги думаешь – все, дальше уже некуда, но потом переворачиваешь страницу и тебя ждет очередной сюрприз. Уверена, этот парень будет покруче Роберта Ладлэма и Фредерика Форсайта.

– Согласна, – кивнула Грейс. – И еще поражает его информированность. Даррелл так описывает внутреннюю жизнь Белого дома, что создается впечатление, будто он там жил и лично знаком с Клинтоном и Бушем.

– Не знаю, не знаю. – Грег покачал головой, явно не разделяя высокого мнения коллег о человеке, встретиться с которым им предстояло на следующий день. – Кстати, Грейс, ты уже подготовила вопросы?

– Разумеется. Кстати, они у меня с собой. Хотите посмотреть?

– Конечно! – в один голос отозвались Грег и Лиз.

– Минутку. – Она сняла висевшую на спинке стула сумочку, положила на колени и расстегнула замок. – Листок должен быть где-то здесь. Странно…

– Только не говори, что потеряла, – забеспокоилась Лиз.

– Ничего страшного, я их прекрасно помню. Дело не в этом. – Грейс вытащила лист и протянула его Грегу. – У меня здесь какая-то кассета.

Реплика осталась незамеченной – ее новые друзья уже читали вопросы. Грейс недоуменно повертела находку в руках – она отлично помнила, что не брала никакой кассеты. Мало того, утром, перед тем как выйти из номера, она перебрала содержимое сумочки, чтобы не таскать с собой ничего лишнего.

– Тебе не кажется, что некоторые чересчур остры? – спросила Лиз, возвращая листок. – Сомневаюсь, что такой закрытый человек, как Даррелл, пойдет на откровенность.

– Возможно, я задам не все. Возможно, добавлю другие. – Грейс пожала плечами. – Буду определяться по обстановке. Между прочим, Даррелл их уже получил по электронной почте. – Она посмотрела на Грега. – Уил, по-моему, сказал, что на интервью отведено два часа?

– Да.

– Тогда получается, что если мы начнем, как запланировано, в одиннадцать, то закончим в начале второго.

– И что?

– А то, что настоящий джентльмен обязан пригласить гостей на ленч, вам так не кажется?

Грег покачал головой.

– Я бы на это не рассчитывал.

– А я рассчитываю. Держу пари, что мы выйдем от него не раньше двух часов дня.

– Принимаю. Проигравший угощает всех завтра обедом. Согласна? – Грег ухмыльнулся и картинно потер живот. – Ух и наемся же!

Женщины рассмеялись.

– Но сегодня десерт за Лиз. Здесь готовят восхитительное фруктовое желе.

До отеля доехали на такси. Грейс хотела попрощаться, но Грег и Лиз заявили, что должны заботиться о ее безопасности, а потому поднимутся в номер вместе с ней. В фойе, увидев роскошную, переливающуюся огнями хрустальную люстру под высоченным, украшенным золоченой лепниной потолком, потускневшие от времени картины в массивных рамах, столы со столешницами из итальянского мрамора и обтянутые мягкой кожей диваны и кресла, Лиза восторженно захлопала в ладоши.

– Вот это да! Какой декор! Пять звезд с плюсом! Ну и живут же некоторые!

Они прошли к лифту и уже через три минуты оказались на шестом этаже.

– Мой шестьсот восемнадцатый.

– Знаешь, если там такая же роскошь, то я, пожалуй, переночую у тебя.

– И я, – добавил Грег, – Что у тебя там? Золотой унитаз? Джакузи? Шкура белого медведя на полу? Французский коньяк в баре?

– И еще многое другое, – рассмеялась Грейс, доставая из сумочки электронную карточку-ключ. – Закрой глаза, чтобы не ослепнуть.

Она толкнула тяжелую дверь и, отступив в сторону, сделала приглашающий жест.

– Прошу.

Лиз шагнула через порог и остановилась.

– О!

– Ну что застыла, как жена Лота? – Грег подтолкнул ее в спину. – Прохо… О черт!

– Что, нет слов? – Грейс заглянула в комнату через его плечо. – Я тоже… О боже!

Номер выглядел так, как будто порезвилась банда подвыпивших юнцов: ящики комода выдвинуты, дверцы встроенного шкафа распахнуты, стул перевернут, висевшая на стене картина сброшена на пол…

– О боже… – повторила Грейс, протискиваясь в комнату мимо остолбеневших Грега и Лиз. – Кто…

– Подожди, не входи, – остановил ее Грег. – Нужно вызвать полицию.

– Итак, мисс Маршалл, что у вас пропало? – Инспектор Кренстон подошел к окну, раздвинул шторы и посмотрел на залив.

– Я, разумеется, не могу говорить с полной определенностью…

– Понимаю. И все же?

Грейс еще раз оглядела комнату.

– Похоже, не пропало ничего. Разве что кроме…

– Да?

Она подошла к столу.

– Видите ли, инспектор, в этом чемоданчике у меня ноутбук. И на столе лежало две дискеты. Сейчас их нет.

Кренстон повернулся.

– По-вашему, преступники охотились за какой-то информацией?

Грейс пожала плечами.

– Не знаю. Одна дискета была чистая, а на другой… Нет, не думаю, что это могло их заинтересовать.

– Вы прибыли в наш город только вчера?

– Да. Вчера вечером.

– Бывали в Сиэтле раньше?

– Нет, никогда.

– У вас есть здесь знакомые?

– Мои единственные знакомые это те, с кем я познакомилась сегодня в редакции «Кроникл».

Инспектор тяжело вздохнул, как будто ожидал от Грейс чего-то другого. Чего? Признания в том, что она международная террористка? Наркокурьер? Или киллер?

– Цель вашего приезда?

– Черт возьми, инспектор, я же вам уже говорила!

– Повторите.

– Я приехала в Сиэтл, чтобы взять интервью у писателя Кеннета Даррелла, для чего завтра отправляюсь в Такому.

Кренстон кивнул с видом человека, который привык ко лжи в самых разных формах и уже ничему не удивляется.

– Хорошо, мисс Маршалл. Мы сделаем все возможное, чтобы найти этих людей. Когда вы собираетесь вернуться в Нью-Йорк?

– Я задержусь здесь еще на три-четыре дня.

– Надеюсь, за это время мы добьемся результата. – Он посмотрел на работающих в спальне экспертов-криминалистов. – Вы останетесь в отеле?

Грейс решительно покачала головой.

– Нет, определенно нет. Сегодня я переночую у Лиз… у мисс Фэрроу.

– Что ж, наверное, это правильное решение.

– Я могу идти?

– Да, конечно.

– И могу взять с собой ноутбук?

– Не возражаю.

– Спасибо, вы очень любезны.

Через час, ворочаясь на кровати в квартирке Лиз, Грейс снова и снова задавала себе одни и те же вопросы: кто? зачем? почему? У нее не было ответа ни на один из них.

В конце концов, устав гонять мысли по кругу, она закрыла глаза и, понимая, что уснуть быстро все равно не удастся, постаралась думать о другом. Знакомый психотерапевт советовал в таких случаях вспоминать что-нибудь приятное. Например…

«Почему ты до сих пор одна?».

Нечего сказать, приятная мысль! Грейс грустно улыбнулась.

В двадцать первом веке женщина вряд ли может гордиться тем, что сумела сохранить девственность до двадцати шести лет. Все ее подруги по школе и колледжу уже давно были либо замужем, либо успели развестись, либо, следуя духу времени, находили удовольствие в коротких, ни к чему не обязывающих романах. Нельзя сказать, что мужчины вызывали у нее острую реакцию отторжения, но после случая на раскопках в ее психике произошел надлом. Одного лишь невинного прикосновения мужской руки было достаточно, чтобы повергнуть Грейс в паническое состояние.

Стэнли Годдард, более известный в определенных кругах под кличкой Ловкач, уже собирался ложиться спать, когда зазвонил телефон. Запахнув полы халата и отставив стакан с виски – оно действовало на Годдарда лучше любого снотворного, – он подошел к резному деревянному столику и снял трубку.

– Слушаю.

– Мистер Годдард?

– Да, Джейк, это я. Ты же мне звонишь, не так ли? Ладно, рассказывай. Пленку нашли?

– Нет, сэр. Мы обыскали номер девицы, с которой Гомес предположительно имел контакт в торговом центре и которой он, возможно, передал кассету, но ничего не обнаружили.

– И для этого ты мне звонишь? Мне не нужны объяснения, Джейк. Мне нужна пленка. Ты понял?

– Да, сэр.

– И не забывай поглядывать на часы. Не люблю повторять, но, если сделка сорвется, тебе, Джейк, не позавидует самый последний бродяга, ночующий под мостом. Это ясно?

– Да, сэр. Мы найдем кассету.

– Ты уж постарайся. И не беспокой меня по пустякам. Позвонишь, когда пленка будет у тебя.

Он раздраженно бросил трубку на рычаг, глубоко вздохнул и одним глотком осушил бокал. Вот уж действительно, хочешь, чтобы что-то было сделано как надо, сделай это сам. Впрочем, Стэнли Годдард никогда не заработал бы кличку Ловкач, если бы не умел выходить из самых, казалось бы, безнадежных ситуаций. Предстоящая сделка означала для него слишком многое, чтобы он полагался только на таких идиотов, как Джейк и. Зак. У каждого бизнесмена всегда должно быть в запасе несколько вариантов, в том числе и на случай полного провала. Стэнли всегда занимался только тем, что приносило быстрые и большие деньги, не растрачивал энергию по мелочам и считал риск неотъемлемой составляющей успеха. Он поставлял в Европу краденые автомобили, переправлял в Канаду нелегальных эмигрантов из Мексики и Центральной Америки, торговал русскими алмазами, лично летал в Колумбию, чтобы наладить канал доставки наркотиков, а вот теперь собирался провернуть сделку с оружием.

Стэнли Годдард скрипнул зубами. Надо же так ошибиться в человеке. Марсело Гомес работал в его доме садовником целых два года, а потом внезапно исчез. Через несколько дней бывший садовник позвонил и потребовал сто тысяч долларов за кассету, на которой был записан разговор Стэнли Годдарда с одним кубинцем, намеревавшимся приобрести крупную партию стрелкового оружия. Сама по себе пленка не представляла большой опасности лично для Годдарда, но из-за нее могла сорваться операция, а этого он допустить не мог.

Телефон снова зазвонил, и Стэнли, чертыхнувшись, снова потянулся за трубкой.

– Я расколол его, босс. – В голосе Зака слышались триумфальные нотки. – Он сознался. Сказал, где кассета.

– Ты молодец, Зак, – скупо похвалил его Годдард. – А теперь найди Джейка, и доведите дело до конца.

– Может быть, все-таки подождать Грега?

– Зачем? – Грейс допила кофе и, отставив чашку, поднялась из-за стола. – Сделаем все, как договаривались. Я съезжу в отель, заберу кое-какие вещи, а потом спущусь и подожду вас на стоянке.

– Мне почему-то не хочется отпускать тебя одну. – Лиз посмотрела на часы. – Я позвоню Уилу и предупрежу, что мы немного задерживаемся. В любом случае в Такому успеем. Зато у меня на душе будет спокойно.

– Я же не ребенок. Ну что со мной может случиться? Перестань. В наше время похищают только тех, за кого можно получить хороший выкуп. А кому нужна я?

Лиз промолчала, и Грейс ответила на свой вопрос сама: ты не нужна никому.

– Итак, вы с Грегом заезжаете за мной через час. Договорились?

– Да. И все-таки…

Грейс потрепала подругу по плечу, вышла из крохотной кухни в тесную прихожую и сняла с вешалки куртку.

– Пока. Не забудь захватить мой ноутбук.

– Хорошо.

Через сорок пять минут Грейс уже выходила из номера с дорожной сумкой, в которую поместилось все, что может понадобиться женщине, уезжающей в короткую командировку, комплект одежды, запасная пара обуви, смена белья, минимум туалетных принадлежностей, зонтик, блокнот и ручка.

В коридоре никого не было. Грейс вошла в пустую кабину лифта, дождалась, пока закроются двери, и нажала на кнопку первого этажа. Пол задрожал под ногами, и Грейс, как обычно, охватило неприятное ощущение изолированности, оторванности от мира. Стенки кабины, казалось, зашевелились, сдвинулись, стали наползать друг на друга. Грудь словно сдавил прочный железный обруч. Грейс знала – это лишь воображение, и ничего больше, – но организм не реагировал на сигналы мозга. В какой-то момент она будто увидела себя со стороны – забившаяся в угол женщина, с наполненными страхом глазами, судорожно пытающаяся схватить ртом хотя бы глоток воздуха. Приступы клаустрофобии случались с ней нечасто, но каждый пугал ее. Грейс старательно избегала замкнутых пространств и предпочитала подниматься и спускаться не в лифте, а по лестнице, но иногда забывала о мерах предосторожности.



В этот раз все обошлось сравнительно легко. Спуск с шестого этажа занял совсем мало времени, дверцы кабины раздвинулись, и Грейс, пошатываясь, вышла в фойе. Сделав шаг в сторону, она прислонилась к стене.

– Извините, вам плохо? – прозвучал совсем рядом с ней мужской голос.

– Спасибо, все в порядке, – не открывая глаз, ответила Грейс. – Просто немного закружилась голова. Сейчас пройдет.

– Вы уверены?

– Да, конечно.

– Я могу вам чем-то помочь?

Она вздохнула, подавляя раздражение, и повернулась к незнакомцу.

– Вы…

Грейс запнулась, потому что слова, уже готовые сорваться с языка, куда-то вдруг запропастились. Стоявший перед ней мужчина был потрясающе красив. Вообще-то красота не то качество, которое является обязательным или даже желательным для представителей сильного пола. Считается, что физическая привлекательность плохо совмещается с такими качествами, как смелость и решительность, деловитость и основательность, надежность и сила. Конечно, в последние годы мужчины добились немалого прогресса на пути к равенству с женщинами: они красят и завивают волосы, пользуются парфюмом и косметикой, делают педикюр и носят корсеты, а также серьги, цепочки и браслеты. Но это касается главным образом того сравнительно немногочисленного слоя революционеров, которые во все века совершают глупости в стремлении вырваться за рамки, определенные самой природой. Большинство же женщин по-прежнему предпочитают классические образцы: высокий рост, пронзительный взгляд, широкие плечи…

Именно это Грейс и отметила при первом же беглом взгляде на незнакомца. Это и еще, пожалуй, рот, одновременно чувственный и твердый.

Мужчина улыбнулся.

– Еще раз извините. Я лишь подумал, что вам немного нездоровится.

Его голос, низкий, с хрипотцой, отзывался внутри нее странным резонансом. Наверное, она могла бы слушать его тысячу лет без перерыва. Наверное, она слушала бы его даже в том случае, если бы он читал биржевые новости. Наверное…

Хватит, оборвала себя Грейс. Ты приехала в Сиэтл не для того, чтобы млеть, как последняя дурочка, от звука мужского голоса. Ты должна работать, а если будешь стоять с открытым ртом, то наверняка опоздаешь на самое ответственное в своей жизни задание.

– Спасибо. Я не нуждаюсь в помощи.

Собственная ничем не оправданная резкость заставила ее покраснеть, и Грейс, подхватив сумку, устремилась к выходу. Уже у двери она снова почувствовала на себе взгляд незнакомца. Как будто ласковые пальцы медленно прошлись по ее спине, от основания шеи до крестца. Неужели такое возможно? Неужели взгляд может производить такой эффект?

Чепуха. Грейс призвала на помощь всю силу воли, чтобы не поддаться импульсу и не оглянуться. У тебя просто разыгралось воображение. Тебе просто нужен мужчина.

Подойдя к автостоянке, она посмотрела на часы – без семи минут восемь. Грег сказал, что приедет на синей «ауди». Где же он?

– Мисс Маршалл! Грейс! – Дверца новенького серого «БМВ» открылась. За рулем сидел Уил Макински.

– О… А где Грег? – растерянно спросила она. – Мы договаривались, что за мной заедет он.

– У Грега что-то с машиной. Садитесь.

Она подошла к «БМВ», открыла дверцу с правой стороны и уже собралась сесть, когда, из отеля вышел тот самый незнакомец, предлагавший помощь в фойе отеля. На мгновение их взгляды встретились, и сердце Грейс остановилось, как будто его пронзила стрела с наконечником, пропитанным неким парализующим волю ядом. Наверное, если бы этот зрительный контакт продлился еще пару секунд, Грейс превратилась бы в послушную марионетку, готовую повиноваться любому приказу незнакомца.

Возможно, так бы и случилось, если бы не вмешательство посторонних сил. Кто-то дернул ее за руку, и в следующий момент Грейс уже оказалась в машине рядом с Уилом.

– Пристегнитесь, – сказал он. – Что это с вами? Уж не привидение ли увидели?

– Почти, – пробормотала Грейс, постепенно приходя в себя. – Куда мы едем? К Грегу?

Уил не ответил. Машина свернула с Мерсер-стрит на какую-то довольно тихую улицу, которая шла в сторону залива.

– Так куда мы все-таки едем? – стараясь не выдать внезапно проснувшегося беспокойства, повторила вопрос Грейс. – Где Лиз?

– Лиз с Грегом. Ремонт займет около двух часов, так что спешить некуда.

– Но мы же опоздаем на встречу с Дарреллом!

Спокойствие Уила Грейс совсем не понравилось. И вообще он вел себя немного странно. Грейс вдруг вспомнила предупреждение Лиз.

– Не опоздаем. До Такомы не более получаса езды. И Даррелл от нас никуда не денется.

Машина остановилась у перекрестка. Грейс отвернулась, сделав вид, что рассматривает здание театра, и тут же вздрогнула, почувствовав, как что-то теплое легло на колено. Уил! Его ладонь с растопыренными пальцами медленно скользнула выше, сдвигая край юбки. Черт, ну почему она не надела брюки!

– Не надо, Уил. Уберите руку. – Грейс попыталась сказать это спокойно, без истерических ноток.

С подобными проявлениями мужского внимания она сталкивалась не раз и знала, что главное – это не впадать в панику и не терять контроль над собой. Разумный человек всегда поймет, что перешел запретную грань, за которой его не ждут, и поспешит исправить ситуацию. Но насколько разумен Уил? Этого она не знала.

– Перестаньте ломаться, Грейс. Не стройте из себя недотрогу. Мы же взрослые люди и оба знаем, как женщины делают карьеру в журналистике. – Он усмехнулся. – И не только в журналистике. Как говорится, чтобы взойти повыше, надо пошире расставлять ножки.

– Что вам нужно?

Дурацкий вопрос, подумала Грейс. Если я задаю дурацкие вопросы, – значит, теряю уверенность в себе.

– Ничего такого, о чем вы потом пожалеете. – Светофор мигнул зеленым глазом, и «БМВ» медленно покатил вперед. – У меня здесь квартира неподалеку. Посидим, поговорим, познакомимся поближе.

Да он сумасшедший! С сумасшедшими не договариваются – здесь другие правила.

– Остановите машину, – твердо сказала Грейс. – Немедленно остановите машину или у вас будут крупные неприятности.

Уил удивленно взглянул на нее и свернул в тихий переулок.

– Послушайте, Грейс…

– Нет, это вы меня послушайте, Уил, – перебила она его. – Я не знаю, перегрелись ли вы на солнце или просто больны, но не думаю, что мистер Гэлбрейт захочет прикрывать вашу задницу.

– Вы собираетесь жаловаться? – с ухмылкой спросил Уил. – Бесполезно, Грейс, у вас же нет никаких доказательств, а я всегда найду пару свидетелей…

Воспользовавшись тем, что он сбросил скорость перед очередным перекрестком, Грейс схватила сумку, распахнула дверцу и выскочила на тротуар. В тот же момент сила инерции бросила ее на асфальт. Она вскрикнула от боли в колене, но не потеряла сознания и даже попыталась подняться. Из кабины что-то кричал Уил.

– Иди к черту! – пробормотала Грейс. Чьи-то пальцы сжали ее руку повыше локтя и резко дернули вверх.

– Спасибо, но нельзя ли поосторожнее? – проворчала Грейс и подняла голову.

– Тихо, мисс. Будете молчать, и с вами ничего не случится, – предупредил незнакомец, увлекая ее к стоящему позади машины Уила фургону. – Станете шуметь, и я попорчу вашу милую мордашку.

Словно желая подкрепить слова более весомым доказательством серьезности своих намерений, он ткнул ее в бок каким-то твердым предметом.

– Кто вы такой? – Как ни странно, Грейс совсем не было страшно. – Куда вы меня тащите?

– Кто я такой, неважно. – Незнакомец нервно огляделся. – Мы все лишь зададим вам несколько вопросов. Ответите, отдадите то, что вам не принадлежит, и вас отпустят.

– Это какая-то ошибка.

До фургона оставалось не более семи-восьми метров. Позвать на помощь Уила? Грейс бросила взгляд на «БМВ» и поняла, что рассчитывать на коллегу не приходится – машина Макински сорвалась с места и стремительно удалялась.

– Не понимаю, о чем вы говорите. Я журналистка… из Нью-Йорка. Вы приняли меня за другую.

Грейс попыталась вырвать руку, но незнакомец держал ее крепко. Из фургона вышел второй мужчина, громадного роста, похожий на гориллу.

Кажется, я влипла, обреченно подумала Грейс.

– Давай ее сюда, Джейк, – неожиданно высоким голосом пропищал громила, открывая заднюю дверцу.

– Прикуси язык, идиот, – строго оборвал напарника первый. – Свяжи девчонку, а я сяду за руль.

В этот момент Грейс поняла, что никакой ошибки похитители не совершили, что им нужна именно она, а значит, надо действовать.

Ты же целых три месяца ходила на курсы по самообороне и выложила за них кучу денег. Вспомни, чему тебя учили.

Инструктор, проводивший занятия с их разношерстной группой, быстро понял, что «крутыми Уокерами» его подопечные не станут никогда, а потому сосредоточился на отработке нескольких наиболее эффективных практических приемов, которые могли реально помочь в тяжелой ситуации.

«Каблуком по подъему ноги противника. Чем сильнее, тем лучше. Поворот. Растопыренными пальцами в глаза. Смелее. И носком туфельки в пах. Не стесняйтесь. Помните, что от вашей решительности может зависеть ваша жизнь. Грейс, черт возьми, представьте, что он лезет вам под юбку! Вот так, отлично!»

Сцена промелькнула перед ее глазами в одно мгновение, а уже в следующее незнакомец вскрикнул и от неожиданности ослабил хватку. Грейс выбросила руку с растопыренными пальцами, но попала не в глаза, а в нос. Зато завершающий прием удался на славу – злоумышленник охнул и согнулся пополам, прикрыв поврежденный участок тела обеими ладонями.

– Так тебе, мать твою, – зло прошипела Грейс.

Ругательство соскочило с языка совершенно легко, естественно, хотя Грейс не пользовалась крепкими выражениями с тринадцати лет. В седьмом классе мать попыталась привить ей любовь к танцам, для чего едва ли не насильно отвела на какие-то модные курсы. Вернувшись домой после первого занятия, Грейс вошла в гостиную, где родители мирно смотрели телевизор, и громогласно заявила: «К черту танцы!» Ее заставили вымыть рот с мылом и на две недели отлучили от компьютера, но она не сдалась – сдалась мать, сказавшая, в конце концов, что, если из дочери получится что-то путное, это будет величайшим чудом современности.

Воспользовавшись замешательством похитителей – один никак не мог разогнуться, второй словно приклеился к тротуару с открытым в изумлении ртом, – Грейс метнулась к первой попавшей на глаза машине, оказавшейся – весьма кстати – джипом «чероки». Рванув на себя заднюю дверцу – ей снова повезло, дверца не была заблокирована, – она влетела в салон и, распластавшись на заднем сиденье, прохрипела:

– Пожалуйста… спасите…

Сохранивший поразительное спокойствие в столь неординарной ситуации водитель даже не обернулся. Он просто кивнул, ив следующую секунду джип прыгнул вперед, как рвущийся из ямы зверь. Дверца захлопнулась.

Грейс приподнялась и, вывернув шею, выглянула в заднее окно. Громила уже сидел за рулем, его пострадавший товарищ, согнувшись, пытался забраться в машину.

– Быстрее! Ради бога, быстрее! За мной гонятся! Они хотели похитить меня!

– Неужели? Вы дочь нефтяного магната? – Владелец «чероки» даже не повернул к странной пассажирке головы. – Или раскрыли заговор против президента?

– Мне не до шуток! – вскипела Грейс. – Я не знаю, что им надо, но дело серьезное. – Она снова обернулась. – Черт, они преследуют нас!

Незнакомец за рулем взглянул в зеркало заднего вида и добавил газу.

– Похоже, эти ребята не собираются отставать. Наверное, вы им очень понравились. Куда вас доставить?

Грейс задумалась. Действительно, ситуация складывалась непонятная. Уил Макински предал ее. Где Грег и Лиз – неизвестно. Сотовый она оставила у подруги вместе с ноутбуком. Обратиться в полицию?

– Так куда? Грейс не ответила.

– Давайте сделаем так. Я отвезу вас в надежное место, откуда вы сможете позвонить либо домой, либо в полицию. Такой вариант устраивает?

Да, ей нужна была передышка. Возможность спокойно все обдумать и решить, что делать дальше.

– Хорошо.

– Тогда держитесь. Будем отрываться.

Грег в сотый раз посмотрел на часы.

– Ну что ты на них смотришь?! – раздраженно бросила Лиз. – Надо что-то делать!

– Что? В отеле ее нет. Портье сказал, что вроде бы видел, как она выходила. Странно, что нет вестей и от Уила. Уж он-то должен бы быть на месте.

Лиз нервно закусила губу.

– Набери еще раз.

– Я набирал. Ровно четыре минуты назад. Не отвечает.

– Ну так придумай что-нибудь еще! Ты же у нас умный.

Грег согласно кивнул.

– Может, поедем к боссу? В конце концов это он назначил ответственным за проект Макински.

– А если Уил просто застрял в пробке? В какое положение мы его поставим?

– Ладно, тогда давай обратимся в полицию по поводу исчезновения Грейс. Она-то в пробку попасть не могла.

Грег покачал головой.

– Ты же прекрасно знаешь, что полиция предложит выждать как минимум сутки. И тоже будет права.

– Тогда… – Договорить Лиз не успела, потому что к стоянке подкатил знакомый «БМВ» Уилбура Макински. – А вот и он! Наконец-то.

Уил, однако, не спешил выходить из машины.

– Что это с ним? – встревожилась Лиз. – Уснул за рулем?

Дверца открылась.

– Эй, Уил, в чем дело?! – крикнул Грег. – Кстати, ты не знаешь, где Грейс?

Макински молча кивнул. Грег и Лиз подошли к «БМВ».

– Грейс похитили, – сухо, не глядя на коллег произнес Уилбур Макински и опустил голову.

Нельзя сказать, что Грейс Маршалл не любила приключения. В детстве она с удовольствием читала романы Дюма и Сальгари, с удовольствием смотрела фильмы про Индиану Джонса, а готовясь стать археологом, разумеется, уносилась мысленно в далекие страны, что уже само по себе можно считать приключением. Но одно дело приключения виртуальные и совсем другое – реальные. Переживая первые, человек обеспечивает себе впрыск бодрящей дозы адреналина, после чего смывает под душем холодный пот, набрасывает на плечи мягкий халат и выпивает стакан свежевыжатого апельсинового сока. Попадая в реальное приключение, вы рискуете порвать джинсы, ободрать локоть, лишиться денег, а иногда даже потерять жизнь.

За последние часы Грейс пережила целых два приключения, что явно превышало годовую норму. Но хуже всего было то, что они, эти приключения – нет, не приключения, а свалившиеся на ее голову несчастья – не имели, как ей представлялось, никакого объяснения.

За что? Почему? Кто?

Размышляя о превратностях судьбы, она лишь иногда посматривала через плечо – не появится ли страшный фургон – и очнулась только тогда, когда владелец джипа повернулся и сказал:

– Ну вот мы и приехали.

Грейс подняла голову, выглянула в окно и перевела взгляд на своего спасителя.

– Спасибо. Вы… Вы?!

