Book: Здравствуй, я твой ангел



Дана Рассветных

Здравствуй, я твой ангел!

…И была Пустота. Сила Ее породила Змея – повелителя времени. И породил Змей тот детей своих: Жизнь и Смерть.

И создали новые Боги Кольцо миров, а затем и миры.

И было их восемнадцать, и каждый выбрал себе имя: Лазурный, Сребрянный, Сапфир, Михрил, Амфрил, Рубин, Горицвет, Семилун, Миражный, Радужный, Хрустальный, Жемчужный, Янтарный, Снежный, Рассветный и Закатный…

Но стоял над ними любимое творение Змея и детей его – мир, выбравший имя Златый.

И стал отражением его мир Изумрудный – мир без Силы, мир без магии…

Но не стерпела Пустота этого и создала Хаос – чтобы вечно он против Богов боролся, уничтожить пытаясь. А судией противостояния этого вечного третью Силу направила. И стали звать Силу эту Судьбой. Так появилось мироздание…

Хроники Мира.

Часть первая. Прелюдия. Начало Игры

За спиной два огромных крыла

быстрые, белые.

я уже не та, что была.

я сильная, смелая.

измеряю проделанный путь

милями, метрами.

я ищу этой жизни суть

ливнями, ветрами.

пусть тебя не смогу догнать

поздно ли, рано ли.

все, кого не смогла понять

сгинули, канули.

на вершине стою одна

сильная, смелая.

за спиной два огромных крыла

быстрые, белые.[1]

Пролог

Адиалия.

Я медленно приходила в себя. Меня окружала абсолютная тьма, баюкая в ласковых объятиях небытия.

Где я? И кто это «я»? Не знаю…

Внезапно тьму прорезал зеленый луч. Затем еще один, и еще… Вскоре все пространство вокруг меня было заполнено яркими зелеными вспышками.

Поморщившись, я прикрыла глаза. Больно…

– Пора возвращаться… – донесся до меня чей–то слабый шепот.

Куда?

– Домой. Ты хочешь домой?

Дом… Какое сладкое слово. Но почему тогда сердце кольнуло забытой болью?

– Не надо, – прошелестел тот же голос. – Это прошлое. Зачем тебе оно?

Прошлое? У меня есть прошлое?

– Тебе не стоит вспоминать его… Тебя ждет новая жизнь, где не место тому, что было…

Нет! Я… я хочу помнить. Узнать, кто я. Мне плохо без имени…

В ответ тишина… Ну же, где ты, голос?

– Ты пожалеешь о своем решении, – наконец раздалось у меня в голове. – Но я могу облегчить твою боль до поры до времени, коль ты так хочешь знать свою прошлую жизнь.

Облегчить? Как? И почему будет боль?

– Тебе просто перестанет быть важным твое прошлое. А боль… боль рано или поздно все равно настигнет тебя. Как и страх… Боги ошиблись и обрекли тебя на страдания… Хотя больше они такого не допустят. Я об этом позабочусь.

Зачем?

– Ты мне важна. Благодаря тебе уходит моя скука.

Я игрушка? Не хочу…

– Не надо так категорично, девочка… Тебе взамен дается моя защита… до определенных пор. А сейчас приготовься вспомнить…

Глава 1. Златый

Два золотых правила в жизни. Первое: мелкие тревоги – пустяк. Второе: все тревоги – мелкие.

Закон Мерфи.


Илиодория, 3998 год 13–ого цикла.

Адиалия.

Вспышки света, всполохи огня, лица, тени – все смешалось в разноцветную карусель, проносящуюся перед глазами. Я знала, что вспоминаю… Вспоминаю свою прошлую жизнь в безумно родном для меня мире, имя которому – Златый.

* * *

…Вот я, двенадцатилетняя, врываюсь в Зал Заседаний и, не обращая внимание на постные лица Совета, радостно бросаюсь на шею брату, до этого чинно восседавшего во главе стола, как и полагается правителю.

– Миша, я смогла!! Я наконец–то открыла Книгу поколений!!! – Магистры изумлены, но мне все равно. Ведь на таком родном и любимом лице – лице правителя серафимов Жизни Михаила – гордость за младшую сестренку, сумевшую сделать то, чего не мог никто, кроме правителей.

– А я в тебе и не сомневался, радость моя, – со смехом отвечает мне брат, заменивший мне и пяти моим братьям отца и мать, убитых, когда мне еще не исполнилось и года, прислужниками Хаоса на заставе…

* * *

…Крики, отчаянье разлито в воздухе. Оно давит на меня, заставляя сжиматься от боли. Но я терплю и мужественно не издаю ни звука – ведь так велел Миша, пряча меня здесь. Через зарешеченное окошко в тронный Зал видно, как ставят в ряд моих братьев, подталкивая острыми мечами.

Нас предали. Кто–то отключил кристалл защиты в центральном блоке, и город остался беззащитным.

Но самое ужасное, что Толенгро – единственное место, где мы не можем воспользоваться нашей силой из–за пересечения силовых потоков, на котором и строился город.

Нас просто задавили числом прислужники Хаоса – полусумасшедшие убийцы, поставившие себе безумную цель, уничтожить мир. И нас, его стражей, в первую очередь.

В Зал входит женщина – по ауре я вижу, что это их Повелительница. Останавливается перед братьями и издевательски окидывает их сочувственным взглядом.

– Разве вы не слишком молоды, чтобы умирать? А ведь этого может не случиться – достаточно одной клятвы, клятвы верности…

– Никогда! – гордо поднял опущенную голову Михаил.

– Ну, от тебя, гордец, я другого и не ждала, – кисло заметила Повелительница. – Что скажут остальные? Неужели так хочется умереть? Лишь одна клятва…

– Нет! – вслед за Михаилом по одному выкрикивают они.

– Ну что ж, – глаза ее загораются в предвкушении расправы. Отдает приказ своим прихвостням. – Убейте их. И найдите, наконец, принцессу, девчонка не могла исчезнуть.

А я сидела и смотрела. Как одного за другим моих братьев хладнокровно расстреливают из арбалетов. Вот упал Миша, Рафаил и Габриил, за ними – Аметиил и Атуриил. Последним на мраморный пол падает самый младший мой братишка – Тангриил. Ему всего 13, но не пощадили даже его…

Захлебываясь беззвучным криком, я вырываюсь из каморки, куда успел спрятать меня брат, и тут же попадаю в кольцо чьих–то рук. Невидящим взглядом окидываю лицо державшего меня – Гард, один из моих наставников, демон.

– Они… Их… – всхлипываю я, поняв, что в безопасности.

– Я знаю, девочка моя, знаю, – тихо шепчет мне Гард, осторожно беря меня на руки. – Но сейчас нам надо выбираться отсюда…

* * *

…Я с тихим ужасом смотрю на медленно рушащийся Толенгро. Гард сумел меня защитить, телепортировав за пределы города, но не сумел спастись сам. Еще одна капля в море смертей… Прислужники и их Повелительница не стали довольствоваться нашим истреблением, они захотели стереть с лица земли и нашу обитель, наш Дом, наш город…

Смотря на армию Хаоса, с удовольствием наблюдающей за представлением, расположившись кольцом вокруг города, чувствую, как в глубине моей души просыпается что–то древнее, опасное, дикое… Радужка наливается мертвым сиянием, в горле клокочет рычание… ДА КАК ОНИ ПОСМЕЛИ?!… НАКАЗАТЬ!…

Небо заполняется тучами, а моя ненависть выплескивается в проклятии:

– БУДЬТЕ ВЫ ПРОКЛЯТЫ!!! ГОРИТЕ ВСЕ ЯСНЫМ ПЛАМЕНЕМ!!!

От меня кругами начинает расходиться Сила, все набирая и набирая мощь.

Армия, непобедимая армия Хаоса, вспыхивает как спичка… Пронесшиеся над полем крики, а после – тишина… Но я уже в ласковых объятьях тьмы и ничего не слышу…

Я не хочу ничего помнить. Поэтому, с этого дня принцесса Адиалия перестанет существовать. Она погибнет там, в Тронном Зале, вместе со своими братьями… Вместо нее на свет появится Диали, у которой будет жизнь ни чем не связанная ни с серафимами, ни с принцессами…

* * *

…Забыв обо всем, отдаюсь танцу. Подружки из Академии магии, где я учусь уже четвертый год, все–таки вытащили меня на Осенний праздник.

Вдруг что–то врывается в четкую линию моих движений… Останавливаюсь в замешательстве и, сама не зная почему, начинаю искать что–то в толпе окружающих меня людей. И нахожу… взгляд глаз цвета льда пронзает меня насквозь… Парень, молодой и очень красивый. Почему бы и нет? – мелькает в голове шальная мысль. Отбросив сомнения, подхожу к нему…

– Привет.

– Привет, – лениво улыбается в ответ он, глядя в упор. А я смотрю в его пронзительные голубые глаза и понимаю, что пропала…

* * *

…Я подружка невесты – выходит замуж моя соседка по комнате в Академии. Рядом со мной стоит, дожидаясь конца церемонии Кэсс. Вспоминаю, как мы познакомились тогда на Осеннем празднике. Позже я узнала, что этот парень с пронзительными глазами цвета льда не кто иной, как Кэссандр Илиодорский, наследник трона Илиодорской империи. Но мне было все равно – к тому моменту мы начали встречаться, и я поняла, что, кажется, влюбилась, и любовь эта не безответная… Вот невеста кидает букет. Чтобы не выделяться на фоне остальных девушек, послушно вытягиваю руки, в которые, неожиданно для меня, так же послушно сваливается букет. Чувствую, как обнимает меня сзади Кэсс и слышу его тихий шепот:

– Кажется, сами Боги дают нам знак. Последуем ему?..

* * *

…Коронация. Мой возлюбленный стал сегодня полноправным императором.

Все знают, что скоро наша свадьба, и поэтому придворные дамы не упускают случая посплетничать о «безродной выскочке», но я не обращаю на них внимания. Меня больше волнует то, что Кэсс в последнее время стал очень задумчивым и как–то странно поглядывает на меня. Из–за чего бы это?..

* * *

…Свадьба. Я смотрю на девушку, отражающуюся в зеркале: тонкий стан плотно облегает белый шелк, собранные в высокую прическу короткие, по плечи, волосы цвета золота подчеркивают идеальные черты лица и огромные глаза, цвет которых под стать волосам. Сейчас в них светилось счастье, и казалось, что это искорками вспыхивают два маленьких солнца…

* * *

Медленно останавливаюсь перед Кэссом. Как же он красив сегодня! Церемония начинается, но тут к Кэссандру подходит какая–то женщина и что–то протягивает ему:

– Вот мое доказательство. Она предательница! – Я с ужасом узнаю голос Повелительницы. Но как? Как она выжила?

Медленно поворачиваюсь к императору – да, сейчас это именно император, с холодным взглядом льдистых глаз, направленном на… меня?

– Ты же не веришь ей, правда, Кэсс? – спрашиваю я его дрожащим голосом.

Вместо ответа он отдает короткий приказ:

– Взять ее.

Неверяще смотрю на него. А в это время меня с двух сторон окружает стража. Кэссандр, глядя мне прямо в глаза, медленно проговаривает:

– Бросить в пыточную.

Что?!

– Я не предательница, я никогда не предавала тебя! Прошу тебя, Кэсс! Почему ты не веришь мне?! – кричала я в то время, как стража тащила меня куда–то…

* * *

…Больно. Впрочем, я уже привыкла. Каждый день одно и то же: с утра хлеб и стакан воды, затем приходит Он. Тот, кого я раньше называла любимым… Сначала Он спрашивает, согласна ли я отдать Силу. Я не понимаю, о чем Он. Какая Сила? Не знаю… а затем… затем боль…

Не зря заклятье боли входит в список самых ужасных заклинаний – после суток такого заклятья многие умирали, а выжившие просто сходили с ума…

Но я не хочу умирать или сходить с ума – назло Ему. Поэтому держусь уже третий месяц…

Даже Он удивлен такой выдержкой… Ненавижу… Не умираю и не схожу с ума только потому, что НЕНАВИЖУ!

Ненавижу того, кому отдала всю себя, того, кто, наигравшись, сломал и выкинул… Я буду жить!

В этот раз все не как обычно:

– Если и сегодня ты скажешь нет, то на завтра состоится казнь, – ледяной взгляд таких знакомых глаз… И дерзко:

– Нет! – как когда–то мои братья…

– Как скажешь, – мне кажется, или в глубине его глаз действительно мелькает печаль?…

* * *

…Сегодня моя казнь. Меня под конвоем и в антимагических браслетах, ставших почти привычными за эти три месяца, отводят на Обрыв Смертников. Подводят к самому краю. Оборачиваюсь – сзади только бездна. Император зачитывает приговор – все очень просто, меня обвиняют в предательстве и шпионаже.

– Приговоренной предоставляется последнее слово, – я вижу, как его губы тихо шепчут «ну же». Все ясно, еще надеется, что я соглашусь отдать Силу. Позже я узнаю, что дело в древнем пророчестве о носительнице силы Золотой ветви. Но сейчас мне остается только устало вздохнуть.. Как все это бессмысленно, – мелькает в голове мысль.

– Жизнь и ее дети никогда не остаются неотомщенными. И я отомщу, – императору, глядя в его ледяные глаза. Забавно, он явно не понял смысла первой фразы.

А затем я прыгнула… Ветер, размытые серые краски… скоро… совсем скоро я умру…

Но я не хочу умирать!…

Гигантским усилием разрываю ментальные ограничители браслетов и взываю к стихии… Она не может не прийти на помощь к стражу мира… Мое тело ломает трансформация, и вот уже горлица взмывает в небо.

Рядом проносится заклятье сети – заметили, поняли… Но меня уже не достать – слишком далеко.

Куда теперь? – Туда, где меня не достанет Император. А значит, на Скрытый остров…

* * *

… Весело напевая себе под нос песенку, готовлю обед, благо продуктов столько, что хоть лавку открывай – мне, как деревенской знахарке, большей частью платят продуктами. Ужас прошлого почти забыт, впереди у меня, я надеюсь, тихая и спокойная жизнь.

– Вижу, ты неплохо обустроилась, – раздался голос у меня за спиной. Подпрыгнув от неожиданности, я резко обернулась. Там стояла… Повелительница! Как она меня нашла?! Но я быстро успокоилась – это была не эта гадина, а лишь ее проекция. А нашла меня, просто представив себе адресата. Надеюсь.

– Я ориентировалась не на место, а на тебя, так что успокойся, тебе ничего не грозит, – подтвердила мои догадки она. – Я пришла сюда не за этим.

– Зачем же? – я хотела ощущать ненависть, но ее не было – ненавидеть можно только равного себе.

А сейчас… сейчас я испытывала скорее презрение…

– Через месяц твой Кэссандр будет держать ответ перед Богами, – этот ритуал был чем–то вроде отдачи долга, только с заранее предопределенным летальным исходом. Уклониться от выдачи долга нельзя было никому. – Вождь хаканчей заловил его в ловушку, в результате которой Кэссандр стал ему должен. Вот он и решил воспользоваться ситуацией.

– Так ты пришла меня порадовать?

– Не в этот раз, деточка. Когда Кэссандр умрет, вождь без особых усилий захватит обезглавленную империю. Дальше – больше. Результатом станет разваливающийся на куски мир. А ведь ты, как страж, не можешь этого позволить! – глумливо вздохнула эта… змеюка.

– И зачем ты мне это ведаешь? Разве не этого вам всем так хочется?

– Не в этот раз, – похоже, это у нее любимое выражение, – Мне куда приятнее будет посмотреть, как ты отдашь свою жизнь за того, кого ненавидишь. Ведь ты, как бы не бежала от прошлого, страж, хранитель этого мирка. А значит, тебе придется пойти на рекан–ла–туре. Отличная месть за мою уничтоженную армию.

Мне захотелось ее ударить. Хотя бы за то, что она была права – я, как и все мои братья ранее, действительно стражница этого мира, как бы от этого не бегала. А значит, сделаю все возможное, чтобы его спасти. И единственное спасение от ответ пред Богами – это рекан–ла–туре.

Этот обряд может провести лишь наследник, в моем случае – наследница. Его суть состоит в том, чтобы отдать свою жизнь взамен обязанного — «встать» на его место…

У меня нет выбора, и Повелительница это знает…

* * * 

…Переодеваюсь в мантию палача. Название чисто символическое, все, что от такого «палача» требуется – привязать ритуальными веревками обязанного. Выхожу на площадь.

Настоящий палач тем временем мирно отдыхает в своем подвале. Кэсса уже подвели к ритуальному столбу.

Мой выход.

Медленно поднимаюсь к нему по постаменту.

Подойдя, начинаю обматывать его веревками, незаметно надрезая его кожу захваченным кинжалом – для ритуала нужна его кровь.

Он еще ничего не понимает. Внимательно всматриваясь в такое родное, но уже чужое лицо, не спеша отхожу. Теперь действовать. Быстро полоснув себя по запястью, вытягиваю сложенные лодочкой ладони с нашей смешавшейся кровью.

Стража, догадавшаяся, что что–то идет не так, бросилась ко мне, но наткнулась на непроницаемую стену – ритуал уже начался, и теперь никто не в силах его остановить.

Резкий порыв ветра скинул с меня капюшон, я увидела, как расширились зрачки Кэсса, увидевшего на месте палача меня. Из ладоней полился свет – Боги согласны на бартер.

– Рекан! – разнесся по площади мой звонкий голос. Вокруг нас с Кэссом начал образовываться вихрь. Он уже начинает что–то понимать, но еще не осознал своей догадки.

– Ла! – наконец–то понял. В его глазах отражается понимание своей ошибки – предательница не стала бы отдавать за него жизнь, и ужас от содеянного. Но там нет ни малейшего раскаяния…

Кэссандр вырывается из пут и бросается ко мне в нелепой попытке остановить. Зачем?..

Я не понимаю… Но уже поздно…

– Туре! – меня охватывает нестерпимое сияние, вырываются на волю крылья – крылья серафима, а затем… а затем приходит долгожданный покой…  

* * *  

…Теперь я живу в Изумрудном. Мне дали еще один шанс после смерти. Шанс простить… И залечить старые раны на моем сердце…

Мне шестнадцать. Родителей уже нет – они оба погибли в автомобильной катастрофе, когда мне было полтора. История повторяется…

Вырастила меня тетка. Она не очень любит меня, как и я ее. Но из дома не гонит, и то хлеб… О своем прошлом я узнала на свое четырнадцатилетие. Бесконечный сон, закончившийся кошмаром. Но откуда–то была стойкая уверенность, что это все правда. Это все было.

Но я так никому и не рассказала. Да и некому было… Друзей нет. Из родственников – только тетка, которая, скорее всего, после моего рассказа побежала бы вызывать врачей.



* * * 

…Прозвенел звонок – закончились уроки. Подхватив сумку, присоединилась к однокласснице – нам по пути. Та стала щебетать про новенького в нашем классе, довольно симпатичном, но не более. Не слушая ее, привычно отключилась от реальности, немного задрав голову и любуясь облаками.

Тут мы подошли к кирпичной высотке – здесь, на двенадцатом этаже, я и живу.

Попрощавшись с одноклассницей, медленно поплелась в подъезд. Домой не очень хочется – тетка опять станет отчитывать за невыполненную работу по дому.

То, что у меня скоро экзамены, и я, по идее, усердно должна готовиться, ее не волновало.

Я, еще будучи маленькой, надеялась, что она будет теплее ко мне относиться, если я стану учиться на отлично. Но прошли годы, я лучшая ученица по параллели, многократная медалистка олимпиад, а родственной любовью у тетки так и не пахнет… Но я давно перестала расстраиваться из–за этого. Отвыкла.

Жду лифт. Он застрял на каком–то этаже – видимо, придется идти пешком. Но, как только я делаю шаг к лестнице, ноги внезапно подкашиваются, и я куда–то лечу…  

* * *  

Меня резко вырвало из воспоминаний. Открыв глаза, я увидела ясное небо. Никакой темноты – слепящее солнце, от которого стали слезиться глаза.

Прикрыв их, я с наслаждением вдохнула пряный запах трав. Я дома… я вернулась…

Снова здесь… потому что пришла пора моему возрождению – наследники никогда не уходят насовсем. Пока не захотят сами…

Полежав немного, привыкая к своему новообретенному телу, я решительно попыталась встать. Это удалось мне только с третьей попытки – ноги сперва отказывались слушать. Наконец поднявшись, я огляделась: меня кольцом окружали деревья. Причем кто–то их в детстве явно сильно перекормил растишкой – деревья были около десяти метров высотой. Вывод: я в лесу. Хорошо, что в болоте не высадили. Кто эти загадочные «они» я постаралась не думать. Мне дали еще один шанс, а кто – не имеет большого значения.

Так–с, для начала разберемся с данными параметрами.

О! Когда я попыталась вызвать магию, меня ждал приятный сюрприз…

Мне остается только благодарить неизвестного за данную мне магию желаний – я мгновенно определила это по своей ауре. А что, совсем неплохо – благодаря высвобождаемой посредством магии энергии происходит преобразование материи мира в желаемый результат. Единственными ограничениями этой так называемой магии желаний являются чувства, а также сотворение живых немагических существ. Хотя, конечно, ограниченный резерв никто не отменял. А жаль, ведь он у меня как раз не самый вместительный, так что с особо крупным колдовством придется трудно…

Я сотворила небольшое зеркало и заставила его зависнуть напротив меня, мысленно молясь, чтобы Боги не оставили мне прежний облик – проблем не оберешься.

Ну что я могу сказать? Плохо. Очень плохо. Я никогда не придавала красоте какое–либо значение, но сейчас я невольно испытала досаду за свою внешность.

Начнем с того, что в зеркале отражалась 16–летняя девушка, почти девчонка.

Правильные черты лица и чуть раскосые глаза цвета золота, в которых, казалось, вечно кружится вихрь из сверкающих песчинок. Волосы сейчас доходили до пят и, кроме двух черных прядок у висков, переливались золотисто–огненными красками, но я знала, что при желании могу сделать их какими угодно. Нет, это не магия, это у меня природное. В общем и целом, создавалось ощущение некой эфемерности, я бы даже сказала, нереальности.

Спасибо, неизвестный, удружил. Комплексами страдать точно не буду…

Нет, я не стану врать, что мне неприятно – толику тщеславия у меня не отобрать. Но сколько проблем у меня будет из–за такой внешности, я себе довольно ясно представляю. А ведь лишнее внимание мне сейчас ни к чему…

Но придется смириться и не жаловаться на то, что дали. В конце концов, это как–то неблагодарно – ныть.

Придя к выводу, что с такой гривой, да еще и распущенной, мне будет, мягко говоря, в лесу неудобно, заставила их сплестись в сложную косу. Так же решила не нервировать местное население одеждой 21–ого века из Изумрудного, которая почему–то не исчезла. И сменила ее на летящую юбку чуть выше колена (тут хоть и мир магии, но мало какая одежда считается неприличной – разве что ее отсутствие) и легкую кружевную рубашку с корсетом. Довершали наряд сандалии, крепящиеся лентами по ноге.

Ну вот, готова к труду и самообороне. Теперь можно и поговорить. Как с кем? С миром, конечно! Не удивляйтесь, стражи и не такое могут.

Закрыв глаза, я погрузилась в энергетический фон мира:

– Привет, Златый! Давно не виделись.

– И тебе здравствуй, чувствующая. Пять тысячелетий уже, – тут же откликнулся мир мягким шелестом в моей голове. Тело окутало приятное тепло, прогоняя все волнения и страхи, оставляя безмятежность. Таое бывало всегда, когда я обращалась к Златому, что случалось не так уж часто – только в мое бытие принцессой Адиалией.

– Как много времени прошло! Наверное, немало изменилось?

– В основном все по–старому. Думаю, тебе будет интереснее узнать, что Кэссандр ушел в отставку. Уже как два тысячелетия правит другая ветвь.

– Отнюдь. Он – дело прошлого, – мой спокойствие подернулось дымкой напряженности, когда я услышала имя бывшего жениха.

– Надеюсь, – вздох. – Я сильно волновался за тебя в тот раз.

– Расскажи мне лучше о моей цели. Ведь меня вернули не просто так, верно?

– Молодец, сама догадалась. Тебе дарована неуязвимость Богов, крылья оставлены – радуйся, ты снова сможешь летать. Я еще помню, как ты любила это делать, – тихий смех. – Скорость до седьмой, почти мгновенная регенерация, изменение веса тела вплоть до невесомости.

– А что требуется от меня сейчас? Не верю, что Боги не оставили меня без задания, зная, что я вернулась.

– Я вижу, ты решила принять–таки свое истинное предназначение, согласившись стать моим стражем?

– В прошлый раз слишком много боли вызывало это во мне – что поделать, неприятные воспоминания. Поэтому и стала вести жизнь обычных существ. Сейчас же меня вернули именно как наследницу, а значит, твоего стража. Да и воспоминания не тревожат меня больше… точнее, пока.

– Задание действительно есть. Ты должна поступить в Высшую Академию Магии (ВАМ). О дальнейших действиях Боги расскажут мне позже. Я знаю лишь то, что они дадут тебе хранительство.

– Хранительство?! О, нет! Все, что угодно, только не хранительство! Ну почему я не могу просто пожить в свое удовольствие? Я что, не заслужила каникул?

– Ты же прекрасно знаешь, что…

– Ни каникул, ни отпуска стражам не полагается, – в унисон закончили мы.

– Заметь, ты сама на это согласилась.

– Как будто меня спрашивали, – буркнула я. – Ну что ж, Академия так Академия. Далеко до нее?

В ответ мир послал мне изображение карты. О, всего в пяти минутах полета от меня находится Велиор, в котором нужная мне Академия.

Итак, мое первое задание. Надеюсь, я его не провалю… 

Глава 2

В споре с женщиной последнее слово может сказать только эхо.

– Ты думаешь, получится? – спросила Судьба, задумчиво глядя в колодец миров, на данный момент отображающий крылатую девушку, приземляющуюся неподалеку от стен города.

– Это наш единственный шанс спасти мир от Его тьмы. Это Его единственный шанс спасти свою душу. Хотя в последнее время я все чаще задаюсь вопросом, а была ли она вообще у Него когда–то? – печально ответил ей Змей.

– Он твой сын. Ты не должен так говорить, – укоризненно заметила его собеседница. – И не Его вина, что вечный бич Смерти – бесконечное одиночество, способное сделать жестоким кого угодно. Сам мир предопределил это. Но в наших силах это исправить. Думаю, девочка не даст Ему заскучать. Все–таки иметь такую в хранительницах – это что–то.

– Вся в меня, – с отцовской гордостью отметил Змей. И добавил с изрядной долей злорадства, – Ну что ж, принимай, Александрий, свою хранительницу.  

* * *  

Иля откровенно скучала. Лимит совершенных гадостей на сегодня был уже исчерпан, а занятий все не находилось. Смотря на кормящую голубей ребятню, она грустно думала о том, почему же все так любят этих тупоголовых производителей… кхм… отходов жизнедеятельности. Вот взять, к примеру, ее! Красивая, умная, хорошая, и вообще по всем статьям просто замечательная! И почему ее поперли из фамилиаров?

При воспоминании об этом невеселом факте своей биографии ворона негодующе нахохлилась. Ну ничего, она найдет себе нового хозяина.

Тут со стороны главных ворот послышался шум.

Ворона заинтересованно повернула головку. Ха, да это чья–то карета врезалась в столб объявлений! С чего бы это?..

– Ух ты!.. – выдохнула ворона, увидев причину аварии, и чуть сама не упала с крыши. Около ворот стояла девушка. Сказать, что она была красива, значило просто промолчать.

Может у меня глюки? – философски отстраненно подумала Иля, все еще пребывая в эстетическом шоке. Но нет, прекрасный ангел был вполне реален и отнюдь не ангельски смотрел на увлекшегося кучера.

Лукавые огоньки в глубине мерцающих глаз девушки лишний раз подтверждали обманчивость невинного образа. Хм, а она ничего, – радостно подумала ворона, наконец определившись с кандидатурой следующего хозяина. Вернее, хозяйки…

* * * 

Адиалия.

Увидев приближающиеся стены города, я плавно спланировала вниз. Какое же это наслаждение – вновь летать! Приземлившись, я, уже пешком, дошла до главных ворот. Стражники, увидев меня, застыли памятниками самим себе. Нет, все–таки проблем от такой внешности гораздо больше, чем плюсов.

– Уважаемые, хватит на меня так смотреть. Я не экспонат кунсткамеры, – раздраженно бросила я им.

– А… Э… Да… Кто вы такая и с какой целью прибыли в город? – очнувшись, задал дежурный вопрос правый стражник.

Хм, а ведь я так и не озаботилась, кем представляться. Пожалуй, изменю свою бывшую фамилию. Кстати, у членов правящей семьи всегда была фамилией название столицы, точнее, это столицу назвали в честь правителей. Так что я была урожденная Толенгро. Убираем приставку–то и получаем Ленгро. Вполне симпатично!

– Я Адиалия Ленгро. Прибыла, чтобы поступить в Академию.

– Ох… да… четверть золотого… – смотреть на бедных стражников было просто жалко.

Заплатив пошлину только что сотворенными монетами, я наконец–то смогла попасть в город.

Ну, что я могу сказать.

Велиор не зря считался одним из самых красивых городов континента. Он напоминал мне галантного джентльмена, изысканного, но вместе с тем мужественного. Высокие величественные строения и маленькие элегантные домики странным образом сочетались и поражали изящностью и четкостью линий.

Не успела я отойти от ворот и на несколько шагов, как проезжающая мимо карета странным образом вильнула и врезалась в столб. Кучер ласточкой вылетел со своего места и приземлился прямо в лужу в нескольких метрах от меня. Сохраняя при этом отупело–шокированный вид.

«Тут все ясно», – кисло подумала я и хотела пойти дальше, как на голову мне свалилось что–то напоминающее комок перьев. Отцепившись от моей шевелюры, это что–то неуклюже спланировало на землю.

Ворона?

– Привет! – жизнерадостно заявило это чудо. – Теперь я твой фамилиар.

Э–э? Порывшись в памяти, я выудила, что фамилиары – магические зверьки, являющиеся чем–то вроде оберега своих хозяев.

– Прости, но я как–то упустила этот момент своей биографии, – иронически заметила я, отходя подальше от аварийной кареты, а то мало ли что.

Ворона, как ни в чем ни бывало, попрыгала за мной.

– Так я им только что стала. Меня недавно мой прошлый хозяин выгнал, и я нашла себе новую хозяйку. Ведь нашла, да? – трогательно распахнула свои черные глазки птичка.

Хм, с одной стороны мне сейчас лишние обязанности не нужны, как и проблемы, а в том, что проблемы будут, я не сомневалась – судя по всему, прошлый хозяин птички не от балды ее выгнал, а за вполне существенные пакости.

Еще раз посмотрев в полные (даже переполненные) трогательной невинности глазки, я ощутила смутные подозрения, что эта птичка живет по принципу сделал гадость – день прожит не зря . Но с другой стороны… Я же сама такая!

– Ладно, – вздохнула я. – Идешь со мной.

– Ура! Обещаю, ты не пожалеешь!

Не сомневаюсь, – мрачно подумала я.

– Кстати, я Иля. А тебя как звать?

С сомнением покосившись на птичку, я ответила:

– Адиалия я. Но лучше просто Диали.

– Красиво, – оценила Иля.

– Ну что, пошли в Академию, пока часы приема не закончились.

– О, так ты поступаешь в Академию. Здорово! А на какой факультет?

Упс. Вот об этом я забыла.

– Тебе нужно на спецфакультет, чувствующая, – услышала я тихий голос мира. Блин, такими темпами я скоро окажусь в комнате в мягкими стенами и добрыми дядечками в белых халатах – поди разбери, то ли кто–то чужой у тебя в голове роется, то ли шиза в гости стойко просится.

– На спецфакультет мне, – вздохнула я.

– Так ты ж человек! А там при поступлении такой уровень Силы иметь надо, какой ни у одного человека не сыщется, только у ёльфах всяких, да вампиров[2].

– А с чего ты взяла, что я человек? – насмешливо спросила я птичку.

До конца пути Иля пребывала в задумчивом молчании. Интересно, до чего она додумается.

Тем временем мы уже подошли непосредственно к самой Академии. Каменная громадина величественно возвышалась над остальными строениями, поблескивая в лучах полуденного солнца украшенными серебром флигелями. Хм, впечатляет.

С перебравшейся ко мне на плечо и до сих пор задумчивой вороной я подошла к центральным воротам.

– Зачем пришла? – скрипучим голосом вопросили ворота.

– Э–э, поступать в Академию, – опешив, ответила я. А что, говорящие железки не на каждом шагу встречаются.

– Ну так заходи, чего встала? – все тем же мерзким голосом проворчали ворота. Решив ничему не удивляться, я проскользнула в приоткрывшуюся створку во двор Академии. У входа в главный корпус стоял столик, за которым сидел молодой веснушчатый парень. Увидев меня, он, отойдя от уже привычного мне шока, спросил:

– Ты поступать пришла, да?

– Да.

– Тогда подходи, оформлять тебя будем.

Когда я подошла, парень, немного замявшись, начал задавать вопросы:

– Имя?

– Адиалия Ленгро.

– Возраст?

– М–м… Шестнадцать.

– Откуда родом?

– Из Вилории, – сымпровизировала я. Все равно именно там раньше располагался Толенгро, так что, если станут задавать вопросы, хоть смогу ответить.

– На какой факультет поступаешь?

– Спецфакультет.

Парень округлил глаза.

– Знаешь, туда ты вряд ли поступишь.

– Я сама буду это решать, – раздраженно подернула я плечами.

Парень недоверчиво хмыкнул и закончил вопросом:

– Стихия?

– Огонь, – подумав, ответила я – эта стихия давалась мне лучше остальных.

Записав еще что–то, парень отдал мне бумажку с моими данными и направление на экзамен.

– Удачи, – неуверенно пожелал мне он напоследок.  

* * *  

Уже заходя в холл главного корпуса, я подумала о том, что присутствие на экзамене птички вряд ли будет уместным.

– Подождешь меня здесь? – спросила я Илю.

– Без проблем, – все так же отстраненно ответила ворона, перелетая на перила. Да, видать, знатно я ее озадачила – по ауре я чистокровный человек. Я сама навела иллюзию – о серафимах никто уже давно не слышал, и мне бы хотелось, чтобы это продолжалось как можно дольше. Лишнее внимание в связи с будущим хранительством (я кисло скривилась) мне ни к чему.

В холле было многолюдно – подтянулись к новому учебному году студенты. При моем появлении шум ненадолго стих, чтобы через несколько секунд разразиться с новой силой. Судя по всему, обсуждали уже меня. От стоящей неподалеку группы дроу отделился высокий парень и решительно подошел ко мне.

– Ты поступать, да? – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он.

– У меня что, это на лбу написано? – буркнула я.

– Да нет, – рассмеялся дроу, – просто, учись в нашей академии такая красотка, я бы знал.

Мне откровенно не понравился его взгляд. Такой… собственнически–снисходительный. Как будто делал мне одолжение уже тем, что начал этот разговор.

Чему ты удивляешься? Для него ты лишь человечка, – справедливо заметил внутренний голос. Тем временем, на нас стали обращать внимание остальные студенты.

– Меня зовут Торрендиель. Я буду рад уделить тебе несколько вечеров, – снисходительным голосом «обрадовал» меня эльф.

А вот это уже откровенное хамство!

– Послушай, ты, Казанова доморощенный, – вспылила я. – Захлопни книжку и не шурши листами, а то неровен час, без переплета останешься…

– Что–о?! Ты, жалкая человечка, смеешь отказывать МНЕ?! – волна ультразвука получилась не просто сногсшибательная, а сногносительная.

– Еще раз выскажешься на тему человек, значит, ничтожество, сделаю тебе бледный вид и неуверенную походку, – зажглись мои глаза нехорошим пламенем. Я белая и пушистая, а на треугольные клыки в три ряда можно не обращать внимания.

Эльф от моего кровожадного вида откровенно сбледнул с лица и непроизвольно отступил на шаг назад.

– Похоже, наш непобедимый Тор испугался человечки, – послышался издевательский голос, за которым посыпались ехидные смешки студентов.



– Я тебе это еще припомню, – надо же, как шипит этот Тор, любая гадюка обзавидуется.

– Тапочек нестиранный, – тихо фыркнула я.

Эльфик тем временем гордо выходил (а на самом деле позорно бежал) из холла.

Я повернулась к обладателю того самого голоса. Им оказался высокий парень. Стройная атлетическая фигура, растрепанные темно–русые волосы, пронзительные темно–синие глаза. Его нельзя было назвать красивым в общепринятом смысле этого слова, но что–то в нем невольно притягивало взгляд. Я посмотрела на его ауру – оборотень.

– Спасибо.

– За что? – непонимающе посмотрел он на меня.

– За то, что избавил от этого индюка.

– Странно, обычно человеческие девушки при виде эльфа чуть ли не в обморок от обожания падают, – заинтересованно оглядел он меня. – Ты первая , кто на моем веку отказал эльфу.

– Не люблю хамства, – пожала я плечами.

– Кстати, я Рониан. Но можно просто Рон, – дружелюбно улыбнулся мне парень.

– А я Адиалия. Но можно просто Диали, – передразнила я Рона.

– Красивое имя для красивой девушки, – хмыкнул он. – Куда поступаешь?

– На спецфакультет, – ответила я, уже в ожидании привычного неверия. Но Рон лишь оценивающе оглядел меня, после чего уверенно сказал:

– Думаю, у тебя получится.

– Даже несмотря на то, что я обычный человек? – прищурилась я.

– Что–то мне подсказывает, что ты не обычный человек, – хитро поглядел он на меня.

Хм, мне определенно начинает нравиться этот парень.

– Послушай, ты случайно не знаешь, где находится, – я подсмотрела в направление, – Красный Зал?

– Случайно знаю, – улыбнулся Рон. – Даже могу проводить.

– Буду очень благодарна, – ответила на улыбку я.

Парень двинулся к правому выходу из холла, я последовала за ним. Пройдя несколько коридоров, мы поднялись на второй этаж корпуса. Внутренне убранство Академии было выполнено хоть и по–мужски скупо, но со вкусом.

Неширокие, длинные коридоры, высокие потолки, приглушенный свет – все это создавало атмосферу таинственности и некой нереальности. В общем и целом, Академия мне нравилась.

Тут мы остановились перед высокими двухстворчатыми дверьми.

– Сюда тебе и надо, – сказал мне оборотень. – Удачи!

– Спасибо! Думаю, она мне понадобится, – я решительно толкнула тяжелые створки.

Глава 3

Существует только два мнения: мое и неправильное.

Диали.

Александрий.

Боги, как мне надоели все эти церемонии! Отчаянно скучая, я сидел во главе приемного стола, морозя взглядом очередного поступающего. А все из–за того, что ректор Академии обязан присутствовать на поступлении новых адептов.

Иногда я начинаю задумываться, а на кой я вообще эту Академию строил? Мне и обязанностей главы клана с лихвой хватает. Впрочем, я знал ответ – скука. На тот момент создание своей Академии магии казалось мне хорошим средством от этой нехорошей болезни. Но вскоре новизна ощущений притупилась, и скука вновь вернулась.

Что не давало мне все бросить? Не знаю, наверное, то подобие совести, что имеется у меня в наличии (хотя многие могли бы с этим поспорить).

В Зал вошел следующий поступающий.

«Сейчас опять будет дергаться и заикаться, стоит на него только посмотреть», – раздраженно подумал я. Решив не нервировать очередного барашка, я стал просматривать отчет по работе пятого отдела моего клана – пусть не расслабляются.

– Факультет поступления, – после странной паузы задал магистр Ложен дежурный вопрос человечке – я легко определил это по ауре.

– Спецфакультет, – раздался в ответ завораживающий звонкий голос.

Что? Спецфакультет? Не слишком ли самоуверенна эта человечка? Я заинтересованно поднял глаза… О–ох!… За свою долгую, безумно долгую жизнь, я повидал немало красавиц: безупречные эльфийки, страстные вамприрессы, благочестивые дриады…

Но такое я видел впервые. Назвать девчонку, а это была именно девчонка – не старше шестнадцати лет, просто красивой даже мне казалось кощунством. Ей подходило только «прекрасная».

Но мой ступор длился не дольше нескольких секунд – я быстро взял себя в руки. Не хватало еще терять голову из–за человеческого ребенка.

– Спецфакультет только для лучших, девочка, – лениво проговорил я, глядя ей в глаза. Пусть знает свое место. – Ты готова назваться одной из лучших?

– Готова, – дерзко ответила она, не отводя взгляд. Это уже интересно! Еще никто не осмеливался смотреть мне в глаза – слишком много смерти видели там.

– Ну что ж, в таком случае приступим, – посмотрим, что из этого выйдет.

Я начал, решив сам проводить экзамен:

– Чтобы получить право поступить на спецфакультет, надо продемонстрировать как высокий уровень Силы, так и некоторое умение обращаться с нею. Начнем с первого. Подойди к эннометру Силы, – я указал на небольшой шар, лежащий на столе чуть подальше от моего. – Положи на него руки. Он определит твою направленность и уровень Силы.

Девчонка подошла к эннометру и выполнила указание.

Под ее маленькими ладошками шар дрогнул. А затем начал заполняться туманом. От цвета будет зависеть, какое направление она выберет, от насыщенности – уровень Силы.

Впрочем, у людей самый лучший результат – слабая дымка.

Каково же было мое удивление, когда туман быстро стал расползаться в полости шара, пока не заполнил его весь. При этом он был насыщенно фиолетового цвета – у девчонки способности к ментальной магии, что в принципе у людей невозможно!

Справившись с удивлением, я внимательно посмотрел на человечку – она сохраняла почтительный вид, но, будь я проклят, в ее глазах был смех! Она смеялась над нами! Приказав себе успокоиться – чего еще ждать от ребенка, я сухо произнес:

– Что ж, с первой частью ты справилась. А теперь тебе предстоит выполнить по одному практическому заданию от каждого члена комиссии – это покажет, насколько хорошо ты можешь управлять своей Силой. Ложен, начинайте.

Магистр, с трудом придя в себя, дал свое задание:

– Создайте односложную иллюзию.

Девчонка на миг прикрыла глаза, после чего вокруг нее каменный пол покрылся зеленой травой со странными цветами – стебельки с белыми бутончиками. Но надо признать, смотрелось красиво.

– Хорошо, следующее задание, – поморщившись, приказал я.

Далее она вызывала частицу стихии – огненный цветок, показывала однослойный щит и вызывала мелкого демона с последующим упокоением. Даже я не мог не признать – экзамен она сдала на отлично.

– Поздравляю, ты принята, – я силой мысли добавил еще одну строчку в ее направление. – В твоем направлении указано, кто станет твоим присматривающим со старших курсов. Отдашь все документы ему. Можешь идти.

Коротко кивнув, девчонка вышла. Все же что–то в ней меня зацепило.

И если мое чутье меня не обманывает, а такого еще не случалось, скука покинула меня надолго благодаря появлению этой… я посмотрел в листок данных… Адиалии Ленгро.

* * * 

Адиалия.

Выйдя из Красного Зала, я увидела Рониана, стоящего неподалеку.

– Вот, решил подождать, – смущенно улыбнулся он мне. – Как экзамен?

– Сдала, – кратко ответила я.

– Я и не сомневался, – радостно воскликнул Рон. – Теперь мы вместе учиться будем .

– Как, ты тоже на спецфакультете? – удивилась я.

– Да, второй курс уже. Слушай, поначалу к тебе, из–за того, что ты человек, будут не очень хорошо относиться, но ты не обращай внимания – эти индюки только и знают, что кичиться своей Силой и происхождением. Особенно эта стерва Арлания – дура дурой, Силы едва хватило на поступление, но зато дочка эльфийского герцога, – скривился оборотень.

– Вижу, она тебя сильно достала, – сочувствующе отметила я.

– А как же! Я ведь всего лишь сын баронета – куда мне до герцогской дочки. Но, – с хитринкой продолжил Рон, – чувствую я, что если она попробует на тебя кидаться, останется без своих гадючьих клыков.

В ответ я лишь многообещающе улыбнулась.  

* * *  

Когда мы вышли в один из боковых коридоров, Рон попросил подождать его здесь – ему нужно было взять какую–то книгу в библиотеке.

Только он скрылся за поворотом, как я почувствовала, что кто–то схватил меня за плечи, после чего я оказалась прижатой к стенке тремя эльфами.

Один из них оказался моим недавним знакомцем, как там его? Ах да, Тир.

С откровенным злорадством он прошипел (его отец что, выбирал себе жену в террариуме?):

– Ну что, человечка, допрыгалась?

– А ты доползался? – в ответ издевательски пропела я.

– Дрянь! – он со всего размаху влепил мне пощечину. – Будешь знать, как отказывать перворожденным!

– Знаешь, старшие дети не всегда лучшие, – ответила я ему, сплюнув кровь с разбитой губы, и добавила, – А за пощечину отдельно ответишь.

– И кто же заставит меня ответить? Уж не ты ли? – расхохотался он.

Ну почему мне так везет на клинических идиотов?

Не отвечая этой жертве пьяной акушерки, я, мгновенно переключившись на седьмую скорость (замечу, что максимальная скорость у эльфов – пятая), вывернулась из жесткого захвата и одним ударом в шейные позвонки отправила его смотреть цветные сны.

Не давая очухаться его приятелям, с разворота ударила одного из них в солнечное сплетение, заставив скорчиться от боли, после чего подрубила оставшегося болезненной подсечкой.

– Убирайтесь и захватите своего маньячного дружка с собой. Впрочем, если у вас лишнее здоровье, можете остаться и мы продолжим, – посмотрев в мои «добрые» глазки, парни, все еще корчась, подхватили под белы ручки Тира и выбрали здоровье.

Когда эти подбитые герои скрылись за поворотом, я услышала ленивые аплодисменты.

Стремительно обернувшись, увидела ректора Академии, кажется, Александрия.

– Браво, – протянул он. – Справиться с тремя эльфами, пусть и подростками…

– И давно вы здесь? – настороженно спросила я.

– Ну, мне повезло успеть на ваш обмен репликами.

– Что?! И вы пальцем не шевельнули, чтобы помочь мне? – возмутилась я. – А что, если бы я не могла защититься – вы бы просто стояли и смотрели, что ли?

– Если ты не в состоянии защитить себя, значит тебе не место на спецфакультете, – холодно перебил он меня. – Впрочем, я до сих пор считаю, что тебе лучше перейти на другой факультет. На этом ты вряд ли потянешь. Ты же человек, – последнее слово вампир буквально выплюнул

– Посмотрим, – сказала я, зло смотря в его ледяные глаза.

Они еще узнают, что такое настоящий серафим!

* * * 

Александрий.

Смотря вслед уходящей с только что вернувшимся оборотнем человечке, я думал, сколько еще сюрпризов может принести эта Адиалия.

Она не только спокойно смотрела мне в глаза и не отводила взгляда, но еще и осмелилась спорить со мной!

Я довольно улыбнулся. Чувствую, она действительно сможет доказать, что достойна учиться на спецфакультете. Но это еще не все – за время разговора я так и не смог ее прочитать. Это я, абсолютный–то эмпат!

А это означает, что либо она вообще ничего не чувствует (в чем, вспоминая ее злой взгляд, я сомневался), либо ее ментальная защита сильнее даже чем у Совета архимагов, которых я с некоторым усилием, но читаю.

И вот это очень любопытно… Какое все–таки наслаждение – вновь чувствовать!

* * * 

Адиалия. 

Раздраженно печатая шаг, я следовала за Роном, который обещал провести меня к Башне слоновой кости – в ней находились предоставленные студентам моего потока квартиры.

Он должен был отдать меня на попечение моего присматривающего – им, по словам оборотня, оказался не слишком приятный типчик. Даниэль Шас'Телан, наследник темноэльфийского престола…

По словам того же Рона, эльфик вел себя соответствующе своему титулу – то есть, был заносчивым, самоуверенным и жутко самолюбивым.

Как мне все–таки везет на «приятных» представителей рода мужского, – философски подумала я. – Сначала этот придурковатый Тир, затем ледышка–ректор, а теперь еще и присматривающий с прогрессирующей манией величия.

При воспоминании о ректоре я негодующе фыркнула. Умеют же эти кровососы портить настроение! Хотя, надо признать, я впервые увидела настолько красивого мужчину.

Кстати, неплохо было бы узнать побольше об этом горьком сухофрукте:

– Рон, а что из себя представляет ректор? – осторожно спросила я.

Оборотень испуганно поежился:

– Сент–Левен вообще личность странная. Глава клана вампиров и Совета архимагов. Ныне, пожалуй, сильнейший из существующих магов. О нем самом почти ничего неизвестно, кроме того, что он редкостное чудовище. Рассказами о нем меня пугали в детстве, как и многих других детей пугают до сих пор.

– Неужели он настолько страшный? – засомневалась я. Надо же, а с виду такой красавчик. Правда, если вспомнить его ледяной взгляд…

– Ты даже представить себе не можешь, насколько. Все стараются обходить его десятой дорогой – как студенты, так и учителя, хотя он и редко остается в Академии на долгое время. Поговаривают, что даже Совет архимагов при нем как кролик перед удавом. Я слышал, что однажды он хладнокровно убил одного из членов Совета просто за то, что тот осмелился ослушаться его. Собственный клан боится его до дрожи. Все его приказы молниеносно исполняются – там не понаслышке знают, что бывает с провинившимися. Постоянной любовницы нет – слишком боятся его женщины. Еще я знаю, что среди мастеров клинка, как и среди магов, он лучший. Советую при его приближении делать то же, что и остальные – быстро искать пресловутый пятый угол.

Странно – мне он не показался таким уж монстром, каким его описывает оборотень. Да, его никак не назовешь милашкой, но чтобы чудовищем?..

Тут мы дошли до Башни, и нам пришлось прекратить разговор – нужно еще было найти моего присматривающего.

– Куда теперь? – спросила я Рона.

– В Большую гостиную. Там обычно собирается наш факультет после занятий. Думаю, там мы найдем и Даниэля.

Дождавшись моего кивка, он толкнул входные двери.

Мы прошли через холл и, свернув в один из боковых коридоров, вышли в просторную комнату. Как и говорил оборотень, сейчас здесь был, пожалуй, весь факультет. Кто–то болтал с приятелем, кто–то читал книгу, а кто–то отрабатывал новое заклинание. Молодая эльфийка наводила марафет перед зеркалом. Еще один, темный эльф, просто смотрел в окно.

Увидев нас все замерли.

– Это Адиалия Ленгро. Она теперь будет с нами учиться, – прокашлявшись, представил меня Рон.

В комнате повисла настолько плотная тишина, что было слышно летающую муху. Проследив за ее полетом до занавески и поняв, что она ничего мне, увы, уже не покажет, я неохотно перевела взгляд на студентов, которые сейчас представляли собой скульптурную композицию: «Ёльфы и вомперы в шоке».  

Глава 4

Гадость не бывает бесполезной! Она, как минимум, закаляет характер, а как максимум – учит безопасно с собой обращаться…

Даниэль Шас'Телан.

Услышав слова оборотня, я поначалу подумал, что ослышался. Но судя по шокированным лицам остальных, я все понял правильно.

Но это же сущий бред!

Еще никогда на спецфакультете не было человеческих магов – слишком мало Силы им дано от рождения. Но серьезное лицо оборотня говорило, что не такой уж это и бред.

Ну нет! Учиться с человечкой, пусть и такой красавицей – увольте!

– Интересно, что ей пришлось сделать, чтобы ее приняли? – издевательски спросил я оборотня. В конце концов, общаться с человеком ниже моего достоинства.

– Всего лишь пройти экзамен, – спокойно ответила мне человечка, не дав своему дружку раскрыть рта.

– У тебя бы просто не хватило на это силенок, – презрительно бросил я ей.

– Ты хочешь проверить? – все так же спокойно спросила девчонка.

Что–то в ее тоне заставило меня поверить – проверку она пройдет. «Да и ректор не принял бы слабака», – неуверенно подумал я.

– Кстати, Диали, этот «милый» эльф, с которым ты сейчас собачишься, и есть твой проверяющий, – радостным голосом возвестил Рониан.

«Что?! Нет, ректор не мог подложить мне ТАКУЮ свинью!… Хотя о чем я? Этот как раз таки и мог», – мысленно вздохнул я, все еще отходя от шока. А потом меня прорвало:

– Я не собираюсь нянчиться с глупой человеческой куклой! – прошипел я прямо в лицо оборотню.

– Так решил ректор. Хочешь ослушаться его приказа? – невинно спросил меня он.

Да, против этого не попрешь. Я не самоубийца – а о том, что последует за неповиновение, я знал. И ведь даже на то, что я наследник, гад, не посмотрит! Так что у меня два выхода: либо стать трупиком (хоть и наверняка безумно обаятельным), либо принять надзор над этой девчонкой. А так как трупом мне становиться категорически не хотелось… Ну, она хотя бы красивая.

«Тем более мне никто не запрещал выместить свое недовольство на этой самой человечке», – проскользнула предвкушающая мысль.

– Идем, – сказал я сухо. – Я покажу тебе твою квартиру.

Я вышел из Большой гостиной, даже не смотря, идет ли человечка за мной. Стремительно поднявшись на четвертый этаж, я остановился перед последними дверьми. Обернулся – человечка уже стояла рядом со мной, даже не запыхавшись от столь быстрого подъема.

– Это теперь твоя квартира. Заходи.

Распахнув дверь, девчонка увидела то, что и должна была увидеть – голую коробку стен. В этом и заключалась моя не очень изящная месть за доставленные мне неудобства – обычно новичкам предоставляется амулет, являющийся со своей сути ключом к заклятью, наложенному на эти стены. С его помощью выявляется настоящая квартира, разумеется, со всей стандартной обстановкой. До этого все находится в запаске – пятом измерении.

Но никакого амулета человечке я, естественно, давать не собираюсь.

– А где же мебель? – задала ожидаемый вопрос девчонка.

– Студенты спецфакультета должны сами уметь обставить свою квартиру, – невинно, а на самом деле с трудом пряча злорадство, ответил я ей. А что бы не лезла ни к кому с вопросами – меня за такие фокусы по головке не погладят – я добавил, – Но, конечно, ты скорее всего этого не сможешь. Ты же человек.

Ожидаемая мной реакция не заставила себя ждать:

– Я справлюсь! И без чьей–либо помощи.

Отлично! Теперь я могу быть уверен, что она даже не заикнется об этом перед кем–то – слишком горда.

– Тогда я тебя оставляю, – мило улыбнулся я, после чего ушел, хлопнув дверью.

* * * 

Адиалия. 

Когда эльф ушел, я наконец–то дала выход своему раздражению.

Этот Даниэль даже не заметил, что все это время я спокойно читала его мысли. И не сказать, что они мне понравились! Мысли двинутого на своей персоне маньяка. Тоже мне, прЫнц на белой кобыле!

Значит, он решил унизить меня? Ну, тогда пусть не жалуется потом! А для начала подпортим ему «месть».

Закрыв глаза, я призвала Силу и, мысленно оформив желание, начала менять квартиру.

Во–первых, я искусственно расширила ее размеры с помощью пятого измерения. Затем появились перегородки, отделяющие друг от друга шесть комнат: спальню, гостиную, кухню, санузел, кабинет и лабораторию.

Стены спальни я выкрасила под ночной лес. С потолка смотрело звездное небо (простенькая иллюзия). Посередине дальней стены стояла гигантская кровать, застеленная черным шелком. Гардеробную и комод я спрятала под навесами из плюща, перевитого камелиями. Ковром служила зеленая молодая травка (настоящая!) с растущим клевером. В роли светильника выступала огромная серебристая луна, которую я разместила на потолке (в звездном небе).

Стены кухни изображали рассвет. Полом здесь была насыпь из мягкого белого песка. В центре комнаты – большой обеденный стол. Потолок, как и стены, изображал рассветное небо.

Гостиную я решила выполнить опять–таки в стиле неба (ну да, небо–это мой пунктик). Только здесь оно было ярко–голубое, с белоснежными облаками. Так же я создала иллюзию бесконечного потолка – эффект, я вам скажу, был потрясающий. Мебель тоже была выполнена в виде пушистых облаков.

Из ванны я сделала подобие пруда, заселенного разнообразными цветами. Кабинет – в уютно–домашнем стиле с большим камином. А в лаборатории поместила кованный стол в форме буквы П, разместив все необходимые ингредиенты в стенных шкафах и морозильниках.

В целом получилось очень даже ничего. По крайне мере, гораздо лучше квартир остальных с их стандартной планировкой.

Закончив с моделированием помещений, я занялась мелочами – нужно было создать себе гардероб, наложить охранку (мало ли какие фокусы могут выкинуть остальные студенты, тот же Даниэль) и послать Иле мысленный сигнал, чтобы та прилетала на новое место жительство. А то ведь так и ждет меня у входа.

«Все–таки не зря я не прогнала ее. Сейчас мне как никогда понадобится надежный друг рядом», – подумалось мне.

Я прошла в спальню, где и начала творить себе новую одежду. Полюбовавшись на результат, отправила все в гардеробную.

Затем занялась охранкой. С помощью магии желаний я создала такую защиту, что и архимаг не пробьется. Довольно улыбнувшись, отправила по еще слабой связи, которая появилась в момент моего согласия стать хозяйкой вороны, мысленный образ, куда той нужно лететь. Открыв для нее окно, свалилась в кровать – создание материи отнимает безумно много сил.

* * * 

Даниэль Шас'Телан. 

Поднявшись утром, я первым делом пошел будить человечку – если та проспит, выговор сделают мне.

Спустившись на два этажа, подошел к двери девчонки и применил простенькое заклинание для открытия запертой двери.

И сильно удивился, когда та осталась запертой.

«В чем дело?» – нахмурился я. Посмотрев на дверь внутренним зрением, я поперхнулся.

На двери этой человечки стояла такая защита, что Хаос ногу сломит.

«Неужели это поставила она?» – недоверчиво подумал я. Если это так, то я серьезно недооценил ее. Тут немного запоздало загорелся оповещательный маячок (я все еще смотрел внутренним зрением, поэтому увидел), после чего почти сразу же дверь открылась.

– Чего встал, входи, – донесся откуда то из глубины квартиры недовольный голос человечки.

Войдя, я застыл от изумления. Это что, тоже все она сделала?!

– Нравится? – раздалось насмешливо совсем рядом со мной.

Мужественно подавив желание вздрогнуть, я медленно повернулся. Так и есть – заспанная девчонка стоит рядом в домашнем халате и с интересом наблюдает мою реакцию.

– Неплохо, – выдавил я.

– В следующий раз, задумывая игру, убедись, что тебе ее никто не испортит, – дружелюбно сказала мне Адиалия.

Она все поняла!… Но, кажется, уже не злится. Что ж, я был неправ в отношении нее. Такое мастерство заслуживает уважения. Я готов признать ошибку:

– Согласен, вышло неудачно. Я был неправ, когда принял тебя за ни на что не способную куклу. Извини.

– Извинения приняты. Да и я сперва сильно ошиблась в отношении тебя, приняв за раздутого от самомнения аристократишку.

Мда, вроде бы и извинилась, но и гадость сказать не забыла. Ладно, на этот раз не обращу внимания.

– Я пришел сказать, что через двадцать минут начнутся занятия. Нам лучше не опаздывать.

– Хорошо, через пять минут буду готова, – вновь улыбнулась Адиалия. После чего ушла в боковую комнату, оставив меня дожидаться в гостиной.

«А улыбка у нее изумительная, – подумалось мне. – Открытая и такая искренняя. Как и она сама».

Я вдруг понял, что испытываю к девочке что–то вроде симпатии. А на то, что она – человек, мне неожиданно стало совершенно наплевать.

* * * 

Адиалия. 

Роясь в шкафу в поиске подходящей одежды, я размышляла о довольно странной личности темного эльфа, дожидающегося меня в гостиной. Вчера чуть не плевался на меня, а сегодня даже извинился, причем я чувствовала, что искренне. Впрочем, моя вчерашняя злость тоже позабылась, так что встретила я его вполне дружелюбно. А неподдельное уважение, скользнувшее в его мыслях, приятно польстило мое самолюбие.

Да и не нужны мне сейчас конфликты – скоро хранительство подвалит, там не до стычек будет. Так что будем укреплять доброжелательные отношения.

Хм, интересно, а кто все–таки окажется моим подопечным? Один из студентов? Или учитель? И если второе, то как мне налаживать связь, спрашивается? Притвориться влюбленной студенткой, разве что.

Представив себе эту картину, невольно вздрогнула. Не–е, лучше пусть студиозус – вопросов меньше, как и качество неприятностей, в которые он мог влипнуть – ну откуда у недоучки–мага могут быть серьезные проблемы?

Размышляя таким образом, я, отобрав себе одежду на сегодняшний день, быстро в нее оделась: короткая шелковая туника–платье, фиолетового цвета, с открытыми плечами, черной узорчатой вышивкой на рукавах и подоле и такой же шнуровкой на груди.

Довершали наряд легкие замшевые сапожки на каблуке, так же черного цвета.

Силой мысли заставив волосы уложиться в красивую корону, оставив две черные прядки у висков свободными, поспешила в гостиную – мне тоже не хотелось бы опоздать в первый день занятий.

– Я готова, – сообщила я Даниэлю.

Он никак не отреагировал.

– Даниэль! Мы опаздываем.

– Что?… Да, конечно, – очнулся эльф. – Идем.

Странный он. 

* * *  

Первой лентой у нас была магия иллюзий. Всю дорогу до аудитории Даниэль как–то странно на меня поглядывал.

– Почему ты на меня так смотришь? – не выдержала я, когда мы уже подходили к кабинету.

– Э–э, ты сегодня хорошо выглядишь.

Я вопросительно подняла брови – с чего это его потянуло на комплименты?

Эльф, неожиданно для меня, смутился. Румяный дроу – это, скажу я вам, что–то с чем–то. Хмыкнув, я решила оставить все вопросы на потом – мы вошли в аудиторию. Отыскав взглядом Рона, я увидела, как он призывно махнул на место рядом с собой. К моему удивлению, как только я уселась, ко мне присоединился мой присматривающий.

– Надеюсь, вы не против, – ослепительно улыбнулся Даниэль нам с оборотнем.

Мы переглянулись, но не успели ему ответить, так как в кабинет вошел преподаватель.  

* * *  

В старом замке было так тихо и темно, что постороннему наблюдателю могло показаться, что тот замер где–то в безвременье.

Лишь одна комната выделялась на общем фоне. Ее слабо освещал старый, давно не чищенный камин.

В кресле перед камином сидел светловолосый мужчина, на вид лет тридцати с лишним. Его пронзительные глаза цвета льда были подернуты задумчивой дымкой.

На столике рядом с ним стояла бутылка вина и наполненный бокал, из которого мужчина изредка прихлебывал.

Смотря на огонь в камине, он вспоминал… Вспоминал девушку, которая по сути своей тоже была пламенем. Ту, которая буквально выжгла на его душе свой образ…

И хотя прошли уже тысячелетия, он никак не мог позабыть мягкий свет золотых глаз… маленьких солнышек, которые по его вине потухли. При воспоминании об этом мужчина болезненно скривился.

Стоит только вспомнить о том, каким пыткам он ее подвергал. Поверивший в ее предательство, он со слепой яростью заставлял платить ее за свою боль.

… Ту, что оказалась невиновной. Единственную, кому он был нужен. Единственную, кто любил его столь искренне, столь открыто, отдавая себя всю, без остатка. Единственную, кого он полюбил.

Но он слишком поздно это понял…

А она оставалась верной себе до конца. Даже ненавидя его, она отдала за него жизнь. Пусть делала она это ради жизней других, она ни минуты не сомневалась – он был в этом уверен.

А он… он остался влачить свое жалкое существование, ведь без нее он не мог жить – лишь существовать.

Тогда, не помнивший себя от горя, он нашел и убил Рексию – повелительницу Хаоса, разрушившую не только его жизнь, но, казалось, и его самого. Вот только он не знал, что место повелителя не может пустовать.

В ту ночь Хаос опутал победителя, надев на него корону поверженной. И вот уже пять тысячелетий он, Кэссандр Илиодорский, правит его прислужниками…

Скоро начнет пора действовать, – подумал надвиг[3], решительно вырвавшись из воспоминаний. На войне, которую ожидает мир, нет места былым чувства. И первым пунктом в его плане стоит захват Высшей Академии магии… 

Глава 5

Не будите во мне зверя, а то он проснется и убежит.

Александрий. 

– Г–господин р–ректор, к в–вам Енорих З–зелен, – донесся из–за двери кабинета заикающийся голос моего секретаря – недавно я выразил недовольство его медлительностью.

– Проси.

В кабинет вошел невысокий худощавый вампир с большой сумкой наперевес. Енорих был художником и, надо признать, мастером своего дела. Он был одним из немногих, кто относился ко мне не с ужасом, а просто с опасливым уважением. И мне это нравилось.

– Я принес новые картины, – Енорих по нашему с ним договору регулярно отыскивал и скупал для меня старинные картины.

Картины и книги старины – единственное, чем я еще не пресытился за сорок тысячелетий своего существования.

– Показывай, – приказал я.

Он достал из своей безразмерной сумки пять полотен среднего размера, а затем с некоторым усилием извлек шестое – оно было больше остальных.

– Это портреты, выполненные Видиссоном Габюсси, – показал вампир на пять первых картин.

– Неплохо, – оценил я, просматривая полотна. – А что с оставшимся?

– О, это нечто особое. На картине изображена семья Толенгро, правителей серафимов. Та самая, которая была убита во время захвата Хаосом города.

– Я знаю эту историю, – перебил я его.

Холст изображал группу из семи серафимов. Сразу было видно, что это одна семья. В центре находился высокий молодой мужчина – правитель Михаил, припомнил я. От него полукругом стояли пять его братьев, похожие друг на друга как капли воды своими золотистыми волосами и ореховыми глазами. Но мой взгляд зацепили не они, а юная девчушка, сидящая у их ног. Пышные юбки ее платья волнами расходились по полу. На красивом лице девочки особенно ярко выделялись ее глаза – насыщенно золотого цвета, с мерцающими на свету песчинками… Удивительно знакомые глаза.

Я стал напряженно вспоминать, где же их видел. Как назло, в голову ничего не приходило, зато я вспомнил, кто это девочка – принцесса Адиалия Толенгро.

… Адиалия… Золотые глаза…

Ну конечно! Я наконец вспомнил, где я их видел – у новенькой на спецфакультете, у Адиалии Ленгро…

«Хм, надо же, какое удивительное совпадение, стоит убрать у фамилии принцессы приставку–то, как мы получаем фамилию этой девчонки», – подумал я.

Интересно…

И если это то, о чем я думаю… Но в любом случае, пока лучше просто подождать.

* * * 

Адиалия.

– Итак, я вижу, все в сборе, – обвел нас добродушным взглядом сухонький старичок. Кажется, он тоже присутствовал на моем поступлении. Как там его?..

– Так как вы у меня на занятии впервые, то позвольте представиться, юная леди, – разрешил мою проблему учитель. – Я магистр Ложен. Вы, насколько я помню, Адиалия?

– Да.

– Ну и как вам первые впечатления? Как коллектив? – заинтересованно посмотрел на меня магистр. – Подружились с кем–нибудь?

На его последнем вопросе расфуфыренная эльфийка, та самая, что вертелась в тот раз перед зеркалом, презрительно фыркнула:

– Кто ж станет дружить с человечкой? Тем более такой, – смерила она меня взглядом, в котором смешалось пренебрежение пополам с завистью.

– Заткнись, Арлания, – оборвал ее Рон. – А то от твоего голоса у меня уши трубочкой сворачиваются и шерсть дыбом встает. И да, у нее появились друзья, – твердо ответил он на вопрос магистра.

– Отлично! Я рад за вас, юная леди, – улыбнулся Ложен. – Но начнем урок.

– Спасибо, – прошептала я оборотню, как только магистр отвернулся, чтобы записать формулы иллюзий на доске.

– Не за что, – улыбнувшись, пожал плечами тот. – Я всего лишь сказал правду. Не знаю, как насчет друзей, но на одного друга ты точно можешь рассчитывать

Вместо ответа я благодарно ему улыбнулась.

– Хм, а меня вы, надеюсь, примите в свою теплую компанию, – раздался справа от меня голос принца.

Повернувшись к Даниэлю, я уже ожидала увидеть издевательское выражение его лица. Но, к моему удивлению, тот оставался совершенно серьезным.

– Ты хочешь дружить с презренной человечкой? – иронично спросила я его.

Тряхнув головой, эльф виновато улыбнулся:

– Я был неправ – не все люди достойны презрения. И я с радостью бы назвал тебя своим другом. Если ты, конечно, захочешь, – под конец его голос приобрел неуверенные интонации. Удивительно, куда же девалась вся его самоуверенность?

Но… почему бы и нет?

– Я не против, – улыбнулась я ему. – А ты что скажешь, Рон?

– Почему бы и нет? – повторил тот мои недавние мысли.

Тут нас окликнул учитель, и нам пришлось срочно изображать, что мы внимательно его слушаем.  

* * *  

Сидя на второй ленте, я почувствовала, как меня зовет мир.

– Да, Златый?

– Боги решили, что тебе пора узнать, кто будет твоим подопечным.

– Ну и кто же, – спросила я с нетерпением.

– … Ректор Академии.

– ЧТО?! – от шока я воскликнула это вслух.

– Я сказал, мисс Ленгро, что Каурья трава растет только на Проклятых болотах, и поэтому ее очень трудно достать, – повторил учитель. – Это, конечно, грустно, но не стоит так бурно реагировать.

– Да, конечно, – сконфузилась я.

– И правда, чувствующая, зачем так реагировать? Ну ректор, ну Академии, но что с того то? – каким–то подозрительно честным голосом спросил мир. Так, я что, чего–то не знаю?

– Ты не понимаешь! Он же ведет себя, как свинья в морозильнике – заморожено, но все еще по–свински!

– Ну вот и займись его характером. Надеюсь, тебе удастся привить ему хоть что–то хорошее, – последняя фраза вышла такой тихой, что я ее не расслышала.

– Ну и что мне делать? Все время таскаться за ним собачкой? – уныло спросила я мир.

– Есть более простой выход, – сообщили мне в ответ. – Четвертой лентой у тебя история магии. Спецфакультет сейчас проходит как раз тот период, когда ты «отсутствовала». Мне запретили давать тебе информацию об этом промежутке. Зачем – потом узнаешь. Действуй по обстоятельствам, – на прощание выдал малопонятную фразу мир.

Что значит «действуй по обстоятельствам»?

И как это – запретили? А как же я на уроке отвечать буду? Сомневаюсь, что мне как новенькой сделают поблажку.  

* * *  

Действительность превзошла все мои ожидания – мерзкий старикашка–преподаватель просто выгнал меня с урока, когда выяснилось, что я не могу ответить на вопрос. А когда я попробовала возмутиться, что это мой первый урок, мне посоветовали со всеми претензиями пойти куда подальше, то бишь непосредственно к ректору.

– И пойду! – похоже в осадок выпали не только студенты, но и сам старикашка.

А я тем временем уже быстро поднималась на пятый этаж. Здесь находилась святая святых – кабинет ректора (план академии мне еще раньше объяснил Рон).

Остановившись перед тяжелой, украшенной рунами дверью, я коротко постучала.

– Заходите, – послышался холодный голос из–за двери.

Собрав в кучку все свое возмущение, я решительно вошла в кабинет.

При виде меня ректор удивленно вскинул соболиную бровь.

– Чем я обязан чести тебя видеть? – иронично спросил он.

– Моей чести вы ничем не обязаны, – фыркнула я. – Она вам все давно простила.

– И все же, – проигнорировал мой сарказм вампир.

– Меня выгнали с урока, – обреченно призналась я, мигом растеряв все свое возмущение.

– За что? – полюбопытствовал он.

– За то, что я не смогла ответить на вопрос, – кристально честно ответила я (такое тоже могу!).

– Так–так… как я понимаю, это был магистр истории? Он единственный столь жесткого нрава…

Я грустно кивнула головой:

– Он даже отказался позаниматься со мной после занятий.

Ректор задумчиво сложил руки домиком. На некоторое время в кабинете повисло молчание.

И когда я уже хотела напомнить о своем присутствии, он наконец–то произнес:

– Что ж, раз у вас возникли подобные проблемы с магистром Гайдом, то, думаю, будет неразумным заставлять его дополнительно с вами заниматься – просто впустую потратите время. Так что этим займусь я.

– Вы что, простите? – опешила от такого поворота событий я.

– Я буду с вами заниматься. Историей магии, – по слогам, как душевнобольной, повторил ректор. – Впрочем, если вам некомфортно рядом со мной находиться, то я придумаю что–то другое.

– А почему мне должно быть «некомфортно» рядом с вами? – удивилась я.

– Страх, – коротко ответил он, глядя в сторону. – Обычно рядом со мной все испытывают страх.

А мне вдруг стало чертовски его жаль: это, наверное, очень тяжело – видеть, как рядом с тобой глаза любого наполняются ужасом.

«Как он, должно быть, одинок», – подумалось мне.

– Нет, мне вполне комфортно рядом с вами. Ну, не считая приступов раздражения.

– Приступов раздражения? – заинтересованно повторил ректор. А я запоздало прикусила язык, сообразив, что последнее предложение явно было лишним.

– Я не это хотела сказать!

– Да ладно, чего уж там, – неожиданно улыбнулся он. Улыбка его невероятным образом преобразила – исчезли горькие складки возле губ, разгладилась суровая морщинка на лбу.

А я во второй раз заметила, как он красив: угольно–черные волосы свободно падают на плечи, глаза цвета расплавленного серебра завораживают, очень высокий рост, великолепная фигура, идеальные черты лица – я не могла понять, как при такой внешности, в него не повлюблялись все студентки.

Но нет, они говорили о нем только с благовейным ужасом.

Интересно почему? Я не нахожу его таким уж страшным.

Странно дрогнувший голос ректора отвлек меня от размышлений:

– В таком случае, я жду вас здесь после занятий.

– Как скажете, господин ректор.

– Александрий. Меня зовут Александрий, – мягко произнес он.

– Хорошо, господин ре… Александрий, – неожиданно даже для себя я улыбнулась ему.  

* * *  

«Что со мной творится? – подумал Александрий, как только за Адиалией закрылась дверь. – Разулыбался, как идиот».

Впрочем, он знал ответ. Эта девочка – первая, кто так отнеслась к нему, первая, кому не было неприятно находиться рядом с ним…

И эта мысль невероятным образом согревала его заледеневшее сердце.

Он вдруг понял, насколько устал от этого вечного одиночества. Сколько себя помнил, он всегда был один. Даже в детстве слуги с ужасом бросались вон из комнаты, стоило ему взглянуть им в глаза.

Адиалия первая, кто отнесся к нему так… по–человечески. Он почувствовал ее сострадание и понимание, когда говорил о страхе перед собой…

И он был очень рад, что теперь ежедневно будет видеть ее – ему хотелось вновь ощутить такое… нормальное к себе отношение, вновь почувствовать искренность ее чувств, но самое главное… вновь ощутить ее понимание.

Как разительно нас могут менять, казалось бы, незначительные мелочи, вроде улыбки или просто молчаливого сочувствия.  

Глава 6

Прислушайтесь к голосу разума! Слышите? Слышите, какую фигню несет?

Из лекции поклонника сенсуализма.

Адиалия. 

Выйдя из кабинета, я почти бегом отправилась на свою квартиру, нужно было переодеться – после обеда у нас физкультура.

Вот, блин! И что со мной творится? Стояла, понимаешь ли, как дура и улыбочки ему раздаривала! Хотя, конечно, красив, мерзавец… Тьфу, о чем я думаю?!

А мне теперь ведь его каждый день видеть… Стоп! Так вот что имел в виду мир, когда говорил «действуй по обстоятельствам»!

Впрочем, надо признать, все прошло просто превосходно – теперь я могу на полных основаниях находиться рядом с подопечным, а значит укреплять нашу связь[4]!

Уже с повышенным настроением я вошла в квартиру.

Иля преспокойно дрыхла у меня на кровати, смешно задрав лапки к верху. Решив ее не будить, я тихо переоделась в черный тренировочный костюм, после чего отправилась на обед.

В столовой Рон и Даниэль уже ждали меня за столиком у окна, и при моем появлении помахали мне рукой, привлекая внимание.

Идя к столику, я замечала косые и недовольные взгляды темных эльфов, которые те бросали на своего принца – они не могли понять, что ему делать в компании оборотня и человечки.

– Похоже, твои друзья не слишком рады твоему общению со мной, – сказала я эльфу, плюхаясь за столик.

– Мне плевать, что они подумают, – равнодушно ответил мне Дан (ну не могу я без сокращения имен!) и, поморщившись, добавил, – тем более они мне не друзья, чтобы меня волновало их мнение.

– Похоже, у меня сложилось о тебе неправильное мнение, – увидев его недоумение, простодушно пояснила, – Я думала, что ты обычный тщеславный сноб, раздувающийся от своего самомнения.

Полюбовавшись на вытягивающееся от такой «лестной» характеристики лицо эльфа, я поспешно добавила:

– Но сейчас то я уже поняла, что ошибалась. Ты ведь не обижаешься, правда? – сделала я «олений» взгляд.

– Ну как можно сердиться на тебя, когда ты делаешь такие глаза? – мигом повеселев, улыбнулся Дан.

– Кстати, у нас сегодня вечером запланирована вылазка в город, – решил напомнить нам о своем существовании Рон.

– Пойдешь? – спросил он меня.

– Простите, ребят, не могу, – виновато улыбнулась я. – После занятий я должна быть у ректора – он теперь будет заниматься со мной историей магии, раз магистр Гайд (так и хочется ляпнуть Гад) не хочет сам восполнить мои знания.

Зависла нехорошая пауза.

Помахав перед ошалевшими друзьями рукой, я удивленно спросила:

– Эй, вы чего?

Первым очнулся Рон:

– И ты согласилась?!

– Ну да, а что? – увидев в глазах оборотня суеверный ужас, я, не вытерпев, раздраженно добавила, – Ну не съест же он меня?!

– А кто его знает, – тихо пробурчал друг, думая, что я не услышу.

Я, конечно, услышала, но решила ничего не говорить. Вместо этого, уводя разговор от скользкой темы, заговорила о всяких пустяках. 

* * *  

После пытки, которую почему–то назвали физкультурой, на которой нас заставили бегать десять кругов, каждый из которых длиной в километр, и проходить полосу испытаний, я полуживая ввалилась в квартиру.

Сняв с себя грязную одежду, прямиком отправилась в ванную.

Позже, лежа в горячей ароматной воде, я восстанавливала силы, бессовестно качая их у Златого через свой канал стража.

Наконец, полностью восстановившись, я с неохотой вылезла из воды и отправилась одеваться.

Войдя в спальню, я увидела, что Иля уже проснулась и теперь с азартом ковыряется в притащенной с кухни еде. На моей постели.

– Иля! – возмутилась я. – Ты что, не могла хотя бы сложить еду в тарелку?!

Усилием мысли подняв смущенную ворону, застигнутую на месте преступления, вместе с едой над кроватью, я заставила простыни очиститься и принять свой первозданный цвет.

– Ну что? – выжидательно посмотрела я на все еще висящую ворону.

– Я больше не буду, – пискнула та.

Ладно, сделаю вид, что поверила.

Я пошла на кухню, таща за собой по воздуху ворону, как воздушный шарик.

Там я опустила птичку вместе с едой на стол.

– Только здесь, – строго сказала я ей.

Та покивала головой, мол, все осознала, больше не буду.

Вздохнув, я начала заваривать себе чай.

– Ты сегодня больше никуда не собираешься? – полюбопытствовала птичка.

– Мне сейчас еще к ректору идти, – увидев непонимающую мордочку птички, я пояснила. – У нас с магистром истории магии возникли… мм… некоторые разногласия из–за моего незнания предмета, и поэтому ректор теперь будет помогать мне наверстывать, так как сам магистр отказался.

– Странный он какой–то, – удивленно сказала Иля. – Можно подумать, остальные студенты в совершенстве знают эту историю.

– Да ладно, тем более мне это оказалось на руку, – отмахнулась я.

– В смысле, на руку? – не поняла птичка. А я вспомнила, что так и не посвятила ее в свою тайну хранительства. Рассказать или нет?… она теперь мой фамилиар, все–таки расскажу.

Выслушав мои откровения по поводу моего происхождения и новоприобретенной должности хранителя, Иля удивилась, но в целом восприняла все спокойно.

– Значит, твоим подопечным стал местное чудовище? – посочувствовала мне ворона.

– Никакое он не чудовище! – неожиданно даже для себя разозлилась я. – Просто он… просто его никто не понимает!

– Я сомневаюсь, что столь хладнокровному монстру нужно чье–то понимание, – скептически заметила Иля.

– Нет, нужно! Между нами уже есть начальная связь, и я смогла уловить его чувства… Там была бездна одиночества и горечи, – к последним словам мой голос снизился почти до шепота. – И я поражаюсь, как ощущая ТАКОЕ, можно не сойти с ума.

– Мне его так жалко стало, – шмыгнув носом, призналась я.

Ворона покосилась на меня, как на сумасшедшую – кто еще может жалеть монстра, думала она, но промолчала.

Я же, быстро допив чай, отправилась в главный корпус. Поднявшись до пятого этажа, нашла давешнюю дверь, постучала и вошла.

Александрий, с комфортом устроившись в своем кресле, медленно потягивал из бокала красное вино. При виде меня, он поднялся, поставив фужер на стол.

– Раз ты уже пришла, начнем занятие, – поприветствовав меня, произнес он. – Для начала позволь поинтересоваться, какой именно исторический этап вызывает у тебя затруднение? Или, быть может, мне начать с самых основ?

– Нет, не стоит. Историю древних времен я знаю, а затруднение у меня вызывает промежуток, начиная от пяти тысячелетий назад и заканчивая настоящим временем.

Александрий с любопытством на меня посмотрел:

– Я могу поинтересоваться, чем именно вызвана такая оборванность знаний?

– Живший по соседству маг принялся обучать меня, в том числе и истории, но вскоре умер, потому что был слишком стар, и мое обучение закончилось, – на ходу сымпровизировала я.

Удовлетворившись, как мне показалось, таким ответом, ректор начал занятие.  

* * *  

Надо признать, рассказчиком Александрий был великолепным. Вслед за его словами оживали битвы, творили свое колдовство великие маги и делали открытия ученые.

Иногда мой новоявленный учитель делал паузы в повествовании и начинал задавать мне каверзные вопросы, для ответа на которые требовалось построение сложной логической цепочки.

А я и не знала, как много произошло в мое отсутствие. В результате, когда за окном уже стемнело, мы успели разобрать только первые два столетия.

– Думаю, на сегодня хватит. Я не слишком утомил тебя? – прервал свой рассказ Александрий.

– Нет, что вы, – немного устало, но искренне улыбнулась я. – Мне было очень интересно. Думаю, если бы вы выбрали должность историка, студенты слушали бы вас, открыв рты.

– Или убегали с моих занятий с воплями ужаса, – горько усмехнулся он, отвернувшись к окну.

Я тихо подошла к нему и положила на его напряженную ладонь свою. И, когда он поднял на меня удивленные глаза, я не отвела взгляда.

Так, забыв обо всем и молча глядя друг другу в глаза, мы простояли некоторое время.

– Мне пора, – наконец очнулась я.

– Да, конечно. Можешь идти, – с неохотой, как мне показалось, произнес Александрий.

– До завтра, – попрощалась я и вышла из кабинета.  

* * *  

Следующие дни прошли спокойно. С утра я ходила на занятия, после них – к Александрию. Наша связь уже немного укрепилась, и я стала лучше чувствовать своего подопечного.

Надо заметить, с того первого дня он всегда был добр и снисходителен со мной. Никогда даже голоса не повышал, если я никак не могла усвоить материал. Что меня удивляло – ведь мне описывали его, как беспринципного и жестокого негодяя, который глазом не моргнув может довести девушку, и не только девушку, до слез.

Все со страхом вспоминали его ледяной взгляд, тогда как я помнила теплые глаза, наполненные чем–то необъяснимым и мне пока еще не понятным. Порой мне казалось, что ему даже доставляют удовольствие наши занятия. И, надо признать, я с каждым разом все нетерпеливее ждала их.

Так настали выходные, и тут, как говорится, песец подкрался незаметно.  

* * *  

В мои первые выходные я решила наконец–то выбраться в город.

Встав с утра пораньше, я быстро умылась и накормила Илю, но сама есть не хотела. Решила не морочиться с выбором одежды и одела то же, что и в первый день в Велиоре. Спустившись на второй этаж, нашла комнату Дана и коротко постучала.

– Тук–тук, можно? Это я, Диали.

– Заходи, – отозвался заспанный голос.

Зайдя в комнату, я первым делом увидела совершенно никакого и явно похмельного принца, с диким выражением лица (подумаешь, дверь слишком громко захлопнула! Пить меньше надо!) и прической в стиле «Утро в танке после пьянки».

– С–с–садис–стка, – прошипел Дан, корчась в позе эмбриона.

– Помочь? – со смесью сочувствия и злорадства посмотрела я на него.

– После гномьего самогона даже эльфийские препараты не помогают, – страдальчески заломил бровки принц.

– Препараты препаратами, а живого антипохмелина они не заменят, – авторитетно заявила я, подходя к другу и кладя прохладную ладонь ему на лоб.

Сосредоточившись, я мысленно стала скатывать боль и прочие радости похмелья в тугой шарик, который потом заставила раствориться.

– О–о–о, – блаженно простонал Дан. – Диали, я тебя обожаю!

– Смотри, в следующий раз сам лечиться будешь, – пригрозила я. – Я тебе не алказельцер.

– Кто? – непонимающе спросил все еще пребывающий в нирване принц.

– Средство от похмелья такое, – со вздохом объяснила я. Блин, ни как не отвыкну от Изумрудного.

– А–а! А почему? – со вселенской тоской во взоре спросил эльф.

– А меньше пить всякую дрянь станете, – злорадно пояснила я. – И вообще, хватит валяться. Я тебя в город позвать пришла.

– Сейчас, – вздохнув, встал принц с кровати. Надо сказать, спал он в одежде, которая сейчас представляла довольно креативное зрелище.

– Чего это тебя на прогулки потянуло? Когда звали, не шла.

– А то ты не знаешь, из–за чего не шла! А сейчас выходной, а значит, занятия с ректором отменяются. Так что я планирую на весь день в городе зависнуть.

– Ладно, сейчас оденусь.

Я целомудренно вышла из комнаты. Одевшись и приведя себя в порядок, эльф присоединился ко мне, предварительно зачаровав квартиру.

– Ну что, пошли будить нашего оборотня? – повеселевшим голосом спросил он.  

* * *  

Рона мы будили долго. Чего мы только не пробовали: и отбирание одеяла (он прятался под подушку), и поливание его из ковшика (пару раз дернув ногой, он спокойно продолжил спать дальше) и даже стаскивание за ногу из кровати (оказалось, пол для него ничуть ни хуже).

– Ну и что делать будем? – безнадежно спросил Дан.

– Остается крайняя мера, – деланно серьезным голосом возвестила я.

Встав рядом со свернувшимся калачиком оборотнем, я наклонилась к его голове:

– РОТА, ПОДЪЕМ!!!

– А?! ЧТО?! ГДЕ?! – с ошалевшим видом пробормотал судорожно подскочивший Рон.

– Проснулся, – на пару с эльфом облегченно вздохнули мы.

– Ну вы и изверги, – проворчал пытающийся прочистить ухо Рон. – А еще друзья называются!

– Не ворчи, песик, – насмешливо сказал ему принц. – К нашей вылазке в город наконец–то присоединиться Диали. Ректор решил ее сегодня не мучить.

– О, классно! – обрадовался оборотень, не забыв, впрочем, многообещающе буркнуть эльфу, – А за песика отдельно ответишь! 

Глава 7

– Ну почему ты не можешь жить спокойно? Ну почему ты вечно во что–нибудь влипаешь?

– Почему во что–нибудь? Всё время в одно и то же…

Из диалога Алекса и Диали.

Адиалия. 

В городе первым делом ребята повели меня в уютный ресторанчик – никто из нас еще не завтракал.

Придя туда, мы заказали по порции овощного рагу и чашке травяного чая. Рон поел быстрее всех и куда–то умчался, ссылаясь на необходимость найти какого–то Лодика.

Мы с Даном остались одни, лениво потягивая чай.

– Тебе, надеюсь, никуда не нужно? – спросила я у эльфа.

– Нет, я собираюсь показать тебе город, – улыбнулся мне Дан. – И первым пунктом в моем плане стоит центральная площадь – там, говорят, ярмарка приехала.

– Класс, я никогда не была на ярмарке! – обрадовано воскликнула я.

– Что, совсем никогда? – недоверчиво спросил эльф.

– Неа, я вела… мм… очень уединенный образ жизни, – а что, почти правда.

– Тебе понравится, – с улыбкой пообещал Дан.  

* * *  

Мне действительно понравилось. Кого там только не было – эльфы, гномы, люди, надвиги, оборотни, вампиры и даже орки. Вся эта толпа удивительным образом настраивала на миролюбивый лад.

Дан тем временем очень интересно рассказывал об истории возникновения этой ярмарки – оказалось, что император Ладион I создал традицию ежегодной ярмарки для своей жены, которая очень любила всякие увеселительные мероприятия.

Поэтому, вместо каждых пяти лет, ярмарка стала устраиваться ежегодно. Но и после смерти императора традицию не отменили – горожанам только дай повод повеселиться.

Мы зашли в тир, где Дан выиграл для меня большого плюшевого медведя. Которого я тут же ему спихнула, не став говорить, что и сама могу попасть в яблочко с расстояния десяти метров – слишком уж радостным он выглядел.

И вообще, эльф на ярмарке вел себя, как ребенок, впервые попавший в цирк. У меня стали появляться смутные подозрения, что раньше он тоже здесь не был.

– Дан, а ты тоже впервые на ярмарке? – спросила я его, когда мы вышли из кондитерской, где нам упаковали чудесные фруктовые пирожные.

– Нет, что ты, – кисло улыбнулся мне эльф. – Просто раньше я был здесь с другими дроу, а у них считается зазорным участвовать во всяких конкурсах, да и вообще показывать, что тебе весело.

– Почему? – искренне удивилась я

– Менталитет, – пожал плечами Дан и раздраженно добавил, – Но, если честно, эти традиции мне порядком надоели – для меня трудно все время скрывать эмоции. Да и вообще, я не понимаю, почему бы и не веселиться, раз тебе весело.

– Ну ничего, вот станешь королем и все исправишь! – подбодрила его я.

– По крайней мере постараюсь, – повеселел Дан. 

* * *  

Был уже вечер, когда мы вышли с центральной площади.

– Думаешь, Рон найдет нас? – спросила я эльфа.

– Конечно. На случай, если разминемся, мы договорились о встрече в таверне «Лысый дракон».

Э–э, а драконы еще и лысыми бывают?

Посмотрев на мое вытянувшееся лицо, Дан со смехом добавил:

– Все поначалу удивляются. Но сколько не спрашивали хозяина о причине такого странного названия, он лишь отмалчивается и загадочно улыбается.

– Ну и ладно. Куда теперь?

– Здесь неподалеку есть квартал мастеров, там тоже много чего можно найти.

– Веди!  

* * *  

Первым делом в квартале мастеров мне попалась на глаза книжная лавка. Увидев мои загоревшиеся глаза, эльф смекнул, что это надолго, и отчалил в лавку с оружием, напомнив, что если я его не найду, нужно отправляться в «Лысого дракона».

Мне же все было уже по барабану – прямо по курсу продавались книги!

В итоге, я пробыла в лавке так долго, что, когда вышла, на улице было уже порядком темно. Зато я купила классный сборник травяных рецептов и забавный эльфийский роман.

Не найдя Дана в оружейной лавке, я не расстроилась и в приподнятом настроении отправилась искать таверну, о которой упоминал эльф.  

* * *  

Естественно, я заблудилась. Уже двадцать с лишним минут я шатаюсь по лабиринту мрачных переулков, из которого никак не могу выбраться.

Внезапно сзади послышался чей–то голос:

– Красавица, проводить тебя до дома? Ты, я вижу, заблудилась, – произнес невысокий мужичок с сальными волосами и похотливой улыбкой.

– А вы не боитесь, что я убью вас там, изнасилую? – спросила я, зажигая в глазах зеленые ведьмины огоньки (простая иллюзия, но как действенно!)

– Да что за день–то сегодня такой! Простите, коллега! – расстроено произнес мой потенциальный маньяк и скоренько скрылся в узком переулке, видимо, поджидать следующую жертву.

«И что это было?» – ошарашено подумала я, но потом плюнула и продолжила поиски выхода.

– Надо было у мужика того спросить, – мелькнула грустная мысль.

Но скоро мне улыбнулась удача, и я увидела уже знакомые мне флажки на деревьях – я приближалась к центральной площади.

Не успела я сделать и пары шагов, как за углом слева от меня раздался обращенный к кому–то приглушенный мужской голос:

– В начале недели он поедет с эльфийским посольством в Теру[5]. По пути и устроим засаду этому монстру, – последнее слово было сказано с неприкрытым страхом и отвращением.

Так–так, что это у нас тут?

Осторожно прокравшись поближе к источнику голоса, я прислушалась.

Тут же моя маленькая совесть поспешила мне напомнить, что нехорошо подслушивать чужие разговоры. Но моё большое любопытство немедленно притащило огромную бадью с водой, в которой мы общими усилиями несговорчивую совесть утопили.

– Какие указания отдал Хозяин насчет самого Сент–Левена? – спросил у голоса невидимый собеседник. – Сомневаюсь, что у нас всех, даже вместе взятых, хватит сил одолеть его.

– Хозяин дал мне какой–то редкий артефакт, который способен временно нейтрализовать всю творимую магию на километр вокруг. Конечно, ректор силен и в безмагическом бое, но против отряда лучших Мечников[6] и ему не совладать. А без его защиты Академия серьезно ослабнет.

Это что, они о моем подопечном говорят, что ли?! И что там насчет Академии?

– Значит, на пути в Теру?

– Да.

После этого раздалось два негромких хлопка.

Я осторожно выглянула из–за угла – так и есть, телепортировались.

Вот придурки, планы засады в переулке обсуждают! – мысленно фыркнула я.

Но, присмотревшись, я обнаружила, что вокруг них была поставлена сильная магическая защита, защищающая от прослушивания.

Хм, значит, не такие уж они и придурки, просто не повезло нарваться на магию желаний – перед ней бесполезны какие–либо щиты, кроме боевых.

«Итак, передо мной встала серьезная проблема, – размышляла я, медленно шагая к центральной площади, – Во–первых, как мне уговорить Александрия не ехать с посольством. Но, насколько я поняла, он едет в Теру по вопросам своего клана – больше незачем.»

А значит, это не прокатит.

Тогда появляется другой вопрос – как мне его защитить, если связь еще не окрепла достаточно сильно, чтобы я могла перемещаться к нему в случае опасности, а я сама, по идее, должна быть на занятиях во время его поездки?

Остается одно – заставить его взять меня с собой.

Но вот как это сделать?..

* * * 

Александрий. 

Всю эту неделю я откровенно наслаждался нашими с Адиалией занятиями. Она заставляла меня почувствовать себя живым, а главное – хоть кому–то нужным. Пусть и в таком пустяке, как дополнительные занятия.

Хотя я знал ее всего лишь неделю, все чаще я ловил себя на мыслях о ней.. Все чаще при взгляде на нее мои глаза против воли наполнялись нежностью.

Я по–настоящему привязался к ней. И это всего за семь дней!

Она, как маленький котенок, вызывала у меня желание защищать и заботиться о ней.

Я удивлялся сам себе – куда девалось мое безразличие и знаменитое хладнокровие?

Ведь никогда ни одна женщина не могла вызвать у меня даже малейшего отклика чувств!

А вот этот маленький ребенок смог…

И, что самое удивительное, я никак не хотел этому сопротивляться.

Как ни странно, но впервые в жизни мне стало стыдно – ведь нежность, так похожая на отцовскую к своему ребенку, смешалась во мне, надо признаться, с отнюдь не отцовской страстью мужчины к женщине. Но она то не женщина!

Она еще маленький ребенок, который младше меня на сорок тысячелетий! Я прекрасно осознавал это поэтому всеми силами подавлял это низкое и недостойное ее чувство.

Ах, какая жалость, что приходится на декаду уехать в Теру! Но этого требуют мои обязанности главы клана.

Опять бесконечный страх и ужас в глазах окружающих…

И на целых десять дней я буду лишен общения с Адиалией! Как же не хочется…

Хм, а что, если позвать ее с собой? В качестве своей ученицы, хоть она ею и является только частично.

Да, знаю, это эгоистично по отношению к ней, но ведь и она сможет получить от поездки незабываемые впечатления! Посмотрит на город, увидит эльфов, наверняка заведет себе кавалеров.

Хотя нет, кавалеров, если таковые появятся, мне придется убить. Не хватало еще, чтобы она влюбилась в кого–то. Не позволю! Пусть она и не сможет никогда полюбить такое чудовище, как я, но ни с кем ею делиться я не собираюсь! И не надо говорить про собаку на сене…

Все, решено. Завтра же попрошу ее ехать со мной.

* * * 

Адиалия. 

В размышлениях над создавшейся проблемой, я таки дошла до площади. В этот час здесь все еще продолжалось веселье – торговые лотки убрали, и теперь на импровизированной сцене выступали акробаты и жонглеры.

Спросив проходящего мимо гнома, где мне найти таверну «Лысый дракон», я узнала, что это совсем недалеко – за следующим после площади поворотом.

«Лысый дракон» оказался симпатичным строением из серого камня, с аккуратной резьбой по окнам и хитро прищуренной драконьей мордой на вывеске. Толкнув дверь, я зашла в просторное помещение с небольшими столиками из дуба, ассиметрично расставленными по периметру зала.

Таверна встретила меня одуряющими запахами жаренной в кляре рыбы, а дружки, устроившиеся у окна – зверскими физиономиями.

– Ты где была?! Мы тут извелись уже, не зная, что и думать! – возмущался оборотень.

Даниэль просто укоризненно на меня смотрел, взывая к отсутствующей совести.

– Да так, маньяка повстречала, когда заблудилась в этих хаосовых переулках из–за отсутствия одного эльфа на положенном месте, – взглядом, не обещающим ничего хорошего, посмотрела я на Дана

Тот справедливо возмутился:

– Когда я предупреждал тебя о своем возможном уходе, ты и слова не сказала против!

– Ладно, проехали, – примирительно сказала я. И правда, не он же виноват, что я в радостный астрал впадаю от одного вида книг.

– Кстати, что там с маньяком? Он жив, хотя бы? – поинтересовался Рон.

– Ты меня за кого принимаешь? – оскорбилась я. – Мы с ним поболтали, и он дальше работать пошел.

– Мда, вот в этом вся Диали, – переглянувшись, дружно вздохнули эльф с оборотнем.

Мы еще немного посидели в таверне, после чего наконец–то отправились в Академию.  

* * *  

Когда я, усталая, ввалилась в квартиру, у меня хватило сил только на то, чтобы принять ванну и пожелать спокойной ночи Иле, после чего я никакая свалилась в кровать. В уплывающем сознании мелькнула мысль, что надо бы продумать завтрашние действия по поводу моего присоединения к эльфийскому посольству, но и она быстро исчезла.

Завтра… все завтра… 

Глава 8

Настоящий оптимист даже на кладбище вместо крестов видит плюсы. 

Адиалия. 

Утром меня разбудили дружки (я настроила на них охранку), с воплями «Подъем!». У–у, что этим извергам надо в… с трудом отлепив от подушки голову, я посмотрела на прикроватные часики… в 8 утра?!

– Вы что, сдурели в такую рань меня будить?! Да я после вчерашнего еле до кровати доползла!

– Тебя вызывает ректор. Ты ему зачем–то понадобилась, – пресекая все попытки поспать подольше, упрямо стягивал с меня одеяло оборотень, в то время как эльф пытался отобрать у меня подушку.

– Что? – от неожиданности я выпустила свой край подушки, который упорно тянула назад, и Даниэль полетел на пол, со всей силы впечатавшись спиной в обитую плющом стену.

– Ой, извини, я не специально! – покаянно посмотрела я на потирающего спину Дана.

– А ты всегда не специально, – пробурчал эльф, вставая.

Убедившись, что Дан не дуется, я повернулась к Рону:

– Так что там насчет Александрия?

При упоминании его имени оборотень как–то странно посмотрел на меня, но ответил:

– Ректор передал, чтобы ты зашла к нему как можно скорее – ему нужно с тобой что–то обсудить. Больше я ничего не знаю.

Хм, ну вот и отлично – заодно попробую напроситься в поездку. Ну там, мол, жуть как интересно, мешать не буду…

А так как благодаря связи хранителя я уловила резкое изменение его отношения ко мне – от простого интереса до вполне искренней привязанности и еще чего–то, то, думаю, уговорить его будет не так уж сложно.

Кстати, что интересно, это самое изменение произошло во время разговора о нежелании магистра истории со мной заниматься (и чем это я ему не понравилась, спрашивается?!). Но, попытавшись воспроизвести в памяти тот разговор, я не увидела ничего, что могло вызвать такую резкую перемену. Ладно, потом у него самого как–нибудь спрошу.

– Эй, ты еще здесь или уже где–то там? – пощелкал пальцами перед задумавшейся мною Рон.

– Я еще на полпути, – автоматически ответила, но потом очнулась. – А теперь марш отсюда, мне переодеться надо!

Выгнав дружков в гостиную, я занялась собою.

Быстро умывшись и почистив заклинанием зубы, я отправилась к гардеробной. Выбрав недлинное шелковое платье насыщенного изумрудного цвета с серебристой окантовкой и серебристые же сапожки, я переоделась и пошла к друзьям, по пути заставляя волосы лечь аккуратной гривой на плечи.

– Я готова, идем?

Рон закивал головой, Даниэль же расщедрился на комплимент:

– Превосходно выглядишь. Впрочем, как и всегда.

– Спасибо, – немного напряженно ответила я, направляясь к выходу.

Что–то он в последнее время как–то странно себя ведет – комплименты постоянно раздаривает, позавчера даже цветочки подарил. Интересно, с чего бы?  

* * *  

В холле главного корпуса мы разделились: Рон с Даниэлем свалили в библиотеку – им там что–то надо было взять, а я, соответственно, на пятый этаж. 

Постучавшись и дождавшись приглашения войти, я зашла в кабинет.

Александрий стоял лицом к окну, задумчиво выводя на нем пальцем линии. Когда за мной захлопнулась дверь, он повернулся и как–то странно посмотрел на меня. Я попыталась считать, что он сейчас чувствует (уж очень интригующим было выражение лица), но меня ждала птичка обломинго – на нем были слишком уж сильные щиты, чтобы я могла их обойти. Интересно, зачем ему понадобилась такая защита? Из–за эльфов, что ли?

– Мне нужно кое–что с тобой обсудить, – нарушил тишину голос Александрия. – Присаживайся.

Я уселась в кресло, с любопытством ожидая, что же он мне скажет.

Расположившись в соседнем кресле, вампир наконец утолил мое любопытство:

– Дело в том, что завтра я должен на декаду отправиться с эльфийским посольством в Теру. Я хотел предложить тебе поехать со мной в качестве моей, так сказать, ученицы. Что ты скажешь на это?

Постаравшись скрыть радость – как–никак все проблемы решены, я задала интересующий меня вопрос:

– А почему вы меня с собой зовете?

– Скажем так, мне не хочется скончаться по дороге от занудства этих светлых, – обратил все в шутку Александрий. Надо же, не знала, что он умеет шутить. Ну и ладно, не хочет говорить – и не надо. Главное – проблема решена.

– Согласна, – быстро сказала я, а то вдруг передумает.

– Ну вот и отлично, – клыкасто улыбнулся вампир. – Тогда завтра на рассвете я жду тебя у стационарных телепортов[7]. И не забудь зайти на конюшню – тебе выделят коня. Ты, надеюсь, умеешь с ними обращаться?

В ответ я кивнула и спросила, зачем нужны лошади, если мы воспользуемся телепортом.

– Последние столетия в области эльфийских земель стали происходить магические аномалии. Так что лучше не рисковать – можем оказаться совсем на там, где планировали, – заметив мой заинтересованный взгляд, Александрий пояснил, – Маги думают, что это как–то связанно с близостью Проклятой Пустоши, в которой в последнее время активизировалась вся нежить.

– То есть, там небезопасно?

А что, это очень удобно для тех заговорщиков – если у самих не получится (уж я постараюсь!), то всегда есть надежда на нежить.

– Ну что ты, – улыбнулся уголками рта вампир. – Чтобы обо мне не думали, я не позволю пострадать своим спутникам.

А я не позволю пострадать тебе, – мысленно закончила я его речь.

– Хорошо. Значит, до завтра?

– Да. И постарайся выспаться – все же нас ждет не самый легкий путь.

* * * 

Александрий. 

Вот и отлично.

Девочка согласилась, как, впрочем, я и рассчитывал. И насчет опасности пусть не беспокоится – уж ее то я точно в обиду не дам.

А если что, то на обед нежити пойдут те, кто будет на нее заглядываться – так сказать, совместим приятное с полезным…

* * * 

Адиалия. 

Найдя дружков в библиотеке, я рассказала им о предложении ректора. Сказать, что они были в шоке, значит промолчать в тряпочку.

Причем шокированы они были не столько самим предложением, сколько тем, что я согласилась.

Остаток дня мы провели в городе, где я делала необходимые покупки – все–таки создание материальных вещей требует слишком много сил.

Все это время дружки меня разве что не поминали. Впрочем, чувствую, и этого ждать недолго…

– Слушайте, ну что вы меня раньше времени хороните?! – не вытерпела я, когда Рон стал завывать «На кого ж ты нас покинула–а–а». – Я на тот свет еще не собираюсь!

Ноль внимания. Дан присоединился к оборотню…

– Да ну вас! – не на шутку рассердилась я, со злости телепортируясь вместе с вещами прямо к себе в квартиру. Ничего, не маленькие, без меня доберутся.

Все еще сердито фыркая, я приняла ванну и, поставив магбудильник[8], легла спать – завтра очень рано вставать.

Ну что со мной может в дороге случиться?! У меня ж практически божественное бессмертие! – раздраженная поведением друзей думала я, засыпая. Как же я ошибалась… 

* * *  

Я проснулась от резкой трели магбудильника. Какого Хаоса?!

Посмотрела на часы – пять утра. Какой идиот поставил заклинание на такую рань?

… Ой, это же я сама! В шесть я должна быть у стационарных телепортов!

Спотыкаясь и падая, я принялась судорожно приводить себя в порядок. Так, умыться. Почистить зубы. Одеться. Взять сумку – слава Богам, я ее с вечера собрала. Вся прелесть этой сумки – она бездонная. То есть, сколько туда ни положи, она не увеличится и не потяжелеет.

Поставив охранку, я буквально вылетела из квартиры – мне нужно еще в конюшню успеть смотаться.  

Когда я туда прибежала, оказалось, что коня мне уже приготовили. Им оказался вороной красавец с огненного цвета гривой. Прислонив сумку к стене, я осторожно подошла к животному, удерживаемому конюшим за уздечку.

– Ну что, будем знакомы? Я Диали, – погладила я коня по холке и спросила конюха, – А как его зовут?

– Он здеся недавно. Его еще, ить, не успели никак назвать.

– Ну тогда будешь… хм, Диабло. Как, нравится? – спросила я коня.

Диабло согласно мотнул головой и присел на передние ноги, приглашая меня сесть. Ну надо же, какой воспитанный. Усевшись и подождав, пока коняшка встанет, я, по пути прилаживая к луке свою сумку, поданную конюшим, направила Диабло в сторону Черной башни – в ней находились стационарные телепорты.  

* * *  

Прибыв на место, я увидела, что Александрий вместе с посольством уже на месте и ждут только мою персону.

Улыбкой поприветствовав меня (у эльфов от такого зрелища чуть глаза на лоб не полезли – спасла только знаменитая эльфийская сдержанность), он обратился к посольству:

– Теперь все в сборе. Заходим.

Поскольку это было сказано таким ледяным тоном, что, казалось, сейчас деревья инеем покроются, эльфы успокоились (такой Александрий был им хотя бы привычен).

Спешившись, мы, ведя лошадей под уздечку, зашли в башню. Там располагалась большая зала с кругами стационарных телепортов. В центре залы находился нужный нам – настроенный максимально близко к Проклятой Пустоши, через которую мы и будем добираться до эльфийской столицы.

Кстати, пока ректор настраивает телепорт, несколько слов о посольстве.

Всего в делегации я насчитала восемь эльфов: два дипломата, маг, четверо воинов – телохранители, и лекарь. То есть стандартный набор любой делегационной группы.

Дипломатами оказались эльфы с платиновыми волосами и одинаковыми постными минами. Глядя на них, можно было подумать, что они делают огромное одолжение, одаривая окружающих своим высокородным присутствием.

«Фи», – мысленно скривилась я, переходя на другой объект (скорее жертву) моего внимания.

Воины. Ну что я могу сказать – все четверо высокие, с развитой мускулатурой, заметной даже через одежду, жилистыми руками и отрешенным выражением лица. Выдавали только глаза (у всех четверых они были голубыми) - настороженные, подозревающие все и вся, я бы даже сказала свирепые. Да, именно свирепые – этот эпитет подходит как нельзя лучше. Впрочем, это и не удивительно – охрану дипломатов натаскивают так, что потом это уже не эльфы, а звери какие–то под цивилизованной оболочкой.

Мда, таких лучше не злить. Сделав для себя пометку, я перевела взгляд на мага с лекарем.

Несмотря на то, что эльфийский колдун выглядел лет на тридцать с гаком, в его глазах цвета молодой листвы светилась невероятная мудрость. Наверняка этому экземпляру уже около десятка или около того тысячелетий. Внезапно я увидела, что его глаза смотрят прямо на меня. Не отводя пристального взгляда, маг слегка улыбнулся и медленно кивнул, приветствуя. Кивнув в ответ, я мысленно довольно потерла ручки – похоже, мне будет с кем пообщаться в пути и кроме ректора.

Лекарем оказалась молоденькая эльфийка с идеально прямыми волосами цвета меда и огромными голубыми глазами. Не знаю почему, но она мне не понравилась. Наверное, из–за выражения ее небесных глаз – было в них что–то стервозное, я бы даже сказала жестокое. От такой жди неприятностей. А значит, нужно взять ее под наблюдение.

– Готово, – оторвал меня от приступа паранойи голос Александрия.

Эльфы начали по одному, ведя за собой лошадь, входить в телепортационный круг.

Наконец остались только мы с вампиром.

– Не бойся, – Александрий мягко подтолкнул меня к кругу.

Встав в центре и крепко держа за уздечку Диабло, я зажмурилась и приготовилась к телепортации. Миг, и вот я уже открываю глаза, стоя посреди какой–то поляны. Через несколько секунд послышался тихий хлопок и рядом появился Александрий.

– Где мы? – спросила я у вампира.

– На опушке Летнего леса. Это тихое место, так что вряд ли здесь нам грозит хоть какая–то опасность.

Представив перед глазами карту Златого, я убедилась в его словах – место это действительно было тихим и совершенно неопасным. И тут меня опять посетила тетушка паранойя – а вдруг те заговорщики решат напасть именно здесь, когда мы будем расслабленны из–за отсутствия видимой опасности? Надо быть начеку. А то отвлекусь вот так на бабочки–цветочки и раз – подопечного уже тюкнули.

Заметив мой настороженный взгляд, осматривающий окрестности на предмет затаившихся заговорщиков, Александрий с полуулыбкой положил мне на плечо свою руку в успокаивающем жесте:

– Ну что ты, расслабься. Никто нас здесь не тронет. Залезай лучше на своего коня – пора трогаться.

Напряженно кивнув в ответ, я забралась на услужливо присевшего Диабло, и подъехала к эльфам, уже на конях ждущих нас с вампиром неподалеку от места телепортации. Александрий, тоже уже на своем вороном жеребце, начал отдавать приказания:

– В этом лесу мы вряд ли можем встретить какую–либо нежить, так что едем галопом. Ночевать остановимся только будучи на другом конце леса. Вопросы есть?

Если вопросы у кого–то и были, то задать их никто не отважился – еще бы, когда на тебя ТАКИМ взглядом смотрят…

– Раз вопросов нет, тогда поехали.

И первым бросил в галоп своего коня. За ним тронулись с места очнувшиеся мы.

* * * 

Алдариэль. 

Стоя у телепортационного круга и дожидаясь, пока вампир наладит телепорт, я исподтишка рассматривал человеческую девочку – его ученицу.

Надо заметить, посмотреть было на что. Я впервые за всю свою жизнь видел подобную красоту. Даже прекрасная Уовиэль, наша принцесса, рядом с этим человеческим ребенком смотрелась бы посредственностью.

Эльфийки удавятся от зависти.

Да что там говорить, я уже заметил «ласковые» взгляды, бросаемые Лариной, нашим лекарем, на юную магичку. Как бы не набросилась – Ларина до ужаса тщеславна и не выносит конкуренции.

Но меня больше волновала не красота девочки, а ее странные отношения с Александрием. Он славился невероятной жестокостью и холодностью. Этот вампир вызывал у всех неосознанный ужас, на уровне инстинкта. Пожалуй, не нашлось бы никого, кто бы не слышал о зверствах знаменитого Александрия Сент–Левена, убийцы и «чудовища», как многие его называли. Им пугали детей, при нем застывали от ужаса взрослые… Никто не знал, на что он на самом деле способен – после демонстрации его сил не оставалось ни одного выжившего…

И что я увидел, когда прибыла эта девочка? Теплая приветственная улыбка, а в глазах, о Боги, самая настоящая нежность! Мне казалось, что я схожу с ума. Ну не может этот монстр так улыбаться, смотреть с такой нежностью!

Но горящий в его глазах трепет, когда он смотрел на девочку, убеждал в обратном.

Что самое удивительное, по моим сведениям юная магичка поступила в Академию всего лишь неделю назад. Так что же могло заставить «великого и ужасного» так измениться, пусть и только по отношению к этой девочке, за столь малое время? Еще одна загадка…

Тут я увидел, что моя юная коллега на меня внимательно смотрит. Неплохо было бы познакомиться с ней поближе – чувствую, она еще и приятный собеседник. Слегка ей улыбнувшись, я кивнул, приветствуя. Немного помедлив, девочка кивнула в ответ и перевела взгляд на стоящую передо мной Ларину. Хм, оценивает нас?..

Тут вампир закончил с настройками, и мы начали телепортацию.

Оказавшись на месте прибытия – какой–то поляне, я забрался на свою лошадь и стал ждать остальных.

Последними прибыли вампир с ученицей. Та что–то у него спросила и, услышав ответ, окинула напряженным взглядом окружающие нас деревья. Александрий, заметив это, успокаивающе положил руку на ее плечо, и, слегка улыбнувшись, что–то сказал. Ну вот, опять его ненормальная (для «чудовища») привязанность к девочке.

Все эти резкие перемены в поведении, нежное, я бы даже сказал, трепетное отношение… Если бы он был обычным вампиром, я бы подумал, что…

Тут меня пронзила совсем уж нездоровая догадка.

Хм, интересно, а монстры могут влюбляться?..

* * * 

Адиалия. 

Был уже вечер, когда мы наконец–то достигли границы Летнего леса. Тормознув Диабло, я буквально свалилась с него. За мной на землю попадали эльфы, порядком растерявшие свой гонор, а затем и лошади. Я вообще удивляюсь их (лошадей) невероятной выносливости. Обычные клячи уже давно попадали бы с пеной у рта, а эти нет, продержались. Но это, наверное, их Александрий с эльфом–магом подпитывали. Кстати, сам вампир как ни в чем ни бывало сидел около разведенного костра (когда только успел?) и насмешливо на нас смотрел.

– А я думал, что эльфы более выносливы, – с деланным изумлением протянул он, явно издеваясь над эльфиками. Впрочем, надо заметить, что, увидев обессиленную меня, Александрий встревожился (я уловила это только благодаря связи хранителя) и быстрым шагом подошел ко мне. Не слушая моих возражений, он взял меня на руки и отнес к костру, положив меня там на расстеленный им плащ. Только тут я заметила, что над костром висит ветка с нанизанным на нее кроликом – очевидно, Александрий прибыл намного раньше нас и успел не только развести костер, но и поймать себе ужин.

Заметив голодный блеск моих глаз (еще бы, попробуйте целый день не есть!), он хлопнул себя по лбу:

– Хаос, ты же целый день без еды!

Похоже, он был искренне расстроен.

Александрий снял уже готового кролика и, ловко разорвав его пополам и разложив на две тарелки, протянул мне одну из них.

– Ешь скорее, – озабоченно посмотрел он на меня.

И только удостоверившись, что падать в голодный обморок я не собираюсь, а вполне живенько уплетаю крольчатину, принялся за свою порцию. Блин, и с чего это он такой заботливый?

– А что есть нам? – подала голос эльфийка.

Александрий, отвлекшись от процесса поедания, с холодным недоумением посмотрел на нее.

– Вы не взяли с собой провизии?

Переглянувшись, эльфы покачали головой:

– Мы думали, что вы обеспечите нас едой.

– Я этого делать не собираюсь, – ледяным тоном протянул вампир. – Так что, если у вас не хватило ума запастись хоть какими–то продуктами, вам придется самим добывать себе еду. Я буду охотиться только для себя и своей ученицы.

Заметив злые взгляды, бросаемые на него эльфами, он замораживающим голосом спросил:

– Вы чем–то недовольны?

Я поняла, что если недовольные найдутся, то начнутся жертвы. К своему счастью, эльфики это тоже поняли и вякать поостереглись.

Вместо этого хмурые воины отправились на охоту, а остальные стали молча обустраиваться на ночлег.

* * * 

Когда я прикончила кролика, Александрий всунул мне чашку с каким–то отваром.

– Что это?

– Тонизирующий эликсир. Выпей, и основные резервы организма восстановятся.

Медленно попивая из кружки, я у него спросила:

– Вы совсем не выглядите усталым. Тоже эликсир?

– Нет, – усмехнулся вампир. – Просто мне и не такие расстояния без отдыха покрывать приходилось.

– Боюсь, ни я, ни эльфы такого темпа долго не выдержат, – намекнула я.

На лице Александрия появилось раскаивающееся выражение (перед зеркалом репетировал, что ли?):

– Прости. Я вижу, как ты устала. Такого больше не будет, обещаю.

– Да ничего, – успокаивающе сказала я расстроенному вампиру. – Я на самом деле не такая неженка, как вы думаете.

– Все равно, так уставать я тебе больше не позволю, – на его лице появилось упрямое выражение. – И кстати, прекрати выкать. Я начинаю чувствовать себя дряхлым.

– Если вы… ты так хочешь.

– Ну, вот видишь, это не сложно, – улыбнулся вампир. – А теперь давай–ка на ночь обустраиваться.

Кивнув, я подтащила к себе свою сумку и стала в ней рыться. Наконец я нашла нужный мне маленький комочек. Взяв его за уголки, встряхнула, и вот я уже держу большое толстое одеяло (фокус со сворачиванием в пятое измерение).

Александрий уже назначил среди эльфов часовых и теперь укладывался на свой плащ. Решив не морочиться с выбором места для ночевки, я просто подвалилась к нему сбоку. Он против не был. А я же, заметив, что ему укрыться нечем, решительно накинула свое одеяло на нас обоих – не хватало только, чтобы мой подопечный простудился! Александрий на мгновение как–то странно замер, а потом тихо прошептал:

– Спасибо.

Не поняв его странной заминки, я скользнула сознанием по нашей связи в поисках ее причины. А когда наконец нашла, у меня сжалось сердце – о нем впервые кто–то заботился…  

Глава 9

Иногда стоит узнать человека поближе, как хочется послать его подальше.  

Адиалия. 

Из объятий Морфея меня вырвал чей–то голос, с почему–то отчаянной интонацией зовущий меня.

С трудом разлепив глаза, я увидела склонившееся надо мной лицо Александрия.

Полюбовавшись через опущенные ресницы на уже откровенно безнадежную мину вампира, я со злорадством заключила, что пытается разбудить меня мой подопечный уже довольно давно.

Когда он начал трясти меня за плечо, я не выдержала такого издевательства над моим непроснувшимся телом и, широко открыв глаза, с укоризной на него посмотрела (на вампира, а не на тело).

– Что тебе надобно, старче? – замогильным голосом провыла я в лицо опешившего ректора.

Тот от неожиданности резко опустил руки, до этого держащие меня в полувертикальном положении. Я, естественно, грохнулась.

– Что ж ты творишь–то?! – на этот раз искренне взвыла я, потирая отшибленное мягкое место.

– А вот не надо пугать бедного слабонервного дедушку! – съязвил отошедший Александрий. – В мои года инфаркт не дремлет.

– А какие, кстати, года то? – полюбопытствовала я, пытаясь одновременно встать и проснуться.

– Сорок, – после небольшой заминки признался вампир.

– Как? Такой молодой? А я думала, это ты Академию строил, – Александрию надоело смотреть на мои жалкие попытки принять вертикальное положение, и он, схватив меня за ворот рубашки (так и тянет сказать – за шкирку!), мигом поднял меня.

– Тысячелетий, девочка, – вздохнул вампир. – Мне сорок тысячелетий.

– Сколько?! – от неожиданности я вновь уселась (а точнее упала) на землю.

– Сорок тысячелетий, – послушно повторил ректор, со вздохом поднимая меня во второй раз. После чего нарочито равнодушно спросил. – Я кажусь тебе стариком, да?

Не смотря на его деланное безразличие, я каким–то образом поняла, что мой ответ для него почему–то очень важен.

Ну, сорок тысячелетий это, конечно, Хаос знает сколько, но с другой стороны, в рамках фактического бессмертия вампиров это не так уж и много. Пусть до него никто и не доживал до такого возраста…

– Вообще, ты хорошо сохранился… ой, то есть, нет, не кажешься.

– В таком случае, раз тебя не смущает мой возраст, думаю, ты не против более свободного нашего общения? – невинно уточнил Александрий, но я чувствовала, что он действительно рад.

– Э–э… хорошо, – и действительно, пора переводить отношения с подопечным на дружеский уровень.

– Вот и отлично, – сверкнул клыками в улыбке вампир. – Тогда собирайся, все ждут только тебя.

Только тут я заметила, что все эльфы действительно собраны, и теперь в сторонке ожидают, уже на лошадях, нас с Александрием.

Быстро умывшись водой из протянутой вампиром фляжки, я прочитала заклинание чистки зубов и заставила волосы сплестись в косу, после чего собрала и свернула одеяло, убрав затем в сумку. На все это ушло даже меньше минуты.

– Я готова, – уже с Диабло сказала я вампиру.

– Поразительная для девушки скорость, – иронично произнес Александрий, после чего начал проводить сегодняшний ликбез. – Сегодня мы проедем очень близко к Проклятой Пустоши, поэтому всем быть настороже. Если кто–то замечает что–то подозрительное, сразу докладывать мне. Остановки делаем через каждые шесть часов. Старайтесь не отбиваться от основной группы.

– Мы уж не первый раз по этой дороге ездим и правила безопасности знаем, – презрительно фыркнул один из дипломатов.

– Вас что–то не устраивает? – вкрадчиво спросил Александрий, глядя эльфу в глаза.

Эльф не выдержал и отвел глаза, не в силах выдержать жуткий взгляд.

– Нет, – сглотнув, чуть дрожащим голосом тихо ответил он.

– Я не слышу, – голос вампира оставался все таким же мягким, но от этого не менее пугающим.

– Меня все устраивает, – выдавил дипломат.

Александрий наконец–то отвел свой взгляд от уже откровенно дрожащего эльфика и тихо произнес:

– Вы находитесь под моей ответственностью, и пока мы не достигнем Теры, вы будете выполнять мои приказы. ВСЕ ЯСНО?! – под конец голос вампира превратился в рык.

Пытаясь сжаться до минимальных размеров, эльфы затравленно кивнули. Мда, что–что, а запугивать Александрий умеет.

– Тогда трогаемся, – уже нормальным голосом произнес вампир, как всегда первым посылая своего коня в галоп.  

* * *  

Так мы ехали несколько суток. Подъем в семь утра, регулярные остановки через каждые шесть часов, остановка на ночлег в десять. Такой режим оказался для меня не слишком трудным, и физически я чувствовала себя довольно сносно. Вот только всю дорогу меня не переставала беспокоить одна вещь – на нас так никто и не напал. Ни загадочные заговорщики, ни даже банальная нежить. Нет, конечно, в нападении на нас я не видела ничего хорошего, да только мучиться от неизвестности еще хуже.

Когда мы наконец прибыли в эльфийскую столицу, меня обуревали жуткие подозрения, и я ничего не могла с этим сделать.

Мне не давал покоя вопрос, почему же запланированного нападения не случилось.

Изменили планы?

Или вообще отменили операцию?

Я не знала, и это не давало мне расслабиться и насладиться в полной мере красотой Теры.

А посмотреть было на что – воздушные строения, ажурные мостики, бесконечная череда фонтанов, светлые краски во всем, все это делало Теру похожей на игривый солнечный луч, играющий на снегу.

Может это немного неадекватное представление, но я видела эльфийскую столицу именно так.

Когда мы только приехали, нас встретил сам Совет (у эльфов – высоко уполномоченный орган исполнительной власти). Делегация послов сразу отбыла в неизвестном направлении, а меня с Александрием проводили во дворец Его Величества Велиала, где нам предоставили покои.

Комнаты оказались на третьем этаже (для особо важных персон!) и находились друг напротив друга. Вот и хорошо, не бегать в случае чего Хаос знает куда.

Зайдя в свои покои, я была приятно удивлена. Здесь было три комнаты – гостиная, спальня и ванна, которая, к слову сказать, была ничуть не меньше той же спальни. Все было выполнено в пастельных тонах, мебель украшала характерная для эльфов ажурная вязь.

Неплохо. Я бы даже сказала, что очень даже хорошо. А учитывая, что здесь мне придется провести шесть дней, так и вовсе отлично.

Решив распределить свои вещи по местам, я, разместившись в гостиной, стала вытряхивать содержимое моей бездонной сумки и старательно раскладывать его на две кучки – полезное и «откуда сие взялось?». Озадаченно посмотрев на вторую, я запихала ее обратно – потом разберусь.

Едва я закончила распределять вещи, как в дверь постучали.

– Войдите.

В комнату вошел Александрий собственной персоной.

Пробежавшись взглядом по интерьеру, он хмыкнул.

– У тебя обстановка более веселая. Мои покои больше напоминают склеп. Вот что значит репутация, – нарочито печально вздохнул он.

– Тебя это, конечно, безумно расстраивает, – иронично подняла я бровь.

– Порой надоедает, – серьезно ответил вампир. – Ладно, я сюда не жаловаться на свою участь пришел. Мы здесь пробудем шесть дней, как ты уже знаешь. Мне нужно уладить вопросы клана, так что видеть ты меня будешь нечасто. Но тебе выделят компаньонку, с которой ты сможешь осмотреть город. Мне, конечно, жаль, что я сам не смогу показать тебе его, но я и не подозревал, что дел накопилось так много. С придворными тебе общаться необязательно, так что на этот счет не волнуйся. Если что–то будет нужно, только попроси. Надеюсь, ты не обидишься, что я не смогу уделять тебе должного внимания.

– Александрий, я прекрасно понимаю твою занятость, – успокоила я его. – В конце концов, ты меня не веселиться с собой взял. А город я сама осмотреть смогу.  

* * *  

Александрия я действительно видела очень редко, но это меня не расстраивало.

По утрам, пользуясь случаем, я отсыпалась за дни поездки, когда вставать приходилось в рань несусветную. Днем я с приставленной ко мне эльфийкой (довольно нудной особой, нужно заметить) гуляла по городу, рассматривала достопримечательности, коих оказалось довольно большое количество. Провожающие меня восторженные взгляды эльфов льстили, а вот ненавидящие, эльфиек, заставляли немного нервничать – а ну, как они маньячки и на меня сейчас кинутся. Они же все жуть как тщеславные и готовы буквально задушить, как они думают, соперницу. Но обходилось.

По вечерам я наведывалась в дворцовую библиотеку, благо она была более, чем достойной. Ну а в остальное время сидела в комнате, тем более еду мне приносили туда же.

И если вы думаете, что такое рутинное времяпровождение мне нравилось, то вы глубоко ошибаетесь! Эх, если бы не подопечный, я бы двор растормошила.

Но это в другой раз…

Пока приходиться соблюдать конспирацию под тихую невинную овечку, чтоб не опозорить своего дражайшего Александрия.

Так, стоп!

Когда это он стал моим? Он не мой! … А как хочется…

Быстро выкинув эту неправильную мысль из головы, я вздохнула. Мне сейчас не до влюбленностей (я что, действительно сказала «влюбленность»?! Нет, только не я! Вам послышалось!). Мне подопечного от всяких там опасностей оберегать надо.  

* * *  

Наконец настал день отъезда. Пока Александрий заканчивал оставшиеся дела, я сидела в комнатах и собирала вещи. В целом, пребывание в Тере, несмотря на скудность событий, оставило у меня до нельзя хорошее впечатление.

Нужно будет наведаться как–нибудь сюда еще раз. Только на этот раз без сопровождающих. И попробовать расшевелить этот спящий улей…

А то прям сонное царство какое–то! Ну да это потом.

Через час ко мне зашел Александрий, чтобы сообщить, что мы отбываем, и мне нужно быть во дворе через пятнадцать минут.

Пожав плечами, я взяла собранную сумку и отправилась на королевские конюшни. Как там, интересно, Диабло поживает? Соскучился, наверное – я в последние дни к нему не заглядывала.

Диабло действительно соскучился и встретил меня радостным повизгиванием. Ласково погладив холку коня, я прикрепила к луке свою сумку, а потом забралась и сама.

Выехав во двор, я обнаружила, что, как всегда, ждут одну только меня. Оказалось, что король успел сказать прощальную речь, и на данный момент уже отбыл в неизвестном направлении. Ну и ладно, в следующий раз познакомлюсь.

Вскоре красноречие Совета, вышедшего нас провожать, тоже выдохлось, и мы наконец–то смогли тронуться в путь. Как же все эти церемонии раздражают!

* * * 

Александрий. 

Выезжая из Теры, я думал, как же все–таки нехорошо с Адиалией получилось. Обещал девочке веселье, город показать, а сам все время за делами сидел (а точнее бегал).

«Наверняка она думает, что лучше бы это время с друзьями провела», – кисло подумал я, покосившись в сторону причины моих размышлений, которая ехала рядом.

Мда, хотел как лучше, а получилось… как у людей.

Ну да ничего. Зато на протяжении обратного пути мы будем только вдвоем (как же здорово это, оказывается, звучит!), и тут уж я не оплошаю.

Нужно как можно сильнее привязать к себе девочку. Быть может, мне даже удастся влюбить ее в себя… ну да, мечтать не вредно, мечтать опасно… для окружающих.

Что ж, если это мне не светит, я сделаю все, чтобы стать, по крайней мере, ее лучшим другом.

Друг… звучит совсем не так хорошо, как возлюбленный, но и это неплохо. Я ведь смогу быть рядом, видеть ее улыбку, слышать ее смех…

Тьфу, что–то меня не в ту степь потянуло.

И с каких это пор, спрашивается, великого и ужасного меня посещают подобные романтические бредни?

С тех пор, как ты влюбился, – услужливо подсказал мне внутренний голос.

Ну вот, еще и сам с собой разговаривать начал… Дурдом по мне не просто плачет, он рыдает…

Хороша картина, да? Знаменитый на весь мир монстр рассуждает о том, что ему надо в психушку. Кто бы видел… 

Глава 10

Одна голова хорошо, а с туловищем лучше.

Адиалия.

С выезда из Теры прошли почти сутки. Мы уже пересекли половину границы Проклятой Пустоши, и, представьте себе, за все это время не встретили ни одного представителя кровожадного семейства нежити!

Неужели обратный путь тоже пройдет хорошо? Хотелось бы верить…

Сейчас было уже три часа пополудни, и, хотя во всю светило солнце, прохладный ветерок не давал превратиться одному бестолковому хранителю в серафима–гриль. Но, все равно, когда я увидела темнеющую невдалеке полоску леса, я, не удержавшись, взвизгнула от радости. Скоро, уже совсем скоро я окажусь в спасительной прохладе леса!

Александрий, услышав мой взвизг, удивленно покосился на меня, но потом понимающе усмехнулся.

– Что, жарко?

– Да на мне скоро можно будет яичницу жарить! – фыркнула я.

– А почему магией не воспользуешься? Или способностей не хватает, – шутливо поразился вампир и деланно покачал головой, – Какой стыд! И еще на спецфакультете!

Я укоризненно на него посмотрела.

– Ты знаешь почему я берегу магию. По той же причине, что и ты – вдруг придется защищаться.

После моих слов Александрий отбросил шутливый тон и уже серьезно спросил:

– Зачем тебе копить магию, если на нас может напасть только нежить, от которой я и сам смогу нас защитить? Или ты не веришь в мои силы? – слегка ироничным тоном поинтересовался вампир.

– Я верю, что ты с легкостью сможешь защитить нас от нежити, – покачала я головой. – Было бы глупо недооценивать тебя. А магию я берегу просто на всякий случай.

Про планируемое нападение я решила ему не говорить.

Во–первых, заговорщики могли изменить планы, и в этом случае я бы выглядела в его глазах параноидальной дурочкой.

Ну а во–вторых, мне пришлось бы объяснять, почему я не предупредила его раньше.

Если честно, я и сама не до конца понимаю, почему не сказала ему об этом. Наверное, из–за того, что меня в этом случае вампир бы вряд ли взял с собой. Нет, я, конечно, все равно последовала бы за ним, но вот объясняться в том случае, если бы он меня засек (а это наверняка бы произошло), мне не хотелось совершенно.

Ну, еще и потому, что вряд ли могла бы после этого надеяться на какие бы то ни было дружеские отношения. А для сильной связи хранителя с подопечным хоть какие–то зачатки дружбы просто необходимы. Да и просто портить отношения не хотелось…

– Мне кажется, что ты чего–то недоговариваешь, – недобро прищурился Александрий, когда мы уже въехали в лес.

– Ну что ты, – натянуто улыбнулась я.

– Мы поговорим об этом позже, – оборвал разговор вампир, прислушиваясь к чему–то.

– В чем дело? – непонимающе посмотрела я на него.

– Прислушайся, – тихо шикнул на меня он.

Последовав его совету, я сначала ничего такого не услышала. Но потом до меня стали доноситься какие–то странные звуки – как будто кто–то тихо трубит в горн.

– Что это? – спросила я у напряженно застывшего Александрия.

– Боюсь, для нас ничего хорошего.

– Ты прав, вампир, – услышала я насмешливый мужской голос позади нас. – Для вас в этом ничего хорошего нет.

Стремительно обернувшись, я увидела высокую фигуру, прислонившуюся к дереву. Она была закутана в темную мантию, перехваченную широким поясом с бляхой в виде ухмыляющегося черепа. На поясе было три металлических полоски… первая ступень мастерства… Боги, только не это! Некромант, причем высший[9]! Нам каюк…

Так, стоп, отставить обреченные мысли! За подопечного любому глотку перегрызу, будь он даже трижды развысоким некромантом!

Тут упомянутый некромант откинул капюшон, и нам предстала ухмыляющаяся рожа темного эльфа.

– Чего ты скалишься? Мышцы лица свело? – фыркнула я. Ну да, помирать, так гордо… шучу! На самом деле я отвлекала его от Александрия, втихаря начавшего плести какое–то заклинание.

– Ого, а девочка то с норовом, – издевательски протянул эльф. – Пожалуй, я даже оставлю тебе жизнь. Развлечешь меня несколько вечеров.

– Да я лучше инфернала[10] поцелую! – ну что там этот вампир копается? Поскорей бы замочил…

– Думаю, у тебя будет такая возможность, – зло прищурился этот… гаденыш.

Не успела я поинтересоваться, что он имел в виду, как из–за деревьев показалась причина того свистящего звука, который услышали мы с Александрием.

Инферналы…

Их было около двух десятков… с явно кровожадными намерениями медленно наступающих на нас, беря в кольцо.

– История с загнутым концом, – грустно вздохнула я, прекрасно понимая, что живыми нам не уйти.

– Почему загнутым? – непонимающе спросил вампир, бросая доплетенное заклинание в некроманта, с лица которого быстро сползла ухмылка.

– Потому, что мы все здесь загнемся, – объяснила я, с интересом глядя на неуспевшего увернуться, воющего эльфа, пытающегося стряхнуть с себя синее пламя, быстро расползающееся по его телу. Вдруг его охватила яркая вспышка, и некромант обратился в пепел.

– Круто, – оценила я. – А с этими так сможешь?

В ответ вампир обреченно покачал головой:

– Боюсь все, что мы можем сделать – это забрать с собой в могилу как можно больше этих тварей. Хаос, зачем я вообще тебя с собой взял?!

– Не надо раньше времени убиваться. За тебя это сделают эти милые создания, – мрачно пошутила я. А в голове тем временем рождалась сумасшедшая идея. Но ведь это безумие, после которого мне не поможет даже мое бессмертие…

Поэтому, я собрала жалкие остатки здравого смысла и мысленно… сложила их в гробик, присыпала землей, придавила надгробным камушком и водрузила сверху букетик цветов. Прощальная речь сводилась к следующему: «Сегодня я провожаю в последний путь мой здравый смысл. Дорогой, покойся с миром. Ты так редко посещал меня раньше, что я почти не замечу твоего отсутствия теперь».

И все потому, что я обязана спасти своего подопечного. Даже ценой своего послесмертия…

– Прости меня, – хриплым от волнения голосом сказала я Александрию.

– За что? – непонимающе оглянулся на меня вампир, уже вытащивший свои клинки, чтобы порубать инфернала, подошедшего слишком близко.

– За это, – с этими словами я кинула в растерявшегося Александрия настолько сильным обездвиживающим заклятьем, насколько у меня хватило сил. Все, минут пять точно двигаться не сможет. А я тем временем приступила к своему самоубийству – никак иначе это назвать нельзя.

* * *

Александрий.

Лежа на земле и не имея возможности даже пошевелиться, я с ужасом и яростью смотрел на Адиалию, начавшую петь какое–то заклинание на неизвестном мне языке. Хотя нет, известном… она пела на давно утерянном языке серафимов! Все–таки я был прав… Хаос, что же она делает?!

Вслед ее словам вокруг нас стала образовываться воронка, не подпускающая приблизившихся инферналов. Из ее пальцев вдруг выплеснулись потоки света, которые змеями обвили ее стан. Она запела громче, и от нее стали волнами расходиться круги Силы. Какая мощь…

А я наконец–то понял, что за заклинание творила моя Адиалия – высвобождение Жизни.

Древнее могучее заклятье, вызволяющее невероятную по мощи Силу. Через отнятие не просто жизни, а послесмертия…

Боги, она решилась на это, зная, что не сможет даже возродиться! Ее душа просто уйдет в небытие…

Мне хотелось кричать. Зачем она это делает?! Неужели… неужели, чтобы смог выжить я? Но почему?…

Тем временем из ее груди стали исходить все более мощные потоки Силы.

Вдруг, все как будто замерло… Миг… и вспышка, в свете которой стали таять силуэты инферналов. Я почувствовал, как на мне буквально разорвалось наложенное Адиалией заклинание…

Еще мгновение, и все потухло.

С трудом сев, я увидел, что на месте инферналов теперь только кучки пепла. Я повернул голову, и в моей груди что–то оборвалось – в паре метров от меня, не двигаясь, лежала Адиалия. Боги, нет!!

Спотыкаясь, я подбежал к ней и упал на колени. Бережно взяв ее на руки и быстро просканировав ауру, я увидел, как жизнь стремительно покидает ее тело.

Что же делать?! Я не могу позволить ей уйти!!!

От отчаянья я взвыл в голос. Я не смогу без нее! Зачем мне такая жизнь?!

Должен же быть выход! Хаос, как предотвратить этот процесс?! Думай, думай!!

Я лихорадочно стал искать решение…

Вот оно! Вот он выход!!! Карилийский обряд на крови[11]!

Глава 11

Истина где–то рядом… не наступите!

Александрий. 

…Вот он выход!!! Карилийский обряд на крови!

Не раздумывая ни секунды, я выхватил запасной кинжал из–за отворота сапога и резким движением разрезал рубашку на груди девушки.

Осторожно надрезав нежную кожу под сердцем Адиалии, я проделал то же самое со своей левой ладонью. Плотно прижав кровоточащую руку к ранке на груди девушки, я начал шептать:

– Да станут свидетелями Боги, – неожиданно появившиеся тучи стали расползаться по уже серому небу, закрывая собой солнце.

– Мир даст свое согласие, – небо прочертила молния, где–то в отдалении прогремел гром – согласие получено.

– Стихии дадут мне Силу, – резкий порыв ветра и вокруг нас стала образовываться воронка.

– И даже Хаос не отнимет волю, – глаза Адиалии распахнулись. Затянутые непроницаемой дымкой, они неожиданно прояснились и засверкали расплавленным золотом, медленно превращающимся в серебро. Я знал, что с моими глазами сейчас происходит то же самое, только наоборот – первая стадия соединения.

Впившись взглядом в глаза все еще бессознательной девушки, я, выждав, пока они окончательно поменяют свой цвет, продолжил:

– Я отдаю тебе свою жизнь и душу, сердце и волю, силу и дух… навеки.

Я обещаю хранить и оберегать, понимать и разделять… всегда.

Ты больше не узнаешь боли, обещаю.

Я положу весь мир к твоим ногам.

Gerest hinai du tan lirau,

La reske mon cure liram![12]

С моими последними словами на землю обрушился ливень, но я не чувствовал этого. Сознанием я уже проваливался в межмирье, наступила самая сложная часть ритуала – мне нужно отыскать там Адиалию и заставить вернуться, что я смогу сделать только в том случае, если обряд удался.

…меня накрыло темной волной и в следующую секунду я оказался там, где мне и нужно искать душу девушки – за порогом Жизни, в межмирье.

Вокруг меня все было покрыто туманной дымкой. Лишь в отдалении слабо отсвечивали огненные блики. Значит, мне туда.

Я стал быстрым шагом, переходящим на бег, приближаться к источнику огненных вспышек. Миг, и я на лесной поляне. Я знал, что это лишь мираж.

На дальнем краю поляны спиной ко мне стояла… серафим. Я не ошибся в своих догадках – там стояла Адиалия Толенгро, якобы «умершая» принцесса серафимов. Длинные переливающиеся волосы волнами стекали по ее спине, касаясь кончиками земли. Огромные крылья обнимали ее тоненькую фигурку, как бы защищая свою хозяйку от всего на свете.

– Адиалия, – осторожно окликнул я девушку.

Она медленно обернулась. Золотые глаза удивленно распахнулись.

– Тебе здесь не место, живой, – мелодично произнес ее голос. – Зачем ты пришел сюда?

– За тобой, – я напряженно всматривался в ее глаза. Нет, она не узнаёт меня.

– Зачем мне идти с тобой? – равнодушно спросила она.

– Разве ты не хочешь вернуться? Там твой мир, твои друзья. Тебе всего лишь нужно согласиться пойти со мной.

– Не хочу, – все такой же равнодушный взгляд. – Почему я должна возвращаться?

– Ты… ты нужна им… ты нужна мне.

– Нужна, – задумчиво проговорила она. – Но зачем я тебе?

– Ты… . – я запнулся, но потом меня как будто прорвало, – Ты первая, кто отнесся ко мне так тепло. До тебя я был одинок. А когда ты появилась, я внезапно почувствовал себя нужным. Ты стала первым моим другом. Первой, кто меня понял. И я очень, очень хочу, чтобы ты вернулась. Потому что иначе мне возвращаться нет смысла.

Отдышавшись, я хрипло спросил:

– Так ты согласна вернуться со мной?

– Я… я согласна, – тихо ответила девушка, глядя на меня широко распахнутыми глазами, в которых появились первые проблески узнавания. Тихим звоном отозвалась образовавшаяся после этих ее слов связь, тонкой ниточкой соединившей навеки наши души.

Мне хотелось смеяться от радости – у меня получилось! Я смогу ее вернуть!

От наплыва чувств я неожиданно даже для себя подскочил к Адиалии и крепко поцеловал ее в губы. Она удивленно застыла, но я уже заставил себя оторваться. Не время.

– Идем, – взяв ее за руку, я потянул девушку за собой.

Когда мы достигли края поляны, мир вокруг нас перевернулся, и в следующий миг я обнаружил, что стою на коленях в лесу, а на моих руках очнувшаяся Адиалия.

– Обряд совершен, – раздался у меня в голове чей–то тихий голос.

– Александрий, что случилось? – непонимающе посмотрела на меня девушка.

Я, обнаружив, что до сих пор прижимаю свою ладонь к ее груди, резко отдернул руку, а потом магией заставил ее рубашку срастись обратно на уже зажившей коже.

– Что случилось?! Ты чуть не умерла! – я наконец–то позволил копившемуся до этого гневу выплеснуться наружу. – Какого Хаоса ты это сделала?!

– Я не могла позволить тебе умереть, – тихо ответила Адиалия, смотря в сторону.

Я, взяв ее за подбородок, заставил посмотреть ее себе в глаза:

– Почему?

– Для начала мне нужно кое–что рассказать тебе. А потом ты объяснишь мне, как тебе удалось вытащить меня практически с того света, – многообещающий взгляд говорил, что без подробного рассказа меня не отпустят.

– Кхм, может ты отпустишь меня, чтобы я могла сесть поудобнее? – отвлек меня от размышлений, как бы правдивее соврать, голос девушки.

– Что?… Да, конечно.

Вывернувшись из моих рук, она присела около ближайшего дерева, облокотившись на него спиной, и начала рассказ:

– Ты, наверное, уже понял, что я серафим.

– Да еще и королевских кровей, так?

– Да, – вздохнула девушка. – Дело в том, что меня назначили твоим хранителем. Я обязана была защитить тебя даже ценой собственной жизни.

– Что?! Ты… ты мой хранитель? – потрясенно посмотрел я на нее. Неужели легенды о серафимах–хранителях не врут?

Адиалия в ответ просто кивнула, старательно не глядя на меня.

– Так значит, ты сделала это просто потому, что я твой подопечный, которого ты должна защищать? – сердце кольнуло болью. – Значит, и общение со мной было просто обязанностью?

– Нет! – сердито воскликнула она. – Общение с тобой никогда не было для меня просто обязанностью! И, если ты меня внимательно слушал, я вовсе не должна была жертвовать ради тебя своим послесмертием!

– Тогда почему ты это сделала? – в душе стала разгораться глупая надежда.

– Потому что ты стал дорог мне, – хриплым шепотом ответила Адиалия, все еще не глядя мне в глаза. – Потому что я хотела, чтобы выжил Александрий. Именно Александрий, а не просто мой подопечный.

Я поймал себя на том, что глупо улыбаюсь. Быстро стерев это дебильное выражение лица, я, поднявшись, подошел к своей (и ничьей больше!) Адиалии и присел рядом с ней на корточки, взяв ее холодные ладошки в свои руки.

– Знаешь, я раньше даже не думал, насколько счастливым меня могут сделать простые слова о том, что я кому–то нужен.

Она несмело на меня посмотрела, после чего робко улыбнулась:

– Теперь ты все знаешь. Так что твоя очередь отвечать на вопросы. Как ты смог меня вернуть?

Я немного замялся перед ответом, но потом решил ответить правдой, но не полной – для этого еще будет время:

– Понимаешь, раньше был такой ритуал, который привязывал двоих друг к другу. Эта связь позволяла вернуть даже с того света.

– И ты провел его, – скорее утвердительно, чем вопросительно сказала Адиалия.

– Да, – вздохнул я. – И ты теперь против своей воли на всю жизнь привязана ко мне, но, пойми, я не мог позволить тебе уйти! Прости…

– За что? – мягко спросила девушка.

– Ты теперь навеки привязана к чудовищу, монстру, а все из–за моего эгоизма, – горько усмехнулся я в ответ. – Я пойму, если ты станешь меня ненавидеть…

– Алекс, посмотри на меня.

Я нехотя поднял голову, невольно отмечая, как мне приятно такое ее обращение ко мне.

– Во–первых, если ты еще раз назовешь себя монстром или чудовищем, я всерьез на тебя обижусь. Во–вторых, я тебе безумно благодарна за то, что ты не дал мне умереть. В–третьих, мне не за что тебя ненавидеть. Тебе скорее стоит опасаться, что я в тебя окончательно и бесповоротно влюблюсь.

Пару секунд я просто пораженно смотрел на нее, а потом осторожно, боясь вспугнуть, прижал ее к себе, зарываясь лицом в шелковистые волосы:

– Твоя любовь стала бы для меня величайшим сокровищем на свете, – и, видя, что девушка хочет что–то сказать, приложил палец к ее губам, – Тсс, не надо сейчас ничего говорить. Мне достаточно того, что было сказано.

Кивнув, моя Адиалия положила голову мне на плечо.

Я никогда не был так счастлив, как в этот момент.

Боги, спасибо вам!  

* * *  

Несколько минут мы просто молча сидели, наслаждаясь тишиной. Но потом, преодолевая искушение остаться здесь вот так навсегда, я первым нарушил наше безмолвие:

– Нам пора возвращаться в Академию. Думаю, отсюда я смогу перенести нас телепортом.

– Телепортом? – непонимающе подняла голову девушка. – Ты же говорил, что близость Проклятой Пустоши мешает телепортироваться.

– Так это сюда, – рассмеялся я. – А отсюда можно. Главное, чтобы расстояние не слишком большим было. Но из этого леса я, думаю, смогу перенести нас и лошадей.

Обрадовано кивнув, девочка, выбравшись из моих объятий, свистом позвала наших лошадей, которые успели убежать до нападения инферналов.

Ее Диабло вместе с моим Ветром появились довольно быстро – видать, все это время были не так уж далеко.

Виновато понурив головы, они приблизились к своим хозяевам.

Посмотрев на дезертиров, мы переглянулись и решили простить их бегство.

– Прощаем, но только на первый раз, – строго посмотрела на них моя Адиалия, но потом, не выдержав, рассмеялась, – Давайте, идите уже сюда.

Взяв обоих коней за уздечки, девушка повернулась ко мне и ожидающе посмотрела. Кивнув, я подошел к ней, и, крепко обняв за талию, начал телепортацию.

Секунда, и вокруг нас расстелилась темнота, через миг сменившаяся знакомым пейзажем внутреннего двора Академии. Странно, но мой резерв практически не изменился, хотя раньше опустел бы на четверть. Что это? Неужели последствия ритуала?

Тем временем к нам уже спешили магистр Ложен и магистр Вайрек.

– С прибытием, господин ректор, – коротко поклонились они. – Вы вернулись как раз вовремя – завтра прибывает делегация надвигов во главе с Его бывшим Императорским Величеством Кэссандром Илиодорским. ВАМ поручено принять их.

После этих слов магистра Вайрека Адиалия как–то странно побледнела и покачнулась, оседая на землю. Быстрым движением подхватив ее, не давая упасть, я тихо выругался – девочка была в обмороке. Что, Хаос побери, происходит?!  

Глава 12

Нет ничего внезапней любви. Вот разве расстройство желудка…  

В старом замке было как всегда пусто и темно. И, как всегда, лишь в одной комнате горел свет.

«Уже скоро», – усмехнулся стоящий у окна мужчина, глядя холодными глазами цвета льда в непроглядную тьму за мутным стеклом.

Простояв там еще несколько минут, он отошел от окна и направился в дальний угол комнаты, куда не доставали отсветы от огня в полуразрушенном камине.

Сделав неуловимый пасс рукой, мужчина выпустил из ладони маленький светящийся шарик, озаривший темный угол.

Силой мысли подвесив его в воздухе, он стал рассматривать портрет, висящий на стене.

На портрете была изображена юная девушка с глазами цвета расплавленного золота. Ее волосы доходили до плеч и были немного растрепаны. В задорной улыбке приоткрывались жемчужные зубки. Казалось, что девушка на портрете еле справляется с собой, чтобы не показать язык в ребяческом жесте. В теплых икрящихся глазах танцевали чертики. Но нельзя было не заметить и необыкновенную нежность, светившуюся в этих двух маленьких солнышках.

Мужчина как заколдованный смотрел на эту картину. С все еще затуманенным взором, поднял руку и осторожно погладил щеку нарисованной девушки.

Он помнил, как рисовал ее тогда. Она постоянно вертелась и не хотела сидеть на одном месте, все порываясь бежать куда–то. А он шутливо жаловался, что с такой беспокойной натурщицей даже на пятой скорости ничего не нарисуешь. Золотоглазая девушка на это лишь ехидно щурилась, но послушно замирала на несколько минут, после чего начинала вертеться с удвоенной силой.

Мужчина почувствовал укол тупой боли – так было всегда, когда он вспоминал о ней. Решительно тряхнув головой, он рассерженно потушил магический светлячок и быстрым шагом пересек комнату обратно к окну и камину.

Нет, он не будет думать о ней! У него сейчас дела поважнее, чем вспоминать старые ошибки.

Скоро – если все пройдет, как надо, а не как в прошлый раз – он сможет уничтожить самого своего опасного противника и получить его Силу.

И тогда, объединив с ней свою, он сможет подчинить себе все расы.

Никто не устоит перед новоприобретенным величием Хаоса!

* * * 

Адиалия. 

Я очнулась, лежа на чем–то мягком. Кровать, догадалась я. До меня доносились приглушенные обрывки чьего–то разговора:

– Что произошло? Почему она так долго не приходит в сознание?! – разъяренно спрашивал красивый мужской голос, сейчас больше похожий на рычание.

– Д–дело в том, г–господин ректор, что здесь навалилось сразу несколько ф–факторов. На лицо сказывается п–переутомление, но в основном – шок, – отвечал ему голос, больше похожий на перепуганный писк.

– Шок? – требовательно переспросил его собеседник.

– Д–да. Что происходило перед тем, к–как она упала? Мне н–нужно узнать причину ш–шока.

– Хм, перемещение. Но оно никак не могло повлиять на ее состояние – я лично проследил, чтобы все прошло безопасно. Затем подбежали магистры доложить о том, что прибывает делегация надвигов… Хаос побери! Неужели в этом все дело?

Воспоминания стали накатывать гигантскими рывками. Делегация, надвиги, Кэссандр… Боги! Я резко села на постели, судорожно хватая воздух.

– О, пациентка очнулась! – ко мне подбежал сухонький старичок, обладатель того самого мышиного писка. Я невидяще посмотрела на него. В голове не переставало эхом отдаваться проклятое имя…

– Оставь нас, – к кровати быстрым шагом приблизился «первый голос». Александрий. Вполне логично – кто еще может запугать собеседника до заикания? Боль накатывала волнами, не давая сосредоточиться.

– Быстро! – рыкнул на старичка вампир, видя, что тот еще мнется около двери.

Когда за старичком захлопнулась дверь, Алекс присел на кровать и осторожно дотронулся до щеки.

– Что случилось?

– Больно, – прохрипела я, не в силах больше терпеть. – Голова просто раскалывается.

Кивнув, он положил свою руку мне на голову и стал тихонько перебирать прядки волос. С каждым его движением боль уходила, а голова очищалась от ненужных мыслей, оставляя взамен ясность.

– Спасибо, – прошептала я, когда боль ушла окончательно. Впрочем, руку вампир убирать не спешил, продолжая задумчиво перебирать мои волосы.

– Ты должна рассказать мне. Я ведь понял, что–то произошло, – серьезно посмотрел он мне в глаза. – Я не могу защитить тебя от сам не знаю чего.

Защита… Да, она мне как никогда нужна … Нужна смелость посмотреть Кэссандру в глаза, зная, что есть, кому меня от него защитить.

Алекс… он поймет. И он даст мне эту защиту, я уверенна. И поэтому…

И поэтому я все рассказала. Историю всей своей прошлой жизни без утайки. Про братьев, про Толенгро, про Повелительницу… как училась в академии, как повстречала Кэссандра… как любила его, а затем ненавидела. Как отдала свою жизнь, ненавидя…

Да, я знаю, что опрометчиво доверять все свои тайны вампиру, историями о котором пугают непослушных детей. Но как не доверять тому, кто, рискуя собственной шкурой, вытащил тебя с того света?

Алекс ничего не говорил, он просто слушал… но самое главное – он слышал…

Когда я закончила рассказывать, вампир мягко привлек меня к себе и зарылся лицом в мои волосы, хрипло прошептав:

– Ничего больше не бойся. Никогда. Я всегда смогу защитить тебя. Обещаю. Ты мне веришь? – он немного отклонился и внимательно посмотрел мне в глаза.

В ответ я улыбнулась:

– Всегда и везде.

* * * 

Я еще не раз потом вспомню этот разговор. Ведь с этого момента по иронии судьбы мой подопечный стал моим хранителем. Хранитель своего хранителя – мда, тот еще каламбур.

Ангел, оберегающий демона, и демон, оберегающий ангела, – как потом будет шутить мой Алекс.

А пока у меня впереди битва. Битва с самой собой, с призраками моего прошлого. Точнее с призраком. Довольно живым, хочу заметить.

Но теперь я точно знаю, что выиграю. Ведь я больше не одна.

« И даже смерть не разлучит нас», – сами собой пришли на ум откуда–то странные слова. И я почему–то знала, что это правда.  

* * *  

– Интересно, что из этого всего выйдет, – задумчиво протянула Судьба, касаясь ладонью поверхности колодца миров.

– Да, это будет более, чем забавно, – усмехнулся Змей. – Надвиг может стать серьезным соперником для Александрия. Все–таки он любил девочку. По–своему, конечно, но любил.

– Вряд ли его чувства продержались пять тысячелетий, – нахмурилась Судьба. – После принятия короны Хаоса он ее почти возненавидел. Сам видел.

– А кто сказал, что нельзя одновременно и любить, и ненавидеть? – хитро посмотрел Змей на свою собеседницу. – Но главный вопрос в том, кого выберет сама Адиалия?

– Она никогда не выберет этого надвига! – вскинулась Судьба. – Она горда, а гордость не позволит ей этого! После всего того, что он с ней сделал!

– Посмотрим… – загадочно прищурил алые глазища Змей.

* * * 

Александрий. 

Выйдя из магпункта Академии, где осталась отлеживаться по настоянию медика моя Диали (а что, друзьям так ее называть можно, а мне нет?!), я задумчиво побрел в свой кабинет. Студентов в коридорах почти не было – обед для них святое, а те редкие, кого я встречал, старались как можно быстрее убраться подальше.

А мучила меня история моей девочки.

Когда я услышал, ЧТО сделал с ней Илиодорский, я едва сумел сдержать порыв немедленно отыскать проклятого надвига и свернуть ему шею.

«Впрочем, у меня еще будет такая возможность», – при этой мысли у меня на лице непроизвольно нарисовалась зловещая предвкушающая улыбка (а на самом деле оскал).

Какой–то громила–студент, которому как раз не повезло проходить мимо меня, увидев ее, с полузадушенным писком шарахнулся в сторону. Но ему опять изменила удача – там был декоративный балкончик с низкими перилами, через которые громила успешно навернулся. Равнодушно проследив за его полетом, я пожал плечами – это четвертый этаж, до земли расстояние порядочное, а значит за время «летания», если мозгов хватит, о магии успеет вспомнить. Ну а если не хватит… место для новой могилки всегда найдется.

Дойдя до кабинета, я дезактивировал охранные чары и вошел. Кстати, нужно не забыть узнать, были ли новые трупы. Меня, конечно, боятся, но любопытствующие в Академии всегда находились. Впоследствии, как вы понимаете, найти их можно было лишь на кладбище. Возможно, по отношению к подросткам это жестоко, но если ты не можешь совладать с простым любопытством, то нечего и надеяться на подчинение тебе магии.

Хотя Диали это наверняка не понравится… Ну так и быть – сменю смертельное на болезненасылающее проклятье. Думаю, магистры будут в восторге – никому не нравится моя, как они выражаются, чрезмерная жестокость.

Но вернемся к нашим баранам. Точнее овечке. Что мне делать с Адиалией? Отослать на время пребывания здесь Илиодорского?

Нет, это не подходит – во–первых, сама не захочет (это, мол, будет выглядеть, как будто она его боится), а во–вторых, если у меня не будет ограничителя – моей Диали – то я просто не сдержусь и порву надвига на ленточки и прочие узоры прямо во время торжественной встречи. Вы не подумайте, я всеми руками за (недавно сам мечтал об этом), но меня посетило неприятное воспоминание, что против моя девочка – цитирую: «Если кто и будет с ним разбираться, то только я! Это мое право!», и прочее в амазонском духе. А когда я попробовал спорить, она знаете что сказала? Что я шовинист и диктатор!

Пришлось соглашаться. Так что на мне табу на всякое причинение серьезного физического вреда этому гаду.

Впрочем, – злорадно прищурился я, – свести его с ума, например, мне никто не запрещал. В любом случае, безнаказанным он не останется. Уж я найду на него управу, даже не нарушая обещания, данного моей девочке.

А если попробует что–нибудь сделать Диали… я лично уничтожу всех слуг Хаоса, а его самого доведу до самоубийства – другой смерти он не заслуживает. И те, кто со мной знаком, прекрасно знают, что я смогу все это сделать…

Ну да ладно. Мечты и их воплощение пока нужно отставить – необходимо готовить ВАМ к прибытию бывшего императора. В любом случае, пребывание здесь он запомнит надолго…

* * * 

Адиалия. 

Я провела в магпункте еще один день. После чего здешний медик наконец решил, что я достаточно окрепла и восстановилась.

В Академии царил переполох – все готовились к приезду важного гостя. И почему, спрашивается, именно ВАМ должна принимать этих надвигов? Места во дворце не хватило, что ли?

За этими размышлениями я, сама не заметив, добралась до своей квартиры. Как только я переступила порог, на меня налетел мягкий комок перьев.

«Иля», – узнав, улыбнулась я.

– Наконец–то!!! Я так скучала, так скучала! А потом ты… я тебя перестала чувствовать… а потом снова… .я так испугалась… а потом так обрадовалась! – сплошным потоком слов верещала ворона, не переставая все это время судорожно обнимать меня крыльями за шею.

– Ну–ну, успокойся. Со мной все в порядке, – успокаивающе погладила я ее по перьям.

– А что тогда случилось? – отлипла от меня ворона и сползла на стоящую рядом тумбочку.

– Пойдем на кухню. За чаем расскажу, – усмехнулась я.

… Когда я все рассказала, Иля обеспокоено на меня посмотрела.

– Он же тебе ничего не сделает, да? – спросила она, имея ввиду Кэссандра.

– Ну что ты, – ободряюще улыбнулась я ей. – Он меня скорее всего даже не узнает – единственное, что у меня общего со мной прошлой, это глаза, да голос. Да и к тому же за пять тысячелетий Кэссандр наверняка забыл даже как меня звали.

– Ты сама–то в это веришь? – скептически посмотрела на меня Иля.

– Я на это надеюсь, – серьезно сказала я.

Эх, если бы это было так… у меня только в жизни все наладилось – и дом есть, какой–никакой, и друзья, и Алекс… Я ведь в него, кажется, все–таки влюбилась. До настоящего чувства еще, думаю, далеко, но для меня он уже сейчас самое близкое существо в этом мире. И я не хочу все это потерять из–за жажды Силы бывшего жениха, как в прошлый раз.

Глава 13

Бывают такие дни, когда хочется убить всех и повеситься самому ради красочного финала.  

Адиалия. 

Всю оставшуюся неделю до приезда делегации в Академии царила суматоха. Алекса я почти не видела, так что свободное время посвящала академической библиотеке.

За два дня до прибытия надвигов было объявлено, что будет организован «приветственный бал в честь дорогих гостей». Девушки Академии стали судорожно закупаться платьями. Впрочем, юноши от них не отставали, заваливая велиорских портных заказами на смокинги и прочее.

Когда загруженные по самое не хочу портные отказались брать новые заказы, студенты и студентки быстро подрядились написать родителям, чтобы те прислали хоть что–то. В общем истерика " Боги, что же мне надеть?!» шла полным ходом и наличия валерьянки не предусматривала.

Я с этим не заморачивалась, так как решила самой создать себе наряд.

За день до бала я принялась за работу. Мысленно нарисовав себе приблизительный эскиз, я сосредоточилась и создала иллюзию, после чего медленно стала преобразовывать фантомную материю в реальную.

Наконец через полчаса платье было готово (там каждую деталь преобразовывать надо!). Скинув домашний халатик, я осторожно надела результат моего творчества и подошла к зеркалу.

Плотно обтягивающая тело бархатная ткань до верхней части бедра, ниже спускалась широкими волнами. Два боковых разреза при ходьбе бесстыдно оголяли ноги. Лиф–корсет без плечиков с глубоким декольте был обрамлен черным кружевом.

Само платье было насыщенного фиолетового[13] цвета – мы с Алексом договорились, что на балу я буду присутствовать как его личная ученица, ментальный маг. Это поможет избежать многих проблем – сомневаюсь, что у кого–то хватит смелости вызвать недовольство самого Александрия Сент–Левена.

Из украшений на мне были два серебряных браслета–змейки, которые витками обвивали запястья.

На шею я повесила что–то вроде плотно обхватывающего колье, тоже в виде серебристой змейки, свитой спиральками, головка и кончик хвоста которой переплетались на ямке моей шеи.

В качестве обуви я одела изящные черные босоножки на высоком каблуке–шпильке.

Довершать наряд должен плащ того же цвета, что и платье, только с черной внутренней стороной. Ну все, вроде готово.

– Иля! – позвала я оценить мой наряд ворону.

Послышался шорох крыльев, после чего голос фамилиара позади меня недовольно спросил:

– Ну чего там? Я кушала, между прочим!

– Как тебе? – повернулась я к вороне.

Иля при виде меня судорожно закашлялась (интересно, а обычные вороны могут кашлять?).

– Ну так что?

– Класс, – выдавила Иля, в шоке пялясь на меня. – Думаю, этот твой Кэссандр здорово пожалеет, что потерял такое.

– Он меня вообще не должен узнать! – резко отвернулась я от нее и стала снимать платье. – Тем более Алекс посоветовал мне надеть капюшон от плаща – ментальным магам позволительно скрывать свои лица.

– А я бы на твоем месте в отместку за то, что он сделал, заставила бы его влюбиться в себя без памяти, а потом жестоко бросила – мол, сам виноват, – пробурчала ворона, ковыляя обратно на кухню.

Хм, а у моей птички иногда поразительно толковые мысли. Но нет, это только на крайний случай – когда не будет иного выхода.

Но на заметку возьму… 

* * *  

На следующее утро прибыла делегация. Я их встречать не выходила – думаю, понятно, почему. Остаток дня Академия провела в остаточной подготовке к балу, пока гости отсыпались и приводили себя в порядок.

В восемь тридцать вечера – за полчаса до бала – ко мне кто–то постучался.

«Александрий» – каким–то чутьем определила я.

– Входи, дверь открыта, – крикнула я ему, завязывая перед зеркалом в спальне плащ.

– Ты готова? – спросил вампир, заходя в комнату.

– Да, – повернулась я к нему.

Мда, не хватает только таблички с надписью: " Великий и ужасный в шоке».

– Эй, ты чего? – хотела пощелкать я у него перед носом.

– Ты прекрасна, – хрипловатым голосом проговорил Алекс, немного оправившись от столбняка.

– Спасибо, – жутко смутилась я. Ну не умею я спокойно принимать такие комплементы!

Но тут я наконец–то рассмотрела вампира и тоже ненадолго выпала из реальности. И было от чего. Весь в черном (я и не сомневалась), но зато как этот «весь» смотрелся! А гордая осанка и властный взгляд словно говорили, что пред тобой прирожденный повелитель.

– Э–э, а меня не поубивает женская половина населения, а? – протянула я.

– За что? – удивленно приподнял соболиную бровь Александрий.

– За тебя, – буркнула я. – Смотри, осторожней, а то поклонницы на памятные сувенирчики разорвут.

Почему–то мысль, что к нему будут липнуть другие девицы, у меня восторга не вызывала. Наоборот, в груди что–то неприятно кольнуло. С чего бы это, интересно? Я нахмурилась.

– Сомневаюсь, они обычно в обморок падают от страха при моем появлении, – устало вздохнул Алекс. – Эй, а ты чего хмуришься?

– Не знаю, – раздраженно передернула плечами я. – Мне почему–то неприятно.

Вампир на мгновение опешил:

– Что именно?

Я замялась.

– Ну, то, что к тебе будут клеятся посторонние девицы. Это неправильно, да? – виновато посмотрела я на него.

Вампир неверяще на меня посмотрел, после чего его лицо вдруг озарила широкая улыбка.

– Просто ты меня ревнуешь, – самодовольно объяснил он мне.

– Э–э, а ты чему радуешься? – лично мне это странное чувство совсем не нравилось.

– Тому, что это значит, что ты ко мне не равнодушна, – на удивление серьезно посмотрел мне в глаза Алекс. – А для меня это невероятно важно.

В его глазах в этот момент была такая безоблачная радость, что я вдруг ощутила щемящую нежность. Внезапно, я увидела себя как бы со стороны, и немного сверху. Что это?! – ощутила я прилив паники, как все закончилось так же неожиданно, как и началось.

– Тихо, успокойся! – в ту же секунду оказался рядом со мной вампир. – Все уже прошло.

– Что это?! – повторила я свои недавние мысли вслух.

– Это… это последствия связи, – запнувшись, ответил Алекс. – Мы можем слышать мысли и ощущать чувства друг друга. Сейчас произошла спонтанная перестройка.

– То есть мы можем общаться мысленно? – недоверчиво спросила я, когда отступила начинающаяся истерика.

– Да, со временем связь окрепнет, и мы сможем это делать даже на больших расстояниях.

– Покажи, – азартно потребовала я.

– Хм, хорошо. Время до бала еще есть. Сосредоточься на мне и представь ниточку, которая нас соединяет. Представила? – дождавшись моего кивка, он продолжил, – Теперь дерни меня за эту ниточку.

Сделав так, как он сказал, я действительно почувствовала что–то наподобие чужого присутствия в голове.

– Ты меня слышишь? – раздался в голове голос Алекса. При том, что сам он даже не раскрыл рта.

– Слышу, – немного неуверенно мысленно ответила я.

– Отлично, – вампир широко улыбнулся, продолжая говорить у меня в голове, – Теперь в случае чего ты сможешь позвать меня.

– Удобно, – оценила я, но уже вслух.

– Кстати, насчет того, что я к тебе не равнодушна… – замялась я.

– Это не так? – грустно, но спокойно спросил вампир, словно ожидал эти мои слова.

– Нет, наоборот. Я не уверена точно, но, по–моему, я в тебя влюблена.

Почему–то было очень легко признаваться ему в своих чувствах. Наверное, по тому, что я знаю – он не обманет, не посмеется, а наоборот, будет беречь и дорожить.

Глаза вампира вспыхнули. В ту же секунду я почувствовала, что меня заключили в о–о–очень крепкие объятия.

– Ты меня задушишь, – пискнула я.

– Прости, – спохватился Алекс, смягчая обхват. – Просто я и не надеялся услышать от тебя когда–нибудь такие слова.

Я неосторожно посмотрела в его глаза и ощутила, как вновь проваливаюсь куда–то. Внезапно, меня охватил целый водоворот чувств – Алекса, догадалась я. Здесь было столько всего – и нечеловеческая нежность, и тревога за меня, и даже какой–то трепет. Но самое главное – там была просто удушающая своей силой любовь. С усилием вырвавшись из плена чужих чувств, я немного грустно посмотрела на моего вампира. Да, я знала, что он меня любит – связь хранителя с подопечным не позволяла скрыть это, но чтоб так…

– Алекс, – хрипло начала я, – я не хочу тебя обманывать, мои чувства – это именно влюбленность. Да, я очень люблю тебя как брата, как друга, но я только влюблена в тебя как в мужчину. И я не знаю, сможет ли это перерасти во что–то большее.

– Я знаю, – спокойно улыбнулся вампир, осторожно касаясь кончиками пальцев моей щеки. – Но мне достаточно и того, что есть. Моей любви хватит на двоих. Ты только позволь быть рядом.

– Я сама тебя никуда не отпущу, – в горле встал комок. – Кому еще нужен такой магнит для неприятностей?

Усмехнувшись, Алекс притянул меня к себе и уткнулся лицом в мои волосы. Я, зажмурившись, в ответ крепко–крепко обняла его.

Я сделаю все, чтобы полюбить его. В этот раз я буду бороться за свое счастье. И за его тоже.  

– Пора, – шепнул он, отстраняясь и протягивая мне руку.

Улыбнувшись, я накинула капюшон и смело вложила свою ладонь в его.  

* * *  

Вот и арка Главного Зала. Когда мы вошли, шум стих, а музыканты перестали играть.

– Продолжайте, – приказал им Александрий.

Музыка возобновилась, и студенты, немного помявшись, вновь стали танцевать вальс.

– Когда они появятся? – мысленно обратилась я к Алексу, опять дернув за воображаемую ниточку.

– Сейчас, – пронесся в голове его тихий ответ.

Только он это сказал, как двери на противоположном конце Зала распахнулись, и вошла делегация. Она оказалась стандартной, из восьми послов, за исключением одного надвига, который шел впереди всех. У меня перехватило дыхание. Боги, он совсем не изменился…

Тут я почувствовала волны чистейшей ненависти, исходящие от моего Алекса. Но было еще что–то. Жажда убийства.

– Нет, пожалуйста, не надо! – мысленно воззвала я к нему. – Ты обещал. Он не стоит того, чтобы ты марал об него руки.

– Да, ты права, – хрипло прошептал вампир, пытаясь успокоиться.

Ну слава Богам! Я уж думала, он на Кэссандра прямо здесь набросится.

Тут делегация наконец подошла к нам.

Боги, помогите мне выдержать это!

– Приветствую вас в ВАМе, господа. Как прошел путь? – ледяным голосом спросил Александрий.

– Благодарю, путь прошел успешно, – легким кивком головы так же холодно поприветствовал его Кэссандр.

Мое сердце замерло – как же давно я не слышала этот голос… Каким чужим он стал.

– Это моя ученица, Адиалия, – немного напряженным голосом представил меня вампир.

Услышав мое имя, Кэссандр едва заметно вздрогнул. Все–таки помнит…

Я присела в легком реверансе.

Кэссандр, взмахом руки отпустив остальных надвигов, немного насмешливо заметил:

– Вы не окажите мне честь увидеть ваше лицо?

Алекс напрягся. Послав ему успокоительную мысль, я ответила:

– Как скажите, – после чего откинула капюшон.

На лице надвига промелькнуло неприкрытое восхищение и … разочарование?

– Рад знакомству, Адиалия, – улыбнулся он кончиками губ.

– Взаимно, – да в гробу я тебя видела!

Кэссандр, все еще легко улыбаясь, посмотрел мне в глаза. На мгновение он замер, и улыбка стала медленно сходить с его лица.  

* * *  

Он стоял и смотрел в ее глаза. Золотые, искрящиеся, такие родные… Но этого не может быть, она умерла, умерла!

И лицо, и фигура – все другое.

Но ее глаза! Ни у кого больше не может быть таких глаз… И такого голоса…

Да, у этой девушки ее голос, ее глаза, и даже ее имя! Но это не может быть она… не может…

Но почему тогда сердце кричит, что это та самая?  

Часть вторая. Ставки сделаны. Круг замкнулся

Пусть будет белым–бело полотно…

Ушедших лет, былых воспоминаний,

Мы смотрим чёрно–белое кино

На нём без содроганий и стенаний.

Прошедшее, увы, нам не вернуть,

Без головы по волосам не плачут,

У перекрестка разошелся путь,

Так суждено, не может быть иначе.

И быть чему, того не миновать,

С рождения на нас судьбы печать,

Мы все бредём по замкнутому кругу. 

Глава 1

Любовь – это умопомрачение. Лечение только одно: палкой по голове.  

Адиалия. 

Я настороженно смотрела на Кэссандра. В чем дело? Неужели он меня все–таки узнал?

Почувствовав мое волнение, Алекс ободряюще сжал мою руку.

– Не волнуйся, – прошептал его тихий голос у меня в голове.

– Вы не окажите мне честь пригласить вас на танец, Адиалия? – после паузы протянул надвиг.

Хаос! Что делать?!

– Иди, – вновь мысленно прошептал мне Алекс. – Веди себя естественно.

– Конечно, – немного натянуто улыбнулась я Кэссандру.

Вложив ладонь в его протянутую руку, я вышла с ним на середину Зала.

Тут музыканты начали играть новую мелодию. Каруэльский вальс… я помню этот мотив, ведь под его звуки Кэссандр когда–то сделал мне предложение. Как больно…

– Моя любимая мелодия, – светски улыбнулся надвиг, тем не менее продолжая осторожно наблюдать за мной из–под ресниц.

Я вновь отделалась ничего не значащей улыбкой, и начала исполнять первые па танца.

Кэссандр танцевал все так же превосходно, как и пять тысячелетий назад. Хищная пластика и грация зверя… вот только до Алекса тебе далеко, милый…

– Откуда вы? – спросил надвиг, уводя нас от столкновения с другой парой.

– Из Вилории, – использовала я старую легенду.

– И давно вы здесь? – прямо как на допросе. Ну да мне не жалко…

– С начала года. Я учусь на первом курсе.

– Фиолетовые плащи позволительны только обученным ментальным магам. Вы так уверенны в своих способностях?

– Несмотря на то, что я первый курс, я довольно профессиональна в области ментальной магии.

– Неужели? – он посмотрел мне прямо в глаза.

Я почувствовала, как он пытается проникнуть под мой ментальный щит и чуть не рассмеялась. Нет, милый, как бы ты ни был искусен в магии, а щит стража тебе не преодолеть. Я резко захлопнула створки сознания, болезненным толчком выпихивая непрошенного гостя из своего сознания.

Кэссандр чуть поморщился, но больше никак не показал, что ему больно.

Я невольно почувствовала к нему что–то вроде уважения. Учитывая то, что я послала ему ну о–очень болезненный импульс, он должен был как минимум вскрикнуть. Не, я так не играю…

– Теперь я вижу, – усмехнулся он, – что вы достаточно профессиональны, чтобы иметь право носить этот плащ. Сколько вам лет, позвольте спросить?

– Шестнадцать, Ваше бывшее Императорское Величество, – последние слова я протянула с еле заметной издевкой.

– Ну надо же, в таком юном возрасте и такие таланты, – иронично заметил Кэссандр, насмешливо глядя на меня – похоже мой издевательский тон не ускользнул от его внимания.

– Я с детства была одаренным ребенком, – сухо улыбнулась я в ответ.

Тут произошла перестановка партнеров, и на пять минут я потеряла его из поля зрения. Но, сделав очередной поворот, вновь оказалась в его объятиях.

– Продолжим, – акульей улыбкой улыбнулся Кэссандр. Интересно, что он имел ввиду – танец или допрос?

– Что вас связывает с Сент–Левеном? – похоже, и то, и то.

– А это, простите, уже не ваше дело, – мило улыбнулась я, внутренне сгорая от желания хорошенько заехать ему в морду.

Какая любовь?! Да я убить его готова!

– Понимаю, – холодно усмехнулся тот. – Простите мое излишнее любопытство, но я могу задать еще один вопрос?

– Задавайте.

– Я не слышал вашей фамилии. Вдруг я захочу вас найти…

Вот, Хаос! Он же догадается! Чай, не тупой.

Ну почему я была такой идиоткой, когда выбирала фамилию?! Мда, риторический вопрос…

Но тут прозвучали последние аккорды танца, и я оказалась освобожденной от необходимости ему отвечать.

– Простите, но меня ждет Александрий, – ужом вывернулась я из его рук.

После чего постыдно сбежала… то есть, я хочу сказать, достойно ушла.

Я быстрым шагом вышла на веранду. Здесь никого не было, и я устало уселась прямо на перила, облокотившись спиной на стену. Прикрыв глаза, я позволила себе расслабиться, наконец–то выпуская из себя напряжение этого вечера.

– Все хорошо? – спросил рядом тихий голос.

От неожиданности я чуть не навернулась через перила, но меня тут же поддержала пара сильных рук.

– Не надо падать. Ты мне целой больше нравишься.

Узнав Алекса, я облегченно вздохнула, но, услышав его реплику, хихикнула:

– А что, по частям не примешь, что ли?

– Ну если только сердце и руку, – деланно задумчивым тоном протянул вампир.

– А как же другие органы? Легкое, печень там… – ошарашено спросила я. Это что за намеки?

Тут Алекс не выдержал и захохотал:

– Ой, не могу! Какое же ты чудо, малышка!

– Да, я такая, – гордо тряхнула головой я, но потом не выдержала и присоединилась к вампиру.

– Я в первый раз вижу, как ты смеешься, – отсмеявшись, заметила я.

– Да я вообще не помню, чтобы раньше смеялся, – удивленно проговорил Алекс.

– Как, вообще, что ли? – недоверчиво протянула я. – Даже в детстве?

– В детстве у меня было мало поводов для смеха, – ответил помрачневший вампир.

– Не надо, – заметив его непонимающий взгляд, пояснила, – не хмурься. Мне очень нравится, когда ты улыбаешься или смеешься.

– Хорошо, буду больше улыбаться, – сказал он и тут же, в подтверждение своих слов, улыбнулся.

Я буду делать все, чтобы заставить тебя смеяться…

– Как все прошло? – перевел он разговор на Кэссандра.

– Не так плохо, – пожала плечами я. – Он в основном спрашивал обо мне, ну а я отвечала по своей легенде. Правда, в конце он заинтересовался моей фамилией. Боюсь, если он ее узнает, то сможет догадаться.

Я встревоженно нахмурилась. Что будет, если Кэссандр все поймет?

– Не волнуйся, малышка, – ласково улыбнулся мне Алекс. – Я тебя в обиду не дам. Тем более, что теперь, благодаря нашей связи, я смогу всегда следить, не случилось ли что с тобой.

– Я что, маленькая, следить за мной? – обиделась я.

– А что, взрослая что ли? – удивился этот… вампирюга!

Посмотрев на обиженное выражение моего лица " Уйди, видеть тебя не хочу ", он устало вздохнул и нетерпеливо притянул меня к себе. Но я отказывалась поднимать на него лицо, поэтому ему пришлось двумя пальцами подцепить мой подбородок и таким образом заставить посмотреть себе в глаза.

– Ну и чего ты обижаешься? Сама же знаешь, что я правду сказал.

– Ну знаю, – шмыгнула носом я. – Но все равно обидно.

Александрий в ответ рассмеялся. Как мне все–таки нравится его смех!

– Какой же ты еще ребенок, – и, видя, что я снова готова обидеться, поспешно добавил, – только в хорошем смысле. И ты мне такой очень нравишься, – уже серьезно сказал Алекс.

А я просто стояла и, как завороженная, смотрела в его мерцающие в свете луны глаза. Какой же он все–таки красивый… обжигающий лед… да, именно так.

Вампир, заметив мой взгляд, лишь тонко улыбнулся, после чего стал медленно наклоняться, как бы давая мне время уйти.

Наши губы почти соприкоснулись, когда на веранду вывалились, другим словом не скажешь, трое студентов. От открывшегося зрелища они впали в ступор.

Я чуть не взвыла. Ну надо им было такой момент портить!!

– Вы что, не могли на пару минут позже прийти, а?! – забывший о своем хладнокровии, прорычал, очевидно, солидарный со мной Алекс. – Чего столбом встали?! Вон отсюда!!!

Студентов смело, как корова языком слизала. У меня лично создалось такое ощущение, что они разом освоили мгновенную телепортацию.

– Ладно, возвращаться пора, – вздохнула я, понимая, что момент упущен, и отступила от вампира.

Тот с неохотой, но все же отпустил меня.

– Вредители мелкие. Перевешать бы их всех, – услышала я бурчание Алекса позади меня, когда мы возвращались в Зал. Причем последнее предложение было сказано с явно мечтательной интонацией…

* * *

Когда мы вышли с веранды, музыканты как раз начали играть Королевскую Смерть, один из самых красивых и страстных танцев империи.

– Потанцуем? – подал мне руку вампир.

– С удовольствием, – улыбнулась я ему.

Когда мы вышли на танцевальную площадку, вокруг нас мгновенно образовалось пустое пространство. Мда, надо было видеть лица студентов. А–ля " челюсть до пола, глаза–апельсины (такие же круглые то есть)». Впрочем, магистры от них не отставали. Для них, наверное, действительно большой шок видеть «Великого и Ужасного» танцующим.

– Они тебя что, совсем за живого не считают?! – мысленно возмутилась я, становясь в позицию.

– Я для них холодный мертвец, которым, впрочем, раньше и являлся, – тихо прошелестел у меня в голове голос Александрия.

А потом начался танец…

* * *

Все в Зале опешили, когда на танцевальную площадку вышел сам ректор под руку со своей ученицей. Которая, что странно, не делала попыток сбежать или упасть в обморок. Звучали первые аккорды Королевской смерти.

Они удивительно смотрелись вместе. Такие разные… огонь и лед, жизнь и сама смерть, день и ночь. Но, когда они встали рядом друг с другом, зрелища естественней и красивей, казалось, трудно было найти.

Ангел и демон, – промелькнуло в голове не у одного из присутствующих в этом Зале.

И тут эта странная пара начала танцевать.

Проходка, изящный поворот, легкий поклон, после большой квадрат. И все это, не отрывая глаз друг от друга.

Казалось, они выпали из реальности и сейчас находятся в другом месте, там, где есть только они вдвоем. Вампир закружил свою партнершу, чтобы после прижать к груди. Как завороженный, он не мог оторвать от нее жадного взгляда. Во всех его движениях чувствовался некий трепет, несомненно – страсть, и что–то еще, похожее на… преклонение?

Все в Зале, как заколдованные смотрели на их танец. И многие только сейчас поняли истинное значение названия танца — " Королевская Смерть».

Девушка и вампир танцевали с истинно королевским достоинством… Король и его королева… в этом танце они боролись, но не сдавались, смеялись, но не смели плакать, падали, но поднимались. Зная, что близок их конец, они, гордо подняв голову, шли на смерть. Но – только вместе. Всегда только вдвоем.

Этим танцем странная пара рассказала историю о том, как умирают короли…

И только одна пара глаз не была очарованна. Нет, холодный взгляд полыхал ненавистью и … животной страстью.

А еще – зловещей решимостью…

Взгляд глаз цвета льда…

Он вернет то, что принадлежит ему по праву! 

Глава 2 

– Я люблю человечество, – ответил он кротко и посмотрел на меня чистыми честными глазами киллера.

Адиалия. 

Завершающий движение поворот, и я оказалась плотно прижата к Алексу. Тяжело дыша, мы молча смотрели друг другу в глаза.

Этот танец… такое запоминают на всю жизнь.

Несколько секунд в Зале стояла мертвая тишина, но уже через миг она взорвалась оглушительными аплодисментами. Причем совершенно у всех на лице было неподобающе–ошеломленное выражение. Но хлопать не забывали, что уже радует.

Пока Алекс, взяв под руку, вел меня по направлению к веранде, я прекрасно слышала шепотки студентов и даже магистров, раздававшиеся нам вслед:

– Что это с ректором…

– Как она не боялась… может, на ней заклятье подчинения?…

– Это же его личная ученица… наверное, он ее заставил…

– Удивительно… с чего этот монстр пригласил на танец девчонку?

– О чем вы говорите… не может у них быть ничего… , – презрительное фырканье какой–то девицы.

– А может она ему нравится? – совсем робкий голосок.

– Ты что, такие, как он, не могут что–то чувствовать…

Последнее, что я услышала, привело меня в бешенство. Так и хотелось повернуться и, найдя говорившего, хорошенько попинать его. Этот кто–то даже не соизволил понизить голос!

Впрочем, зная феноменальный слух вампиров, могу поспорить, что Александрий слышал все до последнего слова. Но на его лице не дернулся ни один мускул, выражая полнейшее равнодушие вплоть до того момента, как мы дошли до веранды, укрывшись в безлюдном алькове. И тут я не выдержала:

– Какие же дураки они все! Ничего не понимают! А ты не слушай, что они там говорят. Неправда это все, сам знаешь!

В ответ Алекс криво улыбнулся.

– В том–то и дело, что правы как раз таки они. Чудовище позарилось на красавицу, – горько усмехнулся он при последних словах.

– О чем ты? – обескуражено посмотрела я на него.

– Я говорю это, потому что не хочу, чтобы ты заблуждалась на мой счет, – жестко проговорил вампир, глядя мне прямо в глаза. – Все они правы. Я действительно монстр. На моих руках кровь сотен тысяч людей и нелюдей. И каждый раз, убивая, я ни капли не сожалел. Мне было все равно, слышишь?

Под конец своей тирады Алекс даже встряхнул меня за плечи, видимо считая, что так до меня дойдет лучше. Но доходить до меня, к сожалению, не хотело. Упрямо посмотрев вампиру в глаза, я нарочито спокойным голосом, хотя все внутри меня уже кипело от негодования, произнесла:

– Алекс, я твой хранитель. И я знаю тебя куда лучше даже тебя самого. Мне наплевать, что ты делал и кем ты был. Что бы ни говорили, но не по поступкам должно оценивать кого–либо. А по чувствам, с которыми он эти поступки совершает. Вот если бы ты, убивая, наслаждался, я бы сто раз подумала, прежде чем вообще к маньяку такому приблизиться.

– Малышка, ну я же серьезно, – пытаясь сдержать улыбку, укоризненно посмотрел на меня вампир.

– А я то же. Тем более я прекрасно знаю, что ты никогда не причинишь мне боли, что бы ни случилось. Я ведь права? – вопросительно посмотрела я на него. Несмотря на мою браваду, сердце участило свой бег в ожидании ответа.

Алекс внимательно на меня посмотрел, после чего на удивление серьезным голосом ответил:

– Я клянусь, что никогда не посмею причинить тебе боль. И убью любого, кто это сделать попытается.

Мда, последняя фраза была явно лишней.

– Не… не надо никого убивать, – испуганно выдохнула я.

А что? С него станется. А мне потом трупы убирать всех тех, кто косо на меня посмотрел.

– Ну хорошо, – немного подумав, милостиво согласился вампир. – Тогда просто покалечу.

Прогресс явно налицо…  

* * *  

Закончив воспитательные работы со своим подопечным (у главного ужаса всей Илиодории комплекс по поводу собственной чудовищности – это ж надо, а?), я упорхнула искать Рона с Даниэлем., оставив вампира на растерзание надвижских послов, которым не терпелось обсудить какие–то свои политические заморочки. Не терпелось – это в смысле поскорее избавиться от дипломатической повинности, а заодно и необходимости находиться с Алексом на расстоянии ближе, чем километр.

Наконец, я увидела чернявую макушку Дана рядом с фуршетными столами. Там же обнаружился и оборотень.

Меня тоже заметили, поэтому уже через минуту я стояла, прижатая к стене, лицезрея нависающие надо мной зверский морды дружков.

– Ребят, вы чего? – спросила я, немного нервно улыбаясь.

– Чего?! Мы твои друзья, или так, мимо проходили?! – возмущенно воскликнул Рон. – За последнюю неделю один единственный раз тебя видели!

На протяжении всей этой суеты с прибытием надвигов, ради которых даже на неделю отменили занятия, Дана с Роном я действительно видела только один раз – на следующий день после приезда дружки ураганом ввалились к скучавшей мне, справились о поездке, и так же резво укатили обратно – они были одними из тех страдальцев, на кого, собственно, и взвалили подготовку Академии.

– А чего вы беситесь то? Сами же заняты были, – справедливо заметила я.

Эльф с оборотнем заметно смутились – видно, не думали об этом с такой стороны.

– Но ты могла нас навестить! И поддержать наш упавший дух! – выкрутился Рон.

– Не ушибся? – скептически подняла я одну бровь.

– Кто? – растерялся оборотень.

– Дух, – любезно пояснила я.

– Издеваешься, да? – обиженно пробурчал Рон.

– Нет. Просто не понимаю вашего недовольства. Мне что же, надо было за вами собачкой бегать и сочувствовать, какие вы несчастные? – начала раздражаться я.

Эльф с оборотнем смущенно переглянулись.

– Ладно, забыли, – пресек начинающую перебранку Даниэль, после чего быстро переключился на другую тему, – А это правда, что ты с ректором танцевала?

– Да, ну и что? – с вызовом спросила я, пытаясь скрыть смущение.

– Ну, просто все студенты только об этом и говорят, – невинным голосом ответил эльф, делая вид, что рассматривает что–то интересное на потолке.

– И столько интригующих версий выдвинули, – как бы между прочим добавил Рон.

– А ведь мы твои друзья, – перехватил эстафету Даниэль.

– А с друзьями пристало всем делиться. В том числе и информацией, – с намеком закончил оборотень.

– Извините, ребят, – вздохнула я, – но все, что я могу сказать – так это то, что ни в одной из этих версий нет ни грамма правды.

Нет, я бы рада была им все рассказать, но… не поймут они. Слишком уж во власти предрассудков.

А я не хочу терять друзей.

– Ты правда больше ничего не хочешь нам рассказать? – вопросительно посмотрел на меня Даниэль.

– Нет, – покачала я головой. – По крайней мере не сейчас.

– Хорошо, – подумав, согласился со мной оборотень. – Расскажешь, когда будешь готова.

Когда вы будете готовы, – мысленно поправила я его.

– Ну ладно. Веселитесь, а я пойду, – через силу улыбнулась я и пояснила в ответ на недоуменные взгляды друзей, – Хочу пройтись немного.

И, дождавшись неуверенных кивков Дана и Рона, отправилась в сторону выхода – мне действительно необходимо было побыть одной.

Перехватив по дороге встревоженный взгляд Алекса, послала ему успокаивающую мысль:

– Я просто прогуляться.

Вампир успокоился и продолжил прерванный разговор с одним из послов.

Выйдя из Зала, я направилась на крышу Астрономической башни – там можно просто посидеть, не волнуясь о том, что тебя могут обнаружить.  

* * *  

Отперев люк, я осторожно забралась через него на крышу. Здесь была площадка, окруженная зубчатой стеной. Подойдя к одной из выемок, я уселась на нее, спиной оперевшись на каменную кладку.

Закинув голову, утомленно прикрыла глаза и погрузилась в размышления.

Боги, как же мне быть? Смогут ли друзья понять меня? Смогут ли перешагнуть через свой суеверный ужас, когда узнают обо всем?

Ведь я не собираюсь расставаться с Алексом. Нет, нет.

С ним мне хорошо и спокойно. С ним я в безопасности.

Алекс никому не позволит сделать мне больно. Он пообещал.

И я ему верю…

– Отсюда открывается неплохой вид, не правда ли? – внезапно раздался чей–то голос рядом со мной.

От неожиданности я чуть не свалилась со стены, но мне не позволили упасть крепкие руки (де жавю). Осторожно приоткрыв зажмуренные от страха глаза, я смогла лицезреть нарушителя моего спокойствия.

Лучше бы я этого не делала. Но, как известно, все хорошие мысли приходят уже после того, как осуществлены неудачные.

Меня обнимал не кто иной, как Кэссандр. И как я сразу не узнала его голос?

Судорожно дернувшись, я вырвалась из его объятий и, на всякий случай, отбежала на пару шагов.

Его бывшее Императорское Величество насмешливо вскинул правую бровь.

– Вы… вы меня испугали, – немного дрожащим голосом произнесла я.

– Я не хотел. Сожалею, – несмотря на слова, в его голосе не было ни грамма сожаления.

– Ничего. Я же не упала, – сухо ответила я.

Хаос, что ему от меня нужно?!

Внезапно, Кэссандр быстрым шагом подошел ко мне. Я еле удержалась от того, чтобы отшатнуться.

Пристально глядя мне в глаза, он поднял руку и медленно провел костяшками пальцев у меня по щеке.

Я судорожно втянула воздух. Меня обуял просто животный страх – тело еще помнило, какую боль могут причинять эти руки. Ему стоит произнести лишь одно заклинание… сейчас я ничего не смогу сделать…

Увидев в моих глазах ужас, надвиг удовлетворенно кивнул.

– Я был прав, – пробормотал он. После чего, резко развернувшись, отошел обратно у парапету.

Стоя ко мне спиной, надвиг некоторое время молчал, вглядываясь в горизонт (интересно, что он там надеялся найти?).

Я же все это время мучилась, теряясь в догадках – в чем это он оказался прав?


Внезапно Кэссандр нарушил тишину, задумчиво произнеся, все так же стоя ко мне спиной:

– Знаешь, я все–таки рад, что ты вернулась.

После чего повернулся ко мне. Видимо хотел посмотреть на мою реакцию.

Решив его не разочаровывать, я сделала то же, что делают в таких случаях чувствительные барышни из дамских романов – банально упала в обморок.  

Глава 3 

Есть время разбрасывать камни, есть – собирать пришибленных.  

Александрий. 

Продолжая обсуждать с надвижским послом–дипломатом пошлины на реактивы зелий, которые продает за границу ВАМ, я внезапно почувствовал чей–то страх. Сначала я подумал, что уловил эмоциональный всплеск посла, и только через несколько секунд понял, что это страх моей Диали.

Хаос, что случилось? Дыхание перехватило, а сердце стало отбивать бешеный ритм.

Не слушая посла, я сосредоточился на нити связи, пытаясь уловить, где Диали сейчас находится.

…Есть! Астрономическая башня.

– Мне необходимо разрешить одну возникшую проблему. Надеюсь, вы не будете против, если я вас покину? – нетерпеливо обратился я к дипломату, взглядом показывая, что с ним будет, если он окажется против.

– Д–да, конечно, – пролепетал сбледнувший с лица надвиг, прервав разглагольствования о важности международного пошлинного соглашения.

Понятливый оказался малый.

– Тогда я вас покидаю, – коротко кивнул я, всеми силами пытаясь сохранять спокойствие, после чего, больше не медля, быстрым шагом вышел из Зала.

Взяв за конечную точку вектора перемещения приблизительное местонахождение Диали, я начал телепортироваться[14], попутно считывая эмоции своей хранительницы.

… Страх, волнение, неуверенность… сомнения, напряжение, ожидание… отстраненное удивление, обреченность…

На этом эмоции как будто обрубило.

Без сознания, – мелькнуло в голове.

От страха за мою Диали в горле против воли стало зарождаться рычание.

В этот миг телепортация окончилась, и я обнаружил себя стоящим под люком Астрономической башни. После мощной воздушной волны, посланной мною, люк просто вышибло, оставив вместо него дыру с неровными краями раскрошившегося камня.

Через секунду я уже был на крыше, сам не представляя, что сделаю с тем, кто стал виновником страха моей девочки.

Увиденное чуть не заставило меня взвыть от ярости. Глаза застелила пелена гнева.

К моей, МОЕЙ Диали прикасалась эта надвижская тварь! Ррр–рр…

– Убью!  

* * *  

Кэссандр растерянно смотрел на пребывающую в обмороке девушку.

Это она от радости, что я ее узнал, что ли? – отстраненно подумал он, но сразу же усмехнулся абсурдности своих мыслей.

Но, от радости или не от радости, а делать с ней что–то надо. Не оставлять же ее так лежать – простудится еще, а она ему живая и, желательно, здоровая нужна.

Тяжело вздохнув, надвиг подошел к лежащей девушке. Но только он поудобнее обхватил ее, чтобы поднять на руки, как люк на крышу Астрономической башни с грохотом слетел с петель.

Из образовавшегося проема вылез ну о–очень злой Александрий. Горящие бешенством глаза остановились на руках Кэссандра, прижимающих к себе девушку.

– Убью! – глухо прорычал он.

В следующий миг надвига, непроизвольно отшатнувшегося от Диали, буквально швырнуло об каменную кладку парапета. Он едва успел увернуться, как в место, где еще секунду назад была его шея, с режущим звуком вонзились острые лезвия когтей. Впрочем, в стене они долго не продержались.

«В моих планах он, конечно, труп, – размышлял надвиг, еле успевая уворачиваться от ударов и ставить щиты от мощных проклятий, – Но теперь я вижу, что таким он станет уж точно не путем честного поединка. Я же не самоубийца.»

Наконец, ему удалось особо ловкой уверткой выиграть несколько секунд, и он молниеносным пассом послал в вампира воздушную волну, которая отбросила того на несколько метров. И, пока Александрий не очухался, быстро проговорил (сейчас опять же кинется):

– Да какой вурдалак тебя укусил, *непечатное*… совсем на убийствах помешался, *непечатное*, *непечатное*! – от полноты чувств, а если совсем уж честно, то от страха , Кэссандр даже перешел на «ты».

Вампир, уже было вновь занесший руку с боевым заклинанием, предназначенным для разрывания противника в клочки, с трудом остановился. Слова надвига (или красноречивое умение того ругаться) его отрезвили.

– Тебя сейчас спасает только то, что я дал Диали обещание, – глядя на Кэссандра пылающими искренней ненавистью глазами, прошипел он. – Но если окажется, что ты ей что–то сделал, я тебя из–под земли достану и использую по назначению весь арсенал пыток, какие я только знаю. И поверь, ты о смерти молить, собака, будешь!

Кэссандр невольно сглотнул. Когда тебе говорят таким многообещающим голосом, невозможно не поверить.

Александрий, заметивший движение надвига, издевательски усмехнулся.

Затем, резко впитав в руку заготовленное заклинание, быстрым шагом подошел к девушке, все так же лежащей около противоположного парапета.

Осторожно взяв ее на руки, вампир в последний раз кинул на Кэссандра взгляд, наполненный отвращением, и с легким хлопком телепортировался.

Кэссандр остался стоять на том же самом месте.

Потом, будто бы очнувшись, резко тряхнул головой и решительным шагом направился к дыре, на месте которой раньше был люк.

Этот Сент–Левен чуть не убил его! Надвиг видел, что желание разорвать его на куски буквально переполняло глаза вампира.

Глаза зверя…

И все–таки он остановился. Потому что «пообещал».

Странно, не думал он, что у бездушного монстра есть свои принципы.

Ну да ладно. Ему еще делом заниматься!

* * * 

Адиалия. 

Сознание медленно возвращалось ко мне. Застонав от стрельнувшей в затылке боли, я с трудом открыла глаза.

Бессмысленным взглядом уставившись в потолок, пришла к выводу, что не в своей комнате. Но, судя по ощущениям, на кровати.

– Как ты? – раздался чей–то голос откуда–то сбоку. Осторожно повернув голову, я увидела говорившего, сидящего в глубоком кресле с высокой спинкой.

«Алекс», – с облегчением поняла я. А что? Учитывая, что последним, кого я видела перед тем, как потерять сознание, был Кэссандр, мои опасения были вполне оправданы.

– Нормально, вроде, – наконец хрипло ответила я. – Где я? И как здесь оказалась?

– Ты в моей комнате. Я принес тебя сюда, – коротко ответил вампир на оба вопроса.

Но вот что меня поразило, так это его голос. Настолько холодный, что у меня по коже пошли мурашки.

Алекс никогда не разговаривал со мной таким тоном.

– Что–то случилось? – робко спросила я.

Вампир наконец–то поднял на меня глаза, и то, что я в них увидела, заставило меня вжаться от ужаса в спинку кровати.

В них была ненависть.

Я судорожно втянула воздух. Но уже через секунду ненависть сменилась сначала удивлением, затем пониманием, и, наконец, раскаянием.

– Прости! Я не хотел пугать тебя, – тихо произнес Алекс, встав и сделав шаг ко мне, но потом нерешительно остановился.

– Почему ты так смотрел на меня? Я чем–то рассердила тебя? – ничего не понимая, нервно спросила я.

– Ну что ты! – вампир, больше не медля, одним плавным движением оказался рядом со мной и осторожно привлек меня к себе, – Я, похоже, вообще не умею на тебя сердиться.

Да? А что же сейчас тогда было?

Еще больше запутавшись, я уткнулась носом в его рубашку, пахнущую сандаловым деревом.

– Тогда почему ты так смотрел? – настойчиво повторила свой вопрос я.

– Я просто очень разозлился, когда увидел тебя без сознания и на руках у этого ублюдка… ну хорошо, не просто разозлился, а пришел в ярость! И до сих пор не мог успокоиться!

Уф, ну теперь ясно. А я то уж было подумала, что это он меня так «возлюбил» за что–то. Отвратительные ощущения, если честно. Искренне надеюсь, что больше мне их испытать не придется. Хотя теперь я понимаю тех, кто его боится – если уж от одного взгляда становится так жутко…

– Кхм, а ты не подскажешь, что было ПОСЛЕ того, как ты «разозлился»? – переменила тему я, тем более что–то мне подсказывает, что надвиг вполне мог не пережить этого «после».

Алекс на мгновение замялся:

– Мы… мы немного поговорили.

– Подрались, ты хочешь сказать? – устало вздохнула я, прекрасно поняв значение слова «поговорили».

– Он жив и невредим, – быстро сказал вампир, поняв, что его уловку раскусили.

– Жаль, – еще раз вздохнула я. И в ответ на изумленный взгляд подопечного невинным голосом пояснила. – «Серьезные повреждения» – это те, которые имеют летальный исход. Я не говорила, что буду против, если ты сделаешь его инвалидом.

На лице Алекса появилась ну о–очень нехорошая ухмылка, не предвещающая Кэссандру при встрече ничего хорошего.

Не подумайте, что я такая злая. Я вообще не запоминаю обиды… Но я запоминаю обидчиков.  

Когда я попыталась встать, вампир быстро обломал меня, продержав в кровати еще некоторое время для «профилактики» (Ну как курица–наседка, ей Богам!).

Наконец, убедившись, что со мной все в порядке, он разрешил мне пойти к себе на квартиру, где мне предстояло безвылазно сидеть два дня – пока Кэссандр с делегацией не уедет. Но, разумеется, только под своим сопровождением – мало ли, что со мной может случиться, мол!

Как, все–таки, эта чрезмерная забота раздражает иногда! Обидеться, что ли?  

* * *  

Уже отъехав на несколько километров от Велиора, Кэссандр обернулся на город. Там виднелись башни возвышающейся над всеми остальными строениями Академии, поблескивая в лучах рассветного солнца.

Надвиг довольно ухмыльнулся – все прошло более, чем успешно. Нужная настройка на магическом поле ВАМа сделана. Все амулеты–дезинтеграторы[15] развешены в потайных местах. И, что самое главное – все это прошло незаметно для ректора этой самой Академии.

Теперь, стоит ему провести необходимый ритуал вызова, и в Академию хлынут полчища демонов Хаоса, спокойно обойдя академическую защиту.

Они не оставят там и камня на камне. Ну и, разумеется, выполнят свою главную миссию – уничтожат его главного возможного противника, Сент–Левена.

Да, этот вампир самый опасный и могущественный маг из когда–либо существовавших. Да, соваться в честный поединок с ним – самоубийство. Но он ведь и не собирается убить его честно.

Против сотен демонов, да еще и таких, которых хватит могущества призвать у самого Повелителя, не сможет выстоять даже он. И тогда никто не сможет помешать ему, Кэссандру, претворить в жизнь свой главный план.

А Диали… насчет девчонки у него будут особые приказания…  

Глава 4

Настоящий мужчина – тот, кто хочет все, а настоящая женщина – та, которая не знает, чего хочет.

Адиалия. 

На второй день своего квартирного заключения я готова была взвыть. Утешали только утренние визиты друзей и вечерние Алекса.

Но ведь надо же целый день что–то делать! Иля, как могла, пыталась скрасить мое скучнейшее времяпровождение байками о своей жизни у прошлого хозяина. Выходило довольно смешно, но даже это не очень–то помогало.

Так что, когда Алекс неожиданно навестил меня вечером третьего дня и сообщил об отъезде Кэссандра, я на радостях расцеловала его в обе щеки, повиснув на шее.

Вампир после этого сначала как–то странно застыл, а потом во взгляде у него появился подозрительно довольный блеск, в то время как руки змеями обхватили меня за талию.

– Какой теплый прием, – промурлыкал он, довольно щурясь. – Всегда бы так.

– Но–но, – пригрозила я пальцем, опомнившись, и решительно выбралась из его объятий, – ты глазками–то не сверкай. Все равно на большее пока можешь не рассчитывать.

У вампира вытянулось лицо.

– Почему? – уже, очевидно, ожидая подвох, настороженно спросил он.

– По кочану и капусте, – завредничала я. – Я несовершеннолетняя, между прочим. Да и вообще, девушка порядочная, так что сначала женись, а потом хоть до утра!

Если честно, то последнюю фразу я ляпнула просто так, не подумав, так как другой причины в тот момент в голову не пришло.

И какого же было мое удивление, когда Алекс с готовностью заявил:

– Да без проблем!

У меня случился ступор. Я никак не ожидала, что моя глупая фраза насчет замужества воспримется вампиром всерьез. А тут еще и вон какое воодушевление на лице…

И тут Алекс, очевидно, решил меня добить, с невинным видом обронив:

– Но, собственно говоря, мы уже женаты.

После этих слов мой столбняк спал, и челюсть радостно поздоровалась с полом.

– К–как женаты? – ошалело пробормотала я, не замечая, как во взгляде новоявленного муженька начинает появляться тревога, – То есть, когда мы успели–то? И почему я этого не заметила?

Внимательно всмотревшись в мое лицо и не найдя там признаков агрессии (читай, желания взять топор и поработать Раскольниковым), успокоившийся вампир разъяснил:

– Карилийский обряд, который был проведен между нами, в древности служил ритуалом венчания, правда, признавался таковым только для особей королевского рода.

Увидев, что я уже открыла рот, чтобы задать напрашивающийся вопрос, он безапелляционно добавил:

– Учитывая, что я потомственный глава клана вампиров, а ты – наследница всего серафимского рода, то обряд считается законным.

Я молча закрыла рот, все еще пребывая в несколько отстраненном состоянии.

Проследив за моим остекленевшим от обилия шокирующей информации взглядом (до меня наконец–то дошел весь смысл сложившейся ситуации), упирающимся в одну точку на противоположной стене, Алекс, тяжело вздохнув, пробормотал:

– Ей Богам, лучше бы наорала…

После чего схватил несопротивляющуюся меня в охапку и отнес в гостиную, где аккуратно сгрузил меня в кресло.

Опустившись передо мной на корточки, он с силой сжал мои запястья, возвращая из такого приятного мира астрала.

С трудом сфокусировав взгляд на его лице, я увидела, что он как–то очень странно на меня смотрит. Этакая смесь серьезности, грусти и решительности. И если первое я еще могла понять, то остальное оставалось для меня загадкой.

Сообразив, что долго это молчание продолжаться не может, я немного криво улыбнулась:

– Извини, просто… просто для меня все это… очень странно.

Вампир вопросительно на меня посмотрел:

– Странно? То есть это не расстроило тебя?

– Мм… скорее нет, чем да. Просто я не думала, что это произойдет так… неожиданно, – немного путано ответила я. – Понимаешь, мне всего шестнадцать, я, как ты уже говорил, сама еще ребенок, а тут замужество, а значит и… и…

– Так вот что тебя тревожит, – облегченно рассмеялся Алекс. – Не волнуйся, малышка. Против твоей воли ЭТО не произойдет. Да и вообще, знаешь что…

Вампир ненадолго задумался, после чего, кивнув своим мыслям, сказал:

– Давай договоримся так. Как только ты захочешь, мы обвенчаемся по велиорским обычаям. А до тех пор своим мужем можешь меня не считать. Соответственно и я никаких обязанностей с тебя требовать не буду. Договорились?

Я в ответ немного неуверенно кивнула, после чего уже более решительно улыбнулась. Как же просто он решает проблемы. Что, впрочем, неудивительно – этот вампир, похоже, талантлив во всем.

Алекс, увидев мою улыбку, довольно прищурился. Затем развернулся, облокотившись спиной о мои ноги и вытянув свои, и положил свою голову мне на колени.

– Устал я… – невинным голосом объяснил он смену положения.

Хмыкнув, я осторожно стала перебирать его волосы.

Услышав звук, похожий на мурлыканье (интересно, а гавкать вампиры могут?), я издала тихий смешок. Какой же он… родной.

Продолжая перебирать шелковистые пряди, я погрузилась в размышления:

«Что же с нами будет? И что было до этого?» В голове закрутились десятки «почему?»:

Почему у нас такие странные отношения? То накал страстей, то просто дружеское участие. Кто этот вампир для меня? И кто я для него?

Почему у меня перехватывает дыхание, когда я думаю о том, что стала его женой? Ведь раньше я даже не задумывалась об этом. И захочу ли когда–нибудь претворить этот брак в жизнь? Я совсем запуталась…

Почему он так неожиданно полюбил меня? Пусть не с первого взгляда, но почти…

Почему в груди появляется такое странное теплое чувство, когда я вижу его? Любовь? Или просто влюбленность – сложно остаться равнодушной, когда знаешь, что тебя так преданно, так самозабвенно любят. И что, если это все–таки настоящее чувство?

Почему к Кэссу я испытывала совсем другое?

Кэсс.

Моя первая любовь. Вот только любовь ли? Я начала сомневаться.

Почему меня так потрясло то, что он узнал меня, и я даже упала в обморок?

Почему я не могу просто забыть о существовании этого надвига и не мучаться?

И, наконец, почему у меня вечно все через… ?!! Ну вы меня поняли…

* * * 

Александрий. 

Стоя перед креслом, я рассматривал Диали, клубком свернувшуюся в нем. Девушка только что уснула, и поэтому, когда я осторожно взял ее на руки, чтобы отнести в спальню, она издала недовольный стон.

Бережно положив свой ценный груз на кровать, я силой мысли трансформировал одеяние девочки в теплую ночную рубашку (ночь сегодня прохладная, не дай Боги, заболеет!) и укрыл ее одеялом, плотно подоткнув края. Это было очень странно и неожиданно приятно – заботиться о ком–то. Хотя нет – заботиться о ней.

Присев на краешек кровати, я осторожно погладил Диали по щеке. Все еще пребывая во сне, она слепо потянулась за этой лаской, как маленький котенок.

Я тихо усмехнулся – какой же она еще ребенок. А я ей – о замужестве! Неудивительно, что она так прореагировала. Впрочем, это все успеется. Я подожду…

Неожиданно Диали тихо застонала, резко дернувшись в сторону. Отследив по нити связи сознание моей девочки, понял, что ей просто снится страшный сон. Я недовольно нахмурился – будут тут еще всякие кошмары спать моей Диали мешать!

Мысленно коснувшись ее сознания, я очистил его от всех мысленных остатков[16], накопившихся за день. Это позволит ей вообще не видеть никаких снов по крайней мере часа два.

Осторожно прилег на самый краешек кровати – на тот случай, если ей опять будут сниться кошмары. Я, конечно знал, что мне необходимо выспаться – завтра в ВАМ вновь приезжает гость – но не смог заставить себя оставить мою Диали. Ухватившись руками за поручни кровати, я уставился в потолок, любуясь звездным небо, благо выполнено оно было мастерски. В голову сразу полезла куча вопросов, одолевающих меня почти все время, стоит только посвятить себя ничегонеделанию.

Вот, например, моя любовь к Диали (подходящая тема для размышлений Хаос–знает–сколько–летнего монстра, да?). Нет, неожиданному появлению столь сильных чувств я уже давно перестал искать объяснение. Я просто полюбил, и этим все сказано. «За что?» и «Каким образом?» в моем случае – не актуальные вопросы.

Меня больше заботит то, что Диали мои чувства приняла. И даже сказала, что влюблена.

Я не боюсь, что ее чувства так и останутся влюбленностью. Потому как верю, что моей любви с лихвой хватит на двоих. Мне бы только рядом с ней находиться – больше ничего не надо.

Но как же так случилось, что она меня не боится? Не презирает за то, что я убийца? А когда узнала, что по карилийским обычаям – моя жена, даже не расстроилась. Просто растерялась. Но приняла…  

Каждый день, видя, как она тепло улыбается МНЕ, я раз за разом спрашиваю себя – а достоин ли этой улыбки. А главное – что я сделал, чтобы быть достойным?

Получается – ничего. Я только запугивал, пытал, убивал… много чего было… и после этого лишь кривил губы в злой ухмылке. Ни разу не испытал я ничего, похожего на раскаяние, глядя на очередную свою жертву. Только в голове билась мысль: «Он встал на моем пути, а значит, заслужил смерть»…

На мне много грехов. У меня много пороков. Кровавое прошлое и вряд ли более чистое будущее.

Казалось бы, если любишь – надо отпустить, раз не достоин. Но во мне слишком много эгоизма, чтобы оставить ту, которая стала моим центром существования.

А это значит, что мне придется очень постараться, чтобы оправдать такой подарок Судьбы, как Адиалия.

Нет, я не герой эльфийских романов, и сомневаюсь, что смогу измениться. Я такой, каким меня вырастило вечное одиночество.

Но я знаю, что буду очень стараться, чтобы жизнь рядом со мной Диали показалась раем[17]. Насколько это вообще возможно с таким, как я…  

Глава 5

Не злите меня, итак трупы прятать некуда!

Шучу, шучу! Место еще осталось…  

Адиалия. 

Меня разбудил солнечный лучик, игриво скользнувший по моей щеке. Нехотя прогоняя остатки сна и сладко потягиваясь, я заметила, что на талию давит какая–то тяжесть, а подушка почему–то стала тверже. Более того – она дышит(!). Когда до меня наконец–то дошел весь смысл моего открытия, я на мгновение напряженно замерла, после чего резко открыла глаза. Первым, на что наткнулся мой взгляд, была чья–то мерно вздымающаяся грудь, которая и была моей «подушкой». Подняв голову чуть выше, я смогла улицезреть и ее владельца, чьи руки по–хозяйски разместились у меня на талии.

Алекс? А он–то что в моей кровати делает?

«Спит», – немедленно отозвался внутренний голос.

«Хорошо, что хоть в одежде», – мысленно вздохнула я и попыталась аккуратно выбраться из–под рук вампира.

Уф, вроде не разбудила. Силой мысли заставив смениться ночную рубашку на миленький домашний халатик, я осторожно села на краю кровати и стала рассматривать спящего ректора.

Обычно во сне лицо расслабляется, становясь по–детски безмятежным, но Алекс был исключением. Выражение его лица осталось все таким же суровым, еще сильнее обозначилась вертикальная морщинка на лбу, которая появляется, если много хмуриться. Впрочем, это не удивительно – по его словам, тогда, на балу, он впервые смеялся.

Сердце сжалось от боли за моего Алекса. Чтобы о нем не говорили, но я то знаю правду – на самом деле никакой он не злой. Нет–нет! Просто он не умеет жить по–другому. Его не учили, что хорошо, а что – плохо. Некому было учить. С детства расти в абсолютном одиночестве – разве можно тут не сойти с ума?! А этот вампир не сошел. Выдержал.

Все категорично заявляют – чудовище, монстр, бич этого мира… А что, по сути, мой подопечный хорошего видел от этого самого мира?

Ничего. Ни родительской любви, ни дружеского участия, ни даже банального понимания. Разве не этого заслуживает любой ребенок, кем бы он ни был? Но нет, его не хотели принять… не хотели понять.

Не он стал таким. Его таким сделали.

Я знаю, что Алекса уже поздно менять. Но также я знаю, что тем, кто ему дорог, он никогда не причинит ни малейшего вреда.

И именно это знание помогает мне бороться с остатками чувств к Кэссандру. Алекс ни за что не поступил бы так со мной и, я уверенна, перегрыз глотку любому, кто бы осмелился. И далеко не в переносном смысле…

Я неуязвима, пока за спиной стоит мой демон–хранитель…

– Доброе утро, – послышался хрипловатый со сна голос Алекса.

Вздрогнув от неожиданности, я резко перевела взгляд на глаза вампира.

Они, естественно, были открыты и смотрели на меня с нескрываемым весельем.

Я залилась румянцем, как будто меня поймали за чем–то неприличным.

– И давно ты не спишь? – чуть резче, чем хотела, задала я вопрос Алексу.

– Около пяти минут. Просто ты так пристально меня разглядывала, что я не решился тебя отвлекать, – как ни в чем не бывало ответил вампир, при этом на его лице нарисовалась совсем уж наглая улыбочка.

– Ну, знаешь ли, – недовольно буркнула я, обиженно глядя на подопечного.

– Что с тобой? Неужели обиделась? – хитро глядя, неповторимым жестом вскинул бровь вампир. После чего одним тягучим движением передвинулся вплотную ко мне. – Я не хочу, чтобы ты на меня обижалась, – прошептал он, приподнимая рукой мой подбородок и проникновенно глядя в глаза.

Я с трудом сглотнула. Что это с ним? Или он всегда такой с утра пораньше?

Стыдно признаваться, но таким Алекс нравился мне еще больше.

Глаза автоматически закрылись. Через секунду я почувствовала, как губы вампира накрыли мои.

Поцелуй был и нежным и требовательным сразу. Как будто меня целовали сразу два Алекса – привычный мне защитник и неизвестная ранее темная часть его души.

Водоворот чувств и ощущений просто затягивал. От чего–то создавалось ощущение полета, как будто ты паришь где–то очень высоко, а затем срываешься штопором вниз. Эйфория и чувство опасности одновременно.

«Тысячелетний опыт дает о себе знать», – не преминул съязвить внутренний голос.

«Отстань!» – с чувством послала я его, с удовольствием зарываясь пальцами в волосы вампира и все сильнее прижимая его к себе.

Не знаю, сколько длился наш поцелуй, но оторваться друг от друга мы смогли только тогда, когда нам уже перестало хватать воздуха.

Тяжело дыша, я прислонилась лбом ко лбу Алекса, прикрыв глаза.

– Надеюсь, теперь ты на меня не обижаешься? – тихо спросил вампир. Я откуда–то знала, что он сейчас улыбается.

– Скажем так, твой способ просить прощения мне определенно понравился, – со стороны Алекса послышался смешок.

– Теперь я буду знать, что делать, если ты на меня обижена, – многообещающе мурлыкнул он.

Я смутилась. И, не найдя ничего лучше, быстро спросила:

– А тебе никуда не надо?

После чего смутилась еще больше – это ж надо такое ляпнуть?

– Звучит так, как будто ты меня выгоняешь, – повторил мои мысли Алекс. Но, решив больше не смущать меня, со вздохом сказал. – На самом деле мне и правда нужно встретить одного человека. Он прибывает сегодня в ВАМ.

– Что за человек? – с радостью ухватилась я за новую тему.

Вампир укоризненно на меня посмотрел, распознав уловку, но послушно ответил:

– Предсказатель. Очень талантливый, между прочим. Почти все его предсказания сбывались с точностью до сотой доли процента.

– А зачем он приезжает в Академию?

– У этого человека никогда не спрашивают, зачем он делает что–либо, – пожал плечами Алекс. – Но его поступки всегда оправдывают себя. И если он хочет приехать в ВАМ, значит так надо.

– Кхм… а можно я пойду с тобой? – с надеждой спросила я. Очень уж интересно мне было посмотреть на этого загадочного предсказателя.

Вампир внимательно на меня поглядел, после чего утвердительно кивнул:

– Если ты хочешь, то конечно.

– Очень хочу! – радостно обняв Алекса, я поцеловала его в щеку.

Почти мгновенно на моей талии капканом сжались руки вампира. Он многозначительно на меня посмотрел:

– Это все?

Деланно недовольно фыркнув, я поцеловала его во второй раз, но теперь уже в губы.

Разумеется, в результате мы потеряли еще десять минут.

Наконец оторвавшись от меня, Алекс с сожалением вздохнул:

– Нам уже пора. Предсказатель должен прибыть примерно через пятнадцать минут.

Кивнув, я мигом слетела с кровати и уже через несколько секунд стояла перед гардеробом, пытаясь решить вечную дилемму каждой девушки – что надеть?

Вампир с весельем наблюдал за моими мучениями. Ну конечно, ему то что – выгладил магией одежду и готов.

Результатом моих терзаний стало элегантное лиловое платье простого покроя, красиво облегающее фигуру. Алекс, увидев мой выбор, одобрительно кивнул, после чего вышел из комнаты, давая мне одеться.  

* * *  

К прибытию предсказателя мы не опоздали, появившись в нужной Башне буквально за минуту до того, как центральный телепорт свечением известил о совершившемся перемещении.

Уже спустя секунду, когда свечение спало, я увидела, что в центре телепорта стоит прибывший.

Это был сухонький старичок, совсем невысокого роста, с морщинистым и абсолютно безволосым лицом.

Лучистые карие глаза поражали своей юношеской яркостью и живостью. Белоснежная грива волос была стянута в длинную тугую косу, а гордая осанка была исполнена чувством собственного достоинства. Правильные черты лица говорили о том, что в молодости предсказатель был очень красив, но, видно, время его не пощадило.

Старичок внимательно посмотрел на нас с Алексом, после чего его тонкие губы растянулись в хитрой улыбке.

– Александрий, – с почтением поклонился он вампиру, не переставая, впрочем, улыбаться.

– Деметрий, – приветственно кивнул в ответ Алекс.

– Не представите ли мне свою очаровательную спутницу?

– Это моя ученица, Адиалия Ленгро. Она будет сопровождать меня. Адиалия, это Деметрий Софтийский.

Я присела в реверансе, с любопытством глядя на предсказателя. Интересно, что он забыл в ВАМ?

– Рад познакомиться, юная леди, – улыбнулся мне Деметрий. – Лестно, что рядом будет столь приятная спутница.

– Пройдемте в кабинет, – недовольно прервал его Алекс. – Нам надо обсудить ваше здесь пребывание.

Кивнув, предсказатель, немного погодя, последовал за выходящим из Башни вампиром. Пожав плечами, я пристроилась в конец процессии.  

* * *  

Удобно расположившись в кресле Алекса, я, прикрыв глаза, слушала убаюкивающие голоса Алекса и Деметрия. Сначала они обсуждали что–то про условия, в которых предстоит проживать в ВАМе предсказателю, затем разговор плавно перетек на политические новости. Короче, «Спи, серафим, засыпай…».

– Я не поддерживаю эту новую реформу про систему гильдий, интуиция говорит мне, что она себя не оправда… – на этом голос Деметрия неожиданно прервался, сменившись странным хрипом.

В испуге я открыла глаза, и увидела странную картину. Старичок сидел, чуть откинув голову назад, широко распахнутые глаза светились золотистым светом, который полностью поглощал зрачки с белками.

Я уже хотела кинуться к предсказателю, но Александрий жестом остановил меня.

– Все в порядке, – беззвучно прошептали его губы.

Тут Деметрий резко втянул в себя воздух и, моргнув, уставился на меня. Глаза приобрели нормальный цвет, а золотое свечение куда–то пропало.

Так он и сидел и, не моргая, смотрел на меня, ничего не говоря. Первым нарушил тишину Алекс:

– Что вы видели, Деметрий?

Старичок медленно повернул голову в его сторону.

– Боюсь, для вас ничего хорошего. Над Академией нависли тучи. И скоро они разразятся грозой.

Вампир нахмурился:

– Что мы можем сделать?

– Единственное, что могло бы вам помочь, это кинжал всевластия. Не спрашивайте, как, я и сам не знаю.

– На сколько я помню, он находится в друидской сокровищнице, – задумчиво пробормотал Алекс себе под нос. После чего уже в полный голос спросил. – Когда?

– Как можно скорее, Александрий, – грустно ответил старичок. – Как можно скорее.

– Что же грозит Академии? – подала голос я.

– Я вижу лишь неопределенные образы, милая барышня. Смысл того, что произойдет, но не его суть, – вздохнул предсказатель. – Если бы было иначе, много несчастий могли быть предотвращены.

Несколько минут прошли в молчании.

Внезапно, Деметрий резко поднялся.

– Думаю, мне пора возвращаться.

– Но куда? – недоумевающее спросила я. – Вы же только что приехали!

– Я сделал то, зачем, собственно, и приезжал – огласил нужное предсказание, – пожал плечами старичок. – Больше я здесь не понадоблюсь.

– Деметрий прав, Диали, – вздохнул Алекс. – Тем более, скоро в Академии должно что–то произойти. Чем меньше здесь будет посторонних, тем лучше. Я вообще подумываю о том, чтобы объявить карантин.

– Не стоит, – качнул головой предсказатель. – Если это не свершится так, то свершится по–другому. В другое время. Но с теми же. Вы знаете законы предсказания, Александрий.

– Знаю, – мрачно кивнул вампир. – И что же вы предложите?

– То, о чем уже сообщил. Вам нужно как можно быстрее завладеть кинжалом всевластия. И, да… возьмите девушку с собой.

– Думаю, от девушки, – вампир выделил последнее слово, немного кисло на меня поглядев, – мне и так бы не удалось отвязаться.

Я мысленно фыркнула (правильно думаешь, дорогой!), но для виду состроила обиженную мордашку – мол, для тебя же стараюсь, а ты такой неблагодарный!…

– Ну вот и отлично, – в глаза старичка вернулся хитрый блеск. – Александрий, надеюсь, вы проводите меня до телепортов?

Вампир в ответ сухо кивнул, поднявшись одним слитным гибким движением. Ну до чего же грациозен, зараза! Аж завидно становится…

Перед тем, как выйти из кабинета вслед за Деметрием, Алекс обернулся ко мне и как можно мягче сказал:

– Предупреди своих друзей, что сегодня тебя не будет. Когда закончишь, иди прямо в Башню телепортов – я буду ждать тебя там. Вещей не бери – они все равно не понадобятся.

Дождавшись моего «Хорошо», он вышел, а я, посидев еще немного, неохотно поднялась и отправилась искать дружков.  

* * *  

Дана с Роном я нашла, как это ни странно, в библиотеке. Эльф с оборотнем сидели в самом дальнем углу, погребенные под горой макулатуры.

Удивленно хмыкнув, я отправилась прямо к ним.

– Сегодня что, Всенародный День знаний? – громко спросила я, тихо подкравшись к ним.

Дружки одновременно подскочили на месте, ошалевшим взглядом уставившись на меня.

– Хаос, Диали, зачем же так пугать то? – шумно вздохнув, отмер принц. – Нервные клетки, между прочим, не восстанавливаются. Доказано колдомедиками.

Весело фыркнув, я примостилась на рядом стоящий стул.

– Я вообще–то попрощаться пришла. Ненадолго, правда, на день всего.

– И куда ты собралась? – недоуменно спросил оборотень.

– Мне нужно будет уехать по одному делу, – уклончиво ответила я. – Но не волнуйтесь, со мной ничего не случится!

– Откуда такая уверенность? – прищурился Даниэль. – Ты же всегда найдешь неприятности на свою… кхм, ну ты меня поняла.

– Со мной ректор будет, – беззаботно отмахнулась я. – Вряд ли у кого–то хватит глупости лезть к нему.

– Что–то подозрительно много внимания тебе уделяет ректор, – холодно процедил эльф, выделив последнее слово.

– Дан, ты чего? – удивленно покосилась я на принца.

– Ничего, – хмуро бросил тот. – Но держись от Сент–Левена подальше. Ты просто не знаешь, на что он способен.

– Даниэль прав, Диали, – посмотрел на меня оборотень серьезными глазами. – Не играй с огнем. Мало ли что взбредет в голову ректору. Было бы лучше, если бы ты свела общение с ним к минимуму.

– Я понимаю, что вы хотите мне только добра, – упрямо тряхнула головой я. – Но поверьте, Алекс никогда, слышите, никогда не причинит мне вреда, я уверенна.

– Так значит он для тебя уже Алекс? – почему–то с оскорбленной интонацией возмутился Даниэль. – А может, он к тебе и под юбку успел залезть?

– Дан! – ошеломленно выдохнул оборотень.

Да как он может говорить мне такое?! Вне себя от злости, я резко вскочила со стула и уже оборачивалась, чтобы убежать, когда кто–то схватил меня за руку.

– Погоди, не уходи! Прости, пожалуйста, я не знаю, что на меня нашло, – скороговоркой произнес эльф, все так же держа меня за руку.

Глядя в его виноватые глаза и страдальческое выражение мордашки, я почувствовала, что вся злость куда–то уходит. Глубоко вздохнув, я нарочито спокойным голосом произнесла:

– Хорошо, я тебя прощаю, но если ты еще раз оскорбишь меня без причины…

– Я сам себя побью, – клятвенно заверил меня Дан.

Представив себе эту картину, я невольно улыбнулась. Друзья, до которых тоже дошел весь смысл сказанной принцем фразы, улыбнулись мне в ответ. Мир, какой–никакой, был восстановлен.  

* * *  

Выполнив свою миссию, то бишь предупредив дружков о своем отбытии и попросив их позаботиться об Иле, я бодрым аллюром поскакала к телепортам.

Алекс уже успел настроить векторы перемещения на центральном телепорте и отправить запрос на разрешение нашего скорого прибытия друидам. Разрешение было получено, поэтому уже через несколько минут мы смогли переместиться. Интересно, а зачем Деметрий посоветовал Алексу взять меня с собой?  

* * *  

Мы оказались на странной поляне. Странной тем, что в скале, которая занимала около трети этой самой поляны, были вырезаны несколько дверей с табличками рядом, очевидно указывающими их, дверей, назначение. Ну да ладно, потом разберемся.

Нас встречали сами верховники. (У друидов Верховный Совет выполняет роль парламента, правящей верхушки. Члены Совета зовутся для удобства просто «верховники». Главного верховника именуют Главой). Почтительно кивнув, приветствуя нас, они спросили Алекса о цели нашего прибытия в друидскую общину. На что тот прямо ответил:

– Вы должны отдать нам кинжал всевластия.

От такой наглости верховники ненадолго впали в ступор. Первым отмер Глава и осторожно спросил вампира, на кой ему кинжал этот вообще понадобился. Алекс начал туманно объяснять про сделанное Деметрием предсказание, но друидам этой причины для отдачи ценного артефакта (пусть и неизвестного назначения) было явно недостаточно. Завязался спор.

Я, не имея никакого желания лезть в мужские проблемы и бессовестно свалив это на подопечного, решила обследовать заинтересовавшие меня двери.

Начала с самой близкой ко мне, около которой стоял долговязый друид. По меркам своей расы, это был еще совсем молодой парень. Одет он был в какую–то серую хламиду. На уровне груди висела деревяшка с вырезанной на ней надписью, гласившей, что передо мной " Айрек из семейства Дубов. Хранитель библиотеки». Стоп! Библиотеки?!

– Уважаемый, – обратилась я к нему. – Эта дверь ведь ведет в библиотеку?

Искоса взглянув на меня, друид высокомерно кивнул.

С трудом подавив радостный взвизг, мысленно потерла ручки. Ведь я смогу попасть в одно из самых заветных мест – в знаменитую друидскую библиотеку! Главное сокровище этой расы, буквально повернутой на знаниях!

Но только я приблизилась к заветной двери, как долговязый перегородил мне проход.

– Посторонним сюда нельзя! – безаппелиационно заявил он, смотря куда–то поверх моего плеча.

– Да я на минуточку, одним глазком взгляну и сразу обратно! – посмотрела я на него честными–честными глазками. Хе–хе, да мне бы только попасть туда, а потом фиг меня кто вытащит! Ну разве что с сувенирами…

– Иди куда шла, человечка! – неприязненно бросил мне друид. – Нечего твоим грязным рукам осквернять друидские святыни.

Что?! Нарываешься, деревяшка гниющая?

* * *  

Лицо девушки медленно вытянулось, а золотые глаза наполнились вселенской обидой.

– Ах так? – прошептала она. Бедному друиду от этой простой фразы откровенно поплохело – очень уж злорадной была интонация человечки.

«Чувствую, ничего хорошего мне это не сулит», – обреченно подумал он.

И не ошибся. Потому как уже через секунду на всю поляну раздался срывающийся вопль девчонки:

– Алекс!!!

Черноволосый мужчина оторвался от спора с верховниками и кинул озабоченный взгляд в их с девушкой сторону. После чего практически моментально оказался рядом с ними.

– В чем дело, малышка? – заботливо спросил он девчонку, не обращая ни малейшего внимания на стоящего около друида.

– Он, – тонкий пальчик ткнул в хранителя библиотеки, в голосе мировая скорбь, – меня обижа–ает!!!

Мужчина медленно повернул голову в сторону друида и ну о–очень нехорошо на него посмотрел. Тот, верно оценив обстановку и свое далеко не завидное положение, под страшным взглядом побледнел и затрясся.

– Никто не ссмеет обижать мою малышшку, – по–змеиному прошипел вампир, взглядом обещая друиду болезненную смерть.

После этого доблестный хранитель библиотеки не выдержал и, приглушенно пискнув, сорвался с места, улепетывая на всех парах куда–то в заросли.

Зря – в вампире тут же проснулся инстинкт хищника, и он так же резво погнался за «дичью».

Девушка, как ни в чем ни бывало, сорвала с ближайшего кустика цветочек и принялась по одному отрывать у него лепестки.

– Он его убьет? – слабо и даже с какими–то нотками обреченности вопросил один из верховников, прекрасно знакомый со слухами о вампире.

– Ох, ну что вы! – отмахнулась девушка, не прерывая своего занятия. Но не успели верховники облегченно вздохнуть, как она невинным голоском пояснила, – Так, оторвет что–нибудь.

Не обращая внимания на застывших в ступоре друидов, девчонка сорвала следующий цветочек и начала мечтательно его нюхать, уставившись взглядом в небо. До верховников, все еще представляющих собой композицию " Политсовет в шоке», донеслось ее задумчивое бормотанье:

– А может и вправду за него по–настоящему выйти? Буду как за каменной стеной…

Тут из зарослей величавой походкой выплыл вампир. Судя по довольному выражению его лица, «хищник» «дичь» все же поймал.

Один из верховников нервно икнул. Но потом опомнился и, срываясь на бег, куда–то помчался, видимо, искать то, что осталось от хранителя библиотеки.

Остальные шокировано глядели на вампира, также молча смотрящего на них. Глава первым осмелился подать голос:

– Ч–что с Айреком?

Увидев вопросительно поднятую бровь мужчины, он, собравшись с силами, пояснил:

– Тот самый друид, за которым вы… погнались.

С каждым словом голос Главы становился все тише, под конец сорвавшись на шепот.

– Он не будет иметь детей, – спокойно пожал плечами вампир. – А так жив.

– Вы… вы… вы его… кастрировали?! – слабым голосом простонал друид.

– Он сам на это напросился, – категорично заявил его собеседник и многозначительно посмотрел в упор. – Кстати, что там насчет кинжала всевластия?

– Забирайте, – обреченно махнул рукой Глава. Он бы согласился отдать хоть все друидские сокровища, лишь бы этот маньяк убрался с его земель.

Не дай Боги чем–то обидит девчонку, и все, пиши пропало – вампир явно на ней повернут. А ему еще детишек хочется.

– Отлично, – клыкасто улыбнулся вампир. – Я заберу его прямо сейчас.

После чего повернулся к все так же нюхающей цветочек девушке:

– Тебе придется немного меня подождать.

– Ничего страшного, – безмятежно улыбнулась та. – Я как раз познакомлюсь с библиотекой.

На этот раз дураков не нашлось, и поэтому девушка беспрепятственно прошла в святую святых друидской расы.

* * * 

Адиалия. 

В Академию я вернулась до нельзя довольная – ведь мне удалось утащить несколько ценнейших гримуаров из друидской библиотеки. Ну, верховники, конечно, сначала немного сопротивлялись, но потом я позвала Алекса, он с ними «поговорил», и все проблемы были решены.

Кстати, о моем дорогом подопечном – я не видела его уже с неделю, с того самого дня, как мы вернулись от друидов. Он заперся у себя в кабинете и пытался разгадать тайну кинжала всевластия – ведь Деметрий сказал, что он нам скоро понадобится.

Я, впрочем, без Алекса не скучала – Дан с Роном просто не оставляли мне времени на скуку, видимо, решив обезопасить меня от общения с ректором. Бесконечные шалости, в которых мне приходилось принимать участие, вкупе с огромными домашними заданиями, которыми нас заваливали магистры, лишали меня практически всех сил. В результате, вечером меня хватало только на то, чтобы вяло принять ванну, покормить Илю и кое–как доползти до кровати.

В воскресенье мне впервые выдался свободный денек – уроки я вчера сделала, а дружки куда–то в город умотали.

Я решила навестить Алекса, а то что это такое – заперся и сидит безвылазно! Того гляди от недостатка общения совсем озвереет. А мне трупы убирать… Шучу, шучу!

Так или иначе, но уже через пятнадцать минут я стояла пред кабинетом ректора. Решительно постучав, я стала ждать. Долго мне этого делать не пришлось, потому как уже через несколько секунд из–за двери кабинета послышалось разъяренное рычание:

– Я же сказал, меня НЕ БЕСПОКОИТЬ!

– Кхм, Алекс… я не вовремя? – отойдя от непривычно сильного эмоционального всплеска вампира, осторожно спросила я.

За дверью на мгновение воцарилась мертвая тишина. После чего резные створки резко распахнулись. Я, не ожидавшая этого, инстинктивно шарахнулась назад.

В проеме стоял взъерошенный(!) Александрий.

– Извини, малышка, конечно, ты вовремя, – хрипловатым голосом выдохнул он. – Проходи.

Я осторожно зашла в кабинет вслед за вампиром, плотно прикрыв за собой дверь. Алекс тяжело повалился в свое кресло и устало прикрыл глаза. Тихо подойдя к нему, я уселась на подлокотник и бережно убрала с его лица упавшие пряди. Странно, никогда не видела его таким измотанным.

– Как твои дела с кинжалом? – спросила я вампира, положив руку ему на плечо.

– Отвратительно, – вздохнул тот. – Я ни на шаг не приблизился к разгадке. Впрочем, если даже друиды за века не смогли разгадать тайны кинжала…

– Не расстраивайся, – ободряюще сказала я. – Быть может, кинжал послужит по назначению, когда в этом будет надобность. Это же очень древний, а значит, разумный артефакт.

– Я не могу просто сидеть и ждать неизвестного, – отрицательно мотнул головой Алекс.

– Но ты не делаешь лучше, выматывая себя до подобного состояния, – резонно заметила я. – Не забывай, что ты – самое мощное оружие, что есть у Академии.

– Наверное, ты права, – снова вздохнул вампир.

Обхватив руками мою талию, Алекс перетащил меня к себе на колени. Я, впрочем, ничего против не имела и, свернувшись клубочком, уютно пристроила голову у него на груди, почувствовав, как он начал перебирать мои волосы. Муррр, как приятно…

Но, как известно, счастья в жизни не бывает.

Почти семейную идиллию неожиданно нарушил мощный магический всплеск, хлыстом пройдясь по нашим с Алексом сознаниям.

– Хаос! – переждав приступ боли, выдохнула я, резко вскочив с коленей вампира. – Что это было?!

– Полагаю, то, что и предсказывал Деметрий, началось, – хрипло ответил Алекс, напряженно вцепившись в подлокотники кресла так, что побелели костяшки.

Откуда–то снизу послышались истошные крики. Вслед за ними раздался грохот, прогремели один за другим несколько взрывов. Да что же это творится?!

Дверь в комнату резко распахнулась, и в кабинет ввалился окровавленный магистр Ложен.

– Защита снята! На Академию напали демоны!!! – прохрипел он и без чувств повалился на пол.

Я похолодела…  

Глава 6

Послушные девочки попадают в рай, а непослушные – куда хотят.  

Адиалия. 

Очнувшись от ступора, я подбежала к магистру. Алекс неподвижно стоял на месте, молча смотря, как я стараюсь нащупать пульс у Ложена.

Пульс был, но очень слабый. Было очевидно, что без медицинской помощи магистр долго не протянет.

– Алекс, нужно как можно скорее остановить кровотечение, – хриплым от напряжения голосом обратилась я к неподвижному вампиру.

Тот невидящим взглядом уставился куда–то поверх моего плеча, очевидно, что–то решая.

– Вот ты и займешься этим, – после недолгой паузы отстраненно произнес он. После чего резко перевел свой взгляд на меня и категоричным голосом заявил, – ты будешь сидеть в кабинете, поняла? Никуда не смей из него выходить. Эта комната защищена, так что здесь ты будешь в относительной безопасности.

– Но я не могу просто сидеть здесь, пока… – попробовала возмутиться я, но Алекс резко меня перебил:

– Ты будешь заниматься лечением Ложена. Когда закончишь, будешь оставаться здесь. Ты меня слышишь? – вампир пристально посмотрел мне в глаза.

– А… а ты?

– Как ты недавно справедливо заметила, я – самое главной оружие Академии, – Алекс быстро подошел к двери и рывком распахнул ее. Коридор был абсолютно пустым и безжизненным. Снизу больше не раздавалось никаких звуков. Если бы не окровавленный магистр рядом со мной и не взрывы, прогремевшие ранее, можно было подумать, что ничего не происходит.

– Алекс, – севшим от страха за моего подопечного голосом слабо позвала я вампира, уже переступившего порог.

На мгновение застыв, Алекс оглянулся:

– Со мной ничего не случится, – тихо произнес он, глядя мне прямо в глаза. – Но если я не потороплюсь, могут пойти первые жертвы. Я нужен внизу, а ты нужна здесь.

Подавив неожиданный всплеск тревоги, я отрывисто кивнула:

– Иди. Мне не нравится это затишье.

Когда после недолгой заминки за вампиром захлопнулась дверь, я обессилено привалилась к стене. Предчувствие беды не отпускало меня. Я откуда–то знала, что это все кончится чем–то нехорошим.

Только бы студенты успели защититься, а Ложен был единственным, кого так сильно ранили! А ведь там еще и Дан с Роном…

Ладно, надо успокоиться. В конце концов, это маги, и в обиду они себя не дадут.

Глубоко вдохнув, чтобы окончательно подавить неуместное чувство паники, я, с усилием поднявшись, отлеветировала раненного магистра на стол – больше было некуда. Легко коснувшись лба мужчины рукой, я, прикрыв глаза, провела магическую диагностику.

Как оказалось, основная потеря крови произошла из–за глубокой раны, проходящей под солнечным сплетением. Причем, судя по рваным краям раны, магистру Ложену вспороли живот чем–то вроде серповидных лезвий… Или когтей, что более вероятно. Низшие демоны по сути своей больше звери, чем бойцы, и поэтому почти всегда используют свои клыки и острые когти, заменяющие им оружие.

Аккуратно положив руку на залитый кровью живот раненого, я начала вливать в него силу, пользуясь даром исцеления, дарованным каждому серафиму. Почувствовав легкое головокружение, я отстранилась, прервав процесс, и приподняла рваные края рубахи мужчины. Рана медленно затягивалась прямо на глазах. Через некоторое время от нее остался только глубокий некрасивый рубец, который, скорее всего, останется у магистра на всю жизнь. Но с этим уже ничего нельзя поделать.

Удовлетворенно кивнув самой себе, я отошла от стола и устало рухнула в кресло. Все–таки исцеление вытягивает безумно много сил. На Ложена я теперь даже не смотрела – когда организм окончательно придет в норму, он сам очнется, поэтому за него беспокоиться уже не стоит. Меня терзали другие мысли.

Что же случилось с защитой ВАМа, что в Академию смогли прорваться демоны? А самое главное – кто за этим стоит? Демоны – отродья Хаоса, и в мир приходят только по вызову … меня пронзила страшная догадка… только по вызову Повелителя Хаоса.

– Кэссандр, – само по себе вырвалось имя.

Нет, нет! Это же бред! Зачем надвигу нападать на ВАМ? Да и с чего я вообще взяла, что это он?

Мои терзания прервал неясный магический зов.

«Зов артефакта[18]», – автоматически определила я. Внезапно он усилился. Я вдруг ощутила, что меня тянет к стене за столом Алекса. Сознание окуталось легкой дымкой. Как во сне я встала из кресла и медленно прошла мимо стола с все еще лежащим на нем магистром. Остановившись напротив нужной стены, я, протянув руку, коснулась одной из выемок на каменной кладке. Стена бесшумно отъехала в сторону. За ней оказался неглубокий стеллаж, на одной из его полок лежал добытый нами у друидов кинжал. Но я не почувствовала ни капли удивления. Я сейчас вообще ничего не чувствовала. Казалось, все эмоции остались за недостижимой для меня гранью.

Рука против воли потянулась к артефакту. Я попыталась остановить ее, но у меня ничего не вышло. Хаос, неужели эта железка подчинила меня?! Но когда пальцы наконец сомкнулись на холодной рукоятке кинжала, последние мысли покинули мое сознание, и меня окутала тьма.  

* * *  

Я очнулась, стоя перед генератором магии[19] на крыше Главной башни, с занесенным над ним кинжалом. Как я сюда попала, я абсолютно не помнила. Очевидно, артефакт решил выполнить свое предназначение, но весьма своеобразным способом, сделав все сам. Понимая все важность происходящего и уже не сопротивляясь чужому контролю над своим телом, я напряженно смотрела, как, направляемые зовом, мои руки рывком опустились, всаживая кинжал в магический сгусток генератора.

Я почувствовала, как артефакт с силой стал выкачивать из меня энергию. Еле справившись с нахлынувшим головокружением, я увидела, что из генератора полилась освобожденная магия, объединяясь с моей, высасываемой кинжалом. Легкое свечение перешло в ослепительные вспышки, стали нарастать и кругами расходиться силовые волны. А я наконец–то поняла, что происходит. Магический резонанс! Вот, для чего предназначается артефакт друидов!

Внезапно я ощутила, что у меня как будто вывернули все внутренности. Вырвавшееся за этим из генератора свечение залило все вокруг. Я поняла, что ко мне вернулся контроль над телом, и мгновенно зажмурилась, чтобы не ослепнуть.

Через несколько секунд, интуитивно догадавшись, что все закончилось, я осторожно открыла глаза. Все пропало. Не было больше свечения, не было силовых волн. Генератор мирно переливался всеми цветами радуги, как и должно быть, а все еще воткнутый в него кинжал казался простой безобидной железкой.

Я облегченно вздохнула, устало садясь прямо на каменный пол. Ветер трепал мои незабранные волосы, из–за него упрямо лезущие на лицо, но мне было наплевать. Такого магического истощения у меня еще никогда не было, и, чувствую, оно не пройдет даром. Остается надеяться, что это все было не зря, и то, что сейчас здесь происходило, помогло против демонов.

– Ты во второй раз нарушаешь мои планы, – раздался позади меня злой голос. Медленно повернув голову, я увидела стоящего прямо передо мной Кэссандра. Сил на удивление уже не осталось, поэтому я лишь смерила его безразличным взглядом.

– Так это все–таки ты? – равнодушным тоном спросила я, чувствуя опустошение.

Надвиг присел на корточки рядом со мной, справедливо не опасаясь никакой угрозы с моей стороны – я знала, что моя аура выдает полное отсутствие у меня магии.

– Это все–таки я, – криво усмехнулся Кэссандр. – Ты можешь гордиться – во второй раз тебе удается спасти этого ублюдка, своего подопечного.

– Откуда? – хрипло прошептала я, напряженно всматриваясь в его лицо. – Откуда ты узнал, что я его хранительница?

– Связал некоторые факты, девочка моя.

– Я не твоя девочка, выродок, – прошипела я.

В ответ Кэссандр больно схватил меня за подбородок и, глядя мне в глаза, жестко сказал:

– Пусть тебе и удалось неизвестным образом отозвать моих демонов обратно в Хаос, но сейчас ты не в том положении, чтобы сметь оскорблять меня. Я ведь могу обидеться.

Последние слова надвиг прошипел мне прямо в лицо. Но я не испугалась столь явной угрозы. Вместо страха на меня волной накатило облегчение – демоны убрались туда, откуда пришли, теперь все в безопасности. И если повезло, то никого не успели убить…

– Радуешься, – проницательно заметил Кэссандр, отстранившись от моего лица. – Напрасно. Мои когтистые друзья успели неплохо покушать. Угадай, чем было их главное блюдо?

В горле встал комок. Я с ужасом поняла, что этим «блюдом» были кто–то из студентов или магистров.

– Вижу, ты угадала правильно, – ухмыльнулся Кэсс. – Но хватит тратить время на разговоры. И пожалеть бедненьких студентов ты успеешь позже, а сейчас…

Короткое слово, произнесенное им на шипящем языке, и я чувствую, как мое сознание медленно погружается в магический сон. Сопротивляться я даже не пыталась, да и что может обессиленная магичка против самого Повелителя Хаоса?

– Зачем тебе это нужно? – уже еле ворочая языком, слабо прошептала я. Твердые руки придержали меня, чтобы я не свалилась на холодный пол.

– Я всего лишь хочу получить компенсацию за потраченные усилия и нервы, дорогая. То есть тебя, – с каким–то злым весельем улыбаясь, ответил Кэссандр, с силой сжимая меня в ставших железными объятьях. И тут сознание окончательно покинуло меня. 

* * *  

Крыло Главного корпуса, пятнадцатью минутами ранее.  

Группа магов во главе с черноволосым вампиром с трудом отбивалась от крупных кряжистых существ, которые пытались пробить защитный барьер, поставленный на двери Главного зала. Силы были явно не равны, но маги не могли отступить – в Главном зале собрали всех студентов младших курсов, еще не способных защитить себя. Несмотря на убойные заклинания ректора, которые выкашивали демонов рядами, и довольно сильные атаки магистров, было ясно, что магов ждет поражение – демонов было слишком много. Уже сейчас быстро обессилевшие студенты старших курсов с трудом стояли на ногах и были не помощью, а обузой.

Посылая очередное смертоносное темное облако в слишком близко подобравшихся демонов, Александрий досадливо поморщился. Он не ожидал, что на Академию нападут не просто отродья Хаоса, а целая армия их. Волна за волной, нескончаемым потоком демоны упрямо атаковали их, идя по трупам своих собратьев.

Но внезапно по воздуху пронеслась мощная силовая волна. За ней еще одна, сильней. Сражающиеся застыли. А волны между тем становились все чаще. Демоны глупо уставились на магов, а маги так же глупо уставились на них. И тут произошло ЭТО. Все пространство озарила ослепительная вспышка света, а особенно сильная волна, последующая за ней, многих даже посбивала с ног.

Через несколько секунд, приоткрыв зажмуренные до того глаза, маги смогли увидеть… пустое пространство. То есть без демонов. Ошалевши переглянувшись, магистры со студентами дружно уставились на ректора в ожидании.

– Неужели мы победили так просто? – пробормотал тот, настороженно оглядывая пустое пространство, ранее занимаемое демонами и их трупами. На уставившихся на него магов он не обращал никакого внимания. – Если только…

Тут Александрий встревожено нахмурил брови и, подчиняясь неосознанному порыву, быстро попытался отследить Диали по их связи. Но у него ничего не получилось. Вампир похолодел. Желудок судорожно сжался, а сердце забилось в бешенном ритме.

«Что, Хаос побери, случилось?! Почему я ее не чувствую?!» – чувствуя наступающую панику, подумал вампир, прежде чем сорваться с места в сторону лестницы. Оставленные им магистры и студенты недоуменно переглянулись. Но опьяняющее чувство радости от того, что они все остались живы заставило их позабыть о ректоре и, пусть и немного запоздало, но зато дружно закричать «Ура!!!». 

Глава 7

Желающего идти Судьба ведет, нежелающего тащит.  

Адиалия. 

Я очнулась, лежа на чем–то мягком. С трудом разлепив веки, мутным взглядом огляделась вокруг.

А вокруг была просторная комната, выполненная в светлых тонах. Лежала я, оказывается, на большой кровати, застеленной дорогим эльфийским шелком кремового цвета. В дальнем углу комнаты стоял высокий двустворчатый шкаф из светлого дерева с резьбой по краям, а рядом с ним красовалось большое, до пола, зеркало в золоченой раме. Полы были застелены мягким даже на вид ковром, а около стен через каждые полтора метра стояли узкие тумбочки. На некоторых из них стояли трехпалые подсвечники, а на остальных – какие–то вазочки, кажется, из хрусталя. Стены были обиты бежевым шелком с орнаментом в виде каких–то символов.

Но у этой комнаты была одна особенность – в ней не было ни окон, ни дверей. Вообще.

Так, и что я тут делаю? Будто дожидаясь этого вопроса, сознание услужливо напомнило мне о недавних событиях.

… Нападение на Академию… затуманенное артефактом сознание… башня… генератор… слабость в ногах – резерв исчерпан… злая усмешка Кэссандра… темнота…

В душу стала заползать липкая тень страха. Неоформившаяся догадка требовала подтверждения. Я тупо посмотрела на свои руки.

Тонкие черные ободки охватывали мои запястья – антимагические браслеты. Меня охватило чувство дежа вю. И все сразу стало понятно.

Это… это что же получается – этот гад меня похитил?! От накатившего на меня отчаянья хотелось кричать. Одним скачком я переместилась с кровати в центр комнаты. Должен, отсюда должен быть выход! Подбежав к стене, я начала ее внимательно прощупывать – в самом деле, не может же так быть, чтобы здесь не было ни единой двери? Но тут мой взгляд случайно наткнулся на один из символов, которыми была украшена настенная драпировка.

И тогда мне стало по–настоящему страшно – я узнала этот символ. И, боюсь, он служит вовсе не украшением…

Это был один из знаков древнестихийной прописи[20]. Стены, исписанные этими знаками, при условии, что их предварительно зачаровали, становились абсолютно непроницаемыми для всех, кроме того, кто их зачаровал. Отличный магоизолятор – ни какими поисковыми заклинаниями не найти того, кто спрятался за такими стенами. Вязь символов служила щитом от всего – от оружия, от стихии, даже от любой магии.

А это значит, что мне здесь сидеть до того самого момента, пока зачаровывавший, кем, скорее всего, является сам Кэссандр, не захочет выпустить меня отсюда. Но это вряд ли когда–нибудь произойдет… Надеяться мне не на что.

От накатившей на меня злости я взвыла в голос. В слепой ярости, вызванной безысходностью и чувством обреченности, я подскочила к одной из тумбочек и схватила с нее хрустальную вазу, со всей силы швырнув ее об стену. Не остановившись на этом, я начала громить все, что было в комнате.

И было плевать, что у меня банальная истерика, я не могла держать эту гремучую смесь безнадежности и отчаяния в себе.

Что же со мной теперь будет? Алекс никогда не найдет меня, а если это не сможет сделать он, то не сможет никто. Хаос, да я и со Златым поговорить не могу! Здесь я не доступна даже для божественного восприятия.

Выбившись из сил, я устало села прямо на пол. Жутко хотелось заплакать, да что там заплакать – зареветь, но гордость не позволила мне этого. Вот еще, из–за такого мерзавца, как мой бывший женишок, плакать!

Ничего! Пусть только попробует заявиться – я и без всякой магии ему такое устрою!

Тут, словно в ответ на мои мысленные угрозы, рядом с зеркалом, а точнее тем, что от него осталось, появилось характерное свечение телепорта, из которого вышел Кэссандр собственной персоной.

Не знаю, откуда у меня взялись силы после получасовой истерики и битья различных предметов, но, увидев проклятого надвига, я с взбешенным рыком бросилась на него, изо всех сил пытаясь выцарапать ему глаза.

Кэссандр, в первые секунды шокированный моим «ласковым» приемом, быстро опомнился и скрутил меня до того, как я успела лишить его зрения или хотя бы основательно подпортить смазливое лицо. Но и будучи в скрученном состоянии, я пыталась лягаться и даже кусаться.

– Да утихомирься ты! – рыкнул женишок, таща меня к кровати. Там он с силой бросил меня на перину и, не давая мне прийти в себя, щелчком пальцев заставил из ниоткуда взявшуюся тонкую цепочку приковать мою левую руку к столбику кровати. Уже без особого запала я подергала рукой, но безрезультатно – цепь, очевидно, была сделана из довольно прочного металла.

– Это семилун[21]. Так что даже не пытайся, – заметив мои манипуляции, вздохнул Кэсс, присаживаясь на край кровати. Я тут же забилась в дальний угол, и кинула на него настороженный взгляд. Только тогда я заметила, что надвиг выглядит очень усталым, да и вообще каким–то измотанным.

Кэссандр пристально оглядел разгромленную комнату, после чего с еле заметной насмешкой спросил:

– Тебе чем–то не понравилась эта комната? Жаль, я думал твоему высочеству она придется по вкусу.

Я напряженно замерла, а надвиг тем временем встал и отошел к появившемуся по взмаху его руки окну. Устремив в него задумчивый взгляд, он начал говорить:

– Знаешь, я был поистине поражен, когда узнал, что все время, проведенное с тобой, я находился рядом с пропавшей принцессой серафимов. Для меня это, можно сказать, было ударом. Я всегда думал, что все эти домыслы насчет тебя не более, чем сказки. Но когда в тот роковой день ты совершила рекан–ла–туре, я понял, что все это время ошибался. Не понимаю, как я не догадался раньше? – покачал он головой.

– Я хорошо скрывала свою сущность, – хрипло ответила я.

– Очень хорошо, – тихо прошептал Кэссандр, не оборачиваясь. После чего продолжил. – То, что ты серафим, я узнал от Рексии – тогдашней Повелительницы Хаоса, как ты знаешь. Она каким–то образом выведала, что я долгое время интересовался легендой о Золотой ветви – девушке–серафиме, являющейся носительницей особой, ни с чем не сравнимой силы. Рексия показала мне то, что я искал – исконную рукопись легенды. Я знал, что таким образом она преследует свои цели, но мне было все равно, какие именно.

Спустя долгое время я узнаю, что рукопись была изменена ею. Был поменян лишь один определяющий носительницу силы параметр. Всего один, но благодаря ему обнаруживается уже ложная носительница – ты. Рексия специально изменила его под тебя, чтобы отомстить. Но тогда я этого тоже не знал. Когда рукопись указала на тебя, я был в смятении – мало того, что ты оказалась серафимом, так еще и чтобы получить столь желанную силу, я должен был пожертвовать тобой – легенда гласит, что носительница умрет, когда отдаст силу. Мне было трудно – ведь я был так молод и амбициозен, пороки казались такими соблазнительными.

О, если бы ты знала, как жаждал я силы и могущества! Признания, в конце концов!

Но, как не мучила меня эта роковая жажда, я не мог просто так пожертвовать своей невестой, такой невинной и чистой. Да, хочешь верь, хочешь нет, но в моей душу еще оставалось место для благородства, пусть и такого сомнительного. И тогда Рексия, не желая отступать, решила сыграть на моей гордыне. Это было так просто – ведь несколько операций, запланированных мною, стали срываться одна за другой, и я начал подозревать, что при моем дворе завелся шпион. Предатель, передающий важные сведения враждебному мне государству. Несколько ложных свидетелей, пара намеков, твое неизвестное прошлое – и вот уже подозрения переходят в уверенность.

Но последней каплей стало послание к королю вражеского государства с важными сведениями о готовящейся операции. Все бы ничего, но там… там стояла твоя подпись. Это теперь я понимаю, что она была подделкой, но тогда… ущемленная гордость – меня предали, да еще и собственная невеста, вкупе с соблазном такой привлекательной силы сделала свое дело.

В тот момент я тебя ненавидел и поэтому легко согласился на твою смерть ради получения могущества.

Возможно, ты скажешь, что я слишком легко поверил в твою вину, но… все дело в том, что я хотел поверить. Все, что не позволяло мне податься соблазну – это твоя непорочность, невинность. И поэтому я в какой–то степени желал, чтобы ты оказалась виновной хоть в чем–то. Ведь тогда бы я смог спокойно заглушить голос совести. Что я и сделал. Осознание того, что я натворил, пришло ко мне только в тот роковой день… день моей казни. Ты, пусть и ненавидя, отдала за меня свою жизнь. Не скажу, что внезапно раскаялся в своих поступках, но я чувствовал себя хуже некуда. Тем более, когда понял, что я тебя…

Тут Кэссандр неожиданно запнулся, но заканчивать предложение так и не стал, замолчав.

Эта долгая речь чем–то была похожа на исповедь. Создавалось ощущение, что Кэсс как будто… как будто просит так у меня прощения за все то, что он со мной когда–то сделал.

Но я то знаю, что это не так – он просто не может быть искренен! И поэтому лишь холодно отчеканила:

– И чего ты от меня хочешь? Прощения? Так не будет его, даже не жди. То, что ты со мною сделал, не прощают.

Кэссандр медленно обернулся и, пристально посмотрев на меня, неожиданно грустно улыбнулся:

– Я никогда бы не посмел просить у тебя прощения. Как ты сказала, такое не прощают.

– Тогда зачем ты мне все это рассказывал? – исподлобья взглянула я на него.

– Мне просто было нужно, чтобы ты знала, – медленно произнес надвиг, глядя мне в глаза.

– Знала что? – прошептала я.

– Что я признал свои ошибки. И сожалею о них.

Кажется таким искренним. Еще немного, и я бы поверила.

Наша игра в гляделки продолжалась еще некоторое время, после чего Кэссандр первым отвел глаза:

– Ванная там, – он сделал неопределенный пасс в сторону одной из стен, и в то же мгновение в ней появилась дверь. Еще одно движение, и комната полностью восстановлена, окно исчезло, а цепь соскользнула с моего запястья. – Постарайся больше громить ничего – ты можешь пораниться. Еда будет появляться по твоему желанию, стоит лишь сказать об этом вслух.

– Постой! – вскрикнула я. – Ты так и не сказал, зачем я тебе здесь. Почему ты меня похитил?

Кэссандр на это лишь странно улыбнулся и в следующее мгновение исчез во вспышке телепорта.

Хаос!!! Что это вообще сейчас было? Сплошные вопросы и ни единого ответа.

Почему его поведение так разительно поменялось с нашей последней встречи? Ведь то, что я видела тогда, было ничем иным как злостью.

И самое главное – зачем? А, может, это все для того, чтобы я ему больше не мешалась? Ведь уже дважды его планы были нарушены из–за меня. И слава Богам. А что, если он планирует третью попытку избавиться от Алекса?

Еще одна загадка – почему ему так нужна смерть моего вампира? Разве что… устранить более сильного противника. Но для чего? Неужели опять идиотские планы по мировому господству? О Боги, если это так, помогите моей нервной системе пережить это… 

Глава 8

В мире все должно держаться в равновесии:

Если на тебя наорали – наступи кому–нибудь на ногу.

Резиденция вампирского клана Сент–Левен. Зал заседаний клана. Десять часов спустя нападения на ВАМ.  

Лучи закатного солнца слабо пробивались сквозь оконные витражи зала заседаний в официальной резиденции вампирского клана Сент–Левен. Глава клана – Александрий Сент–Левен, на данный момент неподвижно стоял, отвернувшись к окну. Иногда на его лице мелькала болезненная гримаса, но она быстро сменялась отрешенностью. Внезапно двери, ведущие в зал, отворились, и внутрь проскользнул вампир щеголеватого вида. Это был рыжеватый блондин невысокого роста с немного раскосыми глазами. Тонкий и гибкий, он походил на юркого лиса, какие водятся в южных странах. Чеканя шаг, вампир приблизился к главе и, остановившись на расстоянии ровно двух метров от него, коротко поклонился.

– Ваша светлость, с докладом прибыл.

Александрий моментально обернулся:

– Вы нашли след?

– К сожалению, нет, ваша светлость, – лицо главы застыло. – Ни единой зацепки. Девушка как сквозь землю провалилась – никакие артефакты ее не улавливают. Соседний нам клан согласился помочь, но пока безрезультатно.

– Странно, – зло усмехнулся Александрий. – С чего бы это им помогать мне?

– Они согласились лишь потому, что их глава, по его же словам, чем–то обязан вашей невесте.

– Жене, – автоматически поправил глава, но, увидев пораженное лицо докладчика, опомнился. – Но для остальных она остается моей невестой. А насчет главы, это интересно… Впрочем об этом я разузнаю позже. Пошли в ВАМ гонца – пусть подключится Совет архимагов. Все же речь идет и об ученице Академии.

– Представляю, какие у них будут лица, когда они узнают, что вы женитесь, – не смог удержать смешка тот.

– А уж когда узнают, на ком… – мрачно посмотрел на него Александрий, а затем вновь отрешенно уставился в окно. – Это еще не все, Ладий. Ты, как моя правая рука, должен будешь официально объявить о собрании клана.

– Собрание? – настороженно переспросил Ладий.

– Да. После первой луны этого месяца. Присутствовать обязаны все. И смерть оправданием для неявки не является, – ледяным голосом отчеканил глава. Его лицо при этом стало пугающе жестоким.

– Будет сделано, ваша светлость, – нервно сглотнув, лихо отдал честь блондин и, развернувшись на каблуках, вышел из зала, тихо притворив за собой дверь.

Александрий, разом растеряв всю свою грозность, тяжко вздохнул и прислонился лбом к цветному витражу.

– Где же ты, малышка? – тихо прошептал он, закрывая глаза. – Где же мне тебя искать?

Когда солнце уже село, а зал погрузился во мрак, его неподвижная фигура все так же стояла у окна, освещенная лишь тусклым лунным светом. И столько боли было в этой фигуре… впрочем, столько же было и решимости.

А в небе уже собирались мрачные тучи. То тут, то там вспыхивали молнии, где–то вдалеке раздались первые раскаты грома. Начиналась буря…

* * * 

Адиалия. 

Вздохнув, я в сотый раз оглядела комнату, приевшуюся мне до демонов. А все оттого, что мне было скучно.

Нет, не так – мне было СКУЧНО!

Вот уже десятый день я нахожусь здесь. Проснувшись утром, я отправилась в ванную принять душ, затем заказала завтрак – стоило сказать вслух, чего ты хочешь, как это тут же появлялось; дальше ничегонеделанье до обеда, а после него опять безделье – расписание этого дня почти ничем не отличалось от предыдущего. За исключением одного – Кэссандра.

Каждый день после того памятного разговора он приходил в эту комнату, становился у появляющегося окна и говорил.

О чем, спросите вы? О разном – бывало, он рассказывал что–то из своей жизни или рассуждал о значении тех или иных изменений в мире. Первые два дня я смотрела на него волком и отмалчивалась, но на третий, когда Кэсс завел речь о природе зла и добра, я не выдержала, начав с ним спорить:

– Вот вы говорите, «добро», «зло»… А ведь это очень переменчивые понятия. Ты не задумывалась, что для «зла» настоящим злом является «добро»? И наоборот. Да и вообще, свет часто бывает лицемерен, – разглагольствовал тогда надвиг.

– Свет не бывает лицемерным! – впервые подала голос я.

После столь пылкого моего возгласа на его лице мелькнула довольная улыбка.

– Ты ошибаешься. Ведь, вспомни. Кто чаще всего менял сторону, оказывался предателем? Светлые… Во всех войнах именно в их рядам поселялась неверность.

– Просто зло привлекательнее, – буркнула я в ответ.

– Вот видишь, – усмехнулся Кэссандр, – ты сама признаешь это. А знаешь, почему тьма столь привлекательна? Потому что она никому не отказывает. У добра есть один существенный недостаток – его ханжество, то самое лицемерие. Тот, кто был рожден демоном, мог забыть о свете. Просто из–за того, что он таким родился… А зло… зло принимает любого. Кем бы ты ни был, ты всегда найдешь поддержку и свое место в лоне тьмы. И пусть она преследует корыстные цели, тем не менее, она никому не отказывает в праве на существование. И, заметь, только зло понимает, что без добра ему не выжить – в мире должно быть равновесие. А вот так называемый «свет» этого не понимает. И стремится всеми силами уничтожить «отродья тьмы». А ты знаешь, что во время войн даже детенышей демонов безжалостно убивали?

Я молча покачала головой. От таких размышлений меня бросало в дрожь.

– А вот я знаю. Потому как сам видел. Пусть мои демоны не что иное, как порождения Хаоса, зло… но те зверские убийства, которые совершал «свет», даже в моих глазах не находят оправдания.

– Хочешь сказать, что твои слуги не убивали детей? – фыркнула я.

– Убивали, – согласился надвиг. – Но не ради своего удовольствия. И не ради призрачных идеалов… Они делали это просто потому, что я так приказал. Добро же убивало за идею. По–моему это куда отвратительнее.

Я с ужасом начала понимать, что он в чем–то прав. На войне не бывает добра и зла. И осуждать одну сторону просто лицемерно, как сказал Кэссандр.

– Ты говоришь, зло понимает, что без добра существовать не может. Почему же тогда Хаос пытается уничтожить мир? Ведь тогда ничего не станет, – напряженно спросила я.

– Очередное заблуждение, – покачал головой надвиг. – Хаос пытается уничтожить не мир, а Богов. Чтобы захватить (заметь, захватить, а не убить) то, что составляет «добро».

Я промолчала. Мне нечего было на это сказать.

И я понимала, что все эти разговоры только для того, чтобы приручить меня. Но, как бы то ни было, с того дня я уже не молчала, а все чаще вступала в разговор. С ним было интересно спорить, его было интересно слушать… Я уже не смотрела на него, как на врага народа, и даже начала привыкать к нему. И когда на девятый день он не явился, я поняла, что… скучаю. Эта мысль привела меня в ужас, но ничего не изменила – я скучала по Кэссандру. Пытаясь отвлечься, я постаралась думать о чем–нибудь другом, но вышло еще хуже – в голову полезли мысли об Алексе.

Что он сейчас, интересно, делает? Ищет ли меня или смирился с невозможностью этого? А что, если он даже не пытался меня найти?

Хаос, и о чем я это думаю? Ну конечно же пытался, ведь он любит меня, так? Но на душе все равно поселилось сомнение – а что, если такая обуза, как я ему не нужна? Но тут возразил здравый смысл – я ведь «читала» его чувства, тогда почему сомневаюсь в нем?!

Вздохнув, я посмотрела на настенные часы, показывавшие без пятнадцати девять, и вздохнула еще раз. Очевидно, Кэссандр не придет и сегодня. Может, я ему надоела? Было бы жаль, ведь разговоры с ним стали моим единственным здесь развлечением. Он, можно сказать, делает мне одолжение.

Устало потянувшись, я прилегла на кровать и утомленно прикрыла глаза. Ужин подождет…  

* * *  

«Я стояла посреди большой поляны, окруженной темным лесом. Кривой серп луны выглядывал из–за мрачных туч, освещая землю своим призрачным сиянием. Вдруг на дальнем конце поляны раздалось тихое шуршание, и из кустов на свет вышел снежный барс. Голодные глаза цвета льда, не мигая, уставились на меня, но животное не двигалось.

Неожиданно рядом послышался до костей пробирающий волчий вой, и из–за дерева справа от меня вышел крупный волк. Его шерсть была чернильно–черного цвета, а не по–звериному умные глаза в лунном свете мерцали серебром. Барс, увидев волка, недовольно рыкнул, но, когда тот вдруг двинулся ко мне, глухо зарычал, явно угрожая.

Не обращая на него внимания, волк приблизился ко мне еще на полметра. И тогда барс, дико взревев, кинулся на него, сбивая с лап и пытаясь разорвать ему глотку.

Клубок из сплетенных тел животных покатился по поляне. Судорожно вдохнув воздух – все это время я, оказывается, забывала дышать, я медленно попятилась, а затем, резко развернувшись, побежала прочь оттуда.

Я бежала и бежала, дыхание стало рваным, а в боку сильно закололо, но я была не в силах остановиться. С бешенной скоростью вокруг меня мелькали деревья, а в голове билась только одна мысль — «Прочь, прочь!»

Неожиданно я споткнулась и, перекувырнувшись через голову, покатилась с обрыва, которого в темноте не увидела. Камни и ветки больно царапали меня, сдирая кожу и оставляя ушибы. И тут я почувствовала, как врезаюсь в какие–то кусты, ломая их, и спустя мгновение – адскую боль. Создавалось ощущение, что тысячи крохотных иголок одновременно вошли в мое тело, раздирая его в кровь. Я вскрикнула и начала судорожно дергаться, пытаясь выбраться из болезненных пут колючего кустарника. Но это было бесполезно – слишком далеко я укатилась внутрь него при падении.

И чем дольше я пыталась высвободиться, тем сильнее себя ранила. Шипы были повсюду, безжалостно впиваясь в каждый сантиметр моей кожи. Я чувствовала, как кровь медленно покидает мое тело, которое с каждой секундой все больше наливалось чугунной тяжестью.

Тут рядом послышались легкие шаги, кто–то подошел ко мне, но у меня уже не было сил поднять голову. Через мгновение тишины раздался безумный хохот:

Умираешь?! – неожиданно смех резко прервался и тот же голос тихо прошептал, – умираешь…»

Я с криком проснулась. 

Глава 9

В любви, как и в дружбе, всегда наступает пора сведения счетов.

Бернард Шоу. 

Адиалия. 

…«Умираешь?! – неожиданно смех резко прервался и тот же голос тихо прошептал, – умираешь…»

Я с криком проснулась.

Кто–то тряс меня за плечо:

– Да очнись ты, наконец!

Судорожно распахнув глаза, я наткнулась на мерцающий в темноте взгляд зверя из моего сна. Вскрикнув, я хотела отпрянуть, но мне не дали сделать этого сильные руки, крепко прижавшие к теплому телу. Человеческому. Постепенно успокаиваясь, я попыталась упорядочить рваное дыхание.

– Ну, успокоилась? – спросил хрипловатый голос.

– Кэсс? – неуверенно спросила я.

– Нет, демон в балетной пачке, – съязвили из темноты.

Я облегченно вздохнула. Сон. Это был сон, и ничего более.

– Что, Хаос побери, случилось? – уже серьезно спросил надвиг, все еще прижимая к себе. Но я не была против – мне было важно чувствовать хоть кого–то рядом. – Только я появился в комнате, чтобы проверить, все ли с тобой нормально, как ты начала кричать.

– Кошмар. Мне приснился кошмар, – меня опять начала бить нервная дрожь. Слишком уж реальным был этот сон.

– Ну чего ты? – заметил мое состояние Кэссандр. – Все уже прошло. Тебе нечего больше бояться.

Последние его слова были сказаны таким ласковым тоном, что я не выдержала и позорно всхлипнула. Причем всхлип этот в перспективе мог превратиться в полноценные рыдания. Надвиг, видимо, что–то такое уловив, напряженно замер, после чего мои губы неожиданно обжег яростный поцелуй. От шока первые несколько секунд я никак не реагировала, широко открытыми глазами уставившись в темноту. Но истерика, определенно, была подавлена на корню.

«Алекс целуется совсем по–другому» — мелькнула в голове совершенно не подходящая мысль, но именно она вывела меня из состояния столбняка.

Я с силой рванулась из объятий, отталкивая Кэссандра. Его руки разжались, выпуская меня на свободу. Пару секунд в комнате царила тишина, настолько плотная, что, казалось, ее можно пощупать пальцами. А потом меня охватила такая злость, что я с трудом сдержала себя от того, чтобы не наброситься на надвига с кулаками. Закрыв глаза и сжав кулаки, я вздохнула и медленно досчитала до десяти, чтобы успокоить внезапную ярость.

– Убирайся, – тихо прошептала я, боясь, что голос сорвется на крик.

Кэссандр молча поднялся – его силуэт был едва виден в кромешной темноте. Через секунду справа от меня обозначился ореол телепорта, а потом комната вновь погрузилась во мрак. Тут–то я и дала выход своим чувствам, со всей силы ударив по мягкой перине кровати.

Да что он себе позволяет! Неужели думает, что имеет право вот так целовать меня?! Как будто ничего не было. Как будто так и должно быть! Я что, его собственность, чтобы так со мной обращаться?! Боги, как унизительно!

Яростные мысли окончательно отогнали тень животного ужаса, оставшегося после моего сна. Темнота больше не пугала, а наоборот, защищала и убаюкивала.

Злость на беспардонное поведение надвига росла с каждой минутой, грозя перерасти в жажду убийства. Может, для многих это происшествие показалось бы обыденным, но только не для моей гордости! Да, да. Разве я не говорила, что мы, серафимы, ужасно гордые создания? И, несмотря на все наше терпение, попробуй задеть нашу гордость – мало не покажется!

Подобные мысли еще долго не давали мне покоя, поэтому заснуть я смогла, если настенные часы не соврали, только ближе к рассвету.  

* * *  

Утро и день следующего дня я провела в одиночестве, еще больше накручивая себя. В результате, когда Кэссандр появился в комнате, я была уже на грани срыва.

– Насчет вчерашнего… – начал он после минутного молчания.

Тут натянутые нервы, как и ожидалось, не выдержали, и меня прорвало:

– Да какого Хаоса?! Ты вообще права не имел ко мне притрагиваться! Думаешь, сказал снисходительное «Сожалею», и тебе уже все позволено? – издевательски произнесла я, с трудом удерживаясь от шипения. – К демону твои подачки! Думаешь, меня интересуют какие–то призрачные причины, которые заставили так поступить со мной в прошлом? Или твоя оскорбленная гордость? Да мне плевать, что ты чувствовал! Все эти посещения и разговоры – думаешь, они что–то поменяли? – Конечно, поменяли. Но ему я в этом никогда не сознаюсь. – Пора бы тебе понять, что я никогда не стану относиться к тебе как–то по–другому. И придется тебе обломаться, если ты опять хотел использовать меня и мои чувства в своих играх. Такому, как ты, я никогда не поверю, потому что умею учиться на своих ошибках. – Лицо Кэссандра исказилось, как от боли, но я уже ничего не замечала, продолжая выплескивать все скопившееся во мне напряжение в хлестких и обидных словах. – Ведь ты на это надеялся, верно? Что удастся вновь приручить меня, вернуть старые чувства. Интересно, что на этот раз? Очередное пророчество? Или, может, ты рассчитывал через меня добраться до Алекса?

Мой голос резко оборвался, и в комнате повисло напряженное молчание. Запал исчерпался так же быстро, как и появился, и я сама уже удивлялась своей вспышке. Лицо надвига застыло в неподвижной маске. Внезапно он дернулся в мою сторону, как будто хотел сделать шаг, но остановился. Его губы искривились в горькой улыбке, а глаза, казалось, подернулись ледяной корочкой.

– Что ж, я вижу, мои надежды действительно были напрасными. Но ты зря думаешь, что я хотел использовать тебя. Впервые в жизни я пошел на поводу у сердца.

Тут он резко замолчал и с силой стиснул кулаки, как будто сказал что–то, о чем говорить не хотел.

– В любом случае, ты уже сделала свои выводы, и я вряд ли смогу тебя переубедить. Да и не хочу, – произнеся эту непонятную для меня фразу, Кэссандр резко развернулся на каблуках. Вспыхнул телепорт, и вскоре я осталась в одиночестве.

Яростно фыркнув, я откинулась на подушки и принялась сверлить гневным взглядом потолок. Поразительно, но оный остался цел, хотя я не удивилась бы, появись в нем дырки от моих буравчиков.

Но вскоре усталость и переживания прошедших дней взяли свое, и я, сама не заметив, крепко заснула.  

* * *  

В это время в зале южного крыла замка. 

Кэссандр нервно мерил шагами выстланный мозаикой пол и костерил себя всеми известными ругательствами, коих, надо заметить, нашлось не мало.

Нет, ну надо же быть таким дураком! Поверить, что действительно сможет что–то изменить! И, возможно, заслужить прощение…

От женщин одни проблемы. А от несовершеннолетних девиц – катастрофы и внутренняя деморализация! А так же полная капитуляция всех мало–мальски разумных мыслей. Определенно, от всех этих чувств мужчины глупеют и слабеют. И как это он мог позволить сердцу управлять разумом?! Нет, не бывать больше такому!

«И чего я вообще ждал? Что она обрадовано кинется ко мне на шею и признается в любви?»

Надвиг фыркнул. «Что ж, она доступно объяснила свою позицию. А валяться у нее в ногах, вымаливая прощение, я не собираюсь!»

Но Кэссандр и сам понимал, что все это – бравада. И если бы существовал реальный шанс получить ее прощение, он бы и не на такое согласился. Но его нет. Поэтому ему не остается ничего, кроме как… что? Отпустить ее? Но хватит ли на это сил? Выпустить пойманного журавля обратно в небо, не оставив у себя и синицы? Он еще помнил, как злость на нее из–за провала плана обратилась совершенно другим… Бывшие чувства вспыхнули снова, и вместо мести он стал ее приручать.

В любом случае, он должен это сделать – отпустить! Пора прекратить мучить и себя, и ее.

«Ну и пусть возвращается к своему любимому Александрию, мне все равно, абсолютно… " — зло подумал надвиг. И через несколько секунд, – «Чтоб ему сдохнуть!»

* * * 

Адиалия. 

На следующий день Кэссандр появился у меня в комнате ранним утром. Сухо сказав слова приветствия, он ничего не выражающим голосом заявил, что я свободна и могу в любое время уйти. И, пока я пребывала в состоянии шока, подошел ко мне и, взяв меня за руку, прикоснулся ключом–магом[22] к моим браслетам, которые в ту же секунду осыпались мелким пеплом. Я сразу же почувствовала, как Сила начала вливаться в меня, наполняя опустошенный резерв ауры. Надвиг, несмотря на меня, произнес короткую фразу на непонятном мне языке. Стены комнаты на мгновение вспыхнули зеленым светом – защита древнестихийного заклинания пала.

– Почему? – хриплым голосом выговорила я, как только ко мне вернулась способность говорить.

Кэссандр напряженно посмотрел куда–то поверх моего плеча и равнодушно бросил:

– Я больше не вижу смысла держать тебя здесь. Зачем, если вчера ты ясно дала мне понять, что я никогда не добьюсь своих низменных целей? – предпоследнее слово надвиг произнес с сарказмом. А меня вдруг посетило странное чувство вины – как будто я надругалась над чем–то неприкосновенным. Да что со мной происходит?

Кэссандр уже активировал телепорт (какое это все–таки наслаждение – вновь ощущать магию!), когда я неожиданно даже для себя окликнула его:

– Постой!

Надвиг напряженно замер, не заканчивая плетения заклинания.

– Вы что–то хотели, ваше высочество? – голосом обмороженной рыбы произнес он. Я непроизвольно передернула плечами, не в силах понять неоформившуюся догадку. Что–то снедало меня, не давая просто так дать уйти Кэссандру. Не отдавая себе отчета, я внезапно выпалила:

– Ты когда–нибудь любил меня? По–настоящему?

Сконфуженно замолчав, я мысленно проклинала себя на все лады. Дура! Кто меня за язык потянул?

Надвиг посмотрел на меня и как–то грустно улыбнулся.

– Я никогда и не переставал. Только вот понял слишком поздно, – последняя фраза была преисполнена неподдельной горечью.

Кэссандр, пока я ошеломленно взирала на него, бросил мне тихое «Прощай» и растворился в свечении телепорта.

Не знаю, сколько я просидела, не двигаясь и смотря в одну точку. Да уж, такого ответа я точно не ожидала. И, когда до меня дошла вся трагикомичность ситуации, я расхохоталась. Только вот смех был невеселым. Я поняла, что у меня начинается истерика, и заставила себя замолчать. По щекам катились слезы, обрываясь с подбородка и падая на покрывало. Да что ж мне так не везет, а? Почему я никак не могу разобраться со своим глупым сердцем?

Я вспомнила свою вчерашнюю вспышку, и мне стало стыдно. Это что же получается, теперь уже я виновата перед Кэссандром? Поймав себя на этой мысли, грустно усмехнулась. Дожила – мучает совесть за то, что обидела своего врага. Вот только, врага ли? Сомнений в правдивости его слов не было – невозможно так сыграть. А если он не врал…

И вдруг мне все стало ясно. Понимание накрыло с головой, заставляя мучительно съежиться. Значит, оскорбленное самолюбие, да?

Нет.

Это больно, когда твои чувства втаптывают в землю. Когда ломают твою любовь, ты начинаешь ненавидеть. А значит… значит, я не имею никакого права злиться и лелеять свою обиду на Кэссандра.

Но тогда что же это получается – я все это время ненавидела его незаслуженно?

«Окстись, дура! Может, теперь еще и себя винить начнешь??» — возмутился голос разума. Но сердце перевесило, и я начала судорожно искать решение, чтобы хоть как–то облегчить мучающее меня чувство вины.

Наконец до меня дошло. Нужно просто дать Кэссандру то, чего он от меня ждал. И я решительно создала ручку и листок бумаги.

Больше я ничего сделать не могу. Ведь так, да?

Да.

Наверное.

Боясь передумать, я быстро нацарапала то, что хотела, и принялась за создание дальнего телепорта. Меня ждет Алекс. Я ему нужна.

Рядом со мной он смеется и чувствует себя счастливым. А для меня это главный залог собственного счастья. Видеть его улыбку. И улыбаться в ответ.

Я обещала своему вампиру когда–то, что всегда, уходя, буду возвращаться. Пора выполнять обещание, не смотря на глупые сомнения сердца.

Не медля больше, я активировала плетение телепорта и решительно шагнула в появившееся свечение. Что ж, ты сам дал мне свободу, мой когда–то любимый надвиг…  

* * *  

Пустая комната озарилась телепортационной вспышкой, из которой вышел высокий, статный мужчина. Его платиновые волосы в освещении свечей казались белоснежными, а странные глаза цвета льда отливали синевой. Спина, в другое время отличавшаяся королевской осанкой, сейчас была обреченно сгорблена. Потухший взгляд равнодушно прошелся по комнате.

« И зачем я сюда пришел? – отстраненно подумал надвиг. – Неужели надеялся застать ее здесь? Как глупо… "

Но в глубине души Кэссандр действительно надеялся на это. Пусть и понимал, что это безнадежно.

«То, что ты со мною сделал, не прощают» — слова Диали прочно врезались в память. И он тоже это понимал – что простить его уже нельзя. Поэтому и сдался. Поэтому и отпустил. Ведь без прощения прошлого нет надежды на будущее.

Медленно он подошел к кровати, и, усевшись на покрывало, устало запустил руки в свои волосы, безнадежно портя идеальную прическу. Уловив тонкий аромат фиалок, Кэссандр болезненно поморщился.

« Хаос, комнату срочно надо проветрить, иначе еще немного и от ее запаха я окончательно рехнусь. Буду жить в маленьком домике с мягкими стенами и добрыми ласковыми колдомедиками в белых мантиях. А что? Все о тебе заботятся, не достают социально опасные вампиры одним своим существованием, девушки, опять таки, не будят всякие нехорошие чувства. Тьма, похоже, я уже сбрендил, раз думаю о таком».

Внезапно его взгляд наткнулся на свернутый листок бумаги, одиноко лежащий на подушке. Немного помедлив, мужчина взял его и, мгновение замерев, осторожно раскрыл.

Прошла минута, две, а Кэссандр все еще неверяще смотрел на листок, не в силах оторвать взгляда.

На белой гофрированной бумаге размашистым почерком было написано одно–единственное слово: «Прощаю».

Закрыв глаза, надвиг улыбнулся. Широко, не сдерживая себя и своих чувств, с каким–то светлым безумием. И все еще не до конца веря.

«Быть может, я сдался слишком рано? Быть может, и моя история еще не окончена?» — в глазах надвига загорелась решимость. Поднявшись, он кивнул самому себе. – «Дав мне прощение, ты, сама того не ведая, освободила мне дорогу.

Так что придется мне еще немного за тебя побороться, Адиалия Ленгро. Ради собственного душевного спокойствия». 

* * *  

Как она могла его простить?! – возмущенно всплеснула руками Судьба, отворачиваясь от колодца миров. – После всего, что он сделал!

Змей с усмешкой наблюдал за ее метаниями.

– Для того, чтобы простить, нужно понять.

– Но как же это? – на Судьбу было жалко смотреть. – Надвиг причинил ей столько боли. У нее что, совсем гордости нет?

– Порою, мы раним, любя. И дочь осознала это.

– О чем ты? Не понимаю.

– Чтобы не говорил надвиг о причинах своих преступлений, единственной верной остается любовь, преданная, как ему тогда казалось, а от того требующая отмщения.

– Это уязвленное самолюбие и ничего больше, – упрямо поджала губы Судьба.

– Не забывай, что любовь тоже бывает разной. – Задумчиво прищурился Змей. – Но, так или иначе, а для мира исчезла еще одна угроза.

– Что ты хочешь сказать?

– Кэссандр отказался от своих планов.

– Но откуда ты это знаешь? И почему отказался?

– Надвиг решил побороться. Исправить прошлые ошибки. Но он понимает, что это не удастся, если не отказаться от этих безумных планов по завоеванию власти.

Если честно, – поморщилась Судьба, – не понимаю, как они ему вообще в голову пришли. Вроде бы умный мужик, а все туда же – власть над миром ему подавай.

– Одиночество, моя милая. Причиной всем подобным злодеяниям чаще всего становится одиночество. И попытка заглушить чувство вины. – Прошелестел Змей.

– Такие, как этот надвиг, мук совести по определению не испытывают, – хмуро заметила его собеседница, вновь склонившись над колодцем, в котором отображался сидящий в напряженной позе Кэссандр. Внезапно он резко встал и, кивнув своим мыслям, исчез в свечении телепорта.

– И все же… ставлю на твоего Александрия. – Тряхнула головой Судьба.

– А я поберегусь пока делать ставки, – хитро сощурил алые глаза Змей.

* * * 

Адиалия. 

Почувствовав, что перемещение закончилось, я приоткрыла глаза. Выругалась. Подумала, и выругалась еще раз.

Не знаю, что происходит, но я где угодно, но не в Академии, куда должна была переместиться! Наверное, из–за моего не совсем адекватного состояния у телепорта сбились настройки.

Вокруг меня каменными гигантами возвышались полуразрушенные колонны. Потолок чернел где–то вдалеке, а стен вообще не было видно. Единственным источником света здесь служили несколько факелов, неровно чадящих на близ меня стоящих колоннах. Тишина стояла такая, что я отчетливо слышала, как бьется мое сердце.

Удар, еще удар.

Очнувшись, я попыталась поскорее убраться из этого места. Но место, видно, было против – телепорт так и не появился. Так, это еще что такое?

Я хотела сотворить хотя бы полноценное заклинание освещения, но и тут меня ждала неудача. Чувствуя подступающую панику, я попыталась вызвать банальный фаербол, но в руке так ничего и не появилось.

И тут в темноте одной из колонн зажглись два алых огонька. После еще пара – но уже совсем рядом со мной.

А затем еще, и еще…

Вскоре все неосвещенное пространство вокруг меня было усыпано такими же огоньками.

Раздалось тихое шипение, и до меня наконец дошло, что светящиеся точки – это глаза. И не думаю, что их обладатели настроены добродушно…  

Глава 10

Как обманчива природа – подумал ежик, слезая с кактуса. 

Адиалия. 

Я, настороженно глядя в темноту, где притаились неизвестные мне твари, медленными шагами отошла к колонне, на которой висел факел. Если я не ошибаюсь, то сейчас вокруг меня не что иное, как нежить – у кого еще будут такие милые глазки красного цвета? Магия почему–то мне не доступна. Оружия нет. А значит, единственный способ для меня выбраться отсюда пусть не здоровой, но хотя бы живой, висит за моей спиной – вся нежить смертельно боится солнечного света. Он для них как серная кислота для людей. Но просто огонь тоже сойдет.

Надеюсь.

Стараясь не делать резких движений, я несмотря протянула назад руку и на ощупь нашла факел. Как назло, когда я под угрожающее рычание тварей попыталась вытащить его, оказалось, что он никак не хочет выходить из креплений. Тут я заметила движение рядом со мной – какая–то нежить решила подойти и вступила в освещенный круг. Увидев ее оскаленную в беззвучном рыке пасть с треугольными иглами зубов в три ряда, я, ойкнув, активнее задергала так некстати застрявший факел.

Тем временем другие твари, решив последовать примеру собрата, стали медленно приближаться ко мне. Почему они медлили, оставалось для меня загадкой – ведь давно уже могли разорвать мою неудачливую персону на тысячи маленьких серафимов. На этой нежизнерадостной мысли мне наконец–то улыбнулась удача – злосчастные крепления решили сдаться, отпуская факел на свободу. Не растерявшись, я крепко ухватила его за основание и ткнула в морду одной из тварей, которая успела подойти совсем уж близко. Та жалобно взвизгнула, отпрыгивая назад в темноту. Оставшаяся нежить остановилась, не решаясь приблизиться.

– Правильно, сволочи! Не подходи – порву! – попыталась грозно сказать я, но получившийся жалобный писк не впечатлил даже меня саму. Твари недоуменно посмотрели на меня – видимо удивились, что пища еще и болтливая попалась. А я тем временем дрожащим голосом продолжала нести всякую чушь, чтобы оттянуть время, – Думаете, вы одни такие страшные, да? Это вам просто один вампир не встречался. А ведь если ему станет известно, что вы хотели меня схарчить, он ой как не обрадуется. И все. В смысле, кирдык вам. И вообще, почему бы вам не перевестись на вегетарианство? Листики, стебелечки там всякие… В крайнем случае морковка с помидорами. А огурцы, говорят, цвет лица улучшают. Вам не помешает. А то вон какие страшненькие… – нежить угрожающе зарычала. – Эй, ничего личного! Я просто констатирую факт. Кто же виноват, что у вас в родителях местные крокозябры ходят? Как говорится, что выросло, то выросло.

За забалтыванием тварей я потихоньку обогнула колонну и теперь маленькими шажками продвигалась назад. Нежить, пребывающая в заторможенном состоянии от моего нахальства, на это никак не реагировала. Очнулись твари только тогда, когда я уже отошла от них на десяток локтей.

– Ну ладно, что–то я с вами заговорилась. А мне, между прочим, домой надо. Там у меня вампир остался. Да, да, тот самый. Лет ему очень много, поэтому волноваться нельзя. Как говорится, инфаркт не дремлет, насморк не спит. А вдруг нервное расстройство случится? На кой он мне истеричкой? – оставив тварей размышлять над этим вопросом, я, круто развернувшись, дала стрекоча в противоположную от этих «милых» зверюшек сторону.

Мне вслед раздалось яростное рычание и скрежет когтей– нежить наконец–то включила свои засохшие мозги и поняла, что обед сейчас умотает куда подальше, и теперь быстро нагоняла меня. Тяжелое дыхание за спиной – отличный стимул для скорости, потому что так быстро я не бегала еще никогда. Пламя факела, который я держала в руке, постоянно норовило потухнуть, рискуя оставить меня в кромешной темноте. Впрочем, я и так не видела, куда бежала – странное место, похоже, не имело даже намека на стены, а прерывистые всполохи света от факела только мешали ориентироваться.

Тут удача наконец повернулась ко мне лицом, перестав демонстрировать филейную часть – я разглядела впереди стены и даже какой–то проем в них! В боку ужасно кололо, но я пыталась не обращать на это внимание – по моим ощущениям, твари уже наступают мне на пятки. Чувствую, долго я при таком темпе не продержусь. Поднажав, я буквально влетела в узкий коридор, куда вел упомянутый проем. Звук когтей, скользящих по каменистому полу, неожиданно стих, и я в удивлении остановилась, тем более, что все равно бежать была уже не в состоянии. Задыхаясь, я с опаской оглянулась назад.

Увиденное заставило меня нервно хихикнуть. Нежить, оказывается, тоже влетела. И застряла! Проход был слишком узким для массивных туш красноглазых тварей, поэтому две самых ретивых нежити сейчас, пытаясь вылезти обратно, нелепо барахтались друг на дружке. Причем «верхняя» периодически заезжала лапой в морду «нижней», отчего та каждый раз злобно взвизгивала, но ничего поделать не могла. Остальные представители местной фауны, очевидно, в проход уже не поместились.

– Что, никак? – издевалась я, мстя зверюшкам за то, что чуть не стала их обедом. – Да вам на диету, мои милые, садиться пора. А то вон как растолстели на мясном рационе. Говорила же – на вегетарианство переходите. А вы мне что в ответ? Неблагодарный гастрономический интерес к моей персоне. Ничего, пару неделек посидите так, авось похудеете. Конечно, до 90–60–90 вам в любом случае далеко, но хоть в дверях застревать перестанете.

Отведя душу на разозлено порыкивающих тварях, я уже спокойно развернулась к ним спиной и отправилась в противоположный конец коридора, где виднелся второй выход. Как оказалось, он выводил в небольшой грот естественного происхождения. С высокого потолка свисали огромные сталактиты, завораживающе мерцали синие кристаллы, разбросанные по земле, усыпанной галькой, и хаотично рассыпанные на стенах. Наверное, здесь их месторождение, но, надо признать, выглядело это демонски красиво.

Посередине грота находилось озеро идеально круглой формы. У самых краев вода была кристально чистой, но по мере отдаления от берега становилась все более мутной, поэтому определить глубину озера не представлялось возможным. Постоянно оскальзываясь на неровной поверхности, я осторожно подошла к нему. Мало ли, вдруг из него сейчас еще какое–нибудь чудо–юдо вылезет?

Но, вопреки моим опасениям, ничего так и не произошло. Никто из озера не вылез, гладь все так же оставалась ровной. Даже обидно как–то.

Воткнув факел прямо в гальку, для надежности немного прикопав его, я любопытно склонилась над водой. Как ни странно, но дно озера тоже составляла галька, причем не было даже намека на водоросли, или что там в озерах должно быть. Осторожно коснувшись гладкой водной поверхности пальцем, я тут же отдернула руку – вода была ледяной. От того места, где я касалась, по озеру тут же пошли круги. Я хотела уже встать, но, кинув последний взгляд на воду, изумленно застыла – вместо меня там отражался город! Я села на корточки, с жадностью всматриваясь в такие родные черты.

Толенгро… Мой город–дом, город–мечта.

И он давно мертв. В озере прошлое. Которое уже не вернуть…

На глаза набежали слезы и, проложа две соленые дорожки по моему лицу, крупными каплями упали в озеро, вновь заставив его зайтись кругами. Когда водная гладь успокоилась, там было лишь мое отражение. Два раза глубоко вдохнув, я зажмурила глаза, пытаясь успокоится. Демоново озеро! Оно задело меня за живое.

Решительно встав, я, вытащив факел, отошла от странной водицы как можно дальше. Скорее всего, она показывает прошлое. Но, в любом случае, не стоит травить себе душу. Я прошла около трех метров, как послышался скрежет, и прямо в стене грота обозначился контур прямоугольника, который, замерев на мгновение, отъехал в сторону, открывая темный проход.

О, да тут, оказывается, не так все просто! Интересно, куда же меня занесло сбившимся телепортом? Я немного помялась, но потом все же решилась идти туда, куда показывают. Все равно больше некуда. Так почему бы не рискнуть?

Освещая себе дорогу, я осторожно шагнула в открывшийся проем. Как только я это сделала, вновь послышался скрежет, и проход позади меня нагло захлопнулся! Поведя из стороны в сторону факелом, я увидела, что стою на земляной дорожке в странном коридоре, образованном настоящей живой изгородью. Справа от меня висела небольшая табличка с вырезанной на ней надписью, кажется на одном из мертвых наречий. Поднеся факел поближе, я смогла ее прочесть, мысленно благодаря Богов за знание древних языков:

«Войдя сюда, решил ты, странник, свою судьбу. Ища свободу, ищи сердцевину.

В запутанном клубке дорог и поворотов лишь удача тебе помощница.

Помни, каждая ловушка имеет свой ключ, и коль найти его сумеешь, останешься жив.

Но не забывай, что не только ловушками, но и наказаниями лабиринт сей полон… »

Лабиринт… У–у, ну в кого я такая невезучая, а? И что еще за ловушки с наказаниями, спрашивается? Тот, кто писал эту табличку, попонятнее объясниться не мог? Утешает только одно – если неизвестный писака не соврал, то я смогу выбраться отсюда, дойдя до центра. «Ища свободу, ищи сердцевину». Надеюсь, я правильно поняла.

Что ж, тогда делать нечего, придется идти. И я пошла, с трясущимися коленками и стучащими друг о дружку зубами. Храбрая, называется. Едкая фраза про «я не трус, но я боюсь» немного отрезвила затуманенные страхом мозги, и дальше я пошла бодрее.

Высоченная живая изгородь бросала на дорожку черную тень. Стояла неживая тишина, все звуки как отрезало. Я прошла метров десять и оказалась у развилки. Подумав, свернула влево – кажется, я где–то читала, что в лабиринтах всегда нужно поворачивать налево, и тогда обязательно выйдешь к центру.

Выбранная мною дорожка казалась совершенно пустынной. На очередной развилке я опять повернула налево и прибавила шагу, подняв факел над головой, чтобы свет от него падал как можно дальше. Впереди было по–прежнему пусто. Хотя с чего я взяла, что тут что–то должно быть?

Я то и дело оглядывалась. Не знаю почему, но у меня было настойчивое ощущение, что за мной следят чьи–то глаза. Снова развилка, поворот и… я оказалась в тупике. Похоже, версия про повороты налево – полная чушь. Расстроено цыкнув, я вернулась обратно и повернула теперь уже направо. Придется выбирать дорожки наугад, что не внушает оптимизма.

Направо… налево… снова направо… уперлась в очередной тупик. Вернувшись к развилке, я свернула налево и увидела перед собой странный серебристый туман. Осторожно подошла и осветила его. На чары не похоже. Интересно, что это? Ради любопытства повела в сторону загадочной субстанции факелом. Тот пронзил туман насквозь, не причинив ему никакого вреда, как, впрочем, и ожидалось.

Меня тем временем обуревали сомнения. Что будет, если просто взять и пройти сквозь это? Ведь на той табличке говорилось про ловушки.

Что, если это одна из них?

Но, как известно, пока не попробуешь, не узнаешь. Решив рискнуть – все равно другая дорожка ведет к тупику, я глубоко вдохнула и ринулась в серебристую дымку.

Я дошла уже до середины, и со мной ничего не происходило, как вдруг мир завертелся вокруг меня, и в следующее мгновение я стояла на отвесной скале. После нее начинался обрыв, внизу которого бурлила кипящая лава. Ее брызги лишь немного не долетали до меня, крупными каплями падая обратно. За моей спиной была лишь каменная стена, обрезающая путь назад. На противоположном берегу виднелась приоткрытая дверь, вырезанная прямо в скале. Но, такая близкая и манящая, она была для меня недоступна – моста через обрыв, разумеется, не наблюдалось. Рискнула, блин…

Есть два варианта. Первый – туман был телепортом, и тогда мне не позавидуешь. Я так понимаю, это будет то самое «наказание». Второй вариант более обнадеживающий. Все, что я сейчас вижу – не что иное, как иллюзия. И в этом случае туман был ловушкой, найдя ключ к которой, я выберусь отсюда. А теперь вопрос на миллион золотых – чего хотел создатель тумана от попавшего в эту ловушку?

Задумавшись, я неосторожно откинулась на каменную стену позади меня. Та неожиданно заскользила назад, из–за чего я, не ожидавшая этого, с размаху грохнулась на пятую точку, больно ушибив копчик. Болезненно поморщившись, я потерла ноющее место и, с трудом подтянув разъехавшиеся в стороны ноги, перекатилась на колени. Только тут я заметила странную вещь – мелкие камушки гальки, очевидно, осыпавшиеся из–за моего падения, вместо того, чтобы упасть, зависли в воздухе!

Неожиданная догадка пронзила меня. Я, набрав полную горсть камней, подошла поближе к краю и медленно разжала кулак. Так и есть – ни один из камней не упал в лаву, застыв на уровне скалы.

Ключ к загадке подбирался очень легко – иллюзией была не только скала с лавой, но и сам обрыв. Его просто не было!

Уже ничего не боясь, я смело шагнула в пропасть. Как и ожидалось, вместо пустоты нога ощутила твердую поверхность. Через десять секунд я была около заветной двери. Но, как только я коснулась ее, мир снова завертелся, возвращая меня обратно в ставший уже родным лабиринт. Я рухнула на колени, почувствовав руками влажную, рыхлую землю. Факел валялся рядом, как ни странно, так и не затухнув. Я несколько раз глубоко вдохнула, успокоилась, поднялась на ноги, прихватив факел, и, выйдя из каверзного тумана, оглянулась: дымка невинно мерцала серебристым светом. Уф, если здесь все ловушки такие, то, боюсь, моя нервная система скоро прикажет долго жить. И какие же тут тогда «наказания»?

Следующие минут десять не было ничего, кроме тупиков. Дважды я свернула не туда в одном и том же месте. Но тут наконец появилась незнакомая дорожка. От избытка чувств я даже подпрыгнула, но быстро взяла себя в руки и бодро зашагала по новой тропке. Страха, как ни странно, я больше не испытывала.

Поворот, еще поворот, и я… очутилась на маленькой полянке, окруженной со всех сторон сплошной изгородью. Посередине ее находилась, если я не ошибаюсь, спиритическая пентаграмма. Главной ее особенностью является абсолютная защита от духовных материй (читай, призраков), пока ты находишься в ее границах. Зачем она нужна, спросите вы? А затем, что призраки вовсе не такие безобидные, как считают многие. Инфернальный призрак, умеющий принимать любое обличье, вполне способен высосать из вас душу, а полтергейст за шкирку выкинуть из окна, благодаря своей материальности.

В центре пентаграммы лежала какая–то металлическая пластинка, чем–то похожая на табличку при входе. Я осторожно переступила линии рисунка и нагнулась над пластинкой. На ней тоже была надпись, на этот раз на другом наречии:

«Боль снедает меня наравне с блаженством.

Но разум туманится справедливым страхом.

Освобождения не ищи ты, путник, в прошлом.

Раскрыть крылья сможешь только в настоящем»

Как только я прочитала последнюю строчку, поляна стала покрываться белесым туманом, обволакивающим ноги и постепенно поднимающимся выше. Через минуту он уже был мне по пояс. Хаос, да что же это? Очередная ловушка?

– Сестренка… – внезапно донесся до меня тихий шепот родного голоса, и в тумане в пару метров от меня обозначились очертания высокой фигуры. А спустя секунду я уже смогла увидеть ее обладателя.

– Миша! – сорвался с губ хриплый возглас. Тут из тумана стали появляться другие фигуры. Золотые копны волос, похожие черты лица…

Аметиил… Рафаил… Габриил… Атуриил… Тангриил… Вскоре все шесть братьев стояли передо мной.

По лицу текли слезы, которые я даже не старалась сдерживать. «Боль снедает меня наравне с блаженством»…

– Идем с нами, сестрица, – ласково посмотрел на меня Михаил, протягивая мне руку. – И мы вновь будем все вместе. Как раньше, помнишь?

– Да, – улыбнулась я сквозь слезы. – Как раньше…

Как заколдованная я скользнула ему навстречу и уже почти коснулась его протянутой руки, как вдруг заметила, что все шестеро стоят строго у границы пентаграммы, не пересекая ее. В затуманенный разум просочилась первая здравая мысль – через линии не могут пройти только призраки. Я остановилась.

– Подойди ко мне, братец, – тихо попросила я Мишу.

– Лучше ты выйди, сестренка, – ласковая улыбка стала плавно перетекать в оскал. Видя, что я медлю, Михаил зарычал, а его лицо стало походить на страшную маску. – Ну же! Быстрее!

Испуганно вскрикнув, я отшатнулась обратно к центру пентаграммы.

– Вас нет. Вы мертвы, мертвы… – как заведенная повторяла я, не давая разуму вновь затуманиться.

– Зачем ты так с нами, сестрица? Мы здесь, мы живы… – пророкотали чужим голосом Габриил с Рафаилом.

Всхлипнув, я упала на колени и свернулась комочком, зажав уши руками, безостановочно шепча: « Их нет, нет. Они умерли»

– Не оставляй нас! – донесся до меня отчаянный крик Тангриила. Зарыдав, я со всей силы зажмурила глаза. «Пожалуйста, уходите… »

– Убирайтесь, – еле проговорила я сквозь рыдания. – Убирайтесь!!!

Неожиданно все стихло. Тихо всхлипывая, я убрала руки от ушей и открыла глаза. Вокруг меня никого не было. Исчез и туман, застилавший землю. В изгороди напротив виднелся появившийся проем.

Вторая ловушка – инфернальные призраки, умеющие принимать любой облик. Любимые из прошлого, зовущие тебя.

Дождавшись, пока пройдет нервная дрожь в руках, я с трудом поднялась и, покачиваясь от пережитого потрясения, медленно поплелась в сторону нового прохода. Что–то подсказывает мне, что это была последняя на сегодня ловушка. Осталось наказание.

Перед тем, как шагнуть в темноту проема, я, зло вытерев оставшиеся слезы, оглянулась назад. «Освобождения не ищи ты, путник, в прошлом. Раскрыть крылья сможешь только в настоящем». Умный писал.

* * * 

Я вышла в странную пещеру идеальной сферической формы. И, о небо! В дальнем углу низкого потолка при моем появлении открылось что–то вроде небольшого отверстия, к которому по стене вела живая сеть из какого–то плюща. Но самое главное не это – через это отверстие на землю пещеры падал слабый лучик солнечного света! Неужели, наконец–то выход? Это что же получается, я все–таки добралась до центра лабиринта?

Сердце радостно забилось. Я смогу выбраться из этого сумасшедшего места и, возможно, даже воспользоваться телепортом! Но не успела я сделать и пару шагов по направлению к столь близкому выходу, как часть стены справа от меня отъехала в сторону, и из образовавшегося проема в пещеру вышел… вышло что–то.

Нечто было двухметрового роста, под покрытой густой шерстью шкурой перекатывались мускулы, четыре лапы заканчивались острыми даже на вид когтями. Желтые глаза зверя с крестообразными зрачками уставились на меня с недобрым выражением. А вот и «наказание»…

Я, не выпуская зверя из поля зрения, осторожно шагнула в сторону плюща. Интересно, сколько мне понадобиться, чтобы добежать до него и взобраться до отверстия? Разум подсказывает, что меня к тому моменту порвут на маленькие ленточки. Но надежда жива всегда…

Я сделала еще один осторожный шаг, и вот тут–то зверь на меня и бросился. Я неловко увернулась, но когтистая лапа все равно успела мазнуть меня по руке, оставив кровавую полосу. Зверь, пролетев по инерции несколько метров, моментально развернулся и вновь кинулся на меня. На этот раз ему удалось сбить меня с ног. От резкого удара головой о жесткую землю пещеры я пару секунд ничего не соображала. В сознание привела обжигающая боль в боку. Взвыв, я со всей силы уперлась в морду зверя, но его челюсть намертво застряла в моем боку. Тогда я со всей дури вцепилась острыми ногтями ему в нос. Зверь взвизгнул, разжав зубы. Я пнула его в морду, заставив отшатнуться на пару шагов, и, кое–как поднявшись, побежала к плющу, неумело зажимая одной рукой рану, из которой хлестала кровь. Но тварь быстро очухалась, и, когда я уже достигла цели, вновь повалила меня. Острые когти вошли в мою спину, как в масло, насквозь прошив одно легкое. Я, задыхаясь от боли, не глядя лягнула ногой назад и, судя по яростному взвизгу, попала.

Не теряя времени, я ухватилась за плющ передо мной и зашипела – он был весь в шипах. Но мне нельзя было медлить, поэтому я как могла быстро стала забираться по нему наверх, в кровь раздирая ладони. Тут я почувствовала, как мне в ногу вцепилась когтистая лапа, а вслед раздается разъяренное рычание. Но отверстие было уже прямо надо мной.

Уцепившись руками за его края, я из последних сил подтянулась, выталкивая свое тело на поверхность. Когти зверя заскользили по моей ноге, сдирая кожу и оставляя кровавые борозды. В лицо дыхнул слабый ветерок. Яркое полуденное солнце ослепило мои привыкшие к темноте глаза. Вместе с тем я почувствовала, что хватка когтистой лапы, державшей мою ногу, внезапно ослабла, а потом и вовсе исчезла. Хрипло дыша, я перевалилась на спину, поскорее убирая ноги от дыры.

Но, как оказалось, мне и так ничего не угрожало – вместо зверя я увидела лишь кучку пепла, которая уже смазалась от порыва ветра. Похоже, тварь не переносила прямого солнечного света. От облегчения я каркающе рассмеялась, но тут же зашлась кровавым кашлем, выворачивающим мои легкие наизнанку. Чтобы облегчить приступ, я перекатилась на бок, и это помогло. Но зато дала о себе знать рваная рана от челюстей зверя, проходившая рядом с солнечным сплетением.

Отдышавшись несколько секунд, я с болезненным стоном я вновь приняла лежачее положение. И хотя моя спина тоже была изодрана, в такой позе раны болели меньше. Нужно поскорее выбираться отсюда – неизвестно, что здесь бродит, а я, боюсь, еще одной твари не переживу. Попытавшись призвать Силу, на этот раз я не претерпела неудачу – магия послушно заструилась по моим рукам. Но когда я попыталась излечить себя, у меня ничего не вышло.

Хаос!

Должно быть, эта тварь была ядовитой, раз моя регенерация не справляется. Ну почему мне так не везет? И тут я почувствовала, как вместе с откатом[23] возвращается ушедшая было боль, усилившаяся во много раз из–за произведенного усилия. Раны зажгло огнем, в тело как будто вбивали железные колья. Громко взвыв, я выгнулась от невыносимых мучений дугой, и, хрипя, мешком повалилась обратно, практически перестав что–либо видеть от болевого шока.

Мне уже было все равно, выживу я или погибну здесь, никем не найденная. В этот момент мне хотелось одного – чтобы прекратилась эта сводящая с ума пытка. Последним, что уловило угасающее сознание, было неясное движение рядом со мной.  

* * *  

Магпункт Высшей Магической Академии, пять часов спустя. 

Девушка в бреду металась по постели, сминая белоснежные простыни. В кресле рядом, держа ее за руку, сидел черноволосый вампир, во взгляде которого сквозило неприкрытое отчаяние. Два молодых парня – довольно симпатичный шатен и темноволосый эльф с отчужденным выражением лица, стояли у окна, буравя вампира мрачными взглядами.

– Может вы наконец объясните, в чем дело? – не выдержал Даниэль, нарушая молчание. – Разве раны не вылечили?

– Вылечили, – не смотря на него, бесцветно ответил Александрий.

– Тогда почему она до сих пор не в порядке?! – зло выпалил эльф. Он, как и все, боялся ректора, и в другое время предпочел бы совершить ритуальное самоубийство, чем заговорил с ним в таком тоне. Но сейчас особый случай.

Вампир промолчал. Тогда заговорил Рониан:

– Господин Сент–Левен, вам не кажется, что мы имеем право знать, что случилось с нашей подругой? Вы обязаны рассказать нам.

– Обязан? – скривившись, переспросил Александрий. – Мальчик, ты понимаешь, что я за такие слова я могу убить тебя прямо сейчас? Я ничего и никому не обязан.

Оборотень побледнел, но не отступился.

– Тогда мы просим вас, – проговорил он, глядя в пол.

После недолгого молчания вампир тяжело вздохнул:

– Хорошо. Но имейте в виду, что еще хоть одно предложение в подобном хамском тоне, это особенно касается вас, Даниэль, и я не обращу внимания, что вы друзья Диали. Понятно?

Под ледяным взглядом ректора, напоминающим, кто здесь хозяин, парни поежились, но кивнули. Холод в глазах вампира сразу же вытеснила безумная усталость, и он начал рассказ:

– Я нашел ее недалеко от лабиринта Вознесения, и не спрашивайте, как, все равно не отвечу. Никто не знает, даже Боги, откуда этот лабиринт взялся. Правда, ходит легенда, что это прощальный «подарок» Пустоты, которая, как вы знаете, была до сотворения миров. Так или иначе, но лабиринт считается проклятым – в погоне за якобы находящимися там несметными сокровищами сгинули тысячи, а может и миллионы. Сам лабиринт проходит под землей и имеет лишь один вход – из заброшенных гномьих шахт. Лабиринт не проходил никто, как и не выживал там. Но рядом с Диали было небольшое отверстие, выводящее в странную пещеру сферической формы. Такие пещеры часто становятся центрами лабиринтов. Поэтому я думаю, что… она все же прошла его. Как она там вообще оказалась, я не имею ни малейшего понятия – долгое время я не чувствовал ее. Даниэль, закройте рот, я же сказал, что не стану отвечать на вопросы об этом. Когда я нашел Диали, она была без сознания от болевого шока – судя по всему, она пыталась самоисцелиться, что в условиях долгой изоляции от магии, которая почему–то не действует на территории лабиринта, привело к сильнейшему откату. И, как следствие, усиленной в десятки раз боли. Раны на ее теле, которых было немало, я залечил, но… оказалось, что в ее организме яд.

– Неужели нельзя найти противоядие? – взволнованно спросил Рониан.

Вампир обреченно опустил голову и глухо ответил:

– Это был Божественный яд. Он содержится только в шипах Светозарного плюща.

– Но это же легенда! – воскликнул эльфийский принц. – Яда, убивающего даже Богов, не существует!

– Светозарный плющ тоже считался мифом до этих пор. Но симптомы и характерный состав не оставляют сомнений, – послышался голос со стороны дверей. Все, кроме вампира, вздрогнув, обернулись. На пороге комнаты стоял низенький старичок, завмагпункта( заведующий магпункта), с опаской поглядывающий на Сент–Левена. – Я провел окончательные анализы, господин ректор.

– И? – Александрий устало откинулся в кресле.

– Результаты положительные, – тихо ответил старик. – Как бы фантастично это не звучало, но госпожа Ленгро действительно заражена Божественным ядом. Скоро она должна прийти в норму, но не надолго. С каждым днем ее самочувствие будет ухудшаться, по мере распространения яда по организму.

– Что можно сделать? – закрыв глаза, отрывисто спросил вампир.

– Боюсь, ничего, – печально вздохнул завмагпункта. – Ведь, если легенды не врут, от этого яда нет спасения даже Богам.

В комнате повисло напряженное молчание.

– Выйдите, – тихим, но от этого не менее пугающим голосом приказал Александрий. – Все.

Никто, даже эльф, не решились протестовать, поэтому уже через минуту он остался один. Лишь на кровати рядом с ним все так же беспокойно металась хрупкая девушка. Вампир нежно провел рукой по ее лбу, и она сразу же успокоилась, погрузившись в безмятежный сон.

– Я не дам тебе умереть, – тихо пообещал Сент–Левен, смотря на прекрасное лицо той, которую так любил.

Глава 11

Высшая степень смущения – два взгляда, встретившиеся в замочной скважине. 

Адиалия. 

Я очнулась, лежа в уже знакомой палате магпункта. Бессмысленным взглядом уставилась в потолок, в голову лезли ленивые мысли.

Что я здесь делаю? Разве не должна была уже умереть? А может, так и случилось? Ведь Златый говорил, что мне дали иммунитет Богов, а значит, каждый раз после смерти я должна воскресать. Ну, за исключением особых случаев, конечно. Ведь даже Богов можно убить.

Голова немного гудела, но в целом я чувствовала себя неплохо. Повернув голову, я только сейчас увидела Алекса, дремавшего рядом со мной в кресле. Под моим удивленным взглядом его веки дрогнули, и спустя секунду он открыл глаза.

– Диали… – хрипловатым со сна голосом непонимающе пробормотал вампир, а затем вдруг резко сорвался с кресла, падая перед моей кроватью на колени. – Ты очнулась!

С этими словами он схватил меня за руку и порывисто прижался к запястью губами. Я растерянно посмотрела на так непривычно эмоционального Алекса.

– Ну чего ты. Со мной все в порядке, честно, – ласково взъерошила я его волосы.

Лицо вампира после моих слов как–то странно исказилось. Подняв на меня полные боли глаза, он вымучил улыбку.

– Я так боялся за тебя, ты даже представить себе не можешь.

– А как я тут оказалась? – успокаивающе погладив его по руке, спросила я.

– Когда я почувствовал тебя в первый раз, связь быстро оборвалась, и я не успел понять, где ты находишься. Сгоряча чуть не убил своего старейшину – это было на созванном мною собрании клана. Корил себя всеми словами – думал, упустил свой единственный шанс. А затем связь внезапно вновь восстановилась. Я сразу же телепортировался и увидел тебя, лежащую без сознания. Перепугался до дрожи в коленях. Когда перенес тебя сюда, уже самого отпаивать надо было. Раны тебе быстро залечили, но ты сутки не приходила в сознание.

Так, так. Значит, я не воскресала (да и не хочется мне когда–нибудь это испытать), а меня вылечили. Стоп. А почему тогда моя регенерация не сработала? Да и валялась в отключке я что–то слишком долго…

– Ты не мог мне кое–что объяснить? – осторожно начала я. Дождавшись его настороженного кивка, я продолжила – Почему я целые сутки не приходила в сознание?

Вампир не ответил, опустив голову.

– Алекс?… Не молчи, пожалуйста! Если это что–то важное, мне нужно знать.

– Это из–за яда, – глухим безжизненным голосом ответил мне мужчина.

– Яда?! – растерялась я. – Какого еще яда?

А в голове тем временем вспыхнула догадка о звере. Но Алекс разрушил мои предположения:

– Его называют Божественным ядом. Он содержится в шипах Светозарного плюща, который раньше вообще считался легендой.

Перед глазами пронеслось воспоминание об исколотых в кровь ладонях.

– Но, раз я себя хорошо чувствую, вы, так понимаю, нашли антидот?

– Нет, малышка, – с болью в голосе ответил вампир, избегая встречаться со мной взглядом. – От этого яда нет противоядия. Он смертелен даже для Богов, отсюда и название.

– Я… я умру?

– Нет! – Алекс резко поднял на меня голову, в его глазах горела отчаянная решимость. – Я найду выход, вот увидишь!

Он с силой прижал меня к себе, взволнованно прошептав на ухо:

– Я никогда, ни за что не дам тебе умереть. Веришь?

– Верю, – тихо ответила я, целуя его в висок.

Я соврала. Если яд смертелен даже для Богов, у меня нет шансов. Но в объятиях моего вампира было так хорошо и спокойно, что я позволила надежде вспыхнуть на один короткий миг.

Внезапно входная дверь с шумом распахнулась, и в палату ввалились Дан с Роном.

– Диали!! – хором завопили они, не обращая внимания на нашу с Алексом позу. Дождавшись, пока вампир с неохотой выпустит меня из объятий, дружки тоже полезли обниматься. Странно, но когда после оборотня меня крепко обнял Дан, лицо ректора как–то странно вытянулось, и он со злобой прошипел:

– А ну убрал с–свои конечнос–cти! И ec–сли еще раз об этом подумаешь, я тебя и на километр к ней не подпущ–щу!

Эльф, смущенно залившись краской, резко от меня отшатнулся. Я удивленно переводила взгляд с Дана на Алекса, не понимая причины злости второго и смущения первого.

Ситуцию разрядил Рон, торопливо заговорив:

– Мы так обрадовались, когда завмагпункта сообщил нам, что ты пришла в себя!

– И откуда старикан все узнает? – хмыкнул вампир, расслабившись.

– Кстати, где же ты все это время пропадала? Все на ушах стояли, когда после исчезновения демонов тебя не нашли.

– Я… я была у Кэссандра. В день нападения демонов на ВАМ я потратила слишком много сил и осталась с опустошенным резервом. Даже сопротивления достойного оказать не смогла, когда он решил меня прихватить с собой в качестве сувенира. Но со мной он очень хорошо обращался, совсем не как с пленницей. Я только потом узнала почему…

Лицо Александрия после моих слов превратилось в отчужденную маску.

– Что?! Как же ты выбралась? И почему тебя ни один артефакт не засекал? – посыпались вопросы дружков

– Он поместил меня в комнату, стены которой были исписаны древнестихийной прописью, а на руки надел антимагические браслеты. Думаю, вам не надо объяснять, что это такое. А что касательно того, как я выбралась… .Кэссандр сам отпустил меня.

Парни недоуменно переглянулись. Лишь вампир все так же хранил угрюмое молчание.

Прочитав в глазах Даниэля закономерный вопрос, я покачала головой:

– Я не хочу говорить, что стало тому причиной.

– Ты довольно спокойно говоришь о нем, – медленно произнес Алекс, глядя мне в глаза. – Куда подевалась твоя прежняя ненависть?

– Скажем так, выяснилось, что я заблуждалась на его счет, – осторожно ответила я.

– Так значит, ты вот так просто простила его? – процедил вампир, но его злость почти тут же угасла. Тяжело вздохнув, он с грустью посмотрел на меня. – Прости, малышка. Ты, конечно, в правде делать свой выбор, в том числе, кого прощать, а кого нет. Это не мое дело.

Последняя фраза была сказана со странной горечью. Я поняла, что мои слова причинили ему боль, и чувство вины захлестнуло меня.

Догадавшись, что тому причина, я порывисто схватила его за руку и, сжав в своих ладонях, горячо проговорила:

– Прощение не означает того, о чем ты думаешь. Его недостаточно, чтобы воскресить чувства! Да и разве нужен мне кто–то, кроме тебя?

В первый раз я так открыто говорила о своих чувствах. И не лгала. Прощение прощением, а любовь оно не заменит. А к моему вампиру я испытывала именно любовь, пусть и окончательно поняла это совсем недавно. Алекс пару секунд внимательно смотрел мне в глаза, и, как будто что–то там увидев, тепло улыбнулся уголками губ.

Дан с Роном, невольно став свидетелями не предназначенной для посторонних глаз сцены, смущенно прокашлялись:

– Ну, мы пойдем, пожалуй. Кстати, тебя там, Диали, твоя ворона дожидается. Может, мы ее сюда притащим?

Я счастливо улыбнулась:

– Обязательно! Я ее столько не видела!

Скомкано попрощавшись, эльф с оборотнем торопливо удалились. Алекс все так же не отрываясь смотрел на меня.

– Что? – смущаясь, спросила я.

– Ничего, – тепло улыбнулся вампир, вставая. – Мне нужно кое–что уладить, а потом я снова вернусь, хорошо?

Дождавшись неуверенного кивка с моей стороны, он, нежно поцеловав меня, вышел.

* * * 

Александрий. 

Выйдя из магпункта, я тяжело привалился спиной к стене. Боги, кто бы знал, каких усилий мне стоило спокойно вести себя рядом с Диали! И даже улыбаться, когда хочется выть от отчаяния…

Но я уже пообещал моей малышке, что найду способ спасти ее, и значит, я это сделаю! Перерою всю библиотеку, найму лучших целителей, добуду любой артефакт… что угодно, только бы моя девочка жила. А иначе как я буду без моей маленькой вселенной… Тем более, когда наконец–то нашел в ее глазах то, чего уже и не чаял увидеть.

* * * 

Адиалия. 

То, что со мной случилось у Кэссандра, и что стало причиной моего освобождения, я поведала только Иле, когда через полчаса она прилетела в магпункт. То есть Дан с Роном сначала хотели ее принести, но она гордо отказалась, заявив, что не калека, а ее должность фамилиара не подразумевает, что она разучилась летать. И вот теперь, когда стихли первые восторги от нашей встречи, птичка сидела рядом со мной на кровати и внимательно слушала.

– И везет же тебе на мерзавцев, – грустно вздохнула Иля после моего рассказа, перепрыгивая мне на живот, а затем на грудь.

– Они не мерзавцы, – мотнула головой я. – Они на самом деле хорошие, правда.

– Что?! Это Кэссандр – хороший?!! – икнув, взвилась ворона.

Я неуверенно посмотрела на нее.

– Да. Просто, понимаешь, я многое поняла… в заключении. И многие взгляды пересмотрела.

– Но нельзя же ТАК их изменить! Что он с тобой сделал, признавайся! – требовательно заявила Иля. – Гипноз? Приворот? Булыжником по голове?

– Нет, нет! – замахала я на ворону руками, пока она не дошла в своих предположениях до Хаос знает чего. – Просто… я поняла, что сама бы так поступила на его месте.

– Нет, – Иля ласково погладила крылом мою щеку. – Ты слишком добрая для этого. Слишком много в тебе всепрощения.

Я слабо ей улыбнулась.

– Ты слишком идеализируешь меня. Но не в этом дело. Просто, понимаешь, вся моя ненависть в результате оказалась несправедливой. Тогда, в прошлой жизни, я увидела только лицевую сторону поступка Кэсса, и приняла ее как единственную верную, забыв, что она часто бывает лживой. Все это время я считала, что ненавижу Кэссандра за ненависть. Око за око, и все такое. Отчасти так и было. Но оказалось, что, в конечном счете, ненавидела я его за любовь. И пусть он уже давно не испытывает тех чувств, но то, что Кэсс совершил со мной тогда, находит свое оправдание в преданной, как ему казалось, любви. Быть может, он и не любил меня никогда по–настоящему, но сама его уверенность тогда в этом не дает мне его ненавидеть. Да и разве справедливо такое чувство по отношению к нему? Ведь, когда твою любовь предают, ты начинаешь ненавидеть, но ненависть эта все равно остается преданной любовью. Меняются лишь названия. И разве могу я винить Кэссандра за то, что он хотел отплатить мне болью за боль?

– Не понимаю, как ты можешь так говорить, – покачала головкой ворона. – Но переубеждать не буду – и так вижу, что бесполезно. Ты мне вот что скажи. Ладно, надвиг. Его ты смогла оправдать. А как же вампир? Ему ты сможешь найти оправдание? Ведь не за просто так его ненавидят и боятся до дрожи в коленях. Он убийца, и это ничего не изменит.

– Алекс… он не зол, он равнодушен. И, убивая, ничего не испытывает. Ни отвращения, ни удовольствия. Поэтому ни злом, ни добром его назвать нельзя.

– Добром уж точно, – тихо фыркнула фамилиар.

Я, не обратив на это внимания, продолжила:

– А в равнодушии своем он не виноват. Его не учили доброте, сочувствию, милосердию, не объясняли, что есть хорошо, а что плохо, а теперь сами же его обвиняют в жестокости и злобе. Да одно то, что, с детства окруженный страхом и ненавистью, он не дал появиться в душе червоточинке – подлости, уже заслуживает уважения! Алекс не стал трусом, не стал предателем. Он никогда не убивал детей, не ударял в спину. Пусть Алекс жесток, но зато жестокость эту он не скрывает под ложной добродетелью и если убивает, то только путем честного поединка. Другое дело, что из этого поединка мало кто может выйти живым… Но важно не это, а то, что я ему верю.

Ворона укоризненно посмотрела на меня:

– Ох, ни к чему хорошему эта твоя вера в него не приведет. Погубит он тебя. Как есть погубит.

– Да я и без его помощи скоро… – грустно улыбнулась я.

Иля, сообразив, что выдала, тут же засуетилась:

– Ой, я не хотела! Ты уж прости меня, дуреху!

– Ничего, – тихо произнесла я, глядя в сторону. – Я уже почти смирилась.

Головка вороны грустно поникла.

– Да как же это так? Почему ты? – с отчаяньем посмотрела она на меня.

Я не ответила.

Не скажу, что совсем не боялась смерти, это было бы ложью. Как всякое нормальное существо, меня пугала неизвестность. И все же страшило больше то, что после меня останется. 

* * *  

На следующий день мое состояние стало ухудшаться: появилась слабость, а голова кружилась всякий раз, когда я делала резкие движения. На вторые сутки пропал аппетит, так что Алексу пришлось силком заставлять меня есть. Я ясно видела в глазах друзей и Или нарастающую панику. Лишь мой вампир сохранял присутствие духа – улыбался мне, обещал, что все будет хорошо. И во взгляде его сквозило такое непоколебимое спокойствие, такая уверенность в своих словах, что я начинала ему верить.

Он ни о чем меня не спрашивал. Ни разу. Ни о Кэссандре, ни о лабиринте. Впрочем, о втором у меня точно говорить не было никакого желания.

На третий день, уже с трудом встававшая с постели, я не выдержала. И когда мы с Алексом остались одни, я рассказала ему все – и о том, что случилось у Кэссандра, и о том, как я попала в лабиринт. Я ждала укоризны, злости на меня, презрения, в конце концов, за те чувства, которые я все еще испытываю к врагу.

А он… он просто меня обнял, уткнувшись носом мне в шею.

– Почему ты не злишься? – неуверенно обнимая его в ответ, спросила я.

Алекс хрипловато рассмеялся мне куда–то в плечо.

– Глупая… Разве не ты сказала мне, что кроме меня тебе никто не нужен? Или ты забираешь свои слова обратно?

– Нет. Никогда, – положив подбородок на его макушку, слабо улыбнулась я.

– Я знаю, серафимы никогда не бросают таких слов просто так. Это, кажется, входит в ваш кодекс?

– Да… «Чувствами нельзя играть, а ложью обнадеживать». Параграф второй, пункт десятый.

– Ты знаешь его наизусть? – удивленно оторвался от меня вампир.

– Нет, что ты, – тихо рассмеялась я. – Весь его запомнить невозможно. Просто некоторые его положения в моей семье, – тут я болезненно сморщилась, – прививались с самого детства, как этикет и правильная осанка. Этот пункт был одним из них.

Алекс ласково убрал выпавшую из косы прядку мне за ухо.

– Вот видишь. Значит, я могу быть полностью в тебе уверен, – проворковал он.

– Ты, по–моему, всегда был во мне уверен, – укоризненно покачала головой я.

– Что поделать? В тебе невозможно сомневаться, – уголками губ улыбнулся вампира.

– А вдруг я однажды подведу тебя? – взволнованно прошептала я.

Пришла очередь Алекса качать головой:

– Ты никогда не сделаешь это специально. Нет в тебе для этого подлости. А все остальное ерунда, поверь мне.

Я крепко–крепко обняла моего вампира. Разве может рядом с ним быть плохо?

– Кстати, в твоих поисках мне серьезно помогал глава клана Рахиль. Он сказал, что обязан тебе и так отдает свой долг. Не расскажешь?

– Рахиль… Ах, ну конечно! Постой, ты сказал, глава клана?

– Уже давно. Хотя он и не из самых старых вампиров.

– Ему около пяти тысяч?

– Все верно… Так откуда ты его знаешь?

– Я помню его… Маленький мальчик–вампир. Когда я была на Скрытом острове, в нашу деревню под видом бродячей труппы забрели работорговцы. Но я благодаря своим способностям сразу их раскусила. Когда их главарь это понял, то приказал уже в открытую захватить деревню. Я очень испугалась – не их, а то, что опять потеряю дом, из–за чего у меня случился стихийный выброс Силы. От работорговцев ничего не осталось, кроме пепла. Жители после этого, к слову, стали меня сторониться… Но я не про это. В фургоне «труппы» я нашла маленького мальчика, избитого и исхудавшего. Оказалось, что его держали ради развлечения, не собираясь продавать – он был вампиром, а их люди всегда недолюбливали, сам знаешь.

– Это уж точно, – поморщился Алекс. Видимо, были свои неприятные воспоминания.

– Я выходила его, откормила, а потом поняла, что вроде уже и привыкла к нему, – продолжила я. – Ему все равно некуда было идти – родители умерли еще год назад, других родственников не было. Поэтому, когда я предложила ему остаться, он очень обрадовался. Так мы прожили несколько месяцев. Рахиль, так его звали, помогал мне по дому, а так же в приготовлении снадобий, которыми я зарабатывала себе на жизнь. Но все изменилось, когда через мою деревню проезжал морской капитан. Что он там забыл – не знаю. Так или иначе, но этот капитан предложил Рахилю место юнги – как же, настоящий вампир на человеческом корабле, это же такая редкость. Я видела, что мальчик буквально загорелся этой идеей, поэтому и отпустила. Правда, взяв перед этим с капитана магическую клятву, что он станет защищать и заботиться о Рахиле. Вот и вся история.

– Человек так легко дал магическую клятву? – удивленно приподнял брови мой вампир.

– Как ни странно, да. Видно, очень уж хотелось получить к себе на корабль настоящего вампира.

Внезапно мои легкие начал разрывать сильнейший кашель. Отстранившись от Алекса, я из всех сил постаралась сдержать приступ, приложив руку ко рту. Кашель прошел, но когда я отняла руку, оказалось, что на ней кровь.

Я с испугом посмотрела на моего вампира. Он с силой сжал кулаки, мрачно глядя на мою окровавленную ладонь.

– Пора, – пробормотал Алекс и, увидев мой напугано–непонимающий взгляд, тихо объяснил, – Мне придется погрузить тебя в глациес–сон[24]. Яд в твоем теле прогрессирует. Сейчас он дошел до легких, а значит скоро дойдет и до сердца. И не возражай.

Мне стало страшно – я не хотела умирать. Поэтому на слова моего вампира я лишь кивнула.

– Я заберу тебя этим же вечером. А сейчас мне нужно подготовить все для обряда, – заметив испуг в моих глазах, Алекс мягко добавил, – Не бойся. Все будет хорошо. 

Глава 12

Надкусив яблоко, всегда приятнее увидеть в нем целого червяка, чем его половинку. 

Адиалия. 

Все оставшееся время до вечера меня старательно пыталась развеселить Иля. Дана с Роном Алекс куда–то отослал, что хорошего настроения не добавляло.

Наконец часы пробили шесть раз, и спустя недолгое ожидание дверь в мою палату отворилась, впуская ректора. Мой вампир был облачен в длинную темную мантию – официальную одежду для проведения подобных обрядов. Я почувствовала, как в горле встал нервный ком. Но, пересилив себя, послушно приняла протянутую Алексом руку.

Когда я вставала, меня здорово пошатнуло, поэтому вампиру пришлось придержать меня за талию. Все так же опираясь на него – слабость в последнее время становилась все сильней – я вышла из магпункта. Иля сидела на моем плече, иногда ласково гладя меня крылом по щеке. Успокаивает.

– Расслабься, – тихо попросил меня Алекс. – Я сейчас буду нас телепортировать. Илия, кышь.

Недовольно нахохлившись, вороны слетела с моего плеча.

Последовав совету насчет расслабиться, я прикрыла глаза. В следующее мгновение мы оказались в холодном, немного мрачном коридоре. Подземелья Академии…

Мы свернули в левый поворот, и минут десять спустя оказались в небольшой зале. Из–за меня мы двигались не очень–то быстро, но, хотя мой вампир и предлагал понести меня на руках, я отказалась – итак належалась в магпункте.

Посередине залы стояла глыба льда, вытесанная в виде гроба, с откинутой крышкой. Я незаметно поежилась – такое ощущение, что ты на своих же похоронах. По бокам от глыбы стояли Даниэль и Рониан, одетые так же, как и ректор, и сохраняющие траурное молчание. Сходство с похоронами усилилось…

– Они будут мне ассистировать, – ответил на мой удивленный взгляд Алекс.

Подведя меня к гробу, он осторожно поднял меня на руки и аккуратно усадил в глыбу. Как ни странно, но холодно моим… определенным частям тела не было.

Я неуверенно посмотрела сначала на него, а потом на друзей.

– Они не могут тебе сейчас ничего сказать, – тихо объяснил странное поведение дружков мой вампир. – До конца обряда на них обет молчания. Не спрашивай, зачем – так надо.

– Хорошо, – слабо улыбнувшись, кивнула я.

– А теперь ложись. Пора начинать.

Я в отчаянье посмотрела на него, а затем неожиданно даже для себя крепко обняла его за шею и горячо прошептала:

– Я верю тебе.

И на этот раз это была правда. В этот момент я действительно поверила, что у моего Алекса все получится, и он найдет, обязательно найдет выход…

Страх куда–то исчез, осталось всепоглощающее спокойствие и даже какое–то… умиротворение.

Я откинулась на спину, удобно размещая голову в специальной выемке глыбы. Алекс, нежно погладив меня по щеке напоследок, с тихим чпоком закрыл гроб крышкой. Дальнейшее я видела очень смутно, через толстый слой льда. Кажется, кто–то положил на крышку ладони, из которых полилось бледное свечение, начавшее разливаться по всей ее поверхности.

Мне вдруг стало нестерпимо холодно, тело цепенело, лишаясь способности двигаться. Дышать стало больно, ресницы покрылись инеем.

А затем меня накрыла темнота…

* * * 

Александрий. 

Гроб покрылся белоснежным инеем, как плотной пленкой. Я убрал руки с крышки и тяжело посмотрел на эльфа. Парень чуть не сорвал обряд, еле успев задействовать свою магию.

Впрочем, тому явно было не до меня. Они с оборотнем чуть ли не со слезами на глазах смотрели на глыбу, скрывшую в себе Диали.

– С ней все будет в порядке. Я успею, – утихомирив свою злость, тихо пообещал я.

Пареньки неуверенно перевели на меня взгляд, готовые вот–вот расплакаться. О Боги!

– Идите, – устало вздохнул я, видя, что мои слова не подействовали. Они переглянулись, но остались стоять на месте.

– Вон, я сказал! Стоя здесь и размазывая сопли, вы ей ничем не поможете! – не выдержал я такого откровенного ослушания.

– Тогда скажите, как нам помочь! – вызывающе посмотрел на меня эльфенок.

Как помочь? Думать хоть иногда… и о том, о чем надо, а не терзать мое чувство прекрасного своими больными фантазиями..

– Это уже не ваши заботы, – я уже почти рычал. – И если вы сейчас же не уберетесь, мне придется вас отсюда вышвырнуть. А это, уж поверьте, приятных ощущений вам не оставит! Как и целых костей!

Угроза сработала – насупленные парни все же не решились на открытое столкновение (мозги, видать, не до конца высохли) и, постоянно оборачиваясь на гроб, вышли из залы. Вскоре я почувствовал характерную для телепортом магическую волну. Ну, слава Богам, убрались…

А мне пора возвращаться в поместье и перерывать библиотеку.

Но ничего. Я найду выход. Чего бы мне это ни стоило. 

* * *  

Александрий сидел в своем кабинете, и вот уже в который раз перелистывал толстый талмуд по ядам и антидотам. Химическую формулу Божественного яда он просчитал уже на второй день, после нахождения Диали, поэтому теперь остается лишь найти похожие формулы и вычислить по антидотам к ним структуру противоядия.

«Лишь» – вампир саркастически усмехнулся. Он просмотрел практически все известные яды, но так и не нашел ничего похожего. Еще чуть–чуть, и ему придется признать, что яд Светозарного плюща уникален. Но пока надежда остается…

Внезапно за дверью послышался шум и изощренные ругательства. «У кого–то слишком богатая фантазия» – раздраженно подумал Алекс, отрываясь от талмуда.

Тут дверь резко распахнулась, и в комнату ввалился Ладий, которого он оставил в приемной разгребать накопившиеся отчеты – надо же кому–то это делать.

– Ваша светлость, к вам настойчиво просится посетитель, – задыхаясь, проговорил рыжий вампир. – Я сказал ему, что вы никого не принимаете, но он не слушает! Еще и руга…

Его речь была прервана «посетителем», который попросту оттолкнул в сторону бедного Ладия, врываясь в кабинет. Когда ректор увидел, КТО к нему пожаловал, его брови непроизвольно поползли наверх, грозя слиться с шевелюрой.

– Ладий, выйди, – коротко приказал вампир, не отрывая взгляда от гостя, гордо застывшего у порога.

Дождавшись, пока подчиненный, в последний раз злобно зыркнув на посетителя, выйдет из кабинета, Александрий холодно произнес:

– У тебя пять минут, чтобы объяснить какого Хаоса ты делаешь в моем поместье и в моем кабинете. Начинай.

Кэссандр с отвращением посмотрел на вампира:

– Да было б мое желание, я бы век тебя не видел, как и твое демоново поместье.

– Еще раз спрашиваю, благодаря чему я имею «счастье» лицезреть здесь твою физиономию? – ледяным тоном проговорил Алекс. – Не испытывай мое терпение.

– Ах, благодаря чему? Где Диали, кровосос? – прорычал надвиг. Быстрым шагом подойдя к столу и оперевшись на руки, он приблизил свое лицо к лицу вампира. – В Академии ее нет, а эти ее проклятые дружки вообще отказались со мной разговаривать!

Александрий прикрыл глаза, сдерживая бушующую внутри ярость, а затем, резко открыв их, процедил, с ненавистью глядя прямо в глаза Кэссандра:

– Единственное, что сдерживает меня от немедленного твоего убийства, это неподходящее время для этого. Но это ненадолго, запомни. И если Диали все же умрет, отвечать за это будешь ты, гнида. Потому что если бы ты ее не похитил, тварь, она была бы сейчас живая и здоровая.

– Что значит, если умрет? – побелел надвиг, обессилено падая на рядом стоящее кресло.

– То и значит, – горько усмехнулся вампир, растерявший всю свою злость. В его глазах сейчас было только беспросветное горе.

– Объясни, – тихо попросил Кэссандр и, с видимым трудом преодолев себя, добавил, – пожалуйста.

С минуту Александрий просто смотрел на него. Затем, вздохнув, бесцветным голосом начал рассказывать:

– У Диали сбился телепорт. Вместо Академии она попала… в лабиринт Вознесения. – у надвига вытянулось лицо. – Она не только выжила, но и смогла пройти его, как ни странно. Но выход из лабиринта оказался ловушкой. Чтобы выбраться, необходимо было взобраться по Светозарному плющу. В его шипах по легенде содержится мифический Божественный яд. Диали исколола ими все ладони… Когда я нашел ее, она вся была в крови – яд даже не позволил ей излечить себя. Когда сутки спустя девочка очнулась, она чувствовала себя превосходно. Но потом ее состояние стало стремительно ухудшаться. В конце концов, мне пришлось погрузить ее в глациес – сон…

Кэссандр в отчаянье запустил руки в свои волосы. Вампир впервые видел своего соперника, своего врага таким… потерянным. Хотя, наверное, это просто шок от новости.

– Что… – тут голос надвига на мгновение прервался, – что можно сделать?

– Я ищу выход, – глухо ответил Александрий. – Пока проверяю все схожие с этим ядом по химическим формулам вещества. Но безрезультатно.

– Я помогу, – увидев, что вампир досадливо поморщился, Кэссандр быстро добавил, – не отказывайся от помощи. Не та ситуация.

Пристально посмотрев на него, вампир еще раз поморщился, но кивнул.

– В древних рукописях я встречал упоминание о странной Силе, по могуществу равной божественной и даже превосходящей ее. Говорится так же о том, что многие уже пытались завладеть ею, но все заканчивалось либо смертью, либо сумасшествием. И мое чутье подсказывает мне, что это не просто сказки. Но информацию о месте нахождении и природе источника этой Силы так нигде и не удалось найти. Этим я рассчитывал заняться после проверки ядов. Все нужные книги в моей библиотеке.

– Я просмотрю их. Проводишь?

– Тебя проводит Ладий, – сухо ответил Александрий. – Так же попроси его показать гостевые комнаты, раз уж тебе, – тут вампир скривился, будто разом съел лимон, – предстоит здесь остаться.

Надвиг на подобную негостеприимность не обратил никакого внимания. В конце концов, он и не ждал, что кровосос встретит его с распростертыми объятиями. Хотя тот мог быть и повежливее – он Повелитель или где? Хотя… какой из него Повелитель, дела–то он совсем забросил. Слуги неизвестно где шляются… Ну да и Хаос с ними. 

* * *  

Александрий устало протер глаза. Вот уже трое суток, как он без сна. Для вампира это, конечно, не смертельно, но близко к тому. А все из–за того, что он проверял эти хаосовы формулы. И все напрасно – только что был проверен последний из существующих ядов, но опять безрезультатно. Его опасения сбылись – Божественный яд был уникален, и найти похожий состав невозможно. Хаос! Что же делать? Остается надежда, что надвигу удалось что–то найти.

Решительно встав, вампир отправился в библиотеку, где эти дни бился над древними рукописями Кэссандр.

– Ну как? – прямо спросил Александрий, только переступив порог библиотеки.

Надвиг недовольно на него посмотрел, отрываясь от пыльного тома, и угрюмо буркнул:

– А тебя здороваться не учили?

– Я самоучка, – холодно парировал вампир, присаживаясь в кресло. – Так как результаты?

Кэсссандр откинулся на спинку стула и мрачно на него посмотрел.

– Результаты есть. Вот только тебе они не очень понравятся.

– Рассказывай.

– Судя по тому, что я раскопал, Сила действительно существует. И ее источник – Пустота. Из–за столкновения потоков этой Силы когда–то появились Боги и создали миры. Поэтому ты был прав – Сила действительно во много раз превышает божественную. Ведь она в своей сути несет способность к творению. Многие, как ты и говорил, соблазнившись возможным могуществом, пытались завладеть ею, но дело в том, что это в принципе невозможно. Да и как можно подняться выше Богов? Как можно стать сутью самой вселенной? Это же все равно, что пойти против законов мироздания.

– Почему именно никому не удавалось это до сих пор? Что с ними происходило?

– Сначала все сходили с ума. Понимаешь ли, завладеть–то этой Силой не составляет никакого труда. Простой обряд призыва, и она у тебя. Ты же сам знаешь, что беспризорная Сила сама идет в руки к любому желающему, ведь ее единственная потребность – это обрести своего хозяина. Но совсем другое дело удержать в себе эту Силу. Разум живого существа просто не выдерживает ее могущества. Она стирает личность. Все, что было важным, станет для тебя безразличным. Ты все забудешь, даже самого себя. Сила отберет твою душу, и ты станешь просто пустой оболочкой. Без желаний, без стремлений. А Силе такой хозяин не нужен, она на редкость своенравна. И тогда эта Сила просто покинет то, что осталось – тело. Не многие после такого выживают, а тех, кому это удалось, убивают из жалости. Все равно они не живут, в исконном смысле этого слова.

– Иногда я поражаюсь, как просто и одновременно гениально устроен этот мир, – вздохнул Александрий. – Хочешь могущества? Получай. Только вот сумеешь ли удержать и не потерять в этой силе себя, никто не знает.

– Этот вариант – фирменное самоубийство, – нахмурился надвиг. Не то, чтобы он не желал вампиру смерти… просто без него шансы спасти Диали равняются нулю.

– С формулой ничего не вышло. Этот яд – единственный в своем роде, – отрешенно заметил Алекс. – А значит, остается единственный способ.

– Ты погибнешь или потеряешь душу. И тогда Диали точно конец. Нужно искать другой выход.

– Другого выхода нет! – взорвался вампир. – Нет, понимаешь?! Этот демонов лабиринт с этим проклятым ядом создала Сила Пустоты, а значит, только она способна спасти от него!

– Перестань закатывать истерики, – рыкнул надвиг. – И раз уж ты так хочешь, то можешь катиться куда угодно со своей неуемной гордыней!

Весь пыл Алекса сразу куда–то пропал. Устало сгорбившись в своем кресле, он хрипло прошептал:

– Я обещал ей. Понимаешь? Обещал, что найду способ вылечить ее. И она мне поверила. Даже ложась в эту проклятую глыбу льда, моя малышка мне улыбалась. Так как я могу после этого остановиться? Ведь сдаться сейчас значит предать ее. Я лишусь жизни в любом случае – без нее просто не захочу жить. Но зная, что сделал действительно все для ее спасения, я умру, хотя бы не испытывая к себе ненависти.

Кэссандр прикрыл глаза:

– Хорошо. Делай, что хочешь.

– Где находиться первичный источник Силы?

– В преддверии лабиринта должен быть грот с озером воспоминаний. Тебе нужно будет нырнуть в него и не всплывать.

– Как же дышать?

– Если рукописи не врут, то вода в озере не что иное, как потоки этой самой Силы, поэтому там и можно увидеть свое прошлое. То есть, озеро на самом деле что–то вроде глубокой ямы.

– Это все, что я хотел знать, – Александрий рывком поднялся с кресла. Уже будучи у самого выхода, он обернулся, – И да… на всякий случай, прощай.

– Ты отправишься прямо сейчас?!

– Не вижу смысла тянуть. И постарайся поскорее убраться из моего поместья, – с этими словами вампир вышел из библиотеки.

– И какое тебе дело, – пробормотал себе под нос надвиг. – Все равно скоро станешь трупом… Сумасшедший. 

* * *  

– Что же делать? – встревожено нахмурилась Судьба.

– Если кто и сможет помочь моей дочери, так только он, – вздохнул поникший Змей.

– Но… но так же нельзя! Он обретет несоизмеримую Силу… Да что там, говорить, он будет способен одной левой уничтожить нас всех!

– Тебе не кажется, что тебе немного рано волноваться? – мрачно посмотрел на нее Бог. – Силу, хоть она и дается невероятно легко, очень трудно сдержать. До сих пор это не удавалось никому, даже нам.

– Он другой, – лихорадочно блестя глазами, хрипло прошептала Судьба. – Твой демонов сыночек сильнее нас всех вместе взятых! И эта его сумасшедшая любовь… сомневаюсь, что хоть что–то способно заставить его забыть об Адиалии!

– Ты говоришь о единственном шансе на спасение моей дочери, – тихо произнес Змей, холодно глядя на нее.

Весь пыл Судьбы сразу куда–то исчез. Она виновато понурила голову:

– Прости. Я… я тоже за нее волнуюсь, просто мне страшно. Впервые в жизни страшно.

Взгляд Бога немного смягчился:

– Не волнуйся. Александрий сумеет правильно распорядиться Силой, если получит ее. И я очень надеюсь, что ему это удастся…

* * * 

Александрий. 

Телепортировавшись, я оказался около узкой расщелины, чем–то напоминающей коридор. Вокруг было темно, лишь в отдалении виднелись какие–то огоньки, да из расщелины проникал слабый свет. Хм, и где же грот? Место, в котором я нахожусь сейчас, напоминает скорее залу. Быть может нужно пройти через коридор?

Решив попробовать, я не остался в накладе – расщелина действительно вела в грот. По стенам и каменистой земле были рассыпаны мерцающие кристаллы, которые ярко светились, разгоняя темноту. Каменные глыбы, свисающие с потолка, вызывали у меня непроизвольное желание пригнуться. В центре грота, как и говорил надвиг, находилось озеро идеально круглой формы. Совсем небольшое, с удивительно прозрачной водой у самых краев, мутнеющей по мере приближения к центру. Подойдя к кромке воды, я склонился над поверхностью озера. Странно, но кроме меня там ничего не отразилось. А как же способность показывать прошлое? Или это не то озеро?

Я задумчиво коснулся своего отражения рукой. По озеру пошли круги, а когда водная гладь выровнялась, поверхность озера отобразила… смеющуюся Диали. Она хитро стреляла глазами куда–то в сторону, явно что–то замышляя.

У меня замерло дыхание. Такая красивая и такая… живая. Заставив себя зажмурится, я напомнил себе, зачем сюда пришел. Когда я открыл глаза, в воде снова отражался я. Внезапно где–то сбоку от меня послышался скрежет. Обернувшись, я увидел, что часть стены отъехала в сторону, открывая темный проход. Вход в лабиринт? В любом случае мне не туда…

Пройдя пару шагов, я оказался по пояс в воде. Вдохнул побольше воздуха и нырнул. Будь что будет…


Меня окружал свет. Или правильнее назвать его пустотой? Это было настолько противоестественно, что вызывало ужас. Да, мне стало впервые в жизни страшно. До жути.

Еле поборов в себе это паническое чувство, я сосредоточился на призыве. Ничего сложного – просто энергетически позвать Силу. И если у нее нет хозяина, она откликнется.

Какое–то время ничего не происходило – все тот же свет, та же пустота вокруг меня. Но тут пространство взорвалось фейерверком красок. Красный, синий, золотой… Сила откликнулась. Тело зашлось в судорогах, впитывая в себя эту мощь. Меня наполнила вдруг странная эйфория, сладкое чувство абсолютной власти…

Все… Я могу все… Я всесилен!

На лице заиграла безумная улыбка, глаза невольно закрылись. Голова запрокинута вверх, руки раскинуты в стороны… Это похоже на полет. И тут же за спиной вырастают исполинские крылья. Чернильно–черные, похожие на обрывки равного плаща…

А потом… потом эйфория куда–то уходит. Вместе со всеми желаниями. Остается тупое безразличие. Улыбка на лице исчезает, оставляя отчужденность.

Власть? Она мне не нужна. Полет? Не хочу…

Зачем я здесь? И кто это «я»? На губах горечь, в глазах пустота. Я становлюсь частью… чего? Не знаю… Мне все равно.

Но тут глаза выхватывают из радуги цветов вокруг меня пронзительно–золотой. Он мерцает, как золотая пыльца, ослепляет подобно солнцу. Завораживает своими переливами…

Такой знакомый, такой… любимый.

Можно ли быть влюбленным в цвет?

Такой манящий… он зовет меня…

Цвет ее глаз.

Ее?

Воспоминания ударяют по мне, отгоняя безумие безразличия.

… Тонкие ручки, обхватившие шею, и шепот, обжигающий ухо: «Я верю тебе»…

Сердце вновь стучит в прежнем ритме, вырываясь из пучины пустоты. Тело охватывает боль, но она такая сладкая. Ведь я снова чувствую…

И снова помню. В том числе, и зачем я здесь.

Ты много раз побеждала, Пустота. Но не сегодня.

Смирись с поражением, я все помню. И не тебе суждено отобрать эти воспоминания.

Мои чувства сильнее твоего равнодушия…

Отпусти меня. Мне нужно возвращаться.

Я дал обещание.

Легкие с хрипом втянули воздух. Глаза открыты. С низкого потолка свисают сталактиты. Острые камни врезаются в спину.

Я снова в гроте, но уже не в озере – на земле. Ощущение Силы, разлитой по телу, дурманит голову… .

Итак, я выиграл? Так легко… .хотя нет, трудно. Я почти потерял себя, свою душу. Смешно говорить, но меня от безумия спас золотой цвет. Кому сказать, не поверят…

Но пора возвращаться. А лабиринт… он лишился своей Силы, так опрометчиво подаренной мне. Теперь это просто катакомбы.

Глава 13

Не демонстрируй людям свое счастье – не отравляй им жизнь! 

Кэссандр. 

Когда в библиотеку, где я, уже отчаявшийся, сидел последние три часа за рукописями, вошел Александрий, я в первую секунду просто не поверил глазам. Он не мог вернуться!

А может, вернулся и не он. Черные глаза без белков, длинные загнутые когти на руках, исполинские крылья за спиной, похожие на развевающиеся обрывки черного плаща…

Все же это был не Сент–Левен. От незнакомца исходила такая мощь, что тело покрывалось мурашками. Тяжело сглотнув, я вжался в спинку стула, мечтая оказаться где–нибудь подальше.

– Вставай. Ты идешь со мной, – равнодушно бросил он мне. Даже его голос был насквозь пропитан Силой.

Не смея ослушаться (жить–то еще хочется), я медленно поднялся и вышел из–за стола. Незнакомец, кинув на меня ничего не выражающий взгляд, положил свою когтистую лапу на мое плечо и сжал. Я еле удержался от того, чтобы поморщиться – хватка у него была железная.

В следующую секунду мы оказались в каких–то подземельях. Что–то подсказывало мне, что они принадлежат ВАМ.

– За мной, – тихо приказал мой спутник и свернул в боковой коридор.

Вскоре мы вышли в небольшую залу, посередине которой стоял ледяной… ну, больше всего это напоминало гроб. Сент–Левен… точнее тот, кто находился в его теле, подошел к гробу и сделал непонятное движение рукой, отчего его крышку снесло куда–то в сторону. Я осторожно приблизился. Неужели?..

Да, так и есть – в гробу лежала Диали. Густые ресницы отбрасывали тень на белую, как мел, кожу. Волосы змеями обвивали худенькие плечики.

Вампир неожиданно нежно коснулся ее лба, но тот час недовольно нахмурился.

– Сколько меня не было? – глухо спросил он, подняв на меня голову.

Так это все–таки Александрий? Неужто Сила так изменила его?

– Четверо суток, – ответил я.

– Так долго… – пробормотал Сент–Левен. – Но ничего, малышка. Я и так справлюсь.

Подложив руку Диали под шею, он осторожно приподнял ее, прижимая к себе.

– Сейчас, моя хорошая, – прошептал Александрий, кладя вторую руку девушке на висок. Сначала ничего не происходило, но затем из когтистой ладони начало изливаться нежно–зеленое свечение, мягко обволакивая тело Диали. Я почувствовал, как от волнения у меня перехватило дыхание. Боги, лишь бы у него получилось! Хотя разве может что–то не получиться у самого Демиурга?

Знание о новой сути вампира пришло само собой. Кто может быть выше Богов? Только Творец…

Вдруг тело Адиалии изогнулось дугой, глаза судорожно распахнулись, а легкие сделали первый вдох. Сент–Левен бережно придержал ее, переместив свою руку с ее виска на талию.

Взгляд очнувшейся Диали наконец–то сфокусировался на вампире.

– Алекс… – хрипло выдохнула она. – Ты пришел…

– Да, моя родная, – ласково улыбнулся ей Александрий, убирая спутанную прядку волос с ее лица. – Теперь все будет хорошо.

Меня эти двое просто не видели. Смотреть на них было почти физически больно. Таким обожанием светились их глаза, не видящие никого, кроме друг на друга…

В этот момент я понял, что проиграл битву, даже не начав ее. Но это не значит, что я сдался.

Я просто буду выжидать, когда мой соперник совершит свою роковую ошибку… Или закончит жизненный путь. В конце концов, у меня для этого впереди целая вечность. 

* * *  

Вампир вылечил Диали от яда. Теперь я мог быть спокоен – ей ничего не угрожало. Вот только сама Диали…

Впервые дни она никого не узнавала. Кроме своего кровососа, разумеется. Даже эльф с шавкой… пардон, оборотнем, остались неузнанными. На всех, кто подходил к ней ближе, чем на пару метров, девушка смотрела исподлобья и крепче прижималась к Сент–Левену, который, к слову, не отходил от нее ни на шаг. И тоже волком смотрел на любого, кто пытался приблизиться к его драгоценной «малышке».

Кстати, не все изменения во внешности вампира, так напугавшие меня в первый раз, сохранились. Чернильная чернота его глаз и крылья исчезли уже на вторые сутки, перестав доводить окружающих (то бишь меня и друзей девушки) до заикания. А вот когти остались. Смотрелось, надо признать, впечатляюще…

Спустя пару дней и он, и Диали наконец–то оттаяли. То есть кровосос перестал вести себя так… зловеще.

У Адиалии тоже все нормализовалось. Первая нездоровая зависимость от Александрия прошла, память восстановилась. Но мне так и не удалось перекинуться с ней и пятью словами – Сент–Левен зорко сторожил свою ненаглядную, подпуская к ней только ворону, да изредка этих двоих парнишек, Даниэля и Рониана, если не ошибаюсь.

Но я подожду…

Тем более, что я, похоже, знаю, как остаться рядом с Диали… И даже кровососу в этом случае придется меня терпеть.

* * * 

Адиалия. 

Пять дней спустя. 

Я взяла у проходящего мимо официанта с подносом бокал легкого вина и вернулась к обсуждению новых веяний моды в столице. Моей собеседницей была молодая баронесса, похоронившая вот уже четвертого мужа, и за это получившая не очень приглядную репутацию черной вдовы. Как хозяйка бала, я должна была обойти всех гостей и уделить им определенное время, чтобы они «не чувствовали себя покинутыми», как наставляла Иля, скучающая сейчас в моих комнатах – ей Алекс запретил даже появляться в бальной зале. Мне он объяснил это, как нежелание еще больше подмочить себе репутацию. Я его, надо сказать, прекрасно понимаю – ведь, где моя ворона, там стопроцентно случается какая–то гадость. С окружающими, разумеется.

Бал устраивался в связи с нашей с Алексом помолвки. Да, да. Скоро мне предстоит уже настоящее замужество. Мой вампир настоял на этом – говорит, иначе я его как мужа все равно не воспринимаю, да и не мешало бы все официально оформить. О том, что мы уже женаты, никто не знает, я даже друзьям не сказала. Пусть привыкают постепенно, а то у них и так шок случился, когда о будущей помолвке узнали. Как, впрочем, и у всех остальных.

Поэтому бал мы открывали, как помолвленная пара. Перед сим событием Алекс заставил меня проштудировать все новости за последние полгода. Политика, мода, искусство, образование – ничто не осталось не учтенным. А все для того, чтобы суметь поддержать разговор. Кроме того, необходимо было наизусть(!) выучить все генеалогическое древо аристократических родов, присутствующих на балу. Одни эльфы чего стоят с их зубодерильными именами! Слава Богам, что их на приеме должно было быть всего несколько.

Я сперва сильно удивилась, когда увидела, что из приглашенных прибыли почти все. А как же репутация моего вампира, спрашивается?

Но Алекс мне объяснил, что страх страхом, но любопытство даже он не перебьет. А тут такое событие – «Великий и Ужасный» собирается жениться! Только ленивый не захотел бы глянуть на сумасшедшую, согласившуюся на такое.

В связи с этим на балу мне оказывали самое пристальное внимание, что не доставляло приятных эмоций. Алекс, чтобы не распугивать гостей, тихо обсуждал что–то с прибывшим илиодорским министром экономики. Кстати, то, что он теперь Демиург, знали очень немногие – Дан с Роном, от которых я отказалась что–либо скрывать, Иля, Кэссандр, да Ладий, которого я называла просто «Рыжик» (он от этого, к слову, просто бесился). Да и слава Богам, новая суть моего вампира редко себя проявляла.

Между прочим, дружки с Рыжиком еще в начале бала куда–то свалили, оставив меня на растерзание гостям, поэтому теперь я страдала в одиночестве.

Наконец мне удалось отвязаться от назойливой баронессы, и я отошла к следующим гостям. Ими оказалась стайка молодых девушек, вампирок. О Боги, и здесь про тряпки!

С натянутой улыбкой выслушивая, как безвкусно или, наоборот, элегантно одет тот или иной присутствующий на балу, я с трудом удерживалась от зевка. Тут одна из девушек не преминула выразить восторг и по поводу моего платья.

Из темно–золотой переливающейся ткани, похожей на бархат, расходящееся от талии мягкими складками, и украшенное миниатюрными рубинами в виде звездочек по всей юбке, мое платье действительно заслуживало восхищения. Это Иля выбирала… Надо сказать, у вороны оказался просто изумительный вкус в отношении выбора одежды, поэтому я беспрекословно ей доверяла. И не прогадала.

Я, поблагодарив, вежливо откланялась и отошла к следующей группе, которой оказались граф Беренгейт с женой и старшим сыном. Мужчины поприветствовали меня почтительным кивком головы, а графиня, высокая, как жердь, с лошадиным лицом – не очень изящным книксеном.

После приветствия граф сразу завел разговор на политическую тему – он хотел знать мое мнение насчет новых государственных реформ. Сын его подержал, а вот жена осталась в стороне, предпочтя просто слушать. Впрочем, судя по ее стеклянным глазам, она мало что понимала. Зато я не оплошала – все же не зря так тщательно готовилась. Надо поблагодарить потом Алекса…

Тут я заметила надвига, одиноко стоящего около входа на веранду и медленно потягивающего какой–то напиток странно желтого цвета. Он пристально смотрел на меня и, встретив мой взгляд, приглашающее махнул рукой.

Я знала, что все эти дни, с момента моего «возвращения», надвиг оставался в ВАМе, откуда Алекс забрал меня уже на третий день в свое поместье.

Надо заметить, теперь я не испытывала к Кэссандру ничего, кроме дружеского участия. Моя зависимость от Алекса не прошла для меня бесследно. Но я была даже рада. Ведь все это время я мучалась от невозможности сделать окончательный выбор… то есть, я знала, какое решение будет правильным, но вот твердо принять его все никак не могла.

А теперь выбор сделан за меня. Правильный выбор, что немало важно…

– К сожалению, мне надо отлучиться, – светски улыбнулась я графской семье. – Но мы обязательно продолжим этот разговор позже. С вами было приятно пообщаться.

– О, конечно, – великодушно кивнула графиня. – Мы совсем забыли, что вам нужно поприветствовать и других гостей.

– А теперь вы, надеюсь, меня извините, – немного сухо произнесла я, и, развернувшись, направилась к Кэссандру, ловко лавируя между гостей.

– Вижу, ты отлично справляешься с обязанностями хозяйки, – заметил надвиг, когда я наконец подошла к нему.

– Да, пока все получается, – согласилась я, немного напряженно смотря на него.

– Волнуешься? – тихо спросил Кэссандр, заметив мое немного нервное состояние.

– Чуть–чуть, – призналась я.

– Скоро привыкнешь, – криво улыбнулся надвиг. – Хотя, думаю, Сент–Левен нечасто будет устраивать званый вечер. Репутация у него не та.

– Спасибо тебе.

– За что?

– Алекс сказал, что ты помогал ему искать способ спасти меня.

– Ах это… не за что. Разве я мог поступить иначе?

– И все равно спасибо.

– Ну, я же не рисковал своей жизнью, как твой кровосос.

– Не называй его так, – поморщилась я.

– А в чем дело? Я же говорю правду.

– Он, между прочим, всего несколько раз пил кровь и только для того, чтобы спасти свою жизнь.

– Какая жалость, что ему это удалось, – буркнул под нос Кэссандр.

Я укоризненно посмотрела на него, но надвиг это проигнорировал.

– За все это время мы так и не сумели поговорить. Спасибо твоему ненаглядному… – на мгновение запнувшись, Кэсс продолжил. – Знаешь, мне нужно тебе кое–что сказать. Просто, чтобы ты знала.

Я знала, что он хочет мне сказать, и поэтому поскорее прижала палец к его губам.

– Не надо. Ничего не говори. Так будет легче.

– Кому? – помрачнел надвиг, убирая мою ладонь от своего лица.

– Всем, – тихо ответила я.

Кэсс некоторое время просто смотрел на меня, а потом вдруг внезапно усмехнулся:

– Хорошо. Но знай, я не жду от тебя ничего. И так все ясно – от кровососа тебя не оторвать, – надвиг резко замолчал. После паузы, во время которой он что–то обдумывал, Кэссандр осторожно продолжил, – Но, быть может, мы сумеем стать хотя бы друзьями?

Хм. Друзья? Звучит неплохо…

И самый лучший вариант для меня. А может быть и для Кэсса.

– Почему бы не попробовать… И не называй его кровососом!!!

Вместо эпилога

Прошло десять лет. 

Кэссандр внимательно оглядел себя в зеркале и удовлетворенно хмыкнул. Сегодня ему предстоит важный визит, и он должен выглядеть на все сто. Последний раз пригладив и без того идеально уложенные волосы, надвиг отошел от зеркала и, прикрыв глаза, телепортировался. Через секунду Кэссандр уже стоял у массивных кованых ворот Сент–Левен–холла, которые тут же бесшумно распахнулись, впуская гостя внутрь.

Вот уже десять лет, как он каждые полгода навещает фамильное поместье Сент–Левенов, гостя здесь две–три недели. А все потому, что это практически единственная возможность увидеть Диали. Нет, они, конечно, встречаются в столице, но чаще всего это сказанные в спешке «Привет» и «Пока». Что делать, они ведь там по делам.

К слову сказать, первые несколько лет Александрий бурно протестовал против его визитов к себе в поместье, но умоляющие глазки Адиалии в конечном счете всегда выигрывали, и вампир устало махал рукой. Правда, его согласие вовсе не обещало мирного поведения. В результате первые посещения надвигом Сент–Левен–холла были ознаменованы порушенной заклинаниями мебелью и разбитыми горшками с цветами. Из–за последних Диали сердилась больше всего – она их, мол, чуть ли не своим молоком вскармливала.

Впрочем, маньяческая любовь серафимов к растениям была надвигу давно известна. Но, тем не менее, девушка взяла с него и вампира клятву, что магию для своих разборок они больше применять не будут.

Поэтому дальше в ход пошло холодное оружие. Вот тут то Кэссандр отыгрался. Если в магии он не шел ни какое сравнение с Александрием (демиург, как никак), то в мастерстве владения клинком он был ему хотя бы равным. Правда, когда они в пылу схватки случайно срезали какое–то деревце под корень, Диали в категорической форме запретила им и это.

Но, решив не расстраиваться, они перешли на рукопашный бой. Разрушения сразу сократились до минимума, но зато повысилась травматичность самих участников. Ах, какое удовольствие лицезреть подбитую физиономию противника! Конечно, на вампире все моментально заживало, но даже нескольких мгновений любования творением рук своих существенно повышало настроение. То, что на надвиге синяки (а особенно царапины от когтей) сходили куда как медленнее, да и было их больше, его не волновало. Главное – результат! И не важно, какие средства…

Кэссандр прошел по узкой, выложенной мрамором, дорожке через живописный парк и вышел к небольшому озеру, за которым возвышался замок Сент–Левен–холла. Даже надвигу приходилось признать, что настолько величественного строения он еще не видел. Во–первых, замок был просто неприлично огромным. Как в длину, так и в высоту. Во–вторых, после поселения здесь Диали, повсюду стояли какие–то деревца, кадки с экзотическими цветами, кое–где даже лианы с плющом, что придавало зданию какой–то особенный шарм. Ну а в–третьих, по всему периметру замок был украшен различными статуями, фресками, гравюрами и т.д. Хотя это, скорее всего, тоже плод фантазии неугомонного серафима.

Подойдя с парадного входа, Кэссандр взбежал по широким ступеням и коротко постучал в чугунную двустворчатую дверь, украшенную резьбой в виде переплетающихся виноградных лоз. Открыл вампир с чопорным лицом и гордой осанкой, который при виде него моментально преобразился, расплываясь в радушной улыбке.

– Добро пожаловать, господин Илиодорский!

– И тебе здравствуй, Палентий, – кивнув, ответил на приветствие надвиг. – А где хозяева?

– Все сборами заняты, – махнул рукой дворецкий. – Да вы заходите, не стойте у порога.

«Какие еще сборы?» – удивленно подумал Кэссандр, но решил потом спросить уже у Диали.

Пройдя мимо Палентия в холл, он увидел странную картину: туда–сюда сновали слуги с мешками в руках, а рыжий вампир, похожий на юркого лиса, крикливо отдавал приказания, куда что нести. Заметив надвига, он резко замолчал на полуслове.

– Здравствуйте, кто вы и зачем здесь? – подойдя, напряженно спросил «лис», с подозрением уставившись на Кэсса..

– Ладий, прекрати! – строго посмотрел на него дворецкий. – Это господин Илиодорский, который должен был прибыть.

– О, тогда прошу прощения, – моментально расслабился рыжий вампир. – Но работа обязывает. Я Ладий, правая рука господина Сент–Левена.

– Кэссандр Илиодорский. Но можно просто Кэссандр, – немного сухо представился надвиг. Все–таки он бывший император, его в лицо положено знать.

Под его прохладным взглядом Ладий почувствовал себя неуютно, поэтому поскорее ретировался под предлогом поиска кого–то из хозяев. Через пару минут, которые Кэсс посвятил разговору с Палентием о предстоящих политических реформах, в холл вошел Александрий. Суета слуг сразу стихла, все застыли статуями самим себе.

– Вон отсюда, – поморщился Сент–Левен.

Слуг как ветром сдуло.

– Надо же, как ты их выдрессировал, – насмешливо протянул надвиг. Палентий, почуяв начало очередной разборки, тихонько куда–то слинял.

– Тебе такая дрессировка тоже не помешала бы, – смерил его ледяным взглядом хозяин имения. – Псам нужно знать свое место.

Глаза Кэссандра загорелись ненавистью. Но только он собирался так же «вежливо» ответить вампиру, как в холл танцующей походкой вошла Диали с двумя птицами на плечах. Одной из них была Иля, а второй Филлимон, сокращенно Филя, – ворон Александрия. Дело в том, что он, по примеру своей любимой половины, решил обзавестись фамилиаром. Поэтому вскоре в Сент–Левен–холле поселился новый житель. С Илей Филлимон сразу же нашел общий язык, и с тех пор они были не разлей вода.

Ворон и ворона, увидев Илиодорского с вампиром, сразу перелетели на перила, принявшись что–то тихо обсуждать, хитро косясь на надвига. Адиалия повернула голову и только тут заметила Алекса с Кэссандром.. Она ничуть не изменилась за эти десять лет, да и не скоро изменится .Взросление у серафимов происходит очень медленно, застывая где–то на восьмом столетии, физиологически – в возрасте двадцати лет.

Но пока девушка выглядела не больше, чем на шестнадцать. Из–за этого рядом с Алексом она выглядела настоящим ребенком, что ее немного расстраивало, ведь все сразу начинали косится на вампира, как на… Ну вы поняли.

– Кэсс! – радостная улыбка осветила лицо Диали, и она, подбежав, обняла надвига. «Опять только как друга» – кисло отметил Кэсс, но ответил на объятие, крепко прижав к себе гибкое тело девушки, с мстительным удовольствием любуясь на лицо болезненно скривившегося Сент–Левена.

– Убери от нее руки, иначе останешься без них, – хмуро посоветовал вампир.

Кэссандр, широко ухмыльнувшись, выпустил Диали на свободу.

– В чем дело, кровосос? Боишься конкуренции?

– Если бы это было так, то тебя уже давно не было бы в живых, – хмыкнул «кровосос». Адиалия со стоном закатила глаза:

– Когда ж вы перестанете? Ну как можно постоянно препираться?

Вампир тут же за талию притянул ее, прижав спиной к себе, как плюшевого медвежонка. Поцеловав ее в макушку, он довольно улыбнулся:

– Прости, но это выше меня.

Девушка неверяще фыркнула, откидывая голову ему на плечо.

Не в силах смотреть на эту картину, Кэссандр быстро спросил:

– Диали, а про какие сборы говорил Палентий?

– А мы в путешествие отправляемся. Инспекция по мирам, правда, здорово?! – восторженно сообщила ему в ответ Адиалия.

– Какая еще инспекция? – непонимающе посмотрел на нее надвиг.

– По мирам, – терпеливо повторила девушка и хитро улыбнулась, сверкнув белоснежными зубами. – Алексу нужно проверить, какая в них сейчас обстановка, не угрожает ли им чего, политическую ситуацию… ну ты понимаешь.

– А я и забыл, что у тебя теперь новые обязанности, – нарочито заботливым голосом проговорил Кэсс, глядя на Сент–Левена. – Наверное, нелегко придется, бедняжке.

Вампир стиснул зубы, но промолчал.

– А может не стоит тебе тащить с собой Диали? Там ведь может быть опасно. Оставь ее лучше здесь. – вкрадчиво предложил надвиг.

– Эй, чего это вы за меня решаете? – обиженно воскликнула Адиалия. – Я тоже хочу на миры посмотреть!

– Не слушай его, милая. – мягко остановил ее эмоциональную речь Александрий. И уже к Илиодорскому, – Она поедет. А что касается опасности… неужели ты думаешь, что демиург не сможет защитить кого–то в своих же мирах?

Последняя фраза буквально сочилась сарказмом. Повисло напряженное молчание.

– Ой, Кэсс, если ты так волнуешься, то, может, с нами отправишься? – наивно спросила Диали, разряжая обстановку.

Весело глядя на вытянувшееся после ее слов лицо вампира, Кэссандр ответил, даже не думая:

– Я бы с радостью, милая. Да вот только муженек твой, боюсь, не позволит.

Девушка тут же развернулась в руках у Александрия, вопросительно заглядывая ему в глаза.

– Нет! Он никуда с нами не отправится! – побелев от сдерживаемой злости, прошипел Сент–Левен.

«И где он так шипеть научился? Не иначе, как частая практика. Да кровососу все местные гадюки завидовать должны» – ухмыльнувшись, подумал надвиг.

Диали тем временем отстаивала свою новую идею:

– Но почему? Ведь в пути нам может понадобиться помощь. Мало ли что произойдет?

– Если что и произойдет, я в состоянии справиться своими силами! – отрезал Алекс.

– Ну милый… – применила последнее средство девушка, делая «олений» взгляд. Глядя в ее широко распахнутые умоляющие глаза, Александрий почувствовал, как его сопротивление тает со скоростью мороженного на солнце.

– О Боги! Ладно, он отправляется с нами, только не смотри на меня такими глазами! – сдаваясь, страдальчески вздохнул вампир.

Диали, радостно взвизгнув, повисла у него на шее, отчего выражение лица Сент–Левена сразу же смягчилось. Девушка, напоследок чмокнув его в щеку и прошептав «Спасибо!», отстранилась. Алекс с неохотой выпустил ее из объятий.

– Ну, раз мы все решили, то я иду заканчивать сборы. Думаю, в остальном вы без меня разберетесь. Не скучайте!

С этими словами Диали лучезарно улыбнулась и, довольно мурлыкая себе под нос какую–то песенку, скрылась в одном из боковых коридоров.

Вампир с надвигом остались в холе сверлить друг друга мрачными взглядами. А Иля с Филлимоном в это время заключали пари – сколько разборок устроят эти двое в путешествии и сколько миров после этого придется восстанавливать. Но это уже покажет время…

Примечания

1

В качестве эпиграфов использованы стихи Юлии Бесединой и Андрея Данова.

2

Вампиры – одна из самых могущественных рас в Златом, наравне с эльфами. Отличаются повышенной регенерацией, способностью развить скорость до седьмой; как и эльфы, физически не стареют благодаря самовосполняемой ауре; кровь пьют только при смертельном ранении для скорейшей регенерации. Разделены на кланы. Каждым кланом, чаще всего на расстоянии, управляет так называемый «глава». Передача власти происходит путем родового наследования.

3

Надвиги – раса, подобная человеческой. В отличие от людей, надвиги не могут умереть от старости, так как обладают самовосполняющейся аурой. Так же были зарегистрированы случаи, когда надвиг с рождения обладал мощной Силой, чего ни разу не случалось у людей.

4

Связь – здесь имеется в виду связь хранителя со своим подопечным. Чем крепче связь, тем лучше хранитель чувствует своего подопечного, а со временем даже способен перемещаться в любое место, если там находится опекаемый. Поэтому, когда связь достаточно крепка, хранителю уже необязательно находиться рядом с подопечным, чтобы оберегать его – в нужное время он сможет прийти тому на помощь.

5

Тера – столица эльфийского государства.

6

Мечники – наемные убийцы высшего класса.

7

Стационарные телепорты используются при перемещении больших групп на дальние расстояния.

8

Магбудильник – заклинание, действующее по принципу механического будильника.

9

Высшими называют некромантов, перешедших на сторону Хаоса. Заключая с ним сделку, они отдают ему свою душу, взамен получая могущественную силу. Редко кто решается отдать свой шанс на послесмертие, поэтому в мире таких магов можно пересчитать по пальцам одной руки, да и за ними ведется беспощадная охота. При попытке убить такого некроманта погибает немалое количество сильнейших магов, прежде чем группе истребителей удается хотя бы ослабить его. За убийство каждого высшего некроманта магическое общество платит десятками, а иногда и сотнями жизней далеко не слабых магов. Принадлежность обозначается поясом Хаоса( бляха в виде черепа у новичков и три ассиметричные железные полоски у мастеров), который, однажды одев, снять уже нельзя.

10

Инферналы – материальное воплощение проекционных сил Хаоса. Выглядят, как зомби не первой свежести. Нейтрализуют творимую вокруг телепортационную магию. Их укусы смертельны даже для божественных сущностей, так как, создаваемые Хаосом через посредника – некроманта, являются в некотором смысле его детьми, а значит, фактически тоже богами, пусть и неразумными, но практически равными по силе воплощениям Жизни и Смерти (коими и являются Диали с Алексом – прим. автора). Их создание, даже одного инфернала, требует долгого ритуала. При чем у некроманта (а такое может совершить только высший некромант первой ступени) отнимается одна сотая данной ему Хаосом силы. (Только благодаря этому Александрию удалось так легко уничтожить эльфа – прим. автора).

11

Карилийский обряд на крови – ритуал королевского венчания, используемый в древности ныне вымершей расой карилийцев. Его суть состоит в том, что между будущими супругами при помощи Силы крови устанавливалась нерушимая связь, делающая их «одним целым». Для его совершения требовалась невероятная магическая сила и умение, поэтому использовался он только среди тех королевских родов, которые могли себе это позволить. Ритуал связывал двоих на всю жизнь, делая одного смыслом существования другого. Со временем связь укреплялась, и связываемые могли слышать мысли и ощущать эмоции друг друга. При смерти одного из партнеров второй тоже умирал.

Но очень редко когда ритуал был проведен правильно – для этого связываемые изначально должны подходить друг другу ( чем–то вроде двух половинок, как сказали бы сейчас – прим. автора.). Этот обряд привязывает жизнь и душу младшего ( менее сильного) партнера, «чувствующего», к старшему, «зовущему». И наоборот. Поэтому Карилийский обряд был способен вытащить даже с того света.

Но ныне знания об этом ритуале считаются утерянными, так как карилийская раса вымерла около тридцати пяти тысячелетий назад, а письменное описание обряда найдено не было. ( Александрий знал про этот обряд только благодаря своему возрасту и любопытству в юности – прим. автора).

12

И клятвы моей никому не разрушить.

И даже смерть не разлучит нас.

(Ритуальная фраза, древнекарилийское наречие).

13

Фиолетовые плащи обычно одевают ментальные маги–профессионалы. Официальный цвет направления Разума и Духа.

14

Пользоваться телепортационными чарами на территории ВАМ может только Александрий и, как связанная с ним кровными узами, Адиалия.

15

Амулеты–дезинтеграторы – заколдованные кусочки амфрила, которые при размещении виде пентаграммы (пятиконечной звезды) создают точку выхода для направленного через специальный артефакт портала (обходя таким образом любую защиту вокруг этой точки).

16

Мысленный остаток – остаточные следы накопившихся за день эмоций, определяющие характер сновидений, если они не пророческие.

17

А вы что думали? Александрий во времена своей бурной молодости не только по Златому шлялся…

18

Артефакты, как предметы, в некоторой степени разумные, иногда способны на так называемый «магический зов», используемый для призыва своего хозяина, выбранного ими самими. По своему виду и структуре излучаемой магической волны относится к легкому ментальному подчинению. Но особо древние артефакты способны и на абсолютное подчинение, то есть полный захват контроля над сознанием объекта. Входят в разряд особо опасных.

19

Генератор магии – связка нескольких силовых полей для генерирования магической энергии. В ВАМ используется как главный источник энергетического снабжения. Выглядит как разноцветный сгусток неоднородной магии.

20

Древнестихийная пропись – знаковая письменность, используемая в древности шаманами. Тогда магия еще не получила широкого распространения и, как следствие, развития. Магам тех времен (шаманам) были доступны только стихийные силы. Заклинания имели прописную форму и больше исполняли роль амулетов и артефактов, чем служили для одноразового воздействия.

Таблички или шкуры, исписанные такими заклинаниями, были отличными талисманами или оберегами соответственно. Если заклинания наносились на стены замкнутого пространства, то оно становилось или самым безопасным убежищем, или самой надежной тюрьмой в зависимости от того, для каких целей зачаровывались знаки на этих стенах.

Без вложенной магии эти знаки становились обычными символами, но, зачарованные, обладали редкой силой, черпаемой из стихии, а потому бесконечной.

21

Семилун – металл серебристого цвета, славящийся своей прочностью. Разряд обтекаемых – изделия из этого металла при давлении на них смягчаются, поэтому именно из семилуна делают кандалы для особо важных и нужных узников, дабы они не могли навредить себе.

Часто из этого металла, ввиду его неопасности, изготавливают игрушки для маленьких детей.

22

Ключ–маг – зачарованный камень из гранита, выполненный в виде маленького солнца, служащий для открытия антимагических браслетов.

23

Имеется в виду магический откат, возникающий после мощных заклятий или высшей магии, самоисцеления в том числе, при продолжительном изолировании от магии. Нервные окончания приобретают гиперчувствительность, также происходит резкое сужение сосудов головного мозга, что в некоторых случаях может привести даже к летальному исходу, при условии, что у мага не самовосполняющаяся аура, т.е. если маг – человек, или представитель другой «стареющей» расы.

24

Глациес–сон – так называемый «ледяной сон» или «сон подо льдом». Обряд, позволяющий погрузить человека (или нечеловека) в коматозное состояние. При этом все процессы в организме будут замедлены, в том числе и поток крови в венах. Поэтому погруженного в глациес–сон легко можно спутать с мертвецом. В ходе обряда погружаемого размещают в ледяном гробу, зачарованном особым образом. Вывести из состояния глациес–сна очень трудно и требует большого мастерства.


home | my bookshelf | | Здравствуй, я твой ангел |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 67
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу