Book: Перелом: Рассвет



Перелом: рассвет

В.Львович

Вступление.

Последнее десятилетие 21-го века.

Состав Совета.

Первый – глава Совета, выполняет роль говорителя. Ни за что не отвечает и ни на что не влияет. Наименее значимая фигура в Совете.

Второй – курирует Северную Америку. Наиболее значимый по авторитету и влиянию, после пятого. Отвечает за проведение согласованной политики в правительственных кругах США и, через них, в Канаде.

Третий – курирует Западную и Восточную Европу. Отвечает за согласованный курс Запада, способствует внутреннему развалу и деградации стран Восточной Европы.

Четвёртый – курировал СССР. Отвечал за пятую колонну внутри страны. После спонтанного развала Союза плывёт по течению, стараясь выгрести на нужную сторону.

Пятый – отвечает за вооруженные силы и Ближний Восток. Традиционно самый авторитетный член совета. Отвечает за вооружённые силы, которые должны будут контролировать Мир по планам Совета. Кроме этого, отвечает за Переднюю Азию и Ближний Восток. Идеолог Совета.

Шестой – Африка и Арабский Мир. Помогает пятому держать идеологию Арабского мира в состоянии, не позволяющем последнему самостоятельно развиваться.

Седьмой – бывшие развивающиеся страны. Основная задача – предложить такие шаги к «развитию», чтобы страны и народы стремительно деградировали. Именно в «развивающихся» странах опробуются методики, которые предполагаются к применению во всем мире. Методики деградации и поддержания до промышленного состояния экономики неопределенно долгое время.

Восьмой – отвечает за Южную Азию – Индию, Пакистан, Филиппины, Индонезию, Афганистан. Регион занимает не маловажное значение в планах Совета.

Девятый занимается Китаем и Японией.


Где-то в Америке.

В обсуждении участвуют девять человек, пятеро из них виртуально, через защищённую конференцсвязь.

Первый – Итак, мы собрались, чтобы обсудить наши действия после разрушения СССР. Всё случилось столь стремительно, что мы не только не успели подготовиться к новому положению дел, но даже не обсудили задачи на первое время. По нашим данным развал Советского Союза должен происходить постепенно, как в Югославии, начиная с периферии, а тут вдруг это пресловутое ГКЧП. Мы не успеваем подготовить кадры, всё происходит слишком спонтанно. Четвёртый, что происходит?

Четвёртый, через конференцсвязь – Мы вообще никакого влияния на эти процессы не оказываем. Как и было запланировано, подготовлены кадры в Прибалтике, на Кавказе, готовится дестабилизация положения в Средней Азии и Молдавии, но мы не успеваем. Всё происходит слишком стремительно, спонтанно. Мы не рассчитывали, что Горби окажется столь слаб.

Третий – Надо срочно готовить местные кадры, и скупать на корню приближение Ельцина. Влияние через жену остаётся?

Четвёртый – Да, конечно, как и по другим фигурантам. Но вы же знаете, что оно не абсолютно. Лица влияния отчасти контролируются госбезопасностью.

Второй – Вот спецслужбами, в первую очередь и следует заняться. Разгром КГБ и ГРУ полностью развяжет нам руки. Надо любыми способами протолкнуть туда наших людей.

Пятый, через конференцсвязь – И экономика, надо как можно быстрее прибрать к рукам их экономику. Там есть, кому можно доверить управление промышленными и особенно сырьевыми структурами? Уничтожать их глупо, в свете теперешних событий надо ускорить окончательное обустройство мира. Сырья потребуется очень много.

Четвёртый – Да, люди на примете есть. Они хорошо показали себя в кооперативном движении, но у них совершенно нет опыта работы в больших проектах.

Первый – Сейчас речь идет не о прибылях, это я пятому, речь идет о Главном проекте. А, ваших людей, четвёртый, надо подстраховать, придать им консультантов, советников, к себе вызвать, проконсультировать. В общем, занимайтесь.

Теперь о Ираке. Президент подготовлен?

Второй – Практически да. Хусейн заверен, что санкций после Кувейта не будет, Буш, полон решимости. Международная поддержка в основном обеспечена. В общем, всё по плану.

Первый – Хорошо, теперь Соцлагерь.

Третий – Тут всё шорошо. Кадры подготовлены, народ стремится к идеям свободы. Экономика, без СССР, ляжет в полгода, так что всё хорошо, везде успеваем.

Четвёртый – Не остри. У тебя самый подготовленный регион. Тем не менее, с Югославией, что-то не очень получается.

Третий – И хорошо. Очень показательно раздолбать её физически. Заодно сплоченность Запада проверим.

Пятый – Да, и списанное оружие надо куда-то деть, и новое в реальных условиях проверить, а то со времён Вьетнама в основном на бумаге воюем.

Первый – Кстати, Восьмой, как там с ядерным оружием у Пакистана и Индии? Всё готово?

Восьмой – Да, у Пакистана уже назначены испытания, у Индии тоже. Только не надо затягивать, а то еще и дальние средства доставки разработать смогут, нам эта головная боль ни к чему.

Седьмой, девятый – Действительно, всё сложнее становится мирными методами сдерживать Китай и Бразилию, да и Индия вперёд лезет. Надо бы ускориться.

Пятый – В 17 –м и 33 –м уже ускорялись, опять штаны бы не порвать.

Первый – ладно, ускоряться надо, только аккуратно. Посмотрим, что в России будет, там, как всегда, ключ к успеху…

Пятый – и к краху…Тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить.


Где-то в России.

Генерал КГБ – …мы собрались, чтобы согласовать дальнейшие шаги и подвести итоги нашей работе. Как и планировалось, развал СССР произошел стремительно и казался естественным, что выбило из рук наших противников преимущество, и, что характерно, позволило им считать, что факторы распада были спонтанными, случайными. Это позволяет нам держать процессы в стране и мире под контролем.

Маршал – какой, к чёртовой матери контроль, когда страна теряет практически весь военный потенциал, всё разваливается, гибнет…

Генерал ГРУ – давайте не будем повторяться, всё уже сто раз обговаривали.

Генерал Армии – да, уже после испытания 50–ти мегатонной все поняли, что воевать нельзя, а преобразовать страну без войны не возможно. Давайте по существу!

Генерал КГБ – хорошо, итак наша задача в течение 5-10 лет полностью дискредитировать сам принцип капиталистического устройства общества у граждан России, уничтожить или любыми способами изгнать из страны номенклатуру, полностью поменять принципы и задачи экономики и промышленности. Ну и конечно, объединить Россию, стряхнуть с её шеи паразитов. С докладом о сегодняшнем положении и ближайших перспективах – генерал-лейтенант.

Генерал ГРУ– к сегодняшнему дню мы имеем следующее. Первый запланированный кризис – дикий рынок и гиперинфляция мы проходим. До этого, Россия избавилась от республик – нахлебников и нахлебников африканских, латиноамериканских и других, без народного взрыва, а, совсем наоборот, с большим энтузиазмом – спасибо прогнозам товарища в штатском и, конечно, маршалу.

Маршал – кстати, не пора ли ГКЧПистов выпускать. Они своё дело сделали.

Генерал КГБ – пусть посидят. Как следующий кризис подойдёт, так и выйдут. Продолжайте…

Генерал ГРУ– все устаревшие и не имеющие практического значения заводы и производства успешно разворовываются, полностью незаконно. Это позволяет наиболее безболезненно и быстро переориентировать людей на самообеспечение во время переходного периода. Как известно в Советском Союзе никогда не было современных производств в общепринятом смысле. Собственно введение технологических цепочек, чем всегда был силён Запад, был у нас не возможен по идеологическим и социальным причинам. Поэтому, до внедрения новейшей технологии в само существование общества, разрушение промышленности, если не благо, то, во всяком случае, процесс стимулирующий, прогрессивный, а не наоборот. То же самое можно сказать о добывающих отраслях. Как мы уже решили, страна должна пройти через кризис именно благодаря эксплуатации недр. Всем понятно, что при сохранении условий распределения советского образца, всё бы ушло на жратву и одежду, а страна стала бы ещё более нищей. Ну, это я повторяюсь. Контроль над экономикой, в основном сохранён, однако видимость спонтанности и даже хаоса успешно демонстрируется. Уверен – наши Западные коллеги уже считают нас завоёванными, чего собственно мы и добивались. С профессиональной стороны скажу, утечек о действительном положении дел в стране, не выявлено, тем не менее, стратегический контроль над экономикой не только не потерян, но, наверное, впервые за десятилетия, восстанавливается. В общем, всё по плану.

Генерал КГБ– так, теперь армия и флот.

Генерал-полковник – армия, в советском понимании, приказала долго жить. Тем не менее, стратегические силы и перспективные разработки сохранены и совершенствуются. Всё, естественно, под крики и вопли о разрушаемой старой системе. Фактически армия в современном виде не жизнеспособна и не реформируема, а решительные методы перестройки, без серьёзной войны нереальны. Так что все по плану. Через пять-семь лет, если не будет внешней или серьёзной внутренней войны, можно будет приступать к собственно строительству вооруженных сил.

Штатский – война на юге должна быть.

Генерал Армии – тогда реформы будут отложены до окончания войны.

Адмирал – на флоте, тоже самое.

Штатский – нужно лучше показывать слабость вооруженных сил. Наводить порядок рано.

– Генерал– полковник – планируется серия пожаров на армейских складах в Сибири и на Дальнем Востоке. Там можно минимизировать потери, а то и вообще свести их к нулю.

– Штатский – И милиция. Надо вывести честных за штат. Мы же договаривались о демонстрации латиноамериканского варианта правоохранительной системы в стране.

Генерал милиции – они уже сами уходят, милиция превращается в отстойник. Противно.

Генерал КГБ – а что делать, так и планировали. Вы можете предложить другие врианты?


Глава 1.

А в мире шла война. У нас в России, да и в большинстве стран мира она практически не ощущалась. Октябрь гнал по московским улицам яркие листья, порой моросило, но чаще ласковое осеннее солнышко мягко пригревало готовящийся к зиме город. Плотное движение, порой переходящее в пробку, на Третьем кольце, позволяло мужчине спокойно говорить по мобильнику. Средних лет, ростом чуть выше среднего, с тёмными, чуть вьющимися волосами, он производил приятное впечатление на всех, с кем общался. Лицо, скорее характерное для представителя Закавказья, нежели русского еврея, было открытым и располагающим. Умение вовремя пошутить, общая дружелюбность, позволяла находить общий язык как с друзьями, подругами, так и с коллегами и партнёрами по бизнесу. Торговля хозтоварами и руководство несколькими торговыми точками на рынках не привело, как это часть бывает, к накоплению врагов и недругов. А может это только казалось.

– Маша, сегодня должны привести порошки на Каширку, передай Равилю и сама проследи. Я видимо опять застрял. – Григорий прижал телефон плечом и переключил передачу, – Поеду сразу на Варшавку, так что поставщики на вас.

Гриша за рулём давно и предпочитал машины с механической коробкой, чем немало удивлял сослуживцев. Технарь по образованию во время Горбачевской перестройки принимал участие в кооперативном движении, пару раз прогорал, но начинал сызнова. В меру удачливый и неглупый, вписался, наконец в бизнес и уже более десяти лет спокойно работал на рынках. К особому развитию не стремился, но сидел прочно и уверенно.

Наконец, пробка немного рассосалась и машины покатились свободнее. Новый затор у центральной налоговой и, вырвавшись из него, машина покатила по Варшавке в сторону МКАД. У рынка удалось быстро протиснуться на стоянку. Продавец грустно сидел внутри павильона.

– Михайлыч, скоро торговать совсем нечем будет, – приветствовал он Григория, – Вся фурнитура, замки, петли заканчиваются. Только двери, да фанера остаётся.

– Да, пытаюсь наладить поставки из Польши и Румынии, но они чудовищно цены задрали, а наши как делали металлолом, так и делают. Вся же фурнитура из Китая шла, да немного из Индии.

– Оттуда уже вряд ли что вообще когда-либо пойдёт. Что тогда делать?

– Да ничего, раньше поделки нашей промышленности покупали, так опять придётся привыкнуть, или втридорога из Европы. Может и у нас раскачаются. Двери и мебель то научились делать, и с химией порядок. Химией хорошо заняться, я помню – ты предлагал, только опасно. Рынок поделен, можно налететь на неприятности. Ладно, будем думать. – Григорий начал просматривать документы, пошла обычная текучка.

В павильоне работал маленький телевизор. Передавали всякие ужасти со всех концов света. К развалинам Ирана, Ирака и Аравии уже привыкли и показывали их как-то вскользь. Зато все новостные программы отрывались на Китае, даже не собственно о Китае, а о том, что он смог так ответить Штатам. Пакистан и Индия, вернее то, что от них осталось, показывали лишь со спутников. После пропажи нескольких групп военизированных корреспондентов – отморозков, больше в те места никто не совался. На этом фоне особенно забавным смотрелся арест очередного назначенного "взятодателя" – водителя, попавшего под очередную компанию "борьбы" с коррупцией. И правильно, будет знать, когда, и сколько, и кому давать. Главы областей и республик дружно пошли сниматься на фоне сельскохозяйственных пейзажей. Вниз пошла це-у об очередном подъёме сельского хозяйства. Коровы с удивлением взирали на высоких гостей в костюмах, стоимостью с этот коровник, в отмытых, отдезодорированных и напомаженных стойлах. Куры, после съемок массово дохли от непросохшей краски. В общем, у нас было всё, как всегда. Не было даже иррационального, разрастающегося ужаса предчувствия, как в Западной Европе. Страна продолжала жить по инерции, в режиме какого то ожидания и отупения.

Домой Григорий попал уже поздно. Жена смотрела сериал, дочка играла на ковре, посереди комнаты. Увидела отца, подбежала.

– А что ты мне купил? – задала стандартный вопрос. Обернулась жена.

– Викуль, ты уже большая, разве можно постоянно клянчить? – Григорий обошёл дочку, направляясь на кухню. – У нас поесть что ни будь есть?

– Подожди минут двадцать, или сам разогрей. На плите всё. – Таня снова повернулась к экрану. Когда она появилась на кухне, Гриша уже ел.

– Как дела? Сегодня ты долго. Много работы?

– Пробки страшенные. Вообще стоянка. А с работой… Если так пойдёт, работы скоро совсем не будет. Поставки из Китая и Азии накрылись, надо попытаться в Польшу съездить, там уже совсем безбожно цены загнули. Или вообще на всё наше переходить, а то и бизнес менять. Ладно, перебьёмся, не первый раз.

– Только не рискуй.

– Сейчас всё устоялось, но если придётся менять профиль работы, без скандалов и наездов не обойтись. Проходили.

– Может нам уехать, вон сестра твоя хорошо с мужем устроились, нас приглашали.

– Да, здорово устроились! Сейчас на них как раз, в Калифорнию китайские ракеты сыпятся. Если уезжать, то раньше надо было, сейчас там ад кромешный. Сестра последний раз месяц назад звонила родителям. А, сейчас даже связи нет.

– Да я не про Штаты, у тебя же во Франции знакомые есть.

– Есть то есть, да не про нашу честь. С чем поедем? Бизнес не продать, накоплений на пару лет хватит, не больше. Кроме того вообще неизвестно какие деньги выживут и где. Вон доллар падал, падал, а теперь и вообще загнулся, вместе с иеной и юанем. Евро с рублём держатся, только сколько удержатся непонятно. Вообще всё расползается. Сейчас куда то двигать немыслимо. Первыми, будут везде пришлых бить. Ладно, пробьёмся. Мои не звонили?

– Мать звонила, колбасой носится, за дочь и её семейство переживает.

– Трудно её не понять, ладно, будем надеяться на лучшее. Пойду, сполоснусь, да укладываться надо, завтра с утра пораньше на Каширку, в ДОК поеду о поставках договариваться. Кстати, что-то давно Володя не звонил и сам не могу до него дозвониться – дома нет.

Ночью, сквозь сон услышал звонок телефона и громкий голос жены.

– Как вы там? Тут все переволновались из-за вас. Сейчас, мужа даю, – Таня ворвалась в спальню, – сестра дозвонилась, Наташа.

– Где вы, почему так долго не проявлялись? – мгновенно проснулся Гриша.

Из трубки, сквозь шорохи и выпадания отдельных звуков донёсся голос сестры.

– Нас эвакуировали. У нас там всё разрушено, ничего не работает. Мы пытаемся собрать денег на самолёт в Россию. Тут творится что-то невообразимое. А с нами всё в порядке. Мы все вместе. Толик было потерялся, но мы быстро его нашли. Мы сейчас в лагере беженцев, в Мемфисе. Меня торопят, как вы там?

– Всё нормально! Ты когда ещё позвонишь?

– Как получится. Всё, пока, – раздались короткие гудки.

В эту ночь спать не пришлось. Звонки к родителям, потом они зачем-то приехали, благо жили недалеко. Разговоры, предположения и предложения. Сумбур закончился ближе к утру. За ночь ничего путного не решили, да и решать было нечего – ничего неизвестно.



Сестра перезвонила только через два дня. Сообщила, что удалось взять билеты на самолёт до Лондона. Григорий вылетел туда.


За делами и суетой прошёл месяц. Григорий встретил и довёз в Москву сестру с детьми. Муж остался в Штатах. Гриша так и не понял, то ли не хватило денег на билет, то ли дела задержали. Как только о нём заходила речь, Наташа плакать начинала, как и при разговорах об их мытарствах. У 10-ти летней Даши тоже толком узнать ничего не получалось, что уж говорить о Толике. Из программ новостей было понятно, что большая часть китайских ракет пришлось на Калифорнию, юг и север США, частично разрушен Нью-Йорк и Филадельфия. Но положение осложнилось гражданской войной, начавшейся после разгона, вернее расстрела нескольких демонстраций. Страна быстро и уверенно распадалась. Отдельные штаты, желая сохранить собственные ресурсы и, особенно, запасы продуктов объявляли о самостоятельности. По всей стране бесчинствовали мародёры, негритянские и латиноамериканские банды. Войска стали выходить из подчинения центральному правительству. Европа, то ли по инерции, то ли по недоразумению не пересматривала свои обязанности перед США. НАТО не принимало участие в военных действиях против Китая, однако руководство альянса всё ещё составляли ставленники Штатов. ЕС тоже не решался вести собственно европейскую политику, без оглядки за океан. Всё это было очень странно и непонятно даже самим европейцам. Экономика Старого Света ещё кое-как держалась, в основном на запасах и традициях, но было очевидно, что долго продолжаться это не может. Тем не менее лидера, способного повести Запад, не находилось. Зато нашёлся лидер у исламистов. Началось стремительное, чаще добровольное, но иногда и военное объединение стран, исповедующих ислам. К октябрю Узул-аль-Ислами – столп ислама, как гордо он себя назвал, объединил остатки Пакистана, Ирака и Ирана. В халифат добровольно вошли Афганистан, Сирия и Иордания, был стремительно захвачен Таджикистан. Угроза нависла и над другими среднеазиатскими республиками. Если в США расстрелы демонстраций привели к хаосу и распаду, то здесь вызвали обратную реакцию – объединили и сплотили народы. Влияние нового лидера распространялось и на Турцию. Во всяком случае, простой народ симпатизировал идее единого исламского государства. Ташкент, Астана, Ашхабад и Бишкек запросили у России военной помощи.


Только перед новым годом Гриша дозвонился до Владимира. Договорились вместе Новый Год встречать. За два дня до праздника Григория сильно избили около дома. Как он предполагал, аукнулось перепрофилирование бизнеса на прибыльную бытовую химию. Конкуренция однако…


Раннее октябрьское утро, даже если на улице нет дождя, располагает к дрёме. Будильник прозвенел, как всегда, резко и несвоевременно. Придушив ненавистный агрегат, Володя приподнялся на кровати, чтобы не остаться на ней до обеда. Спать хотелось неимоверно. В свои 43, Владимир выглядел моложе. С несколько заторможенной моторикой он, тем не менее, чаще всего везде успевал. Возможно потому, что не брал на себя невыполнимых или излишне обременительных обязанностей. Психолог по образованию – работал в районной службе занятости. Служба скучная и однообразная. С ностальгией вспоминалось о работе в группе перспективного прогнозирования, в университете и сразу после него.

Володя аккуратно подоткнул одеяло, укутав им жену. Поплёлся на кухню. Действовал без включения сознания, по привычке. Поставил чайник, приготовил поесть, побрился, умылся, оделся, причесался – всё на автомате. Потихоньку просыпаться начал только на улице. Большим плюсом нынешней работы являлась, как говорится, шаговая доступность. От дома пешком, не более 15 минут. Как раз время проснуться.

– Доброе утро, Верочка – секретарша начальника уже на месте, – не понимаю, почему мы начинаем чуть свет, когда первые посетители появляются только к десяти – одиннадцати часам.

– Здравствуйте, Владимир Николаевич, а это видимо для того, чтобы закончить рабочий день, когда самый наплыв. Кстати, Вам факс был вчера, я не успела передать.

– Хм, любопытно, спасибо.

Уже в своей комнате Владимир развернул переданную бумажку: " Уважаемый Владимир Николаевич! Если Вас не затруднит, перезвоните по указанному телефону. Речь идёт о Вашей работе по прогнозированию и планированию. С уважением Фёдоров".

Фёдоров, в своё время руководил группой энтузиастов в университете по математическому прогнозированию и эмпирико-статистическому анализу многовекторных процессов. Продолжалась ли эта работа сейчас, Володя не знал – в середине девяностых ушёл из группы и отношений с коллегами не поддерживал. Семейная жизнь не располагала к романтике и бескорыстию. Требовалась стабильная зарплата и уверенность в завтрашнем дне. Тогда всё сразу навалилось, женитьба, ожидание ребёнка. Внезапно умер отец – помощь прекратила поступать. Пришлось искать место, если не слишком хлебное, то во всяком случае стабильное. Сейчас же записка интриговала. Владимир глянул на часы – начало девятого – покачав головой набирает номер.

– Николай Дмитриевич? Это Дугов беспокоит, здравствуйте. Простите, что ни свет ни заря.

– Доброе утро Владимир Николаевич, нормально, мы теперь рано начинаем – работы много. Вам, я помню, нравилась старая тематика, по которой мы работали. Есть предложение присоединиться.

– Да. Нравиться то нравилась, но только я человек семейный, подневольный. Средства к существованию надо зарабатывать. А в группе, денег когда платили, а когда и самим доплачивать приходилось.

– Вот с этого и начнём. Я могу предложить для начала тысяч пять.

– Да нет. Я у себя свои пятнадцать – восемнадцать имею. У меня же дочка взрослая, много на нее идёт.

– Нет, Вы не поняли, я имею в виду не рубли или доллары, можно и евро, по пересчёту.

– ?…

– Да, нас сейчас кормит правительственный фонд. А неправительственные докармливают. Так что не бедствуем. Очень нужны специалисты. Да не просто спецы, а с головой, с мозгами. Давайте сейчас подумайте, а завтра – завтра у нас суббота – встретимся и поговорим.

– Огорошили. Прямо слово, огорошили. А когда, где?

– Когда сами определитесь, а где – у Вас на бумажке написано.

– Хорошо. В двенадцать удобно будет? А то в выходные еще труднее рано вставать, нежели в будни.

– Договорились.

Владимир ещё долго слушал гудки отбоя, не слыша ничего. От задумчивости отвлекли посетители. Первый появился на диво рано. Пошли тесты на профпригодность, совместимость в коллективе – началась текучка.

Рабочий день проходил сумбурно и тяжело. Не работалось совершенно. Думалось исключительно о завтрашней встрече. Наконец день дотащился до своего завершения. Рассеяно попрощавшись с коллегами, Володя медленно побрёл домой. Спешить не хотелось, да и не куда было. Жена приходила с работы значительно позже, дочка была ещё на секции. Ноги сами собой направились по самому длинному маршруту из возможных.

"Надо бы связаться с ребятами по проекту. У меня кажется оставались координаты трёх – четырёх сослуживцев, да и через однокурсников можно на них выйти. Дома, посмотрю. Да, заманчиво. Вместо того, чтобы заниматься дурацкой текучкой и еле-еле сводить концы с концами, заняться интересным делом и получать в месяц почти столько же, сколько сейчас в год. Чёрт, соблазнитель! Что же им всё-таки от меня надо?"

Дома Владимир просмотрел старые записные книжки. Выписав несколько телефонов, принялся за обзвон. Странно, но где-то – не туда попадал, где-то – не заставал старых друзей и коллег дома. К приходу жены ни одного не нашёл. Очень этому удивившись, решил отложить проблему на потом. Даже о поступившем предложении жене ничего не стал говорить.


Следующее, субботнее утро началось с ленцой, как и положено утру выходного дня. Все, на этот раз, оказались дома. Жена, не торопилась по продукты, дочка не бежала гулять. Когда Володя засобирался, возникли вопросы. Отговорившись тем, что сам ещё ничего не знает, выскочил на улицу. Природа отдавала последнее перед зимой тепло. Прогулявшись до метро, хотя обычно доезжал на автобусе, Владимир сел в полупустой вагон и отправился в центр. Адрес нашёлся довольно быстро. Охранник на входе списал данные паспорта, с чем-то сверился и пропустил, разблокировав турникет. За ним уже стоял его старый если не друг, то хороший приятель и коллега – Костя Вяземский.

– Привет, привет пропащая душа. Давненько мы с тобой не виделись. Как в том анекдоте, и не напишет и не позвонит. А между прочим это я тебя старику сосватал. А ты хоть бы раз вспомнил старого друга!… Как семейные дела? У тебя я слышал дочь на выданье, да жена красавица. Что молчишь, не отвечаешь?

– Если ты мне дашь рот раскрыть, то поздороваться я может быть и успею.

– Ладно, ладно потом всё расскажешь. У нас масса интересного, тебе всё старик расскажет. А то я могу болтать, но осветить проблему – у него лучше получится.

Не закрывая рот, Костя поволок Владимира по коридору и затолкал в кабинет с табличкой – "руководитель проекта".

Небольшая комната была полупуста. Из-за компьютера поднялся, несколько обрюзгший, мужчина лет пятидесяти. Когда-то черный, претендовавший на элегантность костюм сидел мешковато, но всё ещё опрятно. Голову увенчивал ежик седеющих волос. Фёдоров подошел, пожал протянутую руку.

– Сразу введу в курс дела. Нашими работами заинтересовались. Вернее, как ты догадываешься, с самого начала все работы курировались, да что курировались – инспирировались спецслужбами. Понятно, что государству жизненно необходимо представлять себе последствия собственных действий, варианты развития глобальных тенденций в мире и стране. Групп, подобно нашей, было несколько. Наиболее успешным выделены средства и предоставлены возможности к развитию. Кроме этого, группу укрупнили и придали ей инструкторов. Но это потом. А пока всякие формальности. Первое время мы будем работать, так сказать "под грифом секретности". По прогнозам этот режим продлится два – три месяца. Подписок никаких не нужно. Работать будем за городом.

– Стоп, стоп, стоп. Я ещё ничего не решил. У меня работа, семья. Да и не знаю я ни условий, ни оплаты, а тут с места в карьер.

– Извини, я немножко заработался. Начну сначала. А сначала – условия работы. Уже говорил – пару месяцев работать придётся в Подмосковье. В пансионате. Работа похожа на нашу старую. Кроме того психологические тренинги. Зарплата, первое время, тысяч сто восемьдесят, в месяц. Возможны премии и другие выплаты. Работа безвылазная, по крайней мере пару – тройку месяцев. Месяц поработаешь, посмотрим насчёт жены – можно трудоустроить, да и дочь – сколько ей?

– Пятнадцать, в десятый пошла.

– Вот и хорошо, кадровики подумают, что можно сделать.

– Почему такая спешка? Я так отчаянно вам нужен?

– Нет, это норма. Когда отчаянно, тогда ещё более активно агитируем. Просто время поджимает, а ты показал себя хорошо, в старой группе. Думаю, и сейчас пригодишься. Супруга у тебя технарь – связист. И не плохой спец. Они тоже позарез нужны, сам увидишь.

– Да, соблазнительно, но надо с Галей посоветоваться.

– Жену Галей зовут?

– Да, но нужна более подробная и конкретная информация.

– Будет. Иди в 38 комнату. Там тебя через тесты прогонят, да анкету дадут, инструкции, что можно, чего нельзя.

– Хорошо, но на теперешнюю работу мне надо ещё, по крайней мере, пару недель надо отходить!

– Да нет. Если будет всё в порядке и согласишься, завтра прямо к нам, сюда приходи, а с твоей конторой – миканорой, пусть кадровики договариваются.

– У вас вижу – цейтнот, а чего раньше не вызвали?

– А как тебя найдёшь, Адрес сменил, квартиру поменял. Сам, старым друзьям не звонишь – еле нашли тебя. Только-только отыскали. А время действительно дико поджимает.

– Но я ничего не обещаю…

– Ладно, ладно, до завтра.

Попрощавшись, Володя вышел в коридор. Костя Вяземский куда-то испарился и 38-ю пришлось искать самому. Удивило отсутствие народа в коридорах. Только из-за некоторых дверей слышались невнятные голоса. Логика нумерации комнат оказалась подобна другим учреждениям – комната нашлась на третьем этаже. Вернее не комната, а блок из нескольких. Заглянув в первую, поинтересовался – где проходить тесты. Комната представляла собой анфиладу из нескольких разделённых перегородками пеналов со столом, двумя рабочими креслами и стойкой с аппаратурой. В некоторых отсеках проходило собеседование. Удивляло, что собеседования проходят, видимо, с применением полиграфа, причём новейшей конструкции. Володя проходил курсы по полиграфу, но на такой аппаратуре работать не приходилось. Обычно это были доработанные ноутбуки, а здесь аппаратура впечатляла. Забавно, но нагромождение аппаратуры наводила на мысль об очень древней системе детектора лжи, и только приглядевшись, Владимир понял свою ошибку. Сотрудник поинтересовался фамилией и пригласил сесть на любое свободное место. Анкеты, в привычном понимании, не было. Лаборант подсоединил несколько проводов и начал опрос. С таким пакетом вопросов Володя ещё не встречался. Только через час лаборант снял провода и, поблагодарив, попросил подождать. Ещё через полчаса Владимир получил собственно анкету, договор на трудоустройство и текст подписки о неразглашении "информации, которая может быть получена в процессе трудовой деятельности в институте прикладной математики". Удивил срок секретности – 6 месяцев. Ещё более озадаченный, направился домой.

Ближе к дому небо внезапно нахмурилась, заморосил дождик. Холоднее не стало, но желание ещё погулять и подумать на воздухе, пропало. Дома, предваряя расспросы, предъявил жене и дочке выданные документы.

– Сколько зарплата? – Галя сразу увидела выделенную сумму в договоре.

– Чем же вы там заниматься будете?… – добавила дочка.

– Чем, не очень себе представляю. То, чем занимался раньше – скорее перспективное прогнозирование. Задавались определённые критерии, по которым живёт общество, коллектив, народ. Потом функции менялись и просчитывалось, что при этом произойдёт. Было очень интересно.

– И, за это деньги платят?

– Раньше почти не платили, на голом энтузиазме работали. Ты помнишь, Галь. Потому и пошёл в занятость – всё какие то деньги.

– Да… Теперь платить вроде бы собираются…

– Кстати, и о вас речь заходила. Видимо предполагается, что если сработаемся, то и вас туда же трудоустроят.

– Это каким же боком? Дочка в предпоследнем классе, я вообще по связи работаю, на световолоконной оптике.

– Не знаю, но разговор был.

– И чего ты думаешь? Подписывать надо и бежать сдавать. Какие сомнения?

– Ну… сомнений много. Например – странный период секретности 6 месяцев – обычно не меньше нескольких лет. Даже в частных фирмах. А тут видимо контора государственная или, во всяком случае, курируется государством. А если это так, откуда такие деньги и такая спешка? Вопросов и нелепостей много. Аппаратура тестирования нестандартная, да и о согласии проверки на полиграфе никто даже не заикнулся, а должны были расписку взять. Много странного. Но делать нечего. Пока работать не начнёшь, странности странностями и останутся. Я, в общем-то, с вами хотел посоветоваться. Если все согласны, завтра позвоню – сообщу о согласии. Они там, похоже, круглосуточно работают.

– Такие деньги за лежание на диване не платят.

-Значит решили!


Однако, уже часов в семь вечера, раздался телефонный звонок.

– Ну, что решил? Это Фёдоров беспокоит – раздался знакомый голос.

– Да, мои, не только согласны, но и готовы меня под конвоем к вам доставить. Очень их сумма зарплаты заинтересовала.

– Вот и ладушки. Группа готова, завтра в девять выезд. Сбор около входа в институт.

– Во спешка…

– Да нет, сейчас особой спешки нет. Просто, неделю назад, на воскресенье назначен выезд группы, а тут ты, как раз объявился. Так что, просто сложилось. Только для тебя поспешно.

– А что с полиграфом? Прошёл я тестирование? И документы надо сдать.

– Документы сдашь на месте, там же и пропуск, и допуска получишь. А тестирование сдал, раз документы на руки выдали. Если бы не прошёл, перед тобой бы извинились, попросили подождать и, больше бы не позвонили. Так что всё. Ты наш, буржуинский. Не обращай внимания. Это всё заморочки "конторы". Поиски шпиёнов и предателей Родины. Ладушки, да завтра! – в трубке раздались короткие гудки.


Утренняя погода, была продолжением вчерашней. Тёплый для осени дождь сыпал на серый город. Краски, как будто стёрлись, расплылись в невнятную серость. Порывы ветерка норовили бросить водяную пыль в лицо. Володя, щурясь и отворачиваясь, почти пробежал все двести метров от вестибюля метро до института. Около подъезда стоял двухэтажный, видимо туристический автобус, но двери были закрыты и внутри никого не видно. Зато в холле института многолюдно. Сразу обнаружилось старые знакомые по университету и проекту. Посыпались приветствия и взаимные вопросы. Подошёл Федоров, взял документы и опять пропал куда-то. В начале десятого объявили посадку. Уже в автобусе руководитель группы передал карточку пропуска.



– Все необходимые допуска в зашитом чипе, в карточке.

– Что везде нужно предъявлять?

– Да нет, нигде не надо, только если выйдешь за территорию, при входе проверить могут.

– А что, выходить можно? Я боялся, вообще безвылазно придется сидеть.

– Да нет, что ты. Не тюрьма. Кстати, в суете забыл совсем. Тебе предоставлена комната на двоих. Жене пропуск передадут. Может приезжать, когда захочет. С дочкой. Если дочка приедет, ей резервную комнату откроют, только сестру – хозяйку предупреди. Аванс получишь по прибытии. Принесут.

– Я смотрю кучеряво живёте. Всё что надо и не надо прямо в белы ручки.

– Пока кормят. Видимо нужны. Ладно, потом поговорим, вон к тебе Петя рвётся. Только пиетет перед руководством удерживает.

Автобус плавно тронулся и покатил свободными в выходной день улицами по направлению к МКАД. Дорога не заняла много времени. Уже через сорок пять – пятьдесят минут автобус плавно вкатился на территорию загородного пансионата. Погода, за поездку, опять наладилась. Скупо светило солнышко. Народ начал подтягиваться к выходу. Подхватив сумки, будущие коллеги собрались вокруг Фёдорова.

– Так. Вроде все вышли. Сейчас по комнатам – номера и план пансионата у всех есть? Ключи непосредственно в дверях. Не терять. На всякий случай – запасные – у дежурных по этажу. Черед час, на инструктаж в актовый зал. А пока, располагайтесь. Да, завтрак – от восьми до десяти, обед – от часа до трёх, ужин – от шести до восьми. Всё это в столовой, которую почему-то тут называют пищеблоком, брр! Распорядка дня нет. Сами, в группах определитесь. Пока всё. Остальное, что забыл, по ходу дела.

Николай Дмитриевич первым направился в сторону жилого корпуса.

– У тебя какая комната? – Петя продел лямки рюкзака и обернулся к Владимиру. Друзья не виделись много лет и в дороге только предварительно поговорили о семьях, старой работе, о старых знакомых и коллегах. – У меня двести третья.

– А у меня наоборот, триста вторая. Забавно.

– Ладно, пойдём устраиваться. Говорят, здесь уже работает группа, а мы на подмогу прибыли. Не слышал?

– Откуда? Мне только в пятницу Фёдоров позвонил.

– Ладно, вещи кинем, ещё поговорим перед собранием, покурим. Ты как, курить и не начал? Тогда так постоишь.

Однако поговорить не пришлось. Володя быстро нашел свой номер и очередной раз удивился. Две комнаты, соединенные небольшим коридором, с общим санузлом представлял видимо раньше четырёхместный номер. Сейчас же, одна комната представляла некое подобие супружеской спальни, с двумя сдвинутыми кроватями, столом, несколькими стульями и телевизором на тумбочке. Бросив сумку во встроенный шкаф, Владимир прошёл во вторую комнату. Она была превращена в кабинет. Удобный письменный стол венчал компьютер. Рядом с ним лежал ноутбук и сотовый телефон. Так, пока рассовал вещи, пока нашел актовый зал, час и пролетел.

В зале собралось около сотни человек. К сцене подошёл Фёдоров и привалившись к ней спиной помахал рукой, требуя тишины.

– Кого видел, ещё раз здравствуйте, кого не видел, тем более здравствуйте! Подсаживайтесь поближе, чтобы не кричать. Нас тут не настолько много, чтобы микрофон включать. Сегодня здесь собралась вся наша команда. Таких групп не одна и не две. Лично я знаю о существовании, по крайней мере, восьми подобных групп, озабоченных сходной проблематикой.

Зал зашумел, но по жесту Николая Дмитриевича быстро притих.

– Силы брошены приличные. Не все товарищи в курсе дела, кроме того в зале технические работники, которые вообще не в теме, поэтому начну с самого начала. Наша группа начала свои исследования на базе Московского Университета ещё в восьмидесятых годах. Чисто умозрительные исследования постепенно становились всё более конкретными, прогностическая линия стала приближаться к 90 – 95 процентам. Нами и нашей методикой заинтересовались. В девяностых годах нам начали выделять некоторые деньги.

Снова шум в зале.

– Знаю, знаю – мизерные, но раньше и их не было. Многие ушли. Их трудно винить – перспективы тогда видно не было. Начиная с 2002 года тематику засекретили и передали под непосредственное управление администрации президента. Для меня не оказалось неожиданным, что научным прогнозированием и моделированием сверхсложных процессов занимались задолго до нас. Правда процент попадания редко превышал 70 – 75%. Используя наши наработки, уже в 2004 году были получены прогнозы развития отдельных стран и систем, оправдывающиеся с вероятностью близкой к 100%. Появилась возможность вариантностного прогнозирования и даже моделирования будущего. Были заблаговременно получены и, я думаю, использованы прогнозы тенденций общемирового развития и действий, как отдельных стран, так и их конгломератов. В том числе совершенно точно спрогнозирован нынешний системный общемировой кризис.

Последние слова Фёдоров почти прокричал из-за шума в зале. Минут пять зал успокаивался, но Владимир увидел, по крайней мере, с десяток человек, воспринявших эту информацию спокойно, даже с некоторой усмешкой. Он сделал вывод, что это и были те, кто работал в то время с Фёдоровым. Как виделось, они и должны составить костяк нового коллектива. С удовольствием среди этих людей узнал пару старых приятелей и даже одного сокурсника.

– Ну, успокоились, – продолжал руководитель группы, – Да весь процесс был подробно описан и точно предсказан. Руководство страны начало искать пути выхода из складывающегося положения. Хотя бы для России. Начались поиски приемлемых вариантов. Сейчас весь мир и наша страна, в том числе, стоит на пороге глобального коллапса. Существуют, и они подробно просчитаны, несколько выходов из создавшегося положения. Но, наиболее предпочтительным видится один. Он же и наиболее надёжен, стабилен и самодостаточен. Подробно о проекте развития вы узнаете у себя в группах. Поддержка этого, а потом и последующих проектов, поручается, в том числе и нашей группе. Многие высказывали недоумение о малом сроке режима секретности, когда давали подписку. Объясню. Не более, чем через полгода ситуация в мире войдёт в стадию, когда на неё уже невозможно будет как-либо повлиять. Кризис должен явить себя в самое ближайшее время. Поэтому руководство страны решило подстраховаться и использовать наши возможности для мониторинга и отслеживания быстро меняющейся ситуации. Кроме этого, перед нами ставится ещё ряд задач, о которых будет разговор позже. Сейчас же скажу, что кроме знакомой нам всем работы, мы все будем проходить тематические психологические и социальные тренинги. Группы, наша и подобные ей, должны в будущем не только отслеживать и предотвращать саму возможность негативного развития событий. Если понадобится, придётся самим активно вмешиваться в ход этих событий, корректировать и направлять их. К этому надо быть готовым. На этом краткое напутствие считаю законченным. Возникающие вопросы будем разрешать по ходу дела. Сейчас, как я понимаю, вам нужно в это дело поплотнее войти, пообщаться с коллегами. Тогда большая часть вопросов уйдёт сама собой.

Зал шелестел и волновался. Выдержав паузу и дождавшись тишины, Фёдоров продолжил.

– Теперь несколько технических и организационных вопросов. Я надеюсь, все были в своих комнатах? Так вот. Компьютеры, ноутбуки и сотовые подсоединены к защищённой вай-фай, кроме этого обеспечен прямой выход в Интернет, вернее к его останкам. Скоро появятся новые возможности. Просьба телефоны постоянно носить с собой. Это важно. После регистрации они сами будут напоминать вам о себе. К телефонам приложена подробная инструкция. Прочитаете. Скажу только, что в паре с вашими пропусками, они представляют единый документ. Ну и просто они очень удобны. Убедитесь.

Зал зашумел, задвигался, начали образовываться людские водовороты и плёсы. Знакомые и полузнакомые начали обсуждать услышанное. Постепенно выделились руководители и начали собирать команды. Владимир и Пётр попали в одну, вместе с большинством знакомых и приятелей. Видимо кто-то в кадрах хорошо изучил даже старые знакомства будущих сотрудников. Это было тем более странным, что многим, если не большинству предложение сделали не более нескольких недель назад. Руководителем у друзей оказался хорошо знакомый Сергей Васильевич Якушев. Длинный, костлявый, немного нелепый, он был прекрасным математиком и логистиком. Мог с лёгкостью необыкновенной подбирать и тут же дорабатывать интересные и ценные идеи, мысли. И так же легко мог отбросить, за ненадобностью чепуху, кажущуюся непреложной истиной.

– Место общей работы – нам выделили комнату № 106, на первом этаже. Но собственно работать будем самостоятельно, у себя или где кому удобно. Всего, как видите, в группе восемь человек. Количество не фиксированное. Если понадобятся специалисты, можно привлечь. Хоть на временной, хоть на постоянной основе. Пойдём в наши апартаменты, там поговорим и разберём перспективные задачи. Так сказать, с места в карьер. Заодно и на вопросы отвечу.

Нужная комната располагалась неподалёку. Просторная, с многочисленными столами и стульями, меловой доской на торцовой стене, она напоминала старую аудиторию в институте, или большой класс в школе. Администрация или те, кто обустраивал все помещения, видимо не знал, как её следует оформить. Столы стояли в углу, там же были свалены стулья. Около стены стояло несколько компьютеров, готовых к работе, копировальная техника.

– Рад вас всех видеть снова, – начал Якушев, – Я назначен руководителем нашей секции. Перед каждой секцией поставлены определённые задачи. Они могут варьироваться в зависимости от времени и обстановки. Собственно задачи старые и привычные – поиск вариантов развития, в зависимости от изменения характеристик внешнего воздействия. Вводные характеристики мы или будем искать сами или нам будут предлагаться варианты. Секции разрабатывают собственные варианты самостоятельно. Результаты сравниваются. Выявляются причины возможных расхождений. Секретность внутри организации запрещена. Все специалисты, в том числе и технические, свободно общаются друг с другом. Всем должны быть понятно что, как и зачем мы делаем. Николай Дмитриевич уже говорил, что за пределом этих стен распространятся не желательно, по крайней мере, несколько месяцев. Для быстрого ввода всех в курс дела почитайте вон…, те брошюрки. Там мы постарались вкратце описать, что у нас получилось, из нашей работы. Это, чтобы не повторятся. С личными просьбами – ко мне или к Фёдорову. Если есть вопросы по размещению – к коридорным. Вот собственно и всё на сегодня. В конце доклада, страничка с перспективными темами, завтра разберём. Значит, завтра в десять.

Владимир начал читать выданные листочки на ходу, не доходя до комнаты. Быстро пробежав, начал читать более внимательно.


Приложение 1. Дайджест результатов исследований в области прогнозируемого будущего.

Методика : Математический анализ и статистическое распознавание зависимых социальных и политических событий. Реконструкция выпадающих и скрытых значимых фактов исторических последовательностей с их пролонгацией в будущее.

История вопроса : В Советском Союзе, в 1968 году была поставлена задача прогнозирования общемировых и региональных процессов математическими методами. Аналогично прогнозам погоды политические прогнозы не отличались точностью. В то время не существовало методик и математического аппарата обсчёта больших массивов информации. Модельное прогнозирование событий прошлого не представляли интереса из-за полной недостоверности официальной истории. В связи с ограниченностью моделирования процессов, исследователи столкнулись с теми же проблемами, что и в ситуации с погодой. Однако, при использовании, наравне с рациональными методами, методов эмпирических, а иногда и изотерических, уже к середине 70-х годов удалось добиться 75-80-ти процентной достоверности прогнозов событий в промежутке до года. Глобальное прогнозирование было в то время невозможно в принципе. Однако, уже в то время все возможные прогнозы учитывали возможность глобального столкновения систем, с их взаимным уничтожением. В 80-е годы, появились возможности, в том числе и чисто технические, статистического обсчёта больших объёмов информации. С новыми взглядами на исторические последовательности, появились возможности математического моделирования и восстановления исторических и политических событий. Статистические методы исследований сделали возможным довести вероятность оперативного прогнозирования до 80 – 85%, а удалённых – до 70%. Впервые становилась реальной возможность многовариантных прогнозов будущего и прошлого. Начиная с 2002-го года, началось интегрирование различных подходов в деле программирования и прогнозирования будущего, на основе реконструированных исторических последовательностей.

Настоящее положение : В настоящее время математические методы позволяют с вероятностью, приближающейся к 100 %, понимать и прогнозировать региональные и глобальные процессы в обществе и мире. Сроки достоверных прогнозов и вероятностных событий отодвигаются всё дальше. Если раньше, с удалением по времени, количество вариантов росло в геометрической прогрессии, то к сегодняшнему дню – резко уменьшилось, с сохранением тенденции. Есть мнение, что в течение ближайших 30-ти лет, оно уменьшится до единственно возможного. Иными словами, общество станет максимально стабильным на неопределённое время. Прежние стабильные состояния, такие как общинно-племенное устройство общества или феодальное, с элементами рабовладения, отличались неприятием каких бы то ни было изменений. Они характеризовались полной или частичной стагнацией в развитии, остановкой любых эволюционных процессов. Новое стабильное состояние подразумевает постоянное, неизбежное развитие, как человека, его сознания и морали, так и общества в целом, его социальных и политических систем. Стабильность подразумевает только невозможность негативных вариантов развития. При данном сценарии количество кризисных точек в развитии России и человечества, в целом, резко сокращается. Будущее становится прогнозируемым и управляемым. Устраняется хаотическое, мало контролируемое развитие, столь характерное для видимого прошлого и настоящего.

Начиная с 2006-го года проводится мониторинг возможных последствий любых политических решений и социальных событий. Интересен тот факт, что ключевыми, чаще всего являются не политические, а мелкие социальные и информационные события, имеющие тенденцию к развитию. Таким образом, политические решения, во многом, если не всегда, идут на поводу у необходимости. Теория и практика микровоздействий продолжает разрабатываться. В СССР и других странах разрабатывались и успешно испытывались методики активного воздействия на большие массы людей и целые народы. В нашей стране были испытаны информационные системы, разрабатывались методы воздействия на подсознание и базовые потребности. Чем массированней проводилась внушение, тем больше сил приходилось прикладывать в следующий раз. Воздействие внушением и пропагандой на отдельного человека, чаще всего приводит к зависимости от того, кто на него воздействует, своего рода зомбирует индивидуум. Воздействие же на большой коллектив своеобразно иммунизирует его. Новое воздействие требует несравненно больших усилий, нежели предыдущее. Нарастание силы внушения и пропаганды на нацию или народ может привести к срыву программы, развитию антисценария. Иными словами можно добиться противоположного эффекта.

Возможности микровоздействий предполагает естественное развитие ситуации, не приводит к эксцессам и рецидивам. Массированное воздействие характерно возможными или даже неизбежными срывами, при достаточно большой интенсивности и длительности. Примеры срывов можно видеть на исторических примерах. Психологическая усталость от прямого внушения, накапливаясь, способна полностью поменять местами цели и задачи жизнедеятельности общества. Микровоздействия генерируют естественное развитие ситуации, не допуская многовариантности. В настоящее время прямая пропаганда и лобовое воздействие допускается лишь в случаях, когда требуется достичь эффекта обратного тому, который был заявлен.

Нынешнее международное положение и его развитие было предсказано, как вариант в 1987 году. Иные сценарии развития ставили Россию в положение активного участника общемировых процессов. Последовательный уход, уклонение от решения общемировых задач, видимая для всего мира слабость, как политическая, так и экономическая, и, как следствие, военная, привели к тому, что Россия до сих пор не затронута глобальной войной. Это самоустранение привело к тому, что и сама эта война не пошла по худшему сценарию взаимного уничтожения. Но дальнейшее уклонение от мировых процессов может привести к внутреннему упадку. На данном этапе развития мира предполагается его сползание к одному из стабильных состояний. Как говорилось, это или феодализм, или общинная формация родо-племенного строя. Нас не устраивает ни та, ни другая система.

Рассматривалось большое количество вариантов развития, но все они приводили к нестабильному, шаткому общественному устройству. Стабильным оказался только единственный вариант. Во всяком случае, на данный момент других вариантов не просматривается. Всерьёз рассматривались варианты поддержания состояния постоянной нестабильности. Во всяком случае, раньше это удавалось некоторым международным организация в течение более двухсот лет, в том числе и в мировом масштабе. Но здравый смысл возобладал, тем более, что возможность преобразования страны по предложенному сценарию чётко ограничено по времени. Упустить предложенный историей шанс было бы преступлением.

Строительство предполагаемого общества следует осуществить в ближайшие пятнадцать лет. Кризис в общемировом развитии ожидается через полгода. В дальнейшем, внешние воздействия не будут иметь для нашей страны никаких значимых последствий. При соблюдении последовательности микровоздействий и использования эффекта массированной пропаганды для достижения обратного эффекта, страна без чрезмерных потерь придёт к новой общественно–социальной системе.

Принципы системы : Предлагаются принципы самоподдерживающего общества с тенденциями непрерывного поступательного развития. Гражданское общество страны формируется из социально активных граждан, которые ответственно принимают участие в управлении обществом. Эти социально активные граждане страны принимают участие во всех сферах жизни государства напрямую. Возможности вычислительной техники, развитой математический и статистический аппарат позволяют точно учитывать мнения каждого ответственного гражданина. Таким образом, законы, правила, уставы теряют свою необходимость. Общество перестаёт плестись в хвосте законов, устаревающих в момент их принятия. Права, свободы и обязанности граждан, принимающих участие в жизни страны нельзя умалить никоим образом, кроме как решением других граждан. Прямые выборы должны осуществляться только на местах. Остальное руководство станет представительным, выдвигаемым на профессиональной основе. Однако рейтинг руководства всех уровней будет непрерывно отслеживаться. При коэффициенте доверия менее 75%, решения руководства не сможет считаться легитимным. В случае снижения рейтинга доверия ниже 50 %, руководитель любого ранга немедленно теряет свой пост. Демократический принцип переворачивается с головы на ноги. Назначение руководителя производится на профессиональной основе, а снятие по результату труда, прямым решением граждан.

Кроме этого основополагающего момента необходимо введение ещё несколько положений. Среди них, определение количества решающих голосов у каждого конкретного гражданина, в соответствии с его социальной и профессиональной ценностью и полезностью для общества и страны в целом. От его социального положения должен зависеть и коэффициент потребления. Честность и справедливость общественной жизни зависит от открытости общества, от доступности его гражданам всех, без исключения общественно значимых фактов, событий, принимаемых решений. За этим должны следить общественные, информационные и государственные контрольные структуры, взаимно дополняя друг друга. Малейшая попытка утаивания любой информации, имеющей общественно значимый характер, с неизбежностью приводит к немедленному поражению в правах.

Граждане, не желающие, по каким то причинам, участвовать в общественной жизни не могут поражаться в правах социально. Они должны жить столь же обеспеченно, что и полноценные граждане, выполняющие те же функции. Но, они не вправе занимать руководящие посты, заниматься профессиональным воспитанием и образованием детей, не могут иметь решающего голоса в обсуждениях, референдумах, опросах. Люди не желающие жить согласно культурным традициям и установленным правилам общежития, трудоустраиваются в тех местах, где живут сообразно аналогичным или похожим правилам. Вопросы общежития и совместного проживания решают сами граждане. Тунеядство, жизнь за чужой счёт, пренебрежение интересами окружающих исключаются полностью.

Система будущего социального устройства еще находится в стадии доработок и уточнений. Единожды возникнув, она может и должна стать самодостаточной, развиваться естественно и поступательно. Важно выстроить лишь основные рамки, сломать устоявшиеся стереотипы, доставшиеся нам от прошлых социальных систем. Очевидно, что без коммунистического эксперимента прошлого века, появление современной системы было бы немыслимо. Именно она, несмотря на всё её несовершенство и изначальную лживость, помогает выстроить совершенно новую социально–общественную формацию, подготовила психологию народа.

Стимуляция развития в новом обществе происходит в большой степени социальным путём, хотя к социальному положению гражданина жёстко привязано и личное потребление. Денежное обращение значительно ограничивается, становится похожим на систему советского периода, с некоторыми нюансами. Гражданин может рассчитывать лишь на свои силы и возможности. Система назначения и снятия руководства полностью исключает наследственность, блат или кумовство. Собственно наследование существенно ограничивается. Государство вновь возьмёт на себя трудоустройство своих граждан, правда – на качественно иной, нежели в советское время, основе. Одновременно в полном объёме удовлетворяются базовые потребности граждан в жилье, продуктах, товарах, услугах, возможности свободного передвижения. Социальное положение может сказываться лишь на качестве продукта или услуги, но не на её наличии. Это принципиальное положение нового общественного устройства.

Ближайшие задачи : Согласно прогнозу, в течение ближайших двух – трёх месяцев, возникнет необходимость введения в стране режима чрезвычайного положения. После этого, задачей нашей и аналогичных групп, будет прогнозирование социальных и политических процессов внутри страны. Процессы за рубежом спрогнозированы подробно и точно, достаточно легко контролируются и корректируются. Совокупные воздействия рассчитаны с максимально возможной полнотой и срывов не предвидится. Внутренние процессы поддаются прогнозу значительно хуже. Необходим постоянный мониторинг процессов. Дело в том, что изменение базисных устоев общества грозит большими жертвами, которые нужно и можно избежать. Именно минимизация потерь, лёгкость и естественность преобразований будет способствовать быстрому, спокойному преобразованию страны. Не исключено использование наших сотрудников и на оперативной работе, хотя вероятность этого мала. Уже готовятся соответствующие кадры.

Тем не менее, все сотрудники будут проходить психологические и социальные тренинги, поднимающие психологическую устойчивость. Старые стереотипы, шаблонное, не творческое мышление недопустимая роскошь для тех, перед кем ставится задача преобразования, а на данном моменте – спасения страны и её народа. Это не пафос, это просто факт.

Составлено Федоровым Н.Д.

Лит. обработка Вяземский К.П."


– Странно, – подумал Владимир, – почему этому трепачу доверили литературную обработку? Чтобы поглупее получилось, что ли?

Принялся перечитывать в третий раз. Без стука ворвался Петя.

– Ты чего здесь сидишь, кстати извини, что не спросил разрешения войти.

– А что я должен делать? Сижу, читаю…

– Так обед пропустишь. И деньги там выдают.

– А, действительно, уже к трём часам подходит. Где этот пищеблок, который столовая?

– Да, рядом с актовым залом, увидишь.

– А сам?

– Я только оттуда, голодно как-то было, не дождался.

В столовой народу было совсем мало. Владимир набрал еды и спросил, как рассчитаться.

– Да очень просто, – ответило кассирша, – давайте Вашу карточку.

– Какую карточку,– не понял Владимир.

– Так у Вас же должна быть, всем здесь выдают.

– Может пропуск? – спросил и протянул пластик.

Кассирша поднесла к терминалу, списывая деньги.

– Мне товарищ говорил, что деньги выдавали. Я опоздал наверно?

– Да нет, вон в коридоре банкомат, он круглосуточно работает.

Поблагодарив, Владимир приступил к обеду. Приготовлено вкусно, порции большие, волновало, сколько это стоит, ценников на блюдах не было, а меню он не нашёл. Вспомнив, сколько он теперь зарабатывает, успокоился. После обеда подошёл к банкомату, вставил карточку. Выяснилось, что перечислена вся сумма за месяц. Тут как раз появился Федоров, направляясь в столовую

– Николай Дмитриевич, тут видимо ошибка. Мне всю договорную сумму перечислили, вместо аванса, и за обед, почему-то не списали.

– Ты не об этом думай, это всё мелочи. Тебе ещё ничего не перечисляли – это подъёмные, а еда и все услуги на территории бесплатные. Прочитал доклад?

– Да, только мало что понял. Много вопросов. Да и не согласен со многими положениями.

– Все мы были не согласны. Мало того, что непривычно, но ещё и всё перевёрнуто, всё вывернуто наизнанку. В докладе только верхушка айсберга, чтобы народ не разбежался, не успев пообвыкнуть и вникнуть. Не горюй, привыкнешь. Впрягайся в работу. Задания прочитал?

– Нет, некогда было. Только дайджест просмотрел.

– Пока оставь его, дальше попривыкнешь, притрётся. Ладно – побежал, очень кушать хочется.

Владимир прошёл по коридорам, посмотрел расположения комнат и помещений. В отдельно стоящем крыле обнаружил небольшой бассейн, за ним вход в сауну. Над бассейном, на импровизированном балконе расположился спортивный зал. Увлечение спортом осталось в розовом детстве, а бассейн обрадовал. Пройдя за сауну, наткнулся на второй выход, к большому удивлению открытый, за ним площадка под тентом, с несколькими пластиковыми столами и креслами. Пансионат расположился в хвойном лесу. Воздух – сногсшибательный, тепло, хотя солнышко уже садится и чуть проглядывает сквозь кроны. Володя начал обход здания. У главного входа обнаружился дымящий сигаретой Пётр, с головой углубившийся в ноутбук.

– Ты уже тут? – поднял голову от экрана, – быстро поел. А я полчаса обещанные инструкции искал.

– И чего?

– Всё перерыл, а они – в ноутбуке, и видимо, дублируются в компе. Вот сижу, изучаю. Оказалось – масса интересного. Оказывается комп и ноутбук считывают пропуск – карточку и, по-видимому, держат с ней непрерывную связь.

– На каком удалении?

– Не знаю пока, я сейчас только это обнаружил.

– Ладно, пойду разбираться. – Повернувшись, Володя пошёл ко входу.

У себя, включил, сначала компьютер, спустя немного времени и ноутбук. Действительно, задания были. Речь шла об анализе уже готового вопросника для полиграфа. Вопросник был сложным и разветвлённым. Смысл вопросника – все возможные и невозможные правонарушения и преступления. Видимо предполагалось использование в правоохранительной сфере. По диагонали просмотрев, пошёл дальше. Ещё много тем ожидало своего решения. Тут и психологическая совместимость предполагаемых групп сотрудников, и стрессовая устойчивость изолированных, частично изолированных и открытых групп населения.

"Чёрт знает что. Тут только с вопросником возится несколько лет, настолько сложен – тестировать, проверять". Приступив к работе, обнаружил прелесть аппаратуры. Все запросы выскакивали почти без задержки, доступными оказались материалы, о которых и не подозревал. Они появлялись по аналогии с запросами. Мало-помалу комната стала пропадать, остался только стол, компьютеры, работа.

Оторвался от работы уже в десятом часу. Подумал: "Всё, пропал, остался без ужина". На всякий случай спустился в столовую. На удивление – оказалась открытой.

– Вы что, круглосуточно работаете?

– Почти, – засмеялась кассирша, – Я одна осталась. А столовая на ночь не закрывается. Если что надо, в холодильниках можно найти, в зале. И чайники электрические на столике. Всегда вскипятить можно. С голоду помереть сложно.

– У вас коммунизм, похоже.

– Коммунизм или не коммунизм не знаю, но руководство решило, что если всё равно бесплатное обслуживание, чего закрывать? Публика интеллигентная, безобразничать не будут.

– Вы конечно извините, а кассир зачем?

– Сегодня последний день сидела. У нас не только от вашей организации сотрудники были, но и отдыхающие. Они платили. Я и задержалась потому, что кассу снимала. С завтрашнего дня учёт только по расходу продуктов и материалов будет.


Следующая неделя прошла под знаком организационной неразберихи, микро конфликтами и притиркой. Зато работы – море, и работы интересной. Все, без исключения сотрудники получили открытый и полный доступ к предыдущим исследованиям. Предполагаемых вариантов развития оказалось дикое количество. Даже просмотреть их все не представлялось возможным. Общие блоки тем, помогали пониманию предпочтительности предлагаемого развития России. Все исследованные варианты приводили или к распаду, с дальнейшей деградацией того, что осталось бы от страны или, к прямому, лобовому противостоянию, со взаимным гарантированным уничтожением. Но, даже самоликвидация России, как государства (а рассматривали и такие варианты) не только не приводили к процветанию остального мира. Напротив, ускоряли деградацию и гибель. Многочисленные модели исторических событий и их последовательностей, показывали то, что Россия во весь исторический период являлась единственной причиной, двигателем развития всего мира. Как только значение России снижалось, мир потрясал очередной кризис. Моделирование полного исключения России из общемировых процессов закладывало основу очень быстрой деградации всех стран и народов, без исключения. Некоторым народам удавалось удержаться на феодально–рабовладельческом устройстве социума, но большинство постоянно скатывалось к общинно–племенному. Реконструкции событий и взаимозависимостей прошлого помогала понимать хитросплетения настоящего и будущего.

Шла повседневная работа. Складывались команды, зачастую не так, как планировалось изначально. Всю неделю группа не собиралась вместе. В конце недели, в пятницу, случился скандал с последствиями. В столовой оставили открытыми холодильники, разбросали продукты. Ни-кто не признался, хотя никаких последствий это бы не имело. Руководство гарантировало даже анонимность того, кто признается в безобразии. Дальше начался детский сад. Все молчали, как партизаны. Руководство воспользовалось своим правом и протестировало всех сотрудников через полиграф. Проверке подверглись все, включая руководство. Виновником оказался уже не молодой техник. Чего он искал в столовой, так никто и не смог от него добиться, почему всё разбросал, по видимому и сам не отдавал себе отчёта. Тем не менее, сотрудника немедленно заменили. Показательно то, что уволен был не за безобразия, которые натворил. За них он получил бы взыскание и штраф. Увольнение было за нечестность, за ложь. На собрании по этому поводу, всем сотрудникам сообщили, что основа нормального функционирования любого коллектива – полное доверие между коллегами и сотрудниками. Недоверие рождает подозрительность, нервозность. О нормальной работе придётся забыть. На собрании Фёдоров ответил на несколько общих вопросов.

– Мне время от времени задают одни и те же вопросы, которые можно сгруппировать.

Первое. Если мы идём к системе самоуправления, то почему не проводятся натурные эксперименты. Отвечаю. Согласно математической модели самоуправление начинает эффективно работать только в крупных коллективах. Выборность руководителя местного уровня может производиться в коллективе не менее 1000 и не более 1800 человек. Участие в выборах меньшего числа людей приводит к местничеству, кумовству, а в итоге с неизбежностью приводит к безобразиям и распаду. Большее количество участников приводит к некомпетентности первичного выбора, к его случайности. Начинают играть роль не личные качества выбираемого, а его глотка, напор, если хотите харизма. Работать такой руководитель и сам не будет и другим не даст. И в том и в другом случае неизбежный застой сменяется столь же неизбежным развалом. Все рассматриваемые модели говорят за то, что самоуправление в современном мире начинает работать в полной мере, при минимальной численности активных граждан не менее 50 миллионов человек. Начиная с этого числа, начинают работать все механизмы саморегуляции социума. Как вы понимаете, такого эксперимента мы не могли провести ни раньше, ни даже теперь. Хотя отдельные элементы уже незаметно внедряются. Опросы общественности по любому поводу, введение автоматизированных систем голосования. Сейчас готовится общероссийская система, наподобие разрушенного Интернет. Кстати, отчасти вы этой системой уже пользуетесь по работе. В дальнейшем она будет распространена на всю страну.

Зал удивлённо зашумел.

– Да – смотрите страничку перспективных разработок правительства. Правительство правда, и не догадывается для чего на самом деле все делается. Разработана общая система, объединяющая цифровое телевидение, сотовую и спутниковую связь, систему ГАС – выборы, резервную систему связи мин. обороны, русские остатки Интернет. Сейчас заканчивают пусковые работы по базовым опорным станциям. Пока доступ будет у военных и новых систем власти. У нас, естественно, тоже. В дальнейшем все граждане страны не столько смогут пользоваться этим, сколь будут с новой системой работать обязаны. Многие из вас уже просматривали варианты развития страны и мира. Во всех, выборы строго ограничены первичным звеном, а непосредственное руководство и руководство вышестоящее назначается. Не буду повторяться, читайте… Поэтому в наших условиях самоуправление неэффективно и опасно. А вот снятие непосредственного руководства, по результатам рейтингов, будет вводиться уже со следующего месяца. Сейчас готовится несколько системных анкет – будем их обкатывать.

Второе. Очень многие опасаются столь кардинальных социальных экспериментов, дескать, страна уже много их проводила.

Зал снова зашумел, но быстро стих.

– Продолжаю. Начнём с того, что не страна, не народ проводил эксперименты, а над ними проводили эксперименты. Причём, совершенно не задаваясь задачей, русский народ или даже страну осчастливить. Наоборот. Русский народ всегда пытались или использовать в своекорыстных интересах, или же и вовсе уничтожить. То, что он выжил, продолжает худо-бедно существовать – заслуга не многочисленных правителей и советчиков, а благодаря эффекту обратного действия. Русские выживали не "благодаря", а "вопреки". Кроме того раньше технически и практически невозможно было просчитать эффект микрособытий и микровоздействий. Если бы эта возможность была у наших недругов раньше, нашей страны давно бы не было. А она не только существует, но и собирается и дальше этим заниматься. Несмотря на все происходящие в мире безобразия. Через три – шесть месяцев, любое воздействие любых стран мира на Россию становится невозможным. Останутся лишь внутренние недруги и несогласные. Сломом отживающих своё штампов, мы и будем заниматься. Экспериментов больше не будет. Будет работа по созданию математически просчитанного будущего. Возможно, что многие, если не все мечтали о другом будущем. Возможно, что строящееся общественное устройство не привычно, не всех устраивает. Но, к сожалению, нам не дано выбирать. Вернее дано. Или новое мироустройство, или старый, добрый каменный век. Ну, или, если повезёт, бесконечные феодальные войны. Другие варианты не просчитываются. Если кто-то найдёт другое решение, тогда и можно будет говорить. Пока такого решения нет.

Третье. Многие высказывают сомнения по поводу возможности оставить в секрете то, чем мы занимаемся. Посмотрите варианты развития. Там, как раз учитываются воздействия от утечек информации. Очевидно, что при наличии утечек, процессы сильно ускоряются. Причём всегда в нужную нам сторону. Тут важны не сами утечки, а утечки через режим секретности. Ответные действия всех противостоящих сил, как внутри страны, так и за рубежом, становятся при этом всё более неадекватными, хаотическими. Это нам на руку. Процесс этого воздействия ещё не до конца изучен. Предполагается, что вступают в противоречие принципиальные характеристики оценок. Поясню. До нас, никто не имел методик учёта микровоздействий и их развития. Принимались во внимания только процессы, уже получившие развитие, воспринимаемые всеми, как важные. Остановить или изменить их можно только ещё более массированным воздействием. Мы же теперь, можем минимальными воздействиями изменять, корректировать процессы, даже менять правила игры. Наши противники этого пока не могут. Нет методик. Разработка наших методик с нуля потребует, по меньшей мере, 10 – 12 лет. Освоение наших методик, в случае их похищения – от 4 до 5 лет. Этого времени у мира просто нет. Все, наверное, уже посмотрели ближайшее прогнозируемое будущее? Уже сейчас Европа с трудом удерживается от скатывания в экономическую пропасть, Штаты лежат на дне, Восток полностью выведен из игры. Внутреннее сопротивление ожидается гораздо сильнее и отчаяннее, нежели внешнее. Вскоре средств эффективного воздействия на Россию извне не останется, а внутреннее сопротивление не имеет для сопротивления научной и экономической базы. Наша задача выбить у наших противников и социальную базу. Лишить народной и даже клановой, местечковой поддержки.


После собрания, все дружной толпой вывалились на улицу. Всю неделю шёл дождичек, промозглая погода держала всех внутри пансионата. А тут опять развиднелось, потеплело, дорожки просохли. Народ разбился на пары, тройки, группки, разбрёлся по территории. Владимир грелся на солнышке, не принимая участие в болтовне, когда на шее у него что-то повисло.

– Привет папка, а мы приехали тебя проведать. Как ты тут?

– Верка, мы меня удушишь, слезай с меня. Здорово, здорово, а где мама?

– Да вон идёт, – Вера показала на проходную у ворот, из которой выходила улыбающаяся Галина.

– Здорово, отшельник. Ого, сколько народа. Смотрю, ты вовсе не отшельник. Приехали посмотреть, как ты тут.

– Очень хорошо, пойдем в мои хоромы, покажу, – Володя перехватил у жены сумку и повёл к себе.

– Да, просторно расположился, и кровать двуспальная для чего-то, – оценила Галина, – придётся видимо принимать предложение, к вам на работу переходить. А то можно и потерять мужика. Смотрю, у вас женщин тут хватает.

– Что поступало предложение?

– Да, тут у вас телекоммуникационная группа – предложили там работать. Приехали и тебя посмотреть, и работу, да и где Вере учиться. Обещали всё устроить, но как-то даже не верится. Кормят здесь как? Обещали много работы, так что готовить некогда будет, да и негде, как я смотрю.

– Кормят сколько и чего хочешь. Бесплатно.

– Так не бывает!

– Бывает, бывает, привыкай к коммунизЬму. Пойдём, познакомлю с руководством.


Два месяца, за работой пролетели незаметно быстро. Пару раз в неделю проводились психологические тренинги, принципиально отличавшиеся от всего, что Владимир знал. Тренировались, в первую очередь устойчивость к стрессам и защита от психологического и физического воздействия. Методы были совершенно незнакомыми – скорее всего синтез йоги, психологии начала 20-го века, практики гипноза и самогипноза. Никаких Фрейда с Юнгом, Фроммом погоняющих, никаких Выготских с Гальпериными, даже Леви с Козловым отсутствовали напрочь. Зато присутствовал результат. Видимо использовались методики, "приватизированные", в своё время спецслужбами. Несколько раз Владимир ездил в краткие командировки. Проводились проверки методов тестирования и проверок совместимости в новых поселениях. Выявлялись неточности и устранялись неизбежные накладки и неразбериха. Параллельно работали и ФСБшники. Вообще, с ФСБ контакт держали плотный.

Готовили переезд на постоянное место и постоянную работу в новый административный центр. Перед самыми новогодними каникулами, ездили смотреть место нового жительства всей группой. На высоком берегу Камы посёлок смотрелся очень живописно. Дома были готовы и даже подключены ко всем коммуникациям, но не включены. Внутри домов холодно – батареи не работают. Может быть поэтому, может благодаря серому небу, промозглой погоде и дорожной усталости, будущее местожительство мало кому понравилось. Видя общее настроение, Фёдоров заказал вертолёт и в три захода свозил всю группу на экскурсию.

Несмотря на сильный шум винтов, внутри вертолёта громкий голос был слышен хорошо. Володя с женой впервые летели в вертолёте. До этого – лишь в больших самолётах на отдых и обратно. Было интересно и страшновато. Тяжёлый вертолёт взлетел с большой бетонной площадки между двумя посёлками. Всё происходящее комментировал средних лет мужчина, представившийся комендантом одного из этих поселений.

– Место на карте вы все видели? Кто не видел – это сбойка трёх областей – Удмуртии, Башкирии и Перми. Посёлки только-только введены в эксплуатацию, полностью готовы. Немного запаздывают дорожники и связисты, но жить можно. Вы не смотрите, что сейчас – сыро и холодно, да серое небо давит. Летом тут замечательно. Погода, природа, благодать!

– И комары! – перебил кто-то.

– Ни одного! Речек, речушек, ручьёв здесь полно, леса везде, что не вырубили, а комара или гнуса – ноль. Ученые удивляются. Я так думаю, что их ветерок с Урала, дальше на запад сдувает. Так что гнуса вообще нет. Летом теплее, чем в Ростове, правда, зимой снега много.

Народ весело засмеялся – под ними проплывала чёрно-грязно-зелёная земля безо всяких признаков зимнего покрывала.

– Да, в этом году, что-то со снегом незадача. Обычно в это время метра полтора наваливает, а сейчас земля голая и тепло, как в сентябре. До сих пор тут пропасть лагерей, да зон было. Почти все местные в них работали или рыбной ловлей, охотой занимались. Грибы собирали – грибов пропасть. Сейчас уже почти все лагеря ликвидированы, дороги проложили, дома благоустроенные поставили. Первым делом в эти дома местных переселили. Они к такому комфорту даже не были готовы. Так что в основном роптать перестали. А кто хотел продолжать в лагерях работать, тех вместе с лагерями переселили, да деклассированную публику, кому после отбытия заключения и податься некуда было. Много их тут осело. Сейчас всех переселили. Здесь остались те, которые работать могут и хотят. Говорят, весь этот регион намерены административным и инновационным центром страны сделать. Все посёлки, как бы гроздьями собраны. В каждом по тысяче – полторы жителей. Каждая гроздь – от пяти до ста посёлков, в общей инфраструктуре, с общими задачами.

Под вертолётом расстилались леса с вкраплениями посёлков. Всех их стягивала густая сеть дорог. Виднелась широкая полоса реки. Кое-где посёлки группировались в городки, или скорее населённые пункты южного, станичного типа, как на Кубани или Ставрополье.

– Сейчас вы видите учебный и научный центр, – продолжил импровизированный экскурсовод, – новый академический или, если хотите, университетский городок. Он составлен их 85 посёлков.

– Зачем эта делёжка? – спросил Костя. Он сидел рядом с четой Дуговых, – не проще под одним управлением всё собрать?

– Под одним и будет, – пояснил комендант, – посёлки определены только условно, для удобства управления и самоуправления. Это базовая единица самоуправления – от тысячи до полутора тысяч человек. Объединения же этих единиц – как нужно по структуре и удобству для работы и проживания. Сейчас даже названий нет ни объединениям, ни отдельным фрагментам. Скажем, гуманитарные и академические дисциплины не требуют большого скопления учёных, не требуют натурных экспериментов. Поэтому их посёлки могут быть достаточно уединёнными. Стандартные заводские и фабричные поселения объединяют от двух – трёх посёлков, до ста, в зависимости от сложности и необходимости кооперации. Но, как правило, городки или станицы, если хотите, объединены в конгломераты по10 – 15 посёлков. Так удобнее для обучения детей, медицинского и социального обслуживания, администрирования, наконец. Я слышал, что таким образом будет преобразовываться вся страна, тут, да ещё в нескольких десятках мест только начало.

– Куда денутся старые города? – встрял малознакомый человек, сидящий рядом с комендантом.

– Я тоже это узнавал. Мне говорили, что превратятся в культурно– развлекательные и музейные центры. Многие не захотят из них уезжать, срываться с насиженных мест. Пройдёт не одно поколение, пока люди поймут, что в городах жить хуже. Сейчас их в этом просто невозможно убедить. Больше 100 лет всё самое прогрессивное, лучшее ассоциировалось с городским образом жизни. Да и убеждать не надо. Жизнь все запятые и тире сама расставит. Наше дело – своим делом заниматься.

Показалось огромное открытое пространство, на котором кипела работа.

– Сейчас мы пролетаем над строящимся аэродромом. Обещают запустить через пару месяцев. Сюда же тянут железку. В этом районе уже готов новый административный центр страны. Раньше бы сказали столица, но на самом деле, такая же группа посёлков, правда большое количество резервного и гостиничного фонда рядом. Так что условия почти такие же, как и у вас будут. Где-то рядом был резервный командный пункт министерства обороны, но где – не в курсе. Во-о-н, там видите, – указал в левый иллюминатор, – водохранилище мелькнуло. Купаться там здорово, а то в реке вода только в июле прогревается, да и то больше для "моржей"подходит. Впрочем, в каждом посёлке спортивно-развлекательный комплекс. Там и банька и бассейн. Небольшой, но поплавать можно, и тренажёрный зал, и площадки разные. Недалеко – крупные оздоровительные центры.

– Добираться наверное сложно, – скорее не спросил, а констатировал немолодой мужчина за Володей, – считай тайга!

– Обещают кольцевые маршруты автобусов пустить, а дороги у нас уже лучше, чем в Европах. Пока не развалились, – добавил с усмешкой комендант. – Все. Назад поворачиваем, сейчас повыше взлетим – весь пейзаж сразу откроется. Слева, вдали Урал – в дымке виден. Красиво. Вы ведь теперешние наши дороги видели, по ним добирались. Тут теперь везде дороги отличные. Говорили, что с какими-то нанотехнологиями строились. Ни жара, ни стужа им, дескать, не повредит. Посмотрим, время покажет. Дорожники клянутся и божатся, что ремонта лет двадцать – тридцать не потребуется.


Новый год настал внезапно. За интересной работой, суетой предстоящего переезда время неслось стремительно, будто отыгрываясь за те годы, когда томительно тянулось. Этот праздник остался, наверное, последним не идеологизированным и, поэтому действительно общенародным, праздником в стране. Несмотря на общую запарку, Фёдоров распустил группу на каникулы за три дня до Нового года. Автобус, развозивший сотрудников, подвёз Дуговых почти к самому дому. Казалось, что город ни как не может привыкнуть к зиме. Было холодно и голо. Улицы не обросли сугробами, снега вообще почти не было. Холодный ветер, порывами, то подбрасывал в воздух тяжёлые грязноватые листья, оставшиеся с осени, то бросал в лица прохожих снег, больше похожий на мокрую крупу. Владимир, Галя и Вера быстро пробежали до подъезда.

– Воняет гадостно, я уже отвык за два с лишним месяца, – Володя поморщился от запаха кошачьих экскрементов – в подъезде жила любительница кошек. Кошечки непосредственно в подъезде ели, тут же и гадили. Все предложения избавиться от вони вызывали дикий крик. Откуда не возьмись, появлялись толпы защитников животных и даже журналисты. Сломленные таким напором, жильцы отступали.

– Я совсем забыл, как там твои цветы поживают?

– Вспомнил! Я их тёте Кате поручила, соседке. И вообще, присматривать за квартирой.

– А… А я подумал, что там одни будылья засушенные нас ждут.

Квартира встретили лёгкой запущенностью, нежилым запахом. Галя с дочкой засуетились с уборкой, Володя сел в кресло, включил телевизор.

– Слушай, а у нас же ничего съестного нет! – вскочил и уставился на жену, – во разбаловались! Так и готовить разучишься!

Все трое засмеялись.

– Давайте, вдвоём идите за продуктами, а то ни завтрака, ни обеда ни ужина вам не будет, – скомандовала Галина, – я одна приберусь.

Володя с дочкой выскочили из квартиры, направились к гастроному. Галина продолжила было уборку, как раздался телефонный звонок.

– О, Галя, привет. Я уже два месяца не могу дозвониться. Куда это вы пропали, я уж беспокоится начал, – раздался в трубке голос Григория.

– Сам на год, а то и на два пропадает и ничего, а тут на пару месяцев всего… Как у тебя дела, как Татьяна.

– С нами всё более или менее. Вот сестра с семейством еле выбралась, да родители переволновались.

– Ой, я и забыла! Они же в Штатах!

– Нет, уже здесь. Правда Никита остался, а Наташа с детьми приехали. Это долгий разговор. У вас то, как?

– Это тоже долго рассказывать. Заглянул бы.

– Мы с Таней предлагаем у нас Новый Год справить, там и поговорим.

– Там поговорить вряд ли получится, но я, в принципе, не против. Думаю, и Володя одобрит. Только где? У вас?

– Мой товарищ уехал на праздники в Германию. Со всем семейством. Его загородные апартаменты в нашем распоряжении.

– Ладно, я поговорю с мужем и дочкой. Думаю, они согласятся. Возьми что-нибудь пишущее – наши новые телефоны продиктую.


31–го Владимир с супругой с утра собирались в гости. Куплен здоровенный торт, традиционное шампанское, заказано такси, все выгладились, приоделись. На улице – поистине новогодняя погода – не очень холодно, падает шикарный пушистый снег. Первый снег в эту зиму, и тот ненастоящий – игрушечно-сказочный. Город, наконец, прикрыл свою осенне-зимнюю грязь белоснежным одеялом. Заказанное такси прибыло, как всегда внезапно. Короткая суета и Дуговы отправились. Как теперь говорят – загородный дом, а раньше – зимнюю дачу нашли быстро, всего один раз уточнив у Григория дорогу по сотовому. Дом, просторный, двухэтажный, стоял в глубине сада. У ворот семейство Владимира встретил Гриша.

– Давненько вас не видел, с наступающим! – Гриша кивнул головой и пригласил за ним. – Как добрались?

– Нормально добрались, что у тебя с физиономией? Весь в синяках! – Владимир с удивлением взирал на друга.

– Не обращай внимания, рассосется! Так, спор хозяйствующих субъектов.

– Что рассосётся? – встряла Галя, – синяки рассосутся или спор "хозяйствующих субъектов".

– Что-то странно, сейчас вроде бы кулаками не разбираются, всё больше через суд, да арбитраж. Впрочем, мы в этом – ни уха ни рыла. Мало понимаем. – Владимир и Галя пошли за Гришей по расчищенной дорожке к дому.

– Я сам не ожидал такой бурной реакции. Только начал немного менять ассортимент товаров, сразу такой наезд. Как в девяностые, право слово. Ладно – пробьёмся. Что без дочки?

– Что, вы с Викой? И сестра с ребятами приехали?

– Нет, все дети с предками остались. Старые и малые – им вместе интереснее, чем с нами.

– Наша, с подругами встречать решила, – Володя взял супругу под руку, – уже почти взрослая, Галя разрешила.

– С подругами или с другами? Небось, ухажёры уже имеются?

– Не замечена, не привлекалась.

– Как обычно, родители последними узнают сердечные, да и другие секреты отпрысков.

За разговором подошли к дому, из двери выглядывали сестра Григория, его жена. Снег прекратился, воздух стал каким-то гулким и одновременно мягким, ватным. Создавалось впечатление, что звуки, сорвавшись с губ, сразу осыпались в свежий снег. Дом встретил теплом, съедобными запахами, предчувствием праздника. После суеты раздеваний и чмоканий перешли в гостиную. Большая комната, с разложенным, но не накрытым ещё столом, за стеклом камина чуть слышно потрескивали дрова. Гриша увлёк друга на кухню "отдегустировать" коньячку, дамы остались болтать в комнате.

– Гриш, о Никите Наташином ничего не слышно?

– Пока ничего. Там, вроде бы всё немного успокаивается, надеемся на лучшее. Хорошо хоть сами уехали, одному всё-таки легче, чем всем табором.

– Что он остался там, почему не уехал?

– Я так понял, что или денег не хватило всем, или хотел остатки бизнеса спасти. Наташа сразу плакать начинает, как об этом разговор начинается.

– Как раз и хотел спросить: о чём удобно говорить, о чём нет.

– Да всё удобно, только пока непонятно, что дальше будет. Пока живут у родителей, иногда к нам наведываются. Ведь у них теперь ни кола, ни двора в России нет. Они всё продали, когда на ПМЖ в Штаты перебирались. Сейчас что делать непонятно. Пошли к дамам, да и на стол накрывать пора, да выпить, да закусить, – Гриша с энтузиазмом потёр руки.

В гостиной были солидарные рыдания. Все три дамы переживали за оставшегося в Штатах Никиту, за треволнения Наташи с детьми, за развалившееся в одночасье американское благополучие Наташиного семейства. Только к семи часам вечера собрали стол. Мало-помалу разговор оживлялся, переходил на оптимистичные темы. Проводили, причём неоднократно, год чёрного дракона, принесшего столько беды в мир. Без пятнадцати двенадцать вывалились на улицу, сделав телевизор погромче. Разлили шампанское. После троекратного УРА запалили подготовленный фейерверк. Минут через десять после полуночи их поддержали с соседних участков. Вернулись в дом под сполохи ракет и шутих. Год чёрной змеи начался.


Утром Григория разбудил звонок мобильника. Пошарив в поиске трубки, первым делом взглянул на часы. Было полдесятого утра. Для новогоднего утра не просто рано, а очень рано. Раздался взволнованный голос отца:

– Приезжай, куда-то пропала внучка, Вика…


Глава 2.

Где-то в Западной Европе.

Первый – мы собрались сегодня, чтобы определить дальнейшие шаги по обустройству мира. Как мы понимаем, мир подошёл, во многом благодаря нашим совместным усилиям и прозорливости наших предшественников, к тому моменту, когда не наши потомки, а непосредственно мы сами можем взять всю власть в свои руки. Власть не только финансово-экономическую, но и политическую, военную и моральную. Не осталось стран, которые могли бы оказать значительное сопротивление нашим планам.

Четвёртый – простите, что перебиваю столь выспреннее выступление, но я бы не стал скидывать со счетов Россию. Боюсь, как бы ни произошла такая же промашка, что и с большевиками.

Третий – какие большевики! Вы что, хотите сказать, что в России остались неподконтрольные нам властные или информационные ресурсы?

Четвёртый – нет. На виду всё под контролем. Но мне непонятно, как вообще Россия остаётся единой страной. Все расчёты показывают, что она должна распасться на регионы и даже области, республики ещё лет пятнадцать – двадцать назад. Если этого не произошло, значит, мы не учитываем каких то процессов, что-то скрыто от нашего внимания. Это меня и беспокоит.

Второй – Если все властные рычаги у нас, то о чём беспокоится?

Четвёртый – да так, смутные сомнения.

Первый – давайте сомнения оставим на потом, а сейчас разберём создавшееся положение и выработаем согласованную политику. Что у нас с Китаем?

Девятый – Китая, как такового нет. Есть ещё промышленный потенциал в Манчжурии, но ответственно заявляю, что страна возможностей для возрождения не имеет.

Второй – ты говорил это и в начале войны, однако китайцы уничтожили весь стратегический потенциал Америки. Ничего себе ошибочки.

Пятый – ну это, как раз сыграло нам на руку. Не пришлось искусственно развязывать в Штатах гражданскую войну. Она началась сама собой. Так что ошибка только помогла.

Второй – по нашим планам вооружённые силы Америки должны быть гарантом наших завоеваний и ликвидировать их планировалось лишь после разрушения промышленности и экономики всего мира, а сейчас всё приходится передоверять европейцам – это опасно.

Третий – нет, европейцы подготовлены. Блокада энергоносителей заставит Евросоюз солидарно выступить против России. Правительства подготовлены, необходимые перестановки в верхах сделаны. Если информация о русских верна, Европа и Россия взаимно уничтожат друг друга.

Пятый – для нас очень важно, чтобы ни один реактор в Европе не был повреждён. Общеевропейский Чернобыль нам не нужен. В конце концов, нам здесь жить!

Третий – да, всё готово к остановке и разгрузке реакторов атомных станций. Пропаганда работает хорошо. Даже во Франции население готово жить при свечах, но отключить реакторы. Пример Штатов оказался очень примечательным.

Второй – да, две трети североамериканского континента радиоактивны.

Девятый – Китай практически чист от радиации. Ни одного попадания по реакторам, даже учебным, а промышленности и городов, как не бывало.

Восьмой – ну на юге и, я слышал на севере, города не затронуты, а только покинуты, как и в Индии.

Первый – кстати, как там Индия и Пакистан?

Восьмой – Тут всё по плану. Промышленность и экономика разрушены, в ближайшее время восстановлению не подлежат. Пакистан разрушен полностью, начался исход жителей через Афганистан и север Ирана в переднюю Азию. Постоянное давление на русскую границу и страны Средней Азии. Все силы России брошены на отражение пограничных стычек и конфликтов. Кроме этого пропаганда добилась полного уничтожения местных научных и технических кадров. Дескать, не соответствуют заветам пророка. В общем, всё по плану и даже лучше. Все процессы под контролем. Сейчас накапливаем силы на взятие северного Кавказа. Это должно отвлечь исламистов от похода на Запад.

Пятый – Нашли объединяющего лидера?

Восьмой – Да, нашли. Прямой потомок пророка.

(все засмеялись)

Первый – Хорошо. Как в Африке, Южной и центральной Америке?

Шестой – Всё по плану. После прекращения экономической, продовольственной и медикаментозной помощи, Африка близка к вымиранию. В общем, общий хаос. Простите за тавтологию.

Седьмой – С Америкой то же самое. Некоторую опасность представляла Бразилия, но и там мы смогли пропихнуть к власти коммунистов, не наших, настоящих – фанатиков. С их восприятием действительности – это конец. Думаю, через пару десятилетий Южная и Центральная Америка вернутся к состоянию экономики, до Колумба. А север – уже сейчас полный хаос.

Первый – Значит завершающий этап!

Второй – Да, Штаты ещё имеют флот. Удар будет нанесён.

Пятый – Только осторожнее, как можно осторожнее. Впрочем, Россия нам не нужна! Её следует растереть в порошок.


Где-то в России.

Генерал КГБ – Итак, все в сборе. По прогнозам назревает кульминационный период противостояния. Сначала доклад о положении в мире.

Генерал ГРУ – мировой порядок давно рассыпался, как всем понятно. Финансовый кризис перерос в экономический. Пока держится Западная Европа, но это не надолго. Нарастает пропагандистская истерия о недопустимости единоличного обладания энергоресурсами. По всему готовится непосредственное военное воздействие на Россию. На это указывает и повсеместное отключение и дезактивация атомных электростанций, консолидация военных сил в одних руках. Несмотря на уход США с мировой политической сцены, влияние НАТО резко усилилось. Доходит до физической ликвидации несогласных политиков и даже руководителей отдельных стран. В США промышленность уничтожена, армии нет, но достаточно силён флот. Причём, в отличие от наземных вооружённых сил, Флот полностью подчиняется центральному правительству. Очевидно, что это ненадолго, поэтому предполагается его использование противником в самое ближайшее время. Африка и Латинская Америка приводятся в первобытное состояние и влияния на общемировые процессы оказывать не могут. Китай, Индия, Пакистан, не говоря уже об Иране, Ираке и всей Аравии уничтожены, как страны. В этих регионах потерян весь промышленный потенциал, сельское хозяйство стремительно деградирует. Агрессия исламского мира ориентирована нашими противниками на Россию, союзные и близлежащие к России страны. Явлен новый харизматичный лидер, по прогнозам способный реально объединить народы ислама. По всей видимости, планируется ещё большее усиление исламского давления, с активизацией мусульман внутри России.

Генерал армии – Положение в армии аховое. Напряжённость на южных границах растёт. Для гарантированного отпора необходимо, по крайней мере, удвоить численность сухопутных вооружённых сил страны. А Западные границы вообще голые. Только пограничники. На Китайской границе бардак. Уже несколько миллионов китайцев перешло. Без срочных мер востоку страны грозит голод.

Генерал Г.Б. – А в каком состоянии стратегические силы?

Генерал армии – Тут как раз всё в порядке. Ракетные войска укомплектованы, мобильные и армейские ударные силы имеют двойной штатный комплект. К тому же продолжают доукомплектовываться. Развёртывание противоракетной системы возможно в течение нескольких дней. Космические платформы расконсервированы, готов запуск новых. Тут всё в порядке. Расконсервированы все имеющиеся тяжёлые ракетные пуски.

Адмирал – Флоты подготовлены. В меру сил. Ударные подводные силы готовы к выходу.

Генерал Г.Б. – Что с прогнозом и общим состоянием общества?

Штатский – Как видим, предсказанный общемировой кризис развивается в пределах расчётных допусков. Настала пора прямого управления страной. Группы психологов, врачей и следователей подготовлены. Первые карточки и системы управления подготовлены. В общем и целом, всё готово к введению режима чрезвычайного положения до общемирового кризиса. В течение полутора – двух недель следует ввести режим чрезвычайного положения и приступить к реформации страны. Самое время.

Генерал МЧС – войска МЧС готовы. В течение недели развёртывание лагерей и укрытий гарантирую.

Генерал Г.Б. – в общем решили! При первом же удобном поводе начинаем работать. Формировать правительство будем по ходу дела, в зависимости от последовательности разворачивающихся событий.


Январь не задался – выдался промозглым и ветреным. Снег, украсивший новогодний праздник быстро растаял, сошёл на нет. Гриша доехал до Варшавки на метро – на дорогах сплошь, коварный ледок. День жестянщика затянулся на месяц. Машину слегка помяли ещё в декабре, но ремонту конца и края не было видно. В новогодние каникулы, да и после торговли почти нет, покупатели куда-то подевались, всё застыло. Ощущение ожидания, заторможенности висело над страной давно. Всё происходило вяло, еле-еле. В павильоне, Гриша принялся обзванивать поставщиков. Потихоньку бормотал телевизор. Вдруг продавец оживился и включил звук погромче. Григорий повернулся, чтобы одёрнуть, но и сам застыл на месте. Передавали экстренные новости.

"Наши Дальневосточные корреспонденты передают предварительную информацию о том, что атакован и уничтожен Хабаровск. Собственно – с городом, связаться не удаётся. Военные никак не комментируют происходящее. Связь с Владивостоком и всем Дальним Востоком осуществляется только по спутниковым системам. Все наземные линии связи не доступны. Только что, мы получили сообщение, что официальное заявление поступит через несколько минут. Пока поступает противоречивая информация".

Григорий и продавец переглянулись, молча подсели к экрану. Повисла пауза. На вошедшего случайного посетителя зашикали, посадили на подвернувшуюся коробку из под товара. На экране застыло изображение Кремля. Даже звука никакого не включили – видимо никто не взял на себя ответственность, что, в данном случае уместно. Через пару минут картинка сменилась, показывали комнату, видимо внутри Кремля. Ещё через минуту – другую вошёл президент. Уселся за стол.

"Дорогие сограждане. Вынужден обратиться к стране с чрезвычайным сообщением. Минувшей ночью, наш дальневосточный город – Хабаровск, по данным Генштаба, был уничтожен вследствие ракетно-ядерного удара. Военные утверждают, что ракетный удар был нанесён Американской стороной. Разрушен центр и северо-восток города, уничтожен речной порт, прервано железнодорожное сообщение с Дальним Востоком, повреждён аэропорт. Войска ГО и ЧС, а также войска мин. обороны, гражданские власти наводят в городе порядок, проводят эвакуационные мероприятия. Начата переброска мобилизационных резервов продовольствия, оборудования. Об этом, в своё время доложат министры обороны и чрезвычайных ситуаций. Со мной по прямому проводу связался президент США. Американская сторона утверждает о непредумышленном характере катастрофы. Военные такую версию категорически опровергают. Точное попадание ракеты в город случайным быть не может! Я, как президент Российской Федерации, как гарант суверенитета страны и её верховный главнокомандующий, вынужден ввести в стране режим чрезвычайного положения. Посол России в Вашингтоне отзывается для консультаций. Посольство, представительство России в ООН и других международных организациях на территории США, признано целесообразным эвакуировать. Действующая армия и флот приводятся в состояние повышенной боеготовности".

Картинка сменилась. Появилась студия. Ведущие программу, обещали репортаж непосредственно из города. Вертолёт с корреспондентами – на подлёте к Хабаровску. Пока же, давали серию репортажей с комментариями политиков, бывших военных, политологов. Они сменялись в быстром калейдоскопе, но сколь ни будь вразумительной позиции никто ещё не выработал, настолько неожиданным было произошедшее. Наконец появились первые репортажи с места событий. Мир и наша страна вместе с ним, в последнее время, уже попривык к виду уничтоженных городов и целых стран. Но всё это было где-то далеко, не с нами. И то, что война пришла и в наш дом, как-то не укладывалось в сознании. Действительность грубо ворвалась в чуть сонное, привычное течение жизни. Меры действительно предпринимались, но убитых, раненых, просто лишившихся жилья, столь много, что власти и военные просто не успевали. Полуразрушенный город, лишённый тепла, с уничтоженными или сильно поврежденными коммуникациями лежал перед глазами телезрителей. Горели дома, чадили нефтехранилища. Тушить просто некому, да и нечем. А холода там стояли не московские. Мороз доходил до тридцати. На глазах развёртывались палаточные городки, начинались ремонтные работы. Репортажи с места событий сменялись комментариями компетентных, малокомпетентных и полностью некомпетентных политиков, чиновников, обозревателей, всех тех о ком принято говорить – "публичные люди". Огромное количество криков и воплей, но никто не знал, что же будет дальше. Спектр предложений и предположений – от "простить и забыть", до "раздолбать всех и вся к чёртовой матери". Все высказывания делались с придыханием и оглядкой. Ещё неизвестна была реакция Кремля и готовящиеся ответные действия.

Гриша поехал домой ближе к вечеру, так и не дождавшись ничего путного по телевизору. Город встретил его полупустыми улицами. Возникало впечатление, что объявили эвакуацию, и большая часть города уже выехала. Даже в метро свободно и как-то по особому гулко. Добравшись до дома, Григорий обнаружил там жену, смотрящую новости. Это было крайне необычно. Гриша ещё не видел Таню интересующуюся политикой и новостями.

– Что говорят, – спросил, садясь в кресло. – Я на работе смотрел. Что за последний час – полтора происходило.

– Привет. Объявили, что формируется правительство военного положения. Оно и будет решать, что делать и как быть. А ты хорош! Не мог позвонить. Я о таком от подруги узнаю! – начала заводится Татьяна.

Её прервал телевизор. На экране появилась заставка – изображение Кремля. Диктор за кадром объявил, что через несколько минут ожидается новое заявление президента. Заиграла классическая музыка – спасибо не Чайковский, не «Лебединое озеро». Гриша пошёл на кухню, поставил какую-то еду в микроволновку. Телевизоры включены по всей квартире. Подсел к столу, принялся жевать, не чувствуя вкус и вряд ли сознавая, что ест. Перекусив, перешёл в гостиную, к жене. Вновь сменили заставку. Показывали, видимо Хабаровск, из космоса. Очень чётко был виден эпицентр, с расходящимися от него волнами разрушений. Пропала даже музыка. Так, какие-то механические шумы. Начали комментировать. Объяснили, что картинка on-lain, даётся напрямую со спутника. Стрелочками показывали разрушения, и что происходит сейчас. Оказывается, ледоколы разбили лёд от океана до города, подошли большие десантные корабли для эвакуации людей. Уже заканчивали монтировать палаточные городки, вездеходами подвозилось топливо и генераторы. Срочно чинилась железнодорожная магистраль, но там дело только началось. Во всём этом копошении удивляла непривычная для нас слаженность действий, быстрота и чёткость исполнения решений. При обычном землетрясении или даже крупном пожаре только раскачивались бы, дня два. А тут за неполный день смогли организовать спасение целого, совсем не маленького города.

На полуслове оборвался репортаж, вернулась картинка с Кремлём. Вновь, как и утром, появился президент.

"Сограждане! Наша страна подверглась ничем не спровоцированной агрессии со стороны Соединённых Штатов Америки. Заверения руководства США о случайности инцидента наши аналитики и военные отвергают. С сегодняшнего дня Российская Федерация прерывает дипломатические отношения с США и отозвала своего посла. Начата эвакуация представительств и организаций России, находящихся на территории Соединённых Штатов Америки. Посолу США в Российской Федерации вручена нота протеста и заявлено о невозможности пребывания граждан США на территории России. Всем посольским, консульским службам, а также представительствам и гражданам Соединённых Штатов Америки предложено в трёхдневный срок покинуть территорию России.

В связи с создавшимся международным и внутрироссийским положением, я, как верховный главнокомандующий и гарант конституции Российской Федерации, её президент объявил режим чрезвычайного положения на всей территории страны. Сформировано Правительство Чрезвычайного Положения. В него вошли представители силовых министерств и ведомств, ключевых промышленных и социальных структур страны. Приостанавливаются некоторые права и свободы граждан. Режим Чрезвычайного положения предполагает консолидацию общества, полную и принципиальную нетерпимость к тем, кто свои интересы ставит выше интересов всей страны. Люди, нарушающие закон и порядок будут караться согласно законам военного времени. Изменяется порядок ведения следствия и дознания, судебное делопроизводство. Вводится цензура средств массовой информации.

В связи с действиями Соединённых Штатов Америки и агрессивными заявлениями стран НАТО и Евросоюза в России объявляется частичная мобилизация. Для отражения возможной агрессии извне, экономика, промышленность и сельское хозяйство нашей страны переходит на военное положение. В некоторых крупных городах будет проходить частичная эвакуация населения. В первую очередь это касается городов – миллионников, портовых и приграничных городов. Катастрофы Хабаровска допустить нельзя. По мере развёртывания систем противоракетной обороны будут прикрываться всё большие территории, но пока следует рассредоточить, как население, так и производство. Преодолеть их опасную скученность.

Дорогие сограждане. Я, и правительство, которое возглавил, нуждаемся в вашей сознательности, в вашей преданности Родине, её интересам, в вашем патриотизме. Только от вас зависит само существование нашей страны, её процветание. Мы же, в свою очередь, приложим все наши силы для обеспечения надёжной и прочной защиты нашей Родины от любого агрессора. Как только угроза безопасности страны, самому её существованию будет преодолена, мы вернёмся к гражданскому демократическому правлению. Наша судьба – в наших руках". – Президент встал. Заиграл гимн России.

– Теперь и у нас началось – обречённо сказала Таня, – А как же дочка? Теперь вообще свалка начнётся, до неё никому дела не будет!

– Не заводись. Ты же слышала, всё это повод для закручивания гаек. Порядка даже больше станет, во всяком случае, хоть временно. Да и деньги уже почти собрал, что не собрал, то займу. Надо что-то думать – работы совсем нет. Товара нет, покупателей почти нет, придётся распродавать дело.

– Тебе же предлагали Дуговы работу, говорят хорошо оплачиваемая.

– Это для них хорошо оплачиваемая. Тебе этих денег на косметику не хватит. Да и не умею я сейчас уже ничего. Всё забыл. По специальности двадцать лет не работаю с лишним, а Галина постоянно в работе была, ей переподготовка не нужна. Я ещё шаговые АТС, да координатные кое-как помню, а уже квазиэлектронные для нас тогда экзотикой были. А сейчас? Вон, Галя, о каких то комплексных опорных станциях говорила, а я даже не понимаю о чём она. Безнадёга. Если уж совсем прижмёт, лучше таксёрить пойду. Там хоть всё привычно.

– Слушай, а как же с дочкой? С Викой? Ты же деньги на выкуп уже почти все собрал! Как теперь быть?

– У нас завтра с бандитами связь, да ещё следователь влезает, расспрашивает. А деньги, я к завтрашнему вечеру все соберу!

Дочка, похищенная после Нового года, объявилась уже через три часа. Точнее объявились её похитители. По телефону. Пригрозили, назначили выкуп 10 миллионов рублей. Это были все деньги, которые можно было выручить за бизнес Григория. Володя предложил, по своим новым каналам, связаться с органами. Следователь работал с Сирскими, но, как бы параллельно – сам предложил, чтобы всё шло так, как будто, ни милиция ни, тем более ГБ к розыску не привлекаются.

– Считай, у тебя теперь не остаётся ничего в деле?

– То, что осталось при такой-то работе может пойти на погашение кредита. Я его спешно брал, невыгодно. Это не бизнес кредит, а потребительский.

– Володя поручился?

– Да, он.


Сразу после Хабаровска Фёдоров пригласил всех на собрание.

– Итак, товарищи, кому не нравится, господа, – начал он, отличаясь довольным видом, от большинства, сидящих в зале. – Предсказанный кризис произошёл. Меня многие спрашивали – не был ли этот кризис, так сказать самодеятельным, искусственным. Сразу отвечаю – нет, не был. Не было даже провокации, иначе всё бы пошло не так, как прогнозировалось. Правда вероятность этого дурацкого удара была невелика, всего 60 –65%.

Зал зашумел, задвигался. Не дожидаясь тишины, Фёдоров продолжил.

– Да, это небольшая вероятность. И сразу хочу сказать, что спасти никого в городе до удара было нельзя. Тогда изменялись граничные условия, ситуация выходила из под контроля. Жертв неизбежно становилось в несколько раз больше. А вот быстрое развёртывание спасательных сил – тут мы могли помочь и помогли. По предварительным подсчётам, в городе потеряно, то есть погибло, пропало без вести или смертельно ранено, около 70 тысяч человек. Цифра большая, но могло быть несравнимо больше. Резервным вариантом объявления режима чрезвычайного положения было прямое столкновение с НАТО на Украине. Сейчас, в связи с последними событиями, кризис на Украине отодвинулся минимум на полгода. Есть большие надежды, что он не разовьётся вовсе. Прямое столкновение с Альянсом нам сейчас очень не выгодно. Страна, как всегда в начале войны, к этой самой войне не готова. Наша задача отодвинуть как можно дальше горячую стадию, а то и вовсе её избежать. Исследования показывают большую вероятность того, что Россия вообще может избежать прямого столкновения с Альянсом – он должен через некоторое время просто рассыпаться сам.

Но это дело будущего. Наша первоочередная задача преобразование страны. В том числе, перевод её на военные рельсы. Предстоит грандиозная работа по фрагментации промышленности, сельского хозяйства и собственно населения страны. Все вероятно ознакомились с магистральными вариантами развития, поэтому не буду повторяться. Новые поселения различного типа и назначения должны состояться менее чем за год.

Работа, превосходящая по объёму эвакуацию начала Великой Отечественной войны. В несколько раз. При этом необходимо полное, поголовное тестирование всех перемещаемых лиц. Развёртывание производств, жильё, инфраструктура – не наше дело. Наше – это социальная устойчивость всего и вся, от отдельных коллективов до регионов и страны в целом. Ключ к этому – непрерывное отслеживание быстро меняющейся обстановки.

На следующей неделе начнётся апробирование новой системы безналичного расчёта по всей стране. Своего рода карточная система времён войны, но на новом принципе современных пластиковых, так называемых кредитных карточек. Готовится промышленная база для обеспечения всего населения страны системами учёта, похожими на выданные вам всем мобильники и пропуска. Новые посёлки и городки, все вновь строящиеся здания будут сразу компьютеризированы. Старые – модернизированы. Опять же, не наша задача, но учитывать в расчётах мы это должны.

Прогнозируется, что начальный этап ликвидации преступности пройдёт легко. Момент истины для рецидивистов и других красавцев наступит тогда, когда они уже будут за решёткой. Тогда небольшие осложнения предполагаются, более того – неизбежны. Но неприятности прогнозируются лишь для бандитов. Сложнее с так называемыми правоохранительными органами. Там ситуация и запутанней, и более многовариантна. Надо стараться, чтобы развитие событий пошло по наиболее щадящему варианту. Вопросы? Нет. Давайте работать. Готовьтесь к командировкам. Не всё можно решить на месте сидючи.


Секция, где работал Дугов, собралась в общей комнате. Якушев озвучил ближайшие задачи.

– На собрании Николай Дмитриевич сказал о перспективах, сейчас поговорим о том, что поставлено перед нами. Москва будет эвакуироваться в последнюю очередь. Военные считают, что у них достаточно сил и средств защитить город. В связи с этим, и так не благоприятный в криминальном плане город, может стать и вовсе клоакой. Отлов преступников и рецидивистов по всей стране погонит их в наш благословенный город. Как вариант, возможно Москвой пожертвуют. Об этом говорит то, что принято решение эвакуировать все эффективные предприятия, научные и учебные институты и персонал. В Москве остаются системы управления, которые в новых условиях не только не нужны, но и сильно мешают. Сюда же уже несколько десятилетий набивались предприимчивые люди, которые хотели жить за чужой счёт, а не работать. У нас очень тяжёлая задача удалить из города максимальное количество людей, которые согласны работать, а не только воровать. Все читали, что после преобразований, а именно – через пару лет, а может быть и раньше, государство полностью откажется не только от смертной казни, но и от наказания, в привычном понимании, как такового. Смертная казнь и сейчас невозможна официально. Но военное положение накладывает некоторые исключения. Организацией фильтрационных лагерей, зон и лагерей передержки уже занимаются другие люди. Наша задача, как только будут изолированы рецидивисты и потенциальные преступники, организовать реабилитацию и возвращение в общество граждан, которые ему полезны. Вообще, как вы уже догадываетесь, наша группа и группы подобная нашей, войдут в общую систему мониторинга и контроля страны.


Владимир, перемолвился с коллегами, вышел на улицу. Разговорился с Петей и, недавно приехавшим, Костей Вяземским. Против обычного, Костя не болтал без умолку.

– Что-то ты сегодня молчалив необычно, – удивился Володя.

– Так я треплюсь, чаще всего, чтобы чужую дурь не слушать, да когда настроение хорошее. А сейчас на душе муторно что-то. Трудно жить, когда знаешь, что и как происходить будет. И то, что если подлость не сделаешь, то или катастрофа, или труп на трупе лежать будет.

– Так это подлость – когда знал что надо делать, а сам, "благородно" голову в песок зарыл. Дескать, не буду подлецом, пусть всё катится к чёртовой матери, – возразил Петя.

– Да я всё понимаю. Всё равно муторно. Людей запутали совсем. То от них требуют социалистической законности, то капиталистической, то, теперь, потребуют всеобщую справедливость. В коммунистическом вчера, народ заставляли тупо следовать заветам и не высовываться, потом вдруг стали призывать к инициативности, к тому, чтобы по головам к собственному благополучию шли, а теперь заставят отвечать за каждый свой обдуманный и необдуманный поступок и даже намерение.

– Что ты можешь предложить что-то лучшее? – спросил Володя, – так предлагай, все с энтузиазмом подхватят.

– Не могу, в том то и дело. Раньше можно было хоть мечтать безнаказанно. Вот, если бы так, эти дураки политики сделали бы, весь народ и весь мир бы и осчастливились. Потом, когда в очередную глупость родные или зарубежные политики вляпывались, можно было гордиться своей гениальностью и прозорливостью. А сейчас вариант спасения мира предложишь, а тебе сразу варианты развития показывают. И подсчитывают, во что твоя гениальность миру обошлась. В трупах. Что досадно, не может обойтись, а обошлась.

– Ты предпочитаешь непредсказуемость? – спросил удивлённо Петя.

– Теперь не важно, что я хочу или не хочу. Мир изменился. Даже если уехать, заниматься чем-то другим, всё равно будет глодать мысль, что всё рассчитано, что тобой кто-то управляет, манипулирует. Лучше уж быть в курсе событий, нежели ожидать от них оплеух. Непривычно всё это. Непривычно, что от тебя ничего не скрывают, непривычно, что не какой-то там рок, карма, судьба, фатум, а ты сам распоряжаешься своей судьбой и миром вокруг.

– От случайностей никто не убережёт, – перебил Петя.

– Это понятно, я о магистральных вещах говорю. Но такими темпами, скоро можно будет и индивидуальную судьбу с точностью до последнего знака рассчитывать.

Докурив, Петр и Костя пошли в помещение, Володя погулял немного, но холод вскоре загнал и его. По дороге к своему кабинету догнала SMSка. Дойдя до рабочего стола, включил комп, развернул сообщение на экране. Возникли сложности в повторном тестировании старого кабинета министров. Сейчас, когда новое правительство только формировалось, ощущалась резкая нехватка кадров. Тестирование заместителей и даже представителей руководящих должностей среднего звена показывало полную профнепригодность прежних руководящих кадров. Подготовить с нуля оказалось значительно проще и быстрее, чем переучивать. Чаще всего переучить руководителя оказывалось невозможным в принципе, без полной ломки личности. Стало понятным, что руководство всех уровней и направлений в новых условиях не годится. Назревала необходимость полной люстрации, запрета на профессии старым руководителей, хотя бы на первое время.

Владимир мысленно пробежался по тому, что стало известно за последние несколько месяцев. Десять лет назад были начаты сначала теоретические, а затем реализовывались на практике, принципиально новые системы в организации производств, разрабатывались принципы управления и технологические цепочки переходного периода. Пять лет назад, начали массовый вывод производственных мощностей из городов. Ссылаясь на плохую экологию, скученность мегаполисов и крупных населённых пунктов, поощряя хаос в городской жизни, строительстве, в том числе дорожном, в жилищно-коммунальном секторе, производился вывод необходимых производств или создание принципиально новых. Обустройство технопарков и научных городков, обеспечивали немедленное развёртывание промышленных, научных, сельскохозяйственных конгломератов и территориальных образований. К кризису страна подошла с готовой инфраструктурой нового типа. Это была многократно дублированная сотовая структура производства всего, что необходимо стране и её гражданам. Старые предприятия решено просто оставлять, до поры до времени в покое, вместе со старыми принципами управления и руководства. Ко времени Хабаровска государство уже не нуждалось в промышленности старого типа.

Все добывающие, производственные, перерабатывающие и сельскохозяйственные предприятия, а также научные городки создавались по единому лекалу. Различались лишь по климатическому принципу. Основой промышленных, добывающих и перерабатывающих универсальных комплексов стали новые и кардинально перестроенные старые посёлки. Число жителей редко превышало полторы тысячи человек, но не могло быть меньше, чем одна тысяча. Ограничения по численности ввели в связи с необходимостью и удобством избрания и утверждения руководителей новых хозяйственных образований. Идея самоуправления домами в городах, идея кондоминиумов не прошла и не могла пройти. Запутанность, переусложнённость городской жизни, зачастую искусственно созданная и поддерживаемая, угробила эту идею. С этим была похоронена и идея сохранения и преобразования старых городов. Чиновничество своим своекорыстием а, зачастую, саботажем, сделало всё возможное и невозможное, чтобы уничтожить старую систему городской жизни, и себя вместе с ней. Зато в новых условиях, эта идея успешно решалась. Посёлки, объединялись в промышленные и территориальные конгломераты, насчитывающие десятки, сотни и тысячи отдельных посёлков – звеньев. Аналогично строились новые сельскохозяйственные регионы, научные центры. Планировалось открытие учебных, лечебно-оздоровительных, административных конгломератов. Казалось, в городах ещё сосредоточена власть и сила. На самом деле, там осталась одна скорлупа. После Хабаровской катастрофы началась последовательная эвакуация жителей. Сначала из городов – миллионников. Организовывались группы подбора персонала в новые поселения и доукомплектация старых. Одновременно формировались новые административные центры вертикального управления страной: страна – регион – район – местное самоуправление. Всё руководство на местах сразу формировалось через выборы. Постоянно отслеживался рейтинг выборных руководителей. Старые власти изначально не контролировали новые территориально – промышленные образования. В стране образовалась и успешно работала принципиальная новая система власти и хозяйствования. Старая управленческая система имела уже не власть, а иллюзию власти, иллюзию значимости, необходимости, важности для страны.

Размышления прервала супруга с дочкой. Вошли раскрасневшиеся, оживленные.

– Чего сидишь один – печалишься, – Галя скинула сапожки, повесила на вешалку куртку, – я смотрю и не собирал ничего. Нам завтра переезжать, а он не чешется!

– Давай помогу собираться, – Владимир отъехал на кресле от монитора, – только я чуть позже приеду, вы сами пока располагайтесь на новом месте. Отладить программу с моими тестами надо. Она уже вчера нужна была. Фёдоров рвёт и мечет. Так что я на недельку задержусь.

– Если так, не выпускай Гришу из виду. Как там у него с дочкой?

– Он уже почти весь бизнес распродал, на неделе всё решится.


Владимир со всей группой психологов мотался по командировкам, налаживая тестирования, проводя консультации вновь набранных психологов, тестеров и представителей военных трибуналов, которые заменили все суды. Федеральные суды приостановили свою работу сразу после введения режима Чрезвычайного положения в стране. Образованные военные трибуналы не имели права и юридической основы для осуждения. Их задачей была временная изоляция людей представляющих опасность для общества, а зачастую и для самих себя. К концу января успешно завершилась работа по сепарации контингента заключенных по признакам преступлений в существовавших местах заключения. Людей, содержащиеся в лагерях, тюрьмах, зонах, охраняемых посёлках, разделили на тех, кто совершил умышленные преступления, случайные и невольные. Кроме этого строго разделили и самих преступников. Убийцы не могли содержаться вместе с мошенниками, воры в законе вместе с коррупционерами. Образовалась система лагерей и зон с однородным контингентом. Эту сепарацию провели буквально в пару недель, после чего одномоментно арестовали всех рецидивистов в стране. Используя оперативные данные милиции, прокуратуры, ФСБ и опираясь на их возможности, были задержаны и отправлены в соответствующие лагеря все, так или иначе попадавшие в сферу внимания силовых структур страны – рецидивисты, воры в законе, члены ОПГ. Несмотря на цензуру, начался дикий вой в СМИ о нарушениях прав человека. Это, в свою очередь, дало повод сменить практически всё руководство центральных печатных и электронных средств масс-медиа.

Группа Владимира работала над системами тестов проверки лояльности. В будущем эти программы предполагалось сделать универсальными. После отстранения от работы руководства большинства газет, телевизионных и радио программ и каналов, остро встал вопрос о проверке лояльности вновь назначенных редакторов, руководителей и даже корреспондентов. Проверки и тесты показали полную профнепригодность всей команды центральных СМИ. Пришлось перетрясти все штаты газет, телевидения и радио, заменить их частично техническими работниками, частично – выпускниками профильных ВУЗов и журналистами региональных изданий. Многие газеты и программы, даже несколько телевизионных и радиоканалов просто закрыли. Попытки проведения демонстраций, митингов и пикетов, в условиях Чрезвычайного положения приводили к изоляции всех, вышедших на улицы. В накладку к социальным протестам распространение получили случаи саботажа на старых предприятиях и в социальной сфере. Забавно то, что старые властные структуры своей бездеятельностью, саботажем или даже прямым вредительством укрепляли новые формы хозяйствования. В результате, аресту и изоляции подверглись более 6 миллионов человек. Из старых городов эвакуировано больше тридцати миллионов. Иначе погасить волну протестов не представлялось возможным. Все переходные периоды в развитии чреваты непониманием и неприятием всего нового, необычного. Протестные настроения могли легко перерасти в хаос, анархию, на волне которой к власти всегда приходят проходимцы и демагоги. Откровенных преступников, врагов, да и крикунов, изолировать в первую очередь и предстояло. Лишить их доступа к средствам массовой информации. Во вторую категорию входили граждане запутавшиеся, непонимающие или не желающие понимать происходящих перемен. По мере стабилизации жизни в стране они должны освобождаться, постепенно вписываясь в обычную жизнь.

Новые системы промышленности и сельского хозяйства обеспечивали потребность страны почти на 75 – 80 % ещё до Хабаровска, до введения Чрезвычайного положения. Приток новых сил обеспечил гарантированное перекрытие потребности в товарах и услугах. В один месяц все новые посёлки и производства были обеспечены рабочей силой. В изменившихся условиях переучивание проходило быстро. Помогала серьезная автоматизация и компьютеризация производств. Станки, машины, механизмы, как бы подсказывали рабочим, операторам их функции.

Для переселенцев и изолянтов предлагались несколько вариантов трудоустройства. Добывающая отрасль, сельское хозяйство, промышленное производство, сфера услуг. Кто не хотел работать из принципиальных или каких либо иных соображений, могли или покинуть страну или трудоустраивались принудительно. Эффект устрашения достигался внезапностью задержания и, в первое время – информационной блокадой предварительно заключённых. Создавалась полная иллюзия террора.


В конце января Володе позвонила супруга Григория.

– Володь, здравствуй. У меня две новости, хорошая и плохая.

– Здравствуй, Тань, что случилось опять? Какие новости по поводу Вики?

– Значит, с хорошей начать придётся. Дочка уже дома, её освободили. Причём без выкупа.

– А плохая?

– Гриша теперь пропал!

– В смысле? Куда пропал?

– Так и пропал. Ушёл на работу и домой не пришёл. Я сначала подумала, что его обокрали – он как раз выкуп собрал за дочку, а потом позвонили, сказали – арестован!

– За что арестован?

– Ничего не говорят, сказали, что разберутся. Может, ты узнаешь?

– Так! Давай подробнее. Кто звонил, когда, как это с Викой связано? И перестань хлюпать носом, слезами делу не поможешь.

– Да не знаю я ничего. Вчера привели дочку. Прямо домой. Сказали, что освободили в ходе зачисток. Связалась с твоим следователем, оказалось, что это он распорядился. Я скорей звонить Грише, а он не отзывается. Продавец на рынке сказал, что не появлялся. Я опять следователю позвонила. Он обещал выяснить. Вечером позвонил, сказал, что Гришу арестовали за антиправительственные выступления. По доносу. И никаких от него известий, нигде он, ни за что арестован.

– Я постараюсь выяснить, хотя бы где и за что.


Только благодаря ходатайству Фёдорова Дугову удалось выяснить местонахождение Григория. Это был новый посёлок в Рязанской области. Там развёрнули временный лагерь. Владимир напросился туда в командировку с инспекционной поездкой.


Кабинет временного руководства посёлка располагался рядом с почти готовым производственным комплексом. Владимир провёл пропуском по терминалу и прошёл в здание. Помещение ещё сохраняло запах новостроя. Пахло деревом, краской, каким-то пластиком. Чувствовалось – здание администрации, как и все дома посёлка только – только построены. Несмотря на 18 градусов мороза на улице, помещение дарило тепло и даже подобие уюта. Дежурный показал, где гардероб, проводил к руководству. Молодой человек лет двадцати пяти пожал руку, представился.

– Павлов. Я вообще-то инженер, должен налаживать производство. Собственно арестованными должны заниматься психологи. Вы сразу к ним проходите, а насчёт размещения, в 8-м кабинете комендант обитает. Фамилия Сомов. Скажите, что я распорядился. Он выделит и помещение, и бельё, поставит на учёт в столовой. Мы не особо ладим, но хозяйственник он крепкий. Вы надолго к нам?

– Пока не знаю, мне надо всё посмотреть, поговорить с группой тестирования и охраной.

– Группы, как таковой ещё нет. Всё в стадии становления. Психологи налаживают аппаратуру на втором этаже этого корпуса, насколько я знаю. Что-то у них не ладится.

– Посмотрим, спасибо Вам.

– Если что, я к вашим услугам.

– Подскажите, у кого можно взять списки вновь прибывших?

– В смысле заключенных?

– Я бы их так не стал называть. Суда над ними не было, вина не доказана, а порой и не определена, поэтому их скорее можно назвать задержанными или, на крайний случай, арестованными, нежели заключёнными.

– Да, действительно… У коменданта полные списки задержанных, охраны, и персонала. Это дальше по коридору. Там табличка.

Пожав начальнику поселения руку, Владимир прошёл к двери с надписью "комендант". Постучал, повернув ручку, вошёл в кабинет. За дверью оказалась просторная комната со столом, за которым сидел молодой человек, видимо секретарь или адъютант. Дальше виднелась приоткрытая дверь. Демократичность и открытость руководства посёлка здесь видимо заканчивались. Представившись, Владимир попытался пройти в кабинет непосредственно к коменданту. Адъютант или скорее уж секретарь попросил подождать, зашёл сам. Послышался раздражённый голос:

– Кто там?

Шорох ответа

– Пусть идёт, занимается своим делом. Все эти психи дурака валяют, только мешают работать. Направь его на второй этаж…

Дугов обошёл стол и решительно вошёл в кабинет.

– Это ещё что такое? Кто вам войти разрешил? Что за безобразие! – из-за стола поднялся крепкий, несколько обрюзгший мужчина, лет сорока – сорока пяти.

– Я к вам с инспекцией. Прошу доложить обстановку, а также предоставить списки личного состава, – Сразу взял командирский тон Владимир, угадав в коменданте вояку.

– Ваши документы, – сбавил тон комендант.

– Свои документы я предъявлял на входе, и без терминала Вам они бесполезны. Хотя если интересно, взгляните, – Володя протянул пропуск, – прошу также и Ваши.

– Вы же сами сказали, что без терминала они бесполезны, – комендант, тем не менее, протянул пропуск, на котором была только фотография и инициалы.

Владимир достал свой мобильник и считал показания документа. Этим поднял свой престиж и, по-видимому, нажил врага.

– Тут только охрана и технический персонал, – Владимир бегло просмотрел поданные листки, – тут что, больше никого нет?

– Вас заключённые интересуют?

– Какие заключённые? Тут, насколько я знаю, никаких заключённых быть не может. Здесь, только задержанные по предварительным данным.

– Это мне не известно. Мне поручено содержание заключённых и их изоляция. Это я и буду делать. Вот списки с порядком размещения.

– Хорошо, я просмотрю, – Владимир начал убирать документы в папку.

– Извините, выносить документы нельзя.

– Это кто решил?

– Согласно регламента мест заключения…

– Опять снова – здорова. Этот посёлок не место заключения. Это просто посёлок. Производственный посёлок. Люди здесь – временно задержанные по подозрению, а не по решению суда или хотя бы трибунала. Вы что же, здесь собрались тюрьму или лагерь строгого режима устроить? И кто Вас уполномочил? Вы же завхоз, прошу прощения – сестра–хозяйка. Какое право вы имеете какие-то свои порядки устанавливать? Где найти начальника охраны?

Багровое лицо коменданта выражало всё что угодно, кроме дружеского расположения. Говорить он уже не мог – задыхался. Молча сел, написал на листочке номер кабинета. Повернувшись уходить, Владимир бросил:

– Я видимо тут задержусь на пару дней, попрошу предоставить место для отдыха и работы.

Первым делом, Владимир направился на второй этаж к коллегам. Там царило если не уныние, то, во всяком случае, подавленное настроение. Поздоровались, познакомились.

– Что у вас происходит? Как работа движется, тестирования начали?

– Нет никакой работы, – старший группы – Сергей, молодой голенастый парень покачал головой, – Всё подмял под себя комендант. Не даёт работать!

– Как, вы ещё даже не приступали к работе?

– Мы тестируем персонал, охрану. Даём рекомендации. Но создаётся впечатление, что на них вообще, ни кто внимания не обращает. У руководства, какие то свои задачи. К тому же постоянно комендант палки в колёса вставляет. Высмеивания, просто ругань. Он у нас бывший начальник колонии, полковник в отставке. Чувствует себя в привычной среде.

– Да мы уже сцепились. Теперь понятно почему. Как же это произошло?

– Павлов, руководитель посёлка технарь, ему бы только производством заниматься. Всё остальное его не касается. Начальник охраны две недели как лейтенант. Он только о том думает, как бы заключённые не разбежались.

– Опять "заключённые". Нет тут заключённых! Есть только временно задержанные.

– Это комендант всех разделил. По нему – есть охрана. Есть гражданский персонал и есть заключённые, которые должны отбывать. Именно отбывать, а не жить и работать.

– Ладно, с завтра начинаем тестирования. Подготовьте график. Вот списки жителей посёлка. Мне, пожалуйста, отксерьте пару экземпляров. И приступайте к делу.

Заметно повеселевшие ребята принялись за работу. Владимир уселся за свободный стол, просматривать списки, постепенно закипая. В конце концов, вскочил и почти побежал к Павлову – руководителю посёлка. Его не оказалось на месте – был в производственном комплексе. Только через час с ним удалось переговорить ещё раз.

– Что происходит? – в который раз задал этот вопрос Владимир, – почему всей жизнью посёлка фактически распоряжается комендант?

– Мне поручено организовать производство, причём чрезвычайно быстро. Мне некогда вникать в жилищные проблемы, или заниматься охраной. Моё дело комплекс запустить, производство наладить, людей научить работать. Тут всех учить и переучивать приходится.

– А с кем вы собираетесь работать, с рабами? С заключёнными. Много наработаете! Посёлок рассчитан на комфортное проживание полутора – двух тысяч человек. Сейчас у вас вместе с охраной и персоналом чуть меньше одной тысячи. Половина посёлка пустует, а люди живут в импровизированных бараках, собраны там как бараны по десять человек в комнате, предназначенной для двоих, а то и одного. Ладно бы остальные дома были не готовы. А то пустыми стоят!

– Я был против! Но комендант сказал, что так лучше их охранять. Начальник охраны его поддержал.

– Да кто такой этот комендант. Почему тут распоряжается какой-то завхоз? Основная работа в лагерях перемещённых лиц это не производство, не их содержание. Основа – это тестирование на опасность для общества и социума. А как раз эта работа последовательно срывается, саботируется. Производство, изоляция потенциально опасных лиц, это вторичные задачи. Важные, но вторичные. Поймите, люди, которых здесь принимают за заключенных, за преступников, ни в коей мере ими не являются. Тут могут быть и запутавшиеся, и просто эмоциональные люди, поддавшиеся провокациям или даже испугу. Основная задача определить их вину – невину, отсортировать действительных преступников от случайных людей. Старыми приёмами это была бы непосильная задача. Сейчас с помощью новых методов, с помощью полиграфов и других средств дознания необычайно повысилась точность поведенческого прогноза. Ведь тут, как в тюрьме, как в лагере сидят совершенно невиновные люди. Причём вместе с реальными преступниками. Это первоочередно!

– Ну, производственных задач с меня никто не снимет. Но, в остальном, я согласен. Текучка заела. Надо будет заместителя заставить порядок в посёлке навести и коменданта на место поставить.

Только к вечеру Владимир нашёл Григория. Переполненная комната, решётки на окнах, характерно-тюремный неприятный запах. Классика жанра. Все новые коттеджи делались из различных материалов, но по одному принципу: каждому жителю – комната, плюс одна. Принцип блочного строительства предполагал развертывание от трёх до десяти комнат со всеми необходимыми инженерными коммуникациями и техническими помещениями. Здесь же 4-х комнатный коттедж, рассчитанный на двоих – троих, был превращён в барак, в импровизированную казарму. В каждой комнате находилось семь – восемь человек. Друзья обнялись, Владимир повёл Гришу к выходу.

– Выходить после восьми вечера нельзя. – Григорий притормозил у дверей.

– Это кто сказал? – Владимир повлек друга на улицу. – Комендант?

– Да, и охране приказано задерживать и отправлять нарушителей в ШИЗО.

– Ого, уже и штрафной изолятор соорудили. Как бы им самим там не оказаться! Как ты вообще-то тут очутился?

– Это потом. Что с дочкой?

– С Викой всё в порядке. Я сам её правда не видал, но твоя супруга сказала, что привели её. Здорова, всё в норме. Даже выкуп не потребовался. Там, какая-то операция против бандитов проводилась, её по ходу и нашли.

– Тут бандитов тоже хватает. Если так дальше пойдёт, всё под себя подомнут. Режим коменданта способствует!

– Завтра распределение начнётся. Так как ты попал то сюда?

– На работу ехал, там какой-то митинг или демонстрация. Я только из машины вышел, всех вязать начали, ничего не слушали. А в пересылке выяснилось, что на меня компромат есть, вот и загремел на выселки. Тут, таких как я – большинство. Но, если чуть подождать, бандиты всех построят. Даже смотрящий объявился.

– Пошли, мне коттедж выделили, там переночуешь, а завтра с тебя и начнём тестирование.– Друзья пошли по направлению к домику Владимира.

Засиделись за полночь, легли уже во втором часу. Поспать долго не пришлось. Владимир открыл глаза от бьющего в них света. Над ним стояли двое в военной форме. Быстро подняли, не давая одеться и игнорируя вопросы, вытолкали на улицу. Там уже ждал Григорий, со скрученными сзади руками. Попытка задать вопрос вызвал удар под рёбра. Друзей потащили к отдельно стоящему зданию, заперли в комнате с железными ставнями на окнах.

– Здорово ты меня выручил! – Гриша невесело засмеялся, – Это, кстати и есть местное ШИЗО.

– Да, обстановка спартанская, спать предполагается на полу?

– Тут спать, как слышал, вообще не дадут. Как только лег, сразу поливать начнут.

– Это уже чем-то на методы гестапо смахивает! Что и тут комендант распорядился?

– Лейтенант – начальник охраны, у коменданта в колонии то ли сержантом, то ли прапором был. Они хорошо друг друга знают.

Действительно, попытка присесть вызвала поток воды из-за решётки, которой была забрана дверь. Ночь заканчивалась в мокром состоянии, хорошо хоть в комнате тепло. Утром, чуть свет, друзей вывели, молча повели по улице. Морозец стоял под двадцать. Одежда сразу стала покрываться ледком, становиться фанерной. Притащили в знакомый Владимиру кабинет коменданта. В кабинете сидел сам Сомов, его секретарь, в отличие от вчерашнего – в лейтенантской форме, двое солдатиков, а также связанный, как и они сами руководитель поселка – Павлов.

– Как ночку провели? Не замёрзли? – начал Сомов, – может быть вопросы какие будут?

– Да, один. Это попытка общего переворота, или Ваша личная придурь? – Володя с жалостью глядел на коменданта.

– Какого ещё общего? – Комендант привстал с кресла – Вы арестованы, согласно постановлению трибунала.

– А… значит Ваша личная дурь. Тогда остаётся только немного подождать! Кстати, сколько сейчас времени? Мне часы не дали. – Владимир оглянулся на боковую стену, на которой висели часы, – половина седьмого. Что-то задерживаются!

– Кто, что задерживается, – Сомов начал багроветь, лейтенант беспокойно оглянулся.

– Да не важно, я смотрю, ваш секретарь и есть начальник охраны посёлка, то-то я его вчера найти никак не мог.

– Да, я охраняю заключённых в этом лагере, – лейтенант встал и прошёл к окну.

– Тут все как сговорились, заключённые…, заключённые. – Владимир обернулся к Павлову, – вы, как я понимаю, вчера всё-таки поговорили с комендантом?

– Хватит трепаться, Комендант, всё-таки выбрался из кресла, – Итак. Вы все арестованы, согласно постановлению трибунала…

– Да я понял, понял, – Володя повёл плечами, – Кстати, тут вы не правы. Трепаться, мы ещё и не начинали. Видимо с вас, господин комендант, назначенное на сегодня тестирование и проверку на полиграфе мы и начнём.

– Посмотрим, говорун. Поглядим как ты запоёшь в камере с урками! – Сомов вдруг успокоился, и даже потер с удовольствием руки. – В общем то, мне с вами говорить не о чем.

– Прошу прощения, что перебиваю. Хотите знать, в чём ваши ошибки? – Володя пытался говорить спокойно, хотя его мелко трясло. Он снова оглянулся на часы.

– Ну, если хочешь что-то сказать, скажи! – Сомов опять опустился в кресло, – только всё это пустое.

– Как вы понимаете, я стараюсь тянуть время. Что-то "рояль в кустах" запаздывает. Я думал, что нас освободят прямо из камеры, в которую нас бросили.

– Забавно! И кто же это? – бывший полковник откинулся в кресле, – Вызвать ты никого не мог, да и кому какой-то псих, я имею в виду, психолог нужен. Психология у нас тут простая, сложности не нужны.

– Всё дело в мобильнике моём.

– А причём тут мобильник? Его сразу отключили, а потом подумали и утопили в воде.

– В этом всё и дело, – в комнату спокойно вошли несколько человек. Двое сразу подошли к дёрнувшемуся к кобуре лейтенанту, двое – к коменданту. Старший в группе знаком показал, чтобы развязали пленников, – Вам бы примотать скотчем включённый аппарат к Владимиру Николаевичу, тогда бы прибыла бригада скорой помощи, а не спецназа. Потом, правда все равно спецназ прибыл бы. Но это уже потом.

Игнорируя возгласы коменданта, старший в группе захвата обернулся к Владимиру:

– Прошу прощения за опоздание, но начальство потребовало тут немного послушать и сначала локализовать роту охраны и урков, которых прикормил этот начальничек, – протянул пакеты, – тут сухая одежда для вас двоих, правда – камуфляж. Ничего, позже переоденетесь. Вы хотели с этого господинчика начать, так мы их сразу на второй этаж проводим.

Группа в камуфляже, забрав лейтенанта и коменданта, вышла. На Владимира удивлённо уставились Павлов и Григорий. Руководитель поселка, разминая затёкшие запястья, спросил:

– Владимир Николаевич, все-таки объясните. Что происходит? Ночью врываются, тащат сюда, потом вы мокрые, допрос дурацкий, спецназёры – освободители. Плохой детектив, вернее балаган получается!

– Я и сам мало что понимаю, только догадываться могу. Видимо я, а затем и Вы вспугнули нашего разлюбезного коменданта и его прихвостня. Нас арестовали, Гриша попал под раздачу видимо потому, что со мной оказался.

– А почему мокрые – то?

– Вы видимо слабо интересовались жизнью посёлка вне производства. Здесь, стараниями нашей сладкой парочки организованы лагерные порядки. Всё как полагается: бараки, штрафной изолятор. А в штрафном изоляторе – несговорчивых водичкой поливают. Потому и мокрые. Как вы слышали, еще и урков для нас комендант припас. Я так понял, что даже вор в законе имеется. А тут я со своей проверкой, потом Вы заявляете, что берёте власть в свои руки. Вы же вчера говорили с комендантом?

– Да, я сказал, что надо людей переселить в отдельные коттеджи. Он ещё удивился очень, но спорить не стал.

– Вот видите, он привычную лагерную жизнь налаживал, а Вы ему палки в колёса. Как не совестно. На что он надеялся, я пока не знаю, но на что-то надеялся. Это мы сегодня, скорее всего, узнаем у него самого.

– Как спецназ здесь так быстро оказался? Комендант говорил, что Вы их вызвать не могли.

– Это мой мобильник виноват. Дело в том, что это не совсем телефон, вернее совсем не телефон. Прибор только как одну из функций, функцию телефона выполняет. Эту машинку нельзя со мною разлучать. Она в непрерывном режиме считывает моё самочувствие, всю телеметрию – пульс, давление крови, температуру и передаёт в центр. А если она вообще не работает, подаётся экстренный сигнал опасности. Кстати, мобильник не отключается, нет у него такой кнопки. Поэтому его, видимо и утопили. В центре знали зачем я поехал и куда. Результат налицо. Эта модель готовится, как я слышал, стать базовой для всех граждан страны. Туда ещё несколько функций всобачить хотят, но я не очень в курсе дела. – Владимир обернулся к Грише, – Как сам? Переодевайся, а то тебя колотит уже.

Григория направили в санчасть, а сами поднялись на второй этаж. В вестибюле стояли два спецназовца. В комнате набилось порядком народа. Тут и вся группа психологов, и комендант с начальником охраны, с 4-мя конвоирами, командир спецназовцев и трое неизвестных.

– Так. Давайте знакомиться и приступать, – начал Владимир, – Я, Дугов Владимир Николаевич. Откомандирован в этот населённый пункт в качестве инспектора. Командира спецназа я знаю, группу учёных тоже, руководство посёлка, настоящее и бывшее также.

– Мы врачи, – заговорил один из трёх неизвестных. – Руководство предположило, что наша помощь пригодится, если некоторые испытуемые откажутся давать показания.

– Причем тогда тут врачи? – недоумённо проговорил Павлов.

– Один из нас гипнолог – Петр Петрович Левицкий, – невысокий, кругленький человек кивнул головой, – а мы – он указал на коллегу – Комов, и я, Ветров, занимаемся наркологическим тестированием.

– Это что? Сыворотка правды? – ахнул Павлов.

– Это вчерашний день, – усмехнулся Ветров, – сейчас наука сильно вперёд продвинулась. У современных средств нет ни привыкания, ни побочных эффектов. Препараты просто снимают критичность поведения.

Дугов обратился к группе психологов:

– У вас все готово? Тогда начнём. Давайте по комнатам и по спискам прогоняйте задержанных. Надо всех в неделю две, хотя бы предварительно рассортировать. Тесты, инструкции у вас есть, начинайте. Если нужно, я в вашем распоряжении.

Владимир повернулся к коменданту:

– Вы добровольно тестироваться будете?

– Я вообще не понимаю, что здесь происходит! Вы все арестованы по решению трибунала! Документ будет у меня нарочным уже сегодня. Всё это беззаконие и произвол!

– Это я могу пояснить, – перебил командир спецназа, – трибунал, на который Вы ссылаетесь, арестован за час до вашего ареста, вместе со всей цепочкой руководящих мерзавцев, на помощь которых Вы, видимо, уповаете, – повернувшись к Дугову, – одна из причин нашей задержки.

– Вы, кстати, – снова обернулся он к коменданту, – сильно помогли в выявлении вашей цепочки прохвостов.

– Это всё блеф, – помотал головой полковник, – ничего я проходить не буду.

– Понятно, – сказал Ветров, – значит это наш клиент.

– А Вы? – Дугов повернулся к лейтенанту. – Тоже нет! – повернувшись к Павлову, – Сергей Валерьевич, где могут расположиться эти специалисты? – указал на врачей.

– Двадцать восьмая свободна, да и медсанчасть, если нужно… Там несколько комнат. Если нужна какая-то медицинская специфика, ну вода там или ещё что…

Ветров наклонил голову:

– Нет, ничего не требуется, разве что кресло. Можно обычное, рабочее, лишь бы подлокотники были. Иногда требуется на начальном этапе зафиксировать руки – ноги. Брыкливые попадаются, – и уже к полковнику, – Вы из брыкливых?

Посмеиваясь, врачи пошли из комнаты, а за ними комендант с начальником охраны, подталкиваемые бойцами. Командир повернулся к Павлову и Дугову:

– Я вас оставлю, надо проследить за отправкой уголовников, их направляют в специализированную колонию. Кстати, пустота этих колоний и насторожила руководство в первую очередь. Должно было быть переполнение, а тут даже некоторая убыль.

– Ничего, что Вы это нам рассказываете? – спросил Павлов.

– Нет, вся информация по этому поводу уже готовится к печати и показу по ТВ, по радио будут комментировать. Приказано не только ничего не скрывать, а наоборот – трепать языком как можно больше, причём всем. Ожидается большая информационная шумиха. Насколько я знаю, Вы, Владимир Николаевич, сильно поторопили события. Сейчас идут аресты практически всей верхушки МВД, прокуратуры. ФСБ чистят со страшной силой. Туда много мусора, извините за каламбур, за девяностые годы набилось.

– А причём тут уголовники? – перебил Владимир.

– Видимо готовились взять под контроль все новые посёлки, да и старые города подмять. В общем, готовился переворот. Нужен был бардак, хаос. Все задержанные, как планировали путчисты, должны стать ударными отрядами. Потом, взяв власть, всех их конечно перерезать, но трудно сказать конкретно. Во всяком случае, на днях официальная версия будет озвучена. Верю, что теперь, наконец, официальная версия будет мало отличаться от правды! А то зачем весь сыр-бор?! – кивнул, пошёл к выходу.

– А со мной как? – спросил Григорий.

– Понятия не имею, – Владимир посмотрел на Павлова, тот пожал плечами, – видимо никак. Пройдёшь тестирование, на всякий случай. И домой поедешь, а хочешь здесь, со мной побудешь.

– Нет уж, хватит с меня, дочку не видел уже сколько!

Владимир и Григорий прошли в соседнюю комнату. Павлов отправился к себе в кабинет.

– Виктор, будь добр, прогони по тестам вот этого товарища без очереди, – попросил Дугов, – а я пойду, послушаю, что наш комендант вещает.

Оставив Григория, Владимир прошёл в двадцать восьмую. Двое врачей возились у кресла, к которому был привязан полковник. Рукава рубашки закатаны, сами руки примотаны скотчем к ручкам кресла. Спецназовцы сидели поодаль и с интересом наблюдали. Один из врачей вводил через систему для переливания крови какой-то препарат в вену, другой крепил к полковнику датчики, соединенные с ноутбуком.

– Берите стул, располагайтесь. Нам по инструкции полагается всё на видео записывать, но сейчас некогда аппаратуру по правилам размещать, хотя две веб-камеры пишут и микрофон включён, – Ветров снова занялся настройкой датчиков. – Тут вся физиология на монитор выводится, так что контроль за ситуацией максимально возможный. В первое время накладки случались – непереносимость к некоторым препаратам. Сейчас всё контролируется. Если что-то не подходит, меняем на аналог, но это редко. Все препараты максимально совместимы с организмом, можно сказать – экстракты или аналоги собственных жидкостей тела человека.

– Что-то наш комендант неразговорчив, раньше вроде бы немотой не страдал? – спросил Дугов.

– Первичный эффект. Чтобы развязать язык надо его завязть. – Ветров рассмеялся. – Сначала наступает некоторая анемия, ступор речевого аппарата, потом это проходит. Важно, что допрашиваемый, а это именно допрашиваемый, находится в полном сознании, но не может критически воспринимать действительность. Даже речь продолжает быть внятной и логически выверенной. Вы увидите…

Минут через пять, Сомов глубоко вздохнул, расслабился. Из тела ушло напряжение, даже появилась рассеянная улыбка.

– Как видите, пошла вторая стадия процесса. Напряжение, даже некоторая конвульсивность сменилась расслаблением, релаксацией. Однако эйфории нет. Этот этап сходен по физиологии с глубокой медитацией. Уходят все заботы, тревоги, всё кажется легким и простым. Вместе с этим уходит и ответственность, воля. У нас есть список вопросов к этому господину, когда мы кончим, можете задавать свои, если они не будут касаться личной жизни допрашиваемого.

Пошли тестовые вопросы – имя, должность, семейное положение, прежнее место работы. Сомов отвечал ясно, чётко, кратко. При требовании уточнить, следовало подробное изложение. Обычно человек вспоминает, делает паузы. Комендант отвечал, как автомат, машина. Ответ следовал почти сразу за вопросом, был хорошо сформулирован. Отвлекшись, Ветров пояснил, что обычно человек думает, что сказать и как, что соврать, о чём умолчать. Поэтому вырабатывается привычка "думать". На самом деле это обдумывание, как обмануть. Тем не менее, допрос впечатление с непривычки производил жутковатое.

Потом пошли вопросы на злобу дня. В основном, все догадки Дугова, комендант подтвердил. Полковника направили в посёлок комендантом, как и многих других таких же отставников, люди его поддерживающие и доверяющие. Необходимо было организовать не лагеря, а группы погромщиков, на ликвидации которых к власти предполагали придти шишки из милиции и других силовых и правоохранительных ведомств, в том числе из ФСБ и армии. Фактически это была команда единомышленников не менее влиятельная в стране, нежели легитимная власть. Разница состояла в том, что власть эта группа захватывала для себя лично, на страну ей было плевать. Впрочем, за многовековую историю власть редко и мало интересовалась реальными нуждами страны и её народа. Приезд в посёлок Дугова грозил разоблачением планов этих господ. Они дали добро на арест, а если надо и на ликвидацию Дугова. А заодно и руководства поселения. Решение оставили на усмотрение Сомова и его помощника – командира охраны. Дальше всё развивалось не по сценарию, всё пошло кувырком. Всё это Сомов говорил спокойным безэмоциональным голосом, почти без выражения. На лице бродила спокойная, какая-то умиротворённая улыбка. После вопросов Ветрова, Дугов спросил, что же они собирались сделать с ними.

– В третьем бараке содержится группа уголовников, – проговорил Сомов, – я принял решение прописать там и вас. Уголовникам была дана команда вас убить. Способ убийства нас не интересовал, но было рекомендовано убить с возможно большей жестокостью в назидание остальным заключённым.

Владимир весь покрылся холодным потом, опять, как и утром задрожали руки. Спокойный, умиротворённый голос, ровный тон очень мало гармонировал со смыслом слов.

– А что собирались сделать с самим посёлком.

– Посёлки такого типа – прекрасная база для идеальных концлагерей. После переворота их понадобится очень много. Наличных явно не хватит. Тем не менее, на первое время это хорошее подспорье.

– Что за концлагеря?

– Мы считаем, что наилучшее и самое разумное устройство общества это чёткое и последовательное разделение на господ и слуг. Сейчас, когда Западная глупость по поводу прав, свобод и демократии завела весь мир в тупик, жизненно необходимо вернуться к нормальному устройству общества. Но плесень въелась очень глубоко. Потребуются десятилетия и невиданный террор, чтобы выбить блажь из голов. Те, кто останется, нарожает ещё рабов. Да их много, при современном развитии техники, и не надо.

– Это что, местная придумка? Российская?

– Я обсуждал эти темы со своими друзьями, но слышал, что в Европе есть единомышленники. И они при власти и деньгах. Там видимо тоже надоела эта демократический дебилизм.

– Иными словами, вы стремитесь возродить феодализм?

– Именно так. Именно феодализм, но на современных принципах. Теперь не требуется такого количества быдла, для обеспечения необходимых потребностей аристократии, как в прежние времена. Соответственно ликвидируется сама возможность не только бунтов, но и просто неповиновения или инакомыслия. Тем более возможно воспитание и дрессировка необходимых для аристократов экземпляров, возможно генетическое преобразование в нужном ключе. Вплоть до выведения новых видов и подвидов необходимых для работы или забавы. Кончится вся эта либеральщина и гуманистический маразм. Будут выводиться только те особи, которые необходимы нам. Все остальные умрут.

– Хорошо, а почему не озаботится тем, чтобы осчастливить всех людей, сделать всех аристократами?

– Глупость. Люди в своей массе хуже скота. Я много лет служил в исправительных колониях. Все люди в глубине души садисты или мазохисты, даже если не признаются в этом самим себе. У всех гнилые души. Все готовы, как только представится случай, вцепиться в глотку ближнему своему. Только у кого-то смелости не хватает, у кого-то силы, у кого-то ума. А так все твари.

– Я думаю, закончим на этом, – встрял Ветров, – Факты мы все вроде выяснили, а людоедскую эту философию, как-то противно слушать. Вы не против? – он обернулся к Владимиру.

– Да, конечно, – Владимира ощутимо трясло, иногда даже зубы издавали щелчок. Невозмутимость, умиротворённость коменданта на этом фоне ещё больше ужасала. – Куда его теперь?

– Вы же знаете. Принцип нашей системы, в отличие от их – главарей к главарям, исполнителей к исполнителям, воров к ворам, бандитов к бандитам. И всех на самообеспечение. Кстати, по их мнению, это тоже людоедская методика.

– Таких вот аристократов духа, да уголёчек копать, сапоги тачать, это ли не варварство! – добавил второй врач. – Совсем тут совесть потеряли.

Все в комнате, кроме коменданта невесело рассмеялись.

– Так, аккуратно выводим из наркоза, – Ветров поставил в систему новую склянку, подсоединил, в вену потекла розоватая жидкость.

– Два вопроса, Владимир встал со стула, его заметно покачивало, – он что-нибудь помнить из того, что наговорил будет?

– Первое время, если не напоминать или не проигрывать весь разговор. Это состояние похоже на сон, всё вроде бы не всерьёз, не взаправду. И помнится всё как сон. Первое время довольно ярко. Но как не с ним. Потом все более смутно. А что?

– Как же с таким на душе жить можно?

– Вы не совсем понимаете проблему! Это и есть его собственные мысли и убеждения. Они его и только его. Он их взлелеял и выстрадал. Он их взрастил в себе сам. Правда не без помощи соратников и единомышленников. А вы почему, думали, методы глубокого гипноза, медикаментозные сканирования, да даже полиграф всегда были под запретом или вовсе намертво засекречены. К власти всегда могли пробиться только полные отморозки, без чести и совести, с выгоревшей душой. Другим туда ход заказан.

– Мы тестировали начальничков разного уровня. Наш теперешний подопечный по сравнению с ними аки агнец господен, – вмешался в разговор Комов, – Нам вначале тоже не по себе было, сейчас уже пообвыклись. Но всё равно противно. Поэтому в их философствования и мировоззренческий ряд стараемся без надобности не заглядывать, как и в личную жизнь впрочем. Так сказать только голые факты и ничего кроме фактов. Так проще и спокойнее. Да и не судят у нас ещё пока, если ты в душе людоед. Только если уже съел кого-нибудь или хоть понадкусывал. Даже первая попытка, как правило, прощается. Ай – яй – яй, скажут. Как не совестно, и пальчиком погрозят.

– У вас два вопроса было, – перебил Ветров, – а то уже у нас разглагольствования пошли. Какой второй?

– Куда лейтенант подевался, вы вроде бы с ним вместе ушли?

– Его гипнолог увёл в медсанчасть. Там кушетки есть, а погружение в глубокую стадию гипноза лучше получается, когда пациент в горизонтальном положении находится, хотя бы на начальном этапе. У нас уже всё, сходите, посмотрите, это бывает интересным. Правда самим вопросы задавать не удастся, но можно их передавать в письменном виде – гипнолог озвучит.

– Нет, мне на первый раз и этого хватит. Так и свихнуться можно. Как вы выдерживаете?

– Привычка! – почти хором проговорили врачи и, переглянувшись, засмеялись.


– Сирский, Григорий Михайлович, – заместитель Павлова, назначенный комендантом посёлка, протянул Григорию документы, – ваши бумаги. Мне поручено перед вами извинится за неправомочный и необоснованный арест. Позднее Вы можете потребовать компенсации за причинённые неудобства. Здесь также проездные документы. Я понимаю, что в нашем посёлке у Вас были малоприятные происшествия, тем не менее, если Вы передумаете, дайте знать и приезжайте со всей семьёй к нам работать. У нас много вакансий, посёлок только формируется. Через пару недель задержанных здесь уже не будет, их распределят по специализированным лагерям и колониям, а большинство выпустят на свободу. У нас будут жить и работать только вольнонаёмные.

– Нет, спасибо. Я конечно подумаю, но вряд ли. Когда можно ехать?

– Через час отправляются машины с уголовниками. Их на постоянные места отправляют. В автобусах много свободного места. Или подождите пару дней, тогда поедете с остальными, которые тесты положительно, как и Вы пройдут.

– Нет, поеду. Я дочку давно не видел.

– Мне Владимир Николаевич говорил. Вы к командиру спецназа подойдите, он в курсе дела. Да… Вас Владимир Николаевич просил перед отъездом зайти. Он у себя в коттедже.

Вчерашний морозец сменился оттепелью. Падал неопрятный, сырой, серый снег. Около административного корпуса стояли пять автобусов. Рядом ходили спецназовцы. Командир, увидев Григория, сам пошёл к нему.

– С нами едете? Через час отправляемся. Сначала в Рязань, там наших подопечных сдадим. И дальше, скорее всего в Москву. Вы с нами?

– Если в Москву, то да. Пойду с другом попрощаюсь.

Мимо них, к двум грузовикам, которые Гриша не заметил, повели группу людей, человек двадцать – двадцать пять. Среди них были и хорошо знакомые комендант со своим помощником.

– Жалко автозаки нам не дали, – посетовал командир, – Видимо пока они в дефиците. Теперь надолго от этих голубчиков избавимся.

– Куда их?

– А кого куда, по заслугам. Ходят слухи, что изменяется подход к самому принципу заключения под стражу и наказаниям. Официально, ещё не известно, но слушок прошёл. Теперь будут просто расселять людей по психологическому и нравственному принципу. Если ты убийца, то будь любезен с такими же красавцами и жить, если вор – с ворами. Поселения, колонии, даже целые районы выделяться будут. Под стражей будут самые опасные или вообще сумасшедшие, которые уже совсем ничего не соображают. Ладно, по дороге поговорим, идите, скоро выезжаем.

Владимир сидел у себя за компьютером.

– Едешь? В Москве встретимся. Я думаю там через пару недель быть. Надо вещи собрать, да и прикупить кое-что.

– Окончательно переезжаете на Каму?

– Да, мои уже там. И Вам советую. Работы полно, по твоему профилю тоже. И своих пристроишь.

– Да нет, всё это проблематично. Стариков куда девать?

– Твои родители еще нам фору дадут, там и воспитатели и учителя и преподаватели нужны. Ладно, думай. – Проводив Гришу, Владимир подсел к компу и задумался. Щемящее чувство недоделанности, недосказанности не позволило ему сразу приступить к работе. Что-то он сделал не так, чего-то не додумал.


Москва встретила Григория радостью встречи с родными, с дочкой. Всего две недели отсутствовал, а сколько перемен. Ввели карточки на продукты и товары первой необходимости. Хотя в магазинах и на рынках всё было, как всегда, товаров полно. Чувствовалось, однако напряжение, ожидание. Начались перебои с одеждой, обувью, другим ширпотребом. Китай перестал существовать – прекратились поставки дешёвых товаров. Гриша на следующий день, после возвращения получил потребительскую карточку. Семья Сирских решила отпраздновать спасение дочери и возвращение Григория на даче, где так неудачно закончилось Новогоднее веселье.

– Жаль Дуговых нет, уехали, – Таня заканчивала сервировку стола, – теперь редко будем видеться. Правда Галя приглашала к ним – жить и работать, да как здесь всё бросить. И Гриша против.

– В такую глушь ехать, от всего готового, что за фантазии, – Наташа сидела около камина, рядом тихо бубнил телевизор, – это нам можно было бы подумать. Вас стеснили совсем.

– Не выдумывай! Пока от Никиты ничего нет, и не думай, – Татьяна разгладила несуществующие складочки на скатерти, почти прокричала:

– Все за стол! Всё готово!

Семья принялась рассаживаться. Подошли с улицы Григорий с отцом, мать сняла передник – помогала готовить, оправила кофточку. Ребятня начала рассаживаться. У Вики из глаз ещё не совсем ушёл страх. Запахло праздником – колбасной нарезкой, салатом оливье, селедкой под шубой.

– Отец, тебе первому тост произносить, – поднял рюмку Григорий, – кстати, у всех всё налито?

Михаил Борисович встал:

– Наша семья, все мы пережили за последний месяц много неприятностей и треволнений. Не все из них ещё завершились. Нет пока, надеюсь очень временно, за этим столом Никиты. В Штатах всё, вроде налаживается, будем надеяться – всё будет хорошо. Не шмыгай Наташа. Благополучно разрешилась проблема с Викулей – внучкой, всё благополучно с Гришей. Во многом благодаря его другу старому, ещё школьному – Владимиру. Я хочу выпить, чтобы все имели таких верных друзей и, чтобы мы все помогали друг другу.

Праздничный обед покатился обычным и привычным порядком, под негромкий перестук стекла и фарфора, через тосты и разговоры, подогреваемый выпивкой и укрепляемый закусками. Через пару часов отец Гриши встал покурить, знаком поманив сына. Вышли в пустую комнату. Тут предполагалась то ли утеплённая терраса, то ли зимний сад. В полупустом помещении гулко и странно отдавались голоса, шаги, любые звуки. Михаил Борисович затянулся, посмотрел на сына:

– Нам всё не удаётся поговорить спокойно, всё какой-то переполох. Правда и сейчас не особо время подходящее, ну да ладно… Что делать думаешь, чем заниматься? Снова своё дело открывать будешь? Слышал, Дугов работу тебе, да и всем нам предлагает, что на это скажешь?

– Пап, я же сразу после института в бизнесе. Пусть не всё получалось, но тут немного соображаю. А по специальности почти и не работал. Однако, тут, в России снова поднимать дело, уже как-то и не хочется. Тут, я думаю, заваривается каша почище, чем в 17-м большевиками. Сейчас я бизнес продал, спасибо дочке, – Григорий невесело усмехнулся, – денег хватит затеять дело в Европе. Сейчас проверяю каналы, возможности.

– Вот Никита с семейством тоже хотели за бугром организоваться, а что получилось? Хорошо хоть Наташка с детьми вырвалась. Между нами говоря, мало надежд, что Никита вернётся. Я – по своим каналам, мать – по своим, выясняли, что там и как. Плохо там! Это на восточном побережье всё вроде бы нормализуется, да на севере, к Озёрам, а на юге все со всеми воюют. Полный бардак.

– Наташа, я думаю, и сама это понимает. Но Америка – это Америка, А Европа – это Европа. Европа уже в 20– веке навоевалась. Это Штаты никогда по зубам не получали, вот и обнаглели, зажрались.

– Да. Не ожидали они, что им так наваляют. И от кого? От узкоглазых! Думали, как с Японией – экспедиционным корпусом, да флотом отделаются, а тут пол страны в руинах, а половина – грызётся друг с другом.

– Тем не менее, НАТО всецело на стороне Америки, даже формально войну Китаю объявили. Правда, когда от Поднебесной один пшик остался.

– Вот! Этого я и опасаюсь… Идиотов везде полно, а власть, как раз у идиотов и сконцентрирована!

– Знаешь пап, идиотов у нас поболее будет. Мне нашего бардака уже достаточно. Если бы не было денег и возможностей, я может ещё подумал. А так, мне лагеря, вот так хватило, – Григорий провёл ладонью по горлу.– Сейчас бег из страны намечается большой. Я с друзьями говорил, которые в Останкино, да на радио. Всех главных поснимали, замов, да выпускающих. Корреспонденты, которые нашей национальности все не удел. Вроде и нет разнарядки выгонять, а к работе не допускают. Только русских. Не нравится мне всё это. Такая чистка только перед большой перетряской начинают.

– Что же делать намереваешься?

– Переведу деньги во Францию, частично в Англию, Швейцарию, начну дело. Через годик, думаю семью перевезти, как пойдёт.

– Год – другой, иногда быстро пролетает, особенно когда есть чем заняться. Иногда, как черепаха тянется. Чтобы баловства и разной дури не было, ты свою Татьяну определи к Дуговым на работу. Я и Наташе рекомендовать буду, да и сами мы с бабкой посмотрим. Чувствую, надо нам местожительство сменить. Грядут бурные времена. В провинции, да с хорошей зарплатой оно спокойнее будет, лихолетье переждать. И свою квартиру продать сможешь. Лишние деньги за бугром пригодятся. А если всё у тебя путём пойдет, то и всех нас к себе перетащишь. Если же не заладится, моя квартира, как резерв останется, да и дачу можно будет к постоянному проживанию приспособить, ты знаешь.

– Спасибо пап, – Григорий обнял отца, – ты присмотри за моими. А с работой – я поговорю с супругой, поглядим. Наверное, как ты говоришь, наиболее удачно получится.

– Пошли Гриш, дамы заждались, – Михаил Борисович растёр в пепельнице бычок и, полуобняв сына пошёл в дом.

Ребятня играла и возилась в соседней комнате, женщины тихо переговаривались, потихоньку ворковал телевизор. Застолье продолжилось. К восьми часам, позвали ребятню к чаю. Принялись делить торт. Михаил Борисович встал из-за стола, подошёл к телевизору, включил погромче. Через гомон детишек, разговоры, пробился голос диктора: "Внимание, через несколько минут ожидается выступление президента Российской Федерации"

– Это что, – сказал, обернувшись к столу отец, – переворот или война?

– Наверное – антипереворот, – Гриша покачал головой, – а война уже идёт!

– Типун тебе на язык, – замахала перед собой Гришина мама. – Какая война!

– Что Хабаровск, просто так? Как град Китеж утонул за грехи наши?

– Так случайно же там! Американы извинялись…

– Ну да! – встряла Таня, – тебе голову отрубят, а потом с извинениями… Как неудачно, как нехорошо получилось!

– Так, тише! Послушаем, – отец сделал звук погромче, помахал рукой детям – потише, мол.

На экране светилась заставка Кремля. Мигнула, появилась то ли студия, загримированная под кабинет, то ли кабинет, смахивающий на телестудию. Появился президент.

"Сограждане! Последнее время наша страна переживает тяжёлые времена. Война, бушующая в Китае, США, Индии, Пакистане. Разрушенные Иран, Ирак, Саудовская Аравия. По всему миру шагает разруха и беда. Соединённые Штаты Америки нанесли подлый удар по нашему мирному и ничем им не угрожавшему городу, фактически и практически объявив России войну. Правительству Российской Федерации не оставалось ничего другого, как объявить о введении Чрезвычайного положения по всей стране. Это было сделано для консолидации и сплочения всего общества перед лицом внешней угрозы. Воспользовавшись этим тяжелейшим для страны моментом, активизировались внутренние враги. Многие бывшие и настоящие руководители страны, боясь разоблачения в преступлениях, коррупции, предательстве пошли на попытку государственного переворота. Их всецело поддерживали средства массовой информации, давно поющие с чужого голоса. Все путчисты и их пособники полностью разоблачены и взяты под стражу. Никаких судебных или иных дел над ними не будет! Те из них, кто захочет, смогут навсегда покинуть нашу страну, те же, кто раскаялся и желает принимать посильное участие в жизни страны, в её процветании смогут остаться и работать здесь. Первое время они будут находиться в выделенных для этой категории людей посёлках, лагерях и резервациях. В том случае, если их поведение будет признано безопасным для государства, они снова смогут влиться в общество.

Государство отныне меняет подход к преступлениям и к самому понятию общежития, общественной жизни. Государство, не может позволить какое либо паразитирование. Любые формы тунеядства отныне запрещены. Страна находится в сложнейшем положении. Отныне отменяются или приостанавливаются некоторые права и свободы граждан. Вводится карточное, резервное снабжение граждан продовольствием и товарами первой необходимости. Одновременно от граждан требуется посильная работа на благо страны и её граждан. Я отдельно обращаюсь к пенсионерам и инвалидам. Государство, Россия нуждается в вашем труде. Кто-то может найти себя в надомной работе, кто–то может заняться воспитанием детей в детских садах, яслях, школах, высвободив родителей для производительного труда на благо Родины. Службы занятости уже занимаются трудоустройством и предложением работы. Их задача дойти до каждого гражданина, каждого жителя нашей страны. Не скрою, Россию ждут не лёгкие времена. Те, кто не желает трудиться на благо Родины, вправе выбрать другое местожительство. Никого здесь держать не будем! Те же, кто останется, должны, обязаны, подчинится общественному благу.

Сограждане! Вы уже знаете, что государство отделило от здорового общества преступников всех мастей, асоциальные элементы. С ними вместе было задержано и большое количество честных и порядочных граждан. Простите нас за неизбежные издержки. Я, как президент России гарантирую, что ни один человек не пострадает. Государство, русское общество больше не намерено терпеть ситуацию, когда отдельные люди навязывают большинству своё мировоззрение, свою мораль. Одновременно с этим, ни государство, ни общество не претендуют на всезнание, на абсолютную истину. Каждый может и должен жить по своим убеждениям. Но никто не может навязывать своего мнения остальным. Государство и правительство и впредь будет по мере возможности разделять людей с разными убеждениями и понятиями права, справедливости, порядка. Я глубоко убеждён, что ни государство, ни даже общество не может навязывать свои убеждения, своё мировоззрение, ни даже свою мораль, кому бы тони было. Каждый может и должен жить, согласуясь со своими внутренними убеждениями. Вместе с тем, никто не имеет право навязывать свои воззрения другим, заставлять других жить по своим законам. Общество, коллектив и народ в целом могут и должны быть защищены от навязываемых ему ценностей. Государство и правительство будет повсеместно внедрять самоуправление и самоопределение граждан. Свобода, человеколюбие, должны реализовываться не за счёт кого-то, а индивидуально, самостоятельно, каждым гражданином, каждым жителем России. Государство и правительство будет повсеместно способствовать этому.

Сограждане! Страна стоит на пороге больших свершений. Правительство намерено объявить политику государственного эгоизма. Многие века правители России использовали потенциал страны, её народа для своекорыстных или далёких от интересов народа целей. Русский народ постоянно вынуждали кому-то помогать, кого-то спасать. В Советское время эта практика дошла до абсурда. За счёт благополучия и процветания России, её правители помогали чуть ли не всему миру. Что привело к расцвету иждивенчества, породив социальную апатию собственно русского населения. Работа впустую или на чужого дядю дала толчок нравственному и физическому вырождению. Дальше с этим мы мириться не можем. Отныне Россия будет руководствоваться исключительно своими собственными интересами, интересами её граждан, интересами настоящего и будущих поколений страны. Все международные акты и договорённости возможны только и исключительно тогда, когда они соответствуют внутироссийским интересам, её внутренним законам. Правительству поручено привести международные договора и соглашения к соответствию с Российским законодательством и её законными интересами. В заключение скажу: только совместный труд на благо Родины, на благо её народа, каждого отдельного гражданина способен помочь России не только пережить эти трудные времена, но и выйти обновлённой, могучей, процветающей державой.

На экране сменилась картинка. Опять появилась заставка Кремля, полилась нейтральная музыка.

– Где же гимн? Как же без гимна, после выступления президента? – с иронией сказал Михаил Борисович и, обернувшись к сыну,– ты чего-нибудь понял?

– Да, вроде… Тут на сколько могу судить три блока.

– Это как? – Наташа снова подсела к столу, – давайте к чаю, а то остыл совсем.

– Первое, грядёт охота за алкоголиками, бездельниками, поэтами и бомжами. С одной стороны хорошо, с другой – кого государство за бездельников примет? Коли речь о пенсионерах и инвалидах зашла, значит домохозяйки, – Гриша выразительно посмотрел на жену, потом указал на себя – да и бизнесмены, как ваш покорный слуга, в эту категория попадают. Первыми, я думаю, бомжей в оборот возьмут, а потом и нас.

– Опоздал. Уже. Пока ты по "курортам" разъезжал, здесь бомжей отлавливали. В том числе и с собаками. Служебными. Сейчас нигде ни одного не встретишь. Показывали серию репортажей. Власти демонстрируют чистоту намерений. Дескать, не в тюрьме они, тем более все живы – здоровы. Пытаются их учить работать, показывают куда поместили, да как им теперь хорошо живётся. Морды опухшие, ломает всех, их же лечить всю оставшуюся жизнь теперь надо. И детей с улиц убрали.

– Вот! Это первое. Второе. Когда меня на "курорт" замели, туда всех без разбору, кучей начали селить. Как и раньше. У нас ведь как? Бандитов, рецидивистов вместе с новичками, случайными, а то и вовсе невиновными, помещали в одну тюрьму, колонию, лагерь. В общем – в места заключения. Сами знаете, начиная с милицейского обезьянника, с вытрезвителя всех в одну кучу помещали. Наверное, чтобы воры да бандиты своё мастерство молодым да ранним передать смогли. Володя говорил, что после введения чрезвычайного положения вышло распоряжение по всем тюрягам, колониям, да новым поселениям разделить рецидивистов и случайных людей. Всех по заслугам – настоящим и прошлым. Так сказать, отделить зёрна от плевел. Этот приказ сразу саботировать начали. Вот, в нашем посёлке группа урок свои порядки наводила, а комендант в них опору видел. Так вот, сейчас всех разделят по заслугам. Воров к ворам, бандитов к бандитам. Теперь, я думаю, судя по выступлению, такой же порядок и на воле заведут.

– Каким же образом? – Таня покачала головой, – как это?

– Это тоже Володя говорил. Тут первое, как сами граждане друг с другом живут. Сейчас грядёт великое переселение народов на пространстве нашей великой и необъятной. Так вот, в новые поселки и города будут селить людей, сообразуясь их психологической совместимостью, если я правильно у Володи понял. Кроме того, уже проводятся постоянные опросы, определяющие мнения населения о комфортности проживания и совместном житье – бытье. Я, вообще то, не всё понял, но в общих чертах так.

– Иными словами пойдут сплетни и кляузы в ход! – вставил Михаил Борисович.

– Видимо, да. Но тут и плюсы есть. Теперь пьяница будет с пьяницами жить, а скандалист со скандалистом. А то ведь один алкоголик на подъезд, и жизнь становится невозможной.

– Это ладно, а третье?

– А третье я не понял. Это похоже на объявление если не войны, то недружбы всему миру. Это же охренеть можно! Поставить международные договора и законы в подчинённое положение к внутрироссийским. Это же прекращение всяческой международной торговли, Вообще конец всякому общению между нашей страной и другими странами! Тут вообще ничего не понятно. Хотя вполне возможно, что это просто риторика. Дескать, главные приоритеты – интересы России.

– Не похоже, – Гришин отец погладил подбородок, – нынешняя власть уже показала решительность. Так, что если решил попробовать себя в Европах, не затягивай. Как бы не заморозили переводы и переезды.

– Нет, ты же слышал, что выезд никому не возбраняется.

– О деньгах ничего не говорилось. Так и поедешь, с ручной кладью? Кому ты там без денег нужен!

После чая, на кухне Таня спросила:

– Окончательно решил?

– Да, думаю да, – Григорий закурил, взятую у отца сигарету. Курил он очень редко, – ты же знаешь, я птица вольная, а тут гайки начнут со страшной силой закручивать. Может ты пока действительно к Дуговым поедешь. Вон, даже родители с Наташей хотят.

– Нет Гриш, я тебя здесь подожду. Устроюсь, куда-нибудь на работу и тебя буду ждать. Или туда, или сюда. Не буду я никуда переезжать. Если бы с тобой… Вместе…

– Ну, будет, будет хлюпать, – Гриша обнял жену за плечи, – я только немного раскручусь, сразу вас вызову.

– Ладно, вон Наташа посуду несёт, пусти, мыть надо.


Только в середине февраля Владимир приехал из командировки в своё новое жилище на Каме. Зима выдалась сиротская. Настоящего мороза так и не случилось и наверно уже и не случится. Галя встретила дома. Обнялись…

– А я сегодня с работы отпросилась, тебя встретить! – Утёрла слезинку, – Рассказывай, что у вас там происходило, а то у тебя по телефону ничего не вытрясешь.

– Это потом. Как вы тут? Мне некогда было помогать даже в переезде.

– Мне особо тоже некогда было, да и что переводить, всё здесь уже было, что необходимо. Забавно, когда работы было мало, да и не интересная она была, денег остро не хватало. Сейчас денег полно, покупай, что хочешь, а работа не даёт времени, да и не особенно нужно это барахло.

– Ничего, мы летом куда-нибудь на моря – окияны отдыхать закатимся, будет где и когда заработанное потратить. Как Григорий с семейством? Я ему звонил, но говорить было некогда.

– Таня рассказывала, с вами какие-то ужасы происходили! А ты, как партизан, ничего не говоришь!

– Так, нечего особенно рассказывать. Там просто комендант попался с норовом, из бывших охранников, вот ему и не понравилось моё вмешательство. В общем, кроме глупости, ничего и не было. Григорий собирается уезжать?

– Да, вроде во Францию, у него там старые приятели. Помогут. Его отец звонил, согласился переехать сюда с женой и Наташей. Я уже договорилась со школой и детским садом – там работать будут. Заодно и дети пристроены, под присмотром. А Таня не хочет. Останется в Москве.

– Зря Гриша уезжает. Я смотрел открытые прогнозы по Европе. Так самый оптимистичный, даёт лет пять – семь, более или менее спокойной жизни, а дальше или коллапс, или как в Америке. Там ещё непонятный исламский фактор вылезает, при нём вообще Европе год – два осталось. Дальше – провинция Халифата! Так что зря он всё это затеял. Я его предупреждал, но он только отмахивается: дескать, прогнозы всегда врут на пятьдесят процентов, а на остальные пятьдесят, всё вообще наоборот выходит.

– По ящику показывали обращение к русским за границей. Всем гарантируют жильё, работу, социалку всякую. Как они размещать всех хотят, и наших – из городов, и из-за бугра людей?

– Заграничные сюда позже приедут, если успеют. Когда там совсем захужеет. Сейчас там на нас будут смотреть с ужасом. Слушала выступление президента? Готовятся целые трудовые армии, как после гражданской. Китайцы прут через границу, как саранча. Там, у них есть совсем нечего стало. Из них собираются организовывать строительные и дорожные отряды. Непрерывный метод уже освоен, так что всё конвейерным способом строиться. Чудной у нас разговор, для мужа и жены происходит. Поесть то у нас есть чего.

– И правда, пошли, и Вера скоро вернётся, вместе приезд и отметим.

– Мы ещё не отмечали переезд сюда. Дочка третью школу за год меняет. Как она?

– Тут хорошая школа, и целый спортивный городок при ней, увидишь. Вера сама, я думаю, перед папой похвалится. Сам то, надолго? Те6я с Нового Года и не видим совсем.

– Надолго – вряд ли. Как только утряска новых тестов пройдёт, обратно мотаться по необъятной родине. Выявились огрехи всякие. Да и программу надо отлаживать.

– Петя тебя уже спрашивал.

– Он тут, тоже переехал?

– Почти все переехали. На этой неделе приедут Сирские. Ты их дождись, не уезжай. Гриша обещался семейство перевести.

– Да, я с ним говорил. Посмотрим, как получится, поговорю с Федоровым, попрошу, пока здесь поработать.

Стукнула входная дверь и на кухню, где сидели Владимир с Галиной, забежала дочка.


В конце февраля Григорий летел во Францию. Более или менее постоянно он решил осесть в Лионе, но прямого рейса из Москвы не было. Пришлось лететь в Париж, а оттуда на поезде – до места. Жена с дочкой остались в Москве, в квартире родителей, родители и Наташа с детьми переехали на Каму. Там их под плотную опеку взяли Дуговы. Григория до сих пор беспокоил странный разговор с Владимиром, перед самым отъездом.

– Делаешь глупость, что уезжаешь. – Володя с Григорием прошли на кухню, где курил Михаил Борисович, – Хоть бы Вы, дядя Миша уговорили!

– Его уговоришь, пожалуй, – сказал старший Сирский и погасил окурок, – Вы поговорите, я пойду к ребятам, не буду мешать.

– Напрасно ты это. Всё решено и подписано. Да и что мне тут делать прикажешь. Инженер из меня никакой, все с нуля начинать надо.

– Так и там с нуля, – перебил Владимир, – тем более в чужой стране. Я пока не имею права всего говорить, но глупость ты сейчас творишь несусветную. У нашей страны все возможности, все перспективы. А там ничего нет! Видел, что с Америкой получилось, сестра с детьми еле выбралась. А где Никита?

– Штаты не навоевались. За всю свою историю они и не воевали никогда, по настоящему. А Европа кровушки нахлебалась.

– Знаю эти доводы, говорил и ты и другие, а прогнозы и расчёты показывают совсем иное. Пока не имею права говорить, подписку давал, но поверь – старому миру хана приходит. Тут даже нашей помощи не требуется, просто всё рассыпаться будет. Это не случайность, это системный кризис. Дальше только хуже будет.

– Считаешь, что правы комуняки, в 17-м были? Недаром море кровушки пролили?

– Да наоборот, неправы. У коммунистов весь принцип в два слова укладывается – отнять и поделить. И желательно, чтобы они сами делить могли, те которые у кормушки. Это не прогресс, это гибель. У народа, у страны, у каждого человека постоянный стимул должен быть. Почему капитализм победил и феодалов и комуняков. Там постоянный стимул хапать, приобретать, наживаться присутствует. Там каждый человек заинтересован в работе. Заинтересован ограбить, обворовать, охмурить других. Или ближних или дальних. Можно, временно объединится, для этой "благородной" цели, с другими людьми, а то и странами, чтобы всей страной, или группой стран грабить другие народы или свои собственные. Но стимул есть всегда. Это тебе не коммунистически – феодальный строй. Там прямое насилие, а тут обманка для народа в виде "свободы, равенства, братства". А насчёт кровушки… Наши комуняки кровушку своего народа проливали, а Запад завсегда предпочитал чужую проливать. Вот и рассуди, на кого на самом деле, на чью пользу наши Ленины – Сталины работали. Кому это было выгодно. Во всех войнах Россия, до коммунистов, положила своих – миллионов десять. Это с Рюриковичей! А только Гражданская война унесла вдвое больше, потом репрессии, затем Отечественная. Во Второй мировой Россия потеряла больше народа, чем весь остальной мир вместе взятый, а кого поминает весь мир? Евреев, которые вообще никакого влияния на ход военных действий не оказывали, да американов с англичанами, которые только индейцев да индусов истреблять горазды, и то, пока у них только луки и стрелы были. Запад силён своей пропагандой, своей демагогией. Так кому был выгоден коммунистический режим в России? Только не России, не русским.

– Как бы то ни было, попробую во Франции или в Австрии, как получится. Деньги уже переведены, знакомые есть, а там как бог даст.

– Когда едешь? – снизил тон Володя, – Таня как?

– Тане обещали работу в газете. Ещё знакомые сохранились. Если всё пойдёт хорошо, вызову к себе, как на ноги немного встану. Вы приезжайте – на отдых.

– Ты сам сначала укоренись. И держи нос по ветру, если худо будет, сразу бросай всё и сюда! Жизнь дороже, чем бумажки разноцветные.

– Пока, эти разноцветные бумажки дают возможность жить, и чем их больше, тем жить лучше. Так что я намерен заняться их разведением, по мере моих скромных сил и способностей. Во всяком случае, тут, в России бизнесу видимо конец приходит. Всех, как один на благо Родины заставят трудиться. Так сказать на страх врагам. А я, попробую по-прежнему, на себя и свою семью поработать.

– Ладно, звони, пиши. Ещё раз, если жареным запахнет, бросай всё, возвращайся!


Сейчас, вспоминая разговор, Григорий подбирал все новые аргументы в пользу своего отъезда. Париж был прелестен и Гриша жалел, что времени до отправления поезда в Лион так мало. Самолёт сел почему-то в Бурже, хотя планировался Орли. Такси быстро доставило в центр. Попросил остановить у триумфальной арки, дальше пошёл пешком. Хотелось пройтись, подышать парижским воздухом.

По Елисейским полям, мимо правительственного дворца. Где-то далеко справа остался бесшабашный в прошлом Монмартр, к Сене. Через площадь Согласия, мимо, мимо сада Тюильри к Лувру. На другом берегу – Латинский квартал – там Сорбонна, Коллеж-де-Франс, давно знаменитые лишь стенами, архитектурой, а не наукой и образованием. Туда влекли букинистические магазинчики и лавочки, где можно бродить бесконечно. Мимо острова, с которого Лютеция начиналась с Дворцом Правосудия, Нотр-Дам де Пари, со своими горгульями и химерами, Здание Консьержери с часовней Сент-Шанель, Отель-Дье.

К Лионскому вокзалу подошел уже в сумерках. Зажглись первые фонари. Рекламы на порядок меньше чем в Москве, приглушённее, не столь навязчивая. Сновали машины, шли по улицам люди. Гриша отстранённо заметил, что сутолоки, делового оживления гораздо меньше, по сравнению с прошлыми приездами. Бывал в Париже и вообще во Франции довольно часто, и по делам, и на отдых с семьёй. Тане нравилась Франция. Тем более, что Гриша знал французский даже немного лучше, нежели английский или немецкий. Во всяком случае – разговорный французский. Взял в кассе забронированный билет, купил газеты, сел в сторонке почитать. До отправления оставалось больше двух часов. В "Монд" большая передовица на половину листа. Всё об атлантической солидарности, верности принципам дружбы со Штатами, ругательская ругань к России – измена принципам демократии, предательство по отношению к Америке, вопли и призывы к свержению диктатуры военщины и органов безопасности. Ссылка на "Франс Пресс" – политические репрессии, аресты, исчезновения людей пачками и, почему-то, расстрелы в Москве и по всей стране. То, что Западным СМИ везде открыт доступ к любой информации, в расчёт не принималось. Французское издание "Нью-Йорк таймс" призывало Европу к войне с Россией за игнорирование "общечеловеческих ценностей". "Ценности" подразумевали под собой проамериканскую политику. Случайно попавшаяся "Орор", предлагала отказаться от русских газа и нефти, как будто это было возможно. И, несмотря на то, что из России поступало в последнее время до 90% того и другого, все газеты плевались на неё, называли монополистом и узурпатором. Складывалась странная, вне логики и смысла ситуация. Европа, после прекращения поставок из Саудовской Аравии нефтепродуктов и резком сокращении их из Африки, пыталась наладить поставки из Южной и центральной Америки, чему старательно мешали остатки США. Несмотря на то, что от Штатов осталась полоска управляемой из Вашингтона земли по Восточному побережью, вдоль Великих Озёр и на Аляске, создавалось впечатление, что влияние на Европу даже увеличилось, по сравнению с лучшими временами. Россия же, постоянно питая всю Европу энергоресурсами, оказалась во всём виноватой. Как-то забылось, кто сначала развязал войну в персидском заливе, лишив Запад привычного снабжения нефтью. Старательно замалчивалось участие Америки в провокациях на индо-пакистанской границе, приведшей к полномасштабной войне между этими странами. Создавалось впечатление, что все забыли или стараются забыть об ударах по Китаю. Наконец, ни слова о разрушенном Хабаровске. Старательно внушалось, что во всём, даже в уничтожении собственного города виновата почему-то Россия.


Володя собирался в очередную командировку, когда в коттедж ворвался Петя Костров. Он жил недалеко от домика Дуговых.

– Включай телевизор, – закричал он с порога, – я, тут сижу, работаю, телевизор работает – он мне не мешает, а тут такое… Война уже напрямую началась!

– Ты чего мелешь, – Володя нащупал пульт, – чего мелешь!

Скачком высветился экран, проявился диктор: " …некоторые порты Великобритании. Подводным флотом России уничтожен 7-й флот. Полностью уничтожен Панамский канал. Соединённые Штаты трусливо укрыли свои корабли и даже подводные лодки в портах третьих стран, надеясь, что их минует ответный удар.

ИТАР-ТАСС уполномочен заявить, что никаких извинений третьим странам, сделано не будет. Не вина России, что корабли и подводные лодки страны – агрессора оказались в их портах.

Ответным ударом были уничтожены Вашингтон, портовые города, восточного побережья США, международные и военные аэродромы и базы, повреждены или нарушены коммуникации, пусковые установки, армейские и резервные силы и части страны агрессора.

Понесли тяжелые потери и флоты России. Подводный флот потерял более половины своего состава, надводные силы около двух третей. Своим самопожертвованием флот России и её стратегическая авиация устранили угрозу новых ударов по нашей стране, практически полностью уничтожив ВМС Соединённых Штатов Америки. Ударные стратегические силы подтвердили свою высокую боеготовность, полностью уничтожив ядерный потенциал страны – агрессора.

ИТАР-ТАСС также доводит до сведения всего мира, что любая агрессия против России, откуда бы она ни исходила, будет немедленно и жёстко пресекаться всеми наличествующими силами. Отныне Россия отказывается от принципа не применения ядерного оружия первыми. При малейшей угрозе своей безопасности наша страна применит любое необходимое оружие. Разрушенные города, погубленные жизни её граждан, даёт ей право защищаться всеми доступными ей силами".

На экране сменилась заставка, заиграла нейтральная музыка.

– Ни хрена себе! – выдохнул Владимир, – это война идёт, а мы не ухом ни рылом.

Вновь появилась студия.

– Повторение экстренного сообщения каждые полчаса. Вечером, в двадцать один –ноль ноль – обращение к стране президента. Приносим свои извинения за некачественный приём телепрограмм. Слушайте официальные сообщения по радио. В ближайшие сутки все телевизионные и радиоканалы будут передавать только официальные сообщения. В стране объявлено военное положение. Хаос, неподчинение органам охраны порядка, будут караться немедленно и жёстко. Соблюдайте спокойствие и порядок. В пострадавших городах проводятся эвакуационные мероприятия. Следите за сообщениями местного радио, подчиняйтесь требованиям военных, силам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций.

– Ты чего-нибудь понимаешь? – Петя уставился на Владимира

– Я понимаю, что была война, но она уже кончилась! Послушаем сначала сообщение полностью, – Володя глянул на часы, – да, через шесть часов президент выступит…

– Так что же получается, мы выиграли войну, что ли?

– Выиграть или даже победить тут нельзя, можно только не проиграть. Вот Штаты, видимо проиграли. Видимо окончательно. Не очень понятно, на что они рассчитывали. Во всяком случае, после Китая?

– Ну, Китай они попугать хотели, правда, после этого пол страны потеряли…

– Я так полагаю, что тут наоборот, хотели всеми силами ударить. Как они сами говорили – ослепляющий удар. А потом добить. Ан опять облом случился! Вот только почему, и как на это Европа с недоделанным НАТО отреагирует?

– Тихо, сообщение … – Петя замахал рукой.

На экране появилась студия, диктор стал читать по бумажке:

– Сегодня, в десять часов утра, наземными, морскими и космическими военными силами России были зафиксированы пуски ракет из стационарных пусковых установок с территории Соединённых Штатов Америки, подводными лодками и надводными кораблями, в направлении нашей страны. Президентом и правительством были приняты меры по отражению атаки всеми имеющимися силами, а также об ответном ядерном ударе по стране – агрессору и его вооружённым силам. Военно-космические войска уничтожили более 80% ракет, выпущенных противником, еще более 15% были уничтожены средствами противодействия среднего и ближнего радиуса действия. Несмотря на предпринятые усилия две термоядерные боеголовки достигли столицы нашей Родины – Москвы. Практически уничтожен центр города, его северо-западная часть. Оставшееся в живых население спешно эвакуируется. Заверения военных о непреодолимости московской противоракетной обороны оказались надуманными. Также уничтожен город порт Находка, сильно повреждён исторический центр Санкт-Петербурга, северная часть Новороссийска. К счастью, большая часть населения этих городов было заблаговременно эвакуировано. Несколько ракет упало на малозаселённые и пустынные земли.

Ударными силами дальневосточного флота уничтожены корабли и подводные лодки 7– го флота Соединённых Штатов. При этом сильным разрушениям подвергся остров Окинава. Черноморский флот, при поддержке стратегических ракетоносцев уничтожил 6-флот США. Затронуты некоторые прибрежные города и порты Европы. Россия применила сверхточные ракеты, снаряжённые термоядерным оружием при уничтожении 2-го флота. При этом пострадали некоторые порты Великобритании. Полностью уничтожен Панамский канал. Соединённые штаты трусливо укрыли свои корабли в портах третьих стран, надеясь, что их минует справедливый ответный удар. Полностью уничтожены базы американских противоракет в Польше и Болгарии, радары в Чехии и Грузии.

ИТАР-ТАСС уполномочен заявить, что никаких извинений третьим странам, сделано не будет. Не вина России, что корабли и подводные лодки страны – агрессора оказались в их портах.

Ответным ударом были уничтожены Вашингтон, портовые города, восточного побережья США, международные и военные аэродромы и базы, повреждены или нарушены коммуникации, пусковые установки, армейские и резервные силы и части страны агрессора.

Понесли тяжелые потери и флоты России. Подводный флот потерял более половины своего состава, надводные силы около двух третей. Своим самопожертвованием флот России устранил угрозу новых ударов по нашей стране, практически полностью уничтожив ВМС Соединённых Штатов Америки. Ударные стратегические силы подтвердили свою высокую боеготовность, полностью уничтожив ядерный потенциал страны – агрессора.

ИТАР-ТАСС также доводит до сведения всего мира, что любая агрессия против России, откуда бы она ни исходила, будет немедленно и жёстко пресекаться всеми наличествующими силами. Отныне Россия отказывается от принципа не применения ядерного оружия первыми. При малейшей угрозе своей безопасности наша страна применит любое необходимое оружие. Разрушенные города, погубленные жизни даёт ей право защищаться всеми доступными ей силами".

После предупреждения о вечернем выступлении президента начались репортажи из Москвы, Питера, Новороссийска. Сообщалось, что готовится запуск в космос ретрансляционной платформы с базовыми спутниками. Они должны восстановить связь по стране в полном объёме. Все существующие спутники повреждены, снесены с орбиты или сожжены совсем в ходе военных действий. Связь и теле-радио трансляция проводилась через старые, доспутниковые ретрансляционные системы или через линии и каналы, предоставленные военными. Полностью восстановить трансляцию и связь обещали не позже, чем к началу лета. Друзья не заметили, как пришла Галина, вернулась из школы Вера. Галя пыталась созвониться с женой Григория в Москве, ничего не получалось. Сходила к Сирским – они тоже не могли ничего выяснить. Гриша из Лиона сам дозвонился – и родителям, и Дуговым – весь на нервах.

Экстренное сообщение передавали чрез полчаса, потом – каждый час. В остальное время шли репортажи с мест. Программы начали разниться. Заработали собственные корреспонденты каналов, начались передачи, пока только по телефону, из-за границы. В Европе царила сумятица. НАТО грозила России всеми карами земными и небесными. Брюссель обвинял Россию во всех смертных грехах, кричал о крестовом походе, о солидарности Запада перед лицом агрессии с Востока. Ему вторили правительственные и околоправительственные структуры Великобритании, стран Бенилюкса, Франция. Даже Испания и Италия присоединились этому хору. Страны восточной Европы, ещё вчера остервенело ругавшие Россию, помалкивали. Видимо судьба военных баз Штатов, на их территории, отрезвила. Молчала и Япония. Что добивалась старая Европа, было совершенно не понятно. Не понимать, что всю кашу заварили именно собственные союзнички, там не могли.

В девять вечера выступил президент:

"Сограждане! Вы все уже знаете, что наша Родина подверглась ничем не спровоцированному нападению со стороны Соединённых Штатов Америки. Теперь понятна и провокация с нашим дальневосточным городом – Хабаровском. Это была проба сил, проверка России. Недостаточно жёсткая реакция с нашей стороны развязала военщине США руки. Там почувствовали свою безнаказанность, неуязвимость. Наша нерешительность, могла привести к фатальному для страны результату. Я тоже, в свою очередь, как президент России, не снимаю с себя ответственность. Разрушение наших городов, гибель тысяч ни в чём не повинных людей – вот к чему привела политика задабривания агрессора. Впредь Россия будет адекватно реагировать на все внешние и внутренние вызовы. Правительство Военного времени, сменившее правительство Чрезвычайного положения и я, как президент России, объявляем политику национальных приоритетов. В это трудное военное время, Россия заявляет о политике изоляционизма. С завтрашнего дня, все международные договора, подписанные Россией, теряют свою силу. Все соглашения и договорённости считаются обнулёнными. В связи с агрессивной риторикой и прямым пособничеством стране – агрессору прекращается вся внешняя торговля. Россия никому не навязывает своей дружбы, и впредь не будет оказывать никому помощи. Из стран Европы, Африки, Латинской Америки и Канады, Австралии, Юго-Восточной Азии отзываются наши послы, сворачивается работа миссий, посольств, представительств. Лишь в некоторых странах остаются консульства для согласований спорных моментов и эвакуации желающих прибыть на постоянное местожительство в Россию русских. Россия отныне снимает с себя обязательство не применять силу первыми, в том числе с применением ядерного оружия. Любая агрессия по отношению к нашей стране вызовет немедленную и жёсткую реакцию.

Сограждане! Россия, понеся невосполнимые потери, должна вынести из них тяжёлый, но необходимый урок. У России нет друзей сейчас и видимо никогда не было. Все старались использовать русский народ, а то и вовсе уничтожить его. Кроме, как на себя самих, нам не на кого опереться. Во все времена русский народ помогал окружающим его народам и странам, получая в ответ лишь черную неблагодарность. Русских во все времена использовали в своекорыстных целях, как собственные правители, так и чужие, к тому же, всячески его унижая и понося. Хватит! Россия хочет для себя мира, спокойствия и процветания. Она больше не желает оглядываться на советчиков, желающих ей лишь вреда. Она хочет жить своим трудом и своим умом. Россия не желает лезть в чужие дела и ответит предельно жёстко, если кто-то попытается влезть в её".

Снова пошли репортажи из Москвы, Питера и других пострадавших городов. Печальную картину показывали корреспонденты. Уничтожены исторические центры двух русских столиц. В Москве погибло больше миллиона человек, в других городах большинство жителей успели или эвакуировать или укрыли в бомбоубежищах. В Москве этого сделано не было. Видимо власти были убаюканы заверениями военных о несокрушимости противовоздушного щита над столицей. Правда ни правительства, ни действующих министерств и ведомств там, к тому времени уже не оставалось. Все новые властные структуры уже более месяца работали на новом месте – будущем административном центре страны. Столицы в прежнем понимании не предполагалось. И на административную систему распространялся сотовый принцип размещения, без концентрации в одном месте и с многократным дублированием функций. Дублирование предполагало повышенную, сугубо персональную ответственность за каждое решение и их выполнение.

К концу дня большинство уцелевших жителей эвакуировали, пострадавшим оказали необходимую помощь. Корреспонденты показывали развёртывание новых блочных и палаточных посёлков, целых городов. Помогало то, что начало марта выдалось очень тёплым. Снег растаял и, хотя всё потонуло в грязи, никто серьёзно не поморозился. Предстояла колоссальная работа по размещению миллионов людей, их снабжению продуктами и предметами первой необходимости.

Глава 3.


Берген (Норвегия). Начало мая.


Первый: Впервые, более чем за пятьдесят лет, мы собрались здесь почти в полном составе. Во всяком случае, собрались те, кто смог. Среди нас нет Второго. Как вы знаете, он погиб в Вашингтоне. Позвольте представить его помощника, который впредь будет представлять Соединённые Штаты Америки. ( Шум, шёпот, смешки в комнате). Ну, или то, что от них осталось.

Нет среди нас и четвёртого. Все наши представители в России пропали. Связаться с ними не удаётся. Пятый не смог приехать, в связи с осложнением положения в Израиле, его представляет помощник, ну и конечно дублирует шестой. Седьмой убит в Нигерии, прошу приветствовать нового представителя Африки и Латинской Америки – его заместителя.

Пропала без вести вся гроздь представителей в южной и юго-восточной Азии. С ними пропал и Восьмой. Их судьба неизвестна. Девятый и его помощники приехать не смогли. Сложности с выездом из Японии.

Для преамбулы слово предоставляется Третьему, ответственному за Европу.

Третий: Я опишу ситуацию, как её вижу на сегодня. Нашего оплота и надежды – Соединённых Штатов, не существует, как единого, я уже не говорю – мощного государства. (Взгляд на помощника Второго – кивок в ответ). Мы лишились самого сильного нашего инструмента в международной политике, на который опирались более ста лет. Под непосредственным руководством осталась Единая Европа

Реплики с мест – "не очень то единая" – шорох, смешки.

– Продолжу. Да! Не на все процессы в Европе мы можем влиять непосредственно, тем не менее, основные рычаги мы сохранили. Страшно другое. Мы полностью потеряли контроль над Россией. Ожидаемого взаимного уничтожения типа Индия – Пакистан в случае с Китай – США – Россия не получилась. Более того полная ликвидация в России всех систем нашего влияния говорит о том, что возможно, ситуация контролируется спецслужбами этой страны. На это же указывает полный разгром Штатов, в то время, как экономический и промышленный потенциал России, почти не затронут.

Реплики – " некоторые города разрушены, чувствуется начало хаоса".

– У всех будет возможность высказаться! Итак… Моё мнение следующее: наша организация вернулась ко времени до начала промышленной и финансовой революции. Иными словами надо всё начинать сначала. Как обычно, выпускать чернильные облака, уходить в глубокое, даже глубочайшее подполье!

Шум, выкрики.

Первый: "потише, пожалуйста. Кто не согласен, высказывайтесь, только аргументировано. Меньше эмоций, больше дела!

Заместитель Второго: "Надо нанести по России удар силами НАТО. Нельзя допустить, чтобы наши планы…"

Всё затопил свет и огонь. Комната, здание, окраина города перестали существовать. Вверх, к стратосфере начал подниматься гриб, похожий на поганку. В мире ещё три похожих гриба поднимались над японским Ивамума, израильским Ашдодом и канадской столицей, вернее её окраиной.


В России. Новый административный центр, берег Камы.

Генерал КГБ, в мундире времён СССР, улыбаясь, начал: "Объявляю совместное заседание комитета и Правительства Военного Положения открытым. Комитет национального спасения считает свою задачу выполненной и объявляет о самороспуске. Вся полнота власти, а вместе с ней и ответственность переходит к вновь сформированному Военному Правительству России. Давайте подведём итоги нашей работы и наметим дальнейшие цели. Внешнеполитическую обстановку доложит генерал СВР".

Генерал-майор встал, одёрнул китель, прокашлялся: "Заранее прошу прощения за некоторое косноязычие. Редко приходится выступать, всё больше докладными записками, да приказами… . Сегодня нами, совместно с ГРУ (кивок в сторону генерал-лейтенанта, сидящего рядом), ФСБ, старой резидентурой КГБ, с также пользуясь новыми наработками по прогнозированию и моделированию ситуаций, закончена многоходовая операция. Было получено задание отследить перемещения и действия группы лиц, условно названные нами, как Организация. Эти люди совместно и по отдельности контролировали более 70% мировых финансовых, около 35% промышленных и более 90% информационных ресурсов. Если же брать только Центральную и Западную Европу, Северную Америку, Австралию, контроль над ресурсами был абсолютен. Руководство этой Организацией было выявлено, отслежено. После получения соответствующего приказа, уничтожено. Жертвы минимизированы, хотя, конечно, без них не обошлось. В ходе зачистки пострадал пригород Бергена – это в Норвегии. Там удалось ликвидировать основную часть лидеров Организации и их помощников, помощников помощников и т.д. Был уничтожен центр Ашдода – это Израиль, там находился неформальный лидер Организации, во всяком случае, наиболее влиятельный её руководитель. Уничтожен правительственный центр Оттавы – все знают, это Канада. Там укрывался руководитель, ответственный за Штаты и северную Америку. Забавно, но остальные руководители прибывали в полной уверенности в том, что он погиб. Это был второй по значимости и авторитету руководитель Организации. Сильно пострадал центр и пригород Японского Ивамума, там было уничтожено руководство Азиатского отделения Организации. Во всех случаях были применены переносные ранцевые атомные заряды. Я выражал сомнение в целесообразности столь радикальных средств, но был получен категорический приказ".

Генерал КГБ : "Да был отдан приказ перестраховаться. Случайности нам не нужны. Уход хотя бы одного руководителя или даже его заместителя, грозил потенциальной угрозой реставрации всей Организации. Это уже случалось не раз и не два. Я вижу многие недоумённые и удивлённые взгляды. Я позже всё поясню. Сегодня среди нас много людей, которые не в курсе проводимых мероприятий, вообще не в курсе… С кратким пояснением выступит Фёдоров Николай Дмитриевич. (Кивнул генералу СВР) Спасибо, товарищ генерал, продолжите немного позже.

Человек в штатском: "Здравствуйте, я представляю здесь объединенную группу ученых – математиков, психологов, программистов, участвовавших в проекте, под эгидой спецслужб сначала СССР, затем России. Вкратце предыстория проекта такова. В сороковых годах 20-го века Системами ГРУ и НКВД были выявлены факторы международной политики, которые нельзя было объяснить случайным или естественным ходом истории. Начались попытки локализовать те силы, которые имеют возможность корректировать мировую политику, не засвечивая своё присутствие. Довольно быстро стало понятно, что влияние на политические события оказываются финансовыми и промышленными кругами Запада, имеется в виду Соединённые штаты, Канада, страны Западной Европы, Австралия. Но, если финансово-промышленные группы стремились к доминированию в мире, то политической власти у этих групп не было никогда. Политической власти не было и у национальных правительств этих стран. Вся политическая власть сосредотачивалась у группы анонимов, поддерживаемых спецслужбами, информационными ресурсами, финансами. Забегая вперёд, скажу – в семидесятых годах прошлого века, когда и была впервые организована наша, тогда – исключительно прогностическая группа, был выявлен интереснейший факт. Естественное, спонтанное образование и поддержание капиталистической рыночной системы не возможно в принципе. Эта система не стабильна и разрушается сразу. Эта система даже более неустойчива, нежели охлократия или анархия. У тех есть возможность существовать до появления харизматичного лидера. У рыночной системы нет и такой форы. Она непременно должна разрушаться сама собой. (Шум, перешёптывания) Уже к 1978-му году было научно доказано, что такая система не жизнеспособна. (Шум перешёл в откровенный смех. Фёдоров поднял руку, дождался тишины.) Существование капиталистической, вернее псевдорыночной либеральной системы возможно лишь в том случае, если её курируют, направляют, а иногда и напрямую ею управляют какие-то силы, о которых мы не знаем. Интуитивно это понимали давно, но математически точно это доказано только к 80-му году. После выявления и локализации надправительственной организации в теории, было делом техники обнаружение её, так сказать, в натуре. О формировании и деятельности противостоящей организации сначала в Советском союзе, а затем в России я могу только догадываться, поэтому буду говорить лишь о том, чем занимался сам. В середине 80-х мне было предложено войти в состав Комитета Спасения. В тот момент наша страна имела несколько сценариев развития.

Первый, это следовать путём укрепления социалистической системы прежнего типа, с укреплением и ужесточением ответственности руководства всех уровней. Был даже подобран оптимальный руководитель для этого варианта. Как вы можете догадаться, им должен был стать Романов. Но, все расчёты говорили о том, что вариант реального укрепления страны был возможен лишь в том случае, если мы полностью уничтожали или изолировали всех представителей международного квазиправительства в России. Мы решили его называть "Организацией" для простоты. Беда заключалась в том, что это автоматически вызывало резкую реакцию, с неизбежным взаимоуничтожением если не всего живого на Земле, то, во всяком случае, разумной жизни, как таковой. Расчёты и все возможные варианты с сегодняшнего дня полностью доступны, секретность снята. Вы можете позднее ознакомиться с результатами исследований. Это, поверьте, очень интересно.

Второй вариант был – сдаться на милость победителю. Иными словами принять навязываемую нам игру. Статистические расчёты и проигрывания вариантов говорило о том, что отсутствие противоборствующей, пусть даже по незнанию противоборствующей стороны приводит к немедленному преобразованию существующего мира в очень жёсткую феодально-кастовую структуру, выход из которой очень проблематичен, если вообще возможен. Иными словами, в течение 15 – 25 лет мир приобрёл бы следующую конфигурацию. Все страны и народы приведены в состояние дофеодального общества и удерживаются в нём. Эксперименты по отработке удержания целых народов в первобытном состоянии малыми силами проводились, причём вполне успешно. Палестина более полувека удерживалась в этом состоянии, несмотря на временную невозможность массовых репрессий. Многие страны Африканского континента, страны Азии и Латинской Америки принимали участие в экспериментах по созданию и удерживанию управляемого хаоса. Феодальный принцип власти предусматривался исключительно для будущих властелинов мира. Всем остальным предлагалось роль даже не слуг – скота. При современном уровне науки необходимость в слугах или даже рабах сильно уменьшилась. Кстати говоря, незначительное количество необходимого обслуживающего персонала, рабочих промышленных и сельскохозяйственных делало практически невозможным изменение складывающегося строя и в обозримом будущем. Как вы понимаете, эта перспектива никого не вдохновляла. Была предложена и впоследствии принята концепция, которую можно охарактеризовать – "отойди в сторону".

Третий путь сводился к тому, чтобы создать видимость развала СССР, его краха. Одновременно предполагалось сохранение основы страны. Видимость распада должен был демонстрировать отказ от непроизводительных и депрессивных республик. Одновременно разрушалась и разворовывалась производственная база страны. Дело в том, что к началу 70-х годов, производств, в современном смысле этого слова в СССР не осталось. Все, без исключения, заводы, фабрики, производственные и добывающие мощности нуждались не в реконструкции – она была уже невозможна, а в коренном преобразовании. Гораздо удобнее просто построить новые, современные производства на современном или перспективном уровне, нежели возиться со старыми. С конца девяностых годов началась массированная перекачка финансовых средств, военных, космических, атомных и смешанных наработок, технологий в Китай и Индию. И там, и там начался стремительный подъём экономик и военного потенциала. На фоне стремительно теряющей мировое значение России, внимание Запада было перенацелено на эти поднимающие голову страны. Таким образом, Россия, как наследница СССР отошла в сторону от неизбежного удара, мир избежал апокалипсического сценария глобальной войны, взаимно уничтожающей всех и вся.

Весь период девяностых годов шло контролируемое растаскивание старых запасов Советского Союза. Это позволило усыпить внимание, позволило готовить предпосылки для преобразований. Тем не менее, контроль над экономикой и страной в целом не только не был утерян, но, значительно укрепился. Ушли в бизнес, просто наворовали и уехали из страны всё те, кто представлял страну в виде дойной коровы. Это были в высшей степени амбициозные и деятельные люди. Только беда в том, что их деятельность всегда была разрушительной. Постепенно сменился весь пласт руководства страной. И, если руководящие места занимали, как правило, представители местных кланов, бандитов, бизнеса, то их заместители были почти исключительно ставленниками нашего Комитета или просто честными, во всяком случае, знающими людьми. Внимательно прослеживались цепочки связей и знакомств новых руководителей, их покровителей и протеже. Сейчас, как вы знаете, все они сняты и помещены в соответствующие изолированные поселения и зоны. Оставлены лишь национальные представители и лидеры. Но об этом в другой раз.

Группа вела исследования и давала стратегические и тактические прогнозы развития ситуации в стране и мире. На данный момент, реализуемость прогнозов близка или равна 100%. Это связано с доступностью всех мало-мальски значимых факторов, влияющих на социальную и политическую жизнь страны и мира. Выявлены узловые точки изменения и влияния. Все остальные события носят подчинённый характер. Именно поэтому мы приняли решение о расформировании Комитета и передачи всей полноты власти в руки Военного Правительства. Перспективные наработки нашей группы о будущем нашей страны и мира в целом, мы предоставим Правительству в рабочем порядке. У меня пока всё».

Генерал КГБ: Я вижу, что вопросов много. Давайте сейчас не будем останавливаться и прослушаем продолжение доклада о международном положении и другие доклады и сообщения. И только потом, если возникнут вопросы, мы их решим в рабочем порядке. Сейчас о внешнеполитическом положении продолжит генерал-майор.

Генерал СВР: Как я уже говорил, Служба Внешней Разведки в сотрудничестве с ГРУ, используя старые, ещё советские возможности, а также новейшие наработки группы учёных, руководитель которых сейчас выступал, провела ликвидацию руководства и полную зачистку всех систем так называемой Организации. Начата операция была с Русской грозди, как они называли отделение в России. Одновременный арест и допросы, как правило, с применением наркотический средств и полиграфов, устранили лакуны в наших знаниях о структуре и системе функционирования Организации в целом и их отделений на местах. Система очень интересна и практически неуничтожима, во всяком случае, прежними методами. Члены Организации никогда, подчёркиваю, никогда не собирались вместе, а физическое выживание хотя бы одного руководителя – а всего их было девять – или даже помощника – заместителя, приводило к полному восстановлению Организации в модернизированном виде. Подробности можно узнать свободно. С сегодняшнего дня вся информация по этому вопросу полностью рассекречена, как и историческая ретроспектива. Полная ликвидация всей сети, всей системы Организации позволяет это. Перейду к международному положению на сегодняшний день и предполагаемым перспективам.

Европа. Стремительно разворачивается системный кризис. Энергетический голод остановил производство, транспорт, сельское хозяйство. Перевод промышленности на старые или новейшие энергоносители невозможен в связи со скоротечностью процессов распада. Лучше всего с энергетикой дело обстоит во Франции, Норвегии и Англии. Подчёркиваю – Англии, а не Великобритании. Европа видимо всерьёз готовилась воевать. Остановлены и выгружены атомные реакторы Франции, Германии. Это обостряет энергетический голод. В Великобритании прогнозируется быстрый и кровавый распад страны сначала на Англию, Уэльс и Шотландию, затем на графства. Локальные войны переходят в серьёзные, общеевропейские конфликты на фоне общей деградации промышленности и экономики. Возможны локальные ядерные конфликты. В течение ближайших трёх – четырёх лет будут предприниматься атаки и на нашу страну. Скорее от отчаяния. Через десять – двенадцать лет Европу поглотит нарождающийся сейчас в исламских странах Халифат. Кстати, Халифат вырос из курируемых и поддерживаемых Западом исламистских организаций. Нынешний лидер Халифата выпестован и вскормлен Организацией. Халифат предполагалось использовать для давления на юг России.

Максимальное усиление давления на Россию со стороны Европы ожидается через 15 – 20 лет. По прогнозу, это давление не будет оказывать сколь ни будь отрицательного влияния на нашу страну. Даже следует ожидать дополнительную консолидацию и увеличение социальной активности наших граждан. Все прогнозы исходят из того, что Россия полностью дистанцируется от внешней политики. Будет последовательно проводить политику изоляционизма, если хотите, политику национального эгоизма. В противном случае деструктивные тенденции с неизбежностью захватят и Россию. Это не означает, что не возможна аннексия приграничных земель и даже народов. Нет. Просто необходим новый подход к этим вещам. Ошибка имперского подхода к внутриполитическим проблемам недопустима. Ещё раз повторяюсь, рекомендую просмотреть возможные варианты развития событий в мире и стране, с опорой на узловые поворотные точки. Страны Восточной Европы, Белоруссия, Украина, Молдавия, Прибалтика и Финляндия могут испытывать некоторое стимулирующее воздействие от соседства с Россией. Это связано с многочисленными перекрёстными историческими и личностными связями между этими странами и Россией. Эта стимуляция нежелательна. Поэтому предлагается частичная или полная аннексия. Так, на Украине предполагается присоединить к России южные, юго-западные и восточные области, соединившись с Приднестровьем и Русийской областью Закарпатья. Это положит конец затянувшейся там на годы холодной гражданской войне, переходящий временами в горячий мордобой. Белоруссия уже дала согласие на присоединение. К Калининградской области требуется проложить сухопутный коридор. Эта операция возможна после запрета на железнодорожное сообщение, готовящееся Литвой, с согласованным расширением прибрежной государственной зоны всех прибалтийских стран. В будущем, полная и последовательная блокада прибалтийских стран не позволит Халифату их оккупировать.

Азия. Как вы понимаете, Китая, как единого государства нет. Попытка Тайваня объединить южные остатки страны катастрофически удастся. Дело в том, что распавшаяся страна никому не была бы нужна. Тайвань, сплотив юго-восток и юг Китая, неизбежно вызовет агрессию со стороны Вьетнама. Борьба увенчается полным разрушением обеих стран. Манчжурия и Внутренняя Монголия естественным образом отойдут к России. Прошение от маньчжурского народа готовится. Ни препятствий, ни сложностей в этом мы не предполагаем. Готовится объединение с Россией Казахстана и Киргизии, на подходе договор с Туркменией. Присоединение Таджикистана не целесообразно. По крайней мере в ближайшие 80 – 90 лет. Нецелесообразным признано и присоединение Грузии, Азербайджана и Армении. Это столкнуло бы нас с нарождающимся Халифатом раньше времени, направило бы его агрессию на Россию, а не на Африку и, впоследствии, Европу. Это не фатально, но крайне невыгодно. Окончательно присоединяется Абхазия, северная Осетия. Эти республики де-факто давно входят в состав России. Пакистан полностью заражён радиацией. Все уцелевшие жители бежали в Афганистан, север Ирана. Иранцы, в свою очередь вынуждены мигрировать в Турцию и переднюю Азию. Вместе с Турцией, странами ближнего востока, Египта, другими странами северной Африки и остатками арабского населения Аравии, эти народы составляют собственно народившейся Халифат. Сейчас у мусульман, благодаря пропаганде и активному вмешательству почившей Организации появился мощный лидер, способный объединить весь исламский мир. Израиль готовился к эвакуации, но видимо, эвакуации не будет – будет бегство с истреблением. В общем, история повторяется. Правда, фарса не ожидаем. Индия спокойно вернулась в доколониальное прошлое. Никаких потрясений оттуда не ожидается. Страны Индокитая ожидает борьба с халифатом. Там прогнозируется полное истребление исламистов. Через некоторое время ситуация нормализуется, таким же образом, как и в Индии. Япония вынуждена предпринять попытку прорыва к сырьевым запасам. Реализация этих потребностей с неизбежностью приведут к попыткам возрождения в Японии имперской политики и практики. В связи с этим России выгоднее сразу блокировать страну, полностью отрезав её от внешних ресурсов. Возможности создания из имеющихся материалов ядерного оружия ничтожно малы. Кроме этого возможно политическое и иное воздействие. Тем не мене, в ближайшие 15 –20 лет, Япония самая проблемная и самая опасная страна для России на Дальнем Востоке. Не в смысле угрозы собственно для нашей страны и её граждан, а в смысле постоянно меняющейся ситуации в Японии и вокруг неё.

Африка. Стараниями наших "друзей" из Организации – Африка, не считая её северной части, являлась испытательным полигоном нового порядка. После прекращения экономической, медицинской и продовольственной подпитки, весь африканский континент вернётся на доколониальный уровень. Север Африки гармонично вольётся в исламский Халифат. Численность населения чёрной Африки, по прогнозам, сократится до 15 –17 миллионов человек, с тенденцией к уменьшению.

Северная Америка. Вследствие ответного удара Китая западное побережье, со всей экономической, промышленной и социальной инфраструктурой перестали существовать. Тоже произошло с побережьем Мексиканского залива и югом Флориды. Страна начала рассыпаться. Начались межобщинные и расовые волнения и столкновения. Попытки центрального правительства взять ситуацию под контроль усугубили ситуацию. Начался голод. Коллапс денежной системы привел к полной остановке производства и торговли. Распад страны по штатам сопровождался пограничными столкновениями. Началась странная война, всех против всех. Национальные группы и объединения, мексикано–негритянские, белые националистические и территориальные объединения и группы. Всё это вы уже знаете. Только отчаянием и полной подконтрольностью Организации можно объяснить атомный удар по России. Руководители Организации, видимо решили пойти на размен. США, им, в новом, создаваемом их усилиями мире, были не нужны. Россия, представляла постоянную опасность и должна была быть уничтожена полностью. Кроме того есть и исторические предпосылки к тому, чтобы стереть нашу страну с лица Земли. Предполагалось нанести максимальный вред, используя первый, ослепляющий удар. Ослабленный удар по США их не волновал. Они уже списали эту страну, как и нашу. Однако воспользоваться предоставленной возможностью они бы не преминули. Оправдываясь ответным ударом, ссылаясь на союзнические обязанности и договорённости, они собирались нанести по России повторный удар всеми боеголовками, находящимися в распоряжении Великобритании и Франции. По инерции они опирались на реакцию общественного мнения. Однако малый процент попаданий и незначительные, в плане экономики и промышленного потенциала, разрушения и потери, вынудили пересмотреть ранее разработанный план. Именно это заставило собраться вместе большое количество руководителей Организации, а нам свести к минимуму количество жертв. На сегодня прогноз по Северной Америке выглядит следующим образом. С разрушением Оттавы, Канада распадётся на национальные части, с дальнейшим дроблением, по мере одичания. Та же судьба ждёт и остатки США. Мексика могла бы претендовать на роль регионального лидера, если бы не грядущие постоянные перевороты и революции. Правда Возврат Техаса, Аризоны и, когда немного снизится радиоактивный фон – Калифорнии видимо неизбежен. Кстати это временно сплотит белое и чёрное население бывших Штатов. Однако нас это не должно волновать. Плавное сползание к феодализму, с потерей знаний и технологий уже через век приведёт Северную Америку к состоянию начала 17-го века. Опять же повторяюсь, если не будет внешнего стимулирующего воздействия.

Южная и центральная Америка. Та же ситуация, осложнённая Бразильским парадоксом. Дело в том, что Бразилия имеет тенденции остановки развития без деградации. Это уникальная ситуация ещё нуждается в пристальном внимании и исследовании. Пока учёным некогда было разбираться в этом парадоксе.

Австралия. Медленная деградация, без особых потрясений. Начало внутренних конфликтов ожидается очень не скоро.

Вот собственно и всё, что я хотел довести до вашего сведения. Хочу только добавить, что надо воспользоваться замешательством и неразберихой в Европе. Объединительная структура, в течение веков стягивающая Европу и весь мир в единое целое, уничтожена".

Генерал КГБ: "Спасибо, теперь, председательские права я передаю нашему коллеге – президенту России.

Президент: "Перед выступлением руководителей, ответственных за отдельные отрасли хозяйства и социальной жизни страны, я хотел бы очертить вкратце наши общие задачи, то, к чему мы должны стремиться. К сожалению, а может быть к счастью, у нас нет альтернативы этому движению. Вернее альтернативы есть всегда, но все они ведут к деградации или гибели. Кроме одной дороги, которой нам предстоит провести страну. По ходу представления, я буду давать краткие характеристики и определения новым и старым службам и ведомствам. Важно, чтобы все члены правительства и все граждане России знали и понимали чем и как мы будет заниматься.

Представлю центральный аппарат Временного Военного Правительства и их представителей.

– Армию представляет генерал-полковник "…" – вновь назначенный главнокомандующий вооружёнными силами страны. В правительстве его будут представлять заместители – начальник штаба, главнокомандующий объединёнными флотами, главнокомандующий сухопутными силами, начальник стратегических и космических сил армии, руководитель ГРУ, представители Военно-промышленного комплекса и снабжения армии. Функции заместителей Главкома, я думаю понятны. Структура и функции самой армии изменяются принципиально. Сугубо профессиональная, она станет локомотивом технической и промышленной эволюции страны. Кроме этого, впоследствии, к армии перейдут игровые и спортивно-зрелищные функции. Призыв сохранится, но к Армии будет иметь лишь косвенное отношение. Основная задача призыва морально-нравственное формирование молодых людей, будущих граждан страны. Давление из-за рубежа будет продолжаться ещё 15-20 лет. В дальнейшем, с охраной границ страны и выделенных зон справится пограничная стража, без помощи армейских частей. Усилений больше не потребуется. Но в ближайшие годы роль Армии, и её постоянной боеготовности, очень велика. Сейчас, в вооружённых силах страны, включая военно-промышленный комплекс, служат и трудятся и служат более 15 миллионов человек.

– ФСБ и СВР, объединяются, им придаются внутренние войска и пограничная стража. Объединённую структуру ГБ представляет генерал-полковник "…". В правительстве его представляют глава следственного комитета ГБ, руководитель внешней разведки, представленный здесь генералом, только что столь красочно сделавший доклад о международном положении и перспективах развития, начальник пограничной стражи, начальник тайной стражи и начальник внутренних войск. Госбезопасность сохраняет, в основном свои функции. Как и раньше ей придаются внутренние войска, нацеленные на помощь и усиление при чрезвычайных ситуациях. Чрезвычайные ситуации могут быть как техногенными, природными, так и социальными. Пока не заработает в полной мере весь строящийся механизм социальных взаимодействий, возможны, более того, неизбежны социальные потрясения и даже взрывы. Выявлять их причины и устранять следствия – задача ГБ. Функцией пограничной стражи, кроме охраны границ страны, будет охрана границ выделенных зон, территорий, резерваций. Эта работа должна выполняться вместе со стражей охраны порядка.

– Службу охраны порядка и предотвращения чрезвычайных ситуаций представляет её бессменный руководитель "…". В правительстве это ведомство представлено начальником стражи охраны порядка, начальником постовой и участковой службы, начальником службы по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий, начальником гражданской обороны населения. Служба охраны порядка уже взяла на себя функции старой милиции, в усечённом и изменённом виде. Как вы все знаете, милиция распущена полностью. Более того, в службу охраны порядка категорически запрещено брать людей, прежде работавших в МВД России. Многочисленные тесты показали, что современными методами невозможно перевоспитать этих людей, направить их деятельность на благо людей. Эти сотрудники могут работать в Армии, в ГБ, если это не связано с непосредственной работой с населением. В службе охраны порядка остаются лишь специалисты – следователи, криминалисты, аналитики, в качестве консультантов, с категорическим запретом непосредственной работы с населением. Постовая служба организуется заново, вместо дорожной и водной инспекции. В её состав входят и участковая служба. Постовая и участковая служба занимается не охраной порядка, а организацией его. Именно ей предстоит выявлять несовместимых людей и расселять их, не столько заниматься регулированием движения, сколько организовывать естественный порядок в стране. Принципиальное отличие, это то, что порядок будет основываться не на законах, уложениях и правилах, принятых когда-то, кем-то, где-то и устаревающих до их принятия. Порядок будет поддерживаться согласно обычаям и традициям, в соответствии видения справедливости самим народом страны, её гражданами. Вводится прецедентное право, с возможностью пересмотра в каждом конкретном случае. Основой права становится видение справедливости непосредственно граждан страны. Формированием правил и установлений занимается судебная и надзорная власть в стране.

Я представил силовой блок нового правительства. Далее – хозяйственный блок.

– Промышленность представляет хорошо вам всем знакомый "…". В правительстве его представляют глава тяжёлой промышленности, глава лёгкой промышленности, глава пищевой промышленности и сельского хозяйства, руководитель добывающей и перерабатывающей отраслей, глава энергетических систем и комплексов, глава инновационных и сотовых промышленных систем, руководитель научно-исследовательских институтов и программ, и, наконец, руководитель строительно-ремонтных промышленных структур. Промышленность уже практически полностью перестроена. Новые сотовые системы производства производят продукции больше, чем это необходимо населению. Новое промышленное производство обеспечивает некоторый избыток товаров при достаточности ассортимента. Военно-промышленный комплекс сильно отстаёт. Новые предприятия производят менее 30% необходимой продукции военного назначения. Поясню. Новые принципы промышленного производства основаны на многократно дублированных универсальных предприятиях сотового типа. Для них необходима разветвлённая сеть транспортных коммуникаций, чёткое управление и взаимодействие. Эти системы поддерживают инновациями и разработками система технопарков. Все сотовые системы производства расположены рядом с населёнными пунктами, объединенными в квазигородские конгломераты. Уровень комфорта превосходит старый городской уровень. Тем не менее, трудозатраты на жильё, или, как говорили раньше, цена на строительство и эксплуатацию, в 10 –25 раз меньше, чем на аналогичное, в старой многоэтажной застройке. Это достигнуто благодаря поточному производству базовых жилых модулей, из которых собственно и собираются как жилые, так нежилые и промышленные постройки. Унификация тепло – энерго – водоснабжения, а также удаления продуктов жизнедеятельности позволяют сохранять экологию территорий конгломератов, в состоянии близком к природной. До сих пор, в городах, несмотря на эвакуации и переселения остаётся более 60% от прежнего населения. Мы вынуждены поддерживать в функционирующем состоянии большое количество малоэффективных, убыточных, ненужных, а то и просто опасных производств. Требуется ускорить процесс адаптации населения к новым условиям. В этом должны помочь средства массовой информации, пропагандируя и демонстрируя комфорт и удобство новых населённых пунктов, пропагандируя переезд туда. Вывод населения с Заполярья, с мест неблагоприятного проживания следует максимально ускорить. Необходима организация вахтового освоения этих мест. Постоянное проживание в местах, неблагоприятных для жизни, слишком дорого обходится и стране и её гражданам. Сложилась парадоксальная ситуация. 15% трудоспособного населения, занятого в производстве, обеспечивает более 100% необходимого промышленного производства. А 85% производят немногим больше 7% продукции и товаров. Вся остальная продукция или не никому не нужна, или её себестоимость чрезмерна. Ситуацию необходимо срочно менять.

И, немного о сельском хозяйстве, производстве продуктов питания и продовольственной безопасности страны. В последние годы производство сельскохозяйственной продукции немного превышало потребление. В довоенное время страна импортировала до 22% продовольствия. Экспорт, по тем или иным причинам саботировался. Это позволило сделать стране необходимые стратегические запасы. Важно продолжить наращивание сельскохозяйственного производства, его разнообразие по регионам. В ближайшие годы поставка экзотических и южных продуктов и плодов невозможна. Необходимо по возможности заменить их местными или выращивать тропические фрукты в теплицах. Переселение сельских жителей в комфортабельное жилье необходимо закончить уже в этом году! Кроме этого необходимо внедрять новейшие технологии и методики сельскохозяйственного производства. Это позволит привлечь в сельское хозяйство производственный потенциал старых городов. Это очень важно! Без этого невозможно обеспечить продовольственную безопасность страны. В сельском хозяйстве та же ситуация, что и в промышленности. Огромное количество непроизводительных или неэффективных хозяйств и производств.

– Транспорт, строительство и эксплуатацию дорог и путей сообщения представляет "…". Его представители – руководитель железнодорожного ведомства, начальник по строительству и эксплуатации автомобильных дорог, руководитель эксплуатации и строительства водных путей сообщений, начальник автопрома и производства тяжёлой техники. Сначала о дорожном строительстве. Стране предстоит колоссальная работа по модернизации, строительству автомобильных, железнодорожных дорог, водных путей сообщения. К этой работе необходимо привлекать формируемые сейчас трудовые армии. На сегодняшний день в Россию перешли больше 26 миллионов китайцев. После присоединения Маньчжурии это количество увеличится до75-80 миллионов. Есть только одно решение проблемы. Эти люди должны и могут быть использованы для строительства и реконструкции дорог и водных путей. Возможно ограниченное использование и на работах по добыче полезных ископаемых и на строительстве жилых комплексов. Правовой статус этих людей, как и других народов, вошедших в состав России и тем, кому ещё предстоит войти, будет определяться позже. Это будут решать граждане нашей страны. Сейчас важно создать в стране ситуацию невозможности тунеядства, паразитирования. Это касается и русского населения, и населения национальных республик и областей, и вновь пришедших людей. В Россию, по мере ухудшения положения в мире будут стараться перебраться очень многие. Принимая их или отказывая им в приёме надо в первую очередь придерживаться выгоды России, полезности для её граждан. Теперь о промышленном производстве в сфере транспорта. На основе развернутых производств необходимо в самое короткое время обеспечить население необходимыми транспортными средствами, как индивидуальными, так и общественного назначения. Все возможности для этого есть. Создание конкурентных условий ускорит внедрение новейших разработок во всех сферах жизни в стране. Наша первоочередная задача, как раз и состоит в создании предпосылок для конкуренции, соревнования, здорового соперничества. Необходимо дух соревновательности перевести со спортивной, на социально-производственную и даже научно-культурную сферы.

– Жилищно-коммунальное хозяйство, гражданское строительство представляет "…". Его помощники – начальник эксплуатационной службы, руководитель ремонтно-строительными главками, руководитель телекоммуникационных систем и связи, руководитель перспективного развития и сотовых систем размещения, руководитель инновационных проектов и разработок. Сложности, выпадающие этому ведомству, поистине колоссальные. Предстоит переместить, разместить, обустроить больше половины населения страны. Кроме этого перевести старые города в режим консервации, с последующим преобразованием в музейно–исторические, образовательные и культурные комплексы. Без использования новейших технологий и материалов задача невыполнимая в принципе. Тут, как и в дорожном строительстве, возможно использование трудовых армий. Важно, чтобы иностранные рабочие имели минимально возможный личный контакт с гражданским населением. Только выяснение статуса иностранных граждан и нац. меньшинств на всеобщем референдуме, после всестороннего обсуждения, позволит полностью определить характер общения граждан России и вновь прибывших в страну. В это ведомство входит и техническое обеспечение связи и телекоммуникаций. Это радио, телевидение, телеграф, телефон, а также единая система телекоммуникаций, которая всё это должна заменить. Это важнейшая отрасль, определяющая всё течение общественной жизни страны.

Общественный блок представляют следующие ведомства:

– Образование, воспитание и науку представляет академик "…". Его заместители – глава управления по дошкольному воспитанию и попечительству, глава управления по школьному образованию и воспитанию гражданина, глава управления высшего образования и повышения квалификации, председатель президиума академии наук. Воспитание подрастающего поколения, образование, развитие науки и культуры это будущее страны, её перспектива. С развитием промышленных и сельскохозяйственных конгломератов, свертыванием городской инфраструктуры возникает необходимость в существенном изменении структуры воспитательных и образовательных учреждений, самого процесса воспитания и образования. Правительство должно всячески поощрять семейные отношения, рождение детей, но не должно взваливать все тяготы этого процесса на плечи родителей. Наоборот. Первостепенная обязанность государства всячески поощрять и покровительствовать родителям. У граждан, которые воспитывают детей, должны быть лучшие условия жизни, лучшие условия для труда и отдыха, лучшее снабжение, нежели у бездетных. Рождение и воспитание детей должно поднимать престиж граждан и семьи. Не может служить препятствием карьерного роста, производительному труду наличие детей. Эта задача может быть решена лишь путём развёртывания дошкольных воспитательных учреждений, с переходом на пятидневку и интерн. Общеобразовательные школы не могут быть не полной занятости, а ещё лучше, повсеместное внедрение пятидневных интернатов. Встаёт вопрос об обслуживающем персонале, воспитателях и высокопрофессиональных учителях и преподавателях. К этой работе необходимо привлекать пожилых людей. Пенсионное обеспечение следует определять не по возрасту, а по трудоспособности. Инвалиды могут и должны посильно трудиться, в том числе на дому. Развитие телекоммуникаций, скорое восстановление аналога прежнего Интернет – Сети, даже прикованному к постели инвалиду позволяет реализоваться, как гражданину. Для обеспечения общеобразовательных школ преподавателями, есть решение, ограничить шестьюдесятью годами возможность занимать руководящие должности. Эта норма будет вводиться по мере реализации программы народного самоуправления.

Так, что все присутствующие здесь, всё Правительство в полном составе, через 10 – 15 лет займётся воспитанием и образованием подрастающего поколения. Времени у нас мало, а работы много. Этот порядок обеспечит школы высокопрофессиональными и ответственными педагогами и воспитателями, тем самым гарантируя будущность нашей страны. Кроме этого, замена руководства более молодыми, энергичными людьми позволит нашей стране избежать застойных явлений, столь характерных для нашего недалёкого прошлого. Наука является основой для развития. Науку могут двигать вперёд только молодые, энергичные люди. Система высшего образования должна стать самодостаточной в научном плане. Именно на основе институтов, академий и университетов следует развивать профильные научно-исследовательские институты и фундаментальные науки. Бедой нашего высшего образования всегда была оторванность от требований производства, да и просто от сегодняшнего дня. Зачастую, приходя на производство, приходилось переучиваться, а то и просто начинать всё заново. ВУЗы СССР, а потом и России давали прекрасно эрудированных людей, совершенно ничего не понимающих в конкретных делах. Отрасли должны курировать профильные ВУЗы, задавать слои условия обучения. Одновременно необходимо развивать и фундаментальные науки. В высшем образовании самоуправление важнее даже, нежели в промышленности или жилищной сфере. Колоссальное значение придаёт Правительство Академии Наук, как направляющей, консолидирующей силы, сплачивающей весь научный мир страны. Эта заслуженная структура, обладающая полным самоуправлением, должна послужить примером самоуправления научных сообществ.

– Здравоохранение представляет заслуженный врач "…". Его заместители в правительстве – руководитель лечебных учреждений и скорой помощи, руководитель профилактических и восстановительных учреждений, глава технической и медикаментозной службы, глава службы профилактики и здоровья. Приоритетное место занимает охрана здоровья граждан нашей страны. Новые универсальные приборы обязательного ношения, внедряемые по всей стране, позволят скорой и неотложной помощи реагировать на ухудшение самочувствия граждан раньше, чем они сами заметят это ухудшение. Это, в свою очередь, сулит целую революцию в медицине, в деле спасения человеческих жизней. Наряду с медицинской и экстренной помощью важнейшей задачей становится профилактика, активный отдых и здоровый образ жизни. Это означает, что нужна разветвлённая сеть профилактических и лечебных учреждений, санаториев, домов отдыха. Это значит, нужны курортные районы и зоны, новые возможности для активного отдыха, в том числе для занятия туризмом и спортом. Одновременно, необходимо прекратить популяризацию, калечащего душу и тело, профессионального спорта. Жизненно важно развитие генной медицины, нано технологий и других прорывных научных направлений в деле здравоохранения. Нельзя отказываться ни от одного метода и способа спасения или продления человеческой жизни, для обеспечения гражданину здоровья, долголетия и счастья.

– Руководителем СМИ назначен "…". Его замы – руководитель отдела популяризации и экспертиз товаров – бывшая реклама, руководитель новостных и развлекательных блоков, руководитель освещения и популяризации науки и культуры, руководитель производственной базой СМИ и перспективных разработок. Перед руководителем средств массовой информации стоят очень сложные и важные для страны вопросы. Перед этим подразделением Правительства стоят следующие задачи – это зрелищно – развлекательный комплекс, информационно – аналитический и экспертное направление популяризации и продвижения потребления. Зрелищно – развлекательный комплекс включает всю гамму средств развлечения от кино и телефильмов до концертно–театральной сферы культурной жизни страны. Сюда же входят и экскурсионные, познавательные программы, библиотечные фонды, издание и популяризация книжной и журнальной продукции, интерактивные программы и игры. Основной задачей этого ведомства является всесторонний, охват общественного мнения, с максимально возможным представлением всех точек зрения и всей палитры общественных отношений. Не может быть закрытых или засекреченных областей в сфере общественной жизни. Одновременно необходимо избегать цинизма, грубости и хамства. Нельзя допускать воспевания и пропаганды извращений, насилия, расизма и шовинизма, то есть того, чем только и занимались прежние средства массовой информации и популяризированная "культура". Прежние СМИ, кино, телевидение, радио пытались, и не без успеха подправлять общественное мнение, формировать его так, как было выгодно правящим группам или кланам. Народу или навязывались представления о культуре и нравственности, очень далёкие от действительной культуры и нравственности, или шло потакание первичным, самым грубым и, зачастую, противоестественным желаниям, фобиям и инстинктам. Необходимо прекратить ложь! Изменение общественного мнения должно быть следствием изменений в жизни общества, в его политической, социальной, культурной жизни. Нельзя больше допускать манипулирования общественным мнением, его подтасовки. Государство должно отражать мнения граждан и служить им, но не как не навязывать своё видение правды и неправды. У нас нет другого народа, и задача Правительства работать на благо страны и её граждан, таким образом, как этот народ считает нужным. Изменятся условия жизни, изменится мировоззрение народа, тогда изменится внутренняя и внешняя политика страны и её Правительства. Пока же наша задача, отражение и исполнение мнений, желаний и чаяний наших граждан. Средства массовой информации призваны показывать это мнение, отражать его максимально полно.

– Судебные органы представляет всем вам известный адвокат "…". Его заместители – первый председатель военных трибуналов. Как вы понимаете, этот судебный орган будет функционировать до того момента, когда заработают суды общественного мнения. Полностью формирование общественных судов будет закончено не позже, чем через три года. Первые суды этого типа начнут работать уже в этом году. Далее идёт глава мировых судей. Затем арбитраж. Он будет заниматься претензиями предприятий и учреждений. Впоследствии его заменят межведомственные комиссии и советы. Адвокатура и прокуратура распущены. Обвинение выдвигает и поддерживает следственная комиссия, ГБ или органы охраны общественного порядка. С обвинением или иском может выступить любой гражданин, общественное или трудовое объединение, организация или предприятие. С повсеместным внедрением интерактивных Сетевых систем, каждый гражданин России будет обязан принимать участие в общественной жизни, в том числе и в формировании прецедентов в общественных судах. И наоборот, каждый гражданин сможет напрямую обратиться к общественному мнению. Поэтому наличие профессиональных обвинителей и защитников теряет смысл. Кроме этого следствие, с введением хорошо известных, но не применявшихся массово средств, получает мощный рычаг в установлении истины. Полиграфы, гипнологические и медикаментозные средства было опасно применять при прежних тоталитарных или лжезависимых псевдодемократических режимах. Сейчас, всё ведение следствия, все допросы и разбирательства фиксируются на видео и аудио носители, выносятся, в режиме реального времени, в Сеть. Кроме этого, уже проводится непрерывная запись всего, мало-мальски важного в ходе следствия и судебного разбирательства. Допросы фиксируются, по меньшей мере, с трёх точек – две точки, с мест расположения понятых, одна, с места следователя. Записи сохраняются в течение 25 лет. Доступ свободный уже сейчас. Граждане страны не только имеют право, они обязаны иметь своё мнение и высказывать его по всем вопросам общественной жизни. Но гражданин не может игнорировать и чужое мнение, обязан подчиняться требованиям общества, следовать его традициям и заведённым порядкам. Игнорирование общественного мнения неизбежно должно приводить к поражению в правах или даже лишению гражданства. Опять же, это решать могут только сами люди, а не какие-то личности, возомнившие себя или сверхлюдьми, или владыками, или самим господом богом. Любая попытка узурпации или искажения общественного мнения будет караться немедленным извержением этого человека из общества, с немедленным лишением гражданства. Задачей государства впредь будет избавление общества от тех, кто хочет подменить общественное мнение своим.

Контроль над судами, соблюдением порядка и справедливости осуществляют следующие службы – контрольно-ревизионная служба, информационно-аналитическая служба, служба статистики и учёта общественного мнения.

Контрольно – ревизионная служба представлена председательствовавшим в Комитете общественного спасения "…". Его заместители – глава народного контроля, глава службы конкуренции и развития, глава безопасности экономической политики. Эта служба будет выявлять нарушения и злоупотребления во всех службах и ведомствах. Проверять справедливость и целесообразность решений и приказов руководителей всех уровней. Выявленные нарушения будут доводиться до сведения вышестоящих руководителей, информационных служб или выносится на суд общественного мнения напрямую.

Информационно-аналитическая служба представлена журналистом "…". Представлять в правительстве его будут – руководитель отдела журналистских расследований, руководитель отдела информации и экспертиз, руководитель отдела зарубежной информации, руководитель отдела популяризации науки и культуры. Реклама уже сейчас категорически запрещена. Что означает "реклама"? Это одностороннее, ложное или искажающее реальное положение представление о чём-либо. Под это определение подходит и демагогические выступления политиков, и пропаганда единственно верной "линии партии", и, как не странно, религиозная пропаганда. Любое одностороннее освещение товара, проблемы или мнения в средствах массовой информации запрещены. Для продвижения товара необходимо заручится объективными оценками экспертных групп, с непременным перечнем аналогичного или похожего по характеристикам продукта. То же самое с идеями или мнениями. Репортёр или журналист обязан представить весь спектр мнений о любом поднимаемом вопросе, обязательно с интерактивным показом коэффициента общественной поддержки на данный момент и в ретроспективе. В стране развёртывается интерактивное телевидение, совместимое с Сетью и опросными системами. Это даст возможность отразить все, без исключения мнения по любой тематике. Новые возможности порождают новые сложности. Нельзя допустить беспринципности и расхлябанности, которые были свойственны старому Интернет. Высокая персональная ответственность должна присутствовать у каждого гражданина, вышедшего в Сеть. Полное отсутствие анонимности. Идентификационное имя выбирается или даётся гражданину раз и на всю жизнь. Своё мнение может и должен высказывать и отстаивать каждый гражданин, так же как каждый гражданин обязан исполнять волю большинства.

– И, наконец, представляю новое сверхведомство – службу статистики, прогнозирования и учёта. Руководителем назначен, делавший здесь доклад, Николай Дмитриевич Фёдоров. Сначала существовало намерение разбить это ведомство на несколько, но тогда терялась оперативность в руководстве, были возможны сбои и неувязки. В правительстве, от этого ведомства будут следующие представители – руководитель отдела математической статистики и прогнозирования, руководитель отдела экономики и распределения, руководитель отдела регистрации общественного мнения.

Небольшая преамбула, перед презентацией ведомства. Пользуясь режимом сначала чрезвычайного, а затем военного положения в стране, мы ввели карточное распределение продуктов питания и товаров первой необходимости. Дальнейшим нашим шагом должно стать преобразование принципов денежного обращения и принципов распределения. Деньги, сохраняя своё название, навсегда теряют функцию накопления. На потребительские карточки будут переводиться денежные средства, в количестве, которое определяет ранг гражданина. В настоящее время распределение по рангам происходит в зависимости от социального положения и значимости гражданина для страны. Начиная со следующего года, ранг будет определяться самими гражданами. Деньги, не использованные в течение года, автоматически обнуляются. Началом условного года является день рождения гражданина.

Новое ведомство уже занимается учётом, распределением ресурсов и планированием всего хозяйства страны. Кроме этого ему поручается мониторинг путей развития, представления выгодных и предпочтительных вариантов для народного обсуждения. Отдел математической статистики и прогнозирования будет отслеживать тенденции развития страны и мира, предлагать варианты этого развития. Анализируя тенденции и перспективы развития, отдел будет представлять стране последствия тех или иных решений. Так государство и её граждане избегут неправильных, тупиковых или катастрофических путей развития. Мы впервые получили математический аппарат, с помощью которого можем заранее предсказать возможные последствия всех наших действий и решений.

Все, без исключения решения на любых уровнях власти должны приниматься исходя из местного, регионального и общероссийского народного мнения. В принципе, наша задача состоит в том, чтобы руководители всех рангов стали координаторами, исполнителями народной воли. Причём во всем спектре экономической, политической, хозяйственной жизни страны. Собственно сбором и анализом этого и будет заниматься отдел регистрации общественного мнения. Основной функцией этого ведомства является сбор, публикация и статистический анализ общественных предпочтений, стремлений и потребностей. В привычном плане, это объединенная, постоянно действующая избирательная комиссия, совмещённая с рейтинговым и опросным центром.

Отдел экономики и распределения возьмёт на себя функции бывшего Союзного Госплана, министерств экономики, финансов, торговли и снабжения. Кажется – явный перебор. На самом деле, это не так. Дело в том, что принципиально меняется принцип распределения, он становится механистичным и автоматически подстраивается под нужды населения страны. Теперь это не более чем математическая задача. Задача сложная и разветвлённая, но вполне выполнимая современными методами. С устранением конъюнктурности, а то и прямого воровства в сфере потребления и производства, меняется и подход к проблеме. Чёткое распределение средств по рангам не означает уравниловки или снижения разнообразия в потреблении, наоборот. Перспективные или экономически выгодные разработки и внедрения быстрее попадут к потребителю. Прямое распределение позволит полнее учитывать желания и потребности населения, всей страны в целом и каждого гражданина в отдельности.

Из новой денежной системы принципиально исключена функция накопления. Поэтому приобретение сложных, дорогостоящих или уникальных предметов, вещей, строительство зданий и другие, требующие больших единовременный денежных вкладов, виды деятельности затруднены или невозможны. В связи с этим функцией государство становится прямое распределение жилья, сложной и дорогостоящей бытовой техники, автотранспорта. То же самое касается и предметов искусства. Все следует передавать гражданам в зависимости от их заслуг и ранга. И ранг, и статус гражданина могут определять исключительно его сограждане, но никак не чиновники или руководство. Малейшее давление на общественное мнение должно моментально пресекаться. Уже сейчас новые посёлки и городские конгломераты построены по принципу народного самоуправления. Перед нами стоит задача, до конца этого года завершить формирование местного самоуправления и пойти дальше – к формированию контролируемых районных властей, затем, областных, региональных и общегосударственных.

Временное Военное Правительство приступает к работе. Продолжительность работы Правительства будет зависеть от скорости формирование дееспособного и ответственного гражданского общества. Специалисты считают, тут как раз уместно слово "считают", что полностью страна перейдёт на народное самоуправление за пять – семь лет. Собственно правительство собираться будет не часто, а центральный аппарат должен работать на постоянной основе, быть координирующим центром, отчитываться в проделанной работе перед населением страны, согласовывать взаимодействие, намечать перспективы. Следует помнить основное. Любое утаивание общественно значимой информации категорически запрещено. Именно режим неумной секретности, закрытости от общественного, народного контроля, сначала развратил советскую элиту – номенклатуру, а потом и привёл к краху СССР. Только полная, сквозная открытость перед народом, постоянная положительная обратная связь с гражданским обществом позволит не только сохранить и усилить страну, но и сделать её несокрушимой, а её граждан счастливыми. Нельзя допустить нового разделения страны на правителей и подневольных. Этого страна больше не вынесет".

Владимир, который раз разбирал текст информационного сообщения. Сначала слушал по телевизору, потом читал текст в газете, сейчас – в Сети. Вывел на монитор сайт службы охраны порядка. Очень быстро удалось найти тот памятный допрос коменданта, почти четыре месяца назад, в котором принимал участие. Поисковая система на удивление удобна и проста. Поиск можно вести по дате, месту прохождения допроса, теме допроса, именам следователя (врача), допрашиваемого и даже фамилиям понятых. Просмотрел с интересом и допрос гипнологом того лейтенантика – начальника охраны. Довольно похоже, только методы разные. Переключился на новости. Начал с международных. Европа сходила с ума. НАТО пыталось натравить Англию и Францию, как единственных обладателей ядерного оружия, на Россию. Англия и Франция вели себя тише воды, ниже травы, помня судьбу Штатов и видя воочию места, где были базы США в Европе. Вернее то, что от них осталось. Публикация полного доклада собрания Комитета Национального Спасения, с передачей действительной власти Правительству показало всем, что Россия никого и ничего в мире не боится и предлагает всем заткнуться. Разбитые города Норвегии, Израиля, Канады и Японии конечно взывали к мести, только вот возможностей её осуществить не было. Более того, и остававшиеся возможности стремительно таяли. Россия, как и обещала, прекратила всякую торговлю вообще, объявив мораторий на любую внешнеторговую деятельность. Западные банки, руководствуясь решениями национальных правительств, ЕЭС, и собственными умозаключениями все счета России арестовали. Россия явочным порядком национализировала все зарубежные авуары, предприятия и организации, находящиеся на территории России. Разразился глобальный финансовый кризис, подкреплённый экономическим, топливным и промышленным. Всё просто остановилось. Встал транспорт, остановилась промышленность, прекратились поставки продуктов. Страны начали принимать судорожные меры по спасению. Все союзы, все договорённости стремительно разваливались.

Владимир с удивлением видел, что всё, что создавалось с великими усилиями десятилетиями и столетиями обрушилось за какую-то неделю. Страны пытались вводить собственную валюту, карточки, проводили конфискации продовольствия. Удивляло, что у западных стран совершенно не оказалось запаса прочности. Полвека – два поколения процветания и достатка совершенно деморализовали Европу. Похожая ситуация была и в Канаде. Там не было голода, и он не предвиделся, зато туда дошла гражданская война из США. В Штатах все воевали со всеми. По территориальному, расовому, клановому, национальному признакам. Сбивались банды и целые армии, распадались и образовывались вновь. В Канаде собственные проблемы были лишь между двумя языковыми группами, зато туда волнами шли банды из Штатов. В Латинской Америке переворот шёл за переворотом. Стремительно сменялись правительства, диктаторы и режимы. Обособленно стояла лишь Бразилия. Эта страна также прекратила сношения с внешним миром и объявила о политике национального эгоизма, сходной с российским. Информация из обеих Америк приходила всё более хаотичная и всё менее достоверная.

Япония также полностью самоизолировалась. Правда перед этим, выдворила из страны всех русских и отозвав своих граждан из России. Даже ноты протеста, как Израиль, Норвегия, Канада и за ними, задним числом, Польша, Чехия, Грузия, не прислала. Мир, который считал себя цивилизованным, расползался, как гнилая материя. Кстати, ноты протеста не имели последствий, если за последствия не брать высылку всех посольств и представительств из страны.

Зато, столь же быстро консолидировался исламский мир. Вновь провозглашённый Халифат уже объединил, а местами и подмял под себя Афганистан, Турцию, остатки Ирака, Ирана, страны Ближнего Востока, Египет, рвался на запад, в страны Северной Африки. Десятки миллионов людей, вынужденных уйти из Пакистана, Аравии, юга Ирана подпитывали силы Халифата. Велась грамотная и очень агрессивная пропаганда исламизма. В социальной сфере, вновь назначенные власти, занимались размещением и снабжением беженцев, особенно женщин, детей и стариков, тем самым освобождая мужчин от забот о семьях. Предпринимались попытки восстановления промышленного потенциала. Тут были серьёзные трудности, тем не менее, ремонтную базу удалось восстановить и обновить. Топливный кризис Халифату не грозил, а введение единой валюты, основанной на золотом эквиваленте, моментально поднял престиж его лидера на невиданную высоту. Тут, как и на Западе, удивляла скорость перемен. Если на Западе это была скорость распада, то на Востоке – скорость консолидации. Популярность идей Халифата, как пожар распространялась по исламскому миру. В России тоже, как и в Европе, возникали стихийные исламистские организации. Пока мирные.

Владимир переключился на Российские новости. Во внешней политике, пока внешней, шла подготовка к широкому объединению с соседними странами и их частями. Уже дали согласие на вхождение в состав России Казахстан и Белоруссия. Манчжурия фактически вошла в состав России. Тоже произошло с Абхазией и Северной Осетией. Очередной раз объявила о присоединении к России Приднестровская республика. Шли переговоры с Туркменией и Киргизией. Калининградская область оказалась во временной блокаде. Грузы приходилось доставлять по морю и только под эскортом военных кораблей. На что рассчитывали прибалты, оставалось непонятным. Сил у Европы и НАТО, для защиты этих буйных республик не было. На Украине продолжался кавардак. Страна давно разделилась на Запад, который ничего не производил, но хотел всем распоряжаться (что-то это напоминает?), производственный Восток – который уже пару лет вообще ничего не производил. Курортный юг, на курорты которого не ездили даже украинцы. Кроме того выделялся сельскохозяйственный и административный Центр, который вообще не знал куда идти и что делать. Фатальные неурожаи, разруха и шатания. Южные и восточные области Украины объявили о подготовке к проведению референдума о присоединении к России. Центр попытался арестовать губернаторов, и очередной раз получил по зубам. Все веселились.

Володя начал просмотр новостей России с репортажей по Москве и Питеру. В основном города эвакуировали. Центр Москвы в руинах, почти полностью разрушен Кремль, редкие прохожие шли уже без масок – уровень радиационного фона практически в норме, а облако отнесло к Рязани. Там его осадили специальные самолёты. В камеры попадались группы людей, собирающие и сортирующие вещи. Почти официально их называли "трофейщиками" или "коллекционерами", а за глаза, в народе – падальщиками или мародёрами. Получить разрешение на то, чтобы рыться по городам было очень легко, надо лишь отослать уведомление. Через пять дней приходил официальное разрешение. Как ни странно, почта стала работать даже лучше, чем до войны. Все виды связи работали на диво хорошо. Уже через неделю запустили несколько спутников – обеспечили восстановление полноценного телевизионного вещания. В новых посёлках к Сети подключены все дома. Дико не хватало компьютерных знатоков. Обучение азам компьютерной грамотности ведётся по телевидению. Все системы связи, телевидения, радио, телефона, почты постепенно сводятся в единую телекоммуникационную систему. Начало положил присной памяти Интернет, сейчас – возрождённая на новых принципах Сеть. Блямкнул мобильник – пришло сообщение. Прочитал: "Завтра в десять собрание. Собирайся в командировку".


– Куда поедешь, – Галя подала чашку с чаем Володе, села сама.

– Почему думаешь, что должен куда-то ехать?

– У тебя сразу глаза становятся виноватыми, как у побитой собаки.

– Ну, у тебя и сравнения, – Владимир откусил печенье, принялся за чай.

Его действительно посылали в командировку. Возникли сложности в организации пунктов пропуска и переходов на Западной границе. Новые таблицы тестирования давали сбои. Границы оборудовались капитально. Пунктов пропуска ожидалось всего пять. Там же проходило первичное тестирование, как претендентов на Российское гражданство, так и иностранцев, по каким то делам или на ПМЖ переходящих в страну. Стандартные тесты тут не проходили. Владимир откомандировывался сразу со своим другом Костей Костровом. Приходилось, для быстроты работать параллельно с программистами – Сеть на периферии работала не всегда надёжно.

– Так куда, и на сколько? – Галя подпёрла голову руками, – или опять секретность?

– Да нет никакой секретности, видимо завтра поеду, к вечеру, успею собраться. В Белоруссию посылают. Там постоянный пункт пропуска организуют.

– А на сколько?

– Думаю на месячишко, по идее должны управиться, а там, как получится. Как Татьяна с Викой. Я их давно не видел. Последний раз грустные обе были.

– С какой радости им веселится?! Таня еле ноги из Москвы унесла, хорошо ещё Вика опять не пропала, и так досталось ей. У обоих, и Тани, и Наташи мужья неизвестно где, неизвестно что с ними. Я вон, когда ты в командировке, на стенку лезу, а тут тридцать три несчастья! – Галя смахнула слезинку.

– От Гриши ничего? Я как-то закрутился, может, что от меня требуется?

– Две недели уже, как отрезало! Ни слуху, ни духу. Последний раз говорил с сестрой, Наташей – до жены не мог дозвониться. Она передавала, что пытается устроиться, хотя и трудно. Да ты сам знаешь. А сейчас – ничего, никаких вестей.

– Теперь уже устраиваться негде и не на что. Все деньги в фантики превратились. Говорил я ему, что глупость делает несусветную!

– Не кипятись, кто же знал.

– Я знал, говорил, уговаривал… А о Никите ничего?

– Нет, – Галя покачала головой, – а мы собирались в отпуск на моря – окияны…

– Да. Лучше пересидеть, впрочем, всё равно отпуск черта-с-два дадут, запарка за запаркой. Федоров то наш, в какую гору пошёл. В правительстве, да не просто так, а глава, как президент сказал "сверхведомства". Говорили, что мы скоро там же работать будем. Сейчас, то Охране Порядка помогаем, то Пограничной Страже. Во всех ведомствах свои службы прогнозирования и контроля организуются, а мы в службу статистики, прогнозирования и учёта, вслед за начальством последуем.

– Это что же, будете торговлей и распределением заниматься?

– Нет. Там организуют службу собственной безопасности. Её мой непосредственный начальник возглавит – Якушев, ты же знаешь! Вот он всю группу туда и тянет. Ладно, это дело будущего, а сейчас собираться надо. Завтра ехать.


Белоруссия встретила Владимира ласковым солнышком, теплом и шумом большого города. Их группу их четырёх человек, сначала не разобравшись, разместили в самом Бресте. Только на третий день, переехали на объездную дорогу, где намечалось строительство пропускного и фильтрационных пунктов, на базе старого таможенного терминала. Чуть поодаль, на берегу речки, строились новые коттеджи обслуживающего персонала.

Владимира и его группу представили полковнику с зелёным околышком фуражки. Фуражка была нормальных размеров.

– Полковник Махович, Виктор Владиславич, – отдал честь, улыбнулся. Из-под официальной серьёзности выполз озорной мальчишка. – Я так понимаю, что вы будете проверять всех переходящих границу? А мне эту самую границу, охранять поручили.

– Не совсем так, – возразил Владимир, невольно расплываясь в улыбке. Серьёзно смотреть на бравого полковника было совершенно не возможно, – Мы будем разрабатывать новую систему тестов и опросов и готовить специалистов. А собственно опросы, тестирования, а когда необходимо и допросы будут проводить ваши специалисты. Кроме того к вам должны прибыть две бригады врачей – специалистов допросов под наркозом, а потом и группа гипнологов. Так что с ними работать будете.

– Очень хорошо. Пока вам удобнее будет расположиться в старом таможенном терминале. Там и комнаты для жилья оборудованы, а питаться можете с пограничниками, – Махович показал на большой армейский шатёр, – Вон там строиться посёлок для сил усиления. Нам передают несколько тысяч человек из бывшего российского МВД. Вот для них и их семей у реки посёлки строят. Дома прямо блоками из России везут.

– Вы очень чётко выделяете – Россия, – встрял Костя, – мы вроде теперь одна страна! Или нет?

– Непривычно ещё,– засмеялся полковник, – за два десятилетия привыкли, как хохлы говорят, что "вильны и незалежны". Ничего, всё нормально будет. Язык один, привычки одни, история, и та одна. Куда ж нам друг без друга. А для наци – уже зоны выделены. Пусть там незалежно, как знают, так и живут. А хотят, пусть за бугор тикают, граница на выезд открыта. А то ведь как! Националисты хотят не свободы для народа, а свободы обирать этот самый народ. Вот пусть сами и разбираются друг с другом. Мешать никто не будет. А кто своим делом занят, ему некогда думать, как на чужом горбу проехаться, да других учить – как жить. Труженик сам живет, своим умом, ему лишь бы – его не обирали, да под руку не говорили.

– Значит Вы "за" объединение, – полувопросительно, полуутвердительно сказал Владимир.

– Был бы я против, меня бы здесь не было. Я в СССР родился, считай в России, там и помереть хочу. Лучше конечно, – полковник улыбнулся ещё шире, хотя казалось уже некуда больше, – подольше пожить. У меня такое мнение, что сейчас правильная жизнь начинается. Ведь дармоеды, говоруны разные задушили совсем. И вас, в России и у нас. Нормальным людям и жить невозможно. А сейчас – хочешь работать – работай, хочешь болтать – пшол вон отсюда.

– Не странно, раньше из страны не пущали, теперь в страну?

– Когда не пущали, я ещё пешком под стол ходил, – возразил Махович, – сейчас, когда таможню закрыли, нам дали инструкцию, всех, кто на своей машине выезжает, даже не досматривать. Но, мало кто хочет сейчас выехать. Все телевизор смотрят, радио слушают. Видят, что за бугром делается. В Польше то, более или менее – спокойно, а дальше уже полных швах! Немцы уже всерьёз друг с другом передрались, во Франции, Голландии – голод, люди из городов бегут. Что ещё у нас тут будет непонятно. Начальство говорило, что севернее целый армейский корпус развёртывают. Литовцы вообще никого по суше не пропускают. В новостях слышал, что попытки захвата судов наших, во вновь объявленных территориальных водах были, теперь проводки караванов в сопровождении военного флота производятся. Что прибалты делают, совершенно понять невозможно. Ладно, раньше тявкать пытались, чтобы перед дядей Сэмом выслужиться. А сейчас-то на кой чёрт, на рожон лезут?

– А как к нам, приезжает кто ни будь?

– Почти никого. Несколько человек сумели прорваться, – полковник помрачнел, – поляки что-то вроде блокады решили в отместку устроить. К нам стараются никого не пускать. А из Литвы едут. В основном конечно русские, но и латыши, даже поляки. То же самое, слышал, и севернее, у границ Латвии, Эстонии. Там хоть и спокойно, только очень всех литерные нации достают. Даже своих. Полный фашизм! Сейчас у нас, до ваших проверок, всех перешедших границу в фильтрационных лагерях помещают.

– Что за лагеря?

– Это посёлки наши будущие. Все пришлые помогают их строить, чем могут. Потом эти посёлки перейдут нам, пограничникам. Так что от вас зависит, когда мы в нормальное жильё переберёмся, – опять расцвёл полковник. – Пойдёмте, я покажу, где располагаться.


Июль выдался не жарким – мягким. Наконец-то наладили местную Сеть, а она влилась во всеобщую. Работать стало проще, всё пошло быстрее. Центр по всей стране ввёл обязательные опросы населения по поводу местного руководства. Пока руководителей не снимали напрямую, но вышестоящих начальников вынуждали прислушиваться к общему мнению, благо результаты рейтингов публиковались открыто и постоянно. Громко сняли нескольких руководителей районного и областного уровня за помехи деятельности журналистов и народного контроля.

Граница жила своей жизнью. Построенные приграничные посёлки приняли своих постоянных жителей – пограничников. Люди, переходящие в Россию, быстро проходили тестирование на лояльность. Основная часть отправлялась в глубь. Нескольким, предложили покинуть страну. Центральное правительство всё-таки договорилось с поляками, французами и болгарами о свободном проходе тех, кто хотел вернуться на родину, в Россию и наоборот, переехать в эти страны. Через пограничный переход у Бреста пошли люди. Тестами, разработанными под руководством Дугова и Вяземского, пользовались везде, они начали становиться универсальными инструментами отбора. Пошла в разработку общая структура тестов Гражданина России.

Французское правительство разрешило эвакуацию кораблями из Тулона, Болгария – из Бургаса. Общий накал ненависти и ругани в Европейских СМИ к России внезапно упал до минимума. Собственно некому стало ругать. Централизованная информационная сеть мира приказала долго жить. Происходил распад и внутринациональных систем информации и коммуникаций. Только страны Прибалтики, Румыния, Венгрия и почему-то Дания продолжали лить грязь – в других странах хватало своих, внутренних проблем. Великобритания пыталась относительно мирно разделиться, что получалось плохо, особенно в Ирландии. Франция, несмотря на введение сначала своей валюты, а затем и продуктовых карточек, голодала. Продолжался исход из городов, вспыхивали стычки городских банд и просто групп голодающих с фермерскими союзами и объединениями. Во Франции, Великобритании, Германии, Италии, Испании, почти везде армии рассыпались вместе с центральными правительствами. Оружие прибирали к рукам местные группировки и банды, Армия, полиция, флот или присоединялись к ним или образовывали собственную диктатуру, например как в центре Франции, в Нормандии, в промышленных районах Германии. Испания, Италия и Швейцария перекрыли свои границы по примеру России, объявив мораторий на любую торговлю и перемещение продовольствия. В Германии всерьёз началась гражданская война. Восточные немцы – против западных, север против юга. Земли бывшей ГДР оказались в более выгодном положении по сравнению с бывшей ФРГ. Восточные земли быстрее приспособились к отсутствию привычных энергоресурсов. Так же, как и во Франции, начался бег из городов. В восточных и южных землях – Баварии и Бадене удалось разместить беженцев организованно. И те, и другие попытались перекрыть возможность вывоза продовольствия и остатков энергоресурсов в другие части страны. В промышленных районах – тотальный голод. Все основные продовольственные запасы остались на юге и востоке. Договориться не удалось, просто не хватило организационных возможностей. Тогда пустили в ход армию. Это резко усугубило ситуацию. Началась уже полномасштабная гражданская война.

Наблюдалась интересная ситуация, повторяющаяся не только в Европе, но и по всему миру. В тех странах, где пытались сохранить демократические, гуманистические позиции, развал управления и рассыпание на фрагменты становился быстрым и кровавым. Там, где демократические ценности отбрасывались, как шелуха, в основном удавалось сохранять порядок и относительное благополучие. Единственным исключением оставался союз Норвегии, Швеции и Финляндии. К нему пытались присоединиться Литва, Латвия и Эстония, а также готовы присоединиться все остальные страны северной Европы, но Норвегия решила, что снабжать нефтью полконтинента слишком накладно. Если в странах Халифата основой нового денежного обращения стало золото, то в странах северной и центральной Европы – нефть и её производные. В Венгрии, Словакии, Хорватии, Румынии порядок поддерживался достаточно успешно. В этих странах, месяц – другой бардака сменился захватом власти военными, иногда в союзе с полицией и быстрым наведением порядка. Ну, того, что диктаторы принимают за порядок. Во всяком случае, массового голода и смертоубийства не наблюдалось. Одна беда – все плотоядно смотрели в сторону нефтеносной Румынии. Румыния отчаянно пыталась найти хоть какие ни будь варианты спасения. В Европе назревала общая война за ресурсы. Албания и мусульманские анклавы в соседних с ней странах быстренько объединились, читай, присоединились к Халифату и стали головной болью всей южной Европы. Всей остальной Европе хватало собственной головной боли!

В эту свалку всерьёз готовился вступить вновь явленный Халифат. К середине лета он съел, наконец, Большой Магриб. Закончилось объединение всего севера Африки, и новое политическое объединение растянулось полосой от Атлантического до Индийского океана. Единственной и естественной занозой казался Израиль. Все в мире пребывали в уверенности, во всяком случае, кому это ещё было интересно, что Халифат в первую очередь попытается уничтожить еврейское государство, однако этого не происходило. Более того, полностью прекратились атаки смертников, дурацкие ракетные обстрелы и другие провокации со стороны Палестины. Лидеры палестинцев, ратовавшие за "священную войну" и попытавшиеся было не подчиниться Халифу, были немедленно арестованы и, на следующий день, расстреляны. Палестинских боевиков перебросили в тренировочные лагеря в Марокко. Израиль предоставили самому себе. На эту страну наползала жуть. Если бы арабы сразу предприняли попытку уничтожить страну, все граждане встали бы на её защиту. Но теперь, когда крошечное государство, без собственных ресурсов, без поддержки мировой еврейской общины, всё больше слабело – Халифат всё более сплачивался и усиливался. Самое страшное было в том, что бежать и то было не куда. Вся Европа расползалась по швам и не нуждалась в дополнительных едоках. Америки просто не существовало. В России вообще творилось что– то непонятное.

Тем временем к августу месяцу к халифату присоединился Бангладеш и, после короткой гражданской войны – Индонезия. И тут оказалось, что известие о кончине Индии сильно преувеличены. Индия, видимо опасаясь продолжения истории с Пакистаном, просто вырезала всё население Бангладеш, после чего опять перестала подавать признаки жизни. Индонезия начала войну с Малайзией. Несмотря на общую веру, малазийские военные не захотели идти на службу халифу. Горячая фаза конфликта очень быстро сменилась затяжной войной на истощение. Весь мир воевал. Где-то воевали армии, где-то банды и отряды, где-то просто стреляли. Все. Во всех. Без разбора, лишь бы стрелять. Патронов и взрывчатки земной шар запас много.

Постреливали и по всей западной границе России. В начале августа Россия объявила ультиматум сразу всем приграничным государствам. Следующего содержания:

"Временное Военное Правительство России предупреждает все приграничные государства о недопустимости провокаций. Правительство оставляет за собой право обезопасить собственные границы собственными силами, если это не в состоянии сделать сопредельная сторона. Осуществляться эта защита будет за счёт стороны – провокатора. В случае продолжения агрессивных, провокационных действий Россия будет формировать буферную зону глубиной до ста километров. Всё живое, находящееся на буферной зоне вне официальных пограничных переходов будет уничтожаться".


В конце июля переход через границу, как в ту, так и в другую стороны прекратился полностью. Наоборот, провокации участились, начали приобретать системный характер. Случались даже артобстрелы с сопредельной стороны. Махович готовил свой батальон к возможной активизации боевых действий на границе. Пользуясь затишьем, Владимир предложил протестировать на профпригодность и лояльность всех его подопечных.

– Рано или поздно всем военнослужащим, вообще всем гражданам придётся проходить тесты на профессиональную пригодность и благонадёжность, – Владимир убеждал Виктора Владиславовича попробовать вновь разработанные тесты на его подопечных. – Вам же легче будет, когда узнаете, на кого можно положиться, на кого нет. Сейчас пока – затишье, вот и поэкспериментируем!

– Вам эксперимент, а мне как объяснять ребятам, что делаем, – Махович с сомнением покачал головой. – Могут воспринять, как недоверие.

– Причём здесь недоверие? Разве лучше, как раньше – проверка боем? По принципу, кто выжил, тот и годен. Лучше проверить заранее и психологическую совместимость, и стрессовую устойчивость, да и просто профессиональную пригодность. Ведь у Вас в батальоне все необстрелянные, хоть и по контракту. Ни боевого срабатывания, ни опыта у них нет, как нет!

– По поводу опыта, его не протестируешь, он или есть, или его нет. Я своих офицеров, как бобиков гоняю, а в армейских частях, я слышал, уже случаи дедовщины от безделья случаются. Это у контрактников! Уже больше двух месяцев без дела войска стоят. В полевых условиях трудно боевую учёбу организовать. Хорошо – лето, а так и житьё в палатках – не приведи господи. – Махович махнул рукой, – ладно, давайте ваши тесты. Посмотрим, как они помогут.


На Украине дела шли своим чередом. Большая часть страны присоединилась к России. Западники попытались было начать партизанскую войну у себя и в центральных областях, но были быстро вытеснены на Львовщину и Волынь. Подорванная экономика страны, повсеместный голод, разорение заставил быстро принять предложение России об объединении. Прошёл референдум о присоединении на Украине и в России. Страны в третий раз добровольно воссоединилась. Львовской, Волынской, Тернопольской областям и Закарпатью придали статус независимой территории. Кроме этого статус национальной территории придали почти всей Черниговской области. Начали было обустраивать границы. Однако очень мешали националисты. Пришлось срочно перебрасывать войска с Польско-Литовской границы. С тестированием лояльности на Украине дело шло плохо. Не хватало специалистов. Помогли сами украинцы. Многолетний бардак так достал всех, что сами жители с энтузиазмом отлавливали ОУНовцев и бандеровцев, других сторонников «незалежности». Всех, даже заподозренных в нелояльности новому – старому союзу, немедленно отправляли или во вновь образуемую Западноукраинскую державу, или, по их желанию, на выделенную национальную территорию. Другие варианты к августу месяцу не рассматривались всерьёз. Украинцы, русские, белорусы, даже евреи, оказавшиеся в странах Западной Европы, не говоря уже о других континентах, всеми силами пытались вернуться на новую – старую родину.

Из России в срочном порядке шли составы со строительной техникой, продовольствием. Без крыши над головой осталось больше трёх миллионов человек на территории, присоединившейся к России и более миллиона – уехавших на Западную Украину. Развёртывались модульные и палаточные городки. Ещё до окончания формирования правительства на Западе Украины, Россия отправила несколько составов со строительными комплектующими, готовились к отправке строительные отряды.


Небольшое сельцо за Житомиром (если смотреть от Киева, как говорят – «матери городов русских»). Б. Болярка. Если кто будет искать, не подумайте, что «Б» – большая, вовсе нет, Б. Болярка – Бобринская Болярка. Затерянная в лесах, жила она своей нелёгкой жизнью. Её мало касались разборки в Киеве, да и во всём мире. Три – четыре десятка мазанок, магазин, закрытый со времён Союза, почта, да управа – она же бывший клуб. Молодёжь, какая была, разбежалась по ближним и дальним городам, да весям. Старики совсем уж древние повымерли. Жизнь держалась на натуральном хозяйстве, да на пенсиях оставшихся стариков. На пенсии, правда, больше пили, нежели жили. Ещё точнее, закупался сахар для самогона, да кое-какое барахлишко, из одежды чего. Молоко было не вывезти, мясо иногда продавали, только дешево больно – перекупщикам. Зерна в этих краях отродясь много не ростили, а в последнее время – и с топливом труба, да и техника окончательно развалилась.

Федор Васильевич поднялся чуть свет. Под два метра, здоровенный, с квадратным не красивым, но открытым и располагающим лицом, был он выходцем из этих мест. После армии в село не вернулся, постепенно перебравшись в столицу. Однако связи с родными не терял, ежегодно старался приехать в отпуск на родину. Сначала ездил на мотоцикле, в 90-е приобрёл жигуль. Сразу после бомбардировки Москвы с женой уехал на Украину, к матери. Звал с собой и дочь Таню с внучкой, но та поехала на Каму. Уехав, он собирался переждать военное лихолетье вдалеке и тишине Житомирского захолустья. Однако буйное время догнало его и здесь. Пошла внутренняя драка западников с «москалям» предавшимися. Вялая жизнь забурлила даже в этом медвежьем углу. Было решено вернуться в Москву, а там, как получится. На сегодня намечалась прощальная вечёря. Собирались придти родственники, друзья, знакомые.

Привел себя в порядок, мать звала завтракать – отказался. В саду полно яблок, после них есть не хотелось. Залез в машину. Проверил масло, завёл. Всё в норме. Подумалось – завтра рано в дорогу – надо полегче со спиртным вечером. По дороге, рядом с плетнём показался брат Фёдора – Никола. Среднего роста, довольно ловко сидя в седле, гнал общественное стадо на выпас.

– Что-то ты запозднился! – Фёдор подошёл к плетню.

– Вчера перебрал малость, но щас всё в порядке! – Никола подъехал поближе, – Что, не передумал? Завтра уезжаете?

– Да, поедем. Не забудь. Вечером приходи!

– Ну, это ж когда я забывал на пьянку придти? Ни в жисть! – Хлопнув бичом погнал стадо дальше.

– Специально стадо здесь погнал, чтобы ещё раз приглашение получить! – подошла жена.

– Как не пригласить, один брат остался!

– Пойду к Эве зайду, помогу, если что, да тоже на вечер приглашу. – Елизавета направилась к калитке.

– Значит, сейчас Павло прибежит, он тебя как огня боится!

Эва, приходилась Фёдору сестрой, а Павло – её мужем. Высокая, ростом почти с Фёдора, по мужицки крепкая, она составляла забавную пару с супругом. Тот, субтильного телосложения и, несмотря на жилистость, казался на фоне жены подростком. Павло не был бездельником или пьяницей в общепринятом понимании. Просто был не способен к регулярному труду. Семью содержала исключительно Эва. Павло, напротив, старался услужить и помочь всем, кроме собственных детей и жены. Жену Фёдора он не то, чтобы боялся, а старался быть от неё подальше. Даже за столом он оказывался на противоположном конце, подальше от Елизаветы.

– Он обещал барана зарезать, вот его и используй, – обернувшись у калитки заметила Елизавета.

Через полчаса, как из ничего материализовался Павло.

– Привет, Федь, ты уже встал? Я тут с тобой покурю, ничего?

– Да ничего. Ты чего? От Лизаветы никак бегаешь? Она вроде к вам собиралась?

– Боюсь я её, Федь! Как посмотрит, аш мороз по коже. Хочется куда, всё равно куда спрятаться. Как ты только с ней жить можешь? Хотя, ты вон какой здоровый, тебе наверное ничего… .

– Ты обещал барана зарезать.

– Это я сейчас, – засуетился Павло, – это я в момент!


Гости стали собираться, как и водилось часам к девяти, как смеркаться начало. На сковородах уже шкворчало жарево, стол заполнили закуски. Каждый гость приносил свою самогонку – традиция. Да и у хозяйки, Марии Ивановны, пара трёхлитровок припасено. Покашливая в предвкушении, вполголоса переговариваясь, рассаживались гости. Провожать пришли человек пятнадцать. Павло, как всегда занял место подальше от Елизаветы. Гулянка пошла своим чередом. Пили за гостей, пили за хозяев, за мир, за войну.

– Вот скажи, Федь, теперь мы кто? Украинцы или русские? – Никола продолжал спор обращаясь к брату, – то разъединяйся, то объединяйся, ничего не ясно!

– Я уже спрашивал и никак не пойму, что тебя смущает? – Фёдор аккуратно положил вилку, – или в независимой Украине тебе, да и всем вам жилось больно сладко? Или украинский язык тебе дорог, что на русском ты и читать не сможешь. Или телевизор смотреть?

– Не то! На том украинском, что у нас был, только в Киеве что-то понять и могли. В каждой области свой язык образовался. Я о том, что бандеровцы и ОУНовцы не успокоятся. Кроме этого, их много народа поддерживает, а ещё больше боится. Боюсь, много крови прольётся. После отечественной войны даже к нам наци забредали, а на Львовщине, так только в городах советская власть была.

– А ты думаешь – почему мы отсюда уезжаем? Мы последнее время все от чего – то бегаем. То от войны, то теперь от погромов. Согласен с тобой – всё возможно! А как жили, лучше? Все же в развале лежит! Скоро вообще бы сохой пахать начали!

Часам к двум ночи начали «спивать». Женщины затянули песни, мужчины подхватили. А, около трёх, когда веселье пошло на спад, дверь открылась, и в дом вошли вооружённые люди.

– Спиваете украинские песни, а привечаете москалей? – один из вошедших показал пальцем на Фёдора.

– Степан, ты что! – Мария Ивановна поднялась с табуретки у края стола, – какой же он москаль, вы же вместе росли!

– Ты права, он хуже. Он свою родину и душу москалям продал. – Степан махнул пистолетом, – пошли, хватит болтать!

– Ни куда он не пойдёт, – мать Фёдора шагнула к налётчикам. Один из них выпустил короткую очередь прямо в грудь старушки. Все гости отпрянули к стенам, одна из женщин завизжала.

– А ну тихо! – Степан выстрелил в потолок, – всем заткнуться!

Фёдора вывели на улицу.

– Ну, что друг-приятель? Тебя сразу хлопнуть, аль погодя? – Степан, куражась и поигрывая пистолетом подошел вплотную.

– Хватит Степан, нам некогда, – к ним подошел человек в камуфляже. – Нам некогда здесь задерживаться. Демонстрацию решительности и намерений мы провели, заложника взяли. И хорош! Связать ему руки и в дорогу. Нам затемно надо выйти. Дорога дальняя.

На окраине группу ждал микроавтобус – каким-то чудом уцелевший РАФик.

– Василь, к чему нам эта скотина, – Степан дёрнул за рукав старшего, – давай здесь его положим, на кой он нам?

– Пусть поездит, заложник не помешает. Кончим его, когда к своим доберёмся.

– Всем же гарантировали проход на Запад Украины свободный, зачем же нам лишняя обуза.

– Ты бы выпустил врагов? Отпустил бы их на все четыре стороны? То-то! Лишняя гарантия не повредит. Баб они может и отпустят, а боевиков, солдат – сомневаюсь! Всё! Хватит пререкаться, нам надо к Любару к семи часам быть.

РАФик на удивление плавно и споро покатил по дороге.

Близ небольшого городка Чёрный Остров разворачивалась пограничная часть. На пустыре ставили палатки, устанавливали и стационарные здания. Работа шла споро. Чувствовался опыт строителей. Подходили отряды украинский добровольцев, неподалёку располагался украинский пехотный батальон. В командирском вагончике собралось руководство пограничников, добровольцев, армейское начальство. Моложавый, но совершенно седой майор с зелёными петлицами открыл совещание.

– Мне поручено организовать временную границу по линии размежевания. Сразу скажу, что эта граница очень спорная, вернее это совсем не граница. Никаких договорённостей или, тем более официального статуса она не имеет. Более того после всеобщего Украинского, Белорусского, других стран, народов и территорий, а также Российского референдумов об объединении, всё может коренным образом измениться. Россия, как уже неоднократно заявлялось, никому себя навязывать не намерена! Те области, где отказались от самой идеи проводить референдум о присоединении, могут жить так, как находят нужным. Наша задача – поддержание порядка, пропуск граждан и товаров, с категорическим недопущением транспортировки какого либо оружия. Кроме контрабанды вполне возможны выступления украинских националистов, а то и просто бандитов, готовых по шумок малость пограбить. Пока не пройдут все возможные опросы и референдумы, регулярные войска и стража охраны порядка из России не прибудет. По договорённости с Киевом, Москва выделила только пограничные войска. Так что придётся обходиться своими силами. Теперь прошу доложить обстановку. Пожалуйста, начинает командир добровольцев.

– Под моим командованием полторы тысячи человек. – Встал невысокий, крепкий человек в армейском камуфляже. – Большинство из них местные, большинство прошли военную службу. Сразу скажу, в области не спокойно, были попытки нападения на населённые пункты, случаи запугивания населения. Если в городах, даже небольших, пользуясь вводом чрезвычайного положения, удалось быстро нормализовать обстановку, в сёлах хуже. Если мы не наведём порядок в ближайшее время – совсем худо. Потом эту заразу очень тяжело будет выковырнуть. Ходят слухи об организации подпольных и лесных дружин националистов. Требуется сразу и навсегда выбить всю эту нечисть с нашей земли.

– Пока мы не знаем, кто действительные хозяева тут, – поднялся майор с украинским трезубцем в петлицах. – Как правильно сказал товарищ Гришковец (командир украинского батальона кивнул пограничнику), наша задача чисто полицейская. Не допускать провокаций, бандитских и националистических проявлений. Короче говоря – следить за порядком. До окончания референдумов у нас руки связаны.

– Что же ждать, когда нас или селян резать начнут? Надо самим … в общем не сидеть сиднем!

– А что самим? Первыми резать начинать, чтобы до нас не добрались? – Вновь поднялся майор – пограничник, – Львовская, Волынская, Тернопольская, Ровненская и Черниговская области отказались в референдуме участвовать! Предо мной поставлена задача эти области не изолировать, нет, только контролировать! Только проверки! Сложно с Закарпатской областью. Там хотят проводить референдум, но эта область, в свою очередь, от нас изолирована. Как тут быть не очень понятно. Вы уже слышали – направленные туда войска и добровольцы подверглись нападению. Значит, жди провокаций и здесь! На всех дорогах ставим блок-посты, даже на просёлочных. У нас всё-таки попроще, чем у соседей. Через реку не особенно поездишь, а мостов через Збуруч не так много, остаётся не закрытой только северная часть участка. Тут сложнее.

– Там никаких сил не хватит, – встрял командир ополченцев, – Одних лесных дорог, просек, сотни. Наша зона ответственности очень растянута. А северная часть – равнина, причём холмистая. К каждой кочке блок-пост не поставишь.

– Что вы предлагаете?

– Как раньше у поляков на границе – секреты и дозоры. Предварительно надо завалить все лесные дороги, устроить засеки. Пока растащат… . Скорее всего и разбирать не будут, попытаются другую дорогу найти. Так меньше сил потребуется.

– Батальон можно разбить поротно, придать усиление из добровольцев, – поднялся украинский майор. – Распределить по наиболее уязвимым участкам. Там и ставить домики и палатки. Наша часть, и большая часть ополченцев полностью моторизована. Главное держать постоянную связь друг с другом, чтобы в случае обострения поспеть вовремя!

– Хорошо. Лейтенант Ветров! – майор Гришковец подозвал присутствующего офицера, – проедете по линии размежевания, потом доложите ваши соображения по поводу режима дозоров. Сейчас это наиболее приемлемое решение. После выбора места расположения прошу вас согласовать со мной вопросы взаимодействия, – обратился он к командиру ополченцев и украинскому майору.

Проводив командиров, Гришковец вызвал капитана Неверова.

– Посмотрите на карту, – майор подвёл к столу, – через час должны пройти составы с комплектующими и рабочими, кстати – китайцами, в сторону Тернополя. Южнее нас провокации уже отмечались. Боюсь не последние. Возьмите вашу роту и выдвинитесь на ту сторону реки, расположитесь там. Знаю, – жестом остановил майор, – Это не наша территория. Но тут пока ещё нет чётких границ и даже зон ответственности. Выдвигаться скрытно. Поставьте засады на подступах к полотну железной дороги и, особенно к мосту. Если будут шляться подозрительные лица, глушите намертво. Ответственность беру на себя.


РАФик проехал через вновь образуемую границу почти без досмотра. Пограничник вяло проглядел документы, заглянул в салон.

– Что за тюки? – махнул рукой в сторону двух объёмистых брезентовых свёртков посередине салона

– Так, то ж свинина, сало! – подхватился с места молодой мужчина, – родители только что кабанчика забили, везу родственникам угощение, – откинул край брзентухи, – вот и вам шматок, – вытащил приличный кусок сала, протянул погранцу, – отведайте!

– Не положено, ладно, проезжайте.

Машина медленно тронулась и не спеша покатила на мост через речку, вскоре скрылась за поворотом. Проехав километра четыре, свернула на лесную дорогу. Дорога песчаная, старая. Видно, что давно не пользовались. Вела в обратную сторону, к железнодорожному мосту через Збруч. Колёса заскакали по корням и остановились. Все выбрались из машины.

– Выгружайте мешки, – приказал старший в группе, – да и это «сало» сюда! Степан, отвечаешь за него. Посмотрите, документы при нем?

Боевики стянули брезент. Под ним были вещмешки, оружие, спеленатый по рукам и ногам Фёдор. Степан перерезал скотч на ногах, залез в карман.

– Всё на месте, – Степан показал красную обложку русского паспорта.

– Положи ему во внутренний карман, чтоб ненароком не вывалился. Разбирайте мешки и вперёд. У нас полчаса на всё!

Фёдор, со связанными скотчем руками и заклеенным ртом, пошел вперед, подталкиваемый боевиком. Следом шли шесть человек с вещмешками, вооружённые автоматами. С ними – два гранатомёта и ручной пулемёт. Густая листва до времени скрывала группу.

– Как грибами пахнет! – обернулся Степан к командиру

– Низина, сырость. Помалкивай. Скоро насыпь, а там и мост! Перейди с этим «салом» в хвост колонны.

Группа пошла вдоль склона железнодорожной насыпи в сторону реки. Щебетание птиц и стрёкот кузнечиков прервали автоматные и пулемётные очереди. Идущих первыми, выкосило начисто. Фёдора пуля ударила в плечо, отбросила на Степана. Оба упали, покатились в канаву. Степана это спасло. Выбравшись из под тяжёлого тела, пополз в сторону близких кустов. С насыпи и из чащобы появились пограничники. Подобрав оружие, мешки, захватили с собой связанного Фёдора и оглушённого командира отряда, снова растворились в лесу. Степана не заметили, а у того хватило ума не стрелять, затаиться.


Ещё где то через полчаса через мост, по насыпи около которой валялись пять трупов, прошли на запад подряд три эшелона. Один из них взорвут через сорок километров. Пострадают только комплекты домов, да будут ранены два машиниста. Два состава с рабочими вернуться назад. Раненые машинисты благополучно эвакуированы. Дело в том, что у националистов второй группы не было ручного оружия и напасть на охрану не было никакой возможности. На этом закончилась попытка наладить какие либо отношения с западом Украины со стороны России. Ни каких переговоров больше не проводилось. Началось активное размежевание с образованием 50-100 километровой полосы отчуждения. Забегая вперёд – через неполных восемь лет эта полоса протянулась по всей границе России, постепенно отгородив страну от всего остального мира на многие десятилетия.


– Разрешите доложить? – Неверов вошёл к Гришковцу.

– Что за стрельба была? – Майор поднялся от разложенной на столе карты навстречу капитану.

– К мосту выдвигалась группа диверсантов, – капитан подошёл к столу, выложил на него документы, деньги, – очень прилично вооружена. Килограммов шестьдесят взрывчатки, электродетонаторы. Взяли двоих. Сейчас их медицина в чувство приводит. Один из них связанный был, без оружия. У всех русские паспорта. Прошли по их следам. Нашли машину. РАФ древний, но на ходу. Там другие документы, одежда. Всё здесь.

– Как очнуться, так давай их по очереди на допрос. И меня позови.


– Расскажите, каким образом вы попали к бандитам? – Капитан сел напротив Фёдора.

– И почему они вас тащили с собой? – добавил майор.

Допрос проходил в соседней с кабинетом Гришковца комнате.

– Я уже говорил, что меня тащили почти от Житомира с собой. – Федор Васильевич сидел на стуле, аккуратно придерживая левой рукой, перебинтованную правую. – С собой прихватили в виде заложника, а потом и необходимого для их дела трупа.

– Не понял? – Неверов вытащил сигарету, жестом попросил у майора разрешения и закурил. К Фёдору – Курите?

– Нет, спасибо, давно бросил. Из их разговора я понял, что меня, вернее моё тело хотят оставить на месте диверсии. Дескать, всё это москали устроили. По-моему и с собой документы у них российские были. Не зная уж, настоящие или фальшивые. Видимо даже своих не собирались подбирать, если что не заладится.

– Забавно, – майор встал со стула, прошёлся по комнате, – Запад уже в разоре лежит, а эти субчики видимо всё на его реакцию возможную ориентируются. Кому в теперешнее время эти провокации и доказательства нужны?

– Видимо инерция, – капитан затянулся, выпустил струю дыма вверх.

В комнату заглянул лейтенант.

– Очнулся второй доставленный в медсанчасть, – доложил он, – перевязан, Вы приказали сразу доложить!

– Ладно, с вами позже, Фёдор Васильевич, тут всё понятно, хотя и странно, – майор махнул рукой, – заводите второго!

Второго скорее не завели, а затащили два солдата. Посадили на стул. Голова, левое плечо и грудь плотно перевязаны бинтами. За ними шёл врач.

– Говорить то он сможет? – с сомнением покосился на боевика Гришковец.

– Всё в порядке, – врач отмахнулся, – у него только вид такой жуткий. Удивительно даже, три ранения и все по касательной. Ничего серьёзного. Даже крови совсем немного потерял. Очень быстро его перевязали. Единственно, по черепу пула скользнула, да и то – два дня головной боли и всё в порядке. Я специально зашёл это сказать. Он сразу начал косить, что, дескать – контузия! Ничего не помню! Это всё ерунда. Практически целенький! Я вам ещё нужен?

– Сейчас доктор, минутку, – майор повернулся к боевику, – так как? Добровольно говорить будем?

– Я не помню ничего, до сих пор всё перед глазами пляшет.

– Понятно. Доктор, вы можете применить какие либо психотропные или наркотические препараты, чтобы ему язык развязать?

– Нет. У меня препараты лечебные, да для местного обезболивания, а тут необходимы специализированные. Тут мне помочь нечем. Кроме того необходим навык применения.

– Ясно. Что ж, готовьте этого красавчика к отправке в центр, пусть там с ним разбираются. Нам, благодаря Фёдору Васильевичу общая картина понятна. Да и Вы, Фёдор Васильевич. Вам лучше в центр проверки лояльности проехать, чтобы никаких сомнений не было.

– Этот гад мою мать убил, – Федор подошёл к боевику, – просто так застрелил, от нечего делать!

Фёдор успел только замахнуться. Пограничники быстро перехватили руку, схватили с двух сторон. Огромный, здоровенный мужчина сморщился и бессильно заплакал.


Когда в комнате остались Гришковец и Неверов, майор устало опустился на стул.

– Ты назначь кого ни будь доставить Фёдора и этого гада в Киев. Хоть лейтенанта Борова. Обязательно с двумя солдатами. Доложи всё в ГБ и сдай их там. Пусть разбираются. Со мной, потом чтобы связались. В штаб я сам доложу.


По всей центральной, западной Украине, в Крыму, и даже на севере, в Черниговской области прокатилась серия террористических актов и диверсий. России пришлось перенести проведение референдумов с ноября на конец августа. Изначально предполагалось проведение референдумов одновременно во всех территориях, странах и республиках. Активность националистов на Украине, в Монголии, и даже в Киргизии, Казахстане (южный джус) этому помешала. Что говорить, даже в России снова поднималась исламистская волна, особенно на Кавказе. На всей территории России проведение референдумов, опросов к августу в основном наладили. Полностью завершено формирование автоматического обсчёта мнения населения. Исключение составляли часть старых городов, повреждённых в ходе войны, совсем уж дикие места крайнего севера и другие окраины. В процентном соотношении неохваченными регулярными опросами, без эффективного самоуправления оставалось 12 – 15% населения страны.

В середине августа состоялся всероссийский референдум о присоединении к стране территорий, стран и народов, выразивших намерение влиться в семью народов России. Он принес неожиданный результат. Подавляющее большинство граждан страны высказалось против автоматического присоединения или воссоединения. Правительство России приняло решение о проведении опросов и референдумов для каждого отдельного случая. Ответом на обострение национального фактора в собственно российских национальных республиках, начался подъём и собственно русского национального самосознания. Согласно опросам, русское население страны не желало никакого объединения в новую интернациональную страну. Единственно, что оно допускало, это присоединение русскоязычных областей Украины, Белоруссии и Казахстана. Все остальные страны и народы могли присоединяться, по мнению граждан, в качестве ассоциированных членов. Их жители не могли быть гражданами России.

Дело в том, что автоматизированная система опросов не предлагала заранее кем-то сформированное мнение, за которое можно было только проголосовать. Единая система действует принципиально иначе. Опрашиваются все без исключения граждане страны. Выявляются все без исключения мнения по вопросу. Это мнения группируются по смысловым блокам. По этим блокам, собственно и ведётся первичный опрос. Выявленные реальные приоритеты и мнения населения формирует политику на местах и, в случае всеобщего референдума – политику государства. В начальный период формирования гражданского рангового общества, правительством не ставилась задача народного самоуправления в среднем звене. Это могло привести к неуправляемым процессам. В конечном итоге, к серии гражданских или национальных войн внутри страны. Парадоксальный результат российского референдума заставил правительство отказаться от планов присоединения большого количества окружающих территорий и народов. Кроме этого правительство приняло решение о проведении опросов о политическом, социальном и экономическом устройстве страны. Страна снова стала перед выбором пути.

Возвращаясь к Украине – по согласованию с областным и районным руководством, приняли решение ускорить проведение референдумов, начиная с третьей декады августа до середины сентября, в зависимости от готовности избирательных комиссий на местах. Практики и, тем более, возможностей опросов и обсуждений на территории Украины, да и в других странах не имелось. Задавался лишь один вопрос: «Я голосую за вхождение в состав России». И только два ответа – ДА и НЕТ. Ненужное зачеркнуть. В это же время проходили референдумы и в Белоруссии, и в Казахстане.


В середине сентября майор Гришковец получил приказ передислоцировать часть, которой он командовал. Вся западная Украина, Черниговская, Хмельницкая области, и, что неожиданно, Закарпатье проголосовали против присоединения к России без дополнительных условий. Пограничные части, украинское ополчение и регулярные украинские части отводились восточнее. Перед ними ставилась задача обустройства постоянной стационарной границы по старым административным границам Винницкой и Житомирской областей. Черниговская область преобразовывалась в национальный анклав с внутренним самоуправлением. Центральные области проголосовали за присоединение, но с небольшим преимуществом. К России присоединилось и Приднестровье, чему мало кто удивился. Мало удивления вызвало присоединение Белоруссии. Целиком. Казахстан, несмотря на просьбы России голосовать по областям, голосовал всей страной. В результате создалось определенное напряжение на юге страны. Часть населения была против воссоединения, но опять же – против безоговорочного присоединения.


На западную границу, на стык границ – Белоруссии (теперь снова России), Литвы и Польши продолжали стягивать войска. Организация новых границ между Молдавией и Западной Украиной затягивалось. Многие украинцы ещё не определились, многие имели родственников, друзей, знакомых, просто свои интересы на сопредельной стороне. Но бандеровцы и ОУНовцы делали всё возможное и невозможное для быстрейшего разграничения интересов. Обустраивались границы и на юге страны – в Средней Азии и на Кавказе. Закончились работы по обустройству границ на Дальнем Востоке. Неожиданно для многих, Халифат захватил весь Азербайджан и Армению. Большая часть армян перешла в Россию. Российская армия покинула свою базу в этой стране. Войска расположившись в Южной Осетии и Абхазии. Грузия, вместо того, чтобы просить помощи у России – обиделась ещё больше. Как раз в Грузии была применена политика буферной зоны впервые. Новый массированный обстрел Цхинвала из тяжёлого оружия дал Правительству России повод для применение войсковой операции. Весь процесс, это нельзя было назвать войной, вывешивался в Сети, показывался по телевидению, освещался в прессе и по радио. Всё отслеживалось со спутников, беспилотников. Задействовали массу фронтовых корреспондентов. Камеры цепляли к танкам, бронетранспортёрам, просто к каскам солдат, на боеголовки ракет.

Русские войска, выведенные из Армении, усиленные армянскими же вооружёнными силами и армейской авиацией медленно вытесняли полицейские и армейские части Грузии. Малейшее сопротивление подавлялось авиацией и артиллерией. Постоянно сбрасывались листовки с требованием к населению – покинуть стокилометровую буферную зону. Поначалу мало кто реагировал на эти призывы. Грузинские деревни и сёла стали организовывать отряды самообороны. Дальше больше – грузинские войска выставили перед собой женщин и детей. Армия России применила напалм. Погибло несколько сотен гражданских лиц и военнослужащих. Результаты огневого налёта передавались в непрерывном режиме по телевидению и радио, в том числе и на территорию Грузии. Начался повальный бег. В течение пяти дней пятидесяти – сто километровая зона была очищена от армии Грузии, полиции и населения. В начальном периоде конфликта погибли тридцать пять российских военнослужащих (28 из них попали в засаду и были истреблены полностью) и семь военных и полицейский Грузии. В огневом налёте погибло, по приблизительным подсчётам, около тысячи человек. Буферная зона в районе Абхазии была очищена без жертв. Незамедлительно началось обустройство пограничных зон нового типа – максимально автоматизированные, с огромным количеством минных полей и ловушек. На всю глубину буферных зон, а они доходили до ста километров, ставились системы наблюдения и контроля, автоматизированные ракетные, огнемётные и артиллерийские системы.

Воспользовавшись началом (и концом) военных действий, Халифат оккупировал Грузию. К сентябрю страны Закавказья перестали существовать, как независимые государства. Россия приобрела совместные границы с нарождающимся государством не только в Средней Азии, но и на Кавказе. После захвата Халифатом Таджикистана, эти границы протянулись от Киргизии до Черного моря. Попытки воздействия исламской пропаганды на российских мусульман привели к строительству буферной зоны по всему югу страны. В Халифат были высланы или уехали добровольно полтора миллиона человек, склонных к экстремизму или просто не согласных с политикой России.

По-видимому, прибалты и западенцы решили, что сил на западном направлении у России не хватит. Что она откусила слишком большой кусок и им же подавится. Только этим можно объяснить постоянную напряженность на новой границе с Западной Украиной. сухопутной и даже попытки морской блокады Калининграда. В сентябре состоялось провозглашение Независимой Державной Украины. Столицей объявили Киев. Временной столицей, на время оккупации – Львов. Вся территория страны, отошедшая к России, объявлена незаконно оккупированной. Срочно создавалась армия и полиция. Образовался, так называемый Восточный Союз из прибалтийских государств – Латвии, Литвы и Эстонии, Польши и Независимой Украины. Последняя включала в себя Волынь, Львовскую, Ивано-Франковскую, Ровненскую, Тернопольскую, Хмельницкую, Черновицкую области и Закарпатье. Иными словами образовалась довольно большая, по европейским меркам страна с населением более 18 миллионов человек.

Туда начали вытеснять украинцев, агрессивно или неодобрительно встретивших новое объединение России и Украины. Кроме этого, в Черниговском Полесье организовали национальную украинскую зону. Бывшим гражданам Украины предоставлялся выбор – переехать на Западную Украину, в выделенную национальную зону или строить государство вместе с Россией. С внутренними волнениями справлялись сами украинцы – привыкли за время смуты. Сложнее обстояло с границей. К сентябрю проблема ещё не была решена. Напротив, в Молдавии, в Приднестровье всё было спокойно. Народ Приднестровья давно ассоциировал себя только с Россией. Границы давно определены и, с приходом русских, Молдавия смирилась с положением дел.



В начале сентября Сеть по стране заработала в полном объёме. Необходимость в командировке отпала. Владимир попрощался с группой психологов и врачей, зашёл к Маховичу.

– Всё, Виктор Владиславович, попрощаться зашёл, – пожимая руку, сказал Владимир, – пора и честь знать, домой пора.

– Жалко! Сейчас ожидается много интересного на границе, – у полковника редко с лица сползала улыбка, – на нашем участке всё спокойно. Видимо именно тут пойдут беженцы. Вся граница уже плотно перекрыта.

– А что на севере? В Литве?

– Там, я слышал, коридор к Калининграду пробивать собираются, – Полковник знаком предложил сесть, – забавно всё. Раньше всё что надо и не надо секретным было. До полного маразма доходило. Не то, что солдаты – офицеры не знали, что им делать придётся. Приказы не обсуждаются и всё! Сейчас всё перевернулось, вернее не перевернулось – переворачивается. Военная задача сначала формулируется, обсуждается, и только потом вырабатывается решение. Редкий офицер на такое способен. У нас в штабе никого старше сорока лет не осталось, да и тем трудно приходится. И с солдатами тоже неразбериха. Многие солдаты и сержанты приказ обсуждать пытаются после принятия решения и отдачи приказа, когда только исполнять требуется.

– Большое пополнение из МВД прежнего приходит. Они обсуждать горазды.

– Да, между собой, но к солдатам ещё большее пренебрежение. Я уж не говорю о гражданском населении, тех вообще за людей не считают.

– Видимо поэтому их из охраны порядка и убрали, чтобы профессионализм старый ненароком не выполз! И что же вы сейчас обсуждаете, если не секрет?

– В том то и дело, что никаких секретов. Сейчас прошла информация, причём подробная, по положению на Украине и в Литве. Всё сходится к полной изоляции от Западной Украины. Ничего другого не придумаешь. Бандеровцев не переделаешь. Вы знаете, сейчас проверка на лояльность там заканчивается. Хотели строить жильё для переселяемых националистов на Львовщине и Волыни, так там начали это жильё взрывать, два поезда с рабочими – китайцами и комплектами домов под откос пустили. От этой идеи отказались. Сейчас расчищают буферную зону, а непримиримых, просто за неё выселяют. Во чисто поле. Через неделю полную изоляцию обещают. Посёлки, которые западникам должны были построить, устанавливают для погранцов и войск усиления. ОУНовцы пытались нападать, так в тех местах, я слышал, расчищать с помощью "буратин" начали. Столь горячий ответ быстро пыл охладил. Тем не менее, туда больше миллиона армейцев перебросили на усиление. После Халифата самый беспокойный район.

– А на севере, с Литвой что слышно?

– Войска уже как два месяца в готовности. Ждали видимо, пока с Халифатом замирение будет. Литовцы, хотят мучениками, пострадавшими от агрессии расейской прослыть. Только одного не понимают, что уж не перед кем прослывать. Европу только свои проблемы интересуют, а нас свои. Но там у власти те господа, что с Россией идти не могут. Они лучше весь свой народ положат, нежели хоть в чём-то уступят. Даже судьба Грузии ничему не научила.

– Да, фактически этнических русских в Прибалтике не осталось, даже поляки из Литвы к нам перебрались. Моноэтническое государство строят. Была у них идея объединиться на уровне хотя бы конфедерации, но спесь не позволяет. Как грузины говорили? "Одын маленький, но гордый народ!" Видимо грузины теперь в национальном анклаве в Абхазии только и останутся! Армян жалко, но понятно, что на родине им не удержаться было.

– Я так считаю, что ещё не вечер, всё еще переигрываться будет. Сейчас нам надо себя обустроить, у себя порядок наладить. Ладно, давайте прощаться, будете в наших краях, заглядывайте.

– Вы скорее у нас будете! Вот мои координаты, на визитке. Всё-таки я теперь рядом с новой столицей живу. Будете там, заглядывайте!


По приезду, Владимира вызвал Якушев.

– Смотрели твои отчёты, проверяли опросные таблицы. Прекрасно выполнено.

– Это группа математиков всё сформулировала окончательно, у меня всё сыро было. Так что тут больше Кострова заслуга, – возразил Владимир.

– Это понятно, – Сергей Васильевич замахал рукой, приглашая садиться, – ты тоже поработал хорошо. Всё систематизировал, утряс. Решили тебя продвигать на начальника отдела. Я, сам знаешь, пошёл на повышение, наукой некогда заниматься будет. А на тебе разработка универсальных тестов Гражданина России. Сейчас это первейшая задача, – Якушев усмехнулся, – наряду с другими, разумеется. Тем более, отдел увеличивается. Сейчас в нём уже около трёхсот человек.

Владимир присвистнул.

– Да, да. А ты как думал. Потом со всеми познакомлю, дам личные дела. Посмотришь.

– Не справлюсь я, – покачал головой и откинулся на спинку Владимир, – я вообще никем никогда не руководил, а тут такой коллектив здоровый! Если бы ещё только психология, а тут и математики, и технари, обслуга…

– Во-первых – руководил и хорошо! Кто последние три месяца работал в Белоруссии, а фактически всей командой оттуда рулил? Я в это время своими делами занимался. Всю работу по тестам на лояльность вёл ты, так что не прибедняйся. Ну а не справишься – снимем, так что не переживай!

– Успокоили!

– А ты что думал. Тебя не я один утверждал – весь коллектив, вот перед ним в первую очередь, как руководитель и ответишь, а коллектив ответит за проделанную работу. Так что, ежели не справишься, тебя не я снимать буду, а коллектив. Коим, с этого дня руководишь. Задачи тебе известны. Все силы на присягу Гражданина России. Уже к Новому Году ожидается принятие Устава страны. Референдум по этому поводу. Промышленники к весне обещают выпустить достаточное количество личных приборов. Есть решение объединить присвоение гражданства с выдачей новых личных приборов, похожих на наши мобильники. Вместо карточек снабжения. Сами карточки постепенно отменят. Даже начали разрабатывать церемонию принятия гражданства. Премьера к Новому году, а к весне система должна заработать в полном объёме. Да, совсем забыл, на Украине и других вновь присоединённых территориях организуется филиалы нашей службы. Особенно сложно на Украине. Пока у нас затишье, нужно ознакомить их специалистов с нашими методиками. Я тут набросал списки, кого послать. Неплохо, если и ты выберешь недельку туда съездить.


– Гриша объявился, – с порога встретила Владимира жена, – только что Наташа с Таней звонили. Теплоход к Новороссийску подходит! Он с борта звонил, говорил – через несколько дней будет!

– Здорово. Только через несколько дней – вряд ли. Через недельку – другую. Пока лояльность проверят, пока то, да сё. Сам систему тестов разрабатывал! Кстати, поздравляй! Меня на место Якушева поставили. Заведовать отделом.

– Не знаю, радоваться или совсем наоборот. И сейчас всё время работаешь, хорошо ещё, если не в командировке, так дома, на компьютере. А сейчас и вовсе ни в отпуск, ни отдохнуть. Даже не приехал, когда дочка в институт поступала.

– Да, надо к ней в городок университетский наведаться, ты, когда свободна?

– Вспомнил, сегодня свободна например. Через неделю – свободна. У меня, в отличие от некоторых, два выходных в неделю.

– Хорошо, постараюсь через неделю освободиться.

У себя в комнате, включил компьютер. Вся группа почти никогда и не собиралась, мало того, почти все сотрудники жили не на Каме, а по всей стране, от Калининграда до Владивостока. По привычке собирались лишь старые друзья, переехавшие на Каму в начале года. Как давно это было! Время неслось стремительно и для людей, и для страны, да и всего мира. За неполный год произошло столько событий, что хватило бы на иную эпоху.

Первым делом, Владимир вывел на экран последние новости. Всем ведомствам вменялось в обязанность ведение своего сайта, с непрерывным показом работы в режиме прямого включения и в записи. Посетители сайтов могли высказаться о деятельности той или другой конторы или организации. По совокупности этих мнений решалась судьба организаций. Постоянно шли обсуждения о необходимости, целесообразности существования того или другого ведомства или организации. Народ втягивался в игру – найди недостатки – убей контору. За советское и, особенно, постсоветское время расплодилось такое количество всяких нужных, ненужных, а то и просто вредных организаций и учреждений, что разобраться со всем этим грузом централизованно не представлялось возможным. Ставилась задача сохранить только то, что действительно необходимо. Если какая-то организация была нужна какой либо группе населения в стране, они её и содержали. Если руководство нуждалось в какой–то конторе, структуре, им она и поддерживалась, им и финансировалась. То же самое и по составу, по штатному расписанию, по руководству.

Раньше, чиновничество плодилось и размножалось исходя только из собственных интересов и пристрастий. Обратной связи с народом и даже потребностями государства или не было вообще, или она была эфемерной. В первое время, массовые случаи саботажа чиновничества случались чрезвычайно часто. В этом случае конторы, когда это не угрожало государству, просто закрывались, сотрудникам предлагали переквалифицироваться. Объяснялось, что в течение 15 лет, им не будет разрешено занимать служебные и руководящие должности. Предлагались рабочие специальности, а также места в школах, детских садах, и так далее. Саботажи погасли на корню. Саботаж, прямое вредительство чиновничества очень помог в выявлении действительно необходимых для страны, её граждан учреждений и организаций. Ненужные или паразитические конторы прекратили своё существование. Вместе с изменением принципов денежного обращения изменили подход к самому понятию услуги. В постсоветское время положение о недопустимости навязывания услуг или товаров относился лишь к коммерческой деятельности. Теперь это правило распространилось и на общественную сферу. Разрешительные документы, справки и допуски отныне оплачивались теми, кто их требовал. Сразу оказалось, что подавляющее большинство документов просто никому не нужно. Собственно, как и конторы, их требовавших или выдававших.

Владимир просмотрел новости. Застрял на сообщениях о волнениях в лагерях, где содержались матёрые рецидивисты. По всему видно – готовится бунт. В пяти лагерях содержали более шести тысяч человек. Сообщили, что одновременно во всех пяти, разрушили производственные цеха, уничтожили камеры слежения. Голос за кадром комментировал:

-…как видите, горят промышленные цеха, жильё военнослужащих. Съемка ведётся с камер, расположенных на беспилотных самолётах. Я буду просить комментировать ситуацию одного из операторов этих машин, старшего лейтенанта "…".

На экране – немного размытое изображение посёлка или лагеря, окружённого колючкой, с вышками по периметру. Рядом располагается посёлок, в котором, видимо жил обслуживающий персонал и охрана. Там же располагались производственные цеха. Часть построек и помещений горело. Хорошо видны люди, валящие вышку, другие – трактором трамбовали столбы с колючей проволокой.

– Бунт начался ещё вчера, – начал лейтенант, – нашу часть перебросили, вместе с другими армейскими частями под утро, на усиление страже охраны порядка.

– Бунт начался вчера, во второй половине дня, – перебил корреспондент, – с попытки захвата заложников и оружия. Рота охраны пыталась отбить захваченных. Сразу это сделать не удалось, появились раненые с обеих сторон. Охрана получила приказ отойти из лагеря. Уже вечером подтянули стоящие рядом армейские подразделения и спецназ.

Тем временем камера приблизилась к лагерю. Там шла какая-то суета. Люди сходились, расходились, хаотично перемещались по территории. Камера резко отодвинулась – стал виден весь посёлок. Вокруг него полоса земли, шириной километр или полтора. Около начинавшегося перелеска, в кустах и на полянах видна редкая цепь БТРов. Ходили солдаты. Камера ещё отодвинулась, потом наехала на палаточный городок, за оцеплением.

– Я вижу, весь периметр оцеплен? – спросил корреспондент.

– Да, еще вчера, до того, как нас прислали. Говорят НОНы подошли и ещё какая-то тяжёлая техника. Зачем – не знаю. Тут и так сил предостаточно. А у заключённых всего два десятка автоматов.

– Они всё-таки вооружены?

– Я должен дать некоторые комментарии, – встрял третий голос.

– Нам даёт интервью командир войсковой группы, которой поручена операция.

– Бунт начался сразу в пяти лагерях с захвата оружейных комнат и взятия заложников. В двух лагерях охране удалось отбить заложников, в одном – и заложников и оружие. После этого, во всех пяти местах заключения получили приказ эвакуировать персонал и охрану. В красноярском крае в лагере погибли двадцать пять человек персонала и охраны, в других лагерях обошлось без жертв. Сейчас бандиты удерживают тридцать шесть человек, в том числе четырнадцать – в этом лагере. Лагеря к вечеру вчерашнего дня окружили войсками, было отключено энерго и водоснабжение. В том же красноярском лагере, ночью, бандиты предприняли попытку прорыва оцепления. В ходе боя они было рассеяны и оттеснены назад. Переговоры не ведутся в связи с убийством парламентёров в одном из лагерей. Во все лагеря переданы радиостанции, но бандиты пока выдвигают лишь одно требование – немедленное освобождение. Без предварительных условий.

– Будет ли предприниматься попытка освобождения заложников?

– Видимо да. Во всяком случае, я так думаю, но это дело спецназа. Если хотите, можете ознакомиться с записями переговоров.

– Спасибо, нам уже их давали, но там кроме мата и ругани сложно что-либо понять. Мы передали записи в центральную студию. Может там, что ни будь, смонтируют удобоваримое. Вопрос: сколько в этом лагере бандитов.

-Всего в лагерях по новым правилам размещаются не более полутора тысяч заключённых. В этом лагере было одна тысяча сто двадцать три рецидивиста. В ходе вчерашнего боестолкновения, убито штук десять. Язык не поворачивается их людьми называть. Кроме этого, до уничтожения следящих систем, было зафиксировано убийство нескольких заключённых, несогласных бунтовать. Их зарезали перед объективами камер, видимо, чтобы показать серьёзность намерений.

На экране появились три машины, двигающиеся к лагерю. Не доезжая триста – четыреста метров остановились.

– Это громкоговорящие системы, – не дожидаясь вопроса, сказал полковник, – предполагаю, будут зачитывать ультиматум.

Раздавшийся звук был настолько громок, что доносился до командного пункта, но в основном в виде шума. Различались только отдельные слова.

– А что говорят, можно узнать? – спросил корреспондент.

Полковник попросил включить звук, но застали только концовку сообщения.

– Сейчас повторят, – успокоил он.

"Предупреждение! Последнее предупреждение! Правительство России предупреждает людей, затеявших бунты в лагерях строгого содержания. Выдвигается ультиматум! Выдвигается ультиматум! Немедленное освобождение всех заложников, сдача оружия и выход за пределы лагерей с поднятыми руками. Всем гарантируется жизнь. При неповиновении войскам отдан приказ на уничтожение лагерей.

….

Предупреждение! Последнее предупреждение! Правительство…".

Камера самолётика приблизила площадку перед бараками. Видимо это был плац. Сейчас, заваленный обломками, в середине торчит бульдозер, только что закончивший валить вышки. На площадку вытащили несколько человек, поставили на колени и зарезали. Несмотря на черно-белое изображение, видно было очень хорошо.

– По рации бандиты передали, что это те, кто хотел сдаться и два заложника, для острастки, – прокомментировал полковник, – совсем озверели! Ну, что ж, приказ есть приказ, они сами свою судьбу выбрали, – и в сторону от микрофона (голос прозвучал тише) бросил – Выполняйте! Лейтенант, отведите разведчик повыше и в сторону, чтобы охватить весь лагерь.

Картинка на экране начала отъезжать в сторону и вверх. Снова открылся весь лагерь и поселок рядом, показался лесок за контрольной полосой. Потом экран залило огнём. Изображение задёргалось и пропало. Появилось вновь, отъехало еще больше. На месте, где только что были постройки, стояла стена огня. В командном пункте повисла тишина. Только через пару минут, когда огонь начал спадать, корреспондент хрипловато спросил:

– Что это было?

– Это залп дивизиона "Буратин", – несколько подсевшим голосом ответил полковник, – Приказано не пускать в дело спецназ – использовать только тяжёлое вооружение. Я был против, но приказ, есть приказ. Командование мотивировало это тем, что надежды освободить заложников почти нет, а положить ребят можно. Зачем надо было накладывать несколько залпов по площади, я не понимаю. Видимо добивались пропагандистского эффекта. Во всяком случае, хоронить там уже не кого, там весь металл и бетон сейчас горит, не то что тела.

Владимир переключил комп на общие новости. Сообщалось об утреннем уничтожении двух лагерей. В одном из них находились заложники. Переключился на комментарии, их, как таковых ещё не было. Высказывались лишь домыслы и предположения. Официальные комментарии ожидались к вечеру.

– Галь, – позвал жену, – новости видела? Бунты у нас теперь быстро подавляют. Непонятно что простым людям, не бандитам, делать, если в заложники возьмут?

– Я не в курсе дела, – Галина вошла в кабинет, – я не включала сегодня ни телевизор, ни компьютер. Что там?

– Бунты в лагерях.

– И что?

– Уже ничего! Просто сожгли все, вместе с заложниками! Ничего себе подходец?

– А как объясняют?

– Жду. Пока ничего не объясняли, только показывали. Если хочешь посмотреть, всё в записи есть.

– Нет уж, спасибо, эти жуткости сам смотри!

– Вот, текст пошел, – на экране появилась заставка, Владимир зачитал,– через несколько минут выступление президента. Садись в кресло, я стул принесу.

Только расселись, появилась заставка официального президентского сайта. Сразу сменилась – президент начал выступление:

"Сограждане, вчера вечером в пяти лагерях, где временно размещены лица, подозреваемые в опасных и бесчеловечных преступлениях, произошли бунты. В двух из них бандиты захватили заложников, завладели большим количеством оружия. Как вы знаете, после объявления Чрезвычайного, а потом и Военного положения, Правительство иначе подошло к самим фактам преступления и противоправных действий. Было принято решение разделить людей по их образу жизни, её восприятию. Начали с изоляции всех преступников, когда-либо совершавших умышленные преступления перед обществом или личностью. Также были изолированы все те, кто активно выступал против действий Правительства – занимался саботажем и вредительством. Всем изолянтам. – их нельзя назвать преступниками, да они и не являются ими, было предложено пройти тесты на лояльность. Большая часть временно задержанных граждан, эти тесты успешно прошла и, как вам известно, давно на свободе. Тем не менее, осталось много людей, опасных для общества и граждан, представляющих опасность для самого существования нашей страны. Их немногим более 5 миллионов человек. Эти люди не желают жить по законам, обычаям и нравственным положениям нашего общества. Правительство объявило, что не вправе перевоспитывать или каким-то образом влиять на них. Были предложены несколько вариантов. Первое – переехать в любую другую страну или регион в нашей стране, наиболее подходящий для их проживания. В России выделено большое число территорий, зон, лагерей и посёлков, для компактного проживания людей, не способных жить в открытом гражданском обществе. Начались и показали свою большую результативность регулярные опросы населения о комфортности и полезности совместного проживания. Единственным условием является недопущение, какой либо эксплуатации или фактов паразитизма, тунеядства в любой форме. Таким образом, положено начало организации самодостаточного, гармоничного многозвенного общества народного самоуправления. Более 2,5 миллионов человек покинуло нашу страну. Больше 38 миллионов этнических русских приехали из-за границы. Это не считая добровольно присоединившихся стран и народов.

Размежевание, дивергенция людей по образу жизни, менталитету, морально – этическим и религиозным принципам и приоритетам будет продолжена. Каждый человек должен и может иметь своё мнение, может и должен иметь свои убеждения и мировоззрение. Однако никто не имеет права навязывать свое мнение, свои моральные и этические ценности насильно. Государство оставляет за собой право, на силу отвечать силой. Бандитов, захватывающих заложников, угрожающих миру и спокойствию других людей следует остановить, во что бы то ни стало. Люди, пытающиеся решать свои проблемы за счёт здоровья и самой жизни других, зачастую ни в чём не повинных людей объявляются вне права, вне закона, вне жизни. Государство уважительно относится к любому мнению, уважает и бережёт жизнь и законные интересы всех. Но тот, кто покусился на чужие жизни, не может рассчитывать, что будут беречь его собственную жизнь. Сегодня утром Правительство выдвинуло бандитам ультиматум. Им гарантировалась жизнь и свобода вне нашей страны, или работа и проживание среди себе подобных у нас в России. Их не устроило ни то, ни другое. В одном из лагерей, начали демонстративно убивать заложников. Штурм посёлков затруднялся большим количеством оружия у бандитов и мог привести к жертвам среди военнослужащих. Кроме того, надежды спасти заложников при штурме не оставалось. Правительство отдало приказ о полном, гарантированном уничтожении двух лагерей. В одном из них было полтора десятка заложников, в другом, большое количество исправного оружия и боеприпасов. Тяжёлые огнемётные системы уничтожили эти лагеря.

Хроника событий, показанная во всех лагерях строгой изоляции, заставила бандитов немедленно капитулировать. Освобождено более трехсот, незаконно удерживаемых, человек. Решительными действиями предотвращены готовящиеся бунты в более, чем 80 лагерях и поселений. Выявлены зачинщики. Они переводятся во вновь формируемый лагерь особой изоляции. Часть зачинщиков и подстрекателей не удалось спасти – их убили другие заключённые.

Существующая пенитенциарная система государства выявила полную неспособность к работе в новых условиях. Правительство приняло решение о роспуске министерства юстиции и передачи функций охраны поселений, зон и выделенных территорий строгой изоляции пограничной страже. Этим территориям, и всем остальным резервациям и зонам, где жители признают нежелательным вмешательство государства во внутреннее устройство сообществ их населяющих, предоставляется полная свобода и гарантируется невмешательство в их внутреннюю жизнь со стороны государства. Всем предоставляется полное самоуправление. Государство оставляет за собой право проведения тестов и опросов среди людей, в резервациях и поселениях для выявления тех, кто не может или не хочет там находиться. Эти тесты будут проводиться не реже, чем раз в год. Органам охраны порядка вменяется в обязанность контроль над тюрьмами и изоляторами временного пребывания.

Впредь государство и Правительство будет очень жёстко реагировать на любые недружественные силовые акции как внутри страны, так и на её границах. На силу, насилие, мы будем отвечать силой. Граждане нашей страны должны чувствовать себя надёжно защищёнными, чтобы спокойно жить и трудится на своей земле".


В Крыму взбаламутились татары. На это с большим интересом смотрели мусульмане в самой России, так и Халифат. Больше того, Халифат выразил крымским татарам одобрение и моральную поддержку. В результате всех запихнули в один концлагерь. С женщинами и детьми их оказалось не больше 50 тысяч человек. Видимо все остальные предпочли сказаться украинцами, греками и даже исконными врагами – русскими. Всем татарам предложили выехать куда угодно из страны, образовать собственную национальную зону по договорённости с центральным правительством или жить по законам, правилам и традициям окружающего их общества. Иными словами ассимилироваться. Понятно, что те, кто скрыл свою национальность, а это по меньшей мере 70 – 80 тысяч человек, выбрали последний вариант, что называется «по умолчанию». Тёплая погода начала сентября позволила расположить всех вместе в районе севернее Джанкоя. Если проблем с доставкой продовольствия не наблюдалось, то с водой было сложнее. Питьевую воду доставляли в цистернах, сложнее дело обстояло с технической. Центральный Крымский канал за время «незалежности» пришел в полный упадок. Отказ идейных руководителей татар как-то определятся с местожительством, работой, вообще с чем либо, дурацкие ультиматумы, вынудили правительство Крыма обратиться с просьбой о депортации татар. Правительству России пришлось в экстренном порядке высылать консультантов – психологов, специалистов наркологов, в срочном порядке разворачивать подготовку местных кадров. Всё приходилось делать на ходу, так сказать не отрываясь от практики.

Владимир вылетел в Симферополь уже на третий день после вступления в должность. Повидаться с дочерью опять не удалось. Симферополь встретил сухой, пыльной жарой. Ил тяжело плюхнулся на плиты аэродрома и покатил к терминалу. После короткой рулёжки встал в стороне от других самолётов. Подкатили трапы, за ними, прямо на поле, выехали три больших экскурсионных автобуса и две легковушки.

– Владимир Николаевич Дугов? – коренастый мужчина в лёгком, прекрасно сшитом костюме встретил Владимира у трапа, – мне поручено вас встретить. Я помощник председателя. Коростылёв Виктор Степанович. Мне поручено вас встретить и всячески помогать в работе. Если не устали с дороги, могу предложить сразу отправится на место будущего лагеря. Это, то место, которое решено выделить под национальную зону проживания татар. С Москвой всё согласовано. Тьфу, прошу прощения, какая Москва! Я имел в виду Правительство России. Если хотите отдохнуть, можно выехать завтра.

– Нет ещё совсем рано, – Владимир с удовольствием потянулся, посмотрел назад на самолёт. Оттуда по двум трапам спускались его сотрудники и скапливались кучками, – вы с нами поедете?

– Да, заодно введу в курс дел. Прошу в машину.

Владимир махнул рукой своим, крикнул – по машинам, рассаживайтесь! Машины, слегка подпрыгивая на стыках плит покатили с аэродрома, выбрались на асфальт. Сразу пошли в сторону от города, к Евпатории.

– Вы сказали, что введёте в курс дела, – Владимир поудобнее устроился на сиденье, – вводите.

– Две недели тому назад наши дорогие крымские татары подняли бунт, вы это уже знаете, – начал Коростылёв, – их быстренько собрали и поместили в один лагерь в степной зоне Крыма, на северо-востоке. Помогли армейцы и флот. Разбили палатки, организовали подвоз продуктов и, особенно воды. Сейчас тепло, а к холодам мы надеемся организовать стационарные посёлки. Уже собираются первые посёлки севернее Тархантунского полуострова. Там тоже степь, но не такая сухая, как на востоке Крыма. Ваша задача отсеять тех, кто принципиально работать не намерен, откровенных врагов и провокаторов.

– Извините, что перебиваю, но Вы ошибаетесь. Наша основная задача, это подготовка местных кадров психологов, программистов и других специалистов. Конечно первое время будем работать вместе с ними.

– Да, кроме вас приехали медики. Они уже приступили к делу и наши психологи работают. Только у них нет ваших программ и методик. Работают по старым тестам.

– Сколько предполагается протестировать народу?

– На сегодняшний день – чуть больше 50 тысяч. Но больше тысячи человек отказываются проходить тестирование. Их решено отселить и впоследствии отправить в Турцию, то есть читай в Халифат.

– Наверняка значительно больше. В процессе проверки будет выявлено значительно больше отказников. А что, с Халифатом есть договорённость?

– С этими господами трудно договорится – у них всё ссылается на пророка, да на новоявленного халифа. Тем не менее, принципиальное согласие есть. Говорят – мы не можем оставить в беде единоверцев. Теперь о нас. Планируется строительство домов, организация сельхозпредприятий и кустарных производств на 35 – 40 тысяч человек. В общем – 30 – 40 посёлков со всей инфраструктурой. Договорённость с центральным правительством достигнута. Мы очень удивились, что всё строительство обещали закончить меньше, чем за три месяца. Мы рассчитывали самое раннее через год разместить всех.

– У нас наработали большой опыт в изготовлении комплектующих, доставке и сборке готовых универсальных модулей. Из них просто собирать и жильё, и технические, и административные здания. У нас почти половина населения новое жильё в этом году получило. Больше ста миллионов. Жизнь заставила. Вернее атомная угроза.

– Удивительно быстро развернулись. У нас ведь, пока гром не грянет… .

– Производства планировалось дефрагментировать задолго до войны и многое для этого делалось. А с началом войны пришлось ускоряться. Помогли американы. Причём дважды.

– Как это?

– Раздолбав Китай, они дали России около 50 миллионов прекрасных работников. Сейчас китайцы из Манчжурии составляют костяк строительных и дорожных отрядов. Их статус не определён, но пока они с удовольствием работают. У них на родине вообще жить нельзя, не говоря о том, что если не Россия, все они обречены на голод и смерть. Второе. Сам факт атомной угрозы помог не только консолидировать русское общество, но и размазать производства и предприятия по всей территории страны, многократно дублировать их. Атомная опасность выгнала людей из городов, на что в мирное время понадобилось бы поколения.

– Да, не было счастья, да несчастье помогло.

– Производство комплектующих настолько разогнали, что сейчас образуется даже некоторый переизбыток жилья.

– Очень хорошо. У нас очень много перемещенных граждан, кто не согласен с объединением и наоборот, кто смог убежать с западных областей. Сейчас сразу несколько национальных городков – посёлков в Черниговской области монтируется, как я слышал, да тут, в Крыму планируем зону для татар развернуть.

– У нас по национальным окраинам еще ничего не начиналось. Там же менталитет, как правило на раннефеодальном уровне. А местами вообще общинноплеменной строй. На Украине, хоть понятно, кто друг, кто враг, а в России намешено всё гораздо круче. Только-только с уголовниками разобрались, только война эта дурацкая, если не завершилась, то иссякла. Готовимся к референдуму, к действительному обсуждения – куда стране дальше идти. Во всяком случае, надежда есть, что общему тотальному вранью приходит конец. Только на это надежда, иначе все вместе потонем. Перейдём к нашим делам. Сейчас мы куда?

– Мы за разговорами подъехали к нашему курортному городку – Саки. Звучит не очень, но бальнеологический курорт замечательный. Дальше мимо Евпатории, на север. Там, в степной зоне собирают посёлки. Я дважды за последнее время был в тех местах. Дома именно собирают, а не строят. Уж больно ловко это получается, как детский конструктор, право слово. Как Вы верно заметили, строители – китайцы. Там уже для наших специалистов и вас всё готово. Жить есть где. Опросы будете проводить сразу на месте. Туда начнём завозить ваш контингент, с которым будете работать. Вчера прилетели специалисты по интенсивным методам допроса. Наши психологи и медики уже три дня, как приехали. Дома для полутора тысяч человек готовы, да и собираются так быстро, что вам за ними не успеть!

– Вас я смотрю очень впечатлил темп строительства.

– Это вам привычно, а мы бы только собирались, готовились. Правда, мы тоже не лыком шиты, наладили доставку комплектов домов, продуктов, особенно воды. Организовали целые автопоезда.

– Чем потом татары заниматься будут?

– Во первых – сельское хозяйство, потом, по их желанию производства можно организовать. Всё зависит от их доброй воли, ну и понятно от вас. Если ваши ребята сумеют выявить тунеядцев и заводил, тогда одно, а если нет… . У нашего руководства вообще была идея всех без исключения – в Турцию, Казахстан или к черту на рога всех татар выдворить. Уж больно надоели. Ваше правительство уговорило развернуть национальную зону. Выделили неплохое место, территорию по площади равную их доли.

– Это как это?

– Просто! Всю площадь Крыма, разделили на количество жителей. Выделили соответствующую площадь для проживания татар. Выселили оттуда всех жителей других национальностей, вообще всех, кто не хочет жить с татарами, в том числе самих татар, стремящихся к ассимиляции. Кстати, те, кто проживал там раньше переезжали сложно, порой не без скандала. Место там неплохое. Если всё будет нормально, планируем провести отводку от магистрального канала. Тогда там вообще, можно будет поливным земледелием заниматься, тепличным хозяйством. В земле там и газ есть. Так что жить не только можно, но, если работать, очень даже хорошо можно жить! Только вот работать они, ни в какую не хотят.

– Все, или большинство народов бывшего СССР были поставлены в такое положение, что работать честно им не было выгодно никогда. Вместо постановки равных условий руководство страны предпочитало какие-то невменяемые дотации, преференции, перераспределения устраивать. Так, сначала обобрали деревню, потом развратили всякими подачками. Кроме того, любая инициатива, любая самостоятельность наказывалась свирепо, наповал. Всё зависело не от результатов труда, а от каких-то непонятных околополитических и околоидеологических факторов. Тоже самое и в национальной политике. Вместо реального равноправия и сотрудничества всех со всеми, кого-то подкармливали, кого-то обирали. И всё это совершенно независимо от результатов труда.

– Неизвестно, что у нас дальше будет. Сколько уже раз, как война, как бедствие какое, так начальство начинает лебезить перед народом. Дескать, «народность, вера, отечество», или «братья и сёстры», а как чуть успокоилось, так «быдло», да «чернь». Сколько уж так было? Тем более соблазн велик – теперь из-за бугра одёрнуть некому. Там вообще всё раваливается.

– Из-за бугра раньше одёргивали в надежде, что у нас всё, благодаря их заботам и стараниям, расползётся. Все всегда действовали из своих интересов, только Россия всё время чего-то стеснялась, да опасалась перед всем миром опозориться. Всё ей как то неудобно собственные интересы отстаивать было. Как за кого то заступиться, так пожалуйста, а как о прибылях, о выгоде, особенно если для собственной страны, для своего народа, а не в собственный карман, так «нехорошо, неудобно».

За разговором незаметно проехали мимо огромного озера, слева промелькнуло Чёрное море, Евпаторию проехали быстро. После города ехали молча, одолевала дрёма. Не доезжая до Красной Поляны свернули направо. Вскоре въехали на территорию стройки. Вернее сказать, стройка заканчивалась, дома стояли собранными, положен асфальт. Рабочие занимались озеленением – сажали деревца и кустарники, разравнивали, утрамбовывали газоны.

– Что-то, по-моему, не вовремя деревья сажают? – Владимир недоумённо озирался, – посохнет ведь всё!

– Понятия не имею! – Виктор Степанович пожал плечами, – не спрашивал. Впрочем, в сельском хозяйстве я ноль! Серёжа. – обратился к водителю, – подъезжай к центральному скверу, там мы пешочком дойдём.

Машина плавно подкатила к тротуару у сквера. Дорога в посёлке и около него была на диво хороша, в отличие от трассы, где часто шла разбитые участки.

– Чувствуете, какое дорожное покрытие, – заметил Коростылёв, – с использованием нанотехнологий. У нас теперь всё, что более или менее хорошее, так сразу «нанотехнологии». Обещают, что долго прослужит.

– Под Камой дороги подъездные и в посёлках – тоже, хоть яйца катай, – вставил Владимир, – время покажет, сколько прослужат. Может действительно, от одной из бед российских мы избавимся.

Все посмеялись. Владимир с Коростылёвым пошли в сторону административного здания, за ними потянулись сотрудники, ниточкой вытягиваясь из подъехавших автобусов. Около входа курили несколько человек, среди которых Владимир, неожиданно для себя увидел знакомого.

– Комов, если не ошибаюсь? – Дугов подошёл, протягивая руку.

– Да, я, – средних лет мужчина с интересом посмотрел на Владимира, – только не припоминаю… .

– Посёлок с брыкливым комендантом помните? Вы еще с напарником были, по-моему – Ветров фамилия, и с гипнологом. Вот его как зовут, извините, запамятовал.

– Левицкий, Петр Петрович, – врач звонко хлопнул себя ладонью по лбу, – вспомнил я вас. Вы психолог. Вы у нас в качестве понятого были. Владимир Николаевич, если не ошибаюсь, здравствуйте! А Ветров, знаете ли, погиб. Да, так вот получилось. Оказался не в том месте и не в то время, как говорится.

– Как это? Где?

– Во время бунта в лагерях. Слышали наверно?

– Всё слышали и видели. Всё подробно показывали. А Вы как?

– Я должен был на следующий день подъехать, у меня жена приболела. Вот уж нет худа без добра. Там всю бригаду врачей зеки вырезали. А кто остался, тех – сожгли свои же. Всех пятерых. Я мог бы быть шестым! Да, собственно персонал колонии. А там и молодые девчонки были. Кстати, Левицкий должен на неделе подъехать. Тоже будет местных спецов консультировать.


Только-только успели расположиться по выделенным домикам, всех пригласили на собрание. Присутствовали местные крымские психологи и врачи, специалисты, приехавшие из Киева, других украинских городов и даже из Белоруссии, Казахстана, других стран и земель, присоединившихся к России. Правительство согласовало с местными властями вопрос о размещении на территории Крыма постоянно действующего центра подготовки и переподготовки специалистов по мониторингу и коррекции общественного сознания. Сам центр предполагалось расположить несколько южнее, а пока воспользоваться образуемой национальной зоной, предназначенной для крымских татар.

Открыл собрание Виктор Степанович Коростылёв.

– Господа, товарищи, соратники, сотрудники, кто как хочет! Принято решение о размещении постоянного центра переподготовки в районе посёлка Научный, в районе Бахчисарая. Сначала предполагалось строительство вблизи Евпатории, но от этой идеи пришлось отказаться. Пока сдесь не развита сеть дорог, затруднён подъезд и доставка, как научных сотрудников и обслуживающего персонала, так и осложнено материально-техническое снабжение. Плечи снабжения и доставки в районе Научного значительно короче. Уже сейчас там есть неплохая сеть дорог, близок Симферопольский аэродром, железнодорожное и автомобильное сообщение. Еще с советского времени существуют подготовленные площадки под строительство. Уже начинается строительство жилых и учебных корпусов. Предполагалось, что оно начнётся, как только освободятся строители здесь, но вопрос решился иначе. В Западной Украине отказались от услуг России. В связи с этим, освободившиеся рабочие и материалы перебрасываются в Крым. Возникли небольшие проблемы с доставкой – железная дорога не справляется, пути в плохом состоянии, но помогли белорусы. Ждём поставок тяжёлых автопоездов. Будем доставлять строительную, дорожную технику и материалы по автодорогам. Кроме этого, принято решение делать мост через Керченский пролив. Реанимирован старый, еще советских времён проект. Но это, как все вы понимаете дело будущего. Однако паромы уже пущены.

Теперь о наших делах здесь. Два первые посёлка, в общем и целом, не считая мелких недочётов, собраны. Развёрнуто строительство ещё пяти. Тестирование можно начинать уже прямо сейчас. Хорошо было бы провести его до холодов. Лагерь, где сейчас содержатся люди, неприспособлен не только к зиме, но и просто к холодам. Кроме того, не хватает воды, затруднен подвоз продуктов и предметов первой необходимости. И вообще, нужно быстрее приставить людей хоть к какой-нибудь работе. Привычку ничегонеделания очень трудно вытравить. Так что работа предстоит очень большая. Сейчас попрошу выступить Владимира Николаевича Дугова.

Владимир подошёл к сцене, опёрся рукой о край.

– Вообще-то мне говорить особенно не о чем. Все знают свою работу, все то, что надо делать. Напомню, что наша основная задача не собственно тестирование и проверки, а подготовка местных специалистов. Ну и конечно, организация постоянно действующего центра подготовки и переподготовки психологов, специалистов по мониторингу и проверке психологического состояния. Как отдельных индивидуумов, так и групп, коллективов, народов, страны в целом. Напоминаю, что здесь должен быть, если не единственный, то, во всяком случае, одним из основных подобных научных центров. Не буду повторяться, что от нашей работы зависит очень многое в нашей стране, если не всё. Действительное народное самоуправление невозможно, без полного, исчерпывающего понимания истинных желаний и стремлений, как отдельных людей, так и их коллективов. Не может быть счастья и спокойствия, если люди несовместимые психологически будут жить и работать рядом друг с другом. Как вы знаете, в России уже начат процесс изоляции людей с криминальными и антиобщественными пристрастиями. На присоединённых территориях также проводится предварительное задержание всех, без исключения людей, когда-либо замешанных в криминале. Очень много народу требуется проверить, протестировать. Так что наша основная задача не столько проводить собственно тестирования и проверки, сколько готовить местных специалистов. Надо иметь в виду, что с течением времени, значение социальной психологии не только не уменьшиться, как думают многие, но резко возрастёт. Специалистов потребуется даже больше, нежели необходимо сейчас. Следовательно, надо готовить основательную базу для их подготовки и совершенствования. Сейчас наша основная задача в выявлении откровенных врагов и бузотёров. Я считаю, что эту задачу можно выполнить достаточно быстро.


Начало октября подарило почти летнее тепло. Весть год выдался очень мягким, без крайностей. Ни сильных морозов, ни иссушающей жары. Природа, в отличие от человечества, дарила лишь тепло и ласку. Зато политические, международные дела были или очень горячи, или мертвенно холодны. Середины не было. К началу октября установилась граница с Западной Украиной, организовали коридор через Польшу и Литву к Калининградской области. Страна получила территориальное единство. Все недоразумения на границах кончались стандартным образом – выжигалась полоса в пятьдесят – сто километров вглубь территории агрессора или провокатора, устанавливалась аппаратура контроля, ставились автоматические системы слежения. Всё живое в буферной зоне уничтожалось. Случились несколько серьёзных пограничных конфликтов с участием регулярных войск.

Первый – с польскими и литовскими войсками, при прокладке коридора к Калининграду. К ним присоединились сохранившиеся или вновь сформированные военизированные подразделения Западной Украины. С начала лета вся Калининградская область оказалась в полной сухопутной блокаде. Ни литовцы, ни поляки не пропускали по своей территории никого и ничего. Мотивировалось это прекращением поставок в эти страны энергоносителей и прекращением торговли. Связь с анклавом осуществлялась только морем и по воздуху. Предпринимались попытки нападения на паромы и самолёты. В Литве вновь начались репрессии против русскоязычного населения. Тоже самое происходило и в Латвии, и в Эстонии, и в Западной Украине. Начался повальный бег русских оттуда. В Западной Украине пришлось проводить войсковые рейды для спасения русскоязычного населения и сочувствующих. Российское Правительство предъявило Польше и Литве ультиматум о недопустимости блокады области. В нём указывалось, что если конфликт не будет урегулирован до конца августа, Россия предпримет действия для разблокирования своей территории. В начале сентября правительства Польши и Литвы было предупреждено о том, что Россия аннексирует часть земли между Белоруссией и Калининградской областью шириной в пятьдесят километров. В случае добровольного ухода с этой территории, Россия гарантировала компенсации как территориальные, так и материальные по выбору сторон. Одновременно правительства этих стран предупреждалось о недопустимости провокаций или вооружённого отпора. Ответа не последовало.

8 сентября, границу пересекли сапёрные и инженерные части. Атакованные, они немедленно отошли назад. На границу обрушился огневой вал, медленно продвигаясь вглубь. Попытки ответного огня немедленно подавлялись тактическими ракетами и авиацией. За огневым валом пошли танки и моторизованные соединения. Малейшие попытки сопротивления подавлялись тяжёлыми огнеметными системами, укрепления и укрытия уничтожались вакуумными зарядами. В связи с медленностью и постепенностью напора у мирного населения оставалось время покинуть опасную зону. Польские войска также не понесли сколь нибудь значительных потерь, то же самое пограничники и полицейские Литвы. Пострадали в основном добровольцы и регулярные войска Западной Украины, так не вовремя пришедшие на помощь своим новоявленным союзникам. На этом собственно и закончилось недолгое существование Западной Украины, как государственного объединения. Часть её отошла Польше, а большая часть превратилась в край народной вольницы – головную боль всех (кроме России) соседей.

Непосредственного контакта с противником не случилось. За боевыми частями в зону прорыва вновь вошли инженерные и сапёрные части. Немедленно приступили к строительству дорог, мостов и переправ. Правительство требовало открытие временных железнодорожных путей и автомобильных дорог уже через две – три недели, а постоянных – к середине следующего года. Одновременно организовывалась пограничная стража. Границы обустраивались электроникой, системами слежения, автоматическими артиллерийскими и ракетными системами. Проводилось сплошное минирование. Одновременно шла прокладка временных дорог сапёрными частями, постоянных – дорожными и строительными отрядами. Прокладывались трубопроводы, электросеть, коммуникативные системы. К 18 сентября в Калининград пришёл первый железнодорожный состав, а через пару дней – официально открыто автомобильное движение по временной схеме.

Второй инцидент – на южной границе. После стремительного захвата Грузии и Армении Халифат попробовал пощупать силы России. Предупреждения о недопустимости провокаций не подействовали. По всей границе страны – на Кавказе, в Средней Азии нажим только усилился. Активизировались эмиссары Халифата и внутри стран. В этом случае Военное Правительство России пошло другим путём. Подверглись ракетному и бомбовому удару со стратегических самолётов военные, промышленные и особенно ядерные объекты глубоко в тылу Халифата. Передовые силы Халифата моментально отошли от границы. Полностью прекратились пограничные стычки. Пограничная стража занялась своим делом. Регулярные войска России вернулись в места постоянной дислокации. По всей границе обстановка нормализовалась. Прекратились провокации, теракты со стороны исламских фундаменталистов и внутри России. Остальные случаи на границе носили более мелкий характер. Вначале случались попытки контрабанды и даже незаконного промысла на Тихом океане. В случае неподчинения, корабли просто уничтожались. Нарушения морских границ прекратились. Точно также прекратились нарушения и сухопутных границ. Все, кто ступал на полосу отчуждения вне зон официальных переходов, просто уничтожились. В течение двух – трёх месяцев нарушений границ не стало. Просто не стало. Видимо непонятливых перебили, а умные поняли, что сюда соваться нельзя.


Возвращение Григория справили вместе, и Дуговы , и Сирские, и Наташа с детьми. На следующий день Гриша рассказывал свои приключения Владимиру и Галине.

"Прилетел в Париж я благополучно, правда, не в тот аэропорт, что говорили. Доехал до центра, побродил. Уже тогда насторожила некоторая пустынность, города. В прежние посещения, Париж был веселым и суетливым, а сейчас, как мне показалось, каким-то настороженным, чего-то ожидающим. А может, это я сейчас, вспоминая, себя накручиваю. Побродил по центру, ни куда не заходя. Пешком дошёл до вокзала. Без суеты взял забронированный ещё из Москвы билет, быстро, удобно доехал до Лиона. Проспал всю дорогу. Может быть, поэтому и не слышал объявления. Короче вместо вокзала Перраш, состав прибыл на вокзал Бротто. Как и в Париже, хотел побродить в центре города. Раннее, раннее утро, еще солнце не встало, как следует. Только осветило облака, да верхние этажи домов. Утренняя прохлада. Градусов двенадцать – пятнадцать, как у нас бывает поздней весной, а то и летом. Поклажи у меня всего одна сумка – пошел пешком. Я тебе, Тань, говорил, мы договорились с Сергеем, помнишь его, что он меня встретит. Своё барахло я к нему отослал заранее, так что налегке ехал.

Чтобы не заблудится, я в Лионе впервые, пошёл напрямик к Роне, там через нее перешёл, и мимо Лицея по набережной, мимо Отеля Дьё – до железной дороги. А там и Перраш, я имею в виду вокзал, а не район. Всё близко. Сергей меня уже ждал. Поздоровались, обнялись. Он сразу мне симку для телефона местного оператора дал. Моя вообще не работала. Роуминга никакого. Ни местные линии, ни в Москву. Сели в машину – Сергей мне машину взял напрокат – почти новый ситроенчик. Начал плакаться, что напрасно я приехал. Дескать – работы нет, все замерло. Русских понаехало, как после гражданской войны, французы раздражены на нас до чрезвычайности. Я перебил, спросил о деле. Он повёз меня в пригород – Во-ан-Велен, там присмотрел для меня небольшую гостиницу, мест на десять. Этот, не знаю, как назвать – посёлок, пригород, городок, мне понравился. Между Роной и каналом Жонаж расположен. Впоследствии меня это, наверное, и спасло. Ну, не буду забегать вперёд. Гостиница двухэтажная, уютная. Денег втрое меньше попросили, чем я планировал. Я ещё удивился. Хозяйка честно объяснила, что посетителей мало, содержание себя не оправдывает, да и она уже устала, пора на покой. На самом деле – ей под семьдесят уже. Сказала – в деревню, к родне переберётся. Оформили покупку быстро, где-то за неделю. Тут вы, то есть Россия, с остатками Штатов задрались. Вой пошёл со всех сторон.

На русских вообще стали смотреть, как на агентов КГБ, ФСБ, Кремля, ГРУ, чёрта, дьявола. Вплоть до ареста счетов. На меня особого внимания, почему то не обратили, а вот Сергея на несколько дней даже арестовали. Потом запал спал, но всё равно смотрели косо. Спасибо прессе надо сказать. На Россию вой стоял немыслимый. Вплоть до объявления Крестового похода. Именно так, без кавычек. Те же, которые, как и я из страны уехали, напротив, начали воспеваться, как герои и борцы с тоталитаризмом. Март, апрель проскочили незаметно. Делал косметический ремонт, покупал оборудование, налаживал контакты. Всё вроде успокаиваться начало. Правда, деньги стремительно обесценивались. Причём все сразу. Как говорили не класть яйца в одну корзину, я и в евро, и в иенах, и в рублях и даже в швейцарских франках держал. Рубли и франки не обменять стало, а всё остальное стремительно вниз катилось. Кроме того, банки стали лопаться, как мыльные пузыри. Гроздьями.

В начале мая я так и до сих пор не понял, что произошло. Вообще всё рухнуло. Вдруг всё в тартарары полетело. Сначала опять вой поднялся о том, что Россия напала на мирные страны, об атомных бомбёжках, о необходимости адекватного сокрушительного ответа, потом, как отрубило. Никаких ответов, о России вообще ни слова. Зато страна под откос покатилась. В день все деньги в бумажки превратились. Сначала в Париже, потом и в других городах волнения начались. Пытались их подавить. Сначала это удалось. В Париже молодёжь – исламисты до Елисейских Полей добрались. Там их и положили. Тогда по всей Франции мусульмане встали. Против них молодёжные банды. В общем, полный бардак пошёл. К тому же подвоз продуктов полностью прекратился, склады частично разграбили, частично сожгли. В Париж ввели иностранный легион. Это оказалось единственное подразделение, кроме моряков, хоть как-то подготовленное. Все остальные оказались никуда не годными. Правительство решило ввести вместо евро – франк. Но дальше намерений дело не пошло. Обеспечения, в виде золота и других металлов и драгоценностей не было – почти всё осталось в Штатах и в пустых бумажках. Всё остальное по рукам разошлось. Грабили все, кто мог до чего дотянуться. Встало вообще всё. Промышленность, транспорт, снабжение.

У нас, в Лионе тоже беспорядки пошли. Почему-то, взорвали нефтеперегонный завод. Весь город гарью затянуло, завод, нефтепровод, неделю горели. Пожары и в городе начались. Зарево постоянно светилось, то в одном месте, то в другом. В городе продуктов не стало уже к июню. У себя в гостинице я в подвале тайник оборудовал. Туда все продукты и выпивку спрятал, так что сам был сыт и друзей подкармливал. Ко мне в гостиницу четыре русских семьи перебралось из города. Пошли стычки молодёжных банд, исламистов, полиции, армейских частей. Из города повальный бег пошёл. В начале июля мою гостиницу захватила банда молодёжи. Видимо исламисты, во всяком случае, повязки у них на головах зелёными были. Двух женщин и трёх мужчин из моих постояльцев убили. Я с оставшимися в живых у Роны прятался. На ту банду напали французские наци. Короче говоря, гостиницу мою сожгли. К счастью заодно взорвали два моста через канал, в районе Виербана. Мы почти на острове оказались. Во всяком случае, больше к нам ни банды, ни полиция – никто не заявлялся. Месяц просидели, запасённые харчи подъедая, пока по радио не услышали, что Россия договорилась с Францией об эвакуации своих граждан. Объявлялось и место эвакуации – Тулон. Начали собираться. К счастью транспортом обеспечены. Около дома кто-то автобус небольшой оставил. Машин много брошенных – бензина, солярки с начала бучи не было. Топливо сразу военные и полиция, вообще у кого оружие оказалось к рукам прибрали. Автобусик мы реквизировали. Кроме того мой арендованный Ситроен бандиты не сожгли – видимо времени не хватило. А бензин – шесть канистр, я спрятал до начала бардака. Советская, да и российская действительность приучили к запасливости.

В это время 5-я республика приказала долго жить. Национальное собрание и Сенат распустили, президент и премьер куда-то исчезли. Толи убили, толи просто сбежали. Власть в Елисейском дворце захватили военные из Иностранного легиона. Они договорились, наконец, с морпехами и моряками. По радио объявлялись реквизиции топлива для военных нужд, продовольствия и о введении карточек снабжения населения. Тогда ещё радио работало. Видимо обезьянничая, ввели режим чрезвычайного положения. Не знаю, как в центре, в Париже, но у нас ничего не изменилось, слышал только, взорвали тоннель под городом. Атомные станции остановили ещё весной. Тепловые частью сожгли, частью бросили. Мы решили выезжать, пока на дорогах ещё есть машины и пока есть эти самые дороги. Всё вокруг расползалось, как тухлое мясо, подчас так же и воняло.

Выехали затемно. Перебрались по оставшемуся мосту через канал в районе Десина. Проезжая мимо аэропорта, видели, как горят топливные баки и иногда что-то несильно взрывается. А дальше вдоль Роны, вниз по течению. Встречались остовы сгоревших машин, но их оттащили в сторону. До нас по дороге проходила тяжёлая техника, видимо военная. Ехали аккуратно, чтобы не проколоть колёса – очень много мусора валялось. Проскочили на рассвете пустой Вьен, доехали до Валанса. Город пустой. Видно, что шли бои – разбитую баррикаду пришлось долго по каким-то закоулкам объезжать. А дальше везение кончилось. За городом нас обстреляли фермеры. Мы, на легковушке проскочили, а автобус подожгли. Из него никто не выбрался. Во всяком случае, нас никто не догнал. Когда в Тулоне ждали и по дороге, так никто из наших и не приехал.

В Ситроен тогда что-то всё-таки попало. Радиатор через несколько километров запарил. Пошли пешком. К реке. Нас трое осталось. Из оружия только охотничье ружьё у Сергея, да нож у меня. Весь наш арсенал в микроавтобусе погиб. Да ещё жена Сергея с нами. Вот и вся компания. Пошли вдоль Роны, вниз по течению. К вечеру вышли к деревне. Там снова повезло – украли небольшую лодку, на которой местный то ли чего-то ловил, то ли просто переправлялся. Дождались, когда причалит и – разбойное нападение, в общем. Пока он за подмогой бегал, мы уже далеко были. Гребли, как черти. В общем три дня мы до моря сплавлялись. По реке чего только не плыло. Трупы людей и животных вздувшиеся, рухлядь какая то. Я с собой марганцовку взял, да активированный уголь, но всё равно мало помогало. Воду из ручьёв брали, там вроде бы почище было. Всё равно с животами все маялись. Хотя может быть и из-за пищи. Консервы портились очень быстро. Вонь от реки стояла такая, что мало кто рисковал к ней приближаться, так что безопасность нам трупы и вонь организовали. Даже около берегов никого не было, одни мы гордо посередине реки плыли. У моря у нас спор случился. Сергей предлагал по морю на нашем дредноуте плыть, а я возражал. Нашу лодчонку в реке захлёстывало. Малейшее волнение и мы на дне!

Опять повезло. Там деревушка прибрежная оказалась, и по нам даже не стали сразу стрелять. Поговорить смогли. В общем, за побрякушки золотые, отвез нас местный рыбак в Тулон. До сих пор удивляюсь, почему украшения Марины, жены Серёжиной у нас просто не отобрали?! В порту Тулона, на рейде стоял наш теплоход, да в море два эсминца ходили под нашим флагом. Ещё дальше, какой-то корабль болтался. Нам потом сказали – наш танкер – заправщик. Тут собственно наши приключения и заканчиваются. Три недели стояли в порту. Немного в себя пришли. Прошу прощения, дрестать перестали. Сначала народ густо шёл, в день по двести человек приходило. Не только русские, но и хохлы, белорусы, армяне. Всем этот бардак поперёк горла встал. Несколько раз в городе перестрелку слышали, тогда один эсминец ближе к теплоходу подтягивался, но в порт так никто и не вывалился. Кто с кем воевал, не знаю. Город стоял почти пустой. Много домов сожжённых, прямо из порта видно. Под конец ручеёк беженцев иссяк. Толи наших стали перехватывать, толи сами добраться не могли. Но в последнюю неделю только пятеро пришли. А потом вдруг прямо на причал танк выехал и по теплоходу вдарил. Мы даже испугаться не успели, его эсминец сразу ракетой сжёг, но больше решили не ждать. Залатали дыру в борту, счастье – никто не пострадал, и отчалили.

В море небольшой шторм случился. Но до Босфора добрались без особых приключений. В Стамбуле, в отличие от французских городов, жителей много копошилось. К нам было, какой-то корабль военный сунулся, но наш конвой поближе подошёл, они отвернули. Вот и все приключения. Сначала нас в Новороссийск погнали. Там конвой остался, а мы, через керченский пролив, в Ростов пошли. Там тесты, проверки. Мне и Сергею с женой присвоили первый ранг гражданина и отпустили".

– Да помотало тебя, – Володя покачал головой, – чем заниматься думаешь?

– Я уже отдумал. Буду переучиваться, – повернулся к Галине, – возьмёшь в подмастерья? Только учти, я уж почти всё позабыл.

– А что не забыл, то устарело давно, – Галина встала с дивана, – ладно, практика лучший учитель, а соображал ты всегда хорошо, во всяком случае, пока в бизнес не подался. Справишься. Завтра и приступишь к работе. Нам и техники и инженеры нужны.

– Завтра?

– А чего тянуть, чем дольше без дела, тем больше безделья.

– Одного я не могу понять, – встал с кресла и заходил по комнате Гриша, – Как так получилось, что благополучие, я бы даже сказал благодушие Европы рухнуло, превратилось в ничто столь стремительно, почти моментально. Ведь вся эта хваленая цивилизация превратилась в руины без войны, без мора или вторжения неодолимых врагов. Просто рухнула денежная система, и обрушилась вся цивилизация. В одночасье могучая экономика, промышленность, сельскохозяйственное производство просто рассыпались, как карточный домик. Ведь полгода не прошло, а всё развалилось. Ни демократии этой грёбаной, ни либеральных ценностей, ничего!

Глава 4.

В конце октября Владимир отпросился сам и отпросил Григория съездить на пару дней в Москву. Собрать вещи, перевезти на новое местожительство. Правительство уже приняло решение старые города восстанавливать не как жилые и производственно – экономические центры, а как памятники истории, учебные и культурные центры. Вылетели вместе с инспекцией правительства. Благополучно приземлились во Внуково. Он оставался единственным гражданским, исправно функционирующим аэродромом в бывшей столице. Остальные, говорят, были или заброшены, или использовались военными, как например Быково и Домодедово. Постепенно уходили и оттуда. Москва встретила унылым дождичком и полусгнившей листвой. Доехали очень быстро. Поезда не ходили, их заменили сдвоенные вагоны, вроде больших трамваев. Народу мало, поэтому такой транспорт оказался очень удобен. От Киевского вокзала, после недолгих препирательств решили пройтись пешком к Кремлю, погулять там, посмотреть на то, что осталось от центра города.

Вокзал, хоть и с выбитыми стёклами, оставался самым прибранным местом в городе. Первый взрыв случился в районе Лосиного острова и не принёс значительных разрушений. Пострадали спальные районы Гольяново, Ярославского шоссе, слегка Медведково и Мытищи. Эпицентр второго – над Пушкинской площадью – уничтожил весь исторический центр города. В радиусе пяти – шести километров дома были или сожжены и разрушены полностью, или сильно пострадали, дальше – выбитые стёкла, сожжённые чердаки или полностью выгоревшие кварталы. Прошло больше полугода, а улицы всё так же были завалены обломками и грязью. Город производил не плачевное, а чудовищное впечатление. Брошенные, уже ржавеющие машины оттащили к обочинам и тротуарам, где они и догнивали. Тротуары, заваленные мусором и битым кирпичом от развалившихся домов. Друзья знали, что большие города восстанавливать не собирались, только исторические и культурные объекты. Тем не менее то, что они увидели, не лезло ни в какие рамки.

Пешеходный мост через Москву реку неплохо сохранился. Видимо его поддерживали в относительном порядке, как и сам вокзал, площадь перед ним. Правда, здоровенный торговый центр рядом с площадью, сложился сам в себя и частично осыпался в метро. На его месте высилась огромная груда мусора. Ближе к Смоленской площади становилось всё хуже и хуже. Полосы сгоревших домов, ни одного целого стекла, снесённые крыши.

– Вот. Это пример нового хозяйствования, – Гриша не скрывал своего злорадства, – Всё развалено, никому ни до чего нет дела.

– А что ты хотел увидеть? – Владимир удивлённо посмотрел на друга, – Если бы принялись восстанавливать города, ещё половина жителей была бы без крыши над головой, а сейчас не только все беженцы размещены, но и иммигранты, да деревенские жители в нормальное жильё переехали. И это за полгода всего! Тебе этого мало?

– Да много, много. Я ворчу чего? Пропадает многовариантность в развитии. Как и в СССР все одной шеренгой в светлое будущее. Вот чего я боюсь. Ведь в Союзе тоже немало чего хорошего делалось, а чем всё обернулось? Пшиком.

– Я долго думал, почему одни страны и народы развиваются, куда-то стремятся, а другие только гниют. Конечно, всех подталкивает необходимость. Конечно, внешние и внутренние конфликты и вызовы дают возможность развиваться или наоборот разваливаться. Но и ещё одно. Как только правители отрываются от граждан, страна неизбежно скатывается в яму. Как только народ страны начинает делиться на быдло и аристократию, на единственно правых правителей и всегда неправых тружеников, как начинается деградация, развал. Только беда, война или другие несчастья, грозящие существованию правителей способны повернуть этот процесс вспять. Чем больше и прочнее обратная связь руководство – народ, тем интенсивнее развивается страна. В Союзе Сталин выборку руководства осуществлял самолично. Просто уничтожалась вся верхушка и набиралась новая. Такая вот своеобразная санация управленческой вертикали власти.

– Хочешь сказать, что как только вырезание верхушки прекратилось, так наступил застой и развал?

– Не сразу, но неизбежно наступил. Выработался изолированный слой новой аристократии – номенклатура. Интересы не только народа, но и страны, для этих людей ничего не значили. Интересовали исключительно собственные интересы.

– Ну, это везде, во всём мире и во все времена было.

– Да, поэтому страны с сильным лидером, который мог не считаться с клановыми интересами, тут же вырывались вперёд. Потом образовывались новые кланы, новая аристократия. Но это потом. В исторический период возьми того же Наполеона. Россия же всегда двигалась рывками. От царя – идиота, к царю – умнице. Или царице. Опять же, кого умницей считать. Страна то отставала на десятилетия, а то на столетия, то догоняла, и перегоняла.

– Почему же демократические страны вырывались вперёд?

– Там хотя бы пародия демократии была. Народ хотя бы видимость самоуправления имел. Отсюда и результат. И не важно, что демократия на голову поставлена, а ноги в воздухе болтались. Всё равно, такая система имела преимущество по сравнению с аристократией любого вида, в том числе и Советского – номенклатурного. Точно также феодализм имел неоспоримые преимущества по сравнению с рабовладельческими порядками. И прежде всего – психологические. Ощущение большей свободы, большей самостоятельности. Капитализм предоставлял еще большее ощущение свободы, имел видимость народного самоуправления. Кстати, совершенно очевидно, что этот факт хорошо понимали и искусственно поддерживали. Производительным трудом, как промышленным, так и сельскохозяйственным при рыночном устройстве общества заняты не более 10 – 12 процентов трудоспособного населения, всё остальное искусственно созданные сферы деятельности и места приложения сил населения. Тут и гипертрофированно раздутая сфера потребления, искусственно созданные рабочие места в производстве и торговле. Всё равно этого не хватало. Поэтому пропагандировалась сфера азарта, зрелищного спорта, развивалась индустрия развлечений. Всё, что основано на базовых инстинктах и страстях. И, чему ты сам свидетель – система развалилась даже быстрее, нежели аристократически – феодальные или диктаторские режимы.

– Да, видел весь этот кошмар. Только считаю – всё должно происходить эволюционным путём, а у нас постоянные перманентные революции. Сейчас у нас вся фактическая власть в руках армии и спецслужб. А у меня с детства выработалась к ним аллергическая реакция, своего рода идиосинкразия. Как бы нам из огня, да в полымя не попасть!

– А кому ещё было действовать. Это единственные структуры, которые кровно заинтересованы в существовании страны, как таковой. Всем остальным власть предержащим на это глубоко плевать было и есть. У всех остальных в лучшем случае – узковедомственные, а в худшем – узкокорыстные интересы. А на счёт эволюции… Я что-то не могу представить, чтобы из кучи металлолома эволюционным путём вдруг родился бы, скажем автомобиль. Из металлолома может эволюционным образом только ржавчина родиться. Так и с человечеством, с обществом. Необходимо поставить цели и их последовательно решать, иначе, кроме хаоса и безобразия ничего не будет.

Друзья пошли по садовому кольцу в сторону Крымского моста. Пустая проезжая часть смотрелась неестественно, нелепо широко. Непроизвольно хотелось идти поближе к домам, но там тротуар часто загромождали обломки.

– Смотри, мародеры!

Группа людей выносила из хорошо сохранившегося дома офисную технику.

– Их собиратели называют, – Володя усмехнулся, – Сейчас совсем мало осталось, а в первое время – тысячами ходили. Остались только официальные. Я по Сети и по телевизору смотрел. И Стражи совсем мало в Москве, только на окраинах, да на заставах. У нас в отделе специальные тесты для полиграфов составляли, чтобы этих друзей проверять. Я сам не занимался, но слышал, что благодарность за них отдел получил.

– За мародёров?

– Нет, за то, что их почти не стало. Они только офисы, магазины и промышленные здания очищать имеют право, в частные квартиры входить запрещено.

– А как их проверить можно?

– Всех регулярно по тестам прогоняют. Кто, что либо нарушил, у тех лицензию отбирают. Кроме того – они же только ищут, потом всё централизованно принимается и вывозится.

– А музеи?

– Музеями – профессионалы занимаются. Сейчас сил у страны, их восстанавливать и приводить в порядок, нет. Но уже начата консервация, где надо подводится автономное тепло, свет. Кремль, я слышал, хотят полностью восстанавливать, некоторые другие музеи.

У Крымского моста свернули на набережную. Пошли в сторону Кремля.

– Во, хоть одна польза, – Григорий показал на груду металла на стрелке острова, – От этого Петюни, творения Церетели одно воспоминание осталось! Его, как считаешь, не восстановят?

Ближе к Кремлю народа стало попадаться больше. Что-то делали со зданием Французского посольства, выше по улице стояла тяжёлая строительная техника. Собственно Кремль пострадал относительно немного. Во всяком случае, именно пострадал, а не был разрушен до основания. Восстановительные работы велись, но вяло. Севернее Кремля тянулись сплошные завалы из разваленных, сгоревших, рассыпавшихся домов. Туда соваться бессмысленно. Через хорошо сохранившийся Большой каменный мост перешли реку. В начале Ленинского проспекта стали попадаться машины.

Григорий поднял руку. Остановилась старенькая «Волга».

– Вам куда? В Кунцево? Я в Матвеевское, там пешочком дойдёте. – Водитель разблокировал двери.

– Что, балуют? – Владимир показал на пимпочки-запоры на дверях.

– Сейчас тихо, – водитель усмехнулся, – старая привычка. В прежней жизни, когда ещё деньги деньгами были – бомбил. Тогда баловали, бывало. А сейчас какой смысл. Разве что машину умыкнуть, так она скоро на списание пойдёт, вместе с хозяином.

Водителю, хоть и было за шестьдесят, но выглядел не в пример свежее своего драндулета. Видно было, что бравирует.

– Мы давно уже в городе не были, а Вы здесь постоянно обитаете?– Григорий с удовольствием вытянул ноги. Всего пару–тройку часов бродили, а ноги гудят. Сказывалось внутреннее напряжение и беспокойство.

– Да, всем предлагали уехать, как это, ну понимаете… случилось, а я не захотел. Хорошо моя профессия пригодилась, – водитель покатил по проспекту. – Я реставратор. Сейчас работы по специальности нет – всё больше для сохранения и консервации трудимся. Да и в своём доме не оставили, хотя он совсем мало пострадал. Перевели в Матвеевское. Сейчас в городе всего три жилых района к зиме готовят: Матвеевское, Крылатское, да Сетунь. Остальные в забросе стоят. Говорят, нет смысла восстанавливать. А вы за вещами?

Сейчас меньше, а месяца три – четыре назад многие приезжали. Даже пытались через кордоны прорываться. И радиация людей не страшила. Впрочем, её почти и не было. Сейчас мало народа приезжает.

– Вы думаете, что ни будь сохранилось? – перебил Гриша.

– В Кунцево дома не разрушены, почему не сохраниться. Грабили вначале только в центре, до окраин руки не доходили, а когда дошли, уже власти встряли. Кого арестовали, кого припугнули. Сейчас и подавно, всё централизованно. Собиратели собирают, всё официально принимается и вывозится. В Одинцове громадные склады и сортировочные пункты. Как сейчас говорят – логистические. Туда всё свозят.

В районе Ломоносовского проспекта всяческие следы атомных ударов пропали, только пустые улицы, да осенняя грязь на них напоминали о трагедии и наводили оторопь.

– Обещают не раньше, чем через годик – другой начать Москву перестраивать, – продолжал водитель, – раньше, говорят, руки не дойдут. Я так думаю, что город уже умер. Может, какие музеи или кварталы, как пример старой жизни и восстановят, а городу, как мы его помним уже не подняться. Как вспомнишь пробки, да сутолоку московскую бестолковую, так даже жутко становиться – пустыня! Дом, если его хозяева оставляют, сразу разрушаться начинает, что уж о целом городе говорить! Вон едем по мёртвому городу. Здесь уже никто не живёт. А вечером, помните? Весь город светом залит был. Сейчас тьма египетская. Только в жилых кварталах освещение, а так темнотища везде. Патрули с очками этими тепловыми ходят, да вертолёты ночные летают, а так никого. Даже поисковики стараются из центра убраться. Говорят страшно очень.

– А как же нам вещи вывести? – спросил Григорий.

– Это теперь просто. По телефону спасателей или общей справки вызываете машину. Приедут, отвезут в гостиницу. А насчёт вещей, так напишите список, адрес, по которому вещи забрать и куда переслать. Всё на месте и получите. Всё бесплатно. Даже новые карточные деньги не потребуются. Всё государство на себя берёт. В этом отношении удобно. Я, например, на Ордынке жил так, когда переселили, быстро вещи перевезли и без потерь. Сейчас воровать, да обманывать себе дороже. Загремишь в лагерь к ворам, мало не покажется. Подъезжаем ко мне… Ладно, доставлю до места, сегодня я рано. Вы где в Кунцево обитаете. Я если к станции довезу, ничего?

– Спасибо большое, – Владимир впервые включился, – от станции мы пешочком. Где Вы говорили гостиницы?

– Я вообще-то не говорил. Говорил, что спасатели могут довести, а гостиницы во всех жилых районах. Где точно не скажу, знаю только в Матвеевском. Но точно есть и в Крылатском, и на Сетуни.

– Ладно, мы по справочной узнаем, коли она работает. Уже подъезжаем. Быстро как доехали! Есть преимущество, когда машин на улицах нет. Свободно и быстро. Спасибо Вам.

Владимир выбрался с заднего сиденья. Нога, попав в грязь, поехала. С трудом удержался, хватаясь за дверцу.

– Аккуратно. Так дверь отломаешь, – Григорий выбрался на более чистое место и, обернувшись к водителю, – скоро по Москве в болотных сапогах ходить придётся!

– По большей части Москвы уже сейчас только со скалолазным оборудованием пробраться можно. – Обречённо махнув рукой, водитель потихоньку тронулся обратно. "Волга" вновь свернула на Аминьевское и покатила в сторону Матвеевского. Друзья проводили её взглядом.

– И не заплатили ничего, – Григорий покачал головой, да и как теперь платить, с этими карточками?

– Намечают сделать переводы, типа денежных сертификатов, – Владимир, обходя лужи, начал продвигаться к спуску – лесенке в сторону Рублевского шоссе, под железную дорогу, – там система зачётов и именных зачислений, но пока техника не позволяет. Не у всех универсальные приборы, как у меня. Даже у тебя нет. Обещают, что после Нового года всем будут выдавать, тогда можно будет и оплачивать. А пока только как карточками можно пользоваться. Кстати, и сама система не отработана. Представляешь, какой объём информации пропускать необходимо?

– Не понимаю я, зачем было деньги отменять! – Григорий пошёл спускаться за Владимиром, – подкорректировать, даже может быть заменить, но не отменять.

– Опять бы свистопляска началась – воровство, коррупция, и так далее и тому подобное. Тут же необходимо было сделать главное. Не допустить сам факт личного накопления.

– А вот это вряд ли. Всё равно будут копить. Не деньги, так драгоценности, не драгоценности, так картины, значки, жетоны, ракушки. И опять понесётся коза по кочкам. Только выльется всё в натуральный обмен. А потом всё равно, какой – то общий эквивалент ценности найдется. Человека не переделаешь.

– Нет. Сейчас делают систему распределения исключительно по рангам и статусу. Фактически, частную собственность на что-либо серьёзное отменили. Жильё, удобства, качества услуг и возможностей – все по рангу и значимости человека.

– Возвращаясь к нашим баранам, это означает, что немедленно выделится правящая верхушка, поддерживаемая средним звеном новой элиты, в свою очередь поддерживаемых низшим слоем управленцев. И все они вольготно улягутся на простой народ.

– Чтобы этого не случилось система и служит. Перевёрнутая с головы на ноги демократия. У капиталистов народу предлагали выбирать правителей из тех и только из тех, кто верой и правдой служил этому самому капиталу. А снять – шалишь! Только после срока правления, да и то подсовывали такого – же. Сейчас сам видишь. Выбирают люди тех, кого лично знают. Только по своей работе или месту жительства. А снять начальничка – проще простого. По рейтингу. Ты в стране недавно, но уже принимал участие в опросах, не мог не принимать.

– Да, только не особо понял. Потом, выбирается и снимается руководство только низшего уровня.

– Пока. Уже опубликован график, вернее признаки, когда будет сниматься руководство всех уровней.

– А назначаться?

– Как простой обыватель или даже специалист, но совершенно в другой области, может назначать руководителя в том деле, где он сам – ни уха ни рыла. Назначать руководство могут только специалисты. Напротив, результат работы всем и каждому виден. Будь то производство, политика или обслуживание. Если руководитель для людей, для страны работает, народ всегда такого поддержит. Не обманешь.

– Тогда начнут удобных начальников ставить, чтобы ничего не делать.

– Маленькие коллективы – да. Поэтому выборные должности только от тысячи человек, а всё остальное назначение. Вот у тебя. Ты принимаешь участие в нескольких выборах и во многих опросах и референдумах. Ты выбираешь территориального главу – от места, где живёшь. Его выбирают вместе с тобой ещё около тысячи человек. Все его неплохо знают, тут понятно. Там, где работаешь, выбираешь начальника производства. Принимают в этом участие тоже около тысячи работников. Опять же его все они неплохо знают. Эти руководители, в свою очередь назначают своих помощников, заместителей. Снять их можно, только если это поддержит большинство всего коллектива, а не тот отдел или группа, кем непосредственно заместитель руководит. Так убирается мелкое местничество. Выборные руководители, в свою очередь, выбирают своё руководство. Сейчас это руководство предприятий и районов. Впоследствии, те, в свою очередь будут выбирать своё руководство, а те своё. Вплоть до главы страны. Для того, чтобы иметь возможность руководить, им нужна будет безоговорочная поддержка граждан. Уже сейчас, при введении новой системы по районам и предприятиям слетели несколько руководителей. Граждане выразили им своё недоверие, они и потеряли посты. Возмущения и апелляции к вышестоящему руководству не помогли, хотя крика было много.

– Я не понял что за ранги и статус? У меня – первый, у тебя – третий.

– При голосовании, опросах, референдумах ты имеешь один голос, я три.

– Ничего себе! Значит, ты и жрать за троих будешь?

– Не по количеству, по качеству. Государство гарантирует гражданину весь набор. Жильё, продукты, товары. У гражданина первого ранга – по минимуму, чем выше ранг, тем лучше и комфортнее житьё–бытьё. А статус, на качество жизни не влияет. Он показывает его положение внутри ранга. Если ты прибавляешь статус, значит всё у тебя в порядке, если он падает, пора беспокоится, выяснять почему.

– Кто же назначает всё это? Начальство?

– Да нет! Ты же принимал, не мог не принимать участие в опросах всяких. У тебя браслет-идентификатор пищать начинает вечером, пока на все вопросы по компьютеру не ответишь. И отключить его нельзя – он не отключается.

– Да, можно только отложить, а потом он ещё громче и противнее орать начинает. Приходится садиться и на всякие дурацкие вопросы отвечать. Как обслужили, да с кем ехал, да что думаешь о соседях – в десятеричной шкале.

– Вот – вот. По этим вопросам и составляется индивидуальные рейтинги всех граждан. Сначала случайным образом, если присутствуют несовпадения или полярные оценки, более подробный разбор полётов. Иногда до поголовных опросов. По мнению окружения, занимаемой должности, положению в обществе и присваивается ранг гражданина. А статус, это как бы промежуточные значения, чтобы человек вовремя скорректировал своё поведение. Если конечно этого хочет. Ты не обижайся, что у тебя только первый ранг, тебя же теперешние коллеги и соседи ещё плохо знают, ты ни чем себя не показал.

– А если я не хочу себя никак показывать и принимать участие в жизни страны? Хочу только спокойно для себя, для своей семьи жить.

– Тогда тебя на первый раз ограничат в гражданстве. Невозможно жить в обществе и пренебрегать им. Ты лишишься право голоса. Если ты будешь нужен, тебе оставят уровень второго и даже третьего ранга. Но гражданином ты уже не будешь считаться. Правда тут некоторые ещё есть ограничения по работе. Не будучи гражданином нельзя принимать участие в воспитании детей, нельзя занимать руководящие должности, а так ходи себе, если никому не мешаешь. Другое дело, если ты мешаешь окружающим. Тут тебя попросят выбрать место жительство, которое тебе наиболее подходит, так сказать – по темпераменту.

– То – есть в тюрьму!

– В лагерь, в тюрьму, если опасен для общества. А если, скажем, любишь шумные вечеринки, ночью тебе не спится, а утром не разбудишь, зачем же тебе других мучить и самому страдать. Живи себе с такими де полуночниками. Или, предположим, тебе претят чужие воззрения, чужая вера, образ мыслей и жизни. Навязывать ты никому ничего не можешь. За это и гражданства лишится недолго, поэтому живи себе с теми, кто близок тебе по духу. Так, как комфортнее, как считаешь правильно. Государство не может лезть в жизнь другого человека, но обязано защитить свободу своих граждан. Хочешь пропагандировать свои мысли – вот тебе Сеть, вот тебе печать, телевидение в разделах предложений и дискуссий. Если тебе есть чего сказать и предложить, тебя обязательно заметят. Сейчас это всё в стадии разработки и установления. Насколько я знаю, готовится к всеобщему обсуждению Устав России, и Присяга Гражданина. Уже в конце года будет опубликована Декларация о намерениях и направлении развития страны.

– Всё очень смутно и сложно.

– Что ты! Гораздо проще и естественней, нежели было. Другое дело, что к старым порядкам привыкли. А так – смотри, что мы имели. Сверхусложнённое законодательство – в нем даже специалисты не разбирались. Только маленький свой раздел. Кто – то работал с семейным кодексом, кто – то с уголовным, да не со всем, а по частям, кто – то разбирался в жилищном законодательстве, кто-то в налогах. С налогообложением, вообще песня! Тебе ли не знать! Всё сверх всякой меры запутано. Причём тенденции не к упрощению, а к усложнению, всё большей противоречивости и запутанности. Так легче в свою сторону повернуть тем, у кого денег на профессионального адвоката хватало. Ни справедливости, ни даже закона. Всегда можно было закон обойти или купить, или продать. А деньги! Тут вообще чёрт ногу сломит. Фонды, проценты, акционирование в сотнях форм и принципов. Предпринимались все возможные и невозможные меры, чтобы неспециалист, обычный человек ничего не понял. Так его проще обмануть, провести, отнять деньги, собственность, заставить работать на себя. Процветал систематический и системный обман во всех проявлениях, во всех сферах жизни.

– Чтобы чиновники, да денежные мешки так просто власть упустили? Что – то сомнительно.

– Вот это точно! Просто нынешняя верхушка ситуацией воспользовалась. В связи с войной, силы и возможности чиновников резко ослабли, а финансовая система просто приказала долго жить. Кроме того, внешнее давление прекратилось вовсе. Некому стало держать и не пущать. Этим спецслужбы и президент воспользовались. Без войны ничего бы не вышло. И, в случае, если России пришлось в войне до конца выкладываться – тоже самое. Конечно, в том случае, если бы в мире вообще что ни будь живое осталось. А так мы, поначалу, как бы в стороне оказались. Все в мире сами собой заняты были. А сейчас и вовсе никому до нас дела нет. А так бы задавили!

– Посмотрим, что дальше будет! Чиновничество не все перелопачено, да и местных лидеров, всяческих местечковых и национальных вождей нельзя со счетов скидывать.

– Ты сам не подозреваешь, какая это проблема! Это важнейший вопрос устройства нового общества. Сейчас местные лидеры стали последней занозой нового. Дело в том, что теперь общество не предполагает харизматических, сильных лидеров вообще! Вся система основана на волеизлиянии граждан страны, на их самосознании и самоидентификации.

– Это как?

– Маленькие, средние и даже крупные коллективы всегда сползают к местечковости, к потворству собственным корыстным интересам. Перелом начинается на уровне 30 – 40 миллионов человек. Тут количество переходит в качество. Корыстные и даже национальные интересы не пропадают, но отходят на второй план. Есть возможность осуществления, так называемого "вертикального прогресса". Считать его считали, но, ни кто до конца не понимает, что это такое. Полное и последовательное народное самоуправление не допускает существования сильных и, как оборотная сторона, самовлюблённых лидеров. Они просто отсекаются от власти сразу. Поэтому схлестнуться с национальными и оставшимися корпоративными лидерами нам предстоит очень скоро. Сейчас те не понимают до конца того, что их время ушло. Как только поймут – неизбежен бунт. Наша основная задача не допустить одновременности выступления старой управленческой гвардии, новой экономической элиты и всевозможных национальных князьков. Раздробить их очень не малые силы, особенно на местах, особенно в национальных окраинах. Окраины, это условно. Они могут быть очень даже в центре, как та же Башкирия, Коми, Татарстан, Бурятия. Если власть в промышленности, транспорте, энергетике, в русских краях и областях в основном перехвачена, то с национальными республиками гораздо сложнее. Стране нужна передышка, нужно время для восстановления и успокоения. Я отвечаю – почему сейчас нет преобразований на среднем и высшем звене управления, особенно территориальном. Новой власти необходимо укрепиться и утвердиться, приобрести авторитет у граждан страны. Если сейчас тронуть местных лидеров, страна или потонет во внутренних разборках, или без толку потеряет порядка 30% граждан. Кроме этого, неизбежной становится внутрироссийская гражданская национальная война. Через пару лет, если всё пойдёт правильно, ситуация стабилизируется, и общего конфликта не возникнет. Возможны только местные всплески, и то, больше эмоций. Это время необходимо для перетекания власти к вновь сформированным структурам народоуправления.

За разговором друзья прошли мимо выхода метро. Поднялись по Рублевскому шоссе к Крылатскому. Квартира отца Гриши находилась ближе к "Молодёжной", справа от шоссе. Около дома остановились.

– Гляди, плита внешней стены упала! – Григорий показал пальцем, – от сотрясения что ли?

– Это что, отца квартира? Я у него никогда не был.

– Мы же вместе подъезжали, я к нему заходил!

– Я то, не заходил – тогда в машине ждал.

– Зато сейчас зайдём.

Поднялись на четвёртый этаж. Дверь подъезда открыта и сорвана с петель. Кому это понадобилось – непонятно. Квартирная – сохранилась. Григорий достал ключи.


– Как съездили? Всё, что планировали, собрали? – Галина встретила мужа на кухне. Дуговы собирались отметить восемнадцатилетие дочери. Пригласили своих друзей, друзей дочери, сослуживцев.

– Что с тобой планировали, всё взял. Хотели один контейнер с Гришей брать, но на месте оказалось это сложным. На каждую квартиру пришлось брать свой. Так что привёз всё что надо и что не надо. Сама разбирайся. – Владимир повалился на стул. – Устал я что то. Долго пришлось ждать маршрутку из аэропорта.

– Взял бы машину. Давно предлагали, а ты всё не чухаешься.

– Это Григорий всю жизнь водит, а я только права имею, а водила из меня никакой. Вот – ты права получишь, тогда можно и подумать о машине, а так только стоять будет.

– Как Москва поживает?

– Ни как не поживает. Почти всё в развале, а что сохранилось, разваливается. В центре понемногу копаются, да в нескольких западных районах живут, а так всё заброшено. Правда дороги в основном расчищены, проехать и пройти везде можно. Мы в центрах разрушений не были, но говорят и там уже разгребают. В общем, город, как мы его помним – умер!

– Почему такой трагизм в голосе? Ты всегда говорил, что неестественно, когда все деньги, вся промышленность, все ресурсы в один или несколько центров вбухано. Вот и получи распределение по всей стране.

– Нет, всё правильно. Только я в Москве родился и вырос. Это как к смерти отношение. Если человек долго болел, его смерть принимаешь как должное, иногда даже, как избавление, облегчение. А когда внезапно умирает человек, полный сил и энергии, оторопь берёт: как? Почему? Вот так и с Москвой. Центр притяжения для всей страны вдруг превратился в труп. В одночасье. Сознанием понимаешь, что это даже к лучшему, что прошлая жизнь – это путь в никуда, дорога к смерти, а всё равно жалко.

– Как у Григория? Таня говорила, что в квартире стена обвалилась?

– Да, листьев намело, дождь немного попортил, но в основном всё сохранилось. Правда, дом – на списание. Входить страшно.

– Тебя обзвонились с работы. Ты что, свой мобильник на выборочный режим поставил?

– А как иначе, иначе все время на телефоне пришлось бы сидеть!

– Твоя вина! Не можешь заместителей заставить работать самостоятельно.

– Я же только месяц на должности. Это Якушев всё на себя замыкал. Ладно, пойду к компьютеру. У нас, когда сбор? Завтра?

– Да, я первичные заготовки делаю, а завтра дочка помочь обещала, да Таня с Наташей придут пораньше. Твои, кто будет?

– Петя должен подойти, да Костя Вяземский, ну и естественно Григорий.

– Иди, трудоголик, уже извертелся!


В застолье следующего дня горчинку придали совместные рассказы Владимира и Григория о Москве. Многие там были. Забирали свои вещи, в командировку или по другим делам, но это было или сразу после атомных ударов или чуть позже. Почти весь город тогда перекрыли для посещения и общего впечатления не получалось. Володя и Гриша первые из присутствующих побывали в центре, свободно побродили. Ни телевизор, на компьютер, как бы on-lain они не были, не передают настроения заброшенности и разорения, как личные впечатления. После обсуждения московских тем, перешли к общеполитическим. Подобно периоду кончины СССР и становления новой России конца восьмидесятых – самого начала девяностых прошлого века, все интересы, разговоры, даже за праздничным столом, крутились вокруг государственных дел и преобразований. Как и тогда, полярные мнения, противоположные убеждения и суждения занимали всех. Как всегда за столом, общий разговор разбился на группки и пары.

– Я считаю, что впервые обсуждается судьба страны непосредственно народом, – Костя положил вилку, повернулся к Григорию, – все высказывают предложения. Причём предложения действительно рассматриваются!

– Ага, в начале девяностых тоже рассматривались, – Гриша повернулся за одобрением в сторону Владимира, – только что после этого получилось?

– А что получилось? – Владимир тоже отложил вилку, – ты сам вроде бы неплохо приспособился.

– Пришлось приспособиться. Надо было самому что-то есть и семью содержать. В начале 90-х вообще работы не было!

– Стоп, стоп, стоп, – Костя поднял руку, – мы сейчас все переругаемся. Кто сколько ел, кто сколько пил… . Верно то, что государство стремительно разваливалось и всех за собой тащило. Все хватали, что под руку попадалось. Другое дело, кому то попадалось много, кому то ничего. Дело прошлое. Сейчас, как я момент понимаю, стоит вопрос о том какое собственно государство строить.

– На самом деле вы все ошибаетесь и все правы, – встрял Петя, – я, как математик, вижу дело так. Как и раньше, референдумы и опросы необходимы не для управления страной, а для выявления и, если необходимо, коррекции общественного мнения. Математическая модель будущего общества уже существует и коридор прохода в него очень узок. И по времени и по решениям. Упустим время, упустим возможности. Поэтому Григорий прав в том, что референдум необходим не для выявления истины или желаний народа, а для легитимизации процесса. Математическая модель показывает, что единожды сформулированные граничные условия нового общества, обладают возможностями самоподдерживаться неопределённо долго. Мы имеем возможность войти в новое состояние стабильности. Вы все наверняка смотрели отчёты. Прежнее стабильное состояние – это различные стадии феодализма с элементами рабовладения.

– Короче, я прав, считая, что эти опросы – фикция?

– Почему же. Они очень важны и нужны, – продолжил Петя, – они позволяют выявить тенденции общественного мнения и, если хочешь, манипулировать им в нужную сторону. Другое дело для чего это делается. Общественным мнением манипулировали всегда и везде. Иногда это делалось осознано, иногда нет. Но даже самый тиранистый диктатор был вынужден опираться на общественное мнение. Другое дело, что решения принимались или по принципу «хочу» или по принципу «хотели как лучше». Это в лучшем случае. В худшем – мне лично выгодно, значит так и правильно. Сейчас, с вероятностью близкой к 100% можно рассчитать последствия тех или иных решений. Свобода воли кончилась. Началась сплошная осознанная необходимость. В этой новой действительности мы ещё жить не привыкли. В этом всё дело.

– А чем плоха была старая система, – не унимался Григорий, – вроде бы все неплохо жили.

– Кто не плохо, а большинство плохо, – Заметила Галина, прервав свой разговор с Таней, – заметь, не только у нас в стране – по всему миру так. Не только плохо жили, но и выхода, перспективы на будущее большинство людей не видели. Даже если «золотой миллиард» хорошенько копнуть, не то, что счастливых, просто благополучных, дай бог – треть наберётся.

– И тут важно не количество и качество съеденного, выпитого и потреблённого, – подхватил Костя, – а что от самого человека ничего никогда не зависело. В самых раздемократических странах только уж полные дебилы думали, что граждане этой страны ею управляют. Всем всегда понятно, что управляют элиты. И не важно, оформлено это партийными списками или узурпацией власти непосредственно у кормушки. Где грызня между элит была, там народу доставалось побольше, где у «лучших людей» всё схвачено было, там народ вообще бедствовал. Зато, больше получая, верхушка больше рисковала слететь, когда кто-то полез бы к власти, используя народные бедствия. Но опять же для себя, не для народа или страны. Потом только, если не совсем кретины, верхушка приходила к выводу, что страну оказывается надо не только разворовывать, но и укреплять и развивать. Для своего, естественно, блага.

– Я всё равно не понимаю, – Григорий достал сигарету, начал её крутить в пальцах, – чем «тогда» отличается от «сейчас»?

– Именно в Уставе России, в Основном, и, замечу, единственном Законе. – Владимир поднялся, – кто хочет курить, пойдёмте в другую комнату, не будем здесь воздух отравлять.

Народ потянулся на кухню.

– Я продолжу. – Владимир встал у окна, опершись о подоконник, – ты, Гриш, я вижу, немного не в курсе всего происходящего. Мы то, по роду службы вынуждены все эти вопросы знать. Да и в общих информационных сетях эти вопросы давно обсуждаются. Я небольшое отступление сделаю, в качестве информации. Как уже говорилось, феодализм наиболее стабильная формация. Строгая пирамидальная иерархическая система сама себя поддерживает неопределённо долгое время. Любая стабильная система не предполагает внутреннего развития, если она самодостаточна. Так и феодализм разрушился не от внутреннего противоречия, а от внешних причин. Другое дело, почему и отчего эти внешние причины сформировались. Ограничение самодержавных и монархических принципов управления противоречили внутренней феодальной элите. Однако, самодержец, как и любой руководитель, не в состоянии всё делать сам. Вынужден делится властью и полномочиями. Все конституции всех стран предполагают распределение полномочий, разделение ветвей власти. Но везде, кроме конституций США и Швейцарии, предполагается делегация власти от монарха или президента, к правящей элите. Пусть у этого президента власть номинальна, пусть иллюзорна, но верховный арбитр всегда есть.

В США принципиально другая конституция. Власть формально от народа делегировалась элите, а та, в свою очередь предоставлял её президенту. Под неусыпным контролем этой самой элиты. Вообще в США имелся шанс организовать систему сходню с той, которую мы сейчас пытаемся построить в России. Ещё Джефферсон, один из отцов-основателей, предлагал обращаться к народу непосредственно. Но тогда на это не пошли, да и не могли пойти чисто по техническим причинам. Тем не менее лицо, находящееся над ветвями власти выкинули, поставив все ветви власти в примерно равные, вечно конкурирующие условия. Подкреплённая экономической моделью рыночной системы Адама Смита, эта политико-экономическая система не только дожила до наших дней, но и имела преимущество перед традиционными. Действительно, в политической жизни США личный интерес каждого чиновника являлся гарантией сохранения прав других чиновников. Это, в свою очередь, служило гарантом стабильности и безопасности. США опробовали первую систему непрерывной конкуренции не только в экономической, но и в политической жизни страны. Вся эта система до конца служила тем, для кого и была создана – элите страны. Народ использовался не как статист, что происходило во всем остальном мире, нет. Он использовался, как массовка спектакля. Народ с удовольствием и последовательно вовлекался в шоу под названием «политическая жизнь страны». Статисты очень нужны, только – они ничего не решают. Собственно, как ничего не решают и актёры. Режиссеры-постановщики же, всегда в тени. Они лишь скромно пользовались выручкой от спектакля. Вернее её распределяли. Среди своих.

– Сейчас, сейчас, – заметив нетерпение, Владимир жестом остановил Гришу, – сейчас перехожу к нашим проблемам. Тем более, что в сложившихся условиях в Америке теперь будет складываться традиционное общество. Сначала деление на мелкие части, захват власти харизматичным лидером, и постепенное объединение земель по мере возникновения внешней угрозы. Теперь о нас.

У нас сейчас, во вновь проектируемой стране, ветвей власти, в обязательном порядке генерирующих элиту, нет. Причём нет принципиально. Судебные, управленческие, политические решения принимаются по прецеденту или непосредственным, прямым опросом заинтересованных граждан. Если вопрос общегосударственного значения, обсуждение происходит всей страной. Результаты опросов имеют прямое и непреложное действие. Если вопрос областного или районного масштаба, его решают граждане той области или того района. И, так дальше, по нисходящей. Естественно, приоритет имеет решение более высокой инстанции. Высший приоритет у всероссийского референдума.

– Где гарантии, что всё это не будет подтасовано и переврано? – перебил Григорий.

– Для этого и служит Устав, – ответил за Владимира Костя, – Никто не отменяет само наличие начальства, как таковое. Оперативное управление как было, так и будет у начальников, руководителей, министров. Только отчет они станут держать не только и не столько перед своим начальством, сколько перед гражданским обществом. Ведь снять руководителей любого ранга теперь можно просто по рейтингу. Народ же всё видит. Не нравишься ты, не угодил чем то – слетишь немедленно.

– Это полный хаос получится, – Гриша покрутил головой, – раньше начальство одну задницу лизало, а ныне придётся ко всем приспосабливаться. Кто же тогда работать будет? Кто меньше всего делает, тот и хорош для подчинённых.

– А причём тут подчиненные? – вступил в разговор Петя, – подчинённые только выбрать, выдвинуть от своего коллектива могут, а снять его – все, кто потребляет его продукцию. Не важно, что это – организация производства ботинок, порядок в области или политический курс страны. Всё это продукт, вырабатываемый руководителем. Плохие ботинки выпускает твой комбинат – отдохни от руководства, раз не можешь наладить производство.

– А гарантии?

– Гарантии и обсуждаются, – снова заговорил Владимир, – все возможные гарантии в Уставе. Полная открытость, запрет на секретность и конфиденциальность. Любая общественно значимая информация – в открытом доступе. Любые общественно значимые шаги и решения – обсуждаемы и решение принимается всеми заинтересованными гражданами. Руководство, начальство решение граждан только исполняет.

– Ха, ха. Ха.

– Чтобы не было – ха, ха, ха, служат многочисленные органы контроля и информации. Народный контроль, журналисты, службы безопасности, контрольно ревизионная служба и служба государственной безопасности. Все службы государства имеют возможность перекрёстного контроля других служб, все имеют возможность прямого обращения к гражданам. Более того прямую обязанность непрерывного контакта с населением. Сейчас все государственные органы власти и новые хозяйственные ведут непрерывную внутреннюю видеосъёмку всего значимого. Мне говорили, технари не успевают к Сети новые суперы подключать. Сеть уже сейчас трещит. Это кстати проблема. Информации столько, что в ней легко утонуть. Уже сейчас приходится, как то её отбирать. Есть интересные идеи. А то разные конторы понавесили у себя камер, чуть ли не каждый квадратный метр и гонят в Сеть пустые картинки. Думают, чем больше закачают, тем лучше. Есть идея выработать общий для всех коэффициент эффективности. Если ниже базового порога – контору расформировывать к чёртовой матери, а необходимые функции перераспределять по другим. Ну и конечно, мнения населения. Если какая то контора, организация, производство или структура населению не нужна – к черту её. Правда бывает, что нужна государству в целом. Тогда государство их и содержать обязано.

– Это всё сложности переходного периода, – перебил Костя. – Дальше всё само собой притрётся. Тут главное задать определённые граничные условия, а дальше пойдёт саморазвитие. Как механизм. Сделал, отладил, а потом только смотри – поддерживай в рабочем состоянии. Но Григорий по большому счёту прав в одном: обсуждение Устава, в общем то профанация.

???

– Я считаю, что в форме обсуждения, народу предложили просто ознакомится с Основным законом. Может, что либо подправить по мелочам, скорректировать редакцию. Идею, смысл и принципы изменять нельзя. У нас остался очень маленький коридор для действий. Все другие пути ведут к деградации. Если мы начнём обсуждать принципы, дело неизбежно заболтаем.

– Мы тут сами заболтались. – Владимир оторвался от подоконника, направился к двери, – пошли к столу. Дамы там уже нас ждать перестали.


В комнате, как то сам по себе, негромко бубнил телевизор, дамы обсуждали приключения отца Тани на Украине.

– В общем, только чудом жив остался, – Татьяна промокнула глаза салфеткой, – да и мать могла погибнуть. Что же на нас несчастья всё валятся!

– А что опять случилось? – Володя встрял в разговор.

– Я тебе говорила, – Галя погладила Таню по голове, – с родителями Тани на Украине что приключилось!

– Что-то вашей семье «везет» последнее время, как утопленникам. – Владимир повернулся к Грише, – то с сестрой и её семейством проблемы, то ты вляпываешься. Теперь тесть с тёщей… .

– Я, так дважды! А с Никитой вообще ничего не понятно. То ли жив, то ли нет. Да теперь Федор с Елизаветой еле со своего села выбрались. Называется, хотели в тихом месте пересидеть. Ничего себе тихое местечко! Как ещё в живых остались! Действительно впору поверить, что за что-то на нас боженька взъелся.

– А что там произошло? – Костя заинтересованно перегнулся через стол.

– Если кратко – разборки между бандеровцами и, как они говорили, предателями Украины – соглашателями с москалями.

– И чего?

– Они, то есть тесть с тёщей, хотели уже домой, в Москву возвращаться. Устроили отходной вечер. А тут националисты. Причем, насколько я понял, один – знакомый Фёдора, чуть ли не одноклассник. Но видать, не слишком хороший знакомый. В общем взяли они Фёдора с собой, вроде как заложником. Я вообще то не очень понял, зачем он им нужен был. Зачем они его по лесам таскали. Но жив он остался чудом – только это и понял.

– Да, весело! – Владимир поднял рюмку, – что ж, чтобы долго им жилось!

Закусили.

– О Никите ничего?

Григорий и Таня почти синхронно повертели головами.

Постепенно общий разговор вновь разбился на островки.

– Может быть я не кстати, но нам надо ещё много пить, – Петя поднял рюмку, – у нас поводов ещё много. Первое – присутствующий здесь Костя Вяземский скоро покидает нас, и видимо, уже если не окончательно, то надолго.

– Да, я назначен руководителем Сибирского отделения. Якушев поспособствовал. На неделе отбываю в Омск.

– В сам город?

-Да нет, недалеко от него, говорят очень красивые места. Милости просим в гости.

– Ты сам сначала обустройся, – Галина передала нарезку дальше по столу, – да семьёй обзаведись.


Утром на работе у многих, вчерашних собутыльников, мягко говоря, сохло во рту.

Нагрянул Якушев. Начальство просто так не приезжает. Чаще всего с разносом.

– Владимир, в чём дело? – Сергей Васильевич нервно ходил перед окном, стараясь не смотреть на стоящего перед ним Дугова. – Все у тебя в порядке было, а тут стоило отлучиться – такой облом. Тесты на пьянку не идут вообще. В чём дело?

– Сергей Васильевич, – Владимир присел на стул, – похоже тесты тут не годятся, или мы не так их составляем, уже кажется всё перепробовали. Вы же знаете, тесты для алкоголиков не нужны, там и так всё понятно. Нужно научиться тестировать склонность. А как это выявить? У нормальных людей, по тестам, склонность к пьянке даже больше, нежели у сильно пьющих. Пьющие, зачастую искренне не хотят пить. Особенно после запоя. А как срок приходит – срываются. Как этот момент отловить, какие критерии? Это скорее прерогатива медицины, с их приборами, генетическими тестами. Мы, пожалуй, тут бессильны.

– Медицина над этим работает, – Якушев присел напротив Владимира, – твоя задача работать со своей стороны. Сейчас по нашим тестам проводятся тестирования почти во всех отраслях, готовится общая Присяга Гражданина. А какой может быть гражданин, если он потенциальный алкш. Фуу. От тебя хоть прикуривай. Где-ж ты так?

– Вчера у меня собирались.

– Да чтоб так пить, это сколько здоровья надо? Что хоть отмечали?

– Я с товарищем в Москву ездил – обсуждали, у дочери совершеннолетие, да и так – подискутировали.

– Да… Надискутировались вы я вижу. Ладно. Теперь по теме. Поговори с медиками, с наркологами. Нам надо научиться выявлять эту гадость и со стороны психологии. Задача стоит противодействовать пьяным тенденциям на уровне намерений, а не действий. Это дело будущего, но задел нужен уже сейчас. Пока пьяниц и склонных к принятию будут по факту отселять в посёлки. Уже сейчас, сам знаешь, организованы посёлки для бомжей, алкоголиков, в общем – люмпенов. Съездил бы ты туда. Может, чего надумаешь. У тебя как с Присягой?

– На выходе, шлифуем.

– Вот и ладушки. На прошлой неделе Федорова видел, просил привет передать.

– Как он? Чем занимается?

– Как и хотел, весь в науке. Обещал в будущем году в Сеть нечто необыкновенное выложить. Темнил, посмеивался, говорил – я вас породил, я вас и убью.

– Я смотрел его страничку. Там почти ничего нет. Что, он имел в виду, не знаете?

– Только подозреваю. Видимо пытается разработать систему, когда тесты принципиально не нужны. Сейчас он работает со спецами, занимающимися искусственным интеллектом. Николай Дмитриевич всегда говорил, что тестирование обладает принципиальным недостатком – субъективизмом составителей. И его преодолеть невозможно, можно лишь минимизировать. Чем мы собственно и занимаемся. Как он намерен это противоречие убрать – не знаю. Может, исходя из контекста диалогов, разговоров, непрерывного анализа интонаций. Только тут никаких вычислительных мощностей не хватит. Хотя… . Вычислительная техника настолько быстро развивается… .

Кажется, только недавно оперировали памятью в мегабайты, а сейчас уже гигабайты в прошлом, теперь терабайты подавай. Я уж не говорю о быстродействии. Сейчас, твоя записная книжка, мощней и быстрей какого ни будь «супера» конца прошлого века. Ну, это так… Лирика.


Вырваться в командировку удалось только через неделю. Шла шлифовка Присяги гражданина с сопровождающей её системой тестов. Поехали в посёлок, недалеко от Сарапула. Отправились вчетвером.

– Петь, я тебя предупреждал, – Владимир с товарищем ехали на заднем сиденье. Вел машину руководитель сектора, отвечающий за социальную адаптацию, рядом – его заместитель. – Это не Белоруссия и не Крым. Тут обсчитывать пока нечего. Мы понять пытаемся, как к этому делу подобраться можно.

– Ничего, может пригожусь, – Петя оторвался от ноутбука, – а если чего нароете, сразу и обсчитать можно будет.

– Как будто по Сети обсчитать нельзя!

– Чего ты ворчишь! Какая разница, где на компьютере работать! А так хоть развеюсь, уже заплесневел, на одном месте сидеть.

– Как только успел, заплесневеть. Только с Крыма вернулись.

– Так это когда было. Уже больше месяца прошло.

– Тебе бы не математиком, а путешественником быть. Так тебя в дорогу тянет.

– Тебя, будто не тянет? Был бы ты домоседом, заместителей в одиночку бы посылал. А так сам везде влезаешь. Кстати путешественником – это скучно. Я и дело делаю, и в окошко посматриваю. Так интересно. А путешествие, в качестве профессии – брр. Не по мне.

Под колёса плавно катилась дорога. Леса, перелески, взгорки. Дорога сильно петляла, повторяя рельеф местности, поднималась на горушки, спускалась в едва присыпанные овраги. Пересекала ручьи и вполне приличные речки. На удивление, покрытие привели в порядок. Центральные федеральные трассы, с их напряжённым дорожным ритмом, остались далеко в стороне. Здесь, в глубинке машин встречалось мало. Приближающаяся зима потихоньку начала вступать в свои права. Время от времени затевался лёгкий снежок, поля, леса примеривали зимние наряды. Задумчивость осени сменялась белым оцепенением. Порхающие снежинки, плавность хода машины и пустынность дороги вводили в некое медитативное состояние полной заторможенности.

Машина вильнула, выправилась и, сбавляя ход, пошла к обочине.

– Всё, засыпаю, надо немного развеяться, – водитель – крупный, медведеобразный мужчина вылез из кресла. На его фоне особенно забавно смотрелся его заместитель – хрупкая, маленькая женщина, подросткового вида. Имя он тоже имел под стать внешности – Михаил.

Все вышли. Сразу, как подушка навалилась тишина. Все звуки ушли далеко за горизонт, вокруг разлито спокойствие. Ничего в мире не двигалось, не происходило, да и происходить не должно. Аж ушам больно!

– Какой покой вокруг! – Вероника зябко повела плечами, – а уже зима, холодно становится.

– Интересно, в эту зиму обещанные сугробы будут? – Петя вылез было на обочину с ноутбуком, посмотрел на порхающие снежинки и быстро убрал его в машину.

– Ты чего его прячешь? – Владимир вылез последним, – а говорил, что на нём можно чуть ли не под водой работать.

– Наверно можно, только я проверять не собираюсь, а то, действительно в путешественники придётся переквалифицироваться. Без работы то.

– Такое впечатление, что эта тишина весь мир залила, – продолжила Вероника, – а как подумаешь, что в мире творится… даже не верится.

– А чего творится? – Петя вытащил из машины куртку, накинул на плечи Веронике, – там везде скоро такая же тишина наладится. Мёртвая тишина.

– Действительно, забавно, – подхватил Владимир, – все нас всегда учить хотели, как нам жить. Доучились.

– Наша вечная беда в том, что мы то, советчиков этих слушали, открыв рот. То срочно спасать их начинали, когда они от своей же жизнедеятельности дуба давали. – Михаил пошёл вокруг машины, осматриваясь, – нам хоть сейчас – подальше, подальше от всего этого бардака.

– Руководство страны, похоже, это и намерено делать. Не даром объявили политику изоляционизма. Китай, Япония в режиме автаркии столетия, если не тысячелетия жили – и ничего, скучно, но стабильно. Зато сейчас – весело! Особенно в Китае. Весь центральный и восточный Китай – самые густонаселённые районы – сплошной радиоактивный пепел. Или Америка, вернее США. При самоизоляционизме за полвека из дикой страны лесорубов и фермеров превратились в самую индустриальную державу.

– Еще более дикую, – вставила Вероника.

– Вопрос с культурой очень непрост, – Владимир опёрся спиной о край проёма двери, – каждый народ, а то и просто групка самозванцев пытается своё мировоззрение, а то и извращения представить, как истину в последней инстанции. За эту правду голимую, готовы положить головы миллионов, или миллиардов, как в последний раз вышло. Я всегда считал, что культурен тот, кто со своими правилами или убеждениями к другим не лезет.

– Вроде не холодно на улице, а как то зябко мне! – Володя передёрнулся и полез за другой курткой.

– Это в машине разопрели малость, надо немного вялость выморозить.

– Наша общая российская беда в доверчивости. – Вероника перестала дрожать, – и своим прохиндеям верили всегда, и заморским. Как бы такую волшебную палочку придумать, чтобы каждый сразу видел – это мошенник, ему не то, что верить, рядом с ним стоять нельзя.

– Да, на русском горбу, всяк покататься готов, а мы как раз такую волшебную палочку и разрабатываем. Чем мы, по-твоему, занимаемся. Кстати, русский народ в режиме фактической оккупации уже четыреста – пятьсот лет живёт. Только-только освобождаться начинал, его ещё в больший оборот брали, – Михаил несколько раз присел, – вроде развеялся малость, поехали. Нам ещё часа два пилить.


В поселок приехали к трём часам. Вероника выпорхнула из машины уже в своей куртке.

– Давайте сначала зайдём, перекусим, – указала рукой на небольшое кафе, расположенном в одном помещении с магазином, – очень кушать хочется!

В кафе, за столиком сидели четыре человека – трое сильно подвыпивших молодых мужчин и такая же женщина. Перед ними початая бутылка водки, пиво, недоеденные гамбургеры и бутерброды.

– Что брать будете,– Худая, какая то помятая буфетчица неодобрительно посмотрела на вновь вошедших, – заказывайте!

– А, что у вас покушать найдётся? – Вероника с некоторой опаской покосилась на пьяненькую компанию, внутренне жалея, что зашли.

Посёлок, в который они приехали был совершенно новым, только-только построенным, но каким то уже изначально запущенным. То же можно сказать и о кафе. Вроде бы чисто, вроде бы всё новое, но ощущение нежилого помещения давило на психику. Создавалось впечатление, что люди здесь живут как то временно, что это не дом, а временное и очень не любимое пристанище. И вещи, и здания это чувствовали, и тоже относились к людям без теплоты, с каким-то презрением. В такой атмосфере и люди, и вещи не помогали, а мешали друг другу жить, разрушаясь, приходя в негодность даже быстрее, нежели просто брошенные на произвол судьбы.

– Глаза есть, смотрите, – тыкнула пальцем в прейскурант буфетчица.

– Какая прелесть, – восхитился Петя, – а я то, дурак думал, что такая совковость уже приказала долго жить, ан нет, живёт и пухнет!

– Кто, чего пухнет, – начал с угрозой приподниматься из за стола пьяненький гражданин.

– Давайте, пойдём отсюда, – Вероника посмотрела на Владимира, – Всё равно то, что здесь продают, я есть не буду.

– Это чем же мой товар не угодил, – продолжила закипать продавщица, – все свежее! Приехали тут, хамить сразу начинают!

Вошедший позже остальных Михаил, своим богатырским видом несколько сбил градус назревавшего конфликта. Молодые люди продолжали бурчать, но уже сидя. Только буфетчица распалялась, даже после того, как Владимир с компанией вышли из кафе.

– Ну, вот и покушали, – Петя с интересом оглядывался, – надо же, какие экземпляры сохранились! Есть на что посмотреть! Взгляните вокруг, всё вроде – новое, а то ли недоделанное, то ли успевшее уже одряхлеть.

– Что-то не благополучно тут, – Михаил показал на здание напротив кафе – Вон магазинчик, там еды купим.

Небольшой торговый зал, аккуратный прилавок. Всё чисто. За прилавком продавщица в летах, однако, в отличие от буфетчицы, опрятная, свежо выглядящая.

– Здравствуйте, – Владимир наклонился над прилавком, – а у вас здесь мило!

– Да, в отличие от буфета, – вставил Петя.

– Я уже не могу, – продавщица поднялась с табуретки навстречу посетителям, – вокруг одна пьянь. Где-то наркотики даже достают. Вечером выйти на улицу страшно. Темень. Фонари почти все побиты, драки, мат, мордобой на каждом шагу. Счастье, что сейчас наличных денег нет, иначе вообще работать невозможно было бы.

– Как же вас в такое место занесло? – Вероника с сочувствием глядела на продавщицу, – должны же распределять по тестам.

– Какие тесты, о чём вы говорите. Нижний эвакуировали в такой спешке, почти панике. Тогда только-только Хабаровск разбомбили. Всех куда ни попадя распихивали. Я в рабочем пригороде жила, только что развелась, вот меня со всеми нашими сюда и поместили. А у нас к войне уже почти что все спились. Работы нет, денег нет. Кто мог и, главное, хотел работать, постепенно уехали, семьи позабирали. Я в ларьке около дома работала. Несколько раз меня грабили, но хозяин не выгонял, видимо нравилось, как работаю. Как расселять, я одно просила, чтобы вместе с бывшим не поселили. Тут все пьют, и мужики, и женщины. Денег на карточках на вино мало получается, так берут сахар, свёклу приспособились выращивать, всякую гадость на огородах за посёлком выращивают. Вот и меняются друг с другом. Кто самогон, кто травку, даже мак где-то берут. Вот такой бартер. Что-то я разболталась. Вы за долгое время первые меня похвалили. Тут ведь никому ничего, кроме дури не надо.

– А что же руководство? Вы о переводе просили?

– Не просила – умоляла! А мне: ты сколько в Нижнем жилой площади имела? То-то, сиди и помалкивай. А уже никакой мочи нет. Лучше уж как прежде, в коммуналку, чем так… . Сейчас отдельный домик, да и жить легче – всё есть, живи да радуйся, только вот жить не хочется.

– Вероника, Михаил, выбирайте продукты, да в машину, а мы с Петей в Администрацию.

– А вы кто? – опасливо спросила продавщица, – я вам наговорила всего… .

– Вы не волнуйтесь, – Владимир оглянулся от дверей, – ничего плохо не будет, даже наоборот. Мы и проверяющие, и консультирующие. А вы, подайте заявку на переселение. Если не возьмут в Администрации, отдайте нам, или просто по Сети можно переслать. У вас компьютер, подключенный к сети, стоит дома?

– Компьютер стоит, мы все по нему только телевизор смотрим. У нас телепередачи только по компьютеру. И как телефон его можно использовать.

– А рейтинги, выборы, опросы? – Михаил удивлённо переглянулся с Вероникой.

– А какие выборы, – удивилась продавщица, – по телевизору, то-есть по компьютору этому, говорили, что выборы будут в январе месяце. Там и референдум какой то. Только я не совсем поняла какой.

– Здорово, – Все удивлённо переглянулись, – а кто же управляет посёлком?

– Как кто? – Еще более удивилась продавщица, – кого назначили в районе, те и управляют.

– Да, всё страньше и страньше, – Владимир обернулся к Михаилу, – мы разбираться, а вы, как затаритесь, так в машину и оттуда ни ногой. Прямая связь с нами, вызови силовиков, да, заодно медиков – наркологию. Чувствую, придётся нам тут задержаться. В этом посёлке что-то непонятное творится. Мне это дело мои прежние приключения напоминает, в поселке временно перемещенных. Помните?

Михаил и Петя закивали головами, Вероника удивлённо переводила взгляд с одного на другого.

– Вот, Михаил, пока будете нас ждать, девушку введи в курс дела. Подчинённые должны знать о подвигах начальства. Даже несмотря на то, что от него, то бишь от начальства, мало что зависело.


Административное здание встретило таким же запустением, как и весь посёлок. Начальства на месте не было. В проходной комнате сидела секретарша, она же делопроизводитель – по её собственным словам, она же отвечающая за пожарную безопасность – что следовало из листочка, прикреплённого к стенду на стене комнаты. Кроме этого листка, на доске прикреплено объявление о собрании месячной давности и открытка «с днём рождения» – почти полугодовалой. Пыльный, но как не странно, живой цветок довершал картину.

– Что вы хотели? – Женщина оторвалась от монитора и перевела взгляд на посетителей.

– Я Дугов, руководитель группы тестирования и проверки, – представился Владимир, – я хотел бы увидеть руководство посёлка, договорится о порядке проведения тестирований.

– Всё руководство сейчас на рабочих местах, но нас никто не предупреждал ни о каком тестировании или проверке.

– А что, о проверке предупреждают заранее? – Владимир заглянул в монитор – там двигались какие-то фигурки, – у, стратегией увлекаетесь!

Секретарша поспешно отключила компьютер, просто выдернув шнур.

– Забавное отключение, – прокомментировал Петя, – так у него всё в «мозгах» перемешается, у компа.

– Всё таки, где конкретно руководитель посёлка, его зам., начальник производства?

– Управляющий приболел – дома находится, его зам. и начальник производства уехали в район.

– А куда именно, зачем?

– Почти все в посёлке работали на комбикормовом заводе. Так он два месяца назад сгорел. Пяти посёлкам работать негде. Вот руководство и поехало разбираться.

– Когда поехало? Два месяца назад?

– Нет, около недели.

– Где проживает управляющий, где его найти?

– Дом №184.

– Замечательно, и где это?

– Сейчас, где то план посёлка был. Подождите. А какие у вас документы. Я же документы у вас не проверила! Ваши полномочия. Мне никто не говорил о ревизии.

– Ну, так включайте компьютер, как вы собираетесь документы без него проверять? И потом, какие документы могут быть? У меня полный допуск. Это вам, что ни будь говорит?

– Не знаю, раньше всегда о проверке из района сообщали, надо туда позвонить, выяснить… .

– Вы пока выясняйте, а мы пойдёт начальство поищем.

Владимир и Петя вышли из правления, подошли к машине. Михаил работал на компьютере.

– С врачами и органами связались, – Вероника стояла, опираясь на дверцу, – сейчас запрашиваем информацию по посёлку.

– Петь, присоединяйся, – выясни, где территориально руководство находится, а то будем бегать без толку.

– Сейчас мы их проверим, сейчас мы их сравним, – полупропел Петя раскрывая ноутбук. – Во, моего допуска, почему то не хватает! Владимир Николаевич, приложите телефончик, пожалуйста.

– Это почему? Это же открытая информация!

– У всего руководства светится – выходной. Так, посмотрим, когда у них рабочие дни. – Петя склонился над дисплеем. – Во дают. Нет у них рабочих дней! Так…, ваш допуск зарегистрирован, посмотрим, где они сейчас… . Нет, никто из посёлка не уезжал, все здесь. – Петя обернулся к Владимиру, – у них новые идентификаторы, как у нас, а у продавщицы, да и секретарши, я заметил, какое то старье! Есть! Даю карту расположения.

На дисплее высветилась карта посёлка с нумерацией домов и местонахождением руководства. Руководитель производства, управляющий и его заместитель, находились в одном доме, около комбикормового завода.

– Ну что? Поехали разбираться!

Все уселись, машина покатила мимо магазина, повернула к правлению, дальше по улице.

– Во, секретарша чешет, – Михаил показал вперёд, – видимо предупреждать о нашем пришествии. У нее что? Телефона нет?

Петя перегнулся через кресло, вытянул шею вперёд, – Так ведь они все свои телефоны заблокировали, поставили «недоступно – выходной». А доступ секретарше не дали.

Машина перегнала испуганно оглядывающуюся секретаршу, подошла к помеченному на карте дому. В дом вошли почти одновременно, Владимир, Петя и секретарша.

– Владимир Васильевич, – первой начала женщина, – я хотел предупредить, но не успела!

За столом сидели четверо мужчин средних лет. Пьянка была в самом разгаре. На столе водка, пиво. Похож на тот, который застали в кафе, только закуска разнообразнее.

– Предупредить о чём? – со стула поднялся крупный широколицый мужчина в темном костюме. Галстук был ослаблен и сдвинут на бок, ворот рубашки расстёгнут. Лицо начало наливаться кровью, заводясь – а вы, кто? Что вам здесь надо?

– Предупредить о нашем приезде, – Владимир прошёл к столу, – я Дугов, Владимир Николаевич. Руководитель группы тестирования. Имею полномочия проведения инспекций и проверок. А вы, видимо управляющий, Владимир Васильевич?

– Да, но меня никто не предупреждал, – сбавил тон широколицый.

– Об инспекции вас предупреждают? Забавно! Где мы можем поговорить? За таким столом, как то о делах говорить сложно. Жду вас, вашего зама и директора производства в правлении.

Владимир и Петя вышли. У машины Владимир спросил,– ты прослушку включил?

– Нет, только сканирование. Будем знать кому, куда звонили все трое. На прослушку нужен ваш доступ, а я его уже с ноутбука убрал. Если что криминальное, пусть в записи компетентные органы разбираются.

– Тоже верно, Михаил, давай к правлению

– О. уже названивают, – Вероника подсматривала на дисплей Пети, смешно ввернув шею, – двое звонят.

– Да управляющий – в область, в администрацию, – Петя передвинул ноутбук, чтобы всем было видно, – а зам, ого! в местное ФСБ, вернее оно теперь СГБ. Зачем?

– Мы сегодня есть будем, или будем помирать голодной смертью? – встряла Вероника.

– Во, маленькая, худенькая, а есть больше всех хочет! – уставился на нее Петя.

Остановившись на небольшом пятачке между правлением и магазином, принялись за еду.

– Так! Секретарша первая пришла. А руководство всё названивает. Владимир Николаевич, я всё к нам пересылаю. Кстати, пришло сообщение, что сюда выехала бригада врачей наркологов и группа силового прикрытия. Ругаются ругательски, что мы сюда без предупреждения приехали. Я так понял, что у них группа посёлков на особом контроле и наш в том числе. Может быть, это имел в виду управляющий?

– Вряд ли, – ответил Владимир проглотив кусок колбасы с хлебом, – видимо в руководстве района или даже области – лапа. Это уже пусть соответствующие органы разбираются. Меня другое волнует. Ведь местные выборы руководителей, в новых поселениях, должны проводится в обязательном порядке с момента их образования. А ни о каких выборах продавщица слыхом не слыхивала. Завод, по словам секретарши, сгорел как два месяца. Чем люди всё это время занимаются. Петь, у тебя ноутбук включён, посмотри, что там по производству – по комбикормовому заводу?

Петя отложил бутерброд, вновь склонился над экраном.

– А ничего с ним не происходит. По информации в сети, завод находится в стадии наладки. Ха! Уже полгода обновлений нет, хотя должны «он лайн» вывешивать. Вообще информация по посёлку не поступает, ни прямая, ни даже старая. Вот тебе и закон о доступности общественно значимой информации.

– Руководство подтягивается, Пётр, заканчиваем перекус, пошли. Михаил, ты с Вероникой в машине!

В правлении, на столе у секретарши вновь работал компьютер. Теперь в режиме заставки. По экрану плавали разноцветные рыбки. Прошли мимо испуганной женщины в кабинет. Там были все четверо, принимавших участие в застолье.

– Ещё раз, здравствуйте. Я Дугов, Владимир Николаевич. Это мой заместитель – Петр Костров. – Петя сделал удивлённые глаза, на что Владимир погрозил ему за спиной кулаком.

– Ваши полномочия можно проверить?

– Да пожалуйста, вот допуск, – Владимир протянул управляющему карточку.

Приложив карточку к сканеру, управляющий уставился на дисплей. Туда же, через плечо заглядывали другие руководители. Выражение интереса быстро сменились разочарованием.

– Я вижу – всё в порядке. Мы приехали сюда, с первоначальным намерением, протестировать население посёлка на предмет пьянства и алкоголизма. Объясню, почему в ваш, – заметив готовый сорваться вопрос, сказал Владимир. – Мы просто сделали статистическую выборку по потреблению готового алкоголя и по продаже сахара, и сахаросодержащих продуктов в отдельно взятом населённом пункте. Кроме этого к подборке прибавили покупки спиртосодержащих жидкостей, в количествах, превосходящих среднестатистические. Наиболее близкими поселками, отвечающими нашей выборке, оказались гроздь посёлков рядом с вами. Ваш, в том числе. Чисто территориально, ваш посёлок оказался для нас удобнее. Теперь несколько чисто технических вопросов. Первое – почему в Сети не вывешена деятельность правления и предприятия. Это должно делаться в непрерывном режиме. К этому же вопросу. Почему не включены на режим «рабочий день» телефоны-идентификаторы руководства посёлка и завода?

– Так ведь завод сгорел! – выступил вперёд директор.

– Как идут восстановительные работы? Вообще, чем занимаются люди? У вас на сайте нет обновлений уже полгода.

– У нас специалистов нет, чтобы в сети, да и вообще на компьютере работать, – управляющий посёлком опять, как и в первую встречу начал багроветь, – и какое вы имеете право на нас кричать!

– Да, тут вы правы, – Владимир снизил тон, – погорячился. Это вообще не моё дело, – начальнички переглянулись, – я уже вызвал людей, которые компетентны в этих вопросах. Я только хотел спросить. Так, ради чистого интереса. Каким образом у вас проходят непрерывные опросы населения, и на каком основании вы вообще являетесь руководителями? Вам разве неизвестно, что должности руководителя поселения и первичного производства являются выборными? Кроме этого, подтверждение рейтинга не может происходить реже одного раза в квартал.

– Нас назначили сюда из области, – подал голос управляющий, – им и снимать.

– Тут вы ошибаетесь. Глубоко. Если подтвердится, что вас еще и прикрывают из центра, то не им уже вас снимать. Их снимут даже быстрее, чем вас.

Начальнички переглянулись.

– Ладно, это опять же нас сейчас не касается, – продолжил Владимир, – нам необходим коттедж. Мы здесь, в этом посёлке, останемся, где-то на недельку. Постельные принадлежности у нас с собой. Нам сгодится стандартный домик, с тремя комнатами. Четыре кровати.

– Домиков свободных у нас нет, – заявил управляющий.

– Как это? Все посёлки вашего типа располагают по крайней мере 30% резервом жилья. Это без домов гостиничного типа.

– Вы что-то путаете. Страна пережила тяжелое время. Войну. Миллионы людей эвакуированы из больших городов. А вы говорите о каких то резервных домах. У нас, тем более, несчастье – сгорел комбикормовый завод, который должен кормить не только наш поселок, но и соседние.

– Комбикормом? – Вырвалось у Пети.

– Вот, и ваш помощник не понимает обстановку, – продолжал глава посёлка, – всей стране нелегко. Необходимы места для специалистов, которые будут восстанавливать производство.

– Стоп. Завод восстанавливается?

– Пока нет, но скоро прибудут специалисты, их необходимо разместить.

– Иными словами предоставить жильё вы отказываетесь?

– Просто не имеем такой возможности! Всё занято!

В комнату заглянула секретарша.

– Владимир Васильевич, трубочку возьмите, – и аккуратно прикрыла дверь.

Глава посёлка взял трубку. По мере разговора из лица медленно вытекала краска, постепенно становясь смертельно бледным, зеленоватым. У него вообще довольно быстро менялась цветность физиономии.

– Я снят, без права занимать руководящие должности, – управляющий медленно положил трубку, – вы, Полесов, – кивнул он директору завода, – тоже.

– Как же это? А как же наше начальство?

– Они арестованы. Как мне сообщили, нас тоже следовало, только наши посты – выборные, поэтому к нам применили, как там сказали – процедуру люстрации. Я спросил, что это такое, мне доходчиво объяснили, что дворником мне работать будет можно.

Четверо руководителей вышли из кабинета, за ним пошли и Владимир с Петей. Секретарша вскочила с вращающегося кресла.

– А я как же?

– Как видно из создавшейся ситуации, вы теперь за главного, точнее – за главную – сказал Владимир, – во всяком случае, до приезда внешнего управляющего. Его я думаю быстро пришлют. Я, вообще то, не очень понимаю, что здесь происходило и на что эти начальнички рассчитывали. Думаю, вы больше в курсе дела. Ну, это потом, пока нам бы разместиться. Дело к вечеру, а завтра надо работать. Поможете? Правда, ваш бывший руководитель говорил, что свободных коттеджей нет!

– Что вы, половина посёлка пустует. Все, кто мог или хотел уехать – уехал, только пьяницы да наркоманы остались.

– А как же вы? Да и продавщица в магазине не показалась увлекающейся.

– У меня муж. Не могу я его бросить. Не могу и всё. А она из-за сына мучается. С мужем то она до переезда развелась. Сыну всего девятнадцать, а уже вполне спился. И увы, как многие здесь, поколачивать мать принялся.

– Весело. Ладно, утро вечера мудренее. Кстати, готовьтесь. Уже сегодня сюда должны несколько групп прибыть. По крайней мере, врачи и отряд силовой поддержки. Не удивляйтесь, – обернувшись к Пете, – получи ключи, а я к ребятам.

Пётр догнал Владимира около машины.

– Не напрасно о силовиках сказали?

– Почему? Наоборот. Сейчас о них весь посёлок узнает, нам спокойнее, да и местным жителям, чтобы не думалось. А то ещё чего учудят. Я имею в виду бывшее руководство.

– Опасаетесь повторения?

– Ну, дураков хватает. Ключи получил? Поехали располагаться.


Вечер, ночь, да и утро проходили не то, чтобы весело, сколько шумно. Вечером, первыми приехала бригада врачей. Суета со знакомством, размещением, обсуждениями заняла весь вечер. Суеты добавили несколько пьяных компаний. Чем позже, тем агрессивнее они становились. К ночи подтянулись военные. Быстро наведя порядок, разместились в гостевых домиках. Руководители договорились собраться часов в одиннадцать, в правлении. Обсудить работу. На том и кончился день. Часа в два ночи.


На утро, пушистый снег победил-таки, осеннее-зимнюю серость и слякоть. Легкий морозец бодрил и вселял оптимизм. Посёлок, в свете нового дня смотрелся уже не таким замызганным, запущенным. Протаптывая дорожки в снегу, к правлению сходились руководители приехавших групп. Владимир распорядился развёртывать оборудование и отправился на собрание.

Мужчина с одутловатым, гладко выбритым лицом, в строгом костюме пригласил всех в кабинет.

– Давайте знакомится, – начал он, – я, новый внешний управляющий этого посёлка. Баринов, Сергей Владимирович. Приехал только что, поэтому не очень в курсе здешний дел. Только то, что удалось выяснить по Сети. А там, кроме вчерашних обновлений – ничего фактического нет.

– Майор СГБ, Петренко, – представился крупный мужчина в камуфляже, с головой, абсолютно лишённой волос. То ли они там вообще не прижились, то ли побритой столь тщательно, что череп стал похож на полированный биллиардный шар с наклеенными мелкими чертами лица и плотно прижатыми к черепу ушами. – Прибыл вчера вечером, вернее уже ночью с группой немедленного реагирования ГБ. По нашим данным, здесь были возможны организованные провокации и спонтанные беспорядки.

– Я, Никонов, р-р-руководитель бригады врачей – наркологов, – поднялся со стула невысокий худой мужчина, лет тридцати. Говорил он с лёгким заиканием, все остальные слова, проговаривая скороговоркой, – мы давно точили зуб на группу посёлков, которые располагаются здесь. Однако, нам посоветовали, очень настойчиво посоветовали, из организации, которую п-п-представляет майор, пока заняться другими делами. Без объяснения причин.

– Я потом поясню! – приподнялся и вновь с видимым удовольствием усевшись, откликнулся майор.

– Дугов, – представился Владимир, – я собственно тот, кто заварил всю эту кашу. Дело в том, что нам поручена организация тестирования и проверок в отношении выявления латентных алкоголиков. По статистической выборке, здесь было с кем работать, вот мы и приехали. А тут черт те чего. Моя ошибка, что не посмотрели информацию по производству и администрации. Но нас это мало касалось. Пока сюда не приехали.

– Прежде, чем я поясню, почему госбезопасность просила повременить с этими посёлками, – вновь приподнялся майор, – предлагаю выслушать секретаршу правления, она же делопроизводитель, – Петренко ухмыльнулся и вопросительно посмотрел на присутствующих, – думаю, что она в курсе местных дел и достаточно напугана, чтобы говорить искренне даже без ваших, – кивок в сторону Владимира, – полиграфов. Все согласны?

Вошла всклокоченная, нервно оглядывающаяся секретарша.

– Мы просим вас, – начал Баринов, вновь возглавив собрание, – ответить на наши вопросы. По нашему мнению вы в курсе всех дел в посёлке и, наверное, на производстве. Сначала расскажите то, что сами считаете нужным, а потом уже, приступим к уточнениям, если, что непонятным останется.

– Да. Конечно, только о чём говорить?

– А, с самого начала. Вы ведь здесь со времени заселения?

– Да, в нашем посёлке, и в тех, которые рядом, расселены граждане, в основном из Нижнего Новгорода. Когда Хабаровск разбомбили, Нижний начали расселять, как и другие крупные города, секретарша виновато, будто извиняясь, улыбнулась, – Вот, я сюда и попала. Меня взял с собой мой начальник. Он в Нижнем был зам главы УВД города, – все, кроме майора, удивлённо переглянулись. – А я, его помощником.

– Помощником в звании капитана, – перебил Петренко. – Опустим, почему вы с вашим боссом сняли погоны и вернёмся к посёлку.

– Сюда его назначили областные руководители, – продолжила женщина, нервно теребя платок в руках, – в наш посёлок определяли на жительство почти исключительно пьющих людей. Которые имели многочисленные приводы, кто попадал в вытрезвитель, в общем, вёл асоциальный образ жизни. Но, ни за что серьёзное не привлекался.

– Чтобы сократить повествовательный момент, – вновь перебил Петренко, – поясню, что предполагалась организация лечебно профилактических районов по реабилитации и лечению алкоголиков, наркоманов, тунеядцев. Естественно с ограниченными, по гражданским правам, статусами для проживающих. Однако, пользуясь неразберихой и военным положением в стране, эти ограничения были сняты. По каким основаниям и кто это сделал, сейчас выясняется. Поясню. Все новые правоохранительные органы и структуры занимались социально опасной преступностью и системными перестройками управления страной. Предполагается, что смена режима посёлков подобного типа произошла одновременно с попыткой использования криминалитета в милицейско-административном перевороте в начале года. Верхушку и исполнителей изолировали или обезвредили полностью, а вот серёдка – осталась. Пока оставалась хотя бы призрачная внешняя угроза, приняли решение их не трогать.

– Что вы имеете в виду под серединкой? – Петя заинтересованно вытянул вперёд шею.

– Районное и областное, а также краевое и республиканское руководство. Власть и сила от них постепенно перетекала в новые структуры хозяйствования. Сейчас у них осталась одна скорлупа власти. С конца лета готовятся серия мероприятий бескровного изъятия всех атрибутов власти у местных князьков. Планировалось приступить к операции ближе к январю. Но вы, Владимир Николаевич, – поклон в сторону Дугова, – опять нас поторопили. Возможно, к лучшему. К нам поступали данные, что информация о предстоящих чистках всё-таки просачивалась.

– Чистки, предполагают изоляцию? – спросил Владимир.

– Нет, – рубанул рукой полковник, – только особо опасных предполагается изолировать. Их единицы. В основном не здесь, в южных республиках. Туда вас ни под каким видом не пустили бы. Там ещё сохранилась благоприятная среда, в которой старое руководство может найти поддержку. Даже силовую. Нам новая Чеченская ни к чему. Всех остальных руководителей районного и областого-краевого-республиканского звена ждёт люстрация. Видимо навсегда. Районные кадры полностью подготовлены. Кроме этого уже в следующем году вводится прямое снятие руководство районов гражданами. После принятия Присяги начнутся пробные опросы и референдум по районам. Области-края-республики с нового года ликвидируются полностью. Вся административная власть переходит к федеральным округам. Там всё под контролем.

– Я просматривал варианты развития, – добавил Владимир, – предполагалось даже изолирование некоторых районов и даже республик, чтобы не допустить горячей фазы, при возможном возникновении конфликта. Но там опасность конфронтации – весной – летом этого года и летом следующего.

– В этом году серьёзных местных выступлений удалось избежать, – продолжил Петренко, – в основном отвлечением на внешнюю угрозу и словесными гарантиями. А угрозы будущего… Решено в конце года полностью открыть, для всеобщего обозрения и обсуждения, перспективные разработки. Те, которые сейчас осуществляются. Вопрос одной – двух недель. Но вернёмся к нашей ситуации. Итак, барышня, – обернулся к секретарше, – что же происходило после вашего переезда. Особенно в сфере производства. Я так понимаю, что запрет на продажу спиртного в посёлках вашего типа каким-то образом обошли?

– Никакого запрета никогда и не было, – удивилась женщина, – свободно в продаже и вино, и водка, и пиво. Когда деньги нормальные были, много спиртного продавали, а потом, с социальными картами, нельзя стало, так начали самогон гнать.

– И дурь на огородах и в садах выращивать, – перебил полковник.

– Как завод сгорел, это месяца три – четыре назад было, работы совсем не стало…

– Опять ложь или незнание. Мои ребята на заводе ещё ночью побывали. Целёхонек. Пару бочек солярки сожгли, да ручками, ручками, оборудование кое-какое разбили, навес – один обвалили, другой сожгли. Часть оборудования запустили в нештатном режиме. Кто то там очень талантливым оказался. Уже сейчас завод может гнать тонны спирта, десятки килограммов всякой дури, начиная от очищенного опиума и марихуаны, до гашиша и героина. Кроме этого искусственные наркотики. Талантливый химик поработал, кроме того, технолог, и, видимо не один. Спирт, кстати, видимо в качестве прикрытия. Во всяком случае, руководство в район выходило именно с идеей перепрофилирования завода на производство спирта.

– Здесь не с-с-спирт производить, а клинику развёртывать, – врач встал, прошёл к окну, – кого я здесь видел, или пьяны, или с похмельным синдромом. Многие под наркотическим опьянением. Надо вычистить всю эту гадость максимально быстро. На вас, полковник надежда. А я вызываю подмогу. Одной бригадой нам здесь не справится. Здесь наркологический центр разворачивать надо. Я всё понял. П-п-п-пойду дам указания . Мы будем развёртывать оборудование в спортивно развлекательном комплексе. Он всё равно заброшен. Временную клинику можно устроить. Правда по хорошему, всех надо госпитализировать, и то гарантий, процентов 5-10 вылечивания. А так…

Махнув рукой Никонов направился к выходу.

– Я распоряжусь наладить связь с вашими сотрудниками, – сказал вслед полковник, чтобы постоянно на контроле были. Сейчас можно всякого ожидать. Что от нас нужно, сразу говорите, – и обернувшись к Владимиру, – сейчас у народа ломка пойдёт, когда мои орлы всю дурь уничтожат. Всего можно ждать. Вплоть до попыток захвата заложнков. Поэтому все передвижения исключительно группой и под охраной моих молодцов.

– Так всё плохо?

– И некоторое время с нарастанием! Вы где будете?

– Думаю здесь. Места нам особо много не надо. Наша задача выявить общие опросные тенденции в процессе. Интересны реакции трезвого, пьяного, похмельного. Наша задача, через тестирование, психологический тренинг, выявлять, а возможно купировать, а то и устранять склонность людей к злоупотреблению. Не только алкоголем, вообще всем. Любые экстремумы. Поведенческие, психологические.

– Не очень понимаю, зачем это надо. Потенциальный алкоголизм, наркоманию, даже агрессивность прекрасно диагностирует медицина. В том числе генетические исследования. Лечение, последствия, опять же в сфере деятельности медиков.

– Вы же слышали о проценте излечиваемости! А остальных куда?

– Горбатого могила исправит. Сейчас, если нет возможности полностью излечить этих субчиков, надо их от дури изолировать, да работать заставить, чтобы не жрали чужой хлеб.

– На данном этапе – да, только надо и дальше двигаться. Ведь так можно дойти, что половина народа – в тюрьме, вторая – охраняет. Вот и пришло светлое будущее. Задача государства – создавать условия жизни, максимально подходящие для людей. Какими бы, эти люди не были. Именно условия, а вы говорите изолировать. Не давать, не пущать. Наша задача – выяснить почему, как исправить и какие граничные условия задать. С возможно большей личной свободой.

– С этой личной свободой, они такого нагромоздят, потом всем миром не расхлебаешь.

– Пусть громоздят. Им самим и расхлёбывать. Два условия позволяли безобразничать. Во первых – шанс безнаказанности, во вторых – отупление сознания. Необязательно вином или наркотиками. Поведенческие реакции прекрасно воспитываются. Нежелание и невозможность работать бралась за основу не только преступниками или там, ворами в законе. Ещё раньше подобный кодекс поведения имели дворяне. Так называемый «кодекс чести». Вся эта аристократическая шелупонь дала пример поведения нынешним ворам и «браткам». Да и сами «аристократы» – род свой ведут от бывших бандитов, разбойников с большой дороги. Всевозможных разбойных баронов, да дружинников пахана – князя.

– Вы это перебрали… Дворяне, особенно у нас на Руси, отечество защищали…

– Ну да? Себя они защищали, свою власть, своё имущество, за которое принимали землю и народ, который на этой земле проживал. И относились к народу всегда, как к сырью, как к расходному материалу, реже как к полезным ископаемым. Подход к власти до последнего момента оставался прежним. Прежних властителей от кормушки оттеснили, сами в нее, как свиньи с ногами забрались. А отношение к народу, к людям не изменилось. Любая маленькая вошь, чуть приобретя власть, озаряется аристократическим чванством. Дескать, я, богом избранное существо, а все вокруг ничтожества и убожества. За исключением непосредственного начальства разумеется, но с стремлением это самое начальство втоптать в грязь, стереть в порошок, потому что это начальство его самого тоже ни в грош не ставит. Собственно вся задача теперешнего момента отстранить от власти некомпетентного и неумного хама, к этой власти прибившемуся и намертво к ней присосавшегося. Вот и всё. Создать условия, когда дурак с харизмой или горлопан сможет иметь что угодно, только не власть. А если и, каким-то чудом приобретет её, потеряет через неделю. Над этим и работаем. У нас только тот народ, который у нас есть. Местами пьяный, местами глупый, иногда буйный, порой забитый. Но другого народа у нас нет. Задача начального этапа, это создание условий, чтобы люди не мешали друг другу жить, работать, учиться, просто существовать. Также наша задача исключить всё, что гасит сознание, не даёт возможности разумной жизни. Во все времена правители, начальство, руководство, «лучшие люди», которые сами себя на эту должность назначили, решали за народ, что ему лучше делать, как ему надо себя вести и куда ему идти. Сейчас пришла пора, вернее впервые за многие столетия, если не тысячелетия появилась возможность дать власть самому народу. Именно дать. Сам народ взять её никогда не сможет. Всегда найдётся бандит с со компанией, который объявит себя «самым, самым, самым». Самым сильным, самым либеральным, самым мудрым, безо всяких на то оснований.

– Это я понимаю, но приём здесь пьяницы? Причем здесь этот посёлок.

– А как определить человек может быть гражданином или нет? Может он выбирать, может быть избранным? В конце концов, разумен или нет. Где критерии? И кто эти критерии определять должен? Добродетелей и советчиком много найдётся, сразу набегут. Важно отстроить самоподдерживающуюся систему народовластия. Устранить саму возможность узурпации власти вообще кем либо.

– Всё это замечательно, непонятно только, как определить – разумен человек или нет. Может он самостоятельно принимать решения или нет. И, вообще, человек он, или марионетка.

– Стоп! А ведь это может получиться! На счёт самостоятельности принятия решений. Это, как раз, можно легко отразить в тестах! Как Петь?

– Давайте статистику – обсчитаем, какие проблемы!

– Не буду мешать, – Петренко пошёл к выходу, – я оставлю троих своих ребят здесь, да и со мной постоянную связь держите! Сами не ходите. Если надо кого на тестирование доставить, говорите, сделаем.


Командировка в «пьяный посёлок» заняла больше месяца, вместо запланированной недели. Нарабатывалась, вернее уточнялась статистика по психологическому портрету гражданина России. Нарабатывались пункты опросов и анкет, автоматически отбраковывавших людей склонных к не взвешенным, неразумным, импульсивным решениям, появились результаты по тестированию пристрастия не только к алкоголю или наркотикам, но и к игромании. В общих, решающих и опросных анкетах появились пункты, позволяющие чётко выявлять зависимые и вынужденные решения. Иными словами, стало возможным не учитывать или начать разбирательство о причинах, если опросы установили, что человек находится под чьим-то контролем, что он не свободен в выборе. Сильно помогли привлечённые психиатры и наркологи в выявлении маний и психозов. Все анкеты референдумов и опросов теперь включали пункты, позволяющие выявлять находится человек под контролем, или нет, рассуждает логически или спонтанно, принимает решение под чьим-то давлением, под воздействием алкоголя, наркотиков. Иными словами – адекватен, как раньше говорили, избиратель или нет. Фактически, дееспособность гражданина отныне проверялась непрерывно, при каждом опросе, голосовании, референдуме. Предполагалось, что уже в следующем году гражданин будет обязан принимать непосредственное участие в экономической, хозяйственной и политической жизни страны постоянно, каждый день. От разумности, взвешенности, адекватности этих решений напрямую должна зависеть жизнь страны, её настоящее и будущее. Помогли и медики, вернее достижения медтехники. В новый личный прибор предполагалось вмонтировать наравне с регистраторами кровяного давления, температуры и пульса тестеры на психотропные вещества.

Новые подходы к опросам, поставили на уши не только отдел Дугова. Якушев пару раз пытался вызвать Владимира на ковёр с отчётом, не смог, прилетел сам. После недолгой ругани и попыток поставить на место «зарвавшегося, возомнившего из себя невесть что», вник наконец в проблему.

– Ты что же наделал! До Нового Года месяц, потом, сразу за ним утверждение Устава и Референдум. Не какой ни будь референдум, а Референдум, с большой буквы! А с твоими идеями вообще вся наша работа коту под хвост!

– Нет, всё годится, нужно только пункт опросника переставить, три – четыре новых вопроса вставить, и по другому анализ анкеты вести.

– Ага, всего ничего! Полгода работы!

– Петя уже всё обсчитал, привлекался весь отдел, не смотрите, что я здесь застрял. Все в авральном режиме работали. Через пару недель отшлифуем. Зато, какие плюсы. По любой анкете сразу видно – пьян человек или нет, под контролем или нет. Постоянное считывание дееспособности! Более того, появляется возможность при любом психическом или психологическом срыве оказывать немедленную помощь.Не дожидаясь развития болезни или фобии.

– А ты подумал, сколько в стране действительно дееспособных, независимо думающих, да просто постоянно трезвых людей? Из кого гражданское общество будем строить? И херувимов? И где их взять?

– Отсекать необходимо только экстремумы, только наибольшие отклонения. Но вы же видите! Мы имеем полный поведенческий спектр. Причём совершенно объективный. Если за исходное взять данное положение дел, то сразу становится видно, как те или иные решения влияют не только на общество в целом, но и на каждого отдельного человека. Такого инструмента самосовершенствования человечество ещё не имело.

– Вот это меня особенно настораживает. Мы только – только начали строить действительно новое общество. Не декларативно, а реально, а тут такой инструмент. При прежних режимах, он идеален для бесконечного удержания власти.

– Вот и замечательно! Постоянное удержание народовластия, что лучше?

– Мы ещё даже не знаем, что это такое, народовластие. Ну, да ладно. Тебя, я вижу, отсюда не вытащишь.

– Пока переезжать будем, пока настраиваться, время упустим. Тут такая статистика воздействий идёт, лучше не придумаешь. Сами же торопите. А на новом месте заново всю линейку воздействий строить. Там, как раз, время и потеряем!

– Ладно, ладно, внял. Сюда уже Костя Вяземский из Новосибирска летит. Не морщись, – заметив гримасу Владимира, усмехнулся Якушев, – он теперь серьёзный и вдумчивый. Фёдоров от науки оторвался, тоже сюда рвётся, так что готовься. Еще пяток руководителей региональных отделений прибудут. Только успевай поворачиваться. Я уже распорядился новые линии связи сюда провести, здешние – дохленькие. Так что работайте. Но, чтобы к Новому Году, чтоб хотя бы Устав в выверенном виде был!

– А, что Устав, устав можно не трогать, тут изменения только в Присяге Гражданина, и то, я думаю, не существенные. Успеем!


Успели. Под самый Новый Год все разъехались по домам. Ожидалось программное выступление президента.

– Я уж боялась, что не приедешь, – Галина с дочерью встретила Владимира на пороге, – так и придётся одним встречать!

– Что Григорий, не придёт? – поцеловав жену, подставив щёку под дочкин поцелуй, спросил Владимир.

– Нет, мы решили собраться завтра, дать тебе отдохнуть. Весь зелёный уже. У меня всё готово, давай за стол. Наверно голодный?

– Есть такое дело. Давай перекусим, да надо вступление послушать, много разговоров о нём!

Выступление президента.

Дорогие сограждане! Соотечественники! В прошедшем году наша страна пережила большие беды и потрясения. Война, развязанная Соединёнными Штатами, привела к многочисленным жертвам среди мирного населения. Весь мир утонул в огне. Мы пошли на кардинальные преобразования экономики, хозяйствования, полностью изменилась структура расселения граждан. Обстоятельства вынудили большинство населения поменять образ жизни. Угроза ядерных ударов заставила нас пойти на децентрализацию промышленности и производств, пересмотреть подход к сельскому хозяйству. Это, в свою очередь, привело к переселению миллионов и миллионов людей. Наш народ не только повторил подвиг эвакуации и построения с нуля оборонных предприятий, в период второй мировой войны, но и многократно превзошёл его. Практически на пустом месте, всего за год создана новая прогрессивная экономика в масштабе страны. Это непревзойдённый, удивительный подвиг нашего народа.

Учителя из-за океана, да и доморощенные либералы и демократы всех мастей пытались учить нас, как жить. Как мы видим, управляемая, лживая демократия, насаждаемая на Западе, рассыпалась, как карточный домик. Наша задача – не повторять ни своих, ни чужих ошибок. Финансовая и экономическая система, провозглашающая доминирование капитала, основанная на «священной» частной собственности, нашей стране, нашему народу не подходит. Многочисленные предварительные опросы выявили стойкую и последовательную тенденцию нашего народа к общинности, к коллективизму. Однако коллективизм не тождественен уравниловки, столь характерной для советского периода нашей истории. Также нехарактерна атмосфера лжи и демагогии, царившие тогда. Гражданин хочет жить соответственно своему вкладу в общее дело. Человек хочет и может быть свободен в той степени, пока эта свобода не ограничивает свободу других людей. Люди хотят жить, трудится, общаться с теми людьми, в той среде, которая им ближе, понятней, естественней. Такую систему народовластия мы и собираемся построить в нашей стране.

Продолжающаяся мировая война, будем надеяться, закончилась для России. В мире не осталось стран, союзов или блоков, способных всерьёз угрожать нам. Прекратили своё существование, как единая страна, Соединённые Штаты Америки. Рассыпался блок НАТО, созданный и поддерживаемый заокеанской империей. Сами западные страны переживают период деградации и распада. Разрушена до основания экономика, промышленность, развалилось сельское хозяйство. В руинах лежит Китай и Индия, дотла сожжен Пакистан. Новоявленный Халифат, опираясь на слабость окружающих его стран, захватывает все большие пространства. Прошедшим летом исламистами были предприняты попытки проверить на прочность и нашу страну. Получив достойный отпор, они перенесли свою экспансию на другие страны.

Звучали предложения активно вмешаться в международные дела. В том числе, помочь странам Запада в отражении натиска с мусульманского Востока. Сколько раз уже было, когда Россия спасала Запад от разгрома, от беды. И что получала в ответ? Ненависть, вражду, высокомерные поучения и пренебрежение. Если Россия временно ослабевала, Западные страны старались окончательно затоптать её, стереть с лица земли. В ответ на помощь, на поддержку, Запад отвечал ненавистью и враждебностью. Довольно! Большинство населения нашей страны считает, что России пора заняться собой. Хватит спасать всех кого не лень за счёт счастья, благополучия, самоё жизни наших соотечественников, граждан России. Мы говорим: многовековая оккупация, нещадная эксплуатация нашей страны закончена. Отныне главный приоритет – благополучие России, её народа.

Мы начинаем процесс формирования единого гражданского общества прямого самоуправления. В течение года, максимум двух лет все функции управления страной перейдут непосредственно гражданам. Создаются системы управления и контроля, которые обеспечат возможность самим гражданам управлять своей страной. Сами граждане дифференцируются по их заслугам. Отныне не начальство будет определять вклад каждого отдельного гражданина в жизнь страны, а непосредственно, сами люди. Постоянные опросы и сбор мнений определят кто на что способен и кто чего достоин. Уже полгода все граждане страны выбирают местное самоуправление и руководство на местах. В наступающем году, с введением всех институтов контроля и информации, граждане будут непосредственно влиять на власть районного и регионального уровня. А за этим, и на верховную власть в стране. Демократию Западного типа мы ставим с головы на ноги. Назначаться руководство всех уровней будет на сугубо профессиональной основе. Только профессионалы могут назначать и занимать хозяйственные, экономические, политические, любые руководящие должности. Результат же их работы виден каждому. Оставаться на должности руководство сможет исключительно в том случае, если большинство граждан его поддерживает. Большинство тех людей, которые в той или иной степени зависят от результатов работы этого руководителя.

Серьёзнейшая ответственность отныне ложится на плечи людей. Они, а не кто-то сидящий наверху, напрямую и непосредственно ответственны за себя, свою жизнь, жизнь всей страны. Невозможно управлять страной с завязанными глазами. Жизненно необходимо предоставление полной и неискаженной информации для граждан. Категорически невозможна любая секретность или утаивание общественно значимой информации. Так же невозможно принятие решений людьми неадекватными, злоупотребляющими алкоголем, психотропными веществами, я уже не говорю о наркоманах и психически больных людях. Психически неуравновешенные, нездоровые люди не могут принимать решения, важные для жизни страны. Впрочем, адекватность или дееспособность, как и все решения, принимаемые в прошлом судом, будет теперь решаться непосредственно гражданами страны. Все судебные решения передаются гражданам. Суды всех категорий со следующего года будут принимать решения по прецеденту. Каждый гражданин, группа лиц, организация может согласиться с решением суда, а может обратиться к народу непосредственно. Законотворчество становится живым, творческим процессом, лишенным конъюнктурщины, продажности, лживости. Для объективности и всесторонности все процессуальные действия уже проводятся открыто. Всё, что касается следствия, немедленно публикуется в Сети и доступно для всех граждан страны. Не обсуждаемых, закрытых тем в жизни общества отныне быть не может.

Гражданам теперь решать и направление развития страны, её будущность. Раньше развитие, само существование государства зависело от его окружения. Именно внешние вызовы заставляли изобретать новые методы и средства производства. Военная угроза вынуждала людей изобретать все новые и новые средства взаимного уничтожения, разрабатывать всё более сокрушительное оружие. Дошло до того, что использование атомного оружия ставило под вопрос само существование человечества, могло вообще уничтожить жизнь на Земле. Тем не менее, за военными разработками подтягивалась и гражданская наука, за военными отраслями шли прогрессивные технические и даже гуманитарные открытия и разработки. История показывает, что прекращение развитие немедленно ведёт к деградации, к краху цивилизации. Необходимо не только сохранять накопленный потенциал человеческого познания, но и последовательно развивать его. Остановка развития – смерти подобна. Кроме этого, внешнюю угрозу, на данный момент ослабленную, никто не отменял. Мы видели, как быстро может меняться ситуация в мире. Поэтому развитие военных отраслей также следует продолжать.

После Новогодних праздников вашему вниманию будут предоставлены многочисленные анкеты и референдумы по вопросам дальнейшей жизни в стране. Прошу очень ответственно относиться к этим, пока ещё новым для вас обязанностям. Эти опросы необходимы стране. Гражданами могут считаться только те люди, которые принимают постоянное участие в жизни страны, имеют активную жизненную позицию. Нас ждёт большая, кропотливая, созидательная работа на благо родины, на наше собственное благо. Мы надеемся, я надеюсь, что свободный, честный труд приведёт нашу страну к небывалым высотам, а её граждан к процветанию и счастью.

С наступающим Новым Годом товарищи! Я снова говорю – Товарищи, потому что, все мы компаньоны в деле процветания Родины, все мы совладельцы нашей любимой России. С праздником товарищи.


Приложения и документы

Декларация о намерениях.

Общее видение структур рангового общества, права и обязанности граждан, общин, ветвей власти и управления, системы хозяйствования, потребления и услуг для поддержания порядка и справедливости.


1. Россия, как государство, образуется путём добровольного объединения на основе языкового и культурного единства исторически проживающих на территории России людей.

2. Кандидатом на гражданство России может быть человек, принимающий культуру, мораль и правила поведения в России, применяющий для общения русский язык, на котором говорит, пишет и читает, думает. Чтобы стать претендентом на гражданство, необходимо заручится поддержкой граждан, имеющих не менее 3-х решающих голосов в сумме, Рекомендующие граждане полностью отвечают за кандидата до приобретения им 2-го ранга полного гражданина с правом решающего голоса. Продолжительность кандидатского стажа не может быть меньше 16 лет.

3. Дети, воспитывающиеся в России, имеют с рождения ранг кандидата на гражданство. Воспитанник должен иметь воспитателей (родителей, опекунов), являющихся гражданами России и отвечающих за него. После окончания общего обучения, будущий гражданин выдерживает систему испытаний и проверок, после чего ему присваивается 1-й ранг.

4. 1-ранг означает, что гражданин в опросах, референдумах и обсуждениях имеет один голос, в пределах ранга распределяются предметы личного пользования, услуги, места и условия отдыха и проведения досуга, приобретается право на отдельное жильё. Гражданин приобретает право и обязанность действующей оценки окружающих, принятия участия в общественной жизни через опросы, референдумы, обсуждения. Неучастие гражданина в жизни общества неприемлемо.

5. Гражданину, начиная с кандидата, присваивается оригинальное личное имя, выдаётся личный регистрационный прибор. Личный прибор соединяет в себе несколько функций:

-Идентификатор личности, дублирующий вшитый под кожу чип-идентификатор;

-Средство снятия телеметрии организма, с рекомендациями здравоохранительного характера, с функцией вызова спасательных и неотложных служб;

-Телекоммуникационный прибор, с функциями видеофона, записи изображения и звука, а также фиксации места положения гражданина;

-Единое платежное средство. Единый и единственный способ расчёта за продукты, товары или услуги, согласно рангу и статусу.

-Система, способствующая выходу в Сеть (аналог Интернет) для принятия участия в общественной жизни и для других целей, иными словами – универсальный личный электронный ключ.

6. Неправомочное использование или открытие личной тайны приводит к снижению ранга. В случае с гражданином 1-го ранга снижение означает временную приостановку гражданства, а в отягчённом случае, его потерю.

7. Пространство между рангами заполняется результатами трудовой деятельности, перекрёстными опросами, рейтингами, другими объективными и субъективными оценками общественной и социальной значимости данного конкретного гражданина. Для объективной оценки пространства между рангами служит определяемый статус. Именно набор определённого количества положительных промежуточных баллов и приводит к присвоению нового ранга, а отрицательных к возможному умалению ранга. Повышение и понижение статуса имеет стимулирующее, воспитательное и морально-этическое, но не материальное или социальное значение. Только присвоение или лишение ранга изменяет материальное и социальное положение гражданина.

8. Ежедневно гражданин оценивает тех граждан, с которыми общался за день. В этом ему помогает личный прибор, с помощью которого можно заново просмотреть ситуацию и, возможно, по-новому оценить её. Эти оценки в безличном варианте служат для оценки совместимости проживания, работы, учебы, отдыха, нужны для субъективной оценки работы сфер обслуживания, распределения, власти. Помимо этого, служат хорошим стимулом для развития сознания и самооценки.

9. Ежедневно гражданин принимает участие в опросах, референдумах и обсуждениях, предлагаемых ему. Общее время, необходимое для оценок и опросов всех уровней не должно превышать 1,5 – 2-х часов.

10. 2-й ранг означает, что, по мнению общества, гражданин расплатился со своими долгами перед ним. Иными словами гражданин отработал свои долги за обучение, воспитание и содержание. Приобретаются новые права и обязанности, такие как двойной голос, при опросах и других формах общественной жизни, вырастают возможности и качество личного потребления, гражданин приобретает право занимать руководящие должности.

11. Всего рангов 7, из них действующих – 5. Первый ранг – ученический или кандидатский, имеющий совещательный голос, второй – имеет один решающий голос. Третий, четвертый, пятый и шестой – соответственно два, три, четыре и пять решающих голоса, седьмой – почётный, присваивается в исключительных случаях на всеобщем референдуме. Седьмой ранг по значимости равен шестому, но, как правило, присваивается пожизненно. Каждый присвоенный ранг приносит новые права и обязанности.

12. Процесс присвоения ранга и его снятия заключается в суммировании объективных оценок – выпущенной продукции, полезных решений и внедрений, то есть трудового вклада, других объективных факторов, вместе с субъективными оценками окружающих людей, а значит с оценкой общественной, социальной ценности гражданина. К умалению ранга могут привести неэтичное поведение, несовместимое с культурными и моральными нормами, правонарушения или преступления, не выполнение или ненадлежащее выполнение гражданских обязанностей.

13. Изменение общего экономического и политического положения страны приводит к изменению пропорций и качеств распределения продуктов, вещей, услуг для индивидуального потребления и использования. Эти пропорции определяются на всеобщих референдумах, как правило, раз в пять лет, вместе с принятием планов и направлений развития страны. В любом случае, ранг дает право на более качественную услугу, продукт или товар, но функционально все ранги обеспечиваются единообразно.

15. Гражданин не может быть лишен жилища, медицинского обслуживания, питания, необходимых вещей и услуг, права и свободы выбора места проживания, отдыха, работы, учёбы, проведения досуга, лишен свободы или права свободного передвижения.

Люди, не имеющие гражданства России, не вправе участвовать в общественной и политической жизни страны. Они не могут быть руководителями любого уровня, принимать участие в образовательном и воспитательном процессах, не вправе заниматься деятельностью, требующей личной ответственности.

16. Власть и управление на местах (общины, трудовые и иные коллективы и образования):

Руководитель на местах обсуждается, выдвигается и утверждается не реже 1-го раза в год, непосредственно гражданами этого коллектива. В процессе работы руководителей ведётся мониторинг их деятельности. Все решения принимаются исходя из мнения и желания членов коллектива. При спорных случаях, то есть наличии менее 2/3 голосов, решение откладывается или ставится вопрос о его обсуждении на референдуме более высокого уровня.

17. Власть и управление на среднем уровне (районы, предприятия и объединения районного уровня).

Выдвигаются, утверждаются, снимаются руководители среднего уровня, решением руководителей местного уровня на профессиональной основе. Постоянно отслеживается рейтинг этих руководителей среди граждан, так или иначе зависящих от их решений и профессионализма. Полностью правомочными, считаются решения, поддержанные не менее 2/3 голосов заинтересованных граждан. При снижении рейтинга доверия на величину менее 50%, следует снятие руководителя, с выяснением причин происшедшего. Не реже, чем раз в два года следуют перевыборы руководителей среднего звена. Граждане, выдвигающие и утверждающие руководство, несут свою долю ответственности за своих протеже. Не допускается обезличенное выдвижение кандидатов.

18. Власть и управление на уровне округов организуется подобным же образом, то есть через выдвижение, утверждение и снятие соответственно руководителями районных и областных структур. Так же отслеживается и рейтинг. Не реже раза в три и четыре года соответственно следуют перевыборы.

19. Власть и управление на высшем уровне осуществляет Верховный Совет. Он состоит из руководителей регионов, отраслей промышленности, энергетики и природных ресурсов, сельского хозяйства, общегосударственных служб и ведомств.

20. Высшей исполнительной и координирующей властью в России обладает Глава Верховного Совета. Он венчает всю цепочку представительной власти в стране. Глава Верховного Совета выдвигается, избирается и утверждается руководителями, составляющими Верховный Совет, не реже одного раза в пять лет. Аналогично нижестоящим руководителям отслеживается рейтинг Главы, всеми гражданами России. 50% недоверие ведёт к немедленному снятию Главы Верховного Совета.

21. Руководители всех уровней имеют лишь координирующую и исполнительную оперативную власть. Все решения принимаются путём прямых опросов граждан и исполняются решением референдумов соответствующих важности вопросов. Навязывать своё мнение руководители не могут. В их правах организовывать обсуждения, опросы и референдумы, соответствующих своему положению. Иными словами руководитель на местах может и должен инициировать опрос в общине (трудовом, учебном, территориальном или ином коллективе, который его избирал), а также может обратиться к вышестоящему руководству, для инициации опросов более высокого уровня. Приоритет имеют опросы, референдумы, обсуждения более высокого уровня. Районный уровень имеет приоритет перед местным уровнем. Областной уровень – перед районным, региональный – перед областным. К руководителям регионального уровня относятся все члены Верховного Совета. Они имеют право и должны организовывать опросы по службам и ведомствам, за которые отвечают. Также в обязанность руководителя входит привлечение необходимых экспертов, специалистов и служб. Глава Верховного Совета инициирует опросы, референдумы, консультации на всероссийском уровне. Они имеют высший приоритет.

22. Всероссийские опросы инициирует также Совет, состоящий из руководителей контрольно–ревизионной, судебно-арбитражной и информационной служб, стоящих на защите прав, свобод и обязанностей граждан. Эти ведомства также обязаны инициировать независимые исследования, экспертизы всех общественно значимых вопросов, должны публиковать объективные рейтинговые и научные исследования продуктов, товаров, услуг для информации населения.

23. Ранговое общество открыто для своих граждан. Всякое утаивание общественно значимой информации недопустимо. Введение секретности возможно только по решению 2/3 граждан на всеобщем референдуме сроком не более 5 лет, с одним продлением, а также при режиме чрезвычайного положения, на тот же срок.

24. В сформировавшемся ранговом обществе функционирует развитая система разрешения споров и недоразумений между гражданами и общественными объединениями с помощью третейских судов и арбитража, принимающих решения по прецеденту. Как и во всех случаях при несогласии с мнением суда или арбитража, свой вопрос можно вынести на гражданское обсуждение соответствующего уровня.

25. Надзор за порядком, помощь при чрезвычайных ситуациях, скорую помощь всех видов возложена на службу Спасателей. Разведывательная и контрразведывательная деятельность, силовая поддержка контрольных служб поручена службе Государственной Безопасности. В силовой блок страны входят также, объединенные Вооружённые Силы (Армия и Флот), Пограничная стража.

26. Силовые службы и ведомства работают на профессиональной основе. Кроме командировок и крупных учений граждане, несущие службу в силовых структурах и ведомствах работают, учатся и тренируются точно по тем же принципам, что и в других отраслях народного хозяйства. Так же, как и для всех граждан первичны решения коллектива, кроме выполнения служебных заданий, режима боевых действий и чрезвычайного положения.

27. Резервом для развертывания необходимых средств усиления служат формирования народных дружин. Подготовка дружинников происходит по принципу всеобщего образования, после которого следует непосредственная 6-ти месячная практика – так называемый Призыв. Без прохождения Призыва, не считается возможным присвоение 1-го, решающего ранга, так как среднее обязательное образование не считается законченным. Во время Призыва будущий гражданин даёт клятву верности Родине.

28. Все сколь ни будь значимые продукты и товары должны производиться внутри страны в количествах, превышающих необходимость настолько, чтобы полностью обеспечивать независимость и безопасность страны. Внешняя торговля ограничена продуктами и товарами избыточного, не решающего значения. Экспорт ограничен сельхозпродуктами, товарами лёгкой и деревообрабатывающей промышленности высокой переработки, а также машинами и механизмами, не применимыми в военных целях. Полностью запрещено экспортировать энергетические и не возобновляемые ресурсы, высокотехнологическое оборудование и технологии, военные и смешанные товары и технологии. Импорт ограничен экзотическими продуктами и товарами, которые невозможно или затруднительно производить в России, но которые не представляют стратегического значения.


Переходные положения.


1. Представляется маловероятным мирный и добровольный переход от социально-элитного общества к ранговому обществу прямого народного правления. Все ныне существующие властные структуры приложат максимум усилий, чтобы не допустить к реальной, а не мнимой власти народ. Все существующие структуры управления окажутся или не нужными, или не компетентными. Революционный путь также маловероятен, так как это путь толпы, а необходим путь народа, осознанный и открытый. Не путь страстей и эмоций, но путь сознательный и разумный. Революционный путь ведет к диктатуре людей случайных или (и) небескорыстных.

2. Только системная диктатура с постепенным, последовательным переходом к полному, прямому народоправству представляется предпочтительной и наименее болезненной формой перехода. Только этот вариант позволит минимизировать жертвы и потери при изменении прав собственности и взаимоотношений в обществе. Ответственность за это должна взять на себя высшая политическая власть в стране, опираясь на органы безопасности, армию, другие силовые структуры, с дальнейшим пошаговым ослаблением и преобразованием их или ликвидацией за ненадобностью.

3. Первым шагом является выработка у граждан привычки и желания сознательной оценки своего окружения. Вводятся постоянные, регулярные опросы, прямо влияющие на тех, о ком они проводятся. Необходимы обязательные опросы покупателей, посетителей присутственных мест, как государственных (муниципальных, областных и др.), так и частных. Это поликлиники, больницы, все возможные офисы и конторы, театры и музеи, все возможные места работы, отдыха, пребывания должны начать оцениваться людьми, так или иначе заинтересованными в их функционировании. От результатов опросов напрямую должна зависеть оплата труда. Сам принцип вознаграждения за труд должен стать зависящим от мнения окружения, коллектива, а не начальства.

4. Основы социальных привычек и навыков закладываются в детстве и юности. В школе необходимо установить систему реального самоуправления с контролем и самоконтролем в системе – ученик – учитель – родитель (опекун). При этом можно и нужно использовать компьютеры и другие методы учёта мнения всех заинтересованных сторон и совмещать их с объективными успехами детей в учебе, этической, моральной и физической культуре и здоровье. Фиксация изображения и звука позволит лучше контролировать процессы обучения, воспитания и отдыха, позволит объективно оценивать и принимать решения. Наличие постоянного контроля увеличит ответственность, как учителей, так и учеников. Именно в школе полезно обкатывать и совершенствовать систему самоуправления и систему перекрёстного взаимного оценивания.

5. Пока нет возможности для постоянной фиксации событий и траектории перемещений людей на территории России, остаётся возможность правонарушений и преступлений. Необходимо возможно большее распространение фиксирующего оборудования. Для этого необходимо стимулировать использование сотовых телефонов, постепенно вводить систему единого электронного документа, развивать систему электронных платежей. В дальнейшем все три функции нужно передать единому личному прибору.

6. При переходе к новым формам контроля и учёта людей, неизбежно столкновение с интересами тех, кто хочет по той или иной причине скрыть свою деятельность от общественного и государственного контроля, в силу привычек, недоверия к власти, верований или своекорыстных целей. Неизбежен конфликт с преступным миром, властными и финансовыми структурами, опасения и недоверие простых граждан. Поэтому эволюционный переход к новому обществу невероятен.

7. На первом этапе следует взять полный контроль над СМИ, чтобы прервать поток лжи, искажений и дезинформации, с изоляцией представителей и пропагандистов «демократических» завоеваний, "общечеловеческих" ценностей и "либеральных" свобод. Система запрета на профессии необходимы в средствах массовой информации, образовании, в последствии – в системе власти и управления, для людей, саботирующих преобразования или прямо мешающих их проведению.

8. Перед началом активной фазы преобразований необходимо введение чрезвычайного положения по всей стране. При достаточной решительности, сопротивление ожидается минимальным. Возможно, потребуется организация баз и лагерей для временной (до года) передержки протестующих и активно противодействующих. Не допустимо размещение людей, случайно нарушивших закон и порядок с криминальными элементами, исполнителей с руководителями, просто запутавшихся с откровенными врагами.

9. Во время переходного периода необходима полная ликвидация преступности во всех её проявлениях. Для этого необходимо перейти на иные методы дознания. Нахождение и подтверждение в суде доказательной базы должно обеспечиваться не только и не столько сбором улик и доказательств, но привлечением методов медикаментозных, психологических и технических. В самом начале, в связи с предвзятостью и ангажированностью судов, их следует попросту распустить, одновременно усилив третейские и арбитражные суды, полностью открыв их для общественного контроля через Интернет и другие общедоступные средства информации. Сразу, после введения чрезвычайного положения, ввести военные трибуналы. Невозможно проводить сколь ни будь значимых расследований и судебных дел без всестороннего ознакомления и всестороннего открытого обсуждения с общественностью. Необходим полный роспуск адвокатуры. Защита граждан не может быть профессиональной, подача заявлений в суд не может быть формализована. Полная и обязательная открытость процессов является непременным условием объективности судов. Прокуратуры и следственные органы МВД необходимо слить и с их помощью произвести санацию общества, изолировав от него всех рецидивистов и их покровителей. В этих ведомствах давно есть вся возможная информация по этому поводу. После этого распустить эти структуры, временно усилив ими органы юстиции и отчасти армию. Одновременно с этим подготовить новые кадры правоохранительных органов с опорой на общественное мнение и прямое гражданское управление. С опорой на Государственную Безопасность начать формирование контрольно–ревизионных, информационных и новых судебных структур. Передать функцию охраны порядка, скорой помощи, спасения при чрезвычайных ситуациях службе Спасателей, преобразовав и слив службу Ч.С., пожарных, скорую медицинскую помощь, автоинспекцию, гражданскую оборону и другие необходимые подразделения.

10. Одновременно с этим готовить народные дружины, постепенно замещая ими войска МВД, саму же милицию ориентировать на функцию армейскую, силовую. Армию переводить на контрактную основу немедленно. Призыв постепенно использовать для посвящения в граждане страны, сделав его обязательным для всех граждан страны без исключения.

11. Рецидивистов необходимо размещать раздельно по их значимости и опасности.

12. Необходимо организовать максимально возможную трудовую занятость в местах заключения, постепенно предоставляя лагерям и колониям хозяйственную и социальную самостоятельность, придавая им статус резерваций и выделенных территорий. С помощью психологов и учителей возвратить в общество тех рецидивистов, которые реально хотят стать социально полезными для страны и общества. Освобождение общества от преступности даст необходимый кредит доверия реформаторам, одновременно лишив оппозицию опоры.

13. Физическая невозможность воспользоваться чужой собственностью, неотвратимость наказания, приведет к полному отмиранию всех видов умышленных преступлений и использования чужого труда в своекорыстных целях, что, в свою очередь, будет способствовать резкому сокращению базы преступности и бессмысленности правонарушений

14. Понятия о законе и порядке в новом гражданском ранговом обществе несколько отличаются от прежних положений:

– Понятие правонарушения.

Гражданин обязан соблюдать права и свободы других граждан и общества в целом, не может препятствовать им в выполнении своих обязанностей. Нарушение этого ведет к умалению гражданских прав, в той мере, насколько серьёзным и с какими последствиями было это нарушение. Представление о нарушении дают органы правопорядка по материалам расследования, решение принимает община (коллектив), граждане района, области, региона или даже страны, в зависимости от общественной значимости вопроса. При несогласии органов следствия и правопорядка или спорности решения общины (то есть менее 2/3 голосов), возможно рассмотрение случая не референдуме более высокого уровня.

– Понятие преступления.

Гражданин, умышленно совершивший насилие, посягнувший на жизнь, физическое или психологическое здоровье, собственность (личную или общественную) или самовольно препятствующий нормальному функционированию институтов власти, управления и хозяйствования, поражается в гражданских правах. Решение о понижении ранга (лишении или приостановке гражданства) принимается той общиной, которая отвечает за данного гражданина, а при спорных или общезначимых случаях, общественным мнением сколь угодно высокого уровня, вплоть до всеобщего референдума. Повторное умышленное преступление приводит к приостановлению или прекращению гражданства.

– Понятие расследования.

Следственные и правоохранительные органы должны по собственному почину или по сигналам граждан и информационных (иных) служб, провести расследование по подозрению или факту правонарушения (преступления). Расследование должно быть гласным, открытым и контролироваться общественностью. Все граждане обязаны сотрудничать и всячески помогать расследованию. Органы следствия должны привлекать необходимых специалистов и оборудование для выяснения правды. Невозможно применение методов болевого и (или) травматического воздействия (пытки), но рекомендованы психологические, медикаментозные и приборные методы опросов и следствия.

– Понятие наказания.

Для гражданина возможен лишь один вид наказания – понижение авторитета (ранга), вплоть до приостановления или даже лишения гражданства. Лишение и (или) ограничение гражданина в правах, свободах, препятствование в реализации обязанностей полностью исключено.

Для человека, не имеющего гражданства, гражданина другой страны и человека, лишенного гражданства предусматриваются индивидуальные и стандартные договора временного проживания или пребывания на территории России.

Невозможно применение физического или психологического воздействия в качестве наказания. Смертная казнь категорически запрещена.

Человек, чьё пребывание на территории России признано невозможным, принудительно переселяется в соответствующую резервацию или, при наличии согласия, депортируется в любую другую страну.

– Понятие резервации.

Гражданское общество России организует на своей территории резервации и поселения для размещения и проживания там лиц, объединенных наиболее близкими культурными и социальными традициями и пристрастиями, не согласных принять общепринятый образ жизни, а также людей, ведущих антиобщественный образ жизни. Государство и общество помогает наладить в резервациях трудовую деятельность, но не вмешивается в самоуправление. Кроме этого имеются резервации для проживания и занятий традиционными промыслами и ремёслами народностей, исконно проживающих на территории России. Резервации должны служить воспитательным, образовательным пособием и примером для молодых граждан страны. Поэтому должно поощряться проведение ознакомительных экскурсий и осмотров, при непременном обеспечении всех возможных мер безопасности.

– Понятие границ.

Пересечение границ государства, выделенных территорий и резерваций возможно лишь в местах переходов, при наличии договоров проживания или пребывания, при непрерывном ношении устройств, идентифицирующих личность и отслеживающий место пребывания в режиме реального времени. При отсутствии видео – аудио контроля, компетентные органы вправе применять общие методы дознания. Лица, пребывающие на территории не правомерно, не могут рассчитывать на защиту общества и государства, а при агрессивном или общественно опасном поведении рискуют жизнью.

15. Террористические формы борьбы следует преодолевать через показательное уничтожение всех, кто знал о подготовке теракта и не предупредил правоохранительные органы, включая родственников и знакомых. В дальнейшем, при сокращении и уменьшении социальной опасности, можно ограничиваться помещением в резервацию или депортацией всех прямо или косвенно причастных к теракту.

В итоге останутся преступления, связанные с невоздержанностью, халатностью. Преступлениями и правонарушениями, связанными с психическими отклонениями, должны заниматься соответствующие службы, алкоголь и наркотические и психотропные средства не должны быть доступны тем, кто может их применить во вред себе или окружающим.

16. В переходный период изменяются функции и задачи органов информации. Следует решительно пресечь все возможные попытки пропаганды и рекламы, то есть искаженной, предвзятой или односторонней информации. Любая попытка навязывания своего мнения средствами массовой информации, должны немедленно пресекаться контрольно-ревизионными органами с немедленной дисквалификацией виновных. Недопустимо для репортёров и корреспондентов высказывание мнения без ссылки на общий расклад сил и мнений в обществе. При ссылке на мнение специалистов, консультантов или экспертов необходимо давать возможность высказывания всем заинтересованным сторонам, а при невозможности этого, предоставлять в последствии тот же формат выступления (другой формы доведения информации), что и тот, в котором не имел возможность участвовать оппонент. Любые мало-мальски важные проблемы необходимо поднимать исключительно при возможности максимально широкого обсуждения общественностью.

17. По мере возникновения технической возможности, необходимо снабдить каждого гражданина, а в последствии всех людей, пребывающих на территории России личным индивидуальным прибором со следующими функциями:

– коммуникации и связи;

– для точной фиксации места пребывания, с записью траектории движения носителя;

– идентификации, с функцией, не позволяющей использование личного прибора другими лицами;

– единого и единственного универсального документа;

– единого и единственного платёжного средства;

– контроля самочувствия и здоровья, с автоматическим и ручным вызовом необходимых экстренных служб;

– записи изображения и звука с передачей и дублирующей записи информации во внешних записывающих устройствах;

С помощью прибора также нужно использовать своё право и обязанность участия в общественной жизни. Именно с помощью прибора и компьютера необходимо участвовать в опросах, обсуждениях, референдумах, то есть участвовать в общественной жизни страны. Необходимо полностью исключить возможность несанкционированного доступа к частной информации и фальсификации результатов опросов и иных процедур жизни общества. Любая попытка искажения или подмены голосов (мнения) граждан, или попытка создания условий для этого, приводит к немедленному лишению (в отдельных случаях приостановке) гражданства, с лишением какого бы то ни было доступа к компьютерным сетям.

18. Армия состоит из двух частей. Части постоянной готовности, скомплектованные на профессиональной основе, работают, учатся и тренируются точно так же, что и гражданские специалисты, кроме периода учений, маневров и участия в военных действиях. Военные принимают решения и выдвигают предложения по службе стандартным образом. Исключением является положение о тревоге (выполнение служебного задания), боевых действиях и чрезвычайной ситуации. При этих положениях, самоуправление уступает место единоначалию. Командир, вводящий эти положения, лично отвечает за обоснованность, необходимость и своевременность введения и отмены этих положений. Части постоянной готовности формируются из призывников на добровольной основе. Призыв используется для набора в действующую армию и флот. Призыв и обучение длятся 6 месяцев. Призывники занимаются обучением Гражданской обороне, оказанию неотложной помощи, военному делу, самообороне. Все хозяйственные работы выполняются исключительно гражданскими лицами, если это не связано с профессиональным обучением. Только состояние войны или чрезвычайной ситуации позволяет привлекать ранее обученный резерв в регулярные войска. Призывники к военным и другим профессиональным действиям не допускаются в любом случае.

19. Призыв используется не только для обучения военному делу, ознакомления с различными воинскими профессиями и дисциплинами, но и для политической, морально – этической подготовки, социальному сращиванию граждан. Призыв служит своего рода преддверием, инициацией для принятия полноценного, ответственного гражданства, инструментом сплачивания и консолидации общества. Со временем станет не возможным стать гражданином не пройдя Призыв и не приняв Присягу верности Родине.

20. После преодоления внутреннего кризиса роста и уменьшения внешней угрозы, армия должна взять на себя функцию развлечения, спорта, должна канализировать азарт и увлечения общества, одновременно поднимая подготовку и тренированность во всех родах войск, вбирая в себя и нейтрализуя внутреннюю агрессию, накапливающуюся в обществе. Вне армии спорт и все виды зрелищных спортивных соревнований не должны иметь поддержки. В гражданской жизни должна пропагандироваться физическая культура, но не в форме соперничества и азарта, а в форме здравоохранения и улучшения качества жизни. Игровые формы развития должны ограничиваться самими участниками.

21. Регулярные военные соревнования позволят без внешней и внутренней угрозы непрерывно совершенствовать вооруженные силы, а те, в свою очередь потянут за собой гражданские отрасли промышленности и народного хозяйства. Невозможность надолго засекречивать изобретения, решения и вообще что-либо, будут вести к стимуляции инноваций в промышленности, к росту производства и всех отраслей хозяйства, к развитию науки, систем образования. А регулярные смены, перемешивание противоборствующих сторон после соревнований (учений), не приведет к реальному и даже виртуальному расколу внутри общества, к росту напряженности внутри него, как это нередко происходило в спорте.

22. В силовой блок страны включается также Пограничная Стража, занимающаяся охраной границ страны и некоторых резерваций, население которых опасно для граждан. Кроме этого, в него входит Регулярная Стража, входящая в состав службы Государственной Безопасности. Набираясь в Призыв или переходя из других служб, они занимаются охраной границ России, резерваций, выделенных поселений и территорий. Регулярная стража используется также по запросам других служб и ведомств, в случае необходимости.

При возникновении пограничных и иных конфликтов и недоразумений, стража должна иметь возможность купировать их, по возможности не привлекая регулярные войска постоянной готовности. Если это необходимо, возможна организация пограничной демилитаризованной полосы или зоны за счёт территорий агрессивной стороны.

23. Внешняя политика, как таковая должна отмереть. Открытость, лаконичность, последовательность, резкое сокращение внешней торговли и, как следствие межгосударственных связей, оставит в сфере политики информационно-уведомительную часть. Информационная доступность должна быть строго двусторонней, равноправной и равнозначной. Резкое сокращение и ограничение секретности, открытость всех сторон жизни общества должны способствовать минимизации межгосударственных конфликтов и недоразумений.

24. Внешняя торговля свёртывается. Расширяется список товаров, запрещённых к вывозу, вместе со списком, запрещенных к ввозу. Начинать надо с запрета ввоза и вывоза товаров военного и смежного использования, высокотехнологичного оборудования. Восстановив или наладив вновь производство необходимых товаров внутри страны, следующим шагом должен стать запрет на вывоз не возобновляемых сырьевых ресурсов и энергии. Полностью обеспечить продовольственную безопасность, путём 20-30% превышения производства сельскохозяйственной продукции, по сравнению с её возможным максимальным потреблением. В итоге, внешняя торговля ограничится торговлей сельскохозяйственной продукцией ниже её себестоимости (в пределах излишков, накопившихся в стране), продукции лёгкой промышленности и деревообработки и по мере необходимости другими продуктами и товарами, преимущественно высокой степени переработки. Необходимыми для ввоза являются экзотические, тропические и субтропические продукты, другие продукты и товары сельскохозяйственного и декоративно – прикладного характера, не имеющие стратегического характера, производство которых внутри страны или затруднительно, или не имеет смысла. Все необходимое, в объёмах, достаточных или превосходящих достаточное количество, должно производиться внутри страны. Только таким образом можно обеспечить внутреннюю и внешнюю безопасность.

25. Воспитание детей, их образование и развитие должно стать не декларативным, а реальным приоритетом жизни страны и общества. Старая шаблонная система образования, основанная на вере в авторитеты, на механическом заучивании и повторении, должна постепенно уступить место системе развития сознания, разума и интеллекта. Этого можно добиться, во-первых – организацией обратной связи между учителем и учеником. Постоянное отслеживание взаимоотношений учеников, учителей, вместе с объективными оценками знания и всеобъемлющего тестирования уровня знаний, интеллекта, скорости реакции и возможности усвоения материала, даст возможность дифференцированного подхода к каждому ребёнку. Во-вторых – привлечение к воспитанию и преподаванию в дошкольных учреждениях, начальной и общеобразовательной (но не высшей) школах пожилых высокообразованных граждан с высоким авторитетом. Этим обеспечивается занятость для высокообразованных граждан пожилого возраста, даст им реализовать себя. После достижения гражданами 60 лет, они по закону не имют права занимать руководящие должности. Таким образом, наука, производство, народное хозяйство будет насыщаться свежими кадрами, с новыми планами, идеями, новым видением перспективы. Так удастся избежать застойных явлений и, одновременно, реализовать возможности, способности, таланты пожилых граждан. Профессиональное и высшее образование, наоборот, необходимо комплектовать молодыми гражданами, чтобы обеспечить быстрое развитие, освоение новых идей и мыслей. И везде, жизненно необходима организация перекрёстного опроса, системы тестов, контрольных заданий и других проверок знаний, качества, скорости и количества их усвоения для обучения в оптимальном режиме, в оптимальном окружении. Кроме того, это необходимо для определения профессиональной и психологической пригодности учителей и воспитателей.

26. Первоначально, стимуляция деторождения и укрепления семьи должна отражаться на материальных, гражданских и общественных условиях жизни граждан, иными словами, отражаться на ранге, либо движению внутри него. Дети должны улучшать уровень жизни, возможности самореализации. Обучение родителей основам педагогики, организация дошкольного образования с содержанием детей в школах – пятидневках, детских садах и интернатах сначала недельного пребывания, затем четвертного. Постепенно, с ростом авторитета и значимости воспитания и образования вне семьи, значимость семьи, как ячейки общества будет падать. Этому в огромной степени способствует запрет на любые формы наследования. Семья останется, как свободный союз людей, не отягощенный материальной ответственностью перед детьми, так как основную ответственность за материальное содержание, воспитание и всестороннее образование возьмёт на себя государство и общество. Воспитание будущих граждан страны могут осуществлять исключительно граждане России.

27. Постоянная перекрестная само и взаимная оценка граждан с неизбежностью приведут к росту самосознания и ответственности. Одновременно, с установкой и развитием эффективных обратных связей в обществе, реализации реального самоуправления и всеобъемлющего взаимоконтроля, будет пропадать необходимость общественного объединения граждан по вере, социальным, профессиональным или политическим интересам. Необходимость в партиях и объединениях исчезнет практически сразу, а вот у религиозных объединений слишком большая инерция. Только через поколения необходимость в вере сменится необходимостью в знании. Поэтому необходимо крайне осторожно, в союзе с самими религиозными направлениями и их служителями, вести борьбу с экстремистскими проявлениями, связанными с верой и фанатизмом, обличая их, как террористические, экстремистские, преступные. Необходимо полностью изолировать или депортировать, а при агрессивном поведении и истреблять разносчиков, пропагандистов расовой, религиозной и националистической идеологии во всех ее проявлениях, приравнивая к террористам. С развитием нравственности, образованности, самосознания и самодостаточности общества и его граждан вопросы веры, экстремизма, фанатизма перестают быть актуальны, и будут интересовать только историков и психиатров.

28. В переходный период, а еще лучше до него, необходимо организовать всеобщую компьютерную грамотность, обеспечить доступ в Интернет или аналогичную структуру с возможностью обеспечения нужд коммуникации и связи, развлечений. Жизненно необходим ввод в повседневную потребность опросов населения, полный переход на электронный способ голосования, а потом и поимённых опросов и референдумов. Необходимо придать этим опросам решающее значение, сначала на местном уровне, постепенно поднимаясь до общегосударственного. Последовательно идти к тому, чтобы сделать такие опросы и обсуждения обязательными, они должны иметь непосредственное, прямое действие. То есть превратить руководство на местах, а затем, на всё более высоком уровне, в координаторов, занимающихся согласованием общественных интересов и напрямую зависящих от мнения граждан. Мнения, желания, устремления граждан должны быть первичными и определяющими во всех сферах жизни.


Проект Основного закона – Устава России.


Текст.


Мы, многонациональный народ России, соединенные общей судьбой на своей земле, устанавливая права и обязанности людей, утверждая и укрепляя единство этики, морали и культуры, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, суверенитет России, чтя память предков, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и грядущими поколениями, принимаем Закон России.


Глава 1. Основы государственности.


Статья 1.


1. Россия – страна прямого и непосредственного самоуправления, с ранговым делением общества.

2. Носителем суверенитета, единственным источником и носителем власти в России являются ее граждане.

3. Граждане осуществляют свою власть непосредственно через обязательное участие в общественной жизни.

4. Оперативное управление осуществляется через государственные и местные органы власти.

5. Никто не может присваивать власть. Попытка узурпации власти или присвоения властных полномочий приводит к немедленному лишению гражданства.

Статья 2.

1. Основной Закон России является единственным законом прямого действия и распространяется на всю территорию России.

2. Правила, уставы, установления, уложения, порядки и договора, в том числе международные, не могут противоречить Основному Закону и находятся в подчиненном положении к последнему.

3. Основной Закон принимается и изменяется квалифицированным большинством граждан России.

4. Любые правовые акты, затрагивающие интересы граждан, должны доводиться до их сведения, быть понятными и доступными.

Статья 3.

1. Устройство России основано на ее государственной целостности, единстве языка и культуры.

2. Гражданство России приобретается исходя из единства культуры, этики и морали по праву рождения и ходатайству граждан.

3. Гражданство может быть утеряно или приостановлено из-за антиобщественного поведения, несоответствия общепринятым нормам морали, этики, по собственному желанию, нежеланию принимать участие в жизни общества. Решение о приостановке или лишении гражданства принимается квалифицированным большинством граждан, находящихся в сфере общения с данным лицом.

4. Каждый гражданин России обладает на ее территории правами и имеет обязанности в соответствии со своим рангом.

5. Россия, государство с выборной политической и хозяйственной властью на местах и последовательно представительной высшей властью, с прямым отзывом руководителя любого уровня по результатам рейтинга.

Статья 4.

1. Россия социальное государство, обеспечивающее достойную жизнь, гармоничное развитие и образование её граждан.

2. В России охраняются труд и здоровье граждан, устанавливается и поддерживается уровень потребления, проживания, услуг в соответствии с рангом, обеспечивается поддержка материнства, детства и нетрудоспособных граждан.

3. Гражданам России государство гарантирует право на жилище, воспитание, образование, работу, отдых. Государство обеспечивает свободу выбора места жительства (учебы, работы), свободу передвижения.

4. Государство обеспечивает равный доступ всех своих граждан к жизненно важным услугам, товарам и продуктам. Дискриминация по любому признаку недопустима.

5. Различие в обеспечении, в зависимости от ранга, состоит исключительно в качестве, а не в функции предоставляемых услуг, товарах, продуктах.

Статья 5.

1. В России граждане непосредственно и солидарно владеют, распоряжаются и пользуются собственностью, исключая личную собственность потребления.

2. Властным органам граждане делегируют возможность распоряжения и управления собственностью под полным, непрерывным и перекрёстным контролем гражданского общества.

3. Земля и другие природные ресурсы находятся в гражданской солидарной собственности.

4. Не возобновляемые природные ресурсы и товары, признанные стратегическими запрещены к вывозу с территории России.

Статья 6.

1. Государственную власть в качестве оперативного управления осуществляют независимые друг от друга политическая, хозяйственная, арбитражная (судебная), контрольно-ревизионная и информационная ветви власти при постоянном и непосредственном участии заинтересованных граждан.

2. Представляют государственную власть Глава Верховного Совета России, Правительство России, Суды России, Контрольно-ревизионный Совет, Информационный Совет.

3. Основой и началом представительства граждан стран во власти является местное выборное самоуправление во всех сферах жизнедеятельности государства.

4. Государственные и гражданские структуры обеспечивают непрерывный мониторинг доверия граждан к руководителям всех рангов. Снятие руководителей со своих постов происходит автоматически, при понижения доверия ниже 50%.

Статья 7.

1. Россия – светское государство. Никакая религия или идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. В России признается идеологическое и религиозное многообразие.

3. Запрещается создание и деятельность общественных и религиозных объединений цели или деятельность, которых направлена на насильственное изменение, искажение Основного Закона, подрыв безопасности и целостности страны, разжигание социальной, религиозной, национальной розни, нарушение культурной общности граждан России.

Глава 2. Права и обязанности человека.


Статья 8.


1. В России признаются и гарантируются обязанности, права и свободы человека и гражданина.

2. Гражданин обязан принимать посильное участие в жизни страны.

3. Права и свободы не должны нарушать прав и свобод других граждан или общества в целом, а также не должны вступать в противоречие с обязанностями граждан.

4. Права, свободы и обязанности граждан, их интересы являются определяющими и главенствующими в жизни государства. Именно учет и выполнение стремлений и потребностей общества в целом и каждого гражданина в отдельности составляет смысл и цель объединения граждан в государство.

5. Государство гарантирует права и свободы гражданина в соответствии с его рангом и накладывает на него соответствующие обязанности.

Статья 9.

1. Каждый имеет право на жизнь. Никто, ни государство, ни общество, ни человек не вправе покушаться на жизнь гражданина.

2. Достоинство и интересы гражданина приоритетны на территории России.

3. Гражданин может обеспечивать свои права и интересы, если это не мешает другим людям и обществу в целом, не препятствует выполнению обязанностей. Государство обеспечивает баланс прав и обязанностей своих граждан.

Статья10.

1. Гражданин не может быть подвергнут насилию или унижению, лишен свободы выбора места жительства, работы, учебы, передвижения и других неотъемлемых прав и свобод.

2. Наказания при правонарушениях определяются по составу преступления, должны быть соразмерны правонарушению и, налагаться только, если исчерпана возможность понижения ранга.

3. После лишения гражданства или его приостановки, при антиобщественном поведении человека, он, как правило, депортируется или помещается в соответствующую резервацию.

Статья 11.

1. Каждый гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

2. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни гражданина без его согласия не допускается и наказывается понижением ранга, приостановкой или лишением гражданства, в зависимости от тяжести проступка.

Статья 12.

1. Граждане, организации, объединения, ветви власти и органы управления обязаны предоставлять возможность ознакомления с документами, материалами, предоставлять исчерпывающую информацию обо всем, что непосредственно затрагивает права, свободы или входит в круг обязанностей граждан.

2. Для обеспечения доступности и достаточности информации следует пользоваться любыми методами и средствами, в том числе техническими. Вся общественно значимая информация должна быть полностью доступна для всеобщего пользования и всестороннего ознакомления.

3. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, устанавливаются компетентными и (или) заинтересованными лицами, утверждается гласно и открыто. Государственная тайна не может устанавливаться на срок более 5 лет, с не более одним продлением.

4. После окончания срока действия режима государственной тайны, вся информация предоставляется общественности в полном объёме. Утаивание или уничтожение информации приводит к автоматическому лишению гражданства всех отвечающих за нее лиц.

Статья 13.

1. Каждому гражданину гарантируется свобода мысли, слова, совести, вероисповедания.

Никто не может быть принужден к выражению своих убеждений, мнений и воззрений или отказу от них.

2. Никто не может навязывать свои убеждения, мнения и воззрения.

3. Каждый гражданин отвечает за достоверность и честность распространяемой им информации. Не допускается выпуск и распространение обезличенной информации.

4. Не допускается распространение информации, способствующей возбуждению социальной, расовой, национальной, религиозной и иной ненависти и вражды.

Статья 14.

1. Каждый имеет право на инициативу создания объединений, союзов, организаций.

2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или к пребыванию в нем.

3. Граждане России имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования, если это не затрагивает прав и свобод других граждан.

Статья 15.

1. Граждане России обязаны принимать участие в управлении государством непосредственно.

2. Неучастие в опросах, обсуждениях, референдумах и других общественных мероприятиях без уважительных причин, может привести к понижению в ранге, приостановке или потере гражданства.

3. Проводится постоянное отслеживание общественного мнения о профессиональной пригодности и социальной совместимости граждан.

4. Каждый гражданин имеет право поставить вопрос о досрочной проверке доверия, как к себе, так и к любому другому гражданину.

5. Лица, выдвигающие на руководящие посты, несут личную ответственность за тех, кого они выдвигают.

Статья 16.

1. За гражданином признаётся право на владение и использование вещами личного пользования.

2. Вещи долговременного пользования, услуги и жизненные удобства, возможность проживания, проведения досуга и отдыха предоставляются согласно рангу гражданина.

3. Наследование и протекция по родству не допускается.

4. Ранги присваиваются гласно, открыто. Движение внутри ранга, в виде таблиц и графиков постоянно доступно и является основным стимулом личного прогресса и совершенствования.

Статья 17.

1. Каждый гражданин имеет право и обязанность трудиться.

2. Каждый гражданин может свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

3. Общество должно способствовать максимальному раскрытию способностей и талантов человека, но не вправе навязывать ему своё мнение.

4. Государство обязано обеспечить безопасность труда, его эффективность.

Статья 18.

1. Гражданин России имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

2. Государство и общество обязано предоставить гражданину соответствующее его рангу жилище.

3. Государство стремится к постоянному улучшению жилищных условий, в которых проживают граждане.

Статья 19.

1. Гражданам гарантируется социальное обеспечение, согласно его рангу и статусу, а также в случае болезни, потери или ограничения трудоспособности, для рождения и воспитания детей.

2. Материнство и детство находятся под защитой государства.

3. Каждый гражданин обязан сохранять и поддерживать своё здоровье, имеет право на медицинскую помощь и охрану здоровья.

4. Государство обязано оказать возможную медицинскую помощь, предоставить возможность восстановления и поддержания здоровья, развития физической культуры, поощрять развитие досуга и отдыха, способствовать экологическому благополучию страны.

Статья 20.

1. Каждый гражданин имеет право на образование.

2. Гарантируется общедоступность образования любого уровня в соответствии со способностями и наклонностями человека.

3. Государство и общество обеспечивает общее и специальное образование и самообразование исходя из потребности общества, наклонностей и желаний граждан.

4. Принуждение в вопросе получения образования недопустимо.

5. Гарантируется свобода и налагается ответственность на литературное, художественное, научное и другие виды творчества.

6. Гарантируется доступность культурных, научных и иных ценностей, приветствуется участие граждан в культурной жизни страны.

Статья 21.

1. Гражданам России гарантируется защита прав, интересов и свобод. Запрещается ограничивать или лишать гражданина свободы.

2. Решения и действия (или бездействие) ветвей власти, организаций и отдельных граждан, могут быть оспорены в арбитраже (суде) и (или) разрешёны через публичную форму в виде общественных опросов всех уровней.

3. Обвинения в преступлениях и серьёзных проступках рассматриваются с обязательным привлечением общества, причём решение принимаются незаинтересованными гражданами, а заинтересованные лишь информируют об известных им фактах и чувствах, которые они испытывают.

4. Спорные вопросы, разночтения в показаниях разрешаются применением специальных методов: полиграфов, медикаментозных и других, но только при непосредственном и прямом общественном контроле, если иные методы исчерпаны.

5. Умышленное утаивание общественно значимой информации, прямой обман приводит к приостановке или прекращению гражданства.

Статья 22.

1. Гражданин обязан соблюдать общепринятые нормы и правила, учитывать и принимать устоявшуюся этику и мораль.

2. Гражданин обязан активно сотрудничать с компетентными органами и службами в расследовании преступлений или правонарушений. Сокрытие правонарушений и, тем более преступлений аморально и недопустимо.

3. Службы расследования и органы дознания постоянно и непосредственно контролируются обществом с привлечением информационных служб и контрольных органов. Засекречивание информации о расследовании запрещено.

Статья 23.

1. Каждый должен сохранять и улучшать природу и окружающую среду, по мере своих способностей и сил способствовать процветанию Родины.

2. Защита Родины является долгом и обязанностью гражданина России.

3. Измена карается немедленным лишением гражданства и принудительной депортацией.

Статья 24.

1. Гражданин России не может быть насильственно выдворен с её территории.

2. Гражданин России не может быть гражданином другой страны.

3. Россия гарантирует своим гражданам всю возможную защиту за её пределами.

Статья 25.

1. Граждане других государств и лица без гражданства имеют права и облагаются обязанностями в соответствии с межгосударственными, коллективными и (или) персональными договорами, декларациями или другими нормативными актами правового характера, определяющими нормы и правила пребывания, проживания и трудовой деятельности на территории России.

2. Граждане других государств и лица без гражданства не могут принимать решающее участие в жизни России, не имеют право занимать руководящие должности, ограничены в трудовой деятельности, не имеют право принимать участие в воспитательном и образовательном процессе.

3. Все перемещения и деятельность людей без гражданства и граждан других государств должны фиксироваться так же, как и граждан России, для чего им должны быть выданы приборы временной идентификации, ношение которых обязательно.

4. На территории России граждане других государств и лица без гражданства действуют согласно международным, личным или коллективным договорам и соглашениям о порядке пребывания на территории страны. Нарушение соглашения приводит к немедленной депортации или помещению в резервацию (приравненную территорию).

Глава 3. Государственное устройство России.

Статья 26.

1. Россия является унитарным государством с прямым гражданским правлением, с выборной формой оперативного управления и хозяйства первичного звена, и представительской формой с возможностью прямого отзыва, в среднем, высшем и верховном звене.

2. Россия подразделяется на регионы, регионы на районы и районы на округа (общины, коллективы, союзы, объединения и др.). Из округов складываются хозяйственные, социальные, производственные, природные и другие хозяйственные объекты.

3. Принятие в состав России земель и территорий, а также исключение их, осуществляется путём всеобщего референдума. Решение признается вступившим в силу при принятии квалифицированным большинством граждан страны (не менее 75%).

4. Границы территориальных и хозяйственных образований России условны и определяются решениями граждан, договоренностями или по умолчанию.

5. Государство вправе, с согласия местного населения, выделять резервации и территории для проживания или содержания людей, не являющимися гражданами страны, для занятия исконными промыслами и занятиями коренных народностей по их желанию, определять границы хозяйственных и других территорий и зон.

Статья 27.

1. Округа и первичные хозяйственные, управленческие и другие структуры и объединения имеют выборное руководство.

2. Рейтинг руководителей первичного звена отслеживается постоянно, но не реже 1-го раза в год происходит публичное и открытое обсуждение и всесторонняя оценка работы руководителей и их официальное переизбрание.

3. Все последующие звенья оперативного управления последовательно выбираются на профессиональной основе. Так, руководители районного уровня выдвигаются, избираются и утверждаются руководителями общин, трудовых и других коллективов и объединений, то есть руководителями первичного звена. Руководители регионального уровня, в свою очередь выдвигаются, избираются и утверждаются руководителями районного. Верховный Совет образуют руководители территорий, хозяйственных, силовых, контрольных, информационных, арбитражных и иных структур общероссийского уровня. Он выдвигается, избирается и утверждается руководством регионального уровня. Верховный Совет выбирает Главу, который является верховным координатором и Государем России.

4. Лица выдвигающие, назначающие и утверждающие руководство лично ответственны за тех, кого они рекомендуют и (или) утверждают. Обезличенное выдвижение кандидатов на руководящие должности любого уровня недопустимо.

5. Рейтинг среднего и высшего ветвей власти, структур управления и хозяйствования отслеживается постоянно, как и рейтинг первичного звена управления и, не реже одного раза в два года для среднего и одного раза в четыре года для высшего звена управления, происходит публичное и открытое обсуждение и оценка работы.

6. Решения руководства считаются легитимными при поддержке не менее 75% граждан. При меньшей поддержке, следует обратиться на более высокий уровень, и решать вопрос там. При невозможности разрешения противоречия, вопрос или откладывается, а если и это не возможно, решается по большинству голосов.

7. При снижении уровня доверия руководству любого уровня ниже 50%, следует немедленное снятие с поста с публичным выяснением причин.

Статья 28.

1. Государственным гражданским языком является русский язык.

2. Россия гарантирует всем народам, традиционно проживающим на её территории, право на сохранение, изучение и развитие родного языка, право и возможность занятия народными промыслами и традиционными ремёслами.

3. Территория России открыта для свободного перемещения граждан, товаров и услуг, культурных и материальных ценностей. Ограничения могут вводиться только для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, а также по решению граждан. Приоритет, как всегда отдаётся опросам (референдумам) более высокого уровня.

Статья 29.

1. Средством и единицей расчета хозяйственных, социальных и других общественно значимых и общегосударственных задач и процессов является безналичный рубль – условная единица трудозатрат.

2 Индивидуальным средством расчета является личный рубль. Денежные средства перечисляются на счет гражданина в зависимости от ранга. Разница денежного обеспечения между рангами не может быть больше, чем в 5 раз. Государство и общество стремится к последовательному росту благосостояния граждан, гарантирует обеспечение растущих материальных, интеллектуальных, духовных и иных потребностей граждан.

3. Система распределения для хозяйственной жизни страны и обеспечения её граждан принимается на период в пять лет общим обсуждением, с ежегодной коррекцией гласно и открыто.

4. Все граждане снабжаются и обеспечиваются пропорционально в зависимости от ранга. Исключено индивидуальное или корпоративное распределение, дискриминация по ведомственному, территориальному или иному принципу. При невозможности организации равного и свободного доступа к услугам, материальным и иным благам и возможностям, последние не могут выходить из стадии разработки или становления, и являться, чьей то исключительной привилегией.

Статья 30.

1. Законы, положения, правила, уставы и другие нормативные акты обсуждаются, принимаются, отменяются и изменяются на соответствующих референдумах по представлению компетентных лиц, коллективов или организаций. В обязательном порядке, авторы и инициаторы должны указываться поименно. Анонимность полностью исключена во всех общественно значимых вопросах.

2. Правовые и нормативные акты не могут противоречить друг другу, и имеют подчиненный характер. В случае противоречия между общегосударственными и региональными актами и решениями, приоритет отдаётся первым. И так дальше по нисходящей.

3. Международные правовые акты имеют подчинённый характер, по сравнению с общегосударственными актами России.

4. Приоритет отдаётся мнению большего числа граждан. При невозможности или спорности выбора, приоритет отдаётся более представительному собранию граждан. Высший приоритет имеет общегосударственный референдум (решение, опрос).

Глава 4. Система власти и хозяйствования.


Статья 31.


1. Местное самоуправление, территориальное и хозяйственное, осуществляется гражданами путём референдумов, выборов, других форм прямого волеизъявления граждан.

2. Изменение границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учётом мнения граждан, там проживающих, работающих, временно пребывающих.

3. Цели и задачи местному самоуправлению задают высшие органы власти, согласно тенденциям развития страны и общества.

4. Хозяйственное самоуправление осуществляется гражданами, заинтересованными в деятельности тех или иных хозяйственных структур, то есть проживающими в данной общине, работающие там, или использующие результаты труда коллективов, союзов и объединений.

5. Выдвижение, утверждение и снятие руководителей местного уровня происходит путем местной инициативы. При невозможности выдвижения или его спорности, возможны рекомендации и предложения исходящие от вышестоящего руководства или служб.

6. Проводится постоянный опрос о соответствии занимаемой должности, как руководителей, так и подчинённых при каждом случае пересечения интересов граждан, с принятием решений, но не реже одного раза в год.

Статья 32.

1. Руководители местного самоуправления выдвигают, утверждают и снимают руководителей среднего звена на профессиональной основе. Вышестоящее руководство может предложить свои кандидатуры, но не вправе их навязывать.

2. Так же постоянно отслеживается уровень доверия граждан руководству среднего звена, но не реже одного раза в два года.

3. Руководителей высшего звена выдвигают, утверждают и снимают, таким же образом, но уровень доверия удостоверяется не реже одного раза в четыре года.

4. Руководители более высокого уровня не могут навязывать свое мнение по поводу кандидатур и представлений, а также хозяйственных и иных решений единолично или коллегиально, но могут инициировать более представительный опрос общественного мнения, чьё решение и будет определяющим.

5. Гражданин не может занимать руководящее место после достижения 60 лет.

Статья 33.

1. Глава Верховного Совета является Государем России.

2. Государь выдвигается, избирается и утверждается Верховным Советом.

3. Постоянно отслеживается общегосударственный уровень доверия. Полные полномочия по руководству, координации и оперативному управлению, президент приобретает при уровне поддержки не менее 75% всех граждан России. При меньшем уровне поддержки, следует выяснение причин и путей выхода из этой ситуации.

4. При потере 50% поддержки граждан страны, Государь снимается со своего поста немедленно, с открытым и гласным выяснением причин. При невозможности или спорности избрания нового главы государства (менее 75% голосов), следует всеобщий референдум о выборах временного Главы России.

5. Государем может быть только гражданин России, родившийся, воспитанный и получивший образование в России, имеющий высший ранг.

6. Президент имеет право и обязан инициировать опросы, референдумы и обсуждения любых уровней и подчинений.

Статья 34.

1. Оперативное руководство, возможно только с опорой на мнение граждан, так или иначе заинтересованных в вопросе. Решающее значение имеет решение референдума (опроса) более высокого уровня.

2. Безусловный приоритет имеют опросы, выявляющие квалифицированное большинство (более 75% участвующих граждан). При более спорном результате желательно или отложить решение, или провести уточняющий опрос о легитимности, действительности этого решения.

3. Гражданин может поставить на обсуждение местного уровня любой его интересующий вопрос, а также поставить его перед руководством любого уровня, а также перед информационными, контрольными и другими службами для инициации опроса более высокого уровня.

4. Руководители ставят на обсуждение общезначимые вопросы соответственно своему уровню. Так руководители обращаются к уровню им непосредственно подчиненному или обращаются к вышестоящему руководству для инициации более авторитетного опроса.

Статья 35.

1. Контрольно-ревизионные и экспертные службы обязаны ставить общественность в известность о результатах проверок, исследований и экспертиз, а также в свою очередь ставить на обсуждение вопросы, входящие в их компетенцию.

2. Информационные структуры в свою очередь должны не допускать пробелов в освещении жизни страны, всех её проблем, задач, успехов и неудач.

3. Однобокая, искажённая или предвзятая информация не допустима. Необходимо выявлять и предоставлять общественному мнению наиболее широкий круг мнений и суждений. Реклама и пропаганда запрещены.

4. Информационная доступность обязательна для всех структур и сфер общественной, социальной и хозяйственной жизни России. Введение государственной, корпоративной и общественной тайны, возможно, на срок не более 5-ти лет, с не более чем одним продлением, только с общественного согласия, после соответствующих опросов заинтересованных граждан.

5. Контрольно-ревизионные органы обязаны усилить внимание к недоступным для публичного и открытого контроля зонам.

Статья 36.

1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты Родины могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод граждан с указанием пределов и срока их действия.

2. Чрезвычайное положение на всей территории России или в её части могут вводиться, при наличии обстоятельств, на всеобщем референдуме, на срок не более 5-ти лет, с не более чем одним продлением, по представлению Государя, или большинства членов Верховного Совета.

3. Во время чрезвычайного положения Верховный Совет и его глава может приостанавливать самоуправление в отдельных регионах, напрямую или через своих представителей управлять ими.

4. Чрезвычайное положение считается досрочно оконченным по достижения целей его введения, а также при уменьшении рейтинга популярности руководства страны ниже 50%.

5. По окончании режима чрезвычайного положения следует отставка всего высшего руководства страны.

Глава 4.Контрольно – ревизионные, арбитражные и информационные службы.


Статья 37.


1. Контрольно – ревизионные службы независимы от других органов государства и имеют право обращаться напрямую к мнению граждан.

2. Первичные органы контрольно – ревизионной службы выбираются решением местных референдумов и опросов, также как хозяйственные и иные структуры и службы.

3. Выдвиженцы в контрольно – ревизионную службу проходят специальную подготовку для эффективной работы.

4. Совет ревизоров выбирает из своих рядов руководителя службы района, руководители районов выбирают руководителя области, руководители областей – руководителя региона и руководители регионов избирают своего главу.

5. Все выдвижения происходят на профессиональном уровне, должность должна соответствовать рангу.

Статья 38.

1. Контрольно – ревизионные службы по мере необходимости привлекают необходимых специалистов и соответствующие службы для проведения экспертиз и исследований, необходимых для работы или ставят вопрос о создании необходимых служб, при их отсутствии.

2. Контрольно – ревизионные службы информируют общественность и руководство о недостатках и преимуществах, выявленных в ходе проверок и исследований. При необходимости привлекаются информационные службы, судебные органы или силовые службы.

3. Вся деятельность контрольно – ревизионной службы находится под постоянным освещением информационной службы и оценивается гражданами.

4. Отзыв руководства контрольно – ревизионных органов происходит аналогично хозяйственным, политическим и иным органам, службам и структурам.

Статья 39.

1. Таким же образом формируется структуры судебной власти и информационных служб. Аналогично происходят выборы, утверждение и снятие с постов руководителей всех уровней. Все выдвижения и избрания происходят на профессиональной основе.

2. По мере необходимости привлекаются к работе граждане на постоянной и временной основе для работы в данных структурах.

3. Информационные службы обязаны максимально объективно освещать значимые события на всех уровнях, в свою очередь, привлекая специалистов и необходимые структуры.

Статья 40.

1. Судебные органы, при сомнении и спорности разбираемых вопросов обращается напрямую к заинтересованным и незаинтересованным гражданам.

2. Заинтересованные граждане делятся информацией и фактическим материалом по делу, не заинтересованные – высказывают свое мнение, которое и становится примером для последующих разбирательств. Прецедент всегда может быть пересмотрен по желанию заинтересованных сторон.

3. Пересмотр прецедента всегда происходит при непосредственном участии в опросе того же или большего числа граждан, что и при его возникновении.

4. Особо значимые дела рассматриваются в общероссийском опросе граждан.

5. Специализированная защита и обвинение не предусмотрены, объективность суда обеспечивается личными приборами, свидетельскими показаниями, специальными методами снижения волевого контроля (медикаментозными, приборными, гипнотическими) и возможностью пересмотра дела при появлении новых фактов и обстоятельств.

6. Физическое и психологическое воздействие для добывания доказательств и фактов у граждан (пытки) запрещены и приравнены к насилию. Запрещено лишение или ограничение прав и свобод, учинение препятствий по осуществлению обязанностей граждан России.

7. Незыблемых, неизменных законов не существует. Всё определяет гражданское чувство справедливости.

Статья 41.

1. Экономические условия деятельности, финансирование судебной, информационной и контрольно – ревизионных структур и служб происходит из государственного бюджета общим порядком.

2. Руководители информационной, судебной и контрольно – ревизионной служб образуют Совет Трёх, стоящий на страже соблюдения Основного закона всеми структурами государства, правильности и легитимности опросов и референдумов, контролирует руководящие органы и руководство страны через освещение их деятельности.

3. В свою очередь, деятельность информационной, судебной и контрольно – ревизионных служб контролируют службы силового блока страны и народный контроль.

4. Совет Трёх вправе инициировать референдумы (опросы) любого уровня.

Глава 5. Силовые службы.


Статья 42.


1. Силовой блок государства состоит из объединённой Армии и Флота, службы Спасателей и поддержания порядка, а также службы Государственной Безопасности.

2. Силовые службы обеспечивают защиту интересов Родины как внутри страны, так и за её пределами.

3. Предложения по сотрудничеству с силовыми структурами граждане получают во время Призыва. В качестве исключения предложения могут поступать и в другое время, но чаще всего они ограничены временным выполнением отдельных поручений.

4. Все силовые структуры полностью открыты гражданскому обществу и его институтам.

Секретность допустимо вводить на общих основаниях.

5. Силовые службы привлекают по мере необходимости другие службы и ведомства или отдельных граждан для сотрудничества.

Статья 43.

1. Командование силовых ведомств осуществляется аналогично другим ведомствам и службам.

2. Обсуждение, выдвижение и избрание командиров происходит на профессиональной основе, согласно волеизлиянию военнослужащих первичного звена. Старшие командиры выдвигаются решением младших.

3. Профессиональная пригодность командования определяется в ходе регулярных учений и проверок, а также повседневной практикой службы.

4. Как обычно необходима поддержка не менее 75% численного состава, поддержка меньшего числа граждан не может считаться полностью легитимной и требует обращения к независимым и незаинтересованным структурам и службам для разрешения противоречий и спорных случаев.

5. Командиры имеют полную власть над подчинёнными в условиях военного положения, состояния ведения военных действий (и приравненных обстоятельств), а также непосредственно при несении дежурства, в карауле и др. Граждане вправе потребовать полный отчёт о правомочности и допустимости действий силовых служб в любое время, по любому поводу.

Статья 44.

1. Призыв почетная и необходимая составляющая жизни гражданского общества.

Призыв проходят все граждане России. Во время призыва принимается клятва верности Родине.

2. Время Призыва определяется в 6 месяцев. Будущие граждане России учатся первичным навыкам обращения с современным оружием, основам гражданской обороны, практике оказания неотложной помощи, знакомятся с политикой, стратегией и тактикой страны.

3. После Призыва будущий гражданин принимает Присягу Родине, ему присваивается действующее гражданство 2-го действительного ранга.

Статья 45.

1. Силовые структуры подбирают кандидатов в свои ряды в основном во время призыва. Граждане, согласившиеся вступить в ряды вооружённых сил, спасателей или ГБ, берут на себя ответственность прослужить не менее 25 лет.

2. После подписания договора о работе, гражданин получает 3-й действующий ранг автоматически, вне зависимости от выслуги и личных качеств. В дальнейшем продвижение по рангам происходит обычным образом.

3. Досрочное прекращение службы приводит к автоматическому снятию досрочно присвоенного ранга.

4. Использование силовика для выполнения опасных или особо сложных и ответственных заданий возможно лишь после полного прохождения обучения и приобретения необходимых навыков и знаний.

5. Силовые службы по мере необходимости могут привлекаться для выполнения задач, необходимых другим ведомствам и службам.

Статья 46.

1. Функцией Армии и Флота России является постоянная готовность к защите Родины, стимуляция технической, научной мысли и потенциала страны.

2. Это достигается постоянным соперничеством и соревнованиями между отдельными подразделениями вооружённых сил страны, с проведением общих учений – соревнований каждые пять лет.

3. Положения о силовых службах отражены в ведомственных уставах и инструкциях, имеющих подчиненный по сравнению с опросами и референдумами характер и отражающими текущие цели и задачи, стоящие перед силовым блоком.

Статья 47.

1. Функцией Спасателей является поддержание порядка и справедливости в стране, обеспечение безопасности граждан от стихийных, техногенных и других чрезвычайных происшествий и бедствий, помощь в борьбе с пожарами и несчастными случаями, скорая медицинская и нравственно – психологическая помощь.

2. Спасатели готовят помощников и внештатных добровольных сотрудников из числа граждан и учащихся. Ведут разъяснительную работу, обучают оказанию первой помощи и спасению при чрезвычайных ситуациях.

3. Функцией Государственной Безопасности является охрана границ страны, резерваций и выделенных территорий, проведение разведывательных и контрразведывательных мероприятий как внутри страны, так и за её рубежами, в сотрудничестве с контрольно – ревизионными службами обеспечивать справедливость и спокойствие жизни страны, подбор руководящего и командного состава.

4. Все претенденты на руководящие должности среднего и высшего звена проходят многоступенчатую проверку профессиональной пригодности, высокой морали, этики и патриотизма. Все исследования на эту тему гласны и общедоступны. Руководит частью проверок Государственная Безопасность, совместно с контрольно – ревизионными и информационными службами.

Глава 6. Ранги и статусы.


Статья 48.


1. Россия страна, в которой граждане осуществляют свою власть, пользуются услугами и приобретают товары, согласно присвоенному им рангу.

2. Ранг присваивается гласно и открыто по заслугам, выслуге и другим личным достижениям.

3. Всего в России 7 рангов, из которых, первый ранг ученический (условный), со второго по шестой – действующий, седьмой – почетный.

4. Первый действительный ранг означает один голосующий голос и коэффициент потребления равный единице. Гражданину второго (первого действительного) ранга, общество и государство гарантирует отдельное комфортабельное жилище, необходимое и достаточное материальное снабжение, возможности обучения, работы и отдыха. Как правило, второй ранг присваивается после окончания первичного обучения и воспитания во время принятия присяги на Призыве.

5. Второй действительный ранг означает один голос, третий, четвёртый, пятый и шестой, соответственно два, три, четыре и пять голосов на референдумах, опросах, голосованиях. Соответственно улучшаются качество жизни и удобств. Коэффициент потребления от единицы до пяти. Последний седьмой действительный ранг присваивается за выдающиеся заслуги перед страной и обществом и является почётным. По значению он равен шестому действительному рангу но, как правило, сохраняется пожизненно. Назначается он на всеобщем референдуме.

Статья 49.

1. Между рангами идет распределение по статусу. Статус не дает преимуществ, но позволяет отслеживать тенденции к прогрессу или регрессу данного конкретного гражданина, позволяют вовремя скорректировать собственное поведение, обратится за помощью или сменить приоритеты и задачи, стоящие перед ним.

2. Увеличение статуса в данном ранге зависит от многих параметров. Это успехи в работе, учебе, соблюдение приличий и этики в жизни и общении. Учитываются особые заслуги перед обществом, выполнение опасных, тяжелых, малопривлекательных, но необходимых обществу и государству действий. Учитывается семейное и общественное положение гражданина.

3. Увеличение или уменьшение статуса, как и движение по рангам обеспечивает необходимые стимулы развития и движения вперёд гражданина, а вместе с ним и всего общества.

4. По достижении максимального статуса гражданину торжественно присваивается следующий ранг. Это решение утверждается соответствующим опросом граждан, с которыми постоянно или часто контактировал кандидат.


home | my bookshelf | | Перелом: Рассвет |     цвет текста