3

Мир, в котором родился и рос Стэнли Годдард, всегда был суровым и даже жестоким. Этот мир походил на комнату, состоящую из одних только углов, и тот, кто попадал в него, либо обтесывал себя, отсекая лишнее – жалость, сострадание, доверчивость, благородство, – либо уходил со сцены, не вписавшись в строгие рамки. Стэнли уже не помнил, были ли в нем когда-то сострадание и доверчивость, но зато хорошо помнил слова одного из самых известных гангстеров времен «сухого закона»: «Для меня жалость – это убить врага одной пулей».

Глядя на понуро стоящих перед ним Джейка Морригана и Зака Престона, Годдард, разумеется, не думал о том, сколько пуль всадить в голову каждому из них. Ни Зак, ни Джейк не были его врагами. Они даже не были его работниками. Слугами? Пожалуй. Оба действовали в силу своих способностей, и их трудно было обвинить в отсутствии рвения, старательности, энергичности. Чего недоставало этим двоим – и не только им, – так изобретательности, умения находить иные решения, просчитывать их. К сожалению, объединяя этих двоих он сам допустил ошибку но, он умен, за его спиной работа в тактическом отделе ФБР. Что ж ясно. Нужен опытный Охотник, способный в случае необходимости отказаться от силков и капканов в пользу острого кинжала или пули. Стэнли знал такого человека. Наверно, его следовало привлечь раньше. Почему он это не сделал? Потому что понадеялся на своих? Или пожалел денег? А может, вообще неверно оценил положение? В любом случае виноват он сам. Неужели старею?

В последние год-полтора такие мысли приходили в голову все чаще. Шестьдесят два года – пора и на покой. Почему же он не уходил от дел? Мог бы уехать во Флориду, на Багамы или куда-нибудь еще, где всегда тепло, где старики вроде него нежатся под солнышком, потягивая пинаколаду, и встают с шезлонга только для того, чтобы прогуляться до ювелирного магазина с очередной юной красоткой.

Каждый раз, когда мысли поворачивали в эту сторону, Стэнли Годдард обещал себе, что уйдет на отдых после следующего дела. Кого он пытался обмануть? Уж точно не себя, потому что, если и был в чем-то уверен, так это в том, что никогда не сможет сидеть без дела, пересчитывать мятые бумажки в потайном сейфе или пялиться в телевизор. Стэнли относил себя к разряду тех людей, тех настоящих мужчин, которые до последнего держатся в седле и умирают в одночасье. И лишь в редкие минуты откровенности он признавался самому себе, что боится другого мира, того мира, где сострадание и взаимопомощь не воспринимаются как слабость, того мира, в который он просто не может вписаться, потому что уже давно превратился в жесткую фигуру из острых углов.

– Ладно. – Он положил перед собой руки с проступающими под дряблой, морщинистой кожей синими нитями вен. – Номер запомнили?

– Не успели, шеф, – признался Джейк и охнул так тяжело, как вздыхает в предсмертный час грешник, знающий, что уже не успеет покаяться. – Все произошло слишком быстро. Не пойму, откуда взялся этот «чероки».

Зак ничего не сказал, но еще больше втянул голову в плечи, как разбивший стекло и ожидающий заслуженного подзатыльника сорванец.

– Что с Гомесом? – спросил Годдард. – Он знает эту девчонку?

– Похоже, что нет. Клянется, что просто увидел ее в торговом центре и сунул кассету ей в сумочку. По-моему, не врет.

– Точно не врет, – добавил Зак. – Я его так прижал, что на вранье у него уже сил не оставалось.

Годдард задумчиво кивнул.

– Так что, сделка отменяется? – робко поинтересовался Джейк. – Даем отбой?

Как у него все легко. Даем отбой. Бизнес не терпит пустоты. Эту истину Годдард постиг давно и не раз убеждался в ее справедливости. Стоит дать отбой, пойти на попятную, отступить, как твое место сразу же займут другие – более молодые, более наглые, рискованные и бесшабашные. Им неведом страх, им нечего терять, они не умеют ценить жизнь! Ни свою, ни чужую.

Заниматься торговлей оружием Годдард стал относительно недавно, но уже провернул несколько операций, положив в карман – точнее, на счет в одном из банков на Каймановых островах – солидную сумму. На этот раз он собирался купить и продать партию переносных зенитно-ракетных установок. Канал поставки был уже отработан – оружие привозили из России, но не напрямую, а через пот средника в Канаде. Покупатель-мексиканец торопил. Годдард не знал, против кого будут использованы ракеты, да это его и не интересовало. И главным в предстоящей операции были даже не деньги, а желание доказать самому себе и другим, что порох еще есть, что его рано списывать со счетов.

– Нет. Ничего не отменяется. Продолжаем действовать по плану.

– Но если кассета…

– Кассетой займется другой, – резко оборвал Джейка Годдард. – Я вызываю Слая.

Он заметил, как напряглись Морриган и Престон. Настоящее имя Слая, прозванного так за исключительное сходство с актером Сильвестром Сталлоне, знал лишь узкий круг посвященных. Слай появился на сцене четыре года назад и быстро стал одним из самых высокооплачиваемых киллеров Западного побережья. Для него не существовало невыполнимых заданий, и он мастерски владел едва ли не всеми приемами убийства. Конечно, услуги такого профессионала стоили недешево, но у Годдарда, ограниченного во времени, не было иного выбора. К тому же Слай мог не только запросто отправить человека на свидание с душами предков, но и выполнить всю подготовительную работу.

– Шеф, я слышал, что Слай сейчас в Пакистане, – осмелился подать голос Зак.

– Я не собираюсь отправлять тебя на его поиски. Свяжусь с ним сегодня же, а вы постарайтесь отыскать хоть какие-то следы девчонки. Понятно?

Оба кивнули.

– Все, свободны. Оставаться на связи.

4

– Не ожидали? – Он едва заметно улыбнулся, выключил двигатель и открыл дверцу. – Выходите. Будьте моей гостьей.

– Еще раз спасибо. – Грейс вышла из машины и огляделась. Дом стоял на склоне горы, окруженный с трех сторон подступающими близко деревьями. Четвертая сторона оставалась открытой, и Грейс видела уходящий далеко, к самому горизонту, лес, рассеченный синей полоской реки.

– А где же Сиэтл? – стараясь не выдать внезапно шевельнувшейся тревоги, спросила она. – Или, может, мы уже и не в штате Вашингтон?

– Сиэтл – там. – Незнакомец вытянул руку в направлении на северо-запад. – А там, – он повернулся и показал почти строго на юг, – вулкан Рейнир. Вы сможете увидеть его, если поднимитёсь на кряж. И, уверяю вас, мы по-прежнему в штате Вашингтон. Кстати, за домом растут рододендроны, которые подтвердят мои слова.

– А щеглов у вас тут нет? – пошутила Грейс.

– Здесь есть все, чем славится наш Вечнозеленый штат.

– В том числе и телефон?

– Разумеется. – Незнакомец жестом указал на дверь. – Прошу.

Сложенный из камня двухэтажный особняк больше походил на крепость, но, подойдя ближе, Грейс заметила на стене у входа электронную панель с кнопками. Ее спаситель ловко набрал четырехзначный код, не потрудившись даже скрыть его от незнакомой женщины. Что бы это могло значить? Я доверяю тебе – ты можешь доверять мне? Оглядевшись, Грейс обратила внимание на отсутствие линии электропередачи, но зато заметила на крыше спутниковую «тарелку». Джип, «тарелка», собственный электрогенератор…

Тяжелая дверь бесшумно закрылась за ее спиной, и Грейс оказалась в небольшом полутемном холле. Рассмотреть его как следует она не успела – хозяин, взяв гостью за локоть, повел ее дальше, – но украшавшая стену картина Эдварда Хоппера вполне могла быть подлинником.

Он пропустил ее в просторную комнату, выполнявшую, судя по обстановке, функции библиотеки и гостиной: деревянный, заполненный книгами стеллаж вдоль стены, камин за искусно сработанной железной решеткой, мягкий, обтянутый темным бархатом диван, два кресла и резной столик между ними.

– Телефон вон там, в углу. – Гостеприимный незнакомец кивнул в сторону полочки с наисовременнейшим аппаратом. – Я оставлю вас ненадолго. Устраивайтесь. Что… – Он вдруг покачал головой и хлопнул себя ладонью по лбу. – Извините, забыл представиться. Майкл Бердсли, к вашим услугам.

– Грейс Маршалл.

– Очень приятно. Я вернусь через несколько минут.

– Спасибо, вы очень внимательны.

Оставшись одна, Грейс не бросилась к телефону, а опустилась в кресло и попыталась привести в порядок разбегающиеся мысли.

Итак, что же произошло? Тот факт, что два выходящих за пределы обыденного события произошли одно за другим, с небольшим временным промежутком и в одном месте, указывал на их очевидную взаимосвязь. Что там говорил один из похитителей? Отдадите то, что вам не принадлежит… Странно. Почему они решили, что у нее что-то есть? Непонятно. Возможно, Шерлок Холмс назвал бы это «проблемой на одну трубку», но в дедуктивных способностях Грейс могла соревноваться разве что с доктором Ватсоном.

Пункт второй. Что делать? Кому позвонить? Потревожить Гэлбрейта? Или связаться с Грегом и Лиз? Интересно, где они? Поехали ли в Такому? И что им сказал Уил? Вопросов много – ответов нет.

И, наконец, пункт третий, последний. Кто этот незнакомец? Нет, уже не незнакомец. Кто этот Майкл Бердсли?

Она сняла трубку и набрала номер домашнего телефона Лиз. Разумеется, никто не ответил. Тот же результат дал и звонок Грегу. Кому теперь? Ничего не поделаешь, придется оторвать от дел Гэлбрейта.


– Мисс Маршалл? – Она обернулась.

Майклу Бердсли было около тридцати пяти. Высокий, с темно-каштановыми волосами и пронзительными синими глазами. Черты лица грубоватые, жесткие: прямой, с горбинкой нос, впалые щеки, волевой, с ямочкой подбородок. И рот, чувственный, выразительный. Одет просто: темно-зеленая вельветовая рубашка с накладными карманами, слаксы табачного цвета и темно-коричневые сапоги с квадратными мысками.

– Вы уже позвонили?

– К сожалению, не дозвонилась. С вашего разрешения…

– Разумеется. Не хотите ли чего-нибудь? Может быть, кофе?

– Не откажусь. – В его присутствии Грейс чувствовала себя немного скованно.

Он сделал шаг к двери.

– Ничего, если составлю вам компанию? – неожиданно для себя спросила Грейс.

– Доставите мне удовольствие. – Его взгляд остановился на ней всего на мгновение, но и этого краткого мига хватило, чтобы температура тела Грейс поднялась на несколько градусов.

Они прошли по короткому коридору и оказались в полукруглой кухне, обставленной, похоже, совсем недавно. Все выглядело совершенно новым, и Грейс подумала, что на шкафчиках, наверное, еще можно обнаружить ярлыки.

Майкл налил воды в кофеварку, достал с полки кофемолку и запечатанный пакетик «робусты».

– Вам со сливками?

Где-то зазвонил телефон.

– Извините, я сейчас.

– Я похозяйничаю без вас.

Его не было довольно долго, так что Грейс успела не только приготовить кофе, но и осмотреться. Кухня показалась ей какой-то необжитой, неосвоенной, словно пользовались ею лишь от случая к случаю. Она не заметила обычного для одиноких мужчин беспорядка, но не обнаружила и присутствия женщины. Хозяин, вероятно, вполне обходился кофеваркой и микроволновкой, и если в процессе их эксплуатации оставлял какие-то следы, то впоследствии удалял их самым тщательным образом. О многом рассказало бы содержимое холодильника, но открыть дверцу Грейс не решилась – это могло быть воспринято как злоупотребление гостеприимством.

Майкл разговаривал по телефону в холле, и до Грейс долетали только отдельные слова. Судя по тону, речь шла о чем-то серьезном, но о чем именно, она не разобрала.

Когда Майкл вернулся, его уже ждала чашка горячего кофе. Он быстро приготовил сандвичи и пригласил Грейс к столу.

Некоторое время оба молчали, но если хозяина дома молчание, похоже, вполне устраивало, то гостья чувствовала себя неловко. Наверное почувствовав ее дискомфорт, Майкл первым нарушил тишину.

– Вы, похоже, не местная?

– Из Нью-Йорка. Приехала по делам и вот… – Грейс замолчала, не зная, что еще сказать. – А вы живете здесь один?

– Да. Здесь удобнее работать. Ни на что не отвлекаешься, да и атмосфера совсем иная, чем в городе.

Грейс вздохнула.

– Д вот я бы так не смогла. Лес, горы… и Никого рядом. Вам никогда не бывает страшно?

Майкл пожал плечами.

– Страшно ведь может быть и в городе. Особенно если нам угрожает неведомая, непонятно откуда и от кого исходящая опасность. Обитающие в лесу звери менее опасны, чем городской наркоман, которому срочно нужны деньги на очередную дозу.

– Пожалуй, вы правы, – согласилась Грейс и невольно посмотрела в окно.

– Мне кажется, с вами что-то случилось, – мягко продолжил он. – Не хотите рассказать?

Она опустила голову. Рассказать? Незнакомому человеку? Странное дело, этот незнакомый человек вызывал у нее необъяснимое доверие. Инстинкт, как известно, вещь более основательная и надежная, чем так называемая логика и здравый смысл, но, с другой стороны, Майкл ведь не просто незнакомец, а еще и мужчина. Запутавшись в рассуждениях, а еще больше в противоречивых, непонятных, отчасти тревожащих, отчасти приятно волнующих чувствах, Грейс тяжело вздохнула.

– Я просто ничего не понимаю. Сегодня какие-то люди пытались похитить меня, а вчера кто-то перевернул вверх дном мой номер в отеле.

– И вы считаете, что два эти события как-то связаны?

– Это же ясно! – горячо воскликнула она.

– А в Нью-Йорке с вами ничего похожего не случалось?

– Нет.

Майкл откинулся на спинку стула, сложил руки на груди и задумчиво кивнул.

– Два таких происшествия уже не случайность. Они – следствие какого-то третьего происшествия, которое имело место либо в Нью-Йорке, либо в самолете, либо уже здесь, в Сиэтле. Вы прилетели сюда… когда?

– Позавчера.

– Постарайтесь вспомнить, не случилось ли с вами чего-то еще. Пригодиться может любая мелочь.

– Я попробую. – Грейс встала. – Но прежде мне нужно позвонить. Если вы не возражаете…

– Разумеется. – Майкл тоже встал и внезапно оказался совсем близко от нее, почти рядом, так что сердце у нее заколотилось, как попавшая в силки птичка. – Библиотека в вашем распоряжении. Как и все остальное.

Опустив голову, чтобы не выдать охвативших ее чувств, Грейс поспешно вышла из кухни и торопливо зашагала по коридору. Боже, что же это такое с ней творится? Еще немного, и она, чего доброго, просто бросится в объятия этого Майкла Бердсли.

Ты просто рехнулась, Грейс. Заведи себе собаку или съезди куда-нибудь, куда ездят соскучившиеся по мужскому вниманию дамочки.

Она снова набрала домашний номер Лиз. Один гудок… второй… третий… После пятого трубку сняли.

– Алло? – Женский голос, немного измененный, но все же достаточно узнаваемый, прозвучал напряженно и взволнованно.

– Лиз, это я, Грейс. Грейс Маршалл. У меня…

– Грейс! Боже мой! Грейс! Где ты?! Что с тобой?! Мы все тут просто с ума сходим от беспокойства!

– У меня все в порядке. Я…

– Так тебя не похитили?! – перебила ее Лиз. – Черт возьми, я так и знала! Я сразу ему не поверила.

– Кому? О чем ты говоришь?

– Уил рассказал нам жуткую историю о том, как какие-то люди похитили тебя у него на глазах. Ты знаешь, как я отношусь к Уилу…

– Подожди, Лиз, – решительно перебила подругу Грейс. – Прежде всего успокойся. Во-первых, я в полной безопасности. Во-вторых, меня действительно пытались похитить. И в-третьих, Уил Макински – грязный ублюдок.

– А что я тебе говорила! – Грейс услышала, как Лиз щелкнула зажигалкой. – Мы с Грегом уже собирались обращаться в полицию.

– Что с интервью? Вы связывались с Даррелом?

– Да. Уил звонил ему. Договорились перенести на завтра или на более поздний срок.

– Отлично. – Грейс облегченно перевела дыхание. – Давай сделаем вот как. Я позвоню в течение ближайшего часа, и мы условимся, где встретимся, хорошо?

Из трубки вдруг донесся голос Грега:

– Привет, Грейс. Послушай, кто были те люди?

– Понятия не имею. Они…

Грег не дал ей продолжить.

– Грейс, не спеши. Нас могут слышать посторонние, понимаешь? Созвонимся в течение часа, а пока надо придумать, как сделать так, чтобы ты не попала в ловушку. Я постараюсь составить какой-нибудь план. Все, до связи.

Две или три секунды Грейс растерянно смотрела на трубку. Что это с Грегом? Неужели он всерьез полагает, что ей угрожает опасность? Какая? От кого исходит эта опасность? И кому, черт возьми, она успела перейти дорогу?!

– Поговорили? – Голос Майкла прервал хаотичный бег растревоженных мыслей Грейс.

Она кивнула.

– Похоже, есть новости?

Его глаза как будто излучали тепло и участие. И не только. Было в них что-то еще. Что-то такое, от чего сердце начинало стучать, как колеса набирающего ход поезда, отчего кровь вдруг разбегалась теплой волной, а голова шла кругом. Когда он оказывался рядом, с ней творилось неладное, и Грейс понимала, что не должна, да и не может принимать какие-либо более или менее важные решения, пребывая в таком состоянии. И в то же время она знала, не хочет уезжать из этого дома, в котором чувствовала себя как в надежной крепости, способной выдержать любую осаду.

– Вот что, Грейс. – Майкл подошел к ней и взял за руку. – Вы попали в переплет. Доверьтесь мне. Расскажите все, как есть, и вместе мы что-нибудь придумаем.

Решение пришло само собой, без долгих раздумий, без тщательного взвешивания всех «за» и «против».

– Хорошо, слушайте…

Собственно, рассказывать было особенно и нечего. Грейс не стала ничего скрывать, утаила лишь цель своего приезда в Сиэтл.

Слушая ее, Майкл несколько раз кивнул.

– Думаю, Грег прав и вам лучше не спешить с возвращением в город.

– Да, но у меня важное дело, – возразила Грейс. – Я не могу улететь в Нью-Йорк, не выполнив того, что мне поручено.

– В таком случае надо, по крайней мере, позаботиться о вашей безопасности.

– Но как?

– Чтобы уберечься от опасности, надо знать, откуда она исходит. Два происшествия, о которых вы мне рассказали, сами по себе не определяют вектор этой опасности, но третье…

– Третье?! – удивленно воскликнула Грейс. – О чем вы говорите?

– Происшествие в торговом центре.

– Но…

Майкл остановил ее движением руки.

– Предположим, тот человек положил вам в карман или в сумочку некий предмет, интересующий неких людей. Или, возможно, они просто решили, что он передал его вам. Тогда многое становится ясным.

– Предмет? Какого рода предмет? О-о-о…

– Что-то вспомнили?

– Да. Вчера я нашла в сумочке аудиокассету. Откуда она там взялась, не знаю. Я еще хотела ее прослушать в отеле, но забыла…

– То есть кассета появилась у вас уже в Сиэтле и все время находилась в сумочке?

– Да, похоже, что так.

– И она все время была при вас?

– Вроде бы так.

– И где же сейчас эта кассета?

5

Стэнли Годдард ожидал звонка. Он уже успел связаться со Слаем, отправив ему письмо по электронной почте, и получил положительный ответ. Стоимость эксклюзивных услуг, предоставляемых Слаем, зависела от ряда обстоятельств, и Годдард знал, что чем больше информации по «объекту» сможет предоставить, тем менее ощутимыми будут финансовые потери.

Надо отдать должное Джейку, он поработал в этом направлении неплохо – что ни говори, парень прошел школу ФБР. Теперь они знали о девчонке практически все за исключением того, где она сейчас. Джейк выяснил, что мисс Маршалл успела побывать в редакции «Кроникл», где встречалась с редактором газеты Питером Гэлбрейтом и тремя репортерами, Уилбуром Макински, Грегом Хиллом и Лиз Фэрроу. Какое задание они получили, осталось невыясненным. Зак предложил захватить кого-то из троицы и, как он выразился, «поковыряться у них в голове», но Годдард остудил его пыл. Ему не хотелось привлекать к себе ненужное внимание, к тому же любая операция с применением насилия всегда чревата непредвиденными последствиями. Годдард выдвинул ящик стола, открыл коробку и взял сигару. Вообще-то курил он редко и только кубинские сигары, считая, что удовольствием злоупотреблять не стоит. Такого же принципа Ловкач придерживался и в отношении женщин. Обрезав край «короны» специальным приспособлением, Годдард чиркнул спичкой – зажигалки он не признавал и никогда ими не пользовался, – неторопливо раскурил сигару и наконец сделал полноценную глубокую затяжку, после чего медленно выдохнул, с интересом наблюдая за тем, как голубовато-сизая струйка расползается серым дрожащим облаком.

– Мы можем прослушать телефоны этих газетчиков? – спросил он, переводя взгляд на сидящего в кресле по другую сторону стола Джейка.

– Сотовые – да, но не линейные.

– Что с ее фотографией?

– Эта Маршалл сотрудничала с несколькими нью-йоркскими изданиями. Сейчас работает на «Гералд». Я просмотрел все ее материалы за последние два года и нашел только один снимок. Не очень качественный, но…

– Ты ее видел, – перебил его Годдард. – Узнал бы по фотографии?

– Пожалуй, – с некоторым сомнением пробормотал Джейк.

– Ладно. Что у нас с джипом? Зак?

Громила беспомощно развел руками.

– Ничего, босс. Таких машин слишком много. У нас нет ни одной зацепки.

Джейк откашлялся в кулак.

– Я полагаю, мистер Годдард, что нам не о чем беспокоиться. Кассета попала к ней совершенно случайно. Возможно, она уже выбросила ее. И даже если прослушала, то что услышала? Пару имен, которые ничего не говорят постороннему человеку. Запись представляет опасность только в том случае, если попадет в руки полиции или Бюро. Может быть, нам вообще не следовало ничего предпринимать, и тогда…

– Так не бывает. Само собой ничего не происходит. Даже прыщик на заднице. Мы допустили ошибку и теперь расплачиваемся за свою беспечность. В планировании всегда нужно исходить из того, что события пойдут по худшему варианту. Я бы никогда…

Закончить мысль ему не позволил телефон. Звонок прозвенел громко и требовательно, и Джейк, заметив, как дрогнула рука с сигарой, – подумал, что если бы осмелился вот так нарушить покой босса, то дело не ограничилось бы одним только проклятием.

– Слушаю, – произнес в трубку Годдард и через несколько секунд положил ее на рычаг. – Он здесь. Будет через полчаса. Попробуем избавиться от нашего прыщика.


– И что вы об этом думаете? – спросила Грейс, когда они прослушали короткую, около двух минут, запись во второй раз. – Признаюсь, я так ничего и не поняла. Обычный разговор. Возможно, конечно, что речь шла не о персиках и сливах, а о чем-то другом, но судить об этом должен специалист.

– Вы правы, – согласился Майкл. – Но я услышал два имени, показавшихся знакомыми.

– Ловкач и Бенито? – уточнила Грейс.

– Совершенно верно. Ловкач – кличка местного дельца Стэнли Годдарда. Тот еще тип. Занимается всем, что пахнет деньгами, в последнее время, по слухам, организует поставки оружия в «горячие точки». На международный уровень не претендует, предпочитает относительно небольшие, но надежные заказы.

– А второй, Бенито?

– Это имя я слышал только один раз. Он связан с кое-какими подпольными группировками в Гватемале и Сальвадоре.

Она удивленно покачала головой.

– Откуда у вас такие сведения? Насколько мне известно, торговля оружием едва ли не самый закрытый бизнес.

Он пожал плечами.

– Положение обязывает.

Загадочная реплика. Но Грейс заставила себя удержаться от проявления неуместного любопытства.

Между тем Майкл продолжал:

– Я обратил внимание на еще один интересный факт. В разговоре прозвучало число девятнадцать. Думаю, это дата какой-то операции.

– Согласитесь, для того, чтобы делать какие-либо выводы, данных слишком мало.

– Спорить не буду. Но вам лучше переждать несколько дней в безопасном месте.

– К сожалению, это невозможно.

Грейс встала. Майкл последовал ее примеру.

Чудеса. Только что они сидели на почтительном расстоянии друг от друга, и вдруг это пространство сократилось до нескольких дюймов. Она оказалась в западне – позади стена, справа стол, слева окно. На мгновение Грейс закрыла глаза. И пошатнулась. В тот же миг Майкл заключил ее в объятия.

Несколько секунд Грейс оставалась неподвижной. Он так крепко прижал ее к себе, что она слышала, как бьется его сердце. Рубашка его была расстегнута, и стоило Грейс протянуть руку, как ладонь легла бы на покрывавшие его грудь жесткие курчавые волоски. Грейс почувствовала, что ей нечем дышать, как будто они попали на вершину Мак-Кинли.

Майкл молча смотрел на нее сверху вниз. Грейс заметила, что щеки его залил румянец, а в глазах застыло странное напряженное выражение.

– Простите, – дрогнувшим голосом произнес он. – Я вовсе не хотел вас напугать.

– Все в порядке. У меня просто закружилась голова. Иногда со мной такое случается.

Голос звучал ровно и спокойно, но тело почему-то больше не подчинялось Грейс. Казалось, разожми Майкл объятия, и она рассыплется, как слепленная из песка фигурка.

– Грейс…

В горле застрял комок, и ей удалось лишь выдавить одно короткое слово:

– Да?

– Останови меня, – еле слышно прошептал Майкл. – Ты должна меня остановить.

Если бы это было в ее силах! Майкл медленно склонился к ней и легко, осторожно, как будто еще не зная, правильно ли поступает, коснулся ее губ.

Тело Грейс стало вдруг мягким и податливым, как подогретый пластилин. Майкл обнял ее за талию, и ей показалось, что она растворяется в нем. Почувствовав игру упругих мышц под плотной тканью рубашки, Грейс прильнула к его груди, наслаждаясь близостью мужского тела. Кончиком языка Майкл раздвинул ее губы, и она удивленно вздохнула, поняв, что именно этого хотела весь последний час. Инстинкт уже проснулся в ней и настойчиво толкал дальше.

Майкл, вдруг, схватил ее за запястья и отстранился от пылающего страстью лица.

– Нет, – выдохнул он. – Это невозможно. Это какое-то наваждение!

– Да. – Она высвободила руку из стальных тисков и провела пальцем по его верхней губе.

Майкл перевел дыхание, поймал ее палец обеими губами и легонько прикусил. От нахлынувшего наслаждения Грейс закрыла глаза и, совершенно не отдавая себе отчета в том, что делает и на что готова, потянулась к нему.

Второй поцелуй был властным, настойчивым, полным страсти и желания.

Отдаваясь новым, только что вспыхнувшим ощущениям, Грейс запустила пальцы в густые волосы Майкла. Все исчезло, отступило, и остался только океан блаженства. Грейс словно превратилась в маленький кораблик, уносимый всесильными волнами в неведомую даль.

Майкл, вдруг, опустил руки, и Грейс тут же подалась назад, дрожа от пронизывающего ее желания.

– Я должен перед вами извиниться. Вы – само искушение. Тем не менее я не имел права…

Грейс подняла голову, пораженная внезапно произошедшей с ним переменой. Что с ним? Откуда этот холодный тон? Неужели это его глаза еще секунду назад пылали огнем вожделения? Впрочем, предыдущий опыт общения с мужчинами быстро подсказал ей выход.

– Перестаньте оправдываться, Майкл, – с претензией на иронию ответила Грейс. – Ничего ведь не случилось. Случайный поцелуй, такое бывает.

Невероятно, но фокус удался. Сердце еще колотилось при воспоминании о его прикосновении, но голос был спокойным, даже насмешливым.

Лицо же Майкла уже приняло бесстрастное выражение, и ничто, если не считать блеска в глазах, не выдавало взятую под контроль страсть.

– Вы отвезете меня в Сиэтл? – спросила Грейс, не поднимая головы.

– Как скажете, – сухо ответил он. – Сейчас?

Грейс молчала.

– Когда?

– Завтра. Рано утром. Если вы позволите мне переночевать у вас.

– Конечно. Я приготовлю для вас комнату. Обед в шесть вечера.

Он повернулся и вышел из комнаты, не сказав больше ни слова, оставив ее наедине с сомнениями, страхами, печалями и надеждами.

6

Лиз Фэрроу никогда не считала себя звездой журналистики и не ставила перед собой высоких целей. Попав в газету в общем-то случайно, она продержалась первый год только потому, что никаких других вариантов трудоустройства не оставалось. В газете ее ценили за оптимизм, готовность всегда прийти на помощь, незлобивость и полное отсутствие амбиций. Лиз никому не завидовала, искренне восторгалась чужими успехами и не пыталась карабкаться по карьерной лестнице. Начальство видело в ней ценного работника, всегда готового отправиться туда, куда нужно, написать о том, о чем не решился бы написать другой, и при этом не строить из себя кандидата на Пулитцеровскую премию.

Шанс перейти на другую работу представился год назад, когда Лиз пригласили в отдел по связям с общественностью крупной лесоторговой компании. Взвесив возможные плюсы и очевидные минусы, она уже было согласилась, но, проведя неделю вне редакции, поняла, что приросла к своей беспокойной работе, сблизилась с коллегами и совсем не хочет расставаться с Грегом, которого прежде привычно воспринимала лишь в качестве не всегда приятного приложения к служебным обязанностям.

Так или иначе Лиз осталась в «Кроникл» и нисколько об этом не сожалела. Не сожалели об этом и десятки работавших в газете людей. Не сожалел никто. Кроме, наверное, Уилбура Макински.

Лиз не доверяла этому человеку и всегда удивлялась тому, что другие не разделяют ее мнения о нем. Даже Грег.

– Да, согласен, Уил парень не слишком компанейский, но зато настоящий профессионал, – говорил он каждый раз, когда Лиз высказывала вслух свое мнение о Макински. – Не понимаю, почему ты на него постоянно нападаешь.

– А я не понимаю, как можно быть таким слепым! – возмущалась Лиз. – Неужели ты не видишь, какой он омерзительный тип? Неужели не замечаешь, какие взгляды он бросает на женщин, когда думает, что его никто не видит? Знаешь, у этого типа глаза рептилии.

– Что ты имеешь в виду? – усмехался Грег, на которого ее жалобы не производили никакого впечатления.

– Ты знаешь, что я имею в виду! – горячись Лиз и, видя, что ей никто не верит, в отчаянии разводила руками. – Ладно, вы все ее увидите его настоящее лицо. Только не говорите потом, что ничего не замечали и вас никто не предупреждал.

Разговор с Грейс занял не более трех минут. Положив трубку, Лиз посмотрела на Грега.

– Ну что? – нетерпеливо спросил он.

– Грейс в безопасности. Мы договорились, что встретимся завтра у отеля и сразу поедем к Кеннету Дарреллу.

– Она так и не сказала, где находится? – поинтересовался Уилбур.

– Нет. – Лиз отвела глаза – ложь всегда давалась ей нелегко.

Если Макински и заподозрил что-то, то виду не подал.

– Ладно. – Он поднялся со стула. – Кстати, где ее ноутбук?

– У меня, – сказала Лиз и тут же быстро добавила: – Но Грейс не давала разрешения просматривать ее материалы, так что извини, Уил, но…

– Ты неправильно меня поняла, – холодно заметил Уилбур. – Я вовсе не собираюсь залезать в ее компьютер. Но ты на всякий случай передай его Гэлбрейту. Пусть уберет в сейф.

Лиз кивнула.

– Я так и сделаю. Но завтра утром захвачу с собой. Грейс просила…

– Хорошо, хорошо, – раздраженно бросил Макински, направляясь к выходу. – Собираемся в девять в редакции.

Едва дверь за ним закрылась, как Грег обрушился на Лиз с вопросами.

– Что сказала Грейс? Где она? Какую игру ты затеяла?

– Успокойся. – Лиз досадливо поморщилась. – У Грейс есть основания не доверять Уилу. У меня тоже. И я не знаю, где она сейчас находится.

– Почему ты не спросила?

– Потому что здесь был Уилбур. Неужели непонятно? По крайней мере она уверена, что ей ничто не угрожает.

– Ладно. – Грег опустился на стул. – А что там насчет компьютера? Думаешь, Макински хотел сунуть нос в те материалы, которые Грейс привезла из Нью-Йорка?

Прежде чем ответить, Лиза прошла через комнату, приоткрыла дверь и выглянула в коридор.

– Боже мой, ты становишься мнительной, Лиз. Мы же не в ЦРУ работаем.

– Помолчи и послушай меня. – Она вернулась на место. – Грейс рассказала, что ее редактор раскопал кое-что о Кеннете Даррелле, что-то такое, что поможет раскрыть тайну его личности. Ну, провести идентификацию.

– Хочешь сказать, что человек, у которого мы собираемся брать интервью, может оказаться не настоящим Дарреллом, а подставным лицом?

– Вот именно. В Нью-Йорке полагают, что Кеннет Даррелл – всего лишь псевдоним, за которым скрывается человек, имевший доступ к информации государственной важности.

– Возможно, он работал в Белом доме и узнал нечто такое, что власти хотели бы скрыть. Передать эти сведения в газеты невозможно – никто не хочет рисковать, публикуя непроверенные данные, – а потому Даррелл нашел другой путь.

– Хочешь сказать, что его романы не вымысел?

– Да. Я в этом уверена. Вспомни первую книгу, в ней, помимо прочего, говорилось о том, как ЦРУ готовило покушение на одного африканского лидера и для финансирования операции продавало оружие в страны Ближнего Востока.

– И, ты в это веришь? – Грег усмехнулся. – Да ему уже давно закрыли бы рот. Лиз подняла руку.

– Подожди. Во втором романе сюжет строится на том, что некая террористическая организация собирается отравить водохранилище в Монтане с помощью бежавших с Кубы противников Кастро, находящихся под опекой влиятельного лица из администрации президента.

– Но зачем им это надо? Кому выгодно прикрывать террористов?

– Как ты можешь быть настолько слеп? Все дело в деньгах. Любой теракт – это повод выколотить из конгресса дополнительные ассигнования.

– Пусть так. Тогда о чем же будет третья книга?

– Откуда мне знать? Но у Грейс есть на этот счет своя теория. Вполне, кстати, убедительная.

Грег насторожился.

– Ну-ну, расскажи. Может, ты перетянешь меня на свою сторону, и тогда мы вместе попытаемся спасти мир.

– Расскажу. – Лиз опасливо посмотрела на дверь. – Почему Даррелл, который никогда не давал интервью, вдруг согласился? Ты не задумывался?

– Задумывался. И у меня есть ответ.

– Какой же?

– Парень просто решил сшибить деньжат по-легкому. Может, ему не хватает на новые носки?

– Идиот! – Лиз схватила со стола первое, что попало под руку – тюбик с клеем, – и запустила в шутника, который, однако, был готов к такой реакции на свое заявление и ловко увернулся от снаряда.

– Ты просто свихнулась. Насмотрелась «Секретных материалов». Перестань, это же смешно – Грег поднял тюбик, подошел к Лиз и обнял ее за плечи. – У Грейс, похоже, тоже с головой не в порядке. Не удивлюсь, если она и все остальное придумала.

– Насчет Уила? А как же тогда ты объяснишь тот факт, что кто-то побывал в ее номере? Нет, Грег, мне она вовсе не показалась чокнутой. Здесь явно что-то происходит, и мне очень жаль, что ты относишься к этому так легкомысленно.

– Давай не будем спешить с выводами, хорошо? – предложил Грег, целуя ее в шею. – Поживем – увидим. А сегодня устроим себе небольшой праздник. Кто знает, может, завтра уже не наступит.

– А если оно все же наступит, я сделаю так, что ты об этом пожалеешь, – пробормотала Лиз и сжала зубками мочку его уха.


Как это могло случиться? Грейс осторожно открыла глаза. В комнате было темно. Светящиеся цифры будильника показывали без четверти четыре утра. Она прислушалась – за окном слышался какой-то шорох. Лиз рассказывала, что в здешних местах обитают красные лисицы, задающие по весне такие концерты, по сравнению с которыми вой мартовских котов звучит сладкой музыкой.

Как это могло случиться? Глаза привыкали к темноте, и из собравшихся в углах теней постепенно проступали незнакомые очертания: слева – нечто напоминающее присевшего отдохнуть медведя, справа – что-то похожее на склонившегося монаха в рясе. Прямоугольник окна стал заметнее – наверное, облака разошлись, в их просвет выглянула луна, – и в комнату просочилась белесая, словно разведенная молоком тумана жидкость. Просочилась и растеклась лужицей по деревянному полу, захватив самый край тонкого, с восточным орнаментом ковра.

Как это могло случиться?

Грейс повернула голову. Майкл лежал на спине с закрытыми глазами. Граница света и тьмы пролегла по его лицу, что делало его похожим на ритуальную маску.

Она стиснула зубы, сдерживая подступивший к горлу стон, и попыталась отвернуться, но взгляд как будто приклеился к застывшим полуоткрытым губам, которые, наверное, еще хранили тепло ее поцелуев.

Как это могло случиться?

После разговора в библиотеке Майкл куда-то уехал, попросив Грейс не выходить из дома и пообещав вернуться через пару часов. Грейс полежала немного на диване с книжкой в руке, потом попыталась уснуть, но быстро поняла, что отвлечься не удастся, что нервная система слишком возбуждена, а возбуждение такого рода лучше всего снимается работой или, по крайней мере, какой-то деятельностью.

В первую очередь она прошла по дому, заглянув во все комнаты и чувствуя себя при этом женой Синей Бороды. Однако ничего загадочного, таинственного или даже необычного не обнаружилось. Все выглядело вполне стандартно: обычная мебель, при покупке которой руководствовались не модой, не вкусом, а, как Грейс показалось, соображениями практичности и удобства; картины, не говорившие о хозяине ничего, кроме того, что деньги для него не проблема; телевизор и стереосистема, покрытые тонким слоем пыли. Несколько минут Грейс провела у полочки с компакт-дисками, но тоже не обнаружила ничего особенного. Собранные в библиотеке книги можно найти едва ли не в любом доме. Ванная не поразила ее золотым блеском кранов и наличием джакузи. Проинспектировав комнаты первого этажа, она вернулась на второй. Кабинет хозяина был надежно заперт на ключ, а вот спальня оказалась открытой, и Грейс, поборов смущение и подавив неуверенные возражения совести, все же переступила ее порог. Здесь ее ждал первый сюрприз.

Она в общем-то не собиралась удаляться от двери, но, пробежав взглядом по широкой деревянной кровати, застеленной клетчатым пледом, по старинному, украшенному ручной резьбой комоду, по встроенному шкафу и тонкому коврику на полу, натолкнулась на фотографию в серебряной рамке. Снимок был, похоже, сделан несколько лет назад, и краски успели утратить яркость, но время оказалось бессильным против красоты запечатленной на нем женщины.

Заинтригованная, Грейс подошла ближе. Женщине было около тридцати, и лицо ее с немного смущенной улыбкой, затаившейся в уголках губ, с ямочками на бледно-розовых щеках, с длинными густыми ресницами над широко открытыми смеющимися глазами, с упавшей на лоб вьющейся прядью каштановых волос, невольно притягивало взгляд. Она была не просто красива, но прекрасна, потому что обладать таким лицом могла лишь женщина, наделенная добротой, нежностью, умом и способностью понимать жизнь и радоваться ей, несмотря ни на что.

Но больше всего Грейс поразили ее глаза. Конечно, она не знала, кто фотографировал незнакомку, но ее взгляд говорил всё. Так можно смотреть только на того, кого любишь. И, поняв это – не умом, а особым, шестым чувством, которого напрочь лишены мужчины, – Грейс ощутила укол зависти. Других доказательств не требовалось: эти двое были счастливы.

Некоторое время она неподвижно стояла у полки, потом, повинуясь внезапному импульсу, схватила серебряную рамку и перевернула. На обратной стороне фотографии значились название и адрес фотомастерской, а ниже стояла дата – 11.09.01.

Одиннадцатое сентября 2001 года. Нью-Йорк.

Грейс снова перевернула рамку. Страшная отгадка подтвердилась – снимок был сделан у одного из входов во Всемирный торговый центр, судя по всему, за несколько минут до того момента, когда в одну из его башен врезался первый из захваченных террористами «боингов».

Майкл вернулся, как и обещал, через два с небольшим часа и застал Грейс в кухне.

– Ничего, что я позволила себе похозяйничать здесь? – с застенчивой улыбкой спросила она. – Честно говоря, проголодалась и…

– Я даже рад, что вы взяли на себя то, в чем я, признаюсь, не силен. А что готовите?

– Выбор продуктов в вашем холодильнике, к сожалению, оказался невелик, так что пришлось ограничиться всего лишь тремя блюдами. Майкл удивленно присвистнул.

– Ого! Я на такое не мог и рассчитывать. И чем же мы сегодня насладимся?

Она покачала головой.

– Увидите сами. Боюсь говорить заранее – а вдруг что-то не получится.

– Уверен, у вас получится все. Нужна ли моя помощь? Могу порезать лук или…

– Вы можете сделать нечто большее: найти себе какое-нибудь другое занятие на ближайших полчаса, – решительно объявила Грейс, стараясь не смотреть в лучистые глаза Майкла. – Если, конечно, не боитесь, что я подсыплю что-нибудь.

Он усмехнулся, заинтригованный сменой ее настроения. Уезжая, Майкл почти не сомневался, что, вернувшись, уже не застанет гостьи. Возможно, даже надеялся на это. Почему? Ответить на этот вопрос было не так-то просто.

Когда человек теряет самое дорогое, мир зачастую сжимается для него до объемов одной комнаты, а смысл жизни сводится к одному слову: отомстить. Поставив перед собой цель, он шел к ней с упрямством носорога, отбрасывая все, что могло стать помехой в осуществлении задуманного.

Грейс – помеха?

– Все готово. – Чистый женский голос разметал унылые мысли Майкла, как свежий весенний ветерок разносит серые, уже пролившиеся дождем, легкие тучи. – Позвольте пригласить вас к столу.

– С удовольствием.

Майкл легко поднялся и проследовал в кухню, ловя себя на том, что впервые за долгие месяцы любуется стройной женской фигурой. А почему бы и нет? Может быть, она послана ему как некий знак того, что жизнь продолжается, что пора выползать из раковины, выходить из добровольного заточения, на которое он обрек себя после того, как…

– Прошу.

Грейс остановилась у застеленного голубой скатертью стола – где только нашла? – и, повернувшись, робко, как студентка, явившаяся на экзамен к строгому профессору, улыбнулась.

– О! Вынужден признать, вы превзошли мои ожидания.

– Хвалить будете, когда попробуете. – Грейс опустилась на краешек стула.

– Минутку. Здесь кое-чего не хватает. – Он задумчиво потер подбородок и покачал головой. – Да, определенно не хватает.

– Чего же? – забеспокоилась Грейс. – Вот салат. Я нашла не все ингредиенты, но… – Она выразительно развела руками. – Это отбивные… с гарниром. Ничего другого я, к сожалению, не придумала. И десерт. Фруктовый торт. Если…

– Успокойтесь. Я совсем другое имел в виду. – Майкл пробежал взглядом по шкафчикам, открыл один из них и удовлетворенно кивнул. – Вот чего нам не хватало. – Он снял с полки бутылку вина. – Чилийское красное сухое. Говорят, неплохое.

Через пару минут рубиновая жидкость уже поблескивала в пузатых бокалах из тонкого стекла, тревожа обоняние легким, терпким ароматом.

– За вас, Грейс.

– За вас, Майкл.

Поначалу разговор не клеился, отдельные реплики терялись, как островки, в долгих паузах, но постепенно паузы сокращались, островки превращались в архипелаги, а на горизонте вырисовывался необъятный таинственный материк, пугающий и влекущий.

После второго бокала Грейс уже смеялась шуткам Майкла, а он все чаще и чаще позволял себе заглядываться на ее милое раскрасневшееся лицо, изящную шею, высокую грудь, соблазнительно колышущуюся под шелковой блузкой.

– Знаете, я бы с удовольствием выпил кофе.

– И я тоже.

– Но прежде, хочу предложить вам небольшую прогулку. Не против?

– Вовсе даже нет. – Грейс слегка покачнулась, поднимаясь, но это уже ничего не значило.

Ей хотелось продлить удовольствие, хотелось смеяться и быть рядом с Майклом, ощущать на себе его взгляд, опираться на его твердую руку, смотреть в его бездонные глаза. Ей хотелось жить!

Они шли по узкой, петляющей между деревьями тропинке, держась за руки, болтая ни о чем, смеясь, а их сердца бились все быстрее и быстрее, и разгоряченная кровь разносила по телу проснувшееся и с каждой секундой нарастающее желание.

Грейс вдруг шагнула с тропинки, наклонилась и сорвала какой-то цветок.

– Знаете, как он называется?

– Нет. А вы?

– Конечно. Говорят, он помогает читать мысли другого человека.

– Никогда об этом не слышал. Проверим?

– Попробуем. – Грейс протянула цветок Майклу. – Возьмите, вдохните его аромат и попытайтесь угадать, о чем я думаю.

– Только не загадывайте что-то уж очень сложное.

– Ладно.

Он поднес цветок к носу, вдохнул. Закрыл глаза. Открыл. Посмотрел на Грейс.

– Ну что? – прошептала она. Майкл кивнул.

– Не судите строго, если ошибусь. Грейс не успела ответить – он вдруг положил руки ей на плечи, и она зажмурилась.

Его рот накрыл ее губы, язык проник внутрь, и Грейс вдруг почувствовала, как ее охватила невероятная слабость.

Она не помнила, как они вернулись домой, как поднялись по лестнице, как вошли в спальню.

Майкл долго-долго, словно гипнотизируя, смотрел на нее, потом, не произнеся ни слова, начал медленно расстегивать пуговички на ее блузке. Грейс перестала дышать. Майкл развел полы и притянул ее к себе.

Закрыв глаза, она ждала продолжения. Он прижался к ее дрожащим губам, и все в Грейс затрепетало, наполняясь желанием. Порыв ветра распахнул окно, обдав обнаженные плечи прохладным дыханием засыпающего леса, но Грейс его не почувствовала, полностью сосредоточившись на собственных ощущениях и реакциях тела на ласки Майкла. Поцелуй становился все более глубоким, и ее грудь напряглась в ожидании продолжения.

Майкл уже понял, что творится с Грейс. Властно раздвинув языком ее губы, он жадно погрузился в глубину рта, как шмель, проникающий вглубь бутона в поисках сладчайшего нектара. Его ласки становились все настойчивее, все требовательнее. Прижав к себе ее бедра, он дал почувствовать Грейс силу собственного возбуждения.

У нее перехватило дыхание, но не от страха, а от новизны ощущений, рожденных прикосновением мужского тела. Ее руки скользнули под расстегнутую рубашку, замерли, как попавшие на чужую территорию разведчики, и, осмелев, двинулись дальше. Огонь разгорался в Грейс все сильнее, и погасить его мог только Майкл. Отдаваясь воле инстинктов, она еще теснее прижалась к нему и нетерпеливо потерлась полными, набухшими грудями о его грудь.

– Боже, Грейс, не делай так… – простонал Майкл.

Смутившись и не понимая в чем дело, она замерла.

– Ты еще не готова, милая. Будешь так соблазнять меня, и я не выдержу.

Легким движением он спустил тонкие бретельки бюстгальтера и расстегнул крючок. Лифчик соскользнул вниз и мягко упал на ковер. Избавиться от джинсов оказалось труднее, но Майкл справился с ними. Странное дело – впервые представ обнаженной перед мужчиной, с которым познакомилась несколько часов назад, Грейс, однако, не испытывала ни малейшего смущения.

Более того, она смело шагнула к Майклу. Он подхватил ее на руки и уложил на кровать. Откинул одеяло. Нетерпеливо сорвал с себя одежду и лег рядом. Позабыв о недавних страхах, Грейс вытянулась на прохладных шелковых простынях, из-под полуопущенных ресниц наблюдая за его дальнейшими действиями.

Его глаза потемнели от страсти.

– Ты просто чудо. – Глубокие, низкие нотки в его голосе убеждали ее в искренности комплимента.

Майкл намотал на палец прядь ее волос. Несколько секунд он просто любовался Грейс, потом наклонился и поймал губами налитый желанием темно-розовый сосок. Из груди Грейс вырвался стон, в котором смешались наслаждение и мольба.

Руки Майкла продолжали гладить ее тело. У нее была восхитительно гладкая, нежная молочно-белая кожа. Идеальной формы упругие груди напоминали увенчанные соблазнительными пиками песчаные дюны. Он провел ладонью по напрягшемуся животу, и Грейс с готовностью приподняла бедра.

– Майкл, пожалуйста… я больше не могу… я… Он прервал поток бессвязных слов долгим поцелуем.

– Можешь. Конечно, ты можешь.

Не прекращая ласк, Майкл опустился и вошел в Грейс одним сильным толчком. Боль, пронзившая ее, была так сильна, что Грейс вскрикнула. Майкл удивленно посмотрел на нее и остановился. Потом отстранился, сел на кровати и покачал головой.

– Черт, почему ты мне ничего не сказала?

7

Годдард впервые видел Слая, так сказать, вживую. Сходство со Сталлоне определенно присутствовало. Точнее, с тем Сталлоне, который громил врагов на ринге в четырех частях «Рокки» и пяти частях «Рэмбо». Высокий, черноволосый, нос слегка крючковатый, губы тонкие. И только глаза другие – серые, холодные, неживые. Дорогой, явно пошитый на заказ костюм из тонкой шерсти. Неброский галстук. Черные туфли от Гуччи. Маникюр.

– Джейк, можешь идти. – Годдард поднялся, вышел из-за стола и сделал шаг навстречу гостю. – Мистер?..

– Называйте меня Слаем. Я знаю вас, Стэнли. Надеюсь, документы проверять не станете?

Ловкач рассмеялся и протянул руку.

– В этом нет необходимости. Мы же деловые люди.

– Тогда давайте перейдем к делу. Не люблю тратить время на пустую болтовню. Думаю, вы так же не любите тратить впустую деньги.

– Итак, – подвел итог продолжавшегося полчаса разговора Слай, – моя задача состоит из двух пунктов: первый – достать кассету, второй – устранить девчонку. Так?

Не поднимаясь из-за стола, Годдард достал из бара бутылку виски «Шивас ригал» и два низких, с квадратным дном стакана, плеснул в каждый янтарной жидкости на два пальца и подтолкнул один стакан гостю.

– За успех.

– За успех.

Выпили. Годдард предложил киллеру сигару, а когда тот отказался, с явным наслаждением закурил сам.

– Я понимаю, что вам нужна кассета, но зачем убирать женщину? Она же ничего не знает. – Слай комфортно развалился в кресле, закинув ногу за ногу.

– Может быть, не знает, – согласился Ловкач. – Может быть, знает. Не люблю оставлять концы. К тому же она видела Джейка и Зака.

– Понимаю. Здесь вся информация? – Гость постучал пальцем по лежащей на столе тонкой папке.

– Вся. Уверены, что успеете за два дня?

– Не был бы уверен, не взялся бы.

– Отлично. Буду ждать звонка.

Слай поднялся и, не попрощавшись, направился к двери. У порога он остановился, повернулся вполоборота и, сверкнув зубами, бросил:

– Кстати, вы сказали, что девчонка видела Джейка. А Джейк ведь видел меня.


Грейс осторожно выскользнула из-под простыни, спустила ноги на пол и медленно встала с кровати. Она собрала разбросанные вещи и на цыпочках вышла из спальни.

Майкл открыл глаза и посмотрел на часы. Скоро надо вставать, ведь он обещал отвезти Грейс в Сиэтл. А если она захочет остаться?

О черт. Еще двенадцать часов назад, откупоривая бутылку вина, он допускал мысль о небольшом, ни к чему не обязывающем, на одну ночь романе. Сейчас ситуация выглядела совсем иначе. Почему?

Во-первых, потому что Грейс оказалась девственницей. Вот уж сюрприз так сюрприз. Что ни говори, это налагало определенные обязательства.

Во-вторых, его тянуло к ней. И не только в сексуальном смысле. Накануне вечером, во время ужина и после него, он вдруг почувствовал… Что? Как назвать то, что шевельнулось, проснулось в нем?

Да, Грейс вдохнула в него жизнь. Впервые за месяцы, прошедшие после смерти Анны, он ощутил себя живым. Но означало ли это, что он готов впустить в эту новую, едва обретенную жизнь совершенно незнакомую молодую женщину?

Ответа не было.

Солнце уже встало. Оно еще не поднялось из-за горной гряды, но небо поголубело, за окном привычно защебетали птицы, а воздух нес запах свежести и распускающихся цветов.

Пора.

Грейс стояла у окна с чашкой в руке. Услышав шаги, она не обернулась, но как будто сжалась, напряглась.

Майкл обнял ее за плечи. Прижался губами к еще влажным, пахнущим шампунем волосам.

– Прости…

Грейс вздохнула.

– Я не знал… все получилось так неожиданно…

– Ты ни в чем не виноват. Я сама этого хотела. – Она поставила чашку на подоконник и повернулась к Майклу лицом. – Ничего, что я надела твой халат?

– Мне нужно кое-что сказать тебе.

Его взгляд скользнул по ее высокой шее, опустился ниже, туда, где под разошедшимися полами белел холмик груди, и все слова вылетели у Майкла из головы. О чем он собирался говорить? В чем каяться? Что объяснять?

Грейс призывно раскрыла губы, и он тут же откликнулся на приглашение. Желание кипело в них обоих, огонь охватывал все новые территории, сомнения таяли и растворялись в сокрушающей, сметающей все на своем пути страсти.

Их языки переплелись, словно два борца, ведущих схватку за сладчайший приз. Голод многолетнего воздержания требовал насыщения. Здесь и сейчас.

Грейс запрокинула голову, почувствовала, как соскальзывает с плеч халат. А потом все исчезло, утонуло в захватившем ее стремительном водовороте страсти.


Грейс попросила высадить ее в паре кварталов от редакции. Она так и не рассказала Майклу о том, где работает и к кому отправляется сегодня. Впрочем, он и не спрашивал. Может быть потому, что и сам не горел желанием рассказывать о себе. Наверное, именно так и должны строиться отношения мужчины и женщины в начале двадцать первого века: у каждого своя жизнь, своя работа, свой дом и счет в банке, а общее – обед в ресторане пару раз в неделю, театр или кино, уикенд или небольшой отпуск где-нибудь на экзотических островах. Никаких обязательств, никаких претензий. Жизнь у каждого отдельная, и в этой жизни хватает трудностей, проблем и забот, так что взваливать на себя лишний груз совсем ни к чему.

Она открыла дверцу, поцеловала Майкла в щеку, подхватила сумку и уже поставила ногу на тротуар, когда Майкл наконец спросил:

– Позвонишь?

– Да. Но не обещаю, что сегодня. Пока.

– Пока.

Проводив ее взглядом, Майкл посмотрел на часы. Надо поспешить – у него тоже есть дела.

Они уже ждали ее в редакции. Все трое.

– Грейс! – Лиз бросилась к подруге, обняла, потом отстранилась и заглянула в глаза. – Ты как? Все в порядке?

– Конечно.

Грейс улыбнулась Грегу и лишь затем решилась посмотреть на Уилбура Макински. Тот вел себя так, как будто ничего не случилось.

– Я так беспокоился. – Он шагнул к ней, и Грейс невольно подалась назад. – Обошлось? Как вам удалось…

– Поговорим об этом потом! – резко бросила она. – Надеюсь, планы не изменились. Когда выезжаем?

– Даррелл согласился принять нас в одиннадцать. Твой ноутбук у меня. – Грег указал на лежащий на столе чемоданчик. – Если ты готова…

– Я еще успею переодеться? – Грейс повернулась к зеркалу.

– Пройдем в фотолабораторию. – Лиз взяла ее за руку. – Я захватила кое-что из твоей одежды.

– Спасибо, ты такая внимательная. Не хотелось бы показываться перед знаменитостью в несвежей блузке и мятой юбке.

– Дорога до Такомы заняла около сорока пяти минут. Проехав по центру города, Грег остановил машину напротив Лютеранского университета. Макински посмотрел на часы.

– Почему мы остановились? – спросила Грейс.

– Даррелл изменил правила игры, – ответила Лиз. – Заявил, что примет нас на нейтральной территории.

– Где же?

– Мы не знаем. Он позвонит Уилу на сотовый ровно в половине одиннадцатого и даст дальнейшие инструкции.

– Странно, – пробормотала Грейс. – С чего бы это такие перемены?

Лиз пожала плечами.

– У знаменитостей свои причуды. Может быть, у него есть основания опасаться за свою жизнь.

– Парень просто набивает себе цену, – не согласился с ней Грег. – Вот увидите, он явится на интервью в резиновой маске и с кучей телохранителей. Боюсь, эта штука, – он похлопал по фотоаппарату, – мне не понадобится.

У Макински зазвонил телефон.

– Да? – Пауза. – Да, мистер Даррелл. Мы у Лютеранского университета. Синий «бьюик», регистрационный номер… – Уил продиктовал номер. – Да… Понял. Нас четверо, двое мужчин и две женщины. – Снова пауза. – Да… Карту, – прошептал он, поворачиваясь к Грегу. Тот ловко развернул уже приготовленную карту. – Мотель «Пасифик»? Нашел. Будем через четверть часа.

– Ну что? – обеспокоено спросила Лиз.

– Едем к мотелю «Пасифик». – Макински ткнул пальцем в карту. – Двигай, Грег. Нам нужно быть там через пятнадцать минут.

– Не уверен, что это конечный пункт, – недовольно проворчал Грег, выжимая педаль сцепления. – Шпионские игры. Нет, мне это все определенно не нравится.

Мотель обнаружился на выезде из города, в самом конце унылой улицы, застроенной однотипными двухэтажными коттеджами.

– Что дальше? – полюбопытствовала Грейс. Макински пожал плечами.

– Ждем второго звонка.

Две минуты прошли в напряженном ожидании. Наконец телефон снова зазвонил.

– Да?

На этот раз говорил только Даррелл. Выслушав инструкцию, Уил раздраженно хлопнул себя по колену.

– Похоже, ты был прав, Грег. Этот чертов писака разыгрывает из себя бог знает кого.

– Куда дальше?

– Никуда. Он пришлет за нами машину. Грег, тебе придется остаться здесь – Даррелл примет только троих. Никаких фотографий не будет. Сотовые оставляем здесь. Это приказ. Нас обыщут, и, если найдут телефон или камеру, интервью отменяется. Понятно?

– Черт бы его побрал! – от души выругался Грег. – Ладно. Мне оставаться здесь?

– Да. И не выходи из машины.

– А вот и они! – воскликнула Лиз, приникая к окну. – Выходим?

Рядом с «бьюиком» остановился серый пикап. Сидевший за рулем мужчина в бейсбольной кепочке и солнцезащитных очках махнул рукой и открыл заднюю дверцу.

– Пока, Грег, не скучай, – бросила, выходя из машины Лиз. – Я потом все тебе расскажу.

Они пересели в пикап, который тут же сорвался с места. Грейс молчала, остальные тоже. К счастью, пропетляв минут пять по улицам, «форд» свернул к скромному особнячку и замер у входа.

– На второй этаж, – коротко приказал водитель. – Быстро.

Дверь уже была открыта. Подгоняемые мрачным мужчиной в бейсболке, репортеры поднялись по хлипкой деревянной лестнице, прошли по полутемному коридорчику и остановились у единственной двери.

– Входите. Они вошли.

Комната была довольно просторной и выглядела совершенно необжитой: занавешенное плотными шторами окно, простой письменный стол, диван неопределенного цвета, два стула. И все. Если не считать стоящего у окна, спиной к гостям, высокого человека в кожаной куртке.

– Садитесь. – Вошедший вслед за ними мужчина в бейсболке бесцеремонно подтолкнул Лизу и Грейс к дивану. Уил, пожав плечами, опустился на стул.

Человек у окна повернулся.

– Я Кеннет Даррелл. Начнем.

Грейс ахнула.

8

Слай отложил папку и задумчиво уставился в потолок. Информации, которую предоставил ему Годдард, было вполне достаточно, чтобы построить на ее основании план действий, который в случае успешной реализации принес бы ему сумму, достаточную для безбедного существования в течение ближайших месяцев.

Странно, что такой человек, как Ловкач, умеющий создавать хитроумные многоходовые комбинации, оказался неспособен решить довольно-таки несложную проблему. Впрочем, если бы все решали свои проблемы сами, надобность в его услугах просто-напросто отпала бы.

Слай никогда не задумывался над тем, чем бы он занимался, если бы в силу обстоятельств оказался не у дел. Пока существует мир, в котором правят деньга, его профессия всегда останется востребованной. В этом он не сомневался. Деньги – высшая сила и высшая ценность, по сравнению с которой жизнь человека – пустяк.

План в общих чертах уже сложился. Он знал имя объекта, знал, где остановилась Грейс Маршалл, знал, с кем она контактирует здесь, в Сиэтле. Сделав звонок в редакцию «Кроникл» и представившись другом Грега Хилла, Слай выяснил, что фотограф выехал на интервью и должен вернуться во второй половине дня. Поразмышляв, он пришел к выводу, что Грейс рано или поздно появится в «Хилтоне», чтобы выписаться из отеля и забрать вещи. Переданная портье сотня долларов позволяла рассчитывать на своевременное уведомление о ее прибытии. На всякий случай Слай решил установить наблюдение и за квартирой Лиз. Этим займется Джейк.

Оставалось только ждать. Слай включил телевизор, положил на столик телефон и растянулся на диване.


– Майкл?!

Его взгляд задержался на ней всего лишь на мгновение и тут же перешел на Лиз.

– Пожалуйста, предъявите редакционные удостоверения.

Разумеется, он узнал ее. Но не подал виду. В этом не было ничего странного. Проблема заключалась в другом: как теперь выполнить поручение Джереми Тайрона?

Просмотрев удостоверения, Майкл – нет, не Майкл, а Кеннет Даррелл, напомнила себе Грейс – уселся за стол, спиной к окну, так, что лицо его снова оказалось в тени.

– Я получил ваши вопросы и, как мы и договаривались, приготовил ответы. – Он положил руку на обычную канцелярскую папку. – В вашем распоряжении два часа. Я оставляю за собой право не отвечать на те вопросы, которые мне по каким-то причинам не понравятся. Никаких фотографий. Никаких диктофонов. Согласны?

– Вы ставите нас в довольно-таки затруднительное положение, мистер Даррелл. – Уилбур Макински покачал головой. – Нам ведь, как вы понимаете, нужно надежное подтверждение самого факта интервью. Читатели могут счесть его мистификацией или прямым обманом.

Даррелл согласно кивнул.

– Я дам вам подтверждение. Подтверждение того, что вы действительно беседовали с автором романов. Вас это устроит?

Все трое кивнули.

– Хорошо. Перейдем к вопросам. Вы будете задавать их по очереди?

– Да, – ответил за всех Уил.

– Вы первая, мисс Фэрроу.

Лиз с улыбкой развернула блокнот.

– Скажите, мистер Даррелл, что побудило вас взяться за перо?

Самое обычное интервью. Ничего особенного. Они задавали вопросы – он отвечал. Отвечал подробно, охотно, почти без раздумий. Было видно, что Даррелл хорошо подготовился к разговору. Поначалу Грейс немного смущалась, отводила глаза, но потом успокоилась и даже позволила себе задать знаменитости шутливый вопрос о гастрономических пристрастиях.

Два часа пролетели незаметно.

– К сожалению, наше время истекло. – Даррелл постучал по циферблату часов. – Пожалуйста, последний вопрос.

Грейс так и не поняла, что побудило ее поднять руку, а потом произнести первые пришедшие в голову слова:

– Скажите, где вы были одиннадцатого сентября две тысячи первого года?

В первый раз за время интервью он ответил не сразу, а когда заговорил, Грейс поняла, что допустила ошибку. Нет, не так. Она просто сделала что-то не так. Может быть, ударила по больному месту. Может быть, открыла еще кровоточащую рану. Уил и Лиз, похоже, ничего не заметили, но она – почувствовала.

– Я был в Нью-Йорке, мисс Маршалл.

Он поднялся. Они тоже. Обменялись любезностями. Попрощались. Пожали друг другу руки. Даррелл остался в комнате. Уил, Лиз и Грейс вышли в коридор, спустились по лестнице, подошли к машине. Мужчина в бейсболке открыл заднюю дверцу.

– Садитесь.

Теперь «форд» уже не петлял по улицам, а несся прямиком к… Лютеранскому университету.

– Разве вы не доставите нас к нашей машине? – удивилась Лиз.

– Нет. Выйдете на площади. За вами приедут через пять минут.

Так и получилось. Дождавшись Грега, они расселись по местам и перевели дух.

– Отличная работа! – весело заметил Уил. – Такое дело надо отметить. Кто за?

Все согласились.

– Только не здесь, а в Сиэтле, – сказала Лиз. – Сдадим материал, примем душ, а потом можно и оторваться.

Неожиданно для самой себя Грейс тронула Грега за плечо.

– Останови, пожалуйста. Мне надо выйти.

– Что случилось? – забеспокоилась Лиз.

– Ничего. – Грейс взяла сумочку и открыла дверцу. – У меня здесь одно дело. Совсем забыла. Поезжайте, не ждите. Лиз, я тебе позвоню.

– Нет-нет. – Лиз выскочила вслед за ней. – Я никуда тебя не отпущу. В чем дело?

– Мне нужно кое-кого увидеть. – Грейс отвела глаза – лгать друзьям она так и не научилась. – Не беспокойся. Все будет хорошо. Я вернусь часам к шести или семи. И сразу приеду к тебе.

– Это как-то связано с Дарреллом? – шепотом спросила Лиз.

Грейс потупилась.

– Да.

Подруга погладила ее по руке.

– Ладно. Делай, как считаешь нужным, но обязательно позвони. Я буду волноваться.

– Обещаю. – Грейс улыбнулась, поцеловала Лиз в щеку и зашагала прочь.

Грейс остановилась у первого же таксофона и, заглянув в блокнот, набрала номер. Он снял трубку после второго гудка.

– Слушаю.

– Майкл, это я, Грейс.

– Ты не уехала?

– Нет, я осталась в Такоме. Мне нужно с тобой поговорить.

Она задержала дыхание в ожидании ответа. Пауза затягивалась.

– Хорошо, – наконец сказал он. – Где ты сейчас?

– Не знаю, где-то в центре.

– Хорошо. Жди меня у кинотеатра «Глобус». Найти его нетрудно. Я буду там через четверть часа.

Кинотеатр оказался рядом. Грейс устало присела на скамейку. Зачем она это сделала? Зачем позвонила? Зачем задала тот дурацкий вопрос об одиннадцатом сентября? И как теперь быть с заданием Тайрона?

Ответ на последний вопрос она уже знала: Тайрон не получит того, чего ждет.

– Ты хотела о чем-то поговорить? – холодно спросил Майкл, когда Грейс закрыла за собой дверцу и накинула на грудь ремень безопасности.

– Да. – Она вдруг обнаружила, что совершенно не представляет, с чего начать и зачем ей вообще понадобилось просить о встрече, – Все вышло так…

– Все вышло так, как ты и рассчитывала, да? Ловко придумано, ничего не скажешь. План сработал, ты заслужила хорошие премиальные.

Грейс изумленно посмотрела на него.

– О чем ты? Какой план? Какие премиальные?

Майкл повернул налево и, проскочив перекресток, добавил газу.

– О чем? Признайся, ты ведь не случайно оказалась вчера в моей машине? Наверное, твое начальство потратило немало денег, чтобы меня найти.

Грейс ожидала чего угодно, но только не такого обвинения.

– Ты ошибаешься. Никакого плана не было. Меня действительно хотели похитить, я убегала и в твой джип попала совершенно случайно.

– Тебе не кажется, что эта версия звучит уж слишком неубедительно?

– Это не версия. Это правда. – Какого черта я перед ним оправдываюсь? Пусть думает, что хочет, – Ладно, я зря тебе позвонила. Ты выдумал для себя какую-то дурацкую теорию и уверовал в нее, как в откровение. Очень по-мужски. Трусливо и подло. Когда не хватает мужества сказать что-то в лицо, вы, мужчины, всегда ищете себе то или иное оправдание. Но только имей в виду: еще сегодня утром я даже не подозревала, что ты – Кеннет Даррелл.

– Неужели? Тогда объясни, почему ты спросила меня об одиннадцатом сентября?

Если бы кто знал, как не хотелось ей отвечать на этот вопрос. Но жизнь давно преподала Грейс простую истину: хочешь, чтобы тебе доверяли, – будь честным.

Она вздохнула.

– Я видела фотографию в твоей комнате. Видела дату на обратной стороне снимка. Извини, мне очень жаль.

Сжимавшие руль пальцы побелели. Лицо Майкла вдруг застыло, черты проступили резче, на скулах взбугрились желваки.

– Извини, – повторила она и отвернулась. Джип проехал еще сотню-другую метров и остановился. Грейс хотела выйти, но Майкл удержал ее за руку.

– Подожди.

Она повернулась и обожгла его взглядом.

– Что ты хочешь?

– Я… Я был не прав. Прости.

– Ничего. Я переживу. – Грейс толкнула дверцу и только теперь заметила, что они уже давно выехали из города. Она растерянно огляделась. – Куда ты меня завез? Знаешь, мне вполне достаточно одной попытки похищения. Я не любительница приключений. И если…

Майкл рванул ее к себе, и в следующее мгновение она уже оказалась в его объятиях.

Грейс ощутила, как напряглось все его большое мускулистое тело, и ее собственное не замедлило отреагировать взрывом новых ощущений. От нахлынувших эмоций она едва не задохнулась.

Внезапно ее сознанию открылся мир сексуальных переживаний, мир, к которому она считала себя непричастной, и ее пронзила дрожь первобытного желания. Их глаза встретились, и на немой вопрос был получен безмолвный ответ.

– Грейс, – прошептал Майкл и, зарывшись лицом в копну волос, прижал ее к себе еще плотнее.

Страсть его была столь велика, что все ее мысли о сопротивлении испарились, не успев возникнуть.

Грейс ответила на поцелуй со всей пылкостью, на которую была способна.

– О боже… – простонал он, оторвавшись от ее губ. – Нет, подожди. Не здесь.

– Здесь, – шепнула она. – Я не могу больше ждать. Возьми меня здесь.

Он перенес ее на заднее сиденье джипа.

– Грейс. – Она открыла затуманенные глаза и увидела перед собой взволнованное лицо Майкла. – С тобой все в порядке?

– Мне очень хорошо, – прошептала она торопливо. – Мне так хорошо, как не было еще никогда.

И не будет, мелькнуло в голове.

Майкл уже одевался, повернувшись к ней спиной. Жар страсти схлынул, и на Грейс повеяло холодком обступившего их со всех сторон леса.

– Мне нужно вернуться в Сиэтл. Лиз, наверное, уже волнуется. Отвезешь? – Застегивая блузку, Грейс обнаружила, что одна пуговица оторвалась. – Ну вот, в каком виде я перед ней предстану.

– Я отвезу тебя завтра. А Лиз ты позвонишь и скажешь, что… В общем, что-нибудь скажешь. – Майкл приник к ее шее долгим горячим поцелуем.

– Мне еще нужно обработать материалы, – прошептала Грейс, закрывая глаза и отдаваясь восхитительному чувству, о существовании которого раньше даже не догадывалась. – В Нью-Йорке ждут… О-о-о…

– Ты дашь им такой материал, от которого они захлебнутся в восторге. – Майкл повернул ее к себе. – Я не хочу отпускать тебя, милая. Не хочу…

Грейс прижала палец к его губам.

– Не надо. У нас еще будет время. Кстати, а почему бы тебе не переночевать в Сиэтле?

– Нет. – Он покачал головой. – Для меня это слишком опасно.

– Опасно? Но кто тебе угрожает? Почему ты скрываешься, Майкл? Может быть, я смогу чем-то помочь?

– Поговорим об этом потом, ладно? Ты ведь не завтра улетаешь в Нью-Йорк?

– У меня впереди еще два дня. – Грейс провела ладонью по его щеке. – Пообещай, что побреешься.

– Обещаю. Кстати, ты забыла у меня свою куртку.

Грейс отмахнулась.

– Заберу завтра.

– Но ты еще позвонишь сегодня?

– Обязательно.

– Тогда поедем. В Сиэтл.

Дом встретил его привычной тишиной. Не дом – крепость. Или тюрьма? Да, тюрьма, на которую он обрек себя сам. Последние три года жизнь была подчинена одной цели: отомстить тем, кто лишил его цели, кто отобрал самое дорогое, кто убил Анну. И восстановить справедливость. Для достижения этой цели он отказался от всего, принес в жертву самого себя.

Да, все могло быть иначе, если бы в тот злосчастный день они не оказались во Всемирном торговом центре. Если бы… Так что же, все решила случайность? Нет, не случайность, а злая воля одних и преступная небрежность других.

Анна…

Майкл опустился на стул. Он помнил тот день во всех мелочах, словно все, каждое слово, каждый жест, каждая деталь неизгладимо вплавились в память.

Анна…

Не было, наверное, и часа, чтобы он не вспоминал о ней. С болью, с тоской, с отчаянием. Сегодняшний день не был исключением, но только что-то изменилось. Да, он вспоминал ее, но вспоминал как-то по-особенному, без надрыва. Без отчаяния, но с грустью. Так вспоминают то, что ушло, то, что похоронено.

Майкл поднялся в спальню, постоял у порога, оглядывая комнату новым взглядом, отыскивая в ней то, чего не было раньше, что появилось совсем недавно. Вчера? Сегодня? Он глубоко вздохнул и замер, подняв голову, как замирает наткнувшаяся на след ищейка. В воздухе было что-то незнакомое. Волнующее. Пробуждающее давно забытые чувства.

Ее аромат. Запах Грейс.

Неужели он еще способен влюбиться? Неужели судьба подарила ему второй шанс? Шанс на счастье.

Грейс…

Майкл усмехнулся. Завтра они встретятся. Поговорят. Все обсудят. Нет, он не станет спешить. Ты слишком привык к своему склепу, приятель.

Он еще прошелся взглядом по комнате и уже повернулся, чтобы выйти, когда заметил на вешалке куртку Грейс. Она так спешила утром. Он провел ладонью по мягкой коже и, не удержавшись, снял ее с крючка и поднес к лицу. Ее запах. Завтра… Рука нащупала что-то в кармане. Что бы это могло быть? А если Грейс забыла нечто важное? Надо посмотреть. Она не обидится.

В кармане лежала компьютерная дискета. Как же быть? Посмотреть? Или…

Ладно, была не была.

Майкл прошел в кабинет, включил компьютер, вставил дискету. Так, что здесь? Файл был всего один, но, едва открыв его и прочитав первую строчку, Майкл застыл.

«Кеннет Даррелл. Согласно полученной информации, под этим именем может скрываться Майкл Риордан, считающийся погибшим 11.09.01 в Нью-Йорке».

Ему хватило пяти минут, чтобы дважды прочитать короткий текст.

Поднимаясь со стула, он почувствовал, как сжалось вдруг сердце. Боль вернулась.

9

Успех отмечали в небольшом уютном кафе. Всем было весело, шуточки сыпались одна за другой, Грег рассыпал комплименты дамам, а Уил вел себя так, как будто и не предлагал одной из них ничего непристойного. И все же Грейс ощущала неясное беспокойство. Она не знала, в чем дело, что ее гложет, но с каждой минутой ощущение душевного дискомфорта становилось все сильнее.

Ее состояние не укрылось и от Лиз.

– Что с тобой, Грейс? – спросила она, воспользовавшись тем, что мужчины в очередной раз удалились в сторону бара. – Ты весь вечер как на иголках.

– Сама не знаю. – Грейс грустно посмотрела на подругу и попыталась улыбнуться. – У тебя, наверное, тоже так бывает – как будто внутри завелся какой-то червяк, который все шевелится и шевелится.

– Ты оставалась в Сиэтле из-за него?

– Да, – опрометчиво ответила Грейс и нервно рассмеялась. – Ты кого имеешь в виду?

– Кеннета Даррелла, конечно. Извини, это не мое дело, но мне показалось, что ты его уже где-то видела. Я бы даже предположила, что между вами…

– Перестань, – поспешила остановить ее Грейс. – Подумай сама, откуда мне знать Кеннета Даррелла? Разумеется, нет.

– Тогда из-за чего ты задержалась в Такоме? – Задав вопрос, Лиз тут же подняла руки. – Поверь, я спрашиваю не из простого любопытства. Точнее, не только из любопытства. Вокруг тебя что-то происходит, а ты ведешь себя так, словно ищешь приключений на свою голову.

– Ты права, я дура. И извини, что доставляю тебе столько хлопот. – Грейс решительно выпрямилась и оглядела зал. – Мне нужно позвонить. Где тут телефон?

– У входа. Пойдем, я тебя провожу. – Лиза поднялась из-за стола.

Грейс схватила ее за руку.

– Давай подождем наших мужчин. А то они, чего доброго, подумают, что мы их бросили.

– Верно. Грег – жутко ревнивый. Однажды он даже подрался из-за меня на дискотеке. – Лиз сообщила об этом с оттенком гордости. – Их было человек пять, а он один.

– И чем это закончилось? Грег оказался мастером кун-фу и уложил всех пятерых?

Лиза покачала головой и улыбнулась.

– Нет. Ему расквасили нос и наставили синяков, но это не имеет значения. Они все равно отступили первыми. Понимаешь? Он смог меня защитить. Те ребята как будто почувствовали, что не сломают его.

– Вот уж не подумала бы. Тебе повезло.

– Я знаю.

– Что ты знаешь? – Вынырнувший из-за спины Грег обнял Лиз за плечи. – Я тоже хочу это знать.

– Тебя это не касается. – Резкость слов Лиз смягчила тем, что погладила Грега по щеке. – А где Уил?

– Уил, похоже, пропал. Подкатил к одной девчонке в баре, а она его отшила. В общем, мы поспорили на десятку: он пообещал притащить ее к нашему столику.

– У вас за столиком две дамы! – вспылила Лиз. – А вы цепляете неизвестно кого! Подумай сам, пораскинь мозгами – разве приличная женщина придет в бар одна и в такое время?

– А почему бы и нет? – искренне удивился Грег. – Будь я одинокой леди, первым делом именно так бы и сделал.

– Продолжай в том же духе и скоро станешь одиноким джентльменом, – предупредила Лиз, беря Грейс за руку. – Нам надо позвонить и немного проветриться. Вернемся минут через десять.

– Ладно, – проворчал Грег. – Если к вам станут приставать, бросьте в окно камень.

Взяв на вооружение ценный совет, Грейс и Лиз направились к выходу.

– Ты звони, а я пока покурю, – сказала Лиз, останавливаясь у скамейки.

– Ты куришь? – удивилась Грейс. – Что-то я не видела тебя с сигаретой.

– Не то чтобы курю, но иногда позволяю себе эту слабость. Впрочем, в этой стране столько праведников, что за сигарету скоро, наверное, будут вешать на центральной площади.

Оставив брюзжащую подругу, Грейс подошла к телефону под красным пластиковым колпаком.

Трубку сняли после третьего гудка.

– Да?

От одного лишь звука его голоса тело ее завибрировало, в висках застучала кровь, а где-то внизу живота, словно начала раскручиваться пружина.

– Майкл, это я, Грейс. Как ты? Мне так хочется тебя увидеть. Приезжай за мной. Пожалуйста. – Выпалив все это на одном дыхании, она замерла в ожидании ответа.

Ответа долго не было, а когда Майкл наконец заговорил, на Грейс будто обрушился ледяной душ.

– Я посмотрел дискету. Ту самую, которую ты привезла из Нью-Йорка. Тебе ведь поручили провести идентификацию, не так ли, Грейс? Идентификацию по ДНК. Ты уже заполучила образец? Украла расческу с моими волосами? Собрала слюну? Или…

– О чем ты говоришь?! – закричала она. – Все не так! Майкл! Все не так! Я…

– Не надо, Грейс. Не старайся. Твою куртку я пришлю завтра в отель. Прощай.

– Майкл! Подожди, не…

Поздно. Из трубки доносились только бессмысленные гудки, каждый из которых отдавался в голове ударом тяжелого чугунного молота.


Слай в очередной раз посмотрел на часы. Вечер давно наступил, а сигналов не поступало ни из отеля, ни от Джейка. Куда же они запропастились, эти две женщины?

Телефон зазвонил за секунду до того, как он снял трубку.

– Это я. – Слай узнал взволнованный голос Джейка. – Они в кафе «Радуга».

– Обе?

– Их здесь четверо. Две женщины и двое мужчин. Похоже, пришли надолго.

– Хорошо. Оставайся на месте. Я скоро буду. В случае чего, веди ту, которая нам нужна. Все ясно?

– Ясно, – буркнул Джейк.

Бывшего фэбээровца, похоже, раздражало то, что приказы ему отдает какой-то киллер. Ничего, пусть привыкает.

Слай быстро оделся, прикрепил кобуру с «береттой», накинул темную куртку и вышел из номера. Никакого волнения он не испытывал и чувствовал себя примерно так же, как отправляющийся на работу клерк. Впрочем, и дело представлялось ему вполне заурядным. План был прост: захватить Грейс Маршалл, отвезти ее в заранее подобранное место, забрать кассету и, удостоверившись в том, что с нее не сделано копии, отправить девчонку в лучший мир.

Если же кассеты нет, то придется сначала установить ее местонахождение и дальше действовать по ситуации. Для Слая не имело значения, кого убивать, мужчину или женщину. Ни те, ни другие не представляли для него никакого интереса. Иногда, когда просыпалось желание, он выходил на улицу, брал проститутку и проводил с ней ночь. Ночи вполне хватало на то, чтобы утолить голод живущего в нем неведомого зверя, и к утру тот уползал, довольно урча в свое темное логово, чтобы снова напомнить о себе через месяц или через два.

Слай понимал, что отличается от других людей, от тех, кто стремится к прочным и длительным отношениям, от тех, кто всерьез воспринимает такие понятия, как дружба, любовь, честь, уважение, но старался не задаваться вопросом «почему?» и уж конечно не считал себя ущербным, обделенным, неполноценным. И все же иногда он ловил себя на том, что избегает общения с женщинами и инстинктивно старается держаться от них подальше. Его память не хранила даже имена жертв. Иногда он сомневался в том, действительно ли его мать звали Фредерикой.

Выйдя из такси за пару кварталов от упомянутого Джейком кафе, Слай проделал остаток пути пешком.

Из тени выступил Джейк.

– Они еще там?

– Да, все четверо. Ты уже определился? Как будем брать?

Слай смерил помощника равнодушным взглядом.

– Брать буду я. Твое дело выполнять приказы. Сейчас я войду, а ты позаботься о машине.

– Зак уже здесь, на стоянке за углом. У него пикап.

– Хорошо. Предупреди его.

Джейк молча кивнул и исчез за углом, а Слай направился к входу. Посетителей было довольно мало, и он не стал заходить в зал, а выбрал в качестве наблюдательного пункта бар. Найти компанию из четверых, двух мужчин и двух женщин, не составило труда. Теперь предстояло определить, которая из двух Грейс Маршалл – сидящая лицом к нему брюнетка или вторая, с перехваченными сзади зеленой ленточкой каштановыми волосами. Первая не подходила под описание Джейка, значит, вторая.

Отлично.

Слай посмотрел на мужчин, которых уже знал по фотографиям. Уилбур Макински – чуть выше среднего, немного грузноватый, с бегающими маслеными глазками – опасности не представлял. Грег Хилл – невысокий, сухощавый, жилистый – мог стать проблемой. Впрочем, понаблюдав несколько минут, Слай пришел к выводу, что, когда компания разделится – а в этом у него не было сомнений, – Грейс останется либо с Макински, либо с Лиз, а возможно, и одна. Это упрощало дело.

Сделав такой вывод, Слай успокоился. Оставалось только ждать, а удобный момент рано или поздно представится.

Впрочем, все получилось даже лучше, чем он предполагал. Сначала мужчины удалились в бар, потом Хилл вернулся, оставив приятеля с какой-то размалеванной девицей, а потом женщины поднялись и направились к выходу.

Слай встал со стула, расплатился с барменом и вышел. Джейк тут же выскользнул из тени.

– Все готово?

– Да, – прошептал Джейк, нервно оглядываясь по сторонам.

– Ты на подстраховке, – объяснил Слай. – Если женщины выйдут вдвоем, я займусь объектом, а ты позаботься о второй. Отвлеки ее, сделай так, чтобы у нас была в запасе хотя бы минута. Встречаемся в условленном месте.

– Понял. – Джейк кивнул, вытирая о брюки вспотевшие ладони. – Не беспокойся, не впервой.

Относительно последнего заявления у Слая были сильные сомнения, но высказывать их он не стал, ограничившись приказом: – Действовать только по моему сигналу.

Грейс чувствовала себя так, словно ее только что огрели по голове сковородой. Почему именно сковородой, она не знала. Наверное потому, что голова гудела, как церковный колокол.

Майкл… Майкл… как же ты мог… Она повернулась к Лиз, которая поспешно потушила сигарету и, вскочив со скамейки, бросилась к ней.

– Что?! Боже мой, Грейс! Ты так побледнела! Что случилось?

Грейс покачала головой. Слов не было, как не было вообще ничего, кроме гудящего в голове колокола.

– Кому ты звонила? Что с тобой?

– Потом, – прошептала Грейс, едва шевеля спекшимися губами. – Мне надо сесть.

– Конечно. – Лиз обняла подругу за плечи и повела к скамейке. – Садись. Черт. – Она оглянулась. – Я сейчас позову Грега, и мы поедем домой.

– Нет, подожди. Побудь со мной.

– Да, конечно. Я…

Ничего больше Лиз сказать не успела, потому что перед ней вдруг материализовался какой-то мужчина.

– Извините, мисс, это не вы уронили? Лиз опустила голову, и в тот же момент незнакомец ударил ее. Падая на спину, Лиза увидела желтый диск полной луны. В следующий момент все померкло.

Боковое зрение зафиксировало взлетевшие вверх ноги Лиз, но понять что-либо Грейс уже не успела – вынырнувшая из-за спины рука прижала к ее лицу что-то мягкое и мокрое, и она, сделав судорожный вдох, провалилась в темноту.

– Итак, мисс Фэрроу, вы не видели нападавших?

– Нет. – Лиз осторожно покачала головой. – Я даже не знаю, сколько их было. Повторяю, меня ударили по голове и…

– Да, вы уже рассказывали. – Полицейский инспектор тяжело вздохнул. – И вы не заметили ничего подозрительного, когда вышли с мисс Маршалл из кафе?

– Ничего. Мы пробыли на улице минут пять, не больше. Я даже не успела докурить сигарету. Грейс позвонила кому-то и, как мне показалось, очень расстроилась. Мы сели на скамейку, и тогда-то все случилось.

– Вы знаете, кому звонила мисс Маршалл?

– Нет, – неуверенно сказала Лиз и, подумав, твердо добавила: – Нет.

– Понятно, – протянул инспектор. – Что ж, мисс Фэрроу, мы не будем вас задерживать. Если хотите, вас отвезут наши люди.

Лиз покачала головой и тут же поморщилась.

– Спасибо, но в этом нет необходимости. Меня довезет Грег.

– Спасибо, мисс Фэрроу. Вероятно, нам еще придется побеспокоить вас завтра.

– Понимаю. – Она поднялась, сделала шаг к двери и остановилась. – Скажите, инспектор, у вас есть какие-то предположения…

Он невесело усмехнулся.

– Предположений хватает, а вот фактов недостаточно.


Сознание возвращалось постепенно, как будто Грейс выплывала из черной подводной впадины. Пробив наконец верхний слой, она позволила себе сделать вдох и только после этого открыла глаза. Вместе с сознанием пришло и ощущение боли. Болела голова.

В комнате, освещенной только стоящей на низком столике лампой, царил полумрак. Грейс осмотрелась, но не обнаружила ничего, что могло бы подсказать, где она находится. Никакой мебели, кроме стола, не было. Не было даже кровати, и Грейс обнаружила, что лежит на тюфяке, прикрытом похожей на половую тряпку простыней. Окно закрывала другая тряпка, напоминающая серое армейское одеяло.

Она подняла руку – дешевые часики «свотч» исчезли. И не только они, но и туфли и сумочка.

Грейс попыталась подняться, но смогла только сесть – свободу передвижений ограничивала стальная цепочка, соединявшая перехватывающий запястье металлический обруч с вбитой в деревянный пол ржавой железной скобой.

Кажется, дело серьезное.

Она попыталась вспомнить, что случилось, но все воспоминания обрывались на телефонном разговоре. На разговоре с Майклом. О чем они говорили? Грейс не помнила.

А что с Лиз?

– Черт.

Проклятие прозвучало едва слышно, но тем не менее дверь со скрипом отворилась и в комнату вошли двое мужчин. Один из них нес два стула. Поставив стулья примерно в метре от тюфяка, на котором сидела пленница, незнакомцы сели. Начинать разговор они не спешили.

– Что вам от меня нужно? – прохрипела Грейс и с отчаянием поняла, что все ее старание замаскировать страх не дало результата.

Ответил высокий мужчина, поразительно напоминавший знаменитого киноартиста, имя которого вертелось на кончике языка, как форель на крючке.

– Мисс Маршалл, мне нужна аудиокассета, совершенно случайно оказавшаяся в вашем распоряжении. Вы отдадите ее мне и сразу же получите свободу.

– Я не понимаю, о какой кассете вы…

– Знаешь, дрянь! – Второй незнакомец резко подался вперед. – Не изображай из себя невинную овечку! Будешь упираться…

Что именно случится, если она будет упираться, Грейс не узнала – высокий положил руку на плечо напарника и сжал пальцы.

– Успокойся, приятель. Мисс Маршалл нужно время на размышление. Она обдумает все варианты и сделает правильный вывод. – Он посмотрел Грейс в глаза, и ее снова прошиб страх. – Я даю вам полчаса.

Мужчины поднялись и вышли. Дверь закрылась.

Определенно влипла.

Ладно, хватит ныть, одернула себя Грейс. Думай, как будешь вылезать.

Итак, им нужна кассета. Если люди пошли на похищение, считающееся одним из тягчайших преступлений, значит, запись представляет большую ценность. Ладно, она возвращает им кассету и… Что дальше? Где гарантии того, что ее не уберут? Как нежелательного свидетеля. К тому же она представляет для них опасность еще и потому, что видела их лица. Да, они даже не потрудились надеть маски. Вывод ясен – ее участь уже решена.

Дальше. Где кассета? Кажется, осталась в доме Майкла. Назвать его имя? Но тогда смертельная опасность нависнет уже над ним.

Как же быть? Как быть? Как?

Грейс показалось, что прошло не более пяти минут, когда дверь снова заскрипела.

– Я вас слушаю, мисс Маршал, – бесстрастно произнес высокий. – Время истекло.

– У меня нет того, что вам нужно… Второй незнакомец неприятно усмехнулся.

– …но я знаю, где кассета, – продолжила Грейс: – И готова отдать ее вам, но только в обмен на гарантии безопасности.

– Какие гарантии вас устроят, мисс Маршалл? – спросил высокий. – Мое слово джентльмена?

– Боюсь, этого недостаточно. Вы заинтересованы в том, чтобы получить кассету, я – в том, чтобы выйти отсюда. Давайте выработаем план, который удовлетворит всех.

Высокий пристально посмотрел ей в глаза, и в этот момент Грейс ясно поняла: шансов у нее практически нет.

Лиз схватила трубку, на мгновение опередив Грега.

– Да?

– Лиз, это Грейс.

– Грейс, где ты?! Что с тобой?!

– Лиз, у меня мало времени, поэтому выслушай внимательно и сделай все так, как я скажу. Только так. Ты поняла?

– Да.

– Я продиктую номер телефона моего знакомого. Ты позвонишь ему и попросишь привезти аудиокассету, которая лежит в моей сумочке. Через два часа я позвоню еще раз и назову место, где мы встретимся. Никакой полиции – иначе меня убьют. Ты поняла?

– Да.

– Тогда записывай. Его зовут Майкл. Номер телефона…

Лиз положила трубку и посмотрела на Грега.

– Ты слышал?

Он кивнул.

– Похоже, у Грейс большие проблемы.

– Будем звонить в полицию?

– Нет. По крайней мере, пока. Давай сначала позвоним этому парню, Майклу.

– Кто будет разговаривать?

– Ты.


Дом снова превратился в склеп. Майкл бесцельно прошелся по комнатам – везде было тихо и неуютно. Он попытался работать, но, просидев полчаса у компьютера, напечатал всего одну строчку. Не помогло бренди. Телевизор вызвал только раздражение.

Чертова дискета. Если бы он не нашел ее, то сидел бы сейчас с Грейс на веранде, слушая ночные звуки леса, потягивая вино, ощущая волшебство каждого мгновения жизни.

Но она же обманула тебя. Она втерлась к тебе в доверие. Пробралась в твою постель только для того, чтобы узнать твою тайну.

А если нет?

Да, ей дали вполне определенное задание. Но может ли он с полной уверенностью утверждать, что Грейс обманывала его? Логика отгородившегося от мира отшельника, здравый смысл ушедшего в подполье мстителя диктовали: да, она виновата. Сердце, живущее лишь надеждой, шептало: нет.

Почему он даже не выслушал ее? Почему изменил собственному правилу: не принимать поспешных решений.

Где сейчас Грейс?

Майкл вскинул голову. Телефон? Нет, не может быть. Так поздно ему никто звонить не мог.

Второй звонок заставил его подняться. После третьего Майкл уже мчался в гостиную, подгоняемый страхом опоздать.

– Да? – Сорвавшееся с губ слово прозвучало незнакомо, как будто его произнес кто-то другой.

Простое «да» было наполнено граничащей с отчаянием надеждой, но та, кто звонила, была совсем не той, о ком Майкл думал.

– Майкл?

Пауза.

– Алло?

– Извините, мне нужен Майкл. – Женский голос, незнакомый, обеспокоенный.

– Я – Майкл.

– Меня зовут Лиз. Лиз Фэрроу. Я подруга Грейс Маршалл.

– Здравствуйте, Лиз. – Он постарался успокоиться, но машинально положил ладонь на живот, где уже свивались в тугой канат страх и тревога.

– Майкл, выслушайте меня очень внимательно. Грейс похитили. – Ему показалось, что женщина всхлипнула. – Мы были в кафе с Грегом и Уилом, а потом вышли позвонить, и на нас напали.

Он скрипнул зубами, но сдержался.

– Продолжайте, Лиз.

– Грейс позвонила мне домой пять минут назад. Сказала, что похитителям нужна какая-то аудиокассета, которая находится в вашем доме.

Майкл бросил взгляд на столик – кассета лежала там.

– Она просит, чтобы вы привезли кассету мне. Они выйдут на связь через… – женщина, наверное, посмотрела на часы, – через час и пятьдесят минут и назовут место, где обменяют Грейс на кассету. Да, еще одно. Она предупредила: никакой полиции.

– Спасибо, Лиз. Я выеду через пять минут. Буду у вас через полчаса. Назовите, пожалуйста, ваш адрес.

Наверное, только благодаря вмешательству высших сил или, может быть, просто удаче Майклу удалось добраться до Сиэтла без происшествий. Джип несся по ночной трассе, как фаворит ралли «Париж-Дакар», засидевшийся на старте и пытающийся вырвать победу на последнем участке. Майкл не убирал ногу с педали газа, обходя попутные машины, выскакивая на полосу встречного движения и не сбрасывая скорость даже на повороте. В какой-то момент, обгоняя тяжело идущий в гору фургон, он слишком резко взял влево и вдруг увидел прямо перед собой выпрыгнувшие из темноты желтые глаза несущегося навстречу пикапа. Тормозить было уже поздно, и Майкл добавил газу. Пикап пролетел мимо на расстоянии в несколько дюймов, и в свете фар боковое зрение Майкла успело зафиксировать белое от ужаса лицо молодой женщины, рядом с которой сидела девочка лет двенадцати с застывшим на губах пузырем жевательной резинки. Водитель фургона, высунув голову в окно, обрушил на него град проклятий, но Майкл даже не обратил внимания на такую мелочь.

В голове билась одна только мысль: я должен успеть. Я должен спасти Грейс.

На подъезде к Сиэтлу он все же притормозил, понимая, что любая задержка чревата самыми серьезными последствиями. Еще через четверть часа джип остановился у дома, где жила Лиз. На крылечке его ждали двое, женщина и мужчина.

– Вы – Майкл? – Женщина сбежала по ступенькам. Мужчина последовал за ней. – Но вы же… вы же Кеннет Даррелл! Мы брали у вас интервью!

– Да. Но я также и Майкл. Это долгая история. – Он захлопнул за собой дверцу. – Она больше не звонила?

– Нет. Пойдемте в дом. Я – Лиз. Это Грег. Грег молча кивнул и протянул руку. Сели в гостиной: Грег и Лиз на диване, Майкл в кресле.

– Итак, расскажите все еще раз. Что случилось? Как это произошло? Полагаю, ее похитили те же люди, которые уже пытались сделать это раньше.

– Кассета у вас? – спросил Грег.

– Да. – Майкл достал из внутреннего кармана куртки конверт с кассетой.

– Та самая?

– Да.

– Что там?

Майкл коротко пересказал содержание разговора.

– Думаю, речь идет о какой-то крупной нелегальной сделке, в которой участвует Стэнли Годдард. В разговоре промелькнула его кличка – Ловкач. Человек, сделавший запись, вероятно, хотел передать ее кому-то в торговом центре, но по каким-то причинам не смог. Возможно, люди Годдарда попытались схватить его, и он в спешке подбросил кассету в сумочку Грейс.

– Я слышал о Годдарде, – вставил Грег. – Человек он очень осторожный, и сам в похищении участвовать не стал бы.

– Попробуем представить возможный сценарий. – Майкл посмотрел на часы. – Они наверняка уже определили место и готовятся к встрече. Не думаю, что при передаче будет присутствовать больше трех-четырех человек. Они потребуют, чтобы кассету принесла Лиз. Место будет взято под наблюдение. Если Грейс видела похитителей, ее убьют.

– Но сначала им нужно удостовериться в подлинности записи, – указал Грег.

– Да, значит, у нас будет по крайней мере несколько минут.

– Но мы не знаем, где именно состоится передача, и, следовательно, не можем прибыть туда заранее.

– Подождите, – вмешалась в мужской разговор Лиз. – Подлинность записи может установить только один человек, Годдард.

– Ну и что?

– А то, что мы можем проследить за маневрами Годдарда. Нам известно, где он живет. Сядем ему на хвост и попадем на место одновременно с ним.

– Черт, Лиз, да ты гений! – воскликнул Грег. – Мне это и в голову не пришло.

– Но тогда кто-то должен отправиться к дому Годдарда прямо сейчас, пока он еще не уехал. – Майкл посмотрел на часы. – У нас осталось чуть больше часа.

Грег кивнул.

– Поеду я. Лиз должна ждать звонка, а вы, Майкл, не знаете Годдарда в лицо.

Лиз хотела что-то сказать, но взглянула на Грега и промолчала.

– Я поеду с Лиз на ее машине. – Майкл поднялся. – Пойдемте, я вас провожу.

Грег подошел к Лиз и потрепал ее по плечу.

– Будь осторожна, ладно?

– И ты тоже, – едва слышно прошептала она, опуская голову. – У тебя есть оружие?

– Только вот это. – Грег продемонстрировал внушительные кулаки.

Они вышли во двор, где рядом с «шевроле» Лиз стоял «форд» Грега.

Майкл вытащил из-за пояса автоматический пистолет.

– Возьмите. На всякий случай. Пользоваться умеете?

– Приходилось. А у вас…

– У меня есть еще кое-что. – Майкл отвел в сторону полу куртки – под мышкой висела кобура, из которой выглядывала рукоятка револьвера.

Вернувшись в дом, он опустился на диван рядом с Лиз и взял ее за руку.

– Давайте постараемся успокоиться, хорошо? В любом случае через два часа весь этот кошмар будет уже позади.

Она ответила долгим взглядом, потом неуверенно улыбнулась.

– Кофе выпьете?

– С удовольствием.

Она вышла, а Майкл, проводив ее взглядом, подумал о том, как повезло Грейс с друзьями. Эти люди, Лиз и Грег, знали ее несколько дней, но уже были готовы рисковать головой ради спасения подруги.

– Прошу. – Лиз поставила на столик поднос с двумя чашками дымящегося кофе. – Что-нибудь еще?

– Спасибо, нет. – Майкл взглянул на часы – до звонка оставалось еще около сорока минут.

За время отсутствия Лиз успела не только приготовить кофе, но и переодеться в джинсы и шерстяной пуловер. Сделав первый глоток, она отставила чашку и мельком взглянула на Майкла.

– Хотите о чем-то спросить?

– Разумеется. И вы прекрасно знаете о чем.

– По крайней мере, догадываюсь. Вы брали интервью у Кеннета Даррелла, а видите перед собой Майкла. Вам хотелось бы узнать, кто же я на самом деле, не так ли?

– Вы прочитали мои мысли. Только дело ведь не в простом любопытстве. Мне симпатичен человек, откликнувшийся на первый же призыв о помощи, и, признаюсь, у меня не вызывает теплых чувств высокомерный тип, сводящий, как мне представляется, с кем-то личные счеты. Так с кем же я имею дело сейчас?

– С Майклом, – без колебаний ответил он. – И раз уж у нас есть немного времени, то позвольте рассказать вам одну историю. Историю Майкла Риордана.

Удивительно, но она уснула! Уснула, свернувшись в комочек на комковатом тюфяке, с прикованной к железному кольцу рукой и с больной головой. Ей даже приснился сон, в котором все ее сексуальные фантазии, скрытые, подавляемые желания вырвались на волю и устроили настоящую оргию.

– Мисс Маршалл. Мисс Маршалл!

Грейс открыла глаза. Над ней, наклонившись, стоял высокий незнакомец, похожий на – теперь она вспомнила – Сильвестра Сталлоне.

– Что? Вы вернете мне часы? Незнакомец посмотрел на нее с откровенным удивлением, потом хмыкнул.

– На вашем месте я бы беспокоился о другом. Например, о жизни. Если мы не получим кассету, вас придется… – Он выразительно провел ребром ладони по шее. – Так что молите Бога, чтобы этот Майкл успел вовремя, а ваша подруга явилась на встречу без сопровождения полиции.

– Мы уже выезжаем? – спросила Грейс, торопясь перевести разговор на более нейтральную тему.

– Через пятнадцать минут. Сейчас вас отведут в туалет. Приведите себя в порядок. Кстати, на какой машине ездит ваша подруга?

– На какой машине? – Грейс напрягла память. – По-моему, на «шевроле». Да, определенно на «шевроле».

«Сталлоне» наклонился и отомкнул замок наручника маленьким ключом.

– Поднимайтесь. – Он хлопнул в ладоши, и в комнату вошел второй похититель. – Пойдете с ним. И без фокусов.

До назначенного времени оставалось полчаса, и Годдард решил, что пора выезжать. За безопасность операции отвечал Зак, и это вызывало у него некоторое беспокойство, так что подстраховаться не мешало. Место выбирал он сам – это была заброшенная автостоянка на берегу залива. Подъехать туда незаметно было практически невозможно. Зак получил четкое и простое задание: прибыть за полчаса до встречи, пересчитать машины и следить за тем, чтобы никто посторонний не приближался.

Уже выехав из гаража, Годдард набрал номер Слая.

– Я в пути. У вас все по плану?

– Да. Сейчас поднимем девчонку, позвоним и выедем.

– Вы захватили магнитофон?

– Он у меня в машине. Не забывайте, что сначала я должен убедиться в подлинности кассеты.

– Я помню.

– Вы сами ее… кончите? Или нужна помощь?

– Справлюсь. Мисс Маршалл обнаружат не скоро, так что вы успеете о ней забыть.

– Хотелось бы. – Годдард сложил телефон и посмотрел в зеркало заднего вида – никого.

Проезжая мимо особняка Годдарда, Грег посмотрел на окна – свет горел в двух на втором этаже. Он выключил двигатель, погасил фары и стал ждать. Не прошло и десяти минут, как свет в окнах погас. Двери гаража открылись оттуда медленно и осторожно, как черепаха из норы, выполз черный «мерседес».

– Спасибо, что не заставил ждать, – пробурчал Грег, поворачивая ключ зажигания.

Вести слежку ему довелось впервые, и дело оказалось не таким легким, как это показывают в кино. Во-первых, его вполне мог задержать какой-нибудь бдительный полицейский – за езду с потушенными фарами. Во-вторых, требовалось максимальное внимание – «мерседес» несколько раз притормаживал, а в одном случае так резко ушел вперед, что Грег удержался на хвосте только благодаря тому, что хорошо знал город. Именно это знание и сообразительность помогли ему и на заключительном этапе, когда он, вспомнив о заброшенной автостоянке, предпринял рискованный маневр на опережение.

Вкатив на стоянку, представлявшую собой забетонированную площадку, из последних сил отражающую натиск обступивших ее со всех сторон сорняков, Грег заглушил мотор, приоткрыл дверцу и посмотрел на часы. До звонка оставалось около четверти часа.

Минуты через полторы появился «мерседес», который остановился метрах в пятнадцати от «форда» Грега. Вышедший из машины невысокий плотный мужчина огляделся, быстро подошел к приткнувшемуся к мусорному баку «ниссану» и постучал по стеклу. Ночной воздух хорошо разносил звуки, так что Грег имел возможность слышать весь последующий разговор.

– Зак. Зак, черт бы тебя побрал! – В «ниссане» кто-то заворочался.

– Да, шеф?

– Спишь? Тебе же было ясно сказано наблюдать за стоянкой.

– Я и наблюдаю, шеф, – проворчал тот, кого назвали Заком.

Дверца открылась, и из машины выступил здоровяк, вполне способный сдвинуть с места железнодорожный вагон.

– Ты давно здесь? – спросил Годдард.

– Да уже с час. Сделал все, как вы и говорили: проверил все машины. Пусто.

– И сколько же их было?

– Шесть, шеф, – бодро отрапортовал здоровяк.

Годдард еще раз оглядел стоянку.

– А я вижу здесь семь, не считая моей. У тебя что, пальцев не хватило? Или кто-то приехал уже потом?

Зак озадаченно поскреб затылок.

– Никто не приезжал. Хм, странно.

– А ты насчитал шесть со своей или без нее?

Вопрос, похоже, поставил здоровяка в тупик. Он замер, явно пустив на решение проблемы все имеющиеся ресурсы, и Грегу показалось, что он слышит, как скрипят и постанывают от напряжения заржавевшие винтики и колесики под куполообразным лысым черепом.

– Без нее, шеф. Точно, я не посчитал свою.

– Ладно, пройдись еще раз и осмотри все заново, – распорядился Годдард.

– Сейчас сделаю, только возьму фонарик. Пропал, подумал Грег, сползая с сиденья на пол.

Зак неспешно двинулся вдоль машин, заглядывая в окно каждой. Услышав приближающиеся шаги, Грег затаил дыхание.

– Чисто, шеф. Никого. – Здоровяк остановился перед «фордом». – Смотрите-ка, какой-то придурок даже дверцу не закрыл.

– Оставь все как есть, – подал голос Годдард.

Шаги удалились, и Грег позволил себе вздохнуть.

– Звони Джейку. Скажи, что мы готовы. Началось.

Звонок прозвучал так внезапно, что Лиз вздрогнула.

Майкл положил руку на ее плечо.

– Отвечайте.

– Д-да? – Голос Лиз заметно дрожал.

– Лиз, это я, Грейс. Слушай меня внимательно.

– Ты в порядке?

– Более или менее. Кассета у тебя?

– Да. Мне ее привезли.

– Бери кассету, садись в машину и поезжай к площади Независимости. Через десять минут тебе позвонят еще раз и скажут, куда ехать. Ты поняла?

– Да. Грейс…

Но связь прервалась. Майкл поднялся.

– Пора. Я поеду с вами.

– Но они же потребовали, чтобы я была одна, – напомнила Лиз. – Если вас увидят, все может сорваться. Нам нельзя рисковать.

– Выхода нет. Я спрячусь на заднем сиденье.

– А если они наблюдают за домом? Майкл покачал головой.

– Сомневаюсь. К тому же ваша машина стоят у задней двери. Вы выйдете через парадную, а я проберусь другим путем.

Маневр удался, и через пару минут «шевроле» уже мчался к площади Независимости. Майкл лежал на заднем сиденье, укрывшись пыльной накидкой и сжимая в руке пистолет.

Очередные инструкции получили уже на ходу. На этот раз их продиктовал мужчина, который повесил трубку еще до того, как Лиз спросила о Грейс.

– Вы знаете, где эта стоянка? – спросил, высунув голову из-под накидки, Майкл.

– Знаю, уже недалеко. Место пустынное, спрятаться там особенно негде. Боюсь, у нас мало шансов.

Он не ответил. Сердце сжимали тиски тревоги. Майкл отлично понимал, что надеяться можно только на удачу. И на Грега. Если, конечно, тот сумел пробраться на стоянку.

– Подъезжаем! – бросила через плечо Лиз. – Мне выходить из машины?

– Нет. Скажете, что выйдете только тогда, когда увидите Грейс. Нам надо определить, сколько их там.

– Думаете, что придется стрелять? Обманывать Лиз не имело смысла ситуация была слишком серьезной.

– Вероятно. И запомните вот что. Как только я произнесу слово «есть», падайте на землю и лежите неподвижно. Вы меня поняли?

Она тяжело вздохнула. – Да.

«БМВ», в котором везли Грейс, мягко вкатился на стоянку.

– Джейк, останешься с ней. – Слай потушил фары, но двигатель выключать не стал. – Выведешь ее только по моей команде, садись за руль.

Джейк молча кивнул. Он даже не понял, как и когда перешел из подчинения Годдарду в подчинение этому чужаку с мертвыми глазами, но зато понял другое: Слай не тот человек, которому можно возражать. Происходящее нравилось ему все меньше и меньше. При любом развитии событий он оказывался в проигрыше. Если Грейс убьют – а все указывало именно на это, – он станет соучастником тягчайшего преступления. Если она каким-то чудом останется в живых, то наверняка сдаст его полиции. Работая на Годдарда, Джейк всегда старался держаться в стороне от самых грязных дел, прекрасно понимая, что рано или поздно любому бизнесу приходит конец. И вот…

10

Грейс выглянула в окно. «БМВ» остановился у ворот, готовый заблокировать выезд со стоянки. Она пробежала взглядом по машинам. Их было восемь: семь выстроились справа, восьмая стояла чуть в стороне. «Шевроле» Лиз Грейс не заметила, но зато увидела показавшийся знакомым «форд». «Форд» Грега. Может быть, Лиз приехала на нем? Или здесь что-то еще?

Слай вышел из «БМВ» и поднял руку. Стоявший отдельно автомобиль мигнул фарами. И тут же по проволочному ограждению скользнул желтоватый луч приближающейся машины. Мимо, прошуршав шинами по гравию, проплыл «шевроле». Грейс даже показалось, что она рассмотрела сидящую за рулем Лиз. Слай кивнул, и Джейк тут же подал «БМВ» назад. Лиз оказалась в западне.

– Что дальше? – спросила Грейс.

– Молчи! – прошипел Джейк. – Сейчас сама увидишь.

То, что она увидела, напоминало сцену из голливудского боевика.

От «мерседеса» отделился плотный мужчина.

Слай заглянул в «шевроле», потом открыл дверцу и вытащил за руку Лиз.

– Кассета?

– У меня в кармане. Сначала я хочу увидеть Грейс.

Слай повернулся к «БМВ» и поднял руку.

– Опусти стекло и покажись, – приказал Джейк.

Грейс не заставила его повторять дважды. – Лиз, я здесь.

Лиз повела себя как-то странно: она едва взглянула на подругу, зато почему-то посмотрела на «форд» и лишь после этого вытащила из кармана конверт. Знак? Но что он означает?

– Вот ваша кассета.

Слай передал конверт подошедшему верзиле, и тот потрусил к «мерседесу».

Внезапно дверца «шевроле» распахнулась от мощного удара изнутри и толкнула Слая в спину. Тот пошатнулся, но удержался на ногах и, уже поворачиваясь, выхватил из-за пояса пистолет.

Грейс вскрикнула и инстинктивно вжалась в угол. Грянул выстрел. Но пуля попала не в нее. По крайней мере, она ничего не почувствовала. Зато Слай покачнулся, выпустил пистолет и, схватившись за бок, рухнул на капот. Лиз, всплеснув руками, бросилась на землю.

За первым выстрелом прогремел второй. Верзила метнулся к укрытому темнотой «мерседесу».

Из «шевроле» выскочил… Майкл! Грейс вскрикнула.

– Черт, так я и знал!.. – простонал Джейк. – Засада.

11

– Проснулась? – Лиз опустилась на край кровати и заглянула подруге в глаза. – Давно пора. Я уж думала, ты собираешься попасть в «Книгу рекордов Гиннеса». Целых четырнадцать часов!

Грейс протерла глаза и осмотрелась. Она лежала в спальне Лиз, укрытая легким пуховым одеялом. На придвинутом к кровати столике красовалась высокая ваза с розами. Рядом лежали ее часы. Грейс попыталась вспомнить, как они оказались здесь, но в памяти зияла черная дыра, из которой исходила тупая, пульсирующая боль.

– Черт… – прошептала она, поднимая руку к затылку, – у меня раскалывается голова.

Лиз отреагировала на ее жалобу не совсем адекватно: вместо того, чтобы изобразить сочувствие, она громко и весело рассмеялась.

– Хорошо, что только в переносном смысле. Тот придурок в машине здорово врезал тебе по темени. Честно говоря, я думала, что Майкл его просто убьет. Представляешь, бедняга так перепугался, что принялся звать полицию!

– Где он? – Грейс оторвала голову от подушки и попыталась приподняться на локтях.

– Там, где и должен быть, конечно. В тюрьме. Копы меня удивили. Стоило Грегу набрать девять-один-один, как они тут же прибыли на место. Как будто ждали за углом. Никогда бы…

– Я не о нем спрашиваю. – Грейс поморщилась. – Где Майкл? И Грег?

– На кухне. Готовят ленч. Откровенно говоря, на твоем месте я бы на многое не рассчитывала…

– Почему?

– Да потому что для Грега приготовить яичницу – уже подвиг. Впрочем, может быть, Майкл способен на большее.

Значит, все живы. Глаза Грейс затуманились, что-то теплое выскользнуло из-под ресниц и потекло по щеке. Она закусила губу, но все равно всхлипнула.

– Боже мой, Грейс. – Лиз покачала головой, но лицо ее вдруг скривилось, и она, обхватив подругу за плечи, прижалась к ее плечу.

Общего запаса слез, всхлипов и рыданий хватило минут на пять. Источник уже иссякал, когда дверь приоткрылась и в комнату проникла голова Грега.

– Эй, девочки, ленч готов! – объявил он и, с опозданием оценив ситуацию, осторожно подошел к кровати. – Ну вот! Сначала дрыхнут, как Рип Ван Винкль, потом хнычут, как школьницы, которых не пустили на танцы. Что дальше?

– Иди к черту, – пробормотала, шмыгая носом, Лиз. Она выпрямилась, вытерла покрасневшие глаза и повернулась к Грегу. – И почему ты не стучишь? Считаешь, что героям все дозволено?

– Ладно, ладно, успокойся, – примирительно пробормотал Грег. – Вообще-то вы тоже молодцы. Как себя чувствуешь, Грейс?

– Голова побаливает, но терпимо. – Присмотревшись, она заметила синяк на скуле Грега. – Откуда это у тебя?

Он поднес руку к щеке, осторожно потрогал припухлость и озорно ухмыльнулся.

– Телохранитель Годдарда приложился. Мне еще крупно повезло. У парня кулак с бычью голову.

Грейс перевела взгляд на Лизу.

– Но как это у вас получилось? Откуда вы узнали о стоянке? Где…

Грег поднял руку.

– Подожди с вопросами. Мы с Майклом приготовили великолепный ленч и даже открыли бутылочку вина. Ждем вас на кухне, так что пошевеливайтесь. – Он подмигнул Грейс, потрепал по плечу Лиз и исчез за дверью.

– Знаешь, эти двое – настоящие герои, – негромко сказала Лиз. – Я-то сама немногое видела. Как только Майкл выстрелил, хлопнулась на землю и лежала, пока на меня не наступил тот парень, что огрел тебя пистолетом.

– Знаешь, я только сейчас начинаю понимать, что все могло закончиться куда хуже. – Грейс поёжилась. – Даже представить страшно. Когда высокий выхватил пистолет, я решила, что он будет стрелять в меня.

– Я и сама здорово перетрусила, – призналась Лиз. – Думаю, в ближайший год буду смотреть только мелодрамы.

Майкл и Грег действительно постарались и, как заявила Лиз, «переплюнули самих себя». Ленч состоял из трех блюд: креветочного коктейля, салата и огромных сочных бифштексов.

На отсутствие аппетита никто не жаловался, а чудесное сухое вино только подняло на строение.

После ленча выпили кофе, вспоминая перипетии минувшей ночи. Каждый представлял события со своей точки зрения, так что в результате история получила всестороннее освещение. Грег даже предложил написать «основанный на реальных событиях» сценарий и продать какому-нибудь голливудскому продюсеру. Потом Грег и Лиз как-то незаметно удалились, и Грейс осталась наедине с Майклом.

Некоторое время оба молчали, не зная, с чего начать. Первой решилась Грейс.

– Прости. Это я во всем виновата. И спасибо за помощь. Я действительно не хотела…

Он не дал ей договорить.

– Ты ни в чем не виновата, так сложились обстоятельства. И еще… Я был не прав, когда разговаривал с тобой по телефону. Поспешил с выводами. Не нужно было влезать в тот чертов файл.

– Позволь кое-что объяснить. Я совершенно случайно вскочила в твою машину. И я ни о чем не догадывалась, пока мы не приехали на интервью. Да, редактор дал мне задание попытаться раздобыть образец для проведения генетической идентификации, но поверь, после того, что между нами было, я бы никогда… никогда ничего не сделала во вред тебе. Мне очень жаль, что все так получилось.

В ее глазах блеснули слезы. Тронутый ее искренностью, Майкл встал и шагнул к ней.

– Милая…

Она подняла к нему лицо.

– Пожалуйста, не надо слов. Не говори ничего.

Губы Грейс призывно раскрылись…


– Уже уезжаете? – удивилась Лиз, но, увидев сияющие от счастья глаза подруги, все поняла. – Ты уверена?

Грейс лишь улыбнулась в ответ.

– Ладно, делай, как считаешь нужным. Когда вернешься?

– Завтра. И завтра же у меня самолет в Нью-Йорк.

– Заедешь?

– Конечно. Надеюсь, мы еще пообедаем вместе.

– Удачи тебе, – прошептала Лиз, целуя Грейс в щеку.

Едва переступив порог, Майкл подхватил Грейс на руки и едва ли не бегом поднялся по лестнице. Грейс дрожала. Полчаса пути стали для нее настоящей пыткой. Она никогда не думала, что страсть может быть такой всепоглощающей, желание таким нестерпимым. Как же она умудрилась прожить столько лет и ни разу не испытать того, что теперь бушевало и кипело у нее внутри? Почему ни один мужчина не пробуждал в ней таких чувств? Она создала для себя особый мир, заполнив его работой, встречами с друзьями, невинными развлечениями, но при этом сознательно отгородилась от того, что составляет смысл жизни, от того, ради чего люди бросают карьеру, уходят из дому, переплывают моря и океаны и даже идут на смерть. Теперь все предыдущее существование казалось ей пресным, унылым и пустым.

Первый же поцелуй Майкла пробудил в ней вулкан страсти. Такого взрыва Грейс сама от себя не ожидала.

Она прижалась к нему и, жадно впившись в его губы, нетерпеливо принялась срывать с него одежду. Сначала пиджак, а потом рубашку, так что только пуговицы полетели в стороны. Обнажив его торс, Грейс распластала на его груди ладони. Описав несколько кругов, они медленно поползли вниз. Пока ее губы неистово целовали его, ее прохладные пальцы нащупали и расстегнули пряжку ремня, затем добрались до «молнии» брюк.

Движения Грейс были торопливыми и нервными, как у приговоренного к смерти, которому позволили выкурить последнюю сигарету. Ее необъяснимое нетерпение немало удивило Майкла. Грейс атаковала его с такой стремительностью, словно боялась, что его настроение изменится и он передумает. Словно их встреча была последней.

Однако причин для беспокойства не было, и Майкл понимал, что должен ее успокоить. В этот раз он предпочел бы растянуть удовольствие. Если он ее не остановит, то все кончится в мгновение ока.

Он нежно заключил лицо Грейс в ладони и оторвал от себя, чтобы заглянуть в глаза. Они были подернуты туманом вожделения. На ее щеках пылал румянец.

– Чуть помедленнее, милая. Куда ты так спешишь? Я никуда не ухожу.

Она покачала головой, словно не поняла смысла его слов.

– Я хочу тебя.

– Я тоже хочу тебя, – заверил Майкл и ласково провел тыльной стороной ладони по ее щеке. – Ты все получишь, обещаю.

Он не желал спешить. Он хотел раздеть Грейс, хотел раздеться сам, чтобы ощутить кожей прикосновение ее нагого тела. Хотел видеть ее реакцию на прикосновения его рук, на его поцелуи.

Покрывая поцелуями ее шею, он медленно расстегнул застежку бюстгальтера. Грейс вздрогнула, когда он аккуратно спустил с ее плеч узкие бретели. Потом он стянул вниз ее платье, и оно шуршащей волной упало на пол.

Майкл нежно коснулся рукой ее подбородка и по глазам Грейс понял, что даже сейчас она продолжает сомневаться. В себе? В нем?

– Расслабься. Все плохое позади, – пробормотал он. – Ты со мной, тебе ничто и никто не угрожает.

В ее глазах вспыхнул луч надежды, и они посветлели. К его облегчению, Грейс позволила себе расслабиться. Ни слова не говоря, она легла на кровать и замерла в ожидании.

Быстро сбросив с себя одежду, Майкл примостился у ее ног, исполненный решимости устроить ей такую ночь, о которой она не скоро забудет.

Медленно, поглаживая ее стройные длинные ноги, он стянул с Грейс трусики, после чего его ладони отправились в обратный путь. По мере продвижения вверх он покрывал поцелуями и гладил ее шелковистую кожу, оставляя за собой горячий влажный след.

Задыхаясь от невозможной пытки, Грейс прошептала его имя и судорожно стиснула в кулаках простыни, когда он достиг конечной точки.

Она почти мгновенно забилась в сладких судорогах под его руками и губами, и ее стоны смешались с его прерывистым дыханием. Но Майкл не отпустил ее тотчас, а продолжал дарить ласки, пока Грейс не взмолилась о прекращении пытки. Он послушно оторвался и пополз вверх, по пути целуя ее мягкие бедра и живот. Когда Майкл добрался до пупка и пощекотал его языком, Грейс вцепилась ему в волосы и заставила прекратить столь изощренное мучение.

И снова он повиновался, чтобы неспешно двинуться выше, туда, где вздымались полушария ее груди. Грейс извивалась и бессильно стонала.

Прошло еще несколько долгих минут, прежде чем он наконец завис над ее распростертым телом, как бы примеряясь. Сплетя пальцы, Майкл прижал ее ладони к простыне и заглянул в глаза. Потом вошел в нее и услышал лихорадочное биение ее сердца. От восхитительного чувства единения оба они одновременно застонали.

Но и этого казалось мало.

– Обними меня.

Грейс повиновалась.

– О да… – пробормотал Майкл со стоном и обрушил на нее град щедрых поцелуев, даря огненные ласки ее губам, щекам, подбородку, шее.

Грейс всхлипнула. Ее тело билось под ним в изнеможении, стремясь пережить новый экстаз и вынуждая его ускорять ритм скачки. Майкл пришел в неистовство, и в какой-то благословенный момент они оба взлетели на гребень девятого вала, и им открылась бездна наслаждения, куда они ринулись стремглав и рухнули опустошенные и обессиленные.

Когда дрожь оргазма прошла, Майкл прильнул к губам Грейс страстным поцелуем. Их сердца стучали в унисон. Он отпустил ее руки и, прижавшись лицом к ее лицу, затих. И вдруг ощутил щекой влагу и понял, что это такое, моля Бога, чтобы это были слезы счастья, а не сожаления.

Неужели так будет всегда? – успела подумать Грейс перед тем, как провалиться в сон.

12

Ничто не длится вечно. Всему приходит конец. Если уж тают снега Килиманджаро…

Грейс грустно улыбнулась своему отражению в зеркале, и оно ответило ей тем же. Иногда она ловила себя на том, что видит в нем не себя, а кого-то другого, знакомого, но все же чужого человека с печальным, усталым лицом, жестким ртом, грустными, неулыбчивыми глазами и давно утратившими блеск волосами, перехваченными сзади зеленой ленточкой. Женщина, смотревшая на нее из Зазеркалья, жила в мире без радостей и надежд, в мире, где день начинался и заканчивался работой, где даже выходные и праздники ничем не отличались от однообразно серых будней.

Она жила в этом мире уже четвертый месяц.

Может быть, уже хватит ныть?

Голос, принадлежащий прежней Грейс-Маршалл, еще звучал в ней, доносясь то ли из какого-то уголка памяти, еще хранящего образы минувшего, то ли из параллельного мира, где, возможно, жила и была счастлива настоящая Грейс Маршалл.

Где и когда все переменилось? В какой день и час она вдруг потеряла уверенность в себе, утратила интерес к людям и к миру и превратилась в жалкого клона, бледную и чахлую копию себя самой?

Нет, это произошло не вдруг, не в одночасье.

Устало, как будто позади осталась целая рабочая неделя, проведенная у конвейера какого-нибудь цеха готовых завтраков, Грейс прошла из крошечной ванной в кухню, включила электрический чайник и стала готовить бутерброды.

Утро только наступило, а солнце уже припекало вовсю, обещая еще один жаркий день.

А в Нью-Йорке… Октябрь в Нью-Йорке – прекрасная пора, пора неярких, но таких экспрессивных красок, пора выставок, политических бурь, кинопремьер. Грейс всегда любила осень. Это время года как нельзя лучше подходило для творчества, для размышлений, для новых начинаний. Весна ведь слишком взбалмошна и кипуча, весной человек живет не разумом, а чувствами, действует под напором гормонов. Поэтому-то именно весной люди чаще всего и совершают глупости, о которых потом сожалеют, и ошибки, которые приходится потом долго исправлять.

Вот и ты совершила глупость – влюбилась.

Вода в чайнике вскипела. Грейс положила в чашку чайный пакетик, налила воды и только поднесла ко рту бутерброд, как в комнате зазвонил телефон.

Время, когда от каждого звонка замирало сердце, давно прошло.

– Да?

– Грейс? Это Дэн. Извини, что звоню так рано, но на Центральном рынке только что произошел теракт. Погибло по меньшей мере три человека. Я выезжаю и буду у тебя через десять-двенадцать минут.

– Хорошо, Дэн.

Грейс положила трубку и обреченно вздохнула. Человек привыкает ко всему, как к хорошему, так и к плохому. За два с половиной месяца пребывания в Иерусалиме Грейс успела привыкнуть к тому, что здесь едва ли не каждый день происходит нечто такое, что трудно и даже невозможно представить жителю Вашингтона, Лондона или Парижа. В первые недели она ужасалась, обходила стороной крупные магазины и людные кафе, избегала ездить в автобусах и чуть ли не шарахалась в сторону, встретив на улице араба. Израильтяне казались ей беспечными детьми. Никакие взрывы не могли заставить их изменить привычный образ жизни. В дискотеках толпилась молодежь, за вынесенными на улицу столиками всегда сидели никуда не спешащие люди, а с лиц одетых в военную форму парней и девушек не сходили улыбки.

Теперь, разговаривая с впервые приехавшими в страну соотечественниками, Грейс лишь снисходительно улыбалась, когда они начинали описывать свои впечатления от древнего города, в котором, казалось, смешалось все, что только можно найти на планете.

В дверь позвонили.

– Дэн? – спросила Грейс, выходя в крохотную прихожую.

– Ждешь кого-то еще? – послышался глуховатый голос напарника. – Открывай. Если еще не оделась, я отвернусь.

Грейс повернула задвижку.

– Входи. Я уже почти готова.

Дэн Кингсли работал в Израиле уже два года и считал себя ветераном. Невысокого роста, худой как щепка, с неизменным «никоном» на шее, он прекрасно освоился в стране, обзавелся необходимыми для репортера связями и с удовольствием выполнял роль наставника, проводника и помощника. В первые недели Грейс даже в магазины ходила вместе с ним.

– Чертовы террористы, – проворчал Дэн. – Даже в воскресенье не могут дать людям спокойно поработать.

Воскресенье в Израиле было рабочим днем, к чему Грейс так и не смогла привыкнуть.

– Интересно, кому это пришло в голову устраивать взрыв на Центральном рынке в такой ранний час? Народ там обычно собирается позже. – Отвернувшись от Дэна, она торопливо застегнула пуговицы на рубашке, в два глотка проглотила чай и, повесив на плечо сумку и захватив недоеденный бутерброд, оглядела комнату. Вроде бы все в порядке. Все выключено.

Дэн пожал плечами. К террористам он относился примерно так же, как к неприятным, но неизбежным природным явлениям, вроде засухи, наводнения или града.

– Я уже давно понял, что логики в их действиях не сыскать. На Ближнем Востоке это вообще в дефиците.

– Ну, как я? – Грейс повернулась к нему и вытянула руки по швам, как солдат на смотре.

Дэн скользнул по ней равнодушным взглядом. Отсутствие интереса с его стороны поначалу даже задевало Грейс, но потом один из коллег, француз, по секрету сообщил, что ее соотечественник равнодушен к женщинам. Вообще-то это было даже на руку – «служебные романы» не поощрялись начальством, а терпеть постоянное присутствие рядом с собой сексуально озабоченного напарника было бы выше ее сил.

Спустившись по узкой лестнице, они прошли через внутренний дворик, посреди которого росла пальма, и вынырнули из-под арки на солнечной стороне улицы. Потрепанный «мицубиси» Дэна стоял у тротуара, напротив контейнеров для мусора, в одном из которых рылся старик в сером рабочем халате.

Усевшись на переднем сиденье, Грейс перекинула через плечо ремень безопасности и тут же поморщилась от попавшего в лицо едкого дыма.

– Что за гадость ты куришь?

Дэн повернул ключ зажигания и указал пальцем на пачку «Мальборо».

– Мне их привозит один парень из России. Там пачка «Мальборо» стоит чуть больше доллара. Представляешь, какой можно делать бизнес? Я бы и сам занялся, только с русскими связываться не тянет.

Грейс опустила стекло.

– Думаю, они набивают сигареты одним и тем же табаком и просто раскладывают их в разные пачки.

– Молодцы, – одобрительно пробормотал Дэн. – Мы ведь тоже продаем всему миру одно и то же дерьмо в разных упаковках. Только у нас картинки на пакетах поярче.

Грейс усмехнулась.

– С каких это пор ты стал таким пессимистом?

– Пессимистом? Нисколько. Такова реальность. – Он уже свернул на дорогу, которая уходила вниз, к центру города. – Ты не смотрела вчера Си-эн-эн?

– Нет, а что?

– Помнишь того парня, писателя… как его… да, Кеннета Даррелла?

Грейс отвернулась, сделав вид, что рассматривает пробегающие справа невысокие домики из желтоватого песчаника.

– Да, помню.

– Верно. Ты и должна помнить – сама же брала у него интервью. Так вот вчера суд вынес решение: Даррелл оправдан.

– Неужели? – с притворным равнодушием отозвалась Грейс и, понимая, что резкий переход на другую тему показался бы ее спутнику подозрительным, добавила: – Я за него рада. Они миновали автозаправку и свернули направо.

– А как он тебе вообще?

Грейс прекрасно поняла, о ком спрашивает Дэн, но все же изобразила недоумение.

– Кто? Ты о ком?

– О Кеннете Даррелле. Что он за человек?

Если бы она знала!

Они расстались в Сиэтле. Без каких-либо обещаний. Грейс улетела в Нью-Йорк, Майкл остался. Они перезванивались. Разговаривали. Он сообщал о своих проблемах. О том, что работает над книгой. О том, что скучает без нее. О том, что у него совсем нет времени. О том, что как только… Он просил ее подождать. Набраться терпения. Быть выдержанной и рассудительной. Войти в положение.

Она ждала. Терпела. Проявляла чудеса выдержки и рассудительности. Не позволяла себе кричать в трубку. Бить посуду. Впадать в истерику. Она не позволяла себе ничего, что входило в обычный набор эмоциональных реакций современной женщины.

Потом Майкл замолчал. Не звонил. Не подходил к телефону. И Грейс не выдержала. Она купила билет и улетела в Сиэтл. Встретилась с Лизой. Пообедала с ней и Грегом в «Кингфиш кафе». Прогулялась по парку. И увиделась с Майклом.

Он был рад ей. Действительно рад. Они даже занимались любовью. И все было прекрасно, чудесно и замечательно. До утра. А утром он уехал, объяснив, что должен сделать это, что обязан закончить то, что не позволит себе… И так далее.

Грейс прождала его целый день, а вечером улетела, поклявшись, что никогда в жизни… И так далее.

Прошел еще один месяц. Боль не то чтобы прошла, но по крайней мере притихла, отступила, затаилась, напоминая о себе лишь одинокими вечерами, когда вдруг выскакивала и набрасывалась, как изголодавшийся за зиму медведь.

В июле Майкл позвонил и попросил приехать. Никаких объяснений. Просто – «приезжай, ты мне нужна». Она сорвалась в тот же день. Отпросилась с работы, сняла со счета деньги, отложенные на покупку машины, собрала наспех сумку и помчалась в аэропорт.

Он встретил ее, отвез домой, угостил собственноручно приготовленным ужином. Потом они долго сидели на террасе, разговаривали обо всем и ни о чем, мечтали и строили планы.

Что еще нужно женщине?

Они договорились, что через неделю он закончит все дела, сдаст рукопись и прилетит в Нью-Йорк.

Через два дня Майкл позвонил и сказал, что обстоятельства изменились, что приехать он не может, что ей надо еще немного подождать.

Грейс выслушала молча и положила трубку, а утром пошла к Джереми Тайрону и попросила отправить ее куда-нибудь подальше. В африканские джунгли, в Сибирь, на Южный полюс.

Редактор предложил отправиться на Ближний Восток. Так Грейс оказалась в Иерусалиме.

Побывав на Центральном рынке, они уехали в Яфу, где взяли интервью у крупного израильского предпринимателя, а потом вернулись в корпункт, расположенный в центре города, на пересечении Кинг-Джеймс-стрит и Яфа.

– Как насчет ленча? – спросил Дэн. – Сходим куда-нибудь или перекусим здесь?

– Я бы предпочла второй вариант. У меня куча работы, к среде надо отослать материал в Нью-Йорк, а на завтра еще запланирован поход к стоматологу.

– Ладно, – легко согласился Дэн, – я слетаю за пиццей, если только…

Дверь распахнулась, оборвав его на полуслове, и в кабинет вошел Каспер Макдугал, глава корреспондентского пункта одного из крупнейших американских телеканалов.

– Кто тут говорит о пицце? – Он с улыбкой посмотрел на Грейс и перевел взгляд на Дэна. – Разумеется, только настоящие патриоты. Я бы вообще предложил для Америки новый герб – орел, клюющий пиццу.

– И запивающий ее кока-колой, – язвительно добавил Дэн. – Давай, Каспер, выдвигай себя в президенты. На мой голос можешь рассчитывать.

Макдугал уже достал из кармана брюк бумажник и, порывшись, извлек несколько банкнот.

– Дэн, будь другом, захвати пива.

– Ты по-прежнему предпочитаешь «миллер»?

– Да. С возрастом вкусы становятся все консервативнее.

– Кто бы говорил о возрасте, – проворчал Дэн, которому недавно исполнилось сорок пять и который был старше Макдугала на четыре года. – Грейс, что-нибудь еще?

– Нет, Дэн, спасибо.

Едва за Дэном закрылась дверь, как Каспер, пододвинув стул, сел к ее столу.

– Как интервью? Все прошло нормально? Грейс кивнула и повернулась к монитору, надеясь, что сигнал будет понят. Но Макдугал и не собирался уходить. Холостяк, проведший в Израиле полтора года, он сразу обратил внимание на симпатичную соотечественницу и начал планомерную осаду, которая продолжалась уже два с лишним месяца. Многие из коллег Грейс считали, что ей крупно повезло. Каспер был не только первоклассным профессионалом, но и имел отличные связи на родине, и никто не сомневался в том, что его ждало большое будущее. Помимо всего прочего, он пользовался огромной популярностью у женщин. Поговаривали даже, что на его вилле в пригороде Тель-Авива побывали едва ли не все представительницы как журналистского, так и дипломатического корпуса моложе сорока.

– Что нового у тебя? – вежливо спросила Грейс. – Какие планы на ближайшую неделю?

Макдугал задумчиво побарабанил по столу.

– Ты уже побывала в Эйлате?

– Еще нет. Слишком много работы. Да и в Иерусалиме столько всего интересного.

– Верно. И все-таки отдыхать иногда надо. – Макдугал посмотрел в затянутое металлической сеткой окно. Некоторое время назад какой-то фанатик-иудей бросил в окно корпункта влиятельной итальянской газеты бутылку с зажигательной смесью, после чего полиция настоятельно порекомендовала иностранному журналистскому корпусу принять меры безопасности. – Я собираюсь на юг в следующий уикенд. Там сейчас самое прекрасное время для купания. Да и вода в заливе Акаба куда чище, чем в Средиземном море. Кстати, туда летают любители азартных игр. В заливе стоит пароход-казино и…

Грейс устало вздохнула и оторвалась от экрана.

– Каспер, не ходи вокруг да около. Хочешь познакомить меня с подводным миром Красного моря? Показать, как обрабатывают эйлатский камень? Прокатить на верблюде?

Он нисколько не смутился и даже, протянув руку, погладил ее по щеке.

– И это тоже. Все, что пожелаешь. Послушай, ты здесь третий месяц, а сколько у тебя было выходных? Не больше четырех, верно?

Грейс не ответила, молчанием признавая его правоту. Дело было, конечно, не только в работе. Просто… Да, ее не тянуло к шумным, веселым компаниям коллег, устраивавших пикники где-нибудь в Нетании или в Хайфе. Не тянуло и домой, в пустую, необжитую квартирку в иерусалимском квартале Гило. Засиживаясь допоздна в офисе, Грейс уходила едва ли не последней, а потом предпочитала гулять по улочкам Старого города, мало изменившимся за последние три-четыре столетия. В коридоре послышались шаги Дэна.

– В общем, подумай. Я не хочу тебя торопить, так что поговорим в пятницу.

Она кивнула. И тут же поймала себя на том, что поступила необдуманно, дав Касперу повод надеяться. С другой стороны, почему бы и нет? Что ей мешает внести в жизнь хоть немного разнообразия? Она ничем никому не обязана. Ей скоро двадцать семь – пора. Если не позаботиться о будущем, то хотя бы получить удовольствие от настоящего. Тем более что Каспер, похоже, совсем даже неплохой парень. Уж во всяком случае не Уил Макински.

– Ну как вы здесь без меня? – Дэн бросил взгляд на Грейс. – Все в порядке?

– Что принес? – спросил Каспер, потирая руки. – Надеюсь, обошелся без экзотики? Помню, меня однажды угостили каким-то местным блюдом, так я потом недели две не мог смотреть на еду вообще.

Дэн поставил на стол пакет, из которого поочередно извлек три банки пива, коробку с пиццей, хлеб и пластиковую баночку с хумусом.

– Простая, здоровая пища, никаких деликатесов. – Он открыл стоявший в углу холодильник. – Есть еще сыр, авокадо и сок. Если согласиться с утверждением, что человек есть то, что он ест, то я уже давно правоверный иудей. Осталось только сделать обрезание. Каспер и Грейс рассмеялись.

Неделя выдалась сумасшедшая – подрыв заминированного автомобиля вблизи блокпоста на границе с сектором Газа, бурная демонстрация еврейских радикалов в Иерусалиме, студенческие волнения в университете Тель-Авива, визит делегации конгресса, – и Грейс вспомнила о предложении Каспера только утром в пятницу, когда, простояв напрасно под душем, так и не дождалась по-настоящему горячей воды. В целях экономии она не обзавелась индивидуальным нагревателем, понадеявшись на солнечные батареи, но те разогревались только часам к десяти, так что об утреннем душе оставалось лишь мечтать.

Проклиная всех – себя за скаредность, солнце за немощь, Дэна за то, что не дал мудрого совета, Ближний Восток за общую отсталость, – Грейс дошла в своем списке до Каспера Макдугала и… остановилась, озадаченная.

Интересно, он-то откуда взялся? Как влез в ее голову? Героиня какого-то старого фильма говорила, что если мужчина пробрался в твои мысли, то до твоей постели ему осталось всего полшага.

Раз уж ситуация такая безнадежная, то, может быть, перехватить инициативу и сделать те самые полшага самой? Плюнуть на все, отправиться с Каспером в Эйлат, оторваться по полной программе. Ночь дикого, безоглядного секса – вот что ей надо, чтобы вернуться в колею.

Пламя, раздутое Майклом в далеком Сиэтле, нет-нет да и напоминало о себе. Чаще всего по ночам. Иногда Грейс посещали такие видения, что оставалось только удивляться: откуда такие фантазии? Может быть, разбуженная с опозданием женская натура просто пыталась возместить упущенное, взять реванш за впустую растраченные годы?

Так или иначе, но решение было принято. И все же перед тем, как отправиться на работу, Грейс сняла трубку и набрала номер Лиз Фэрроу. О разнице во времени она вспомнила только после пятого гудка.

– Да? – сонно пробормотала подруга. – Какого черта…

– Лиз, это я, Грейс. Прости. Совсем забыла, что у вас там ночь. Прости. Мне ужасно жаль. Перезвоню потом, когда…

– Ладно уж, чего там. – Лиз зевнула. – И не смей класть трубку. Раз уж разбудила, то развлекай. – Она еще раз зевнула и уже совсем другим, встревоженным тоном добавила: – У тебя что-то случилось? Ты никогда не звонила ночью.

– Не беспокойся, все в порядке. Просто… Дело в том, что я собираюсь уехать на пару дней и не знаю, смогу ли позвонить.

– По делам или как?

– Второе.

– Bay! Наконец-то! – Лиз окончательно проснулась и теперь желала получить всю информацию. – Кто он?

– Коллега. Телевизионщик. – Грейс уже успела пожалеть о собственной опрометчивости. – В общем-то рассказывать пока нечего. Как у тебя с Грегом?

Лиз вздохнула.

– Опять сделал предложение.

– А ты?

– Взяла неделю на раздумье. В прошлый раз брала три дня, и мне не хватило.

Грейс рассмеялась. Как им легко и хорошо. Они рядом, вместе, и всегда могут положиться друг на друга.

– Послушай, – продолжала Лиз, – у меня для тебя новость. Майкла признали невиновным.

– Вот как? – притворно-равнодушно удивилась Грейс. – Надо бы позвонить, поздравить.

Разумеется, ее тон не мог обмануть Лиз.

– Значит, все по-прежнему? Черт бы его побрал, Майкла Риордана. Если так пойдет, он скоро окончательно превратится в Кеннета Даррелла.

– Боюсь, что я этого уже не увижу, – тихо сказала Грейс. – Хотя… может быть, так даже и лучше.

13

После долгих обсуждений решили отправиться на машине. Конечно, самолетом быстрее – сорок минут, и ты на месте, – но Грейс хотелось проехать через пустыню Негев, Каспер заранее зарезервировал номер в эйлатском отеле «Амбассадор», куда они должны были прибыть к десяти вечера.

Выезд запланировали после ленча. К полудню Грейс уже закончила самые неотложные дела, отдала последние распоряжения Дэну и заехала домой собрать вещи. Вода успела согреться, что позволило принять настоящую ванну с ароматной пеной и последующим душем. Потом она сделала педикюр и занялась руками. Результат добавил настроения. Боже, как же не хватало ей всех этих милых мелочей! Как долго она сама, по собственной воле, лишала себя самых элементарных удовольствий!

Грейс нервничала. Или нет, просто немного волновалась. Нет, все же нервничала. Ладно, она нервничала… и волновалась. Стоя перед зеркалом в легком платье, Грейс придирчиво оглядела себя со всех сторон, смахнула воображаемую пылинку с цветочного узора, украшавшего зеленый с золотистым отливом шелк, еще раз изучила ногти на высовывающихся из плетеных сандалий пальцах, проверила руки. Все в порядке. Кажется. Вроде бы.

Все необходимое вполне поместилось в одну дорожную сумку. Накануне, приняв окончательное решение в пользу поездки, она прошлась по нескольким торговым центрам, которые здесь, как и в Штатах, многие называли моллами, и после долгих колебаний купила белье и купальник. Потраченная на обновки сумма несколько превзошла ее расчеты, но, в конце концов, разве женщина не может позволить себе приобрести то, при виде чего сердце делает остановку, а потом прыгает, как кенгуру? Вещи были французские, на них блестели этикетки с названиями знаменитых фирм, и, наверное, если бы Анна Каренина увидела такое в витрине по пути к железнодорожной станции, роман Льва Толстого не закончился бы так трагично.


Вершиной Беспримерного в Истории Грейс Маршалл Мотовства стала покупка духов, для чего ей пришлось пустить в ход последние наличные.

Перекусить они планировали еще до отъезда, так что из продуктов Грейс захватила – после долгих раздумий – лишь бутылку шампанского «Ла Гран Дам», багет, немного сыра и банку икры, которую щедро выделил из своих «русских» запасов Дэн.

Подойдя к выходившему во внутренний двор окну, Грейс вдруг поняла, что всю неделю ждала этой поездки и желала ее. Только бы Каспер приехал. Только бы увез ее. От воспоминаний, от боли, от прошлой жизни. Как ни трудно, но двигаться можно только вперед.


– Кто звонил? – спросил, поворачиваясь на бок, Грег.

Вопрос пробился в сознание Лиз примерно через десять секунд.

– Что? А, Грейс. Звонила Грейс.

– Так поздно? Что случилось? – Вообще-то Грег хотел спать и, задав необдуманно вопрос, тут же спохватился – если Лиз начнет отвечать…

Но ответ ее был удивительно короток.

– Ей плохо, – неожиданно сказала Лиз. – Грейс послала сигнал SOS.

Грег, уже спрятавший было голову под подушку, застонал и сел на кровати.

– Черт. Ты действительно так думаешь?

– Да. Она сообщила, что уезжает с каким-то парнем на уикенд.

Некоторое время Грег смотрел на нее, как на помешанную.

– Ты в этом, уверена? – осторожно переспросил он, исчерпав все логические возможности решения парадокса. – Может, ее похитили боевики «Хамаса»?

Лиз вздохнула.

– Знаешь, если это претензия на юмор, то я как-нибудь переживу, но…

– Ладно, ладно, – пошел на попятную Грег. – Я все понимаю. Что будем делать?

– Ситуация критическая. Мы с тобой ее не поправим. – Лиз выдвинула ящик тумбочки, достала телефонную книгу и принялась искать номер, который собственноручно вписала туда несколько месяцев назад. Потом подняла трубку.

– Уверена? – спросил Грег.

– Да.

– Может быть, дашь поговорить мне?

Лиз не удостоила это смехотворное предложение ответом, и Грег не стал настаивать.

Как ни странно, трубку сняли после первого гудка.

14

– Итак, мистер Риордан, суд признал вас невиновным. – Голос адвоката Лесли Лорримера звенел от радости. – Мы сделали это! Положили их на лопатки! Разбили в пух и прах! Надрали им задницу!

К сожалению, Майкл не разделял его восторга – у него просто не оставалось сил на какие-либо эмоции.

– Отлично, мистер Лорример. Значит, все позади и я могу, фигурально выражаясь, вылезать из подполья?

– Вот именно. Можете прогуляться перед Белым домом. Можете совершить поездку в Лэнгли. Можете давать любые интервью и ездить за границу.

– Хм, интересные перспективы. – Майкл подумал, что по такому случаю надо обязательно распить бутылку самого лучшего шампанского. Но не сейчас, а немного позже. С ней. – Хорошо. Давайте встретимся на следующей неделе и обо всем поговорим. Вы прекрасно поработали.

– Для меня честь иметь такого подзащитного.

– Что ж, спасибо за все, мистер Лорример, и до встречи.

– Удачи вам, мистер Риордан.

Некоторое время Майкл еще стоял с трубкой в руке, глядя в никуда. Долгая, выматывающая борьба завершилась победой, но он не испытал даже облегчения. Чего-то не хватало. Да, он доказал свою правоту. Да, он получил свободу. Да, он мог возвратиться к нормальной жизни. Но… Но возвращаться было некуда. Нормальной жизни для него уже не существовало. После смерти Анны он превратился в инструмент восстановления справедливости, в машину, избранную некими неведомыми высшими силами для достижения их целей. Никакая победа не могла вернуть ему Анну. Он оказался выброшенным на обочину, выбитым из колеи. У него не осталось ничего. И никого.

Кроме Грейс.

Да, Грейс. Только она всколыхнула застойное болото, на дне которого умирали остатки его чувств. Настоящих человеческих чувств. Грейс оживила его, заставила метаться, переживать, рисковать и бороться не против, а за.

Но потом Грейс уехала, и болото снова засосало его. Поначалу он еще сопротивлялся, надеясь вырваться, но потом…

Чего ему не хватило? Силы воли? Желания жить? Упорства? В последние месяцы связь между ними прервалась, так что теперь Майкл даже не знал, где Грейс, что с ней. Он успокаивал себя тем, что у нее все хорошо. Он оправдывал свое предательство тем, что ей нужен другой мужчина. А на самом деле все эти уловки были попыткой снять с себя ответственность, уйти от решения проблемы. Он элементарно струсил.

Теперь уловок не осталось. Ситуация разрешилась, и прежняя стена, за которой он всегда мог укрыться, исчезла.

Выбор за тобой, приятель. Позвони Грейс и скажи ей честно…

Что?

Завтра, подумал Майкл, понимая, что снова пытается спрятать голову в песок. Завтра я позвоню ей и договорюсь о встрече.

Он подошел к зеркалу, посмотрел в глаза своему отражению и отвернулся. Ему стало противно.


Телефон зазвонил под утро. Майкл не спал и сразу же схватил трубку.

– Да?

– Это Лиз Фэрроу. Извините, если разбудила, но…

Ладони моментально повлажнели. Капелька пота скользнула по спине. Что-то случилось. Майкл знал – что-то случилось. Знал еще до звонка, поэтому и не спал.

– Вы меня не разбудили, Лиз.

– Майкл, мне только что звонила Грейс.


Так. Только не суетиться. Действовать по плану.

Первое – позвонить в аэропорт.

Второе – найти паспорт.

Третье – собрать вещи.

Четвертое – вызвать такси.

Наверное, сами небеса были в ту ночь на его стороне. До прямого рейса в Эйлат оставалось три часа. Паспорт нашелся в кармане пиджака. Вещи… Да черт с ними, с вещами. Такси прибыло через пятнадцать минут.

– Плачу двойную таксу, если доедем до аэропорта за сорок минут, – бросил Майкл, усаживаясь на заднее сиденье.

Водитель, молодой парень с косичкой и жидкой козлиной бородкой, расплылся в улыбке.

– Будет сделано, мистер. Только, чур, штрафы за превышение скорости оплачиваете вы.

– Согласен.

Они неслись по городу как на пожар. Й снова небеса были на стороне Майкла – ни одного полицейского.

Торопливо вручив таксисту обещанную сумму, Майкл выскочил из машины и бегом устремился к билетным кассам. В очереди стояло всего три человека, но каждая минута ожидания растягивалась в час.

Диктор уже дважды объявил посадку, когда Майкл наконец добрался до контрольного пункта. В какой-то момент сердце сжалось от тревожного предчувствия. Что, если сейчас его остановят? Что, если Лорример ошибся и номер его паспорта остался в «черном» списке тех, кому не разрешен выезд за границу. Что, если…

– Все в порядке, сэр. – Пограничник бегло взглянул на развернутый документ. – Поторопитесь, посадка на ваш рейс уже заканчивается. Счастливого пути.

– Спасибо.

В заполненном не более чем наполовину салоне «боинга» ему досталось место у иллюминатора. Майкл едва успел рухнуть в кресло, как на панели появилась надпись: «Просьба пристегнуть ремни».

Уф, успел!

Самолет набрал высоту и лег на заданный курс. Внизу, куда ни посмотри, простиралось белоснежное поле облаков. Иногда в просвете между ними мелькала синяя гладь океана. Мысли постепенно замедляли бег, возвращаясь на привычный круг. Прошлое не отпускало, оно снова и снова напоминало о себе, цепляясь за мелкие детали, случайные ассоциации.

15

Майкл поступил на работу в ЦРУ после университета. Вообще-то он собирался стать юристом. Или журналистом. Или заняться исследовательской работой. Перед выпускником Принстона открывалось много дорог. Наверное, если бы родители были еще живы, он вернулся бы в родной Колумбус, штат Огайо, и продолжил семейный бизнес – его отец держал в городе книжный магазин, – но родители погибли в автомобильной аварии, не дожив ровно год до события, которого ждали так долго.

Майкл во всех подробностях помнил тот страшный день.

До начала осеннего семестра оставалась неделя, и он уже готовился вернуться в Принстон. Мать позвонила за несколько минут до того, как они с отцом вышли из магазина, и попросила заехать за ней в загородный торговый центр, потому что ее машина сломалась. Поворчав, отец согласился. Майкл отправился домой, чтобы приготовить обед.

Через час в дверь позвонили полицейские. Их было двое, и Майкл с первого взгляда понял – случилось что-то страшное. Они отвезли его в морг. Рассказали, что и как произошло. Выразили сочувствие. Потом ему показали тела. Его попросили опознать их, а он смотрел на бледные, словно обескровленные лица родителей и не узнавал. Сознание отказывалось признать страшный факт. Сердце не могло смириться с такой чудовищной несправедливостью.

Так Майкл остался один.

Получив предложение работать в ЦРУ, он взял на обдумывание два дня, но уже утром следующего позвонил и дал согласие.

И снова учеба. Тренировочные задания. Командировки. Испытания. Приходя домой, он валился на кровать и мгновенно засыпал. У него не было времени на воспоминания, бесплодные копания в себе, нытье.

Весной две тысячи первого года Майкл познакомился с Анной Уинслет, работавшей в секретариате крупной промышленной компании. Они полюбили друг друга с первого взгляда и уже через два месяца решили, что поженятся в октябре. Анна познакомила жениха со своими родителями, жившими в Нью-Джерси. Казалось, счастье было рядом – рукой подать. Но судьба распорядилась иначе.

В июне Майкл получил от одного из информаторов, молодого араба-студента, предупреждение о готовящемся крупном теракте. Речь шла о нападении на гражданские объекты в Нью-Йорке и, возможно, в других городах, с использованием захваченных пассажирских самолетов. Разумеется, он, как и положено, немедленно передал полученные сведения начальству.

Через несколько дней шеф отдела сказал Майклу, что его информация изучается самым серьезным образом.

А потом настал тот день. Одиннадцатое сентября две тысячи первого года.

Анна работала в офисе на одном из верхних этажей Северной башни. Они встретились внизу, в холле, и отправились по магазинам. Выбирать свадебное платье. Вернулись через три часа. Расстались у входа.


Перед тем, как исчезнуть за стеклянной дверью, Анна повернулась, улыбнулась и послала ему воздушный поцелуй. Он помахал в ответ, проводил ее взглядом, повернулся и ушел.

А через десять минут первый из самолетов врезался в башню.

Все произошло на глазах у Майкла.

Он плохо помнил, что было потом. Безумие. Ад. Хаос и смерть. Крики, суета, падающие с неба обломки…

Надежда жила недолго. Она умерла, когда рухнуло многоэтажное строение, башня-великан, один из символов Нью-Йорка.

И тогда Майкл понял, что должен делать. Он должен рассказать людям правду, восстановить справедливость, указать на виновных. Решение пришло быстро. ЦРУ никогда не позволило бы ему выступить с разоблачениями собственной неповоротливости, собственного бессилия и небрежности.

В тот же день Майкл Риордан исчез. После тщательного расследования его начальство пришло к выводу – он погиб. Его имя пополнило список жертв. Агента списали.

Зато появился Кеннет Даррелл. Писатель, поставивший перед собой одну-единственную цель: рассказать людям все, что знал, все, о чем догадывался. Все, что стремились скрыть власти.

Майкл потянулся, посмотрел на часы. Черт возьми, эти самолеты могли бы летать и быстрее.

– Не желаете перекусить, сэр? – Кукольного вида стюардесса с лицом слегка постаревшей Барби подкатила тележку к его креслу.

Желудок громко заурчал, требуя обратить внимание и на его неотложные нужды.

– С удовольствием. И, пожалуйста, виски. – Он выглянул в иллюминатор. – Кстати, какая погода ждет нас в Эйлате?

– Прекрасная, – уверила его Барби. – Лучшего места для отдыха не найти. Температура воздуха – двадцать восемь-тридцать. Воды – двадцать два-двадцать три. Вы перенесетесь из осени в самое настоящее лето. – Она вздохнула и, поворачиваясь к тележке, провокационно задела бедром его плечо. – Я бы и сама с удовольствием повалялась на горячем песочке, да, к сожалению, работа не позволяет.

Майкл счел за лучшее промолчать. С трудом прожевав нечто, напоминающее обжаренную резину, он проглотил порцию виски и вытянул ноги, надеясь, что усталость поможет уснуть.

Каспер оказался идеальным попутчиком: не утомлял пустой болтовней, но и не погружался надолго в молчание, знал много смешных историй и отвечал практически на любой вопрос, проявляя глубокие познания в истории и географии, в сельском хозяйстве и светской жизни.

– Ты надолго в Израиль? Грейс пожала плечами.

– Пока не знаю. Да и не все зависит от меня.

– Работала в «Гералд»?

– Да.

– Как там Джереми Тайрон? Все такой же? Джентльмен старой школы.

– Ты с ним знаком? – Грейс достала из сумочки бутылку минеральной воды и сделала пару глотков.

– Приходилось встречаться. – Каспер покрутил головой, стараясь не выпускать из виду узкую полоску прорезавшего пески шоссе. – Хочу спросить кое о чем, если ты не против.

– Конечно. Спрашивай.

– Наш канал готовит документальный фильм о событиях одиннадцатого сентября. Я подыскал кое-что из местного материала. Но дело не в этом. Мы долго и, признаюсь, безуспешно искали выход на Кеннета Даррелла, а на прошлой неделе я узнал, что ты, оказывается, брала у него интервью.

– Было такое, – с неохотой признала Грейс.

– Мне бы хотелось услышать твое мнение. В его книгах много неподтвержденных фактов. Как по-твоему, на него стоит полагаться?

– Мне трудно ответить на твой вопрос, Каспер. Даррелл показался мне – и не только мне – человеком искренним. По крайней мере, не любителем подзаработать на людском горе.

– Но? Есть какое-то «но»?

– Есть. Думаю, что эта тема затрагивает его лично, а это, как ты знаешь, не способствует откровенности.

Некоторое время Каспер молчал, глядя строго перед собой.

– Ты, может быть, уже слышала, что суд признал его невиновным в разглашении государственной тайны. Кеннет Даррелл снова стал Майклом Риорданом, и, может быть, это как-то повлияет на его отношение к прессе и телевидению.

Грейс задумчиво пожевала губу.

– Послушай, давай не будем хитрить друг с другом: Ты ведь завел этот разговор с какой-то целью, верно?

Каспер усмехнулся.

– Ты видишь меня насквозь.

– С какой?

Он резко повернул руль и сбросил газ.

– Хорошо, я тебе скажу. Помоги мне выйти на этого парня. В накладе не останешься.

Грейс опешила. Уж не затеял ли Каспер всю эту прогулочку с целью совместить приятное с полезным?

– Как ты себе это представляешь?

Он облегченно вздохнул.

– Вот это другой разговор! Давай обсудим все детали на месте. Обещаю, не пожалеешь.

– Надеюсь.

За время полета Майкл успел познакомиться со всем ассортиментом блюд; предлагаемых компанией «Американ эрлайнз», и пришел к выводу, что все не так уж и плохо, если отключить обонятельные и вкусовые рецепторы. Кроме того, он выспался, выслушал жалобы кокетливой стюардессы, едва ли не до самой посадки не оставлявшей его своим вниманием, и составил план действий.

Аэропорт Эйлата находится в черте города, так что, едва пройдя паспортный контроль, Майкл оказался чуть ли не на центральной площади. Он уже знал, сколько здесь отелей, и имел полный их список, однако в его планы не входило посещение каждого – это заняло бы слишком много времени и вовсе не гарантировало успеха.

К счастью, Лиз назвала ему два телефона, самой Грейс и ее фотокорреспондента, некоего Дэна Кингели. После того, как попытки дозвониться по первому не дали результата, Майкл набрал второй.

– Дэн Кингели, – ответил усталый мужской голос. – Говорите побыстрее, потому что я ухожу.

– Мистер Кингели, меня зовут Майкл Риордан. Я друг Грейс Маршалл. Мне нужно срочно с ней встретиться. Не будете ли вы столь любезны…

Воздух в легких закончился, так что пришлось остановиться, чем не замедлил воспользоваться собеседник.

– Майкл Риордан? Он же Кеннет Даррелл, не так ли?

– Верно, мистер Кингели. Я…

– Меня зовут Дэн. Я знаю, кто вы, и хочу сказать, что, будь вы здесь, рядом со мной, я бы с удовольствием врезал вам в челюсть.

– За что, Дэн? – искренне удивился Майкл. – Если вам так уж не понравились мои книги…

– Книги тут ни при чем, – оборвал его Дэн. – Вы дурно обошлись с Грейс. Понимаете, о чем я?

– Понимаю, Дэн. И обещаю, что при первой же встрече с удовольствием подставлю вам челюсть.

– Ладно. Что вам от меня надо?

Тон Дэна заметно смягчился, и Майкл облегченно вздохнул.

– Я в Эйлате. Только что прилетел. Мне нужно знать, в каком отеле собиралась остановиться Грейс.

– Вот оно что, – протянул Кингсли. – Прыток, нечего сказать. Ну, вам решать. С ней Каспер Макдугал. Номер, возможно, заказан на его имя. Отель «Амбассадор». И вот что еще…

– Что?

– Если вы и на этот раз поступите с ней не по-джентльменски, то будете иметь дело со мной.

– Договорились, Дэн. Спасибо.

– Удачи.

Каспер остановился у открытой двери номера, пропуская Грейс вперед. Паренек, несший их вещи, нетерпеливо вздохнул.

– Спасибо. – Каспер протянул ему монету в десять шекелей. – Дальше мы сами.

Грейс нерешительно переступила порог. Обычный, стандартный номер, никаких излишеств. Каспер уже предупредил ее, что в сезон в Эйлат приезжает много туристов: англичане, немцы, русские, японцы. Что ж, так оно и лучше. Как гласит циничная пословица, по расходам и удовольствие.

– Ты располагайся, а я пойду распоряжусь насчет обеда. – Каспер убрал в шкаф свой чемодан, поставил на стул дорожную сумку Грейс и шагнул к холодильнику. – Выпьешь что-нибудь? Есть местная водка, арак, красное вино…

– А пива нет?

Он кивнул, наклонился и снял с нижней полки две запотевшие банки пива.

– Лови!

Грейс сделала несколько жадных глотков и, утолив жажду, опустилась на кровать.

– Хочешь заказать обед в номер?

– У тебя другое предложение?

Она кивнула, массируя затекшие ноги.

– Да. Я бы предпочла куда-нибудь сходить. Только давай сначала немного передохнем.

Он подошел ближе, положил руку ей на плечо, и Грейс только теперь увидела, что буйная растительность, покрывавшая, вероятно, все его тело, добралась даже до пальцев. Боже, что же тогда у него на груди? Джунгли?

– Это приглашение? – В его голосе послышались интимные нотки.

– Нет. Я слишком устала. К тому же взмокла. Буду признательна, если ты уступишь мне очередь в ванную.

– Ты только дай знать, когда надо будет потереть спинку. – Он наклонился и провел языком по ее шее. – Ммм, прекрасный ингредиент для мужского парфюма. Так бы и вылизал тебя всю.

Как быстро он превратился в обычного ловеласа, пошлого и приторного.

– Не забывай, мы в стране строгой морали.

Каспер потрепал ее по колену, выпрямился и направился в ванную.

– Я бы мог рассказать немало интересного про их мораль. – Он включил воду. – Ты знаешь, что Израиль один из ведущих импортеров секс-услуг? И подпольных борделей здесь не меньше, чем в любой европейской стране.

– Верю, – отозвалась Грейс. – Верю на слово. – Ей жутко хотелось вытянуться на кровати и поспать хотя бы пару часов. – Кому же знать, как не тебе.

Он рассмеялся.

– Нет, я не Казанова. Как всегда, слухи сильно преувеличены.

Дверь за Каспером закрылась. Оставшись одна, Грейс поспешно сбросила платье и, едва волоча ноги, поплелась в ванную. Утренняя эйфория странным образом улетучилась, она чувствовала себя разбитой и несчастной. Мысль о сексе уже не волновала, а, скорее, угнетала.

Какого черта ты сюда притащилась? Уж если на то пошло, могла бы переспать с Каспером и в Иерусалиме.

Ванна не взбодрила. Грейс вернулась в кровать и забралась под простыню с твердым намерением урвать хотя бы полчаса сна.

– Город у нас небольшой, но туристов принимаем до миллиона в год, – с гордостью рассказывал таксист, похоже не имевший понятия о том, что автомобиль способен развивать скорость большую, чем ишак. – Посмотрите, сколько отелей. И какие красавцы! Вон тот, например, скопирован со знаменитого лас-вегасского «Вавилона». А этот, – жест в другую сторону, – напоминает идущий под парусами корабль. Похоже, правда?

– Правда, – едва сдерживая раздражение, отозвался Майкл. – Кстати, вам не кажется, что он нас обгоняет?

Таксист расхохотался, демонстрируя прекрасные белые зубы и навык вождения вслепую. Майклу стало не по себе. Прилететь из другого полушария и погибнуть из-за небрежности водителя – что может быть нелепее?

Они выехали за город и неторопливо ползли по узкому, плавящемуся под лучами заходящего солнца асфальтовому шоссе. Справа высились скалы, слева расстилалась синяя гладь залива.

– А вот и ваш «Амбассадор». – Машина свернула к семиэтажному зданию, прокатилась по дорожке и остановилась у входа. – Надолго к нам?

– Пока не решил, – неопределенно ответил Майкл и, расплатившись, вылез из салона.

– Обязательно посетите подводную обсерваторию, – напутствовал его таксист. – Таких красот нигде больше не найдете. И недорого, всего двадцать баксов.

– Спасибо за информацию, – бросил на ходу Майкл, беря курс на стеклянные двери.

Парень за стойкой посмотрел на гостя с едва скрытой надеждой.

– Шалом, – приветливо сказал Майкл, успевший усвоить с полдесятка ходовых выражений. – Мне нужна информация.

Парень поскучнел и притворился глухонемым.

– Я готов заплатить.

Уши администратора шевельнулись, как локаторы, принявшие позывной далекой цивилизации.

– Какого рода информация?

– Я ищу знакомого. Его имя Каспер Макдугал. – Майкл достал бумажник и начал пересчитывать купюры. – Приехал сегодня, полагаю, во второй половине дня. С ним женщина.

– Мы не даем посторонним такого рода сведения, – голосом испорченного автомата продекламировал парень, обегая взглядом холл. – Правила есть правила, так что извините, ничем не могу помочь.

– Мистер Макдугал остановился в номере… – Майкл положил на стойку двадцатку.

Администратор повернулся к стенду с ключами.

– Очень жаль, но ваш друг ушел. Видите, ключ от номера триста пятнадцать на месте.

Двадцатка тем временем испарилась со стойки.

– А вы случайно не знаете, куда он отправился?

Парень усмехнулся.

– Желаете пива, сигарет? У нас все европейское.

– Банку пива, – согласился Майкл, доставая еще десятку.

– Знаете, вам обойдется дешевле, если вы возьмете все сразу, одним, так сказать, пакетом. Куда, когда и с кем.

– Пожалуй, вы правы. – Майкл заменил десятку другой купюрой. – Итак, пиво, сигареты и…

– …И зажигалка. Ресторан «Оазис». Мистер Макдугал отбыл туда с дамой минут двадцать назад. Между прочим, даму зовут Грейс. Я слышал, как он к ней обращался.

– Спасибо. – Майкл повернулся к выходу. Что-то пить расхотелось. И курить тоже.

– Возьмите хотя бы зажигалку.

– Оставьте себе. На память.

Они заказали рыбу. Каспер попросил принести бутылку «шабли». Официант наполнил бокалы, но Грейс сделала лишь маленький глоток.

– Тебе здесь нравится?

Она окинула беглым взглядом декорированный в восточном стиле зал.

– Довольно мило, хотя я не поклонница нарочитой подделки под роскошь. Предпочитаю естественность и простоту.

– Естественности и простоты в наше время днем с огнем не сыщешь. – Каспер усмехнулся. – Повсюду только подделки и имитации.

– Может быть.

У Грейс совсем не было настроения вести милую светскую беседу ни о чем. Лучше уж поскорее покончить с притворством, вернуться в отель, уплатить Макдугалу обещанное и уснуть. А утром искупаться в заливе.

– Ты устала. – Он протянул руку над столом, дотронулся до ее запястья. – Давай поедим и обсудим мое предложение, а там будет видно.

Грейс кивнула.

– Я готова. И, пожалуйста, Каспер, не обращай внимания на мое настроение. Чувствую себя так, словно преодолела пустыню не на автомобиле, а верхом на верблюде.

– Ничего, Это пройдет. Все, что тебе надо, это как следует выспаться. А на обратном пути завернем к Мертвому морю. Вернешься другим человеком.

Его слова немного успокоили ее. Пожалуй, она была слишком строга к Касперу. В конце концов мужчина не был бы мужчиной, если бы не старался затащить женщину в постель, а на войне, как известно, все средства хороши.

– Насколько я поняла, вы хотите взять у Майкла… то есть у… Даррелла интервью?

– Не просто интервью. Мы хотим сделать его героем нашего фильма. Точнее, одним из героев. Ну, ты понимаешь – борец за справедливость, мститель-одиночка и все такое. Мы также хотим, чтобы он выступал с закадровым комментарием. Причем не просто читал готовый текст, а давал собственную оценку.

Официант поставил на стол перед ними два плоских блюда с дымящейся рыбой, покрытой хрустящей золотистой корочкой, и, пожелав приятного аппетита, удалился. Каспер предложил Грейс винный соус, и, когда она отказалась, щедро полил им свою порцию.

– Тебе что-то не нравится в моем предложении?

– Трудно сказать. – Она отпила еще вина и внезапно почувствовала аппетит. – Тебе не кажется, что поступать так с ним не очень… благородно?

Рука Каспера с кусочком хлеба замерла на полпути ко рту.

– Не очень благородно? Странное слово ты употребила. Журналистика и благородство так же совместимы, как пикули и шоколадное мороженое. Тебе это известно не хуже меня.

Капля оливкового масла упала на белую скатерть и расползлась жирным пятном.

– Наверное, я не совсем точно выразилась, – поспешила объяснить Грейс. – Те события задели его лично. У него погибла любимая женщина. Ему самому пришлось нелегко… – Она прикусила язык, но было уже поздно.

Каспер смотрел на нее с открытым ртом. На скатерти расплывались новые пятна.

– У него погибла любимая женщина? Откуда ты это знаешь? Боже, это же сенсация! – Придя в себя, он поспешно отправил в рот злосчастный кусочек, чем спас скатерть от полного поругания, и залпом допил вино. – Грейс, я подозреваю, что ты знаешь намного больше того, что мистер Риордан поведал в интервью. Предлагаю сделку.

Она подняла руку.

– Подожди, Каспер. Ты неправильно меня понял. Я ничего не знаю, а если бы что-то и знала…

– Вот и отлично. Поговорим, когда вернемся. Ты абсолютно права. Не будем отвлекаться на посторонние разговоры. Мы же приехали сюда отдыхать, верно?

– Верно, – обреченно пробормотала Грейс.

– Я закажу десерт. Здесь делают восхитительное мороженое с шоколадной и сливочной помадкой.

Отпустив с соответствующими указаниями официанта, Каспер с легкостью сменил тему и в течение десяти минут развлекал Грейс еврейскими анекдотами.

Когда они отдали должное воздушной пене взбитых сливок и густого, тающего во рту шоколада, которыми было полито мороженое, и выпили, по чашечке ароматного, с добавкой корицы и имбиря кофе, Каспер выжидающе уставился на Грейс.

– Что дальше? Я готов выслушать твои пожелания.

Она вдруг вскинула голову и подмигнула.

– Как насчет казино?

Майкл увидел ее сразу – Грейс сидела за столиком лицом к нему, напротив широкоплечего мужчины в модном шелковом пиджаке. Она выглядела потрясающе в синем льняном платье простого покроя. Темные с рыжинкой волосы были собраны на затылке в хвост и открывали милое бледное лицо. Украшений Майкл не заметил – только тонкая золотая цепочка со скромным кулоном и крохотные золотые сережки в ушах. Подавив естественный импульс – подойти со словами: «Вот так сюрприз! Я как раз пролетал мимо…» – он устроился на скамейке в нескольких метрах от входа и стал ждать. Чего – Майкл и сам не знал. Впрочем, теперь, когда он нашел Грейс, это не имело большого значения. Решение придет само, созреет – надо только успокоиться, набраться терпения и не пропустить нужный момент.

Через час с небольшим они вышли из ресторана. Мужчина держал руку на талии спутницы, и этот жест настолько загипнотизировал Майкла, что он на мгновение утратил бдительность и отвернулся, только когда Грейс с любопытством посмотрела в его сторону.

Не желая преждевременно попадаться на глаза. Майкл укрылся за миндальным деревом.

Мужчина жестом подозвал такси, помог своей даме сесть и что-то негромко сказал водителю.

– Черт! – выругался под нос Майкл. – Похоже, упустил.

Автомобиль издевательски медленно, словно маня за собой, покатил вдоль тротуара, мигнул поворотником и исчез за углом дома. Других машин поблизости не было.

Часы показывали без четверти десять.

Ну, приятель, чему тебя учили в ЦРУ?

Впрочем, ситуация выглядела далеко не безнадежной. Вариантов было два: попытаться отыскать Грейс и ее кавалера или вернуться в «Амбассадор» и ожидать их возвращения там. После недолгих размышлений Майкл выбрал второй.

Администратор за стойкой встретил Майкла радушной улыбкой.

– Рад, что вам у нас понравилось. – Он опустил руку, пошарил внизу и поставил перед гостем банку пива. – Угощайтесь. За счет заведения.

– Спасибо, – искренне поблагодарил Майкл, бросая взгляд на стенд с ключами. – Мой знакомый еще не вернулся?

– Как видите.

Осушив полбанки, Майкл вытер губы.

– Свободные номера есть?

– К сожалению, да. Полагаю, вы предпочитаете третий этаж? Возьмите триста двадцать первый:

– Отлично. У меня просьба. Хочу преподнести приятелю сюрприз, так что вы не говорите ему, что я здесь.

Расплатившись, Майкл поднялся по лестнице, вошел в номер и отправился в душ. Плана у него еще не было, но в ЦРУ учили, что порой наибольший эффект дает импровизация.

Грейс хохотала как сумасшедшая. В казино она выпила бокал шампанского, и уже через минуту плохое настроение как рукой сняло. Народу было немного – десятка два отважных израильтян, прибывших на стоящий посреди залива, в нейтральных водах, корабль, чтобы испытать запретное удовольствие.

Они переходили от столика к столику, нигде не задерживаясь надолго, словно боясь спугнуть удачу. Им фантастически везло. Сначала Каспер выиграл в баккара. Почувствовав фарт, он хотел продолжить, но Грейс перетащила спутника к другому столику, где играли в блек-джек. Понаблюдав за играющими пять минут, она решила, что поняла нехитрые правила, и отважилась рискнуть двадцатью долларами. Через четверть часа в руках Каспера оказалась целая пригоршня фишек.

– Ну что? Уходим? – шепнул он ей на ухо. – В казино главное – вовремя остановиться.

Грейс посмотрела на него так, словно ей предложили отказаться от выигравшего лотерейного билета.

– Хорошо, – сказал Каспер. – Продолжим. Они перешли к рулетке, и он поставил половину фишек на черное. Выпало красное.

– Черт, это знак.

– Ты просто не умеешь! – громко объявила Грейс. – Смотри, как надо. – Забрав оставшуюся половину, она все поставила на двадцать три.

– Почему двадцать три? – поинтересовался Каспер.

– Потому что я родилась двадцать третьего числа.

– Ставки сделаны, – объявил бесстрастным голосом крупье, запуская машину.

Ей казалось, что шарик не остановится никогда. Он прыгал и прыгал, а колесо все крутилось и крутилось. Грейс попыталась остановить его взглядом, и у нее получилось.

– Есть! – воскликнул Каспер. – Ты выиграла! Боже! Тебе сегодня везет.

Их угостили шампанским; Им улыбались. Им аплодировали. Казино не любит отпускать клиентов с выигрышем. Никто не хотел, чтобы они уходили.

И они не ушли.

– Двадцать шесть, – объявила Грейс. – На все.

У столика уже толпились любопытные. Все ждали чуда.

И они увидели чудо! Грейс выиграла три раза подряд – на двадцать шесть, на «красное» и на «зеро».

Карманы пиджака Каспера раздулись от фишек.

– Сколько? – спросила Грейс, обводя игровой зал взглядом хищника, ищущего чем бы поживиться.

– Около тридцати тысяч, – шепотом ответил Каспер.

– Пожалуй, хватит! – громогласно объявила Грейс.

На этот раз уже никто не стал просить ее продолжить игру.

Каспер сунул несколько фишек крупье, заказал всем шампанского, и парочка, обменяв разноцветные кружочки на хрустящие бумажки, удалилась под бурные аплодисменты.

– Такое бывает раз в жизни, – шепнул Каспер, когда они спускались по трапу.

– В жизни все бывает только раз, – загадочно ответила Грейс. – Только первый раз – настоящий, остальные не в счет.

Ночной воздух охладил пыл. Восторг схлынул, и Грейс охватило странное равнодушие. Мысли уже не летали в безумном вихре, а едва ползали, как толстые, неповоротливые червяки.

Вот так всегда. Счастье мимолетно, оно – важный гость, который сначала заставляет долго его ждать, а потом, придя, тут же уходит, словно недовольный тем, что без него откупорили бутылку.

Она была счастлива. Там, в Штатах, в Сиэтле, в доме Майкла и на заднем сиденье его джипа. Она баюкала себя глупой детской песенкой, повторяя, как заклинание, простые, но казавшиеся магическими слова: люблю, люблю, люблю.

Людям нравится обманывать себя, нравится приукрашивать, нравится играть. И самый страшный обман, самое дешевое украшение, самая рискованная игра – любовь.

Она застилает глаза розовой пеленой пустых надежд, манит и уводит в волшебный лес счастья, который вдруг превращается в страшные джунгли отчаяния, возносит на вершину минутного блаженства, но лишь для того, чтобы безжалостно столкнуть вниз по каменистому склону, в конце которого черная бездонная бездна.

Свободен лишь тот, кто свободен от иллюзий, кто нашел силы заглянуть правде в глаза и познать печальную истину: жизнь – дерьмо.

– Что приуныла? – Каспер положил руку ей на талию и потянулся, чтобы поцеловать.

Грейс отстранилась.

– Не сейчас.

Портье встретил их загадочной улыбкой и задержал на Грейс лукавый взгляд.

– Хорошо повеселились?

– Отлично, – ответил, не вдаваясь в детали, Каспер. – Пожалуйста, наш ключ. И вот что…

– Да?

– Не будите нас раньше десяти. Что бы ни случилось. Запомните?

– Да, конечно. Что-нибудь еще?

– Нет, спасибо.

Они медленно поднялись по лестнице на третий этаж, медленно прошли по устланному зеленой дорожкой коридору. Каспер вставил ключ в замок.

– Ты примешь душ?

– Угу, – пробормотала Грейс. – Если хватит сил. И еще выпью коньяку.

– Похоже, ты решила наверстать упущенное. – Он повернул ключ.

– Упущенное? Нет. – Она покачала головой. – Я всего лишь хочу почувствовать себя свободной.

Грейс вошла в комнату и остановилась, прислонившись к стене. Каспер вошел следом, захлопнул дверь и пошарил рукой по стене в поисках выключателя.

Люстра вспыхнула, и Грейс на мгновение зажмурилась от резкого света. Открыв глаза, она повернулась, сделала шаг к кровати и замерла.

– Черт!

На ее кровати, зарывшись лицом в подушку, лежал мужчина.

Майклу снился сон. Ветер наполнял белый парус. Голубое безоблачное небо казалось громадным куполом, накрывавшим безбрежный синий океан. Плескалась за бортом вода. В бездонной вышине парил альбатрос. И ни клочка земли до самого горизонта. Но Майкл знал – там, далеко-далеко, есть остров. Волшебный остров, где бьют чистейшие ключи, где с укутанных снегами вершин сбегают, журча, прохладные ручьи, где зеленеет изумрудный лес, а берег усыпан нежным золотым песком. Там его ждут. Там живет она.

Он знал, что приплывет туда во что бы то ни стало. Он уже видел ее на высоком скалистом выступе, выглаженном за тысячи лет ласковыми волнами.

Майкл уже хотел подняться и помахать ей рукой, как вдруг…

Лодку тряхнуло. Потом еще раз. Океан вскипел белой пеной, брызги ударили в лицо, а из глубины, из черной бездны поднялось страшное морское чудище. Оно разинуло пасть… сверкнули зубы…

– Да проснитесь же, черт бы вас побрал! – возопило чудище.

Лодку снова тряхнуло, и он открыл глаза.

– Грейс?

– Майкл?

– Что здесь, черт возьми, происходит?! – взревел Каспер.

Как все-таки приятно иметь дело не с романтиками, а с практичными, здравомыслящими людьми, думала Грейс, готовя бутерброды и раскладывая на подносе захваченную с собой в дорогу снедь. Романтики определенно подрались бы, расквасили друг другу носы, перебили посуду и поломали мебель. Портье вызвал бы полицию. Скандал, объяснения, язвительные заметки в местных газетах, недовольство начальства… Деловые же люди, которыми, по счастью, оказались и Каспер, и Майкл, быстро смекнули что к чему, сбавили обороты, взяли ситуацию под контроль и теперь мирно потягивали коньяк, обсуждая условия сделки.

Ее даже ничуть не волновало, что предметом сделки является она сама. Пусть себе поговорят. Выпустят пар. Понадувают щеки. Преисполнятся осознания собственной важности. Уверуют в то, что решают ее судьбу. Вечные мужские игры. Им и невдомек, что все уже решено.

Взяв в руки поднос – вроде бы ничего не забыла, – Грейс вышла из кухни.

– Согласен, я дам свои комментарии, но и только, – говорил Майкл. – Никаких оценок.

– Договорились, – облегченно выдохнул Каспер. – По рукам?

– По рукам.

– Надеюсь, я не помешала? – скромно спросила Грейс, входя в комнату и ставя поднос на стеклянный столик.

– Нет, – в один голос отозвались оба.

– Вот и отлично. – Она опустилась на кровать между ними. – Признаюсь, я почему-то ужасно проголодалась.

– И я тоже, – присоединился к ней Майкл.

– А я пропущу еще стаканчик и пойду искать ночлег, – невесело добавил Каспер.

– Искать не надо, – успокоил его Майкл. – У меня ключи от триста двадцать первого номера. Номер свободен.

Грейс усмехнулась.

– А кровать там широкая?

– Да. А что?

– Ничего. Мне просто хотелось узнать, поместитесь ли вы вдвоем, – с невинным видом объяснила она.

– То есть?.. – пробормотал Каспер.

– Ты меня прогоняешь? – удивился Майкл.

Грейс с улыбкой покачала головой.

– Нет. Я всего лишь хочу отдохнуть от мужского общества.

– Скучно не станет? – съехидничал Каспер.

– Думаю, что нет. А если станет… – она указала на пластиковый пакет с выигранными деньгами, который, забытый всеми, стоял на стуле, – то у меня есть пятьдесят добрых приятелей, с которыми не соскучишься.

Словно услышав ее слова и желая подтвердить их непререкаемую истинность согласным кивком, пакет накренился, и из него посыпались деньги.

– Вот это да… – прошептал Майкл. – Чувствую, за этим кроется какая-то интересная история.

Грейс и Каспер переглянулись.

– Богатым многое позволено. – Каспер развел руками. – Они твои, это ты поймала удачу за хвост.

– Нет, они наши. Поделим.

Каспер усмехнулся.

– По-местному или пополам?

16

– Ты прямо-таки сияешь, – добродушно проворчал Дэн Кингсли, когда Грейс вошла в офис, и многозначительно посмотрел на часы. – Между прочим, уже почти полдень. Понедельника.

Бросив на стол сумку, она наклонилась и расцеловала Дэна в обе щеки.

– Как ты здесь без меня? Все в порядке? Он пожал плечами.

– А что тут может случиться, в этом благословенном, тихом уголке? Твоего отсутствия никто и не заметил.

– Обидно.

– Ладно, рассказывай побыстрее, а то у нас мало времени. Прибывает делегация конгресса, так что нам надо успеть в аэропорт.

– Тогда давай собираться, расскажу все по пути.

Дэн поднялся со стула, повесил на шею неизменный «никои» и вытянулся по струнке.

– Я готов, мэм. Кстати, тебя тут искал некий мистер Риордан, назвавшийся твоим другом. Обещал вести себя хорошо. Вы встретились?

Грейс смущенно опустила глаза.

– Да.

– Он тебя не обидел?

– Нет.

Несколько секунд Дэн Кингсли задумчиво смотрел на молодую женщину, потом тяжело вздохнул.

– Похоже, мне снова придется тянуть воз в одиночку.

– Есть вещи, от которых не устаешь никогда.

Грейс сделала это открытие совсем недавно, но ничуть не сомневалась в своей правоте.


Они занимались любовью, пользуясь для этого каждой свободной минутой, откладывая неотложные дела, отключая телефон и забывая обо всем на свете.

Губы Майкла прикоснулись к ее руке, у самого локтя, и по коже Грейс пробежали мурашки удовольствия. Принявшие сигнал рецепторы разнесли его по всему телу, до самых кончиков нервных окончаний. Груди напряглись от нахлынувшего желания, соски затвердели, яснее всяких слов демонстрируя ее готовность разделить пьянящий восторг страсти с тем, кто привел их в такое состояние.

Тонкая полупрозрачная ночная сорочка из сирийского шелка натянулась, и в какой-то момент Грейс показалось, что острые пики сосков проткнут нежную ткань.

Майкл продолжал целовать ее руку, медленно продвигаясь от локтя к плечу, но разворачивающаяся внутри Грейс спираль наслаждения уже причиняла ей сладкую боль, лекарство от которой мог дать только он. И этого лекарства ей требовалось все больше и больше. Губы ее раскрылись, зрачки потемнели, и если бы Майкл заглянул в них, то увидел бы блеск неутоленного желания, понял, что ей нужно, и поспешил на помощь.

Но он не спешил.

Прижаться к его губам, впиться в них, уступить напору языка, впустить его в себя и сдаться, разделив с победителем сладкий вкус победы.

Она горела, но ее огонь отчего-то не перекидывался на Майкла.

– Ты уверена, что хочешь того, чего и я? – шептал Майкл ей на ухо. – Скажи.

– Да. Уверена, – нетерпеливо ответила Грейс. – Ты – садист.

Он целовал ее шею, удерживая ее руки вверху, прижав их к изголовью кровати. Вторая его рука медленно стягивала с нее сорочку. Определенно, только садист мог получать удовольствие, заставляя ее терпеть жесточайшие муки. Пальцы Майкла скользили по ее молочно-белой, перламутровой коже, прослеживали синие ниточки вен, опускаясь ниже и ниже.

Грейс дрожала, выгибаясь, как натянутая до предела тетива лука, но он не спешил наложить на нее стрелу. Он добрался до ее грудей и на мгновение остановился, пробормотав что-то. Может быть, проклятие. Язык Майкла очертил огненный круг вокруг соска, губы сомкнулись, сдавили напрягшуюся плоть, и Грейс глухо застонала от пронзившего ее наслаждения. Он проделал то же самое со второй грудью, и Грейс захлебнулась в немом крике.

– О, какие мы нетерпеливые… – прошептал Майкл.

Приподнявшись, он оглядел завоеванную территорию и, убедившись в том, что поле битвы велико, двинулся дальше.

Путь его лежал через ложбинку между двух холмов к широкой равнине живота и ниже, туда, где собрались главные силы противника.

– Ну же! – прохрипела обессилено Грейс. – Пожалуйста.

Одним резким движением Майкл сорвал с нее сорочку и снова остановился, как полководец, любующийся с возвышения еще не покоренным прекрасным городом.

Пальцы прошлись по ее бедру, опустились в расщелину между ног, потерлись о готовый раскрыться вход в сказочную пещеру.

Внутри Грейс бушевало землетрясение, и волны цунами прокатывались одна за другой.

Она задвигала бедрами и развела ноги, словно приглашая Майкла к своим сокровищам, взять которые он совсем не торопился. В ушах у нее стучала кровь, перед глазами прыгали цветные шарики, и Грейс понимала, что если ничего не сделает, не предпримет самых решительных мер, не возьмет инициативу на себя, то просто потеряет сознание.

Выгнув спину, она обхватила Майкла ногами и одновременно подалась бедрами ему навстречу.

Застигнутый врасплох, он застонал и, словно разрывая оковы, устремился вперед.

Они долго лежали молча, приходя в себя, восстанавливая дыхание, прижавшись друг к другу так тесно, что стук его сердца отдавался в ее груди.

Майкл закрыл глаза и вдруг увидел Анну. Она стояла в отдалении и улыбалась ему. Потом губы ее беззвучно шевельнулись, но в ушах отчетливо прозвучало «прощай».

– Прощай… – прошептал он.

– Что? – спросила Грейс, еще теснее прижимаясь к нему. – Что ты сказал?

– Ничего. – Он обнял ее за плечи. – Я люблю тебя.

– И я тебя тоже, – сонно пробормотала она.

– Я хочу, чтобы это произошло как можно раньше, – твердо повторил Майкл. – Например, наследующей неделе.

– Ты прекрасно понимаешь, что это невозможно, – так же твердо ответила Грейс. – На следующей неделе у нас интервью с премьер-министром.

– Ну и что?

Она устало вздохнула. Мужчины бывают иногда поразительно глупыми. Даже самые умные.

– А то, что мы не успеем слетать в Штаты и вернуться, – терпеливо, как ребенку, объяснила Грейс.

– А зачем нам лететь в Штаты?

Боже, я полюбила идиота!

– Затем, что для того, чтобы вступить в брак, нужна брачная лицензия. Может быть, ты уже женат. Может быть, ты брачный аферист с кучей детей и женами в каждом штате. Может быть…

Майкл опустил руку в карман пиджака и достал сложенный вдвое листок.

– Вот.

– Что это?

– Разрешение на вступление в брак. Выдано по всей форме в штате Нью-Джерси. Действительно до первого февраля.

– Откуда она у тебя? Как ты это сделал? Грейс пробежала глазами документ. Да, все в порядке. И имена указаны. Их имена.

– Как ты смог получить это без меня?

– Связи, – небрежно бросил Майкл.

– Хм. – Грейс задумчиво потерла лоб. Черт возьми, мужчины многое могут… когда захотят. И все же… – Ладно, пусть у тебя есть лицензия. Но мы все равно не успеем слетать в Штаты и все подготовить. Ты представляешь, что такое свадьба?

– Мы можем обвенчаться здесь. Уж чего-чего, а священников в Иерусалиме хватает. На любой вкус. Хочешь, пойдем к раввину. Хочешь, к мулле. Выбирай. Ради тебя я даже готов стать иудеем и…

– Только не это! – с жаром воскликнула Грейс. – Не допущу, чтобы ты так рисковал.

– Значит, это препятствие устранено, не так ли?

– Ну… А гости? Мои родители? Твои друзья? Грег и Лиз? Нет, я определенно отказываюсь делать столь ответственный шаг, не получив их одобрения.

– Хорошо, – легко согласился Майкл и снова полез в карман. – Вот приглашения. – Он достал плотно набитый конверт. – Вот билеты для Грега и Лиз.

– А ты, оказывается, обо всем позаботился… – протянула Грейс. – Почти обо всем.

– Что я упустил?

– Свадебное путешествие. Медовый месяц. Знаешь, молодожены обычно отправляются куда-нибудь на пару недель. В теплые края…

– Ну, здесь тоже не холодно, – попытался возразить Майкл, но Грейс уже упрямо качала головой.

– Хочу в теплые края.

– Быть по-твоему. – Из оказавшегося волшебным рогом изобилия кармана выскочил еще один конверт. – Тебя устроит Таити?

Такой удар мог бы послать в нокаут даже Мохаммеда Али. Но Грейс он лишь на несколько секунд перебил дыхание.

– Свадебное платье. У меня нет свадебного платья.

Майкл пошарил в кармане, и Грейс замерла, ожидая очередного сюрприза.

– Жаль, – растерянно пробормотал он. – Кажется, потерял. Черт возьми…

– Потерял свадебное платье? – недоверчиво спросила она. – Ну ты и растяпа.

Убитый горем, Майкл опустился на стул.

– Что ж, значит, все отменяется. Ей вдруг стало жаль его.

– Не огорчайся. В конце концов я смогу купить какое-нибудь здесь. Или взять напрокат…

– Что? Моя невеста пойдет к алтарю во взятом напрокат платье? Нет! Нет! – громко объявил Майкл и почему-то посмотрел на дверь. – Нет, черт побери!

В тот же момент дверь отворилась, и в комнату с гордым видом вошел… Каспер Макдугал. В руках он держал длинную, обтянутую серебристой тканью коробку.

– Черт возьми, Каспер, ты чуть было все не испортил! – воскликнул Майкл.

Каспер повернулся к Грейс.

– Знаю, подарки вручают после церемонии, но, может быть, для меня ты сделаешь исключение? – Он протянул Грейс коробку.

– Что это?.. – прошептала Грейс.

– Открой и посмотри.

Она развязала ленточку, сняла крышку и ахнула – на белом атласе лежало красивейшее из всех свадебных платьев, которые Грейс когда-либо видела.

– Боже, какая прелесть… Но, Каспер, оно же, наверное, ужасно дорогое!

– Не дешевое, это точно, – согласился он. – Доставлено прямо из Рима. Лучшая модель этого года.

– Ты потратил кучу денег. Зачем?

Он усмехнулся.

– Не волнуйся. Деньги еще остались. От нашего выигрыша.

И все рассмеялись.


Все было по-настоящему. Музыканты играли «Свадебный марш», мелькали вспышки фотоаппаратов, гости смеялись.

Не ожидавшая такого наплыва народу Грейс заметно нервничала, сжимая похолодевшими пальцами скромный букетик.

– Все будет хорошо, – прошептал, наклонившись к самому ее уху, Дэн Кингсли. – Уж я постараюсь.

– Идем, пора, – услышала Грейс голос отца. Он прилетел только накануне и никак не мог привыкнуть к смене часовых поясов. – Тебя ждут.

Да, ее ждали. Грейс подняла голову и увидела убранный цветами белый алтарь, у которого стояли Лиз, исполнявшая роль ее подружки, и Майкл с шафером в лице Грега.

– Объявляю вас мужем и женой, – сказал священник.

Майкл приподнял край вуали и нежно поцеловал Грейс в губы. Даже в этот момент она почувствовала его желание, и ей стало необыкновенно хорошо. Гости зааплодировали.

Потом Грейс разрезала торт. Потом танцевала. С мужем. С мужчиной, который проделал такой долгий путь, чтобы быть рядом с ней. В счастье и в горе.

Впрочем, Грейс сейчас не думала о горе. Глядя на улыбающиеся лица друзей и знакомых, она незаметно поглаживала живот, где уже зародилась еще одна жизнь, и от осознания этого факта у нее словно вырастали крылья.

– Вот что, Грег, – прошептала Лиз, прижимая к груди брошенный невестой букет. – Я тоже этого хочу.

– Кто же против? – удивился Грег.


home | my bookshelf | | Огонек в ночи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу